/ Language: Русский / Genre:love_sf,

Лиза Смит Дневники вампира9

ЛизаДжейн Смит

Зло никогда не умирает... Сбежав от ужасов Темного Измерения, Елена и ее друзья не могут дождаться, чтобы посетить Далкрестский колледж, красивый, покрытый плющом кампус, где встретились родители Елены. Жизнь со Стефаном никогда не была лучше, а когда рядом такие друзья как Бонни, Мередит и Мэтт, Елена знает, что это будет её самый лучший год в жизни. Даже Деймон будто искренне изменился и начал ладить со всеми. Но для Елены переезд из Феллс Черч не означает, что она оставила свое темное прошлое позади. Когда студенты начинают исчезать из городка, каждый новый знакомый вдруг становится потенциальным врагом. Паника быстро распространяется, и друзья изо всех сил пытаются защитить друг друга. А потом Елена узнает секрет, который скрывался долгое время и который потрясет её до глубины души, и осознает, что трагедия может быть неизбежной. Сможет ли Елена избежать предначертанное ей? И кто поймает её, если она упадет: Стефан или Деймон?

Дневники вампира – 9

Охотники: Лунная песня

Зло никогда не умирает... Сбежав от ужасов Темного Измерения, Елена и ее друзья не могут дождаться, чтобы посетить Далкрестский колледж, красивый, покрытый плющом кампус, где встретились родители Елены. Жизнь со Стефаном никогда не была лучше, а когда рядом такие друзья как Бонни, Мередит и Мэтт, Елена знает, что это будет её самый лучший год в жизни. Даже Деймон будто искренне изменился и начал ладить со всеми. Но для Елены переезд из Феллс Черч не означает, что она оставила свое темное прошлое позади. Когда студенты начинают исчезать из городка, каждый новый знакомый вдруг становится потенциальным врагом. Паника быстро распространяется, и друзья изо всех сил пытаются защитить друг друга. А потом Елена узнает секрет, который скрывался долгое время и который потрясет её до глубины души, и осознает, что трагедия может быть неизбежной. Сможет ли Елена избежать предначертанное ей? И кто поймает её, если она упадет: Стефан или Деймон?

Глава 1

«Дорогой Дневник. Я так напугана. Мое сердце колотится, во рту пересохло, и мои руки трясутся. Я пережила так много и осталась жива: вампиры, оборотни, призраки. Раньше я даже вообразить не могла, что это все может быть реальностью. А теперь я в ужасе. Почему? Просто потому что я покидаю дом. И я знаю, что это совершенно, безумно нелепо. Я с трудом покидаю дом, правда. Я еду в колледж, который находится всего лишь в нескольких часах езды от дорогого дома, где я жила с детства. Нет. Я не собираюсь снова плакать. Я буду жить в одной комнате с Бонни и Мередит, моими самыми лучшими на свете подружками. В том же общежитии, двумя этажами выше, будет жить мой любимый Стефан. До моего другого лучшего друга,Метта, нужно будет всего немного пройти через кампус. Даже Деймон будет жить в квартире в близлежащем городке. Честно. Я могла бы крепче привязать себя к дому, только если бы не переезжала отсюда вообще. Я такая тряпка. Но я только что, снова обрела свой дом – мою семью, мою жизнь – и теперь, после такого длительного изгнания, я вдруг снова уезжаю. Мне кажется, я напугана отчасти из-за того,что последние недели этого лета были замечательными. Эти три восхитительные недели мы заполнили всеми удовольствиями, которые мы могли бы получить, если бы нам не пришлось сражаться с китсунэ, путешествовать в Темное Измерение, сражаться с фантомом Ревности и делать все остальные Ужасно Невеселые Вещи, которыми мы занимались. Мы устраивали пикники и ночевки у друзей, ходили купаться и по магазинам. Мы съездили на ярмарку, где Мэтт выиграл для Бонни мягкую игрушку - тигра, и покраснел, когда она завизжала и прыгнула в его объятия. Стефан даже поцеловал меня, когда мы сидели на вершине колеса обозрения, прямо как любой обычный парень целует свою девушку прекрасной летней ночью. Мы были так счастливы. Настолько нормальными, насколько, я полагала, мы больше никогда не сможем быть. Именно это меня и пугает. Наверное. Я боюсь, что эти пару недель были всего лишь яркой золотой интерлюдией, и что сейчас все изменится, и мы опять вернемся во мрак и ужас. Прямо как в стихотворении, которое мы читали на уроке английского, осенью: Вечного золота нет. Не для меня. Даже Деймон...»

Звук шагов внизу отвлек ее, и ручка Елены Гилберт замерла на полуслове. Она взглянула на последнюю пару коробок, раскиданных по ее комнате. Стефан и Деймон должны быть здесь, чтобы подвезти ее. Но она хотела завершить свою мысль, выразить последнее переживание, которое изводило ее в течении этих прекрасных недель. Она вернулась к своему дневнику, записывая быстрее, чтобы успеть занести мысли прежде, чем придется уйти.

«Деймон изменился. Даже с тех пор как мы победили фантома Ревности он стал... добрее. Не только ко мне, не только к Бонни, к кому он всегда испытывал слабость, но даже к Мэтту и Мередит. Он все ещё может быть чрезвычайно раздражающим и непредсказуемым - без этого это был бы не Деймон - но в нем больше не было той крайней жестокости. Той, что была в нем прежде. Он и Стефан, кажется, пришли к пониманию. Они знают, что я люблю их обоих, и все же они не позволяют ревности встать между ними. Они близки и ведут себя как настоящие братья, чего я раньше не видела. Между нами тремя образовалось хрупкое равновесие, которое длилось весь конец лета. И я волнуюсь, что любая оплошность с моей стороны, разрушит его, как это было с их первой любовью Катериной. Я встану между братьями. И тогда мы потеряем Деймона навсегда.»

Тетя Джудит нетерпеливо позвала:

- Елена!

- Иду! - ответила Елена.

Она быстро набросала еще несколько предложений в своем дневнике. «Тем не менее, вполне возможно, что эта новая жизнь будет прекрасна. Возможно я найду все то, что искала. Я не могу вечно держаться за школу или за мою жизнь здесь, дома. И кто знает? Может быть, в этот раз золото будет вечным.»

- Елена! Тебя ждут.

Тетя Джудит определенно начинала терять терпение. Она хотела самостоятельно отвезти Елену в колледж. Но Елена знала, что она не сможет попрощаться со своей семьей не расплакавшись, поэтому попросила Стефана и Деймона отвезти её. Не так стыдно расчувствоваться здесь, дома, чем разреветься на глазах у всего кампуса в Далкресте. Сразу же после того, как Елена решила поехать с братьями Сальваторе, тетя Джудит прорабатывала каждую мельчайшую деталь, волнуясь, что карьера Елены в колледже без её присмотра не начнется успешно. Все это было потому, что тетя Джудит любила ее. Елена знала это. Елена захлопнула синий бархатный дневник и бросила его в открытую коробку. Она поднялась и направилась к двери, но перед тем, как открыть ее, она оглянулась на свою комнату в последний раз. Она была такой пустой без её любимых постеров на стенах и без половины книг на книжной полке. Лишь немного одежды осталось в ее комоде и шкафу. Мебель осталась на своих местах. Но теперь, когда комната была лишена большинства её пожитков, она была больше похожа на безличный номер в отеле, чем на уютную гавань её детства. Здесь так много всего случилось. Елена могла вспомнить как они с отцом сидели, обнявшись, на подоконнике и вместе читали, когда она была маленькой девочкой. Она, Бонни и Мередит - и Кэролайн, которая тоже была её лучшей подругой, когда-то - провели здесь по меньшей мере сотню вечеров, рассказывая секреты, делая уроки, наряжаясь на танцы и просто тусуясь. Стефан поцеловал ее здесь рано утром и быстро исчез, когда тетя Джудит пришла, чтобы разбудить ее. Елена помнила безжалостную, ликующую улыбку Деймона, когда она пригласила его войти в первый раз, что кажется было миллион лет назад. И её радость, которую она почувствовала не так давно, когда он появился здесь одной темной ночью после того, как они все решили, что он погиб. Раздался тихий стук в дверь, и она распахнулась.

Стефан стоял в дверях, наблюдая за ней.

- Ты готова? - спросил он.

- Твоя тетя немного беспокоится. Она думает, что ты не успеешь распаковать чемоданы до вводного занятия, если мы сейчас не выедем.

Елена встала и подошла, чтобы обнять его. От него пахло чистотой и лесом, и она прижалась головой к его плечу.

- Я иду, - сказала она.

- Просто тяжело прощаться, понимаешь? Все меняется.

Стефан повернулся к ней и, поймав её губы, нежно поцеловал.

- Я знаю, - сказал он, оторвавшись, и нежно провел пальцем вдоль линии её нижней губы.

- Я отнесу эти коробки вниз и дам тебе ещё одну минутку. Тётя Джудит будет чувствовать себя лучше, если увидит упакованные вещи в грузовике.

- Хорошо. Я сейчас спущусь.

Стефан вышел из комнаты с коробками, а Елена, оглянувшись вокруг, вздохнула. Шторы с синими цветами, которые её мама сделала для нее, когда Елене было девять лет, всё ещё висели на окнах. Она помнила, как мама обнимала её. Помнила её немного влажные глаза, когда её маленькая девочка сказала, что она слишком взрослая для штор с Винни Пухом. У самой Елены глаза наполнились слезами, и она заправила волосы за уши, повторяя жест, который делала её мама, когда о чем-то задумывалась. Елена была такой юной, когда умерли её родители. Может быть, если бы они были живы, она и мама были бы сейчас подругами, были бы на равных, а не просто как мать и дочь. Её родители тоже учились в колледже Далкрест. Вообще-то, там они и познакомились. Внизу на крышке пианино стояла фотография, на которой они были изображены в своих мантиях выпускников на залитой солнцем лужайке перед библиотекой Далкреста, смеющиеся, невероятно молодые. Может быть отъезд в Далкрест сблизит Елену с ними. Может быть, она узнает больше о том, какими людьми они были, не только мамой и папой, которых она знала, будучи маленькой девочкой, и сможет найти свою утраченную семью среди неоклассических зданий и широких зелёных газонов колледжа. Она не уходила, не совсем так. Она шла дальше. Елена сильно стиснула зубы и вышла из своей комнаты, выключив свет. Внизу были тётя Джудит, её муж Роберт и пятилетняя сестра Елены. Маргарет уже была собрана и ожидала в холле, наблюдая за тем, как Елена спускалась по лестнице. Тетя Джудит, конечно же, суетилась. Она не могла стоять спокойно: её руки то сцеплялись вместе, то поправляли волосы, то теребили сережки.

- Елена, - сказала она, - ты уверена, что упаковала всё необходимое? Так много всего нужно вспомнить.

Она нахмурилась. Явное беспокойство тети помогло Елене обнадеживающе улыбнуться, и она обняла её. Тётя Джудит крепко её обняла, на миг успокоившись, и всхлипнула.

- Я буду скучать по тебе, дорогая.

- Я тоже буду по тебе скучать, - сказала Елена и сильнее обняла её, чувствуя, как дрожат губы. Она неуверенно улыбнулась.

- Но я вернусь. Если я что-то забыла, или стану тосковать по дому, то приеду на выходные. Мне не обязательно ждать Дня Благодарения.

Переминавшийся рядом с ними с ноги на ногу Роберт прочистил горло. Елена отпустила тётю Джудит и повернулась к нему.

- Так, я знаю, что у студентов колледжа много расходов, - сказал он.

- И мы не хотим, чтобы ты переживала о деньгах, поэтому ты и получила счет в студенческом магазине, но...

Он открыл свой бумажник и отдал Елене пригоршню банкнот.

- На всякий случай.

- О, - сказала Елена, она была тронута и немного растеряна.

- Большое спасибо, Роберт, но, правда, не нужно было.

Он неловко похлопал её по плечу.

- Мы хотим, чтобы у тебя было все необходимое, - твердо сказал он. Елена с благодарностью улыбнулась ему, сложила деньги и положила в карман. Стоявшая рядом с Робертом Маргарет упорно смотрела на свою обувь. Елена опустилась на колени и взяла за ручки свою маленькую сестру.

- Маргарет? - позвала она.

Большие голубые глаза смотрели на нее. Маргарет нахмурилась и покачала головой, её губы были плотно сжаты.

- Я буду очень сильно по тебе скучать, Мегги, - сказала Елена, прижимая её сильнее, глаза опять наполнились слезами. Мягкие, как одуванчик волосы сестры прикоснулись к щеке Елены.

- Но я вернусь на День Благодарения, и, может, ты сможешь навестить меня в университете.

Мне будет приятно представить мою маленькую сестрёнку своим новым друзьям. Маргерет сглотнула.

- Я не хочу, чтобы ты уходила, - сказала она тихим, печальным голосом. - Ты всегда уходишь.

- О, дорогая, - беспомощно сказала Елена, крепче обняв ее.

- Но я же всегда возвращаюсь, правда? - с дрожью в голосе сказала она.

Ей вновь стало интересно, как много помнит Маргарет о том, что действительно произошло в Феллс Черч за последний год. Стражи обещали изменить все воспоминания о тех мрачных месяцах, когда вампиры, оборотни и кицуне практически уничтожили город - и когда сама Елена умерла и снова воскресла - но, кажется, остались исключения. Калеб Смолвуд помнил, и иногда невинное лицо Маргарет выглядело удивительно осведомленным.

- Елена, - вновь сказала тетя Джудит, её голос был хриплым, казалось, она готова расплакаться, - тебе пора выезжать.

Елена ещё раз крепко обняла свою сестру, перед тем как отпустить её.

- Хорошо, - сказала она, вставая и поднимая свою сумку. - Я позвоню вам вечером и сообщу как поселилась.

Тётя Джудит кивнула, и Елена ещё раз быстро поцеловала её, перед тем как вытирать глаза, и открыла входную дверь. Солнце снаружи светило так ярко, что её пришлось прищуриться. Деймон и Стефан прислонились к машине, которую арендовал Стефан, её багаж был упакован и лежал в багажнике. Как только она шагнула вперёд, оба подняли глаза и одновременно улыбнулись ей. Они были настолько прекрасны, эти двое, что один их вид был способен привести её в трепет, даже спустя столько времени. Стефан, её любимый Стефан, его зелёные как листья глаза сияли, видя её, он был великолепен с его классическим профилем и тем сладким маленьким изгибом на нижней губе. И Деймон - со светящейся бледной кожей, черными бархатными глазами и шёлковыми волосами - был изящным и смертоносным одновременно. Его блестящая улыбка делала что-то внутри неё, что заставляло вытягиваться и мурлыкать, как пантера, которая признавала своего самца. Обе пары глаз смотрели на неё преданно и ревниво. Братья Сальваторе были сейчас ее. Что она будет с этим делать? Эта мысль заставила её нахмуриться и нервно передернуть плечи. Тогда усилием воли она заставила себя расслабиться, разглаживая складки на лбу. И улыбнулась им в ответ. Будь, что будет.

- Время пришло, - сказала она и посмотрела на солнце.

Глава 2

Мередит крепко прижимала шинный манометр к клапану заднего левого колеса, пока проверяла его. Давление было хорошее. Давление на все четыре колеса было хороше. Антифриз, масло, трансмиссионные жидкости были все заполнены, автомобильный аккумулятор был новым и запасные шины были в отличной форме. Ей следовало бы знать. Ее родители не из тех, кто остается дома, прогуливая работу, чтобы провести ее в колледж. Они знали, что с ней не нужно нянчиться, но свою любовь они выражали тем, что убедились, что все приготовления сделаны, что она в безопасности и полностью готова ко всему, что может случиться. Они,конечно, не сказали бы ей,что также все проверили; они хотели,чтобы она продолжала защищать себя. Ей больше ничего не оставалось делать, кроме того как ехать. Но именно это она и не хотела делать.

- Поехали со мной, - попросила она, не поднимая глаз и презирая дрожь в своем голосе.

- Всего на пару недель.

- Ты же знаешь,я не могу, - сказал Аларик, слегка проведя своей рукой по ее спине.

- Я не захочу уезжать, если поеду с тобой. Так будет лучше. Тебе нужно насладиться первыми неделями колледжа, как всем остальным новым студентам, чтобы никто не тянул тебя назад. А потом я вскоре приеду и навещу тебя.

Мередит повернулась к нему и обнаружила, что Аларик смотрел на нее. Его губы были напряжены, просто немного сжаты, и она поняла, что очередное расставание, всего лишь после нескольких недель вместе, давалось ему так же тяжело, как и ей. Она прислонилась к нему и нежно поцеловала.

- Лучше, чем если бы я отправилась в Гарвард, -прошептала она, - Гораздо ближе.

Как только лето закончилось, она и Мэтт осознали, что не могут оставить своих друзей и рвануть, как планировали, в колледжи, которые находятся за пределами штата. Они столько пережили вместе, что хотели остаться друг с другом, защищать друг друга, больше чем что-либо еще. Их город был почти уничтожен ни один раз, и только шантаж Елены Небесного Суда восстановил его и спас их семьи. Они не могли уехать. Не в то время, когда только они одни противостояли тьме. Той тьме, которая вечно будет притягиваться к Силе магических лей-линий, пронизывающих пространство вокруг Феллс-Черч. Далкрест был настолько близко, что они могли вернуться, если опасность будет угрожать снова. Они должны защищать свой дом. Поэтому Стефан отправился в административный офис в Далкресте и использовал его вампирское внушение. Внезапно Мэтт получил футбольную стипендию в Далкрест, от которой он отказался еще весной в пользу штата Кент, а Мередит не только ожидали как новую первокурсницу, но еще и поселили в трёхместной комнате с Бонни и Еленой в лучшем общежитии студенческого городка. Сверхъестественное работало на них, для разнообразия. Все равно, ей пришлось забросить пару надежд, чтобы оказаться здесь Аларик в Гарварде рядом с ней. Мередит покачала головой В любом случае, эти мечты нельзя было совместить. Аларик не смог бы поехать с ней в Гарвард. Он остался в Феллс Черч, чтобы исследовать происхождение сверхъестественных явлений, случившихся за всю историю города. К счастью, университет Дьюка разрешил использовать это в его диссертации про сверхъестественное. И в то же время он будет в состоянии следить за городом,когда он в опасности, Сейчас они должны быть врозь друг от друга, независимо от того, куда Мередит решила ехать, но, по крайней мере, в Далкрест можно доехать на машине. Кожа Аларика имела мягкий загар и россыпь золотых веснушек на скулах. Их лица были так близко, что она почувствовала тепло его дыхания.

- О чём ты думаешь? - его голос был тихим.

- Твои веснушки, - ответила она. - Они великолепны. - Затем она вздохнула и отстранилась. - Я люблю тебя, - сказала Мередит и поспешила прочь, прежде чем волна тоски смогла бы захватить ее. – Нужно ехать.

Она подняла один из чемоданов, стоящих рядом с машиной, и забросила в багажник.

- Я тоже тебя люблю, - ответил Аларик и поймал ее за руку, сжав ее на мгновение, глядя ей в глаза. Затем он отпустил ее, положил последний чемодан в багажник и захлопнул крышку. Она поцеловала его быстро и крепко, и поспешила усадить себя на водительское место. Вскоре она уже сидела пристегнутая ремнем безопасности. двигатель работал, она позволила себе взглянуть на него снова.

- До свидания, - сказала она в открытое окно

- Я позвоню тебе вечером.

- Каждый вечер, -кивнул Аларик. Его глаза были полны печали,но он улыбался и помахал рукой на прощание Мередит аккуратно съехала с подъездной дорожки. Ее руки находились в (позиции) «десять и два», она следила за дорогой, и её дыхание было ровным. Даже не глядя, она знала, что Аларик стоял на дороге, провожая взглядом ее машину. Она крепко сжала губы Она была Салез. Она была охотником на вампиров,лучшей студенткой и всегда уравновешенной в любых ситуациях. Ей не стоит плакать; в конце концов, она вновь его увидит. Скоро. Тем временем, она будет настоящей Салес: готовой ко всему.

«Далкрест прекрасен» - подумала Елена. Она ,конечно, бывала здесь раньше. Они с Бонни и Мередит всегда приезжали сюда на студенческие вечеринки, когда учились в предпоследнем классе, тогда Мередит встречалась с парнем из колледжа. И она смутно припоминала, как родители брали ее с собой на вечер встречи выпускников, когда она была маленькой. Но теперь, когда она поступила в колледж, теперь это будет ее домом на ближайшие четыре года, все выглядело иначе.

- Довольно симпатично, - отметил Дэймон, когда автомобиль пронесся между огромными позолоченными воротам входа в колледж и проехал мимо зданий в фальшивом Георгианском стиле из кирпича и неоклассического мрамора. - Для Америки.

- Ну, не всем же расти в итальянских дворцах, - ответила Елена рассеяно, ощущая легкое давление его бедра на ее. Она сидела в передней части грузовика, между Стефаном и Деймоном, и там не было много места. Ужасно отвлекало то, что они оба были так близко. Деймон закатил глаза и обратился к Стефану, растягивая слова:

- Ну, раз уж тебе придется прикидываться человеком и снова учиться в колледже, братишка, по крайней мере, место ты выбрал не самое отвратительное. И, конечно же, такое общество компенсирует любые неудобства, - любезно добавил он, глядя на Елену. - Но я все еще думаю, что это пустая трата времени.

- И все же, ты здесь, - сказала Елена.

- Я здесь только для того, чтобы уберечь тебя от неприятностей, - возразил он.

- Ты должна простить Дэймона, - сказал Стэфан Елене беспечно. - Он не понимает. Его вышвырнули из университета в давние времена.

Дэймон рассмеялся.

- Но я успел повеселиться, пока был там, - сказал он. - Там были все виды удовольствий, которые мог позволить себе в университете человек с большими средствами.

-Я думаю, все же, некоторые вещи немного изменились.

Елена знала, что они подкалывали друг друга, но в их перепалках уже не было той яростной, резкой крайности, что была раньше. Дэймон улыбнулся Стефану с ироничной заботливостью поверх её головы, и пальцы Стефана легли свободно и расслабленно на рулевое колесо. Она положила руку на колено Стефана и крепко сжала. Дэймон напрягся рядом с ней, но когда она взглянула на него, он смотрел вперед сквозь ветровое стекло, его лицо выражало безразличие. Елена убрала руку с колена Стефана. Последнее, что она хотела бы сделать, это нарушить хрупкое равновесие между ним тремя.

- Мы приехали, - сказал Стефан, останавливаясь возле здания, обвитого плющом

- Дом Прюита.

Над ними возвышалось общежитие, высокое, кирпичное здание с башней на одной стороне, окна блестели на послеполуденном солнце.

- Должно быть, это самое милое общежитие в кампусе, - сказала Елена.

Деймон открыл дверь и выпрыгнул из машины, потом обернулся, наградив Стефана долгим взглядом.

- Лучшее общежитие на территории кампуса, не так ли? Ты использовал свою силу убеждения для личной выгоды, юный Стефан?- он покачал головой. - Ты морально разлагаешься.

Стефан вышел со своей стороны и, повернувшись, вежливо подал Елене руку.

- Возможно, ты, наконец-то, начал влиять на меня, - сказал он Деймону, и его губы слегка дрогнули с весельем.

- У меня одиночная комната в башне. Там есть балкон.

- Повезло тебе, - ответил Деймон, его взгляд метался между ними. -Это общежитие для мальчиков и девочек, а? Грехи современного мира, - его лицо стало задумчивым на мгновение; затем он одарил их ослепительной улыбкой и начал вытаскивать вещи. На тот момент, он показался Елене почти одиноким – что было нелепо, Деймон никогда не был одинок, но этого поверхностного впечатления было достаточно, чтобы заставить её сказать импульсивно:

- Ты мог бы поступить в колледж вместе с нами, Деймон. Еще не слишком поздно, если бы ты использовал свою силу, чтобы зарегистрироваться. Ты мог бы жить в кампусе с нами, - она почувствовала, что Стефан замер. Затем он глубоко вздохнул и обойдя Деймона, потянулся к груде коробок.

- Ты можешь, - небрежно сказал он.

- Это может быть веселее, чем ты думаешь - попробовать колледж вновь.

Деймон сердито покачал головой.

-Нет, спасибо. Я расстался с научным сообществом несколько веков назад. Я буду гораздо счастливее в своей новой квартире в городе, где я могу следить за вами, не приближаясь к трущобам со студентами. - Он и Стефан улыбнулись друг другу ,что выглядело как идеальное взаимопонимание.

«Здорово», Елена подумала, с какой-то странной смесью облегчения и разочарования. Она не видела новую квартиру, но, Стэфан заверил ее, что Дэймон будет, как обычно, жить в роскоши, по крайне мере в той степени, которую мог предложить ближайший город.

-Идемте, ребятки,- сказал Дэймон, легко взяв несколько чемоданов и направляясь в спальню. Стефан поднял свою башню из коробок и последовал за ним. Елена захватила свою коробку, и пошла за ними, восхищаясь их естественной грацией, их превосходной силой. Как только они миновали несколько открытых дверей, она услышала, как девушка издаёт волчий вой, потом хихикает, затаив дыхание, с ее соседкой по комнате. Одна из коробок съехала с огромной стопки Стефана, когда он начал подниматься по лестнице, и Деймон легко подхватил ее, несмотря на свои чемоданы. Стефан небрежно ему кивнул в знак благодарности. Они провели века, как враги. Однажды они убили друг друга. Сотни лет ненависти друг к другу, связаность вместе страданием, ревностью и печалью. Это сделала с ними Кэтрин, пытаясь получить их обоих, когда каждый из них хотел только ее. Теперь все изменилось. Они добились этого. С тех пор, как Деймон погиб и воскрес, с тех пор как они сражались и победили фантом ревности, они научились быть партнерами. Было негласное соглашение, о том, что они буду действовать вместе, защищая маленькую группу людей. Более того, это была осторожная, но очень реальная привязанность между ними. Они надеялись друг на друга: им было жаль опять потерять друг друга. Они не говорили об этом, но она знала, что это было правдой. Елена всего на секунду зажмурилась. Она знала, что они оба любили ее. Они оба знали, что она любит их. Несмотря на это, ее разум честно поправил: Стэфан - моя настоящая любовь. Но что-то еще в ней, та мнимая пантера, потянулась и улыбнулась. Но Деймон, мой Деймон... Она покачала головой. Она не могла разрывать их на части, не могла позволить им сражаться за нее. Она не будет делать то, что сделала Кэтрин. Если пришло время ее выбора, то она выберет Стефана. Конечно.

- Неужели? - лениво промурлыкала пантера, и Елена попыталась отогнать от себя эту мысль. Все могло так легко развалиться. И она поняла, что это ей придется проследить, чтобы это никогда не произошло вновь.

Глава 3

Бонни взъерошила свои рыжие кудри, она спешила через большой газон в Далкресте. Здесь было так красиво. Дорожка из маленьких плит, граничащая с газоном, ведёт к различным общежитиям и учебным аудиториям. Яркие цветы - петуньи, маргаритки - росли везде, по краям дороги и перед зданиями.

«Человеческий пейзаж тоже довольно удивительный», подумала Бонни, рассматривая тайком загорелого парня, лежащего на полотенце, у края лужайки. Хотя недостаточно исподтишка - парень поднял свою лохматую черную голову и подмигнул ей. Бонни захихикала и зашагала быстрее, её щеки разгорячились. «Честно говоря, не следовало ли ему распаковывать вещи или что-то разбирать в комнате, или ещё что делать? А не валяться сейчас полуголым и подмигивать, проходящим мимо девушкам, как большому... любителю пофлиртовать». Сумка с вещами, которые Бонни купила в книжном магазине кампуса, мягко позвякивала в её руках. Конечно, купить книги она пока не смогла, так как записаться на занятия они смогут только завтра, но оказалось, что книжный магазин продаёт всё. Она приобрела несколько интересных вещиц: Далкрестскую кружку, плюшевого мишку, одетого в свою футболку Далкреста и несколько безделушек, которые пригодятся, таких как аккуратную душевую полку и набор из ручек всех цветов радуги.

Она вынуждена признать, что сильно волновалась, о начале учёбы в колледже. Бонни переложила багаж в свою левую руку и согнула объятые судорогой пальцы правой руки. Взволнованная или нет, все купленные вещи всё равно были тяжелыми. Но ей это было необходимо. Таков был её план: она собиралась стать в колледже другим человеком. Не совсем другим, большей частью она нравилась себе прежней. Но она хотела стать более целеустремленной, более зрелой, такой, про которую люди говорили бы "спроси у Бонни", "доверься Бонни" вместо "о, Бонни",которая была совершенно иной. Она решила выйти из теней Мередит и Елены. Конечно, обе они были прекрасными, безоговорочно, лучшими подругами, но они даже не представляли, каким ужасным бременем это было всегда. Бонни хотела стать потрясающей, полноценной персоной со своими собственными правами. К тому же, возможно она встретит действительно особенного парня. Это было бы хорошо. В самом деле, Бонни не могла винить Мередит и Елену за то, что фактически на протяжении всей старшей школы у неё было много свиданий, но никаких серьёзных парней. Но тот простой факт, что даже если бы все вокруг думали, что твои две самые близкие подруги милые, умные и сильные, тот тип парней, в которых стоило влюбиться, находили тебя немного...мягкотелой ... в сравнении. Она вынуждена была признать, что она была освобождена от совместного проживания с Мередит и Еленой. Она может не хотеть застревать в их тени, но они всё ещё её лучшие подруги. В конце концов...

Удар. Кто-то врезался в бок Бонни и она остаточно потеряла ход мыслей. Она отшатнулась назад. Большое мужское тело снова врезалось в неё, резко ударив её по лицу своей грудью, она споткнулась, падая на кого-то сбоку. Она оказалась среди парней, которые, пихая друг друга, шутили и спорили, не обращая ни какого внимания на неё, поскольку она толкалась между ними, пока сильная рука внезапно не привела её в равновесие, посреди этого хаоса. К моменту, когда она обрела устойчивое положение на своих ногах, они снова двинулись дальше. Пять или шесть сильных мужских тел, ударяясь, и пихая друг друга, не остановились, чтобы принести извинения, как будто они даже не заметили её, не более чем неодушевлённое препятствие на их дороге. Кроме одного из них. Бонни пришла в себя глядя на изношенную синюю футболку на худощавом парне с мускулистыми руками. Она выпрямилась и поправила волосы, и рука отпустила её запястье.

"Вы в порядке?", - спросил низким голосом.

-Я была бы лучше, если бы вы почти не сбили меня с ног, резко сказала Бонни. Ей не хватало воздуха, а сумка была слишком тяжелой, а этому парню и его друзьям надо внимательно смотреть под ноги. Затем она посмотрела вверх и их взгляды встретились. Ух ты. Парень был потрясающим. У него были ясные, настоящие голубые глаза, как небесная синева в летнее утро. У него были резкие черты лица, изогнутые брови, высокие скулы, но его рот был мягким и чувственным. И она никогда не видела волос такого цвета, разве что у маленьких детей, такого чистого блондина, который заставлял её думать о тропических пляжах под летним солнцем...

"Вы в порядке?", повторил он громче, озадачено нахмурив свой идеальный лоб. О Боже. Вонни чувствовала, кто краснеет до корней волос. Она просто смотрела на него с открытым ртом.

-Я в порядке,- сказала она, пытаясь собраться.

-Полагаю, я не смотрел куда шёл. Он улыбнулся и кратное дзынь! пронзило Бонни. Его улыбка была бесподобной и осветила его лицо.

-Это хорошо, - сказал он, - но, я думаю, мы должны смотреть куда идём, вместо того, чтобы толкать друг друга всю дорогу. Мои друзья немного... буйные…

Он посмотрел мимо неё и Бонни оглянулась через плечо. Его друзья остановились и ждали его дальше на дороге. Когда Бонни обернулась, один из них, высокий темный парень дал другому подзатыльник и через минуту они возились и толкались снова.

-Да, я вижу,- сказала Бонни и прекрасный блондин засмеялся. Его низкий смех заставил Бонни тоже смеяться, и приковал внимание назад к тем глазам.

-Как бы там ни было, пожалуйста, примите мои извинения,- сказал он.- Мне действительно жаль.- Он протянул свою руку.

- Меня зовут Зандер - Его рукопожатие было приятным и крепким, её рука в его руке, большой и тёплой. Бонни почувствовала, что снова краснеет, она отбросила рыжие локоны и заколола их сзади, её подбородок смело взметнулся в воздухе. Она не собиралась смущаться. И что, если он красавец? На данный момент у нее был Дэймон, по крайней мере как друг. Поэтому она должна иметь своеобразный иммунитет от таких замечательных ребят как Зандер.

-Я Бонни,- сказала она, улыбаясь и посмотрев на него.- Это мой первый день здесь. Ты новичок тоже?

-Бооонни, - произнёс он задумчиво, растягивая её имя, как будто пробовал его на вкус. - Нет, я был здесь какое то время.

- Зандер... Зандер... - начали парни скандировать, спускаясь вниз по тропинке, их голоса, звучали быстрее и громче, когда они повторяли это.

- Зандер... Зандер... Зандер... - Зандер вздрогнул, его внимание ускользнуло обратно к его друзьям.

-Сожалею, Бонни, мне надо бежать,-сказал он

"У нас ..." - он умолк - "... своего рода клубная вечоринка…Но, как я уже говорил, мне очень жаль, что мы почти сбили тебя с ног. Надеюсь мы еще увидимся, правда?" Он еще раз пожал ей руку, подарил широкую улыбку и побежал догонять друзей. Бонни наблюдала за тем, как он присоединился к группе ребят. Как раз перед тем как скрыться за углом Зандер развернулся и посмотрел на нее а потом исчез окинув ее широкой улыбкой. Бонни подняла руку, чтобы помахать ему, когда неожиданно, тяжёлая сумка ударилась об её бок, в то время как отвернулся.

-Удивительно,- подумала она, вспоминая цвет его глаз,- кажется я влюбляюсь.

Мэтт прислонился к шаткой куче чемоданов, он сложил их у входа в его комнату в общежитии.

-Черт,- сказал он, когда вставлял ключ в замочную скважину двери.- Если бы они ещё дали подходящий ключ!

-Эй,- раздался голос за спиной Мэтта, он дернулся от неожиданности , и опрокинул чемодан на пол.

-Ой, извините, что напугал вас. Вы Мэтт?

- Да, - сказал Мэтт, делая последний поворот ключом, и вдруг дверь, наконец открылась. Он обернулся, улыбаясь.

-А вы Кристофер?- Однаклассники рассказали ему имя его соседа по комнате, а также что он был в футбольной команде, но два года он ее не посещал. Кристофер выглядел отлично. Он был большим парнем с телосложением полузащитника, с приветливой улыбкой, и короткими песчаными волосами, которые он пригладил одной рукой, когда посторонился, чтобы пропустить вперёд весёлую пожилую пару, следующую за ним.

-Привет, вы должны быть Мэтт,- сказала женщина, которая несла свернутый ковер и знамя Далкерста.- Я Дженнифер, мама Кристофера а это - Марк, его отец. Приятно познакомиться. Твои родители тоже здесь?

-Э-э, нет, я приехал один,- сказал Мэтт.- Мой родной город, Феллс Черч, не так уж далеко отсюда.- Он поспешно схватил чемоданы и потащил их в комнату, подальше от семьи Кристофера. Их комната была очень маленькой. Вдоль стены стояла двухъярусная кровать,узкий проход посередине, два письменных стола и комоды стоявшие бок о бок вдоль противоположной стены. Без сомнения Стефан и девушки живут в лучших комнатах однако Мэтту казалось неправильным позволить Стефану применить Силу для того, чтобы он мог жить в лучших условиях. Это было неправильно, что Мэтт занял чужое место, будучи студентом и чужое место в футбольной команде. Стефан уговорил его сделать это. -Послушай, Мэтт,-сказал он, его зеленые глаза были серьезными.- Я понимаю, что ты чувствуешь. Я не хочу влиять на людей, чтобы получить то, что я хочу. Но факт остается фактом - нам надо держаться вместе. Через линии Силы, проходящих через эту часть страны, мы должны быть на страже. Мы единственные, кто знает.- Мэтт вынужден был согласиться, когда Стефан назвал это так. Он отклонил предложение Стефана, когда тот хотел подготовить для него, роскошную комнату в общежитии, и взял то, что ему выделило жилищное управление. Он должен был отстаивать хоть какую-нибудь крупицу чести. Плюс то, если бы он был в том же общежитии, где и другие, было бы трудно сказать: «нет - комнате со Стефаном». Ему нравился Стефан. Но мысль о том, что ему придется жить с ним, видеть его с Еленой, девушкой которую он потерял однако до сих пор любил несмотря ни на что - все это было слишком. И было бы интересно познакомиться с новыми людьми, расширить немного свой кругозор , после проведения всей своей жизни в Фелз-Чёрч. Но комната была ужасно мала. И Кристофер, казалось,имел целую тонну вещей. И он, и его родители ходили вверх и вниз по лестнице, таща звуковую систему, маленький холодильник, телевизор,игровую приставку. Мэтт сунул его собственные чемоданы в угол и помог им собрать все это

-Мы будем, конечно, делиться холодильником и развлечениями,- сказал Кристофер ему, взглянув на мешки Мэтта, в которых явно не было ничего, кроме одежды и, может быть, простыни и полотенца.

-Если мы сможем выяснить, куда положить все это.- Мама Кристофера слонялась по комнате, показывая отцу, куда нужно поставить вещи.

-Отлично, спасибо, -Мэтт начал говорить, но папа Кристофера , наконец, втиснув телевизор на вершину одного из шкафов, обернулся, чтобы взглянуть на Мэтта.

-Эй,- сказал он.- Разрази меня гром, вы из Фелл Черча,вы, ребята, были чемпионами в прошлом году. Ты должны быть из этих игроков. Какую позицию ты занимаешь ?

- Да, спасибо, - сказал Мэтт. - Я – Распасовщик.

-Первый ряд?- Папа Кристофера спросил его.

Мэтт покраснел.

-Да.

Теперь они все смотрели на него.

-Без обид чувак, но почему ты приехал в Далкерст? Я в том смысле, что очень рад, просто играть в мяч в колледже, но ты мог бы пойти в первую лигу.

Мэтт неловко пожал плечами.

– М-м, я должен быть рядом с домом.

Кристофер открыл рот, чтобы сказать что-то еще, но его мать слегка покачала головой, и он снова закрыл его

"Отлично"- подумал Мэтт,- "они наверняка сочтут, что у него семейные проблемы"

Он был вынужден отметить что пребывание с людьми, которые понимали чем он пожертвовал грело ему душу. Стефан и девушки по-настоящему не понимали футбол. Хотя Стефан и играл в школьной команде вместе с ним, но он все еще мыслил как аристократ времен Возраждения Европы: спортивные игры были приятны, чтобы держать тело в форме. Стефана это не так уж волновало. Но Кристофер и его семья-они поняли, что это означало для Мэтта, упустить такой шанс играть в лучшем месте колледжской футбольной команды.

-Так,-сказал Кристофер, слишком внезапно, как если бы он пытался придумать способ, чтобы сменить тему, -какую кровать ты хочешь? Меня не волнует, какую я возьму верхнюю или нижнюю.

Они все изучающе внимательно посмотрели на двухъярусную кровать, и тогда Мэтт впервые увидел это. Видимо это появилось в то время, когда он, внизу, помогал с багажом Кристоферу. Конверт кремового цвета ,лежал на нижней койке, сделанный из хорошей плотной бумаги, как приглашение на свадьбу. Спереди каллиграфическим почерком было написано "Мэтью Ханникату"

-Что такое милый? -удивленно спросила мать Кристофера. Мэтт пожал плечами и почувствовал, что в груди нарастает чувство волнения. Он слышал о приглашениях, которые получают только избранные лица в Далкерсте, и которые появляются таинственным образом, однако он всегда думал что это миф. Перевернув конверт , он увидел голубую сургучную печать похожую на букву V. Осмотрев конверт во второй раз, он сложил его и сунул в задний карман. Если это было то, что он подумал, то он должен открыть его, находясь один.

-Я думаю, что это судьба подсказывает нам, что нижняя койка твоя,- сказал Кристофер дружелюбно.

-Да,- сказал Мэтт рассеянно, его сердце тяжело билось,- Извини, я на минутку, ладно?- Он выскочил в коридор, глубоко вздохнул и открыл конверт. Внутри была более плотная,хорошая бумага с каллиграфическим почерком и узкий кусок черной ткани. Он прочел: «Сильный и вечный. Из поколения в поколение, выбирались самые лучшие и способные в колледже Далкрест, чтобы вступить в общество «Витале». В этом году, выбрали Вас. Если вы окажите честь, стать одним из нас, то приходите завтра вечером, в восемь часов, к главным воротам кампуса. Вы должно быть с завязанными глазами и одеты, как и подобает к серьезному поводу. Никому не говорите.»

Маленький импульс волнения нарастал в груди Мэтта, пока он не услышал, как колотилось сердце в его ушах. Он опустился по стене и глубоко вздохнул. Он слышал рассказы об Обществе Виталь. Немногие-известные актеры, знаменитые писатели и генерал великой Гражданской Войны среди выпускников Далкреста, по слухам, были членами этого общества. Принадлежность к легендарному обществу должно было обеспечить тебе успех, связать тебя невероятной таинственной сетью, которая может помочь тебе на протяжении всей твоей жизни. Более того, был разговор о таинственных делах, секреты которых раскрыты только для членов. И они предполагали наличие удивительных сторон. Но рассказы об Обществе Виталь были просто слухами: никто никогда не признавался прямо в приналежности к нему. Мэтт всегда считал,что тайные общества-это миф. Колледж решительно отрицал какое-либо знание об Обществе Виталь

«Это могла сделать администрация», предположил Мэтт, чтобы колледж, казался более таинственным и эксклюзивным, чем на самом деле.

«Но здесь…»,- он посмотрел вниз, на кремовую бумагу, зажатую в руке, было доказательство того, что все истории, может быть и правда. «Это могло быть шуткуй»,- подумал он,- «фокус, кто-то играл с першокурсниками…» Тем не менее, он не чувствовал, что это розыгрыш. Печать, воск, дорогая бумага; казалось, приложены большие усилия, если приглашение было поддельным. Наиболее эксклюзивная и наиболее секретная коммуна в Далкерсте была реальна. И он был избран.

Глава 4

- Цель Бонни встретить симпатичного парня в ее первый день в колледже,- сказала Елена. Она осторожно провела кисточкой по ногтям Мередит, делая их кофейного цвета. Они провели весь вечер в экскурсии для новичков вместе с частью соседей по общежитию и теперь они захотели расслабиться.

- Ты уверена, что этот цвет должен быть таким?- Елена спросила Мередит.

- Это не похоже на летний солнечный закат.

- Мне нравиться это,- сказала Мередит, пошевеля пальцами.

- Осторожно! Я не хочу, измазать лаком новое покрывало,- предупредила Елена.

- Зандер просто красавец,- Бонни, с удовольствием потягивалась на кровати, по другую сторону комнаты.

- Подожди встречи с ним.

Мередит улыбнулась Бонни.

- Не правда ли потрясающее чувство? Когда ты только встретила кого то и ты чувствуешь, что между вами что то есть, но ты не совсем уверенна, что это произойдет?

Она издала многозначный вздох и притворно закатила глаза.

- Это все о предвкушении, и ты будешь трепетать, как только увидишь его. Я люблю эту часть.

Ее настроение было легкое, но что-то одинокое было в ее лице. Елена знала, что Мередит хоть и была внешне сокойной и невозмутимой, но она всё же скучала по Аларику.

- Конечно,- дружелюбно согласилась Бонни. - Все это здорово, но хочется быстрее перейти к следующему этапу. Хочу, что бы мы знали друг друга очень хорошо, хочу близких отношений, а не простой влюблённости. Как у вас, ребята. Это даже лучше, не правда ли?

- Думаю, что вы не должны спешить через «мы-просто-встретились», потому что у тебя будет лишь немного времени, что бы насладиться этим.- Сказала Мередит. - Правда, Елена?

Елена приложила ватный тампон к накрашенному ногтю Мередит и подумала о первой встречи со Стефаном. Трудно поверить в то, что с того времени прошел уже год. Что она помнит больше всего, это стремление получить Стефана. Неважно, что стояло у неё на пути, она знала, имея чёткую и твёрдую цель, что он будет ее. И тогда, в те первые дни, когда он принадлежал ей, было все великолепно. Казалось, что она обрела недостающую часть самой себя.

- Правильно,- сказала Елена наконец, ответив на вопрос Мередит. - Потом все становится сложнее.

Сначала Стефан был призом, который Елена хотела выиграть: сложный и загадочный. Он был желанным призом для Кэролайн тоже и Елена никогда не позволила Кэролайн победить ее. Но затем Стефан позволил Елене увидеть боль и страсть, честь и благородство, это наполняло его, она забыла соперничество и полюбила Стефана всей душой. И сейчас? Она по-прежнему очень любила Стефана, со всем, что было, и он любил ее. Но она любила и Деймона и иногда она понимала его - плетущего интриги, манипулятивного, опасного Деймона - лучше, чем она понимала Стефана. Деймон был похож на неё во многих отношениях: он, также, будет неустанно добиваться того, что желает. «Мы связаны»,- размышляла она,- «на другом, глубоко подсознательном уровне, а Стефан слишком хорош, слишком благородный для понимания. Как можно любить двоих сразу?»

- Сложно, - с издёвкой произнесла Бонни. - Сложнее, чем никогда не быть уверенной, нравишься ли ты кому-нибудь или нет? Сложнее, чем ждать у телефона, чтобы узнать будет ли у тебя свидание вечером субботу или нет? Я готова к сложностям. Знаете ли вы,что сорок девять процентов женщин с высшим образованием встречают своих будущих мужей в кампусе?

- Ты придумала статистику, - произнесла Мередит, поднимаясь и направляясь к кровати, стараясь не смазать лак на ногтях.

Бонни пожала плечами. - Ну да, может и выдумала. Но я действительно уверена, что процент высокий. Разве твои родители не познакомились там, Елена?

- Да, - сказала Елена, - Я думаю они были вместе на втором курсе.

- Как романтично, - радостно сказала Бонни.

- Ну, если вы поженились, то должны были познакомиться где-то, - ответила Мередит.

- И множество будущих супругов есть в колледже, - она нахмурилась из-за шёлкового покрывала на её кровати.

- Думаешь, ногти высохнут быстрее, если я использую фен, или, наоборот, смажу лак? Я хочу спать,- она осмотрела фен, словно тот был главным предметом научного эксперимента, ее лицо было полно решимости. Бонни пристально наблюдала за ней вверх ногами, ее голова была откинута назад и свисала с кровати, ее рыжие кудри касались пола и ее ноги энергично постукивали по стене. Елена чувствовала, как ее переполняет любовь к ним обоим. Она вспомнила их бесчисленные ночёвки, когда они учились в школе, ещё до того, как их жизнь стала... сложной.

- Я люблю, когда мы все трое вместе, надеюсь, что весь год будет таким,- Сказала она, когда они впервые услышали вой сирены. Мередит посмотрела сквозь жалюзи, собирая факты, пытаясь проанализировать, что происходит за пределами Пруитт дома. Машина скорой помощи и несколько полицейских машин стояли на другой стороне улицы, их огни молча мигали красным и синим. Мертвенно-белые полосы от прожекторов осветили двор, передвигаясь вместе с полицейскими.

- Думаю, нам следует пойти туда, - сказала она.

- Ты смеёшся? - воскликнула Бонни за её спиной.- Зачем нам это делать? Я в пижаме…

Мередит оглянулась. Бонни стояла, уперев руки в боки,а карие глаза были негодующие. Она в самом деле была одета в милую пижаму кремого цвета.

- Что ж, быстренько одену какие-нибудь джинсы, - сказала Мередит

- Но почему? - жалобно спросила Бонни.

Глаза Мередит и Елены встретились, через всю комнату, они живо кивнули друг другу.

- Бонни,- сказала Елена терпеливо, - Мы обязаны проверить все, что происходит здесь. Мы сейчас можем быть нормальными студентами колледжа, но мы знаем правду о мире, правду, о которой другие люди и не догадываются, о вампирах, оборотнях и монстрах, и нам нужно убедиться, что происходящее там, не является частью той правды. Если это человеческая проблема, полиция займётся этим делом. Но если это что-то другое, то это наша задача.

- Честно - проворчала Бонни, ища свою одежду, - У вас двоих просто мания спасать людей. После того как начну изучать психологию обязательно вас продиагностую.

-А потом мы будем жалеть,- соглашаясь, сказала Мередит. На выходе из комнаты, она схватила длинный бархатный футляр, в котором хранился ее боевой шест. Этот шест был специально предназначен для борьбы как с человеческими, так и сверхъестественными врагами, а так же были написаны правила по его эксплуатации, которые передавались из поколения в поколения. Только Салез могли обладать подобным шестом. Она погладила его через футляр, ощутив острые шипы из разных материалов, которыми были усеяны его концы: серебро для оборотней, дерево для вампиров, пепел белого дуба для Древних,железо для всех остальных сверхъестественных существ, небольшие шипы заполнены ядом. Она знала что не может вытащить его из футляра, только не в окружении сотрудников полиции и невинных мирных жителей, но она чувствовала себя сильнее, когда могла ощутить вес шеста в руке. На улице жаркий день Верджинии уступил место холодной ночи,и девочки быстро направились к толпе, окружавшей двор.

- Не смотри так, как будто мы собираемся идти прямо туда, - прошептала Мередит.

- Представьте, что мы идем к какому то зданию, типа студенческого центра.

Она повернула немного в сторону, как будто направлялась мимо двора, прежде чем закроется центр, и взглянула за полицейскую ленту, окружающую траву, изображая удивление по поводу происходящего за ней. Елена и Бонни последовали ее примеру и стали смотреть повсюду широко раскрытыми глазами.

- Могу ли я помочь вам?- спросил один из охраников кампуса, блокируя их дальнейшее продвижение.

Елена обаятельно улыбнулась ему.

- Мы как раз шли в студенческий центр, и увидели здесь всех. Что происходит?

Мередит повернула голову, чтобы посмотреть из-за него. Все что она могла видеть это группы полицейских, которые переговаривались между собой, и охранники кампуса. Некоторые офицеры ползали на коленях, тщательно обыскивая траву. Криминалисты, смутно подумала она, желая знать о работе полиции больше чем показывают по телевидению. Сотрудник службы безопасности вышел боком, чтобы блокировать ее взгляд.

- Ничего серьезного, просто девушка, с которой произошла неприятность, ходила здесь одна.- Он ободряюще улыбнулся.

-Какого вида проблемы? - Спросила Мередит пытаясь увидеть собственными глазами.

Он подвинулся, опять перекрывая ей обзор. – Не о чем волноваться. Все будет нормально на этот раз.

- На этот раз? - нахмурившись, спросила Бонни.

Он кашлянул.

- Вы, девочки, только держитесь вместе в ночное время, ладно? Вы будете в порядке, если будете ходить парами или группами, когда вы находитесь вне кампуса. Основные правила безопасности, не так ли?

- Но что произошло с девушкой? Где она? - Спросила Мередит

- Не о чем волноваться - сказал он на этот раз более твердо. Его глаза были прикованы к черному бархатому чехлу в руках Мередит.

- Что у тебя там?

- Бильярдный кий - соврала она - мы собираемся поиграть в бильярд в студенческом центре.

- Желаю провести хорошо время, - сказал он, в его голосе было слышно отстранение.

- Обязательно, - ласково промолвила Елена, положив руку на плечо Мередит. Та в свою очередь лишь было открыла рот, чтобы задать ещё один вопрос, но Елена потянула её прочь от офицера к студенческому центру.

- Эй, - спокойно возразила Мередит, как лишь они оказались вне предела слышимости, - я не закончила с вопросами.

- Он не собирался нам ни чего рассказывать, - ответила Елена. Ее губы превратились в прямую, жёсткую линию.

- Я готова поспорить, что всё гораздо серьёзнее, чем, если бы кто-то попал в мелкие неприятности. Ты видела машины скорой помощи? -

- Так мы не собираемся в студенческий центр? - жалобно спросила Бонни.

-Я слишком устала. Мередит покачала головой.- Но все-таки мы лучше обойдем здание нашего общежития. Это будет выглядеть подозрительно, если мы пойдем обратно, откуда мы пришли.

- Это было жутко, да ведь?- сказала Бонни.- Как вы думаете, - она остановилась, и Мередит увидела, как она сглотнула - Как вы думаете, что-то случилось действительно плохое?

- Я не знаю, - сказала Мередит. - Он сказал, что девушка попала в небольшие неприятности. Это может означать что угодно.

- Думаете кто-то напал на нее? - спросила Елена.

Мередит стрельнула в нее многозначительный взгляд.

- Возможно,- сказала она.

- Или может быть что-то.

- Надеюсь, что нет, - дрожа, сказала Бонни.- У меня было достаточно всего такого и это продолжается со мною постоянно. Они прошли позади учебного корпуса, по тёмной, пустынной тропинке, и повернули обратно к общежитию, его ярко освещённой подъезд, был как маяк перед ними. Они ускорили шаг, направляясь к свету.

- У меня есть свой ​​ключ, - сказала Бонни, чувствуя его в кармане джинсов. Она открыла дверь, и они поспешно зашли в общежитие. Мередит остановилась, и посмотрел назад, в сторону оживлённого двора, потом, перевила взгляд, на тёмное небо над кампусом. Независимо от случившейся "неприятности", причиной которой являлся человек, или нечто другое, она знала, что должна быть в отличной форме и готовой сражаться. Она почти слышала голос своего отца который говорил "Веселья закончились, Мередит". Пришло время снова сосредоточиться на тренировках, на ее предназначении как защитницы, Сайлз, охранять невинных от тьмы.

Глава 5

Солнце светило слишком ярко. Бонни прикрыла глаза от солнца одной рукой, и посмотрела вокруг с тревогой, когда она шла через двор к книжному магазину. Ей потребовалось много времени, чтобы уснуть после возвращения в их комнату прошлой ночью. Что если какой-то сумасшедший человек преследовал университетский городок?

- Разгар дня,- твердила она себе.- Повсюду люди. Мне нечего бояться. Но неприятности могут случиться также и днём. Девушек заманивали в автомобили ужасные люди или ударяли по голове, хватая в темных местах. Монстры подстерегали не только ночью. В конце концов, она знала некоторых вампиров, которые прогуливались всегда днём. Деймон и Стефан больше не пугали ее, но были и другие дневные монстры.

"Я просто хочу хоть раз почувствовать себя в безопасности", - с тоской подумала она. Она подошла к тому месту, где накануне полиция вела свои поиски, и которое все еще было огорожено желтой лентой. Студенты, стоящие неподалеку группами по два-три человека, говорили вполголоса. Бонни заметила на дорожке, красновато-коричневое пятно, которое могло оказаться кровью, она пошла быстрее, когда проходила мимо него. Послышался шорох в кустах. Бонни пошла еще быстрее, представляя в кустах спрятавшегося злоумышленника с дикими глазами, она нервно оглянулась. Никто не смотрел в ее сторону. Помогут ли они ей, если она закричит? Она рискнула еще раз обернуться и посмотреть на куст, решая, стоит ли убегать. И остановилась, смущенная яростным стуком своего сердца. Маленькая милая белка робко выпрыгнула из-под ветвей. Она понюхала воздух, а затем стремително понеслась к дереву за полицейской лентой.

- По правде говоря, Бонни МакКалоу, ты идиотка,- пробормотала сама себе девушка. Парень, шедший в другую сторону, услышал её и захихикал, Бонни залилась краской от стыда. К тому времени, когда она добралась до книжного магазина, её смущение было под контролем. Наличие типичного, для рыжеволосого человека, цвета кожи лица, было для неё мукой, всё, что она чувствовала, передавалось румянцем или бледностью её кожи. В любом случае, она могла контролировать свои эмоции, в таком простом деле, как покупка книг, не позоря себя. Бонни заходила в книжный магазин еще вчера, но она не слишком тщательно исследовала его. Однако, сегодня, она имела список учебников для лекций, на которые она записалась, и ей было необходимо запастись некоторыми книгами, для серьезных занятий.

Она никогда не была большой поклонницей школы, но, может быть, в колледже будет иначе. Решительно расправив плечи она повернулась от глянцевых журналов к учебникам. И все же, список книг был ужасно длинным. Она нашла толстое Введение к учебнику Психологии с чувством удовлетворения: книга определенно дала бы ей терминологию, чтобы диагностировать ее друзей. Программа семинара по английскому языку для первокурсников, на который она была записана, включала в себя множество романов. Она блуждала по разделу беллетристики, вытаскивая "Красное и черное", "Оливера Твиста" и "Эпоху невинности" с полок, проходя мимо них. Она завернула за угол в поисках оставшихся пунктов ее списка, намереваясь добавить их к огромной башне выросшей из книг в ее руках и замерла. Зандр. Красавец, прекрасный Зандр застыл в грациозной позе, рядом с книжной полкой, склонив свою белокурую голову над книгой. Он еще не видел ее, но всё же, Бонни, быстро отпрянула назад, в предыдущий проход. Она прислонилась к стене, тяжело дыша. Почувствовала, как щёки снова наливаются ужасным румянцем. Она осторожно выглянула из-за угла. Он не заметил ее; он все еще внимательно читал. Сегодня он был одет с серую футболку, и его мягкие на вид волосы немного завивались на затылке. Лицо его было печальным, красивые голубые глаза были скрыты под его длинными ресницами, и не было даже намека на его прекрасную улыбку. Темные тени залегли под глазами. Первым, возникшим, желанием Бони было, незаметно ускользнуть. Она могла не ждать и найти книгу Вирджинии Вульф завтра, но это ей не подходило, она собиралась прочитать ее сегодня. Она совсем не хотела, что бы Зандер думал, будто она преследует его. Было бы лучше, если бы он встретил ее где-нибудь, когда она не обращала бы на него внимания. Если бы он подошел к ней, то она поняла бы, что интересна ему. Хотя в конце концов, ведь возможно, что это не так. Он флиртовал с ней, когда они столкнулись, но он же чуть не сбил ее. Что, если он просто был дружелюбным? Что, если он даже не помнит Бонни? Нет, лучше пусть пройдет немного времени, а уж что-что, а ждать она умеет. Ради бога, она даже не захватила карандаш для глаз. Решившись, Бонни двинулась прочь. Но с другой стороны...

Бонни колебалась. Есть ли связь между ними или же нет? Она что-то почувствовала когда ее глаза встретились с его глазами. И он улыбнулся ей, как будто действительно видел ее свыше промахов и волнения. И что по поводу решения, которое она приняла днем раньше, направляясь к своему общежитию из точно такого же книжного магазина? Если бы она собиралась стать потрясающей, уверенной, выходящей из тьмы персоной, она не могла убегать каждый раз, когда она видела мальчика, который ей нравился. Бонни всегда восхищалась тем, что Елене всегда раз за разом удавалось добиться желаемого. Она лишь следовала за желанием, не видя препятствий. Когда только Стефан приехал в Феллс Черч, он не горел желанием иметь хоть что-либо общего с Еленой, естественно, не падать ей в объятия и начинать этот удивительный вечный роман. Но Елену словно и не волновало это. Она добьется Стефана, даже если эта задумка и убьет её. И да, это убило её, правда ведь? Девушка вздрогнула и слегка качнула головой. Вопрос в том, если ты хочешь обрести свою любовь, то не будешь пренебрегать попытками и сдаваться, верно? Она решительно подняла подбородок вверх. По крайней мере она перестала краснеть. Ее щеки были такими холодными, и наверно она была такой же белой, как снеговик, но она определенно не краснела. Это было уже что-то. Прежде чем она снова смогла передумать, она быстро зашла за угол, обратно в проход, где Зандер все еще читал.

- Привет! - сказала она слегка резко.- Зандер!

Он поднял глаза и в одно мгновенье удивительная и прекрасная улыбка появилась на его лице.

- Бонни! - воскликнул он восторженно. - Эй, не представляешь, как я рад снова видеть тебя. Я даже думал о тебе до нашей встречи.

- Думал? - Переспросила Бонни, и ей сразу захотелось пнуть себя, за слишком восторженный тон.

- Да, - сказал он тихо. - Правда, думал.- Его небесно-голубые глаза смотрели на неё.- Я хотел попросить у тебя твой номер телефона.

- Серьёзно? -. Снова переспросила Бонни, уже не беспокоясь, как это прозвучало

- Уверен, - сказал он. Он шаркал ногой по ковру, как будто немного нервничал, и тепло разлилось внутри Бонни. Лишь он заговорил с ней, так сразу начал нервничать!

- Я думал, - продолжил Зандер, - возможно, мы смогли бы вдвоем пересечься как-то. Если ты конечно не против.

- Ох, - промолвила Бонни, - я только за! Очень хотелось бы этого. Если и тебе хочется.

Зандер снова улыбнулся, и это было, словно их маленький угол секции беллеристики залился ярким светом. Бонни нужно было воздержаться от колебаний, он был так великолепен.

- Как насчет этих выходных? - спросил Зандер, и внезапно Бонни почувствовала такую легкость и оживленность, словно могла взлететь в воздухе, и улыбнулась в ответ.

Мередит шагнула левой ногой назад и подняла правую пятку, вернувшись в исходную позицию, она подняла руки вверх, резко сжала кулаки, в блокирующем движении. Тогда она двигала ногу боком в переднюю позицию и ударила кулаком вперед с кулаком левой руки. Ей нравилось заниматься по системе Тхэквондо. Каждое движение было поставлено, оставалось только снова и снова практиковаться, пока все очертания не приняли форму точности, изящества и контроля. Формы тхэквондо были совершенны, а Мередит любила совершенства. Самая великолепная вещь о них состояла в том, что однажды она узнала свои формы настолько хорошо, что они были такими же естественными, словно дыхание, может быть, она готова на все. Во время борьбы, она была способна интуитивно угадать следующее движение противника, и выставить блок или ударить без раздумий. Она стремительно повернулась, выставила блок правой рукой сверху, а левой снизу. Мередит знала, что это была подготовка. Если она была так подготовлена, что могла почувствовать нужное движение без участия мозга, тогда она действительно могла защитить себя, и любого вокруг себя.

Несколько недель назад, когда она и ее друзья были атакованы призраком и она вывихнула лодыжку, только у Стефана было достаточно силы, чтобы защитить Феллс Черч. Стефан, вампир. Губы Мередит сжались, когда она автоматически выбросила вперед правую ногу, скользнула в позицию тигра и поставила блок левой рукой. Стефан нравился ей, и она доверяла ему, правда доверяла, но все же... Она могла представить, что несколько поколений Сализ перевернулись бы в гробах, проклиная ее, если бы они знали, что она сама и ее друзья были так уязвимы, и только вампир оберегал их от опасности. Вампиры всё равно оставались врагами. Не Стефан, конечно. Она знала, несмотря на все то, чему ее учили, что могла доверять Стефану. Но с другой стороны был Деймон... Не смотря на то, что Деймон был полезен в паре битв, не смотря на достаточную забавность и искренность, не соответствующие его характеру, которых он придерживался последние несколько недель, Мередит не могла заставить себя доверять ему. Но если бы она тренировалась сильнее, совершенствовала себя, как воина, Мередит не пришлось бы. Она встала в основную стойку, и нанесла чистый и острый удар правой рукой вперед.

- Хороший удар, - послышался голос позади.

Мередит повернулась, чтобы увидеть коротко стриженую афроамериканскую девочку, прислонившуюся к двери тренировочного зала, и наблюдающую за ней.

- Спасибо, - сказала Мередит удивленно. Девушка зашла в комнату.

-У тебя что,- спросила она,- черный пояс?

- Да, сказала Мередит, и гордо добавила, -по тхэквандо и каратэ.

- Хм, - лишь сказала девушка, глаза которой сверкали.

- А у меня по тхэквандо и айкидо. Меня зовут Саманта. И я как раз искала партнера для спаринга. Не интересует? Несмотря на небрежность в ее тоне, Саманта нетерпеливо переступала с ноги на ногу, в уголках губ лукаво мерцала улыбка, глаза Мередит сузились.

-Конечно,- ответила Мередит, немного подумав. -Покажи мне что ты умеешь.

Саманта расплылась в улыбке ещё больше. Она скинула туфли и вышла на ковер напротив Мередит. Они мерились силами, оценивая друг друга. Она была на голову ниже Мередит, тонкая, но выносливая, с гладкими мускулами, и двигалась грациозно, как кошка. Ожидание в глазах девушки выдало надежды Саманты на то, что Мередит можно будет легко избить. Она считала, что Мередит была одним из тех учеников, которые имели все формы и технику, но без реального инстинкта борьбы. Мередит хорошо знала такой тип бойцов, достаточно часто встречала их на соревнованиях. Если бы это было то, что Саманта думала о Мередит, она была бы удивлена.

- Готова? - спросила Саманта.

На поклон Мередит, она немедленно начала наносить удары кулаком, пока переносила вокруг противоположную ногу, в попытке смести Мередит с ее ног. Мередит реагировала инстинктивно, блокируя удары, уклоняясь от ног, затем замахивалась собственными ударами, от которых Саманта уклонялась, усмехаясь с легким наслаждением. Они обменялись еще несколькими ударами и пинками,и, против своей воли, Мередит была впечатлена. Девушка была быстрой, быстрее чем большинство бойцов которых Мередит встречала ранее, даже с уровнем черного пояса, и на много сильнее ежели она казалась. Она была слишком дерзким, даже, агрессивным борцом вместо того, чтобы обороняться; таким образом, она стремилась нанести удар первой, чтобы продемонстрировать это. Мередит может использовать эту дерзость против нее. Саманта переместила свой вес и Мередит плавно задвигалась в своей защите, давая быстрый удар вращением пятки, который сильно поразил Саманту по верхей части бедра. Она немного пошатнулась, и Мередит быстро вышла за пределы. Лицо Саманты сразу же изменилось. Сейчас она поддалась злости, на что Мередит вновь могла ответить, что это было слабостью. Она нахмурилась, зжала губы, в то время как Мередит держала свое собственное лицо целенаправленно пустым. Кулаки и ноги Саманты перемещались быстро, но она теряла некоторую точность, когда она убыстрялась. Мередит притворилась, что под нападением падает назад, делая обманный маневр, чтобы сохранить противника выведенным из равновесия, обязывая себя отступить к углу, все еще блокируя удары Саманты. Когда она была почти загнанна в угол, она зажала свою руку против кулака Саманты, останавливая ее прежде чем она смогла продлить свой удар и сделала подсечку ногой под ней. Саманта споткнулась, схватила низкий удар Мередит, и тяжело упала на мат. Она лежала там и лишь на мгновение пристально посмотрела вверх на Мередит , пока Мердит нависла над ней,внезапно усомнившись. Она сделала больно Саманте? Будет ли девушка сердиться и штурмовать? Саманта расплылась в широкой сияющей улыбке.

- Это было невероятно! - сказала она, - Продемонстрируешь мне это движение?

Глава 6

Внимательно, Мэтт нащупывал дорожку своей ногой пока не добрался до травы, затем медленно стал двигаться по ней, держа руки впереди себя, пока не коснулся неровной коры дерева. Наверное было не так много людей, прогуливавшихся снаружи главных ворот кампуса, но он надеялся, только бы никто не увидел его, с завязанными глазами, одетого в костюм на-свадьбу-и-похороны и в галстуке, и выглядел,он был уверен в этом,как идиот. С другой стороны, он не хотел чтобы тот, кто должен прийти за ним, прошел мимо. Было лучше выглядеть как идиот сей час и стать членом общества Витале, чем прятаться, и провести остаток ночи с завязанными глазами в кустах. Мэтт пробирался обратно к месту, где, как он думал, должны быть ворота и споткнулся. Размахивая руками, он всё же сумел вновь обрести баланс. В этот момент он пожелал,чтобы кто-нибудь знал,куда он идет. Что если кто-то другой,кроме Общества Витале, послал ему письмо? Что если это был чей-то план, чтобы он угодил в ловушку? Метт провел пальцем под плотным,слишком тугим воротником. После всех странных вещей,которые произошли с ним в прошлом году,он не мог перестать быть параноиком. Если вдруг он исчезнет, то его друзья никогда не узнают о том, что произошло. Он подумал о смеящихся голубых глазах Елены,ее чистом,что-то ищущем взгляде. Она будет скучать по нему если он исчезнет,он знал, даже если она никогда не любила его так,как бы он этого хотел. Смех Бонни утратит свои беззаботные нотки,если Метта не станет, и Мередит станет более напряженной и ожесточенной,давя на себя сильней. Он имел немалое значение для каждого из них. В приглашении общества Витале было ясно сказано: не говори никому. Если он хочет попасть в игру, то должен следовать их правилам. И Мэтт понимал эти правила. Без предупреждения, двое схватили его за руки, по одному с каждой стороны. Инстинктивно, Мэтт начал бороться, и услышал раздраженное ворчание от человека, справа от него.

- Fortis Aeturnus, - прошипел человек слева от него, как пароль, его теплое дыхание было рядом с ухом Мэтта. Мэтт прекратил бороться. Это был слоган на письме от общеста Витал,не так ли? Это была латынь, он был полностью уверен в этом. Он попросил время,что бы выяснить,что это значит. Он позволил людям, держа его руки, проводить через газон на дорогу.

- Ступенька, - прошептал тот, кто вел его под левую руку, и Метт осторожно двинулся вперед, забираясь внутрь, как ему показалось, фургона. Крепкие руки нажали на его голову, чтобы он не ударился о крышу фургона. и Мэтт вспомнил то страшное время,это прошлое лето, когда он был арестован и обвинен в нападении на Кэролайн. Копы ударили его по голове просто так, когда посадили его в наручниках на заднее сиденье полицейской машины. У него скрутило желудок от ужасных воспоминаний, но он стряхнул их. Хранители уже стерли все воспоминания о Кэролайн, ее ложных обвинений, вместе со всем остальным, что они изменили. Руки усадили его на сиденье и пристегнули его ремнем безопасности. Казалось, не было людей, сидящих по обе стороны от него, и Мэтт открыл свой рот,что бы заговорить - что бы сказать о том,что он не знал.

-Успокойся,- прошептал таинственный голос, и Метт послушно замолчал. Он напряг свои глаза,пытаясь увидеть что-нибудь сквозь повязку на глазах, хотя бы намек на свет или тень, но вокруг было темно. Шаги стучали по полу фургона, потом двери захлопнулись, и завелся двигатель. Мэтт сел. Он пытался запомнить повороты, которые делал фургон, но потерял счет правых и левых уже через несколько минут, и вместо этого, просто тихо сидел, он ждал того,что бы увидеть,что же произойдет позже. Примерно через пятнадцать минут фургон остановился. Люди сидящие рядом с Меттом встали и он напрягся. Он слышал, как передние двери открылись и закрылись, а затем шаги обошли фургон вокруг до того,как задняя дверь открылась.

- Молчи, - вновь послышался голос, уже недавно указывавший ему.- Тебя проводят на следующий этаж твоего пути.

Человек рядом с Мэттом задел его, когда он поднялся, и Мэтт услышал, как он наткнулся на что-то вроде гравия под ногами, когда его увели. Он слушал настороженно, но один из этих людей ушёл, Мэтт слышал только нервозные движения других людей, сидящих в фургоне. Он подскочил, когда кто-то взял его за руки. Каким-то образом они пробрались на него снова; он не слышал ничего. Чьи-то руки помогли ему выбраться из фургона, затем направили его через что-то вроде улицы или двора, где под его ботинками гулко стучал сначала гравий, потом был тротуар. Его направляющие продолжали вести его прямо по лестнице, через какой-то зал, а затем обратно вниз. Мэтт насчитал три пролета вниз, прежде чем он снова остановился. "Жди здесь", сказал голос, и затем его сопровождающие отошли. Мэтт попытался понять, где же он находится. Он мог слышать людей, вероятно это были его спутники из фургона, двигающихся тихо, но ни один не произносил ни звука. Судя по эху, сопровождавшему их малейшие движения, они находились в большом помещении: тренажерный зал? подвал? Вероятно, он оказался в подвале, после всех тех лестниц, ведущих вниз. Позади него дверь, тихим щелчком, закрылась.

- Теперь ты можешь снять повязку, - проговорил новый голос, серьезный и уверенный. Мэтт снял свою повязку и огляделся, моргая, пока его глаза привыкали к свету. Это был слабый, отраженный свет, который поддерживал его теорию о подвале, но если это был подвал, то это было самое красивое место, что он видел. Комната была огромной, ее противоположный конец уходил в полумрак, и пол, и стены были выложены панелями из темного, тяжелого дерева. Арки и колонны по периметру поддерживали потолок, и были некоторые виды резных фигурок на них: умное, искривленное лицо того, что могло бы быть эльфом, искоса смотрело на него со столба; фигура бегущего оленя занимала одну арку. Обитые красным бархатом стулья, тяжелые деревянные столы выстроились вдоль стены, Мэтт и другие стояли перед большой центральной аркой, увенчанной большой витиеватой буквой V, состоящей из разных металлов блестящих, начищенных до блеска, искусно сваренных вместе. Ниже буквы V был тот же девиз, что и в письме:Fortis aeturnus. Поглядывая на людей, стоящих рядом с ним, Мэтт увидел, что он единственный не чувствовал замешательства и страха. Там было еще около пятнадцати человек, стоящих поблизости, и они, казалось, произошли из различных классов: не было никакой высшей цели, сутулый парень с бородой был новичком. маленькая, круглолицая девушка с короткими завитками темных волос поймала взгляд Мэтта. Она подняла брови, глядя на него, приоткрыв рот в изумлении. Мэтт улыбнулся ей, его настроение улучшилось. Он переместился поближе к ней, и уже открыл рот, чтобы прошептать приветствие, когда его прервали.

- Добро пожаловать, - сказал всё тот же сильный и авторитетный голос, который поручил снять повязку с глаз, и молодой человек подошел к центральным воротам, встав прямо под огромной буквой V. За ним шли кругом другие парни и девушки, одетые во все черное, на лицах у них были маски. «Это должно произвести эффект»- подумал Метт, но вместо этого люди в масках казались таинственными и отстраненными, он подавил дрожь. Парень под аркой был единственным,кто не носил маски. Он был немного ниже, чем молчаливые фигуры вокруг него,с темными курчавыми волосами, и он тепло улыбался, протягивая руки в направлении Мэтта и других.

-Добро пожаловать,- сказал он снова,- в секрет... Может быть, вы слышали слухи о Обществе Витале, старейшей и наиболее уважаемой организации колледжа Далкрест. Это общество,о котором часто говорят шепотом, но о котором никто не знает правды. Никто, кроме его членов. Я Итан Крейн, действующий президент Общества Витале, и я очень рад, что ты принял наше приглашение.- Он замолчал и посмотрел вокруг.

- Ты был приглашен в поручительство, как лучший из лучших. Каждый из вас имеет свои сильные стороны. - Он показал на высокого, бородатого парня, Мэтт посмотрел туда.- Стюарт Ковингтон здесь поскольку считается не понаслышке научным умом старших классов, я бы сказал самым блестящим и, пожалуй, он является одним из самых перспективных людей в нашей стране. Его статьи о биогенетике уже не раз публиковались в журналах.- Итан вошел в толпу и остановился рядом с Мэттом. Так близко что Метт увидел, что глаза Итана почти золотисто-карие и наполнены теплотой.- Метт Хоникат поступил в Далкрест в качкстве главного игрока в футбольной команде после того, как вывел свою школу на чемпионат штата и выиграл в прошлом году. Он мог бы поступить в любой университет квалифицировавшийся на футболе, но он решил приехать в Далкрест.- Мэтт наклонил голову скромно, и Этан сжал плечо, прежде чем перейти к милой круглолицей девушке.- Хлоя Паскаль, те кто принимал участие в конкурсе искусст в прошлом году, знает, что она самый талантливый художник всего кампуса. Ее динамичные, увлекательные скульптуры выигрывают премии Гершнер вот уже два года подряд.- Он похлопал Хлою по плечу, от чего она покраснела. Итан продолжил, переходя от одного члена их небольшой группы к другому, перечисляя достижения участников. Метт слушал в пол уха, так как он пристально следил за выражениями лиц других участников, обладающих талантами, но сложилось впечатление, что это действительно собрание лучших из лучших. Выглядело так, будто он единственный первокурсник. Он чувствовал, как Этан зажег свечу светящуюся в нём: он, Мэтт, который был наименее особенным из его группы друзей, был избранным.- Как видите,- сказал Этан, кружась к переду, группы,- у каждого из вас есть определенные таланты. Ум, творчество, атлетизм, способность вести за собой других. Эти качества, когда собраны вместе, могут сделать из вас самую элитную и мощную группу, не только на территории кампуса, но на протяжении всей жизни. Общество Витале - это организация, имеющая долгую историю, и как только вы станете членом общества, вы с нами на всю жизнь. Навсегда.- Он поднял палец вверх, как бы предостерегая, его лицо было серьезным.

- Тем не менее, эта встреча - лишь первый шаг на пути к тому, чтобы вступить в общество Витале.- И это трудный путь.- Он улыбнулся им снова.- Я верю, - мы верим, что в каждом из вас есть все, что нужно, чтобы стать членом Общества Витале. Вы бы не были приглашены сюда, если мы не думали, что вы этого достойны.

Мэтт расправил плечи и высоко держал голову. Был ли он наименее значим для своих друзей или нет, он спасал мир - или, по крайней мере, свой родной город - и не один раз. Если он был в одной команды спасшей мир, то он был уверен, что сможет справиться с любым испытанием которое придумает общество Витале. Этан улыбнулся ему.

- Если вы готовы вступить в Общество Витале, сохранить нашу тайну, и завоевать наше доверие, сделайте шаг вперед. Без колебаний, Мэтт шагнул вперед. Хлоя, и бородатый парень - Стюарт шагнули вместе с ним и, оглядевшись, Метт увидел, что все из группы сделали шаг вперед. Итан подошел к Мэтту и взял его за лацкан костюма.

-Вот - сказал он, что-то быстро прикрепив к нему, и давая возможность Метту уйти.- Носи это всегда, но осторожно. Ты обязан держать в секрете ото всех тот факт, что входишь в наше общество. Мы свяжемся с тобою. Мои поздравления.- Недолго, но искренне улыбнувшись Мэтту, он направился к Хлое, говоря ей тоже самое. Мэтт отвернул лацкан пиджака вверх и посмотрел на маленькую темно-синюю V, что Итан прикрепил к нему. Раньше он никогда не ловил себя на мысли о братствах или же о тайных обществах, или о любой другой организации, которая не имеет ни малейшего отношения к спортивной команде. Но это, быть новичком в легендарном Обществе Витале, означало быть другим. Они увидели в нём-то что-то, что-то особенное.

Глава 7

- Было бы трудно найти группу поселенцев, менее подходящую для строительства новой колонии, чем сто пять человек, которые плыли вверх по реке из Чесапикского залива в 1607 году и основали Джеймстаун,- Профессор Кэмпбелл читал лекцию в группе Елены.- В то время, было несколько плотников, каменщик, кузнец, и, возможно, дюжина разнорабочих среди них, их было на много меньше, чем самопровозглашённых господ, которые составляли почти половину партии.- Он сделал паузу, и насмешливо улыбнулся.- "Джентльменами" в данном случае называли людей, не имеющих профессии или собственного дела. Многие из них были ленивыми, праздными людьми, которые присоединились к экспедиции Лондонской Компании в надежде получения прибыли, они не понимали, как много работы потребует основание колонии в Новом Мире на самом деле. Поселенцы высадились весной, и к концу сентября, половина из них были мертвы. К янтарю когда Капитан Ньюпорт вернулся с припасами, и новыми колонистами, только тридцать восемь первоначальных поселенцев осталась живы. Ленивые и бестолковые - аккуратно записала в блокнот Елена. Погибли меньше, чем за год. История Юга была ее первой лекцией, и колледж как уже было доказано, стал очевидным жизненным опытом. Учителя её средней школы, всегда подчёркивали мужество и предприимчивость, когда они говорили о первых переселенцах Вирджинии, но не о случаях беспомощности.

- В четверг, мы будем обсуждать легенду о Джоне Смите и Покахонтас. Мы обсудим факты и то, как они отличаются от собственной версии Смита, так как он имел склонность к саморекламе, - объявил профессор Кэмпбелл.- Темы для чтения обозначены в программе, поэтому, пожалуйста, подготовьтесь к оживленной дискуссии, в следующий раз.-

Он был пухлым, энергичным невысоким человеком, его маленькие черные глаза оглядели класс и когда они остановились на Елене, он добавил:

- Елена Гилберт? Пожалуйста, останьтесь после занятий ненадолго. Я хотел бы поговорить с вами.- У неё было время, задуматься, беспокоясь о том, как он её узнал, среди студентов, так как, часть группы уже вышла из аудитории, но некоторые остановились, чтобы задать ему вопросы. Она ничего не говорила во время его лекции, и в классе было около пятидесяти учеников. Как только последний из ее одноклассников исчез за дверью, она подошла к его столу.

- Елена Гилберт, - сказал он добродушно, его блестящие глаза изучали ее.- Я приношу извинения за то, что отнимаю у вас время. Но когда я услышал ваше имя, я должен был спросить.- Он сделал паузу, и Елена почтительно отозвалась, - Профессор, что спросить? - Видите ли, мне знакома фамилия Гилберт,- сказал он,- И чем больше я смотрю на вас, тем больше вы мне кого-то напоминаете, кого-то двоих, тех. которые когда-то были очень дорогими друзьями для меня. Вы случаем не дочь Элизабет Морроу и Томаса Гилберта?

- Да, это я, медленно произнесла Елена. Она должна была ожидать того, что может встретить кого-то, кто был знаком с ее родителями, здесь в Далкресте. Но все же ей было странно услышать их имена.

- Ах! - Он сцепил пальцы на животе и улыбнулся ей довольной улыбкой.- Вы так похожи на Элизабет. Это поразило меня, когда Вы вошли в комнату. Но в вас есть, так же, что-то от Томаса, в этом трудно ошибиться. Что-то в вашем выражении лица, я полагаю. Видя вас, я возвращаюсь к тем дням, когда сам был студентом. Она была прекрасная девушка, ваша мама, просто прелесть.

- Вы учились здесь, вместе с моими родителями? - спросила Елена.

- Конечно же. - Маленькие черные глазки, профессора Кэмпбелла расширились.- Они двое были моими лучшими друзьями, здесь. Двое из лучших друзей, которые у меня когда-либо были.Мы потеряли след друг друга через несколько лет, я боюсь, но я слышал об аварии.- Он расцепил пальцы и нерешительно коснулся ее руки. - Мне так жаль.

- Спасибо - Елена закусила губу. - Они никогда не рассказывали про свои студенческие годы. Может быть, когда я стала бы старше, они могли бы… - Она умолкла, и с тревогой поняла, что ее глаза наполнились слезами.

- О, моя дорогая, я не хотел тебя расстраивать. - Профессор Кэмпбелл похлопал себя по карманам пиджака.- И у меня никогда нет платка, когда он нужен. О, пожалуйста, не плачь!- Его, смешно выраженное, огорчение, заставило Елену улыбнуться ему сквозь слёзы, и он расслабился и улыбнулся в ответ. – Так то, лучше, - сказал он.

- Знаешь, если ты захочешь узнать больше о своих родителях, и какими они были тогда, я был бы рад рассказать тебе о них. У меня есть разные истории.

- Правда? - Спросила Елена с надеждой. Она почувствовала трепет волнения. Тетя Джудит иногда говорила с Еленой о ее матери, но воспоминания, которыми она делилась, были в основном из детства. И Елена, в самом деле, ничего не знал о прошлом своего отца, всего лишь, что он был единственным ребенком в семье и его родители умерли.

- Непременно, непременно, - заявил профессор Кэмпбелл радостно.

- Приходи ко мне в мои приёмные часы, и я расскажу тебе всё о нашем бурном веселье, в былые дни. Я там каждый понедельник и пятницу, с трёх до пяти, и окажу тебе торжественный приём. Образно говоря, конечно. Подам тебе, какой ни будь ужасный сорт кофе.

- Спасибо, профессор Кэмпбелл, сказала Елена. - Я хотела бы их услышать.

- Называй, мня Джеймс, - сказал он. - Это ерунда. Я что - нибудь смогу сделать, чтобы ты чувствовала себя здесь, в Далкресте, как дома.- Он склонил голову набок, и лукаво посмотрел на неё, его глаза, блестели как у любопытного маленького зверька.

- Всё же, как дочь Элизабет и Томаса, ты должно быть, очень необычная девушка!

Большой чёрный ворон ходил взад и вперёд, за открытым окном аудитории, сжимая и разжимая своими мощными когтями сук, на котором сидел. Деймон хотел превратиться обратно в вампира, перелезть через окно, и учинить быстрый, но эффективный допрос профессору. Но Елена бы этого не захотела. Она была так наивна, чёрт возьми! Да, да, она была его восхитительной, блестящей, добродушной принцессой, но она была до смешного наивна, даже слишком. Они все были такими. Деймон раздражённо чистил свои взъерошенные перья, возвращая им радужную гладкость. Они были так молоды.

В этот момент, Деймон мог оглянуться назад и сказать, что никто не извлекал уроков из жизни, в течение ее первой сотни лет или что-то около того. Ты, действительно, должен быть бессмертным, чтобы было время, научиться защищать себя, должным образом. Вот Елена, так доверчиво уставилась на своего профессора. И это после всего, через что она прошла, после всего, что она видела, она так легко успокоилась в полной беспечности, все, что было нужно, это пообещать ей, рассказать о её родителях, и она радостно понеслась бы, чтобы встретиться с ним в его кабинете, всякий раз, когда бы он предложил. Сентиментальная дурочка. Что может рассказать ей этот человек, что смогло быть, хоть как-то, действительно важным? Ни что не может вернуть её родителей. Скорее всего, профессор не представлял опасности. Дэймон исследовал его своей силой, которой почувствовал только мерцание человеческого разума, ни какой тёмный всплеск в ответ на силу, не исходил от маленького человека, ни зыби тревожных или насильственных эмоций. Разве мог он быть уверен в этом?

Сила Деймона не могла обнаружить каждого монстра, не могла предсказать каждый обман человеческого сердца. Однако реальной проблемой здесь была Елена. Она, очевидно, забыла, что потеряла всю свою силу, что Стражи ободрали ее спину, и она снова стала простой, уязвимой, хрупкой, смертной девушкой. Видимо она думала, что сможет защитить себя. Они все такие. По началу, Деймон был вне себя, медленно осознавая, он начинал испытывать ощущение, что все они были его людьми. Елена и маленькая красная птичка, впрочем, они все, ведьма Миссис Флауэрс, и истребительница (вампиров), и также парень Мэтт. Эти двум последним он даже не нравился, но он чувствовал себя обязанным следить за ними, чтобы помешать им, причинить себе вред, из-за их природной глупости. Деймон был не из тех, кто хотел здесь быть. Нет, это: "давайте все возьмёмся за руки и умрём от нашего дальнейшего образования, вместе ", идея была не его, и он отнёсся к ней с соответствующим презрением. Он не был Стефаном. Он не будет тратить попусту своё время, притворяясь, одним из смертных детей. Однако он обнаружил, к своему ужасу, что не хотел бы потерять их, каждого. Это доставляло неудобства.

Вампиры не были стадными животными и не похожи на людей. Он не должен волноваться о том, что произошло с ними. Эти дети должны быть добычей, и ни чем более. Но, будучи мёртвым, и вернувшись обратно, сражаясь с фантом ревности и освободившись от нездоровой зависти и страданий, что удерживало его в плену с тех пор, как он был человеком, изменило Деймона. Вместе с тем, как он избавился от тяжёлого кома ненависти, в центре своей груди, который находился там долгое время, он обнаружил в самом себе ощущение лёгкости. Словно ему, едва не… всё равно. Мешало или нет, но ощущалось это на удивление комфортно, имея эту привязанность к маленькой группе людей. Тем не менее, он бы умер, снова, вместо того, чтобы признать это вслух.

Он щёлкнул клювом несколько раз, когда Елена попрощалась со своим профессором и вышла из аудитории. Затем Деймон расправил крылья и метнулся вниз, к дереву, рядом с входом в здание. Рядом, на другом дереве, худенький молодой человек клеил листовку с фотографией девушки, и Деймон подлетел поближе, для того чтобы рассмотреть её более пристально. «Пропавшая без вести студентка», гласило в верхней части листовки, и ниже фотографии, были подробности ночного исчезновения: ни намёков, ни сведений, ни каких улик, ни какого представления о том, где могла бы быть девятнадцатилетняя Тейлор Харрисон. Подозрение в умышленном нарушении правил. От встревоженной за неё семьи, обещана награда, за информацию, которая поможет вернуть её невредимой. Деймон резко каркнул. Что-то здесь было не так. Он уже понял это - почувствовал что-то вокруг этого кампуса, как только он приехал сюда два дня назад, хотя он не был вполне уверен в этом. Иначе, зачем бы он так беспокоился о своей принцессе? Елена вышла из здания и пошла через двор, заправив свои длинные золотистые волосы за уши, не обращая внимания на чёрного ворона, который пикировал, над ней, с дерева на дерево. Деймон решил выяснить, что здесь происходит, и он собирался сделать это прежде, чем это коснулась бы кого-либо из его людей. Особенно Елены.

Глава 8

- Ну, я не думаю, что есть хоть что-то, на хот-ланч баре, что, я когда-либо принимала за еду, - жаловалась Елена Стефану.

- В половине блюд я даже не могу определить продукты. - Стефан терпеливо наблюдал, как она перешла к салат-бару.- Это не намного лучше, - сказала она, и зачерпнула полную ложку жидкого творога, затем позволила ему выплеснуться назад в контейнер.

- Я думала, что еда в колледже могла бы быть более съедобной, чем в кафетерии нашей школы, но очевидно я ошиблась. Стефан издал неопределенный звук в знак согласия и огляделся выбирая место, куда бы им сесть. Он не ел. Он уже почти не чувствовал вкуса человеческой еды, и сегодня утром, используюя свою Силу, заманил голубя на свой ​​балкон. В котором оказалось достаточно крови, чтобы продержатся до вечера, когда опять придется охотиться. Как только Елена, наконец, собрала себе салат, он повел ее к пустому столику, который заметил. Прежде чем сесть за стол, она поцеловала его, и когда их умы соприкаснулись, дрожь наслаждения охватила его. Знакомое звено связи между ними скользнуло на своё место, и он почувствовал радость Елены, ее чувство удовлетворения, от того, что она была снова с ним, и почти нормальной, жизни. Под этим, малая толика волнеия искрясь, пронизывала ее, и Стефан мысленно отправил вопрос, используя связь между ними, интересуясь, что произошло с тех пор, как они расстались сегодня утром. Елена прервала поцелуй и ответила на его немой вопрос.

- Профессор Кэмпбелл, профессор истории, был знаком с моими родителями, когда они учились в колледже, - сказала она. Голос её был спокоен, но глаза блестели, и Стефан смог почувствовать, насколько было это важно для нее. - Они были очень близким друзьями. Он может рассказать мне о них, про ту часть их жизни, о которой я никогда раньше не знала.

- Это же здорово, - порадовался за неё Стефан. - Как прошли занятия?

- Всё нормально, - ответила Елена, начиная есть салат. - Первые две недели, мы будем беседовать о колониальном периоде.- Она подняла глаза, и вилка повисла в воздухе. - А что у тебя? Как твоя лекция по философии?

- Нормально. - Стефан замолчал. «Нормально» - это было не совсем то, что он хотел сказать. Это было необычно, снова сидеть в аудиториях колледжа. Он учился в колледже несколько раз на протяжении своей долгой жизни, и наблюдал смену причуд в сфере образования. Сначала, его сокурсниками были, отобранные из числа богатых, молодые люди, теперь же, был более разнообразнный состав парней и девушек. Но было существенное сходство у всех этих переживаний. Профессор, читающий лекции, скучающие или крайне прилежные студенты. Определенная поверхностность мышления, застенчивое уклонение от демонстрации более глубоких чувств. Деймон был прав. Стефан не отсюда, он просто опять играет роль. Убивает часть своего безграничного времи. Но Елена… Он смотрел на нее, в ее ясные голубые глаза устремленые на него… Она принадлежала этому миру. Она заслужила шанс на нормальную жизнь, и он знал, что она не поехала бы в колледж без него. Мог ли он, все это, сказать ей? Он не хотел, видеть в этих глазах, цвета ляпис-лазури, и тени волнения, но он поклялся себе, что всегда будет честным с ней, и обращатся как с равной. Он открыл рот, надеясь поделиться своими переживаниями.

- Вы слышали о Даниэле Гринуотере? - спросила девушка рядом, с выраженным любопытством в голосе, когда она и ее друзья заняли пустые стулья на другом конце стола. Стефан закрыл рот и повернул голову, чтобы послушать.

- Кто такой Даниэль Гринуотер? - спросил кто-то еще.

- Посмотри, - сказала первая девушка, разворачивая газету, которую она держала. Взглянув мельком, Стефан увидел, что это была университетская газета. Он первокурсник, и он просто исчез. Вчера вечером, он вышел из студенческого центра, после закрытия, а его сосед утверждает, что он не вернулся в комнату. Это действительно прозвучало жутко. Стефан через стол взглянул на Елену, и она, задумавшись, приподняла бровь. Возможно, это было то, в чем им следовало разобраться. Девушка, на другом конце стола, пожала плечами.

- Наверное, у него здесь были проблемы, и он уехал домой. А может, сосед по комнате убил его. Видишь ли, это само приходит на ум, как если бы твой сосед по комнате умер.

- Это чушь, - сказал Стефан рассеянно, и девушки посмотрели на него с удивлением. - Пожалуйста, можно мне это посмотреть, ненадолго? - Они передали ему газету, и Стефан начал изучать фотографтю на первой полосе. С фотографии из выпускного альбома ему улыбался худощавый паренёк с небрежно зачёсанными волосами, слегка неправильным прикусом и доброжелательным взглядом. Он узнал это лицо, и имя показалось тоже знакомым.

- Он живет в нашем общежитии, - сказал он тихо Елене. - Помнишь, мы его видели? Помоему, ему эдесь было не плохо. Не думаю, что бы он уехал отсюда, по своей воле.- Теперь, Елена уставилась на него широко раскрытыми глазами, полными страха.

- Думаешь, что-то ужасное случилось с ним? Что-то странное произошло во дворе, в первую ночь, когда мы приехали сюда. - Она сглотнула.- Говорили что, девушка попала в неприятности, но полицейские вряд ли будут что-нибудь нам рассказывать. Как думаешь, это может быть связано с исчезновением Даниэля Гринуотера?

- Я не знаю, оветил глухо Стефан, - но я беспокоюсь. Не люблю ничего необычного. Он встал. - Мы можем идти? - Елена кивнула, хотя половина ее обеда осталась на подносе. Стефан вежливо передал газету девушкам и вышел следом за Еленой.

- Может быть, мы параноики, потому что уже привыкли, к нечто ужасному, - сакзала Елена, когда они шли назад по дороге, к своему общежитию. - Но люди всё время исчезают. Девушек преследуют или иногда нападают на них. Это звучит прискорбно, но вовсе не значит, что во всём есть зловещий заговор.- Стефан остановился, уставившись на листовку, приклеенную к столбу кафетерия. "Пропавшие без вести студенты", гласил заголовок, с изображением девушки под ним.

- Елена, обещай мне, что ты будешь осторожна, - сказал он. - Предупреди Мередит и Бонни, тоже. И Мэта. Никто из вас не должен бродить по кампусу в одиночку. В любом случае, не в ночное время.- Елена кивнула, и побледнела, глядя на листовку с фотографией. Несмотря на своё беспокойство, Стефан почувствовал острый укол сожаления. Она была так возбуждена, когда они встретились за обедом, а теперь, душевный подъём иссяк. Он обхватил ее за талию, желая поддержать и сохранить равновесие.

- Почему бы нам не встретиться сегодня вечером? - спросил он. – Я должен пойти на занятия с группой, но это не слишком долго. Мы могли бы прогуляться за пределами кампуса после обеда. Может быть, ты останешся на ночь? Я чувствую себя лучше, если знаю, что ты в безопасности.- Елена посмотрела на него, и в ее глазах заискрился смех.

- Ну, если это единственная причина, по которой ты хочешь видеть меня в своей комнате, - сказала она, улыбаясь.

- Мне не неприятно даже думать, что ты замышляешь посягнуть на мою добродетель.- Стефан подумал о сливочной коже Елены, о золотых шелковистых волосах, почувствовал тепло, и богатый опьяняющий вкус ее крови. Идея, держать её в своих объятиях, без присутствия тёти Джудит или его хозяйки, миссис Флаурс, не в холле, была опьяняющей.

- Конечно, нет, - прошептал он, склонив к ней голову.- У меня нет таких замыслов. Я живу только, чтобы заботится о тебе.- Он снова поцеловал Елену, посыллая ей всю свою любовь и стремление к ней. Над их головами, Стефан услышал пронзительное карканье и хлопанье крыльев, и, его губы застыли напротив Елены, он нахмурился. Она, казалось, почувствовала его внезапное напряжение и отодвинулась от него, прослеживая его пристальный взгляд к черному ворону, кружащему над ними. Деймон. Как всегда, следил за ними, следил за Еленой.

- Превосходно! -. Раздавался голос Итана через всю баскетболльную площадку, где собрались члены студенческого братства. Близился рассвет, и никого не было по близости за исключением Итана и соннолицых членов общества.

- Как вам уже известно, из нашей первой встречи, каждый из вас является образцом одиного или нескольких видов максимальных достижений. Но этого недостаточно. - Он сделал паузу, переводя взгляд от лица к лицу.

- Этого не достаточно, каждому из вас, обладать только частью лучшего. Вы сможете развить все эти качества в себе. Во время своего пребывания в братстве, вы откроете мир внутри себя, который вы даже не представляли. - Мэтт пошаркал кроссовкой об асфальт и попытался не допустить скептическое выражение на своём лице. Но ожидал его, зная, что при покорении вершин академических или творческих успехов, он имел мало шансов на победу. Скромность не была его отличительной чертой, но он был реалистом, и мог бы перечислить свои лучшие качества. спортсмен, хороший друг, свой ​​парень. Он был не глуп, но если преуспевание в интеллекте и творчестве, являются предпосылками для того, что бы быть членом общества "Витале", он может сдаться прямо сейчас. Потирая затылок, он оглянулся на своих сникнувших собратьев. Отрадно было видеть, что на лицах большинства из них, было в выражение едва сдерживаемой паники: видимо, "развить все качества в себе", не было тем, на что рассчитывал любой из них. Хлоя, милая круглолицая девушка, которую он заметил ещё на первом собрании, поймала его взгляд и подмигнула ему, едва взмахнув ресницами, он улыбнулся в ответ, чувствуя себя до странности счастливым.

- Сегодня, - заявил Итан, - мы будем работать над атлетизмом.- Мэтт вздохнул с облегчением. Атлетизм - это он может. Его окружали поникшие лица. Интеллектуалы, руководители, начинающие творческие гении, они не были похожи на жаждущих, похвастаться своим спортивным мастерством. Тихий мятежный ропот нарастал среди них. - Не хандрить, - сказал Итан, смеясь. - Я обещаю вам, к тому времени, когда вы станите полноправными членами общества, каждый из вас достигнет своего пика физического совершенства. Вы впервые, почувствуете, что значит быть действительно живым.- Его глаза блестели от возможностей. Итан продолжал намечать задачи для членов студенческого братства. Они были приблизительно на пятнадцать миль в перспективе, с несколькими препятствиями на пути. - Будьте готовы к тому, что можете испачкаться, - предупредил он их весело, - Но это будет замечательно. Когда вы придёте к финишу, вы поймёте, что добились чего-то нового. Прошу вас, помогать друг другу. Но имейте в виду: если вы не уложитесь в три часа, вы не сможете продвинуться на следующую ступень в студенческом братстве. - Он улыбнулся. - Только лучшие могут стать членами общества "Витале". Мэтт посмотрел вокруг и увидел, что все отобранные, даже те, кторые выглядели так, будто никогда не покидали научную лабораторию или библиотеку, зашнуровывали свои кроссовки и разминали мышцы, с решительными выражениями на лицах.

 - Святая корова! - прозвучало рядом с ним. Это был приятный голос, с неподражаемым протяжным звуком в нём, голос, который пришел откуда-то южнее Вирджинии, Мэтт и улыбнулся даже прежде, чем оглянулся и увидел, что это была Хлоя.

- Я полагаю, ты здесь единственный человек, у которого не будет с этим проблем, - сказала она. Девушка была такой милой. А когда она улыбалась, на щеках появлялись ямочки, и ее короткие темные кудряшки были убраны за уши.

- Привет! Я Мэтт, - представился он, улыбаясь ей в ответ.

- А я знаю, - воскликнула она радостно. – Ты наша футбольная звезда.

- А ты Хлоя, классый художник, - сказал он.

- Ой! - Она покраснела. - Я даже не знаю что сказать.

- Я иногда люблю смотреть на твои работы, - сказал он ей, и ее улыбка стала шире.

- Посоветуешь что-нибудь, на счёт сегодняшнего марафона? - спросила она. - Я никогда не бегала раньше, ну если только за автобусом, и я наверно пожалею об этом.- Её личико было таким трогательным, что Мэтту тут же захотелось крепко обнять её. Но вместо этого, он нахмурился и задумчиво посмотрел на небо.

- В таком случае, - сказал он, - самое лучшее, что можно сделать, так это держать руки с наклоном в пятьдесят градусов к земле и передвигатся, шагая легкими прыжками.- Хлоя недоумённо смотрела на него с минуту, и затем захихикала.

- Ты смеёшся надо мной, обиделась она. – Это не чесно.

- Я даже не думал об этом! Я помогу тебе,- заверил её Мэтт, с чувством превосходства. – Мы сделаем это вместе.

Глава 9

"Где ты?"- написала Елена не скрывая нетерпение. Стефан должен был встретить ее возле ее комнаты, больше чем 20 минут назад. Конечно его занятия уже закончились? Она умирала с голоду. Она ходила по комнате, изредка поглядывая на темные ветви деревьев за окном. Это было не похоже на Стефана, чтоб он опаздывал. Она проверила свой телефон.Было еще слишком рано, чтоб пытаться связаться с ним вновь. Снаружи, что-то темное шевельнулось,и она затаила дыхание. Она встряхнула головой.Это были всего лишь ветви деревьев, колышущиеся на ветру. Елена подошла ближе,пытаясь увидеть через отражение в стекле. Их комната на третьем этаже, не было никого сидящего столь высоко. По крайней мере, не один человек.Елена вздрогнула. "Елена", сказал прохладный, чистый голос извне. С писком, который звучал, как испуганный кролик, Елена дернулась назад, прижимаясь одной рукой к ее стучащему сердцу. Через некоторое время она подошла к окну и распахнула его.

-Деймон,- сказала она.-Ты до смерти меня напугал. Что ты здесь делаешь?

В темноте сверкнула белоснежная улыбка. Насмешливый тон сквозил в его ответе.

-Жду пока ты пригласишь меня в свою комнату, конечно.

-Тебе не нужно приглашение.- сказала Елена.- Ты помог мне заселиться

-Я знаю,- сказал Деймон, улыбаясь. Я буду джентельменом.- Елена колебалась. Конечно она доверяла Деймону, но это всё выглядело слишком лично. Деймон снаружи в темноте, Елена одна в своей спальне, никого из соседей по комнате рядом. Он бывал в ее комнате дома,но тетя Джудит и Роберт били внизу в холле. Она поинтересовалась, не будет ли Стефан возражать, если она останется наедине с Деймоном, но она отбросила эту мысль. Он доверял Елене, и только это имело значение.

-Елена… - голос Деймона был мягок, но настойчив.- Впусти меня, прежде чем я упаду.- Закатывая свои глаза,она сказала:

- Ты никогда не упадешь. А если бы упал,ты б взлетел. Но ты можеш войти, в любом случае. - С еле слышимым свистом, так быстро, что она даже не смогла различить как, Деймон вдруг очутился рядом с ней, Ей пришлось отступить на шаг. Глаза и волосы такие темные как ночь,бледная светящаяся кожа,совершенно точеные черты лица. Он даже пахнет хорошо.Его губы выглядели настолько мягкими ... Елена поймала себя наклоняющейся к нему,ее собственные губы приоткрылись,и рванула назад.

- Прекрати это! - сказала она.

- Я ничего не делаю. - невинно ответил Деймон. Когда Елена скептически выгнула бровь,он пожал плечами и стрельнул в нее краткой,ослепительной улыбкой. «Вот,- подумала Елена.- Вот почему Стефан мог возражать против пребывания здесь Деймона. Хорошо.»

-Я всего лиш дразню тебя.- Он оглядел комнату и выгнул свою бровь.- Зачем, Елена,?- он сказал.- Я почти разочарован. Ты и твои подруги живете здесь вместе.

Елена следила за его глазами. Там где располагалась Бонни был беспорядок, игрушки, наряды которые она отвергла, и Далкрестская атрибутика.В отличии от места где расположилась Мередит, там было все аккуратно, книги стояли в алфавитном порядке, На столе лежала одинокая серебряная ручка, рядом располагался тонкий серебряный ноутбук, постель аккуратно застелена шелковым одеялом расшитого тонкими серым и и белыми узорами. Ее комод и чулан были закрыты,но внутри,Елена знала,одежда Мередит будет разложена по типу,цвету и сезону. Деймон был прав: только глядя в эту часть комнаты, можно с легкостью сказать, что Мередит рациональна, аккуратна, дисциплинированна, в то время как Бонни была легкой, веселой и неорганизованной. А,что на счет собственных вещей Елены?Что они скажут о ней? Она критически взглянула на свою часть комнаты. Картины, обрамленные красивыми рамками, с её любимых выставок, её серебряная щетка и расческа, аккуратно лежащие на комоде, глубокого голубого цвета простынь, которая, как она прекрасно знала, подчеркивала её глаза и волосы. Кто-то, кто держался за то, что он ей нравился и это, бесспорно, неизменно? Кто-то, кто прекрасно знал о том, что подходит ей? Она не была уверена. Деймон снова улыбнулся ей,на этот раз без насмешливого укола:

- Не думай об этом ни секунды, принцеса.- ласково сказал он.- Ты больше чем твое имущество.

- Спасибо, - лаконично сказала она, - так ты просто заглянул ко мне в окно, желая сказать "Привет"?

Он вытянул руку и заправил за её ухо выбившуюся прядку волос. Они стояли очень близко друг к другу, отчего Елена слегка отошла.

- Я тут подумал, раз ты уже девушка с колледжа, так почему бы нам не пойти и не поразвлечься этим вечером?

- Развлечься? - ответила Елена, всё ещё отвлекаясь на её рот, - что ж это за развлечение?

- О, ты знаешь, ничего такого - начал он, - всего лишь небольшой ужин, парочку напитков. И всякая другая дружественная чепуха. Ничего особенно дерзкого.

- Да, - сказала Елена решительно, - звучит классно. Но я не могу сегодня. Мы со Стефаном как раз собирались на ужин.

- О, конечно же, - молвил Деймон. Он отвесил ей его фирменный поклон, что было очевидно, предполагалось, было благосклонной улыбкой, что она должна была подавить хихикань. Выражение поддержки, дружелюбия и даже скромности - всё это не походило на привычный вид Деймона. Он прилагал всевозможные усилия, чтобы быть её другом, хотя они-то все знали, что между ними было нечто большее. С тех пор как он умер и возвратился, он всячески старается изменить его отношения со Стефаном и с ней, она знала, он старался быть совершенно другим, таким каким не был никогда прежде. И эта задача была не из числа легких для бедного Деймона, старавшегося быть хорошим. Он был не практикованным. Телефон Елены зазвонил. Она прочла появившееся на экране сообщение от Стефана: «Мне очень жаль. Исследовательская группа задерживается. Думаю, что задержусь здесь как минимум ещё на час. Встретимся немного позже?»

- Возникла проблемка? - Деймон смотрел на неё также невинно с дружелюбной улыбкой на лице, отчего Елену с головой захлестнуло чувство близости с ним. Он был её другом. Почему бы ей не пойти с ним?

- Поменялись планы, - ответила она оживленно, - можем пойти куда-нибудь, только ненадолго. Через час мне нужно быть здесь, чтобы встретится со Стефаном, - она быстро печатала смс Стефану, чтобы известить его о том, что она она собирается захватить немного еды. Лишь она подняла свои глаза вверх, так сразу увидела торжествующую улыбку на лице Деймона, протянувшего ей руку.

Бонни шла через университетский городок, практический в такт к счастливой мелодии в ее голове.Свидание с Зандером,ла ла ла ла.Это было тоже было как раз вовремя. Она нетерпеливо ожидала увидеть Зандра снова на этой неделе, и хотя они говорили по телефону, она не положила глаз на него вокруг университетского городка на других, даже при том, что, конечно, она искала Наконец она увидеться с ним. Ла ла ла ла ла. Прекрасный, великолепный Зандер. Она была в джинсах из серебра, драпировки сверху, что по крайней мере, сделали его похожим на нее может быть несколько расщепление. «Это была хорошая одежда,- подумала она,- Занижена, достаточно просто тусоваться, но и немного не особенная». В самый последний момент, на всякий случай, они решили пойти в клуб или во что-то другое. Зандер не поделился с нею планами, лишь попросил встретится за научным зданием. "Ла ла ла ла ла, " напевала она. Шаги Бонни замедлились, и мелодия в ее голове вымерла, поскольку она видела мерцающие огни, группа людей идущие вперед Они были собраны во внутреннем дворе перед одним из общежитий Подойдя поближе, она поняла, что то группка девчонок с зажженными свечами. Колеблющийся свет от свечей послал тени через их серьезные лица. Прислонившись к стене общежития три больших фотографии, две девушки и парень. По траве перед ними громоздились цветы, письма, плюшевые медведи… Бонни, не решаясь нарушить повисшее молчание, коснулась руки одной из девушек:

- Что происходит? - шепнула она.

- Эти горящие свечки для пропавших людей, - прошептала та девушка, стоя спиной.

-Для пропавших людей?- Бонни окинула взглядом лица на фото. Молодые, улыбающиеся и всё примерно её возраста.

- Они все здесь учатся? - задала вопрос она в ужасе, - что с ними случилось?

- Никто об этом не знает, - молвила девушка с серьезным взглядом, - они просто исчезли. Не слышала о них? - внутри Бонни будто всё перевернулось. Она знала, что девушка подверглась нападению в первую ночь, но она не знала о каких-либо исчезновения. Неудивительно, что ее інстинкт пищеварительного тракта попросил ее бояться, идя через университетский городок на днях. Она могла возможно быть в опасности.

- Нет, - медленно произнесла она, - ничего.

Она опустила глаза и склонила свою голову, тихую, поскольку она отослала пылкую надежду, что эти три счастливо выглядящих человека будут найдены, живые и здоровые Вдали начала выть сирена.

- Что-то случилось.

- Думаешь, ещё кто подвергся нападению?

Лепет напуганных голосов повысился, поскольку сирены стали ближе. Девушка возле Бони зарыдала, боль, страшний звук.

“Право, какова проблема здесь?” сказал новый, авторитетный голос и Бонни, искавшая, чтобы увидеть, что два полицейских университетского городка берут на себя свой путь через толпу

- Мы... э-э, - девушка, разговаривающая с Бонни, указала на фотографии и цветы около стенки.

- Это была всего лишь демонстрация. Для тех, кто пропал без вести.

- Почему воет сирена? - задалась вопрос другая девушка, голос которой становился всё громче.

- Не о чем беспокоится, - ответил офицер, но его лицо заметно смягчилось при виде плачущей девушки. С легким испугом к Бонни дошло то, что он не намного старше её самой.

- Мисс? - обратился он к рыдающей девочке, - можем помочь отвести вас домой. Его партнер взглядом окинул толпу.

- Время расходится и быть внутри, - строго молвил он, - держитесь вместе и будьте начеку.

- Вы ведь говорили, что не о чем беспокоится? - спросила другая девушка сердито, - чего вы нам не сказали?

- Ничего того о чем вы не в курсе, - ответил терпеливо мужчина. - Пропадают люди. Вы никогда не сможете быть крайне осторожными.

- Есть что-то, о чем следует тревожиться и это причина того, что мы должны быть осторожны?

Бонни задалась вопросом, но она воздержалась от слов и поспешно ушла вниз - к научному зданию, где Зандр предложил им встреться. У Бонни появилась идея попытаться увидеть видение, что-бы узнать что-нибудь о пропавших людях, но она отодвинула ее. Она ненавидела это. Она ненавидела терять контроль когда погружалась в видения. Это было неприятно в любом случае. Ее видения всегда были о людях, которых она знала, о непосредственных проблемах, стоящих перед ними.Она ничего не знала о пропавших людях. Она закусила губу и пошла быстрее.Волнение по поводу ее настоящего времени выдохлась, и она не чувствовала себя в безопасности .Но по крайней мере когда она доберется до Зандера,она не будет одна. Когда она подошла к научному зданию, то Зандера на месте встречи не оказалось. На Бонни нахлынуло колебание и она нервно огляделась. Этот уголок их кампуса был совершенно безлюдным. Попытки открыть дверь этого дома были тщетны, она была заперта. Конечно же она была закрыта, ведь для уроков было слишком поздно. С долей отчаянья она трясла ручку входной двери. Девушка полезла в сумку, секундой позже застонала от понимания того, что телефон остался в её комнате. Внезапно она почувствовала себя такой уязвимой. Полиция кампуса советовала держаться всем вместе, а не бродить в одиночку ночью. Но всё же она уже была здесь и совершенно одна. Прохладный ветерок взъерошил ей волосы, отчего она вздрогнула. Уже было ужасно темно.

- Бонни. Псс, Бонни!

Голос Зандера. Но где же он? Бонни видела только темный двор, уличные фонари, бросающие небольшие круги света на путях Над ней, зашелестели листья на ветру.

- Бонни! Я здесь.

Ища, она разыскала Зандра на крыше, всматриваясь вниз, в ней - его бледные волосы, почти пылающие в лунном свете

- Что ты там делаешь? - призвала она к нему в замешательстве.

- Ну, поднимайся ко мне, - позвал её парень, указывая на пожарную лестницу на стороне дома. Она была опущена,на пару футов над землей.

- Ты серьезно? - с сомнением молвила Бонни. Она подошла к пожарной лестнице. Она могла залесть по ней, она была уверена, но она будет выглядеть неуклюжей и неловкой, карабкаясь на нее. И что, если она будет поймана? Она полностью прочитала правила университетского городка, но не нашла ничего, про то, что лесть по пожарной лестнице на крышу закрытого здания было запрещено.

-Давай Бонни,- сказал Зандер.- Он громко бежал по железу, он побежал вниз к пожарной лестнице, вниз по лестнице, и спрыгнул на землю, приземлившись по-кошачьи - на ноги, рядом с ней. Он спустился на одном колене и протянул ей свои руки.

- Я повесил так, что ты сможете достать.

Бонни сглотнула, но затем взялась за руку Зандера и растянулась на лестнице. Она нашла секунду и поблагодарила вселенную за то, что она решила надеть джинсы, а не юбку сегодня вечером. Зандр затащил позади нее пожарную лестницу. И вот они залезли на крышу.

-А нам можно быть здесь?- нервно спросила Бонни.

-Нууу,- Медленно сказал Зандер,- наверно нет. Но я здесь бываю часто, и на меня это не как не сказывается.- Он улыбнулся ей теплой, замечательной улыбкой и добавил,- Это - одно из моих любимых мест.

- Вид - чудесный,- признала Бонни. Ниже их университетского городка простирался, покрытый листвой, зеленый и таинственный лес. Если бы кто-то еще привез ее сюда, она бы не жаловалась на ржавую пожарную лестницу и грязный бетон. Она предположила, что, возможно, это была какая-то дата… Дата, дата… Ведь это и было датой, не так ли? Она замерла на мгновение в панике, пытаясь вспомнить, что именно Зандер сказал, когда он предложил встретиться здесь. Она не помнит, сами слова, но у них определенно было свидание, она чувствовала это: она больше не ребенок, она знала это. И Зандер был таким симпатичным, это стоило затраченных усилий.

- Это очень… Здесь…- сказала она неуверенно, а затем, оглядываясь бетон,- я имею в виду быть так высоко…

- Мы ближе к звездам.- Зандер сказал,и взял ее руку. -Иди сюда.

Его рука была теплой и сильной, и Бонни держала ее крепко.Он был прав,звезды были прекрасны. Это было здорово, иметь возможность, видеть их более ясно, тут над деревьями. Он привел ее к углу крыши, где старое армейское одеяло было расстелено вместе с коробкой от пиццы и стояло несколько банок содовой.

- Все удобства!- сказал он. Затем, спокойно: "Я знаю, что это не очень важная дата, Бонни, но я хотел поделиться этим с тобой. Я думал, что ты оценишь это особенное нахождение… Здесь…»

- Я очень это ценю,- сказала Бонни, польщенно. Внутри нее все кричало: Ура! Зандр определенно знает, что мы справляем дату! Довольно скоро Бонни сидела, облокотившись на Зандра, его руки были вокруг ее плеч. Они ели восхитительную пиццу и смотрели на звезды.

- Я приходил сюда много раз,- рассказал ей Зандер.- Один раз в прошлом году я просто лежал здесь и наблюдал за большим полнолунием, и получалось, что тень поглотила Землю затмением. Это была почти черная как смоль, без света Луна, но я мог видеть ее темно-красную форму в небе.

- Викинги думали, что затмения были вызваны двумя волками, тот, кто хотел съесть солнце и тот, кто хотел съесть луну,- сказала Бонни.- Я забываю, какой хотел съесть луну, но всякий раз, когда или солнечное или лунное затмение произходило, люди, как предполагалось, делали много шума, чтобы отпугнуть волка.

Зандер посмотрел на нее.

- Это - случайная информация, чтобы знать.- Но он улыбнулся, после того, как сказал это. Бонни извивалась с восхищением под чистой силой его улыбки

-Я заинтересована мифологией,- сказала она.- Друиды и кельтский язык, главным образом, но в основном мифы и истории. Друиды любили луну: у них была целая астрология, основанная с лунным календарем. - Она села более прямо, наслаждаясь восхищенным взглядом на лице Зандера.- Сейчас, с конца августа и до конца сентября, мы находимся в месяце Луны Художника. Но через несколько недель, мы будем в месяце Умирающей Луны.

- Что это означает?- спросил Зандер. Он был очень близко к ней, пристально смотря в ее глаза.

- Ну, это означает, что это время окончаний,- сказала Бонни.- Это все о смерти и сне. Год Друидов начинается снова после Хэллоуина.

- Хмм.- Зандер по-прежнему смотрел пристально на нее.- Как Вы знаете так много, Бонни Маккул!- Немного улыбки играло вокруг его рта.

- Хм, мои предки были друиды и кельты,- сказала Бонни, чувствуя себя глупой.- Моя бабушка рассказывала мне, что мы произошли от друидских жриц, и именно поэтому у меня иногда бывают видения. И у моей бабушки тоже.

- Интересно,- мягко сказал Зандер. Его тон стал легче.- Итак, вы «видите вещи», не так ли?

- Я действительно вижу реальные вещи,- сказала Бонни, серьезно, глядя на него. Она не хотела говорить ему это.Она не хотела, говорить ему что-то странное, не на первом свидании. Такие голубые. Глаза Зандера были глубоки как море, и она погружалась все глубже и глубже в них. Не было ничего выше ее, ничего ниже, она была непрерывна, мягко падала в его глазах. Но Бонни сумела отстранить свои глаза от Зандера.

- Прости,- сказала она, встряхивая головой.- Это было странно. Мне кажется я уснула на одну минутку.

- Не волнуйся на счет этого,- Сказал Зандер, но его лицо выглядело строгим и странным. Тогда он снова показал ту теплую, очаровательную улыбку и встал на ноги. - Пошли,я хочу показать тебе что-то.

Бонни медленно встала. Она чувствовала себя немного странно до сих пор, и она быстро прижала руку ко лбу.

- Сюда,- сказал Зандер, дергая ее за другую руку. Он привел ее на угол крыши и без усилили побежал по узкому карнизу.

-Занде!- сказала Бонни в ужасе.- Сойди! Ты можешь упасть!

- Мы не упадем,- Зандер сказал, улыбаясь ей.- Поднимись наверх.

- Ты сумашедший?- сказала Бонни. Она никогда особо не любила высоту. Она вспомнила высокий - высокий мост. Там она была с Деймоном и Еленой. Они хотели сохранить силы Стефану, но она никогда не была - бы в состоянии сделать это, но тога Дэймона использовал свою власть и убедил ее «быть акробатом», канатоходцем, для которого высота ничего не значила. Когда он выпустил ее из своей власти, после того, как они пересекли мост, её страх был тошнотворнм. И она обещала себе, что она будет более уверенной, сильной, теперь, когда она училась в колледже. Она посмотрела на Зандера, который улыбался ей, сладко, горячо, стоящего с протянутой рукой. Она взяла ее, и он помог ей подняться на выступ.

- Ооо!- сказала она, когда была там. Земля, которая была гораздо ниже нее, поплыла, и она убрала свои глаза от нее.- Ох! Нет, это плохая идея.

- Верь мне,- сказал Зандер, и взял ее с другой стороны, чтобы лучше ее держать.- Я не дам тебе упасть.

Бонни посмотрела в его голубые-голубые глаза снова и почувствовал утешение. Существовал что-то настолько откровенное, прямо в глазах.

- Что я должена делать?- Спросила она. И была горда, когда ее голос стал устойчивым.

- Закрой глаза,- сказал Зандер, и когда она сделала это,- А теперь оторви правую ногу от выступа.

 -Что?- Бонни спросила, и почти снова открыла глаза.

- Верь мне,- сказал Зандер снова, и на этот раз его голос был полон смеха. Нерешительно, Бонни подняла ногу. И тут поднялся ветер, и Бонни чувствовала, что это было что-то, что затавило ее извеваться, как змея. Она сжала руки, вцепившись за Зандера

- Все в порядке,- сказал он успокаивающе.- Это будет удивительно, Бонни, я обещаю. Просто позвольте себе быть.Жизнь не стоит проживать, если ты не будеш рисковать.

Вдыхая глубоко, а затем давая выдохнуть, Бонни заставила себя расслабиться. Ветер раздувал ее волосы, свист в ушах, дергал ее одежду, но она подняла ногу. Она расслабилась, она чувствовала себя почти как если-бы она взлетела прямо в небо, воздух поддерживал ее. Это было похоже на полет. Бонни поняла, что она смеялась с восторгом и открыла глаза, глядя прямо на Зандера. Он смеялся, также, и, держал ее крепко. Она никогда не была такой, ее кровь прокачивается через ее вены, нервы ловит каждое ощущения в воздухе вокруг нее. Она никогда не чувствовала себя столь живой.

Глава 10

Паб, в который направилась Елена с Деймоном, был оживлен и полон народу, но, разумеется, что парень был уверен в том, что им не придется ждать столик. Он развалился на одной из сторон их стола, отчего напоминал высокомерного и расслабляющегося на полную катушку великолепного кота, который преспокойно слушал Елену. Елена оказалась весело болтала о мелочах своей жизни университетского городка до сих пор, начиная с выяснения, что профессор Камбел знала, что ее родители, она встретила в ее классах.

- И лифт был правда переполнен, а спина моей партнерши по лаборатории была напротив кнопок. Как-то она случайно нажала на тревожную кнопку, и сигнал начал уходить.- Елена сделала глоток содовой воды.

- И вдруг из ниоткуда расслышался чей-то голос, который спрашивал нас: "У вас чрезвычайная ситуация?". Она быстро ответила: "Нет, что вы, это случайно,", а голос говорил: "Что? Не слышу вас." Так продолжалось до тех пор, пока она не начала кричать: "Это случайность! Случайность!".

Дэймон остановился отслеживания закономерностей в конденсате на стекле и посмотрел на нее сквозь ресницы, губы дернулись в улыбке.

- И когда в конечном итоге двери лица открылись на четвертом этаже, нас ожидало четыре охранника с аптечкой в руках, - закончила свой рассказ Елена. - Мы были без понятия, что делать и просто напросто прошли мимо них. И лишь только мы вышли с дома, так сразу пустились бежать. Хоть это и было неловко, но мы не могли прекратить смеяться.

Дэймон позволилит своей легкой улыбки перейти в усмешку, а не в свою обычную прохладную иронию, блестящую и загадочную, а потом улыбка ушла, но глаза светились улыбкой

- Ты мне нравишься такой.- он сказал неожиданно.

- Какой?- спросила Елена.

- Расслабленной,я полагаю. С тех пор как мы встретились, ты была в середине какого-то кризиса или что-то другое.- Он приподнял свою руку и убрал локон с ее лица,мягко притрагиваясь к ее щеке.

Елена догадывалась, что официант, обслуживающий их, ждал их, и поэтомц она ответила только с легким флиртом,

- О, и я предполагаю, что Вы не имели никакого отношения к этому?

- Я не сказал бы, что я - тот, кто был больше всего виноват, нет,- сказал Дэймон прохладной исчезающей усмешкой. Он резко поднял его глаза и сказал.

- Привет, Стефан.

Елена замерла от удивления. Это был не официант. Стефан. Одного взгляда на него хватило, чтобы она вздрогнула и внутри неё всё перевернулось. Казалось, будто лицо его было вырезано из камня. Его взгляд был обращен на руку Деймона, всё ещё протянутую через стол к Елене.

- Эй, - сказала она с долей неуверенности. - Как там твоя группа исследователей? - Стефан посмотрел на неё.

- Елена, я обыскался тебя. Почему ты не брала трубку?

Достав телефон, Елена увидела на дисплее несколько сообщений от Стефана.

- О нет, извини, - молвила она, - я не слышала звонка.

- Мы должны были встретится, - продолжил Стефан сухо.

- Я зашел к тебе в комнату, а ты ушла. Ты ведь знаешь, Елена, что люди пропадают по всему кампусу.- Он был явно напуган, боится, что с ней может случится что-то страшное. Его глаза по прежнему излучали лишь тревогу. В желании его успокоить, девушка потянулась к нему. Стефану было тяжело смирится с тем фактом, что она утратила свою Силу. Она знала это. Он считал, что её смертность делала её неимоверно хрупкой, он боялся потерять её. Она должна была точно всё продумать, должна была оставить ему побольше сообщений, а не краткую смс-ку со словами, что она скоро вернется. Она не успела даже прикоснутся к нему, как взгляд Стефана в мгновение обратился к Деймону.

- Что здесь происходит? - задал он вопрос брату, голосом полным неудовлетворения.- Вот почему ты последовал за нами в колледж? Решил полностью сосредоточится на Елене?

Гримаса боли, исказившая лицо Деймона, была скорее больше тенью, которая в мгновенье исчезла, отчего Елена даже не могла быть полностью уверенной, что видела. Черты его лица приняли другую форму, демонстрируя пренебрежение, что заставило Елену напрячься. Мир между братьями был столь хрупок, она была в курсе этого, но все же позволила Деймону флиртовать с ней. Какая же она глупая.

- Кто-то должен был ее охранять,Стефан,- протянул Деймон.- Ты ведь так занят тем, что снова играешь роль человека, правда ведь? И эта группа исследователей.- В насмешке он поднял бровь.- Ты удивляешь меня тем, что даже не заметил того, что происходит в этом городе. Ты ведь бы предпочел одинокую Елену в опасности, чем её, проводящую свободное время со мной?

Вокруг рта Стефана образовалась линия напряжения.

- Говоришь, что у тебя нет скрытых мотивов здесь? - задал он вопрос.

Деймон пренебрежительно махнул рукой.

- Ты прекрасно осведомлен в том, что я чувствую к Елене. Да и сама Елена прекрасно знает, что я чувствую к ней. Да даже тот ваш любитель спорта Матт в курсе того, как обстоят дела между нами. Но проблема не во мне, братец, а в тебе и твоей ревности. В том, что ты хочешь быть "обычным человечком", - Деймон показал пальцами кавычки, - и быть рядом с Еленой, которую тяжело назвать обычной. Ты хочешь свой торт, который ты и съешь сам. И я не сделал ничего плохого. Елена бы ни за что в жизни не пошла со мной, если бы сама того не пожелала.

Она вздрогнула ещё раз. Неужели так всегда будет? Неужели один её неверный шаг и - всё! - Деймон и Стефан готовы разорвать друг другу глотки?

- Стефан... Деймон, - умоляла она их, но они были непреклонны и не реагировали на её мольбы. Они впивались взглядом в друг друга. Стефан подошел ближе, разминая кулаки, а Деймон в свою очередь лишь сжал челюсти в смиренном ожидании смелого хода брата. Впервые Елена заметила сходство между ними.

- Не могу сделать это, - сказала она. Её голос казался ей самой тихим и мягким, но оба брата Сальваторе услышали её и в мгновенье с нечеловеческой скоростью повернули головы. - Я не могу сделать это, - сказала она вновь, на сей раз громче и тверже. - Не могу быть Кэтрин.

Деймон нахмурился.

- Кэтрин? Поверь мне, дорогая, никто здесь не хочет, чтобы ты ею была.

Стефан, изменившись в лице, сказал:

- Елена, милая, - но девушка перебила его.

- Послушай меня, - молвила она, вытерев глаз.- Я играла с огнем, пытаясь держать ситуацию, которая связана с нами тремя, под контролем от неистовой разлуки. Единственным положительным моментом во всем этом было то, что вы нашли друг друга, вы стали братьями вновь. Но я не могу, - она глубоко вздохнула, пытаясь найти внутри себя разумный прозаичный голос.- Думаю, нам стоит повременить и взять паузу, - сказала она наотрез.- Стефан, я люблю тебя очень сильно. Ты моя родственная душа, ты всё для меня. Ты знаешь это.- она одарила его молящим взглядом, молча прося понять её. Затем она мельком встретилась взглядом с Деймоном, который уставился на неё, наморщив лоб. - И, Деймон, ты часть меня. Ты... Мне не безразличен.- Она смотрела назад и вперед между ними, ее руки, сжимали друг друга.- И я не могу потерять никого из вас. Но мне нужно понять, кто я есть после всего того, что произошло, не волнуясь о том, что ваши отношения рушатся. И вам стоит понять, как не потерять вашу дружбу, даже тогда, когда я есть в жизни каждого из вас.

Дэймон издал скептический звук, но Елена продолжала говорить.

- И я пойму, - сглотнула она, - если вы не будете ждать меня. Но я всё равно всегда, всегда буду любить вас. Вас обоих… По-разному… Но сейчас ,я просто не могу быть с вами. Ни с одним из вас.- Она разрывала снова свои руки, и ее руки дрожали, когда она вытерла глаза. Дэймон склонился над столом, искривленная улыбка, колеблющаяся на его губах.

- Елена, ты только что порвала с нами обоими?

Слезы высохли мгновенно

- Деймон,я никогда с тобой не встречалась,- она сказала сердито.

- Я знаю, -он ответил,и пожал плечами.- Но меня определенно только-что продинамили.- Он посмотрел на Стефана, а затем быстро прочь, выражение его лица было каменным. Стефан выглядел опустошенным. На мгновение его лицо было так холодно, что не было трудно полагать, что ему было больше чем пятьсот лет.

- Как хочешь,Елена.- он сказал. Он начал тянуться к ней, затем вытащил ее своей рукой​ на свою сторону.- Ни смотря ни на что,я всегда буду тебя любить. Мои чувства не изменяться. Бери столько времени,сколько нужно.

- Хорошо,- сказала Елена. Она встала резко. Она чувствовала себя плохо. Одне ее половина хотела вытащить Стефана к себе, целовать его, что бы надломленное выражение его лица ушло. Но Дэймон смотрел на нее, своим непроницаемым лицом, и любой из них чувствовал... что это неправильно.

- Мне нужно побыть наедине какое-то время,- она сказала им. В любое другое время она знала, они оба возразят против идеи ее ходьбы одной по университетскому городку. Они утверждали, что если она не будет ходить с ними, то будет в опасности. Теперь, однако, Стефан отошел в сторону, чтобы выпустить ее из кабины, опустив голову. Дэймон сидел очень тихо и смотрел ей вслед, потом закрыл глаза. Елена не оглядывалась назад в их сторону, когда она подошла к двери паба. Ее руки дрожали, и ее глаза снова наполнились слезами. Но она также чувствовала, как будто она несла что-то очень тяжелое некоторое время но наконец-таки оставила этот груз. «Это могло бы быть лучшим выбором, который я сделала за долгое, долгое время»,- думала она.

«Дорогой дневник, каждый раз, когда я вспоминаю взгляд, лицо Стефана, когда я сказал ему, что должна сделать перерыв, моя грудь болит, это как будто я не могу душать. Я никогда не хотела сделать больно Стефану.Никогда. Как я могла? Мы так близки, что он, как часть моей души и без него, я не полна. Но... Я также люблю Деймона. Он мой друг, моё темное зеркальное отражение - умное, тот, кто будет делать все возможное, чтобы получить то, что он хочет, но у него есть доброта, глибоко, внутри его,и не все ее видять. Я не могу представить жизнь без Деймона,тоже. Стефан хочет держаться за меня так плотно. Он заботится о своем брате — и Дэймон заботится о нем, также, и наличие меня между ними портит это. Все три из нас удерживались так близко вместе во время неприятностей, с которыми мы имели дело — моя смерть и возрождение, нападение Клауса, возвращение Дэймона из смерти, нападения фантома — что каждое движение, которое мы сделали, каждая мысль, которую мы имели, были связаны между собой, как будто мы одно целое. Но мы не можем так продолжать. Я знаю,что сделала правильно. Без меня, они снова смогут стать братьями. И затем я могу разобраться в запутанных нитях своих отношений с ними обоими, не имея необходимость волноваться, что любое движение может порушить эту незначительную связь между нами. Это правильное решение. Но по-прежнему,я чувствую будто Я умираю медленной смертью. Как я могу жить хоть мгновение без Стефана? Все что я могу сделать,это быть сильной. Если я просто буду продолжать идти, то я пройду на сей раз. И в конце,все будет чудесно. Должно быть.»

Глава 1 1

- Кофе, моя дорогая? - профессор Кэмпбелл - Джеймс, напомнила себе Елена, - спросил.

Лишь она кивнула, он подпрыгнул и засуетился около крошечной кофеварки, расположенной на самой вершине стопки бумаг. Он принес ей чашечку кофе со сливками и сахаром и, устроившись на стуле, пристально взглянул через переполненный бумагами стол на девушку, всем видом выражавшую невинное удовольствие.

- Думаю, у меня есть ещё немного печенья, - предложил он. - Не домашнее, но оно довольно вкусное. Не хочешь?

Елена вежливо отрицательно качнула головой и продолжила потягивать её кофе.

-Это очень хорошо-, сказала она и улыбнулась ему. Прошло несколько дней после того, как она сказала Стефану и Деймону о том, что хочет отдохнуть от них. После столь необходимого сеанса рыданий с Бонни и Мередит, она приложила все усилия, чтобы всё было в норме - ходила на занятия, обеды с друзьями, не снимая маску смелости. Частью этих попыток в желании привести всё в норму был приход к Джеймсу в офис, чтобы узнать побольше о своих родителях. Хотя они и не могли быть рядом, чтобы успокоить её, разговор о них стал своего рода утешением.

- Боже мой! - вскрикнул Джеймс.- У тебя в точности лицо Элизабет, а когда ты улыбаешься, то видно ямочку Томаса. Прямо как и у него - она с одной стороны. Она придавала ему эдакий беспутный шарм.

Елена задалась вопросом, нужно ли ей благодарить Джеймса. Он осыпал её комплиментами, но в каком-то роде эти слова были напрямую связаны с её родителями, отчего она чувствовала себя слегка самонадеянно, благодаря за них.

Она спокойно промолвила:

- Я очень рада, что похожа на моих родителей. Я помню, что когда была маленькой, то всегда думала, что они такие элегантные.- Она пожала плечами.- И я думала, что все маленькие дети считают своих родителей красивыми.

- О, твоя мама определенно такой и была, - сказал Джеймс.- Да и дело не только во внешности. Твой голос похож на её и твои комментарии, сказанные на уроке на этой неделе, напоминают мне о тех вещах, о которых твой отец обязательно бы что-то сказал. Он был невероятно наблюдательным человеком.

Покопавшись в ящиках, после недолго поиска он вытащил баночку с печеньем.

- Точно уверена, что не хочешь? Ах, ладно.- Взяв одну печеньку себе, он медленно откусил.- Да, как я говорил, Элизабет была неимоверно прекрасной.Я не назвал бы прекрасным Томаса, но у него был шарм. Наверное, этим он и завоевал сердце Элизабет в конце концов.

- Оу, - пролепетала Елена, рассеяно помешивая кофе.- Она встречалась с другими, м?

Хоть это и было смешно, но у неё всегда было представление того, что её родители были не разлей вода. Джеймс усмехнулся.

- Она была ещё той сердцеедкой. Мне кажется, что ты тоже такая, дорогая.

К несчастью, Елена представила себе мягкий взгляд растерянных, зеленого цвета, глаз Стефана. Ей никогда не хотелось причинить ему боль. И Мэтту, с которым встречалась в старшей школе и который всё ещё тихонько продолжал любить её. С тех пор он так и не влюбился в кого-нибудь другого и даже не проявлял интерес к любой другой девушке. Сердцеедка, о да. Джеймс пристально смотрел на неё своими яркими глазами, излучающими любопытство.

- Не счастливая сердцеедка, а? - мягко спросил он. Елена с удивлением взглянула на него, а он в свою очередь поставил на стол свою чашку кофе с еле слышным звоном. Он выпрямился.

- Элизабет Морроу, - сказал он оживленным деловым голосом, - когда я её встретил, была первокурсницей. Она всегда занималась вещами, особенно потрясающими декорациями и костюмами, предназначенными для театрального факультета. Мы с твоим отцом были второкурсниками, были в том братстве. Были близкими друзьями. Он без умолку говорил об этой удивительной девушке. Однажды, познакомившись с ней, я понял, что и я теперь вращаюсь вокруг её орбиты.- Он улыбнулся..- У Томаса и у меня, у каждого из нас, было что-то свое, что-то особенное: я - интеллектуально одарен, а Томас мог с легкостью говорить с кем угодно о чем угодно. Но мы оба были культурными варварами. Элизабет учила нас искусству, театру, говорила о мире за предалами тех южных городков, где мы все выросли.- Джеймс взял себе ещё печенье, рассеянно облизывая пальцы. После он глубоко вздохнул. - Мне казалось, что мы были друзьями навсегда, - молвил он.- Но в конечном счете каждый из нас пошел своей дорогой.

- Почему же? - задала вопрос Елена.- Что-то случилось?

Его яркие глаза перешли далеко от ее

- Конечно же нет, - ответил он отмахнувшись.- Полагаю, это просто жизнь. Но всякий раз, когда мне стоит пройти по коридору третьего этажа, я не могу не остановится, чтобы не взглянуть на нашу фотографию.- Он залился слегка застенчивым смехом, поглаживая живот.- Наверное, это главным образом тщеславие, как я полагаю.Я признаю себя юным легче, чем толстым старик, которого вижу в зеркале сейчас

- О чем вы говорите? - спросила Елена запутавшись. - Ты о коридорчике на третьем этаже?

Рот Джеймса в удивлении округлился.

- Ведь, конечно, ты не в курсе всех традиций колледжа. В том длинном коридоре висят фото с разных периодов истории Далкреста.В том числе и фото твоих родителей и твоего покорного слуги.

- Я должна немедленно посмотреть их, - молвила Елена, почувствовав себя слегка возбужденно. Ей не приходилось видеть много фото её родителей до того момента, как они поженились. Послышался стук в дверь, в комнату заглянула маленькая девочка в очках.

- Ой, извините, - пролепетала она, желая удалиться.

- О, нет-нет, моя дорогая, - добродушно сказал Джеймс, поднявшись на ноги. - Елена и я просто болтали о наших старых друзьях. Нам с тобой нужно как можно скорее поговорить о твоей дипломной работе. Входите, входите.- Он дал Елене абсурдный небольшой бант

- Елена, нам придется продолжить наш разговор каплю позже.

- Конечно-конечно, - ответила на это Елена, пожав в ответ протянутую Джеймсом руку.

- Да, поговорим о наших старых друзьях, - сказал он небрежно, лишь она повернулась, чтобы уйти, - кстати, мне выпала возможность познакомится с твоим другом, доктором Селией Коннор, незадолго до начала этого семестра. Она тогда отметила тот момент, что ты собираешься сюда. Елена обернулась, взглянув на него. Он встретился с Селией? Изображения заполнили ум Елены: Селия была в руках Стефана, так как он ездил быстрее, чем любой человек, отчаянно пытаясь спасти свою жизнь, Селия отгоняла призрак в комнату, полную огня. О многом ли знает Джеймс? Чем поделилась с ним Селия? Джеймс вежливо улыбнулся, не отводя взгляда от девушки.

- Поговорим об этом позже, - сказал он. Через некоторое время Елена кивнула и вышла из его кабинета Девочка, которая ждала, держала дверь открытой для нее.

В коридоре Елена прислонилась к стене и взяла паузу. Силия сказала бы Джеймсу о Стефане и Дэймоне, являющемся вампирами или чем-нибудь о самой Елене? Вероятно, нет.Силия стала другом к концу их сражения с фантомом Она должна хранить их секреты. Кроме того, Селия была очень подкованной академически. Она бы не сказала своим коллегам все, что может заставить их думать, что она была сумасшедшей, в том числе, что она встретила фактически вампиров.

Елена избавилась от неловкости, которую она чувствовала от конца ее беседы с Джеймсом и мыслью о картине, о которой он сказал ей. Она поднялась на лестницу на третий этаж, чтобы понять, могла ли она найти его тепер. Оказалось, что найти “коридор на третьем этаже» не было такой уж проблемой. В то время как второй этаж был лабиринтом превращения проходов и офисов, подразделенных от друг друга, когда она ступила из комнаты на третий этаж, она обнаружила, что это был длинный коридор, который бежал от одного конца здания к другому. В отличие от болтовни людей о работе на втором этаже, третий этаж казался заброшенным, тихим и тусклым. Закрытые двери находились равномерно вдоль стен. Елена всмотрелась в глазок на одной двери, только чтобы видеть пустую комнату. Между дверями, висели большие фотографи. Около ступеньки, где она начала смотреть, они казались очень старыми, как будто этим картинам около века, молодые люди с расчесанными волосами, стояли улыбаясь; девочки в закрытых белых блузках и длинными юбками с пышными волосами. В одном ряду девочек висели гирлянды из цветов для редкого случая для университетского городка, о котором забывают. Там были фотографии регат, пикников, нарядных пар, групповые снимки.На одной фотографии бросок какой то студенческой игры — возможно с 1920-ых или 30-ых, девочек с сокращениями хлопушки, парней с забавными покрытиями по их обуви — смеялся весело на стадии, их рты, замороженные открытый, их руки в воздухе . Чуть дальше, группа молодых людей в военной форме смотрели на нее серьезно, челюсти крепко сжаты, глаза смотрели прямо. Когда она перешла на следующие фотографии, они изменилось с черно-белого цвета, одежды становились менее формальными, прически становились длиннее, то короче, грязнее, то изящнее. Даже не смотря на то,что большинство людей на фотографиях выглядели счастливо,что-то в них заставило Елену почувствовать грусть. Может это из-за того,как быстро прошло через них время:все эти люди были Еленыного возраста,студенты как она,с их собственными страхами и радостями и разбитыми сердцами,а сейчас их нет,стали старше или даже умерли.

Она подумала о бутылке, хорошо спрятанной у нее дома туалете, которая содержала воду вечной жизни, она была тайно украдена от Хранителей. Был ли это ответ? Она оттолкнула эту мысль подальше. Это еще не был ответ — она знала, что — и сделала очень ясный выбор, чтобы не думать о той бутылке, не решать что-либо, не теперь. У нее было время, у нее было больше жизни, чтобы жить натурально как прежде, она захочет задать себе тот вопрос.

Фото о котором говорил Джеймс было ближе к дальнему концу хола. На нем,ее отец,ее мать ,и Джеймс сидели на траве под деревом во дворе. Ее родители наклонялись вперед в нетерпеливой беседе и Джеймс — намного более тонкая версия, его лицо, почти неузнаваемое, ниже беспорядочно торчащей бороды — расслаблялось и наблюдало, его выражение, острое и удивленное. Ее мать выглядела удивительно молодой, ее мягкое лицо, ее широкие глаза, ее улыбка, большая и яркая, но она была такой , какой Елена ее помнила. Сердце Елены дало болезненную, но счастливую пульсацию при виде ее. Ее отец был более застенчивым, чем выдающийся папа Елены — и его рубашка с пастельным рисунком была бедствием моды эпических пропорций — но не было существенных изменений, это заставило Елену улыбнуться. Она заметила булавку на его ужасающей пастельной рубашке сначала она думала, что это было пятно, но тогда, наклонение вперед, она разобрала форму темно-синего V. Смотря на другие числа, она поняла, что ее мать и Джеймс носили те же самые булавки, ее мать полузатенила длинным золотым завитком эти знаки. Странно.Она постучала пальцем медленно по стеклу над фотографией, прикоснувшись к одному V, а затем и другие. Она спросила бы Джеймса о булавках. Разве он не упомянул, что он и ее папа были в братстве? Возможно это имело некоторое отношение к этому. Мальчики разве в братство не "прикрепляли" своих подруг? Что-то подтолкнуло на краях ее ума. Она видела одну из этих булавок где-то. Но она не могла вспомнить, где, она пожала плечами. Независимо от того, что это обозначало, это было что-то, что она не знала о своих родителях, другом аспекте их жизней, она не могла дождаться,чтоб узнать побольше.

Глава 12

- Хороший опыт,- сказал Кристофер, останавливаясь рядом с Мэттом, пока тот отправлялся в раздевалку.- У тебя огромные шаги, перспективы, парень.

- Спасибо,- сказал Мэтт, поглядывая по сторонам и надевая обувь.- Ты выглядел очень хорошо там.

Он мог сказать Кристоферу, что он собирался быть надежный напарником, того типа парней, которые делают свою работу на большом полотне судьбы, работая, чтобы помочь остальным. Он был хорошим соседом по комнате, также, щедрым и непринужденным. Он даже не храпел.

- Сходим в столовую и закажем пиццу?- спросил Кристофер.- Сегодня та самая ночь, когда я побью тебя в Гитар Хироу, я чувствую это!

Метт засмеялся. Через пару недель они жили вместе, он и Кристофер работали сами по себе на игры Вии. Кристофер пришел с ним в школу.

- Все в порядке, как я вижу, ты вернулся в комнату.- Кристофер похлопал его по плечу, улыбаясь.

После того, как Кристофер ушел, Мэтт посвятил свое время, собирая свои вещи, позволяя другим парням выйти из раздевалки. Он чувствовал себя, как будто он возвращается в общежитие один вечером. Они были хорошей группой парней, но Мэтт устал. Все то время, что он работал на футбольном поле или же на деятельность сообщества Витали, он никогда не работал так усердно, как сейчас. «Я чувствую себя хорошо.» Ему было хорошо. Даже наиглупейшие действия Витали - а некоторые из них были крайне глупы: они должны были работать в команде, чтобы построить дом из газет ночью - были смехотворны, потому что он был знаком с некоторыми потрясающими людьми. Этан был прав. В группе же, обязанные были умны, решительны, талантливы, все, чего следовало ожидать. И он был одним из них. Его уроки были интересны тоже. Еще в школе он учился хорошо, но чаще всего просто делал то, что должен был сделать, чтобы пройти. Гражданская война, геометрия химия, Убить пересмешника: все это школьное вроде бы вписалось в его реальную жизнь друзей и спорта.

Часть из того, что он делал в Далкресте, походила на это, также, но в большинстве его классов, он начинал видеть связи между вещами. Ему пришла идея, что история, язык, наука, литература и др. были частями одного и того же, то, как люди думают об истории, которые они говорили, и это было реально у довольно интересно. «Это стало возможным»,- Мэтт подумал, с самостоятельной насмешливым улыбкой. Еще не было совсем темно,но уже становилось поздно.

Мэт ускорился, думая о пивце. Немного людей бродили по кампусу. Мэтт догадался, они были либо в кафе или скрывались в своей комнате, боясь. Хотя он не волновался. Он полагал, что они были больше уязвимы, чем футбольный игрок. По дул ветерок, размахивая ветвями деревьев и доносящийся запах травы до Мэтта. Все еще ощущалось как будто бы лето. В кустах, несколько рано вечером светлячки мигают а потом выключаются. Он покрутил плечами, наслаждаясь растяжкой после продолжительной практики. Впереди, кто-то кричал. «Парень»,- подумал Мэт. Крик отрезало вдруг. До того как он смог подумать,Мэт уже бежал на звук. Его сердце стучало, и он попытался заставить свои уставшие ноги двигаться быстрее. Это был звук чистой паники,подумал Мэтт. Он напряг слух но не слышал ничего кроме своего неровного дыхания.

Когда он пришел к бизнесс-зданию, темное тело, которое было согнуто по чему-то в траве, взлетело, ее долгий тощий полет ног. Он двигался быстро, и ее лицо было полностью скрыто капюшоном. Мэтт не мог даже увидеть, кто это был парень или девушка. Он шел быстро после фигуры в черном, но пришл к внезапной остановке по форме в траве. Не только форма. На мгновение,разум Мэта отказался осознавать,что он видел. Красно-голубой футбольный свитер. Мокрая, густая жидкость распространяется по нему Знакомое лицо. Тогда он был в центре внимания . Он упал на колени. Кристофер, о нет,Кристофер. Везде была кровь. Мэтт отчаянно водил руками на груди Кристофера, пытаясь выяснить, где он может оказать давление, чтобы попытаться остановить кровотечение. Везде, везде, она отовсюду. Все тело Кристофера трясло, и Мэтт прижал руки от замачивания футбольный свитер, чтобы попытаться удержать его. Свежая кровь побежала в густой малиновый потоки от яркого красного материала джерси.

- Кристофер,дружище,держись,все будет хорошо. Ты будешь в порядке,- сказал Мэт ,и вытянул его мобильник, чтоб набрать 911.

Его собственные руки были в крови, а телефон был скользок, как он поднес к уху.

- Пожалуйста,- сказал он, его голос дрожит,- Я в колледже Далкрест, недалеко от строительного бизнеса… Мой сосед по комнате... Кто-то напал на моего соседа по комнате. Он сильно истекал кровью. Он без сознания.

Оператор службы 911 начал спрашивать его некоторые вопросы и Мэт попытался сосредоточиться. Неожиданно Кристофер открыл его глаза,и сделал глубокий вдох.

- Кристофер,- сказал Мэтт,роняя свой телефон.- Крис, они выслали скорую, держись!

Его стало трясти сильнее, руки Кристофера и ноги вибрируют в быстром ритме. Его глаза остановились на лице Мэтта, а рот открыт

- Крис, сказал Мэтт, пытаясь удержать его, пытается быть нежным,- Кто это сделал? Кто напал на тебя?- Кристофер снова ахнул, хриплым звуком. Тогда тряски остановились Его веки опустились на глаза.

- Крис,пожалуйста держись,- Мэтт умолял.- Они идут.Они помогут тебе.- Он схватил Кристофера, потряс его немножко,но Кристофер не шевелился, не дышал. На расстоянии зазвучала сирена,но Мэтт знал, что скорая уже опоздала.

Глава 13

Бонни схватила банано-ореховы е оладьи к груди, как будто это было своего рода священное приношение. Она просто не могла заставить себя постучать в дверь Мэтта. Вместо этого она обратилась большими карими глазамис мольбой к Мэредит и Елене.

- О, Бонни,- Мередит пробормотал, проходя мимо нее, перекладывая кучу бубликов и коробку апельсинового сока, которую она несла, и постучала громко в дверь.

- Я не знаю,что сказать,- прошептала Бонни мучительно. Затем дверь открылась, и появился Мэтт, бледный и с красными глазами. Он казался как-то меньше и сгорбленный в себе, чем Бонни когда-либо видела его. Разбитый с жалостью, она забыла обо всём и нервно бросилась в его объятия, сбросив еду процессе.

- Мне очень жаль,- она тяжело дышала, слезы текли по ее лицу. Мэтт крепко держал её, наклоняя и ложа голову на плечи.

- Всё в порядке,- наконец-то сказала она, отчаянно, поглаживая его затылок.- Я хочу сказать, нет, это не так ... Конечно, это не так ... но мы любим тебя, мы здесь.

- Я не мог помочь ему,- глухо сказал Мэтт, его лицо по-прежнему дотрагивалось шеи Бонни.- Я старался изо всех сил, но он все равно умер...

Елена и Мэредит присоединились к ним,они обвили Мэтта своими руками с обеих сторон.

- Мы знаем,- ответила Елена, возвращая его назад.- Ты сделал для него всё, что мог.

Мэтт вытащил руки из их объятий в конце концов и жестом показал в комнату.

- Все эти вещи его,- сказал он.- Его родители не чувствуют, что они готовы убрать свои вещи, но тем не менее, они сообщили в полицию. Я думал упаковать их для его родителей, но есть вероятность того, что полиция, возможно, захочет посмотреть его вещи.

Бонни вздрогнула при мысли о том, через что родители Кристофера должени были пройти

- Есть что-нибудь поесть,- сказала Мэредит.- Спорим,что ты не ел веками. Может это поможет тебе чувствовать себя хорошо.

Все три девочки суетились вокруг, раскладывая завтрак, привезённый для Мэтта, убеждая его попробовать что-нибудь, что угодно. Он выпил сок и взял бублик, опустив голову.

- Я был в полицейском участке всю ночь,- сказал он.- Я должен был рассказывать снова и снова, что и произошло.

- А что именно случилось?- осторожно спросила Бонни. Мэтт вздохнул.

- Мне очень жаль, что я знал. Я только что видел кого-то в черном,он убегал от Кристофера. Я хотел пойти за ним,но Крис нуждается в моей помощи. А потом он умер. Я пытался, но я ничего не мог сделать.- Его лоб увеличился,нахмурившись.- Действительно странные вещи,- сказал он медленно,- хоть я и видел человека, который бежал, полиция по-прежнему считает, что Кристофер был атакован какими-то животными. Он был...очень растерзан".

Елена и Мэредит обменялись встревоженными взглядами.

- Вампир?- спросила Мэредит.- Или оборотень, может быть?

- Я заинтересовался этим,- сказал Мэтт.- В этом смысл.- Он закончил есть свой бублик, и Елена, воспользовавшись тем, что он отвлёкся, схватила некоторые фрукты, лежащие на тарелке. Бонни обняла себя.

- Почему?- спросила она.- Почему это происходит, куда бы мы не отправились, странные, ужасные вещи происходят вокруг нас? Я думала, что, если мы однажды покинем Фелс Черч, всё будет по-другому.

Никто не спорил с ней. Некоторое время они все сидели тихо, и Бонни чувствовала, как будто они жались друг к другу, пытаясь защититься от чего-то холодного и ужасного. Ноконец, Мэредит протянула руку и взяла апельсин с тарелки Мэтта.

- Первое,что мы должны сделать,это исследовать и выяснить,связаны ли эти нападения и исчезновения со сверхьестественными силами.- Она задумчиво жевала.- Как бы я не хотела этого говорить, но всё же, мы должны втянуть и Деймона в это. Он хорош в этом деле. И Стефан тоже должен знать,что происходит.- Она смотрела на Елену, её голос был нежным.- Я поговорю с ними,хорошо,Елена?- Елена пожала плечами.

- Конечно,- ответила она спустя минуту.- Я уверена, что они оба проверят это в любом случае. Вы знаете, как они параноидальны.

- Не без причины,- ответила Мэредит сухо. Глаза Мэтта стали влажными.

- Что бы не случилось, мне нужно, что бы ты пообещала мне кое-что,- сказал он.- Прошу, будь осторожна. Я не могу больше потерять кого-то, ладно?.- Бонни прижалась к нему,положив свою руку на его. Мередит протянула руку и положила её на обе другие, Елена так же не осталась в стороне.

- Мы будем заботиться друг о друге,- сказала Елена.

- Клянусь,- ответила Бонни, пытаясь улыбнуться.

- Мы всегда будем следить друг за другом. Мы должны быть уверены,что каждый из нас будет в безопасности.

В этот момент,когда они клялись,она была уверена,что сможет сделать это.

Мередит повернулась и шагнула вперед, размахивая посохом, чтобы сильно ударить по мягкой колени Саманты. Саманта уклонилася от удара, а затем ткнула своим посохом прямо в голову Мередит. Мередит заблокировала удар, затем стукнула Саманту в грудь. Саманта пошатнулась назад и потеряла равновесие.

- Ничего себе,- сказала она, потирая ключицу и, глядя на Мередит смесью обиды и благодарности.- Это больно, даже с обивкой. Прежде,я никогда не тренировалась с кем-то настолько серьёзно.

- Эм, что ж,- сказала скромно Мэредит, чувствуя нелепую радость,- Я много практикуюсь.

- Угу, сказала Саманта, глядя на неё.- Давай сделаем паузу.- Она шлепнулась на коврик, и Мередит, со своим посохом легко сбалансировала одной рукой, села рядом с ней. Это не был ее посох, конечно, не для ее особой охоты. Она не могла принести ее реликвию убийцы - посох в тренажерный зал, это было слишком явно настроенное смертоносное оружие. Саманта была быстрой, умной и жестокой, одной из лучших учебных партнёров, которых она когда-либо имела. Борьба, Мередит удалось блокировать чувство беспомощной, когда она была в комнате Мэтта сегодня утром. Было что-то такое апатичное видеть все эти вещи Кристофера, сидя там, готовые для него, когда он больше никогда не вернется.. У него был один из тех маленьких фальшивых Zen садов на столе, аккуратно ухоженный песок. Может быть, как раз накануне, Кристофер взял руки крошечный грабли и разгладил песок, и теперь он никогда не дотронется до него снова. И это была её вина. Мередит сжала ее посох, костяшки ее пальцев побелели: она должна была принять это. Если у нее была сила, будучи движущей силы против тьмы, охотник и убийца монстров, значит это ее ответственность тоже. Все, что случилось, и это убийство на ее территории было для Мередит неудачей и позором. Она должна была работать усерднее. Практиковатся больше, выходить на патрулирование в университетском городке, обезопасить людей.

- Ты в порядке?- голос Саманты прервал мысли Мэредит.

Вздрогнув, Мередит увидела, Саманта смотрела на нее широко раскрытыми, торжественное темнми глазами. Мередит стиснула зубы и сжал кулаки.

- Не совсем,- ответила сухо Мэредит. Она чувствовала, что она должна объяснить свою мрачность. - Ты слышала о случившемся прошлой ночью, про парня которого убили?- Саманта медленно кивнула, выражение ее лица было нечитаемым.- Ну, он был соседом по комнате и на самом деле моим хорошим другом. И я была рядом с моими друзьями в тот день, пытаясь помочь им. Это было... грустно.- Лицо Саманты, кажется, ожесточилось, и она вскарабкалась на колени.

- Слушай, Мэредит,- сказала она.- Я обещаю тебе, это не повторится снова. Не во время моего дежурства.

- Твоего дежурства?- мягко спросила Мэредит. Вдруг он почувствовала, что ей трудно дышать.

- У меня есть обязанности,- ответила Саманта. Она опустила взгляд на свои руки.- Я иду ловить этого убийцу.

- Это большая работа,- ответила Мэредит.- Это было невозможно, не так ли?

Но Саманта была отличным бойцом, и как она говорила... почему бы, ей кажется, она не смогла бы быть причастной к прекращению убийств.

- Что тебя делает такой уверенной в том, что ты сможешь сделать это?- спросила она.

- Я знаю, что в это трудно поверить, и я не должна даже говорить тебе, но мне нужна твоя помощь.- Саманта смотрела прямо в её глаза, практически сверлящим взгядом, со всей серьёзностью. - Я охотник. Я так воспитана... У меня есть священный долг. Всё поколение моей семьи, все мы боролись против зла. Я потеряла их. Мои родители были убиты, когда мне было13.- Мередит ахнула, в шоке, но Саманта покачала головой яростно, оттолкая сочувствие Мередит прочь. - Они не закончили обучать меня,- продолжала она,- и ты нужна мне, что бы помочь мне стать лучше, стать быстрее. Я ещё не достаточно сильна.- Мэредит смотрела на неё.- Пожалуйста,Мэредит.- попросила Саманта.- Я знаю, это звучит сумасшедше, но это правда. Люди зависят от меня.- Не удержавшись, Мэредит начала смеяться.- Это не шутка,- сказала Саманта.- Это...Я не должна была говорить ничего.- Она последовала к двери, держа спину так прямо, как солдат.

- Саманта, подожди,- позвала её Мэредит. Саманта повернулась назад к ней,лицом полным ярости. Мередит ахнула и отчаянно пыталась что-то вспомнить, она узнала это ещё ребенком, но не было случая, чтобы использовать. Согнула свои мизинцы вместе, она подтянула вверх большие пальцы, чтобы сделать треугольник, тайный знак приветствия между двух охотников. Саманта просто смотрела на неё,лицо было пустым. Мередит задавалась вопросом, помнит ли она знак правильно. Семья Саманты также научила ее? Мэредит знала,что были и другие семьи,но она никогда не встречала ни одного из них ранее. Её родители покинули сообщество охотников прежде чем она родилась. Тогда Саманта, двигаясь так быстро, как она никогда не было при спарринге, была перед ней, сжимая руки.

-На самом деле?- спросила Саманта.- Ты серьёзно?

Мэредит кивнула, и Саманта, крепко схватив, обняла её. Её сердце билось так сильно,что Мэредит смогла почувствовать это. Мередит застыла на секунду - она не была любительницей обниматься, несмотря на то, что она была лучшими друзьями с дико ласковой Бонни многие годы, но затем расслабился в объятиях, чувствуя стройное, мускулистое тело Саманты под руками, так похожее на ее собственные. У нее было странное чувство близости, как будто она была потеряна, и теперь нашла свою истинную семью, наконец. Мэредит знала,что она никогда не могла рассказать ничего из этого и часть её чувствовала, что тем самым она предаёт Елену и Бонни, но она не могла ничего с собой сделать. Саманта отстранилась, улыбаясь и сентиментально вытирая глаза и нос.

- Я веду себя глупо.- сказала она.- Но это самое лучшее, что когда-либо случалось со мной. Вместе мы можем бороться с этим.- Она выдала полуистерический смешок и посмотрела на Мередит огромными блестящими глазами.- Я чувствую, что я нашла нового лучшего друга,- сказала она.

- Да,- сказала Мередит - не плачет, не смеется, прохладна как всегда снаружи, но внутри, чувствуя, как она прониклась во всё это. - Да, я думаю ты права.

Глава 14

Мэтт жалко сгорбил плечи. Он пришел на встречу, потому что он не хотел оставаться в своей комнате один, но теперь он пожалел об этом.

Он избегал Елену, Мередит и Бонни, они не виновницы этого. Просто вокруг их четырех весь прошлый год витала жестокость, им пришлось столкнуться с погибелью многих. В его разум закралась одинокая мысль, что, быть может, лучше быть рядом с другими людьми, с теми, которым не пришлось видеть ту тьму, взявшую в плен их мир. Он чувствовал себя так, будто находился в огромном пузыре, туманном и мрачном. Как и другие обещания, двигались и разговаривали, он мог наблюдать за ними и слышать их, но он почувствовал, что отделен от них; все казалось глухим и тусклым. Он чувствовал себя хрупким, тоже, как если удаление защитного слоя может сделать его беззащитным.

Пока он стоял в толпе общения, Хлоя подошла и встала рядом с ним, касаясь его руки ободряюще своей маленькой, но сильной рукой. Разрыв превратился в пузырчатую пленку, и он мог чувствовать ее рядом с ним. Встреча была в комнате с деревянными панелями под землей, где они впервые встретились. Этан заверил их, это было одним из многих тайных убежищ-остальные были открыты только для чересчур инициативных членов. Мэтт обнаружил сейчас, что в комнате было несколько входов: один через старый дом просто вне кампуса, который, должно быть, тот, по которому они привезли их в первый раз, через сарай у игрового поля, и один через подвал библиотеки. Земля под кампуса должны быть изрешетили туннелями так много входов в конечном итоге в одном месте, подумал он, и у него тревожно картина студентов ходящих по нагретой солнцем траве в то время, на несколько сантиметров ниже, бесконечные темные туннели открыты под ними.

Этан говорил, и Мэтт знал, что обычно он бы зависал на каждом его слове. Сегодня голос Этана захлестнул Мэтт практически ничего не было слышно, и Мэтт позволил глазам следовать за одетыми в черное, замаскированными фигурами членов Витале, которые ходил по комнате за Этаном. Должным образом, он думал о том, как маски скрывают их достаточно хорошо, что он никогда не был уверен, что он признал бы одного из них по всему университетскому городку. Любого из них, за исключением Этан, это всё что есть. Мэтт подумал "странно, что делает лидеру иммунитет к таким ограничениям.

Как и в туннелях под кампусом, анонимность Витале была немного тревожной. В конце концов, встреча закончилась, и обязательства начали сочиться из комнаты. Несколько похлопали Мэтта по спине и пробормотали сочувственные слова к нему, и он согрелся, когда он понял, что они заботились, что они пришли, чтобы он почувствовал себя в кругу друзей, несмотря на склеивающую их совместную тайную деятельность.

- Подождешь минутку, Мэтт? - Итан внезапно оказался около него.

Он мельком взглянул на Хлою, пожимающую руку Мэтта.

- Ещё увидимся, - прошептала она.

Мэтт наблюдал, как она пересекла комнату и вышла за дверь, ее волосы подпрыгивали на ее затылке. Когда он оглянулся на Этана, голова Этана была набок, его золотисто-карие глаза рассматривали.

- Приятно видеть,как ты и Хлоя становитесь настолько близкими, - заявил Этан, и Мэтт пожал плечами неуклюже.

- Да-а, верно... - ответил он.

- Вижу ты замечаешь, что и другие Виталис способны понять тебя лучше, чем кто-либо другой, - молвил Итан. - Они для тебя те, кто будет с тобой на протяжении всего твоего обучения в колледже, да и после они будут рядом, - улыбнулся он. - Во всяком случае, со мной оно так и было. - Я долго наблюдал за тобой, Мэтт, - продолжил он.

Кое-как Этан прорезал пленку пузыря чувств, но не утешительный способом, как это сделала Хлоя. Теперь Мэтт чувствовала себя беззащитным, вместо того, чтобы быть защищённым. Резкость его взгляда, может быть, или то, как Этан, казалось, всегда так сильно верит в то, что он говорит.

- Правда? - спросил осторожно Мэтт.

Итан усмехнулся.

- Не будь таким параноиком, это благое дело. Каждый член Витале является особенным, поэтому мы выбраем, но каждый год есть тот, кто еще более особенный, кто лидер среди лидеров. И я прекрасным образом вижу, что в этой группе это ты, Мэтт.

Мэтт откашлялся.

- Что, серьезно? - ответил он польщенный этим, не зная, что сказать.

Прежде ему не приходилось слышать от кого-то то, что он - лидер.

- У меня огромные планы на сообщество Вители на этот год, - молвил Итан, его глаза будто засверкали. - Мы войдем в историю. Мы намерены быть более могущественными, чем когда-либо прежде. Ты и представить не можем каким ярким обещает быть наше будущее.

Мэтт слегка улыбнулся и в ответ кивнул. Когда Этан говорил, его голос был теплый и убедительный, эти золотые глаза установились на Мэтта, Мэтт мог видеть его, тоже.

Вители однажды станут лидерами во всем мире, не лишь в их университетском городке. Мэтт сам будет преобразован из обычного парня, он знал, что он всегда был с какой-то уверенностью и ясными глазами, лидер среди лидеров, как Этан сказал. Он мог представить себе эту картину.

- И я бы очень хотел, чтобы ты стал моей правой рукой, Мэтт, - сказал Итан. - Ты можешь помочь мне воплотить всё это в реальность. - Мэтт снова кивнул, и он глядел в глаза Этана, он чувствовал флеш гордости, первая хорошая вещь, которую он чувствовал после смерти Криса. Он будет руководить Витале, стоя рядом с Этаном. Всё станет гораздо лучше. Их путь устремлялся вперед.

Действительно, Кейнс утверждал, что экономическая активность определяется совокупный спрос.

В пятнадцатый раз за полчаса, Стефан читал приговор не понимая его. Всё это казалось таким бессмысленным. Он попытался отвлечь себя с расследованием убийства на территории кампуса, но он только сделался более тревожным, потому что он не мог быть рядом с Еленой, видя, что она была в безопасности.

Закрыв книжку он обхватил голову руками. Что он будет делать здесь, здесь без Елены? Он последовал бы за ней куда угодно. Она была настолько красивой, что иногда ему было больно смотреть на неё, будто он смотрится на солнце. Она сияла подобно солнцу с её золотистыми волосами и глазами цвета лазурита, с её нежной сливочной кожей, которая, лишь слегка к ней прикоснешься, отдавала розовым. Но дело было не лишь в её красоте. Одна её красота вряд ли бы так притягивала Стефана и не отпускала всё это время. Ведь можно с уверенностью сказать, что её сходство с Кэтрин лишь отталкивало его прочь. Под маской этого холодного великолепия скрывался острый ум, работающий ежесекундно и строящий блестящие планы, сердце, отчаянно бившееся за защиту всех тех, кого она любила.

Веками Стефан искал то, что заставит его чувствовать себя живым вновь и он никогда не чувствовал себя прежде столь уверенным, каким он был с Еленой. Она была той единственной для него.

Но тогда почему же она не могла быть такой уверенной в нём? Но несмотря на те слова Елены о Стефане, факт оставался фактом: за его долгую-долгую жизнь он познал влюбленность лишь в двух девушках и каждая питала любовь не лишь ко Стефану, но и к его брату.

Стефан, закрыв глаза, потер переносицу, в следующий же миг он отошел от стола. Может быть он был голоден. В несколько быстрых шагов, он пересек его комнату, окрашенную белой краской, среди сочетания его элегантных вещей и дешевых школьных выдавалась мебель, и он вышел на балкон.

Ночь за окном пахла жасмином и выхлопными глазами. Стефан пустил струи Силы осторожно в ночи, ищущие, по-чувствующие .. что-то ... .. там. Крошечный разум участился в ответ на его. Его слух, острее, чем у человека, подобрал слабый свист сонара, и маленькой, пушистой битой приземлился на балконе перила, обращённый к его власти. Стефан поднял ее, поддерживая мягкое гудение Власти между его разумом и летучей мыши, и она смотрела на него, покорно, на её маленьком лисьем лице виделась тревога. Стефан опустил голову и пил, стараясь не забрать слишком много у маленького существа. Он поморщился от вкуса и затем освобождил мышь, которая развевалась ориентировочно, немного ошеломленная, потом набрала скорость и снова пропала в ночи.

Он не был слишком голоден, но кровь прояснила его разум. Елена была такой юной. Он должен помнить это. Она была ещё моложе его самого, когда он обратился. И ей безусловно требовалось время чтобы испытать свою жизнь, пока её путь снова не приведет её ко Стефану. Он мог подождать. В его распоряжении было всё время этого мира. Но невозможно было описать то, как он скучал за ней. Он, собравшись с силами, прыгнул с балкона и через мгновенье мягко приземлился. Рядом был цветник и он, достигнув его, почувствовал лепестки, мягкие будто шелк. Ромашка, такая свежая и такая невинная. Сорвав одну он направился в общежитие, воспользовавшись на сей раз дверью.

Вот и дверь в комнату Елены... Он колебался. Он мог с легкостью слышать её шаги, чувствовать её запах, особенный и опьяняющий. Она была одна и ему жутко захотелось просто постучать в дверь. Может и она тосковала по нему так, как он по ней? Если бы они остались одни, то таяла бы она в его объятьях, вопреки самой себе? Стефан покачал головой, крепко сжав рот. Он обязан уважать желания Елены. Если она нуждается во времени, то он может дать ей его.

Глядя на белую маргаритку, он неспешно закреплял её на дверной ручке, комнаты Елены. Она найдет этот цветок и поймет, что он от него. Стефан желал, чтобы девушка знала то, что он будет ждать её, если это нужно. Даже несмотря на то, что мысль о ней никогда не покидала его.

Глава 15

Елена, направляясь к двери, желая выйти из комнаты, всё рылась в сумке, проверяя её содержимое: кошелек, ключи, мобильный, блеск для губ, подводка, расческа, студенческий билет.

Лишь она распахнула дверь, на пол что-то упало. Идеально белого цвета ромашка упала на пол. Наклонившись девушка подняла цветок. Крутя его в руках, она вдруг почувствовала боль в груди. Боже, как я скучаю по Стефану. Не было сомнений, ромашка от него. Это было так похоже на него, он, думая о ней, уважал её личное пространство. Медленно на смену боли пришло сладкое, до боли пылающее чувство. Теперь то, что она избегала разговоров со Стефаном, казалось таким глупым и притворным. Она любила его. И кроме того он был её лучшим другом.

Елена достала свой телефон, чтобы позвонить ему. Но что-то остановило её. Она, глубоко вздохнув, положила телефон обратно в сумочку. Если она позвонит ему, то безусловно захочет увидеть. Если увидит, то захочет прикоснутся к нему. Если прикоснется, то всё будет конечно. Она, запутавшись в этой любви, вновь даст волю чувствам к нему. И лишь она обернется, то вновь попадет в плен бездонно темных глаз Деймона, вновь почувствует тягу к нему. И тогда братья взглянут друг на друга, на их лицах вновь заиграет любовь и боль, и всё начнется с начала.

Было в этом нечто хорошее, в том, что она ушла от них обоих, несмотря на то, что это было душераздирающе, ужасно и безумно одиноко. Правда с тех пор в душе Елены поселилось умиротворение. Нет, девушка вовсе не была счастлива, скорее всё это больше походило на то, что она в синяках и, если не будет она осторожна, то напоминание о том, что она сделала с болью захлестнет её. Но также её не покидало чувство того, что на протяжении всех этих недель она затаила дыханье и лишь сейчас смогла выдохнуть.

Она знала, что Стефан будет ждать того момента, когда она снова сможет встретится с ним. Разве ромашка означала не это? Она, спрятав цветок в сумке, пошла дальше по коридору, цокая каблуками. Елена пойдет прогуляться с друзьями и насладиться этим, не позволяя себе думать о Стефане или Деймоне. Или же об исчезновениях или смерти Кристофера.

Елена вздохнула под тяжестью всего этого. В течении нескольких дней все они находились в скорби, а сейчас Елене и её друзьям не помешало бы вновь обнять жизнь. Они заслужили этот вечер свободы. Они должны помнить за что сражаются.

- Вон она, - Елена услышала Бонни, лишь она вышла в полный народу бар. - Елена! Сюда!

Бонни, Мередит и неизвестная Елене девушка сидели прямо около танцпола за маленьким столиком. Они пригласили Мэтта, чтобы пойти с ними, но он сказал, что он должен учится, и они знали, что он еще не был готов, что ему нужно некоторое время побыть в одному.

Мередит, изящная и расслабленная, одарила Елену улыбкой в знак приветствия и представила свою подругу Саманту. Саманта была худой девушкой с яркими глазами, но явно чем-то настороженная. Она выглядела очень возбужденной, металась из стороны в сторону и разговаривала без умолку. И Бонни была оживленной сегодняшним вечером, лишь Елена подошла к столу, она начала без умолку о чем-то говорить.

"Бонни такая храбрая", - подумала Елена. Смерть Кристофера шокировала ее, и она была обеспокоена за Метта так, как никто другой, но она не подавала виду, улыбалась, сплетничала и продолжала жить своей тяжелой жизнью как могла, потому что они решили, что сегодняшний вечер будет иначе.

- Я взяла кока-колу, - сказала Бонни. - Они начали отчитывать меня, не дав возможность заказать что-то другое. И знаете что? - Она сделала драматическую паузу. - Я позвала Зандера и он сказал, что обязательно попробует прийти сегодня. Не могу дождаться, когда вы встретитесь с ним!

Бонни практически подпрыгивала со своево места от волнения и рыжие кудри летали повсюду

- Кто этот Зандер? - невинно задала вопрос Саманта.

Мередит окинула Елену хитрым взглядом.

- Ты знаешь, я не в курсе, - сказала она с долей притворной растерянности. - Бонни, расскажи-ка нам о нём.

- Да, давай, - добавила Елена ухмыляясь. - Я не думаю, что ты говорила о нём что-то, не так ли?

- Эй, девчонки, заткнитесь, - дружелюбно ответила им Бонни и, наклонившись поближе к Саманте, начала расхваливать их новой приятельнице все достоинства Зандера.

Елена позволила себе задуматься. Обо всем этом она уже была наслышана, каждую ночь в общежитии все слышали о глазах Зандера, улыбке Зандера, робком шарме Зандера, о его сексуальном теле (это слова Бонни). Как Зандер и Бонни вместе учились скрыватся в углу библиотеки и Зандер принес Бонни тайные закуски, хотя это было категорически против правил библиотеки. То, как они говорили по телефону каждую ночь, длинные бархатистые паузы , когда казалось, что Зандер был на грани и шептал что-то интимное, то что никто, кроме Бонни не мог знать, но вместо этого он мог пошутить, что заставляло Бонни смеяться как сумасшедшая . В страстном увлечении Бонни было что-то чарующее. Елена и правда держала кулачки за то, чтобы он оказался достойным её.

- И он ещё не целовал меня, - добавила Бонни, широко раскрыв глаза. - Но надеюсь он скоро это исправит.

- О первый поцелуй, - сказала Саманта, шевеля бровями.

- Мм, может сегодня вечером? - лишь хихикнула в ответ Бонни.

Боль все еще была в груди Елены, что она прижала к ней руку. Во время своего первого поцелуя со Стефаном, мир отпал, и там были только они двое, прикосновение губ и душ. Все казалось таким ясным тогда. Глубоко вздохнув она вытерла слезы. Нет, она не будет вспоминать это сегодняшним вечером, всё что ей нужно - хорошо провести время с друзьями.

Имея Саманту там, Елена вскоре поняла, что она может стать огромной помощью в этом. Если бы это были только Елена, Мередит, и Бонни, они бы закончили обсуждение убийства Кристофера и исчезновения на территории кампуса, одержимо расплетая то малое, что они знали, и рассуждая о том, что не знали. Но с Самантой, они должны были продолжать разговор в легком тоне.

Удивительно, но вскоре Бонни каким-то образом перестала говорить о прекрасном Зандере и перешла на тему хиромантии.

- Смотри, - сказала она Саманте. - Видишь эту линию, которая проходит по всей твоей ладони через три другие линии? Это линия судьбы, не у всех она есть.

- И что же это значит? - спросила Саманту, глядя на свою ладонь с огромным интересом.

- Ну, - ответила Бонни, нахмурив брови, - она не раз меняет свое направление - видишь здесь? И здесь? - это знаменует то, что твоя судьба изменится из-за каких-то внешних сил, влияющих на тебя.

- Хмм, - лишь промолвила Саманта. - А что на счет любви? Встречу ли я кого-нибудь удивительного этим вечером?

- Нет, - сказала Бонни медленно, её голос становился более твердым. Быстро окинув взглядом Бонни, Елена заметила, что зрачки её были расширены, а сама она смотрела с небольшего расстояния на ладонь Саманты. - Не этим вечером. Но тебя ждет кто-то, кто изменит абсолютно всё. И ты встретишься с ним скоро.

- Бонни, - резко сказала Мередит, - с тобой всё хорошо?

Бонни моргнула и ее глаза сфокусировалысь на центре внимания.

- Ну конечно, - сказала она в легком замешательстве, - а что такое?

Елена с Мередит переглянулись - у Бонни было предвидение? Прежде чем они смогли расспросить ее, целая группа парней за столом, смеясь, кричали, ругались. Елена нахмурилась на них.

- Эй, красотка, - сказал один из них, глядя на Елену. - Не желаешь потанцевать?

Елена покачала головой, как вдруг другой парень сел рядом с Бонни и обнял её.

- Привет, - сказал он, - скучала по мне?

- Зандер! - Бонни воскликнула, ее щеки порозовели, вместе с восторгом.

Так это Зандер, подумала Елена, и посмотрела на него исподтишка, так как трое его друзей уже уселись за стол, ведя себя бодро, делая максимальное количество шума перетаскивая стулья,и проделывая махинации, чтобы сидеть рядом с девушками. Зандер был безусловно милым, она не могла не признать это. Бледно светлые волосы и великолепная улыбка. Ей не очень нравилось, как он тянул Бонни близко, поворачивая ее голову в его сторону,его руки беспокойно бегали на ее плечах даже, когда он говорил через ее голову к своим друзьям. Казалось, действительно притяжательное для парня, который даже не поцеловал ее еще​​.

Взглянув на Мередит Елена поняла, что та думает о том же самом. Мередит с улыбкой слушала парня рядом с ней - Маркуса, друга Зандера с спутанными каштановыми волосами, объясняя его рутину тяжелой атлетики.

- Шоты, - кратко сказал еще один друг Зандера, присоединяясь к ним с подносом, полным рюмками. - Давайте сыграем в квотерс.

Бонни хихикнула.

- Они не могут служить нам здесь. Мы несовершеннолетние.

Парень усмехнулся:

- Ладно. Я заплатил за них, не за вас.

- Потанцуем? - Спенсер, парень, который приглашал Елену на танец минуту назад, теперь обращался к Саманте.

- С радостью! - ответила она и вскочила на ноги. Эти двое быстро затерялась в толпе на танцполе.

- Боже, я был так пьян вчера вечером, - сказал Джаред, парень, сидевший рядом с Еленой, откинув назад свое кресло на двух ногах и весело рассмотрел ее. Его друг с другой стороны, смотрел на него с минуту, затем налил себе шот на его коленях.

"Эй!" В момент, они были на ногах и толкали друг друга, парень, который вылил напиток смеясь, Джаред красный и злой.

- Бросьте, ребят, - сказал Зандер. - Мне вовсе не хочется, чтобы нас тоже выгнали отсюда.

Тоже? Елена подняла брови. Этот парень и его друзья определенно для невинной Бонни были слишком дикими. Елена посмотрела на Мередит еще раз для подтверждения, но она все еще потеряна в мире спортсмена, в настоящее время давая свое мнение о лучшем весе подготовки к боевым искусствам. Бонни визжали от смеха и отскочила на 1/4 непосредственно в одной из рюмок. Все ребята приветствовали.

- Что теперь? - сказала она, затаив дыханье. Её глаза были яркими.

- А теперь выбирай того, кто выпьет это всё, - ответил парень, принесший напитки.

- Зандер, конечно, - сказала Бонни, и Зандер одарил ее долгой, медленной улыбкой, что даже Елена должна была признать, была сногсшибательной, и выпил, потом подмигнул ей, когда она снова рассмеялась. Бонни была... Действительно счастливой. Елена никак не могла вспомнить, когда она в последний раз смеялась так, как сейчас. Должно быть, так было примерно год назад, до того, как сумасшедшие вещи перевернули весь Феллс Черч.

Елена вздохнула и огляделась вокруг их столика. Эти ребята были довольно шумными. Они бились и толкали друг друга, но не смотря на это они достаточно дружелюбны. Да и это ведь привычно для молодежи с колледжа, не правда ли? И если это делает Бонни такой счастливой, то Елена должна хотя бы попытаться поладить со всеми ими. Смеющиеся Саманта и Спенсер подошли обратно к столику и девушка моментально упала на свое место.

- Не-а, не могу больше, - сказала она, подняв руки и отогнав его. - Мне нужна вода. Ты сумасшедший, знаешь это? Ты придешь танцевать со мной, позже? "

Спенсер умоляюще смотрел на Елену своими большими щенячьими глазами коричневого цвета.

- Он будет стараться, чтобы забрать вас, - Саманта предупредила. И окунуть вас. И крутиться вокруг вас. Но не беспокойтесь, я вернусь на пол, что в кратчайшие сроки.

- Красавица, ну, пожалуйста? - сказал Спенсер, что сделало его лицо ещё более жалким.

Бонни засмеялась торжественно, как она отскочила еще на четверть в стакан.

"Танцы с друзьями это не измена", - подумала Елена. Да и к тому же, она свободна. Ну, вроде того. И ей не помешало бы насладится колледжем и познать все прелести жизни. Разве не в этом весь смысл сегодня? Она пожала плечами.

- Конечно, почему бы и нет?

Глава 16

Когда Стефан вновь направился к комнате Елены, ромашки уже не было, а тонкий запах ее цитрусого шампуня витал по всему коридору. Без сомненья она была с Мередит и Бонни, он мог положиться на Мередит в плане её защиты. Ему было интересно, наблюдал ли за ними Деймон, приближался ли он к Елене. Тонкие нити зависти скрутили желудок Стефана. Иногда ему было тяжело оставаться хорошим и следовать правилам, ведь Деймон позволял себе всё то, что душе угодно.

Он прислонился спиной к двери в комнату Елены. Посреди коридора было окно, и когда он смотрел на этот холодный полумесяц луны висевший высоко в небе, он думал о своей тихой комнате, о книгах по экономики и философии которые ждут его. Нет. Он не собирается возвращаться туда. Он не мог быть рядом с Еленой, но он и не должен быть один.

На улице было холодно, это случилось в первый раз с того времени как началась школа; летний Винджининский зной уступил место осени. Сгорбив плечи Стефан засунул руки в карманы джинсов. Не зная, куда он идет Стефан покинул кампус. Смутные мысли охоты в лесу приходили ему в голову, но он не был голоден, просто беспокойный, и он отвернулся от следа, который привел на этот путь. Вместо этого он бродил по улицам маленького городка около колледжа. Не было чего особо делать.

Существовало несколько баров и несколько ресторанов, но они все закрылись. Стефан не мог себе представить, желающих быть в переполненном баре прямо сейчас. Он хотел быть среди людей, может быть, но не слишком много, не слишком близко, не достаточно близко, чтобы чувствовать бренчащую кровь у них под кожей. Когда он был недоволен, как сегодня, он почувствовал что-то твердое и опасное поднимается внутри него, и он знал, что нужно быть осторожным и не превратиться в монстра говорил он себе. Он отклонил голову в сторону,слушая мягкие шаги его собственных шагов по отношению к тратуару.

В конце улицы, слабый стук музыки доносился из ветхого здания, которая была похожа на жужжание, неоновый звук был из бильярда Эдди. Ни один из немногих автомобилей на парковке не был с наклейкой парковки Далкреста. Очевидно на месте колледжа живет мелкий наркодилер, а не студент. Если Стефан не имел бы этого сжигания, сердитого одиночества внутри него, он не стал бы заходить.

Он был похож на студента - он и был им - но это место явно не кричало: "Добро пожаловать, студенты" Но уродливая вещь внутри него перемешивается при мысли о том может быть есть основания,чтобы все же нанести удар или два. Внутри он был хорошо освещен, но грязно, воздух густой и синий дым. В уголке с музыкального автомата играла старая песня в стиле рока. В середине комнаты были расположены шесть бильярдных столов, по бокам - небольшие круглые столики, а в дальнем конце заведения - бар. Два бильярдных столов и несколько круглых столов были заняты местными жителями, которые позволяют своим глазам дрейфовать над ним нейтрально, а затем отвернулся.

В баре, Стефан увидел знакомые гладкие темные волосы Даже при том, что он не был уверен в том будет ли Деймон следовать за Еленой, увидеть его здесь не было неожиданностью. Стефан осадил его Мощность, сосредоточившись на своем страдание, но он всегда был в состоянии ощутить его брата. Если бы он подумал об этом, то знал бы, что Деймон здесь.

Не менее удивленный Деймон повернулся и, наклонив стакан, слегка криво улыбнулся. Стефан подошел к нему, чтобы присоеденится.

- Ну привет, братишка, - мягко сказал Деймон лишь Стефан присел. - Мм, разве ты не должен прятаться ото всех, оплакивая потерю прекрасной Елены?

Стефан лишь вздохнул и сел на табурет. Оперившись локтями на стойку, он положил голову на руки. Внезапно он почувствовал себя жутко уставшим.

- Давай не будем говорить о Елене, - ответил он. - Я не горю желанием драться с тобой, Деймон.

- Ок'ей, не будем, - слегка похлопав его по спине Деймон встал со своего места. - Давай же лучше сыграем в бильярд.

Одной из вещей в жизни на протяжении сотен лет, Стефан знал, было то, что у вас было время, чтобы получить действительно хорошие вещи. Версии игры в бильярд были такими когда он и Дэймон были еще живы, хотя ему нравилась современная версия этой игры. ему нравился запах мела и скрип кожи на кончике кия. Казалось Деймон думал о том же.

- Помнишь, когда мы были детьми, и мы играли в бильярд на газонах дворца Отца?

Спросил он крутя шар в руке.

"Отличная игра, однако," сказал Стефан.

- Иди, разбей.

Он мог себе это ясно представить, что два парня валяют дурака, ведь они взрослые. пихание шаров через траву к их целям с булавами с тяжелой головой, в игре, которая была помесью современного бильярда и крокета. В те дни, Дэймон был дикий,склонным к поединкам с устойчивыми мальчиками, и по ночам бродя по улицам, но еще не так зол, каким он считается сей час, они превращались в молодых людей. Тогда, он позволил своему обожанию, более робкому следу младшего брата и принимает участие в его приключениях.

В одном Елена была таки права, признал он. Ему нравилось проводить с Деймоном время, снова будучи братьями. Когда он разыскал Дэймона в баре, он почувствовал немного освещения одиночества, которое он нес рядом с ним. Деймон был тем единственным человеком, который помнил его ребенком, тем единственным, кто помнил его живым. Наверное, они бы могли стать друзьями, не став на их пути Кэтрин или Елена. Возможно, с этого бы даже вышло что-то хорошее.

Бильярт, бильярд или пул, Деймону всегда была по душе эта игра. Он играл лучше Стефана, и, после сотен лет практики, Стефан был довольно хорош. Почему Стефан был очень удивлен, когда Дэймон послал шары вращающиеся на всем столе.

- Что случилось? - спросил он, изогнув бровь и наблюдая за тем, как Деймон натирал кий.

- Я наблюдал за местными жителями, - ответил тихо Деймон. - Здесь есть парочка ловких жуликов. И я не прочь привлечь их к нам. Поиграть с ними для разнообразия. Давай же", - добавил быстро Деймон, видя как колебается Стефан. - В том, чтобы поиграть с ними нет ничего плохого. Это что-то вроде того, если ты убьешь убийц, состоящих на государственной службе.

- Твой моральный компас сильно искажен, - ответил ему Стефан, который не мог сдержать улыбку. "И правда, что плохого в этом?" - Два мяча в лузе в углу, - добавил он уже вслух.

Он сделал удар и забил еще два шара до царапин и сделал шаг назад, чтобы Дэймон принял свою очередь. Он пошел на такое, играет довольно хорошо, но не слишком хорошо, осторожно, чтобы выглядеть как пара дерзких детей колледжа, которые знают как работать бильярдным кием, но не будет проблемой для профессионального жулика.

Дэймон заговорился и пропустил удар, Стефана это развеселило. Стефан забыл что является частью плана Дэймона, но это было весело. Стефан выиграл пару мячей, и Дэймон выхватил бумажник с деньгами.

- Ты сделал меня, чувак, - сказал он слегка пьяным голосом, который с трудом можно назвать похожим на его собственный и протянул двадцатку.

Стефан подморгнул ему. Возьмите его, Дэймон думал о нем. Что-то в его челюсти напомнило Стефану о том Дэймоне которым он был раньше, когда они были детьми, из пути он лгал их отцу о его несчастных случаях, уверенный что Стефан поддержит его. Стефан понял,Дэймон доверял ему,даже не думая об этом Улыбнувшись Стефан засунул деньги в задний карман.

- Сыграем снова? - Предложил он, и понял, что он также изменил голос помоложе, чуть пьянее, чем обычно. Они начали игру заново и уже вскоре Стефан вернул брату обратно его двадцатку.

- Ещё раз? - спросил он.

Дэймон начал забивать шары, а затем он замедлился. Он обратил свой взгляд вверх на Стефана, а затем сделал шаг назад

- Эй, послушай, - начал он, глубоко вздохнув, - прости меня за то, что происходит с Еленой. Если я... - он никак не мог решиться. - Я не могу прекратить чувствовать что-то к ней, но мне не хочется, чтобы это усложняло жизнь тебе. - Или же ей, - Стефан уставился на него. Деймон никогда не просил прощенье. Он серьезно?

- Я... Благодарю тебя, - сказал он.

Дэймон посмотрел мимо него и его рот дернулся в его внезапной, блестящей улыбке.

- Наживка поймана, сказал он тихо. Это что касается сердечного момента брата. К ним шли несколько парней. Первый был небольшого роста с короткими песчаного цвета волосами, второй же большой, громоздкий с темными волосами.

- Привет, - сказал тот, который был ниже ростом. - Мы думали, если вы, ребята хотели играть командами, смешаться немного.

Несмотря на него яркую и доверчивую улыбку, глаза его были проницательными и бдительными. Глаза хищника. Их звали Джимми и Дэвидом, они были настоящими профи в этом деле. Они продолжали игру близко, дожидаясь после введения третьей игры предложить повышение ставки, чтобы сделать вещи немного более интересными.

- Может стольник? - ненароком предложил Джимми.

- Мы можем сыграть на эту сумму, если хотите.

- Может сумма побольше? - ответил Деймон, голос которого вновь казался пьяным. - Стефан, в твоем бумажнике по прежнему пять сотен?

Стефан подумал далеко нет, но он не считает что он должен был бы заплатить. Он кивнул, мельком взглянув на Деймона, хотя делал он это и вовсе с неохотой.

- Даже не знаю, Деймон... - сказал он.

- Ты об этом не парься, - ответил ему открыто Деймон. - Шальные деньги, не правда ли?

Джимми бдительно наблюдал за ними.

- Идёт, - согласился он улыбаясь.

- Я разобью, - молвил Деймон, сразу принявшись за дело.

Через некоторое время Стефан опустил бильярдный кий к стене. Он не намеревался давать шанс забить, ни одиному из них, Дэймон двигался с точностью часового механизма забивая один шар за другим. Он не делает никаких усилий, чтобы скрыть, что он и Стефан были обеспокоены, лица Джимми и Дэвида потемнели, последние несколько шаров гремели в лузах.

- Ну, платите-ка, - резко сказал Деймон, поставив свой кий.

Джимми с Дэвидом подошли к ним нахмурившись.

- Неужели вы оба думаете, что реально такие умные? - Дэвид зарычал.

Стефан готовый на обеих ногах, готовый драться или бежать, на все, что Дэймон хотел. Они не будут иметь никаких проблем отгоняя этих ребят, но с исчезновениями и нападениями все более запущенно, он бы не обратил внимание на себя. Дэймон, прохладно и спокойно, смотрел на Джимми и Дэвида, его руки открыты.

- Нет, я думаю, что вы горите желанием заплатить нам деньги, которые вы нам должны, - спокойно ответил им он.

- Ах вот оно что, ты об этом думаешь? - с долей сарказма сказал Джимми.

Он ослабил свой контроль над его бильярдным кием, и теперь он держал его так, что это было больше похоже на оружие. Деймон лишь улыбнулся, высвобождая волну Силы на эту комнатушку. Даже Стефан, который ожидал чего угодно, был обеспокоен, поскольку Дэймон снял свою человеческую маску на мгновение, его черные глаза холодны и смертельно опасны. Джимми с Девидом пошатнулись, будто кто их толкнул невидимыми руками.

- Окей, не расстраивайтесь, - сказал Джимми дрожащим голосом.

Дэвид был мокрым, как будто его ударили мокрым полотенцем, явно не зная, что только что произошло Джимми открыл свой бумажник и отсчитал пятьсот долларов по пятьдесят в руку Дэймона.

- А сейчас вам пора идти домой, - мягко молвил Деймон. - Может быть, вы расхотите играть в бильярд на протяжении какого-то времени.

Джимми кивнул и, казалось, не был в состоянии остановиться кивая головой, голова покачивалась, как пружина. Он и Дэвид попятился, двигаясь быстро в сторону двери.

- Просто ужасающе, - прокомментировал Стефан.

Существовали места в груди до сих пор, пустой боли из за отсутствия Елены. Но он чувствовал себя лучше чем в тот день,когда она ушла в дверь в одиночку. Этим вечером он наконец таки, хоть и с легким испугом, но понял, что веселится с Деймоном не так уж и плохо.

- Ох, я ещё тот сорвиголова, - с легкостью согласился Деймон, кладя деньги в карман.

Стефан приподнял бровь на него. Он не заботился о деньгах, но это был типичный Дэймон считать это было его. Деймон усмехнулся.

- Идем, братец. Купим тебе выпить.

Глава 17

- Это было восхитительно!Правда, - счастливо сказала Бонии, прыгая держась за руки с Зандером. - Я прямо как Королева Квотерс. Кто же знал, что во мне есть скрытый талант к этому?

Смеясь Зандер обнял её за плечи, притянув к себе поближе.

- Ты неимоверно удивительная, - согласился он. - Игры с выпивкой, предвидения, астрология. Есть ли ещё какие навыки, о которых я имею право знать?

Прижимаясь к нему, Бонни наигранно нахмурилась.

- Я не могу думать об этом. Просто будьте осведомленны о моей общей удивительности.

Его футболка была мягкой и изношенной, и Бонни наклонила голову немного чтобы дотронутся к ней щекой.

- Я рада тому, что нам вышло свести наших друзей вместе, - сказала она. - По-моему, у Маркуса вышло завязать неплохие отношения с Мередит, тебе так не кажется? Не романтично, вовсе, и это хорошо, так как Мередит имеет супер-серьезного парня, но это было, как будто они делились одним и тем же тайным языком спортсмена. Может, как-то ещё раз попробуем вот так повисеть здесь все вместе.

- О да, Маркус с Мередит связали их тренировки, - согласился Зандер, но было сомнение в его голосе, которое заставило Бонни остановиться и глянуть на него резко.

- Тебе разве не нравятся мои друзья? - спросила она с болью в голосе.

Она,Мередит и Елена всегда имели приватное название "родственные сестринские связи". Пересеките дорогу одной из них и две другие будут там же, чтобы защитить ее. Они должны были понравится Зандеру.

- Нет, что ты, мне они очень нравятся, - заверил её парень. Секунду помолчав он добавил: - Однако Елена... Явно испытывает неудобство. Наверное, мы не тот тип людей, который ей по душе?

Бонни застыла.

- Ты говоришь, что моя лучшая подруга - сноб? - задала она вопрос.

Зандер погладил её спину успокаивая.

- В каком-то роде да. Нет, я имею ввиду то, что она хорошая, хоть и отчасти сноб. Славный сноб. Я просто хочу понравится ей.

- Она вовсе не сноб, - с негодованием произнесла Бонни. - А даже, если бы и это было правдой, то то, что она сноб многое искупает. Она красива и умна, она самый лучший друг, который у меня только может быть. И я сделаю для неё всё. А она - для меня. Так что всё это не имеет значения, даже если она сноб, - наконец закончила Бонни, глядя на него.

- Иди сюда, - молвил Зандер.

Они были рядом с музыкальным зданием, и он потянул ее к освещенной нише около передней двери.

- Садись со мной? "Спросил он, оседая на кирпичные ступени и дергая ее за руку.

Бонни села, но она решила не прижиматься к нему. Вместо этого, она держала дистанцию ​​между ними и смотрела упорно в ночь, ее челюсть плотно зажата.

- Слушай, Бонни, - сказал Зандер, убирая длинный красно - светлый локон из ее глаз. - Я обязательно постараюсь познакомится с Еленой поближе и уверен, что она понравится мне. И сделаю всё, чтобы я понравился ей. И знаешь почему я на это иду?

- Нет, почему? - спросила Бонни, с неохотой взглянув на него.

- Потому что хочу узнать лучше тебя. И я планирую проводить с тобой больше времени, Бонни Маккалоу.

Он толкнул ее осторожно своим плечом , и Бонни растаяла. Глаза Зандера были невероятно голубыми,голубыми,как утро первого летнего дня. Существовал интеллект и смех с оттенком дикого желания в них. Он наклонился ближе, и Бонни была уверена он собирается поцеловать ее, их первый поцелуй в конце концов. Она откинула голову назад, чтобы встретить его губы, ресницы закрыты. Через мгновенье в ожидании поцелуя, которого так и не было, она села и открыла глаза. Зандер смотрел мимо нее, в темноту университетского городка, нахмурившись. Бонни откашлялась.

- Ой, - пролепетал он, - прости, Бонни. Я отвлекся на минутку.

- Отвлекся? - с негодованием повторила Бонни. - Что ты подразумеваешь под...

- Подожди одну секунду, - Зандер приложил палец к её губам, заставляя умолкнуть.

- Ты что-то слышал? - спросила Бонни,тревожные покалывания начали подниматься вверх по спине. Зандер поднялся на ноги.

- Прости, я вспомнил, что мне надо ещё кое-чем заняться. Немного позже я догоню тебя, ладно?

С половинчатой волны, даже не глядя на Бонни, он заглянул прочь в темноту. Рот Бонни открылся.

- Подожди! - вскрикнула Бонни, с трудом поднимаясь на ноги. - Ты так просто оставишь меня здесь - но Зандера уже не было, - одну? - договорила она уже тихим голоском.

отлично. Бонни вышла на середину дороги, оглянулась, и ждала минуту, нет ли там каких-либо признаков что Зандер возвращается. Но здесь не было ни души. Она уже даже не могла расслышать собственных шагов. Существовали бассейны света под фонарями на пути, но они не достигали очень далеко. Ветерок шелестел листьями деревьев на дворе, и Бонни вздрогнула. "Нет никакого смысла стоять здесь", - подумала Бонни и начала идти.

За первые несколько шагов по пути в ее сторону общежитие, Бонни была действительно зла, горячая и униженная. Как мог Зандер быть таким двуликим? Как мог он оставить её совершенно одну в середине ночи, особенно после тех атак и исчезновений в кампусе? Она со злостью ударила ногой камень на её пути. Но сделав ещё пару шагов Бонни уже не была такой злой. Она была слишком напугана, настолько, что злости просто не оставалось место.

Ей следовало бы идти обратно в общежитие, когда уходили Мередит и Елена, но взамен она заверила их, что Зандер обязательно проводит её. Ну как он мог так просто оставить её? Она обняла себя крепко и пошла так быстро, как могла, на ней туфли на высоких каблуках,которые ее натерли и сделали ее ногам больно. Это было действительно поздно, и большинство других людей, которые жили на территории кампуса, должно быть спали в своих кроватях.

Повисшее молчание казалось таким тревожным. Но когда послышались шаги позади неё, стало ещё ужаснее. Правда она не была уверена в том, что слышала их на самом деле. Постепенно она осознала на расстоянии, кто-то перемещался легко и быстро. Остановившись она прислушалась. Шаги были всё быстрее и быстрее, всё громче и громче.Кто-то к ней бежал. Бонни ускорила свой шаг, в спешке спотыкаясь. Ее нога задела лежащий камень на пути и она упала на колено, выставив вперед руки. Стало резко больно, выступили на глазах слезы, но она выкинув туфлю, не беспокоилась о них. С трудом встав она побежала быстрее. Шаги ее преследователя стали громче, он приближался все ближе. Шаги были очень странными: то они резко усиливались, то резко затихали. С ужасом девушка осознала тот факт, что за ней гналось больше одного человека. Ее ноги скользили снова, и она едва поймала себя в балансе, пошатываясь, в сторону на несколько шагов, чтобы не упасть, не терять больше земли. Тяжелая рука легла на плечо Бонни и она закричала ее кулаками согнулись в отчаянной попытке защитить себя.

- Бонни! - ахнула Мередит, сжимая её плечи. - Что ты делаешь здесь в полном одиночестве?

Саманта подошла рядом с ними, неся обувь Бонни и согнулась пополам, тяжело дыша.

- Ты намного быстрее меня, Мередит, - пролепетала она.

Бонни проглотила рыдания с облегчением. Теперь, когда она в безопасности, она почувствовала, как садится и началась истерика.

- Вы напугали меня, - только и сказала она.

Мередит в ярости взглянула на неё.

- Ты что, позабыла о том, что мы обещали друг другу держаться вместе? - Серые глаза Мередит были бурными. - И ты должна была быть с Зандером, пока в целостности и сохранности не дойдешь до дома.

Бонни, собираясь ответить горячо, что это не был ее выбор, чтобы быть здесь в одиночестве, вдруг закрыла рот и кивнула. Если Мередит узнает о том, что Зандер оставил её здесь совершенно одну, то она никогда не простит его. И Бонни была зла на Зандера потому что он оставил ее, но она была не на столько в обиде, чтобы обратить Мередит против него. Вероятно у него были этому объяснения. И она до сих пор хотела поцелуя.

- Простите, - смиренно произнесла Бонни, глядя на ноги.

-Да ты права,я знаю лучше.

Успокоившись Мередит положила руку Бонни на плече. Саманта молча протянула Бонни туфли, и Бонни потянула их обратно.

- Так, для начала давай проводим Саманту к её общежитию, а затем пойдем домой, - молвила она снисходительно. - Ты будешь в порядке с нами.

За углом из своей комнаты, Елена присела и прислонилась к стене по пути к залу на мгновение. Эта была долгая, долгая ночь. Эти напитки и танцы с большим Спенсером с косматыми волосами, который, как и уверяла Саманта, и в правду пытался поднять её и кружить. Всё стало ещё громче и невыносимей и каждую секунду того времени её сердце болело. Она вовсе не была уверена в том, что хочет колесить по миру без Стефана. "И это только пока," сказала она самой себе и, выпрямившись, она еле волочила ноги с того угла.

- Привет, принцесса, - произнес Деймон.

Елена шокировано застыла. Развалившись на полу перед её дверью, Деймон каким-то образом выглядел спокойным и вполне готов к тому, что было бы неловким положением для всех остальных. Придя в себя от шока от того, что он действительно был здесь, Елена была удивлена всплеском радости, который захлестнул её при виде его. Пытаясь не обращать внимание на то чувство внутри неё, она откровенно заявила:

- Кажется я говорила, что не хочу видеть тебя какое-то время, Деймон.

Деймон, пожав плечами, грациозно поднялся.

- О, дорогая, я здесь вовсе не для того, чтобы просить твою руку. - Его глаза задержались на ее рту на мгновение, но потом продолжал он на сухом и индивидуальном тоне. - Я всего лишь проверяю, чтобы ты и та красная птичка вдруг не исчезли, все ведь в курсе, что происходит в вашем кампусе.

- Всё отлично, - коротко ответила Елена, - вот я, а Бонни провожает домой её новый парень.

- Новый парень? - спросил Деймон, подняв бровь.

У него всегда было - что-то - некоторая связь с Бонни, Елена знала, и она догадалась, ему по вкусу, ее маленькая толпа поклонников, которую она игнорировала и все ее внимание на нем.

- И как ты добралась до дома? - спросил ядовито Деймон. - Вижу ты ещё не успела подцепить себя нового парня, готового защищать тебя. Ну, во всяком случае, пока нет.

Елена покраснела и прикусила губу, не клюнув на эту приманку.

- Мередит буквально только что вышла на патрулирования вокруг нашего кампуса. Вижу ты как-то не спрашивал о ней. Разве ты хотел убедится, что и с ней всё хорошо?

Дэймон фыркнул.

- Мне жаль, любого вампира, - сказал он, любуясь звучанием больше чем когда-либо . - Могу ли я войти? Заметь, я вновь веж лив и жду тебя здесь в этом темном холле вместо того, чтобы лежать на твоей удобной кровати.

- На минуту можешь и зайти, - с неохотой молвила Елена и, открыв сумочку, начала искать свои ключи.

Ох. Вдруг она почувствовала укол душевной боли. В верхней части ее сумки, измельчилась и завяла ромашка, которую она нашла около ее двери в начале вечера. Она прикоснулась к ней мягко, не желая толкать ее в сторону в погоне за ее ключами.

- Ромашка, - сказал Деймон сухо. - Это очень мило. Хотя, по-моему, тебе плевать на это.

Преднамеренно игнорируя его, Елена схватила ключи и защелкнула сумку зубами.

- Так ты думаешь, что все эти исчезновения и атаки связаны с вампирами? Ну, в смысле, ты думаешь, что это связано с чем-то сверхъестественным? - спросила она, открывая дверь. - Что ты узнал, Деймон?

Пожимая плечами, Деймон зашел с ней в комнату.

- Ничего, - непреклонно ответил он. - Но разумеется я не думаю, что пропавшие детишки, испугавшись, просто пошли домой или в Дейтон-Бич или ещё куда. Думаю, тебе стоит быть осторожной.

Елена сев на кровати, притянула к себе колени, положив на них подбородок.

- А ты использовал Силу, чтобы выяснить, что происходит? - спросила она. - Мередит говорила, что попросит тебя это сделать.

Деймон сел рядом с ней и вздохнул.

- Любимая, как бы я не хотел признавать это, но и у моей Силы есть свой предел, - сказал он. - Если это кто-то, кто сильнее меня, как Клаус, то он может с легкостью позаботиться о том, чтобы спрятаться. Если же это кто-то слабее, то он никак не удивляет меня и я не особо жажду бросаться в его поиски, пока я и без того не пойму, кто он такой. Да есть и постыдная причина, - нахмурился он, - я вообще никогда не чувствую оборотней.

- Значит ты не можешь помочь нам? - сказала Елена испуганно.

- Оу, я не говорил об этом, - произнес Деймон.

Одним пальцем он коснулся выбившейся золотистой прядки из волос Елены.

- Прелестно, - молвил он рассеяно. - Мне нравится, когда твои волосы собраны, как сегодня.

Она дернулась и он опустил свою руку.

- Я просто посмотрел на это, - продолжил он, его глаза будто сверкали. - Я никак не могу нормально поохотится и это всё затягивается.

Елена не была уверена, что ей нужно найти что то утешительное, но она это сделала, в своеобразном страшном способе.

- Тогда ты будешь безжалостным? - спросила она, ей бил озноб, а он лишь кивнул и длинные черные ресницы наполовину скрыли его глаза. Она была такой сонной, но сейчас чувствовала себе немного счастливей от того, что увиделась с Деймоном, хотя она прекрасно знала, что не должна была впускать его. Она тоже скучала по нему.

- Тебе, наверное, лучше уйти, - молвила она зевая. - И дай мне знать, если найдешь что-то.

Деймон всё нерешительно стоял около её кровати.

- Как-то мне не хотелось бы оставлять тебя здесь одну, - сказал он. Не после того, что здесь произошло. Где твои подруги?

- Скоро будут, - ответила девушка. Но что-то великодушное в ней заставило её добавить - Правда, если ты переживаешь, то можешь спать здесь, если хочешь, конечно.

Она скучала по нему, он был до боли идеальным джентльменом. И она вынуждена была признать, что здесь, вместе с ним, она чувствовала себя безопаснее.

- Могу? - Деймон дьявольски изогнул бровь.

- Да, на полу, - ответила она твердо. - Уверена, что Бонни и Мередит только обрадуются тому, что ты будешь защищать нас.

Это была ложь. Если Бонни и будет рада видеть его, то Мередит воспользуется шансом пнуть его, когда пройдет по комнате. Она даже могла надеть специальные ботинки с заостренным носом, чтобы сделать это.

Встав Елена достала со шкафа запасное одеяло для него, а после направилась в ванную, чтобы почистить зубы и переодеться. Когда она вернулась ко сну всё было готово, он лежал на полу, закутавшись в одеяло. Его глаза на минутку задержались на изгибе её шеи, ведущем вниз к её кружевной белой ночной рубашке, но он ничего не сказал. Забравшись в постель, Елена погасила свет.

- Спокойной ночи,Дэймон,- сказала она.

Был мягкий поток воздуха. Вдруг он тихо прошептал ей на ухо:

- Спокойной ночи, принцесса.

Холодными губами он прикоснулся к её щеке, но уже через секунду он отстранился.

Г лава 18

На следующее утро проснувшись Елена обнаружила, что Деймон ушел, его одеяло было аккуратно сложено внизу кровати. Мередит одевалась на утреннюю тренировку, сонными глазами и молчала, и она только кивнула Елена передала ей; Елена давно поняла, что Мередит была бесполезна для разговора, прежде чем она не выпьет свою первую чашку кофе. Бонни же, у которой не было занятий до обеда, полностью лежала под одеялом. "Конечно же Мередит обязательно сказала б хоть что-то, если бы видела Деймона, лежащего на полу", думала Елена, заскочив в кафетерий, чтобы купить булочку перед уроком.

Может быть Деймон и не оставался. Елена, думая об этом, закусила губу и пнула ногой небольшой камушек, идя в класс. Она думала, что он останется в желании обезопасить её. Было бы правильным то, что ей нравилось это и то, что при мысли, что он ушел ей становилось больно? Ей не хотелось бы, чтобы Деймон был влюблен в неё, правда ведь? Разве не одной из причин, почему она остановила ее роман со Стефаном , чтобы она и Деймон могли получить друг друга из своих систем? Но ...

"Я подлый человек", осознала она. Думая о своей подлости, Елена направилась в класс истории, находившемся в южном крыле, где после она с печалью рисовала в ноутбуке, когда профессор Кэмпбэлл - Джеймс - вошел. Громко кашлянув, он подошел к доске. и Елена неохотно притянула внимание от своих собственных проблем, чтобы обратить на него внимание. Джеймс выглядел несколько другим. "Неуверенным в себе", поняла Елена. Его глаза, казались, не столь ярки, как обычно, и он казался как-то меньше.

- Исчез ещё один человек, - произнес он тихо. - Класс охватил встревоженный лепет учеников и он поднял вверх руку. - Жертвой на сей раз - а я думаю мы в праве называть пропавших жертвами, а не студентами, покинувшими кампус - к сожалению, стал человек с этого класса. Пропала Кортни Брукс. В последний раз её видели, возвращающейся с вечеринки прошлой ночью.

Наблюдая за реакцией класса, Елена всё пыталась вспомнить Кортни Брукс. "Высокая тихая девчонка с волосами цвета карамели", - вспомнила она и увидела, что её место свободно. Джеймс вновь поднял руку, желая подавить всё возрастающие крики испуганных и их взволнованные голоса.

- В связи с этим, - сказал он медленно, - Я думаю, что на день мы можем отложить изучение колониального периода. Я смогу немного поведать вам историю колледжа Далкрест. - Он взглянул на озадаченные лица в классе. - То, что вам предстало увидеть не впервые в истории нашего кампуса. - Елена нахмурилась и, глядя на ее одноклассников, увидела смятение отражается на их лицах. - Далкрест, как вам многим прекрасно известно, был основан в 1889 году Саймоном Далкрест с целью воспитания сыновей богатых аристократов послевоенных южных краев. Он говорил, что желал, чтобы Далкрест считался "Южным Гарвардом" и что он и его семья были бы в авангарде интеллектуализма и научных кругов в скором времени, начинается новый век. Это очень часто фигурирует в официальной истории университета.

Менее известен же тот факт, что в 1895 году все его мечты разбились, когда его грубый двадцатилетний сын, Вильям Далкрест, был найден мертвым, как и ещё три человека в туннелях под школой. Это, казалось бы, было самоубийство. Правда некоторые материалы и символы, обнаруженные в туннелях вместе с телами, навели на мысль, что всё это связано с черной магией. Два года спустя жена Саймона, Джулия Далкрест, была зверски убита в том месте, которое сейчас принято называть административным зданием. Никто так и не смог найти причину её смерти. - Елена оглянулась на своих одноклассников. Они об этом знали? В брошюрках колледжа была лишь указана дата основания колледжа и имя основателя, но вот о самоубийствах и убийствах - ничего. И туннели под школой? - Джулия Далкрест - одно из трех возможных приведений, которое, как говорят слухи, всё не дает покой нашему университетскому городку. Другой призрак - семнадцатилетняя девушка, утонувшая опять таки при загадочных обстоятельствах во время посещения выходных танцев в 1929. Она, как говорят, блуждает по залам дома семье Макклеллов, оставляя за собой лужицы. Третий призрак - двадцати однолетний мальчик, пропавший в 1953 году. Его тело было найдено спустя три года в подвале в библиотеке. Его призрак, как сообщается, был замечен входящим в комнату в библиотеке. Он всё время бежал куда-то, оглядываясь в ужасе назад, будто его преследовали.

Есть слухи и о других таинственных событиях: студент, исчезнувший в 1963 году, через четыре дня вновь появился со словами, что его похитили эльфы. - По классу прошелся нервный смешок и Джеймс, махнув пальцами, упрекнул аудиторию. Он, казалось, оживлялся, и стал самим собой под влиянием внимания класса. - Особенность, - начал вновь он, - Далкреста в том, что это необычное место. Помимо эльфов и призраков было зарегистрировано множество инцидентов а слухи и легенды быстро появляются и разносятся по всему кампусу каждый год. Загадочные смерти. Тайные сообщества. Рассказы монстров. - Он сделал драматическую паузу и посмотрел на всех.

- Прошу вас, не становитесь частью легенды. Будьте умны, обезопасьте себя и держитесь вместе. Класс свободен. Студенты переглянулись тревожно, поражены от этого резкого увольнения и с еще более чем на полчаса оставалось до конца урока в их классе. Несмотря на это, они начали собираться вместе и выходить из комнаты по двое и по трое. Схватив сумку Елена поспешила к доске.

- Профессор, - произнесла она, - Джеймс.

- А, Елена, - ответил он. - Надеюсь, что ты всё это слушала сейчас. Важно, чтобы вы, юные девушки, были настороже. И юноши, разумеется. Что бы это не влияло на университетский городок, и не казалось дискриминацией ".

Сейчас вблизи он выглядел бледным и обеспокоенным. И казалось, что он старше, чем был вначале семестра.

- Я очень заинтересовалась тем, что вы говорили, историей Далкреста, - ответила Елена. - Но вы так и не затронули тему происходящего сейчас. Как вы думаете, что происходит?

Лицо профессора Кэмпбелла увеличилось в еще мрачнее линии, и его светлые глаза смотрели мимо нее.

- Моя дорогая, - начал он, - трудно сказать. Да, очень трудно. - Он нервно облизал пересохшие губы. - Я провел уйму времени в стенах этой школы, ты знаешь, годы и ещё раз годы. а это не мало, я не верю в этот момент. Но я просто навсего не знаю, - мягко сказал он, будто самому себе.

- Есть ещё что-то, о чем я хотела бы спросить вас, - молвила Елена и он внимательно посмотрел на неё. - Я таки пошла к тем картинам, о которых вы мне рассказывали. На одном из фото вы и мои родители, когда вы здесь учились. У всех вас на фото были одинаковые значки. Голубого цвета в V-образной форме.

Она была достаточно близко к Джеймсу, чтобы она почувствовала всей его толчок тела с удивлением. Его лицо потеряло мрачную задумчивость и стало пустим.

- О, правда? - ответил он. - Боюсь, я не могу представить себе, что это было. - Наверное, их сделала Элизабет. Она всегда была творческой натурой. А сейчас, моя дорогая, мне действительно пора бежать.

Он проскользнул мимо Елены и бежал, спешил из класса, несмотря на несколько других студентов пытались остановить его вопросами. Елена смотрела ему вслед, чувствуя как свои брови растут от удивления. Она была уверена в том, что Джеймс знал больше, чем сказал ей. Если он не скажет ей - но она еще не сдается - если бы она могла выяснить в другом месте. Эти значки были важными, его реакция доказала это. Какие же тайны могут быть связаны со значком? И Джеймс правда упомянул о тайных сообществах?

- После того, как мои родители умерли, - сказала Саманта Мередит. - Я переехала сюда к тёте. - Она тоже происходила из семьи охотников, хотя об этом она ничего не знала. Похоже, она и не хотела знать. - Я продолжала изучать боевые искусства и всё то, что я способна была изучить в одиночку. У меня не было наставника.

Мередит засветилила ее фонарика в темноте кустов над музыкальным зданием и помахала лучом вокруг. Ничего было увидеть, кроме растений.

- Ты проделала хорошую работу по изучению, - сказала она Саманте. - И ты умна и сильна, и осторожна. Единственное, что тебе нужно, так это научится доверять своим инстинктам.

Это была идея Саманты патрулировать университетский городок вместе после захода солнца, проверить в тех местах, где пропавшая девушка, Кортни, была замечена вчера вечером, чтобы увидеть, может они смогли бы что то найти. Мередит чувствовала себя мощной в начале вечера, готовой бороться, вместе с сестрой охотника рядом с ней. Но теперь, даже если это было интересно патрулировать с Самантой, чтобы увидеть жизнь охотника ее глазами, она начинает чувствовать, что они были просто бродили наугад.

- Где-то здесь полиция нашла её свитер, - произнесла Саманта. - Надо осмотреться вокруг, вдруг найдем какие-то улики.

- Хорошо.

Мередит удержалась от того, что полиция уже была здесь с собаками, в поисках ключей сами, и там был хороший шанс, что они найдут что то, что можно было найти. Она отсканировала фонариком траву и путь.

- Может быть, нам бы лучше делать это в течение дня, когда мы видим лучше.

- думаю, ты права," Саманта сказала, щелкая своим фонариком снова и снова. - Однако, есть и что-то хорошее в том, что мы здесь этой ночью, не правда ли? Если мы патрулируем, то можем защитить людей. И не позволять вещам выйти из-под контроля. Мы привели Бонни домой прошлой ночью, обезопасив её.

Мередит почувствовала вспышку тревоги. А что было бы, если бы они не поторопились? Могла ли Бонни исчезнуть вместо Кортни? Саманта посмотрела на Мередит, улыбка пробежала углах ее рта.

- Такова наша судьба, правильно? Мы рождены для этого.

Мередит улыбнулась ей в ответ, забыв о ее мгновенном беспокойстве. Она любила энтузиазм Саманты для охоты, ее постоянное стремление к лучшему, чтобы бороться с темнотой.

- Наша судьба, - согласилась она.

конечно через квадрат, кто-то кричал.

Привязанная к действию,даже не думая об этом,Мередит начала работать. Саманта была в нескольких шагах позади нее, все время стараясь не отставать. Она должна работать на ее скорости, хладнокровно прокомментировала Мередит, которая всегда делала заметки.

Крик, пронзительный и испуганный, опять пришел, немного левее. Мередит изменила направление и помчалася к нему. Где? Она была близко, но она не могла ничего видеть. Она сканировала ее фонарем над землей,в поиске. Здесь. На земле рядом, две темные фигуры лежали, один прижимал другого к земле. Все замерли на мгновение, а затем Мередит мчалася к ним, крича: «Стой! Уходите! Уходите! " и через секунду эта фигура, которая прижимала другого был скрылся в темноте. Черный балахон, черные джинсы, замечая сказала спокойно. Не возможно сказать парень это или девушка. Человек, которого прижимали была девочка, и она вздрогнула и закричала, Мередит пробежала мимо нее, но Мередит не могла остановиться. Саманта же была позади неё, так что она могла помочь девушке.

Мередит должна была поймать бегущую фигуру. Её длинные шаги быстро покрывали расстояние, но она не была достаточно быстра. Хотя она бежала так быстро, как могла,но человек в черном был быстрее. Бледное лицо посмотрело на нее, а затем растворилось в темноте. Мередит побежала дальше,в поиске, но ничего не нашла. Наконец она остановилась. Задыхаясь, пытаясь отдышаться, она схватила фонарик на земле, глядя на некоторые подсказки. Она не могла поверить в то, что провалилась в этом деле и дала злоумышленнику уйти. И ничего. Никаких следов. Они подобрались так близко, но тем не менее, все, что она знала, что человек, который на эту девушку напал был в черной одежде и был безумно быстрым бегуном.

Мередит поклялась и пинала ногами землю, потом взяла себя в руки. Успокоясь, она направилась обратно к жертве. В то время как Мередит гналась за злоумышленником, Саманта помогла девушке встатьна ноги, и теперь девушка тесно прижималась к Саманте, вытирая глаза платком. Покачав головой Саманта сказала:

- Она ничего не видела. Ей кажется, что это мужчина, но лица она не видела.

Мередит сжала кулаки.

- Черт возьми. Я тоже ничего не видела. Он был таким быстрым... - она затихла от того, что её поразила мысль.

- Что это? - спросила Саманта.

- Да ничего, - ответила ей Мередит. - Он смылся.

В ее уме, она воспроизвела,тот мгновенный проблеск светлых волос, она видела, как злоумышленник оглянулся на нее. Эта бледная тень - она видела его где-то совсем недавно. Она вспомнила Зандера, повернувшегося лицом к Бонни. Его белые светлые волосы, такого же необычного оттенка. Это было не достаточно, чтобы идти дальше, не достаточно, чтобы сказать кому-то. Мгновенное впечатление от цвета ничего не значит. Мередит толкнула мысли прочь, но, как только она посмотрела прочь в темноту еще раз, она обняла себя, вдруг стало холодно.

Глава 19

Никто не может врать Елене Гилберт и выйти сухим из воды.

Елена шла по пути в библиотеку, возмущенно держа голову поднятой, а шаги её были резкими. Значит Джеймс считает, что может притворится человеком, который ничего не помнит о значках в форме V? Как его глаза были опущены от нее, слабый розовый румянец на его пухлых щеках, все о нём кричало, что что-то там было, некоторый секрет о нем и ее родителях, который он не хотел ей говорить. Если он ничего не скажет ей, то она сама найдет, как узнать то, что её интересует. И библиотека казалась логичным стартовым местечком.

- Елена, - послышался в мгновенье умолкший голос.

Сосредоточенная на своей миссии она практически прошла мимо Деймона, прислонившегося к дереву за пределами библиотеки. Он улыбнулся ей с невинно вопрошающим выражением лица, а его длинные ноги были вытянуты перед ним.

- Что ты тут делаешь? - резко задала вопрос она.

Было так странно видеть его в кампусе в светлое время суток, будто он часть картины, нанесенной на другую. Он не был бы частью её жизни, если бы она не привела его в неё.

- Солнышком наслаждаюсь, - сухо бросил Деймон. - И пейзажами. - Мах его руки охватывал деревья и здания кампуса, а также стаи красивых девушек хихикавших по другую сторону пути. - А что делаешь здесь ты?

- Хожу в эту школу, - ответила Елена. - Так что торчать в библиотеке для меня не странно.

- Поняла моё намерение? - Деймон засмеялся. - О, ладно, ты раскрыла мой секрет, Елена, - продолжил он, встав на ноги. - Я здесь в надежде увидеть тебя. Или твою маленькую подружку. Знаешь, я так одинок, что и Матт стал бы развлечением.

- Ты серьезно? - спросила она.

Он бросил на неё взгляд, его глаза казалось были удивленными.

- Конечно же, я всегда желаю видеть тебя и только тебя, принцесса. Но здесь я по другой причине. Я же должен расследовать те исчезновения, помнишь? Так что мне придется провести какое-то время в вашем кампусе.

- Ох. Ладно.

Она рассматривала её варианты выбора. Официально, она не в праве зависать с Деймоном вообще. Условия ее разрыва отношений - или просто перерыва,она поправила себя - со Стефаном были, что она не будет видеть ни одного из братьев Сальваторе, пока они не разработали свои собственные проблемы, и эта вещь между ими тремя было время, чтобы остыть. Но она уже нарушила, позволяя Дэймону спать на полу в своей комнате, гораздо больше, чем сделка идти в библиотеку вместе.

- А что делаешь ты? - спросил он её. - Я могу чем-то помочь тебе?

И правда, поход в библиотеку должен был оказаться невинной затеей. Девушка решилась. В конце концов, с Деймоном они должны быть друзьями.

- Пытаюсь найти кое-какую информацию о моих родителях, - ответила она. - Желаешь помочь?

- Разумеется, моя милая, - произнес Деймон и взял её за руку.

Елена почувствовала дрожь от неловкости. Но его пальцы были успокаивающе крепкими в ее, и она оттолкнула свою нерешительность. Библиотекарь в кроссовках отвечающий за архив номеров объяснил, как найти в базе данных школы записи и разместил Елену и Дэймона в углу около компьютера.

- Ух, - только и сказал Деймон, брезгливо тыкая на кнопочку. - Я ничего не имею против компьютеров, но книги и фотографии должны быть более реальными, а не машина.

- Но таким образом все мы можем найти их, - терпеливо пояснила Елена.

Прежде у неё был похожий разговор со Стефаном. Может быть, братья Сальваторе и выглядели в глазах других студентами, но были некоторые вещи, о современном мире, они просто никак не могли понять. Елена, нажав на раздел фото в базе данных, ввела имя её матери, Элизабет Морроу.

- Глянь, здесь уйма фото.

Елена просматривала их в поисках того, что было вывешено в холле. Ей встречалось куча фотографий с составами с различных театральных постановок. Джеймс рассказывал, что её мать больше всем была известна, как звезда дизайна, но похоже, что она также участвовала в некоторых постановках. На одной картинке мама Елены в танце отбросила голову назад, казалось её волосы были видны повсюду.

- Она похожа на тебя, - молвил Деймон, в деталях рассматривая фото - голова наклонена, а темного цвета глаза куда-то пристально глядели. - Не смотря на это местечко у рта, она приятна глазу, - он показал пальцем, - и её лицо куда невиннее твоего. - В попытке раздразнить девушку, его рот искривился и он коротко взглянул на Елену. - Думаю, она милее тебя.

- Я милая, - только и ответила Елена с болью в голосе, быстро листая фотографии в поисках того, что желает найти.

- Ты слишком умна для того, чтобы быть милашкой, - сказал Деймон, но Елена едва ли услышала его слова.

- Вот мы и нашли, - произнесла она.

На экране появилось то же фото, каким она его и запомнила: Джеймс и её родители под деревцом, невероятно молоды и чем-то напряжены. Увеличив фотографию, она сосредоточилась на значке на рубашке её отца. Определенно V-образная форма. Голубого цвета, точнее сказать темно-темно синего оттенка значок можно было сравнить с цветом колец из ляпис-лазури, оберегающих Деймона со Стефаном от дневного света.

- Когда-то я видел одну такую брошку, - резко сказал Деймон. Он нахмурился. - Однако, не помню где. Извини.

- Ты видел это недавно? - спросила Елена, но Деймон в ответ лишь пожал плечами. - Единственное, что рассказал мне о них Джеймс, так это то, что всё это сделала моя мама, - продолжила она, приблизив фото таким образом, что единственное, что выводилось на экране - грубая буква V. - Но я не доверяю ему. Просто она никогда не делала украшения, эта работа была не в её вкусе. Да и не похоже это на ручную работу, не исключено, что это делалось под заказ в ювелирной мастерской. Это своего рода эмалирование на V, я думаю. - Девушка ввела в поисковом запросе "V", но результатов не было. - Как бы я хотела знать, что они обозначают.

С другим изяществом пожав одним плечом, Дэймон потянулся к мыши и увеличивал и уменьшал масштаб изображения на разных частях картинки. За ними наблюдала библиотекарь, ставя книгу, и Елена взглянула на нее, чтобы найти глаза женщины, закрепленые на их интенсивном замешательстве. Ее рот натянулся, как только ее глаза встретились с глазами Елены, и она отвернулась,идя немного дальше по проходу. Но Елену всё равно не покидало чувство, что библиотекарь слушает их и наблюдает за ними. Она повернулась чтобы прошептать Деймону что-то об этом,но была поймана снова неожиданностью,видя его здесь. Он просто не вписывался в серые и обычные станции компьютерной библиотеки - это было как найти дикое животное, свернувшись калачиком на столе. Будто темный ангел приготовил овсянку на вашей кухне. И приходилось ли ей видеть его до этого под лампой дневного света? Освещение вывело чистую бледность кожи, отбрасывая длинные тени вдоль скулы, и упало без отражения в черном бархате его волос и глаз. Пару кнопок на воротнике рубашки были расстегнуты, и Елена оказалась почти загипнотизированной тонкими сдвигами длинных мышц в области шеи и плеч.

- А что если это эмблема сообщества Витал? - внезапно спросил он, вырывая девушку с её грёз.

- Прости что? - задала вопрос она пораженно. - О чем ты вообще?

Кликнув мышкой Деймон перенес зум, сфокусировавшись на сей на ноутбуке на коленях её матери. "Руки мамы такие красивые," - подметила Елена, они красивее её, особенно если брать в учет её слегка неправильной формы мизинцы - в прекрасных руках её матери была открытая книга, а между её пальцами девушка могла прочесть надпись "Вит л Сооб щ".

- Полагаю вот, что это значит, - пожимая плечами ответил Деймон. - Начнем с того, что мы искали что-то, что начинается на букву "В". Конечно, я не спорю, что это может знаменовать и нечто другое. Но, быть может, это сообщество Витал?

- А твоя мама, как и ты была светской королевой пчел? - Елена проигнорировала этот вопрос.

- Сообщество Витал, - медленно произнесла она. - Всегда думала, что оно миф.

- Оставь в покое это сообщество.

Шипение послышалось сзади них и Елена оглянулась вокруг. Библиотекарь казалась странно впечатленной обрамленной с книжными полками, несмотря на ее теннисные туфли и свитер пастельных цветов. Ее ястребиное лицо было напряжено и сосредоточено на Елене, ее высокое тело и, Елена чувствовала инстинктивно угрозу.

- Что вы имеете ввиду? - спросила Елена. - Вы знаете что-то о нём?

Столкнувшись с прямым вопросом, женщина, казалось, уклоняется от практически угрожающей фигуры она за секунду превратилась. в обычную слегка смущенную старушку.

- Я ничего не знаю, - пробормотала она нахмурившись. - Всё что я могу вам сказать - не связывайтесь с Витал, это небезепасно. Многое происходит вокруг них. Даже, если вы осторожны.

Она покатила прочь тележку с книгами.

- Подождите! - сказала Елена привстав. - Что именно происходит? - Её родители принимали в этом участие? Но они не сделали ведь ничего плохого, правда ведь? Её родители.

Но библиотекарь только шел быстрее. колеса тележки скрипели когда она завернула заугол в другой проход. Деймон немного рассмеялся.

- Она ничегошеньки тебе не расскажет, - произнес он, Елена взглянула на него. - Одно из двух - она или ничего не знает или же то, о чем она в курсе очень пугает её.

- Это ничем не помогает, Деймон, - кратко ответила девушка.

Она прижала пальцы к вискам.

- Что же нам делать теперь?

- Узнавать больше о сообществе Витал, конечно, - сказал Деймон.

Елена только было открыла рот, чтобы возразить, как Деймон зашикал на неё, поднеся к её губам холодный палец. Его прикосновенье к её губам было таким приятным, что она приподняла к нему руку.

- Не думай о том, что сказала глупая старуха, - молвил он ей. - Но если мы и в правду хотим узнать тайны этого твоего сообщества, то вероятно мы должны поискать ещё где-нибудь помимо библиотеки.

Он встал на ноги и протянул свою руку.

- Так что, пойдем? - спросил он. Елена в ответ кивнул и взяла его за руку.

Когда дело дошло до выяснения тайны, выкапывая то, что люди хотели скрыть, она знала, что она может верить в Дэймона.

- Давай же, Зандер, возьми трубку, - пробормотала Бонни в телефон.

Звон прекратился и механический голос проинформировал ее что она может оставить сообщение на голосовую почту. После Бонни повесила трубку. Она уже оставила несколько голосовых сообщений, и она не хотела чтобы зандер думал что она была сумасшедшей или тем более невежественная, что он неизбежно подумает, когда он увидит пропущенные звонки, из списка вызовов. Бонни была уверена, что она проходит через пять стадий Будучи Брошенной. Она была почти покончила с отказом, где она была убеждена, что что-то случилось с ним, и движется быстро в стадию гнев. Позже, она знала, она скатится встадию Переговоры, депрессия, и в конечном счете (она надеялась) принятие. Видимо ей психологически класс все же пригодится.

Прошел день как он внезапно убежал, оставив ее в полном одиночестве перед музыкальным зданием. Лишь Бонни узнала об исчезновении ещё одной девушки в ту ночь, то первое, что она почувствовала - злость и страх за себя. Зандер просто так оставил её одну. Что было бы, если бы следующей пропавшей девушкой стала она? На смену злости пришло переживание за Зандера. А вдруг он попал в беду? Он казался таким мылим, и так заинтересован в ней, что было почти невозможно для нее поверить что Зандер будет просто избегать ее вдруг. Но друзья Зандера подняли бы тревогу, если бы он пропал без вести, правда ведь? И когда она думала, что, Бонни поняла, что она не знает, как связаться с любым из этих парней; она не видела ни одного из них в кампусе, после той ночи.

Бонни смотрела на ее телефон и свежие завитки беспокойства росли и крутили в ней. В самом деле, она имела очень трудное время перехода к стадии Гнев, когда она была еще не совсем уверена, что Зандер был в безопасности. Телефон зазвонил. Зандер. Это был он. Девушка быстро схватила свой телефон.

- Где ты был? - спросила она, её голос дрожал.

На другом конце линии воцарилась долгая пауза. Бонни была почти готова повесить трубку, когда Зандер, наконец, заговорил.

- Мне очень-очень жаль, - ответил он. - Я вовсе не хотел беспокоить тебя. Некоторые семейные вещи случились, и я должен был быть вне пределов досягаемости. Я вернулся сейчас ".

Бонни знала, что Елена и Мередит сказали бы что-то содержательное и резкое здесь то, чтобы Зандер точно знал, как плохо когда забывают, но она не могла заставить себя. Зандер звучал грубо и устало, и не было перерыва в его голосе, когда он сказал, что сожалеет, что ей захотелось простить его.

- Ты оставил меня одну на улице, - неторопливо произнесла она. - И вчера ночью пропала ещё одна девушка.

Зандер вздохнул, длинный печальный звук.

- Мне правда жаль, - повторил он. - Я поступил просто ужасно. Но я был уверен, что с тобой всё будет хорошо. И ты должна верить в это. Была бы опасность - я не оставил бы тебя.

- Как? - спросила она. - Как ты мог быть уверен в этом?

- Просто верь мне, Бонни, - ответил Зандер.

- Я сейчас не могу объяснить тебе это, просто вчера ночью тебе ничего не угрожало.В свое время я всё расскажу тебе, ладно?

Бонни закрыла глаза и закусила губу. Елена с Мередит ни за что в жизни бы не согласились на часть объяснений, она это знала. Да и это было скорее извинение и увиливание. Но она не была, как они, и Зандер звучал искренние, настолько отчаянным, чтобы она поверила ему. Ей решать, она знала это. Доверится ему или отпустить.

- Хорошо, - молвила она, - хорошо, я тебе верю.

Зандер выпустил еще один вхдох. но он прозвучал облегчением впервые за все время.

- Позволь мне компенсировать тебе это, - начал он. - Пожалуйста? Что если мы пойдем с тобой куда-нибудь, куда лишь ты пожелаешь?

Бонни колебалась. но потом улыбнолась не смотря на себя.

- В эту субботу в общежитии Саманты намечается вечеринка, - начала она. - Хочешь, встретимся там с тобой в девять?

- В этой библиотеке есть что-то странное, - сказал Деймон и Стефан дернулся от внезапного его появления.

"Я не вижу ты там," сказал он мягко, глядя на его темный балкон, где Дэймон облокотился на перила.

- Я только что приземлился, - произнес с улыбкой Деймон. - Буквально. Я летал по всему кампусу, проверял его. Это прекрасное чувство, верховая езда бриз, как солнце садится. Вы должны попробовать это ".

Стефан кивнул, сохраняя лицо нейтральним. Они оба знали, что одна из немногих вещей это то,что Стефан завидовал Дэймону за его способность превращаться в птицу. Было бы неплохо, хотя - ему придется пить человеческую кровь регулярно, чтобы иметь сильную власть как Дэймон. Лицо Елены поднялась в его мысленном взоре, и он оттолкнул ее от изображения. Она была его спасением, той, кто связывал его с миром людей, которые держали его от погружения в темноту. Полагая, что их разлука было временной вот что держало его в движение.

- Ты не скучаешь по Елене? - спросил Стефан. Лицо Деймона буквально в мгновенье стало бледным и черствым.

В душе Стефан вздохнул. Конечно же Деймон не скучал по ней, он просто виделся с ней всё это время. Он знал, что Деймон никогда не придерживается правил.

- В чем дело? - спросил его Деймон.

Его голос был почти обеспокоеным, и Стефан интересовался на что его собственное лицо было похоже, чтобы получить такую ​​реакцию Дэймона. Дэймон который, вероятно, только что видел Елену.

- Иногда я бываю таким глупцом, - сухо ответил ему Стефан. - Чего ты хочешь, Деймон?

Вампир расплылся в улыбке.

- Всего лишь, чтобы мы вдвоем поиграли в детективов, братец. Созерцание того, как дуешься и морщишь лоб в своей задумчивости, самое прекрасное, что только можно себе представить.

Стефан пожал плечами.

- Почему бы и нет? - Стефан спрыгнул с балкона с совершенной грацией после чего Деймон последовал за ним.

Как Деймон направился к месту назначения, он наполнял Стефана на деталях. Или, скорее, расплывчатый сценарий Стефан мог понять из объяснений Дэймона. Дэймон никогда не был одиним для полного раскрытия информации. Все же Стефан знал, что некоторые исследования в библиотеке были предположительно отрывочные,он имел предупреждение от старого библиотекаря. Стефан внутренне усмехнулся при мысли, что хрупкая старушка требовала от Деймона библиотекарьские штрафы.

- Что мы ищем? - задал вопрос Стефан, пытаясь получить более существенную информацию. - То, от чего она хотела, чтобы ты держался подальше?

Он переместился на грубые ветви дуба, они оба сидели, стараясь устроиться поудобнее. Стефан понял, что сидеть на деревьях привычка его брата. Это должно быть побочным эффектом тратить так много времени, как птица. Они были на разбивки вне дома библиотекаря, но что именно они искали, Стефан не был уверен.

- Только некоторые старые фотографии из истории школы, - сказал Дэймон - Но это не важно. Я просто хочу, чтобы убедиться, что она человек.

Он посмотрел в окно их ближайших деревьев, где пожилая женщина, пила чай и смотрела телевизор. Стефан отметил с раздражением, что Дэймон казалась намного более непринужденно сидел на дереве, чем Стефан. Он наклонился вперед, опираясь изящно на одно колено, и Стефан почувствовал, как он отправляет нити Силы к женщине, пытаясь выяснить, было ли что-нибудь необычное о ней. Его баланс казалось был очень сложным, и он был полностью сосредоточен на старухе. Стефан потихоньку протянул руку к Дэймону на ветке и вдруг толкнул его. Это было очень удовлетворяюще. Деймон, его самообладание потрясло на этот раз, выпустил приглушенный вопль и упал с дерева. В воздухе, он превратился в ворона и полетел обратно, садиться на ветку выше Стефана и разглядывая его мрачный взгляд. Дэймон каркал свое раздражение на Стефана громко Стефан заглянул в окно.

Женщина, казалось, не слышала крика Дэймона или карканье ворона - она просто листала каналы. Когда он снова посмотрел на Деймона, его брат восстановил свою обычную форму.

- Я думаю,сделать трюк, так, что это будет противоречить твоему драгоценному моральному кодексу", Дэймон сказал, брезгливо разглаживая волосы.

- Не совсем, - сказал Стефан, улыбаясь. - Я не могу с собой поделать.

Дэймон пожал плечами, принимая игривость Стефана как добродушность, и посмотрел через окно библиотекаря снова. Она встала, чтобы сделать себе еще ​​одну чашку чая.

- Ты чувствуешь что-то от нее? - Стефан спросил.

Дэймон покачал головой.

- Либо же она блестяще скрывает от нас свою истинную природу, либо она эксцентричный библиотекарь. - Он оттолкнулся от ветки и прыгнул, приземлившись слегка на траве далеко внизу. - В любом случае, я сделал достаточно, добавил он тихо. Стефан последовали за ним, приземлившись рядом с Дэймоном в нижней части дерева.

- Что бы это ни было, но ты не нуждаешься в моей помощи, Деймон, - молвил он. - Почему же ты позвал меня с собой? - улыбка Деймона сверкнула в темноте.

- Я просто решил, что тебе не помешало бы оживиться, - просто ответил он.

Очевидно, что это был не библиотекарь Стефан должен быть обеспокоенным и действовать осторожно .

Глава 20

Это намного хуже, чем полоса препятствий, думал Мэтт. И строить дом из газет. Или ходить босиком по раскаленным углям. Это определенно худший залог событие еще. Он повернул зубную щетку в руке, чтобы действительно попасть в маленькую нишу вдоль нижней части панели на стенах Витале общества залог комнаты. Зубная щетка вышла черная с древней грязью и болталась паутины, и Мэтт поморщился с отвращением. Его спина уже болит от скрючившись над.

- Как дела, солдат? - Хлоя спросила, присев на корточки рядом с ним, капающей губкой в одной руке.

- Честно говоря, я не уверен, как очистка вне этой комнаты будет помогать нам развивать честь и руководство, и все вещи, о которых Итан продолжает говорить ", сказал Мэтт. - Думаю это просто способ сэкономить пару баксов на уборку.

- Ну, они говорят, что чистота идет сразу после набожности, - напомнила она ему. Хлоя засмеялась. Он действительно любил ее смех. Это был своего рода пузырьковый и серебристый смех. Внутренне, он начал немного вращать глазами. Пузырьковой и серебристый. В смысле он имел ввиду то, что у неё приятный смех. Они провели так много времени вместе после смерти Кристофера.

Мэтт чувствовал, что ничто не может быть так плохо, как все, еще жить с вещами Кристофера, когда Кристофер сам ушел, но потом родители Криса пришли и упаковали его веши, мягко поглаживая Мэтта по спине, как будто он заслуживает какого-то сочувствия, когда они потеряли единственного сына. И только пустое пространство, где были вещи Кристофера , все было в миллион раз хуже.

Мередит, Бонни и Елена старались утешить его. Им так хотелось, чтобы он снова был в порядке, что он чувствовал себя виноватым, он не был, что затрудняет ево быть вокруг них.

Хлоя прихола в комнату, чтобы гулять с ним и заставить его прийти в кафе или там, где с ней, связывая его с миром, когда он чувствовал, что замкнулся в себе.. С ней ему было как-то легко.

Елена, только девушка, которую он когда-либо любил - до сих пор, часть его шептала - было гораздо больше работы, чтобы быть рядом Что-то внутри него дрогнуло от измены Елене, но тем не менее, это правда. Теперь он начинает просыпаться и проявлять интерес к вещам снова. И он заметил, с свежим удивлением милую ямочку Хлои на правой щечке или как ее блестящих темных волос был кудрявый, или, как очень изящны ее руки, несмотря на то, что они часто окрашивались краской. Однако пока они были только друзьями. Но, может быть... Может пришло время изменить это. Хлоя щелкнула пальцами перед его лицом, и Мэтт понял, что он уставился на нее.

- Всё в порядке, приятель? - спросила она слегка нахмурив брови и сморщив лоб.

Мэтт еле удержал себя от того, чтобы поцеловать её прямо сейчас.

- Да, только из расстояния, - сказал он, чувствуя как его щеки покраснели. Он улыбался как дурак, он знал это. - Поможешь мне с этими стенами?

- Ну, конечно, почему бы и нет? - ответила Хлоя.

- Я мыла внизу часть стены, и ты продолжай делать то, что ты там делаешь с этой маленькой зубной щеткой. - Они работали вместе на некоторое время. Хлоя то случайно-нацелено капает мыльной водой на верхнюю часть головы Мэтта. Когда они работали дальше по панели, ниша под плинтус все глубже, пока было не так много ниш, как пробел. Мэтт скользнул под щетку, чтобы вычистить - мужчина, но он получил там еще больше грязи - и почувствовал, как что-то сменилось.

- Там что-то есть, - сказал он Хлое, прижимая руку плоско об пол и работая пальцами в щель. Он засунул руки и зубную щетку вокруг, пытаясь смещать, что было туда к ним. Но он не мог получить контроль над ней.

- Погляди-ка, - молвила Хлоя спустя мгновение, - думаю, что эти панели можно сдвинуть.

Она пошевелила части дерева, пока не дали хриплый визг, и она была в состоянии работать

- Ха, - только и сказала с недоумением она. - Ничего себе, похоже на тайник. Кажется, что его какое-то время не открывали. Однажды ей удалось облегчить обшивку, они могли видеть пространства за ней было мало, только ногой или так и в высоту и ширину и несколько дюймов глубиной.

Он был полон паутины. Внутри было что-то прямоугольное завернутый в одежду, которая, вероятно, когда-то была белой, но теперь серой от пыли.

- Книжка, - коротко произнес Мэтт, поднимая её. Грязь на внешней стороне ткани была толстой и мягкой и осталась на руках. Развернув, он нашел книгу, внутри была чистой.

- Вау, - тихо сказала Хлоя.

Она была такой старой, очень старой. На обложке было темное шелушение кожи, края страниц были грубы, как если бы они были рукой вырезаны, а не машиной. Наклонив книгу немного, Мэтт мог видеть остатки позолоты, должно быть, когда-то название, но оно было стерто сейчас. Мэтт открыл книгу в середине. Внутри там было от руки, черными чернилами аккуратно написано сильным толчком. И совершенно неразборчиво.

- Думаю, это латынь. Так может быть? - сказал Мэтт. - Ты знаешь латынь?

Хлоя покачала головой. Мэтт, открыв первую страницу, неожиданно увидел одно появившееся слово.

Витал.

- Может это история сообщества? - спросила Хлоя. - Или же старинные тайны основателей! Круто! Мы должны отдать её Итану.

- Да-да, конечно, - произнес рассеяно Мэтт.

Он повернул несколько страниц, и чернила изменились от черного до темно-коричневого. Похоже, что засохшая кровь, подумал он и вздрогнул, а затем оттолкнул образ прочь. Это было самое обычное черное чернило, которое со временем просто навсего выцвело и стало коричневым. Он разобрал одно слово, написанное на странице трижды - нет, четырежды: Морт. Оно ведь означает смерть, не так ли? Нахмурившись Мэтт прикоснулся пальцем к этому слову. Жутко.

- Пойду покажу её Итану, - произнесла Хлоя, вскочив и выхватив у него с рук книгу. Пройдя в комнату, она прервала беседу Итана с другой девчонкой. С другой стороны комнаты, Мэтт наблюдал лицо Итана в медленной улыбке, когда он взял книгу. Спустя несколько минут Хлоя с улыбкой на лице вернулась.

- Итак был так взволнован, - сказала она. - Он сказал, что обязательно расскажет о ней больше, когда найдет кого-то, кто способен перевести её.

Мэтт кивнул.

- Это потрясающе, - сказал он, подталкивая последнее его беспокойство прочь.

Это была Хлоя, живой, смех Хлои, и он будет стараться не думать о смерти и крови или чем то болезненном вокруг нее.

- Эй, - сказал он, отстраняя темные мысли, сосредоточив внимание на золотой основе в ее темных волосах. - Пойдешь на вечеринку в дом МакАлистеров вечером?

"Наверное не стоило закалывать волосы", - подумала Елена, требовательно глядя на себя в зеркало. Она потянула заколки из ее волос, и они упали , гладкие и плоские , вниз по плечам. Намного лучше. Она была хороша, она отметила, пробежав глазами бесстрастно над ее отражением. Ее ремешки короткого черного платья, подчеркивали ее розовую кожу и светлые волоссы, и ее синие глаза казались огромным. Однако, имел ли хоть какое значение её внешний вид без Стефана рядом? Она наблюдала за своем ​​ртом ужесточилась в зеркале, как она оттолкнула мысль. Однако, как бы она не скучала по ощущениям руки Стефана в ее, его губ на ее, Как бы сильно она ни хотела бы быть с ним, сейчас это было невозможно. Она не может быть Кэтрин. И её гордость не позволяла ей вот так просто хандрить.

"Так не будет всегда," - неумолимо заявила она самой себе.

К Елене подошла Бонни, вскоре положившая ей на плечо руку и рассматривающая их двоих в зеркале.

- Мы хорошо приготовились, не правда ли? - спросила весело она. - Готова идти?

- Ты выглядишь просто ошеломляюще, - промолвила Елена, с любовью глядя на Бонни. Миниатюрная девушка практически светилась от волнения: глаза блестели, улыбка сверкала, щёки раскраснелись, грива рыжых волос, казалось, блестела жизнью, а её короткое синее платье и туфли с ремешками и на высоких каблуках были восхитительны. Бонни улыбнулась ещё больше.

- Давайте потихоньку выдвигаться, - предприимчиво сказала Мередит.

Она была гладкая и практична в джинсах и в мягкой оборудованной серой рубашке, которая соответствовала ее глазам. Это было трудно понять, что Мередит думала, но Елена услышала ее бормотание на Аларика по телефону поздно ночью. Она полагал, что Мередит, по сути, не может быть в группе тоже.

На улице люди быстро шли в больших, тихих группах, нервно оглядываясь, на ходу. Никто не задерживался, никто не был один. Мередит остановилась и застыла на полпути, осознав вдруг потенциальную угрозу. Елена посмотрела туда, куда был устремлен взгляд подруги. Она ошиблась, один человек всё же был один.

Дэймон сидел на скамейке за пределами общежития, его лицо было направлено к небу, как будто он грелся на солнце, несмотря на темноту вечера.

- Что тебе здесь надо, Деймон? - осторожно спросила Мередит.

Ее голос был на самом деле не грубым - они научились в прошлом, что, работая вместе этим летом - но это было не дружественным, и Елена почувствовала, что все внутри ее стало дыбом.

- Разумеется Елена, - лениво ответил Деймон, встав и плавно взяв Елену под руку.

Бонни смотрела вперед и назад между ними, озадаченно.

- Мне казалось ты не собиралась проводить время с кем-либо из них какое-то время, - молвила она Елене.

Деймон тихо прошептал Елене на ухо:

- Это касается сообщества Витал. Есть новости.

Елена колебалась. Она не поделилась с друзьями наводками на то, что они с Деймоном обнаружили, что сообщество Витал может быть и не таким уж мифом или тем, что в каком-то роде с ним могут быть связаны её родители. Было действительно не все, многое еще ​​дальше, и она не чувствовала себя вполне готовой говорить о возможности того, что родители, возможно, был замешаны в какой-то темной тайне, или как она себя чувствует, видя их фото, когда они были молоды. Наконец решившись, она повернулась к Мередит и Бонни:

- Мне нужно на минутку отойти с Деймоном. Это важно. Я обязательно всё объясню, но позже. Ещё увидимся на вечеринке.

Мередит нахмурилась, но всё же кивнула в ответ и направилась за Бонни к дому МакАлистеров. Как лишь они пошли, Елена услышала слова Бонни:

"Но ведь в том-то и дело ...» Не отрывая рук скрываются под жестким руки Елены, Дэймон привел ее в противоположном направлении.

- Куда мы идем? - задала она вопрос, чувствуя мягкость кожи Деймона и силу его хватки.

- Я видел девушку у которой был точно такой же значок, как на фото, - ответил Деймон. - Я шел за ней в библиотеку, но лишь она переступила её порог - исчезла. Я искал её повсюду. И тут спустя час она просто вышла с библиотеки. Помнишь, когда я говорил о том, что надо поискать в каком-то другом месте, а не в библиотеке? - Он расплылся в улыбке. - Я ошибся. Там что-то творится.

- Может ты её просто не увидел и всё? - поинтересовалась Елена. - Библиотека ведь большая, она могла быть в кабинке индивидуальной работы или ещё где.

- Уверяю, я бы нашел её, - кратко ответил Деймон. - Я умею хорошо находить людей, - его зубы на одно мгновенье отдали белизной под светом фонарей. Проблема заключалась в том, что библиотека - обычное место.

Когда они были внутри, Елена оглянулась на серо-ковровое покрытие, бежевые кресла, ряды и ряды книжных полок, жужжание ламп дневного света. Самое обычное для учебы место. Не похоже, что здесь кроются хоть какие тайны.

- Наверх? - предложила она.

Вместо лифта, движущегося с первого этажа на второй, они пошли по лестнице. Поднявшись вверх, они увидели... Ничего. Здесь были лишь люди, которые то читали что, то делали заметки. Книги, книги и ещё больше книг. В подвале же находилась комнатка с торговыми автоматами и маленькие столики для отдыха от учебы. Ничего неожиданного. Елена остановилась в зале по дороге возле административных офисов рядом с торговым автоматом.

- Мы ничего не найдем, - сказала она Деймону. Его лицо в отчаянии искривилось и она добавила: - Я верю, что здесь всё не так просто, правда верю, но у нас нет зацепок, мы сами не знаем, что ищем.

Дверь за ней, отмеченные Research Office, открылись, и Мэтт вышел. Он выглядел уставшим и Елену на секунду озарила вспышка чувства вины. После смерти Кристофера она с Мередит и Бонни хотели быть рядом с Мэттом. Но он вечно был занят или футболом, или занятиями. Да и похоже, что он не желал, чтобы они крутились поблизости него. С ужасом она поняла, что уже несколько дней не разговаривала с ним.

- О, Елена, привет, - произнес Мэтт, который казался был чем-то испуган. - Пойдешь на вечеринку этим вечером?

Он, неуклюже кивнув Деймону, поприветствовал его.

- Матт, - узнал его Деймон, слегка улыбнувшись на что Мэтт закатил глаза.

Когда они беседовали о партии и классах и новом парне Бонни, Елена делилась своими впечатлениями с Мэттом. Устал, да - его глаза были немного красные, и была мрачность около рта, что бы там не было несколько недель назад. Только вот почему он так сильно пахнул мылом? Это не было как будто он особенно чистый, подумала она, оглядывая грязные следы отслеживания на щеке Мэтта с его шеи. Похоже, что на его голову что-то капало. Складывалось ощущение, что он что-то убирал или чистил. Что-то очень и очень грязное. Пораженная своей новой догадкой, она взглянула на его грудь. Конечно с чего бы ему носить эти значки V-образной формы? Как будто знает, что ей было интересно, Мэтт потянул пиджак более плотно вокруг него.

- А что ты делал в этом офисе? - грубо спросила она.

- Ух. - Лицо Мэтта был пустым на полсекунды, а потом он посмотрел на дверь, на знаке говорилось Research Office. - Занимался исследованием, разумеется, - ответил он. - Пожалуй, мне пора, - добавил он. - Ещё увидимся на вечеринке позже, хорошо, Елена?

Лишь он наполовину развернулся, Елена импульсивно протянула руку, поймав парня за рукав.

- Где ты был, Мэтт? - задала вопрос она.

- Я не видела тебя в последнее время, - Мэтт лишь усмехнулся, прячя от неё глаза. - Футбол, - произнес он. - Колледж болл - большое дело. - Он мягко стряхнул её удерживающую его руку. - Позже, Елена. Дэймон.

Они смотрели ему вслед, после чего Деймон кивнул в сторону двери, откуда вышел Мэтт.

- Пойдем? - сказал Деймон.

- Пойдем куда? - спросила озадачено девушка.

- Ох, будто это не подозрительно, - ответил ей Деймон.

Он положил руку на ручку и Елена услышала, как щелкнул замок, как только он открыл дверь. Внутри их ожидало неинтересная комнатка. Стол, стул и коврик на полу. Наверное, следует сказать, что это вверх неинтересности?

- Исследовательская конторка без книг? Или даже без компьютера? - спросила Елена.

Деймон, склонив голову, что-то рассматривал, а через мгновенье быстрым движением откинул в сторону ковер. Теперь внизу вырисовывались четкие контуры люка.

- Бинго, - негромко сказала Елена.

Лишь она шагнула вперед, чтобы открыть его, Деймон в момент оттянул её обратно.

- Кто бы не пользовался этим люком, он всё ещё может быть там внизу, - произнес он. - Хотя Мэтт только что и ушел, но как-то меня грызут сомнения, что он был там один.

Мэтт. Чтобы не происходило, он точно должен быть в курсе происходящего.

- Наверное, лучше мне с ним поговорить, - ответила Елена.

Дэймон нахмурился.

- Давай лучше повременим с этим, пока не поймем с чем имеем дело, - сказал он. - И мы не можем знать вовлечен ли во всё это дело Матт. Что может быть для тебя опасно.

Он вновь взял её за руку и так же нежно он вывел её с той комнатки.

- Мы вернемся сюда чуть погодя.

Елена позволила ему увести себя, переосмысливая его слова. "Опасно?" - подумала она. Конечно, Мэтт никогда бы не совершил ничего опасного для Елены?

Глава 21

- Почему так долго? - Бонни спросила, подпрыгивая на носочках ног.

- Эй, переставай быть такой энергичной, - рассеяно пролепетала Мередит, задрав голову, чтобы видеть, что происходит не в толпе около МакАллистеров. Существовало своего рода узкое место у входа в общежитие, которое замедляло всех вниз. Облаченная в тоненький топ, она задрожала. По ночам становилось всё холоднее и холоднее.

- У двери охранники, - произнесла Бонни, лишь они подошли поближе к входу. - Они что, будут искать наши имена в списках и лишь потом пустят внутрь? - её голос был резким с долей возмущения.

- Они просто проверят есть ли у вас студенческий билет, - сказал кто-то в толпе.

- Чтобы убедится в том, что ты не свихнувшийся убийца, гуляющий за пределами кампуса.

- О да, - ответил его друг.

- Только на территории кампуса убийцы все с задолженностью.

Несколько человек нервно рассмеялось. Бонни замолчал, кусая губы, и Мередит вздрогнула снова, на этот раз по причинам, которые не имели ничего общего с холодом. Когда наконец они дошли к охранникам, то те лишь взглянули на их удостоверения и махнули им, разрешая пройти.

Внутри было жутко тесно, играла громко музыка, но казалось, что никто не был настроен на волну вечеринки. Люди, стоящие небольшими группками, разговаривали полушепотом и всё время нервно оглядывались. Присутствие охраны напомнило им о невидимой опасности, скрывающейся на территории их студенческого городка. Любой желающий мог нести ответственность, даже кто-то в комнате в тот самый момент. Когда она думала о том, что обзор Мередит из комнаты изменился, другие ученики вокруг нее менялись от невиновных к зловещим.

Это кудрявый мальчик братства в углу - Он очень сильно оглядывал его компаньона с чем-то большим, чем простое похотью? На лицах чужаков крутилась злоба, и Мередит сделала глубокий вдох, успокаивая себя, пока все смотрелись снова нормально. К ней подошла Саманта с красным пластиковым стаканчиком в руках.

- Вот, - молвила она, подав Мередит содовую. - Всё сегодня будто на острие ножа, так жутко. Лучше нам быть начеку и не пить, - продолжила она, настроившись на одну волну с Мередит.

Бонни сжала руку Мередит на прощание и стала в толпе искать Зандера. Мередит, потягивая напиток, осторожно смотрела на лица незнакомцев, окружающих её. Несмотря на общее недомогание, нависшей над группой, некоторые люди были настолько обернути в друг друга, что их удается хорошо провести время в любом случае. В поле её зрения оказалась целующаяся парочка, люди были полностью сосредоточены друг на друге, будто в мире не существовало ничего другого, достойного внимания. Они не беспокоились о нападениях и исчезновения на территории кампуса, и Мередит почувствовала резкий укол зависти. Она скучала по Аларику,скучала глубокой тоской которая осталась с ней, даже когда она не сознательно думала о нем.

- Убийца может быть прямо здесь, на вечеринке, - несчастливо сказала Саманта. - Разве мы не должны чувствовать хоть что-то? Как мы можем браться за защиту кого-угодно, когда не знаем с кем боремся?

- Я знаю, - произнесла Мередит.

Толпа перед ними расступилась и она увидела лицо, которое она совершенно не ожидала увидеть сегодня - это был Стефан, прислонившийся к стене. Его глаза загорелись, когда он увидел ее, и он посмотрел мимо нее с улыбкой надежды уже формировавшейся на его губах. Бедный парень. Независимо от того, что Мередит думала о решении Елены, чтобы отдохнуть - и для записи, Мередит подумала, что Елена делает правильно; ее запутанность и с братьями Сальваторе означало, что все они направлялись к беде - она не могла не пожалеть его. Стефан имел вид человека, который испытывает тот же резкий приступ одиночества и желание как Мередит когда она думала о Аларике. Для него это, наверное, очень ужасно, ведь они с Еленой были так близки, а сейчас против его желания она приняла решение расстаться.

- Прости, я на секунду, - сказала она Саманте и направилась к Стефану.

Он вежливо поприветствовал его и спросил о её уроках и тренировках, хотя она была стопроцентно уверена, что он просто горит желанием поговорить о Елене. У него были такие хорошие манеры, всегда.

- Елены здесь нет пока, но я уверена, что она уже в дороге, - молвила она ему, перебив его на шутке. - Ей просто надо ещё кое-что сделать, - его лицо расцвело в благодарной улыбке, но уже через секунду он нахмурился.

- Елена пришла сюда в одиночку? - Спросил он. - После всех нападений?

- Нет, - Мередит успокоила его. Как-то об этом она не подумала, но она знала, что не должна рассказывать ему о том, что Елена с Деймоном. - Она с другими людьми, - она согласилась с этими словами и была рада, что ее ответ, казалось, удовлетворил его.

Мередит, потягивая напиток,надеялась мрачно, что Елена была умна,чтобы не приводить Дэймона на вечеринку.

Мэтт увидел Хлою из другого конца комнаты. Сегодня тот вечер, решил он. Хватит играть вокруг, довольно переглядываться и нежных, платонических объятий и потисканий рук. Он хотел знать, если бы она чувствовала то же самое что и он , если бы она почувствовала, как, может быть, что-то было между ними, достойное изучения. Она разговаривает с кем-то, парень он узнал из Витале, а ее курчавые каштановые волосы сияли мягко над головой. Существовало так много жизни в Хлои: так, как она смеялась, как она слушала то, что парень говорит, внимательно и участие, и лицо ее сосредоточено. Мэтт хотел поцеловать ее, больше всего.

Так он начал работать его путь через всю комнату к ней, кивая на людей, которых он знал, когда он проходил мимо них. Он не хотел выглядеть слишком круто и готов, а не как он делал прямиком к ней, но он не хотел, чтобы остановиться и потерять ее в толпе, либо.

- Мэтт.

Он дернулся, будто ужаленный. Это тихое приветствие поразило его. Вертясь вокруг, он обнаружил,что Стефан стоял прямо позади него и нахмурился сердито на него. Он ненавидел, когда Стефан попадал в голову вот так.

- Ты могли бы просто сказать привет, - сказал он Стефану, так мягко, как мог. - Ну, ты знаешь, вслух.

Стефан виновато наклонил голову, его щеки вспыхнули.

-Прости ,- сказал он. - Это было грубо с моей сторони, но я просто хотел привлечь твое внимание. Здесь так громко.

Он обвел рукой, и Мэтт подумал, как он иногда имел в своем распоряжении, как жизнь современного подростка, казалось, вампир. Стефан пережил более чем вероятно, Мэтт когда-либо громкая рок-музыка и тела вокруг него, казалось, доставляли ему неудобно, и это показывает трещины в его маскировке как молодого человека . Он старался, ради Елены, Мэтт знал.

-Я жду Елену,- сказал Стефан. -Ты видел ее?

Линии его лица были озабочены, и просто так, как Мэтт представлял Стефана, как кто-то слишком стар, слишком неуместно чтобы он был здесь Стефан выглядел до боли молодым, одиноким и обеспокоенным .

- Да,- Мэтт сказал. - Я только что видел ее в библиотеке. Она сказала, что придет сюда позже.

Он прикусил себе язык, чтобы ненароком не добавить, что видел он там её с Деймоном. Мэтт был не совсем был уверен, что происходило между Еленой и братьями, но он понял, Стефан не должен знать, что Елена и Деймон были вместе.

- Я должен был держаться подальше от нее, - Стефан признался грустно. - Она чувствует себя так,как она проходит между Дэймоном и мной и она хочет некоторое время быть без всех нас, решить вещи, только двое из нас могут быть снова вместе. - Он взглянул на Мэтта, почти умоляюще. - Но думаю, что из-за большего количества людей здесь трудно сказать, что мы одни.

Мэтт сделал глоток пива, казалось его ум работал просто неистово. Сейчас же он понял, что был не прав, не упомянув тот момент, что вместе с Еленой Деймон.

В какую игру Елена сейчас играет? Это был шок, тоже, чтобы понять, как далеко не в курсе, он был.

- Когда это случилось?

После смерти Кристофера, он избегал его друзей, тратить так много времени, сосредоточен на общество Витале, что он пропустил это большое развитие в их жизни. Что он ещё пропустил? Стефан по-прежнему смотрел на него, будто ожидая одобрения. Мэтт задумчиво потер затылок и затем предложил:

- Поговори с ней. Пусть она узнает, какой несчастный ты без нее. Любовь стоит того шанса.

Стефан, приняв во внимание его слова, кивнул в ответ. Мэтт же снова искал взглядом в толпе Хлою.

Парень, о котором она говорила, ушел, и она осталась одна на данный момент, кусая губы, она обвела взглядом комнату. Мэтт был готов простить себя и повернул голову к ней, когда другой голос говорил ему на ухо.

- Привет, Мэтт, как дела?

К нему подошел Итан, его золотисто-коричневого цвета глаза направлены на него. Мэтт почувствовал как выпрямился и оттягивая плечи, пытаясь выглядеть верным и честным, перспективным кандидатом, каким все Витале хотели, чтобы он был. Мэтт увидел эту реакцию Этана в других обязательств, а также: все, что Этан хотел, чтобы они ни делали, они хотели тоже. "Некоторые просто рождаются лидерами", - догадался он. Они разговаривали минуту, но не о Витале обществе, конечно, не перед Стефаном, но просто про дружественные вещи о футболе и классе и музыке, которую играл, и Этан повернулся и тепло одарил улыбкой Стефана.

- Ой, ух, Итан Кран, Стефан Сальваторе, - Мэтт познакомил их и добавил. - Мы со Стефаном вместе ходили в школу.

Лишь Стефан с Итаном начала о чем-то говорить, Мэтт снова начал искать Хлою. Она была не в последнюю очередь он видел ее, и он начал паниковать, пока он не нашел ее снова в толпе, двигаясь в такт музыке.

- Я не могу не заметить, только легкий акцент, Стефан, - Итан говорил. - Ты из Италии изначально?

Стефан смущенно улыбнулся.

- Большинство людей не могут слышать это больше, - сказал он. - Мой брат и я, мы покинули Италию давно.

- О, так и твой брат здесь? - спросил Итан, что заставило Мэтта понять, что эти двое поладили.

Ему самое время идти.

- Я догоню вас, ребята позже, - сказал он.

Сделав ещё один глоточек пива, Мэтт шагнул в толпу, прямо к Хлое. Её глаза блестели, были видны ямочки и он понял, что пробил час. Как он сказал Стефану, любовь стоит того шанса.

Глава 22

Бонни поняла, что на вечеринку пришли и друзья Зандера, поскольку шума была ещё больше. Честно говоря, Зандер был куда спокойнее своих друзей, во всяком случае с Бонни, но вот эти ребята в компании казалось только что вышли с дикой природы. И это, на самом деле, довольно раздражало. Но когда Зандер появился рядом с ней - толкнув Маркуса на стену на своем пути - и подарил ей его долгую, медленную улыбкой, пальцами ног свернувшись в ее туфли на высоком каблуке, и она забыла о том, что раздражало.

- Салют! - сказала она. - Всё в порядке? - Он вопросительно изогнул бровь. - Ну, я о том происшествии с твоей семьей, ведь поэтому ты... Был занят.

- О, да, - он наклонил голову, чтобы поговорить с ней.

Когда он вздохнул, она почувствовала на шее его теплое дыхание.

- В моей семье всё довольно сложно, - начал он. - Хотелось бы мне, чтобы было полегче.

Он выглядел грустным, и Бонни импульсивно взяла его за руку, вьющимися пальцами по его.

- Эй, что случилось? - задала вопрос девушка, стараясь придать голосу как больше можно чувства понимания и надежности. Надежный тон подруги.

- Может, я смогу помочь. Ну, ты знаешь, какое новое ухо.

Зандер поморщился и прикусил губу.

- Ну, это как... У меня просто есть свои обязанности. Каждый член семьи должен выполнять свои общения и заботится о разных вещах. И иногда бывает так, что то, что хочу я и то, что должен делать просто не состыковывается.

- Может, ты просто немного рассеянный? - в насмешке спросила Бонни в ответ на что Зандер фыркнул, немного смеясь.

- Что, правда? О чем ты? - Зандер, посмотрев с секунду на неё, ещё больше улыбнулся. - Пойдем-ка, - произнес он, слегка дернув её за руку.

Бонни пошла с ним, прокладывая свой ​​путь через стороны и вверх по лестнице. Зандер не знал, куда он идет, он повернул пару углов, а затем толкнул дверь. Внутри было общежитие общей комнаты: пара жалких диванов, и справочная таблица. чей-то проект с Искусства, большое полотно покрыто пятнами краски, прислонилось к стене.

- Так ты живешь в этом общежитии? - спросила она Зандера.

- Неа, - ответил он, глядя на её рот.

Он притянул её к себе, положив руки на её бедра. И затем поцеловал её. Это был самый удивительный поцелуй, который только чувствовала Бонни. Губы Зандера были мягкими,и крепкими,и по всему телу Бонни прошли маленькие фейерверки. Она подняла руку и сложила его к щеке, ощущение сильно костей лица и небольшие царапины стерни на ладони. Она снова вспомнила что чувствовала,во время их первого свиданья,когда они стояли на крыше, это было так,словно она летала. Так свободно, и с диким своего рода комфортом, резко нахлынувшего на нее. Она сунула руку к затылку, чувствуя бледно белокурую расческу Зандера между ее пальцев. Когда поцелуй закончился, ни один из них не говорил на мгновение, они просто прислонились друг к другу, тяжело дыша. Их лица были так близко,и блестящие голубые глаза Зандера были направлены на неё,тёплые и с намерением.

- Ну и вот, в любом случае, вот чего я хочу, как ты и говорила. Ты, - его голос треснул, - желаешь вернуться на вечеринку сейчас?

- Неа, - ответила Бонни, - не сейчас.

И на сей раз поцеловала его она.

- О, слава Богу, - произнесла Хлоя, лишь к ней подошел Мэтт. - Я уж начала чувствовать себя цветком на стене.

Она поморщила нос умоляюще на него. Нос, который поднят немного был с веснушками, и у нее был красивый рот. Он хотел потянуть осторожно мягкие коричневые локоны ее кудрей, просто их выпрямить, а затем вернуть их в форму.

- Что ты имеешь в виду? - Сказал он, отталкивая себя хотя он болезненно осознает, что он звучал полоумно - Ты сказала цветком на стене?

- Ох, просто... - она махнула рукой в сторону толпы. - Здесь никого кого бы я знала за исключением вас с Итаном. На этой вечеринке одни первокурсники.

Сердце Мэтто упало. Он позабыл, что Хлоя - второкурсница. Но это не многое меняет, правда? Она сказала это так, будто первокурсники ниже её, что ли. Пренебрежительный, это слово на отлично описывало её тон.

- По-моему здесь всё нормально, - чахло молвил он.

Хлоя насмешливо поджала губы, после чего нежно ударила его по руке.

- Ну, - мягко начала она, - в моей жизни есть место только для одного первокурсника. Верно, Мэтт?

Это больше, чем обнадеживающий знак. Проблема была, Мэтт понял, что его единственный опыт знакомства был в выяснении с девочками, которые ему нравились но он как раз думал как о потенциальных датах для танцев или любой другой, или о Елене. Кто, да, он заботился о чрезвычайно, но он знал достаточно долго и достаточно хорошо, что он мог сказать, что она собирается сказать да. Тем не менее, он думал, что он мог видеть открытия здесь.

- Хлоя, - произнес он. - Я был бы так рад, если бы ты...

Мэтт вдруг замолчал от того, что к ним присоединился улыбающийся во все 32 зуба Итан. Впервые он почувствовал вспышку раздражения к нему. С людьми Итан был умен. Мог ли он знать, какой прервал момент?

- А мне нравится твой приятель, Стефан, - сказал ему Итан. - Как для новичка, он слишком умудренный. Даже очень. Не находишь, что это из-за того, что он европеец?

В ответ Мэтт лишь пожал плечами, теперь Итан обратился к Хлое:

- Привет, дорогая, - молвил он, положив руку ей на плечи о слегка прикоснувшись своими губами к её.

И да, ничего себе, Итан попал прямо в точку, он знал какой прервал момент. Это не было долгим поцелуем, но, несомненно, является притяжательным в воздухе , и его рука бросилась через плечо Хлои. Когда все закончилось, Хлоя улыбнулась Этан, задыхаясь, и глаза Итана щелкнули к Мэтту, только на секунду. Мэтт хотел прямо погрузиться в липкий, пиво окрашенный пол под ногами. Но вместо этого он просиял своей улыбкой и приподнял пиво к Итану. Поскольку у Хлои - очаровательной, милой, забавной и беззаботной Хлои - был парень. Он должен был понять, что не он один заметил какой удивительной она была. И Мэтт бы отступил независимо от того, кто друг Хлои. Он не желал быть парнем вечно лезущим в отношения других людей, он никогда не был таким. Но так как другом Хлои был Итан? Итан, лидер их сообщества, тот, кто внушил ему то, что он - особенный, как он мог быть лучше него? Так как это был Этан, Мэтту просто придется стиснуть зубы и игнорировать это чувство в груди. Он должен быть сильным и держать себя в руках, даже при мысли, что он хотел бы быть с Хлоей. Существовали некоторые рамки какие он просто не мог пересечь. Никогда.

Глава 23

- Не представляю как я могла так задержаться, - произнесла в третий раз Елена, спеша вместе с Деймоном по площади. - Бонни и Мередит наверняка волнуются за меня.

- Ну, они ведь в курсе, что ты со мной, - ответил ей Деймон, невозмутимо шагая рядом с ней.

- Не думаю, что они найдут это утешительным.

Лишь она сказала это - прикусила язык, Деймон многозначительно посмотрел на неё.

- Неужели, после всей той борьбы бок о бок они так и не доверяют мне? - вкрадчиво задался вопросом Деймон. - Мне было бы больно. Если бы меня, конечно, волновали их слова.

- Я же не говорю, что они думают, что ты хочешь обидеть меня, - сказала девушка. - Больше нет. Или то, что ты не встанешь на мою защиту. Думаю они просто обеспокоены тем... Что ты положил на меня глаз. Или же чем-то другим.

Деймон остановился и взглянул на неё. Он взял её за руку, гладя пальцем её внутреннюю сторону, увидев вену, которая вела от запястья к девушки к локтю.

- А что думаешь ты по этому поводу? - спросил он, нежно улыбаясь. Елена отдернула руку, взглянув на него.

- Очевидно у них есть причины на это, - сказала она.

- Брось всё это. Просто друзья, помнишь?

Глубоко вздохнув, Деймон пошел вперед и Елена поспешила, чтобы догнать его.

- Но я всё же рада, что ты решил пойти на вечеринку со мной, - молвила она в конце концов.

- Она обещает быть веселой, - Деймон одарил её взглядом бархатно-черных глаз из-под ресниц, но так ничего и не добавил.

"Да, она всегда обещает быть такой с Деймоном", подумала Елена, слушая стук каблуков и наблюдая за тем, как её тень всё увеличивается и увеличивается и за тем, как под светом фонарей она исчезает. Или, по крайней мере, это всегда было весело, когда Деймон был в хорошем настроении и ничто не пыталось их убить, два обстоятельства она хотела чтобы совпадали чаще.

Стефан, такой милый и дорогой Стефан - любовь всей её жизни. Она не сомневалась по-этому поводу. Но Деймон заставлял её затаить дыханье и быть взволнованной, пробуждая внутри неё нечто большее. Каким-то образом он делал так, что она чувствовала себя особенной. И сейчас он был куда спокойнее, чем обычно вечером.

После того как Мэтт ушел, они немного поискали в библиотеке, а после Деймон угощал её чипсами и содовой в подвале комнатки с торговыми аппаратами. Они, сидя за столиком, беседовали и смеялись. Это было не все фантазии или изящный, ничего подобного стороны он сопровождал ее в темноте измерения, но это было удобно и весело, и когда она смотрела на нее телефон, она была поражена, что больше часа прошло.

А сейчас он добровольно шел на вечеринку в колледже. Конечно может он хотел поладить с её друзьями. Возможно действительно они были бы хорошими друзьями, когда однажды всё разрешится у них со Стефаном.

Лишь подумав об этом, она безошибочно почувствовала, что за ними следят. Волоски на затылке встали.

- Дэймон,- он сказал мягко. - За нами кто-то наблюдает.

Его ноздри расширились в тот момент, когда он понюхал воздух. Елена могла сказать, что он отправлял из квестов усики власти, поиск ответа для всплесков напряжения, для кого-то сфокусировались на них.

- Ничего, - молвил он через минуту. Он взял её под руку, притягивая к себе ближе. - Наверное, это просто твое воображение, принцесса, но мы будем осторожны.

Кожаная куртка Дэймона была гладкой стороной против Елены, и она плотно прижата к нему, как они вышли на дорогу, которая разделила территории кампуса. Напротив них, через дорогу, у обочины была припаркована машина, двигатель которой в момент завелся. Её фары загорелись, ослепляя Елену. Деймон так сжал её талию, что у неё перехватило дыхание. Автомобиль загудел и поехал в их сторону.

Елена запаниковала: "о Боже, Боже мой," - бессильно думала она замерев на месте. Когда они плыли по воздуху, Деймон держал её так сильно, что ей стало больно. А в тот момент, когда они упали на траву с другой стороны дороги, Деймон на секунду остановился поправляя сцепление на Елену, и Елена заглянула обратно в машину, которая прошла там, где они стояли до момента скользила и обратно примерно в разворот.

Она не могла понять, что угодно, не о какой то машине ни о чем про водителя; из-за яркого света, это был просто громадный темный силуэт. Неповоротливый темный силуэт, который был повернув на траве и возвращается после них. Дэймон выругался и дернул ее вперед, они бежали, почти летали теперь, ноги Елены едва касаясь земли. Ее сердце бешено колотилось. Она могла бы сказать Дэймон был затруднен использовать его полной скорости, сохраняя Елену близко. Они уклонились за углом здания и прислонились к его стене , окруженной кустами. Автомобиль мчался , но оказалось, его колеса оставляя длинные знаки заноса, и громыхали к дороге.

- Мы потеряли его, - прошептала Елена, тяжело дыша.

- Кто-то докучает в последнее время, принцесса? - спросил Деймон, его взгляд был хитрым.

- Я должна спросить и у тебя об этом, - возразила девушка.

Она обняла себя. Вдруг ей стало так холодно.

- Как думаешь, всё это связано с сообществом Витал? - задала Елена вопрос дрожащим голосом. - Или с моими родителями или с чем-то, напрямую связанную с ним?

- Увы, мы не знаем, кто или что было на другой стороне люка, - ответил ей мрачно Деймон. - Или Мэтт...

- Это не Мэтт, - твердо произнесла Елена. - Он бы никогда не обидел меня, - Деймон кивнул в ответ.

- Правду говоришь. Твой Матт до абсурда благороден. - Он одарил её слегка скривленной улыбкой. - К тому же, он любит тебя. Всё любят тебя, Елена. - Он снял свой пиджак и положил его ей на плечи. - Но одно мы можем сказать наверняка. Если же тот водитель этой машинки и думал, что я человек, то теперь он знает, что это не так.

Елена более плотно натянула на себя куртку.

- Ты спас меня, - молвила тихим голоском Елена. - Спасибо тебе, - глаза Деймона стали мягче от того, что она обняла его.

- И всегда буду спасать, Елена, - пообещал он. - Неужели ты не была в курсе этого всё это время? - его глаза расширились и он притянул девушку к себе ближе. - Я не могу тебя потерять, - прошептал он.

Елене казалось, будто она падает. Мир был поглощенным, в глазах Дэймона полночь, и она втягивается вместе с ним в темноте. Часть её кричала нет, но всё равно, не смотря на это она наклонилась к нему и их губы встретились.

Стефан постучал пальцами по стене позади него, оглядел всех людей застрявших слишком близко друг к другу: говорили, смеялись, спорили, пили, танцевали. Его кожа кишит тревогой. Где она? Мэтт сказал, что больше часа назад виде её в библиотеке, после чего она планировала прийти на вечеринку. Восполнение его мнения, Стефан начал толкать свой ​​путь к выходу. Может быть, Елена и не хотела связываться с ним, но люди в этом городе умирают и исчезают. Это стоило того иметь ее,но она сердилась на него, до тех пор, пока он знал, что она в порядке. Он прошел мимо Мередит, разговаривавшей с подругой и коротко бросил:

- Я пойду поищу Елену.

Он быстро составил впечатление о ней , начиная протянуть руку, чтобы остановить его, но он оставил ее позади. Он открыл дверь и вышел на встречу прохладному ночному воздуху. Охрана кампуса всё ещё была занята проверкой удостоверений, так что они без слов позволили ему выйти. Их заботили лишь те люди, которые пришли на вечеринку. Снаружи ветер несется через верхний деревьев и полумесяц был високий и белый выше зданий вокруг него.

Стефан послал свою мощность из окружающих его, чувствуя отчетливые следы Елены. Но он ничего не почувствовал, пока нет. Существовали слишком много людей слишком близко друг к другу здесь, и Стефан мог только чувствовать себя запутанные следы тысяч людей, эмоции и жизненные силы смешанные в одной большой основной кайф от которого невозможно было для него, с такого расстояния, выделить того или иного , даже в качестве особых, как Елена.

Если бы он питался человеческой кровью в последнее время, то возможно такого труда бы не возникло. Стефан не мог не думать с тоской о способе, которым его силы выросли благодаря ему, когда он пил регулярно из его друзей. Но это было, когда ФеллЧерч нуждался в его лучшей защите против кицунэ. Он не мог пить кровь людей просто так для удовольствия или удобства. Стефан пошел быстро по четырехъядерные, по-прежнему рассылая пальцами власти вокруг и впереди себя. Если найти Елену он не может, то тогда пойдем в то место, где её видели в последний раз. Он выразил надежду, что, как он все ближе к библиотеке, его мощность будет получать некоторый намек на нее.

Его тело было наполнено тревогой. Что если Елену атаковали, а что если она таинственно исчезла и больше не вернется, оставляя в их памяти, в качестве последнего воспоминания, ту странную отдаленность. Он зашагал быстрее. Он был на полпути к библиотеке, когда отличительным чувством Елена ударила его, как удар. Она где-то рядом. Он оглянулся влево, затем вправо и только после увидел её. Страшная боль пронзила его грудь, как будто он действительно может чувствовать его сердцем нарушения.

Она целовала Деймона. Они были наполовину скрыты в тени, но светлая кожа и светлые волосы Елены сияли. Они были направлены только друг на друга, так что, несмотря на свою Силу, Дэймону не было известно о наличии Стефана, даже когда он подошел вплотную к ним.

- И поэтому ты хотела побыть одна, Елена?

Стефан спросил его голос звучал отдаленно. Наконец заметив его, они отделились друг от друга, лицо Елены бледное от шока.

- Стефан, - произнесла она. - Пожалуйста, Стефан, нет. Всё не так как кажется.

Она протянула руку к нему, а затем вытащила ее обратно неуверенно. В Стефане всё казалось сейчас таким далеким: он знал, что он дрожит, во рту пересохло, но он чувствовал себя почти как если бы он наблюдал за болью другого.

- Не могу, - промолвил он. - Не снова. Если я буду сражаться за тебя, то в конечном итоге уничтожу всех нас. Как то было с Кэтрин.

Елена отрицательно покачала головой, вновь протянув к нему руки в мольбе.

- Стефан, пожалуйста, - повторила она.

- Я не могу, - он произнес те же слова, пятясь назад. Его голос был высоким и отчаянным.

тогда, в первый раз, он посмотрел на Деймона, и в ярости ударил в него, перекрывая онемением расстояние мгновенно.

- Единственное, что ты можешь - отнимать, - горько сказал ему Стефан. - Но это было в последний раз. Отныне мы не братья.

Лицо Дэймона открытое на долю секунды в смятении, его глаза расширились, как будто он собирался сказать, а потом снова ожесточились, рот презрительно скручивался, и он кивнул на Стефана.

Отлично, сначала этот жест, затем потеря. Стефан наткнулся назад, а потом повернулся и побежал, двигаясь со всем сверхъестественной благодатью и скоростью его команды, оставляя далеко позади себя кричащую Елену:

- Стефан!

Глава 24

Хихикая, Бонни споткнулся на своем пути вниз по лестнице, ее ноги переступили прямо через нее,из за обуви на высоких каблуках .

- Вот, Золушка ", сказал Зандер, подбирая обувь на коленях перед ней.

Он помог ей соскользнуть ногой назад в нее пальцами теплый и устойчивый к ее подъему. Бонни в реверансе присела, заглушив свой смех.

- Спасибо, милород, - кокетливо произнесла она.

Она сказочно чувствовала себя, так глупо и так счастливо. Это было почти как если бы она была пьяна, но она выпила только несколько глотков пива. Нет, но она была пьяна. Пьяна Зандером, его поцелуем, нежными руками и его большими голубыми глазами. Она взяла его руку, и он улыбнулся ей, что долгой медленной улыбкой, и Бонни просто полностью задрожала.

- Похоже вечеринка заканчивается, - сказала она, когда она спустились на первый этаж.

Было так поздно, почти два часа ночи. Были только несколько групп злостных Partiers осталось: куча мальчиков братства в бочке, некоторые театрального отдела девушек, танцующих с большим широким налетам от их рук пара, сидя рука об руку в нижней части лестницы в глубоком беседе.

Мередит, Стефан, Саманта и Мэтт исчезли, а Елена так и не появилась здесь. Сейчас и ей следовало уйти. Ушли и приятели Зандера, ну, или их выгнали.

"Прощай, прощай," Бонни пролепетала для тех немногих, кто остался. Ей так и не удалось поговорить хоть с кем-то, но все они выглядели хорошо. Может, в следующий раз, когда она пойдет на вечеринку, она останется дольше, и на самом деле наладит связь с людьми, что ей не встречались. Посмотрите на всех новых друзей, ее друзей на территории кампуса.

Бонни придавало особую волну пара людей, которых она видела в последнее время с Мэттом - невысокий парень, имя которого она считала, что Итан и девушка с темными кудрями и ямочками. Не первокурсница. Она любила всех сегодня, но они это заслужили больше всего, потому что они видели, какой замечательный парень Мэтт. Они махали ей в ответ, немного поколебавшись, девушка улыбнулась, ее ямочки углубились.

- Они, кажется, действительно хорошими, - Бонни сказала Зандеру, и он оглянулся на них, когда он открыл дверь.

- Хммм, - уклончиво ответил он, на секунду взглянув в её глаза так, что её бросило в дрожь.

- Разве нет? - спросила она нервничая.

Зандер отвернулся от них, спиной к ней, и его теплая блестящая улыбка на его лице. Бонни расслабилась, холодность, которую она видела в глазах Зандера должно быть просто трюк света.

- Разумеется они милые, Бонни, - произнес он. - Я просто на секунду отвлекся.

Он завернул руку ей на плечи, потянув ее к себе, и опустил поцелуй в макушку Она вздохнула удовлетворенно, прижимаясь к его стороне. Они шли вместе на некоторое время.

- Глянь на звезды, - мягко промолвила Бонни. Ночь была ясной и звезды ярко виднелись в небе. - Это потому что ночь становится холоднее, поэтому они так хорошо видны.

Зандер не ответил, только сделал хмммм звук глубоко в горле снова, и Бонни взглянула на него сквозь ресницы.

- Не хотел бы позавтракать со мной утром? - спросила она. - По воскресеньям в кафетерии можно заказать вафли их собственного производства, с разными наполнителями. Вкуснятина.

Зандер смотрел вдаль с тем же половинным прослушиванием выражением,что у него было в последний раз когда они шли через кампус вместе.

- Зандер? - осторожно позвала его Бонни, на что он в ответ нахмурился и прикусил губы.

- Извини, - пролепетал он.

Он взял его под руку с плеч Бонни и отступил на несколько шагов, улыбаясь натянуто. Все его тело было напряжено, как будто он собирался взлететь.

- Зандер? - вновь повторила она сконфуженно.

- Я кое-что забыл, - ответил Зандер, избегая её взгляда. - Мне надо вернутся на вечеринку.

- Оу. Я пойду с тобой, - предложила Бонни.

- Нет, всё нормально. - Зандер переминался с ноги на ногу, оглядываясь через плечо Бонни, словно, вдруг, он, скорее, чем где-либо был уже вместе с ней.

Внезапно он хлынул и поцеловал ее неловко, зубами стуча вместе, а затем он вышел обратно и повернул, идя в обратном направлении. Его шаги удлинялись, и вскоре он бежал от нее, исчезая в ночи. Снова. Он даже не обернулся. Бонни, вдруг одна, дрожала и огляделась, всматриваясь в темноту со всех сторон. Она была так счастлива, минуту назад, и теперь ей стало холодно и растерянно. как если бы она был поражена со всплеском морозной водой.

- Должно быть ты шутишь, - вслух произнесла она.

Елена дрожала так сильно, что Дэймон боялся, что она может просто встряхнуть себя друг от друга.

Он утешительно обнял её и она, без особой охоты видеть его рядом, взглянула на него. Её глаза будто были стеклянными.

- Стефан... - тихо простонала она, Деймон еле подавил острый приступ раздражения.

Стефан просто принял всё близко к сердцу. Что в этом нового?

Деймон был здесь, Деймон был с ней и поддерживал её, Елена должна осознать это. Его искушала возможность взять её за подбородок и заставить её смотреть на него по-настоящему. В старые времена он так бы и поступил. Черт возьми, в старые добрые времена он направлял бы удар Силы на Елену, пока она не станет послушной в его руках, пока не забудет имя Стефана. Его клыки покалывало,с тоской просто думая об этом. Ее кровь, как вино. Не ожидал, что Елена предоставит себя в его власти смиренно,это никогда не работало очень хорошо. Он признался себе, рот скрутился в улыбке. Но он больше не был таким. И он не хочет получить её таким путем. Он так старался, хотя он ненавидел в этом признаться даже самому себе, чтобы быть достойным Елены. Чтобы быть достойным Стефан, даже, если он пришел прямо к нему.

Было так приятно наконец увидеть в взгляде брата что-то кроме ненависти и отвращения. Только вот теперь это подошла к концу. Того предварительного примирения, начала дружбы, братства, каким бы оно не было между им и Стефаном, просто не стало.

- Ну же, принцесса, - прошептал он, помогая ей подняться по лестнице к её двери. - Ещё немножко.

Он не сожалел за поцелуй. Она была столь прекрасной, живой и яркой в его объятьях. И на вкус она была хороша. И он любил её, любил так, как только могло его жестокое сердце. Его рот снова сжался, и он мог попробовать свою горечь. Елена никогда не будет его, не правда ли? Даже когда Стефан повернулся к ней спиной, самодовольный идиот, всё о чем лишь она могла думать, так это о нём.

Свободной рукой Дэймона, которая не была на плечах Елены защитной, ужесточилась в кулак. Они подошли к комнате Елены и он, ловко выудив с её сумочки ключи, открыл ей дверь.

- Деймон, - сказала она, обращаясь в дверях, чтобы глядеть ему прямо в глаза, в первый раз еще до того,как Стефан поймал их в поцелуи.

Она выглядела бледной до сих пор, но решительный, ее рот выгнулся прямую линию.

- Деймон, это было ошибкой, - его сердце рухнуло, будто камнем, но всё же не отводил от её фигуры глаз.

- Я знаю, - произнес он, его голос был тверд. - В конце концов всё образуется, принцесса, вот увидишь.

Он заставил его губы повернуться в обнадеживающую, поддерживающую улыбку. Улыбка друга. Затем Елена ушла, дверь в ее комнату закрытие твердо позади нее.

Дэймон как вкопанный, проклиная, и пинал в стену за его спиной. Она треснула, и он ударил ее еще раз с кислым удовлетворением чувства, штукатурка расщепилась. Существовало приглушенное ворчание выходя из-за другой двери на этаже, Дэймон и слышал приближающиеся шаги, кто-то подходит к расследованию шума. Если бы он имел дело с кем то сейчас, он бы, наверное, убил его. Это было бы хорошей идеей, независимо от того, сколько он может наслаждаться этим на данный момент, а не с Еленой прямо здесь.

Когда он подошел к открытому окну зала, Дэймон плавно превратился в ворона в воздухе. Это была помощь, чтобы протянуть свои крылья, чтобы подобрать ритм полетов и чувствовать ветер с перьями, поднимая и поддерживая его. Он вылетел через окно с несколькими сильными ударами крыльев и бросился в ночь. Ловля ветер, он взлетел безрассудно высоко, несмотря на темноту ночи. Ему нужен был порыв ветра от его тела, необходимо отвлечься.

Глава 25

Дорогой дневник,

Я не могу поверить какая дура, такая неверная и ничего не стоящая дура. Я ни за что не должна была целовать Деймона или же позволить ему поцеловать меня. Взгляд Стефана, когда он увидел нас был таким душераздирающим. Он был бледен, каждая черта его лица казалась такой жестокой, будто он сделан изо льда, а его глаза блестели от слез. Мне казалось, будто в его душе померк свет. Он смотрел на меня так, будто ненавидел всем сердцем. Словно я Кэтрин. Чтобы у нас не случалось, Стефан никогда не смотрел на меня так. Я никак не могу поверить в это. Стефан не мог так возненавидеть меня. Каждый удар моего сердце шепчет мне о том, что мы должны быть вместе, что ничто не в силе разлучить нас. Я такая глупая, я причина боль Стефану, хотя никогда не желала этого. Но точка ещё не поставлена.

Когда я скажу "Прости", объясняю, что он стал свидетелем безумного момента, он простит меня. Когда я вновь прикоснусь к нему, он увидит как я сожалею. Это был всего лишь адреналин, вскруживший голову от столь казавшейся близкой смерти, когда та машина чуть не сбила нас. Ни Деймон, ни я - никто не хотел того, поцелуй всего лишь был ниточкой, связывающей нас с жизнью.

Нет. Я не могу лгать. Только не здесь. С собой я должна быть честна, даже если на людях меня поглощает притворство. Я желала поцеловать Деймона. Желала прикоснуться к нему. Всегда желала. Но я не могу. Я смогу остановить себя, я сделаю это. Ведь не хочу ещё больше причинять Стефану боль. Он поймет, поймет, что я пойду на всё, чтобы вновь осчастливить его и тогда он простит меня. Это ещё не конец, не позволю поставить точку.

Елена закрыла дневник и, набрав номер Стефана, слушала гудки до тех пор, пока не услышала слово "Голосовая почта". Лишь после девушка повесила трубку. Она звонила ему несколько раз прошлой ночью, а затем снова и снова сегодня утром. Стефан прекрасно знал, что она звонила ему, она знала. Он всегда держал телефон при себе. Он каждый раз отвечал на звонки. Казалось, будто он чувствовал какое-то обязательно с тех пор, как у него появился мобильный. Но тот факт, что он не отвечал ей означал одно - он намеренно избегает её. Елена покачала головой и вновь с небывалой яростью набрала его номер. Он всё же выслушает её. Она не позволит так просто отвернутся от себя. Когда она объяснится и он простит её, всё снова вернется на круги своя. Они положили бы конец их разлуке, сделавшей их такими несчастными. Всё уже не решится так, как она полагала. Только вот, что она ему скажет?

Девушка вздохнула и снова плюхнулась обратно на кровать, её сердце замерло. Адреналин, вскруживший голову - вот что она могла сказать. Она не того поцелуя с Деймоном, не хотела его, правда нет. Она желала Стефана. Единственное, что она могла сказать ему, что она не ожидала этого, не планировала. Деймон не был тем, кого она хотела. На самом деле нет. Она всегда будет выбирать лишь Стефана. Этого должно быть достаточно. Елена вновь позвонила ему. И на сей раз Стефан ответил ей.

- Елена, - молвил он наотрез.

- Стефан, умоляю, выслушай меня, - в спешке произнесла Елена. - Мне очень жаль. Я никогда не...

- Я не хочу об этом говорить, - сказал Стефан, перебив её. - И, пожалуйста, перестань звонить мне.

- Но, Стефан, пожалуйста...

- Я люблю тебя, но... - его голос был мягким, но холодным. - Не думаю, что мы сможем быть вместе. Нет, если я утратил к тебе веру.

Связь оборвалась. Елена, оторвавшись от телефона, мгновенье недоуменно смотрела на него, лишь после чего поняла, что произошло. Стефан, дорогой и милый Стефан, который всегда был с ней, всегда любил независимо от того, что она делала, просто повесил трубку.

Мередит потянула одну ногу за спиной, держала ее в обеих руках, дышала глубоко, и медленно потянуал ногу выше, растягивая ее четырехглавой мышцы. Было приятно потянуться, улучшить кровотечение после ее поздней ночи. Она с нетерпением ждала встречи с Самантой. Существовало новое движение Мередит выяснила, кое-что по кикбоксингу вдохновившись, она подумала, Сэму нравится, когда она получила в шок,когда была сбита .

Саманта стала более быстрой и уверенная в себе поскольку они продолжали работать вместе, Мередит и определенно хотела сохранить ее. Это было бы потрясающе работать в паре с Самантой, если Саманта когда-нибудь действительно приедет. Мередит посмотрела на часы. Сэм опаздывала почти на двадцать минут. Конечно, им не впервой быть на улице столь поздно ночью. Но тем не менее, это не было похоже на Саманту, не предупреждавшую об опоздании.

Девушка включила телефон, чтобы проверить приходило ли ей какое сообщение, после чего она позвонила ей. Никто не отвечал. Мередит оставила быстро сообщение на голосовую почту, а затем повесила трубку и вернулась к растяжке, стараясь не обращать внимания на слабый трепет,что беспокоил ее. Она кружила ее плечи, закинула руки за спиной. Наверное, Саманта просто забыла включить свой телефон. Или же проспала. Она была охотницей и никто или ничто, что сотрясало их кампус, не угрожало её. Мередит вздохнула, разочаровавшись в их обычной тренировке. Она не сможет сосредоточится, пока не найдет Саманту с учетом того, что с другими девчонками было всё в порядке. Несомненно хорошо. Зачерпнув ее рюкзак, она направилась к двери.

Она могла бы с легкостью пуститься в бег. Светило солнце, воздух был свежий, и ноги Мередит стучали по пути в обычном ритме она плелась между людьми,что бродят по кампусу. К тому времени она добралась до общежития Саманты, она думала, что, возможно, Сэм хотел бы пойти на хорошиую долгосрочную пробежку с ней, а не на спарринг сегодня. Она постучала в дверь Саманты, напевая:

- Проснись и пой, соня! - Дверь не закрытия, приоткрылась немного. - Саманта? - произнесла Мередит, ещё больше открыв дверь.

Она почувствовала странный запах. Подобно ржавчине и соли, в основном запах разложения, он был настолько сильным Мередит пошатываясь назад, захлопнула ладонью по ее нос и рот. Но не смотря на запах, Мередит также не могла понять, что было на стенах. Краска? она спросила, ее мозг работал вяло и медленно.

Да и с каких пор Саманта рисует? Ещё и такими красными красками. Она медленно зашла в комнату, но что-то в ней начало кричать. Нет и ещё раз нет. Надо уходить.

Кровь. Кровькровькровькровь.

Чувство неторопливости и вялости покинуло её: её сердце бешено колотилось, голова шла кругом, а дыхание, то учащалось, то сбивалось. В этой комнате сммерть. Она должна увидеть. Должна увидеть Саманту. Несмотря на все нервы ее тело призывало ее бежать, бороться, Мередит продолжала двигаться вперед. Саманта лежала на спине, её кровать была вся в крови. Казалось, будто она растерзана. Её широко открытые глаза направлены к потолку, она не моргала. Она была мертва.

Глава 26

- Мисс, вы уверены в том, что не хотите, чтобы мы позвонили вашим родителям?

Хотя голос офицера безопасности их кампуса и казался грубым, но одновременно он был добрым, а в его глазах плескалась обеспокоенность. На секунду, Мередит представила себе что имеет таких родителей,каких он должно быть представляет: Тех, кто будет бросаться, чтобы спасти свою дочь, оберните ее, и взять ее домой, пока ужасные образы смерти своей подруги исчезли.

Её же родители просто скажут ей продолжить обучение. Скажут, что любая другая реакция означает небрежность. Если она позволит себе быть слабой, то умрет ещё больше людей. Тем более, что Саманта - охотница, с семьи охотников, как и она. Мередит точно знала, чтобы сказал её отец, если бы она позвонила ему: Пусть это будет тебе уроком. Ты никогда не в безопасности.

- Со мной всё будет нормально, - сказала она охраннику. - Там наверху мои соседки.

Он отпустил её, наблюдая за тем, как она со страдающим выражением лица поднималась по лестнице.

- Не переживайте так, мисс, - произнес он. - Полиция поймает этого человека.

Мередит подавила свой ​​первый ответ, который был, что он, казалось, положит много веры в полицию, которая еще питается найти любые подсказки о местонахождении пропавших людей или для решения убийства Кристофера. Он всего лишь пытается успокоить её. Девушка кивнула и слегка махнула ему рукой. Она не успешнее полиции, даже с помощью Саманты. Она недостаточно старалась, всё время отвлекаясь на новое место, на новых людей.

"Почему сейчас?" - подумала вдруг Мередит. Ей не пришло в голову раньше, но это была первая смерть, нападение, или исчезновение, которое состоялось в комнате в общежитии, а не хво дворе или пути кампуса. Чтобы это ни было, оно пришлось в частности после Саманты. Ей вспомнилась черная фигура, которую она прогнала после того, как она напала на девушку, на ничего не помнящую девушку, как та сказала. Мередит напомнила о вспышке светлых волос, как фигура отвернулась. Умерла ли Саманта потому, что подобралась к убийце слишком близко?

Её родители правы. Никто не в безопасности. Ей следует больше стараться, следует справляться и делать в работе успехи, отслеживая каждую улику. Наверху кровать Бонни была пуста. Елена, свернувшаяся калачиком на постели, подняла на неё глаза. Часть Мередит заприметила, что лицо Елены было мокрым от слез, она знала, что раньше бросилась бы на утешение подруги, но сейчас ей надо сосредоточится на убийце Саманты. Мередит подошла к своей шкафу, открыла его и достала тяжелый черный ранец и достала ее шест охотника.

- Где Бонни? - спросила девушка, бросив сумку на кровать и расстегнув её.

- Ушла до того, как я проснулась, - ответила Елена дрожащим голоском. - Думаю утром у неё урок. Что такое, Мередит? - Мередит перевернула сумку открытойстороной и начала вытаскивать ее ножи . - Что такое? - переспросила Елена всё настойчивее, её глаза расширились.

- Саманта мертва, - ответила Мередит, проверяя какое острое лезвие ножа большим пальцем. - Её убили в её же постели, убил тот, кто сотрясает наш кампус. Мы должны остановить его. Нож может быть резким - Мередит позволяла ее оружию содержатся горкой - и она вырыла в сумке точильный камень.

- Что? - произнесла Елена. - О, нет. Ох, Мередит... Мне очень жаль.

Слезы побежали по ее лицу снова, и Мередит смотрела на нее, протягивая пакет с шестом в нем.

- В моем столе есть небольших размеров черный ящик, в нём разные бутылки с вытяжкой разных ядов, - произнесла она. - Волчий аконит, вербена, змеиные яды. Мы не знаем, с чем точно мы имеем дело , поэтому лучше заполните шприцы с разнообразными вещами. Будь осторожна, - добавила она.

Рот Елены отвис, а затем, через несколько секунд, она закрыла его крепко и кивнула, вытирая щеки спиной руки. Мередит знала, что ее послание - оплакивать позже, действовать сейчас - было получено, и Елена, как всегда, будет работать с ней. Елена положила посох на кровать и достала из стола Мередит ящик с ядами. Мередит смотрела, как Елена придумала, как заполнить крошечные шприцы вставкой в железного дерева из шеста, ее устойчивые пальцы вытянув их и работали им с осторожностью, чтоб открыть. Когда она убедилась в том, что Елена поняла с чем имеет дело, Мередит снова начала заострять нож.

- Наверное они прибыли сразу же после Саманты. Она не случайная жертва.

Мередит сказалаее глаза на ноже, когда она обратила его ритмично против точила.

- Думаю стоит предположить, что кто бы это ни был, он знает, что мы вышли на его охоту и теперь мы в опасности. - Она вздрогнула от воспоминания того, каким было тело её подруги. - Её зверски убили.

- Меня и Деймон вчерашней ночью пыталась сбить машина, - произнесла она. - Мы пытались разузнать о кое-чем странном в библиотеке, но не знаю связано ли оно с этим. Я не смогла рассмотреть лицо водителя.

Мередит остановилась в своей заточки ножей.

- Я говорила Саманте и тебе о том, что гналась за тем, кто напал на девушку в кампусе, - задумчиво промолвила она. - Но вот о кое-чем я тебе не говорила, поскольку не была уверенной в правильности в своих догадок. Я и до сих пор не уверена.

Она сказала Елене о своих впечатлениях от одетой в черное фигуры, в том числе мгновенное впечатление бледности под капюшоном, почти белые волосы. Елена нахмурилась, теребя пальцами посох.

- Зандер? - спросила она.

Они обе взглянули на неубранную постель Бонни.

- Он ей очень нравится, - медленно начала Мередит. - Она могла бы узнать о чем-то неладном? Знаешь...

Она сделала неопределенное движение вокруг головы, стараясь, чтобы указать, историю видения Бонни.

- Нет, мы не можем рассчитывать на это, - нахмурившись пролепетала Елена. - И чаще всего она не запоминает, что видит. Но не думаю, что он подходит Бонни, - продолжила она. - Он такой - в смысле, да, он мил и дружелюбен, но кажется, что он какой-то не такой, не находишь? А его друзья так вообще ничтожество. Я знаю, что это далеко от наличия страшных друзей, чтобы быть опасным достаточно, чтобы сделать что-то вроде этого, но я ему не доверяю.

- Ты могла бы попросить Стефана последить за ним? - задала вопрос Мередит. - Да, я знаю о вашем разрыве, но это очень важно. И никто не справится в слежке лучше вампира.

"Стефан был таким грустным той ночью," - отдаленно пронеслось в голове Мередит. Почему Елена не позвонила ему? Жизнь так коротка. Она чувствовала, что лезвие ножа против ее большого пальца снова. Лучше. Положив этот заостренный нож вниз, она потянулась за следующим. Девушка не ответила ей, взглянув на неё, Мередит увидела, как она не отводит глаз от посоха, а рот её дрожал.

- Я... Стефан не будет разговаривать со мной, - бросила она. - Не знаю... Поможет ли он нам.

Она закрыла рот, твердо, явно не желая говорить об этом.

- Ох, - лишь ответила Мередит.

Так странно представлять себе, что Стефан не делает то, что хочет Елена. Было понятно, почему она не хотела просить его.

- Может мне позвонить Деймону? - с неохотой предложила она. Старший вампир вызывал лишь несчастье, да и она не доверяла ему. Но с тем, что он был изворотлив и коварен она не могла не согласится. Елена втянул дыхание, а затем быстро кивнул головой, ее рот застыл.

- Нет, ему позвоню я, - произнесла она, - я попрошу его проследить за Зандером.

Мередит вздохнула и прислонилась спиной к стене, позволяя ее ножу упасть на ее кровати. Вдруг она почувствовала себя такой уставшей. Ей казалось, что ожидание Саманты в тренажерном зале этим утром было будто миллион лет назад, но она до сих пор не удосужилась сходить на ланч. Они с Еленой вновь посмотрела на кровать Бонни.

- Нам надо поговорить с ней о нём, не так ли? - тихо просила Елена.

- Надо спросить был ли Зандер с ней всю эту ночь. И да, предупредить её стоит.

Мередит кивнула и закрыла глаза, позволяя голове упираться в прохладу стены, а затем открыла их снова. Устав как она была, она знала, образы смерти Саманты вернутся к ней, если она позволит себе сделать паузу хотя бы на мгновение. У неё не было ни минуты времени на отдых, не в то время, пока убийца где-то там разгуливает.

- Она явно не обрадуется услышанному.

Глава 27

Удар. Удар. Удар. Размах. Захват.

Удар. Удар. Размах. Захват.

Стефан стоял на линии штрафного броска в пустом баскетбольном зале и механическим ведением бросал мяч в сетку. Он чувствовал пустоту внутри, автоматически делая идеально идентичные броски. Как ему не нравился баскетбол. Для него не хватало удовлетворяющих контактов футбола и математической точности бассейна. Но надо было делать хоть что-то. Он ходил всю ночь и все утро, и он не выдержал бесконечной стимуляции собственных ног вокруг кампуса, или вида четырех стен своей комнаты.

Что ему делать теперь? Похоже особо смысла ходить в школу нет, без Елены рядом его нет. Он попытался блокировать его воспоминания, веками бродил по миру в одиночку, без нее, без Дэймона, которые предшествовали его приходу в Фелл Черч. Он подавлял свои эмоции так сильно, как мог, заставляя себя оцепенеть, но он не мог больше, ему интересно неужели века одиночества снова ждут его.

- У тебя определенно есть небольшой талант, - молвил голос с трибуны. - Нам следовало бы взять тебя в баскетбольную команду тоже.

- Мэтт, - узнал Стефан, бросив мяч в другую корзину, после чего он бросил его парню.

Мэтт тщательно выстроисял в корзину и бросал , и он кружил по краю, прежде чем бросить до конца. Стефан ждал, пока Мэтт бежал за мячом, после чего он обернулся к нему.

- Искал меня? - осторожно спросил он, чтобы не задать вопрос о том, послала ли его к нему Елена.

Казалось удивленный Мэтт покачал головой.

- Не-а. Мне нравится бросать в корзины, когда у меня есть некоторые мысли, чтобы подумать. Ты знаешь.

- Что такое? - спросил Стефан. Мэтт растеряно потер затылок.

- Есть девушка, которая в каком-то роде мне нравится, которую я думал пригласить на свидание. Но оказалось у неё уже есть парень.

- О, - спустя пару минут Стефан осознал, что должен был сказать больше. - Мне жаль слышать это.

- О да, - вздохнул Мэтт. - Она правда особенная. И я думаю... Не знаю было бы круто находится в ситуации в какой вы находитесь с Еленой. Когда любит ещё один человек.

Стефан поморщился. Было похоже, что Мэтт крутил нож в его кишечнике. Он бросил мяч в корзину, не стремился в этот раз, и возвращался назад от щита. Мэтт подскочил, чтобы поймать его, а затем двигался к нему, протягивая руку.

- Эй, эй, Стефан. Успокойся. Что не так?

- Елена и я больше не увидимся, - решительно произнес Стефан, стараясь не обращать внимание на укол боли при этих словах. - Она... Я видел, как она целовала Деймона.

Мэтт посмотрел на Стефана молча за то, что чувствовал, что долго, его бледно-голубые глаза устойчивые и сострадательные. Стефан был поражен резко в памяти, что Мэтт любил Елену, тоже и что они были вместе, прежде чем Стефан вошел в картину.

- Глянь, - наконец сказал Мэтт. - Ты не можешь контролировать Елену. Есть кое-что, что я на "Отлично" знаю о ней, я ведь знаю её всю свою жизнь. Она всегда добивается того, чего жаждет, не взирая на препятствия на пути. Ты не остановишь её. - Стефан начал кивать носом, чувствуя жжение горячих слез. - Но, - добавил он, - я также прекрасно знаю, что в конце концов, ты создан для неё. Она ни к кому не чувствует и не почувствует того, что чувствует к тебе. И ты знаешь, что я начал понимать, что в нашем мире много других девчонок, хотя не думаю, что тебе это интересно. Чтобы у неё ни было с Деймоном, она всё равно вернется к тебе. И ты будешь просто идиотом, если не позволишь ей возвратится, ведь она единственная для тебя.

Стефан потер нос. Он чувствовал себя хрупко, будто его кости из стекла.

- Не знаю, Мэтт, - устало сказал он. Мэтт с сочувствием улыбнулся ему.

- Да, но знаю я. - Он бросил Стефану мяч, который вампир автоматически словил. - Cыграем в хорс?

Он был усталый и удрученный, но, как он повел мяч, думая, что он должен был бы взять чуть-чуть легко дать шанс Мэтт, Стефан почувствовал шевеление надежды. Может Мэтт был и прав.

- Вы, что сумасшедшие? - завопила Бонни.

Она всегда считала, что «видеть красные" была просто метафора но она была так рассердилась, что она на самом деле видела малейшей алый затрагивает все, как будто вся комната была, смоченной в крови оттенком воды. Мередит и Елена переглянулись.

- Мы не говорили, что он плохой парень, - сказала мягко Мередит. - Нам просто следует быть настороже.

- Настороже? - Бонни дала средний, горький смешок и сунула мимо них, чтобы захватить сумку из своей горницы. - Да вы просто завидуете, - бросила она, не смотря на них.

Она расстегнула сумку и начала складывать туда одежду.

- Чему завидовать, Бонни? - задала вопрос Елена. - Зандер мне не нужен.

- А тому, что я наконец та, у которой есть бойфренд, - возразила Бонни. - Алларик вернулся в Феллс Черч, а ты порвала с обоими своими парнями. Вот вы и не хотите видеть меня счастливой, будучи бедными да несчастными.

Елена закрыла рот сильно, белые пятна отображались на ее скулах, и отвернулась. Осторожно поглядывая на Бонни, Мередит сказала:

- Я просто говорю, что видела. Ничего определенного, я только боюсь, что человек, напавший на ту девчонку, - Зандер. Можешь сказать, где он был после того, как вы двое вчера ночью покинули вечеринку?

Сосредоточив внимание на ее любимых джинсах то, что уже начинает казаться, что сумка переполненная , Бонни не ответила. Она могла чувствовать раздражение и как краснеет ее шея и лицо. Отлично, одежды вероятно хватит. Она могла схватить ее зубную щетку и увлажняющий крем из ванной на ее пути по коридору. Мередит подошла к ней, с примирением протягивая руки.

- Бонни, - нежно молвила она, - мы хотим, чтобы ты была счастлива. Правда хотим. Но мы также хотим, чтобы ты была в безопасности. Мы переживаем, что Зандер не такой, каким ты его знаешь и каким он кажется. Может, ты могла бы держаться подальше от него? Хоть на немножко? Пока мы всё не проверим?

Бонни закрила застежку сумки и бросила ее через плечо и направилась к двери, чистка прошлого Мередит без взгляда. Она собиралась просто выйти, но в последнюю минуту, повернулась в дверях перед ними снова, не в состоянии сказать, что она думает.

- Единственное, что здесь убивает меня, - сказала она. - Так это то, что вы двое такие лицемерки. Разве вы не помните, то убийство мистера Таннера? Или же бродягу, чуть не погибшего под мостом Викери? - Её трясло от ярости. - Каждый человек в городе считал Стефана надежным. Но все улики указывали на него. Но Мередит и я не думали так, ведь Елена нашептала нам, что она знает, что Стефан никогда не сделал бы это. И мы поверили тебе без всяких доказательств, - продолжила она, глядя на Елену, смотрящую на пол. - Я думала, что вы также можете доверять мне. - Она переводила взгляд то к одной, то к другой. - Тот факт, что вы подозреваете Зандера, когда я стою здесь и говорю вам, что он никогда бы не навредил кому-то заявляет о том, что вы просто не уважаете меня, - холодно продолжила она. - Наверное, этого уважения и не было никогда.

Бонни топала из комнаты, подтягивая ремень сумки выше на ее плече.

- Бонни, - услышала она позади и обернулась, чтобы взглянуть на них ещё раз.

Мередит и Елена, после ее достижения, имели идентичные выражения разочарования на их лицах

- Я иду к Зандеру, - таким же холодным голосом сказала она. Это бы отлично показало то, что она думает по поводу их подозрений. Девушка захлопнула за собой дверь.

Глава 28

- Конечно Бонни расстроена, - произнес Алларик. - Это ведь её первый настоящий парень. Но вы трое пробыли очень много времени вместе. Она вернется к вам и послушает, лишь остынет.

Его голос был глубоким и любящим, и Мередит зажмурила глаза и прижала телефон более плотно к ее уху, воображая его большую студенческую квартиру с уютным диваном и коричневые книжные полки. Никогда прежде она не чувствовала столь сильное желание быть там.

- Но что, если с ней что-то произойдет? - спросила Мередит. - Я не смогу ждать, пока она не перестанет злиться на меня, если она в опасности.

Аларик сделал надуманный шум в телефоне, и Мередит могла представить себе как он морщил лоб и это так мило, как он это делал, когда он анализировал проблемы с разных точек зрения.

- Ну, - сказал он, наконец-то. - Бонни и с Зандером провела много времени, верно? Много времени наедине? И с ней всё было хорошо. Так что, полагаю мы можем придти к выводу, что даже, если Зандер и тот, кто атакует кампус, он не собирается обижать Бонни.

- Думаю да, твои слова звучат правдоподобно, - молвила Мередит, чувствуя, как его рассуждения в какой-то мере стали её утешением. Аларик изобразил небольшую ярость от удивленного смеха.

- И не говори, что это блеф, - произнес он. - У меня есть репутация логика.

Мередит услышала скрип рабочего кресла Аларика на другом конце линии и воображала его откинувшись назад, телефон, заправленный в плечо, руками за голову.

- И я очень сожалению о Саманте, - продолжил он, его голос был отрезвляющим.

Мередит расположилась дальше в своей постели, прижимаясь лицом к подушке.

- Пока я не могу об этом говорить, - ответила она, закрыв глаза. - Я должна только найти убийцу.

- Не знаю будет ли тебе это полезно, - начала Алларик. - Но я провел исследование истории Далкреста.

- Ты о призраках и о тех странных тайнах кампуса, о которых рассказывал профессор на уроке Елены?

- Ну, есть ещё кое-что о чём он не сказал вам, - сказал он.

Мередит слышала, как он шелестел бумагами, вероятно, стряхивая на страницах одной из своих тетрадей для исследований.

- Далкрест это что-то вроде горячей зоны для паранормальных явлений. На протяжении всей истории колледжа случались атаки, виновниками которых казалось были вампиры и оборотни. И эти странные исчезновения не впервые в вашем кампусе.

- Правда? - Мередит села. - Тогда почему колледж не закрыли, если всё это время исчезают люди?

- Не всё время, - поправил её Алларик. - Последняя крупная волна исчезновений была во время Второй мировой войны. Существовало много подвижного населения в то время, и, несмотря на пропавших студентов,что оставили беспокоится друзей и семью, полиция предположила, что молодые люди, которые исчезли убежали, чтобы заручиться, а молодые женщины,чтобы выйти замуж за солдат или работать на военных заводах. Но тот факт, что они не вернулись был проигнорирован. Эти случаи не рассматривали в качестве связанных между собой.

- Супер работенка со стороны Департамента полиции, - язвительно сказала девушка.

- Было и много странного поведения в кампусе, - продолжил он. - Женские общества в семидесятые практиковали черную магию или что-то того вроде.

- А такие клубы есть поблизости сейчас? - спросила она.

- Ни один, - ответил Алларик, - но имей ввиду. В кампуса есть что-то, что делает людей более склонными к экспериментам со сверхъестественным.

- И что же это? - задала вопрос Мередит, снова хлюпнувшись на кровать. - Какова ваша теория, Профессор?

- Ну, это не моя теория, - ответил Алларик, - Но я нашел в Интернете информацию, которая предполагает, что Далкерст стоит на месте с большой концентрацией пересечений линий лей, как в Феллс Черч. Вся эта часть штата Вирджиния имеет множество сверхъестественной силы, но некоторые части даже больше, чем другие. - Мередит нахмурилась. Лей линии, сильные линии мощности работают под поверхностью земли, сияют, как маяки в сверхъестественный мир. - И некоторые люди полагают, что, где то есть лей-линии, барьеры между нашим миром и темным измерением,они тоньше, - Аларик продолжал.

Морщась, Мередит вспомнила существ с которыми она, Бонни и Елена столкнулись в темном измерение. Если они смогли пересечь, чтобы прийти в Далкрест как кицунэ пришли Фелл Черч, все были в опасности.

- Хотя у нас нет никаких доказательств, - успокаивающее добавил Алларик, торопясь заполнить между ними молчание. - Все мы знаем, что у Далкреста история со сверхъестественной активностью. Но мы даже не можем знать наверняка, с чем столкнулись сейчас.

Образ пустих мертвых глаз Саманты наполнял ум Мередит. Там был мазок крови по всей щеке под правим глазом. Сцена убийства ужасна да и само убийство Саманты приводит в ужас. В глубине души Мередит верила в то, что теория Алларика верна: Саманта не могла быть убита человеком.

Глава 29

- Вы должны гордиться.

Члены сообщества Витал были выстроены в подземном конферент зале, как в том в котором они оказались в первый день когда сняли повязки. Под аркой перед ними спокойно стояли Виталис, облаченные в черные маски. Итан выделялся среди них яркими глазами.

- Вы должны гордиться, - повторил он. - Сообщество Витал предлагает вам такую возможность. Шанс стать одним из нас, присоединение к организации даст вам большую власть и поможет на пути к успеху. - Итан остановился и взглянул на них. - Не все вы достойны, - добавил он на полном серьезе. - Мы за вами наблюдали, вы знаете это. Не только когда вы были здесь, или делали свои выдающееся достяжения, но все время. Те кандидаты, которые не смогли взять верх, которые не заслуживают вступить в наши ряды, были устранены.

Мэтт оглянулся вокруг. Это была правда, людей было меньше, чем на первой встрече. Этот бородатый старший который был своего рода гением биогенетики исчез. Тощая блондинка девушка, Мэтт вспомнил, она настойчиво прокладала свой ​​путь бегом,ее тоже не было. Осталось лишь десять студентов, которые должны были вступить в их тайное сообщество.

- Кто из вас останется? - Итан поднял руки, будто давал им какое-то благословенне. - Наконец пробил час, когда вы можете стать полноценными членами сообщества, чтобы познать все наши тайны и пойти нашим путем.

Мэтт немного возгордился от того что Итан улыбнулся им всем. Было похоже, что его взгляд дольше, чем на остальных задержался на Мэтте. И его улыбка для него была теплей. Будто Мэтт среди всех этих студентов - особенный. Этан начал ходить сквозь толпу и говорить, на этот раз по поводу препаратов, которые необходимо сделать для их начала. Он попросил несколько человек принести розы и лилии, чтобы украсить комнату - это звучало, как будто он ожидал выкупить пару цветочных магазинов - чтобы найти другие свечи. Ещё одного человека назначили на покупку определенного вина. Честно говоря, он напоминал Мэтту Елену с другими девчонками, готовящих зал к танцам.

- Ладно, - молвил Итан, указывая на Хлою и длинноволосую девушку Анну. - Я хочу, чтобы вы двое направились в магазин трав и купили герба мате, гуарану, боярышник, женьшень, ромашку и даншень. Вы бы хотели записать это?

Мэтт немного оживился. Травы были более мистические и загадочные, как и подобает тайному сообществу. хотя женьшень и ромашки больше напомнили ему мамин чай который она пила когда было холодно. Итан перешол к девушкам не отводя глаз от Мэтта, и Мэтт уже был готов отправится на поиски обреченные на провал. Но Итан поймал взгляд Мэтта и немного качнул головой в сторону, указав что Мэтт должен к нему присоеденится немного отдельно от основной части группы. Слегка заинтригованный Мэтт подбежал к Итану трусцой. Почему Итан не может сказать это перед другими?

- Для тебя у меня особое дельце, Мэтт, - молвил Итан, в явном удовольствии потирая руки. - Я хочу, чтобы ты пригласил своего друга, Стефана Сальваторе, присоединится к нам.

- Что прости? - озадаченно переспросил Мэтт.

- Я желаю, чтоб он стал членом сообщества Витал. В начале года, когда мы избирали кандидатов, мы упустили его, но после того, как я лично встретил его, я думаю... Мы думаем... - Он махнул рукой на стоящих в масках студентов, чтобы те обернулись к другой стороне комнаты: - Что он идеально нам подходит.

Мэтт нахмурился. Он не хотел выглядеть пред Итаном дураком, но что-то сказанное им поразило его.

- Но он не совершил нечего выдающеегося. Разве уже не поздно ему присоеденится в этом году.

Итан немного улыбнулся, тонкой наклонной линейей своих губ.

- Думаю для Стефана мы можем сделать исключение.

- Но... - начал возражать Мэтт, но вместо этого он лишь улыбнулся Итану. - Если он заинтересуется этим, то я приведу его, - пообещал он.

Итан слегка похлопал его по плечу:

- Спасибо тебе, Мэтт. Ты настоящий Витале, ты знаешь. И я уверен, тебе удастся убедить его.

И Итан ушел прочь.Мэтт смотрел на него удивляясь,почему на этот раз похвала чувствовалась кислой. Это потому что она не имеет смысла, решил Мэтт по дороге назад в свое общежитие после собрания. Что было такого особенного в стефане что Итан решил зачислить его в сообщество Витал сейчас вместо того чтобы дождатся следующего года.

О, ладно: вампир - вот, что особенного в Стефане, но никто не знал об этом. Он был красивый и загадочный из за того что приехал с Европы, и все девушки еще в школе падали у его ног, но он небыл на столько красив, и на территории кампуса было много других иностранных студентов.

Мэтт застыл как вкопанный. Неужели он завидовал? Это было не справедливо, почему Стефану шутя достается все то ради чего Мэтт трудиться, что Мэтт заслужил сам. Ну и что? В том, что ему предоставили особенные переговоры не было вины Стефана. Стефану было всё ещё больно после того разрыва с Еленой, так что возможно это хорошо повлияет на его выбор в положительную сторону. Было бы интересно видеть в сообществе его друга. Стефан заслужил это: он был храбр и благороден, был лидером, даже если Итану и другим не выпала возможность понять это. Решительно отбросив все неувязки с несправедливостью, Мэтт достал телефон и набрал Стефана.

- Привет, - начал он. - Ты же помнишь того парня, Итана?

- Думаю, я не понимаю, - сказал Зандер. Он обнял Бонни плечо был сильным и сильно успокаивало, а его футболка, в которую она уткнулась лицом, пахла чистым хлопком и ополаскивателем. - Что вы там не поделили с подругами?

- Дело в том, что они не доверяют мне, - ответила Бонни, вытирая глаза. - Если бы дело касалось их, то они бы не торопились так быстро с выводами.

- С какими выводами? - задал вопрос Зандер, но Бонни не ответила ему.

Через некоторое время Зандер протянул руку и провел пальцем вдоль линии подбородка к губам, не спуская глаз с ее лица.

- Бонни, ты конечно же можешь оставаться здесь сколько захочешь. Я к твоим услугам, - сказал он в странном официальном тоне.

Девушка с интересом оглянула комнату Зандера. Она никогда раньше здесь не была, по правде, ей пришлось позвонить ему чтобы узнать в каком общежитии он живет, и как это было странно, девушке не знать такое? Но если она пыталась представить, как его комната должна выглядеть, она бы решила, что это очень грязной и очень мужской: старые коробки с пиццей на полу, грязное белье, странные запахи. Может, здесь где-то ещё висит постер с полуголой девушкой. Но оказалось, что всё совсем наоборот. Всё было просто и ясно: ничего кроме школьного шкафчика и писменного стола, ни фотографий на стенах или ковра на полу. Аккуратно застеленная кровать. Односпальная кровать. На которой они оба сидели. Она и её парень. Бонни чувствовала как ее лицо краснеет. Она молча проклял свою привычку краснеть, - она ​​была уверена, что даже уши были ярко-красные. Она только спросила своего бойфренда, может ли она войти в его комнату. И, конечно, он был великолепный и красивый и целуя его, пожалуй, это был самый удивительный опыт в ее жизни до сих пор, но она только начала целовать его прошлой ночью. Но что, если он считал, что она предлагает что-то большее? Зандер задумчиво глядел на неё, что заставило Бонни покраснеть.

- Знаешь, - сказал он, - я смогу и на полу поспать. Я не... Эм... Не надеюсь, - он замолчал и покраснел тоже. Вид взволнованного Зандера почему-то сразу же заставил почувствовать себя лучше. Бонни похлопала его по плечу.

- Знаю, - произнесла она. - Я говорила Мередит и Елене, что ты хороший парень.

Зандер нахмурился.

- Что? А они считают обратное?

Когда Бонни не ответила, он медленно отпустил её и откинулся назад, внимательно смотря ей в лицо.

- Бонни? Вы это не поделили с друзьями? Меня? - Бонни пожала плечами, обняв себя руками. - Окей, ничего себе, - Зандер провел рукой по её волосам. - Мне очень жаль. Знаю, у нас с Еленой не совсем хорошие отношения, но я уверен, что когда мы узнаем друг друга, всё наладится. И всё пройдет. Это не стоит того, чтобы потерять их дружбу.

- Не стоит... - в глазах Бонни засверкали слезы.

Зандер был таким милым, и ему даже в голову не приходило насколько Мередит и Елена обижены на него.

- Я не могу сказать тебе, - произнесла она.

- Бонни? - Зандер притянул её ближе. - Не плачь, всё не может быть так плохо. - Бонни начала плакать, слезы потоками текли по ее щекам и он обнял ее. - Давай, расскажи мне, - молвил он.

- Ты им не просто не нравишься, - пролепетала она рыдая. - Они считают, что возможно ты - убийца.

- Что? Почему? - отпрянул Зандер, скорее спрыгнул с кровати от неё, лицо его было белое и потрясенное.

Бонни рассказала что Мередит думает что видела светлые волосы Зандера торчащие из под плащя злоумышленника которого она преследовала.

- Это так не справедливо - закончила она - даже если она видела то что она думает, ты не единственная персона с длинными светлыми волосами в кампусе. Это так нелепо.

Зандер судорожно вздохнул, его глаза расширились, и он сидел в тишине несколько мгновеней Затем он протянул руку и положил нежные руки под подбородком Бонни, повернул к себе ее лицо чтобы они смотрели друг другу в глаза.

- Я никогда бы не причинил тебе боль, Бонни, - медленно промолвил он. - Ты знаешь меня, ты видишь меня. Думаешь, я убийца?

- Нет, - прошептала она, её глаза наполнились слезами, - никогда. Никогда я об этом не думала.

Зандер наклонился и поцеловал ее, его губы мягкие по отношению к ней, как если бы скрепляли своего рода договор. Бонни закрыла глаза и прислонилась в поцелуе. Она по уши влюбилась в Зандера, она знала. И не смотря на тот факт что он так внезапно сбежал прошлой ночью, прямо перед убийством Саманты, она была уверенна что он никого не убивал.

Глава 30

- Капучино и круассан? - спросила официантка и лишь Елена кивнула, девушка поставила заказанное на стол.

Елена отодвинула в сторону записную книжку, чтобы освободить место. экза́мены в середи́не семе́стра приближались поверх всего остального, что происходило. Елена старалась учится в их комнате, но вид пустой постели Бонни слишком отвлекал её. Они с Мередит ошибались на счет Бонни. Ей не получилось много сделать здесь, в кафе, и, несмотря на получение одного из главных больших уличных столов, чтобы она могла расположить ее книги на нем . Она пыталась, но её разум всё продолжал возвращать её к смерти Саманты. "Саманта была такой милой девушкой", - подумала Елена. Елена вспомнила, как ее глаза загорались, когда она смеялась и как она отскочила на подушечках ног, как если бы она взрывалась чтобы двигаться, бегать, танцевать, слишком полна энергии, чтобы сидеть на месте.

Мередит не заводила новых друзей, легко, она обычно была осторожна с незнакомцами, но она расслаблялась около Саманты. Когда Елена покинула общежитие, Мередит говорила с Аллариком по телефону. Наверное, он знал что сказать успокаивающее. Не желая перебивать их разговор, Елена оставила записку с указанием, где она будет, если она вдруг понадобится Мередит.

Помешивая кофе, девушка подняла глаза и увидела Мередит, идущую к ней. Девушка выше села напротив Елены, глядя на неё своими серыми глазами.

- Аларик сказал, что Далкрест находится в горячей точке паранормальной активности. Черная магия, вампиры, оборотни. В общем, вся компания в сборе.

Елена в ответ лишь кивнула, бросив ещё сахара в чашку.

- Как и намекнул об этом профессор Кэмпбелл, - задумчиво произнесла она. - У меня чувство, что он знает больше, чем говорит.

- Тебе следует надавить на него, - кратко ответила Мередит. - Если ему и правда нравились твои родители, то он почувствует, что тебе стоит сказать правду. Мы не имеем право терять время.

Она протянула руку и отломала кусочек от круасана Елены.

- Я могу немножко взять? За сегодняшний день я так ничего и не съела, что теперь кружится голова.

Глядя на напряженные линии на лице Мередит, темные тени под ее глазами, Елена почувствовала резкий укол сочувствия.

- Конечно, - ответила девушка, придвинув к ней ближе тарелку. - Я только что позвонила Деймону и попросила его встретится со мной.

Она краем глаза взглянула на Мередит, поглощающую круасан, и ещё больше начала помешивать сахар в кофе. Елене нужно было утешение. Прошло совсем немного времени, прежде чем они увидели Дэймона, идущий по улице к ним, его волосы были гладкими и совершенными , его вся черная одежда была невзначай элегантной, он одел солнцезащитные очки. Головы поворачивались, когда он проходил мимо, и Елена отчетливо увидела одну девушку,которая пропустила опору и упала с обочины.

- Так быстро, - произнесла Елена и Деймон присел рядом.

- Я старался придти быстро, - ответил Деймон, - ты сказала это важно.

- Да, так и есть, - сказала она. - Наша подруга Саманта мертва.

Деймон кивнул в ответ.

- Знаю. Здесь по всему кампусу полиция. Будто они могут что-то сделать.

- Что ты имеешь ввиду? - задала вопрос Мередит, взглянув на него.

- Ну, эти убийства не совсем подпадают под агентство полиции, не так ли?

Деймон потянул руку и взял с руки Елены чашечку кофе. Он сделал глоток и отвращено скорчился.

- Дорогая, кофе слишком сладкий.

Руки Мередит сжались в кулаки, и Елена подумала, что ей было бы лучше ускорить процесс.

- Деймон, если ты знаешь что-то, то, пожалуйста, расскажи нам.

Он протянул девушке обратно напиток и заказал ещё один кофе себе.

- Честно говоря, дорогая, я не знаю многого о смерти Саманты или о соседе Матта, каким бы его ни было имя. Я не могу подобраться к телам на достаточно близкое расстояние, чтобы получить реальную информацию. Но у меня на руках определенное доказательство тому, что на территории кампуса есть ещё вампиры. При чем довольное небрежные. - Его лицо исказилось в то же выражение,что он сделал после дегустации кофе Елены. - Вероятно они новообращенные. У них совершенно нет техники.

- Какого рода доказательства? - спросила Мередит.

Деймон удивился.

- Это тела, конечно. От которых очень плохо избавились. Неглубокие могилки, костры и всё в этом духе.

Елена нахмурилась.

- Значит исчезнувшие люди были убиты вампирами?

Деймон насмешливо махнул пальцем.

- Я об этом не говорил. Тела, которые я осмотрел. И прошу заметить, выкапывать могилы для меня впервой. Не те самые, которые исчезли. Не знаю были ли вы в курсе исчезновений студентов, убитых вампирами, но кто-то явно должен был знать об этом. Несколько человек так точно. Я пытался найти этих вампиров, но потерпел неудачу. Но тем не менее.

Мередит, которая обычно бы вскочила на комментарий Дэймона об этом, когда он первый раз копал могилу, задумалась.

- Я видела тело Cаманты, - нерешительно произнесла она. - Это не было похоже на обычную атаку вампира. И от того, как Мэтт описал тело Кристофера, я не думаю, что на него мог напасть вампир. Они были... - девушка сделала глубокий вдох, - им принесен сильный урон. Будто их разодрали.

- Это могла быть кучка очень злых вампиров или же безнравственных, - промолвил Деймон. - Или оборотни, они такие же норовистые. Да и это больше в их стиле.

Официантка пришла с его капучино и Деймон любезно поблагодарил её. Краснея она отошла.

- Есть ещё кое-что, - сказала Елена, когда официантка уже не могла их слышать. Она вопросительно взглянула на Мередит, в ответ которая кивнула. - Мы переживаем за Бонни и её нового парня.

Она быстро поведала о причинах, заставляющих их подозревать Зандера. И о реакции Бонни на их слова. Деймон поднял бровь, лишь закончил пить кофе.

- Так вы думаете, что поклоннишка нашей красной птички - опасен? - Он улыбнулся - Я буду следить за ним, принцесса. Не волнуйся.

Оставив на столе пару долларов, он поднялся и побрел по улице, быстро исчезнув в кленовой роще. Через несколько минут, большая черная ворона с блестящими радужными перьями возвышалась над деревьями, мощно хлопая крыльями . Она хрипло каркнула и улетела.

- Меня удивляет его полезность нам, - произнесла Мередит.

Её лицо всё ещё казалось усталым, но голос был заинтересованный. Елене не нужно было оглядываться чтобы знать, что ее друг наблюдал за ней умозрительно. Она опустила глаза скромно вниз, чувствуя как ее розовые щеки покраснели, она сделала еще один глоток кофе со взбитыми сливками. Деймон был прав. Слишком сладко.

Глава 31

“Почему они всегда жаждут быть на вершине сооружения?” Раздраженно подумала Бонни. “Внутри. Внутри лучше. Никто не разобьется на смерть, если ты внутри. Но мы здесь.”

Звезди в верхней части здания науки в то время как на свидание с Зандером было романтично. Бонни сделала бы все для другого маленького ночного пикника, только для них двоих. Но вечеринка на другой крыше с кучей друзей Зандера совсем не была романтической.

Она сделала глоток своего напитка и отодвинулась в сторону, даже не глядя когда она услышала удар тел о землю и ворчание спортивной борьбы парней. После тех двух дней, когда она жила с Зандером, девушка потихоньку начала запоминать имена его друзей: Тристан и Маркус - те, кто катался по полу вместе с Зандером. Джон, Камден и Спенсер занимались так званным паркуром, хотя в большей степени они казались идиотами, чуть не падающими с крыши. Энрике, Джаред, Даниэль и Чад в уголке усердно играли в игру напитков. Было ещё несколько парней, бродящих вокруг, но в целом это была основная их компания. Они нравились ей, правда нравились. В большинстве случаев. Да, конечно, они были шумны, но хорошо обходились с ней: приносили ей напитки, сразу же давали свои куртки, если ей было холодно и всё время говорили о том, что не понимают, что она нашла в таком неудачнике, как Зандер, очевидно, это их своеобразный образ высказывания того, что они любили его и что были счастливы, что у него есть девушка. Она взглянула на смеющегося Зандера, который бросил через спину Тристана и потер верхнюю часть его головы кулаком.

- Что, сдаешься? - спросил он и хмыкнул от удивления, когда Маркус радостно вскрикнул и набросился на них обоих.

Ей было бы легче, если бы здесь были и другие девчонки, с которыми она могла бы познакомиться. Если Маркус (который был очень симпатичным и гигантским, лохматый вид Снежного Человека ) или Спенсер (который имел опрятный вид, элегантность богатого мальчика, что некоторые девушки обнаружили чрезвычайно привлекательным) имели регулярно подругу, Бонни бы могла с кем то криво обменяться взглядами, так как парни вели себя как дураки. Но даже если эта девушка и появлялась здесь, цепляясь за руку одного из парней, то Бонни так и не видела её после той ночи.

Кроме Бонни, казалось, Зандер путешествовал полностью в мужской мир. И после двухдневного следования за их мачо парадом, Бонни начала уставать от этого. Она скучала за девчачьим трёпом. Скучала за Елену и Мередит в частности, хотя она всё ещё злилась на них.

- Эй, - произнесла она, зовя к себе Зандера. - Ты хотел бы ненадолго убраться отсюда?

Зандер положил руки ей на плечи.

- Гм. С чего бы это? - задал он вопрос, наклоняясь, чтобы поцеловать её шею. Бонни закатила глаза:

- Ну, здесь вроде как слишком шумно, не находишь? Мы могли бы заняться чем-то более уединенным, например, погуляли бы или ещё что.

Зандер казалось был удивлен, но кивнул:

- Хорошо, всё что пожелаешь.

Они спустились вниз по пожарной лестнице, в сопровождении криков нескольких его друзей, которые очевидно думали, что он пошел за едой и уже скоро вернется с горячими крылышками и тако. Когда-то они были в одном квартале на крыше , шум исчез, и это было очень мирно, за исключением далекого звука случайного автомобиля на дороге неподалеку. Бонни думала, что на неё должна наводить ужас их ночная прогулка по кампусу, но никакого страха не возникло. Не с рукой Зандера в её.

- Так хорошо, не правда ли? - счастливо промолвила Бонни, глядя на полумесяц на небе.

- О да, - ответил Зандер, качая их руки вперед и назад. - Знаешь, я часто долго гулял - точнее выходил на пробежки - с моим отцом ночью. Путь в страну, в лунном свете. Я люблю быть на улице в ночное время.

- Ой, как это мило, - пролепетала Бонни. - Вы с ним ещё бегаете, когда ты дома?

- Нет, - Зандер помедлил и сгорбился, его волосы лезли ему в лицо.

Бонни никак не могла понять, что это значит.

- Мой папа... Умер. Не так давно.

- Мне очень жаль, - искренне сказала, сжимая его руку.

- Я в порядке, - молвил Зандер, всё ещё глядя на свою обувь. - Но, знаешь, у меня нет ни братьев, ни сестер, а ребята в каком-то роди стали мне семьей. Знаю, они иногда могут быть занозой, но на самом деле они хорошие. И они очень много значат для меня.

Краем глаза он взглянул на Бонни. Он был таким напуганным. Бонни резко ощутила резкий прилив любви к нему. Это было мило, что Зандер и его друзья были так близки, - которые должно быть были как семья,с которой ему пришлось иметь дело прошлой ночью. Он преданный, она это хорошо поняла.

- Зандер,- сказала она. - Я знаю, как они важны тебе. И я вовсе не хочу отнимать тебя у твоих друзей, дурачок. - Она потянулась, чтобы обернуть ее руки вокруг его шеи и поцеловала его нежно в губы. - Может только на часок или два, не надолго. Я обещаю.

Зандер вернул поцелуй с энтузиазмом, и у Бонни горело все, вплоть до пальцев ног. Держась друг за друга они направились к лавочке у обочины и сели на неё, чтобы ещё немного поцеловаться. Зандер просто чувствовал себя так хорошо в ее руках, всеми гладкими мышцами и гладкой кожи, и Бонни провела руками по его плечам, а руки, по его сторонам. От её прикосновения Зандер вдруг вздрогнул.

- В чём дело? - спросила она, подняв голову.

- Ни в чём, - произнес Зандер, потянувшись к ней. - Я просто возился с парнями, ну ты знаешь. Они грубо играют.

- Дай мне посмотреть, - сказала Бонни, хватаясь за подол рубахи, половина заинтересованной и половина желающего просто проверить Зандера.

Он оказался удивительно скромным, даже учитывая тот факт, что они живут в одной комнате. Морщась снова, он чувствовал его дыхание сквозь зубы, как Бонни подняла рубашку. Она ахнуло. Тело Зандера было полностью усеяно уродливыми черно-фиолетовыми синяками.

- Зандер, - в ужасе произнесла девушка, - кажется всё очень плохо. Такие ушибы не получишь от ребячества с парнями. Похоже на то, что ты сражался за свою жизнь, - или же кто-то другой, уже подумала она.

- В этом нет ничего такого. Не волнуйся, - сказал Зандер, отдернув рубашку вниз.

Он начал обертать его руки вокруг нее снова, но Бонни отошла, чувствуя смутно отвращение.

- Я хочу, чтобы ты рассказал мне, что случилось.

- Уже, - ответил он утешительно. - Ты в курсе какими сумасшедшими могут быть эти ребята.

И правда, ей не встречались парни ещё более буйные. Зандер потянулся к ней снова, и на этот раз Бонни придвинулась к нему, повернувши ее лицо для поцелуя. Когда их губи встретились, ей вспомнились слова Зандера: "Ты знаешь меня. Ты видишь меня". "Она знала его", - сказала сама себе Бонни. Она могла доверять Зандеру.

На другой стороны улицы, в тени дерева, стоял Деймон, наблюдавший за поцелуем Бонни и Зандера. Он должен был признать, что резко ощутил укол острой боли от созерцания её в объятьях другого. В Бонни было что-то очаровательное, под сладкой внешностью скрывались смелость и ум. Угол ведьмы добавилял небольшой примесью специй ей тоже. Он всегда думал о ней, как о своей. С другой стороны, разве красная птичка не заслуживает на что-то свое? Он не любил её настолько, на сколько она ему нравилась, он знал это. Увидев лицо долговязый мальчик в ответ на ее улыбку, он подумал, что это будет.

Спустя пару минут Бонни с Зандером встали и побрели, держась за руку, к общежитию Зандера, как знал Деймон. Не выходя с тени, Деймон последовал за ними. Он фыркнул и издал самостоятельно насмешливый смех. "С возрастом я становлюсь всё мягче", - подумал он.

В старые времена он без раздумий съел бы Бонни, а сейчас он беспокоится о её личной жизни. Но тем не менее, было бы неплохо, чтобы рыженькая смогла обрести счастье. Если её бойфренд не представляет угрозы. Дэймон ожидал счастливую пару, чтобы исчезнуть в общежитии вместе. Но вместо этого Зандер поцеловал Бонни на прощанье и та направилась внутрь, когда он сам направился обратно.

Дэймон последовал за ним, все еще скрываясь, когда он вернулся на вечеринку, где они были раньше Через несколько минут Зандер спустился вниз опять, идя следом за его кучкой шумных парней. Деймон от раздражения дернулся. "Боже, спаси меня от этих парней с колледжа," - подумал он. Вероятно, они хотели набить брюхо жирной едой с бара.

После нескольких дней наблюдений за ним, он был готов вернуться к Елене, чтобы доложить, что мальчик был виноват лишь в неотёсанности. Вместо того, чтобы направится в ближайший бар, мальчики бежали трусцой через университетский городок, быстро и решительно, как будто бы они имели в виду важный пункт назначения . Добравшись к границе кампуса, они понеслись в лес. Деймон дал им пару секунд, а затем направился следом.

Он был хорош в этом, он был хищником, природный охотник, и поэтому ему потребовалось несколько минут слушать, отправив свою Силу вокруг, в конце концов просто гонки по лесу, черные ветви щелкая перед ним, и он смог понять, что Зандер и его парни ушли. Наконец, Деймон остановился и прислонился к дереву, чтобы отдышаться. В лесу было тихо, слышно лишь звуки различных лесных животных, занимающихся своими делами, и его тяжелое дыхание. Этот пакет шума, противные дети сбежали от него, исчезли без малейшего следа. Он стиснул зубы и слегка скривая свой ​​гнев на время уклонялся, пока она была в основном любопытной о том, как они сделали это.

"Бедная Бонни", - подумал он, сглаживая и поправляя свою одежду. Единственное, что было ясно - Зандер и его друзья не совсем люди.

Стефана передернуло. Это было так странно. Он сидел бархатной спинкой в огромном подземном зале, а студенты бродили вокруг организации,имея цветы и свечи. Комната впечатала, Стефан мог поручится за это. Она была кавернозной, но одновременно изящной. Но маленькие расположения цветов, казалось ложные каким-то образом подобно декорации в Ватикане. А фигуры в чёрных масках, стоящие в середине комнаты, куда-то глядели и вселяли в него страх.

Мэтт позвонил ему и рассказал о каком-то тайном сообществе колледжа, о том, что он является его членом и о том, что его лидер желает, чтобы и Стефан присоединился к ним. Он согласился на встречу с ним, чтобы поговорить обо всем этом. Он никогда не выделялся общительностью, но Мэтт был ему по душе и кроме того, ему следовало бы чем-то заняться.

"Это вытеснит мысли о Елене," - думал он. Скрываясь в кампусе - и казалось, что он скрывается, когда он увидел Елену, с тем, как его глаза неудержимо тянуло к ней, даже когда он поспешно скрылся из виду - он смотрел на нее. Иногда она была с Деймоном. Ногтями Стефан ударил в ладони. Сознательно отдыхая, он обратил свое внимание к Этану, который сидел через столик от него.

- Члены сообщества Витал занимают особенное место во всем мире, - произнес он, наклонившись вперед и улыбнувшись. - Только лучшие из лучших могут надеяться на вступление и ты обладаешь качествами, которые мы ищем, Стефан.

Стефан вежливо кивнул, и пусть его разум отдохнет снова. О тайных обществах он как раз таки мало знал. Школа сэра Уолтера Рэли в ночи в елизаветинской Англии боролась с тем, что было тогда запрещено, знание: науку и философию церковь объявила вне закона.

Я Карбонари вернулся домой в Италию работал,чтобы поощрять восстания против правительства различных городов-государств, стремясь к объединению всей Италии. Деймон, как знал Стефан, пару месяцев в 1700 годах играл с членами Клуба Адского огня в Лондоне, пока ему не надоело их позерство и детское богохульство. Однако, у всех этих тайных сообществ была какая-то цель. Восстание против общепринятой морали, преследование правды, революция.

Стефан наклонился вперед:

- Простите меня, - вежливо промолвил он. - Но какой смысл общества Витале? - Итан остановился и прервал его на полуслове, смотрел на него, а затем увлажнил губы.

- Ну, - медленно ответил он, - настоящие секреты и ритуалы Сообщества не могут быть открыты постороннему. Никто из этих студентов не знает о наших истинных делах и целях, пока нет. Однако, могу сказать тебе, что у тебя появятся бесчисленные преимущества, если станешь одним из нас. Путешествия, приключения, власть.

- Так никто из них не в курсе о ваших истинных намерениях? - задал вопрос Стефан. Он всё больше решался следовать за своей природной склонностью держаться от всего этого в стороне. - Почему на тебе нет маски, как на других?

Итан казалось был удивлен.

- Я лик Витали для этих студентов, - просто ответил он. - Они нуждаются в ком-то, кто поведет их вперед.

Стефан решился. Он не горел желанием быть парнем, которого кто-то куда-то поведет.

- Прошу прощения, Итан, - формально молвил он. - Но не думаю, что я подходящий кандидат для твоей организации. Но я высоко ценю твое приглашение, - он поднялся на ноги.

- Подожди, сказал Итан. Глаза у него были широкие и золотые и были голодными, с жаждущим выражением в них. - Подожди, - повторил он, снова облизав губы. - Мы ... мы имеем копию Де Hominis Пико-дель Мирандолы. - Он наткнулся на слова, как будто он не знал, что это такое. - Рукопись старая, с Флоренции, первое издание. Ты бы смог прочесть её. Ты можешь с легкостью её получить, если захочешь.

Стефан застыл. Он с энтузиазмом изучал работу Мирандола о разуме и философии, когда был жив, когда был юношей, готовившимся к университету. Он внезапно почувствовал желание увидеть эту работу со старой кожи и пергамента, с первых дней книгопечатания, гораздо больше , чем какой-то современный компьютерный набор книг. Не понятно каким образом Итан узнал о конкретной книге, которую можно предложить ему. Его глаза сузились.

- Почему ты думаешь, что я захочу этого? - прошипел он, наклонившись к Итану через стол.

Он чувствовал, растущую мощность через него, большую чем его гнев, но Итан не будет встречаться с ним глазами.

- Я... Ты говорил мне, что любишь старые книги, Стефан, - молвил он, притворно засмеявшись и смотря на стол. - Я и подумал поэтому, что она заинтересует тебя.

- Нет, спасибо, - сказал Стефан низким и злым голосом.

Он не мог заставить Итана смотреть ему в глаза, а не все эти люди вокруг, так что через некоторое время он стоял.

- Я отказываюсь от твоего предложения, - ответил он кратко Итану. - Прощай.

Он, не оглянувшись назад, подошел к двери, стараясь держаться прямо и высоко. Он взглянул на Мэтта, который разговаривал с другим студентом, когда он подошел к двери и, когда Мэтт и он встретились глазами, дал ему пожать плечами и покачивая головой, пытался телеграфировать извинения. Мэтт разочаровано кивнул, но не стал спорить. Никто не пытался остановить Стефана, когда он вышел из комнаты. Но у него было нервное чувство под ложечкой. Здесь было что-то неправильно. Он не знал ничего раньше, чтобы отговорить Мэтта от вступления, но сейчас он твердо решил, что будет следить за сообществом Витал. И только он закрыл дверь, то резко почувствовал, что Итан смотрел на него.

Глава 32

Лунный свет пробивался прямо в окно, освещая кровать Елены. Какое-то время Мередит металась по кровати, но сейчас было слышно её спокойное дыхание. Хорошо, что она уснула. Она изнурителяла себя: разработкой плана постоянно, каждую ночь патрулирует, убедившись, что все ее оружие было в отличном состоянии, вне себя от разочарования, они не смогли найти никаких твердых подсказок относительно личности убийцы. Но было в том, что спит одна, что-то одинокое.

Елена протянула ноги под одеялом и перевернула подушку, чтобы отдохнуть, головой на прохладную сторону Ветви постучали в окно, и Елена пошевелила плечами на матрасе, пытаясь успокоить свой занятой ум. Ей хотелось, чтобы Бонни пришла домой. Снова послышался стук в окно, на сей раз властный и резкий. Медленно, немного поздно, Елену осенило, что не было никаких деревьев, ветви которых коснулись бы этого окна.

Сердце бешенно колотилось, она с придыханием села. Черные, словно ночь, глаза смотрели через окно, кожа была бледна, будто лунный свет. Еленыному мозгу потребовалась минута для того, чтобы снова начать работать, но тогда она выбралась из постели и открыла окно. Он был так быстр и изящен, что стоило ей потратить немного времени на закрытие окна, как оглянувшись она увидела сидящего на её кровати Деймона, откинувшегося назад на локтях. Он казался довольно непринужденным.

- Наша охотница на вампиров спит, - хладнокровно молвил он, глядя на Мередит, издавшую непонятный тихий звук в подушку.

Однако, его взгляд был почти что ласковым.

- Это несправедливо, - сказала Елена. - Она обессилена.

- Когда-то её жизнь будет зависеть от бдительности, даже когда она обессилена, - многозначительно произнес Деймон.

- Хорошо, но сегодня не тот день, - ответила девушка. - Лучше оставь Мередит в покое и расскажи, что ты узнал о Зандере.

Она села на кровати рядом с вампиром, скрестив ноги и наклонилась к нему, чтобы показать Деймону её полное внимание к его словам. Он взял её за руку, медленно переплетая их пальцы.

- Ничего определенного, - сказал он, - но у меня появились подозрения.

- О чем ты? - спросила рассеяно она.

Деймон поглаживал её руку своей так, будто касался пером, и она поняла, что он внимательно смотрел на неё в ожидании возражений. В душе она немного пожала плечами. Не всё ли равно, в конце концов? Стефан порвал с ней, так что у неё не было причин, чтобы останавливать его. Она взглянула на Мередит, но темноволосая девушка всё ещё глубоко спала. Темные глаза Деймона сверкнули в свете луны. Казалось, он уловил ход её мыслей, поскольку наклонился ближе к ней на кровати, аккуратно потянув к себе.

- Мне нужно ещё немного времени для расследования, - произнес Деймон. - С ним и с теми парнями, вокруг которых он бегает, явно что-то не так. Взять хотя бы то, что они очень быстры. Но я не думаю, что Бонни находится в прямой опасности, - Елена застыла в его руках.

- У тебя есть что-то, что подтверждает это? - спросила она. - И дело не только в Бонни. Если хотя бы один человек находится в опасности, то они должны быть нашей главной задачей.

- Я буду за ними наблюдать, не переживай, - сухо усмехнулся он так, как только одно ему свойственно. - Они с Бонни, понятное дело, сблизились. Кажется, она влюблена до безумия.

Елена вырвалась из его заботливых рук, чувствуя беспокойство.

- Если он представляет угрозу, если он и правда не такой, как ты говоришь, то мы должны предупредить её о нём. Мы не можем сидеть сложа руки в ожидании его неправильного шага. К тому времени может быть слишком поздно.

Дэймон потянул ее спиной к нему, его руки плоские и устойчивы на ее стороне.

- Вы уже раз попробовали сделать это. И это не сработало, я не ошибаюсь? Ты думаешь она и правда послушает тебя после того, как провела с ним больше времени и привязалась к нему, особенно, если брать в учет факт, что с ней ничего криминального не случилось? - Он покачал головой. - Не сработает это, принцесса.

- Я просто хочу, чтобы мы предприняли хоть что-то, - жалко ответила Елена.

- Если бы я смог взглянуть на эти тела, - задумчиво молвил Деймон. - То весьма возможно, что у меня появится пару идей на счет того, что за этим всем стоит. Полагаю, ты исключаешь вариант, если я ворвусь в морг?

Елена взвесила все "за" и "против".

- Думаю, что к этому времени они успели избавиться от тел, - в раздумье произнесла она, - но я не понимаю, где они возьмут их в следующий раз, если они им понадобятся.

- Погоди-ка! - она села прямо. - У охраны кампуса явно что-то должно быть, не правда ли? Записи или даже фото тел Кристофера и Саманты? Но первыми на месте преступления были офицеры нашего кампуса, потом уже полиция.

- Можем проверить это завтра, - сказал ненароком Деймон. - Если это как-то поможет тебе чувствовать себя лучше, - его голос и выражение лица отчасти казались безразличными и провокационными и в очередной раз Елена почувствовала странную смесь вожделения и гнева, которые так часто вызывал в ней Деймон. Одновременно ей хотелось, как и оттолкнуть его, так и притянуть ближе. Она почти решила оттолкнуть его от себя, как он повернулся к ней, чтобы посмотреть в лицо.

- Моя бедная Елена, - шепотом молвил он успокаивающее, его глаза вновь сверкнули в свете луны. Он провел мягкой рукой вверх по ее руке, плече, шее, нежно подходя к ее подбородку. - Ты не можешь убежать от этих темных творений, не так ли, Елена? Как бы ты не старалась. Приди к новому месту, найди нового монстра.

Он погладил её лицо одним пальцем. Его слова звучали почти насмешливо, но голос его был мягок, а глаза блестели от волнения. Елена прижалась щекой к его руке. Деймон был изящен и умен и что-то в нём говорило с тьмой, тайная часть её. Она не могла отрицать, что её тянуло к нему - её тянуло к нему всегда, даже в их первую встречу, когда он напугал её. И Елена полюбила его с той секунды, когда холодной зимней ночью проснулась обращенной в вампира. И он заботился о ней, защищал её, учил всему тому, что ей нужно знать. Стефан оставил её. У неё не было ни одной причины, почему она не должна делать этого.

- Я не всегда жажду уйти от тех темных существ, Деймон, - произнесла она.

Он немного помолчал, рука его автоматически гладила её по щеке и затем он поцеловал её. По отношению к ней его губы были подобны шелку, Елене казалось, будто в течении нескольких часов она скиталась в пустыне и - вот - наконец, одержала холодный напиток воды. Она поцеловала его сильнее, отпуская его руку, чтобы запустить свои пальцы в его мягкие волосы. Отстранившись от её уст, Деймон нежно поцеловал шею девушки в ожидании разрешения. Елена отклонила голову, предоставив ему более широкий доступ.

Она услышала шипящее дыхание Деймона сквозь зубы, и он посмотрел ей в глаза на мгновение, его лицо было мягким и более открытым, чем она когда-либо видела его, прежде чем он опустил лицо к ее шее снова.

Двойной осиный укус его клыков болел лишь мгновение, а затем она скользила сквозь тьму, следуя за лентой щемящего удовольствие, которое вело ее сквозь ночь, вело ее к Деймону. Она ощутила его радость и удивление от того, что она в его объятьях без сожаления, без условий. В ответ она дала ему почувствовать ее счастье в нем, и ее замешательство за желание быть с ним и по-прежнему любить Стефана, ее боль за отсутствие Стефана. Не было никакой вины, не сейчас, но там была огромная Стефан-образная дыра в ее сердце, и она позволила Дэймон увидеть его.

'Все в порядке, Елена', - она почувствовала от него, не совсем в словах, а в надежном удовлетворении, как мурлыканье кошки. Это того, чего я желаю.

Глава 33

Этан наблюдал за Мэттом, это ужасно. Обычный, веселый, спокойный парень немного рассеялся, и над ним был установлен надзор, по договоренности с интенсивностью сержанта.

- Нет! - прорычал он с другого конца комнаты.

Он бросился снова и ударил ногой девушку, которая стояла на стуле под укрытой розами через сварной металлический V в верхней части центральной арки.

- Ауч! - крикнула она, уронив розы на пол.

- Итан, в чём проблема?

- Мы ничего не ставим на V, Лореляй, - холодно сказал он ей и наклонился, чтобы поднять цветы. - Ты должна уважать символику сообщества Витал. Это дело чести. Когда к нам, наконец-то, присоединится лидер, мы должны показать себя дисциплинированными, показать на что способны. - Он передал ей цветы обратно. - Мы не делаем это, драпировкой мусора во всем символ нашей организации.

Лореляй пристально смотрела на него:

- Извини. Но я думала, что ты и есть лидер сообщетсва, Итан.

Каждый перестал работать, чтобы посмотреть на Итана внизу. Заметив, что он был в центре внимания, Этан глубоко вздохнул, явно пытался вернуть себе душевное равновесие. В конце концов, он обратился ко всем им, произнося следующие слова резко:

- Я пытаюсь подготовить всех вас, подготовить зал для начала церемонии. Для вас. - Его голос неуклонно возрастал когда он смотрел вокруг на них. - И вот в этот момент я вижу, несмотря на все ваши обещания то, что вы кучка некомпетентных деток. Вы даже не в состоянии поставить свечку или смешать травы без моей помощи. Мы теряем время, наверное, было бы проще заняться всем самому.

Мэтт взглянул на других студентов. Их лица были настороженными и шокированными. Как и он, все время они искали вплоть до Этана и были польщены и призвали его похвалы. Теперь их подражание превратилось на них, и никто не знал, как реагировать. Хлоя изложила свечи около арки, беспокоилась, ее губы были плотно сжаты. Она быстро окинула взглядом Мэтта, а затем Итана.

- Просто скажи, что ты хочешь, чтобы мы сделали, - произнес Мэтт, сделав шаг вперед. Он старался держать его голос на уровне и успокоится.

- Мы должны приложить все усилия, чтобы всё было идеально, - Итан сердито посмотрел на него.

- Ты даже не смог уговорить своего друга Стефан присоединится к нам, - с горечью промолвил он. - Одно простенькое задание и ты провалился.

- Эй, - пролепетал обиженно Мэтт, - это несправедливо. Я сделал так, как мы договаривались: привел Стефан на разговор с тобой. Если ему это не интересно, то пусть, это его право. Значит он не должен к нам присоединяться.

- Я ставлю под сомнения твою приверженность к сообществу Витал, Мэтт, - наотрез ответил Итан. - И разговор со Стефаном Сальваторе ещё не окончен. - Он шел мимо Мэтта, глядя вкратце остальная часть собрались вокруг него. - У нас не так много времени, слышите? Возвращайтесь к работе.

Мэтт чувствовал начало головной боли, начиная с висков. В первый раз, он подумал, может быть, он не хотел, присоединиться к обществу Витале в конце концов.

- Я могу открыть эту дверь за секунду, - раздраженно произнес Деймон. - Вместо этого мы стоим здесь в ожидании непонятно чего, - Мередит вздохнула и осторожно покрутила заколкой в замке.

- Если ты, Деймон, выломаешь дверь, то они поймут, что посторонние ворвались в офис охраны порядка кампуса. А если мы откроем замок таким образом, то останемся в тени. Ясно?

Заколка зацепилась за что-то, и она внимательно скользнула вверх, пытаясь превратить это, и поймать, таким образом она могла переместить стакан. Тогда заколка согнулась, и она потерялась в углу. Она застонала и ещё раз открыла сумку, ища уже новую заколку.

- Двадцать семь, - заворчала она, - я принесла сюда двадцать семь разных видов оружия и ни одной отмычки.

- Ну, ты не могла предугадать всё, - сказала Елена, - а что на счет кредитной карточки, попробуем использовать её?

- Предугадать всё - точное описание моей работы, - пробормотала девушка.

Она села на корточки, уставившись на дверь. Замок был до такой степени непрочным, что не только Деймон, но она или Елена смогли бы с легкостью справится с ним. И да, кредитная карточка или что-то вроде неё отлично сработает. Она убрала шпильку в сумочку и достала оттуда бумажник и обнаружила там студенческий ID. ID проскользнул в щель между дверью и косяком, и она начала его аккуратно помаленьку покачивать, и, бинго, она легко сдвинула фиксатор и распахнула дверь. Мередит улыбнулась елене через плечо, выгнув бровь.

- Это странное удовлетворение - сказала она.

Когда они вошли внутрь а дверь была закрыта за ними, Мередит убедилась что окна закрыты, они включили свет. В офисе службы безопасности была простая мебелировка: белые стены, два стола, каждый с компьютером, один с забытой чашкой кофе на верху, и шкаф. Там было умирающее растение, его листья были сухие и подрумяненые.

- Мы уверены, что никто из офицеров не придет сюда и не увидит нас? - нервно задалась вопросом Елена.

- Я же говорила, я проверила их распорядок, - ответила Мередит. - После восьми часов все, за исключением одного охранника, на дежурстве, они патрулируют территорию кампуса. Тот кто сидит в фойе здания администрации, имеет радио контакт с другими и помогает студентам разойтись по общежитиям, и все такое.

- Ладно, давай покончим с этим, - сказал Деймон. - А то идея провести весь вечер в этой мрачной крошечной норе меня уж вовсе не радует.

Его голос звучал хорошо воспитаным и скучным, как всегда, но было в нем и чтото другое. Он стоял близко к Елене, так близко что его рука задела ее, и, как Мередит заметила он поднял руку, чтобы коснуться спины Елены очень легко, только кончиками пальцев. Там была небольшая скрытная кривая улыбка, почти как если бы Дэймон был еще более доволен собой, чем обычно.

- Ну? - спросил он, глядя на Мередит, - что же дальше, охотница?

Елена отошла от него и встала на колени перед шкафом, прежде чем Мередит успела ответить, открыла верхний ящик.

- Какая была фамилия Саманты? Вероятно, её файл где-то здесь.

- Диксон, - ответила Мередит, отходя от шока. Ей до сих пор было непривычно, когда кто-то говорил о Саманте в прошедшем времени. Просто... Она была такая полна жизнью. - И Кристофер Новицки.

Елена пролистала файлы в обоих ящиков, вытащил сначала одну толстую папку, а затем вторую.

- Нашла - она открыла папку Саманты и у нее вырвался звук боли из горла. - Они... Хуже, чем я думала, - произнесла она дрожащим голосом, при виде фото с места убийства. - Она пролистала пару страниц. - А вот отчет следователя. Здесь сказано, что она умерла от потери крови.

- Дай взгляну, - молвила Мередит.

Она взяла файл, приготовив себя к изучению фото с места преступления, чтобы убедиться, что она не упустила ничего, когда была там. Она отводила глаза от растерзаного тела бедной Саманты, так что она с трудом сглотнула и сфокусировала взгляд на местах вдали от тела, на стены, и пол в комнате Саманты.

- Потеря крови, потому что она была убита вампиром? Или потому, что кровь абсолютно везде? - Она гордилась тем, что её голос был тверже, чем голос Елены. Она протянула папку Деймону: - Что ты думаешь об этом? - спросила она.

Деймон взял в руки папку и принялся изучать фото с совершенным равнодушием, пролистав несколько страниц с отчетом следователя. Затем он протянул руку к Елене за файлом Кристофера и посмотрел на этот точно также.

- Ничего определенного сказать не могу, - молвил он спустя пару минут. - Всё также, как с телами, которые вероятно были растерзаны примитивными оборотнями. Или же неаккуратными вампирами. В общем, без сомнения, демонами. Хотя любой человек мог бы сделать это, будь у него мотивация. - Елена издала мягкий звук отрицания, и Дэймон сверкнул блестящей внезапной улыбкой на нее. - Ох, не забывай, что люди способны подойти с творчеством к способу насилия, в отличии от простых голодных монстров, дорогая. - С той же серьезностью он вновь взглянул на фотографии. - Единственное, что могу сказать вам - здесь задействовано больше, чем одно существо, или же больше одного человека, это точно.

Его палец провел линию через одну из фотографий, и Мередит заставила себя посмотреть. Пятна крови были разбрызганы по широкой дуге через всю комнату, за вытянутыми руками Саманты.

- Смотрите путь крови распыляется здесь? - Деймон спросил. - Кто-то держал ее руки, а кто-то держал ее ноги, и по крайней мере один, может быть, больше, убил ее. - Теперь же он открыл папку Кристофера. - То же самое. Это может быть свидетельством того, что оборотни виновные, так как они любят путешествовать в упаковках, но это не прямое доказательство. Есть группы любых существ. Даже вампиров, не все такие самостоятельные, как я.

- Но Мэтт видел только одного человека - или одно существо - около тела Криса, - отметила Елена. - Он пришел туда очень быстро после того, как Кристофер закричал.

Деймон в ответ пренебрежительно махнул рукой:

- Значит они очень быстры, - молвил он. - Вампиру хватило бы времени смыться, пока человек среагирует на крик. Почти ничего сверхъестественного. Скорость поставляется вместе с пакетом.

Мередит вздрогнула:

- Целая кучка чего-то, - произнесла она беспомощно. - И только один допустил ошибку.

- Пакет намного хуже, - Дэймон согласился. - Готовы ли вы идти?

- Нам следует проверить есть ли что-то ещё, затем приберемся, - сказала Елена. - Ты не хочешь постоять на страже снаружи? Я чувствую, что мы очень и очень искушаем судьбу, оставаясь здесь так долго. Ты мог бы подать сигнал, если увидишь кого-то или же использовать свою Силу, чтобы избавиться от неожиданных гостей. Пожалуйста?

Деймон ей кокетливо улыбнулся:

- Я готов стать вашим сторожевым песиком, принцеса, и не только по той причине, что это ты.

Мередит подождала, пока он не выйдет и затем сухо бросила:

- Кстати о собаках, помнишь, когда Деймон убил мопса Бонни?

Елена вновь открыла верхний ящик с файлами, методично проглядывая их:

- Я не хочу говорить об этом, Мередит. То в любом случае была Кэтрин, она убила Янзцы.

- Я просто не думаю, что вы понимаете, что вы получаете в этом, - сказала Мередит. - Деймон не тот, с кем можно завязать потрясающие отношения.

Руки Елены дрогнули в их эффективном развитие.

- Я не... Это не так, - молвила девушка. - Это никакие не отношения, не хочу иметь отношений с кем-то, кроме Стефана.

Сбитая с толку Мередит нахмурилась:

- Но ведь...

- Всё сложно, - ответила Елена. - Я забочусь о Деймоне, ты знаешь это. И я вижу, когда с ним можно иметь дело. У нас что-то есть, всегда было. Когда Стефан ушел, - её голос вздрогнул, - я должна была дать ему шанс. Просто... Давай оставим пока эту тему, ладно?

Она взяла в руки папку Саманты, чтобы положить её обратно в ящик. Её губы дрожали, Мередит продолжит разговор, она не может оставить всё это просто так. Не тогда, когда Елена была расстроена и так или иначе участвует - более сложная, чем она была раньше - с Дэймоном опасным вампиром.

Елена нарушила молчание:

- Хах, - сказала она, - как думаешь, что это значит?

Мередит вытянула шею, чтобы посмотреть, о чем она говорит, и Елена указала. На внутренней передней стороне файла Саманты была выведена большая черного цвета буква V. Она взяла файл Кристофера:

- Тут тоже такой знак, - произнесла она, показывая Елене.

- Вампиры? - спросила Елена. - Сообщество Витал? Что ещё может начинаться на "В" и иметь отношение с этими убийствами?

- Не знаю, - лишь сказала Мередит, как вдруг услышала грохот двигателя авто на улице.

В окне послышалось хриплое карканье.

- Это Деймон, - молвила Елена, засунув файл Кристофера обратно в шкаф. - Если мы не хотим, чтобы он направил свою силу на охрану, то лучше нам побыстрее убираться отсюда.

Глава 34

- Мне нравится твое место, - сказала Елена Деймону, оглядываясь по сторонам.

Она была слегка удивлена, когда он пригласил её на ужин. Обычный день это не то, с чем она связывала с Дэймоном, но ее покалывало от возбуждения и любопытства. Несмотря на тот дворец, где они жили вместе в Темном Измерении, ей не приходилось прежде видеть дом, выбранный им для себя. Для всех она поняла что, Дэймон был часто странным. Она ожидала, что его квартира будет выдержала в готическом стиле, оформленной в красных и в черных тонах, как вампирский особняк, который она посетила в Темном Измерении. Но это не было похоже, на всех. Вместо этого, он был минималистским изящный и элегантный в своей простоте, с чистыми бледными стенами, много окон, мебели из стекла и металла, а мягкие холодные цвета. Но так или иначе, она подходила ему.

Если вы не смотрели слишком глубоко в его темные, древние глаза, он мог бы быть красивой молодой моделью или архитектором, одет в модный черный, прочно укоренившись в современном мире. Но не совсем современная. Девушка остановилась в гостиной, чтобы полюбоваться видом на город: высоко в небе сверкали звезды, выше приглушенных огней домой и света от фар машин на дорогах. На стеклянном хромированном столике, под окном, что-то также ярко блестело.

- Что это? - спросила она, поднимая вещичку. Это было похоже на золотой шар, покрыт ажурными алмазами, только правильного размера. удобно помещается в ладони.

- Сокровище, - молвил Деймон с улыбкой. - Смотри, сможешь ли ты найти уловку на стороне.

Елена чувствовала шар осторожно пальцами, наконец, она смогла найти скрытую уловку и нажимала на нее. Она покрутила шарик в руках, открыв взору крошечную золотую фигурку. Колибри, Елена увидела, держа ее вверх, чтобы осмотреть его, преследовало золото с рубинами, изумрудами и сапфирами.

- Ветер ключ, - сказал Дэймон, приходя и став около нее, поклав прохладную руку на каждой из ее сторон. Елена увидела небольшого размера ключ, расположенный на спине у птицы, и повернула его. Птичка выгнула свою шейку и расправила крылья, так медленно и плавно, как играла мелодия.

- Так прекрасно, - произнесла она.

- Эта красота сделана для принцессы, - сказал ей Деймон, не отрывая глаз от птицы. - Изысканная игрушка с дореволюционной России. У них было полно мастеров в те дни. В принципе, веселое местечко, если ты конечно не крестьянин. Дворцы, праздники и езда по снегу на санях, заваленных мехом.

- Ты был в России в революционные годы? - задала вопрос девушка.

Деймон залился смехом, сухим и слегка хитрым.

- До революционных год, дорогая. "Убирайся до того, как дела пойдут плохо", - мой вечный девиз. Я никогда не заботился достаточно, чтобы остаться и смотреть на вещи сквозь до конца. В любом случае, это было до того, как я встретил тебя.

Когда музыка перестала играть, Елена слегка обернулась, желая увидеть лицо Деймона. Он улыбнулся ей и потянулся, чтобы взять ее за руку, закрывая птичку в своей сфере.

- Бери, - сказал он. Елена старалась протестовать - это вещь, безусловно, бесценна - но Деймон лишь пожал плечами. - Я хочу, чтобы это было у тебя, - произнес он. - Кроме того, у меня ещё много разных сокровищ. Когда тебе даровано несколько жизней, ты склонен к накоплению вещей. - Он повел её в столовую, где оказалось был накрыт столик, но только на одну персону. - Голодна, принцесса? - спросил он. - Я принес еду для тебя.

Он принес ей удивительный суп - то, что она не признает, что был гладким и бархатистым на ее языке, только с намеком на специи - затем крошечную птицу - жареное, которое Елена расчленила тщательно ее вилкой, ее мелкие кости треснули.

Деймон не ел, он никогда ничего не ел, но он выпил бокальчик вина и не отводил глаз от улыбавшейся Елены, которая рассказывала ему о занятиях, а когда она начала рассказывать о ночных патрулях Мередит, он серьезно закивал головой.

- Это было замечательно, - сказала она, наконец, все еще ковыряя богатый шоколадный торт без муки, который он принес на десерт. - Думаю, что это лучшая еда, которую лишь мне пришлось есть.

Деймон улыбнулся:

- Я хочу дать тебе всё самое лучше, - сказал он. - Весь мир должен быть у твоих ног, ты знаешь.

Что-то взволновало Елену. Она положила вилку на стол и, встав, подошла к окну, чтобы вновь взглянуть на звезды.

- Ты ведь везде побывал, правда, Деймон? - задала она вопрос, приложив к стеклу ладонь.

Дэймон подошел вплотную к ней и прижал ее лицо к себе, нежно поглаживая ее волосы.

- О, Елена, - начал он. - Я был везде, но всё в мире постоянно поддается изменениям, так что всегда есть возможность открыть для себя что-то новое и захватывающее. Есть столько мест, которые я хотел бы показать тебе, увидеть их твоими глазами. Их очень много, много жизни, чтобы жить.

Он поцеловал ее в шею, его клыки мягко выдвинулись против Вены на стороне ее горла, а потом положил руки ей на бедра, повернув ее спиной к окну, где распространение звезд светилось в ночи.

- Большая часть людей даже не увидит десятую часть того, что скрыто в их мире, - прошептал он ей на ухо. Будь удивительной со мной, Елена, - она ощущала его теплое дыхание на горле. - Будь моей принцессой тьмы.

Она прислонилась к ему дрожа.

Дорогой дневник,

Я больше не знаю, кто я. Этим вечером с Деймоном я почти вообразила себе ту жизнь, если бы приняла предложение стать его "принцессой тьмы", Мы двое, взявшиеся за руки, сильны, и красивы, и свободны. Всё, что бы я ни захотела, и палец о палец ни ударив:от драгоценностей и одежды до изумительной пищи. Жизнь без проблем, как прежде, жизнь где-нибудь вдали. Чувствуя и видя те чудеса, которые даже не могу себе вообразить.

Однако, это был бы мир без Стефна. Он совершенно не впускает меня в свою жизнь. Но я знаю, что видя меня с Деймоном, не только целующейся, но будучи той, кем Деймон хочет, чтобы я была, это причинит ему боль. И я больше не могу делать это. Будто передо мной два пути. Один ведёт через дневной свет к жизни той девушки, которой я думала, что хочу быть: вечеринки и учеба, в конечном итоге работа и нормальная жизнь. Стефан хочет дать мне всё это.

Другой же путь во тьме, с Деймоном, и я только начинаю осознавать сколько этот мир может предложить мне, насколько я хочу почувствовать это. Мне всегда казалось, что Стефан будет со мной на светлом пути. Но я потеряла его и этот путь кажется теперь таким одиноким. Быть может, действительно мое будущее - темнота, темный путь. Может, Деймон прав и я часть его, часть ночи.

- Не могу дождаться, когда увижу мой сюрприз. - Бонни хихикнула, когда она с Зандером перешли лужайку со стороны научного здания рука в руку. - Ты такой романтичный. Не дождусь, когда расскажу ребятам.

Зандер его теплыми губами прикоснулся легким как перышко поцелуем к ее щеке.

- Они уже знают, я потерял все свои очки крутого парня для тебя. Когда пел с тобой в караоке прошлой ночью.

Бонни засмеялась.

- Ну, после того, как я познакомила тебя с "Грязными танцами", мы обязаны были спеть в душе, верно? Не могу поверить, что ты не видел этот фильм.

- Это потому что я был отважен, - признался Зандер. - Но теперь я вижу какую ошибку допустим на своем пути. - Он подарил ей одну из своих улыбок медленно, и колени Бонни почти подогнулись. - Это очень милый фильм.

Они достигли дна пожарной лестницы, и Зандер увеличился над ней, а потом поднялся вслед за ней. Когда они добрались до крыши, Зандер жестом экспансивно стал перед ними.

- По причине нашего шестинедельного юбилея, Бонни, я воссоздал наше первое свидание.

- О! Как это мило! - девушка огляделась.

На потрепанном армейском одеяле была коробка с пиццей и газированная вода. Звезды сияли над головой также, как и шесть недель назад. Это было так мило, так романтично, даже несмотря на то, что их первое свидание не было до такой степени замечательным. Затем она поправилась: это на самом деле был довольно удивительный день, хотя это было просто. Она села на одеяло, затем заглянула в коробку с под пиццы и невольно улыбнулась. Оливковое масло, колбаса и грибы. Её любимые.

- Теперь ещё, по крайней мере, я вижу одно улучшение в воссоздании.

Зандер сидел рядом с ней, обнимая её за плечи.

- Конечно, я знаю, что тебе нравится на пицце сейчас, - сказал он. - Надо же обращать внимание на мою девушку.

Бонни прижалась под руку, и они поделили пиццу, глядя на звезды и говорили уютно о том о сем. Когда пицца кончилась, Зандер вытер жирные руки тщательно с салфеткой, а затем взял обе руки Бонни в его.

- Мне нужно поговорить с тобой о кое-чем, - сказал серьезно он, его небесно-голубые глаза смотрели в её.

- Хорошо, - сказала Бонни нервно, вспышка паники, начиная с ее живота.

Конечно, Зандер не привел бы ее сюда и не воссоздал их первое свидание, если он собирается бросить ее, мог ли он? Нет, это же даже смешно. Но он казался таким серьезным и обеспокоенным.

- Ты же не болен, нет? - спросила она в ужасе от этой идеи.

Уголок рта Зандера дернулся вверх в улыбке.

- Ты такая забавная, Бонни, - сказал он. - Говоришь всё, что только приходит в голову. Эта одна из причин, почему я тебя люблю.

Сердце Бонни прыгнуол в горло, и она почувствовала, что ее щеки краснеют. Зандер любит её? Он вновь стал серьезным.

- Да, я подразумеваю именно это, - произнес парень. - Я знаю, что ещё очень рано и ты не должна думать, что должна сказать что-то в ответ, я просто хочу, чтобы ты знала. Я влюбился в тебя. Ты такая удивительная. Я никогда не чувствовал ничего такого раньше. Никогда.

Слезы счастливой неожиданности вскочили на глаза Бонни, она понюхала, сжимая руками Зандера крепко.

- И я тоже чувствую это, - тихо сказала она. - И последние недели были замечательными. Я имею ввиду, что не думаю, что когда-либо мне было настолько хорошо, как было с тобой. Мы получаем друг от друга, ты знаеш?

Они поцеловались, долго, медленно, сладкий поцелуй. Бонни прислонилась к Зандеру и вздохнула удовлетворенно. Ей никогда прежде не было столь уютно. Затем Зандер отстранился. Бонни потянулась к нему, но Зандер взял ее за руки и снова посмотрел в ее глаза.

- И потому, что я люблю тебя, - медленно начал он, - я должен сказать тебе кое-что. Ты имеешь право знать. - Он сжал его глаза, плотно закрыл на мгновение, а затем снова их открыл, глядя на Бонни, как если бы он хотел залезть в голову и узнать, как она будет реагировать на то, что он сказал дальше. - Я оборотень, - решительно произнес он.

Бонни сидела заморожено на минуту, ее ум питался понять. Затем она вскрикнула, убрав руки от него,и подскочила на ноги.

- О нет, - ахнула она. - О Боже.

Картинки быстро всплыли в ее памяти:лицо Тайлера Смоллвуда, искривляющееся, причудливо удлиняющееся в морду, его вновь желтые глаза, впиваясь взглядом в нее, порочные, кровожадные и полны ненависти.

Мередит скомкалась на своей кровати, как заброшенная кукла, с пустыми глазами, когда она рассказывала им, как тело Саманты был помято. Вспышка белых светлых волос, Мередит видела, как она преследовала темно-одетую фигуру от кричащей девушки. И эти черные синяки на теле Зандера.

- Мередит и Елена были правы, - сказала она, пятясь от него.

- Нет! Нет, всё не так, Бонни, пожалуйста, - промолвил Зандер, с трудом встав на ноги, чтобы они стояли друг на против друга. Его лицо было белым от напряжения.

- Я хороший оборотень, клянусь, я не... Мы не причиняем вред людям.

- Лжец! - крикнула в ярости Бонни. - Я знаю кое-что о оборотнях, Зандер. Чтобы стать им, нужно стать убийцей!

При том, что она была выключена, карабкаясь вниз по пожарной лестнице в относительной безопасности от земли. "Не оглядывайся, не оглядывайся назад", - крутилось в её голове. Убраться отсюда, убраться отсюда.

- Бонни, - Зандер окликнул ее с верхушки пожарной лестницы, и она слышала как он с грохотом спускался позади нее.

Бонни пропрыгала последние несколько шагов по нижним ступенькам пожарной лестницы и тяжело приземлилась, споткнувшись. Она выпрямилась и побежала немедленно. Ей было необходимо спрятаться, найти какое-либо место, где она не будет одна. Краем глаза она увидела быстрое движение в тени здания. Джаред и Тристан и, нет, большой мышечной Маркус. Оборотни, безусловно как и Зандер, часть его стаи. Бонни полагала, что она двигалась так быстро как только могла, но как только они вышли на свет, она нашла силы для энергичного рывка скорости.

- Бонни! - Джаред позвал хрипло, и они пришли за ней.

Она бежала быстрее, чем когда-либо, задыхаясь от рыданий, которые разрывали ее грудную клетку, но этого было отнюдь недостаточно. Они приближались к ней; она могла слышать их тяжелые шаги, догоняющие ее.

- Мы только хотим поговорить с тобой, Бонни, - сказал Тристан спокойным и ровным голосом.

Он даже казалось не дышал.

- Стой,- сказал Маркус.

- Жди нас, - и о боже, он шел рядом с ней сейчас, и Тристан по ее другую сторону, приближаясь к ней. Они двигались ближе, загоняя ее.

Бонни остановилась, уперев руки в колени, тяжело дыша. Горячие слезы текли по ее лицу и капали с подбородка. Они поймали ее. Она бежала и бежала, так быстро, как могла, но она не смогла уйти. Трое парней ходили вокруг нее, суживали ее, их лица были настороженными . Они прикидывались друзьями, но теперь они были похожи на охотников, окружая ее. Они солгали, все из них.

- Монстры, - пробормотала она, как проклятие, и взяла себя в руки, все еще тяжело дыша.

Они поймали ее, но они не победили ее еще​​. Она была ведьмой, не так ли? Она сжала руки в кулаки и начала произносить под нос заклятье для охраны и обороны,которому миссис Флаверс научила ее . Она не думала, она могла бы избить трех оборотней, не без времени, чтобы сделать магический круг, без хорошого запаса, но, возможно, она могла бы причинить им вред.

- Ребята, подождите. Остановить. - Зандер бежал теперь, через газоны колледжа к ним.

Даже через горячие слезы и помутнение зрение, Бонни могла видеть, каким красивым он ни был, как изящный и естественный бегун его длинные ноги съедали расстояние, и сердце ее сжалось еще немного. Она любила его так сильно. Она продолжала произносить, чувствуя силу создавшуюся внутри нее, как газировка, готовая лопнуть. Зандер остановился, дойдя до них, сжимая плечо Маркуса с одной стороны. Остальные три смотрелы на него.

- Она убежала от нас, - сказал Тристан, и он звучал озадаченно и обиженным.

- Да,я знаю, - сказал Зандер.

Слезы текли по лицу Зандера тоже, и Бонни поняла, и он не делал никаких шагов, чтобы уничтожить их. Он просто смотрел на нее, эти прекрасные голубые глаза широко открыты, это так печально.

- Отойдите, ребята, "сказал он, не глядя на Бонни. Для нее затем, добавил он, - Ты делаешь то, что тебе нужно сделать.

Бонни остановилась, позволяя мощности осушить ее. Она сделала резкий вздох воздуха, а затем, быстро, как стрела, ее сердце бешено колотилось, как если бы оно вырвалось из ее груди, она побежала.

Глава 35

Начало ночи, новые члены общества Витале прибыли в последнюю очередь. Кавернозная комната освещалась только свечами из золотых длинный свечей, расположенных вокруг места и огнем, высоко горящими факелами на стенах. В мерцающем свете, животные, вырезанные в лесу,колонни и арки почти казалось, что движутся.

Мэтт, одетый в темный халат с капюшоном, как и другие посвященные, смотрел вокруг с гордостью. Они хорошо поработали, и комната выглядела потрясающе. В передней части зала, под высокой аркой, стоял длинный стол, облаченный в тяжелую красную ткань, атлас, и выглядел, как своего рода алтарь. В центре стола стояла огромная глубокая каменная чаша, почти как купель, и вокруг нее были установлены розы и орхидеи. Другие цветы были разбросаны на полу, и запах раздавленных цветов под ногами был настолько сильным, что кружилась голова. Дари были выстроены, равномерно, перед алтарем. Как будто она подняла на свою гордость, как все уже оказалось,

Хлоя толкнула ее темный капюшон немного назад и наклонилась к нему пробормотав.

- Очень сказочно, да?

Мэтт улибнулся ей. Так что, если она встречалась с кем-то еще? Она все еще нравилась ему. Он хотел остаться друзьями, даже если бы это было все, что может быть между ними. Он потянул его за одежду сознательно, ткань была тяжелой, и ему не нравится, как он заблокировал его периферийное зрение.

В настоящее время члены общества Витале в масках молча раздавали бокалы полные какой-то жидкостью. Мэтт понюхал его,он пах имбирем и ромашкой, а также менее известными ароматами: были использованы травы. Он улыбнулся девушке, которая дала ему это, но не получил ответа. Ее глаза под маской скользнули по нему нейтрально, и она двинулась дальше. Когда он будет полноправным членом общества Витале, он будет знать, кто эти нынешние члены,будет видеть их без масок. Он потянул из своего бокала и поморщился: он был странный и горький. Мягкие шорохи, скрытые фигуры движущиеся по полу замолчали, когда последний из кубков был роздан и замаскированные Витале тихо отступили под аркой позади алтаря, чтобы наблюдать. Этан шагнул вперед, к алтарю, и откинул капюшон.

- Добро пожаловать, - сказал он, протягивая руки к собравшимся. - Добро пожаловать в истинную силу в конце концов.

Свечи мерцали около его лица,превращаясь в нечто незнакомое и почти зловещее. Мэтт нервно дернулся и сделал еще один глоток горькой травяной смеси.

- Тост! - Этан позвал. Он поднял свой ​​бокал, и перед ним были дари, поднял их. Он колебался, потом сказал: - Чтобы завесь упала и открылась истина.

Мэтт поднял кубок и осушил его с остальными дарами. Смесь оставила песчаное чувство на его языке, и он соскребал это рассеянно на зубах. Итан посмотрел на дари и улыбнулся,прикрывая взгляды с одного за другим.

- Вы все работали так трудно, - сказал он ласково. - Каждый из вас достиг своего личного пика интеллекта, силы и способностей к лидерству в настоящее время. Вместе вы сила, с которой нельзя не считаться. Вы были усовершенствованы.

Мэтт сумел вежливо удержаться,чтобы не закатывать его глаза. Было очень приятно быть похваленным, конечно, но иногда Этан слишком переусердствовал: усовершенствованы? Мэтт сомневался,что это было возможно. Ему казалось, что вы всегда стремитесь быть немного больше или немного меньше, что-то.

Ты всегда сможешь пожелать быть лучше. Но даже если бы он мог, в конце концов, может быть усовершенствован, он подозревал, что это займет больше, чем несколько курсов препятствий и группы по решению проблем и упражнений

- А теперь настало время, чтобы, наконец, узнать ваши цели, - Итан продолжал. - Время для завершения заключительного этапа в переходе от простых студентов в истинное воплощение власти. - Он взял чистый и блестящий серебряный кубок из алтаря и окунул его в глубокую каменную посуду перед ним. - С каждым шагом вперед в эволюции, должны быть и жертвы. Я сожалею, о боли,которую это может вызвать у вас. Будьте спокойны, зная, что всякое страдание временно. Анна, шаг вперед.

Там было небольшое непростое перемешивание среди обязательств. Этот разговор о страдания и жертве был иначе, чем обычный акцент Итана на честь и силу. Мэтт нахмурился. Что-то здесь не так.

Но Анна, которая выглядела крошечной в ее длинной одежде, пошла без колебаний к алтарю, и откинула капюшон.

- Пейте от меня, - сказал Этан, подавая ей серебряный кубок.

Анна неуверенно моргнула, а затем, не сводя глаз с Этана, наклонила назад голову и осушила чашку. Когда она вернула ее Итану, она облизала губы автоматически, и Мэтт пытался глянуть поближе на нее. В мерцание свечей , губы выглядели неестественно красными и скользкими. Потом Итан привел ее вокруг стороны алтаря и в его объятия. Он улыбнулся, и его лицо перекосилось, глаза его расширились, и его губы стянулись. Его зубы выглядели настолько долгими, и так остры.

Мэтт пытался кричать и предупредить, но с ужасом понял, что он не мог шевелить губами, не может сделать вдох,чтобы крикнуть. Он осознал, вдруг, что он был дураком. Итан глубоко вонзил свои клыки в шею Анны. Мэтт напрягся, пытаясь бежать к ним, чтобы напасть на Итана и отшвырнуть его от Анны. Но он вообще не мог двигаться. Он должен быть в своего рода принуждение. Или, возможно, что-то в напитке, магические ингредиенты, сделало их послушными и до сих пор. Он беспомощно смотрел, как Анна боролась несколько мгновений, а затем ее тело обмякло, а ее глаза начали закатываться. Бесцеремонно, Этан кинул ее тело на землю.

- Не бойтесь, - сказал он любезно, озираясь в ужасе, замороженных обязательств. - Все мы, - он указал на молчание, замаскированные Витале за ним, - прошли это посвящение в последнее время. Вы должны приготовить себя к страданиям это, всего лишь небольшая, временная смерть, и тогда вы будете одним из нас, истинным Витале. Никогда не стареющие, никогда не умирающие. Вечно могущественные.

Острые белые зубы и золотые глаза блестели в свете свечей, Итан потянулся к следующему члену сообщества, Мэтт снова попыталась вырваться, чтобы кричать, бороться.

Итан продолжал: "Стюарт, шаг вперед."

Елена пахла так хорошо, богато и сладко, как экзотический спелый плод. Дэймон хотел просто спрятать голову в мягкую кожу на сгибе ее шеи и просто вдыхать ее одно или два десятилетия. Обвивая ее рукой, он притянул ее ближе.

- Ты не можешь пойти со мной, - сказала она ему во второй раз. - Я могла бы заставить Джеймса поговорить со мной, потому что это вопрос о моих родителях, но я не думаю, что он расскажет мне что-нибудь, если кто-то еще там будет. Какой бы ни оказалась правда об Обществе Витал и о моих родителях, я думаю, что ему будет неловко... Или страшно, или... еще что-нибудь.

Не обращая внимания на то, что она делает, Елена переложила свою руку и сжала руку Деймона покрепче.

- Хорошо, - упрямо сказал Деймон. - Я подожду снаружи. Я не позволю ему увидеть меня. Но ты не будешь ходить одна по кампусу ночью. Это не безопасно.

- Да, Деймон, - добавила Елена с убедительно наигранной кротостью, и положила голову ему на плечо

Лимонный аромат ее шампуня, смешанный с более естественным запахом Елены... Деймон вдохнул с удовольствием. Он был ей небезразличен, он знал это... и Стефан вырезал себя из картины. Она была еще молодой, его принцесса, и человеческое сердце может исцеляться. Может быть, с уходом Стефана, она наконец, увидит насколько ближе она была, по уму и душе, к Деймону, как идеально они подходят друг другу. В любом случае, она была его сейчас. Он поднял свободную руку и погладил ее по голове, ее шелковистые волосы, податливыми под его пальцами, и улыбнулся.

Дом профессор был недалеко от кампуса, через улицу от золоченых входных ворот. Они подошли почти к самому концу кампуса, когда знакомое присутствие, прятавшиеся поблизости, наконец, подошло очень близко. Деймон повернулся просканировать тень, потянув Елену за собой.

- Что это? - тревожно спросила Елена.

“Выходи”, подумал Дэймон с раздражением, отправив свое молчаливое послание к самой густой тени у основания дубов. “Ты знаешь, что не можешь скрыться от меня.”

Одна темная тень отделилась от остальных, продвигаясь к дорожке. Стефан просто смотрел на землю, плечи опущены, руки свободные и открытые с его стороны. Елена ахнула, небольшой наполненный болью звук. Стефан выглядел ужасно, подумал Дэймон, не без сочувствия. Его лицо казалось опустошенным и напряженным, его скулы более заметными, чем обычно, и Деймон был готов поспорить, что он не питается должным образом. Деймон почувствовал укол беспокойства.

Он не получал удовольствие от боли его брата. Больше нет

- Ну? - сказал Деймон, поднимая брови.

Стефан взглянул на него.

-Я не хочу бороться с тобой, Деймон. - сказал он тихо.

-Так не надо, - Деймон ответил ему в ответ, и рот Стефана дрогнул в признательной полуулыбке.

- Стефан, - сказала Елена внезапно, будто слово было выскочило из нее. - Пожалуйста, Стефан. - Стефан уставился на дорожку под ноги, не глядя ей в глаза.

- Я почувствовал, что ты была рядом, Елена, и я почувствовала твое беспокойство, - сказал он устало. - Я думал, что может, ты в беде. Извини, я ошибся. Мне не следовало приходить.

Елена напряглась, и ее длинные темные ресницы опустились на глаза, скрывая, Деймон был почти уверен, слезы. Долгое молчание, натянутое между ними. Наконец, раздраженный напряжением, Дэймон сделал усилие, чтобы ослабить его.

- И так, - небрежно сказал он, - мы ворвались в офис безопасности кампуса вчера вечером.

Стефан посмотрел на него с проблеском интереса.

- Да? Нашли что-нибудь полезное?

- Фотографии с места преступления, но они были не очень полезными, - Деймон сказал, пожимая плечами. - Папки были обозначены черными V, так что мы пытаемся выяснить, что это означает. Елена собирается поговорить с ее профессором о Сообществе Витал, увидеть, может у него есть что-то общее с ними.

- Сообщество... Витал? - нерешительно переспросил Стефан.

Деймон махнул рукой.

- Тайное общество, еще с тех дней, когда родители Елены были здесь, - сказал он. Кто знает? Это может быть ничего.

Чертя руками по своему лицу, Стефан, казалось, напряженно думал.

- О, нет, - бормотал он. Затем, взглянув на Елену в первый раз, он спросил: - Где Мэтт?

- Мэтт? - повторила Елена, выбитая из своего мечтательного созерцания Стефана. - Хм, я думаю, что у него какая-то встреча сегодня вечером. Футбольная ерунда, может быть?

- Я должен идти, - Стефан сказал натянуто, и немедленно исчез.

С его увеличенными способности, Деймон мог слышать легкие удаляющиеся шаги Стефана. Но Елена, он знал, не видела ничего, кроме молча исчезающего пятна. Елена повернулась к Деймону, ее лицо было перекошено, он понял, от начала рыданий.

- Почему он следовал за мной, если он не хочет говорить со мной? - сказала она хриплым от горя голосом.

Дэймон стиснул зубы. Он изо всех сил старался быть терпеливым, дожидаясь, чтобы Елена отдала ему свое сердце, но она продолжала думать о Стефане.

- Он говорил тебе, - сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал ровно. - Он хочет убедиться, что ты в безопасности, но он не хочет быть с тобой. Но я хочу. - Решительно вернув ее руку в свою, он потянул ее слегка вперед. - Идем?

Глава 36

Когда открылась дверь и на пороге показалась Елена, Джеймс показался на долю секунду подавленным, он сделал шаг назад, будто рассматривал возможность закрыть ли дверь перед её лицом. Он, казалось, передумал и открыл дверь шире, его лицо исказилось столь знакомой улыбкой.

- Зачем ты тут, Елена? - произнес он. - Моя дорогая, признаться, я не ожидал посетителей в такой поздний час. И боюсь, что сейчас не самое лучшее время. - Он кашлянул. - Я был бы рад видеть тебя в школе, в рабочее время. По понедельникам и пятницам, помниш? Теперь, если вы меня извините.