/ / Language: Русский / Genre:prose_military

Девственники в хаки

Лесли Томас

Лесли Томас – один из самых оригинальных английских писателей, творчество которого до сих пор не было известно российскому читателю. Он лауреат множества международных литературных премий, автор девятнадцати романов, многие из которых экранизированы. Идет война, о которой нам практически ничего не известно: Великобритания воюет с Малайзией. Горстка необученных новобранцев оказывается один на один с бандами малайских партизан-коммунистов. Это не боевик и не триллер, это своего рода хроника солдатской жизни, со всеми ее казусами, нелепицами, страхами и желаниями. Томас великолепно сочетает блистательный юмор, тонкий эротизм и ужас нависшей над мальчишками смерти. По книге был снят фильм (с Линн Редгрейв и Найджелом Дэвенпортом), книга выдержала более 40 изданий.

ruen ВладимирГришечкинfec93f2f-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Busya Fiction Book Designer, FB Writer v1.1 14.10.2007 OCR Busya http://lib.aldebaran.ru aa0dd2a3-8d9b-102a-94d5-07de47c81719 1.0 Лесли Томас «Девственникик в хаки», серия «Современная классика» Махаон Москва 2003

Лесли Томас

Девственники в хаки

Leslie Thomas

ТНЕ VIRGIN SOLDIERS

© В. Гришечкин, перевод с английского, 2003

Посвящается моей жене Морин с уверениями, что почти ничего подобного со мной не происходило.

С 1948 по 1952 год в Малайе банды партизан-коммунистов отвлекали на себя почти всю британскую армию. Некоторые англичане были хорошими солдатами, а некоторые – нет.

1

В пять тридцать утра в окно караульного помещения проникло уже достаточно света, чтобы Бригг смог разглядеть свои башмаки. Башмаки были там, где он оставил их вчера – у него на ногах. Бригг лежал на койке, и торчащие вверх мыски башмаков напоминали два накренившихся друг к другу надгробия. Ноги в башмаках взмокли, но за ночь пот остыл и неприятно холодил кожу. Бригг зябко пошевелил пальцами.

– Терпеть не могу холодной обуви, – пожаловался он второму караульному Таскеру, который, присев у дренажной канавы, тайком курил в кулак. – Чувствуешь себя так, словно ты уже умер!

С этими словами Бригг скатился с койки и направился к дверям.

– Так согрейся, – предложил Таскер. – Сгоняй на кухню за чайком.

– Я как раз собирался. – Бригг подхватил ведро и вышел.

Снаружи было полутемно. В этот час в деревне просыпались собаки и, вторя петухам, будили крестьян, заставляя их очнуться от снов и ночных кошмаров. Силуэты двух высоких пальм над казармой, ясно видимые на фоне светлеющего неба, напоминали мохнатых пауков, насаженных на вязальные спицы. Сверчки стихли, да и жабы в пруду орали уже не с прежним надрывом.

Приближался день.

Перед самым рассветом снова прошел дождь, и вода все еще оставалась на поверхности земли, ожидая, пока ее выжжет жаркое солнце.

Проходя по дороге, Бригг слегка наподдал носком ботинка звякнувшее ведро. Отчасти он сделал это просто так, отчасти (как он сам объяснил себе) ради часового-гуркхи [1], стоявшего у ворот кухонного блока. Говорили, что этот парень не колеблясь выхватывает свой кривой кукри, если кто-то бесшумно приближается к посту перед рассветом. А ребята в казарме утверждали: раз кукри покинул ножны, он обязательно должен напиться крови. Для гуркхов это был вопрос чести.

«Стоит как следует подумать, – рассудил про себя Бригг, – как сразу начинаешь понимать: есть в этом что-то от здорового армейского безумия». В самом деле, кому могло прийти в голову держать у ворот кухни в Сингапуре целого гуркху – да еще такого, у которого руки чешутся пустить в ход оружие? Что он здесь делает, в конце концов? Может, он должен помешать партизанам украсть компот или отравить мясной фарш?

«Кстати, что такое "целый" гуркха?» – спросил Бригг самого себя. На его взгляд, ни один из них не был достаточно рослым, чтобы сойти за целого. Просто маленькие человечки, коричневые и довольно добродушные на вид. Ходил, правда, слух, будто однажды гуркхи изрубили захваченного в джунглях партизана на кусочки размером не больше бульонных кубиков, но в это никто не верил, пока в один прекрасный день целая компания маленьких стрелков не устроила здесь, в Пенглине, настоящую оргию. Кажется, это был гуркхский Новый год, или Рождество, или что-то в этом роде. Без малого две сотни гуркхов просидели в своем обеденном зале три дня, пока совсем не выбились из сил. Сначала они плясали (никаких женщин, разумеется), а потом принялись рубить своими кукри головы животным. Кое-кто из парней смотрел на это через изгородь и фотографировал на память. Лонтри даже посчастливилось запечатлеть взлетевшую высоко в воздух голову козла, которую один из гуркхов отсек своим ножом. Голова летела, а туловище продолжало стоять как ни в чем не бывало еще секунд двадцать, и только потом повалилось в пыль.

В тени у ворот кухонного блока Бригг разглядел неровную крышу хижины, в которой жили гуркхи. Из дверей вышел маленький коричневый солдат, и Бригг поспешно сказал:

– Все в порядке, бонго. Свои. Я за чаем… – И он зашагал еще медленнее, шаркая ногами по земле. – О'кей?…

На мгновение он с беспокойством задумался, не совершил ли он ошибки, назвав гуркху «бонго». Правда, Дрисколл всегда их так называл, но ведь он же не Дрисколл!

Гуркха не ответил, но поднял шест-шлагбаум, перегораживавший вход во двор, и Бригг не торопясь прошел мимо, продолжая наподдавать ведро рантом ботинка. Теперь ему хотелось убедить себя, что делает он это не из-за каких-то туземных солдат, а просто потому что ему так хочется.

У титана с чаем суетился приписанный к кухне проныра-рядовой. Клубы горячего пара плотной стеной поднимались над котлом, а солдат летал вокруг со своим длинным черпаком, как ведьма на помеле, шипел, бранился, обильно потел под мышками, не забывая при этом помешивать свое варево. Пар совершенно скрывал его лицо, однако когда он на секунду отвлекся, Бригг увидел перед собой человека который, наверное, никогда не мылся.

Заметив Бригга, рядовой улыбнулся задумчивой и печальной улыбкой армейского кашевара, точно знающего, что в супе плавает дохлая крыса, и протянул руку. Не говоря ни слова Бригг отдал ему посуду, и солдат проворно наполнил ведро горячим крепким чаем. Подхватив свою ношу, Бригг пошел обратно.

Неторопливый рассвет постепенно набирал силу, он затопил уже почти все небо. В поросшем травой овраге, тянувшемся вдоль дороги, еще белели застрявшие там клочья тумана. Над оврагом висел ажурный мостик, ведущий на другую сторону, где находились штаб, канцелярия и другие постройки.

В самом начале дороги, по которой шагал Бригг, виднелись крошечные холмики. Это были крыши китайской деревни. Теперь между домами мелькали немногочисленные огни. Справа темнели джунгли, все еще неясно различимые в бледнеющих сумерках, однако Бригг сумел разглядеть собрата-часового – одного из тех, кто всю ночь охранял водохранилище и трубу водовода; тот медленно брел в направлении кухни с таким же, как у Бригга, ведром в руке.

Рядовой Бригг был мало похож на солдата. То же самое, впрочем, можно было сказать и обо всех его товарищах. Его форменные брюки неряшливо пузырились над гетрами, отчего ноги Бригга напоминали стручки с единственной горошиной, а вздумайся ему пересчитать себе ребра, он без труда справился бы с этой задачей, даже не снимая мундира. Мундир – как и брюки – был зеленым, но другого оттенка. Черный берет свисал на правую сторону, как ухо спаниеля с единственным репьем кокарды.

Когда-то, тысячу лет назад, – еще в доброй старой Англии, – Бриггу иногда казалось, что молодые женщины поглядывают на него с интересом, но он не мог сказать, оттого ли это, что он был высок ростом и имел голодный вид, или же он им действительно нравился. Пожалуй, тут было понемногу и того, и другого. Как-то на гарнизонных танцульках одна разбитная, веселая девица сказала ему, что у него красивые, глубокие глаза. Бригг любил время от времени вспоминать об этом, однако в тот вечер красота глаз ничем ему не помогла: девица ушла с танцев в обществе разжиревшего писаря из полковой канцелярии.

Наконец Бригг достиг караульного помещения. Когда он переступал через дренажную канаву, в ведре плеснуло, и несколько глотков чая в панике выбросились через бортик, покончив с собой во влажной глине. Как раз в этот момент на пороге показался старший караульного наряда сержант Дрисколл с полотенцем через плечо. Увидев Бригга, он перевесил полотенце на руку.

– Чай? – спросил он. – Остаюсь.

Повернувшись, сержант возвратился в караулку и взял со сложенного на койке одеяла свою личную эмалированную кружку. На кружке красовалась эмблема образцового полка, в котором сержант служил до того как попасть в Пенглин. Дрисколл сам нарисовал ее масляными красками, чтобы все видели – это его кружка.

Бригг знал, что в карауле с другими сержантами, – кроме, конечно, Любезноу, который не давал никому спать своими бесконечными, перемежаемыми зубовным скрежетом рассказами о том, что ему сделали япошки, – можно было отлично выспаться, погасив свет сразу после ухода дежурного офицера. С любыми другими сержантами это проходило, но не с Дрисколлом. С ним даже подремать никогда не удавалось – приходилось нести службу.

Сержант Дрисколл был пяти футов и шести дюймов роста, с суровым лицом и коротко подстриженными светлыми волосами. На скуле у него белел шрам, а по общему мнению, если кому-то и выпадала удача иметь шрам, то лучшего места для него нельзя было и придумать. Кроме того, сержант был, наверное, единственным во всем гарнизоне, на ком форма сидела как влитая, хотя залежавшиеся на складах комплекты, пошитые где-то в глубоком тылу бригадой спятивших портных, попадали в Пенглин с завидной регулярностью. Даже после пересмены обмундирования войска на плацу напоминали обшарпанный бродячий цирк. Издалека и офицеры, и солдаты походили на полупустые мешки с сеном, и только Дрисколл выглядел аккуратным и подтянутым. Сержант проглотил свой чай и выпустил изо рта пар словно сигаретный дым.

– Можешь отнести чай остальным, – сказал он. – Я собирался обливаться, но сейчас, похоже, уже поздно. Пора будить наших оловянных солдатиков.

Никто в гарнизоне не умел играть на горне, поэтому побудка личного состава во всех казармах вменялась в обязанности сержанта караульного наряда. Но однажды в Пенглине ненадолго остановился пехотный полк, ожидавший отправки из Сингапура в Малайю. В первый же день сигнал к подъему им подал настоящий горнист с начищенной до блеска трубой и красной, как рассвет, перевязью через плечо. Впрочем, его звонкий призыв, обращенный и к солдатам гарнизона, пропал для последних втуне, так как из-за жары в Пенглине вставали с первыми лучами зари. Бригг, во всяком случае, получил большое удовольствие, наблюдая за этим доселе неведомым армейским обычаем с балкона казармы. В тот день он почувствовал себя настоящим солдатом.

После того как остальные члены караульного наряда по очереди зачерпнули из ведра, Бригг понес остатки чая дальше. Он пересек плац, обогнул хоккейные ворота и поднялся по звенящим ступеням, ведущим на второй этаж казармы номер два. Там, словно молотом отбивая шаг, он прошел по длинному бетонному балкону и толкнул широкие двойные двери.

Уже совсем рассвело, но в казарме еще царил мягкий полумрак. Койка Бригга стояла у самого входа, и иногда по ночам, когда налетавший с Южно-Китайского моря холодный бриз ерошил макушки пальм и со свистом носился над плацем, ему приходилось вскакивать с постели и запирать дверь на швабру.

Во всей казарме только две кровати были укрыты провисшими москитными сетками цвета зеленой плесени; все остальные стояли без них. Некоторые солдаты лежали ничком, выставив покрытые юношескими прыщами спины, уже сейчас влажно блестевшие от пота; некоторые вытянулись под простынями неподвижные и прямые, словно покойники. Сэнди Джекобе, шотландский еврей, сплошь поросший густым черным волосом, спал голым, развернувшись поперек кровати и являя собой великолепный образчик диковинного тропического паука. Совсем юный, худой, слегка спятивший капрал Брук тоненько храпел, отчего оседлавшие его нос очки в проволочной оправе мелко вибрировали.

Бригг с лязгом опустил ведро на пол. Ему всегда удавалось проорать: «По местам!» с таким воодушевлением, словно он объявлял боевую тревогу. Команда «По местам» на армейском жаргоне означала всего-навсего приглашение к утреннему чаю, однако этим утром Бриггу так и не удалось отвести душу. Не успел он открыть рот, как за его спиной словно из-под земли вырос Дрисколл.

Что-то напевая, сержант прошелся по рядам коек.

– Подъем! – гаркнул он. – Па-а-адъем! Пошевеливайся! Хватит, детки, сладко спать – вам пора уже вставать. Па-а-адъем!

Кое-кто живо скатился с коек, кто-то вскочил, протирая глаза и путаясь в простынях, кто-то вставал медленно, с явной неохотой и отвращением. Несколько человек продолжали лежать, будто мертвые или разбитые параличом.

Капрал Брук медленно, словно лунатик, сел на койке и жалобно спросил:

– Кто кричал? Что такое?! В чем дело?!!

Тонкий, бледный, он являл собой зрелище одновременно пугающее и жалкое. Дрисколл остановился у спинки его кровати и смерил капрала пристальным холодным взглядом. Брук затрясся, как дядюшка Скрудж [2].

– Вы, кажется, спросили в чем дело? – любезно осведомился Дрисколл. – Дело в том, что наступил новый день. Еще один день, капрал! А вы все еще живете и дышите, хотя одному Господу известно – как… Иными словами, вы еще не умерли. Подъем, господин капрал!!!

Остальные тем временем разобрали кружки и, все еще сонные, стали пробираться к ведру Бригга. Чая оставалось еще довольно много, но на всех все равно не хватило бы. Как говорится, кто не успел, тот опоздал. В абсолютном большинстве солдаты спали в чем мать родила, и в казарме вдруг стало тесно от голых тел – нормальных бело-розовых, творожно-белых от избытка подкожного жира или йодисто-желтых от нездорового сингапурского загара. Только Пэтси Фостер и малыш Сидни Вильерс – двое неразлучных, которые держали друг друга за руки, потому что были влюблены друг в друга – носили какие-то подозрительные пижамы. Некоторые из новобранцев, впрочем, все же прикрыли чресла полотенцами, но большинству давно уже было все равно.

Рядовой Фенвик, чья койка стояла последней в первом ряду, наклонился к своему соседу Синклеру.

– Ну-ка, покричи мне! – настойчиво попросил он. – Покричи хорошенько!

– Опять? – Синклер сморщил лицо, отчего его очки перекосились.

– Я не слышу. – с триумфом провозгласил Фенвик. – Совсем! Попробуй еще разок, только погромче. Давай алфавит…

– А – Б – В – Г – Д!… – завел Синклер. – Еще?

– Еще немножко.

– E – Ж – 3 – И… Ну ладно, хватит. Дрисколл идет.

Когда сержант проходил мимо, Фенвик нарочито громко сказал:

– Я глух как пробка, сынок. Скоро меня комиссуют, и я отправлюсь в добрую старую Англию.

Синклер снова поморщился. Он тоже хотел домой – как, собственно, и все остальные, но не видел смысла в том, чтобы ради этого лишать себя зрения, слуха или какой-нибудь другой важной способности. Фенвик же каждый вечер отправлялся в бассейн и там плавал и нырял до одурения, стараясь, чтобы его уши подольше оставались под водой. Особые надежды он возлагал и на то, что вода была сильно хлорирована. И действительно, с каждым погружением она все глубже проникала в слуховые каналы, и иногда по ночам Фенвик чуть не в полный голос кричал от непереносимой боли в ушах, однако он был уверен, что вскоре, – в качестве компенсации за перенесенные мучения, – его досрочно комиссуют по медицинским показаниям и отправят домой.

В казарме тем временем закипела обычная утренняя работа. Одеяла складывались в изголовьях, парадные ботинки выставлялись в линеечку как предписывалось уставом, а снаружи уже раздавалось шипение душа и мокрые шлепки. Из дальнего угла доносился монотонный цокот теннисного шарика: ефрейтор Грейви Браунинг с завидным упорством стучал им о стену каждое утро. Настольный теннис заменял ему хлеб, воду, мясо, отдых, работу и секс; в этом году Браунинг вышел в финал сингапурского первенства в одиночном разряде.

Дрисколл завершил обход, ненадолго скрылся в своей комнатке на балконе, затем снова вернулся в казарму. Тут он с удивлением обнаружил, что сон обитателя одной из коек все еще остается мирным, никем и ничем не потревоженным. Зеленая москитьера, натянутая над койкой, придавала ей сходство с катафалком.

Дрисколл приблизился к этой последней цитадели сна и осторожно, как любящая мать, склонился над ней. Тон его был обманчиво ласковым, и все, кто был в казарме, замерли в ожидании.

– Рядовой Ло-онтри! – шепнул сержант. – Хо-орейс! Пора вставать, ты слишком заспался. Все твои друзья давно встали.

Под зеленой москитной сеткой что-то шевельнулось и послышался хнычущий звук. Заспанный Лонтри выглянул наружу, как птица из гнезда.

– Ты проснулся, Хорейс? – совсем тихо спросил Дрисколл.

Рядовой Лонтри заморгал и уставился на сержанта так, словно видел перед собой незнакомца или, на худой конец, продолжение сна.

– ПОДЪЕМ! – рявкнул Дрисколл во всю силу легких. – ЖИВО!!!

С этим оглушительным воплем он схватил матрас обеими руками и, словно борец на ринге, легко сбросил его с койки. Рядовой Лонтри, совершенно голый, коротконогий, белокожий, помятый со сна, как бумага из мусорной корзины, в один миг очутился на полу.

– Я как раз собирался вставать, сержант! – вежливо сообщил он.

– Знаю, сынок, – приветливо кивнул Дрисколл. – Я заметил. Кстати, зачем ты натянул эту дурацкую сеть?

Лонтри с невинным видом возвел очи горе.

– Я следовал приказу, сержант, – объяснил он. – Личный состав обязан пользоваться противомоскитной сетью.

Но Дрисколл уже шагал к дверям.

– Смотри, сынок, – предупредил он, оборачиваясь через плечо. – Заработаешь наряд.

Лонтри дождался, пока сержант удалится на безопасное расстояние, и сказал вполголоса, чтобы Дрисколл не слышал:

– Кроме того, сеть скрывает меня от остальных, когда я занимаюсь моим маленьким дельцем.

В Пенглине было спокойно. Боевые действия солдаты видели только на бумаге, заполняя бесчисленные армейские формы с номера первого по номер сто миллионов первый. Регистрационные карточки, денежное и вещевое довольствие, списки больных и отсутствующих без уважительной причины, списки погибших во время боевых действий – все эти сведения ежедневно ложились на бумагу, захватанную влажными от пенглинской жары руками, худо-бедно отражая настоящую армейскую жизнь, протекавшую где-то невероятно далеко – в восьми милях от Пенглина, за Джохорской дамбой, где начинались настоящие джунгли. По другую сторону пролива, отделяющего остров от материка, засели в непроходимых джунглях отряды партизан-коммунистов, которые постоянно устраивали засады и дерзкие нападения, вынуждая Британскую армию вести бесконечную войну среди густого подлеска и гигантских деревьев.

Но в Пенглине, расположенном в безопасности на острове, в десяти с небольшим милях от Сингапур-сити, было тихо, как в каком-нибудь респектабельном пригороде. Квадратные здания казарм целыми днями мирно жарились на солнышке по одну сторону оврага, наискосок пересекавшего долину. С другой стороны дремал в тени палисадников офицерский городок. Обе половины гарнизона соединял легкий бамбуковый мостик. Дальше по дороге стояли китайская и малайская деревни – шумное и грязное место, где полным-полно было каких-то сарайчиков, забегаловок, странной музыки, бродячих собак, слепых попрошаек и знахарей, любимым занятием которых было сначала распороть себе вены на руках и тут же, на глазах восхищенной публики, исцелиться при помощи чудодейственного бальзама собственного изготовления. Между офицерским городком и обеими деревнями были гарнизонная прачечная, в которой заправляли делами хлопотливые китайцы в жилетах и коротких штанах, здания канцелярии, где отрабатывали свой кусок пайкового хлеба мобилизованные новобранцы, а также гарнизонный бассейн, вокруг которого весело зеленели спортивные площадки.

Здесь выпадало много дождей, и сильно парило, стоило только выглянуть солнцу. Здесь постоянно было жарко, но зато – безопасно.

Рядовой Таскер как-то сложил песню, которую они распевали, сидя в грузовиках, по дороге на футбольный матч. Песня была посвящена доблестной «бумажной кавалерии», а в одной из строчек открытым текстом утверждалось, что в Пенглине они скорее погибнут от блуда, чем от пуль врага. Песня вышла в основном правдивой, хотя, откровенно говоря, большинству солдат «блуд» был известен только теоретически.

Каким-то таинственным образом в Пенглин попадали отбросы Британской армии чуть не со всего света. Словно слоны, которые всегда возвращаются умирать домой, в Пенглин стекались самые разные, негодные не только к строевой службе, но и вообще ни на что не годные люди. Они хромали и ковыляли; они едва волочили ноги и могли похвастаться восемью или девятью, а в одном случае даже одиннадцатью пальцами на руках. Их прибивало сюда бумажным течением и приносило канцелярским ветром. Они приходили трясущиеся, но трезвые, решительные, но пьяные – заблудшие, потерянные, измятые души. В Пенглин попадали солдаты, которых армия не могла или не решалась использовать в других местах: молодые и не очень, с записочками, свидетельствами, справками от сочувственно настроенных врачей или с предписаниями от доведенных до апоплексического удара командиров, которые больше не могли выносить их вида. Все они появлялись здесь в тайной надежде дослужить свой срок или, под скрип перьев и шуршание бумаг, скоротать оставшиеся до выхода в запас месяцы и годы в невыносимой, безопасной и страшной скуке пенглинского гарнизона, где единственным развлечением были сведения о чужих жизнях и – иногда – смертях, отраженные в сухих графах казенных реестров и сводок.

Новобранцы, изнывающие от праздности, тоски по дому, страха, скуки, жары, пота, мух, избытка либидо и полного отсутствия возможности пойти на поводу у своих желаний, были, все же, в лучшем положении. Их жалобы отчасти происходили от стремления что-то делать, а значит они пока не разложились настолько, насколько разложились ограниченно годные солдаты регулярной армии.

Изредка в Пенглине появлялись солдаты из районов боевых действий: гуркхи и пехотинцы попадали сюда либо для отдыха и переформирования, либо просто по пути на новые позиции. Солдаты гарнизона разглядывали их с почтением и любопытством, словно надеясь увидеть отверстия от пуль в их дубленых шкурах, но между собой посмеивались, говоря, что для канцелярской работы по крайней мере нужны мозги, а тупым краснорожим пехотинцем может быть каждый. И действительно, в глазах солдат из боевых подразделений часто виднелась странная пустота, а лица были красными от солнца и ветра, как у батраков на ферме или у деревенских жителей.

На лицах солдат пенглинского гарнизона лежал светло-желтый загар, характерный для Сингапура, где всегда было слишком влажно. К тому же большую часть дня они проводили в духоте тесных комнат под раскаленной железной крышей, в страшной скуке скрипя перьями по бумагам. Единственной отдушиной была вторая половина среды; в остальные дни их монотонное существование редко нарушалось чем-то более значительным, чем ритуальная очередь за одиннадцатичасовым чаем, в которой можно было попытаться ущипнуть за попку какую-нибудь китаянку из числа гражданских служащих.

К восьми утра все четыре роты выстроились на бетонной площадке плаца, казавшейся ослепительно-белой, как ледяной каток. Солнце уже поднялось над крышами казарм, и Бригг, только что принявший душ, обернул чресла полотенцем и устроился на балконе второго этажа, чтобы немного обсохнуть.

Внезапно до него донесся смех Дрискол-ла. Повернув голову, Бригг увидел, что сержант вышел из своей комнатки в конце длинной веранды и стоит, прислонившись плечом к дверному косяку. Кроме носков и черного берета на Дрисколле ничего не было. Постояв так пару минут, сержант шагнул вперед и облокотился на перила веранды, с отвращением глядя вниз, где на плацу потели его подчиненные.

– Неистощимые резервы, – вполголоса пробормотал сержант, но Бригг услышал. – Цвет Британской армии за рубежом! За Короля [3] и Отечество! Разве можем мы не победить с такими парнями?…

Бригг тоже подошел к перилам и посмотрел на плац. Прямо под балконом тоненько квакнул капрал Брук, тщетно пытавшийся заставить свою вялую секцию [4] выполнить команду «смирно».

– Мы же все-таки не Колдстримские гвардейцы, – неуверенно возразил Бригг.

Дрисколл немедленно повернулся к нему и, налившись краской, как помидор, заорал:

– Да, вы не гвардейцы, вы – Королевский корпус инвалидов детства! Посмотри-ка получше, посмотри!… Ни дать, ни взять – детишки, которых не пускают домой к мамке, которые ни черта не умеют и которые едва дышат, да и то потому, что ничего другого им не остается! Смотри-смотри, это ведь не армия, и они – не солдаты. Позорное, жалкое зрелище, разве не так?

Впрочем, сержант успокоился также быстро, как и вспылил, и снова прижался голым животом к нагревшимся перилам.

– Взять, к примеру, капрала, которого мы все так любим… – продолжил он негромко. – Знаешь, почему он раскрывает рот, а ничего не слышно? Знаешь, нет? Так я тебе скажу. У него в мозгах затык, – Дрисколл постучал себя по лбу согнутым пальцем. – Я не шучу. Бедняга не может отдать следующую команду. Он знает, какой она должна быть – он знает все очень хорошо, только выговорить не может, вот и молчит, как чертова рыба!

Сержант перегнулся через ограждение. Безмолвный, бледный, с явным смятением на лице, капрал остановился как раз под ним. – Воль-на-а-а! – грянул сержант. Секция покорно расслабилась, а капрал подпрыгнул от страха, словно услышав глас небесный. Подняв голову он, однако, увидел всего лишь Дрисколла и залился краской гнева, облегчения и стыда.

– Да-да, вольно… Благодарю вас, сэр, – промямлил он. – Это самое я и хотел сказать…

Бригг, беззвучно смеясь, отпрянул от перил, чтобы Брук его не заметил.

Однажды ночью капрал, словно старая проститутка, пробрался к нему в кровать и смущенно, но подробно рассказал, что является незаконнорожденным сыном пэра Англии. Бригг никому об этом не говорил, так как Брук явно не хотел, чтобы обстоятельства его появления на свет стали общеизвестны.

Дрисколл тем временем продолжал комментировать происходящее, однако его замечания хотя и достигали ушей Бригга, все же были не очень разборчивы, словно сержанту было все равно, слушают его или нет.

– Кто так делает! – прошептал Дрисколл, словно не веря собственным глазам. – Боже мой! – повторил он громче. – Ну кто так делает?!… Кто додумался поставить Форсайта перед Катлером? Нет, ни черта они не понимают. Неужели так трудно сообразить, как это будет выглядеть со стороны? Ведь знает же капрал, что у Катлера болит бедро, и что при ходьбе он припадает на правую ногу, но это не так страшно. Страшно то, что у Форсайта в левом бедре не то оспа, не то ревматизм, не то коклюш, и он все время хромает, но на левую ногу! Вот это действительно ужасно! Неужто капрал этого не видит, или он ослеп? Нет, это не парад, а карнавал уродов!

И сержант негромко, но яростно выругался.

Бригг ненадолго отвлекся от разглядывания Катлера и Форсайта, которые действительно кренились в разные стороны, беспомощно оттопыривая руки, точно рыбаки, удящие с противоположных бортов лодки.

– А Синклер?… – продолжал между тем Дрисколл. – Экое у него задумчивое лицо! Готов спорить, он опять грезит о своих поездах. Марширует по плацу в Сингапуре, а думает о паровых котлах и машинах. Я бы не жаловался, я бы и слова не сказал, если бы у него в роду все двоюродные братья и сестры переженились между собой, отчего у малыша мозги съехали набекрень, но ведь этого нет, нет!… Страшно подумать, что с ним сделали эти бесконечные номера двигателей и размышления о том, у какой керосинки больше колес!

Бригг невольно подумал, что в данном случае сержант, как говорится, попал в яблочко. Синклер ненавидел армию больше, чем кто бы то ни было, и часто бежал от армейской действительности. Для этого ему достаточно было просто закрыть глаза, и тут же он под стук буферов и шипение пара прибывал на девятую платформу Юстонского вокзала, где его ждали благородные красавцы-локомотивы. Вот это настоящие вещи, говорил Синклер. Единственные настоящие вещи, все остальное – мура…

Впрочем, в последнее время Синклер научился мечтать о железной дороге и с открытыми глазами.

Теперь Бригг уже сам принялся играть в сержантову игру. Для начала он сосчитал, сколько человек носят очки. Таковых оказалось двадцать два из ста шестидесяти с небольшим, включая двоих в очках с желтыми стеклами. В очках ходило семеро сержантов и все офицеры за исключением троих. Кроме людей со слабым зрением, несколько человек страдали легкими психическими отклонениями, у некоторых недоставало пальцев на руках или ногах, немало рядовых обзавелись грыжей, глухотой или чем-нибудь подобным, а уж лысых – в том числе двух двадцатидвухлетних парней – Бригг насчитал более чем достаточно. И, разумеется, в гарнизоне хватало героев, которые предпочитали не распространяться о своих хворях.

Одной из достопримечательностей гарнизона были двое слепых на один глаз: начальник гарнизона полковник Уилфрид Бромли Пике-ринг и ефрейтор Хэккет. Для изнывавших от скуки солдат любимым развлечением было наблюдать за тем, как бравый ефрейтор подходит к командиру, отдает честь, и оба на мгновение замирают, мучительно пытаясь сфокусировать на собеседнике здоровый глаз.

Уйдя с солнца в казарму, Бригг сразу почувствовал, как благодатная тень приятной прохладой ложится на плечи и шею. Присев на краешек своей койки, стоявшей возле самых дверей на балкон, он без всякого воодушевления принялся полировать башмаки. Бригг провел ночь в карауле и мог поэтому не ходить на утренний смотр, однако в восемь тридцать он в любом случае обязан был быть в канцелярии. Со своего места Бригг видел, что сержант все еще жарится на балконе, а сержант видел, что рядовой Бригг занят делом.

– Обратите внимание на рядового Лонгли, – не спеша продолжал Дрисколл, смакуя подробности, точно лектор в медицинском училище. – Перед вами уникальный случай физической патологии. Другого такого нет даже здесь, в пенглинском гарнизоне. Это, если можно так выразиться, горбун наоборот. Взгляните – выпятил грудь колесом, словно токующий голубь, отчего его голова постоянно запрокинута назад. А это… О, это действительно нечто! Коронный номер нашего циркового представления!

Бригг поднялся и, с ботинком в руке, снова вышел на солнце. Он сразу понял, что имел в виду сержант. Как раз под балконом, словно пара вальяжных слонов со шкурами защитного цвета, медленно проплывали сержанты Фишер и Орган. – На последнем медицинском осмотре, – доверительным тоном продолжал Дрисколл, – Герби Фишер показал двадцать два стоуна [5], а Фред Óрган – вот так имечко, куда ж от него денешься?! – двадцать восемь. Это совершенно точно, и я нисколько не преувеличиваю, потому что они сами обсуждали это в моем присутствии, точно пара девиц из церковного хора. «Знаешь, Герби, мне кажется, я немного похудел». «Знаю, Фред, и я тоже…» Боже мой, это надо было слышать!

Дрисколл перевел дух.

– Ох уж эти мне разжиревшие неряхи! Казалось бы, ради поддержания чести армии обоих должны были давно комиссовать, но – нет! Напротив, их отправили служить в колонии, чтобы все бонго могли вдоволь посмеяться. На них продолжают тратить ярды и ярды материи, чтобы пошить им специальную форму – правда, без шорт, потому что это действительно было бы уж чересчур; их обеспечивают башмаками восемнадцатого размера и даже койками особой, усиленной конструкции, которые только и могут выдержать такие туши… Господи милосердный, помоги нам! Как только мужчина может довести себя до такого состояния и сохранить к себе хоть каплю уважения? Они и ссорятся-то не как мужики, а как манекенщицы: я сам слышал, как наш Фредюня обозвал Герби «жирнягой». Жирнягой!!!

Бригг развернулся и пошел к своей кровати. Там он сел на матрас и, постелив на колени полотенце, плюнул на мыски ботинок. Дрисколл, который почему-то не казался нелепым в одних носках и берете, продолжал стоять на балконе повернувшись к нему вполоборота.

Глядя на то, как под его руками тускло-черные мыски начинают неохотно блестеть Бригг попытался предположить, что еще скажет сержант. Не успел он поднять головы, как Дрисколл негромко сказал:

– Кроме того, есть еще ты и твоя маленькая компания…

– Мы не просили, чтобы нас посылали сюда, – осторожно ответил Бригг, не поднимая глаз от ботинок.

– Это не ответ! – проскрежетал сержант. – «Мы не просили посылать нас сюда!», – передразнил он. – Те бедняги, что строили для япошек Бирманскую железную дорогу, тоже об этом не просили!…

«Как не просили об этом все те, кого мы оставили под Каном [6]», – подумал Дрисколл, но промолчал, потому что именно под Каном он по чистой случайности подстрелил трех своих солдат.

Вслух он сказал совсем другое.

– Белокожие маменькины сынки, которые ноют, скулят и зачеркивают дни в дембельских календариках – вот вы кто… Бедняга портной из малайской деревни, наверное, с ног сбился, стараясь сшить каждому из вас парадную форму. Не можете дождаться, чтобы вернуться домой, к мамке, а? Не успели попасть сюда, как уже хочется поскорее вернуться?

Бригг решил, что сержант выговорился, но он ошибался.

– Зато когда вы вернетесь домой… О-о, тогда вы станете совсем другими! Субботними вечерами будете наряжаться, как петухи, и хвастать перед девчонками, что побывали в Малайе. «Да, я там был… Чертовски опасное место. Страшная жара, да еще эти засевшие в лесах коммунисты…» Я же заранее знаю каждое ваше слово, вы, маленькие ублюдки!

Сержант начал раздражать Бригга, и он, встав с койки, прошел через дортуар и заперся в уборной. Да, разумеется, сержант прав – именно так оно и будет, подумал он, приняв наиболее подходящее для размышлений положение. Вернувшись домой, все они станут ужасно важничать и задирать нос – стойкие оловянные солдатики далекой войны, до зубов вооруженные небылицами и ложью. Их рассказы ни в чем не уступят рассказам других – тех, чья воинская служба действительно прошла в страхе, в грязи, по соседству со смертью, подстерегающей за каждым кустом и днем, и ночью.

Те солдаты пенглинского гарнизона, чей срок службы, выцарапанный ножом на деревянных столах и вычеркнутый чернилами из календарей, близился к концу, действительно отправлялись к деревенскому портному и заказывали парадную форму подходящего размера, чтобы надеть ее в день возвращения домой. Это и в самом деле была великолепная форма: новенькая, оливково-зеленого цвета, с затейливой кокардой на берете, с яркими внушительными шевронами и словом «Малайя», вышитым на плече желтыми буквами. Облачившись в этот сказочный наряд, хрупкие, бледные, рахитичные, не нюхавшие пороха солдаты бесперспективного гарнизона как по волшебству превращались в сильных, мужественных, притягивающих все взгляды героев. Правда, превращение это происходило лишь тогда, когда отважные воины оказывались в безопасности на земле Альбиона.

Новая форма стоила сорок малайских долларов, и носить ее можно было только во время двухнедельного отпуска, полагавшегося по истечению срока контрактной службы, но слава покорителя колоний, безусловно, стоила дороже.

Дрисколл слышал, как Бригг потянул за цепочку спуск унитаза и, повернувшись к балконной двери, стал ждать, пока тот появится на балконе. Но Бригг мешкал, и в конце концов сержант снова облокотился на перила, погрузившись в созерцание парада.

Бригг вернулся в казарму и, добравшись до своей койки, принялся одеваться. Сначала он надел носки и башмаки, затем натянул хлопчатые подштанники. Заметив свое отражение в высоком зеркале в дальнем конце дортуара, он в который уже раз убедился, что выглядит бледным, чрезмерно высоким и смешным.

Бригг еще никогда не занимался любовью и ужасно боялся, что может погибнуть, так и не узнав, что это такое. А для него это было важно – намного важнее, чем все остальное, ради чего стоило жить. Бриггу не хотелось умирать, ни разу не попробовав себя с женщиной. Не испытать восторгов сладострастья было бы для него самой настоящей трагедией – гораздо более страшной, чем, например, не знать своей матери.

Дожив до девятнадцати лет, Бригг все еще не представлял – и, как ни старался, не мог представить, – на что это может быть похоже. Он не знал даже, когда этим надо заниматься, легко это или трудно, волшебно или страшно, прекрасно или утомительно. Бывает ли так, что секс приедается, как со временем приедается большинство других занятий, или же близость с женщиной каждый раз дарит новые, неизведанные ранее ощущения? Бывает ли больно в самый первый раз? Быстро или медленно это случается? Что такое страстная любовь и что с ней потом делать?

Некогда Бриггу представлялось, будто эти мысли одолевают только его одного. Ему казалось невероятным и несправедливым, что человек может желать чего-то такого, о чем он не имеет ни малейшего понятия – желать даже больше, чем обычного человеческого счастья. Со временем он, однако, понял, что то же самое испытывают и все его товарищи.

Иногда вечерами, чаще всего во вторник или в среду, когда ни у кого не было денег, чтобы выбраться в город или хотя бы в деревню, Таскер и Лонтри вытягивались на койках и, мечтая о самых разных непристойных вещах, соревновались, кто первым достигнет максимальной эрекции. Этому занятию они предавались с одержимостью маньяков, – иногда лежа под простынями, иногда поверх них, – и созерцали свои достижения с академическим интересом, к которому примешивалась некая гордость, бывшая несколько сродни гордости селекционеров.

– Вот эта голубая вена как будто становится толще, – озабоченно возвещал Таскер. – Пожалуй, мне следовало бы обратиться в медпункт.

– За чем же дело стало? – дружелюбно отзывался Лонтри. – Ты уже показал свою вену всем, кому мог, отчего бы не продемонстрировать ее еще и врачу?

– Неправда, – возразил как-то Таскер. – Ни одна женщина еще не видела этой штуки за исключением моей мамочки. Интересно, пригодится ли она мне вообще?

После этого Таскер повернулся к Лонтри и посмотрел на него серьезным, чуточку печальным взглядом.

– Меня ведь могут убить раньше. Может жe так случиться, правда?…

Бригг, сидевший на койке и писавший письмо Джоан, своей девушке, поднял голову. Лицо Лонтри озабоченно вытянулось, очевидно он разделял озабоченность друга. Некоторое время оба лежали молча; их простыни продолжали вздыматься как палатки арктического лагеря.

– Действительно, – сказал наконец Лонтри. – Могут. Убить, я имею в виду… В войсках парни гибнут постоянно. Конечно, это происходит не здесь, а на материке, однако расстояние не так уж велико. Только на этой неделе пришли документы еще на трех погибших. Я видел их бумаги – личные номера у всех троих начинались с 2234… А ведь они были моложе нас, точнее – позже призвались. Меня очень это беспокоит.

В действительности же, единственной потерей, которую понес пенглинский гарнизон за все время своего существования, был капрал-повар, который однажды лунной ночью отправился в пьяном виде прогуляться по дороге и попал под грузовик. Тело похоронили на следующий день со всеми воинскими почестями. Таким образом, шансы Бригга, Лонтри и остальных на геройскую смерть были более чем призрачными. Как, впрочем, и шансы Бригга покончить со своей «девственностью» и попробовать, что же такое настоящая половая жизнь. Был, правда, один способ, и Бригг его хорошо знал, однако ему не хотелось начинать с платных услуг. Во-первых, он считал, что финансовые вопросы могут испортить все удовольствие от первого раза. Кроме того, Бригг опасался, что посещение известных мест может войти в привычку, а это было не только достаточно дорого, но и негигиенично.

В Пенглине было, конечно, небольшое общежитие Женской вспомогательной службы сухопутных войск, однако девицы там как назло подобрались такие, словно каждая из них с десяток лет назад стала победительницей конкурса-красоты-наоборот. Они были самыми уродливыми женщинами в мире; этого факта не могло отменить даже полное безрыбье и отсутствие светлых перспектив. Над некоторыми из дам, к тому же, словно тяготело проклятье: один любвеобильный ефрейтор, служивший стюардом, был застигнут со своей пассией на столе в офицерской столовой и до сих пор отбывал трехмесячный срок на сингапурской гауптвахте. А всего через несколько ночей после этого прискорбного случая безобидный механик из оружейной мастерской, собравшийся потискать предмет своей страсти в придорожной канаве, густо заросшей слоновьей травой, был невзначай орошен проходившим по шоссе солдатом Гусарского бронеполка, который остановился помочиться.

В силу этих причин Бригг никогда не рассматривал девиц из ЖВС всерьез. Гражданские служащие – малайки и китаянки – в большинстве своем выглядели достаточно привлекательно и женственно, однако даже разговаривать с ними было, порой, не легко. Жены офицеров – серолицые и робкие или розовощекие и цветущие – могли, теоретически, решить проблему, однако о том, чтобы подступиться к ним, было страшно даже подумать. Что касалось сержантских жен, то они самим Господом не были предназначены для любви, хотя сами они, возможно, считали иначе.

И была еще Филиппа – двадцатилетняя дочь полкового старшины Раскина. О ней Бригг даже не осмеливался мечтать, ибо всякий раз, когда он задумывался о Филиппе, его начинали преследовать по ночам стыдные, жаркие сны, и ему приходилось выходить на балкон, чтобы выпустить пар и немного остыть: Иногда на это требовался час или больше.

2

Когда во время войны в Пенглине стояли японцы, они вывели на поле для крикета нескольких пленных австралийцев и убили их, а тела закопали тут же в неглубокой, широкой яме. Месяца через три после того как Бригг попал в пенглинский гарнизон, могилу случайно обнаружили солдаты, копавшие вокруг спортивной площадки новую дренажную канаву.

Сначала они выкопали из земли две малокалиберные японские пушки, и начальник гарнизона полковник Пикеринг радостно заморгал здоровым глазом, ибо это было первое трофейное оружие, добытое подразделением под его командой. Полковник тут же приказал очистить пушки от красной глины, которой они были облеплены, и с тех пор каждый, кто попадал в наряд за какой-нибудь проступок, обязан был целый час полировать и драить трофеи.

Когда пушки засверкали так, что на них больно было смотреть, их торжественно отволокли к караульному помещению и выставили на всеобщее обозрение. А буквально на следующий день команда землекопов, преодолев еше несколько ярдов траншеи, наткнулась на могилу.

Стоял жаркий полдень среды. За три предыдущих дня не выпало ни капли дождя, и под жгучими лучами солнца земля высохла и растрескалась. Сразу после обеда Бригг, Тас-кер и Сэнди Джекобс отправились в бассейн, где почти никого не было, хотя среда всегда была коротким днем. По случайному стечению обстоятельств почти весь личный состав предпочел валяться на простынях в казарме и обливаться потом.

У бортика бассейна – в его самой неглубокой части – сбились в кружок девицы из Женской вспомогательной службы. Джордж Фенвик тоже был здесь; он старательно работал над собой, погружая в воду свои многострадальные уши. Пэтси Фостер и Сидни Вильерс с громкими криками плескались в детском «лягушатнике».

Тем временем гроза, с утра собиравшаяся над Джохорским проливом, наконец-то сдвинулась с места и пошла прямо на остров. Низкие тучи повисли над взъерошенными макушками пальм, а на севере, над самым горизонтом, резали закипавшее тьмой небо извилистые желтые молнии.

Бригг и компания возвращались из бассейна напрямик через священное крикетное поле, потому что так было быстрее. Меряя газон длинными нервными прыжками, они вдруг заметили сержанта Любезноу, который махал им рукой с дальнего края поля. За спиной сержанта сгрудились штрафники с кирками и лопатами в руках.

– Какого черта ему надо? – спросил Джекобс и приостановился, озабоченно разглядывая небо, цветом напоминающее двухдневный синяк. – Мы сейчас все промокнем!

Но Любезноу определенно хотел их видеть. Троица повернулась и потрусила к сержанту по жесткой, коротко подстриженной траве, которая, тем не менее, пригибалась под сильным порывистым ветром – предвестником грозы. Бригг и Таскер по привычке обогнули площадку перед «калиткой», а Джекобс, который был шотландским евреем и не играл в крикет, промчался прямо по ней.

Сержант размахивал руками словно разъяренный орангутанг. Лицо у него было сердитым, лысая голова казалась лимонно-желтой. Щеки сержанта тряслись, а выпученные глаза стали размером с куриное яйцо. Солдаты из землекопной команды стояли рядом с вырытой ямой, опираясь на свои заступы; трое смотрели под ноги, а четвертый пристально разглядывал бассейн, словно никогда не видел ничего подобного.

С неба пролились первые капли дождя. Это были редкие, тяжелые, как пули, капли, которые мягко ударяли по головам и по траве. Когда Бригг, Таскер и Джекобс добежали наконец до Любезноу, по гневному лицу сержанта уже стекала вода. Они давно догадались – сержант желает, чтобы они заглянули в траншею. Они и заглянули.

В неглубокой яме лежали старые тела. Австралийцы. Это могло показаться дурной шуткой, но нет – это происходило на самом деле. Среди костей нашли полусгнившую широкополую шляпу, по которой, собственно, солдаты и догадались, кто перед ними. Все остальное превратилось в голые скелеты, к которым пристали кое-где клочки ткани. Черепа аккуратной кучкой, словно кокосовые орехи, лежали отдельно от тел.

Дождь лупил уже во всю мочь. Потоки воды низвергались с небес на головы солдат, на их шей, на траву, на кучи свежевыкопанной земли, омывали кости в яме, выбивали частую дробь по черепам, которые на глазах становились удивительно белыми.

– Смотрите! – выкрикнул вдруг Любезноу таким голосом, словно это Бригг сотоварищи расправился с австралийцами. Дождь барабанил по лысой голове сержанта, как по черепу, и мелкие брызги летели во все стороны. – Смотрите, вы, вшивые ублюдки! Смотрите, как это было!!!

Но стоило Бриггу увидеть останки, как он тотчас же отвернулся и стал смотреть на одинокое деревце с круглой кроной, росшее на дальнем краю спортивной площадки. Из листвы выпорхнуло несколько птиц, которых спугнул усиливающийся ливень.

Потом Бригг заставил себя вспомнить, как в Англии парень с соседней улицы выпускал по уграм своих голубей, и как они кругами поднимались в небо, сверкая серебристыми крыльями и телами, словно геральдические лилии на щите. Любезноу был настоящим дерьмом. Молодые солдаты слышали от него только о войне, о войне и еще раз о войне. Больше всего сержант любил рассказывать о том, как японцы повесили его за волосы (сейчас это было бы не так-то просто), и при этом приговаривал, что они-то в те времена еще пили рыбий жир и апельсиновый сок и вообще пешком под стол ходили.

Любезноу явно затаил на молодых солдат злобу за то, что их не было здесь несколько лет назад, чтобы разделить с ним его войну. Заступая на дежурство, сержант собирал новобранцев у своих ног, как Христос учеников, и, скрежеща зубами, принимался заново переживать сражения, в которых ему довелось участвовать. По его словам выходило, что он чуть ли не в одиночку выкуривал «проклятых япошек» из сингапурских джунглей, пока они не схватили его и не бросили в концентрационный лагерь в Чанги, где Любезноу чуть не ежедневно прощался с жизнью. Даже теперь он не в силах был позабыть, что с ним случилось, как не в силах был в одиночку справиться со своими воспоминаниями и простить новобранцам, что они в то время пили апельсиновый сок.

Вот и теперь Любезноу начал свою шумную проповедь прямо на поле для крикета, а они стояли перед ним мокрые и, борясь с подступающей тошнотой, смотрели, как в луже скопившейся на дне ямы воды медленно плывет по кругу грязная широкополая шляпа.

– Ну, каково вам теперь? – вопрошал Любезноу. – Каково, а?! Теперь-то вы видели, как это было? И стоять смирно, когда я говорю! – неожиданно тонким голосом прокричал он. – Вы-то небось думали, что здесь курорт?! Что мы нашли себе тепленькое местечко и зашибаем деньгу?! А эти парни все время лежали здесь, под землей, с отрубленными головами… Это вы должны были лежать в этой грязной яме, вы…!

Сержант замолчал и закашлялся, словно поперхнувшись собственным криком, а может ему в горло попала дождевая вода. Ливень стал таким плотным, что за его серой пеленой Любезноу было едва видно.

– Проваливайте, – прохрипел он наконец. – Убирайтесь отсюда. Бегите, посчитайте сколько вам осталось до дембеля. Марш! Идите к черту, я сказал!…

Они молча повиновались.

Парень, любивший гонять голубей, держал их в голубятне через несколько дворов от домика миссис Перн в лондонском предместье Уилсдене. Бригг, который снимал у миссис Перн комнатку в мансарде под самой крышей, мог наблюдать за ними прямо из окна. Ему нравилось смотреть, как эти белые птицы вырываются на свободу и взмывают над крышами домов и фабричными трубами, возносимые на головокружительную высоту потоками раскаленного воздуха от охладителей электростанции.

Летом, особенно по утрам, когда воздух бывал еще чист и прозрачен, голубиные эскадрильи поднимались ввысь ровным парадным строем, крылом к крылу, прикасались клювами к хрустально-звенящему бледно-голубому небу, а потом круто пикировали вниз или опускались широкими уверенными кругами. Но и когда утреннее небо бывало ненастным и темным, они взмывали к нему так же стремительно и бесстрашно, сверкая на фоне серых туч белым как бумага оперением.

Бригг снимал комнату у миссис Перн в течение двух лет. Вставать ему приходилось в тот же час, когда хозяин выпускал голубей на свободу, и он видел их почти каждый день. Дом миссис Перн был трехэтажным и довольно пыльным, к тому же в нем было полным-полно лестниц и запертых посудных шкафов. Соседнюю с Бриггом комнату занимал старый одинокий Мик, который по ночам громко пел об ирландском приморском городке со странным названием Слито и швырял пустые бутылки на чердак через потолочный люк, по странной прихоти архитектора расположенный прямо над его кроватью. Одно время Бригг даже пытался считать раздающиеся в ночи гулкие удары и твердо знал, что на чердаке, среди темноты и клочьев старой паутины, покоится по меньшей мере сто семьдесят одна пустая бутылка.

С Джоан Бригг был знаком всего лишь осень, зиму и начало весны. Иногда он жалел, что они так и не провели вместе ни одного лета, чтобы можно было поваляться на травке под кустом. Зато по воскресеньям они часто садились в автобус и отправлялись к подножьям Чилтерн Хиллс, чтобы провести вместе половину выходного.

Как-то в конце февраля они поднялись по склону одного из холмов и прошли по гребню к старой изгороди, у которой был такой вид, словно она умерла, не выдержав зимней стужи. Верхняя перекладина была отломана, средняя тоже едва держалась, но нижняя уцелела, и они сели на нее, держась за руки и разглядывая светлые холмистые дали.

Пейзаж немного подкачал, но в нем была своя прелесть. Кое-где дымили приземистые газовые заводы, но между холмами – словно сабля, бережно уложенная в футляр равнины – текла медленная река. Возвышенности были утыканы уродливыми новенькими домами, но могучие старые деревья не давали им сбиться в кучу и терпеливо дожидались весны, которая дает им густую листву и поможет укрыть дома от человеческого глаза. Бригг видел неряшливые строительные площадки и безмятежные поля, фабричные трубы и пасущихся пестрых коров, современную автобусную станцию и прямой шпиль старенькой церкви. В этой картине не было ярких красок; все смазывала серая туманная дымка, становившаяся темнее по мере того, как клонился к закату короткий февральский день, а они все сидели и смотрели на поезда, которые шли на Эмершем.

Джоан была одета в мешковатое красное пальто; теперь она подняла его большой воротник, закрывавший шею и длинные волосы. Лицо Джоан было бледным от городского смога, пара и выбросов теплостанции. Заводской дым въелся ей в кожу и окружил серыми тенями глаза, которые и без того казались слишком глубоко посаженными из-за выступающих полных скул, зато волосы были красивыми, длинными и густыми, а фигура, сочетавшая в себе изящество и силу, производила достаточно приятное впечатление.

В целом Джоан была славной девчонкой, и к тому же – достаточно красивой. Бригг как-то подумал, что она похожа на боярышник, выросший на сортировочной станции.

Он поцеловал Джоан, но она не ответила на поцелуй.

– Когда ты должен уехать? – спросила она.

– Я был сегодня на бирже труда, – ответил Бригг, не глядя на нее. – И попросил немного ускорить дело, если возможно.

– Ускорить? – переспросила Джоан и пристально посмотрела на него. – Зачем?

– Я подумал, что чем раньше это начнется, тем скорее закончится, – виновато объяснил Бригг. – Надоело болтаться между небом и землей. Чем скорее армия меня получит, тем скорее я от нее отделаюсь…

– И всего-то? – удивилась Джоан.

– Конечно, – заверил ее Бригг. – Кроме того, я по горло сыт своей теперешней работой. После армии я не вернусь на прежнее место, это точно.

Показался еще один поезд. Освещенные окна медленно двигались по темнеющей равнине, словно в тумане ползло жемчужное ожерелье. На этот раз поезд шел в Уэмбли.

– Может быть, тебя пошлют не очень далеко, – заметила Джоан. – И всего лишь на восемнадцать месяцев. Большинство солдат приезжают домой каждый уик-энд. Помнишь, я рассказывала про Кении Джонса? Он служит в Олдершоте, в какой-то маленькой конторе, и проводит дома больше времени, чем на службе…

«Я не хочу в Оддершот, – подумал Бригг. – И нигде в этой стране я служить не хочу. Я хочу в Германию, в Египет, в Гонконг – куда угодно, лишь бы там можно было приятно провести время, и лишь бы там были женщины!»

Он поднялся с перекладины и взял Джоан за руку. Вместе они спустились к шоссе, где находилась автобусная остановка. Уже совсем стемнело, и на остановке никого не было. И до тех пор пока не подошел автобус, они стояли там вдвоем и целовались.

Бригг уверял себя, что они любят друг друга и что в один прекрасный день, когда он станет старше и попробует себя с женщинами, они обязательно поженятся.

Дочь полкового старшины Раскина Филиппа походила одновременно и на замкнутую, необщительную пациентку психиатрической лечебницы, и на молодую привлекательную сумасбродку, являя собой редкостное в своей полноте собрание комплексов, парадоксов и мучительных сомнений – фейерверк психологических задач, которые взрывались и горели с шипением и искрами исключительно внутри нее. Таково, во всяком случае, было ее собственное компетентное заключение – тщательно продуманное, выверенное и подкрепленное непоколебимой уверенностью в том, что сама она ни за что не сможет справиться со своей запущенной болезнью.

Каждый день Филиппа до трех часов трудилась в гарнизонном детском саду, потому что отец сказал: либо детский сад, либо работа в канцелярии. Старшина Раскин был не склонен позволять дочери по целым дням рассиживаться перед зеркалом.

Она, правда, могла вернуться в Англию и жить с дядей Грегори, однако для своих пятидесяти с небольшим старик был чересчур шаловлив, да и пальцы у него были как большие красные сосиски. Однажды, когда Филиппе было только тринадцать, он запустил эти пальцы ей под юбку и ущипнул за голую ляжку над школьными чулочками. Филиппа не растерялась и метко плюнула дяде в глаз. Дядя Грегори не успел отвернуться, и плевок угодил в самое яблочко.

Выбирая себе занятие, Филиппа все же предпочла детей солдатам, хотя не любила ни тех, ни других. То, что даже пятилетние карапузы норовили схватить ее своими ручонками, явно получая от этого удовольствие, ничуть не удивляло Филиппу, хотя порой из-за этого она теряла свое шаткое душевное равновесие.

После того как в три часа пополудни Филиппа заканчивала работу, ей приходилось преодолевать небольшой участок дороги, отделявший детский садик с его лошадками и качелями от офицерского городка, где в долгих беседах с золотыми рыбками коротала дни ее мать. Но и этот короткий переход под палящим солнцем отнимал у нее немало сил и выматывал больше, чем целый рабочий день.

В тот день Филиппе казалось, что она бредет по болоту, да еще в гору. Ее полотняное платье насквозь промокло от пота и противно липло к телу, а вдоль позвоночника сбегали щекочущие струйки. Белые домики офицерского городка, в котором жили и семьи старшего сержантского состава, расположились вокруг вершины невысокого холма, как лента на шляпе. Коттеджик старшины Раскина стоял в самой середине. Едва подойдя к дому, Филиппа почувствовала, как обволакивает ее прохладная тень козырька над крыльцом, и невольно задышала свободнее.

Стоило ей, однако, вставить ключ и чуть-чуть приоткрыть дверь, как до нее донеслось приторно-сладкое воркование матери, с головой ушедшей в беседу с золотыми рыбками, жившими в гостиной в аквариуме. Филиппа часто радовалась тому, что рыбки не могут никуда убежать, потому что только они, пожалуй, были способны выдержать пустопорожнее однообразие речей миссис Раскин. Каждое предложение мать Филиппы повторяла по несколько раз с незначительными изменениями в тоне, ударениях и в содержании. Общаться с ней было все равно что беседовать с аукционистом. Но отец строго приказал Филиппе разговаривать с матерью, а отца Филиппа боялась. Впрочем, его распоряжения она выполняла, только когда он не был на службе.

Прежде чем мать заметила ее появление, Филиппа бесшумно взбежала на верхние ступеньки ведущей в спальню лестницы, и необходимость отвечать на одни и те же вопросы отпала сама собой.

В спальне Филиппа так ловко сбросила с ног туфли, что они попали точно на вторую снизу полку посудного шкафчика. Это упражнение она проделывала каждый раз, когда возвращалась с работы домой. Затем она разделась и швырнула мокрое платье в угол. Усевшись перед низким туалетным столиком, Филиппа принялась исследовать в зеркале свои накладные ресницы. В здешнем климате они были сущим наказанием – на них собирались пыль и грязь, и Бог знает что еще.

Отклеив черные липкие ресницы, Филиппа небрежно расчесала волосы и, гримасничая, изобразила лицо своей матушки в первую брачную ночь, каким она себе его представляла. Этот небольшой дивертисмент всякий раз доставлял ей удовольствие вне зависимости от того, как часто Филиппа его повторяла. Покончив с представлением, она встала с табуретки и бросилась на кровать.

За окном застыло густо-голубое небо. Напротив окна, словно выписанная тушью на голубом шелке, росла высокая пальма; сейчас ее длинные и узкие листья висели совершенно неподвижно, напоминая высунутые от жары зеленые языки. Однажды после полудня, когда Филиппа точно также валялась нагишом на прохладном покрывале, она случайно бросила взгляд за окно и увидела на вершине пальмы мальчишку-малайца, приходившего убираться в доме. Мальчишка таращился на нее во все глаза, а то, что он сжимал в руке, было совсем не похоже на кокосовые орехи.

Филиппа скатилась с кровати, словно бревно. Мальчишка, очевидно, понял, что он обнаружен, так как Филиппа, горько рыдавшая на полу, все же расслышала, как он в панике ссыпался по шершавому стволу вниз.

После этого случая на протяжении примерно недели Филиппа каждый день открывала занавески и ложилась на кровать обнаженной, подставляя тело лучам любопытного солнца. Рядом с ней на покрывале лежал служебный револьвер отца, заряженный и со взведенным курком. Филиппа твердо решила, что если мальчишке снова вздумается подглядывать, она отстрелит ему то, за что он с таким упоением держался в первый раз, но маленький негодяй так и не решился повторить свой опыт. Очевидно он обратил внимание на отсутствие револьвера, обычно лежавшего в серванте на самом виду. Старшина Раскин не заметил и этого.

Сегодня Филиппа намеревалась принять душ сразу по возвращении домой, но вдруг почувствовала себя слишком измотанной даже для того, чтобы на несколько минут оторваться от кремово-белого шелкового покрывала. Еe сил хватило лишь на то, чтобы затолкать под голову вторую подушку – так было удобнее разглядывать собственное тело.

Это было захватывающе интересно. Филиппа словно смотрела на какую-то далекую страну, существовавшую совершенно отдельно от нее. На переднем плане высились два крутобоких холма, каждый из которых был увенчан темным островерхим храмиком. В просвет между холмами виднелась широкая долина, которая завершалась укромной ложбинкой, поросшей густым, дремучим лесом.

Жара была такой, что маслянистая испарина выступила на всем теле Филиппы. Влажная кожа, покрытая прекрасным ровным загаром, матово блестела, а округлые выпуклости бедер выглядели так, словно их чуть тронули светлым желтым лаком.

При всей своей склонности к задумчивой созерцательности, мать Филиппы все-таки по-своему любила дочь. Заботясь о ней, она поставила в изголовье кровати вазу с ярко-алыми цветами. Цветы были свежие; Филиппа поняла это по тому, что на лепестках дрожали капельки воды, а она помнила, что около часа пополудни прошел небольшой дождь.

Филиппа протянула руку к одному из цветков и стряхнула дождевые капли себе на грудь. Вода собралась на коже в приплюснутые шарики, напомнившие ей группу толстяков, терпеливо сидящих на земле в ожидании какого-то события. Две самые большие капли, – решила Филиппа, – будут папой и мамой, а три капельки поменьше – детками.

Она позволила им немного посидеть на одном месте, потом глубоко вдохнула. Грудь ее поднялась, живот опустился, и пять водяных капелек, одна за другой, покатились под уклон. Две больших капли и одна поменьше юркнули в пупочную впадину и там затаились, но двое «деток» второпях промчались мимо цели и, в панике скатившись по животу вниз, затерялись между плотно сжатых бедер.

Филиппа машинально отметила, что для начинающих попытка была совсем не плохой. Потом она решила пойти немного поплавать в бассейне.

Никто не осмелился бы спросить у сержанта Дрисколла, как он оказался в Пенглине – в Богом забытом гарнизоне, в одной компании с хромыми и ленивыми, толстыми и больными, с дистрофиками и симулянтами – и почему единственным, что напоминало сержанту о прежнем месте службы, была эмалированная кружка с эмблемой его образцового полка. А причина заключалась в том, что Дрисколл не мог зажмурить левый глаз. Правый закрывался как положено: его верхнее веко, как хорошо смазанный механизм, точно и плотно опускалось на нижнее. Два глаза одновременно тоже закрывались и открывались без какого бы то ни было насилия, в полном соответствии с начертанным природой планом. Но за всю свою жизнь, какие бы физические усилия он ни прилагал, на какие бы хитрости ни пускался, Дрисколлу так и не удалось закрыть левый глаз отдельно от правого.

Иногда он часами лежал на койке и в молчаливой, но яростной борьбе с собой тщился закрыть свой дурацкий левый глаз. Иногда Дрисколл пытался сделать это при помощи одной лишь силы воли, которой у него было хоть отбавляй, иногда – с помощью самогипноза и даже грубой силы, но результат всегда был одинаковым: проклятое веко не желало повиноваться, и глаз глядел на мир с самым победоносным видом, словно смеясь над всеми его ухищрениями.

Дрисколл был правшой. Для того, чтобы правильно прицеливаться и точно поражать цель из автомата или винтовки, ему необходимо было зажмурить левый глаз, а правым смотреть сквозь прицел на мушку ружья.

Свой удивительный недостаток Дрисколл обнаружил довольно рано, в самом начале профессиональной службы. Он попал в отличный полк, в котором ему отчаянно хотелось остаться, поэтому свое невезение Дрисколл воспринимал особенно остро. Никому ничего не сказав, он перебросил винтовку, из которой стрелял на стрельбище, к левому плечу. С тех пор, на протяжений нескольких лет, на стрельбах и в бою, Дрисколл стрелял с левой руки, зажмуривая правый глаз и прицеливаясь левым.

А потом все открылось. Начальник штаба полка, действовавшего в то время против партизан на севере Малайи, заметил сержанта-правшу, который почему-то стрелял с левой руки. Начштаб недолюбливал Дрисколла, а Дрисколл терпеть не мог начштаба, но тот был майором. Дрисколлу устроили специальный экзамен, с треском его провалили, и уже через неделю он ехал в Сингапур с предписанием об откомандировании из боевых частей в пенглинский гарнизон.

– Почему они так поступили со мной? – бормотал сержант, лежа на койке и сражаясь с непослушным глазом. – Грязные вонючки! Проклятые, грязные вонючки! Раз я не могу закрыть глаз, так что же, меня можно выкинуть на помойку?…

В приступе отчаяния Дрисколл пробовал закрывать оба глаза, а потом осторожно открывал правый, но ничего не получалось. Этот трюк он использовал не раз и не два, но результат всегда оказывался одним и тем же. Он даже пытался открывать глаза по одному, когда просыпался, но и это не срабатывало.

Впрочем, никогда, за исключением одного-единственного раза, это не играло для него никакой роли. Дрисколл прекрасно стрелял с левой руки и из триста третьего «бура», и из пулемета Брена. Он владел оружием почти безупречно. Почти… Да и в том, что случилось под Каном тем ранним утром, не было его вины…

Дрисколл бил короткими очередями по стоявшему на отшибе хутору, в котором засели немцы, когда пулемет в его руках неожиданно дернулся в сторону. Возможно, это произошло потому, что несколько минометных снарядов легли слишком близко к тому месту, где залег Дрисколл. Как бы там ни было, оружие вдруг рванулось у него из рук, и, прежде чем сержант опомнился, трое из его взвода уже лежали мертвыми у серой стены.

Дрисколл выскочил из укрытия и бросился к ним, всхлипывая и крича на ходу:

– Вставайте! Пожалуйста, вставайте! Это же не боши, это я!…

Но потом он в ужасе бежал от того места, бежал от того, что натворил, а через считанные секунды минометы стерли в порошок и стену, и трупы.

За этим случаем не последовало никаких разбирательств, не было ни следствия, ни подозрений, и Дрисколл часто пытался утешить себя тем, что ребята все равно погибли бы от осколков, а он лишь укоротил их жизни на три десятка секунд.

Когда неудачи с глазом выводили его из себя, мысли Дрисколла обращались еще к одной вещи, которая не давала ему наслаждаться жизнью – к сержанту Любезноу. Бывало, впрочем, и наоборот: мысль о нем заставляла Дрисколла мучиться и переживать по поводу своего физического недостатка особенно сильно.

Каждый раз, давая передышку своему утомленному веку, Дрисколл мысленно сосредотачивался на сержантских шевронах, белевших на рукаве его кителя. Он очень ясно представлял себе, как эти шевроны, принесенные на алтарь справедливости, исчезают с его плеча. Сержант знал, что именно такова будет плата за удовольствие сделать из Любезноу отбивную, и все же мысли об этом буквально завораживали Дрисколла, принося самое настоящее наслаждение – особенно когда он воображал, как хорошая трепка прерывает Любезноу на середине его любимой байки о том, как японцы повесили его за волосы. Сам Дрисколл вовсе не удивлялся такому поступку япошек. Непонятно ему было другое: как они столько времени терпели Любезноу и не расправились с ним в первый же день плена.

Увы, Дрисколл должен был оставаться сержантом хотя бы из-за денег, поэтому ему приходилось брать свой гнев под мышку и шагать с ним к бассейну, чтобы утопить в прохладной хлорированной воде. Так было и на этот раз; сражаясь со своим веком, и – мысленно – с ненавистным Любезноу, Дрисколл уступил наконец физической и моральной усталости и отправился в бассейн.

Он был уже в воде и плавал от бортика к бортику, словно ополоумевший тюлень, когда из женской раздевалки появилась Филиппа Раскин. Она погрузилась в бассейн в самом мелком месте и с необычным для себя интересом стала наблюдать, как сержант яростно молотит кулаками воду, не переставая при этом бранится. Впрочем, большинство самых страшных его ругательств всплывали на поверхность безвредными пузырями.

Дрисколл же и вовсе не замечал девушку. Случайно глотнув воды, в которой было намешано полным-полно всяческих химикалий, он выбрался на бортик и, смешно покачиваясь, принялся прыгать на одной ноге и отряхиваться. В конце концов он направился в раздевалку, пройдя в каком-нибудь полушаге от торчавшей из бассейна головы девушки. Он по-прежнему ее не видел.

– Почему я не могу закрыть левый глаз? Что за чушь?!… – донеслось до слуха Филиппы его ворчливое бормотание.

3

Свой глаз полковник Уилфрид Бромли Пикеринг потерял в июле 1944 года в жестоком бою в Нормандии. Но вражеская пуля была совершенно ни при чем. Во всем оказалась виновата обычная пчела.

День выдался жаркий. Поле битвы раскинулось от горизонта до горизонта, а вспышки разрывов сверкали ярче, чем солнце на небе. Убитые лежали в траве и как будто мирно спали. Потом наступил вечер, и великолепный закат, залив небо алым, затмил своей мрачной красотой кровопролитие внизу.

Весь день майор Пикеринг (тогда он был майором), не щадя себя, сражался плечом к плечу со своими солдатами. Бой начал затихать лишь ближе к вечеру, словно участники представления устали и ушли домой. Ощущение покоя было, однако, обманчивым. Укрывшись в полуразрушенном свинарнике, майор хорошо понимал это, наблюдая в бинокль за маневрами противотанкового взвода немецкой пехоты на фланге и за передвижениями собственных людей.

После солнечного дня и жаркого боя воздух еще не остыл; он дрожал над равниной, как желе, полное мельчайшей пыли, которая никак не хотела оседать. Чувствуя, как скрипит на зубах песок, майор положил бинокль на бруствер и предался праздным мечтам о тех маленьких чудесах, о которых ему приходилось читать в газетах – например, о том как британцы обменивали пленных наци на превосходное немецкое пиво.

Затем внимание майора переключилось на сорняк, торчавший из земли в нескольких дюймах от его благородного носа. Листья растения были покрыты толстым слоем пыли, но мясистый стебель каким-то чудом не пострадал, а на верхушке распустился красивый желтый цветок. Майор смотрел на цветок почти с нежностью и удивлялся, как тот уцелел, в то время как сам он едва остался жив после сегодняшней мясорубки. В груди Пикеринга даже шевельнулось отечески-покровительственное чувство, какое можно испытывать к больному щенку или одноногому кузнечику.

Чуть дыша от волнения, Уилфрид Бромли Пикеринг осторожно вытянул вперед палец и стряхнул пыль с нижнего желтого лепестка. Именно в этот момент британские двадцатипятифунтовые пушки, стоявшие на позициях в отдаленном перелеске, дали залп, и майор, вздрогнув, поспешно прикрыл цветок ладонями, негромко проклиная сквозь зубы и артиллерию, и артиллеристов.

Когда земля перестала трястись, он снова вытянул мизинец и продолжил очищать лепестки от пыли.

Пчела – еще одно удивленное и удивительное существо, сумевшее пережить этот страшный день – заметила одинокий желтый цветок еще раньше майора. Старательно прядая крылышками, она как раз трудилась в самой середине его желтой чашечки в надежде на поживу, когда в непосредственной близости от ее владений появился палец добряка-майора. Очевидно пчела решила, что на сегодня с нее хватит беспокойства, причиненного неуклюжими и шумными людьми. Сердито загудев, она выкарабкалась наружу, спикировала и ужалила майора прямо в глаз.

Увы, последствия этой свирепой атаки оказались для Бромли Пикеринга самыми печальными. Он потерял на раненом глазу пятьдесят процентов зрения и мог теперь поставить крест на своей карьере военного, которая некогда представлялась весьма и весьма многообещающей. Майор Пикеринг был блестящим кадетом; восхождение по служебной лестнице тоже давалось ему легко. Уверенность, что он достигнет генеральского звания еще в молодом возрасте, никогда не оставляла его, а мечты о славе до такой степени вскружили ему голову, что уже в возрасте двадцати пяти лет он обдумал и заучил слова, которые произнесет на своем смертном одре. Пчела перечеркнула все его планы.

Война для майора закончилась в тот же день. Когда она закончилась и для всех остальных, Уилфрид Бромли Пикеринг, которому лишь чудом удалось остаться на военной службе, уже опускался на дно армейской жизни, словно напитавшееся водой бревно, неотвратимо тонущее в иле посреди старого пруда.

Да, он дважды получал повышения, но очередные звания приходили точно в срок, как акушерка перед родами – не раньше и не позже. К счастью, некогда владевшее им честолюбие тоже как будто ослепло: оно давало о себе знать все реже и реже и, наконец, умерло – умерло настолько незаметно, что почти никто не обратил на это внимания.

В Англии, в окрестностях Бэйсингстока, у полковника Пикеринга был чудесный дом на холме. В саду перед домом росли стройные молодые деревца, и он любил воображать, будто они осторожно заглядывают в окна спальни, когда там спят его внуки. Супруга полковника утверждала, что от переездов у нее начинается мигрень, поэтому она каждый раз провожала мужа служить на заморских территориях так, словно речь шла не о трехлетней разлуке, а о послеобеденной партии в гольф. Она и встречала его так же спокойно, без лишних эмоций, словно они не виделись не несколько весен и зим, а всего лишь несколько часов.

В Пенглин полковник прибыл, надежно похоронив в братской могиле свою воинственность, честолюбие и грандиозные замыслы. Вместо вышеозначенных качеств в нем развились доброта, мягкосердечие и полная неспособность кем-либо командовать. К тому же полковника снедали постоянные заботы о житье-бытье молодых солдат, которые в бумагах Военного министерства значились как «мобилизованные для прохождения срочной службы». Это был хороший термин, и полковник всякий раз испытывал наплыв отеческих чувств, когда новобранцы, высадившиеся с военно-транспортных судов, попадали в Пенглин. Ему казалось, что эти славные, хотя и несколько вялые молодые люди, каким-то образом компенсируют ему потерянный глаз.

С самого начала полковник дал своим офицерам и сержантам понять, что эти юноши оставили своих матерей и сестер вовсе не для того, чтобы здесь на них орали и муштровали; что они принадлежат к поколению, которому война далась тяжелее, чем многим, и требуют к себе тактичного, бережного отношения. И он был бесконечно благодарен судьбе за то, что ни один человек в Пенглине не погиб, во всяком случае – от пуль врага.

Именно поэтому утром того дня, когда пришел пакет с приказом Генерального штаба, предписывавшим, – а приказы штабов всегда что-нибудь да предписывали, – подготовить группу солдат для проведения учебно-боевых операций в джунглях на Малайском полуострове, полковник Уилфрид Бромли Пикеринг был до крайности взволнован. В приложенной к приказу инструкции говорилось, что в соответствии с решением главного командования подразделениям Британской армии, занятым несением гарнизонной службы в Сингапуре, должна быть предоставлена возможность (возможность – каково, а?!) пройти подготовку в условиях, максимально приближенных к боевым. В качестве лагеря был избран Баксинг, находившийся на восточном побережье полуострова, а полковнику было известно, что на протяжении последних трех месяцев в этом районе активно действовали банды партизан-коммунистов. Командиром первого двухнедельного учебно-боевого сбора назначался он, Уилфрид Бромли Пикеринг. Хорошо еще, что для практических занятий к группе обучаемых, в которую должны были войти по два десятка солдат из каждого тылового подразделения Сингапура, прикомандировывались целых три инструктора из подразделений, ведущих боевые действия в самых что ни на есть джунглях, а всего на сбор направлялось до ста сорока новобранцев.

В самом конце инструкции перечислялись солдаты пенглинского гарнизона, которым выпало отправиться с первой партией. Среди них был и слоноподобный сержант Фред Орган, вне всякого сомнения выбранный в Генеральном штабе кем-то, кто ни разу его не видел.

Дочитав приказ до конца, полковник Пике-ринг вздрогнул и заморгал здоровым глазом. Несколько успокоившись, он вызвал начальника штаба майора Каспера, который, закрывшись в соседнем кабинете, писал письмо матери.

– Да поможет нам Бог, Каспер, – сказал ему все еще потрясенный полковник. – Нас решили пустить в дело.

В этот же день Бриггу на стол положили денежный аттестат рядового Оксли, погибшего в засаде несколько дней назад. Брать с собой денежный аттестат на операцию никакой нужды не было, но Оксли, как видно, об этом забыл.

Бурая книжечка попала на стол Бригга потому, что именно он вел личное дело рядового Оксли, аккуратно занося туда количество использованных увольнительных и выданных пайков. Три первых страницы аттестата оказались накрепко склеены запекшейся кровью. Кровь походила на засохший соус, а подробности, которые интересовали Бригга, были как раз на второй странице.

Рядовой пехоты Оксли был на месяц младше Бригга, но теперь он был мертв, и Бригг думал об этом весь день. Когда-то Оксли жил в Гулле, на Портовой улице, и Бригг воображал запахи рыбы и соли, сопровождавшие юношу с самого детства, и представлял наползавший с моря туман, который зимними вечерами висел над улицами, словно отдыхающий призрак.

Но вот Оксли вырос, был мобилизован, приплыл морем в Малайю и погиб в возрасте девятнадцати с небольшим лет, встретив смерть со своим денежным аттестатом в кармане.

Узнав о том, что его направляют в Баксинг на подготовку, Бригг пошел в казарму, улегся на койку и стал думать о том, как будет выглядеть в итоге его денежный аттестат. Он думал об этом и в субботу вечером, накануне отправки из Пенглина.

В конце концов Бригг встал с койки, принял душ и надел парадный желтовато-коричневый френч и шоколадного цвета брюки, которые только недавно выкупил у деревенского портного. В половину каждого часа из Пенглина в Сингапур шел автобус, и Бригг как раз успевал на рейс двадцать один тридцать.

Заведение с гордым названием «Либерти-клуб» находилось совсем недалеко от Паданга. Бриггу приходилось слышать, что это единственное место в городе, куда приятно заглянуть, поэтому, когда обнаружилось, что в клубе полно народа, он нисколечко не удивился.

– Я только взгляну одним глазком, – сказал себе Бритт, сходя с автобуса. – Просто поглазею немного, и все. «Нет, благодарю, сегодня я ничего не буду покупать», – передразнил он кого-то.

Клуб разместился в приземистом, темном, стоявшем на отшибе здании. Внутреннее убранство клуба напоминало оскверненную церковь, вдоль нефа которой выстроились с обеих сторон высокие каменные колонны. Между колоннами стояли шаткие карточные столики и плетеные кресла; свободное пространство в центре предназначалось для танцев, а на возвышении, в дальнем конце, где должен был помещаться алтарь, разместился оркестр. Запахи пота, табачного дыма и одеколона висели в воздухе, словно ядовитый газ.

Девушки, которых Бригг рассмотрел в первую очередь, были представлены в основном китаянками и малайками. Бледные официанты-китайцы, изнемогая под тяжестью подносов, носились между столиками, за которыми сидели посетители – британские солдаты, военные моряки и летчики: худые, прыщавые, низкие и высокие, узкоплечие, пьяные, возбужденные и несчастные, подавленные, веселые и крикливые.

Некоторые танцевали с девушками как положено, выставив левую руку точно стрелу подъемного крана и двигаясь то мелкими быстрыми, то широкими и медленными шагами. Эти вели себя так, словно действительно пришли в клуб танцевать. Но остальные даже не пытались скрывать, зачем они здесь. Они почти не двигались, а топтались на месте, плотно прижимая к себе партнерш, руки которых давно находились в их штанах.

Протолкавшись сквозь столпившихся в фойе моряков, Бригг осторожно обогнул танцевальную площадку. Девицы были хороши; большинство выглядели молодо и соблазнительно, многие могли похвастаться весьма внушительными формами, едва прикрытыми натянувшимися атласными или шелковыми кофточками. Глядя на них, Бригг почувствовал, как внутри него понемногу, словно кошка, просыпается возбуждение. Ему даже пришлось напомнить себе, что он пришел сюда не покупать, а смотреть. Единственное, что он, пожалуй, может себе позволить, это пиво и легкую закуску.

Он остановился рядом с пустым креслом. За столиком сидел полноватый парень в белой рубашке.

– Свободно? – спросил Бригг.

– Ага, – ответил юноша. У него было круглое, розовое, напоминающее подушку лицо.

– Вот и хорошо, – сказал Бригг и сел. – Выпьешь?

Юноша поглядел на него с легким удивлением и презрением.

– Ты что, педик? – осведомился он.

– Нет, – откликнулся Бригг, слегка шокированный. – Не думаю. С чего ты взял? Это потому что я предложил тебе пива?

– Ну… – парень в белой рубашке несколько смутился. – Я просто подумал: ты не знаешь меня, а я тебя. Мы даже не знакомы…

– Ладно, забудь, – кивнул Бригг.

– Откровенно говоря, я вовсе не против, – поспешил заверить его юноша. – Я бы не отказался от кружечки пивка, раз ты предлагаешь от чистого сердца. Лучше всего здесь пиво «Тигр», если ты не предпочитаешь что-нибудь особенное, приятель.

Они взяли два «Тигра», и Бригг сказал:

– Я еще никогда тут не бывал и хотел бы узнать, как обстоят дела с… Ну, ты понимаешь.

– Ты имеешь в виду – с девочками? – подхватил новый знакомый. – Все очень просто. Нужно купить несколько билетов и отдать девчонке, с которой танцуешь. Потом, если ты, конечно, любишь такие вещи, вы едете к ней, и она делает тебе легкий массаж.

Бригг кивнул с таким видом, словно изучать соответствующие традиции в разных частях света было его служебным долгом.

– Но все начинается с билетов, я правильно понял? – переспросил он.

– Ага, – подтвердил парень, потягивая пиво. – Сперва покупаешь билет… ну, вроде как на автобус!

Он рассмеялся своей шутке. Бригг молча рассматривал танцующих.

– А как у них… с гигиеной? – спросил он.

– Бывает, что яблочко действительно с гнильцой, – откровенно признал парень. – К некоторым я даже близко подходить не хочу. Попадаются и слишком жадные. Есть тут одна, – вон та, в красном джемпере, – помесь немца с китайцем. Здесь ее прозвали Железная Герда. На прошлой неделе она едва не пришибла одного клиента.

«Выпью еще пива и уйду, – решил Бригг. – Загляну в офицерский клуб, съем бифштекс с жареной картошкой. В конце концов, я здесь только для того, чтобы осмотреться».

Но он уже, как говорится, «запал». Приглянувшаяся ему девушка как раз танцевала с рыхлым толстяком, который, если судить по сутулой спине, числился в интендантской службе. Голова его едва доставала девушке до подбородка, а выпяченный живот упирался в бедра, поэтому танец у них получался неловким и смешным.

Девушка была китаянкой. Бригг до сих пор не понимал, почему китайцев называют жел-томазыми: крестьяне, которых он видел, были совершенно коричневыми, а девушки из канцелярии – кремово-белыми. Та, на которую он смотрел, казалась в рассеянном, едва пробивавшемся сквозь плотные клубы дыма свете ламп, белее всех. Скучающий взгляд ее полузакрытых глаз был нежен и мягок, а красный подвижный язычок то и дело пробегал по сверкающим зубам, смывая невидимые следы помады.

Оркестр в конце зала недружно, вразнобой закончил очередную аранжировку, и танцующие пары на мгновение замерли. Затем девушки направились к своим стульям, стоявшим по периметру площадки, а их партнеры вернулись за столики к оставленному пиву.

Сосед Бригга поднялся и вышел по какому-то делу, и Бригг купил у проходившего мимо официанта еще одно пиво и пачку билетиков. Пять штук обошлись ему в два малайских доллара.

Теперь он следил за своей девушкой с еще большим интересом. Она села к нему спиной, и Бригг видел влажные от пота волоски у нее на шее. Как только оркестрик на эстраде снова заскрежетал на разные лады, Бригг быстро шагнул к девушке и предложил:

– Потанцуем?

– Билет, будьте добры, – машинально откликнулась она, и Бригг невольно вспомнил про автобус.

Он дал ей один билет. Девушка аккуратно сложила его и сунула в лифчик. Затем она поднялась с кресла и с улыбкой протянула сразу обе руки. Бригг решительно привлек девушку к себе, и вдруг почувствовал ее всю.

Ощущение было такое, словно в солнечный день на тело накатываются очень теплые морские волны.

Они вышли на площадку.

– Тебе не понравилось танцевать с этим толстым? – спросил Бригг.

– С какой толстый?

– С последним. С которым ты только что танцевала.

– Ах, с этот… – девушка слегка улыбнулась. – Он часто ходить сюда из-за меня. Хочет купить мой уголок. Но я не продавать.

Бригг испытал двойственное чувство разочарования и облегчения.

– Может, ты вообще ничего не продаешь? – отважно спросил он.

– Только не ему, – снова улыбнулась девушка.

Бригг и обрадовался, и испугался. Китаянка в трех словах сообщила ему все, что он хотел узнать. Они едва двигались, но Бригг чувствовал, как девушка прижимается к нему бедрами. По лицам обоих тек липкий пот; на щеках, где они прикасались друг к дружке, он смешивался и сбегал сладкими струйками вниз по шее и груди.

Бригг почувствовал, как левая рука партнерши, гибкая словно змея, скользнула вниз по рубашке и по брюкам. Внезапно она оказалась внутри его штанов.

– Боже, нет! – прошептал он.

– Бозе, да, – откликнулась девушка. – Идем со мной. Дай мне еще билет, и мы сразу пойти.

– Сколько? – спросил Бригг в отчаянной надежде, что удовольствие окажется слишком дорогим.

– Пятнадцать долларов, – был ответ.

– Хорошо, – кивнул Бригг с сознанием собственной вины, к которой примешивалась бесшабашная радость.

К дверям они шли рука об руку, как старые любовники. У самого выхода девушка с легкой улыбкой высвободила из его пальцев узкую ладошку и направилась к уборной. Бригг смотрел ей вслед, и его грудь тяжело вздымалась от жары и возбуждения. Если бы он решил сбежать, то сейчас был самый подходящий момент, но Бригг не мог двинуться с места.

Потом рядом с ним появился прыщавый круглолицый парень, которого Бригг расспрашивал о местных порядках. Он жевал пирожок с сосиской и смотрел в сторону женского туалета.

– Классная штучка, доложу я тебе, – заключил он, и изо рта у него посыпались мелкие крошки.

– Это моя-то? – гордо переспросил Бригг.

– Ну. Если не лучшая, то одна из лучших, – подтвердил юноша.

– А ты бывал тут раньше? – поинтересовался Бригг, в груди которого шевельнулось смутное подозрение. Про себя он уже решил, что этот розовощекий толстяк ему определенно не нравится.

– Сам не бывал, – признался тот. – Но слышать приходилось.

– Как ее зовут? – торопливо поинтересовался Бригг, чувствуя, что скоро ему будет не до представлений.

– Сладкая Люси, – вежливо ответил парень. – Джюси Люси.

По улице медленно катилось обшарпанное такси. Бригг взмахнул рукой, останавливая машину, они забрались внутрь, и Люси, наклонившись к водителю, скороговоркой продиктовала адрес. Затем она устроилась рядом с Бриггом и, расстегнув ему пуговицы на брюках, просунула внутрь изящную, тонкую руку.

– Боже мой, не надо! – в замешательстве воскликнул Бригг.

На прелестном лице китаянки отразилось искреннее недоумение.

– О-о… – прошептала она, осторожно отступая. – Тебе не нравиться?

– Да, да, – невпопад отозвался Бригг и, перехватив ее руку, стал заталкивать обратно. – Нравится. Очень. Просто немного неожиданно, только и всего.

Ощущение было непередаваемым – приятным и жутким одновременно, словно у него в паху барахтался мохнатый, бархатный паучок. Потея от возбуждения, Бригг гадал, куда ему девать собственные руки, болтавшиеся без дела как двоюродные братья невесты на свадьбе. Люси, казалось, поняла его затруднения и решила проблему за него. Она взяла его влажные дрожащие пальцы и заставила расстегнуть три перламутровые пуговки спереди на платье. Потом она направила их куда-то вниз, в жаркое тепло, и Бригг почувствовал, как его ладонь наполнилась чем-то горячим, гладким, напоминающим упругий пудинг с маленькой твердой пуговкой на макушке. Это была ее левая грудь. Примерно на половине пути он сменил правую руку на левую, а левую грудь – на правую, и снова замер.

Бригг вовсе не был уверен, хочется ли ему, чтобы такси куда-то приехало, или он предпочел бы, чтобы поездка продолжалась вечно. Он, однако, догадывался: то, что ждет его в конце путешествия, может оказаться намного лучше. Когда машина остановилась, он, пошатываясь, выбрался в дождливую темноту летнего вечера, не глядя сунул водителю сколько-то денег и нетвердой походкой поднялся вслед за Люси по расшатанным деревянным ступенькам.

Девушка остановилась на площадке, чтобы отпереть поцарапанную дощатую дверь. Лестница освещалась тусклой электрической лампочкой, и Бригг, стоя ступеньки на четыре ниже Люси и дожидаясь, пока она справится с замком, мог созерцать ее ноги – прекрасные стройные ноги, казавшиеся в полутьме белыми, точно бумага. Ноги исчезали в темноте под юбкой, и Бриггу вдруг захотелось, чтобы дверь открылась как можно скорее.

Из черного провала под лестницей донесся вдруг хриплый, похожий на кашель голос, и Бригг невольно подскочил от испуга – ему показалось, что это военная полиция. Поглядев вниз, он, однако, увидел у подножья лестницы похожее на тусклую луну лицо старого китайца с узкими щелочками глаз. Лицо это странно светилось в темноте, словно на него падал отблеск невидимого света.

Китаец снова что-то проскрипел, и Люси коротко упрекнула его по-китайски. Лицо сразу как-то потухло, а мгновение спустя Бригг услышал, как старик ворочается в своей каморке под лестницей.

– Он говорить, чтобы я заплатить комнату, – пожала плечами Люси.

«Вот и первая зацепка, – разочарованно подумал Бригг. – Так я и знал! Теперь она попросит больше денег».

Но к его удивлению Люси больше не упоминала о своих проблемах. Справившись с замком, она распахнула дверь, дернула за какую-то веревочку, включая свет, и Бригг, вытянув шею, с любопытством заглянул в комнату поверх ее плеча. Его снедало нетерпение, какого он не испытывал, пожалуй, с тех самых пор, когда в десятилетнем возрасте рассматривал «Пещеру Санта-Клауса» в супермаркете «Селфридж». От возбуждения и страха у Бригга даже закружилась голова и, шагнув в комнатку, он тут же споткнулся о большую фарфоровую куклу, валявшуюся почему-то на самом пороге.

Комната Люси напоминала, скорее, склад, а не спальню. Девушка явно была помешана на коллекционировании. Она собирала все. Здесь были куклы, веера, набитые опилками тряпичные собачки, коробочки, брелочки, книги, комиксы, патефонные пластинки, банки с вазелином, презервативы всех трех размеров, портрет Мао Цзедуна на стене и вышитая салфетка с надписью «Счастливого Нового года желает вам компания "Гордон Хайлендерс!"».

– Отличное местечко, – неуверенно заметил Бригг.

– Даже слишком, – пошутила Люси и повалилась на кровать, широко разбросав ноги.

– О-о-о-о! – сказал Бригг в замешательстве. Он чувствовал, что просто обязан что-то сказать, хотя и не представлял – что.

Но это не было даже началом. Некоторое время Бригг стоял неподвижно, как соляной столб. Он как раз собирался броситься вперед и заключить девушку в объятия (во всяком случае ему казалось, что начинать нужно именно с объятий), когда Люси спокойно встала с кровати и принялась поправлять перед зеркалом волосы. Стоило ей поднять вверх руки, – а этот жест всегда казался Бриггу одним из самых грациозных и женственных, – и он увидел, как ее груди рвутся на свободу из расстегнутой блузки, точь-в-точь как два узника, пытающихся вскарабкаться вверх по стене тюрьмы. Недовольно оттопырив губку, Люси затолкала их обратно, а потом улыбнулась бриггову отражению в зеркале широкой профессиональной улыбкой, демонстрируя разом и глаза, и зубы, и ямочки на щеках.

– Заплати сейсяс, – прошепелявила она. – Пятнадцать долларов. Мы прекрасно провести время.

Бригг неловко отсчитал деньги и протянул Люси, которая спрятала банкноты со сноровкой опытного иллюзиониста. Ему было немного жаль, что девушка предпочла начать с финансовых вопросов. От этого предстоящее приключение разом потеряло добрую половину своей романтической привлекательности. Если бы расчет состоялся в конце, он мог по крайней мере притвориться, что его приключение не совсем платное. Было бы еще лучше, если бы Люси вовсе не упоминала о деньгах. Возможно, ей следовало установить у дверей ящик наподобие почтового, куда Бригг, уходя, мог опустить требуемую сумму. Да-да, именно ящик или даже тарелку, как в церкви. Впрочем, он тут же подумал, что в этом случае наверняка нашлись бы такие, кто захотел бы обмануть Люси и уйти, не заплатив.

Отдав деньги, Бригг неловко топтался на месте, словно поденщик, ожидающий работы и не знающий, как быть и что делать. Люси с любопытством косилась на него и, оторвавшись, наконец, от зеркала, присела на краешек кровати.

– Как моя тебе нравится? – кокетливо поинтересовалась она.

– Ну… – замялся Бригг, решивший что девушка ожидает указаний, какое положение принять. – Как обычно, я думаю…

– Что это – «как обычно»? – удивилась Люси. – Что это значит? Нравлюсь ли я тебе? Моя симпатичная, да?

– Да, да, – заторопился Бригг, злясь на себя за тупость. – Ты очень красивая, Люси.

– Тогда дай мне еще пять долларов, – немедленно предложила девушка. – За это мы заниматься любовь всю ночь и половина утро. Чтобы получить много удовольствия.

– Я не могу, – покачал головой Бригг, лихорадочно подсчитывая в уме свои финансовые возможности. Он действительно не мог: три доллара он задолжал в гарнизонной лавке и еще три – мороженщику. К тому же завтра утром Бригг должен был играть в крикет, поэтому остаться у Люси он не мог в любом случае.

– Ты есть бедный, бедный солдат… – поддразнила она.

– Это верно, – твердо ответил Бригг, начиная сердиться и на нее за язвительные слова. – В смысле, у меня не так уж много денег. Мы получаем всего двадцать три доллара в неделю.

– Рядовой второй класс получать двадцать восемь доллар, – блеснула осведомленностью Люси.

– Да, но у меня-то всего лишь третий класс, – сокрушенно объяснил Бригг.

– Ну хорошо, – покладисто согласилась Люси, вставая. – Потяни-ка!

Она повернулась к нему спиной и кивнула через плечо, указывая на «молнию». Бригг, мгновенно воспылав вновь, осторожно взялся за застежку и бережно, словно школьник, задумавшийся над составной картинкой-загадкой, потянул.

– Надо тянуть вниз, верно? – глупо спросил он, но Люси, решившая что он шутит, только рассмеялась.

Наконец Бригг благополучно расстегнул платье, получив при этом удовольствие, которое по ощущениям, звукам и представавшим его взору картинам оставляло далеко позади все, что он когда-либо переживал в самых смелых снах.

Люси носила белый лифчик, поперечная штрипка которого, словно подвесной мост, соединяла узкие, кремового цвета лопатки. Зеленые трусики имели дыру на седалище, что выглядело не только не романтично, но и, откровенно говоря, довольно отталкивающе. Впрочем, Бригг быстро понял, что это, скорее, работа мышей или моли, чем соперника-мужчины.

– Расстегни, – небрежно бросила Люси через плечо.

Каким-то чудом, – видимо по наитию, – Бриггу удалось справиться с застежкой лифчика достаточно быстро. За свою смекалку он был вознагражден приятным ощущением тяжести, когда освобожденная грудь потянула лифчик вперед. Люси деликатно зевнула и встала совершенно прямо, ожидая от рядового Бригга каких-либо действий.

Но Бригг был недвижим. Он вытянулся чуть не по стойке «смирно», а взгляд его был прикован к гладкой ложбинке на спине девушки, по самой середине которой бежала цепочка небольших холмиков-позвонков, напоминавших наполовину зарытые в землю водоводные трубы.

Люси с подозрением глянула на него в зеркало, но не увидела в лице Бригга никакой угрозы, одно лишь боязливое любопытство. Протянув назад тонкую руку, она нащупала его ладонь и положила себе на живот. Почувствовав, как его рука сползает вниз и, словно мальчишка под проволочной изгородью, протискивается под эластичной резинкой трусиков, Бригг непроизвольно содрогнулся от наслаждения и доселе неведомого счастья.

– Боже мой! – простонал он. – О, Боже мой!…

Рука его опускалась все ниже и ниже, в промежуток между бедрами, а один опередивший остальные палец, – самый отважный и дерзкий, – уже запутался в дебрях мягких,

спутанных волос.

– О, Боже мой, Боже мой!…

– Твой Бозе очень добра к тебе, – предположила Люси, также вздрагивая и приседая по мере того, как кончики пальцев Бригга скользили вниз, чуть касаясь кожи.

– Боже мой! – сипло повторил Бригг.

Люси резко сдвинула бедра, и его пальцы оказались в положении червя между мягкими губами зеркального карпа. Бригг давно знал, что китаец-портной экономит на нитках, и сейчас получил возможность в этом убедиться: одна из пуговиц на его новеньких брюках с треском оторвалась и ударила Люси в спину словно пуля.

– Пардон, – глупо промычал Бригг. – Она оторвалась…

Люси повернулась к нему и заботливо предложила:

– Так ты порвать все штаны, Джонни. Лучше сними их.

Бригг послушался доброго совета и снял брюки, хотя это оказалось намного труднее, чем когда-либо на его памяти. Затем он отделался от рубашки и всего остального. В последнюю очередь он скинул ботинки и стащил носки, причем сделал это весьма поспешно, ибо уже сам себе начинал казаться смешным.

Люси оглядела его с одобрением.

– Большой мальчик, – промурлыкала она. – Очень большой. Ну же, иди ко мне!

Пока они неуклюже двигались к кровати, Бригг заметил на полу знакомые зеленые трусики, сквозь дырку в которых проглядывали некрашеные половицы. Как и когда Люси отделалась от этой детали своего туалета, он не заметил.

Люси легла на спину, глядя на Бригга поверх округлых грудей. Ее бедра ходили словно кузнечные мехи.

На кровати было постелено одеяло, и Бригг внезапно почувствовал под коленями его грубую ткань. Остановив на девушке алчущий, голодный взгляд, он пополз вперед словно пехотинец на простреливаемом участке местности. Когда Бригг был близок (или думал, что близок) к цели, он сделал отчаянный выпад – и промахнулся. Было больно, к тому же Бригг едва не свалился с кровати на пол. Люси в последнюю минуту удержала его на себе, приговаривая с искренней заботой:

– Йесус, Джонни, ради Бога не убейся. Легче, милый, легче!…

Бригг чувствовал, что пот течет с него рекой. «Где она? – лихорадочно соображал он. – Где же она, черт побери? Ага, вот где…». Он вытер пот с глаз и лба, чтобы лучше видеть, и снова ринулся на мишень. Совершив в воздухе замысловатый кульбит, Бригг со всего размаха приземлился на девушку, едва не вышибив из нее дух.

Люси уже собиралась рассердиться, но, взглянув на Бригга, вдруг заметила, что ее Джонни плачет. Тогда, повинуясь неосознанному инстинкту, она ласково прижала его голову к своей груди, и слезы Бригга омочили обоих.

– Ты плакать? – удивленно спросила Люси. – Зачем так грубо, если потом – плакать?

– Это в первый раз, – горестно всхлипнул Бригг.

– В первый раз?!…

Люси испустила коротенький мягкий вскрик и села так резко, словно у нее в пояснице была пружина. Ее раскосые глаза стали круглыми и заблестели от восторга.

– В первый раз!… – повторила она с таким благоговением, словно ей открылось тайное имя Бога. – У тебя никогда не быть женщина?

– Никогда, – снова всхлипнул Бригг, ожидавший что его вот-вот со смехом погонят прочь.

– Девственник! – все еще не веря, ахнула девушка. – Настоящий маленький солдат-девственник!

– Ну, все, – отрезал Бригг дрожащим голосом. – Хватит, не продолжай. Надо же когда-то начинать, верно?

– Моя начинать давно, – счастливо вздохнула Люси. – О, Джонни, у меня еще никогда не быть мужчины-девственника. Никогда-никогда…

Бригг вдруг почувствовал себя очень хорошо. Весь его гнев, страх и нерешительность сразу улетучились, когда Люси, с удобством откинувшись на спину, мечтательно прижала его к себе. Бригг уже думал, что вот-вот начнется самое главное, но девушка снова вскочила.

– А я-то взять деньги вперед! – в ужасе вскричала она. – Ты подождать?…

– Все в порядке, не надо, – слабо возразил Бригг и потянулся к Люси, но она уже спрыгнула с кровати.

– Ты заплатить потом, после, – решительно заявила она, возвращая ему пятнадцать долларов. – И только десять. Десять долларов за маленький девственник. А потом мы пить какао «Кэдбери». У меня есть какао…

И она деликатно хихикнула. Бригг, машинально сжав в кулаке деньги, попытался убрать их в карман, но его рука наткнулась только на голое тело. Но его это уже не беспокоило. Люси трудилась над ним с такой лаской, самоотречением и сноровкой, что он едва помнил, как сунул деньги под подушку.

Люси начала с самого начала и провела его до дороге до самого конца. Бригг чувствовал себя воздушным шаром, который медленно наполняется легким горячим воздухом. Когда жe она посвятила его в свой главный секрет, Бригг услышал:

– Как тебе нравиться, мой маленький девственник?

– О-о-о! – простонал Бригг. – Замечательно. Замечательно, честное слово!…

4

По ночам болото шевелилось и стонало, совсем как человек, которого одолевает дурной сон. Оно окружало лагерь в Баксинге с трех сторон. С четвертой стороны, за узкой изогнутой полоской пляжа, лежало море. Покрытая спекшейся глиной дорога вела на север, к небольшому поселку, расположенному в пяти милях от лагеря; извилистая тропа вела на юг, к малайской деревне, стоящей на берегу кишащей крокодилами реки.

Лежа рядом с оружейной пирамидой в палатке, служившей караульным помещением, Бригг время от времени подносил руку к болезненно-желтому свету карбидной лампы и любовался тенями, возникавшими на буром брезентовом пологе. Больше всего ему понравилась тень сжатого кулака с оттопыренным кверху большим пальцем.

– Ну, – спросил он самого себя, потому что Синклер и двое малайских солдат, находившихся с ним в палатке, крепко спали, – что мы здесь видим?

Бригг помолчал и, оглядев палатку изнутри, сам себе ответил:

– Это – Большой Палец Британской армии. Посмотрите-ка на него как следует. Старый добрый британский Большой Палец! Эй парни, палец вверх, хвост морковкой – мы идем на войну! Палец вверх, парни – от Гибралтара до Пешавара мы побьем и немцев, и бонго, и всех, кто нам попадется! Только держите пальцы торчком, хвост пистолетом. Покуда наши большие пальцы глядят вверх, с нами ничего не может случиться.

Обо всем этом Бригг думал и раньше, и мысли эти не давали ему покоя, печалили, влекли и пугали. Столько больших пальцев, столько Томми [7] здесь и там… С самого детства Бригг помнил многочисленные снимки, на которых солдаты в одинаковых шинелях тянули к объективу фотоаппарата сжатые кулаки с оттопыренным большим пальцем, лихо и беззаботно загибающимся чуть назад. А ведь они отправлялись во Фландрию, чтобы погибнуть под пулями или сгинуть среди болот. Одному Богу известно, сколько больших пальцев осталось в той грязи. Порой Бриггу даже казалось, что он в состоянии представить каждый такой большой палец в отдельности, все еще задорно и дерзко торчащий, всем своим видом показывающий, что ни массовые убийства, ни массовые самоубийства не остановят Британский Большой Палец.

Почему солдатам так полюбился этот жест? Вот они идут на следующую войну – бравые, лихие, самоуверенные большие пальцы. Они торчат вверх на десантных кораблях, у хвостовой турели бомбардировщика, на палубе судов арктического конвоя. Молодцы, ребята, так и надо! Покажите всем, что наш дух высок. Эй там, на носилках – поднимите-ка повыше большие пальцы, у кого они еще остались!

Лагерь в Баксинге был старым. Когда японцы катились на своих велосипедах по Малайскому полуострову, здесь произошло маленькое сражение, и две дюжины больших пальцев осталось лежать под спекшейся глиной – в могилах на узком участке земли к северу от лагеря. Неподалеку оттуда приютилась на берегу рыбацкая деревушка. Дома в ней стояли на сваях, и со стороны казалось, будто они вот-вот шагнут в море. В отлив рыбаки ставили сети и ловили рыб, которые беззаботно шныряли в неглубокой воде, вплывая и выплывая в ослепшие иллюминаторы тяжело осевших на песчаное дно линкора «Принц Уэльский» и канонерки «Отпор». Обе посудины лежали здесь с 1942 года, и в каждой из них тоже было полным-полно мертвых больших пальцев.

Дело было даже не в том, что Бригг боялся, хотя, по правде говоря, он действительно некого трусил. Просто он возненавидел армию еще в Англии, когда увидел, как новобранцы из соседнего взвода выносят на плац одного из своих товарищей. К этому времени Бригг прослужил уже целую неделю, однако разыгравшееся у него на глазах загадочное и жалкое представление подействовало на него так сильно, что следующую ночь он почти не спал, а ворочался с боку на бок и думал.

Солдата вынесли на плац на неуклюжих носилках, сделанных из каких-то деревянных обрезков. Дело близилось к вечеру, и на асфальтовых площадках строился караульный наряд. Бригг смотрел на все это, как на какую-нибудь церемонию племени мумбо-юмбо, и вся важность происходящего дошла до него далеко не сразу. Но потом рядом с ним остановился какой-то незнакомый новобранец с бледно-серым лицом. Он тоже наблюдал за построением и молчал, но Бригг чувствовал, что соседа буквально распирает от гордости.

– Что это с ним такое? – поинтересовался Бригг, кивком головы указывая на солдата, возлежавшего на носилках, как какой-нибудь раджа. – Если он повредил ногу или заболел, нужно было просто сказать офицеру… Уж конечно его бы освободили от наряда.

Серолицый оглядел Бригга с неодобрением, словно священник, услышавший богохульство из уст прихожанина.

– Ты что, не понял? – фыркнул он. – Его выносят, чтобы он не дай Бог не запачкался. С ним все в порядке, просто ни одна пылинка не должна…

Бригг, наконец, догадался.

– Ты хочешь сказать – его несут на носилках, чтобы он не запылился! – переспросил он на всякий случай.

– Вот именно, – чопорно ответил бледный. – Тогда его поставят на самый главный пост, к знамени, а мы заработаем еще двадцать баллов в соревновании взводов. Кстати, мы и так уже опередили всех на сорок очков.

– Потрясно! – ахнул Бригг. – Стало быть, вы всем взводом полировали и чистили его ради того, чтобы заработать еще два десятка очков и получить в конце подготовки почетный вымпел?

– Ага. И не забудь про сорок восемь часов увольнительной, – напомнил молодой солдат.

– Двое суток вместо тридцати шести часов, которые получат все остальные? – уточнил Бригг. – Бог мой, да вам, наверное, потребовалось часов двенадцать, чтобы привести его в такой вид!

И он в благоговейном ужасе стал смотреть, как одетое в хаки изваяние несут к краю парадной площадки. Там носилки опустили на газон с такой осторожностью, словно на них сидел сам принц крови. Лицо молодого солдата было суровым и серьезным, форма вычищена и отглажена, стрелки отутюжены, волосы смазаны бриллиантином. С помощью товарищей живой манекен поднялся и теперь стоял совершенно неподвижно, а остальные хлопотали вокруг, нанося последние штрихи.

Бригга поразило, что никто из новобранцев не дурачился, не смеялся, напротив – все относились к делу с величайшей серьезностью. Каждый выполнял свою бесполезную работу старательно и со знанием дела, словно тихо-помешанный, возводящий стену из воды. В каждом движении щетки или клочка замши чувствовались безграничное воодушевление и восторг. Одни слюнявили пальцы и в последний раз проходились по стрелкам на брюках и гимнастерке, другие проверяли, правильно ли расположены свинцовые грузики, заставлявшие штанины красиво нависать над гетрами, третьи выискивали пропущенные при бритье волоски на подбородке и тусклые пятна на отдраенных башмаках, однако все их усилия были тщетны.

– Почему бы им еще не проверить, в какую сторону у него фитиль свисает? – поинтересовался Бригг.

– Ты просто завидуешь, – желчно парировал новобранец. Впрочем, за очередным приступом энтузиазма он тут же позабыл про свой гнев.

– Взгляни только на его ботинки! – пригласил он Бригга. – Это я чистил правый, чистил своими собственными руками. Из-за этого я вчера лег почти в два, зато как он теперь горит, как сияет!… Ну ладно, наши пошли. Скрести пальцы, дружище!

Бригг молча смотрел, как образцово-показательное чучело промаршировало на плац, где уже собрались двенадцать будущих часовых.

В тот день Бригг истово молился, чтобы хотя бы раз, хотя бы один-единственный разочек этот блестящий кадет уронил винтовку прямо на голову штаб-офицеру, но, увы, этого не случилось. Офицер без всяких происшествий прошелся туда и обратно вдоль шеренг, которые разомкнули и сомкнули строй, дружно стукнув об асфальт прикладами. У ненавистного Бриггу солдата этот стук вышел особенно здорово, потому что он догадался положить в пустой магазин винтовки две мелких монетки. В результате он снова был выбран лучшим из лучших, и прошагал на прямых негнущихся ногах туда, где его по-девчоночьи обступили болельщики. Серолицый новобранец, с которым разговаривал Бригг, аж всхлипнул от счастья и помчался в солдатскую лавку за комиксами.

Еще на плацу был старый кровавый след. Эта кровь пролилась одной неспокойной ночкой, когда полковой мясник всадил тесак в своего удачливого соперника в каких-то любовных делах и едва не снес ему голову. Самое большое пятно, замытое и посыпанное песком, но все равно сохранившееся, напоминало своей формой африканский континент, и однажды утром Бригг обнаружил, что лежит на твердом асфальте, упираясь носом прямо в то место, где находится Дар-эс-Салам.

В тот день Бригг отравился завтраком и потерял – или почти потерял – сознание, когда его взвод, выстроившись в линию поперек плаца, отрабатывал парадный шаг. Бригг шел с краю, поэтому когда он упал лицом вниз, взвод ушел вперед без него. Лежал он тихо, боясь как бы его не стошнило, и только смотрел, как последний солдат скрывается за низким горизонтом.

Никто из командиров не заметил его падения, и никто за ним не вернулся. Бригг провалялся на плацу еще минут десять, искоса поглядывая из стороны в сторону. Офицеры, сержанты, солдаты – все проходили совсем рядом с ним, но ни один не сказал ни слова. В конце концов, резонно спросив себя, что толку тут валяться, Бригг сумел подняться без посторонней помощи и поплелся разыскивать врача.

Синклер, спавший у дальней стены палатки, заворочался и навалился всем телом на винтовку. Твердая и холодная, она разбудила его, и Синклер приоткрыл глаза, щурясь на поблескивающее в пирамиде оружие, словно на сундук с сокровищами. Затем он перевел взгляд на Бригга.

– Чего это ты так держишь палец? – спросил он у Бригга, который все еще любовался тенью.

– Это, – ответил Бригг и пошевелил пальцем, – Британский Большой Палец!

– А-а-а… – протянул Синклер без всякого интереса. Затем он поднялся и, переступив через одного из малайцев, пошел взглянуть на ночное небо. Небо было удивительно высоким, и в нем было полным-полно жидкой густо-голубой краски, в которой сверкали крупные, остро обрисованные звезды. Ночь выдалась великолепная, но довольно жаркая и душная. Синклер предпочитал холодные ночи.

– Ты никогда не слышал, как идет ночной экспресс? – негромко спросил он, оборачиваясь через плечо.

– Только не надо опять про паровозы! – запротестовал Бригг. – Не сейчас, ладно?

– Хорошо, – мягко согласился Синклер. – Ты просто не понимаешь.

– А ты уже слишком большой, чтобы играть в эти игры, – заметил Бригг.

– Я специально вставал в два часа пополуночи, чтобы посмотреть товарный поезд… – продолжал Синклер, не слушая его, да и обращался он больше к самому себе.

Чтобы только увидеть, как он карабкается в гору, подумал Синклер. И услышать… Лучше всего подходит для этого морозная зимняя ночь, когда все вокруг замирает, скованное холодом: птицы на ветвях, звери в берлогах, вода в пруду. Когда все вокруг неподвижно и бело, нужно только скорчиться на старом пне возле насыпи и ждать.

В такую ночь приближение поезда можно было услышать издалека. В этом заключалась добрая половина всей радости от предстоящего события. Долгожданные звуки ясно раздавались в холодном, неподвижном воздухе, разносясь далеко над окоченевшими деревьями, над заснеженными полями и опустевшим гумном. Потом становилось слышно, как в начале подъема машина разминает могучие мускулы и пускает струи раскаленного пара. Басовито пыхтя, паровоз начинал карабкаться вверх, волоча за собой нагруженные вагоны, словно гремящий, лязгающий хвост. А еще какое-то время спустя над полотном появлялось густое облако пара, в котором темнела медленно растущая громада локомотива с размытым оранжевым сердцем раскаленной топки. В одну из таких лунных ночей Синклер видел лису, бегущую по путям перед самой решеткой скотосбрасывателя, и слышал, как в ветвях шевелятся и жалуются птицы, чей сон потревожил проходящий состав.

Ни один человек не видел, как Синклер сидит у насыпи, как жадно следит он за крадущимся мимо грузным металлическим зверем и прислушивается к могучим звукам волнующей и прекрасной симфонии железа и огня. Он знал, что паровозу, тянущему по холодным стальным рельсам тяжелый состав, предстоит ползти вверх по склону до самого Рагби. Обычно Синклер дожидался, пока состав минует семафор, расположенный в двух милях дальше. После этого ночь снова замирала и успокаивалась, и тогда он вприпрыжку бежал домой по звенящим от холода полям.

Синклер все еще раздумывал об этом, когда в кронах деревьев на краю лагеря вспыхнули красные огоньки трассирующих пуль.

Причиной переполоха был скромный младший капрал ветеринарной службы – слишком стеснительный, чтобы вслух обсуждать ту выдающуюся роль, которую он сыграл во всем, что случилось той ночью, однако именно ему было лучше других известно, кто первым открыл стрельбу. Должно быть, ему успели рассказать только о мулах, которые, пугая часовых, бродили по ночам вокруг лагеря, поэтому он не сумел узнать в темноте самого обыкновенного светлячка и растерялся. Увидев огонек, медленно двигавшийся между стволами грозно-неподвижных деревьев в непосредственной близости от уборной, где он сидел в засаде, бедняга сначала заморгал, затем крепко зажмурился. Когда он открыл глаза, упрямые огоньки все еще приплясывали между деревьями, подмигивая друг другу, то исчезая, то снова появляясь совсем в другом месте. В панике капрал привстал над стульчаком и, не глядя, схватился одной рукой за штаны, а другой – за автомат «стэн».

Огни приближались стремительными рывками. Объятый ужасом, капрал пробормотал что-то невнятное, дергая одновременно за поясной ремень и за спусковой крючок. К несчастью, ствол автомата запутался в одежде, и солдат, тщетно пытаясь прицелиться, выпустил полмагазина прямо сквозь ткань, превратив форменные брюки в тлеющие лохмотья. Светляки, естественно, нисколько не пострадали, но в лагере сразу поднялась суматоха.

В сумеречной темноте джунглей метались и сталкивались люди и тени. Среди деревьев раздавались громкие вопли и команды, однако многие из них были, мягко говоря, невнятными, не слышными за общим шумом, а те, что удавалось разобрать, никто и не думал выполнять. Солдаты то и дело падали, споткнувшись о веревки палаток, или с треском сталкивались головами, так что в конце концов на верхушках пальм проснулись обитавшие там существа, с трепетом и ужасом взирали они на кавардак в лагере. У северных ворот снова поднялась стрельба – это часовые палили по болоту, так как теперь они были уверены, что трясина ворочается и вздыхает не просто так.

Окончательно разбуженные трескучей пальбой, Бригг и Синклер, спотыкаясь, ринулись к воротам лагеря, где, собственно говоря, и находился вверенный им пост. У ворот их едва не расстрелял в упор перепуганный малайский солдат, но он, к счастью, забыл снять оружие с предохранителя.

Когда началась стрельба, шестеро солдат из пенглинского гарнизона, – невинные, как девочки-герлскауты, – мирно спали в палатке-колоколе ногами к центральному столбу. После первых же выстрелов рядовой Таскер, завывая в темноте, словно слепой волк, ринулся навстречу неясному светлому пятну, которое он принял за дверь.

Единственным человеком, который в этой суматохе действовал собранно и целеустремленно, был сержант Дрисколл. Прибыв к своему подразделению, он сразу увидел, что из стены палатки торчит голова Таскера, который стал похож на полуодетую лошадь из школьной пантомимы. Выстрелы затихли, а большинство новобранцев, перестав бестолково метаться из стороны в сторону, плашмя лежали на земле.

– Что случилось, Таскер? – сурово спросил Дрисколл.

– Я застрял, сержант, – пожаловался солдат. – В темноте мне показалось, что это и есть дверь.

– Но это была не она, верно?

– Никак нет, – вынужден был признать Таскер. – Просто сраное маленькое окно. Но ведь было очень темно…

Дрисколл резко, по-регбийному, толкнул Таскера ладонью в лоб, и его голова благополучно выскользнула из тесной дыры. Потом сержант протопал ко входу в палатку, где сгрудились остальные ее обитатели. Здесь были Джекобс, Лонтри, впавший от волнения в ступор капрал Брук, а также рядовые Фостер и Вильерс, крепко державшие друг друга за руки.

– Дерьмо собачье! – выругался Дрисколл. – Какого черта вы их нацепили? Зачем вам пижамы! Вы же не… не… Вы находитесь на военной службе, черт побери! Вам

не положено!…

Его голос задрожал и сорвался.

– Но нам никто ничего не сказал, – несмело возразил Лонтри. – Вот мы и…

– Боже всемогущий! – прошептал Дрисколл. – Боже всемогущий и милосердный!…

Он посмотрел на Вильерса и Фостера.

– Прекратите держаться за руки! – рявкнул он вдруг.

За палаткой послышалась какая-то возня. Дрисколл быстро взвел «стэн» и пошел в обход, двигаясь нервным, пружинистым, как у охотничьей собаки, шагом. Вскоре он вернулся в обществе начальника учебного сбора Уилфри-да Бромли Пикеринга.

– Все в порядке, сержант, – успокоил Дрисколла полковник. – Все в порядке, мальчики. Не надо волноваться. Просто один из наших молодых солдат испугался и начал стрелять во что-то, что ему привиделось в темноте. Вполне простительная ошибка. Так что давайте спать, мальчики, это было не нападение. По местам, по местам…

Дрисколл выстроил свое одетое в пижамы отделение и, отдав команду «смирно», четко отсалютовал полковнику. Затем он отправил новобранцев в палатку, досыпать. Сначала, правда, он хотел спросить их, почему они не захватили с собой плюшевых мишек и кукол, с которыми привыкли ложиться в кровать дома, но передумал. Скорее всего, это было просто бессмысленно. Что же случилось с армией, Боже, что же с ней такое, если по тревоге сам полковник появляется перед подчиненными в шелковом розовом ночном халате, да еще с вышитой на спине голубой антилопой?

Рассвет налетал, как правило, с востока, со стороны океана. Все начиналось и кончалось минуты за три, в течение которых утреннее

небо неистово полыхало малиново-алым, а в рощицах за болотом, сотрясая листву, бесчинствовали невидимые стаи обезьян.

В семь утра весь лагерь уже был на плацу – на пыльной площадке, с четырех сторон окруженной палатками. Выстроившись повзводно, солдаты старательно высовывали языки, пока офицер медицинской службы проходил по рядам, вкладывая в разинутые рты пилюли от малярии.

После утреннего осмотра те, кто был свободен от нарядов по лагерю, расходились, чтобы продолжить ежедневные занятия. Напутствуя их, полковник Пикеринг, словно заклинание твердил одну и ту же фразу: «Постарайтесь не попасть в беду, парни, держитесь подальше от неприятностей».

Под неприятностями Уилфрид Бромли Пикеринг подразумевал опасность. Здесь, в Баксинге, его денно и нощно преследовал страх, что однажды учебный патруль вернется из джунглей, неся на куске парусины простреленное тело товарища. Каждый раз. когда он смотрел вслед бредущей к южным или северным воротам группе молодых людей, одетых в зеленые, в цвет подлеска, маскхалаты, панамы с обвисшими полями и высокие полевые ботинки на шнуровке, немного похожие на боты, которые носили еще их бабушки, сердце его сжималось от предчувствия несчастья, а веко невидящего глаза трепетало, словно крыло готовой вспорхнуть птицы.

Тропинка, уходившая от лагеря на юг, пролегала по узкой полоске твердой высохшей земли, которую с одной стороны ограничивало топкое болото, а с другой – песчаные или каменистые пляжи и море. Обычно по утрам Бригг оказывался в отряде Дрисколла, однако на четвертый день сборов он обнаружил себя в арьергарде отделения, которым командовал сержант Любезноу. Бригг шел последним и, в случае чего, должен был во весь дух мчаться обратно в лагерь, чтобы сообщить о нападении. С этой задачей, как считал сам Бригг, он был вполне способен справиться.

Дрисколл действовал дерзко и изобретательно, он выбирал самые неприметные тропки, ведущие через чащу или вонючее болото, и Бриггу порой хотелось напомнить ему, что полковник велел держаться подальше от неприятностей.

Но он, конечно, этого не делал. Вместе с остальными он припадал к земле и, отрезанный от голубого тропического неба, чуть не ползком продирался сквозь спутанные ветви в зловещем сумрачном тоннеле сплошной зелени, где солнце, с трудом пробиваясь сквозь плотное кружево листвы, лишь изредка било в глаза короткими яростными вспышками. Каждый шорох, каждый писк и скрип, каждый запах и треск, – а то и просто абсолютная ти-

шина, – все ассоциировалось с опасностью, заставляя Бригга тревожно озираться.

Бригг часто воображал себе, как две сотни партизан, – а именно во столько человек оценивалась численность банды коммунистов, действовавших в районе Баксинга, – дожидаются Дрисколла, затаившись в густом подлеске. Две сотни… Он думал об этом глядя на жирную муху, присевшую напиться пота на шею бредущего впереди рядового, или прислушиваясь к бормотанию малайских солдат, которые часто присоединялись к ним. «Маши, маши…» – шептали они вполголоса, а Бригг уже знал, что это слово означает «смерть».

Но, как ни странно, никто из них еще ни разу не попал в засаду, никого не настиг град пуль, выпущенных в упор из ближайшего куста. Их вообще никто не беспокоил. Единственным звуком, указывавшим на то, что в этих враждебных джунглях есть люди, было их собственное натужное дыхание. Однажды, правда, Таскер случайно выстрелил из своей винтовки, едва не попав в идущего впереди солдата – пуля прошла в какой-нибудь четверти дюйма от его уха. Это было серьезным проступком, и Таскеру грозил военный трибунал. Действуя в полном соответствии с каким-то подпунктом какой-то статьи дисциплинарного устава Королевских вооруженных сил, Дрисколл доложил о происшествии, но офицер артиллерийско-технической службы, к которому в конце концов попало дело Таскера, как раз в тот день куда-то засунул свой автомат и поэтому не мог спокойно вынести даже упоминания о трибунале.

Отделение под командой Любезноу двигалось менее сложным маршрутом, направляясь к кампонгу – малайской деревне, стоявшей на берегу ленивой зеленой реки к югу от лагеря. Отряд шел, как всегда, осторожно, то скрываясь в кудрявых зарослях на краю леса, то снова выбираясь на свет.

Бригг, которого одолевали дурные предчувствия, держал свою короткую винтовку наперевес и отчаянно вертел головой. Дело кончилось тем, что он чуть не налетел на огромный муравейник высотой футов в семь. Сам Бригг почти не пострадал, однако ствол винтовки основательно забился грязью, полусгнившей листвой и муравьями, которых поместилось там не менее трех тысяч. Чистить оружие было некогда, и Бригг только усердней обычного молился, чтобы ему не пришлось сегодня стрелять.

А Любезноу явно что-то задумал. Когда опушка леса была уже совсем близко, он вдруг остановил отряд на большой, круглой, как тарелка, поляне, посреди которой лежал яркий солнечный блин, похожий на свет театрального прожектора. Трава здесь была сухой, жесткой и кишела насекомыми. За деревьями на южном краю поляны находилась деревня – оттуда доносились детский плач, визг пилы и медленный, монотонный мотив малайской песни.

Любезноу сказал:

– Мы должны прочесать деревню. Внимательней осматривайте дома – жители могут прятать оружие и боеприпасы для бандитов из джунглей. Я, во всяком случае, был бы очень удивлен, если бы у них ничего такого не оказалось. Наша задача – собрать жителей на площади в центре деревни, а потом пройтись по их лачугам. За мной!…

Десять человек быстро миновали узкую полоску зелени и вышли под яркое солнце на окраине малайской деревни.

При их появлении в селении мгновенно воцарилась тишина. Молодые девушки, певшие за широкой рамой ткацкого станка, замолчали и повернули к ним желто-коричневые лица с округлыми, мягкими чертами. За деревней сверкала на солнце широкая речная излучина, где в лодках работало несколько мужчин. Завидев солдат, они поспешно причалили к берегу и двинулись к центру поселка. Голые коричневые мальчишки перестали швырять друг в друга камнями; отечная старуха, сидевшая в дверном проеме одной из хижин и укачивавшая хнычущего младенца, замерла. Из-за домов вышла кудлатая дворняжка и не спеша обнюхала колени Любезноу. Очевидно, сержант не произвел на нее особого впечатления, так как она обошла его кругом и, не оглядываясь, потрусила прочь.

– Отделение, стой! – во все горло рявкнул Любезноу, напугав даже птиц в кронах деревьев. Отряд остановился. Из домов, из теней между домами бесшумно появлялись все новые и новые малайцы. Собравшись в кучу, они стояли неподвижно и настороженно молчали.

Невольно Бригг отметил, что сержант начал с девушек. Он велел им подняться и, указывая на центральную площадь, резко приказал:

– На середину! Все на середину! Марш! Испуганные девушки нетвердым шагом двинулись к центру деревни. Тем временем из лодок, продолжавших причаливать к берегу, выбралось еще несколько мужчин, и один из них – ладный, широкоплечий, одетый в белую рубашку и саронг – с достоинством пошел навстречу Любезноу.

Бригг подумал, что малаец очень красив. Выражение его лица было спокойным, почти безмятежным, тогда как резкие черты сержанта искажала злобная гримаса. Невольно сравнивая обоих, Бригг просто не мог не пожалеть, что япошки не перерезали Любезноу глотку, когда у них была такая возможность. – Стало быть, ты тут главный? – обратился Любезноу к старосте таким тоном, словно тот был презренным новобранцем. – А ну-ка, собери своих людей на площади, да поживее.

Малаец развел руками и что-то сказал Любезноу. От бешенства сержант словно одеревенел и только свирепо вращал глазами. Молодые солдаты растерянно молчали. Жителя деревни тоже не проронили ни звука.

Потом малаец плавно повернулся и, сделав шаг к центру пыльной площади, обратился к односельчанам, очевидно приглашая их исполнить требование сержанта. Голос у него был гулким, как колокол.

Малайцев оказалось где-то около ста. Быстро, но без суеты, они собрались на свободном пространстве в центре поселка. Большинство женщин держали на руках грудных младенцев, двое юношей поддерживали под руки старую толстую женщину.

Таскер, стоявший рядом с Бриггом, прошептал:

– Он просто нацист. Настоящий вонючий наци…

На мгновение Бриггу показалось, что сержант услышал эти слова, так как он с угрозой шагнул к ним, но оказалось, что Любезноу просто хотел разбить их на двойки для прочесывания.

Крытые тростником дома поселка стояли на сваях – подальше от земли, подальше от всяких ползучих тварей и весенних паводков; их стены были сделаны из смешанной с глиной соломы и листов гофрированного железа. Внутри было полутемно, остро и резко пахло чем-то незнакомым, по застеленному циновками полу были разбросаны грязные тряпки. Мебель если и встречалась, то самая примитивная, зато стены пестрели яркими, вырезанными из журналов картинками и портретами кинозвезд.

Заглянув в одну из хижин, Бригг и Таскер почти сразу же вышли. Искать там оружие было бесполезно, так как вся обстановка состояла из закопченного кухонного горшка. Затем они вскарабкались по бамбуковой лесенке в следующий дом.

Любезноу был уже там. Огромный, сутулый, он стоял широко расставив ноги и, раздувая щеки, смотрел сверху вниз на юную малайку, лежавшую на полу под одеялом.

– Вставай, – сказал сержант негромко. Похоже, он даже не слышал, как в хижину вошли Таскер и Бригг. В его голосе было что-то такое, что в горле у Бригга пересохло, а Таскер побелел как полотно.

– Вставай, подружка, – твердо повторил сержант. Наклонившись, он схватил девушку за руку или за плечо и рывком заставил подняться.

Малайке было не больше пятнадцати лет. Ее лицо выглядело испуганным, но держалась она спокойно, продолжая прижимать к груди одеяло.

Бригг и Таскер видели, что Любезноу уже не в силах справиться с собой. Протянув руку, он рванул одеяло на себя. Одеяло упало, но девушка не вздрогнула, не пошевелилась. Она осталась стоять, как стояла, а сержант беззастенчиво ее разглядывал.

Она была совсем худенькой. Светло-коричневого оттенка кожа буквально просвечивала, острые молодые грудки торчали вперед, длинная шея плавно переходила в покатые гладкие плечи, бедра были узкими и изящными, а между ними темнел треугольник шелковистых волос. Бригг услышал, как Таскер издал негромкий чмокающий звук.

«Эй ты, грязный мерзавец! Оставь ее в покое!» – едва не крикнул Бригг. Ему хотелось броситься на сержанта, ударить по затылку прикладом и уложить наповал, но он только сказал:

– Она больна, сарж. Местные говорят – у нее лихорадка. Это может быть заразно, сарж.

Любезноу резко обернулся. Он никак не ожидал увидеть их здесь и ужасно разозлился. Еще немного, и он приказал бы обоим убираться – Бригг и Таскер сразу это поняли, но Любезноу взял себя в руки. Повернувшись к девушке спиной, он шагнул к выходу.

– Там могло что-то быть, – с нажимом сказал он. – Она могла прятать под одеялом ружье или еще что-то в этом роде. Желтомазым нельзя доверять, они только и ждут, чтобы нанести тебе удар в спину.

Любезноу начал спускаться по лестнице, но Бригг заметил, что сержанта все еще трясет. За каждую перекладину он цеплялся с такой силой, что суставы его пальцев становились белыми от напряжения. Только оказавшись на твердой земле, Любезноу, казалось, немного пришел в себя. Собрав подчиненных, он быстро повел их прочь из деревни.

Когда отряд снова оказался на ведущей к лагерю тропинке, Бригг заглянул в ствол своей винтовки, все еще забитый трухой, и подумал, как здорово было бы засунуть его в задницу Любезноу – вместе с муравьями и прочим.

Сержант Фред Орган действительно весил не меньше двадцати двух стоунов. Он не мог бегать, не мог прятаться в траве, поэтому его часто оставляли дежурить по лагерю и даже сделали ответственным за солдатское кафе, разместившееся в самой просторной палатке. Над входом в палатку сержант Орган повесил кусок картона, на котором собственной рукой начертал: «Бар Фреда».

«Бар Фреда» открывался поздно вечером, когда на дежурство заступала вторая смена. Тогда в палатке зажигались две керосиновые лампы, битком набитые ночными насекомыми, и оживал прикрученный проволокой к центральному столбу громкоговоритель. Фред всегда включал его на полную мощность, чтобы и люди, и обезьяны в роще за оградой, и все прочие обитатели джунглей могли познакомиться с искусством таких замечательных исполнителей, как сестры Эндрюс.

Солдатские палатки освещались тусклыми, то и дело гаснущими карбидными лампами. Когда сгущались сумерки, они загорались слабым чахоточным светом, а обитатели палаток, пригибаясь, выбирались наружу и спешили через темный остывающий плац в бар к Фреду. Там они усаживались со стаканами пива вокруг установленных на козлах выскобленных столов, и тусклый свет керосиновых ламп падал на их лица, превращая глазницы в темные колодцы, а рты – в глубокие пещеры. Коричневые и красные от солнца руки покоились на гладком дереве. Разговор был громким и грубым. Время от времени кто-нибудь принимался петь.

Любезноу облокотился на край длинного стола прямо напротив Синклера, который пытался вспомнить, как по пятницам ходит восьмичасовой экспресс из Биркенхеда в Юстон и меняет ли он тягу в Рагби.

– В прежние времена, – сказал Любезноу, – здесь, в Сингапуре, была только одна дорога через чертовы джунгли – по трубе водовода. Ты понимаешь, о чем я?… Труба До сих пор цела.

– Да, – кивнул Синклер. Он вспомнил, что экспресс меняет локомотив в Рагби только по субботам.

– Это была очень удобная дорога, – продолжал Любезноу. – Япошки никак не могли взять в толк, как мне удается так быстро пересекать джунгли. Я появлялся у водохранилища, снимал ихнего часового, а через несколько минут был уже на шоссе Букит-Тимах. Им невдомек было, что я взбирался на трубу и бежал по ней что есть духу. Кое-кто до сих пор считает япошек головастыми ребятами, но они ими не были, нет, не были…

Дрисколл сидел на противоположном конце стола, положив на столешницу крепкую ногу в ботинке. Он снова пытался зажмурить свой непокорный глаз, медленно закрывая его одновременно с другим до тех пор, пока масляные лампы не начинали двоиться и расплываться. Когда все вокруг погружалось в темноту, Дрисколл медленно открывал правый глаз, стараясь, чтобы левый оставался закрытым. Это никогда не срабатывало, не сработало и сейчас. В конце концов сержант оставил свое занятие, сделал знак Фреду налить еще пива, а сам стал пристально рассматривать Любезноу, столь не любезного его сердцу.

Любезноу сказал Синклеру:

– Они думали, что я – какой-нибудь призрак. Просто призрак – и все! Что ты на это скажешь? Они сами говорили мне об этом, когда в конце концов изловили и отправили в Чанги. Они думали, что я – призрак!

«Наверное, строительство нового локомотивного депо в Стоунбридже уже закончено, а когда я вернусь домой, новая стрелка в Сент-Панкрасе тоже будет введена в строй, – размышлял Синклер. – На линию выйдут первые мощные дизели. Тогда я смогу сбросить надоевшую форму и сбегать на станцию "Ройял Оук", чтобы поближе рассмотреть тепловозы "Уэстерн" и повидаться с мистером

и миссис Бут».

Как и Синклер, супруги Бут часто приходили на вокзал в Уилдстоне, чтобы увидеть мчащиеся на всех парах лондонские экспрессы. Они даже собирались провести на четвертой платформе Уилдстона весь свой медовый месяц, но несколько недель назад мистер Бут написал Синклеру, что они с женой поссорились. Миссис Бут заявила, что ей надоело проводить каждое воскресенье на железнодорожной развязке в Уилдстон-Мидлэнд, и некоторое время положение оставалось очень серьезным, однако происшедшие недавно перемены явно пошли молодоженам на пользу. Переезд на станцию «Ройял Оук», расположенную на более оживленной ветке, предотвратил крушение их брака.

– …Конечно, – продолжал Любезноу, – когда в Чанги мне сдавливали тисками большие пальцы на ногах, мир вовсе не казался смешным. И так несколько раз! Меня, видишь ли, было очень трудно удержать в лагере. Я ничего не боялся. Выбраться из Чанги для меня было так же просто, как встать утром с постели. Кроме того, я был уверен, что япошки не посмеют меня расстрелять, даже если поймают, потому что тогда восстанут другие пленные. А они могли восстать, потому что в Чанги я был кем-то вроде крайнего, который один отдувается за всех. Ты понимаешь, что я имею в виду?

– Да, – снова кивнул Синклер.

Приподняв полог, в палатку вошел Бригг. Он взял пиво и сел за один из столиков напротив Любезноу. В заднем кармане у Бригга лежало недописанное письмо к Джоан, которое он не смог закончить, так как карбидка в его палатке начала мучительно мигать и гаснуть. Кроме того, он никак не мог отделаться от мыслей о малайской девушке, с которой Любезноу сорвал одеяло, о ее молодых грудках, а также о Джоан и о Филиппе Раскин. И о Люси, милой Джюси-Люси, которая подарила ему крепкое мужское счастье – бесконечное блаженство, длившееся одну ночь, и несколько мучительных часов, которые он провел в туалете, разглядывая себя в поисках зловещих пустул.

В огромной, похожей на пещеру палатке собралось человек тридцать. Три карточные школы заняли три стола в глубине. Оттуда доносились звонкие шлепки карт по дереву, стоны разочарования и смех. Остальные – солдаты из пенглинского гарнизона и из других мест – сидели обособленными группками, отгороженные друг от друга стеной молчания.

Дрисколл гадал, как начальник штаба ухитрялся заметить его дефект. Синклер с наслаждением вспоминал развязку перед Севернским тоннелем. Любезноу в подробностях описывал свои многочисленные эскапады, а Бригг мысленно ложился в постель с Филиппой Раскин. Толстяк Фред разносил пиво.

А потом все остановилось. Остановилась музыка, лившаяся из громкоговорителя, и голос диктора объявил, что сейчас начнется программа новостей. В палатке воцарилась тишина, хотя снаружи, под плодородной луной, продолжали неистовствовать сверчки, а в болоте надрывались лягушки. Солдаты же только еще ниже склонились над своими стаканами и замолчали, прислушиваясь.

Фред Орган беспокойно шевельнулся за своей импровизированной стойкой и смахнул с нее несуществующую пыль. Лица солдат, освещенные тусклым светом коптящих керосиновых ламп, застыли, стали пустыми и жесткими. Как и каждый вечер, все ждали новостей из далекого дома. Наконец зазвучал голос диктора; его размеренная и четкая речь понеслась над лагерем, над джунглями, над деревьями, в вершинах которых дремали равнодушные обезьяны. Им было наплевать и на снежные заносы в Апеннинах, и на дебаты в Парламенте, и на розыгрыш Кубка Футбольной ассоциации.

После выпуска новостей все чувствовали себя чуточку несчастнее и некоторое время сидели не шевелясь. Наконец, – медлительно, неуверенно, то ли как верующие на причастии, то ли как неприкаянные души, ищущие дорогу в недоступный для них мир теней, – солдаты задвигались и потекли к стойке, чтобы заказать еще пива.

Земляной пол в палатке не был идеально ровным, и стол, за которым сидел Дрисколл, стоял немного криво. Сержант давно обратил на это внимание, но только сейчас он поднял стакан и, налив на стол немного пива, стал смотреть, как прямой и быстрый ручеек покатился под уклон – туда, где, положив на столешницу мощные, словно из дерева выточенные локти, сидел Любезноу. В нужный момент Дрисколл добавил еще жидкости, и ручеек, замерший было на полпути, снова побежал вперед, став при этом несколько шире. Сам сержант с видимым интересом наблюдал за его продвижением. Изредка желтая, словно масляная, струйка пива притормаживала, огибая сучки и щербины на дереве; один раз она вынуждена была задержаться надолго, так как путь ей преградил сигаретный окурок, однако в конце концов она достигла лежавших на столе рук Любезноу и попыталась проникнуть под ними.

Любезноу отдернул руки с таким проворством, словно прикоснулся к змее, и пиво хлынуло дальше широким потоком. Вот поток раздвоился, огибая полупустую кружку сержанта, и снова сомкнулся за нею. Дрисколл продолжал лить пиво на стол. Взгляд Любезноу двинулся вверх по течению – и встретился с насмешливым взглядом первого сержанта.

– Что это ты, черт побери, делаешь? – осведомился Любезноу.

– Вот досада! – фыркнул Дрисколл. – Извини, я, кажется, пролил немного пива.

Возобновившиеся было шум и разговоры снова стихли. Разумеется, это произошло не сразу: сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, словно рушилась стена, и наконец все смолкли. «А тот парень из Манчестера оказался педиком…» – произнес в полной тишине чей-то одинокий голос и оборвался, не закончив фразы. Все лица повернулись к сержантам.

Любезноу молча рассматривал Дрисколла. Оба все еще сидели за столом на противоположных концах длинной деревянной скамьи.

– Я слышал, – ровным голосом сказал Дрисколл, – что кое-кто сегодня отличился. Блестящая операция по захвату деревни, так мне сказали…

Широкое лицо Любезноу сделалось жестким, как высохшая глина.

– Это была просто тренировка, – сказал он после непродолжительного молчания. – Чтобы показать этим сосункам, что к чему…

– Разумеется, – согласился Дрисколл. – Но ты, кажется, неплохо провел там время?

Бригг задумался, что имел в виду Дрисколл. Очевидно, тем же вопросом задался и Любезноу, который метнул на Бригга острый взгляд. Бригг отвернулся.

– На что ты намекаешь? – спросил Любезноу.

– Ни на что. Просто эти малайцы никогда не причиняли нам неприятностей. Насколько мне известно, они даже помогали нам чем могли. До сегодняшнего дня…

– Что за дерьмо?! – воскликнул Любезноу.

Краем глаза Бригг видел, как Фред Орган замахал своими большими белыми руками словно двумя веерами, отчего его большой живот, лежавший на стойке, тоже пришел в движение.

То, что сделал Дрисколл, было старой как мир школьной шуткой. Он просто встал, встал внезапно и быстро, освободив свой конец скамьи. Скамья взлетела вверх, словно открывающаяся крокодилья пасть, и Любезноу покатился на земляной пол.

Схватившись сначала за стол, а потом – за протянутую руку Синклера, Любезноу неловко подтянулся и встал. Отряхнув колени, он двинулся вокруг стола к Дрисколлу, который уже стоял на свободном пространстве в центре палатки.

Ближайшие к ним солдаты засуетились, торопясь убраться с дороги. Несколько человек одновременно вскочили, опрокинув стол, и на пол полилось пенистое пиво.

Но Дрисколл и Любезноу так и не успели сойтись. Двигаясь с удивительным для своей фигуры проворством, сержант Фред Орган втиснулся между бойцами. Казалось, он был целиком сделан из колышущейся резины; в его теле не было ни капли мускулов – только фунты и фунты жира – но он был тяжелее обоих вместе взятых. Он положил одну пухлую ладонь на грудь Дрисколла, вторую – на грудь Любезноу, и эти мягкие, как подушки, руки удержали сержантов от столкновения. Дрисколл, правда, стоял неподвижно, но Любезноу продолжал напирать, и ладонь Фреда остановила его.

– Не вздумайте!… – громко выкрикнул Фред Орган испуганным бабьим голосом. – Не здесь!

Сейчас Фред был похож на нервного полисмена, регулирующего уличное движение.

– Не здесь, – повторил он и, строго поглядев на противников, прошептал с укоризной: – Вы же сержанты, не забывайте…

Дрисколл, который мысленно уже приготовился ради правого дела расстаться со своими сержантскими шевронами, рассмеялся и сказал:

– Все в порядке, Фред. Я и не собирался драться.

С этими словами он повернулся и вышел из палатки в темноту, что-то напевая себе под нос. Орган убрал руку с груди Любезноу и положил на плечо.

– Выпей, – предложил он.

Любезноу состроил недовольную мину, однако покорно последовал за Фредом и, получив бесплатную пинту пива, устроился с ней за дальним столиком. Бригг, исподтишка за ним наблюдавший, видел, как пальцы Любезноу беспокойно стискивают бокал.

Фред вернулся за стойку и принялся протирать пивные стаканы. От быстрых движений складки жира на его шее, на щеках и на обнаженных руках тряслись, словно желе.

В палатке было по-прежнему тихо. Почти никто не разговаривал, и никто, кроме Дри-сколла, не ушел. Посетители «Бара Фреда» сидели неподвижно, как деревянные колоды, освещенные тусклым светом ламп.

– Бесплатную кружку пива тому, кто споет песню, – сказал Фред голосом заботливой мамаши из женского кружка по воспитанию детей. – По-моему, дело того стоит, как вы считаете?

Очевидно ему очень хотелось, чтобы его бар был самым веселым и беззаботным местом в лагере.

Не успел он договорить, как в палатку вошел Таскер.

– Вот и я, сарж, – громко объявил он. – Где твое пиво?

Он прошел к стойке, и Фред с готовностью нацедил ему большую кружку.

– Что это вы такие кислые? – спросил Таскер Бригга, усаживаясь рядом на скамью и закидывая ноги на стол. Приподняв кружку, он отпил небольшой глоток, потом поставил ее на стол рядом с ногами, облизнул губы и заорал во все горло:

Она была большой, как лошадь,
Жирной, как свинья.
Волосы у ней на брюхе,
Росли густо, как трава-а…!

– Эй, только не эту песню, сынок!… – строго окликнул его Фред. – Спой что-нибудь поприличнее. Или ты не знаешь приличных песен?

– Но это вполне приличная песня, Фред, – жалобно возразил Таскер. – Чего ты от меня хочешь? Чтобы я спел государственный гимн?

Фред Орган вышел из-за стойки.

– Тогда мне придется забрать пиво назад, – сказал он.

– Не надо, – быстро откликнулся Таскер. – Я спою. Подожди минутку, я как раз вспоминаю одну…

– Спой сам, Фред, – предложил кто-то. – Не стыдись.

– Спойте, сержант! – дурачась как дети подхватили и остальные, – Спой песенку, Фредди!

И Фред запел, запел прежде, чем затих шум. Положив руки на свой громадный выпяченный живот, он выводил полным печали голосом:

Моя любимая уехала туда,
Где я ее не встречу никогда,
А я остался тосковать один,
Разбито сердце, как пустой кувшин…

Предпоследнюю строчку Фред пропел особенно выразительно, нисколько не скрывая своих чувств. Его голос звучал едва слышно, оплакивая в мелодичном припеве печальную судьбу влюбленных. Песня лилась все дальше, и Бригг, поглядев на Фреда, увидел, что катящийся по его лицу пот стекает по горлу, где под складками жира ходит ходуном кадык.

«Добрый толстяк, старина Фред! – подумал Бригг. – Что он делает здесь, в этих ужасных джунглях, почему его песня о далекой родине звучит в этой душной палатке, при свете керосиновых ламп, вокруг которых кружатся москиты и тропические ночные бабочки? И почему он позволяет мальчишкам, которые по недоразумению называются солдатами, делать из себя посмешище? Гораздо больше ему пристало стоять где-нибудь в «Миле и Дороге» – старом добром английском пабе, где его бы и слушали, и ценили…»

– …А я остался тосковать один… – плакал Фред, и лицо его вздрагивало. Наконец он замолчал и вытер щеки и подбородок грязным носовым платком. С трудом сглотнув, он смутился и неловко юркнул за стойку. Собравшиеся в палатке солдаты дружно захлопали в ладоши.

Начальник учебного сбора полковник Уилфрид Бромли Пикеринг строго следил за тем, чтобы не слишком утомлять занятиями вверенных его попечению молодых солдат. По его распоряжению, сразу после обеда лагерь выставлял часовых и целый час мирно спал в палатках. После короткого сна наступало время активного отдыха, когда обучаемые отправлялись к морю – купаться или играть на песке в футбол.

Было три часа пополудни, когда Бригг выбрался из палатки и двинулся через лагерь к небольшой поляне на морском берегу. Бригг был в одних плавках, и как только он вышел из-под деревьев, солнце, как тигр, бросилось ему на спину. Пыль на плацу в центре лагеря обожгла его босые ступни, а сыпучий песок пляжа был таким горячим, что по нему было больно ступать.

Бригг встал слишком рано. На пляже, который, изогнувшись наподобие бумеранга, окружал небольшую лагуну, еще никого не было. Безмятежное море почти не шевелилось, лениво накатываясь на берег и медленно отползая обратно. Голубое небо сверкало, как хрусталь, а тяжелые перья пальм висели неподвижно, точно свинцовые.

Бригг подумал, что для полноты картины на пляже не хватает нескольких обнаженных женщин и, оттянув спереди шнурок плавок, украдкой заглянул в них, опасаясь получить весточку от Люси.

Потом он по пояс зашел в воду и неуклюже выплыл на середину лагуны, невольно вспомнив о том, что из Сингапура на полуостров они прибыли на десантно-транспортном судне. На таком способе доставки сумел настоять полковник Пикеринг, требовавший этого для своих молодых солдат чуть не со слезами на своем здоровом глазу. По его мнению, морское путешествие было самым безопасным, так как двигаясь сушей, колонна могла наткнуться на партизанскую засаду. К несчастью, десантное судно не смогло подойти достаточно близко к берегу из-за каких-то кораллов или подводных камней, и им пришлось брести к берегу по пояс в теплой воде, как при настоящей высадке. После того как они добрались до прибрежного песка, многие вернулись в море и прошли через волны прибоя еще раз, чтобы Таскер успел сделать несколько снимков, которыми можно было бы при случае прихвастнуть.

Повернувшись в воде, Бригг лег на спину, мечтательно уставившись в сверкающее, словно выкованное из голубоватой нержавеющей стали, небо. Что-то твердое толкнуло его в плечо, и он в тревоге скосил глаза. Это оказался всего лишь расколотый в длину кусок пальмового ствола – широкий и плоский, как большая рыба. Крепкие древесные волокна все еще удерживали его половинки вместе, и Бригг легко вскарабкался на этот довольно устойчивый плот. Болтая в воде ногами, он сдвинул свой корабль с места и не спеша поплыл к берегу, изредка помогая себе руками.

К этому времени на пляже появилось еще несколько человек, среди которых Бригг разглядел Таскера, гонявшего футбольный мяч с компанией шоколадно-коричневых малайских мальчишек. Таскер прилично играл в футбол и поэтому постоянно оказывался в самой толчее, требуя пас или сбрасывая мяч себе под удар головой. Мальчишки с криками носились вокруг него, падали, взрывали босыми ногами тучи песка или брызг, когда кто-нибудь из них вел мяч по самой кромке воды. Веселая игра сопровождалась почти непрерывным хохотом и азартным визгом.

Несколько минут Бригг лениво наблюдал за ними, потом снова заработал в воде ногами. Он видел, как на берег вышел Фред Орган – огромный, толстый, бело-розовый, одетый в зеленые шорты. Фред величественно прошествовал к морю – к прохладной прозрачной воде. Бриггу он сразу напомнил гигантских размеров пожилую даму, обильно потеющую под пляжным солнцем.

Фред Орган – сержант Королевской армии с тридцатью годами службы за плечами, номинальный супруг и отец двоих детей, бармен, певец, толстяк – медленно спускался к смирным волнам. Со всех сторон его окружал чудесный пляж и кланялись пальмы. Никто еще не знал, что в этом прекрасном мелком песке скрывается двадцать восемь противопехотных мин, оставленных британскими войсками в 1942 году после поспешного отступления из Баксинга.

Один из малайских мальчишек совершил головоломный прыжок за мячом, но тот только скользнул по его вытянутой ноге и подкатился к ногам Фреда Органа.

Таскер, приплясывавший от нетерпения перед воротами противника, крикнул:

– Эй, сарж, я здесь! Навешивай!…

Фред подковылял к мячу и попытался нанести по нему сильнейший удар, но промахнулся. Бригг услышал громкий и дружный мальчишеский смех, а в следующее мгновение Фред Орган внезапно исчез в вихре взлетевшего вверх песка и черного дыма. Грохот взрыва донесся до Бригга секунду спустя. Пронесшаяся над морем ударная волна чувствительно толкнула его в лицо и сбросила с бревна в воду.

Когда Бригг добрался до берега, Фред лежал на песке неловко повернув голову набок.

у него совсем не было ног, а зеленые шорты стали черно-красными от крови.

Таскер, заикаясь и глотая слезы, опустился на колени рядом с сержантом и осторожно приподнял обеими руками его большую голову. Невидимая Бриггу щека Фреда, которая была внизу, тоже оказалась в крови и в песке.

– Господи, сержант, – всхлипнул Таскер. – Совсем не обязательно было бить так сильно!…

Но Фред Орган, – футболист-тяжеловес, решивший сыграть в футбол старой противопехотной миной, – уже ничего не слышал.

5

Ужас, пережитый Бриггом при виде распростертого на песке тела Фреда Органа, был пустяком по сравнению с навязчивыми кошмарами, которые начали преследовать его после похорон. Самое жуткое заключалось в том, что при жизни Фред весил двадцать два стоуна, а похоронили они от силы девятнадцать.

Даже несколько месяцев спустя, лежа без сна на койке в пенглинской казарме, Бригг мучительно размышлял над тем, куда подевались ноги старины Фреда. Лай бездомных собак часто будил его по ночам, и Бригг оказывался один на один с мыслью, от которой никак не мог избавиться. Почему они не нашли ни лоскутка от заплывших жиром ног Фреда? На пляже не осталось даже клочьев ботинок, которые могли бы направить их поиски, потому что Фред вышел на свою последнюю прогулку босиком. Ни следа от Фреда.

Вот как вышло, что прощальный салют прогремел над могилой, в которой покоилось лишь восемь десятых Фреда Органа – над вырытой в жирной земле джунглей одинокой могилой, вокруг которой молча стояли прямой, как палка, и бледный, как смерть, сержант Дрисколл, поминутно сгонявший с мясистого носа надоедливых мух. Любезноу и еще несколько солдат пенглинского гарнизона не могли ни сдержать слез, ни справиться с владевшим ими страхом. В траурной церемонии приняло участие и еще одно живое существо – маленькая обезьяна, которая, прикрыв глаза крошечными лапками, сидела на дереве над самой головой Бригга. За все время она ни разу не пошевелилась, очевидно полагая, что раз она не видит людей, значит, и они ее не видят.

Прибывшие саперы прочесали побережье и нашли еще двадцать семь противопехотных мин, которые кто-то позабыл на пляже в 1942 году. Эти мины тоже были спрятаны в песке, однако от того места, где обычно резвились прибывшие на тренировочный сбор солдаты, до них было не меньше полумили.

Навязчивый кошмар, причиной которого были и оторванные ноги Фреда Органа, и неумолчный лай и грызня собак, в конце концов вынуждали Бригга поворачиваться на кровати и будить Сэнди Джекобса.

– Сэнди, – говорил Бригг, – эти паршивые собаки совершенно распоясались. Они сведут меня с ума: я опять думаю о том, куда девались ноги Фреда.

Сэнди было очень приятно будить посреди ночи. Он никогда не ворчал и не сердился, и готов был болтать с Бриггом хоть до самого рассвета. Особенно часто и охотно Сэнди рассказывал о своем доме и о преследованиях, которым подвергался его еврейский папаша со стороны шотландцев. На протяжении многих лет отец Сэнди играл в духовом оркестре Эрдри на большой трубе-баритоне, но однажды на футбольном матче какой-то шутник бросил в сверкающий медный раструб инструмента горящий фейерверк. Фейерверк взорвался глубоко внутри баритона, наполнив легкие Джекобса-старшего горячим дымом и огнем, и с тех пор он больше не прикасался к своему любимому инструменту.

В одну из ночей речь зашла об обрезании. Сэнди много знал об этой древней традиции. Он-то и сообщил Бриггу, что один из прикомандированных к кухне солдат сделал обрезание в гигиенических целях и только недавно вернулся в часть после полагавшегося по болезни десятидневного отпуска.

Благодаря проникавшим в балконную дверь кинжальным лунным лучам, в казарме было довольно светло, и Бригг, не тратя зря времени, бросился будить Таскера и Лонтри.

– Если мы сделаем себе обрезание, – сообщил он, – то каждый из нас получит десятидневный медицинский отпуск.

– Отстань, – проворчал Таскер и, ухватившись за край простыни, натянул ее на голову. Лонтри остался сидеть на койке, но голова его почти сразу упала на грудь, и он заснул.

Бригг снова принялся трясти друзей.

– Да послушайте же!… – горячо шептал он, наклонившись к самой голове Таскера. – Слушай, ты, идиот! Десять дней отпуска! Десять дней, если сделать обрезание!

– Ну хорошо, – сонно согласился Таскер. – Расскажи еще раз. Если я сделаю себе обрезание… Если я сделаю что?!…

– Обрезание, – с бесконечным терпением пояснил Бригг. – Как Сэнди Джекобс. Только ему сделали обрезание, когда он был совсем маленьким.

– Отстань, – зевнул Таскер. – Отстань, ради всего святого!

Бригг посмотрел на Лонтри, который продолжал спать сидя. Неожиданно он качнулся и рухнул на подушку, словно его хватил удар. Пожав плечами, Бригг с сожалением вернулся на койку. Собаки замолчали, и он даже сумел на некоторое время забыть о ногах Фреда, ибо его разум был переполнен приятными мыслями о том, как лучше воспользоваться десятидневным отпуском.

Наконец Бригг крепко заснул и спал целых десять минут, когда Таскер разбудил его, потеребив за ухо.

– Сколько, ты говоришь, отпуск? – спросил он.

– Какой отпуск? – сонно удивился Бригг.

– За обрезание. Ты же сам только что говорил…

– А-а… – зевнул Бригг. – Десять дней, а что?

– Тогда нужно обратиться к врачу завтра же утром.

– Но не всем сразу, – возразил Бригг. – Надо растянуть это хотя бы на несколько дней. Как ты думаешь, это больно?

– Больно? Нисколько. К тому же, без этого кусочка нам будет намного удобнее.

Примерно через неделю после описанного выше исторического разговора шестеро обитателей казармы пенглинского гарнизона встретились в одной палате Британского военного госпиталя в Сингапуре. В их компанию случайно затесался рядовой Джордж Фенвик. Уши у него по-прежнему болели, но не сильнее, чем тогда, когда он регулярно погружал их в хлорированную воду бассейна; очевидно, они уже адаптировались к регулярным купаниям, зато Фенвик, проводивший в воде почти все свободное время, заработал ревматические боли в плече, которое теперь лечил в терапевтическом отделении.

Когда для проведения обрезания по медицинским показаниям в госпиталь поступили Бригг и Таскер, Фенвик уже был здесь старожилом.

– Премерзкое место, – первым делом сообщил он. – Каждый день – утром и после обеда – меня ведут в холодную комнату, в которой к тому же здорово воняет, и велят крутить огромное тяжелое колесо. Четыреста оборотов.

– Дважды в день? – тут же уточнил Таскер.

– Ага, – кивнул Фенвик. – У них там есть такие специальные часы, которые показывают, сколько раз я крутанул это колесо. К тому же к комнате приставлена медсестра, настоящая старая ведьма, которая не выпускает меня оттуда, пока я не поверну штурвал положенное число раз. Это, ребята, здорово смахивает на камеру пыток, уж вы мне поверьте…

– И как эти упражнения повлияли на твои уши? – осведомился Бригг.

– Это не для ушей, – пояснил Фенвик. – Я стараюсь осуществлять свой план, но пока я здесь, мне не удается и близко подойти к плавательному бассейну, и проклятые перепонки с каждым днем чувствуют себя все лучше. У меня в плече ревматизм – вот зачем они заставляют меня вертеть колесо.

– Может быть, тебя комиссуют из-за ревматизма? – предположил Бригг.

Фенвик уставился на него во все глаза.

– Об этом я как-то не подумал, – прошептал он наконец, расплывшись в мечтательной улыбке. – Господи! Как же я сам не сообразил! Если притвориться, будто боли распространились по всему телу и я колена не могу согнуть, то, пожалуй, мне удастся добиться досрочного увольнения по болезни. А как ты думаешь?

– Как тут обстоит дело с сиделками? – поинтересовался Таскер.

– Ужасно, – ответил Фенвик.

– Так-таки и нету ни одной хорошенькой? – с мольбой переспросил Таскер. – Ни одной не слишком страшненькой?

– Ну, – милостиво признал Фенвик, – есть тут одна ночная сестра с очень приятным голосом, да и фигура у нее ничего. Когда она проходит мимо, я нарочно выставляю в проход руку, чтобы она на нее наткнулась. Тогда сестра начинает ворчать, что она, мол, думала, будто у меня ревматизм…

– А как она выглядит? – продолжал допытываться Таскер. – Какое у нее лицо?

– Ничего особенного, – пожал плечами Фенвик, уже слегка утомленный настойчивостью товарищей. – Вот голос у нее действительно приятный.

Через день после Бригга и Таскера в тот же госпиталь были приняты Лонтри, Лонгли с его выпуклой грудью и Синклер. Офицер медицинской службы в Пенглине беспробудно пил, спасаясь от жары, и одним махом отправил всех троих в сингапурский госпиталь для гигиенического обрезания.

Чтобы не терять времени даром, Синклер приволок с собой «Атлас железных дорог мира», в котором было ровным счетом пятьсот девяносто три страницы, а Лонгли выражал робкие надежды, что пока он будет лежать в госпитале по поводу сложной операции, медики сумеют что-нибудь сделать с его горбом, который почему-то вырос спереди, а не сзади.

В тот же день после обеда всех пенглинцев, включая примкнувшего к ним в последний момент Фенвика, прооперировали и отправили обратно в палату, туго перевязав их раны узким белым бинтом.

– Что-то сильно болит, – шепнул Таскер Бриггу, томившемуся на соседней койке.

– И у меня, – ответил тот. – Уж не знаю, стоило ли терпеть… Ну, ничего, зато теперь нам дадут отпуск.

– Сильно болит, – пожаловался Фенвик Лонтри, который лежал рядом с ним.

– И у меня. Интересно, зачем евреи делают это со своими младенцами? – отозвался Лонтри.

Потом в палату вошла сиделка Блессингтон – та самая, с приятным голосом и фигурой. Таскер посмотрел на нее прикрыв лицо краешком одеяла. Так же поступил и Бригг. И Лонтри тоже.

Блессингтон была одета в девственно чистый белый халат. Ее лицо, как и предупреждал Фенвик, не отличалось красотой, зато длинные ноги имели вид прохладный и соблазнительный.

– Добрый вечер, – поздоровалась Блессингтон с Таскером, опершись руками на спинку его кровати. – Как мы себя чувствуем?

Таскер, пожиравший сиделку глазами, с энтузиазмом тряхнул головой, и она продолжила негромко беседовать с ним, одновременно поглаживая торчащие из-под одеяла пальцы ног счастливца.

– О-о-о-ох! – неожиданно ахнул Таскер. – Не надо! Прошу вас, сестра, не надо! Больно…

– Что случилось? – улыбнулась Блессингтон. – Отчего мы так разволновались? Я же просто трогаю тебя за пальцы, вот так…

– О-о-ооо-оо-о! – простонал Таскер. -Это не пальцы, это… моя операция. О-оо-о! У-УУ-У!

Блессингтон не торопясь переходила от одного раненого к другому.

– О-о-ооо-оо-о! – сказал Бригг. – О-о-оох!! И Фенвик сказал:

– О-о-ооо-оо-о!

И Лонтри тоже сказал:

– О-о-ооо-оо-о!

И только Лонгли, у которого была уродливая грудная клетка, и который совсем не интересовался женщинами, просто сказал:

– Ох!

Солдат, работавший в кухне, обманул Сэнди Джекобса. Никакого отпуска по болезни новообрезанным не полагалось. На третий день после операции они уже вернулись в Пенглин, правда – все еще с бинтами на тех местах, к которым прикоснулся скальпелем армейский хирург.

В первую же ночь после их возвращения собаки возле казармы учинили дьявольский концерт, и Бригг снова начал думать о том, что стало с ногами Фреда Органа. На следующий день он смастерил из спинки стула и двух велосипедных камер мощную катапульту и установил ее на балконе. Смертоносная машина могла метать четвертинку кирпича на расстояние около ста ярдов, сообщая снаряду достаточную скорость, чтобы прикончить любую собаку, которая осмелится выть на луну. Когда в наступившей темноте снова залаяли и заскулили неугомонные псы, Бригг вышел на балкон в обществе нескольких товарищей, которым не терпелось увидеть первый выстрел. Увесистый камень со свистом унесся во мрак – и угодил в левую коленную чашечку сержанта Любезноу, который на беду возвращался из столовой через плац.

Завопив от боли, удивления и негодования, сержант изменил направление движения и неровной скачущей походкой заковылял к казарме, на балконе которой он заметил несколько темных фигур.

– Я вас достану! – разносилось над плацем. – Головы поотворачиваю! Сгною на гауптвахте!! Вы у меня попляшете, попляшете!!!

Легкий паралич, в который поверг Бригга и К° первый вопль, сменился суетливой подростковой нервозностью, и все участники испытаний торопливо попрятались под одеялами, напряженно прислушиваясь к тому, как сержант, волоча раненую ногу и не переставая чертыхаться, вприскочку взбирается по гулкой бетонной лестнице.

У двери Любезноу споткнулся и упал, ударившись о косяк, но тут же поднялся и включил свет.

– Паа-адъем! – заорал он. – Па-адъем! Всем встать около коек!

Они застонали и заворочались под простынями и одеялами, изображая крепко спящих людей.

– В чем дело? Что случилось? – волновался нервный капрал Брук, худой и бледный, словно жук-проволочник, пытаясь выпутаться из простыней.

Любезноу был в шортах, и на колене его красовался изрядный желвак, в центре которого алела небольшая открытая рана. Приволакивая увечную конечность и держась за колено руками, он ковылял по проходу между койками как какой-нибудь средневековый нищий-калека и наконец остановился возле москитной сети над кроватью Лонтри. Схватив сеть обеими руками, сержант дергал и тянул ее до тех пор, пока веревка не оборвалась, и сетка не обрушилась на притворявшегося спящим рядового.

– Встать у коек! – снова приказал Любезноу. – Все! Тот, кто это сделал, очень пожалеет, дайте мне только добраться до этого негодяя!

В конце концов все, в том числе и те, кто действительно спал, выстроились у коек, сонно жмурясь на желтый свет ламп. Только Пэтси Фостер и Сидни Вильерс были в пижамках, причем впопыхах они надели штаны друг друга, да и появились они из-под одной москитьеры. Все остальные, в чем мать родила, стояли по стойке «смирно», лишь изредка знобко вздрагивая от сырости, поднимавшейся от бетонного пола. Среди них были и шестеро легкораненых из Британского военного госпиталя; их подвергшиеся хирургическому вмешательству органы все еще были забинтованы и свисали по обеим сторонам прохода, как белые флаги капитуляции.

Сержант Дрисколл в своей комнатке был занят тем, что играл в дартс. У него появилась новая идея относительно того, как заставить закрыться непокорный глаз. Повесив мишень на стене за дверью, он сидел на кровати, разложив рядом на тумбочке тридцать восемь дротиков с разным оперением. Он брал их по одному и, неловко размахнувшись правой рукой, бросал в цель, пытаясь хотя бы наполовину прикрыть левый глаз во время прицеливания или броска.

Свой комплект метательных снарядов Дрисколл использовал уже дважды, однако никакого успеха не достиг. Выбравшись из кровати, чтобы выковырять дротики из мишени, он как раз поправлял на стене доску, когда в казарме, словно раненый слон, затрубил Любезноу. Перепоясав чресла полотенцем, Дрисколл отправился посмотреть, в чем дело.

Продолжая сжимать руками колено, Любезноу вприпрыжку двигался по проходу между двумя рядами совершенно голых (бинты не в счет) рекрутов, перемежая гневные тирады протяжными стонами. Как только Дрисколл показался в дверях своей каморки, второй сержант остановился, отчетливо кренясь на левую сторону.

– Что случилось, сержант? – ледяным тоном осведомился Дрисколл.

Любезноу с грацией циркового медведя повернулся к нему.

– Они искалечили меня! – заявил он необычайно высоким, почти жалобным голосом. – Бросили кирпич и попали мне в колено. Взгляни сам, разве это не свинство?

Дрисколл сделал несколько шагов вперед, рассматривая колено Любезноу с выражением благожелательного любопытства.

– Вам следует обратиться к врачу, сержант, – предложил он официальным тоном. – Вынужден, кроме того, напомнить, что за эту комнату отвечаю я. Я разберусь.

Любезноу мрачно посмотрел на него. – Кто-то должен за это ответить!… – с угрозой проговорил он. – Этот случай будет расследовать военный трибунал, так и запомните!

С этими словами он похромал в сторону лестницы. Еще некоторое время до них доносились его многократно повторенные гулкими бетонными стенами жалобы. Наконец плачущий голос Любезноу послышался снаружи, с плаца: вняв совету, сержант отправился будить гарнизонного врача.

Когда Любезноу ушел, холодный взгляд Дри-сколла обежал лица молодых солдат. Потом, сохраняя на лице нейтральное выражение, он ненадолго вышел на балкон и тут же вернулся.

– Умники, – негромко фыркнул сержант, рассматривая подчиненных с новым интересом в глазах. – Эдисоны!… Всем спать. Разбираться будем завтра.

Солдаты полезли под одеяла. Сидни и Пэтси печально посмотрели друг на друга и разошлись по своим кроватям.

Дрисколл подошел к дверям и, выключив свет, негромко сказал, обращаясь к затихающей комнате:

– И советую до завтра избавиться от этой штуки на балконе.

С грохотом захлопнув дверь своей комнаты, Дрисколл схватил с тумбочки полную пригоршню стрелок и метнул их в мишень. Потом он повалился на кровать, стараясь сдержать волну радостного удовлетворения, которая стремительно поднималась в его душе. Тщетно. Воспоминания были слишком свежи, слишком выпуклы. Жаждущий мщения Лю-безноу, волочащий раненую ногу вдоль строя голых, покрытых «гусиной кожей» солдат, вставал перед ним, как живой, и Дрисколл не выдержал. Смех вырвался наружу словно взрыв газа, и сержант даже не пытался его заглушить.

Притихшая казарма услышала этот смех сквозь закрытую дверь и в свою очередь сдавленно забулькала и захихикала. Первые робкие смешки сливались друг с другом, словно весенние ручьи, и наконец ринулись в окна и двери единым бурным потоком, грохочущим и неостановимым. Задорные возгласы, неистовые выкрики и раскатистый хохот доносились с каждой койки, как ни корчились их обладатели под одеялами, как ни затыкали рты подушками и ни свешивали головы к полу.

Бездомные псы на площади перед казармой в страхе затихли и присели на свои поджарые зады. Сержант Любезноу, пытавшийся вытащить из постели гарнизонного врача, прислушивался к этим звукам с подозрением и гневом. И под покровом сотрясающейся от всеобщего веселья темноты Сидни Вильерс выскользнул из постели и, счастливый, юркнул под сень москитьеры над кроватью Пэтси Фостера.

6

С самого утра стояла сильная жара; низкие облака грозили дождем, но не торопились пролиться освежающей влагой, стройные пальмы замерли неподвижно, как люди, поникшие головами в печальном раздумье.

Была суббота, и Филиппа убила целое утро, наблюдая из окна своей спальни, как солдаты пенглинского гарнизона пытаются заниматься военной подготовкой. Чуть ниже пригорка, на котором стоял домик полкового старшины Раскина, лежала рассеченная оврагом долина, половинки которой соединял шаткий деревянный мост. Ближайшая к дому часть долины представляла собой обширное пространство, покрытое красноватой, хорошо утрамбованной сланцевой глиной, на которой ничего не росло. Противоположный берег оврага был, напротив, ярко-зеленым. Чуть дальше торчали над пышной тропической растительностью плоские крыши казарм, похожих на желтые сырные головы.

Разбившись по отделениям, солдаты разошлись по твердому глинистому полю. Все они были в башмаках, гетрах, защитного цвета шортах и беретах, залихватски сдвинутых на правое ухо, но без рубах. Впрочем, никакого интереса для Филиппы они не представляли; она глазела на них только потому, что сегодня был выходной, и ей не надо было идти на работу в детский сад.

Каждую субботу на поле происходило одно и то же. В конторах никто не работал, и личный состав гарнизона делился на две части. Половина солдат отправлялась на расположенное в двух милях от Пенглина стрельбище, где посылала пулю за пулей в безвредные мишени; вторая половина усердно топтала глину, предаваясь тактическим занятиям.

По случаю удушающей жары, которая преследовала ее всю ночь, Филиппа давно сбросила пижамную курточку и осталась в одних панталонах. Лежа на животе, она смотрела в окно, но так, чтобы солдаты внизу не могли ее заметить. В разных концах поля занималось одновременно около десятка секций, и Филиппа увидела отца, который то размахивал своим офицерским стеком, указывая обучаемым на какие-то промахи, то, крепко зажав его под мышкой, с важным видом переходил от одной группы к другой.

Этот стек был хорошо знаком Филиппе. Сколько она себя помнила, отец носил его всегда. Однажды, когда ей было всего шестнадцать, и они жили в Англии, он избил ее этим стеком только потому, что считал кривоногой дурнушкой. Помнится, она заплакала, пытаясь удержать между коленями, икрами и бедрами три холодных монетки по одному пенни, которые отец с непонятным упорством вставлял между ее судорожно стиснутыми ногами. Монетки то и дело падали на пол, и вот тогда-то он выдал ей в первый раз, заявив что она – неряха и не умеет стоять как следует. Мать Филиппы в это время мирно беседовала с черепашкой, которая до появления золотых рыбок была ее любимым домашним животным.

– Попробуй еще раз, – приказал старшина Раскин дочери сквозь стиснутые зубы. – Ну, давай же!… Нет, стой, я сам… – пробормотал он, неожиданно теряя терпение.

Филиппа чувствовала, как дрожат его пальцы, когда он засовывал монетки сначала между жировыми валиками в верхней части ее ляжек, затем между коленями и, наконец, между икрами. И все это время он размахивал в воздухе свободной рукой, не выпуская из кулака красно-коричневого стека.

Дело кончилось тем, что от страха Филиппа вздрогнула и снова уронила монетки. Две нижних выпали первыми, но она еще некоторое время боролась, в ужасе сдвигая ноги и пытаясь удержать третью.

Когда отец снова начал ее пороть, Филиппа сначала только всхлипывала при каждом ударе, а потом извернулась и с неожиданной яростью вцепилась ногтями в его кирпично-красную старшинскую рожу. Отчаяние и страх придали ей силы, и она не прекращала атаки до тех пор, пока не прочертила по отцовской щеке пять глубоких царапин, идущих от скулы к уголку рта. Только после этого Филиппа с громким криком выбежала из комнаты, споткнувшись по дороге о любимую черепаху матери, на что мать негромко заметила ей вслед: – Будь осторожна, Филиппа, деточка!… Старшина Раскин больше никогда не называл ее кривоногой. Но до сих пор Филиппа иногда развлекалась тем, что зажимала ногами три мелких монетки – и никогда не роняла.

На глиняной площадке одетые в шорты солдаты с протяжным «А-а-а-а!» с разбега кололи штыками свисающие с длинной деревянной перекладины мешки с травой. Забежав на другую сторону, они разворачивались и с еще более свирепыми криками снова кололи брезентовые мешки, приканчивая воображаемого противника. В одну из таких суббот в штыковом бою едва не погиб старший клерк-делопроизводитель из бухгалтерии. Зазевавшись, он свернул с тропы не в ту сторону и едва не оказался пронзен штыком какого-то ретивого воина из отдела пайкового довольствия. Занятия были немедленно приостановлены, а всеобщее смятение разрешилось тем, что пострадавшего торжественно снесли в санчасть, где врач наложил на «страшную рану» полудюймовый пластырь.

Сегодня одна группа солдат занималась разборкой ручного пулемета Брена, другая набивала магазины для «стэна», а две секции под командованием капрала Брука отрабатывали тактику борьбы с уличными беспорядками. Выстроившись в две шеренги перед воображаемой толпой возбужденных туземцев, солдаты ждали, пока капрал призовет бунтовщиков к порядку при помощи простой команды «А ну, разойдись!» К несчастью, Брук переживал один из своих знаменитых «затыков» и был не в силах произнести ни слова.

Филиппа обратила внимание на Бригга, когда Дрисколл сбил его наземь ударом локтя. Сержант как раз обучал вверенное ему подразделение искусству маскировки и камуфляжа, когда Бригг негромко выругался.

– Выйди-ка сюда, сынок, – сказал Дрисколл, моментально останавливаясь.

Бригг повиновался.

– Ты, кажется, что-то сказал? – спросил сержант.

– Нет, сарж, ничего особенного.

– А мне послышалось, что ты как-то меня назвал. Может, повторишь?…

– Что вы, сержант, – поспешно возразил Бригг. – Я сказал это не вам, а Таскеру.

Остальные захихикали, но Дрисколл приказал им заткнуться.

– Тебе никогда не приходилось участвовать в рукопашном бою, Бригг? – спросил он.

– Нет, – честно признался тот.

– Я хочу показать тебе один прием, – продолжал сержант. – Вот смотри… У каждого человека, даже у такого худого как ты, есть на животе пара-другая складок кожи. Надо схватить их вот так и повернуть вот так…

Он сжал между пальцами примерно две унции бригговой плоти и резко повернул кисть. Бригг заорал и, совершив в воздухе изящный кульбит, упал лицом вниз на утоптанную глину, задрав в небо тощий зад. Вокруг снова захохотали; не смеялись только Бригг и Дрисколл.

– Ну, давай, сынок, давай, ударь меня, – негромко сказал сержант, внимательно наблюдавший за выражением лица Бригга.

– С удовольствием! – прорычал Бригг, отплевываясь. Вскочив на ноги, он ринулся на Дрисколла, но сержант лениво приподнял локоть на высоту плеча, и Бригг сам врезался в него скулой. Удар вышел таким сильным, что Бригг опрокинулся на спину, нелепо перебирая в воздухе худыми ногами. В голове у него гудело, как в тоннеле, по которому мчится груженый состав.

– Ну как, достаточно? – спросил Дрисколл нормальным голосом. – Вот и хорошо. Вставай, парень.

Бригг, потирая щеку, поднялся.

– Ну-ка, посмотрим, что тут у нас… – Сержант внимательно осмотрел его лицо. – Никаких повреждений. Ступай в строй. В перерыве на чай куплю тебе трубочку с кремом.

Полковой старшина Раскин покинул красное глинистое поле ровно в полдень и, поднявшись по вырубленным в земле ступенькам, двинулся по тропинке, ведущей к дому. У него было полное, слегка одутловатое лицо с тоненьким серпиком усов под носом, голубые, точно у куклы, глаза и редкие светло-желтые волосы. Как и у большинства военнослужащих пенглинского гарнизона, верх и низ полевой формы старшины Раскина были разного оттенка, а брезентовый ремень он носил так низко, что край кителя топорщился из-под него словно неровная, грязноватая балетная пачка.

Толкнув дверь, Раскин вошел в прохладную прихожую. Его жена по обыкновению сидела в гостиной и беседовала со своими золотыми рыбками, то и дело спрашивая у них, который час.

Старшина сделал еще несколько шагов и, повесив ремень на столб, поддерживавший галерею второго этажа, стал снимать ботинки.

На ботинки налипло немного красноватой пыли, и Раскин, поставив их в неглубокий поддон под вешалкой, аккуратно подобрал с пола три крошечных комочка глины. Миссис Раскин сообщила золотым рыбкам, что только что пробило двенадцать и, заметив мужа, приветствовала его высоким, тонким голоском. Раскин не ответил и в одних носках поднялся в комнату дочери.

Постучавшись, он толкнул дверь и вошел в спальню Филиппы. Она, все еще в одних панталонах, сидела перед трюмо и накладывала на лицо крем. Завидев в зеркале отца, Филиппа быстро прикрыла грудь сложенными крест-накрест руками и раздраженно крикнула:

– Почему ты никогда не стучишься, прежде чем войти?!

Старшина Раскин неловко переступил с ноги на ногу. Лицо его стало почти таким же красным, как у дочери. Воспользовавшись его замешательством, Филиппа метнулась к гардеробу и накинула на плечи домашнюю курточку.

– Я стучал, – пробормотал Раскин. – Честное слово, стучал.

– Ага, постучал и сразу вошел! – огрызнулась Филиппа.

– Замолчи сейчас же! – закричал и Раскин. – Замолчи, слышишь?!

После этого в комнате неожиданно наступила тишина. Отец и дочь стояли по обеим сторонам широкой кровати, в упор рассматривая друг друга.

– Почему мы все время ссоримся? – негромко спросил Раскин. – Почему?

– Потому что мы ненавидим друг друга, – резонно ответила Филиппа и снова уселась перед трюмо. Демонстративно не замечая отца, она продолжала мазать лицо кремом.

– Это неправда, – печально сказал Раскин. – Неправда. Когда-то у нас все было хорошо. Просто с тобой стало трудно ладить, ты сама это знаешь…

– А ты врываешься в мою комнату, даже не постучав, – парировала Филиппа.

– Я стучал, – еще раз повторил Раскин. – Извини, пожалуйста…

Он стоял и смотрел на дочь, но Филиппа больше ничего не прибавила. Раскин был вынужден первым нарушить молчание.

– Я извинился, – с нажимом сказал он. – Извинился. Не так уж часто я перед тобой извиняюсь, не так ли?

– Что верно, то верно, – вздохнула Филиппа. – Ну да ладно. Что ты хотел мне сказать?

– Сегодня вечером в гарнизоне будет вечер отдыха. И танцы.

– О, Господи! – воскликнула Филиппа. – Только не это!… Если ты думаешь, что я просто мечтаю, чтобы каждый опившийся пивом капрал рыгал мне в лицо, то ты сильно ошибаешься.

Когда Раскин снова заговорил, в его голосе прозвучали властные нотки.

– Ты пойдешь, – медленно проговорил он. – Говорю тебе, ты туда пойдешь. Танцы бывают не так уж часто – всего один раз каждые три или четыре месяца.

Филиппа бросила быстрый взгляд на его отражение в зеркале.

– Нет, – сказала она, но голос ее предательски дрогнул. Она боялась. – Я не хочу…

– Полковник… – начал Раскин.

– Ну вот, опять «полковник»!… – перебила Филиппа, и на этот раз ее голос прозвучал гораздо увереннее. – Можно подумать, что я – единственное развлечение в лагере или что-то вроде того. Он, небось, говорил, что тебе следовало бы привести меня с собой, а ты встал по стойке «смирно», отдал честь и сказал: «Слушаюсь, сэр! Я прослежу, чтобы она пришла, сэр!» Нет уж, с меня хватит и прошлого раза.

– Не ври, Филиппа, – сказал Раскин своим самым отвратительным тоном и, наклонившись к ее плечу, взглянул на дочь в зеркало. – В прошлый раз тебя не было на танцах.

– Ну, значит это был позапрошлый раз, – брезгливо ответила Филиппа. – Все равно это было ужасно. Или ты думаешь, что я – обычная шлюха из Женской вспомогательной службы? Так вот, я не шлюха!

Раскин повернулся и пошел к двери.

– Не забудь приготовиться, – сказал он деревянным голосом. – Начало ровно в восемь.

Филиппа повернулась к нему.

– Я не хочу! – дрожа воскликнула она. – Не хочу и не могу! Ты не можешь меня заставить!

Услышав эти слова, Раскин потерял терпение, и это было то самое, чего так боялась Филиппа. Отец надвинулся на нее огромными шагами и, схватив за плечи, рывком повернул к себе. Филиппа в ужасе замерла на низеньком стуле; ее самообладания хватило только на то, чтобы крепче запахнуть на груди лацканы домашней тужурки. Не выпуская плечей дочери, Раскин яростно встряхнул ее.

– Я могу тебя заставить и заставлю! – прогремел он прямо в лицо Филиппы, и она почувствовала на щеках брызги слюны. – Заставлю!

Перестав трясти дочь, Раскин наклонился еще ниже и прошипел:

– Ты знаешь, что о тебе говорят в гарнизоне? Знаешь?! Они говорят, что ты – лесбиянка! Говорят, что ты предпочитаешь женщин! Тебе ясно? Ясно, я тебя спрашиваю?!

Филиппа разрыдалась. Слезы катились по щекам, повисали на подбородке и щипали шею. Крем на лице не давал им растекаться, и каждая путешествующая вниз капелька долго сохраняла безупречно округлую форму.

– Это ложь! – всхлипнула она. – Как они могут говорить такое? Это жестоко, жестоко, жестоко! Никто из них меня не знает!

– Я просто посвятил тебя в то, что творится за стенами нашего дома, – негромко сказал Раскин, внезапно растеряв весь свой пыл. – Я слышал это своими собственными ушами.

Он присел на корточки перед дочерью и коснулся ладонью жирной от крема щеки.

– …Именно поэтому я хочу, чтобы ты пришла. Я знаю, что тебе это не нравится, но ты должна. Я просто говорю тебе об этом, Филиппа, я даже не прошу. Ну?… Ведь ты же моя маленькая девочка?…

В преддверии восьми часов все солдаты в гарнизоне брились, чистились, распевали под горячим душем самые бодрые песни и изводили на свои короткие стрижки целые галлоны шампуня, ибо им предстоял танцевальный вечер, и каждый пребывал в радостной уверенности, что на этот раз в Пенглине будет достаточно женщин, чтобы развлечься

как следует.

Никто, правда, не знал, откуда эти женщины должны взяться. С самого утра между казармами и зданиями контор поползли, подобно ядовитому газу, самые невероятные слухи. Одни утверждали, что полковник отправил на авиабазу в Чанги три автобуса, чтобы до отказа загрузить их готовыми к самопожертвованию служащими Женского вспомогательного корпуса ВВС и патриотками из Военно-торговой службы сухопутных войск, и что девушки (о, сколько обещаний и смутных надежд было в этом слове!) должны появиться в Пенглине не позднее восьми часов вечера.

Другие говорили, что автобусы пылят по направлению к Британскому военному госпиталю. Они были абсолютно уверены, что нежные и преданные сестры милосердия, сжигаемые невидимой до поры страстью, тут же бросят больных и умирающих на произвол судьбы и попрыгают на кожаные сиденья, чтобы отправиться к погибающим от длительного воздержания молодым солдатам пенглинского гарнизона.

Третья, несомненно, самая практичная, но, увы, такая же далекая от действительности версия заключалась в том, что автобусы, приняв на борт по одному патрулю военной полиции, соберут в городе сотню самых приличных сингапурских шлюх и доставят свой эротический груз к самому началу вечера, в программе которого будет одна лишь бесплатная благотворительность.

Радужные иллюзии относительно того, что на гарнизонных танцах будет достаточно женщин, были удивительно живучи, хотя по своей невероятности они могли соперничать лишь с наивной убежденностью обитателей Пенглина в том, что какие бы женщины ни прибыли на праздничный вечер, каждая из них сочтет за честь уединиться с ними за ближайшим углом или в росистых зарослях слоновьей травы.

Приготовления к этому воображаемому пиршеству страстей вылились в настоящую вакханалию чистоты. За два часа до назначенного времени личный состав начал прихорашиваться и наводить светский лоск: мыться, чиститься, скоблиться и гладиться. Всеобщему ликованию не могли помешать даже мрачные пророчества рядового Таскера – одного из немногих, кто знал горькую правду. Созерцая оживленно галдящую очередь в душ, состоящую из множества голых тел, он сказал, угрюмо покачивая головой:

– Скребетесь? Ну что ж, скребитесь, вреда от этого, во всяком случае, не будет. Не пойму только, чего ради вы так стараетесь? Ради женщин? Никаких женщин не будет – даже добродетельных и богобоязненных тридцатилетних старух вы сегодня не увидите. Как ни старайся, из мыльной пены бабы не возникнут. Мытьем не добьешься ничего – разве что умопомрачительной чистоты.

Но мало кто прислушивался к его словам. Очередь в душевую, окутанная клубами пара, гудела и шкворчала, словно труба, по которой течет кипяток. Волнение и оптимизм прочно овладели личным составом.

– Мойтесь, мойтесь… – простонал Таскер. – Это вам не повредит. Только помяните мое слово: все кончится так же, как в прошлый раз. И в позапрошлый. Пятнадцать женщин на двести пятьдесят мужиков. Что же из всего выйдет? Да ничего хорошего. Большинство напьется и примется орать песни или играть в томбола [8]. Говорю вам, не будет никаких баб! Ни одной, ни для кого…

И Таскер оказался прав. В назначенный час все они, – разбившись на группки и оживленно переговариваясь, сияя небесной чистотой и щеголяя в парадных костюмах, пошитых у деревенского портного на деньги, скопленные за несколько месяцев строжайшей экономии, – перешли через мостик, держа курс на гарнизонный танцзал. Как водится, немало было в этой толпе громогласных заявлений, что неплохо бы для начала зайти в кан-тину и промочить горло, однако все они делались лишь затем, чтобы тут же с великолепной небрежностью изменить свое решение и, ускорив шаг, поспешить к заветным дверям, увидеть желтые огни под крышей клуба и услышать, как мучительно и нервно настраивает инструменты оркестр морских пехотинцев, прибывший с военно-морской базы.

И каждый из пенглинских узников чувствовал, как его сердце куда-то проваливается, когда, войдя в клуб, видел, что вместо таинственных незнакомок зал заполнен степенными и уравновешенными женами офицеров и войсковых сержантов, укрытыми скатертями и уставленными батареями пивных бутылок столами на козлах, да еще оркестрантами, склонившимися над своими дудками. Только пол был голым, только крахмальные скатерти сияли девственной чистотой, а сладострастные стоны доносились только с эстрады, которую оккупировали музыканты.

Разумеется, еще некоторое время жива была надежда, что трижды легендарные автобусы полковника Пикеринга с их вожделенным грузом вот-вот покажутся из-за поворота шоссе, однако надежда эта угасала на глазах под звуки однообразных фокстротов и бульканье хлынувшего в кружки пива. В конце концов горькое разочарование похоронило последний ее отблеск, и большинство присутствующих, впав в пьяную сентиментальность, принялись лицемерно оплакивать своих далеких, давних любимых, которым они столько времени хранили нерушимую верность, или затянули песни о

лучших временах.

Да, Таскер был прав; все происходило в точности, как в прошлый раз. Бригг с нетерпением ждал товарища, а Таскер и не думал торопиться. Как он справедливо заметил, не было никакого смысла спешить с бритвой и одеколоном, чтобы напиться пьяным и упасть лицом в сточную канаву.

– Если все будет как обычно, – заявил Бригг, – то я, пожалуй, возьму такси и махну в Сингапур.

– И я с тобой, – встрепенулся Таскер. – Ну вот, кажется, мы готовы…

Но прежде чем идти, они тщательно причесались перед висевшим в казарме зеркалом, где не осталось ни единой живой души, если не считать Грейви Браунинга, стучавшего шариком для пинг-понга то о бетонную стену, то о бетонный пол – следующим вечером он выступал на всемалайском чемпионате.

Первую часть пути Таскер и Бригг преодолели нарочито медленно, но уже на мосту оба невольно ускорили шаг, словно какой-то зловредный внутренний голос нашептал им, что на этот раз все же можно на что-то надеяться. Ни тот, ни другой не говорили об этом вслух, но каждый ясно чувствовал в товарище некий нездоровый оптимизм. В первые мгновения они просто пошли быстрее, якобы стараясь поскорее пересечь этот дурацкий мост, но когда впереди засияли ярко освещенные окна клуба и послышались томные вздохи оркестра, оба не сговариваясь перешли на рысь, а потом – не в силах справиться со своим разыгравшимся воображением – ударились в галоп.

Двери танцевального зала стояли открытыми, и внутри виднелось довольно много народа, но все это оказались солдаты. Бригг и Таскер врезались в толпу, словно перед ними были повстанцы, и, прошив ее насквозь, вынырнули с другой стороны уже освобожденные от всяческих иллюзий. Повсюду, куда ни посмотри, виднелись сиротливые, вытянутые лица их товарищей. С вызовом гремел оркестр. В середине пустого пространства, демонстрируя преувеличенно четкий шаг, отплясывал с рано постаревшей супругой младшего капрала транспортного взвода сержант Любезноу. Он дергался, сгибался в поясе, скалил частые акульи зубы и кружил партнершу, явно наслаждаясь музыкой и вниманием, которое он привлекал к своей персоне.

Наконец большинство зрителей отвернулись от жуткой парочки и начали собираться возле бара, где их ожидало (они уже поняли это) единственное на сегодня развлечение. Двигались они без особой охоты, ибо каждый с неизбежностью чувствовал, что к концу вечера будет пьян до отвращения, словно какой-нибудь шестнадцатилетний сопляк, впервые попробовавший вина.

– Каждый раз одно и то же, – с отвращением фыркнул Таскер. – Каждый божий раз… А ведь я предупреждал их, верно? Ведь предупреждал…

– Ладно, – печально согласился Бригг. – Давай все же выпьем по стаканчику, а потом махнем в Сингапур.

Бригг пребывал в расстроенных чувствах. Он скучал по своей Люси, хотел ее – и стыдился этого. В конце концов, она была самой обычной проституткой, однако ему приходилось крепиться изо всех сил, чтобы не проводить в Сингапуре все свободные часы. После возвращения из лагеря в Баксинге его желание было жгучим, как горячий душ, и Бригг едва не поехал к Люси в первый же день. Каким-то чудом ему удалось взять себя в руки, и вместо того, чтобы сломя голову мчаться в Сингапур, он отправился в тихую гарнизонную контору и, сев за стол, принялся сочинять полное ласковых слов и любовных признаний письмо к Джоан. Но чем дольше он писал, тем сильнее становилась его подавленность, и завершение этой нелегкой работы принесло ему облегчение, сравнимое разве что с радостью, которую испытывает человек, долго бродивший по болоту и вдруг почувствовавший под ногами твердую землю. Отложив ручку, Бригг вздохнул, поднял голову – и увидел на чернильнице жуткого зеленого сверчка шести дюймов длиной, который смотрел на него с мрачным укором в глазах.

Таскер купил два пива и повернулся к Бриггу.

– Скоро они начнут выть на луну, – поделился он с товарищем своими соображениями. – Помнишь, как в прошлый раз придурок Таффи из оружейной мастерской сидел на перилах моста и орал песни про свой родной Уэльс, а потом заблевал всю лестницу в казарме? Через пару часов здесь будет полным-полно таких Таффи, а мне совсем не хочется любоваться этой картиной.

– У меня есть девчонка в Сингапуре, – внезапно сказал Бригг, глядя в желтое озерцо пива в своем бокале.

Таскер поперхнулся и выпустил обратно в стакан пиво, которое уже готов был проглотить. – Что у тебя есть? – спросил он.

– Девчонка, – холодно повторил Бригг. – Китаянка.

– Ты чертов обманщик! – с энтузиазмом воскликнул Таскер. – Что же ты молчал? Может быть, у нее найдется для меня симпатичная подружка?…

Бригг жестом остановил его.

– Она этим живет.

Улыбка соскочила с лица Таскера.

– Она… проститутка?

– Верно, – подтвердил Бригг, одновременно и радуясь, что поделился с кем-то своим секретом, и жалея об этом.

– А в каком смысле она у тебя есть! – с неожиданным пылом заспорил Таскер. – Эта девчонка принадлежит не только тебе, но и половине армии, и половине судоремонтных мастерских, и каждому грязному матросу, что заходят в порт.

– Это не совсем обычная девушка, – туманно пояснил Бригг.

– О небо! – простонал Таскер. – Ты хочешь сказать, что она – твоя личная шлюха и что она дожидается тебя, хлопая ляжкой об ляжку, чтобы посильнее возбудиться к твоему приходу?!

– Я видел ее только один раз, – с жалкой улыбкой выдавил Бригг. – До того как нас отправили в Баксинг.

Таскер с облегчением засмеялся.

– Пожалуй, тебя следовало бы отправить домой и…

Он не закончил, потому что в двери танцевального зала вошли женщины. Правда, это были всего-навсего девицы из ЖВС и с ними – три сиделки из гарнизонного медпункта, но зато их было целых двадцать человек. Солдаты устремились к ним навстречу с горячностью, с какой пожилые люди торопятся увидеть выезд королевской семьи.

Таскер бросил Бригга на произвол судьбы и ринулся вперед, словно выпущенная из лука стрела. Бригг видел, как он ловко ввинтился в плотную толпу своих товарищей, в чьих душах снова ожила надежда, и спустя несколько секунд появился в центре зала, держа за руку молодую женщину с толстыми ногами и тугим бюстом, на лице которой сразу же появилось затравленное выражение. Поставив жертву перед собой, Таскер повел ее в функциональном фокстроте. На его губах играла улыбка рептильного довольства.

Филиппа Раскин прибыла в клуб в сопровождении родителей. Отец и мать первыми вошли в распахнутые двери, и она последовала за ними, робко прячась за широкой спиной старшины Раскина. На танцы Филиппа надела любимое розовое платье с блестками, старшина облачился в полную парадную форму со всеми медалями, а миссис Раскин удовлетворилась чем-то желтеньким, с разбросанными по всему полю букетиками мелких роз.

По контрасту с розовым шелком загорелые руки и шея Филиппы выглядели не особенно черными, что было совсем неплохо. Что касается отца, подумала она, то он всегда выглядел представительно, стоило ему нацепить эти свои побрякушки. Серое лицо и серые волосы над оранжерейно-канареечным платьем матери являли собой куда более жуткое зрелище.

Между тем старшина Раскин сунул дочери стакан джина с оранжадом и прошептал:

– А теперь иди и развлекайся. И постарайся быть естественной. Пусть не думают, что ты какая-нибудь герцогиня…

– Или лесбиянка, – поддела Филиппа. Лицо старшины сердито покраснело, но он сдержался.

– Не будем больше об этом, – сказал он, неуверенно оглядываясь по сторонам. – Не принимай слишком близко к сердцу… В конце концов, ничего особенного в этом нет.

– Для меня – есть! – твердо отрезала Филиппа.

Отвечавший за организацию вечера артиллерийский капрал с синими угрями на лице объявил белый танец. Он сразу почувствовал себя увереннее, когда после удручающего начала многочисленные кавалеры расслабились и принялись наперебой ухаживать за гостьями.

Как только Филиппа услышала его призыв, она двинулась вперед, несмело, но решительно. Старшина Раскин, решивший, что дочь движется к дверям с намерением сбежать, попытался загородить ей дорогу, но вовремя остановился, сообразив что Филиппа идет к высокому, худому рядовому, с несчастным видом стоявшему в десятке ярдов от нее.

Старшина Раскин был удивлен, но не так, как Бригг. Бригг поначалу растерялся и решил, что девушка ищет туалет.

– Да, – с дрожью в голосе ответил он, разобравшись, чего хочет от него Филиппа. – Да, конечно. Разумеется.

– Может ты для начала поставишь свою кружку? – предложила Филиппа, которой пристрастие к пиву не нравилось в солдатах едва ли не больше всего.

– О, да, конечно… – спохватился Бригг и, повернувшись на каблуках, сунул свой кубок прямо в руки удивленному Лонтри, который случайно оказался позади него. Бриггу очень не хотелось упустить словно с неба свалившееся счастье. Лонтри поначалу опешил, но, увидев, как Бригг ведет Филиппу в круг, с удовольствием поднес пиво к губам.

А Бриггу все не верилось, что его руки сжимают нежные женские пальцы, что черные волосы Филиппы почти касаются его щеки и что стоит ему набраться храбрости и опустить взгляд, и он увидит тенистую ложбинку в вырезе ее платья. Двигаясь как можно небрежнее, он нарочно направил партнершу в ту часть зала, где скопилось больше всего танцующих, надеясь, что в толчее им придется крепче прижаться к друг другу. Странный жар волнами накатывал на него, и в конце концов Бригг раскалился, как кочерга. Краем глаза он заметил Таскера, отплясывавшего со своей толстушкой, и довольно улыбнулся.

Но Филиппа не желала поддаваться его чарам. Вторично споткнувшись о правую ногу Бригга, она сделала пресное лицо и сказала:

– Зачем ты все время подставляешь мне свой башмак?

Бригг был хорошим танцором, он знал это и был уверен, что его ошибки тут нет.

– Отсутствие практики, – сообщил он со всей галантностью, на какую был способен. – Извините.

Бригг вел партнершу уверенно и быстро, но и это послужило поводом для придирок.

– Не нужно меня подталкивать, – капризно заметила Филиппа и надулась. В результате Бригг сбился с ритма и, зацепившись ногой за ее туфлю, озадаченно пробормотал еще одно извинение. Филиппа продолжала рассеянно жаловаться то на оркестр, то на толпу, то на пропахший пивом воздух. И каждый раз Бригг соглашался. Еще до того как танец кончился, он упросил Филиппу подарить ему еще один тур. Когда музыка зазвучала снова, они успели сделать по залу целых три круга, прежде чем Филиппа, нарушив напряженное молчание, попросила ее извинить и удалилась, оставив Бригга одного под градом широких, понимающих ухмылок.

Разглядев в углу Лонтри, Бригг направился к нему, но по пути споткнулся и чуть не упал.

– Где мое пиво? – хмуро спросил он.

– Я допил его за тебя, – пожал плечами Лонтри. – Мне показалось, ты за ним уже не вернешься. К тому же я решил, что ты не станешь поднимать шум из-за какой-то полпинты.

– Ты ошибся, – отозвался Бригг. – Так что теперь тебе придется возместить мне ущерб.

Лонтри вскинул голову и пронзительно посмотрел на Бригга.

– Хорошо, – неожиданно согласился он и первым пошел к бару. – Как она?

– Кто? – не понял Бригг.

– Ну, не притворяйся, – хихикнул Лонтри. – Разве я ослеп, и их здесь полным полно?

– Настоящая корова, – высказал свое суждение Бригг, пригубив пиво.

Между тем Филиппа чувствовала себя как кусочек корма в аквариуме с рыбками. Одна за другой рыбки подплывали к ней и разевали рты, надеясь отщипнуть хоть крошку, но она только качала головой. Лишь вторично перехватив сердитый взгляд старшины Раскина, Филиппа приняла приглашение на танец.

Час спустя ее разве что не тошнило. Оглядываясь по сторонам в поисках спасения, она вдруг заметила Дрисколла, который подпирал стену в десяти ярдах от нее. Поймав его взгляд, Филиппа узнала в нем человека, на которого обратила внимание в бассейне.

Час спустя Бригг был патетически пьян. Причина этого крылась в том, что он по-прежнему был одинок, как веник в углу. Таскер со своей партнершей уже давно исчезли, очевидно, отправившись на поиски зарослей слоновьей травы. Сержант Дрисколл стоял на том же самом месте, с которого не сходил весь вечер, и глотал пиво, нисколько при этом не пьянея. Филиппа, сидя в кресле в углу, с тоской наблюдала, как ее мать, словно мотылек, перелетающий с цветка на цветок, с пронзительными криками семенит по кругу, исполняя шотландский танец «Веселые Гордоны», и как старшина Раскин, уже изрядно захмелев, что-то громко рассказывает толстому сержанту Фишеру.

Издав губами какой-то невнятный звук, Филиппа поднялась с кресла и стала пробираться к женской уборной, расположенной в дальнем конце зала. Отец заметил ее маневр и, прервав на полуслове свой рассказ, внимательно посмотрел вслед дочери. Герби Фишеру он сказал:

– Она отнюдь не прекрасный цветок Герби, отнюдь… Но все-таки она останется здесь до конца. Главное, не подпускать ее слишком близко к входной двери…

Бригг тоже сходил в туалет и, вернувшись, купил Лонтри последнюю порцию пива. Старшина Раскин и сержант Фишер о чем-то шептались в углу и хихикали, наклонив друг к другу крупные, покрытые испариной головы. Миссис Раскин отплясывала «Белого сержанта» в паре с бледным рядовым. Бригг вышел на улицу.

Филиппа быстро шагала по дорожке к дому. Там был душ, там был прохладный чистый воздух, который – она надеялась – останется таковым почти до утра. Бригг заметил ее почти сразу. Он был крепко пьян и хорошо помнил, как несправедливо с ним обошлись. Не раздумывая, Бригг двинулся следом. Он не видел, как девушка оборачивалась, но Филиппа вдруг заспешила, вероятно заслышав его шаги. Ее спина испуганно напряглась, а рука стиснула на горле наброшенный на плечи жакет. Теперь Филиппа шла значительно быстрее, хотя и не бежала.

Несмотря на это, Бригг легко ее догнал. Оказавшись в каком-нибудь шаге позади нее, он громко сказал:

– Я слышал, как твой старик похвалялся, что не даст тебе ускользнуть.

Филиппа повернула свою темную головку бросив на него острый взгляд через плечо, с вызовом ответила:

– Я вылезла через окно в туалете!

– Вечер действительно получился мерзей, – согласился Бригг. – Впрочем, как и всегда. Ты ничего не могла с собой поделать, верно?

– Терпеть не могу солдат, – призналась Филиппа.

– Я тоже, – согласился Бригг. – Ненавижу солдат, всех до одного.

Девушка молчала, и Бригг продолжил с неожиданной торжественностью:

– Ненавижу солдат, потому что они похожи на твоего старика и на меня самого. Все мы – зануды и законченные мерзавцы.

Напротив гарнизонной прачечной Филиппа еще раз исподтишка посмотрела на Бригга. Он шел за ней на расстоянии двух ярдов и, запрокинув голову, глядел в ночное небо. Небо очистилось, и даже грозовые облака, с утра толпившиеся на горизонте, куда-то пропали. Пиво придало Бриггу уверенности, настроение его улучшилось, и он почувствовал, как много ему нужно сказать.

– Ненавижу армию! – заорал он. – Ненавижу солдат за то, что одних везут черт знает куда охранять водохранилища, а кто-то остается чистеньким. Я ненавижу их за вечно торчащие вверх большие пальцы – вот так!…

Бригг взмахнул рукой и ткнул победно оттопыренным пальцем прямо в Южный Крест.

– Я ненавижу их за то, что они хоронят своих безногих друзей!!!

– Ты сумасшедший! – засмеялась Филиппа.

– Я не сумасшедший! – крикнул Бригг в ответ. – Просто я солдат. Это одно и то же. Все солдаты – психи. Их учат тыкать штыками мешки с травой и стрелять крошечными пулями, и они стараются изо всех сил, потому что никто из них еще по-настоящему не верит в атомную бомбу. Они думают, что все это брехня, и бомба – не в счет, потому как дяди в белых халатах, которые ее взорвали, не были солдатами. Они все еще говорят о войне, будто ничего не произошло. Они хотят воевать по-своему, как раньше! Они несгораемые – вот что они думают. Пьяные, огнеупорные, бесполезные, ненужные и безумные: вот какие они – солдаты!

Филиппа ткнула в его сторону пальцем.

– Я видела тебя сегодня утром, – заявила она. – Это тебя сбили с ног.

– Этот Дрисколл – сволочь, – выругался Бригг. – Рукопашный бой? Какой от него толк, если существует бомба! Рукопашная схватка без оружия! Посмотреть бы, как они сойдутся в рукопашной без рук, без голов и без тел. И без ног. Без ног, как старый, добрый Фред Орган. Он как раз и погиб в рукопашном и ногопашном бою, когда отрывают ноги…

Так они дошли до моста. Здесь Бригг почувствовал себя пьяным до безобразия. Филиппа помогла ему взобраться на перила, и он уселся на них, как курица на насесте, опасно кренясь то вперед, то назад. Сама Филиппа села на перила напротив, зацепившись для надежности ногами за нижнюю перекладину. Ее овальные голые коленки торчали из-под платья как два коричневых яйца. Нелепый вид Бригга уже не пугал, а смешил Филиппу.

– Все наши скоро будут здесь, – пробормотал Бригг, пытаясь сфокусировать взгляд на коленях девушки. – Рассядутся на перилах словно пташки и начнут орать песни об Уэльсе, о родной Шотландии, о трижды проклятой Старой Кентской дороге. Они станут хвастаться, какие роскошные девахи дожидаются их дома, и вздыхать. Все без исключения, кроме, может быть, Таскера и еще дюжины счастливцев, у которых есть с кем провести сегодняшнюю ночь. Конечно, это не Бог весть что, но все же лучше, чем ничего…

– Сколько ты уже прослужил? – спросила Филиппа.

– Кажется, что несколько лет, – ответил Бригг, – хотя на самом деле – десять месяцев. А тебя я давно заприметил, правда – смотрел только издали. Когда ты пригласила меня на танец, я ушам своим не поверил. Сначала я решил, что ты ищешь дамскую комнату…

Филиппа прыснула в кулак.

– Нет, в самом деле, – оправдывался Бригг. – Никакой другой причины мне и в голову не приходило.

– Просто ты стоял ближе всех, – не подумав, выпалила Филиппа.

– Спасибо, – ответил Бригг, безуспешно попытавшись придать своему голосу подобающий случаю сарказм. Пиво делало свое дело, и ему становилось все труднее вылавливать свои собственные мысли и облекать их в слова: он как будто шарил в темноте позади желтенькой ширмочки, еле-еле пропускающей свет. Подсознание твердило ему, что если он сумеет еще немного задержать Филиппу, то в голове в конце концов прояснится, и тогда он сумеет уговориться с ней о еще одной встрече. Можно будет, к примеру, пойти с ней к водохранилищу и искупаться, или прогуляться вместе по трубе водовода…

– Как насчет того, чтобы прошвырнуться по трубе? – услышал Бригг свой собственный наглый голос, на доли секунды опередивший сознательное решение. – Ну, по этой… по большой. Знаешь, на самом деле по ней очень легко ходить, надо только…

– Сейчас слишком темно, – серьезно, без тени кокетства отозвалась Филиппа.

– Конечно, не сейчас! – воскликнул Бритт и замешкался, подбирая самые простые слова, какие он смог бы вспомнить, когда протрезвеет.

– Гм-м… Давай завтра, после полудня? Как раз будет воскресенье… По трубе очень приятно гулять: знай шагай, словно по проспекту, и не надо продираться сквозь джунгли. А сейчас бы я и сам не п-пошел. Нужно немного п-подождать, пока я снова смогу стоять прямо, и чтоб вокруг ничего не качалось.

В конце концов они договорились встретиться на мосту завтра, и Филиппа, соскочив с перил, помогла слезть Бриггу, который двигался неловко, как инвалид. Потом она легонько подтолкнула его в спину, и Бригг, перебирая деревянные перила руками, побрел к казармам. Полученного им импульса оказалось достаточно, чтобы двигаться более или менее прямо, но обернуться он так и не рискнул.

Вернувшись домой, Филиппа открыла отцовский коктейль-бар в гостиной и выпила подряд три порции джина, бутылку пива и две порции виски. Потом она вцепилась в стол и заплакала.

– За рукопашный бой без рук! – всхлипнула она, поднимая пустой стакан. – Мы еще посмотрим, кто здесь лесбиянка, а кто – нет.

Не переставая рыдать, Филиппа неуверенно шагнула к двери, но остановилась и, вернувшись к бару, щедрой рукой плеснула чистого «скотча» в аквариум с золотыми вуалехвостами, затем, размазывая по щекам слезы, выбежала в прихожую и широко распахнула дверь, намереваясь позвать Бригга, если он по какой-то причине задержался на мосту. У перил действительно темнела какая-то фигура, и Филиппа закричала: «Солдат! Эй, солдат!…», – поскольку ни имени, ни фамилии Бригга она не знала.

Темный силуэт сдвинулся с места и стал приближаться. Только теперь Филиппа сообразила, что что-то здесь не то, так как незнакомец был гораздо ниже Бригга ростом и намного шире в плечах. Когда он остановился у калитки, Филиппа, наконец, узнала его. Это был не Бригг. Это был Дрисколл.

Филиппа пьяно хихикнула.

– Это не ты, – сказала она. – Другой… А я тебя знаю, у тебя не закрывается левый глаз.

После того как Дрисколл застрелил под Каном трех своих солдат, он целую ночь бродил по развороченным дорогам и искалеченным рощам и громко пел. Для него эта ночь была ночью бесконечных, постоянно возвращающихся кошмаров, когда он снова и снова чувствовал, как бьется в руках пулемет, видел, как выпущенные им пули пробивают тела англичан и впиваются в низкую глинобитную стену. Дважды его самого чуть не подстрелили нервные часовые, а под утро Дрисколла задержала военная полиция, так как патрульным показалось, что он вдребезги пьян.

Но пьян он не был. Дрисколл не пил накануне сражения и не выпил ни капли за всю эту ужасную ночь – он просто бродил по позициям и орал песни. Когда начальник патруля спросил, понимает ли он, что война еще не кончилась, Дрисколл только кивнул в ответ и засмеялся.

Лишь несколько дней спустя он немного успокоился и решил, что отныне – в порядке компенсации за пережитый ужас – вся его жизнь должна быть наполнена исключительно радостью, но тут неожиданно выплыла история с его левым глазом, и Дрисколлу пришлось оставить свой славный полк. Это тоже пошло в дебет, но увы! – этим дело не кончилось. На него свалилось еще немало мелких неприятностей, лишь часть которых, по мнению Дрисколла, уравновешивалась нечаянными радостями, которые нет-нет, да и выпадали на его долю. И только теперь, подводя итог несчастьям, которые обрушились на него за последние годы, Дрисколл мог сказать: самым замечательным, что случилось с ним с той памятной ночи под Каном, когда он случайно подстрелил своих, была сегодняшняя встреча с Филиппой, в постели которой он лежал – все еще в рубашке, но уже без брюк и без обуви.

Дрисколл вытянулся на животе поверх одеяла. Филиппа, так и не снявшая своего шелкового с блестками платья, была совсем близко, но они не касались друг друга. Пока не касались. Со времени катастрофы под Каном прошло шесть лет, и Дрисколл мог подождать еще несколько минут.

– Откуда ты знаешь, что я не могу закрыть глаз? – спросил он.

Филиппа была пьяна, – ее даже вырвало в тазик для умывания, – но в конце концов это не он напоил ее. Филиппа напилась сама, раздобыв спиртное внизу, в гостиной. Дрисколл знал это, потому что ему пришлось отнять у нее бутылку и стаканы. Но пусть с этим разбирается старина Раскин, решил он. Отец Филиппы должен был скоро вернуться, но Дрисколл сомневался, что после вечера танцев старшина будет в состоянии подняться по ступеням, ведущим на второй этаж.

– Какой глаз? – Филиппа пыталась вспомнить. – А-а… помню. Тогда на тебе практически ничего не было – то есть, почти не было одежды… Ты выходил из бассейна и бормотал про этот свой глаз. А я купалась и все слышала, но ты меня не заметил.

Дрисколл повернулся к окну и стал смотреть на кружевной веер пальмы, неподвижно темневший на фоне спящего неба. Правой рукой он нащупал позади себя границу, где заканчивался скользкий шелк одеяла и начиналось платье Филиппы. Пальцы Дрисколла без колебаний скользнули через эту границу и поднялись по бедрам вверх, к жировым валикам на ляжках, между которых старшина Раскин вставлял свои пенни.

Филиппе казалось, что Дрисколл чувствует ее напряжение, и она постаралась расслабиться. Лежа на спине, она смотрела в потолок сквозь упавшие на лицо волосы и боялась пошевелиться.

– А ты кто? – спросила она внезапно.

– В каком смысле? – удивленно пробормотал Дрисколл, зарываясь лицом в одеяло. В низу живота он чувствовал приятное томление и тяжесть, причиной которых было удивительное ощущение, возникшее в кончиках его пальцев.

– Кто ты? – повторила Филиппа. – Капрал или генерал?

– Как раз посередине между тем и другим, – доходчиво пояснил Дрисколл. – Я – сержант.

– Сержант Дрисколл! – пьяно продекламировала Филиппа. – Отличное имя. Оно тебе очень идет.

Минуту или около того оба молчали. Дрисколл услышал, как на мостике затянули пьяную песню несколько подгулявших солдат.

– Ты сержант, – нараспев проговорила Филиппа. – А я – лесбиянка.

Дрисколлу показалось, что его негаданное счастье внезапно вырвалось из рук. Как мог спокойно он повернулся к девушке и ласково переспросил:

– Как ты сказала?

– Я – лесбиянка, – твердо ответила Филиппа, слегка разводя тонкую кисею волос и глядя на него сквозь брешь. – Разве мой папочка тебе не сказал?

– Нет, – медленно ответил Дрисколл. – Он как-то не упоминал об этом.

– Я думала, он уже всех оповестил, – с горечью прошептала Филиппа. – Во всяком случае, начал он с меня.

Дрисколл облегченно вздохнул. Слова Филиппы согрели его сердце, как теплый ласковый ветерок.

– Значит, с тобой все в порядке? – уточнил он.

– Пока не знаю, – серьезно ответила Филиппа. – Отец говорит, что нет, а он все-таки мой отец. Не знаю, вдруг я на самом деле лесбиянка? Я позвала тебя, чтобы это проверить.

Дрисколл едва не сказал, что для этого ей следовало бы позвать другую девушку, но вовремя сообразил, что сейчас не самый подходящий момент для подобных советов.

– Сержант Дрисколл… – Филиппа снова начала плакать. – Сделай что-нибудь, докажи мне, что я не…

Ее руки коснулись его легко, как духи ночи, нежные пальцы скользнули по мускулистой шее. Дрисколл подсунул под ноги Филиппы сначала одну, потом другую руку и двигался вверх по упругой прохладной коже до тех пор, пока не коснулся полных ягодиц. Тогда он склонился над ней и стал целовать ее лицо, губы, глаза прямо сквозь водопад спутанных темных волос. Ее волосы изрядно мешали обоим, и Филиппа нетерпеливым движением отбросила их в сторону, после чего руки любовников вернулись на те же места, где им было так хорошо и уютно.

Невероятная и совершенно необъяснимая нежность вдруг заполнила Дрисколла. Это было тем более странно, что он слыл человеком суровым и жестким и никогда не испытывал ничего подобного ни к кому, если не считать его собственной жены.

– Мне никогда и ни с кем не было так хорошо… кроме моей маленькой женушки, – прошептал он.

– У тебя есть маленькая женушка? – спросила Филиппа, целуя его в подбородок.

– Была. Теперь она чья-нибудь еще.

– У меня еще не было ни одного мужчины, – шепнула Филиппа, – но я твоя вторая женщина.

Дрисколл не стал спорить.

– Выходит, ты девственница?

– Конечно. Настоящая девственница, как и всякая лесбиянка.

– Ну, это мы скоро исправим.

– Я надеюсь, – с тревогой сказала Филиппа. – О, сержант, я так надеюсь!…

Произошла небольшая заминка, пока Дрисколл сражался с платьем. Филиппа пришла ему на помощь.

– Там должна быть небольшая застежка, – подсказала она. – Сбоку. А потом нужно тащить через голову.

Пока Филиппа тихо лежала в ожидании, он осторожно снял с нее платье, бережно поднимая каждую руку и освобождая от шелестящего шелка прекрасное и спокойное тело.

Ничего подобного Дрисколл еще ни разу в жизни не видел. Его легкомыслие сразу куда-то испарилось, потому что все было очень серьезно. Встав на колени, он помог Филиппе перевернуться на живот и, расстегнув лифчик, просунул ладони туда, где они словно две чаши наполнились освобожденным атласом ее грудей. Дрисколл ласкал их, целовал длинную ложбинку позвоночника и, по мере того как губы его опускались все ниже и ниже, его руки тоже заскользили по стройному телу вниз и, задержавшись на мгновение на бедрах, двинулись дальше, зацепив по пути трусики.

Снова перевернув Филиппу на спину, Дрисколл понял, что за все его несчастья – за смерть тех троих, за проклятый глаз и утрату любимой жены – за все воздалось сторицей.

Филиппа, следя за ним сквозь паранджу черных волос, заметила изумление, появившееся на грубом солдатском лице Дрисколла. На мгновение его взгляд встретился с ее взглядом и, с трудом освободившись, принялся блуждать по холмистой равнине ее тела словно шаловливый весенний ручеек.

Потом сержант прижал сухие губы к ее коже и заскользил по проложенным глазами тропам: вниз по склонам холмов в тенистую долину между грудями, по крутому обрыву пупочной впадины, по плоскому животу в сырые жаркие глубины лона. Его язык словно улитка двигался вниз по внутренней поверхности левой ноги, поднимался вверх по правой, и так еще много, много раз, без конца. Когда Дрисколл оторвался от нее и привстал, Филиппа обхватила его жадными, нетерпеливыми руками и, едва не разорвав, стащила с него рубашку. Он снова склонился над ней, едва различимый в густых сумерках, но Филиппа рассмотрела его и снова всхлипнула.

– Господи, сержант, – прошептала она. – Моя дверца слишком узка. Я всегда это знала…

И, глухо вскрикнув, Филиппа заплакала.

– Я знала, знала, – рыдала она. – Моя дверца никуда не годится! Мне придется выйти замуж за карлика или гнома!

Дрисколл прижался к ней, и Филиппа почувствовала на своем животе его горячее тепло. Отведя в сторону ее длинные волосы, он снова поцеловал Филиппу, а она, действуя почти инстинктивно, потянулась за его рубашкой и, скомкав, затолкала себе под бедра.

Потом Дрисколл приподнялся на руках и, сдвинувшись чуть вниз, начал медленное наступление. Филиппа ахнула.

– Мне больно, сержант! – выдохнула она. – Больно!!!

– Совсем чуть-чуть, – ободрил ее Дрисколл. – Не бойся.

– Нет, нет, не надо!

Дрисколл не смог придумать никакого ответа. Вместо этого он слегка укусил ее за плечо и стиснул зубами грудь.

– Осторожней! Пожалуйста! – прохныкала Филиппа. – Мне все-таки нужен гномик, такой маленький-маленький гномик…

Дрисколл приблизился к самому ее уху и прошептал:

– Но ведь не для лесбийской любви, верно? Теперь ты это знаешь?

Филиппа обвила руками его голову и прижала к себе так сильно, словно хотела раздавить.

– Ну теперь же, теперь! – шептала она. – Пожалуйста, милый, теперь!

И это теперь настало. Филиппа вздрогнула от боли, но рифы страха остались позади, она успокоилась и, словно пловцы на теплой волне, они задвигались слаженно и уверенно.

– О, сержант, ты – настоящий негодяй! – простонала Филиппа.

Когда Дрисколл, держа под мышкой скомканную рубаху, возвращался в казарму, небо уже окрасилось в лиловый и бирюзовый цвета рассвета. Воздух был сырым и прохладным, и сержанту казалось, что он забирает излишний жар из его обнаженной груди, плечей и рук. Словно беззаботная обезьянка, Дрисколл бегом преодолел деревянный мостик, а потом запрыгал по земляным ступенькам, на ходу плюнув – и попав! – в лупоглазую жабу, раскорячившуюся на дне дренажной канавы.

Взбежав по лестнице на второй этаж бетонного здания казармы, Дрисколл сразу понял, что мальчики повеселились на славу. Койка капрала Брука – о чем ее мирно спящий хозяин и не подозревал – покачивалась на высоте пяти футов над полом, подвешенная на захлестнутых за стропила канатах. Повсюду, словно застигнутые шквальным огнем, в самых причудливых позах валялись рядовые. Одни задремали на полу, другие сумели добраться до коек, третьи потерпели крушение как раз на полпути между тем и другим. Большинство так и не рассталось с парадными костюмами, которые теперь были покрыты пылью и следами рвоты. Кое-кто продолжал любовно прижимать к груди недопитую бутылку, а Таскер храпел, не выпуская из рук нежно-розовый лифчик, захваченный им в качестве трофея. Бригг, так и не узнавший чего лишился, спал невинным крепким сном мертвецки пьяного человека.

Дрисколл прошел в свою комнатку на балконе, разделся и снова вышел, чтобы сходить в душ. В одной из кабинок спал на сыром полу младший капрал, которого недавно тошнило. Дрисколл вошел в соседнюю и включил воду. Холодная струя ударила его словно стальная шпага, и сержант невольно подпрыгнул, но скоро привык и стал плескаться, подставляя воде голову и бока. Намылившись, он снова встал под бьющую из трубы струю и дал ей смыть с себя пену, затем отступил в сторону и, еще раз тщательно намылив пах, задумчиво посмотрел на освеженный регион сверху вниз.

– Ты сегодня молодец, – негромко заметил он. – Для своих лет ты справился довольно прилично. К тому же наставил невинную девочку на путь истинный, можно сказать, спас…

Помолчав, он добавил уверенно:

– Да, парень, спас. За это тебе положена Нобелевская премия по медицинской части.

Нахлынувшие воспоминания были приятными, но дело было не только в том, что давала ему Филиппа, и что давал ей он – и даже не в ней самой и не в том, как после третьего раза они лежали рядом, отдыхая и прислушиваясь, как горланят на мосту пьяные рядовые. С особенным удовольствием Дрисколл вспоминал, как вернувшийся домой старшина Раскин поднялся наверх и, просунувшись в комнату, где они лежали, накрывшись с головой одеялом, проворчал:

– Что касается тебя, красотка, то тебе давно пора завести себе приличного мужика…

7

Любимую женушку Дрисколла звали Розалиндой. Они поженились за шесть месяцев до конца войны – и за шесть месяцев до того, как ее беременность благополучно разрешилась родами. Они любили друг друга нежно, как дети, но в конце концов развелись, потому что Розалинда не смогла и дальше терпеть выходки Дрисколла. Вскоре она вышла замуж за другого.

Своего будущего супруга Розалинда узнала, когда провожала Дрисколла с вечеринки. В тот вечер он выпил лишнего и принялся громко сетовать на Бога за то, что Он создал его неспособным закрыть левый глаз. Дрисколл так разошелся, что Розалинда поспешила увести его к себе домой, где и продержала несколько дней, пока не подошел к концу его отпуск.

Дрисколл смертельно устал от войны, но на фронт его не отправили только потому, что после Кана, когда в разгар боевой операции он шатался по позициям и орал песни, армейские власти всерьез решили разобраться, уж не псих ли он. Все же в армии Дрисколл остался, и, когда наступил мир, отправился со всей своей семьей к новому месту службы – в Палестину. Спустя каких-нибудь две недели их маленькая дочурка погибла под колесами джипа Королевских ВВС, который преследовал боевиков из «Иргун Цвай Леуми» [9], повесивших нескольких летчиков в живописной апельсиновой роще.

После этого Розалинда вернулась в Англию. Дрисколл последовал за ней, и хотя время от времени он напивался или ездил в командировки, дни, которые они проводили вместе, были наполнены согласием и безмятежным счастьем. Розалинда была на четыре года моложе Дрисколла и обладала приятным, миловидным лицом, на котором были написаны нежность и забота, а ее врожденное обаяние не казалось нисколько меньше от того, что не сразу бросалось в глаза. От природы она была веселой и жизнерадостной, но эта ее веселость постепенно таяла, уменьшаясь после каждого раза, когда он причинял ей боль.

Вскоре после возвращения из Палестины, когда оба прилагали огромные усилия, чтобы забыть свою маленькую девочку и завести новую, Дрисколл и Розалинда уехали обратно в Дербишир, где они впервые повстречались друг с другом. В одно из воскресений они выбрались на природу – туда, где среди зеленеющих полей торчали высокие, похожие на вставших в круг лысых певцов, скалы. Дрисколл и Розалинда решили вскарабкаться на самую высокую из них, и к тому времени, когда они достигли ее плоской вершины, солнце успело основательно нагреть камень.

Насколько Дрисколл помнил, – а он часто вспоминал эту страницу своей жизни, – тогда стоял июнь, самое начало лета, и им, глядящим с вершины скалы, казалось, будто разноцветная земля вокруг оделась в яркий летний наряд специально для них. Они разлеглись на камне и принялись рассматривать окрестности, строя шутливые планы относительно того, где они могли бы поселиться и жить счастливо со своей новой маленькой девочкой, когда она у них будет. Над ними плыли по небу огромные облака, но они были слишком высоко, и их слоновьи тени лишь изредка скользили по полям, гася серебристый блеск воды в прудах и блики солнца на стеклах оранжерей и теплиц и даруя недолговечную прохладу пасущимся на склонах стадам. И уж совсем редко бегучая тень облака проносилась по вершине скалы, где лежали двое соединенных браком любовников.

– Теперь все будет хорошо, – сказала Розалинда, устроив свою темную голову на животе Дрисколла. – Это лето станет самым лучшим в нашей жизни.

Дрисколл любил ее. Он любил ее и пока она была с ним, и даже потом, после того Как они расстались, чтобы никогда больше не сойтись.

– Тебе ведь не обязательно оставаться в армии, правда? – неожиданно спросила Розалинда. – Сможет она обойтись без одного солдата?

Тогда он решил, что Роз шутит. Сев так, что ее голова соскользнула с живота к нему на колени, Дрисколл сказал:

– Посмотрим, как они выпустят меня из своих лап. Ведь я только что подписал контракт на пять лет.

– Это я и имела в виду, – кивнула Розалинда, глядя снизу вверх на его лицо и на светлый ежик волос, горевший словно нимб на фоне клубящегося в вышине облака. – Если ты не будешь больше служить, мы сможем быть вместе по-настоящему. Мне до смерти надоело смотреть, как впустую проходит жизнь, пока ты где-то воюешь, а я либо жду тебя дома у окна, либо добиваюсь разрешения выехать к тебе. И мне до смерти надоели места, где нам приходится жить из-за твоей службы. От этой армии меня уже тошнит.

Дрисколл понял, что Розалинда говорит серьезно. Теперь она лежала, не глядя на него, плотно прижавшись лицом к его ногам.

– Роз, дорогая, – сказал Дрисколл. – Я же сказал… Я только что продал свое тело еще на пять лет. Кроме военной службы я больше ничего не умею и могу заработать нам на жизнь только таким способом. Это моя работа, понимаешь? Я солдат, как некоторые – бакалейщики или банкиры.

– Но бакалейщики и банкиры тоже когда-то были солдатами, – возразила Розалинда. – Только они сумели вырваться. Я люблю тебя, и ты нужен мне каждый день и каждый год, а не несколько дней в году в перерыве между двумя назначениями… – ее голос зазвучал жалобно. – Ведь ты и пьешь так много только потому, что в армии все всегда одно и то же…

Дрисколл ухмыльнулся.

– Хочешь уберечь меня от дурной компании? – спросил он.

Но Розалинда заявила, что собирается выкупить его, и Дрисколл, столкнув ее голову с колен, засмеялся так громко, что его смех, повторенный эхом, метался между солнечными скалами еще минуты две. Роз настаивала, и Дрисколл, поддерживая игру, сказал, что она может попробовать, но он обойдется ей не дешево. Потом они занимались любовью прямо на голой вершине скалы, потому что для этого им вовсе не обязательно было лежать в постели. К тому же здесь их все равно никто не мог увидеть.

Вся беда заключалась в том, что Розалинда действительно стала копить деньги. С того летнего дня на скале ей потребовался целый год, в течение которого она отказывала себе буквально во всем, однако в конце концов Роз добилась своего и показала Дрисколлу собранные двести фунтов, оглушив радостным известием, что собирается выкупить его. Он любил Розалинду и позволил ей сделать это, однако через два дня после того, как все формальности были закончены, он сбежал от нее и напился до бесчувствия. Наутро, все еще страдая от жестокого похмелья, Дрисколл пошел на мобилизационный пункт и подписал семилетний контракт с последующими пятью годами пребывания в резерве.

Но даже после этого опрометчивого шага он или она еще могли спасти ситуацию. Подписывая контракт Дрисколл был пьян, – или еще не пришел в себя после попойки, – так что сделка могла быть признана недействительной, но он чувствовал, что поступил правильно, раз и навсегда выбрав свою дальнейшую судьбу. И к этому шагу подтолкнула его не только любовь к армейской службе…

Они развелись восемнадцать месяцев спустя, развелись, все еще любя друг друга так сильно, что сразу после судебного заседания вместе пошли в кафе, чтобы выпить по чашечке чая, и даже поцеловались на ветреной набережной прежде, чем разойтись навсегда.

С тех пор воспоминания о ней не раз заставляли Дрисколла подолгу лежать без сна. Здравомыслие и нежность Розалинды, ее способность щедро дарить и легко прощать, ее красота и любовь не давали ему покоя. Дрисколл слишком любил ее, и огромная нужда в ней заставляла его вскакивать с казенных коек в самых отдаленных уголках земли и протягивать к ней руки. Но всякий раз в пальцах его оказывалась лишь темнота.

Он несколько раз пытался найти ее. Еще до того как попал в Малайю. Отправившись в Дерби, Дрисколл обшарил весь город, повсюду расспрашивая о Розалинде. Он побывал и в местах, где она когда-то работала, в пабах, куда они ходили вместе, у людей, что жили по соседству с ее матерью. Но мать Розалинды умерла.

Стояла зима, с небес, не переставая, лил холодный дождь, а он все ходил и ходил по городу, который заливала серая вода.

Кто-то говорил, что видел Роз, но не помнил где. Кто-то вспоминал, что она будто бы уехала на континент, но не мог сказать наверняка. Дрисколл продолжал бродить от дома к дому, сгибаясь под грузом воспоминаний, раз за разом возвращаясь на узкую улочку за рыночной площадью, где они когда-то снимали две комнатки. Дом остался таким же, как был. Трава в палисаднике проросла из семян той травы, которую он помнил, и даже занавески на окнах были те же. Есть, наверное, вещи, которые никогда не меняются, вот только в доме никого не было, и Дрисколлу негде было укрыться от холодных дождевых струй.

Он понял, что никогда больше не увидит роз. И вдруг неожиданно встретился с нею. Все оказалось так просто, что вполне могло быть подстроено. Дрисколл сел в автобус и прошел на заднее, продольное сиденье. Когда он поднял голову, то увидел напротив Розалинду. С ней был мужчина, который держал на руках завернутого в одеяло младенца. Роза-линда и ее новый муж внимательно всматривались в крошечное личико, и Дрисколл понял, что она счастлива.

Потом и она подняла взгляд и увидела его.

Некоторое время оба сидели неподвижно. Узкий проход между ними зиял, как ущелье. Дрисколл знал, что не должен ничего говорить или делать. Роз этого не хотела, и он остался сидеть, глядя на нее в последний раз, впитывая в себя ее образ. Счастливая семья сошла на следующей остановке, и Дрисколл увидел, как Розалинда подняла лицо к небу, чтобы дождевая вода смыла слезы со щек. Это было так на нее похоже…

Дрисколл оставался в сыром салоне автобуса до тех пор, пока машина не остановилась, и кондуктор сказал ему:

– Дальше не поедем, сержант. Конечная остановка.

– Да, – откликнулся Дрисколл. – Так оно и есть.

Бригг и Филиппа начали гулять по трубе. Они ходили по ней, как цирковые канатоходцы, ступая босыми ступнями по округлой, черной, нагретой солнцем поверхности и держась за руки, будто школьники. В этом-то и была главная беда. Прогулки под ручку вовсе не входили в планы Бригга. Разумеется, они побывали и на танцах, несколько раз купались и обнимались у дверей ее дома. Бригг уже знал, как это – держать Филиппу в объятиях, а однажды даже удостоился поцелуя, что давало ему основания ревновать ее ко всем мужчинам гарнизона за исключением, пожалуй, одного Дрисколла. Бригг ничего не знал об отношениях сержанта с девушкой; Дрисколл же, напротив, все знал, но не беспокоился.

Между тем Бригг никак не мог обрести душевного равновесия. Ему постоянно казалось, что его подло обманули, всучив вместо порнографических карточек сусальные открытки с видами Эйфелевой башни. Он не просто хотел Филиппу – он отчаянно нуждался в сексе, стремясь к простым плотским наслаждениям, но она (во всяком случае, так Бригг объяснял себе сложившуюся ситуацию) оказалась девушкой совсем другого сорта.

Разумеется, перед товарищами Бригг притворялся, будто все, о чем они думали, действительно имеет место. Возвращаясь вечером от Филиппы, он каждый раз останавливался перед дверьми казармы и, слегка ослабив узел галстука, напускал на себя вид человека многоопытного и знающего. При этом его губы сами собой складывались в небрежную, слегка циничную улыбку, не заметить которую мог только слепой. Входя в казарму, он видел, как вертится на своей койке Таскер, снедаемый острой завистью, и как округляются глаза остальных. В свете предполагаемых любовных похождений Бригга были прекращены даже соревнования в эрекции, поскольку победа в них больше не имела особенного значения.

Вернуться к Люси Бриггу было нелегко, однако в конце концов он прекратил борьбу, отбросил угрызения совести, отговорки и колебания, и ринулся к ней точно также, как в первый раз – очертя голову и, одновременно, смущаясь. Рейсовый автобус доставил его на место.

Бриггу казалось, что Люси вряд ли помнит его, но ошибся.

Она не только помнила, но и была рада своему «маленькому девственнику», своему ученику – незнайке-рядовому, который не знал, где искать дверь в сад наслаждений. Теперь Люси называла его «Биг» вместо «Бригг», и этот неожиданный комплимент [10], объяснявшийся ее неуверенным произношением, странным образом подбодрил Бригга. С тех пор он старался навещать Люси как можно чаще, используя каждый час, когда он был свободен от армии, от своих служебных обязанностей и от Филиппы, и не колеблясь тратил на поездки в Сингапур даже официальное свободное время, которое предоставлялось служащим по средам во второй половине дня. Однажды Бригг пришел в себя после любовных безумств, чувствуя ребрами, лопатками и упругими стриженными волосками на затылке жесткий деревянный настил. Время перевалило заполночь, но воздух, в котором, казалось, все еще был растворен последний отблеск вечерней зари, был прозрачным и теплым. Бригг лежал голышом на стланях в носу китайской сампаньки и смотрел в небо. Люси, тоже не обременявшая себя никакой одеждой, положила голову ему на живот, и ее подсыхающие черные волосы приятно щекотали бледный бриттов пах.

Казалось, еще совсем недавно они отплыл г от волнолома гавани и перевалились через низкий борт китайской сампаньки, поставленной на якорь перед входом в бухту. Здесь они занимались настоящей, простой и примитивной любовью, не обращая внимания ни на воду, которая все еще стекала с их волос и тел, ни на мусор, прежде носившийся по гавани по воле ветров и течений и налипший теперь на их кожу. Отдавшись своим неутоленным желаниям, они резвились, как крольчата, барахтались, как щенки, и плоскодонка плясала на волнах маленького шторма, разбуженного их неистовой страстью.

Потом, опьяненные любовью, они отдыхали, чувствуя на всем теле синяки и ушибы, причиненные твердыми шпангоутами, но не замеченные в пылу страсти. Легкий ветер остужал их кожу и успокаивал боль, сампанька слегка покачивалась на волне, а на берегу перемигивались портовые фонари; лучи прожекторов и фары движущихся к гавани грузовиков стригли темноту, словно огромные ножницы; а еще дальше вставал город, залитый огнями неоновых реклам, тщившихся своей сумасшедшей морзянкой переплюнуть огромный рекламный щит, вспыхивавший то зеленым, то красным на башне небоскреба «Катай». Горели огни и на других лодках, стоявших на якорях и кланявшихся друг другу, словно люди, обменивающиеся любезностями на званом приеме, и только их сампанька оставался темной.

– Расскажи опять про «эни-мени», – неожиданно попросила Люси.

Бригг негромко рассмеялся в ответ.

– Ты должна была уже выучить этот стишок наизусть, – поддразнил он и легонько провел пальцами по векам ее раскосых глаз.

– Моя постараться, – серьезно откликнулась Люси. – Этот раз моя очень постараться.

– Хорошо, – сказал Бригг. – Слушай…

Эни-бени, мини-мом,
Сидит ежик под столом…

И Люси повторила за ним эту детскую считалку, а потом пропела ее своим тоненьким звонким голоском: «Сидит език под столом…» Ежик – а не «ниггер», потому что когда после обеда Бригг учил ее этому стишку на раскаленном золотом песке пляжа в Чанги, он как-то сразу запнулся на «ниггере» и заменил его «ежиком». Правда, Люси была не негром – она была китаянкой, и ее кожа была чистой и почти белой – гораздо более белой, чем собственная кожа Бригга – но он все равно поставил «ежика» на то место, где полагалось быть «ниггеру».

Бригг знал, что это Филиппа должна была лежать рядом с ним на носу плоскодонки, но никуда не мог деться от Люси – наивной, заботливой, щедрой Люси, которая полюбила его, распахнув перед ним свои секретные кладовые, полные самых изысканных наслаждений, какие профессиональные любовницы приберегают для тех, кого они любят всем сердцем, и кому никогда не приходится платить.

Бригг потянулся с такой силой, что захрустели суставы. Оживляя в памяти недавние часы, он поразился, насколько богатым и насыщенным был этот чудесный день, полный жаркого солнца и голубого моря в барашках волн. В Чанги они заплыли далеко от берега и, держась за руки, долго лежали в непрозрачной вязкой воде. Потом они ели китайского краба, и Бригг впервые услышал, как звенит колокольчиком чудесный смех Люси, когда, желая доставить ей удовольствие, он нырнул в воду, смешно дрыгая ногами в воздухе, а потом пробкой выскочил на поверхность.

Да, если б не ощущение вины, которое, несмотря на не сходившую с лица Бригга улыбку, продолжало подспудно терзать его, этот день мог бы стать самым счастливым в его жизни. Все было бы просто прекрасно, если бы не голос совести в его душе, из-за которого Бригг чувствовал себя, как человек, притворяющийся веселым и беспечным у постели безнадежно больного родственника, который еще не знает, что скоро умрет. И как ни старался Бригг забыться, что-то продолжало напоминать ему, что рядом с ним – его Люси, а не просто посторонняя молодая девушка.

Бригг сжал пальцы в кулак, подсунул его под голову и, упираясь подбородком в грудь, посмотрел на узкое, стройное тело Люси. Она завертела головой, по-прежнему лежавшей у него в паху, и ее волосы нежно защекотали его кожу. Сбоку Люси выглядела совсем молоденькой и не до конца развившейся, а миндалевидные темные глаза над высокими скулами идеальной формы только подчеркивали ее девическую свежесть и красоту.

– Биг, – сказала она, – расскажи еще одна считалка, такая как «эни-мени».

– Это стишки для самых маленьких детей, – негромко отозвался Бригг.

– Тогда расскажи стишок для старые люди. Какая у них считалка?

Бригг попытался вспомнить, какие считалки бывают у старых людей. Специально для Люси ему хотелось подобрать что-нибудь простенькое.

– Я знаю один коротенький стих, – сказал он, отрывая взгляд от звездного неба.

– Он простой? – с тревогой спросила Люси. – Он должен быть маленькие слова, чтобы моя поняла. Маленькие и простые, как звезды.

И Бригг прочитал ей такое стихотворение:

Наш мир – чудесный уголок,
Но как его понять?
Прекрасны розы, но шипы
Мешают их сорвать.

Стихи Люси понравились. Она решила, что они не просто красивы, а что в них заключена высшая мудрость, и тут же, запинаясь и путаясь, попыталась их повторить. Потом над водой пронесся прохладный ветерок, заблудившийся в темноте и спешащий домой. Он коснулся их обнаженных тел, и они, глянув через борт сампаньки, увидели, что город уже затих. Пора было собираться и им.

Бригг не виделся с Люси три дня и решил записать для нее понравившиеся стихи, чтобы она смогла быстрее их выучить. Он успел написать только три строчки, когда его вызвали в соседнюю казарму получить почту. Вернувшись, он обнаружил, что Таскер завершил стихи такой строкой:

Наш мир – чудесный уголок,
Но как его понять?
Прекрасны розы, но шипы
Впиться в ладонь хотять.

А Филиппа, у которой до той первой, тревожной ночи не было ни одного мужчины, не знала теперь, что ей делать с двумя. «Один – для одной вещи, – логично рассудила она, – а другой – для другой». Ей и в голову не пришло, что Бриггу нужно нечто большее, чем целомудренные объятья, и что Дрисколл стремится к чему-то, что выходит за рамки древнего как мир инстинкта, какими бы чувственными наслаждениями он ни был богат.

В ее колоде было всего две карты, но Филиппа, с которой никогда не случалось ничего простого, ухитрилась пойти не с той.

8

Каждый первый понедельник месяца специальная команда отправлялась в окрестности гарнизона стрелять собак. Лучшими охотниками в Пенглине считались сержанты Дрисколл и Любезноу, обнаружившие редкостный талант разить этих мерзких тварей наповал, посылая смертоносную пулю прямо в середину грязно-белой, бурой или желтоватой шкуры.

Сержанты возглавляли небольшие отряды из трех человек. На двух приземистых полуторатонных грузовичках они прочесывали местность вокруг гарнизона или мчались по дорогам, ведущим к китайской деревне и к городу, истребляя псов на всей подконтрольной территории. Отстреливать полагалось только бродячих собак, то есть тех, на которых не было ошейников. Именно они, беспрепятственно плодясь и размножаясь в окрестных зарослях,

распространяли в жаркие дни омерзительный запах псины, а по ночам протяжно выли на плацу перед казармами. Однако собак без ошейников попадалось на удивление мало, поэтому сержанты стреляли всех без разбора, а потом собирали ошейники и закапывали где-нибудь в укромном месте.

В этот раз оба сержанта снова отправились на охоту на двух грузовиках. Они всегда возглавляли «большое сафари», но Бригг, от всего сердца ненавидевший собак за шумные драки и вой по ночам, когда, не в силах заснуть, он вынужден был снова и снова думать о том, куда подевались ноги толстяка Фреда, отнюдь не стремился стать участником облавы. Стоило ему увидеть, как подстреленные дворняги кувыркаются в пыли или, раненые, ползут на своих мягких животах, и его сразу начинало тошнить. Один раз он все же попал в «собачий патруль», и с тех пор старался под любым предлогом увильнуть от участия в этом сомнительном мероприятии.

Сержантов же «собачьи скачки», напротив, объединяли. Оба чувствовали к друг другу что-то вроде симпатии и взаимопонимания только тогда, когда, пьяные от азарта и подстегиваемые чувством соперничества, мчались по горячим дорогам, преследуя визжащую от ужаса дворнягу.

– Моя! Моя!!! – кричал Любезноу, стоя в кузове, как витязь на колеснице, и нетерпеливо наподдавая коленом согбенную спину водителя.

– Моя!!! – ревел в ответ Дрисколл, едва не вываливаясь из кузова на крутом вираже, когда ревущая машина устремлялась за очередным комочком желтого меха. Без сомнения, все собаки знали, какой это был великий день – и стремительно разбегались.

Надрывно ревели моторы, торжествующе вопили сержанты, а собаки зигзагами метались по траве, катались и прыгали, прятались и снова выскакивали из укрытий, чтобы бежать навстречу неминуемой смерти. Вся слава доставалась сержантам; новобранцы почти всегда мазали, и поэтому только перезаряжали винтовки своим командирам.

Дрисколл прекрасно бил собак на бегу, часто прямо между лопаток, стреляя с левой из кузова мчащегося грузовика. Если пуля случайно не приканчивала пса на месте, водитель довершал дело, проезжая по жертве колесами. Любезноу же так натренировал своего водителя, что частенько они брали добычу измором. Когда пес, не в силах больше тягаться со стальным сердцем машины, начинал искать подходящее укрытие, водитель легко загонял его в угол, грузовик тормозил, взрывая красную пыль скатами, как конь пикадора – копытами, и Любезноу стрелял наверняка.

В понедельник первого июля охота тоже была успешной. Дрисколл добыл трех, а Любезноу – двух собак. Рядовой Таскер из группы Дрисколла тоже мог похвастаться успехом: он очень метко уложил маленького тщедушного козлика, которого по ошибке принял за собаку.

В тот день Дрисколл был настроен великодушно и дал всем своим людям шанс отличиться. Таскер мог предъявить своего козла. Лонтри выпустил полный магазин в маленького, но очень злого пса – и не причинил ему никакого вреда. Капрал Брук чуть не полчаса держал на мушке небольшую дворняжку очень красивого палевого окраса, но оказался психологически неспособен в решающий момент нажать на курок.

Охота близилась к завершению. Когда ровно в полдень оба грузовика остановились на перекур у гарнизонной лавки, и люди, и машины уже покрылись толстым слоем красной и желтой пыли.

– Еще кружок? – крикнул Дрисколл Любезноу.

– Пожалуй, – пропыхтел тот в ответ. Пот обильно стекал по лицу второго сержанта, превращая пыль в грязь.

– Хочу подстрелить того хромого мерзавца, которого я упустил.

– Да, на большее тебе и замахиваться не стоит, – поддразнил Дрисколл. – Я-то присмотрел себе штучку порезвее. Настоящий иноходец!

Двигатели взревели, грузовики сорвались с места и снова помчались по дороге, ведущей к водохранилищу. Солнечный свет ложился на шоссе широкими полосами, пробиваясь между стволами деревьев и кустарниками.

Дрисколл первым увидел своего пса.

– Ату его, ату! – завопил он. Грузовик рванулся вперед, и охотники в кузове попадали друг на друга. Все, кроме Дрисколла. Крепко держась за поручень, сержант продолжал кричать во все горло, не отрывая взгляда от пятнистого существа, пробиравшегося вдоль шоссе сквозь частокол света и тени.

Любезноу тоже заметил добычу. Его водитель каким-то чудом заставил перегретый мотор прибавить обороты, и теперь обе машины, едва не цепляясь бортами, понеслись по дороге, словно два атакующих носорога, которые, храпя и задыхаясь, стараются опередить друг друга, чтобы первым растоптать врага.

– Мой! – взревел Дрисколл, поднимая карабин.

– Нет мой! – взвыл Любезноу. – Беги, песик, мчись!…

Собаке неожиданно пришло в голову убраться с дороги. Она нырнула в кювет, прокатилась по земле и стремглав понеслась по заросшей карликовыми деревцами низине. Любезноу, навострившийся в преследовании и предвидевший такой маневр, легко повторил его, но и Дрисколл не отставал. Оба грузовика свернули с дороги и помчались вдогонку за псом, превращая в пыль красную спекшуюся землю и вырывая с корнем крошечные слабые деревца.

Внезапно дворняга покатилась кувырком и юркнула в густую заросль более высоких, плотных кустов.

– Уйдет! – завопил в отчаянии Любезноу.

Грузовики затормозили, едва не встав на

дыбы, и оба сержанта принялись торопливо опустошать магазины вслед ускользнувшей добыче.

Кто-то выстрелил в ответ. Из кустов донесся один, другой, третий выстрел. Шальная пуля царапнула щеку рядового Лонтри, и на плечо ему брызнула кровь.

Охотники застыли пораженные. На какую-то страшную долю секунды Дрисколлу даже показалось, что это его выстрел задел Лонтри.

Любезноу опомнился первым.

– Засада! – заорал он. – Бежим!!!

И они бежали.

После обеда над Сингапуром показались первые высокие султаны серого дыма. Пожары вспыхнули сразу во многих местах, но лучше и веселее всего горела фабрика по переработке каучука на северной оконечности острова, вонь от которой распространилась на многие мили. Беспорядки и стрельба, начавшись на городских улицах, быстро перекинулись на близлежащие поселки.

Власти давно ожидали чего-то подобного. На острове не было ни больших свободных пространств для масштабных партизанских действий, ни густых джунглей, пригодных для укрытия, поэтому Сингапуру не грозили внезапные и опустошительные бандитские рейды, ставшие настоящим бичом Малайского полуострова. Тем не менее, и в самом городе, и в его окрестностях всегда существовали группы сочувствующих и просто недовольных, агитаторов и китайцев, просочившихся из коммунистического Китая, которые восстали, как только подвернулась подходящая возможность.

Беспорядки распространялись со скоростью лесного пожара. Годы горя и лишений, годы тайного злорадства, – ведь слишком многие были свидетелями того, как японская велосипедная пехота наголову разбила неуязвимых, заносчивых британцев, – все это вспомнилось в один миг и вспыхнуло, как сухой трут. Бунтовщики сжигали автомобили, убивали европейцев, бесчинствовали на улицах. В первый же день беспорядков солнце село в густой дым, поднявшийся над городом, по залитым кровью мостовым которого сновали возбужденные толпы. Сквозь чад и гарь едва просвечивали неоновые рекламы на здании «Катай-синема», где багровыми буквами было написано: «Город в огне» [11].

Пенглинский гарнизон, всполошенный неожиданным возвращением охотников, выстроился перед казармами с полной выкладкой, – включая фляги для воды и запасные носки, – и полковник Пикеринг лично проинспектировал готовность вверенных ему подразделений, дважды проехав вдоль строя на «джипе». В результате смотра было решено, что немощные и больные останутся оборонять гарнизон. Остальным – не знающим страха и сомнений воинам, чья боеспособность, однако, оставалась под большим вопросом – предстояло отправиться в Сингапур, чтобы оказать регулярным частям помощь в подавлении беспорядков. Бумажная работа вполне могла подождать пару-тройку дней.

Сразу после построения солдаты, признанные здоровыми, набились в грузовики с высокими металлическими бортами. Грузовики уже готовы были тронуться, когда произошла небольшая заминка. Старшина Раскин предложил установить на кабине каждой машины пулемет Брена с расчетом на случай засады, которая могла встретиться в любом месте, где джунгли вплотную подступали к шоссе. Идея была хорошей, но, к сожалению, из нее ничего не вышло, так как во время пробной поездки оба пулеметчика слетели со скользкой крыши кабины на первом же повороте.

Тогда пулеметчиков пересадили на прикрывавшие кузова машин брезентовые тенты, и колонна, наконец, двинулась по дороге к городу, над которым вставало дымное зарево. Когда до Сингапура оставалось мили три, Синклер, входивший в один из пулеметных расчетов, решил немного привстать, чтобы иметь лучший обзор. Гнилой брезент тут же прорвался, левая нога Синклера провалилась в дыру, и весь остаток пути встревоженные солдаты вынуждены были созерцать тяжелый ботинок товарища, болтавшийся перед самыми их лицами. Но им было не до смеха.

У кордона на окраине города военная полиция заставила их свернуть с шоссе. Уже стемнело, и грузовики остановились в парке «Золотой Мир», в центре которого находился стадион. По вечерам здесь обычно проходили состязания борцов, боксеров или – что было гораздо зрелищнее – матчи по баскетболу с участием китайских школьниц. Среди каруселей и аттракционов парка можно было встретить самых дешевых женщин Сингапура, но все это – увы! – относилось к нормальной, мирной жизни. Сейчас в парке было тихо и темно, и солдаты, в полном молчании выгрузившись из грузовиков, один за другим прошли в зияющую дверь крытого, похожего на огромного горбатого кита, стадиона.

Они разместились между опорами трибун, составили в пирамиды оружие, скинули с плеч -доки, сели на бетон и стали ждать. Бригг даже прилег, опираясь спиной о вещмешок, чувствуя под шеей его грубую ткань и вдыхая запах припорошившей его мелкой белой пыли. Напряженный слух Бригга ловил хоть какие-нибудь звуки, свидетельствующие об идущих в городе упорных боях, но снаружи доносился только рев проносившихся по шоссе грузовиков.

Лежа на полу и касаясь пальцами отполированного приклада винтовки, Бригг вдруг почувствовал себя уверенным и сильным. В конце концов, сражаться с бунтовщиками на городских улицах было, несомненно, значительно легче, чем воевать с партизанами в непролазных джунглях или отражать атаки другой армии. Остальные, как ему казалось, думали так же. Опасность все еще представлялась им достаточно далекой, лишенной реальности, и хотя Лонтри уже мог похвастаться самым настоящим ранением, это не пугало их, а наоборот заставляло чувствовать какой-то внутренний жар, словно все они, наконец-то, побывали в настоящем деле.

Когда их подняли по тревоге. Бригг как раз корпел над письмом к Джоан. Он всегда старался ответить на полученные от нее весточки в тот же день. Но теперь кроме Джоан у него были еще Филиппа и Люси. Три девушки как будто ждали его в трех разных комнатах, и по большому счету все они действительно принадлежали ему – по-разному, быть может, но все-таки, все трое были его девушками. Думая об этом, Бригг ощущал себя бывалым, понюхавшим пороха солдатом, который спокойно идет в пекло и делает свое дело. Он уже решил, что допишет письмо здесь, под трибунами, во время короткой передышки перед боем, и тогда каждая строчка в его послании будет дышать настоящей, а не выдуманной героикой.

Таскер коротал время, пересказывая приключение с засадой, в которую они попали во время собачьей облавы. Большинство уже слышали это захватывающее повествование и знали его почти наизусть, но все равно собрались в кружок вокруг рассказчика; здесь, в полутьме под трибунами, где в скудном свете лица и фигуры были едва различимы, эта история звучала по-новому и вполне заслуживала того, чтобы быть рассказанной и выслушанной еще раз. И в этом не было ничего удивительного, ведь повести и легенды о великих сражениях уместнее звучат на передовой, а воины во все времена готовы были слушать о походах и победах.

Впрочем, финал этой истории был, скорее, комичным. Сразу после возвращения с охоты, товарищи отнесли Лонтри на носилках в гарнизонный медпункт, но офицер медслужбы снова запил по случаю тропической жары, и им стоило огромного труда убедить его, что рядовой такой-то действительно ранен самой настоящей пулей, а не порезался во время бритья.

Отряд пенглинцев просидел под трибунами «Золотого Мира» почти два часа, прежде чем начали происходить хоть какие-то события. Вытянувшись на бетоне и подложив под головы вещмешки, они пребывали в спокойной готовности, когда громкая и частая барабанная дробь ударила по оштукатуренным стенам и по крыше. В тревоге они повскакали с мест, но это оказался всего-навсего дождь.

Еще через час в проеме входной двери показалось несколько темных фигур с длинным ящиком на плечах. Бригг и еще несколько человек, первыми заметившие пришельцев, вскочили, замирая от сладкого ужаса, так как им показалось, что они видят гроб, однако это оказались всего-навсего связисты-сигнальщики с каким-то оборудованием. Расположившись в дальнем углу под ареной и вскипятив чай, они наладили свою станцию и принялись передавать сообщения и приказы, отчего прифронтовая атмосфера в просторном полутемном помещении сгустилась до предела.

Все время, пока солдаты из Пенглина оставались в Сингапуре, сержант Дрисколл не переставал твердить о ржавых гвоздях. Эти два слова он бормотал себе под нос, часто вставлял в разговоре, а иногда выкрикивал во весь голос. Он смеялся над этим словосочетанием, довольно фыркал и улыбался, не упуская ни одного случая употребить полюбившееся ему выражение. «Синклер, Брук и прочие ржавые гвозди…», – ворчал он, глядя, как упомянутые личности, шаркая башмаками, бредут по замусоренному бетонному полу. Иногда он с брезгливой миной замечал, что завтрак по вкусу напоминает ржавые гвозди, или жаловался, что в его почте полным-полно ржавых гвоздей. Дрисколл явно считал, что это самая лучшая в мире шутка, но его подчиненные начинали подозревать, что сержант просто симулирует помешательство в надежде добиться досрочного возвращения на родину.

На третьи сутки после объявления военного положения десять пенглинцев, двигавшиеся колонной по два по пустынной улочке в районе китайских прачечных, случайно свернули за угол и, выйдя на Серангунское шоссе, столкнулись лицом к лицу с толпой самых настоящих мятежников.

Бригг сразу почувствовал себя так скверно, словно у него в животе разверзлись неведомые хляби и пошел дождь. Их патруль состоял всего из двух секций, одну из которых возглавлял сержант Любезноу, а другую – капрал Брук, тот самый Брук, который страдал психологическими «затыками» и напоминал издалека зубочистку в очках.

Любезноу сразу остановил колонну и дал команду выстроиться цепью поперек дороги напротив безмолвной и грозной толпы. Бригг расслышал приказ, но не узнал голоса сержанта. Непослушные ноги сами вынесли его на осевую линию шоссе. «Господи, как же мне страшно! – подумалось ему. – Все эти люди – как их много!… Стоит им только захотеть, и они нас просто сметут». Правда, он не видел у повстанцев ружей, а у них было восемь винтовок и два «стэна» у Брука и Любезноу, но это почему-то его не утешило. Ну и что, что у китайцев нет огнестрельного оружия? Зато есть камни и дубинки, а у троих – в самой середине неприятельского строя – блестят в руках заточенные металлические прутья. Господи Иисусе, как страшно-то!…

Наступила такая тишина, что Бригг слышал, как стучит зубами Таскер, хотя тот и стоял в ярде от него. «Ну почему, почему он не может перестать?» – думал Бригг. И мятежники, и солдаты хранили полное молчание, которое нарушалось только этим неприятным костяным клацаньем. Если бы не оно, можно было подумать, что на улице вообще никого нет. Потом из переулка неожиданно выскочила дворняжка и, трусливо поджав хвост, перебежала ничейную полосу, разделявшую две группы людей, а Бриггу пришла в голову дурацкая мысль, что Любезноу должен попытаться подстрелить тварь, пока у него есть такая возможность.

– Где плакат? – спросил Любезноу, не оборачиваясь. Он уже совладал со своим голосом, который звучал теперь гораздо тверже, чем в первый раз. – Плакат на с-средину!

Повинуясь приказу, двое рядовых вынесли вперед плакат. Оба двигались нетвердым строевым шагом, который каждую субботу отрабатывали на красном глинистом поле.

– Покажите им плакат! – приказал сержант, и рядовые, разойдясь в стороны, подняли над головами шесты, между которыми было натянуто девственно-чистое полотно.

При виде плаката толпа негромко загудела. Любезноу, уже вскинувший к нему руку, чтобы произнести соответствующие слова, оглянулся и побагровел.

– Кретины! – выругался он. – Поверните его другой стороной!

Сконфуженные «знаменосцы» неловко описали окружность, явив безмолвствующим возмутителям спокойствия ту сторону своего транспаранта, где на китайском и малайском языках было написано, что в городе введено военное положение и что они должны как можно скорее разойтись по домам.

Из толпы раздался дружный смех. При этих звуках вся грязь – липкая, вязкая, ледяная слякоть, образовавшаяся в желудке Бригга после только что выпавшего там дождя пришла в движение и забурлила так, что он ощутил страх каждой клеточкой своего тела. Мятежники уже не смеялись, а кричали, и Бригг почувствовал, что развязка близка.

Ему казалось, что повстанцы вот-вот бросятся на них всей толпой, опрокинут, сомнут, затопчут, но он ошибся. Один из китайцев, вооруженный металлической пикой, вышел вперед и крикнул что-то на своем языке жидкой цепочке британских солдат.

– Капрал Брук, разоружите этого человека! – приказал Любезноу.

Бриггу показалось, что его сейчас вырвет прямо на дорогу, а Таскер с грохотом уронил винтовку и сумел поднять ее только с третьего раза.

Капрал Брук, стоявший в цепи третьим слева, смертельно побледнел. Его глаза за стеклами очков мучительно вытаращились, а ноги словно примерзли к асфальту, хотя тело уже подалось вперед.

– Разоружите мятежника, капрал Брук! – повторил Любезноу.

– Сейчас, сейчас, я как раз собирался… – беспомощно пробормотал капрал и пошел навстречу человеку с пикой. Бригг проводил его взглядом и вдруг вспомнил, как месяц назад они играли в крикет. Бледный как смерть Брук, одетый в белые шорты и белую сорочку, подавал неестественно медленно и вяло. Отбивающий легко отразил бросок, с силой послав красный мяч низко над землей, и Бригг сразу почувствовал, что он катится по траве прямо к нему. Теперь он снова – будто наяву – ощутил в пальцах шероховатую поверхность мяча, пережил лихорадочную радость при виде поскользнувшегося отбивающего, испытал азартный восторг, охвативший его, когда, коротко размахнувшись, он перебросил мяч Бруку, стоявшему ближе всех к «калитке». Длинные кисти Брука без особого труда перехватили мяч с первого отскока, а отбивающий все еще барахтался футах в шестнадцати от «города». Оставалось нанести последний удар, но Брук вдруг замер, сжимая в руках бесполезный снаряд. На него словно напал столбняк, и он даже рукой не пошевелил, чтобы сбить перекладину с колышков «калитки». Так он и стоял, будто замороженный, когда счастливый и недоумевающий отбивала вскочил с земли и в два прыжка достиг безопасного «города».

«Он не может, он не может, он не может сделать еще один шаг! – проносились в мозгу Бригга пулеметные очереди морзянки. – Он забыл, как это делается. Он не знает, как ему быть!»

Брук шел вперед словно лунатик, и мятежники примолкли, настороженно наблюдая за ним. В тишине раздавались только неверные шаги капрала, да хруст невзначай попавших под каблук камешков.

За два ярда от мятежника Брук остановился и замер, направив автомат прямо в грудь нарушителю. Оба стояли совершенно неподвижно, как в почетном карауле у знамени, и ничего не предпринимали. Совсем ничего. Ну просто ничегошеньки…

Бригг знал, что происходит с Бруком, как знали это и все его товарищи. Очередной «затык» в мозгах не позволял капралу произнести ни слова, не давал ему ни забрать у мятежника заточенный металлический штырь, ни выстрелить, ни даже моргнуть, чтобы стряхнуть с глаз застилающие их слезы страха.

И мятежник тоже увидел его состояние, увидел и понял все так же быстро, как поскользнувшийся на траве отбивающий. Его рука со страшной заточенной пикой дрогнула и двинулась назад в широком замахе.

– Бру-уки! – закричал Бритт. – Бру-уки-и!… Но ничто уже не могло остановить смертельного удара. Острый железный штырь вонзился длинному худому капралу в низ живота, и он, коротко вскрикнув, стал клониться вперед, переломившись пополам, как тонкое птичье перо.

Дрисколл, появившийся со своим отделением из-за ближайшего угла, убил мятежника выстрелом в лицо, а потом послал оставшиеся пули веером над головами толпы. Несколько пуль попали в цистерну с водой на крыше какой-то лавки, вода хлынула вниз и, пока повстанцы разбегались, подтекла под тело капрала Брука, смывая кровь в дренажную канаву.

– Ржавый гвоздь! – выкрикнул Дрисколл прямо в лицо Любезноу. – Ржавый гвоздь!

Они еще долго оставались в городе, где беспорядки возникали и успокаивались порой по десять раз на дню. Выпотрошенные грузовики и легковушки валялись на улицах, словно трупы, над которыми потрудились стервятники; полыхали новые пожары; гибли невинные и виноватые, и никто не осмеливался в одиночку ходить по широким улицам Сингапура. Солдаты из Пенглина проживали день за днем под трибунами стадиона «Золотой Мир» со страшной мыслью о капрале Бруке и о железной пике, вонзившейся ему в живот. Среди мрачной тишины, царившей в их полутемном убежище, разглагольствования Любезноу о тяготах и лишениях солдатской службы и о прекрасных парнях, которые погибали на его глазах, звучали особенно громко, и все ждали, что Дрисколл что-нибудь с этим сделает.

Каждые несколько часов они отправлялись патрулировать посыпанные пеплом улицы. Во время дождя их повсюду преследовали сырость и горький запах залитых водой головешек, а из окон и дверей уцелевших домов высовывались жители и провожали их взглядами. Иногда им случалось оказаться возле «Раффлс-отеля», и тогда они чувствовали себя намного бодрее от того, что состоятельные люди – в том числе элегантные дамы и красивые девушки – глазели на них из окон и приветственно махали руками, наивно полагая, что британская армия контролируют ситуацию. Никто из них ничего не знал ни о капрале Бруке, ни о том, как выглядит со стороны худой, как щепка, солдат с торчащим из кишок куском арматуры.

В Пенглине, насколько им было известно, все пока оставалось спокойно, и Бригг волновался только за Люси. Часть города, в которой она жила, сильно пострадала от пожаров и уличных боев, которые бушевали там в первые несколько дней. На пятые сутки пребывания в Сингапуре, Бригг, направленный в патруль в паре с Лонтри, неожиданно обнаружил, что ноги сами привели его на ту самую улицу, где снимала комнатку Люси. Не долго думая, Бригг попросил напарника подождать, а сам, прыгая через ступеньки, взлетел по лестнице к заветным дверям.

Люси открыла ему так быстро, как будто ждала его появления. Бригг буквально ввалился в ее крошечную квартирку со всеми ее игрушками и безделушками, с широкой кроватью в самом уютном и прохладном углу, с гладильной доской у стены и утюгом на ней, с шелковым витым шнуром с золотой кисточкой, подвешенным к абажуру под потолком.

Люси была в просторном китайском халате. Когда Бригг ворвался внутрь, она ничего не сказала – только схватила его за руки и просунула их под шелк халата, где кроме нее самой больше ничего не было.

– Я все время ждать тебя, Биг, – прошептала она. – Мы заниматься любовь, потому что моя не занята уже несколько дней.

С этими словами Люси прижалась щекой к грубому ремню винтовки, висевшей на плече Бригга, и он, нехотя отняв ладонь от ее маленькой теплой груди, снял оружие с плеча и прислонил к стулу, на котором, слепо глядя перед собой, сидела черная кукла-уродец.

– Нельзя, – сказал Бригг, удивляясь и огромному облегчению, которое он испытал, увидев Люси целой и невредимой, и неистовой, искренней радости, которую он ощущал, чувствуя ладонями ее живое тепло.

– Но мы должны, – заявила Люси, пятясь к кровати как танцовщица в китайской пьесе и увлекая его за собой. – Я чувствую, моя успела так хорошо отдохнуть! Хочу показать тебе много новые штучки.

Бригг уложил Люси поперек кровати и склонился над ней, удерживая свой вес на руках, но так, чтобы их тела – его, упакованное в грубую солдатскую форму и перетянутое ремнями, и ее, обнаженное и беззащитное – соприкасались по всей длине. Он целовал ее много и жадно, потому как уже решил, что любит ее и нуждается в ней, и Люси шепнула ему на ухо:

– Положись на меня, Биг. Не бойся, моя – очень сильная.

Каким-то образом ухо Бригга целиком оказалось у нее во рту. Ловкие руки Люси, словно роющие нору хорьки, торопливо втиснулись между их телами и расстегнули пряжку парусинового ремня с ловкостью, свидетельствующей о большой практике. Каждый раз, когда Люси демонстрировала подобную сноровку, Бригга словно окатывало холодной водой. Все, что она знала о мужчинах, как умела с ними обращаться, ее привычная готовностью принять на себя весь его вес и даже способность совладать с медным крючком на армейском ремне, с которым Люси разделалась так же легко, как включила бы свет в ванной комнате – все это было ему неприятно.

– Мне нужно идти, – мрачно сказал Бритт, вставая.

– Нет, нет, нет, Биг, миленький! – запротестовала Люси. – Не уходить! Я выучила Стих! Вот послушай…

– Но я на службе, – возразил Бригг. – Разве ты не знаешь, что в городе беспорядки?

– Но я правда знать Стих. Подожди, Биг, послушай! Ты очень должен послушать.

– Ну хорошо, – смилостивился Бригг, невольно улыбнувшись ее детской горячности.

– Стих, – объявила Люси с такой торжественностью, словно это было название, после чего медленно, с выражением, прочла все стихотворение вплоть до «…Мешают их сорвать».

А Бриггу вдруг расхотелось смеяться. Люси ужасно гордилась своими успехами, хотя само стихотворение казалось ему теперь банальным и глупым. Темный шелковый халат Люси снова распахнулся, и между полами, словно лунный свет, сверкнуло ее желанное, белое тело.

Бригг коснулся полы халата пальцами, отвел в сторону, и из-за шелка – как луна из-за тучи – показалась левая грудь Люси. Он был слишком высок, и ему пришлось наклониться, чтобы прижаться к этой маленькой полной грудке губами и скрыть свою неловкость за нее – а так же стыд за то, что он чувствует эту неловкость.

Люси, не тратя времени даром, ловко спустила с него брюки, и они приступили к занятиям любовью. Им не пришлось даже укладываться в постель: легкая и гибкая Люси просто встала на цыпочки на подъем жестких, зашнурованных до самого верха армейских ботинок Бригга, и обвила его шею руками.

В конце концов он все-таки добрался с ней до кровати, и, пока они шли через комнату, соединенные, словно сиамские близнецы, Люси заливалась веселым смехом, делая вид, будто идет на ходулях, а Бригг раздумывал о том, какое это дьявольски приятное ощущение. Повалившись на покрывало, он ухитрился выпустить штанины из гетр и, не снимая ботинок, вылезти из брюк и сбросить их на пол, и все это – не пропуская ни одного движения и не отрывая лица от чудесных волос Люси.

Очень скоро – как и всегда с Люси – Бригг пришел в сладострастное неистовство, а она прикусила ему щеку, оставив на скуле маленькую отметинку.

Потом, утомленные, они лежали неподвижно, и Бригг лениво размышлял о том, как странно, должно быть, он выглядит без штанов, но во френче и в гетрах. Люси внезапно хихикнула.

– Твоя больше не маленький девственник, Биг. Твоя словно ураган.

Бригг неохотно пошевелился.

– Мне пора, иначе я попаду на гауптвахту.

– Еще, – надула губки Люси. – Моя хотеть еще. Почему ты не сделать приятное своей маленькой Люси?

– Ничего не выйдет, – мрачно откликнулся

Бригг. – Мне пора.

– Но для Люси, Биг? – повторила она. – Моя очень-очень хотеть!

– Нет, – отрезал Бригг, поднимая с пола брюки и отряхивая.

Люси выбралась из постели.

– Давай я одеть тебя, – предложила она. Взяв у Бригга штаны, она присела перед ним на корточки и стала нежно целовать его ноги и живот. Бригг снова почувствовал желание и с силой прижал к себе ее темную головку.

– Ну еще разок, пожалуйста! – прошептала Люси.

– Нет, нет. – Бригг бережно отстранил ее. – Дай-ка мне мои брюки…

Люси сделала вид, будто протягивает ему одежду, но в последний момент отдернула руку и, дразня Бригга, взмахнула штанами, как зеленым флагом. Следующим движением она выкинула их в окно.

– Глупая корова! – завопил Бригг, бросаясь к окну. Его брюки, беспомощно раскинув штанины, валялись внизу на тротуаре. Люси скакала вокруг него на одной ножке и приговаривала:

– Теперь твоя остаться, теперь твоя остаться… Бригг подошел к двери и выглянул наружу.

– Лонтри! – воззвал он. – Лонтри!!!

Ему никто не отозвался. Улица была пуста, только какой-то сикх [12] в чалме с достоинством проехал мимо на высоком велосипеде.

– Лонтри! – в отчаянии позвал Бригг еще раз, пряча за дверью свои голые ноги. – Ради бога, Хорейс, куда ты подевался?

Лонтри внезапно появился внизу и строго посмотрел на него.

– Ну что, кончил ты наконец? Пойдем дальше?

– Ради бога, Хорейс! – взмолился Бригг. – Сходи, принеси мои брюки.

Лонтри удивленно вытаращил глаза.

– А где они?

– В переулке за домом. Эта глупая корова выбросила их в окно.

Лонтри недоверчиво рассмеялся.

– Решительная женщина, – сказал он и скрылся за углом. Очень скоро Лонтри вернулся.

– Их там нет, – коротко сообщил он. – Они пропали.

– Пропали?!… – горестно воскликнул Бригг из-за двери. – Как пропали?

– Не знаю. Наверное, их кто-то стащил, – предположил Лонтри.

– Господи Боже мой! – вздрогнул Бригг, только сейчас поняв, в какое неприятное положение попал. – Я же под трибунал пойду!

– Несомненно, – утешил Лонтри.

Да, с горечью подумал Бригг, он попадет под трибунал, его станут судить, напишут о нем в газетах, и тогда все – и Джоан тоже! – узнают, как китайская шлюха выбросила в окно его брюки как раз тогда, когда он должен был патрулировать мятежный город!

Бригг прыгнул обратно в комнату, схватил Люси за плечи и несколько раз тряхнул.

– Скорее найди мне что-нибудь! – закричал он. – Что-нибудь надеть. Кто-то украл мои штаны!…

Его гнев напугал Люси, и она раскаивалась, как маленькая.

– Моя что-то есть, – пообещала она.

В глубине души Бригг надеялся, что в дальнем углу гардероба Люси хранится пара солдатских штанов, забытая кем-то из ее клиентов, но его надеждам не суждено было сбыться. Очевидно, клиенты Люси всегда уносили свои штаны с собой. В отчаянии он запустил обе руки в темные глубины ее платяного шкафа и принялся рыться там среди ношеных кофточек, шелковых платьев и старых горжеток, которые Люси надеялась когда-нибудь использовать в более прохладном климате.

– У меня есть штанишки, – сказала Люси у него за спиной. – Может они подойдут? Они тоже зеленый, как твои.

Бригг обернулся. Люси протягивала ему пару зеленых шелковых панталон, какие носят китайские женщины.

– Эй, поторопись! – донесся снаружи крик Лонтри.

Заскулив от безвыходности и отчаяния, Бригг напялил панталоны Люси. Широкие, как у пижамы, штанины, расшитые понизу цветными нитками, не доставали до земли почти на целый фут и полоскались вокруг его тонких волосатых голеней, как вымпелы на флагштоке.

– О, Господи! – выдохнул Бригг. Не глядя на Люси, он выскочил за дверь, но тут же вернулся, схватил винтовку и ремень и с грохотом ссыпался по лестнице. Глядя на него, Лонтри едва не лопнул от смеха.

– Заткнись! – зашипел на него Бригг. – Мы должны их найти!

И они галопом помчались по мокрому от дождя переулку, а Люси грустно смотрела им вслед из окна. Она не видела ничего смешного в том, что Бригг убегает в ее панталонах.

Им повезло. Давешний сикх стоял прямо за углом и, прислонив велосипед к телеграфному столбу, прикладывал к себе бригговы штаны.

– Это мои, – сказал Бригг с облегчением. Сикх величественно обернулся к нему.

– Вы ошибаетесь, – поправил он Бригга на прекрасном английском. – Я их нашел.

– Я знаю, – Бригг попытался вцепиться в брюки, но сикх отдернул их в сторону.

– Значит, – прогудел он басом, – они принадлежат мне.

– Ах ты задница! – заорал Бригг. – Как ты думаешь, какого черта я напялил на себя эти бабские кальсоны? Или ты решил, что это новая форма британской армии?

– Очень сожалею, – повторил сикх, – но я нашел эти брюки, и теперь они мои. Мне кажется, это должно быть очевидно!

Это был очень высокий сикх, широкоплечий и с мощной грудной клеткой, и Бригг не решился его ударить. Вместо этого он вытащил штык, присоединил к винтовке и уткнул острие противнику под диафрагму.

– Дай-ка сюда эти штаны, – сказал Бригг, закипая. – Не то я насквозь проткну твое жирное брюхо.

Индиец с потрясающим спокойствием посмотрел сверху вниз на обоих британцев.

– Они действительно вам так нужны? – спросил он.

– Еще бы! – кивнул Бригг. – Так что давай их сюда, приятель, пока я не заколол тебя, как свинью.

– Ваше оружие причиняет мне боль, – сказал сикх, одной рукой отводя штык в сторону, а другой возвращая Бриггу штаны. – Вот, возьмите. Постарайтесь их больше не терять.

– Благодарю, – Бригг выхватил у него брюки и быстро надел. – Всенепременно. Обязательно.

Он и Лонтри пошли обратно в переулок; индиец проводил их грустным взглядом. Когда оба солдата скрылись за углом, он громко вздохнул и сказал вслух:

– Боже, храни короля!… [13]

– Ржавый Гвоздь! – отчетливо и громко сказал Дрисколл.

Чтобы сказать это, он пересек почти все пространство под трибунами и, присев на корточки перед Любезноу, бросил эти слова, как перчатку, прямо в лицо второму сержанту.

Молодые солдаты давно уснули, устало вытянувшись на полу. Дрисколл специально ждал, пока это произойдет, чтобы подойти к Любезноу и сказать ему эти два слова. Сержантов разделял всего ярд. В нескольких шагах от них не покладая рук трудились над своими зелеными лампочками и попискивающими приборами несколько дежурных связистов.

– И что с ним такое? – спросил Любезноу, глядя Дрисколлу прямо в глаза.

– Значит, ты его помнишь. Ведь помнишь же, верно?

– Если это тот самый – то да, помню, – ответил Любезноу непослушными губами и быстро оглядел спящих солдат. – Если это тот самый…

– Он был всего один такой, – улыбнулся Дрисколл. – Кого еще могли прозвать Ржавым Гвоздем?

– Нет никакой необходимости повторять это в тысяча первый раз, – перебил Любезноу. – В последнее время от тебя только это и слышно.

– Я рад, что ты не забыл старину Ржавого, – кивнул Дрисколл.

– Значит, ты тоже его знал?

Дрисколл покачал головой. Писк морзянки в углу прекратился, и один из радистов принялся разливать по эмалированным кружкам чай.

– Хотите чаю, сержант? – окликнул он их.

– Нет, – сказал Дрисколл.

– Нет, – отрезал Любезноу.

– Я его вообще не знал и никогда не слышал о нем… до недавнего времени. Бедный, бедный Ржавый… – продолжил Дрисколл.

– Послушай, – спросил Любезноу быстрым свистящим шепотом, – что все это значит? К чему ты ведешь?

– Не стоит будить наших малышей, – покачал головой Дрисколл и добавил театральным шепотом: – Почему бы нам не прогуляться, к примеру, в главный зал, и не поговорить с глазу на глаз?

– Там? – переспросил Любезноу, кивнув головой в направлении ведущей на арену двери.

– Да, сержант, именно там, – отозвался Дрисколл, вставая. Не оглядываясь, он вошел в коридор, уходивший в темное чрево стадиона, и сразу нащупал на стене блок выключателей. Он повернул только один из них, и под куполом крыши загорелось три прожектора, лучи которых скрестились на центральной баскетбольной площадке. В их свете стали отчетливо видны ограничительные линии, полукружья трехсекундной зоны, столбы с кольцами и сеткой, свисавшей с них, как несвежие дырявые носки, и даже громоздящиеся друг на друга ряды коричневых сидений, которые начинались у самого края площадки и тянулись вверх до самой крыши. Кроме Дрисколла и Любезноу в зале больше никого не было.

Они с трудом устроились на узких, неудобных подлокотниках двух кресел по обеим сторонам прохода. Снизу этот ряд был примерно десятым.

Дрисколл вытряхнул из пачки сигарету, закурил, потом перебросил еще одну сигарету второму сержанту. Любезноу поймал ее и прикурил от сигареты Дрисколла. Когда он наклонялся, его крупная голова и руки заметно тряслись, но он все-таки прикурил и, сделав шаг назад, вернулся на свой неудобный насест.

– Ну не смешно ли? – задумчиво промолвил Дрисколл. – Столько месяцев я слушал твои рассказы о том. что ты проделывал, когда сюда пришли японцы, и что они проделывали с тобой в Чанги, и только после этого я вдруг узнал о Ржавом Гвозде…

– Любопытно будет послушать, что же ты узнал, – подал голос Любезноу.

– В тот день когда мы прибыли из Пенглина сюда, я получил письмо, – неторопливо сказал Дрисколл и достал из кармана голубой конверт авиапочты. – Это письмо от сержанта Гранта, – продолжил он, держа конверт двумя пальцами и явно не торопясь показывать его содержимое. – Ты ведь помнишь Лори Гранта, не так ли? Этакий шибздик, из бухгалтерии…

– Я прекрасно его помню, – глухо отозвался Любезноу.

– Он демобилизовался полгода назад. – Дрисколл наконец открыл конверт, достал сложенное письмо и с улыбкой провел им у себя под носом. – Здесь говорится, что он не стал бы писать мне без достаточно веской причины, но, видать, эта история здорово его задела. И я его понимаю…

Он замолчал, заметив в проходе все того же связиста.

– Вы точно не хотите чайку, сэр? – спросил связист, с интересом глядя на освещенную арену. – Маловато публики сегодня, – невесело пошутил он. – Когда проводятся соревнования по борьбе, зрителей бывает не в пример больше. «Турнир богатырей», слыхали? Чарли Чанг против Дракона!

– Я бы выпил кружечку, сынок, если ты так настаиваешь, – сказал Дрисколл. – Будь добр, принеси мне сюда.

– Конечно. – Связист повернулся к Любезноу. – А вы, сарж?

– Нет, – отказался тот.

Юный радист исчез в коридоре, а Дрисколл оглядел огромное пустое здание.

– «Турнир богатырей – Чарли Чанг против Дракона!» – задумчиво повторил он. – Ты когда-нибудь бывал здесь? Должно быть, это действительно незабываемое зрелище, когда на арену нальют смешанного с глиной масла, и две туши начинают валять друг друга в этом скользком дерьме…

– Так что там насчет ржавых гвоздей? – поторопил Любезноу. – Продолжай, раз начал.

– Я жду, пока мне принесут чай, – невозмутимо напомнил Дрисколл. И не хочу, чтобы нам мешали, когда я заведусь насчет Ржавого.

Через минуту связист-сигнальщик снова появился в проходе, и Дрисколл принял у него из рук кружку с горячим чаем. Отпив первый осторожный глоток, он сказал:

– Сержант Грант пишет, что однажды, вернувшись домой, он сел в автобус – в обычный лондонский автобус. Когда он полез за деньгами, чтобы заплатить за проезд, то случайно достал и несколько малайских центов, которые завалялись у него в кармане. И представь себе, кондуктор сразу их узнал! Они же квадратные, Любезноу, а квадратные монеты встречаются не часто, правда?

Он поднял глаза от кружки и посмотрел на второго сержанта.

Любезноу был полностью с ним согласен.

– Да, – сказал он. – Квадратные малайские центы встречаются совсем не часто.

– Вот именно, – с нажимом подтвердил Дрисколл и отпил еще пару глотков. – Грант и кондуктор начали вспоминать Малайю, потому что кондуктор, оказывается, служил здесь во время войны, а после дембеля пошел работать в муниципальную транспортную компанию – продавать билеты, собирать деньги за проезд и все такое прочее…

– Я знаю, что делает кондуктор, – нетерпеливо перебил Любезноу. – Не беспокойся, ездил я в автобусе, ездил!

– Тогда ты поймешь, почему их разговор все время прерывался, – неторопливо согласился Дрисколл. – Но в конце концов кондуктор Барнвелл…

– Барнвелл! – ахнул Любезноу.

– Так точно, – подтвердил Дрисколл, заглянув в письмо, которое он наконец развернул. – Родерик Барнвелл – так звучит его полное имя. Любопытное имя… В общем, этот Родерик Барнвелл, оказывается, служил в Сингапуре в сорок втором году одновременно с тобой. Он тогда был сержантом. Если точнее, то он был сержантом комендантской роты, которая задержала тебя за дезертирство перед самым наступлением япошек.

– Вранье! – взвился Любезноу. – Беспардонная ложь! От первого до последнего слова.

– Я так и подумал, – дружелюбно согласился Дрисколл. – Как только я прочитал это письмо, я именно так себе и сказал. Все это беспардонное вранье, решил я, а этот сержант Родерик Барнвелл – просто записной лгун. Так оболгать доблестного сержанта Любезноу, который исползал на брюхе все джунгли, в одиночку сражаясь с японцами!

Любезноу исподлобья сверкнул на Дрисколла глазами. Он хотел было уйти, но Дрисколл продолжал:

– А потом Барнвелл рассказал Лори Гранту об одном парне, которого друзья прозвали Ржавым Гвоздем. Это имя сразу показалось мне примечательным, но только вчера, когда мы охраняли главный штаб, я сумел заглянуть в списки «Зала боевой славы», как его там называют. И я нашел этого парня. Разумеется, никакого Ржавого Гвоздя там не было, а был младший капрал артиллерии Реджинальд Гвоузд, который геройски погиб в Чанги 29 октября 1943 года. А знаешь, что еще сказал Барнвелл?… Знаешь, Любезноу?

– Что еще он сказал? – деревянным голосом повторил сержант.

– Он сказал, что это ты убил его, приятель. Именно так, не больше и не меньше. Ты убил Ржавого; Барнвелл сообщил это Гранту, компостируя чей-то билет и отсчитывая сдачу.

– Брехня, – отозвался Любезноу. – Никто не сможет этого доказать.

На его лице появилось привычное надменное выражение, и Дрисколл понял, что пора заканчивать.

– Никто и не собирается ничего доказывать, – сказал он. – Вот только кондуктор Барнвелл, – то есть сержант Барнвелл, – сказал, что за воровство продуктов тебе грозил трибунал, и, чтобы спасти свою шкуру, ты сдал Гвоздя японцам плотно упакованным и перевязанным ленточкой. Вот почему после этого случая командованию пришлось перевести тебя куда-то очень и очень далеко, чтобы с тобой не дай Бог ничего не случилось. То есть, не случилось ничего плохого…

Лицо Любезноу налилось краской.

– Я не обязан выслушивать всякие бредни, – проскрипел он. – Меня тошнит от тебя, просто тошнит!…

Дрисколл проглотил последний глоток чая и, взболтав остатки, небрежно выплеснул горячие распаренные чаинки прямо в лицо Любезноу.

Любезноу опешил, а Дрисколл спокойно поднялся и, продев в ручку кружки четыре пальца, ударил второго сержанта прямо в рот. Любезноу свалился с поручня и упал на сиденье. Дрисколл наклонился над ним, вытащил в проход и ударил еще раз, отчего Любезноу покатился вниз по ступенькам.

Сержант распластался на освещенной лучами ламп баскетбольной площадке словно нокаутированный боксер, и Дрисколл начал медленно спускаться к нему. Но когда он приблизился, пришедший в себя Любезноу ловко пнул его ногой. Резкий удар отбросил Дрисколла назад к креслам, и он скорчился там, задыхаясь от подступившей к горлу тошноты. Любезноу, пошатываясь, поднялся и сильно ударил его в лицо кулаком левой, а потом и правой руки.

Удары были такой силы, что Дрисколл улетел за спинки сидений даже не первого, а второго ряда и упал на наклонный деревянный

пол между креслами. Это спасло его. Закатившись под сиденья, Дрисколл удачно избежал еще одного выпада, который вполне мог оказаться для него роковым. Лицо его, впрочем, явно нуждалось в починке, и он ощупал его обеими руками, пока Любезноу в ярости молотил кулаками воздух, пытаясь достать его через два ряда. Второй сержант был в таком бешенстве, что ему просто не пришло в голову перелезть через сиденья.

Приподнявшись на локтях над пыльным дощатым полом, Дрисколл быстро отполз за подпиравшую потолок колонну. С тех пор, как он пропустил первый удар, прошло не менее десятка секунд, и перед глазами у него прояснилось. Он слышал, как Любезноу, плюясь, как орангутанг, с треском лезет через кресла. Дрисколл, однако, был еще не совсем готов. Понимая, что у него есть все шансы быть убитым, он стремился держаться от своего противника как можно дальше. Неожиданно для себя, Дрисколл вдруг подумал о человеке, за которого вышла Розалинда. Довольно странно, что они с ребенком решили ехать в автобусе. А может быть, кондуктором там был тот самый сержант Барнвелл? Нет, не может быть! Ведь Барнвелл работал в Лондоне, а это был совсем другой город… А-а, черт!…

Дрисколл почувствовал, что у него кровоточит глаз, и испугался. У него и так хватало неприятностей с глазами.

Любезноу преодолевал ряды кресел с грацией слона, участвующего в состязаниях по бегу с барьерами, но все же он приближался достаточно быстро, и Дрисколл едва успел вскочить, чтобы схватить противника. Так, обнявшись, словно партнеры в танце, они неловко топтались на узеньком пространстве между двумя ярусами.

Наконец Дрисколл почувствовал, что силы вернулись к нему, и, откинув голову назад, с силой боднул Любезноу в лицо. Тот успел отвернуться, и удар пришелся в скулу, однако этого хватило: как только Дрисколл выпустил его из объятий, Любезноу сразу повалился в проход между креслами. Но и самому Дрисколлу досталось едва ли не сильнее, чем его противнику: в голове загудело, перед глазами снова все поплыло, а из-под век обильно потекла кровь.

Дрисколл наугад пнул пытавшегося подняться Любезноу ногой в грудь, но тот успел схватить его за башмак и стиснуть своими железными руками. Дрисколл прекрасно помнил наставление по рукопашному бою и знал, что нужно делать в подобном случае, но в тесном проходе ему было не развернуться. Второй сержант тем временем поднатужился и швырнул противника через себя. Пролетев по воздуху ярдов десять, Дрисколл, будто открывающий представление коверный, кубарем выкатился на баскетбольную площадку. Краем глаза он успел заметить, что наверху у входа столпились все пенглинские солдаты, разбуженные не то громовым шумом, не то своими товарищами, которые растолкали их и убедили пойти посмотреть небывалое зрелище – Чарли Чанг против Дракона… Скрываясь в густой тени, они наблюдали за битвой в благоговейном молчании.

Между тем «Турнир богатырей» переместился на открытое пространство. Дрисколл вскочил как раз в тот момент, когда Любезноу спустился на освещенную площадку. Они сошлись лоб в лоб, не отступая и не уклоняясь от выпадов врага, и только кружили на месте, словно отплясывая моррис [14] в ритме своих ударов.

В конце концов Дрисколл упал навзничь, но в последний момент успел сделать подсечку и сбить Любезноу с ног. Противники покатились по полу, и их кровь стекала на пробковые маты баскетбольной площадки будто красная нитка, сматывающаяся с катящегося клубка. Оба стонали, как стонут ледяные горы, откалываясь от материкового шельфа, оба отчаянно кашляли, отплевывались и хрипели, задыхаясь от пыли и собственного соленого пота.

Потом, так и не разжав своих яростных объятий, сержанты поднялись с пола и некоторое время стояли, смешно раскачиваясь из стороны в сторону – точь-в-точь два пьяницы, пытающиеся помочь друг другу добраться домой. Наконец Дрисколл вырвался и, почувствовав под ногами опору, нанес Любезноу еще один отчаянный удар – отчаянный, потому что из-за заливавшей глаза крови он почти ничего не видел. Тем не менее ему повезло: его кулак попал Любезноу сбоку в основание шеи.

Любезноу отшатнулся, словно его ударил не человек, а буфер маневрового паровоза, и попятился в сторону. На пути ему попался столб с баскетбольным кольцом; сержант врезался в него плечом. Столб переломился у самого основания, и Любезноу, машинально обхвативший препятствие обеими руками, сделал несколько неверных шагов со столбом на плече, держа его, как знаменосец древко флага.

Но Дрисколл ничего этого не видел. Чувствуя, как быстро уходят последние силы, он стоял на коленях на точке штрафных бросков и, сплевывая горячим и соленым, пытался стереть кровь с глаз. Ему казалось, что кровь идет уже отовсюду; ее жгучие ручейки напоминали армии, стремящимися куда-то по сигналу невидимого горна. Глаза Дрисколла были забиты пылью и кровяными сгустками пополам с потом, в голове гудело, а все посторонние звуки доносились, как сквозь толстый слой ваты.

Он не замечал Любезноу, вооружившегося сломанным столбом, пока не стало слишком поздно. Зажав бревно под мышкой, словно таран, второй сержант ринулся в атаку и, действуя им как дубиной, попытался из последних сил нанести коленопреклоненному Дрисколлу удар по голове. Тот услышал шум, но едва ли что-нибудь видел. К счастью, он успел встать, и бревно попало ему сзади по коленям, отчего Дрисколл тяжело опрокинулся навзничь. Любезноу, не в силах остановить свой разбег, тоже не устоял на ногах и покатился к дальним трибунам. Теперь уже оба – красные и смешные, движущиеся со странными ужимками и гримасами, неожиданно падающие и неуклюже встающие – были похожи на клоунов в дешевом балаганчике.

С трудом поднявшись, Дрисколл понял, что ему пора уходить. Наметив себе самый широкий проход, он зигзагом потрусил к нему, с трудом переставляя ноги и помогая себе руками как человекообразная обезьяна. Каким-то чудом он одолел и первый, и второй пролеты лестницы. Только оказавшись на второй площадке, он почувствовал за собой погоню и оглянулся. Любезноу преследовал его на четвереньках, и это зрелище доставило Дрисколлу неожиданное удовольствие.

Снова повернувшись к лестнице, Дрисколл решительно штурмовал третий пролет. Ему представлялось, что если он успеет добраться до очередной площадки, то сумеет отдышаться, а когда Любезноу приблизится на расстояние трех или четырех ступеней, он просто прыгнет на него ногами вперед. Это должно было сработать, но Дрисколл все равно был рад, что Розалинда и ее новый муж не видят его сейчас.

Он смог подняться на третью площадку и выпрямиться, уцепившись пальцами за край одной из трех железных бочек, которые там почему-то стояли. Пытаясь сохранить равновесие, Дрисколл перехватил бортик и почувствовал, как его пальцы коснулись какой-то полужидкой, липкой субстанции, которой бочка была полна до краев.

Потом Дрисколл посмотрел вниз. Любезноу, подняв разбитое, но исполненное мрачной решимости лицо, остервенело полз по лестнице вверх. Каждая ступенька давалась ему нелегко, и Дрисколл понял, что немного времени в запасе у него есть.

Заглянув в бочку, он засмеялся разбитыми губами, но тут же поперхнулся.

– Чарли Чанг против Дракона! – прохрипел Дрисколл, торжествуя.

Любезноу поднялся с локтей и колен и, по-медвежьи упираясь в деревянный пол ступнями и ладонями, пошел на приступ третьего пролета. Не спуская с него глаз, Дрисколл, прихрамывая, зашел за бочку, в которой оказалась смешанная с маслом глина, и, навалившись на нее всей тяжестью, попытался опрокинуть. Справиться с этой задачей оказалось нелегко, но в конце концов он почувствовал, что бочка поддается, и приналег, собрав все силы для последнего рывка.

Бочка качнулась и вдруг опрокинулась, из нее выплеснулась и потекла вниз антрацитово-черная река липкой и скользкой грязи.

– Ржавый Гвоздь! – с торжеством заорал Дрисколл, когда смешанная с маслом глина захлестнула барахтавшегося чуть ниже Любезноу. Запрыгавшая по ступеням пустая бочка только чудом миновала сержанта, пролетев в нескольких дюймах над его головой. Второй сержант по-прежнему пытался ползти дальше, но соскальзывал и вынужден был начинать все сначала. Глядя на него, Дрисколл отчетливо видел глаза своего врага, которые сверкали на черном лице, как у загримированного под негра джазбандиста.

Немного переведя дух, Дрисколл взялся за вторую бочку, удивительно похожую на барабан. Откуда-то издалека до него донеслись искаженные и усиленные эхом крики солдат, которые, похоже, бежали к нему по верхней галерее трибуны.

Дрисколл толкнул вторую бочку. Она была полна всего на две трети, и от него не потребовалось таких титанических усилий, как в первый раз. Любезноу заметил опасность и панически задрыгал ногами и руками, пытаясь убраться с дороги, но только скользил и оступался.

– А это за Брука, сволочь! – гаркнул Дрисколл, опрокидывая бочку вниз. Еще одна волна жидкой грязи хлынула в проход, следом запрыгала по ступенькам бочка, но и на этот раз Любезноу повезло. Дрисколл же не удержался на дрожащих от напряжения ногах и покатился вниз, поскользнувшись на грязной, скользкой ступеньке. Словно на санях с горы, он пронесся по лестнице головой вперед и, врезавшись в Любезноу, увлек его за собой на баскетбольную площадку.

На верхних ступеньках лестницы появились пенглинские солдаты. Они стояли неподвижно и только таращили глаза на каскады черной, липкой, как патока, жижи, которая медленно стекала вниз – туда, где слабо барахтались в луже их сержанты, похожие на двух усталых тюленей. И тот и другой настолько перемазались в глине, что напоминали два пузыря на поверхности грязного озера, которое растекалось все шире.

Поднявшись на четвереньки, Дрисколл и Любезноу поползли навстречу друг другу. Они то и дело падали, но терпение и настойчивость в конце концов победили. Едва не столкнувшись лбами, сержанты с чавканьем выдрали руки из густой грязи и остановились. Облепившая их лица и тела смесь глины и масла сделала их похожими друг на друга и на два черных пугала.

Пока Любезноу сжимал кулаки, Дрисколл еще раз с размаху ударил противника головой. Его бритая макушка поразила второго сержанта в лоб и сразу отдернулась.

Дело было сделано. Любезноу покачнулся и пал ниц, словно монахиня во время молитвы. Дрисколл не двигался – опустившись на четвереньки, он отдыхал, ожидая пока погаснут оранжевые круги перед глазами. Замершие на галерке зрители не аплодировали.

Так прошло очень много времени. Наконец Дрисколл пошевелился и медленно, как первобытный человек, только-только осваивающий прямохождение, вскарабкался на ноги. Жирная грязь, похожая на резиновые канаты, тянулась за ним, словно пытаясь еще раз опрокинуть свою жертву на пол, но сержант пересилил, и черные щупальца одно за другим оторвались от его одежды.

Убедившись, что может стоять, Дрисколл первым делом вытер испачканное глиной лицо грязными руками и огляделся. Потом он наклонился вперед, схватил Любезноу за воротник и с усилием поволок по полу, оставляя узкую расчищенную дорожку на поверхности черного озера – и широкую грязную полосу на еще чистой пробке площадки. Только теперь он рассмотрел на верхнем балконе вытянутые лица рядовых, белевшие в темноте, словно декоративный гипсовый фриз. Солдаты безмолвно наблюдали за тем, как Дрисколл подтащил Любезноу к сломанному баскетбольному столбу, уложил рядом и, шипя от боли, аккуратно затолкал головой в веревочную сетку кольца.

Покончив с этим нелегким делом, Дрисколл уселся на пол, разбросав ноги, и сидел так, бессмысленно глядя на крупную голову потерявшего сознание Любезноу, который напоминал застрявшего в неводе кальмара.

Минуты через две на трибунах с противоположной стороны арены произошло какое-то движение, и из темноты появился начальник штаба пенглинского гарнизона майор Каспер. Майор двигался энергичной и целеустремленной походкой, но гулкое эхо его шагов сразу затихло как только он разглядел ярко освещенное, залитое грязью и кровью ристалище и двух поверженных гладиаторов на нем. Майор, однако, всегда гордился тем, что ничто не могло заставить его удивляться слишком долго, и никогда об этом не забывал. Сознание этого преимущества помогло ему довольно быстро справиться с собой. Выйдя на площадку, он остановился у самого края грязного моря, прищурился на Дрисколла, сидящего в самой его середине, посмотрел на торчащего из баскетбольного кольца Любезноу и, установив их личности, кивнул. Выпрямившись, майор взял под мышку офицерский стек и сказал:

– Сержант Дрисколл!

Дрисколл выдрался из черного гноища и поднялся, умудрившись встать почти по стойке «смирно». Берет он потерял и потому не стал салютовать.

– Слушаю, сэр, – хрипло отозвался он.

– Вот что, сержант, – сказал майор. – Вам с Любезноу необходимо подбодрить личный состав. Мы срочно возвращаемся в Пенглин – там произошли кое-какие неприятности.

9

Грузовики с урчанием тащились по пыльной дороге обратно в Пенглин, где беспорядки только-только начинались. В первой же стычке с повстанцами бравые защитники гарнизона применили пулеметы и отстрелили ножку деревянного чарпая [15], на котором дремал пожилой индиец, – владелец одной из местных лавок, имевший привычку ежедневно спать после обеда перед дверями своего заведения. Обычно он отдыхал с часу до трех, но стрельба началась в два пятнадцать, и его безмятежный сон оказался прерван. Для всех, – а для индийца в особенности, – это было первым эпизодом великой битвы за Пенглин.

Скрываясь за мешками с песком, сложенными на крышах казармы, вокруг душевых и арсенала, британцы с тревогой ожидали дальнейшего развития событий, но ничто больше не нарушало спокойствия тропической сиесты. Для обороны офисов, для защиты прачечной, которая с верноподданническим рвением продолжала свою сдельную работу, и для прикрытия коттеджей по другую сторону оврага, где жили семьи офицеров, был сформирован специальный отряд, однако этот вынужденный шаг означал рискованное распыление сил и нравился полковнику Пикерингу не больше, чем меткость, с какой его подчиненные поражали деревянные кровати. Но ничего поделать он не мог: гарнизон просто обязан был оборонять и здания на противоположной стороне оврага, и насосную станцию на берегу водохранилища. Именно поэтому полковник испытал огромное облегчение, завидев на шоссе пыль, поднятую возвращающимися из Сингапур-сити грузовиками с остальными его людьми. Ни Дрисколл, ни Любезноу не вернулись из Сингапура со всем отрядом. После битвы титанов, Дракон и Чарли Чанг оказались на соседних койках в Британском военном госпитале, разделенные лишь хлипкой деревянной тумбочкой. У первого продолжал кровоточить глаз, а у второго оказалась раздроблена скула; кроме того, оба были покрыты многочисленными ссадинами и ушибами, и поэтому в госпитале к ним отнеслись как к пострадавшим во время уличных беспорядков. Врач, осматривавший Дрисколла и Любезноу в приемном покое и в конце концов решивший, что они случайно провалились в цистерну нефтехранилища, даже пошутил, что они перемазались маслом, точно бойцы с арены «Золотой Мир».

В Пенглине полковник Пикеринг тщательно спрятал свои войска за баррикадами из мешков с песком. Отчасти это решение объяснялось тем, что гарнизон был серьезно ослаблен, но главным было острое нежелание стареющего полковника запятнать свою совесть кровью британских юношей. Кроме того, остававшихся в Пенглине солдат вряд ли стоило кому-то показывать.

Вот почему все хромые и горбатые, увечные и слабоумные, незрячие и больные, словом – вся издерганная и испуганная компания ограниченно годных, в которую лишь по чистой случайности не попали Дрисколл с его тщательно скрываемым дефектом, и Брук, психологические ступоры которого бросались в глаза лишь в критических ситуациях, разместилась в относительной безопасности позади песочных брустверов. Возвращение «сингапурской гвардии» позволило всем вздохнуть свободнее.

Как оказалось, вернулись они вовремя. Потерпев поражение в крупных городах, вожаки повстанцев перебрались в мелкие населенные пункты, организуя волнения и распуская тревожные слухи. Пенглин не был исключением и буквально дышал близкой бедой. Не успели прибывшие выгрузиться из машин, как был совершен первый диверсионный акт: со стороны бассейна донесся громкий хлопок, в небо взмыл клуб изжелта-черного дыма, и чудесная прыжковая вышка с печальным стоном рухнула в воду. Личный состав, разинув рты, наблюдал за ее грациозным падением.

– Ну вот, теперь они взялись за нас по-настоящему, – мрачно заключил майор Каспер.

Бригг, стоявший в кузове одного из грузовиков, одним из первых заметил несколько крошечных фигурок, которые бежали через заросли слоновьей травы по направлению к прачечной и конторам, расположенным на противоположной стороне оврага вдалеке от деревянных мостков. Потом он с тревогой поглядел на офицерские коттеджи и на дом Филиппы, расположенные чуть выше на пригорке.

– На том направлении наши позиции наиболее уязвимы, не так ли, сэр? – спросил внизу майор Каспер.

– Старшина Раскин, сержант Фишер и десять солдат – вот и все что я смог выделить для охраны домов офицерского состава, – отозвался полковник.

– Толстяк Фишер!… – простонал Бригг и вздрогнул, когда полковник Пикеринг неожиданно добавил:

– В некоторых домах еще остались люди, Каспер. Все это началось несколько неожиданно, так что мы…

– Я пошлю туда подкрепление, – мужественно сказал Каспер, теребя ус. Тут же на дороге он выбрал с полдюжины солдат и отправился выполнять задание. Спрыгнувший на дорогу Бригг потихоньку увязался следом, хотя майор ничего ему не говорил. На него никто не обратил внимания.

Майор Каспер, который действительно был храбрым человеком и к тому же любил при случае помахать револьвером, вел свою маленькую группу вниз, к мосту. Перебежав на другую сторону оврага по гулкому деревянному настилу, солдаты направились к офицерским коттеджам, в окнах которых виднелись бледные лица их обитателей. Откуда-то доносилась стрельба, над деревянными офисами поднимался густой дым, и Бригг с тревогой подумал о письмах Джоан, запертых в ящике его рабочего стола, и о своем личном деле, которое было совершенно необходимо для того, чтобы демобилизация прошла в срок.

Отряд Каспера пошел прямо на дым, а Бригг повернул в другую сторону, к дому Филиппы, куда и проник через заднюю дверь. Миссис Раскин стояла в гостиной на коленях и умоляла дочь спуститься из спальни вниз.

Когда Филиппа наконец снизошла к этим проникновенным мольбам, Бригг как раз поднимал ее грузную родительницу с ковра. Увидев Бригга девушка засмеялась.

– Наконец-то у нас происходит что-то похожее на войну, – сказала она. – В чем, собственно, дело?

– Надо убираться отсюда, вот в чем дело, – резко ответил Бригг, несколько уязвленный тем, что Филиппа не выказывает никаких признаков страха.

– Из гарнизона? – уточнила Филиппа.

– Нет, из этих домов. Повстанцев несколько сотен, и все они идут сюда.

– Папаша сказал, что мы должны сидеть дома, – пояснила Филиппа. – Он устроит настоящий скандал с убийством, если мы не послушаемся.

– Забудь про папашу, – откликнулся Бригг, не способный верно определить, что страшней. – Мы немедленно уходим отсюда.

– Не храбрись ты так! – засмеялась Филиппа. – Никто не причинит нам вреда. У вас ведь есть ружья?

Миссис Раскин принялась ворковать над аквариумом, издавая горлом негромкие булькающие звуки. Бригг хотел сказать что-то еще, но в этот момент в саду за окном появились три китайца. Они что-то кричали, возбужденно размахивали руками, и Бригг выстрелил в них, почти не целясь. Китайцы мгновенно скрылись за углом, но он был слишком напуган и машинально потянул за спусковой крючок еще раз. Вторая пуля угодила в аквариум, на ковер хлынула вода, а обрывки водорослей и трепещущие золотые рыбки разлетелись во все стороны.

– Ой, ой, они уто-онут! – запричитала миссис Раскин и принялась собирать рыбок за хвосты. – Скорее! Сделайте что-нибудь!

Бригг наклонился к ней и крикнул, что они должны немедленно уходить. Филиппу неожиданно затрясло, и он подтолкнул ее к задней двери. Миссис Раскин принялась оказывать золотым рыбкам первую помощь, опуская их одну за другой в молочную бутылку до половины заполненную водой, и Бригг сумел вытолкать ее наружу, только пустив в ход приклад. Возле углового коттеджа собралась толпа из двадцати-тридцати китайцев, откуда-то доносились выстрелы, но Бригг не видел ни одного солдата.

– Бегите! – шепнул он. – Бегите туда!

С этими словами он махнул рукой в сторону холма, и две женщины послушно потрусили в указанном направлении, с трудом продираясь сквозь заросшие палисадники и дворы. Толпа китайцев уже бежала к ним, и Филиппа с матерью несколько раз вскрикнули. Бригг толкнул их за сушившиеся перед чьим-то домом простыни и спрятался сам. Ему было очень страшно, лицо и шея покрылись испариной, вытаращенные глаза стремились вылезти из орбит, но Бригг собрал все свое мужество и, надежно прижав к плечу приклад винтовки, дал еще один выстрел, просунув ствол в узкую щель между двумя пододеяльниками.

Двое китайцев, бежавших впереди, упали, и Бригг в ужасе подумал, что каким-то образом уложил сразу обоих, но тут и остальные попадали на животы и поползли за изгороди, и он сообразил, что враг просто ищет укрытия. Тем не менее горячая винтовка в руках – настоящее смертоносное оружие! – заставила Бригга почувствовать себя могучим и неуязвимым воином. Восторг и упоение боя наполнили его по самую макушку, и Бригг, выпустив в направлении залегших преследователей еще одну пулю, повернулся и побежал вслед за Филиппой и миссис Раскин.

Обеих всхлипывающих и задыхающихся женщин Бригг догнал только на узенькой тропинке позади коттеджей. Но не успел он поравняться с ними, как им пришлось остановиться. На дороге, куда они так хотели попасть, оказалось полным-полно китайцев. К счастью, начинало темнеть, и Бригг был уверен, что их никто не видит.

Внезапно в ушах Бригга, словно подсказанные ангелом-хранителем, прозвучали слова Любезноу, произнесенные им несколько недель назад. «Я ходил по трубе, – хвастался сержант. – Япошки так и не дознались, как мне удавалось так быстро пробираться через джунгли…»

– К трубопроводу, – шепнул Бригг. – Мы выберемся отсюда по трубопроводу.

Они почти добрались до трубы, когда их заметили. Филиппа была уже наверху, на широкой покатой поверхности в двадцати футах над землей, но миссис Раскин еще карабкалась по решетчатой опоре. Бригг стоял на земле и подталкивал ее одной рукой, а другой неловко прижимал к себе молочную бутылку с золотыми рыбками, когда несколько человек бросились к ним со стороны дороги. К счастью, сначала им нужно было одолеть крутой глинистый склон, который стал мокрым и скользким от дождя. Пока они на четвереньках взбирались на него, Бригг ухитрился подсадить миссис Раскин на трубу.

Филиппа не стала их дожидаться. Бригг видел, как она, босая и легконогая, бежит по черной выпуклой поверхности ярдах в пятидесяти от опоры. У нее были стройные, светло-коричневые от загара ноги, и Бригг всегда любовался ими во время их прогулок вдвоем. Теперь Филиппа не шла, а бежала, и растрепанная миссис Раскин бежала тоже, но, в отличие от дочери, делала это неуклюже, напоминая выехавшего на загородный пикник горожанина, за которым внезапно погнался бык.

Оказавшись наверху, Бригг первым делом разрезал штыком шнурки ботинок: ходить по трубе в обуви было тяжело, так как подошвы все время соскальзывали. Ботинки он швырнул в карабкавшихся по склону преследователей, от всего сердца желая, чтобы это были гранаты.

Башмаки, однако, возымели почти такой же эффект. Первые два китайца, успевшие подняться на склон, поймали ботинки на лету и вступили в схватку между собой. Остальные с энтузиазмом приняли участие в потасовке, а Бригг побежал по трубе вдогонку за Филиппой и ее матерью, маячившими далеко впереди размытыми светлыми пятнами. Ярдов через шестьдесят он обернулся и увидел на трубе белую сорочку первого из преследователей. Остальные китайцы сгрудились под опорой и тоже старались взобраться наверх. Тогда Бригг опустился на колено и дал по толпе два выстрела.

Он взял слишком низко и услышал, как пули, визжа, рикошетят от металла трубы. Белая сорочка взвыла и пропала из вида, а Бригг вскочил и помчался дальше.

От страха он весь вспотел, однако бежать быстрее ему мешала миссис Раскин, которая с плачем трусила впереди. Эта валкая рысь явно была пределом для грузной матери Филиппы. Несмотря на очевидный ужас, который она испытывала, миссис Раскин по-прежнему не выпускала из рук бутылочку с золотыми рыбками, крепко прижимая ее к своей бултыхающейся груди, и Бригг положил одну руку ей на поясницу. Зацепившись пальцем за верхний край ее жесткого корсета, он помогал миссис Раскин сохранять равновесие, не давая свалиться с трубы.

К счастью, труба была достаточно широкой даже для нее, а преследовать их иначе как по водоводу было невозможно, ибо джунгли внизу были густыми, словно свалявшиеся волосы, и изобиловали болотцами, ручейками и гнилыми черными озерами.

Филиппа продолжала легко бежать ярдах в тридцати впереди, и Бриггу вдруг показалось, что он слышит ее смех. Прислушавшись, он понял, что не ошибся: Филиппа действительно смеялась и скакала по трубе, словно школьница, вполне уверенная в том, что опасность миновала.

Минут через пятнадцать миссис Раскин тяжело присела на площадке в том месте, где трубу поддерживала очередная опора, выраставшая из путаницы веток и лиан внизу.

– Я задыхаюсь, задыхаюсь, – бормотала она, жадно хватая ртом воздух, и Бригг подумал, что мисс Раскин похожа на старую торговку жареной рыбой. Он попытался поднять ее, но не смог.

– Филиппа! – крикнул он в темноту. – Иди сюда! Твоя мама совсем измучилась, ей нужно помочь…

– Оставь ее, – донесся до потрясенного Бригга ответ Филиппы. – Брось ее здесь.

– Иди сюда! – снова позвал он охрипшим голосом. – Вернись, говорят тебе!…

Звонко пришлепывая по трубе босыми ногами, Филиппа появилась из темноты. При виде матери, которая пыхтела, как паровоз, и сжимала заветную бутылку так крепко, словно она была паломницей, а в бутылке лежали святые мощи, на ее лице появилось кислое выражение.

– Брось ее здесь, – повторила она.

Миссис Раскин судорожно всхлипнула. Бритт сурово посмотрел на Филиппу, а она ответила ему безмятежным взглядом.

– Оставь ее, – с вызовом сказала она. – Она им не нужна – что они будут с ней делать? Им нужна я.

Бригг промолчал. Наклонившись, он схватил тяжелую миссис Раскин под мышки и с трудом заставил ее встать.

– Идемте, – негромко уговаривал он. – Осталось совсем немного, мы уже совсем рядом с дорогой.

– До дороги еще несколько миль, – жестко сказала Филиппа. Повернувшись, она снова побежала по водоводу, а Бригг повесил винтовку на грудь и стал помогать миссис Раскин уже обеими руками, положив ладони ей на бедра. Так они преодолели еще несколько мучительных ярдов.

– Мы – как дети, которые играют в паровозики, – попытался пошутить Бригг, но мать Филиппы его не слышала, а если слышала, то не понимала. Внезапно она оступилась, и Бригг не сумел ее удержать. С целеустремленностью самоубийцы миссис Раскин сделала гигантский шаг в пустоту и исчезла из вида. Снизу донесся треск ломающихся ветвей, и, наконец, громкий всплеск.

– Филиппа, Филиппа, вернись! – в панике позвал Бригг.

На сей раз девушка вернулась без возражений и даже согласилась подержать винтовку, пока Бригг, кряхтя от натуги, спускался по решетчатой ферме в темное царство зелени и воды.

Миссис Раскин, походившую издали на тюк грязного белья, Бригг обнаружил прильнувшей к какому-то мокрому бревну, которое застряло посреди неширокого ручья, величественно несшего в темноте свои мутные воды. Сначала он попытался добраться до нее вброд, но сразу же завяз в глубоком иле. Пока Бригг выдирал из трясины ноги, у него над головой заскулила на трубе Филиппа:

– Скорее, скорее! Мне кажется, нас догоняют!

Бригг наконец освободился и шагнул в бурую, как кокосовая скорлупа, воду. Небыстрая и теплая река легко подхватила его и понесла к груде тряпья на бревне. Бриггу пришлось сделать всего один взмах руками, и он оказался рядом с миссис Раскин.

Миссис Раскин все еще держала в руках молочную бутылку и силилась заглянуть в нее.

– Они все уплыли, – захныкала она. – Они уплыли, я знаю…

Бригг схватил ее за руку.

– Я никуда не пойду, – почти спокойно сказала миссис Раскин, не глядя на него. – Где мои рыбки?! Без них я никуда не пойду.

– О, Господи!… – взмолился в отчаянии Бригг.

Взяв из ее рук молочную бутылку, он притворился будто заглядывает в нее.

– Они все здесь, – соврал он. – Все до единой. Идемте же, их нельзя долго держать в этой грязной воде.

К его огромному облегчению миссис Раскин поверила в эту ложь и позволила взять себя под мышки, чтобы переправить на неглубокое место. Сама она так и не выпустила из рук горлышка бутылки, сладко воркуя над своими воображаемыми крошками.

Бригг чувствовал себя смертельно усталым; руки болели так, словно готовы были выскочить из суставов, да и страх давал о себе знать. Наконец они достигли опоры, и он принялся подталкивать миссис Раскин наверх, используя вместо ступеней перекрещивающиеся железные планки конструкции.

– Помоги же! – задыхаясь бросил он Филиппе, с интересом наблюдавшей за акробатическими этюдами, которые проделывала ее матушка.

– Я их слышу! – вскрикнула вдруг Филиппа. – Кто-то бежит сюда!

– Помоги матери! – заорал Бригг, едва не поперхнувшись грязью и гнилой водой, которые набились ему в рот. К его большому удивлению Филиппа послушалась и, протянув руки, втащила мать на трубу.

– Нам придется бросить ее! – тут же заявила она Бриггу. – Она ни за что не дойдет!

– Ты говоришь так, словно тебе не терпится избавиться от матери, – упрекнул ее Бригг. Филиппа промолчала, и он велел ей вести себя тихо, а сам припал ухом к все еще теплому металлу трубы.

И услышал негромкий топот бегущих ног. Филиппа не ошиблась: звук приближался к ним.

– Беги, – приказал он Филиппе. – Здесь уже действительно недалеко.

– А ты? – спросила она, поспешно возвращая Бриггу винтовку.

– Надо спустить твою маму обратно.

– Прекрасно, – согласилась Филиппа без тени угрызений совести. – Нам все равно пришлось бы бросить ее здесь.

– Я останусь с ней, – заявил Бригг. – Мы спрячемся внизу и переждем, пока враги пройдут мимо.

– Нет, нет! – крикнула Филиппа и топнула ногой. – Ты не должен бросать меня! Что будет со мной? Что будет, если они меня схватят? Они же меня… они могут сделать мне больно!

Бригг внимательно посмотрел на нее.

– Может быть, тебе действительно лучше спуститься с нами? – предложил он.

Филиппа первой слезла с трубы по опоре, за ней последовала миссис Раскин со своей бутылкой, которую она не выпустила из рук несмотря на то, что была близка к обмороку. Бригг спрыгнул последним. Топот бегущих ног слышался уже довольно отчетливо, и он поспешил затолкать миссис Раскин туда, где покров листвы казался ему наиболее густым. Миссис Раскин немедленно угодила в какую-то яму, погрузившись в нее почти по пояс, но Бригг уже ничего не мог с этим поделать. Схватив Филиппу за плечи, он толкнул ее за ближайший куст; при этом девушка запуталась в колючках, которые с отчетливым треском разорвали в нескольких местах ее платье. Бригг тоже спрятался, чувствуя мягкое прикосновение теплой грязи с одной стороны и упругое тело Филиппы с другой. Близился решающий момент, и ему показалось, что он должен сделать что-то мужественное, чтобы подбодрить девушку. Посмотрев на Филиппу, Бригг вымученно улыбнулся, но она зажмурилась и принялась громко молиться Богу.

Ему пришлось прервать это общение с высшими силами, зажав ей рот грязной рукой. Мятежники-китайцы были уже где-то совсем рядом; Бригг ясно слышал, как они переговариваются между собой и топочут по трубе босыми ногами. В страхе он закрыл глаза и уткнулся лицом в плечо Филиппы. Девушка сильно дрожала, и Бригг подумал, что услышать их не составит никакого труда. Преследователи были как раз над ними.

И они остановились.

Бригг испугался, что его сейчас вырвет, и крепче стиснул плечи Филиппы. Он мог только молиться, чтобы миссис Раскин не пришло в голову пошевелиться или заговорить со своими рыбками.

Враги нерешительно топтались наверху. Судя по звукам, их было всего несколько человек – может быть дюжина или около того. На всякий случай Бригг подтянул к себе винтовку, но обнаружил, что затвор забит грязью, и почувствовал, как сердце его ушло в пятки. Он был абсолютно уверен, что их заметили, но тут ему показалось, что преследователи спорят между собой. Через несколько невыразимо долгих минут Бригг снова услышал топот босых ног по трубе, а удаляющиеся голоса подсказали ему, что опасность миновала. Прижимаясь лицом к груди Филиппы, он выждал еще несколько минут. Никто не вернулся.

– Ушли! – выдохнул наконец Бригг. – Они ушли.

Наступила такая тишина, что ему показалось – мать Филиппы умерла, но это было не так: миссис Раскин крепко держалась за жизнь и за свою молочную бутылку. Впрочем, ни у Бригга, ни у Филиппы не было сил не только тащить ее куда-то, но и двигаться самим. Они легли прямо в грязь и пролежали так, то задремывая, то просыпаясь, все оставшиеся ночные часы, пока в джунгли не пришел рассвет, пока не запели птицы и не забегали по лужам стремительные водомерки.

Только тогда они увидели, что до спасительного конца трубы оставалось всего несколько сот ярдов.

Шагая под жарким утренним солнцем по дороге, ведущей к гарнизону, Бригг погрузился в приятные размышления о событиях вчерашнего вечера и о своем поведении в чрезвычайных обстоятельствах, которое, как ему казалось, вполне можно было считать геройским. К этому времени деревню уже патрулировали гуркхские стрелки, а на улице перед китайским синематографом маячил бронемобиль. Все остальное выглядело как обычно.

Правда, над конторами все еще поднимался прозрачный дымок, но здания, которые Бригг мог видеть с дороги, не пострадали. О вчерашних беспорядках напоминала только поваленная прыжковая вышка у бассейна, издалека напоминавшая припавшего к воде аиста.

Бригг был в грязи с ног до головы, усталое тело ныло и болело, но внутри он ощущал приятную теплоту от сознания того, что, попав в переделку, не растерялся и не только стрелял по врагам из винтовки, но даже спас от бунтовщиков пожилую женщину и прелестную девушку.

Когда они выбрались из джунглей, неблагодарная Филиппа сразу повела свою грязную мамашу в госпиталь, а Бригг остановил попутный грузовик Королевских ВВС и добрался на нем почти до Пенглина. По дороге он рассказывал водителю о своих приключениях, и если и преувеличил, то лишь самую малость.

И вот теперь высокий и худой Бригг устало шагал по насыпи шоссе, горделиво поглядывая в сторону гарнизона. У главных ворот были сложены мешки с песком, над которым белели похожие на пудинги лица часовых. Толстяк Фишер вышел из ворот навстречу Бриггу и, отдуваясь, полез на насыпь.

Этот момент Бригг отрепетировал уже давно.

– Разрешите доложить, сарж, – негромко, словно преодолевая смертельную усталость, сказал он. – Рядовой Бригг прибыл в расположение…

– Хорошо, что вернулся, – проворчал Фишер, отчего-то не выказывая никакой радости. – Тебя хочет видеть полковник.

«Еще бы он не хотел меня видеть!» – сказал себе Бригг, а вслух спросил:

– Разрешите почиститься, сержант?

– Нет, – буркнул Фишер. – Полковник велел доставить тебя к нему, как только ты появишься.

– Ну хорошо, – спокойно согласился Бригг. – Идем.

Он пошел за Фишером, глядя как ягодицы толстяка перекатываются при каждом шаге, словно арбузы, и чувствуя на себе благоговейные взгляды солдат, скрытых за баррикадой из мешков с песком.

У кабинета полковника Фишер сделал Бриггу знак подождать, а сам просунул в дверь свою крупную голову.

– Он вернулся, сэр, – доложил он. – Рядовой Бригг вернулся.

Выслушав ответ, Фишер кивнул Бриггу, чтобы тот проходил в кабинет, и сам протиснулся следом. Бригг отдал честь и, не опуская руку до конца, приготовился вытянуть ее вперед на случай, если полковник выскочит из-за стола и бросится к нему для рукопожатия. Но командир гарнизона почему-то остался сидеть. Из этого Бригг заключил, что годы суровой военной службы приучили полковника контролировать свои эмоции.

Полковник Пикеринг мигнул здоровым глазом.

– Вольно, солдат, – скомандовал он негромко.

Бригг слегка расслабился.

– Бригг, – промолвил полковник после небольшой паузы. – Где ты был?

– Видите ли, сэр, я…

– Не спеши, сынок, – перебил полковник. – Я хочу выслушать твою историю с самого начала. Мне кажется, дело того стоит. Будь добр, начни с того момента, когда вчера вечером ты выпрыгнул из грузовика.

Бригг сглотнул. Вот, оказывается, в чем дело! От него требовался подробный рассказ, чтобы потом его можно было ставить в пример новобранцам.

– После того как я выпрыгнул из грузовика, сэр, – твердо сказал Бригг, – я пошел через мост с группой майора Каспера. Это случилось почти сразу после того, как мятежники взорвали прыжковую вышку и предприняли атаку на служебные помещения и конторы.

– Кто приказал тебе отправиться с майором, Бригг? – перебил полковник Пикеринг.

– Никто, сэр, – смущенно объяснил Бригг. – Это была инициатива, сэр.

– Ах вот как? Ну, продолжай, продолжай…

– Я подумал о людях, которые остались в домах, сэр. Особенно о семье полкового старшины Раскина – о его жене и дочери. Я, в некотором роде, близко с ними знаком.

– Знаком?…

– Так точно, сэр. Особенно с мисс Раскин.

Полковник завращал глазом, словно рыба, уткнувшаяся носом в прозрачную стенку аквариума.

– Гм-м… – только и сказал он.

– Когда я добрался до их дома, – продолжал Бригг, – мятежники уже перерезали дорогу и приближались к поселку. Мы слышали, как они кричали, а потом увидели нескольких из них в саду. Миссис Раскин как раз собирала с пола своих мальков, и я…

– Своих – кого? – удивился Бромли Пикеринг.

– Своих рыбок, сэр. Мисс Раскин держала нескольких золотых рыбок в аквариуме. Она их очень любила.

– А как они очутились на полу? – поинтересовался полковник.

– Я попал в аквариум из винтовки, – признался Бригг. – Эти мятежники в саду… Я решил их напугать и выстрелил поверх их голов, и вторая пуля случайно попала в аквариум.

– А что было потом? – спросил полковник каким-то странным голосом и спрятал лицо в ладонях. Бригг мельком подумал, что старина Пикеринг выглядит усталым.

– Я вывел миссис Раскин и Филиппу… то есть мисс Раскин из дома, сэр. Миссис Раскин посадила своих рыбок в бутылку из-под молока – без них она ни в какую не хотела идти. Конечно, обе леди немного испугались, даже запаниковали, но мне удалось провести их в сад за домом. Там мы увидели, что мятежники лезут через изгородь… Тогда я велел мисс и миссис Раскин бежать, а сам спрятался за каким-то бельем и несколько раз выстрелил в бунтовщиков. Правда, я кажется, ни в кого не попал…

Бригг позволил себе почесать в затылке.

– Потом я побежал за миссис и мисс Раскин; сначала мы хотели спуститься на дорогу, но там уже собралось человек тридцать или сорок, и все они очень громко кричали и размахивали руками. У нас остался только один выход, сэр – бежать по трубе водовода. Мы поспешили туда, я помог женщинам подняться наверх и влез сам.

К этому времени, сэр, мятежники уже карабкались по склону. Они заметили нас и стали преследовать. Я немножко испугался, потому что они очень громко кричали, но все равно остановился и выстрелил по ним еще несколько раз, чтобы помешать им подняться наверх. Только я опять не попал, сэр, потому что слышал, как пули отлетают от трубы.

– Ты кое в кого попал, Бригг.

– Попал?! – обрадовался Бригг.

– Да, попал, но это мы обсудим позже. Продолжай.

В душе Бригга шевельнулись первые подозрения.

– Ну так вот, сэр, – сказал Бригг уже не так бодро. – На трубе нам пришлось довольно туго. Миссис Раскин, видите ли, уже не молода, и из-за нее мы не могли бежать быстро. Она скоро устала, оступилась и…

– Она упала с трубы! – ахнул полковник. – Боже мой!

– Да, сэр, – скорбно подтвердил Бригг. – К сожалению. Было очень темно, она оступилась и упала прямо в грязный пруд в джунглях.

– Боже мой! – снова проговорил Бромли Пикеринг. – Что же ты предпринял, Бригг?

– Я спустился вниз по опоре, разыскал миссис Раскин и помог ей вскарабкаться обратно. Сначала, правда, она не хотела идти, потому что все ее рыбки уплыли из бутылки.

– Так бутылка все еще была при ней? – поразился полковник.

– О, да, сэр, без нее миссис Раскин и шагу не соглашалась ступить. Мне пришлось обмануть ее: сказать, что рыбки все еще в банке, потому что я боялся, сэр. Мятежники могли преследовать нас по трубе. В конце концов нам с Филиппой удалось снова поднять ее маму наверх, но это была та еще работенка, потому что миссис Раскин довольно крупная женщина, к тому же она вся промокла и испачкалась в грязи.

– Но вы все-таки затащили ее на трубу? – уточнил полковник, по-прежнему пряча лицо.

– Да, сэр. Но нам сразу же пришлось столкнуть ее обратно.

– Обратно?!!

– Так точно, сэр.

– Обратно в грязь?

– Совершенно верно, сэр. Нам пришлось так поступить потому, что мы услышали, как мятежники бегут по трубе. Внизу мы спрятали миссис Раскин под ветками и листвой и спрятались сами. Нам пришлось стоять почти по пояс в воде. К счастью, миссис Раскин более или менее потеряла сознание.

– О, Боже! – в третий раз сказал полковник, и Бригг задумался, отчего он все время повторяет одно и тоже, и почему его здоровый глаз распахивается так широко, в то время как толстый сержант Фишер глядит прямо перед собой, и его лицо не выражает никаких эмоций.

– Это был очень страшный момент, – доверительно сообщил Бригг. – Мы слышали, как мятежники пробежали мимо нас по трубе, но они, к счастью, нас не заметили, потому что было уже темно. Мы прятались в джунглях до самого утра, а когда рассвело…

– Это все? – спросил полковник.

– Так точно, сэр, – ответил Бригг, подобравшись.

– Где сейчас обе дамы?

– Миссис Раскин нужно было срочно доставить в госпиталь, и Филиппа пошла с ней.

– О, Боже!… – снова повторил полковник, после чего в кабинете воцарилось молчание.

Бригг и сержант Фишер стояли, а полковник Пикеринг сидел, глядя в стол сквозь скрещенные решеткой пальцы рук. Когда он наконец поднял взгляд, в его глазах светились бесконечное терпение и сочувствие. Покачав головой, полковник несильно хлопнул ладонью по блокноту, лежащему перед ним на столе.

– Бригг, – сказал он, не повышая голоса. – Первое, что ты должен понять, это то, что, отправившись через мост с майором Каспером, ты не подчинился приказу.

Он немного подумал и начал сначала.

– Нет, нельзя сказать, что ты не подчинился приказу, потому что никто никакого приказа тебе не давал. Дело в том, что ты подчинился приказу, который не должен был выполнять… – Его голос неуверенно дрогнул. – Нет, не так… В общем, ты действовал согласно приказу, который к тебе не относился, если ты понимаешь, что я имею в виду.

– Так точно, сэр, – Бригг виновато кивнул.

– Почему же ты пошел с майором?

– Инициатива, сэр.

Полковник Пикеринг неуверенно покивал головой.

– Инициатива?… – он записал что-то в блокноте. – Ладно, пока оставим это.

Он аккуратно положил карандаш на краешек блокнота. Карандаш скатился на стол, и его остро заточенный конец уставился прямо в живот Бригга.

– Давай поговорим о вещах более серьезных, Бригг, – сказал полковник. – Разве ты не знаешь, что во время беспорядков, особенно когда затронуто гражданское население, нельзя стрелять куда попало и в кого попало, если не знаешь, кто перед тобой?

– Но я действовал в чрезвычайных обстоятельствах, сэр! – прошептал Бригг. – Это были мятежники, и они пытались захватить нас. Одному Богу известно, что бы они могли с нами сделать… я имею в виду мисс Раскин… и ее маму тоже… К тому же я стрелял не куда попало, я стрелял, чтобы убить!

Полковник вполголоса застонал и снова загородился ладонью.

– Сынок, – сказал он почти ласково. – Неужели тебе ни разу не пришло в голову, что люди, которых ты видел в саду и на дороге, могут быть не повстанцами?

– Нет, сэр, – радостно ответил Бригг. – Это были вполне типичные повстанцы и бунтовщики. Они преследовали нас в саду, лезли за нами через заборы, а когда заметили нас наверху, то сразу начали подниматься по склону. Кроме того, они же гнались за нами по трубе! И я в них выстрелил.

Он подумал, что его объяснение звучит солидно и исчерпывающе, но полковник, очевидно, был с ним не совсем согласен.

– Вынужден огорчить тебя, Бригг, – сказал он печально. – Это были не бунтовщики.

Это были вполне лояльные китайцы из армейской прачечной, которые спасались от бесчинствующей черни.

– Вот черт!… – вырвалось у Бригга, и сержант Фишер строго на него взглянул. Командующий гарнизоном тем временем продолжал:

– Если они бежали, если карабкались на заборы в саду старшины Раскина, если лезли на склон, чтобы добраться до водовода, то только потому, что все они были очень испуганы и хотели спастись. А ты начал по ним стрелять.

Бригг открыл рот, но полковник поднял вверх ладонь.

– Помолчи, сынок, я еще не все сказал. Одна из твоих пуль, которая срикошетировала от трубы, оторвала у одного из китайцев средний и указательный пальцы на руке.

Бригг съежился в своей не до конца просохшей форме.

– Два пальца… – повторил он шепотом.

– Начисто, – подтвердил Бромли Пикеринг. – Пострадал старик-китаец, которого ты, наверное, видел у прачечной с катком для белья.

– Да, сэр, – запинаясь пробормотал Бригг. – Я видел, как он гладит простыни и прочее…

– Он говорит, что катал белье пятьдесят лет, катал и в детстве, и в зрелом возрасте. Он катал даже рубашки японцев, и его весьма уважают в здешних краях. Этот старик в своем роде цеховой старшина всех прачек-китайцев. Теперь он не сможет гладить белье как следует, если вообще сможет работать. В прачечной настоящая забастовка, нельзя даже выстирать кальсоны, к тому же китайцы требуют возмещения ущерба и справедливости.

Последнее словно полковник произнес угрожающим тоном.

– Справедливости, сэр? – переспросил Бригг.

– Справедливости, – подтвердил полковник. – Их профсоюзный босс побывал у меня сегодня утром и буквально рыл копытами землю. Пока все бунтовали, сказал он, рабочие прачечной оставались лояльными и стирали рубашки и гнилые солдатские кальсоны, а за это в них начали стрелять и искалечили уважаемого человека.

Бригг потрясенно внимал. После небольшой паузы полковник продолжил:

– Фактически, вчера вечером им ничто не угрожало, как, впрочем, и тебе, Бригг. Бунтовщиков задержали и рассеяли отряды майора Каспера и сержанта Фишера…

– Благодарю, сэр! – вставил Фишер и отдал честь.

– …Правда, не без своевременной помощи двух рот гуркхских стрелков и трех бронемашин, которые прибыли со стороны дамбы, чтобы навести здесь порядок.

– Так точно, сэр! – снова встрял Фишер, салютуя.

– А что будет со мной, сэр? – спросил Бригг, моргая. – Вы что-то говорили насчет справедливости…

– Совершенно верно, – печально вздохнул полковник. – Именно этого они и добиваются. Тебе грозит десять лет тюрьмы.

– О, Господи, сэр!… – ахнул Бригг.

– Не говоря уже о том, что нанесение увечья гражданскому лицу относится к компетенции военного трибунала, – добавил Бромли Пикеринг.

– Да, сэр, я понимаю.

– Однако, учитывая сложность обстановки и проявленную инициативу, что само по себе вовсе неплохо, а также принимая во внимание, что ты еще молодой солдат, который вполне может ошибиться, я принял решение не сообщать об инциденте в штаб. И да поможет Господь тому, кто расскажет об этом наверху! Если китайцы станут упорствовать, мы скажем, что не можем найти того, кто стрелял. Если они будут и дальше настаивать, мы сумеем доказать, что стрелял кто-то из мятежников.

– Спасибо, сэр! – от души поблагодарил командира Бригг. – Огромное вам спасибо.

– С другой стороны, мы обязаны выплатить пострадавшему какую-то компенсацию. Сделать это официально, не предавая дело ненужной огласке, нельзя, поэтому средства придется поискать в другом месте. Например, можно взять некоторую сумму из фонда, предназначенного на закупку спортинвентаря и других предметов второй необходимости. В конце концов, пальцы – это не предметы первой необходимости!

Полковник коротко рассмеялся, и Бригг попытался последовать его примеру, но вместо смеха у него изо рта выпал комочек грязи.

– Ты отделаешься шестинедельным содержанием, – сказал ему полковник. – Разумеется, все это будет совершенно неофициально. Каждый четверг ты будешь приходить ко мне в кабинет и класть деньги мне на стол. Не должно остаться никаких записей. Я даже не стану налагать на тебя взыскание по статье Б-252 «неподчинение приказу начальника».

– Благодарю, сэр, вы очень добры. Я буду приносить деньги, куда вы скажете.

– Вот и славно, – пробормотал полковник. – Это, пожалуй, все, что я хотел сказать. Можешь идти.

– Рядовой Бригг, вы свободны! – по-уставному гаркнул сержант Фишер своим могучим басом.

Бригг был у самых дверей, когда полковник неожиданно окликнул его.

– У старика, которому ты отстрелил пальцы, очень интересное имя, – сказал он. – Меня уверяли, что это совершенно нормальное и довольно распространенное китайское имя, но мне показалось, что тебе нелишне будет знать, кого поминать, пока в течение шести недель ты будешь сидеть без денег. Может быть хоть это немного тебя утешит…

Он поманил Бригга пальцем, и тот вернулся к столу. Фишер у дверей вытянул свою бизонью шею, но он был слишком далеко и не мог разглядеть имени пострадавшего, начертанного заглавными буквами на листе бумаги.

После аудиенции у полковника Бригг поплелся в казарму. Там он бросился на койку и с несчастным видом уставился в потолок.

– Эх, – вздохнул он наконец, – и надо же было случиться, чтобы мне попался этот старый гладильщик Фак Ю [16]?…

И захохотал.

10

К четырем часам пополудни жара обычно спадала. Солнце висело низко над океаном, и остров понемногу остывал. В этот час автобусы, автомобили и велорикши начинали сновать по улицам с удвоенной энергией, на стадионе в Паданге начинался футбольный матч, и на траву газона и фигурки игроков ложилась зубастая тень здания Верховного суда.

Бригг приехал в Сингапур в субботу пятичасовым автобусом. У него в кармане лежало пять долларов – жалкие остатки последнего недельного жалования перед началом кабальной выплаты.

Пожары и волнения давно прекратились, ветер унес последние клубы дыма, и на улицах не осталось никаких следов недавних беспорядков. Если бы не капрал Брук, похороненный на солдатском кладбище, если бы не древний китаец без двух пальцев и не один рядовой, которому предстояло полтора месяца существовать без карманных денег, можно было подумать, будто никаких беспорядков не было вовсе.

Первым делом Бригг отправился в солдатский клуб и устроился там на плетеном диванчике, который стоял в