/ Language: Русский / Genre:sf_heroic, / Series: Конан

Пропавший Караван

Лилиан Трэвис

…и снова Конан-Варвар отправляется в странствия, снова он принимает бой и снова выходит победителем. «Северо-Запад Пресс», «АСТ», 2007, том 128 «Конан и ужас Кхарии» Лилиан Трэвис, Мартин Шерр. Пропавший караван (повесть), стр. 173-282

Лилиан Трэвис, Мартин Шерр

Пропавший караван

В двадцатый или двадцать первый день второй осенней луны первого года царствования Конана Первого произошло событие, которое удостоилось быть занесенным в дворцовые хроники, как официальные, так и те, что велись по собственному помину королевским библиотекарем.

Почтенный Арчибальд, прослуживший много зим управителем замка короля Аквилонии, поднял голову от груды исписанных пергаментных листов. Разумеется, его повествование куда скромнее, нежели официальные хроники и уж, само собой, не может претендовать на громкую славу записок хранителя дворцовой библиотеки. Скорее всего, они так и останутся занимательным чтением для внуков, уже сейчас не дающих ему покоя своими расспросами о короле Конане, коего он удостоился чести лицезреть довольно близко.

— Что же тогда произошло? — раздался из угла нетерпеливый мальчишеский голос.

— Не спеши, память у меня не та, что раньше. Кажется, как раз эти знаменательные события, я и перенес на бумагу не далее как вчера вечером. Где же эта страница? Ах, да, я же держу ее в руках…

Итак, его величество Конан Канах Первый, войдя к госпоже Эвисанде, за глаза называемой «Ночной Владычицей», впервые увидел ее в слезах. Это вовсе были не те воспетые поэтами сверкающие капельки, которые, проливаясь из глаз любимой женщины, вдохновляют на самые немыслимые подвиги представителей сильной половины человечества — от короля до попрошайки. Слезы лились из ее глаз подобно горному водопаду, который низвергается каждую весну с южных склонов Карпашских гор, смывая все на пути и вызывая ужас у тех, кто оказался достаточно безрассуден, чтобы отправиться путешествовать в это время года. Госпожа Эвисанда была настолько огорчена, что даже не сразу заметила, что король почтил своим посещением ее покои.

— Но позволь… — снова перебил рассказчика самый нетерпеливый из слушателей. — Разве королева перестает ей быть в зависимости от времени суток?

— Разумеется, нет — ответил старик, придвигаясь поближе к огню, ярко пылавшему в очаге, несмотря на то, что день был не по-зимнему теплый.

— Разумеется, «нет» — повторил он — если речь идет о ее величестве королеве Зенобии, и, разумеется, «да», когда дело касалось тех, кто пользовался расположением его величества лишь в ночные часы. Мне частенько случалось видеть этих красавиц, многих из которых, будь моя воля, я не позволил бы пустить даже на порог кухни.

Управителю королевского дворца по долгу службы приходится быть свидетелем того, что обычно предпочитают скрывать… Подлей-ка мне еще вина, Раус. Именно такое, розовое офирское, предпочитала госпожа Бригитта, которая продержалась при его величестве не более двадцати дней. Она вообразила, что сделалась настоящей королевой… После нее была госпожа Лайле откуда-то из Турана; она была бесконечно опечалена, покидая дворец, несмотря на то, что прощальных подарков его величества было столько, что оказалось мало даже самой вместительной из повозок.

Сколько их было, этих ночных королев — дворянок и самого простого происхождения, теперь даже и не упомнить. Когда Эвисанда появилась при дворе его величества, все считали ее не более чем одной из бесконечной вереницы тех, кто скрашивал часы его досуга. Слуги и воины из дворцовой охраны, несмотря на то, что это было строжайше запрещено, потихоньку бились об заклад, называя различные сроки ее пребывания в королевском дворце. Вскоре слова «Ночная Владычица» в применении к ней превратились едва ли не в почетный титул.

— Она была очень красива? — перебил рассказчика старший внук, почти превратившийся из мальчика в стройного юношу.

— Не красивее прочих. У нее были прекрасные волосы, которые она иногда распускала и тогда они лежали на ее плечах подобно золотому плащу; глаза, похожие на поверхность чистейшего водоема в солнечный день. Но госпожа Эвисанда обладала гораздо более полезными качествами, чем красота, полученная как дар богов при рождении — у нее был острый проницательный yм и знание человеческой природы. Она не стремилась блистать своими знаниями, не изводила всех истериками и капризами и не демонстрировала безграничную любовь, она… Я и сам не могу понять — почему, но прошло не так много времени, как она бесповоротно вытеснила всех прочих: и тех, кто, покинув дворец, лелеял надежду вернуться; и тех, кто прилагал все усилия, чтобы занять место ночной королевы. Появляясь, они покидали дворец едва ли не в тот же день, а госпожа Эвисанда — осталась. И положение ее при дворе день ото дня становилось все более и более незыблемым.

— Хотела бы я обладать таким умением! — воскликнула молодая девушка, отложив в сторону вышивание.

— Вечно ты о каких-то глупостях как все девчонки! — произнес в сердцах ее младший братишка, который, усевшись прямо на полу, ловил каждое слово рассказчика. — Что же было дальше…?

— Дальше… о чем это я говорил? Ах, да, его величество застал госпожу Эвисанду в слезах…

* * *

— Что случилось? — встревожено произнес Конан, обнимая возлюбленную и пытаясь заглянуть ей в лицо. — Ты потеряла украшение? Если так, не огорчайся, у тебя их будет столько, сколько пожелаешь.

Но златокудрая красавица в ответ лишь всхлипнула, прижав к лицу платок из тончайшей офирской ткани.

— Может быть, потерялся твой любимый зверек, этот, прозрачный, у которого можно разглядеть все потроха? — продолжал допытываться варвар. — И это — не беда, я отправлю кого-нибудь в Ямурлак и тебе доставят нового. Говорят, что там обитает много занятных тварей. Хочешь настоящего скайфа или золотую эристрему, которая может выдыхать пламя? Или змею-ленту, чешуя которой переливается всеми цветами и светится в темноте? Рассказывают, что большую часть года она спит, тогда ты сможешь носить ее на шее или в прическе как обычную драгоценность. Хотя, должен признаться, больше всего я люблю тебя без всяких украшений…

— Я так благодарна тебе — произнесла госпожа Эвисанда, не убирая от глаз платка и продолжая сидеть спиной к своему царственному возлюбленному, чтобы не оскорбить его взор видом своего заплаканного лица — но произошло и в самом деле нечто ужасное. Сын моей сестры — он живет в Пограничье, помнишь, я тебе рассказывала, — отправился с караваном куда-то в сторону Бритунии и исчез.

— Мало ли, что может произойти с молодым церием — попытался успокоить ее Конан. — Засмотрелся на красивую девчонку, заигрался в кости, а может, перебрал в каком-нибудь из придорожных трактиров. Найдется, никуда не денется. В Пограничье теперь так же безопасно, как и здесь, — в столице. Даже разбойников не осталось. Эрхард сообщает, что забрели, было, какие-то пришлые, но сразу попались на глаза пограничному отряду. Те гнали их как оленей до самых пиктских земель.

— Пропал весь караван, до последнего человека — ответила Ночная Владычица и, забывшись, убрала платок и повернулась к его величеству. — Там просто негде было потеряться, но все же они исчезли — и люди и повозки с товарами.

Эти слова оказали на могучего киммерийца поистине магическое действие. В глазах вспыхнули веселые огоньки. Мощная спина распрямилась, а мускулы, хорошо заметные под простым домашним одеянием, прямо на глазах налились силой. Король Конан Первый стал похож на дикого зверя, готового к прыжку.

— Не позволю, чтобы в пределах дружественного государства пропадали целые караваны! — загремел его голос подобно раскатам грома во время весенней грозы в горах Северной Киммерии. — Кто бы ни был злодей, учинивший такое, клянусь Кромом, он дорого поплатится за такие шутки!

— Ты так великодушен, мой король — прошептала Эвисанда и улыбка показалась на ее лице подобно солнцу, которое радует моряков после самой ужасной бури посреди Закатного океана.

* * *

Посланец был полон гордости. Еще бы, ему, только недавно принятому в младшие ученики одного из видных магов Гипербореи, доверили важное и ответственное дело. Ему нужно было, особенно не привлекая к себе внимания, доставить мудрейшему собрату, живущему в полуденной части Хаурана, ценный манускрипт. Свиток кхитайского пергамента представлял собой полный перевод Пропавшей Книги, не написанной ни одним из живых существ, с толкованиями и комментариями, оставленные самим Светлым Архимагом. Учитель счел целесообразным не пользоваться для этой цели магическим каналом, который, как известно, прекрасно подходит, когда требуется переместить предметы или даже живых существ на довольно большое расстояние, но неизбежно вызывает колебания эфира, что не может не остаться незамеченным для вражеского ордена стигийских чернокнижников.

Между ними и Орденом Белой Руки существовало многовековое соперничество, которое большую часть времени тлело подобно углям в костре, время от времени, вспыхивая небольшими язычками пламени, но, несмотря на взаимную неприязнь, никогда не доходя до настоящей вражды. От открытого противостояния и тех и других удерживало разумное опасение, что равновесие темных и светлых сил будет неминуемо нарушено, и мир окажется ввергнут в пучину хаоса. Что бы ни говорили приверженцы возникшей сравнительно недавно Алой Магии, о всемирном равновесии пеклись и те и другие, всякий раз вовремя останавливаясь, не дойдя нескольких шагов до опасной черты.

Но такой пустяковый случай, как пропажа манускрипта, не мог повлечь за собой сколь-нибудь серьезных последствий, тем более таких, что представляли бы угрозу для всемирного равновесия. Все это говорило о том, что доставить по назначению драгоценную посылку следовало с наибольшей скрытностью и осторожностью.

* * *

Юный Адриан в который раз украдкой засовывал руку в дорожную сумку из кожи водяного ящера, который если верить рассказам моряков, обитает в Закатном море и запросто может проглотить галеру вместе с гребцами, а удар его мощного хвоста без особых усилий способен обратить в щепки даже военное судно. Убедившись, что за последние четверть колокола с драгоценным манускриптом ничего не случилось, посланец вертел головой по сторонам, чтобы удостовериться, что его движение осталось незамеченным для окружающих и, только успокоившись, продолжал путь. Четверо, храмовых охранников, которых дали ему в провожатые — это, конечно, хорошо, но кто знает, что может произойти, стоит лишь на мгновение отвлечься…

Дорога, ведущая по землям Пограничья и дальше на восход, была оживленной. Туда-сюда сновали одинокие путники. Попадались и отряды светловолосых воинов, в которых внимательный взгляд опознал бы оборотней. По дороге путешественники обогнали неспешно ползущий купеческий караван, везущий драгоценный груз смолы изумрудной ели, которую используют в благовониях с особенно тонким ароматом и золотых украшений, созданных подгорным народом — неутомимыми тружениками, для которых не существовало недоступных подземных глубин и с легкостью бравшихся за самый утомительный труд. Неподалеку от тракта попадались постоялые дворы, где можно было при желании дать отдых лошадям и людям, перекусить или задержаться на несколько дней. Многие из них были построены совсем недавно и толстые бревна, из которых по традиции Пограничья складывали дома, еще источали аромат свежего дерева. Неусыпными стараниями короля Эрхарда Пограничные земли из территории, куда люди опасались совать нос без крайней нужды, превращалось в зажиточный процветающий край.

В одну из таких придорожных таверн и решили заглянуть путники. Тем более хозяйка, стройная светловолосая женщина, казавшаяся живым воплощением начала изобильной осени, с улыбкой предложила им отведать самые знаменитые блюда этих земель.

После обильной трапезы отправляться в путь не хотелось. Когда же на следующее утро после не менее плотного завтрака, они снова выбрались на дорогу, то увидели далеко впереди тот самый купеческий караван, который обогнали накануне.

Дорога, которая до сих пор была прямой как полег стрелы, внезапно сделала резкий поворот. Стоило последнему всаднику скрыться из виду, как произошло нечто такое, что не может быть вызвано ничем иным как магией — это Адриан знал наверняка. Сперва в воздухе замерцало множество светящихся искорок, которые некоторое время кружили наподобие метели, сбивающей с пути безрассудных, решивших, что зимнее путешествие через Киммерийские горы им по силам. Порыв ветра, возникший непонятно откуда, сбил шапки с путешественников и едва не запорошил им глаза песком. Когда же они достигли поворота, то глазам их предстала поразительная картина: дорога впереди была абсолютно пуста. Купеческий караван растаял в воздухе до последнего человека.

Но это оказалось далеко не все. Ни Адриан, ни его спутники отчего-то теперь не могли вспомнить, куда и зачем они ехали. Наконец после множества усилий им удалось припомнить, что они должны доставить Учителю редчайшую рукопись, дар его ученого собрата. Ту самую, что удобно покоится в дорожной сумке из кожи водяного ящера.

* * *

В замке, стоящем посреди безжизненной равнины, где обитали только одетые в чешую песчаные ящерицы и тени мертвых, все было приготовлено для магического ритуала. Зал, стены и потолок которого были сложены из матового черного базальта, а потолок терялся в полумраке, — был полон крохотных огоньков. На полу из темно-красного камня стояло множество причудливых светильников, рядом с которыми в воздухе висели язычки пламени. Полированная поверхность пола казалась озером крови, над которым парят призраки невинных жертв.

Хозяин замка — высокий старик, настолько худой, что, казалось, на его костях нет ничего кроме высохшей кожи — не сводил черных глаз с вывоженного светлым камнем круга. По его внешней границе было расставлено множество плошек с горящим жиром арвана — морского животного, обладающего голосом невероятной силы. Рыбаки, заслышав в тумане его низкий утробный рев, принимали его за рык демона морской стихии и в ужасе падали на палубу, затыкая себе уши…

Нет, на этот раз черный маг, аколит Сета — стигиец Яхмос не замышлял ничего основательного вроде вызывания демона или перехода в потусторонний мир. Речь шла всего-навсего о небольшом развлечении. Один из гиперборейских мечтателей решил преподнести другому в дар перевод старинного манускрипта со своими жалкими комментариями. И этот глупец не придумал ничего лучшего, как отправить подарок с гонцом, простодушно полагая, что эта простая хитрость останется незамеченной для хайборийских чернокнижников…

Яхмос рассмеялся и смех его напоминал скрип сухого дерева.

Разумеется, он вовсе не нуждается в этом свертке исписанного пергамента; ведь его колдовская библиотека по праву вызывает зависть у всех, практикующих магию. Нет, он просто позволит себе небольшую забаву — добавит пару своих комментариев к списку гиперборейца. Ведь Светлому Архимагу будет любопытно прочитать слова, продиктованные мудростью Черного Сета и он лишний раз вспомнит о том, что настоящий владыка всего сущего — это Великий Змей и нет ничего на хайборийских землях, что происходило бы без его ведома. Отчего же не доставить себе удовольствие и ненадолго похитить гонца? Сет, его всесильный повелитель, дозволяет своим последователям не так уж много радости, справедливо считая, что грядущая власть над миром, которую обретет Великий Змей после победы над Солнечным Богом, с лихвой окупит былое отсутствие низменных удовольствий…

Тусклые синие огоньки, едва виднеющиеся над плошками с жиром чудовищного создания морской стихии, вдруг ярко вспыхнули и выросли втрое.

Время пришло.

Не сводя глаз с середины освещенного круга, Яхмос раскинул руки и, даже не заглянув в лежащую перед ним книгу, содержание которой давно знал наизусть, пропел завершающее заклинание.

Вздрогнули стены, как будто от сильного подземного толчка, в закрытом помещении пронесся порыв холодного ветра, и закружилась метель ослепительно-белых искорок. Огоньки разом погасли и в зале воцарилась темнота, но, даже не прибегая к сумеречному зрению, Яхмос уже знал, что больше не один, раздавшиеся звуки подтвердил его правоту. Послышалось испуганное лошадиное ржание и несколько мужских голосов, вопрошавших, куда это к Эрлику их занесло и каким демонам вздумалось шутить шутки.

Черный маг щелкнул пальцами и под потолком повис светящийся шар, ярко осветив каждый уголок. Яхмос взглянул на тех, кто появился в середине круга из светлого камня и тут же ощутил сильнейшее желание заскрипеть зубами и выругаться на всех известных ему языках, включая те, на которых давно не говорит никто из ныне живущих.

В хитроумную ловушку попались совсем не те, кого он ждал! Вместо младшего ученика гиперборейского выскочки, именующего себя магом, и нескольких храмовых стражей черный маг увидел повозку, запряженную двумя мохнатыми низкорослыми лошадками туранской породы. Не слишком красивые с виду, они ценились за то, что могли почти без отдыха преодолевать огромные расстояния, почти не завися от жары или холода…

Рядом беспокойно перетаптывались, пытаясь успокоить своих лошадей несколько всадников. Один из них — молодой мужчина, одетый богаче других, сделал над собой усилие и, тщетно пытаясь подавить дрожь, небрежно поинтересовался у чародея:

— Скажи, почтеннейший, где это мы?

— Все было так, как будто снежный гигант из Ванахейма сгреб пас на ладонь и переставил на другое место — вступил в разговор мужчина постарше в простых кожаных доспехах. — Клянусь Митрой!

— Вы в царстве Сета, смертные — ухмыльнулся Яхмос, обнажив мелкие заостренные зубы. — Иначе говоря, вы в Стигии, в моей скромной обители. Боги решили посмеяться над нами и помешали моим замыслам. Вы не те, кто мне нужен, а посему я отправлю вас на то же место, откуда вы были перенесены сюда. Но это произойдет не сейчас. Ритуал может быть повторен не раньше чем через полторы седмицы. Но раз Великому Сету было угодно, чтобы именно вы попали сюда — то так тому и быть! Все это время вы не будете испытывать нужды ни в чем. Но кто вы? Назовите свои имена!

— Я Миэлин, купец из Вольфгарда — ответил тот, кто начал разговор — а это мои охранники. Мы следовали в Бритунию… Но, проклятье Эрлику, где все остальное? Где люди, где обозы с товаром? Куда ты подевал мой караван, стигиец?

— Не тревожься, купец, они продолжают свой путь и пребывают в заблуждении, что тебя задержали важные дела и впоследствии вы их нагоните. Мое имя — Яхмос, и это имя известно многим в Хайбории. А что в твоем караване, купец? Какой товар ты везешь?

— Яхмос?.. Ты сказал — Яхмос?

Имя мага произвело впечатление на Миэлина: ужасная слава некроманта долетела даже до Пограничья.

— Мы везем золотые украшения работы киммерийских кузнецов и смолу изумрудной ели — закончил купец, стараясь не выказывать страха.

Довольный произведенным впечатлением, Яхмос ударил в миниатюрный гонг из блестящего красноватого металла, непонятным образом появившийся в его руке.

В ответ на высокий вибрирующий звук открылись двери, которые до этого казались частью стены, и на пороге появилось несколько высоких фигур, отдаленно напоминающих человеческие. Но от людей их отличали огромный рост, кожа, покрытая серо-зеленой чешуей и немигающие глаза рептилий.

— Мои подручные помогут вам сполна ощутить наше гостеприимство, — произнес чернокнижник. — Здесь в пустыне невозможно найти слуг-людей, а посему приходится очеловечивать песчаных ящеров. И, кстати, купец, я желаю взглянуть на твою еловую смолу. — Как знать, может быть вам не придется сожалеть о том, что вместо Бритунии вы оказались в наших краях. Но мне очень важно знать, как далеко от Киммерийских гор она была собрана и в какое время года. Было бы также неплохо чтобы мне поведали, как выглядело тогда ночное светило, но, боюсь, вряд ли вам это известно…

— Как приятно видеть живых людей в этой обители скорби! — раздался капризный девичий голосок.

Прямо из толщи стены появилась девушка, едва разменявшая свою пятнадцатую зиму. Даже не самый внимательный зритель заметил бы в ней бесспорное сходство с хозяином замка. Вошедшая была одета в ослепительно-желтое шелковое одеяние, отчего казалась ярким цветком, непонятно как оказавшимся в этом мрачном помещении. Ее фигурка была увешана множеством блестящих украшений: в угольно-черных волосах, на шее, руках и даже ногах было столько драгоценностей, что с избытком хватило бы, чтобы обеспечить всех многочисленных жен иранистанского владыки. Лицо девушки было покрыто причудливым черно-белым рисунком, изображающим магические символы.

Девушка завертелась на месте, отчего все ее украшения издали мелодичный звон. После этого она за считанные мгновения успела обежать вокруг группы потрясенных гостей, погладить одну из лошадей, чмокнуть в нос другую, вскочить на самый верх повозки, послав оттуда всем присутствующим приветственный жест, и легко спрыгнуть оттуда, едва не наступив на хвост одного из слуг-ящериц.

— Какие они нелепые! — расхохоталась озорница. — Нелепые люди, на нелепой повозке с нелепыми животными. Впрочем, эти забавные существа привезли много золотых украшений, а это так славно! Мне скучно, а эти дешевые побрякушки позволят мне слегка развлечься…

Черный маг, именем которого пугают детей от Гипербореи до Аквилонии, о котором вполголоса рассказывались леденящие душу истории, смотрел на все происходящее, ласково улыбаясь.

— Не стоит вести себя как ребенок, ведь ты уже взрослая… Это моя дочь, путники, моя единственная дочь Файонарана. А это, дитя мое, Миэлин, купец из Пограничья и его спутники. Некоторое время они пробудут у нас.

— Из Пограничья, как интересно! Купец, раз ты оттуда, то, стало быть, должен уметь превращаться в волка? Нет? Какая жалость! А у меня был ручной волк, но он удалился на Серые Равнины, хотя я о нем заботилась: мыла душистой эссенцией, расчесывала шерсть и кормила сладостями. Теперь мне не с кем играть. Ведь ситты слишком глупы для этого! А еще они боятся, что я наступлю им на хвост. Хотя меня так и подмывает это сделать: ведь он так потешно отваливается. Но дело в том, что им лень отращивать новый, а без хвоста ситам трудно удерживать равновесие…

— Успокойся, дитя мое. Ты утомила гостей. Они нуждаются в отдыхе. Ты ведь не хочешь, чтобы они закончили свои дни так же, как твой волк?

— Конечно, нет, особенно купец, он выглядит совсем неплохо!

— Иди к себе, — поморщился черный маг и, обращаясь к несколько оторопевшим жителям Пограничья, добавил: — ступайте, слуги проводят вас.

* * *

Невольные гости, потрясенные увиденным зрелищем, покинули зал, испуганно косясь на сопровождающих их полуящеров. Устроив лошадей в конюшне и проследив, чтобы тюки с товаром были аккуратно сложены в кладовой, люди собрались в одной из комнат, и принялись делиться впечатлениями. Особое место в разговорах заняла дочь хозяина замка и то внимание, которое она оказала молодому купцу.

Купец не разделял общего веселья и мрачно сидел в стороне. Ему очень не нравилась та история, в которую они невольно оказались вовлеченными. Как и любой простой житель Хайбории, он старался держаться подальше от любых проявлений магии, и ему даже в страшном сне не могло присниться, что боги уготовят ему столь жестокое испытание.

До самых дальних пределов Пограничья долетали слухи о ужасном чародее Яхмосе и его избалованной дочке, которой дозволялось все. О ней рассказывали такое, перед чем бледнели самые причудливые из фантазий бродячих песнопевцев.

Ходили слухи, что некромант Яхмос тяготился той одинокой жизнью, которую вынужден был вести. Даже приверженность к культу Сета не убила в нем человеческие чувства, которые под спудом запрета лишь приобрели причудливые черты. Но, несмотря на все приложенные им усилия, ни одна женщина добровольно не пожелала связать судьбу с черным магом, имя которого обросло множеством кошмарных легенд. Даже рабыни, которых покупали по его поручению в самых глухих уголках, предпочитали сводить счеты с жизнью, лишь бы не оказаться на его ложе. По непонятной причине Яхмос не хотел прибегнуть к помощи магического искусства, дабы заполучить расположение кого-то из женщин. Поговаривали, что такова была цена, заплаченная Отцу Тьмы в обмен на покровительство.

Впрочем, Яхмос недолго горевал об этом. Однажды, он, в сопровождении своих неизменных спутников — полулюдей-полуящериц — проник в одну из древних гробниц, построенных, если верить легендам, еще до начала времен, когда мир был молод, а боги жили среди людей. Там в каменном саркофаге, покрытом магическими символами, он нашел мумию верховной жрицы Дер-кэто, чье рвение в служении своей богине давно стало легендой.

Взглянув на покоящуюся там безжизненную мумию, в которой вряд ли можно было угадать черты самой прекрасной и соблазнительной из женщин, Яхмос в тот же миг потерял покой. Душа некроманта, в которой нежные чувства даже в молодости были такой же редкостью как снег в столице Офира, преисполнилась самой настоящей страстью.

Много зим приучая себя к мысли, что союз с настоящей, полной жизни женщиной будет серьезным отступлением от культа Сета, он не смог устоять перед высохшими останками.

Несколько суток провел он в древней гробнице, но богиня сладострастия не желала расставаться со своей преданной служанкой, поэтому ни одно из заклинаний не возымело действия. Тогда Яхмос с величайшими трудностями и бесстрашно преодолев возникшие на его пути бесчисленные препятствия, доставил предмет своего вожделения в свою обитель и потратил много сил па то, чтобы оживить красавицу.

Несколько лун спустя, женщина все же открыла глаза и заговорила; а спустя еще пару седмиц, она уже смогла ответить на пылкие чувства своего обожателя. Но вопреки всем ожиданиям и чаяниям, это не принесло Яхмосу счастья. Ведь ожив, новоявленная спутница жизни утратила всякое сходство с мумией, что лишало ее в глазах некроманта былой привлекательности. И потом: то ли верховная жрица Деркэто слишком долго пробыла за порогом смерти, то ли заклинания, оказали не то действие, какое требовалось, но характер у ожившей жрицы оказался совершенно не соответствующий ее миловидной внешности.

Женщина, прекрасная как солнечный день на берегу Закатного моря, испытывала величайшую любовь к интригам и сплетням, рассказывая их за неимением слушателей даже пустым стенам. Она находила огромное удовольствие в том, чтобы устраивать скандалы, изыскивая причину для ссор с величайшей изобретательностью. В довершение всего, едва оправившись после рождения дочери, жрица богини сладострастия ухитрилась за краткий промежуток времени изменить Яхмосу почта со всеми его слугами-ящерами, несмотря на разницу в анатомии между человеком и рептилией.

Поэтому некромант, не желая уничтожать творение рук своих, перенес истощившую его терпение бывшую мумию, в замок одного из мелких гандерландских дворянчиков. Судя по долетавшим до него потом отрывочным сведениям, там ей понравилось гораздо больше…

А дочь их осталась жить в замке отца на попечении ситтов и прочих магических существ, которых в жилище некроманта всегда было более чем достаточно. К счастью, нравом она пошла не в собственных родителей: она не унаследовала ни вздорность матери, ни угрюмость отца. Но причины для огорчений у Яхмоса все же имелись. Девочка питала нездоровую страсть к огню, а также ко всему прочему, что только блестело, сверкало и переливалось. Кроме того, она с юных лет была не по-женски упряма и привыкла любыми путями добиваться всего, чего ей хотелось.

Привыкнув, что для нее не существует запретов, дочь некроманта и верховной жрицы Деркэто порой вела себя так, что от ее выходок приходили в ужас даже покрытые чешуей няньки. К досаде отца, она не проявила никакого интереса к чтению и изучению наук, а в магическом искусстве ее интересовало лишь то, что может потворствовать ее шалостям. Нельзя сказать, чтобы Файонарана была ленива или лишена усердия, просто она привыкла получать то, чего ей хотелось безо всякого труда.

Так продолжалось много зим… Но время шло и дочь мага наконец достигла того возраста, когда покой юных дев начинают смущать мечты о прекрасном принце. И тогда она решила, что ее всесильный отец, с детства потакавший всем ее желаниям, предоставит ей требуемое с той же легкостью, с которой до сих пор доставлял игрушки и украшения.

* * *

Юная особа с аппетитом уплетала сладости, развалившись на узорчатом султанапурском ковре в своей комнате, похожей на большую птичью клетку. Ее щебетание не утихало вот уже пару поворотов клепсидры. Тугоухие ящеры стояли у дверей и равнодушно внимали болтовне своей госпожи.

— Он посмотрел на меня и влюбился с первого взгляда, ведь в древних легендах всегда бывает именно так. Ясно, что теперь он не находит покоя и мечтает просить у отца моей руки. Кстати, во время вечерней трапезы я нарочно не стану смотреть в его сторону, чтобы немного его помучить. И поутру, когда приду выбирать украшения, тоже буду вести себя так, будто ничего не замечаю. Препятствия лишь усиливают любовь, разжигая ее от крохотной искорки до степного пожара. Но следует позаботиться, чтобы в мужчине теплилась надежда, иначе чувство может угаснуть… Не помню, кто мне об этом говорил, может, вообще никто… Я стану незаметно подглядывать, как этот несчастный умирает от любви. Это так же забавно как привязывать бечевой за лапки зеркального эстрамуса, всякий раз дергая за нее назад, когда тот уже пребывает в уверенности, что свободен.

— Но свободным людям не свойственно проявлять чувства по заказу, юная госпожа — послышался в ответ слабый шипящий голос.

— А его вообще никто не будет спрашивать! — топнула ножкой дочь мага. — Воспылает страстью, когда мне захочется и не разлюбит, пока не прикажу. Но вообще не буду я ему этого приказывать, пусть мучается вечно!

Служанка-ящерица в ответ лишь сокрушенно покачала головой почти человеческим жестом и на всякий случай спрятала под лавку длинный хвост, покрытый крупными серо-зелеными чешуйками. Ах, если бы это взбалмошное создание, поток неразумных речей которого похоже неиссякаем, не было любимой дочерью Хозяина…

* * *

Король Конан, вошел в малый тронный зал, где приказал собраться первым лицам государства. Киммериец был хмур и озабочен. Таким его давно уже не видели. Чаще всего повелитель Аквилонии чурался рутины государственного управления, предпочитая пустым разговорам реальные дела.

Северянин уселся, положив руки на резные подлокотники трона, и некоторое время оставался неподвижным подобно статуе Исполина Льдов, восседающего в своих нордхеймских чертогах. Придворные, глядя на своего короля, в ужасе терялись в догадках, какая напасть готова обрушиться на их головы в самое ближайшее время.

— Землям Пограничья пользующимся нашей защитой и покровительством, брошен вызов, — наконец мрачно заявил Конан, пристально оглядывая свиту. — Кто-то злонамеренно похитил целый караван, следовавший в Бритунию. Клянусь Кромом, если никак не ответить на это неслыханное оскорбление, то все вокруг будут считать, что держава наша ослабла, и не может защитить тех, кто считает себя в безопасности под ее мощным крылом! А посему я желаю, чтобы сотворивший это получил по. заслугам, но, прежде всего я жажду услышать имя виновного, дерзнувшего сотворить такое. Для этого злодея нужно разыскать и изобличить. Кто из вас готов взять на себя эту нелегкую, но почетную миссию?

Среди придворных прошел шепоток, но вперед никто не вышел.

— Значит ли это, — продолжил Конан мрачным и торжественным голосом, — что обида, нанесенная дружественному государству, сойдет негодяям с рук? Что ж, если аквилонские дворяне не желают отрываться от мягких подушек и объятий наложниц, то их король сам отправится в поход, чтобы восстановить справедливость! Я все сказал!

Облегченный вздох был ему ответом: мало кто из изнеженных аквилонских нобилей был готов пару седмиц трястись в жестком седле только для того, чтобы расследовать исчезновение какого-то безвестного каравана.

— Владыка Тарантии прав, да благословит Митра его судьбу. Честь Аквилонии требует, чтобы любое, даже самое мелкое злодеяние не оставалось безнаказанным, — выступил вперед сенешаль, — Слава Великому Конану, справедливому и мудрому королю!

Его последние слова были заглушены ревом труб герольдов и бряцанием обнаженных мечей дворцовой стражи. От воздушной волны пламя факелов на стенах заколебалось.

— Слава Аквилонии! — варвар ударил кулаком по своей мощной груди, — клянусь Солнцеликим, — я найду виновного и накажу по справедливости. Выступаем завтра утром. Эскорт небольшой: дюжина гвардейцев из Серебряного Отряда. Вряд ли дело стоит того, чтобы снаряжать целую армию…

* * *

Ранним утром следующего дня небольшой отряд, под предводительством Конана из Киммерии, отправился в путь.

* * *

До столицы Пограничных земель они добрались без особых приключений, встреча с королем Эрхардом также не была отмечена никакими особенными событиями. Старый друг был очень рад увидеть своего царственного собрата и после вечерней трапезы, властители решили размять кости и прогуляться по улицам Вольфгарда.

Оставив гвардейцев развлекаться во дворце, Конан с Эрхардом сели на коней и, в сопровождении свиты из семи воинов, посетили рынок, потом заглянули в недавно построенный храм Владыки Света. К концу прогулки аквилонский владыка уже откровенно начал скучать. Неспешное передвижение по мощеным улицам города было не для него. Стоило покидать Тараитию только для того чтобы вот так, подобно пожилым жрецам Асуры, еле плестись по закоулкам Вольфгарда.

Копыта коней размеренно тдокали но камням мостовой, как вдруг варвар прислушался и слегка приподнялся в седле.

— Музыка, Кром! Я слышу музыку. И Нергал меня забери, если это не звуки рамбутов, которыми в придорожных тавернах услаждают слух усталых путников.

— Твой слух тебя не подводит, Конан, — усмехнулся Эрхард, — за поворотом есть хорошее местечко, куда я был не прочь заглянуть в былые годы.

Конан натянул поводья.

— Пожалуй я не прочь бы был отведать доброго унганского вина, которым, как утверждают, славятся твои края, Эрхард!

— А еще хвалят жаркое из оленины, — широко улыбнулся в ответ король и хлопнул северянина по мощной спине, — годы не берут тебя Конан, видно, что сидеть на троне тебе нравится куда меньше, нежели отплясывать с девками, пить вино и махать мечом.

В ответ Конан расхохотался, обнажив крепкие зубы.

— Ты знаешь, чем угодить своему гостю, король!

Они уже поворачивали на улицу, в конце которой располагалась таверна, как вдруг лошадь первого всадника заржала и шарахнулась в сторону. Прямо под ноги ей выскочил какой-то темный комок. Забряцали мечи, но Конан поднял вверх руку, успокаивая гвардейцев.

Прищурившись он разглядел прямо под копытами лошадей, небольшого волчонка со спутавшейся шерстью. В пасти его что-то белело, похожее на свиток. Волчонок разжал зубы и аккуратно положил свою ношу на мостовую, а потом облизнулся и сел, посмотрев варвару прямо в глаза. Спешившись, Конан нагнулся и поднял свернутый в рулон пергамент, на котором болталась зеленая восковая печать с изображением птицы-ворчуна, сидящей на алтаре. Развернув письмо, киммериец прочитал вслух:

«Маг Гристиан сочтет за честь присоединиться к Конану королю Аквилонии и оказать помощь в его поисках».

Киммериец внимательно посмотрел на юного оборотня.

— Передай своему хозяину, что я ценю его заботу, но воины Крома не нуждаются в советах колдунов!

— Знаешь, Конан, я бы не стал чураться помощи одного из сильнейших магов Гипербореи, — крякнул Эрхард, — и уж тем более ссориться с ним.

— Гристиан — это не гиперборейское имя, — нахмурился киммериец и повернулся к владыке Пограничных земель, — впрочем, какая разница, как зовут этого слугу Духи. Что ж, ты здесь хозяин и долг гостя не спорить с добрыми советами. Если Огненноликому угодно, чтобы король Аквилонии принимал помощь северных чернокнижников, значит так тому и быть!

— Ты не пожалеешь о своем решении, король! — раздался голос слева от Конана, — с помощью магического искусства я сумею узнать — куда делся караван.

От неожиданности рука Конана дернулась к мечу, но остановилась на полпути.

Гвардейцы обнажили мечи. Вспыхнули факелы. Сумерки па мгновение сгустились и приобрели очертания человеческой фигуры. Затеплился неяркий зеленый свет и перед киммерийцем появился худощавый бритоголовый мужчина с колючим взглядом.

Пришелец был одет в темный хитон, отороченный рысьим мехом. По ткани его одеяния в отблесках огня струились угловатые знаки гиперборейских октограмм. Крепкие пальцы незнакомца сжимали посох из красного аргосского дуба, навершие которого было украшено шаром с изображением Руки Лухи — Владычицы Похиолы.

Гвардейцы Эрхарда медленно обступили мага, но тот, казалось, не замечал ни круга острых мечей, не чувствовал жара факелов, — он смотрел в глаза варвару.

Их взгляды скрестились, но киммериец не отвел глаз. И лишь отметил про себя, что этот маг не походит на тех некромантов, чья черная кровь не единожды стекала по лезвию его меча. И, как знать, может быть капризная судьба не зря послала им такого спутника…

— Ты едешь с нами маг! — наконец сказал Конан и, раздвинув стену из гвардейцев, зашагал в сторону таверны.

* * *

Файонарана увлекала своего гостя вглубь цветущего сада. Сначала Миэлин пришел в восторг при виде куртин, пестреющих всевозможными цветами, кустов, ветви которых были не видны за одуряюще пахнущими лепестками, свисающих с деревьев лиан, увешанных капельками темно-красной ароматной смолы. Но скоро восторг его сменился неподдельным ужасом.

Стоило молодому человеку наклониться, чтобы получше рассмотреть растущий на мягком изумрудном мху цветок, формой напоминающий оранжево-желтую бабочку, как тот, подпрыгнув на внезапно удлинившемся стебле, вцепился в его ухо крохотными, но необычайно острыми зубками. Отпрыгнув подальше от хищного растения, купец почти наступил на куст мохнатых бело-зеленых цветов, на вид совершенно безобидных. Но, стоило к ним нечаянно прикоснуться, как изящные лепестки намертво приклеились к одежде, стремясь добраться до тела. Лиана, покрытая крохотными клейкими листочками, опустилась ему на плечи и стала обвиваться вокруг тела гостя из Пограничья, как будто пробуя его на прочность.

— Ты им нравишься! — залилась беззаботным смехом дочь колдуна. — Они только с виду такие ласковые, а на самом деле это хищники, которые обожают лакомиться человечиной. Отец отобрал этот сад у колдуна Сайлемуса, которого победил в магическом поединке. Этот несчастный жил на острове посреди океана в каком-то ином пространстве? А чтобы кормить растения, он приманивал к своему острову проплывающие мимо корабли. Когда те разбивались в щепки о рифы, люди добирались вплавь до острова, где их уже ждали вот эти крошки… Но в нашей пустыне нет моря и людей тоже мало, разве что иногда забредают купеческие караваны. Но тебе не грозит их участь, ведь я решила, что тебе уготована честь стать моим возлюбленным…

— Прости, госпожа — произнес Миэлин после того, как не менее четверти колокола вяло рассматривал лиану, которая старательно силилась обвиться вокруг его талии. — Вряд ли я достоин такой чести. И сомневаюсь, что твой уважаемый отец оценит такой выбор…

— Отец не станет препятствовать моим желаниям — глубокомысленно заявила очаровательная хозяйка сада, усевшись на резную скамью под дерево и болтая ногами. — Тебе здесь понравится, вот увидишь. Будем вместе развлекаться с этими плотоядными цветами, и играть с ящерами. А теперь я хочу, чтобы ты меня поцеловал! Словно на миниатюре в шемском манускрипте.

Непутевая дочь мага кинулась к нему в объятия и потрясенный Миэлин, не ожидавший такого напора, не устоял на ногах и шлепнулся на землю. Длинные синеватые травинки, цветом напоминающие нити офирских мастериц, живо отпрянули в стороны и купец из Пограничья остался лежать на жесткой земле. Над ним, подбоченясь, стояла Файонарана и заливалась смехом. Купец, проклиная свою судьбу, поднялся на ноги и выпалил:

— Я не собираюсь ни жениться на тебе, госпожа, ни становиться твоим возлюбленным. Я не ручная ящерица и к тому же меня в Вольфгарде ждет невеста. В ближайшее время, если Митра будет милостив, я, вместе с моими провожатыми, навсегда покину угодья твоего отца. Не держи на меня зла, дочь чародея, но мое сердце принадлежит другой!

— А она… красивая? — растерянно спросила девушка, — красивее меня?

— Несомненно! — в сердцах ответил купец, пытаясь отодрать от себя один особенно настырный цветок, который ухитрился прокусить ткань на рукаве и намертво присосался к телу, причиняя жжение. — И, что особенно важно, умнее! К тому же, ей достает вкуса не обвешиваться побрякушками как водонос в Заморе и не мазать лицо подобно шаману Похиолы!

— Ах, так! — воскликнула отвергнутая девица. — Значит, я для тебя недостаточно красива и достаточно глупа! Что ж, ты сам выбрал свою судьбу! Если я тебе не гожусь, то и твоей девке тебя не видать. Не хочешь жениться на мне — отправляйся к рабирийским гулям. Думаю, что их поцелуи доставят тебе больше удовольствия!

Она пропела что-то непонятное, начав почти басом и постепенно повышая голос, который превратился в царапающий уши пронзительный визг. Миэлин хотел было возразить и уже открыл рот, как внезапно вокруг молодого человека сгустилась тьма, голова закружилась, а в ушах раздался звон, будто кто-то разом привел в движение множество колокольчиков.

Когда, наконец, все стихло, купец из Пограничья открыл глаза и тут же в ужасе закрыл их снова. Не было ни назойливой девицы, ни сада с плотоядными растениями. Всюду, куда ни посмотри, виделись горы, покрытые лесом.

И он был совершенно один.

* * *

Они ехали всего пару колоколов, когда Гристиан спешился и сделал знак всем остальным остановиться.

Местность вокруг ничем не отличалась от той, которую они имели возможность видеть с того момента, как за ними захлопнулись городские ворота. Утоптанная высохшая земля, на которой отпечатались глубокие следы от колес повозок и копыт, оставшиеся еще с ранней весны, когда дорога была настоящим подобием непролазного болота, в котором согласно учению офирского жреца Альвиндо, будут вечно барахтаться после смерти те, кто не нашел в себе силы сопротивляться превратностям судьбы…

Ничего примечательного не было ни в виднеющихся за деревьями бревенчатых строениях, ни в лесной чаще. Было непонятно: что могло насторожить гиперборейца.

Чародей некоторое время бродил по обочине, словно слепец или человек, который никак не может отыскать потерявшийся предмет. Кони фыркали и нетерпеливо перетаптывались, но Копан и его стража никак не проявляли нетерпения. Наконец маг остановился посреди дороги и, покачивая бритой головой, принялся чертить посохом на земле неровные круги и волнистые линии.

— Дальше они и не поехали — бормотал он себе иод нос — да, хорошая работа, такое количество народа и на таком расстоянии… Нет, не такая уж хорошая… хотя… ясно, вот в чем тут дело, клянусь вратами Халоги.

— Может быть, ты поведаешь нам, гипербореец, что так заинтересовало тебя в придорожной пыли? — не выдержал Конан.

— Сейчас, сейчас, — отмахнулся чародей, который в этот момент походил на человека внезапно разбуженного посреди ночи. — Вот на этом месте — он снова провел своим посохом черту поперек дороги — была поставлена магическая ловушка.

— Ловушка, на купеческий караван? — расхохотался черноволосый Евдис, опытный боец, на чьем теле было немало шрамов от пиктских стрел, — какому безумному чернокнижнику могло придти такое в голову? Очнись, старик, если ты хороший маг, то знаешь сколько сил нужно потратить вашему брату, чтобы учинить такое… Да и кому под силу, рога Нергала, утянуть с дороги несколько повозок запряженных лошадьми и всадников сопровождения?

Гвардейцы дружно расхохотались.

Конан нахмурился.

— Мой боец говорит дело, маг. Может на пустошах Сигтоны это возможно. Ведь там сильны чары Белой Руки, но здесь, в Пограничье нет магов которые способны на такое. А если бы были, то я первый позаботился бы о том, чтобы они не могли навредить добрым людям.

Гипербореец усмехнулся.

— А кто сказал, король, что ловушка ставилась на караван? Та схема, которая здесь была установлена, именуется Квадратом Сиптаха. У квадрата четыре угла, а это значит, что любой, кто хотя бы в состоянии пересчитать пальцы на собственной руке, поймет что ловушка была нацелена на четверых. Из чего следует, что четверо тех, кто рысил впереди, были перенесены туда, куда было угодно ловцу.

— Тогда где же остальные?

— Остальные испытали на себе действие закона равновесия и противодействия, верного для всех подлунных явлений. Они были отброшены на расстояние, зависящее от того, насколько велика была их разница в весе с попавшими в магическую ловушку. Если к тому же принять во внимание действие закона обратного воздействия и вспомнить, насколько был к нам повернут лик ночного светила…

— Короче, маг, — перебил его Конан, — говори короче, если хочешь, чтобы мы сохранили добрые отношения. Я хорошо знаю язык стали и огня, но у меня сводит скулы, когда я слышу такую трескотню!

— Для этого нужно время, киммериец. Раньше наступления нового рассвета я вряд ли еще что-то узнаю.

— Хорошо. Быть посему. Но ты можешь изобличить злодея? Назвать нам имя чернокнижника, дерзнувшего бросить вызов двум могущественным владыкам Хайбории?

Гристиан молча вынул из дорожной сумы небольшой шар из горного хрусталя. Размахнувшись, чародей швырнул его прямо на дорогу, так как делают это дети, когда ради забавы пытаются как можно точнее закатить круглые камни внутрь нарисованных на земле фигур. Но то, что последовало за этим, отнюдь не напоминало детскую игру.

Внутри прозрачного шара возникло нечто, напоминающее крохотное облако, затем шар внезапно почернел и мгновением спустя разлетелся на множество крохотных осколков.

В воздухе вспыхнули огненные письмена. Вспыхнули и тотчас погасли.

Гристиан наморщил лоб.

— Его имя — Яхмос! Это стигийский колдун, служитель Змееголового Сета. Как гласит предание, его владенья находятся в нескольких полетах стрелы от Небтху, города Бога-Шакала. Это плохая новость, король. Яхмос — могущественный некромант, которому подвластно самое черное колдовство. Боюсь, моего магического искусства недостанет, чтобы противостоять его чарам.

— Но ты попробуй, колдун, — встряхнул гривой черных волос Конан, — не зря же владыка Орхард говорил, что ты сильнейший маг по ту сторону Иглофийских гор. Сейчас мы разобьем лагерь, разведем костер, выпьем доброго вина и Iджарим олений бок, а утром ты сообщишь нам что-нибудь новенькое…

* * *

На следующее утро гиперборейский маг, который выглядел свежим и бодрым, словно он не провел бессонную ночь, поведал собравшимся:

— Тот, кто интересует тебя более всего, Конан, и его трое охранников находятся во владениях Яхмоса. Местность, где стоит его замок, называют Долиной Смерти.

— Он жив?

— Пока жив. Более того, с ним обращаются как с желанным гостем но, тем не менее, ему грозит опасность. Что же касается остальных, то они отброшены в пределы Асгарда. Насколько я могу судить, у них осталась некоторое количество товара, а именно золотые украшения, которые помогли им добиться расположения северян. Этих я могу вернуть без труда. Для этого мне понадобится несколько помощников и…

— А как выручить тех, кто оказался во владениях стигийца? — перебил его Конан. Ты сказал — они в опасности. Пока мы доберемся до Небтху, лишь богам известно, что может произойти.

— Я не могу вернуть их назад или явиться за ними сам. Это было бы равносильно объявлению вызову на магический поединок, а подобное может принести вред не только нам, но и поколебать колдовскую ткань бытия. Все что я могу сделать — перенести туда равное число смертных: тебя, король Конан, и трех твоих воинов. Дальнейшее зависит от вас. Там, где не поможет грубая сила, может пригодиться хитроумие и изворотливый ум.

— По мне, так грубая сила куда надежнее, — буркнул Конан и повернулся к гвардейцам. Евдис, Арген, Каврат, вы пойдете со мной! Не забудьте захватить арбалеты, веревки и факелы. Еще нам понадобятся пресные лепешки и вода. Кром Всемогущий — воды берите побольше, мы отправляемся в теплое местечко.

* * *

Когда приготовления были завершены, Конан и три его гвардейца предстали перед колдуном.

Гристиан пристально посмотрел на них, как будто хотел лучше запомнить их лица, перед расставанием, потом резким движением выбросил руку вперед и рассыпал над стоявшими горсть серебристого порошка. Когда улеглась метель, подобная тем, которые неистовствуют зимой в горах Северной Киммерии, путешественники увидели вокруг совсем не ту местность, которую созерцали несколько мгновений назад.

Они стояли посреди бесконечной равнины, усеянной камнями. Некоторые из них напоминали колонны рухнувшего храма, очертания других были до странности похожи на человеческие силуэты, были и такие, при одном взгляде на которые в душе путешественников поднимались волны отвращения.

Пару колоколов они двигались под палящим солнцем, уверенные, что силуэт, мерцающий в мареве у окоема — не что иное, как замок властителя здешних мест. Но то, что они приняли за обитель Яхмоса, оказалось всего лишь скалой, которая по причуде местных ветров и песчаных бурь приобрела очертания строения.

Солнце начало клониться к закату и путешественники расположились на отдых там, где сочли себя в наибольшей безопасности. Это была ровная площадка, покрытая клочками сухой травы, посреди которой лежал большой плоский камень. Когда они подошли ближе, то увидели на его гладкой поверхности две круглые дырочки. Все это выглядело так, как будто какой-то неведомый великан ненароком потерял пуговицу от своего платья.

Киммериец рассудил, что этот камень вполне подойдет на роль стола для вечерней трапезы и воины, разложив на гладкой поверхности свои нехитрые припасы, воздали должное богам, принеся в жертву кусок лепешки и семь капель воды.

Наскоро перекусив, воины стали устраиваться на ночь. Евдис и Каврат расположились рядом с камнем, рассчитывая слегка удлинить свой утренний сон в его тени. Конан, напротив, отошел поодаль, рассудив, что камни слишком правильных форм не валяются беспричинно на песке и во владениях Черного Сета не место для безрассудства.

Окружив место ночлега жесткой веревкой, чтобы уберечься от ядовитых гадов, киммериец положил рядом с собой обнаженный меч, скороговоркой испросил милости у Митры (чего никогда не делал в Аквилонии), отвернулся и захрапел.

Через пару колоколов, Арген, улыбчивый черноволосый уроженец Гандерланда, которому первому выпал жребий охранять покой спящих, вдруг заметил, что из дырочек камня-пуговицы начали подниматься легкие струйки дыма. Охваченный страхом, он попытался разбудить своих товарищей, чтобы предупредить их о неведомой опасности, как вдруг тело отказалось повиноваться и он упал близ коварного камня, не в силах даже пошевелить языком, чтобы предупредить товарищей.

На этом спасательная экспедиция могла бы и закончиться, если бы не звериное чутье Копана, которое уже не раз выручало его из беды.

Услышав звук падающего тела, варвар мгновенно открыл глаза и попытался вскочить на ноги. Но это ему не удалось.

Поняв, что сейчас обнаженный меч ему вряд ли поможет, северянин попытался хотя бы поднять голову, непонятно отчего ставшую тяжелой, как если бы он в течение многих дней воздавал должное крепким винам. Через пару десятков ударов сердца ему удалось слегка оторвать голо-с трудом оглядеться вокруг. Неподалеку он увидел хрипевшего Аргена, который конвульсивно дергался, не в силах подняться. Евдис и Каврат, казалось, не просыпались, но дыхание их было слабым — было понятно, что оба воина находятся в глубоком забытьи.

Северянин напряг все мышцы тела и колоссальным усилием воли заставил себя встать на четвереньки, а затем и подняться на ноги. Его зоркие глаза, хорошо видевшие в темноте мгновенно узрели, что круглый камень источает белесый дымок, который стелился по песку, окутывая спящих подобно покрывалу.

Поняв, что их спасла лишь его привычка держаться подальше от непонятных предметов, Конан, не теряя времени схватил Евдиса и поволок его за бархан, куда дым еще не дополз. Потом, наполнив легкие ночным воздухом, варвар задержал дыхание и бросился за оставшимися.

Убедившись, что его спутники в относительной безопасности, Конан вернулся за сумками и оружием, а потом начал приводить в чувство своих воинов. Прошло немало времени, пока, наконец, они не заворочались и не открыли глаза.

Удостоверившись, что аквилонцы приходят в себя и его присутствие подле них пока не требуется, Конан, порывшись в сумке, извлек оттуда боевой ванахеймский молот, который прихватил с собой выросший на севере Каврат. Дым около камня стал потихоньку рассеиваться и варвар мог почти без опаски подойти к месту недавней остановки. Камень по-прежнему выглядел безобидно и ничем не напоминал колдовской предмет, едва не погубивший их жизни.

Конан помянул Крома, широко замахнулся и уже вознамерился опустить молот на поверхность камня, но тот, словно учуяв опасность, задрожал словно был живой, и принялся издавать неясные жалобные звуки.

На мгновение Конан отпрянул. Доселе ему не приходилось иметь дело с такими удивительными камнями.

Стоило ему замахнуться вторично, как за спиной киммерийца раздался голос:

— Не делай этого!

Стремительно развернувшись, Конан заметил неподалеку высокий темный силуэт. От него веяло угрозой, поэтому северянин поступил так, как ему подсказывал инстинкт уроженца Киммерии, — он метнул молот в темную фигуру. Изделие ванахеймских кузнецов пролетело сквозь стоявшего, не причинив тому никакого вреда и бухнулось сзади на песок, подняв тучу пыли.

Казалось, стоявший не придал случившемуся никакого значения. Отрицательно покачав головой, он протянул руку и варвар рухнул на песок, мгновенно погрузившись в сон.

* * *

Воинов разбудил запах жареного мяса. Они сели на песок и недоуменно огляделись по сторонам.

В первый момент гвардейцы не могли понять, как они оказались валяющимися посреди пустыни, хотя точно помнили, что ложились спать возле камня. Конан кратко описал им происшедшее, хотя и сам не был уверен, что его ночные приключения не более, чем греза, навеянная жарой и усталостью.

Но запах жареного мяса говорил об обратном. Никто из них не разводил костра, тем более, что и жарить то на нем был нечего. Путники взяли с собой лишь пресные лепешки и воду, не желая отягощать себя ненужными пожитками.

Значит кто-то находился неподалеку от них и этот кто-то позаботился о завтраке.

— Кром, этот аромат будоражит мое воображение, — прорычал Конан, — кто бы это ни был, надеюсь он не откажется от пары монет, чтобы накормить своей стряпней голодного короля Аквилонии и его подданных.

Перевалив за бархан, путники увидели странную картину. Камень исчез, а вместо него прямо посреди пустыни лежала циновка из речного тростника, которая была в ходу у стигийцев. На нее кто-то заботливо поставил громадное бронзовое блюдо с жареным мясом, нарезанным крупными ломтями, чаши со сладкими плодами пальмы и свежими лепешками. Прямо посредине возвышался глиняный кувшин, явно для того, чтобы можно было запить обильное угощение. Но самое удивительное было не это — у самого края циновки прямо на песке белела стрела, выложенная из светлых камней.

Воины вопросительно посмотрели на Конана. Тот махнул рукой, разрешая отведать яства. Вряд ли неизвестный колдун решил умертвить их, отравив вино и пищу. Если бы в его планы это входило, то куда проще было бы расправиться с чужаками во время сна. Впрочем, существо, способное простым взмахом руки сбить с ног мускулистого северного варвара, явно не нуждалось и в этом…

Насытившись, воины собрали свой скарб, проверили оружие и отправились в том направлении, куда указывала белая стрела.

* * *

Прошагав расстояние равное пяти полетам стрелы, путники заметили вдалеке очертания колоссального строения, сложенного из темного камня.

Когда они подошли поближе, то остановились в изумлении: вблизи мрачная цитадель напоминала небольшую гору, по прихоти Сета, спрятанную в сердце стигийской земли. Трудно было понять, как посреди песка неизвестным зодчим удалось воздвигнуть столь внушительное сооружение. Каким образом были доставлены сюда огромные каменные блоки, и сколько нужно было рабов, чтобы сложить из них стену.

— Колдовство, — сплюнул Евдис и проверил: хорошо ли выходит меч из ножен, — клянусь Митрой, эти камни никогда не знали прикосновения рук человека.

— Это так, — согласился Конан и встряхнул гривой черных волос, — но мы пришли сюда с миром. По крайней мере, до тех пор, пока кто-то не захочет проверить остроту моего клинка. Будьте начеку, но сами не лезьте в драку. Мы пришли сюда чтобы вызволить наших подданных, а не для того, чтобы сложить головы в самом сердце вражеского края.

При их приближении ворота распахнулись и им навстречу вышли слуги в черных хитонах. При виде них варвар чуть было не забыл о собственных предостережениях, и рука его сама потянулась к мечу.

Неведомый хозяин замка держал у себя в услужении полуящеров-ситов. Несколько зим назад в оном из своих самых опасных приключений киммерийцу уже приходилось сталкиваться с этими тварями, и тогда их встреча была отнюдь не дружеской. Однако сейчас удивительные существа были абсолютно бесстрастны и лишь жестами показали, что приглашают путников пройти внутрь.

Похоже, хозяин замка питал особенное пристрастие к матовому черному камню. Пока варвар и его спутники поднимались по лестнице, Конан не утерпел и провел рукой по поверхности стены.

На ощупь она оказалась теплой и мягкой, словно плоть. Из похожего материала были выложены и коридоры, освещаемые узкими окнами, больше похожими на щели, им же оказалась отделана зала, где путешественников ожидал хозяин замка.

Конан и его спутники вошли в огромное помещение. Звуки их шагов гулко отдавались в тишине. Вдалеке варвар заметил трон темного дерева, напоминающего пирамиду из костей. На нем сидел высокий худой старик. Северянин чувствовал, что сам воздух вокруг непонятного старика полон чужой недоброй магии, которая клубится вокруг него подобно тяжелому удушливому дыму нал костром, в котором еле тлеют сырые дрова.

Конан сделал несколько шагов по направлению к трону. Гвардейцы шли чуть поодаль, держа руки на рукоятях мечей и настороженно озираюсь по сторонам. Их раздувавшиеся ноздри и Снаряженные жилы па лбу говорили о том, что они начеку и готовы отдать жизнь, чтобы защитить своего короля.

Старик коснулся лба, что в северной Стигии означало приветствие.

— Рад приветствовать в своих владениях короля Конана, — произнес он скрипучим голосом, похожим на звук, который издает при порыве ветра незапертая дверь заброшенного дома. — Чему обязан столь высокой чести?

Конан ответил на приветствие по киммерийскому обычаю: он ударил себя в грудь кулаком и слегка наклонил голову.

Гвардейцы подняли вверх мечи, приветствуя хозяина замка.

— Я пришел за своими подданными, которых обманом завлекли сюда и удерживают против их воли, — сказал он смотря прямо в глаза чародею.

— С каких это пор Пограничье стало частью Аквилонии? — усмехнулся Яхмос. — И потом, Миэлин из Вольфгарда и его охранники — гости в моих владениях и покинут их, когда на то будет их воля. Удостоверься в этом, Конан из Киммерии, если у тебя достанет мужества заглянуть в Темное Стекло Сета.

Варвар кивнул, и в то же мгновение откуда-то из темноты медленно выплыло треугольное кварцевое зеркало в жутковатой раме из странной шевелящейся бахромы и застыло в воздухе перед невозмутимым киммерийцем.

Чародей начертал в воздухе спираль, возвращающуюся к своему началу. Зеркало слабо засветилось и вместо своего отражения Конан и его спутники увидели пышный сад с яркими цветами. Но вместо любимого племянника Эвисанды, посреди лужайки рыдала и топала ногами девушка, напоминавшая своими нарядами язычок пламени.

* * *

Миэлин не имел ни малейшего представления, где оказался. Слова мстительной красавицы стерлись из его сознания и теперь он с недоумением озирался вокруг.

Освежив в памяти рассказы старых воинов, которым случалось попадать в переделки и похуже, купец из Пограничья запретил себе предаваться унынию и попытался собраться с мыслями.

Через пару терций он уже окончательно пришел в себя и начал думать, что все складывалось не так то уж и плохо. По крайней мере, теперь он был избавлен от натиска любвеобильной красавицы и угрозы стать родственником стигийского колдуна. Было непонятно, как будет обстоять дело с его товаром, но Миэлин вознес молитву Митре, прося Огнеликого защитить свое имущество. Колдун проявлял интерес к смоле, а его дочка к золотым побрякушкам. Как знать, может если Митра будет милостив, то колдун окажется человеком чести и расплатится сполна с его спутниками.

Миэлин проверил: все ли его вещи на месте и не потерялось ли что-нибудь во время очередного магического переноса. Так: пояс с золотыми монетами при нем, тяжелый гандерландский нож — тоже. Не слишком богатый скарб, но на первое время хватит!

Купец внимательно огляделся — похоже своенравная девица забросила его не в Жилище Лухи или джунгли Кхитая. Пейзаж вокруг несколько напоминал его родные земли, но крайней мере ничего не заставляло предполагать, что он находится где-нибудь на задворках Хайбории.

Внезапно в памяти молодого человека вспыхнули последние слова Файонараны и его прошиб холодный пот.

«…отправляйся к рабирийским гулям…»

Значит эти скалы вокруг — Рабирийская гряда? Проклятое место, разделяющее Аргос и Зингару и своим южным концом почти упирающееся в Мессантию. Да, чтобы вернуться обратно в Пограничье ему понадобится немало времени, если к тому времени он вообще не отправится на Серые Равнины.

«…к рабирийским гулям».

Миэлин стал вспоминать, что он слышал об этих тварях. Болтали, что земли гулей располагались где-то неподалеку от устья реки Хорот. Большинство рассказчиков сходилось на том, что гули — голые серокожие твари, которые слегка напоминали людей.

Но, в отличие от последних, гули передвигались на четвереньках, однако быстро бегать им мешали огромные когти. Некоторые утверждали, что у гулей черные языки, но на этот счет не было единого мнения. А вот то, что твари имели круглые головы с остроконечными ушами и свиные пятаки, вместо носов — в этом разночтений не было. Во всяком случае, Миэлин утешил себя мыслью, что повстречай он эти создания — скорее всего он узнает их по такому описанию.

Но как выглядят гули не так уж и важно. Куда важнее придумать, как им помешать поживиться незадачливым купцом из Пограничья.

Миэлин решил, что, по меньшей мере, до заката находится в безопасности. Солнечный свет губителен для такого рода созданий, а с приближением темноты он должен успеть подыскать себе безопасное убежище.

Вдруг прямо над его головой что-то просвистело. Молодой человек инстинктивно пригнулся и увидел, как неподалеку от него длинноухого пушистого зверька к земле пригвоздила стрела. Осторожно выпрямившись, невольный путешественник заметил вдалеке человека с луком, которой поднял руку в приветственном жесте.

Миэлин повторил жест и как мог. постарался дать понять местному жителю, что не питает враждебных намерений, а желал бы поговорить.

Мужчина, одетый в темную одежду, сшитую из звериных шкурок платье, двинулся ему навстречу, изящно перепрыгивая с камня на камень. Его движения не затрудняли даже охотничий лук и тушки дичи на поясе.

Незнакомец оказался невысоким — на голову ниже Миэлина, который и сам не мог похвастаться ростом. Житель Пограничья обратил внимание на бледное лицо и светлые широко расставленные глаза незнакомца.

Попытки заговорить с лучником на языке Пограничья, туранском и аквилонском ни к чему не привели. Наконец мужчина сам обратился к нему на одном из офирских диалектов:

— Ты заблудился?

— Да — оживился Миэлин — я оказался здесь случайно. Я не знаю эти места. Где я нахожусь?

Незнакомец сдержанно улыбнулся.

— Отсюда недалеко до реки Хорот. А по ней можно переправиться в Аргос. А если двигаться на закат, то меньше чем через седмицу можно прибыть в Зингару.

— Значит это все-таки…

— …Рабирийские горы и с заходом солнца здесь будет небезопасно. Но долг каждого честного человека помогать одиноким путникам. Меня зовут Ганн и я приглашаю тебя под свой кров. Это недалеко.

Страх с наступлением темноты оказаться один на один с ужасными гулями оказался настолько силен, что Миэлин без лишних сомнений последовал за невысоким охотником.

Они спустились по склону, поросшему густым лесом, затем поднялись на невысокий пологий холм и наконец, в небольшой лощине, житель Пограничья увидел бревенчатую хижину, окна которой были так узки, что скорее напоминали бойницы. Миэлин лишний раз напомнил себе, что жизнь в здешних местах отнюдь не проста.

Они попали как раз к ужину. Семейство, собравшееся за столом, оказалось довольно многочисленным. Ганн, как представился хозяин дома, его жена, три сына и две дочери. Все они, так же как и глава семейства, были невысокого роста, изящного сложения и, что особенно удивило гостя, по их щекам была разлита такая же ужасающая бледность, как и у хозяина. Нежданного гостя приняли очень радушно, можно было подумать, что общество незнакомца, появившегося из ниоткуда, особо никого не поразило.

За ужином завязалась беседа. Хозяева, обрадовавшись появлению нового человека, непременно хотели вызнать, что творится в мире за склонами Рабирийских гор. Купец как мог удовлетворил их Любопытство. Когда же наконец жаркое поспело и его стали раскладывать по глиняным тарелкам, то в неясных отсветах пламени очага Миэлину на мгновение показалось, что мясо плохо прожарено и сочится кровью. Но тут девушки отвлекли его внимание расспросами о короле Конане и обычаях, тарантийского двора, и молодой человек забыл об увиденном.

Через пару поворотов клепсидры вконец измученный купец наконец оказался в крохотной комнате под самой крышей, на постели, застеленной простым домотканым полотном.

Миэлин вознес хвалу Солнцеликому за то, что он не обделил его своей милостью и приготовился ко сну. Но многолетняя привычка постоянно, держаться начеку, заставила его подняться, подойти к двери и просунуть в скобы двери ножку грубой скамейки.

Так будет спокойнее, успел подумать он, засыпая.

* * *

— Ты должен вернуть его назад, колдун! — прорычал Конан. — Вернуть в целости и сохранности! Тогда, быть может, я забуду о том, что ты оскорбил моих подданных, перенеся их в сердце Стигии, как стадо овец. И еще я забуду, что ты опрометчиво нарушил магическое равновесие и смогу сдержать ответный удар северных магов, которых ты очень огорчил своим безрассудным поступком! И, наконец, я не буду спрашивать тебя: почему ты хотел отравить нас ядовитым дымом из камня и кто сегодня ночью обманом погрузил меня в сон, испугавшись честного боя!

— Эти камни охраняют мои границы от непрошенных гостей, — усмехнулся Яхмос. — В конце концов я не приглашал вас к себе и то, что я оказал вам гостеприимство как раз говорит о моем расположении к вам и уважении к аквилонской державе. Но я не хочу ссориться с тобой, король, непобедимый воитель и искусный охотник за ценностями, — вымолвил, наконец, чародей. — Клянусь Сетом — я сделаю все, чтобы вернуть твоего подданного назад!

— Всех моих подданных, — уточнил Конан.

— Всех, всех, — отмахнулся колдун. Те три воина, которые сейчас пьют вино в гостевых покоях, могут хоть сейчас отправляться с тобой. Дай мне время, киммериец. Я должен подготовиться к сложному ритуалу — ведь ты понимаешь отыскать человеческое существо на огромных просторах Хайбории ничуть не легче, чем песчинку в пустыне Шема. Пока я буду пытаться исправить результат сумасбродства собственной дочери, ты сполна Сможешь насладиться ее обществам и прогулкой в наших чудесных садах.

Он хлопнул в ладоши.

— Файонарана!

При этих словах прямо посреди зала из воздуха сгустилась заплаканная юная особа в ярких одеждах. Несмотря на печаль в глазах и общую растерянность, она не смогла скрыть интереса при виде статного черноволосого киммерийца и его гвардейцев.

— Кто эти люди, отец?

— Это моя дочь Файонарана, — торжественно сказал маг не обращая внимания на вопрос девушки. — А это король Аквилонии Конан и его воины: Авген, Евдис, Каврат.

Конан поднял бровь. Он не припоминал, чтобы произносил вслух имена своих людей. Воистину чернокнижник знал больше, чем хотел показать.

— Ты должна развеять скуку наших гостей, — строго сказал Яхмос, — покажи им наш замок, свои висячие сады, а когда они сполна насладятся лицезрением этих чудес, прикажи накрыть стол и предложи доблестным воинам самые изысканные вина и яства.

Конан с интересом посмотрел на дочку колдуна, отметив про себя, что девица недурна и вполне могла бы послужить украшением женской половины Лурда. Внезапно он спохватился и метнул взгляд на Яхмоса — кто знает, не умеет ли колдун читать чужие мысли.

Но чародей был бесстрастен и варвар успокоился.

Дочь стигийского некроманта тоже не осталась равнодушной к мускулистому, покрытому шрамами, воину. Воспоминания о купце из Пограничья в тот же миг исчезли из ее памяти.

Когда воины и Файонарана удалились, некромант Яхмос закрыл глаза и мысленно воззвал к своему Темному Покровителю.

* * *

Девушка болтала без умолку. Казалось, что она не закрывает рот ни на мгновение. Авген, Евдис, Каврат давно уже морщились от этой трескотни, но киммериец вел себя так, как будто в своей жизни он не слышал ничего прекраснее.

— Тебе нравятся наши сады, северный король? Вот эти лилии светятся в темноте, а вон те зеленые кувшинки могут ловить мелких птичек. Впрочем, такие скучные создания не смогут поразить воображение такого знаменитого воина, как Конан из Киммерии. А, верно говорят, что ты голыми руками задушил гигантского морского кракена, зажарил его на костре и съел даже без приправ?

— Не совсем так — усмехнулся варвар. — На самом деле я позвал друзей и угостил их на славy. B одиночку мне было бы трудновато справиться с таким огромным куском жаркого, тем более без приправ.

На круглой полянке, выложенной мозаикой из разноцветных камней и золотыми плитками, девушка остановилась и посмотрела прямо в глаза Конану:

— Если ты и твои спутники устали, то мы можем приступить к трапезе.

Гвардейцы одобрительно закивали, но Конан не привык терять время даром.

— Мы очень ценим ваше гостеприимство, Файонарана. Твое и твоего отца. Но мы здесь лишь для того, чтобы вернуть назад наших людей. Твой отец обещал провести ритуал и отыскать купца. Быть может уже наступило время, когда он сможет переместить его обратно или хотя бы скажет нам — где его искать.

— Где его искать могла бы сказать вам и я, — захихикала девушка, — но делать этого не буду. Мне так скучно, а если вы узнаете, где сейчас этот глупый хайбориец, то тотчас же отправитесь на его поиски.

Конан заскрежетал зубами. Будь они в Аквилонии, уж он не пожалел бы парочки крепких оплеух, чтобы вразумить эту несносную девицу. Но здесь он вынужден был сдерживать свой гнев. Вряд ли колдун остался бы безучастным к тому, что какой-то киммерийский варвар взялся воспитывать его единственное дитя. Тем более, без помощи слов.

— Ты бы очень помогла нам, Файонарана, если бы рассказала — куда перенесла купца Миэлина. Но если ты упорствуешь, то может быть твой отец уже достиг успеха и по нашему возвращению в тронный зал порадует нас добрыми вестями?

— Ну нет! — хихикнула в кулачок девушка. — Исправить одному магу действо, произведенное другим, не так то просто. А кроме того, аколит Сета не может совершать магические действия не получая за это платы. Иначе Темный Властелин лишит его колдовской силы, поэтому тебе и твоим друзьям еще потребуется выполнить то, о чем попросит вас мой отец!

— Но ведь ты закинула купца в какую-то глушь совершенно бесплатно? Кто тебя отблагодарил за это действо?

— Ты плохо знаешь структуру магии, варвар. Кто знает, чем мне будут обязаны те, кто получит его себе на ужин!

— На ужин? — зарычал Конан.

— Ну, может быть на завтрак, — поджала губы юная колдунья.

— Думаю, что ты лжешь, женщина! Просто ты сделала нечто, чего не можешь? исправить. Но признаться в этом тебе мешает твоя гордыня, вот ты и рассуждаешь о разных там законах мадии. Признайся честно: купец чем-то раздосадовал тебя, и ты проделала то, о чем теперь сожалеешь? Так?

— Я., но он меня ужасно оскорбил… он не захотел…

— Не захотел по достоинству оценить такую красавицу, — усмехнулся Конан. — Что ж, парень слишком молод, к тому же Митра поскупился, когда отмерял ему разум. Ты и впрямь хороша собой. И, как можно убедиться, к тому же умна, а значит должна понимать, что этот глупец не стоит твоего гнева и уже изрядно наказан. Не пора ли вернуть его назад?

— Я вспылила и заклинание вышло чересчур сильным, — покраснела девушка, поэтому я не смогу вернуть его, даже если очень захочу. Но если этот несчастный окажется на вершине Горы-Купола, до того, как на нее упадет последний луч солнца, то он вернется сюда сам. Хотя, что это я говорю — он ведь не знает, что должен это сделать… А может быть, король, не стоит тревожиться из-за этого невежи? В конце концов, что такое какой-то купец для могущественной Аквилонии? Взамен его отец подарит тебе две сотни отборных рабов из Черных Королевств!

— Боюсь такой обмен не придется по душе Эвисанде, — проворчал Конан. Он схватил девушку за руку.

— Послушай, красотка, а ты сможешь отправить туда же меня и моих спутников? Мы отыщем купца, а потом вместе поднимемся на Гору-Купол и вернемся.

— Я не смогу — смутилась дочь стигийского некроманта, — перемещать больше одного человека под силу только очень могущественным магам.

Варвар вспомнил слова Гристиана. Похоже, девица не лгала.

— Хорошо, тогда одного меня, — нашелся варвар. — Эти люди, — он кивнул в сторону стоявших поодаль гвардейцев, — пока погостят у вас. Отведешь их к тем, кто прибыл с Миэлином, и пока их король отсутствует, эти бездельники славно скоротают время за игрой в кости и вином.

— Хорошо, — наморщила носик Файонарана, — пожалуй я смогу это сделать. Но при одном условии…

— Каком? — насторожился варвар. С этими стигийскими чернокнижниками нужно быть настороже — никогда не знаешь чего от них ожидать.

— В одном старинном манускрипте я видела миниатюру, изображающую возлюбленных, — смутилась девушка, — и с тех пор мне очень хочется познать: что такое сладость поцелуя. Поцелуй меня, варвар, и я выполню твою просьбу!

Конан крякнул и бросил быстрый взгляд в сторону гвардейцев. Те сделали вид, что ничего. слышали.

Киммериец ощутил легкие угрызения совести. Одно дело — брать то, что само падает тебе в руки, и совсем другое дело — кружить голову ребенку, который не ведает, что творит? Но и возвращаться к Эвисанде, не выполнив обещанного он тоже не мог… Но если ждать, пока Яхмос сможет распутать магический узел своей ненаглядной дочери, да еще потом выполнять поручения чернокнижника — спасать будет уже некого.

— Ладно, — махнул рукой Конан. — Но учти, что поцелуй будет одним-единственным!

— Конечно, конечно, — лукаво улыбнулась девушка, и ресницы ее затрепетали.

* * *

— Становись сюда, на черную плиту.

Конан осторожно наступил на возвышенность в центре огромного гулкого зала, туда, куда указывала юная колдунья, и еще раз проверил снаряжение.

Меч. Боевой молот. Гандерландский нож. Баклажка с водой. Лук с запасом стрел через плечо. Кремень и трут из распушенной веревки..

— Ты, Конан, будто собираешься на войну! — не удержавшись съязвил Евдис, раздосадованный тем, что он вынужден остаться в замке вместо того, чтобы размять кости в поисках незадачливого купца.

Гвардейцы, стоявшие чуть поодаль фыркнули.

— Хороший воин не тот, кто машет мечом направо-налево, а тот, кто готов к любым сюрпризам, — отрезал Конан. — Ты, Евдис, остаешься за старшего. Отвечаешь головой за гвардейцев и спутников купца. Если через три дня не вернусь, то… Да ты сам знаешь, что тогда нужно делать!

— Не беспокойся, мой король — сверкнул глазами воин, выразительно поглаживая рукоять меча, — мы сумеем сполна рассчитаться с некромантом за его гостеприимство.

— Не отвлекайся, — надула губки дочь чародея, — очень важно хорошенько запомнить все, что я тебе сейчас скажу. — После того, как я произнесу заклинание, ты почувствуешь сильное движения эфира вокруг себя. Лучше держи глаза закрытыми, чтобы сохранить зрение. Когда ощутишь, что стоишь на твердом, то отсчитай пять десятков ударов сердца и можешь открывать глаза. Ты должен будешь оказаться неподалеку от вершины Горы-Купола в Рабирийских горах. Запомни это место, киммериец, потому что именно туда ты должен вернуться вместе с купцом. И сделать это надлежит до того момента, когда на нее упадет последний луч солнца на исходе вторых суток. У тебя есть вечер, ночь и следующий день, мой воин. Но если ты не найдешь этого глупца, то прошу тебя — не медли, а приходи один. Если ты не вернешься, то сердце мое будет разбито, — голос девушки предательски задрожал.

— Ох, не надо было тебя целовать, — пробурчал варвар, — совсем рехнулась девка в этом царстве змеепоклонников. Ладно, принесите обильную жертву Солнцеликому, воины, и попросите его даровать нам милость.

— А ты попроси Крома, чтобы он спас тебя от всех напастей, — неожиданно горячо произнесла девушка.

— Крома? — хохотнул варвар. — Нет, дитя мое, Кром суровый бог. Он дарует мужчине право родиться, пару крепких рук и храбрость. Все остальное воин должен добыть сам. Больше он не интересует северного бога!

Девушка начала медленно раскачиваться и бормотать заклинания.

Последнее, что успел почувствовать Конан — был порыв ледяного ветра, непонятно откуда взявшийся в этом царстве зноя.

* * *

Когда шум в ушах наконец стих, а разноцветная метель перед глазами перестала кружиться, киммериец пожал плечами, а потом несколько раз мотнул головой, стряхивая морок. Кром, вот так голова не гудела с того времени, когда он па спор осушил двадцать больших кувшинов золотистого аргосского вина.

Вспомнив наставления юной ведьмы, Конан отсчитал нужное число ударов сердца и открыл, глаза. Вокруг, насколько хватало глаз, простирались зубчатые горные пики, с нанизанными на них облаками.

Варвар понял, что дочь Яхмоса не просчиталась — он стоял на. вершине высокого холма, поросшего остролистым колючим кустарником. Прямо перед ним виднелась гора и в самом деле напоминавшая купол храма Митры в Танасуле. Сходство было тем более полным, что на вершине этой растрескавшейся каменной полусферы не росло ни единого деревца. Даже сам воздух здесь был совершенно другим — удивительно чистый и свежий, напоенный ароматами трав. Однако он попал сюда не для того, чтобы любоваться местными красотами. И северянин поправил лук на плечах и начал спускаться вниз.

Если купец попал сюда тем же путем, то он должен быть где-то поблизости. Вряд ли неопытный горожанин из Пограничья, сумеет быстро отыскать нужное направление, чтобы достичь обитаемых земель. Кроме того, ночью в Рабирийских горах передвигаться невозможно — одинокого путника караулят плотоядные гули, поэтому купец должен был позаботиться о ночлеге. Не свил же он гнездо и не выкопал нору. Вернее предположить, что он пустился на поиски очага и крова — должны же здесь где-то быть люди.

В молодости Конану приходилось встречать гулей. Однажды, когда он еще плавал с Белит на «Тигрице» ему довелось побывать в разрушенном стигийском городе Птейоне, населенным демонами. Там ему пришлось сражаться с кошмарными серокожими тварями, которых Фалко называл гулями. Но это было за много лиг отсюда, пожалуй, ближе к Небтху из которого он прибыл, нежели к тому, где он сейчас находился.

Конан наморщил лоб. Про рабирийских гулей ему тоже приходилось слышать. Говорили, что они то ли потомки древнего народа, жившего еще до Начала Времен, то ли падшие асиры, поклонившиеся Темному Властелину и в наказание за это лишившиеся человеческого облика. Вроде бы, в отличие от нежити, избравшей местом своего обитания самые необжитые области Стигии и Иранистана, местные твари могут почти без вреда для себя выходить на солнечный свет, и умеют отращивать крылья и парить в воздухе, выискивая очередную жертву… Впрочем, сведения о тех, кто в незапамятные времена поселился в Рабирийских горах, были отрывочны. Ибо мало кто из путников смог вернуться обратно, чтобы поделиться впечатлениями…

Сам он сталкивался с этими созданиями только раз — много зим тому назад. Тогда в небольшом заморийском городке судьба свела его с девушкой-гулем Рингой, которая потом пала от руки немедийских заговорщиков.

Варвар сделал рукой солнечный знак и погладил рукоять меча. Кром, в этих местах стоило держаться начеку.

* * *

После всех злоключений выпавших на его долю, ночь в этом уютном доме показалась Миэлину из Вольфгарда величайшим из наслаждений. Под утро, когда сон стал менее глубоким, он внезапно почувствовал жажду и решил спуститься вниз — поискать вина или воды. Будить радушных хозяев не хотелось, поэтому купец старался передвигаться как можно тише, чтобы под ногой не скрипнула ни одна половица.

Осторожно спустившись по лестнице вниз, Миэлин услышал негромкие голоса. Несколько человек разговаривали, сидя у почти потухшего очага.

— Хорошо, теперь у нас есть свежая пища.

— Тише, тише, наш гость может услышать!

— Не тревожься, этот человек спит как убитый.

— Мне не терпится узнать, какова на вкус его кровь.

— Тебе всегда недоставало терпения, дитя мое. Чужак никуда от нас не денется…

Холодный пот прошиб Миэлина. Его былые страхи начали обретать реальность. Неужели его добрые хозяева вступили в сговор с рабирийскими гулями и призвали их в свой дом? Или гули настолько хозяйничают в этих местах, что жители, в обмен на собственную жизнь даже готовы поступиться законами гостеприимства и налечь на себя гнев Солнцеликого?

Затаив дыхание, молодой человек подошел к полуоткрытой двери и осторожно заглянул в щель. Прямо на полу, рядом с очагом сидел один из сыновей Ганна, а сам глава семейства мешал кочергой в очаге, вороша мерцающие угли. Вдруг лунный луч проник в окно и осветил собеседников.

Купец едва сумел сдержать крик, при виде их острых клыков, белеющих в полумраке.

* * *

— Кто ты, незнакомец? — раздался голос совсем рядом.

Конан мгновенно обернулся. Кром, как же он не услышал шагов…

Неподалеку стояла старуха и безо всякого смущения или опаски, рассматривала варвара своими странными желтоватыми глазами.

— Я Конан, король Аквилонии, — коротко ответил северянин. — А скажи-ка, не случалось ли тебе встретить здесь заблудившегося путника? Чужака?

— Сама не видела, но может быть соседям что-то известно, — ответила старуха — Я пошлю к ним внука, а пока предлагаю тебе отдохнуть с дороги в моей хижине.

Копан подумал, что времени рассиживаться нет, но лучше подождать, пока старуха порасспрашивает своих соседей, чем без толку прочесывать окрестности. Тем более, если поблизости деревня, то купец явно направился туда.

— Хорошо, добрая женщина, — кивнул варвар, — я согласен. Но у меня мало времени, поэтому прошу тебя побыстрее разузнать: не встреча ли кто-нибудь чужеземца. Вы живете в уединенном краю, поэтому каждый пришелец здесь должен быть на виду.

— Не беспокойся, король Конан — произнесла женщина, — это не займет много времени…

Вторую часть фразы женщина произнесла мысленно и, если киммериец смог бы каким-то образом услышать эти слова, они бы вряд ли ему поправились.

* * *

Миэлин почувствовал, как его прошиб холодный пот, несмотря на то, что в доме было довольно прохладно. В это мгновение молодому человеку показалось, что сердце его готово выскочить из груди, а его стук разносится по всему дому. Бежать. Как можно скорее бежать отсюда!

Но то ли пол предательски скрипнул под его ногами, то ли кошмарные создания сами почуяли его присутствие, но разговор внезапно прервался.

Хозяева разом повернулись в его сторону. Охваченный ужасом молодой человек в несколько прыжков преодолел расстояние до лестницы на второй этаж и взлетел по ней с прытью, повергшей в изумление его самого. Что ж, до рассвета он найдет приют в своей комнате, а потом отыщет способ покинуть этот ужасный дом. Но слабый шум, донесшийся из-за двери, убедил его в том, что пытаться укрыться именно здесь, было бы верхом неблагоразумия.

В отчаянии он огляделся по сторонам, моля Солнцеликого показать ему путь к спасению. Вдруг в глубине коридора возник какой-то неясный силуэт. Это оказалась Тина, младшая дочь хозяина дома, которая за ужином все время расспрашивала о кружевах и вышивках, которыми украшают нынче свои платья благородные дамы при тарантийском дворе. Загадочно улыбаясь, девушка поманила его к себе. Миэлин на мгновение замешкался, но в следующее мгновение сомнения разрешились сами собой.

Непостижимым образом Тина оказалась рядом с ним, так близко, что он чувствовал на себе ее дыхание, а тонкие руки с бледной почти прозрачной кожей сомкнулись на его шее. На мгновение купцу показалось, что опасности нет и девица просто решила заполучить на свое ложе заезжего гостя, но в этот самый момент что-то острое царапнуло шею.

Он дернул головой как лошадь, которая отгоняет назойливых насекомых. Но существо, которое еще недавно представлялось ему очаровательной девушкой, и не подумало оставить свои притязания. Ротик с пухлыми губками слегка приоткрылся, и Миэлин с ужасом увидел острые клыки. Глаза девушки, намного крупнее, чем у обычного человека, теперь не выглядели полными воспетой бродячими поэтами и музыкантами романтической печали; теперь они горели желтым огнем как у дарфарской пантеры, подбирающейся к добыче. Миэлин напряг все силы, чтобы освободиться из смертоносных объятий, но тонкие девичьи руки держали его не хуже стального капкана.

Купец шаг за шагом отступал назад, чтобы хоть ненамного отдалить то, что казалось таким неотвратимым. Но тут нога его вместо ровного пола ощутила под собой пустоту. Покачнувшись, молодой человек рухнул и покатился вниз по лестнице, увлекая за собой вцепившуюся в него любительницу чужой крови. По дороге они врезались во что-то мягкое, покатившееся вместе с ними, сыпля проклятиями на непонятном Миэлину языке. Оказавшись на первом этаже, они сбили еще кого-то из кошмарной семейки; судя по голосу, самого Ганна.

Воспользовавшись тем, что внимание любезных хозяев было слишком поглощено выяснением, что произошло и кто именно все испортил, лишив всех остальных удовольствия, Миэлин на четвереньках пробрался в ближайшую комнату, надеясь выбраться наружу через окно. Воспользовавшись тем, что выяснения отношений в семействе гулей было отнюдь не самым мирным, странник с большим трудом, протиснулся через узенькое оконце.

Снаружи уже светало. Золотая колесница Митры вот-вот должно было подняться из-за горизонта и в неверном утреннем свете Мартин увидел покрытый стелющимся по земле кустарником склон, уходивший круто вниз. Молодой человек никогда не отличался любовью ко всяким опасным трюкам, даже в детстве ему не доставляло удовольствия лазить по деревьям как большинству мальчишек Пограничья. Но сейчас у него не было ни времени, ни возможности предаваться страху.

Он выпрыгнул и покатился по склону, стараясь не расцарапать лицо острыми шипами и колючками. Едва остановившись, он вскочил па ноги и устремился прочь от этого ужасного места. Некоторое время спустя он решил, что убежал достаточно далеко и преследователи потеряли его из виду.

Но вскоре он понял, что недооценил гулей. Твари совершенно не собирались смириться с тем, что непонятно как попавшая им в руки добыча, в самый последний момент ускользнула. Нелюди двигались почти бесшумно, подобно бесплотным теням и если бы не солнечный луч, отразившийся от пряжки на поясе одного из сыновей Ганна, Миэлин так бы их и не заметил.

Он стремительно сбежал еще вниз по склону, а потом взобрался но почти отвесной скале. Преследователи не отставали. Наконец, вдалеке он увидел нескольких мужчин и женщин, собиравших хворост в редком лесочке.

Собрав все силы, молодой человек устремился к ним.

— Умоляю вас, ради Митры, спасите меня! За мной гонятся гули!

— Сюда, незнакомец, — произнесла одна из женщин, поднимая голову. — У нас ты будешь в безопасности, как дитя на руках у матери.

Купец в ужасе замер на месте, увидев ее бледное лицо; большие широко расставленные глаза, похожие на две горящие плошки и клыки, напоминающие иголки для починки упряжи.

Она сделала знак рукой и двое молодых мужчин, стали с двух сторон приближаться к незадачливому путешественнику, рассчитывая взять его в кольцо. Миэлин в отчаянии обернулся и увидел своих преследователей, поднимающихся по склону.

Две группы нелюдей встали друг напротив друга, скаля клыки и гортанно рыча.

— Оставьте его, он наш! Он сам к нам пришел! — наконец произнес Ганн.

— Он убежал от тебя, — возразила ему женщина, бросив вязанку хвороста на землю, — он попросил защиты и теперь принадлежит нам.

— Прочь с дороги, я хочу забрать свою добычу!

— Попробуй!

В полном отчаянии Миэлин поворачивал голову то в одну, то в другую сторону, потеряв всякую надежду на спасение.

* * *

— А что было дальше? — дернул за рукав Арчибальда младший из внуков.

— Дальше? Ах, да, дальше… Разумеется, я не был свидетелем тех событий, а по крупицам собрал сведения о них из рассказов самого Конана и тех, кому посчастливилось быть его слушателями. Ведь король не всегда пребывает в настроении повествовать о своих великих подвигах.

— Так как же он поступил? — вмешался другой внук.

— Его величество Конан, да продлит Солнцеликий зимы его жизни, моментально понял, с кем столкнулся по воле провидения. Но, тем не менее, он не стал нарушать законы гостеприимства и последовал в хижину старухи. И как только за ним захлопнулась дверь, пожилая женщина, утратив благопристойный вид, набросилась на своего гостя.

— Он справился с ней одним движением руки, правда? — перебила рассказчика юная особа.

— Именно так! Не успел он оторвать от себя это отвратительное создание, как отворилась дверь, и на пороге возникло множество гулей. Все они алчно взирали на пришельца подобно тому, как бродячие псы смотрят на товар, разложенный в мясной лавке. Целая толпа кровожадных тварей пыталась добраться до него, проникнув в дом через окна, печную трубу и даже через подпол. Но все это не вызывало ни малейшего замешательства у того, кто привык один на один встречаться с самыми ужасными монстрами Хайбории. Схватив за шиворот шипящее и пытающееся дотянуться до него острыми, как немедийские кинжалы когтями создание, он швырнул его в тех, кто готов был ворваться в дом через дверь. После этого могучий северянин схватил тяжелую скамью и обратил в бегство тех, кто силился подобраться сзади. Множество ужасных созданий нападали па пего со всех сторон, но разве могли они сравниться с Конаном из Киммерии? Вскоре хижина, которая чуть не стала для него смертельной ловушкой, обратилась в груду развалин. Гули, которые полагали, что количество послужит им преимуществом, разбежались подобно мелким рыбешкам при появлении рыбы-капкана. Оставшись в одиночестве, его величество отправился на поиски тех, кто мог бы поведать ему о судьбе молодого купца из Пограничья. Он никогда не забывал о тех, кто нуждался в его заботе и покровительстве. Подобное благородство должно жить не только в сердце короля…

* * *

Вскоре Конан услышал шум и отправившись туда, откуда он раздавался, через несколько терций, увидел того, кто послужил причиной его появления в Рабирийских горах.

Родственник госпожа Эвисанды стоял посреди небольшой поляны, беспомощно озираясь по сторонам. Гули продолжали переругиваться из-за своей добычи.

Крики постепенно сливались в многоголосый шум. Еще немного — и перебранка переросла бы в настоящее сражение. Внезапно рядом с дрожащим от страха чужаком выросла мощная фигура.

— С какой стати вы делите то, что вам не принадлежит? — раздался голос, от которого в страхе вздрогнули окрестные горы, а с ближайшего склона скатилось несколько- камней.

Природный ум и варварская хитрость подсказали киммерийцу, что удачнее всего будет появиться перед толпой кровожадных созданий таким образом, чтобы солнце оказалось у него за спиной.

Хитрость удалась: черный силуэт, обрамленный ослепительно-яркими лучами дневного светила, поверг гулей в смятение. Не сам ли это Нергал, чей покой они потревожили, поднялся из глубин преисподней.

Не давая нелюдям опомниться, северянин энергично встряхнул совершенно растерявшегося купца и толкнул его вперед.

— Беги! Иначе, клянусь мечом Крома, тебе может не поздоровиться! Беги, а я задержу этих тварей!

Но подгибающиеся от страха и пережитых волнений ноги плохо служили Миэлину из Пограничья. И тогда Конан, крякнув от досады, схватил его, словно куль с мукой и, перекинув через плечо, бросился прочь.

Пробежав полполета стрелы, варвар приостановился. Его грудь вздымалась, как кузнечные меха.

— Мало кто из королей носит своих подданный на руках, — проворчал варвар и встряхнул свою ношу, — эй, купец, я понимаю, что тебе нравится ездить на мне, но, рога Зандры, будет неплохо, если ты все-таки слезешь и попробуешь передвигаться сам!

Миэлин медленно соскользнул на землю, поморщился, стукнувшись локтем о камень, и неуверенно встал на ноги.

— Кто, ты? — пролепетал он, — испуганно глядя на своего спасителя, — и почему ты говоришь о подданных и королях?

Конан хмыкнул.

— Ты не поверишь, но я и есть король Конан. Думаю, что ты слышал обо мне. А здесь я только потому, что женщина по имени Эвисанда, просила за тебя. Но, Кром, если бы она хотя бы словом обмолвилась о том, что мне придется таскать тебя на руках, спасаясь от толпы разъяренных рабирийских гулей, то я бы еще крепко поразмыслил!

Сзади послышался треск — преследователи настигали беглецов.

— Вот упрямые твари, — покачал головой Конан, — никак не угомонятся.

Он вынул из-за спины лук. Согнул, накинул тетиву. Положил стрелу.

Щелк. Раздался звук спущенной тетивы и первый выскочивший на поляну гуль с воем покатился по земле.

— Слегка промазал, — поморщился Конан, — целил в горло, а попал в грудь.

Щелк. Щелк. Щелк.

Конан послал сразу три стрелы.

— Говорят, что боссонские лучники могут стрелять с такой скоростью, что когда первая стрела поражает цель, вторая в это время висит в воздухе, а третья уже покидает тетиву. Мне никогда не удавалось это проделать, — вздохнул северянин, наблюдая, как три кровожадных создания с треском рухнули в кусты, — хотя, может быть когда-нибудь мне и доведется овладеть этой премудростью? Как думаешь, купец?

Миэлин стоял, как завороженный, открыв рот. Широко раскрыв глаза он с восхищением смотрел, как мускулистый черноволосый гигант, скорее похожий на наемника, чем на короля, с небрежной меткостью поражает стрелами врагов.

— Ну вот, — удовлетворенно, сказал Конан, опуская лук и снимая тетиву, — несколько терций мы выиграли. Сейчас твари затаились, но скоро они сообразят, что не стоит лезть напролом, и попытаются напасть на нас одновременно с разных сторон. Но за это время, если Солнцеликий вспомнит о нас, мы уже будем далеко отсюда.

Варвар сощурил синие глаза и осмотрелся по сторонам.

Нам туда, махнул он рукой и Миэлин, вздохнув, поплелся за своим спасителем.

* * *

Хотя колесница Митры уже почти подошла к кромке окоема, преследователи не думали отставать. После недавнего побоища они не осмеливались нападать открыто, но надеялись взять путников измором. Кроме того, ночью преимущество явно было бы на их стороне.

Между тем Конан стал сомневаться: правильно ли он выбрал направление. Похоже они все-таки сбились с пути, после гонки по Рабирийским горам, когда им пришлось петлять, чтобы сбить с толку преследователей. Северянин тщетно пытался вспомнить, в какой стороне он оставил спасительную Гору-купол, но каменная полусфера упорно отказывалась появиться перед его взором.

— Пламя Зандры, где же эта проклятая гора? — прорычал он, утирая пот со лба.

Миэлин участливо посмотрел на воина.

— О какой горе ты говоришь, мой король? — спросил он, — я думал, что мы ищем твой отряд с которым ты прибыл в эти края.

— Отряд, — усмехнулся Конан, — если бы я добирался сюда с отрядом, то, боюсь ты бы уже не смог порадоваться подмоге.

— Почему?

— Да потому что эти твари уже успели бы высосать тебя досуха, а пустую шкуру набить соломой и поставить отгонять птиц, — рявкнул варвар. — Хватит болтать. Лучше залезь вон на то дерево и расскажи мне о том, что увидишь.

Миэлин с сомнением посмотрел на толстые сучья ели.

— Может ты поторопишься, — нахмурился северянин, — или ты надеешься, что твой король станет лазать по веткам, словно древесная куница?

Купец покраснел и, схватившись руками за толстый сук, попытался подтянуться.

— Живее, я сказал! — рявкнул Конан, и, сграбастав незадачливого торговца за шиворот, одним движением закинул его на ветку. — Поспеши, если не хочешь познакомиться поближе со своими бледнорожими друзьями.

Конан успел вынуть точильный камень и хорошенько подправить меч, который затупился после схватки в хижине старухи, когда сверху раздался голос.

— Тут кругом вершины.

— Хорошо сказано, — проворчал Конан, — мы в Рабирийских горах, приятель, если ты этого до сих пор не заметил.

— Слева гора, похожая на седло с высокой лукой, — продолжал купец, — чуть правее пик, напоминающий остроконечный колпак туранских…

Довольно, — рявкнул Конана и стукнул кулаком по стволу. Посыпалась сухая хвоя. — Нет ли горы, похожей на купол храма Митры в Танасуле?

— Я никогда не был в Таиасуле, — ответил Миэлин, — так я продолжу. Дальше идет гора, которая формой напоминает ухо заморийского виверна.

— Кром, ты посылаешь мне испытания, — простонал Конан. Эй, купец, всмотрись получше, нет ли там горы, похожей на половинку шара?

— А, так ты ищешь гору, напоминающую опрокинутый котел? — оживился голос сверху, — так бы сразу и сказал. Да, есть такая. Если посмотреть на солнце и мысленно отсчитать от него два локтя вправо, то она будет как раз там. А для чего она нам? Там что: можно спрятаться от гулей?

— Если мы успеем попасть на ее вершину до захода солнца, — прорычал в ответ Конан, — тогда наше пребывание в этом негостеприимном месте сильно сократится. Спускайся быстрее, пока я не начал трясти ствол, чтобы тебе помочь!

Вдалеке послышался торжествующий вой гулей.

Конан поморщился.

Если твари опять затеют схватку, то они рискуют не успеть к сроку. Варвар прикинул — сколько времени им потребуется, чтобы оказаться у подножия горы, а потом посмотрел на небо. Если им удастся избежать битвы, то есть шанс успеть. По крайней мере, попытаться стоит.

Сверху раздался шум, посыпались поломанные ветки, и под ноги варвара шлепнулся купец из Пограничья, который почти у самой земли потерял равновесие и все-таки сорвался вниз.

— Может стоило сказать прекрасной Эвисанде, что ее племянника найти не удалось, — поскреб в затылке варвар, — Кром, иногда я начинаю думать, что лучше не иметь родственников.

* * *

Эти хрупкие на вид создания двигались удивительно быстро и Конан понял, что их слишком много и одним добрым мечом тут не обойдешься. На купца же рассчитывать нечего — он не воин — это ясно! Конан пожал плечами и повертел головой по сторонам. Внимание варвара привлек большой замшелый валун, который как нельзя лучше подходил для того, чтобы несколько охладить пыл любителей свежатинки. Кроме того, тропа по которой они взбирались наверх была узкой и свалившийся валун мог перегородить ее и тем самым ненадолго задержать гулей. Конан обхватил камень, его огромные мышцы напряглись, но валун почти не дрогнул.

— Эй, купец, — крикнул киммериец, — помоги-ка мне столкнуть вниз вот эту штуку.

Миэлин опасливо подошел и вздернул брови:

— Ты полагаешь, что нам вдвоем будет под силу совладать с этой громадой?

— Еще одно слово и я сброшу вниз тебя! — рявкнул Конан, — думаю, что это несколько развлечет наших рабирийских друзей. В конце концов, Пограничье ничего не потеряет, если лишится одного безмозглого торговца!

Миэлин обиженно надул щеки:

— Ну, если ты думаешь, что так будет лучше…

Он подошел к Конану и схватился за камень.

Конан искоса наблюдал за ним.

— Ты толкаешь валун или держишься за него?

— Толкаю, толкаю, — запыхтел купец, поднатужившись.

Киммериец удовлетворенно заметил как вздулись жилы на бледном лбу юноши и тоже удвоил усилия. Через пару терций камень зашатался как гнилой зуб.

Варвар дождался, пока гули выйдут на узкую тропу, и издал боевой клич киммерийцев.

Гули ответили ему истошным воем.

Варвар толкнул плечом валун и тот с гулким грохотом, сшибая кору со стволов и с треском подминая под себя кустарник, ринулся вниз. Через несколько мгновений, оттуда послышался визг и вопли. Преследователи брызнули во все стороны.

— Пожалуй, наш подарок пришелся этим тварям по душе! — хмыкнул варвар. — Эй, купец, прибавь ходу, а то мы не успеем к сроку!

Миэлин зачарованно наблюдал, как камень, докатившись почти до конца склона, застрял между двумя толстыми стволами, чудом выдержавшими удар такой силы, и намертво перегородил тропинку…

— Что, приятно хоть раз в жизни увидеть результат собственной работы? — расхохотался варвар, — да, уж — это тебе не в лавке честных хайборийцев дурить, подсовывая им лежалый товар.

— Мой товар очень хорош, — насупился Миэлин, — а караваны…

Договорить он не успел, потому что от оплеухи варвара покатился кубарем по склону.

— Ну почему эти торгаши никогда не понимают человеческого языка? — вздохнул киммериец.

* * *

Им оставалось до вершины каких-нибудь десять десятков шагов, как вдруг прямо перед ними что-то рухнуло на тропинку, подняв тучу пыли и мелкого щебня. Купец охнул и сел, а варвар мгновенно встал в боевую стойку и выхватил.

Но меч не понадобился, потому что варвар узнал дочь чародея, которая стояла на четвереньках и ошалело вертела головой.

— Что, захотелось подышать горным воздухом? — прищурился варвар. — Кром, ну почему ты посылаешь мне такие бессмысленные создания? Эй, девица, вставай! Вставай, а то гули не посмотрят, что ты дочь великого чародея! Уверяю тебя, что кровь на вкус у всех одинаковая. Хотя, кто знает, может эти твари и впрямь способны почувствовать разницу…

Файонарана, которая наконец начала приходить в себя, ухитрилась подняться с четверенек, села и попыталась отряхивать парчовое платье.

Ее многочисленные монисты и ожерелья зазвенели. Миэлин подошел и протянул руку.

— Вставай!

Та непонимающе посмотрела на него, а потом встретилась взглядом с варваром и съежилась.

— Ты слышишь, что говорит тебе твой воздыхатель? Вставай! — рявкнул Конан. — Это первые разумные слова, которые я услышал от него! Вставай, а то, рога Нергала, всем нам придется несладко!

Видя, что Файонарана медлит киммериец подошел к ней и рывком закинул к себе на плечо. Дочь мага, висящая вниз головой подобно охотничьей добыче, заверещала и принялась громко возмущаться, колотя варвара по спине крохотными кулачками.

— Сегодня неудачный день, — вздохнул варвар, — мне все время приходится носить кого-то на руках. Можно подумать, что Митра не дал этим лентяям собственных ног и не научил их ими двигать… Эй, женщина, лежи там тихо и прекрати меня щипать! Слышишь?

Дойдя до вершины, Конан взял девчонку за шиворот и не самым деликатным образом поставил на ноги.

— Что тебе здесь понадобилось? — прорычал он. — Ты что, не могла найти другого развлечения, кроме того, что вмешиваться в дела, которые тебе не по силам?

— Я хотела помочь, — захныкала Файонарана и слезы потекли по ее лицу, превращая в грязные разводы узоры, которыми оно было разрисовано.

— Ты хочешь сказать, что я, Конан из Киммерии, нуждаюсь в помощи женщины?! — сдвинул брови варвар.

— Я не хотела обидеть тебя, просто мне было очень одиноко, мой король, — всхлипнула стигийка, вытирая лицо подолом платья.

— Обидеть меня? — расхохотался Конан. — Дитя мое, все те, кто пытались обидеть меня уже давно гуляют по Серым Равнинам. Скажи лучше, что нужно делать, чтобы мы перенеслись обратно?

И, кстати, если ваш чешуйчатый Сет еще не окончательно забрал твой разум, то ты заметила, что нас теперь трое? Ты что-то говорила о том, что можешь переносить на расстояние только одного человека?

— Гора-Купол одно из магических мест Хайбории. И благодаря этому мое чародейство будет усилено. В крайнем случае, мой король, если волшебной мощи не будет хватать, мы с легкостью сможем оставить здесь этого смертного, — она дернула подбородком в сторону купца.

Конан задумчиво посмотрел на племянника Эвисанды и поскреб в затылке.

— Познакомившись с ним поближе, я начинаю думать, что в твоих словах много правды. Но было бы досадно совершить путешествие в Рабирийские горы и вернуться с пустыми руками. Поэтому ты уж постарайся, чтобы в Стигию вернулись все трое.

— Как скажешь, северянин!

— Что нам нужно делать?

— Ничего, — пожала плечами дочь мага. — Помнишь, что я говорила тебе в прошлый раз: закрой глаза и отдайся воле богов!

Киммериец уже открыл рот, чтобы высказать все, что он думает о чародеях и их детях, как вдруг в глазах у него потемнело, голова закружилась и, он почувствовал, как стремительно куда-то проваливается. В ушах раздался звон, будто кто-то разом привел в движение множество колокольчиков.

Через несколько мгновений он ощутил иод ногами вместо каменной поверхности мягкую землю, а вместо злобных воплей преследовавших их жутких созданий — щебетание птиц. Конан отсчитал нужное число ударов сердца и открыл глаза. Вокруг зеленел сад юной ведьмы. Варвар вздохнул и понял, что перемещение очередной раз завершилось удачно.

Рядом стоял Миэлин и с испугом глядел на ту, что играла его судьбой, забыв поинтересоваться его собственным мнением на этот счет. Не успел молодой человек подумать, что общество гулей не худшее, что может случиться с путником на дорогах Хайборийского мира, как юная особа в запылившемся и помятом наряде даже не удостоив его взглядом, радостно взвизгнула и повисла на шее у обескураженного варвара.

— Ты всех победил! И сровнял с землей Рабирийские горы? Ведь правда?

— Ну, зачем же с землей? — сдержанно ответил Конан, осторожно отрывая неразумное создание от шеи. — В горах водится много всяких зверей и птиц, где было бы неправильно лишать их приюта.

— А гули, отчего ты не перебил их всех до единого? Ты ведь всегда так поступаешь с врага я знаю!

— В этом не было никакой нужды, — произнес уже вконец растерянный киммериец, — я явился туда не воевать, а вернуть назад вот этого любителя пеших прогулок. Кроме того, я воин, а не мясник. Зачем убивать без нужды?

Файонарана обернулась, окинула взглядом поникшего купца и поморщилась.

— А все-таки следовало оставить его там. Посмотри на него: разве ради такого стоило рисковать жизнью? Хотя, раз уж так все получилось, я дарую ему свободу, и он может отправляться на все четыре стороны! А ты, мой король, ты ведь еще побудешь у нас?

Не успел Конан отрезать, что он не игрушка для стигийских чернокнижников, как внезапно Конан услышал голос Яхмоса так же ясно, как если бы некромант находился неподалеку.

— Прошу извинить мою дочь, она очень любит принимать гостей. Я вижу, тебе удалось вернуть твоего человека, король.

— Ты удивлен, маг? Заметь, я сделал это, не вступая в сделку с некромантами. Поэтому я ничем не обязан тебе, колдун!

— Не всем удается вернуться целыми и невредимыми из Рабирийских гор… Надеюсь, ты не откажешь нам с Файонараной в милости и погостишь у нас вместе со своими спутниками? Ведь в любой момент, как только ты пожелаешь, я смогу перенести вас обратно.

— Нет уж! — отрезал Конан, — пусть дорога из Стигии не близка и чревата опасностями, но по мне это куда лучше, чем летать по воздуху, повинуясь прихотям служителей Сета. Я предпочитаю спать на земле и заворачиваться в попону, подложив под голову меч, нежели еще раз испытывать терпение богов, отдаваясь во власть колдовских чар. Но я вынужден испытать твое гостеприимство и побыть в твоем дворце, колдун, ровно столько, сколько нужно для того, чтобы набраться сил, приготовиться к дальнему походу и наточить мечи.

— Ты получишь все, что захочешь король! Я не хочу, чтобы Конан Аквилонский мог в чем-то упрекнуть меня. Кто знает, может нам и предстоит встретиться с тобой в бою, варвар. Но если это и случится, то это будет в другой раз…

— Что ж, — усмехнулся киммериец, — тебе не откажешь в разумности слов и дел. Пусть стигийский маг и хайборийский воин, хоть раз в жизни уладят распри без лязга мечей и шипения колдовского зелья.

— Хоть я и не приглашал тебя, киммериец, знай, я рад, что боги свели нас на пути жизни.

— Это — так! Но не попадайся больше на моем пути, колдун! Твои речи разумны, твои деяния взвешены, но не хочу скрывать от тебя, что чаще всего мне приходилось говорить с чернокнижниками, когда между нами плясал клинок. Не по мне все эти колдовские штучки и дружбу с магами я не вожу…

— А как же Гристиан? Не с его ли помощью ты попал в мои владения?

— Твоя правда! — вздохнул варвар, — кто криво застегнул первую пуговицу, тому уж не застегнуться, как следует…

* * *

Возвращаться назад было решено самой короткой дорогой — через Шем и Коф, непременно посетив благословенную Ианту, а там оставалось всего-навсего пересечь Немедию с Полуденной до Полуночной ее стороны. В Шадизар, с которым у киммерийца было связано столько приятных воспоминаний, отчего-то никто, кроме Конана, заглянуть но дороге не пожелал.

Киммериец понимал, что им предстоит преодолеть почти половину хайборийского континента и это займет не одну луну. Но в конце концов, в Аквилонии ситуация спокойная и его долгое отсутствие не предвещает никаких неприятностей для судьбы державы.

Перебравшись через Стикс и проехав всего день, они с удивлением обнаружили, что попали на бескрайнюю равнину, поросшую жесткой сухой травой.

То тут, то там поднимались небольшие холмы, чем-то напоминающие горы, населенные гулями. И вокруг словно все вымерло: в блеклом как будто пересохшем небе не пролетело ни одной птицы, ни одной мелкой зверюшки не прошуршало в траве. Путешественники были здесь единственными живыми существами.

Ни в одной из известных Конану карт никакой равнины здесь не должно быть и тем не менее… После целого дня бесплодных попыток выбраться за ее пределы решено было остановиться на отдых. Вполне возможно, что наутро они увидят вместо этого навевающего тоску вида селение, возделанные поля и утоптанную дорогу, ведущую в один из городов-государств, которыми славится Шем.

Стемнело. Но тьма навалилась сразу — на этой странной равнине не было ни сумерек, ни постепенно сгущающегося мрака; как будто какой-то великан скрыл Колесницу Митры от людских глаз.

— Чувствую, что это прощальный подарок колдуна или попытка его дочурки вернуть нас назад, — пробурчал себе под нос Конан, вспомнив, как безутешно рыдала Файонарана, когда они уезжали.

Спать не хотелось; никто из путников не мог отделаться от ощущения, что где-то рядом притаилась неведомая опасность, только и выжидая, что люди погрузятся в ночной сон. Вдруг одна из лошадей с пронзительным ржанием унеслась прочь, за ней вскоре последовали и другие. Тщетно путешественники пытались угадать, что за враг подкрадывается к ним. В непроглядной тьме не было видно ничего напоминающего силуэт человека или зверя. Даже глаза варвара, которые могли видеть намного больше обычного человека, не смогли различить ничего необычного во мраке. Все та же бескрайняя равнина, те же колышущиеся под ветром жесткие стебли и стелящиеся по земле длинные листья травы, похожие на волосы Подземной Девы, которой случается, пугают непослушных детей жители гор, располагающихся между Заморой и Тураном…

Внезапно где-то вдалеке блеснул огонек, даже скорее крохотная еле заметная искорка. Огонек увеличился, рос прямо на глазах и всего за несколько мгновений превратился в целый костер. Теперь путешественники явственно ощущали запах горелой травы, слышали, как потрескивает огонь, пожирая пищу.

Костер вытянулся, приняв вид длинного огненного щупальца, которое потянулось к холму, на вершине которого люди устроились на ночной отдых. Полоса горящей травы раздвоилась подобно языку змеи, продолжая приближаться к ним, охватывая с обеих сторон…

* * *

— Ой, как страшно! — пискнула девочка, уткнувшись головой себе в коленки. Они же могли там сгореть, да?

— Без сомнения, опасность была велика, но нет такой опасности, которую не мог бы преодолеть король Конан и еще не родился тот, кто способен победить его в честном поединке или в состязании ума и хитрости…

— Ты это уже говорил, дедушка! — досадливо поморщился старший из внуков. — Расскажи лучше, что было дальше!

— Его величество со свойственным ему умом и прозорливостью смог в считанные мгновения найти единственно верный путь к спасению. Он обнажил меч и бесстрашно шагнул навстречу неведомому врагу…

— Ты что-то путаешь, — заметил маленький мальчик, который устроился на коленях бывшего управителя замка. — Разве можно таким образом справиться с пожаром? Это же огонь, при чем же здесь меч?

— Не следует забывать, — наставительно произнес Арчибальд — что его величество Конан Первый владеет необычным оружием. Этот меч был откован на Первородном Огне и дарован его величеству самим Кромом, так как ему было предначертано стать героем…

— Но в прошлый раз ты говорил, что этот меч был выкован из стали, созданной Древним Народом, жившим еще до Начала Времен и отдан ему умершим королем, который много зим сидел на троне, ожидая своего преемника.

— Просто ты вместо того, чтобы внимательно слушать, все время вертишься и все пропускаешь мимо ушей! — рассердился бывший управитель замка и склонился над своими записями, выискивая, где он прервал свое повествование.

Маленькие слушатели уже начали думать, что сегодня им так и не доведется узнать, как Конан и его спутники справились с бегущим огнем, как вдруг старик заговорил сам безо всякого напоминания.

— Его величество вынул из ножен меч и крутнул его в воздухе, выписывая замысловатый узор. Раздался звук, подобный завыванию ветра в каминной трубе и размахивая мечом, его величество бесстрашно шагнул навстречу с ревом двигавшейся на них пылающей стене. Меч столкнулся с огнем и пламя отступило. Смолкло потрескивание горящей травы, стена огня покрылась прорехами подобно шелковой одежде разорившегося нобиля, который избрал местом своего постоянного пребывания один из подозрительных кабачков в неблагополучной части города. Не прошло и четверти колокола, как пламя, готовое пожрать и лагерь и самих путешественников, потухло окончательно.

Внуки завозились, зафыркали и стали тыкать друг дружку локтями в бок.

— Вы что не верите тому, что написано в манускрипте? — строго спросил Арчибальд.

Дружный хохот бы ему ответом. Старик махнул рукой и продолжил:

— Утро застало их посреди равнины, покрытой слоем черной сажи, она же покрывала одежду путешественников, их лица и волосы, делая похожими на выходцев из царства Нергала. Они двинулись в путь, выбрав направление наугад и следя лишь за тем, чтобы не возвращаться назад, описав большой круг. Солнце поднялось уже довольно высоко, когда впереди показалось нечто, что внесло разнообразие в окружающую местность. Это были две довольно высокие, в рост человека, стопки, сложенные из светлых плоских камней, совершенно не тронутых копотью. Повинуясь внезапно возникшему желанию, путешественники проехали между этими странными сооружениями и тут же с удивлением обнаружили, что находятся на одной из самых оживленных дорог Шема.

Оглянувшись назад, они увидели все ту же дорогу, деревья и чахлые кустики. Единственное, что не оставляло сомнений в том, что ночное приключение произошло на самом деле, был вид самих путешественников. Немногие путники, попадавшиеся навстречу в этот ранний час, с изумлением смотрели на них.

Заявившись на первый постоялый двор в гостевом квартале, они потребовали лучшие комнаты, побольше горячей воды и хорошую еду.

Конан и его спутники не спешили отправляться дальше, наслаждаясь после тягот дальнего пути спокойствием и благами цивилизации. Наконец несколько дней спустя они покинули гостеприимную таверну.

Лошадей со всей сбруей взамен тех, что сбежали ночью, им удалось за небольшие деньги купить у шемских торговцев.

* * *

Верхом дорога казалась несоизмеримо приятнее. Один из охранников, попавших вместе с Миэлином во владения стигийского некроманта, заголосил шутливую балладу о том, что место вечного блаженства, о котором твердят бродячие жрецы, не так уж далеко — всего лишь на высоте лошадиного роста.

Когда до границы с Кофом было уже буквально подать рукой, путешественники попали в разбойничью засаду. Конан не боялся предстоящей стычки, более того, он даже обрадовался возможности немного поразмять кости. Его гвардейцы гоже не были новичками в такого рода случаях. Миэлин, которому это было еще внове, старался сохранить присутствие духа и ничем не выдать своего волнения.

Рука варвара уже тянулась к мечу, а сердце замирало от сладостного предвкушения хорошей драки, как вдруг все изменилось. Один из разбойников — настоящий великан с растрепанной черной бородищей, одетый в развевающийся балахон из огненно-красного виссона, внезапно остановился, радостно выругался и властным жестом удержал остальных, готовых броситься на замерших посреди дороги путешественников.

— Хо-хо! — воскликнул он хриплым басом. — Разрази меня Дамбаллах, это же Конан из Киммерии! Выходит, тебе еще не снесли башку, бродяга?

— А я смотрю, твоя тоже пока что не насажена на кол напротив дворца правосудия одного из этих городишек. Приветствую тебя Архоз из Кангара! Вот так встреча! — отвечал северянин, пряча свое грозное оружие в ножны и раскрывая объятия.

— Отличный повод напиться! — снова загрохотал великан. — Ребята, вы только поглядите, кто перед вами! Славно мы тогда отделали этих аргосцев. Эти ходячие мешки с навозом еще хвалились, что лучше их гладиаторской школы на свете нет. Ты так и лазишь по сокровищницам или нашел себе занятие поинтереснее? А это кто, твои друзья? Тысяча демонов, чего же мы торчим посреди дороги?! Дети мои, сегодня мы устроим пир во славу непобедимого Конана и его товарищей! Смотрите, чтобы все было как следует! Вино должно литься рекой, ясно?!

… Пир удался на славу. В развалинах загородного дворца были накрыты столы, наспех сделанные из остатков дверей, украшенных тончайшей резьбой и остатками позолоты, положенных на винные бочки. В огромном камине жарилась целая туша быка. Красного аргосского и золотистого хауранского, которое, стоит лишь открыть бутылку, так и норовит выплеснуться наружу, было вдоволь.

Конан, который оказался во главе стола рядом с Архозом, чувствовал себя в этом обществе как рыба в воде. Они со старым товарищем, с которым не виделись Эрлик знает, сколько лет, вспоминали добрые старые времена, споря и перебивая друг друга. Потом они в шутку принялись бороться, запив это дело целым кувшином крепкой ягодной настойки, способной запросто свалить с ног непривычного человека. Гвардейцы Конана тоже держали себя так, будто оказаться в компании разбойников для них — более чем привычное дело.

Миэлин и его люди поначалу пребывали в полнейшем изумлении от происходящего, но после нескольких стаканов вина развеселились и купец даже пытался подпевать старинной разбойничьей песне, которой не повредило даже то, что исполнялась она за этим столом на четырех языках одновременно. После молодой купец начал с увлечением рассказывать соседям по столу про жизнь в Пограничье и нравы оборотней. Выходило, что более миролюбивых и дружелюбных созданий не найти на всем свете. Порядком захмелевшие разбойники подначивали рассказчика прямо сейчас превратиться в волка или хотя бы повыть на луну.

Как-то сам собой зашел разговор о планах на будущее и Конан, признавшись, что он теперь не наемник, не гладиатор и не заморанский вор, а король Аквилонии, предложил им поступить на службу короне. Те сначала упорствовали, ссылаясь на сильнейшее отвращение ко всякого рода дисциплине, но варвар настаивал, красочно расписывая, какие возможности откроются перед ними и даже пообещал главарю звание капитана.

На следующее утро было решено дальше отправиться всем вместе. Дорога до столицы Аквилонии не была отмечена событиями, достойными упоминания. Разве что новый отряд аквилонской армии увеличился еще на несколько десятков славных воинов. Совершено случайно путешественники встретили наемников, командир которых был знаком с Конаном еще тогда, когда оба они были простыми воинами…

Хозяева встреченных по пути постоялых дворов благодарили судьбу, пославшую им таких выгодных посетителей, и радостно подсчитывали выручку. Служанки и веселые девицы, ошалевшие от такой неслыханной щедрости, прятали по укромным уголкам неожиданно свалившееся на них богатство…

* * *

Когда король Аквилонии въехал в свою столицу — Тарантию, то радостные горожане стояли по всей длине дороги во дворец и оглашали воздух радостными криками. Они бросали под копыта коней можжевеловые ветки, в знак благосклонности Митры, а купец и гвардейцы отвечали им тем, что швыряли в толпу пригоршни серебра.

Едва ступив на мощеный пол Лурда, Конан схватил за руку слабо сопротивляющегося купца, и потащил его по коридору:

— Пойдем-ка со мной, я должен показать госпоже Эвисанде, что ты цел и невредим, а варвар, будь он хоть трижды король, всегда остается верен своему слову.

Ночная Владычица встретила киммерийца во всем блеске своего великолепия.

— Ах, мой повелитель, — закричала она, — опустившись на колени и обхватив ноги варвара, — сколько раз я приносила жертву Огненноликому, моля его, чтобы с тобой ничего не случилось и боги даровали бы тебе победу!

— Так оно и произошло, — усмехнулся варвар, — осторожно поднимая женщину с колен, — я то не мог взять в толк, кого нужно благодарить за то, что я опять уцелел? А теперь знаю точно…

Эвисанда только сейчас заметила купца, который смущенно стоял в стороне.

— А кто это, мой король? Это твой новый оруженосец? У него недостаточно бравый вид?

— Оруженосец? — расхохотался Конан, — Кром, не посчастливится же тому, кого боги наградят таким оруженосцем! Нет, Эвисанда, это — Миэлин, сын твоей сестрицы, за которым ты послала меня на край света.

— Так это он и есть… — разочаровано протянула женщина, едва взглянув на спасенного. — В прошлый раз, когда я видела его, он был милым ребенком, а теперь, как я вижу, стал таким взрослым… — и она всхлипнула.

— Что опять печалит тебя, моя госпожа? — поинтересовался Конан, осторожно вытирая прозрачную капельку в уголке глаза красавицы, стараясь проделать это как можно осторожнее.

— Ах, мой король, — вздохнула Эвисанда, — я жалею, что не отправилась вместе с тобой и не увидела, как ты совершаешь подвиги…

— Нашла о чем жалеть, — пробурчал сконфуженный варвар. — Завтра с утра отправимся в поход. Обещаю, что подвигов будет столько, что тебе наскучит на них смотреть… Ты ведь, кажется, еще не была в Асгарде?

— Увы, это уже не требуется, — ответила молодая женщина, — как раз сегодня доставили свиток от магистра Гристиана. Ему удалось найти остальных из пропавшего каравана; они уже следовали назад в Вольфгард и не нуждались ни в какой помощи. Более того, они везли в Пограничье целые мешки золотых монет… А прозрачный зверек из Ярмулака сожрал мое любимое сапфировое ожерелье. Я забыла его на каминной полке, а когда вернулась, то смогла вытащить изо рта этого маленького обжоры лишь одну застежку. А это пушистое существо, которое ты привез вместе с этим негодником, устроило настоящий переполох. Прошу тебя, прикажи ему вести себя как следует!

— Прелесть моя, что могла натворить эта живая игрушка? Самое худшее, что зверек делает — это повторяет чужие слова.

— Вот именно! Он пробрался в казарму гвардейцев, а потом принялся навещать покои придворных дам, повторяя слова, которые услышал от этих невеж.

— Какие еще слова? — озадачено переспросил киммериец.

— Я не могу этого повторить, — опустила глаза золотоволосая красавица. — Это такие ужасные выражения… А как же магистр Гристиан? Ты обещал по-королевски вознаградить его за помощь. Надеюсь, ты об этом не забыл?

— Что ты, моя умница, конечно же, нет, — обрадовался Конан. — Думаю, самым правильным будет доставить ему награду лично. Это же совсем недалеко, заодно можно будет удостовериться, что во владениях Эрхарда теперь все спокойно. Ты уверена, что не хочешь поехать вместе со мной?

* * *

— Вот так и закончились поиски пропавшего каравана, который сбился с пути из-за злой воли стигийского чародея, — закончил свое повествование почтенный Арчибальд, откладывая в сторону испещренный записями пергаментный свиток. Миэлин, немного погостив, вскорости отбыл в Вольфгард. Несмотря на то, что большая часть золота оказалась потрачена на… необходимые дорожные расходы, молодой купец все равно пребывал в неколебимой уверенности, что поездка прошла более чем удачно. Он сам это сказал когда уезжал и оставил мне вот это.

На ладони у старика красовалась большая серебряная монета. С одной стороны ее была цифра, окруженная сосновыми ветками, на другой — улыбающаяся волчья морда.

— И король Конан с госпожой Эвисандой живут долго и счастливо, да, дедушка? — мечтательно спросила старшая внучка.

— Все совсем не так, — ответил тот. — Когда его величество возвратился из одного дальнего похода, с ним была госпожа Зенобия, о происхождении которой запрещалось даже упоминать… Прошло не так много времени как она превратилась в ее величество королеву Зенобию. В отличие от тех женщин, о которых я упоминал в начале своего повествования, она являлась королевой круглые сутки, все двадцать четыре колокола. Так что на твоем месте, моя дорогая, я не считал бы долю Ночной Владычицы такой уж завидной, — добавил старик, внимательно взглянув девушке в глаза. — А еще менее того я бы советовал тебе тайком держать в своей комнате портрет его величества Конана Первого.