/ Language: Русский / Genre:love_short / Series: Любовный роман

Ожерелье для Франчески

Ли Уилкинсон

Все запуталось с тех пор, как в жизнь Блейза вернулась бывшая любовь. Что делать с этой Франческой? Три года назад Блейз любил ее, а сегодня она украла фамильную драгоценность, после чего как ни в чем не бывало явилась на вечеринку в честь его помолвки…

2000 ruen Т.Моисееваec973a4a-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 love_short Lee Wilkinson Substitute Fiancee en Roland FB Editor v2.0 12 April 2009 OCR Anita, вычитка Афина Паллада bd40d629-78b0-102c-8f2e-edc40df1930e 1.0 Ожерелье для Франчески Радуга Москва 2003 5-05-005610-1

Ли Уилкинсон

Ожерелье для Франчески

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Франческа Холт, пробираясь сквозь толпу людей в зале аэропорта, остановилась и взглянула на информационное табло.

Самолет из Амстердама только что приземлился. Девушка с облегчением перевела дух.

– Действительно, чертовски не хочется лететь, – говорил ей в четверг Керк, – но эта поездка слишком важна, чтобы отменять ее. – Он поцеловал ее, наклонился, взял сумку и чемодан. – Завтра непременно вернусь. Встречай меня. Ты прилетишь раньше. Тебе придется подождать всего двадцать минут. – И добавил, лукаво улыбаясь: – Береги сумочку, будь осторожна.

Френ заняла позицию недалеко от регистрационной стойки и приготовилась ждать. В руках она держала сумочку, рядом стоял чемодан.

Стройную фигурку Франчески венчала аккуратная головка с шелковистыми, слегка вьющимися пепельными волосами, собранными в пучок. На девушке было простенькое кремовое платье и короткий жакет без рукавов. Оживлял наряд легкий цветной шарфик.

Очень мила, отметил про себя мужчина, неотрывно следивший за девушкой.

Спокойно, не подозревая о наблюдении, Френ подняла левую руку и взглянула на маленький сверкающий бриллиантик, который Керк подарил ей всего пару дней назад.

– После уикенда подберем что-нибудь получше, покрупнее.

Но ей было достаточно и помолвки с голубоглазым, золотоволосым красавцем, который являл собою мечту большинства окружавших его женщин. Кроме внешности кинозвезды, Керк обладал умом и шармом.

Франческа приехала в Мидленд, получив работу дизайнера в «Кристофер Варли» – уважаемой, с давними традициями фирме ювелирных изделий. Поначалу Керк Варли, сын нынешнего владельца, ничем не выделял ее из среды прочих служащих. Даже спустя год, после успеха нескольких ее прекрасных моделей, ставших предметом прибыльных сделок, он не выказал никакой заинтересованности к Франческе.

И тут поступил заказ на переделку старинного ожерелья.

Керк начал переговоры с Эдвардом Балантайном, мультимиллионером, владельцем Балантайн-Холла, который мечтал преподнести ожерелье невесте в день свадьбы.

Восемнадцать крупных, идеально подобранных рубинов, по преданию, преподнес красавице Элизабет Балантайн еще индийский магараджа. С тех пор в семье Балантайн зародилась традиция: ожерелье передавалось из поколения в поколение невесте старшего сына.

Но в наше время легкомысленная американка, презревшая традиции, возжелала изменить тяжеловесный дизайн бесценной драгоценности. Работа была поручена Франческе, с изделиями которой, американка оказалась знакома.

С явной неохотой Эдвард, в конце концов, разрешил своей невесте переделать ожерелье по ее вкусу, предупредив Керка перед отъездом из Штатов, что драгоценность будет доставлена ему специальным охранником из лондонского банка ювелирных изделий только на двадцать четыре часа. За это время Вильям Бейли, мастер фирмы, должен успеть вставить рубины в оправу. За сохранность ожерелья будет нести ответственность фирма «Варли» – таково было условие сделки. Было и еще одно. Эдвард Балантайн настаивал на исключительной секретности работ. Следовало также сохранить в тайне факт свадьбы с американкой.

– Могу понять почему, – сказал Керк. – Он женится на Мелинде, дочери Гидеона Росса, этого растратчика, закончившего жизнь банкротством. Все газеты пестрели сообщениями об этом нашумевшем скандале.

Керк договорился с Мелиндой Росс, роскошной блондинкой, о ее встрече с Франческой в тихом отеле Манчестера.

Первое обсуждение проходило по фотографии ожерелья с указанием точных размеров. Потом последовала череда встреч, во время которых невеста ознакомилась с несколькими эскизами Френ и, наконец, выбрала понравившийся ей.

Тогда-то Керк и заинтересовался Франческой, стал приглашать на ужин. Очень скоро он предложил даже переехать к нему. Перед отъездом в аэропорт он помог Франческе перевезти несколько личных вещей в его роскошные апартаменты.

– Теперь это и твой дом, – улыбнулся он.

Но она отказалась взять ключи. Ей надо было немного привыкнуть к счастливой мысли, что после уикенда они приедут домой вместе и начнется, наконец, ее новая жизнь.

Легкая мечтательная улыбка скользила по губам девушки. Она подняла глаза и встретилась взглядом с худощавым рыжеволосым мужчиной, пристально на нее глядевшим. Френ машинально поднесла руку к горлу, мужчина тут же отвернулся. Казалось, она уже видела и сутулость этих плеч, и смятый костюм, и огромный макинтош на руке. Несомненно, он прилетел на том же самолете, что и она. Мужчина вышагивал вдоль информационного табло, явно кого-то ожидая.

Френ взглянула на часы и облегченно вздохнула: Керк должен появиться с минуты на минуту. Они съездят в Балантайн-Холл, и дело будет сделано.

– Не глупи, – отрезал он коротко, когда она поначалу отказалась от его предложения. – Мы поедем в Холл, это прекрасное решение.

– Доставку ожерелья лучше доверить охранной фирме.

– Вовсе не обязательно.

Но Френ не соглашалась. Убедил ее в необходимости поездки довод, что наем охранников влетит Керку в копеечку.

– В конце концов, я всего лишь рядовой сотрудник… – пожала девушка плечами.

– Моя дорогая, – он обнял ее, – я никогда не считал тебя простой сотрудницей. Фактически ты стала необходима фирме и мне.

Она в изумлении смотрела на него.

– Да, я намерен жениться на тебе… – улыбнулся он. – И не волнуйся насчет ожерелья. Балантайн оформил страховку. Ты встретишь меня в аэропорту, в Балантайн-Холл мы приедем во второй половине дня. У нас будет достаточно времени переговорить с хозяином и хозяйкой обо всех делах до ужина.

– Насколько мне известно, приглашены еще четверо.

Действительно, Эдвард Балантайн решил в этот день устроить вечеринку по поводу помолвки, чтобы познакомить невесту с семьей и близкими друзьями.

Френ не хотела принимать приглашение. Она не была знакома с Эдвардом Балантайном, а услышанное от Мелинды Росс не произвело на нее положительного впечатления. Керк же казался довольным и почему-то взволнованным, получив приглашение.

– Мисс Холт, встречающая мистера Варли, пожалуйста, подойдите к информационной стойке, – раздался голос над головой.

Вздрогнув от мрачного предчувствия, Френ двинулась к стойке.

– Для вас сообщение, мисс Холт. – Служащая была деловита и бесстрастна. – Мистер Варли задерживается и просит вас отправиться в Холл без него.

– Известно, насколько он задержится?

– Сообщения нет.

– Спасибо. – Подхватив чемоданчик, Френ отвернулась, охваченная неожиданной паникой.

Глубоко вздохнув, она приказала себе не быть дурой. Ничего не изменилось: надо взять такси и ехать в Балантайн-Холл.

Уворачиваясь от туристов, сражающихся с сумками, свертками и непослушными детьми, она пошла к выходу.

От сентябрьской жары мост, соединяющий два павильона аэропорта, казалось, плавился. Воздух был тяжел и неподвижен.

На стоянке такси беспорядочно толпились люди. Подъехало сразу несколько машин, и народу стало меньше. Следующее такси резко затормозило у края тротуара. Франческа сделала шаг вперед. Дверца машины открылась, чьи-то руки вырвали сумочку, потом оттолкнули девушку так сильно, что она упала.

Все произошло слишком внезапно, никто ничего толком не понял.

– Вы в порядке? – Мужчина с аккуратно подстриженными усами и военной выправкой помог ей подняться и поднес отлетевший чемодан.

Она узнала давешнего мужчину у информационного табло и вымученно улыбнулась.

– Я в порядке. Только потрясена.

– Вызвать охрану аэропорта?

– Думаю, не стоит, – отказалась Френ. – Я очень спешу. – Меньше всего ей хотелось здесь задерживаться.

– Вам нужно все рассказать полиции, – настаивал мужчина.

– Вы правы. Но я сделаю это позже. – Взяв чемодан, она полезла в такси.

Она не помнила, как сказала шоферу адрес, но, когда шок прошел, Френ начала бить дрожь. Сжав зубы, она попыталась взять себя в руки и принялась ощупывать царапины на ладонях, кровоточащие колени, порванные колготки. Платье и жакет были в грязи, с туфель содрана краска.

Почему вор выбрал ее? Случайное совпадение? Или кто-то узнал о планах Керка? Нет, конечно, это мелкое воровство. В наши дни столько криминала.

Дрожь не проходила. Загнав внутрь нехорошее предчувствие, Френ посмотрела в окно.

Они ехали по усыпанной опавшей листвой безлюдной дороге, миновали простенький отель, сделали поворот налево, миновали лесок буков, только начинавших покрываться золотом. Наконец колеса такси зашуршали вдоль каменной стены, покрытой лишайником, и машина вскоре остановилась перед чугунными литыми воротами на каменных колоннах.

– Балантайн-Холл, – возвестил водитель, выруливая на стоянку.

Ворота были закрыты.

– Вы уверены, что вход здесь?

– Да, хотя и не главный. – Шофер вышел из машины. – Скажите мне ваше имя.

Она назвалась, и он пошел к воротам.

Подняв глаза, Френ увидела камеры слежения на ограде. Эдвард Балантайн основательно себя обезопасил.

Водитель вернулся, ворота плавно раскрылись, и машина медленно двинулась по дороге, обсаженной цветами и кустарником. Вскоре за низким холмом показался дом.

Френ невольно восхитилась. Она ожидала увидеть большое, помпезное сооружение, а не это очаровательное гнездышко, залитое теплыми лучами солнечного света. Стены дома были увиты плющом по самую крышу.

Такси остановилось, и Френ, взяв чемодан, собралась выходить и тут вспомнила, что платить ей нечем.

В этот момент дверь дома раскрылась и появился полный достоинства человек в черной ливрее – неопределенного возраста, высокий, худощавый, с печальным лицом и седыми волосами, зачесанными назад. Видимо, это был дворецкий.

Он спустился к машине, что-то протянул водителю и открыл перед Френ дверцу.

Такси уехало. А дворецкий, подхватив чемодан, сделал знак следовать за ним.

Они миновали длинный коридор с дубовыми панелями, поднялись по красивой резной лестнице, прошли еще немного и наконец остановились перед массивной дверью.

– Ваша комната, мисс. – Дворецкий пропустил девушку вперед, вошел и положил чемодан на матросский сундучок эпохи королевы Елизаветы. – Хозяин будет ждать вас в гостиной, мисс.

Она улыбнулась ему.

– Спасибо, ммм…

– Мортимер, мисс.

– Спасибо, Мортимер.

Поклонившись, величественная фигура удалилась.

Комната была выдержана в белых тонах, просто обставлена, с большим каменным камином и дубовым полом, устланным пестрым ковром.

В широко открытые окна струился благоуханный воздух из парка, словно тронутого золотистой паутиной.

Заглядевшись в окно, Френ вдруг подумала, как ей быть? Поразмыслив несколько минут, она решила ничего не делать и не говорить до приезда Керка. Она только объяснит, что он задерживается.

А теперь надо привести себя в порядок. Открыв смежные двери, она обнаружила современную, хорошо оборудованную ванную. Мысль о душе манила, но, вспомнив об ожидающем ее хозяине дома, девушка лишь умыла лицо и руки и, морщась от боли, обтерла губкой ссадины на коленях. Щеткой счистила грязь с платья и жакета, надела другие колготки и туфли, причесалась, повязала шарфик и отправилась на поиски гостиной.

Спустившись по лестнице, в конце коридора она увидела Мортимера, который открыл перед нею красивые двойные двери. Она улыбнулась и прошла в комнату, которая в полумраке казалась пустой. Затем высокий, черноволосый мужчина вышел из эркера и двинулся ей навстречу. Свет, бивший в лицо, не давал возможности разглядеть его. Она поняла лишь, что это мужчина молодой, несомненно, привлекательный, властный и мужественный.

– Мисс Холт? Добро пожаловать в Балантайн. – Он протянул сильную, с длинными пальцами руку.

Коснувшись ее, она взглянула в худощавое, красивое лицо, с очень подвижным ртом и невообразимо густыми ресницами, и замерла, потрясенная.

Она знала это лицо. Более того, была уверена, что больше никогда не увидит его.

Блейз Роудон! Что он делает здесь?

Темно-серые глаза его, казалось, смеялись над ее смятением.

– Удивлена?

– Думала, ты в Штатах, – наконец обрела дар речи Франческа.

– Жил какое-то время.

– Тебя тоже пригласили на вечеринку?

Мужчина оглядел девушку с головы до пят, повернул кверху ее ладонь и изучил все царапины.

– Милая, с кем ты сражалась?

– Я ждала такси в аэропорту, когда на меня напали, – отрывисто объяснила она, изо всех сил сохраняя спокойствие.

Он нахмурил брови и спросил:

– Где же был Варли? Ты ведь его встречала?

Откуда он знает о Керке?

Она молча высвободила руку, не ответив на насмешку.

– Его задержали дела, – подумав, все же объяснила Френ.

– Надолго?

– Не знаю. Но уверена, он приедет сюда, как только сможет.

– Откуда столько уверенности?

Френ утомила эта перепалка.

– Дворецкий сказал, что мистер Балантайн в гостиной.

– И он не обманул, – сверкнул глазами Блейз.

До Френ не сразу дошел смысл сказанного.

– Ты хочешь сказать… – Неужели Блейз Роудон, американский бизнесмен, и Эдвард Балантайн, английский аристократ, – одно лицо?

– Именно то, что ты подумала. – Его улыбка напоминала ей оскал хищника.

– Я не понимаю, – пролепетала Френ.

– Чай накрыт на террасе. Предлагаю выпить по чашечке. – Он приобнял ее за талию и повел к дверям.

Они вышли на террасу с каменной балюстрадой, и перед ними открылся великолепный вид на ровно подстриженное полотно лужаек.

В тени большого зонта был сервирован чайный столик. Изящный фарфор, серебро, белоснежные салфетки.

Они сели.

– С молоком или лимоном? – спросил Блейз.

– Лимон, пожалуйста.

Она всегда видела в нем настоящего американца, горожанина. Но сейчас, одетый с небрежной элегантностью, на фоне английского загородного дома, он весьма напоминал истинного джентльмена.

– Я думала, что ты уроженец Нью-Йорка, – прервала она наступившее молчание.

Он покачал головой.

– Я родился здесь, в Балантайн-Холле. Мой отец был суровым человеком, не признающим светскую суматоху. Мама – красавица из Нью-Йорка, смешливая и общительная. Они познакомились в Валдорфе и влюбились друг в друга с первого взгляда. – Его губы тронула усмешка. – Их брак был заключен по любви. Я был рожден год спустя и назван двойным именем Эдвард Блейз. В случае размолвки родителей отец всегда обращался ко мне как к Эдварду, мама называла меня Блейзом. Когда мне исполнилось восемь лет, она забрала меня на каникулы в Штаты. И началась длительная борьба. Мать обвиняла отца в бессердечности, доказывая, что он угрожал мне. С помощью ловкого адвоката, которого нашел отец мамы, моих родителей развели. После развода мать вышла замуж за Джона Роудона, который усыновил меня. Два года тому назад мой родной отец умер одиноким, озлобленным человеком. Он так и не женился, и других детей у него не было. Перед смертью он пожелал, чтобы я вернул себе имя Эдвард Балантайн. Думаю, это самое малое, что я могу сделать… – Он замолчал, потом продолжил насмешливо: – Мораль истории такова: не женитесь по любви. – Наклонившись, он взял ее тонкую руку с тонкими, изящными пальцами и безупречным маникюром и внимательно стал изучать кольцо. – Кто счастливчик?

– Керк Варли.

– Правда? – Темная бровь его вздернулась. – Я считал, что владелец ювелирной фирмы может преподнести нечто более… выразительное.

– Я горжусь этим кольцом. Оно – доказательство любви Керка.

– Даже в рождественских крекерах встречаются кольца получше. Это никуда не годное.

Ясные зеленые глаза Франчески сверкнули яростью.

– Ты считаешь обязательными эти грубые шутки?

– Что же, оставим шутки и спросим, когда возвратят мое ожерелье? Варли заверил меня, что это произойдет сегодня вечером.

– Правильно, – спокойно подтвердила она, но сердце учащенно забилось.

– Из охранной фирмы, которую я нанимал, сообщают, что им абсолютно ничего не известно.

Френ тяжело задышала, но смело взглянула ему в глаза.

– У Керка появился другой план.

– Мм?..

– Он сказал, что, если будут проблемы, он все объяснит тебе.

– Как великодушно с его стороны.

– Но он был уверен, что все пройдет хорошо…

Глаза Блейза сузились.

– И в чем же проблема?

Она вдруг испугалась его ярости.

– Керк все объяснит сам.

– Ты, кажется, слишком уверена в его приезде.

Подумав о пропавшей сумке, она внутренне сжалась и угрюмо ответила:

– Уверена.

– Скажи, Франческа, когда ты начала работать у Варли?

Она перевела дух.

– В начале прошлого августа, окончив специальный двухгодичный курс Колледжа искусств в Велбеке.

Он внимательно посмотрел на нее.

– Насколько я помню, ты была истинно деловой женщиной.

– Моделированием я всегда интересовалась, имела к этому склонность.

Это было неполной правдой. Три года назад, когда течение ее жизни было нарушено, Франческе пришлось все перестраивать.

Ей было двадцать три года, и она работала аналитиком рынка в одной фирме. Женщине в мужском мире приходится бороться, и Франческа сумела победить честно и открыто.

Однажды она немного задержалась вечером в пятницу. И, спускаясь на лифте, застряла вдвоем с мужчиной между этажами. Этим мужчиной оказался Блейз, новый владелец фирмы. Он нажал на сигнальную кнопку и повернулся к ней с утешительной улыбкой. В ожидании высвобождения из невольного плена они начали непринужденную беседу. Обычно очень робкая и сдержанная, Френ оживилась. Наверное что-то, способствовавшее этому.

Со временем они оба осознали, что прошел почт час, пока они находились и тесной кабине лифта. Но они и не заметили, как пролетело время.

Когда лифт починили и двери, наконец, плавно раскрылись, Блейз взял руку Френ и улыбнулся.

– Жалко будет, если такая красавица и умница умрет с голоду. Предлагаю ужин, а потом отвезу тебя домой.

Она даже не пыталась отказаться.

Взгляд его серых глаз сделал ее податливой, а прикосновение искусных, опытных рук разрушило ту защитную стену, которую девушка выстроила вокруг себя. Френ сдалась на милость победителя.

Поначалу все походило на волшебную сказку, полную тайн и очарования. Любить его казалось так естественно, что были позабыты страхи и предупреждения матери. Все неоднократно повторяющиеся рассказы мамы о несчастьях, подстерегающих молодых девушек, были забыты. Его страсть лишила ее сдержанности, рассеяла стыдливость, как утренний туман под лучами солнца.

Так чудесно было лежать рядом с ним!

Он оказался терпеливым и нежным любовником. Каждое его прикосновение усиливало удовольствие, которое вело ее к острому наслаждению, восторженному счастью. Его руки возносили ее к небесам…

Нет! Хватит! Достаточно воспоминаний о прошлом.

Задыхаясь и хватая воздух ртом, подобно пловцу, долго бывшему под водой, она подняла глаза и встретила его взгляд, который словно бы тоже воскрешал прошлое.

С усилием она отвернулась и посмотрела на часы.

– Не думаю, что Керк задержится надолго. – Франческа старалась говорить уверенно.

– Надеюсь, – усмехнулся Блейз.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Справившись со своим смущением, Френ попыталась перевести разговор на безопасную тему:

– Как я понимаю, твоя невеста должна быть здесь?

– Пока меня не было, Мелинде стало скучно здесь и она уехала за покупками. Вероятно, скоро вернется. Если не опоздает. – Улыбка стала снисходительной. Вытянув длинные ноги, он лениво добавил: – Ты встречалась с ней несколько раз. Что думаешь о ней?

– Она красивая.

– Тебе она понравилась?

– Да.

Ее ответ был честным.

– Мужчине надо постараться, чтобы понять ее, но женщины обычно легко находят с нею общий язык. Это поначалу удивляло меня. Затем я понял, что, хотя у нее и есть недостатки, она не злая. Совсем не похожа на Шерри…

Френ вздрогнула при звуках этого имени, вспомнив пережитое чувство мучительного стыда. Прошло три года, но унизительная сцена была свежа в памяти.

… Начиналось обычное утро понедельника, но впервые мысли не подчинялись Френ, переполненной небывалым счастьем, уверенностью, что Блейз любит и желает ее.

– Мне нужно сегодня вечером быть в Гонконге. – Он был явно расстроен. – Но в пятницу я вернусь, и мы проведем несколько дней в Котсволдсе.

Улыбаясь, Френ предвкушала грядущие наслаждения, когда двойные двери конференц-зала резко открылись и в него ворвалась высокая, поразительно красивая женщина с черными волосами и ярко-красными губами. Она сразу набросилась на Френ с оскорблениями, называя ее по имени, отчего у той запылали щеки.

– Я не позволю какой-то замухрышке красть у меня жениха! Знаю, он брал тебя в Париж на выходные, но это от легкого помешательства. Видишь? – Она сунула под нос Френ огромный сверкающий бриллиант. – Блейз мой, и он больше не желает видеть тебя.

И, довольная произведенным впечатлением, она ушла, оставив позади себя оглушительную тишину.

– Кто это, черт побери? – удивленно спросил один из аналитиков.

Его сосед Дон Роджерс был, очевидно, осведомленнее остальных.

– Шерри Кауфман. Невеста нашего нового босса.

– Первоклассная сучка.

– Оставь свое мнение при себе, – предупредил Дон, – если не хочешь сделать свое положение здесь невыносимым.

Все взгляды устремились на главную героиню, которая сидела, оглушенная происшедшим.

Увидев вокруг изумленные и любопытные лица, Френ собрала свои отчеты, лежавшие на столе перед нею, и поднялась – стройная и деловая, в голубом костюме и белой блузке. Расправив плечи и задрав подбородок, она твердо произнесла:

– Прошу принять мое заявление об увольнении, – и вышла, тихо закрыв за собой двери.

В своем офисе, приведя в порядок стол, Френ собрала личные вещи, и тут вбежала ее помощница Джоан и с ходу выпалила:

– Я готова убить эту лживую свинью, его невесту!

Френ поспешно обняла ее.

Пересекая в последний раз главный вестибюль, постукивая каблучками по кафелю, она прошла мимо Шерри Кауфман, чей черный сверкающий взгляд говорил о явном триумфе, и скрылась за дверью. Франческа в одну минуту оставила все: друзей и коллег, которых уважала, работу, которую любила и с которой хорошо справлялась, и мужчину, которому доверяла и которому отдала свое сердце…

Оказалось, мама была права, считая всех мужчин лгунами…

– Так ты помнишь Шерри? – Вопрос Блейза прервал мрачные мысли.

– Разве такое можно забыть?

– И все еще ненавидишь ее?

– Наоборот. Когда я думаю о ней, испытываю только жалость.

– Жалость? – Блейз был поражен.

– Она же была твоей невестой, которую ты променял на первую встречную. – В ее голосе слышались гнев и разочарование.

– Ты не права. Шерри уже не была моей невестой. Я расторг помолвку до поездки в Штаты.

– Почему?

– Банальщина. Застукал ее в постели с другим. И с кем? Со слугой! Поэтому сразу потребовал, чтобы она собрала все свои вещи и немедленно исчезла из моей жизни.

– Но кольцо же оставил…

– Своего рода вознаграждение за оказанные услуги. Она посчитала, что этого недостаточно, и стала угрожать судебным разбирательством. Понимая, что у нее нет возможности выиграть, она последовала за мной в Англию. Сцена в зале была рассчитана только на твою неопытность. И она преуспела в своих действиях. Вернувшись из поездки, я прямиком отправился на твою квартиру. Хозяин дома сказал, что ты выехала накануне, не оставив адреса. Я пытался искать тебя, но…

Френ затаила дыхание. Неужели возможно, что он тревожился о ней?

– А зачем ты искал меня?

– А как ты думаешь?

Она пожала плечами.

Он усмехнулся и сменил тему разговора:

– Что ты знаешь о делах Варли?

Она была удивлена и не скрывала этого.

– Я имею в виду его бизнес, – уточнил Блейз.

– Н-ничего.

– Ты не знаешь, что фирма на грани банкротства?

– Банкротства? Ничего подобного… – Френ осеклась.

– Все изменилось после смерти его отца. Варли не бизнесмен. К тому же слишком любит праздную жизнь.

Френ блеснула глазами, но Блейз лишь усмехнулся, видя ее негодование.

– Варли пустился в авантюры, совершил ряд махинаций.

– Махинаций? – Она была потрясена и качала головой, не желая верить.

– У него очень большие долги: и деловые, и личные.

– Но у него есть запас… – Она вспомнила объяснения Керка, что из-за резкого падения продаж он снизил запас до минимума.

– Капля в океане.

– У него есть роскошные апартаменты.

– Полностью заложены.

Во рту пересохло, но она продолжала упорствовать:

– Как ты узнал?

– Прежде чем вручить его фирме ожерелье, я проверил все через детективное агентство. Сначала получил отчет, что фирма абсолютно прочная и честная. И только позже, обратив внимание на заявление одного моего финансового консультанта, попросил агентство пронести проверку поглубже. Варли оказался умным и осторожным мошенником.

Не желая соглашаться с тем, что только что услышала, Френ ошеломленно пробормотала:

– Я просто не могу поверить. Здесь какая-то ошибка.

– Никакой ошибки нет.

Но девушка никак не могла успокоиться.

– Моя дорогая Франческа, – воскликнул он, – я всегда знал, что ты хороший дипломат.

– Что ты имеешь в виду?

Он рассмеялся, сверкая белыми зубами.

– Поздравляю тебя.

– С чем? – Вопрос прозвучал искренне.

– Ты прекрасная актриса. Варли гордился бы тобой… – Он помолчал, пристально глядя на Френ. – Кстати, не странно ли, что он все еще не приехал? И даже не позвонил.

– У него не было возможности.

– Ну, не надо так сердиться. И не дерзи.

Блейз поднялся.

– Предлагаю прогуляться.

Она предпочла бы остаться и подумать. О Керке и его неожиданном банкротстве. О Шерри и о том, как бы сложилась ее собственная судьба, если бы тогда она осталась, а не убежала…

Но больше всего ей необходимо осмыслить загадочное поведение хозяина этого дома и непостижимый пока для нее подтекст всей его речи. Френ лихорадочно искала причины для отказа от прогулки.

– Думаю, мне лучше отдохнуть. Я повредила колени, их трудно сгибать.

– Позволь взглянуть. – Он присел на корточки перед нею и, прежде чем она успела возразить, отвернул подол юбки. – Так-так. – Он сочувственно рассматривал ссадины и синяки на ее коленях. Наконец встал и протянул ей руку.

– Думаю, ничего страшного. Небольшая прогулка тебе не повредит.

Закусив от досады губу, она приняла руку, и в молчании они пошли вдоль террасы. Появилась молоденькая горничная, чтобы убрать столик. Блейз остановился.

– Ханна, – ласково сказал он, – не накрывайте ужин, пока я не скажу.

Девушка слегка присела.

Блейз улыбнулся Френ, положил руку ей на талию и помог спуститься по каменным ступенькам на лужайку.

Солнце уже садилось за горизонт, отчего тени на траве становились все длиннее. Воздух благоухал вечерними ароматами. Легкий ветерок играл кончиками шарфа Френ и ерошил темные волосы Блейза, и от этого он казался привлекательнее.

– Хочешь, пойдем к озеру? – спросил он.

– Как скажешь.

– Люблю сговорчивых женщин.

– Мисс Росс к этой категории явно не относится.

– Пожалуй, – ровно сказал он. – Мелинда принадлежит только самой себе.

– Разве это хорошо?

Улыбнувшись немного иронично, он бодро ответил:

– Слишком уступчивая жена может наскучить. В женщине должна быть толика перчинки, чтобы жизнь с нею была интереснее.

– Это говорит расчет, а не сердце.

– Только расчет поможет в браке.

– Значит, ты никогда не любил.

– Я любил, но никогда не верил, что любовь делает брак счастливым.

Она вспомнила историю его родителей.

– Неужели невозможно совместить расчет и любовь?

– Это было бы идеально, но подобное редко случается. – Его лицо стало угрюмым. – По-моему, любовь лучше не включать в далеко идущие планы.

– Твоя партнерша разделяет твои взгляды?

– О да. Мы оба вступаем в брак с ясно установленными правилами.

Слегка содрогнувшись, Френ заметила:

– Это больше похоже на деловую сделку.

– А почему бы и нет? Почему нельзя планировать брак с такой же осторожностью, как планируют деловую сделку? И что такое любовь, как не страсть, которую может утолить только секс?

У Френ было свое мнение. Она всегда верила, что без любви и секс невозможен.

– Представь, что вдруг один из вас полюбит другого?

– Это только осложнит все. Надеюсь, мы не допустим ничего подобного. Сомневаешься?

– Нет.

Он удивленно вздернул бровь.

– Неужели я обратил тебя в свою веру?

Покачав головой, она сказала:

– Для меня брак всегда был соглашением на всю жизнь.

– Отлично. В этом наши взгляды сходятся. Я тоже за прочный брак и счастливый дом для будущих детей.

Френ, задумчиво глядя на Блейза, вспомнила недавнюю сцену в кафе во время ленча.

… Маленькая девочка с ямочками на круглых щечках за соседним столом повернулась к, ним и широко улыбнулась лучезарной улыбкой. Френ улыбнулась в ответ, а Мелинда досадливо поморщилась.

– Не любишь детей? – спросил Керк.

– Нет, – призналась американка с обезоруживающей откровенностью. – Но брачным договором дети предусмотрены. Конечно, мой будущий муж рано или поздно поймет, что я не намерена придерживаться условий соглашения, тогда появятся огромные проблемы. Он человек весьма великодушный – подарил «порше» перед свадьбой, но может быть и грозным, если его разозлить. Тогда мне останется только бежать.

Френ стало не по себе от ее откровенности, но она решила не забивать себе голову чужими проблемами…

И вот теперь Блейз смотрел на нее, явно ожидая ответа на какой-то вопрос. Френ рассеянно произнесла:

– Извини, что?

– Я спросил, у твоих родителей был счастливый брак?

– Нет, – призналась она. – У меня была только мама. Мой отец бросил ее, когда узнал о беременности, и никогда не помогал нам. Боясь, что я совершу ту же ошибку, мама вдалбливала мне, что мужчинам нельзя доверять…

– Понятно теперь, – медленно сказал Блейз, – почему такая страстная женщина оставалась девственницей в двадцать три года.

Она густо покраснела, вспомнив их первую ночь.

– Вы живете с Керком?

– Нет… Да… То есть… – не сразу нашлась она, – Керк просил переехать к нему, даже помог перевезти некоторые вещи…

– Но ты не стала жить в его квартире.

– Нет. – Она не понимала, зачем ему эти подробности.

– Но надеешься в будущем, – усмехнулся Блейз.

– Да, надеюсь, – сурово ответила она.

Они дошли до искусно созданного озера, похожего на восьмерку, берега которого соединялись каменным мостом. Легкая зыбь временами трогала гладкое зеркало воды, колыша темно-зеленые подушечки лилий с яркими, словно восковыми цветами, похожими на плавающие островки. Вдоль озера шла мощеная аллея, обсаженная цветочным бордюром и уставленная каменными скамейками и скульптурами. Они дошли до беседки, обвитой жимолостью. Блейз уселся на мраморную скамейку, согретую солнечными лучами, и указал на место рядом с собой. Френ села, сохранив приличную дистанцию между ними.

Они сидели в молчании, наблюдая за сверкающей голубой стрекозой, летающей над водой, чье жужжание напоминало стрекот вертолета. Блейз прервал затянувшуюся паузу:

– И как ты представляешь свои отношения с Варли?

Френ пришла в замешательство.

– Я люблю Керка, – наконец сдержанно ответила она. – Иначе не собиралась бы за него замуж.

– А он любит тебя?

Френ вдруг подумала, что Керк никогда не говорил о любви.

– Ты, кажется, засомневалась? – заметил Блейз.

– Вовсе нет, – поспешно отрицала она.

– А что думает Варли о детях? – не унимался Блейз.

– Не знаю.

– Ты не слишком хорошо знаешь его.

– Мы еще не говорили об этом.

– Как долго вы вместе?

– Несколько недель.

Блейз добился своего.

– Но ты говорила, что работаешь у него с прошлого августа. Почему он ждал так долго?

Чувствуя на себе пронзительный взгляд Блейза, Френ покраснела, но ничего не сказала.

– Скажи мне, Франческа, сколько лет Варли?

– Исполнилось тридцать два в начале сентября. Как и тебе. – Она прикусила язык, жалея, что выдала себя.

– И какой он? – Блейз сделал вид, что не заметил ее оговорки.

– Остроумный, общительный, у него много друзей.

– Скорее подруг.

– Керк не бабник. – Она начинала злиться. – Он заботливый и уважительный.

Выражение лица Блейза не изменилось, но у Френ появилась странная убежденность, что мысль о другом ее мужчине приводит его в бешенство.

Она сидела напряженно, иногда сдувая с лица завиток пепельных волос, с которым играл слабый ветерок. Вдруг Блейз взял пальцами ее прядь и в задумчивости начал играть ею. Боль пронзила Френ насквозь, когда она вспомнила, как в прошлом он любил перебирать ее густые волосы, сравнивая их с шелковыми нитями.

Наконец Блейз заправил прядь волос ей за ухо.

– Значит, он просто уважает тебя? – с холодной насмешкой спросил Блейз.

– Керк полная противоположность тебе… – уколола она его.

– Мелинда нашла его очаровательным, – признался Блейз. – Сказала, что в нем много шарма, и заметила его сходство с молодым Робертом Редфордом.

– Ревнуешь? – нежно спросила Френ.

– А ты как думаешь?

Нет, Блейз ревновать не станет. С его-то взглядами.

– Думаю, большинство мужчин ревновали бы.

– Но я не большинство и хорошо знаю, как сохранить то, чего я хочу.

Она и не сомневалась в этом.

– А ты, Франческа? Ты ревнуешь?

– К Мелинде?

– Не только. В жизни Варли есть и другие женщины.

– Насколько мне известно, у него нет других женщин.

– И ты намерена выйти за него замуж?

– Да, – недоумевала она.

– Твое решение не изменит даже то, что я рассказал о нем?

– Ты говоришь о финансовом положении Керка?

– О чем же еще? – вопросом ответил Блейз.

– Нет. Не изменит. Если он обанкротится, я тем более останусь с ним. Но когда Керк приедет…

– Если приедет. – Блейз сделал ударение на первом слове.

– Он наверняка приехал уже. Может быть, и мисс Росс. – Френ встала.

Блейз поднялся без спешки.

– Возобновим прогулку. Пройдемся по мосту и через сад роз.

На мосту они по молчаливому согласию остановились, захваченные картиной захода солнца, последние лучи которого окрасили небо разнообразными оттенками розового и лавандового, добавив кое-где всполохи бледно-зеленого и обрывки серого шифона облаков.

Блейз подошел сзади, наклонился к ней, и его щека нежно коснулась ее щеки.

– Помнишь заход солнца в Париже?

Она старательно отгораживалась от прошлого, столько оно причиняло боли и страдания. Его слова вызвали к жизни мучительные воспоминания.

… Тогда был день его рождения и самый чудесный вечер в ее жизни. Лениво растянувшись на балконе, они, обнявшись, наблюдали за восхитительным маскарадом. Потом они совершили прогулку по Сене и поужинали на яхте. Вернувшись после прогулки в дом, они с нетерпением влюбленных отдались неистовому чувству страстной любви…

Воспоминания захлестнули ее волной отчаяния, она повернулась, чтобы убежать, и очутилась в его объятиях.

– Ты все помнишь, – нежно глядя в ее глаза, произнес он.

Склонив голову к губам Френ, Блейз поцеловал ее.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Поцелуй был легким и непродолжительным. Так целуют женщину, на чьи тело и душу имеют полное право.

Прошла вечность, прежде чем ей удалось взять себя в руки.

– Зачем ты сделал это? – прошептала Френ, желая только одного: вернуть себе уверенность и спокойствие духа. – Я бы предпочла, чтобы ты предал забвению прошлое и сдерживал свои порывы, – как можно холоднее сказала она. – Я помолвлена, а ты собираешься жениться, не забывай об этом.

Отстранив его руки, она пошла было прочь, но Блейз преградил ей путь.

– Заключим пари. Помнишь брелок для ключей, который ты подарила мне в Париже?

– Помню, – хрипло ответила она. Это был дешевый сувенир в виде Эйфелевой башни, купленный экспромтом, когда он упомянул о дне рождения.

– Так вот, если Варли приехал, я верну его тебе…

Неужели Блейз берег ее подарок все это время?

Покачав головой, она заявила:

– Но у меня ничего нет для тебя в случае моего проигрыша.

– Ты поцелуешь меня.

– Нет! – Ее охватила паника.

– Разве ты не уверена, что Керк приехал?

– Уверена.

– Тогда чего бояться? – Ловушка захлопнулась.

Зачем он искушает ее? Или его цель – выставить ее на посмешище? Но она не проиграет, упорно твердила себе Френ, пока они проходили под каменной аркой и через сад роз. Он ждет ее, она была в этом уверена. Ведь этот уикенд так важен для них обоих. Но, утешая себя, Френ понимала, что теперь у них с Керком все будет иначе.

Они прошли сад, вышли через калитку в оранжерею и, пройдя ее насквозь, достигли маленького дворика. Френ решила, что это владения прислуги. Здесь стояло несколько дубовых кухонных шкафов вдоль стены, огромный стол, на каменном полу размещался большой очаг с горой поленьев.

Мортимер уже вышагивал к ним навстречу.

– Полагаю, мисс Росс здесь? – спросил Блейз.

– Нет, сэр. Однако в вашем кабинете ожидает джентльмен.

Сердце сильно забилось, и Френ одарила спутника мимолетным взглядом триумфатора.

– Блондин, голубоглазый Адонис с огромным шармом? – уточнил Блейз.

– Нет, сэр, – ответил дворецкий невозмутимо. – Джентльмен с военной выправкой. Он представился как Беллами. Сказал, что говорил с вами и вы просили его приехать.

Блейз удовлетворенно кивнул головой.

– Значит, мистер Варли не прибыл?

– Нет, сэр.

– Не было каких-нибудь сообщений?

– Нет, сэр, не было.

– Спасибо, Мортимер. Можете подавать ужин в восемь тридцать.

Дворецкий наклонил голову и удалился.

Блейз проводил Френ в гостиную. Сказал стальным голосом:

– Подожди меня здесь. Разговор с Беллами не займет много времени.

– Я надеялась принять душ и переодеться перед ужином.

– У тебя будет еще достаточно времени для этого.

– Хорошо.

Просторная гостиная являла собой смесь старого и нового. Деревянные панели, высокий потолок и глубокие проемы окон напоминали, что дом старинный. Перестроена была только та стена, где прорубили двери на террасу.

На полу лежал старинный ковер. Мебель тоже была словно из антикварного салона, кроме современного гардероба, телевизора и стерео.

Френ опустилась в низкое кресло и, бездумно глядя на кувшин со срезанными цветами, стала размышлять, как могло случиться, что Керк задерживается столь долго. И уж совершенно непонятно, почему он не звонит. Неужели случилось что-то серьезное?

Растревожив себя, девушка, не в силах сидеть, вскочила и вышла на террасу.

Ветерок стих, и воздух был теплый и неподвижный. Вечер укрылся серо-голубой прозрачной вуалью. И сквозь нее Френ увидела медленно приближающееся черное лондонское такси с горящими фарами.

У Мелинды Росс есть собственная машина, значит, приехал Керк!

Френ поспешила вниз по лестнице, но оступилась и упала, подвернув лодыжку. Преодолевая внезапную острую боль, она все-таки спустилась до конца, но, поглощенная болью в ноге, не заметила, как в машину кто-то сел и она стала отъезжать. Френ в недоумении остановилась, провожая взглядом такси, на заднем сиденье которого был не Керк, а пожилой мужчина с седыми волосами и усами.

Возможно, уехал мистер Беллами. Девушка нахмурилась. Посетителем Блейза оказался тот самый человек, который помог ей на стоянке в аэропорту, поднял ее чемодан.

Совпадение? Нет, конечно. Не так часто в реальной жизни случаются совпадения.

Разочарованная, она стала осторожно подниматься обратно и вдруг увидела Блейза, стоявшего в дверях.

– Колени по-прежнему тревожат тебя? – пропуская ее, поинтересовался он.

– Нет, – коротко сказала она. – Я подвернула лодыжку на ступеньке.

Он указал на кресло.

– Тогда тебе лучше присесть. Как это произошло?

– Я увидела такси и…

– … подумала, что приехал Варли, – закончил он.

– Да, – призналась она.

– Ты правда ждешь его?

– Конечно.

– Глупо рассчитывать, что я поверю в это.

– Не понимаю, почему?

– Послушай, – сказал он раздраженно, – не пора ли рассказать правду?

Френ вскипела.

– О какой правде ты говоришь? Ты думаешь, Керк нарушает ваше соглашение?

Блейз вздохнул.

– Варли находится на грани банкротства. Только чудо может спасти его.

– Ты уже говорил об этом.

– В руках твоего жениха ожерелье с восемнадцатью великолепными рубинами. Даже проданные по отдельности, камушки могут обеспечить новую жизнь, скажем, в Южной Америке.

– Ты, должно быть, шутишь!

– Я совершенно серьезен. И думаю, он послал тебя, чтобы ты отводила от него подозрения.

Френ невесело рассмеялась.

– Ты начитался дешевых романов.

На лице его появилось выражение неуверенности.

– Тогда почему Варли не воспользовался услугами Рейберна?

Она покраснела, вынужденная отвечать на этот вопрос.

– Он говорил что-то о высокой цене.

– Но плачу-то я!

– В-возможно, он не знал этого…

– Прекрасно был осведомлен!

Френ явно смутилась.

– Если не охранная фирма, то кто же доставит ожерелье?

Она облизнула губы.

– Мы собирались в Балантайн-Холл на вечеринку… – Френ набрала в легкие побольше воздуха.

– Продолжай, – подтолкнул ее Блейз.

– Керк решил взять его с собой. Он сказал, все будет сделано секретно. Ни одна, живая душа не будет знать об ожерелье.

– А мастер Вильям Бейли? – не утерпел Блейз.

– Он работает на Варли более сорока лет. Керк считал его надежным человеком.

– А ты?

– Я с самого начала была против этого плана.

– И все же согласилась.

– Да.

– Неужели ты даже сейчас ничего не понимаешь? Ваш план потерпел фиаско.

– Неправда!

– Это по твоему мнению. А по-моему, я ограблен.

– Ты ограблен? – возмутилась она. – Когда Керк приедет…

Блейз раздраженно отмахнулся.

– Совершенно очевидно, что он не приедет. И не надо строить из себя невинность. Он вез ожерелье…

– Но у него его нет!

Блейз онемел.

– Керк не вез ожерелье.

– А кто?

– Я.

– Ты?!

– Да, – призналась она. – Он не мог взять его с собой в деловую поездку.

Блейз задумался, соображая что-то, а Френ продолжала объяснять:

– Перед отлетом в Амстердам Керк сам упаковал ожерелье и положил его в сейф. На следующий день мистер Бейли сам открыл сейф и передал мне пакет. Я уехала в аэропорт. Прилетела в Лондон и ждала прилета Керка.

– А получила сообщение о его задержке?

– Да. Я пошла на стоянку такси…

– Где у тебя украли сумочку.

– Да.

Блейз мрачно рассмеялся.

– Варли умнее, чем я думал. Моя дорогая Франческа, ты ждешь, что я поверю этой нелепой истории?

– Но это правда!

– И я должен довольствоваться сказкой об украденной сумочке взамен ожерелья. Брось!

– Почему ты мне не веришь?

– Потому что ты прикрываешь Варли. У тебя никогда не было этого ожерелья. Иначе ты не вела бы себя так спокойно в аэропорту, а обратилась бы в полицию.

– Я не хотела задерживаться. Понимаешь…

– Твоя истерика была бы для меня убедительнее. Именно так поступила бы женщина, у которой украли бесценную вещь. Ты даже мне не сразу рассказала о случившемся, а пыталась сделать вид, что все будет в порядке, убеждая, что Варли приедет.

– Замолчи, – не выдержала Френ. – Я сказала, что везла ожерелье, но я не говорила, что оно украдено. Если бы ты сразу выслушал меня…

Его серые глаза сузились.

– Хорошо, слушаю.

– Хотя Керк уверял меня, что риска нет, я ужасно боялась везти такую дорогую вещь в дамской сумочке. Когда приехала в аэропорт, я для себя все решила. Прошла в дамскую комнату, достала ожерелье и надела его на себя, а шарфик надежно укрыл его от посторонних глаз.

– Будь я проклят! – восхитился Блейз. – Так где же оно теперь?

– Не хотелось оставлять его в комнате до приезда Керка, поэтому…

– Значит, ты носишь его? – Он не мог поверить своим ушам.

Френ сняла шарфик, расстегнула две верхние пуговицы на платье, закинула руки и попыталась снять ожерелье, но не смогла, оно, видимо, зацепилось за что-то.

– Позволь мне… Нет, не двигайся… – прошептал Блейз. Высвобождая добычу, он коснулся пальцами теплого затылка девушки, и она вздрогнула.

Наконец-то он держал свою драгоценность в длинных пальцах, недоверчиво изучая непривычную для него форму.

В легкой оправе, соединенные по три, рубины напоминали теперь сверкающие экзотические цветы.

– Тебе нравится? – волнуясь, поинтересовалась она, застегивая пуговицы неверными движениями рук.

– Изысканно, – медленно сказал Блейз. – У тебя настоящий талант.

– Спасибо. – Ей была приятна его похвала.

Блейз сверкнул взглядом в ее сторону.

– Скажи мне вот что. Почему ты не отдала его сразу же?

– Посчитала, что только Керк имеет право завершить дело.

– И другой причины не было?

– Нет. Мне и про кражу сумочки не хотелось говорить.

– Думаешь, кража была настоящей?

– Так оно и было, – коротко сказала Френ.

– И все же удивительно, что ты ничуть не расстроилась.

– Утрата кошелька, кредитных карточек, чековой книжки и водительских прав – ничто по сравнению со спасенной драгоценностью, – ответила она.

– О, кстати. Пойду спрячу эту безделицу.

Блейз прошел мимо камина и дотронулся до замаскированной кнопки, панель справа отодвинулась, открывая маленький сейф в стене. Достав оттуда кошелек из мягкой серой кожи, он опустил в него ожерелье. Через мгновение дверца закрылась, и панельная обшивка встала на место.

Старинные часы на стене начали бить восемь часов. Блейз нахмурился.

– Похоже, придется нам ужинать вдвоем.

Френ ужаснулась и стала молиться про себя, чтобы Бог не допустил этого. Блейз не будет приятным собеседником – она слишком хорошо помнила его.

– Ты хотела принять душ и переодеться. – Голос Блейза вернул ее мысли к действительности. – Как твоя лодыжка? Помочь тебе? Может, отнести тебя?

– Нет! – отпрянула Френ. – Спасибо, я дойду сама.

– Ты уверена?

Она кивнула.

– В таком случае оставляю тебя. Двадцати минут будет достаточно?

Она снова кивнула.

– Потом выходи на террасу. Ужин будет накрыт там.

Он отвернулся позвонить в колокольчик, а Френ спешно пошла к выходу, превозмогая боль в ногах.

Приняв душ и уныло подсчитав кровоподтеки на руках и ногах, Френ надела свежее нижнее белье и платье для коктейля, украшенное шнуровкой. Она предпочла бы скрыть синяки и ссадины, но оба вечерних платья были без рукавов.

Редко пользуясь косметикой, Френ сегодня накладывала макияж с особенной заботливостью, стараясь замаскировать бледность лица и поддержать боевой дух. Волосы она убрала в привычный аккуратный пучок.

И все время, пока Френ колдовала над своей внешностью, ее не покидали мысли о Керке. Но девушка старалась не думать о плохом, хотя все происшедшее казалось странным и непонятным. А тут еще слова Блейза, что Керк был прекрасно осведомлен, на чьи деньги обеспечивалась охрана. И она не могла объяснить такое поведение Керка.

Осознав, что двадцать минут истекают, она поспешно закончила скреплять шпильками волосы и, моля, чтобы хоть один из отсутствующих появился на ужине, отправилась вниз но лестнице. Морщась при каждом шаге, она упорно продвигалась вперед, держась за полированные перила. Наконец спустившись, Френ увидела Блейза, который пристально наблюдал за нею.

Он был одет в смокинг, белую вечернюю рубашку с черной бабочкой. Такой красивый, обаятельный и определенно сердитый.

– Вижу, ты предпочитаешь страдание.

– Я не нуждаюсь ни в чьей помощи, – с достоинством ответила Френ.

– По крайней мере, обопрись на мою руку.

Он помог ей добраться до террасы, и она в изнеможении опустилась в кресло.

Над головой простиралось темное синее небо с россыпью ярких звезд, которые были, казалось, так близко, что их можно коснуться рукой.

Но Френ не волновали красоты вечера.

– Кто-нибудь приехал?

Блейз усмехнулся:

– Нет, боюсь, мы будем вдвоем. Но обещаю скучать не придется.

Для Френ эти слова прозвучали угрозой.

– Что будешь пить? – вспомнил Блейз об обязанностях хозяина, подходя к столику с напитками.

– Херес, пожалуйста.

– Насколько я помню, – насмешливо заметил он, – раньше ты предпочитала экзотические смеси.

– Мои вкусы с тех пор очень изменились.

Но если у тебя нет…

– Не беспокойся, у меня есть все, что пожелаешь.

Она не поддержала его игры.

– Никто не звонил? – продолжала она допрос.

Не торопясь, он наполнил два бокала жидкостью бледно-янтарного цвета и, передавая ей напиток, сухо ответил:

– Никто. – Сделав глоток, Блейз уже мягче продолжил: – Не похоже на Мелинду, она обычно поддерживает связь.

– А ты не можешь ей позвонить? – спросила Френ.

– Я пытался звонить в отель, но ее не было в номере. Портье говорит, она ушла после звонка мужчины.

– И ты не волнуешься?

Блейз покачал головой.

– За деньги можно купить все, включая верную жену. – Рот его скривился в ухмылке. – У меня нет иллюзий, что Мелинда любит меня. Да мне и не нужно это. Достаточно, что она красивая женщина, страстная любовница и будет хорошей матерью моих детей.

Блейз замолчал, уставившись на Френ.

– Я что-то не так сказал?

Она закусила губу, борясь с желанием поведать ему, что Мелинда думает о детях.

Появилась молоденькая горничная и объявила, что ужин подан.

Повернувшись к Френ, Блейз забрал у нее бокал и, не успела она возразить, подхватил ее на руки, казалось, без малейших усилий.

– Уверен, ты дойдешь и сама, но, боюсь, суп остынет.

Сердце замерло у нее в груди. Не дыша, она вся напряглась, почувствовав его мускулистое тело.

Мортимер был очень удивлен, увидев хозяина, несущего мисс на руках.

– Мисс Холт растянула лодыжку, – пояснил Блейз.

Френ показалось, что Блейз доволен ее состоянием. От бессилия она только сжала зубы.

– В самом деле, сэр? Очень прискорбно.

Мортимер печально покачал головой.

Внеся Френ в красивую дубовую столовую, освещенную свечами, Блейз осторожно поставил ее на ноги, поддерживая рукой, пока выдвигал стул.

– Спасибо, – выдавила она.

– Пожалуйста. – Он улыбался, и его улыбка была неотразима.

Смутившись, она неловко села и вздрогнула. Он вопросительно вздернул бровь.

– Колено задела, – объяснила она.

– Вижу, и руки сильно поранены.

Он уселся во главе стола, который был сервирован легким изящным фарфором, резным хрусталем, живыми цветами и канделябрами. Блюда выглядели восхитительно, но Френ не могла есть. Обеспокоенная, постоянно чувствуя на себе хищный взгляд Блейза, она маленькими глотками отпивала белое вино, очень приятное на вкус.

Блейз не мог не заметить ее состояние.

– Почему ты не прекратишь беспокоиться за Варли?

Зеленые глаза с упреком посмотрели на него. В них застыло страдание.

– Ничего не могу поделать с собой.

– Он, кажется, не волнуется о тебе. Хотя ты делаешь за него грязную работу…

Френ резко отложила вилку. Блейз пожал плечами и смягчился.

– Хорошо. Ты взяла всю ответственность на себя, а он даже не позвонил!

– Потому я и думаю, что с ним случилось несчастье.

– Вряд ли. Держу пари, ты единственная пострадала.

Появился дворецкий и осторожно кашлянул. Блейз посмотрел на него.

– Да, что такое, Мортимер?

– Телефон, сэр. Я не хотел прерывать ваш ужин, но джентльмен настаивает на срочности разговора.

Блейз отложил салфетку и обратился к Френ:

– С твоего разрешения.

Ее сердце забилось сильнее в тревоге и надежде, когда она провожала его взглядом.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Минуты две спустя Блейз вернулся. В ответ на обеспокоенный взгляд Френ он покачал головой:

– Не Мелинда и не Керк. Дела.

Разочарование омрачило ясные зеленые глаза.

Он вновь наполнил бокалы и возобновил разговор:

– Итак, ожерелье в безопасности. Надеюсь, твое состояние тоже не внушает опасений.

– Мне внушает опасения мистер Беллами. Этот мужчина помог мне подняться на стоянке такси, когда меня толкнули.

Блейз поморщился.

– Так ты узнала его?

– Зачем он приезжал в Балантайн-Холл?

– Я нанял его, чтобы он не спускал с тебя глаз, – хладнокровно признался Блейз.

– Так он шпионил за нею! – неприятно обожгло девушку.

– Ему показалось подозрительным это нападение на тебя. И хотя он предчувствовал нечто подобное, такая внезапность удивила его.

Френ сдвинула брови.

– И что же он предчувствовал?

– Что за тобой следят.

Она беспомощно взглянула на собеседника, а Блейз продолжал:

– Мужчина худощавый, неопределенного возраста, с рыжеватыми волосами…

Она добавила, словно во сне:

– … в мятом костюме, на руке висит макинтош. Он летел тем же рейсом, – продолжала она монотонно.

– Значит, ты его тоже заметила?

– Я видела его в зале аэропорта. Еще там мне показалось, что он наблюдает за мной, но он быстро исчез. – Френ чувствовала себя в Стране чудес Алисы. – Ты уверен, что он преследовал меня? Какой смысл?..

– Прямой, если он знал, что у тебя с собой ожерелье.

– Никто не мог этого знать.

– И все-таки кто-то знал.

– Ты имеешь в виду кражу сумочки? Но такое случается каждый день.

– По мнению Беллами, это сделал он.

Френ все еще сомневалась.

– Логично. Хотя все произошло так быстро… А мистер Беллами не может уточнить, кто же это был?

– К несчастью, нет.

– Но зачем следить за мной до Лондона? Почему не напасть в аэропорту Манчестера?

– Слишком близко к дому, вероятно…

Френ покачала головой. Наступила пауза в разговоре, пока меняли блюда. Но она отказалась от сладкого, и Блейз, сделал знак все убирать.

– Выпьем кофе на террасе? – Он встал возле ее кресла и посмотрел на нее сверху вниз.

Вспомнив его порывистость, она вспыхнула с головы до ног, но предупредила:

– Мне не нужна помощь. Я дойду сама.

– Не глупи, – коротко отрезал Блейз.

– Я не хочу, чтобы ты нес меня, – запаниковала она вдруг.

Мортимер появился в нужную минуту.

– Могу я взять на себя смелость предложить разрешение вопроса, сэр?

– Ты понесешь мисс Холт? – нашелся Блейз.

– Это не совсем то, что я имел в виду, сэр. – В голосе дворецкого слышался упрек.

– А что ты имел в виду, Мортимер?

– Кресло покойного хозяина может сослужить службу.

Дворецкий подал знак одному из лакеев, который втянул небольшое кожаное кресло с изящными ручками: оно легко скользило на колесиках.

– Ну? Как тебе?

– Прекрасно, спасибо.

– Тогда позвольте мне, мисс. – Дворецкий предложил ей локоть и помог усесться в кресло, затем повез через гостиную на террасу.

– Спасибо, Мортимер. – Френ была искренне ему благодарна. – Такая блестящая идея.

Дворецкий поклонился и удалился, удовлетворенный.

– Похоже, Мортимер полностью на твоей стороне. А ведь он женоненавистник.

– Такой же, как ты? – не удержалась она от дерзости.

Он пронзил ее острым взглядом, но промолчал.

Вокруг стояла кромешная тьма, небо напоминало черный вельвет, и звезды казались на нем металлическими заклепками.

Экзотический запах цветов, лимона и специй растекался в знойном неподвижном воздухе, и казалось, что они находятся в тропиках, а не в пригороде Лондона.

Горничная внесла кофе на подносе и осторожно поставила на стол.

– Разлить кофе, сэр? – спросила она.

– Спасибо, Ханна, мы все сделаем сами.

Девушка ушла.

– Желаешь бренди или ликер?

– Мне только кофе.

Он добавил сливок и передал ей чашку.

– Спасибо. – Френ почему-то стало приятно, когда она поняла, что он все еще помнит ее привычки.

– Ты не хочешь немного подвигаться?

– Я хочу только спать. Допью кофе и пойду.

– Все еще сердишься на меня? – поинтересовался Блейз.

– Ты ждешь, я приду в восторг от того, что за мной шпионили?

– Нет, – признался он просто.

– Как долго он наблюдал за мной?

– Еще до отъезда из Штатов в Лондон.

– Значит, вот откуда ты знаешь подробности о моей личной жизни. – Ее вдруг поразила мысль. – Предполагаю, ты следил и за Керком? Тогда… Значит, ты должен знать, где он.

– Понимаешь, твой жених ухитрился улизнуть от человека, который следил за ним.

– До или после его поездки в Амстердам?

– А он не ездил в Амстердам.

– Но я сама видела, как он улетел.

– Ты поцеловала его на прощание, но он не сел в самолет. Он вышел из аэропорта и исчез.

– Я не верю, – решительно сказала Френ. – Ты точно знаешь, что твой детектив следил за тем, за кем нужно?

– Он следовал за мужчиной, с которым ты прощалась: блондин приятной наружности, не старше тридцати, стройный.

– Да, но… – Она покачала головой, словно это могло что-то прояснить. – Должно быть, здесь какая-то ошибка. Керк никогда не передумал бы в последнюю минуту… И почему тогда он не вернулся в магазин?

– Потому что не хотел, чтобы ты знала, что он не уехал.

Неожиданно ей надоела эта бессмысленная перепалка, и она перешла в наступление:

– Отлично. Ожерелье доставлено, оно у тебя. А ты продолжаешь порочить его репутацию, обвинять в авантюризме и планировании кражи твоих драгоценных рубинов. Знаешь, что я думаю по этому поводу? – Она на миг остановилась.

– Что я должен извиниться перед ним, – предположил Блейз.

– Да!

– Когда он приедет, так и сделаю. А ты?

– Что я?

– Перед тобой я обязан извиниться?

Она улыбнулась.

– Из-за того, что подумал, будто я желаю удрать куда-нибудь в Южную Америку, прихватив с собой краденое украшение? Это смешно.

Глаза его заблестели.

– Рад, что позабавил тебя. В конце концов, мы были когда-то хорошими друзьями.

Что-то в том, как он смотрел на ее губы, заставило ее насторожиться.

Поставив чашку на столик, Френ вцепилась в подлокотники кресла.

– Если не возражаешь, пойду спать. Такой изнурительный день… Если Керк приедет…

– Мортимер, без сомнения, впустит его.

– Тогда спокойной ночи.

Быстро встав, он подошел к ней и подхватил легко, словно перышко. Глаза его уставились прямо в ее расширенные зрачки. Сердце ее ухнуло куда-то вниз, и она перестала ощущать его биение.

– Будет намного легче, если ты обхватишь руками меня за шею, – предложил он.

Она не шелохнулась.

– Ну же! Или ты забыла, как это делается?

Френ разозлилась. Он явно издевается над нею! Закусив губу, она скользнула руками вокруг его шеи и обняла. Пальцы коснулись коротких вьющихся волос на затылке.

– Так удобнее, – мягко сказал он.

Он шел, а она краем глаза разглядывала его красивое лицо. Наконец спросила:

– К тебе приедет много гостей? Я имею в виду – на выходные?

– Около сорока человек. Один или двое закадычных друзей отца, соседи, деловые знакомые и их жены.

Френ удивилась.

– Я предполагала, что будет домашняя вечеринка для друзей и близких.

Блейз легко внес ее по ступенькам, даже дыхание не сбилось. В какой же он прекрасной форме, подумала она.

– Я вообще не хотел помолвки. Мелинда жаждала похвастаться прилюдно ожерельем и модельером…

Итак, он давно знал, кто модельер. Но зачем же тогда он пригласил ее на вечеринку? Не утерпев, она спросила его об этом. Ответом было: так захотела Мелинда.

Они приближались к дверям ее комнаты, и Френ соображала, как поблагодарить Блейза за помощь, но вместо того, чтобы поставить ее на ноги, как она ожидала, он посоветовал ей крепко держаться и, повернув ручку, вошел в комнату, закрыв ногой дверь.

– Что ты делаешь? – Голос ее прозвучал неожиданно высоко, почти визгливо.

– Что с тобой?

– Зачем ты вошел? – Она отчаянно старалась изобразить ярость, чтобы скрыть свой страх перед ним.

– Тебе может понадобиться помощь.

– Мне не нужна никакая помощь. Поставь меня, – холодно попросила она.

Пройдя к кровати, он положил Френ, а сам сел на краю. Итак, он поймал ее в ловушку.

Шторы были опущены, лампа затемнена с одной стороны, так что она лежала в освещенном круге, а его лицо было в тени.

– Теперь лучше? – вкрадчиво поинтересовался он.

Ничуть не лучше было лежать перед ним, сидящим, поэтому Френ попыталась хотя бы приподняться на локтях.

Блейз потянулся к ней и одним движением опять уложил ее навзничь. Склонившись над Френ, Блейз смотрел в ее широко открытые глаза, слушал прерывистое дыхание.

Френ прошептала:

– Пожалуйста, Блейз, позволь мне встать.

– Так удобнее и тебе, и мне, – удовлетворенно заметил он и расслабленно откинулся на спину.

Она осторожно перевела дух.

– Теперь позволь мне встать.

Увидев, как она бледна, он успокоил девушку:

– Не волнуйся, я не посягну на тебя в отсутствие твоего жениха.

Она взметнула ресницы.

– Тогда чего же ты добиваешься?

– Того, что выиграл в пари.

– Не надо целовать меня, прошу тебя.

– И не собирался, – хладнокровно сказал он. – Ты должна поцеловать меня.

Такая беззастенчивость в речах доказывала, что мужчина не уступит. Сил спорить у нее не было, и она сдалась сразу:

– Хорошо… но я хочу все-таки сесть.

– Находишь это положение безопасным?

Френ проигнорировала насмешку. Они одновременно сели и оказались лицом к лицу.

Блейз спокойно ждал. Френ смотрела на его красиво очерченный рот. Верхняя губа была сурова, нижняя – чувственна. Она переводила взгляд с одной на другую, ожидая каких-то действий со стороны мужчины, но тот продолжал сидеть как истукан.

Оторвавшись, наконец, от бессмысленного созерцания, она приказала себе покончить с этим немедленно и потянулась к его щеке, уверенная, что не обязательно целовать в губы. Но поцелуй пришелся неожиданно именно в губы. Секунду или две Блейз был недвижим, а когда ответил, сладостный огонь возбуждения охватил Френ.

Она закрыла глаза и обвила его шею руками.

Мужчина прижал рукой ее голову к себе, а другой начал ласкать тело девушки. Она почувствовала грудью участившееся биение его сердца, ощутила его руку на своем плече, когда он медленно, плавно спустил бретельку платья.

Каждое прикосновение его опытных и искусных рук дарило наслаждение. Она уже лежала, закрыв глаза, и вздрагивала в томительном ожидании под ласками его губ.

Никого не существовало в мире, только этот мужчина и движения его тела. Его рот возбуждал острые вершины ее груди, доводя до исступленного восторга, переходящего почти в боль. Боль сменялась томлением, когда его рука ласкала теплый шелк кожи – внутренней стороны бедра, медленно подвигаясь в потаенный омут естества женщины. Начинало сосать под ложечкой, и из груди вырывался тихий стон, звук страсти, которую ее любовник умело разжигал в ней.

И вдруг все исчезло. Вздрогнула и выровнялась постель. Мужчина встал, и она в ожидании представила себе, как он лихорадочно сбрасывает одежду, спеша продолжить знакомую прелюдию.

Но уши ее ничего не услышали – ни шороха. Вокруг царило совершенное безмолвие.

Она открыла глаза, еще одурманенная, и увидела неподвижно стоящего Блейза.

– Думаю, самое время остановиться… – Голос звучал холодно, но тяжелое дыхание выдавало его чувства. – Я ведь обещал тебе.

Френ содрогнулась и съежилась, словно ее окатили ледяной водой. Она села, испытывая невыносимое чувство стыда, и негнущимися руками стала натягивать платье.

Он пошел к двери и, уже держась за ручку, спросил:

– Если приедет Варли, прислать его сюда?

Она укусила губу до крови, чтобы не вскрикнуть.

– Прости, – извинился он и вышел.

Френ стояла в ванной, чистила зубы и беспощадно ругала себя.

Как она могла так забыться? Забыть, что помолвлена, забыть про свои обещания другому человеку. Оказалось, единственно важное для нее – быть с этим мужчиной, чувствовать его губы на своих губах, прикосновения его рук на своем теле.

Зачем только он нес ее? Зачем она целовала его так страстно? Вся вина теперь лежит на ней. Если бы она просто чмокнула его в щеку, ничего не произошло бы.

Она же любит Керка. Но почему так сильно желает Блейза? Да, она когда-то любила его. Но теперь она любит Керка, убеждала себя Френ. И тут же спрашивала: любит ли? Тогда почему Блейз до сих пор имеет над нею такую власть?

С глаз Френ спала пелена.

Ей почти двадцать семь лет. Она стосковалась по любви. Керк стал первым мужчиной, который привлек ее после Блейза, и она, очевидно, внушила себе, что любит его. Да и пора было выходить замуж, заводить семью, о чем мечтала в молодости.

Керк красивый, очаровательный мужчина, умный и внимательный. Что еще нужно для мужа? Но теперь она видела отчетливо: этот человек уже не сможет разбить ее сердце, оно целиком отдано Блейзу. Блейз – ее первая и единственная любовь.

Она вышла из ванной и легла в постель. Но уснуть сразу не смогла.

Блейз, без сомнения, женится на Мелинде Росс, но она, Френ, не видит теперь для себя никакой возможности выйти замуж за Керка.

Подняв руку, Френ посмотрела на кольцо, которое Керк надел ей на палец и над которым зло подшутил Блейз. Кольцо, польстившее ее самолюбию. Без малейшего сожаления она сняла его и положила на ночной столик.

После этого уикенда она подыщет себе жилье и, по всей вероятности, новую работу.

От судьбы не уйдешь. Жизнь снова сделала поворот, оставив ее одинокой. Второй раз спустя три года. Но она воскреснет. Ей не впервой. Правда, есть еще Керк. Как сильно расстроит его расторжение помолвки?

Френ выключила лампу и устроилась поудобнее.

Будем надеяться, он расстроится не слишком, если верить словам Блейза о других женщинах. Если, конечно, детективы следили именно за Керком, а не за кем-то другим.

Френ подумала, что всего за один день у нее накопилось слишком много вопросов к Керку Варли. Но придется все ее «почему» отложить до его появления.

Она приказала себе выбросить из головы все вопросы и уснуть. Но прошло еще очень много времени, прежде чем уставший мозг отключился и Френ забылась беспокойным сном с мыслью о Блейзе.

Ее разбудил легкий стук в дверь. Она отозвалась полусонным голосом:

– Кто это?

– Ханна, мисс.

– Входите. – Френ постаралась сесть. Горничная внесла поднос с чаем. Поставив его на столик, Ханна раскрыла шторы.

Небо было темным, а воздух, влетевший в открытые окна, все так же горяч и влажен. Далеко у горизонта гряда черных грозовых туч предвещала шторм.

Словно зловещее предзнаменование, подумала Френ и невольно вздрогнула.

Взглянув на свои часы, она увидела, что стрелки показывают двенадцать часов пятнадцать минут.

– Боже мой! – воскликнула она. – Уже так поздно! Почему вы не разбудили меня?

– Хозяин отдал распоряжение, если вы не проснетесь, не беспокоить вас до полудня, мисс.

– Мистер Варли приехал?

– Нет, мисс, гостей не было.

– А мисс Росс?

– Нет, мисс.

С возрастающим чувством отчаяния Френ спросила:

– Может, были какие-нибудь сообщения?

– Насколько я знаю, нет, мисс. Но можно уточнить у Мортимера… Это все, мисс?

– Да. Спасибо, Ханна.

Когда за девушкой закрылась дверь, Френ налила себе чаю и жадно выпила его.

От долгого сна ужасно болела голова, Френ чувствовала себя совершенно разбитой. Она сняла трубку телефона, стоявшего рядом на столике, и набрала номер. Заговорил автоответчик. Что и следовало ожидать, раздраженно подумала Френ. С какой стати Керку сидеть дома! Но проверить было необходимо.

Единственной надеждой оставался Вильям Бейли. Он жил в маленькой квартире над офисом Варли с тех пор, как умер отец Керка. Если произошел несчастный случай, он должен обо всем знать.

– Бейли у телефона, – прозвучал после третьего звонка сухой мужской голос.

– Вильям. Это Франческа Холт…

Легкий характер и отзывчивость составили ей хорошую репутацию в фирме, и голос мужчины помягчел, когда он спросил:

– Что могу сделать для вас, Франческа?

– Вы не слышали что-нибудь о Керке?

– Сегодня утром он звонил мне.

– Где он? – нетерпеливо спросила она.

– Я думал, он с вами в Балантайн-Холле. – Голос Бейли звучал озадаченно.

– Нет, он… он задерживался. Боюсь, не случилось ли чего.

– Кажется, у него все в порядке.

– Он что-нибудь говорил?

– Только что он будет отсутствовать дольше, чем предполагал, и просил позаботиться обо всем до его возвращения. – Потом Бейли спросил уже с тревогой: – Что-то не так? Вы где, в Балантайн-Холле?

– Да.

– Доставили сверток в сохранности?

– Да.

Послышался вздох облегчения.

– Уверен, Керк еще свяжется с вами, – обнадежил Бейли.

Френ вспомнила, что следует расспросить Мортимера, и стала прощаться.

– Простите меня за беспокойство.

– Никаких беспокойств, моя дорогая. Приятного уикенда.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Френ выбралась из-под одеяла, повертела ногой: лодыжке явно было лучше. Она встала и отправилась в ванную. Начинался новый день, но мысли вращались по прежнему кругу.

Если Керк сказал, что будет отсутствовать неопределенно долго, значит, возникло что-то непредвиденное.

Но что может быть для него более значительным, чем доставка ожерелья и уикенд в Балантайн-Холле? Хорошо хотя бы то, что Керк цел и невредим.

Френ вдруг почувствовала раздражение. Почему он так и не объявился? Почему не позвонил? Она приняла душ, надела хлопковое платье и сандалии, расчесала волосы и направилась вниз по лестнице.

Дворецкий Мортимер, которого она встретила, поинтересовался заботливо:

– Вашей ноге лучше, мисс?

Она улыбнулась ему.

– Намного лучше. Спасибо, Мортимер.

– Приятно это слышать, мисс.

– Для меня были сообщения от мистера Варли?

– Нет, мисс.

– Он не звонил?

– Насколько мне известно – нет, мисс.

– Мистер Блейз в гостиной или у себя?

– Хозяин ушел сразу после завтрака.

Ее брови нахмурились, она спросила:

– Вы не знаете, куда он отправился?

– Поехал в город, мисс.

Видимо, решил выяснить, что с Мелиндой.

– И когда вернется?

– Не знаю, мисс. Но сказал, если не вернется к часу, чтобы вы обедали без него.

В этот момент часы заворчали и ударили один раз.

– Обед подать на террасе или в столовой? – спокойно спросил Мортимер.

Расстроенная, поняв, что Керк не приедет, а ей грозит провести уикенд с Блейзом и его невестой, Френ почувствовала отчаянное желание бежать отсюда.

Что же. Она выполнила свой долг, и теперь ей можно уехать.

Френ решительно отказалась:

– Спасибо, Мортимер, я не останусь. Пока буду упаковывать свои вещи, будьте любезны вызвать… – Она осеклась.

О боже! У нее же нет ни денег, ни кредитных карточек. И банки закрыты. Вдобавок ко всем проблемам у нее нет обратного билета. Каким же образом она попадет в Манчестер?

В следующую минуту она решительно отмахнулась от неприятных мыслей, совершенно парализующих ее. Надо только добраться до Лондона. Она объяснит ситуацию Вильяму Бейли и попросит его о помощи.

– Мортимер, – обратилась она к дворецкому, – вы знаете, что мою сумку украли в аэропорту?

– Хозяин упоминал об этом, – важно сообщил Мортимер. – Такой огорчительный случай, мисс, – посочувствовал он.

– Причиняющий теперь одни неудобства, – посетовала Френ и спросила, немного смущаясь: – Мортимер, не могли бы вы одолжить мне денег на проезд до Лондона?

Дворецкий, казалось, пришел в замешательство. Откашлявшись, он извинился:

– Я был бы счастлив услужить вам, мисс, но хозяин не давал распоряжений на этот счет.

Она в изумлении посмотрела на него, и Мортимер объяснил:

– Как я понял, хозяин желает, чтобы вы оставались в Холле до его приезда.

Френ закусила губу, но спокойно произнесла:

– Понимаю. Спасибо, Мортимер.

Верный слуга кивнул и напомнил:

– Так подавать обед, мисс?

– Спасибо, я не хочу есть.

Она не сможет проглотить теперь и кусочка. Но если Блейз думает, что сможет удержать ее здесь насильно, он очень ошибается. Никто не помешает ей уйти пешком.

С пылающими от возбуждения щеками Френ поднялась к себе в комнату. Здесь она в сердцах побросала свои вещи в чемодан, сердито захлопнула его и защелкнула замки.

Закрывая за собой дверь, она вспомнила о кольце Керка, которое лежало на столике. Вернулась, взяла его и надела на палец.

Спускаясь по лестнице, Френ молила, чтобы никто не повстречался на пути. К счастью, прислуга либо ела, либо занималась приготовлениями к вечеринке. Ей удалось бесшумно открыть тяжелую дверь и незаметно выйти из дома.

Воздух был недвижен. Казалось, природа затаила дыхание в ожидании надвигающегося шторма.

Френ понадеялась, что успеет добраться до отеля, который видела еще по дороге сюда. Вдали уже громыхал гром, и вспышки молний освещали темное небо.

Жара была удушливой. Не успела она пройти и четверть мили, как вся покрылась, испариной. Чемодан, казавшийся ранее легким, теперь весил тонну, и ее лодыжка снова заныла.

Стиснув зубы, Френ продолжала идти.

Уже показались ворота, когда первые тяжелые капли дождя начали шлепаться на шоссе. Она ускорила шаг. Оставалось несколько сотен ярдов до сторожки, вдруг что-то вспыхнуло и громко ударило в небе. В ушах зазвенело. Небеса разверзлись, и дождь обрушился с такой силой, что она даже пошатнулась.

Тотчас промокнув, Френ опустила голову, но продолжила путь. Наполовину ослепнув от вспышек молний и плотной стены ливня, оглушенная шумом грома и дождя, она не заметила машину, пока та не остановилась рядом с нею. Сквозь залитое стекло она разглядела водителя. Он наклонился и открыл дверцу.

– Садись, – коротко бросил Блейз.

– Черта с два! – взбунтовалась она и продолжала идти.

Тогда мужчина вышел из машины, легко, словно леденец у ребенка, забрал у нее чемодан и швырнул его на заднее сиденье. Затем, обхватив девушку мускулистыми руками, без церемоний усадил ее в машину и захлопнул дверцу.

– Это уже насилие, – проворчала она, когда он уселся рядом с нею.

– Пристегни ремень безопасности, – только и сказал Блейз.

Френ отвернулась, проигнорировав совет, тогда он наклонился и сам пристегнул ее.

– Я не хочу возвращаться, я хочу уехать.

Даже не повернув головы, Блейз нажал на газ, и машина медленно двинулась сквозь пелену дождя, заливавшего ветровое стекло обильными струями, с которыми дворники никак не могли справиться.

За те несколько минут, что Блейз пробыл под дождем, он вымок насквозь. Тонкая хлопковая рубашка прилипла к телу, обозначив мощные бицепсы. В расстегнутом вороте вились черные волоски, усыпанные капельками дождя.

Продолжая украдкой разглядывать его лицо, она заметила даже, что влажные ресницы словно склеились, а капельки воды, стекая по худым щекам, падали с подбородка.

Машина обогнула дом и въехала через арку в невысокое строение, по-видимому служившее гаражом.

Поставив машину, Блейз достал чемодан Френ и открыл девушке дверцу.

Недовольная, она вылезла под дождь. Он накинул на плечи Френ какой-то жакет и быстренько увлек ее за собой на омытые водой сверкающие булыжники. Дождь продолжал барабанить свою мелодию на все лады, по канавкам неслись потоки воды, булькая и пенясь в водоворотах. Жары как не бывало. Стало прохладнее, и запахло свежестью.

Блейз открыл дубовую дверь, и Френ увидела уходящие вверх каменные ступени.

– Давай сюда. Поднимемся по черному ходу.

Оставляя на ступеньках мокрые следы, они поднялись по лестнице через два арочных пролета. Френ плелась сзади, но Блейз даже не оглянулся, словно был уверен, что на этот раз она никуда не сбежит. Скоро они поднялись на галерею, тянувшуюся вдоль всего дома.

– Ну, вот мы и на месте. – Он открыл дверь и ввел ее в маленькую белостенную гостиную.

Мебель здесь стояла самая простая: полированный письменный стол, несколько книжных шкафов, стерео, два кресла, низкий диван и продолговатый кофейный столик. Большую часть комнаты занимал камин, возле которого лежали несколько лучин для растопки, коробка спичек и стояла корзина с поленьями. По всему было видно, что зимой камин часто используется.

Тут должно быть очень уютно, мечтательно подумала Френ.

Вдруг оконные створки широко распахнулись, и в комнату ворвался дождь, заливая каменные подоконники, разлетаясь брызгами по ковру сливового цвета.

Воздух стал сырым, холодным, промозглым, и Френ начала дрожать. Она обхватила себя руками, оглядываясь и соображая, зачем Блейзу нужна эта комната.

Словно прочитав ее мысли, он, стягивая мокрый жакет с ее плеч, сказал:

– Мне иногда нравится уединенность.

– В доме, полном прислуги? – съязвила она.

– Прислуга здесь даже убирается по особому моему распоряжению, – скептически окинув девушку взглядом, снизошел он до объяснений.

Выглядела Френ сейчас действительно малопривлекательно. Волосы свисали крысиными хвостиками на бледное лицо, тонкое хлопковое платье облепило дрожащую, скорчившуюся фигурку.

Он сказал вкрадчиво:

– Холодно? – и улыбнулся, не отрывая взгляда от ее груди.

Она вспыхнула, но подавила в себе приступ тревоги и раздражения. Кожа у нее покрылась пупырышками, ее начал бить озноб.

Он закрыл окна и сказал:

– Здесь две ванные комнаты, предлагаю воспользоваться ванной Мелинды, пока ты всерьез не подхватила простуду.

Френ поспешила к указанной двери, чтобы поскорее сбежать от его действующего на нервы взгляда.

Блейз остановил девушку вопросом:

– Ты пообедала?

– Нет, – ответила она, даже не обернувшись.

– Так же, как и я. Попрошу Ханну принести нам по чашке чаю и несколько сэндвичей. Согласна?

Она кивнула и, закрыв за собой дверь, оказалась в милой, застеленной кремовым ковром туалетной комнате, которую никак нельзя было назвать убранной. Валялись трусики, рядом бросили дамский халатик, ненужное платье небрежно раскинулось на кресле.

Двери встроенного гардероба были открытыми, выставляя напоказ одежду и аксессуары, которые, несмотря на беспорядок, могли служить предметом зависти любой женщины.

Чувствуя себя неуютно в интимном мирке другой женщины, Френ быстро шагнула в хорошо оборудованную ванную, но здесь беспорядка было еще больше.

Колпачки и крышки от зубных паст и различных кремов и лосьонов. Использованные бумажные платки и салфетки для лица, наполовину использованные бутылочки с увлажняющими средствами были брошены в раковину. Несколько полотенец валялось на полу. Однако на полке оказался запас свежих полотенец, были и наборы запечатанных туалетных принадлежностей.

Френ выбрала себе полотенце, повесила его на перекладину и включила воду.

Только она сняла мокрое платье и нижнее белье, как открылась дверь и вошел Блейз.

Захваченная врасплох, она не сразу сообразила прикрыться полотенцем. Спрятав наготу, девушка возмущенно воскликнула:

– Мог бы и постучать!

– Я стучал. Ты, вероятно, не слышала из-за льющейся воды… Не беспокойся, – презрительно бросил он, – можно подумать, я никогда не видел тебя раньше. Будто бы не с тобой однажды мы принимали душ.

Она покраснела.

– Чего ты хочешь? – потребовала она ответа.

– Подумал, тебе может понадобиться это.

Только сейчас она заметила в его руке чемодан.

– О… спасибо…

Блейз окинул взглядом комнату и поморщился.

– Боюсь, Мелинда не самая аккуратная женщина. Одна из причин, почему я согласился на раздельные комнаты… Совсем упустил из виду, забыл сказать служанке, чтобы убралась здесь.

– Ничего, все хорошо. – Ванна была почти наполнена. Прижав к себе полотенце, она выключила кран.

Он усмехнулся.

– Пойду и я приму душ… – Он шагнул к двери. – Если, конечно, ты не хочешь, чтобы я остался и потер тебе спинку.

Потеряв хладнокровие, она крикнула:

– Нет, я хочу, чтобы ты вышел отсюда и больше не входил!

Он хохотнул и удалился, плотно прикрыв за собой дверь.

За что он с нею так, недоумевала Френ, – за ее желание уехать вопреки его желанию?

Она решительно подошла к двери и повернула ключ в замке, затем сбросила полотенце и погрузилась в горячую ванну.

Отдохнув и согревшись, Френ выбрала костюм кофейного цвета, который меньше всего помялся в чемодане, и вошла в гостиную.

На улице по-прежнему бушевало ненастье, а в доме было тепло и уютно.

Блейз в просторных брюках и оливковой вязаной кофте сидел, развалясь, в кресле перед ярко пылающим камином.

Его ноги были вытянуты к огню, голова покоилась на спинке кресла. Можно было подумать, он спит, и она остановилась в нерешительности.

– Проходи сюда, поближе, – раздался голос.

Она села в кресло напротив него и опустила глаза под изучающим сквозь длинные густые ресницы взглядом Блейза.

Слегка еще влажные пепельно-русые волосы девушки пушистыми завитками рассыпались по плечам, нос лоснился, взгляд, она была уверена, у нее испуганный.

А он сидел и думал, как она выглядит – свежо и мило и еще очень беззащитно.

Поднос с вкусными сэндвичами, домашний фруктовый пирог и чашки с чаем ждали на низком столике.

Подобрав ноги, он сел прямо и протянул ей салфетку и тарелку.

– С чего начнешь?

– Желаю знать, зачем ты настаивал на моем возвращении в Холл?

Он произнес устало:

– Мы оба не обедали. По словам Ханны, ты и не завтракала. Поэтому думаю, лучше сначала поесть, а поговорим позже. Так, с чего хочешь начать – с ветчины или огурца?

Поняв, что отказываться бесполезно, Френ уступила:

– Огурец, пожалуйста.

Сэндвичи были восхитительны. Вдруг обнаружив, что очень голодна, она начала жадно поедать их.

Они молча ели, пока тарелки не опустели и они не выпили еще по чашке чаю.

Молчание прервал Блейз:

– Почему ты решила так внезапно уехать?

– Не вижу причин для дальнейшего пребывания здесь.

Его взгляд, казалось, пронзил ее насквозь.

– А как же Варли? Ты уже не ждешь его?

– Нет, – призналась она.

– А я, грешным делом, подумал, что ты получила от него известие.

– То же самое подумала и я, когда узнала от Мортимера, что ты уехал. Почему ты ничего не объяснил мне перед отъездом?

– Я не веду переговоров с врагами.

– Значит, вот как ты относишься ко мне. – Изумлению ее не было границ.

– А как еще?

– Н-но я не понимаю, почему, – беспомощно заикалась она. – Я только выполняла порученную мне работу.

– Я понял, – ухмыльнулся он. – Варли может гордиться тобой. Неужели он не поздравил тебя за хорошо выполненную работу?

– Уверяю тебя, что не говорила с ним…

– Почему ты не говоришь мне правду? – перебил он Френ. – Где ты планировала с ним встретиться? Только не лги!

– Я не лгу. Зачем мне лгать?

– Тогда почему ты бежала?

– Я звонила Керку, ответил автомат.

Блейза перекосило, и она поспешно объяснила:

– Я и не ждала, что он дома, просто на всякий случай хотела проверить.

– И что дальше?

– Позвонила Вильяму Бейли. Он живет над офисом Варли, поэтому я подумала, если произошло какое-нибудь несчастье…

– Что сказал Бейли?

– Он разговаривал с Керком, но конкретно ничего не знает.

– Расскажи мне все дословно, – потребовал Блейз.

Вздохнув, она повторила телефонный разговор слово в слово.

– Из того, что сказал Вильям, я поняла, произошло что-то совершенно неожиданное.

– О чем нельзя знать ни его правой руке, ни даже невесте?

– Этого я тоже не понимаю, – призналась она.

– Что же, похоже, он действительно не приедет. – Блейз потер переносицу. – Больше ничего не знаешь?

Она пожала плечами.

– Не знаю. Почувствовала, что меня тошнит от ожидания. И потом, я разозлилась из-за его упорного молчания.

Наступила тишина.

– Поэтому ты решила уехать?

– Да.

– Сбежать за моей спиной? – Осуждение в его голосе обидело ее.

– Почему нет? Я выполнила свой долг перед всеми вами. – Она облизнула пересохшие губы. – И не хочу задерживаться.

– Ты и приезжать не желала.

– Не желала. – Зачем было ей лгать?

– Почему? Ты узнала, кто Эдвард Балантайн.

Она промолчала.

– Мелинда тебе не понравилась?

– Нет. Вовсе не поэтому, – солгала она, но Блейз понял.

– И что ты намеревалась делать?

– Хотела добраться до Лондона и заказать номер в отеле на ночь, но…

– У тебя не было денег на такси, и ты одолжилась у Мортимера. – Блейз явно сдерживал смех. – Могу представить себе его лицо в ту минуту.

– Смейся-смейся. – Она скривила в унылой улыбке губы.

Проигнорировав ее горечь, Блейз продолжил:

– Но как же ты собиралась добраться до Лондона?

– В нескольких милях отсюда по дороге есть загородный отель. Я надеялась остановиться там.

– И что?

– Вильям Бейли помог бы мне дальше.

Предательский румянец на ее щеках не укрылся от его внимательных глаз.

– Знаешь, – мягко начал Блейз, – думаю, твое отчаянное стремление уехать объясняется тем, что случилось прошлой ночью.

Загнанная в угол, Френ горделиво вскинула подбородок.

– Я очень сожалею об этом.

Блейз сжал подлокотники, и она добила его:

– Не могу дождаться, когда увижусь с Керком. Предполагаю, ты тоже скучаешь по своей невесте. Так что зачем нам обоим лишние и ненужные проблемы? – закончила она.

– Ты права, – отрезал Блейз. – Мелинда беспечна, но не думаю, что ее порадовала бы подобная новость. Особенно памятуя нашу давнюю близость…

– Вот я и решила, будет лучше, если уеду до ее появления.

– Какая разница, – равнодушно пробормотал Блейз. – Если, конечно, ты не намеревалась сама рассказать ей все.

– Я буду чувствовать себя неуютно в ее присутствии.

– А если она не приедет? – вкрадчиво спросил он.

– Ты что-то узнал?

Он пожал плечами:

– Я не говорил с ней, но начинаю сомневаться в ее приезде.

– Так в Лондон ты не за нею ездил?

– Я звонил, сказали, она освободила номер.

– Вероятно, она на пути сюда.

– Если она все еще в пути, то, должно быть, выбрала дорогу через Шотландию. – Когда Френ изумленно взглянула на него, он объяснил: – Она освободила номер прошлой ночью. За час до моего звонка.

– Но, может… – Френ испуганно закусила губу.

Он понял ее и спокойно ответил:

– Я связался с полицией и дал им все необходимые приметы. Сообщения об аварии машины и водителя с такими приметами у них нет. – Наклонившись вперед, он подбросил полено в камин. – Никто не знает, где она.

– И никакого сообщения не оставила?

– Нет, – нахмурился он. – Я надеялся, она приедет за час до вечеринки.

Упоминание о вечеринке встряхнуло Френ. Какой смысл сидеть и обсуждать отсутствие его невесты? Вполне возможно, Мелинда появится в любую минуту и все пойдет по плану.

Но без нее.

Стараясь говорить равнодушно, Френ сказала:

– Уверена, что мисс Росс не пропустит вечеринку в честь ее помолвки. Но я не собираюсь оставаться.

Блейз молчал.

Она возвысила голос:

– Я настаиваю на отъезде. Ты не можешь удерживать меня против моей воли. – Она уже почти кричала.

– Не спорь. – Затем он спокойно добавил: – Так все-таки ответь мне, только ли приезд моей невесты является причиной твоего желания уехать? Ты так и не ответила.

– Основной причиной.

– Есть другие?

В отчаянии она стала терять слова и заикаться.

– Керк… н-не захотел бы, чтобы… мое… я была з-здесь… если он уз-знал… узнает…

– Что мы когда-то были любовниками? И почти стали ими снова?

– Он сильно разозлится.

– Если он оставил тебя одну, думаю, он не тревожится за свою репутацию, – хладнокровно не согласился Блейз.

Наконец Френ взмолилась:

– Но я хочу уехать. Моего желания недостаточно?

– Боюсь, что нет. Учитывается только то, чего хочу я.

– Не понимаю, почему ты так упорствуешь, – беспомощно развела она руками.

Взгляд из-под тяжелых век остался ей непонятен.

– Вероятно, я испытываю раскаяние из-за прошлой ночи…

Сердце у нее заныло, но она сказала себе, что он просто подшучивает над нею.

– Могу заверить тебя, такое не повторится. И когда твоя невеста приедет…

– Я начинаю серьезно сомневаться в этом. Ко всему прочему у меня еще много вопросов, оставшихся без ответа, чтобы позволить тебе уехать! – бросил Блейз.

Телефонный звонок прервал наступившую паузу.

Френ воспрянула духом.

– Что же, – пробормотал Блейз. – Появилась надежда, что хоть что-то прояснится.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Он подошел к столику и снял трубку:

– Балантайн… Хорошо… Да… Понимаю… Когда?..

Внимая этим отрывочным словам и вглядываясь в его мрачное, решительное лицо, Френ затаила дыхание, но так ничего и не поняла.

– Да… Да, сделайте… Спасибо, что позвонили.

Повесив трубку, он стоял, слегка склонив голову.

Прошла, может быть, минута, а он продолжал молчать. Не в состоянии вынести напряжение, она спросила:

– Кто это?

Он поднял голову и взглянул на нее. На его лице снова была непроницаемая маска.

– Нет, это не Мелинда. Хотя теперь мне известно ее приблизительное местонахождение.

Усевшись в кресле, он продолжил бесстрастным голосом:

– Отсутствуют оба. Может, Мелинда и Варли сбежали вместе?

– Вместе?! – ужаснулась Френ.

Блейз метнул на нее взгляд.

– Ты столь уверена в нем? Полагаешь, Мелинда не пожертвует богатым мужем ради бегства с мужчиной очаровательным, но банкротом? Я прав? Нет, не трудись отвечать, мне достаточно посмотреть на твое лицо. Ты теперь изменила мнение о Варли.

– Но ты, кажется, все еще уверен в Мелинде Росс! – Выплеснув свою обиду, она сразу же пожалела об этом. – Прости. У меня нет права так говорить. Пожалуйста, продолжай.

– Это был звонок из детективного агентства… – Увидев выражение ее лица, он покачал головой. – Не смотри на меня так, будто я преступник. За Мелиндой нет слежки.

– От тебя можно всего ожидать.

И снова Френ пожалела о сказанном, но на этот раз извиняться не стала.

Он расслабленно выдохнул, и она облегченно перевела дух.

– Тем не менее, я просил об этом, – безразлично сказал он. – Но эта предосторожность доказала, что необходимость все-таки была.

– В слежке? – Возмущение Френ было безмерным.

– Прежде чем обвинять, – холодно перебил Блейз, – выслушай меня до конца. Как я уже говорил, Варли ловко скрылся из аэропорта. Никак не удавалось напасть на его след. Но то ли он слишком обнаглел, то ли планы его изменились, а может быть, ему надо было забрать что-то важное, но он был на своей квартире, правда задержался там ненадолго. И самое интересное, что он был не один.

Глаза Френ округлились.

– Женщина в белом «порше», красивая блондинка.

Стук в дверь прервал его речь.

– Войдите.

Дверь отворилась, и вошел дворецкий.

– Простите, что помешал, сэр, но вы сказали, чтобы я сразу доложил вам, когда приедет мистер Хендерсон.

– Он здесь?

– Да, сэр. Ханна только что проводила его в большую гостиную.

– Спасибо, Мортимер. Пожалуйста, скажите мистеру Хендерсону, что я спускаюсь.

Дверь за дворецким затворилась, и Блейз повернулся к Френ, глаза его блеснули странным блеском.

– Хочешь, пойдем со мной. Тебе может показаться это интересным.

Что-то в его приглашении заставило ответить согласием. Но нервы ее были натянуты до предела, пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться.

Все равно ее ноги дрожали, когда она шла за ним вниз по лестнице, держась одной рукой за перила.

Дойдя до дверей большой гостиной, он остановился.

– Одна просьба. Сними на время вот это.

И прежде чем она успела что-либо спросить, он снял кольцо Керка с ее пальца и положил в свой карман.

В гостиной с кресла навстречу им поднялся коренастый мужчина лет пятидесяти, с седеющими волосами и сверкающими карими глазами. На нем был хорошо сшитый вечерний костюм.

– Эдвард. Давненько мы с тобой не виделись. – Он протянул руку.

– Ричард. – Мужчины пожали друг другу руки. – Надеюсь, моя просьба приехать пораньше не причинила тебе слишком большие неудобства?

– Нет, вовсе нет. С тех пор как умерла Эдна, я сам себе голова. И я рад тебе помочь.

Блейз обнял Френ за тонкую талию и подтолкнул вперед.

– Дорогая, позволь представить тебе Ричарда Хендерсона, старого друга семьи. Ричард, счастлив познакомить тебя с Франческой Холт.

От нежданного ласкового слова она начала заикаться.

– К-как поживаете, мистер Хендерсон?

– Называйте меня Ричард. Надеюсь, и я могу называть вас Франческа.

– Конечно. – Френ ответила ему дружелюбной улыбкой. Какое у него приятное открытое лицо! Небольшая щербинка между двумя передними зубами придавала его лицу мальчишеское выражение.

Он легко пожал ее руку.

– Очень приятно познакомиться с вами. Я был в восторге, когда Эдвард объявил, что вечеринка будет в честь помолвки. По-моему, ты засиделся в холостяках слишком долго.

– Но я не… – запротестовала было Френ.

– Ричард – адвокат, – спокойно перебил ее Блейз, – но у него есть хобби: он признанный эксперт драгоценных камней и ювелирных изделий. – Повернувшись к другу, спросил: – Пока гости не приехали, взглянешь на ожерелье?

– Вот почему ты попросил захватить мою лупу!

Блейз достал кожаный мешочек из кармана, протянул его Ричарду и многозначительно посмотрел на Френ. Она тихо поразилась, что он не боится носить такую ценную вещь с собой.

Открыв мешочек, Ричард вытряхнул содержимое.

– Рубины Балантайнов, конечно! – воскликнул он. – Помню, последний раз видел их на свадьбе твоих родителей… – Затем в недоумении пробормотал: – Количество камней тоже, но общий вид совершенно иной.

– Изменили оправу.

– И сделано, по-моему, прекрасно. Новый дизайн показывает их в более выгодном свете.

– Согласен, – кивнул Блейз.

– Итак, тебя устроит мое мнение?

Блейз снова кивнул. Ричард достал специальную лупу и стал внимательно разглядывать ожерелье. Затем убрал его обратно в мешочек, отдал Блейзу и положил лупу в карман.

– Ну, поздравляю тебя. Делал настоящий мастер, а камни… великолепно выполненная фальшивка. С нынешними технологиями можно одурачить кого угодно. В общем, твоя жена может спокойно носить это ожерелье, а оригинал храните в банковском сейфе.

– Спасибо. Приблизительно это я и ожидал услышать. – Блейз похлопал его по плечу. – Теперь, если ты не возражаешь, мы с Франческой покинем тебя, пора готовиться к вечеринке. Надеюсь, не нужно напоминать тебе, что можешь чувствовать себя как дома.

Он повернулся к оглушенной Франческе.

– Вставай, дорогая, пора идти переодеваться.

Когда они вошли в комнату Блейза, он небрежно бросил незавязанный мешочек на кофейный столик, и оттуда показалось ожерелье.

Дождь утих, и луч бледного солнца, проникнув сквозь стекло, зажег рубины.

Не отрывая от них взгляда, Френ хрипло повторяла одно и то же:

– Это не может быть фальшивка! Не может! Это какая-то ошибка.

– И ее допустил Варли. Но сейчас нет времени обсуждать это. Скоро приедут гости.

Она онемела.

– Мм?..

– Слишком поздно отменять вечеринку.

– Но как же?..

– Без невесты? Не волнуйся. У меня нет желания выглядеть совершенным глупцом, позволившим украсть не только рубины Балантайнов, но и собственную невесту.

– Н-но я думала, ты хотел представить Мелинду Росс.

– Я имею намерение представить мою невесту… Мелинду никто из тех, кто приедет вечером, не знает. Не знают даже ее имени, так что… – после короткой, но выразительной паузы он заговорщически подмигнул ей, – можно легко найти замену.

– Ты хочешь, чтобы я?..

– Именно, и это единственное решение. Я все обдумал, пока мы спускались вниз по лестнице.

– Вот почему ты назвал меня «дорогая», – сказала она подавленным голосом. – Зачем? Хотел, чтобы мистер Хендерсон поверил…

– Что ты моя суженая, – закончил он за нее. – И он поверил. Ричард – один из самых проницательных людей, поэтому нам не составит труда убедить всех остальных.

Если Блейз не понимает, то она чувствует, просто уверена, что не сможет вынести притворства. Он не сможет стоять рядом с ним и получать поздравления, предназначенные другой женщине. Это разобьет ей сердце.

– Нет, – жестко отвергла Френ. – Я не буду этого делать.

– Дорогая Франческа, у тебя нет выбора. Ты увязла в этом по свою красивую шейку.

– Я не имела ни малейшего представления, что между Керком и Мелиндой какие-то отношения. И что ожерелье подделка, клянусь, я не знала.

– Это все слова. Доставила ожерелье ты. Поэтому, если не хочешь закончить в тюрьме вместе со своим дружком, будешь делать то, что я скажу.

– Нет! – Ее охватила паника. – Я не позволю тебе заставлять меня изображать твою невесту. Эта все неправда!

– Сначала докажи, что это правда.

– Я говорю правду.

Он пожал плечами.

– Когда Варли схватят, а это непременно произойдет, тебе понадобится другая работа. История попадет в газеты, и имя модельера станет известно всем. Будь ты белее белого, у грязи есть отвратительная привычка прилипать. И тогда можешь распроститься с ювелирным бизнесом.

– Ничего, найду другую работу или поменяю профессию.

Покачав головой, он сказал с беспощадной решительностью:

– Если сейчас откажешься от моего предложения, обещаю, тебе не найти работы. А если устроишься, то долго не продержишься даже разносчиком товара в супермаркете.

Она прошептала в испуге:

– Ты не можешь так поступить со мной.

Он рассмеялся, сверкая белыми зубами.

– Уверяю тебя, могу! Я обладаю безмерной властью и могу идти и прямыми, и окольными путями, когда на что-то решился.

– Поражена, что ты считаешь меня достойной таких хлопот, – не удержалась от язвительного замечания Френ.

– Я никому не позволяю делать из меня дурака безнаказанно.

– За что же меня наказывать?»

– Ты помогла осуществлению плана, если не полностью, то частично, допускаю – даже не зная о своей роли. Ты приехала сюда и тянула время, чтобы дать Варли шанс сокрыться. Полагаю, теперь ты постараешься заслужить мое доверие. Так что через сорок пять минут ты должна быть готова.

Френ была совершенно разбита и унижена.

– У меня только простое платье для коктейля.

– Сойдет. Какого оно цвета?

– Черного.

– В черном ты будешь выглядеть прекрасно.

– Боюсь, оно сильно помялось.

– Можешь примерить что-нибудь из одежды Мелинды. В гардеробе найдутся совершенно новые вещи.

Загнанная в угол, Френ не выдержала:

– Всю жизнь мечтала одеваться в секонд-хенде.

Блейз сделал шаг к девушке, схватил за подбородок и притянул ее лицо к своему.

– Если не будешь готова через тридцать минут, – иезуитским голосом сказал он, – приду и сам тебя одену.

Резко убрав руку, Блейз повернулся и вышел.

Внутренняя дрожь пронизала девушку. Если бы он пришел в ярость и закричал, она бы не сдалась с такой легкостью, но этот тихий, сдержанный голос испугал ее.

Френ попыталась взять себя в руки. Время пошло, и, если она не будет готова вовремя, он выполнит свою угрозу. Она поплелась в спальню Мелинды, достала чемодан и открыла его. Как и предполагала, черное платье надеть невозможно, следовало укладывать вещи аккуратнее, а не бросать как попало.

Френ вошла в гардероб и с крайним отвращением посмотрела на ряд вечерних платьев и на стеллаж с обувью. Цвета преобладали яркие: голубой… зеленый… алый… Многие туалеты были рассчитаны на обнаженную спину, другие были сильно декольтированы, еще было несколько слишком кружевных и прозрачных.

Ее воспитание не позволяло привлекать к себе внимание, поэтому Френ всегда избегала ярких цветов и слишком смелых фасонов. Даже при огромном желании она не могла представить себя в какой-то из этих ошеломляющих моделей.

В самый конец ряда было задвинуто платье из дымчато-серого шифона. Френ сняла его и приложила к себе перед зеркалом. Платье было по лодыжку, скромное, очень простое, с ремешком. Казалось, оно было сшито на нее.

Ее размера. Но ее собственные серые туфли будут смотреться с платьем превосходно. Решившись, Френ взяла платье и положила его на кровать.

Ярость ее поутихла. Она могла уже рассуждать здраво, а природная честность побудила признать, что злость Блейза справедлива. Ведь у него украли не только бесценную фамильную драгоценность, но и женщину, на которой он собирался жениться. Полностью разбито его высокомерное утверждение, что он научился хранить то, что принадлежит ему, пока он этого хочет. Но его гордости нанесен удар, его выставили глупцом в собственных глазах.

Жаль, что она стала свидетелем его унижения и он именно на нее излил злость и раздражение. Но и это можно понять. Вовсе не желая того, она способствовала его поражению.

Ничего теперь не изменить, но в ее силах попытаться возместить ему хотя бы моральные убытки. Поэтому она покажет себя с лучшей стороны в этой знакомой ей роли.

Быстро приняв душ, Френ надела самое красивое нижнее белье и тончайшие шелковые чулки. Собрав волосы в пышный хвост, она стала тщательно наносить макияж. Затем проскользнула в облако шифона и потянула вверх потайную молнию. Платье сидело на ней как влитое. Подойдя к большому зеркалу, Френ увидела себя во весь рост и засмотрелась, испытывая легкое смущение.

Глубокий вырез наполовину открывал соблазнительные возвышенности ее груди и ложбинку между ними. Когда она двигалась, колышущиеся юбки из прозрачной материи открывали слева бедро – этот длинный разрез очень ее беспокоил.

Френ стояла в нерешительности, когда раздался тихий стук в дверь и в комнату вошел Блейз, свежевыбритый и гладко причесанный. Он выглядел необычайно красивым в безупречно сидящем вечернем костюме.

Какое-то время он стоял неподвижно и изумленно смотрел на Френ. Девушка совсем смешалась.

– К-как т-ты нах-ход-дишь?

– Ошеломляюще. На миллион долларов. И отлично сочетается с этим. – Он протянул ожерелье.

Она взглянула на рубины с отвращением.

– Все, кому известна история семьи Балантайн, ждут, что моя невеста будет в ожерелье. Стой спокойно, я застегну его на тебе. – Он аккуратно расположил украшение вокруг ее длинной шеи, щелкнул замочком и любовно огладил. Потом отошел немного, чтобы полюбоваться общим эффектом, и подвел итог:

– Для подделки выглядит хорошо. Жаль, что не настоящее, хотя подозреваю, что рубин – не твой камень. Тебе нужен опал или лунный камень.

Блейз достал из кармана маленькую кожаную коробочку, открыл ее и вынул красивое кольцо, усыпанное лунными камешками.

– Помолвка предусматривает обручальное кольцо. Это от моей прабабушки. Думаю, размер подойдет. – Взяв левую руку Френ, он надел кольцо ей на палец и одобрительно кивнул головой: – Идеально.

Френ готова была расплакаться. Ведь это кольцо не настоящее. Конечно, нет. Это всего лишь подделка, чтобы спасти Блейза от позора перед друзьями и коллегами.

Взглянув ей в лицо, Блейз поднял черную бровь.

– Тебе не нравится?

– Мне нравится, – хрипло возразила она. – Оно очень красивое.

– Тогда почему ты выглядишь такой несчастной? – И сам зло ответил: – Ах, да. Варли сбежал с другой. Ты несчастна теперь, уверенная, что потеряла намного больше меня. Я-то купил жену, тогда как ты Варли любила.

Не зная, что ответить, Френ предложила:

– Может, спустимся вниз? Твои гости в любую минуту могут приехать.

– Наши гости, – поправил он. – Ты права, но, думаю, у нас еще есть время. – Он обхватил ее, насмешливо выдохнув прямо в лицо: – Хорошо, что ты не пользуешься губной помадой, – и впился в ее губы.

Она не хотела сопротивляться ему и ответила, забыв обо всем. Френ почувствовала, что он целует ее так, словно она единственная женщина, которую он желает.

Так они стояли долго, наконец, он оторвался от нее и улыбнулся.

– Вот так намного лучше. – Блейз говорил с явным удовлетворением. – Теперь ты выглядишь сияющей, как и подобает невесте. – Поглаживая кончиками пальцев ее пылающую щеку, он спросил: – Готова выдержать пытку?

Френ утвердительно кивнула, чувствуя руку Блейза на талии. Так они и спустились по лестнице в холл.

Первым из гостей появился Ричард Хендерсон.

Он подошел к ним и, увидев след кровоподтеков на ее руке, пошутил:

– Эдвард уже бьет тебя?

Она с улыбкой покачала головой.

– Незначительное происшествие по дороге сюда.

– Глядя на вас, я снова начинаю чувствовать себя молодым.

Начали прибывать остальные гости, среди которых бросилась в глаза леди Мелфорд, величественная, даже грозная с виду, престарелая дама, которая представила себя сама:

– Близкая соседка и старейший друг семьи. – Затем леди поинтересовалась у Френ: – Как давно вы и Эдвард знаете друг друга, моя дорогая?

Френ неуверенно посмотрела на Блейза.

– Около трех лет, – спокойно ответил он. И не солгал.

– Вы удачно скрывали это до сих пор.

Блейз ответил неискренне:

– Франческа совсем недавно ответила на мои… хм… мою настойчивость и согласилась считаться моей невестой.

Обратившись к Френ, леди Мелфорд высказала свое мнение:

– Очень благоразумно, дорогая. Я решительно не одобряю современных молодых дамочек, готовых запрыгнуть в постель к мужчине после нескольких часов знакомства.

Блейз бросил на Френ ироничный взгляд и подтвердил:

– Франческа никогда бы так не поступила. Не правда ли, дорогая?

Испытывая непреодолимое желание пнуть его ногой, она почувствовала, как ее щеки начинают пылать.

Заметив растущий румянец на лице молодой женщины, леди Мелфорд извинилась:

– Простите меня, дорогая, если смутила вас.

Френ с улыбкой покачала головой.

– Ты сделал прекрасный выбор, Эдвард, – вынесла леди Мелфорд свой вердикт. – Так много молодых людей женятся на жестоких и любящих мирские блага девушках. Чувствуешь прилив радости, когда встречаешь девицу, влюбленную и способную заливаться румянцем. Уверена, вы будете счастливы… О, я вижу, Ричард уже здесь. Пойду поболтаю с ним, пока ты будешь встречать остальных гостей.

Френ облегченно вздохнула, когда седовласая дама покинула их.

Наклонив голову, Блейз прошептал Френ на ухо:

– Умением краснеть ты снискала расположение леди Мелфорд, а это удается не каждому. О, это сэр Хамфри Вэлдэн и его жена Джудит… Думаю, ты им понравишься…

– Уверена, что понравлюсь, – заверила она его.

Весь этот долгий вечер Блейз не отходил от нее ни на минуту, за исключением одного момента, когда он перебросился парой слов наедине с Мортимером, который следил за всем орлиным взором.

Шампанское и хорошие закуски сделали свое дело. Гости становились раскованнее и любопытнее. Но Блейз с честью выходил из щекотливых положений, уклоняясь от откровенных вопросов и не теряя при этом маски беззаботного хозяина.

Френ была очень естественна, хотя делала невероятные усилия, чтобы соответствовать порученной роли. Никто ни о чем не подозревал.

Иногда Блейз улыбался ей нежно и клал руку на плечо. Она прекрасно знала, что это для публики, но каждый раз ее сердце, казалось, замирало, проваливаясь куда-то. Вечер тянулся бесконечно. К двенадцати часам ночи она почувствовала себя обессиленной и снова начала болеть лодыжка.

Но с улыбкой на губах она стояла рядом с Блейзом, пока все гости не распрощались с ними.

Помахав последней отъехавшей машине, они вошли в дом и Блейз закрыл дверь. Споткнувшись из-за ноющей лодыжки, она чуть не упала. Он подхватил ее.

– Беспокоит нога? – спросил он.

– Немного, – созналась Френ.

Появились Мортимер и несколько слуг, собираясь убрать столы после вечеринки.

Блейз махнул им, чтобы они удалились:

– Ради бога, это может подождать до утра. Сегодня был долгий день. Предлагаю всем отправиться спать.

– Спасибо, сэр. – Дворецкий прокашлялся, немного потоптался в нерешительности, но продолжил: – Сэр, позвольте мне от себя и всех служащих дома поздравить вас, пожелать счастья вам и вашей невесте. В вашей комнате ждут зажженный камин и горячий шоколад.

– Спасибо, Мортимер.

Дворецкий слегка поклонился.

– Спокойной ночи, сэр. Спокойной ночи, мисс.

– Спокойной ночи, Мортимер.

Лицо и манеры дворецкого были совершенно бесстрастны. И до Френ вдруг дошло, что вся прислуга без осуждения приняла смену невесты.

Когда фигура в черном костюме удалилась, Блейз вполголоса сказал:

– Ничто не может удивить Мортимера… А если и удивит, он никогда этого не покажет. – С этими словами он наклонился и, подняв ее на руки, понес к лестнице. – Надо дать отдохнуть твоей лодыжке, если захочешь завтра погулять.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Френ вся напряглась.

– Холодно? – бросил он.

– Нет. – Но голос ее дрогнул.

Блейз посмотрел на нее испытующе:

– Ты, кажется, боишься повторения прошлой ночи?

Ее молчание было красноречивее слов.

– Не волнуйся, – насмешливо заверил он ее, – я не люблю повторяться.

Френ расслабилась, надеясь, что он сдержит слово и не останется в ее спальне.

Поднявшись по лестнице, он направился в противоположную от ее комнаты сторону.

– Куда ты несешь меня?

– В мою комнату.

Френ встрепенулась:

– Зачем?

– Ты же слышала, что сказал Мортимер: камин и шоколад ждут нас там.

Она произнесла обвиняющим тоном:

– Это ты распорядился. – Френ вспомнила слова Блейза, что никто не рискует входить в его комнату без специального разрешения.

Он и не отрицал этого.

– Необходимо немного подкрепиться и согреться, прежде чем ложиться спать.

Она почувствовала опасность. Но что ей оставалось делать?

В его комнате вельветовые занавеси сливового цвета были опущены, и комната в рассеянном свете ночников и пламени в камине выглядела уютной и гостеприимной.

Закрыв дверь плечом, Блейз опустил Френ на диван, подложил ей под спину несколько диванных подушек и снял с нее туфли.

Когда ее ноги коснулись пола, он решительно сказал:

– Лучше держи ступню поднятой вверх, если не хочешь, чтобы она распухла.

Она послушалась, потому что хотела уехать завтра.

Если Блейз позволит ей… Кажется, у него теперь нет причин оставлять ее здесь – свою роль она сыграла.

Он открыл крышку термоса и разлил шоколад в две чашки. Протянув одну чашку ей, предупредил:

– Осторожно, очень горячий.

Она сделала глоток. Было очень вкусно.

– Ммм… хорошо, – тихо проговорила она.

Взяв свою чашку, Блейз сел на диван у ее ног.

– Надеюсь, не стесню?

Она слегка отодвинулась, легкий шифон тоже двинулся, и, прежде чем Френ одернула платье, Блейз успел заметить стройное, в шелковом чулке бедро и свободной рукой осторожно укрыл юбкой ее ногу.

– Спасибо, – сказала она сдавленно.

Блейз важно кивнул:

– Всегда готов услужить. – Глаза его смеялись, и Френ не удержалась и улыбнулась. – Так лучше, – одобрил он. – Я было испугался, что ты потеряла чувство юмора.

– В последнее время у меня не было повода смеяться.

– Пожалуй, это так.

Неожиданно, сделав неловкое движение, она выронила чашку из рук и опрокинула горячий шоколад на платье и колени.

Френ вскрикнула от ужаса.

– Ты ошпарилась?

– Нет. Нет. Но платье…

Быстро встав с дивана, она поспешила в комнату Мелинды, сняла платье и поспешно вошла в ванную.

– Как ужасно быть такой неуклюжей! – бранила она себя, очищая, отмывая дорогую вещь, принадлежащую другой женщине…

Очистив платье, насколько это было возможно, Френ повесила его на вешалку и наконец оглядела себя.

Шоколад прошел сквозь материю и впитался в ее изящное нижнее белье. Подумав минуту, Френ решила, что в ее случае благоразумнее принять душ, почистить зубы, надеть ночную сорочку и улечься в постель.

Беглый взгляд в зеркало напомнил ей об ожерелье. Сняв его, она осторожно положила и ожерелье, и кольцо Блейза на туалетный столик, затем вернулась в ванную, освободилась от нижнего белья и встала под душ.

С еще влажными распущенными волосами Френ надела ночную сорочку цвета слоновой кости и халат, который машинально подвязала поясом. Затем убрала вещи в чемодан, взяла его в одну руку, в другую – ожерелье и кольцо и вернулась в гостиную. Блейз. стоял спиной к огню.

– Наконец-то. Тридцать секунд, и я бы вошел к тебе. – Заметив чемодан, он поинтересовался: – Собираешься куда-то?

Проигнорировав легкомысленность его тона, она протянула ему ожерелье и кольцо.

Он положил кольцо в карман, ожерелье – на бюро, взял чемодан из ее рук, поставил к стене, затем повел Френ к камину, но вместо кресла усадил ее на диване и сел рядом. Она заволновалась.

– Ты выглядела потрясающе сегодня. Я гордился тобой весь вечер. – Блейз говорил серьезно.

Достав кольцо из кармана, он надел его на ее палец и прикоснулся к нему губами. Подняв голову, он устремил на Френ нежный взгляд.

– Лунный камень подобен опалу, который нужно носить всегда, даже в постели. Видишь, как сверкает? Он становится тусклым, если его никто не видит или носит человек, не подходящий ему. – Продолжая глядеть ей в лицо, он сказал: – Пришло время спать. Вечер был утомительный, и выглядишь ты уставшей.

– Я очень плохо спала прошлой ночью, – призналась она.

– Так же, как и я. Но сегодня наверстаем упущенное. Согласна? – Блейз вопросительно вздернул бровь.

Френ занервничала от двусмысленности его предложения и беспомощно забормотала:

– Так много неразрешенного… о стольком нужно подумать, столько обсудить. Может, мы неверно подозреваем, что Мелинда и Керк сбежали вместе? Должно быть другое объяснение их…

– Сегодня мы ничего не сможем сделать, – решительно перебил ее Блейз. – Поэтому не вижу смысла продолжать бодрствовать и переживать.

– Ничего не могу с собой поделать, – призналась она.

Он наклонился к ней и, не отрывая взгляда от ее губ, произнес с мягкой настойчивостью:

– А я знаю, что с тобой делать.

– Нет! Пожалуйста, Блейз, не…

Но руки его уже притянули ее лицо к его губам.

Поцелуй был легким, ищущим ответа на растущее желание. Она сжала губы, чувствуя кончик его языка, который будто упрашивал разделить поцелуй.

Одна его рука ерошила ее волосы, приникая к теплу затылка, другая ласкала изгибы груди.

Проснувшееся жаждущее тело уже страстно желало его прикосновений, но… каким-то образом ей удалось оторваться от него.

– Ты говорил, что не любишь повторений.

– Я имел в виду, что предпочитаю экспромт.

– Но прошлой ночью случилось это же.

– Вспомни. Прошлой ночью мы спали врозь… или скорее не спали. Сегодня ночью я намереваюсь принять горячий душ и лечь спать со своей невестой.

– Нет! – Паника снова охватила Френ. – Я заняла место Мелинды на празднике. Но не собираюсь занимать ее место в постели. Я не хочу заменять…

– Кто говорит о замене? – хладнокровно перебил он.

– Не заставляй меня… – взмолилась было она.

– Успокойся, мне нет нужды применять силу. Прошлой ночью ты хотела любви. Сегодня что-то изменилось?

Да! Она поняла, что любит его и желает его любви. Меньше всего она хочет, чтобы ее использовали.

Но как ему это объяснить?

– Никогда не соглашусь на одну ночь или даже на краткий роман.

– Ты сделала это однажды, – зло напомнил он.

– И этой ошибки оказалось вполне достаточно.

Лицо его ожесточилось.

– Так это была ошибка?

– Что же еще?

Он встал и быстрым движением поднял ее на руки.

– Посмотрим, что ты скажешь чуть позже по поводу этой ошибки…

Его спальня в белых тонах с черным отполированным дубовым полом была обставлена просто, за исключением изумительной кровати с пологом и темно-красного с золотом балдахина.

Он положил ее на постель и вернулся запереть дверь на ключ.

– Что ты делаешь? – задохнулась она.

– Чтобы не убежала, пока я буду в душе. Ты же не дашь мне слово, что не скроешься в мое отсутствие.

Она закусила губу и промолчала.

– Так я и думал. – Взяв ключ, он опустил его в карман.

В полном смятении чувств Френ наблюдала, как закрывается за ним дверь в ванную. В ней боролись страх и желание, злость и ожидание… Рассудок и воля были против насилия, но пробудившееся возбуждение уже гнало адреналин по венам.

Френ не могла отрицать, что тоскует по Блейзу. Но она знала и то, что после сладкой ночи любви завтра придет разочарование. Ведь она послужит лишь заменой Мелинды. И это будет очень горько.

Дверь ванной открылась, и вышел Блейз. Она невольно загляделась на него.

Он выглядел великолепно. Крепко сбитый, широкоплечий, с узкими бедрами, длинными прямыми ногами и изящной линией спины. Гладкая, здоровая кожа блестела, подобно пропитанному маслом шелку.

И двигался Блейз легко, с кошачьей грацией. Френ затаила дыхание, наблюдая за его передвижениями по комнате.

Наконец Блейз присел на кровать. Волосы его были слегка взъерошены, одна прядь спадала на висок. Серые глаза стали темными.

– Не смотри так, словно боишься меня, – приказал он. – Ты хочешь этого так же сильно.

– Только часть меня, – согласилась она. – Но мне ненавистна мысль стать заменой Мелинды.

– Заверяю тебя, ты никогда не будешь заменой кого бы то ни было. Если не веришь мне, можешь прямо сейчас уйти.

Встав, он освободил ей проход:

– Уходи.

Она сползла с кровати, направилась к двери и повернула ручку.

Дверь открылась!

Он не закрывал дверь на ключ!

Она сразу остыла. Хочет ли она уйти? Свобода предоставила ей право выбора.

Он единственный мужчина, которого она любила по-настоящему, которого всегда будет любить. Он же не любит ее, но он не любит и Мелинду…

Что же ей делать? Уйти и поздравить себя, что сумела преодолеть страсть? Или воспользоваться счастливым случаем и провести ночь в его объятиях? После одной ночи такого блаженства все ее будущее покажется серым и пустым…

Но оно в любом случае будет таким, так зачем лишать себя чудесного воспоминания? Она не сомневалась, что все будет чудесно.

Френ обернулась.

– Решила остаться? – мягко спросил он, и на лице его мелькнуло и пропало непонятное ей выражение.

– Лучше сдаться сейчас, чем всю ночь не спать, трясясь от страха в осаде, – все-таки уколола его она.

Он поморщился.

– Ты правильно решила. Подойди сюда, женщина…

Она повиновалась.

– … и умягчи мое сердце и чувства поцелуем.

– Если ты хочешь только поцелуя… – подыграла она, но сердце ее забилось учащенно.

– Я желаю большего, но он станет началом…

Он целовал ее, лаская языком ее язык, растворяя ее тело в поцелуе и вызывая в нем дрожь страсти, пронизывающую насквозь.

Его рука скользнула под ее халат, лаская теплыми пальцами легкие изгибы тела. Другая рука уже развязывала пояс халата, высвобождая ее, затем поднялась к чувствительному затылку.

Целуя и покусывая подбородок, он скользнул вниз по длинной шее к плечам. Губы спустили лямочки ночной сорочки, и она упала на пол. Мужчина последовал за одеянием, и вот уже его рот нашел теплое углубление низа живота.

От острого ощущения, вызванного этим щекочущим прикосновением, Френ почувствовала головокружение. Казалось, мир закачался, и она прижалась к мужчине.

Взглянув в ее лицо с полуоткрытым ртом и закрытыми глазами, он поднял и отнес ее на кровать, не ослабляя чувственной атаки. Коснувшись головой подушки, Френ подумала, что Мелинда разделяла здесь с ним постель, и это разрушило блаженство.

Вытянувшись рядом с ней под мягким пуховым одеялом, Блейз приник к ее обнаженному телу, но, почувствовав странную его неподвижность, остановился.

Вглядевшись в ее обеспокоенное лицо, он спросил:

– Теперь что?

– Ничего, – тихо проговорила она.

– Не лги.

Она колебалась с ответом.

– Думаю, я и сам знаю. И скажу: Мелинда не спала в этой постели.

– Да?

– Освободи свою голову от ненужных мыслей и подари мне себя целиком.

– С наслаждением.

– И ты его получишь, хотя прошло более трех лет. Я помню все, и я намерен… – Его губы коснулись ее уха, и он начал нашептывать свои желания.

Она слушала его, и в животе разливалось тепло, а соски соблазняюще твердели.

Ощутив ее возбуждение, мужчина издал звук вожделения, и женщина вздрогнула в предвкушении экстаза.

Жемчужно-серый рассвет стоял в комнате, когда Френ открыла глаза. Блейз лежал рядом, одна рука была подложена под голову.

Сонные воспоминания промелькнули в ее мозгу. Мысли о минувшем наслаждении заставили ее внутренне содрогнуться. Он, как и когда-то, вновь пробудил в ней страстное желание любви. Блейз помнил все ее нежные, укромные уголки, и это усиливало вожделение, продлевая его.

В конце, пресыщенная и обессиленная, Френ уснула в его объятиях, как дитя.

Теперь он спал как дитя.

Опершись на локоть, она жадно упивалась любимым лицом.

Насмешливые глаза были закрыты, острый нос и взъерошенные волосы придавали ему юный, мальчишеский вид, хотя черная щетина украшала подбородок. Густые ресницы лежали, казалось, на щеках, такие длинные и изогнутые, что она невольно позавидовала. А его рот… Строгий и чувственный одновременно, он всегда заставлял ее сердце биться учащенно.

Пристальный взгляд Франчески нарушил сон Блейза. Он пошевелился, не открывая глаз, нащупал ее рукой и притянул к себе, бормоча что-то.

– Ммм? – переспросила Френ.

Он открыл глаза и улыбнулся. Вдруг резким движением перекатился и подмял Френ под себя. Склонив голову, он поцеловал ее и прошептал на ухо:

– Хорошо, что ты проснулась, потому что я жду тебя с ночи.

* * *

Когда она проснулась во второй раз, то была одна в огромной кровати. В комнате стояла тишина, слышалось только тиканье часов, которые показывали почти половину второго.

Спать всю первую половину дня входит в привычку, угрюмо подумала она, расстроенная, что Блейза нет рядом. Значит, все-таки он не любит ее, если не дождался пробуждения. Не имеют значения все сказанные им слова, сейчас она убедилась, что любая женщина может занять место Мелинды.

Неразделенная любовь засела в ее сердце подобно ножу. Каждая встреча, каждый миг близости с Блейзом делают боль от нанесенного когда-то удара все более невыносимой, потому что каждый раз она убеждается, что ему не до нее.

Она уедет, покинет Балантайн-Холл сразу же, как это будет возможно…

Дотянувшись до халата, который лежал аккуратно на кресле рядом с ночной сорочкой, она надела его и, убедившись, что ванная пуста, прошла в гостиную.

Здесь тоже никого не было, но шторы еще задернуты, в камине пылает яркий огонь, защищая от холода после штормового сентябрьского дня.

Опершись на бюро, где лежало ожерелье, она увидела записку: «Уехал в город. Вернусь к ленчу. – И внизу строгий наказ: – Не вздумай уехать».

Она вернулась в ванную. Почистила зубы, сняла халат и кольцо Блейза и встала под душ.

Переодевшись, она тут же надела кольцо и начала причесывать свои густые волосы.

Френ укладывала их в узел, когда услышала резкий голос Блейза:

– Франческа?

Она не смогла сразу ответить: мешали шпильки во рту.

На пороге ванной появился Блейз. Он выглядел разъяренным. Пожалуй, даже встревоженным.

Неужели он решил, что она уехала, и взволновался по этой причине?

Увидев ее, Блейз надел на лицо холодную маску.

– Я попросил принести ленч.

– Буду готова через минуту.

Когда она вошла в гостиную, он сидел лицом к камину, но сразу повернулся к ней и произнес:

– Прошу садиться и поесть, пока все горячее. Желаешь начать с супа?

Френ покачала головой и согласилась на кусочек пудинга и салат. Случайно она отметила, с каким пристальным вниманием он смотрит на ее руку.

Отвечая на ее незаданный вопрос, Блейз быстро произнес:

– Приятно, что ты надела его.

Пудинг был превосходен, но полностью насладиться его вкусом она так и не смогла, мешал хаос мыслей в голове.

Сразу после кофе она начала обеспокоено допытываться у Блейза:

– Есть какие-то новости?

– Скорее подтверждение новостей. – Отклонившись на спинку стула, он вытянул длинные ноги. – Я был уверен, что Ричард не ошибся насчет ожерелья, и все же, когда приехал в город этим утром, снова заглянул к Эллу Кокборну, моему страховому консультанту.

– Все-таки фальшивка?..

– Несомненно.

– Я не знала. Правда, я не знала. – На нее жалко было смотреть.

– Верю тебе. Твое лицо все мне рассказало, пока Ричард производил экспертизу. Уверен, оно выдало бы тебя в случае твоей вины.

Она глубоко вздохнула.

– Невероятно. Вильям Бейли – самый честный человек, которого я когда-нибудь встречала. Он никогда не согласился бы участвовать в подобном.

– А мог он не знать?

Френ покачала головой.

– Он имеет дело с драгоценными камнями более сорока лет и должен был понять, какие рубины вставляет в оправу. Она снова покачала головой. – Даже ты догадался, что это фальшивка, иначе не пригласил бы мистера Хендерсона.

– Я начал подозревать после предупреждения. Помнишь телефонный звонок во время ужина в пятницу? Аноним сказал, что камни фальшивые. Я был удивлен: зачем ему-то беспокоиться? Он объяснил свой поступок тем, что Варли украл его жену. Еще одна загадка. – Блейз помолчал. – Вчера Кокборна не оказалось на месте. Тогда я подумал о Ричарде. Когда подтвердилось, что ожерелье фальшивое, а Мелинда и Керк так и не появились, у меня начала складываться картина. Я вспомнил, что Мелинде не понравились некоторые пункты нашего брачного контракта, но уйти она могла только с богатым мужчиной. Всегда подозревал: если я потеряю все, она уйдет. В данный момент, однако, я достаточно состоятелен, поэтому не сразу мог приять, зачем ей банкрот? Рубины стоимостью в миллион меняют дело.

Френ спросила почти шепотом:

– Считаешь, Мелинда знала о фальшивке?

– И очень хорошо.

– Уж не думаешь ли ты, что они спланировали все вместе?!

– Именно так. Им обоим ненавистна мысль о бедности, и они решили украсть.

– Ты абсолютно уверен, что они сбежали вместе? – В голосе ее невольно зазвучала надежда.

– Боюсь, это так.

Френ почувствовала, как ее глаза наполняются слезами. Блейзу повезло. Теперь у него появилась возможность найти другую женщину, которая подарит ему детей, ведь он их так хочет.

Под пристальным взглядом Блейза Френ поспешно отвела глаза, стараясь не сморгнуть слез, но две слезинки побежали вниз по щекам, оставляя блестящий след.

– Проклятый Варли, – грубо сказал Блейз.

Он встал, подошел к ней и ласково прошептал: – Не плачь, не надо.

От его заботы она всхлипнула, вскочила на ноги, бросилась к окну и тут по-настоящему разрыдалась. Блейз тихо подошел к ней и притянул ее к себе на грудь.

Убаюканная его ласками, Френ вскоре начала успокаиваться. Наконец она подняла голову, и Блейз отер большим пальцем последние слезинки, подвел ее к креслу и усадил в него.

– Поверь мне, Варли не стоит твоих слез. Рано или поздно ты раскусила бы его. Я-то с самого начала был уверен, что он что-нибудь выкинет. Подозревал, что и ты участвуешь в его спектакле. Теперь вижу, что Варли использовал тебя, и, надо сказать, весьма беспардонно.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

– Откуда у тебя такая уверенность?

– Вспомни сама, когда Мелинда и Варли встретились, как они относились друг к другу?

– Очень хорошо, – признала Френ. – Керк был очарован ею, и она отвечала тем же. Я полагала, что…

– … это хорошие деловые отношения?

– Да.

– Думаю, все началось, когда я был в Штатах. Деловая встреча породила взаимное влечение. Я не знаю, кого из них осенила мысль украсть рубины, но они начали строить план, как это лучше сделать, чтобы никто не догадался. И пришли, вероятно, к выводу, что единственным беспроигрышным вариантом будет сделать два ожерелья.

– Два?

– Я звонил Вильяму Бейли сегодня утром, и он подтвердил, что делал две одинаковые золотые оправы. Сначала выполнил по твоим рисункам пробный экземпляр. Мисс Росс была в восторге, но сказала, что оставит у себя, чтобы показать жениху, то есть мне. Пока Бейли делал по распоряжению Варли другую оправу, кто-то из мастеров Варли вставлял в первую оправу фальшивые камни. Перед отлетом Варли самолично упаковал ожерелье и положил в сейф. Дальше ты все знаешь, поскольку именно тебе была отведена роль перевозчика фальшивого ожерелья хозяину, то есть мне. Мелинда и Керк все спланировали с величайшей тщательностью. Она позаботилась, чтобы ты с Варли была приглашена в Холл, а он поручил тебе везти ожерелье. Твоя абсолютная наивность была их козырной картой в плане.

Блейз помолчал немного, потом поинтересовался:

– Варли ведь не выказывал тебе знаков расположения, пока не получил этот заказ?

Френ утвердительно кивнула головой.

– Но он, конечно, не мог не заметить твой интерес к нему?

Она покраснела.

– Наверное.

– Наверняка, – подчеркнул Блейз. – Когда он сделал предложение?

Френ сказала раздумчиво:

– Пожалуй, за день до его отъезда. Я не хотела ехать, полагала, это слишком большая ответственность для простого сотрудника. Тогда-то он мне и сказал, что считает меня частью фирмы… И сделал предложение, назвав время свадьбы.

Блейз мрачно кивнул.

– Керк пообещал бы тебе луну, если бы в этом была необходимость. А между тем он нанял человека с того самого дня, чтобы тот тебя ограбил. Создавая ему условия для нападения, он сообщил в аэропорт через службу информации, что задерживается. Таким образом, ты остаешься одна и вор спокойно выдергивает сумочку на стоянке такси. Его план, казалось, шел гладко, но дал сбой, когда Керк заподозрил, что за ним следят. Тогда он передумал лететь в Амстердам и исчез…

Удача сопутствовала ему во всем, но ты вставила палку в колесо его судьбы. Если бы ты не надела ожерелье, его благополучно украли бы, и никто так и не узнал бы, что похитили подделку.

– Я все-таки не понимаю… Если целью была только кража, почему он не положил в сейф пустую коробку?

– Слишком большой риск. Вильям Бейли мог в последнюю минуту еще раз проверить пакет. Фальшивка проверку выдержала бы, но пустая коробка…

– Понимаю, – вздохнула Френ.

– Надеюсь, ты понимаешь, что в случае успеха Керк моментально порвал бы с тобой, обвинив тебя в неосторожности. Ну а Мелинде ничего не стоит найти повод разорвать со мной помолвку. Все, что им нужно, – время, пока волнения не поутихнут и они смогут соединиться. И никто не смог бы их ни в чем заподозрить. Мало ли людей влюбляется друг в друга. Но… ожерелья в сумочке не оказалось и… Уверен, они были в панике, не понимая, что случилось.

– Ты думаешь, именно поэтому они сделали ошибку, вернувшись в квартиру Керка?

– Я уверен, что у них были серьезные причины, чтобы пойти на риск. Забрать паспорт или настоящее ожерелье…

– Неужели они не понимали, что их уже ищут?

– Пришли бы они на квартиру или нет, не имело уже никакого значения, потому что по их следу пустили лучших сыщиков. Шутка ли – ожерелье стоимостью миллион долларов.

– Ты знаешь, где они сейчас? – спросила Френ.

– По последним сведениям, они направлялись в Лондон.

– Ты намерен их схватить?

– В данный момент – нет. Выжидаю. Если они попытаются покинуть город, тогда, несомненно, их возьмут, потому что ожерелье будет с ними. А если останутся в Лондоне, значит, ожерелье припрятано, тогда придется ждать. И думаю – долго.

Френ облизнула сухие губы.

– Что будет, если ты не получишь его обратно? Оно застраховано?

– Да, но при подобных обстоятельствах, уверен, страховая компания найдет причину не выплачивать страховку. Они, без сомнения, объяснят это отсутствием должной охраны драгоценности.

– Сожалею, – беспомощно сказала она.

– Меня волнует не так сумма, – голос его звучал сурово, – как то, что я теряю фамильную ценность, не говоря уже о том, что в результате всей этой истории я остался в дураках.

– А я – в дурах.

Услышав горечь в ее голосе, Блейз заметил:

– Тут они не достигли своей цели. Твоя изобретательность спасла твою репутацию.

Френ была польщена его оценкой. По крайней мере, ей стало легче.

Обхватив себя руками, Френ пошла в наступление:

– Теперь я хочу уехать.

– Почему?

Такого вопроса она не ждала.

– Ну, я…

– Куда ты так спешишь? У тебя нет ни любимого, который ждет тебя, ни работы, на которую ты должна вернуться.

– Я… мне необходимо разобраться в случившемся. Подумать, как жить дальше. Придется начинать все с самого начала.

– В данных обстоятельствах это будет нелегко. Да и благоразумно ли начинать все с нуля?

– Как будто у меня есть выбор, – отрезала Френ.

– Выбор есть всегда. У меня, например, есть выбор – либо самому разобраться с кражей, либо позвонить в полицию.

– Полицию?

– Кража или попытка кражи наказуемы, – заключил он.

– Но ты можешь получить ожерелье обратно и без помощи полиции.

Глядя ей в лицо, он заметил:

– Почему-то тебе неприятна мысль обратиться в полицию.

– Мне н-не нравится, что Мелинда и Керк могут попасть в тюрьму. Это так ужасно!

– Ты по-прежнему любишь Варли и потому не можешь представить его в тюрьме?

Голос Блейза звучал зло, и Френ прикусила губу, пожалев о сказанном.

– Они заслуживают скамьи подсудимых.

– И Мелинда?

– Они были вместе.

Френ попросила:

– Может, ты все-таки передумаешь?

Он равнодушно пожал плечами.

– Я могу и не прибегать к подобным мерам. Это зависит…

– От чего?

– От тебя.

– Меня? – Френ смутилась. – Я… я не понимаю. Как это может зависеть от меня?

– Вернее, от твоего выбора: помочь мне или отказать в помощи.

– Но я сделала, что ты просил… И ожерелье, я уверена, ты себе вернешь…

– Не ожерелье заботит меня…

Она недоуменно взглянула на него, и сердце ее начало стучать медленно, с замираниями.

– У меня назначена свадьба, не хочется, чтобы мои планы сорвались.

Френ все еще не могла понять… вернее, поверить.

– Ты предлагаешь…

– Именно это и предлагаю.

– Нет. – Френ была в отчаянии. – Я не могу… – прошептала она. – Мы же не любим друг друга.

– Ты любила Варли, и что? Я не считаю любовь необходимым условием для хорошего, прочного брака. Мне нужна женщина с покладистым характером, сердечная и страстная, с перчинкой, чтобы сделать жизнь интереснее. Ты хочешь интересной жизни?

Да, она хочет. Но хочет и любви.

Он продолжал, не отрывая глаз от ее лица:

– В тебе есть все качества, которые я искал.

– Я не красива.

– Ты красивее Мелинды. В тебе есть чистота, внутреннее сияние.

– Ты найдешь меня слишком скучной.

– Уверен, ты – умница. И ты будешь верной женой и создашь счастливый дом для наших детей. А я буду тебе хорошим мужем. И материально ты ни в чем не будешь нуждаться.

– Это меня не интересует, – хрипло перебила его Френ.

Он не слушал ее и продолжал перечислять:

– Ты начнешь путешествовать и сможешь делать все, о чем мечтала. И сексуально мы прекрасно подходим друг другу. Подумай об этом. Разве это плохой выбор? А что тебя ждет сейчас? Поиск дешевого жилья и хоть какой-то работы.

Тревога охватила ее с головы до ног, и она сказала первое, что пришло на ум:

– Хорош выбор – выйти замуж за мужчину, к которому испытываешь отвращение.

Сказала и сразу увидела, как он сжал челюсти, как губы его искривила презрительная усмешка.

– Что ж, дожидайся выхода Варли из тюрьмы и попроси его взять тебя обратно. Мелинда отвергнет нищего уголовника, поэтому тебе может повезти…

Звонкая пощечина прекратила его издевательскую речь.

Френ никогда прежде ни на кого не поднимала руку, но сейчас вложила в эту пощечину всю свою силу, так что его голова дернулась назад и он заморгал, приходя в себя.

Блейз стоял совершенно неподвижно, а Френ беспокойно наблюдала, как проявляется красное пятно на его загорелой щеке.

– Так, так, так, – мягко сказал он. – Неужели это ты? – Затем осторожно провел рукой по своему лицу, уныло добавив: – Для такой безобидной малышки, несомненно, крепкий удар.

– Прости, – прошептала она.

– Не надо извиняться. У тебя было достаточно поводов.

И он прижал ее к себе, успокаивающе поглаживая по вздрагивающей спине.

– Все в порядке… Я сам напросился на это. Не нужно так расстраиваться.

Его великодушная готовность простить заставила, ее расплакаться.

Френ посмотрела в его лицо и, поднявшись на цыпочки, коснулась губами его пылающей щеки.

– Обещаю не делать этого больше.

– Тебе придется время от времени ставить меня на место. – Он улыбнулся. – Пока не превратишь меня в пай-мальчика.

Раздался короткий смешок сквозь слезы.

– Предлагаю немедленно отправиться в город и провести там ночь. Таким образом, у нас появится время пройтись по магазинам перед свадьбой, которая назначена на четыре часа…

Он стоял перед нею спокойный, уверенный, но его глаза выжидающе смотрели, что она решит.

А у нее уже не было сил сопротивляться.

И Мелинда с Керком были ни при чем. Она знала, что Блейз не засадит их в тюрьму. Она любит этого мужчину и не хочет терять его. Потому она выйдет за него замуж, но о своей любви к нему не скажет ни слова. Это будет ее секрет.

– А как же имя невесты?

Блейз на секунду прикрыл глаза. Итак, Френ согласна.

– Я уже сделал все вчера, пока ты готовилась к вечеринке.

– Ты был полностью уверен, что я соглашусь. – В ее голосе прозвучала горечь.

– Вовсе нет, – ответил он. – Но что-то подсказывало мне – ты хочешь выйти за меня замуж.

Как он догадался?

– Почему ты так думаешь?

– Ты продолжаешь носить кольцо… И та ночь… Она была восхитительна. Попробуй опровергнуть мои слова. – Он запрокинул ее лицо и посмотрел ей в глаза. – Хотя ты ненавидишь меня, но по-прежнему – желаешь.

– Я не ненавижу тебя, – сказала она тонким голосом.

Блейз улыбнулся.

– Тогда у нас есть надежда.

Поработав в этот день еще немного в своем кабинете, Блейз решил ехать в Лондон. День был ясный, и поездка прошла легко. К вечеру они приехали в Мэйфэр. Френ вдруг заметила, что окружающее ей знакомо.

– Твоя квартира где-то здесь поблизости? – спросила она и, вспомнив ту далекую ночь, проведенную здесь, почувствовала, как краснеет.

Блейз весело взглянул на нее.

– Да, это недалеко отсюда. Мне приятно, что ты помнишь…

Симпатичная маленькая квартира на углу Зеленого переулка выходила на заброшенный сад и старую церковь. Спокойная заводь в центре города – любимое место Блейза. Френ удивилась, почему они не остановились здесь.

– Я решил не сохранять ее. – Заметив удивление Френ, он объяснил: – Квартира, хотя и удобная, не сравнится с домом, поэтому я прекратил аренду, когда вернулся из Штатов.

Они остановились у отеля, Блейз бросил ключи от машины в бардачок. Появился менеджер лет пятидесяти, приятной наружности и сопроводил их в номер.

Двое служащих отеля следовали за ними, неся багаж и бутылку шампанского в ведерке со льдом и двумя хрустальными фужерами на подносе.

Номер был роскошный: изящно убранная гостиная, две большие спальни, разделенные гардеробной. Из гостиной видна была терраса.

Когда они остались одни, Блейз подошел к дверям спальни и спросил с насмешливым блеском в глазах:

– Как тебе разделение? – И, не дожидаясь ответа: – Или ты желаешь соблюдать приличия до свадьбы?

Она молчала.

Уверенный в ее ответе, Блейз напомнил:

– Выбор за тобой.

Почувствовав неосознанное желание испытать свое право и немного его помучить, Френ протянула томно:

– Тогда я воспользуюсь случаем побыть одной.

– Очень хорошо. – Если он и был смущен, то не показал этого. Подняв ее чемодан, Блейз перенес его к дверям другой спальни.

Затем, бросив взгляд на часы, предложил:

– У нас уйма времени до обеда. Как ты относишься к декадансу?

Френ спросила осторожно:

– Что ты имеешь в виду?

Он одарил ее снисходительной улыбкой.

– Ничего ужасного. Просто бокал шампанского в джакузи.

– У нас есть джакузи?

– На террасе.

– У меня нет купальника.

– Зачем он? Ванна скрыта со всех сторон. – Поняв, что она готова отказаться, Блейз поднял черную бровь. – Неужели трусишь?

Уязвленная его замечанием, она попросила:

– Дай мне пару минут.

Френ сняла с себя одежду, надела белый махровый халат, который висел в ее ванной, и прошла на террасу.

В левой стороне мраморные ступени вели вниз на кафельный мозаичный пол, напомнивший римскую купальню. В центре стояло джакузи; из него поднимался пар.

Она надеялась войти в воду первой, но Блейз уже сидел на скамейке внизу джакузи, и вода пузырилась на его груди. Голова его откинулась, веки были закрыты.

Она сняла свой халат, повесила его рядом с халатом Блейза и повернулась, чтобы быстренько спуститься по ступенькам в воду. Но его глаза уже изучали с явным интересом и восхищением ее стройное тело и длинные ноги.

Почувствовав предательский румянец на щеках, она высоко подняла голову и медленно спустилась по тусклым мраморным ступеням в горячую воду.

Он подал руку и, когда она взяла ее, притянул Френ к себе.

– Браво, – мягко одобрил Блейз. – Тебе, несомненно, недостает храбрости… Но зато твоя фигура изумительна.

Красная как мак, она промолчала.

– Шампанского? – Он взял бутылку, открыл ее и наполнил два бокала дымящимся напитком. Передал ей бокал и поднял свой. – За нас!

– За нас! – эхом повторила она.

Они пили в полном безмолвии, наслаждаясь воздействием горячих пузырьков воды и холодных пузырьков шампанского. Когда бокалы опустели, Блейз поставил их на поднос, и тут его рука слегка коснулась груди Френ.

Затаив дыхание и прислонив голову к краю ванны, Френ закрыла глаза и попыталась расслабиться. Подводные струи успокаивали и придавали сил, массируя тело. Блейз сидел спокойно и безмолвствовал. Его дыхание было легким и ровным. Взглянув украдкой из-под длинных ресниц, она увидела, что его глаза снова закрыты.

Только Френ перевела дух, как Блейз слегка пошевелился и длинная мускулистая нога коснулась ее. Насторожившись, она отодвинулась на дюйм, понимая, что он притворяется спящим.

Разозлившись, она снова откинулась на бортик и закрыла глаза. И в ту же минуту вздрогнула, когда, прыснув от смеха, он со стоном признался:

– О'кей, ты победила. – Затем с шутливой огорченностью посетовал: – А ты, оказывается, бессердечная. – Глядя на ее грудь, он взял руку девушки и положил себе на грудь. – Или ты притворяешься?

Она промолчала. Блейз мягко пробормотал, блестя глазами:

– Не хочешь кое-чем заняться перед обедом?

Она покачала головой.

– Предпочитаю сохранить приличия до свадьбы, как договорились.

Вздохнув, он отпустил ее. А ей стало грустно, что он поймал ее на слове.

– Я начинаю чувствовать голод. Поэтому, если ты не возражаешь, пойду оденусь.

– Пожалуйста, – вежливо согласился он.

Она встала и, выйдя из ванны, надела халат и быстро завязала пояс.

– Обедать будем в отеле? – спросила она.

– Я думал пригласить тебя в «Медичи». – Блейз тоже вылез из ванны и шел за Френ, завязывая пояс на халате.

Френ знала, что «Медичи», расположенный неподалеку от Парк-лейн, считается одним из лучших ресторанов в Лондоне. Она забеспокоилась:

– Ты уже заказал столик?

– Нет.

– Вряд ли тебе это удастся…

Он ответил небрежно:

– Думаю, удастся.

Как всегда, Блейз полностью уверен в себе.

– Мне нечего надеть, – призналась она.

– А платье для коктейля, что ты надевала в пятницу? Ты выглядишь в нем очаровательно.

Она ясно вспомнила элегантные наряды «от-кутюр» в гардеробе Мелинды.

– Оно не очень шикарное… Я… я не хочу, чтобы тебе было стыдно за меня.

– Мне не стыдно.

Успокоенная и довольная, она прошла по спальне и, открыв чемодан, достала платье. Оно было новое, недорогое, из немнущейся материи. За платьем последовала меховая накидка.

Одевшись и аккуратно наложив макияж, Френ внимательно оглядела себя в зеркало с ног до головы и решила, что, хотя ей далеко до Мелинды, она сможет выдержать испытание рестораном.

Держа меховую накидку па руке, девушка вернулась в гостиную. Блейз, уже одетый в смокинг, стоял возле окна.

Бесшумно ступая по ворсистому ковру, Френ шла к нему и вмиг остановилась, когда Блейз повернулся. Наверняка у него есть шестое чувство, подумала она. А он стоял и пристально смотрел на стройную фигурку, качая головой в знак одобрения.

Когда она подошла, он, взяв накидку, надел мех ей на плечи, коснувшись губами ямки между шеей и плечом. Эта ласка заставила ее тело вздрогнуть, и Блейз, обхватив за талию, притянул ее к себе. Голова девушки запрокинулась, и его губы почти коснулись ее рта, когда начал сигналить мобильный телефон.

– Проклятие! – проворчал он и, выпрямившись, достал его из кармана.

Отойдя в сторону, она наблюдала за его лицом, когда Блейз немногословно отвечал:

– Балантайн… Да… Да, понимаю… Где?.. Превосходно… Да, я буду там… Двадцать минут, самое большее полчаса…

Его глаза сверкнули, и Френ почувствовала волнение. Он явно на что-то решился. Опустив телефон обратно в карман, Блейз сказал:

– Надеюсь, ты не возражаешь против смены ресторана?

– Не возражаю, – заверила она его, ожидая, он скажет, куда они поедут и почему изменились планы.

Не давая никаких объяснений, он взял ее под руку, они вышли из номера и двинулись по роскошному фойе к лифту.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Только они вышли из вестибюля на улицу, как подъехало такси.

– Вовремя, – с удовлетворением сказал Блейз, делая знак водителю. Усевшись в машину, Блейз шепнул адрес, и автомобиль тронулся с места.

– Куда мы едем? – поинтересовалась Френ.

– В «Ройал Георг», маленький отель недалеко от Кенсингтон-Хай-стрит. – И он замолчал.

До Кенсингтона доехали уже в сумерках, магазинные витрины освещали тротуар, уличные фонари сверкали оранжевым светом в темно-синем небе.

«Ройал Георг» находился на Ньюленд-стрит, в совершенно глухом переулке. Когда-то это был частный дом, а сейчас перед вычурным входом выставили табличку, где золотыми буквами сообщалось, что здесь можно «пообедать в комнате времен короля Георга». Блейз помог Френ выйти из такси и что-то сказал водителю. Затем проводил ее по лестнице на антресоли, и они прошли по темно-красному ковру в комнату эпохи короля Георга III.

Впрочем, комнатой это можно было назвать с натяжкой. Большой зал был обставлен как в начале девятнадцатого века: тяжелые абажуры и шторы, массивная мебель.

Занято было только два столика.

Один, рядом с входом, парочкой средних лет: у женщины были завитые седые волосы, мужчина был лысый. Увидев Блейза и Френ, они прекратили дискуссию, что заказать на десерт, и уставились на вновь пришедших.

Но Блейз обратил ее внимание на другой столик, в темном алькове, за композицией азиатских ландышей.

Держа ее под локоток, Блейз провел Френ к этому столику, и она, увидев сидящую там парочку, вдруг остановилась как вкопанная и с ошеломленным видом недоверчиво уставилась на мужчину и женщину.

– Добрый вечер. Надеюсь, не будете возражать, если мы присоединимся к вам? – Блейз был подчеркнуто вежлив и совершенно спокоен.

Мужчина и женщина замерли с ложками в руках, на лицах обоих появилась тревога.

– Вот уж не думал, что подобные места тебе нравятся. – Блейз просто источал симпатию.

Первой опомнилась Мелинда:

– Но тебе же они нравятся!

Набычившись, Керк затравленно оглядывался по сторонам, словно получил удар под дых.

Мелинда, быстро успокоившись, насмешливо переводила взгляд с одного мужчины на другого.

Френ не знала, куда себя девать. Блейз, уловив ее настроение, выдвинул стул, почти насильно усадил ее и сел сам.

Когда он уселся, появился пожилой официант и подал меню. Бросив на него беглый взгляд, Блейз спросил:

– Есть у вас фирменные блюда?

Официант почтительно склонился и назвал блюдо.

– Франческа, будешь устрицы? – Блейз вопросительно поднял бровь.

Френ согласно кивнула головой.

– Хорошо. Принесите две порции и бутылку красного вина.

Официант удалился.

– Итак, как ты узнал, что мы здесь? – Мелинда уже откровенно наслаждалась происходящим.

– А как ты думаешь?

– О, дорогой мой! Я-то была уверена, что мы ускользнули от того отвратительного маленького мужчины, хотя догадывалась, что наверняка сыщиков больше.

– Да уж, агентство подстраховалось.

– Почему ты нас преследуешь?

– Неужели мне нужно объяснять?

– Я предполагаю, ожерелье ты получил? – поинтересовалась Мелинда вкрадчиво.

– Да, благополучно доставили.

– Как оно тебе понравилось?

– Прекрасное. К сожалению, камни оказались ненастоящими.

Мелинда вздохнула.

– Керк предупреждал: ты сразу догадаешься, что это фальшивка. – Она, наконец, посмотрела на Френ. – Любопытно, как тебе удалось доставить его в сохранности?

– Я просто надела его на себя. – К удивлению Френ, голос ее звучал спокойно.

И Керк не выдержал. Вскочив, он закричал:

– Дура несчастная! Если бы ты сделала так, как я сказал, ничего этого не произошло бы. Почему ты…

– Хватит! – Голос Блейза словно кнутом ударил по ушам. – Настоятельно предлагаю тебе сесть. – Керк опустился на стул, а Блейз холодно посоветовал: – Думай, с кем говоришь. Услышу что-то подобное, сверну тебе шею.

– Не злись, дорогой, – успокоила Мелинда. – Не стоит упрекать Керка за то, что он огорчен. Все его планы разрушились. И хотя я не знала, что…

Блейз в упор смотрел на жестикулирующую Мелинду.

– У меня нет ни малейшего сомнения, что спланировали всё вы вместе. Поэтому не надо строить из себя наивность.

Мелинда надула красивые губки.

– Дорогой, как невежливо с твоей стороны. Что касается… – Она замолчала, подождав, пока официант поставит вино и удалится.

Не успел Блейз разлить по бокалам вино, подали устрицы.

– Давайте немного поедим, – предложил Блейз.

Но ни у кого, казалось, не было аппетита.

– Я хочу уйти. – Голос Мелинды прозвучал недовольно. – Он меня нервирует. Мы заказали столик здесь только потому, что Керк посчитал это место более безопасным, чем вблизи аэропорта… Безопасным. Какая насмешка! – горько посетовала она.

– И когда вы думаете уехать? – поинтересовался Блейз.

Керк предупреждающе взглянул на Мелинду. Но она раздраженно передернула плечами.

– Ты знаешь, как и я, что дело проиграно. – Она сделала небольшой глоток и легкомысленно защебетала: – Мы планировали уехать очень рано этим утром в направлении неизведанных полей и пастбищ.

– Где же эти поля?

– Не догадываешься?

– В Южной Америке?

– В Бразилии. Еще точнее – в Рио-де-Жанейро. Я всегда хотела жить и быть любимой в Рио.

– И как же ты собиралась оплатить проезд, и на какие средства рассчитывала, чтобы жить там?

Она состроила огорченную гримасу.

– Боюсь, мне пришлось пожертвовать твоим свадебным подарком. Сумма, вырученная за «порше», подкрепит нас до тех пор…

– … пока ты не продашь рубины?

Мелинда пожала острыми плечиками.

– Какой смысл хранить драгоценные камни в банковском сейфе?

– Но они не твои. Заметь, они принадлежат Балантайнам, а это семья с давними традициями.

– Но, дорогой, ты же большую часть своей жизни проводишь в Штатах. Разве это не подрывает семейные традиции Балантайнов?

– Здесь ты не права. Вступив во владения Балантайнов, я распрощался с Америкой, как желал мой отец.

– Как скучно, – зевнула она притворно. – Значит, ты станешь истинным джентльменом.

– Да.

– И ты собирался, следуя семейной традиции, надеть на свою невесту рубины, чтобы после свадьбы спрятать их лет на двадцать, пока следующее поколение не захочет пожениться? – Мелинда удивленно округлила глаза.

– Это я и собирался сделать, – заверил он ледяным тоном.

Мелинда с издевкой сказала:

– Прости меня, что не позировала в них на вечеринке, как ты планировал. – Она выдержала паузу и продолжила: – Предполагаю, тебе пришлось отменить праздник?

– Нет, вовсе нет. Все прошло восхитительно.

Ее голубые глаза удивленно вспыхнули.

– Как же ты объяснил мое отсутствие?

– Зачем? Никто никогда не видел тебя. Я предъявил всем другую невесту.

Мелинда на мгновение растерялась, но тут же нашлась. Посмотрев на Френ, она скривила губы.

– Не хочу показаться грубой, но она вряд ли украсила своим присутствием вашу вечеринку.

– Ты не права, – бесстрастно отрезал он. – Франческа была очень хороша.

– В фальшивых рубинах?

– Они тоже выдержали испытание.

– И никто не узнал?

– Даже полиция, если ты это имеешь в виду.

При упоминании о полиции самоуверенность с Мелинды тут же слетела.

– Надеюсь, в этом не будет необходимости.

– Все зависит…

– От чего? – быстро спросила она.

– Как быстро я получу рубины.

По глазам Мелинды стало ясно, что леди взвешивает свои возможности.

– Рубины – единственное, что ты хочешь вернуть?

Наступила многозначительная пауза.

– Нет. – Глаза Блейза насмешливо смотрели то на мужчину, то на женщину.

Керк сразу сник.

Френ задохнулась, как от чудовищного удара в спину, и невидящим взглядом уставилась в свою тарелку.

Мелинда шумно выдохнула и, спустя некоторое время, спросила лукаво:

– Хочешь сказать, что ты не отменял свадьбу?

– Да, я ее не отменял.

– Значит, если ты получишь рубины прямо сейчас, все пойдет своим чередом?

– Может быть, – согласился он. – Но забыть случившееся я не…

– Я понимаю твои чувства, – поспешно перебила его Мелинда.

– Как мило с твоей стороны. – Сарказм был очевиден.

– Но поверь мне, – настойчиво продолжала Мелинда, – это была идея Керка.

Керк вскинулся было протестующе, но промолчал. Его загорелое красивое лицо как-то посерело и постарело.

– Если бы у меня были мозги, я бы никогда не ушла с ним, – продолжала Мелинда. – Но я потеряла голову и теперь сожалею, что поступила так глупо.

– Уверен, что так и было.

– В конце концов, никто не пострадал, не так ли? И если ты все забудешь, словно ничего не произошло…

И тут заговорил Керк:

– Только одно слово. Прежде чем прощать, спроси ее…

– Почему бы тебе не заткнуться? – Потеряв хладнокровие, Мелинда стала похожа на разъяренную львицу.

Керк словно опомнился и начал умолять:

– Не возвращайся к нему, Мел. Ты же любишь меня. Мы больше подходим друг другу. – Он схватил ее за руку. – Все, что я делал, сделано для нас…

Она резко выдернула руку.

– Ты с ума сошел. У меня нет ни малейшего намерения оставаться с банкротом, который попадет в тюрьму.

– Что ж, очень постараюсь попасть туда не один.

– Вместо того чтобы угрожать, – прервал его Блейз, – лучше скажи, что мне спросить у Мелинды?

– Спроси ее, намеревалась ли она иметь от тебя детей.

Серые глаза Блейза строго посмотрели на красивое лицо Мелинды.

– Ну?

– Конечно, да, дорогой, – заверила она его. – Ты прекрасно знаешь, что это было частью нашего договора, и я бы выполнила…

– Она лжет, – взорвался Керк. Голос его хрипел, когда он в отчаянии обратился к Френ: – Ты была тогда. Подтверди, что она вообще не хочет иметь детей вообще.

Блейз смотрел на Френ.

Та молча покачала головой. Участвовать во всем этом она не станет. Если Блейз готов принять Мелинду после всего, что произошло, должно быть, он очень сильно желает ее. И предупреждения ему не нужны.

Мелинда обернулась к Блейзу, ее улыбка свидетельствовала о триумфе.

– Видишь, дорогой? Ревность Керка… Он просто пытается навредить мне. – Потянувшись через стол, она положила руку на рукав Блейза. – Если мы оба забудем об этих последних нескольких днях, я выйду за тебя замуж.

Он улыбнулся.

– Как великодушно с твоей стороны! Только я нашел себе другую невесту.

– Другую? – Оживление спало с ее лица. Она вдруг на глазах словно постарела и стала некрасивой. – Кто же это?

– Я посчитал, что лучше жениться на Франческе. Думаю, это будет самая лучшая моя сделка.

– Я не верю этому. Ты дурачишь меня. – Мелинда была вне себя. Но Блейз смотрел на нее с суровым выражением лица, и она заюлила: – Вы же знаете друг друга всего три дня. Она не в твоем вкусе.

– И опять ты не права. Я познакомился с ней более трех лет назад, и она точно в моем вкусе.

– Но ты же сказал, что хочешь вернуть не только рубины.

– Мне хотелось бы вернуть мое обручальное кольцо. – Блейз протянул руку.

Поколебавшись, Мелинда неохотно сняла кольцо и сунула ему в ладонь, зло прошипев:

– Отдашь ей!

– Нет. Я уже сделал моей невесте подарок. – Взяв руку Франчески, он продемонстрировал кольцо с лунными камнями.

Даже не взглянув, Мелинда взмолилась:

– Пожалуйста, дорогой. Мне нужно поговорить с тобой наедине. Я должна кое-что сказать тебе. Хочу, чтобы ты знал.

– Позже. А сейчас…

Достав что-то из кармана, он бросил это через стол Керку, который непроизвольно схватил пакетик.

– Не сомневаюсь, это тебе понадобится.

Френ догадалась – ее кольцо. Столько всего произошло с тех пор, как Блейз снял его с ее пальца, что она и думать о нем забыла.

Керк мрачно уставился на скромный солитер.

– Пока ты свободен, – продолжил Блейз, – можешь подарить его Мелинде, если она захочет. Хотя я сильно сомневаюсь, что оно ей понравится. Кольцо недостаточно роскошно.

Френ больше не могла выносить вида отчаявшегося Керка и при последних словах Блейза решительно поднялась.

Блейз немедленно обратился к ней:

– Мне нужно уладить кое-какие дела, но такси ждет, поэтому ты можешь ехать обратно.

Взяв меховую накидку, он укутал ею плечи Френ и сказал ей на ухо:

– Прими расслабляющую ванну и ляг пораньше. Не хочу, чтобы моя невеста была уставшей в брачную ночь.

Френ вспыхнула: она решила, что эти слова сказаны с расчетом на Мелинду.

«Не сходи с ума!» – приказала она себе.

Он пошел проводить Френ до такси.

В вестибюле стояла та парочка, которую они видели в зале, просматривала рекламные афиши лондонских представлений и аттракционов.

Мужчина и женщина внимательно взглянули на них. Блейз приветствовал их кивком и повел Френ вниз по лестнице.

Выйдя на улицу, он поднял руку, и такси, которое ждало в конце глухого переулка, подъехало к дверям ресторана.

Посадив Френ в машину, Блейз дал ей ключ от номера и сказал водителю, куда отвезти девушку.

Всю дорогу Френ мысленно прокручивала неприятную сцену. Злое отчаяние Керка, его мольбы. Хладнокровная решимость Мелинды бросить в беде человека, которому признавалась в любви, и перебежать на сторону победителя… Расчетливое бессердечие и пугающая безжалостность Блейза.

Номер встретил ее гнетущим безмолвием. Замерзшая и усталая, она приняла капну и легла в постель.

Проворочавшись почти час, по так и не уснув, Френ надела халат и шагнула в гостиную. Включила телевизор и свернулись калачиком на диване. Вскоре она выключила телевизор, потому что все равно не могла помять, о чем передача.

И снова ее мысли побежали по кругу. И опять Френ чувствовала неуверенность и тревогу.

Что ей делать?

Гордость диктует ей отступить, а чувства подсказывают, что она не вынесет потери этого мужчины.

А вдруг он все еще любит Мелинду и та тоже надеется, что чувства Блейза не угасли, хотя сегодня он отверг ее? А его заявление, что он нашел другую невесту, – только способ преподать ей урок, сделать покладистой? А сбив с нее спесь, он скажет: кто старое помянет, тому глаз вон – и примет ее обратно.

И она, Френ, ничего не сможет поделать, потому что ее роль будет сыграна и заменять Мелинду не будет нужды.

Она взглянула на часы. Уже половина двенадцатого. Возможно, он не вернется. Память услужливо напомнила, как Мелинда молила его поговорить с ней наедине. Это могло означать только одно: она намеревалась использовать свою сексуальную привлекательность.

Уже засыпая, Френ жалела о том, что не согласилась на предложение Блейза, когда они вместе были в джакузи. Как и три года назад, она снова теряет этого мужчину, которого мечтала видеть своим мужем, нарожать ему детей, прожить с ним всю жизнь.

Уснула Френ, испытывая чувство отчаяния и отирая слезы с мокрых щек…

Проснулась она от чьего-то прикосновения. С трудом открыв глаза, она увидела Блейза, сидевшего на диване и пристально смотревшего на нее. Выражение лица у него было злое.

– Почему ты не в постели?

Приподнявшись, она отбросила спутанные пепельно-русые волосы с пылающих щек.

– Я не могла успокоиться… продолжала думать…

– … что Варли попадет в тюрьму? Могу тебя успокоить. В данный момент он в аэропорту ждет самолета на Рио-де-Жанейро.

Френ зачем-то спросила:

– Один?

– Нет. Они уладили свои разногласия, и Мелинда поехала с ним.

Какое счастье! Мелинда и Керк уехали, а Блейз остался с нею! Закрыв глаза, она безмолвно вознесла благодарственную молитву.

– Этот факт, кажется, тебе неприятен, – хладнокровно заметил он.

– Я удивлена, – призналась она. – Я была уверена, что она вернется к тебе.

– Так вот что у тебя в голове.

Она вызывающе посмотрела на него.

– Ты что же, совсем забыла о нашей завтрашней свадьбе? Можно сказать, сегодняшней.

– Нет, конечно… Но Мелинда хотела поговорить с тобой наедине, и я… я подумала, что она изменит твое решение.

– Подумала? Или надеялась!

Она только покачала головой.

– Ладно, – кивнул он. – Уже половина третьего. Предлагаю отправиться спать.

Еще так много он не сказал ей, так много вопросов осталось без ответа. Но сейчас все, чего она хотела, – это положить голову на плечо Блейза.

Она с трудом встала на ноги и пошатнулась.

Склонившись, Блейз поднял ее и донес до спальни. Здесь он повернулся и собрался уходить.

– Блейз… – Она выдохнула его имя почти про себя, но он остановился и взглянул на нее. – Не уходи. Пожалуйста, не уходи.

– Я решил, ты хочешь отдохнуть.

– Я передумала.

– Нуждаешься в утешении? – иронично спросил Блейз. Он снял с нее халат, а затем, ухватив за подол ночную сорочку, снял и ее, отбросил в сторону. После этого откинул пуховое одеяло, приказал: – Забирайся, – и, быстро сняв с себя одежду, лег рядом.

Френ затаила дыхание. Обаятельный мужчина, соблазнявший ее в джакузи, исчез, в кровати лежал незнакомец, злой и суровый.

– Что? – вкрадчиво поинтересовался он.

– Ничего, просто устала, – прошептала Френ.

– Тогда не будем тратить время на прелюдию.

Нежный, внимательный любовник, Блейз на этот раз не сделал даже попытки возбудить ее. Когда сто шестьдесят с лишним фунтов тяжелых мышц оказались на ней, Френ напряглась и дала слабый отпор. Понимая и злясь, что от ее сопротивления он получает наслаждение.

Схватив ее запястья, Блейз прижал их к подушке и, навалившись всей своей массой, пригвоздил извивающееся под ним тело девушки к постели. Она вздрогнула и закусила губы, чтобы удержать стон.

Но он уловил уже вдох страсти и начал двигаться медленнее, прислушиваясь к ней и желая вместе достичь наивысшей точки наслаждения…

Когда он освободил ее, Френ лежала, страдая и стараясь изо всех сил сдержать слезы.

Она хотела его близости, мечтала уснуть в его объятиях. А он… ублажил себя, не подарив ей ни нежности, ни ласки и причинив только боль. И унизил, вымещая на ней злость, что позволил Мелинде уйти.

– Я сделал тебе больно?

Френ дернулась, но промолчала.

– Сделал больно? Франческа… ответь мне, – начал он трясти ее.

– Нет.

– Но ты плачешь.

– Я не плачу, – проворчала она.

Это была очевидная неправда, и, явно обеспокоенный, он настаивал:

– Я грубо обошелся с тобой. Я, должно быть, сошел с ума. Обещаю, подобное больше не повторится.

– Все не то…

– Не то? – переспросил он, и голос его заледенел. Вдруг его осенило. – Я дурак. Не понял сразу, что… – Он осекся.

– Что? – не удержалась она от любопытства.

– … что я не очень подходящая замена Варли.

Она схватила его за руку.

– Что ты говоришь? Все не то ты говоришь.

Откинув ее руку, он встал.

– Пожалуйста, Блейз, выслушай меня…

Не обращая внимания на ее мольбы, он собрал свои вещи и закрыл за собой дверь тихо, но решительно.

Френ откинулась на подушки и, не в силах больше бороться с усталостью, заплаканная, уснула.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Какой-то звук разбудил Френ. Открыв глаза, она увидела, что яркие солнечные лучи заливают светом всю спальню.

Несколько секунд Френ не могла вспомнить, где она и что делает здесь. И тут все разом вернулось к ней. Сегодня ее свадьба! Если, конечно, Блейз не передумал.

Раздался резкий стук в дверь, и она тут же открылась. Вошел Блейз.

– Извини, что разбудил. – Его голос был сдержанно-вежливым. – Сейчас половина десятого. Завтрак принесут через пятнадцать минут.

– Я буду готова. – Она невольно подражала его тону.

– Хорошо, – коротко согласился он и вышел.

Подождав, пока Блейз покинет номер, она вылезла из кровати и поспешила в ванную. Френ быстро приняла душ, затем, надев желтовато-коричневый жакет и юбку, вышла в гостиную.

Столик на колесиках с завтраком только что привезли, и Блейз наполнял бокал свежим апельсиновым соком. Френ села в кресло рядом со столиком, Блейз уселся напротив и, снимая серебряные крышки, стал предлагать блюда. Потом внимательно взглянул на нее и решительно сказал:

– Ты почувствуешь себя намного лучше, если что-нибудь съешь. – Положив ей хрустящий бекон и омлет, он добавил: – Не хочу, что бы ты потеряла сознание у алтаря.

Проглотив воздушный омлет, она хрипло спросила:

– Значит, ты не передумал? Я имею в виду свадьбу.

– Нет. А ты? – Он пристально разглядывал своими серыми глазами ее бледное лицо. – После прошлой ночи я не буду тебя упрекать, если это так.

– Нет, – твердо сказала она. – Я не передумала.

– Но Варли больше не грозит скамья подсудимых.

– А ты действительно угрожал?

– Ты как думаешь?

– Я очень сомневаюсь в этом. – Френ намазала тонким слоем масла тост.

– И по-прежнему согласна выйти за меня замуж?

Проигнорировав вопрос, она спросила:

– Значит, ты больше не угрожал им? Почему?

– Потому что питаю отвращение к огласке. Это история наверняка попала бы в газеты. Мне этого не надо. Я хотел лишь вернуть ожерелье. Считай, что я позволил себе быть великодушным.

– Когда я покидала отель, что-то не было похоже это на великодушие, – с чувством сказала она.

– Я был еще очень зол и хотел заставить их обоих немного попотеть. Для этого имело смысл надавить, чтобы получить ожерелье.

– И они уехали в аэропорт после того, как вернули его?

Вместо ответа он достал из кармана тонкий коричневый бумажный конверт, открыл его и положил содержимое на ладонь.

Френ глубоко вздохнула, захваченная видом кроваво-красных огоньков, вспыхивающих в ожерелье.

– Теперь ты сможешь надеть это, – сказал он с грустным удовлетворением.

Френ была восхищена тем, что ему удалось получить ожерелье обратно.

– Было очень сложно? Вернуть обратно, я имею в виду?

Убрав драгоценность в конверт, он покачал головой:

– Намного легче, чем я смел надеяться.

– Ты так долго не возвращался домой.

Он резко вскинул взгляд.

– Было достаточно вопросов, которые следовало тщательно обсудить, прежде чем эта парочка отправилась в аэропорт. Но то, что ожерелье было при них, сберегло много времени и нервов.

Подумав о том, что сказал Блейз прошлой ночью, Френ спросила:

– Неужели возможно было пронести его благополучно через таможню?

– Думаю, да. Вместе с остальной бижутерией Мелинды. Дилетанту трудно понять, что перед ним: драгоценный камень или дешевка. Конечно, был риск. Особенно если учесть напористость и наглость Мелинды, чего не скажешь о Варли.

– Но почему она все-таки решила уехать… – Френ вдруг замолчала, смешавшись, и закусила губу.

– Ты, должно быть, держишь меня за дурака, если подумала хоть на одну секунду, что я позволю бессердечной и жестокой женщине вернуться.

– Разве ты не знал, какая она?

– Знать-то знал, но чтобы настолько!.. Желаю Варли хорошо с ней повеселиться. – Губы его скривились в усмешке. – Я почти чувствую жалость к нему, хотя он не заслуживает ее.

– Но ведь она отвергла его как банкрота.

– Полагаю, хоть что-то лучше, чем совсем ничего. К тому же я поставил им ультиматум: либо они уезжают из города по-хорошему, либо я сдаю их полиции. Они долго не размышляли. На случай, если они передумают, их сопровождают двое агентов из «Риттерс», которые подождут, пока те не сядут в самолет.

Неожиданно перед ее глазами возникла пара в отеле за столиком у дверей. Провожая Френ до такси, Блейз кивнул им…

Заметив, что она допила кофе, Блейз спросил:

– Что-нибудь еще?

Она покачала головой:

– Я хорошо позавтракала.

– Лучше чувствуешь себя?

– Намного лучше. Ты был прав.

– Ну, если ты готова… поедем выбирать свадебное платье. – Он поднялся. – Но сначала я уберу это. – Блейз отодвинул акварель Дугласа Рида, в открывшийся сейф положил конверт с ожерельем и вновь набрал код.

Идя по коридору к лифту, Блейз приобнял Френ за талию. А она вдруг почувствовала, как сильно ее влечет к мужчине, которого знала и любила три года тому назад. Грустно лишь было видеть, что вместо улыбающегося влюбленного юноши рядом идет равнодушный незнакомец, который рассматривает брак как обычную деловую сделку. В этот момент Блейз озабоченно проговорил, что лучше взять такси. Нужно вернуться самое позднее без пятнадцати четыре, чтобы осталось время переодеться.

– Где… – Голос дрогнул, и она попыталась снова: – Где будет свадьба? Ты не сказал.

– Во Всех Святых.

– О… – Френ была удивлена. По нескольким причинам она предпочла бы регистрировать брак в мэрии, а не венчаться.

– Это внизу Зеленого переулка. Мы видели ее из прежней квартиры, если ты помнишь.

Да, она помнит. Эту церковь она помнит хорошо. Маленькая живописная церковь с красивым, тонким шпилем. С одной стороны она была окружена высокими домами, зато с другой – садами Зеленого переулка.

Он поинтересовался у нее, скорее из вежливости:

– Надеюсь, ты не против венчания?

– Нет.

Они взяли такси.

– «Найтсбридж», пожалуйста, – сказал Блейз, и вскоре они были у самого знаменито го универмага в мире.

Следующие несколько часов пронеслись как в вихре. Когда Френ что-то выбирала с ее обычной стеснительностью, Блейз брал инициативу в свои руки. Без намека на смущение он купил откровенное нижнее белье и несколько ночных сорочек из тонкой ткани. На щеках Френ зарделся румянец. Выбор плаща, платья и костюма, а также обуви и аксессуаров к ним прошел спокойнее.

Подошел черед свадебного платья.

– Теперь тебе надо купить то, в чем ты будешь выходить замуж.

– Может, в одном из костюмов?

– Я хочу, чтобы моя невеста выглядела как невеста. – Он выбрал шелковое платье цвета слоновой кости на корсаже с длинными узкими рукавами и пышной юбкой. – Вот это, если подойдет, – решительно сказал Блейз.

Идя в примерочную, Френ обернулась к Блейзу:

– Ты хочешь посмотреть на меня в нем?

– Нет, – сказал он почти резко. – Это плохая примета.

Платье сидело безупречно.

Затем были куплены туфли и фата: диадема с вуалью, тонкой как паутина. Букетик незабудок дополнил романтический образ невесты.

Когда все упаковали и отправили в отель, было начало третьего. Блейз настоял на сэндвиче и чашке чая, прежде чем они поедут обратно.

Без пятнадцати четыре они вернулись к себе в номер. Разбирая коробки, Френ открыла одну, от флориста, с гвоздикой белого цвета. Здесь же лежал букет из фрезий циста слоновой кости и красные бутоны ароматных роз.

Красные розы – цветы любви…

– Надеюсь, тебе нравится? – Вопрос Блейза прозвучал странно неуверенно. – Я подумал, когда ты наденешь ожерелье, в твоем букете должны быть те же тона.

– Красиво, – заверила она его. Вспомнив, что он назвал плохой приметой увидеть ее в свадебном платье, она спросила: – Мы поедем вместе в церковь?

– Нет, я уеду первым. Машину для тебя подадут через десять минут.

Она кивнула головой:

– Хорошо, – и пошла в ванную принять душ.

Спустя пятнадцать минут в дверь спальни легко постучали. Поспешно накинув халат, она вышла босая.

За дверью стоял Блейз в безупречном костюме жемчужно-серого цвета с гвоздикой в петлице.

Он выглядел как миниатюра из старинной новеллы: высокий темноволосый красивый жених. Френ охватило странное ощущение нереальности происходящего.

– Позволишь надеть? – Он поднял ожерелье.

Она молча повернулась, чтобы он смог надеть его. Блейз застегнул и поправил ожерелье на шее Френ.

Повернувшись, она пристально посмотрела на него, чего-то ожидая.

– Выглядишь замечательно, как голубая фея.

Сердце ее забилось чаще: перед нею снова был рыцарь из романа, и она ждала его поцелуя. Но он только улыбнулся и ушел, оставив ее в недоумении.

Френ постаралась взять себя в руки и продолжила одеваться: собрала в гладкий пучок волосы, вуаль и диадема довершили картину. Об этом сказало и зеркало: невеста, милая и очаровательная девушка, превратилась в сказочную принцессу, правда несколько бледную, не помог даже тщательный макияж. И все же Френ была удовлетворена своим видом. Эта девушка станет хорошей женой Блейзу и никогда намеренно не причинит ему боль.

Сильный стук в дверь вернул ее из мира грез. Она взяла букет и поспешила открыть, подумав, что, должно быть, пришла машина.

К ее удивлению, там стоял Ричард Хендерсон. Он выглядел весьма представительно в сером костюме с гвоздикой в петлице.

– Выглядишь потрясающе, – сказал он. – Эдварду повезло. Вижу, он не предупредил тебя.

– Нет. – Она улыбнулась. – Я так рада, что вы приехали. Будете нашим единственным гостем.

– Понимаешь, Эдвард сказал, что у тебя нет отца, и попросил привезти тебя в церковь. Я этому очень рад. Не беспокойся, – добавил он, – я провожал двух моих дочерей. – Обеспокоившись, что она все время молчит, он спросил: – Надеюсь, ты не возражаешь?

Задыхаясь от кома в горле, она уверила его:

– Конечно, нет. Я в восторге. Сказать вам правду, я почувствовала легкое… потрясение…

– Могу я предложить вам опереться на мою руку или, может, подставить свое плечо, на которое вы прольете несколько счастливых слезинок? Что вам подойдет?

– Руки будет достаточно, – улыбнувшись, сказала Френ и опустила вуаль.

– В этом случае, – он подал согнутую в локте руку, – экипаж ждет нас.

На улице их ждала машина, убранная белыми лентами и цветами, с улыбающимся шофером, у которого тоже была гвоздика в петлице.

Золотой сентябрьский денек купался в солнечных лучах, когда они шли по мощеной дорожке к дверям церкви. Здесь уже ждал пожилой священник с добрым лицом.

Внутри церковь была вся заполнена цветами, запахом ладана и музыкой органа. Солнце светило сквозь окна, ярко освещая узор на спинках отполированных церковных скамеек, бросая блики на красный ковер.

Френ под руку с Ричардом шла по проходу между скамеек к мужчине, одиноко стоящему у алтаря.

Блейз обернулся, и лишь на мгновение она увидела его лицо таким, каким мечтала его видеть. Затем оно вновь стало холодным. Она встала рядом с ним, и началась короткая, простая церемония. Она ответила на вопросы тихо, но внятно, Ричард сыграл свою роль с апломбом, и в подходящий момент Блейз достал два золотых кольца: одно изящно гравированное, другое обыкновенное.

Он уверенно надел гравированное кольцо на палец Френ. Ледяными и неуверенными пальцами она сумела надеть широкое простое кольцо ему на палец..

Священник объявил их мужем и женой и предложил:

– Поцелуйте невесту.

Блейз откинул вуаль и небрежно скользнул по ее губам.

Две пожилые леди, согласившиеся быть свидетельницами, расписались в книге, широко улыбаясь. Формальности были завершены. Молодожены приняли поздравления и прошли под марш Мендельсона.

На паперти церкви Блейз спросил у Ричарда:

– Выпьешь с нами бокал шампанского?

– Боюсь, что нет, – опечаленно сказал Ричард. – Я должен вернуться через десять минут в контору. Но с удовольствием выпью целую бутылку в Балантайн-Холле.

Мужчины пожали друг другу руки.

– Пожалуйста, приезжайте поскорее. – Френ поцеловала его в щеку.

Затем Френ и Блейз под водопадом из риса, бросаемого пожилыми леди, прошли к ожидающему их такси. Он помог ей сесть в машину, сел рядом. Всю дорогу они не проронили ни слова. У отеля их встретил управляющий с пожеланиями счастья.

Блейз сопровождал жену до номера, ни разу не коснувшись ее и даже не взглянув. Френ чувствовала все что угодно, только не радость.

Беглый взгляд на Блейза подтвердил, что и он едва ли ее ощущает.

– Ты хочешь остаться здесь на ночь или ехать домой?

Он казался напряженным, что было необычно, и Френ задумалась.

Собравшись с мыслями, она ответила:

– Поехать домой, – и по выражению его лица увидела, что сделала правильный выбор.

– Тогда переодевайся, я жду в машине.

– Возьми это. – Она закинула руки, чтобы снять ожерелье.

– Оставь. Так будет безопаснее. Завтра я отправлю его в банк.

Десять минут ушло на то, чтобы сменить пышный свадебный наряд на шелковый костюм, и вот они в пути.

Усталая и эмоционально опустошенная, она проспала всю дорогу до Балантайн-Холла.

Едва они вышли из машины, как открылась дверь и появился дворецкий.

– Возьми вещи и отгони машину, – велел ему Блейз.

– Да, сэр, – ответил дворецкий и тут же поздравил: – Я от себя лично и от всего персонала желаю вам и леди счастья.

Блейз только кивнул, Френ вымученно улыбнулась.

– Спасибо, Мортимер.

Дворецкий спросил:

– Когда подать ужин?

Френ взглянула на Блейза. Он не смотрел на нее, и она ответила твердо:

– В обычное время, Мортимер.

Блейз решительно добавил:

– Пожалуйста, что-нибудь полегче, и сервируй наверху в столовой.

Дворецкий поклонился и спокойно удалился выполнять указания хозяина. Словно незнакомцы, Френ и Блейз безмолвно поднялись наверх.

Комната Блейза была убрана идеально. На бюро стояла огромная ваза с живыми цветами. Огонь пылал в большом камине, но вечерний воздух, шедший из открытых окон, наполнял комнату прохладой. Такой же, какая между Блейзом и мною, подумала Френ.

Она вздрогнула, и он пошел закрывать окна. Постоял немного, пристально всматриваясь в темноту.

В дверь осторожно постучали… Блейз не шелохнулся. Френ открыла дверь. Вошли Ханна и двое слуг, держа покупки.

– Куда положить, мисс… миссис?

Поразмыслив, Френ указала, взглянув на отвернувшегося Блейза:

– Сюда, пожалуйста. Положите все на кровать.

Коробки и пакеты были аккуратно разложены.

– Не желаете, чтобы я все это убрала, миссис? – последовал вопрос.

– Нет, спасибо, Ханна, я сделаю это сама.

Дверь за прислугой закрылась, и Френ с тяжелым сердцем начала развешивать свои новые вещи в пустом гардеробе.

Взяв в руки свадебное платье, Френ с трудом сдержала слезы. Почему? Что она сделала, чтобы так с нею обращаться?

Наконец все вещи были убраны. Френ задумалась в нерешительности. Что теперь делать? Как выдержать минуты и часы наедине с мужчиной, который фактически не замечает ее существования? Но если он собирается вести себя подобным образом, подумала она с внезапной решительностью, у нее есть право знать, почему.

Высоко подняв подбородок, она промаршировала в гостиную. Блейз снял жакет и сидел в рубашке, мрачно глядя на огонь.

Она присела напротив него и, собрав все мужество в кулак, спокойно сказала:

– Хочу знать, что я сделала не так?

Он поднял голову и посмотрел на нее.

– Ты ничего не сделала. – И вздохнул тяжело. – Женитьба на тебе – ошибка.

Френ поднесла руки к горлу.

– Мой эгоизм сделал тебя несчастной. Почему я был уверен, что Варли только использовал тебя? Не мог он, как сумасшедший, отказаться от женщины искренне любящей. У тебя щедрая душа, а я эгоист. Но я не мог вынести мысль, что ты вернешься к нему.

Френ опустила руку.

– Ты спрашивала, почему Мелинда решила остаться с ним… Да потому, что я заплатил ей. Ты спрашивала, почему они уехали в Южную Америку… Потому что я согласился взять на себя все заботы о долгах Варли и обеспечил их достаточным капиталом, чтобы они могли начать новую жизнь… Если они останутся вместе…

Она удивилась этому признанию.

– Ты сделал это, чтобы я не возвращалась к нему?

– Прости, что воспрепятствовал твоему желанию.

– Я…

– Ты надеялась, что я приму обратно Мелинду и таким образом Варли останется твоим.

– Почему ты так решил?

– Когда Варли обвинил Мелинду, что та не собиралась иметь от меня детей, ты не подтвердила его слов, хотя я видел по твоему лицу, что он сказал правду.

– Я молчала, потому что думала, ты хочешь ее вернуть.

– Когда я только намекнул, что Варли может оказаться в тюрьме, ты чуть не упала в обморок.

– Я не могла вынести твою умышленную жестокость.

– Ночью, когда я вернулся в отель, ты была вся в слезах на диване, а не в постели. Тогда я разозлился, но все же заставил тебя выйти за меня замуж. Пытался уверить себя, что это поможет тебе забыть его? И разве можно упрекать тебя за то, что ты любишь его? Ведь и я знал когда-то, что такое любовь.

Услышав его признание, Френ встрепенулась и с надеждой спросила:

– Ты любил?

– О да, я любил.

Увидев боль, исказившую его лицо, Френ замерла.

Блейза словно прорвало:

– После скандала, устроенного Шерри, я сделал все возможное, чтобы найти тебя, но потерпел неудачу. Тогда я попытался выкинуть тебя из головы, разлюбить тебя. Вот почему отказался от той квартиры. С ней связано слишком много воспоминаний.

Сердце вновь забилось в груди Френ: он любил ее!

– Я похоронил свою любовь, – продолжил Блейз, – но ты внезапно снова ворвалась в мою жизнь. Я старался убедить себя, что меня ты больше не интересуешь. Но один взгляд на тебя оживил все мои чувства.

Она стояла неподвижно, покойно сложив руки на груди.

– … Я не сомневался, что откуплюсь от Мелинды, но ты была влюблена в своего жениха. Вот почему я был доволен, когда Мелинда и Варли сбежали вместе. Я ждал, что вскоре ты разлюбишь его. Надеялся, что смогу вернуть твою любовь. Безответная любовь такая мука!

– Мука, – эхом вторила Френ. Он обреченно вздохнул.

– Что же, если ты хочешь аннулировать…

– Почему я должна этого хотеть?

– Ты только что подтвердила: односторонняя любовь не имеет будущего.

– Разве наша любовь односторонняя? Если бы ты хоть раз выслушал меня, а не говорил за меня…

Он пристально смотрел на нее. Его серые глаза потемнели.

– Я любила тебя в прошлом. Люблю до сих пор. И никого не любила, кроме тебя.

Лицо его просветлело. Он открыл было рот, но Френ предупреждающе подняла пальчик:

– Не перебивай. Я думала, что люблю Керка. Но в ту ночь, когда ты на руках донес меня до комнаты и я поцеловала тебя, мне стало ясно, что я никогда не смогу выйти замуж за Керка. То мое чувство было просто увлечением. – И прибавила не без горечи: – Которое он использовал.

– Почему ты мне не сказала? – вдруг охрипнув, потребовал ответа Блейз.

– Я разозлилась на тебя за то, что ты смеялся над кольцом.

Блейз неожиданно обхватил ее, выдернул из кресла и прижал к себе, шепча:

– Я бы с радостью отшлепал тебя. Если бы ты знала, каких мучений мне стоила твоя ложь! Я безумно ревновал каждый раз, когда думал, что он прикасался к тебе. Готов был сломать ему шею.

Взглянув на Блейза сквозь длинные ресницы, она сказала притворно-застенчиво:

– Надеюсь, ты не собираешься превращать меня в мальчика для битья?

– Я найду другие способы контролировать тебя.

– Например?

– Лишить тебя памяти. Не сомневаюсь, ты ее потеряешь, когда влюбишься в меня во время нашего медового месяца.

– У нас будет медовый месяц?

– Естественно. Он начнется на Гавайях и продлится всю оставшуюся жизнь.

– И когда начнется медовый месяц?

– Когда ты захочешь.

– Прямо сейчас не испугаешься?

Он бросил взгляд в сторону спальни, она покачала головой.

– Не там.

Блейз вздернул брови.

– Ты рискуешь!

– Знаю, чем.

Она прильнула к нему.

– Хочу любить у огня семейства Балантайнов. Разве не язычки этого огня ношу я сейчас на своем теле?

Блейз в восторге впился в ее губы. Поцелуй, долгий и глубокий, обволакивал Френ ровным жарким пламенем. Тело стало податливым, колени подкосились. Блейз оторвался от ее грешных губ и провозгласил:

– Я всегда придерживался традиций Балантайнов. Но никогда не думал, что сегодня у этого очага создам новую.