/ Language: Русский / Genre:ref_ref, home_health, sci_medicine / Series: Семейный доктор

Карманный справочник медицинских анализов

Леонид Рудницкий

Результаты анализов – показатели вашего здоровья, состояния вашего организма! Надеемся, что данная книга станет незаменимым советчиком и проводником в джунглях специфической медицинской терминологии. Она написана высококлассным специалистом для непрофессионалов, а значит, доступна всем желающим.

Издательство «Питер»046ebc0b-b024-102a-94d5-07de47c81719 Карманный справочник медицинских анализов Питер СПб 2012 978-5-459-01139-5

Леонид Витальевич Рудницкий

Карманный справочник медицинских анализов

От редакции

Едва ли найдется человек, ни разу не сдававший анализы. Врачи выписывают направления на них направо и налево, и мы послушно несем в поликлинику баночки, занимаем очередь чуть ли не с вечера, чтобы расстаться с кровью… и не только с ней.

Для чего? Так врачам проще ставить диагноз, следить за состоянием больного, вовремя замечать опасные тенденции, изменения в физиологических процессах, незаметные даже для самого человека. Так-то оно так, но чаще всего врач берет результаты, предоставленные лабораторией, молча делает какие-то выводы (а может быть, и не делает, кто знает?), а нас в известность не ставит. И мы начинаем нервничать: а вдруг от нас утаивают какую-то страшную тайну? А вдруг, напротив, врач вообще проигнорировал результаты анализов и что-то жизненно важное упущено? Вот когда мы начинаем пытливо вглядываться в бланки, выдаваемые лабораторией. Но что же мы видим? Скорее всего, то, что приводит в отчаяние.

Может быть, вы получили послание с другой планеты или весточку от племени, затерянного в лесах Амазонки? Непонятные значки и закорючки, плотно покрывающие клочки бумаги, кажутся вам шифром, не подлежащим расшифровке? Вы не одиноки – такие мысли посещают практически всех, за исключением «философов», равнодушных к своему здоровью, готовых с благодарностью принять любой поворот судьбы.

Вы не можете отнести себя к их числу? Вы беспокоитесь о том, здоровы ли, и хотите получить неоспоримые доказательства того, что волноваться не следует? Или желаете убедиться, что выводы, сделанные врачом на основе клинических анализов, верны?

Не отчаивайтесь! Вы держите в руках не просто книгу – это настоящий толкователь показателей вашего здоровья. Она станет незаменимым советчиком и проводником в джунглях специфической медицинской терминологии.

Эта книга написана высококлассным специалистом для непрофессионалов, а значит, будет доступна всем желающим.

В отличие от всех остальных книг по расшифровке анализов вы найдете здесь самое полное толкование электрокардиограмм, с примерами настоящих, снятых в лечебном учреждении, кардиограмм.

Читайте, разбирайтесь – и будьте здоровы!

1. Общеклинические анализы

Клинические анализы несут огромную информацию для врача о состоянии здоровья больного, их значение для лечебной практики трудно переоценить.

Эти методы исследования просты, требуют минимального оборудования и доступны для выполнения в лаборатории практически любого лечебного учреждения.

По данной причине клинические исследования крови, мочи и кала являются рутинными и в обязательном порядке должны проводиться всем людям, поступившим для лечения в больницу, госпиталь или клинику, а также большинству пациентов, проходящих амбулаторное обследование по поводу разных заболеваний.

1.1. Общеклиническое исследование крови

Кровь – жидкая ткань, которая непрерывно циркулирует по сосудистой системе и доставляет во все части организма человека кислород и питательные вещества, а также удаляет из них «отработанные» продукты жизнедеятельности.

Общее количество крови составляет 7–8 % от веса человека.

Кровь состоит из жидкой части – плазмы и форменных элементов: красных кровяных телец (эритроцитов), белых кровяных телец (лейкоцитов) и кровяных пластинок (тромбоцитов).

Как получают кровь для клинического исследования?

Для клинического анализа используют капиллярную кровь, которую получают из пальца руки (обычно – безымянного, реже – среднего и указательного) путем прокола боковой поверхности мягких тканей концевой фаланги одноразовым ланцетом. Выполняет данную процедуру обычно лаборант.

Перед взятием крови кожу обрабатывают раствором спирта (70 % – ным), первую каплю крови промокают шариком из ваты, а последующие используют для приготовления мазков крови, набора в специальный стеклянный капилляр для определения скорости оседания эритроцитов, а также оценки других показателей, о которых будет сказано ниже.

Основные правила взятия крови из пальца

Для того чтобы избежать ошибок при выполнении клинического исследования крови, вам нужно соблюдать некоторые правила. Анализ крови из пальца должен сдаваться в утренние часы после ночного голодания, то есть через 8-12 ч после последнего приема пищи. Исключение составляют случаи, когда у врача есть подозрение на развитие серьезного острого заболевания (острого аппендицита, панкреатита, инфаркта миокарда и др.). В таких ситуациях кровь берется независимо от времени суток или приема пищи.

Перед посещением лаборатории разрешается умеренное употребление питьевой воды. Если накануне вы употребляли алкоголь, то лучше сдавать кровь на анализ не раньше чем через 2–3 дня.

Кроме того, перед взятием крови на исследование желательно избегать чрезмерных физических нагрузок (кросс, подъем тяжестей) или других интенсивных воздействий на организм (посещение парной, сауны, купание в холодной воде и др.). Режим физической активности перед сдачей крови должен быть самым обычным.

Не следует разминать и растирать пальцы перед забором крови, так как это может привести к повышению уровня лейкоцитов в крови, а также изменению соотношения жидкой и плотной частей крови.

Основные показатели клинического анализа крови и на что могут указывать их изменения?

Самое важное значение для оценки состояния здоровья имеют такие показатели, как соотношение объема жидкой и клеточной частей крови, количество клеточных элементов крови и лейкоцитарная формула, а также содержание в эритроцитах гемоглобина и скорость оседания эритроцитов.

1.1.1. Гемоглобин

Гемоглобин – особый белок, который содержится в эритроцитах и обладает способностью присоединять кислород и переносить его к различным органам и тканям человека. Гемоглобин имеет красный цвет, что определяет характерную окраску крови. Молекула гемоглобина состоит из маленькой небелковой части, которая называется гемом и содержит железо, а также белка – глобина.

Содержание гемоглобина в крови зависит от пола и у мужчин составляет 130–160 г/л, а у женщин этот показатель несколько меньше – 120–140 г/л.

Снижение гемоглобина ниже предельной границы нормы называется анемией и может вызываться различными причинами, а среди них самыми частыми являются дефицит железа в организме, острые или хронические кровопотери, недостаток витамина В12 и фолиевой кислоты. Анемия часто выявляется у больных с онкологическими заболеваниями. Следует помнить о том, что анемия – всегда серьезный симптом и требует проведения углубленного обследования для выяснения причин ее развития.

При анемии очень резко снижается снабжение кислородом тканей организма, при этом в первую очередь кислородная недостаточность сказывается на органах, в которых наиболее интенсивно происходит обмен веществ: мозге, сердце, печени и почках.

Чем более выражено снижение гемоглобина, тем тяжелее анемия. Уменьшение ниже 60 г/л считается опасным для жизни и требует срочного переливания крови или эритроцитарной массы.

Уровень гемоглобина в крови повышается при тяжелых заболеваниях крови – лейкозах, при «сгущении» крови, например вследствие обезвоживания, а также компенсаторно у здоровых людей, находящихся в условиях высокогорья, или у летчиков после полетов на большой высоте.

1.1.2. Эритроциты

Эритроциты, или красные кровяные тельца, представляют собой небольшие плоские круглые клетки диаметром примерно 7,5 микрона. Так как эритроцит по краям немного толще, чем в центре, то «в профиль» он имеет вид двояковогнутой линзы. Такая форма наиболее оптимальна и дает возможность максимально насыщаться эритроцитам кислородом и углекислотой при их прохождении через легочные капилляры или сосуды внутренних органов и тканей соответственно. У здоровых мужчин в крови 4,0–5,0 х 1012/л, у здоровых женщин – 3,7–4,7 х 1012/л.

Снижение содержания эритроцитов, как и гемоглобина, – признак развития у человека анемии. При разных формах анемий количество эритроцитов и уровень гемоглобина могут снижаться непропорционально и количество гемоглобина в эритроците может быть различным. В связи с этим при проведении клинического анализа крови обязательно определяется цветовой показатель или среднее содержание гемоглобина в эритроците (см. ниже). Во многих случаях это помогает врачу быстро и правильно поставить диагноз той или иной формы анемии.

Резкое повышение количества эритроцитов (эритроцитоз), иногда до 8,0-12,0 х 1012/л и более, почти всегда свидетельствует о развитии одной из форм лейкоза – эритремии. Реже у лиц с такими изменениями в крови выявляются так называемые компенсаторные эритроцитозы, когда количество эритроцитов в крови возрастает в ответ на пребывание человека в разреженной по кислороду атмосфере (в горах, при полетах на большой высоте). Компенсаторный эритроцитоз бывает не только у здоровых людей. Так, было замечено, что если у человека имеются тяжелые заболевания легких с дыхательной недостаточностью (эмфизема легких, пневмосклероз, хронический бронхит и др.), а также патология сердца и сосудов, протекающая с сердечной недостаточностью (пороки сердца, кардиосклероз и др.), организм компенсаторно увеличивает образование эритроцитов в крови.

Наконец, известны так называемые паранеопластические (гр. para – возле; нео… + гр. plasis – образования) эритроцитозы, которые развиваются при некоторых формах рака (почки, поджелудочной железы и др.). Следует отметить, что эритроциты могут иметь необычные размеры и форму при различных патологических процессах, что имеет важное диагностическое значение. Наличие в крови эритроцитов различной величины называется анизоцитозом, наблюдается при анемиях.

Эритроциты нормальных размеров (около 7,5 мкм) называются нормоцитами, уменьшенных – микроцитами и увеличенных – макроцитами.

Микроцитоз, когда в крови преобладают эритроциты малых размеров, наблюдают при гемолитической анемии, анемии после хронической кровопотери и нередко при злокачественных заболеваниях. Размеры эритроцитов увеличиваются (макроцитоз) при В12-, фолиеводефицитной анемиях, при малярии, при заболеваниях печени и легких. Самые крупные эритроциты, их размер превышает 9,5 мкм, называются мегалоцитами и встречаются при В12-, фолиеводефицитной анемиях и реже при остром лейкозе. Появление эритроцитов неправильной формы (вытянутые, грушевидные, червеобразные и др.) называется пойкилоцитозом и рассматривается как признак неполноценной регенерации эритроцитов в костном мозге. Пойкилоцитоз наблюдается при различных анемиях, но особенно он выражен при В12-дефицитной анемии.

Для некоторых форм врожденных заболеваний характерны другие изменения формы эритроцитов. Так, эритроциты в виде серпа наблюдаются при серповидноклеточной анемии, а мишенеподобные эритроциты (с окрашенным участком в центре) выявляются при талассемии и при отравлении свинцом.

В крови также могут выявляться молодые формы эритроцитов, которые называются ретикулоцитами. В норме их содержится в крови 0,2–1,2 % от общего количества эритроцитов.

Важность этого показателя главным образом связана с тем, что он характеризует способность костного мозга быстро восстанавливать количество эритроцитов при анемии. Увеличение содержания ретикулоцитов в крови (ретикулоцитоз) при лечении анемий, вызванных недостатком в организме витамина В12, является ранним признаком выздоровления. Максимальное повышение уровня ретикулоцитов в крови называется ретикулоцитарным кризом.

Напротив, недостаточно высокий уровень ретикулоцитов при длительно протекающих анемиях свидетельствует о снижении регенераторной способности костного мозга и является неблагоприятым признаком.

Надо иметь в виду, что ретикулоцитоз при отсутствии анемии всегда требует дообследования, так как может наблюдаться при метастазах рака в костный мозг и некоторых формах лейкозов.

В норме цветовой показатель – 0,86-1,05. Повышение цветового показателя выше 1,05 свидетельствует о гиперхромии (гр. hyper – над, сверх; chroma – цвет), оно наблюдается у людей с В12-дефицитной анемией.

Снижение цветового показателя менее 0,8 указывает на гипохромию (гр. hypo – снизу, под), которая чаще всего наблюдается при железодефицитной анемии. В ряде случаев гипохромная анемия развивается при злокачественных новообразованиях, более часто при раке желудка.

Если уровень эритроцитов и гемоглобина снижен, а цветовой показатель находится в пределах нормы, то говорят о нормохромной анемии, к которой относится гемолитическая анемия – заболевание, при котором происходит быстрое разрушение эритроцитов, а также апластическая анемия – болезнь, при которой в костном мозге вырабатывается недостаточное количество эритроцитов.

Гематокритное число, или гематокрит, – это отношение объема эритроцитов к объему плазмы, оно также характеризует степень недостатка или избытка красных кровяых телец в крови человека. У здоровых мужчин этот показатель составляет 0,40-0,48, а у женщин – 0,36-0,42.

Возрастание гематокрита происходит при эритремии – тяжелом онкологическом заболевании крови и компенсаторных эритроцитозах (см. выше).

Гематокрит снижается при анемиях и разведении крови, когда больной получает большое количество лекарственных растворов или принимает чрезмерное количество жидкости внутрь.

1.1.3. Скорость оседания эритроцитов

Скорость оседания эритроцитов (СОЭ) – пожалуй, самый известный лабораторный показатель, о значении которого кое-что знают или, во всяком случае, догадываются, что «высокая СОЭ – это плохой признак», большинство людей, которые регулярно проходят медицинское обследование.

Под скоростью оседания эритроцитов понимают скорость разделения несвернувшейся крови, помещенной в специальный капилляр, на 2 слоя: нижний, состоящий из осевших эритроцитов, и верхний – из прозрачной плазмы. Показатель измеряется в миллиметрах в час.

Как и многие другие лабораторные параметры, величина СОЭ зависит от пола человека и в норме составляет у мужчин от 1 до 10 мм/ч, у женщин – от 2 до 15 мм/ч.

Повышение СОЭ – это всегда настораживающий признак и, как правило, он свидетельствует о каком-то неблагополучии организма.

Предполагают, что одна из основных причин повышения СОЭ – это увеличение соотношения в плазме крови белковых частиц крупных размеров (глобулинов) и мелких размеров (альбуминов). Защитные антитела относятся к классу глобулинов, поэтому их количество в ответ на попадание в организм вирусов, бактерий, грибков и т. д. резко возрастает, что сопровождается изменением соотношения белков крови. По данной причине наиболее частая причина повышения СОЭ – различные воспалительные процессы, протекающие в организме человека.

Поэтому когда кто-нибудь заболевает ангиной, пневмонией, артритом (воспаление суставов) или другими инфекционными и неинфекционными заболеваниями, всегда повышается СОЭ. И чем сильнее выражено воспаление, тем более отчетливо увеличивается данный показатель.

При легких формах воспаления СОЭ может возрастать до 15–20 мм/ч, а при некоторых тяжелых заболеваниях – до 60–80 мм/ч.

С другой стороны, снижение этого показателя во время лечения свидетельствует о благоприятном течении болезни и выздоровлении больного.

Надо помнить, что далеко не всегда повышение СОЭ свидетельствует о каком-либо воспалении.

На величину этого лабораторного показателя могут оказывать влияние и другие факторы: изменение соотношения жидкой и плотной частей крови, снижение или увеличение количества эритроцитов, потери белка с мочой или нарушение синтеза белка в печени, а также и в некоторых других случаях.

Ниже перечислены те группы невоспалительных заболеваний, которые обычно приводят к возрастанию СОЭ:

• анемии;

• тяжелые заболевания почек и печени;

• злокачественные образования;

• некоторые тяжелые заболевания крови (например миеломная болезнь, болезнь Вальденстрема);

• инфаркт миокарда, легких, инсульт;

• частые переливания крови, вакцинотерапия.

Необходимо учитывать и физиологические причины повышения СОЭ.

Так, увеличение данного показателя наблюдают у женщин во время беременности, может оно отмечаться и в период менструаций.

Надо иметь в виду, что закономерного повышения СОЭ при вышеописанных заболеваниях нет, если больной имеет такую сопутствующую патологию, как хроническая сердечная и сердечно-легочная недостаточность; состояния и заболевания, при которых увеличивается количество эритроцитов в крови (компенсаторные эритроцитозы, эритремия); острый вирусный гепатит и механическая желтуха; повышение белка в крови. Кроме того, влиять на величину СОЭ в сторону снижения этого показателя может прием таких препаратов, как хлористый кальций и аспирин.

1.1.4. Лейкоциты

Лейкоциты, или белые кровяные тельца, представляют собой бесцветные клетки разной величины (от 6 до 20 микрон) округлой или неправильной формы. Эти клетки имеют ядро и способны самостоятельно передвигаться подобно амебе – одноклеточному организму. Количество этих клеток в крови значительно меньше, чем эритроцитов, и у здорового человека составляет 4,0–8,8 х 109/л.

Лейкоциты – главный защитный фактор в борьбе организма человека с разными болезнями. Эти клетки «вооружены» ферментами, способными «переваривать» микроорганизмы, связывать, расщеплять чужеродные белковые вещества и продукты распада, образующиеся в организме в процессе жизнедеятельности. Кроме того, некоторые формы лейкоцитов вырабатывают антитела – белковые частицы, поражающие любые чужеродные микроорганизмы, попавшие в кровь, на слизистые оболочки и другие органы и ткани организма человека.

Существуют два основных типа лейкоцитов. В клетках одного типа цитоплазма имеет зернистость, и они получили название зернистых лейкоцитов – гранулоцитов.

Различают три формы гранулоцитов: нейтрофилы, которые в зависимости от внешнего вида ядра подразделяются на палочкоядерные и сегментоядерные, а также базофилы и эозинофилы.

В клетках других лейкоцитов цитоплазма не содержит гранул, и среди них выделяют две формы – лимфоциты и моноциты. Указанные типы лейкоцитов имеют специфические функции и по-разному изменяются при различных заболеваниях (см. ниже), поэтому их количественный анализ – серьезное подспорье для врача при выяснения причин развития различных форм патологии.

Увеличение количества лейкоцитов в крови называется лейкоцитозом, а его уменьшение – лейкопенией. Лейкоцитоз бывает физиологическим, то есть возникает у здоровых людей при некоторых вполне обычных ситуациях, и патологическим, когда свидетельствует о какой-либо болезни.

Физиологический лейкоцитоз наблюдается в следующих случаях:

• через 2–3 ч после приема пищи – пищеварительный лейкоцитоз;

• после интенсивной физической работы;

• после горячих или холодных ванн;

• после психоэмоционального напряжения;

• во второй половине беременности и перед менструацией.

По этой причине количество лейкоцитов исследуют утром натощак в спокойном состоянии обследуемого, без предшествующих физических нагрузок, стрессовых ситуаций, водных процедур.

К наиболее частым причинам патологического лейкоцитоза относят следующие:

• различные инфекционные заболевания: пневмония, отит, рожа, менингит, пневмония и др.;

• нагноения и воспалительные процессы различной локализации: плевры (плеврит, эмпиема), брюшной полости (панкреатит, аппендицит, перитонит), подкожной клетчатки (панариций, абсцесс, флегмона);

• достаточно большие по величине ожоги;

• инфаркты сердца, а также легких, почек, селезенки;

• состояния после тяжелых кровопотерь;

• лейкозы;

• хроническая почечная недостаточность;

• диабетическая кома.

Необходимо помнить, что у больных с ослабленным иммунитетом (лица старческого возраста, истощенные люди, алкоголики и наркоманы) при указанных процессах лейкоцитоз может и не наблюдаться. Отсутствие лейкоцитоза при инфекционных и воспалительных процессах свидетельствует о слабости иммунитета и является весьма неблагоприятным признаком.

Лейкопения – снижение количества лейкоцитов в крови ниже 4,0 х 109/л в большинстве случаев свидетельствует об угнетении образования лейкоцитов в костном мозге. Более редкими механизмами развития лейкопении являются повышенное разрушение лейкоцитов в сосудистом русле и перераспределение лейкоцитов с их задержкой в органах-депо, например при шоке и коллапсе.

Чаще всего лейкопения наблюдается вследствие следующих болезней и патологических состояний:

• воздействие ионизирующего излучения;

• употребление препаратов, к которым относят противовоспалительные средства (амидопирин, бутадион, пирабутол, реопирин и анальгин); антибактериальные средства (сульфаниламиды, синтомицин, левомицетин); средства, используемые для лечения онкологических болезней, – цитостатики (метотрексат, винкристин, циклофосфан и др.); средства, угнетающие функцию щитовидной железы (мерказолил, пропицил, калия перхлорат);

• гипопластические или апластические заболевания, при которых по неизвестным причинам резко снижается образование лейкоцитов или других клеток крови в костном мозге;

• некоторые заболевания, при которых увеличивается функция селезенки (гиперспленизм), циррозы печени, лимфогранулематоз, туберкулез и сифилис, протекающие с поражением селезенки;

• отдельные инфекционные болезни: малярия, бруцеллез, брюшной тиф, корь, краснуха, грипп, вирусный гепатит;

• системная красная волчанка;

• анемии, связанные с дефицитом витамина В12;

• при раке с метастазами в костный мозг;

• в начальных стадиях развития лейкозов.

Лейкоцитарная формула – это соотношение в крови различных форм лейкоцитов, выраженное в процентах. Нормативные значения лейкоцитарной формулы представлены в табл.1.

Таблица 1. Лейкоцитарная формула крови и содержание различных типов лейкоцитов у здоровых людей

Название состояния, при котором выявляется увеличение процентного содержания того или иного вида лейкоцитов, образуется прибавлением окончания «-ия», «-оз» или «-ез» к названию данного вида лейкоцитов (нейтрофилез, моноцитоз, эозинофилия, базофилия, лимфоцитоз).

Снижение процентного содержания различных типов лейкоцитов обозначается прибавлением окончания «-пения» к названию данного вида лейкоцитов (нейтропения, моноцитопения, эозинопения, базопения, лимфопения).

Чтобы избежать диагностической ошибки при обследовании больного, врачу очень важно определить не только процентное соотношение разных типов лейкоцитов, но и их абсолютное количество в крови. Например, если количество лимфоцитов в лейкоформуле составляет 12 %, что существенно ниже нормы, а общее количество лейкоцитов 13,0 х 109/л, то абсолютное количество лимфоцитов в крови составляет 1,56 х 109/л, то есть «укладывается» в нормативное значение.

По этой причине различают относительные и абсолютные изменения в содержании определенной формы лейкоцитов. Те случаи, когда наблюдается процентное увеличение или снижение различных типов лейкоцитов при нормальном их абсолютном содержании в крови, обозначают как абсолютный нейтрофилез (нейтропению), лимфоцитоз (лимфопению) и т. д. В тех ситуациях, когда нарушено и относительное (в процентах), и абсолютное количество тех или иных форм лейкоцитов, говорят об абсолютном нейтрофилезе (нейтропении), лимфоцитозе (лимфопении) и т. д.

Различные типы лейкоцитов «специализируются» на самых разных защитных реакциях организма, в связи с чем анализ изменений лейкоцитарной формулы может очень многое рассказать о характере патологического процесса, развившегося в организме больного человека, и помочь врачу правильно поставить диагноз.

Нейтрофилез обычно является признаком острого воспалительного процесса и наиболее выражен при гнойных заболеваниях. Так как воспаление того или иного органа в медицинских терминах обозначается присоединением окончания «-ит» к латинскому или греческому названию органа, то нейтрофилез появляется при плеврите, менингите, аппендиците, перитоните, панкреатите, холецистите, отите и т. д., острой пневмонии, флегмонах и абсцессах различного местоположения, рожистом воспалении.

Кроме того, увеличение количества нейтрофилов в крови выявляется при многих инфекционных болезнях, инфаркте миокарда, инсульте, диабетической коме, тяжелой почечной недостаточности, после кровотечений.

Надо помнить, что нейтрофилез может вызывать прием глюкокортикоидных гормональных препаратов (дексаметазона, преднизолона, триамцинолона, кортизона и др.).

Более всего на острое воспаление и гнойный процесс реагируют палочкоядерные лейкоциты. Состояние, при котором увеличивается количество в крови лейкоцитов этого типа, называют палочкоядерным сдвигом, или сдвигом лейкоцитарной формулы влево. Палочкоядерный сдвиг всегда сопровождает выраженные острые воспалительные (особенно нагноительные) процессы.

Нейтропения отмечается при некоторых инфекционных (брюшной тиф, малярия) и вирусных заболеваниях (грипп, полиомиелит, вирусный гепатит А). Низкий уровень нейтрофилов часто сопровождает тяжелое течение воспалительных и гнойных процессов (например, при сепсисе – тяжелом заболевании, когда патогенные микроорганизмы попадают в кровь и беспрепятственно расселяются во внутренних органах и тканях, образуя многочисленные гнойные очаги) и является признаком, ухудшающим прогноз тяжелых больных.

Нейтропения может развиваться при подавлении функции костного мозга (апластические и гипопластические процессы), при В12-дефицитной анемии, облучении ионизирующей радиацией, в результате целого ряда интоксикаций, в том числе при приеме таких препаратов, как амидопирин, анальгин, бутадион, реопирин, сульфодиметоксин, бисептол, левомицетин, цефазолин, глибенкламид, мерказолил, цитостатики и др.

Факторы, приводящие к развитию лейкопении, одновременно снижают и количество нейтрофилов в крови.

Лимфоцитоз характерен для ряда инфекций: бруцеллеза, туберкулеза, брюшного и возвратного эндемического тифа.

У больных туберкулезом лимфоцитоз – положительный признак, он свидетельствует о благоприятном течении болезни и последующем выздоровлении, а лимфопения ухудшает прогноз у этой категории больных.

Кроме того, увеличение количества лимфоцитов часто выявляется также у больных со сниженной функцией щитовидной железы, то есть гипотиреозом, при подостром тиреоидите, хронической лучевой болезни, бронхиальной астме, В12-дефицитной анемии, при голодании. Описано увеличение количества лимфоцитов при приеме некоторых наркотиков.

Лимфопения указывает на иммунодефицит. Она наиболее часто выявляется у лиц с тяжело и долго протекающими инфекционновоспалительными процессами, наиболее тяжелыми формами туберкулеза, синдроме приобретенного иммунодефицита, при отдельных формах лейкозов и лимфогранулематозе, длительном голодании, приводящем к развитию дистрофии, а также у лиц, хронически злоупотребляющих алкоголем, токсикоманов и наркоманов.

Моноцитоз является наиболее характерным признаком инфекционного мононуклеоза, он может встречаться при некоторых вирусных заболеваниях – инфекционном паротите, краснухе. Повышение количества моноцитов в крови является одним из лабораторных признаков тяжело протекающих инфекционных процессов – сепсиса, туберкулеза, подострого эндокардита, некоторых форм лейкозов (острый моноцитарный лейкоз), а также злокачественных заболеваний лимфатической системы – лимфогранулематоза, лимфомы.

Моноцитопения выявляется при поражении костного мозга – апластической анемии, волосатоклеточном лейкозе.

Эозинофилия наиболее часто встречается при различных аллергических заболеваниях и синдромах (бронхиальная астма, отек Квинке, крапивница и др.), паразитарных заболеваниях (описторхоз, аскаридоз, лямблиоз, трихинеллез и др.), некоторых кожных болезнях (псориаз и экзема), коллагенозах (ревматизм, дерматомиозит, системная красная волчанка), тяжелых заболеваниях крови (хронический миелолейкоз, лимфогранулематоз) и инфекционных заболеваниях (скарлатина, сифилис, туберкулез), при применении некоторых лекарственных препаратов (антибиотики, сульфаниламиды и др.), описаны также наследственные формы эозинофилии.

Эозинопения может наблюдаться на высоте развития инфекционных заболеваний, при В12-дефицитной анемии и поражении костного мозга со снижением его функции (апластические процессы).

Базофилию обычно выявляют при хроническом миелолейкозе, понижении функции щитовидной железы (гипотиреозе), а также описано физиологическое повышение базофилов в предменструальном периоде у женщин.

Базопения развивается при повышении функции щитовидной железы (то есть тиреотоксикозе), беременности, стрессовых воздействиях и синдроме Иценко-Кушинга – заболевании гипофиза или надпочечников, при котором в крови повышен уровень гормонов коры надпочечников – глюкокортикоидов.

1.1.5. Тромбоциты

Тромбоциты, или кровяные пластинки, – наиболее мелкие среди клеточных элементов крови, размер их составляет 1,5–2,5 микрона. Тромбоциты выполняют важнейшую функцию по предупреждению и остановке кровотечений. При недостатке тромбоцитов в крови время кровотечения резко увеличивается, а сосуды становятся ломкими и более легко кровоточат.

Содержание тромбоцитов в крови у здоровых людей составляет 200–400 х 109/л. Состояние, при котором количество красных кровяных пластинок становится ниже 200 х 109/л, называется тромбоцитопенией, при повышении их уровня более 400 х 109/л – тромбоцитозом (см. раздел 3 «Свертывающая система крови»).

Тромбоцитопения – это всегда тревожный симптом, так как создает угрозу повышенной кровоточивости и увеличивает длительность кровотечения. Снижение количества тромбоцитов в крови сопровождает следующие заболевания и состояния:

• аутоиммунная (идиопатическая) тромбоцитопеническая пурпура (болезнь Верльгофа), при которой снижение количества тромбоцитов обусловлено их повышенным разрушением под влиянием особых антител, механизм образования которых еще не установлен;

• острые и хронические лейкозы;

• снижение образования тромбоцитов в костном мозге при апластических и гипопластических состояниях неизвестной причины, В12-фолиеводефицитной анемии, а также при метастазах рака в костный мозг;

• состояния, связанные с повышенной активностью селезенки при циррозах печени, хронических и, реже, острых вирусных гепатитах;

• системные заболевания соединительной ткани: красная волчанка, склеродермия, дерматомиозит;

• нарушения функции щитовидной железы (тиреотоксикоз, гипотиреоз);

• вирусные заболевния (корь, грипп, краснуха, ветряная оспа);

• синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания (ДВС);

• прием ряда медикаментов, вызывающих токсическое или же иммунное поражение костного мозга: цитостатики (винбластин, винкристин, меркаптопурин и др.); левомицетин; сульфаниламидные препараты (бисептол, сульфодиметоксин), аспирин, бутадион, реопирин, анальгин и др.

В связи с возможными тяжелыми осложнениями низкого содержания тромбоцитов в крови для установления причин тромбоцитопении обычно выполяется пункция костного мозга и исследуются антитромбоцитарные антитела.

Тромбоцитоз, хотя и не создает угрозу кровотечений, является не менее серьезным лабораторным признаком, чем тромбоцитопения, так как часто сопутствует весьма серьезным по последствиям заболеваниям.

Наиболее частыми причинами развития тромбоцитоза являются:

• злокачественные новообразования: рак желудка и рак почки (гипернефрома), лимфогранулематоз;

• онкологические болезни крови – лейкозы (мегакарицитарный лейкоз, полицитемия, хронический миелолейкоз и др.). Следует отметить, что при лейкозах тромбоцитопения является ранним признаком, при прогрессировании болезни развивается тромбоцитопения.

Важно подчеркнуть (и об этом знают все опытные врачи), что в перечисленных выше случаях тромбоцитоз может быть одним из ранних лабораторных признаков и его выявление требует тщательного обследования.

К другим причинам тромбоцитоза, имеющим меньшее практическое значение, относятся:

• состояние после большой (более 1/2 л) кровопотери, в том числе вызванной хирургическими операциями;

• состояние после удаления селезенки (тромбоцитоз обычно сохраняется в течение двух месяцев после операции);

• сепсис, когда количество тромбоцитов может достигать 1000 х 109/л.

1.2. Общеклиническое исследование мочи

Моча образуется в почках. В капиллярах почечных клубочков происходит фильтрация плазмы крови. Данный клубочковый фильтрат является первичной мочой, содержащей все составные части плазмы крови, кроме белков. Затем в канальцах почек клетками эпителия осуществляется обратное всасывание в кровь (реабсорбция) до 98 % почечного фильтрата с образованием конечной мочи. Моча на 96 % состоит из воды, содержит конечные продукты обмена веществ (мочевина, мочевая кислота, пигменты и др.), минеральных солей в растворенном виде, также небольшое количество клеточных элементов крови и эпителия мочевыводящих путей.

Клиническое исследование мочи дает представление прежде всего о состоянии и функции мочеполовой системы. Кроме того, по определенным изменениям в моче можно установить диагноз некоторых эндокринных заболеваний (сахарный и несахарный диабет) и выявить те или иные нарушения обмена веществ, а в некоторых случаях и заподозрить ряд других заболеваний внутренних органов.

Как и многие другие анализы, повторное исследование мочи помогает судить об эффективности проводимого лечения.

Проведение клинического анализа мочи включает оценку ее общих свойств (цвет, прозрачность, запах), а также физико-химических качеств (объем, относительная плотность, кислотность) и микроскопическое исследование мочевого осадка.

Анализ мочи – один из немногих анализов, которые собираются пациентом самостоятельно. Для того чтобы анализ мочи оказался достоверным, то есть чтобы избежать артефактов и технических ошибок, необходимо соблюдать ряд правил при ее сборе.

Каковы основные правила сбора мочи на анализ, ее транспортировки и хранения?

Ограничений в диете нет, но не стоит «налегать» на минеральную воду – может измениться кислотность мочи. Если у женщины период менструаций, сбор мочи на анализ следует отложить до его окончания. Накануне и непосредственно перед сдачей мочи на анализ следует избегать интенсивных физических нагрузок, так как у некоторых людей это может привести к появлению в моче белка. Также нежелательно применение лекарственных веществ, так как некоторые из них (витамины, жаропонижающие, а также и болеутоляющие препараты) могут оказать влияние на результаты биохимических исследований. Накануне сдачи анализов необходимо ограничить себя в употреблении сластей и продуктов, имеющих яркую окраску.

Для общего анализа используется «утренняя» моча, которая в течение ночи собирается в мочевом пузыре; это снижает влияние суточных колебаний показателей мочи и более объективно характеризует исследуемые параметры. Необходимый объем мочи для выполнения полноценного исследования составляет примерно 100 мл.

Моча должна быть собрана после тщательного туалета наружных половых органов, особенно у женщин. Несоблюдение этого правила может повлечь за собой выявление в моче повышенного количества лейкоцитов, слизи, а также других загрязняющих примесей, что может затруднить проведение исследования и исказить результат.

Женщинам нужно использовать мыльный раствор (с последующим обмыванием кипяченой водой) или слабые растворы перманганата калия (0,02-0,1 %) или фурацилина (0,02 %). Антисептические растворы не следует использовать при сдачи мочи на бактериологический анализ! Сбор мочи производится в сухую чистую, хорошо отмытую от чистящих и дезинфицирующих средств небольшую банку объемом 100–200 мл или в специальный одноразовый контейнер.

Так как в мочу могут попасть элементы воспаления в мочеиспускательном канале и наружных половых органах, сначала необходимо выпустить небольшую порцию мочи и лишь затем подставить под струю банку и наполнить ее до необходимого уровня. Посуда с мочой плотно закрывается крышкой и передается в лабораторию с необходимым направлением, где обязательно указываются фамилия, а также инициалы обследуемого и дата сдачи анализа.

Нужно помнить, что анализ мочи должен быть произведен не позже 2 ч после получения материала. Моча, которую хранят дольше, может быть загрязнена посторонней бактериальной флорой. При этом рН мочи будет сдвигаться в щелочную сторону из-за аммиака, который выделяется в мочу бактериями. Кроме того, микроорганизмы питаются глюкозой, поэтому можно получить отрицательные или заниженные результаты содержания сахара в моче.

Хранение мочи дольше положенного срока также приводит к разрушению в ней эритроцитов и других клеточных элементов, а при дневном свете – желчных пигментов.

В зимнее время необходимо избегать замораживания мочи при ее транспортировке, так как выпадающие при этом в осадок соли могут быть интерпретированы как проявление почечной патологии и затруднить процесс исследования.

1.2.1. Общие свойства мочи

Врачи древности не располагали такими приборами, как микроскоп, спектрофотометр, и, конечно, не имели современных диагностических полосок для экспресс-анализа, но они умело пользовались своими органами чувств: зрением, обонянием и вкусом.

И действительно, наличие сладкого вкуса у мочи больного с жалобами на жажду и похудание позволяло древнему врачу весьма уверенно установить диагноз сахарного диабета, а моча цвета «мясных помоев» свидетельствовала о тяжелом заболевании почек.

Хотя в настоящее время никому из врачей не придет в голову пробовать мочу на вкус, оценка визуальных свойств и запаха мочи по-прежнему не потеряла своего диагностического значения.

Цвет. У здоровых людей моча соломенножелтой окраски, обусловленной содержанием в ней мочевого пигмента – урохрома.

Чем более концентрированная моча, тем она темнее. Поэтому при сильной жаре или интенсивной физической нагрузке с обильным потоотделением мочи выделяется меньше и она окрашена интенсивнее.

В патологических случаях интенсивность окраски мочи возрастает при нарастании отеков, связанных с почечными и сердечными заболеваниями, при потере жидкости, связанной с рвотой, поносами, обширными ожогами.

Моча становится темно-желтого цвета (цвета темного пива), а иногда с зеленоватым оттенком, при повышении выделения с мочой желчных пигментов, что наблюдается при паренхиматозной (гепатит, цирроз) или механической (закупоривание желчного протока при желчнокаменной болезни) желтухе.

Красный или красноватый цвет мочи может быть обусловлен употреблением больших количеств свеклы, клубники, моркови, а также некоторых жаропонижающих лекарств: антипирина, амидопирина. Большие дозы аспирина могут придать моче розовую окраску.

Гораздо более серьезной причиной покраснения мочи является гематурия – примесь крови к моче, которая может быть связана с почечными или внепочечными заболеваниями. Так, появление крови в моче может быть при воспалительных заболеваниях почек – нефритах, однако в таких случаях моча, как правило, становится и мутной, так как содержит повышенное количество белка, и напоминает цвет «мясных помоев», то есть цвет воды, в которой мыли мясо.

Гематурия может быть вызвана повреждением мочевыводящих путей при прохождении почечного камня, как это бывает во время приступов почечной колики у людей с мочекаменной болезнью. Реже кровь в моче наблюдается при цистите.

Наконец, появление крови в моче может быть связано с распадом опухоли почки или мочевого пузыря, травмах почек, мочевого пузыря, мочеточников или уретры. Зеленоватожелтый цвет мочи иногда обусловлен примесью гноя, который бывает при вскрытии абсцесса почки, а также при гнойных уретритах, циститах. Наличие гноя в моче при ее щелочной реакции приводит к появлению грязно-коричневого или серого цвета мочи.

Темный, почти черный цвет бывает, когда в мочу попадает гемоглобин вследствие массивного разрушения эритроцитов в крови (остром гемолизе), при приеме некоторых токсических веществ – гемолитических ядов, переливании несовместимой крови и др. Черный оттенок, появляющийся при стоянии мочи, наблюдается у больных алкаптонурией, при которой с мочой выделяется гемогентизиновая кислота, темнеющая на воздухе.

Беловатый цвет мочи характерен для выделения с мочой большого количества фосфатов (фосфатурия) или жировых частиц (при некоторых паразитарных заболеваниях).

Прозрачность. Здоровые люди имеют прозрачную мочу. Облаковидное помутнение мочи, которое возникает при ее длительном стоянии, не имеет диагностического значения. Патологическое помутнение мочи может быть обусловлено выделением большого количества солей (уратов, фосфатов и оксалатов) или примесью гноя.

Запах. Свежая моча здорового человека не отличается резким и неприятным запахом. Появление плодового запаха (запах моченых яблок) бывает у больных с сахарным диабетом, имеющих высокий уровень глюкозы крови (обычно превышающий 14 ммоль/л в течение долгого времени), когда в крови и моче образуется большое количество особых продуктов жирового обмена – кетоновых кислот. Резкий неприятный запах моча приобретает при употреблении в больших количествах чеснока, хрена, спаржи.

Оценивая физические и химические свойства мочи, исследуют ее суточное количество, относительную плотность, содержание желчных пигментов, кислотно-щелочную реакцию, белок и глюкозу.

1.2.2. Суточное количество мочи

Количество мочи, которое выделяет здоровый человек за сутки, или суточный диурез, может значительно варьироваться, так как зависит от влияния целого ряда факторов: количества выпитой жидкости, интенсивности потоотделения, частоты дыхания, количества жидкости, выделяемой с калом.

В обычных условиях средний суточный диурез в норме – 1,5–2 л, примерно 3/4 объема выпитой жидкости.

Уменьшение выделяемой мочи происходит при обильном выделении пота, например при работе в условиях высокой температуры, при поносе и рвоте. Также низкому диурезу способствует задержка жидкости (нарастание отеков при почечной и сердечной недостаточности) в организме, при этом масса тела больного увеличивается.

Снижение диуреза менее 500 мл в сутки называется олигурией, а менее 100 мл в сутки – анурией. Анурия – очень грозный симптом, всегда свидетельствует о тяжелом состоянии:

• резком снижении объема крови и падении артериального давления, связанном с обильным кровотечением, шоком, неукротимой рвотой, тяжелым поносом;

• выраженном нарушении фильтрационной способности почек – острой почечной недостаточности, которая может наблюдаться при остром нефрите, некрозе почек и остром массивном гемолизе;

• закупорке мочеточников камнями или их сдавливании близко расположенной большой опухолью (рак матки, мочевого пузыря, метастазы).

От анурии необходимо отличать ишурию – задержку мочи из-за механического препятствия для мочеиспускания, например при развитии опухоли или воспаления предстательной железы, сужении уретры, сдавливании опухолью или закупорки выходного отверстия в мочевом пузыре и нарушении функции мочевого пузыря при поражении нервной системы.

Увеличение суточного диуреза (полиурия) наблюдается при схождении отеков у людей с почечной или сердечной недостаточностью, что сочетается со снижением массы тела больного. Кроме того, полиурия может быть при сахарном и несахарном диабете, хроническом пиелонефрите, при опущении почек – нефроптозе, альдостероме (синдром Конна) – опухоли надпочечника, вырабатывающей повышенное количество минералокортикоидов, при истерических состояниях из-за избыточного употребления жидкости.

1.2.3. Относительная плотность мочи

Относительная плотность (удельный вес) мочи зависит от содержания плотных веществ (мочевины, минеральных солей и др., а в случаях патологии – глюкозы, белка) и в норме составляет 1,010-1,025 (плотность воды принимается за 1). Повышение или снижение этого показателя может быть следствием как физиологических изменений, так и встречаться при некоторых заболеваниях.

Причины повышения относительной плотности мочи:

• малое потребление жидкости;

• большая потеря жидкости с потоотделением, рвотой, диареей;

• сахарный диабет;

• задержка жидкости в организме в виде отеков при сердечной или острой почечной недостаточности.

Причины снижения плотности мочи:

• обильное питье;

• схождение отеков при терапии мочегонными препаратами;

• хроническая почечная недостаточность при хронических гломерулонефритах и пиелонефритах, нефросклерозе и др.;

• несахарный диабет (обычно ниже 1,007).

Одноразовое исследование плотности мочи позволяет лишь ориентировочно судить о состоянии концентрационной функции почек, поэтому для уточнения диагноза обычно оцениваются суточные колебания этого показателя в пробе Зимницкого (см. ниже).

1.2.4. Химическое исследование мочи

Реакция мочи. При обычном питании (сочетание мясной и растительной пищи) моча здорового человека имеет слабокислую или кислую реакцию и ее pH составляет 5–7. Чем больше мяса ест человек, тем более кислая у него моча, тогда как растительная пища способствует смещению pH мочи в щелочную сторону.

Снижение pH, то есть сдвиг реакции мочи в кислую сторону, происходит при тяжелой физической работе, голодании, резком повышении температуры тела, сахарном диабете, нарушении функции почек.

Напротив, повышение pH мочи (сдвиг кислотности в щелочную сторону) наблюдается при приеме большого количества минеральной воды, после рвоты, схождения отеков, при воспалении мочевого пузыря, при попадании крови в мочу.

Клиническое значение определения показателя pH мочи ограничивается тем, что изменение кислотности мочи в щелочную сторону способствует более быстрому разрушению форменных элементов в пробе мочи при ее хранении, что необходимо учитывать лаборанту, проводящему анализ. Кроме того, изменение кислотности мочи важно знать людям с мочекаменной болезнью. Так, если камни представляют ураты, то пациенту необходимо стремиться к поддержанию щелочной кислотности мочи, что будет способствовать растворению таких камней. С другой стороны, если камни в почках представляют собой трипельфосфаты, то щелочная реакция мочи нежелательна, так как будет способствовать образованию таких камней.

Белок. У здорового человека моча содержит незначительное количество белка, не превышающее 0,002 г/л или 0,003 г в суточной моче.

Повышенное выделение белка с мочой называется протеинурией и является наиболее частым лабораторным признаком поражения почек.

Для больных диабетом выделили «пограничную зону» протеинурии, которую назвали микроальбуминурией. Дело в том, что микроальбумин является самым мелким по размерам белком в крови и в случае заболеваний почек раньше других попадает в мочу, являясь ранним маркером нефропатии при сахарном диабете. Важность этого показателя заключается в том, что появление микроальбумина в моче у больных сахарным диабетом характеризует обратимую стадию поражения почек, при которой с помощью назначения специальных лекарств и соблюдения больным некоторых рекомендаций врача удается восстановить поврежденные почки. Поэтому для больных верхней границей нормы содержания белка в моче является 0,0002 г/л (20 мкг/л) и 0,0003 г/сут (30 мкг/сут).

Появление белка в моче может быть связано как с заболеванием почек, так и с патологией мочевыводящих путей (мочеточников, мочевого пузыря, мочеиспускательного канала).

Для протеинурии, связанной с поражением мочевыводящих путей, характерен сравнительно невысокий уровень содержания белка (обычно менее 1 г/л) в сочетании с большим количеством в моче лейкоцитов или эритроцитов, также отсутствие в моче цилиндров (см. ниже).

Почечная протеинурия бывает физиологической, то есть наблюдается у здорового человека, и может быть патологической – как следствие какого-то заболевания. Причинами физиологической почечной протеинурии являются:

• употребление большого количества белка, не прошедшего термическую обработку (некипяченое молоко, сырые яйца);

• интенсивная мышечная нагрузка;

• длительное пребывание в вертикальном положении;

• купание в холодной воде;

• сильный эмоциональный стресс;

• эпилептический приступ.

Патологическая почечная протеинурия наблюдается в следующих случаях:

• болезни почек (острые и хронические воспалительные заболевания почек – гломерулонефриты, пиелонефриты, амилоидоз, нефроз, туберкулез, токсическое поражение почек);

• нефропатия беременных;

• повышение температуры тела при разных заболеваниях;

• геморрагический васкулит;

• выраженная анемия;

• артериальная гипертония;

• тяжелая сердечная недостаточность;

• геморрагические лихорадки;

• лептоспироз.

В большинстве случаев чем более выражена протеинурия, тем сильнее поражение почек и тем хуже прогноз больного на выздоровление. С целью более точной оценки выраженности протеинурии анализируют содержание белка в моче, собранной больным за сутки. На основании этого выделяют следующие степени градации протеинурии по тяжести:

• слабо выраженная протеинурия – 0,1–0,3 г/л;

• умеренная протеинурия – менее 1 г/сут;

• выраженная протеинурия – 3 г/сут и более.

Уробилин. В свежей моче содержится уробилиноген, который при стоянии мочи превращается в уробилин.

Уробилиногеновые тела – это вещества, которые образуются из билирубина – печеночного пигмента в процессе его превращения в желчных путях и кишечнике. Именно уробилин вызывает потемнение мочи при желтухе.

У здоровых людей с нормально работающей печенью уробилина попадает в мочу так мало, что обычные лабораторные пробы всегда дают отрицательный результат.

Повышение этого показателя от слабо положительной реакции (+) до резко положительной (+++) происходит при различных заболеваниях печени и желчевыводящих путей:

• острые и хронические воспалительные заболевания печени – гепатиты, циррозы, токсические гепатиты;

• закупорка желчевыводящих путей камнем, опухолью или паразитами (механическая желтуха);

• выраженный гемолиз – разрушение эритроцитов в крови при гемолитической анемии.

Определение уробилина в моче является простым и быстрым способом выявить признаки поражения печени и в последующем уточнить диагноз с помощью биохимических, иммунологических и других тестов. С другой стороны, отрицательная реакция на уробилин позволяет исключить диагноз острого гепатита.

Желчные кислоты. В моче без патологии печени желчные кислоты никогда не появляются. Обнаружение в моче желчных кислот различной степени выраженности: слабо положительной (+), положительной (++) или резко положительной (+++) всегда свидетельствует о грубом поражении печеночной ткани, при котором образованная в клетках печени желчь наряду с поступлением в желчные пути и кишечник попадает непосредственно в кровь.

Причинами положительной реакции мочи на желчные кислоты являются острые и хронические гепатиты, циррозы печени, механическая желтуха, вызванная закупоркой желчевыводящих путей.

Вместе с тем надо сказать о том, что при наиболее тяжелых поражениях печени из-за прекращения выработки желчных кислот последние могут и не обнаруживаться в моче.

В отличие от уробилина желчные кислоты не появляются в моче у больных с гемолитической анемией, поэтому данный показатель используется как дифференциальный признак для разграничения желтух, связанных с поражением печени, и желтухи, вызванной повышенным разрушением эритроцитов.

Желчные кислоты в моче могут обнаруживаться и у лиц с поражением печени без внешних признаков желтухи, поэтому этот анализ важно проводить тем, у кого подозревается заболевание печени, но нет желтушности кожных покровов.

1.2.5. Исследование осадка мочи

Исследование мочевого осадка является заключительным этапом проведения клинического анализа мочи и характеризует состав клеточных элементов (эритроцитов, лейкоцитов, цилиндров и эпителиальных клеток), а также солей в анализе мочи. Для того чтобы провести данное исследование, мочу отливают в пробирку и центрифугируют, при этом на дно пробирки оседают плотные частицы: клетки крови, эпителия, а также соли. После этого лаборант специальной пипеткой переносит часть осадка из пробирки на предметное стекло и готовит препарат, который высушивается, окрашивается и рассматривается врачом под микроскопом.

Для количественной оценки клеточных элементов, обнаруженных в моче, используются специальные единицы измерения: количество тех или иных клеток мочевого осадка в поле зрения при микроскопии. Например: «1–2 эритроцита в поле зрения» или «единичные эпителиальные клетки в поле зрения» и «лейкоциты покрывают все поле зрения».

Эритроциты. Если у здорового человека в осадке мочи эритроцитов не определяется или они присутствуют в «единичных экземплярах» (не более трех в поле зрения), их появление в моче в большем количестве всегда говорит о какой-то патологии со стороны почек или мочевыводящих путей. Следует сказать, что даже наличие 2–3 эритроцитов в моче должно настораживать врача и больного и требует по крайней мере повторной сдачи мочи на анализ или проведения специальных проб (см. ниже).

Единичные эритроциты могут появиться у здорового человека после тяжелой физической нагрузки, при длительном стоянии.

Когда примесь крови к моче определяется визуально, то есть моча имеет красный цвет или оттенок (макрогематурия), то большой необходимости оценивать количество эритроцитов при микроскопии мочевого осадка нет, так как результат заранее известень – эритроциты будут покрывать все поле зрения, то есть их количество будет во много раз превышать нормативные значения. Чтобы моча приобрела красный цвет, достаточно всего 5 капель крови (содержащих примерно 1 х 1012 эритроцитов) на 1/2 л мочи.

Меньшая примесь крови, которая незаметна невооруженным глазом, называется микрогематурией и выявляется лишь при микроскопии мочевого осадка. Появление примеси крови в моче может быть связано с каким-либо заболеванием почек, мочевыводящих путей (мочеточники, мочевой пузырь и мочеиспускательный канал), предстательной железы, а также некоторыми другими заболеваниями, не связанными с мочеполовой системой:

• гломерулонефриты (острые, хронические);

• пиелонефориты (острые и хронические);

• злокачественные опухоли почек;

• циститы;

• аденома предстательной железы;

• мочекаменная болезнь;

• инфаркт почек;

• амилоидоз почек;

• токсические поражения почек (при приеме анальгина, например);

• нефрозы;

• туберкулез почки;

• травмы почек;

• геморрагический диатез;

• геморрагическая лихорадка;

• тяжелая недостаточность кровообращения;

• гипертоническая болезнь.

Для практики важно знать, как ориентировочно определить место попадания крови в мочу лабораторными методами.

Основным признаком, возможно, указывающим на попадание эритроцитов в мочу из почек, является сопутствующее появление в моче белка и цилиндров. Кроме того, для этих целей по-прежнему продолжает широко использоваться, особенно в урологической практике, трехстаканная проба.

Эта проба заключается в том, что больной после удержания мочи в течение 4–5 ч или утром после сна собирает мочу последовательно в 3 банки (контейнера): в 1-ю выпускается первая, во 2-ю – промежуточная и в 3-ю – последняя (конечная!) порции мочи.

Если эритроциты в наибольшем количестве обнаружены в 1-й порции, то источник кровотечения находится в мочеиспускательном канале, если в 3-й – более вероятен источник в мочевом пузыре. Наконец, если количество эритроцитов примерно одинаково во всех порциях мочи, источником кровотечения являются почки или мочеточники.

Лейкоциты. В норме в мочевом осадке у здоровой женщины обнаруживается до пяти, а у здорового мужчины – до трех лейкоцитов в поле зрения.

Повышенное содержание лейкоцитов в моче называется лейкоцитурией. Слишком выраженная лейкоцитурия, когда количество этих клеток превышает шестьдесят в поле зрения, называется пиурией.

Главная функция лейкоцитов – защитная, поэтому их появление в моче, как правило, свидетельствует о каком-либо воспалительном процессе в почках или мочевыводящих путях.

В этой ситуации остается справедливым правило «чем больше лейкоцитов в моче, тем более выражено воспаление и более острый процесс». Вместе с тем степень лейкоцитурии далеко не всегда отражает тяжесть заболевания.

Так, может наблюдаться весьма умеренное повышение числа лейкоцитов в мочевом осадке у людей с тяжелым гломерулонефритом и достигать степени пиурии у людей с острым воспалением мочеиспускательного канала – уретритом.

Основные причины лейкоцитурии – воспалительные заболевания почек (острые и хронические пиелонефриты) и мочевыводящих путей (циститы, уретриты и простатиты). В более редких случаях к увеличению числа лейкоцитов в моче может приводить поражение почек при туберкулезе, а также остром, хроническом гломерулонефрите, амилоидозе.

Для врача, а тем более для больного, очень важно установить причину лейкоцитурии, то есть ориентировочно установить место развития воспалительного процесса мочеполовой системы.

По аналогии с рассказом о причинах гематурии лабораторными признаками, указывающими на воспалительный процесс в почках как причину лейкоцитурии, является сопутствующее появление в моче белка и цилиндров. Кроме того, для этих целей также применяется трехстаканная проба, результаты которой оцениваются аналогично результатам данной пробы при определении источника попадания крови в мочу. Так, если лейкоцитурия выявляется в 1-й порции, это указывает на то, что у больного воспалительный процесс находится в мочеиспускательном канале (уретрит). Если наибольшее количество лейкоцитов в 3-й порции, то наиболее вероятно, что у больного имеется воспаление мочевого пузыря – цистит или предстательной железы – простатит. При примерно одинаковом количестве лейкоцитов в моче разных порций можно думать о воспалительном поражении почек, мочеточников, а также мочевого пузыря.

В некоторых случаях трехстаканную пробу проводят более оперативно – без проведения микроскопии мочевого осадка и ориентируются на такие признаки, как мутность, а также наличие нитей и хлопьев в каждой из порций мочи, которые в определенной мере являются эквивалентами лейкоцитурии.

В клинической практике для точной оценки количества эритроцитов и лейкоцитов в моче широко используется простая и информативная проба Нечипоренко, которая позволяет рассчитать, сколько указанных клеток содержится в 1 мл мочи. В норме в 1 мл мочи содержатся не более 1000 эритроцитов и 400 тысяч лейкоцитов.

Цилиндры образуются из белка в канальцах почек под влиянием кислой реакции мочи, являясь по сути их слепком. Иными словами, если нет белка в моче, то не должно быть цилиндров, а если они есть, то можно быть уверенным, что в моче повышено количество белка. С другой стороны, так как на процесс образования цилиндров влияет кислотность мочи, то при ее щелочной реакции, несмотря на протеинурию, цилиндров может и не выявляться.

В зависимости от того, входят ли в состав цилиндров клеточные элементы из мочи и какие именно, различают гиалиновые, эпителиальные, зернистые, восковидные, эритроцитарные и лейкоцитарные, а также цилиндроиды.

Причины появления цилиндров в моче те же, что и причины появления белка, с той лишь разницей, что белок выявляется чаще, так как для образования цилиндров, как уже указывалось, необходима кислая среда.

Чаще всего встречаются гиалиновые цилиндры, наличие которых может указывать на острые и хронические заболевания почек, но их можно обнаружить и у людей без патологии мочевыделительной системы в случаях длительного пребывания в вертикальном положении, сильного охлаждения или, наоборот, перегревания, тяжелой физической нагрузки.

Эпителиальные цилиндры всегда указывают на вовлечение в патологический процесс канальцев почек, что чаще всего бывает при пиелонефрите и нефрозах.

Восковидные цилиндры, как правило, говорят о тяжелом поражении почек, а выявление эритроцитарных цилиндров в моче с высокой степенью достоверности свидетельствует, что гематурия обусловлена заболеванием почек.

Эпителиальные клетки выстилают слизистую оболочку мочевыводящих путей и попадают в больших количествах в мочу при воспалительных процессах. В соответствии с тем, какой тип эпителия выстилает тот или иной участок мочевыводящих путей при различных воспалительных процессах, в моче появляется различный тип эпителия.

В норме в мочевом осадке клетки плоского эпителия встречаются в очень малом количестве – от единичных в препарате до единичных в поле зрения. Число этих клеток значительно увеличивается при уретрите (воспалении мочевыводящего канала) и простатите (воспалении предстательной железы).

Клетки переходного эпителия появляются в моче при остром воспалении в мочевом пузыре и почечных лоханках, опухолях мочевыводящих путей, мочекаменной болезни.

Клетки почечного эпителия (мочевых канальцев) попадают в мочу при нефритах (воспалении почек), отравлении ядами, повреждающими почки, сердечной недостаточности.

Бактерии в моче исследуют в пробе, взятой сразу после мочеиспускания. Особое значение при этом виде анализа уделяется правильной обработке наружных половых органов перед взятием анализа (см. выше). Выявление бактерий в моче – не всегда признак воспалительного процесса в мочеполовой системе.

Основное значение для диагноза имеет повышенное количество бактерий. Так, у здоровых людей обнаруживается не более 2 тысяч микробов в 1 мл мочи, тогда как для больных с воспалением в мочевых органах характерно 100 тысяч бактерий в 1 мл. При подозрении на инфекционный процесс в мочевыводящих путях определение микробных тел в моче врачи дополняют бактериологическим исследованием, при котором производят посев мочи в стерильных условиях на специальные питательные среды и по ряду признаков выросшей колонии микроорганизмов определяют принадлежность последних, а также чувствительность к тем или иным антибиотикам, чтобы правильно подобрать лечение.

Кроме перечисленных выше компонентов мочевого осадка выделяют неорганизованные осадки мочи или различные неорганические соединения.

Выпадение разных неорганических осадков зависит прежде всего от кислотности мочи, которая характеризуется показателем pH. При кислой реакции мочи (pH менее 5) в осадке определяются соли мочевой и гиппуровой кислот, кальция фосфат и др. При щелочной реакции мочи (pH более 7) в осадке появляются аморфные фосфаты, кальция карбонат, трипельфосфаты и др.

Вместе с тем по характеру того или иного осадка мочи можно сказать и о возможном заболевании обследуемого человека. Так, кристаллы мочевой кислоты в большом количестве появляются в моче при почечной недостаточности, обезвоживании, при состояниях, сопровождающихся значительным распадом тканей (злокачественные болезни крови, массивные, распадающиеся опухоли, разрешающаяся массивная пневмония).

Оксалаты (соли щавелевой кислоты) появляются при злоупотреблении продуктами питания, содержащими щавелевую кислоту (помидоры, щавель, шпинат, брусника и др.).

Если человек не употреблял указанных продуктов, наличие в мочевом осадке оксалатов свидетельствует о нарушении обмена веществ в виде щавелево-уксусного диатеза. В некоторых редких случаях отравлений появление оксалатов в моче позволяет с высокой точностью подтвердить употребление пострадавшим токсического вещества – этиленгликоля.

1.2.6. Пробы, характеризующие функцию почек

Работа почек в целом складывается из выполнения ими различных функций, называемых парциальными: концентрирование мочи (концентрационная функция), выделение мочи (клубочковая фильтрация) и способность канальцев почек возвращать попавшие в мочу полезные для организма вещества: белок, глюкозу, калий и т. д. (канальцевая реабсорбция) или, напротив, выделять некоторые продукты обмена веществ в мочу (канальцевая секреция). Сходное нарушение этих функций может наблюдаться при различных формах почечных заболеваний, поэтому их исследование необходимо врачу не столько для правильной постановки диагноза, сколько для того, чтобы определить степень и тяжесть заболевания почек, а также помогает оценить эффективность лечения и определить прогноз состояния больного.

Наиболее широко используемыми в практике пробами являются пробы Зимницкого– Реберга – Тареева.

Проба Зимницкого позволяет оценивать способность почек концентрировать мочу путем измерения плотности мочи, собранной в течение суток через каждые 3 ч, то есть всего исследуются 8 проб мочи.

Проба должна проводиться при обычном питьевом режиме, нежелателен прием больным мочегонных препаратов. Также необходимо учитывать объем принятой человеком жидкости в виде воды, напитков, жидкой части пищи.

Дневной объем мочи получают, складывая объемы первых 4 порций мочи, собранных с 09.00 до 21.00, а ночной диурез получается при суммировании с 5-й по 8-ю порций мочи (с 21.00 до 09.00).

У здоровых людей за одни сутки выводится 2/3-4/5 (65–80 %) выпитой за сутки жидкости. Кроме того, дневной диурез примерно в 2 раза должен превышать ночной, а относительная плотность отдельных порций мочи должна колебаться в достаточно больших пределах – не менее 0,012-0,016 и достигать хоть в одной из порций показателя, равного 1,017.

Увеличение суточного количества выделенной мочи по сравнению с выпитой жидкостью может наблюдаться при схождении отеков, а снижение, напротив, при нарастании отеков (почечных или сердечных).

Увеличение соотношения между ночным и дневным выделением мочи характерно для больных с сердечной недостаточностью.

Низкая относительная плотность мочи в различных порциях, собранных за сутки, а также уменьшение суточных колебаний этого показателя называется изогипостенурией и наблюдается у больных с хроническими болезнями почек (хронический гломерулонефрит, пиелонефрит, гидронефроз, поликистоз). Концентрационная функция почек нарушается раньше других функций, и поэтому проба Зимницкого позволяет выявить патологические изменения в почках на ранних стадиях, до появления признаков выраженной почечной недостаточности, которая, как правило, бывает необратимой.

Следует добавить, что низкая относительная плотность мочи с малыми колебаниями в течение суток (не более 1,003-1,004) характерна для такого заболевания, как несахарный диабет, при котором в организме человека уменьшается выработка гормона вазопрессина (антидиуретического гормона). Для этого заболевания характерны жажда, похудание, учащение мочеиспускания и увеличение объема выделенной мочи в несколько раз, иногда до 12–16 л в сутки.

Проба Реберга помогает врачу определить выделительную функцию почек, а также способность почечных канальцев выделять или же всасывать обратно (реабсорбировать) некоторые вещества.

Методика пробы состоит в том, что утром натощак в лежачем положении собирают мочу за 1 ч и посередине этого отрезка времени берут кровь из вены для определения уровня креатинина.

С помощью несложной формулы рассчитывают величину клубочковой фильтрации (характеризует выделительную функцию почек) и канальцевой реабсорбции. У здоровых мужчин и женщин молодого и среднего возраста скорость клубочковой фильтрации (КФ), вычисленная таким способом, составляет 130140 мл/мин.

Снижение КФ наблюдается при острых и хронических нефритах, поражении почек при гипертонической болезни, сахарном диабете – гломерулосклерозе. Развитие почечной недостаточности и нарастание азотистых шлаков в крови происходят при снижении КФ примерно до 10 % от нормы.

При хронических пиелонефритах снижение КФ происходит позднее, а при гломерулонефритах, наоборот, раньше нарушений концентрационной способности почек.

Устойчивое падение КФ до 40 мл/мин при хронической болезни почек указывает на выраженную почечную недостаточность, снижение этого показателя до 15-10-5 мл/мин – на развитие конечной (терминальной) стадии почечной недостаточности, как правило, требующей подключения к аппарату «искусственная почка» или пересадки почки.

Канальцевая реабсорбция в норме колеблется от 95 до 99 % и может снижаться до 90 % и ниже у людей без заболевания почек при употреблении большого количества жидкости или приеме мочегонных препаратов.

Самое выраженное снижение данного показателя наблюдается при несахарном диабете.

Устойчивое уменьшение реабсорбции воды ниже 95 % наблюдают при первично-сморщенной (на фоне хронических гломерулонефрита, пиелонефрита) или вторично-сморщенной почке (например, наблюдаемой при гипертонической болезни или диабетической нефропатии).

Надо заметить, что обычно вместе со снижением реабсорбции в почках отмечается нарушение концентрационной функции почек, так как обе функции зависят от нарушений в собирательных канальцах.

2. Группы крови

С незапамятных времен люди знали, что кровь является носительницей жизни. Древний человек, будучи охотником, воином, наблюдал, как по мере потери крови угасает жизнь поверженного им человека или животного. Считалось, что с помощью свежей крови можно вылечить или омолодить человека. В Древнем Риме ослабевшим людям и старикам давали пить кровь умирающих гладиаторов.

Медицина прошлого использовала кровь без какого-либо научного обоснования, но само направление мысли о замене, переливании крови заслуживает внимания.

Первое в истории медицины успешное переливание крови было осуществлено в 1667 г. во Франции Жак-Батистом Дени (ставшим впоследствии профессором медицины) и хирургом Эфферезом. Шестнадцатилетнему юноше было перелито 250 мл крови ягненка. Переливание оказалось успешным, больной поправился.

В XVII веке в Европе было сделано около 20 подобных переливаний крови, многие оказались неудачными. Властями и церковью переливание крови от животного человеку было запрещено. Один из противников метода писал, что «…телячья кровь, перелитая в вены человеку, может сообщить ему все черты, свойственные скотине, – тупость и скотские наклонности».

Позднее, когда практиковались гемотрансфузии от человека человеку, один из петербургских профессоров зло замечал: «.для переливания крови необходимо иметь трех баранов: одного, от которого переливают, другого, которому переливают, и третьего, который переливает».

Первое переливание крови человеку от человека осуществил английский профессор акушерства и гинекологии Дж. Бланделл (1819). Он произвел переливание крови роженице, умиравшей от кровопотери. В 1830 и 1832 гг. подобные операции были проведены в России акушером-педиатром С. Ф. Хотовицким и акушером Г. С. Вольфом. Но не все переливания крови заканчивались выздоровлением, многие больные погибали по непонятным для врачей причинам. Медицина вплотную подошла к выяснению причин несовместимости человеческой крови.

Величайшее открытие в этой области сделал австрийский ученый К. Ландштейнер. Экспериментальные исследования 1900–1907 гг. позволили выявить группы крови человека, после чего появилась возможность избежать смертельных осложнений, связанных с переливанием несовместимой крови.

Тогда было широко распространено учение об иммунитете, согласно которому при попадании в организм чужеродных белков (антигенов) происходит образование защитных веществ (антител) с последующей фиксацией, склеиванием и уничтожением антигенов.

Оказалось, что склеивание (агглютинация) эритроцитов перелитой крови и есть одно из проявлений иммунитета – защиты организма от проникновения чужеродных белков.

К. Ландштейнер предположил, а затем доказал наличие двух реагирующих веществ в эритроцитах и двух, способных вступать с ними в контакт, – в плазме. Вещества, содержащиеся в эритроцитах, оказались антигенами (изоагглютиногенами) А и В, а вещества плазмы или сыворотки, вступающие с ними в контакт и вызывающие агглютинацию, – антителами (изоагглютининами) α и β.

При встрече «одноименных» антигенов и антител (например, А и α, В и β) происходит склеивание эритроцитов. Значит, в крови каждого человека должны содержаться такие агглютиногены, которые не склеивались бы агглютининами собственной плазмы.

В результате многочисленных опытов с кровью in vitro (в пробирках) и оценки возможных комбинаций К. Ландштейнер установил, что всех людей в зависимости от свойств крови можно разделить на три группы. Чуть позднее (1906) чешский ученый Ян Янский выделил четвертую группу крови и дал всем группам обозначения, существующие и в настоящее время. Следует заметить, что Ян Янский был психиатром и свое открытие сделал при изучении крови больных, считая, что причина психических заболеваний – в свойствах крови.

Первая группа имеет обозначение I 0 α β, то есть у людей этой группы нет агглютиногенов (0), а в плазме содержатся агглютинины α и β. Кровь первой группы может быть перелита людям с любой группой крови, поэтому лица с первой группой названы универсальными донорами (слово «донор» происходит от donare – дарить).

Вторая группа имеет формулу II A β, то есть эритроциты данной группы содержат агглютиноген А, а плазма – агглютинин β.

В третьей группе (III B α) эритроциты содержат агглютиноген В, плазма – агглютинин α.

В эритроцитах четвертой группы (IV АВ0) присутствуют оба агглютиногена (А и В), но в плазме нет агглютининов, способных склеивать чужие эритроциты. Людям, имеющим четвертую группу крови, можно переливать кровь любой группы, поэтому их называют универсальными реципиентами.

Лучше всего переливать кровь идентичной группы, но в исключительных случаях кровь первой группы может быть перелита лицам с любой группой крови, реакции несовместимости не будет. Кровь второй группы совместима со второй и четвертой группами, третья – с третьей и четвертой. Кровь четвертой группы может быть перелита только лицам, имеющим четвертую группу крови.

Возможные варианты совместимости крови изображены на схеме (рис. 1).

Рис. 1. Варианты совместимости групп крови

В 1930 г. за открытие групп крови К. Ландштнейнеру была вручена Нобелевская премия. На торжественной церемонии вручения он высказал предположение, что открытие новых антигенов в клетках человека будет продолжаться до тех пор, пока исследователи не убедятся, что на земле нет двух совершенно тождественных в антигенном отношении людей (кроме однояйцевых близнецов).

В 1940 г. К. Ландштейнер и А. Винер обнаружили в эритроцитах человека новый антиген, названный ими резус-фактором (Rh), поскольку он был найден в эритроцитах обезьян породы маккакус-резус.

Примерно у 85 % людей в эритроцитах содержится этот фактор – они называются резус-положительными (Rh+), а у остальных 15 % резус-фактор отсутствует, их относят к резус-отрицательным (Rh-).

Оказалось, что резус-фактор не связан с групповой принадлежностью крови. Люди, имеющие любую группу крови, могут быть и резус-положительными, и резус-отрицательными.

После открытия резус-фактора выяснились причины редких осложнений при переливании правильно подобранной одногруппной крови: они вызваны несовпадением резус-фактора. При переливании резус-положительной крови резус-отрицательному больному в крови последнего на антиген Rh+ вырабатываются антитела, которые на повторное переливание такой же крови отвечают склеиванием и разрушением эритроцитов донора. Поэтому больным с резус-отрицательной кровью переливают кровь от резус-отрицательных доноров.

Разницей в резус-принадлежности матери и плода объясняется и тяжелое заболевание – гемолитическая желтуха новорожденных. Она возникает, когда будущий ребенок унаследует Rh+ фактор от резус-положительного отца, при этом мать – резус-отрицательна.

Эритроциты плода с резус-положительным фактором проникают через плаценту в кровь матери и в ее организме начинают вырабатываться резус-антитела. Последние, попадая в кровь плода, разрушают его эритроциты. Между плодом и материнским организмом возникает резус-конфликт. Ребенок погибает в утробе матери или же рождается тяжело больным: с желтухой, вызванной распадом эритроцитов, анемией (малокровием).

Первый ребенок от резус-положительного отца и резус-отрицательной матери даже при унаследовании Rh+ родится, как правило, здоровым, поскольку резус-конфликт в течение беременности не достигает критического уровня. Во время второй и последующих беременностей вероятность конфликта и трагического исхода беременности возрастают. Искусственное прерывание беременности (аборт) также вызывает в перспективе угрозу возникновения резус-конфликта.

С целью профилактики возможных тяжелых последствий в женских консультациях у всех беременных определяют резус-фактор. Беременная с резус-отрицательной кровью подлежит особому наблюдению.

Различия крови родителей по резус-фактору не всегда приводят к заболеванию ребенка. Если ребенок, так же как и мать, резус-отрицательный и ему по наследству передается резус-принадлежность матери, то кровь ребенка и матери не различается, он рождается здоровым. Если у резус-положительной матери рождается резус-отрицательный ребенок, то это тоже безопасно.

В настоящее время существуют способы борьбы с гемолитической анемией новорожденных – обменное переливание крови. Кроме того, медицина располагает средствами, тормозящими образование резус-антител.

Следует подчеркнуть:

1. Группа крови и резус-фактор остаются постоянными на протяжении всей жизни.

2. Отсутствует связь между группой крови и полом. Все четыре группы крови равномерно распределяются между мужчинами и женщинами.

3. Групповые свойства крови передаются по наследству согласно законам генетики.

В последующие годы в эритроцитах людей обнаружили ряд новых антигенов: новые варианты агглютиногена А (А, А2, Аm и т. д.), системы, свойственные многим людям, и системы, характерные для отдельных семей и даже отдельных лиц (М, N Р, Льюис, Келл-Челано, Кидд, Даффи и др.). Системы часто называют по фамилиям людей, у которых их нашли впервые.

В отличие от системы эритроцитов АВО, которая подробно обсуждалась выше, большого значения в гемотрансфузиологии (переливании крови) вновь открытые системы не имеют.

Исследования иммуногематологов позволили осуществить давнюю мечту человечества – пересадку органов и тканей. Первые пересадки органов делались лишь с учетом групповой принадлежности – подбирали донора, у которого была та же группа крови, что и у реципиента. Эффект «отторжения» пересаженной ткани показал, что этого недостаточно.

В 60-е гг. ХХ столетия французским профессором Доссе была открыта система лейкоцитов, получившая международное название HL-A от первых букв латинских слов: «гуман» (человек), «лейкоциты» и «антиген». Благодаря открытию Доссе стал возможен подбор наиболее оптимального донора при пересадке органов.

Успехи иммуногематологии могут быть использованы в судебной медицине. Установлено, что антигенный «узор» эритроцитов каждого человека в значительной степени индивидуален. Наиболее часто повторяющиеся комбинации крови могут встречаться только у семи из каждой тысячи жителей нашей планеты, но возможны комбинации, которые наблюдаются лишь у одного человека из миллиарда людей. Криминалисты даже предложили создать особую картотеку, где были бы собраны данные о групповой характеристике крови известных преступников.

Иммуногематологию используют в судебной медицине при спорах об отцовстве материнстве и при потере детей в раннем возрасте.

Существуют законы наследования групповых признаков крови. Основные правила наследования заключаются в следующем. У ребенка не могут появиться групповые признаки А, В и резус, если они отсутствуют у родителей. Если родители (один или оба) имеют группу крови 0 (I), то их ребенок не может иметь группу АВ (IV). В браках, в которых родители (один или оба) относятся к группе крови АВ (IV), не может родиться ребенок с группой крови 0 (I).

Если у отца и у матери первая группа крови, то и у ребенка может быть только первая группа. Если у отца и у матери вторая группа крови, то у ребенка будет первая или вторая. Если же у отца и у матери третья группа крови, то у ребенка может быть только первая или третья группа крови, но не вторая или четвертая.

Исследование групповой принадлежности крови не позволяет утверждать, что этот ребенок появился на свет от этих родителей; возможно только следующее заключение: «Этот ребенок может (или не может) принадлежать этим родителям».

По результатам экспертизы судят также об отцовстве или материнстве в отношении данного ребенка (табл. 2). Так, у матери с группой крови АВ (IV) дети унаследуют либо А, либо В, но не могут иметь 0 (I) группу крови.

Таблица 2. Наследование групп крови

Исследованиями иммуногематологов заинтересовались ученые других специальностей. Антигены А и В обладают удивительной стойкостью. Они сохраняются в высушенной ткани, в крови, подвергшейся температурной обработке. Это не могло не заинтересовать антропологов – появилась возможность узнать свойства крови далеких предков человека по сохранившимся останкам, мумиям, костям.

После открытия групп крови обнаружился один интересный факт: среди разных рас и народностей группы крови распределяются неравномерно. Оказалось, что 80 % североамериканских индейцев имеют первую группу крови, а третья и четвертая группы у них не встречаются. У жителей севера Европы преобладает вторая группа. Индейцы Южной Америки, аборигены Австралии – люди с первой группой. Среди жителей Центральной и Восточной Азии преобладает третья группа крови.

Эти интересные факты не остались без внимания. У этнографов появилась возможность изучить происхождение рас и народов, проследить расселение и миграцию людей на нашей планете, узнать причины расцвета и упадка древних государств.

В настоящее время установлена закономерность между групповой принадлежностью крови и частотой некоторых заболеваний. Эти исследования, возможно, приведут к новым открытиям в медицине.

Итак, определение группы крови и резус-фактора необходимо для переливания крови. В настоящее время без переливания крови не обходится ни одно медицинское учреждение.

Кровь нужна при кровопотере, которая возникает при ранениях, травмах, операциях, некоторых заболеваниях (желудочно-кишечные, легочные кровотечения и др.). Переливание крови продлевает жизнь больным с апластическими анемиями (злокачественным малокровием). Кровотечение у рожениц часто представляет опасность для их жизни.

При некоторых болезнях, интоксикациях, отравлениях необходимы обменные переливания крови. Для операций на сердце, осуществляемых в условиях искусственного кровообращения, необходимо 5–8 л донорской крови, для работы аппарата «искусственная почка» – 4–6 л.

В организме человека кровь составляет 1/13-1/14 объема массы тела. У человека с массой 80 кг циркулирует около 6 л крови. Допустимая кровопотеря у здорового человека может достигать 1/5 от общего объема крови. Потеря 300–400 мл крови (то есть того количества, которое берут у донора) для здорового человека абсолютно безвредно.

Широкое распространение в медицинской практике получили препараты крови. Например, больным, страдающим малокровием, целесообразно переливать эритроцитарную массу.

Пострадавшим в результате ожогов переливают плазму крови. Переливание плазмы производят при травматическом шоке, септических заболеваниях. Плазму применяют также и как кровоостанавливающее средство. Из плазмы получают альбумин, используемый при некоторых терапевтических заболеваниях, для лечения истощенных, послеоперационных больных, при ожоговом шоке и кровопотерях.

К кровоостанавливающим средствам относится фибриноген, тромбин, антигемофильная плазма. Из крови приготавливают местные кровоостанавливающие препараты: «фибринные» пленки, гемостатические губки и др.

При некоторых заболеваниях и операциях (удаление части желудка, кишечника, пораженных язвой или раковой опухолью, ожогах пищевода) необходимо парентеральное (то есть минуя желудочно-кишечный тракт) питание. В этих случаях используют плазму крови, альбумин, протеин, аминокровин.

Иммунологическое действие имеют гамма-глобулины, особенно направленного действия (антистафилококковый и антигриппозный), полиглобулин.

При переливании крови ее группа определяется лечащим врачом и повторно – врачом-лаборантом.

Определение резус-принадлежности проводится врачом лаборатории. Определение группы крови, проводимое независимо друг от друга двумя лицами, помогает избежать ошибок. Данные о групповой и резус-принадлежности крови выносятся на первую страницу истории болезни.

Определение группы крови проводится со стандартными сыворотками или с помощью цоликлонов анти-А и анти-В. Для определения резус-принадлежности служат иммунные антирезусные сыворотки.

Непосредственно перед переливанием крови проводят пробу на индивидуальную совместимость крови донора и больного (реципиента).

Чтобы предупредить осложнения даже при переливании одногруппной крови проводят так называемую биологическую пробу: трехкратно с перерывами в 3 мин вводят по 25 мл донорской крови, наблюдая при этом за состоянием больного; при отсутствии реакции (беспокойство, неприятные ощущения) переливают намеченное количество крови.

3. Свертывающая система крови

Нормальное состояние крови в кровеносном русле обеспечивается деятельностью трех систем:

1) свертывающей;

2) противосвертывающей;

3) фибринолитической.

Процессы противодействия свертыванию (антикоагуляции), свертывания (коагуляции), и фибринолиза (растворения образовавшихся тромбов) находятся в состоянии динамического равновесия. Нарушение существующего равновесия может стать причиной патологического тромбообразования или, наоборот, кровоточивости.

Нарушение гемостаза, то есть нормального функционирования указанных систем, наблюдается при многих заболеваниях внутренних органов: ишемической болезни сердца, ревматизме, сахарном диабете, заболеваниях печени, злокачественных новообразованиях, острых и хронических заболеваниях легких и др. Многие врожденные и приобретенные заболевания крови сопровождаются повышенной кровоточивостью. Грозным осложнением воздействия на организм ряда экстремальных факторов является ДВС-синдром (синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови).

Свертывание крови – жизненно важное физиологическое приспособление, направленное на сохранение крови в пределах сосудистого русла. Образование сгустка (тромба) при нарушении целостности сосуда должно рассматриваться как защитная реакция, направленная на предохранение организма от кровопотери.

В механизме образования кровоостанавливающего тромба и патологического тромба, закупоривающего мозговой сосуд или сосуд, питающий мышцу сердца, много общего. Справедливо высказывание известного отечественного гематолога В. П. Балуды: «Образование гемостатического тромба в сосудах перерезанной пуповины – первая защитная реакция новорожденного организма. Патологический тромбоз – нередкая непосредственная причина смерти больного при ряде заболеваний».

Тромбоз коронарных (то есть питающих мышцу сердца) и мозговых сосудов как следствие повышения активности свертывающей системы – это одна из ведущих причин смертности в Европе и США.

Процесс свертывания крови – тромбообразование – чрезвычайно сложен.

Сущность тромбоза (гр. thrombos – сгусток, свернувшаяся кровь) заключается в необратимой денатурации белка фибриногена и форменных элементов (клеток) крови. В тромбообразовании участвуют самые разнообразные вещества, находящиеся в тромбоцитах, плазме крови, сосудистой стенке.

Весь процесс свертывания можно представить как цепь взаимосвязанных реакций, каждая из которых заключается в активации веществ, необходимых для следующего этапа.

Выделяют плазменный и сосудисто-тромбоцитарный гемостаз. В последнем самое активное участие принимают тромбоциты.

Тромбоциты – кровяные пластинки – это мелкие безъядерные неправильной округлой формы клетки крови. Диаметр их составляет 1–4 мкм, толщина – 1/2-3/4 мкм. Они образуются в костном мозге путем отщепления участков вещества гигантских клеток – мегакариоцитов. Тромбоциты циркулируют в крови в течение 5-11 дней, а затем разрушаются в печени, легких, селезенке.

Кровяные пластинки различают по форме, степени зрелости; в 1 мкл крови содержится 400 тысяч таких пластинок.

Тромбоциты содержат биологически активные вещества (в частности, гистамин и серотонин), ферменты. Выделяют 11 факторов свертывания крови, находящихся в тромбоцитах.

3.1. Тромбоцитарно-сосудистый гемостаз

Характеризуется рядом последовательных фаз. Повреждение сосудистой стенки, обнажение ее внутренних структур способствуют адгезии и агрегации тромбоцитов (адгезия – свойство тромбоцитов прилипать к поврежденной внутренней поверхности сосуда; агрегация – свойство тромбоцитов при повреждении сосуда менять форму, набухать, соединяться в агрегаты). В эту фазу выделяются биологически активные вещества, вызывающие сужение сосуда, уменьшая размер повреждения, усиливают адгезию и агрегацию тромбоциов. Образуется первичный рыхлый тромбоцитарный тромб (тромбоцитарная «гемостатическая пробка») (рис. 2).

Рис. 2. Схема тромбоцитарно-сосудистого гемостаза

3.2. Плазменный гемостаз

Плазменный гемостаз – каскад последовательных превращений, происходящих в плазме крови с участием 13 факторов свертывания (табл. 3). Факторы свертывания согласно международной классификации обозначены римскими цифрами.

Таблица 3. Факторы свертывания крови (плазменные)

Большинство факторов, которые определяют свертывание крови – вещества белковой природы, образующиеся в печени. Их недостаток может быть связан с нарушением функции печени.

Основные фазы процесса: 1) образование тромбопластина; 2) образование тромбина; 3) образование фибрина.

Первая фаза – образование и высвобождение тромбопластина (тромбокиназы) – весьма активного фермента. Различают тканевой (внешний) тромбопластин, выделяющийся из клеток поврежденного сосуда и тканей, и кровяной (внутренний), освобождающийся при разрушении тромбоцитов.

Вторая фаза – образование тромбина. Последний образуется при взаимодействии протромбина и тромбопластина с обязательным участием ионов кальция и других факторов свертывающей системы.

Тромбин, расщепляя фибриноген, превращает его в нерастворимый белок фибрин. Это и есть третья фаза свертывания крови. Нити фибрина, выпадая в осадок, образуют густую сеть, в которой «запутываются» клетки крови, прежде всего эритроциты. Сгусток приобретает красный цвет. Тромбин, кроме того, активирует XIII фактор свертывания крови (фибрин-стабилизирующий), который связывает нити фибрина, укрепляя тромб.

3.3. Противосвертывающая система

Включает следующие основные компоненты:

• простациклин (тормозит адгезию и агрегацию тромбоцитов);

• антитромбин III (активирует тромбин, другие факторы свертывания крови);

• гепарин (препятствует образованию кровяного тромбопластина, сдерживает превращение фибриногена в фибрин).

3.4. Фибринолитическая система

Эта система разрушает фибрин. Основным компонентом ее является плазмин (фибринолизин), который образуется из плазминогена под действием тканевого активатора плазминогена (ТАП). Плазмин расщепляет фибрин на отдельные фрагменты – продукты деградации фибрина (ПДФ).

В дальнейшем тромб, остановивший кровотечение, подвергается ретракции (сжатию) и лизису (растворению). Патологическое образование тромбов в сосудах мозга, коронарных артериях нередко приводит к инсульту, инфаркту миокарда. Тромбоз вен нижних конечностей может осложниться отрывом тромба и занесением его током крови в сосудистую систему легких – тромбоэмболией легочной артерии (ТЭЛА).

Для распознавания нарушений в системе свертывания крови существуют различные лабораторные методы исследования.

3.5. Исследования, характеризующие свертывающую систему крови

3.5.1. Исследования, характеризующие сосудисто-тромбоцитарную фазу гемостаза

В течение сосудисто-тромбоцитарной фазы гемостаза (см. выше) образуется тромбоцитарная гемостатическая пробка.

Определение длительности кровотечения позволяет составить общее представление об этом процессе.

Чаще всего время кровотечения определяют после прокола скарификатором (лабораторным инструментом для взятия крови) мочки уха на глубину 3,5 мм. Затем фильтровальной бумажкой каждые 20–30 с снимают выступающую каплю крови. У здоровых людей появление новых капель заканчивается через 2–4 мин после укола. Это и есть время (длительность) кровотечения.

Удлинение времени кровотечения в основном связано с уменьшением количества тромбоцитов или с их функциональной неполноценностью, с изменением проницаемости сосудистой стенки.

Данный вид нарушений наблюдается при некоторых заболеваниях крови – наследственных и приобретенных тромбоцитопениях и тромбоцитопатиях (то есть заболеваниях, при которых количество тромбоцитов уменьшено или нарушены их свойства). Некоторые лекарственные препараты (ацетилсалициловая кислота, гепарин, стрептокиназа) также могут увеличить продолжительность кровотечения.

Абсолютное количество тромбоцитов в единице объема крови проводится подсчетом клеток под микроскопом с помощью специального устройства – камеры Горяева. Нормальное содержание тромбоцитов в периферической крови составляет 200–400 х 109/л.

Уменьшение количества тромбоцитов – тромбоцитопения – наблюдается при многих заболеваниях крови (тромбоцитопеническая пурпура, малокровие, связанное с дефицитом витамина В12, острые и хронические лейкозы), а также при циррозе печени, злокачественных новообразованиях, длительно протекающих воспалительных процессах болезни щитовидной железы.

Ряд вирусных инфекций (корь, краснуха, ветряная оспа, грипп) могут вызвать временное уменьшение числа тромбоцитов.

Тромбоцитопения иногда развивается при приеме ряда лекарственных веществ: левомицетина, сульфаниламидов, ацетилсалициловой кислоты, противоопухолевых препаратов. Длительный прием этих медикаментов должен осуществляться под контролем содержания тромбоцитов в крови. Незначительное снижение числа тромбоцитов отмечалось у женщин в предменструальном периоде.

Некоторые болезни могут сопровождаться повышением содержания тромбоцитов в периферической крови – тромбоцитозом. К ним относятся лимфогранулематоз, злокачественные опухоли, в частности рак желудка, рак почки, некоторые лейкозы, состояние после массивных кровопотерь, удаления селезенки.

Как было указано выше, адгезия и агрегация тромбоцитов – важнейшие этапы в образовании первичной гемостатической пробки.

В лабораторных условиях определяют индекс адгезивности тромбоцитов, в норме равный 20–50 %, и агрегацию тромбоцитов – спонтанную и индуцированную.

У здоровых людей спонтанная агрегация отсутствует или выражена незначительно. Она повышена при атеросклерозе, тромбозах, предтромботических состояниях, инфаркте миокарда, нарушениях жирового обмена, сахарном диабете.

Изучение индуцированной агрегации тромбоцитов может быть использовано для более тонкого дифференцирования ряда заболеваний крови.

Ацетилсалициловая кислота, пенициллин, индометацин, делагил, мочегонные препараты (в частности, фуросемид в больших дозах) способствуют снижению агрегации тромбоцитов, что нужно учитывать при лечении этими препаратами.

Кровь при свертывании образует сгусток, который, сокращаясь, выделяет сыворотку. О ретракции кровяного сгустка судят по количеству выделившейся сыворотки. Степень ретракции (сжатия) сгустка выражают индексом ретракции, в норме он равен 0,3–0,5.

Уменьшение индекса ретракции наблюдается при уменьшении количества тромбоцитов и их функциональной неполноценности.

Свойства стенок мельчайших сосудов (капилляров) проверяются специальными тестами. Для суждения о резистентности (устойчивости) капилляров используются манжеточная проба Румпеля – Лееде – Кончаловского и ее упрощенные варианты – проба жгута, симптом щипка.

Для выполнения пробы на плечо больного накладывается манжета аппарата для измерения артериального давления.

В течение 10 мин в манжете поддерживается давление, на 10–15 мм рт. ст. выше минимального артериального давления испытуемого.

Появление мелких точечных кровоизлияний (петехий) расценивается как положительный результат пробы.

Положительная проба Румпеля-Лееде-Кончаловского – признак повышенной хрупкости капилляров, наблюдается при васкулитах (воспалительных заболеваниях сосудов), сепсисе (заражении крови), ревматизме, скарлатине, сыпном тифе, авитаминозе С (цинге), а также инфекционном эндокардите.

На плечо больного можно наложить жгут (симптом жгута). Симптом щипка заключается в появлении на коже подключичной области петехий или кровоподтека после щипка. Отрицательной стороной этих проб является субъективность определения степени сдавливания кожи жгутом или пальцами исследователя.

3.5.2. Исследования, характеризующие плазменную фазу гемостаза

Исследование времени свертывания крови необходимо для определения функционального состояние свертываемости в целом.

Активация XII фактора (см. табл. 3) запускает каскад превращений профермент – фермент, при этом каждый фермент активирует следующий до тех пор, пока не будет достигнута конечная цель – образование фибрина.

Существует более 30 методов определения времени свертывания крови, и поэтому нормы свертываемости колеблются от 2 до 30 мин.

В качестве унифицированных используются метод Сухарева (норма от 2 до 5 мин), метод Ли и Уайта (норма от 5 до 10 мин).

Свертываемость крови снижается при ряде заболеваний печени, апластической анемии – малокровии, связанном с подавлением кроветворной функции костного мозга.

Резкое понижение свертываемости крови наблюдается при гемофилии, при этом время свертывания крови может увеличиваться до 60–90 мин.

Гемофилия – это врожденное заболевание, связанное с отсутствием VIII или IX фактора свертывания крови (гемофилия А или гемофилия В).

Заболевание характеризуется повышенной кровоточивостью. Малейшая ранка может стоить больному жизни. Носителями гена болезни являются женщины, а болеют ею только мужчины. Гемофилия оказалась семейной болезнью королевских домов Европы (в том числе России). Из 69 сыновей, внуков и правнуков английской королевы Виктории десять страдали гемофилией.

Время свертывания крови увеличивается при использовании антикоагулянтов (противосвертывающих веществ), в частности гепарина.

Тест используется наряду с определением АЧТВ (см. ниже) в качестве экспресс-метода при лечении гепарином. Допускается удлинение времени свертывания крови в 1,5–2 раза.

Уменьшение времени свертывания крови указывает на гиперкоагуляцию. Оно может наблюдаться после массивных кровотечений, в послеоперационном, послеродовом периоде. Контрацептивные средства (инфекундин, бисекурин, ричевидон и др.) усиливают процессы коагуляции, что проявляется ускорением свертывания крови.

Время рекальцификации плазмы – это время, нужное для образования сгустка фибрина в плазме. Определение проводится в плазме, стабилизированной раствором цитрата натрия. Добавление к плазме хлорида кальция восстанавливает ее коагуляционную (свертывающую) способность.

Время рекальцификации плазмы характеризует процесс свертывания в целом и у здорового человека колеблется в пределах 60-120 с. Изменения времени рекальцификации плазмы наблюдаются при тех же клинических состояниях, что и изменения времени свертывания крови.

Толерантность (устойчивость) плазмы к гепарину, характеризуя состояние свертывающей системы в целом, является в то же время косвенно и показателем содержания тромбина. Исследование состоит в определении времени образования сгустка фибрина в плазме, к которой добавлены гепарин, раствор хлорида кальция. У здорового человека это время равно 7-15 мин. Если образование сгустка идет за период, превышающий 15 мин, то говорят о пониженной толерантности (устойчивости) плазмы к гепарину.

Снижение толерантности плазмы к гепарину может зависеть от дефицита факторов XII, XI, VIII, V, X (см. табл. 3) и наблюдается при заболеваниях печени (гепатит, цирроз), а также при использовании антикоагулянтов (гепарин, фенилин, варфарин).

Образование сгустка за более короткий период (менее чем за 7 мин) свидетельствует о повышенной толерантности плазмы к гепарину и отмечается при наклонности к гиперкоагуляции (повышенной свертываемости крови).

Состояние гиперкоагуляции наблюдается при сердечной недостаточности и предтромботических состояниях, в послеоперационный период, при злокачественных новообразованиях, в последние месяцы беременности.

Активированное частичное (то есть парциальное) тромбопластиновое время (АЧТВ или АПТВ) – чувствительный метод, выявляющий плазменные дефекты образования тромбопластина (см. табл. 3). АЧТВ – время, необходимое для образования сгустка фибрина в плазме, бедной тромбоцитами. Использование бестромбоцитной плазмы исключает влияние тромбоцитов.

Пределы колебания АЧТВ у взрослого человека, если он здоров, равны 38–55 с.

Удлинение АЧТВ свидетельствует о гипокоагуляции – снижении свертывающих свойств крови. Чаще всего это зависит от дефицита факторов II, V, VIII, IX, XI, XII свертывания крови при врожденных коагулопатиях. Коагулопатиями обозначаются заболевания и состояния, связанные с нарушением свертывания крови.

На свойстве АЧТВ удлиняться при избытке в крови гепарина основано применение этого теста для контроля за состоянием свертывающей системы при терапии гепарином. При внутривенном капельном введении гепарина скорость вливания подбирают таким образом, чтобы поддерживать АЧТВ на уровне, который в 1,5–2,5 раза превышает исходный.

При подкожном введении гепарина дозу также подбирается с учетом АЧТВ, которое определяют за 1 ч до очередного введения гепарина. И если АЧТВ окажется удлиненным более чем в 2,5 раза по сравнению с исходным, то снижают дозу препарата или увеличивают интервал между введениями.

Следует иметь в виду, что АЧТВ подвержено значительным суточным колебаниям. Максимальные значения АЧТВ наблюдаются в ранние утренние часы, минимальные – к концу дня.

Протромбиновое время – это время образования сгустка фибрина в плазме при добавлении к ней хлорида кальция и тканевого стандартизированного тромбопластина. Протромбиновое время характеризует активность так называемого протромбинового комплекса (факторов VII, V, X и собственно протромбина – фактора II). Результат исследования выражают в секундах (протромбиновое время), которое в норме равно 11–15 с.

Чаще вычисляют протромбиновый индекс, сравнивая протромбиновое время здорового человека (стандартные серии тромбопластина) с протромбиновым временем обследуемого.

В норме пределы колебания протромбинового индекса равны 93-107 %, или, в единицах системы СИ, 0,93-1,07.

Уменьшение протромбинового индекса – это признак снижения свертывающих свойств крови.

В связи с тем что синтез факторов протромбинового комплекса имеет место в клетках печени, при заболеваниях последней количество их снижается и протромбиновый индекс в определенной степени может служить показателем функционального состояния печени.

Для образования факторов протромбинового комплекса необходим витамин К. При его дефиците, нарушении всасывания витамина в кишечнике при энтероколитах, дисбактериозе протромбиновый индекс также может снижаться.

Антагонистами витамина К являются противосвертывающие вещества непрямого действия (фенилин, синкумар, варфарин). Терапия этими препаратами должна контролироваться исследованием протромбинового времени или протромбинового индекса.

Большие дозы ацетилсалициловой кислоты, диуретики типа гипотиазида вызывают снижение протромбинового индекса, что должно учитываться при применении этих препаратов одновременно с фенилином, синкумаром.

Увеличение протромбинового индекса говорит о снижении свертывающих свойств крови и наблюдается в предтромботическом состоянии, в последние месяцы беременности, а также при приеме противозачаточных препаратов типа инфекундина, бисекурина.

Значение протромбинового времени зависит от применяемых для исследования тканевых тромбопластинов. Более стандартизированным тестом является международное нормализационное отношение (МНО).

Как правило при лечении противосвертывающими препаратами (антикоагулянтами) непрямого действия достаточно добиться увеличения МНО от двух до трех, что соответствует увеличению протромбинового времени в 1,31,5 раза по сравнению с исходным значением (или соответственно снижению протромбинового индекса).

Концентрация фибриногена. Фибриноген (плазменный фактор I) синтезируется главным образом клетками печени. В крови он находится в растворенном состоянии и под влиянием тромбина превращается в нерастворимый фибрин. Нормальная концентрация фибриногена в крови, определяемая методом Рутберга, составляет 2–4 г/л (200–400 мг%).

Повышение концентрации фибриногена говорит о гиперкоагуляции (то есть повышенной свертываемости крови) и наблюдается при инфаркте миокарда, предтромботических состояниях, при ожогах, в последние месяцы беременности, после родов, хирургических вмешательств.

Отмечено увеличение концентрации фибриногена при воспалительных процессах (в частности, при воспалении легких), злокачественных новообразованиях (рак легкого).

Тяжелые болезни печени с выраженными нарушениями ее функции сопровождаются гипофибриногенемией – снижением концентрации фибриногена в крови.

3.5.3. Исследование фибринолитического звена гемостаза

Фибринолитическая активность. После того как сгусток фибрина (тромб) образовался, уплотнился и сократился, начинается сложный ферментативный процесс, ведущий к его растворению.

Этот процесс (фибринолиз) происходит под воздействием плазмина, который находится в крови в виде неактивной формы – плазминогена. Переход плазминогена в плазмин стимулируют активаторы плазменного, тканевого и бактериального происхождения. Тканевые активаторы образуются в ткани предстательной железы, легких, матки, плаценты, печени.

Об активности фибринолиза судят по степени быстроты растворения сгустка фибрина. Естественный лизис, определенный с помощью метода Котовщиковой, равен 12–16 % сгустка; определенный более сложным методом лизиса эуглобулинового сгустка – 3–5 ч.

Если растворение сгустка ускорено, это свидетельствует о склонности к кровоточивости, если удлинено, говорят о предтромботическом состоянии.

Значительное повышение фибринолитической активности отмечается при поражении органов, богатых активаторами плазминогена (легкие, предстательная железа, матка), и при хирургических вмешательствах на этих органах.

Снижение фибринолитической активности наблюдается при инфаркте миокарда, злокачественных опухолях, и в частности раке желудка.

4. Биохимическое исследование крови

4.1. Белок плазмы крови и его фракции

Кровь состоит из жидкой части и форменных элементов – клеток крови. Если выпустить кровь из сосуда в сухую пробирку, то через несколько минут в ней образуется сгусток темно-красного цвета, состоящий из нитей фибрина. Светло-желтая жидкость над сгустком – сыворотка. Если кровь смешать с консервирующим раствором и дать отстояться или подвергнуть центрифугированию, то она разделится на два основных слоя: нижний – красного цвета – осадок из форменных элементов (эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов) и верхний – прозрачная желтоватая жидкость – плазма. Сыворотка отличается от плазмы отсутствием в ней белка фибриногена, перешедшего в сгусток крови.

Кровь на 55 % состоит из плазмы и на 45 % – из форменных элементов, которые находятся в ней во взвешенном состоянии.

Плазма – это сложная биологическая среда, которая содержит 92 % воды, 7 % белка и 1 % жиров, углеводов и минеральных солей.

Белки плазмы (сыворотки) крови представляют собой высокомолекулярные азотсодержащие соединения. Они имеют сложное строение, в их состав входит более 20 аминокислот. Последние получили свое название благодаря наличию аминных групп (NH2) и карбоксильных (кислотных) групп (COOH). Аминокислоты обладают свойствами как кислот, так и оснований и могут вступать во взаимодействие с различными соединениями.

Аминокислоты, соединяясь друг с другом, образуют крупные молекулы различных белков. Организм содержит более 100 тысяч видов различных белковых молекул. По форме они могут быть разделены на фибриллярные и глобулярные. Фибриллярные белки имеют удлиненную, нитевидную форму; длина молекул в десятки и сотни раз превышает их диаметр. Молекулы глобулярных белков имеют форму шара (комочка), длина их превышает диаметр не более чем в 3-10 раз. Имеются и переходные формы.

В состав белков входят: углерод (50,654,6 %), кислород (21,5-23,5 %), водород (6,57,3 %), азот (15–16 %).

Кроме того, в состав белков входят также в небольших количествах сера, фосфор, медь, железо и некоторые другие элементы.

Химические свойства белков во многом подобны аминокислотам. Молекула белка, так же как и молекула аминокислоты, содержит по меньшей мере, одну свободную аминогруппу и одну карбоксильную группу. Поскольку в молекулу белка входит огромное количество аминокислот, таких «свободных групп» очень много. Благодаря наличию свойств кислот и оснований белки могут вступать в самые разнообразные химические реакции с самыми различными веществами, выполняя свои многочисленные функции в организме.

Белки условно делят на простые и сложные. Простыми называют белки, которые состоят только из аминокислот. К ним относят протамин, гистоны, альбумины, глобулины и ряд других.

При распаде сложных белков наряду с аминокислотами образуются другие соединения: нуклеиновые кислоты, фосфорная кислота, углеводы и т. д. К группе сложных белков относят нуклеопротеиды, хромопротеиды, фосфопротеиды, глюкопротеиды, липопротеиды и ряд белков – ферментов, содержащих разные простетические (небелковые) группы.

Белки могут отдавать или получать электрический заряд, становясь при этом заряженными положительно или отрицательно. Если это происходит одновременно, молекула белка становится электронейтральной.

Физико-химические свойства белков определяют их гидрофильность – способность удерживать воду, создавая коллоидный раствор.

Кислотная группа (СООН) способна связать четыре, аминная NН2) – три молекулы воды.

Каждая молекула белка окружена плотной собственной водной оболочкой, прочно фиксированной на ее поверхности.

Сила, с которой белки плазмы притягивают к себе воду, называют коллоидно-осмотическим, или онкотическим давлением. Оно равно 23–28 мм рт. ст.

При уменьшении количества белков или снижении их гидрофильности в плазме образуется избыток «свободной» воды, повышается гидростатическое давление в мельчайших сосудах (капиллярах) и вода начинает просачиваться сквозь стенки капилляров в ткани. Образуются онкотические (то есть зависящие от количества и свойств белков) отеки. Возникновение отеков связано и со многими другими причинами.

Кроме активного участия в водном обмене белки плазмы крови выполняют еще ряд важнейших функций. Они участвуют в процессе свертывания крови (см. раздел 3).

Обладая множеством полярных диссоциирующих боковых цепей, белки также способны связывать и транспортировать различные биологические вещества. Являясь одной из важнейших буферных систем крови, белки поддерживают постоянство гомеостаза – кислотно-основное состояние (КОС) крови (см. раздел 6). Белки плазмы защищают организм от проникновения различных чужеродных элементов, в том числе белков.

В клинической практике определяют общее содержание белка в плазме крови и его фракции.

Общее количество белка в плазме крови составляет 65–85 г/л. В сыворотке крови белка на 2–4 г/л меньше, чем в плазме, из-за отсутствия фибриногена.

Общее количество белка может быть пониженным (гипопротеинемия) или повышенным (гиперпротеинемия).

Гипопротеинемия возникает вследствие:

• недостаточного поступления белка в организм;

• повышенной потери белка;

• нарушения образования белка.

Недостаточное поступление белка может являться следствием длительного голодания, безбелковой диеты, нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта. Значительная потеря белка происходит при острых и хронических кровотечениях, злокачественных новообразованиях. Выраженная гипопротеинемия – постоянный симптом нефротического синдрома, наблюдающегося при многих заболеваниях почек и связанного с выделением с мочой большого количества белка. Нарушение образования белка возможно при недостаточности функции печени (гепатиты, циррозы, дистрофии печени).

Гиперпротеинемия как правило развивается из-за дегидратации (обезвоживания) – потери части внутрисосудистой жидкости. Это происходит при перегревании организма, обширных ожогах, тяжелых травмах, некоторых заболеваниях (холере). Гиперпротеинемия наблюдается при миеломной болезни – тяжелом недуге с разрастанием плазматических клеток, продуцирующих парапротеины.

Состав белков плазмы крови чрезвычайно разнообразен.

Современными методами исследования удалось идентифицировать более 100 различных белков плазмы, большинство из них выделено в чистом виде и охарактеризовано. Наиболее простые белки – альбумины, глобулины и фибриноген – находятся в плазме в больших количествах, остальные – в ничтожно малых.

Различия белков по физико-химическим свойствам, аминокислотному составу позволили разделить их на отдельные фракции, обладающие специфическими биологическими свойствами. Наиболее точно разделение можно осуществить в электрическом поле при электрофорезе. Метод основан на том, что белки с различным электрическим зарядом перемещаются с разной скоростью.

Электрофорез белков плазмы был осуществлен впервые шведским ученым А. Тизелиусом (1930).

В плазме крови здорового человека при электрофорезе на бумаге можно обнаружить пять фракций: альбумины (50–70 %), альфа11-глобулины (3–6 %), альфа22) – глобулины (9-15 %), бета (β) – глобулины (8-18 %) и гамма (γ) – глобулины (15–25 %).

При использовании других сред (агаровый гель, полиакриламидный гель) или иммуноэлектрофореза можно получить большее число фракций.

Альбумины составляют большую часть белков плазмы. Они хорошо удерживают воду, на их долю приходится до 80 % коллоидноосмотического давления крови.

Гипоальбуминемия – пониженное содержание альбуминов в плазме крови – возникает вследствие тех же причин, что и снижение общего количества белка (малое поступление с пищей, большие потери белка, нарушение его синтеза и повышение распада). Гипоальбуминемия вызывает снижение онкотического давления крови, что приводит к возникновению отеков.

Гидрофильность белков понижают разные отравляющие вещества, алкоголь.

Гиперальбуминемия наблюдается при обезвоживании организма.

Глобулины. Увеличение содержания альфа-глобулинов наблюдается при воспалительных процессах, стрессовых воздействиях на организм (травмы, ожоги, инфаркт миокарда и др.). Это белки так называемой острой фазы. Степень увеличения альфа-глобулинов отражает интенсивность процесса.

Преимущественное увеличение альфа2-глобулинов отмечается при острых гнойных заболеваниях, при вовлечении в патологический процесс соединительной ткани (ревматизм, системная красная волчанка и др.).

Повышение содержания альфа-глобулинов возможно также при некоторых хронических заболеваниях, злокачественных новообразованиях, особенно при их метастазировании.

Снижение альфа-глобулинов отмечается при угнетении их синтеза в печени, гипотиреозе, то есть пониженной функции щитовидной железы.

Бета-глобулины. В этой фракции присутствуют липопротеиды, и поэтому количество бета-глобулинов увеличивается при гиперлипопротеидемиях. Это наблюдается при атеросклерозе, диабете, гипотиреозе и нефротическом синдроме.

Уровень гамма-глобулинов повышен (гипергаммаглобулинемия) при усилении иммунных процессов. Это обусловлено повышенной продукцией иммуноглобулинов классов G, А, М, D, Е и наблюдается при острых и хронических вирусных, бактериальных, паразитарных инфекциях, заболеваниях соединительной ткани (коллагенозах), злокачественных заболеваниях крови, некоторых опухолях. Значительная гипергаммаглобулинемия характерна для хронических активных гепатитов, циррозов печени.

При некоторых заболеваниях (миеломная болезнь, заболевания крови, злокачественные новообразования) появляются особые патологические белки – парапротеины – иммуноглобулины, лишенные свойств антител. В этих случаях также наблюдается гипергаммаглобулинемия.

Уменьшение гамма-глобулинов отмечается при заболеваниях и состояниях, связанных с истощением и угнетением иммунной системы (хронические воспалительные процессы, аллергия, злокачественные заболевания в терминальной стадии, длительная терапия стероидными гормонами, СПИД).

4.2. Показатели липидного (жирового) обмена

Расстройства жирового обмена выявляются определением показателей липидного спектра крови.

Кровь для исследования берется из вены, обязательно натощак – через 12–14 ч после приема пищи. Если пренебречь этим правилом, результаты исследования будут искажены, так как через 1–4 ч после еды наступает алиментарная гиперлипемия – повышенное содержание липидов в плазме крови.

Липиды – это группа низкомолекулярных веществ, нерастворимых в воде, хорошо растворимых в эфире и некоторых других жидкостях. Липиды находятся в плазме крови в основном в виде липопротеидов (ЛП). Последние по многим свойствам близки к белкам.

Различают три основных класса липидов:

• холестерин (ХС);

• триглицериды (ТГ);

• фосфолипиды.

Наибольшее клиническое значение имеет определение холестерина. Результаты исследования в крови холестерина, триглицеридов и липопротеидов рассматривают в комплексе.

Холестерин по химическому строению является вторичным одноатомным циклическим спиртом. Он – незаменимый компонент всех клеток, входит в состав клеточной мембраны.

Содержание холестерина в плазме крови у здоровых людей колеблется от 3,9 до 6,5 ммоль/л. У мужчин содержание холестерина выше, чем у женщин. Уровень холестерина у здоровых людей может колебаться в зависимости от возраста (табл. 4), физической нагрузки, умственного напряжения и даже времени года.

Таблица 4. Пределы колебаний липидов в плазме крови в норме

Повышенное содержание холестерина (гиперхолестеринемия) обычно свидетельствует о наличии атеросклероза или угрозе его развития. Надо иметь в виду, что атеросклероз и его клинические проявления (ишемическая болезнь сердца, поражение периферических сосудов) могут развиваться и при нормальном или же умеренно повышенном уровне холестерина.

Гиперхолестеринемию наблюдают при сахарном диабете, гипотиреозе (снижении функции щитовидной железы), заболеваниях почек, протекающих с отечным синдромом, беременности, некоторых заболеваниях печени.

Гипохолестеринемия – низкое содержание холестерина в плазме крови – возникает при тиреотоксикозе (повышении функции щитовидной железы), резком исхудании, острых инфекциях, туберкулезе, остром воспалении поджелудочной железы (панкреатите).

К развитию ишемической болезни сердца, атеросклероза приводит не только гиперхолестеринемия. Большое значение имеет коэффициент атерогенности (КА), представляющий собой отношение атерогенных и антиатерогенных липопротеидов.

Попадая в кровь, холестерин связывается с особыми белками и транспортируется кровью в связанном состоянии. Такие комплексы (белок-переносчик и холестерин) называются липопротеидами. В зависимости от их плотности (размеров частиц) выделяют липопротеиды:

• низкой плотности (ЛПНП);

• очень низкой плотности (ЛПОНП);

• промежуточной плотности (ЛППП);

• высокой плотности (ЛПВП).

Липопротеиды низкой, а также очень низкой плотности оседают на сосудистой стенке и формируют атеросклеротические бляшки, что является причиной развития стенокардии, инфаркта или инсульта. Поэтому такие липопротеиды относят к так называемым «плохим» частицам.

И напротив, липопротеиды высокой плотности (ЛПВП) способствуют выведению частиц холестерина из сосудистой стенки и тем самым препятствуют развитию атеросклероза («хорошие» частицы).

Содержание холестерина ЛПНП повышено при генетических нарушениях липидного обмена (семейной гиперхолестеринемии), выраженном атеросклерозе, сниженной функции щитовидной железы, некоторых заболеваниях печени.

Нередко такое состояние наблюдается при лечении половыми гормонами.

Количество ЛПВП может увеличиваться при патологии печени (хроническом гепатите, циррозе, алкоголизме и других хронических интоксикациях).

У больных сахарным диабетом с хронической почечной недостаточностью и выраженным атеросклерозом концентрация холестерина ЛПВП, напротив, снижена.

Коэффициент атерогенности рассчитывается по формуле:

КА = (ОХ – ЛПВП) / ЛПВП,

где ОХ – общий холестерин, представляющий сумму значений ЛПНП и ЛПОНП. В норме величина КА составляет 3–3,5. При КА около 4 существует умеренный риск развития атеросклероза, если КА больше 4 – высокий.

4.3. Билирубин сыворотки крови

Билирубин образуется в клетках ретикулоэндотелиальной системы (которые имеются в костном мозге, печени и селезенке) при распаде гемоглобина.

Содержание билирубина в крови в норме составляет 8,5-20,5 мкмоль/л. Желтушное окрашивание кожи появляется при повышении уровня билирубина более 34 мкмоль/л.

Различают прямой и непрямой билирубин. На долю непрямого билирубина приходится 75–80 % общего билирубина. Разделение билирубина на фракции основано на том, что он дает цветную реакцию со специальным реактивом (диазореактивом) сразу при прибавлении реактива к сыворотке (прямая реакция) или через длительный промежуток времени (непрямая реакция).

Билирубин, образовавшийся в клетках ретикулоэндотелиальной системы, поступает в кровеносное русло. Он связан с белком и дает непрямую реакцию с диазореактивом – непрямой билирубин.

В печени билирубин образует растворимые соединения, легко проникает в желчные пути и через почечный барьер. Он дает прямую реакцию с диазореактивом – прямой билирубин.

Повышение уровня билирубина в крови (гипербилирубинемия) происходит в результате:

• повышения интенсивности гемолиза, то есть распада эритроцитов;

• поражения паренхимы (ткани) печени;

• нарушения оттока желчи из печени, желчных путей в кишечник.

Увеличение интенсивности гемолиза наблюдается при гемолитических анемиях (малокровии вследствие повышенного распада эритроцитов), малярии, массивных кровоизлияниях в ткани (гемолизу подвергается излившаяся кровь), инфаркте легкого, синдроме размозжения тканей.

Паренхиматозное поражение печени возникает при острых и хронических гепатитах, циррозе, других заболеваниях печени: рак, паразитарное поражение печени (эхинококкоз), абсцесс (гнойник).

Нарушение оттока желчи – это следствие механической закупорки желчных протоков камнем или опухолью.

В соответствии с указанными причинами повышения уровня билирубина различают три вида желтух: гемолитическую, паренхиматозную, механическую. Иногда желтуха может быть смешанной по происхождению. Так, при длительном нарушении оттока желчи (механическая желтуха) нарушается и функция печеночных клеток, возникает паренхиматозная желтуха. Определение билирубина и его фракций способствует диагностике желтух.

При гемолитических желтухах в крови определяется в основном непрямой билирубин.

При паренхиматозных желтухах нарушается функция печеночных клеток, в крови появляется преимущественно прямой билирубин, но в особенно тяжелых случаях увеличивается уровень и непрямого билирубина. При вирусных гепатитах (болезни Боткина) степень гипербилирубинемии коррелирует с тяжестью заболевания.

Повышение содержания непрямого билирубина свыше 34 мкмоль/л у больных с паренхиматозной желтухой свидетельствует о тяжелом поражении печени и является плохим прогностическим признаком.

Признак механической желтухи – увеличением содержания прямого билирубина; позднее, с присоединением поражения ткани печени, увеличивается содержание непрямого билирубина. Содержание непрямого билирубина тем выше, чем тяжелее нарушение функции клеток печени.

4.4. Небелковые азотистые компоненты крови

4.4.1. Остаточный азот

В клинической практике большое значение придается определению безбелковых азотистых компонентов крови: остаточного азота и продуктов, входящих в его состав.

Остаточный азот – это азот соединений, которые остаются в крови после осаждения ее белков.

Нормальный уровень остаточного азота в крови – 14,3-28,6 ммоль/л. В состав последнего входит группа азотсодержащих соединений (мочевина, мочевая кислота, креатинин, индикан), лабораторное определение которых имеет самостоятельное значение.

Повышение остаточного азота крови (азотемия) может возникать в результате нарушения азотовыделительной функции почек, то есть вследствие почечной недостаточности.

Такое повышение остаточного азота называют ретенционным. Это наиболее частая причина азотемии, которая наблюдается при хронических воспалительных заболеваниях почек (гломерулонефрит, пиелонефрит), гидронефрозе, поликистозе, туберкулезе почек, гипертонической болезни с поражением почек, нефропатии беременных и задержке мочи какими-либо препятствиями в мочевыводящих путях (из-за камня, опухоли) и др.

Продукционная азотемия возникает при слишком большом поступлении азотсодержащих веществ в кровь вследствие интенсивного распада тканевых белков. Функция почек при этом обычно не нарушается.

Продукционная азотемия может наблюдаться при лихорадочных состояниях, распаде опухоли. Синдром раздавливания (размозжения) тканей, отравления солями ртути, дихлорэтаном и другими токсическими веществами с некротическим поражением почечной ткани сопровождается азотемией смешанного характера, то есть продукционная азотемия сочетается с ретенционной. В этих случаях возникает гиперазотемия – резкое повышение остаточного азота – в 10–20 раз по сравнению с нормой. Гиперазотемия наблюдается и при тяжелых явлениях почечной недостаточности. Начальные нарушения функции почек могут не приводить к повышению остаточного азота крови.

4.4.2. Мочевина крови

У здорового человека количество мочевины в крови колеблется от 2,5 до 8,3 ммоль/л. Уровень мочевины в крови, так же как и уровень остаточного азота, может повышаться вследствие ряда внепочечных факторов (употребление большого количества белковой пищи, воспалительные, опухолевые процессы с распадом белков и т. д.). Однако при этих состояниях избыток мочевины быстро удаляется из организма почками.

Продолжительное обнаружение мочевины крови на уровне 7 ммоль/л расценивается как проявление почечной недостаточности. Таким образом, повышение содержания мочевины более специфично для нарушений функции почек, чем повышение остаточного азота крови. Определение мочевины обязательно проводится при обследовании больного.

При тяжелой почечной недостаточности уровень мочевины в крови может достигать очень больших цифр, превышая норму в 20–30 раз. В начальных стадиях почечной недостаточности возможно повышение уровня мочевины в крови при отсутствии нарастания остаточного азота, что еще более повышает диагностическую ценность определения мочевины.

Для раннего выявления почечной недостаточности имеет значение определение так называемого мочевинного коэффициента, который представляет собой процентное отношение мочевины к остаточному азоту и в норме составляет 50–70 %. При недостаточности функции почек эта цифра резко повышается. Повышение мочевинного коэффициента иногда наступает раньше нарастания в крови не только остаточного азота, но и мочевины. Поэтому его повышение является предвестником и чрезвычайно ранним признаком декомпенсации почек.

Пониженное содержание мочевины крови может иметь место при печеночной недостаточности, что связано с нарушением синтеза мочевины в печени.

4.4.3. Креатинин крови

Содержание креатинина в крови – величина постоянная. Она составляет 0,044-0,1 ммоль/л у мужчин и 0,044-0,088 ммоль/л у женщин.

Креатинин, как и все другие продукты азотистого обмена (остаточный азот и мочевина), используется для изучения функции почек. Повышение содержания креатинина происходит параллельно нарастанию азотемии, но в отличие, например, от мочевины, уровень которой динамично реагирует даже на небольшие изменения функции почек, креатинин является более устойчивым показателем.

Уровень креатинина мало подвержен влиянию внепочечных факторов. Содержание остаточного азота и мочевины при малобелковой диете снижается.

Определение креатинина является обязательным методом выявления почечной недостаточности.

Содержание креатинина в крови и клубочковая фильтрация являются основными критериями диагностики почечной недостаточности и определения ее стадии.

При тяжелом нарушении функции почек содержание в крови креатинина может достигать очень высоких цифр – 0,8–0,9 ммоль/л. Уменьшение содержания креатинина в крови диагностического значения не имеет.

4.4.4. Мочевая кислота

Мочевая кислота является продуктом обмена пуриновых оснований, входящих в состав сложных белков – нуклеопротеидов.

В норме содержание в крови мочевой кислоты составляет: у мужчин 0,24-0,50 ммоль/л, у женщин 0,16-0,40 ммоль/л.

Гиперурикемия – повышенное содержание мочевой кислоты в крови – является характерным лабораторным признаком подагры, но наблюдается и при ряде других заболеваний.

Гиперурикемией сопровождаются лейкозы, В12-дефицитная анемия (малокровие, связанное с дефицитом витамина В12), иногда некоторые острые инфекции (пневмония, брюшной тиф, рожистое воспаление, туберкулез). Повышенное содержание мочевой кислоты в крови может наблюдаться при заболеваниях печени и желчевыводящих путей, тяжелой форме сахарного диабета, хронической экземе, псориазе, крапивнице, при отравлении окисью углерода, метиловым спиртом.

Гиперурикемия у больных подагрой имеет волнообразный характер. Периоды нормального содержания мочевой кислоты сменяются ее повышением в 3–4 раза по сравнению с нормой.

Для получения еще более точных сведений о нарушениях пуринового обмена необходимо в течение трех дней перед исследованием назначать больным малопуриновую диету (ограничение мясных и рыбных продуктов, особенно печени, почек, шпрот, сардин, бобовых, грибов, шпината).

Уровень мочевой кислоты не является показателем функции почек и не используется для диагностики почечной недостаточности.

4.4.5. Индикан крови

В норме содержание индикана в крови составляет 0,19-3,18 мкмоль/л. Оно увеличивается при почечной недостаточности. Диагностическая ценность показателя снижается вследствие того, что небольшое повышение уровня индикана может наблюдаться при гнилостных процессах в кишечнике. Условно принимают, что увеличение содержания индикана до 4,7 мкмоль/л может быть следствием заболеваний кишечника, а более высокие цифры обычно связаны с почечной патологией.

4.5. Ферменты сыворотки крови

Ферменты (лат. fermentare – вызывать брожение, синоним «энзимы») – специфические вещества белковой природы, вырабатываемые клетками и тканями живых организмов. Ферменты относятся к группе биокатализаторов, общим свойством которых является способность изменять скорость химических процессов, свойственных живому организму.

Ферментативный катализ лежит в основе всех проявлений жизни. Разнообразие физиологических функций (проводимость нерва, сокращение мышцы, рост, секреция и др.) обеспечивается ферментативными процессами.

Практически все метаболические реакции, протекающие в организме, являются ферментативными.

Ферментативные процессы были известны в далекой древности и использовались в хлебопечении, сыроварении, для получения спиртных напитков.

Ферменты являются белками, простыми или сложными. Молекулярный вес их колеблется в широких пределах: от нескольких тысяч до миллиона. По аминокислотному составу ферменты не отличаются от белков, не обладающих ферментативным действием. Активность ферментов обусловлена специфическим расположением аминокислот в белковой молекуле.

Факторы, влияющие на активность фермента: температура, вид субстрата (объекта воздействия фермента), рН среды, наличие активаторов и ингибиторов (ингибиторы – вещества, подавляющие активность ферментов).

Разные ферменты имеют максимальную активность при различных величинах рН. Оптимум рН обычно лежит в пределах, близких к нейтральной среде; для некоторых протеолитических ферментов (то есть ферментов, участвующих в расщеплении белков) – в сильно кислой или щелочной области.

Скорость ферментативной реакции зависит от природы фермента, который может обладать низкой или высокой активностью. При прочих равных условиях начальная скорость ферментативной реакции пропорциональна концентрации фермента. Повышение температуры, как правило, увеличивает активность фермента, но при дальнейшем повышении температуры может наступить его инактивация.

Одним из характерных и весьма важных в биологическом отношении свойств ферментов является их высокая специфичность, заключающаяся в том, что каждый фермент действует только на одно вещество или несколько сходных по своему строению веществ и не действует на другие соединения. Специфичность фермента определяется его белковым составом. Одни ферменты обладают высокой специфичностью, другие малоспецифичны.

Протеолитические ферменты, выделяющиеся в желудочно-кишечный тракт, находятся в виде так называемых проферментов (зимогенов), что исключает возможность самопереваривания тканей, вырабатывающих данные ферменты. В неактивном состоянии продуцируются и ферменты, участвующие в процессе свертывания крови.

В основе многих заболеваний лежат нарушения нормального функционирования ферментативных процессов. К настоящему времени идентифицировано около 1000 различных ферментов, из которых более 50 уже нашли применение в лабораторной диагностике.

Большинство ферментов, катализирующих химические реакции, протекающие в живом организме, находятся в клеточной среде, тем не менее на основании анализов внеклеточных жидкостей (особенно плазмы или сыворотки крови) можно сделать заключение об изменениях, происходящих внутри клеток разных органов и тканей.

Повышенное или пониженное содержание ферментов – чрезвычайно тонкий и чувствительный показатель состояния организма.

Изменения активности ферментов в биологических жидкостях может быть обусловлено рядом причин.

Повышение активности может быть результатом ускорения процессов синтеза фермента (например, щелочной фосфатазы при рахите, гепатите), некроза клеток (например, креатинфосфокиназы, аспартатаминотрансферазы при инфаркте миокарда), понижения выведения (например, щелочной фосфатазы при закупорке желчевыводящих путей), повышения проницаемости клеточных мембран (например, аланин– и аспартатаминотрансфераз при вирусном гепатите).

Понижение ферментативной активности вызывается уменьшением числа клеток, секретирующих фермент, недостаточностью синтеза, увеличением выведения фермента, торможением его активности ингибитором.

Основной принцип диагностики – выбор оптимального спектра ферментов, изменение активности которых характерно для патологии определенных органов или тканей. Определение ряда сывороточных ферментов помогает в диагностике заболеваний печени, желчевыводящих путей, поджелудочной железы, скелетной мускулатуры. Использование ферментных тестов при инфаркте миокарда особенно необходимо в тех случаях, когда затруднена интерпретация электрокардиограммы. Исследование ферментов помогает диагностировать некоторые заболевания крови, злокачественные новообразования (опухоли).

Для интерпретации результатов, полученных при исследовании, важно знать нормальные величины активности изучаемого фермента. Кроме того, иногда необходимо учитывать возраст и пол, характер питания, интенсивность физической нагрузки.

Сывороточные ферменты могут значительно менять свою активность под влиянием препаратов, ряда веществ (например, алкоголя).

Активность ферментов выражается в моль/ (с x л); мкмоль/(с x л); нмоль/(с x л).

Международная единица (МЕ) – мкмоль/ (мин x л) соответствует 16,67 нмоль/(с x л). В последнее время вводится единица каталитической активности: нкатал/л = нмоль/(с x л).

Лаборатория, производящая исследование, обязательно должна указывать пределы колебаний нормальных величин активности фермента, поскольку его определение может осуществляться различными методами.

4.6. Неорганические вещества

Неорганические вещества в плазме и сыворотке крови (калий, натрий, кальций, фосфор, магний, железо, хлор и др.), определяют физикохимические свойства крови.

Количество неорганических веществ в плазме – около 1 %. В тканях организма они находятся в основном в форме комплексов с углеводами, органическими кислотами, белками.

Изучение обмена неорганических веществ имеет большое значение для клинической диагностики (табл. 5).

Таблица 5. Неорганические вещества

5. Газы крови

5.1. Кислород

Важнейшая функция крови – дыхательная. Поглощенный в легких кислород переносится кровью к органам и тканям, а углекислый газ транспортируется в обратном направлении. Основная роль в переносе дыхательных газов принадлежит гемоглобину, содержащемуся в эритроцитах крови.

Гемоглобин относится к классу сложных белков – хромопротеинов. Он состоит из небелковой части, относящейся к железопорфиринам, – гема и белковой части – глобина. Гемоглобин выполняет функцию переносчика кислорода благодаря наличию в молекуле гема двухвалентного железа. Железо гемоглобина, присоединяя молекулу кислорода, не окисляется, то есть не переходит из двух– в трехвалентное состояние, а образует обратимую связь, которая сравнительно легко разрушается при соответствующих изменениях концентрации кислорода в среде.

Гемоглобин (НЬ), присоединивший кислород, становится оксигемоглобином (НЬO2). Реакцию связывания кислорода гемоглобином называют оксигенацией, обратный процесс – дезоксигенацией. Не связанный с кислородом гемоглобин называется дезоксигемоглобином.

В условиях организма 1 г гемоглобина способен связать 1,34 мл кислорода. Если известно содержание гемоглобина крови, можно рассчитать кислородную емкость крови – максимальное количество кислорода, которое может связать гемоглобин при его полном насыщении О2.

При содержании 150 г/л количество кислорода в 1 л крови составит 1,34 х 150 = 201 мл; в 100 мл крови – 20,1 мл или 20,1 об.% (объемных %).

Процентное отношение количества О2, реально связанного с гемоглобином, к кислородной емкости крови называется насыщением (saturation – сатурация) гемоглобина кислородом (SO2 или HBO2).

Другими словами, SO2 – это отношение оксигемоглобина к общему количеству гемоглобина крови.

В норме насыщение артериальной крови кислородом (SO2 или HBO2) – 96–98 %.

Небольшое «недонасыщение» (2–4 %) объясняется некоторой неравномерностью легочной вентиляции, незначительной примесью венозной крови, которые есть и у здоровых людей.

Насыщение гемоглобина кислородом зависит от напряжения О2 в крови (в соответствии с физическим законом действующих масс). Графически эту зависимость отражает кривая диссоциации оксигемоглобина, имеющая S-образную форму.

Нормальное напряжение кислорода в крови артерий (РаO2) колеблется в пределах 95-100 мм рт. ст. С возрастом газовый состав крови претерпевает некоторые изменения. Напряжение О2 в артериальной крови здоровых молодых людей в среднем составляет 95-100 мм рт. ст.; к 40 годам оно снижается примерно до 80 мм рт. ст., а к 70 годам – до 70 мм рт. ст. Эти изменения связаны с тем, что с возрастом увеличивается неравномерность функционирования различных участков легких.

Таким образом, степень оксигенации крови может быть охарактеризована двумя показателями: напряжением кислорода (РаO2) и насыщением крови кислородом (SO2 или НВО2).

Снижение этих показателей в артериальной крови (венозная кровь для исследования газового состава непригодна) называется артериальной гипоксемией. Умеренная гипоксемия характеризуется прежде всего снижением РаO2, величина SO2 (НВO2) более устойчива.

5.2. Двуокись углерода (углекислый газ)

Двуокись углерода – это конечный продукт обменно-окислительных процессов в клетках и тканях организма – переносится кровью к легким и удаляется через них во внешнюю среду (99,5 % СО2 покидает организм через легкие и только незначительная часть выделяется почками).

Двуокись углерода может переноситься как в физически растворенном виде, так и в составе обратимых химических соединений. Химические реакции связывания СО2 сложнее и многообразнее, чем реакции присоединения кислорода. Это обусловлено тем, что механизмы, отвечающие за перенос углекислого газа, должны обеспечивать и постоянство кислотноосновного состояния крови.

Двуокись углерода находится в крови в следующих формах:

• в связи с аминогруппами гемоглобина – 15 %;

• в виде угольной кислоты (Н2СО3) – незначительное количество;

• в растворенном виде в плазме – 5 %;

• в растворенном виде в плазме – 5 %;

• в виде бикарбонат-ионов (НСО3), обеспечивающих постоянство активной реакции крови (рН), – более 80 %.

В нормальных условиях в артериальной крови напряжение СО2 (РаСО2) – 40 мм рт. ст. (с колебаниями от 35 до 45 мм рт. ст.). Повышение РаСО2 называется артериальной гиперкапнией, а снижение – артериальной гипокапнией.

Нарушения газового состава крови выявляются при большинстве заболеваний легких. По показателям газового состава артериальной крови можно судить о функции легких в целом.

Идеальным объектом изучения газового состава крови является артериальная кровь, которая получена пункцией локтевой или бедренной артерии. Газовый состав венозной крови не может быть использован как показатель функции аппарата внешнего дыхания, так как содержание в ней О2 и СО2 зависит еще и от уровня обмена веществ и скорости кровотока в тканях.

Забор крови и ее доставка к аппарату должны осуществляться без доступа воздуха (в шприце, закрытом капилляре, сосуде под вазелиновым маслом). Шприц и иглу для пункции необходимо промыть гепарином.

Необходимость получения крови из артерии исключает возможность повторных исследований на протяжении короткого периода времени, поэтому широкое распространение получило исследование малых порций капиллярной крови, полученных из кончика пальца или мочки уха.

Еще Холденом было показано, что если держать руку человека в течение 20 мин в водяной бане с температурой воды 38 °C, то в этих условиях газовый состав крови из подкожной вены руки станет идентичным газовому составу артериальной крови. Еще более близок к артериальной газовый состав капиллярной крови.

Используемая в настоящее время измерительная аппаратура предусматривает исследование минимальных порций крови (0,1 мл), которые можно получить из кончика разогретого пальца или мочки уха, предварительно добившись того, чтобы кровоток в ней был максимален (растирание).

Для определения газового состава крови могут быть использованы различные методы.

В настоящее время наиболее широко распространенным и доступным способом изучения оксигенации крови являются оксиметрические методы. Они основаны на различии оптических свойств (спектров поглощения) гемоглобина и оксигемоглобина.

Алый цвет артериальной крови обусловлен тем, что оксигемоглобин достаточно интенсивно поглощает коротковолновые лучи, соответствующие синей части спектра, но пропускает большую часть длинноволновых («красных») лучей. Дезоксигемоглобин более интенсивно поглощает длинноволновые лучи и менее интенсивно – коротковолновые. В связи с этим венозная кровь выглядит темнее и имеет красный цвет с синеватым оттенком.

Чтобы определить насыщение крови кислородом (SO2 или НЬO2), используют спектрофотометры – приборы, в которых свет при помощи призмы или дифракционной решетки разлагается в спектр. Затем из спектра выделяется узкая полоса лучей с определенной длиной волны (монохроматический свет) и пропускается через исследуемый раствор (порцию крови).

Поглощение света зависит от оптических свойств крови. Для определения соотношения между интенсивностью падающего и прошедшего через раствор света используется фотоэлемент.

Напряжение кислорода и углекислого газа крови можно измерить с помощью специальных электродов.

Для определения напряжения кислорода применяется полярографический метод. Он предусматривает использование двух электродов: измеряющего, изготовленного из благородных (не окисляющихся) металлов (платины или золота), и референтного. Электроды отделены от крови мембраной, проницаемой для газов, и включены в замкнутую цепь, где создается небольшое напряжение. Молекулы кислорода, диффундирующие через мембрану, восстанавливаются на поверхности измеряющего электрода.

В результате возникает электрический ток, величина которого пропорциональна напряжению О2 в крови.

Электрод для определения напряжения углекислого газа представляет собой рН-метр, в котором измеряющий и референтный электроды окружены раствором бикарбонатного буфера и отделены от крови тонкой мембраной, проницаемой для газов и непроницаемой для ионов НСО3-.

Углекислый газ диффундирует из крови через мембрану, вследствие чего меняется рН бикарбонатного буфера. Чем выше напряжение углекислого газа крови, тем большее количество молекул СО2 проникает через мембрану. Изменения рН электролитного раствора регистрируются амперметром.

6. Кислотно-основное состояние крови

Активная реакция крови – это очень важная гомеостатическая константа организма, которая обеспечивает течение окислительновосстановительных процессов и деятельность ферментов, интенсивность, а также направление всех видов обмена.

Кислотность или щелочность раствора зависит от содержания в нем свободных ионов водорода [H+]. Количественно активная реакция крови характеризуется водородным показателем – рН (power hydrogen – «сила водорода»).

Водородный показатель – отрицательный десятичный логарифм концентрации водородных ионов, то есть рН = – lg [H+].

Символ рН и шкалу рН (от 0 до 14) ввел в 1908 г. Серенсен. Если рН равно 7,0 (нейтральная реакция среды), то содержание ионов Н+ равно 107 моль/л. Кислая реакция раствора имеет рН от 0 до 7; щелочная – от 7 до 14. Кислота рассматривается как донор ионов водорода, основание – как их акцептор, то есть вещество, которое может связывать ионы водорода.

Постоянство кислотно-основного состояния (КОС) поддерживается с помощью как физикохимических (буферных систем), так и физиологических механизмамов компенсации (легкие, почки, печень, другие органы).

Буферными системами называют растворы, обладающие свойствами достаточно стойко сохранять постоянство концентрации водородных ионов как при добавлении кислот или щелочей, так и при разведении.

Буферная система – это смесь слабой кислоты с солью данной кислоты, образованной сильным основанием.

Примером может служить сопряженная кислотно-основная пара карбонатной буферной системы: Н2СО3 и №НСO3.

В крови существует несколько буферных систем:

1) бикарбонатная (смесь Н2СО3 и НСО3-);

2) система «гемоглобин – оксигемоглобин» (оксигемоглобин имеет свойства слабой кислоты, а дезоксигемоглобин – слабого основания);

3) белковая (то есть обусловленная способностью белков ионизироваться);

4) фосфатная система («дифосфат – монофосфат»).

Самой мощной является бикарбонатная буферная система – она включает 53 % всей буферной емкости крови, а остальные системы составляют соответственно 35, 7 и 5 %.

Особое значение гемоглобинового буфера заключается в том, что кислотность гемоглобина зависит от его оксигенации, то есть газообмен кислорода потенцирует буферный эффект системы.

Очень высокую буферную емкость плазмы крови можно проиллюстрировать на следующем примере. Если 1 мл децинормальной соляной кислоты добавить к 1 л нейтрального физиологического раствора, который не является буфером, то его рН упадет с 7 до 2. Если такое же количество соляной кислоты добавить к 1 л плазмы, то рН снизится всего с 7,4 до 7,2.

Роль почек в поддержания постоянства кислотно-основного состояния заключается в связывании или выведении ионов водорода и возвращении в кровь ионов натрия и бикарбоната.

Механизмы регуляции КОС почками тесно связаны с водно-солевым обменом. Метаболическая почечная компенсация развивается гораздо медленнее дыхательной компенсации – в течение 6-12 ч.

Постоянство кислотно-основного состояния поддерживается также деятельностью печени. Большинство органических кислот в печени окисляется, а промежуточные и конечные продукты либо не имеют кислого характера, либо представляют собой летучие кислоты (углекислота), быстро удаляющиеся легкими. Молочная кислота в печени преобразуется в гликоген (животный крахмал). Большое значение имеет способность печени удалять неорганические кислоты вместе с желчью.

Выделение кислого желудочного сока и щелочных соков (панкреатического и кишечного) также имеет значение в регуляции КОС.

Огромная роль в поддержании постоянства КОС принадлежит дыханию. Через легкие в виде углекислоты выделяется 95 % образующихся в организме кислых валентностей. За сутки человек выделяет около 15 000 ммоль углекислоты, следовательно, из крови исчезает примерно такое же количество ионов водорода (Н2СО3 = СО2↑ + Н2О). Для сравнения: почки ежедневно экскретируют 40–60 ммоль Н+ в виде нелетучих кислот.

Количество выделяемой двуокиси углерода определяется ее концентрацией в воздухе альвеол и объемом вентиляции. Недостаточная вентиляция приводит к повышению парциального давления СО2 в альвеолярном воздухе (альвеолярная гиперкапния) и соответственно к увеличению напряжения углекислого газа в артериальной крови (артериальная гиперкапния). При гипервентиляции происходят обратные изменения – развивается альвеолярная и артериальная гипокапния.

Таким образом, напряжение углекислого газа в крови, с одной стороны, характеризует эффективность газообмена и деятельность аппарата внешнего дыхания, с другой – является важнейшим показателем кислотно-основного состояния, его дыхательным компонентом.

Респираторные сдвиги КОС самым непосредственным образом участвуют в регуляции дыхания. Легочный механизм компенсации является чрезвычайно быстрым (коррекция изменений рН осуществляется через 1–3 мин), очень чувствительным. При повышении РаСО2 с 40 до 60 мм рт. ст. минутный объем дыхания возрастает от 7 до 65 л/мин. Но при большом повышении РаСО2 или длительном существовании гиперкапнии наступает угнетение дыхательного центра с понижением его чувствительности к СО2.

При ряде патологических состояний регуляторные механизмы КОС (буферные системы крови, дыхательная, выделительная системы) не могут поддерживать рН на постоянном уровне. Развиваются нарушения КОС и в зависимости от того, в какую сторону происходит сдвиг рН, выделяют ацидоз и алкалоз.

В зависимости от причины, вызвавшей смещение рН, выделяют дыхательные (респираторные) и метаболические (обменные) нарушения КОС: дыхательный ацидоз, дыхательный алкалоз, метаболический ацидоз, метаболический алкалоз.

Системы регуляции КОС стремятся ликвидировать возникшие изменения, при этом респираторные нарушения нивелируются механизмами метаболической компенсации, метаболические нарушения компенсируются изменениями вентиляции легких.

6.1. Показатели кислотно-основного состояния

Кислотно-основное состояние крови оценивают комплексом показателей.

Величина рН – это основной показатель КОС.

У здорового человека рН артериальной крови – 7,4 (7,35-7,45), то есть кровь имеет слабо щелочную реакцию. Снижение величины рН означает сдвиг в кислую сторону – ацидоз (рН < 7,35), увеличение рН – сдвиг в щелочную сторону – алкалоз (рН > 7,45).

Размах колебаний рН кажется небольшим из-за применения логарифмической шкалы. Однако разница в единицу рН означает десятикратное изменение концентрации водородных ионов. Сдвиги рН более чем на 0,4 (рН менее 7 и более 7,8) считаются несовместимыми с жизнью.

Колебания рН в пределах 7,35-7,45 относятся к зоне полной компенсации. Изменения рН вне пределов этой зоны трактуются следующим образом:

• субкомпенсированный ацидоз (показатель рН 7,25-7,35);

• декомпенсированнй ацидоз (рН < 7,25);

• субкомпенсированный алкалоз (рН 7,45-7,55);

• декомпенсированный алкалоз (рН > 7,55).

РаСО2 (РСО2) – напряжение углекислого газа в артериальной крови. В норме оно равно 40 мм рт. ст. с колебаниями от 35 до 45 мм рт. ст. Повышение или снижение РаСО2 является признаком респираторных нарушений. Альвеолярная гипервентиляция сопровождается снижением РаСО2 (артериальной гипокапнией) и респираторным алкалозом, альвеолярная гиповентиляция – повышением РаСО2 (артериальной гиперкапнией) и респираторным ацидозом.

Буферные основания (Buffer Base, BB) – это общее количество всех анионов крови. Поскольку общее количество буферных оснований (в отличие от стандартных и истинных бикарбонатов) не зависит от напряжения СО2, по величине ВВ судят о метаболических нарушениях КОС. В норме содержание буферных оснований составляет 48,0 ± 2,0 ммоль/л.

Избыток или дефицит буферных оснований (Base Excess, BE) – отклонение концентрации буферных оснований от нормального уровня. В норме показатель ВЕ равен нулю, допустимые пределы колебаний ± 2,3 ммоль/л. При повышении содержания буферных оснований величина ВЕ становится положительной (избыток оснований), при снижении – отрицательной (дефицит оснований). Величина ВЕ является наиболее информативным показателем метаболических нарушений КОС благодаря знаку (+ или —) перед числовым выражением. Дефицит оснований, выходящий за пределы колебаний нормы, свидетельствует о наличии метаболического ацидоза, а избыток – о наличии метаболического алкалоза.

Стандартные бикарбонаты (SB) – концентрация бикарбонатов в крови при стандартных условиях (рН = 7,4; РаСО2 = 40 мм рт. ст.; SО2 = 100 %; t = 37 °C;).

Истинные (актуальные) бикарбонаты (АВ) – концентрация бикарбонатов в крови при соответствующих условиях в кровеносном русле. Стандартные и истинные бикарбонаты характеризуют бикарбонатную буферную систему крови.

В норме значения SB и АВ совпадают и составляют 24,0 ± 2,0 ммоль/л. Количество стандартных и истинных бикарбонатов уменьшается при метаболическом ацидозе, увеличивается при метаболическом алкалозе.

6.2. Нарушения кислотно-основного состояния

Метаболический – обменный – ацидоз развивается при накоплении в крови нелетучих кислот. Он наблюдается при гипоксии тканей, нарушениях микроциркуляции, кетоацидозе при сахарном диабете, почечной и печеночной недостаточности, шоке и других патологических состояниях.

Наблюдается уменьшение величины рН, снижение содержания буферных оснований, стандартных и истинных бикарбонатов. Величина ВЕ имеет знак (-), что свидетельствует о дефиците буферных оснований.

К метаболическому (обменному) алкалозу могут приводить тяжелые нарушения обмена электролитов, потеря кислого желудочного содержимого (например, при неукротимой рвоте), чрезмерное потребление с пищей щелочных веществ. Увеличивается значение рН (сдвиг в сторону алкалоза) – повышается концентрация ВВ, SB, АВ. Величина ВЕ имеет знак (+) – избыток буферных оснований.

Дыхательные нарушения кислотно-основного состояния вызваны неадекватной вентиляцией.

Респираторный (дыхательный) алкалоз возникает в результате произвольной и непроизвольной гипервентиляции. У здоровых людей может наблюдаться в условиях высокогорья, при беге на длинные дистанции, при эмоциональном возбуждении. Одышка легочного или сердечного больного, когда нет условий для задержки СО2 в альвеолах, искусственная вентиляция легких могут сопровождаться респираторным алкалозом.

Он протекает с повышением рН, снижением РаСО2, компенсаторным уменьшением концентрации бикарбонатов, буферных оснований, нарастанием дефицита буферных оснований.

При респираторном алкалозе и выраженной гипокапнии (РаСО2 < 20–25 мм рт. ст.) могут наступить потеря сознания и судороги. Особенно неблагоприятны гипокапния и респираторный алкалоз в условиях недостатка кислорода (гипоксии). Устойчивость организма к гипоксии при этом резко падает. С этими нарушениями обычно связывают летные происшествия.

Респираторный (то есть дыхательный) ацидоз развивается на фоне гиповентиляции, которая может быть следствием угнетения дыхательного центра. При тяжелой дыхательной недостаточности, связанной с патологией легких, возникает респираторный ацидоз. Величина рН при этом смещена в сторону ацидоза, напряжение СО2 в крови повышено.

При значительном (более 70 мм рт. ст.) и достаточно быстром повышении РаСО2 (например, при астматическом статусе) может развиться гиперкапническая кома. Сначала появляются головная боль, крупный тремор рук, потливость, затем психическое возбуждение (эйфория) или сонливость, спутанность сознания, артериальная и венозная гипертензия. Далее появляются судороги, потеря сознания.

Гиперкапния и респираторный ацидоз могут быть следствием пребывания человека в атмосфере с повышенным содержанием углекислого газа.

При хронически развивающемся дыхательном ацидозе наряду с повышением РаСО2 и снижением рН наблюдается компенсаторное увеличение бикарбонатов и буферных оснований. Величина ВЕ, как правило, имеет знак (+) – избыток буферных оснований.

При хронических болезнях легких может возникнуть и метаболический ацидоз. Его развитие связывают с активным воспалительным процессом в легких, гипоксемией и недостаточностью кровообращения. Метаболический и респираторный ацидоз нередко сочетаются, в результате чего возникает смешанный ацидоз.

Первичные сдвиги КОС не всегда можно отличить от компенсаторных вторичных. Как правило первичные нарушения показателей КОС выражены больше, чем компенсаторные, именно первые определяют направление сдвига рН.

Правильная оценка первичных и компенсаторных сдвигов КОС – обязательное условие адекватной коррекции этих нарушений. Чтобы избежать ошибок в трактовке КОС, необходимо наряду с оценкой всех его компонентов учитывать РаО2 и клиническую картину заболевания.

Показатель рН крови определяют электрометрическим способом с помощью стеклянного электрода, чувствительного к ионам водорода.

Для определения напряжения углекислого газа в крови используется эквилибрационная методика Аструпа или электрод Северингхауса. Значения, характеризующие метаболические компоненты КОС, рассчитывают с помощью номограммы.

Исследуется артериальная кровь или артериализированная капиллярная кровь из кончика прогретого пальца. Требуемый объем крови не превышает 0,1–0,2 мл.

В настоящее время выпускаются приборы, определяющие рН, напряжение СО2 и О2 крови; расчеты производятся микрокомпьютером, входящим в состав прибора.

7. Электрокардиография

7.1. Основы электрокардиографии

7.1.1. Что такое ЭКГ?

Электрокардиография – самый распространенный метод инструментального обследования. Ее проводят, как правило, сразу же после получения результатов анализа крови и мочи.

Этот метод пользуется среди врачей заслуженным уважением благодаря своей информативности, простоте, доступности и безопасности, а также невысокой себестоимости. При этом электрокардиография с успехом применяется не только в кардиологии, но и в других областях медицины – например, для обследования пациентов с заболеваниями эндокринной системы, печени и желчевыводящих путей, патологией легких, почек, также системы кровообращения.

Установлено, что сердце человека вырабатывает небольшое количество электричества. Электрическая активность сердца является результатом циклического передвижения ионов в клетках и межклеточной жидкости миокарда. С увеличением или уменьшением разности электрических зарядов (электрических потенциалов) изменяется величина электрического тока в цепи.

Разность потенциалов, характерная для электрической активности сердца, весьма мала и измеряется в милливольтах. Эта величина векторная, то есть определяется численным значением и направлением в пространстве, что позволяет регистрировать ее с помощью электрокардиографа.

Термин «электрокардиография» состоит из трех частей, каждая из которых имеет свое значение:

• «электро» – определяются электрические потенциалы;

• «кардио» – исследуется сердце;

• «графия» – ведется запись.

Электрокардиография – метод графической регистрации разности потенциалов электрического поля сердца с помощью особого прибора – электрокардиографа.

Он состоит из:

• усилителя, улавливающего токи чрезвычайно малого напряжения;

• гальванометра, измеряющего величину напряжения;

• системы питания;

• записывающего устройства;

• электродов и проводов, соединяющих пациента с аппаратом.

Результат обследования – электрокардиограмма (ЭКГ). Это графическая запись в виде кривой, отражающая электрическую активность сердца.

7.1.2. Немного теории

Мышца сердца состоит из нескольких видов клеток.

Это миокардиоциты (клетки сократительного миокарда), а также соединительнотканные клетки соединительнотканного каркаса, клетки проводящей системы сердца, передающие возбуждение.

Совокупность кардиальных клеток обладает набором специфических свойств, к основным из которых относят автоматизм, проводимость, возбудимость и сократимость.

Автоматизм – способность сердца вырабатывать электрические импульсы при отсутствии внешних раздражителей. Возникновение импульсов связано с прохождением ионов, прежде всего калия и натрия, через клеточную мембрану.

Этой функцией обладают:

• синусовый узел (узел Кейса-Фляка), расположенный в верхней части правого предсердия (центр автоматизма первого порядка) и вырабатывающий 60–80 электрических импульсов за 1 мин;

• участки в предсердиях, зона перехода атриовентрикулярного узла (Ашоффа-Товара) в пучок Гиса (центр автоматизма второго порядка), генерирующие 40–60 импульсов за 1 мин;

• нижняя часть пучка Гиса, его ветви и волокна Пуркинье (центр автоматизма третьего порядка), обладающие низкой активностью (25–45 импульсов за 1 мин).

Благодаря своей проводимости миокард проводит импульсы от места их возникновения к другим отделам сердечной мышцы.

Этим свойством обладают волокна специализированной проводящей системы сердца и, в меньшей степени, сократительный миокард.

Волна возбуждения, которое генерируется в клетках синусного узла, распространяется по трем специализированным путям (трактам Бахмана, Венкебаха и Торреля) к атриовентрикулярному узлу и по межпредсердному пучку Бахмана. Зародившись в синусовом узле, импульс возбуждения передается по проводящей системе предсердий и возбуждает их, а затем при движении по проводящей системе желудочков возбуждает межжелудочковую перегородку, верхушку и основание сердца. Процесс возбуждения в миокарде завершается восстановлением исходного состояния миокардиоцитов.

Функция возбудимости подразумевает возбуждение сердца под влиянием импульсов. Соответствующим свойством обладают клетки как проводящей системы сердца, так и сократительного миокарда.

Возбуждение сердечной мышцы сопровождается возникновением электрического тока, который регистрируется кардиографом в виде кардиограммы.

Сократимость – способность сердечной мышцы сокращаться под влиянием импульсов и работать подобно насосу. Этим свойством в основном обладает сократительный миокард.

Итак, у сердца четыре функции, и любые нарушения каждой из них могут быть выявлены на ЭКГ.

Например, признаки снижения проводимости – различные блокады (атриовентрикулярная, синоатриальная, блокада ножек пучка Гиса), а нарушение функции автоматизма проявляется в виде аритмий (экстрасистолия, мерцание и трепетание предсердий, желудочковая тахикардия, брадикардия).

В нормальных условиях биоэлектрические процессы, регистрируемые электрокардиографом, протекают следующим образом.

Исходное состояние. Внутри клетки больше ионов калия, а натрий находится во внеклеточном пространстве, поэтому поверхность клеточной мембраны имеет положительный заряд снаружи и отрицательный внутри.

Период возбуждения, Из-за спонтанного возбуждения синусового узла клеточная мембрана становится проницаемой для ионов натрия, которые устремляются внутрь клетки. В итоге меняется заряд мембраны (происходит деполяризация). Теперь уже внутренняя поверхность клеточной мембраны заряжена положительно.

Окончание возбуждения и период покоя. Окончание возбуждения сопровождается двумя противоположными явлениями – проницаемость мембраны уменьшается для натрия и, наоборот, возрастает для калия, который устремляется во внеклеточную жидкость. В состоянии покоя срабатывает «калиево-натриевый насос» и калий возвращается в клетку.

Чтобы понять, как формируются элементы ЭКГ, нужно знать, как происходит возбуждение в сердечной мышце.

Возникая в синусовом узле, возбуждение через предсердия достигает атриовентрикулярного узла и распространяется дальше – на ствол пучка Гиса. Последний состоит из двух ножек, причем левая представлена передней и задней ветвями. В результате изнутри (от эндокарда) кнаружи (к перикарду) возбуждаются желудочки сердца. Возбуждением последовательно охватываются левая половина межжелудочковой перегородки и миокарды сначала правого, а затем левого желудочка.

Процесс угасания возбуждения идет в обратном направлении – от наружной поверхности сердца в направлении эндокарда.

7.1.3. Показания к проведению электрокардиографии

При медицинском обследовании электрокардиография должна быть обязательно назначена пациентам старше 40 лет.

ЭКГ нужна также в случае лечения:

• сердечно-сосудистой системы;

• органов дыхания;

• печени и почек;

• центральной нервной системы.

• острых заболеваний органов брюшной полости;

• инфекционных болезней.

Кроме того, ЭКГ делают:

• при необходимости оказать неотложную терапевтическую помощь;

• перед хирургическим вмешательством и после него (в первый день после сложных операций);

• беременным;

• проходящим освидетельствование на профессиональную пригодность и МСЭК.

7.1.4. Методика записи ЭКГ

Исследование проводится в теплом помещении, пациент должен быть спокоен и ровно дышать. Сеанс длится около 10 мин и не требует специальной подготовки больного.

В каждом отведении записывают от трех до пяти сердечных циклов (комплексов PQRST).

Отведением называется запись разности потенциалов электрического поля сердца с двух точек поверхности тела.

Скорость записи ЭКГ составляет обычно 25 или 50 мм/с.

Для стандартизации зубцов ЭКГ в начале каждой записи регистрируется контрольный милливольт, амплитуда которого составляет 10 мм/мВ.

Регистрация осуществляется в 12 отведениях, к которым относятся:

• три стандартных (двухполюсных) отведения;

• три усиленных стандартных (однополюсных) отведения от конечностей;

• шесть однополюсных грудных отведений.

При использовании двухполюсного отведения к электрокардиографу подключают по два электрода. При использовании однополюсного отведения один электрод (активный) помещается на выбранную точку тела, второй является объединенным.

Если активный электрод расположен на конечности, отведение называют однополюсным, усиленным от конечности. Помещение электрода на грудь – это однополюсное грудное отведение.

При регистрации стандартных отведений Эйнтховена (I, II и III) электроды накладывают на конечности следующим образом: на правую руку – электрод с красным проводом, на левую – с желтым, на левую ногу – с зеленым, на правую – с черным (заземление).

Запись осуществляется поочередно. Сначала записывают ЭКГ в стандартных отведениях (I, II, III), затем – в усиленных отведениях от конечностей (aVR, aVL и aVF) и грудных отведениях V1-V6).

Для записи отведения I подключают электроды правой и левой рук, отведения II – электроды правой руки и левой ноги, а отведения III – электроды левой руки и левой ноги. При регистрации усиленных отведений от конечности активный электрод располагают на правой руке (aVR), левой руке (aVL) или на левой ноге (aVF).

Для записи грудных отведений (по Вильсону) активный электрод помещают на грудной клетке.

Схема расположения электродов на груди представлена на рис. 3.

Рис. 3. Расположение электродов при регистрации передних грудных отведений: V1 – у правого края грудины в межреберье IV; V2 – у левого края грудины в межреберье IV; V3 – по левой окологрудинной линии между межреберьями IV и V; V4 – по среднеключичной линии в межреберье V; V5 – по передней подмышечной линии в межреберье V; V6 – по средней подмышечной линии в межреберье V

Иногда нужна регистрация дополнительных отведений (не входящих в стандартный набор. К ним относятся:

1. Дополнительные отведения по Вильсону для снятия потенциалов с задней стенки левого желудочка – электроды (нумерация соответственная) располагают по аналогии с грудными отведениями, продолжая в левую подмышечную область и заднюю поверхность левой половины грудной клетки.

2. Дополнительные отведения – по Небу. Три электрода образуют приблизительно равносторонний треугольник, все стороны которого соответствуют трем областям – задней стенке сердца, передней стенке, участку, прилегающему к перегородке.

7.1.5. Возможности электрокардиографии

Анализ электрокардиограммы позволяет определить:

• сердечный ритм (то есть оценить, насколько он соответствует норме);

• частоту сердечных сокращений;

• электрическую ось и позицию сердца.

Могут быть выявлены:

• ишемия миокарда;

• некротические поражения и ишемические повреждения;

• различные нарушения внутрисердечной проводимости;

• электролитные нарушения (калия, кальция, магния и т. д.).

ЭКГ нужна для оценки эффективности проводимой терапии. Можно наблюдать, как восстанавливается сердечная мышца, и своевременно распознать побочное действие на организм различных медикаментов. Электрокардиография используется в качестве скринингового метода при профилактических осмотрах, с ее помощью можно выявить патологию сердцаприразличныхзаболеваниях(например, поражениях эндокринной, дыхательной, нервной систем). Кроме того, по ЭКГ оценивают результаты нагрузочных проб.

7.1.6. Параметры ЭКГ

Зубцы и волны ЭКГ характеризуют величину, направление и локализацию потенциалов сердца.

Взгляните на рис. 4. Прежде чем анализировать электрокардиограмму, необходимо усвоить несколько основных понятий:

• сегмент – отрезок между зубцами ЭКГ;

• интервал – отрезок, состоящий из сегмента и прилегающего зубца;

• изоэлектрическая линия (изолиния) – горизонтальные участки сегментов, отражающие отсутствие разности потенциалов на поверхности тела;

• положительные зубцы и волны – направлены вершиной вверх от изолинии;

• отрицательные зубцы и волны – направлены вершиной вниз от изолинии.

Рис. 4. Параметры ЭКГ

Зубцы на ЭКГ имеют буквенные обозначения: Р, Q, R, S, Т, U. Величина и направление зубцов зависят от вектора потенциалов правых и левых отделов сердца. Зубец Р отображает работу предсердий, комплекс QRS – систолу желудочков, а сегмент ST и зубец Т – процесс реполяризации миокарда.

Зубцы Q и S на кардиограмме всегда отрицательные, а зубцы R, напротив, – только положительные. Зубцы Р, Т и U могут быть положительными и отрицательными, одно– и двухфазными.

Выделяют сегменты Р-Q, S-T, Т-Р.

Соответственно различают интервалы:

• Р-Q (состоит из сегмента Р-Q и зубца Р);

• Q-T (от начала зубца Q до конца зубца Т);

• S-T (сегмент S-T и зубец Т).

Амплитуда зубцов измеряется в миллиметрах (по вертикали), продолжительность элементов ЭКГ – в секундах и долях секунды.

Бумага, на которой записывается кардиограмма, расчерчена: каждая маленькая клеточка, расположенная между соседними вертикальными линиями (расстояние 1 мм), при скорости движения ленты 50 мм/с соответствует 0,02 с.

Каждые пять маленьких квадратиков объединены в большой (он выделен более толстой линией).

Такой квадрат отображает период времени, равный 0,1 с.

7.1.7. Нормальная ЭКГ

Электрокардиограммы совершенно здоровых людей могут значительно отличаться друг от друга. Форма кривой зависит от ряда факторов, в том числе возраста, массы тела, регулярности занятий спортом. Вместе с тем нормальная ЭКГ (рис. 5) всегда отличается определенным набором волн, зубцов, сегментов и интервалов, отражающих последовательность возбуждения сердечной мышцы.

Рис. 5. ЭКГ здорового человека

На кардиограмме здорового человека зубец Р имеет овальную форму. Его продолжительность – 0,08-0,11 с, амплитуда – 2–2,5 мм.

Данный зубец отражает период охвата возбуждением предсердий. Положительный зубец подтверждает наличие синусового (то есть нормального) ритма, а регистрация отрицательного зубца свидетельствует о миграции водителя ритма или о декстрапозиции сердца.

Увеличение амплитуды зубца Р наблюдается при учащении ЧСС, повышении тонуса симпатического отдела вегетативной нервной системы, гипертрофии правого предсердия.

Расширение (0,12 с) и двугорбость этого зубца – признак гипертрофии левого предсердия.

Интервал Р-Q соответствует времени распространения возбуждения от предсердий к желудочкам. Нормальная продолжительность – 0,12-0,2 с.

Удлинение Р-Q (более 0,2 с) указывает на замедление атриовентрикулярной проводимости, но может и не указывать на патологию (у спортсменов, а также при лечении гликозидами).

Уменьшение интервала на ЭКГ – это признак синдрома Вольфа – Паркинсона – Уайта (WPW).

Комплекс QRS отражает время распространения возбуждения по желудочкам.

Отрицательный зубец Q имеет продолжительность не более 0,03 с и глубину 1–3 мм.

Расширение и/или углубление этого зубца может свидетельствовать об инфаркте миокарда. Амплитуда зубца в стандартных отведениях обычно не превышает 20 мм, а в грудных – 25 мм.

Величина зубца R нарастает с отведения V1 по V4, а затем снижается в отведениях V5 и V6. Зубец S, напротив, постепенно уменьшается от V1 до V4. В отведениях V5 и V6 он имеет малую амплитуду или отсутствует совсем.

Грудное отведение, где наблюдается равенство зубцов R и S, именуется переходной зоной (обычно V3 или V4).

Общая продолжительность комплекса QRS составляет 0,07-0,11 с.

Расширение комплекса QRS объясняется замедлением внутрижелудочковой проводимости и свидетельствует о гипертрофии желудочков, а также блокаде ножек предсердножелудочкового пучка и других нарушениях.

Сегмент S-T соответствует периоду равномерного охвата желудочков возбуждением. Длительность может значительно изменяться и зависит от частоты ритма.

Важно, чтобы этот сегмент находился на уровне изолинии. Смещение от изолинии вверх или вниз более чем на 2–3 мм может наблюдаться при гипертрофии миокарда, инфаркте миокарда, сердечной недостаточности, блокаде ножек пучка Гиса.

Зубец Т имеет округлую форму и отражает процесс угасания (реполяризации) возбуждения в желудочках. Высота зубца составляет от 2 до 10 мм, его длительность не имеет существенного значения.

Появление на ЭКГ глубоких или высоких остроконечных зубцов Т – признак патологии.

Зубец и регистрируется в редких случаях после зубца Т. Появление связывают с запаздыванием реполяризации отдельных участков миокарда.

Интервал Q-Т – электрическая систола сердца. Соответствует периоду возбуждения желудочков. Его продолжительность в среднем составляет от 0,24 до 0,55 с.

Длительность данного интервала возрастает у больных ИБС и гипертонической болезнью, при ряде нарушений электролитного баланса и в других случаях.

Итак, несложная процедура записи ЭКГ и последующий анализ элементов графика позволяют врачу существенно улучшить свое представление о состоянии работы сердечной мышцы пациента, а также значительно сузить рамки диагностического поиска. В итоге это приводит к своевременному и более точному распознаванию болезней и адекватному лечению.

При полном анализе ЭКГ определяется положение электрической оси сердца. Электрической осью сердца называется среднее суммарное положение вектора сердца за полный цикл сокращения. Чаще всего встречается направление оси вниз и влево (нормальные значения – от -30 до +90°).

Направление электрической оси определить визуально по величине и направлению основных зубцов комплекса QRS в стандартных отведениях I и III или с помощью определения угла α (угол между электрической осью сердца и осью стандартного отведения I). Определение электрической оси сердца дает представление о положении сердца в грудной клетке и об электрических свойствах его отделов. Выявляемые на ЭКГ отклонения электрической оси могут указывать на наличие патологических изменений, таких как гипертрофия миокарда, блокады ножек пучка Гиса, тромбоэмболия легочной артерии.

7.1.8. Анализ ЭКГ

Следует помнить о том, что кардиограмма – дополнительный метод исследования и сама по себе лишь в единичных случаях может позволить точно определить состояние больного. Прежде чем расшифровывать ЭКГ, врачу необходимо ознакомиться с течением заболевания, диагнозом и проводимой терапией, а также учесть возраст, вес, телосложение и пол больного, величину артериального давления.

На основании анализа ЭКГ делают заключение. В нем обычно пишут об основных параметрах, определяющих состояние сердца.

К ним относятся:

• характер ритма (синусовый, аритмичный, брадикардия, тахикардия и т. д.);

• положение электрической оси сердца;

• состояние миокарда (инфаркт, диффузные изменения);

• наличие гипертрофии предсердий и/или желудочков;

• состояние коронарного кровотока;

• наличие нарушений автоматизма, возбудимости и проводимости миокарда.

ЭКГ позволяет точно определить, какой участок сердца поражен при инфаркте миокарда. Это возможно благодаря тому, что каждое записанное отведение отражает состояние конкретного отдела сердца.

Например, стандартные отведения ЭКГ позволяют судить о патологических изменениях в левом желудочке сердца (при этом отведение I соответствует передней стенке, отведение III – задней).

Усиленные стандартные отведения отражают соответственно состояние правой боковой стенки (aVR), левой переднебоковой (aVL) и задненижней стенки (aVF) левого желудочка сердца.

Об изменениях в предсердиях чаще всего судят по стандартному отведению II и грудным отведениям V1 и V2.

Грудные отведения дают представления о состоянии правого предсердия и правого желудочка (V1 и V2), межжелудочковой перегородки (V3), верхушки сердца (V4), переднебоковой (V5) и боковой (V6) стенок левого желудочка.

Анализ кардиограммы начинают с определения ритма сердца и его частоты. У здорового человека на ЭКГ регистрируется синусовый ритм, то есть электрические импульсы образуются пейсмекерными клетками синусового узла с определенной последовательностью и частотой.

Признаки наличия такого ритма на кардиограмме – это наличие положительного зубца Р перед каждым комплексом QRS и одинаковые (равномерные) интервалы Р-Р и R-R.

О возможных нарушениях ритма, выявляемых с помощью ЭКГ, будет рассказано в книге несколько позже.

Следующим этапом является расчет частоты сердечных сокращений (ЧСС), который проводят либо с помощью кардиологической линейки, либо по таблице, либо путем деления 60 на длительность интервала R-R (в секундах).

Затем определяют электрическая ось сердца. Возможны нормальное положение электрической оси и ее отклонения влево или вправо.

При нормальном положении зубец R имеет максимальную амплитуду в стандартном отведении II, то есть RII > RI > RIII (R в данном случае – амплитуда зубца для соответствующего отведения).

В случае отклонения электрической оси сердца влево (например, при гипертрофии левого желудочка) высота зубца R максимальна в стандартном отведении I, а также минимальна в отведении III (RI > RII > RIII).

При этом SIII > RIII.

Отклонение электрической оси сердца вправо (например, при гипертрофии правого желудочка) проявляется в следующих соотношениях: RIII > RII > RI и SI > RI.

На следующем этапе анализируются патологические изменения кардиограммы.

Существуют и определенные совокупности специфических признаков (изменений), именуемые синдромами. Диагностика определенных синдромов позволяет сформировать соответствующее медицинское заключение.

Отмечу, что перечислению электрокардиографических симптомов и синдромов посвящены многочисленные, а в ряде случаев и многотомные атласы и руководства для врачей.

В данной книге рассмотрены только наиболее часто встречающиеся и самые значимые из них.

7.2. Самые распространенные и наиболее важные ЭКГ-синдромы

7.2.1. Гипертрофия миокарда

Причина возникновения гипертрофии, как правило, – избыточная нагрузка на сердце либо сопротивлением (артериальная гипертензия), либо объемом (хроническая почечная и/или сердечная недостаточность). Усиленная работа сердца ведет к повышению обменных процессов в миокарде и в дальнейшем сопровождается увеличением числа мышечных волокон. Биоэлектрическая активность гипертрофированного отдела сердца возрастает, что находит свое отражение на электрокардиограмме.

7.2.1.1. Гипертрофия левого предсердия

Характерным признаком гипертрофии левого предсердия является увеличение ширины зубца Р (более 0,12 с). Второй признак – изменение формы зубца Р (два горба с преобладанием второй вершины) (рис. 6).

Рис. 6. ЭКГ при гипертрофии левого предсердия

Гипертрофия левого предсердия является типичным симптомом стеноза митрального клапана и поэтому зубец Р при этом заболевании называют Р-mitrale. Подобные изменения наблюдаются в отведениях I, II, aVL, V5, V6.

7.2.1.2. Гипертрофия правого предсердия

При гипертрофии правого предсердия изменения также касаются зубца Р, который приобретает заостренную форму и увеличивается по амплитуде (рис. 7).

Рис. 7. ЭКГ при гипертрофии правого предсердия (P-pulmonale), правого желудочка (S-тип)

Гипертрофия правого предсердия наблюдается при дефекте межпредсердной перегородки, гипертензии малого круга кровообращениия.

Чаще всего такой зубец Р выявляется при заболеваниях легких, он нередко называется Р-pulmonale.

Гипертрофия правого предсердия – признак изменения зубца Р в отведениях II, III, aVF, V1, V2.

7.2.1.3. Гипертрофия левого желудочка

Желудочки сердца лучше адаптированы к нагрузкам, и на ранних этапах их гипертрофия может не проявляться на ЭКГ, но по мере развития патологии становятся видны характерные признаки.

При гипертрофии желудочков на ЭКГ значительно больше изменений, чем при гипертрофии предсердий.

Основными признаками гипертрофии левого желудочка являются (рис. 8):

• отклонение электрической оси сердца влево (левограмма);

• смещение переходной зоны вправо (в отведениях V2 или V3);

• зубец R в отведениях V5, V6 высокий и больше по амплитуде, чем RV4;

• глубокий S в отведениях V1, V2;

• расширенный комплекс QRS в отведениях V5, V6 (до 0,1 с и более);

• смещение сегмента S-T ниже изоэлектрической линии выпуклостью вверх;

• отрицательный зубец Т в отведениях I, II, aVL, V5, V6.

Рис. 8. ЭКГ при гипертрофии левого желудочка

Гипертрофия левого желудочка зачастую наблюдается при артериальной гипертензии, акромегалии, феохромоцитоме, а также недостаточности митрального и аортального клапанов, врожденных пороках сердца.

7.2.1.4. Гипертрофия правого желудочка

Признаки гипертрофии правого желудочка появляются на ЭКГ в запущенных случаях. Диагностика на ранней стадии гипертрофии крайне сложна.

Признаки гипертрофии (рис. 9):

• отклонение электрической оси сердца вправо (правограмма);

• глубокий зубец S в отведении V1 и высокий зубец R в отведениях III, aVF, V1,V2;

• высота зубца RV6 меньше, чем в норме;

• расширенный комплекс QRS в отведениях V1, V2 (до 0,1 с и более);

• глубокий зубец S в отведении V5, а также V6;

• смещение сегмента S-Т ниже изолинии выпуклостью вверх в правых III, aVF, V1 и V2;

• полные или неполные блокады правой ножки пучка Гиса;

• смещение переходной зоны влево.

Рис. 9. ЭКГ при гипертрофии правого желудочка

Гипертрофия правого желудочка чаще всего связана с повышением давления в малом круге кровообращения при заболеваниях легких, стенозе митрального клапана, пристеночном тромбозе и стенозе легочной артерии и врожденных пороках сердца.

7.2.2. Нарушения ритма

Слабость, одышка, учащенное сердцебиение, частое и затрудненное дыхание, перебои в работе сердца, ощущение удушья, обморочные состояния или эпизоды потери сознания могут являться проявлениями нарушения ритма сердца вследствие сердечно-сосудистых заболеваний. Подтвердить их наличие, а главное определить их тип, помогает ЭКГ.

Следует помнить, что автоматизм – это уникальное свойство клеток проводящей системы сердца, а наибольшим автоматизмом обладает синусовый узел, который управляет ритмом.

Нарушения ритма (аритмии) диагностируются в тех случаях, когда на ЭКГ отсутствует синусовый ритм.

Признаки нормального синусового ритма:

• частота зубцов Р – в пределах от 60 до 90 (в 1 мин);

• одинаковая продолжительность интервалов Р-Р;

• положительный зубец Р во всех отведениях, кроме aVR.

Нарушения ритма сердца весьма многообразны. Все аритмии делят на номотопные (изменения развиваются в самом синусовом узле) и гетеротопные. В последнем случае возбуждающие импульсы возникают вне синусового узла, то есть в предсердиях, атриовентрикулярном соединении и желудочках (в ветвях пучка Гиса).

К номотопным аритмиям относят синусовую бради– и тахикардию и нерегулярный синусовый ритм. К гетеротопным – мерцание и трепетание предсердий и другие нарушения. Если возникновение аритмии связано с нарушением функции возбудимости, то такие нарушения ритма подразделяют на экстрасистолию и пароксизмальные тахикардии.

Учитывая все многообразие разновидностей аритмий, которые могут быть выявлены на ЭКГ, автор, дабы не утомлять читателя тонкостями медицинской науки, позволил себе лишь определить основные понятия и рассмотреть наиболее значимые нарушения ритма и проводимости.

7.2.2.1. Синусовая тахикардия

Учащение генерации импульсов в синусовом узле (более 100 импульсов в 1 мин).

На ЭКГ проявляется наличием обычного зубца Р и укорочением интервала R-R.

7.2.2.2. Синусовая брадикардия

Частота генерации импульсов в синусовом узле не превышает 60.

На ЭКГ проявляется наличием обычного зубца Р и удлинением интервала R-R.

Нужно отметить, что при частоте сокращений менее 30 брадикардия не синусовая.

Как в случае тахикардии, так и при брадикардии больного лечат от заболевания, вызвавшего нарушение ритма.

7.2.2.3. Нерегулярный синусовый ритм

Импульсы нерегулярно генерируются в синусовом узле. На ЭКГ видны нормальные зубцы и интервалы, но длительность интервалов R-R отличается не менее чем на 0,1 с.

Данный вид аритмии может встречаться у здоровых людей и в лечении не нуждается.

7.2.2.4. Идиовентрикулярный ритм

Гетеротопная аритмия, при которой водителем ритма являются либо ножки пучка Гиса, либо волокна Пуркинье.

Крайне тяжелая патология.

Редкий ритм на ЭКГ (то есть 30–40 ударов за минуту), зубец Р отсутствует, комплексы QRS деформированы и расширены (длительность 0,12 с и более).

Встречается только при тяжелой патологии сердца. Больной с таким нарушением нуждается в неотложной помощи и подлежит немедленной госпитализации в кардиологическую реанимацию.

7.2.2.5. Экстрасистолия

Внеочередное сокращение сердца, вызванное одиночным эктопическим импульсом. Практическое значение имеет деление экстрасистол на наджелудочковые и желудочковые.

Наджелудочковая (ее называют также предсердной) экстрасистола регистрируется на ЭКГ, если очаг, вызывающий внеочередное возбуждение (сокращение) сердца, находится в предсердиях.

Желудочковая экстрасистола фиксируется на кардиограмме при формировании эктопического очага в одном из желудочков.

Экстрасистолия может быть редкой, частой (более 10 % сокращений сердца в 1 мин), парной (бигемения) и групповой (более трех подряд).

Перечислим ЭКГ-признаки предсердной экстрасистолы:

• измененный по форме и по амплитуде зубец Р;

• укорочен интервал Р-Q;

• преждевременно регистрируемый комплекс QRS не отличается по форме от нормального (синусового) комплекса;

• интервал R-R, который следует за экстрасистолой, длиннее обычного, однако короче двух нормальных интервалов (неполная компенсаторная пауза).

Предсердные экстрасистолы чаще встречаются у пожилых людей на фоне кардиосклероза и ишемической болезни сердца, но могут наблюдаться и у практически здоровых людей, например, если человек сильно волнуется или переживает стресс.

Если экстрасистола замечена у практически здорового человека, то лечение состоит в назначении валокордина, корвалола и обеспечении полного покоя.

При регистрации экстрасистолы у больного требуется также лечение основного заболевания и прием антиаритмических препаратов из группы изоптина.

Признаки желудочковой экстрасистолы:

• зубец Р отсутствует;

• внеочередной комплекс QRS значительно расширен (более 0,12 с) и деформирован;

• полная компенсаторная пауза.

Желудочковая экстрасистолия всегда свидетельствует о поражении сердца (ИБС, миокардит, эндокардит, инфаркт, атеросклероз).

При желудочковой экстрасистолии с частотой 3–5 сокращений в 1 мин обязательно проводится антиаритмическая терапия.

Чаще всего внутривенно вводится лидокаин, но возможно применение и других препаратов. Лечение проводится при тщательном ЭКГ-контроле.

7.2.2.6. Пароксизмальная тахикардия

Внезапный приступ сверхчастых сокращений, длящийся от нескольких секунд до нескольких дней. Гетеротопный водитель ритма находится либо в желудочках, либо суправентрикулярно.

При наджелудочковой тахикардии (в этом случае импульсы формируются в предсердиях или атриовентрикулярном узле) на ЭКГ регистрируется правильный ритм с частотой от 180 до 220 сокращений в 1 мин.

Комплексы QRS не изменены и не расширены.

При желудочковой форме пароксизмальной тахикардии зубцы Р могут менять свое место на ЭКГ, комплексы QRS деформированы и расширены.

Суправентрикулярная тахикардия встречается при синдроме Вольфа – Паркинсона– Уайта, реже при остром инфаркте миокарда.

Желудочковая форма пароксизмальной тахикардии выявляется у больных инфарктом миокарда, при ИБС, нарушениях электролитного обмена.

7.2.2.7. Мерцательная аритмия (фибрилляция предсердий)

Разновидность наджелудочковых аритмий, вызванная несинхронной, некоординированной электрической активностью предсердий с последующим ухудшением их сократительной функции. Поток импульсов не проводится на желудочки целиком, и они сокращаются нерегулярно.

Такая аритмия относится к числу наиболее частых нарушений ритма сердца.

Она встречается более чем у 6 % пациентов старше 60 лет и у 1 % больных моложе этого возраста.

Признаки фибрилляции предсердий:

• интервалы R-R различны (аритмия);

• зубцы Р отсутствуют;

• регистрируются волны мерцания F (особенно отчетливо они видны в отведениях II, III, V1, V2);

• электрическая альтернация (разная амплитуда зубцов Я в одном отведении).

Мерцательная аритмия бывает при митральном стенозе, тиреотоксикозе и кардиосклерозе, а также нередко при инфаркте миокарда. Медицинская помощь заключается в восстановлении синусового ритма. Применяют новокаинамид, препараты калия и другие антиаритмические средства.

7.2.2.8. Трепетание предсердий

Наблюдается значительно реже, чем мерцательная аритмия.

При трепетании предсердий отсутствуют нормальные возбуждение и сокращение предсердий и наблюдаются возбуждение и сокращение отдельных волокон предсердий.

7.2.2.9. Фибрилляция желудочков

Опаснейшее и тяжелейшее нарушение ритма, которое быстро приводит к остановке кровообращения. Встречается при инфаркте миокарда, а также в терминальных стадиях различных сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов, находящихся в состоянии клинической смерти. При фибрилляции желудочков необходимы срочные реанимационные меры.

Признаки фибрилляции желудочков:

• отсутствие всех зубцов желудочкового комплекса;

• регистрация волн фибрилляции во всех отведениях с частотой 450–600 волн в 1 мин.

7.2.3. Нарушения проводимости

Изменения на кардиограмме, возникающие в случае нарушения проведения импульса в виде замедления или полного прекращения передачи возбуждения, называют блокадами. Блокады классифицируются в зависимости от уровня, на котором возникло нарушение.

Выделяют синоатриальную, предсердную, предсердно-желудочковую и внутрижелудочковую блокады. Каждая из этих групп дополнительно подразделяется. Так, например, бывают синоатриальные блокады I, II и III степени, блокады правой и левой ножек пучка Гиса. Существует и более подробное деление (блокада передней ветви левой ножки пучка Гиса, неполная блокада правой ножки пучка Гиса). Среди нарушений проводимости, регистрируемых с помощью ЭКГ, наибольшее практическое значение имеют следующие блокады:

• синоатриальная III степени;

• атриовентрикулярная I, II и III степеней;

• блокады правой и левой ножек пучка Гиса.

7.2.3.1. Синоатриальная блокада III степени

Нарушение проводимости, при котором блокируется проведение возбуждения от синусового узла к предсердиям. На будто бы нормальной ЭКГ вдруг выпадает (блокируется) очередное сокращение, то есть весь комплекс P-QRS-T (или сразу 2–3 комплекса). На их месте регистрируется изолиния. Патология наблюдается у страдающих ИБС, инфарктом, кардиосклерозом, при применении ряда препаратов (например, бета-блокаторов). Лечение заключается в терапии основного заболевания и использовании атропина, изадрина и подобных средств).

7.2.3.2. Атриовентрикулярная блокада

Нарушение проведения возбуждения от синусового узла через атриовентрикулярное соединение.

Замедление атриовентрикулярной проводимости – это атриовентрикулярная блокада I степени. Проявляется на ЭКГ в виде удлинения интервала Р-Q (больше 0,2 с) при нормальной ЧСС.

Атриовентрикулярная блокада II степени – неполная блокада, при которой не все импульсы, идущие от синусового узла, достигают миокарда желудочков.

На ЭКГ выделяют два следующих типа блокады: первый – Мобитц-1 (Самойлова– Венкебаха) и второй – Мобитц-2.

Признаки блокады типа Мобитц-1:

• постоянно удлиняющийся интервал Р

• вследствие первого признака на каком-то этапе после зубца Р пропадает комплекс QRS.

Признак блокады типа Мобитц-2 – это периодическое выпадение комплекса QRS на фоне удлиненного интервала Р-Q.

Атриовентрикулярная блокада III степени – состояние, при котором ни один импульс, поступающий из синусового узла, не проводится на желудочки. На ЭКГ регистрируются два вида ритма, не связанные между собой, работа желудочков (комплексы QRS) и предсердий (зубцы Р) не координируется.

Блокада III степени часто встречается при кардиосклерозе, инфаркте миокарда, неправильном применении сердечных гликозидов. Наличие у больного такого вида блокады является показанием для его срочной госпитализации в кардиологический стационар. Для лечения используют атропин, эфедрин и, в ряде случаев, преднизолон.

7.2.З.З. Блокады ножек пучка Гиса

У здорового человека электрический импульс, зародившийся в синусовом узле, проходя по ножкам пучка Гиса, одновременно возбуждает оба желудочка.

При блокаде правой или левой ножек пучка Гиса меняется путь импульса и поэтому возбуждение соответствующего желудочка запаздывает.

Возможно также возникновение неполных блокад и так называемых блокад передней и задней ветвей ножки пучка Гиса.

Признаки полной блокады правой ножки пучка Гиса (рис. 10):

• деформированный и расширенный (более 0,12 с) комплекс QRS;

• отрицательный зубец Т в отведениях V1 и V2;

• смещение сегмента S-Т от изолинии;

• расширение и расщепление QRS в отведениях V1 и V2 в виде RsR.

Рис. 10. ЭКГ при полной блокаде правой ножки пучка Гиса

Признаки полной блокады левой ножки пучка Гиса:

• комплекс QRS деформирован и расширен (более 0,12 с);

• смещение сегмента S-T от изолинии;

• отрицательный зубец Т в отведениях V5 и V6;

• расширение и расщепление комплекса QRS в отведениях V5 и V6 в виде RR;

• деформация и расширение QRS в отведениях V1 и V2 в виде rS.

Эти виды блокад встречаются при травмах сердца, остром инфаркте миокарда, атеросклеротическом и миокардитическом кардиосклерозах, при неправильном применении ряда медикаментов (сердечных гликозидов, новокаинамида).

В специальной терапии пациенты с внутрижелудочковой блокадой не нуждаются. Они госпитализируются для лечения заболевания, вызвавшего блокаду.

7.2.4. Синдром Вольфа-Паркинсона-Уайта

Впервые такой синдром (WPW) был описан вышеупомянутыми авторами в 1930 г. как форма наджелудочковой тахикардии, которая наблюдается у молодых здоровых людей («функциональная блокада ножек пучка Гиса»).

В настоящее время установлено, что в организме иногда помимо нормального пути проведения импульса от синусового узла к желудочкам имеются добавочные пучки (Кента, Джеймса и Махайма). По этим путям возбуждение достигает желудочков сердца быстрее.

Выделяют несколько типов синдрома WPW. Если возбуждение раньше поступает в левый желудочек, то на ЭКГ регистрируется синдром WPW типа А. При типе В возбуждение раньше поступает в правый желудочек.

Признаки синдрома WPW типа А:

• укороченный (менее 0,11 с) интервал Р-Q;

• комплекс QRS расширен (более 0,12 с) и деформирован;

• дельта-волна на комплексе QRS положительная в правых грудных отведениях и отрицательная – в левых (результат преждевременного возбуждения части желудочка);

• направленность основных зубцов в грудных отведениях примерно та же, что при блокаде левой ножки пучка Гиса.

Признаки синдрома WPW типа В:

• укороченный (менее 0,11 с) интервал Р-Q;

• комплекс QRS расширен (более 0,12 с) и деформирован;

• отрицательная дельта-волна для правых грудных отведений, положительная – для левых;

• направленность основных зубцов в грудных отведениях примерно та же, что при блокаде правой ножки пучка Гиса.

Возможна регистрация резко укороченного интервала Р-Q при недеформированном комплексе QRS и отсутствии дельта-волны (синдром Лауна-Ганонга-Левина).

Дополнительные пучки передаются по наследству. Примерно в 30–60 % случаев они себя не проявляют. У части людей возможно развитие пароксизмов тахиаритмий. В случае аритмии медицинская помощь оказывается в соответствии с общими правилами.

7.2.5. Ранняя реполяризация желудочков

Данный феномен встречается у 20 % больных с сердечно-сосудистой патологией (чаще всего встречается у больных с наджелудочковыми нарушениями сердечного ритма).

Это не заболевание, но пациенты с сердечнососудистыми болезнями, у которых наблюдается данный синдром, в 2–4 раза чаще страдают нарушениями ритма и проводимости.

К признакам ранней реполяризации желудочков (рис. 11) относятся:

• подъем сегмента ST;

• поздняя дельта-волна (зазубрина на нисходящей части зубца R);

• зубцы высокой амплитуды;

• двугорбый зубец Р нормальной продолжительности и амплитуды;

• укорочение интервалов PR и QT;

• быстрое и резкое нарастание амплитуды зубца R в грудных отведениях.

Рис. 11. ЭКГ при синдроме ранней реполяризации желудочков

7.2.6. Ишемическая болезнь сердца

При ишемической болезни сердца (ИБС) нарушено кровоснабжение миокарда. На ранних стадиях изменений на электрокардиограмме может не быть, на поздних стадиях они очень заметны.

При развитии дистрофии миокарда изменяется зубец Т и появляются признаки диффузных изменений миокарда.

К ним относятся:

• уменьшение амплитуды зубца R;

• депрессия сегмента S-Т;

• двухфазный, умеренно расширенный и плоский зубец Т практически во всех отведениях.

ИБС встречается у пациентов с миокардитами различного генеза, а также дистрофическими изменениями миокарда и атеросклеротическим кардиосклерозом.

7.2.7. Стенокардия

При развитии приступа стенокардии на ЭКГ можно выявить смещение сегмента S-Т и изменения зубца Т в тех отведениях, которые расположены над зоной с нарушением кровоснабжения (рис. 12).

Рис. 12. ЭКГ при стенокардии (во время приступа)

Причины стенокардии – гиперхолестеринемия, дислипидемия. Кроме того, спровоцировать развитие приступа могут артериальная гипертензия, сахарный диабет, психоэмоциональные перегрузки, испуг, ожирение.

В зависимости от того, в каком слое сердечной мышцы возникает ишемия, различают:

• субэндокардиальную ишемию (над ишемизированным участком смещение S-Т ниже изолинии, зубец Т положительный, большой амплитуды);

• субэпикардиальную ишемию (подъем сегмента S-Т над изолинией, Т отрицательный).

Возникновение стенокардии сопровождается появлением типичной боли за грудиной, как правило, спровоцированной физической нагрузкой. Эта боль имеет давящий характер, продолжается несколько минут и проходит после употребления нитроглицерина. Если боль длится более 30 мин и не снимается приемом нитропрепаратов, можно с большой вероятностью предполагать острые очаговые изменения.

Неотложная помощь при стенокардии заключается в купировании боли и предотвращении повторных приступов.

Назначаются анальгетики (от анальгина до промедола), нитропрепараты (нитроглицерин, сустак, нитронг, моночинкве и др.), а также валидол и димедрол, седуксен. При необходимости проводят ингаляции кислорода.

7.2.8. Инфаркт миокарда

Инфарктом миокарда называется развитие некроза сердечной мышцы в результате длительного нарушения кровообращения в ишемизированном участке миокарда.

Более чем в 90 % случаев диагноз определяют с помощью ЭКГ. К тому же кардиограмма позволяет определить и стадию инфаркта, выяснить его локализацию и разновидность.

Безусловным признаком инфаркта является появление на ЭКГ патологического зубца Q, который характеризуется избыточной шириной (более 0,03 с) и большей глубиной (треть от зубца R).

Возможны варианты QS, QrS. Наблюдаются смещение S-Т (рис. 13) и инверсия зубца Т.

Рис. 13. ЭКГ при переднебоковом инфаркте миокарда (острая стадия). Имеют место рубцовые изменения задненижних отделов левого желудочка

Иногда встречается смещение S-Т без наличия патологического зубца Q (мелкоочаговый инфаркт миокарда). Признаки инфаркта:

• патологический зубец Q в отведениях, расположенных над областью инфаркта;

• смещение дугой вверх (подъем) сегмента S-Т относительно изолинии в отведениях, расположенных над областью инфаркта;

• дискордантное смещение ниже изолинии сегмента S-Т в отведениях, противоположных области инфаркта;

• отрицательный зубец Т в отведениях, расположенных над областью инфаркта.

По мере того как развивается болезнь, меняется ЭКГ. Данная взаимосвязь объясняются стадийностью изменений при инфаркте.

Есть четыре стадии развития инфаркта миокарда:

• острейшая;

• острая;

• подострая;

• стадия рубцевания.

Острейшая стадия (рис. 14) продолжается несколько часов. В это время на ЭКГ в соответствующих отведениях резко поднимается сегмент S-Т, сливаясь с зубцом Т.

Рис. 14. Последовательность изменений ЭКГ при инфаркте миокарда: 1 – Q-инфаркт; 2 – не Q-инфаркт; А – острейшая стадия; Б – острая стадия; В – подострая стадия; Г – рубцовая стадия (постинфарктный кардиосклероз)

В острой стадии происходит формирование зоны некроза и появляется патологический зубец Q. Амплитуда R снижается, сегмент S-Т остается приподнятым, зубец Т становится отрицательным. Продолжительность острой стадии в среднем составляет около 1–2 недель.

Подострая стадия инфаркта продолжается на протяжении 1–3 месяцев и характеризуется рубцовой организацией очага некроза. На ЭКГ в это время происходит постепенное возвращение сегмента S-Т на изолинию, зубец Q уменьшается, а амплитуда R, напротив, растет.

Зубец Т остается отрицательным.

Рубцовая стадия может растянуться на несколько лет. В это время происходит организация рубцовой ткани. На ЭКГ зубец Q уменьшается или исчезает совсем, S-Т располагается на изолинии, отрицательный Т постепенно становится изоэлектрическим, а затем положительным.

Такую стадийность нередко именуют закономерной динамикой ЭКГ при инфаркте миокарда.

Инфаркт может локализоваться в любом отделе сердца, но чаще всего возникает в левом желудочке.

В зависимости от локализации различают инфаркт передней боковой и задней стенок левого желудочка. Локализацию и распространенность изменений выявляют с помощью анализа изменений ЭКГ в соответствующих отведениях (табл. 6).

Таблица 6. Локализация инфаркта миокарда

Большие трудности возникают при диагностике повторного инфаркта, когда новые изменения накладываются на уже измененную ЭКГ. Помогает динамический контроль со снятием кардиограммы через короткие промежутки времени.

Типичный инфаркт характеризуется жгучей сильной загрудинной болью, которая не проходит после приема нитроглицерина.

Встречаются и атипичные формы инфаркта:

• абдоминальная (боли в сердце и животе);

• астматическая (кардиальная боль и сердечная астма или отек легких);

• аритмическая (кардиальная боль и нарушения ритма);

• коллаптоидная (кардиальная боль и резкое падение артериального давления с обильным потовыделением);

• безболевая.

Лечение инфаркта – крайне сложная задача. Она, как правило, тем труднее, чем больше распространенность поражения. Вместе с тем, по меткому замечанию одного из русских земских врачей, иногда лечение крайне тяжелого инфаркта проходит неожиданно гладко, а порой неосложненный, простенький микроинфаркт заставляет доктора расписаться в бессилии.

Неотложная помощь состоит в купировании болей (для этого применяют наркотические и прочие анальгетики), также устранении страхов и психоэмоционального возбуждения с помощью седативных средств, уменьшении зоны инфаркта (используют гепарин), поочередной ликвидации других симптомов в зависимости от степени их опасности.

После завершения стационарного лечения больные, перенесшие инфаркт, отправляются в санаторий на реабилитацию.

Заключительный этап – длительное наблюдение в поликлинике по месту жительства.

7.2.9. Синдромы при электролитных нарушениях

Нарушения содержания электролитов в крови наблюдаются при целом ряде различных заболеваний. Более того, эти нарушения могут стать причиной патологических состояний.

Определенные изменения ЭКГ позволяют судить о динамике содержания электролитов в миокарде.

Справедливости ради следует сказать, что далеко не всегда имеется отчетливая корреляция между уровнем электролитов в крови и содержанием электролитов в миокарде.

Тем не менее выявляемые с помощью ЭКГ электролитные нарушения служат существенным подспорьем врачу в процессе диагностического поиска, а также при выборе правильного лечения.

Наиболее хорошо изучены изменения ЭКГ при нарушении обмена калия, а также кальция (рис. 15).

Рис. 15. ЭКГ-диагностика электролитных нарушений (А. С. Воробьев, 2003): 1 – норма; 2 – гипокалиемия; 3 – гиперкалиемия; 4 – гипокальциемия; 5 – гиперкальциемия

7.2.9.1. Гиперкалиемия

Признаки гиперкалиемии:

• высокий заостренный зубец Т;

• укорочение интервала Q-Т;

• снижение амплитуды Р.

При выраженной гиперкалиемии наблюдаются нарушения внутрижелудочковой проводимости.

Гиперкалиемия встречается при диабете (ацидозе), хронической почечной недостаточности, тяжелых травмах с размозжением мышечной ткани, недостаточности коры надпочечников, других заболеваниях.

7.2.9.2. Гипокалиемия

Признаки гипокалиемии:

• снижение сегмента S-Т книзу;

• отрицательные или двухфазные Т;

• появление U.

При выраженной гипокалиемии появляются предсердные и желудочковые экстрасистолы, нарушения внутрижелудочковой проводимости.

Гипокалиемия бывает при потере солей калия у больных с выраженной рвотой, поносами, после длительного приема мочегонных, стероидных гормонов, при ряде эндокринных заболеваний.

Лечение состоит в восполнении дефицита калия в организме.

7.2.9.3. Гиперкальциемия

Признаки гиперкальциемии:

• укорочение интервала Q-Т;

• укорочение сегмента S-Т;

• расширение желудочкового комплекса;

• нарушения ритма при значительном повышении кальция.

Гиперкальциемия наблюдается при гиперпаратиреозе, разрушении костей опухолями, гипервитаминозе D и избыточном введении солей калия.

7.2.9.4. Гипокальциемия

Признаки гипокальциемии:

• увеличение длительности интервала Q-Т;

• удлинение сегмента S-Т;

• снижение амплитуды Т.

Гипокальциемия встречается при снижении функции паращитовидных желез, у пациентов с хронической почечной недостаточностью, при тяжелых панкреатитах и гиповитаминозе D.

7.2.9.5. Гликозидная интоксикация

Сердечные гликозиды давно и успешно применяются при лечении сердечной недостаточности. Эти средства незаменимы. Их прием способствует снижению ЧСС (частоты сердечных сокращений), более энергичному изгнанию крови во время систолы. В результате улучшаются показатели гемодинамики и уменьшаются проявления недостаточности кровообращения.

При передозировке гликозидов появляются характерные ЭКГ-признаки (рис. 16), которые в зависимости от выраженности интоксикации требуют либо корректировки дозы, либо отмены препарата. Больные при гликозидной интоксикации могут ощущать тошноту, рвоту, перебои в работе сердца.

Рис. 16. ЭКГ при передозировке сердечных гликозидов

Признаки гликозидной интоксикации:

• снижение ЧСС;

• укорочение электрической систолы;

• снижение сегмента S-Т книзу;

• отрицательный зубец Т;

• желудочковые экстрасистолы.

Выраженная интоксикация гликозидами требует отмены препарата и назначения препаратов калия, лидокаина и бета-блокаторов.

8. Лабораторные показатели, используемые при эндокринных заболеваниях

Как правильно сдавать гормональные анализы

Для анализа крови на гормоны берется кровь из вены, обычно в области локтевого сгиба. Как правило, достаточно получение 3–5 мл крови. Так как прием пищи может оказать влияние на целый ряд гормонов, следует приходить на анализ утром после ночного голодания. В срочных и тяжелых случаях возможно взятие крови на анализ независимо от времени суток и приема пищи.

Очень важно сдавать анализы в утренние часы (с 08.00 до 09.00), так как многие гормоны имеют суточный ритм секреции.

Например, часто используемый для оценки функции щитовидной железы тиреотропный гормон имеет максимальный уровень в крови в 07.00–08.00 и в несколько раз снижается к полудню.

Поэтому анализы крови на этот гормон, взятые после 11.00, могут ввести в заблуждение врача и привести к неправильной оценке результатов исследований.

Женщины перед сдачей гормональных анализов должны помнить, что уровень гормонов, регулирующих половую функцию (эстрадиол, ЛГ, ФСГ, прогестерон, пролактин), зависят от фаз менструального цикла и их нормативы разработаны для начала (фолликулярной фазы), середины (овуляторного периода) и конца цикла (лютеиновой фазы). Поэтому, если не было специальных указаний врача, анализ крови на указанные гормоны следует сдавать на 5-7-й день от начала цикла (считая со дня начала менструации).

Необходимо иметь в виду, что секреция многих гормонов (АКТГ и кортизол, СТГ, пролактин, инсулин, катехоламины и др.) существенно изменяется при физических нагрузках и различных стрессовых состояниях (физическая и психическая травма, переохлаждение, инфекция и т. д.), поэтому накануне и в день сдачи гормональных анализов нужно избегать интенсивных физических упражнений и психоэмоциональных нагрузок. Не следует сдавать анализы при повышении температуры тела, на фоне инфекционных заболеваний (ангина, ОРЗ и др.).

Результаты гормональных тестов способен исказить прием многих лекарственных препаратов. Например, феназепама или церукала (и многих других препаратов) даже накануне сдачи анализа может привести к значительному повышению уровня в крови такого гормона, как пролактин и соответственно неправильной постановке диагноза врачом.

Желательно, чтобы все без исключения медикаменты, которые принимает больной, были отменены за 7-10 дней до взятия крови на гормоны, а если это невозможно сделать, больной должен предупредить врача о том, какие лекарства принимает.

Наконец, нужно проинформировать врача о наличии у вас сопутствующих болезней (если врач сам об этом не спросил), так как известно много заболеваний внутренних органов, которые могут привести к снижению или повышению выработки некоторых гормонов (например, хронические заболевания печени и почек, системные болезни соединительной ткани).

8.1. Сахарный диабет и другие нарушения углеводного обмена

8.1.1. Глюкоза крови

Глюкоза является важнейшим энергетическим материалом и используется во многих процессах, происходящих в организме, который через нервную и эндокринную системы тщательно «следит» за тем, чтобы концентрация этого вещества в крови поддерживалась в строгих рамках. Так, у здоровых людей содержание глюкозы в крови, полученной из пальца (капиллярная кровь) утром до завтрака, варьируется от 3,3 до 5,5 ммоль/л. Надо иметь в виду, что при биохимическом анализе определяют глюкозу в венозной крови, нормативы для которой несколько отличаются от указанных выше.

Иногда уровень глюкозы выражают в мг% (в некоторых глюкозоанализаторах и наборах тест-полосок). Пересчет из одной системы измерений в другую можно осуществить с помощью формул:

• уровень глюкозы (мг%) = уровень глюкозы (ммоль/л) х 18;

• уровень глюкозы (ммоль/л) = уровень глюкозы (мг%) / 18.

Так как глюкоза в крови – это основной источник энергии для органов и тканей в организме человека, то, когда ее уровень становится ниже нормы (это состояние называется гипогликемией), могут развиваться серьезные изменения со стороны головного мозга, вплоть до развития комы.

Чаще гипогликемии возникают у больных сахарным диабетом, которые вводят себе инсулин или принимают сахароснижающие таблетки, у нарушающих режим питания или двигательной активности: после пропусков в приеме пищи, при чрезмерной физической нагрузке, употреблении алкоголя.

Наиболее тяжелые и длительные гипогликемии наблюдаются у больных с инсулиномой – опухолью, происходящей из островковых клеток поджелудочной железы, вырабатывающих инсулин. В таких случаях уровень глюкозы крови может снижаться до 1,0 ммоль/л.

Гипогликемии могут развиваться у здоровых людей при длительном голодании, а также у больных при нарушении всасывания углеводов (при заболеваниях желудка и кишечника, демпинг-синдроме и т. д.), при хронических болезнях печени и некоторых эндокринных заболеваниях (недостаточность функции гипофиза, надпочечников, щитовидной железы).

Иногда гипогликемические состояния отмечаются у тех, кто страдает заболеваниями центральной нервной системы: распространенным атеросклерозом сосудов головного мозга, инсультами.

Повышение уровня глюкозы в крови (гипергликемия) практически всегда свидетельствует о развитии у обследуемого сахарного диабета или менее выраженных нарушений обмена углеводов.

Врач должен поставить диагноз сахарного диабета в том случае, если содержание глюкозы в цельной капиллярной (венозной) крови натощак составляет более 6,1 ммоль/л, а при случайном анализе крови – более 11,1 ммоль/л (табл. 7).

Таблица 7. Критерии диагностики сахарного диабета

В тех ситуациях, когда у больного уровень глюкозы в крови не превышает 6,1 ммоль/л, но больше верхней границы физиологической нормы (5,5 ммоль/л), врач назначает пробу с нагрузкой глюкозой, называемой глюкозотолерантным тестом.

Для получения достоверных результатов пробы необходимо соблюдать несколько простых правил.

До проведения пробы обследуемый должен питаться как обычно, то есть без специального ограничения углеводов (сластей, мучных изделий и т. д.) в своем рационе и не изменять уровень своей физической активности (то есть накануне обследования не следует заниматься интенсивными физическими упражнениями).

Во время проведения пробы запрещается курить, пить кофе. Данный тест не проводят во время инфекционного заболевания, при повышении температуры тела.

Методика пробы заключается в следующем. Утром натощак в положении сидя или лежа у обследуемого берут кровь из пальца (обычно) или из вены для определения исходного уровня глюкозы, после чего пациент выпивает стакан воды, в которой растворено 75 г глюкозы. Для детей доза принимаемой глюкозы составляет 1,75 г/кг массы тела, но не более 75 г. Второй раз кровь на анализ берут через 1 и 2 ч после приема глюкозы.

Диагноз сахарного диабета и каких-либо других нарушений углеводного обмена снимается при глюкозе крови натощак менее 6,1 ммоль/л, а после приема глюкозы – менее 7,8 ммоль/л, то есть больному говорят, что он здоров.

При выявлении других результатов выделяют три возможных варианта патологии углеводного обмена (см. табл. 7):

1) сахарный диабет;

2) нарушенная толерантность к глюкозе;

3) нарушенный уровень глюкозы крови (гликемии) натощак.

Следует подчеркнуть, что диагноз сахарного диабета обследуемому без клинических признаков этой болезни (жажда, частое мочеиспускание, похудание) не может быть поставлен на основании однократного анализа, так как обратимое или временное повышение уровня глюкозы в крови может выявляться у людей с остро протекающими инфекционными заболеваниями, на фоне травм или тяжелого стресса.

По этой причине диагноз сахарного диабета обязательно подтверждается повторными анализами крови после устранения возможных причин нарушений углеводного обмена (выздоровления от инфекционного заболевания, нормализации температуры тела и т. д.).

Лишь в случаях явных симптомов сахарного диабета, а также при высокой (14–15 ммоль/л и выше) гипергликемии с появлением кетоновых тел в крови (см. ниже) достаточно однократного определения глюкозы крови.

Глюкоза в моче может определяться количественно и качественно. Наиболее часто используются биохимический (поляриметрический) метод, также применяются специальные индикаторные полоски для экспресс-анализа.

Появление глюкозы в моче называется глюкозурией. Пока уровень глюкозы не превышает определенного предела (почечный порог глюкозы), который обычно составляет 9-10 ммоль/л, она не попадает в мочу. Следовательно, глюкоза может появляться в моче в двух случаях: при значительном увеличении сахара в крови (более 10 ммоль/л) или при снижении почечного порога глюкозы, которое наблюдается при врожденных или приобретенных нарушениях функции почек. Крайне редко эпизоды умеренной глюкозурии могут наблюдаться у здоровых людей после одномоментного злоупотребления продуктами с высоким содержанием сахара (мед, варенье, различные сласти).

У всех людей при появлении глюкозы в моче надо подозревать сахарный диабет и определять уровень глюкозы в крови. У больных сахарным диабетом этот анализ может использоваться для оценки эффективности лечения.

Глюкозурия в разных лабораториях может вычисляется в различных единицах (ммоль/л или%), для перевода из одной размерности в другую используют следующие формулы:

• глюкоза в моче (ммоль/л) = [глюкоза в моче (%): 18] х 1000;

• глюкоза в моче (%) = [глюкоза в моче (ммоль/л) х 18]: 1000.

Для более точного определения степени глюкозурии во многих лечебных учреждениях рассчитывают суточную потерю глюкозы с мочой (суточная глюкозурия) или глюкозурию в отдельных порциях мочи, выраженную в граммах.

Уменьшение суточной глюкозурии – признак эффективности лечения, и напротив, увеличение количества глюкозы, выделенной с мочой за сутки, свидетельствует о необходимости усиления терапии сахароснижающими таблетками или инсулином больного сахарным диабетом.

Вместе с тем, из-за того что глюкозурия не всегда точно отражает уровень сахара в крови (и прежде всего, из-за изменчивости почечного порога глюкозы), в настоящее время для оценки степени компенсации сахарного диабета рекомендуется использовать не показатель глюкозурии, а величину глюкозы крови, многократно определяемую самим пациентом с помощью специального портативного аппарата – глюкометра.

Гликозилированный гемоглобин (HbA). Гемоглобин, как уже описывалось выше, находится в эритроците и имеет в своем составе белковый компонент – глобин, который вступает в необратимую связь с глюкозой в крови.

Процесс образования такой связи называется гликозилированием, а «продукт», который образуется, получил название гликозилированного гемоглобина. Так как количество образуемого HbA прямо пропорционально концентрации глюкозы в крови и длительности «соприкосновения» глюкозы и эритроцитов, данный показатель отражает состояние углеводного обмена человека за последние 90-120 дней (средняя продолжительность жизни эритроцита в организме).

По сути, HbA соответствует среднему уровню глюкозы крови за три месяца, предшествующих анализу, поэтому используется врачами как один из основных показателей, отвечающих на вопрос: хорошо или нет был компенсирован сахарный диабет за последние месяцы.

Таблица 8. Лабораторные критерии компенсации сахарного диабета 1-го типа

Гликозилированный гемоглобин наряду с содержанием глюкозы крови натощак и после еды является важнейшим параметром, используемым для оценки степени компенсации углеводного обмена у больных диабетом 1-го и 2-го типов (табл. 8 и 9), поэтому анализ рекомендуется проводить всем больным сахарным диабетом каждые 3 месяца.

Содержание гликозилированного гемоглобина у практически здоровых людей составляет 4–6 % (нормальные показатели несколько варьируются при использовании различных методов определения HbA).

Уровень HbA менее 6,5–7,0 % свидетельствует о хорошей компенсации заболевания, менее 7,0–7,5 % – о субкомпенсации, а значения, превышающие указанные, – о декомпенсации сахарного диабета.

Таблица 9. Лабораторные критерии компенсации сахарного диабета 2-го типа

Фруктозамин сыворотки крови является другим типом соединений белков крови с глюкозой, механизм образования которых аналогичен таковому для HbA. Вследствие более короткого периода полужизни фруктозамина уровень данного белка характеризует состояние углеводного обмена у пациента в течение 3 недель, предшествовавших исследованию, то есть за более короткий промежуток времени по сравнению с гемоглобином. Поэтому исследование этого показателя используется в основном у беременных женщин и детей, страдающих сахарным диабетом и требующих более тщательного слежения за состоянием углеводного обмена.

У здоровых людей уровень фруктозамина в сыворотке крови составляет 2–2,8 ммоль/л.

Кетоновые тела крови и мочи (ацетоуксусная кислота и бета-оксимасляная кислота) образуются в печени из продуктов распада жиров и некоторых аминокислот – лейцина, изолейцина, валина. Появление в моче кетоновых тел в сочетании с повышением глюкозы крови почти всегда свидетельствует о том, что в организме человека имеется резко выраженный дефицит инсулина, что бывает при развитии такого заболевания, как сахарный диабет 1-го типа. Следует отметить, что появление кетоновых тел в моче больного сахарным диабетом – всегда грозный симптом, свидетельствующий о выраженных нарушениях обмена веществ и, как правило, требующий неотложного лечения. Нарастание обменных нарушений и концентрации кетоновых тел в крови и моче при сахарном диабете может привести к развитию кетоацидотической комы – одного из самых тяжелых осложнений этого заболевания.

Как правило, результат определения кетоновых тел в моче, выражается полуколичественно: (+) – слабоположительна реакция, (++) и (+++) – положительная, (++++) – резко положительная.

Повышение концентрации кетоновых тел в крови и появление их в моче характерны при быстром похудании, в том числе при лечении полным голоданием.

Наиболее частая причина кетоацидоза – грубые нарушения в лечении сахарного диабета (пропуск или заниженная доза вводимого инсулина и др.). Появление кетоновых тел в моче у больных с длительно протекающим сахарным диабетом 2-го типа указывает на истощение клеток поджелудочной железы, вырабатывающих инсулин, и обязывает доктора назначить больному инсулинотерапию.

Молочная кислота крови. Нормальный уровень молочной кислоты – 0,6–1,3 ммоль/л (5,6-12 мг%). Концентрация молочной кислоты в крови значительно возрастает при одном из острых осложнений сахарного диабета – лактацидозе, который может при определенных условиях приводить к развитию лактатацидотической диабетической комы. Этот вид комы отличается высокой смертностью и обычно развивается у больных сахарным диабетом в сочетании с тяжелыми заболеваниями сердечно-сосудистой и дыхательной систем, а также при злоупотреблении алкоголем на фоне приема некоторых сахароснижающих таблеток (метформин).

Лабораторные показатели, перечисленные выше, а также некоторые общеизвестные биохимические тесты используются для дифференциальной диагностики различных видов диабетических ком (табл. 10).

Таблица 10. Лабораторные критерии дифференциальной диагностики коматозных состояний при сахарном диабете

Иммунореактивный инсулин (ИРИ) сыворотки крови. Как известно, инсулин выполняет очень важные функции, основной из которых является регуляция обмена углеводов в организме человека.

В норме уровень ИРИ сыворотки крови составляет 3-20 мкЕд/мл (РИА).

Содержание инсулина в крови резко возрастает после приема пищи, так как основным регулятором выработки этого гормона поджелудочной железы являются углеводы (сахар, хлеб, каши и т. д.).

Секреция инсулина снижена при сахарном диабете 1-го типа, однако определение ИРИ не отражает истинной функции поджелудочной железы по выработке инсулина у таких больных, поскольку реактивы реагируют не только с «собственным» инсулином, но и с тем инсулином, который больной вводит себе в виде лекарства. У больных сахарным диабетом 2-го типа, которые получают сахароснижающие таблетки, уровень ИРИ может быть различным: в начале заболевания нормальным или умеренно повышенным и сниженным на поздних стадиях заболевания вследствие истощения функциональных резервов поджелудочной железы.

Содержание ИРИ в сыворотке крови значительно повышено, нередко до 60 и более мкЕд/мл, у лиц с инсулиномой – гормональной опухолью поджелудочной железы, вырабатывающей большие количества инсулина. Определенное диагностическое значение имеет одновременное определение в крови уровня глюкозы и иммуннореактивного инсулина и расчет отношения ИРИ (мкЕд/мл)/глюкоза (мг%).

У здоровых людей этот показатель всегда ниже 0,4, у больных с инсулиномой выше 0,4 и нередко достигает 1.

Учитывая, что выявлено более полусотни видов гипогликемических состояний, среди которых инсулинома не является наиболее частой причиной гипогликемии, для диагностики этой формы патологии применяется проба с голоданием.

Проба с голоданием проводится в течение 12–72 ч. У лиц с инсулиномой пробу часто приходится прерывать в более ранние сроки из-за развития выраженной гипогликемии. Утром натощак, а затем каждые 1–2 ч у обследуемого берут кровь для определения глюкозы, ИРИ и С-пептида. При появлении признаков гипогликемии берут внеочередную пробу крови.

У здоровых людей и лиц с гипогликемиями, не связанными с серьезными заболеваниями, содержание глюкозы в крови на фоне голодания не снижается до значений менее 2,8 ммоль/л; отмечается снижение уровня ИРИ (<4,0 мкЕд/мл), С-пептида (<5 нг/л) и соотношения ИРИ/глюкоза (<0,3). Для больных инсулиномой характерно развитие тяжелого гипогликемического состояния с уровнем глюкозы 1,65 ммоль/л и ниже, а исходно высокие уровни ИРИ и С-пептида не снижаются.

С-пептид сыворотки крови – это фрагмент молекулы проинсулина, в результате отщепления которого образуется инсулин. Инсулин и С-пептид секретируются в кровь в равных количествах. Учитывая, что лечебные препараты инсулина не содержат С-пептид, определение этого белка в сыворотке крови позволяет оценить эндокринную функцию поджелудочной железы у больных сахарным диабетом, получающих инсулин. Это в ряде случаев помогает в дифференциальной диагностике диабета 1-го и 2-го типов и иногда дает основания перейти с инсулинотерапии на лечение сахароснижающими препаратами пациентов с сахарным диабетом, которым по тем или иным причинам были неоправданно назначены препараты инсулина. Концентрация С-пептида в сыворотке крови у здоровых людей варьируется от 0,5 до 3 нг/мл.

Глюкагон плазмы крови. Глюкагон наряду с инсулином является регулятором углеводного обмена. В норме при определении радиоиммунологическим методом уровень глюкагона в плазме крови составляет 60-200 пг/мл.

Незначительное повышение содержания глюкагона наблюдается при голодании, декомпенсации сахарного диабета, хронических заболеваниях печени, тяжелом панкреатите, хронической почечной недостаточности, тяжелом стрессе (вызванном травмами, инфекциями, ожогами) и акромегалии.

Большое увеличение глюкагона в крови – признак глюкагономы, опухоли, состоящей из панкреатических альфа-клеток.

Продукция глюкагона может снижаться у пациентов, страдающих муковисцидозом, хроническим панкреатитом. Это состояние иногда наблюдается после панкреатэктомии.

В настоящее время имеются методы определения антител к островковым клеткам (АОК) поджелудочной железы. Известно, что у лиц с сахарным диабетом 1-го типа антитела к клеткам поджелудочной железы, вырабатывающей инсулин, появляются за несколько лет до развития этого заболевания и исчезают из крови примерно через год после его начала. Это исследование следует проводить лицам с высокой вероятностью развития сахарного диабета 1-го типа, особенно у тех из них, которые являются кровными родственниками больных диабетом 1-го типа.

8.2. Лабораторные показатели, используемые в диагностике других эндокринных заболеваний

Гормоны представляют собой биологически активные вещества, регулирующие функции организма путем переноса специфической информации. Гормоны вырабатываются специализированными органами или группой клеток (железами внутренней секреции), оказывают действие на обменные процессы. Они принимают непосредственное участие в регуляции важнейших жизненных функций: это и гормональная регуляция лактации, гормональный контроль процессов роста, гормональная регуляция процессов размножения, гормональное управление процессами развития и дифференцировки. В организме существуют два звена гормональной регуляции:

1. Центральное (регуляторное) – гипофиз и гипоталамус.

2. Периферическое (или исполнительное) – железы-мишени, такие как щитовидная железа, надпочечники и половые железы.

Известные сейчас гормоны гипоталамуса (рилизинг-гормоны) делятся на гормоны, усиливающие или угнетающие выработку (секрецию) и высвобождение (выделение) соответствующих гормонов передней доли гипофиза.

При обозначении гормонов гипоталамуса, усиливающих высвобождение соответствующих гормонов гипофиза, принято использовать окончание «-либерин» (например, кортиколиберин). Для обозначения гормонов гипоталамуса, угнетающих секрецию в гипофизе, – окончание «-статин» (например, соматостатин).

В области гипоталамуса вырабатываются девять гормонов:

• гонадолиберин (люлиберин);

• кортикотропин-рилизинг-гормон – кортиколиберин);

• соматотропин-рилизинг-гормон – соматолиберин);

• соматостатин;

• пролактин-рилизинг-гормон – пролактолиберин);

• пролактостатин;

• тиротропин-рилизинг-гормон – тиролиберин);

• меланостатин.

Каждый из гормонов гипоталамуса контролирует секрецию гормонов гипофизом. Например, кортиколиберин стимулирует высвобождение АКТГ и синтез.

Гипофиз подразделяется на аденогипофиз (передняя доля) и нейрогипофиз (задняя доля).

В передней доле гипофиза вырабатываются шесть гормонов: соматотропный (СТГ), или гормон роста; пролактин (ПР); тиреотропный (ТТГ); лютеинизирующий (ЛГ); адренокортикотропный (АКТГ) и фолликулостимулирующий (ФСГ).

Гормоны гипофиза (тропные гормоны), поступая в кровь, оказывают специфическое влияние на синтез гормонов в железах-мишенях (щитовидной, надпочечниках, половых железах). Так, кортикотропин стимулирует выработку кортизола корой надпочечников и т. д.

Итак, возможно выделение гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой, гипоталамо-гипофизарно-тиреоидной и гипоталамо-гипофизарно-гонадной систем.

8.2.1. Лабораторные показатели, используемые при заболеваниях щитовидной железы

Щитовидная железа расположена на шее и состоит из двух долей, соединенных узким перешейком, и является единственным органом, синтезирующим органические вещества, содержащие йод.

Сразу хотелось бы оговориться, что общепринятых норм для оценки результатов исследования гормонов вообще и щитовидной железы в частности не существует. Они свои в каждой лаборатории.

Главными гормонами щитовидной железы являются тироксин (Т4) и трийодтиронин (Т3). Попадая в кровь, они прочно связываются с особыми белками плазмы. Т4 связывается сильнее, чем Т3. Эта связь с белками может быть обратимой. Гормоны щитовидной железы усиливают образование белков и распад питательных веществ. При этом происходит образование тепла и энергии. Обменные процессы в организме под действием тиреоидных гормонов усиливаются.

Изучая гормоны щитовидной железы, определяют содержание в крови: общего и свободного тироксина, общего и свободного трийодтиронина, обратного трийодтиронина (обратный Т3) и тироксинсвязывающих белков.

Тироксин – это основной гормон щитовидной железы. Он регулирует обмен веществ, энергетический обмен, процессы синтеза и распада белков, жиров, углеводов, рост, развитие и размножение, кислородный обмен, температуру тела. Тироксин синтезируется под влиянием тиреотропного гормона гипофиза (ТТГ) и сам, в свою очередь, подавляет его выделение.

Общий тироксин (Т4) в сыворотке крови взрослых здоровых лиц составляет около 64-150 нмоль/л (5-10 мкг/100 мл).

Повышение содержания в крови Т4 наблюдается при избыточной функции щитовидной железы (гипертиреоз и тиреотоксикоз), при ожирении и беременности.

Если уровень тироксина ниже нормы, то это свидетельствует либо о гипотиреозе (микседема), либо о сниженной функции гипофиза.

Свободный тироксин (свободный Т4) – это та доля тироксина, которая не связана с белками плазмы крови. Свободный Т4 составляет примерно 1 % от концентрации общего тироксина, но при этом является его активной частью. В крови здоровых людей содержится 10–26 пмоль/л (0,8–2,1 нг/100 мл) свободного тироксина.

Повышение свободного Т4 выявляется при тиреотоксикозе, а также неправильном избыточном приеме лекарственных средств, содержащих тироксин, назначаемых для лечения зоба, и тиреотоксической аденоме щитовидной железы. Сниженный уровень свободного Т4 может быть обнаружен у больных микседемой и в третьем триместре беременности.

Трийодтиронин (Т3) – гормон щитовидной железы, который образуется из Т4. По характеру своего действия на обмен веществ, процессы роста, развития и образования энергии в организме трийодтиронин аналогичен тироксину, но активность его в 4–5 раз выше, чем у тироксина. Концентрация общего Т3 в крови практически здоровых людей примерно в 50 раз ниже уровня тироксина и составляет 1,2–2,8 нмоль/л (65-190 нг/100 мл).

Повышение уровня гормона наблюдается при тиреотоксикозе и беременности. Снижение содержания трийодтиронина в крови выявляется при микседеме (гипотиреоз).

Свободный трийодтиронин (свободный Т3) является наиболее активной частью Т3, не связанной с белками крови и составляющей примерно 0,5 % от общей концентрации трийодтиронина.

Содержание Т3 в крови здоровых людей – 3,4–8,0 пмоль/л (0,25-0,52 нг/100 мл, в среднем 0,4 нг/100 мл).

Повышение концентрации свободного Т3 встречается при избыточной функции щитовидной железы, а снижение – при гипотиреозе, в третьем триместре беременности.

Гормонально инертное вещество обратный трийодтиронин (обычный Т3) образуется как продукт превращения и деградации тироксина. Концентрация в крови практически здоровых людей составляет около 0,39-1,16 нмоль/л (25–80 нг/100 мл).

Содержание обычного Т3 в крови повышено у лиц с тиреотоксикозом, у новорожденных, при голодании, заболеваниях печени и почек, в пожилом, старческом возрасте.

Содержание обычного Т3 снижено у больных с гипотиреозом.

Тиреоглобулин в сыворотке крови практически здоровых людей составляет 5,1 ± 0,5 нг/ мл (от 10 до 55–60 нг/мл).

Повышение уровня тиреоглобулина в сыворотке крови выявляется при диффузном токсическом зобе, подостром и аутоиммунном тиреоидите, многоузловом зобе, эндемическом зобе, раке щитовидной железы.

После удаления щитовидной железы содержание тиреоглобулина в сыворотке крови резко снижено (менее 5 нг/мл). Отсутствие снижения (уровень тиреоглобулина выше 10 нг/мл) – признак метастазов щитовидной железы.

Тироксинсвязывающие белки крови. Метод широко используется как дополнение к определению общего уровня Т3 и Т4 в крови. Содержание в крови у практически здоровых людей колеблется в пределах 1,2–2,2 мг/100 мл.

Антитела к тиреоглобулину определяют с помощью реакции преципитации и реакции пассивной гемагглютинации (РПГА).

Реакция преципитации (РП) – наиболее простой метод определения антител к тиреоглобулину. РП с сывороткой крови здоровых людей отрицательна. При аутоиммунном тиреоидите, гипотиреозе, токсическом зобе и раке щитовидной железы РП положительная. Более чувствительна РПГА.

У здоровых людей РПГА, как правило, отрицательная, хотя у 5 % может быть положительной.

Антитела к тиреоглобулину путем применения РПГА определяются чаще всего при атоиммунном тиреоидите (90-100 %), гипотиреозе (50 %), диффузном токсическом зобе (30 %) и раке щитовидной железы (10 %).

Антитела к тиреопероксидазе определяются теми же самыми методами, что и антитела к тиреоглобулину. Положительный титр антител к тиреопероксидазе наблюдается при аутоиммунном тироидите (95 %) и диффузном токсическом зобе (85 %). Реже антитела к тиропероксидазе выявляются при раке щитовидной железы.

Итак, у вас увеличение количества гормонов щитовидной железы. Чем это грозит, на какие проявления недуга надо обратить внимание и о каких заболеваниях следует подумать?

Если гормонов щитовидной железы вырабатывается слишком много (тиреотоксикоз), человек становится излишне раздражительным, агрессивным, беспокойным, реже – плаксивым. Теряется концентрация внимания. Больной испытывает чувство жара, сильно потеет, плохо переносит пребывание на солнце, много ест и пьет, но при этом худеет. Как правило, учащается сердцебиение и трясутся руки.

Тиреотоксикоз встречается при различных заболеваниях или избыточном поступлении тиреоидных гормонов извне. Он наблюдается при диффузном токсическом зобе, многоузловом токсическом зобе, тиротоксической аденоме, аутоиммунном тироидите, подостром и послеродовом тироидите, опухоли гипофиза, вырабатывающей ТТГ, раке щитовидной железы, избыточном приеме йода.

Если в результате обследования уровень гормонов щитовидной железы у вас оказался снижен, то речь идет о гипотиреозе, состоянии, при котором щитовидная железа не может обеспечить организм достаточным количеством гормонов. Человек испытывает усталость, сонливость, зябкость, становится безразличным к происходящему, вялым и апатичным. Его кожа становится сухой, требующей использования увлажняющих кремов, появляются слоистость и ломкость ногтей, выпадение волос, склонность к запорам. При плохом аппетите масса тела начинает нарастать. Гипотиреоз возникает при аномалии развития щитовидной железы, нарушении образования тиреоидных гормонов, в результате йоддефицита, может наблюдаться при тиреоидитах, быть следствием удаления части или всей щитовидной железы. К гипотиреозу могут привести терапия радиоактивным йодом и облучение щитовидной железы, лечение препаратами йода, лития, мерказолилом и амиодароном. Гипотиреоз может быть связан с нарушением образования ТТГ гипофизом или поражением гипоталамических центров.

В диагностике болезней щитовидной железы важная роль отводится изучению тиреотропного гормона.

Тиреотропный гормон (или тиреотропин, ТТГ) образуется в передней доле гипофиза и управляет деятельностью щитовидной железы. Он заставляет щитовидную железу выделять гормоны, которые, в свою очередь, влияют на выработку ТТГ по принципу обратной связи. Если в организме не будет ТТТ, например когда хирурги удаляют гипофиз из-за опухоли, то у человека развивается атрофия щитовидной железы.

В крови здорового человека уровень ТТГ – 1–4 мЕд/мл. Всего в гипофизе 500-1500 мЕд ТТГ.

Повышение уровня тиреотропина в анализах встречается при первичном гипотиреозе – состоянии, отражающем недостаточность функции щитовидной железы. В этом случае повышение ТТГ возникает по принципу обратной связи. В большинстве случаев у больных с повышенным ТТГ выявляется увеличение щитовидной железы. Другой причиной повышения тиреотропина являются опухоли гипофиза, вырабатывающие много ТТГ. Эти опухоли составляют 1 % от всех гипофизарных опухолей.

Снижение уровня ТТГ бывает при избыточной функции щитовидной железы (тиреотоксикозе), снижении функции гипофиза и лечении препаратами гормонов щитовидной железы.

Антитела к рецепторам тиреотропина (АТ к рецепторам ТТГ). Рецепторы ТТГ представляют собой регуляторные белки, интегрированные в мембраны тиреоцитов. Они принимают непосредственное участие в процессах синтеза и секреции тиреоидных гормонов и во многом способствуют реализации биологического действия тиреотропина.

Аутоантитела к рецепторам тиреотропина конкурируют с ТТГ за связывание с рецепторами тиреоидных клеток. При этом антитела к рецепторам ТТГ способны, подобно тиреотропину, оказывать стимулирующее влияние на щитовидную железу, вызывая развитие диффузного токсического зоба.

Определение в сыворотке крови уровня антител к рецепторам ТТГ проводится с помощью иммуноферментного анализа. Содержание АТ к рецепторам ТТГ составляет в норме 0–1,5 Ед/л.

Повышение титра антител к тиреотропину наблюдается при болезни Грейвса, аутоиммунном тиреоидите, подостром тиреоидите и врожденном гипертиреозе у младенцев.

8.2.2. Лабораторные показатели, используемые при заболеваниях околощитовидных желез

Паратгормон (ПТГ) образуется в паращитовидных железах и вместе с кальцитонином и витамином D регулирует гомеостаз кальция в организме. Основная задача паратгормона заключается в поддержании постоянного уровня ионизированного кальция в крови, и эту функцию он выполняет, повышая уровень кальция в крови за счет вымывания его из костей, усиления всасывания в кишечнике и в почках. Уровень кальция в крови регулирует выделение паратгормона по принципу обратной связи. Кроме того, паратгормон оказывает влияние на обмен фосфора и магния. Содержание паратгормона в сыворотке здоровых людей составляет от 8 до 76 нг/л.

Если в анализах имеет место повышение уровня паратгормона, то это говорит в пользу одного из перечисленных патологических состояний: первичный гиперпаратиреоз, при котором наблюдается избыточная функция паращитовидных желез; вторичный гиперпаратиреоз, являющийся следствием хронического заболевания почек; дефицит витамина D, а также и опухоль, самостоятельно производящая паратгормон. Кроме того, повышение ПТГ выявляется при энтерогенной тетании и тетании беременных.

Снижение уровня ПТГ в анализах может наблюдаться у больных с избыточной функцией щитовидной железы, при гипопаратиреозе. Редкой причиной низкой концентрации ПТГ в анализах крови может быть саркоидоз.

Кальций сыворотки крови. В норме содержание общего кальция в сыворотке крови составляет 2,25-2,55 ммоль/л (9-10 мг/100 мл), ионизированного – 1,0–1,5 ммоль/л (в среднем 4,8 мг/100 мл). В плазме кальций связывается белками крови, в основом альбуминами. Снижение кальция в сыворотке крови ниже 2 ммоль/л (8 мг/100 мл) приводит к стимуляции высвобождения паратгормона.

Концентрация кальция возрастает при следующих заболеваниях и патологических состояниях: избыточной секреции паратгормона (первичный, вторичный и третичный гиперпаратиреоз, множественный эндокринный аденоматоз I, II типов и псевдогиперпаратироз), тиреотоксикозе и хронической надпочечниковой недостаточности, феохромоцитоме, метастазах злокачественных опухолей в кости, лейкозах, миеломной болезни, лимфогранулематозе, передозировке витаминов A и D, лечении тиазидовыми диуретиками, а также при заболеваниях, когда больной надолго прикован к постели.

Уровень кальция снижается при следующих заболеваниях и состояниях: недостаточной секреции паратгормона (гипопаратиреоз аутоиммунного генеза, полиэндокринный аутоиммунный синдром и семейный гипопаратиреоз, послеоперационный и посттравматический гипопаратиреоз, а также гипопаратиреоз, развившийся в результате саркоидоза, туберкулеза околощитовидных желез), снижении содержания магния (рвота и понос, сахарный диабет, острый панкреатит, алкоголизм), недостатке витамина D, хронической почечной недостаточности, избытке фосфора в пище, длительном приеме слабительных, хроническом энтероколите, хроническом панкреатите, тетании беременных. Более специфичным и точным показателем является величина ионизированного кальция.

Неорганический фосфор. Уровень неорганического фосфора в крови – от 1 до 2 ммоль/л.

Концентрация – в среднем 1,13 ммоль/л (3,5 мг/100 мл). Концентрация ионизированной фракции – 0,61 ммоль/л (1,9 мг/100 мл). Около 2/3 фосфора плазмы представляют его органические соединения, в основном фосфолипиды. Уровень фосфора повышен в крови больных гипопаратиреозом, псевдогипопаратиреозом и вторичным гиперпаратиреозом. Уровень неорганического фосфора снижается при первичном гиперпаратиреозе, гиповитаминозе D, энтерогенной тетании и тетании беременных.

Возникает вопрос: можно ли заподозрить нарушения фосфорно-кальциевого обмена без проведения анализов? И какие изменения в состоянии здоровья должны навести на мысль о необходимости исследования паратгормона?

Если у вас боли в костях, деформация скелета, нарушение походки, патологические переломы костей, которые сопровождаются поражением поджелудочной железы, желудка, почек, суставов, тошнота, рвота, слабость, то надо иметь в виду возможность избыточной секреции паратгормона (гиперпаратиреоз) и целесообразно выяснить, каково его содержание в сыворотке крови.

Аналогичным образом следует поступить и в случае наличия симптомов гипопаратиреоза, а именно: при появлении судорожного синдрома, учащенного сердцебиения, болей в области сердца, сухости кожи, ломкости ногтей, снижении памяти, бессоннице и депрессии, расстройствах желудочно-кишечного тракта. В этих случаях своевременное изучение показателей фосфорно-кальциевого обмена может существенно прояснить ситуацию и помочь оказать необходимую медицинскую помощь.

8.2.3. Лабораторные показатели, используемые при заболеваниях гипофиза

Тиреотропин. Оценка изменений тиреотропного гормона гипофиза приведена в разделе, посвященном заболеваниям щитовидной железы.

Соматотропин, или гормон роста (СТГ). Основная функция соматотропина – это регуляция роста организма. Для определения содержания СТГ в сыворотке крови рекомендуется определять уровень последнего в течение 3 дней подряд, и среднее значение этих показателей будет соответствовать базальной концентрации гормона роста в крови. У практически здоровых людей содержание СТГ в крови – 0–7,5 нг/мл.

Повышение уровня СТГ в сыворотке крови встречается при акромегалии и гигантизме (СТГ-продуцирующей аденоме гипофиза), неврогенной анорексии, хронической почечной недостаточности, циррозе печени, голодании, недостаточности белкового питания. Аденома гипофиза при акромегалии может быть проявлением множественного эндокринного аденоматоза (МЭА I типа).

К снижению уровня гормона роста приводят как изолированная недостаточность СТГ (гипофизарный нанизм), так и недостаточность СТГ в сочетании с недостаточностью других гормонов (гипопитуитаризм).

Низкий уровень гормона роста в анализе может носить наследственный характер или быть связан с дефектом рецепторов к гормону роста (синдром Ларона). Низкий СТГ наблюдается у больных с врожденными дефектами развития (отсутствие передней доли гипофиза, гипоплазия зрительных нервов, заячья губа или волчья пасть). Приобретенная недостаточность СТГ может развиться как результат опухоли (краниофарингиома, герминома, гамартрома, глиома, саркома) или травмы (роды в ягодичном предлежании, внутричерепное кровоизлияние, черепно-мозговая травма, состояние после хирургического вмешательства на головном мозге) или сосудистой патологии (аневризмы сосудов гипофиза, ангиомы, инфаркт гипофиза). Кроме того, к снижению СТГ могут привести туберкулез, сифилис, саркоидоз и облучение гипофиза.

Инсулиноподобный фактор роста первого типа (ИФР-1, соматомедин С). Определяется в плазме или сыворотке крови радиоиммунологическим методом. Нормальное содержание ИФР-1 в крови составляет 0,4–2 Ед/мл, или 400-2000 мЕд/л.

Повышение ИФР-1 наблюдается при акромегалии (в 2-10 раз), а также у людей с задержкой роста, обусловленной периферической резистентностью к соматомедину С.

Содержание в крови ИФР-1 снижено у больных гипопитуитаризмом, врожденной недостаточностью соматомединов, гипотиреозом, квашиоркором, хроническими заболеваниями печени. Изучение фоновой и стимулированной СТГ секреции ИФР-1 позволяет дифференцировать различные формы карликовости.

Адренокортикотропный гормон (АКТГ) является гормоном гипофиза.

Данный гормон играет очень важную роль в регуляции гипофизарно-надпочечниковых взаимоотношений.

Уровень АКТГ в сыворотке (или плазме) крови у здоровых людей колеблется от 10 до 70–80 пг/мл. Кроме того, имеется суточный ритм секреции АКТГ.

Содержание АКТГ в анализах крови повышено у больных с вторичной недостаточностью коры надпочечников и синдромом эктопированного АКТГ, когда АКТГ продуцируется опухолью внегипофизарного происхождения (например, рак легкого, бронхогенный карциноид, рак поджелудочной железы, медуллярный рак щитовидной железы, карциноид тимуса, феохромоцитома, карциноид желудочно-кишечного тракта), гипофиззависимой формой синдрома Иценко-Кушинга.

Секреция АКТГ существенно снижена при первичной надпочечниковой недостаточности, кортикостероме и раке коры надпочечников.

Пролактин – гормон гипофиза полипептидной структуры, необходимый для созревания молочной железы и стимулирующий образование и выделение молока молочными железами. Подавляет секрецию половых гормонов.

В норме к повышению уровня пролактина могут приводить сон, физическая нагрузка, половой акт. Концентрация пролактина в сыворотке крови взрослых мужчин составляет 80-265 мкЕд/мл, у менструирующих женщин – 130–540, а у женщин в менопаузе – 107–290 мкЕд/мл.

Повышение содержания пролактина в анализах наблюдается у беременных женщин и при целом ряде патологических состояний. К последним относятся синдром галактореиаменореи (синдромы Чиари – Фромеля и Дель Кастильо), инфекции (менингит, энцефалит и др.), аденомы гипофиза (пролактиномы), опухоли (глиома, менингиома и краниофарингиома), патология гипоталамуса (кровоизлияния, облучение и нейрохирургические операции), смешанная соматототропно-пролактиновая аденома), синдром Нельсона, гипотиреоз, саркоидоз, туберкулез, синдром Штейна-Левенталя, врожденная дисфункция коры надпочечников, почечная и печеночная недостаточность, внегипофизарные опухоли, выделяющие пролактин.

На результатах анализа может сказаться прием ряда фармпрепаратов. Так, могут давать завышение пролактина в крови следующие медикаменты: метоклопрамид, домперидон, амитриптилин, галоперидол, верапамил, резерпин, альдомет, карбидофа, прием противозачаточных средств и циметидин.

Снижение концентрации пролактина в анализах наблюдается при гипофизарной недостаточности.

Фолликулостимулирующий гормон (ФСГ). Это гормон гипофиза, регулирующий работу половых желез. ФСГ стимулирует созревание и рост половых клеток – яйцеклеток и сперматозоидов. У мужчин выделяется постоянно равномерно, у женщин – циклически, повышаясь в первую фазу менструального цикла. Яйцеклетка в яичнике растет в составе фолликула, состоящего из фолликулярных клеток. Клетки при росте фолликула под влиянием ФСГ синтезируют женские половые гормоны – эстрогены, которые, в свою очередь, подавляют выделение ФСГ (принцип отрицательной обратной связи).

Нормальный уровень ФСГ у здоровый мужчин – 1,5–7 мЕд/мл.

У здоровых женщин нормальное содержание ФСГ зависит от фазы менструального цикла: в фолликулиновую фазу равно 3-11 мЕд/мл, середина цикла – 10–45, лютеиновая фаза – 1,5–7 мЕд/мл.

Уровень ФСГ повышается при недостаточности функции половых желез генетического или аутоиммунного характера (первичный гипергонадотропный гипогонадизм), кастрации, вследствие хирургического или лучевого лечения, при хроническом алкоголизме, орхите, в периоде менопаузы по механизму отрицательной обратной связи, а также опухолях гипофиза, продуцирующих фолликулостимулирующий гормон.

Снижение концентрации ФСГ в анализах может быть выявлено при гипофункция гипофиза или гипоталамуса (вторичный и третичный гипогонадотропный гипогонадизм) и при беременности.

Лютеинизирующий гормон (ЛГ) – это второй гормон гипофиза, отвечающий за деятельность половых желез. ЛГ стимулирует выработку половых гормонов: у женщин – прогестерона, у мужчин – тестостерона.

У мужчин лютеинизирующий гормон, как и ФСГ, выделяется постоянно на одном уровне, у женщин – циклически, увеличиваясь во время овуляции и во вторую фазу менструального цикла.

Уровень ЛГ практически здоровых мужчин – 4-11 мЕд/мл.

У здоровых женщин нормальное содержание ЛГ зависит от фазы менструального цикла: в фолликулиновую фазу – 2-14 мЕд/мл, в середине цикла – 24-150, в лютеиновую фазу – 2-17 мЕд/мл.

Если в анализах имеет место повышение ЛГ, то следует предполагать наличие одного из следующих состояний: недостаточности функции половых желез, синдрома поликистозных яичников, опухоли гипофиза. Следует иметь в виду, что сильная эмоциональная нагрузка в виде стресса также может привести к увеличению содержания ЛГ в крови.

Снижение уровня ЛГ выявляют при гипофункции гипофиза или гипоталамуса, ряде генетических синдромов (синдром Кальмана), неврогенной анорексии.

Необходимо отметить, что у одного больного в анализах возможно снижение уровней сразу нескольких гормонов гипофиза. В этом случае говорят о гипопитуитаризме – заболевании, развитие которого связано со снижением или полным выключением функции передней доли гипофиза.

К развитию гипопитуитаризма приводят следующие патологические состояния: аденома гипофиза или кровоизлияние в гипофизарную аденому, ее инфаркт; опухоли гипоталамогипофизарной области – краниофарингиомы, менингиомы, глиомы и метастазы злокачественных опухолей другой локализации (рак легких, молочной железы и др.); послеродовые кровотечения; аневризмы мозговых сосудов; кровоизлияние в гипофиз; саркоидоз; туберкулез; сифилис; энцефалит; менингит; абсцессы; септический тромбоз кавернозного синуса. Причиной гипопитуитаризма могут стать травма черепа, гипофизэктомия, облучение гипоталамо-гипофизарной области, синдром «пустого» турецкого седла, имплантация в гипофиз радиоактивного иттрия (золота), криохирургия гипофиза, врожденная аплазия и гипоплазия гипофиза.

8.2.4. Лабораторные показатели, используемые при заболеваниях надпочечников

Кортизол – основной гормон организма глюкокортикоидного ряда. Определение кортизола используется для оценки функционального состояния коры надпочечников. Выделение кортизола регулируется гормоном гипофиза АКТГ.

Концентрация кортизола утром достигает 0,28-0,41 мкмоль/л (10–15 мкг/100 мл), иногда 0,69 мкмоль/л (25 мкг/100 мл) (в норме).

Вечером нормальная концентрация уменьшена – 55-221 нмоль/л (2–8 мкг/100 мл). Таким образом, налицо отчетливый суточный ритм секреции кортизола: утром его уровень максимален и в 2–5 раз превышает значение в вечерние часы.

Повышенное содержание кортизола в плазме крови наблюдается при болезни и синдроме Иценко-Кушинга, раке коры надпочечников и кортикостероме. Кроме того, содержание кортизола может оказаться повышенным у излишне эмоциональных людей (ответ на стресс), при беременности, ожирении, сахарном диабете, тяжелых поражениях печени и хроническом алкоголизме.

Снижение содержания кортизола наблюдается при недостаточности коры надпочечников, адреногенитальном синдроме, после хирургического удаления надпочечников по поводу рака, при приеме ряда медикаментов (аминоглютетимид), а также при недостаточности гипофиза.

Адренокортикотропный гормон (АКТГ). Клиническая интерпретация результатов исследования АКТГ представлена в подразделе 8.2.3.

Альдостерон – основной гормон минералокортикоидного ряда в организме человека. Выработка альдостерона контролируется особым полипептидом – ангиотензином II, который образуется из неактивного вещества ангиотензина I. Последний образуется из ангиотензиногена под влиянием ренина. Альдостерон угнетает выработку ренина по механизму отрицательной обратной связи. В норме содержание альдостерона в положении лежа – 7,5-150 пг/мл, в положении стоя – 35-300 пг/мл.

Существенное повышение уровня альдостерона в анализах крови может говорить о гиперальдостеронизме (первичном, вторичном, идиопатическом), хронической патологии почек, раке клубочковой зоны коры надпочечников.

Снижение величины альдостерона наблюдается при первичной хронической недостаточности коры надпочечников, после лечебного воздействия на надпочечники (хирургическое, лучевое, медикаментозное), при гипоальдостеронизме (гипорениновом и гиперрениновом) и псевдогипоальдостеронизме врожденной гиперплазии коры надпочечников.

Адреналин и норадреналин (или катехоламины) плазмы крови позволяют оценить состояние мозгового слоя надпочечников. Содержание катехоламинов в плазме крови здорового человека составляет 100–500 нг/л.

Повышение содержания катехоламинов – признак наличия у больного опухоли мозгового вещества надпочечников (то есть феохромоцитомы).

Снижение содержания катехоламинов наблюдается при надпочечниковой недостаточности. В клинической практике исследование адреналина и норадреналина в крови проводится очень редко, в связи с исключительной дороговизной реактивов для проведения исследования. Предпочтение отдается оценке адреналина и норадреналина в суточной моче и определению ванилилминдальной кислоты.

Адреналин и норадреналин в суточной моче. Данный лабораторный показатель применяется для оценки состояния мозгового вещества надпочечников и диагностики феохромоцитомы.

Норма экскреции адреналина с суточной мочой – 0-70 нмоль/сут, норадреналина – 0-190 нмоль/сут.

Повышение одного или сразу обоих показателей на 30 % и более по сравнению с верхней границей нормы – признак наличия феохромоцитомы у больного.

Ванилилминдальная кислота (сокращенно ВМК) представляет собой конечный продукт метаболизма адреналина и норадреналина, выделяющийся с мочой. У здорового человека за сутки выделяется 2,5-38 мкмоль ВМК. Определение ВМК – достаточно простой метод, используемый для диагностики феохромоцитомы, при которой наблюдается повышение данного показателя.

8.2.5. Лабораторные показатели, используемые при заболеваниях половых желез

Половые гормоны, которые вырабатываются половыми железами, отвечают за развитие вторичных половых признаков, половое созревание, сексуальную и репродуктивную функции. Кроме этого, половые гормоны образуются в небольшом количестве в коре надпочечников: и мужские, и женские, и эта их часть отвечает за поддержание признаков пола в те периоды жизни, когда половые железы еще или уже не работают – в детстве и старости.

Мишени для действия половых гормонов есть во всех системах организма: нервной, выделительной, костной, мышечной, сердечнососудистой, жировой ткани, коже и др. Таким образом, половые гормоны участвуют в регуляции любой деятельности организма.

Клиническая интерпретация исследования фолликулостимулирующего и лютеинизирующего гормонов представлена в разделе 7.2.3.

Тестостерон (Т) представляет собой, пожалуй, главный мужской половой гормон. Местом его образования служат преимущественно половые железы. В меньшей степени тестостерон вырабатывается в надпочечниках. Без нормальной концентрации тестостерона в крови невозможно гармоничное развитие вторичных половых признаков у молодых людей, поддержание полового влечения и потенции у мужчин. Кроме того, тестостерон отвечает за своевременное созревание сперматозоидов, развитие скелета и мышечной массы. Таким образом, тестостерон необходим для поддержания половой функции, развития вторичных половых признаков, поддержания белкового обмена в организме на определенном уровне, включая костную ткань, где он необходим для процессов минерализации.

Содержание тестостерона в крови здоровых мужчин составляет 2-10 нг/мл, у женщин – 0,2–1 нг/мл.

Уровень тестостерона зависит от времени суток. Максимальная концентрация отмечается в 7.00, минимальная – в 20.00.

Если в анализах выявлено повышение уровня тестостерона, то это может свидетельствовать о наличии преждевременного полового созревания у мальчиков, гиперплазии коры надпочечников, опухоли (арренобластома, андробластома), продуцирующие половые гормоны.

Снижение уровня тестостерона наблюдается у больных с недостаточностью половых желез, синдромом Дауна, а также может встречаться при заболеваниях, сопровождающихся тяжелой почечной и печеночной недостаточностью.

Дегидроэпиандростерон сульфат (ДГА-S). Это мужской половой гормон, синтезирующийся в коре надпочечников.

Данный лабораторный показатель используется для диагностики происхождения гиперандрогении (избытка мужских половых гормонов) у женщин.

Повышение ДГА-S наблюдается в тех случаях, когда надпочечники вырабатывают избыточное число андрогенов, что бывает при гиперплазии коры надпочечников, опухолях надпочечников, болезни Иценко-Кушинга.

Снижение ДГА-S характерно для хронической надпочечниковой недостаточности.

Эстрадиол представляет собой женский половой гормон, являющийся самым активным эстрогеном в организме женщины. Он образуется в яичниках, уровень его растет параллельно созреванию фолликула (под действием ФСГ) и достигает максимума перед овуляцией (выходом яйцеклетки). И женские, и мужские половые гормоны образуются у людей обоего пола. Половые различия заключаются в соотношении гормонов. У мужчин эстрадиол образуется в яичках и поддерживается на постоянном низком уровне. У женщин – в яичниках циклически.

Эстрадиол, как и все эстрогены (женские половые гормоны), стимулирует процессы памяти, улучшает настроение, сон, укрепляет костную ткань, защищает от атеросклероза, улучшает работу сальных желез, состояние кожи и волос.

У здоровых женщин содержание эстрадиола зависит от фазы менструального цикла: в фолликулиновую фазу данный показатель равен 110–330 пмоль/л, в середине цикла – 477-1174, а в лютеиновую фазу – 257–734. Скрининговое исследование уровня эстрадиола проводят на 5-7-й день менструального цикла.

Повышение уровня эстрадиола наблюдается при эстрогенпродуцирующих опухолях яичников или надпочечников, циррозе печени, тиреотоксикозе, при приеме ряда гормональных препаратов (оральные контрацептивы) и в период беременности.

Сниженный уровень эстрадиола может отмечаться у больных с первичным и вторичным гипогонадизмом, синдромом Шерешевского-Тернера, приеме контрацептивных препаратов.

Прогестерон. О нормальной выработке прогестерона свидетельствует сохранение регулярных менструаций у женщины. После выхода яйцеклетки из фолликула (овуляции) на его месте в яичнике образуется желтое тело – железа, секретирующая прогестерон – гормон беременности. Она существует и выделяет этот гормон в течение 12–16 недель беременности до того момента, когда полностью сформируется плацента и возьмет на себя функцию синтеза гормонов. Если зачатие не наступает, желтое тело гибнет через 12–14 дней и начинается менструация. Основными показаниями для определения прогестерона в крови являются оценка лютеиновой фазы и документирование овуляторного цикла у бесплодных женщин, а также исследование функции плаценты при осложненном течении беременности. При регулярном цикле уровень прогестерона определяют за неделю до менструации при измерении ректальной температуры – на 5-7-й день ее подъема, при нерегулярном цикле – несколько раз. Признаком овуляции и образования полноценного желтого тела является десятикратное повышение уровня прогестерона. Кроме яичников, как все половые гормоны, прогестерон образуется в надпочечниках.

Уровень прогестерона в анализах существенно повышается при врожденной дисфункции коры надпочечников, при опухолях яичников, кисте желтого тела, при сахарном диабете, почечной недостаточности беременной и резуссенсибилизации последней.

Секреция прогестерона снижена у женщин с бесплодием, недостаточностью желтого тела, при угрожающем аборте, отсутствии овуляции.

9. Современные возможности лабораторной диагностики некоторых онкологических заболеваний

Даже сегодня у большинства людей бытует мнение, что диагноз рак означает приговор. На самом деле это не так. Если заболевание распознано вовремя, то во многих случаях можно спасти ситуацию. Что же нужно, чтобы выявить заболевание на ранней стадии? Нужно исследовать так называемые онкомаркеры.

Опухолевые маркеры – вещества, вырабатываемые опухолевыми клетками. Их наличие допускается только в клетках у эмбриона человека. Появление подобных веществ у взрослого человека почти всегда говорит о наличии у него какой-либо опухоли. Причем для ряда опухолей имеются специфические маркеры. Большинству лабораторий сегодня доступно определение следующих онкомаркеров.

Альфа-фетопротеин (АФП) представляет собой белок, вырабатываемый сначала клетками желточного мешка, а затем в печени эмбриона. Определение данного маркера помогает в диагностике пороков развития плода, оценке эффективности лечения опухоли печени.

Исследование АФП у взрослых людей может помочь в диагностике рака печени и половых желез, позволяет осуществить мониторинг состояния плода в течение беременности. Кроме того, по тому, как меняется уровень этого онкомаркера в процессе лечения у больного человека, можно косвенно ответить на вопрос о том, насколько эффективно проводимое лечение. Нормальное содержание альфа-фетопротеина в сыворотке крови здорового человека составляет не более 15 нг/мл.

Повышение АФП в анализах может указывать на наличие у больного какого-либо из состояний: метастазов рака печени, тератобластомы (рак яичек), тяжелого цирроза печени, одного из видов гепатита, а также хронического алкоголизма.

Следует подчеркнуть, что и другие злокачественные опухоли могут давать повышение АФП. Повышение альфа-фетопротеина у женщин в период беременности может наблюдаться в случаях, когда имеются пороки развития, например такие, как многоплодная беременность, некроз печени плода, пороки развития нервной трубки.

Снижение АФП в анализах наблюдается при синдроме Дауна и пузырном заносе. У беременных снижение АФП может быть следствием задержки развития плода.

Простатический специфический антиген (ПСА). Подавляющее число мужчин в пожилом возрасте знакомятся с урологом, диагноз которого неумолим – аденома предстательной железы.

Аденома может носить злокачественный характер. В целях выяснения диагноза и для контроля за качеством проводимого лечения нужно исследование содержания простатического специфического антигена, который представляет собой специфический белок ткани предстательной железы.

Характерным является повышение уровня ПСА с возрастом. Необходимо знать, что концентрация ПСА – величина непостоянная и подвержена колебаниям в разные дни. Граница нормы у здоровых мужчин без гипертрофии простаты составляет 4 нг/мл.

Если в анализах выявляется повышение ПСА, то это требует иключения рака предстательной железы. Менее выраженное повышение простатического специфического антигена может быть следствием доброкачественной гиперплазии предстательной железы.

Раково-эмбриональный антиген (РЭА). Местом его выработки служит пищеварительный тракт эмбриона и плода. В сыворотке крови беременных он не определяется в норме. После рождения ребенка образование РЭА подавляется, и поэтому у здоровых людей он практически не определяется.

Нормальное содержание РЭА у здоровых некурящих людей составляет 2,5–5 нг/мл. Верхняя граница нормы для «здоровых курильщиков» составляет 7-10 нг/мл. Повышение содержания раково-эмбрионального антигена характерно для больных раком желудка, раком молочной железы, карциномой щитовидной железы, раком толстой кишки, злокачественными опухолями дыхательных путей. Повышенный уровень раково-эмбрионального антигена выявляется и при таких относительно доброкачественных заболеваниях, как цирроз печени, хронический гепатит, панкреатит, язвенный колит, болезнь Крона, пневмония, туберкулез, муковисцедоз. Однако в этих случаях уровень РЭА редко превышает 10 нг/мл и после успешного лечения нормализуется.

Раковый антиген СА 72-4 (СА 72-4) – это белок, обнаруживаемый в эпителиальных клетках плода.

Антиген используется для диагностики слизеобразующей карциномы яичника и рака желудка. В ткани здорового взрослого человека он практически не определяется. Верхняя граница нормы – 2–4 мЕд/мл. Помимо рака желудка и рака яичника небольшое повышение (не более 7 мЕд/мл) ракового антигена СА 72-4 может быть выявлено у людей с доброкачественными и воспалительными процессами.

Раковый углеводный антиген СА 50. Этот онкомаркер представляет собой гликолипид и используется для наблюдения за течением и эффективностью терапии рака поджелудочной железы.

У здоровых людей содержание СА 50 не должно превышать 23 мЕд/мл.

Если в анализах выявлено повышение СА 50 (до 100 мЕд/мл и выше), это свидетельствует о наличии у обследуемого одного из следующих патологических состояний: цирроз печени, гепатит с исходом в цирроз, рак поджелудочной железы.

Раковый антиген СА 15-3 (СА 15-3). Определение данного показателя имеет важное значение для женщин. СА 15-3 представляет собой антиген, синтезирующийся в альвеолах и протоках молочных желез. Используется для контроля за лечением и диагностики рецидивов рака молочной железы.

У здоровых небеременных женщин содержание СА 15-3 не превышает 28 мЕд/мл.

Увеличение содержания СА 15-3 выше указанной нормы наблюдается при метастазирующем раке молочной железы, опухолях яичников, раке шейки матки и эндометрия. Умеренное возрастание СА 15-3 (до 50 мЕд/мл) выявляется в третьем триместре беременности и при циррозе печени.

Раковый антиген СА 125 (СА 125), представляющий собой специфический белок, происходящий из эпителиальных тканей плода.

Кроме того, он присутствует в нормальной слизистой оболочке матки. Используется для контроля за лечением рака яичников и эндометрия. За верхнюю границу нормы СА 125 принято считать 35 мЕд/мл. Специфичность СА 125 низкая. Поэтому говорить о серьезном повышении следует в тех случаях, когда уровень СА 125 превышает 65 мЕд/мл.

Повышение СА 125 в анализах говорит в пользу одного из перечисленных ниже патологических состояний: рака яичников, рака эндометрия, злокачественной опухоли желудочнокишечного тракта, рака бронхов, карциномы молочной железы. Значительно реже удается зафиксировать повышение СА 125 при доброкачественных гинекологических опухолях, хроническом панкреатите, циррозе печени, а также при беременности, менструациях, кистах яичников и эндометриозе.

Углеводный антиген СА 19-9 синтезируется в поджелудочной железе и печени плода. Используется для диагностики рака поджелудочной железы и рака желудка, контроля за лечением этих заболеваний. Верхняя граница нормы для здоровых людей составляет 37 мЕд/мл. Важно знать, что СА 19-9 выводится из организма исключительно с желчью, поэтому наличие у больного заболеваний, сопровождающихся застоем желчи, неминуемо приведет к увеличению содержания СА 19-9.

Повышение СА 19-9 в сыворотке крови свидетельствует о карциноме поджелудочной железы, воспалительных процессах в желудочнокишечном тракте и печени, муковисцедозе.

Опухолеассоциированный антиген (SCC). Представляет собой антиген плоскоклеточных карцином шейки матки, носоглотки и уха, легких, пищевода. Замечу, что данный антиген был выделен из печеночных метастазов плоскоклеточной карциномы шейки матки.

Наличие в сыворотке крови ФСС является признаком рака шейки матки. Кроме того, повышенный уровень ФСС может быть обнаружен при доброкачественных заболеваниях кожи, у больных с бронхиальной астмой, а также при почечной или печеночной недостаточности.

Хорионический гонадотропин (ХГЧ) может применяться для ранней диагностики беременности, диагностики опухолей яичника. ХГЧ представляет собой особый вид гормона, образующийся в плаценте. У здоровых мужчин и небеременных женщин содержание ХГЧ не должно превышать величины в 5 МЕд/мл.

Повышение ХГЧ в анализах выявляется при тератомах яичек и яичника, пузырном заносе, семиномах, раке желудочно-кишечного тракта, раке легкого, раке толстой и прямой кишки, злокачественных опухолях мочеполовой системы. Самые высокие значения ХГЧ выявляются при хорионэпителиоме.

Количество онкомаркеров, определяемых в лабораториях, постоянно растет. Исследования по-прежнему остаются дорогостоящими. Поэтому с целью минимизации финансовых затрат надо сначала на приеме у врача определить основные направления поиска заболевания, лишь потом отправляться в лабораторию. Сегодня известны и активно предлагаются дифференцированные подходы к диагностике опухолевых заболеваний (табл. 11 и 12).

Таблица 11. Онкомаркеры, используемые в диагностике опухолей желудочно-кишечного тракта

Таблица 12. Онкомаркеры, используемые в диагностике опухолей репродуктивной системы

Вирус папилломы человека (ВПЧ). ДНК-содержащий вирус, способный инфицировать и изменять клетки эпителия. Существуют несколько десятков различных генотипов ВПЧ, тринадцать из которых являются типами высокого онкогенного риска. По данным ВОЗ, ВПЧ является основной причиной развития тяжелой дисплазии и рака шейки матки.

Вирус передается половым путем с вероятностью заражения 65–70 %. Инкубационный период составляет 2–3 месяца. Значительное число типов вируса (типы 6, 11, 31, 33, 35, 39) вызывают образование на половых органах кондилом (бородавок). Наиболее опасны типы 16 и 18, которые выявляются у половины больных с дисплазией и раком шейки матки. К ДНК-типам высокого онкогенного риска относят типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 51, 52, 56, 58, 59 и 68.

Вирус папилломы выявляют с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР). Недостаток данного метода – избыточная чувствительность, способствующая гипердиагностике.

Анализ типов ВПЧ позволяет определить низко– и высокоонкогенные типы вируса.

Наиболее совершенный метод диагностики вирусов папилломы человека – Digene-тест (ВПЧ Digene-тест, метод «гибридного захвата»; Digene HPV Test, Hybrid Capture Technology). Тест дает возможность выявлять:

а) клинически малозначимую концентрацию вируса – менее 3 lg на 105 клеток (риск развития дисплазии минимален, наблюдается транзиторное течение вирусного процесса);

б) клинически значимую концентрацию вируса – более 3 lg на 105 клеток (высокий риск развития дисплазии и рака шейки матки);

в) уменьшение вирусной нагрузки на 1 lg (в 10 раз) за 6 месяцев, позволяющее расценивать инфекцию как транзиторную инфекцию (неопасную).

Отмечу, что полное уничтожение вируса невозможно, поэтому лечение имеет в основном косметическую, а главное, профилактическую цель.