/ Language: Русский / Genre:det_espionage / Series: Военные приключения

Операция «Святой»

Лариса Захарова

Над Чехословакией нависла реальная угроза германской оккупации. На кого опереться в борьбе за спасение суверенитета против аннексии Судет — на западные демократии или на коммунистическую Россию? Эта дилемма заставляет президента Бенеша отправить в Лондон и Париж своего представителя — профессора теологии Феликса Дворника. Роберт Дорн получает задание выйти на контакт с посланцем…

ЛАРИСА ЗАХАРОВА, ВЛАДИМИР СИРЕНКО

ОПЕРАЦИЯ «СВЯТОЙ»

1

Трое сидели за круглым столом перед раскрытым атласом Чехословакии — президент Эдуард Бенеш, министр здравоохранения Вуех и их гость, генеральный секретарь французского МИД Алексис Леже. В наступившем молчании Леже, избегая прямого взгляда на собеседников, смотрел в высокое окно, как на припорошенные снегом островерхие крыши старой Праги опускается декабрьская мгла.

Бенеш нервно постукивал о край черно-золотого переплета атласа костяным ножом для бумаги. Президент испытывал горечь. Леже сам попросил о встрече, и Бенеш рассчитывал услышать от него что-то новое. Буквально в последние дни наглость требований Генлейна — главы судето-немецкой партии — неизмеримо возросла, еще более усилился угрожающий тон античешских радиопередач из Мюнхена. Видимо, в Берлине что-то произошло. Они стали явно агрессивнее, а их марионетки, Генлейн и австрийский наци-1 Зейсс-Инкварт, — активнее.

Бенеш резко захлопнул атлас:

— Судеты — еще не вся страна… — глухо сказал он. — Но даже там далеко не все желают мыслить берлинскими штампами! В конце концов, пропаганда нацизма просто аморальна!

— Пропаганда — вообще дело грязное, — обернулся от окна Леже. — Но коль партия Генлейна пока не запрещена, они имеют право…

— И не только имеют, но и осуществляют его, — подчеркнул Бенеш. — Даже этот факт говорит о том, что национальные меньшинства пользуются у нас даже большими правами, чем остальные граждане. Господин Вуех и как министр, и как председатель чешско-немецкой социал-демократической партии это может подтвердить. Разве судетские немцы чем-то ущемлены? Глупость!..

— Я утверждаю, — настоятельно сказал Вуех, — националистические претензии партии Генлейна несообразны с истинным положением вещей. А оно таково: группа депутатов чехословацких немцев в пражском парламенте заявила, что все они готовы умереть за свою родину, если того потребует судьба, потому что, хотя они и немцы, но прежде всего — демократы! Вот истинный глас немецкого народа, исстари проживающего на нашей древней славянской земле, а вовсе не то, о чем повторяет Генлейн под диктовку из Берлина… Правительство не должно спокойно реагировать на выходки генлейновских молодчиков. Тем более перед нами — незавидный пример Австрии.

— И все-таки, — мягко, но настойчиво сказал Леже, — мое правительство считает, что открытые переговоры с Генлейном были бы крайне желательны… В ходе открытых переговоров вы, господин президент, очевидно, смогли бы лучше понять существо требований судето-немецкой партии, и я уверен, вы пойдете на некоторые уступки ее представителям. Уверен, и мое правительство также выражает эту уверенность, уступки нивелируют вопрос. Ведь речь идет об идейных противоречиях, в которых, клянусь богом, всегда можно нащупать взаимоприемлемую основу.

«Именно нащупать, — усмехнулся про себя Бенеш, — как зыбкое дно в омуте, когда неумолимо тянет вниз. Леже не хочет понять самого главного для чехов, для меня — судето-немецкой проблемы вообще не должно существовать, чтобы Чехословакия могла чувствовать себя до конца суверенным государством».

— Последнее время я слишком от многих слышу о принципе «самоопределения наций», — сказал Бенеш, все так же играя костяным ножом. — Если бы речь шла действительно о праве нации на самоопределение. Все притязания Генлейна по сути дела — провокационный трюк, который Гитлер желает использовать как повод для войны с нами.

Леже скорбно покачал седой пышной шевелюрой:

— Слишком пессимистический прогноз. Конечно, Германия готова к прыжку на Австрию. И все же войну необходимо избежать. Во Франции все хотят избежать войну. — Леже посмотрел прямо в глаза Бенешу. — Все! Некоторые политические группы полагают, что этого можно добиться путем соглашения с Гитлером и Муссолини, даже если бы это потребовало принесения в жертву франко-советского пакта. Другие же считают, наоборот, что единственным шансом на сохранение мира является сопротивление двум диктаторам путем применения франко-советского пакта, хотя бы вплоть до демонстрации силы именно с тем, чтобы никогда не прибегать к ней впредь… Это тоже крайность.

— Так каково же ваше мнение? — прямо спросил Бенеш.

— Я работал с Аристидом Брианом и Луи Барту. Бриан стоял у колыбели Версальской системы. Барту создал проект Восточного пакта и выступал за нерушимый союз с Россией, с Советами. Я всегда считал их политику эталонной. Сейчас превалирует ориентация на Великобританию. Поэтому я еще раз передаю пожелания моего правительства: постарайтесь договориться. Даже если речь пойдет об автономии Судет. Разве самостоятельность кантонов Швейцарии чревата распадом государства?..

«Он говорит так, ибо другого сказать не может, — подумал Бенеш. — Но на кого же в таком случае опереться малым странам? На кого, на кого опереться мне и моей стране?»

Руки президента судорожно сжались, и все услышали, как хрустнула слоновая кость ножа для бумаг.

Леже опустил глаза. Вуех откинулся в кресле. Опять все смолкли.

Бенеш уже знал, что Чемберленом он предан. Это стало очевидным после недавнего разговора с британским послом Праге Ньютоном. Тот дал понять, насколько глупо сопротивляться той силе, что стоит за спиной Генлейна: НСДАП и Гитлеру. Если Бенеш хочет выжить, он должен принять все требования генлейновцев вплоть до отделения Судет от Чехословакии. «Произойдет ли присоединение к рейху или образуется новое государство — это решать Генлейну и его партии», — заключил свою речь посол.

Бенеш вспылил:

— Пока я президент, Чехословакия будет до конца отстаивать свои интересы перед лицом нацизма, фашизма, как угодно называйте кровавую диктатуру, от этого она не изменит своей сущности. Я законно рассчитываю в своей борьбе за национальную независимость на помощь государств, с которыми Чехословакия связана военными договорами.

— Вы имеете в виду Францию и СССР, не так ли? Что же касается нас, то у Чехословакии нет договора с нами, — ответил тогда Ньютон холодным тоном. — Кроме того, я позволю напомнить вам слова нашего бывшего премьер-министра Болдуина. Он не раз заявлял, что британская граница, то есть граница британских интересов на континенте, проходит по Рейну. Болдуин считается одним из крупнейших политиков королевства, его дальновидность всегда поражала не только друзей, но и противников. Поэтому я позволю себе сомневаться, что новое правительство в ближайшее время отодвинет границу британского влияния и интересов дальше на восток. Жаль, мистер Болдуин болен, очень болен.

— Весьма сожалею, — так же холодно ответил Бенеш. — При случае, передайте сэру Стенли мои надежды на его скорейшее выздоровление.

Бенеш посмотрел на Леже. «Да, именно в этом кресле в конце ноября сидел посол Ньютон. Интересно, — подумал он, — Леже и Ньютон не встречались? Поразительно вдруг сблизились их точки зрения. Итак, Лондон прямо говорит о необходимости раздела страны, французы советуют соглашаться на автономию Судет, что практически одно и то же… Как же уповать на их поддержку?!!»

— Порой невольно складывается впечатление, — горько усмехнулся президент, — будто слишком многие европейские государства не имеют иной заботы, кроме опасения, как бы не навлечь гнев Берлина…

Леже обиженно глянул на него, но быстро овладел собой и принял свой обычный доброжелательный вид — в конце концов, сказанное президентом в равной мере относится и к самому Бенешу. Разве не страх перед Гитлером удерживает Бенеша от решительных действий — арестовать и судить Генлейна за подрывную деятельность, ввести в Судетах военное положение!.. Но трагический пример австрийского канцлера Дольфуса, видно, останавливает — тот в своей борьбе с нацистами прибегал именно к решительным мерам и был убит ими. Бенеш, конечно, не сомневается: венский путч можно повторить и в Градчанах.

Леже хорошо знал о настроениях политических лидеров Чехословацкой республики. Правые аграрии Беран, Черны, даже премьер-министр Ходжа, даже министр иностранных дел Крофта, уже не говоря о главе Национальной общины (фашистского толка) Гайде, требовали «любой ценой» сблизиться с Гитлером, подстроить «под него» внешнюю и внутреннюю политику — и тем спасти страну.

Леже отдавал себе отчет, что и французы, и англичане, подталкивая Бенеша договориться с Генлейном, по сути готовят его к соглашению с Гитлером. Леже не знал, что Бенеш уже пытался сесть за стол переговоров в Берлине. Ходжа и Крофта уговорили его год назад, в декабре 1936 года, тайно от союзников встретиться с представителями Гитлера для обсуждения возможности заключения германо-чехословацкого соглашения по образцу двухстороннего договора Германии с Польшей от января 1934 года. Бенеш понял, ему хотят навязать договор явно неравноправный, хотя сам — нужно идти навстречу! — предложил включить в договор пункт о совместной деятельности чехословацкой полиции и гестапо в борьбе с пропагандой Коминтерна на чехословацкой и немецкой территориях. Одно тогда остановило — требование германской стороны разорвать советско-чехословацкий договор о взаимной помощи, заключенный в мае 1935 года. На это условие Бенеш не пошел. Он не заключил договора с рейхом.

— Автономия для Судет, свобода пропаганды для нацистской партии, — снова заговорил Бенеш, — всего лишь пробные мячи… Уверен, нужно ждать ультиматум. По образцу тех, что немцы шлют Шушнигу. Ультиматум мы не примем, — твердо сказал Бенеш, — и я надеюсь, мы получим поддержку Франции.

— Мы — союзники… — выдохнул.

«Правда это или нет, я скоро узнаю, — подумал Бенеш. — Сегодня четырнадцатое декабря, профессор Дворник уже в Париже, через неделю он будет в Лондоне. Люди, которых он знает, не посмеют лгать, когда зайдет речь о жизни и смерти целого народа».

— Нужно выстоять, господин Леже, — послышался глуховатый голос Вуеха. — Нужно выстоять, ибо диктаторы не вечны…

2

После войны профессор Феликс Дворник был вхож в Париже в салон мадам Менар-Дориан, где собирались люди интересные и влиятельные. Профессор Дворник знал, что именно здесь определилась судьба молодого университетского профессора Эдуарда Даладье, оставившего кафедру ради политического поприща, — бывший премьер-министр Франции ныне снова добивается этого поста. А президент Бенеш считает себя многим обязанным хозяйке салона мадам Менар-Дориан.

Мадам была стара и в те времена. Прошедшие года уже не могли изменить ту, чья молодость прошла рядом с Виктором Гюго и Леоном Гамбеттой. Все те же черные кружева над подсиненной седой буклей, все тот же поддерживающий шиньон черепаховый гребень. Только теперь мадам почти не поднималась со своего кресла.

Она слушала Дворника, слегка кивая сохранившей изящество головкой.

— О, если бы я чем-то могла реально помочь вам, дорогой пан Феликс, — вздохнула, когда Дворник закончил рассказ о затруднительном положении Бенеша, который изверился и исстрадался, и попросил устроить ему свидание с реально мыслящими политиками, которые взяли бы на себя ответственность…

— Было время, — глаза старой дамы, казалось, увидели нечто далекое, — когда здесь собирался цвет политической мысли, думающая молодежь, среди которой отыскивались люди с душой апостолов и вождей. Теперь иногда заходят два-три человека, которым тоже есть что вспомнить. И у Луизи Вейс то же самое… — Мадам Менар-Дориан вспомнила свою соперницу, издательницу журнала «Эроп нувель», чей салон на улице де Винь собирал не менее популярных людей. Появляясь там, они восклицали: «Главное — не проговоритесь мадам Менар-Дориан, что я был и здесь!» Она относилась к изменам философски — новые времена, новые кумиры, новая политика. Теперь и этого нет.

— Времена, когда политика вершилась в салонах, дорогой пан Феликс, — сказала она, вынув из кармана четки, — увы, прошли. Политика… — Она вдруг старчески закряхтела. — Политика… — Кряхтение перешло в дробный смешок. Дворник невольно опустил глаза. — Прежде сия легкомысленная дама, политика, была спутницей сильных личностей… Или профессиональных военных, если требовалось более жесткое обхождение с ветренницей. А теперь она превратилась в публичную девку. Ею владеют все, кому не лень. И вчерашнее цивильное лицо берется за штабные карты, если «его политика» отбивается от рук. Ефрейторы командуют армиями и государствами…

— Жизнь ныне такова, что и самой сильной личности порой не одолеть всех ее противоречий… — ответил Дворник. Он пришел сюда с надеждой, что эта старая дама, знающая весь Париж, подскажет, с кем целесообразнее ему начать консультации.

— Скажите, месье Феликс, а вы не преувеличиваете ли вместе с месье Бенешем опасность со стороны Гитлера? Кто он такой, в конце концов! У него не хватит ни образования, ни элементарной культуры, чтобы вести дела большой страны. Он не Бисмарк и даже не Гинденбург.

— Однако сие не мешает ему замахиваться на дела мира.

— Многие склонны принимать желаемое за действительное. — Мадам важно покачала головой. — Сейчас к тому же век нуворишей. Вот почему так непопулярен Шушниг. Он весь — традиция, он весь — в вековых традициях. Мне жаль его. Кажется, вы некогда были близки?

— Он у меня учился.

— Да, — она кивнула. — Вспомнила. Колледж… Богословие. Из этой правящей молодежи я всегда уважала Титулеску. В нем, бесспорно, что-то есть. Он ведь теперь, кажется, министр иностранных дел у румынского короля? Он тоже боится Гитлера? Кажется, на него очень подействовал конфуз с Рейнской зоной. Жаль. — Старая дама задумалась. — В Лондоне вы собираетесь общаться с клерикалами? — вдруг спросила.

— Во всяком случае, я очень надеюсь на настоятеля Кентерберийского собора Хьюлетта Джонсона. Мы встречались на богословских конгрессах, знакомы, и его убеждения позволяют мне надеяться…

— Помню его жену. Красавица, очень светская. Ему было двадцать шесть лет, когда он принял сан. А до того служил инженером и считался подающим большие надежды. Миссис Джонсон пришлось многим поступиться ради того, чтобы муж мог нести с кафедры свои передовые идеи. Я расценила все это как духовный и политический подвиг. Особенно с ее стороны. Знаю многих молодых дам, которые потребовали бы развода… Вы поговорите с ним, конечно, — добавила она снисходительно, — только не забывайте, он совершенно красный… Кстати, лорд Галифакс тоже очень верующий человек. С ним вам должно быть легко. Поезжайте поскорее в Лондон. Здесь вам делать нечего.

— Я не хотел бы, мадам, приступать к своей миссии, зараженный вашим пессимизмом. — Дворник никак не мог понять, то ли мадам Менар-Дориан действительно потеряла всякое влияние, то ли просто не хочет помочь ему.

— На кого вы могли бы опереться здесь? — Она глянула прямо, и Дворника поразила ясность взгляда. — Конечно, на дипломатов, — продолжала она, — конечно, на военных. Но… Не послал бы вас Бенеш в европейские столицы, если бы дипломаты… Не хочу быть Кассандрой, дорогой месье Феликс, но боюсь, трудно будет докопаться до истины. Я давно не встречала порядочных людей. Ваш визит, правда, обнадежил меня. Договор… — Она покачала головой, видно, соглашаясь с какими-то собственными мыслями. — Договор. И французы должны драться за Судеты?! Допустим. Но генерал Вейган — всего лишь человек с опустошенной душой. Он благочестивый католик, по части догм, особенно Апокалипсиса, вы найдете общий язык. Но он испытывает отвращение к нынешнему образу правления Францией, ненавидит парламентские методы. И поэтому считает войну неотвратимым наказанием за пренебрежение христианской верой и моралью. А ведь он наш военный лидер. Как такому доверить новобранцев?! Поезжайте к Черчиллю. В моем пасьянсе это небитая карта, хотя многие считают иначе. Мне кто-то сказал, что его имение, где он живет после отставки почти безвыездно, прозвали малым Форин-офисом. Вот вам и «битая карта». Нуворишам всегда нужны образованные советчики. С официальными образованными советчиками бритты разделались. — Мадам всегда была англофобкой. — Ванситарта практически убрали. Там был нелепый скандал. Не то у Идена украли, не то Идеи… Неважно. И все, носитель разума пошел в отставку. Пусть им будет хуже.

— Пока плохо нам, — вздохнул Дворник. — А с Черчиллем я не знаком и не знаю никого, кто бы мог…

Вошел дворецкий и театрально провозгласил на всю гостиную:

— Его превосходительство депутат Лаваль!

— О боже! — Старуха подняла руки к небу. — Неужели месье Лавалю уже совсем скучно жить на свете, что он вспомнил обо мне? Впрочем… Последние два года он обитает на политических задворках. И поделом! Как мы могли только терпеть его и премьером, и министром иностранных дел… — Она осуждающе покачала головой. — Вы только поменьше слушайте его… И попрошу, запомните это имя: Десмонд Мортон. Это давний приятель Черчилля, а я… — Старая дама заулыбалась. — Я знавала его двоюродного деда. О! Это было неповторимо! — Она уже улыбалась всеми морщинками. — Так вот, пока вы будете болтать с Лавалем, я приготовлю вам рекомендательное письмо. Десмонд во время войны был адъютантом главнокомандующего в Европе, и я могу вас уверить, получил эту должность, когда его двоюродный дед сидел в кресле, где теперь сидите вы. А потом Черчилль, став военным министром, назначил его на хороший пост в разведке. Мортон и живет рядом с Черчиллем. И как вы понимаете, дорогой месье Дворник, встречаясь, эти соседи, разумеется, говорят не только о спарже, охоте и разведении зеркальных карпов — сейчас в Англии с домашним хозяйством все просто с ума посходили! Не иначе, готовятся к блокаде. — И старая дама мелко рассмеялась. — Тоже робеют перед Гитлером!

Попросила Дворника подкатить к ее креслу письменный столик величиной с тумбочку, и вся ушла в работу. Когда Лаваль подошел к ее иссохшей ручке, машинально клюнула его в затылок, ничего не сказав. И лишь вручив Дворнику письмо, величественно промолвила:

— Итак… Господин Лаваль, чье имя можно читать без ошибки справа налево и слева направо… И месье Феликс, наш друг из Пражского университета. Кстати, реформизм Гуса и Жижки — его старый конек…

Лаваль явился сюда за поддержкой. Он намеревается приступить к новому витку карьеры и выдвигает в качестве программы идею «нового Локарно» — но только без России. Англия, Франция, Италия — вполне достаточно. Новое средиземноморское Локарно. Идея, правда, пока недостаточно популярна, но уже многих заинтересовала. Нет, против Москвы она не направлена. Против Германии? Ни в коем случае! Зачем? Как раз на основе тройственных соглашений и нужно договариваться. Присутствие Муссолини как равноправного среди старых колониальных государств лишний раз продемонстрирует Гитлеру объективность подхода «Нового Локарно» к современным международным проблемам. Ведь признан же захват Италией Эфиопии. Более молодым государствам тоже нужны территории. Что тут такого?

— Боюсь, как бы Гитлер не устроил себе колонии рядышком с собственными границами. Зачем ездить далеко? Под рукой кое-что в Австрии, кое-что в Чехии, — съязвила Менар-Дориан.

— А… Вы о Судетском вопросе, мадам… — кивнул Лаваль. — Это совершенно пустой вопрос, который тоже может быть решен на основе «средиземноморского Локарно», уверяю вас.

Мадам Менар-Дориан откинулась в своем кресле, и Дворник поймал ее тяжелый пристальный взгляд на Лаваля — в нем было презрение. Потом она посмотрела на профессора и подбадривающе улыбнулась. А в глазах ее уже было сострадание.

3

Последнее время Дорн стал часто заходить в паб напротив пансиона «Меловый берег». Хозяин паба, мистер Чииз, уже дружески улыбался ему, наливая «мартини».

Дорн приветливо кивнул хозяину, взяв со стойки «хайбол» с соломинкой, на которой кокетливо сидела зеленая оливка. Занял место, с которого можно непринужденно беседовать с хозяином и одновременно незаметно поглядывать в зеркало бара — в нем через большое окно хорошо отражался вход в пансион.

— Да, «мартини» чудный, — удовлетворенно процедил Дорн, не выпуская соломинку изо рта.

— Я же смешиваю джин с красным вермутом, а обычно предлагают белый. И потом… Контрастный вкус сладковатого напитка с горькой маслиной… Как-нибудь заменю оливку маринованной луковкой, это тоже должно быть интересно.

— С удовольствием попробую, — улыбнулся Дорн, вглядываясь в фигуры выходящих из пансиона людей. Машек, обычно точный, опаздывал уже минут на пять.

— Полагаюсь на ваш изысканный вкус, сэр…

— Благодарю, — кивнул Дорн, отставляя стакан с замысловатым названием «хайбол» — ничем не отличающийся от тех граненых стаканов, что давно существовали в его студенческой ленинградской жизни. Правда, пили из них не «мартини» с оливкой или луковкой, а самый обычный крепкий чай.

Роберт Дорн в Ленинграде учился в университете на филологическом факультете на германо-романском отделении… Успел кончить только три курса. Роберт Дорн стал чекистом, советским разведчиком. Сергей Морозов — так звали его до того, как он принял сначала образ безработного немца из Южной Африки, потом надел форму штурмовика в гитлеровской Германии, а после «ночи длинных ножей», в которой уцелел чудом, с шведским паспортом как лесоторговец был направлен в Великобританию с заданием рейхсминистра Гесса — выяснить, какие политические силы могут помочь, а какие могут помешать Гитлеру в его борьбе за господство в Европе. Собственно, это был вопрос о союзниках и противниках Германии в будущей войне. Значит, это для советской разведки был вопрос о союзниках и противниках СССР в той войне, в которой Гитлер хочет разбить первое в мире государство рабочих и крестьян. Пока опасается, что один вермахт будет быстро уничтожен Красной Армией. В СССР об этом знали. Вопрос будущих союзников в антигитлеровской коалиции Дорн прояснял в Лондоне вместе со старшим опытным товарищем, Иваном Яковлевичем Багратиони, ушедшим в Англию по заданию Дзержинского еще вместе с Врангелем как белоэмигрант.

— Для сегодняшней погоды «мартини» как раз, — снова заговорил хозяин. — Не мешает согреться. Хотя многие считают, что в промозглые дни нет ничего лучше портвейна. Но портвейн — это примитивно.

Дорн согласно кивнул в ответ и опять глянул в зеркало. Вот он.

Как всегда, Машек, выйдя из пансиона, начнет озираться. Видимо, никак не привыкнет к лондонскому левостороннему движению. Дорн уже знал, что Машек осторожен до трусости. Убедившись, что машин нет ни слева, ни справа, перейдет улицу и придет в этот паб. Он всегда заказывает для своего патрона один и тот же поздний ужин: телятину, сыр, салат. Иногда спрашивает отварную рыбу, но отказывается, если рыба дорогая. Дорн уже понял: патрон Машека — человек с регламентированными расходами, значит, его нельзя подкупить. Продажные люди обычно сорят деньгами. Значит, Дворника не купишь. Это было самым главным для Дорна в профессоре, с которым он настойчиво искал контакта.

Каждый вечер профессор Дворник покидал пансион, и надолго. Дорн знал, где бывает профессор. Об этом Дорну стал сообщать Машек. Дворник посещал известные лондонские дома — салон леди Фавершем, бывал у Джонсона, настоятеля Кентерберийского собора, заглядывал к Веббам… Контакты Дворника могли поначалу показаться обычной системой светски-деловых визитов. Однако Дорн вычленил для себя в них главное: Дворник посещал тех людей, которые так или иначе могли быть связаны или были связаны наверняка с построением восточно-европейской политики Великобритании.

В Лондоне Дворник действовал весьма осмотрительно, явно не желая, чтобы кто-то догадался о его миссии.

Дорн ни разу не отметил ни одной встречи Дворника с промышленниками, биржевиками и военными. Он словно специально отсекал подозрения в том, что его интересует мнение людей, которые всегда стоят рядом с аннексиями, захватами, агрессиями — людей капитала и армии. Так Дорн сделал для себя еще один вывод, у которого имелась довольно скверная для Дорна частность: ему через Сити или биржу на Дворника не выйти.

И тогда Дорн стал искать выход на Машека. Он изучил расписание жизни этого человека — оно уместилось бы в полстранички ученической тетради. Утром Машек покупал хлеб и молоко, к вечеру после пяти заходил к Чиизу за поздним ужином для патрона, затем ловил такси. Никогда не сопровождал Дворника. Дважды побывал у портного и сапожника, еженедельно бывал у прачки. В отсутствие хозяина сидел в пансионате. Только раз был в англиканской церкви, видимо, из любопытства. В кино, театры, на концерты и выставки не ходил. Поэтому Дорн ежедневно около пяти появлялся у Чииза и выжидал. Он понял, знакомство с Машеком возможно лишь при условии, что тому внезапно понадобится посторонняя помощь. Особый расчет шел на то, что Машек осторожен до трусости. И такой случай, наконец, представился.

В тот день Машек, как обычно, сделал покупки и вышел из паба. Едва ступив на мостовую, он вдруг отпрянул назад и бросился в сторону. Дорн лишь увидел в окно паба, как промчалась красная «альфа-ромео». Дорн бросился на улицу.

В пяти метрах от входа валялась тренога, которую обычно выставляют водопроводчики при ремонтных работах. Из открытого люка виднелись голова и побелевшие кисти рук Машека. Дорн схватил его под руки и рывком вытянул на тротуар. Из лодыжки правой ноги чеха сочилась кровь.

Машек что-то лепетал, путая чешские слова с немецкими.

Дорн поволок его к своей машине. Усадил, вернулся, собрал свертки, которые уронил Машек.

— Здесь рядом, — сказал он Машеку по-немецки, — есть неплохая частная клиника. Вам необходим противостолбнячный укол. Поверьте, я имел дело с ранами, которые лишь на первый взгляд кажутся безобидными…

Врач настоятельно рекомендовал оставить пациента в стационаре хотя бы до утра. Дорн расплатился за услуги и суточный пансион, чем заслужил признательность в страдальческих глазах чеха.

— Добрый господин, не откажите еще в одной любезности: передайте записку в пансион «Меловый берег» профессору Дворнику из Праги…

Записку для Дворника Дорн передал портье.

Наутро Дорн явился в клинику пораньше и сам отвез Машека в «Меловый берег».

— Не ожидал от случайного встречного столь искреннего и бескорыстного участия, — со слезами на глазах сказал чех. — Не зайдете ли в пансион, добрый господин Дорн?

Дорн улыбнулся:

— Вы не совсем правы, господин Машек. Моя помощь вам входит в мои служебные обязанности. Мне поручена безопасность господина профессора. — Дорн сделал паузу. — И ваша, Машек, тоже. Только об этом господин Дворник не должен знать. Это приказ Праги. Вам же, господин Машек, надлежит помогать мне. Поэтому я должен знать о каждом шаге вашего патрона. — Машек изумленно смотрел на Дорна. — Именно поэтому я не могу принять вашего любезного приглашения. Вы меня поняли, господин Машек?

Дорн уже тогда твердо решил: он встретится с Дворником, человеком, ищущим гарантий суверенитета своей родины — союзницы Франции и СССР, — когда тот окончательно запутается в британской дипломатической демагогии.

4

Дворник рассматривал развешанные по стенам чертвелльской гостиной акварели. Под пейзажами с видом канадского озера Онтарио стояло факсимиле Уинстона Черчилля.

Миссис Клементина не без гордости объяснила:

— Да, эти картины писал муж. К живописи сэр Уинстон пристрастился еще в молодости, случайно. Но будь он меньше занят политикой, безусловно, в искусстве достиг бы успеха.

— И немалого, — польстил Дворник, — но пострадала бы политика Британии…

Сэр Уинстон появился внезапно — свежий и улыбающийся. Он только что поднялся с постели. С давних времен, когда был молодым лейтенантом и принимал участие в военных действиях испанской армии на Кубе, он перенял у испанцев привычку отдыхать днем в постели и пришел к выводу, что это полезная привычка. Пока Клементина оставалась в гостиной, Черчилль рассказывал визитеру о своем личном вкладе в усадебное хозяйство Чертвелла.

— …Мой бассейн оборудован теперь новой обогревательной системой, и гости могут в нем плавать в любую погоду. Вы не увлекаетесь? А вам показали моих свиней? На последней выставке скота мои свиноматки взяли несколько призов. Хотите взглянуть? — И довольно посмеивался, тряся тройным подбородком.

Но едва Клементина вышла, сразу посерьезнел:

— Вы уполномочены Бенешем? — спросил прямо. — Надеюсь, я говорю не с частным лицом? Вы ищете гарантов? И считаете одним из таких гарантов меня?

— Бесспорно, сэр.

Черчилль самодовольно улыбнулся.

— У вас есть к тому основания, — сказал он одобрительно. — Не скрою, я уже внес некий вклад в решение судетской проблемы в пользу Чехословакии. Они могли уже договориться в прошлом году. Я имею в виду Гитлера и наш кабинет, правительство Болдуина. И тогда сейчас нам с вами было бы просто не о чем разговаривать. Готовилась встреча Гитлера и Болдуина, основной целью которой — подумать только! — Черчилль сокрушенно покачал головой, — было два момента. Во-первых, как действенней оказать давление на пражское правительство, чтобы заставить его прислушаться к требованиям партии судетских немцев и выполнить их в целом. А во-вторых, заставить ведущие европейские государства, то есть прежде всего Францию, связанную с вами военным договором, отказаться от любых шагов, препятствующих разрешению проблемы Генлейн-Бенеш и проблемы Гитлер — Шушниг в пользу Германии. Тогда мне удалось убедить кабинет, в котором еще были мои единомышленники, Идеи, Остин Чемберлен, считающий своего брата Невиля ослом… Мне удалось убедить кабинет более трезво взглянуть на последствия подобных переговоров. Они поняли — для них урок Рейна не прошел даром, — что с Гитлером нельзя быть равным в переговорах. — Черчилль, конечно, не мог сказать Дворнику, что неуверенность в переговорах с Гитлером порождалась прежде всего недостаточным уровнем вооружения Англии и что он, Идеи, Остин Чемберлен и Эмери прямо заявили, что переговоры с Гитлером будут возможны и необходимы действительно только тогда, когда Англия закончит свою широкую программу вооружений и тем укрепит внешнеполитические позиции. Но сейчас в разговоре с Дворником он объяснял свою позицию морально-этической невозможностью переговоров «отцов» демократии с диктатором.

— Гитлер — это пират, который обманом берет на абордаж. Уверяю вас, я сделал все что мог. Кто может лучше… — добавил он по-латыни и улыбнулся плутовской улыбкой. — Убеждать нынешнего премьера Невиля Чемберлена… — Он усмехнулся. — Невиль считает, что можно ездить верхом на тигре. Я служил в Индии и знаю — это невозможно. Даже Маугли, хозяин джунглей, ни разу не оседлал Шер-Хана, правда, шкуру с него все же снял в итоге. — Опять неискренний, даже злой смешок. — Напомню, Шер-Хан был врагом Человека, хозяина джунглей. Но джунгли боялись и Шер-Хана. Так сказано у Киплинга. Впрочем, то, что сейчас делает Чемберлен, это прямая организация войны Гитлера с Россией… Я не сторонник большевизма, но… В эту войну будет втянуто слишком много стран, народов и правительств. И это не может не волновать… Но я уже сделал все, чтобы война с красной опасностью не затронула вашу страну. Болдуин понял, Чемберлен понять не хочет, что любые отношения с Гитлером, уступки ему неотвратимо повлекут за собой его новые требования. Не могут же эти требования длиться бесконечно…

— Следовательно, — сказал Дворник, — ваша точка зрения, сэр: никаких уступок Генлейну? Но на этих уступках постоянно настаивают официальные лица.

— А при чем тут Генлейн? — удивился Черчилль. — Я говорил о Гитлере. Кстати, чем сами-то вы располагаете? Ваше мнение?

У Дворника сложилось впечатление, что Черчилль не склонен искренне говорить с ним, обстоятельно обсуждая вопрос. И Дворник задумал маленькую месть. Конечно, сэр Уинстон — известный любитель произносить длинные монологи, но и он, профессор Дворник, умеет «держать время».

— Я привержен Версальской системе. И я хотел бы напомнить прежде всего, что в административном делении Чехословакии, определенном все тем же международным соглашением, не существует такой административно-территориальной единицы, как Судетская или, если угодно, судето-немецкая область. Есть просто пограничные с Германией районы, населенные преимущественно немцами. Преимущественно — подчеркиваю. Однако там же проживает значительное число чехов. Территория так называемой Судетской области — исконно чешская территория и никогда не входила в состав Германии. Почему наше государство должно терять ее? К тому же это высокоразвитый в промышленном отношении район, там находятся крупнейшие предприятия химической, легкой промышленности, там крупная сырьевая база, я уже не говорю об известных на весь мир курортах…

— Да, — крякнул Черчилль. — И как военный я могу добавить: вы должны дорожить этими укрепленными районами. Как я понимаю, именно там проходит основная линия ваших западных долговременных укреплений… — И проследил за реакцией гостя. — Но при чем тут Генлейн? Вы справедливо опасаетесь германской агрессии. Действительно, эта агрессия может спровоцировать всеобщую войну. И тут я ваш. — В сторону Дворника последовал театральный жест. — Но Генлейн? Чем грозит Генлейн? Наши шотландцы из века в век говорят о своей национальной самостоятельности. Очевидно, им это необходимо для кровообращения. Однако реальной опасности… Ну, а их право мыслить образцами рейха, издавать газеты геббельсовского толка… Это же все слова, слова, слова… Свобода слова — великое завоевание демократии. Почему же Бенеш не хочет дать судетским немцам их конституционное право?

— Генлейн требует не только свободы нацистской пропаганды, — возразил Дворник. — Он требует автономии Судет вплоть до отделения.

Черчилль помолчал, собираясь с мыслями, и опять начал издалека:

— Видите ли, сэр… Я понимаю вашу озабоченность судьбой родины. Понимаю вас как выразителя интересов чехословацкого населения этой части Европы. Признаюсь, я выслушивал и иную точку зрения. И так же был вынужден признать ее правоту, выражающую озабоченность судьбами немецкого населения… вашей страны. Не скрою, я несколько раз говорил с Генлейном. В принципе, его требования, на мой взгляд, не слишком должны шокировать президента Бенеша, ибо основной своей целью Генлейн считает борьбу с красной опасностью… Я даже полагаю, тут должны смыкаться интересы правительства и той партии, которую представляет Генлейн. Остальные же его требования тоже, на мой взгляд, достаточно разумны и умерены. Он является самым горячим сторонником умиротворения всех острых проблем, которые сегодня стоят перед странами Восточной Европы. Я считаю, что все проблемы Восточной Европы могут быть решены, если государства этого региона постараются наиболее трезво подойти к их совместному решению. Я, разумеется, не навязываю свою точку зрения. Но, кстати, Генлейн мог бы участвовать в этих переговорах. Я нашел его более приятным и разумным, нежели мог надеяться до встречи с ним.

«Болдуин оказал мне неплохую услугу, — думал Черчилль, — помешав втянуться в дурацкую путаную политику нынешнего кабинета. Я даже не могу объяснить ее, исходя из простых человеческих понятий и категорий. И уж тем более не могу объяснить эмиссару дружественного правительства, что персона нон-грата в Праге, Генлейн, дал понять мне и Ванситарту: судетские немцы главной своей целью считают вовсе не автономию нацменьшинств, а полное присоединение Чехословакии к рейху — как единственное радикальное решение судето-немецко-чешского конфликта… А мы при этом, я и Ванситарт, почти соглашались! Я не могу ему сказать, что, вероятно, Англия даже окажет помощь Германии, если на пути захватов Гитлер встретит вооруженное сопротивление Советов. Этот вариант вообще устроит их всех. Сейчас политическая конъюнктура неизмеримо хуже прошлогодней. Не говорить же об этом Дворнику! Чемберлен последние месяцы прямо-таки удила закусил поскорее «умиротворить» Гитлера. Такие люди, как этот профессор, и не представляют, в какой рудиментарный орган превращается у профессионального политика совесть!»

Черчиллю даже стало жаль неискушенного ученого-богослова. Он собирается бороться с Гитлером, но ему Гитлера не победить. «Я сам только недавно понял, какую опасность представляет Гитлер именно для Британии, — думал Черчилль. — Прежде мне даже импонировали в Гитлере и головокружительный политический успех маленького, неродовитого, небогатого человека, и его программа злейшего врага коммунизма. Но если бы Гитлер ограничился только пропагандой и подготовкой священной войны против России… Только очень недалекие люди, типа Чемберлена, могут полагать, что на русском походе Гитлер завершит свою программу. И тут начинается двойственность. Нам, и мне тоже, не чужда идея антибольшевистского похода… Но нельзя забывать, Гитлер с легкостью повернет на Запад, особенно если разгромит Сталина. Если случится последнее, не останется ни единого фактора, сдерживающего пирата. Но чтобы он пошел на Москву, ему нужен чешский плацдарм, — и тут такие дураки, как Чемберлен, не думая о будущем, помогут «фюреру всех немцев» заполучить его».

— Послушайте, профессор, — наконец сказал Черчилль, — а не кажется ли вам, что мы присутствуем при рождении очередного «драг нах остен», известного Европе со времен крестоносцев? Может быть, попытки договориться всем вместе — вашему правительству, Шушнигу, Беку, Титулеску, Генлейну, Зейсс-Инкварту, Гитлеру — приведут к тому, что станет видна цель, и малые страны Восточной Европы, пропустив через свои территории на Восток вермахт, смогут и дальше жить спокойно и самостоятельно?

— Все, кто шел на Восток, потом считали дорогу своей усадьбой, — ответил Дворник хмуро. — Если вам угодны исторические параллели.

— Значит, опять вы не согласны со мной, — удовлетворенно заметил Черчилль, ему было приятно, что собеседник не так прост, чтобы ловиться на пустые приманки. — Тогда послушайте тот единственный совет, который я могу дать. Не поискать ли вам взаимоприемлемых контактов в некоем обществе, которое называется обществом Англо-германской дружбы? Видите ли… Там ваши проблемы видны со всех сторон. Например, вы могли бы переговорить с адмиралом, он, правда, уже в отставке, но тем не менее влиятельный человек… Адмирал Домвайл…

— Это бывший начальник вашей военно-морской разведки?

Черчилль изумленно вскинул брови, не ожидал подобной осведомленности от ученого-богослова!

— Да… — ответил, — это он… И уже в силу этого обстоятельства мог бы если не помочь, то верно сориентировать… Асторы, лорд Лондондерри… Может быть, они? Я берусь познакомить вас кое с кем из этого кружка. — Черчилль хмыкнул недоброжелательно. — По сути дела, программа этого общества и есть программа действий Чемберлена… Это пока все, что я готов сказать вам.

Дворник устало посмотрел в лицо хозяина дома, который пишет картины, исторические трактаты, разводит свиней, строит бассейны и плюс ко всему профессионально занимается политикой, да столь активно, что, даже будучи в отставке, вынуждает считаться со своим мнением, а тихое именьице с бассейнами, карпами, спаржей и поросятами «заставляет» считать малым Форин-офисом.

Интересно, какой из его двух советов шел от чистого сердца? Совет искать гарантов в львиной пасти апостолов англо-германского альянса или же пожелание малым странам сплотиться вокруг Гитлера?

5

На следующий день после отъезда Дворника из Лондона, 2 февраля, Дорн вылетел в Берлин.

Генералу Гизевиусу понравилось, как Дорн повел дело с Дворником. Какая удача — выйти на доверенное лицо Бенеша!

«Когда из эмиссара президента Бенеша профессор Дворник превратится в нашу марионетку, — рассчитывал Гизевиус, — он подтолкнет чешское правительство принять все наши условия. Возможно, даже не желая этого».

Когда Гизевиус развил перед Гессом перспективы едва начавшейся операции «Святой», Гесс подумал, что, кроме него и Гизевиуса, никто не видит, как важно, что Чехия отойдет к рейху безболезненно, бескровно, и Гитлер, самое главное, получит ее из английских рук. Мысли о войне на два фронта, блуждающие, Гесс знал, в умах наиболее осторожных генералов, исчезнут, и уже никто не сможет убедить фюрера, что английская политика враждебна национал-социализму. Вместе с Англией победить Россию — и выполнить программу до конца. А потом… Потом будет легко убрать жадных и недальновидных пешек — Геринга, хромого Иозефа Браухича… Их необходимо убрать — со своими замашками они способны погубить фюрера, а вместе с ним — Германию. Гесс знал — Гизевиус думает так же.

— Но как вы «вычислили» Дворника? Я правильно произношу эту словацкую фамилию? Дворник — словак? — поинтересовался Гизевиус, предлагая Дорну кресло. — Почему вы решили, что именно он посланец Бенеша?

— Попасть на прием к Галифаксу без правительственных полномочий достаточно сложно.

— Стало быть, ваш подопечный был на приеме у Галифакса? И что ему наобещал британский министр иностранных дел? У кого еще он искал поддержки?

— У лорда Лондондерри, у герцога Вестминстерского, у магараджи Хайдерабада, это самый богатый человек Индии, проживает сейчас в Лондоне…

— Это наши люди, — удовлетворенно заметил Гизевиус.

— Но при этом Дворник несколько раз посетил Ванситарта, уже не скрывающего своего германофобства. После встречи с ним Дворник принял решение выехать в Судетскую область Чехословакии — вероятно, задуман какой-то план… Дворник также бывал и у других наших оппонентов, у Черчилля, Хьюлетта Джонсона, супругов Вебб, у посла Австрии в Великобритании Франкенштейна и, наконец, как мне стало известно от слуги Дворника, Машека, профессор отправил свою визитную карточку советскому полпреду Майскому. — Дорн перечислял эти имена и чувствовал, как неуютно становится Гизевиусу.

— Эти Веббы, кажется, коммунисты? — вдруг спросил Гизевиус, и вопрос несколько удивил Дорна — казалось бы, куда острее тот должен среагировать на посланную в Советское посольство визитку. Завяжи Дворник отношения с советским послом, получи гарантии от него — операция «Святой» теряет смысл.

— Веббы ведь были в СССР… — раздраженно бросил Гизевиус.

Вот что его волнует… Он думает, если Дворник станет наводить мост от Бенеша к Сталину, то только окольными путями. И одним из этих путей считает Веббов…

— Да, Веббы ездили в Россию. Но они не коммунисты. Они ведут научную, а не политическую работу. Участвуют в различных комиссиях, в основном по социальным вопросам…

— Я знаю, кто такие Веббы. Но какова степень их нынешнего влияния на общественное мнение?

«На кабинет Веббы не влияют, разумеется, — думал Гизевиус. — Но они опасны тем, что могут вывести Дворника на русских. К тому же Веббы — это литература, которую читают. И вот представить себе только, что напишут они очередной шумный научный трактат, с подачи Дворника обольют грязью принцип геополитики… Отмывайся потом! Со слов Дворника станут печатно разоблачать подоплеку Судетской проблемы, а если Дворник еще и соблазнит их поехать в Судеты, чтобы убедиться своими глазами… Ездили же Веббы в СССР, убедились, что социализм миру не враг, а потом убедили в этом многих и многих… Трактаты этой престарелой парочки всегда имели успех! И года им не помеха, легки на подъем, особенно мадам…» — Гизевиус сам читал «Индустриальную демократию» Веббов. «Скандально, но здраво, — заключил он по прочтении. — Умно — ничего не поделаешь». И что бы ни говорил Дорн об отсутствии реального влияния Веббов на настроения общественности, ум у англичан всегда имеет вес — хоть ум консерватора, хоть лейбориста». «И чего добиваются эти Веббы? — размышлял Гизевиус о чете писателей. — Зачем подрывают своими книжками существующий строй? Живут при этом строе, благоденствуют… Пользуются его преимуществами и привилегиями… Их имение под Лондоном, где они строчат свои научные труды, — не что иное, как та самая частная собственность, против которой они рьяно выступают в своих книжках! И однако обличают капиталистический порядок, он им не нравится, видите ли… Мадам из приличной банкирской семьи, а когда муж получил титул лорда Пассфильда, так она от титула демонстративно отказалась! Поняла, что титул Веббу дали, чтоб заткнуть ему рот. Палата лордов — это не палата общин, где можно до хрипоты отстаивать свое мнение и сбивать с толку молодых депутатов… И что неймется под восемьдесят лет?» — Гизевиус хмыкнул, особенно негодуя на Беатрису Вебб, которая, он знал, лидирует в политическом и литературном тандеме — теперь, стало быть, она начнет бороться за независимую и неделимую Чехословакию.

Спросил Дорна:

— Что вы сделали, чтобы пресечь контакты Дворника с лордом Пассфильдом?

— Я думал об этом. Но чтобы управлять Дворником, мне необходимо установить за ним не только контроль, надо найти возможность сойтись с ним покороче. Как я писал, пока я нашел довольно прямой путь к его слуге. После визита к Ванситарту, я уже говорил об этом, после переговоров с супругами Вебб Дворник резко изменил свои планы и внезапно решил ехать в Европу — в Вену и в Янске-Лазны, курортный городок недалеко от Карлсбада… Что-то затевается, и я должен контролировать действия Дворника.

— Согласен, — кивнул Гизевиус.

— Но все дело в том, что появиться одновременно с Дворником в маленьком курортном городке я не могу… Машек меня знает, и не поручусь, что меня тогда не примут за соглядатая…

— Ваши предложения?

— Я поеду в Янске-Лазны, пока там еще нет профессора. Должен осмотреть место и завязать контакты, которые пойдут впрок моему помощнику. Да, помощнику, — повторил Дорн. — Мне необходима ваша санкция на введение в операцию нового человека, этот человек и пойдет на прямой контакт с Дворником и подготовит платформу для моей встречи с профессором.

— Кто же будет работать с Дворником? — спросил Гизевиус.

— Ингрид ван Ловитц, управляющая моей фабрики.

— Гм… — Гизевиус помнил о подозрениях, нависших над этой женщиной, куда более обоснованных, чем подозрения, которые тогда легли на самого Дорна.

Дорн оценил эту реакцию и поспешил развить свою мысль:

— Ингрид ван Ловитц мне многим обязана. Она достаточно предана мне и не бросит на меня тени. На маленьких курортах люди, живущие в одном пансионе или санатории, довольно быстро сходятся накоротке. Фройлен ван Ловитц из духовного сословия и легко может стать собеседницей профессора-теолога. У них найдутся общие темы. Остальное будет зависеть от моих инструкций и обстоятельств. На инструктаж я вызову ван Ловитц в Вену — неосмотрительно встречаться с ней в Чехии.

— Верно. Что я должен делать? Запросить Вильгельмштрассе?

— Выезд ван Ловитц оформлен шведским МИД.

Гизевиус одобрительно кивнул.

— Бедняга действительно больна, — объяснил Дорн, — прогрессирующий сколиоз, ее поездка на курорт, специализирующийся на нервных и костных заболеваниях, не вызовет недоумения ни шведских, ни чешских властей… Вас я прошу только об одном — нейтрализовать в этом деле Принцальбертштрассе, чтобы там хотя бы не мешали мне лишними вопросами. Это они в свое время сделали из Ловитц больного человека, и совершенно зря, — ядовито прибавил Дорн.

Гизевиус посмотрел на него внимательно:

— Вы чисты, значит, чиста и она…

— Лей по старой памяти смотрит за каждым моим шагом, даже пытается вмешаться в личную жизнь. Например, сегодня он убеждал меня в необходимости брака с русской эмигранткой, моей лондонской знакомой…

— Не может быть! — смеясь, воскликнул Гизевиус. — Ну и как, убедил?

— Более того, Лей дал мне понять, что я могу отправиться с ней в Россию, а там…

— Я выясню, что там задумал Лей. Значит, вам нужно легально выехать в Вену… Вот и поезжайте на конференцию хаймвера. Там будет много наших. Вы сможете спокойно работать. И не думайте о Лее, я давно заметил, его порой заносит…

6

Лиханов остался один в пустой квартире. Когда в этих комнатах крутились племянники, дети двоюродного брата, казалось, яблоку упасть негде. Чувство одиночества заставляло двигаться, брать в руки какие-то брошенные в суете отъезда вещи — Лиханову совершенно чужие и ненужные.

Брат с визой не помог. Что ж такого сделал Родине Борис Лиханов, что она не хочет принять его? Благо, брат оставил Борису квартиру да договорился для него о службе — в Центральной Венской пожарной части, сам там служил с двадцатого года, как в Австрии оказался. Вот памятка с адресом: Ам Хоф, 10. И имя человека, к которому следует обратиться — Георг Вайзель. Не бог весть как хотелось становиться пожарным… Впрочем, брату эта служба давала возможность сводить концы с концами, умудрялись даже выезжать летом за город — это удовольствие в Европе вовсе недешево. Боже! Что прежде для Лиханова значило поехать в деревню!.. Не ленись только открывать рот, куда зальют парного молока, только протяни руку — и полная пригоршня малины, орехов, только спустись к реке — и вот оно, истинное блаженство. И все это было свое, родное, привычное до незаметности. Теперь же и в реке не искупаться, если не нашлось нескольких шиллингов или марок на входной билет на пляж. А уж о парном молоке…

По ассоциации подумалось: «Прежде всего надо поесть, чтобы не смотреть на немца голодными, ищущими, подобострастными глазами, чтобы не считал тевтон, что лезу я в их пожарища за неимением иного средства к пропитанию».

…Пивная показалась с виду вполне приличной, степенной. Лепной потолок, добротная мебель, чисто. Она была куда просторней привычных лондонских пабов и менее уютна. Нечто заведенное на все времена. Что-то раздражающее и навязчивое было в подчеркнутой строгости витрин и стойки, в накрахмаленности салфеток, в сиянии отмытой до противности посуды, будто ее дезинфицировали после чумной заразы. Ничем не пахло. А Лиханов так привык в Лондоне к устойчивому запаху жареной рыбы! Здесь еще раздражал шум. В Лондоне всегда тихо в общественных местах, переговариваются люди негромко, чтобы не помешать тем, кому их дела и разговоры не интересны и не нужны. Там Лиханов всегда чувствовал себя более или менее в своей тарелке — можно замкнуться в себе, уйти в свои мысли, совершенно не стесняться скудости заказа — ни перед окружающими, ни перед официантом. Там это никого не касается. Сосед по столику разве что попросит передвинуть ему горчицу, когда ты, голодный, ненаевшийся, ожесточенно, по-российски ее на хлеб намазываешь. А тут… Режущий диссонанс: подчеркнутая корректность «выглёнда», как говорят поляки, и какой-то взбалмошный шум, споры, выкрики, бравурные тосты.

Лиханов немецкий знал неважно, а венский диалект и вовсе сбивал его с толку, но понял, тон в пивной задают коричневые. Вырядились, повязки со свастикой, будто не Вена тут, а Берлин. «Хайль!» — орут, сталкивая над длинными сдвинутыми столами фарфоровые кружки с неестественной мыльной пеной.

По лондонской привычке Лиханов отгородился от окружающего непроницаемой миной, ел, склонившись над тарелкой. Звучали выкрики против Шушнига, против монархии, против демократии: «Сделаем, как в Германии, да здравствует Адольф, хайль фюрер, долой демократию!..» — орали за сдвинутыми столами. Лиханов обернулся. Штурмовикам подвывали молокососы с затравленным взглядом. «Уже боятся этих», — невольно отметил про себя. На коричневых с интересом и затаенным страхом поглядывали девицы, забежавшие перехватить у стойки булочку с кофе. И главное — никто не возражал. Штурмовики и хаймеровцы орали свое, и никто не пытался их останавливать. Когда раздался призыв к путчу, к оружию, из-за стойки выглянуло некое озабоченное лицо — может быть, хозяин? — и тут же скрылось, изобразив крайнюю занятость. После призыва к путчу коричневые затянули тирольскую песню. «С Гитлером им снюхаться охота, — думал Лиханов. — А потом назад, к августу четырнадцатого, полным аллюром…»

«Необходим жесткий порядок — только так будет восстановлена великая Австрия! — грянуло за тирольской песней. — Всю власть — Артуру Зейсс-Инкварту! Виват! Хайль!»

«Это чтобы люди опять теряли родину, жизнь, любовь», — грустной и горькой была усмешка. Лиханов бросил на стол несколько марок и ушел.

По улице двигались спокойные люди, которым было явно наплевать на все, о чем спорили и орали в пивной. То были не их страсти, не их жизнь — они слишком вжились в свои размеренные обывательские будни, чтобы реагировать на выходящее из привычных представлений. Так думалось Лиханову, когда он смотрел на сосредоточенные и безмятежные, серьезные и лукавые лица венцев. Закричать им: остановитесь, герр, придержите шаг, фрау, задержитесь, фройлен, послушайте! Послушайте, что вам готовят там, в пивной, какой вас-серсупчик сварят вот эти, сдобрив его горьким коричневым соусом. О нет, фрау, я не имею в виду коричневый соус французской кухни. Тот варят на бульоне от поджаренных телячьих костей — этот будет сварен на костях вашего сына, герр, вашего жениха, фройлен, вашего мужа, фрау… Почему никто не видит, не слышит, почему полицейский спокойно стоит на углу, вместо того чтобы взять дубину и вытряхнуть эту нечисть! Эй, господа прохожие, очнитесь! Пока не поздно… Прислушайтесь, куда зовут вашу накрахмаленную Австрию! Потом будет стыдно, больно и кроваво. А кто спасать вас станет? Опять Ванька с дубиной, как при Кюненсдорфе иль при Бородине? Так-то, господа хорошие, беспечные тирольцы, гордые потомки грандов-лордов… Чьи вы там потомки, а? С какой шпаной сюда явился из Испании первый Габсбург?

Не заметил, как с Ринга попал во Внутренний город. Ам Хоф была длинной улицей, уходящей вверх по склону холма. Вот и Центральная пожарная часть.

«Типичный тевтон», — с неприязнью подумал Лиханов, увидев Вайзеля, начальника отряда пожарной части, в его небольшой, изящно обставленной конторке: книги, цветы, бронзовый письменный прибор на столе, красивые шторы на окнах. Вайзель был высок, блондинист, широкоплеч, лицо пышет здоровьем сильного тридцатилетнего мужчины.

— Добрый день, я от вашего бывшего работника… то есть, бойца… не знаю, как у вас тут правильно… от Лиханова Андрея. Я тоже Лиханов, его кузен.

— А… — Вайзель улыбнулся. Его улыбка показалась Лиханову кривой и недоброжелательной. — А… — еще раз протянул Вайзель, приподнимаясь из-за стола. Лиханов отметил, что восседает начальник команды в комфортном кресле с аристократической шелковой обивкой — эта мелочь тоже резанула. Вроде бы тут все должно быть предельно аскетичным, как все, что сопутствует беде и несчастью. — Слушаю вас.

Лиханов пожал плечами:

— Это я вас слушаю. Брат сказал перед отъездом, что вы не против, а я готов, выбора… Я имею в виду, других предложений у меня нет… — Он замялся и добавил, превозмогая себя, не хотелось распинаться перед тевтоном. — Я боевой офицер, жизнью рисковать привык, думаю, пожарное дело придется по мне.

— Вероятно, — кивнул Вайзель, кивок показался Лиханову наигранным. — К нам обычно приходят люди, привыкшие рисковать жизнью. Герр Андрей, ваш кузен, уверял меня, что вы достойны занять его место в нашей команде. Я искренне рад, что герр Андрей вернулся на свою родину, но нам его уже недостает… Мы будем вынуждены назначить вам испытательный срок. Одну минуту. — Он снял трубку внутреннего телефона, кого-то назвал. — Следует ли вам объяснять условия вашего труда?

Лиханов сделал неопределенный жест — вроде бы все ясно.

— Оплата понедельная, надеюсь, вас устроит… Пока вы будете заниматься профилактикой пожаров. И таким образом проходить стажировку. Поэтому первое время ваше содержание окажется несколько меньшим, чем оно было у вашего кузена. Надеюсь, это вас не остановит. Тем более, перспективы неплохие.

В кабинет зашел такой же плечистый и высокий, как и Вайзель, человек в форме брандмейстера, только темноволосый, вида крайне бравого — с тем же выражением упорства и жизнелюбия на лице. Но он в Лиханове не вызвал неприязни, наоборот, Борису вдруг захотелось познакомиться с брюнетом. Тот поздоровался кивком головы и что-то быстро сказал своему начальнику. О, этот венский диалект! Слова так и сыплются, гортанно-поющие звуки так и льются, не то что отрывистая берлинская речь, кальку с которой преподавали в кадетском корпусе — каждый слог ясен. Из короткого диалога Лиханов понял только свою фамилию и слово «Интерпол».

Наконец Вайзель сказал, указывая на вошедшего:

— Познакомьтесь, это ваш будущий шеф, очень строгий и принципиальный, его зовут Людвиг Эбхарт. Расскажите ему о себе. Он должен знать все о вас.

Лиханов принялся рассказывать, от волнения путаясь в немецком синтаксисе, старательно подбирая слова. По лицу брюнета понял, что тот понимает, и это его воодушевило. Он говорил, говорил… Обо всем, о желании вернуться на родину — тоже.

— Как вы относитесь к национал-социалистам? — спросил Эбхарт.

Лиханов недоуменно посмотрел на него и Вайзеля.

— Так как? — настаивал темноволосый.

Смутить Лиханова было трудно, однако подобие смущения все же мелькнуло на его лице, и поэтому Вайзель сказал:

— Вы опасаетесь, что ваш ответ может повлиять на наше отношение к вам? Видите ли… Сейчас в Вене слишком напряженная ситуация, чтобы позволить себе…

— Вас настораживает, что мне не дали визы в СССР? — нахмурился Лиханов.

— Нет-нет, это слишком частный и тонкий вопрос, чтобы он мог влиять на наше отношение к вам, — смягчившимся тоном ответил Вайзель. — Но все-таки? Ваше отношение к наци?..

Лиханов подумал и со вздохом ответил:

— Никакое. Мразь.

Черноволосый тяжело вздохнул, Вайзель понимающе покачал головой:

— Не советую вам быть столь категоричным в беседах. Это на будущее. Думаю, вам удобнее быть аполитичным человеком, не давать собственных оценок событиям. Вас никто не упрекнет: вы иностранец.

— Ну да, ландскнехт.

— Не обижайте нас… — тон Эбхарта стал теплым.

Австрийцы понимающе переглянулись и опять быстро заговорили друг с другом. Лиханов отметил фразу Вайзеля: «Я думаю, он должен знать».

Заговорил Эбхарт:

— Дело в том… Ваш кузен дал вам рекомендацию порядочного, честного, смелого человека. Конечно, годы и условия, в которых вы длительное время находились, не могут не изменить характер человека, не сломить его в чем-то, но мы верим в слово герра Андрея. Не скрою — люди нам нужны крайне, работа слишком специфическая. А то, что мы вам предлагаем, профилактика пожаров, — дело, которое достаточно проявляет человека. Насколько он предан службе, насколько чистоплотен, насколько внимателен. Возьметесь за работу, поймете, почему я говорю о чистоплотности и преданности. Вас будут покупать… Например, хозяева тех магазинов и складов, где скопилась тара, сложенная где-то в углу двора — прекрасный очаг возгорания… Ее нужно срочно вывезти, а есть масса причин, по которым этого сделать нельзя или не хочется. Легче дать взятку должностному лицу, то есть вам. От вас, продолжаю, зависит, увидите ли вы или нет пожароопасные условия, например, в кварталах бедноты, захотите ли вы ссориться с бургомистром или чиновником муниципалитета, чтобы заставить его навести порядок. Вам могут грозить, например, уволить вас со службы. Мы же подчиняемся мэрии. Значит, ваша принципиальность должна быть высокой пробы. Это труднее, чем лезть в огонь и героически выносить по шаткой лестнице трепещущую от ужаса полуодетую даму. Поэтому мы и испытываем новых сотрудников, бросая их не в огонь, а в полымя… И поэтому мы закрываем сейчас глаза на то, что вас, Лиханов, разыскивает Интерпол. Трудно поверить, что безвестный русский эмигрант мог похитить в Великобритании государственные документы, но вы разыскиваетесь именно в связи с таким вот скандалом в Форин-офис. Фигурирует какая-то шитая бисером папка.

Лиханов вспыхнул, крепко сжал кулаки. Это шантаж!

— Ознакомтесь вот с этим документом, — Вайзель протянул ему лист бумаги.

Его, Бориса Лиханова, приметы, описание бювара, который ему заказывал Дорн, показания златошвеек… Какая мерзость, низость, пакость! Сволочь черная, коричневая, будь он проклят, Дорн! Зачем, право же, Советскому Союзу впускать в свои границы преступника, которым занимается Интерпол! Теперь все ясно… Убить его, гада!

Лиханов стоял бледный как полотно.

— Вы скажете, это клевета? Вас подставляют?

— Нет, — хрипло вырвалось у Лиханова.

— Ответ честный, очевидно?

— Меня просили, действительно… Заказать бювар. У меня в Лондоне были две знакомые, тетка и племянница, графини… да какие теперь графини, жили хуже белошвеек… Но с золотыми руками — обучались по монастырям, пансионам монастырским… Я дал им возможность заработать, только и всего.

Эбхарт повернулся к Вайзелю:

— С его немецким в профилактической службе ему будет туго.

— Ничего, в нашем деле главное не лекция, а результат. Объяснится. Да и поднатаскается…

— Может быть, — обратился Вайзель к Лиханову, — мы скроем вас под псевдонимом, например, польским, чтобы не выдало произношение. У вас дьявольский славянский акцент.

— Я русский человек, им и умру, и в тюрьму сяду.

— Не надо так мрачно. Это дело, — Вайзель забрал у Лиханова листок, — попало к нам неофициально. Через моего приятеля, американского журналиста, аккредитованного в Лондоне. Он знал, что вы выехали в Вену, и, вероятно, предположил, что вы можете попытать счастья найти себе работу у меня.

— Я убью этого немца за такое пятно!

— Немца? — с интересом спросил Вайзель. — Вам поручил изготовить бисерную вышивку немец?

— Да. И вы спрашиваете, как я отношусь к наци? Мало того, что он немец, еще и фашист, понимаете? Фашист чистой воды!

— Любопытно… — обронил Эбхарт. — Джек давал тому человеку иную характеристику… Георг, может быть, стоит уточнить фамилию?

— Не знаю…

— Дорн это, его фамилия Дорн. Так и передайте, — загорячился Лиханов. — Не знаю, полагается ли в Англии петля за такую кражу, но я сам его казню, только бы найти…

«Меня никто не освобождал от присяги четырнадцатого года убивать тевтонов! Никто! — Мысли летели вихрем. — Да и кто освободит меня от клятвы бороться с врагами русской земли и русских людей? Уничтожить врага — моя обязанность офицера, русского кадрового офицера. И я уничтожу. Чего бы мне это не стоило». Лиханов принял решение.

7

Ночью из Яхимова привезли раненого. Прострелены ноги — задета берцовая кость. По профессии — механик. Доктор Гофман поместил его у себя дома. Отправлять в клинику рискованно. Был уже опыт, когда раненого генлейновскими молодчиками прямо из госпиталя отправили в тюрьму. Его же и обвинили в провокационной перестрелке. Прокурор оказался членом судето-немецкой партии.

Наконец механик уснул. Гофман оставил его одного, чтобы самому немного отдохнуть. Ушел в кабинет. В одиннадцать нужно слушать радио. Тронул ручку настройки. Попалась ближайшая станция: Карловы Вары. Гофман узнал голос Генлейна. Они были знакомы. Когда-то этот голос подавал команды на занятиях лечебной гимнастикой в курортной поликлинике — Конрад Генлейн служил там инструктором физкультуры. Сейчас Генлейн подавал команду к созыву съезда судето-немецкой партии. «На нашем съезде, — хрипло кричал в микрофон Генлейн, явно подражая берлинскому фюреру, — необходимо первым делом точно определить территорию, населенную в Чехословакии немцами, и предоставить ей полное национальное самоуправление, заменить чиновников-чехов немцами и предоставить полную свободу для нашей пропаганды. Это минимальные требования…»

Легкий поворот рычажка — и в динамик ворвался голос Геббельса: «Судетские немцы знают, что они не одни и за их спинами стоят братья по расе и нации, которые никогда не оставят их на растерзание славянским варварам, отдавшим страну большевикам, позволившим превратить ее в базу для военных операций против нас. Благодаря передаче участков территории и аэродромов, советский воздушный флот имеет уже базу в центре Европы. Даже Рим, Лондон, Стокгольм теперь оказались в радиусе действия советских бомбардировщиков специального типа, которые — Советы громко хвастались этим еще в 1934 году — способны покрывать расстояния в 2000 километров без посадки… Чехословацкое правительство слишком неуступчиво, в его действиях нет великодушия, которое оно могло бы проявить к требующим автономии судетским немцам, а они не желают быть подданными красных, но именно так хотело бы поступить и с ними, и с чехами, и со словаками правительство Бенеша. Но мы не оставим…»

«Однако, хромоножка, ты боишься советских бомбардировщиков, хоть и грозишь ввести свои танки «для защиты Европы от красной заразы»», — подумал Гофман, еще покрутил ручку настройки и поймал, наконец, свою волну: по радиостанции Коминтерна выступал Климент Готвальд. «Если на нас нападут, — Гофман напрягся, сейчас волну начнут глушить. — Если мы будем защищаться, мы не будем одиноки. От Чехословакии требуют сейчас того, что можно требовать только в случае проигранной войны. Но ведь нас заверяют, что ни один политик в Европе войны не желает. Нас заверяют, что агрессивные акты Германии — всего лишь миротворческие шаги, что политика Англии и Франции совместно направлена только на сдерживание европейского конфликта. Позвольте спросить, кто же из европейских народов находится в конфликте друг с другом? Вы не найдете ответа, кроме того, что фашизм Германии ищет повода для конфликта с любым из своих соседей… Но есть великая справедливая сила, Советский Союз, который…»

Гофман слушал Генерального секретаря КПЧ и думал о странных ветрах истории, которые издавна противоборствуют над серединной землей Европы — Чехией, Словакией, Моравией, Судетами. Чехам ли не знать, что такое зависимость от иноземцев?! Совсем недавно, после распада Австро-Венгерской монархии, Чехословакия обрела собственную государственность. Через века обрел свои границы, свой флаг и герб народ, давший миру первый университет, первую печатную книгу, первые часы, первый микроскоп… Ян Гус, Ян Жижка — знамена первой европейской революционной мысли! И снова над этой землей нависла тень раздела, тень зависимости.

Снизу раздался звонок. Гофман с досадой выключил приемник. После возвращения из Испании Гофман чувствовал за собой двойной надзор — и со стороны властей, и со стороны боевиков Генлейна, крутились они вокруг и его дома, и его клиники. Спускаясь по лестнице, заглянул в декоративное оконце, закрытое цветным стеклом — человек у двери показался совершенно незнакомым.

Гофман открыл дверь и отпрянул. Перед ним стоял Дорн. Он был в штатском и один.

— Доктор Гофман? — Дорн приподнял шляпу. — В клинике имени академика Бехера мне порекомендовали проконсультировать у вас мой ревматизм. — Немец решительно перешагнул порог.

— Войдите, — невольно отступив в сторону, отозвался Гофман. «Вот, стало быть, как… Недавний инструктор франкистов теперь инструктирует генлейновцев… Ясно, — со злостью подумал Гофман, — он пришел не с ревматизмом. С провокацией? Что бы ни было — прежде всего помнить: в доме раненый…»

Вошли в кабинет, Гофман принялся сосредоточенно мыть руки.

— Ну что ж, раздевайтесь, — бросил «пациенту».

Дорн проделал это со сноровистостью солдата.

— Какие именно суставы беспокоят вас?

— Ноги. Колени в особенности.

Гофман долго сгибал и разгибал тренированные ноги Дорна. Потом взял фонендоскоп, выслушал сердце, тронул лимфоузлы…

— У вас нет ревматизма, одевайтесь. У вас вообще нет никакого заболевания опорно-двигательного аппарата.

— Вы располагаете временем? — осведомился Дорн, словно врачебное заключение его не касалось.

Гофман прикинул — после укола механик будет спать еще минут пятьдесят.

— Присядем? — спросил Дорн.

— Вы пришли, чтобы продолжить тот допрос в Севилье?

— Хотел бы немного напомнить о нем. Главное — спросить, как вы добрались на родину? Все было гладко?

— Мой побег отразился на вашей службе?

— Нет. После того как мы расстались, я уже не отвечал за вас. Меня интересует, насколько вам помог мой друг Фернандес? Помните красивого офицера-франкиста? Но он не франкист. И даже не испанец.

— Уж не хотите ли вы сказать, что и вы не немец?

— Может быть, — уклончиво ответил Дорн. — Но главное, хочу вам сказать, что ваш побег был бы невозможен без моей помощи и помощи моих друзей. В частности, Фернандеса.

— И теперь я должник СД и должен выполнять ваши указания? — с ненавистью спросил Гофман.

— СД вы ничего не должны. Но я надеюсь, на мою просьбу вы откликнитесь. Тем более она вполне в русле ваших убеждений и интересов. Дело в том, — начал Дорн, — что скоро к вам на лечение приедет профессор Дворник из Праги. — Гофман глянул тревожно, Дорн понял, он не ошибся, Гофман знает профессора не только по истории болезни, вероятно, знает кое-что и о политической его деятельности. — Приедет он сюда, — продолжал Дорн, — из Вены. В Вену же он прибыл из Лондона, перед этим был в Париже. Насыщенный круиз для немолодого нездорового человека. Утомительный. Видно, любовь к родине дает ему силы. Однако… Не слишком удачно проходит миссия господина профессора. Я не знаю, что скажет профессору Дворнику канцлер Шушниг, с которым он должен встретиться в Вене, но знаю, что в Париже и Лондоне профессор выслушал многих популярных и непопулярных политиков, однако не услышал от них ничего конкретного относительно дальнейшей судьбы вашей родины, пан Гофман. Я же могу сказать конкретно. Новости совсем свежие. Только что из Берлина. Аншлюс Австрии произойдет не позже пятнадцатого марта с добровольного ли согласия австрийского правительства, насильственным ли путем, сути не меняет. План «Отто», как кодируется захват Австрии рейхом, будет претворен в жизнь. Как только немцы войдут в Вену, Генлейн прекратит пустопорожние разговоры о свободе нацистской пропаганды и частичной автономии. Речь сразу же пойдет об аннексии чешских Судет в пользу рейха. Шушнигу уже вряд ли поможешь, а вот Дворнику…

— Не понимаю, зачем вы говорите это мне? — нервозно перебил Дорна Гофман.

— Не все сразу. Итак, профессор Дворник приедет к вам в тяжелом состоянии…

— Как врач я приложу все усилия, чтобы помочь ему, — пробормотал Гофман.

— Профессору Дворнику следует облегчить не только самочувствие, но и задачу, полученную от правительства. Кстати, о ее содержании вы вполне можете узнать по своим каналам. — Дорн выделил голосом слово «своим». — Только не говорите, что вы пацифист-одиночка.

Гофман промолчал. Его удивило, что Дорн, видимо, знает о его вступлении в КПЧ.

— И поэтому я попрошу вас проконсультировать еще одну пациентку. Проконсультировать, принять на лечение и сделать так, чтобы она не только познакомилась с Дворником, но и сдружилась с ним. Кстати, она действительно очень больна. У нее действительно тяжкое заболевание, как вы говорите, опорно-двигательного аппарата. — Дорн недобро глянул. — После того как к ней применили средства устрашения в гестапо… Я надеюсь, вы не откажетесь осмотреть эту даму ввиду ее политической неблагонадежности? Ее зовут Ингрид ван Ловитц, сейчас она вынуждена проживать в Швеции.

— Я должен стать вашим осведомителем? Что сказал профессор вашей, видимо, бывшей подследственной и что она ему ответила? — глухо спросил Гофман. — Я только врач.

Гофман с вызовом смотрел на Дорна.

— Вы слишком долго молчали для такого банального ответа, доктор Гофман. Ингрид ван Ловитц никогда не была моей подследственной. Правда, — Дорн помедлил, но все же сказал, — в свое время мы с ней вместе находились под следствием. Но как видите… Как утверждают опытные игроки, новичкам всегда везет. Мы тогда были новичками, и нам повезло — мне и фрокен Ингрид… А сейчас в Швеции она служит управляющей лесопильной фабрикой, которая принадлежит мне. Поэтому я вполне могу назвать фрокен своей сотрудницей. И повторяю, далеко не в сфере службы безопасности.

«Пусть понимает как хочет, — решил Дорн. — Пусть думает, что за новички и что за игра, в которой им повезло… Да так крупно, что удалось уйти из гестапо, оказаться в мундире СД, держать свою сотрудницу подальше от границ рейха и, наконец, устроить побег ему — интербригадовцу-антифашисту Гофману».

Взгляд Гофмана стал напряженным.

— Платить за лечение Ингрид ван Ловитц буду я. — Дорн вынул из внутреннего кармана конверт с деньгами, положил на рабочий стол Гофмана. — Ну, а теперь основное. Я хочу, чтобы вы, именно вы, активный антифашист, уже сражавшийся с фашизмом, сказали профессору Дворнику следующее.

У Гитлера существует план «Грюн», который предусматривает несколько вариантов захвата Чехословакии. Генлейн работает под непосредственным контролем СС. Его патрон — обергруппенфюрер СС Лоренц, и он настойчиво советует Генлейну постоянно завышать свои требования перед пражским правительством — до полной невозможности их осуществления. Это прекрасно знают в Париже и Лондоне, прекрасно знают, говоря профессору Дворнику о необходимости пойти на уступки Генлейну. По сути, английские и французские политики, на которых так рассчитывает Дворник, а вместе с ним ваш уважаемый президент Бенеш, морочат им обоим голову. Не там Дворник ищет правды… А обстановка при попустительстве Запада будет раскаляться до тех пор, пока нацистские танки в Градчанах не покажутся единственным возможным разрешением. Конечно, есть и запасные поводы начать войну против Чехословакии — например, такой повод: убийство немецкого посла в Праге.

Выслушав Дорна, Гофман некоторое время удрученно молчал.

— Вы могли бы все это сказать самому профессору, — наконец ответил он. — Зачем вам втягивать в вашу паутину еще и меня?

— Меня профессор примет за провокатора. А вы поразмыслите и поймете, что я менее всего похож на такового. Мне думается, вы особенно убедитесь в этом, познакомившись с Ингрид ван Ловитц. Она передаст вам привет от Фернандеса. — Вдруг Дорн резко оборвал себя и привстал со стула: откуда-то снизу, может быть, из-под лестницы, которой он с Гофманом поднимался в кабинет, ему почудились неясные звуки, явно выдающие присутствие в доме еще одного человека. Дорн насторожился и резко спросил: — Разве мы не одни?

Гофман растерянно ответил:

— Возможно, кухарка…

— Не лгите, я точно знал, когда шел сюда, что прислуги в доме нет.

— Не волнуйтесь, — горячо сказал Гофман. — Тот человек внизу вам не навредит. Он вообще никому не может навредить.

— Я верю вам. И, надеюсь, о моем визите вы никому не расскажете. Даже тем людям, которым предназначена моя информация. Зачем ссылки на источник, верно? У вас ведь лечатся самые разные люди…

— Мои пациенты вне опасности, если они вовремя обращаются ко мне, — ответил Гофман. — Вы же пришли по поводу ревматизма, не так ли?

8

Канцлер Австрийской республики Курт Шушниг приехал на виллу в Венском лесу, где жила его семья.

— Мадам? — коротко спросил дворецкого, передавая цилиндр и перчатки. — Фройлен?

— Мадам и фройлен были на лыжной прогулке, отдыхают. Ужин через четверть часа. Телефонограмма вашему превосходительству. Вас просит о встрече профессор Дворник.

Шушниг удивился. Он не видел своего учителя почти двадцать лет. Сейчас показалось, они встречались в иной жизни. Конечно, в иной — тогда не было ни Чехословакии, ни Австрийской республики, была Австро-Венгрия, и Шушниг учился у Дворника сначала в Католическом колледже в Вене, тогда-то они и были особенно близки, потом в Праге на теософском факультете Карлова университета Шушниг слушал лекции Дворника по философии. Вскоре — война, Версаль, новые границы. Они потеряли друг друга, но не забыли. Что же должно случиться, если профессор, много лет не подававший о себе вестей, вдруг просит о встрече?

— Приму, непременно приму, — торопливо ответил канцлер. — Телефонируйте профессору, что я жду его завтра ко второму завтраку, если ему удобно.

На половину жены Шушниг не пошел. Пять лет назад, когда он впервые в качестве канцлера Австрии прибыл в Париж, «Пари-Матч» опубликовала сообщение о посещении им скабрезного ресторана «Лидо». Крупный заголовок: «Побывав утром на мессе в церкви архиепископства, канцлер Шушниг ночью развлекался в «Лидо». И несколько фотографий, где он просто-напросто обедает со своими друзьями. Если бы не ретушь, можно было бы подумать, что дело происходило днем. Но одна недружелюбная рука отретушировала снимки, другая — умело подложила номер газеты фрау Шушниг. Разрыва не произошло, но их личные взаимоотношения надломились. Жена не захотела понять, что нацисты воспользовались его обычным любопытством — хотел посмотреть частную парижскую жизнь — и так попытались дискредитировать в глазах венцев. Впрочем, фрау Шушниг была далека от политики… В своем гневе она не увидела, как несчастен был ее Курт, вернувшись из Франции. Ке д’Орсэ не дала ему тогда никаких гарантий. Он понял, Франция оставляет Австрию на произвол судьбы. Его во Франции не поняли, хотя прием оказали доброжелательный, но тихий, без официальной помпезности — парижане не могли забыть, как предшественник Шушнига Дольфус приказал расстрелять рабочую демонстрацию, выступившую против фашизации страны, поэтому вслед машине Шушнига свистели и шикали, бросали гнилые помидоры и незрелые каштаны. Французские лидеры прямо говорили канцлеру: «Австрийцы же согласны на аншлюс, разве нет? Как иначе понимать вашу тенденцию к фашизации? А раз так, что же вы хотите от нас, каких гарантий?» Не понимали они, что хаймвер, штирийские бароны, крупные землевладельцы, банкиры, тесно связанные с германским капиталом, — это еще далеко не вся Австрия. Австрийцы, настоящие австрийцы, воспитанные на традициях своей культуры, никогда не согласятся стать подданными рейха. Но Европа раз и навсегда причислила Австрию к фашистским государствам, а о нем, Шушниге, Эррио изволил пошутить: «Премьер, сидящий на откидном стуле». Вот оно как — временное, случайное место занял временный, случайный человек! Он исчезнет, и о нем забудут… Еще немного, и скинет его с «откидного» стула новоявленный австрийский фюрер Артур Зейсс-Инкварт.

Мысль о плебисците опять пришла в голову, когда Шушниг снял свой глухой черный сюртук, делающий его похожим на католического священника, и устроился в кресле, ожидая, когда ужин подадут ему в кабинет. А что даст плебисцит? Проголосуют за аншлюс — тому так и быть. Проголосуют против? Сегодня ему положили на стол очередной ультиматум Зейс-Инкварта. Откажись большинство австрийцев от аншлюса — Вену ждет путч, куда лучше подготовленный, чем в тридцать четвертом году. И к нему в кабинет, как тогда в кабинет Дольфуса, войдут люди, переодетые в форму полицейских, и застрелят, как застрелили Дольфуса. А потом по радио, занятому путчистами, будет сказано, что кабинет канцлера Шушнига подал в отставку, и президент Миклас предложил сформировать новое правительство Зейсс-Инкварту. Не смерть пугала Шушнига — позор поражения. «Надо было давно, сразу же после гибели Дольфуса, проводить плебисцит по реставрации монархии, тут никто бы не прогадал, венцы — стихийные монархисты. Я знаю, народ полагает, что реставрация больше, чем что-либо другое, будет содействовать консолидации политических сил Австрии и ее сопротивлению Германии. Народ уверен в этом».

Но эта мысль не успокоила. Тогда, в тридцать четвертом, удалось быстро ликвидировать путч. За день с мятежниками справились полиция и армейские части. Но теперь? Когда в австрийской армии восемь офицеров из десяти — члены национал-социалистской партии? Теперь, когда набожным австрийцам сам кардинал Инницер, папский унций, внушает с амвона собора святого Стефана, что аншлюс с Германией — единственное спасение от еретиков, большевизма и голода, который несет конец света, — так сказано в Апокалипсисе…

Совсем недавно кто-то из домашних принес сплетню, будто Гитлер заперся в своей резиденции в Берхтесгадене, разложил перед собой огромную коллекцию почтовых открыток с видами Вены и решает, где разместить коричневые дома. Что это — прямая угроза или только результат паралитического слабоумия?

«В Европе считают, что покойный Дольфус — вот подлинный символ сопротивления аншлюсу и Германии. А я, Шушниг, — на приставном стуле, так, тряпка… И никто не хочет понять, что я пожинаю плоды, посеянные именно Дольфусом. Наверное, нужно умереть, чтобы стать героем. Пусти я сейчас пулю в лоб, Австрия прекратит существовать как суверенное государство». Подумал и вздрогнул: послышались мелкие шаги дочери. Хорошо бы зашла. Нет, побежала мимо его двери… Наверное, звонить в Вену, подружкам или кавалерам? Не заметил, как девочка стала большой. Совсем недавно пугалась, когда он читал ей «Крошку Цахес». Теперь она ничего не боится. Так и заявила на рождество: «Чем мучиться неизвестностью и ждать, когда нас свяжут и отправят в тюрьму, лучше спокойно отдать власть Гитлеру. В конце концов, он такой же австриец, как мы все. Родился в Линце, как мама». Что было ей ответить? Говорят, дети — наша совесть. Дети и старики. Шушниг проводил взглядом дворецкого, поставившего перед ним поднос с едой, и спросил себя, зачем он понадобился старому профессору, как говорят, ныне доверенному лицу президента Бенеша? Париж и Лондон он посетил, конечно, не для теософского диспута. «Может быть, он начнет агитировать меня за восточный пакт? Пропагандировать систему коллективной безопасности? Говорят, Леон Блюм — красный. Левые силы… Евреи, атеисты, дельцы, политиканы — вот что такое левые силы. Значит, вместе с Советами противостоять Германии? Может быть, ввести в Вену войска господина Ворошилова?» В Шушниге закипела злость. Она редко посещала его, иезуиты, у которых он воспитывался до поступления в Католический колледж, научили его управлять собой и не опускаться до низменных страстей, но… Или, может быть, прикажете ввести в правительство коммунистов и социалистов, как французы? Опыт имеется: Гитлер приказал, и нацисты в правительство введены были. Нет, господин Блюм как гарант Австрии невозможен. А Советы в этой роли… Это просто смешно! Весь мир посмеется над Австрией, поклонившейся русским. И под этот смех люфтваффе забросает Вену бомбами… Начнется война, опять мировая война, в которой опять обвинят маленькую Австрию. Или еще хуже — Европа станет большевистской. Красным доверять нельзя. Они могут, конечно, оказать реальную помощь, но тут же объединят вокруг себя всех красных — и австрийских, и чешских, и немецких… И все. Русское дворянство бежало от большевиков к европейцам. А куда побегут европейцы? В Америку? В Австралию? В Африку? Шушниг перекрестился. «Впрочем, — сказал он себе, — не надо так мрачно оценивать ситуацию. Если это правда, что Германия собирается воевать на два фронта — и с Францией, и с Советами… Главное, продержаться до первого сентября».

Подвинул к себе поднос с ужином. Нервы уже совсем расшатались. Он приказал заваривать вместо чая и кофе успокоительный отвар из трав. Налил в чашку с профилем Марии-Терезии пряную жидкость, попытался сбить ее горечь кусочками колбаски, рокфора и снова пил отвар, пока не почувствовал, как притупляются чувства и приближается долгожданный сон.

Утром проснулся от яркого света, который бил в лицо: вчера не зашторил окно, уснул в кресле. Теперь целый день не избавиться от тяжести в голове. Автоматически, по многолетней привычке, бросил взгляд на календарь: 6 февраля 1938 года, 10 часов утра — часы хрипло принялись отбивать время. Через два часа приедет Дворник…

Дворник долго молча и пристально рассматривал своего ученика. Когда они познакомились, Курту было двенадцать лет. Все такой же церемонный, с нерешительным выражением лица, мягким и робким взглядом, тихим голосом. «Зря он отказался от духовной карьеры, — подумал Дворник, — у него внешность пастыря, но не канцлера. И политик он слабый. Во всяком случае, для нынешней сложной ситуации. Говорить с ним будет трудно», — заключил.

От знакомства с семьей и домочадцами канцлера, от угощения за вторым завтраком профессор утомился и предложил Шушнигу выйти на воздух. Хорошо скрипел снег под ногами, белые скульптуры антик казались вылепленными из снега.

— Ваше превосходительство, — официально начал Дворник, когда они вышли на пустынную аллею, — я слишком стар, чтобы брать на себя смелость попусту тревожить вас… К тому же путь до Вены оказался более тяжел, чем в прежние годы. Но цель моего визита стоит моих трудностей и вашего внимания. Ваша страна и мое отечество оказались перед общей опасностью… Европейские политики, увы, считают конфликт, ведущий к агрессии, чисто идейным. Примите национал-социалистскую веру, говорят иные из них, и ваш суверенитет останется с вами. Однако происходящее — вовсе не конфликт убеждений, духовное ренегатство не спасет наши страны. Все это лишь повод… Неужели у нас так мало сил, чтобы предотвратить опасность?

— Вы хотите уговорить меня отдать Вену без единого выстрела, лишь бы не страдала Европа? — тихо спросил Шушниг.

— Отнюдь… Я предлагаю порассуждать. А так ли реальна сила Гитлера? Экономика Германии сейчас плоха. В апреле прошлого года Шахт доложил Гитлеру, что продолжение политики вооружений и четырехлетнего плана поставлено под вопрос. В стране сырье исчерпано, а поставки из-за границы недостаточны. Потребности же растут. Плохо с продуктами, в Германии частично введены карточки, а промышленные товары, как и целый ряд продовольственных, например, сливочное масло, выдаются по специальным спискам, утвержденным партийными функционерами. Если так же пойдет дальше, не исключено, что в стране начнутся антигитлеровские выступления, в конце концов, подорвется вера в Гитлера, а вся его политика пока — это чистая вера. Знаю, Гитлер распорядился продавать валютные активы за рубежом. Сейчас зарубежные вклады Германии едва-едва покрывают расходы на содержание посольств и представительств. Продажа заграничных активов — экстраординарная мера. Гитлер прибегнул и к ней. Значит, дела Германии не так хороши, а позиции не так сильны, как все это хотелось бы представить. Гитлер — банкрот.

— Вот он и начнет войну, — тихим голосом ответил Шушниг. У Шушнига были данные, и он свято верил в них — 1 сентября Гитлер нападет на СССР. Если так, Гитлеру не до Австрии, тем паче — не до Чехословакии. Очевидно, он рассчитывает, что ему помогут поляки, откроют свои границы и пропустят войска. Австрии же нужно только не уступить, не отступить — продержаться до 1 сентября…

Шушниг уже подсчитал, сколько сил потребует у Гитлера подготовка к столь большой войне, какая огромная концентрация ресурсов, обширная мобилизация… До локальных ли тут войн?! А пропаганда? Явно отвлекающий маневр, на которые мастак доктор Геббельс.

Дворник пристально смотрел в лицо канцлера.

— С кем же начнется эта война? С Чехословакией, Францией, Россией? В таком случае вспомните хотя бы опыт Наполеона, Курт. Прежде чем форсировать Неман, он покорил Европу: Испанию, Германию, Пруссию, Польшу, Австрию… Вам ничего не показывает историческая параллель? А Гитлер тщательно анализирует ее. Понимает, что для успешной войны с русскими ему необходимы ресурсы, которых у него нет. Но они есть у других европейских стран… Кто знает, может быть, Гитлер рассчитывает не только подчинить себе экономику соседей, но и поставить под свои знамена их армии. Вы согласитесь служить военной машине рейха? Просто так, во имя гибели большевистской идеи отдать Берлину австрийский национальный доход и австрийских юношей? И вас не будут тревожить по ночам души русских, погибших вместе со своей идеей? Вы христианин, Курт!

Шушниг молчал, думая о предстоящей через неделю встрече с Гитлером в Берхтесгадене: «Вот о чем Гитлер будет говорить со мной… Теперь я убежден в своей догадке… Я соглашусь и на поставки, и на мобилизацию, лишь бы он оставил Австрию в покое. Главное — получить гарантии, что военный союз на время войны с Россией останется только военным союзом. Военный союз — это не аншлюс».

— Конечно, я по-христиански скорблю об участи русских. Но они отвергли бога, и их судьба, очевидно, предрешена, — мягко заговорил Шушниг. — Небо карает грешных. Однако скорбя о невинно убиенных, прежде всего я должен думать о своем народе. Почему бы мне и президенту Бенешу не выслушать Гитлера? Скажи он прямо, чего он хочет…

Я имею в виду конечные цели… Можно же найти некую приемлемую для всех общность.

— Вы полагаете? — резко спросил Дворник, не ожидал он подобной бесхребетности от канцлера Австрии. — Может быть, разумнее нам сплотиться в борьбе с общим злом? Чехам и австрийцам?

— У Чехословакии союзный договор с СССР и Францией. Есть ли смысл Бенешу искать опоры еще и в Австрии? — с сомнением спросил Шушниг.

«Боже мой, — подумал Дворник, — он в своем великоавстрийском шовинизме даже не понимает, что это ему предлагается опора…»

— Смысл есть в любом антинацистском пакте! — в сердцах воскликнул профессор. — Что же касается ваших попыток договориться с Гитлером… — Дворник усмехнулся. — Разве речь об опоре! Речь о совместных действиях…

«Каких? — горько подумал Шушниг, но смолчал. — Боже, нужно только продержаться до первого сентября, дождаться, когда Гитлер увязнет в скифских степях… И что Бенешу равняться со мной! Бенеш рискует всего лишь районом, я — всем государством. Нет, мы с Бенешем не поймем друг друга. Судеты!.. Если бы в ультиматуме Зейсс-Инкварта речь шла, допустим, только о Штирии, я отдал бы, чтобы спасти целое. Отдал же я Муссолини Южный Тироль и тем получил покровительство итальянцев. Кто знает, уступи Бенеш Судеты Германии, Гитлер мог бы предоставить чехам ряд гарантий. Разумеется, если чехи откажутся от помощи Франции, и главное — СССР. Вот причина, по которой я легко откажусь от предложений Дворника».

— Договариваясь с вашим президентом, — сказал Шушниг решительно, — я буду вынужден вступить — в коалицию, где уже участвуют Блюм и Сталин. Вряд ли я буду понят. Это нетрадиционно.

— Отчего же… — возразил Дворник. — Это достойно: получить сильных союзников. Когда речь идет о жизни и смерти, незачем лезть в идейные тонкости и продолжать проклинать большевиков — к тому же подобный способ общения с Россией давно вышел из употребления. Настоятель Кентеберийского собора…

— Для меня это невозможно… — оборвал Дворника Шушниг.

— Допустим, — настаивал тот. — Я тоже не буду родниться с красными и в гости к коммунистам не пойду. Но сейчас следует думать не только о нас, о личностях, стоит думать о тех массах, которые стоят за нами, о народе, Курт. Зачем приносить народ в жертву упрямству и амбициям?

— Я заключу договор, о котором вы так горячо говорите, и в стране начнется фашистский путч, опять-таки пострадает народ.

— Путч… — задумчиво повторил Дворник. — Возможно. Но ведь и против путчистов вы будете не одиноки. У нас, чехов, крепкая армия, и идеи национал-социализма не растлевают ее, в отличии от вашего хаймвера.

— Вам и это известно… — уронил Шушниг мрачно.

— К тому же путч, — не обращая внимания на эти слова, продолжал Дворник, — еще одно свидетельство военной слабости Гитлера. Он берет на испуг. На испуг и разъединение тех государств, в которых заинтересован как в плацдарме и экономическом подспорье.

— Значит, пока Гитлер слаб, нужно пустить на свою территорию сильных русских?

— Можно и без русских. Вы и Бенеш. Может быть, румыны, югославы, поляки…

— Беку я не верю. Он авантюрист.

— За сепаратные переговоры с Бенешем я ручаюсь, Курт. И готов принять на себя миссию их подготовки.

— Благодарю, — коротко ответил Шушниг и замолк. — Не смею обременять вас.

Замолчал и Дворник. Говорить было не о чем.

9

Возле телефонной будки стояли два старика, увлеченные неторопливой беседой. Их таксы, одна к одной палевого цвета, на одинаковых поводках разглядывали друг друга, словно раздумывая, а не вступить ли и им в беседу.

, Эта сценка стала первым венским впечатлением Дорна. На Центральном почтамте Дорн получил телеграмму «до востребования». Ингрид сообщала, что завтра в полдень будет ждать его у памятника Штраусу. Что ж, отличное время: с утра Дорн выслушает хаймверовских трибунов, встретится с Гауком из абвера. Он звонил ему из Праги.

Впереди переливалась неоновой иллюминацией реклама «Сплендит паласа» — огоньки окантовывали фигурки клоунов, игра лампочек заставляла клоунов раскланиваться перед публикой, зазывая на представление. Гаук должен появиться к одиннадцати. А пока…

По сцене, нисходящей каскадом, бежали огоньки, а над огоньками порхали яркими бабочками приподнятые в канкане юбки балерин. Бил чечетку солист-негр в традиционном канотье. Дорн подсел к столику. Его уже ждали оплаченные вместе с входным билетом соленые фисташки и узкая бутыль рейнского. Программа обещала эстрадный дивертисмент, выступление новой звезды — гастролерши из Будапешта Марики Рокк, а после десяти вечера — бифштекс по-татарски.

На сцене появился высокий стройный блондин, образец германской расы — явно работал на контрасте с негром. Он спел в окружении кордебалета песенку о любви в ритме марша. Кордебалет упорхнул сменить костюмы — на сцену вышел скрипач. Зазвучал Штраус.

Дорн услышал за своей спиной обрывок беспечного разговора:

— Устала от холодов. Солнца хочу. Без солнца я не живу.

— Просто ты слишком рано выезжала в этом году в горы. Ничего… Скоро задует фён. И два дня фена стоят двух недель солнца. Твой отец держит в имении виноград?

— Совсем немного. Прибыли уже не те…

Дорн повернул голову, искоса поглядел на соседей. Молодые — ждут солнца и фена — теплого ветра со Средиземного моря, который быстро разгоняет зиму, сметает снег, раскрывает бутоны, а летом ускоряет сбор урожая. Молодые — ждут радости, тепла, свершения надежд. Дорн вдруг понял, что перестал чувствовать себя молодым, и пришла грустная мысль: «А ведь я для нее старик…» — это о Нине Багратиони, которой только восемнадцать, и ее, как эту девочку-австрийку, радует солнце и печалят холода… Стало грустно. Ему казалось, Нина дала бы ему те покой и счастье, которые в своей жизни он вряд ли когда-то найдет. Но он нуждался в них — в покое и любви, как нуждается в этом любой человек.

Дорн позавидовал безмятежной паре за соседним столиком. Интересно, кто они? Ясно, детки состоятельных родителей. Возможно, успеют эмигрировать, возможно, их папы сумеют договориться с новыми властями. Это буржуазные детки, и им безразлично, какой ценой — зависимости или бесчестья — оплачены поездки в Инсбрук или в Ливорно к солнышку, лишь бы цена не взвинчивалась.

«Почему я так дурно думаю об австрийцах? — спросил себя. — Почему меня раздражает их способность радоваться мирной счастливой минуте, пока она длится? Потому что я знаю, что ждет их? А что им делать? Поднять армию против вермахта и геройски погибнуть в одном — двух неравных сражениях? Противиться аншлюсу парламентскими методами? Тогда необходимо, чтобы простого австрийца пригласили на голосование, чтобы поинтересоваться его мнением. Однако здесь не поощряется демонстрация народной воли. Еще не забыты расстрелы рабочих на баррикадах Флорисдорфа, где полегли самые испытанные и последовательные борцы за демократию, которые там, на той стороне Дуная, поднимались и против фашизма, и против аншлюса. А Гитлер в те дни тридцать четвертого года устранял Рема. Что же осталось теперь простому австрийцу? Пользоваться минутой и ждать, как повернутся события? Неактивная позиция. Но кто после запрещения компартии, после репрессий Дольфуса, которыми мог бы гордиться и сам Гитлер, мог бы активизировать этого самого простого австрийца?

Дорн снова повернул голову, чтобы поглядеть на молодых, и увидел знакомое лицо. Пойнт! Сделать вид, что не замечает его? Уже не удастся. Пойнт перехватил его взгляд.

Барабаны. Фанфары. Чечетка. Вот и премьерша — Марика Рокк, рослая красавица. Запела. Зал вздрогнул. Шквал оваций. Пойнт тоже аплодировал стоя. «Он сейчас, пожалуй, еще и засвистит, выражая полный американский восторг…» — насмешливо подумал Дорн. А Пойнт издали уже махал ему бутылкой, с заокеанской непосредственностью собрал свои фисташки, сухарики и начал пробираться сквозь толпу у эстрады.

— Ну, хэллоу, а вы, я вижу, явились к самым событиям? — выкрикнул подходя к Дорну.

— Добрый вечер, — вяло отозвался Дорн.

Пойнт по-хозяйски располагался за его столиком.

— Вообще-то, я не думал, что вы, Дорн, можете оказаться в Вене. Разве это небезопасно для вас?

Дорн недоуменно пожал плечами:

— Что вы имеете в виду, Джек? Вена так же опасна, как Лондон. Или Берлин. Или Прага. Не понял.

— Тем лучше. — Тон Пойнта был беспечен. — Я имел в виду, что тут с минуты на минуту возникнет заварушка, а в заварушке всяко может быть.

— На своем веку я заварушек насмотрелся, — недовольно хмыкнул Дорн. — Ну, а вы по какому случаю в Вене? Освещать заварушку? Так сказать, последняя европейская сенсация?

— Да нет… Мое агентство интересуется мнением князя Штаремберга по следующему поводу: а нельзя ли Австрии и впрямь воссоединиться с рейхом, и хлопот меньше. Но князь Штаремберг подобные заявления делать воздерживается. Увы… В другом же виде редактор интервью не возьмет, и мне хлопот больше.

— Всегда считал «Ассошиейтед пресс» объективным агентством.

— Ну… — Пойнт неопределенно махнул рукой. — Вы не бывали в Вене при Габсбургах?

Дорн рассмеялся.

— А… ну да. А я был, ребенком, подросточком, эдак лет четырнадцати. Мать таскала меня по светским салонам, театрам и прочим милым местечкам — американские вдовы, если они богаты, крайне склонны к светской и разъездной жизни, лишь бы не заскучать. Совсем другое дело было. Даже дух другой. Это все бледная тень… И кормили тут тогда вкуснее, хотя так поздно я здесь, естественно, не бывал. Дневные представления для детей — но и в них был свой шарм. Обязательно пели из «Птицелова» и всякое такое, моцартовское. А теперь — сплошной Сальери. — Пойнт вдруг пристально посмотрел на Дорна. — У вас столько лиц, Дорн, что мне на вашем месте было бы страшно жить на свете. Вдруг не ту маску не там надену — я ведь парень простой.

— Лицо у меня одно, смею вас уверить.

— В таком случае, берегите его от побоев.

— Это что, предупреждение?

Пойнт откинулся на спинку стула и молча налил вина:

— Как бы на вашей конференции не подрались пивными кружками.

— Не забывайте, лучшие бойцы пивных служили в СА. Я как раз из них.

— Надеетесь выиграть сражение?

— Ваше здоровье…

Они выпили, Дорн поковырял татарский бифштекс.

«Что он от меня хочет?» — настороженно думал Дорн: американец явно клонил к какому-то разговору, однако сам, видно, начинать его не хотел, ждал инициативы Дорна. А Дорн вовсе не хотел ввязываться с Пойнтом в дискуссию о положении в Австрии. И в это время в зале появился Гаук.

— Извините, Джек, но я должен идти… — сказал Дорн. — Завтра трудный день, а я всего три часа как с поезда. Устал. — Дорн улыбнулся.

— Ну что ж, — Пойнт опустил глаза. — Тогда до завтра. Только смотрите, Дорн, доживите до завтра. Я буду молиться за вас богу.

«Балаболка этот Пойнт», — думал Дорн, здороваясь с Гауком.

Утром Дорн приехал в пивную «У трех сестер», где начиналась конференция хаймвера. Князь Штаремберг, его глава, открыл заседание пространной речью.

«У трех сестер» пиво пили в подвале, а большой красивый банкетный зал на первом этаже давно арендовал хаймвер под свои собрания. Это был настоящий зал заседаний. С трибуной, с ложей прессы. Гаук вчера сказал, что будет оборудовать радиорубку для синхронного перевода — на столь важную конференцию ожидались иностранные гости. И действительно, Дорн по мундирам различил франкистов и португальских офицеров, мелькали итальянцы. Еще бы! Событие! Замыкается «тоталитарное кольцо» Европы… Не одни хаймверовцы и нацистские функционеры из единокровной Германии наполнили зал — не только австрийская фашистствующая голытьба с тирольскими перышками на шляпах — цвет буржуазии так же хорошо представлен. Директора компаний, тесно связанных с капиталом рейха, например, «Альпинер Монтангезельшафт» — он сотрудничает со «Стальным трестом». Заметил Дорн и нескольких видных представителей правящей христианско-демократической партии, которую возглавляет канцлер Шушниг, — их лица знакомы по газетным полосам.

Князь Штаремберг начал издалека. Взывал к именам императора Франца, Марии-Терезии, Иосифа II… Прошли, увы, те столетия, когда Австрия была хозяйкой в Европе. Теперь же приходится задумываться: может ли суверенно существовать маленькая Австрия — и экономически, и политически… Оживление в зале, особенно в рядах, занятых промышленниками и главами банков. Князь, приняв этот знак одобрения, перешел к историческому обзору вопроса об аншлюсе, который совсем не нов, ибо еще в прошлом веке о необходимости соединения с Германией говорили такие умы, как главы пангерманского «Немецкого национального союза» Георг фон Шенерер, а после Версаля — лидер социал-демократической партии Отто Бауэр.

Воспоминания князя вызвали восторг в рядах христиан-демократов.

— Бауэра толкала на аншлюс все та же историческая неизбежность, — с пафосом говорил Штаремберг. — Да, он видел, что остановить процесс образования на территории монархии самостоятельных славянских государств невозможно, но и для нас, австрийцев, нужна крыша над головой. — Князь позволил себе вяло улыбнуться. — Какая же иная крыша может быть у немцев, кроме крыши их родного дома — германского мира? Маленькая группа немецких племен, потеряв земли и народы, составляющие единую монархию, может быть потеряна и раздавлена усилившимися соседями. А мы теперь знаем, кто эти соседи, — коммунисты и те, кто готов стать коммунистом. Но провидческие предупреждения Бауэра оказались забыты, и двадцать лет мы медленно умираем… Чтобы выжить, Австрия должна присоединиться к Германии.

«Альтернатива Штаремберга, — думал Дорн, — либо монархия, либо аншлюс. Монархии уже быть не может. Значит, выход один».

Пока князь, старчески шаркая, отходил от трибуны, Дорн направился к ложе прессы. Нужно поприветствовать Пойнта, вчера он не слишком любезно обошелся с ним.

— Не понимаю, — долетела до Дорна чья-то английская реплика, прежде всего выдавшая безупречное оксфордское произношение, — о какой дальнейшей фашизации можно еще говорить? Подавление любых антиправительственных выступлений не уступит в изощренности и жестокости германцам рейха.

На реплику отозвался Пойнт:

— Это австрофашизм, а им нужен просто фашизм — высшей пробы. Без примесей… — Пойнт смутился, увидев Дорна.

— Рад видеть вас, Дорн. Как вам Штаремберг? Сильно — монархия, замешанная на тоталитаризме. Подобного Европа не видывала со времен Фердинанда и Изабеллы, да пожалуй, Генриха VIII Тюдора. Почище абсолютизма.

— Абсолютизм порождает робеспьеров и гильотины. Они забыли.

Дорн внимательно посмотрел на человека с оксфордским произношением. Среди видных британских журналистов Дорн его не помнил. Новичок? Значит, английские газеты придают настолько малое значение происходящему в Вене, что отправляют сюда новичка? Просто им давно все ясно.

— Кто это? — кивнул Пойнт на трибуну, где уже располагался высокий плечистый человек с седеющим бобриком, в очках с тонкой оправой, совсем не украшающих его лицо — Артур Зейсс-Инкварт, возросший от функционера Пангерманского союза в референты Отечественного фронта, заменившего в 1933 году все запрещенные правительством Дольфуса партии, и далее — к уполномоченному Гитлера по делам Австрии.

— Зейсс-Инкварт, — ответил Дорн. — неужели вы не знаете его?

— Да как-то… На снимках он представительнее, — отозвался Пойнт, доставая блокнот, — этого оратора он собрался стенографировать.

Зейсс-Инкварт говорил четко и энергично:

— Время придет, и великий фюрер рейха вмешается. В этой поддержке наша сила. Так мы говорим с тридцать четвертого года. Сейчас наши слова как никогда верны. Речь идет лишь о том, чтобы ускорить время. Вот наша главная задача. Ускорить время и подготовить почву для великих дел. Условия для решения главной задачи у нас есть — и наивыгоднейшие. — Дорн отметил, что Зейсс-Инкварт не поясняет даже, в чем же задача и дела великие заключены. К чему тратить слова, когда и так все понятно. «А лихо они спланировали выступления, — подумал Дорн. — Застолбили невозможность монархического суверенитета и быстренько, без проволочек — к главному. Цель ясна, средства ее достижения тоже».

— Решительная борьба с марксизмом, — рубил Зейсс-Инкварт, — требует не тех полумер, которыми ограничиваются христианская и прочие партии, времена демоса перечеркнуты давно, и нечего озираться на дряхлое римское право с его форумом и прочими младенческими побрякушками. Сильную власть, а значит, порядок, гарантирует только наша партия. Уже нет австрийца, который мог бы усомниться в верности моего утверждения… — Оратор оглядел зал с заговорщицкой ухмылкой и пошутил: — Канцлер Шушниг составляет исключение, лишь подтверждающее правило. Австрия же провозгласила себя частью рейха уже шесть лет назад. Так почему же нам мешают окончательно войти в рейх? Сейчас все пангерманские группы составляют национальную оппозицию, это широко известно. Но кому мы составляем оппозицию? Народу? Нет! Правительству? Тогда мы требуем другого правительства, того, которое будет едино с нами. И мы имеем на то все права. Пусть Шушниг проведет наконец плебесцит, которым так настойчиво угрожает нам. Пусть позволит австрийскому народу самому решать свою судьбу. Однако канцлер ограничивается обещаниями. Отчего же он медлит? Да потому, что боится этой меры. А боится — потому что понимает, с кем австрийский народ. С нами! Да, с нами. Смерть Дольфуса — это предупреждение тем, кто думает, что можно лишить народ права решать свою судьбу. Канцлер Шушниг лицемерно подписал летом позапрошлого года австро-германское соглашение, в котором якобы утвердил волю народа, нашу волю. Но это был лишь обманный маневр. Кто может сказать, что условия этого соглашения пунктуально выполняются? Нет и еще раз нет! Но только представить себе Австрию вошедшей в состав государства, с которым она связана как младенец с матерью — пуповиной и кровью. Подлинный расцвет!

Австрия готова мирным путем воссоединиться с родным для нее рейхом. И если канцлер Шушниг, лицемер и демагог, не вынудит, Гитлер, Геринг и Гесс никогда не поднимут на маленькую Австрию бронированный военный кулак! А подобное может и произойти: арестован Тавс, второе лицо нашей партии, есть опасения, что готовится покушение на германского посла фон Папена, санкционированное в бюро бундесканцлера! Безусловно, мы сделаем все, чтобы наши друзья не пошли на крайнюю меру. Мы будем напоминать правительству о его обещаниях, данных одиннадцатого июля тысяча девятьсот тридцать шестого года. Где легализация нашей деятельности, та легализация, которая, казалось бы, гарантирована австро-германским соглашением? Увы, осталась лишь в тексте договора. Где амнистия нашим борцам? Тоже в невыполненном пункте соглашений. Не только в невыполненном, то и в попранном: я опять говорю об аресте Тавса. Долой таможенный контроль на германских границах, долой эмбарго на туристические поездки подданных рейха, мы единая раса, единая кровь, мы станем единым государством… Мы заставим компанию врагов австрийского народа уйти прочь и освободить министерские кресла для его истинных друзей.

Овация взорвала зал. Зейсс-Инкварт выдерживал ее со скорбным ликом мученика за идею.

«И он смеет говорить от лица австрийского народа!» — с горечью подумал Дорн.

— Не пойти ли вниз выпить, — шепнул Пойнт Дорну.

Дорн глянул на часы. До встречи с Ингрид оставалось еще полтора часа. Но лучше уйти отсюда не одному, а вместе с Пойнтом. Не так бросится в глаза.

Пойнт выпил пиво и нашел, что такого густого и терпкого он не пробовал никогда.

— Пожалуй, оно меньше похоже на пиво, больше — на хорошо выдержанное вино, например, итальянское очень сухое кьянти.

Дорн отмолчался. Пить пиво ему приходилось последнее десятилетие практически ежедневно, но он пива не любил. Пиво навсегда соединилось в его сознании с «Тюльпаном», Весселем, голодными штурмовиками.

— В Праге я недавно распробовал пльзеньское, оно мне понравилось. Пивичко, как они говорят… — сказал наконец.

— А эль вам нравится, Дорн?

— Да.

— Что вы делали в Праге? Готовили такую же конференцию?

— Я был в Праге исключительно по личным делам.

— Лес?

— Женщина.

— О, пардон… Вопросов больше нет.

— Я и сейчас должен спешить. Она ждет меня.

Дорн встал, кивком простился. Пойнт сказал:

— Не смею задерживать. Передайте от меня поклон вашей леди. Надеюсь, она окончательно вытеснит из вашего сердца образ бедной фройлен Лоры, и вы, наконец, будете счастливы, Дорн. Это так надо — немного простого счастья, самого обыкновенного, особенно когда все трещит и валится к чертовой матери… А чешки прекрасны…

Дорн еще раз сдержанно кивнул и направился к выходу.

У гардероба он увидел Вольфганга Гаука. Он отчаянно спорил с пожарным. Дорн не стал подходить к ним и вмешиваться в разговор, хотя понял, что Гауку нелегко — в споре верх одерживал пожарный. «Кто же проводит конференцию, — усмехнулся Дорн, — если даже вопросы пожарной безопасности решает абверовский офицер?»

Лицо пожарного показалось знакомым. Дорн вгляделся и прибавил шагу, чтобы скрыть удивление. Это был русский эмигрант Лиханов — в форме венской пожарной инспекции. Лиханов, очевидно, тоже узнал Дорна. Он резко повернулся к нему, и на его лице застыла такая гримаса, словно он увидел привидение.

10

Лиханов не сразу понял, что сама судьба дает ему случай… может быть, первый и последний — сквитаться. Но что делать, лихорадочно думал он, следуя за Дорном. Пистолет остался дома. Он и не нужен. Стрелять в центре города… Нет, он, Борис Лиханов, не самоубийца. Хороший нож — вот что нужно! Но где его взять? Эх, если бы было можно забежать в пожарную часть! Там такого добра у этих конспираторов хоть отбавляй… А они его наверняка ждут, и с нетерпением.

Сегодня утром Лиханова вызвал Эбхарт.

— Борис… — начал он, подбирая слова, видимо, чтобы Лиханов лучше понял его — это человеческое качество, говорить с иностранцем как с ребенком, на его полуломаном или крайне упрощенном языке, да и погромче. Лиханов приметил давно и относился к нему с терпением. — «У трех сестер», это пивная, сейчас там… Конференция коричневых. Нам следует предупредить все возможные возгорания. А поскольку языком вы владеете недостаточно, вот вам пачка памяток о противопожарной безопасности. Разложите листовки… то есть памятки в зале конференции, Так же в ложе прессы необходимо напомнить о предупреждении возгорания. Да и президиуму полезно знать…

Лиханов молча взял пачку памяток, перетянутую бумажной лентой. По пути скуки ради глянул на текст памятки — и присвистнул. В первых строках казенным слогом оповещалось о правилах поведения при возникновении очага пожара. Но потом… «Австрийское гау — нет! Австрийская республика — да! Долой слуг фюрера! Как может австриец-католик мечтать о соединении с протестантской Германией? Чтобы дать австрийцам свободу и благополучие, следует рассматривать наши внутренние проблемы с социальной, а не национальной точки зрения. В этом ваша основная ошибка, господа пангерманцы и профашисты. Лучше, пока не поздно, вдумайтесь в цифры, которые вы хотели бы игнорировать: на выборах в парламент за великогерманскую партию было подано в 1930 году всего 12 процентов голосов, а за национал-социалистский союз, более известный как филиал НСДАП, всего 3 процента. Среди австрийцев нет пятой колонны, на которую вы так надеетесь. В нашей красавице Вене всего 9 тысяч штурмовиков — каждый крупный завод Флорисдорфа выставит куда больше борцов Красного фронта. И не надо провоцировать, что правительство боится плебесцита, который проголосует за аншлюс. Этого народного голосования боитесь прежде всего вы, господа. Правильно, что гауляйтер Вены Тавс оказался за решеткой. Всех туда вас, господа, за измену Родине и народу».

«Написано довольно безыскусно, словно нижний чин писал… У нас в полку большевики так агитацию вели — на наглядных примерах, на разоблачениях, на цифирках… Для доходчивости. Для безлошадных. А мне предлагается подсунуть писульку тузам. Но почему предлагается мне?» — на секунду задумался Лиханов и понял: если коричневые схватят его за руку, он же будет на своем дурном немецком объяснять с упорством идиота, что распространяет противопожарные памятки, — и всем станет ясно, что он не ведает, что творит, ибо, не зная достаточно хорошо языка, не мог, конечно, прочитать текст целиком. А если придут с вопросом в пожарную часть, то кто и когда подменил памятки прокламациями, там и знать не знают. Хоть в типографии, хоть на складе… Неплохо придумано. Он теперь понял, почему с таким пристрастием Эбхарт интересовался при первой встрече его отношением к коричневым.

Деловито и собранно Лиханов обошел перед началом конференции зал, разложил «памятки». Потом пожурил хозяина за узкий проход в гардеробе — при панике может возникнуть пробка. «Насчет паники не знаю, — подумал Лиханов, — а вот то, что они из-за листовок взовьются, это точно. Жаль, что он этого не увидит. У него теперь другая задача». Лиханов с ненавистью смотрел в спину Дорна.

Они миновали собор святого Стефана, повернули к парку, Дорн явно направлялся к памятнику Штраусу. Дорн остановился. Огляделся. Посмотрел на часы. Кого-то ждет. Лиханов так и не решил, что ему делать. Может, задушить? Но в многолюдном парке это тоже не так просто. Набить морду можно. В любом случае, решил он, перед тем как кончить Дорна, надо набить ему морду. За все его, лихановские, страдания.

А все же странный этот Дорн. И деньги у него есть, капиталец. На его месте сидеть бы тихо и спокойно под вечным шведским нейтралитетом и ни о чем не думать, денежки считать. Так нет же! Что его толкает на разные авантюры с фон Лампе, с Иденом, с бумагами проклятыми, за которые простой человек и полкопейки в базарный день не даст, а этот только за подделку бювара отвалил… Что это? Честолюбие или страсти низкие? А может, он вообще шпион? Немецкий — скорее всего. Но немец никогда не стал бы переплачивать. А за бювар Дорн переплатил ему, ох, переплатил. Немец скорее убил бы сразу, как бювар из рук принял. А может, он на Францию работает? И тогда — он против немцев? Нет… Тогда бы ему с фон Лампе не договориться. «Ах, боже мой, о чем я думаю, — усмехнулся Лиханов. — Да какая мне разница! Одно важно: от присяги убивать тевтонов…» — и тут он увидел: к Дорну подходила женщина. Не молоденькая уже, но симпатичная. Лиханов бы сказал о ней — славная, милая. Улыбалась, Дорн пальцы ее в перчатках сжал, совсем по-довоенному. Дорн взял ее под руку, они пошли к небольшому прудику… Дорн кивнул мальчишке с корзинкой, взял у него булку, женщина начала кормить лебедей. «Какая идиллия, — подивился Лиханов, — и тут появляется злодей в маске, стало быть, я. Дама в обмороке. Вот пошлятина! Чарская бы постеснялась. Но как интересно: Дорн и дама».

Дорн и его спутница тихо пошли. «Может, он вообще в Вену ради этой дамы приехал, а я кручу турусы на колесах… Но все равно. Указать на меня мог только он. Уже за это… Пока меня пожарники прикрывают, а завтра вообще тут неизвестно что будет и… Может, даже в Чехию уйти не успею. И не то что в Интерпол, в самоё СД угожу», — думал Лиханов, когда Дорн и его дама подходили к стоянке такси и садились в первую машину. Он прыгнул в следующую.

— За той машиной, — скомандовал шоферу. Тот, не оборачиваясь на седока, невозмутимо включил зажигание.

«Наш бы непременно оскалился, намекнул, как несладко рогоносцу петлять за своей женой, что-то в этом роде, посочувствовал бы как мог и смел, но мужскую солидарность бы выказал. У, европейский автоматизм! Делает свою работу, остальное его не касается», — Лиханов понял, они едут в сторону Венского леса.

Такси Дорна остановилось возле небольшого пансионата, видимо, из дешевых. Они вошли в дом. Либо Дорн выйдет сразу, либо утром, решил Лиханов. Он ждал Дорна полтора часа за столиком кафе на первом этаже пансионата, затем наблюдал за домом до полной темноты. Значит, будет здесь до утра, с удовлетворением думал. Надо, пожалуй, прихватить и пистолет. Нож ножом, но и пистолет не помешает. С этими мыслями Лиханов отправился домой. К пансионату явился ранним утром, опасаясь, однако, что Дорн опять будет огражден присутствием дамы. «Ну и пусть, — уговаривал себя Лиханов. — Ну и пусть… Не каждую же секунду он с ней. Найдем возможность обменяться парой слов».

Прождав два часа, Лиханов решился.

— Простите, — обратился он к портье, — в каком номере проживает супружеская пара из Германии?

— Кто вас интересует?

— Я хотел бы видеть даму из Берлина… Запамятовал ее имя, она изменила его после замужества… Высокая, несколько, гм, полновата, вчера была одета в коричневую шубку и шапочку из того же меха. Кажется, с ней был муж, в сером макинтоше, глубокой черной шляпе…

— А… — портье понимающе улыбнулся, — вас интересует фрокен Ловитц… Она из Швеции. Господин, который вчера привез ее сюда, сегодня увез ее на поезд. Она уехала в Прагу… Вы ошибаетесь, она не из Берлина.

— Когда мы были знакомы, — пробурчал Лиханов, — она жила в Берлине. А что, господин, проводив ее, вернулся? Я бы хотел…

Портье с сожалением покачал головой:

— Не могу вам сказать, он у нас не жил.

— Да, но вчера он ночевал у вас! — с гневом воскликнул Лиханов. — Вы что, не знаете, что творится…

— Нет-нет, — попытался успокоить его портье, — нет. Он очень быстро покинул фрокен и уехал. Они немного посидели у нас во внутреннем дворике, фрокен поднялась в свой номер, а господин… Я сам отворял ему заднюю калитку.

— Давно они уехали?

Портье глянул на циферблат громоздких напольных часов:

— Минут сорок назад.

— С какого вокзала уходят поезда на Прагу?

Портье задумался:

— Вообще, с Западного, но они могли вылететь из Швехата или отправиться по Дунаю.

Лиханов как следует выругался, и счастье портье, что он совершенно не знал русского.

11

Шушниг не знал, что в Гитлере умер актер. Шушниг готовился к встрече с главой государства. А надо было — к представлению театра абсурда.

Утром 12 февраля Шушниг любовался яркими фигурками лыжниц на дальнем склоне Бергхофа из большого окна виллы Адлерхорст…

Вчера, едва Шушниг вышел из машины, Гитлер сказал теплым голосом: «Как я счастлив, когда бываю здесь!» — и обвел рукой панораму.

Они прошли к широкой террасе, нависшей над крутым обрывом.

— С каким удовольствием я бы навсегда остался здесь и занялся только живописью. — Гитлер улыбался. — Ведь я художник! Но нация призвала меня. И я верен долгу. — Шушниг услышал тяжелый вздох.

Фюрер поник головой и, взяв гостя под руку, повел его к вилле. На пороге поднял руку кверху, указав на вершину горы:

— Я хочу, чтобы у рейха были три столицы. Административная — Берлин. Столица партии — Мюнхен. И эта, столица красоты… Здесь будет ее центр, я назвал его Адлерхорст. Конечно, приходится вырубать в скале вертикальную шахту, но разве гнездо орла, который присел отдохнуть на край герба рейха, того не стоит? Проект я сделал сам. — Гитлер горделиво приосанился. — В стиле чайного домика. Изящество, строгость — вот мои принципы архитектора.

Вечером Шушнигу дали так называемый малый прием. В беседе тщательно обходили все острые вопросы. «Скорее всего, — размышлял тогда Шушниг, — речь пойдет о военном союзе. Гитлер держится со мной любезно, как и положено с человеком, в котором заинтересован. Конечно, Германии нужна большая армия, иначе Восточный поход себя не оправдает… Я соглашусь на все! Чрезвычайные военные поставки? Ради бога… И конечно, перед такими глобальными действиями Гитлер не станет возвращаться к вопросу об аншлюсе… Обычный союз ему сейчас выгоднее объединения».

Гитлер говорил о Моцарте, о Вагнере… Он усыплял бдительность Шушнига. Рисовал радужные перспективы создания в Линце музея, картинной галереи… «Я сам, — повторял он, — сам подберу экспозицию. Это моя родина. Я не могу не отдавать ей должного».

Расстались они рано, Гитлер намекнул, что состояние его здоровья требует соблюдения строжайшего режима.

…От вчерашней актерской раскованности Гитлера не осталось и следа. Перед Шушнигом стоял затянутый в полувоенный френч прагматик. Гитлер не предложил даже сесть, хотя — Шушниг заметил — стулья у овального стола посреди кабинета отодвинуты, перед каждым стулом — стопа документов. Что это? Предложения германской стороны? Проект соглашения?

Гитлер отчеканил:

— Вы, вероятно, думаете, что сегодня между нами должна состояться последняя беседа об условиях аншлюса? Но я изменил свои планы. — Шушниг подавил вздох облегчения, и опять пришла мысль о спасительном военном союзе. — Мы будем говорить лишь о необходимости создания для австрийских национал-социалистов нормальных жизненных условий. О том, что члены одной со мной партии должны ощущать себя на австрийской земле такими же равноправными немцами, как и на земле германской. Я хочу также напомнить о политических правах членов национал-социалистской партии.

— Не могу сказать, господин рейхсканцлер, чтобы кто-то стеснял их…

— Однако в вашем кабинете нет ни одного! — Голос Гитлера неожиданно взлетел и сорвался на высокой истерической ноте. — Ни одного министра, который бы последовательно проводил в жизнь политику родственной мне партии! А жизнь партии — это прежде всего ее политика!

— Но…

— Какие «но», какие «но», вы слушайте, что я вам говорю! Почему до сих пор Зейсс-Инкварт не получил портфель министра безопасности? Я вас спрашиваю?

Шушниг поискал глазами хоть какую-то поддержку. Но Шмидта, министра иностранных дел Австрии, национал-социалиста, в кабинете не было. Или Гитлер хочет провести предварительную беседу с глазу на глаз? Шушниг взял себя в руки и заговорил как можно спокойнее:

— Я понимаю причины вашего настойчивого желания, господин Гитлер, чтобы именно портфель министра безопасности принадлежал одному из лидеров национал-социалистской партии. Сейчас, когда Германии важны гарантии военного времени… Со стороны Австрии безусловно… Мы окажем всестороннюю поддержку…

Гитлер сосредоточенно смотрел на Шушнига, и тот видел — Гитлер его не понимает. Потому сказал напрямик:

— Нам стало известно, что вы начинаете восточную кампанию против СССР…

— Ха! — Гитлер презрительно усмехнулся. Он уже собрался унизить Шушнига, пояснив ему без проволочек кое-что об австрийской разведке — униженный противник уже наполовину уничтожен, — но спохватился, уцепившись за другую мысль, она была явно выгоднее для конечных целей встречи, и Гитлер спросил с ехидным притворством:

— Вы заинтересованы в моем восточном походе? Я не сомневался! Вы и Бенеш — заинтересованы, спрашиваю?

Шушниг решил держаться уклончиво — этому человеку ничего не стоит потом на весь мир объявить, что канцлер Шушниг толкает его на войну с русскими. Но и перед Гитлером нельзя сейчас демонстрировать неприятие его политики. Шушниг дал самый нейтральный ответ, который смог придумать в считанные секунды:

— Я всегда сдержанно возражал против восточного пакта русских и чехов…

— Вы не ответили. Я спросил — да или нет, вы заинтересованы в моем выступлении на Россию? Да или нет? — Гитлер распалялся, начинал покрикивать. — Мне ответить за вас? — Шушниг молчал еще и потому, что в тирады Гитлера невозможно было вставить слова, и отчасти потому, что всегда терялся от любого, и политического тоже, хамства. А главное, он не знал, что сказать. — Так я отвечу… Отвечу! — Гитлер довольно засмеялся. — Да! Потому что вы и Бенеш боитесь коммунизма! И знаете — только я могу защитить вас от большевистских орд! Знаете, я — единственный ваш защитник. — Гитлер вдруг захохотал, Шушниг ужаснулся бесовской этой степени самовосторга. — Но даром я не стану защищать никого… — Гитлер подошел совсем близко, погрозил Шушнигу пальцем и повторил зловеще: — Никого!

Шушниг вдруг увидел, что глаза фюрера налиты кровью, будто разом лопнули все капилляры белков. Шушниг поспешно заговорил, лишь ради того, чтобы продолжить разговор, а не пугаться кровавых глаз собеседника.

— Нет-нет, отчего же даром… — Шушниг почти лепетал, — мы готовы предоставить Германии… Мы согласны. Я надеюсь, президент Миклас… Поставки, ресурсы, включая людские, любая готовность. Займы, отсрочки, скидки, тем более…

Гитлер понял, к чему клонит Шушниг. Он, оказывается, согласен на кабальные условия в военном союзе. Ну да, все лучше для него, чем аншлюс. Но это уже шло вразрез его, Гитлера, конечным планам. Нужны не поставки, не союз и даже не людские ресурсы, а нужна вся Австрия разом. И совершенно не нужен послушный, на все готовый Шушниг. Шушниг нужен сопротивляющийся — иначе как его смещать? И Гитлер сказал спокойно:

— От кого только вы, канцлер, могли получить информацию о моих планах на Востоке? — Он так актерски недоуменно повел бровями, что Шушниг вообще перестал что-либо понимать. Казалось бы, только что было дано косвенное подтверждение, и вот… — Я совершенно не собираюсь воевать ни с Советами, ни с другой державой в Европе. Совершенно не понимаю, кто мог вас попутать… Ваша разведка? А разве вы не знаете, что ваша разведка давно на пайке у моего Канариса? — Вот, унизил, плюнул в лицо канцлеру на откидном стуле, теперь можно подавлять. — Вы через вашу, то есть через нашу, разведку получили дезинформацию. И она имеет успех, однако! — Гитлер довольно потер руки. — Вы, Шушниг, клюнули на эту удочку, — он захихикал, — клюнули и перекрестились перед алтарем святого Стефана. Почему, Шушниг, вы не стали попом? Вам бы шло… И не надо было бы сейчас передо мной придумывать ответный ход. Вон вы как напряглись! Полно! Моя дезинформация призвана расслаблять. И вы расслабились, вы ослабили бдительность, вы не готовы…

— К чему? — упавшим голосом спросил Шушниг. Да, конечно, сейчас будет произнесено это проклятое слово — «аншлюс».

Но Гитлер не спешил:

— Вы не готовы к моему ультиматуму. Вы надеялись, я начну воевать и ослаблю внимание к менее насущным вопросам… Нет. Сначала мы добьемся единства и свободы передвижения.

За спиной Гитлера открылась незаметная среди деревянных панелей дверь. Вошли генералы. Кейтель, Рейхенау, Шперле.

— Прошу ознакомиться с текстом ультиматума правительства рейха правительству Австрии, — сказал Гитлер, указав на верхнюю страницу той стопки, что лежала перед каждым из шести стульев.

Шушниг взял в руки документ:

«1. Австрийское правительство немедленно обязуется назначить Артура Зейсс-Инкварта на пост министра безопасности с правом полного и неограниченного контроля над всеми полицейскими силами;

2. Назначить военным министром бывшего офицера рейсвера австрийца по происхождению Глейзе-Хорстенау;

3. Ввести в состав правительства для урегулирования австро-германских экономических отношений на пост министра без портфеля Фишбека;

4. Предоставить в течение трех дней всем заключенным в тюрьмах и обвиненным в создании общественных беспорядков членам национал-социалистской партии свободу и амнистию;

5. Открыть свободное проникновение германского капитала в банки Австрии и свободную беспошлинную торговлю германской продукцией, минуя таможенные запреты».

«Боже мой, — Шушниг невольно схватился за сердце, — да это же программа условий политической парализации Австрии!»

— Это не что иное, как политическое давление на Австрию, — сказал он. — Я не понимаю…

— Мы же хотим помочь вам, — тон Гитлера стал почти мирным. — Вы же сами говорили о восточной кампании… Я ответил, что не имею возможности ее вести, успешно вести, иначе не стоит. Но почему вы не говорите об ударе в спину, который готовит восточный пакт? Не сегодня завтра Бенеш пропустит Красную Армию… через свою территорию. Это может означать конец немецкого мира… Почему вы не думаете об этом? Вы боитесь потерять независимость. А жизнь? Свобода с немцами или таежная каторга на…

— На Алтае, — подсказал Кейтель.

— Вот-вот… Почему вы закрываете глаза на реальность? Только диктатура партии национал-социалистов спасет мир. Простые дружелюбные австрийцы встретят нас цветами и песнями. Но в случае вашего сопротивления через несколько часов германская авиация будет над Веной. А вы держитесь за свой престиж премьера… с непонятным ослиным упрямством. Почему вы упрямитесь? Подписывайте…

— В самом деле, почему? — отозвался Рейхенау.

— Потому что… — Шушниг поднял на них глаза, полные слез, — потому что я не имею права отдать страну на порабощение.

— О чем он?! — заломив руки, воскликнул Гитлер.

— Я обращусь в Лигу наций, — глухим голосом продолжал Шушниг. — К главам великих держав… Разбой, агрессия, насилие… Это неслыханно! Покажите мне одну-единственную конвенцию, в которой было бы сказано о праве одного государства навязывать свою волю, диктовать состав кабинета другому… Ни один международный документ этого не предусматривает!

Гитлер неожиданно весело заулыбался:

— Что ж, после вашей подписи и ратификации Микласа этот документ будет первым в этом роде…

Шушниг был потрясен.

— Никогда! — выдохнул он.

— Посмотрим, — ответил Гитлер, поднимаясь с места. — Я всегда верил в трезвость и разум канцлера Шушнига. Что же касается великих держав… К примеру, Великобритании… Она не пошевельнет ни одним пальцем для Австрии. А к Сталину вы сами не захотите обратиться. Разве нет?

Гитлер развернулся как по команде кругом и строевым шагом покинул кабинет.

За ним засеменил Рейхенау. Кейтель на минуту задержался над сидящим Шушнигом:

— Я быстро подписываю свои приказы по армии. Имейте в виду, если за оставшиеся до тринадцатого февраля двенадцать часов вы не согласитесь на наш ультиматум, не договоритесь с Микласом о его ратификации, я крикну войскам — вперед. Один танковый переход — и Линц будет нашим. Вы можете войти в состояние войны с Германией, но вся ваша сталь, весь ваш уголь, едва мы займем Линц, будут в наших руках. Флаг рейха через двадцать часов после взятия Линца взовьется над венской ратушей. Зачем вам все это?

Шушниг долго сидел над текстом ультиматума наедине с сердечной и душевной болью. «Десять часов я боролся с сумасшедшим, — думал он. — Если я не приму ультиматум, один танковый переход, и они в Линце. Если же я принимаю ультиматум? Что потом? Большего он уже требовать не может, уже нечего требовать. Я пойду в политический полон, но сохраню собственные границы, герб, знамя и гимн…»

В двадцать три часа 12 февраля 1938 года канцлер Шушниг подписал ультиматум, надеясь, что за его ратификацией уже ничего не последует.

Гитлер был доволен. Ключевые посты в австрийском правительстве займут нацисты — и создадут внутри Австрии обстановку, благоприятную для захвата этой страны.

12

О ратификации германского ультиматума австрийской стороной профессор Дворник узнал из утренней сводки радио. Голос диктора был бесстрастен. В курзале новая соседка по пансиону, тоже пациентка доктора Гофмана, пила кофе. Она стала симпатична профессору, эта шведка. Мила, внимательна, контактна и воспитана. Но главное — она умный, добрый человек. Дворник порадовался такому открытию. За длинную жизнь он пришел к выводу, что по-настоящему умные люди, особенно женщины, никогда не бывают добры и открыты. И если встречается умная, добрая женщина, ее нужно беречь рядом с собой. В его жизни так было, но он не уберег… Остался одинок, ибо второй доброй и умной не встретил.

Как-то доктор Гофман, невзначай разговорившись об Ингрид, обронил туманный намек на некую тайну, отягощающую прошлое фрокен ван Ловитц. Какие могут быть тайны у жизнерадостного, доверчивого человека? Человек с тайной обязательно замкнут, подавлен. Видно, события последнего времени зародили в докторе Гофмане излишнюю подозрительность.

— Ну, утро доброе, чем мы сегодня должны заниматься? — спросил Дворник, усаживаясь к столу.

Ингрид приветливо улыбнулась:

— Пока не знаю, чем будем заниматься мы, но у меня сегодня ванна, гидромассаж, лечебная гимнастика. А вы чем-то озабочены.

Дворник подумал, что мог бы поделиться с этой милой женщиной своими тревогами. Но к чему забивать ей голову политикой?

— Я хочу купить игрушки для детей настоятеля местной церкви, — сказал он. — Я приглашен к нему сегодня. Там три малыша. Но я совершенно не представляю, чем можно увлечь их.

— Я с радостью помогу вам, — ответила Ингрид. — Я немного знаю детей. — Она вспомнила мальчишек пастора Принта, с которыми возилась в Пиллау, и ей стало немного грустно: к тем мальчикам она искренне привязалась, и вот — они потеряны для нее навсегда. Такова ее, Зины Велеховой, жизнь… Вспомнила свой баул, в котором поверх рации всегда лежали шерстяной платок, а на нем детские теплые вещи и игрушки… Мальчишки особенно любили железную дорогу и строительный конструктор. Бывало, Ингрид приходила с маленькими Принтами на пляж, устраивалась в соломенной кабинке, защищающей от ветра, а дети раскладывали на песке игрушки… Тогда она спокойно доставала вязание и начинала работу… Спицы брала в руки, лишь если на пустынном пляже кто-то появлялся. Два раза в неделю она вела передачу на Клайпеду, передавала сообщения Дорна, принимала распоряжения Центра…

На столе, рядом с кофейной чашкой, лежали газеты. Дворник изумленно поднял брови:

— Не знал, что вы, фрокен, интересуетесь политикой.

Ингрид слабо улыбнулась:

— Когда имеешь дело с бизнесом, приходится знать, что происходит в мире. У меня трудная работа, — она напустила на себя многозначительный вид, и Дворник понял: она кокетничает. — Хозяин доверяет мне, порой приходится самостоятельно заниматься контрактами… Но вдруг окажусь недальновидной… Могу оказаться без места. Допустим, свяжусь с австрийской фирмой, а там — бах! — и война… Хозяин серьезно пострадает.

— Стало быть, сейчас вас интересуют события в Австрии?

— Хозяин постоянно расширяет дело, и кто знает, с какой фирмой какой страны он заключит договор. Честно говоря, мне нравятся чешские газеты. Они стараются быть объективными. Не то что немецкие, сплошной бодряческий тон, который старается настроить читателя на правильное восприятие прекрасного будущего…

— Вам не нравится Германия? — спросил Дворник как можно более равнодушно. — А мне как-то кто-то сказал, будто вы там жили?

— Увы.

«Уж не связана ли тайна, что так интригует Гофмана, именно с германским периодом жизни фрокен? — невольно подумал Дворник. — Ей там пришлось, видно, несладко. Она что, оказалась не ко двору режиму тридцать третьего года? Еврейка! Нет. Если бы я не знал, что она скандинавка, принял бы ее за славянку — польку, словачку, русскую. Неужели она замешана в политику? Не может быть… Она слишком домашняя… Родственники, пострадавшие от гитлеризма? Но она сказала, что после смерти отца и матери в годы войны у нее никого нет. Муж? Жених? Такая драма оставила бы след. А может быть, ранняя седина и есть тот след? Впрочем, ее драма в прошлом или я плохой физиономист. Она ни о ком не тоскует, ей не о ком сейчас терзаться. Почему же она уехала из Германии? К тому же по своему складу она явно далека от делового мира. Выбора не было? Прямо не спросишь… Зачем все это знать Гофману? Если она ему, положим, нравится, пусть принимает ее таковой, как она есть. Почему мужчины после сорока любят все усложнять? Или это только женщинам свойствен прямой взгляд на жизнь?»

— Я сделал любопытное, почти анекдотическое наблюдение, — сказал Дворник с легким смешком. — Политика стала накладывать свою печать даже на самые тонкие человеческие взаимоотношения. Как вы полагаете, фрокен Ингрид, не смешно ли это? Наверное, нужно разделять кесарево и божье, если мы хотим оставаться нормальными людьми.

«Что он имеет в виду?» — удивилась Ингрид.

— Когда все кругом кричат о войне, — ответила, недоумевая, — какие уж там тонкие взаимоотношения… Конечно, люди стремятся к счастью. И зачем только бог посылает нам страшные испытания, такие как война?

— Библия уверяет, во имя укрепления духа и веры, — мрачно отозвался Дворник.

— Вот мы и пришли к мысли, что влияние политики на частную жизнь в наше время вовсе не анекдотично. Зачем плодить сирот?

Дворнику вдруг захотелось успокоить ее:

— Войны не будет, милая фрокен Ингрид. У меня на этот счет интуиция. Уверяю вас, есть силы, которые справятся с угрозой войны.

— Вы надеетесь на русских? — «Ну вот, кажется, я подвела его к главному», — подумала Ингрид, незаметно следя за реакцией профессора, но голос ее оставался бесцветен, голос для светской беседы. — Левые газеты тоже надеются на них.

— Не русские сейчас диктуют Европе политику, что на них надеяться, — так же спокойно и ровно ответил Дворник.

Отдохнув после гидромассажа, Ингрид написала письмо Дорну. Пользовалась она все тем же условным текстом, что и в письмах из Пиллау, когда основной темой переписки было здоровье и финансовые проблемы фрау Штутт. Теперь Ингрид писала о своем здоровье, о знакомых по пансиону и лечащем враче… Прочитав письмо, Дорн понял, что Дворник не ориентирован в своей работе на Советский Союз, но идея антигерманского пакта славянских государств не чужда ему.

Она отправила это письмо по берлинскому адресу Дорна. Так они уговорились в Вене.

13

Письмо от Ингрид Дорн получил двадцатого февраля. Он жил в Берлине, работал на Принцальбертштрассе. Гизевиус вызвал его в рейх для подготовки чиновника министерства экономики тайного советника Вольтата к переговорам с Федерацией британской промышленности о сотрудничестве промышленных систем Англии и Германии.

— Кто же все-таки ваш Вене? — спросил Вольтат. — Управляющий Роттермира или функционер Британского союза фашистов?

— И то, и другое, — невозмутимо ответил Дорн. — Придет время, и его заслуги перед партией станут широко известны. — Дорн знал, что Вольтат недавно получил чин группенфюрера СС, хотя это не афишировалось, и давал ему понять, что Вене будет равной ему фигурой в переговорах. Вольтат удовлетворенно кивнул.

— Наше дело на данном этапе — внушить Сити через посредничество Британского союза фашистов, что если нам дадут возможность пользоваться золотым запасом Австрии и Чехословакии, мы оставим вопрос о Танганьике в том состоянии, в котором он пребывает на сегодняшний день, а впоследствии мы можем вообще отказаться от этого вопроса, как от совершенно неинтересного и с политической, и с экономической точек зрения.

Дорн удивился:

— Но перед самым моим отъездом из Лондона мы с Венсом говорили именно о Танганьике. И кое-какие успехи…

— При чем тут Танганьика! — раздраженно перебил его Вольтат. — Вернувшись из Вены, вы были у своего патрона, генерала Гизевиуса? Нет?! Ах, вот почему вы никак не можете понять меня… Вы не владеете новой ситуацией.

Вольтат подошел к сейфу, извлек тонюсенькую зеленую папочку.

— Вообще-то, генерал Гизевиус должен был показать вам этот документ… Но не можем же мы топтаться на месте. Ознакомьтесь.

Дорн раскрыл папку:

«Совершенно секретно. Военные вопросы. Берлин, 22 ноября 1937 г. План операции «Грюн».

Это был подробный плач захвата Чехословакии, всего государства в целом.

«Вот оно как обстоит… Это война. И это война с нами, с СССР».

— В общих чертах Гизевиус знакомил меня с этими разработками генерала Кейтеля, — как можно равнодушнее проговорил Дорн. — Но сейчас важнее сроки, дата…

— Вероятно, май. — Вольтат раздумчиво поднял брови. — Возможно, сентябрь. Слишком непростой вопрос. Мы еще не переварили Вену. В Вену фюрер планирует войти до пятнадцатого марта. Так что для «Грюн» май совсем не исключен…

Дорн покидал министерство экономики только с одной мыслью — срочно нужна связь. В данный момент канал у него мог быть только один: подпольная радиостанция Берлина. Вывести на подпольщиков мог Фред Гейден. Фред давно бросил свою автошколу и сейчас обучался в школе гитлерюгенда «Адольф Гитлер». Рекомендацию ему дал Макс Боу, приятель старшего погибшего брата Фреда. Ныне бывший штурмовик Макс Боу служил в гестапо в чине гауптштурмфюрера.

Дорн решил в дом Гейденов не ходить, а встретить Фреда у здания школы. Несмотря на ранние сумерки, над городом уже зажглась иллюминация — почти целый месяц Берлин праздновал возведение фюрера в ранг главнокомандующего вооруженными силами рейха.

В праздничной суматохе по-тихому упразднили военное министерство, Бломберга и Фрича отправили в отставку — за недопонимание стратегии фюрера. Особенно доволен был Геринг — со дня на день он ждал присвоения звания рейхсмаршала. Вместе с Бломбергом отставку получил и фон Нейрат — дабы в правительстве никто более не напоминал веймарские времена. Однако Нейрату намекнули, что его ждет в скором времени достаточно приличный пост — протектора Богемии и Моравии (правда, срок вступления в должность не оговаривался — Богемия и Моравия числились протекторатом рейха только в плане «Грюн», осуществление которого теперь полностью зависело от верховного командования вооруженными силами, в которое вошли Кейтель, Йодль, Браухич, адмирал Редер и, разумеется, Геринг — пока еще рейхсминистр).

Центр Берлина каждый вечер перекрывали для народного гуляния. Знакомые фасады центральных зданий покрыты портретами фюрера в новой военной форме. С крыш тяжело ниспадают знамена. Из репродукторов гремят марши Вагнера и симфонии Бетховена.

Особенно много народу толпилось у натянутых в тихих переулках, в сквериках, на площадях киноэкранов — хроника беспрерывно демонстрировала победные дни и часы фюрера: начальный кадр — рукопожатие Гинденбурга 5 января 1933 года. И дальше… Но лета тридцать четвертого, где в кадрах рядом с Гитлером, Гессом, Герингом, Гейдрихом мелькали Рем, Пфеффер, Карл Эрнст, Шлейхер, в хронике уже нет. Вырезаны. Зато уже примелькалась тонкая физиономия с очками-пенсне — Гиммлер.

На экране два поезда мчатся в одном направлении на расстоянии метра друг от друга. Открыв окно, фюрер улыбается кому-то. Оказывается — он улыбается Муссолини. Тот тоже стоит у раскрытого вагонного окна и тоже улыбается. Демонстрируется хроника визита дуче в Берлин в сентябре 1937 года. Бегут последние километры до столицы рейха, а два диктатора мило беседуют из окон разных поездов — весьма эффектно. Муссолини ступил на перрон, фюрер подходит к нему с лисьей улыбкой и трясущейся рукой, протянутой для рукопожатия. Муссолини сияет парадной формой, золота и серебра на ней не меньше, чем в большой королевской гинее. Этот фильм демонстрировали во дворе школы, и к экрану подтягивалось все больше гитлерюгендовцев, постепенно освобождающихся от занятий. Дорн ждал Фреда Гейдена и тоже смотрел на Муссолини. Фред появился, когда совсем стемнело. Сколько ему сейчас? Восемнадцать? Двадцать? Да, в этом году двадцать. Лоре было бы двадцать шесть.

— Здравствуй, Фред. Как ты живешь? Как папа? Герда? — Голос Дорна вдруг задрожал.

В глазах Фреда появилась усмешка — совсем как у его покойного брата Карла:

— Тебе прямо тут докладывать, гауптштурмфюрер? Давно получил новый чин? Пойдем к тебе. Я тебя не скомпрометирую. Как-никак член гитлерюгенда. И надеюсь, ты меня напоишь хорошим кофе, согласен на чай. Персональной машины еще не удостоили?

— Как видишь…

В самом конце Ундер-дер-Линден удалось сесть в автобус. До Тиргартена ехали молча, автобус был набит битком. На Дорна косились — черный мундир настораживал пассажиров.

— А заброшено у тебя, — процедил Фред сквозь зубы, располагаясь на кухне. Щурясь смотрел на пламя газовой горелки. — Помнишь, как вы с Карлом пирожные принесли мне и Лоре?

— Помню, Фред. Я ничего не забыл. И прежде всего — доброту твоего отца. Если бы тогда он не вытащил меня из казармы, если бы не сдал комнатку Герды…

— Ладно. Прошлое все это, прошлое…

— Суров ты, однако. Так что отец?

— Есть такая болезнь — старость называется.

— Ну а Герда?

— Особый разговор. Тоже не из легких.

— Тогда рассказывай о себе. Значит, решил стать государственным или партийным функционером — для того и созданы, как я понимаю, эти школы «Адольфа Гитлера»?

— Во-первых, чтобы бороться с врагом, его надо знать, — обстоятельным тоном ответил Фред. — Во-вторых, я всю жизнь беру пример со старших, например, с некоего Дорна. Знаешь такого? В комнатке Герды у моего отца жил… Вот и научился я у него кое-чему. Первое — иметь два лица. Очень полезно и перспективно в настоящей исторической ситуации. Ну, а в-третьих, учиться надо, ибо надо выходить в люди и думать о будущем, и не только о личном будущем. Во мне, правда, теперь культивируют дух штурмовых отрядов, как учит советник по делам просвещения Ахелис. Есть такой теоретик. Словом, как говорит фюрер: «Мы вырастим молодежь, перед которой содрогнется мир: молодежь резкую, требовательную и жестокую. Я хочу, чтобы она походила на молодых диких зверей». Аппетит у нас и правда зверский… Жрать хочется, когда тебя на пайке держат.

— А цитатку ты, конечно, в школе Адольфа Гитлера вызубрил? Но прежние связи у тебя сохранились?

— Еще бы! Я для группы Робби неоценимый кадр. «Красная капелла» оттого и жива, что в ней люди с двойной жизнью работают.

— О «Красной капелле» я немного знаю. Но кто такой Робби и что за группа?

— Помнишь «оппель», под сиденьем которого рация стояла? Это и есть группа Робби. Его зовут Роберт Уриг, металлист, с тридцать четвертого по прошлый год отсидел, как положено. Отпустили под залог шестисот марок. Наши в молоке и хлебе детям отказывали… Он, его друзья по тюрьме Лукау и группа нашего Шульца. Я, Герда, еще есть надежные товарищи. Мог бы тебя свести с ними. Тебе опять нужна связь?

Дорн кивнул.

— Этот вопрос решаю не я. Ясность будет завтра. Можешь прийти в штаб «Силы через радость» нашего района? Завтра, часа в три? Я, кстати, после школы Адольфа Гитлера собираюсь работать именно чам, поскольку я ведь теперь еще и спортом серьезно занимаюсь, борьбой.

— Манят лавры Вернера Зееленбиндера?

— Ты его знаешь?

— Кто же не знает олимпийского чемпиона?

— На последних играх его засудили. Потому как чуют, что он наш. А он и правда наш. Кто тогда в Спорт-паласе был, когда Вернера засудили, лишили призового места, видели, этот железный человек рыдал как мальчик. Не медали ему жалко было. Он решил: если выиграет, значит, окажется под защитой Олимпийского комитета… Понадеялся, что «О, спорт, ты — мир» — это истина. И тогда думал прямо с пьедестала почета высказать, что такое фашизм и что на самом деле несет он Германии и всем простым честным немцам, что нацисты — самые обыкновенные бандиты. Вот он и капитан Ремер… Не знаю, может, с нами тебе, да и нам с тобой опасно дружбу водить, а вот с Ремером и Зееленбиндером хорошо бы тебе сойтись. Тебе Ремер точно нужен, — для убедительности Фред даже головой закивал. — У него крепкие связи с Центральной венской пожарной частью. Начнись в Австрии путч, поддержи этот путч вермахт, костяк всего австрийского сопротивления в этой части окажется, помяни мое слово. И имей это в виду. Видишь ли, нам тоже полезно знать то, что известно таким, как ты.

— Не боишься, Фред? Ты ведь у отца последняя опора.

— Конечно, блоклейтер с меня глаз не спускает. У нас ведь как теперь… Сын на отца доносит, отец на сына, все у гестапо выслужиться торопятся, кто слабее духом и мыслью. Но у меня официальное положение что надо. Характеристики Боу выставляют меня в весьма пристойном свете. Вопросов ко мне нет. С Гердой у меня никаких контактов. Капитан Редер запретил напрочь.

— Как она?

— Как… — Парень засопел носом. — А как может быть вдова при живом муже? Не уберегли мы Вальтера. Взяли его. В тридцать пятом, в январе. Сейчас он в лагере. Это конец, не сегодня так завтра… Тут сомневаться нечего. — Фред сжал кулаки. — Дураки мы, спохватились поздно…

— Не надо так резко о товарищах. — Дорн понял, что имел в виду молодой Гейден.

— Говорю и говорить буду. А все потому, что недооценили их террора. Теперь, когда основной костяк изолирован или физически уничтожен, это и дураку ясно. Но мы все равно работали и работать будем, боремся и бороться будем. Комитет Народного фронта в Париже, Манн там и прочий цвет германской интеллигенции, это, конечно, здорово, но это ведь в Париже, а надо в Киле, в Гамбурге, в Эссене, в Берлине… Чтобы каждый честный немец…

— Меня уговаривать не надо, Фредди, — грустно сказал Дорн. Его и радовала, и настораживала напористая боевитость молодого Гейдена. «Конечно, — думал Дорн, — ему сейчас в моих глазах очень хочется выглядеть взрослым и значительным. Берет на себя много? Но ведь в Компартии сейчас на счету каждый боец. Когда жертвой пали самые опытные, самые закаленные… Этому мальчику вполне могут доверять. Да и какой он мальчик! Двадцать лет. Будущее Германии за такими бескомпромиссными, цельными, пусть резкими, молодыми бойцами Компартии. Только бы им уцелеть!»

— Знаешь, Фред, а ведь воевать придется…

Гейден медленно покачал головой:

— Мы тоже так думаем. Но коли и ты говоришь… Когда? С Советами?

— Пока, наверное, с Чехословакией. С Советами подождут.

— СССР не одолеешь, это ты брось. Ну что ж… Да, — Гейден задумался. — Воевать. Если призовут в армию, что ж… Там для меня и моих друзей работы непочатый край. Может быть, наступит светлая минута, когда немецкий солдат бросит оружие… И по всему фронту начнутся братания. Как в восемнадцатом, когда наши братались с твоими, Дорн. Ради этой минуты я…

Дорн пристально смотрел на Фреда. Нет, он не оговорился. Умышленно сказал это «наши братались с твоими»… Дорн подошел совсем близко к нему, обнял за плечи, и они долго и молча смотрели друг другу в глаза.

14

Утром 9 марта радио Инсбрука передало речь канцлера Шушнига. Шушниг назначил на 13 марта всенародный плебисцит — всеобщее голосование за свободную независимую христианскую и единую Австрию.

Профессор Дворник вдруг ощутил душевный подъем. Нет, не зря он ездил в Вену — Курт решился. Плебисцит — это борьба. Нужно сегодня же выезжать в Прагу. Дворник глянул на часы. Девять. Гофман уже начал прием.

Когда пришел в клинику, Гофман был занят. Нетерпеливо прохаживался по приемной — и уже репетировал разговор с президентом Бенешем:

«Только безволие французов позволило Гитлеру захватить Рейн. Речь Шушнига — это уже сопротивление. Необходимо подхватить это знамя, помочь Шушнигу. Я рад, я счастлив, что, почти раздавленный, Шушниг нашел силы. Плебисцит поставит точку на говорильне Геббельса. Ситуация напряжена, не исключено, Гитлер двинет войска… Но Гитлер уйдет, если показать ему кулак. Все даже можно сделать без французов и русских, Румыния нас поддержит, я знаю. Политика Титулеску не может измениться столь кардинально, чтобы отойти от основополагающей идеи коллективной безопасности. Возможно, и Бек одумается…»

В это время открылась дверь, и Гофман пригласил Дворника.

— Я пришел предупредить вас, доктор, что вынужден выехать сегодня в Прагу.

Гофман с сомнением покачал головой:

— Ситуация в связи с объявленным в Австрии плебисцитом, боюсь, обострилась. Не вернее ли будет пока оставаться в нашей провинциальной тиши? События не заставят себя ждать…

— Именно поэтому я и должен уехать.

— Именно поэтому? — переспросил Гофман со значением и опять замолчал.

Дворник видел, он что-то обдумывает.

Наконец Гофман сказал:

— Вы сможете уехать около пяти вечера, профессор, не раньше. Поездом на Хомутов — он приходит туда как раз перед пражским экспрессом. С билетом я помогу вам. Фрокен Ловитц, кстати, заканчивает курс лечения, и, как я заметил, она явно затосковала от однообразия нашей курортной жизни. Профессор, сделайте милость, возьмите фрокен в Прагу… По моим наблюдениям, ее жизнь весьма пресна, а это в определенной степени способствует тяжести ее заболевания.

Дворник пожал плечами:

— Ради бога… Если фрокен Ингрид выскажет подобное пожелание. Буду рад служить достойной даме.

«Я не знаю, какие планы строил Дорн, прося меня познакомить Дворника с фрокен Ингрид, но кажется, сейчас единственный момент, когда я могу что-то реально сделать для Дорна».

— Пригласим фрокен и устроим ей сюрприз? — наконец спросил Гофман.

Дворник вяло улыбнулся.

Ингрид вошла в кабинет. Она растерянно смотрела то на Гофмана, то на профессора.

— Пан Феликс, — сказал Гофман, — сегодня решил покинуть нас. Он едет в Прагу, и я подумал, не рекомендовать ли вам, дорогая фрокен Ингрид, небольшую развлекательную экскурсию в столицу Чехословакии? Дня на три… Тем более курс физиотерапии вы закончили.

Ингрид изумленно и восторженно вздохнула:

— Как мне всегда хотелось увидеть Прагу! Девочкой я много слышала от отца об этом городе. Он жил в Праге несколько месяцев, прежде чем получить сан викария, работал в библиотеке Карлова университета. Тогда я еще не понимала многого, не могу сказать, над чем именно работал отец, какие проблемы богословия… Но я хорошо помню рассказ отца о часах пражской ратуши, как перед глазами зрителей появляются все двенадцать апостолов, а за ними следует смерть… Мне было страшно: смерть, идущая за бессмертными апостолами… Страшно и любопытно. Да и вообще… Прага, колыбель европейской культуры… Я так мало видела в своей жизни! — Ингрид опять вздохнула.

«Дорн будет доволен, — думала Зина. — Я же буду знать, что происходит с профессором, буду знать, что может измениться в отношении Бенеша к происходящему, любые изменения тут же отразятся на поведении Дворника. Буду знать, с чем и куда он поспешит, если Бенеш опять направит его своим эмиссаром».

От Гофмана Ингрид и профессор вышли вместе. До пяти часов времени оставалось много. На улице было холодно. Ингрид подняла воротник плотного драпового пальто, спрятала подбородок в шарф. Дворник взял ее под руку, и они двинулись по улице, круто уходящей вверх.

Заглянули на почту. На имя профессора корреспонденции не было. Ингрид на всякий случай спросила, нет ли писем ей. Дорн пока молчал. Ингрид отправила ему телеграмму: «Выехала на экскурсию в Прагу. Где ждать аккредитив?» Дорн поймет: она спрашивает, куда ехать потом, в Янске-Лазне или возвращаться в Швецию.

15

11 марта Геринг назначил на шесть вечера в Доме авиации прием для дипломатического корпуса в честь присвоения ему звания рейхсмаршала. Штандартенфюрер Лей вручил Дорну пригласительный билет и с усмешкой сказал:

— Озаботьтесь принарядиться в штатское. Ненароком встретите кого-то из лондонских знакомых, хлопочи с вами, шведский промышленник Дорн. А вообще, я вам завидую, — он подмигнул панибратски, — в программе «Штраусиана», обожаю «Штраусиану», особенно польку «Анну». Видел дазно, году в двадцатом, Тамару Карсавину… Танцует она еще в Лондоне?

— Я не театрал, — ответил Дорн.

— Вот и пойдите, подразовьетесь и подразвеетесь…

— Охотно уступлю билет вам…

Лей тяжко вздохнул:

— Мне отдыхать некогда. Боюсь, — он бросил взгляд на старинные напольные часы, — мне сегодня не придется отдыхать и в собственной постели. Вам же Дорн, предстоит не только отдыхать, не и опекать. Опекать на приеме вы будете жену мексиканского посла. Она даме болтливая, любопытная, а дурак-муж ей многое рассказывает. И кстати, вот вам прекрасный повод продать Мексике шведские опилки. А хотите, купите у них кактусы, если ваша механическая пила не засорится, — Лей натужно рассмеялся.

…Меж столиков, за которыми «а-ля фуршет» подавался крюшон, бродили дипломаты. Но не было сонной обязательности в жестах, позах, брошенных фразах. Дух напряженности, ожидания чрезвычайных событий Дорн уловил сразу. Послы великих держав толпились вокруг фон Папена, который утром прилетел из Вены по срочному вызову Гитлера. Казалось, он ведет пресс-конференцию.

— Шушниг сам не ведает, что творит, — с обычной добродушной миной вещал фон Папен. — Плебисцит… Что такое плебисцит? Узаконенное разрешение народу противоречить правительству, ибо народ уже в своей сущности никогда с правительством не согласен. В самом деле, господа, ну кто любит непосредственное начальство? — Папен усмехнулся. — Если речь, конечно, не идет о вождях… Шушниг не вождь, иначе он был бы умнее. Совершенно не хочет учитывать очевидные вещи; плебисцит положит начало коммунистическому подъему, красные же используют любую дырку, чтобы не только высказать свое мнение, но и навязать его. А в Австрии и без того налицо сильная коммунистическая пропаганда, которая в момент кризиса может стать для страны весьма опасной. Поэтому сегодня, как никогда, помощь Германии имеет большое значение не только в моральном плане, но и в практическом…

Андрэ Франсуа-Понсэ, посол Франции, бледный, встревоженный, стоял один, машинально оправляя полу фрака.

«Где моя подопечная? — Дорн окинул глазами зал. — Она вполне могла бы разговорить господина французского посла. И я бы узнал, как ответят французы на агрессию…»

Высокая мулатка с шоколадной кожей и глазами цвета какао ела мороженое, перелистывая программку балета. Ее яркое пончо вызывающе выделялось даже в обстановке купеческой роскоши, на которую так падок Геринг.

Дорн подошел к ней, они перебросились ничего не значащими фразами. Он заговорил о балете — она о школах самбы, в которых разбиралась куда тоньше.

— В таком случае, мадам, я сейчас познакомлю вас с истинным ценителем хореографии, подлинным балетоманом. — Дорн взял ее под руку и повел через зал: к выходящим на Вильгельмштрассе окнам, где маячила фигура Франсуа-Понсэ…

— А… Так с мосье Андрэ я хорошо знакома, — улыбнулась мексиканка. — И сейчас я заставлю его выпить со мной коньяк. Раньше мой муж представлял нашу родину в Будапеште… Как там было весело! Как свободно на приемах, раутах! Никто никого не держал ни за руку, ни за язык. А посуда, а гастрономия!.. Вы же, немцы, — она посмотрела на Дорна с прищуром, — у вас даже мороженое не сладкое…

Мексиканка трещала без умолку. Понсэ стоял с гримасой вымученной учтивости, и время от времени до слуха Дорна доносилось его сдержанное «пардон» — видно, очень хотел избавиться от собеседницы. Но та была не такова. И наконец Дорн услышал:

— Как глупо делать из Шушнига клоуна. Все-таки политический деятель… Все-таки глава правительства европейской страны. Это же не у нас, где мы сами разобраться не можем — что Боливия, что Парагвай, что Уругвай, — все на одно лицо, все болтают по-испански. И то суверенитет уважается. А если кого-то обидели, мы заступаемся. Мы — крупные и богатые страны континента. Мы помним, что наша мадрэ Спанья учила своих ребятишек жить дружно и слушаться заветов папы Боливара. Почему Франция не хочет вступиться за Шушнига?

Вопрос был прост, прям и так наивен, что Франсув-Понсэ расстроенно посмотрел на нее и ответил с обезоруживающей искренностью, несвойственной дипломату:

— У нас сейчас некому заступаться… Час назад кабинет Шотана подал в отставку… Я не могу дозвониться в Париж. Там некому снять телефонную трубку.

Мексиканка грустно покачала головой:

— Аля-ля, — зацокала языком, — аля-ля… Ай да мосье Шотан!.. Он просто не захотел взять на себя ответственность и решить, как Франция станет действовать, если наши уважаемые хозяева… — улыбка мексиканки была презрительна, но она церемонно поклонилась Франсуа-Понсэ и величественным кивком подозвала Дорна.

Спектакль должен был уже начинаться, но время тянули, все еще не появился Геринг.

Герман Геринг с одиннадцати часов утра неотлучно находился при Гитлере.

— Зачем я кормлю эту свору?! — кричал Гитлер. — Зачем я должен содержать этих подонков, этих сутенеров, этих жиголо?! Тавса, Зейсс-Инкварта, Райнера, Бюркеля, который уже считает себя гауляйтером Вены, Кеплера, Кальтенбруннера с его опившимися пивом штурмовиками?!! Где Гесс? Папена ко мне! Мне нужен Браухич, Кейтель! До сегодняшнего дня я считал, что осуществление соглашений от двенадцатого февраля автоматически приведет к аншлюсу. Он же затевает плебисцит. На послезавтра. Значит, завтра… Нет, сегодня… Нет, ночью! Чтоб к утру дело было бы кончено. Кто из австрийцев тут под рукой? — Он посмотрел на Гесса.

— Сегодня у меня в канцелярии был Кеплер.

— Вот и пусть немедленно летит в Вену и делает что угодно, но плебисцит должен быть отменен! Я не понимаю, почему бездействует этот болван Зейсс-Инкварт!

— Он действует. Только по-своему, — ответил Гесс. — Право же, ему совсем не хочется делить с кем-то власть… С рейхом в том числе.

Гитлер нервно рассмеялся:

— Я слишком много для него сделал… Отправьте ему телеграмму. Что-нибудь в том духе, что я даю ему свободу действий. Он поймет, что свобода действий не свобода решений. А если не поймет… Пусть о последствиях позаботятся его соратники, более преданные мне. Ты понял, Рудольф?

Гесс прекрасно все понял и шепнул Видеману, чтобы тот срочно командировал в Вену Эйке — начальника концлагеря Дахау, большого мастера по части случайных смертей.

— Что еще телеграфировать Зейсс-Инкварту? — спросил Видеман, уже держащий наготове ручку и папку для бумаг. — Я записываю, мой фюрер.

Гитлер сосредоточился:

— Первое. Демонстрации против плебисцита. Отмена плебисцита. На это необходимо ответить также демонстрациями. Рудольф, пусть министерство пропаганды поможет им с наглядной частью… Второе. Отставка Шушнига. Также демонстрации с требованиями его отставки. Потом — демонстрации с требованием передачи власти наци. Демонстрации с требованием аншлюса. Если Шушниг вступит в борьбу, действовать на местах эффективно и слаженно. Сил захватить бюро канцлера достаточно. Браухич, готова ли наша армия поддержать восставшую Вену?

— Мой фюрер, — генерал улыбнулся. — Если вы хотите использовать армию для подкрепления блефа путем демонстрации сил, то вы можете на нас положиться. Но для более серьезного дела мы еще не готовы.

Гитлер бросил на Браухича очень пристальный взгляд и медленно проговорил:

— Хорошо. Но тем не менее. Мы можем поставить на границе части седьмой армии? Я знаю, я там был недавно… И люфтваффе? — Он повернулся к Герингу.

Тот предвосхитил вопрос и выпалил только одно слово:

— Безусловно! — И тут же торопливо добавил: — Если мы сегодня будем формировать австрийский кабинет, министром юстиции надо назначить моего шурина, он прекрасный юрист… И полная ариизация промышленности и банков! Концерн «Герман Геринг» готов принять в состав…

— Да подождите, Геринг, — недовольно поморщился Гесс. — Успеете… с продукцией на ярмарку.

— Вы забываете, Рудольф, у них золотой запас двести тридцать миллионов марок! — Намек Гесса до Геринга не дошел, он уже весь был в дележке.

Отправив телеграмму в Вену, Гитлер ждал событий, глубоко запрятав тревогу — вдруг Шушнигу все-таки помогут те же французы, вдруг все сорвется… Гитлер пропустил мимо ушей подсчеты Геринга и расчеты Браухича, который тоже вычислял, что на присоединенной территории вермахт сможет призвать ни много ни мало 600 тысяч солдат — это 35 новых дивизий…

Без пятнадцати три в приемной адъютанта фюрера Видемана зазвонил телефон. Геринг с поспешностью, ему малосвойственной, устремился на звонок Он не ошибся — на проводе была Вена Зейсс-Инкварт доложил, что плебисцит отменен.

— Одну минуту, — ответит Геринг, — я должен сообщить это фюреру, но от себя добавлю, что на этом нельзя останавливаться. — Он положил трубку на стол.

В кабинете стояла тишина. Все знали, что скажет Гитлер, но ждали, чтобы слово было произнесено.

— Этого мало, — сказал Гитлер. — Но это первый шаг. Шушниг отказывается апеллировать к австрийцам, значит, не уверен в твердости своего положения. Что ж… Значит, немедленно требовать его отставки! И назначить время — до… до половины восьмого вечера. Если ультиматум не будет принят, на Вену посыплются бомбы. Так и передайте Зейсс-Инкварту.

Боком в кабинет вошел Геббельс.

— Может быть, — с ходу включился он в разговор, — может быть, если Зейсс-Инкварт примет пост канцлера, нужно позаботиться о его обращении к народу? — Гитлер кивнул. Йозеф всегда понимал его желания как никто другой. — Мне нужно двадцать минут…

— Он подождет. — Геринг кивнул на двери в приемную, где на столе так и лежала телефонная трубка. Когда Геббельс (писал он очень быстро) положил перед ним два листка — текст речи будущего канцлера и телеграмму Зейсс-Инкварта Гитлеру, — пошел к телефону.

— Окончательный текст ультиматума таков, — строго сказал Геринг в трубку. — Отставка Шушнига и назначение канцлером Зейсс-Инкварта. Текст вашего обращения по радио к австрийскому народу сейчас будет отправлен на аэродром с Глейзе-Хорстенау. Список членов кабинета привезет Кеплер, когда состав будет окончательно согласован. Слушайте текст вашей телеграммы фюреру. «Временное правительство Австрии, которое после отставки Шушнига видит свою задачу в том, — диктовал Геринг, — чтобы восстановить в стране спокойствие и порядок, обращается к правительству Германии с настоятельной просьбой помочь ему предотвратить кровопролитие. С этой целью оно просит правительство Германии о возможно скорейшей присылке в Австрию немецких войск». Впрочем… — Геринг помедлил. — Впрочем, посылать эту телеграмму нет смысла. Мы же имеем ее текст, так что будем считать, что в Берлине она уже получена.

Выслушав ответ Зейсс-Инкварта, Геринг положил трубку и вошел к Гитлеру со словами:

— На случай неожиданного сопротивления правительства Зейсс-Инкварт готов выставить шесть тысяч штурмовиков и пятьсот офицеров СС. Так что, безусловно, седьмую армию придется… — Он озабоченно посмотрел на часы, прикинул, сколько времени осталось до истечения срока ультиматума, и спохватился: — Я совсем забыл!.. У меня же в Доме авиации дипломаты… Ну, ничего, пусть начинают без меня. Там еще балет… А здесь есть много вопросов, которые стоит решить сейчас. Я уже говорил, в банках Австрии вклады семьи Ротшильд… Химические комбинаты, крупнейшие в мире. То, чего недостает «Донау хеми АГ». Оружейников, конечно, возьмет Крупп. Я все должен учесть, все производство Австрии включить в четырехлетний план! А мой концерн «Герман Геринг»…

— Кто будет штатгальтером? — вдруг спросил Геббельс.

— Зейсс-Инкварт, — бросил через плечо Гесс.

— А… Зейсс-Инкварт, — вид у Геббельса стал разочарованным, будто он сам претендовал на это место.

— Ариизация промышленности — дело национал-социалистской партии, ей и должны принадлежать ее выгоды, — продолжал Геринг, не слушая никого.

— И все-таки я боюсь скандала, — сухо кашлянув, обратился Гесс к фюреру. — И Чемберлен, и Гувер, даже Муссолини, все говорили об эволюционном процессе аншлюса. Может статься, им предстоит разочарование.

— Они просто хотят торговаться с нами, — быстро ответил Гитлер, и в его только что полусонно прикрытых глазах опять вспыхнула ярость. — Они хотят сделать из Австрии разменную монету, чтобы получить у меня самые выгодные гарантии для себя. Если я буду ждать, когда они соблаговолят… Я не буду с ними торговаться. Быстрый военный захват Австрии сам по себе исключит подобную возможность! Меньше слов, больше дела… Галифакса Риббентроп прижал, англичане не пикнут!

Зейсс-Инкварт позвонил в половине седьмого, когда прием в Доме авиации уже начался. Геринг доложил Гитлеру, что президент Австрии Миклас отказался назначить Зейсс-Инкварта канцлером.

— Будем ждать. Так и передайте ему, будем ждать. Пока это не свершится. А к восьми часам вечера пусть начнется штурм, — ответил Гитлер.

Геринг тоже немного подождал. Он мог уже уехать, настолько ясен был для него вопрос. К тому же нужно было встретиться с Маетны, послом Чехословакии — он приглашен в Дом авиации. Но задерживало желание проверить, включен ли шурин Ульрих в состав нового австрийского кабинета. Когда Кеплер со списком министров уехал на Темпельгоф, Геринг со спокойной душой отправился наконец к своим гостям…

Шла четвертая картина «Штраусианы». В легких ажурных декорациях вальсировали дамы в шляпах и кавалеры в полосатых брюках со штрипками. Идиллия… Но Герингу было не до венских вальсов. Он напряженно думал, как ему обойти Тиссена и прихватить не только металлургические, но и химические предприятия Австрии в свой концерн. И Шахт, конечно, станет путаться под ногами. «Нужно сказать Адольфу, — решил он, — чтобы он сам следил за перераспределением. Иначе мы просто все вцепимся друг другу в глотки».

Геринг вышел из ложи и попросил адъютанта пригласить к нему в кабинет чешского посла.

— Даю вам слово чести, господин Маетны, — сказал с лицом тревожным и озабоченным, — что Чехословакия не имеет ни малейшего основания испытывать какие-либо опасения в отношении Германии. Единственное, что хотелось бы, — он в упор посмотрел на чешского посла, — это получить заверение вашего правительства, что оно не намерено в связи с событиями в Австрии проводить мобилизацию.

Маетны немедленно отправился в посольство, обещая через полчаса вернуться и передать Герингу ответ президента Бенеша.

Только когда Маетны вернулся из своего посольства с заверениями Бенеша в полной лояльности, Геринг, наконец, вышел к гостям. Время приближалось к полуночи.

Дипломаты, полные впечатлений от спектакля, вновь перешли в холл к накрытым а-ля фуршет столикам. Геринг, как добрый хозяин, с бокалом пунша обходил приглашенных. Послам пожал руки, их женам — руки целовал, остальным кивал и улыбался. Но каждому он повторял одну и ту же фразу:

— Отсутствие добросовестности со стороны канцлера Шушнига заставляет нас действовать решительным образом. Шушниг саботирует все договоренности…

Геринга остановили тревожные глаза Франсуа-Понсэ:

— Что-то стряслось у вашей возлюбленной Марианны?

— Если угодно, господин рейхсмаршал. Президент Лебрен в семь часов вечера поручил сформировать новое правительство Леону Блюму.

— Опять Блюм! А я слышал, что французы кричат на всех углах «Долой евреев!», «Блюм — это война!..» Неужели меня опять обманули? — Он любезно улыбнулся, скрывая досаду.

Посол Французской республики ничего не ответил.

К Герингу протиснулся польский посол Типский и, решительно взяв рейхсмаршала за рукав, даже оцарапался о шитье, отвел в сторону и яростно зашептал:

— В связи с аншлюсом мы должны получить какую-то компенсацию… Мы же поддерживаем вашу акцию… Качественно, ввиду своего геополитического положения, Литва является очень ценной и весьма желанной компенсацией. Вы же знаете, это и ваше, и наше решение, совместно добиваться политического подчинения Литвы Польше. — Липский вдруг посмотрел на часы. — Наши пограничники же действуют… На литовской границе же идут отдельные перестрелки… Сценарий, конечно, ваш, господина Науджока, но исполнение-то наше… Прольется польская кровь. Но повод будет. Далее — ультиматум. — Посол многозначительно поднял бровь.

«Он что, собирается шантажировать? Меня?» — изумленно подумал Геринг и напомнил зарвавшемуся поляку:

— А Клайпеда? Вы не забыли, что Клайпеда — наша? Только вы начнете акцию против Литвы, мы тут же оккупируем Клайпеду. Необходимые меры уже приняты. Потому что русские обязательно зашевелятся. А против русских мы можем быть сильны лишь вместе.

— Ваши слова можно расценивать как предложение о военном сотрудничестве против СССР? — в упор спросил Липский.

— Разумеется. — «Неужели не понимает, что это слишком серьезно, чтобы не бросаться словами на ветер!» — чертыхнулся про себя Геринг, он торопился, на затянувшийся диалог с Липским уже обращали внимание.

— Конкретные шаги?

Геринг раздраженно засопел — этим полячишкам вынь да положь все скопом:

— Сразу же после Вены… Я же сказал, все необходимые меры уже приняты… Гудериану нужно лишь развернуть свои колонны… Кейтель…

— Да-да, — удовлетворенно кивнул Липский, — мне показывали карту с германо-польской демаркационной линией на территории Литвы — она нас устраивает. Жму руку, — и посол направился к выходу.

«И этот побежал патрону звонить, — злобно усмехнулся Геринг. — Это же надо — их устраивает! Скажите спасибо, что раздел Литвы устраивает нас… Что вместе с Клайпедой мы не пристегиваем и Варшаву… Будет еще время!»

Сияя улыбкой, Геринг подошел к британскому послу Гендерсону все с теми же словами о недобросовестности Шушнига.

Гендерсон слушал с непроницаемым лицом — Герингу не понравилась эта маска невозмутимости, она не сулила так ожидаемого от англичан одобрения.

— Но господин рейхсмаршал, — наконец произнес Гендерсон. — Если даже канцлер Шушниг и недостаточно благоразумен, разве это основание, чтобы Германия совершала столь грубое насилие?

«То, о чем говорил Гесс, — отметил Геринг. — Впрочем, нет, обычное британское лицемерие… Галифакс же заверил Риббентропа, что ему до Австрии дела нет. Однако следует принять слова посла за чистую монету».

Геринг взглянул на часы и ответил:

— Слишком поздно. Фюрер уже выехал из Берлина, чтобы завтра утром вступить в Вену.

Перед отъездом из рейха Гитлер подписал приказ о вторжении в Австрию 12 марта в 12 часов дня. В приказе особо выделялось: «В случае сопротивления сломить его при помощи оружия с величайшей беспощадностью».

16

Шушниг стоял у окна. Он наблюдал, как внизу, на Баль-плац, вооруженные штурмовики выстраиваются плотной цепью, оттесняют от здания бундесканцелярии демонстрантов. Кальтенбруннер сидит в машине, в железную трубу рупора подает команды. Слов не слышно, оттого кажется, что нижняя его челюсть поднимается и опускается, как у Щелкунчика.

Часы пробили один раз. Половина четвертого. Половина четвертого пополудни 11 марта…

От демонстрантов отходит небольшая группа, люди идут к машине, говорят с Кальтенбруннером, показывают ему на здание бюро бундесканцлера — хотят пройти. Опять депутация? К кому? К Шушнигу или к президенту Микласу?

Миклас сидит за его спиной, в кресле, не слышно даже дыхания президента. Только тихо стрекочет наборный диск телефона. Это Гвидо Шмидт, министр иностранных дел, звонит — бесконечно звонит в Лондон, в Париж, в Рим… Париж вообще не отвечает. Хорас Вильсон неопределенно сказал, что в данный момент экспедиционный корпус британской армии не совсем готов к боевым действиям. Муссолини был краток: «Я уже говорил, что считаю тактику канцлера Шушнига в Берхтесгадене абсолютно правильной и очень умной. Что вы еще хотите? О поддержке Италией австрийской независимости теперь не может быть и речи. Это парадокс».

Шмидт сам национал-социалист. И если он сейчас конвульсивно пытается что-то предпринимать, то лишь из страха, что реальная власть над страной перейдет из рук национал-социалистов к их берлинским патронам. Но ведь так и будет, так и будет…

Вернувшись из Берхтесгадена, Шушниг сказал Шмидту: «Десять часов я боролся с сумасшедшим». Возможно, уже тогда следовало проводить мобилизацию? Или уже тогда объявлять плебисцит? Было бы то же самое. И Шмидт ответил: «К чему тянуть время…» Теперь они все тянут время, надеясь, что Зейсс-Инкварт все-таки договорится с Гитлером, пусть восторжествует в стране тоталитаризм, но Австрия сохранит независимость. Нет, Гитлеру мало просто союзного государства, ему нужны средства, деньги, земли — все!

— Вы должны, Курт, обратиться к народу по радио, — тихо сказал Миклас.

Президент все еще надеялся, что народные массы не позволят, австрийцы не дадут… О, эта псевдодемократичность! Еще в феврале Объединенный комитет профсоюзов обратился к президенту за разрешением провести сбор подписей под петицией в борьбе за независимую Австрию. Миклас настоял, чтобы в петиции прозвучала формулировка «За независимую, свободную, социальную христианскую и немецкую Австрию». Но комитет металлистов, а там сплошь все коммунисты, и их председатель Келер, тоже коммунист, вычеркнули слова «христианская» и «немецкая», и Миклас вынудил Шушнига вообще запретить сбор подписей.

Утром, проезжая по улицам Вены, Шушниг видел массу радостного народа, который надеялся на счастливый результат плебисцита. Прошло несколько часов, и даже внешний вид улиц полностью изменился. Появились отвратительные типы, банды диких молодых людей, триумфально-шумные нацистские демонстрации, первые вооруженные отряды штурмовиков и эсэсовцев — матери попрятали детей, из скверов бежали старики…

«Может быть, я напрасно приказал Янзе подать в отставку? — подумал Шушниг о начальнике генерального штаба. — Но его действия слишком авантюрны и неосторожны. Он уповал на какие-то двести тысяч солдат, сто пятьдесят орудий. Но у Австрии нет современных танков! Я был прав, когда приказал отвести войска от границы, чтобы не провоцировать столкновений… А Янза упорствовал, якобы стоит лишь продемонстрировать силу, стоит только взять в руки оружие, и Гитлер повернет назад, ибо начать войну с Австрией для него означало бы перечеркнуть всю пропаганду о кровном родстве и стремлении австрийцев к аншлюсу. Но теперь даже если мы, я и Миклас, если мы отступим, на нашей совести не будет ни пятнышка австрийской крови, ни одной вдовьей и сиротской слезы…»

Звонок телефона. Нет, не международный. Шмидт схватил трубку.

— Шмидт! — крикнул громко, потом только повторял «да», «да». Голос его падал все ниже.

— Это опять Инкварт, — сказал он, опустив трубку на рычаг. — Он повторил ультиматум Гитлера. И добавил, что если он не будет к семи вечера назначен канцлером, то войска рейха, которые уже находятся на границе или приближаются к ней, начнут продвижение по всему фронту, и Австрия прекратит свое существование… Вторжение будет приостановлено в том случае, если в половине восьмого мы сообщим о назначении нового канцлера.

— Я с утра готов к отставке! — нервозно выпалил Шушниг. — Я устал в конце концов… От всей этой истории…

— В таком случае я тоже вынужден уйти в отставку. Я тоже переутомлен, — мрачно ответил Миклас. — Гвидо, что там у Скубла?

— Полицай-президент Вены уже докладывал, что граница у Зальцбурга закрыта полностью и железнодорожное сообщение с Германией приостановлено.

— Ну вот видите, Курт. — Шушниг подумал, что президент впадает в прострацию. При чем тут железнодорожное сообщение? Один танковый переход…

Шушниг опять посмотрел на площадь. Депутации не видно… Может быть, их пропустили? Он оторвался от подоконника, пошел к двери. Секретаря не было. На стульях для посетителей сидели штурмовики и офицеры СС. Шушниг захлопнул дверь.

— Там… Там они.

Миклас поежился. Зазвонил внутренний телефон. Шмидт, придерживая плечом трубку международного, свободной рукой поднял трубку. Прикрыв ладонью микрофон, сказал:

— Канцлера просят выйти к депутатам Объединения профсоюзов.

Шушниг быстро вышел. Он больше не мог видеть обреченного лица Микласа.

В нижнем зале приемов собралось человек двадцать. Среди них был и Келер, коммунист из металлистов. Бем, социалист, председатель президиума Австрийского объединения профсоюзов, вручил Шушнигу петицию рабочих. Три предложения: безусловная поддержка режима против нацизма; нейтралитет в отношении Германии; поддержка правительства Шушнига после обещания канцлера выполнить требования рабочих — свобода политической деятельности и право признания социалистического мировоззрения, свободные выборы объединенных профсоюзов, право на издание ежедневной рабочей газеты…

«Эти люди в своей борьбе не стесняются использовать тяжелейший момент в судьбе родины!» — Шушниг усмехнулся.

Будто прочитав его мысли, заговорил Келер:

— Господин бундесканцлер! Нас разъединяют массовые могилы февраля тридцать четвертого года, но мы живем в одном с вами доме, и этот дом горит. Если мы сегодня потушим вместе пожар, мы завтра поговорим, какой порядок навести в доме. Мы за активную борьбу с нацизмом, но и безусловно выступать за защиту нынешнего режима мы не можем. Да, мы требуем осуществления наших жизненных требований. Времени для торга нет. Мы за то, чтобы войти в легальные организации борьбы без всяких условий.

— Вена перекроется баррикадами? Париж, девяносто третий год? — Шушниг покачал головой.

— Откройте арсенал, и мы их разгоним. — Келер отмахивался от предостерегающих жестов Бема.

— Не ищите предлога для коммунистической революции, — тихо проговорил Шушниг и направился к лестнице.

У лестницы стояли эсэсовцы. Шушниг видел, как они небольшими отрядами входят в здание и занимают комнату за комнатой, зал за залом. Выстрелов слышно не было, но оружие они держали наготове.

У кабинета Шушнига стоял Кальтенбруннер.

— Вы пришли арестовать меня? — спокойно спросил Шушниг. Если да, он не окажет сопротивления. Просто все это кончится…

— Пока я не имею подобных указаний, — ответил глава австрийских штурмовиков и лихо откозырял канцлеру.

Кабинет Микласа тоже охранялся эсэсовцами. Они пропустили Шушнига. Миклас встретил его вопросом:

— Вы позаботились о своей семье, Курт? — Встреча с профсоюзами его не интересовала.

— Я отправил жену и дочь в Будапешт, к родным.

— Рискованно, — заметил Шмидт. — Сегодня Вена, завтра Прага и Будапешт…

— Но ваша семья в Вене, ей ничто не угрожает, — усмехнулся Миклас. — Мои уехали в деревню. А для полной безопасности… Следует торопиться разве что в Москву.

— У вас еще есть силы шутить! — бросил Шушниг и снова занял свое место у окна.

— Что же остается, дорогой Курт… Мы в плену. Я принял вашу отставку. Обратитесь к народу. Срок ультиматума истекает. — Шушниг оглянулся на часы, он и не заметил, как ушло время, без двадцати восемь…

Радиостудия бюро бундесканцлера находилась в конце коридора. Шушниг шел к ней через строй черных мундиров. Его сопровождал — или конвоировал — Кальтенбруннер.

Микрофон был уже включен.

— Президент Миклас просил меня сообщить австрийскому народу, что мы уступаем силе, так как мы не готовы в этой обстановке к пролитию крови. Мы решили приказать войскам не оказывать серьезного, — голос прервался, — не оказывать никакого сопротивления…

Когда Шушниг закончил выступление, в радиостудию зашел президент. Миклас молча показал уже бывшему канцлеру свой приказ о назначении канцлером Зейсс-Инкварта. Потом взял микрофон: — Я, президент Австрийской республики Миклас, объявляю народу Австрии о своей отставке. Под давлением тяжких обстоятельств я вынужден передать всю полноту власти в стране Артуру Зейсс-Инкварту. Он принимает на себя полномочия президента и канцлера.

…В эту минуту Шушниг был уверен, что спас Австрию от кровопролития. Но 300-тысячная армия вермахта уже шла на Линц.

17

Капитан Редер скомандовал танковой колонне «делай как я» и остановил свою машину.

Кажется, образовался затор. Капитан забрался на башню — далеко впереди извивалась вереница танков, автомашин и лафетов тяжелой моторизованной артиллерии. Опять, должно быть, вышли из строя легкие танки. Редер видел, как впереди на тросах вытаскивают из колонны несколько машин. Редер чертыхнулся, выплевывая пыль. Нечего было лезть с танками, если у них на ходу отваливаются гусеницы. Танки новые, собраны на заводах Круппа, а там рабочие не просто саботируют, они принимают свои меры, чтобы машины войны не ушли после успешно проведенных испытаний дальше Баварии.

Вот так и проходит «бросок» на Вену. Сейчас пять часов утра 12 марта, из Мюнхена вышли вчера в 22.40, а все еще в пути.

Подъехал старый «оппель-капитан». Редер узнал офицера абвера Гаука, рядом с ним сидел майор в армейской форме, лицо показалось явно знакомым, но… Не сразу узнаешь даже знакомого человека, если встречаешь его там, где его и быть не могло. Еще бы! Еще вчера Эрвин фон Лахузен гулял по Мюнхену в форме обер-лейтенанта австрийской армии. Быстрая метаморфоза! Видимо, немало услуг оказал он управлению «Заграница-абвер».

— Что, капитан, — крикнул Редеру из машины Гаук, — опять стоим, опять затор? Слушайте, нам нужно обогнать колонну. Сделайте что-нибудь…

Редер только покачал головой. Что же тут поделаешь?..

— Эй, Редер, вы не знаете, далеко ли ближайший аэродром, у вас нет карты?

Редер нехотя раскрыл планшет.

— Только в Линце! — глянув на карту, ахнул Гаук.

— Черт побери! Они же увезут архивы, — выругался Лахузен. — Придется в объезд по лесной дороге. Вот она, — он ткнул пальцем в карту и приказал шоферу: — Давай вперед!

«Они спешат перехватить архивы, — сразу понял Редер. — Предвидят ли это обстоятельство в Вене? Удобнее всех опередить события было бы Вайзелю с его ребятами из пожарной части. Архивы — это бумага, а бумага — это пожар… Но ему может просто не прийти в голову. Просто не прийти».

— Курт! — крикнул Редер в люк адъютанту. — Возьми у разведчиков мотоцикл. Я сейчас подготовлю пакет. Поедешь в Вену, и быстро.

Обдавая тяжелые танки Редера дорожной пылью, появилась вереница легковых автомашин. Из второго автомобиля вылез Гитлер, пошел вдоль колонны. Видеман, его адъютант, уже видел, как затряслась правая рука фюрера, верный признак приближающегося приступа ярости.

— Где Кейтель? — тихо, почти шипя, спросил Гитлер адъютанта.

— Здесь…

— Браухича, Кейтеля, кого угодно! — Голос фюрера взвился вверх.

Когда Кейтель подошел, фюрер посмотрел на него оловянными глазами и снова прошипел, указывая на остановившиеся танки:

— Как я должен понимать?..

— Орудия и машины прошли только стендовые испытания…

— Молчать! Как я должен это понимать? Они должны быть в Линце, но не здесь! Не здесь! Я должен уже быть в Линце! Я не могу попасть в свой родной город!

— Но, мой фюрер, Браухич предупреждал вас… И хотя я принял все меры…

— Где Гудериан?

Видеман бросился за Гудерианом. Гитлер медленно прошелся вдоль машины, кинул взгляд на лес — за ним Линц, Дунай, щемяще знакомые улицы, кладбище с могилой матери… О, как она была добра к нему! Как тонко понимала его, своего сына, уже тогда отмеченного печатью гения. Отец не любил Адольфа, считал неудачным ребенком и не надеялся, что из него получится настоящий человек — вероятно, оттого, что Адольф дурно учился в школе: по неведомому стереотипу школьная неуспеваемость равнозначна несостоятельности. А мать чувствовала, что успехи в школе сын принес в жертву своему идеалу: мечте стать художником. Поэтому после школы не поддержала отца, желавшего отправить сына на неквалифицированную, вполне годную для недоучки работу помощника чертежника, а позволила остаться дома, чтобы лучше подготовиться к экзамену в Венскую художественную академию. Два года Адольф готовился к большому поприщу, два года, пока «испанка» не унесла и мать, и отца… Пришлось взять тогда кисть, увы, не живописца — маляра, пришлось столкнуться с нуждой, таскать кирпичи. «Только сильная натура могла перенести подобный прыжок с высоты, — с удовлетворением отметил Гитлер, вглядываясь в танковую колонну, ждал, вот-вот взревут моторы и она все-таки двинется. — Только истинно сильная натура могла тогда сохранить свое лицо и не стать пролетарием… Вот так! Моя одежда в то время была еще прилична, выражался я литературно, вел себя сдержанно — но был вынужден таскать кирпичи. Высшая несправедливость! Я лишь искал работы, чтобы не умереть с голоду, чтобы иметь возможность продолжать образование хотя бы урывками…» — вспомнился школьный учитель, фамилия выскочила из головы, он был немец, пангерманист, читал историю, которая представлялась в его уроках прекрасным героическим германским эпосом… Преклонение перед Фридрихом Великим, ненависть к династии Габсбургов вошли в плоть и кровь. «Двадцать шесть лет назад я был вынужден оставить Линц, — вздохнул Гитлер, ища, кому бы сообщить сей трепетный факт, пожалел, что Геббельса нет рядом, но при первой встрече нужно будет подбросить ему эту тему — четверть века спустя фюрер снова в родном Линце. Еще час, — предвкушал Гитлер, — и я снова пойду улицами, по которым бегал с ранцем за плечами… Линц! Мой Линц! И пусть болтает Браухич, пусть ломаются эти проклятые танки. Это даже по-своему неплохо. Мы получили урок на будущее. Только бы быстрее двинулась колонна… А, вот и Гудериан…»

У Гитлера настроение стало элегическим, и он сказал чуть ли не с нежностью:

— Вы слишком опытный танкист, чтобы оставить все как есть. Постарайтесь — я сгораю от желания попасть домой. — И глянул на Гудериана тем взглядом, который Магда Геббельс называла «очаровывающим».

Гудериан растерялся. Его личный танк тоже стоял, механик пытался что-то исправить в системе передач, но тщетно.

Гитлер отвернулся от Гудериана, бормоча проклятия, направился опять к машине.

— Мой фюрер, — остановил его Кейтель. — Здесь рядом железнодорожная ветка. Я распоряжусь… Нужны платформы. Мы погрузим вставшие танки и артиллерию, таким образом они успеют к церемонии в Линц.

Телефон обнаружился на почте ближайшей деревушки. Но там не было ни единого служащего. Деревня как вымерла. Видеман приказал солдатам взломать двери и найти «хоть кого-нибудь». Оказалось, что сквозь деревню прошла часть СС. Они расстреляли бургомистра и трех лавочников-евреев. Остальные жители бежали в лес. Но телефон работал. Оказалось, что Зейсс-Инкварт уже вылетел в Линц, что в Вене командуют Кальтенбруннер и прилетевший ночью Гесс. Командование над австрийским СА принял по старой памяти генерал Далюге.

— Все идет нормально, — сказал Видеману помощник Гиммлера Шольц, он сидел на телефоне Инкварта. — Первые два имперских закона уже обнародованы.

Имелись в виду две краткие конституционные формулировки: «Австрия является землей германской империи» и «Австрия навеки воссоединяется с Германией».

— Референдум объявлен? — спросил Видеман.

— Назначен на десятое апреля. Опросные листы сегодня начнут печатать.

Предполагалось распространять в Австрии бюллетени народного опроса с кратким ответом на вопросы: «Согласен ли ты с происшедшим воссоединением Австрии с Германской империей?» и «Признаете ли вы Адольфа Гитлера своим фюрером?»

Это была идея Геббельса. Он и представить себе не мог, что кто-то ответит «нет».

— Что в учреждениях? — спросил Видеман.

— Тех чиновников, что отказываются присягать фюреру, увольняют. — Шольц не добавил «отправляют в тюрьму», это было и так ясно. — А в общем все тихо. Минуточку… Сейчас доложу о состоянии подвижного состава. — До Видемана донесся приглушенный голос Шольца, через минуту он стал отчетливым, Шольц сказал в трубку: — Еще полтора часа терпения. Им нужно же доехать до вас…

…Редер вел танки меж заводских стен. В их пролетах мелькала водная гладь — Дунай. У проходных — вооруженные отряды штурмовиков, черные мундиры СС. Арестованных рассаживают в крытые брезентом автомобили, и Редеру несколько раз приходилось останавливать колонну, чтобы грузовики могли отъехать. «И после всего этого Геббельс станет нагло утверждать, что австрийцы приветствуют аншлюс, — подумал Редер. — Он и это насилие сумеет обставить».

Редер видел: чем ближе колонна подходила к центру города, тем разительнее менялась обстановка. Улицы украшены, как Берлин в лучшие дни, колонны, пилястры — в символике рейха. Флаги, портреты фюрера и новоиспеченного штаттгальтера. Несколько спешно увеличенных фотографий, где Гитлер, улыбаясь, жмет руку улыбающемуся Зейсс-Инкварту, уже выставлены в витринах магазинов и пивных.

Впереди показалось оцепление СС. Редер остановил машину и открыл люк. К танку подбежал шарфюрер:

— Глушите моторы здесь… Дальше — площадь ратуши. Там говорит фюрер. — На юном лице шарфюрера застыло благоговение. — Вы, конечно, хотите послушать, но только в пешем строю и организованно.

Пока ставили машины, пока строились, успели к самому концу речи.

Гитлер стоял на балконе в окружении Гиммлера, Гесса, Гейдриха, Кеплера и Зейсс-Инкварта.

Гейдриху из-за двери балкона передали большое знамя рейха. Он едва удержал древко — тяжелый бархат с кистями ударил по лицу Геббельса, и тот чуть не завалился на балконные перила.

Гитлер выждал, когда ветер подхватит полотнище, оно зареяло, создавая ему яркий фон, и только тогда закончил свою речь:

— Если из австрийского города, где я родился, провидение призвало меня к руководству рейхом, то оно не могло не возложить на меня миссию вернуть мою дорогую родину германскому рейху.

Лахузен и Гаук в это время командовали захватом в Вене архивов, документов и картотек. Бюро бундесканцлера было уже опечатано. Арестован полицай-президент Вены Скубл — вместе со всей своей документацией. Абвер искал в папках полицай-президиума компрометирующие материалы на руководителей министерств и ведомств, банкиров-евреев и банкиров-австрийцев, директоров концернов и руководителей предприятий вне зависимости от их национальной принадлежности. Одновременно выявлялись лица, которые могли стать потенциальными противниками режима. На специальный учет брались коммунисты и все члены левых партий. Одновременно изымались документы, относящиеся к судебным процессам над нацистами и участниками путча 1934 года.

Накладка произошла в военном архиве. Туда кто-то вызвал пожарных и вода испортила все документы. Многое оказалось вообще утраченным. То же произошло и в архиве министерства внутренних дел. Лахузен недоумевал: в обоих случаях он так и не нашел очагов загорания. Впрочем, утешался он, это мелочи. С армией разобраться легче, многое уже нашлось в полицай-президиуме, который подотчетен МВД, и в канцелярии социалистской партии, в бюро Объединенных профсоюзов.

12 марта 1938 года в Вене было арестовано гестапо и абвером 67 тысяч человек.

В тот же день Англия, США и Франция официально признали захват Австрии Гитлером. Посольства этих государств в Вене были закрыты, их штат — эвакуирован уже к вечеру.

Центральный орган ВКП(б) газета «Правда» в те дни писала: «…разгул фашистской агрессии является непосредственным следствием политического курса Чемберлена. Проводимая им политика открытого сговора с агрессорами и отказа от системы коллективной безопасности развязала руки поджигателям войны».

18

Ингрид ван Ловитц поняла, что ее телефонный звонок Дворнику оказался для профессора неожиданностью. Она отдавала себе отчет, что ее просьба о немедленной встрече выглядит до неприличия навязчивой. Но другого выхода у нее не было.

Утром в отеле ее нашел Фернандес, связник Центра. Он вручил ей серый конверт с германской маркой для передачи профессору Дворнику и указание Дорна немедленно возвращаться в Швецию.

Когда Дворник вошел в зал ресторана, его поразило выражение тяжелого, совсем не женского раздумья на лице Ингрид — будто прежде он знал совсем другого человека…

Присел рядом, улыбнулся. Зина сразу заметила: улыбка получилась вымученной и подчеркнуто учтивой.

— Рада вас видеть и простите за назойливость. Обстоятельства изменились так резко, что сегодня я должна уехать.

— В Янске-Лазны? — спросил Дворник.

— Нет. В Швецию.

— Ну что ж. — Он недоумевал, неужели только отъезд на родину заставил фрокен быть несколько бестактной. — Я тоже уезжаю. В Лондон. Этот ресторан, — добавил Дворник после паузы, — славится в Праге еще со времен империи…

Ингрид огляделась. Старое столовое серебро, немолодые официанты, вылощенные и исполненные внутреннего достоинства, богемский хрусталь. В зале практически пусто. На эстраде ненавязчиво играли что-то два музыканта — цимбалы и скрипка. Профессор взял карту, вопросительно посмотрел на Ингрид:

— Прежде здесь готовили удивительную форель…

— Я всегда любила рыбу, — ответила Зина, размышляя, когда ей лучше передать конверт, и решила, что, вероятно, если Дворник прочитает его содержание при ней, хотя, судя по приказу Дорна о возвращении в Швецию, ей рекомендовали, грубо говоря, уносить ноги, — реакция профессора непредсказуема. «Нет, — думала она, — они не знают его, как я. Он не сдаст меня в полицию».

Официант выслушал заказ с выражением врача, анализирующего анамнез.

— Могу порекомендовать к рыбе легкое белое вино, очень сухое, — бесстрастно посоветовал, профессионально вскинув на рукав салфетку. Дворник согласился.

— Расскажите о своих впечатлениях, — бросил Дворник Ингрид.

— Поразительно, — ответила она. — Вчера пала Вена, а пражане спокойны, как мне показалось. Та же пестрая толпа туристов, беззаботная молодежь. В газетных киосках все так же продается «Венков» с портретами Гитлера. Разве что больше военных патрулей на площадях… Говорят, в рабочих кварталах коммунисты организовали демонстрацию протеста. Это верно?

— То далеко до Градчан, — сухо заметил Дворник. — Да, Австрии больше нет, есть Остмарк, восточное графство, если дословно переводить с немецкого. Простите, Ингрид, кажется, мы говорим не о том. Вы удручены, у вас что-то произошло, и вы вызвали меня, надеясь на мою помощь?

— Скорее, я сама надеюсь помочь вам…

Дворник удивленно вскинул брови.

В это время официант подкатил на тележке покрытое крышкой блюдо. Достал деревянную разделочную доску. Ингрид оборвала себя на полуслове. Дворник молча смотрел, как официант ловко переложил на доску золотистую рыбку и принялся разделывать ее, орудуя двумя тонкими вилками. Наконец выложил филе на тарелки, разлил вино по бокалам и покатил свою тележку прочь. Только тогда Дворник сказал:

— Я знаю, вы добрый человек, Ингрид, но я не понимаю, какого рода помощь вы предлагаете мне…

— Я догадываюсь, профессор, отчего вы так торопитесь в Лондон. Кое-что было достаточно ясно из наших многочисленных бесед. Да и доктор Карел не скрыл от меня, какой вы редкий, удивительный человек. Да, нужно бороться против войны. И я буду молить бога, чтобы он помог вам в вашем благородном деле. Я ведь жила в Германии… И, увы, имела несчастье… пытаться бороться с войной там, в ее колыбели. Это закончилось для меня не так скверно, как для сотен моих единомышленников. Мне помогли уехать.

— Вы — немка? — с ужасом спросил Дворник.

— Нет… Хотя Германия и считается моей родиной. По документам… Мне было бы неловко отвечать на ваши прямые вопросы.

Дворник покачал головой… Да, Гофман что-то говорил… Гестапо, пытки, болезнь… Но там, в Янске-Лазны, это как-то прошло мимо, не верилось…

— В Пиллау, где я жила, это на Балтике, я вращалась в военно-морских кругах. И кое-что случайно иногда узнавала. Например, о десанте на Остров — так в обиходе немцы называют Великобританию. Уже тогда, в тридцать четвертом году. Сегодня мне тоже удалось выяснить некоторые вещи, интересующие в том числе и ваше правительство. — Ингрид раскрыла сумочку и положила перед Дворником конверт с германской маркой. — Прочтите.

Дворник недоверчиво посмотрел на конверт, на лицо Ингрид. «У нее даже речь изменилась, — отметил Дворник. — Стало быть, милая, добрая, женственная Ингрид ван Ловитц — политэмигрант? Но к какому слою эмиграции она принадлежит? С кем она? С Манном, социал-демократами, с христианскими демократами? Со старой аристократией, которая не приняла Гитлера? С кастовым старым офицерством? Она так набожна. Не с Тельманом же она, в самом деле! Нет, это люди другого склада. Другого воспитания и круга. А ведь Гофман, конечно же, знает… Но никогда, ни словом, ни намеком… Почему он не предупредил меня? А не рискую ли я рядом с ней?»

Почувствовав смятение Дворника, Ингрид твердо сказала:

— Это план нападения Гитлера на Чехословакию, кодовое название плана — «Грюн».

…Дворник дочитал, и у него затряслись руки:

— Значит, мы познакомились с вами не случайно, фрокен Ингрид…

Ингрид мягко накрыла его руку своей ладонью:

— У чехословацкого народа есть добрые и верные друзья и союзники. Будем надеяться на них. И я очень верю в чехословаков. Прощайте, профессор. — Ингрид ласково улыбнулась, кивнула и пошла, чуть покачиваясь на модных каблучках-рюмочках.

Голова Дворника стала вдруг тяжелой, видно, внезапно подскочило давление.

19

Президент Бенеш смотрел на Дворника с нескрываемым удивлением.

— Мы же обо всем договорились, пан Феликс, я полагал, вы уже в пути. События нарастают, и промедление… Вот, — Бенеш отодвинул от себя какие-то листы. — Очередное послание Генлейна. На сей раз ультимативное. Вдохновлен лаврами Зейсс-Инкварта.

— И видимо, не зря, — сурово сказал Дворник. — Я пришел, чтобы ознакомить вас с еще одним документом.

Сначала Бенеш читал молча, потом невольно начал зачитывать вслух: «…акция, предпринятая после периода дипломатических переговоров, ведущих к кризису и войне… Молниеносный удар, основанный на инциденте… Концентрация войск в Силезии, Саксонии, Баварии и Австрии… Чехи не могут быть признаны самостоятельной нацией… Существует только одно решение: физически и духовно разрушить чешское сообщество при помощи выселения и эмиграции и путем растворения чехов в Великой Германии. С 1939 года в ходе германизации в концлагерях должно быть уничтожено 300 000 чехов 500 000 гектаров чешской земли должно быть передано немецким поселенцам…»

Бенеш резким движением снял очки:

— Пан Феликс, и вы поверили этому сумасшедшему бреду? Это слишком чудовищно, чтобы быть правдой!

Дворник молчал.

— Я говорил вам, Геринг трижды заверил Маетны, что Прагу события в рейхе и в Австрии не должны беспокоить. Войска вермахта вообще отведены от наших границ на пятнадцать километров. Чем это не подтверждение слов Геринга? Это же факт! А вы попались на удочку запугивающей пропаганды генлейновцев…

— Поэтому вы и отменили объявленную мобилизацию? — с горечью спросил Дворник.

Он-то уже считал, что чем-то подвигнул Бенеша на активные действия против рейха, а оказалось… Неужели Бенеш специально разделяет немцев и генлейновцев, надеясь, что в отношениях с Гитлером еще как-то удастся… Крофта, министр иностранных дел, поспешил уже с официальным заявлением, что Чехословакию события в Австрии не касаются вообще и «среди общественности и в печати следует избегать ненужной критики и сделать все, чтобы нас не спровоцировали».

— Господин президент, я надеюсь, вы помните покойного посла Германии в Лондоне Леопольда фон Хеша?

— Да-да, — кивнул Бенеш рассеянно.

— Со слов фон Хеша мне рассказывал австрийский посол в Лондоне Георг Франкенштейн, как однажды Гитлер высказался о дипломатах соседних стран, которые думают, что политику можно вести, уважая традиции и хорошие манеры, а он, Гитлер, используя все средства, проводит политику насилия, не заботясь о нравственности и «кодексе чести». Это по поводу уверений Геринга… Политика, подчеркнул Гитлер, — это игра, в которой допустимы все хитрости, правила которой меняются в зависимости от искусства игроков.

— Не надо меня убеждать. Я знаю, Гитлер человек без чести. Я знаю, его излюбленный трюк — представить свои действия как ответ на провокацию. Провокацией же можно счесть все что угодно: и мобилизацию, и резкое правительственное заявление, и высказывания в печати чересчур активных обозревателей. Это мой вам ответ на упрек за снятую мобилизацию и заявление Крофты. А то, что вы принесли мне, пан Феликс, как раз и есть типичная провокация. Мой племянник прислал мне из Парижа нечто подобное.

— Я ей верю.

— Кому? Провокации? — обескураженно спросил Бенеш. — Или вы хотите сказать, что получили эту стряпню из женских рук?

Дворник понял, что проговорился.

— Я верю тому человеку. А упрекнуть меня в том, что якобы я мог бы попасть под влияние дамы… — Дворник нехорошо усмехнулся, и Бенеш понял, что позволил себе лишнего в отношении давно не молодого профессора-теолога.

— А я, пан Феликс, — сказал, сбавив тон, — верю в разум господина Чемберлена. Он сделает все, чтобы сохранить мир любой ценой. Вам нужно, пан Феликс, постараться завязать в Лондоне самые тесные связи с окружением премьер-министра. Увы, пока там тепло принят только Генлейн. Но должны же они выслушать чехословаков, истинных чехословаков!

— Не полезнее ли мне в новой обстановке поехать не в Лондон, а в Москву? Я бы мог встретиться с митрополитом Московским, с митрополитом Ленинградским и Ладожским Алексием… Хьюлетт Джонсон советует действовать, опираясь на русское духовенство — чтобы не демонстрировать Западу, и в особенности Гитлеру, альянс со Сталиным, непосредственно со Сталиным, — подчеркнул Дворник.

Губы Бенеша скривила презрительная улыбка:

— Вы запамятовали, профессор, Советы отделили церковь от государства. К тому же уверения в готовности русских помогать нам я имею непосредственно от господина Сталина. Но нынешние связи Чехословакии и СССР зависят исключительно от франко-советского договора. Поэтому если Западная Европа перестанет быть заинтересованной в России, Чехословакия тоже утратит интерес к ней. Чехам куда больше резона следовать в своей политике за Западом, чем Востоком. Буду ждать от вас последние, лондонские новости. — Бенеш протянул Дворнику руку.

20

Пройдя под помпезными воротами, издали похожими на парадную триумфальную арку, автомобиль снизил скорость. Дорога пошла меж декоративных газонов. Дорн невольно отметил: этот стриженый ландшафт отличается от декоративных парков, тех, что он повидал уже немало в чисто английских усадьбах.

Вчера Дорн вернулся в Лондон. Сразу же встретился с Венсом.

Дорн знал: профессор Дворник уже часто бывает в этом имении Асторов.

Подъезжая к кливденскому замку, Дорн спросил у Венса:

— Как я должен держаться?

— Естественно. Я сделал вам неплохую рекламу, вы будете желанным гостем. Если здесь кого-то и ждут, то подходящих посредников. А я намекнул, что вы и есть тот посредник. Когда леди Астор стала хозяйкой Кливдена, — вдруг пояснил Вене, — она решила создать здесь маленький Версаль. И это ей почти удалось, вы не находите?

— Устраивайтесь по своему усмотрению, — шепнул ему Вене, когда они вошли в замок. — А я поищу Вильсона, он должен быть здесь…

Дорн принялся оглядываться, и первое знакомое лицо было лицо профессора Дворника. Кому он внимает в Кливдене, и главное — с кем соглашается?

К Дорну подошел лакей с подносом, ничего не оставалось, как принять из его рук фужер и только после этого присесть на диванчик за тем креслом, в котором сидел Дворник. Профессор слушал склонившегося над ним грузного человека со старомодным моноклем. Видимо, они заканчивали разговор, поэтому собеседник Дворника уже поднялся со своего места.

— Уверяю вас, господин профессор, господин Гитлер придает небольшое значение России, и единственное, что занимает его, — это серьезные возражения против возможного согласия между Францией, Россией и Англией. Но эти опасения волнуют и нас. Зачем нам компрометировать себя в глазах сильного партнера союзом с большевиками? Нет, не стоит рассчитывать…

«Он все сказал», — понял Дорн и не ошибся — человек с моноклем задумчиво двинулся из холла, видимо, в столовую: сквозь раскрытые двери Дорн видел в следующей комнате край сервированного стола. «Гитлер придает России небольшое значение, не считает, стало быть, ее серьезным противником, — думал Дорн. — Этим они хотят убедить Дворника, что возлагать надежды на СССР бессмысленно: Гитлер справится с этим чехословацким союзником, ни на миг его не устрашится, и Чехословакия лишь усугубит свое положение».

А человек с моноклем снова появился в холле — под руку с Джозефом Кеннеди, американского посла Дорн в лицо знал. Они проследовали к крюшоннице. Говорили негромко, и все-таки разобрать за общим гулом шагов, звона хрусталя и многословья многих людей было можно.

— Я дал ему понять, что мы не должны высказывать угрозу в адрес господина Гитлера, что если он вступит в Чехословакию, то мы объявим ему войну, — говорил человек с моноклем, видимо, рассказывая о беседе с профессором Дворником.

— Но ведь чехи того и желают, чтобы наши угрозы и реальные действия остановили продвижение Гитлера, — недоуменно прервал человека с моноклем американский посол, — как же так, когда мы уславливались…

Голос англичанина вдруг стал елейным:

— Но я сказал, мы не должны высказывать… Не должны высказывать! Это же значит, что мы не будем угрожать. — Он значительно глядел сквозь стеклышко на Кеннеди.

Тот только рукой махнул:

— Вас, выпускников иезуитских колледжей, мне, простому сыну простых родителей, трудно понять. Я понимаю так: мы грозить Гитлеру не будем и в войну с ним не вступим.

— Ну зачем же так прямо, — укоризненно пропел англичанин.

Кеннеди вздохнул:

— Видимо, затем, что я не Ланкастер. — И Дорн понял, кто пять минут назад разговаривал с профессором Дворником: канцлер герцогства Ланкастер, проще говоря, герцог Ланкастерский, влиятельная фигура…

— А в принципе, — тон герцога резко изменился, из сладкого стал деловым, сухим и жестким, — если Гитлер вступит в Чехословакию, он обнаружит, что не располагает возможностью получить от нас колонии. Следующим его шагом будет шантаж. Мы не поддадимся шантажу, он разъярится и порвет морское соглашение и приступит к созданию большого флота. И пусть. Мы только выиграем время, которого нам не хватает для окончания программы перевооружения. Мы окажемся сильны, а Гитлер — истощен подавлением сопротивления в Австрии и Чехии.

— Я слышал, в Вене очень неспокойно, — кивнул Кеннеди, — да и в самой Германии…

— Гестапо вооружено другими средствами, которые не Крупп производит, это пустяки… Гитлер будет истощен бойней в Чехии и в России, вот что главное. А наш план «Л» только будет набирать мощности… Вот и весь факирский трюк, — герцог заулыбался.

Неожиданно к Кеннеди подскочила хозяйка дома — Дорн даже не понял, откуда она взялась, так стремительно она появилась.

— Боже мой! — громко воскликнула она. — И они тут убивают время, когда… — Бесцеремонно схватив за рукав герцога Ланкастерского, потащила к входным дверям. — Необходимо быть знакомым, — донесся ее голос чуть ли не с крыльца.

Тут Кеннеди кто-то окликнул, и Дорн оказался один на один с Дворником.

Дорн встал и сделал вид, что рассматривает коллекцию старой оловянной посуды, красиво расставленной в очаге давно не топленного камина. Дворник остался за его спиной. Но в зеркало Дорн видел и профессора, и двери. Через минуты две леди Астор вернулась в окружении самой разношерстной публики. Тут были Вене, и О’Брайн, и леди Фавершем, и даже Галифакс, который прихрамывал, опираясь на руку дочери. Компания, видно, вернулась с поля для гольфа — вид был у всех разгоряченный и говорили все разом. Леди Астор панибратски хлопнула по плечу О’Брайна.

— Почему вас не было вчера на моем завтраке? Это из-за вас Роттермир не смог поместить отчет. А в палате шушукались, что политика перестала освещаться в газете «Дейли Мейл»… На первый раз прощаю. О, это вы, Вене? Покажите-ка мне того шведа, который хорошо знает нацистов. — И Дорн увидел перед собой маленькое, с тонкими изящными чертами моложавое личико, с такими умными, такими хитрыми глазами и с таким их опасным выражением, что понял, отчего на этом фоне лицо стоящего рядом Венса растворилось…

— Это вы? Так передайте от меня Гессу, что нечего церемониться, но мы же не возражаем… К чему тянуть время? Все равно тем кончится! — И она, пробуравив Дорна черными зрачками глубоко посаженных очень живых глаз, упорхнула, не дожидаясь ответа Дорна.

«У нас такими бывают, — подумал Дорн о леди Астор, — очень удачливые рыночные торговки…»

— Ну и Нэнси! — вздохнул Вене. — Пойду к ней за дальнейшими указаниями.

Дорн подошел к О’Брайну.

— Давайте сядем где потише, довольно утомительная атмосфера.

— Здесь всегда так. А я только что разговаривал с вашим Дворником, небрежно ответил О’Брайн. — Знаете, что я ему сказал? Надеюсь, он меня не выдаст этой камарилье, иначе меня попросят из редакции… Я сказал, что лучшего места для мирных гарантий Чехословакии, чем Кливден, ему не сыскать — именно здесь решили использовать в отношении Бенеша большую дубинку. Сказал и отошел. Пусть себе думает. Моя профессия подразумевает лишь сбор информации и донесение ее до масс. А обработкой информации занимаются только красные репортеры, покрывая ее необходимым соусом…

— Слушайте, Майкл, познакомьте меня с Дворником!

О’Брайн резко обернулся к Дорну и заглянул ему в глаза, словно пытаясь разглядеть самые его потайные мысли.

— Прямо вот так, на глазах у всей шайки? Признаться, я полагал, вы давно уже знакомы… Ну что ж…

Они подошли к профессору, который сидел все в том же кресле, в том же одиночестве, размышляя. Ему не понравилось, что журналист опять хочет навязать ему свое общество. Но выбора не было. И он выжидательно посмотрел на О’Брайна.

— Я хочу представить вам, профессор, моего доброго знакомого Роберта Дорна. Он из Швеции. У него есть небольшая фабрика, и он хороший человек. Идеалист.

— Вы интересуетесь идеалистическими учениями? — осведомился Дворник. — Любопытно… Обычно к этим материям приходят люди пожилого возраста. Молодость не ищет истины на небесах, хочет поймать ее на грешной земле.

— Абсолютно согласен с вами, профессор, — отозвался Дорн.

— Дорн идет дальше, — усмехнулся О’Брайн с намеком. — Дорн хочет установить истину. Мне кажется, ваш разговор на эту тему был бы занимателен.

— Возможно, но я сейчас не слишком готов к столь глубокому диспуту, — уклончиво ответил Дворник и поднялся.

Молодые люди дали ему дорогу.

— Вы его спугнули, — с упреком сказал Дорн О’Брайну.

— А вы слишком невыразительно вели себя. Надо было брать его и мять… Ошеломлять информацией. Глушить откровенностью. Мне вас учить?

— И без того вы оглушили его, — махнул рукой Дорн.

В этот момент Вене подвел к Дорну немолодого, скромно одетого человека. О’Брайн метнул предупреждающий взгляд и резко отошел в сторону.

— Как велик ваш капитал в Швеции? — вкрадчиво спросил Дорна скромный господин с интонациями просителя. Это был Хорас Вильсон, советник премьера по внешнеполитическим вопросам, личный друг Чемберлена, «серый кардинал» его кабинета. — Можете не называть точной суммы, меня интересует, насколько вы боитесь потерять свой капитал…

— Мое состояние попало ко мне по наследству. Больно терять то, что нажил сам, — Дорн знал, Вильсон добился многого личной инициативой, личным трудом и рядом личных качеств, весьма ценимых и на Даунинг-стрит, и в Вестминстере, и на Уайтхолле, — но мне было бы неприятно расстаться и с тем небольшим…

— Как мы любим темнить друг перед другом! — тяжело вздохнул Вильсон. — Словно в покер играем. Отсюда все шероховатости. Вене, погода прекрасная, просто редкий выдался день, моя жена к тому же скучает в гамаке. Займите ее до обеда. Буду крайне обязан. — Вильсон обратил к Дорну свое скучное, заурядное лицо обывателя. — Как бы это сказать… Мир на грани. Понимаете? Любая война, завершится ли она победой или поражением, уничтожит богатые праздные классы и поэтому надо стоять за мир любой ценой. Я убедился, вы отличный посредник. Так как вы связаны с Гессом? Вы его родственник?

— Не имею чести состоять в родстве. Я член национал-социалистской партии. До тридцать четвертого года был офицером СА.

— Да это-то все я знаю… Меня интересует степень близости с Гессом. То, что я хочу передать ему, а по возможности и фюреру, предполагает огромную степень доверительности.

— Располагайте мной…

— Мы сейчас крайне заинтересованы только в одном: в мире. Бомбардировка Праги означает войну. Тактика в отношении чехов — не стрелять, но душить. Душить! — Глаза Вильсона вспыхнули. Он промолчал, ожидая реплики собеседника, но молчал и Дорн. Вильсон оценил это молчание. — Кажется, гонг, — тихо сказал, когда пауза уже не могла больше растягиваться. — Обедать зовут. Вы приглашены, знаете? Нэнси уполномочила меня передать вам ее приглашение.

Дорн уселся на предложенное место за обеденным столом, во главе сидели леди Астор с мужем. За обедом оказалось девять приглашенных. Профессора Дворника и О’Брайна среди них не было.

— Конечно, если он не покорится, придется поискать замену господину Гитлеру, — барски разглагольствовал Джозеф Кеннеди, словно не замечая присутствия Дорна, очевидно, его присутствие и требовалось, чтобы Кеннеди мог высказать в том числе и эти соображения. — Но мы, американцы, мы целиком поддерживаем линию на сближение с Германией, стоит ли во главе ее господин Гитлер или господин Гесс.

— Гесс — большой сторонник нашего сближения, — заметила леди Астор и поглядела в сторону, где сидел Дорн. — На сладкое сегодня саварен. Для тех, кто избегает французской кухни, рисовый венок по-флоридски.

Вдруг лорд Астор поднял голову от тарелки.

— Главное, это отделить Бенеша от Сталина, — прожевав, внятно сказал он. — А там вот-вот начнутся переговоры с русской военной миссией. Что же касается Франции, с ней мы, безусловно, договоримся, если найдем, с кем там можно говорить. — Астор очень искренне улыбнулся, и Дорн понял, что он красив. Должно быть, в молодости они с Нэнси составляли блестящую пару. — Блюм уже вовсе несостоятелен, — продолжал лорд Астор. — Париж ждет со дня на день падения его кабинета. Эти правительственные кризисы вошли у парижан в моду, даже в привычку, как бриоши с медом по утрам. Не знаю, что они там себе думают… Но наиболее вероятна кандидатура Поль-Бонкура, а тот относится к Бенешу с искренностью…

— Я слышал о другой кандидатуре, — перебил Астора Вильсон. — Поль-Бонкур с Даладье не уживется. Жорж Боннэ — вот идеальный для Даладье министр иностранных дел. А тот давно не только пакт с русскими, но и пакт с чехами мечтает выбросить в корзину, чтобы не мешали процессу сближения с Германией… Боннэ современно мыслит.

— Так и дай бог! — громко вздохнул Астор и снова опустил нос в тарелку.

Хозяйка дома выглядела отрешенно. Когда подали сладкое, она слегка поковыряла фруктовой вилочкой, поднялась из-за стола и пересела к камину. Откуда-то взялась рабочая корзинка, и леди Астор принялась штопать чулки. Дорн поразился. Что это, игра в бережливость? Демонстрация экономности? При ее-то миллионах! Дорн обнаружил, что, кроме него, пожалуй, никто не обратил на поведение леди Астор ни малейшего внимания. Видимо, не в первый раз…

Когда очередной чулок с сеточкой заплатки был готов, леди Астор отложила рукоделие, поднялась со своего стула у камина, вернулась к столу и, не присаживаясь, зазвонила в колокольчик:

— Я все знаю! — громко возвестила она тоном пифии. Глаза ее и в самом деле блестели ненормальным блеском медиума. — Нужен четкий план. Нужно предугадывать и предвосхищать все действия Гитлера, нужно опережать любой его шаг настолько, чтобы инициатива, думал он, исходит не от него, но ему на пользу… Нэвиль будет действовать. Только так мы сможем помочь мистеру Гитлеру в его делах! Ибо мистер Гитлер уже действует, и успешно, не так ли, мистер Дорн? — Глаза пифии остановились на лице Роберта Дорна.

21

Дорн приехал в самый фешенебельный цветочный магазин Лондона. Если люди Лея смотрят за ним, визит к Багратиони будет понят так, как желательно Лею. Если слежки нет, что ж, цветы для девушки — это всегда цветы для девушки. Дорн долго ходил между японских хризантем, французских калл, отчего-то они ассоциировались у него с кладбищем, наверное, оттого, что такие всегда продаются у входа в Хайгет, стоял подле польских гвоздик и драгоценных орхидей, они показались бездушными, испанские розы были прекрасны, как ювелирная бутафория, и только. Для Нины хотелось что-то совершенно необычайное. А может быть, и напоминающее о Родине. Да, именно — хотелось цветов России. Но было бы смешно, наверное, думать о ромашках и васильках… И тут Дорн увидел куст сирени. Он цвел белыми гроздьями в большой, полной чернозема бочке. Наломать бы, как всегда это делалось в ленинградских дворах — с хрустом, с поиском пятилистного «счастья»… Отчего-то говорили, что сирень надо именно ломать — тогда буйно зацветет и на следующее лето.

— Скажите, мисс, — обратился Дорн к продавщице, заботливо перебирающей гиацинты, — не мог бы я приобрести букет сирени?

— Букет? — удивилась девушка. — Мистер не ошибся, букет?

«Что ее шокировало? — засомневался Дорн. — Ну, разумеется, букет, а не эту кадушку с деревом…» — но почувствовавшуюся неловкость поспешил загладить:

— Вы могли бы предложить иное оформление цветов?

Девушка смущенно улыбнулась:

— Разумеется, сэр. Нам ведь придется срезать соцветия, грубые стебли будут выглядеть не слишком эстетично, никакая лента не исправит положения, я бы предложила корзину сирени… Корзина, и конечно, лента. Вы намерены делать вложения? Подарок, письмо? — осведомилась продавщица.

Дорн достал бумажник и расплатился.

— Вложений не будет, отправлять по адресу тоже не стоит, я заеду за корзиной примерно к половине седьмого…

…К усадьбе Бивер-хилл Дорн подъехал, точно соблюдая ранее условленное время. Дворецкий принял корзину сирени, но Дорн так и не смог прочитать что-то на его бесстрастном лице, оно замкнулось еще больше, словно его постоянный лозунг «это меня не касается» оказался выписан куда крупнее. «Конечно, ему не по вкусу, что какой-то задрипаный немец с биржи преподносит цветы хозяйской дочери», — усмехнулся Дорн про себя. Занятый цветами, дворецкий сказал, что хозяин ждет господина Дорна в радиорубке.

Они не виделись несколько месяцев. Из Берлина Дорн не отправил Багратиони ни одного письма. Ни ему, ни Нине… Оба понимали почему.

— Эмоции потом, — остановил Багратиони первые приветственные и радостные слова Дорна, — будет у нас на них время. Кстати, я скоро стану дедом. У Юлии кто-то ожидается. Поужинаем втроем, все расскажу за ужином. Ты, я, Нина.

Дорн заметил, с каким насилием над собой произнес Иван Яковлевич имя дочери. Ему действительно было неприятно, что именно сегодня Нина, будто предчувствуя появление Дорна, наотрез отказалась ехать с матерью и сестрой в Лондон — Багратиони заранее позаботился о билетах в Ковент-Гаден. Придется выдержать ее встречу с Дорном. Где-то все же была совершена ошибка? Когда им обоим, и Дорну и Багратиони, показалось, что самым удобным способом общения окажется переписка с Ниной. Переписка молодых, красивых, сильных людей — теперь Багратиони уже не думал, что то был единственно разумный способ. Нина менялась на глазах, едва приходила почта. А уж если там оказывалось письмо Дорна!.. Да и этот вот красивый денди прямо цвел на глазах, как та сирень, только появилась Нина… Багратиони буркнул сердито:

— Ты прямо-таки женихом подкатил, — выдал затаенное.

— Мне был нужен внешний рисунок повода, — ответил Дорн. — За мной, боюсь, присматривают.

Багратиони только крякнул.

— О’Брайн сделал нам королевский подарок. — Дорн умышленно резко перешел к делу. — В Центр со ссылкой на О’Брайна следует передать: патриарх Мирон собирается провести в Варшаве переговоры о совместных действиях Польши и Румынии против СССР в случае попытки Красной Армии прийти на помощь Чехословакии… Это решение будет оформлено к июню, на этот срок запланирована встреча румынской военной делегации с представителями польского генштаба.

— Насколько я представляю себе румынского патриарха, вряд ли он способен вести сколько-нибудь серьезные внешнеполитические переговоры. Нет, не думаю. Нет ли здесь очередного фарса к устрашению?

— Или вообще пустопорожних разговоров в пен-клубах? Да мало ли с какой целью мог Мирон выехать в Варшаву — исключительно по церковным делам. Между прочим, они с львовским митрополитом Андреем носятся насчет униатства… А митрополит Андрей — человек опасный, политически опасный. И именно он может быть движущей силой патриарха Мирона в переговорах, направленных против СССР. Вообще, как я вижу ситуацию в Кливдене, там зреет целый заговор, в который вовлекаются не только британские государственные деятели, но и официальные представители рейха, и судетские немцы, и американцы, например. Джозеф Кеннеди, люди, близкие к братьям Даллесам… И это уже не просто заговор по умиротворению Гитлера за счет его слабых соседей — Австрии, Чехии и Польши, у которой, я уверен, Гитлер отнимет Данциг, как только до конца выяснит отношения с Бенешем… Это заговор о новом переустройстве мира — без Советского Союза, без Коминтерна, без коммунистического движения. А в итоге, в отдаленном, правда, итоге, и без Гитлера, он тоже им мешает, но не так сильно, как марксизм и ленинизм. Они вообще-то даже готовы поменять его на другую политическую куклу, например, на Гесса, если тот окажется сговорчивей, и уже вынашивают какие-то планы на этот случай, если я верно понял…

— Занятно, — бросил Багратиони. — Это все?

— Нет. Главное: мне недавно называли дату предполагаемого нападения Гитлера на СССР. Не позднее октября этого года. Есть косвенные подтверждения… Канарис и Пикенброк реально договариваются с эстонскими секретными службами о совместных провокационных действиях против СССР…

— Это еще ничего не значит, — сердито перебил Дорна Багратиони, — Канарису всегда доставляло удовольствие наступать нам на пятки… Такие вещи не равнозначны объявлению войны.

— Я говорю не об объявлении войны, а о реальной подготовке к войне, — настойчиво продолжал Дорн. — Эту подготовку я видел собственными глазами. — Дорн невольно повысил голос. — Под Берлином, на озере Химзее и в Квенцгуте возле Бранденбурга абвер создал диверсионные школы, куда вербуют только, подчеркиваю, украинских националистов. Они изучают топографию пограничных районов СССР, структуру Красной Армии, милиции, советскую технику, принятую на вооружение.

— Это уже факты, — согласился Багратиони. — Не зря, конечно, закрыли наши германские консульства в нескольких крупных городах…

— Там сидел шпион на шпионе, а что касается даты…

— Я тоже слышал несколько предполагаемых дат, — отозвался Багратиони. — Сомнительно…

— Я бы относился к этой информации серьезнее. Эту дату, первое октября, мне называли разные люди… — открылась дверь, и Дорн остановил себя на полуслове.

На пороге стояла Нина. Ее взгляд потряс Дорна. В нем были и невысказанный упрек ему, и радость встречи, и надежда…

Багратиони испугал взгляд дочери. Испугало его и лицо Дорна: оно вдруг смягчилось, показалось, даже цвет глаз изменился.

«Нет, этого нам не надо, нам всем троим не надо этого, — решительно сказал себе Багратиони. — Я как предчувствовал! Вот досада! И жалко их, с другой стороны… А что делать? Впрочем… Есть, кажется, выход. Я попрошу Демидова, он поймет меня… Пусть Мария Петровна с девочками едут домой. Предлог есть. Предстоящее рождение ребенка у Юлии. Сначала временная виза в СССР, а потом… Нечего им делать накануне войны на чужбине!»

22

Давно так не было черно на душе. Утром 29 марта в дом, где Борис Лиханов жил в квартире двоюродного брата, явилась полиция. Всех жильцов, и Лиханова тоже, выгнали во двор. Пересчитали. Увели еврейскую семью. Вывели из строя подростков. Матери цеплялись за детей, их отгоняли друг от друга прикладами. Шарфюрер крикнул женщинам: «Истерику прекратить! Дети отправляются в Германию на отдых!» Однако даже не позволили собрать чемоданчики. Потом шарфюрер сказал:

— Сейчас всех препроводят в избирательный участок, это недалеко. В полицейской части… Принять участие в голосовании обязаны все. Все должны ответить «да». Кто ответит «нет», будет убит на месте.

Полуодетые люди, выхваченные из квартир — из спален, кухонь, ванн и гостиных — пошли через улицу к участку. Лиханов тоже пошел, ибо другого выхода для себя не видел. Объяснить, что вообще не является подданным рейха, побоялся. Люди шли молча, Лиханов исподлобья рассматривал их лица: плохо скрываемый ужас, отчаяние. Как в тот день, когда свободных от вахты пожарных погнали на площадь Героев встречать Гитлера. В руки сунули флажок и велели им размахивать, улыбаясь при приближении машины фюрера. Размахивали, улыбались, по команде орали «хайль». Лиханов прикинул — тогда только на площади тысяч двести собрали. Злоумышленник, если что, и руку в теснотище не поднял бы, чтобы гранату бросить. «Наши бы бросили, соседи бы расступились, да хоть легли бы, помогли, чтоб бросил, а потом телами прикрыли и невозмутимо, по-мужицки, по-российски: «Ничего не видали, барин, никого не знаем, господин хороший, да разве мы, да мы разве…». И с той же невозмутимостью — хоть на казнь. А эти — эти недаром, видно, одной крови. Да и при Шушниге им не сладко жилось. Так что, какой плохой Шушниг, они уже знают, а какой будет Гитлер — пока вроде нет. Не хозяйничал завоеватель на этой земле, оттого и не знают, думал Лиханов, а турецкое владычество австрийцам нынешним помнится, как у нас хан Мамай…

Строем вошли в помещение участка. Каждому выдали конверт с бюллетенем. Как все проголосовавшие, Лиханов получил медаль с портретом Гитлера и надписью готической вязью: «Один народ, одна империя, один фюрер». Вспомнил — у матери был золотой браслет, по синей эмали там тоже шла надпись готической вязью: «Храни тебя господь». Вот такая разница, усмехнулся Лиханов.

Все красовались с дурацкими медалями. Вроде как со штампом: лоялен. А иные разгуливали с нацистскими значками, будто давно уж в партии, а теперь только сподобились, легализовались… Лиханов в сердцах плюнул. Специально, вопрос придумав, пошел к начальству и духом воскрес, убедившись: ни Эбхарт, ни Вайзель значков НСДАП не нацепили. Начальство, как заметил Лиханов, последнее время вело себя странно. С первого дня аншлюса снаряжали команды в правительственные учреждения… Как утверждалось, гасили там пожары. Однако в профилактическую службу никаких документов на этот счет не поступало. Но в неразберихе до документов ли, рассуждал Лиханов, однако… Ему по-человечески было любопытно, он понимал, что выезды эти совершались, конечно, не просто так. Что затевало руководство венской пожарной частью, с кем оно? Так Лиханов размышлял, сидя на службе, пока перед ним не появился офицер в мундире вермахта, капитан.

— Где я могу найти господина Вайзеля? — спросил, глядя сурово.

У Лиханова екнуло сердце. Впрочем, нет, арестовывать гестапо является целой бригадой. Но на всякий случай ответил уклончиво:

— Начальник был на выезде…

«Был» — это еще не значит, что он на выезде и сейчас, но понять, что в данный момент его нет, можно.

— Где я мог бы дождаться?

Лиханов пожал плечами: хоть здесь… да где угодно.

Офицер уселся на диванчик, где обычно спали дежурные, и, непринужденно закинув ногу на ногу, углубился в чтение старого номера искусствоведческого журнала — разные тут валялись скуки ради.

Так они сидел вдвоем, друг на друга не глядя, пока офицер не спросил:

— Должно быть, у вас теперь работы немало?

— Как обычно, — буркнул Лиханов.

— Вы не австриец? Поляк?

— Нет…

— Словак?

— Почти…

Офицер пожал плечами и опять замолчал.

Чтобы не поддерживать разговор, Лиханов воткнул в розетку шнур приемника.

— …угнетенному населению, братьям и сестрам Австрии, немцы империи. В Вену направлена из рейха тысяча центнеров копченой рыбы, — вещал диктор. Все эти дни радио захлебывалось в восхищенных речах о немецкой помощи австрийцам: эшелоны с продовольствием шли, но ведь и вермахт, что стоял в оккупированной стране, тоже чем-то кормить надо. — В Германию направлена тысяча рабочих крупнейших предприятий Вены, чтобы они собственными глазами могли убедиться в социальных и экономических достижениях, которые принесли народу фюрер и его правительство. Фюрер гарантирует, что в самое ближайшее время на работе будут восстановлены бывшие шицбундовцы, уволенные за участие в февральском восстании тридцать четвертого года правительством Дольфуса, с безработицей в Австрии будет покончено навсегда так же, как и по всей территории рейха. Чтобы австрийцы могли полнее убедиться в преимуществах нового государственного строя, с завтрашнего дня будет производиться обмен офицерами и чиновниками. Побывавшие в рейхе вернутся домой, окрыленные новыми планами, обогащенные богатым опытом братьев по крови…»

— Ха, Редер, какими судьбами?! — Вошедший Эбхарт радостно был удивлен.

— Это не судьба забросила меня к вам, — улыбка совершенно изменила лицо немецкого капитана, — это Шульце-Бойзен посоветовал мне навестить бравых ребят Георга и Людвига… Ну а где твой шеф? Гасит очаг?

— Будем так считать, — Эбхарт выразительно подмигнул Редеру.

Тот покосился на Лиханова:

— Надеюсь, ты еще варишь в своем кабинете кофе по-венски и по-прежнему манкируешь противопожарной безопасностью, ставя спиртовку среди бумаг?

— Как известно, сапожники шьют себе сапоги перед смертью…

— Не шути так. — Редер опять покосился на Лиханова. — Пойдем?

— У меня нет времени ждать Георга, — сказал Редер, присаживаясь в кабинете Эбхарта. — Поэтому сразу…

Эбхарт вдруг зашептал:

— Он здесь… Только минуту… — условным кодом постучал в стену. — Ваши очень интересуются кое-какими нашими выездами. Вот мы и говорим, что начальник где-то в городе. Потом забудется…

— Наши не забывают ничего. Как вы тут?

— Как… Арестованы слишком многие. В армии происходят самые парадоксальные вещи. Ценер, военный министр, убит. Он слишком мало времени занимал свой пост, чтобы вызвать недовольство ваших, однако…

— Ты не знаешь, Миклас собирался назначить его канцлером после отставки Шушнига.

— Фельдмаршал Янза увезен в Германию.

— Я думаю, вы должны сделать все, чтобы народ знал, что Янза не просто отправлен в рейх, он в тюрьме Маобит.

— О!.. И те офицеры, про которых говорят, что они направлены на службу в части вермахта, тоже в тюрьмах?

— Это зависит от офицеров…

— Понял. А вот и Георг.

Редер удивился перемене, произошедшей с Вайзелем. Он резко похудел, мундир висел на его еще недавно статной фигуре.

— Добрый день, — расстроенно сказал ему Редер. — Что Катарина? Дети?

Вайзель усмехнулся:

— Я подумываю, как бы отправить детей и жену за границу. Вряд ли это сейчас возможно, конечно. Но мой старший уже не ходит в школу, потому что в школах разослан циркуляр: учителя должны каждый урок проводить среди детей опрос, как их родители относятся к аншлюсу, и клеймить воздерживающихся от всеобщего ликования как изменников. Я не ручаюсь за парнишку, он еще слишком мал, чтобы врать…

Редер сокрушенно вздохнул.

— Перед отъездом сюда я виделся с Шульце-Бойзеном… Его интересуют ваши планы и намерения.

— Бороться…

— Это слишком общо.

— Если мы в наших листовках сообщим, сколько вывезено золота из наших банков, как был очищен наш монетный двор, я там был с командой, при нас грузили мешки с серебряными шиллингами… Если мы распечатаем, кто из гитлеровских приятелей и подручных получил акции наших предприятий и укажем точные суммы доходов… Если мы обнародуем компрометирующие материалы о Гитлере, сведения, касающиеся его жизни в Австрии, в Линце, найдем живых свидетелей…

— На живых свидетелей не надейся, — мрачно сказал Редер. — Фюрер не позволит себе такую роскошь — иметь их теперь. Что же касается Гитлера — Шикльгруббера… Ну что ж… В Австрии воцарился человек, который хоть и родился австрийцем, ненавидит Австрию и принял решение ее разрушить — как империю, как традицию, как династию, как идею и как культуру. Вот эту мысль и следует проводить. Говоришь, видел, как вывозили шиллинги с монетного двора? — Редер зло фыркнул. — Я тоже кое-что видел. Мои танки пойдут домой не пустые. И в одном из них — корона императора Священной Римской империи, скипетр Марии-Терезии, а в других — книги из Национальной библиотеки, полотна из Хофбурга… Словом, имперский закон о передаче австрийской госсобственности в госсобственность рейха в действии…

— Может, рискнуть, попытаться отбить? — запальчиво перебил Редера Эбхарт.

— Что ты противопоставишь танку? Пожарную дрезину?

— Остается скрипеть зубами…

Тягостное молчание прервал Вайзель:

— Посмотри вот на это, — и протянул Редеру тонкую брошюру: «Библиотека миниатюр. Фриц Альт. Укрась свое жилье. Лейпциг». — А теперь раскрой…

«Австрийский народ! Защищайся! Сопротивляйся вторгшимся чужеземцам и их агентам! Католики и социалисты, рабочие и крестьяне! Объединяйтесь! Сплачивайтесь в общий фронт австрийцев. Все различия во взглядах, все разногласия между партиями отступают перед священной задачей, стоящей ныне перед австрийским народом! Объединяйтесь против Гитлера! Объединяйтесь, чтобы изгнать гитлеровскую солдатчину из Австрии!

Солдаты и офицеры, полицейские, сохраняющие верность австрийской родине, объединяйтесь с народом! Включайтесь в фронт решительного сопротивления Гитлеру и его агентам! Австрийский народ, воплоти в действие лозунг: «Верен красно-бело-красному знамени до последнего вздоха!».

— Лихо… — промолвил Редер. — Не слишком ли много восклицательных знаков?

— Здесь должен быть не один вопль отчаяния, но и сознание силы, полная мера решимости, — ответил Вайзель.

— Возможно… Но все же следует быть пока скромнее… Начинать надо исподволь, иначе сразу пересажают всех и вся.

— Мы и действуем осторожно, — согласился Эбхарт. — Помаленьку, незаметно на первый взгляд. Рабочие на крупных предприятиях подают заявления о болезни. Есть несколько верных клиник, там справки гарантируются. Практикуем кратковременные забастовки — повод хоть самый мелкий. Например, введение имперских налогов. Вена по прожиточному минимуму и так всегда считалась самым дорогим городом. Пожарные части кирпичного завода и электростанции устраивают незаметные диверсии. Ну а ты, Редер, с чем явился?

— С делом… Как и сказал. Затевается провокация под названием «Историческая комиссия при рейхсфюрере СС». В Берлине решили судить канцлера Шушнига и заочно канцлера Дольфуса. Сия комиссия собирается работать здесь, в Вене. Нужно помочь сорвать судебный фарс.

Вайзель задумчиво кивнул:

— Есть один вариант. Если хорошо порыться в документах, — которые мы успели по твоему совету вечером двенадцатого вывести из архива министерства внутренних дел и министерства обороны. Мы тогда там инсценировали пожар, и что не смогли вывезти, пожгли И залили водой.

Вдруг скрипнула дверь. Вайзель порывисто поднялся и распахнул ее.

На пороге с ноги на ногу переминался Борис Лиханов. У него было настолько искренне виноватое лицо, что все поняли: он слыхал. Эбхарт бросил на Редера успокаивающий взгляд и прошептал:

— Это русский из Парижа, понимает неважно…

— Извините, герр Вайзель, — сказал Лиханов, — но там, — он кивнул в сторону, — у склада с огнетушителями топчутся два германских эсэсмана. Не ищут ли чего? Может быть, вам следует это знать?..

Венская пожарная часть стала одним из центров активного сопротивления гитлеризму в Австрии. Координируя свои действия с «Красной капеллой», ее руководителем, выдающимся патриотом Германии Гарро Шульце-Бойзеном, обер-лейтенантом, референтом разведывательного отдела министерства авиации, руководители венской пожарной части и их боевая команда провели немало смелых подрывных операций против гитлеровцев. Но главное — они вели широкую патриотическую, интернациональную, антифашистскую работу. Их листовки «Чего нет в «Фолькишер беобахтер»» вскрывали истинные намерения и истинные действия «имперских благотворителей» в «кровно им родной» Австрии. Листовки, брошюры, воззвания печатались ежедневно, пожарные распространяли их везде, куда направлялись команды с брандспойтами и огнетушителями.

Эта борьба продолжалась до 1943 года. В 1943 году 70 членов группы Сопротивления венской пожарной части были арестованы гестапо. Они погибли в Маутхаузене в ряду 157 тысяч австрийских патриотов — жертв гитлеровского террора. Сейчас в Вене на здании номер 10 по улице Ам Хоф висит мемориальная доска с их именами. Запомним их: Георг Вайзель, Людвиг Эбхарт, Йозеф Швайгер, Рудольф Хайгер, Герман Плакхольм, Иоганн Цак…

23

29 марта Маршал Советского Союза Григорий Иванович Кулик во главе советской военной миссии продолжал в Градчанах переговоры с чехословацким правительством о взаимных мерах по обеспечению безопасности.

В овальном зале с готическими витражами было тихо. Сотрудники президента, военные, дипломаты — все словно боялись сказать лишнее. Чувствуя натянутость атмосферы, Кулик негромко проговорил, обращаясь к советскому военному атташе майору Кошубе:

— Если будем в кошки-мышки играть, толка от переговоров не будет. Потраченное время.

«Скорее всего, — думал Кулик, — Бенеш не был искренен, убеждая меня, будто переговоры румынского патриарха Мирона в Варшаве о подготовке действий против СССР в случае вмешательства Красной Армии в германо-чешский конфликт — всего лишь неоправданные слухи. Бенеш знает, что Бухарест ведет двойную игру».

— Настроение Румынии после событий на литовской границе серьезно изменилось, и Румыния готова к усилению своих связей с Чехословакией и, по-видимому, с Советским Союзом, — президент Бенеш наконец прервал молчание.

— У нас другие данные, — сказал маршал Кулик. — Несмотря на вчерашние и сегодняшние уверения господина президента, польский посланник в Бухаресте господин Арцишевский постоянно доказывает румынскому королю, что гитлеровская Германия сейчас сильнее Советского Союза и поэтому Румынии целесообразно войти в блок, который, если сложится военная ситуация, составят Германия, — Кулик принялся загибать пальцы крупной загорелой руки, — Польша, Италия, Финляндия, Латвия, Эстония, Венгрия, Болгария, а также Югославия и Греция, — пальцы маршала сложились в два могучих кулака. — Вот так… — Он сделал паузу, дожидаясь, видно, впечатления собеседников, и добавил: — Румыния уже согласилась на этот случай выставить двести пятьдесят тысяч солдат, вслед за Польшей, которая предоставляет триста пятьдесят тысяч.

— Но этот блок и эти планы пока существуют лишь в проекте, — скептически заметил Крофта, министр иностранных дел Чехословакии, — и все наши совместные усилия должны быть направлены на их устранение.

— Наша сторона тоже так считает, — согласился Кулик, — а я сказал все это, чтобы вы не обольщались относительно Румынии и некоторых других ваших соседей, а также не позволили включить себя в двойную игру, что поставило бы и нас в затруднительное положение.

Начальник генштаба генерал Крейчи напряженно заговорил:

— Строгая позиция вашей страны, уважаемый господин маршал, в отношении литовского вопроса значительно охладила пыл Германии, и наше положение поэтому в данный момент значительно улучшилось. Мое пребывание в Москве на маневрах Красной Армии, где я удостоился чести беседовать с комиссаром обороны господином Ворошиловым, произвело на меня глубочайшее впечатление. Успехи нового строя ощутимы повсюду, и я желал бы принести вам, господин маршал, поздравления с блестящим состоянием армии… Чувствуется высокая степень боеготовности. И оттого верится: что бы ни затевали Гитлер и его приспешники, красноармейская мощь остановит их замыслы и действия. Со своей стороны хочу сказать, что и у нас в армии проводится большая напряженная работа по приведению в готовность на случай вторжения немцев. Но вот поможете ли вы нам, если подобное все-таки произойдет?

Лежащие на столе огромные кулаки маршала Кулика сжались еще круче, даже пальцы побелели. «Сколько ж можно повторять одно и то же», — подумал Кулик и вспомнил, как перед отъездом из Москвы Сталин советовал ему:

— А главное, Григорий Иванович, скажите Бенешу по-вашему, по-артиллерийски, прямой наводкой: хватит с нас тайн Мадридского двора, тем более Градчаны не Эскуриал. Нам Бенеш шепчет одно, французам — другое, англичанам — третье, за спиной всех троих и с Гитлером не прочь побеседовать. Посол Потемкин рассказывал вот недавно, как крутился Бенеш, объясняя, почему он умудрился признать Виктора-Эммануила королем и императором Италии и Эфиопии… Оказывается, он не перед Муссолини выслуживался, а перед Чемберленом — ярым монархистом, чтобы уж тот потрафил Чехословакии в генлейновских делах… Так вот, чтобы, Григорий Иванович, ваши переговоры шли без крутежей… По делу будем говорить, по совести и чести. Советский народ никогда не откажет в помощи братскому чехословацкому народу… Что касается «коридора», которым пройдут наши войска, так какой-нибудь коридор да найдется. И не надо нас пугать ответным шагом Гитлера, мы не из пугливых. Придем и поможем.

— Меня удивляет постановка вашего вопроса, — сказал Кулик, обуздывая гнев, и хмуро посмотрел на президента и Крофту. — Я уже говорил, сколько можно, СССР, если его об этом попросят, готов вместе с Францией и Чехословакией обеспечить безопасность вашей страны, для чего он располагает всеми необходимыми средствами. Состояние армии и авиации позволяет это сделать. Это официальное заявление, на которое я уполномочен товарищем Сталиным. Наше желание оказать действенную помощь вашей стране будет всегда, пока Чехословакия не откажется от проведения демократической политики.

— А… простите… — медленно начал Крофта, — но если нашей стране придется столкнуться с внутренними проблемами, например, с путчем, имеющим целью свержение существующего демократического правительства, разве мы не в праве полагаться на вашу поддержку?

— Так же, как на нее рассчитывает законное правительство Испанской республики, до тех пор, пока оно существует.

— Но простите, господин маршал, следует ли понимать ваши слова так, что без Франции вы не сможете оказать нам помощь? А если Франция окажется изолирована, к примеру?.. Достаточно взгляда на карту: наш западный союзник находится в окружении тоталитарных режимов.

— И более того, — вставил президент Бенеш, — к сожалению, слишком экономически зависим от Лондона на сегодняшний день. Чемберлен же декларировал, что интересы Великобритании не идут дальше Рейна — это он заявил сразу после аншлюса Австрии.

— Мы уже указывали, — ответил Кулик, — что готовы оказать вам помощь и без Франции, и даже тогда, если Румыния или Польша откажутся пропустить советские войска. В этом случае ваша сторона должна обратиться в Совет Лиги наций за помощью против агрессора. — Кулик перевел дух, вытащил огромный клетчатый платок и вытер испарину с шишкастой бритой головы. — Вот так… Тогда в соответствии со статьей пятнадцать, параграфом семь Устава Лиги наций мы окажем вам помощь независимо от действий Франции. Это вам понятно, господин Крофта?

Кулик методично сложил платок, сунул его обратно в карман галифе и добавил:

— Я призываю всех присутствующих к откровенности. Потому как трудно в противном случае стремиться к взаимопониманию. Проблемы у нас общие, дело делать будем вместе — не первый год союзничаем. Басня есть у нас, как дети говорят, дедушки Крылова «Лебедь, рак и щука». Может, вам она известна из Лафонтена или Эзопа… Впряглись в воз щука, рак и лебедь — один в воду телегу тянет, другой в песок зарывается, третий под небеса воспарил. И мораль: воз и ныне там…

По залу пробежал сдержанный смех. Кулик улыбнулся, блеснув ровными крепкими зубами:

— Так вот, наш с вами воз должен двигаться общим курсом. Обстановка тяжелая.

— Каковы ваши условия помощи? — спросил Крейчи.

Кулик усмехнулся:

— Мы говорили и об этом. Условие в любой обстановке одно: если сама Чехословакия будет защищаться и попросит о советской помощи. Поэтому предлагаю перейти к обсуждению конкретных мероприятий. Как мы считаем, в первую очередь необходимо начать переговоры между представителями советского, французского и чехословацкого генеральных штабов армий и принять меры дипломатического воздействия на Польшу и Румынию с целью изменения их позиции в вопросе о пропуске частей Красной Армии. Таким образом, будут сразу выяснены их позиции и позиция Франции — выступит она на защиту Чехословакии или СССР сделает это без нее.

— А не опасается ли господин Сталин, что ваше выступление без французской стороны может быть расценено Гитлером как агрессивный шаг по отношению к Германии? — вдруг спросил президент Бенеш.

— Германия может расценить как агрессию против нее что угодно, в том числе и наше совместное с Францией выступление, — пожал плечами Кулик.

— Что же делать в этом случае? — настороженно спросил Крейчи.

— Вы военный человек, господин генерал, неужели не знаете? — с усмешкой спросил Кулик. — Но мы не думаем, что Гитлер решится открыть боевые действия, если мы будем готовы к отпору. Война — мера крайняя и нежелательная.

— Стало быть, вы не хотите воевать? — с деланым возмущением спросил Крофта.

«А это уже провокационный вопрос», — отметил советский маршал, но сдержался.

— Советский Союз — миролюбивое государство, — с достоинством ответил Кулик Крофте. — Первый декрет Советского правительства, ленинского правительства был декрет о мире! Советский Союз, Россия никогда не начинала войны первой. Но когда нас вынуждали, вы знаете, чьей победой это кончалось… И если нас вынудят и на этот раз… Что ж… Мы будем воевать.

Генерал Крейчи принялся приглашать советскую делегацию ознакомиться со всеми имеющимися на вооружении чехословацкой армии новшествами.

Майор Кошуба, поняв, что сегодняшний тур переговоров, очевидно, завершен, записал в протокол: «Беседа носила дружеский характер».

24

Недалеко от собора святого Стефана обер-лейтенанта Хайнихеля остановил патруль, затребовал документы. Впереди виднелось оцепление. Перекресток перекрыт грузовиками, полными штурмовиков. Подошел штурмфюрер, проверил документы, козырнул:

— Будьте осторожны, господин обер-лейтенант. Пока все в рамках, но ждем антигосударственного выступления. Началось все вполне невинно: кардинал Инницер, — он кивнул на собор, — произнес проповедь, посвященную очередной годовщине некой исторической битвы австрийцев с турками. В собор набилась эта самая «католическая молодежь», темная для нас пока организация, и выбросила лозунг «Мы благодарим нашего епископа». А потом начались отдельные выкрики, что епископ этой проповедью искупил свою вину за приветствие фюреру.

Штурмфюрер подозвал эсэсмана, приказал ему:

— Проводите господина офицера, Ганс, ратуша близка, но… Мало ли. Тем более вы в штатском и без оружия.

В венской ратуше заседала «Историческая комиссия при рейхсфюрере СС». В нее вошли Кальтенбруннер, Мюллер — от гестапо, обер-штурмбанфюрер от CC Штейнер и австрийцы — инспектор полиции безопасности обер-группенфюрер Штельэккер, руководитель венского гестапо обер-штурмбанфюрер Хубер, полицай-президент Вены штандартенфюрер Штейнхозл. В рабочую группу вошли от абвера Лахузен, два австрийских эсэсовца из полицай-президиума и обер-лейтенант Хайнихель.

Когда Хайнихель вошел в зал, где работала «комиссия», Лахузен удивленно спросил его:

— Как ты добрался? Что там, лейтенант? Уже горячо? Ты молодец, что ходишь в штатском…

— А, вот и вы, — поднял голову от бумаг Кальтенбруннер. — Что нового в архивах?

— Боюсь, я не на совсем верном пути, — ответил Хайнихель, занимая рабочее место. — Практически там многого не хватает.

— Хм! — фыркнул Мюллер. — Это новость. До этого утверждалось, что читать невозможно, все испорчено водой. Просушили же — оказалось, можно. Теперь снова нельзя, — он покосился на Кальтенбруннера.

— Ищите, Хайнихель, — вздохнул тот, словно не слышал Мюллера, — ищите да обрящете. Помнится, у Шушнига было что-то в Париже… Не то кокотки, не то нализался бургундским… Кстати, — Кальтенбруннер поднял голову и в глазах его зажегся огонек, видно, то, что он собирался поведать, значительно сильнее волновало его, чем Шушниг, — я недавно смотрел законодательные акты… Древняя Франция идет там как Бургундия. Когда возьмем Париж, назовем Францию протекторат Бургундия, это будет крайне точно и юридически, и исторически!

— Но что же с архивами? — не угомонился Мюллер. — Сожжены, может быть? Не похоже? Не кажется ли вам, Хайнихель, что следует опросить пожарных и установить причину загорания… Ведь заливали же их отчего-то?

— Никаких параллелей с Лейпцигским процессом! — взвизгнул Кальтенбруннер, вскочив с места.

— Черт знает что, — заворчал Мюллер. — Поджигатели, похитители… Студентишки, папские нунции… Самое паршивое, что с Инницером ничего не сделать.

— Я уже организовал контрдемонстрацию гитлеровской молодежи. — Кальтенбруннер глянул на часы. — Через час из Мюнхена прибудет несколько грузовиков с хорошими ребятами. — Он откинулся в кресле. — Арестовать Инницера как папского унция нельзя, а вот устроить погром его палаццо — это всегда можно.

— Палку не перегните, — хмыкнул Мюллер. — Палку, говорю, не перегните, а то мало ли… Наместник папы Римского, от него до Муссолини… Муссолини, если что не так, позвонит по прямому проводу… И среди нас начнут искать стрелочника. Зачем это надо? Как, Эрнст, это похоже на правду? — Мюллер подмигнул круглым глазом. — Кнут кнутом, но пряник тоже нужен.

— Я и так либеральничаю, — неопределенно заметил Хубер. — И вот к чему все привело… Эти австрийцы… Я уже докладывал Гейдриху. Листовки… Листовки — это ерунда. Этот как его, эстрадник, Фриц Грюнбаум. Он всегда пел смешные песенки, сатирические. Так и пел бы — в жизни столько смешного. К примеру, еврейские анекдоты. — Хубер мелко захихикал. — Правда, он и сам еврей. Надо его брать. А что делать? — Он вопросительно взглянул на Мюллера. — И этого, Сойфера. Пьеску написал. Мы его уже обработали — ив Бухенвалььд.

— Сойфер — очень талантливый драматург, — назидательно заметил Кальтенбруннер. — К тому же совсем молодой, двадцать четыре года, стоило с ним поработать, чтобы он проникся, посвятил свое творчество… А после вашей обработки он уже вряд ли сможет плодотворно творить во славу рейха. Впрочем, давайте работать. — И Кальтенбруннер снова уткнулся в бумаги.

Мюллер безнадежно махнул рукой:

— Что тут говорить! Сойфер тоже наверняка еврей.

Хубер продолжил:

— В салоне госпожи Майер евреев не принимают. Но сама она писательница… У нее даже Отто Габсбург трется — может, у этой декоронованной швали тоже своя монархическая красно-бело-красная тряпка на душе. Присматриваюсь.

— Надо же работать, господа, — нараспев и чуть досадливо протянул Кальтенбруннер. — Нам следует помнить: наша работа направлена как раз на то, чтобы показать австрийцам всех общественных групп, кто истинный виновник их трудностей. И кто, преодолевая неправедное и напрасное сопротивление заблуждающихся, вынужден выводить гау Остмарка из тупика политики беззаконного правления. Как только это произойдет, все станет на свои места, уверяю вас. Недовольных в Австрии не будет… Их просто не должно быть. Тем более имперский закон об ответственности бывших правительств Австрии придает первостепенную значимость нашей работе и обеспечивает ее подлинную законность. Я как юрист утверждаю, что за правовую сторону нашей работы можно быть совершенно спокойным, и никто не сможет ни упрекнуть нас, ни извратить наши действия. — Он пролистал папку, над которой все это время усердно трудился. Вопросительно посмотрел на Лахузена: — Кстати, как вы отработали нарушение Шушнигом договора от тридцать шестого года?

— По договору все участники путча против Дольфуса должны быть отпущены на свободу и отправлены в рейх. Правительство Шушнига нарушило договоренность и казнило борцов. Таким образом, можно обвинить Шушнига в злоупотреблении властью.

— Не складывается, — поморщился Кальтенбруннер. — Участников путча казнили в тридцать пятом, а мы ссылаемся на договор тридцать шестого…

— Не мелочитесь, — махнул рукой Мюллер. — Надо просто обвинить Шушнига, а заодно и Дольфуса в государственной измене. Чего проще? Формулировка общая… Из нее так много следует…

— Не убедительно, — засомневался Кальтенбруннер. — Может быть, лучше обвинить Шушнига в нарушении конституционных норм и свобод? Любое правительство грешит против любой конституции — совершенно в рабочем порядке, даже в интересах дела. Конечно, кроме нашего. Любой закон, любую конституционную статью можно же трактовать как угодно. Я это знаю по адвокатской практике. А теперь работать, работать… Нужно крайне тщательно подготовиться к процессу, ведь на нем не будет такого блестящего обвинителя, как рейхсмаршал Геринг!

Кальтенбруннер хотел что-то еще сказать, но дверь раскрылась, и адъютант ввел в зал офицера СС.

— Группа гитлерюгенда из Мюнхена доставлена к дворцу кардинала Инницера. Из Коричневого дома вам пакет.

Кальтенбруннер взломал сургучные печати. Из конверта на стол посыпались газетные вырезки. Члены комиссии с интересом потянулись к ним. В руках Кальтенбруннера остался лист с грифом личной канцелярии Гиммлера.

— Какой ужас! — вырвалось у Лахузена. — Как это могло попасть в газеты? Я перевожу… «Убийца канцлера Австрии Дольфуса штурмовик Планетта показал на допросе, что тяжело раненный им канцлер обратился к нему с просьбой исполнить его последнюю волю умирающего — пригласить священника. Но умирающему Дольфусу было отказано в причастии и исповеди. Умирающему отказали в причастии…» Дальше и переводить не буду, идут рассуждения о том, каких подонков собирается обелять наша комиссия…

— Это подделка! — возмущенно выкрикнул Кальтенбруннер.

— Увы, нет, — сокрушенно отозвался Лахузен. — Здесь фотография листа из дела, на котором проставлен архивный номер и гриф.

— Какой, можно рассмотреть? — спросил с тревогой Мюллер.

— Можно. Гриф архива министерства внутренних дел Австрии.

— Паршивенько оборачивается дельце, — проговорил Мюллер зловеще.

— Боже мой! — простонал Кальтенбруннер. — Если так всполошились протестанты-англичане, то что скажут в Риме? Папский престол… А мы еще погромили Инницера… Все подряд! Вот осечка, черт побери! Фюрер пока вынужден считаться с мнением Муссолини… Чемберлен известен своей набожностью. Галифакс вообще религиозный фанатик… И Франко… Это конец всему.

— Паршивенько раскручивается дело, — повторил Мюллер. — Кто этот предатель? Кто проторговался?

Все посмотрели на Хайнихеля.

25

Дворник сидел под большим кустом сирени, на аллее, показавшейся ему уединенной — если об уединенности вообще можно говорить в этом бурлящем котле, Кливдене. «Пожалуй, — думал Дворник, — весна — самое лучшее время года в Лондоне. Хотя бы солнце держится на небе двое суток кряду».

Лондон все меньше нравился профессору Дворнику. Или это было связано с его настроением? Он устал и хотел определенности. Порой думал, что ему следует найти благовидный предлог и отказаться от продолжения своей бесплодной миссии. Время идет, события нагнетаются, просвета не видно, он ничего не сделал, и очевидно, уже сделать не сможет.

Он снова был в Париже. Алексис Леже констатировал, что падение кабинета Блюма все равно следовало ожидать, вяло заверил, что Франция будет продолжать поддерживать Чехословакию, что господин председатель совета министров Даладье и новый глава Ке д’Орсэ Боннэ стоят на твердых позициях… Но в глазах Леже не было убежденности. Они были пустыми и потерянными, глаза старого секретаря французского МИДа, который гордился, что работал с Брианом и Барту. Куда только подевался его легкий тон! Шутил натужно: «Ах, вы хотите определенности, дорогой профессор? Прежде я думал, что определенность желательна только женщинам».

Натужные шутки и прозрачные намеки. Впрочем, что остается делать Леже, если правительство уже практически не контролирует страну? Даладье кричит, что страну нужно спасать, и называет свое правительство правительством национальной обороны. От кого? Да хотя бы от полковника де ля Рокка, от пронемецких настроений, которые сеют по Парижу провокаторы и агенты Риббентропа, от лозунга «лучше быть побежденным Гитлером, чем победить со Сталиным», если, конечно, Даладье сам втайне не согласен с ним. Что же касается отношений с союзниками… «Из-за чего мы должны воевать?.. Из-за того, что три миллиона чехословацких немцев хотят остаться немцами?!» — это профессор Дворник слышал не где-то на бульваре — в Генеральном штабе Франции!

Дворник снова поехал в Лондон. В Кливден его влекло, словно здесь, именно здесь вот-вот все решится. Казалось, сам воздух усадьбы Асторов полон не только сиреневым духом, но и кипучей благотворной деятельностью. Вот-вот, вот-вот все решится, безотчетно надеялся Дворник, боясь спросить себя: как решится? Ведь люди, отвечая самим себе, обычно не склонны лукавить.

Беатриса Вебб, узнав, что Дворник бывает у Асторов, только улыбнулась: «Каждый выбирает свою дорогу», — и оборвала разговор о карлсбадском съезде, заговорив о портулаке, который очень удобно выращивать под пленкой. Она умыла руки? И преподобный Джонсон больше не предлагает встретиться с советским послом Майским. Может быть, он, Дворник, делает что-то не то?

— Ну как, профессор, вам показались требования Генлейна? — раздалось из-за спины. — Громко звучит: карлсбадская программа! Обратили внимание? Не карловарская, но карлсбадская… Как вы считаете, что станет делать Генлейн, если Бенеш удовлетворит его требования?

Дворник повернул голову — так и есть, этот непонятный журналист о’Брайн.

— Я пока не видел, — неохотно ответил Дворник.

— Обратите внимание, — О’Брайн присел рядом и раскрыл перед Дворником номер «Дейли Мейл», кажется, он сотрудничает в этой газете, — атмосфера съезда судетских немцев — точная копия Нюренбергского партайга. Смею заверить как свидетель. Освещал для газеты.

Дворник тяжело глянул на журналиста, но тот не смутился, в его голосе даже появилось еще больше настойчивости:

— Прочитайте, профессор, восемь пунктов Генлейна. Уверен, они напомнят вам некоторые высказывания за табльдотом в этой усадьбе. Но я не к тому. Меня интересуют перспективы. Кроме того, было бы любопытно обменяться с вами прогнозами.

«Он что-то знает? — настороженно подумал Дворник, берясь за газету. — Что-то серьезное? Неужели? Вывез со съезда? Возможно. Странный человек… Такой же эклектичный, как сам Лондон. Пишет одно, говорит другое…»

«…обеспечение немецкой национальной группе в Чехословакии полного равноправия с чехами, — читал Дворник, — признание этой группы в качестве самоуправляющейся правовой единицы; полное самоуправление созданных специально немецких районов в пределах Чехословакии…» Пятый пункт: «юридическая защита немцев, живущих за пределами специальных районов, шестой — устранение несправедливостей, причиненных судетским немцам с 1918 года, и компенсация за вызванный ими ущерб; седьмой пункт — комплектование администрации немецких районов исключительно из числа немцев; восьмой пункт: предоставление полной свободы судетским немцам исповедовать идеологию национал-социализма».

— Не представляю, в чем ваши немцы неравноправны с вашими чехами, — сказал О’Брайн, убедившись, что профессор дочитал до конца. — Не представляю, какие несправедливости они претерпевают с восемнадцатого года… Ну, это частности. Но скажите, профессор, не напоминает ли все это условия ультиматума, который всего два месяца назад был предъявлен Шушнигу? Еще как! Значит, когда, предположим, правительство Бенеша удовлетворит эту программу, Генлейн захочет войти в кабинет, выдвигая в качестве альтернативы танки вермахта и бомбардировщики люфтваффе? А потом? Когда Бенеш даст ему портфель? У бывшего инструктора лечебной физкультуры хватит наглости попросить Бенеша уступить ему президентское кресло, уверяю вас…

— Президент Бенеш давно понял, что у этих мерзавцев воображение не слишком развито, — сумрачно сказал Дворник. — И знает, история умеет повторяться. Но ведь второй раз в виде фарса, не так ли? Дважды один и тот же сценарий им не удастся осуществить, уверяю вас. Мы ждали этого, соответственно готовились.

— Напрасно, — задумчиво сказал О’Брайн. — Напрасно вы так оптимистичны, профессор. Помните, я знакомил вас со своим добрым знакомым из Швеции? Так вот он просил передать вам, что в тот день, когда президент Бенеш будет считать, что обкатанный сценарий с ультиматумами и прочим провалился, — не зря в Прагу приезжал Маршал Советского Союза Кулик, — то именно в тот день немцы убьют своего же посланника в вашей стране, запамятовал его имя, и создадут повод для агрессии, повод, которому будет очень сложно противостоять. Удар окажется молниеносным, чтобы на разбор обстоятельств инцидента и времени не осталось.

— Полагаю, чешская охрана у посольства Германии в Праге вполне надежна, — съязвил Дворник.

— Зачем вы так? — в голосе О’Брайна слышалась горечь. — Я стремлюсь…

Дворник порывисто обернулся к журналисту, и ему неожиданно понравилось его лицо.

— Кто вы, О’Брайн? Кто этот ваш швед? Вы провокатор? Вы, служащий у Роттермира? Вы, исповедующий постулаты «Дейли Мейл», но проповедующий словно под диктовку Москвы?

— Видите ли, когда шестнадцать процентов британских журналистов безработны, не приходится особенно выбирать, кому продавать свое перо. Особенно если ты не старший сын в семье и у тебя на руках жена и дети. На вопрос, кто я, отвечу. Человек, любящий свою родину, человек, презирающий войну, человек, которого мутит при слове «фашизм». Я, порядочный человек, профессор. Впрочем, последним порядочным человеком в Лондоне был мой покойный дед. Он не знал, что такое ненависть, и в соответствии с христианской моралью умел прощать врагам своим. Я уже не умею…

— А, О’Брайн, вот вы где! — Из-за куста сирени вышла леди Астор. — Прекрасно… И профессор с вами! Чудесно… Вы, Майкл, написали чудный отчет с карлсбадского съезда. Ничего не понятно. Каждый волен толковать в соответствии с собственными взглядами. Высочайшая объективность! Поздравляю… Ну ничего… Двенадцатого, в будущем месяце, ко мне приедет Конрад Генлейн. И все объяснит толково. Я обязательно посоветую Генлейну посмотреть документы эпохи Вашингтона и Джефферсона. Вот они четко сформулировали, почему американские колонии требовали независимости от Британской империи…

О’Брайн вдруг низко-низко опустил голову, плечи его затряслись — он хохотал, не в силах справиться с собой.

— Я сказала что-то неподходящее? — удивилась леди Астор.

— Простите, Нэнси, — пробормотал О’Брайн. — Но… Извините, я должен… — И он заторопился прочь. Дворник отлично его понял. Генлейн и Декларация независимости?!! Это, действительно, слишком!

А леди Астор уже держала в своем кулачке полу профессорского пиджака. Что за манера говорить, обязательно должна вцепиться в собеседника!

— Уверяю, профессор, вам совершенно необходимо познакомиться с мистером Генлейном. Он ведь принят в лучших домах — у Ванситартов, у Черчиллей, то есть у людей, которых вы не считаете друзьями Германии и господина Гитлера. Напрасно они не хотят признать, что господин Гитлер — это почти гений нашего времени… Современники же признавали гений генерала Бонапарта при его жизни… Времена изменились, поэтому я допускаю оговорку «почти». Жаль, вы не знакомы… Я встречалась, Гитлер производит удивительное впечатление. Море обаяния, глаза пророка! Так вот, о Генлейне. Я устрою вам встречу. Уверяю, это будет крайне, крайне полезно. Это будет то, что нужно. Он все объяснит по-доброму, по-хорошему, и вы найдете потом слова, бог вдохновит вас, вы найдете слова, которыми сможете передать президенту Бенешу ваше понимание и его, Генлейна, озабоченность. Нельзя быть эгоистом. Вы пастырь… Словом пастыря вы убедите президента, сколь пагубен эгоизм!

— Я не пастырь, я теоретик, — усмехнулся профессор Дворник, но леди Астор не поняла его иронии.

— Словом пастыря убедите, профессор, Бенеша, что нельзя внимать только своему сердцу. Нужно научиться слушать чужое! Встать на точку зрения противника — кажущегося противника, и он перестанет быть таковым. Ведь, профессор, подумайте, такая война причинит огромные страдания и ущерб, ее результатом могут стать самые разные перемены в положении Европы, которые не будут приятны никому, кроме Москвы… Вот почему Сталин через военную миссию маршала Кулика уговаривает президента Бенеша решительно действовать. Вот почему! Советы сильны, хотят войны, потому что война против Германии будет способствовать возникновению чего-то нового, возможно близкого к идеалам тех, кто теперь контролирует судьбы России. Кому это выгодно? Мне, англичанам, вам, чехам, немцам, независимо от того, живут ли они в Судетах или в рейхе? Только Сталину! И не будем поддаваться на провокацию «решительного выступления»! Вообще, президенту Бенешу лучше постепенно отойти от этого пакта с русскими, и потому что… Буквально на днях мы все ждем Даладье и Боннэ… Мы не позволим французам сделать необдуманный шаг, могущий привести к войне. Король примет их. Тур переговоров — и судьба вашей родины, профессор, будет решена окончательно, надо постараться, чтобы не осталось обиженных, чтобы решение устроило всех. Тур переговоров! Я постараюсь держать вас в курсе, чтобы вы могли проинформировать господина Бенеша, и не просто проинформировать, но убедить прислушаться к голосу великих держав, которые желают только мира и добра вашей родине…

Дворник о предстоящих переговорах по чешскому вопросу, да еще на столь высоком уровне, слышал впервые. Вида не подал, но очень удивился, даже был шокирован новостью. Почему промолчал Леже? Уж не потому ли, что предстоящие переговоры действительно разрешат все проблемы, но так, что эти решения устроят всех, кроме Чехословакии?

— А вам, вам, профессор, — продолжала леди Астор, глаза ее горели, Дворнику стало жутко, но он не мог ни остановить ее, ни уйти, леди Астор уже держала и за пиджак, и за плечо. — А вам, профессор, просто необходимо поговорить с мистером Генлейном по-дружески. Он чудный человек. Уверяю вас, чудный! — Она наконец перевела дыхание. — Я пришла к выводу, что каждый человек, вне политики, взаимоотношений и прочего — это чудный человек. Если бы вы знали, какое удовольствие я получила в свое время от общения со Сталиным! Редкий, чудный человек! Я же была у него, говорила с ним, как вот с вами сейчас… Если не задумываться… Если отделять… Вы понимаете меня? И господин Бенеш — он тоже чудный человек. А какой редкий человек Муссолини! От эфиопского негуса я всегда была в восторге! Чудный человек!

Дворник словно очнулся от бесовской магии ее слов. Что она говорит, что навязывает ему, что внушает?!! Он внимательно посмотрел в лицо леди Астор и не увидел ничего, кроме неустанно двигающегося рта.

— Если бы негус и Муссолини, эти два прекрасных человека… Общий язык, ведь каждый страдает за свой народ, и это так понятно. Я провожу параллели, чтобы вы, профессор, яснее усмотрели, на чужом примере всегда понятнее… Или взять генерала Франко. Ну кто спорит, что у него своя точка зрения на будущее Испании, а у Хуана Негрина или Ибаррури — своя… Красавица… Ибаррури — чудная женщина! Похожа на Дузе, а как она говорит! А договориться не могут. И потому война, и потому над Европой летают красные самолеты… маршала Ворошилова и комбрига Буденного…

«И эта… эта… — Дворник искал и не мог найти приличное слово для определения. — Эта… Нет, она не так глупа, как кажется… Эта… — наконец, принял то слово, что вертелось — слово грубое, но точное. — И эта шизофреничка делает политику! Боже мой…»

Он не слушал ее больше… Леди Астор дернула за рукав. Сказала громко, как глухому:

— А сейчас поговорите с другом моего сына Троттом цу Зольтом, обаятельнейший молодой человек, глубокий экономист… Он математически разъяснит вам и разложит с точки зрения экономики, почему президенту Бенешу выгодно пойти на уступки мистеру Генлейну. Вон видите, он беседует с промышленниками. Они приехали с континента. Уверяю, этим знающим и опытным людям есть что обсудить!

В конце аллеи возле прудика с японскими рыбками среди прочих стоял и высокий стройный молодой светловолосый человек. Дворник узнал его. Тот швед. Он несколько раз пристально посмотрел в сторону скамьи, где сидели Дворник и леди Астор. Дворник вдруг вспомнил имя этого шведа — Дорн. И вспомнил, как Машек описывал своего спасителя… Дорн и тот швед — уж не одно ли это лицо? «Что они все хотят от меня? Почему преследуют так настойчиво?» — ужаснулся Дворник, чувствуя, как по спине под рубашкой струится липкий холодок.

26

Многочисленные часы Виндзорского дворца на все лады отбили полночь. Когда механический оркестр смолк и лакеи, оставив большие светильники, торжественно удалились, Даладье и Боннэ остались одни.

Даладье посмотрел вслед лакею:

— Как они могут в этом холоде расхаживать в коротких придворных штанах! — накинул пальто и подошел к камину, Боннэ энергично подкидывал поленья. Час назад они беседовали с королем Георгом и королевой Елизаветой об истории дворца, его коллекциях и мемориалах. Но на языке так и вертелся вопрос: отчего у вас тут такой ледник?

Боннэ тихо проговорил:

— Английские короли — богатые люди, но если у них нет на дрова, я мог бы одолжить… Пожалуй, я последую вашему примеру, — и тоже закутался в пальто. Сел, протянув ноги к огню.

— В британских закрытых школах специально не топят спален, раздевалок и спортивных залов, ибо холод, по мнению островитян способствует воспитанию твердости духа.

— Если эта зависимость в самом деле существует, — проворчал Боннэ, — переубедить Галифакса я не смогу. А Масарик… Вчера он сказал, якобы в палате общин многие депутаты просто-напросто не знают, где находится Чехословакия. А когда он показал им ее на карте мира, иные парламентарии нашли очертания страны забавными — «Можно подумать, что перед тобой большая сосиска!»

— Да, на завтрак бошам, — хмыкнул Даладье. — У меня складывается впечатление, Жорж, что Англия больше не играет «в темную». Неделю назад Чемберлен прямо заявил в палате, что Чехословакия лежит вне сферы британских интересов. И теперь он хочет, чтобы мы тоже не слишком интересовались ее судьбой. Но Франция обязана уважать свою подпись, — напомнил Даладье. — Что же касается Великобритании, где джентльмену с детских лет внушается уважение к чувству долга… Что делать?!

Боннэ сумрачно наблюдал за пляской огня в камине.

— Теперь, когда всё ясно, вопрос только в одном: как соблюсти приличия… Ответ также один: только путем компромисса. Ситуация, конечно, щепетильная. Но чтобы из нее вылезти, нужно всеми путями и средствами уговорить Бенеша и его твердолобых согласиться на требования Генлейна. Хоть через того же профессора Дворника, который днюет и ночует у нашего Леже. Вот увидите, Эдуард, в итоге все это запишется нам в актив!

Камин догорал.

— Грелки в постель они кладут только больным и младенцам! Как я буду спать? — раздраженно проворчал Даладье.

…Наутро Чемберлен предложил ознакомиться с редакционной статьей «Снова чехи» лондонской «Дейли экспресс»: «Мы не любим этой братии. Невозможно, чтобы английское правительство заставило нас сражаться за такое полуразвалившееся государство, каким является Чехословакия. Если Франция свяжет себя обязательствами с чехами, Англия должна будет держаться от нее подальше».

— Вот вам и общественное мнение, перед которым в XX веке склоняют голову правительства и монархи. — Отложив газету, Чемберлен значительно посмотрел на Даладье и продолжил: — Прежде чем мы подпишем коммюнике, я вынужден еще раз предупредить: если, ускоренно завершив военные действия в Чехословакии, Германия повернет свои штыки против Франции и ваша страна, истрепанная вмешательством в судетскую кампанию, захлебнется германским наступлением, Великобритания ничем уже не сможет помочь воюющей Франции. Так что вот какая она, реальность. — Чемберлен тяжко вздохнул, поджал губы и протянул Даладье текст коммюнике.

Коммюнике подписали, взаимно обязуясь:

— настаивать перед Бенешем о максимальных уступках Генлейну и Гитлеру;

— соблюдать величайшую осторожность в отношениях с Гитлером и Муссолини, дабы избежать оснований для недовольства с их стороны, как предлога к развязыванию войны.

Когда стороны поставили свои подписи под документом, Чемберлен, барственно поглядывая на французов, сказал:

— Проведем этот опыт. Если же дипломатическая акция не увенчается успехом, — он развел руками, — что ж, тем лучше…

Даладье и Боннэ еще не успели добраться до Парижа, как Гитлер уже знал о результатах англо-французских переговоров. Как только последнее совещание закончилось, Галифакс пригласил к себе германского поверенного в делах в Лондоне Кордта и подробнейше информировал его. Особенно подчеркивалось, что Англия не приняла на себя военных обязательств, что ось Берлин — Рим нужно непременно сохранять как антикоминтерновский противовес, что давно пора создать блок с участием Германии, Англии и США. Гитлер понял — ему можно все. Перед ним заискивают, его боятся, его дружбы ищут. А Чехословакия… На лондонских переговорах сделано все, чтобы Чехословакия капитулировала без войны. И Гитлер двинул войска…

27

20 мая на чехословацко-германской границе в городке Хебе были зверски убиты генлейновцами два пограничника-чеха. Доктор Геббельс тут же выдал их за судетских немцев и прокричал в микрофон о трагической судьбе судетского населения в Чехословакии. Немецкие войска двинулись к чешской границе форсированным маршем, создавая впечатление, что в направлении Карловы Вары — Хомутов — Усти концентрируется практически вся армия. 6-я армия перешла границу и захватила пограничный город Аш. В Аше воцарился тот «новый порядок», что через год с небольшим будет насаживаться в захваченных Гитлером странах Европы. Генлейновцы тут же остановили железнодорожное сообщение, взяли под контроль автомагистрали, правительственные чиновники-чехи были силой смещены со своих постов и арестованы, начались погромы не только еврейских магазинов и лавок, но и принадлежащих чехам и словакам. Армейские части — городской гарнизон и полицейские подразделения — даже не смогли покинуть казармы, чтобы оказать сопротивление: они были окружены вооруженными до зубов судетскими штурмовиками. Чехи, решившиеся воевать за целостность Родины под угрозой ареста или расстрела на месте, пробирались в другие города, чтобы попасть в военные комиссариаты. По улицам Аша и окрестных сел свободно, как на нюрнбергских парадах, маршировали коричневые.

Президент Бенеш объявил мобилизацию.

Доктор Гофман явился на призывной пункт. В полутьме улиц Янске-Лазне раздавались свистки, приглушенные крики, кое-где выстрелы. Генлейновцы провоцировали полицию на столкновения. Возле призывного пункта плотным кольцом стояли солдаты, пристально вглядываясь в лица подходящих к длинной очереди. Опасались, как бы генлейновцы не проникли в здание военного комиссариата. Было уже семь утра, но здание не открывалось. В толпе поговаривали, что комиссара намеренно задерживает мэр.

— Зря немца избрали городским головой, — прокомментировал кто-то.

— Ничего… — Гофман услышал голос санаторного киномеханика. — Сегодня он голова, а завтра — ж… На то и выборы назначаются. А, доктор, и вы здесь, это похвально…

— Здравствуйте, доктор, — Гофману улыбался секретарь городского комитета КПЧ Йозеф Вайда. — У нас тут полное единство среди чешского населения и, конечно, таких здравомыслящих патриотов, как вы, доктор…

— Я подписал воззвание в защиту республики. В Праге ведь состоялся митинг. Вчера я слушал речь Готвальда по радио. Более миллиона подписей, — Гофман пожал Вайде руку.

— Не пойму, — ворчливо сказал крестьянского вида парень, покручивая в руках потертую кепку. — Чем это нашим немцам вдруг стало так плохо?.. Страдают они… От чего это, интересно?

— Доктор Геббельс говорит, — ответил насмешливый голос, — от невозможности воссоединиться с рейхом.

— Кхе! — усмехнулся парень с кепкой. — Кому охота — пусть себе воссоединяется. Если нравится жить под надзором обера. Только никто не торопится, не слышно. И доктор Геббельс никого в Мюнхен вроде еще не пригласил…

— Верно говоришь, парень, — обратился к крестьянину Вайда. — Это не наши немцы к ним хотят, а сам «тысячелетний рейх» незваным гостем к нам норовит. Не представлял, что в нашем городе и окрестных селах столько мужчин, — добродушно усмехнулся Вайда. — Все казалось, одни отдыхающие…

За оцеплением солдат зафыркал мотор — прибыл комиссар.

— Приветствую, приветствую, панове, — кивал в обе стороны, отдавал честь, лихо вскидывая над кокардой два пальца.

На пороге обернулся к выстроившейся в шеренгу очереди:

— Пожалуйста, господа резервисты прошлого года и новобранцы… Технические специалисты.

Пока пропускали тех, кто был вызван, недоумевали — отчего эта выборочность? Через час вышел незнакомый прапорщик:

— Господа, прошу внимания! Просим резервистов прошлого года, только резервистов прошлого года. Новобранцы могут отправляться по домам. Только резервисты и специалисты-техники! Господа, соблюдаем порядок. Господа инженеры, вас попрошу в первую очередь…

Гофман решительно направился к крыльцу. Конечно, он не техник, но где это сказано, что на войне не нужны врачи?

— Какая же это мобилизация? — громко возмутился санаторный киномеханик. — Это же игра в бирюльки какие-то!

— Спокойствие, господа, спокойствие, — молодой прапорщик старался держаться солидно. — Напоминаю, Чехословацкая республика проводит всего лишь частичную мобилизацию с целью поддержания порядка на время выборов. Вам же известна обстановка в наших краях, господа! Речь идет только об одном призывном возрасте, о технических специалистах — государство сейчас вынуждено, с одной стороны, защищаться от лиц, распускающих слухи и распространяющих подрывные листы, а с другой — приводить в состояние готовности оборонные укрепления и технику. Это же понятно, разное может произойти, если… Поэтому перед нами стоит еще одна задача: не поддаваться на германские провокации, не сеять панику, чтобы не дать возможности нашим соседям расценить наши действия как недружественные. Поэтому, господа, час ранний, давайте расходиться, чтобы не создавать скученности, которая может быть воспринята определенными кругами как организованное выступление…

— Мягко вяжете, жестко носить! — Вайда поднял над головой руку. — Панове! Товарищи! Правительству, оказывается, нежелательно, чтобы мы защищались! Будем формировать отряды рабочей самообороны! Кто готов записаться в них, прошу ко мне!

Вайду обступили так плотно, что Гофман решил, что раньше он попадет к комиссару, чем в список рабочей дружины, и быстро поднялся на крыльцо.

— Доктор, вы свободны. Врачи, слава богу, пока не требуются. — Комиссар и Гофман хорошо знали друг друга. Гофман много лет лечил эту семью.

— Будет поздно, когда потребуются. Почему вы скрываете от людей, что военные действия уже ведутся германской стороной?

— А потому, что они ведутся германской, а не чешской стороной. Сколько у тебя детей? — Этот вопрос был уже обращен к призывнику. — Вы свободны, доктор…

— Но, пан комиссар, я имею боевой опыт! — Гофман уселся напротив комиссара, всем видом показывая, что уходить не намерен.

— Вот именно, — неохотно пробурчал тот. — И так не знаю, что делать с вашим боевым опытом, чтобы не нажить себе лишних неприятностей… И так всеми силами по старой дружбе прикрываю вас… Интербригадовцы больше не в моде. Иди, свободен, — это опять призывнику.

Когда за ним закрылась дверь, комиссар с укоризной посмотрел на Гофмана.

— Ладно, доктор, — тяжело вздохнул. — Ладно. Вам скажу. Как вам известно, месяц назад я гостил в Праге. Там в генштабе сидят мои приятели по офицерскому училищу. Была у нас братская годовщина с пирушкой. Ну что ж, это понятно, — добавил он оправдывающимся тоном и тут же без всякого перехода гаркнул в приоткрывшуюся дверь: — Погодите! Вызову! — И вот что, дорогой доктор Карел, я услышал от своих старых приятелей. Поначалу и в голове не укладывалось, а теперь… Что ж… Теперь прослеживается закономерность, — он нервозно повел плечами, — между тем, — кивнул в пространство, где должна, вероятно, находится Прага с правительством и парламентом, — и этим, — зло постучал пальцем по столу, — которое условно называется частичной мобилизацией. В общем, в армии не скрывают друг от друга, что Бенеш стремится с Гитлером спеться. Именно так! Наладить добрые отношения, уступить, чтобы на мирной почве обстановку разрядить. Только какая может быть мирная почва, если они оккупировали Аш? Или это мне, ротмистру, кажется, что они оккупировали — так мне в офицерском училище объясняли факт занятия противником части территории. А немцы всего-навсего в свой город вошли? Или я чего-то недопонимаю? — Он выразительно пожал плечами. — Ваши коммунистические проповедники говорят, что иначе и быть не может, если Батя, чьи ботинки и сапоги и мы с вами, и пол-Европы носит, в пае с Герингом самолетостроительные заводы в Германии и Польше держит. Значит, Батины самолеты на Прагу бомбы бросать будут?..

— Не допустят этого! — горячо возразил Гофман.

— Э… Вы только опыт боев имеете, — невесело посмеялся комиссар, — а я профессионал. — Он поник головой. — Армия наша недовольна, очень недовольна… Но мы же подчиняемся только приказу. А приказа нет. Вот что горько. Идите домой, доктор, вас больные ждут, меня призывники и все те, которым нужно объяснять, отчего это их, резервистов, при создавшемся положении за печкой держать предпочитают. Как вам, им не имею права объяснять, прощайте, пан. И в отряд к Вайде вступать не советую. С членами этих отрядов генлейновцы в первую очередь разделаются.

Всю ночь комиссара мучил — именно мучил! — мэр. Он требовал вообще мобилизацию в Янске-Лазне не проводить, ибо немецкое население «не поймет», ибо «возможны инциденты». А ротмистр кричал, что инциденты устраивают эти самые немцы, которые пляшут под дудку рейха и предателя Генлейна. Генлейн не предатель, а патриот, возражал мэр, патриот судетской автономии. А идея этой автономии, возможно, одна из сторон истины. Не станет же комиссар спорить, что у истины много сторон?

Комиссар давно подозревал, что мэр их города у Генлейна на окладе. Уж больно ретиво он просит соблюдать спокойствие — разумеется, в рамках правительственных указаний.

— Ну неужели вы, военный человек, — увещевал мэр, — не понимаете, что значит, когда город берет в руки оружие? Когда оружие в руки берет область, страна? А у нас и так достаточно людей с карабинами на перекрестках. Я немец, но штурмовиков я просто боюсь! Им достаточно, что я мэр чешского, а не германского города, чтобы сбросить меня в ущелье. И так орут, что в Чехословакии проливается немецкая кровь, и все семьдесят пять миллионов немцев поднимутся на ее защиту, а мобилизация и все, что делает сейчас в судорожном отчаянии Бенеш, только способствует тому. Берлин слушайте, ротмистр. И думайте, какая же будет страшная война, если только она начнется, если дать ей повод! Сразу — немецкие, французские, советские самолеты, одна бомба с которых может уничтожить деревню! Можно отдать любую цену, чтобы избежать этой войны. И вы, как человек благородный, ибо другого я не жду от вас, офицера… Все мероприятия, связанные с мобилизацией в нашем районе, сводите на нет.

— Да… — медленно проговорил комиссар, — я благородный человек, а значит, человек чувства долга, — с этим комиссар ушел от мэра, когда у призывного пункта уже толпились люди. «Я должен мобилизовать каждого пятого», — прикинул комиссар…

…Вайда по-деловому объяснял людям обстановку и задачи.

— Солнце уже освещает горы, нам это на руку, легче будет вышибить генлейновцев. Ясно, они сидят в тех лесах, — он махнул рукой в сторону границы. — Ждут, когда подоспеет вермахт. Эй, есть тут кто из Крконоше? Кто хорошо знает местность?

Вышли двое рослых парней, похожих друг на друга.

— Мы лесорубы братья Ежа, — сказал старший. — Крконоше знаем до последнего белкиного гнезда.

— Лесорубы? — Вайда пристально смотрел на братьев. — Хорошо. Подбирайте себе людей. Чтоб топорами умели работать не хуже вас. Завалите просеку, чтобы и пехотинец не прошел.

К Вайде подбежал тот молоденький прапорщик, порученец на призывном пункте, глаза возбужденно, весело блестели из-под пилотки:

— Батальон саперов — все как один в распоряжении пана Вайды. Мы готовы идти в горы. Лес валить тоже умеем и в стратегических дорогах кое-что понимаем. Будем держать заслон.

— Откуда ты такой оснащенный взялся? — удивился Вайда.

— Мы всем полком ушли из Карловых Вар. Чехи и словаки. Венгры есть, в общем, мы все бойцы независимой Чехословакии. — О, какой решимостью светилось его лицо!

«Таких убивают в первом сражении, — вдруг с горечью подумал Вайда, — я — то научен горьким опытом подполья щадить людей». И тут он увидел Гофмана. «И для него дело есть. Нам нужен не столько доктор, сколько доктор и его дом с оборудованной операционной… В полевых условиях он умеет и будет работать, но в полевых условиях сработают и санитарные инструктора».

— Где оружие, где брать оружие? — выкрикнул кто-то.

— Чехословацкая армия вооружена прекрасно, — кричал высоким голосом прапорщик, — всем хватит и винтовок, и боеприпасов, вооружаться будем в казармах…

Вдруг раздался пронзительный полицейский свисток.

Толпа вмиг примолкла, насторожилась. Через оцепление пробирался начальник полиции Лаба, из судетских немцев. О нем знали, что одно время он вязался с генлейновцами, потом вроде от них отошел. Недавно арестовал главу янске-лазенских штурмовиков, и Вайда долго не мог решить для себя, сделал он это по велению долга, или чтобы спровоцировать очередное выступление нацистов, дать им возможность разглагольствовать о притеснениях. Не слишком Вайда доверял Лабе. Но, с другой стороны, Лаба конфликтовал с мэром.

Уж не привел ли он своих молодцев с карабинами утихомиривать «массовые беспорядки»?

— Слушайте, — негромко сказал Лаба, но все слышали, такая напряженная тишина воцарилась. — Насчет оружия… У полиции хорошие запасы. В городе я могу оставить только патрульные части, а остальные — в вашем распоряжении. Это первое. Второе. Вы забыли о канатной дороге. Лучше всего подняться в горы и привалить хорошей лесиной тросы, чтобы потом можно было спокойно восстановить. Третье. Думаю, это дело доктора. — Он кивнул в сторону, где стоял Гофман. — В санаториях больные, много детей. Их надо максимально обезопасить. Дети и паралитики страдать не должны. И еще, доктор… Персонал санаториев пусть будет начеку. Там должен быть порядок. Вот и возьмите все это на себя. Ваши коллеги уважают вас. Поверят вам, вас поймут… Ну что, Вайда, куда мне посылать моих ребят? Они люди боевые, хоть и немного расслабились в нашем курортном затишье, — Лаба хмыкнул в кайзеровские усы.

Напрасно чиновники мэрии пытались остановить гарнизон, отряды рабочей самообороны, полицейские дозоры. В городе возводились баррикады, на дорогах строились заграждения.

И так было не только в Янске-Лазне, курортном городке в отрогах южных Судет на высоте 800 метров над уровнем моря. Так было в Яхимове, в Теплице, во всех прилегающих к германской границе городах и местечках… Так было и в центральной части страны. Пусть мобилизация была частичной, она прошла с огромным патриотическим подъемом. За один день 20 мая части чехословацкой армии пополнили гарнизоны 8 больших крепостей, 725 тяжелых дзотов, 8 774 других оборонительных объектов. Советский Союз срочно предоставил Чехословакии 40 самолетов с отсрочкой платежа. Чехословацкому правительству было также сообщено, что Главный Военный совет Красной Армии принял постановление преобразовать Киевский и Белорусский военные округа (самые близкие к Чехословакии) в Особые военные округа — в них началось срочное формирование крупных армейских групп, включающих танковые бригады, артиллерийские и авиационные части. Дело стало лишь за официальным обращением за помощью правительства Чехословакии к правительству СССР. А муниципальные выборы, те самые, которые Гитлер и Генлейн намеревались по австрийскому сценарию использовать как повод для агрессии, все же прошли, несмотря на шантаж, провокации, истерические звонки английского и французского послов в МИД Крофте с требованием немедленного исполнения франко-британского коммюнике и уступок Генлейну. Итог только первого тура показал, на чьей стороне граждане независимой Чехословакии: чехи, словаки, немцы, венгры, украинцы… Большинство голосов получили социал-демократическая и коммунистическая партии. За фашистов отдало голоса ничтожное меньшинство отщепенцев. В Берлине, Париже и Лондоне воцарилась растерянность…

28

Утро 21 мая леди Астор провела у телефона. Нужно же срочно что-то делать, и не что-то — принимать самые решительные, самые действенные меры! Подумать только, две армии стоят друг против друга! И как неудачно! Как не вовремя! Для Германии это просто опасно. Нужно определиться: должен ли промолчать Бенеш или просто Гитлеру следует повременить. Зачем, зачем он грозит военной силой, когда теперь, после переговоров в Виндзоре, все должно было бы решиться дипломатически. От спешки добра не жди. Немного терпения, и Гитлер получит свои Судеты, только немного терпения. Бенешу все равно деваться некуда.

Так леди Астор и говорила, набирая один телефонный номер за другим, приглашая дипломатов, членов парламента, министров — Хора, Галифакса, Купера, Инскипа, журналистов центральных газет на «завтрак не для печати». И не в Кливден, а сюда, на Сент-Джемскую площадь, 4. Некогда ждать конца недели… Позвонила и на Даунинг-стрит. Чемберлен к телефону подошел. Выслушав, сказал:

— Я непременно буду, дорогая, но я обдумываю неожиданный и сенсационный шаг, который, возможно, изменит ситуацию. О моих мыслях пока знает только сэр Эдвард (он имел в виду Галифакса) — и от этих мыслей у него захватило дух. — В голосе премьера слышалось нескрываемое бахвальство.

На завтрак леди Астор распорядилась подать только холодные закуски — некогда! И вообще, завтрак — только предлог.

Первым приехал Галифакс. Он прошел прямо в кабинет лорда Вальдорфа, чтобы поговорить без посторонних. Леди Астор, повязывая на ходу кружевной крахмальный передник — на завтраках «не для печати» она всегда сама угощала гостей, чтобы они ценили ее дом, в котором только и находятся благотворные исходы любых острых ситуаций, — поспешила послушать, что там стряслось: сэр Эдвард даже машинально стянул перчатку с протеза, такое с ним бывало, если он совсем забывался…

— Гендерсон уже запросил Риббентропа о характере военных приготовлений на чешской границе, — отрывисто говорил глава Форин-оффиса. — И Риббентроп нагло врал, что эти военные мероприятия носят обычный характер. Как будто мы не знаем, что в Аше они уже наделали дел.

— У Риббентропа всегда была на первом месте ложь. Так он понимает дипломатию, — успокоительно вставила леди Астор. — Не стоит обращать внимание на этого человека. Он не получил подобающего воспитания, и это не его вина… Так что же Гендерсон?

— А Гендерсон, — ответил Галифакс, жестом отказываясь от предложенного лордом Астором виски, — дал ему понять, что не в интересах Германии делать первый шаг, особенно когда у польской границы стоят русские. Наш посол облачил свои слова в самую осторожную форму, вы его знаете… Но Риббентроп начал грозить! Грозить нам! — Глаза Галифакса гневно сверкнули. — Он стал грозить общеевропейской войной! Какова наглость! — У министра иностранных дел Великобритании не было слов. — Мы же обо всем договорились в марте! Что за человек…

— И прекрасно, — не растерялась леди Астор, — и пусть попробует. — Она взглянула на часы. — Пойдемте в столовую. Как только приедет сэр Нэвиль, мы найдем такие формулировки для нашего демарша, что Риббентроп тысячу раз призадумается. Не беспокойтесь, Эдвард.

За столом все для приличия отпили по глотку кофе, и через пять минут поверх мейсенских тарелок лежали блокноты и записные книжки журналистов. Джефри Доусон выложил свой толстый гроссбух, в который он обычно заносил тезисы для политических обзоров «Таймса».

Чемберлен поднялся со своего места, огляделся исподлобья:

— Да, вынужден констатировать тяжесть момента, — начал он, — но бог даст мне силы. Совершенно очевидно, что Чехословакия не может продолжать существовать в своем нынешнем виде. Искусственно образованные границы действительно требуют пересмотра, и я не возражаю против аннексии Судет, поскольку это справедливо. Но я настаиваю на мирной передаче Гитлеру Судетской области, что должно повлечь за собой пакт четырех, который законодательно, в соответствии с международными правовыми нормами, закрепит новые границы в Европе.

— Но если Гитлер вопреки здравому смыслу начнет широкие военные действия? — спросил Доусон.

— Мы драться не будем, — решительно ответил Чемберлен. — За что?

— Я не знаю, есть ли на свете что-то такое, за что премьер готов был бы драться, — пробормотал сосед Доусона Джозеф Кеннеди, но его услышали. Доусон только выразительно повел бровью, а леди Астор отвернулась — неужели Джо считает, что у сэра Нэвиля уж совсем нет идеалов…

— Я готов драться за британские интересы. — Чемберлен смотрел прямо на Кеннеди. — Поскольку они не задеты, готов использовать предоставленное судьбой время, чтобы сделать еще одно усилие ради сохранения мира.

— Экспансия Германии в сторону Чехословакии, Венгрии и Балкан неизбежна, — заговорил военный министр Хор.

— Отчего вы так пессимистичны, мистер Хор? — спросил Доусон. — Я знаю, сейчас многие утверждают, якобы Бенешу деться от Гитлера некуда. Но я посмотрел бы иначе на вопрос. У Бенеша в стране под ружьем весь народ, а за спиной — Сталин. С такими двумя козырями от Бенеша можно ждать любых сюрпризов!

— Нет! Вот это-то и страшно! Этому надо помешать! — закричала леди Астор. — Мы так не договаривались! Никакой войны! Я боюсь, в конце концов! Я говорю, нужно остановить и Бенеша, и Гитлера, любым способом, — и речь леди Астор начала пестреть отнюдь не дипломатическими формулировками…

Журналисты перестали стенографировать. Вот уж истинно: не для печати.

— А вы, Нэвиль, — выкрикнула леди Астор под занавес своего «выступления», — еще что-то говорили о плане, от которого у Галифакса захватило дух! — Хозяйка дома вдруг демонстративно удалилась.

Пришлось ждать те пять минут, за которые она успеет припудрить покрасневший от возбуждения нос.

Чемберлен по-птичьи крутил сухощавой головой, размышляя, что следует сказать здесь, а что — в палате. На три назначены дебаты по чешскому вопросу. Оппозиция станет бушевать не хуже этой невозможной Нэнси. Ну, хорошо…

— У меня есть план общеевропейского договора с участием Франции, Германии, Англии и Италии…

— Без СССР? — уточнил О’Брайн из «Дейли Мейл».

— Разумеется, — кивнул ему Чемберлен.

— Необходимой предпосылкой этого пакта должно быть разрешение су детского вопроса. Границы Чехословакии нужно пересмотреть, как я уже говорил. Чехи должны быть реалистами и пойти на соглашение с немцами без войны. Что же касается господина Гитлера, который, естественно, раздражен неразумной позицией господина Бенеша… То… — Тут Чемберлен вплотную подошел к плану «Зед», который поверг Галифакса в безумный восторг, но усомнился, стоит ли его докладывать людям, которые сегодня же растрезвонят о нем на весь свет. Весь смысл плана «Зед» именно в его внезапности!

Вошла Нэнси с подносом, принялась обносить гостей ликером, бросая на премьера требовательные взгляды. Он понял, что от нее не отвертеться, и заговорил о своих намерениях неопределенно и туманно.

— Что же касается господина Гитлера… Во-первых, я и Даладье наверняка будем вынуждены обратиться к нему с призывом быть более осмотрительным. Лично я готов раскрыть перед господином Гитлером всю привлекательность возможности решить острый вопрос эволюционно. Эволюция… На ней крепится мироздание, как уверял покойный мистер Дарвин, — премьер острил.

О’Брайн вышел на Сент-Джемскую площадь голодный и злой. Разумеется, британское лицемерие давно вошло в поговорку на континенте, но существуют же пределы! Не до шуток, честное слово! В центре континента стоят две наиболее подготовленные армии, и одно слово — и они сойдутся, сметя, возможно, с лица Земли не одну Чехословакию. Так уже было, когда эти армии встретились из-за еще менее интересного клочка земли, чем Судеты, после убийства эрц-герцога Фердинанда.

В половине третьего О’Брайн договорился с Дорном встретиться в палате — О’Брайн достал для него гостевой билет на галерею. Но, пожалуй, есть смысл увидеться пораньше, а заодно действительно позавтракать. Отказался от машины, любезно предложенной коллегой из «Дейли телеграф», и пошел пешком через площадь, в клуб на Сент-Джеймс-стрит. Год назад он тут завтракал с Пойнтом, размышляя, кто же такой Дорн и как использовать в своих интересах этого человека, явно связанного с разведкой. Теперь же не ясно, кто кого использует в своих целях: то ли О’Брайн Дорна, то ли Дорн О’Брайна. Впрочем, они оба пришли к выводу: если не остановить поток лжи и лицемерия, который падает из Кливдена и с Даунинг-стрит в пучину мировой политики, если не раскрыть перед общественным мнением народов суть заговора, творимого под сенью парламента, — война действительно окажется не за горами.

Из клуба О’Брайн позвонил Дорну в контору.

— Мистер Дорн на переговорах, — ответил служащий тоном пресс-секретаря Форин-оффис. О’Брайн весело рассмеялся. В самом деле, служащий Дорна имеет право так говорить, если он, конечно, в курсе, какие переговоры, случается, ведет его хозяин. Совсем далекие от деревообработки и лесоторговли.

— Когда мистер Дорн освободится, — продолжил О’Брайн, но его тут же перебили:

— Мистера Дорна нет в конторе.

— Но если мистер Дорн даст о себе знать, — настойчиво сказал О’Брайн, — попросите его до двух часов позвонить в клуб «Этенеум» мистеру О’Брайну. Номер телефона…

— Благодарю. Телефоны клубов есть в справочнике. Непременно.

Дорн не позвонил. Он приехал в «Этенеум» около часа дня. Выглядел он усталым и очень расстроенным. Таким, пожалуй, О’Брайн никогда еще не видел его.

— Ну, как ваши переговоры? Продали очередную партию шведского леса?

— Я рад, Майкл, что мы увиделись до дебатов. Я действительно был на переговорах. Позвольте, я не стану пока называть людей, с которыми имел дело, поскольку сначала должен сделать все, что в моих силах, чтобы не было того, о чем они говорили со мной, — видимо, Дорн впрямь был не в себе, откуда-то вдруг неправильные английские фразы — Дорн всегда говорил очень точно, с оксфордским синтаксисом. — Речь шла о том, что в случае аннексии чехословацкой территории английская собственность в этих областях будет передана Германии.

— Эту тему вела ваша сторона?

— Нет, О’Брайн, ваша. Дворник будет в палате?

— Я сделал для этого все.

— Что ж… Значит, мы с вами должны сделать все, — многозначительно сказал Дорн, но его лицо так и оставалось подавленным, словно он уже ни на что не надеялся. — У меня есть сюрприз для профессора. Вряд ли он ему понравится, но произведет отрезвляющее впечатление. Кстати, скажите ему о моих утренних переговорах. Это первое. Ну а второе… Если и после этого он не поймет, что Бенешу пора запросить Москву… Тогда, тогда я подключусь с моим сюрпризом. Такие вещи выпускаются в последний момент.

— Могу полюбопытствовать?..

— Потом, — вяло отозвался Дорн.

— Да не тушуйтесь так, — участливо сказал О’Брайн. — Мы их одолеем, если не сегодня, так позже. Да что с вами? На вас лица нет. — «Неужели Дорна так потрясла двойная игра наших политиканов? — удивлялся О’Брайн. — Дорна, который прекрасно знает цену всему, что происходит? Нет, здесь что-то другое», — и О’Брайн не решился больше задавать вопросов. В конце концов, если Дорн захочет поделиться по-дружески, он сделает это.

— Я должен вас поздравить, Майкл, — сказал Дорн. — «Историческая комиссия при рейхсфюрере СС» свернула свою работу. Не без вашей помощи… Публикации в клерикальных изданиях показаний убийцы Дольфуса вызвали большой политический резонанс. Шушнига не посмели судить. Но и из концлагеря не выпустили. Очевидно, чтобы не дать возможности австрийской эмиграции поднять имя Шушнига на свое знамя. Правда, условия у бывшего канцлера Австрии стали в Дахау лучше.

— Пойдем? — коротко спросил О’Брайн. — Денек хороший, прогуляемся по Стренду и набережной, дойдем до палаты. От Темзы хорошо рыбой пахнет, лед наконец ушел. — О’Брайн поднялся.

Они шли молча, изредка обмениваясь ничего не значащими фразами. О’Брайна все меньше тяготило удрученное состояние спутника. Чем ближе они подходили к набережной Виктории, тем увереннее чувствовал себя О’Брайн. Мандер заставит сегодня попотеть Чемберлена, заставит краснеть и бледнеть Астор! Надо знать Мандера. О’Брайн знал его еще со школы — никто тверже Мандера не исповедовал правил крикета. Теперь Джек заседает в палате, представляет либералов от округа Данди. А уж его остроумию мог бы позавидовать сам Джером К. Джером. Любопытно, разрешит ли Роттермир дать в газете отчет о предстоящих прениях, если они пройдут как задумано?

У моста Ватерлоо Дорн вдруг сбавил шаг и пристально посмотрел туда, где высились мачты «Дискавери». О’Брайн перехватил этот напряженный, горький взгляд и опять удивился. Что так привлекло вдруг Дорна к старой яхте бедняги Скотта?

После того ужина у Багратиони Дорн и Нина встречались уже ежедневно. Здесь, на набережной возле «Дискавери», где всегда многолюдно, где встреча не привлечет внимания, легко можно раствориться в толпе любопытных. Нина специально поступила на курсы для молодых женщин, которые открылись в Дамском клубе, там обучали шитью, кулинарии, всему необходимому хозяйке дома, и потому ее отпускали в Лондон ежедневно, одну… Отец даже неожиданно одобрил ее желание учиться хозяйничать.

…Они выкраивали эти часы. Они воровали их у секретов плумпудинга и навыков вышивки «ришелье», у расчета выкроек и методики ухода за новорожденным. Природа была милостива — в парках было тепло даже в самых тенистых аллеях, куда они уходили, чтобы остаться вдвоем. Дорн вдруг узнал, что такое нежность. Понял, что в любви к женщине есть что-то от сыновьего и отцовского чувства сразу. Он ощущал себя человеком совершенно новым, испытывал какой-то необычный внутренний подъем. Все это время он много работал. Но напряженно ждал той минуты, когда они встретятся. Он тогда не думал ни о будущем, ни о настоящем, он даже ничего не вспоминал. Как много человеку надо и сколь малым можно все заменить — двумя часами в тенистой аллее, мягким прикосновением щеки, легким дуновением ресниц…

Вчера она сказала, что назавтра они встретиться не смогут. Она с отцом едет хлопотать визу — вместе с мамой и сестрой решено навестить в СССР Юлию. «Это ненадолго, всего на три месяца, а летом время идет быстро…» — утешала его Нина, и он видел, как хочет она поехать в Москву, хотя ей больно расстаться с ним и на день — в больших глазах стоят слезы. Дорн сразу понял: она уедет навсегда. Понял обостренным чувством любящего. Первая мысль — броситься в Бивер-хилл, умолять, объяснять, просить, требовать… Это, к счастью, быстро прошло. Все верно. Самое время Багратиони отправить семью домой, в безопасность. И Дорн сник. На переговоры с Вильсоном он отправился после бессонной ночи, в короткие мгновенья забытья ему снилась Нина, падающая с моста Ватерлоо прямо на острые мачты «Дискавери» — он ловил и не мог поймать хрупкое маленькое тело.

Утром работал методично и холодно, ощущая вместо сердца ледяной пузырь. Все. Потеря Лоры… Теперь он теряет Нину. Больше в его жизни не будет ни любви, ни тепла. И все же выудил на переговорах главное. До чего же англичане низко пали, если, переступив через свою скаредность, отдают Гитлеру свои деньги, вложенные в Чехословакии. Теперь предельно ясно: в своих уступках Гитлеру они пойдут до конца. Москва узнает об этом при ближайшем сеансе связи. Только бы не встретиться в Бивер-хилл с Ниной — ее отец все поймет с полуслова и полувзгляда, если уже не понял.

И вдруг Дорн спросил О’Брайна:

— Вы женаты, Майкл? Прошу прощения за любопытство, не слишком принятое у вас…

— Женат. А что? Уж не собираетесь ли вы последовать моему примеру и общему правилу?

Дорн вдруг вспомнил Пушкина: «В тридцать лет люди обыкновенно женятся. Я женат и счастлив…». Обыкновенно женятся… Для него это было бы необыкновенно. Если только запросить Центр о возвращении на Родину. В конце концов, почти десять лет он отдал. Но кто вернет его теперь, когда его внедрение не только прочно укоренилось, но и пошло вглубь и вширь?

— А кто она? — оживленно спрашивал О’Брайн. — Уж не та ли прекрасная пражанка, с которой Пойнт видел вас в Вене? Пойнт сплетник, как все американцы, так что уж простите за осведомленность. — О’Брайн неожиданно рассмеялся. — Женитесь, Дорн, дело хорошее. Никогда не забуду неповторимого, совершенно особого чувства, когда я впервые увидел своего первенца-сына, с тех пор у меня изменились глаза — стали мягче.

— Нет, — вздохнул Дорн как мог беззаботнее, — жениться я пока не собираюсь. Как пойдем дальше — опять по набережной или свернем на Уайтхолл?

29

— …Требование момента таково, что королевская чета вынуждена отменить свою поездку в одну из стран империи, как того требуют традиции, и направиться в Париж, чтобы закрепить договор, — шел час запросов, коварное время, когда любой депутат парламента по вторникам и четвергам может задать премьер-министру любой вопрос.

К Чемберлену обратился депутат от округа Данди:

— Известно ли достопочтенному депутату Чемберлену, что в обществе муссируется его высказывание, якобы он согласен на аннексию Судет, и сегодня вечерние выпуски газет могут обнародовать данную точку зрения правительства, которая, однако, не была сообщена палате, что вызывает законное недоумение. Только что подписанное вами англо-французское коммюнике подразумевает мирное решение вопроса. Как увязать ваши полярные суждения по одному предмету?

— Поскольку достопочтенный депутат Мандер не указывает источника данной информации, — после некоторой заминки ответил Чемберлен, — то я вряд ли могу осветить этот вопрос палате.

Дорн, стоя рядом с О’Брайном на галерее прессы, подумал, что премьер-министр ждал подобного вопроса и был готов уйти от него.

— В таком случае прошу ответить достопочтенного депутата Чемберлена, не беседовал ли сегодня утром он с представителями печати в доме номер четыре на Сент-Джеймской площади, принадлежащем достопочтенной депутату Астор?

Чемберлен побагровел:

— Я не намерен удовлетворять назойливого любопытства и считаю вопрос достопочтенного депутата Мандера исчерпанным!

— В таком случае, я вынужден задать вопрос достопочтенной депутату Астор, — не унялся Мандер. В его голосе звучала откровенная издевка. — Итак, достопочтенная депутат Астор, состоялся ли в вашем доме сегодня завтрак не для печати, на котором присутствовали господин премьер-министр и некоторые другие видные члены кабинета? И велась ли там речь о судьбах Чехословакии в ключе, противоречащем известному палате коммюнике?

Леди Астор вскочила со своего места и, теребя кружевную вставочку черного платья, прокричала:

— Во всем этом нет и слова правды!

— Разве сегодня утром в вашем доме не было господина Чемберлена? Неужели следует палате прибегать к методам Скотланд-Ярда, чтобы услышать правдивое слово достопочтенной депутата Астор?

— Да, господин премьер-министр завтракал у меня, но его визит носил частный характер.

— Иностранные журналисты присутствовали в вашем доме также в частном порядке? — опять спросил Мандер.

— В моем доме не было журналистов! — выпалила Астор.

«Врет и не краснеет, — шепнул Дорну О’Брайн. — На Сент-Джеймской площади находилась добрая половина галереи прессы, могла бы помнить об этом».

— Господин Чемберлен был у меня по личному делу!

— По какому же личному делу мужчина с утра бывает у женщины? Как ты думаешь, Нэнси? — раздался издевательский голос престарелого Ллойд-Джорджа. Видно, лидер либералов решил поддержать рядового члена своей партии.

Вместо ответа леди Астор вскочила со своей скамьи и бросилась вон из зала заседаний.

Спикер вовсю звонил в свой колокольчик.

— Я не закончил, — выкрикивал Мандер, — но чтобы не утомлять палату, задам последний вопрос. Известно ли достопочтенному депутату Чемберлену о факте переговоров между Хорасом Вильсоном и чиновником министерства экономики рейха о безвозмездной передаче британской собственности, находящейся на территории Чехословакии, в германское владение в случае присоединения к рейху районов Чехословакии или всего этого государства в целом?

Чемберлен пришел в сильное замешательство.

— Ни официальными документами, ни официальными заявлениями на этот счет не располагаю. Разве достопочтенный депутат Мандер лучше меня знает, что делает мой советник? — попытался прикрыться ехидством Чемберлен.

Палата замерла, осмысливая всю значимость вопроса…

— А разве достопочтенный депутат Чем…

Мандера прервал колокольчик спикера.

— Депутат Мандер, вы уже задали последний вопрос. — Спикер понял, Чемберлена нужно выручать. — Запрос депутата Голдсмита!

— Наверное, пора, — подтолкнул Дорн О’Брайна. — Боюсь, он уйдет с Масариком. Когда я потребуюсь, дайте знак.

— Достану платок и проведу им по лбу. Вот так, — показал О’Брайн.

— Я давно чувствую закулисную возню, — сказал Масарик, — и несколько раз пытался раскрыть Бенешу глаза, но…

— Не я ли тому виной? — задумчиво спросил Дворник. — До некоторых пор я продолжал верить. Даже получив в руки план «Грюн» — оккупация Аша его подтверждение…

— Здесь пытаются удрать в кусты. И во Франции достаточно таких мошенников, — резко сказал Масарик. — Американцы тоже не отстают. Кеннеди пытался как-то меня убедить, что отказ от Судет в наших интересах. Вместо прежней возникнет новая, более сильная и сплоченная Чехословакия. Оригинально, не правда ли? — Масарик поднялся, завидев Кадогана.

К Дворнику тут же подошел О’Брайн.

— Объясните, ради бога, профессор, как с точки зрения теологии: человек может одновременно существовать в двух ипостасях? Я вынужден спрашивать себя со страстью принца Датского: я был или не был сегодня утром на завтраке у леди Астор? Я там был, а меня уверяют на высоком парламентском уровне, что мне только показалось. Так как, профессор, можно не заметить отделение астрального тела от своей персоны и даже не чихнуть при этом?

Дворник молча выслушал О’Брайна, понимая, что тот хочет ему подтвердить сакраментальное чемберленовское — «Я не возражаю против аннексии Судет».

О’Брайн поймал его затравленный взгляд и осекся:

— Я говорил вам — единственное, что вы можете посоветовать в данной обстановке вашему премьеру, это немедленно телеграфировать в Москву и говорить «пора». По пакту Сталин ждет просьбы чехословацкого правительства. Но чего ждет Бенеш? Когда немцы займут Прагу? Когда Чемберлен, сердечно согласный с Даладье, разрешит Гитлеру уничтожить вашу страну? Проще ждать собственной смерти — мы всю жизнь ее ждем. Но зачем же насильственно умерщвлять свой народ? Господь против самоубийства, профессор теологии Дворник, напоминаю вам!

— Слушайте, что вы от меня хотите? Я уже говорил, кажется, я не желаю иметь с вами дела. Вы провокатор!

— Модное слово… Если я провокатор, как назвать господина премьер-министра? Как назвать господ Боннэ и Даладье? Вам не кажется, профессор, что они относятся к вашему президенту не как к главе государства, а как к вождю какого-то беспокойного колониального племени? Как к дикарю, действия которого необходимо контролировать? Которому необходимо навязывать свой образ мыслей, поскольку у него нет свободы решений белого человека? Я уже не вижу даже попыток соблюсти хотя бы видимость дипломатической вежливости. Разве это достойно политиков, глав ведущих европейских государств? Вы еще не думали об этом, профессор? В таком случае, предлагаю вам сделать это вместе со мной и моим другом Дорном.

— Вы действительно слышали эту фразу премьера — «Я не возражаю против аннексии Судет»? — спросил Дворник, впервые заглянув в глаза О’Брайна.

— Так же, как я слышу ваш вопрос.

— В таком случае, еще один: ваш друг Дорн, кто он?

— Да как вам сказать. — Дворник почувствовал, что журналист решает про себя, вправе ли он распорядиться чужой тайной. — Мой друг Дорн… В принципе это громко сказано. Мы не друзья. И вероятно, не единомышленники. Но на данный момент наши цели совпадают, а эти цели сведены лишь к одному: не дать обмануть тех, кто действительно стремится к миру, пустыми разглагольствованиями за кливденским табльдотом. Не дать, если хотите, подменить дело мира болтовней о мире. Это разные вещи. Которых, к сожалению, не учли, когда речь шла о Рейнской зоне и об Австрии… Вот, пожалуй, как можно ответить на вопрос, кто такой Дорн. Если не ошибаюсь, бывший канцлер Австрийской республики Курт Шушниг — не посторонний человек, вероятно, вас серьевно тревожить его судьба и нынешнее положение заключенного Дахау, не так ли?

— Да, вы не ошибаетесь, — твердо сказал Дворник.

— В таком случае, вы, вероятно, обратили внимание на публикации показаний одного из убийц канцлера Дольфуса. Есть все основания считать, что эта публикация остановила желание Гитлера судить Шушнига…

— Я сожалел об этом. Открытый суд поставил бы все на свои места.

— Но не нацистский суд, профессор. И я клянусь, я клянусь этими святыми покровителями Великобритании. — О’Брайн указал на цветные витражи с изображениями святых Георга, Андрея, Патрика и Давида. — Этот суд нашел бы формулировки, уничтожающие Шушнига как политика и позволяющие уничтожить его как человека. Мы спасли Шушнигу жизнь — я и Дорн. И теперь совершенно ясно, Шушниг — жертва, а вовсе не политический преступник, как его хотели бы представить в Берлине. Более того, показания Планетты раскрыли механику истинного преступления — расправы нацистов с целым народом. А помог появиться этим разоблачениям именно Дорн. Вот кто этот человек. И без Дорна, наконец, вы никогда бы не получили плана «Грюн»…

Дворник был потрясен. Вспомнилось такое милое лицо Ингрид… И ее последние слова: «Я верю в Чехословакию и верю в ее истинных друзей…»

— И теперь Дорн хочет, чтобы Бенеш связался с Москвой? — Дворник усмехнулся. — Вы здравомыслящий человек, О’Брайн? А не могу ли я думать, что все ото лишь очередная игра, достаточно тонко обставленная?

— Дорогой профессор, любую рубашку можно вывернуть наизнанку. — О’Брайн достал из брючного кармана носовой платок и несколько раз, словно в замешательстве, провел им по лбу.

Дворнику показалось, Дорн возник за его спиной так же внезапно, как тогда в саду леди Астор, у пруда с рыбками.

— Здравствуйте, профессор. — Дорн сел рядом, туда, где только что сидел Ян Масарик. — Не надо смотреть на меня как на кентерберийское привидение. Я хочу помочь вам. Я предлагаю вам найти возможность и прослушать вот эту магнитофонную ленту. С участниками беседы вы знакомы, узнаете их голоса, это Черчилль, человек, настроенный антинацистски, и Генлейн, апологет нацизма. Беседа, однако, вполне дружеская. Не знаю, поймете ли вы меня, но Англия и Франция всегда будут для Гитлера конкурентам. Конкурентами на арене большого империалистического предприятия. — Дорн поднялся со своего места, положил на скамью сверток и пошел к выходу. О’Брайн поспешил за ним.

Дворник несмело, словно магнитофонная кассета таила в себе заряд, взял в руки сверток. «Большое империалистическое предприятие, — пробормотал Дворник, невольно повторяя слова Дорна. «Большое империалистическое предприятие …» — и снова вспомнил Ингрид.

30

Чемберлен вышел из Вестминстера раздавленным. Отвратительно настроены депутаты. Вопрос же Мандера о передаче в германскую собственность британских активов в Чехословакии — это просто удар. Когда подобная информация находит подтверждение, начинают шельмовать в печати, и кабинет с треском летит в отставку. Знать бы, кто подкинул «сенсацию» Мандеру… То ли еще будет, если узнают о плане «Зед»!

Домой ехать передумал. «На Сент-Джеймскую площадь, к Асторам», — сказал шоферу. Нэнси сейчас тоже не сладко. Но оказалось, что леди Астор сразу уехала в Кливден. Делать сорок миль по жаре не слишком улыбалось премьеру, но ведь, как говорится, одна голова хорошо, а две лучше… Была светлая голова у брата Остина — жаль, умер в прошлом году…

Бенеш! Каким сразу стал независимым… Шушниг ведь не пикнул!

… Леди Астор как ни в чем не бывало жарила в камине гренки. Но видно, неспроста развела огонь теплым вечером. Тоже мается нервным ознобом.

— Я ждала, что вы позвоните мне по телефону, — тихо сказала вместо приветствия. — Но к лучшему, что вы здесь. Я уже боюсь говорить по телефону с кем-либо о чем-то, кроме погоды. Откуда они пронюхали?

Чемберлен тяжко вздохнул и сел в вольтеровское кресло подальше от камина. Он не любил запаха жареного хлеба. Гренки «бедный рыцарь» всегда почему-то ассоциировались у него с разорением, нищетой, прочими удручающими делами, которых он боялся.

Леди Астор сказала вошедшей горничной:

— Приготовьте, пожалуйста, эг-ног для сэра Нэвиля, самый горячий, как только сможете. И не лейте туда виски — только джин, самую капельку. — Обратилась к Чемберлену: — Сейчас я приведу вас в чувство, и мы поговорим по-деловому. Вот-вот должен вернуться Вальдорф. В верховых прогулках он сбрасывает лишний вес и лишние переживания.

— Я очень надеюсь на внешнеполитический опыт вашего мужа, — прохрипел Чемберлен, принимая из рук горничной поднос с обжигающим коктейлем. Сделал три маленьких глотка — по телу разлилось блаженное успокоительное тепло. И все-таки Нэнси молодец, при всех ее причудах она всегда точно знает, когда что нужно делать.

Чемберлен засопел. Отставив еще теплый коктейль, уставился в одну точку и задумался: «До меня сюда ездили Макдональд, Саймон, Болдуин. Премьеры приезжали сюда советоваться. Главный редактор «Таймс» Джефри Доусон давно сумел внушить окружающим, как он влиятелен и неглуп. И если хозяйка тут Нэнси, то Доусон, бесспорно, идейный вождь. — Чемберлен усмехнулся. — Впрочем, Нэнси еще и хозяйка самого Доусона. «Таймс» и «Обсервер» принадлежат Астор и куплены на американские деньги Нэнси. Доусон и Нэнси как следует не знают ни Европы, ни Англии, ни Германии, но с ними приходится считаться, даже когда назначаешь министра».

— Я уже знаю о вашем плане «Зед», — неожиданно сказала леди Астор. — И считаю его преждевременным. Ну, полетите вы в Германию, ну, начнете уговаривать Гитлера решить вопрос миром… Конечно, мы хотим, чтобы они уничтожили друг друга в смертельной драке. А сейчас начнется просто порка. Сталин отделает Гитлера как школяра. Господи, уж если говорить откровенно, мне рассказывал сам Риббентроп: их танки едва-едва доковыляли до Линца. Риббентроп жаловался, что саботаж в Германии распространен даже на военных предприятиях. Вы знаете, как мне доверяет Риббентроп.

— Вы читаете мои мысли, дорогая, — вздохнул Чемберлен. — А вот Риббентропу следует помалкивать о таких вещах, коль их лидер лезет напролом.

— Вот в чем и заключается, очевидно, наш долг, — наставительно произнесла леди Астор, ее глаза сверкнули, — удержать господина Гитлера от опрометчивого шага.

— А… Добрый вечер… Любезничаете… А потом ваши отношения дебатируются в парламенте… Ха! — Лорд Астор добродушно погладил бородку. — Неплохо вас сегодня отделали в палате, друзья мои, прошу принять мои соболезнования. — Он подошел к камину, протянул руки к огню, энергично растер ладони. — И как же вы намерены вылезать из этой ямы? Как его? Мандер? Ха!

Леди Астор не понравился тон мужа, и она сказала, обиженно поджимая губы:

— Не понимаю, как ты можешь… Такая страшная, серьезная ситуация. Мы не видим выхода. С одной стороны, беспокоит сложившееся общественное мнение вокруг нашей наметившейся с Германией дружбы… Слишком многие не хотят понять. А остальные прислушиваются к Черчиллю. Это его старая доктрина: Великобритания должна подавлять любое усилившееся на континенте государство. Но почему мы должны, в таком случае, подавлять рейх, а не Советы?.. Где логика?

— Мы должны подавлять обоих, — бросил лорд Астор беспечным тоном.

— Но ведь Гитлер начнет войну завтра, и послезавтра Сталин и французы выиграют ее — вот что главное в ситуации. Разве ты не понимаешь этого?

— Я не понимаю другое — что конкретно заботит тебя? — сэр Вальдорф, и правда, смотрел на жену обескураженно.

Чемберлен попытался объяснить:

— Рано биться со Сталиным. Я даже готов сам ехать в Берлин и еще раз объяснить Гитлеру, что мы отдадим ему Судеты так, лишь бы сейчас он убрался из Аша и ушел от чешских границ — тогда и Сталин уйдет.

— А вы подумали, дорогой сэр Нэвиль, как вы будете выглядеть после возвращения из Берлина? Вас освищут в палате.

— В том-то и дело, — хмыкнул Чемберлен, опять уставился в одну точку.

«Нет, — подумал лорд Астор, — не зря родной братец считал его полным ослом».

— Надо выстрелить дуплетом, — решительно произнес лорд Астор. — И по общественному мнению, и вообще… — жестом он дополнил слова. — Бумагу надо написать так, чтобы одним было ясно, что мы возражаем против военной авантюры германской стороны, а чтобы другие считали, что мы предостерегаем Бенеша против опрометчивых ответов на провокацию. Но Гитлер при этом должен прочесть между строк, что мы спасаем его от самого себя и Красной Армии.

— Ха! — снова хмыкнул Чемберлен. — Тогда обратитесь в Германское посольство за посредничеством в приглашении доктора Геббельса. Только ему под силу подобная абракадабра.

— У нас тоже есть светлые умы, — пропела леди Астор. — Вальдорф, неси бумагу из кабинета. Во-первых, как мы это назовем?

Лорд Астор обернулся на пороге и, обратившись к дипломатическому арсеналу, почерпнутому во времена представительства в Лиге наций, уверенно сказал:

— Конечно, это должен быть демарш. Мы же возражаем… Демарш. Британского, а лучше — британского и французского правительств правительству Германии, — и перешагнул порог.

По телефону в Кливден были срочно вызваны советник премьера Хорас Вильсон и Джефри Доусон. К утру текст демарша был готов. Чемберлен, Хорас Вильсон, Доусон и супруги Астор удовлетворенно расходились от огромного письменного стола лорда Вальдорфа, за которым, пожалуй, еще никогда так плодотворно и долго не работали. Они гордились обтекаемыми формулировками — фальшивого, демагогического послания двух правительств одному диктатору.

— Честно говоря, я уже откровенно опасался за судьбу фашистского режима, — удовлетворенно сказал Хорас Вильсон. — Не стоит будить Галифакса, — на часах было пять утра. — Я сам позвоню в Париж. Думаю, Даладье переживает еще больше. Если что, ему же придется объявлять мобилизацию. А по моим данным, его уже активно подводят к этой мере. Наш демарш для него — просто спасательный круг.

— Конечно, — кивнул устало Чемберлен, у него смыкались глаза, и думать о чем-то, кроме подушки, уже сил не было. Еще этот крепкий коктейль, который умеет делать Нэнси! — Все-таки надо подождать годика три, — проговорил он. — Вот тогда пусть Гитлер выводит на арену своих белокурых бестий и начинает драх нах Ост, как это у немцев принято. А пока надо поберечь его. Он — единственный, кто реально может спасти мир от большевизма!

Чемберлен стал казаться себе чрезвычайно значимым. Это только говорят, что Гитлер — залог спасения от красной заразы, а на деле мессия — это он, лорд Нэвиль. Потому что ему дано управлять этой слепой, безрассудной силой — Гитлером и его фашизмом. Но вдруг все стало сомнительно, и Чемберлен с ужасом, свойственным предрассветному времени, спросил Вильсона:

— Как вы думаете, Хорас, если мы заставим немцев убраться от чешских границ, Сталин даст приказ отступить?

«Столько сил, бессонная ночь — и все впустую? — с усмешкой подумал Вильсон о беспокойстве Чемберлена. — Почему это его всегда волнуют сущие пустяки?» Раздумчиво поднял брови и ответил совершенно твердо, скрывая свое презрение к этому неумному трусу, удобной фигуре для премьерского кресла:

— Конечно, как только Гитлер свернет конфликт, русские разойдутся по казармам. Они же искренне борются за мир… Делом, словом, убеждением, а убеждение у них одно — правда.

31

Масарик остановил магнитофон. Итак, Уинстон Черчилль весьма доверительно беседует с Генлейном. Итак, Черчилль считает наиболее правильным радикальное решение проблемы: аншлюс Чехословакии в целом. Наверное, Гитлеру понравилась эта идея, когда Генлейн принес ее в Берлин как верный пес палку любимому хозяину. Итак, Черчилль тоже поддерживает проект общеевропейского пакта без участия СССР и считает, как выясняется, что в случае, если СССР станет оказывать военную помощь Чехословакии, Великобритании и Франции было бы целесообразнее оказать помощь Германии — против СССР. Но как понимать Черчилля?

— Почему вы пришли с этим ко мне? — Масарик внимательно смотрел на профессора Дворника. Последнее время посол Чехословакии в Лондоне перестал понимать профессора — он вдруг возложил надежды на кружок леди Астор. Слишком часто ездит в Кливден. Купить там Дворника не могли, а вот промыть старику мозги…

— А к кому я должен идти с этим? — ответил Дворник вопросом на вопрос.

— Вы уверены, что это не подделка?

— Все может быть, — вяло отозвался профессор. — Нет смысла подсовывать липу. Кто-то хочет, чтобы мы просто сдались на милость Гитлеру, кто-то наоборот, хотел бы, чтобы мы поклонились Москве: приди и прикрой щитом. Эта запись годится и тем и другим как подтверждение своей версии. А определяться надо нам.

— И как же вы определились, пан Феликс?

— Я не верю больше англичанам. И как верить? Меня Черчилль лично прямо-таки уверял, что Генлейн — это несерьезная опасность для Чехословакии, нечто подобное шотландской проблеме в Великобритании. В разговоре с Генлейном, который мы с вами прослушали, пан Ян, он утверждает, надо понимать, обратное. Я скорее поверю «Ангрифу» Геббельса, который хвастался на днях, имея в виду Черчилля, «что самый антинемецки настроенный британский государственный деятель перешел на нашу сторону», чем поверю в искренность демарша Чемберлена и Даладье Гитлеру.

— Так каков же вывод, пан профессор? — повторил Масарик.

— Демарш — это очередная уловка в угоду Гитлеру. Все боятся решительных действий, все, кроме Москвы. Только русские могут обуздать Гитлера…

— Социализм отпугивает меня, — Масарик долгим взглядом посмотрел на профессора. — Я всего лишь европейский радикал, который верит в науку и в прогресс человечества, хочет им содействовать, но по-своему. В индивидуалистическом порядке. Скажите, пан Феликс, кто передал вам эту запись?

— Не знаю, — неуверенно ответил Дворник. — Помните, я в начале года был вынужден спешно уехать на родину? Я тогда почувствовал за собой слежку. Сейчас уверен, это следил за мной этот швед, Дорн.

— Я поинтересуюсь у Пальмшерна, у шведского посла, — уронил Масарик, но Дворник почему-то подумал, что Масарик явно не сделает этого.

Вообще, Дворник все время чувствовал, что его визит не слишком приятен господину послу. Позиция Дворника явно выбивала посла из его собственной концепции в отношении к происходящему.

— В принципе мне совершенно безразлично, — пояснил дальше Дворник, — кто этот швед и какому богу он молится. Но я устал от политической лжи и неопределенности. Иногда удар кулаком по столу — самый крепкий аргумент.

— Вы опять о помощи Красной Армии?

— Когда дадут Прагу? — Дворнику не хотелось больше дебатировать. В конце концов, его Бенеш направил в Лондон для личной миссии, и консультироваться с господином послом ему не обязательно.

— Да-да, — в голосе Масарика прозвучала уклончивость, — скоро вас свяжут. Но… Профессор, стоит ли торопиться? Надо посмотреть, как Гитлер отреагирует на демарш Чемберлена и Даладье. Кроме того, международный арбитраж, предложенный англичанами, тоже мощный фактор. Это светлая мысль. Понятно, Генлейн и Бенеш между собой не договорятся. Поэтому третейский судья… Лорд Рансимен буквально на днях должен выехать в Червонный Градек, правда, пока как частный гость принца Гогенлоэ, но уже с целью постепенно войти в дело.

— Лорд Рансимен в роли международного арбитра! — с горечью воскликнул Дворник. — Он будет творить арбитраж в замке принца Гогенлоэ, немца с люксембургским паспортом, женатого на испанке из франкистской семьи! Лорд станет входить в аспекты судето-немецкого конфликта под охраной генлейновских штурмовиков. Это же издевательство над чехами! — Дворник строго посмотрел на посла.

Неужели Масарик не понимает, ради чего все это делается? Оттяжка времени… А зачем им оттяжка времени? Например, для того, чтобы дать Гитлеру возможность еще немного поманеврировать не только с войсками, но и с дипломатами — неужели посол не понимает?

— Послушайте, пан Ян, — заговорил Дворник негодуя, — как вы можете серьезно относиться к подобному арбитражу? Лорд Рансимен стар, ему под восемьдесят, он глух, слышит только с аппаратом, соображает медленнее самого запущенного склеротика. Это же… параноидальный бред!

Масарик тяжело вздохнул:

— Не я занимался кандидатурой арбитра. Да бог с ним, со старым лордом… Но ведь немного потянуть время — это и нам на руку, поверьте моему опыту. Да и кто знает, не слишком ли много значения придается происходящему? Порой мне приходит в голову такой вопрос: может быть, было бы проще, если бы вообще никто не реагировал на действия берлинских гангстеров? Это же гангстеры…

— И они свободно занимали бы столицу за столицей?

— Дорогой пан Феликс, уступите экстремистскую позицию нашим недругам, вам она не к лицу. Вот и «Таймс» уверяет, что концентрация германских войск на нашей границе не что иное, как акция запугивания. А оккупация Аша всего лишь пограничный конфликт, опрометчиво спровоцированный нашими же пограничниками. Действительно, среди наших молодых лейтенантов мог найтись один с экстремистскими суждениями. Я очень верю «Таймс».

— Вы вообще склонны верить англичанам, — заметил Дворник.

— Ответ на ваш укус: президент настроен весьма оптимистично: итоги выборов, успех мобилизации… Я даже не как посол, просто по-человечески не хотел бы, чтобы вы посеяли смуту в его настроениях… Обращение к СССР! — Масарик поморщился. — Как вы себе это реально представляете? Румыны точного ответа на просьбу русских о пропуске войск не дали пока. Пусть события развиваются сами, мы вряд ли ими управляем…

— Вот именно, — усмехнулся Дворник. — Мы ими не управляем. Но надо же когда-то брать дело в свои руки. Ведь это наше, чешское дело… А что до румын… Сколько же ждать Прагу? Будет уместно сообщить президенту, что начальник генерального штаба Франции Комнен, кстати, заверил меня, заверил в категорической форме, — подчеркнул Дворник, недоверчиво глядя на Масарика, — что слухи о переговорах патриарха Мирона никаких оснований под собой не имеют. Единственное, что считает Комнен реальным, так это то, что Румыния только по соображениям общеевропейской ситуации боится взять на себя обязательства перед Красной Армией. Только и всего. Но когда и если, я подчеркиваю, когда и если эта общеевропейская ситуация запахнет порохом, так же как на улицах Аша, то, я уверен, румыны не будут колебаться — уже заботясь о собственной судьбе.

— Вы слишком верите французам, профессор, — Масарик натужно рассмеялся. — Что же касается нашей ситуации, повторяю, нам даже выгодно держать вопрос открытым…

Их прервали. Вошел Грубек, техник посольства. Он деловито скрутил провода больше не нужного магнитофона, скептически глянул на кассету, подумал и засунул ее в кармашек кожуха.

— С вашего позволения, пан посол, я отнесу аппаратуру, стенографистки ждут на прямой провод Прагу. Ивините, пан посол…

— Охотно, — буркнул Масарик.

Прозвучал резкий сигнал связи с Прагой. Дворник порывисто снял трубку и услышал голос президента Бенеша.

Они говорили перебивая друг друга И Дворник, стараясь сказать как можно больше, подробнее, аргументированнее, уверял, что только Москва и Красная Армия… Уловил лишь одно: Бенеш не сомневается в реальности помощи русских, но бог услышал молитвы в чешских церквах, Гитлер получил демарш Франции и Великобритании, более того есть точные сведения — Аш уже очищен от германской солдатни, они уходят и от границ.

Дворник перекрестился. Он может ехать домой. Больше он не станет вмешиваться. Как нелепо навязывать мнение, если считаться с ним все равно не хотят! Но почему Бенеш не желает понять, что все это временно, временно…

32

Штандартенфюрер СС, заведующий сектором управления безопасности СД, кавалер рыцарского креста Генрих Лей с благодарностью думал о тех годах, когда он, бывший инспектор криминальной полиции Веймарской республики, рискнул — и выиграл. Рискнул, поставив на карту практически все — службу, карьеру, даже свободу, а большего при веймарцах он и не имел, но будучи членом НСДАП с 1927 года, мог и потерять, так как госслужащим запрещалось членство в политических партиях, тем более в запрещенных — НСДАП не раз запрещалась после пивного путча мягкотелыми интеллигентами типа канцлера Брюннинга. Но Генрих Лей поставил именно на карту национал-социализма и выиграл… В полном соответствии со всеми заверениями хромоножки Геббельса в 1929 году, когда настала пора выбирать. Послужишь нам, говорил Геббельс, будешь бог, послужишь республике — раздавим как червя: такова была альтернатива гауляйтера Берлина инспектору криминальной полиции Лею. Подумать только — не приди наци к власти, он, Лей, так и сидел бы в мрачном тесном кабинетике районного инспектора, копаясь в ночном белье проституток, подделанных счетах владельцев дешевых кабаре, в подробностях пьяной поножовщины сутенеров — Лей инспектировал отвратный привокзальный район, где уровень преступности никогда не падал. Сводил бы пфенниг к пфеннигу, разочарованно констатируя, что и в этом году не накопить на курортное лечение проклятой язвы… Дай бог хотя бы детей отправить на лето в Баварию, в деревню, снять там комнату с террасой и за ту же плату получать от хозяйской коровы литр молока и полфунта творога в день. Сейчас жена и дети постоянно живут на казенной даче за Потсдамом, недалеко от Цицилиенхофа, там в поселке есть закрытый магазин, продуктами они обеспечены отменными, счет в банке растет, и скоро можно будет подумать о собственной вилле где-то в Гарце или на озерах. Но возвращаясь в новую, шикарную шестикомнатную квартиру на Кюрфюрстендамм (разве же до тридцать третьего мечталось жить в этом районе и в таком доме!), Лей испытывал некое волнение, растущее беспокойство, порой даже безотчетный страх. Все, все сбылось, что обещал хромоногий гауляйтер. И так боязно потерять! А общая ситуация с каждым днем все неустойчивей. Генералов вымели из, военного министерства без всякой оглядки на их заслуги! Непрерывные изменения в «ПО»… Нет стабильности. И если бы еще не жила в Лее страшная память о тех старых бумагах! Сегодня, поднимаясь в лифте, заполненном сотрудниками, спешащими к своим столам, Лей вдруг воочию увидел постоянную причину своего неусыпного внутреннего страха — в лифт вошел Дорн. Лей отметил этаж, где Дорн вышел. Дорн опять шел к Гизевиусу. «Время, конечно, смутное, — подумал Лей, — потанцевали армейскую кадриль на чешских границах, разошлись… с позором. Кто его знает, как обернется. Поди, Гизевиус заволновался, как бы англичане не начали обижаться, как бы «ценного кадра» не интернировали… Говорят, в верхах скандал, фюрер в истерике, даже из Берлина уехал… А хотелось бы Лею, как хотелось, чтобы Дорн получил хорошего пинка за последние события! Кто работал с Дворником, кто ориентировал его влияние на президента Бенеша? Но кажется, отношения у Гизевиуса с Дорном на зависть сложившиеся. Как утверждают некоторые. И если Дорну путь в Англию теперь заказан, то… То он останется здесь, под одной крышей со мной, где-то рядом, может быть, на том же этаже выдадут ему персональный кабинет, как у меня, и будет стоять в том кабинете сейф… И кто поручится, что в том сейфе в самом секретном отсеке не окажутся те самые бумаги, что Дорн купил на доллары у сутенера Али Хонера? Опять вечная угроза шантажа? Опять засыпать и просыпаться, обливаясь холодным потом? Нет, нет… Сам я во многом виноват, — вдруг и для себя нашел упрек. — Я все время надеялся удавить Дорна, использовав какую-то его ошибку. А уж потом пытался выкрутить эту ошибку на ту концепцию, что сложилась у меня в тридцать четвертом году после «Ночи длинных ножей» — что Дорн агент-двойник, если просто не шпион. Я все время играл в предлагаемых обстоятельствах. А ведь просто: чтобы выиграть, нужно навязать обстоятельства, взять инициативу. Вот где мой просчет. Вот почему мне дурно от мысли, что Дорн не за Ла-Маншем, а опять близко. Теперь одна надежда: прибьют его за черный с серебром мундир чешские патриоты, как только представится им случай узнать, кто и как обрабатывал посланца их обожаемого президента… Опять расчет на случайность, усмехнулся Лей. Усмехнулся, однако на мысли о чешских патриотах остановился. «А что если… Если отдать Дорна чешским националистам? Уж на этих-то можно выйти через абвер. Даже лучше словацким. Тем более что будет дальше с Дворником, с президентом Бенешем, в принципе ясно. Это вопрос времени. И вот комментарий к последующим событиям: «виной всему мистическое влияние на президента Бенеша профессора-теолога Дворника, давно купленного и завербованного доверенным лицом генерала германской разведки Гизевиуса офицером СД Дорном. Таким образом Бенеш — послушное орудие Берлина». Лею даже стало жарко. Он даже не заметил, что давно проехал свой этаж и лифт стоит на верхнем с распахнутыми дверями — и если бы кто-то решил сейчас им воспользоваться, то с удивлением бы посмотрел на штандартенфюрера Лея, застывшего с оловянными глазами и гримасой истовости на лице. Да, это глубоко личная операция, наконец очнулся Лей. Однако помощник все равно нужен. И тут вдруг подумал о Хайнихеле. После роспуска «Исторической комиссии при рейхсфюрере СС» Хайнихель пережил суд офицерской чести. Хорошо, что хоть не разжаловали. Прямых улик против Хайнихеля так и не нашли, однако от лондонских публикаций тоже никуда не деться. Суд над Шушнигом сорвался, к большому неудовольствию фюрера, но и ему, очевидно, пришлось признать, что в отношениях с мировым общественным мнением следует пока проявлять большую осмотрительность, а «стрелочником» объявили Хайнихеля, смягчив формулировки — как-никак герой Рейна… Поэтому обвинили не в предательстве, всего лишь в халатности. Понизили в должности. «А ведь у бедняги сложилось совсем как у меня тогда, — вдруг понял Лей. — Да-да, та же параллель… Значит, я чисто интуитивно выбрал помощника, сразу высчитал — мне нужен именно Хайнихель. Он поймет меня, он окажется заинтересован лично».

…Обер-лейтенант Хайнихель сидел сгорбившись за столом, корпя над какой-то черновой работой. Ее монотонность была написана на его застывшем от скуки лице.

— Хайль Гитлер! — поприветствовал его Лей и присел на старый венский стул, притертый к конторке, возле которой ютился Хайнихель. Хайнихель вскочил, засуетился: столь высокие чины никогда, даже в лучшие времена, не наведывались к нему вот так запросто…

— Хайль Гитлер! — на пафосе выдавил он, не зная, что делать дальше, то ли садиться, то ли не сметь…

Лей благожелательным жестом усадил обер-лейтенанта.

— Як вам с одной интересной мыслью, Курт, — дружески сказал Лей. — Да вы садитесь. Все, что я хочу вам сказать, не только крайне интересно, но и крайне серьезно, а для вас — весьма важно. В тридцать втором году вы были еще совсем юны, Курт, когда со мной произошла примерно подобная история. Была публикация, были обнародованы, притом, замечу, в коммунистической печати, некие материалы. Было совершенно очевидно, что передать эти материалы, касающиеся, к сожалению, деятельности многих высоких лиц, в том числе, откровенно говоря, и гауляйтера Берлина доктора Геббельса, передать эти материалы в коммунистические газеты мог только я… Я имел к ним непосредственное касательство по службе тех времен. Что спасло меня тогда? Одно: приход к власти нашей партии. Веймарцы не стали бы церемониться со столь нечистоплотным сотрудником криминальной полиции, к тому же членом НСДАП. Хотя ваш покорный слуга нынешний штандартенфюрер Лей ни в чем виноват не был. Вы можете себе представить, я и коммунисты? Абсурд! Однако формально, так же как и вы в отношении архивов австрийского министерства внутренних дел, я имел отношение к тому старому делу, повторяю — формально… Меня потом долго этим шантажировали, и боюсь, до сих пор этот шантаж не исчерпан. Знаете, кто меня шантажировал? Гауптштурмфюрер Дорн. И сегодня я подумал: а ведь происшествие с вами, Курт, это же полный аналог. Общий почерк. И еще — дело возникло в британских газетах. Как раз там, где у Дорна есть неплохие связи. Тоже, кстати, старинные, с тех же давних для вас времен. Но это отдельная тема, хотя пока я только скажу, что друг Дорна журналист О’Брайн — опытнейший агент «Интелидженс сервис». Общий, общий почерк… — повторил Лей и примолк, задумавшись.

— Ничего не понимаю, — одними губами прошептал Хайнихель. — Гауптштурмфюрер Дорн производит слишком благоприятное впечатление. Невероятно… Да и зачем ему меня подставлять? Наши пути никогда не пересекались. Я ничего дурного… И самое главное — в Вене Дорна не было.

— Вы рассуждаете как чистый младенец, Курт. Простите, я имею право выразиться при возрастной дистанции, нас разделяющей. Дорн подставлял не вас. Не вас лично. Он ломал дело, — и Лей опять умолк многозначительно и выжидающе.

Молчал и обескураженный Хайнихель. «Как же так, — думал он, — Дорна в этот момент в Вене не было… Может, кто-то из сотрудников комиссии оказался его человеком? Но доказательства? У меня нет никаких доказательств… Как нет прямых доказательств и против меня. Верно мыслит штандартенфюрер — формальная сторона, вот в чем причина всех моих неприятностей, так я и наказан, в общем-то, формально. А может быть, Лею нужно меня просто стравить зачем-то с Дорном? Так еще попадешь в новую беду!»

— Признаюсь вам, Курт, я никогда не разделял мнения о том благоприятном впечатлении, которое производит Дорн на окружающих. Я давно его знаю, и обстоятельства, которые нас сводили… Впрочем, я не о них.

«Почему он так волнуется? — удивился Хайнихель, когда Лей опять заговорил. — Чего он вертит туда-сюда, никак не скажет главного, ради чего, собственно, пришел ко мне? Поделиться воспоминаниями и выразить соболезнование? Мол, почти мы с тобой друзья по несчастью? Почти, да не почти… Подтолкнуть против Дорна? Предложить, как исправить мою ситуацию? Дать мне убедительные доказательства полной моей невиновности в деле с австрийскими архивами? Что он крутит? Видно, надо быть с ним очень осторожным. Кто его знает…»

— Против Дорна сложно выступать, — продолжал Лей. — Он человек крайне осмотрительный. Очень умен. У него на один ваш три ответных хода. Я все это знаю по себе, потому говорю с уверенностью, и вы, Курт, должны мне верить на слово: все, что с вами произошло — это итог работы Дорна, видимо, его хозяева поставили перед ним задачу сорвать процесс над Шушнигом. Это все тоже следует доказывать, а мы не располагаем фактами и возможностями их поиска… Да и к тому же, если вы заметили, у нас в аппарате, да и не только в аппарате, завелся некий институт любимчиков. Скажем, у Роммеля это граф Штауффенберг, у Геббельса — молодой Аксман, у Геринга — Шульце унд Бользен, Геринг даже был посаженным отцом на его свадьбе. И как уверенно поговаривают, генерал Гизевиус из Объединенного штаба разведки и связи весьма привечает Дорна. Я не хочу спорить с генералом, у Дорна масса достоинств… Весь вопрос, кому эти достоинства идут впрок.

— Я понимаю все ваши сомнения, — перебил Лея обер-лейтенант. — Но… Почему вы все же считаете, что гауптштурмфюрер Дорн был виновником моих несчастий?

— Я же объяснил… Один почерк, одна манера компрометации, как со мной в тридцать втором. И — Англия, английские газеты, в которых у Дорна есть связи. Неужели вас ничто не убеждает? Да мыслите же шире, обер-лейтенант! Ничего не доказуемо, но отомстить мы должны. Теми же методами, Курт, какими работает Дорн: двойная игра, подлог, что там еще в арсенале подлецов? Ответьте прямо: вы сможете выйти напрямик на словацких националистов? Еще лучше, на их террористические группы?

— Разумеется, у меня есть свои люди среди аграриев.

— Передайте им фотографию Дорна, и хорошо бы те нашли среди своих людей тех, кто не слишком хочет, чтобы Чехословакия стала нашим гау. А потом нужно пустить за Дорном дурную молву, якобы Дорн заставил Дворника работать на нас. Врите, сколько воображения хватит. Знаете, как будет Дорн у чехов спасать свою шкуру? Он расскажет о своей роли в спасении Шушнига от суда. Он особо подчеркнет, что это именно он, Дорн, добыл и передел английским журналистам показания Планетты. Наши люди все это документально передадут нам. Вот ваша реабилитация, Курт. Плюс, в любом случае, мы скомпрометируем президента Бенеша. Понимаете, какая получится акция?

Лей понял: колебания Хайнихеля кончились. Перспектива ценой карьеры и жизни Дорна выправить собственную карьеру, бесспорно, увлекла его даже сильнее, чем уверенность Лея, что именно Дорн загнал Хайнихеля в угол. Хайнихель сработает как надо. Это убеждение весь день держало Лея в состоянии приподнятости, свободы от страха и зависимости. И он не ошибся. Хайнихель забежал под вечер, весь лакейский, с холуйскими интонациями доложил, что дело завертелось.

Когда рабочий день закончился, Лей вышел на улицу и вдруг изумился — в Берлине весна. Словно она пришла впервые за эти четыре года. Вдруг почувствовал, как легко дышит, легко двигается… Отпустил машину и не спеша пошел в толпе берлинцев. На углу Александер-плац купил букет нарциссов. Вспомнилась старая индийская сказка о цветке Наргис и повелителе пчел принце Бамбуре. Конечно, он, штандартенфюрер Лей, далеко не принц Бамбур, но и в его сединах есть своя привлекательность. Сейчас он явится домой, вручит нарциссы Юте, экономочке двадцати с небольшим лет, намекнет, что коль скоро они, мужчина и женщина, по воле обстоятельств, заставляющих хозяйку пасти детей на даче, живут под одной крышей… Не пора ли им взглянуть друг на друга по-иному? И он не только хозяин, и она не только экономка… Давненько Лея не тянуло на любовные эскапады, но почему бы и нет? Поужинать вместе, он станет ухаживать за ней за столом, и потом… Лей всегда потом крепко и спокойно спал.

33

Гитлер получил демарш правительства Франции и Великобритании 22 мая около полудня, в Берлине. Приняв текст из рук Видемана, он начал кричать и топать ногами. Понятно было лишь два слова: «Предатели!» и «Проститутки!». Пинками разбросал кресла, разбил на ходу хрустальный графин с бокалами, потный и красный выскочил из кабинета. Демарш — это бумажка, шваль, ерунда!.. Но ведь они развязали руки Сталину, и тот, прикрываясь демаршем, вправе выступить на защиту чехов… Если уже не выступил! Все срывается!

В девятом часу вечера Гитлер был уже в Берхтесгадене, на своей вилле Адлерхорст. У него повторилась истерика, лицо стало красным и неузнаваемым. Он никого не захотел видеть, даже фройлен Браун. Захлопнул за собой дверь в столовую и остался наедине с готической мебелью, саксонским фарфором и дрезденским серебром в шкафах. Долго сидел, не зажигая света. Он впал в прострацию. Ну почему, почему все так хорошо началось, когда он вышел на балкон венской ратуши, когда его, своего сына, приветствовал народ Линца, и так все паршиво… Не удалось на веки вечные опозорить личного врага — Шушнига. Как он крутился вот тут, в этой столовой, как цеплялся за свой шанс… Все равно он в Дахау… Но почему, почему его нельзя расстрелять как политического преступника, из-за которого пролилась австрийская и германская кровь? Это неугодно мировому общественному мнению, оказывается… А при чем тут он, фюрер немецкой нации? И теперь вот это. Ему не захотели отдать Чехию. Отдали же Австрию. Что теперь помешало? Танки Сталина! Да, танки Сталина… Конечно, танки Сталина. Вот он — подлинный враг. Литву защитил, Чехословакии гарантировал неприкосновенность! Почему он смеет распоряжаться? Как только будет достаток сил, как только… Гитлер почувствовал, как сжимаются кулаки, но судорожно свело опять правую руку, немыслимая боль — и он опять откинулся на спинку дивана, изнемогая от физической слабости, и что страшней — от политического бессилия. Теперь нужно начинать все сначала.

Снизу слышался шум, какие-то машины освещают фарами двор, лезут светом в окна, когда он хочет только одного — покоя и уединения. Никто не должен видеть его раздавленным! Даже Ева. Он сделал ее тут хозяйкой дома, ибо перед берлинцами и мюнхенцами фюрер должен выглядеть аскетом, целиком отдавшим себя только интересам нации, и теперь она тут живет уединенно и скорбно, бедняжка…

Гороскоп на эти три месяца вполне благоприятствовал… Неужели астрологи стали обманывать из страха перед его волей, его властью. Негодяи! Но если лгут астрологи, что же ждать от этих пигмеев, которым он, по несчастью, доверился. Почему они медлят с объяснениями? А может быть, это их машины светят фарами, въезжая во двор? И нет сил плюнуть в их бесстыжие физиономии предателей и проституток!

Скрипнула дверь. В темноте забелела блузка, и голос Евы спросил:

— Ты не позволишь мне зажечь свет, Ади? Тебе необходимо подкрепиться. Я сама приготовила легкий салат из отварных овощей, он совсем легкий.

«Она сама приготовила, милая…» — Гитлер растрогался, хотел что-то ответить, вышел лишь жалобный стон. Браун вздрогнула, и ее потянувшаяся к выключателю рука остановилась. Когда он так стонал, бывало страшно. И она отпрянула, не успев взять себя в руки — вдруг вспыхнула настольная лампа, она увидела его лицо Бледное, бессмысленное, с отупелым взором, какой бывает только у мертвецки пьяных, до жестокости пьяных людей. Она не знала, с чего начать… Поставила перед фюрером еду и сказала как можно мягче, чтобы не заметил ее испуга и замешательства:

— Адольф, приехал Гофман, давай сфотографируемся, ты ведь любишь, любишь фотографироваться…

С минуту Гитлер молчал. Потом вдруг словно кто-то повернул в его глазах — точно как сейчас в этой столовой — выключатель. И он неожиданно спросил.

— А Риббентроп?

— Что Риббентроп? — не поняла Ева. — Ты хочешь сняться с ним?

— Риббентроп приехал? Разве не Риббентроп приехал? А где Браухич? Гесс? Геринг?

«Люди не лгут, когда уверяют, что он мессия, — подумала Браун благоговея. — Он читает в мыслях, он видит сквозь стены…»

— Они здесь, Ади, дорогой, — прошептала с придыханием. — Только, дорогой, тебе необходимо подкрепиться.

Фройлен Браун всегда, когда Гитлер приезжал навестить ее, старалась играть роль кроткой, заботливой, преданной жены, как она себе это представляла по геббельсовским радиопередачам об образцовой германской семье и кое-каким сохранившимся с детства воспоминаниям о матери и отце — школьном учителе. Фройлен Еве казалось, фюрер оценит ее кротость, заботливость, преданность, ее семейственность, несмотря на грех, который их связывает, оценит и сделает, наконец, женой. Это была огромная мечта — называться фрау Ева Анна Паула Гитлер.

Гитлер поковырял цветную капусту, перемешанную со спаржей и желтком, но есть не мог — покоя не было, какой уж там аппетит. Все проклятые вопросы, все этот Сталин со своими скифскими расчетами… и скифскими полками. Все эти тупицы и подлецы. Хорошо, что приехали. С повинной явились. Значит, чувствуют… Хорошо.

Гитлер вспомнил свое состояние — постарался вернуться к нему, чтобы видели, до чего он доведен, до какой крайности, и задумались, кто виновник, испугались, что будут наказаны, ибо нельзя безнаказанно вот так с фюрером, с главой… — и сделал это актерски точно. Заметил, как расширились в ужасе зрачки Евиных глаз.

— Тебе плохо, мой фюрер? — взяла его руку, но сосчитать пульс не смогла, ее рука дрожала, сбивала с ритма.

В этот момент вошли они.

Гитлер обвел их взглядом умирающего орла — из-под век.

— Это мой единственный друг, — слабый кивок в сторону Евы. — Фройлен Браун должна быть удостоена звания друга фюрера… Идите, фройлен Браун, вы и так много для меня сделали. Обо мне позаботится Рудольф, старый соратник по моей борьбе, — глазами позвал Гесса.

«Звания друга фюрера? — неожиданно для себя самой усмехнулась Браун. — Мне этого мало. Но для начала — пожалуй».

Шла к двери под горящим взглядом Геббельса — в его мозгах, видно, закрутилась новая радиопередачка о друзьях и женах. Нет, об этом фюрер не позволит ему трезвонить.

Гитлер не изменил жалкой позы, когда Ева ушла. Тихо спросил:

— За что? За что это мне? — взглядом указал на листки демарша, брошенные врассыпную на темный глянец большого обеденного стола.

Этот документ по копиям в рейхсканцелярии уже узнавали издалека.

— Это безусловное отступление Чемберлена от прежних позиций, — за всех ответил Геринг, и голос его был тверд. — Он испугался русских, он хочет решить все тихо, а ему не дали времени, чтобы уломать Бенеша, вот и все. Не стоит так расстраиваться, мой фюрер!

— Не-е-ет! — Гитлер замотал головой. — Не-е-ет! Если я не боюсь воевать, если я не страшусь русских, почему должен бояться Чемберлен? Не он же рискует жизнями людей, сынов своего народа?

Гесс успокоился. Если он начал о сынах народа, со здоровьем не так уж скверно.

— Не-е-ет… Чемберлен — предатель, и мы должны его наказать!

— Первое впечатление, — сказал Гесс. — Только первое впечатление. Просто нам дали понять: со стороны виднее — пока мы не можем. А разве мы можем, Браухич?

— Честно говоря, — проскрипел от двери генерал, — мы в настоящее время не в состоянии справиться даже с одной Чехословакией. Это не Австрия… Это я говорю со всей ответственностью. И я, к сожалению, не знал, как плохо обстоят дела на Вильгельмштрассе. Сама по себе операция «Грюн» предусматривает любой поворот событий, выводит на любую стратегическую прямую. Кейтель прекрасно отрабатывает бумаги. Но… — Браухич осмелел и сделал шаг вперед. — План «Грюн» предусматривал молниеносный удар по противнику после периода дипломатических переговоров, постепенно ведущих к кризису и войне. Постепенно! То есть переговоры должны зайти в тупик, из которого выход лишь однозначный… Но болтовня наших дипломатов, — Браухич покосился на Риббентропа, — к такому кризису так и не привела…

Для себя Браухич нашел того стрелочника, которого можно подставить фюреру. В самом деле, из-за этого чурбана, который, действительно, может быть, родился с уникальными рецепторами языка, чтобы идеально дегустировать вина, закачалась его безупречная карьера военачальника на самом пороге шестидесятилетия. Это не военные, это дипломаты во всем виноваты. Недостаточно подготовили обстановку, вот и результат. Да… Кому, каким образом, почему пришло в голову заменить фон Нейрата — профессионала, умницу, гибкого политика — этим долдоном, о котором даже его собственная теща говорит, что самый глупый из ее зятьев вдруг стал самым знаменитым! У него же нет вкуса к политической интриге, нет нюха на изменения внешнеполитических настроений!

Они стояли над полулежащим Гитлером, как консилиум врачей, готовых в борьбе за жизнь больного упрекать друг друга в неумелом лечении. И Браухич обратился к Риббентропу почти отечески:

— Ну неужели вы считаете, Иохим, что, кроме абвера и СД, других разведок в Европе не существует или они напичканы сплошными дураками? Неужели вы предполагаете, что нет ничего тайного, что не стало бы явным? А ваша закулисная игра страдала таким отсутствием настоящей режиссуры, что…

— Что из нее даже приличной пропагандистской кампании не сделаешь, — неожиданно поддержал Браухича Геббельс.

— Вы тоже много ошибались все это время, дорогой рейхсминистр, — язвительно перебил его Гесс. — Зачем было устраивать в печати травлю чехов, зачем объявлять Чехословакию центром красной опасности, если каждый мальчишка знает, где этот центр. В Москве, а не в Праге! Вы просто игнорировали реальную обстановку. И эта антисоветская кампания… — Гесс поморщился. — Зачем? Чтобы раздразнить Сталина? А если бы он, не спросясь поляков или румын, пошел бы себе и пошел — отвечать на ваши оскорбления? В каком глухом лесу вас следовало бы искать? Где бы вы таились от конников Буденного, а, Йозеф?

Геббельс исподлобья тяжело глянул на Гесса — легко издеваться, будучи наци-2!

— Министерство пропаганды тут ни при чем, — просипел Гитлер, принимая более жизнеспособную позу. — Как и ни при чем МИД. Да вы садитесь, господа…

Риббентроп сокрушенно вздохнул.

— Нас предали, нас просто предали! — заключил Гитлер. — И опять все сначала. Как тяжело…

— И все равно было очень глупо со стороны министерства пропаганды, — продолжил Гесс, нашедший своего стрелочника, вот этого, колченогого, — заставлять общественность думать, будто СССР бросил чехов на произвол судьбы, на милость Германии, в то время как СССР действует самым решительным образом. И войска, и делегации, и выступления Литвинова в Женеве… Русские…

— Не говорите мне о русских! — вдруг взвизгнул Гитлер. — Не надо! А чего добился ваш патриарх Мирон? Я не зря не люблю попов… Я презираю… Мирон трясся в Варшаве за свою румынскую шкуру!

Воспользовавшись приглашением фюрера, Браухич уютно устроился в кресле и подал голос из его глубины:

— Мирон не мог ничего добиться. Советы сильны, опыт войны у них свеж. Войны, которую они, голые и босые, двадцать лет назад блестяще выиграли у царской армии и армий всей Европы. Нелепо сбрасывать со счетов русских с их мощью. Если только пересчитать солдат, которых они могут единовременно поставить под ружье, то даже с аннексией всей Чехии, не только Судет, нам будет трудно догнать их. Риббентроп должен сделать все, чтобы нейтрализовать русских! — в негодовании и недоумении Браухич развел руками.

Риббентроп сказал первое, что пришло ему в голову в качестве оправдания:

— Меня упрекают в плохой дипломатической подготовленности плана «Грюн», однако лорд Рансимен уже там…

— Он там как частное лицо, как гость князя Гогенлоэ, но не как советник Бенеша! — вдруг закричал Геббельс, потому что еще не отбился от упреков Гесса, и пока они не стали упреками фюрера, надо самому искать козла отпущения. — Рансимен ничего не решает! Он старый дурак!

— Ну и что? — Риббентроп беззаботно пожал плечами. — Мнение же он нарабатывает. А Генлейн опять начнет давить…

Браухич вдруг побагровел:

— Три месяца мы только и занимаемся тем, что заставляем кого-то давить, а кого-то вырабатывать мнение. А в результате твердо выработанное мнение изменяется за какой-то час. Содержание демарша, мне говорил Канарис, диаметрально противоположно тому, о чем Чемберлен распинался в то же утро на лужайке леди Астор или где-то там у нее… А давление… Это давление мыльного пузыря на танковую броню. Зачем мы связываемся с этими националистами? Они портят все дело. Зейсс-Инкварт хоть вовремя остановился, но на что способен физкультурник Генлейн, никто не знает! Может быть, это его происками мы получили демарш. Он ведь всего десять дней назад был в Лондоне.

— Пустое! — махнул рукой Геринг. — Но мысль довольно верная. С Генлейна не следует спускать глаз. И вообще, нужно поставить его перед альтернативой: либо — либо… Он выберет нужное нам, он ценит свою башку.

— Ничего не могу сказать о Генлейне, — вступил Гесс, присевший на краешек дивана в ногах у фюрера. — Но опять муссировать уступки… Хватит жаловаться на судьбу «несчастных» судетских немцев, Бенеш оказался умнее Шушнига. — Гесс спрятал глаза за бровями, как делал всегда, когда не хотел, чтобы кто-то догадался о его истинных мыслях. — На муниципальных выборах треть немецкого населения проголосовала против Генлейна и таким образом вместе с чехами дала большинство голосующих против немецкой партии. И вообще, зачем нам Генлейн? Он должен расшатывать чехословацкое государство изнутри. На мой взгляд, он делает это непрофессионально. Генлейн вообще не фигура.

— Но мы зато можем всегда свалить на Бенеша ответственность за возникновение войны, — быстро проговорил Геббельс и весело заулыбался отчего-то. — Значит, нужно и с ним торговаться. А неуступчивость наказуема.

— Торговаться и торговать надо с Лондоном, — гнул свое Гесс. — Если Бенешу прикажут англичане, он сдастся. У англичан против Бенеша свои серьезные возражения. Он слишком демократ для того, чтобы быть соседом красных.

— Не знаю, — пожал плечами Геринг, — как англичане станут приказывать Бенешу, не представляю, — отчего-то громко засопел. — Рансимен… Да Рансимен такого рода бездельник, что будет рад одному: только бы за него на все вопросы ответил Генлейн, а уж он как-нибудь перескажет их Чемберлену. А вы говорите, нам больше не нужен Генлейн…

— А как вы станете ему платить? Судетским углем или чем?

— Зачем платить? — вяло проговорил Геринг. — Зачем платить, если можно просто убрать. Подумаешь, Генлейн… А пока пусть Генлейн выдвигает и выдвигает перед Бенешем наши требования, пока не дойдет до невыполнимых. Ну и сказать ему, что в Лондоне ему делать больше нечего, самолеты на авиалиниях Прага — Хитроу часто бьются. Изолировать его надо от Чемберлена.

— Чемберлен ведет двойную игру, и я вынужден это признать, — наконец заговорил тот, из кого все хотели сделать стрелочника, и сделали бы, если бы он отпирался, отказывался, доказывал свое, но Риббентроп молчал, молчал до тех пор, пока не «родил» нечто конструктивное. — Герцог Гамильтон — мой старый друг, я полечу к нему, он не обманет, разъяснит и поможет. Я по дешевке уступил ему недавно целую партию малаги. Причем в бочкотаре. — Риббентроп сделал многозначительную мину.

Браухича передернуло. Он скорбно заломил руки и тихо сказал:

— После аншлюса народ рейха безгранично уверовал, что фюрер все делает без войны, что фюреру удается все, что он предпринимает, без всякого сопротивления. За все, что делает фюрер, народ не платит кровью. Люди ждут, когда мы войдем в Чехию, Богемию, Моравию, выдворим оттуда славян и отдадим людям плодородные земли, чтобы они могли накормить детей. А что теперь вы скажете народу, Иохим? О партии малаги для английского герцога? Нашему народу ваша малага ни к чему, наш народ пьет шнапс, который делается из пшеницы, а пшеничные поля там. — Браухич махнул рукой куда-то туда, за горы.

И вдруг из глаз Риббентропа полетели синие искры. Он опять что-то сообразил.

— Я принимаю ваши обвинения в дипломатических ошибках, — почти весело сказал Риббентроп Браухичу. — Но хочу указать и на ваши. Вы первый испугались русских. Слушайте, Браухич, почему бы в таком случае вам не договориться с Тодзио, чтобы его собаки вцепились в пятку белому медведю? Нам тогда будет легче, медведь отвернет от нас свою большую морду. Если хотите, я сделаю несколько намеков японскому военному атташе.

— Слушайте, это же программа нейтрализации русских! — воскликнул Геббельс. — Это же…

Гитлер сделал знак рукой, которая всего минуту назад безжизненно висела — все поняли, он принял слова Риббентропа, хочет обдумать их, и все примолкли. Только Геринг зашептал Гессу:

— Японцы хорошие солдаты, русские могут надолго увязнуть в дальневосточном конфликте, им нечем и некогда станет помогать союзнику, а там, глядишь, союзнический договор и существовать перестанет. Вот что нужно сделать невыполнимым условием для Бенеша: разрыв договора с СССР, самым непременным образом.

— Я сердит был на вас, Риббентроп, — тихо наконец проговорил Гитлер. — Но, кажется, вы подали дельную мысль. И совсем нелишнее переговорить в этом же направлении с маршалом Маннергеймом. Возьмите это на себя, Геринг. — Рейхсмаршал быстро откозырял, будто получил приказ в условиях тяжкого боя. А потом сказал благодушно:

— Вот это уже разговор. Сейчас все ясно. Нам помешали, неблагополучное стечение обстоятельств — все сразу навалилось. Поход на Вену не повторился, как ни жаль… Но… Мой фюрер, я привез нового очень талантливого астролога. Грек, очень знающий человек. Вам помочь подняться, мой фюрер?

Но Гитлер встал легко. И, пригласив Геринга с собой, направился к двери. «Хорошо живется Герингу, — думал Гесс, глядя в широкую спину рейхсмаршала, — это оттого, что у него здоровый желудок, хорошая печень. И он в тонусе. Умеет отметать неприятности. Наверное, Гитлер любит его еще и за легкий нрав. У кого из нас еще легкий нрав? Как пауки в банке. Борман уже давно готов выпустить мне в спину смертельную порцию яда. И Геббельс был бы не против. Гейдрих. Он меня понимает, потому что у него действительно светлая голова в нашей компании… Но тоже имеет пробелы в характере. Слишком нордичен».

«Какая глупость эти звезды! — ворчал про себя Браухич. — Но если они этому истерику вместо валерианки, что ж, пожалуйста, только бы они ему не предсказали изменения штабных планов. Хлопот не оберешься».

«Я напишу так, — быстро соображал Геббельс, — примерно так: если судьба отступила, она испытывает на прочность. Мы прочны в своем стремлении к счастью. А Риббентроп, Браухич прав, действительно путает политику с торговлей шампанским. Ему важно околпачить противника. Но со мной это ему не удастся!»

«Пронесло… — радовался Риббентроп. — А что я мог сделать? Это курс на одурачивание. Дураков легко одурачить. Но есть еще и умные люди. Слава богу, что вся эта история русских коснулась только косвенно… Кажется, фюрер это понял. И потому пронесло…»

Гитлер вернулся другим человеком. Он был как всегда. Деловит, уверен, голос романтически приподнят.

— Господа! — все поднялись со своих мест. Сразу видно, фюрер решил, и они теперь должны стать двигателем его решений. — Господа, Генлейн будет продолжать переговоры с Бенешем. Его звезда близка моей, хотя блеск ее заметно затухает. Я же преисполнен решимости добиться, чтобы Чехословакия исчезла с карты Земли. Звезды сказали, только это исчезновение обеспечит Германии тыл для наступления на Восток К для наступления на Запад, против Англии и Франции: они сегодня предали меня и должны за это поплатиться. Меня нельзя убить или предать. Меня хранят звезды! Нужен новый вариант плана «Грюн» — это касается вас, Браухич, вас, Геббельс, вас, Риббентроп. Пусть это будет день X, — провозгласил Гитлер, приняв позу героя в апофеозе. — День X! Я приму решение начать действия против Чехословакии, только если буду вполне уверен, как это было при занятии Рейнской зоны и при вступлении в Австрию, что нам никто не помешает. И рейх должен быть готов к дню X независимо от календаря. Рейх должен быть готов выступить и победить! Так сказали звезды! А теперь, господа, примем приглашение фройлен Браун на скромный дружеский ужин.

Геринга едва не перекосило: он терпеть не мог вегетарианских блюд.

34

Генерал Гизевиус получил пленку с записью беседы Черчилля и Генлейна 23 мая. Агент Грубек указывал, что после прослушивания записи посол Масарик и профессор Дворник говорили с Прагой, и Дворник призывал президента Бенеша обратиться к Сталину с официальной просьбой о военной помощи против германской агрессии. Бенеш отклонил советы Дворника, сославшись на действенность англо-французского демарша. Присланные Грубеком отпечатки пальцев, снятые с бобины, указывали, что пленка попала к Дворнику из рук Дорна.

«Тонко работает Дорн, — отметил Гизевиус, — может быть, даже слишком тонко. Но очевидно, зная или хотя бы предполагая настроения профессора, видимо, активно просоветские, Дорн не мог иначе… Но эффект получился обратным — Дворника не удалось запугать, продемонстрировав изменение позиции Черчилля, который совсем недавно поддерживал чешское дело, а теперь утверждает, что президент Бенеш в своей неуступчивости может оказаться во внешнеполитической изоляции, подобной той, в которую попал канцлер Шушниг. Впрочем, Дорн мог предполагать и этот вариант поведения Дворника, но только в том случае, если вел расчет на общую политическую неустойчивость президента Бенеша, его постоянные колебания. Чуть пережать с просоветской ориентацией, и Бенеш окончательно отшатнется от Москвы, думая о последствиях. Да, слишком тонко работает Дорн, и в этом его безусловная ценность. Но раскрой я итог операции перед кем-то из наших фанатиков, хотя бы перед Геббельсом, тот тут же бы объявил Дорна врагом нации. Дело в итоге Дорн подвел к тому, что из-под ног наших политических экстремистов выбита почва. Как они могут не понимать, что повторение войны на два фронта лишь приведет туда же, с чего мы начали, к повторению Версаля! Заманчиво оказаться властелином мира, кто спорит… Однако не хватает этим господам элементарного образования, чтобы вспомнить, как владетель практически всего цивилизованного мира — Римская империя — погибла под тяжестью собственного «могущества». Вся Европа, кроме холодных славянских и северных земель, современная Турция, Север Африки, — все это нужно было держать в повиновении, одна ко… Ни бриттам, ни дакам, ни фракийцам и иным неримским племенам не нравилось, что пришел чужой легионер и принудил слушаться себя… Ту же драму конца пережил Наполеон — это уж совсем близко в масштабах истории. Вот что такое мировое господство, если отбросить чистый лозунг. Опасное, кратковременное и разрушительное предприятие. А ведь он ведет нас именно к нему», — генерал Гизевиус подумал о Гитлере.

Утром Браухич в лицах рассказал Гизевиусу, что творилось в Адлерхорсте. Это цирковое представление, а не совещание у главы государства! Эксцентрик Геббельс, арлекин Риббентроп… Мало вывести из обращения только центральную фигуру, всю эту камарилью пора разгонять. Кроме Гесса. Пожалуй, он наиболее подходящая фигура для поста рейхсканцлера. Он бесспорный лидер партии, в его руках сосредоточена партийная работа, работа всей разведки. И личный авторитет его не меньше, чем у фюрера. Да и что такое личный авторитет фюрера? Всего лишь умение влиять на массу… именно на массу, а не на отдельную личность. А как такие крупные личности, как фон Вицлебен, Паулюс, Герделер, Бек, как эти профессиональные военные, широко образованные, в том числе и в области международного права, как они могут уважать недоучку, истерика, ефрейторишку, параноика? Бек было решился, попробовал объяснить ему, что есть на практике лозунг мирового господства и война на два фронта, мгновенно оказался уволен из армии! Сейчас надо до конца выйти из кризисной ситуации и ставить вопрос ребром — Гитлеру нельзя доверять больше судьбу Германии. Пока он действовал на пользу стране, это было одно, пока его программа увлекала обнищавших немцев радужными перспективами, можно было закрывать глаза — и закрывали, поскольку только его программа реально обеспечивала возрождение доходов Круппу, Тиссену, Шахту и прочим. А теперь, когда на носу война на два фронта, их дивиденды тоже могут оказаться под сомнением… Гизевиус пока не знал, насколько теперь промышленники привержены политике фюрера, однако о колебаниях директора Рейхсбанка Ялмара Шахта он уже получил некоторые сведения…

«Самое разумное в нынешней нечеткой ситуации, — думал Гизевиус, — это приложить максимум усилий, чтобы свести на нет, и вопрос войны был бы пока отложен. Канарис прав, когда говорит, что только Чемберлен способен подействовать на фюрера своей трусостью. Нерешительность и слабость Чемберлена заразительны. И его план пакта четырех с участием Муссолини… Нельзя исключать, что это лишь временная мера. Но если она окажется действенной, мы получим временную отсрочку, чтобы стать действительно сильными и идти на Восток. Восточный поход устроит всех, даже Вицлебена, Герделера и меня. Либо… Ну, хорошо, со своим клоуном мы справимся. А Чемберлен? Им очень недовольны англичане, которые в отличие от нас могут активно проявить свое гражданское недовольство лидером. На кого же ориентироваться потом? С Чемберленом потерпит крах вся его партия… На смену придет оппозиция. Кто конкретно? Либералы, лейбористы, кто-то из трезвых консерваторов? Пожалуй, чтобы не ошибиться, надо исходить из одного: к власти придут те, кто не скомпрометировал себя отношениями с Гитлером. Значит, сэр Ванситарт, мистер Идеи, вероятно, даже Черчилль, хотя он и консерватор. Черчилль может поддерживать Генлейна, но поддерживать Гитлера он не станет, не зря же он постоянно уклоняется от посещения Германии и встреч с фюрером.

Если бы Гитлер выступал только против Советов, возможно, они с Черчиллем нашли бы общий язык, поскольку враждебность сэра Уинстона к коммунизму граничит с заболеванием, но теперь, когда Гитлер вслух говорит о мировом господстве, то есть так или иначе угрожает Британии, вряд ли они договорятся. Черчилль слишком неординарная, слишком сложная фигура, чтобы можно было выходить на него напрямую. Видимо, пока стоит остановиться на Ванситарте, имея в виду его влияние на Черчилля. На Ванситарте, на Идене…» — Гизевиус снял трубку внутреннего телефона и проговорил:

— Гауптштурмфюрер? Не слишком ли долго вы ждете приглашения? Прошу вас… — И вдруг Гизевиус поймал себя на неожиданной мысли: «А ведь Дорн по духу наш человек… Вся его тонкая работа — нет лучшего доказательства его полного единомыслия с нами». Но эту мысль следовало еще проверить.

— Вы ждете разноса, Дорн? — спросил Гизевиус полунасмешливо, когда гауптштурмфюрер появился в его кабинете. — Я анализировал вашу работу с профессором. Да, действительно…

— Единственное, что меня оправдывает, — сказал Дорн, — это заблуждение при выборе субъекта операции. Дворник оказался слишком твердолоб. Большие надежды я возлагал на то влияние, которое Дворник получал в салоне леди Астор. Но даже те опытные и предельно осведомленные политики, в кругу которых Дворник оказался в Кливдене…

— Не оправдывайтесь, Дорн, вам не в чем оправдываться. Вы молодец. Искомого результата вы добились методом от противного. И это мне нравится. Никогда не любил в разведке грубой лобовой работы. Да вы присаживайтесь. У меня есть к вам прелюбопытнейший разговор. Что вы думайте об Идене?

— Об Антони Идене, бывшем министре иностранных дел Великобритании? — переспросил Дорн. — Как писала одна итальянская газета, когда Иден вышел в феврале в отставку, «С Даунинг-стрит наконец-то убрали политический труп». Но я не очень уверен, что Идена можно считать политическим трупом. Он еще довольно молод, ему сорок один год, а кроме того… Отставка принесла Идену значительные лавры — он порвал с Чемберленом и таким образом создал себе на островах репутацию противника англо-германского сближения, более того, репутацию сторонника энергичного отпора «агрессорам», как поговаривают о нас, когда речь заходит об Австрии. Однако, когда Остмарк был возвращен в рейх, Иден публично не протестовал. Возможно, потому что в это время находился на отдыхе во Франции… Но я полагаю, дело обстоит несколько иначе. Разногласия с Чемберленом в вопросе англо-германского сближения не коснулись существа проблемы, но резко разошлись в оценке методов решения этой проблемы. Думаю, Иден не шел бы навстречу нам с распростертыми… Скорее, он бы филигранно обставил дипломатическую необходимость того или иного шага, чтобы она выглядела действительно необходимостью, а не уступкой.

«Исключительно точно, — поразился Гизевиус. — И мы держим Дорна чуть ли не за наружника… Самым поверхностным образом используем в подготовке экономического давления на Лондон. Непростительная оплошность! Нужно будет рассказать о нем Даллесу и Гарделеру. Нужно выпускать Дорна на более высокий уровень работы. Какой полный анализ поведения Идена… Будто Дорн знал, что написал секретарь нынешнего британского кабинета Том Джонс одному из своих американских друзей: «Иден популярен в левых кругах, но он хочет оставить дверь открытой для возвращения к правым…»

— Идеи все еще во Франции? — спросил Гизевиус, хотя отлично знал, что три дня назад, в момент майского кризиса, Иден с женой и детьми поспешно вернулся домой.

— Пока я был в Лондоне, мне не было ничего известно о намерениях мистера Идена, однако на сегодняшний день, по сообщениям британской печати, экс-министр находится в Великобритании, посетил родовой замок Виндлистоун-Холл, где проживают его родители и семья старшего брата.

— И как вы полагаете, Дорн, чем Иден станет заниматься теперь?

Дорн молчал. Мало того, что трудно дать какой-то прогноз, конъюнктура британской политики пока еще не слишком благоприятна для Идена, да и впечатления об его отставке слишком свежи, он не понимал, что хочет Гизевиус…

— Одно время Иден занимался журналистикой, — сказал Дорн. — Вполне можно предположить, что он вернется к этому занятию, тем более отец его жены является совладельцем солидной провинциальной газеты «Йоркшир пост», и еще в 1925 году, когда парламентская карьера Идена только начиналась, он помещал в этой газете политические обзоры за подписью «Заднескамеечник».

— У вас есть ведь надежные друзья в журналистской среде Британии, не так ли, Дорн?

— Если вы имеете в виду обозревателя «Дейли Мейл» Майкла О’Брайна, то пожалуй…

— Я полагаю, — сказал Гизевиус, — что англо-германские экономические контакты могут спокойно проходить теперь и без вашего участия, гауптштурмфюрер. Тем более в них заинтересован главный управляющий Банка стран Центральной Европы Рейтер, и от имени англичан он весьма успешно ведет дело к передаче нам британских интересов на предприятиях Шкода, а также о возможности участия британского капитала в эксплуатации природных богатств Судет, после того как они станут гау рейха. Поэтому вы, Дорн, можете сейчас спокойно отдохнуть, заняться личными делами, которые, я полагаю, накопились в вашей фирме за то время, пока вы плодотворно трудились на благо рейха. Возможно, вам есть смысл пересмотреть клиентов своей фирмы и исключить из их числа такую одиозную для нынешней ситуации личность, как Форген. Поезжайте в Швецию, если вам нужно посмотреть, все ли там в порядке. А тем временем было бы крайне полезно, чтобы ваш друг О’Брайн как-то навел для вас мосты к знакомству пока с окружением Идена и Ванситарта, ну и потом, разумеется, с ними самими… Это дело не двух дней, Дорн, и даже не двух месяцев, отдаю себе в этом отчет.

— Когда я должен выехать? — настороженно спросил Дорн.

— Когда угодно. Хоть завтра.

«Что это, — думал Дорн, — переориентация всего курса в отношениях с Великобританией. Чемберлен вдруг перестал устраивать? Или это зондаж перспективы? Или вообще некие попытки сепаратных контактов?» — спрашивал себя Дорн, и близко не предполагая, что в тайнике генерала фон Вицлебена спрятан приказ об аресте и расстреле Гитлера. И что подписать этот приказ должны генералы Гарделер, фон Бек, адмирал Канарис и генерал Гизевиус. Преемником Гитлера заговорщики, которым покровительствовал из-за океана сам Аллен Даллес, видели либо генерала Гарделера, либо Рудольфа Гесса — кто окажется сговорчивее…

35

Дорн был почти счастлив: он опять уедет из Берлина, который давил и мучил его — аляповатостью уличных плакатов, глупостью бьющих в глаза лозунгов, потоком рассчитанных на оболванивание радиопередач. И главное — он сможет проводить Нину. Нет, в Бивер-хилле ее, конечно, уже не застать, но если завтра к вечеру успеть в Дюнкерк… Значит, из Берлина, пользуясь благожелательным напутствием Гизевиуса, он должен выехать сегодня вечером. О будущем грустно думать. Разлука, скорее всего, вечная. Но если Нина выйдет замуж — как ни страшна ему эта мысль, пусть ее мужем будет русский человек, хороший русский парень…

А пока нужно обязательно повидаться с фон Шелия…

Они встретились в курительной охотничьего ресторана у Бранденбургских ворот. Фон Шелия невозмутимо дымил гаванской сигарой. Дорн раскрыл портсигар, присел рядом с дипломатом — советником посольства рейха в Варшаве. Коробок спичек в руках Дорна оказался пуст, и он просяще улыбнулся соседу. Фон Шелия тут же поднес зажигалку, и Дорн сказал — чужие уши лишь отметили бы благодарность за услугу:

— Спасибо за все. — Дорн имел в виду переданные ему фон Шелией материалы переговоров польских и румынских генштабистов.

Когда остались вдвоем, Дорн торопливо сказал:

— Что это за слухи о походе на Украину? Что имеется в виду — Советская Украина или территории, принадлежащие Чехословакии, Польше и частично Румынии и Венгрии?

— Я вскоре буду вести переговоры по этому поводу. Речь идет о плане воссоединения Карпатской Руси с основной украинской территорией, принадлежащей Советскому Союзу. Лично я, я сам, буду вести переговоры с вице-директором политического департамента польского МИДа Кобылянским. Попытаюсь записать одну из наших бесед, надеюсь, итоговую, на пленку. Но как пленка окажется у вас?

Дорн на секунду задумался.

— Наверное, так… Если я сам не смогу попасть в Варшаву, к вам домой по телефону позвонит мужчина и тут же скажет, что ошибся номером. Вы тоже повесите трубку. В этот же день вам ровно в семнадцать ноль-ноль нужно будет посетить магазин мужской галантереи на Новом Свите. Мой человек сам подойдет к вам и спросит, не могли бы вы разменять пятьдесят злотых.

— И я должен буду разменять ему купюру? — спросил фон Шелия.

— Вы ответите: «Кажется, кроме марок, у меня есть и злотые». Потом разменяете как можно мельче, чтобы удобнее было среди купюр передать конверт. Пленка должна быть без бобины.

— Приметы этого человека.

— Пока я не знаю, кто направится к вам, — Дорн тут же подумал об О’Брайне. Почему бы ему не поехать в Варшаву, чтобы собрать материал для статьи примерно под таким заголовком: «Как авантюрист Бек хочет заставить поляков стать союзниками Гитлера»… Заголовок потом вполне можно отредактировать. С О’Брайном они увидятся уже послезавтра. Интересно, как журналист отреагирует на новость, что генерал Гизевиус ищет союзников буквально в стане противников? И как это объяснит? Может быть, ему что-то известно о переменах либо в курсе существующего кабинета, либо об изменении кабинета в целом?

В курительную опять зашли, Дорн погасил сигарету, поклонился фон Шелии и стремительно вышел. А фон Шелия, прежде чем уйти, дождется еще одного курильщика, заведет с ним легкую беседу, чтобы в случае необходимости кто-то мог подтвердить, что дипломат беседовал именно с ним, а вовсе не с гауптштурмфюрером СД.

Дорн поехал домой, на свою старую берлинскую квартиру, чтобы переодеться и собраться. Надо заглянуть и к хозяйке, опять заплатить ей вперед — хоть не мил Берлин, отказ от постоянной квартиры в столице рейха мог бы кое-кого насторожить.

Звонок в дверь был неожидан и неуместен: Дорн собирался в дорогу.

Это был капитан Редер. Лицо загорелое, обветренное.

— Фред Гейден сказал, что вы здесь. — Он добродушно улыбался. — Думаю, повидаться не лишнее, тем более я оттуда, из Аша. Позорное отступление перед превосходящими силами противника было камуфлировано словами о миролюбии фюрера, который раздумал начинать войну. Вот как! И почему считается, что армия состоит из сплошных узколобых ефрейторов? По образу и подобию?

— Я крайне рад вас видеть, капитан, — улыбался Дорн. — Но одну минуту. — Он вернулся в ванную комнату, выключил воду, загасил колонку. — «Может быть, — рассуждал на ходу, — я смогу обратиться за помощью к капитану, чтобы О’Брайну не крутиться с командировкой, в которую его еще могут и не отправить? А как мне поможет Редер? Через своих друзей — у него наверняка найдется кто-то, кто, вероятно, так или иначе поедет в Варшаву. Но дело в сроках, точных сроках, которые называет фон Шелия — вопрос должен проясниться не позже сентября. Почему бы не поговорить с Редером, действительно…» — Скажите, капитан, вы не знаете, никто не собирается в сентябре в Варшаву? Есть крайне важное дело.

— Фюреру туда еще рано, значит, я не соберусь, — усмехнулся Редер. — Но подумать можно… А что?

— А зачем мне вам объяснять, если у вас нет никаких конкретных предложений? Вот у меня есть — хотите перекусить?

— Никогда не отказываюсь от гастрономических радостей — в мире становится все меньше удовольствий. Говорят, в армии скоро запретят употребление табака и объявят сухой закон. Да и к спартанской пище фюрер приучит нас в самом ближайшем времени.

— Да, я знаю, опять введены карточки. И с меня удержали двухмесячное жалование на военный заем.

— С меня удержали только месячное, потому что, с одной стороны, никто не слышал, что у меня есть лесопилка, а с другой — всем известно, что у меня нет семьи. У семейных удерживали только половину — очень гуманно. — Редер опять усмехнулся. — Патриотически внеся свою лепту в вооружение, мы написали листовку: «Хочет ли армия войны? Возможно, отдельные генералы и жаждущие выслужиться лейтенанты хотят ее, но солдатская масса не хочет». Листовка имеет большую популярность, которую не одобряет гестапо. Чем вы угощаете, Дорн? О, ветчина… Если у вас найдется пиво, я буду счастлив.

— Обязательно, — кивнул Дорн, выставляя на стол посуду и еду. — Мне очень нужен (человек… — снова вернулся Дорн к поездке в Варшаву.

Редер сделал большой глоток, зажмурился от удовольствия и предложил:

— Вы могли бы довериться Борису Лиханову? У него на вас зуб, но ради счастья выехать на родину, в Россию… Видите ли, мы с Вайзелем давно думаем, как помочь этому человеку. Его единственной мечтой, единственной целью жизни является стремление попасть в Россию и заслужить прощение Советов. Это у Лиханова даже стало своеобразной навязчивой идеей — «что я мог такого причинить отчизне, если она не хочет принять меня обратно». Но в Вене нет теперь советского консульства, везти Лиханова в Берлин мы боимся, как бы наши не принялись «проверять» его, нам это ни к чему. В Прагу сейчас из рейха можно добраться только если ты генлейновец. Чешские власти очень косо смотрят на попытки частных или не частных лиц пересечь германо-чешскую границу. Но Варшава… Это, пожалуй, светлая мысль.

— Если Лиханов займется этим делом, возможно, я со своей стороны тоже смогу что-то предпринять, чтобы облегчить его путь на Родину. Хотя гарантировать, как вы понимаете, капитан, не могу.

— Лиханов, конечно, человек озлобленный, но с чистой совестью. Вайзель тоже так считает. Он очень помогает нам. Кстати, меня зовут Манфред. А ваше имя мне назвал Фредди. Благороднейшее имя, рыцарственнейшее — «Сказание о Роберте и Иоланте»…

— Манфред тоже нашел свое место в истории литературы, — в тон Редеру ответил Дорн. — Если вы, Манфред, так уверены в Лиханове, что…

— Одно твердо — нас он не продаст, а вашего имени мы не упомянем.

«А я передам в Центр, что материалы фон Шелия пройдут через Лиханова не ко мне, а на мою запасную варшавскую явку… Что ж, есть и в этом свой резон».

Запасная явка — сапожная мастерская Яничека на Маршалковской в доме номер пять существовала на тот крайний случай, если Дорну пришлось бы бежать из рейха и скрываться. И на менее крайний — как запасной канал связи.

— Ну что ж, Редер, если бы мы с вами не доверяли друг другу… Вообще стало бы невозможно, — Дорн умышленно недоговорил.

— Вот именно, работать стало бы невозможно, — согласился Редер. — Лиханов не продаст нас, повторяю — Вайзеля, Эбхарта и меня. Бывали ситуации, когда он доказывал это с высокой степенью порядочности. Да и мне как-то не хочется попасть на гильотину. И вообще, зачем мы говорим об этом? Давайте о деле.

— Лиханов должен появиться в Варшаве в магазине мужской галантереи на улице Новый Свит. Я передам ему фотографию человека, к которому он подойдет с просьбой разменять пятьдесят злотых. Вместе с деньгами Лиханов получит конверт…

— Значит, нужно позаботиться о наличии, у Лиханова этой купюры, — перебил Редер.

— Разумеется, — кивнул Дорн и упрекнул себя, что упустил столь важную подробность. — После чего Лиханов пойдет на Маршалковскую, где в доме номер пять находится сапожная мастерская Яничека, и попросит подбить левый каблук на сапоге или ботинке — смотря во что будет обут. И скажет: «В Берлине совсем разучились делать подковки, быстро отлетают». Повторить?

— «В Берлине совсем разучились делать подковки, быстро отлетают». Отзыв?

— «Потому что их не делают теперь на заводах Круппа», — ответил Дорн. — Ну, а если что-то случится и окажется невозможной вся затея, вы знаете мой лондонский адрес? Пошлите мне пустую открытку с видом Вены в запечатанном конверте. Я буду знать, что вариант с Лихановым отпал и опять начну что-то предпринимать. Адрес напечатайте лучше на машинке. Не оставляйте никаких следов.

— Это мне понятно, — кивнул Редер и снова налил себе пива.

36

23 мая посланник Чехословакии в СССР Зденек Фирлингер посетил Кремль. Его приняли Председатель Президиума Верховного Совета СССР Михаил Иванович Калинин и заместитель народного комиссара иностранных дел Вячеслав Михайлович Молотов. Литвинов последние месяцы часто и много болел, вот и сегодня Айви Вальтеровна сообщила на Воровского, что врачи настоятельно посоветовали наркому остаться в постели.

— Мое правительство, — начал посланник, — уполномочило меня выразить прямую благодарность правительству СССР за ту спокойную и твердую поддержку, которую весь чехословацкий народ чувствовал в последнее критическое время со стороны СССР. Уверенность в том, что СССР совершенно серьезно и безо всяких колебаний намеревается и готовится оказать помощь Чехословакии, в случае действительной нужды, действует успокоительно и ободряюще на Чехословакию. — Фирлингер остановился, его взгляд был теплым и искренним, хотя каждая фраза звучала сугубо официально, взвешенно.

«В случае действительной нужды, — отметил про себя Калинин, — они хотят сказать, что пока нужды вроде бы нет. А не приведи мы в готовность Особый военный округ, как бы выглядело положение на сегодняшний день?»

— Вы проинформируете нас, господин посланник, как обстоит положение в вашей стране на данный момент? — спросил Молотов.

Фирлингер сдвинул брови, собрался, минуту промедлил, видимо, то, что он собирался сообщить, не слишком удовлетворяло и его самого и он опасался, что советская сторона также не будет удовлетворена. Очевидно, что все принятые меры половинчаты, что проблема до конца не разрешена.

— Наши военные мероприятия своей оперативностью и быстротой усилили воздействие дипломатических мер Англии и Франции в нашу пользу. Все это дало благоприятный результат. Безусловно, заботясь о нашей стране, Англия и Франция защищают в первую очередь себя и свои интересы в Центральной Европе. Мы это понимаем. Предположения, что Берлин можно успокоить разрешением судето-немецкого вопроса, поддерживают постоянный интерес западных держав к состоянию переговоров пражского правительства с нашими немцами, то есть с судето-немецкой партией, Теперь, когда острая ситуация благодаря в первую очередь вашим стараниям, господин президент, — Фирлингер церемонно поклонился Калинину, — острая ситуация разрядилась, правительство Праги готовит подробное законодательное урегулирование национальных вопросов. Правительственные и судето-немецкие эксперты-юристы приступили к специальному рассмотрению генлейновских предложений и правительственного проекта.

«А вот это они зря, это ошибка — привлекать к разработке национального законодательства профашистски настроенных судетских юристов», — подумал Молотов, но перебивать Фирлингера воздержался, в конце концов, никто не имеет права навязывать суверенному государству своих мыслей и действий.

— Для споров международного характера, которые могут возникнуть между нашим правительством и Германией, — продолжил Фирлингер, — Англия рекомендовала создать смешанную следственную комиссию. Но пока это мероприятие не осуществляется, так как Берлин отказался принять в нем участие на равноправных для нашей страны условиях. Мы же удовлетворили желание Англии допустить в нашу страну наблюдателей. Однако должен с сожалением констатировать, что все эти разумные и объективные меры не нашли отклика у противоположной стороны. Германия развязала против нас бешеную кампанию в печати и по радио. Имеющие место инциденты безгранично преувеличиваются, выдумываются случаи угнетения и преследования наших немцев, наши военные мероприятия изображаются как агрессивные планы, направленные против Германии, выдумывается опасность большевизации, которая угрожает якобы судетским немцам и всей Европе, используются безответственные мероприятия националистов и их требование автономии, против которых правительство объявило решительную борьбу. Этой кампанией Берлин преследует цель поддержать генлейновцев и лишить нас симпатии наших соседей и союзников. Немецкая пропаганда оперирует также безосновательными утверждениями, что наши высшие органы откладывают решение вопроса о нацменьшинствах.

— Перед лицом угрозы, нависшей над Чехословакией, — заговорил Молотов, — всему миру должно быть ясно, что советско-чехословацкий пакт свою функцию выполняет, что он является наиболее, если не единственно крупным фактором, разряжающим атмосферу вокруг Чехословакии. Наша общая политика мира заставляет нас, естественно, желать, чтобы конфликты, возникающие у Чехословакии с ее соседями, разрешались мирным путем, но мы строго воздерживаемся от каких-либо непрошеных советов чехословацкому правительству, — подчеркнул Молотов, отвечая на ту фразу посла о «помощи в случае действительной нужды». — От непрошеных советов мы воздерживаемся, — специально повторил Молотов, — поскольку верим в миролюбие чехословацкого правительства и считаем, что оно само найдет достойный выход из острой ситуации, совместимый с престижем, суверенитетом и независимостью государства.

Фирлингер понял, что русские совершенно не верят в благие намерения английских и французских арбитров, в «трезвость» требований Генлейна, в приемлемый для Праги исход всех и всяческих переговоров… Он невольно опустил голову. Молотов понял состояние посла и поспешил добавить:

— И потому от имени Советского правительства мы хотим передать президенту Бенешу, что восхищены победой сил демократии в вашей стране, которую ярко отразили не только прошедшие муниципальные выборы, но и весь патриотический настрой чехословацкого народа, не поддавшегося на запугивание Гитлера. Но хотим обратить внимание господина президента, что теперь Гитлер начнет подготовку к следующему этапу в достижении новых целей и использует все для того, чтобы помочь Генлейну в его усилиях по подрыву чехословацкого государства. Мы выражаем опасения, что Чемберлен пытается обеспечить Гитлеру достижение дипломатическими методами того, что нацистам не удалось осуществить при помощи силового давления.

Фирлингер слушал настороженно, оценивая каждое слово советского замнар-коминдела. По тому, как он сложил свою папку с текстом обращения, как откинул в задумчивости голову, как изменило выражение его лицо, Калинин и Молотов поняли, что его ответ протоколом не предусмотрен:

— Нам известно, уважаемый господин президент и уважаемый господин заместитель министра, что если мы арестовали бы Генлейна и два десятка его главных помощников, возглавляемое ими движение потерпело бы крах. Мы согласны с точкой зрения тех, кто считает, что генлейновская машина — инородное тело в государстве, что эта машина создана иностранцами на их деньги и что у генлейновцев нет настоящих корней в массе населения, говорящего на немецком языке. Однако мы бы, рискнув предпринять что-либо против генлейновцев, навлекли на себя неудовольствие английского и французского правительств. В данной ситуации, когда судьба нашей страны буквально находится в руках международного арбитража, все это было бы крайне нежелательно.

Когда Фирлингер, еще раз выразив благодарность, откланялся, Молотов и Калинин перешли из кабинета в комнату для отдыха. Ждали чаю.

— В общем, Вячеслав Михайлович, и хочется, и колется, и мамка не велит, — досадливо усмехнулся Калинин. — Обидно. Ох, как обидно! Пока Годжа интригует, Бенеш колеблется, Крофта надеется на Запад, народ страдает, страдает народ… Обидно.

— К сожалению, сама Чехословакия раздираема противоречиями. Это плохо. Коммунисты набрали на выборах невиданное количество голосов, а правительство тут же попыталось закрыть «Руде право». Запретили «Карпатскую правду», тоже коммунистическое издание. И при этом редкая терпимость к генлейновским газетам, хотя «Цейт» перепечатывает все грязные сплетни Геббельса, открыто порочит пражское правительство… Буллит, американский посол в Париже, считает себя главным уполномоченным Белого дома по чехословацкой проблеме, он просто засыпал госдепартамент письмами и телеграммами, побуждающими американское правительство официально вмешаться в конфликт и заставить Чехословакию согласиться на удовлетворение немецко-фашистских притязаний. А с Соединенными Штатами у президента Бенеша личные теплые отношения. И ему неприятно, видите ли, что Буллит на весь Париж обвиняет Прагу в намерении довести дело до мировой войны из-за своей неуступчивости. Поэтому я не удивлюсь, если в итоге Бенеш последует англо-американо-французским призывам проявлять сдержанность, то есть не поднимать против Генлейна дубину, даже не арестовывать его, как сказал Фирлингер, а готовиться к компромиссу с Гитлером. Ради этого компромисса и затеяны все эти арбитражи, законодательные комиссии. — Молотов раздраженно махнул рукой.

— А все-таки хорошо то, что хорошо кончается. Войну Гитлер, конечно, развяжет, это мы не вчера и не сегодня узнали, — ответил Калинин, — но каждый день мира — это день работы по укреплению мира и по укреплению обороны от поджигателей войны. Это самая большая ценность, день мира. И потому спасибо, наверное, надо сказать нашему послу в Праге Александровскому… Без его усилий Бенеш вряд ли бы осмелился и с маршалом Куликом обстоятельно поговорить, и обратиться за консультациями…

— Да, молодец Александровский, но я не хочу быть пристрастен к своей дипломатической дружине, потому отмечаю — наша разведка тоже молодец. Нашла возможность кое на что открыть Бенешу глаза — при всех его колебаниях! Трудно было, рассказывали, но сладили.

— Кто ж это помог? — поинтересовался Михаил Иванович.

Молотов только руками развел:

— Демидов имени не называл, да и наверное, тот человек, который притормозил Бенеша в его западопоклонстве, давно живет под чужим именем…

Калинин покачал головой:

— Да, имени его мы с вами не знаем… Но это, наверное, не мешает нам ценить тяжкую его работу. Как посмотрит полковник Демидов, с вашей точки зрения, на указ Президиума Верховного Совета о присвоении нашему разведчику ордена Красной Звезды? Как вы полагаете, Вячеслав Михайлович? Страшный процесс подготовки войны, конечно, не остановлен. Но предупрежден. Но приторможен. И наверное, в том числе и на основании тех сведений, которые накапливал, обрабатывал, передавал в Москву наш воин незримого фронта. Сегодня это самое важное — узнать и предупредить.

Калинин и Молотов глядели друг на друга понимающе, добро и немного грустно. Оба думали о человеке, который, в числе других, помог облегчить задачу продлить дни мира, помог миллионам чехов и словаков избежать судьбы испанцев и австрийцев. Пусть это временно, но ведь передышка, надо надеяться, будет использована для полной мобилизации всех сил, для готовности ответить агрессору полной мерой.

23 мая 1938 года Калинин и Молотов очень хотели верить в это.

Президиум Верховного Совета СССР принял указ о награждении Сергея Морозова.

…О присвоенной ему награде Роберт Дорн не узнает еще долго.

37

В Дюнкерк Дорн приехал ранним утренним поездом из Лилля. Франция чем-то напомнила Родину. Зеленые, не ухоженные по-немецки леса, голубизна рек, вдоль которых тянулось железнодорожное полотно.

Целый день Дорн праздно бродил по улицам Дюнкерка, которые, как сговорившись, все выходили к Па-де-Кале, к меловым отрогам высокого обрывистого берега. Не надо бы так торопиться, Дуврский паром не придет к французскому берегу раньше расписания. Паром приходил в одиннадцать вечера. Поезд на Дувр отправлялся в одиннадцать сорок. Значит, у него есть полчаса, всего полчаса и целых полчаса.

Дорн присел за столик уличного кафе, недоумевая, отчего это проворный официант едва ль не намеренно обходит его. «Что, у меня на лбу написано, что я из немцев?» — усмехнулся. Посидел-посидел и понял… Это же Франция. Здесь нужно просто окликнуть: «Эй, гарсон, стаканчик минералки…» Это английский официант подойдет всегда сам, когда освободится от других клиентов, а тут можно присесть за столик под зонтик просто так, не имея в кармане и гроша на самый скромный заказ.

…Ему принесли сыр, зелень, суп и нечто под названием «антреме», что на поверку оказалось сладким омлетом, и наперстковую чашечку кофе.

Солнце начало спускаться, и зонтики больше не закрывали его лучей. Но было приятно чувствовать на лице тепло весны, тепло жизни… Не хватало только одного и главного — чтобы рядом была Нина. Ей понравилось бы здесь, и ее грузинский вкус оценил бы козий сыр, пряность неизвестных Дорну травок, кисло-сладкий супчик. Почему нельзя? Почему?.. Чтоб совсем не расслабиться, не уйти в ненужные и, главное, бесполезные вопросы, Дорн снова принялся ходить по городу, думал о словах Гизевиуса, о новой его игре, которую только предстоит распознать. «Как там О’Брайн? — вспомнил с неожиданной теплотой. — Только бы не попал в список «красных»…»

Когда солнце ушло, стало холодно, пришлось надеть макинтош. Он уже не смог уйти далеко от порта. Он читал одну за другой газеты, сидел на балконе морского вокзала, надеясь увидеть приближающийся паром. Опускалась тьма, такая неожиданная и всепоглощающая на море. Девять, десять часов, половина одиннадцатого! Дорн направился к своему поезду. Занял купе, спросил проводника, на какой путь прибудет дуврский пульман. Оказалось, на шестой, через платформу.

— Я прогуляюсь, — предупредил проводника, снова выходя на перрон. — Ключ от купе у меня с собой. Мне ничего не нужно, заранее благодарен, — бросил в привычно подставленную ладонь пригоршню сантимов, не считая. Вспомнил, как это не по-немецки и не по-английски. Впрочем, сейчас это реального значения не имеет. Для проводника с пухлой ладошкой он швед. А что шведы за люди, наверное, во всем Дюнкерке никто серьезно не задумывается.

— Надеюсь, мы не тронемся раньше времени?

— Ни в коем случае, месье…

«Месье Дорн», — так она впервые назвала меня, и тогда мне впервые понравилось звучание этого имени. Как я хотел бы услышать, чтобы она назвала меня по-русски, русским моим именем. Я такой же русский, как она, — и это сидит во мне прочно, какими бы именами я не нарекался, на каком чужом языке не приходилось бы мне изъясняться, какую роль не приходилось бы играть — я русский, советский человек…» — подумал и теперь вдруг понял, почему тринадцать лет назад среди многих других вопросов перед приемом в разведшколу Берзин задал один, удививший Сергея Морозова:

— Вы никогда не писали стихов?

«Наверное, я мог бы писать стихи, если бы чувствовал так, как сейчас», — ответил спустя годы…

Тогда он ответил коротким — «Нет, никогда», а Берзин назидательно произнес: «Тогда читайте стихи, много стихов: у чекиста должны быть холодная голова, но горячее сердце».

Десять дней назад он читал Нине по-немецки Гейне: «Я не сержусь, хоть тяжко ноет грудь…» — как когда-то читал эти стихи Кляйн его матери. Всего десять дней назад…»

Из глубины пролива потянулся луч паровозного прожектора. Так застучало в висках, что Дорн не услышал шума колес. Локомотив осторожно перекатился с парома и потянул вагоны, ярко освещенные изнутри. Медленнее, медленнее и наконец стал. Дорн шел вдоль вагонов, вглядываясь в окошки купе. Какие-то офицеры играли в карты, запивая ставки коньяком. Молодая семья хлопотала над капризным малышом. Степенная седая чета углубилась в толстые книги — только английские романы бывают столь внушительны. Случайные попутчики… Кто чем занят — один пьет чай, священник с католической тонзурой читает требник, молодой человек, юноша, жадно смотрит в ночь. Наверное, впервые пересек Ла-Манш.

Нину он увидел в щелку между белыми занавесками. Она сидела в углу диванчика, натянув широкую юбку на поджатые колени. То же выражение лица, как тогда, в парке, когда они прощались. «Не забудешь меня? — спросил Дорн. — Ты не забудешь меня? Мне почти сорок лет, я уже не полюблю другую…»

Сейчас за его спиной меняли локомотив, который унесет Нину в глубь Франции, через Германию, Польшу — домой…

Вагон качнулся. Нина инстинктивно схватилась за поручень, и Дорну показалось, ее взгляд задержался на окне. Видит ли она его? Чувствует ли, что он рядом? Она повернула голову, что-то проговорила. Видимо, ответила матери или сестре — занавески скрывали их от Дорна. И опять ушла взглядом в себя. Так Дорн стоял, пока дуврский поезд, ставший уже поездом лилльским, не набрал пары и медленно-медленно не тронулся вперед. Занавеска ее купе заколыхалась, и вдруг Нина увидела. Она вскочила с места, бросилась к окну, он увидел, как ее тонкие руки повисли на поручнях, появились удивленные лица Валентины и Марии Петровны. Дорн пошел за тронувшимся вагоном, ему казалось, он слышит ее голос, — неужели открыла все-таки… Он бежал. В узком проеме окна забелела ладонь. Прощальный взмах. Что она кричит? По-русски, по-английски, по-французски?.. Не понять. Жду? Жди? Дорн оказался на краю платформы, лилльский поезд красными сигналами последний раз осветил пути.

Стало совсем холодно. Нужно брать себя в руки. Завтра его ждет его жизнь, его дело. Прежде всего передать в Центр всю накопленную в Берлине информацию. И прежде всего, что 2 июня 1938 года между генерал-майором японской секретной службы военным атташе в Берлине Хироши Ошимой и абвером при посредничестве германского МИДа начнутся переговоры об обмене шпионскими сведениями и координации разведывательной и диверсионной деятельности Японии и рейха против СССР.

Дорн шел к своему вагону, не замечая двух мужчин, которые следовали за ним, чтобы занять в том же вагоне соседнее купе. Весь этот день Роберт Дорн, Сергей Морозов, был так погружен в себя, что не обратил внимания на эту пару — хотя она выделялась в толпе. У обоих мужчин, дюжих и крепких, с широкими загорелыми лицами, вместо галстука стоячий ворот рубашки поддерживали трехцветные ленточки оуновцев абверовской вербовки 1929 года.

г. Москва