/ Language: Русский / Genre:sci_medicine

Гомеопатическое лечение хронических и острых состояний

Леон Ванье

В практике врача-гомеопата основная трудность заключается в выборе правильного гомеопатического средства. Столкнувшись с хроническим состоянием, начинающий может заколебаться и начать продвигаться на ощупь, часто ему оказывается трудным выявить то назначение, согласно которому должны быть прописаны все полезные в данном случае средства, но зато у него есть время, он имеет возможность спокойно все обдумать, заглянуть в Материя медика и спокойно «проработать случай». Столкнувшись же с острым состоянием, врач вынужден немедленно ставить лечебный диагноз: тут больной не может ждать, действовать врачу приходится быстро и безошибочно, поэтому выбор средства должен быть быстрым для того, чтобы немедленно пустить его в ход. Поэтому врачу-практику необходимо точно знать существенные характеристики каждого средства. Книга написана легким и живым языком, благодаря чему материал особенно живо и ярко воспринимается, поэтому она будет интересна и полезна как практикующим врачам-гомеопатам, так и самому широкому кругу читателей, интересующихся методом гомеопатического лечения.

Леон Ваннье

Гомеопатическое лечение хронических и острых состояний

Предисловие

В своем «Введении» м-е Плизи напоминает о том, что в бытность студентом он, как и все, критиковал гомеопатию, производившую впечатление шарлатанства. Рассказывать ли о том, что в бытность мою интерном госпиталей и отказываясь осуждать доктрину, не зная ее (так как именно не зная гомеопатии большинство ее осуждает), я присоединился к небольшой группе коллег, которые по вечерам посещали курсы Гомеопатического центра, оживляемые в то время Леоном Ваннье и Жаном Пуарье? В числе прочих тут были Пьер Ваннье, Морис Бюккуа и Жанна Бего из школы Брока, которая вскоре после этого стала м-м Штуль, преждевременно ушедшей. Мы тут также встретили проф. Жоаннона, отстаивающего свои идеи с душой апостола.

С самого начала я был просто поражен интеллектуальной щепетильностью и моральной совестливостью обоих наших учителей; и это с самого начала отдалило меня от идеи шарлатанизма. А далее я был поражен той манерой, в какой проводилось изучение больного и его понимание. Это была та эпоха, когда студент, познав семиологию долевой пневмонии — явной и острой — удивляется тому, что столь явно описанная клиническая картина встречается на практике лишь редко; а это приводит к слишком многочисленным описаниям клинических форм. В Центре, расположенном на улице Мурильо, изучение болезни уступало место изучению больного, даже еще раньше изучению человека. Расспрос велся мелочный, никакая деталь не оставлялась без внимания. Исследование охватывало морфологию, жесты-мимику, поведение раньше, чем приступали к изучению самой патологии. Придавалось важное значение «конституции» и «темпераменту». И тогда из синтеза этого кропотливого анализа вытекало лечебное обозначение. Понятие почвы равнялось или даже превосходило по своему значению понятие агрессии. Эту концепцию (основные черты которой я лишь обрисовал) я запомнил для себя — с пользой для моих больных, я надеюсь. Впрочем, прочитав вступительную лекцию проф. Абрами, наделавшую в то время немалый шум, я вновь нашел в ней все существенное из того, чему нас уже давно обучал Леон Ваннье. Правда среди гомеопатов некоторые пытаются облечь свои медицинские концепции в форму некоторой таинственности. Я не думаю, чтобы они этим оказывали услугу той медицине, которая является мишенью для критики — нередко слишком неблагосклонной. Два основных принципа (закон сходства и закон бесконечного разведения) являются принципами научными. Их подлежит изучить, показать их хорошую обоснованность, и тогда гомеопатия найдет свое официальное место, в котором ей отказывают во Франции.

Вот почему работа м-е Плази исключительно полезна. Она вводит в гомеопатию экспериментальное изучение; показывает реальность и активность высоких разведений — равным образом в биологии животных и в биологии растений; показывает действие сходства. По этому случаю я могу сделать личный вклад в вопрос о реальности диптиха Гиппократа: противоположное излечивается противоположным, сходное излечивается сходным.

В обычной медицине определение лечения базируется исключительно на клиническом диагнозе. Исследование больного, доставляя точные понятия об интересующей врача болезни или дефекте, рельефно выявляя имеющиеся органические расстройства, доставляет практику элементы показаний, необходимые для назначения разумного лечения. Однако, два врача, исследуя одного и того же больного, могут разойтись в своих мнениях и настаивать на разных диагнозах, а в связи с этим приходить к установлению двух весьма различных способов лечения.

В гомеопатической медицине ничего подобного произойти не может. Конечно, врач-практик не пренебрегает постановкой клинического диагноза наблюдаемого синдрома, но он всегда рассматривает весь имеющийся на лицо расстройств для того, чтобы установить для них «истинное обозначение».

(Однако учитывать всю сумму симптомов — включая «малые признаки» — и «обычному врачу» не только не запрещается, но даже рекомендуется. А гомеопаты тоже могут поразному оценивать и интерпретировать одни и те же симптомы и синдромы; в связи с этим тоже могут и у них возникать крупные расхождения мнений. Ибо показанием к назначению является не симптом сам по себе, а то представление о смысле этого симптома, какое возникает в сознании врача. А разные врачи один и тот же симптом могут понимать по-разному — особенно, если он несколько отклоняется от обычных его форм).

Клинически диагноз врача (гомеопата) оказывается более глубоким, т. к. он клонится к установлению истинного генеза рассматриваемого болезненного состояния. С точки зрения лечебной, точное наблюдение больного доставляет ему ценные элементы. В самом деле, гомеопатическое средство буквально «обозначено» самим больным (но при участии оценивающего его сознание врача!), у которого его расстройства (морфологические, функциональные или чувствительные) всегда соответствуют тем признакам (морфологическим, функциональным или чувствительным), какие описаны в патогенезах: два гомеопата, хорошо знающие Материа медика и наблюдающие одного и того же больного, установят одинаковые назначения (а если одни и те же симптомы они толкуют и оценивают по-разному, то и всю картину могут понять по-разному; и соответственно этому они могут сделать различные назначения).

В практике гомеопатии вся трудность заключается в выборе средства. Вспомним о практических упражнениях по систематике растений: учащемуся предлагают растения и он должен их «распознать» (определить и систематизировать). Примерно так же предстают больные врачу-гомеопату: ему тоже надлежит их «распознать» и «определить» не только с точек зрения типологической (конституция и темперамент), или клинической (болезненное состояние), но также с точки зрения лечебной. И ему, в самом деле, возможно «распознать» полезное средство, т. к. он знает его признаки, какие его наблюдательность может выявить (но может и не выявить тоже) и его суждение может интерпретировать (вот тут-то и зарыта собака!); ему также возможно точно «определить» это средство, т. к. ему известны аналогичные средства (а заблудиться в трех соснах гомеопату никак невозможно).

Столкнувшись с хроническим состоянием, начинающий может заколебаться и начать продвигаться на ощупь, часто ему оказывается трудным выявить то назначение, согласно которому должны быть прописаны все полезные в данном случае средства, так как лечение хронического больного всегда должно устанавливаться логическим и упорядоченным образом. Но зато у него есть время, он имеет возможность испытать, посоветоваться со своими старыми наблюдениями, заглянуть в Материа медика, запросить совета и в тиши кабинета «проработать случай».

Столкнувшись же с острым состоянием, врач вынужден немедленно ставить лечебный диагноз. Тут больной не может ждать; действовать врачу приходится быстро и безошибочно. Выбор средства должен быть быстрым для того, чтобы немедленно пустить в ход надежное лечебное средство. И врачу-практику надлежит точно знать существенные характеристики каждого средства. К обычным признакам (морфологическим, функциональным и чувствительным) тут добавляются «объективные признаки», ценностью которых пренебрегать не следует.

Средства для лечения острых состояний не столь уж многочисленны, чтобы было невозможно изучить их все в деталях. Мы задались целью представить искренне составленное клиническое и лечебное исследование тех средств, какие являются наиболее, обычно прописываемыми при острых состояниях. Заботясь о том, чтобы излагать ясно, главное, желая особенно сделать понятной точность гомеопатической медицины, мы не поколебались часто повторять некоторые существенные факты, точное познание которых доставляет столько точности назначению врача-практика.

Наконец, последняя рекомендация. Если при лечении хронического состояния возможно соединить 2–3 средства одной лечебной ориентировки, чередующееся действие которых становится взаимно дополняющим, этот метод не может прилагаться при лечении острых состояний. Тут врач всегда сталкивается с хорошоопределенным клиническим состоянием, которому соответствует «единственное» лекарство. Врачу надлежит распознать те признаки, при которых больной проявляет это средство (тип) и оправдывает употребление этого средства.

Не будем забывать о том, что по ходу острого состояния, клинические стадии следуют друг за другом с различной скоростью; и каждая стадия соответствует одному единственному средству, назначение которого нередко можно бывает предвидеть. Вот так осуществляется логическое развитие лечебных этапов, строго приспособленное к следующим одна за другой стадиям острого заболевания. Вот так объясняется «игра» вспомогательных средств, обеспечивающая быстрое достижение надежного результата.

Ла Жоншер. Январь 1941 г.

Аконит

Преобладающие характеристики

Три признака характеризуют больного типа Аконита: лихорадка, боли и возбуждение.

Лихорадка

Лихорадка появляется, в общем, к вечеру. Характеризуется она ознобами, стадием жара и стадием пота.

Озноб восходит от ног до самой груди и головы. И тогда выступают два признака, характерных для Аконита: больной дрожит «как только его раскроют» и «при малейшем движении». Одного факта приподнимания его одеяла с постели оказывается достаточным, чтобы вызвать у него дрожь.

Еще у двух других лекарств выражен тот же симптом: Нукс вомика, при котором ознобы вызываются малейшим движением и Силицеа, при которой пациент всегда зябнет: больной даже знает, что у него нет надобности укрываться, так как ничто не в состоянии его обогреть. В противоположность этому пациент типа Псорина укрывается очень тщательно (это индивид, надевающий 4 пары кальсон и 6 жилетов), но у которого, несмотря на это, держится страх холода. У пациента типа Нукс вомика озноб появляется при малейшем движении, даже при отсутствии лихорадки, после приема пищи (но это не столько озноб, сколько дрожь, даже без ощущения холода!). Что же касается пациента типа Силицеа, то он дрожит в любое время суток, так как он зябнет постоянно.

Пациент же типа Аконита дрожит при лихорадке, когда его раскрывают и при малейшем движении. В самом начале лихорадки у него имеется ощущение холода, но одновременно с этим бросается в глаза «крайняя краснота лица». У него сильнейшим образом выражается конгестия. Нередко даже эта краснота вначале проявляется на одной щеке, потом на другой, так что в самом начале проявлений Аконита их можно бывает смешать с проявлением Ромашки (при которой тоже на горячем лице, что очень характерно, одна щека красная, а другая бледная). Но в то время как у этого пациента этот феномен держится постоянно, даже при отсутствии лихорадки, у пациента гипа Аконита этот симптом является преходящим, этот этап, держится 1–2 часа. Лицо тогда очень краснеет, очень горячо с ощущением постоянного холода и ознобом при малейшем движении.

Другой симптом Аконита: у пациента «зрачки сужены». Само по себе это не представляет интереса, но не лишено интереса тогда, когда проводится дифференциальный диагноз между несколькими средствами и в первую очередь между Аконитом и Белладонной. Для Белладонны характерны сильно расширенные зрачки, тогда как у Аконита зрачки сужены.

Жар. Вслед за стадией озноба наступает стадия жара. Его характеристики: «сухость кожи», которая представляется «красной и пылающей». Больной типа Аконит не потеет, на протяжении стадии жара кожа у него не мокрая, а сухая. Это не излучающий жар Белладонны.

Таким образом у пациента типа Аконита кожа сухая, пылает, а лицо красно, но лицо красно только у «лежащего пациента», и когда (например, для аускультации) пациента сажают, лицо его немедленно бледнеет; то же отмечается и при вставании это беспокоит окружающих, а врачу доставляет ценное указание.

Наконец, в период жара больной испытывает «очень сильную жажду» и пьет часто большими количествами холодную воду. Его все время тянет пить и притом только воду, а любой другой напиток (настой, бульон, молоко и пр.) он отвергает. Почему именно? Потому, что «все, кроме воды представляется ему горьким». Этот малый признак (все, кроме воды обладает горьким вкусом) является характерным признаком Аконита, тогда как в Материа медика известно еще одно средство, при котором (Хина) всякая пища или напиток представляются горькими, но и вода тоже.

Другой малый признак: пациент «кашляет в период жара» и при этом у него появляется ощущение стеснения. У лихорадящего пациента типа Аконит всегда имеется кашель, даже тогда, когда никаких местных проявлений со стороны органов дыхания у него выявить не удается. Кроме того, у него отмечаются болезненные точки в груди.

Два средства (типа) отличаются этим симптомом — кашель в период жара (это Бриония), но кашляет не только в период жара, а и в период озноба тоже. А пациент типа Аконита кашляет только в период жара. Другого типа пациент кашляет перед ознобом и во время озноба — это пациент типа Рус токсикодендрон. Его характеристика дополняется тем, что пациент типа Рус всегда кашляет, когда раскрывается и даже когда только высовывает руки из-под одеяла. И когда врач протягивает ему руку для приветствия, пациент, отвечая на рукопожатие, кашляет.

Мне могут возразить, что, мол, «смешно возиться со столь малыми симптомами». Но заметим, что все они являются значительными, когда берутся каждый в отдельности, но они приобретают значение тогда, когда, сочетаясь воедино, позволяют отчетливым образом различить такие гомеопатические средства, к каким надлежит прибегать в остром состоянии. И не следует отказываться от тех элементов, какие ложатся в основу быстрого дифференциального диагноза (типа), поскольку все эти малые признаки складываются вместе и через посредство мгновенной игры интеллекта позволяют нам прийти (почти автоматически) к распознаванию тех характеристик, какие постоянно и повторным образом мы находим в Материа медика.

Так, например, при изучении Рус токсикодендрон мы будем вспоминать и сопоставлять (и противопоставлять) его Акониту; при изучении Брионии мы станем вспоминать и Аконит и Рус токе. Но постепенно их характерные отличительные черты уточняются в нашем сознании так, что у постели больного мы уже сможем почти автоматически дать правильное и оправданное назначение.

Пациент типа Аконит всегда ощущает стеснение, даже тогда, когда у него отсутствует какое-либо легочное поражение. Сухой жар длится у него сравнительно долго (сутки, а иной раз и двое суток), если ему не дали его лекарства.

Именно в этой стадии нервная возбудимость типа Аконита оказывается наибольшей.

Поты. После периода жара появляются поты. Они наиболее обильны на укрытых частях тела. Как только пациент начинает потеть, он «старается укрыться». Поты горячи и обильны и как только они появятся, нервное состояние пациента ослабевает, он становится менее раздражительным. У него прекращаются состояния беспокойства и страха, столь характерные для Аконита.

С появлением пота исчезает также стадия жара с его тремя характеристиками: сухой лихорадкой, болями и возбуждением. То есть вообще, исчезают показания к назначению Аконита. Вот так оказывается невозможным ошибиться. Если появляется пациент с сухой лихорадкой, возбуждением, болями, тогда это Аконит; напротив, если больной появляется с влажной лихорадкой (с влажной кожей) и угнетением — это Белладонна. Эти два средства никогда не приходится чередовать, так как они характеризуются прямопротивоположными показаниями. Особенно не забывайте о том, что показания к назначению Аконита исчезают как только появляются поты. И в любой стадии (озноба, жара или пота) проявляется самая главная характеристика Аконита — то, что врач легко обнаруживает, но о чем пациент обычно не говорит, не замечает — это «учащение пульса. Пульс у пациента типа Аконита всегда крайне ускорен, но при этом он «полон», «тверд» и «напряжен».

Боли

Займемся теперь изучением болей при типе Аконита. На протяжении всего лихорадочного периода больной может испытывать боли, но боли могут у него иметься и без лихорадки. Это вынуждает нас рассматривать боли сами по себе.

Они отличаются одной единственной характерной чертой, но такой, на которой приходится особо настаивать: они «невыносимы». Они приводят пациента в возбужденное состояние, повергают его в состояние неслыханного беспокойства: он всегда боится, особенно боится умереть. Невыносимость болей столь велика, что пациент уверен в том, что не выдержит их.

Параллельно с этим хочется разобрать ещё два других типа невыносимых болей: Ромашка (Хамомилла) и Кофе.

Больной типа Ромашки в отчаянии, гневлив, у него отсутствует тревога и он предпочитает лучше умереть, чем продолжать страдать, настолько его боли ужасны. Появляются эти боли перед полуночью; и тут нужно обратить внимание на одну важную модальность (поскольку боли типа Аконита тоже появляются в то же время. Боли типа Ромашки сопровождаются чувством онемения или же чередуются с ними). Например, больной может страдать ишалгией или невралгией нервов лица, но тогда, когда в той же области появляется онемение, боли слабеют, когда же боли возобновляются, тогда, напротив, ослабевает чувство онемения.

Тип Кофе характеризуется тоже невыносимыми болями, но при них совершенно отсутствует то настроение, какое типично для Ромашки. Отсутствует также тот страх смерти, какой типичен для Аконита, нет того отчаяния, которое заставляет пациента призывать к себе смерть, отмечается только гиперэстезия и умеренное состояние отчаяния.

Небольшое замечание: предлагая воздержание от кофе тем больным, которые пользуются гомеопатическим лечением, мы уже этим самым их десенсибилизируем. Злоупотребляющие кофе всегда являются повышенно чувствительными и их реакции на боль всегда оказываются преувеличенными по сравнению с обычными. И отменяя из режима пациента кофе (вернее, избыток кофе, потому, что небольшое количество кофе у привычного к нему, практически, не изменяет реактивности и чувствительности пациента, тогда как кофе в избытке их может существенно изменить) мы не только предотвратим антидотирование кофе некоторых лекарств (вроде Игнации или Нукс вомика), но одновременно десенсибилизируем пациента, который после этого окажется значительно более терпимым к боли и в то же время более отзывчивым к ряду лекарств.

Каковы же отличительные черты боли типа Аконита? Они выдают себя проявлениями «остроты», «разрывания», сопровождаются «ощущением ползания мурашек» и «онемения» как у пациента типа Ромашки; но «мурашки» при типе Аконит не чередуются с болями, а особенно боли при типе Аконит настолько сильны и невыносимы, что вызывают у больного крики, приводят его в состояние крайнего возбуждения и страха. Чего же боится больной? Его «поражает страх смерти». Боли типа Аконит могут быть конгестивными, воспалительными или невралгическими. Три разновидности болей, отличающиеся одними и теми же общими характеристиками:

Конгестивные боли.

Только один вид болей у типа Аконит отличается характером конгестивных болей — это головные боли, «лобная цефалалгия». Голова становится тяжелой, отупелой, пациент ощущает чувство сильного жара и у него появляется явная пульсация височных сосудов.

Тип Вератрум зеленого отличается такими же конгестивными головными болями, но они сопровождаются ощущением лопания; кроме того, зрачки у пациента расширены, пульс замедлен, мягок, слаб, нерегулярен.

Воспалительные боли.

Они появляются либо в области наружного уха (отальгия), либо в области конъюнктивы (ненагноительный конъюнктивит), сопровождаются слезотечением; либо в области суставов (боли суставные и ревматические), вызываются воздействием холодного сухого ветра. Не забывать о том, что это средство обладает немалым диапазоном, так что показания к назначению Аконита можно найти и при насморке, и при головной боли или артральгии, лишь бы только провоцирующей эти боли причиной было воздействие холодного сухого ветра; и лишь бы налицо имелись характерные функциональные и болевые проявления. Ощущение жара является преобладающим при воспалительных болях типа Аконита.

Невралгические боли.

Они имеются особенно в области «лица» и более выражены «слева». Всегда сопровождаются ощущением «ползания мурашек» и могут сочетаться с парезом лицевой мускулатуры. Аконит является прекрасным средством для лечения свежего паралича лицевого нерва, появившегося лишь несколько часов тому назад, а для более старых параличей лицевого нерва лучше подходит другое средство — Каустик. Оба эти средства полезны при параличах лицевого нерва, выхваченных действием холода.

Отметим те невралгии, какие возникают в области уха (Аконит подходит для лечения отитов и оталгий); зубные невралгии, невралгии конечностей с ощущением холода и онемения.

Назовем малые симптомы, какие следует хорошо знать: у пациента имеется ощущение, будто «по коже у него ползают насекомые». Когда это впечатление проявляется в самом начале некоторых невритов от холода, тогда Аконит несомненно является показанным средством.

Возбуждение

После лихорадки и болевых проявлений мы займемся изучением третьей важной характеристики Аконита: «возбуждением». Но обозначение «возбуждение» является тут недостаточным, так как тут возбуждение сочетается с чувством страха, но и термин «страх» тут тоже является недостаточным, так как в действительности тут дело в тоске, беспокойстве, испуге, владеющем больным: его преследует «страх неминуемой смерти».

Возбуждение носит характер двигательного (физического) и психического.

Двигательное возбуждение: у пациента выражена потребность «метаться из стороны в сторону». Он выискивает себе удобное место, покойное, сулящее отдых и не может найти такого. Не наступает никакого улучшения, и больной теряет терпение. Лихорадящий больной начинает метаться из стороны в сторону. При колотье в боку пациент, несмотря на колотье, оказывается вынужденным менять положение, не будучи в состоянии оставаться на одном месте.

Небольшой любопытный феномен: как только разовьется защитная реакция организма и как только в плевральной полости появится жидкость, больной старается оставаться неподвижным, фиксируя больной бок; и тогда у него появляется сходство с больным типа Брионии. Стадия Аконита у него уже прошла.

Двигательное возбуждение может навести на мысль о Рус токе. Больной оказывается очень возбужденным, потому что тогда, когда он двигается, он страдает меньше. Это возбуждение (при типе Рус) успокаивает боли пациента, тогда как больной типа Аконита возбужден потому, что испытывает страх и еще потому, что он все выискивает себе удобного места, но не может его найти; все ищет покоя, который ему не дается.

Двигательное возбуждение сочетается со значительным психическим.

Интеллект больного типа Аконита действительно работает безостановочно, не будучи в состоянии координировать те образы, какие через него проходят все время. Он не может уснуть, сон его возбужден, беспокоен, полон кошмаров. Обнаруживает значительную нервную возбудимость. Она находит себе объяснение в его тоске и состоянии испуга.

В лихорадочных проявлениях «страх» при типе Аконит проявляется в форме очень большого беспокойства. Лицо у него носит испуганное выражение. Он стонет, и первые слова, какими он встречает врача, это следующее: «Доктор, я очень болен и я, наверно, умру; вы очень уж долго возитесь — если это так продолжится, меня завтра уже не будет». И больной даже пытается точнее предсказать час своей смерти. Но это нужно понять: он предсказывает час своей смерти, но сам в это не верит; тем не менее страх у него не проходит и он уверен, что не сможет переносить невыносимые боли и удручающий его сухой жар.

В повседневной жизни страх типа Аконита проявляется иначе: пациент боится упасть, боится перейти улицу, иногда боится открытого пространства (агорафобия). Страх постоянен и бесконечен, обрушивается на пациента внезапно в виде тревоги; и тогда-то ему и кажется, что он вот-вот упадет и умрет. А между тем в действительности у него никогда не бывает синкопэ, никогда он не падает. Просто он испытывает ощущение значительного недомогания.

Это представляет интерес с точки зрения дозы лекарства, какая должна быть назначена. Именно, в случае лихорадочного расстройства нужно назначать Аконит, но если мы сталкиваемся с чувствительным и нервным расстройством, если пациент говорит нам: «Я не могу пересечь открытого пространства, я обращаюсь к врачам, которые уверяют меня, что все это нервы, что я должен себя обуздать. Это им легко сказать, но мне трудно это сделать!». Давайте одну-единственную дозу Аконита раз в 10–15 дней. И вы быстро отметите исчезновение тревоги у своего пациента.

Обычные причины

Мы изучили три преобладающие характеристики типа Аконита: лихорадку, боли и возбуждение с чувством страха. Каковы же основания, могущие привести к изменению больного с точки зрения предъявления им этих трех главных характеристик? Две главные причины: «холод» и «испуг».

Холод. Холодный сухой ветер, быстрый переход от тепла к холоду (например, при движении, при вхождении в погреб или ледник). Охлаждение, могущее наступить после прогулки, после спортивного «эксцесса», вроде двухчасовой прогулки, когда садишься в экипаж и откидываешь ветровое стекло, тогда сразу испытываешь ощущение холода, и к вечеру — оказываешься объятым лихорадкой.

Разные типы отличаются такой же чувствительностью к холоду, Пожалуй, хорошо бы их все знать для того, чтобы рассмотреть всю ту гамму, которая представляется сходной с Аконитом. Главным тут является тип Брионии, всегда ухудшающийся под влиянием холода. Далее, Серная печень, тоже с ухудшением от холода. Третьим типом является Нукс вомика н, наконец, Каустик — это типичное средство при параличе от охлаждения, но не свежем, а длящемся уже некоторое время.

Испуг. Второй причиной всяких бед при типе Аконита является испуг. Это может быть испуг недавний («свежий»), или старый. Такой испуг способен вызывать головокружения, дрожь, остановку менструаций (аменорею), подчас со значительными общими расстройствами и угрозу аборта у беременной.

Опий тоже является «средством при испуге», но только недавнем. У такого пациента лицо красное, одутловатое, покрытое горячим потом. А при Аконите все совершенно сухо! При типе Опия также отмечается непроизвольный черный стул, пациент не может помочиться. Это пациент крайне пораженный испугом, который он перенес; нижние его конечности холодны, дышит он с трудом, его восприимчивость нарушена, расстроена.

Другой тип, Каустик, связан со страхами в сумерки. Таков ребенок, который не хочет идти спать потому, что для этого ему нужно пройти по темному коридору, или потому, что он знает, что его ожидает — остаться в комнате без света.

Каустик уже связывался нами с Аконитом в деле лечения тех парезов-параличей, какие вызываются холодом: начинается дело с пареза (Аконит), а при уже установившемся парезе показан Каустик.

Мы уже сказали, что появление проявлений Аконита вызывается холодом и испугом. Но во всем этом господствует одна черта: «крайняя внезапность». Пациента захватывает сразу, безо всякого предварительного состояния часов за 24–48 до того и без предшествующего недомогания. Все начинается внезапно, в результате воздействия холода или испуга, под влиянием которых развиваются симптомы очень быстро, особенно в тех случаях, когда речь идет о лихорадочных проявлениях.

Клиническое исследование

Пищеварительные заболевания

Изучим сперва больного с пищеварительным расстройством. Не будем забывать о том, что главными провоцирующими причинами при этом являются холод и испуг. У пищеварительного больного типа Аконита мы снова встречаемся с расстройствами, наступающими после испуга, страха: это желтуха и понос.

Рассмотрим («от рта до заднего прохода») могущие появиться симптомы. Сначала «ангина», появляющаяся внезапно. Когда именно? «Ночью». Острые симптомы при типе Аконита всегда появляются ночью, никогда не появляются днем. Пациент внезапно просыпается с ангиной среди ночи и уже не в состоянии ни глотнуть, ни дохнуть.

Каковы отличительные черты такой ангины? Рот «сух», горло тоже «сухо», припухшее, болезненное. Особенно сильна боль при глотании; это «жгучая боль», сопровождаемая «очень сильной жаждой». При осмотре обнаруживает «покраснение» всей глотки, миндалины увеличены и красны. Одновременно имеют место проявления лихорадки, хорошо нам знакомые: возбуждение, беспокойство, учащение пульса.

И конечно, клиническое изучение пациента оказывается крайне простым тогда, когда нам знакомы преобладающие характеристики Аконита.

Вслед за горлом исследуем язык. Он всегда оказывается «припухшим» и «беловатым» (обложенным). Имеется еще один небольшой симптом, равным образом проявляющийся как при ангине, так и при нервных расстройствах типа Аконита — это «онемение губ».

Теперь ознакомимся с желудочными недомоганиями. Тут выступает один симптом заболевания: все, что пациент ест и пьет, обладает «горьким вкусом», все, кроме чистой воды и, подобно заболевшему животному, пациент ничего не хочет ни есть, ни пить, кроме воды. Затем появляются боли, сильные, стреляющие, острые, жгучие, всегда вызываемые холодом. Тут мы находим «лики», вызванные холодом, вынуждающие пациента наклонят вперед. Но отличить их от колик типа Колоцинта нетрудно тому признаку, что при типе Аконита не отмечается никак облегчения от сгибания вперед; а при типе Колоцинта немедленно облегчается тогда, когда пациент наклонится вперед и прижмет руки к животу. Повторяем: при типе Аконита никакая поза не приносит больному облегчения.

При исследовании бросается в глаза значительная чувствительность живота: больного просто трудно пальпировать. Живот везде болезнен, особенно, слева внизу. В общем, у больного всегда имеет место колика в нижнем отделе, сопровождающая поносом Стул «жидок», водянист, част; такой понос появляется ночью даже точнее «около полуночи». Обнаруживает интересную характерную черту: стул «зеленоват», так, что обычно его сравнивают с мелконарубленным шпинатом». Такой стул особенно отмечают у детей, в периоды жары, когда, легко одетые, они сразу промерзают к концу второй половины дня. Тогда у них появляется лихорадка и энтерит; иногда даже появляется дизентерийный стул с кровью.

Стул в виде рубленого шпината может встретиться еще при трех других типах: Ромашки (Хамомилла), Ртути и Серебра азотнокислого.

При типе Ромашки стул не всегда имеет вид рубленого шпината. Он также может быть пенистым или желтоватым, как взболтанные яйца. Такой понос у маленьких детей появляется в особенности в период дентации: у ребенка тогда появляются колики с обильным отхождением газов. Кроме того, из объективных признаков у ребенка обращает внимание то, что одна щека красна, а другая в то же время бледна. Наконец, он обильно потеет горячим потом.

Таким образом, практически невозможно смешать типы Ромашки и Аконита. С другой стороны, мы просто не знаем другого, столь острого лекарства (типа), как Аконит; и например, энтерит при типе Аконита возникает внезапно после охлаждения «простуды»; а энтерит типа Ромашки полностью связан с прорезыванием зубов и продолжается в течение именно этого периода. При типе Ртути (Меркурий) стул зеленоват, но не совсем походит на рубленый шпинат; он кровянист, всегда сопровождается тенезмами, так что у больного создается впечатление, что он «никогда не кончит». У него имеется дрожь, недомогание; поты, похожие на поты при типе Ромашки, но у субъекта типа Ртути от них не наступает никакого облегчения. Язык имеет свои особенности: толстый, желтоватый, с отпечатками зубов на нем. Бросается в глаза дурной запах изо рта, столь сильный и резкий, что просто трудно бывает подойти к больному типа Ртути.

При типе Серебра азотнокислого (Аргентум нитрикум) стул зеленоват, разбрызгивается при дефекации, с шумным выделением зловонных газов. Такой стул иногда отмечают у ослабленных и старообразных на вид младенцев; а также у взрослых, переживающих волнение, вроде прохождения экзамена или выступления на каком-либо собрании.

Больной с заболеванием дыхательных путей

Такой больной подвергся охлаждению и от этого у него появилось воспаление. Мы находим у него насморк или какое-либо иное острое воспаление.

Насморк: нос у пациента поражается непосредственно после охлаждения, точнее, в первую же ночь какая следует за охлаждением, потому что, как правило, все симптомы типа Аконита появляются всегда именно ночью. И вот больной внезапно просыпается ночью и начинает чихать. Отделяемого из носа у него мало, или совершенно нет: нос сух, но «чихание» часто повторяется. Потом у него появляется озноб, лихорадка; раздражение в носу поддерживается болями у корня носа и жжением, локализующимся в глубине горла. Это все симптомы начала острого насморка.

Другой тип острого насморка характерен для Камфоры: тут насморк появляется после внезапной перемены погоды; но тут играет роль именно перемена погоды, а не воздействие сухого холода или сквозняка. Например, холодная погода сменяется теплой или дождливой, или наоборот. Во всех этих случаях возникает насморк. При типе Камфоры нос заложен, тогда как при типе Аконита нос сух, но дышать пациент может. Укажем на небольшой любопытный симптом типа Камфоры: вдыхаемый пациентом воздух всегда представляется ему более холодным, чем это имеет место в действительности (сходное явление в той или иной мере свойственно и другим веществам из химической группы камфор, например, Ментолу). У пациентов при дыхании появляется ощущение холода в ноздрях, впрочем, холод он ощущает повсюду: всегда зябнет и не может согреться. Он собственно, не охлаждался, не простужался, но его охватывает ощущение сильного холода. И вместе с тем, у него нет ни чихания, ни истечения из носа.

В общем, совсем нетрудно провести дифференциальный диагноз между типами Аконита и Камфоры, особенно, если добавить к этому то, что пациент типа Камфоры старается оставаться в покое и окружить себя грелками; тогда как пациент типа Аконита не стремится к тому, чтобы быть укрытым, и очень возбужден. Все развивающиеся у него проявления превращаются в настоящую драму. Если больного «захватит» ночью внезапный насморк с сухим носом, если он становится беспокойным и возбужденным, и часто повторяет при этом «это невыносимо», нужно дать ему Аконит, и сухость в носу исчезнет быстро.

Аконит соответствует всем воспалениям, вызванным холодом, всем острым воспалительным состояниям, захватывают ли они гортань, трахею, бронхи или легкие. Но только нужно себя хорошо убедить в том, что гомеопатическое лекарство определяется не локализацией болезненного процесса, а реактивностью пациента, что однако не исключает уместности использования местных воздействий на пораженные органы, если можно ожидать того, что в таком случае реакция окажется синергичной эффекту гомеопатического средства, и лишь усилит его и усилится им. Аконит совершенно не обладает никаким избирательным действием; он в основном показан по тем его преобладающим характеристикам, какие нам теперь знакомы. У больного, практически всегда, мы находим одну и ту же картину. Однако имеет смысл подробнее остановиться на отличительных признаках некоторых симптомов, особенно кашле.

Кашель при типе Аконита может проявиться двумя способами. И прежде всего это кашель «сухой», «отрывистый» и «свистящий». Это пациент, который вечером и особенно ночью начинает кашлять. Заслуживает упоминания то, что при типе Аконита кашель появляется «перед полуночью», тогда как можно указать ряд типов (лекарств), для которых характерно появление кашля после полуночи; и иной раз именно это распределение начала кашля во времени позволяет ориентироваться в выборе назначения. Кашель типа Аконита сопровождается также ощущением «стеснения».

Но кашель при типе Аконита может также быть «крупозным») точно пациента внезапно поразил круп или стридулезный ларингит. Такой кашель появляется у ребенка между 9 часами вечера и полуночью; это кашель «хриплый», «сильный» и почти немедленно он становится «удушающим». Напомним о том, что при всех лихорадочных проявлениях типа Аконита мы отмечаем ощущение стеснения в груди, но при крупозном кашле речь идет уже не о стеснении, а об удушьи. Ребенок тянет руки к горлу, пытаясь освободиться от помехи дыхания. Тут можно подумать еще о Спонгии и о Серной печени: это два главных лекарственных вещества при крупозном кашле, будь то дифтерийном или на почве стридулезного ларингита.

При типе Спонгии кашель появляется как и при типе Аконита, до наступления полуночи; но удушие нарастает медленно, постепенно, тогда как при типе Аконита оно возникает немедленно, быстро. Уже в этом заключается малый дифференциально-диагностический признак, но кроме него есть еще другой признак в форме кашля при типе Спонгии. Кашель отличается характерным звучанием, которое Нэш сравнивает со звуком пилы, вонзающейся в сосновую доску. Кто хоть раз услышал этот характерный звук кашля при типе Спонгии, никогда уже не ошибется. Tyт Спонгия сразу же прекратит кашель, а данная на следующий день (с целью профилактики) та же Спонгия предотвратит рецидив приступа стридулезного ларингита.

При типе Серной печени кашель возникает после полуночи, иногда уже утром. Это кашель очень шумный, как будто вся трахея забита слизью, которую пациент не в состоянии вытолкнуть.

У больного типа Аконита существуют еще «боли», но без определенной локализации. Они могут возникать и слева, и справа, со стороны спины или спереди. Это боли «острые», «стреляющие» «жгучие»; и тогда они сопровождаются одышкой, тоской, возбуждением. Больной не может лечь «на больной бок».

Вот почему при виде пациента типа Аконита, который предъявляет типичные признаки: лихорадку, возбуждение, чувство страха, кашель и невозможность лежать на больном боку. Можно сказать с уверенностью: «Поражена вот эта сторона» и настаивать на том, что готовится процесс именно такой локализации. Напротив, в дальнейшем, когда пациент станет неподвижно лежать именно на больном боку, можно будет заменить Аконит другим средством, Брионией,

Наконец, Аконит, это средство при «кровохаркании», если оно отличается следующими отличительными чертами: «красная кровь», «яркая», «светлая»; и когда оно сопровождается всеми известными нам характеристиками Аконита: лихорадкой, возбуждением и страхом. Но при наличии такого кровохаркания можно бывает ошибиться, приняв его за кровотечение одного из других типов, тоже характеризующихся кровью светлой, алой и яркого оттенка: так требуется проводить дифференциальный диагноз.

При типе Ледум палюстре тоже имеют место указанные характеристики, и кроме того, кровь пенится. Такие кровохаркания в особенности типичны для пьяниц и для ревматиков. Иногда даже отмечается своеобразное чередование: кровохаркание иногда чередуется с ревматическим приступом. И встретившись с такими чередованиями у пациента и алкогольными проявлениями или с алкоголизмом в анамнезе можно подумать о типе Ледум палюстре.

Другое интересное небольшое средство, тоже имеющее в своем патогенезе светлое кровотечение, это Миллефолиум. Кровотечение тут обильно. На первый взгляд нет никакой разницы между кровохарканием типов Миллефолиум и Аконита. Но при последнем типе имеет место лихорадка и возбуждение, при Миллефолиум нет ни того, ни другого.

Третий тип с кровотечением светлой кровью. Это Кактус, но тут имеется конвульсивный кашель, пальпитации, боли в области сердца и прочие характеристики данного типа: ощущение сжатия сердца точно в тисках, «будто железной рукой», это настолько иммобилизирует пациента, что он боится шевельнуться, чтобы не умереть немедленно.

Всегда при наличии воспалительных проявлений типа Аконита не забывайте и выискивайте: возбуждение, лихорадку, страх и значительное учащение пульса. Добавим, что, по мнению некоторых авторов, верхняя треть левого легкого является излюбленной зоной проявления Аконита.

Больной с циркуляторными расстройствами

Изучим теперь больного типа Аконита, имеющего циркуляторные расстройства, Преобладающим симптомом тут является то «учащение пульса», о котором мы уже упоминали. Пульс у такого пациента «полный», «твердый и скачущий», в более редких случаях интермиттирующий.

Назовем два дополнительных симптома:

• «вазомоторные нарушения» в форме приливов жара по всему телу, а также наклонности к синкопэ, когда пациент присаживается или встает с постели, его (обычно красное) лицо внезапно бледнеет;

• «пальпитации» всегда резкие, сильные, сопровождающиеся беспокойством и страхом смерти. Они проявляются с ощущением тяжести и боли в предсердечной области с иррадиацией в левую руку, но иррадирует не столько боль, сколько ощущение онемения и ползания мурашек.

Такие признаки ложной стенокардии наблюдаются у пациента после испуга. Они призывают к назначению не Кактуса (этого средства истинной стенокардии), а Аконита; и тут для оправдания назначения Аконита приходится проводить хорошее различение между расстройствами разных типов. Так, например, по по поводу проявления дегенеративных расстройств вроде расширения аорты следует назначать Аконит в более низких разведениях, 3 или 6. Старые гомеопаты тут рекомендовали назначать тритурации, чем растворы. По поводу же чисто функциональных расстройств (вроде эмотивных пальпитаций, сопровождающихся тоской и возбуждением) показаны назначения Аконита 30. Наконец, по поводу нарушений чувствительных и циркуляторных: тоски с ощущением, что сердце сдаст при переходе через улицу, следует назначать Аконит 200.

Вот так мы вспоминаем общий закон: чем больше мы приближаемся к болезненной альтерации (перерождение), тем меньше показаны высокие разведения; напротив, чем ближе мы подходим к чувствительным расстройствам, тем более высоким должно быть применяемое разведение.

Вот правило: (Леон Ваннье. Практика гомеопатии, 11-е изд.1938). «Во всех случаях, где имеет место поражение, правилом является низкое разведение, а высокое составляет исключние. Во всех случаях, в которых преобладают расстройства сенсория, правило составляет высокое разведение, а низкие являются исключением».

Лечебные приложения

Если бы мы пожелали тут детализировать, нам пришлось бы дать обзор почти всех острых заболеваний, или почти всех острых синдромов.

Под углом зрения пищеварительных расстройств назовем: острые ангины, острые ангио-колиты, вызываемые испугом или воздействием холода; желудочные засорения, возникающие после охлаждения (простуды) в жаркие дни.

Из расстройств со стороны органов дыхания назовем: кашель, насморк, ларингит, бронхиты, конгестии, бронхопневмонии, плевриты, кровохарканье.

С точки зрения расстройств циркуляции укажем: ауртит, острый эндокардит, пальпитацию, ложную стенокардию, тахикардию экзофтальмический зоб. Нередко эти циркуляторные расстройство сопровождаются тоской, тревогой; и вот когда такая тревога преобладает, тогда показана не Игнация, а Аконит, который нужно тут давать в высоких разведениях.

Все воспалительные боли, включая и ревматические, вроде лицевых невралгий, отитов, зубной боли, ишалгий. Все это «подсудно» Акониту.

При тех заболеваниях, какие начинаются с высыпания (скарлатина, корь, ветряная оспа), Аконит является хорошим средством, но только лишь в начальной их стадии. И потому нужно хорошо знать и понимать его характерные показания, которые в общем можно резюмировать очень просто: сухая лихорадка, учащение пульса, крайнее возбуждение без какого-либо облегчения, беспокойство со страхом смерти, невыносимые боли, неутолимая жажда. Имеет ли Аконит какие-либо свои объективные признаки? Было бы очень интересно знать о них, когда имеешь дело с пациентом, который не говорит. Назовем те из них, какие проявляются при остром заболевании типа Аконита.

Лицо красное, горячее (это типично для многих средств), но для типа Аконита характерно то, что лицо «остается красным только у лежащего больного» и оно «становится бледным, когда больной садится»; взгляд блуждающий «с выражением тоски, беспокойства»; зрачки «сокращены»; уши красные, как при типе Серы: но в то время, как при типе Серы отмечается покраснение всех наружных отверстий тела, при типе Аконита краснеют только уши. Мне иногда встречалось обнаруживать один небольшой симптом: блестящая краснота в области гипотенара. Такой симптом присущ только Акониту и упоминание о нем имеется в любой подробной Материа медика.

Не забывать о том, что доминирующим в картине Аконита является испуг, страх, ужас. Не забывать также того, что это именно холод поверг пациента в такое состояние.

Наконец, отметим то, что показания к Акониту прекращаются немедленно как только появляется потоотделение (выделение), или скопится серозный выпот (реакция защиты организма). Тогда Аконит уступает свое место какому-либо другому средству, обычно Брионии. Вспомним о том, что показания к Акониту особенно проявляются у тех субъектов, какие подлежат Сере, и что обычным дополнением Аконита является Бриония.

Антимониум крудум

Преобладающие характеристики сурьмы трехсернистой

Все расстройства при типе Антимониум крудум возникают либо после холодного купания, либо после излишества с едой. Добавим к этому еще то, что все эти расстройства обычно оказываются связанными с жарким временем, что понять легко, так как обычно именно в жаркое время года люди охотно лезут в холодную воду, и обычно именно в это время года людям случается принимать подпорченную пищу.

Какие расстройства возникают после того, как индивид выкупался в холодном? У него появляются боли или насморк, охриплость или расстройства со стороны органов пищеварения.

Боли. После холодного купания могут возникнуть боли двух видов: ревматические и головные.

Ревматические боли. Они предпочтительно локализуются в мелких суставах (пальцев рук и ног). В клинике их обычно квалифицируют в качестве «артрических болей». Обычно мы тут имеем дело с типичным артритиком с болями в мелких суставах кистей рук, так как ему часто приходится мыть руки. Так, в одной профессии часто приходится погружать руки в холодную воду, профессии прачки, так что с полным правом Антимониум крудум можно квалифицировать в качестве «лекарства прачек».

Но затем мы можем подумать еще об одном средстве, которое тоже нередко подходит при тех ревматических болях, какие вызываются сыростью, например, у того, кому сильный ливень промочил всю спину, кому случалось пожить в сыром месте или в сыром климате в течение 2–3 недель: это Рус токсикодендрон. Характеристики Рут тоже очень четки: у больного появляется болезненная ригидность утром при вставании, он не в состоянии двигать крупными суставами, в особенности коленными, а также пальцами, и для того, чтобы «размяться», он вынужден двигаться (сначала через силу, а потом легче и легче). Это единственное средство во всей Материа медика, отличающееся такой модальностью и такими особенностями: ухудшение при начале движения с последующим облегчением от него же.

Головная боль. Она возникает после купания в реке: в жаркое время пациент выкупался в холодной речной воде, и уже выходя из воды ощущает жестокую головную боль, которая вдобавок всегда сопровождается желудочными расстройствами. Головная боль проявляется обычно в форме ощущения тяжести в макушке, сопровождается головокружением и тошнотой. Обычно ухудшается от движения (когда ходят или поднимаются по лестнице) и от тепла. Небольшая, но очень важная модальность: при приближении к источнику лучистого тепла (очаг, печь, кухонная плита) или после холодного купания пациент особенно, страдает. Ухудшение от лучистого тепла заслуживает внимания потому, что позже мы поймем, что такая любопытная характеристика в некоторых случаях может позволить «с налета» и притом с полным успехом назначить трёхсернистую сурьму.

Важное замечание: как только у того больного, у которого были сильнейшие головные боли, который не мог ни двигаться, ни погреться без ухудшения этих болей, как только у него появится рвота или понос, сразу же у него наступает облегчение, и головная боль сразу проходит.

Насморк и охриплость. Вызывая ревматические и головные боли, холодное купание способно также вызвать и другие расстройства, особенно насморк и охриплость.

Внезапно у пациента возникает насморк, обладающий небольшой интересной характеристикой: ночью у пациента закладывает нос. Это закладывание носа ночью, а также в тёплом помещении, относится к числу характеристик Антимониум крудум При этом охриплость оказывается очень лёгкой и непродолжительной.

Ещё другие средства от насморка могут приближаться к Антимониум крудум, н их приходится отличать одни от других. Аллиум цепа (Лук репчатый) обладает характеристиками, близкими к Антимониум крудум. И это нужно знать: больной чувствует себя значительно хуже в тёплом воздухе и значительно лучше на открытом воздухе (но в немалой мере то же характерно и для Пульсатиллы!). Но в то время, как при типе Антимониум крудум нос заложен, при типе Аллиум цепа истечение из носа от тёплого воздуха усиливается и, кроме того, появляется чихание, ещё больше усиливающееся от жары. Это частое чихание предявляет одну из важных характеристик Лука. Кроме него, у пациента одновременно появляется слезотечение, и тут выступает еще одна любопытная особенность: истечение из носа оказывается разъедающим, а слёзы — нет!

Из других средств (типов), характеризующихся закладыванием носа по ночам, укажем Нукс вомика. Ночью вдруг у пациента закладывает нос, а к утру из него течёт, как из фонтана. Если при типе Антимониум крудум насморк провоцируется холодным купанием, пациент типа Нукс вомика начинает страдать после погрешности в обычном для него режиме. (После какого-нибудь «эксцесса»).

Желудочные расстройства. После холодного купания у субъекта, подлежащего трёхсернистой сурьме, могут также появиться Желудочные расстройства: рвота, понос. Но тут же добавим, что эти недомогания появляются лишь у субъекта «подготовленного», у такого, у какого имеются ещё какие-нибудь основания, и какие-либо показания для назначения этого средства, их-то мы и учтем, так как нам уже известно, что вторым мотивом для появления показаний к назначению Антимониум крудум являются разного родад эксцессы в приёме пищи (по качеству и количеству).

Аменорея. Купание в холодной воде у пациента, подлежащего Антимониум крудум, может также вызвать остановку (или задержку) менструаций (тоже сходство с Пульсатиллой). Вообще-то менструации при типе Антимониум крудум приходят рано, затягиваются и им обычно предшествует зубная боль (зубная невралгия). Очень любопытно то, что менструации прекращаются немедленно после холодного купания (например, в реке), и тут же они замещаются белями, беловатыми, кислыми, густыми и разъедающими. Нужно придать известное значение этому качеству выделений «раздражающие», «разъедающие», потому что при другом типе (Пульсатилла) тоже отмечается прекращение менструаций после охлаждения ног. И этого достаточно для остановки у неё менструации. И у неё тоже после этого появляются бели, но не раздражающие, не столь густые, слегка желтоватого (кремового) оттенка.

Вот пример того, насколько интересно запомнить небольшую характеристику, но не забывая сравнить ее с характеристикам другого средства, которое (условным образом) в том же плане могло бы быть назначено потому, что при нём тоже сходные расстройства вызываются подобными же причинными моментами. Попутно отметим, что пациент типа Серы тоже не переносит холодного купания, он вобще не любит воды и избегает её. Настолько избегает, что часто даже не умывается, а из-за этого кожа у него становится нездоровой на вид, грязной, покрытой чёрными точками (комедоны) и акнэ, появляется сильный зуд кожи, облегчаемый расчесыванием, но после этого на зудящем месте появляется такая экскориация, какая напоминает по виду ожог.

Если встретите больного, который терпеть не может купания в холодной воде, потому что от этого ему становится дурно, думайте об Антимониум крудум, если же у другого отметите (как при типе Серы) отвращение к воде вообще, вспомните о том, что больной типа Фитолякки как рак стремится к купанию в холодном, что кажется парадоксальным, так как он вообще подвержен ревматическим болям, возникающим особенно по ночам и от сырости. И тем не менее, он так и норовит принять холодный душ или холодную ванну.

А теперь займемся вторым мотивом, который может сделать пациента подлежащим Трехсернистой сурьме: это эксцессы в питании.

Тут речь идет не только о гурмане, избирающем себе всякую вычурную пищу, нередко раздражающего свойства, но и просто об обжоре (перегружающем свой желудок непомерно большим количеством пищи, даже вполне обычной). Когда мы встречаемся с пациентом, который ест поминутно, ест много так, что даже не всегда держит себя корректно за столом, сейчас же нужно подумать об Антимониуме крудуме. Но не думайте, что он действительно так голоден, как субъект типа Иода: этот последний худ как спичка и вынужден есть все время, чтобы покрыть свой непомерно увеличенный обмен; он становится тревожным, если обед запаздывает, т. к. у него действительно велика потребность в приеме пищи. А у пациента типа Антимониум крудум фактически потребности организма в приеме пищи никакой нет (ну, это «как сказать»; тут поистине «крайности сходятся», но в обоих случаях клетки организма голодают: при типе Иода потому, что из-за повышенного обмена быстро исчезает все питательное и из депо организма и из крови, а при типе сурьмы кровь тоже беднеет питательными веществами из-за понижения обмена со склонностью питательных веществ к депонированию. Сходное мы видим при типе Графита, при котором тоже страдает трофика тканей). Чаще всего при типе Антимониум речь идет о субъекте крупном, тучном, с такими «запасами», каких и в помине нет при типе Иода. Субъект типа Антимониум крудум не просто гастроном. Это настоящий лакомка и обжора. Кроме качества пищи ему потребно ещё и количество её; это гастроном, с наслаждением набивающий свою утробу.

Кларк в своей Материа медика говорит так: «Антимониум крудум — это свинское средство». И он не ошибается! В противовес этому, Пульсатилла — это овечье средство. И действительно, свинья жрет всё и притом в большом количестве, она прожорлива и ненасытна, а овца блеет и покорна: субъект типа Пульсатиллы плаксива, заранее всему покорна, характером мягка и спокойна.

Эти столь тривиальные и столь вульгарные примеры, быть может, кое-кому и неприятны, но зато они помогают фиксации ума на идее того или иного средства. Наше исследование значительно отличается от того, что излагается в Материа медика официально: оно значительно живее, более искренно и более реально. Когда вы встречаетесь у больного с тем или иным признаком, эти проявления сами по себе ничего не напомнят вашему уму, пока вы не прониклись интересами гомеопатической Материа медика, но когда она до вас дойдет, когда вы ее изучите всю, эти же признаки позволят вам классифицировать попадающих в ваше поле зрения индивидов и немедленно вспоминать о тех лекарствах, какие им точно подходят.

Каковы же те происшествия, какие проявляются у субъекта типа Антимониум крудум, который ест слишком много? Происшествия двух видов: расстройства пищеварительные и кожные расстройства.

Пищеварительные расстройства. Они могут проявиться в виде острых или же хронических.

Острыми они являются особенно у детей. Ребёнок объелся кондитерскими изделиями, и у него получилось «несварение». И вот такое «несварение» нужно изучить, как у младенца, так и у взрослого.

Хроническими пищеварительные расстройства являются у того индивида, того обжоры, какого я описал выше, у того, кто ест всё время: кончается у него тем, что он оказывается не в состоянии есть ничего, и малейшее отклонение от режима делает его больным. Одного он не принимает даже в малых количествах: это вино (особенно, кислое вино). «Ухудшение от вина». Такова одна из характеристик Антимониум крудум.

Ещё два средства связаны с теми расстройствами, какие вызываются вином: Нукс вомика и Цинка. Правда, от одного стакана (виноградного) вина субъект типа Нукс вомика не расхворается, но после литра вина у него на следующий день развиваются все типичные симптомы Нукс: он просыпается с головной болью («точно обруч на голове») и с головокружениями, не может стоять вертикально, его тянет вырвать, появляется ощущение тяжеловесности, неповоротливости; и он сам вызывает у себя рвоту для того, чтобы получить облегчение. У субъекта типа Цинка от вина получается головная боль и тошнота, отрыжки со рвотой, икота, изжоги в желудке. Но в остальном все проявления субъекта типа Цинка очень отличаются от проявления типа Антимониум крудум. Так, выше было сказано, что субъект типа Антимониум крудум крупный, тучный, склонный «нажираться». А субъект типа Цинка — это субъект с издерганными нервами, со значительно повышенной чувствительностью, до того, что он не переносит ни малейшего шума; во время сна у него отмечаются внезапные сотрясения (вздрагивания всем телом), возбужден. Отмечается своеобразная форма двигательного возбужденния: ноги его находятся в движении постоянно, днём и ночью.

Кожные расстройства. Кожные расстройства при типе Антимониум крудум сводятся к образованию «фонтанелей» («выходов») у обжоры, который не хочет себе ни в чём отказывать даже тогда, когда его излишества доводят его до болезненного состояния. Эти кожные проявления выступают то в форме пруригинозных пузырьков (мокнущая экзема), то в форме трофических расстройств, характеризующихся утолщением кожи и изменениями со стороны ногтей.

Как себя проявляет лихорадка у субъекта типа Антимониум крудум? Обычно она бывает более выражена в полдень, и перед её наступлением ребёнок становится грустным, мрачным, затем у него появляются желудочные расстройства. Что касается взрослого, то он уже знает, что именно его ожидает. Знает в силу привычки; у него появляются желудочные расстройства, потом появляется лихорадка и развивается «засорение желудка», связанное с тем, что он объелся.

В самой лихорадке мало характерного, за исключением того, что имеется озноб без жажды, и пот во время озноба. И тот самый больной, который совершенно не переносит кислого вина, одержим одним настойчивым желанием: пить кислые напитки (безалкогольные), особенно лимонады или кислые фруктовые соки.

Особенно нужно отметить постоянное чередование сухого жара и потов. Но это не обычное чередование трех стадий (озноба, жара, пота), а чередование то жара, то пота. Больной типа Антимониум крудум то зябнет, то испытывает жар; то его знобит, то он обливается (горячим) потом (и так по нескольку раз).

Имеются интересные господствующие характеристики, которые стоит запомнить. К ним прошу обратить своё внимание: это объективные признаки. Ведь может случиться, что придется иметь дело с ребёнком, который ещё не разговаривает или не умеет рассказать о себе толком; или с «нормандцем» (уклончивым хитрецом, который на все вопросы отвечает «ни да ни нет»), который на расспросы отвечает: «Может быть да, а может быть нет». С такими вот «непонятными», «замкнутыми» больными необходимо знать свойственные каждому типу (лекарству) объективные проявления. Каковы же объективные проявления типа Антимониум крудум?

Язык белый, покрытый густым налётом, белый, точно молочный. Если пациента тошнит и рвет, но язык у него чист, это «круг ведения» Ипекакуаны. Какова бы ни была интенсивность пищеварительных расстройств, наблюдаемых у больного типа Ипекакуаны (со стороны желудка или кишечника), язык у него всегда остаётся чистым. У другого больного тоже могут встретиться желудочные или кишечные расстройства, но язык у него непомерно велик, распластан, покрыт желтым налётом с отпечатками зубов на нём — это субъект типа Ртути. Кроме того, у него отмечается зловонное дыхание и обильное слюнотечение. У третьего больного язык тоже распластан и с отпечатками зубов, но он чист, как при типе Ипекакуаны: это пациент типа Игнации.

Из этих трёх типов (Ипекакуана, Ртуть, Игнация) можно провести дифференциальный диагноз по одному лишь состоянию языка (без всего остального).

Трещины в углах рта. Губы красны и сухи.

Стул своеобразно смешанный: наполовину жидкий, но с твёрдыми комьями в этой жидкой массе.

Клиническое исследование

Антимониум крудум в общем подходит в равной мере для лиц любого возраста жизни — как ребёнку, так и взрослому или старику.

Органы пищеварения

У ребёнка

Внезапно, пососав грудь, младенец рвет свернувшимся молоком и отказывается снова взять грудь. Типично сочетание: младенец не хочет брать грудь, его рвет свернувшимся молоком; при этом становится раздражительным, «злым».

Ещё одно средство (очень важное!) в Материа медика обладает сходными характеристиками и даже ещё с одним «типичным приложением» (см. ниже). Это — Этуза цинапиум. Тут речь идёт о ребёнке, который внезапно вырывает высосанное молоко, или же с запозданием (в виде больших кислых сгустков). Он вырывает внезапно, в один присест всё — с большой силой — и тут же засыпает. При типе Антимониум крудум язык бел, как молоко; при типе Этуза цинапиум отсутствует белый язык, но часто имеет место понос — зелёным слизистым стулом. Наконец, ребенок типа Этуза отличается быстрым исхуданием. Таким образом, субъект типа Антимониум крудум обычно субъект крупный и тучный, немного инфантильный на вид, и смешать его с субъектом типа Этуза просто невозможно.

У взрослого

Острое состояние: тут речь идёт о субъекте, который съел много мучнистой пищи (хлеба или кондитерских изделий), выпил много вина (особенно кислого вина); или же выкупался в холодной воде; и внезапно он замечает, что у него развиваются пищеварительные расстройства, характеризующиеся вначале отрыжками с запахом и вкусом принятой пищи; за этим следуют тошноты и рвоты, при этом живот вздут; наконец, наступает понос.

Такую форму поноса интересно изучить: вначале стул плотен, за ним следует стул смешанный — плотные комья в жидком стуле; наконец, при третьей — четвертой или пятой дефекации стул уже сплошь водянист. Таково обычное развитие пищеварительных расстройств типа Антимониум крудум, и больной остается больным до полного опорожнения всего своего кишечника. Как только кишечник полностью «очистится», все «несварение» заканчивается (все это немного напоминает картину обычного приема касторки). В течение всего времени развития со стороны пищеварительного тракта проявляется объективная характеристика Антимониум крудум: язык покрыт налетом — плотным и белым, как молоко.

Хроническое состояние: у больного проявляются симптомы энтероколита; он позволил себе большие излишества и теперь подвергается последствиям этого — это теперь настоящий мученик, потому что он тучен и обжорлив, он не хочет много есть, чтобы не полнеть еще; а, кроме того, он не может удовлетворять свое лакомство из-за тех «происшествий» (желудочных и кишечных), какие из этого возникают (мучения толстяка!).

Такой больной страдает год — два — три, он уже ездил на всякие «воды», придерживался всяких «режимов», но он не поправится до тех пор, пока не получит «своего» лекарства: Антимониум крудум.

Посмотрим на него. У него «трещины» в углах рта, в областях комиссур губ видны «болезненные надрывы»; губы «красны», «сухи», но в то же время имеется и «обильная саливация». И слюна обладает своеобразным вкусом — она «солоновата».

Десны «кровоточивы» и отстают от зубов. Маленький признак, на который пациент обращает особое внимание: у него часто «афты» в ротовой полости, и для их появления ему достаточно поесть жирного или сладкого. Например, если он поест в избытке (ведь он — гурман!) сладкого блюда «перед десертом», или съест много колбасы. Естественно, вы тут обнаружите ту характеристику языка, которая вам уже известна: «язык толстый, молочно-белого цвета». И он расскажет: «У меня совершенно нет аппетита, ко всему у меня отвращение, я ничего не могу есть — один вид пищи мне противен» — в этом отношении он немного похож на пациента типа Колхикум, Сепии или Мышьяка — «особенно, не могу пить вина — пью только воду с лимоном или фруктовые соки. От одной капли вина меня тошнит и получаются отрыжки. Непосредстренно после еды у меня начинают отходить газы с запахом съеденной пищи» (кишечные; или газовые отрыжки?).

Субъект жалуется на то, что его пучит после еды. При исследовании мы у него находим увеличенную печень, твердую и болезненную; и болезненность в области (желчного) пузыря. Нередко можно также бывает отметить субъектерическую окраску конъюнктив.

По поводу чего же такой пациент обращается к врачу? По поводу того энтерита, какой появляется у него всегда на один и тот же лад. Именно, если пациент отступает от необходимого ему строгого и сдержанного режима, у него появляется «стул полутвердый и полужидкий» (жидкий с твердыми комьями: т. е сперва «каловый завал со сгущением кала», а потом — «реакция в форме обильного жидкого пропотевания, приводящего к вымыванию всего кишечника»). Тут нет того чередования запора и поноса, какое типично для Серы (но см. только что сказанное) — просто мы находим стул смешанный — наполовину твердый и наполовину жидкий (и при этом забываем о том, что сами говорили немного выше: «сперва — твердый стул, в следующие 1–2 раза — смешанный, а после этого несколько раз совсем водянистый — до полного очищения» — так ведь это же явное чередование запора с поносом!). Водянистый или серозный понос проявляется лишь в заключительной стадии острого «несварения» типа Антимония (но появляется — он в самом его разгаре — и имеет биологический смысл «реакции избавления от каловых завалов»). Очень тяготит пациента при этом набухание геморроидальных узлов. Но при осмотре заднего прохода обычно этого даже не обнаруживают (по-видимому, набухают и беспокоят только внутренние узлы); но фактически имеется картина форменного «катара прямой кишки» (так это же просто серозный катар всей толстой кишки доходит до самого заднего прохода!). И эта избыточная секреция проявляется в форме «постоянного просачивания» в области заднего прохода — пачкающего белье и вызывающего сильный зуд.

У старика

У старика находим хронический энтерит и те симптомы, какие (сходпы с симптомом Серы: «чередование запора с поносом». Два-три дня стула совершенно нет, а потом начинаются форменное наводнение, всегда сопровождаемое тенезмами (так это же «та же погудка, что и у молодого, только на другой лад — как оно и положено у старика» — т. е., немного растянутая во времени, но по смыслу — та же самая, что и у взрослого). А потом опять начинается запор. Такой старик тоже не переносит вина — настолько, что его даже нельзя ему прописывать в качестве тонизирующего лекарства. У него мы найдем то же состояние языка, как и у малого ребенка: белый налет и белое окрашивание. Наконец, как только он сходит в уборную (будь то с запором или с «испорченным желудком»), он засыпает.

Органы дыхания

После ознакомления с пищеварительной формой расстройств типа Антимониум крудум ознакомимся с формой расстройств органов дыхания. Она преимущественно встречается у ребенка, но выражена бывает мало, нерезко. Нос у ребенка «экскориирован» и на ноздрях отмечается экзема с корочками; и при этом насморк, но скорее уж хронический, чем острый. Проявляет он себя «закладыванием носа», более выраженным ночью и в очень теплом помещении. Ночью больной не может дышать и он обращает внимание на одно своеобразное ощущение; когда вдыхает воздух носом, испытывает ощущение, точно вдыхает холодный воздух. Днем у него в носу скопляется масса слизи, которая стекает в носоглотку. Это вынуждает отхаркиваться. Сморкается он мало, но отхаркивает большое количество мокроты.

Иногда у него отмечаются охриплость и кашель. Именно в этом случае обнаруживается та любопытная модальность, о которой упоминалось вначале — «ухудшение от лучистого тепла». Тут мы встречаем ребенка крупного, тучного; он ecт много — склонен к излишеству в этом. В один прекрасный день такой ребенок заболевает коклюшем. Пробуют тут различные обычные при коклюше средства — Дрозеру, Белладонну, Коккус какти — без всякого успеха; и так до тех пор, пока не привлечет внимание то, что ребенок начинает кашлять именно тогда, когда подходит к радиатору. Этот признак «ухудшение кашля от лучистого тепла» указывает на «подсудность» данного субъекта только одному средству, Антимониум крудум.

Ревматические проявления

У ревматика типа Антимониум крудум мы находим ухудшение болей от перемены погоды, от холода и сырости; и конечно, oт холодного купания. Особенно часто появляются такие в те жаркие дни, когда пациент так или иначе охлаждается. Появляются они и тогда, когда пациент выпил какого-нибудь алкоголесодержащего стимулирующего — например, виноградного вина.

Какова локализация этих ревматических проявлений? Мелкие суставы — особенно пальцев кисти. Как уже упоминалось в начале этой главы, такие проявления особенно обычны у прачек и других лиц, у которых работа связана с погружением рук в воду, а также у подагриков. Вспомним о том, что субъект типа Антимониум крудум вообще должен быть подагриком: он много ест, он тучен и крупного сложения. И у такого подагрика мы находим интересную характеристику: «его подагрические кризы чередуются с кризами пищеварительными». Когда его мучает подагра, его не тревожат пищеварительные расстройства, наоборот, при пищеварительных расстройствах его временно перестает беспокоить его «подагрический ревматизм» (это выходит «нос вытащил — хвост увяз»; но вероятно, по сути дела, «подагрическими», т. е. возникающими на почве нарушения обмена, являются и артрические, и пищеварительные расстройства, и тут чередование имеет тот же смысл, что и чередование проявлений, скажем, при типе Платины, где первопричиной, по-видимому, всегда является одно и то же: нейроэндокринное расстройство у «классической» истерички. МД).

Небольшой интересный признак, на который указал Аллен: когда по ходу развивающегося у пациента подагрического ревматизма у субъекта типа Антимониум крудум боли то появляются, то проходят по нескольку раз, они обычно при этом всякий раз появляются с другой стороны тела — например, сперва в мелких суставах правой стороны, а затем в суставах левой кисти: боли «кочуют с одной стороны тела на Другую».

Кожа

У некоторых субъектов типа Антимониум крудум отмечается мало пищеварительных расстройств, но зато выражены всевозможные высыпания и трофические расстройства.

Высыпания в общем оказываются «везикулезными» или «пустулезными» и развиваются на основании воспаленном, покрасневшем и болезненном. Клинически можно думать о типе Антимония тогда, когда мы видим экзему везикулезную и очень сильно зудящую.

Какова ее локализация? Либо в окружности губ (вспомним тут о трещинах в углах губ), либо в области ноздрей, либо в окружности подбородка и на щеках. Экзема и крапивная сыпь являются частыми проявлениями при типе Антимониум крудум.

Трофические расстройства. Со стороны кожи: «роговидные утолщения», «затвердения», мозоли или роговые мозоли, характеризующиеся значительной болезненностью. Локализуются они как на подошвах, так и на ладонях. Эти омозолелости немало затрудняют больному ходьбу.

«Болезненная чувствительность подошв» заставляет думать о многих типах.

Аранэа диадема. Araneadiacleina (паук крестовик). Больной больше всего страдает от боли в области пяток; это боли в костях — очень глубокие, вызываемые или усиливаемые сыростью.

Барита карбоника. Baryta carbonica. У субъекта, напротив, имеют место затвердения апоневрозов с их сморщиванием — в области ладонного, а также плантарного апоневрозов. Барита карбоника известна, как прекрасное средство при Дюпюитреновской контратуре — при том условии, что одновременно имеется артериальная гипертензия.

Ледум палюстре. (Ledum palustre). У другого больного картина иная: он не может ходить из-за острых болей в пальцах стоп. Но — любопытная вещь! — когда он помещает стопы в холодную воду, его страдания прекращаются.

Напомню о том, что когда мы изучали подагру, вам не раз рассказывали о подагриках, которые ради облегчения болей помещали ноги в холодную воду. Если бы при этом вам указали бы на Ледум палюстре, вы единым разом узнали бы и об интересном клиническом симптоме и получили бы лечебные указания о подходящем для таких случаев средстве.

Ликоподий. Lycopodium. Индивид «страдает пятками», как субъект типа Аранэа диадема. Но характеризует он эти свои боли так: ему кажется, что он ходит по дороге, вымощенной острым (испытывает стреляющие острые боли в пятках).

Медорринум. Medorrinurn. Субъект испытывает боли в пятках даже тогда, когда не ходит. Сопутствующий симптом: субъект испытывает жжение в кистях и стопах ночью в постели, ищет для них прохладного места (некоторое сходство с Серой).

Силицея Silicea. Не может ходить потому, что стопы у него сильно потеют, так что от этого зловонного пота получаются экскориации; кожа становится болезненной.

В общем, изучая досконально какой-нибудь один симптом можно всегда выявить очень четкие различия между представленными этим симптомом средствами, каждое из которых так или иначе «обозначено»; и это позволит прийти к тому из них, которое точно подходит наблюдаемому больному.

Ногти у субъекта типа Антимониум крудум утолщены, деформированы, растрескавшиеся, а главное — «болезненны» (при типе Силицея: на утолщенных ногтях видны белые пятна, около них заметны высыпания; при типе Графита: ногти утолщены и деформированы с черными пятнами на них; при типе Туйи ногти мягкие, легко гнутся; кисти потные, влажные). Кроме того, при типе Антимониум крудум под ногтями иногда образуются известковые отложения — очень болезненные — причем боль усиливается от лучистого тепла: это мне случалось отмечать у монахинь, или домработниц, занимающихся глажкой.

Психика при типе антимониум крудум

Фактически, при типе Антимониум крудум нет «психическо го состояния»: просто ребенок гневлив или пуглив, не переносит прикосновения к нему, не любит, чтобы на него смотрели Но это все не составляет «психического состояния».

Но у молодых девиц и женщин можно отметить, что они грустны. Они экзальтированы, склонны ко всяким «выдумкам («жизнь вызывает отвращение. Жить не стоит. Если бы могла умереть, была бы спокойнее». но только «не насовсем!.. только «попробовать и этого»). От яркого, но рассеянного света их беспокойство возрастает; больше всего их экзальтирует и выводит из равновесия лунный свет. На ночь закрывают ставни, чтобы луна не светила в комнату: иначе начинают бредить. Это «ухудшение от лунного света» составляет одну из характеристик типа Антимониум крудум. При типе Углекислой извести в периоды полнолуния — а при типе Силициа — в периоды новолуния — отмечается ухудшение всех имеющихся болезненных состояний

В общем, в отношении Антимониум Крудум помнить: чувствительность к холодному купанию, гурманству (и постоянные последствия обжорства). Все расстройства проистекают от двух причин, и одним из выражений является характерный язык, покрытый белым налетом: густым, плотным «молочным». Это — важный и объективный признак.

Антимониум тартарикум

Преобладающие характеристики

Каковы преобладающие характеристики Антимониум тартарикум? Угнетение (депрессия), слабость, состояие тошноты, лихорадка.

Угнетение (депрессия)

Проявляется непреодолимой тенденцией ко сну, могущей принимать формы от простой сонливости до состояния настоящего ступора (оцепенения), граничащего с комой. Сонливость Антимониум тартарикум опять находится в картинах всех тех заболеваний дыхательных путей, какие подлежат данному средству: в конгестии легких, в бронхопневмонии — как у детей, так и у стариков.

Можно указать ряд различных средств, показанных при сонливости.

Этуза цинапиум. Aethusa cinapium. У ребенка типа Этуза цинапиум выявляется одна характеристика: нетолерантность к молоку. Как только ребенок напьется (или насосется) молока, он его отдает обратно. Но это может происходит в двух формах: либо он вырывает молоко жидким — как только его проглотит, либо через некоторое время после того, как проглотил молоко, вырывает его в виде крупных кислых сгустков. Рвоты очень внезапны и сильны. И сейчас же после рвоты ребенок засыпает и впадает в некое подобие прострации. Кроме рвоты у ребенка типа Этуза цинапиум отмечается вязкий зеленоватый понос; тоже сразу же после дефекации младенец засыпает.

Опий. Пациент типа Опия отличается непреодолимой наклонностью ко сну, он вечно дремлет. Кроме того, у него отмечается другая, крайне важная черта: дыхательные расстройства, аналогичные расстройствам, свойственным типу Антимониум тартарикум. Дыхание не только шумное — оно «стерторозное» (хриплое и затрудненное, даже по временам прерывистое). При типе Опия мы находим не только сонливость, но и потерю сознания; и потому об Опии следует вспоминать всякий раз, когда мы сталкиваемся с состояниями апоплексии или комы, сопровождающейся стерторозным дыханием с багровым лицом и пульсирующими артериями. Сонливость Опия мы также находим и у тех больных, у которых не было никакого острого происшествия, а был лишь запор. В этом случае сонливость появляется утром или днем, как только больной станет отдыхать или даже только присядет. Тут мы встречаемся с запором на почве атонии кишечника: никакой потребности к дефекации; лишь с большим усилием выталкивает твердые и черные комья кала.

Нукс мосхата. Тоже отмечается сонливость. По тут мы не находим ни острого лихорадочного состояния, ни хронического запора; пациенту очень трудно оставаться в бодрствующем состоянии, а также держать в бодрствующем («трезвом») состоянии свой ум, свой интеллект. Он сидит где-нибудь в углу, не говоря ни слова, все ему безразлично; он просто ни о чем не думает. Иногда такую картину наблюдают у тех молодых женщин и девушек, которых квалифицируют в качестве истеричек (или так их квалифицировали в прежние времена), а они просто перенесли сильное душевное потрясение, тяжелое горе, после чего оказываются удрученными, уходят в себя. Настроение при этом очень изменчиво, с чередованиями смеха и слез (это уже больше Игнация, чем Нукс мосхата). У больной проявляется склонность к обморокам, теряет сознание от ничтожных причин (но всегда на людях, чтобы они с нею повозились: по-моему особы типа Нукс мосхата — это самые навязчивые из истеричек — подобно тому, как особы типа Платины — самые вредные по отношению к тому, кто «попал им на зуб»). У нее же привлекают внимание гомеопата еще два небольших симптома: сухость во рту и отсутствие жажды (Пульсатилла, Гельземиум).

Слабость

Вернемся к изучаемому средству. Сонливость типа Антимониум тартарикум не является просто результатом такого истощения, как при типе Этуза; или наклонности к коме или к такой пищеварительной интоксикации, как при типе Опия; или же такого невропатического состояния, как при типе Нукс мосхата. Она при типе Антимониум тартарикум тесно связана с состоянием слабости, сопровождаемым рядом небольших симптомов, которые нужно хорошо знать.

Дрожь — как только пациент хочет сделать какой-нибудь жест (например, поднести стакан ко рту), он начинает дрожать; парезы конечностей — не может стоять на ногах; слабость гладких (слизистых) поверхностей — не может вытолкнуть той слизи, какая наводняет дыхательные пути. Много хрипов в легких, а мокроты отхаркивает совсем мало. И к чему же это приводит? К той склонности к асфиктическому состоянию, какая проявляется характерным объективным признаком — цианозом лица. Головокружения: слабость при типе Антимониум тартарикум проявляется не только в дрожи и парезах, но также в головокружениях. Голова у пациента падает, как только он хочет оторвать ее от подушки — начинается головокружение.

Если мы мысленно спроецируем вместе характерные симптомы какого-нибудь средства при воздействии им на субъекта (или «типа этого средства»), мы получим таблицу симптомов данного средства (типа). В интересующем нас сейчас случае Антимониум тартарикум картина получается такая: больной не в состоянии подняться с постели, опираясь на руки, потому что у него нет сил: он не в состоянии приподнять голову с подушки без головокружения; он не в состоянии выхаркать мокроту, потому что его слизистые совершенно парализованы, так что он не в состоянии вытолкнуть ту слизь, какая переполняет его легкие (объяснение не очень вразумительное, потому что сила-то, выталкивающая мокроту, исходит из произвольных мышц; но действительно, при отсутствии упругого противодействия гладкой мускулатуры слизистых, они пассивно растягиваются туда и сюда, этим «заглушая» толчки, создаваемые произвольными мышцами, которые тоже у этого больного слабы).

Состояние тошноты

Тошноты при типе Антимониум тартарикум постоянны и сопровождаются состоянием недомогания, характеризуемым истинной тревогой и некоторыми вазомоторными расстройствами: бледность лица и холодные поты.

Чем больше больного рвет, тем хуже он себя чувствует. Haм известны два главных, связанных со рвотой средства: Ипекакуана и Антимониум тартарикум.

Известно, что при типе Ипекакуаны рвота не дает желанного облегчения. Но при типе Антимониум тартарикум больной просто чувствует себя значительно более больным по мере того, как его рвет, потому что рвоты отнимают у него последние силы. Почему? Потому что при рвоте он делает много лишних усилий. И что же он при этом вырывает? Не только то желудочное содержимое, которого он совершенно не удерживает, но также и всю ту слизь, которую выхаркать ему не удается, так что она тоже попадает в пищеварительный канал и большей частью проглатывается.

И при кашле он с превеликим трудом кое-что отхаркивает, да и то большей частью тут же проглатывается. И удаляется рвотой. Ничто эту рвоту не успокаивает. Ни настои трав, ни чай; даже каждая капля выпитой воды — все извергается рвотой. У больного всегда такое ощущение, что он умрет, так как по мере нарастания рвоты его депрессия нарастает, увеличивается и усталость. Не забудем о том, что субъект типа Антимониум тартарикум вообще очень подавлен, угнетен: это больной по-настоящему лежачий.

И все же одно обстоятельство несколько ослабляет у пациента его рвоту: больного типа Антимопиум тартарикум рвет намного меньше тогда, когда он ложится на правый бок.

Лихорадка

Антимониум тартарикум — средство при остром состоянии, при острой болезни. Сказать по правде, при типе Антимониум тартарикум не отмечается никакой регулярности в температурных проявлениях. Обычно лихорадка оказывается наиболее высокой в 3 часа дня (или около 6 часов, но особенно именно в 3 часа). Стадии жара и озноба не сопровождаются жаждой. И вот, вспомним о том, о чем говорили в связи с Антимониум крудум — чередование ознобов и потов. Этого при типе Анимониум тартарикум мы не отмечаем.

Но имеются поты, и притом крайне обильные. Во время приступа лихорадки пациент не может держать глаза открытыми. Тут припомним ту характеристику средства, какая была указана с самого начала: засыпание, сонливость. Иногда больной засыпает по-настоящему. А в те часы, когда лихорадка его оставляет (например, утром или после полуночи), он в полном отчаянии и совершенно обессилен; чувствует, что силы его окончательно покидают.

Объективные признаки

Никогда не следует забывать о том, что существуют объективные признаки данного типа («средства»). Вообще, если внимательно пересматривать и хорошо знать Материа медика, легко убедиться в том, что обычно больной сам «обозначает» средство, какое ему должно быть назначено.

Можно указать два объективных признака Антимоннум тартарикум:

шумное дыхание: одно то, что, входя в комнату больного, мы слышим это характерное дыхание, должно привлечь наше внимание к возможности назначения Антимониум тартарикум; это происходит от того, что у больного в груди обильные хрипы, а мокрота совершенно не отхаркивается.

Само по себе положение больного в постели: он старается присесть в постели из-за обычной у него конгестии легких (самостоятельной или на почве бронхопневмонии), но не в состоянии удержаться в сидячем положении: голова у него свисает то в одну, то в другую сторону; он соскальзывает с подушек и у него не хватает сил удержаться от этого. Вот почему даже голову такому больному приходится подпирать с обеих сторон.

Имеется еще одно средство, характеризующееся такой же слабостью: это Соляная кислота (Хлористоводородная). Но это больной не «дыхательный», а «пищеварительный», глубокоинфицированный, пребывающий в состоянии крайней адинамии. У него тоже имеется потребность пребывать в сидячем положении, но его не подпирают подушками, потому что его страдание — не дыхательное; и вот он благополучно и беспрепятственно соскальзывает в кровати «до победного конца». Больной типа Соляной кислоты подавлен, в прострации; глаза у него полузакрыты, челюсть отвисает; еще можно указать такую объективную характеристику, присущую именно такому больному: язык у него сух; жесткий, точно из дубленой кожи; почти парализованный с другой стороны, еще имеется обильный понос с непроизвольным отхождением стула — при мочеиспускании или при от хождении газов. Высокая лихорадка. Короче говоря, это «тифоидное состояние» или настоящий «брюшняк».

Клиническое исследование

Больной с заболеванием дыхательных путей

Его можно охарактеризовать одним словом: легкие у него «блокированы», он не может дышать. Но он предъявляет существенную характеристику: обильные хрипы. При аускультации легкие ими полны. Больной не отхаркивает мокроты только потому, что не в состоянии это сделать: он проглатывает мокроту, а потом вырывает ее.

Как он выглядит? Это — страдающий сильной одышкой. Это выдает его сильно расширенные и все время находящиеся в движении ноздри. Их движения быстры и синхронны дыхательным движениям. Но действительно ли этот симптом принадлежит Антнмониум тартарикум? Может быть, он скорее должен быть отнесен к тем болезням, при которых это средство показано? Действительно, нужно признать, что пациент, подлежащий Антимониум тартарикум, всегда страдает одышкой, с движениями крыльев носа и невозможностью дохнуть. Но нельзя сказать что этот симптом так же является гомеопатически обозначенным как остальные из числа тех характеристик, какие я приводил только что. Такой малый признак фактически имеется налицо при всех типах (лекарствах) острых заболеваний дыхательных путей, но он отмечается также при типе Ликоподия когда у субъекта совершенно не затрагиваются дыхательные органы. И вот в таком случае этот малый признак, лишенный какого-либо общепонятного «клинического смысла», приобретает смысл гомеопатический и лечебный. Когда находят у больного движения крыльев носа, синхронные дыхательным движениям, нужно думать о типе ликоподия.

Больной типа Антимониум тартарикум всегда представляется с одышкой и с ционозом лица, потому что у него имеется склонность к асфиксии, он покрыт холодным потом, он в прострации; боязлив.

Кроме того, он кашляет. Каков его кашель? Это кашель спастический, удушающий; днем и ночью. Но следует запомнить две его модальности: кашель стоит в связи с приемом пищи (плотной или жидкой) и больше всего проявляется около 3 часов ночи. Какова бы ни была причина и момент приступа кашля, больной всегда бывает вынужден присесть в постели; но вспомнив о том, что не в состоянии удержать сидячее положение, он соскальзывает то вправо, то влево, не в состоянии удержать голову прямо; что он одержим слабостью, что руки его дрожат. Снова напоминаю об одной из преобладающих характеристик этого средства: пациента приходится подпирать подушками и маленькими подушечками.

При типе Антимониум тартарикум пациент все время испытывает тошноты, его рвет. Кашель облегчается тогда когда у пациента отходят газы и происходят отрыжки. Это нетрудно объяснить: вспомним, что он постоянно проглатывает свою мокроту, заглатывает и воздух, что создает у него растяжение желудка, когда же он отдает обратно этот воздух, он чувствует значительное облегчение. Никогда он не отхаркивает (не выплевывает) мокроты; или же выхаркивает слизь — желтоватую, густую, в очень скудном количестве.

Резюмируем: удушающий кашель, одышка, обильные хрипы в легких, отхаркивание скудное и редкое.

Можно назвать еще одно лекарство (тип), характеризуемое кашлем, облегчающимся не только от отрыжек, но также от отхождения кишечных газов: это Сангвинария. При этом последнем типе кашель сухой, сильный, вызывается постоянно имеющимся ощущением щекотания в горле; больше выражен ночью. Но этот пациент выхаркивает мокроту ржавого цвета, что тоже составляет небольшую его характеристику — эта мокрота зловонна, причем пациент сам ощущает этот запах.

Никогда не следует пренебрегать этими небольшими нюансами (особенно, когда они присущи какому-нибудь одному средству), так как они позволяют легко вспомнить то лечебное назначение, какое само навязывается, напрашивается.

Преобладает при типе Антимониум тартарикум состояние асфиксии субъекта. Кроветворение у такого субъекта совершается плохо. Кроме того, он не в состоянии вытолкнуть из себя ту слизь, какая перегружает его легкие; сердцу его становится тесно (от увеличения размеров переполненного легкого); пульс у него слабый, частый, малого наполнения (порой просто не прощупывается). Всякий же раз, когда увидите очень частый, слабый (непрощупываемый) пульс, который «мчится» под пальцами, думайте (особенно при легочных заболеваниях) о Мышьяке. У больного типа Антимониум тартарикум не выступает никакой реакции: он слишком слаб для этого. Как только он хочет выпить лечебный настой или подносит ко рту ложку с чем-нибудь, он сейчас же начинает весь дрожать. Он совершенно обессилен.

Кроме того, у него есть еще несколько других мелких симптомов, которые тоже нужно знать. Такова уже упоминавшаяся особенность рвоты у этого больного: чем больше его рвет, тем более больным он себя чувствует. Язык беловат, но с красной полосой посередине. Вспомним о том, что при типе Антимониум крудум язык густо покрыт плотным белым налетом — точно молоком; а при типе Антимониум тартарикум он беловат, но в средней своей части имеет красную полоску (которая позволяет легко отличить его от языка типа Антимониум крудум). Все, что только предлагают пациенту (даже молоко), вызывает у него тошноту. Пить он может только кислые напитки — в частности, лимонады. Это заставляет вспомнить о потребности в кислом при типе Антимониум крудум.

Антимониум тартарикум показан бронхопневмониями, бронхитами у детей, появляющимися в сырую погоду — например, весной или осенью; показан при состояниях конгестии легких у стариков.

Больной с заболеваниями пищеварительного тракта

Как он выглядит? Лишь редко удастся найти симптомы пищеварительного расстройства в изолированном виде: обычно же они сочетаются с легочными расстройствами — не даром Антимониум тартарикум прежде всего является средством легочным.

Изучим его характеристики — в первую очередь, со стороны языка, который покрыт налетом, увеличен в размерах, тестоватой консистенции, белого цвета, а края красны и посередине тоже проходит красная полоска; язык сух. Но жажда отсутствует, и пациент (которого от всего тошнит!) даже сердится, когда ему предлагают что-нибудь выпить. У него отвращение к молоку, и если только удается его уговорить выпить чашку молока (холодного или горячего), его тошнит, от чего рвоты естественным образом усиливаются. У него (как уже было сказано) имеется желание пить только лимонады. Один наш больной (с только пищеварительными расстройствами) все ел кислые сырые яблоки. и, кроме них ничто его не привлекало.

Рвоты у такого больного облегчаются только от лежания на правом боку, на печени (думаю, все же не столько на печени, сколько на привратнике, для раскрытия которого при ослабленной перистальтике даже сила тяжести пищи имеет значение вспомогательного фактора). И за рвотой у него следует засыпание, подавленность и прострация. Не следует забывать о том, что рвоты при типе Антимониум тартарикум очень утомительны, так как совершаются с затратой больших усилий; при рвоте извергается в большом количестве слизь — обильная, густая, пристающая, беловатая (иногда с прожилками крови), удаляется с трудом. Такой пациент не удерживает ничего из съеденного или выпитого — даже воду не удерживает. Во время лихорадки он не переносит даже воды. Интересный факт: Антимониум тартарикум иногда оказывается показанным (полезным) при язве желудка.

В свое время в госпитале Сен-Жак Жуссе и Лефас произвели некоторые опыты. Отчет о них помещен в бюллетень анатомического общества от мая — июня 1898 г.: кролику делали подкожную инъекцию Рвотного камня, и таким способом вызвали у него появление таких поражений, какие в точности соответствовали тем желудочным изъязвлениям, какие наблюдались у больных, страдающих («спонтанной») язвой желудка. Равным образом, эти авторы отметили и то, что у этих пациентов аналогию можно было отметить не только в анатомических поражениях, но также (любопытный факт!) и с точки зрения лечебной. И выходит, что против язвы желудка можно прописывать больному «вполне гомеопатическое» средство, если учесть то, что в массивных дозах это же средство вызывает в эксперименте на животном такое же (язвенное) поражение.

У больного может иметься налицо холероподобный понос, сопровождаемый болями в животе с резями, вот почему Антимониум тартарикум бывает нередко показан при некоторых холероподобных поносах у детей и при конгестиях печени. Вспомним, что пациент всегда чувствует себя лучше тогда, когда лежит на правом боку Мы снова находим показания к назначению Антимониум тартарикум тогда, когда встречаемся с желтухой, осложненной конгестией легких; или, наоборот, с правосторонней пневмонией, осложненной желтухой.

Заканчивая настоящее изложение, напоминаем, что мы можем мысленно сопоставить и противопоставить два средства (и два типа): Антимониум крудум и Антимониум тартарикум. С клинической точки зрения, как и с лечебной, можно различить эти два средства (типа) очень простым способом:

• первое (Антимониум крудум) является по преимуществу средством пищеварительным, симптомы и характеристики которого связаны с поддиафрагмальными проявлениями;

• а второе (Антимониум тартарикум) является средством почти по существу дыхательным, функциональные проявления которого и различные поражения проявляются в виде наддиафрагмальных. Это последнее средство подходит в случаях хронического бронхита, при легочных конгестиях, при бронхопневмониях, особенно при тяжелых бронхопневмониях.

Специально об Антимониум тартарикум при бронхопневмониях. Пожалуй, представляет особый интерес вопрос о выборе момента для назначения Антимониум тартарикум при бронхопневмонии. При наличии перед нами больного с острым легочным заболеванием можно с самого начала процесса подумать о следующих трех («острых») средствах: Аконит, Белладонна, Железо фосфорнокислое.

Показания к их назначению очень несложны и очень ясны.

Аконит всегда характеризуется сухой лихорадкой, возбуждением, крайне учащенным пульсом (иногда нерегулярным, но всегда полным и твердым). Типичная характеристика — тревога и особенно боязнь неизбежной смерти.

Белладонна, напротив, характеризуется отсутствием возбуждения; пациент в состоянии прострации, подавлен; кожа у него влажная (особенно потеют укрытые места), и если случается у него состояние возбуждения, то это только тогда, когда он бредит (а бред у такого больного типичен; он стремится выскочить из постели, а тифозные часто норовят выскочить из окна).

Феррум фосфорикум занимает положение среднее между Аконитом и Белладонной. Температура у больного не очень повышена; его состояние проявляется скрытым образом — приступами конгестии, приливами жара, чередованием ознобов и потов. Пульс учащен, но он не тверд и неправилен, как при типе Аконита; он также похож на крупное свинцовое зерно (крупную дробь), как при типе Белладонны: он мягок — и в этом заключается его важная характеристика.

Больной типа Аконита совершенно не кашляет; при типе Белладонны— иногда кашляет. Больной же типа Феррум фосфорикум кашляет с самого начала, а приаускультации мы находим у него уже небольшой очаг в легких (это — начало конгестии), тогда как при типах Аконита и Белладонны мы не находим при аускультации ничего.

Таковы три средства для начала пневмонии и три способа ее начала.

Если же мы проследим дальнейшее развитие острой формы — самой банальной формы течения пневмонии — мы тоже встретимся с тремя средствами (типами): Бриония, Ипекакуана, Сера.

Возьмем того больного, который только что предъявлял лихорадку — будь то типа Аконита, Белладонны или фосфорнокислого железа. Какой бы ни была наблюдаемая форма, у него уже может появиться колотье в боку. При этом пациент может быть возбужденным (Аконит), подавленным (Белладонна) — даже распростертым на спине. Но вскоре у него уже разовьется стадия Брионии. И тогда пациент лежит на пораженном боку (ведь главная характеристика Брионии заключается в стремлении к иммобилизации больного места): при малейшем движении ухудшаются и боли и функциональные проявления — стеснение дыхания, одышка, кашель. При болях типа Брионии всегда отмечается облегчение от сильного давления на больное место, и ухудшение болей при малейшем движении.

Ипекакуана. Больной, типа Брионии обычно кашляет, но кашель у него сухой, без мокроты. Если же в какой-то момент у него появится одышка, более сильное стеснение и в легких при аускультации появляются очень мелкие хрипы, тогда уже возникают показания к назначению Ипекакуаны. В это время больной начинает отхаркивать необильную слизистую мокроту, порой даже испытывает затруднение при ее выталкивании; но его часто рвет при кашле и как только начинается кашель, его клонит ко сну. Этот кашель со рвотой вполне подлежит Ипекакуане. Но мы можем отметить существенное различие между типами Аптимониум тартарикум и Ипекакуаны, Правда, есть у них и пункты сходства: так, при типе Ипекакуаны от рвоты не наступает облегчения или облегчение оказывается лишь временным, а затем все (начиная с тошноты) возобновляется — и именно состояние тошноты преобладает во всей картине. Напомним, что и при типе Антимониум тартарикум тоже тошноты преобладают в картине. Но (прежде всего, от рвоты делается лишь хуже) тут главное отличие обнаруживает аускультация: хрипы при типе Ипекакуаны мелки, а при типе Антимониум тартарикум хрипы крупнопузырчатые, влажные, оба легких ими забиты — в случае грубого (двустороннего) бронхита; или захватывают какой-нибудь отдел легкого — его основание или верхушку, если мы имеем дело с ограниченной формой бронхопневмонии (пневмоническим фокусом).

В общем, субъект типа Ипекакуаны не является уж очень тяжело больным: по временам он может испытывать сильное удушье при кашле и тогда, действительно, у него намечается наклонность к очень плохому самочувствию, появляются холодные поты, даже могут появляться приступы синкопо и может появиться кровь в мокроте (напомним о том, что Ипекакуана — это одно из средств при кровотечении, как у женщин с метроррагией, так и у любого больного с легочными кровотечениям различной степени выраженности). Но самой крупной характсристикой этого средства (типа) остается чистый язык. Никогда мы этого не находим при типе Антимониум тартарикум — какими б ни были при нем реакции со стороны пищеварительного тракта — рвоты, тошноты, поносы.

Такова та существенная характеристика, какой обычно оказывается достаточно для выделения картины, чтобы нс спутать Ипекакуану с Антимониум тартарикум. Но говоря о наличии еще другого, уже упомянутого нами различия: при аускультации мы обнаруживаем при типе Ипекакуаны в легких мелкопузырчатые тонкие хрипы, тогда как при типе Антимониум тартарикум хрипы всегда оказываются крупнопузырчатыми. С другой стороны, у больного типа Ипекакуаны мы иногда отмечаем отек легких: при таких обстоятельствах легкие (как и при Антимониум тартарикум) оказываются блокированными (в смысле вентиляции, а следовательно и в смысле оксигенации крови); но все это происходит без того шума, без того клокотания, какое типично для Антимониум тартарикум. Субъект типа Ипекакуаны может иметь прерывистое дыхание, может страдать одышкой с быстрым дыханием, но без того шума, по которому врач уже на пороге комнаты сразу различает больного типа Антимониум тартарикум.

Сера. Характерным показанием для назначения Серы является чередование жара и небольших лихорадочных вспышек на фоне стойкого наличия состояний конгестии легких. И, кроме того, чтобы закрепить лечение пациента (каким бы ни было у него начало процесса — по типу Аконита, Белладонны или Железа) мы после развитой стадии (будь то по типу Брионии — с сухим кашлем или по типу Ипекакуаны — с ее мелкими хрипами) — когда он уже закончится, назначаем Серу для того, чтобы не дать процессу перейти в хроническую стадию и предотвратить развитие у пациента нового фокуса в легких.

А при тяжелых формах показанными могут оказаться три средства: Арум трифиллум, Фосфор, Антимониум тартарикум.

Арум — это средство необычное, особенно у ребенка. Именно когда субъект заболевает очень сильно после сильной простуды (особенно, когда речь идет о ребенке туберкулиничном), он вначале подлежит Акониту, но затем, не проходя стадии Брионии, он сразу же впадает в ту стадию, какая типична для Арум. И это очень тревожная стадия: температура очень высокая. больной подавлен и в прострации. Укажем на важный признак, свойственный только этому типу: больной подносит руки к губам и к носу и до крови срывает с них кусочки кожицы (эпидермиса из слизистой). Из-за этого пальцы у него вечно перепачканы и слизью и небольшими кровянистыми кусочками корочек, которые он сорвал. Но это не единственная характеристика этого тяжелого состояния. Рот у него приоткрыт, открывая чрезвычайно красный язык, тем же цветом отличаются и слизистые глотки и щек. В Материа медика обычно указывается, что эти слизистые имеют вид куска сырой говядины — и это обозначение вполне точно.

У субъекта типа Арум отмечается также насморк с разъедающим крылья носа истечением. Имеется охриплость: очень сухой кашель, очень резкий, крайне болезненный. И потому, когда маленький ребенок только хочет кашлянуть, он уж хватается обеими руками за горло, зная, что сейчас ему станет там больно.

Еще один небольшой объективный признак: на коже видны небольшие красноватые чечевицеобразные пятна.

Арум особенно подходит в случаях тяжелой формы бронхопневмонии. Но когда очаг увеличивается, когда количество хрипов нарастает, возникают показания к назначению Антимониум тартарикум. Не повторяю его симптомов, потому что говорили мы о них только что. Напомню о шумном дыхании и асфиктическом состоянии — с обилием хрипов и скудным отхаркиванием.

Предположим, что состояние больного продолжает тяжелеть, что у него появляется сильное удушие, когда он насилу выхаркивает мокроту (и нередко это уже бывают плевки, окрашенные кровью); когда он вырывает все то, что выпил (это не просто со стояние постоянной тошноты), — вот тогда возникают показания и к назначению Фосфора. При таком состоянии пациент не способен удержать в желудке ту холодную воду, которую ему дают, потому, что она извергается (вырывается наружу), как только согреется в желудке.

Наконец, после улучшения состояния пациента снова возникают показания к назначению Серы, которую уместно всегда назначать к концу процесса, чтобы предотвратить возможность возврата нового очага и для ускорения движения в сторону выздоровления.

Лично мне никогда не случалось отметить смертельного исхода в течении бронхопневмонии. Хорошо изучите те средства какими располагаете; запомните хорошо их характеристики; поймите также последовательность их назначения в зависимости от чередования клинических стадий болезни. Сделать все это быть может удастся лишь путем немалого усилия. Но вы всегда будете вознаграждены за эти усилия.

Апис

Преобладающие характеристики

Назовем тут три характеристики этого средства: воспаление, боль, лихорадка.

Воспаление

Воспаление характеризуется внезапным образованием быстро скопляющегося экссудата. Как он себя проявляет? Его можно изучать в области кожи, слизистых и серозных оболочек.

Экссудат в области кожи. На коже образуется отек. Каковы его особенности? Он появляется внезапно, образуясь почти немедленно, во всяком случае в течение минимального срока. Окраска покровов не столько красная, сколько розовая. Отек может быть частичным (локализованным) или распространенным, даже общим.

Частичный отек. Проявляется то в форме явного отека с лоснящейся напряженной кожей, на которой остаются отпечатки пальцев при надавливании (отек стоп или кистей); в других случаях — в форме полупрозрачной припухлости, которая в особенности заметна бывает в области век. Верхние и нижние веки красны, вздуты, отечны. Отек более выражен в области нижних век, свисающих в виде наполненных водой мешочков. Вздутие иногда оказывается столь значительным, что веки выворачиваются наружу и выглядят очень покрасневшими.

Есть еще другие средства (типы), для которых характерен отек век: таков отек верхних и нижних век типа Мышьяка, обычно сопровождающийся сильным зудом и жжением, тогда как отек типа Апис сопровождается болями, колющими и тоже жгучими.

Один признак позволяет отличить эти два средства (типа): при типе Аписа облегчение постоянно наступает, когда к отеку прикладывают холодное; тогда как при типе Мышьяка облегчение наступает тогда, когда к отеку прикладывают горячее. Наконец отметим еще Калий углекислый, с его типичными ограниченными отеками, локализующимися в особенности у внутреннего угла верхнего века.

Общий отек. Распространенный по всему телу отек (анасарка) появляется внезапно, за несколько часов. Вообще, все то, что подлежит Апису, появляется внезапно, быстро, с большой силой. Кожа приобретает розовую окраску, иногда напряжена, но еще больше бросается в глаза то, что она мягка и восковидна.

Экссудат в области слизистой. Воспаление проявляется либо в области глотки, либо в области гортани.

Глотка. Слизистая «красна; блестяща, точно лакированная». Впрочем, одно это еще не столь характеристично, так как такие же отличительные элементы мы находим и при типе Белладонны. Но есть один признак, постоянный при типе Аписа, никогда не наблюдающийся при типе Белладонны: это отечность мягкого неба и язычка. При этом язычок свисает между двумя дужками «наподобие прозрачного маятника часов».

Но этот признак встречается не только при типе Апис, но также при другом типе — Калий двухромовокислый. Однако, при типе Калия двухромовокислого одновременно всегда имеются изъязвления глотки — особенно с правой стороны язычка; эти изъязвления бывают окружены красным ореолом и покрыты секретом — желтоватым, вязким, пристающим (тянущимся нитками). Наконец, имеется еще одно очень простое средство для отличения Апис от Калия двухромовокислого в случае отсутствия изъязвлений: колющие боли при типе Калия двухромовокислого облегчаются от тепла, от горячих напитков, горячих полосканий; тогда как такие же колющие боли типа Аписа ухудшаются от тепла (в одном романе Ж. Верна «Путешествие капитана Гаттераса», между прочим, имеется упоминание о том, как один судовой врач с успехом назначил матросу, заболевшему ангиной глотать кусочки мелко наколотого льда; надо полагать, Ж. Верн слыхал от какого-нибудь врача или домашнего лекаря о том, что иногда при ангине с сильным, сдавливающим глотку, отеком холодное приносит значительное облегчение — надо полагать, именно при воспалении типа Аписа).

Гортань. Тут мы встречаемся с таким отеком голосовой щели, какой наступает внезапно, неожиданно, при казалось бы полном здоровье; бывает это в тех случаях, когда у субъекта имеет место повреждение почек. Кроме того, отек голосовой щели так же внезапно возникает у ребенка, который случайно кладет себе в рот плод, в котором сидит пчела (тут же жалящая ребенка). Немедленно возникает отек голосовой щели — и смерть может наступить за 5—10 минут, если ему не будет оказана помощь. Да как тут помогать? Очень просто: антидотом пчелиного укуса является Календула (ноготки). Если тут же дать больному проглотить 3–4 капли (неразведенной) настойки Календулы в небольшом количестве воды, отек голосовой щели исчезнет быстро. Вот так при помощи этого антидота пчелиного укуса можно Календулой помешать развитию обычной реакции экссудации и образованию отека. (Это удобно при укусе слизистой; а при укусе покрытых кожей мест можно с успехом применить другой антидот пчелиного яда — нашатырный спирт (раствор аммиака): после прикладывания к месту укуса ватки, смоченной крепким раствором аммиака, боль быстро ослабевает и отечность тоже уменьшается). Добавим еще то, что у больного с таким отеком голосовой щели, какой подлежит Апису, отмечается характерное ощущение, что «каждый вдох может оказаться для него последним».

Серозные оболочки. Любая из серозных оболочек может быть поражена таким воспалительным процессом, и Апис может быть полезным средством как при перикардите, так и при менингите, ревматическом плеврите.

Плевра. Любой плеврический выпот (туберкулезного или иного происхождения) и любой гидроторакс могут оказаться подлежащими Апису. Каковы же тут характеристики выпота? Он появляется внезапно и развивается крайне быстро, он является безболезненным; у пациента отмечается одышка, прогрессивно увеличивающаяся и сопровождаемая сухим кашлем, который можно вызвать раздражением надгрудинной области. Больной всегда чувствует себя хуже в жарком воздухе. По привычке, стараются согреть воздух комнаты больного, но чем в комнате теплей, тем больше это тяготит больного. И тут тоже выявляется характерное для Аписа ощущение, будто «каждый следующий вдох окажется для больного последним».

При сравнении выпота типа Апис с выпотом типа Брионии мы отмечаем существенные отличия. Именно, при типе Брионии выпот никогда не появляется с самого начала процесса: ему всегда предшествует та начальная клиническая стадия, которая в общем сходна с реакцией типа Аконита; и выпот накопляется в дальнейшем лишь постепенно, шаг за шагом, развиваясь не бурно, сопровождается болью, вынуждающей больного занимать положение полного покоя, неподвижно укладываясь на больном боку — потому что он всегда получает облегчение от давления и покоя. А при типе Аписа выпот появляется сразу, точно всю серозу изжалили пчелы. Развивается такой процесс очень быстро и почти совершенно безболезненно. Однако один феномен служит указанием быстрого нарастания выпота: это нарастающая одышка.

Синовиальные оболочки суставов. Поражаться могут любые суставы (иногда все или почти сразу все), причем всегда внезапно и крайне бурно и сильно в своих проявлениях. Пораженные суставы оказываются припухшими, напряженными, кожа над ними лоснится; но главной характеристикой является ее розовая окраска — ни красная, ни бледная, а именно розовая.

Другой характеристикой является «крайняя чувствительность к прикосновению» не переносит даже самого легкого задевания. Если делают попытку такой иммобилизации, какая прекрасно помогает при поражениях типа Брионии (захватить весь сустав в целом, слегка сдавливая его), это вызывает у больного крики от боли, потому отметим себе в качестве еще одной важной характеристики: «ухудшение от движения, от малейшего прикосновения, от давления. «Наконец, вспомним о том, что колющие и жгучие боли типа Аписа всегда ухудшаются от тепла и облегчаются от холода (о них мы подробнее сейчас поговорим». И потому пациент, типа Апис, подверженный суставному ревматизму, терпеть не может традиционных теплых укутываний суставов, предпочитая им холодные аппликации.

Боли

Это боли жгучие, как от прикосновения раскаленного угля. Еще для одного средства тоже типичны жгучие боли «точно oт раскаленного угля»: это Мышьяк. Но кроме жжения, боли типа Аписа являются также «колющими» — точно иглы вонзаются. Другие боли всегда являются стреляющими, точно от ударов шилом или ножом: поражения типа Калия углекислого тоже связана с отеком, почечными расстройствами и другими симптомами, сходными с симптомами типа Апис. Но развитие их по самому своему существу «медленное». Наконец, существует еще одно средство, характеризуемое колющими болями — но тут точно вонзаются ледяные иглы: это Агарикус.

Обычно боли типа Аписа характеризуют как жгущие, точно огнем, и колющие, как удары ножом, добавляя к этому, что больной мучается, «точно ему вонзают иглы, раскаленные докрасна». Такова существенная характеристика болей типа Аписа; остается добавить к ней, что эти боли очень сильны и не ограничиваются только пораженной областью, но и распространяются по всему телу. Например, если у пациента имеется суставной ревматизм, локализующийся в данное время в колене, плече, запястье и т. п., боли иррадируют на расстояние по всему телу. Боли очень сильны, всегда ухудшаются от жара и от покоя; и, наоборот, облегчаются от холода и от передвижения. При наличии у больного острого воспаления, у проводящих уход и лечение всегда имеется тенденция прикладывать к пораженному месту горячие компрессы и т. п. Но если мы отмечаем у пациента ухудшение от горячих аппликаций, можно немедленно думать о типе Аписа, и это заставляет нас вспомнить о характеристиках этого средства (типа) и отыскивать их у своего пациента в подтверждение предположения о нем.

Эти боли обладают еще другой характеристикой: они «блуждают» и при этом меняют свою локализацию не постепенно, а внезапно и обычно довольно часто: только что пациент жаловался на боли в одном боку, а уже через несколько минут эта боль исчезает, но появляются где-нибудь в другом месте и даже на другой стороне тела.

Еще несколько средств (типов), упоминающихся в Материа медика, характеризуются блуждающими болями: Пульсатилла, Калий двухромовокислый, Сучье молоко. При этом боли типа Лак канинум гуляют с одной стороны на другую — то вправо, то влево — довольно регулярным образом. Боли типа Калия двухромовокислого проявляются в форме болезненных точек, которые можно обнаружить давлением пальца. Боли типа Пульсатиллы то появляются, то исчезают, и при этом они меняют не только свою локализацию, но и свою форму: например, вначале это боли стреляющие, а затем рвущие, вначале тупые, потом острые — или наоборот.

Апис и Пульсатилла— это два средства крайне интересных, так как оба они (в некотором отношении) — одной природы: т. е. оба эти средства подходят при одних и тех же состояниях интоксикации, при одних и тех же туберкулиничных состояниях. Но если субъект одного типа (Пульсатиллы) располагает некоторым временем для элиминации своих токсинов (обычно в форме различных желтоватых и никогда не раздражающих выделений: белей, насморка, мокроты и т. п.), у субъекта типа Аписа на это не хватает времени: у него взрывным образом, внезапно начинается выделение токсинов — возникающее внезапно и локализующееся на коже, на серозных покровах или на слизистых оболочках.

Локализации поражений типа Аписа никогда не являются заранее подготовленными. Они возникают внезапным и острым образом, тогда как локализации при типе Пульсатиллы (как и Брионии) являются проявлениями, развивающимися постепенно, мягко, и которым всегда предшествует какая-нибудь типичная клиническая стадия — типа Аконита или же Белладонны. Пациент типа Апис становится подлежащим Апису сразу, внезапно, безо всякой подготовки.

И, наконец, последняя характеристика болей типа Аписа: эта «крайняя чувствительность к малейшему прикосновению». Даже легкое задевание за больное место, простое прикосновение простыни или одеяла причиняет боль. Даже прикосновение к волосам пациента вызывает у него боль. Добавим еще то, что, как правило, все боли типа Аписа развиваются в направлениях «справа налево» и «сверху вниз».

Лихорадка

Озноб при типе обычно начинается «в 3 часа пополудни». Сопровождается известной жаждой; однако мы лишь редко отмечаем, чтобы лихорадящий больной (типа Аписа) в стадии озноба сам просил пить. Озноб при типе Аписа более ярко выражен в жарко натопленном помещении и сопровождается жаром (резким потеплением и чувством жара) кистей и стоп. Хотя он весь дрожит, больной типа Аписа «не желает быть укрытым»: он отбрасывает одеяла. Впрочем, его озноб длится недолго.

Стадия жара наступает очень быстро, и с этого момента, когда он уже пребывает в состоянии вполне выраженного лихорадочного периода со значительным повышением температуры, больной типа Аписа никогда уже не испытывает жажды — даже тогда, когда начинает потеть. Это «отсутствие жажды» характерно для Аписа: у больного одновременно имеется ощущение одышки, жжения в груди; после этого начинают возвращаться поты, и, после лихорадочного пароксизма, больной засыпает.

Важное замечание. Если по ходу острого заболевания вы найдете своего пациента то сухим и пылающим от жара, то покрытым потом, но без жажды, думайте о типе Аписа, который особенно подходит для этих случаев чередования лихорадочного состояния и пота.

Вид лица пациента типа Аписа не дает нам почти ничего характерного, так как подобно типам Белладонны или Аконита, субъект типа Апис тоже имеет лицо конгестированное; но существует все же одна черточка, которая легко может быть выявлена: именно, лицо при типе Аписа всегда «болезненно» и веки, а также верхняя губа «вздуты».

Обычные причины

Каковы обычные причины, могущие привести к улучшению у субъекта с болезненными проявлениями, подлежащими Апису?

Мы тут не можем сослаться ни на какую случайную причину. Когда мы изучаем состояния типов Аконита или Белладонны, можно думать о значении холода; при изучении Брионии думают о роли влажного холода. Но в случае расстройств типа Аписа мы не можем обвинить ничего в таком роде. Укол пчелы создает такую инокуляцию некоторого яда вируса, эффект которого проявляется внезапно. Больной типа Аписа оказывается подверженным сильному воздействию какого-то (неизвестного нам) вируса (биологического фактора), присутствие которого тоже выявляется внезапно. И этот вирус, происхождение которого может быть изменчивым, обычно оказывается туберкулиничным: все проявления острого состояния типа Аписа развиваются на туберкулиничной почве. Однако можно указать одну случайную (т. е., внешнюю) причину, которая может быть обвинена (в создании типа Аписа) — я ее уже называл в свое время — это действие моря. Это нужно понимать правильно. И именно не само по себе пребывание у моря вызывает у детей такие эффекты, какие подлежат Апису, а именно возврат с берега моря в обстановку большого города. И когда вы видите ребенка, который по возвращении с берега моря внезапно обнаруживает более или менее сильное повышение температуры (это, например, бывает часто в Париже, поскольку вообще, чем более токсичным является город, тем быстрее развиваются острые проявления) — иногда даже с тяжелыми (нередко менингеальными) феноменами — вы имеете полное право думать о типе Аписа.

И потому, возможно, полезно назначать дозу Аписа всем тем туберкулиничным детям, которые возвращаются с берега моря (после более или менее продолжительного пребывания) в большой город. Такое превентивное лечебное воздействие уже оказывало мне большие услуги.

Клиническое исследование

Подвергнем клиническому изучению субъектов, подлежащих Апису.

Менингитный (менингеальный) больной

Самой крупой его характеристикой является склонность к быстро наступающей подавленности: в течение 2–3—4 часов. Начало заболевания почти молниеносно. Ребенок падает внезапно сраженный болезнью, а за этим у него следует состояние подавленности, ступора (бесчувственности), могущее доходить до комы. Это состояние потери сознания возникает быстро — и если своевременно не вмешаться, ребенок может погибнуть. Из такого бессознательного состояния он не выходит, а прострация сменяется у него лишь приступами конвульсий да испусканием (характерных мозговых) вскрикиваний.

Во время приступов конвульсий (всегда ухудшающихся под влиянием тепла), больной двигает головой или конечностями (склонность к опистотонусу с запрокидыванием головы и выгибанием позвоночника). Например, ребенок в конце сентября возвращается с берега моря и внезапно заболевает в описанных мною выше условиях, обычно про него говорят, что он простудился и разводят возле него в камине адский огонь. Но, чем больше его согревают, тем больше усиливаются его конвульсии. Голова его ригидна (и запрокинута кзади); обычно в таких случаях говорят о «ригидности затылка», но эта ригидность не постоянна, переплетающиеся с нею движения головы вводят врача в заблуждение: ребенок мотает голову по подушке то вправо, то влево или же зарывается в подушку неподвижно. Наконец, он «скрежещет зубами», а перед концом у него появляются клонические судороги мимической мускулатуры — гримасы.

Когда ребенок кричит, у него получаются типичные энцефалические крики — обычно нечленораздельные (впрочем иногда отмечается другая, менее безнадежная и иногда заканчивающаяся выздоровлением форма мозгового крика: крик затяжной и почти мелодичный — больной как бы жалобно поет, начиная с довольно высокого грустного тона, который он нередко тянет добрые минуту-две, постепенно его ослабляя и понижая высоту звука, но вскоре после паузы начинает кричать снова, иногда при этом даже произносит пару исковерканных слов или обрывок несложного предложения — такого больного иногда удается спасти.

Добавим к этому то, что больной никогда не тянется руками к голове и это достаточно важно потому, что позволяет отличить Апис от другого типа — Хеллеборус Морозник, часто ошибочно именуемый «Чемерицей»; чемерица — Вератрум. Конечно, все это ухудшается от тепла (теплой ванны или горячего компресса). Больной старается раскрыться в постели, сбросить одеяла; и конечно для этого у него есть повод — ухудшение от тепла. Вспомним о маленьком ребенке, который закатывает конвульсии, а так как при этом он скрежещет зубами, решают, что у него глисты и для облегчения сажают его в горячую ванну, откуда наконец его извлекают вопящим и с явным ухудшением состояния. Это признак типа Апис. Попытаемся дифференцировать Апис от Белладонны и Хеллеборуса.

Белладонна характеризуется одной лишь конгестией; тогда как при типе Апис кроме конгестии имеет место воспаление и всегда; имеется также болезненное повреждение (та или иная форма перерождения). И вот обратим внимание на то, что субъект типа Аписа всегда ищет прохладного, получает облегчение от компрессов из холодной воды, тогда как субъект типа Белладонны не стремится раскрыться, а наоборот скорее стремится к теплу.

Хеллеборус имеет большое сходство с Аписом, и если не знать Материа медика во всех деталях, эти два типа можно легко спутать. Тип Хеллеборус (в клиническом течении) следует за Аписом или Белладонной, тогда как тип Аписа (в нашем конкретном случае) проявляется с первых же фаз менингита. В случае менингита состояние Хеллеборуса является состоянием закрепляющимся, тогда как состояние Аписа является подготовительным. Пациент с состоянием Хеллеборуса уже находится в состоянии комы; лицо его бледно, глаза широко раскрыты и закатываются, зрачки на свет не реагируют. Он испускает непроизвольные крики (как субъет типа Аписа), но при этом всегда тянет руки к голове: это небольшая интересная модальность. А в общем, он катается головой по подушке или зарывается в нее точно так же, как больной типа Аписа, но он царапает ногтями свои губы до крови, ощипывая вокруг себя (корфология).

Больной типа Хеллеборуса жует челюстями и бормочет И у него выявляются два характерных признака: ужасный запах изо рта, всегда остающегося открытым из-за отвисания нижней челюсти и автоматические движения какой-нибудь одной руки или ноги. И если, например, такие движения отмечаются с какой-нибудь одной стороны (например, левой), одновременно отмечаете паралич симметричной конечности с другой стороны тела.

Тут уместно вспомнить о том, что и при типе Брионии имеют место автоматические движения руки и ноги, но только с левой стороны — никогда не с правой, и отсутствует паралич конечностей другой стороны тела. Вообще тут имеет место рефлекторное функциональное расстройство. И никогда не имеет места такое болезненное повреждение, какое наблюдается при типе Хеллеборус Это болезненное повреждение при типе Хеллеборуса всегда оказывается ограниченным (локализованным) и стойким (фиксированным); а при типе Аписа оно (в отношении локализации) лишь намечается.

Мне как-то раз случилось лечить одного коллеги дочь (6-летнюю девочку), обнаруживавшую в точности все симптомы Аписа. Я дал ей Апис 30 и за 48 часов все менингеальные симптомы пошли на убыль; в дальнейшем, при назначении Серы йодистой, Пульсатиллы и, наконец, Марморек (опять пресловутая туберкулиничная концепция автора!) ребенок поправился. В настоящее время она уже замужем, мать семейства, очень крепкая, здоровая женщина. Но в течение 1–2 суток в начале ее болезни мы были уверены, что она не выживет. И любопытно: этот ребенок лишь за 2 дня до заболевания менингитом был привезен с берега моря. Конечно, она входит в ту самую категорию, о которой у меня речь шла выше.

Больной с поражением пищеварительного тракта

Я умышленно оставляю без разбора острую ангину, подлежащую Апису, поскольку большого интереса она собой не представляет. А теперь рассмотрим, как проявляет себя острый пищеварительный больной, подлежащий Апису.

Обычно тут речь идет об остром кишечном воспалении с вторичной перитонеальной реакцией. Живот весьма чувствителен, вздут и напряжен, болезнен до того, что больной не переносит ни малейшего прикосновения к нему. Отметим один небольшой признак: при случайном чихании у него возникает такое ощущение, точно что-то у него сокрушается в животе; и примерно по той же причине (из-за болей при натуживании) он не может осуществить нормальную дефекацию. Напомним о том, что субъект типа Брионии избегает стула потому, что малейшее усилие у него отдает в голову с таким ощущением, точно она лопается. А у пациента типа Апис нечто подобное происходит с животом — такое ощущение, «точно что-то там вот-вот сломается, порвется».

При объективном исследовании находим увеличение печени и селезенки и их болезненность. Пациент (для разгрузки своего живота) принимает типичную позу: (лежа в кровати) сгибает кпереди туловище или прижимает ноги к животу (у нас сочетание сгибания туловища и поднимание ног к животу известно под наименованием позы «легавой собаки»).

Другая интересная характеристика: у него всегда отмечаются боли под «ложными ребрами» и боль больше выражена слева.

Есть еще одно средство, характеризуемое болями под ложными ребрами — боль не слева; это Аргентум нитрикум; но не забудем о том, что Азотнокислое серебро является средством хроническим— при язве желудка, а Апис является средством показанным при остром воспалении с перитонеальной реакцией.

При исследовании больного типа Аписа мы находим у него метеоризм, легкий асцит и отечность брюшной стенки.

С пищеварительно-функциональной точки зрения можно различить две категории различных симптомов. Либо у больного имеет место бациллярный перитонит с запором, но этот последний связан с тем, что больной не в состоянии совершить ни малейшего усилия из-за того ощущения будто что-то ломается, рвется, отдающего у него в животе, как только он вздумает тужиться. Или же у больного появляется острое «кишечное повреждение» с поносом, облекающееся в характерную форму: стул у него становится «непроизвольным», выделяется так, «точно задний проход широко зияет». Добавим еще, что такой непроизвольный стул проявляется при малейшем движении пациента. Как только он перемещается в постели, происходит опорожнение его кишечника.

Каков же стул? Он водянист, обычно зеленоват, зловонный, по 6–8 раз в день. Главной его характеристикой, как я уже говорил, является то, что стул происходит непроизвольно: больной даже не ощущает того, как у него вытекают из заднего прохода жидкие каловые массы. Имеется также высокая лихорадка при полном отсутствии жажды.

При наличии его характерных показаний, Апис оказывается хорошим лекарством при бациллярном перитоните, при тяжелых инфекциях (вроде тифозной или же тех кишечных инфекциях, какие развиваются по ходу сыпных заболеваний при внезапном искусственном подавлении у пациента его сыпи).

Больной с поражением мочевых путей

Субъект типа Аписа не испытывает жажды и пьет мало. А поскольку пьет мало, то и мочи у него тоже мало. И из-за этого у него нередко развиваются воспаления и иные изменения мочевого пузыря и почек.

Со стороны мочевого пузыря — цистит. У больного при мочеиспускании отмечаются очень сильные боли и жжение. Особенно болезненно отхождение последних капель мочи — колющих и жгущих. Моча жидкая, не обильная, зловонная, темная, иногда с примесью крови. Больной испытывает потребность помочиться, но избегает этого (задерживает мочу из-за болезненности мочеиспускания). Когда это ощущение усиливается (особенно у грудного ребенка), отмечается настоящая задержка мочи. Однако, можно не сомневаться в том, что в мочевом пузыре моча имеется, но ребенок просто не может помочиться из-за болей, он кричит даже перед началом мочеиспускания, зная, что будет больно (наивно объяснение! — это грудник-то способен знать, что его ожидает, просто он кричит тогда, когда под влиянием повышения внутрипузырного давления преодолевается сопротивление внутреннего сфинктера пузыря и моча проникает в заднюю уретру, где еще некоторое время она может быть удержана сокращением произвольного наружного сфинктера — вот тут-то и появляются у ребенка боли, и тогда он кричит, есть от чего!). И вот в прежнее время женщинами нередко с успехом применялось — такое домашнее средство: несколько пчел ошпаривали в сосуде кипящей водой, а затем после охлаждения давали ребенку пить этот настой — после этого ребенок мог мочиться уже без болей. Того же результата можно достигнуть при помощи какого-нибудь препарата Аписа в 6 или 30 разведениях.

У больного типа Аписа затронут не только мочевой пузырь, но и почки. И это характеризуется очень важным симптомом: «отеками», появляющимися внезапно. Отеки век, лица, конечностей. Моча становится очень темной, нередко она даже оказывается кровянистой. В ней находят белок. Очень своеобразный симптом: больной может помочиться только одновременно со стулом, сделать одно без другого он не может.

Одно средство (тип) может быть сравнено с Аписом: это Кантарис. Но с точки зрения клинического развития между этими двумя средствами имеется большое различие. Апис проявляется отеком, сперва появляется экссудат, за ним следуют мочевые феномены— боли, белок, кровь в моче и т. п. А при типе Кантарис воспалительные признаки появляются первыми; кровь же в мокроте и боли (крайне сильные), а также отек появляется вторично. Отметьте, что пациент типа Кантарис всегда обнаруживает половое возбуждение. (Кантарис иногда даже используется в качестве, далеко не безвредном.)

Больной с поражением гениталий

У субъекта типа Аписа никогда не отмечается полового возбуждения; попутно отметим, что он является антиподом Кантарис.

Женщина, подлежащая Апису, обнаруживает два феномена — либо аменорею, либо дисменорею (т. е. одно — либо дисменорею, либо аменорею).

В случае аменореи выступают два симптома: из них один местный, другой — общий.

Местный симптом состоит в ощущении «давления внизу» — точно органы стремятся наружу — это ощущение сходно с испытываемым при типах Сепии (в меньшей мере также при Лилиум и Мурекс) и при типе Хлористого натрия, но в случае Аписа это ощущение отражается также в поясничной области и крестце.

Общий симптом — церебральный. И именно в этот момент У больной развиваются «печаль» (грусть), «меланхолия», «кошмары». Иногда она просыпается с кошмарами и криком. И у нее особенно выступает странное, своеобразное психическое состояние: впадает в отчаяние сама не зная почему. Нам-то понятно, что истинной причиной тут является отсутствие менструаций) из-за чего эндокринные расстройства приводят к расстройствам психическим (ну, тут возможно и другое объяснение: нейро-вегетативные нарушения имеют два последствия — нарушение эндокринное и нарушение психическое; но нельзя отрицать того, что эндокринное нарушение тоже в свою очередь усиливает нейро-вегетативное — возникает типичный «порочный круг». Мозг такой больной переутомлен, она не способна координировать свои мысли, а также не способна координировать свои движения. Она становится неловкой, неуклюжей, легко оступается и роняет те предметы, которые берет в руки.

Двумя средствами можно побороть эту неуклюжесть: Апис и Бовиста, но по двум различным основаниям: в случае Аписа все расстройство является чисто нервным (вернее нейро-эндокринным); в случае же Бовисты, у больной не только возникает ощущение вздутия пальцев, но они действительно отекают (что обязательно исключает нейрогенную природу отека: вспомним об отеке Квинке). Это те больные, у которых при манипулировании ножницами образуются очень глубокие вдавления в пальцах от колец ножниц. При типе Бовисты менструации не только не прекращаются, но нередко даже появляются среди месяца. Но есть еще один небольшой признак: ощущение увеличения головы в размерах — точно она сразу становится очень большой).

Займемся теперь дисменореей типа Апис. Менструации болезненны. Как? У больной появляются боли в области «правого яичника» колющие, жгучие, ухудшающиеся от тепла, облегчающиеся от холодных компрессов или от аппликаций льда. У больной боли не только локализуются в области правого яичника, но имеются также рефлекторные боли в груди слева — «боли в груди слева».

Больной становится значительно хуже при лежании, немного лучше тогда, когда она садится; и «значительно лучше при ходьбе», т. е. картина получается образной по отношению к тому, что наблюдается в большинстве случаев, так как народ считает, что всегда чувствует себя лучше при сидении, чем при стоянии, а при лежании еще лучше, чем при сидении. У больной типа Аписа — «все наоборот».

Эти признаки вновь выявляются при некоторых видах кист яичников особенно, при кистах правого яичника туберкулезной этиологии.

Больной с поражением кожи

Любое острое воспаление кожи может подлежать Апису: фурункулы, абсцессы, рожистое воспаление, крапивница. Но не забывать о том, что при этом у больного всегда должно быть «ухудшение от горячих компрессов» и «улучшение от холодны компрессов».

Воли в общем развиваются и распространяются «справа налево и сопровождаются отеком розовой окраски покровов» (слегка выступающим над поверхностью кожи). У такого больного «никогда не бывает жажды»— при любой температуре. Мочи у него мало. Вот почему в начальной стадии рожистого воспаления следует подумать об использовании Аписа, если у больного вдруг моча начинает выделяться очень плохо.

О психике при типе Аписа я совершенно не говорил, потому что, так сказать, «ее не существует». И только (как уже говорилось в соответствующих рубриках) могут лишь появляться мозговые расстройства в случаях прекращения менструаций; или менингиальные расстройства при менингите.

Существуют ли хронические больные типа Апис? Да. И прежде всего это тот страдающий хроническим нефритом, у которого внезапно количество мочи уменьшается. И тут показания к применению Аписа выступают особенно ярко в том случае, если у него скопляется отек — сильный, очень ясно выраженный, иногда настоящая общая анасарка, и особенно — припухлость пониже век, свисаюших наподобие мешочков, наполненных водой.

Особенно следует запомнить то, что при типе Аписа отмечается особенное родство Аписа ко всякому виду туберкулиничной почвы, или, скорее, ко всяким острым проявлениям, развивающимся на фоне туберкулиничного состояния. Хлористый натрий является дополнением Аписа.

Заметим то, что больной нередко развивает явственные признаки Аписа тогда, когда возвращается с берега моря (в свою обычную обстановку). И в то время, когда процессы окисления и обмена у него уже (одно время) совершались хорошо и свободно, он вдруг оказывается в атмосфере замкнутой или токсичной (или и то и другое), в которой организм чувствует себя как бы блокированным. И тогда токсичные выделения в нем приостанавливаются; организм бунтует, и в своем неприязненном усилии он «взрывается», создавая внезапный кризис выделения, могущий оказаться благодетельным, если его «хорошо пронаблюдать», «хорошо понять» и «хорошо оказать помощь»; но могущий также оказаться катастрофичным в том случае, если к ошибочному распознаванию такого состояния добавится еще беспомощное или иной раз даже вредное лечение.

Ацидум муриатикум соляная (хлористоводородная) кислота

Преобладающие характеристики

Соляная кислота, подобно всем кислотам, является средством при тяжелых состояниях и обладает легко запоминающимися характеристиками: прострация; состояние языка; понос; лихорадка.

Прострация

Больной сперва оказывается «конгестионированным» и «возбужденным», а потом «очень быстро» (и это является феноменом особенно замечательным!) он впадает в состояние «подавленности» и «прострации».

Каким же представляется субъект типа Соляной кислоты? Когда врач входит в комнату, ему бросается в глаза субъект простершийся, с «полузакрытыми глазами», с «отвисающей челюстью», лицо «красное», «лоснящееся», «багровое», особенно бросается в глаза то, что он безостановочно «слегка стонет», даже в состоянии бреда или бодрствования. Весьма своеобразным является одно положение его тела: он «соскальзывает в постели» и не может ни лежать, ни сидеть, даже тогда, когда его укладывают опирающимся на валик, он соскальзывает так, что приходится подпирать его ноги подушками или же стулом, уложенным поперек кровати.

Такая поза больного сама по себе является, в своем роде, важным объективным признаком типа Соляной кислоты. Вспомним те позы, какие принимают разные больные, позы, связанные с тем или иным средством. Субъект типа Антимониум тартарикум сидит в своей постели, подпертый подушками справа и слева, так как он сам не в состоянии удерживать свою голову в вертикальном положении, он наклоняет ее то в одну сторону, то в другую. Он совершенно обессилен и его важной характеристикой является то, что он постоянно находится в состоянии усыпления. Во время приступов кашля он испытывает немалые затруднения в отношении выхаркивания мокроты. Напомним о том, что при типе Антимониум тартарикум у больного имеется много хрипов в легких, но выхаркивается лишь мало мокроты: он просто не в состоянии выхаркать всю ту слизь, какая переполняет его дыхательное древо; он пребывает из-за этого в состоянии асфиксии и одышки; и у него не хватает сил держаться в постели прямо.

Больной типа Калия углекислого тоже обнаруживает стеснение дыхания и астму, но он вынужден садиться в постели. Криз особенно охотно наступает около 2 часов утра и тогда больной подгибает свои колени, опирается на них локтями и остается в таком положении, согнувшись кпереди и поддерживая голову руками. Поза парадоксальная, так как кажется, что именно в таком положении больному труднее дышать, чем в ином, но именно это — единственное положение, приносящее больному некоторое облегчение.

Субъект типа Золота занимает такое же положение, и туг различие приходится проводить по клиническим признакам: субъект типа Калия углекислого страдает астмой и дыхательные пути у него затронуты; у субъекта типа Золота не находили ни одного хрипа в легких, это не астматик, это сердечник и в наличии у него сердечных расстройств убедиться не трудно.

Больной типа Опия, подобно больному типа Антимониум тартарикум, представляется с шумным дыханием, даже стерторозным, но он является совершенно лежачим, подавленным, почти коматозным. Он пребывает в стадии очень близкой к апоплексии, а иногда он даже парализован, с полной потерей сознания.

Субъект типа Колоцинта тоже очень страдает и укладывается в постели в типичной позе легавой собаки. Боли у него очень сильные, захватывая весь живот, и больной кладет руки на живот. Если он занимает вертикальное положение (стоит или ходит), он сгибается при этом кпереди. Если он ложится, то укладывается на один бок или на другой, чтобы расслабить брюшную стенку, от этого он страдает меньше. Колики у субъекта Колоцинта сухие, отхождение газов приносит облегчение очень незначительное и непродолжительное; отхождение кала никакого облегчения не приносит. Причиной такого состояния является холод, от него и возникают кишечные спазмы, вынуждающие больного сгибаться вдвое.

Иное положение занимает больной типа Подофилла: он лежит на животе и растирает его все время (область правого подреберья). При двух типах больные получают облегчение от лежания на животе: субъект типа Подофилла с печеночной коликой (он вообще страдает печенью) или же с кишечными коликами (и поносом) и субъект типа Медоррина. Когда мы видим больного, который все время растирает себе руками правое подреберье, нужно подумать о типе Подофилла и расспросить его в соответствии с характеристиками этого средства, нет ли у него поноса, повторяющегося по утрам. Не носит ли этот понос характера разбрызгивающего. Желтого ли цвета стул. Сопровождается ли болями и отхождением большого количества газов.

У больного типа Медоррина имеется астма, он вынужден ложиться на живот. Он зарывается головой в подушку, открывает рот и вытягивает язык. И, что очень характерно, служит показанием к назначению данного средства (будь то мигрень, астма, какие-либо колики и понос) — это облегчение на берегу моря.

Состояние языка

Язык всегда «сух, как кожа». Характеризует его не столько окраска, сколько его сухость. Он «затвердевший», а также «парализованный». Больному трудно его вытягивать, трудно говорить, и если удается его заставить раскрыть рот, можно увидеть, что у больного имеются «изъязвления на передних дужках». Такие изъязвления могут сочетаться с афтами на внутренней поверхности щек. У больного отмечается «ужасающий характер дыхания» в соответствии с этими изъязвлениями, какие мы находим при тяжелом тифозном состоянии.

Язык сухой и как из «дубленой кожи» обнаруживается часто при разных других состояниях. Так, нам известен черный язык при типе Мышьяка; коричневатый язык при типе Баптизии. Но язык сухой, затвердевший, как из дубленой кожи, мы находим лишь у больных, подлежащих Соляной кислоте. Однако, есть еще одно средство, характеризуемое своеобразным действием на слизистые, которые при этом затвердевают, — это Фенол (Карболовая кислота), которым недостаточно пользуются при острых состояниях. При состояниях, подлежащих Фенолу, слизистые обладают своеобразным видом, точно на них действовали Фенолом или карболовой водой. Слизистая становится беловатой, «изнашивается» и мы видим язык не просто затвердевшим, точно из дубленой кожи, но каким-то мятыми (что характерно) язычок тоже становится беловатым, сморщенным, измятым.

Такое показание мы находим при тифозных состояниях, особенно при некоторых тяжелых формах дифтерии (стрептодифтерия).

Понос. Стул очень обильный, темного цвета и иногда с примесью крови. Но все эти симптомы не являются очень уж характерными, так как их же мы нередко находим и при поносах, подлежащих другим средствам. Главная характеристика стула при типе Соляной кислоты заключается в его «непроизвольности»: больной не удерживает своего кишечного содержимого, но особенно в определенный момент, «при попытке мочеиспусканиия». «Непроизвольный» стул при мочеиспускании или при испускании газов составляет характеристику Соляной кислоты. И тогда выходит, что больной не владеет своим сфинктером (заднего прохода) и испускает стул поносный, коричневатого цвета и дурного запаха.

Такой симптом мы вновь находим при типах Аписа и Алоэ, но при типе Аписа такое показание возникает только при острых и тяжелых состояниях, и тогда больной в состоянии испражняться только в какой-то неопределенный момент и без позыва. Обычно это больной лежачий, пребывающий в очень выраженном состоянии оцепенения, почти без сознания. Несмотря на высокую лихорадку, у него нет жажды. Он мочится очень мало, порой совсем не мочится, и когда все же удается собрать у него некоторое количество мочи, можно констатировать в ней наличие заметных количеств белка, а также цилиндров.

Недержание каловых масс при испускании газов иногда служит указанием на тип Алоэ. Это последнее средство любопытно в том отношении, что тут отмечается непроизвольное отхождение каловых масс, даже твердых. Такой, ребенок, например, обычно страдает запором, увеличенной печенью. Ночью ему снится, что он находится в уборной, и он во сне осуществляет нормальный акт дефекации, с отхождением плотного, оформленного кала. Такова ясная характеристика типа Алоэ.

В стуле при типе Соляной кислоты мы находим не только прожилки крови, но просто явную примесь крови, всегда черной, очень жидкой и разложившейся, не свертывающейся. Однако эта разложившаяся кровь не имеет вида кишечного кровотечения, как скажем, при типе Лахезис с его сгустками, имеющими вид рубленой горелой соломы, плохо прожеванной. Ничего подобного при типе Соляной кислоты нет. Кровь не свертывается и все время остается жидкой и, главное, черной, разложившейся; запах такого кровоизлияния очень гнилостный (как и дыхание субъекта).

Лихорадка

Лихорадка очень высокая. Больной страдает сильным жаром, обнаруживает тенденцию раскрываться. Пульс у него очень малый, интермиттирующий и тройной. Соляная кислота подходит для состояния тяжелых: тифы, малярия, скарлатина, дифтерия.

Клиническое исследование

Тут нам нужно изучить две формы поражения пищеварительного тракта и гениталий.

Форма поражения органов пищеварения

Это больной, обнаруживающий тифозное состояние, с сухим ртом, сухими губами, растрескавшимися, болезненными, на зубах плотно сидящий фулигинозный («сажевидный») налет; язык тоже сух, затвердевший, точно из дубленой кожи, почти парализованный: больной не в состоянии его высунуть наружу. На дужках имеются болезненные изъязвления, довольно глубокие и расположенные на затвердевшем черном основании. Очень болезненные, они мешают что-либо глотать. Дыхание очень зловонно. У больного имеется очень зловонный понос, обильный, коричневатый, с непроизвольным отхождением стула. Небольшой симптом: задний проход очень чувствителен. Действительно, больной типа Соляной кислоты не может пользоваться никакой бумагой для вытирания, так как любое прикосновение бумаги к заднему проходу болезненно; даже ватой пользоваться не в состоянии, вынужден садиться на «бидэ» и делать себе настоящие сидячие ванночки, чтобы обмыться и успокоить получающееся раздражение. Всегда получает облегчение от горячих компрессов, от горячей ванны или от теплой сидячей ванночки.

Добавим к этому то, что больной типа Соляной кислоты не может помочиться без того, чтобы одновременно у него не расслаблялся и сфинктер заднего прохода с отхождением каловых масс.

Чувствительность заднего прохода к прикосновению характерна для Соляной кислоты, так как существует и иного типа боли заднего прохода, не сопровождаемые чувствительностью к прикосновению. При двух средствах (типах) мы встречаемся с такого рода болями. Сепия и Фитолакка. При этом тип Сепии характеризуется болями очень сильными в середине дня, особенно при запорах. После стула сохраняется ощущение давления, «тяжелого шара в ампуле». Фитолакка же характеризуется болями в заднем проходе, внезапно появляющимися ночью. Больной просыпается от ощущения жестокой боли, «ударом кинжала в задний проход», которое в редких случаях длится более 1–2 минут. Симптомы Фитолакки всегда преимущественно являются ночными. Вспомним о том, что Фитолакка больше всего показана у больных специфических, с сифилисом (приобретенным или же врожденным).

Форма поражения гениталии

Соляная кислота показана при пуэрперальных сентицэмиях. Тут мы снова находим то же состояние пищеварения, какое только что описали, но кроме того больная обнаруживает необычайную чувствительность гениталий. Она не может выносить даже малейшего прикосновения к ним. И в области наружных гениталий мы снова обнаруживаем ту же повышенную чувствительность, какую выше отмечали в отношении области заднего прохода, больная не переносит ни малейшего прикосновения к наружным гениталиям. Если, например, ей накладывают на них салфетку или ватный компресс, она страдает от этого невыносимо. Даже прикосновение простыни к гениталиям тягостно.

Больная типа Платины не переносит ни малейшего прикосновения к вульве, но Платина не является лечебным средством при острых состояниях. Показания к ее назначению никогда не встречаются при тифозном состоянии или при пуэрперальной сентицэмии. Тут речь идет просто о женщине, которая не переносит прикосновения салфетки во время менструации. Почему? Из-за значительной местной повышенной чувствительности, сопровождаемой половым эротизмом и вагинизмом.

Соляная кислота при тифозной лихорадке (брюшном тифе)

На второй неделе тифозной лихорадки могут быть показаны шесть главных средств: Рус токсикодендрон, Фосфорная кислота, Лахезис, Мышьяк белый, Уголь растительный и Соляная кислота. Изучим их взаимные показания.

В стадии, когда показан Рус токсикодендрон, больной возбужден, лицо его конгестионировано, красно, нижняя челюсть иногда отвисает, но главной жалобой, доминирующей во всей картине симптомов типа Рус, является постоянное возбуждение. Больной не может оставаться в покое. Все происходит так, точно ему становится лучше, как только он станет двигаться в постели, приходить в движение. Он поворачивается снова и снова, раскрывается и тут же, заметьте, что как только он раскрывается, он пробуждается. Почему? Потому, что ему становится холодно. Этот субъект не переносит холода. Холодный воздух для него непереносим, так как от него кожа начинает болеть. Добавим к этому то, что от малейшей свежести больной начинает кашлять. Если к больному подойти, чтобы пожать ему руку (страдает ли он суставным ревматизмом или же находится в тифозном состоянии), как только он высунет руку из-под одеяла, сейчас же начинает кашлять. Достаточно ему высунуть руку из-под одеяла, чтобы у него начался кашель.

Возбуждение является постоянным, особенно ночью, после полуночи: больной бредит тем, что совершает большие нагрузки, длительные прогулки или утомительный бег и утром просыпается совершенно разбитым с болезненной тугоподвижностью всех членов, затрудняющей движения ими.

Во время этого возбуждения у больного может иметь место бред, но не мрачный и злой, а просто непрерывное бормотание. Субъект по сути дела не думает ни о чем определенном, у него вид совершенно отупелый в постели. Маленький признак, свойственный только субъекту типа Рус токсикодендрон. Если заставить его сесть в кровати, он, как будто пробуждается от своей прострации и апатии, но если в это время поднести ему лечебный отвар и предложить выпить, он смотрит на говорящего, держит чашку в руке, но не пьет, производит впечатление заторможенного в своих мозговых функциях и не понимающего того, что ему говорят.

При исследовании языка обнаруживают характерный признак: он сух, коричневат с ярко-красным треугольником у кончика (характерно!). Такого признака не находят ни при одном другом средстве (типе). Так, у больного типа Серы кончик языка красен. Но красный треугольник у кончика языка (каким бы ни было рассматриваемое состояние), особенно когда речь идет об остром состоянии — ревматическом или тифозном — это определенно патогномонично для Рус токсикодендрон.

Живот у этого субъекта вздут, урчание в подвздошной яме справа. Время от времени больной пытается лечь животом вниз. Имеется понос без особой характеристики; он особенно появляется по ночам и носит характер непроизвольного отхождения каловых масс в постель. Стул коричневат, водянист, а иногда кирпично-красен; и всегда за стулом следует значительный упадок сил, изнеможение. Объективный признак: у больного имеется герпес на губах и особенно на нижней. Сочетая наличие этого герпеса с красным треугольником у кончика языка, с возбуждением и прострацией; с утренней болезненной тугоподвижностью, мы получаем клиническую картину, достаточную для обозначения типа Рус токсикодендрон.

Фосфорная кислота. Если характеристикой Рус токсикодендрон было возбуждение, характеристикой Фосфорной кислоты является апатия. Индивид астеничен, индифферентен ко всему. Он распростерт на постели, крайне спокоен, как будто ни о чем не думает, лишь едва бормочет неразборчивые слова, глаза неподвижны и обращены книзу, зрачки расширены. Если имеется бред, больной непрерывно бормочет, но без возбуждения. Когда к нему обращаются, он пытается ответить, но, несвязно произнеся несколько слов, снова впадает в то же состояние оцепенения. Но что особенно надлежит отметить, это то, что он все время остается совершенно спокойным.

С точки зрения состояния пищеварения, у него отмечается понос, но безболезненный; обильный, водянистый, беловатый (бесцветный). Нередко отмечают ту же характеристику, какая типична для Соляной кислоты: непроизвольное отхождение кала в момент отхождения газов. Живот у субъекта типа Фосфорной кислоты вздут, урчит; обилие газов, отхождение которых приносит облегчение. Язык опухший, но без каких-либо особых характеристик. Добавим к этому еще то, что у субъекта имеется пот с характеристиками: вязкий и крайне клейкий.

Лахезис. Тогда как при типе Рус токсикодендрон отмечается возбуждение, а при типе Фосфорной кислоты — прострация и индифферентность, при типе Лахезис отмечается состояние адинамии, характеризующееся циркулярными расстройствами. Больной пребывает в состоянии глубокого оцепенения и почти полной бесчувственности. Он без сознания. Непрерывно бормочет, лицо опьяневшее и характерно отупелое, спит с открытым ртом, с отвисающей челюстью, иногда зацепляющейся за аркады зубов. Когда же больной ее освобождает, она обнаруживает склонность отклоняться влево. Такой же признак особенно находят при гемиплегиях, подлежащих лечению Лахезис.

Наконец, укажем своеобразную характеристику: как только больной заснет, он чувствует ухудшение и просыпается внезапно, рывком. У него такое ощущение, точно он задыхается, он отбрасывает все покрывала с кровати. Больной типа Лахезис всегда требует своего воздуха вокруг себя. Отметим также ухудшение после сна, даже после непродолжительного (противоположное этому отмечается при типе Нукс вомика — облегчение от сна, даже от непродолжительного).

Как только больной типа Лахезис засыпает, у него наступает ухудшение. Он не только чувствует себя хуже ночью, но он просто просыпается с ощущением удушья, сдавливающего ему горло и грудь. Характеристика, которую нужно отметить: не переносит ничего в окружности шеи, грудной клетки; даже прикосновение простыни создает у него ощущение значительного груза, способного вызвать одышку. Удушье, ухудшение после сна является важными характеристиками типа Лахезис.

Другая характеристика: вздутие живота и наличие крови в стуле. Больной типа Лахезис вообще обнаруживает кишечные кровотечения (суффузии), кровотечения медленные, продолжающиеся с образованием небольших сгустков, имеющих вид соломы, либо плохо обмолоченной, либо слегка пригорелой. Такова характеристика сгустков разложившейся крови типа Лахезис.

Признак важный с точки зрения клинической, заключается в состоянии сердечной слабости, характерной для данного субъекта. Всякий раз, когда мы сталкиваемся с тифозным больным с наклонностью к синкопэ, можно думать о типе Лахези с. В общем, такой больной начинает глубоко дышать или делать глубокие вздохи, как только начнет чувствовать, что ему становится худо, что он теряет силы.

Циркуляторные расстройства, упадок сил и наклонность к кровотечениям, проявляющаяся кровоизлияниями из наружных отверстий тела, пурпурой или же спонтанными экхимозами, все это тоже является показанием к назначению Лахезис.

Но состояние больного может ухудшаться, тяжелеть. Какие же средства тогда могут пригодиться? О каких нужно вспомнить?

Мышьяк белый (Арсеникум альбум). Больной очень быстро становится подавленным за несколько часов. Лицо его бледно, нижняя челюсть отвисает. Больной внезапно чувствует, что очень ослабел. У него отмечается очень быстрое похудение, захватывающее всю мускулатуру. Это больной, который за несколько дней оказывается совершенно лишенным мускулатуры, лишенным жира и совершенно обессиленным. Однако в то же время ой обнаруживает возбуждение и тревогу. Возбуждение и тревога очень характерны для типа Мышьяка и их никогда не следует разделять. Возбуждение тут своеобразно: оно больше выражено ночью, между 1 и 3 часами. Такое часовое расписание ухудшений обычно для Мышьяка. Если больной обессилен и сам не в состоянии менять место, он поминутно просит, чтобы его перекладывали и к концу ночи сиделки оказываются столь же утомленными, как больной. Все это возбуждение сопровождается ужасной тревогой: больной боится умереть и ни на один момент не хочет оставаться один.

Существенной особенностью стула является то, что он не очень обилен; часто повторяется и отличается ужасно дурным запахом, трупным запахом, запахом гниения. Другая характеристика: непосредственно после дефекации больной особенно подавлен, в особо выраженной прострации, так что иногда кажется, будто он готов потерять сознание. Заметим, эта прострация не стоит ни в какой пропорции с удаленным количеством каловых масс. Вспомним тут о том, что при типе Вератрум альбум тоже отмечается значительное истощение после каждой дефекации, но в этом случае стул очень обилен, что является существенным отличием от Мышьяка. Добавим к этому, что больного мучит сильная жажда, тянет пить холодную воду небольшими количествами, но как только больной проглотит воду, хоть немного, у него тотчас начинается рвота.

Уголь растительный (Карбо вегетабилис). Обычно его назначают в качестве средства, показанного при безнадежных состояниях. Индивид уже не возбужден, а совершенно подавлен и лишен животного тепла. Он совершенно холоден. Все у него холодное: нос, дыхание, туловище, конечности. Лицо бледно и холодно, покрыто холодным потом. В общем, больной обнаруживает состояние коллапса, сопровождаемого цианозом лица и губ. Это те больные, которые нуждаются в кислороде, которые все время просят воздуха, так как у них самих не хватает сил вздохнуть самому, собственными легкими.

При исследовании мы находим беловатый язык, цианоз, сильно вздутый метеоризмом живот. Газы у больного выделяются и через рот (отрыжками) и через кишечник (обычным путем); понос не очень обилен, коричневый, гнилостного запаха (запаха падали), немного напоминающего запах кала при типе Мышьяка. В груди находим хрипы (в области обеих нижних долей), но больной не кашляет. Это субъект совершенно блокированный, нуждающийся в кислороде. Геморрагическая наклонность проявляется либо в носовом кровотечении, либо в кишечных кровотечениях, а также в экхимозах или в пурпуре, немного напоминающих внешние проявления типа Лахезис.

Соляная кислота. Это последнее из средств, показанных при тяжелом состоянии. Нам известна клиническая картина, соответствующая ему, так как выше мы ее уже описывали. Но теперь мы уже можем понять ее «лечебное положение» среди тех клинических стадий, какие могут выявиться на протяжении второй недели тифозной лихорадки (брюшного тифа). Соляная кислота особенно соответствует состоянию глубокого поражения, изъязвлению, которое при тифе проявляется в обильных кровотечениях и в особенно тяжелом состоянии, могущем привести к летальному исходу.

Баптизия

Преобладающие характеристики

Запомнить ее преобладающие характеристики нетрудно:

— гнилостный характер всех секретов и экскретов;

— лихорадка в сопровождении болезненных и нервных симптомов.

Гнилостный характер секретов и экскретов

Все является гнилостным в случае Баптизии: дыхание, представленное ужасающим запахом, просто невыносимым; понос коричневого цвета, раздражающий и тоже ужасного запаха; менструальные крови; лохии (Баптизия является прекрасным средством при пуэрперальной септицемии); моча и пот, обнаруживающие при тяжелых инфекционных состояннях отвратительный гнилостный запах.

В общем, все экскреты и все секреты больного типа Баптизни «гнилостны». Почему? Подумаем: моча, пот, менструальные крови гнилостны потому, что они представляют собой путь токсических выделеннй (это может быть фактом, но не является достаточным основанием для именно гнилостного характера выделений, так как в ряде случаев токсические выделения из организма не являются гнилостными, а лишь разъедающими, окрашенными и т. п.). Дыхание, понос, лохии оказываются гнилостными потому, что все подлежащие Баптизии воспаления соответствуют тяжелым формам болезненного повреждения и это болезненное повреждение обычно заключается в наклонности к гангренизации — будь то изменения или на коже (например, при изъязвлении, развивающемся по ходу рожистого воспаления) или же на слизистых (например, при тифе или пуэрперальной септицемии).

Лихорадка

Лихорадка проявляется в форме озноба, обычно появляющегося «в 11 ч. утра» и продолжающегося весь день. Во время этого озноба больной испытывает ощущение «болезненной разбитости, ломоты». Затем быстро поднимается температура и начинается жар — «около 3 часов дня». Больной ощущает приливы жгучего пылающего жара, особенно проявляющегося на спине, а поты появляются лишь вечером или ночью.

Эти поты тоже представляют собой существенную характеристику Баптизии, так как они очень зловонны, «гнилостны», необильны. Совершенно не облегчают!

В течение всего того времени, когда происходит повышение температуры, пульс остается малым, слабым, частым и иногда интермиттирующим; но главное — «изменчивым».

Можно указать интересные характеристики, сопровождающие подлежащие Баптизии лихорадочные состояния; это качества двух родов: боли и нервное состояние.

Боли. Больной испытывает общее ощущение разбитости, ломоты во всем теле, всех мышцах, которые также становятся болезненными при пальпации: не переносят ни малейшего прикосновения, не говоря уж о давлении: в этом существенное отличие от болей типа Брионии, облегчающихся от давления.

И вот субъект типа Баптизии, разбитый вот так ломотой, не может найти себе удобного места в постели, а потому он поминутно меняет место в постели: то он лежит на одном боку, то на другом, а то повернется на спину.

По характеру это боли давящие и стреляющие, обычно обостряющиеся от движения и облегчающиеся от покоя. Таким образом, они в одной своей части представлявляют модальности, характерные для Брионии — за исключены главной ее модальности — «облегчения от давления». Напротив, боли типа Баптизии ухудшаются от малейшего давления.

Маленький пункт, заслуживающий того, чтобы его отметить: ощущение разбитости и ломоты оказывается наиболее выраженным в сакральной области. Оно становится просто невыносимым и мешает пациенту спать.

Нервное состояние. Тут мы встречаемся со сложным нервным состоянием, слагающимся одновременно из возбуждения и прострации.

Прострация значительна. Больной «нечувствителен», т. е. безразличен ко всему происходящему вокруг него: он совершенно «отупевший». Лицо красное, мрачное (что, однако не может считаться характеристикой); взгляд его фиксирован, отупевший, (что тоже не является специфической характеристикой); однако можно бывает отметить, что глаза пациента всегда широко раскрыты. В общем, больной пребывает в настоящем состоянии ступора (бесчувственности) и можно еще отметить достойный замечания факт: когда его расспрашивают, он начинает отвечать и засыпает посреди ответа. Это очень важно. Так, субъект типа Арники (тоже сильная разбитость!) внезапно приходит в сознание, как только его расспрашивают, дает правильный ответ, а затем снова впадает в бессознательное состояние. А больной типа Баптизии не в состоянии дать правильный ответ: он его начинает, но, не окончив, засыпает, вновь впадая в свое прежнее состояние ступора и прострации, граничащее с коматозным.

Но в сочетании с этой прострацией имеется и возбуждение. Оно «необычно», потому что больной не может спокойно отдыхать, он «находится в постоянном движении». И притом по двум причинам. Прежде всего потому, что он не может найти себе удобного места по причине ощущения болезненной разбитости в теле, утомляющей его и даже просто истощающей. Но также и потому, что его осаждают «бредовые идеи».

Больной представляет настоящую ментальную спутанность. Действительно, он, например, представляет себе, что «раздвоился» II даже «растроился». И он растягивает все время свое одеяло. Но это не уже упоминавшаяся выше (см. «Апис» Менингеальный больной: Хеллеборус) карфология, состоящая в том, что больной царапает свои простыни или одеяло. Нет, больной типа Баптизии растягивает свое одеяло потому, что ему кажется, будто… «одеяла не хватит на то, чтобы укрыть его» (раздвоившегося и даже растроившегося).

Другая бредовая идея: думает, что «разбился на несколько кусков». У него ощущение разбитости — это понятно и не удивительно, но он уверен, что действительно состоит состоит из нескольких сложенных кусков. Например, ему кажется, что «голова и тело у него разделились» или что «все его члены разбросаны».

Небольшое отличие от Арники. У пациента типа Арники такое ощущение, точно кровать его стала твердой и каждая область тела, на которой он лежит, ушиблена, помята, точно его всего исколотили. Кроме того, у больного типа Арники отмечается такой небольшой признак, какого у пациента типа Баптизии нет: он стонет со сна. Он не испускает настоящих криков, но жалуется, хнычет, а иногда внезапно просыпается полный тревоти и страха. Он боится и подносит руки к сердцу. Объективный признак: лицо и голова у него всегда горячи, а туловище и нос холодны. Наконец, у больного типа Арники нет бредовых идей: он тоже измучен, разбит, у него тоже ломота. Но у него нет идеи о том, будто его тело разделено на части, и ему, мол, необходимо разыскать и составить рассеянные члены.

Можно назвать еще одно средство (тип), характеризующееся тоже болезненной разбитостью, возбуждением и невозможностью найти себе удобное место в постели: это Рус токсикодендрон. Но Рус, кроме того, обладает еще другой характеристикой — это болезненная ригидность. Все суставы как будто охвачены анкилозирующей ригидностью, которая мало-помалу доводит нациента до истинной функциональной импотенции — почти до паралича, но… если первое-второе движение сделать трудно, следующие движения выполняются легче, и больной постепенно разминается. В общем, он сам себя побуждает к движению, чтобы не стать неподвижным. Субъект же типа Баптизии двигается ради того, чтобы попытаться «сопоставить свои разбросанные члены и овладеть ими», или потому, что не может найти себе удобного места для отдыха.

Еще для одного средства (типа) характерны подобные же бредовые идеи, как для типа Баптизии: это Нефть Petroleum. Субъект типа Нефти, например, думает, что какие-то части его тела раздваиваются, или, например, ему может казаться, будто у него три ноги. Иногда ему кажется, что еще кто-то лежит в постели рядом с ним, и он старается отстраниться от этого гостя. Такая странная бредовая идея особенно часта при пуэрперальной сепицэмии: роженице кажется, что детей у нее не один, а двое. Но никогда у больного типа Нефти нет столь гнилостных выделений, как у больного типа Баптизии. Один запах выделений этом последнем типе уже является характеристичным признаком.

Этиология

Каковы те причины, какие могут привести больного к тому, чтобы у него развились признаки Баптизии?

Это всегда состояние тяжелой инфекции: тиф (обычно брюшной) или септицемия. В числе тех соображений, какие оправдывают употребление Баптизии, не забывайте о наклоностях к гангрене или к омертвлению тканей с изъязвлением. И еще тут включается в игру другой элемент: внезапность появления. Так сказать, полное отсутствие продормы в проявлениях, подлежащих Баптизии: симптомы этого средства (типа) появляются внезапно и быстро у индивида инфицированного, и эволюция их всегда крайне быстра.

Наконец, вспомним о том, что боли при типе Баптизии ухудшаются от движения и облегчаются от покоя, но всегда ухудшаются от малейшего давления, в полную противоположность болям при типе Брионии.

Клиническое исследование

Опишем одного-единственного больного: пищеварительного или скорее «тифозного» — заболевшего либо истинной тифозной лихорадкой (брюшным тифом), либо тифо-бациллозом, или вообще каким-либо «тифозным состоянием».

Писалось будто Баптизия является специфическим лекарством против тифозной лихорадки. Это — глубокое заблуждение. И даже просто анти-гомеопатичным является утверждение такого рода, так как нет и не может быть никакого гомеопатического лекарства, которое было бы специфичным против одной какой-нибудь болезни. Всякая болезнь обладает своей особенной «формой», определяемой реакциями заболевшего субъекта, темпераментом больного (не забывать о том, что термин «темперамент» на протяжении веков не раз менял свое содержание: тут имеется в виду именно изменчивый темперамент в смысле «тип реактивности организма в данный период его жизни», а не тот неизменный темперамент И. П. Павлова и др., который имеет в виду «тип нервной системы», «тип нервной реактивности» — обычно врожденный и не изменяющийся на протяжении жизни). Баптизия — лекарство соответствует клинической форме Баптизии — и это все. Впрочем, при тифозной лихорадке, кроме Баптизии, показанными могут быть еще и другие лекарства.

Посмотрим, как себя проявляет тифозный больной, подлежащий Баптизии. Симптомы развиваются в течение нескольких часов — симптомы глубокой инфекции. Среди них доминируют прострация и состояние ступора, уже нами выше отмеченное, а также здоцонность, гнилостный характер всех экскретов: моча, стул, менструальные крови и, особенно дыхание. Как только входишь в комнату с таким больным, от этого запаха начинаешь задыхаться — точно так, как в том случае, когда входишь в комнату, где лежит ребенок, выделяющий ацетон. У больного же типа Баптизии особенно заслуживает внимание именно этот несносный, отталкивающий, гнилостный запах дыхания — запах, отмечаемый при первом же приближении к больному.

Для возникновения такого запаха имеется основание, в чем легко себе отдать отчет, когда пациент раскроет рот: десны у него припухшие, вздутые, болезненные и кровоточащие. Зубы покрыты фулигинозным (похожим на сажу) налетом. Когда заставишь его высунуть язык, видно, что делает он это с трудом. Почему? Потому, что он опух, дрожит, болезнен. Поверхность его точно обнажена.

Этот язык может изменять свой вид на протяжении всей эволюции тифозного процесса. С самого начала он покрыт налетом, беловат. Сосочки на нем ясно выступают, красны. Потом на нем выступает «серединная полоса желтовато-коричневого цвета». Эта серединная полоса характерна для типа Баптизии. Наконец, язык становится сухим — «язык попугая» — с почти черной слизью, вязкой и пристающей к поверхности слизистой.

В глубине горла больного типа Баптизии видны изъязвления, особенно на передних дужках мягкого неба; имеются они также на слизистой языка, а иногда и на слизистой щек. Каковы их отличительные черты?

Они невелики, крайне болезненны, от них исходит гнилостный запах, потому что они склонны к гангренизации тканей. Эволюция их крайне быстрая — фагеденические язвы. Вся глотка приобретает темно-красную окраску, но боли нет; больного тяготят его язвы, а не глотка сама по себе. Однако глотать плотную пищу больной не в состоянии — глотать может только жидкое и «его тянет к холодной воде». Как только он выпьет (особенно, если пытаются подмешать к его жидкой пище что-нибудь плотное, например, в овощной бульон попадают частицы картофеля), у него появляется ощущение спазма глотки. Любая попытка проглотит что-либо кроме холодной жидкости вызывает у больного спазм глотки и одновременно и кардии тоже. Наблюдается настоящий спазм всего пищевода, а нередко пациент жалуется на спазмы в желудке.

При исследовании живота выявляется выраженный тимпанит желудок сильно вздут, но особенно «живот напряжен, растянут и болезнен». Его нельзя свободно пальпировать. Впрочем, вспомним о том, что при типе Баптизии пальпация мышц, их сдавливание крайне болезненны. И в особенности, в правой подвздошной ямке отмечается болезненная чувствительность к самому легкому надавливанию. Вообще, болезненна вся правая сторона: печень, слепая кишка, аппендикс. Много газов, урчание. Наконец, у пациент имеется понос. Стул беспокоит главным образом утром: «частый необильный, коричневатый»; «безболезненный», но «раздражющий».

Как же сочетать эти две отличительные черты, которые кажутся антагонистичными? Стул безболезнен в том смысле, что при дефекации у пациента нет ни болей, ни колик. Но стул сопровождается болезненностью в перианальной области потому, что в ней имеются небольшие изъязвления.

Стул иногда черноват и кровянист, но, главное, он гнилостного характера, А другой характеристикой стула является то, что он «истощает все силы». После каждой дефекации больной крайне утомлен. Нужно отметить, что иногда также стул выделяется непроизвольно.

И все это состояние сопровождается повышением температуры с чередованием возбуждения и прострации, с бредовыми идеями. Пульс частый и переменчивый, но отличается важной чертой: он мягкий. Это же наблюдается при типе Гельземина.

Наконец, больной типа Баптизии мочится небольшими колпчствами. Моча у него коричневата, зловонна и гнилостна.

Баптизия создает своими характерными симптомами картину тфозного состояния. Вот почему в прежнее время и даже в настоящее время некоторые вообразили себе, что Баптизия япляется специфическим средством при этом заболевании, в действительности же она является специфической при той болезненной форме, какая так и описана, как типичная для Баптизии, по не для тифа как такового.

Нужно отметить два небольших признака, которые не являются непосредственно относящимися к пищеварительной системе, но которые обычно сопутствуют пищеварительным реакциям при типе Баитпзии.

Больной испытывает затруднение при дыхании. Почему? Потому что у него имеется такое ощущение, точно его легкие сдавливаются.

Он задыхается, как только хочет заснуть. Из других средств (типов), характеризуемых таким же признаком, назовем важнейшие: Гринделия и Лахезис.

Еще один небольшой объективный признак, находимый при типе Баптизии: синеватые пятна, разбросанные по телу или по конечностям; петехии или пурпура, наблюдающиеся в течение острых заболеваний.

Действительно, вспомним, что Баптизия всегда является лекарством при тяжелом состоянии с внезапным быстрым началом и быстрым развитием, что его проявления всегда сопровождаются гнилостным характером выделений (секретов и экскретов) и что всегда имеется наклонность к гангренизацин, чем и объясняется гнилостный характер выделений.

Для того, чтобы продемонстрировать то, что Баптизия не является «специфическим средством» при тифозной лихорадке, опишем клиническую картину и симптомологию трех средств, которые могут быть показанными на протяжении первой недели тифозной лихорадки.

Бриония. Развитие картины совершается внезапно, даже просто быстро (что имеет место при типе Баптизии): больной сперва испытывает значительную усталость, нарастающую слабость, постепенно становящуюся болезненной. И при ней намечаются три вида болей: в области головы, спины, конечностей.

Со стороны головы: лобные или затылочные головные боли; такое ощущение, точно череп вот-вот лопнет. Малейшее движение (даже движения глазных яблок, дыхательные и т. п.) усиливает эти боли.

Со стороны спины: больной еще больше страдает от кашля и дыхания.

Со стороны конечностей: ощущение их тяжести и, при малейшем жесте, боли становятся острыми и разрывающими. В общем же, все эти боли (головы, спины, конечностей) ухудшаются от малейшего движения, И больной занимает определенное положение тела: старается оставаться совершенно спокойным, неподвижным.

Лихорадка высока. Больной подавлен: спит или дремлет днем но мало и плохо спит ночью. Небольшой признак (уже встречавшийся нам при другом средстве — типе Арника) — больной типа Бриония жалуется и стонет со сна и во сне.

Обнаруживает специфическое возбуждение: специфическое в действительности потому, что этот больной, который в бодрствующем состоянии старается оставаться вполне неподвижным, который не может переносить ни малейшего движения, потому, что оно вызывает у него причиняющие ему страдание боли, такой больной приходит в известное возбуждение во время сна. И тогда он часто подносит руки к голове, проделывает ртом повторные жевательные движения с постоянным боковым движением нижней челюстью туда и сюда, а также постоянное движение левых руки и ног. Напомним, что при типе Хеллеборус тоже имеются также постоянные движения левых руки и ноги, но при этом конечности правой стороны оказываются парализованными. Впрочем, при типе Хеллеборус речь идет о больном, пораженном острым менингитом, не страдающим тифозным состоянием.

При типе Брионии отмечается также бред, но бред очень спокойный. Вспомним, что больной больше всего стремится к покою и неподвижности. Такой спокойный бред появляется ночью око 3 часов утра. Он бредит своими делами, которые он покинул и которые стремится возобновить. Ему представляется, что он не у себя дома и хочет встать и выйти, чтобы вернуться к себе домой. Но достаточно взять его за плечо или просто успокоить, и он снова ложится; тогда как при типах Белладонны и Гиосциамуса больной в подобных условиях лишь стремится вылезть из постели, а если окружающие против этого возражают, больной сердится, даже кусается и колотит сиделок.

У больного типа Брионии порой возникают галлюцинации, особенно, когда он закрывает глаза.

Рассмотрим теперь пищеварительные проявления у больного типа Брионии. С самого начала укажем грубую характеристику: крайняя сухость слизистых. Язык сух, пристает к небу, губы сухи, пергаментные, весь рот сух и у больного сильная жажда, его тянет пить воду сразу большими количествами, но с большими интервалами.

При исследовании находим у него живот вздутым (растянутым) и болезненным. Каждое сделанное в постели движение усиливает или вызывает боль в животе.

Больной типа Брионии обычно страдает запорами, лишь редко у нею отмечается понос. Стул отличается следующим видом: твердый, сухой («закаленный»), черноватый. В случае наличия поноса, консистенция стула становится мягкой, специфический запах отсутствует, как и какая-либо специальная окраска.

Мочи много слабоокрашенной.

Но не состояние кишечника является первичным при типе Брионии, а болезненная усталость, состояние ступора (оцепенения, бесчувственности), приводящее к тому, что больной стремится к абсолютной неподвижности и покою. В периоды лихорадочною бреда или во время сна он обнаруживает известное возбуждение, ограничивающееся нижней челюстью или левыми рукой и ногой. Не забывать о сухости слизистых и об ухудшении от малейшего движения.

Добавим в некоторых случаях еще небольшой признак, но становящийся заметным, если он имеется налицо: наклонность к синкопэ. Субъект теряет сознание в постели, например тогда, когда врач заставляет больного сесть в постели, чтобы исследовать у него нижние отделы легких, или когда пациент приподнимается, чтобы помочиться. Впрочем, и в хронических случаях у субъекта типа Брионии всегда имеет место головокружение утром при вставании, при первых шагах.

Гельземиум — Тип Гельземиум проявляется в иной форме: доминирует прострация. Больной проявляет себя характерным состоянием адинамии. Такая прострация сопровождается небольшим феноменом, который позволяет правильно распознать соответствующее средство: это дрожь.

Как у больного типа Брионии, у пациента типа Гельземина над всем преобладает одна идея: оставаться неподвижным в покое, лежать. Почему? Потому, что каждое движение вызывает у него тягостное ощущение значительной болезненности и очень тяжело его поражающее: ощущение слабости. Он очень слаб. Если он поднимается и пытается сделать несколько шагов, его ноги дрожат. Если он пытается приподняться, чтобы снова натянуть на себя одеяло — руки его начинают дрожать. Он высовывает язык — язык тоже дрожит. Но дрожат не только его мышечные массы, дрожит и его пульс, становится нерегулярным интермиттирующим, и при малейшем движении он ускоряется, хотя в обычное время остается медленным,

Больной представляется совершенно отупевшим — как бы одуревшим, с полузакрытыми глазами, со свисающими верхними веками. Лицо крайне горячее, а конечности (стопы и кисти) холодны. Он пребывает в состоянии постоянной сонливости. А в состоянии сна у него выявляется небольшой феномен: бормочет несвязно.

У больного тина Гельземиум пищеварительных проявлений очень мало: язык немного обложен или же нормален. Но отличается двумя чертами: он всегда утолщен и дрожит. Это утолщение, это вздутие приводит к тому, что субъект разговаривает с большим трудом. Так как он бормочет бессвязно, окружающим трудно его понять. Язык зацепляется (задерживается) за нижнюю аркаду зубов; врач хочет заставить его высунуть язык, но он не высовывается потому, что складывается вдвое, зацепившись за нижнюю челюсть.

Жажда невелика или отсутствует. Вспомним об обычной характеристике Гельземиум: полное отсутствие жажды; такой симптом находят и при других средствах (типах) и в частности, при Аписе и Пульсатилле. Напротив, при типе Брионии отмечается неутолимая жажда, приводящая к тому, что больной в один прием пьет сразу много воды.

Стул типа Гельземиум нс отличается никакими характерными чертами: у больного либо запор, либо же стул у него мягкий, темно-желтого цвета, порой непроизвольный. При пальпаци живота отмечается чувствительность в правой подвздошной ямке. В общем, больной типа Гельземиум характеризуется прострацией, дрожью, свисанием верхних век и неподдающимся определению ощущением, переполняющим его всецело: ощущение слабости с таким чувством внутреннего дрожания, точно больной дрожит непрерывно.

Это ощущение слабости столь велико, что пациент иной раз объясняет его врачу весьма своеобразными выражениями: «У меня такое чувство, точно я умер».

Арника. Арнику нельзя рассматривать только в качестве травматического средства. Она представляет собой важное средство для лечения тифозной лихорадки, когда болезнь появляется внезапно — после физического переутомления, вызывающего в организме настоящее состояние шока. Например, после спортивного состязания, после горного похода, после велосипедного рейса, после любого мышечного усилия — длительного и непрерывного — во время которого нервные рецепторы (накопители) оказываются опустошенными и истощенными; например индивид может заболеть какой-нибудь инфекционной болезнью и в первую очередь тифом (брюшным).

Больной пребывает в состоянии значительной прострации; у него имеется общая болезненная ломота с ощущением синяков, точно его избили. Кровать ему кажется твердой. В этом одна из существенных характеристик типа Арники. Больной стонет засыпая, сон его беспокоен, с тревожными сновидениями. У него бывают приступы тоски, и тогда он подносит руку к сердцу, т. к. у него появляется ощущение точно он вот-вот умрет.

То состояние ступора, в каком он пребывает, вполне своеобразно.

Больной типа Арники производит впечатление о чем-то размышляющего, хотя ни о чем не думает. Можно сказать, будто он преследует какую-то мечту — он не отвечает на вопросы. Если его потрясти, он выходит из своего состояния мечтания или отупения, потом снова впадает в него — состояние сна или безразличия, или даже прострации. Он забывает отдельные слова, которыми хотел выразить свою мысль.

Иногда (хотя и несколько реже) он обнаруживает признак Баптизии; засыпает посреди своего ответа. Однако субъект типа Баптизии засыпает легче, чем субъект типа Арники, который делает усилие, чтобы дать ответ, но ошибается в словах (путает их) — и немедленно после этого снова впадает в состояние прострации.

В своем состоянии бреда он отстраняет одеяло, точно оно велико для него, ищет себе хорошего места — и не находит. Напомним тут, что субъект типа Баптизии тянет свое одеяло на себя потому, что оно кажется ему недостаточно большим для того, чтобы его укрыть (поскольку ему представляется, будто он весь удвоился или даже утроился). Субъект типа Арники наоборот отталкивает от себя одеяло и старается раскрыться.

Нужно, насколько это возможно, припомнить отдельные проявления, какие могут представить то или иное средство (тип) в остром состоянии. Созерцая больного в остром состоянии, можно легко дойти до того, что если не сразу определишь необходимое ему средство, то хоть подумаешь о том средстве, которое может быть показанным, и это поможет ориентировать все расспросы и быстрее уточнить лечебный диагноз.

Лицо и голова у субъекта типа Арники горячи, а тело и нос всегда холодны.

Если мы обратим внимание на пищеварительные признаки пациента типа Арники, мы отметим зловонный запах дыхания, однако, менее гнилостный, чем в случае Баптизии. У больного отмечаются отрыжки с характерным запахом тухлого яйца. Живот вздут. Стул гнилостный, но не столь тошнотворный, как при типе Баптизии, тоже имеет запах тухлого яйца. И эти отрыжки и стул с запахом тухлого яйца характерны для типа Арники. Стул непроизвольный, ночью, во время сна, нередко даже имеет место недержание мочи.

На коже можно бывает обнаружить мелкие пятна, не являющиеся такими экхимозами, как петехии или пурпура типа Баптизии: это милиарные пятна красноватого цвета с такой существенной характеристикой, какая принадлежит исключительно Арике — они располагаются на симметричных местах тела.

Теперь мы знаем четыре главных средства, показанных при тифозной лихорадке: Баптизия, Гельземиум, Бриония, Арника.

Разберем их дифференциальный диагноз.

Для них всех типична прострация, но субъекты типов Брионии и Гельземиум спокойны. При Брионии всегда наступает ухудшение от движения. Почему? Потому что движение у него вызывает боли. При типе Гельземиум тоже всегда наступает ухудшение от движения. Почему? Потому что движение вызывает у пациента дрожание (могущее быть констатированным объективно). Субъекты типов Баптизии, Арники возбуждены, с болезненной ломотой, не могут найти себе удобного места в постели. Субъект типа Арники стонет во сне из-за того, что постель представляется ему твердой, как доска, части тела разделены, разбросаны.

При всех четырех типах лицо пациента красное, при типе Арники оно всегда горячее, но с холодным носом. При типе Брионии лицо сразу же бледнеет, как только пациент пытается присесть в постели или даже просто произвести какой-нибудь жест; особенно при попытке сесть у него часто наступает обморок. Лицо же при типе Гельземиум малиново-красного цвета, а главное, больной совершенно отупелый. Глаза у него закрыты, точно мышца, поднимающая верхние веки, парализована. У субъекта типа Баптизии вид тоже отупелый, но (и в этом большое отличие от Гельземиум) глаза у него открыты, неподвижны, обращены в пустоту, ничего не замечая. Для всех четырех названных типов характерен бред. Субъект типа Брионии думает о своих делах: тех, которых проделывал днем, которые должен был сделать сегодня, на следующий день, но не сможет сделать. И он порывается встать с постели (все сделать) и вернуться к себе; все это — мягко.

Субъект типа Гельземиум только бормочет неясным, бессвязным образом слова, разобрать которые не представляется возможным. Впрочем, ему вообще трудно высказываться, так как язык у него утолщен и дрожит.

Субъект типа Баптизии озабочен тем, что гоняется за своими членами, которых никак не может разыскать в постели и собрать воедино; между прочим, он натягивает свое одеяло именно для того, чтобы их все укрыть.

Субъект типа Арники выискивает себе хорошее место в постели и не может такого отыскать, в отличие от субъекта типа Баптизии, он все время отталкивает одеяло от себя, вынуждая сиделок беспрестанно возвращать его на место.

Что касается пищеварительных признаков этих четырех типов, они очень различны:

Бриония — язык белый. Для гриппа вообще типичен «опалесцирующий» язык: это и есть язык типа Брионии; далее типична жажда, обычен запор.

Гельземиум — язык толст, дрожит, без налета. Стул без особенностей. Жажды никогда нет: уже в этом большое отличие от типа Брионии.

Баптизия и Арника характеризуются зловонием. Для типа Арники при этом характерен запах тухлого яйца (отрыжки, стул); част непроизвольный понос. При типе Баптизии доминирует гнилостный запах всех выделений: дыхания, отрыжек, стула, мочи, белей, пота. Вспомним о серединной полосе на языке и исключительно изнуряющем поносе — коричневатом, безболезненном, раздражающем только перианальную область, если в ней имеются изъязвления.

В общем, никакого смешения типов быть не может, если хорошо помнить характеристики каждого из них; равным образом нельзя делать из средств смесь, чтобы с ее помощью вытаскивать больного из его тяжелого состояния.

При остром заболевании давайте только одно какое-нибудь средство и не повторяйте его часто — особенно в случае улучшения. Выжидайте лучше выявления у больного какого-либо другого «обозначения», которое не замедлит выявиться, позволяя ориентировать выбор лечения в сторону того средства, которое хорошо дополняет предшествовавшее назначение.

Вератрум альбум

Преобладающие характеристики

Запомнить преобладающие характеристики Вератрум белого очень легко. Мы последовательно изучим: пищеварительные расстройства; прострацию; холодные поты.

Пищеварительные расстройства

Они слагаются из рвот и поноса. Не рвот или поноса, а именно из рвот и поноса, так как они всегда сочетаются.

Рвоты. Очень сильны, очень обильны, сопровождаются постоянными тошнотами, холодными потами, которые всегда появляются в хорошо отграниченной области — на лбу.

Рвоты всегда усиливаются от движения, от табачного дыма (курит ли сам, или лишь ощущает запах табачного дыма). Равным образом после того, как выпивает. Однако у субъекта Вератрум альбум имеется постоянная жажда. Несмотря на жажду он пьет немного, но пьет часто, потому что рот у него постоянно сух, равно как и язык, и небо. Сравнить эту сухость можно лишь с сухостью всех слизистых у субъекта типа Брионии, для которого характерна крайняя сухость всех слизистых пищеварительного тракта. При типе Брионии имеет также место сухость слизистой кишечника: при запоре типа Брионии комья кала крупны, тверды, черны, как закаленные на огне. Когда этот субъект пьет, его не рвет, тогда как у больного типа Вератрум альбум имеются рвоты, как только он выпьет хоть немного воды.

У субъекта типов Мышьяка и Фосфора имеется та же характеристика, что и у Вератрум альбум — рвота после того, как что либо выпьет.

Субъект типа Мышьяка страдает жгучими болями желудка, болями, которые он успокаивает горячими аппликациями. Но когда у него жажда, он пьет ледяную воду, и тотчас же его начинает рвать. Субъект типа Мышьяка хуже чувствует себя к ночи. Известно, что период ухудшения жалоб располагается у него между 1 и 3 часами ночи. Субъект очень возбужден, а потом очень подавлен: несмотря на свою усталость, он все время испытывает потребность менять позу, менять место.

У субъекта типа Фосфора имеются тошноты почти постоянные, но как только он выпьет ледовой воды или пососет кусок льда они проходят. Он склонен пить понемногу. Но когда выпитая вода согревается в желудке, у больного происходит регургитация воды и слизи. Ему требуется усилие, чтобы вырвать, и нередко в вырываемой слизи появляются прожилки крови. Иногда даже его рвет алой кровью. Вспомним тут об общей склонности к кровотечениям при типе Фосфора.

Субъект типа Вератрум альбум тоже получает облегчение от своей тошноты, когда выпьет жидкости, но у него при этом немедленно наступает очень сильная рвота. В качестве характеристики этого средства следует принять понос и рвоту. Рвоты иногда оказываются более важными, чем поносы; так же и понос может в других случаях оказываться более важным, чем рвота. Но, как правило, имеют место сосуществование обоих этих расстройств.

Понос. Он очень обилен, наступает ночью. Стул част, болезненный, выделяется с большой силой, как и рвоты тоже. Стулу всегда предшествует колика, или точнее схваткообразные боли, сопровождаемые холодным потом, особенно на лбу, за ними следует значительная слабость.

Три средства (типа) могут быть сравнены с Вератрум альбум — это Мышьяк, Фосфорная кислота и Подофилл.

Мышьяк обнаруживает понос, который тоже наступает ночью между 1 и 3 часами. Обычно это субъект, который либо поел колбасных изделий или ракообразных. Ночью он просыпается с ощущением жжения в желудке, с очень жгучими отрыжками, с рвотами и, наконец, с поносом. И вот этот понос своеобразен и не может быть спутан с поносом типа Вератрум. Понос типа Мышьяка представлен необильным стулом, крайне зловонным, выделяемым с трудом, за чем следует состояние глубокой прострации, не менее сильной, чем прострация, поражающая субъекта Вератрум альбум. Вообще же прострация типа Вератрум альбум объясняется тем, что стул тут очень обилен и очень част. Стул же при типе Мышьяке всегда мал, а прострация совершенно непропорциональна выделенному количеству. В этом состоит характеристика поноса типа Мышьяка, который не сходен с поносом других типов.

Субъект типа Фосфорной кислоты обнаруживает понос, аналогичный поносу типа Вератрум альбум. Понос этот очень обилен (как и понос типа Вератрум), но без запаха и безболезнен, не сопровождается болями. Вместо полной прострации, после поноса появляется лишь некоторая слабость.

Стул при типе Подофилла совсем не повторяется так часто, как при типе Вератрум, к тому же появляется преимущественно утром и лишь редко ночью. При пробуждении субъект оказывается во власти жестокой колики: за утро стул у него может повториться раз 10–15. Опорожнение кишечника совершается с силой, струей, стул разбрызгивается, он желтоватого цвета, явно желтушный. Субъект страдает перед стулом и после него очень болезненными коликами и облегчить их может лишь одним способом — лечь на живот. Такова типичная поза индивида, подлежащего лечению Подофиллом. Никакой другой больной не принимает подобной позы, кроме субъекта типа Медоррина, но тот делает это для подавления криза астмы.

Что же мы находим при клиническом исследовании больного типа Белого вератрум? Живот крайне болезнен, не только спонтанно (у субъекта имеются сильные болезненные судороги), но он также очень чувствителен к давлению. Больной жалуется на странное ощущение холода в животе.

Ощущение холода в животе мы вновь находим при типах Табака и Колхикум. Субъект типа Табака обнаруживает рвоты, боли и ощущение ледяного холода в животе. Он всегда чувствует себя лучше тогда, когда раскрывается, подвергая свой живот воздействию воздуха. Напротив, субъект типа Вератрум альбум требует тепла: горячих растираний, горячих укутываний, грелок с горячей водой. Все это приносит ему облегчение.

Субъект типа Колхикум, конечно, испытывает ощущение холода в животе, но точнее, такое ощущение бывает особенно выражено в желудке. Субъект типа Колхикум локализует его в области подложечной ямки. У больного имеются тошноты и рвоты, но тошноты всегда усиливаются от запаха кухни и от вида пищи. Особенно не переносит субъект типа Колхикум запаха жареной рыбы. В общем, у больного типа Вератрум альбум отмечается холерообразный понос со рвотами и симптомами коллапса. Но не следует думать будто пищеварительные расстройства типа Вератрум слагаются исключительно из рвот и поноса. Может наблюдаться также запор. И это хронический запор, застарелый, преодолеть который очень трудно. Больной не испытывает абсолютно никакого позыва. Стул его можно сравнить со стулом типа Брионии, так как он тоже состоит из комьев крупных и твердых, но не имеющих вида «закаленных на огне». Наоборот, он состоит иногда из комьев очень твердых, напоминающих по виду стул типа Опия или Свинца. Но при запоре типа Вератрум отсутствует та сонливость, какая свойственна субъекту типа Опия; никогда не отмечается также тенденция к конгестии головы, отсутствует и ретракция брюшной стенки, свойственная типу Свинца.

Субъект типа Вератрум альбум испытывает невероятный труд при выталкивании кала. Он вынужден бывает делать по несколько таких попыток, повторяя усилия. Он не пытается сделать это в стоячем положении, как субъект типа Каустика, он не хватается руками за сидение, как это делает субъект типа Алюмина, но все же он вынужден делать большие усилия, так что порой оказывается покрытым холодным потом, более выраженным на лбу. И он настолько изможден, что тотчас же после стула ему становится дурно. У него имеется наклонность к синкопэ во время стула или после него. Впрочем, после дефекации у него появляется полное измождение, настоящая прострация.

Прострация

Прострация при типе Вератрум альбум интенсивна и сопровождается ощущением ледового холода во всем теле или в отдельных его областях.

Больной сперва испытывает ощущение холода, распространяющегося по всему телу. Он совершенно замерзает. Он не только испытывает ощущение холода, но у него кожа холодна, и он не может согреться. Он получает облегчение только от горячих аппликаций или от основательного укрывания шерстяными одеялами. Кожа очень бледна и холодна.

Ощущение холода наблюдается также в ограниченных областях. Стопы и кисти совершенно замерзают и иногда становятся нечувствительными. Имеется даже некоторая степень цианоза. Наконец, больной страдает ощущением холода в живбте, которое мы уже изучали. У него также язык холоден. Такое ощущение холодного языка имеется также у субъекта типа Карбо вегетабилис, совершенно замерзающего. Но если у субъекта типа Растительного угля тело совершенно холодное, голова у него горяча. К тому же у него имеется дыхание дурного запаха и холодное. У субъекта типа Кониум тоже дыхание холодное, и (что представляет существенную характеристику) при прохождении кала через задний проход, возникает ощущение прохождения куска льда. Холодный стул при типе Кониум можно противопоставить жгучему стулу типов Серы и Мышьяка.

Наконец, больной типа Вератрум альбум обнаруживает ощущение «ледяной глыбы на голове». Обычным средством при таком ощущении является Калькареа карбоника; при типе Углекислой извести вдобавок возникает ощущение холодных и мокрых чулок. Вспомним о том, что больной типа Туберкулина испытывает ощущение, точно носит на теле (особенно на спине) мокрую и холодную рубашку.

Холодные поты

Они могут быть общими, но особенно выраженными в области лба и появляются со рвотами, с поносом, с менструациями. Сопровождают все проявления Вератрум белого.

Объективные признаки

Поты, локализующиеся в лобной области. Речь идет об индивиде, который кашляет или же страдает поносом и рвотами с холодными потами, выступающими на лбу. Тут можно думать о типе Вератрум альбум.

Напомним, что у субъекта типа Пульсатиллы отмечаются поты односторонние, более выраженные на стороне поражения. У субъекта типа Калия углекислого пот выступает на губах во время еды. Все эти локализации потоотделения составляют своего рода «призывные знаки», позволяющие ориентировать мысль врача в сторону оправданного выбора лекарства.

Лицо очень бледное и холодное. У больного мы часто находим лицо осунувшееся, беспокойное — как лицо при типе Мышьяка. Оно может быть более или менее цианотичным.

Голова никогда не держится прямо. Больной не в состоянии держать голову прямо из-за своего состояния усталости и прострации. Такой же признак мы обнаруживаем и у деминерализованных субъектов типа Натриум муриатикум и у атрептичных (с пониженным питанием) субъектов типа Абротана.

Клиническое исследование

Холера

Большие характеристики Вератрум альбум составляют: рвоты и понос, судорожные боли и ощущение общего похолодания. Все это мы находим и при холере, три главных средства против которой составляют Камфора, Медь и Вератрум альбум.

Они были использованы доктором Шаржэ во время одной эпидемии холеры, случившейся в Марселе. Шаржэ составил очень интересное исследование, показывающее характерные показания к назначению каждого из тех гомеопатических средств, какие могут быть использованы при холере.

Камфора. При типе Камфоры доминирует похолодание тела. Индивид совершенно леденеет. Кожа холодна, как лед. Субъект испытывает ощущение ломоты по всему телу, он точно весь разбит. У него могут быть судороги в конечностях, но главной характеристикой остается похолодание тела. И любопытно, этот совершенно похолодевший субъект не переносит того, чтобы его укрывали. Субъект типа Камфоры никогда не стерпит одеяла, не сохранит грелки, любая теплая аппликация вызывает у него ухудшение.

Купрум (Медь). Больной типа Меди характеризуется судорогами. У него нет того состояния полного коллапса, какое свойственно типу Камфоры, а преобладают спазмы крайне болезненные, не только кишечные и вообще в животе, но также в конечностях, как нижних, так и верхних. Эти спазмы очень бурны, перемежаются и сопровождаются тошнотами. Тошноты проходят или уменьшаются тогда, когда индивид проглатывает немного холодной воды. Точно так, как при типе Фосфора, при котором тошнота облегчается тогда, когда субъект пьет холодную воду. Вместо того охлаждения, которое характерно для типа Камфоры, субъект типа Меди лихорадит, живот его напряжен, горяч и чувствителен (чего не отмечается при типе Вератрум альбум, когда больной жалуется на ощущение холода в животе). Схваткообразные колики при типе Меди проходят, как только у субъекта будет стул.

У субъекта типа Колоцинта тоже отмечаются очень болезненные колики, прекращающиеся тогда, когда отойдет необильный стул. Но в то время, как субъект типа Меди не может найти себе соответствующей позы (положения тела), чтобы успокоиться, субъект типа Колоцинта получает облегчение от сгибания, от наклонения вперед, от перегибания вдвое. Впрочем, состояние субъекта типа Колоцинта никогда не обнаруживает такой же тяжести, как состояние субъекта типа Меди, у которого кожа цианотична, с мраморными разводами.

Большим показанием к Вератрум альбум является понос. Так, сопоставляя указанные три средства (типа), можно без труда их различить: понос с охлаждением (Камфора), с судорогами (Медь), с рвотами (Вератрум). Но не следует смешивать все эти три средства в одном лекарстве, чтобы таким образом излечить холеру. Следует избирать и распознавать преобладающую характеристику («доминанту») данного субъекта для того, чтобы прописывать ему лекарство.

Энтериты

Вератрум альбум показан при острых энтеритах, сопровождаемых болями. Каковы главные средства, показанные при болезненном энтерите?

Первым тут является Кротон тиглиум (Кротоновое дерево). У больного появляется сильнейший позыв на дефекацию, как только он что-нибудь съест или же выпьет. Он просто не в состоянии ничего съесть, будь то какая-нибудь простая пища (картофельное пюре, или же фруктовый джем, или компот) или просто глоток воды. Иногда его даже слабит в то самое время, когда он принимает пищу. В животе у него урчит так, словно кишки у него наполнены водой. Позывы всегда срочны и стремительны. Изгнание стула совершается с большой силой, струей. Стул водянист, желтоват, сопровождается очень интенсивными тошнотами и гиперсаливацией.

У субъекта типа Кротон тиглиум никогда не бывает рвот. Это нужно себе хорошо заметить: у субъекта имеются тошноты и понос немедленно после того, как он поел, точно все съеденное только что должно быть немедленно отдано обратно. Но рвот у него не бывает никогда. Это отсутствие рвот составляет большую характеристику, позволяющую отличить субъекта типа Кротон тиглиум от субъекта типа Вератрум альбум, поскольку у этого последнего никогда не бывает желудочного расстройства (рвот) без поноса, или же кишечного расстройства (понос) без сопутствующей рвоты.

Добавим к этому, что колики типа Кротон тиглиум крайне болезненны. Повторяются они всякий раз после того, как больной проглотит какую-нибудь пищу, плотную или же жидкую. Раздражению слизистой кишечника иногда соответствует также раздражение кожи, так как у субъекта появляется вспышка герпеса или же скорее экземы, везикулезной и жгучей. И проявляется она также как понос — немедленно после приема пищи. Как только больной что-либо поест или выпьет, у него начинается зуд.

Меркурий (ртуть). Это другое средство против острого энтерита, симптомы которого менее тяжелы. Его характеристика заключается в том усилии, которое субъект вынужден прилагать для того, чтобы удалить содержимое своего кишечника, а за этим усилием сейчас же следуют сильные тенезмы. Больному кажется, что он никогда не кончит опорожнения своего кишечника. Как только у него выделился необильный стул, у него уже вновь появляется потребность пойти в уборную. Этот понос в особенности проявляется ночью, как и понос типа Вератрум альбум. Он не проявляется после поглощения какой-либо пищи, как при типе Кротон тиглиум.

При исследовании обнаруживаются характерные признаки: язык покрыт желтоватым налетом, особенно, в своей задней части, края его неровны и на них сохраняются отпечатки зубов. Этот последний признак мы вновь находим при типе Игнации, но провести между ними различие легко: у субъекта типа Игнации отсутствует желто-зеленый налет в задней части, язык остается чистым. С другой стороны, у субъекта типа Ртути имеется зловонное дыхание, стоящее в связи с состоянием как желудка, так и десен, которые разрыхлены и кровоточат. Зловонность дыхания и ротовой полости субъекта типа Ртути весма характерна,

Но энтерит может принять формы более тяжелые. При Кротон тиглиум речь идет о преходящем остром энтерите, при типе Ртути речь идет об энтерите, который длится уже 3–4 дня, а Вератрум альбум включается тогда, когда заболевание становится более тяжелым. То же касается и Мышьяка (Арсенникум альбум).

Вспомним о том, что Вератрум с Камфорой и Медью являются главными средствами против холеры или холеровидного поноса.

Вератрум особенно показан тогда, когда индивид простудился. Имеются два средства, показанных при энтерите от холода: это Вератрум и Колоцинт. Больной типа Колоцинта испытывает такие боли, что они вынуждают его согнуться вдвое; он чувствует себя лучше от тепла, после отхождения кишечных газов или стула, а через некоторое время боль возобновляется. Это средство следует давать в первые же минуты воздействия холода. Например, этим средством всегда следует снабжать уходящих в горы, так как имеются такие субъекты, какие проходя вблизи ледника, внезапно оказываются охваченными простудой живота и не могут двигаться дальше.

Если такое действие холода продолжается, у субъекта появится понос. Понос очень обильный, который больного совершенно опорожнит и мало-помалу повергнет в состояние значительной прострации. Тогда соответствующим средством становится Вератрум альбум. При типе Колоцинта колики стоят на первом плане; при типе Вератрум альбум на первом плане стоит понос.

Мышьяк белый обнаруживает показания вполне типичные. У субъекта отмечается такое же изнеможение после стула, как при типе Вератрум. Но большой характеристикой является то, что при типе Мышьяка эта прострация совершенно не пропорциональна эвакуируемому количеству каловых масс. Стул у такого субъекта повторный, но никогда не является обильным; происходит особенно по ночам, в обычное для Мышьяка время ухудшения (между 1 и 3 часами ночи). Больной при этом очень беспокоен, боится умереть, считает, что поражен очень тяжело. Показания к назначению Мышьяка мы часто отмечаем у тех больных, которые съев сливочное мороженое или несвежие колбасные изделия, воображают, что они должны умереть (не позже, чем за 48 часов) от острого пищевого отравления.

У больного типа Мышьяка имеется очень сильная жажда, его тянет пить часто маленькие порции очень холодной воды. Но как только он эту воду проглатывает, его рвет, и он жалуется на сильное жжение в желудке. Это жжение облегчается лишь от горячих аппликаций или от поглощения горячих жидкостей. Напомним о том, что Мышьяк является прекрасным средством при тех жгучих болях, какие наблюдаются в различных областях тела, при том условии, что эти жжения облегчаются от тепла и ухудшаются от холода. Добавим к этому то, что больной не может оставаться в постели и должен подниматься и ходить, когда его хватает приступ этих болей.

Два больных вынуждены бывают двигаться тогда, когда у них появляются боли: это субъект типа Магнезия фосфорика, у которого боли являются вполне молниеносными (будь то невралгия тройничного нерва или ишалгия) и субъект типа Мышьяка (будь то расстройство функциональное — сердечное или кишечное, или же расстройство болезненное — невралгия или неврит.).

Коклюш

Вератрум иногда употребляется при коклюше. Употребляется он редко, но интересно знать показания к его назначению.

Если у ребенка возникает «пустой» кашель с большими его приступами и реперкуссией в живот, тогда нужно подумать о Дрозере (Росянке). Болезненная реперкуссия в живот, к местам прикрепления диафрагмы, вынуждает больного принимать определенную позу: он держит свой живот обеими руками. Заметим то, что индивид типа Брионии (у которого болезненная реперкуссия при кашле или же при натуживании в момент дефекации происходит в голову), охватывает руками голову или же старается успокоиться за счет сильного давления на болезненную сторону.

Вератрум альбум. Подобно субъекту типа Дрозеры, субъект тоже охватывающий свой живот руками, но по другой причине. У него при кашле возникают боли не в области прикрепления диафрагмы, а в самом животе. Почему? Потому что он одновременно страдает приступами кашля, энтеритом и рвотами. Кашель у него ухудшается в жарко натопленном помещении и после того, как выпьет холодной воды (противоположное мы видим при типе Каустика: всегда наступает улучшение, когда выпьет немного холодной воды).

При коклюше больной типа Вератрум альбум может обнаруживать приступы конгестии: иногда у него возникают приступы легочной конгестии, но они более присущи типу Вератрум вириде. И с этого момента мы можем провести различие между обоими этими средствами (типами). Именно, при типе Вератрум альбум все происходит ниже диафрагмы: рвоты и понос. При типе же Вератрум вириде все происходит над диафрагмой: расстройства циркуляторные и легочные. Мы находим тут ту же разницу в локализациях, какая разделяет двух больных типа Антимониум. Субъект типа Антимониум крудум — это больной пищеварительный, а больной типа Антимониум тартарикум — это больной респираторный.

Дисменоррея

Менструации приходят преждевременно, обильны и, главное, изнуряющие. Однако изнуряющие менструации свойственны также типу Хины. Однако, Хина показана тогда, когда у больной имеются сильные кровотечения, тогда как только типу Вератрум присущи кровотечения менструальные, но обильные и изнуряющие.

Еще другое средство (тип) обладает такой же характеристикой: Коккулус.

Тут нет метроррагий, но во время менструаций (хотя и не обильных) женщина оказывается совершенно изможденной. Вместо того, чтобы приходить регулярно (как при типе Вератрум) менструации при типе Коккулус появляются обычно каждые 15 дней и сопровождаются болями в животе, сжимающими и всегда ухудшающимися при движении. Одновременно имеются тошноты, упадок сил, онемение конечностей. Вспомним об интересном мнемотекническом приеме: Коккулус — это вообще средство при морской болезни, и всякий раз, когда возникнут показания к его применению, можно бывает в той или иной степени обнаружить картину морской болезни с ее мигренями, головокружениями и рвотами, ухудшающимися от малейшего движения.

Показания к Вератрум альбум появляются скорее при дисменорее, сопровождаемых ощущением холода по всему телу. Но это не единственное средство в таких случаях. Женщина типа Силицеа, деминерализованная, тоже всегда мерзнет, она никак не может согреться, но во время менструаций она мерзнет еще больше.

Ощущение ледового холода, которым страдает женщина типа Вератрум альбум, сопровождается также ощущением охлаждения головы, повышением чувствительности покрытой волосами части кожи, а особенно поносом со рвотами.

И вот два средства (типа) обнаруживают в большей мере понос и рвоты во время менструаций: это Хлористый аммоний и Бовиста.

Хлористый аммоний. Это небольшое средство (тип), которое врачи прописывают крайне редко. При нем менструации приходят преждевременно, происходят преимущественно ночью, они сопровождаются потерями крови из геморроидальных узлов и невралгическими болями в стопах. Но большой их характеристикой в первую очередь являются запоры. И потому нельзя смешать этот тип с Вератрум, при котором запор является лишь редкой случайностью.

Запор типа Хлористого аммония — это запор специальный: больной испытывает большие затруднения при изгнании кала, который крошится у края заднего прохода, наподобие катышков овечьего кала. Заслуживает замечания то, что все хлориды (Хлористые Магний, Натрий и Аммоний) характеризуются таким же запором, более или менее выраженным, но с этой особенностью: кал крошится у самого края заднего прохода.

При типе Бовисты менструации приходят преждевременно. Как у субъекта типа Аммония, они проявляются преимущественно ночью, а днем приостанавливаются. Средством (типом) с противоположной характеристикой является Пульсатилла: менструации проявляются днем, так как очень загруженное венозное кровообращение нуждается в мобилизации для того, чтобы восстановиться, а когда больная в покое, истечение тут же прекращается и, следовательно, его нет ночью. В виде реванша, бели (столь частые при этом типе, желтоватые и не раздражающие) появляются ночью и исчезают днем.

Тип Бовисты может быть сравнен в Вератрум альбум, так как при нем тоже имеется понос. Он повторяется периодически, перед менструацией и во время нее. У женщины нередки кровотечения в период между двумя менструациями, и у нее обнаруживается вполне своеобразная и любопытная особенность: она отекает. Эта отечность проявляется объективным признаком. Например, после пользования ножницами, на пальцах долго остается отпечаток «колец» ножниц.

Любопытный факт: у больной типа Бовисты имеется такое ощущение, точно голова ее увеличивается в объеме. Это ощущение, присоединенное к отечности и следу на коже от давления, требует назначения Бовисты, особенно, когда речь идет о больной с кровотечениями между менструациями, с ночным менструальным истечением и с поносом со рвотой перед и во время менструаций.

Психика субъекта типа вератрум альбум

Существует ли вообще психика типа Вератрум альбум, такое душевное состояние, которое соответствует показаниям к назначеннию этого средства?

Отмечается, что больной постоянно испытывает потребность жаловаться. Такие жалобы мы находим у туберкулиничных субъектов и у больных, подлежащих лечению Туберкулином; и не-только потребность жаловаться, но и потребность надоедать и притом безо всякого основания. Тут мы находим также малые указания к назначению Туберкулина; потребность ходить туда-сюда, беспокоиться, выходить — все то, что мы находим при типах Рус токсикодендрон и т. п.

Другая особенность поведения субъекта типа Вератрум: больной совсем не говорит или разговаривает с самим собой. Внезапно он впадает в какой-то род бредового возбуждения: он кричит, стонет, разрывает на себе одежду, потом впадает в маниакальное состояние, причем мания может проявиться в двух основных формах: мания сексуальная и мания религиозная.

Изучим сперва манию половую. Субъект не эксгибируется, как субъект типа Гиосциама, но произносит непристойные и похотливые речи, пытается всех обнять и постоянно говорит о сексуальных вещах. Иногда его идеи фиксируются на каком-нибудь одном пункте. Если речь идет о женщине, она, например, может вообразить себя беременной.

Религиозная мания. Больная часами остается неподвижной, наклонившись кпереди, с головой между руками, не произнося ни слова. Такое поведение мы находим при типе Нукс мосхата. Если такая больная уверена, что слышит голоса и начинает в ответ говорить с болтливостью, это служит показанием к назначению Лахезис. В переломный возрастной период больная типа Лахезис обнаруживает психические проявления, связанные с настоящей деритмией на почве эндокринных расстройств. Лахезис особенно показан в том случае, если религиозная мания выражена глубоко и если больная воображает, что вступает в контакт со святыми рая.

Особенно отметим то, что большой характеристикой мании типа Вератрум является упрямое молчание. В меньшей мере это отмечается у больного типа Нукс мосхата, настроение которого очень изменчиво.

Вератрум вириде

Преобладающие характеристики

Одна единственная доминанта, которую легко запомнить — это конгестия. Она проявляется расстройствами, функциональными и морфологическими, а также лихорадкой.

Изучим сначала расстройства, функциональные и морфологические, а затем займемся лихорадочными симптомами.

Расстройства функциональные и морфологические (поражения)

Мозговые расстройства

Они проявляются в виде конгестии головы и мозга. Эта конгестия сразу же проявляется, как «очень сильная», возникает внезапно и облекается в апоплектическую форму. Лицо красно, багрово, голова горячая и тяжелая, глаза инъецированы, зрачки расширены. Иногда у больного возникает диплопия: все видит в двойном виде.

Имеются два признака, которые нужно хорошо знать, так как они позволяют отличить Вератрум вириде от других средств (типов), вызывающих аналогичные симптомы — это гудение в у шах и «сильная пульсация артерий на шее». Гудение в ушах одинаково может быть выражено как справа, так и слева, то же относится и к пульсации на шее; но (это факт, который нужно ясно отметить) они сопровождаются «замедлением пульса». Впрочем, когда больной хочет встать на ноги, у него немедленно наступает упадок сил и выявляется тенденция к синкопэ.

Каковы те причины, которые могут привести к такой мозговой конгестин, подлежащей лечению Вератрум вириде? Приступ апоплексии, или же солнечный удар, или тепловой удар. Тогда у больного обнаруживаются тяжелые циркуляторные расстройства: «каротиды колотятся с такой силой, что больной не в состоянии отдохнуть». Он хотел бы задремать, уснуть — и не может. В этом одна из существенных характеристик этого средства (типа). Заметим также то, что пульс полон, медлен и мягок. И это позволяет отличить Вератрум вириде от двух других средств, показанных при угрозе апоплексии: Лахезис и Глоноина.

Больной типа Вератрум вириде обнаруживает также «нервные расстройства». Он не в состоянии хорошо сохранять свое сознание (рассудительность), он «теряет голову». Его охватывает бред — «бред неистовства». Он ищет ссоры, воет, стремится колотить окружающих. Эти симптомы напоминают картину Гиосциама. Различие установить нетрудно: при типе Зеленого вератрум преобладает циркуляторное действие с более или менее важными лихорадочными симптомами, при типе же Гиосциама, напротив, выступают единственно нервные феномены. Т. е., у индивида может иметься и лихорадка тоже, но у него, главным образом, выступают расстройства нервные и спастические с возбуждением и конвульсиями, с бредом, с желанием выскочить из постели, бить, кусать и т. п.

Но у субъекта типа Зеленого вератрум имеется и другой важный симптом: конвульсивные движения во время сна. Во время сна у больного проявляются постоянные колебательные движения головой, связанные с передачей пульсации каротид или аорты. Больной, обнаруживающий ритмические колебания головы, синхронные с движением сердца, дает типичные показания к назначению Вератрум вириде при мозговой апоплексии. Добавим к этому то, что осцилляции эти не быстры, они проявляются, скорее, как медленные.

Легочные расстройства

В области легких мы наблюдаем признаки конгестии. Показания к назначению Вератрум вириде может возникнуть по ходу состояния конгестии легких или же пневмонии.

Конгестия легких возникает всегда очень внезапно, со значительной силой. С самого начала у субъекта обнаруживаются тяжелые симптомы — с одышкой и удушием. Лицо красное, мертвенного оттенка. Выявляются все те симптомы мозговой конгестии, какие мы уже описали. В то же время у больного сердце бьется нерегулярно.

Нужно хорошо отметить неправильность, нерегулярность работы сердца, так как именно она нередко оказывалась поводом к дурным назначениям. Она составляет важный признак для назначения лекарства при том условии, что сопровождается характерным замедлением сердечной деятельности. У старика по ходу пневмонии неправильное и медленное сокращение сердца служит показанием к назначению Зеленого вератрум даже в том случае, если лицо бледно и цианотично вместо того, чтобы быть красным и багровым. Напротив, неправильная сердечная деятельность при частых сокращениях заставляет думать о Наперстянке.

С другой стороны, больной с конгестией легких, подлежащий лечению Вератрум зеленый, обнаруживает такие вспомогательные симптомы, какие позволят нам подумать о наличии показаний к назначению этого средства. На него часто нападает икота, сильная и болезненная, обычно между 13 и 14 часами, сочетающаяся со спазмами пищевода. У него также могут быть «конвульсивные сотрясения» в мышцах конечностей. Короче говоря, мы вновь находим то же конвульсивное возбуждение, как и то, которое мы уже описали выше при изучении мозговых расстройств при типе Зеленого вератрум. Больной страдает от непрерывного гудения в ушах, но обнаруживает также значительную чувствительность к шуму. Вот так больной, пораженный конгестией легких или пневмонией, не может переносить ни малейшего шума возле себя. Но ему также трудно слышать из-за того гудения, которое слышится ему в обоих ушах.

Сосудистые расстройства

Тут наблюдается усиленная пульсация артерий — передающаяся по всему телу или только по его оконечностям (пальцы, стопы). Они локализуются в известных местах, особенно на шее (пульсация каротид) и на нижних конечностях, преимущественно в области правой бедренной артерии и в правой подколенной ямке. Эти пульсации видны на глаз, бедренная артерия колотится медленно, но сильно.

Таковы главные характеристики субъекта, подлежащего Вератрум зеленому.

Расстройства: мозговые, соответствующие апоплексическому состоянию; легочные, сопровождаемые «нерегулярностью сердечной деятельности» и стоящие в связи с конгестией легких и пневмонией; сосудистые, являющиеся лишь добавочными симптомами, позволяющими подтвердить установленный лечебный диагноз.

В свое время считалось, что Вератрум вириде являлось существенным средством для лечения конгестии легких; и когда изучали это средство, давали себе труд проводить параллель между симптомами пневмонии и симптомами (типа) Вератрум вириде. Вот так Геринг опубликовал таблицу, в которой можно было увидеть с одной стороны патогенез данного средства, а с другой — симптомы пневмонии по Вуалле. В действительности, когда изучают в деталях признаки (типа) Вератрум вириде, замечают, что существует полный параллелизм между ними и симптомами пневмонии. При острой конгестии легких больной немедленно обнаруживает очень ускоренное дыхание, ему очень трудно дышать и особенно очень трудно оставаться в горизонтальном положении. Эти симптомы появляются очень быстро, за несколько часов поражение легких развивается как тяжелое. Кашель вначале сухой, потом с мокротой. Лицо очень конгестионировано. Больной обнаруживает сильную пульсацию артерий. Сердце бьется нерегулярно; но тут происходит замечательная эволюция: вначале сердце колотится быстро, затем уже в первые часы его сокращения прогрессивно замедляются, и пульс становится настолько мягким, что иногда его бывает трудно обнаружить в области лучевой артерии. У больного могут бывать приступы упадка сил, или же он может впадать в состояние мозгового ступора (оцепенения) со спутанными идеями. Лицо его холодно, кожа цианотична. У стариков мы уже не обнаруживаем этой характерной красноты, которая является показанием к назначению Вератрум вириде, и которая бывает выражена у подростков и у взрослых. Напротив, лицо бледно, цианотично, мраморное (с разводами?). Сердце бьется нерегулярно и медленно.

Вератрум вириде в свое время был в моде и не малой. Так, в одной статье о пневмонии, проявившейся 35 лет тому назад, д-р Войли отличал сферу действия Вератрум от сферы действия Аконита:

«Вератрум вириде (писал он) практически заменил Аконит при лечении состояний конгестии и затора одной доли легкого, при лобарной пневмонии. Его действие охватывает воспаление бронхиол и альвеол, тогда как Аконит останавливается на стадии затора. Я нашел, что первое средство (Вератрум) действует превосходно в тех случаях, в которых воспаление последовательно охватывает альвеолы, как это, например, бывает при бронхопневмонии. Напротив, второе средство (Аконит) более эффективно в начале бронхопневмонии, переставая действовать эффективно тогда, когда болезнь окончательно установилась».

Другой автор, Файф, писал в «журнал» от марта 1908 г., резюмируя идеи своей эпохи: «Вератрум вириде нередко оказывается средством весьма необходимым при болезнях спазмотических и конвульсивных: пневмония, рожа, ревматизм и при сыпных лихорадочных заболеваниях, и при малярии. Специфическим выбором показания является следующее состояние: пульс полный и скачущий, и это настолько ясно и просто, что тут ошибиться невозможно. Всякий раз, когда Вератрум оказывается так показанным, он развивает свое действие с удивительной точностью и всегда оказывается в состоянии уменьшить возбуждение сердца, частоту пульса и помешать повышению температуры. Это идеальное седативное при воспалении органов дыхания или серозных оболочек, когда только он показан по состоянию пульса, полного и скачущего. При пневмонии, плеврите, перитоните, рожистом воспалении и т. д. он часто может быть использован с успехом. В начальных стадиях брюшного тифа с полным и сильным пульсом Вератрум вириде уменьшает воспалительный процесс и не допускает развития опасных поражений органов.

Это же есть специфическое средство против всех болезней, но оно становится таковым тогда, когда показания к нему выполняются хорошо: пульс полный и скачущий. При интермиттирующих или ремиттирующих лихорадках, равно как при остром суставном ревматизме, Вератрум может не только снизить температуру, но также может прекратить те избыточные поты, какие возникают в результате конгестии капилляров. Вот (добавляет автор) характерные показания к назначению Вератрум: пульс полный и частый; пульс полный, сильный и напряженный, каротиды колотятся с большой силой; кашель; головная боль и ощущение тяжести в эпигастрии; пульс полный со столь учащенной сердечной деятельностью, что это мешает сну; конвульсии, значительное сосудистое возбуждение; лихорадка, астеническая и воспалительная».

Нэш в своих «Ведущих симптомах» предостерегает врача- практика гомеопата от необдуманного употребления Зеленого вератрум:

«Это (говорит он) такое средство, какое в свое время имело большую репутацию в первых стадиях конгестии при воспалительных заболеваниях, особенно тех органов, какие находятся в зависимости от блуждающего нерва: глотка, пищевод, желудок и сердце. Одно время все журналы буквально усеяны описаниями излечения пневмонии; и лечебная сила этого средства приписывалась его влиянию на действие сердца и пульса. Утверждалось, что в том случае, когда желают замедлить слишком бурную циркуляцию, не дающую конгестированному легкому возможности освободиться от переполняющей его слишком большой массы крови, этим самым одновременно создают для него возможность освободиться от уже имеющегося в нем затора. Это может показаться правдоподобным, и, наверно, во многих случаях действительно были достигнуты замечательные излечения, и при том за очень короткие сроки. Я тогда был еще молодым врачом и полагал, что нашел в этом неоценимое средство. Но в один злосчастный день я оставил одного больного, получившего облегчение от этого средства при сильном приступе пневмонии и поехал в соседний город, отстоящий на пять миль, и когда я ехал обратно, мой больной уже оказался мертвым. После этого я стал наблюдать еще других больных, которых лечили этим средством, и я всякий раз обнаруживал, что (в. случае смертельного исхода) больной пневмонией умирал внезапно. И смерти всегда предшествовало временное улучшение. В настоящее время мы не должны рассматривать Вератрум вириде в качестве единственного средства для первого периода этого заболевания. Почему же:

— потому, что оно, как и прочие средства, использовалось безрассудно;

— ошибочно пытаться ослабить или успокоить пульс, не принимая во внимание других симптомов;

— потому, что больные с ослабленным сердцем просто убиваются этим средством, являющимся сильнодействующим для сердца.

Активное кровообращение является спасительным при всех воспалительных заболеваниях и, очевидно, в этом состоит естественная сила сопротивления болезни. Пульс возвращается к норме тогда, когда устраняется причина его расстройства и нет надобности форсировать его к свершению этого. В этом состоит частая ошибка «старой школы», совершаемая ею, несмотря на все ее крики: «устраняй причину!». И я вновь нахожу ошибку в такой характеристике, какую дает Гернсэй: «большая активность артериальной системы, слишком частый пульс». Подобно Наперстянке, Вератрум вириде приводит к замедлению пульса, как это было неоднократно доказано опытом. Если иногда результатом действия этого средства оказывается частый пульс, это эффект вторичный или же реактивный, подобно бессоннице Опия или запору некоторых слабительных. И таким образом, как мне кажется Вератрум должен отойти в тень в качестве противовоспалительного средства (прошу извинения), вместе с Наперстянкой, когда-то столь прославлявшейся в качестве противовоспалительного средства.

Таким образом, Вератрум вириде надлежит прописывать благоразумно, рассудительно. И я с определенным намерением привел вышеизложенные различные мнения. Частота пульса, наблюдавшаяся по ходу заболеваний, подлежащих лечению Вератрум вириде, не является принципиальным показанием. Вератрум вириде при даче его безрассудным образом, ошибочно или же слишком часто повторяя, может вызвать слишком опасное замедление деятельности сердца и такую слабость миокарда, роковых результатов которой (синкопэ или даже внезапная смерть) нужно избегать. Вот почему в тех «Основах материа медика», которые у нас у всех в руках, нам хотелось бы видеть в качестве истинного показания к назначению этого средства такое, какое соответствовало бы первичному действию Вератрум вириде: «пульс медленный» для того, чтобы избежать тех тяжелых происшествий, какие могли бы навлечь на нас ответственность.

Это средство надлежит вновь испытать в эксперименте для того, чтобы ясно уточнить показания к его употреблению. В том случае, когда врач колеблется в назначении его больному, всегда следует вспоминать об объективных признаках данного средства (типа).

Каковы же объективные признаки Зеленого вератрум?

Состояние языка

Язык желтоват с красной полосой посредине, сухой. Это одна из характеристик Зеленого вератрум.

С другой стороны, у больного отмечается сухость губ и языка, напоминающая сухость при типе Брионии, но эта последняя никогда не сочетается с красной полосой посередине языка. Быть может возможно спутать типы Вератрум зеленого и Баптизии, так как при этом последнем тоже имеется полоса посередине языка, но только не красная, а желтоватая. Впрочем, эта полоса вообще держится недолго: состояние языка прогрессивно изменяется, он весь покрывается коричневой слизью с черноватым оттенком, пристающей. Больной типа Баптизии быстро приобретает настоящий язык попугая. Впрочем, это средство (Баптизия) в общем не является показанным при болезнях, при которых обнаруживаются показания к назначению Вератрум. Баптизия используется в особенности при брюшном тифе и при тифозных состояниях. Не забудем о главной характеристике Баптизии: гнилостный запах дыхания, пота, всех секретов и экскретов, в особенности поносного стула.

Сильная пульсация артерий

Эта пульсация заметна на глаз в области каротид и правой бедренной артерии. Эта усиленная пульсация бедренной артерии может появиться и тогда, когда не имеется никакого острого воспаления, никаких симптомов конгестии. В общем, появляется у тех индивидов, какие злоупотребляют табаком и при некоторых циркуляторных расстройствах, которые могут быть приписаны табачной интоксикации. В этих случаях Вератрум зеленый действует, как настоящий антипод табака (Каладий).

Лихорадочные симптомы

Лихорадка возникает в различные моменты. Она не обнаруживает никакой периодичности, проявляется сперва общим охлаждением всего тела. Больной совершенно охлажден, лицо его бледно, потом он охлаждается все больше и больше и, наконец, наступает стадия жара. Тогда температура немедленно оказывается очень высокой. Бледность лица сменяется его конгестией, лицо становится красным, пурпурного оттенка, синеватым. Одновременно с этим у больного появляются тошноты, иногда рвоты, понос, но особенно контрактуры, конвульсивные движения и такое судорожное возбуждение, какое мы отмечаем при мозговых расстройствах и при легочных расстройствах, подлежащих лечению Вератрум, и проявляющихся у детей конвульсиями.

Наконец, появляется стадия потов. И одновременно с этим возвращается охлаждение. Пот становится холодный, обильный, вязкий. Лицо вновь бледнеет, пульс, который вначале внезапно стал быстрым, частым, сменяется пульсом полным, мягким и медленным. В этом большая характеристика Зеленого вератрум, и в этот момент можно прописать его в 6-м или 30-м разведении с полным успехом, тогда как в том случае, если мы назначаем Вератрум вириде больному, у которого имеется угроза конгестии (легких или мозга) и который обнаруживает пульс быстрый, мы рискуем получить синкоп), а иногда даже внезапную смерть, аналогично тому, что описал Нэш.

Клиническое исследование

Апоплектическое состояние

В начале показанными могут быть три главных средства: Глоноин, Вератрум вириде и Лахезис.

Каковы же частные симптомы каждого из этих средств, позволяющие осуществить их различение?

Глоноин. Внезапно наступает конгестия головы. Лицо становится очень сильно окрашенным, красного цвета, глаза инъецированы. Мозговая конгестия может быть связана с сосудистыми расстройствами или же наступать после теплового удара, как при типе Вератрум. Больной испытывает в голове такое ощущение, словно пульсация в ней все усиливается и усиливается. Субъект становится совершенно отупелым, не может рассказать, где он находится. Не может разговаривать с окружающими, и членов семьи это все очень поражает. Все окружающее ему представляется чуждым. Он не узнает своей комнаты. Держит себя совершенно неподвижно и принимает своеобразную позу. Так как он не может лечь, он сидит опираясь локтями в колени, держа голову между руками, чтобы иммобилизировать ее, т. к. испытывает ухудшение от малейшего движения. Он стремится к тому, чтобы иметь прохладу на голову — лед или холодный компресс из часто сменяемой воды. И действительно, субъект типа Глоноина всегда испытывает ухудшение от лучистого тепла, от окружающей жары или от солнечных лучей.

Можно увидеть пульсацию артерий шеи, очень заметную и воспринимаемую самим больным; эта пульсация очень заметна и быстра, тогда как при типе Вератрум пульсация, наоборот, совершается значительно медленнее. Больной ничего не переносит вокруг шеи; он расстегивает свой ворот, так же как это делает субъект типа Лахезис, рассмотрением которого мы сейчас займемся. С другой стороны, он не переносит света, вызывающего у него головокружение. Сердце у него работает с трудом. Пульс то тверд, то мягок и неправилен, то полон. Наконец, всегда отмечается артериальная гипертензия.

С такой же внезапностью и такой же силой появляются симптомы у больных типа Вератрум. Но в то время, как субъект типа Глоноина остается сидячим, больной типа Вератрум вынужден лежать, так как при переходе в сидячее положение он испытывает упадок сил. Он обнаруживает пульсацию артерий шеи, которая может передаваться в голову, но эта пульсация медленна (как и вызванные ею колебания головы). Вдобавок больной типа Вератрум страдает гудением (жужжанием) в ушах. Наконец, мы вновь находим отличительную черту языка: серединную красную полосу.

У больного типа Лахезис тоже лицо конгестионировано, с фиолетовым оттенком, но у него не отмечается той быстроты появления симптомов, как при типе Глоноина или Вератрум вириде. Лахезис особенно показан при той мозговой конгестии, какая наступает у пьяных. У такого больного взгляд отупевший, голова его очень горяча, стопы очень холодны, циркуляция крови порочна. Но в то время как субъекты типов Глоноина и Вератрум вириде не разговаривают, субъект типа Лахезис хочет говорить все время. Речь его несвязна, ему трудно выражать свои мысли потому, что он бормочет и неспособен координировать свои мысли. Такой индивид не переносит тесного ворота одежды, как субъект типа Глоноина, он его расстегивает. Но в то время, как субъекты типов Глоноина и Вератрум спят охотно, субъект типа Лахезис как только заснет, испытывает сильное удушье, от которого он внезапно пробуждается, и тогда он ощущает потребность в свежем воздухе вокруг себя.

Конгестия легких

В начальной стадии конгестии обычно бывают показанными Аконит, Белладонна или Фосфорнокислое железо. Но как только установится состояние расцвета процесса, надлежит думать о Фосфоре, Вератрум вириде или Сангвинарии. Провести различение показаний к этим средствам несложно.

Вератрум вириде является показанным лишь в том случае, если мы замечаем клинические признаки конгестии легких или пневмонии очень быстро, рано. Наоборот, если у больного вначале уже выявлялась стадия Аконита, Белладонны или Железа фосфорнокислого, тогда не раньше, чем на второй или даже третий день мы можем отметить появление другого признака типа Сангвинарии или же Фосфора.

При наличии признаков типа Фосфора больным овладевает сильное удушье с изнурительным кашлем. Нам известна характеристика такого кашля: все тело от него сотрясается. В плевках мокроты обычно имеется немного крови. Когда при остром состоянии мы обнаруживаем проявления кровоточивости, мы можем подумать о типе Фосфора, поскольку геморрагическая склонность является основной характеристикой этого средства (типа). Лихорадка очень высока. Больной испытывает ощущение жжения между обоими плечами. У него также имеется ощущение сильного жжения в области ладоней; и подобно тому, как субъект типа Серы с его горящими стопами выискивает для них прохладного места в постели, точно так же субъект типа Фосфора выискивает прохладное место под простынями для кистей рук. Наконец, у него имеется значительное стеснение в груди, мешающее разговору.

Большой характеристикой Сангвинарии является отхаркивание с дурным запахом. Когда мы встретимся с больным, у которого с большим трудом отхаркивается мокрота дурного запаха, нужно сейчас же подумать о Сангвинарии. У такого больного мы находим ржавую мокроту, не похожую и на коричневую мокроту или на мокроту цвета сливового джема, как при типе Мышьяка, являющуюся именно ржавой за счет темной крови. При типе Фосфора плевки мокроты содержат примесь и прожилки алой крови. Наконец, при типе Сангвинарии имеется кашель сухой, изнурительный, вызываемый ощущением постоянного щекотания в гортани и вынуждающий больного все время оставаться в сидячем положении. Лечь он не может. Кашель облегчается при странных обстоятельствах: как только у субъекта отойдут газы (желудочные или кишечные), ощущение стеснения уменьшается, и кашель прекращается.

Наконец, объективным признаком Сангвинарии является ограниченная краснота щек, более выраженная на стороне поражения. Больной также жалуется на боль в правом плече и в грудной клетке справа с иррадиацией в левую молочную железу. Отметим, что преобладающей локализацией при типе Сангвинарии является правая сторона, правое легкое.

Пуэрперальная лихорадка

При наличии сильной церебральной конгестии с выраженными сосудистыми расстройствами Вератрум вириде может быть показан особенно тогда, когда пульс у больного замедлен.

При маточной конгестии можно отдать предпочтение использованию Нукс вомика, если матка уже в состоянии воспаления. Белладонна же особенно показана в тех случаях, когда воспалительный процесс затронул и брюшину тоже. Коккулус показан тогда, когда тимпанит (напряженный метеоризм) выражен избыточно. Апис показан тогда, когда имеется воспаление в тазу, периутеральное (пельвиоперитонит). Силицеа может быть показана в момент нагноения.

Большой характеристикой Вератрум вириде, выявляемой по ходу пуэрперальной лихорадки, являются конвульсии. Конвульсивное возбуждение всегда сопровождает мозговую конгестию. У больного имеются спазмы пищевода. Все происходит так, точно она удавлена или точно какой-то комок подкатывает к горлу. Такое ощущение выявляется при двух типах — Мосхус и Игнация.

Шаркэ, у которого мы заимствовали эти мелкие детали, касающиеся пуэрперальной септицемии, характеризует действие Вератрум вириде очень просто. Он говорит так: Вератрум вириде больше всего вызывает плетору, больше серозную, чем кровяную (т. е. с разжижением крови). Я приведу лишь один пример (говорит автор): это ощущение слабости и упадка сил сердца, с пульсом регулярным, интермитирующим, но медленным.

Вспомним о том, что пульс при типе Вератрум вириде всегда полный, мягкий и медленный. В состоянии конгестии, когда можно бы подумать об этом средстве, наблюдая сердце очень нерегулярно, но быстро работающее, мы, возможно, получим с помощью Вератрум вириде быстрый и резкий седативный эффект, но при этом мы подвергаем нашего больного опасности, так как в том случае, если он ослаблен или «в летах», мы можем вызвать у него упадок сил или синкопэ, могущую привести к смертельному исходу.

Глоноинум

Преобладающие характеристики

Глоноинум (средство и тип) не обладает большим количеством преобладающих характеристик, но все же характеризуется таким важным расстройством, какое проявляется с замечательной интенсивностью: конгестия головы или (выражаясь точнее) мозговая конгестия.

Эта мозговая конгейтия сопровождается циркуляторными расстройствами, развивающимися с крайней силой, «буйством». Действительно, «крайнее буйство» всех симптомов составляет большую характеристику Глоноинума.

Конгестия головы проявляется приступами жара, сильной пульсацией в артериях черепа и шеи, впрочем, эти пульсации передаются и на все тело.

Изучим в отдельности каждый из этих трех элементов.

Приступы жара

Они проявляются в форме приливов крови к голове. Больной испытывает настоящие волны жара, которые каждый момент заставляют его думать, что нечто вот-вот лопнет у него в мозгу; он очень хорошо чувствует, что вот-вот произойдет нечто важное, что подвергнет его существование опасности, но (очень любопытно!) он не испытывает от этого никакой тревоги.

Это важно отметить, так как немного сходные симптомы могут выявиться у субъекта, подлежащего Акониту, но субъект типа Аконита всегда испытывает смертельную тревогу, боится умереть, убежден в том, что приходит его последний час. А вот субъект типа Глоноинума чувствует, что в его голове происходит нечто ненормальное, но это его совершенно не беспокоит.

Сильные пульсации в артериях шеи и черепа

Эти пульсации сопровождаются чувством стеснения и лопания в голове. Очень ясный объективный признак: височные артерии обрисовываются ясно и оживлены заметными глазу пульсациями. То же можно сказать и о сонных артериях, которые тоже колотятся с «крайним буйством» и пульсации которых тоже ясно видны глазом.

Эти пульсации передаются на все тело

Пульсации сосудов не ограничиваются исключительно черепом или шеей: больной испытывает их повсюду — и вот так он ощущает их в ушах, причем эти пульсации более выражены бывают слева. Больной ощущает пульсации даже в деснах, в зубах. В общем, все тело оживлено пульсациями, особенно в конечностях (стопы и кисти рук). И всегда эти пульсации синхронны с сокращениями сердца.

Впрочем, достаточно взглянуть на больного, чтобы заметить, что он очень конгестионирован. Лицо горячо, красно, шея конгестионирована, набухшая. Взгляд неподвижный, какой-то странный; глаза инъецированы, выпучены; зрачки расширены.

В общем, все те субъективные и объективные признаки, какие может представить (предъявить) субъект типа Глоноинума, соответствуют проявлениям мозговой конгестии — угрожающей апоплексии (мозга).

Обычные причины

Каковы обычные основания, могущие дать больному повод представить проявления типа Гиосциамуса?

В основе мы всегда находим глубокое изменение нервной системы: такое изменение, какое может быть связано с двумя весьма различными вещами:

Инфекция. Мы находим показания к назначению Гиосциамуса при тифозной лихорадке, при рожистом воспалении, при всех септицэмиях.

Нервное истощение. Наступающее после громадного переутомления, после большой умственной работы или длительного беспокойства, тревоги. Например, у матери, которая по многу ночей бодрствует у постели больного ребенка. Подобное же истощение мы вновь находим в результате большой озабоченности или забот, которые вызвали бессонницу.

Два периода жизни представляются предрасположенными к развитию признаков типа Гиосциама: детство и старость.

У ребенка. Особенно к тому моменту, когда он еще не завершил своего развития нервной системы — легко возникают конвульсии, спастическое возбуждение.

У старика. Когда он не вполне и не очень точно контролирует свое нервное управление, когда ему становится трудно мыслить, обдумывать, когда он оказывается подавленным пустяками, после некоторых забот, некоторых повседневных занятий (которые для него принимают громадное значение, утомляют его и изнуряют).

Но какими бы ни были те основания, какие приводят к показаниям к Гиосциаму, мы всегда найдем одни и те же модальности: одни из них, быть может, не являются очень важными, например, ночное ухудшение (так как в общем все нервные субъекты хуже чувствуют себя ночью) или же ухудшение во время менструаций. Весьма интересно и присуще лишь именно данному средству (типу) то, что больной совершенно не переносит звука текущей воды. Один вид воды его раздражает (как и субъекта типа Страмония), но особенно раздражает его звук текущей воды. От этого больной становится более возбужденным, более нервным; и прогрессивным образом у него развивается настоящая водобоязнь (гидрофобия).

Клиническое исследование

При клиническом изучении (типа) Глоноина мы можем отметить, что он соответствует двум видам (группам) острых состояний: с одной стороны мозговая конгестия, угроза апоплексии и с другой стороны — острые невралгии головы, внезапные мигрени, представляющие целую серию характерных симптомов, которые мы ниже изучим подробнее.

Мозговая конгестия

Как представляется больной с угрожающей мозговой апоплексией, подлежащей Глоноину? У него прежде всего бросается в глаза своеобразная поза, которую следует хорошо знать: он остается совершенно неподвижным, сидит (не лежит!), держа голову руками; обычно наклоняет ее вперед и накладывает компресс из холодной воды на лоб или на всю голову. В общем, он старается как-то охладиться, чтобы бороться с ощущением жара, которое распространяется на весь череп. Он не может двигаться, так как малейшее движение приносит ему значительное ухудшение (Белладонна).

Естественно, у субъекта типа Глоноина наступает ухудшение от всего того, что представляет собой лучистое тепло. Никогда субъект, подлежащий данному средству, не усядется возле натопленной печи или не станет подвергать себя действию солнца. Он ищет тени, прохлады, и больше всего он хочет оставаться в сидячем (а не лежачем) положении. Он не может лежать потому, что лежачее положение увеличивает у него пульсации в голове. Если он в состоянии говорить, он расскажет, что пошел гулять по солнцу, что сначала у него наступил солнечный удар и что ему стало очень жарко, или же он испытал то, что в клинике описывают под именем теплового удара: внезапно у него потемнело в глазах, потом стала болеть голова. Совершенно оглушенный он оказался вынужденным остановиться.

Однако могут иметься субъекты, подлежащие Глоноину, которые не подвергались действию тепла. Например, они могли перенести какую-нибудь очень сильную эмоцию — впали в сильный гнев или узнали какую-нибудь сильно их потрясшую дурную новость. Естественно, все это касается только субъекта гипертоника. Пароксизм напряжения, развивающийся в результате эмоций, в общем, гораздо больше подлежит Гельземийу, чем Глоноину. Гельземий показан при тех пароксизмах напряженности (гипертонических кризах?), какие наступают в результате внезапной и глубокой эмоции — глубокая печаль или сильная досада. Глоноин особенно принадлежит тем сверхострым состояниям, какие развиваются под влиянием жара — солнечного, печки или перегретого воздуха.

Но больной лишь редко оказывается пораженным внезапно. Обычно он предварительно испытывает головную боль. Например, головная боль начинается у него во время прогулки, прогрессивно усиливается и доводит субъекта до состояния полного отупения. Иной раз он просто не в состоянии рассказать, где он находится, узнать окружающих. Например, говорят ему: «Вот доктор пришел», а больной смотрит на него, не узнавая. Можно сказать, что характеристикой субъекта типа Глоноина является то, что, так сказать, ему все представляется чуждым, странным: он не узнает людей, он отупел и совершенно не знает, где он находится.

Лицо у него багровое, шея вздута и конгестионирована, красная. Больной срывает свой воротничок, расстегивает рубашку; он неряшлив потому, что не может перенести, чтобы что-нибудь сдавливало ему шею. В этом отношении он ведет себя точно так же, как субъект типа Лахезис, но в то время, как этот последний постоянно жалуется на это ощущение сжатия, субъект типа Глоноина, как выясняется, заболел внезапно, за несколько часов: и именно тогда он и сорвал свой воротничок и расстегнул рубашку. Он сидит наклонившись вперед, с головой в руках; каротиды у него сильно пульсируют, видна даже пульсация височных артерий. Взгляд больного неподвижен, какой-то отчужденный — и на этом я настаиваю, так как именно такой эпитет тут является подходящим; далее, он блуждающий, зрачки расширены, глаза выпучены. И (своеобразно!) индивид не переносит света, ему нужно находиться в полутьме. Что характерно, это то, что он не может двигаться потому, что готов упасть, как только двинется; испытывает головокружение, от малейшего жеста становится оглушенным. Если родные пытаются его уложить, он не остается в вытянутом положении: сидит в постели, держа голову руками и с согнутыми ногами.

При исследовании далее выявляют, что сердце его напрягается, работает с трудом. Вся система кровообращения представляется пребывающей в состоянии плеторы, значительной полноты (переполнения). Пульс часто то мягок, то оживлен, то замедлен, часто нерегулярен.

Гипертензия выражена резко — иногда 220–240 мм, но может также ограничиться 180–190 мм. И вовсе не обязательно, чтобы субъект типа Глоноина обнаруживал значительную гипертензию. Он испытывает чувство стеснения, дышит с трудом, плохо, часто. И в таком состоянии отупения (которое подчас может быть очень выраженным) можно скоро отметить появление стерторозного дыхания; больной все более и более погружается в бессознательное состояние, в большей или меньшей степени являющееся прелюдией к развитию полукоматозного состояния.

Если он еще может разговаривать, он жалуется на то, что голова у него горячая, кипучая. И он не говорит: «У меня приступы жара», но говорит: «У меня голову распирает, в ней стучит». И также появляется такое ощущение, точно его череп вот-вот лопнет. В то же время больной говорит: «Я ощущаю свое сердце». Он ощущает сильные пульсации. Впрочем, пульсации он ощущает во всем теле. Далее еще небольшой феномен, который тревожит окружающих: у больного появляется ощущение ползания мурашек в конечностях — верхних и нижних — иногда с преобладанием этого ощущения на одной стороне тела. И у него выявляются признаки угрожающего пареза или паралича. Но любопытно, повышения температуры у него не имеется. В общем, перед нами индивид, одержимый конгестией, с угрожающей апоплексией. Но следует серьезно думать о том, что не только Глоноин может быть показанным при наличии таких клинических симптомов: интересно провести дифференциальный диагноз тех средств, какие могут прийти на ум при наличии перед вами больного с угрозой апоплексии.

В основном, два главных средства (типа) могут дать повод к смешению с Глоноином; Вератрум зеленый и Лахезис.

Больной типа Вератрум занимает положение, совершенно отличающееся от положения субъекта типа Глоноина: он лежит, не может ни сидеть, ни стоять. Но он обнаруживает симптомы, аналогичные симптомам Глоноина. Те же пульсации артерий на шее, но вот только пульсации в голове нет. Как и при типе Глоноина, пульсации сосудов шеи при типе Вератрум заметны глазом. Больной жалуется на жужжание в ушах с обеих сторон. Рот его сух, и язык характерен: на нем видна красная полоса посередине. Иногда больной обнаруживает головокружения, но не столько головокружения служат предметом его жалоб, сколько впечатление упадка сил, точно с ним вот-вот случится синкопэ.

Другие дифференциальные элементы: субъект типа Вератрум ощущает пульсации в правой бедренной артерии. При засыпании и во время сна он обнаруживает конвульсивные подергивания всего тела. Наконец, у него отмечаются постоянные осцилляции головы, какие бывают при расширении аорты с повышенным давлением, передающим пульсации сердца ко всей голове. Но самым большим дифференциальным признаком с Глоноином является то, что Вератрум вириде обнаруживает лихорадку, иногда с большими колебаниями, так как нередко одновременно с конгестией головы больной обнаруживает конгестию легких. И вот так вы можете иметь дело с индивидом, обнаруживающим одновременно конгестию в легких и мозговую. Он может обнаруживать признаки угрожающей апоплексии, но всегда имеется налицо элемент воспаления, а не только такое ощущение механического стеснения, какое имеет место при типе Глоноина,

Глоноин и Лахезис оба обладают одним и тем же характеристичным симптомом: оба соответствующие субъекта не переносят того, чтобы что-либо сжимало им шею. Лицо субъекта типа Лахезис с фиолетовым оттенком. Голова при типе Лахезис очень горяча, но конечности холодны; и вместо того, чтобы, подобно субъекту типа Глоноина, быть совершенно отупелым, с большим трудом выговаривающим слова, субъект типа Лахезис говорит все время. Впрочем, он бормочет при разговоре, трудно бывает понять, что он говорит, так как у него уже намечается легкий парез языка. Как субъект типа Глоноина, он срывает свой воротничок, расстегивает рубашку и даже расстегивает пояс панталон, потому что не переносит, чтобы какая бы то ни было повязка стесняла его на любом уровне тела — вокруг шеи, грудной клетки или живота. В постели Лахезис не переносит прикосновения простыни, которую приходится приподнимать. Когда он лежит, он не хочет быть укрытым, а заснув, он внезапно просыпается толчком, задыхаясь, требуя широкого доступа воздуха и открытого окна. Он отбрасывает одежду, одеяла. Это больной продавленный, который (вместо того, чтобы обнаружить дыхание, склонное к переходу в стерторозное — как это бывает в тяжелых случаях типа Глоноина) обнаруживает глубокое дыхание. Он испускает большие, глубокие вздохи, так как каждое мгновение он старается сделать вдох поглубже.

Наконец, если у такого субъекта начинается носовое кровотечение, все у него немедленно приходит в порядок. Нам знакома важная характеристика типа Лахезис: немедленное улучшение от любого истечения из организма — насморк, кровотечение, менструация и т. п.

Острые мигрени

Эти мигрени обычно наступают у гипертоников. Они обнаруживают как раз те же признаки (лишь несколько ослабленные), какие были указаны в случае мозговой конгестии. Достаточно напомнить о модальностях: больному становится хуже от жара, от сотрясения, от движения и от алкогольных напитков. Таков, например, гипертоник, который накануне позволил себе небольшой «эксцесс» — выпил доброго вина или стакан водки, а на следующий день у него началась сильная мигрень. Такому больному всегда становится лучше от холода — от аппликаций льда или свежих компрессов на лоб и на голову или от пребывания на открытом воздухе.

В особенности наблюдаются такие мигрени у гипертоничек во время менопаузы. В таких случаях головная боль начинается утром при пробуждении, и ее эволюция следует за движением солнца; наконец, к моменту укладывания в постель, больная чувствует себя значительно лучше и может уснуть спокойно.

Можно назвать два главных средства, показанных при конгестивных мигренях — это Белладонна и Мелилот.

Головная боль при типе Белладонны конгестивна: сопровождается пульсациями не только головы, но также в области шеи, в каротидах. Но эти пульсации не так заметны: сам больной их ощущает, но со стороны они не видны. Голова тяжелая и горячая; создается ощущение будто она вдруг стала огромной.

Нам известно еще другое средство (тип), при котором у больного появляется ощущение будто все области его тела стали значительно увеличенными, гипертрофировались: это Бовиста. У субъекта типа Бовисты получается такое ощущение, точно голова его стала значительно увеличенной.

Но у субъекта типа Белладонны создается впечатление, что голова его стала более крупной потому, что она оказывается более увесистой, более тяжелой. Кроме того, она очень горяча, лицо красное, глаза инъецированы. Больной старается занять своеобразную позу: он откидывает голову кзади, почти зарывается ею в подушку, и от этого он получает некоторое облегчение.

А у субъекта типа Глоноина все выходит как раз наоборот: он не может лежать, хочет сидеть, согнувшись кпереди, держа голову руками.

Таким образом, различить этих двух субъектов очень легко, хотя модальности их почти одни и те же. Действительно, субъект типа Белладонны получает значительное ухудшение от света, от сотрясения, подобно субъекту типа Глоноина, но он получает значительное ухудшение также от шума. Успокаивает конгестивную мигрень типа Белладонны помещение больного в обстановку темноты и, главное, тишины. Тишина по существу составляет модальность улучшения при типе Белладонны. Но такой, больной равным образом не переносит и холода на голову. Он всегда должен быть укрыт. И когда он страдает конгестивными мигренями, он не любит подвергаться действию холода; тогда как субъект типа Глоноина, напротив, не может перенести укрывания головы, равно как и тепла в окружающей его среде. Оба этих больных терпеть не могут ни сотрясения, ни движения. Но если у одного из них получается облегчение от местного тепла или, по крайней мере он не стремится к холоду, к прохладе (Белладонна), другой ищет прохлады и всегда получает облегчение от ледяных компрессов. (Глоноин).

Другим небольшим средством (типом) является, при наличии больного, страдающего конгестивными мигренями, Мелилоус (Донник). При этом типе имеется сильная конгестивная головная боль. Своеобразный объективный признак: блестящая краснота лица, а не пурпурное и конгестированное лицо, с приливом крови к лицу и пульсацией каротид. Но головная боль типа Мелилотуса всегда облегчается от носового кровотечения, и это носовое кровотечение приходит именно к концу мигрени, как бы для того, чтобы освободить индивида от его страдания. Если дело касается женщины, то появление менструации приносит ей облегчение.

Небольшие модальности: субъект типа Мелилотус всегда чувствует ухудшение перед грозой, подобно субъектам типов Фосфора и Рододендрона: ухудшение от перемены погоды и ухудшение в 16 часов. Подобно субъекту типа Лахезис, он всегда получает облегчение от кровотечения и, в частности, от носового кровотечения.

Можно поставить себе один вопрос: существует ли такое хроническое состояние, которое бы подлежало Глоноину?

Кроме того, что Глоноин является хорошим средством при некоторых острых состояниях, он также может служить средством и при некоторых хронических состояниях, именно, при невралгиях лица. Некоторые невралгии ветвей тройничного и лицевого нервов хорошо излечиваются Глоноином при том условии, что они сопровождаются феноменами конгестии и характерными вазомоторными расстройствами. Тут имеются в виду следующие вазомоторные расстройства: в момент боли щека на стороне невралгии краснеет; одновременно больной испытывает ощущения пульсации в деснах, в артериях лица, в конгестированных частях тела (конечностях?) и ощущает приступы жара. Эти вазомоторные расстройства и нарушения кровообращения характерны для Глоноина.

Больной страдает также зубами: боль внутри самих зубов пульсирующая. Тут может быть показана и Сера, но пульсирующая боль во всех зубах сразу, сопровождаемая проявлениями невралгии тройничного нерва, в общем характерна для Глоноина. Нужно отметить то, что эти невралгии имеют под собой развязывающую причину почти во всех случаях одну и ту же: воздействие алкоголя или даже лишь слабо-алкогольных напитков. У субъекта типа Глоноина, как и у больных типа Антимониум крудум и Цинка наступает ухудшение от вина; но вместо того, чтобы обнаруживать феномены пищеварительные или нервные, этот субъект страдает невралгией, сопровождаемой характерными вазомоторными расстройствами, к которым нужно добавить небольшой признак: фотофобию. Больной не может переносить света, он должен постоянно оставаться в темноте. Не шум делает ему больно, вызывает ухудшение (как это бывает у субъекта типа Белладонны), добивающегося тишины, а свет.

Есть еще одно средство (тип), с которым можно бы смешать Глоноин в деле лечения невралгий лица и обнаруживающее почти аналогичные симптомы: это Сангвинария. Она соответствует невралгии и интенсивной конгестивной мигрени, сопровождаемой сильными пульсациями головы, с приступами жара, ограниченной краснотой щек, которые тоже пылают и с приступами вздутия височных вен. На первый взгляд можно бы подумать о Глоноине, тогда как в действительности тут показана Сангвинария. Как же их различить?

Субъект типа Сангвинария жалуется больше всего на какую-нибудь одну сторону, обычно, правую: боль в правом виске, над правым глазом (Белладонна, Силицеа, Гельземий). Но при типе Сангвинария налицо имеется очень характеристичный элемент: периодичность мигрени. Обычно она возвращается раз в 7 дней. Такова, например, воскресная мигрень: больной просыпается с болью в правом глазу, в правой височной области, сопровождаемой всеми вышеуказанными циркуляторными феноменами. Как при типе Глоноина, недомогание появляется утром, усиливается днем, а к вечеру исчезает.

Можно назвать два небольших признака в пользу Сангвинарии: крайняя чувствительность к холоду и одновременное наличие кашля или насморка в качестве последствия этого холода. Кашляет с трудом, с усилием; кашель приступами и болезненный, облегчается лишь тогда, когда больной садится и когда у него отходят газы. Кашель, облегчающийся при отхождении кишечных газов, является совершенно четким указанием на тип Сангвинарии. Укажем еще на один характерный элемент: у больного всегда стопы горят и у него всегда выражена потребность выискивать в постели для них свежее местечко, как это свойственно субъекту типа Серы, но кроме того, такое же ощущение он испытывает и в области кистей рук.

Глоноин может быть показан при другом хроническом состоянии: артериальной гипертензии. В этом последнем случае выступают два средства: Глоноин и Барий углекислый (Барита карбоника).

Когда больной обнаруживает пароксизмальные приступы повышения давления, достаточно частые, с ощущением жара в голове, мозговой конгестии и приливами жара, это может послужить оправданием для назначения Глоноина регулярно — либо каждый день, либо через день. Это своего рода предупредительное лечение. Мы этим препятствуем больному переживать сильные вспышки, которые его очень изнуряют и подвергают серьезной опасности.

Барий углекислый прямо противоположен Глоноину. Субъект типа Бария углекислого действительно бледен, вид у него застывший, он повышенно чувствителен к холоду, очень зябок. Барий углекислый не может чередоваться с Глоноином: больной относится либо к одному из них, либо к другому. Но у субъекта типа Бария, который может быть подверженным пароксизмам повышения давления (гипертоническим кризам?) с конгестией головы после воздействия жара, Глоноин может быть рекомендован при случае (но не для регулярного употребления).

Глоноин в общем является «средством взрывного действия». По своему происхождению это нитроглицерин, и всякий раз, когда выискивают у субъекта показания к его назначению, следует думать о том, что симптомы действительно носят взрывной характер: проявляются в форме взрыва и экспансии. За ними может последовать ощущение надлома, аналогичное эффекту нитроглицерина. В общем, детонация (воспламенение) нитроглицерина, если угодно, соответствует тому приступу, какой больной обнаруживает внезапно и который повергает его в состояние непосредственной сниженности, так как нередко мозговая конгестия сочетается с мозговым кровоизлиянием и с тяжелым болезненным изменением.

В заключение цитирую историю, рассказанную Нэшем. В начале его практики Нэшу досадили те, кто говорил: «Да ведь гомеопатические дозы слишком ничтожны, чтобы развить свое действие». Таким скептикам он давал на язык несколько капель Глоноина в 1-м разведении. Через 10 минут спорщику становилось дурно — приступы жара, ощущение конгестии. Спор о гомеопатии после этого не возобновлялся.

Гиосциамус

Преобладающие характеристики

Спазмы

Все мышцы больного типа Гиосциамуса могут пребывать в состоянии «спастической контрактуры». Ночью во время сна у больного происходят внезапные «подскоки» (внезапные резкие сокращения ряда мышечных групп туловища и конечностей, приводящее к молниеносному вздрагиванию). Днем у больного отмечается спастическое сокращение век и такое же сокращение мышц глотки, так, что больной не в состоянии глотать жидкости (выходят обратно через нос или затекают в гортань, вызывая своеобразный кашель).

Любопытный факт, который мы хотим далее отметить: «спазмы усиливаются, когда больной слышит звук текущей воды». Большая часть симптомов Гиосциамуса, особенно спастические симптомы, от этого усиливаются.

Могут существовать и другие спазмы: спазмы гортани с судорожным кашлем, контрактуры в икрах, контрактуры в пальцах стоп. Больной при этом говорит: «Это очень любопытно, у меня такое ощущение, точно два пальца стопы судорожно сократились в моей обуви так, что мне приходится распрямлять их пальцами» (или пяткой другой ноги). Другими интересными проявлениями типа Гиосциама являются спазмы в икрах и в мышцах стопы (преимущественно, на стороне подошвы).

Паретическое состояние

Может проявляться то общим образом, то в форме местных парезов.

Общее паретическое состояние — больной типа Гиосциама может обнаруживать истинное состояние прострации в качестве результата значительного «нервного истощения». Такого, какое при острых заболеваниях может принять аллюр глубокого состояния адинамии.

Состояние местных парезов — паретическое состояние может проявиться на всех мышцах. Из этого возникают функциональные расстройства, которые интересно отметить: отвисание нижней челюсти, которая как бы падает; косоглазие; парез мышц глотки, препятствующий всякому глотанию; икота; значительный метеоризм; непроизвольный стул из-за пареза сфинктера (больной не в состоянии удержать кал, находящийся в ампуле кишки).

Наконец, отметим и то, что как только больной пытается сделать усилие, какой-нибудь жест, у него появляется «дрожание», и это является проявлением усталости.

Половое возбуждение

Оно значительно. Оно сопровождается постоянным возбуждением, но это половое возбуждение чисто психическое. Оно лишь редко сопровождается актами. Тут мы становимся свидетелями настоящей эротической мании, по ходу которой больной «хочет оставаться обнаженным». Он «выставляет напоказ» свои гениталии с большой настойчивостью, распевая при этом непристойные песни с сальностями.

Быть может является ошибочным придавать половому возбуждению типа Гиосциамуса слишком большое значение, приписывая ему значение преобладающей характеристики. В действительности, эта доминанта не обнаруживается у всех больных, подлежащих данному средству. С таким возбуждением мы встречаемся в том случае, когда нервная система глубоко поражена, будь то острым заболеванием или же очень резко выраженным ментальным нарушением. Тогда мы оказываемся перед некоторой формой умопомешательства.

Если это генитальное возбуждение не существует постоянно, мы должны отметить, что при нем постоянно имеет место высокая степень возбуждения, выявляющаяся либо спазмами, либо конвульсиями, либо бредом.

Обычные причины

Каковы обычные основания, могущие дать больному повод представить проявления типа Гиосциамуса?

В основе мы всегда находим глубокое изменение нервной системы: такое изменение, какое может быть связано с двумя весьма различными вещами:

Инфекция. Мы находим показания к назначению Гиосциамуса при тифозной лихорадке, при рожистом воспалении, при всех септицэмиях.

Нервное истощение. Наступающее после громадного переутомления, после большой умственной работы или длительного беспокойства, тревоги. Например, у матери, которая по многу ночей бодрствует у постели больного ребенка. Подобное же истощение мы вновь находим в результате большой озабоченности или забот, которые вызвали бессонницу.

Два периода жизни представляются предрасположенными к развитию признаков типа Гиосциама: детство и старость.

У ребенка. Особенно к тому моменту, когда он еще не завершил своего развития нервной системы — легко возникают конвульсии, спастическое возбуждение.

У старика. Когда он не вполне и не очень точно контролирует свое нервное управление, когда ему становится трудно мыслить, обдумывать, когда он оказывается подавленным пустяками, после некоторых забот, некоторых повседневных занятий (которые для него принимают громадное значение, утомляют его и изнуряют).

Но какими бы ни были те основания, какие приводят к показаниям к Гиосциаму, мы всегда найдем одни и те же модальности: одни из них, быть может, не являются очень важными, например, ночное ухудшение (так как в общем все нервные субъекты хуже чувствуют себя ночью) или же ухудшение во время менструаций. Весьма интересно и присуще лишь именно данному средству (типу) то, что больной совершенно не переносит звука текущей воды. Один вид воды его раздражает (как и субъекта типа Страмония), но особенно раздражает его звук текущей воды. От этого больной становится более возбужденным, более нервным; и прогрессивным образом у него развивается настоящая водобоязнь (гидрофобия).

Клиническое исследование

Адинамичный тифозный больной

Гиосциамус не является средством, обычным при брюшном тифе или вообще при тифозных состояниях. Он особенно показан тогда, когда налицо имеются нервные осложнения или же тяжелое состояние.

Тифозный больной типа Гиосциамуса обнаруживает такую клиническую картину, какая слагается из двух групп симптомов: нервных расстройств и пищеварительных расстройств.

Пищеварительные расстройства. В них преобладает сухость всех слизистых, постоянная сухость. У больного типа Гиосциамуса рот сух, как пергамент. Эта сухость существует не только в области рта и губ, но выражена также в области слизистых — глотки и трахеи. Язык больного покрыт черным («фулигинозным» — «сажеобразным») налетом, растрескавшийся, пергаментного вида и даже может кровоточить. (Из кровяного пигмента и образуется этот самый «сажеобразный» налет на слизистой языка). Достаточно больному шевельнуть (растрескавшимся языком), чтобы он начал кровить. Если попросить больного высунуть язык, он высовывает его медленно, а потом долго не может убрать обратно в рот, так что иногда язык приходится репонировать в полость рта пальцами.

Укажем еще один объективный признак: отвисание нижней челюсти. Такой же признак мы снова находим у субъекта типа Соляной кислоты. Такой больной очень изнурен, так как он постоянно соскальзывает к ножному концу кровати. Язык его черен и похож по виду на дубленую кожу: он сух и «заскорузлый». У больного типа Гиосциамуса, кроме «фулигинозных» налетов в полости рта, обращает на себя внимание ужасающий запах дыхания (который мы обнаруживаем и у другого больного с тифоподобным состоянием — больного типа Баптизии): гнглостный запах всех секретов и экскретов (слюна, моча, пот, стул, истечения разного рода) типичен для субъекта типа Баптизии.

При исследовании больного типа Гиосциамуса отмечаем, что живот его очень вздут, «вот-вот лопнет». Больной обнаруживает парез сфинктера заднего прохода с непроизвольным отхождением кала, образованного водянистым стулом, зловонным и раздражающим. Наконец, субъект страдает парезом мочевого пузыря: то он не в состоянии помочиться (так что его приходится катетеризировать), то наоборот, моча у него не держится.

В общем, все эти симптомы (сухость слизистых, состояние языка, отвисание нижней челюсти, характерный запах дыхания, метеоризм живота, непроизвольный понос, мочевые расстройства — все это ясно свидетельствует об очень тяжелом состоянии адинамии; и именно при таких состояниях Гиосциамус особенно показан, в особенности в том случае, если вы констатируете у больного столь тяжело пораженного нервные расстройства, к описаниям которых мы приступаем.

Нервные расстройства. Начнем с рассмотрения больного: он пребывает в состоянии полного ступора. Его лицо одутловато, синевато. По классическому определению он имеет вид пьяного и ошалевшего. Взгляд его неподвижен, блуждает. И тут вы можете сделать интересные наблюдения.

Иногда больной упорно рассматривает окружающие его предметы и все время делает рукой неточный, неопределенный жест, точно желая отодвинуть, оттолкнуть кого-то или что-то его стесняющее. В то же время он все время бормочет, царапает свои простыни (карфология). Если вы к нему обращаетесь, он перестает жестикулировать, останавливается и упорно рассматривает разговаривающего с ним, не понимая, что ему говорят (не узнавая вас и не давая ответа). В иные моменты его жесты сопровождаются криками, а порой испугом. Почему? Потому, что он видит мелких животных (мышей или крыс), бегающих по его кровати.

В другие моменты больной часами остается без сна, неподвижно лежащим на кровати, с неподвижным взглядом, с широко раскрытыми глазами. Он изможден, все время повторяя одни и те же жесты отталкивания чего-то, защиты себя от чего-то. Но постепенно амплитуда этих движений слабеет. Одновременно с этим он обнаруживает мелкие движения в форме фибриллярных подергиваний, мышечных контрактур сухожильных сокращений в области голеней и верхних конечностей, мышц, щек и в области комиссур губ.

Но это состояние ступора не держится долго, так как у больного внезапно наступает возбуждение, особенно в сумерки; и тогда он уже не бормочет неясным образом, а выговаривает отчетливо и впадает в ярость, обращенную против воображаемых лиц, которых он стремится оттолкнуть или которых ругает. Приходится вызывать санитаров, чтобы его удержать, так как он норовит убежать из своей постели, как больной типа Белладонны. И тогда он становится опасным: он колотит того, кого видит рядом с собой, царапается, кусается. Сила у него появляется необыкновенная. А потом, вместо того, чтобы откидывать свои одеяла, как это делает больной типа Белладонны, он их приподымает, поднимает рубашку и старается оставаться голым, эксгибируя свои гениталии и произнося непристойные слова. В своем бреде он становится неистовым, или обнаруживает сильное половое возбуждение, или же все его акты ограничиваются тем, что он оскорбляет своих окружающих. А потом внезапно он вновь падает истощенным, начинает сильно потеть и, наконец, засыпает.

Интересно, что он начинает потеть при засыпании (ср. Хамомилла), а при пробуждении транспирация у него прекращается (противоположное картине Самбукус). Во время сна тело больного не остается в покое, он всегда возбужден, с внезапными «подскоками» (резкими сокращениями мышц), с судорожными движениями (спастическими), составляющими преобладающую характеристику Гиосциама.

Больной с поражением органов дыхания

Очень легко понять (так как нам известна сухость слизистых — носа, горла и трахеи) то, что у субъекта типа Гиосциама голос обычно охрипший, что ему трудно выражаться, даже тогда, когда он говорит более или менее сносно, так как губы его слишком сухи. Наконец, он кашляет.

Каковы отличительные черты кашля при типе Гиосциама? Он сухой, раздирающий, судорожный, сильный, утомляющий, но главное стойкий. Самой большой характеристикой кашля при типе Гиосциама является то, что он непрерывный. Когда он прекращается? Только тогда, когда больной сидит. Как только он ляжет, он начинает кашлять. По своему постоянству этот кашель мешает уснуть. Он очень утомителен и быстро приводит больного к нервному истощению.

У больного с поражением дыхательных путей, подлежащего Гиосциаму, мы часто находим признаки истощения: внезапные «подскоки» (мышечные сокращения) по ночам, спастические конвульсии, контрактуры; и такое состояние полупрострации, какое мы описали выше и какое характерно.

Следует себе хорошо заметить то, что как только больной садится, он кашляет меньше: в таком положении кашель у него облегчается.

Показания к назначению Гиосциама мы вновь находим у туберкулезных, какой бы ни была степень наступающих при этом болезненных изменений. Гиосциам дает временное облегчение изнурительных ночных приступов кашля. Показания к нему мы снова находим при состояниях тяжелой конгестии легких, обычно вторичных, проявляющихся в качестве осложнений инфекционного состояния, вроде брюшного тифа, рожистого воспаления или скарлатины. Тут мы находим признаки нервного возбуждения, прострации и бреда, которые выше уже были описаны.

При хроническом бронхите, когда больной кашляет целую ночь, можно думать об Антимониум тартарикум (по показаниям) или об Ипекакуане; но если речь идет о старике, у которого нервное истощение значительно, Гиосциам скорее чего-либо иного является надлежащим лекарством.

Больной с поражением мочевых органов

Назовем лишь одну характеристику: недержание мочи. Но нужно хорошо понимать о форме этой недостаточности. Это непроизвольное истечение мочи в связи с состоянием пареза мочевоого пузыря. Шейка мочевого пузыря находится в состоянии пареза, равно как и сфинктер заднего прохода; и вот больной не удерживает мочу подобно тому, как он не удерживает каловые массы.

Нужно обратить внимание на небольшое показание: недержание мочи часто имеет место у недавно родивших женщин, особенно после самого родового акта больная не в состоянии удержать мочу (тут конечно играет роль и механическая травма мышечной ткани, а к этому добавляется еще и изменение со стороны нервной системы). В этих случаях часто оказывается показанным Гиосциам, особенно, если больная очень измождена (в отношении нервной системы).

Еще одно средство (тип) характеризуется недержанием мочи, представляющим немалую аналогию с недержанием типа Гиосциама, это Каустик. При этом последнем типе больной даже не отдает себе отчета в том, что теряет мочу. По выражению специалистов, он лишен ощущения мочеиспускания. С другой стороны у него отмечается недержание мочи при кашле, смехе, при спотыкании. Нам известны признаки типа Каустикум. Для него, между прочим, тоже свойственна слабость, парез и даже паралич (сфинктера мочевого пузыря). Каустик может стать дополнением к действию Гиосциама, когда дадут это средство больному острому и он испытает при этом чувство облегчения.

Субъект с состоянием острой мании

Это последняя клиническая форма Гиосциама. Является ли данный душевнобольной хроником, длительно болеющим, или же он заболел внезапно по ходу острого заболевания, у него всегда имеется налицо состояние спутанности, сопровождающееся известной степенью мании. Это такая ментальная спутанность, какая является чередованием бессвязного возбуждения с очень глубокой прострацией.

Проследим за теми этапами, какие последовательно проходит интеллект больного типа Гиосциама.

Он недоверчив и ревнив. Еще один тип (средство) обладает теми же средствами — это Лахезис.

Субъект типа Гиосциама легко вступает в споры (ссоры), он часто упрекает окружающих (Нукс вомика и Ликоподий). Он постоянно что-то бормочет сквозь зубы. Он ворчит на всех на свете. Он пребывает в состоянии подозрительного раздражения, которое поддерживается систематическими фобиями; и он боится оставаться один (Игнация). Субъект типа Гиосциама хочет, чтобы с ним всегда был кто-нибудь. Он боится есть и пить. Из-за этого он плохо питается. При еде он все боится отравления. По той же причине он не хочет принимать лекарств. Субъект типа Arsenic тоже не хочет принимать лекарств, быть может, в какой-то степени из-за боязни отравления, но также и преимущественно из-за преследующей его навязчивой идеи: он считает себя неизлечимо больным, а потому всякое глотание лекарств считает бесполезным.

У субъекта типа Гиосциама имеет место фобия, именно ему свойственная боязнь воды. Мы уже отмечали, что шум текущей воды делает его беспокойным и возбужденным и обнаруживает такую клиническую картину, какая напоминает картину Гидрофобина за исключением саливации.

Выступают три факта, позволяющие произвести точное определение искомого средства (типа): галлюцинации; бред; мания непристойности.

Галлюцинации. Проследим за порядком их возникновения в сознании больного. Сперва он не знает, где он находится, не узнает ни той комнаты, в которой живет, ни тех предметов, которые его окружают. Потом он начинает бормотать не переставая и ведет воображаемые разговоры с лицами, которых возле него фактически нет. Он говорит к ним, считает, что видит их. Иной раз и ворчит потому, что недоволен тем, что не слышит ответа от воображаемого лица. Ему также представляется, что вокруг него находятся давно исчезнувшие родные (родители). Он цедит сквозь зубы неразборчивые слова, безо всякой связи и последовательности. В то же время он постоянно двигает руками, проделывая жесты, неясные, неточные, неопределенные, те отталкивающие движения, которые нами уже были описаны выше. Все это происходит так, точно он хочет оттолкнуть что-то или кого-то. Выделывает гримасы и жесты, смешные, гротескные.

Иногда ему чудятся мыши и крысы. Уверен, что его окружают паразиты (насекомые). И это вызывает у него вспышки гнева. И вот тогда выступает второй факт, характеризующий (кроме галлюцинаций), ментальное состояние больного.

Бред. Он всегда выражен бывает очень сильно и буйно. Субъект становится крайне и легко раздраженным, очень гневливым. Как только он впадает в состояние гнева, он начинает оскорблять окружающих и склонен от слов переходить к делу. И тогда у него появляется желание драться, царапаться, кусаться, разрывать одежды окружающих (особенно если они оказывают сопротивление намерениям впавшего в бред, например, мешают ему выйти из кровати).

Мания непристойности. И, наконец, появляется третья форма возбуждения, вполне своеобразная и присущая именно типу Гиосциама: больной отбрасывает свои простыни, задирает свою рубашку или разрывает ее, эксгибитируя свои гениталии и распевая непристойные песни, произнося грубые, непристойные слова.

После приступов мании или неистовства больной оказывается совершенно изможденным и снова впадает и состояние глубокой бесчувственности, за которой следует состояние подавленности и прострации.

Для иллюстрации сказанного привожу два наблюдения, которые в свое время были опубликованы одним американским автором (не указывается точно):

Наблюдение 1.

20 сентября 1904 г. ко мне пришла женщина в сопровождении мужа и отца. Она сразу же произвела впечатление умственного расстройства. Она жестикулировала руками, проделывала пальцами такие знаки, точно отдает какие-то приказания и говорила почти беспрерывно на самые разные темы, точно вела разговор с несколькими лицами. В марте того же года у нее родился ее первый ребенок. Казалось все было в полном порядке как перед родами, так и после них. Целый месяц она благополучно кормила младенца, когда вдруг начали проявляться симптомы душевного расстройства, проявлявшиеся в бессоннице с периодом возбуждения, за которыми следовали периоды отупелой бесчувственности, длившиеся неделями.

По совету домашнего врача ее отвели в приют для умалишенных, но когда и за несколько месяцев лечения никакого улучшения не наступило, муж забрал ее домой под свою ответственность и обратился к гомеопатам.

В дополнение к вышеперечисленным симптомам наступили болезненно преувеличенные приступы половых эксцессов, сопровождаемые неоправданной ревностью; и это все еще продолжалось, хотя и не в очень бросающейся в глаза манере. Я назначил Гиосциам, давший замечательно благоприятный результат. За несколько дней наступили признаки улучшения, и уже 1 октября муж больной мог сказать, что больная стала более спокойной и рассудительной, перестала говорить спутанным образом и стала спать совсем хорошо. А 2 ноября она возобновила свои занятия по домашнему хозяйству и с тех пор у нее не бывало более расстройств до конца 1908 г., когда у нее наступил рецидив в результате вторых родов. По поводу этого рецидива она и лечится теперь.

Наблюдение II.

Молодая девушка 15 лет в течение нескольких лет страдает по временам приступами возбуждения. В ее воображении она видит различных лиц и различные области. Властным голосом она требовала себе света, оскорбляла людей, а в другие периоды она оставалась скромной и спокойной. Описанные приступы всегда появлялись у нее в периоды менструаций, которые в остальных отношениях протекали нормально. После приступов больная оказывалась слабой и хрупкой в течение нескольких дней. Еще в детские годы она страдала по временам пальпитациями и запорами с бесплодными и неэффективными позывами. Тут автор добавляет: в течение нескольких минут я сомневался в выборе лекарства, т. к. одна часть симптомов равным образом могла соответствовать как Страмонию, так и Гиосциаму, именно требование дать свет. Но то обстоятельство, что эти приступы возбуждения приходили в виде приступов, за которыми следовала прострация, а также наличие запоров, все это было указаниями на тип Гиосциама, каковой я и назначил.

Эффект оказался необычайно благоприятным, так как уже ближайший менструальный период, впервые за два года, прошел без малейших признаков возбуждения. В дальнейшем больная стала вполне нормальной.

Мне очень захотелось сообщить читателям об этих двух интересных случаях.

Может быть поставлен вопрос о том, существуют ли такие хронические состояния, какие подлежат Гиосциаму?

При изучении этого средства можно прийти к заключению, что (не считая тех инфекционных состояний адинамии, при которых мы вновь можем встретиться с этими показаниями) Гиосциам может подходить только тому больному, который галлюцинирует и бредит, является маниаком и эротоманом, подлежащим помещению в приют для умалишенных. В действительности же Гиосциам нередко оказывается показанным при тех хронических нервных состояниях, при которых имеет место известная степень душевной спутанности, нюансы которой надлежит распознавать, так как они создают возможности применения этого средства — благоприятным результатом. Два подобных примера я уже привел выше. Заметьте хорошо: Гиосциамус подходит в случаях «старого утомленного мозга». Лучшего определения не найду.

И в этом случае больной представляется так: обычно это субъект в летах, который то начинает говорить с возбуждением, то целыми часами остается ни делая ничего, с неподвижным взглядом, иногда блуждающим, ни о чем не думая, испытывая потребность только в покое. При разговоре не может найти подходящих слов и нередко заменяет одни слова другими. Испытывает немалые трудности при попытках выражения своих мыслей, так как не может подыскать нужного выражения. Его одолевают беспокойства. Например, немолодая женщина не в состоянии хорошо понять, что же вокруг нее происходит. Она всегда испытывает боязнь, что не оплатила своих счетов: фактически, она оплатила их только вчера, но уже на следующий день об этом забыла. Ей кажется, что ее дети держат себя по отношению к ней не слишком хорошо, что все ее окружение объединяется против нее, она воображает будто в отношении нее хотят поступить дурно, причинить ей зло. Она конфиденциально сообщает врачу, что «не очень счастлива в семье» (тогда как дети ее по-настоящему балуют).

Этот «старый утомленный мозг» нередко оказывается истощенным даже в результате лучших устремлений его родных на его счет. Например, какая-нибудь одна особа, у которой на попечении находится старая мать или тетка, доказывает мне, что та нуждается в развлечениях. И вместо предоставления старухе покоя, посылает ее в театр или кино и т. п. Но чем больше ее вот так развлекают, тем более нервной она становится. Почему? Да потому, что ее утомляют свыше ее сил. Этот «усталый старый мозг» (для которого лучшего клинического определения я не могу найти) нуждается просто в хорошем покое!

У всех этих больных, у которых их состояние связано бывает с их возрастом, с артериальной гипертензией, с умственным переутомлением или переутомлением душевным, со всякими превышающими меру их сил занятиями, заботами и т. п., можно бывает получить гораздо лучший результат при помощи Гиосциамуса, чем при помощи таких средств, как Арника, Игнация или Углекислая магнезия.

Из этого краткого изучения Гиосциамуса запомните его показания для острых инфекционных состояний, сопровождаемых бредом и возбуждением, в острых состояниях душевного расстройства, проявляющегося в виде галлюцинаций или маний. Не забывайте о том, что Гиосциамус может быть прекрасным средством для лечения утомленного мозга, утомленного возрастом, гипертензией, перенапряжением.

В заключение приведу небольшую историю, которая позволит вам понять то, что Гиосциамус не может быть назначен безответственно и что надлежит уметь назначать его в некоторых разведениях.

Я пользовал в 1907 г. старую тетку одного именитого академика, у которой на протяжении полутора лет произошло 8 приступов мозговой конгестии. Я поссорился с племянником из-за того, что всегда приносил его тетке Опий 30, который в общем уже 7 раз помешал ей умереть. При третьем приступе (бывшем у больной) я сам оказался прикованным к постели приступом аортита и был вынужден послать вместо себя одного из своих коллег, которому рекомендовал прихватить с собой Опий. Вечером мой товарищ зашел ко мне и рассказал, что больной стало лучше, но у нее появилась ужасная мания: она поднимает одеяло и рубашку и все старается показывать живот и низ его своим крайне шокированным этим сиделкам и племянницам. Это побудило меня назначить ей Гиосциамус.

На следующий день коллега прибежал ко мне крайне перепуганный, сообщая, что больной стало еще хуже: вышеописанные приступы повторяются у нее каждые 8—10 минут, а кроме того она стала произносить непристойные слова и речи. Конечно, это ужасное зрелище — видеть старуху 72 лет в таком состоянии.

Тогда я спросил коллегу, в каком делении он назначил Гиосциамус. Оказалось в III-м сотенном, повторяя приемы каждый час: результат оказался ужасным — ухудшение.

Не забывайте очень простого правила: всякий раз, когда вы столкнетесь с выраженным болезненным изменением (морфологическим изменением), можете назначать низкое деление. Но всякий раз, когда вы обнаружите проявление порядка чисто функционального, надлежит применять какие-нибудь достаточно высокие деления — 30 или 200.

В том случае, который я только что описал, оказалось достаточным заменить разведение Гиосциамуса, чтобы у больной быстро наступило выздоровление от ее непродолжительного ухудшения, вызванного и усиленного действием надлежащего лекарства, но данного в слишком низком разведении.

Дрозера

Преобладающие характеристики

Какими бы ни были причины кашля типа Дрозеры (коклюш, ларингит или трахеобронхиальная аденопатия), его отличительные черты всегда остаются одними и теми же. Такой кашель «сухой», «судорожный», приходит приступами и по тембру звука обычно определяется в качестве «лающего». Пароксизматические приступы настолько быстро следуют один за другим, что больной не успеет оправиться от одного приступа, как уже начинается другой; и они настолько сильны, что у больного во время приступа сотрясается весь живот. И в связи с этим больной принимает вполне своеобразную позу: «поддерживает живот обеими руками». Напомним, что субъект типа Брионии во время кашля подносит руку к боку, чтобы облегчить болезненное колотье, или поддерживает голову «пригоршнями», чтобы ослабить болезненную отдачу кашля в голову. Больной типа Каустика тоже страдает при кашле от болезненной отдачи, но не в голову, а в правое бедро, одновременно с этим он не в состоянии бывает удержать мочу.

В какое время проявляется кашель типа Дрозеры? Обычно, «после полуночи». Именно в это время кашель этот достигает своего максимума.

Какие обстоятельства его ухудшают? Тепло (будь то тепло помещения или тепло постели). Еще говорится в Материа медика, что в том случае, когда больной пьет или ложится, он кашляет еще сильнее. Добавляют даже тогда, когда поет. Но и последнее обстоятельство является общим для всех тех состояний, какие характеризуются частыми приступами кашля. Три признака характеризуют кашель типа Дрозеры: «Тошноты и рвоты», водянистые, слизистые, иногда с прожилками крови; «Носовые кровотечения»; «Боли в груди», колющие, сжимающие, никогда не локализуются в одной точке, как это свойственно болям типа Брионии, но подобно последним, они тоже ухудшаются от кашля и глубокого дыхания и облегчаются от давления. Но, в отличие от болей типа Брионии, они никогда не ухудшаются от движения. У больного типа Брионии достаточно бывает повернуться в постели, чтобы это колотье усилилось. Больной же типа Дрозеры может проделывать какие угодно движения, боль его от этого не увеличивается. Когда он дышит или кашляет, сжимающие боли у него распространяются на всю грудную клетку.

Слишком велика склонность забывать о том, что в клинической картине типа Дрозеры имеются очень важные характеристики, связанные с состоянием лимфатических узлов. Они проявляются в трех главных областях тела: на шее, в животе и перибронхиальных тканях.

Шейные адениты. Увеличение шейных лимфатических узлов может сопровождаться или не сопровождаться нагноением. Но что можно утверждать с уверенностью, это то, что эти лимфодениты всегда оказываются связанными, состоящими в соотношении, с ухудшением общего состояния организма и что это ухудшение состояния имеет в своей основе причину туберкулиничную. Обычно безболезненны.

Адениты брюшной полости — находятся в соотношении с эволюцией туберкулиничного состояния организма, или даже просто сосуществуют с бациллярным перитонитом (по-видимому имеются в виду бациллы Коха).

Трахеобронхиальные аденопатии — они всегда находятся в соответствий с наличием туберкулиничной почвы и сопровождаются приступами пароксизматического кашля, характерного для Дрозеры, появляющегося или ухудшающегося после полуночи и ухудшающегося от тепла.

Появляется в 9 часов утра. И это интересно отметить, так как такое своеобразное проявление принадлежит исключительно Дрозере. Лихорадка возвращается каждое утро и немедленно проявляется ознобами. Эти ознобы таковы, что больной просто никак не может согреться. Продолжаются очень долго. Имеется только одно средство, сравнимое в этом отношении с Дрозерой: это Аранэа диадема (Паук-крестовик), тип которого характеризуется постоянным ознобом и постоянным ощущением холода, даже тогда, когда субъект согревается, он не может добиться исчезновения этого ощущения.

Во время ознобов лицо у больного типа Дрозеры бледно и конечности крайне холодны. Затем настает стадия жара и, хотя больному очень жарко, жажды у него никогда не бывает. Жар проявляется ночью, тогда как ознобы проявляются только в течение дня (уже из этого понятно, что стадия озноба очень длительна, если мы вспомним, что начинается лихорадка обычно в 9 часов утра). По мере прохождения ночи больному становится все жарче и жарче потому, что часы после полуночи — это и есть часовое расписание, обычное для типа Дрозеры. Наконец, появляются поты, распространенные, но особенно обильные на лице и в области живота.

Нужно отметить небольшой симптом, наблюдающийся во время лихорадки. Его описал Ганеманн: «язык светлый и чистый во время лихорадки». Мы знаем, что в том случае, если больного рвет при чистом языке, можно думать о Цине, если при этом имеется понос, а язык остается чистым, можно думать об Ипекакуане; при типе Дрозеры, несмотря на развитие лихорадки, начиная с 9 ч. утра, включая очень длительный озноб, язык всегда остается чистым.

Укажем еще на один очень важный симптом, тоже описанный Ганеманном: «на протяжении всего периода лихорадочного состояния у больного отмечается обильное истечение слюны».

Обычные причины

Каковы те обычные причины, которые могут создать или оправдать показания к назначению Дрозеры? Две обычные причины — это коклюш и туберкулез. Нужно ли вообще разделять эти два заболевания, поскольку по опыту известно, что коклюш, как и корь и узловая эритема, являются туберкулиничными проявлениями (одно из модных увлечений: было время, когда даже туберкулиды кожи типа узловой эритемы, все подряд трактовались в качестве «ревматоидных проявлений», а теперь явную узловую эритему безоговорочно считают проявлением туберкулезной инфекции — и не только в Париже, но и в Москве тоже, что же касается кори, то «бывает, случается…, но помилуйте!»). Вот почему при наличии выраженных признаков, составляющих показания к назначению Дрозеры, всегда следует подумать о туберкулиничном состоянии и связать его характерные показания с развитием болезненного состояния, связанного с бациллярными (палочки Коха) токсинами.

Два проявления при типе Дрозеры говорят в пользу такого утверждения: с одной стороны аденопатии, частые у этих субъектов — торпидные, скрытые, безболезненные, но иногда нагнаивающиеся — по локализации шейные, или трахеобронхиальные. А с другой стороны — лихорадка с преобладанием утренней.

Клиника

Напомним тут о том, что впервые Дрозера была изучена Ганеманном и что это он первым ратовал за применение этого средству при коклюше. Если в руках собратьев Дрозера иногда не давала удовлетворительных результатов, то это потому, что ее применяли в слишком больших дозах (слишком низких разведениях) или без точных показаний. Ведь не достаточно того, чтобы больной был поражен коклюшем, чтобы назначить ему Дрозеру: нужно, чтобы у него были налицо характерные признаки этого средства (типа); а еще интересно научиться проводить дифференциальный диагноз Дрозеры с другими средствами, какие тоже могут оказаться показанными при (различных формах) коклюша.

Обычно коклюш начинается одним из двух способов: либо у больного сразу начинаются такие приступы кашля, какие немедленно позволят утверждать диагноз именно коклюша, либо же наоборот, он обнаружит бронхит, по ходу которого кашель постепенно примет своеобразную форму, позволяющую подумать о возможности развития коклюша.

В период начала показаны бывают два главных средства: Белладонна и Ипекакуана. Больной типа Белладонны обнаруживает характерную лихорадку и очень сильные приступы кашля. У ребенка не отмечается никакого выделения мокроты, но при кашле гортань у него «разрывается», он хватается за мать или за кормилицу, так как он очень страдает и боится нового приступа этого страдания. Такой кашель приступами больше всего проявляется ночью. О Дрозере в таком случае тем более хочется думать, что иногда при таком кашле случаются носовые кровотечения. Небольшая характеристика, которую хорошо знать: больной типа Белладонны непременно чихает, особенно к концу приступов кашля. Это больной, который по внешнему виду простудился, у которого ночью возникает приступ кашля, заканчивающийся чиханием; лицо у него конгестированное, красное, лихорадка с влажной кожей; он подавлен и покрыт потом. В общем, тип Белладонны без труда можно отличить от типа Дрозеры.

У другого субъекта мы находим банальный бронхит, однако к концу обычного срока в несколько дней он не доходит до разрешения: кашель становится непрерывным, судорожным, сильным, «упорным». По ходу этих непрерывных и утомительных приступов ребенок вдруг становится напряженным и обнаруживает какое-то подобие общего спастического сокращения (тонического), побледнение лица, тошноты, поты, рвоты; а потом, через короткий промежуток времени все вновь успокаивается. Но приступы кашля возобновляются, становясь все более и более частыми; и тогда появляются приступы удушья и холодные поты. Одна вещь приносит временное облегчение больному: рвоты. Такова картина типа Ипекакуаны. Далее следует отметить, что (непосредственно) после приступов наступает значительная усталость, а в промежутках между приступами отмечается значительная слабость.

При (коклюше) типа Белладонны преобладают лихорадка и подавленность; при типе Ипекакуаны мы сталкиваемся с сочетанием «смесью» спастического состояния и подавленности. Но оба эти средства (типа) легко могут быть отличены от типа Дрозеры.

Как же представляется коклюшный больной типа Дрозеры? При типе Дрозеры кашель лающий с приступами стремительными (по своим проявлениям), слагающимися из пароксизматических приступов настолько частых, что больной не может оправиться полностью в интервале между двумя приступами: часто наступают водянистые рвоты, иногда с прожилками крови.

Имеются два очень важных признака, характеризующих показания к применению Дрозеры. С одной стороны, постоянное возбуждение в промежутке между приступами. Почему субъект не может оставаться спокойным? Потому, что движение приносит ему облегчение. С другой стороны, носовые кровотечения. Наконец, одновременно имеются регулярно повторяющиеся приступы лихорадки, начинающиеся по утрам (ознобом) и ночью сопровождаемые горячими потами — обильными, выступающими в особенности на лице и животе.

Кораллиум рубрум (Красный коралл) тоже является средством (типом), характеризуемым сухими приступами. И в особенности это средство соответствует случаям очень тяжелым, Перед приступом кашля о его приближении возвещает тот феномен, который равным образом следует и за приступом кашля: удушье. У больного внезапно возникает ощущение сжатия грудной клетки, он все больше и больше задыхается, лицо его становится конгестированным, лилового оттенка, вслед за этим наступает приступ кашля. Во время самого приступа (а повторяются они часто!), со стороны кажется, что маленький пациент вот-вот задохнется. После приступа кашля больной изможден, без сил, не в состоянии двигаться. При объективном исследовании клинически можно убедиться в том, что гортань и трахея у него загромождены, забиты слизью, которая не может быть вытолкнута в то время, как легкие представляются совершенно здоровыми. Красный коралл также является средством, показанном при стойком кашле, наступающем в конце (эволюции) коклюша.

Можно еще подумать о других средствах (типах) и спутать их с типом Дрозеры. Так, кашель приступами может сопровождаться выхаркиванием мокроты — тягучей слизи, вязкой, пристающей, с трудом выталкиваемой и нередко выскакивающей изо рта и тянущейся длинными нитями.

Два средства могут быть показаны при такой картине: Коккус какти (тля, обитающая на кактусовых растениях — Кошениль) и Калий двухромовокислый.

При типе Коккус какти обычно мы отмечаем кашель по утрам, немного и в течение дня, а далее очень интересное почасовое ухудшение: в 11 часов вечера. Ребенок укладывается, засыпает, потом внезапно пробуждается от сильного приступа кашля в 11 часов вечера; он становится красным и выхаркивает (или, вернее выбрызгивает) длинные тяжи нитевидной слизи белого цвета. Часть слизи может выводиться при этом через нос. Еще один небольшой признак Коккус какти: если больной, страдающий коклюшем такой разновидности, начинает чистить себе зубы, у него немедленно появляются тошноты и рвоты.

При типе Калия двухромовокислого больной больше всего кашляет утром и непосредственно после приема пищи, то (небольшой интересный признак!) у больного отмечается охриплость в промежутках между приступами. Кашель проявляется после полуночи, как и при типе Дрозеры — с 2 до 3 часов утра. После этого у больного наступает облегчение в результате выбрасывания обильного количества слизи, обладающей в точности такими же свойствами, как и при типе Коккус какти: она вязка, тянется нитями, пристает. Но вместо того, чтобы быть белого цвета, она желтовата, иногда зеленовата, всегда очень обильна. У больного типа Калия двухромовокислого отмечаются такие сильные чихания, как и при типе Белладонны, при котором (как уже упоминалось выше) приступы кашля заканчиваются чиханием. Это настолько четко бывает выражено, что больному кажется (и он даже так и говорит), будто ему попадает шерстинка в ноздри, особенно в левую, что и заставляет его чихать. Напомним тут же, что когда такого субъекта спрашивают, почему он кашляет, он уверяет, будто у него попадает волос на дужки нёба. В носу, как и в горле, раздражение проявляется в той же форме.

Спастический (судорожный) кашель может напомнить о других средствах (типах): например, Цина. Ребенок внезапно становится напряженным и начинает хныкать, как только к нему прикоснуться. Мефитис путориус (Хорек): кашель возобновляется каждые два часа и приступ заканчивается весьма своеобразным криком. Медь: у больного наступают настоящие спазмы и конвульсии и он теряет сознание. Попросту вспомним о том, что кашель типа Меди всегда облегчается от проглатывания небольшого количества холодной воды (как и при типе Каустика), что и облегчает его распознавание.

Ларингиты

При остром ларингите, подлежащем Дрозере, голос становится охриплым, беззвучным, и когда больной начинает говорить или кашлять, у него немедленно начинается приступ кашля. Если он говорит громко, голос у него срывается. И появляется ощущение саднящей раны в горле.

При хроническом ларингите мы находим в точности те же признаки, но в добавок и ощущение сухости, царапания в горле, точно там действительно имеется рана. Больному трудно кашлять, так как у него очень болезненна гортань. В мокроте нередко можно бывает обнаружить прожилки крови.

Арум трифиллум (Ароник трехлистый): тоже имеет место охриплость, особенно выраженная тогда, когда субъект является усталым: голос у него срывается, как только он хочет начать говорить или петь, голос становится почти битопальным. Одновременно больной обнаруживает болезненное ощущение в гортани; но эта боль является не только ощущением обнажения, раны, ссадины — это также ощущение жжения, какое наблюдается не в одной лишь гортани, но также в трахее, в пищеводе. Боль является значительно более распространенной, чем при типе Дрозеры. Она даже может иррадиировать до самого левого легкого.

Если больной типа Арум страдает от ощущения раны, то у него действительные слизистые «обнажены». Язык совершенно обнажен, красный и сосочки в заднем отделе очень выступают. Слизистая полости рта и мягкого нёба обладают таким же характером: она ярко-красного цвета. Обычно сравнивают эту окраску с такой, какую имеет кусок сырой говядины. Губы тоже такого же яркого цвета и обнаженного вида, но по другой причине — потому, что больной их поминутно трет, царапает, саднит. Равным образом он вводит пальцы в нос, вырывая кусочки слизистой ноздрей, точно так, как он отрывает кусочки кожи с губ. Он их царапает до крови. Таковы характерные признаки Арум трифиллум, позволяющие отличить его тип от типа Дрозеры. Оба эти средства показаны бывают при туберкулезном ларингите, идет ли тут речь об острых вспышках ларингита у туберкулиничного субъекта или о болезненном изменении гортани в течение туберкулезного процесса.

Туберкулез, подлежащий Дрозере, может быть туберкулезом лимфоузлов. Так как ганглионарная форма туберкулеза выдает себя такой аденопатией, какая по локализации может быть трахеобронхиальной, брюшной или шейной; может нагноиться или не нагноиться. Отличительной чертой таких лимфоузлов является их безболезненность, торпидность их эволюции и очень большая длительность их существования. Когда мы видим безболезненные лимфатические узлы, которые при исследовании обнаруживают торпидную эволюцию, обнаруживаем их у туберкулиничного или настоящего туберкулезного больного, который кашляет или охрип, мы можем думать о Дрозере.

Дрозера также может быть средством, показанным при туберкулезе суставов: вот так можно описать отдельные локализации (такого процесса), подлежащие Дрозере: в области верхней конечности (абсцесс локтевой области), тазобедренной, голени.

Наконец, Дрозеру уместно назначить в случаях коксальгии, особенно тогда, когда налицо имеются сопутствующие феномены вроде охриплости или трахеита с характерным кашлем.

Психика

Существует ли психика типа Дрозеры?

В любой Материа медика можно бывает найти следующие указания: слабость, общая физическая и ментальная (душевная). Больной падает духом, отчаивается в связи со своим состоянием. Но это, в общем, «несерьезно», так как любой больной (острый или хронический) при заболевании, которое тянется хоть немного долго, обнаруживает равным образом те же признаки; и их же мы обнаруживаем почти при всех (гомеопатических) экспериментах (испытаниях на здоровом). Поэтому нет оснований утверждать, что в этом состоят психические признаки именно типа Дрозеры.

Все же имеется один небольшой признак, иногда доводящий больного до катастрофы: склонность к самоубийству. И эта склонность удивительным образом всегда проявляется одним и тем же способом: больной стремится утопиться. (Между прочим, это может быть и не всеобщим, а именно Парижской чертой: в Париже очень распространены такие способы самоубийства, как прыгания с мостов Сены и удушение себя светильным газом; у нас, несомненно, наиболее распространенным способом самоубийства является самоповешение).

Склонность к самоубийству путем самоутопления соответствует не только типу Дрозеры, но также Нукс вомика. Оба эти средства (типа) могут быть сближены (в отношении психики) с другими двумя, характеризуемыми, между прочим, той же тенденцией к самоубийству: это Золото (Аурум) и Найя.

Напомним тут, что субъект типа Найи обнаруживает нечто вроде внезапных импульсов, овладевающих им как ночью, так и днем, и побуждающих его к немедленному самоуничтожению. В общем, у него в то же время обычно имеется очень болезненное ощущение со стороны груди, в частности, сердца.

У больного типа Золота самоубийство представляет собой такую навязчивую идею, какая овладевает больным постепенно. У субъекта типа Золота, конечно, имеется наклонность к самоубийству, но тут мы встречаемся главным образом с навязчивыми мыслями о самоубийстве, с которыми субъект борется, нередко тщетно. Правда, его нервная система уже изменена той сифилитической наследственностью, которую он выносит и другими проявлениями которой тоже обычно обладает.

Игнация

Преобладающие характеристики

Их нам известны, четыре: непостоянство; повышенная чувствительность нервной системы; парадоксальность и противоречивость проявлений; нервная тревога, тоска.

Непостоянство (изменчивость)

В картине типа Игнации преобладает необычайная подвижность всех проявлений. Ничто у больного не является стойким при типе Игнации. Никогда нельзя быть у него уверенным в завтрашнем дне и даже в следующем часе. И тот субъект, который представляется вам в состоянии полного отчаяния (на вид крайне тяжелого), может через несколько минут после этого представляться в состоянии полного благополучия, даже эйфоричным и веселым.

Всем нам знакомы такие личности, которые послужили литературными прообразами классических описаний «героинь типа Игнации». Назову из них несколько известных примеров: Наташа Ростова из «Войны и мира», Ася из рассказа И. С. Тургенева (тоже имела свой реальный прообраз), Леночка из повести Помяловского «Мещанское счастье».

Все решительно проявления (психические, биологические, физические, чувствительные) при типе Игнации представляются нам снабженными необычной подвижностью и замечательным постоянством. «Изменчивое настроение» является существенной характеристикой больного (чаще больной), внезапно переходящего от самой глубокой грусти к самому ликующему веселью. Но что является характерным для этого типа, это то, что в каждом из этих своих состояний, при всем их чередовании, больной остается вполне искренним (и это именно в нем привлекательно), в равной мере тогда, когда он печален и отчаивается; и тогда, когда он весел и полон энтузиазма.

Все болезненные ощущения типа Игнации «появляются внезапно» и чаще всего «исчезают тоже резко».

Изменчивость при типе Игнации не следует смешивать с вариабельностью симптомов, обнаруживаемой при типе Пульсатиллы. В Материа медика на этот счет говорится: При типе Пульсатиллы все изменчиво, все вариабельно. Так же обстоит дело и при типе Игнации. Но в этом последнем случае преобладает изменчивость постоянная, тогда как тип Пульсатиллы характеризуется вариабельностью в таких пределах, какие вполне определены. Когда такой субъект (грустный и покорившийся) молча плачет, вы можете у него вызвать внезапно каким-нибудь жестом или замечанием улыбку, мелькающую среди слез (но это еще не обязательно сопровождается переломом настроения, столь типичным для субъектов типа Игнации). Если боли при типе Пульсатиллы тоже блуждают, как и боли при типе Игнации, если они тоже появляются внезапно, они никогда не исчезают таким же способом, внезапно. Напротив, при типе Пульсатиллы боли исчезают постепенно. Господствует в отношении вариабельности симптомов типа Пульсатиллы не столько состояние нервной системы, сколько состояние циркуляции, расстроенного кровообращения (венозная конгестия, цианоз конечностей, пальпитации, недостаточность и запоздание менструаций). Таковы неизменные признаки (изменчивости при типе) Пульсатиллы. Между тем, при типе Игнации (никакой упорядоченности в изменчивости не намечается) все симптомы могут меняться буквально поминутно: изменчивость всех расстройств при типе Игнации весьма значительна (и лишена регулярности).

С другой стороны, в происхождении вариабельности тех расстройств, какие может обнаружить субъект типа Пульсатиллы, всегда можно найти указания на туберкулиничную интоксикацию. Что же касается изменчивости при типе Игнации (тут именно больше уместен термин «изменчивость, непостоянство», чем «вариабельность, колебания»), то здесь вместо туберкулиничного состояния интоксикации или состояния аутоинтоксикации, мы чаще всего находим своего рода обостренную нервную систему, издерганную антигигиеническим образом жизни и нервную повышенную чувствительность, являющуюся результатом тех инцидентов и происшествий, к изучению которых мы приступим ниже.

Изменчивость при типе Игнации всегда проявляется «пароксизмами» (с крайностями). Больной не просто утомлен, он глубоко удручен и подавлен; он не просто грустен, а глубоко печален. А потом внезапно, уже в следующий час, он наоборот оказывается очень возбужденным и очень веселым. Всеми его переменами руководит повышенная чувствительность нервной системы, та самая повышенная чувствительность, которая является «второй доминантой» данного средства (типа).

Повышенная чувствительность нервной системы

Боли всегда «живы», всегда «остры». Субъект типа Игнации всегда реагирует крайними образами, обнаруживая значительно повышенную чувствительность к боли (хорошо известную дантистам! Им известно то, что когда им попадается такой субъект, у которого отмечается крайняя чувствительность эмали, лучшим средством, которое позволит практику довести до конца намеченную манипуляцию на зубах и притом не причиняя большого беспокойства также и больному, является Игнация).

Можно указать еще несколько средств (типов), характеризующихся повышенной чувствительностью к боли. Таковы Аконит, Хамомилла, Кофе. При типе Аконита налицо имеется тревога и боязнь смерти. Больной ощущает свои симптомы с остротой, значительно превышающей обычную у других субъектов; и эта его острота восприятия сопровождается тревогой, беспокойством. Он говорит: «Мое состояние крайне тяжело, если вы мне не поможете, я не выдержу, я умру». Субъект типа Хамомиллы обнаруживает повышенную чувствительность к боли, но одновременно также и вазомоторные расстройства: например, одна щека у него красная, а другая бледная, у него сильно потеет голова и имеется значительное возбуждение. Повышенная чувствительность при типе Кофе сопровождается бессонницей; больной непрестанно думает о разных вещах, идеи у него в мозгу чередуются с неслыханной быстротой (все же это не та «скачка идей», какая отмечается при маниакальном состоянии», У субъекта типа Кофе имеет место вполне упорядоченное, но конечно, утомительное для него, в конце концов, ускорение процессов мышления, чем нередко злоупотребляют люди, занимающиеся умственным трудом, доводя себя до истощения избыточным и частым использованием той «повышенной работоспособности», какую создает Кофе и какую выносить можно лишь с перерывами и не слишком часто).

Боли типа Игнации сильны и остры, но возникают они на своеобразных местах: «в местах небольших и ограниченных». Правда в Материа медика по этому поводу не говорят «точно эти места можно покрыть пальцем», такое определение сохраняют для болей типа Калия двухромовокислого. Действительно, в обоих этих случаях имеет место одна и та же характеристика: ограниченная боль в таких местах, какие можно полностью покрыть не ладонью, а кончиком одного пальца. Но в то время, как при типе Калия двухромовокислого боль определяется каким-то болезненным изменением (неврит или изъязвление), при типе Игнации боль определяется онемением чувствительным: обычно это боли невралгические, нестойкие, они возникают, проходят и вновь возвращаются, но всегда обнаруживают одну и ту же характеристику: изменчивость, нестойкость. Однако некоторой регулярностью такие боли все же обладают: они всегда возвращаются в один и тот же час.

Эта регулярность в дальнейшем может заставить подумать о типе Цедрон, для которого типично то, что боли обнаруживают стойкое почасовое расписание, приходят точно через день и всегда возникают в одном и том же месте. Например, это могут быть невралгии надглазничные или височные (обычно, более выраженные слева). Возникают они в 6 часов вечера, в 3 часа ночи, в 7 часов вечера — но всегда в одно и то же время.

Так же обстоит и с болями типа Игнации, В течение 2–3 недель, в определенный час, больной страдает невралгией. Если вы не находите у него малярийного анамнеза, не находите специфических признаков Цедрон а, думайте о типе Игнации. Особенно, если боль достигает своего максимума внезапно и исчезает также быстро, как появилась.

Если боли типа Игнации обнаруживают регулярность в своем почасовом расписании, они не обнаруживают никакой регулярности в своей локализации. Это боли «блуждающие»: они гуляют по всем областям тела. Вот почему их нередко сравнивают с блуждающими болями типа Пульсатиллы или Калия двухромовокислого.

Но при Пульсатилле токсическая причина (недостаточность венозного кровообращения) по своей причине туберкулинична; в случае Калия двухромовокислого она заключается в болезненном изменении (морфологическом), всегда отсутствующем при типе Игнации, при котором имеет место одна лишь невралгия. Не будем забывать о том, что эта невралгия появляется и исчезает внезапно. Таковы также боли типов Белладонны и Магнезии фосфорнокислой.

Резюмируя, скажу, что боли типа Игнации являются по существу своему невралгическими, проявляются в форме болезненных точек (нередко блуждающих); всегда парадоксальны по своей форме и даже противоречивы (обычным представлениям).

Парадоксальные и противоречивые проявления

Это очень важная характеристика данного средства (типа), которую надлежит хорошо понимать. Например, все расстройства типа Игнации улучшаются от того, что у других («нормальных») больных обычно вызывает ухудшение. Хочется сказать, что модальности при типе Игнации обратны нормальным для прочих больных. Например, если у субъекта шум (жужжание) в ушах, он получает облегчение от шума в «окружении» или от музыки; если он страдает ангиной, ему становится хуже в промежутки между приемами пищи, но становится лучше при глотании жидкостей, а еще лучше при глотании плотной пищи. Если у больного имеются тошноты, они «облегчаются от приема пищи». Нам хорошо известна «парадоксальная диспепсия» больного типа Игнации. Он хорошо переносит основательный обед с разными деликатесами (омары, роскошные блюда и т. п.), а простой обед с овощами и изделиями из теста переносится плохо. Если больной страдает при дефекации, боли у него оказываются более выраженными при мягком стуле и наоборот менее выражены при твердом стуле. При наличии геморроидальных узлов больной меньше страдает при ходьбе, тогда как обычно страдающий геморроем получает ухудшение при движении. Наконец, отметим судорожный кашель больного типа Игнации, наступающий в тот или иной момент суток: «чем больше больной кашляет, тем больше ему хочется кашлять» (и потому субъекту типа Игнации иногда удается прекратить затянувшийся приступ кашля, а также судорожной икоты, если ему удастся усилием воли удержаться на некоторое время от кашля или икоты).

Нервная тревога (тоска)

Субъект типа Игнации по существу «эмоционален». Тревога мешает ему говорить. Субъект типа Игнации, войдя в кабинет врача, не в состоянии легко выражаться и изложить свои жалобы по причине этого бесконечного состояния эмоций.

Когда его одолевает тревога, он «не может оставаться один». Ребенок, например, в таком состоянии поминутно заглядывает в соседнюю комнату, чтобы убедиться в том, что мать там находится, а если мать на минуту отлучится, ребенок бежит за нею в тревоге, боясь оставаться в одиночестве. Но это не та тревога, какая одолевает субъекта типа Аконита, сопровождаемая страхом смерти. Или беспокойство типа Мышьяка, наступающее ночью, обычно между 2 и 3 часами, когда субъект уверен, что умрет, как только останется один. Субъект типа Мышьяка боится умереть потому, что по его убеждению «никакие лекарства ему не помогут», а с другой стороны, он боится принимать лекарства потому, что боится отравления под видом лекарства. Во всяком случае, при типах Аконита, как и Мышьяка, речь идет о каком-то заболевании, остром или хроническом. При типе Игнации об этом речи нет. Тут мы сталкиваемся с тревогой, приходящей без причины; или скорее уж причину этой тревоги нужно искать во всевозможных основаниях, предшествовавших появлению признаков данного средства (типа); тех оснований, какие сделали нервную систему больного все более и более повышенно чувствительной: огорчения, досада, заботы, опасения.

Повышенная чувствительность субъекта типа Игнации приобретена и ее изменчивость вполне естественна. Эта повышенная чувствительность возрастает в соответствии с теми основаниями, какие нам еще надлежит изучить: перейдем теперь к исследованию тех причин, какие делают субъекта, подлежащим Игнации.

Обычные причины

Из них первой является огорчение. Глубокое огорчение, вызываемое каким-либо тяжелым потрясением: потеря близкого человека, целая серия неприятностей (особенно, любовные огорчения). Например, молодая девица рассчитывала выйти замуж за того, кто, казалось ей, собирался сделать ей предложение, но женился на другой.

Реакции при типе Игнации появляются и тогда, когда субъект подвергается значительному нервному переутомлению: таковы некоторые лица умственного труда, которые никогда не производят физических упражнений и которые сенсибилизируются тем, что много курят и пьют много кофе. Показания к назначению Игнации мы снова находим как у переутомленного работника умственного труда, так и у перераздраженного светского человека или у лица, очень опечаленного огорчениями или же трауром.

Все же можно указать, что две вторичные причины приводят к тому, что симптомы типа Игнации развязываются у субъекта гиперсенсибилизированного (как было указано выше). Это некоторые запахи и злоупотребление кофе или чаем.

Запахи. Запахи духов, цветов, но особенно запах табака (дыма) вызывают у больного немедленное наступление мигрени, отличительные черты которой мы изучим ниже. Существует одно средство (тип), свойственные которому расстройства облегчаются от табачного дыма: это Кубинский тарантул (Тарентула кубензис). Больные, подлежащие этому средству, обнаруживают абсцессы, карбункулы, гангрену и страдают ужасающими болями, крайне жгучими. В то же время у них повышается температура, пульс, учащается и появляются симптомы септицэмии. Любопытная вещь: эти больные, жестоко страдающие, получают облегчение от вдыхания табачного дыма. Тарентула является единственным средством в Материа медика, обнаруживающим такую модальность — облегчение от табачного дыма.

Больной типа Игнации обнаруживает также повышенную чувствительность к кофе и к чаю. Это вообще индивиды, злоупотреблявшие одним или другим из них и потому интоксицированные. Обычно они выпивают в день по 2–4 чашки кофе ради того, чтобы иметь возможность держаться, чтобы продолжить свое интеллектуальное или светское переутомление. У таких субъектов, злоупотреблявших чаем, показаны Туйя и Селениум.

Рассмотрим теперь модальности, могущие давать улучшение больного типа Игнации. Он всегда получает облегчение от тепла, в жаркой атмосфере, от горячих напитков, от горячих аппликаций на болезненные места. Он получает облегчение тогда, когда совершает прогулку, но что ему приносит облегчение почти немедленно — это развлечение. Если больной типа Игнации очень опечаленный, обращается к врачу в результате огорчения, озабоченности, тревог или неприятностей, ориентируйте его мысль в направлении какого-нибудь другого объекта — и ему немедленно станет лучше.

Хелониас и Калькареа фосфорика подходят тем больным, какие всегда получают ухудшение от мыслей о своих болячках и бедах. Но у больного типа Игнации речь идет главным образом о том, чтобы отвлечь его внимание от того объекта, который внезапно развязал в его сознании представленные у него расстройства.

Клиническое исследование

Больной с расстройствами системы пищеварения

Не следует думать, будто все является нервным при типе Игнации. Субъект может обнаруживать такие объективные проявления, какие следует хорошо знать, чтобы избежать источников возможных ошибок. Так, например, у больного мы можем обнаружить сухость губ («пергаментные губы»), сухость рта и сильную жажду. Рассматривая вид губ, можно подумать о типе Брионии. Но к этим признакам присоединяется еще один небольшой признак: внутренняя поверхность нижней губы ободрана, как зияющая рана, язык увеличен, распластан, с отпечатками зубов на нем. Этот признак не является характерным именно для Игнации, поскольку он отмечается также при типе Ртути. Но при Ртути отмечается также гнилостный запах изо рта, язык беловатый и желтоватый покрыт типичным для дурного пищеварения налетом, особенно в своем заднем отделе; имеется также слюнотечение. Сходная гиперсаливация имеется и при типе Игнации, так, что среди этих трех признаков (сухость губ и полости рта, гиперсаливация и отпечатки зубов на языке) можно запутаться, если не знать точно тех характерных элементов, какие позволяют различить типы Брионии, Ртути и Игнации.

У пищеварительного больного типа Игнации обнаруживаются три группы важных признаков: аэрофагия; желудочные расстройства; кишечные расстройства.

Аэрофагия

Больной обнаруживает гиперсаливацию, глотает слизь и воздух. Впрочем, субъект типа Игнации глотает все время, и для этого у него есть основание: он все время ощущает сжатие в глотке. Он жалуется на наличие в ней инородного тела, которое его стесняет, или комка, подкатывающего по пищеводу и готового удушить. Такое ощущение удушья проявляется при малейшем эмоциональном возбуждении, малейшей неприятности и исчезает, как только больной начинает глотать. Это и вынуждает его все время глотать впустую (заглатывая воздух).

Так же обстоит дело и тогда, когда налицо имеется воспаление глотки: ее слизистая не красна, а лишь розового цвета без белых точек; и (любопытно!) больной чувствует себя значительно лучше тогда, когда глотает, особенно что-либо плотное, вроде куска хлеба.

Желудочные расстройства

Их определить очень нетрудно. Больной типа Игнации часто обнаруживает ощущение голода — ложный голод, всегда сопровождаемый ощущением какой-то своеобразной слабости в подложечной области. Он чувствует себя плохо и его охватывает состояние недомогания. Такое состояние, вообще говоря, может наблюдаться в течение всего дня, но особенно выраженным оно бывает в 11 часов утра. И тогда субъект внезапно чувствует подавленность, у него возникает потребность что-то проглотить. Но от такого проглатывания чего-либо субъект типа Игнации облегчения не получает, тогда как субъект типа Серы (тоже ощущающий такой же ненасытный голод) получает немедленное облегчение от проглатывания кусочка бисквита или куска сахара. Ощущение упадка сил, типичное для Игнации, столь же хорошо может наблюдаться и у лежащего и у сидящего субъекта, тогда как при типе Серы такой же упадок сил главным образом наблюдается у субъекта, стоящего на ногах, так как именно этого он не выдерживает долго.

Укажем небольшой симптом, сопровождающий то ощущение упадка сил, какое свойственно типу Игнации: постоянная зевота и непроизвольные вздохи, в которых субъект нередко даже не дает себе отчета. Больной входит в кабинет врача, усаживается и (если речь идет о ребенке) в то время, как мать рассказывает историю его болезни, он начинает безнадежно зевать и испускать глубокие вздохи. То же продолжается и во время исследования. Эти вздохи и зевки должны один за другим ориентировать мысль врача в направлении Игнации. Они скорее наблюдаются перед приемом пищи, чем после него. Они всегда ухудшаются в том случае, когда больной подвергается воздействию табачного дыма; и в такой момент нередко развязывается еще один спастический феномен: икота. Когда вы находитесь перед нервным больным, который нередко оказывается одержимым икотой, спросите его, не наступает ли у него ухудшения тогда, когда он находится в обществе курильщиков.

Укажем еще на другие пищеварительные расстройства при типе Игнации: тошноты. Они наблюдаются в течение целого дня и облегчаются тогда, когда субъект ест. Интересное замечание: больной садится за стол и через несколько минут у него появляется желание рвать; его действительно рвет, а уже через несколько минут он опять ест — и тотчас все у него проходит. Еще это наблюдается у лиц очень нервных, которые во время обеда вступают в контакт с другими членами семьи, которые причиняют им неприятности. Нередко больной в самом начале обеда оказывается как бы заблокированным своеобразным ощущением удушия и тревожного стеснения. Он не может есть, это у него не выходит.

Парадоксальная диспепсия: больной ест сырую репу, морковь горчицу, словом, всевозможные необычные вещи, которые усваиваются прекрасно, тогда как от простого завтрака, составленного из изделий из теста, картофельного пюре, вареного салата, у него наступает тошнота и у него болит живот. От простой пищи его тошнит и делается плохо, а всякие уклонения от режима или эксцессы приводят его в восторг и не причиняют никакого беспокойства. Сравним с типом Висмута: больному всегда становится хуже, когда он пьет воду, тогда как вино не вызывает у него абсолютно никакого ухудшения. Парадоксальный характер Висмута ограничивается этим признаком, тогда как парадоксальный характер Игнации мы вновь находим во всех проявлениях этого типа.

Кишечные расстройства

Больной может обнаруживать запор, усиливающийся от езды в карете. С этой точки зрения интересно сопоставить Игнацию еще с другими двумя средствами (типами):

Платина. Запор всегда значительно более бывает выражен во время путешествий. Бриония. Запор всего больше выявляется во время путешествия по морю.

Каково происхождение запора при типе Игнации? Он спастический, и если производят рентгенологическое исследование у больного типа Игнации (будь то по поводу энтерита или же по поводу таких кишечных расстройств, какие длятся уже давно), всегда отмечают одни и те же отличительные черты: кишка имеет вид наатоящих четок, составленных из каштанов и при этом всегда удается обнаружить птоз ободочной кишки. Когда больной приносит такой снимок и, если он расскажет, что обращался уже ко многим врачам и выполнял всевозможные режимы без ощутимого результата, можно быть почти уверенным в том, что такой субъект подлежит Игнации, или что Игнацию следует присоединить к средству, назначенному по более прямым показаниям, представленным его энтеритом — из соображения наличия у больного элемента спастичности (отрицать который не приходится и который необходимо преодолеть).

В уборной субъект типа Игнации обнаруживает небольшой интересный симптом: острую боль, особенно при мягком стуле, тогда как в периоды запора больной не страдает.

Игнация характеризуется состоянием атонии кишечника, особенно в те периоды, когда субъект злоупотребляет кофе. У тех, кто потребляет много кофе, можно отметить очень резко выраженное вздутие слепой кишки и обычно боль в аппендикулярной области, обязанную своим происхождением не аппендициту, а спастическому состоянию слепой кишки. Мы знаем, что при исследовании аппендикулярной области у такого субъекта мы обнаруживаем у него боли, когда он лежит, но если его исследуют в стоячем положении, упираясь слегка пальцем между подвздошной остью и пупком (т. е. в точке Макьёрнея), удается отметить появление сильной боли. Эта болезненная точка, на которую указал Вейе, знаменательна в качестве указания на тип Игнации.

В области прямой кишки обычно удается обнаружить два расстройства: выпадение и геморрой. Выпадение прямой кишки у субъекта типа Игнации происходит при условиях достаточно любопытных: не в момент дефекации, а просто тогда, когда он приседает или производит другое умеренное усилие. Наконец, когда у больного проявляется геморрой, у него возникает такое ощущение, точно вонзается целая пачка иголок (в прямую кишку). Боли при этом очень сильны, острые, колющие, и проявляются они при кашле у стоящего или сидящего субъекта. А когда он начинает ходить, боли у него проходят.

Еще одно средство (тип) обнаруживает такую же характеристику: боль острая, точно удар ножом, ухудшающаяся при кашле. Это — Калий углекислый. И вот при этом типе болей всегда отмечается облегчение при верховой езде на лошади. Эту небольшую любопытную модальность интересно запомнить именно из-за ее видимо парадоксального характера.

Наконец, в области геморроидальных узлов при типе Игнации отмечаются боли, возникающие через несколько часов после стула; и форма этих болей своеобразна — это боль, направленная снизу кверху. Она внезапно восходит по прямой кишке и резко поражает больного. Тут дело не в болях при трещине заднего прохода, возникающей непосредственно после дефекации: эта боль возникает через 2–3 ч. после стула.

При двух средствах (типах) отмечаются аналогичные боли, острые боли, от которых больной просыпается. Это Сепия и Фитолакка. Но при типе Сепии мы обнаруживаем боли только в самом заднем проходе с ощущением жара в прямой кишке и давления снизу. При типа Фитолакки боль носит характер пароксизмов; она очень острая и проявляется особенно ночью. Всякий раз, когда мы отметим указания на такую боль, нам следует думать не только о Фитолакке, нои той почве, на которой она появляется. И обратить внимание на то, что она обычно появляется у больного, обнаруживающего старую специфическую наследственность. Чтобы излечить эту боль окончательным образом, приходится назначить больному Люэзин — это приведет к значительному улучшению его общего состояния.

Понос при типе Игнации можно отнести за счет спазмотического энтерита — он всегда вызывается эмоциями. Например, мы имеем дело с молодой девушкой, которая должна пойти на бал, и как только она начинает одеваться, у нее начинается понос. Или молодой человек обнаруживает понос накануне экзамена. Наконец, больной пришел к врачу за советом, и в ожидании у него внезапно начинается колика и понос. Все эти связанные с эмоциями поносы соответствуют больному, подлежащему Игнации. Однако, тип Гельземиум тоже обнаруживает понос после получения дурных новостей, например, письма с сообщением о смерти любимого человека, о потере денег и т. п.

Теперь нам надлежит описать функциональные расстройства со стороны органов дыхания и сердечной системы при типе Игнации. Сказать по правде, их даже трудно отделить одни от других, потому что никогда мы не видим больного, страдающего сердцем и не имеющего расстройств со стороны органов дыхания, как не имеем больного с дыхательными феноменами и не страдающего циркуляторными расстройствами.

Больной с поражениями органов дыхания

Больной кашляет, кашель у него сухой, упорный без какого-либо основания для этого. При исследовании ничего не находят в трахее или в легких. Полное отсутствие хрипов. Этот кашель появляется внезапно под давлением какой-нибудь неприятности или эмоционального переживания. Больной кашляет все время, и чем больше кашляет, тем больше ему хочется кашлять еще; но в какой-то момент (неизвестно почему) кашель вдруг прекращается. Больной при этом уже оказывается изможденным, не в состоянии дышать, он испускает душераздирающие вздохи, порой прерываемые зевотой.

Такой кашель, возникающий без оснований (sine materia) или же на основе долго длившегося бронхита, изнуряет больного, сенсибилизирует его с нервной точки зрения. Наблюдается в равной мере у носителей глистов.

Сердечный больной

Сердечный больной — это субъект, который при входе в кабинет врача заявляет: «У меня больное сердце, я очень тяжело болен, хотя никто мне этого сказать не хочет. Я много раз советовался с врачами, выполнял назначения, но ничто мне не приносит облегчения. Мои сердечные кризы характеризуются учащением сердцебиений.» У такого больного имеется эмоциональная тахикардия. Такая тахикардия иногда развивается прямо-таки на глазах у врача, если врач исследует его тщательно; если на него производит неприятное впечатление выставка инструментов или же само присутствие врача. Равным образом тахикардия появляется при получении какой-нибудь дурной вести или от какой-нибудь неприятности. Такая эмотивная тахикардия сопровождается такими признаками, какие для обычного врача не имеют никакого специального значения: зевота, вздохи, ощущение сжатия глотки. Про такого больного говорят: «Это субъект нервный, у него имеется изменение симпатического нерва». И назначают ему успокаивающее. Или же говорят, что это признаки вегетативного расстройства, не имеющего никакого значения, это мало интересные функциональные расстройства. Но для гомеопата они наводят на мысль о том, что подобную картину можно найти в Материа медика и что она соответствует хорошо определенному типу.

Две черты должны быть выявлены по ходу исследования больного типа Игнации. Пульс у него нестоек; субъект за ним охотно следит и даже записывает то, что, мол с утра у него пульс был 80, а потом стал 92 и т. п. За сутки ему случается отметить у себя пульс до 120. И кровяное давление у него тоже с колебаниями. В начале исследования (когда больной еще не успокоился), можно легко отметить 190 мм, через несколько минут больной успокоится и давление окажется уже 170 мм, а если ему «заговорить зубы» разными посторонними вещами, оно может упасть и до 150 мм. Такая неустойчивость кровяного давления тоже наводит на мысль о типе Игнации.

Мигрени

Мигрени при типе Игнации появляются внезапно и сразу же становятся интенсивными. Так как тут всегда речь идет о больных утомленных, изможденных с точки зрения нервной и интеллектуальной, эти мигрени усиливаются от шума и от света. Они также вызываются некоторыми запахами: запахами духов и, особенно, табачного дыма. Обычно боль охватывает всю голову, но нередко отмечается гемикрания. Причем, иногда она даже локализуется в какой-то одной точке и в этой точке молоточком стучит. «Точно гвоздь вколачивают в голову, обычно в областях виска или темени».

Этот «гвоздь типа Игнации» вполне характерен для мигреней данного типа, так что одного такого рассказа больного достаточно бывает для того, чтобы подумать об Игнации, особенно в том случае, если в числе провоцирующих причин мы находим указания на вышеперечисленные. Страдающий мигренью типа Игнации всегда получает облегчение от давления. Как только исчезает боль в голове, у больного начинается обильное выделение мочи.

Еще два других средства (типа) обладают такой же характеристикой: окончание мигрени сопровождается обильным отделением мочи — это Силицеа и Гельземиум. А для другого небольшого и редко используемого средства (типа) — Лак дефлоратум — (снятое молоко) — характеризуется, наоборот, обильным мочеиспусканием во время самой мигрени.

Назовем еще один небольшой объективный признак, могущий встретиться при типе Игнации: спазмы век (блефароспазм). Если он появляется регулярно и часто можно предполагать, что его причиной является мастурбация и связанное с нею нервное истощение. Такие спазмы типичны также для субъектов типа Игнации (тоже склонных к приступам нервного истощения).

Психика

В некоторых Материа медика имеются указания о том, что мол Игнация — тип женский, а Нукс вомика — мужской. По сути дела, это ошибочно. Верно лишь то, что Нукс вомика больше соответствует мужскому темпераменту, а Игнация больше подходит к темпераментам женским, обычно более гиперсенсибилизированным. Но ведь не столь редко мы встречаем женский темперамент у мужчин и наоборот.

Рассмотрим те нервные состояния, которые подлежат Игнации.

Состояние глубокой депрессии может внезапно начать удручать перенесшего глубокое огорчение — смерть мужа или ребенка и т. п. Больной старается остаться один, погруженным в свою скорбь, он даже не плачет, пребывая в настоящем «состоянии шока».

Можно указать и другое, более частое психическое состояние: такова, например, светская женщина, которую в послеполуденные часы встревожила какая-то неприятность. После этого у нее начались спазмы в желудке, постоянные тошноты, даже повышается температура. Она укладывается с сильной головной болью. Но вот часов в 7 вечера неожиданно к ней приходит с букетом цветов ее друг, приглашая ее в театр. И все симптомы у нее сразу же проходят.

У больного типа Игнации мы можем встретиться с глубокой депрессией, результатом ужасного шока, полностью затормозившего всю нервную систему субъекта, а с другой стороны, с поразительной изменчивостью настроения, примеры которой мы можем привести. Например, молодая девушка узнает, что неудачно избрала себе друга. Она разрывает со своим женихом и впадает в состояние, характерное для типа Игнации, с частыми переходами от смеха к слезам и обратно. Это те больные, у которых внезапно появляются невралгии типа «Гвоздя в голове» не только от большого огорчения, но и от незначительной неприятности. Он оказывается подавленным, у него всегда отмечается стремление грустить молча, он становится меланхоличным, испускает невольные вздохи, часто зевает, порой даже появляется икота. Но когда он раздражен, рассержен, он становится нетерпеливым с желанием ссориться с окружающими. Тогда у него могут появиться такие спазмы, конвульсии, дрожь, хотя еще более выраженными эти дрожания оказываются у больного типа Гельземиум.

Игнация — это то средство, которое позволяет быстро получить десенсибилизацию нервной системы, будь то по ходу острых нервных происшествий, либо же при хронических заболеваниях, когда повышенная чувствительность нервной системы привела к появлению на первом плане признаков типа Игнации, тогда как в действительности имеются налицо (замаскированные ими) столь важные признаки, которыми не следует пренебрегать. В этом случае доза Игнации в тысячном разведении десенсибилизирует нервную систему и создаст предпосылки для более сильного действия показанного в данном случае специфического средства — показанного имеющимися у данного субъекта расстройствами (функциональными, чувствительными или же связанными с истинным повреждением тканей).

Ипекакуана

Преобладающие характеристики

Больной типа Ипекакуаны обнаруживает три главные преобладающие характеристики и еще две вторичные характеристики. Главные три представлены так: стойкое состояние тошноты; чистый язык; кровотечения.

Вторичные две таковы: наклонность к синкопэ; лихорадка.

Состояние тошноты

Тошноты «постоянные», «стойкие» и сопровождающиеся рвотой, но (существенно важный факт!) рвоты «не приносят никакого облегчения» больному. И тошноты продолжаются. Нередко они стоят в связи с желудочными расстройствами: появляются после отклонений от обычного режима; после злоупотребления изделиями из теста, мороженым, колбасными изделиями, жирной пищей. Но сколько бы больной не опорожнял свой желудок, легче ему от этого не становится. Тошноты возобновляются сейчас же после прекращения рвоты.

С другой стороны, у больного отмечается «саливация» и «пустые отрыжки». Но ничто не облегчает его стойкого состояния тошноты.

Чистый язык

Это факт весьма любопытный. Хотя мы являемся свидетелями важных пищеварительных расстройств (вроде «несварения желудка» или кризов энтерита) замечательно отметить, что язык у данного субъекта никогда не оказывается обложенным. «Тошноты и рвоты при чистом языке» — это характеристика Ипекакуаны.

Однако, есть еще одно средство (тип) с такой же характеристикой: рвоты с чистым языком. Такова Цина. Но у больного типа Цины отмечаются своеобразные расстройства: обычно это ребенок, который спит плохо, скрежещет зубами со сна, просыпается с криками, худеет, возбужден, нервен, вертится все время, даже вовремя исследования. Глаза у него обведены кругами, имеются участки сильного зуда в области носа, заднего прохода и т. п. Кроме того отмечается постоянный голод после принятия пищи. Равным образом у него отмечается один небольшой признак, могущий привести к смешению с больным типа Ипекакуаны: боли в околопупочной области, так как такие же боли мы находим у больного того типа (Ипекакуаны), который мы сейчас изучаем.

Кровотечения

Любое кровотечение может быть подлежащим Ипекакуане при условии, что оно обладает чертами, специально характерными для данного средства (типа): кровотечение «активное», «обильное» и «ярко-красной кровью». Локализация источника кровотечения при этом не столь важна: кровоточить может любое из отверстий тела: рот, нос, задний проход, влагалище, уретра.

Однако при наличии активного кровотечения с обильным излиянием ярко-алой крови еще нет оснований делать заключение, что это кровотечение обязательно соответствует типу Ипекакуаны.

Ряду средств (типов) свойственны кровотечения активные обильные и ярко-красной кровью. Первым из них назовем кровотечение типа Аконита. В этом случае тошноты и затруднение дыхания отсутствуют; нет и одышки. Имеется возбуждение и особенно значительная тревога — «боязнь смерти». Достаточно больному отхаркать с примесью крови или увидеть кровь в моче, им уже овладевает невероятный страх, что приходит его последний день. Тревога является тем феноменом, который преобладает в данной ситуации.

Следующим типом назовем Эригерон: это средство особенно подходит при маточно-яичниковых расстройствах, при метроррагиях (обильных, ярко-алой кровью, но вдобавок сопровождающихся двумя небольшими характеристиками, очень интересными: с одной стороны, своеобразное раздражение прямой кишки с ощущением точно ее выкручивают, а с другой — раздражение мочевого пузыря, проявляющееся в форме частых и болезненных мочеиспусканий).

Третье средство (тип) с такими же характеристиками — это Феррум фосфорикум. Больной может обнаружить кровохаркание, носовое кровотечение, кровавую рвоту или метроррагию; но им всегда предшествует состояние активной конгестии, нередко сопровождающейся воспалительным элементом с повышением температуры.

Еще одно средство (тип), характеризующееся состоянием конгестии и активными обильными кровотечениями алой кровью — Миллифолиум (Тысячелистник). Его собственные характеристики: краснота лица, приступы жара, очень выраженное состояние конгестии. Когда имеют дело с кровохарканием, оно иной раз повторяется несколько дней подряд в одни и те же часы: в 4 часа пополудни. Это часовое расписание интересно тем, что в случае его обнаружения можно быть уверенным в том, что имеешь дело с кровотечением типа Миллефолиум.

Триллиум пендулум — тоже соответствует указанной форме кровотечения. Но особенно показан при тех метроррагиях, какие сопровождаются следующими симптомами: больная испытывает такое ощущение, точно крестец и бедра у нее разъединяются, а тугое бинтование вокруг таза доставляет ей облегчение. Больная типа Лилиум тигринум испытывает потребность в ношении Т-образного бандажа, туго надавливающего на промежность, так как у нее имеется такое ощущение, точно без этого внутренние гениталии вылезут у нее наружу через влагалище.

Склонность к развитию состояния синкопэ

Состояние синкопэ может наступить попутно с любым из проявлений данного типа. И вовсе нет надобности в развитии у больного обильного, стремительного кровотечения, чтобы у него развилась картина синкопэ: оно может существовать и при пищеварительных проявлениях Ипекакуаны и при легочных. Больной бледен, под глазами у него круги, на лице выступает «холодный пот», он ощущает резкий упадок сил, угрозу обморока с общим недомоганием, овладевающим им постепенно.

Главная черта этих синкопэ заключается в «ощущении холода, локализующегося в прекордиальной области»; в то же время имеется сильное удушие. Дыхание затруднено. А вслед за этим появляется грубая характеристика данного типа: постоянные тошноты и притом непрерывные.

Лихорадка

Она отличается характером перемежающимся и отмечается как в случаях желудочно-кишечных расстройств, так и при настоящей малярии. Она всегда возвещает о себе состоянием тошноты и озноба. Тут выступают отличительные черты этих жалоб: с одной стороны — отсутствие жажды, с другой — ухудшение в жарком помещении и от внешнего жара. Пальто, лишнее одеяло не облегчают ознобов, а усиливают их.

Конечно, тут приходят на память другие два средства (типа); из них одно соответствует ознобам более выраженным в жарко натопленном помещении (Пульсатилла); другое — ознобам, ухудшающимся от внешнего (лучистого) тепла (Апис). В общем, субъекты типа Апис и Пульсатилла — это те, кто не ощущает никакой жажды (как и субъект типа Ипекакуаны), но при типе Ипекакуаны озноб всегда облегчается на открытом воздухе.

После стадии ознобов появляется стадия жара. С того момента когда она развивается, у больного появляется жажда. Эта стадия продолжительна; обычно она начинается в 4 часа пополудни.

Наконец, наступает стадия пота. В этот период субъект страдает значительно больше, но как только он начнет потеть, ему становится лучше. Лишь в одном случае поты становятся обильными и профузными: это в том случае, если субъект злоупотреблял хинином.

Две главные отличительные черты позволяют думать во время лихорадки и типе Ипекакауны: стойкие тошноты, которые ничем не облегчаются и чередование тошнот и температурных повышений после устранения хинина.

Еще один малый симптом при перемежающейся лихорадке, подлежащей Ипекакуане: полное отвращение ко всякому приему пищи, даже в периоды анорексии.

Обычные причины

Как доходит больной до развития у него симптомов типа Ипекакуаны? Мы тут всегда становимся свидетелями какого-то выделения из организма, выдающего себя то выбрасыванием крови (кровотечение), то выбрасыванием слизи (рвоты). Обычно об этом выделении возвещают стойкие тошноты. Чаще всего при этом больным овладевает чувство слабости: ему становится все хуже и хуже и у него появляется наклонность к синкопэ.

Причины, могущие вызвать наступление такой последовательности смены состояний многочисленны: отклонения от режима, вызывающие засорения желудка, понос, дизентерия. Однако, в то же время язык остается чистым, так что можно думать о том, что больной предъявляет целую серию реакций защиты. Бронхиты и кризы астмы представляют собой другие формы элиминации из организма, осуществляющиеся в области слизистых дыхательных путей. Наконец, показания к назначению данного средства возникают и по ходу развития болезненных изменений, например, при поражениях желудка с образованием язвы или кровотечения.

Наконец, последней причиной, которая может вызывать появление симптомов типа Ипекакуаны, является палюдизм (скрытая форма малярии).

Клиническое исследование

Больной с поражением пищеварительного тракта

Чаще всего (в данном типе) встречается больной с поражением органов пищеварения. Тут нам приходится изучать две группы признаков: желудочные и кишечные.

Желудочные расстройства. Каким представляется индивид, страдающий поражением желудка, подлежащим лечению Ипекакуаной? При исследовании языка мы видим, что он чист, настолько, что мы иной раз просто не верим жалобам больного, полагая, будто у него имеются только нервные расстройства. Однако, при более детальном расспросе больной расскажет: «Никогда рот у меня не бывает сухим, у меня постоянное слюнотечение, которое заставляет меня все время глотать». И это обстоятельство может способствовать появлению такого осложнения, как аэрофагия.

Подобно субъектам типов Аписа и Пульсатиллы, больной обнаруживает полное отсутствие жажды. Но у него также имеется состояние стойкой тошноты, постоянной и сопровождаемой рвотами, слизью, студнеобразной, иногда с примесью желчи; всегда очень обильно, но совершенно не приносящей облегчения. И любопытно, сразу же после рвоты больной засыпает, он утомлен, но тошноты у него возобновляются. И он снова начинает вырывать, иной раз небольшими комками окрашенной кровью слизи, и иногда наступают настоящие желудочные кровотечения.

По ходу таких желудочных расстройств больной типа Ипекакуаны обнаруживает очень интересный симптом: у него возникает такое ощущение, точно желудок у него отрывается и висит самым жалким образом. Деревенские субъекты часто говорят по этому поводу, что желудок у них «упал», «провалился». Горожане обычно говорят о том, что желудок у них «оторвался и опустился». Такая формулировка звучит более изящно, но по сути дела речь идет об одном и том же ощущении, что желудок у больного спустился книзу.

Такое ощущение повреждения в желудке и его падения (опускания) наблюдается также у застарелых диспептиков, злоупотребляющих курением табака. В таком случае возникают показания к назначению Игнации или Сепии. При типе Сепии возникает такое ощущение, точно желудок подвешен, расслаблен где-то в середине живота, но к этому вдобавок присоединяется очень важное ощущение дергания снизу, давления снизу вверх. При типе же Ипекакуаны таких ощущений нет, желудок просто кажется больному расслабленным и опустившимся.

Со стороны живота у больного типа Ипекакуаны отмечается поперечно проходящая боль, распространяющаяся слева направо. При другом средстве (типе) — Ликоподии — боль распространяется справа налево. Одновременно с такими поперечными болями больной типа Ипекакуаны страдает болями в области пупка; периумбиликальные боли мы находим также при типах Калькарея фосфорика (боли у растущих) и Цина (боли, связанные с кишечными глистами).

Снова повторим то, что самые главные расстройства при типе Ипекакуаны заключаются в тошнотах и рвотах, могущих наступить после погрешностей в режиме. Но нужно также подробнее учитывать суть этих отклонений от режима, так как они нередко позволяют заранее подумать о том лекарстве, какое тут может быть показано. Злоупотребление мороженым — показан Мышьяк, злоупотребление жирной пищей — показана Пульсатилла, после пищевой интоксикации — показан Антимониум крудум. И все эти средства (типы) нетрудно отличить от Ипекакуаны. При типе Мышьяка больного мучит жажда, его тянет пить воду часто, но небольшими количествами; у больного же типа Ипекакуаны жажда отсутствует. Кроме того, при типе Мышьяка ощущаются жжения, облегчающиеся от горячих аппликаций; наклонности к синкопэ нет, больной просто пребывает в состоянии прострации, подавленности, удрученности.

Больной типа Пульсатиллы подобно больному типа Ипекакуаны, не имеет жажды (это известно!), но у него язык дурной, дыхание по утрам с дурным запахом, имеется ощущение тяжести со стороны желудка и отхождение газов.

При типе Антимониум крудум язык у субъекта такой белый, точно больной выпил молока или вымазал его кремом. Если имеется тошнота, она не упорна, отсутствует после рвоты, приносящей больному облегчение. Больной после нее чувствует себя хорошо час-два, потом рвоты возобновляются, но тошноты непродолжительны, только перед самой рвотой.

Кишечные расстройства. При них запор отсутствует: имеет место понос. Нэш уточнил показания к трем формам поноса, подлежащего лечению Ипекакуаной: стул бродящий, пенистый, точно играющие дрожжи; стул зеленоватый, как трава, слизистый и водянистый, некоторое подобие серозного поноса; стул тягучий, вязкий, более или менее кровянистый.

Фактически эти три группы признаков иногда перемешиваются. Можно бывает встретить стул дизентерийный как пенистым, так в зеленоватым и кровянистым. Но при всех этих разновидностях стул обладает одними и теми же отличительными чертами: стойкие тошноты, не облегчающиеся от опорожнения пищеварительного, тракта. И еще (в качестве объективного признака) — чистый язык.

Понос типа Ипекакуаны особенно часто наблюдается к концу лета — не после того, как субъект наелся плодов (как при типе Хины), а тогда, когда наступают уже прохладные дни (особенно с холодными ночами). Впрочем, в этом мы вновь находим также показания к назначению другого, уже изучавшегося нами, средства — Брионии.

Больной с поражением органов дыхания

Признаки, обнаруживаемые у больного типа Ипекакуаны (со стороны органов дыхания) оказываются связанными со спазмотическим состоянием и с накоплением большого количества слизи в дыхательном древе.

Кашель — это его главная отличительная черта — непрерывный, как и столь же непрерывные тошноты. Больной кашляет все время, но не отхаркивает мокроты.

Детализируем особенности этого кашля: это кашель судорожный, очень сильный. Больной задыхается и жалуется на одышку, на чувство стеснения. Впрочем, он не в состоянии дохнуть, не вызывая этим приступа кашля. Он задыхается. Спазмы и судороги могут проявиться у него не только в области гортани, но также и в области конечностей.

Кашель при типе Ипекакуаны мы встречаем преимущественно при двух заболеваниях: коклюше и конгестии легких.

При коклюше кашель усиливается от движения, даже малейший жест его усиливает. Напротив, покой и открытый воздух успокаивают его. Когда больной начинает кашлять, он бледнеет. Вспомним о том, что при кашле типа купрум, напротив, больной закашлявшись становится очень красным и даже цианотичным. При типе Ипекакуаны имеются круги под глазами, цианотичные губы, а лицо сперва бледное начинает синеть. Тело напрягается и больной обнаруживает спастические контрактуры конечностей, от которых ему сводит руки точно так же, как у больного типа Меди. Но кашель типа Ипекакуаны сопровождается носовым кровотечением и состоянием тошноты, характерной стойкой тошноты со рвотами, не приносящими облегчения. Ребенок может извергать слизь, все равно он продолжает кашлять, задыхаться и мучиться спазмами.

При конгестии легких субъекта обычно «схватывает» внезапно. Таким образом мы находим показания к Ипекакуане при отеке легких и у эмфизематозных, у которых внезапно возникают приступы астмы. Кашель силен, удушающий, без отхаркивания мокроты, а скопление слизи в бронхах или в легких обнаруживает себя при аускультации слизистой бронхов или легких, наличием обилия мелких хрипов (рассеянных). В этом случае обнаруживается объективный признак Ипекакуаны, тогда как при типе Антимониум тартарикум мы обнаруживаем грубые бронхиальные хрипы, храпящие и слышные даже на расстоянии, но со свистящим оттенком, тогда как при типе Антимониум, с их храпением, хрипы оказываются более шумными.

Больной типа Ипекакуаны обнаруживает одышку: у него отмечается прекордиальное стеснение, тенденция к дурноте. Он также испытывает ощущение сжатия в груди, и наконец, у него (это нужно повторить!) имеется состояние постоянной тошноты.

Дифференцировать всегда приходится с Антимониум тартарикум: это последнее средство подходит для случаев гораздо более острых или развивающихся менее быстро, чем это бывает при типе Ипекакуаны. Шумное дыхание слагается из грубых хрипов, которые обнаруживаются в легких и бронхах. Это влажные субкрепитирующие хрипы, тогда как при типе Ипекакуаны мы встречаемся с мелкими рассеянными хрипами. Больной типа Ипекакуаны совершенно блокирован, не может отхаркивать, субъект же типа Антимониум тоже не отхаркивает мокроты, но он вырывает слизь и студенистый секрет; рвоты его не облегчают в том смысле, что чем больше его рвет, тем больше он оказывается изможденным. Равным образом, когда в Материа медика мы читаем: облегчение от рвоты, это нужно понимать так, что в состоянии тошноты от рвоты наступает облегчение, так как сами по себе рвоты не приносят больному облегчения, они даже напротив, истощают его все более и более, повергая его в состояние значительной одышки, вынуждающее его сидеть в постели. Напомним о том, что больной типа Антимониум засыпает в промежутке между его кризами и что приходится обкладывать его подушками, для того, чтобы помешать ему валиться на одну или другую сторону в постели, настолько он утомлен и в прострации. Вдобавок этот больной обнаруживает очень обложенный язык, тогда как у больного типа Ипекакуаны язык всегда остается чистым.

Ипекакуана больше подходит для случаев очень острых: бронхопневмонии с наклонностью к хроническому течению (пассивная конгестия легких).

Добавим к этому то, что Ипекакуана может быть показана при легочных кровотечениях яркой алой кровью, всегда обильных, сопровождающихся тошнотами, порой и рвотами, но особенно это кровохаркание склонно возобновляться при малейшем движении больного.

Маточно-яичниковые расстройства

Перед менструациями. Больная обнаруживает жар в голове и тошноты, периумбиликальные боли слегка намечаются и больная испытывает ощущение давления со стороны матки. Это не давление снизу, свойственное типу Сепии.

Во время менструаций. Как только появляются крови, они очень обильны, ярко-алого цвета, и вместо нормального развития менструации, мы нередко обнаруживаем настоящую меноррагию. Это позволяет провести различие с типом Сепии, так как при последней крови темны, приходят редко, менструации непродолжительны и запаздывают.

Во время менструаций больная типа Ипекакуаны отмечает усиление болей, которые вначале являются лишь периумбиликальными, а в дальнейшем иррадиируют в низ живота и в бедра. В то же время отмечаются тошноты и рвоты. Это состояние усиливается все больше и больше, а потом больная охлаждается. Тогда как при наклонности к синкопэ при типе Ипекакуаны охлаждение охватывает только область сердца, при менструации охлаждение оказывается общим, распространенным: больная желает оставаться в постели, тепле и мечтает лишь об одном — не подниматься.

Охлаждение во время менструации, ощущение распространенного холода мы вновь находим в другом средстве (типе) — Силицеа. Но там ощущение холода столь значительно, что больная не может согреться. И тошноты у нее отсутствуют.

После менструаций. Больная типа Ипекакуаны испытывает слабость, не соответствующую количеству потерянной крови. И вообще, тут речь не идет о таком обильном кровотечении, как при типе Хины, когда женщина оказывается изнуренной, потому что она потеряла слишком много жидкости до форменного обескровливания. При типе Ипекакуаны имеют место прострация и подавленность, несмотря на то, что потеря крови не превосходит обычные нормы.

Нервная система

Нужно отметить существенное нервное расстройство, находимое почти при всех проявлениях данного средства (типа), особенно, если они затягиваются на некоторое время: таково спастическое состояние, выдающее себя периодическими невралгиями, то орбитальными, то распространенными, форме мигреней, всегда сопровождающихся тошнотами.

Это спастическое состояние проявляется, также в форме контрактур конечностей до того, что может возникнуть колебание между типами Меди и Ипекакуаны. Оно возникает внезапно в форме удушия, при наличии внезапного заполнения легких слизью или при астматическом кризе.

Таковы главные отличительные черты типа Ипекакуаны. И это средство (тип) имеет свою историю.

Один врач по фамилии Пизон (одновременно ботаник и врач) познакомил Европу с растением Ипекакуана в 1672 г. Но тогда врачи совершенно не обратили внимание на данное Пизоном описание. И это средство, по сути дела, оставалось неизвестным до тех пор, пока оно не было вновь сообщено Гельвецию одним купцом по имени Гренье. Это произошло уже в 1676 г., т. е. через 4 года после первого сообщения Пизона. Гельвеций испытал применение Ипекакуаны. Он изучал ее действие сперва в «народе», потом при дворе (на дофинах и короле). Ему удалось вылечить дофина от приступа дизентерии, так что Людовик XIV наградил его, даровав, как будто 1000 луидоров. И одновременно предоставил ему исключительную привилегию продавать свое лекарство. У Гельвеция, по-видимому, была душа торгашеская, он пожелал все свои доходы оставить себе, ничем не поделившись с Гренье, доставившим ему Ипекакуану. Из этого возник громкий процесс, который Гренье проиграл. Возмущенный, он разгласил секрет лекарства, природу которого люди не знали, несмотря на те данные о нем, какие уже были сообщены до того Пизоном. Вот так Ипекакуана стала достоянием публики.

Кантарис

Преобладающие характеристики

Болезненные изменения

Преобладающей характеристикой Кантарис является болезненное изменение, представляющееся в трех формах — из них одна «везикулезная» будь то на слизистой или на коже; образуется жгучий пузырь, который затем вскрывается, обнажая второй характерный элемент Кантарис — «язвенный». Эта язва окружена красноватым ореолом и покрыта бывает тем, что составляет третий характерный элемент болезненного элемента данного типа — «псевдомембранозны и экссудат», состоящий из крайне плотно пристающей слизи некоторым образом напоминающей ту пристающую вязкую слизь, какая характерна для типа Калия двухромовокислого.

Но нетрудно провести различие между поражениями типа Калия двухромовокислого и изъязвлением типа Кантарис. Именно первое из них оказывается очень глубоким, болезненным; является седалищем колотья и обычно как бы «выбито пробойником», а второе всегда бывает представлено пузырем, изъязвлением и затем псевдомембранозным экссудатом.

Боли

Боли крайне сильны, каким бы ни было их седалище, и обладают исключительным характером: они жгучи — «жжет, как огонь». В этом отношении они немного напоминают боли типа Мышьяка, но между ними имеется существенное различие: жгучие боли типа Мышьяка всегда облегчаются от прикладывания горячего к больному месту или от тепла, тогда как боли типа Кантарис ухудшаются от тепла и «облегчаются от прикладывания холода». Кроме того, следует иметь в виду то, что Мышьяк может проявляться в форме жжения без какого-либо сопутствующего болезненного изменения тканей, тогда как при поражениях типа Кантарис всякий раз, когда имеется жжение, отмечается также изменение слизистой или же поражение кожи, если затронута кожа.

А кроме существования (морфологически выявляемого) поражения, обращает также внимание и одновременное наличие нервных расстройств, так как при типе Кантарис боли сопровождаются «спазмами». Тут можно наблюдать картину, прямо противоположную тому закону, согласно которому «всякая мышца, расположенная под воспаленным участком слизистой, оказывается в состоянии паралича». При типе Кантарис мышцы, расположенные под воспаленной слизистой, находятся в состоянии «спастическского» сокращения». Так, например, если в глотке имеются пузырьки изъязвления в качестве одного из симптомов, возникающих в случае использования Кантарис (хотя бы с лечебной целью), одновременно наблюдаются и спастические сжатия глоточной мускулатуры, сопровождаемые «регургитациями жидкостей через носовы ходы и ноздри».

То же отмечается и со стороны тонкой кишки в виде тенезмов прямой кишки и мочевого пузыря, очень тягостных и утомительных для больного.

Лихорадка

Может появиться в 3 часа пополудни или в 3 часа по полуночи. Ее характеристики не очень четки: «ознобы без жажды», невыносимый жар, особенно в нижних конечностях, больной ищет прохладного местечка для стоп и кистей рук. Поты появляются при малейшем движении, как и при типе Брионии, и отличают ся своеобразным «мочевым» запахом.

Характеристика лихорадки типа Кантарис особенно заключается в ознобах без жажды, могущих длиться часами. Однако даже такой озноб никогда не длится так много часов подряд, как озноб при типе Аранэа диадема, могущий иной раз превосходить своей длительностью 24 часа.

Нервное возбуждение

Четвертая преобладающая характеристика типа Кантарис заключается в нервном возбуждении. Это возбуждение может быть чисто нервным и распространенным или же ограничиваться только генитальной областью.

Общее нервное возбуждение

Субъект типа Кантарис может обнаруживать бред, но и при этом бреде он обнаруживает «приступы ярости и неистовства»: испускает крики, воет, его потрясают «конвульсии». И в этом состоянии нервного возбуждения он всегда высказывает такие бредовые идеи, какие имеют отношение к генитальному аппарату: это «бред с преобладающей сексуальной окраской». Это наводит нашу мысль еще на одно средство (тип) с выраженным бредом — но именно со своеобразной окраской сексуального бреда: именно субъект типа Гиосциамуса, когда бредит, все норовит отбросить все покрывала, поднять рубашку и выставить напоказ свои гениталии. У субъекта же типа Кантарис совершенно нет желания эксгибитации, но все его помыслы связаны с сексуальной тематикой (это легко объясняется наличием того своеобразного полового возбуждения, изучением которого мы займемся ниже).

По ходу общих нервных расстройств (когда бредовые идеи, ярость и неистовство овладевают больным во время различных заболеваний) можно отметить, что у него имеют место пароксизмы, вызываемые именно «видом блестящих предметов». Например, у субъекта типа Кантарис всегда наступает ухудшение под влиянием отражения света в медной шишке на спинке его кровати или же от внезапного освещения электрической лампой, расположенной поблизости.

Еще одно средство (тип) обладает такой же характеристикой — Страмоний. При виде блестящего (яркого) света больной типа Страмония может закатить конвульсии. У детей этот признак является специальным показанием к назначению Страмония. При этом больной приходит в возбужденное состояние от вида не только блестящих предметов, но даже от отражения света в воде или в зеркале. Вот тут иной раз заключается одна из причин ночных испугов у детей, которые просыпаются среди ночи и будят взрослых, тут зажигают электрическую лампу, которая, как назло, отражается в зеркале, и от этого состояние маленького больного ухудшается (вместо того, чтобы получилось успокоение от присутствия взрослых).

Субъект типа Кантарис особенно ухудшается тогда, когда пытается пить воду и, подобно субъекту типа Страмония, испытывает тревогу, когда слышит звук текущей воды. У субъекта типа Кантарис иногда может выявиться настоящая водобоязнь в смысле нежелания проглотить ни одной капли жидкости. И это очень важно, так как в том случае, если у субъекта выявляются мочевые расстройства и феномены цистита, ему необходимо много пить для того, чтобы промыть свои почки и мочевой пузырь.

Большим средством при гидрофобии является Гидрофобин который (тип) обладает известными характеристиками: больной не может переносить вида никакой блестящей вещи, вроде зеркал или отражения в воде, или звука текущей воды — во всех этих случаях он становится очень раздражительным и впадает в неистовство. У него также выявляется сильная саливация, какую мы находим у бешеных собак, всегда имеет место спазм пищевода, вызываемый не только видом текущей воды, но и попыткой ее проглотить. В этой картине можно найти много признаков аэрофагии. Что касается меня, то я имел возможность вылечить одну больную с сильным слюнотечением и полной невозможностью глотать воду, назначив ей несколько доз Гидрофобина 30. Укажем на большой признак этого средства (типа) — т. е. тех неспецифических поражений нервной системы, которые клинически характеризуются типичным синдромом, при котором можно говорить о показаниях к назначению Гидрофобина. Но давайте для того, чтобы не подорвать доверия к Гомеопатии не трепать о том, будто гомеопаты излечивают, а не безрезультативно пытаются излечить препаратом Гидрофобином настоящее Собачье Бешенство, в стадии уже выраженного страдания: люди от проявившегося уже Собачьего Бешенства не выздоравливают), так вот: «небольшой признак» этого средства — это постоянное желание помочиться при виде текущей воды. Этот симптом мы находим вновь при двух других средствах (типах тех, которые мы тут изучаем: Кантарис и Сере. Когда нам попадается субъект, который испытывает желание помочиться при звуке текущей воды, что является вполне нормальным явлением при доброкачественной чисто рефлекторной задержке мочеиспускания и используется, например, хирургами при лечении доброкачественной послеоперационной задержки мочи (открывают кран или льют воду из чайника около больного, и он начинает мочиться) не думайте сразу о Гидрофобии, этом «малом» и редко употребляемом средстве, а скорее думайте о Кантарис и, в особенности, о Сере.

Существуют больные типа Серы, представляющие некоторую степень гипертензии или простатической конгестии и которые, испытывая сильное желание помочиться, не в состоянии этого свершить, когда приходят в уборную. Но они знают, что достаточно им спустить воду в унитазе, как звук и вид текущей воды немедленно помогут им «выполнить их трудную задачу» и помочиться с успехом (см. сказанное выше о послеоперационной задержке мочи и ее лечении). Тут мы находим совсем малый признак, входящий в рамки характеристик Серы: постоянное желание помочиться при виде текущей воды.

Возбуждение генитального аппарата

Оно очень сильно и проявляется:

У женщин с ужасающей «конгестией яичников и матки»; при этом яичники становятся очень чувствительными; больная часто прикасается к своим наружным гениталиям, что может принять формы настоящего онанизма или нимфомании.

Может встретиться сочетание общих симптомов Кантарис с воспалительным поражением придатков матки. Эти последние могут быть не только воспаленными, но и инфицированными. И в отдельных случаях метрита или сальпингита Кантарис может быть показан в том случае, когда имеет место сильное генитальное возбуждение.

У мужчины половое возбуждение выявляется «сильными эрекциями», всегда «болезненными», даже в том случае, если у больного нет уретрита он обнаруживает стойкий приапизм с преувеличенным половым желанием. Укажем тут на малый местный признак: «болезненность» при надавливании в области головки члена. Этот объективный признак позволяет подтвердить показания к назначению Кантарис.

Может иметь место сочетание уретрита и цистита с (и это так бывает обычно) болезненным изменением этих органов. И все же Кантарис тут может быть показан (в гомеопатических разведениях), если налицо имеется половое возбуждение. Половое возбуждение при типе Кантарис является обычным, оно более или менее интенсивно и развивается от простого, часто возобновляющегося возбуждения до истинных приступов острой мании эротического вида.

Клиническое исследование

Теперь займемся клиническим изучением больных типа Кантарис.

Больной с поражением пищеварительного тракта

Пищеварительная система при типе Кантарис обнаруживает две локализации поражения: в области глотки и в области тонкой кишки.

Локализация в области глотки. Все горло больного воспалено, язык вздут, края его красны и (это существенная характеристика средства — типа) на его поверхности видны болезненные «жгучие пузырьки», из которых истекает «нарывная жидкость»; небольшое изъязвление покрыто пристающим экссудатом.

Тип Буры бывает представлен мелкими афтозными изъязвлениями, похожими на изъязвления типа Кантарис, но в этом случае рот больного крайне горяч и у больного отсутствует какое-либо возбуждение — общее нервное или генитальное. У больного отмечается только то небольшое нервное проявление, какое вообще характерно для субъекта типа Буры: когда он наклоняется кпереди или так смещает свое тело, что оно сгибается кпереди, у него немедленно начинает кружиться голова. Если тут речь идет о женщине, у нее со стороны генитальной может выявиться своеобразное расстройство — бели, но (это очень любопытно) горячие. При типе Белладонны горячими оказываются менструальные крови, но бели горячего ощущения не обнаруживали. Горячие бели — это признак, свойственный исключительно типу Буры.

Вернемся к нашему больному типа Кантарис и, предложив ему открыть рот, исследуем его глотку: она вздута, красна, на ее слизистой мы обнаруживаем то, что обнаруживали и на слизистой языка — «афтозные изъязвления», покрытые псевдомембранозным экссудатом», образованным пристающей слизью. С другой стороны, горло больного очень красно, «жгучее». Больной ощущает вкус перца или меди во рту и страдает интенсивным жжением. Его мучит жажда, но пить он не может. У него полное отвращение к жидкостям потому, что они вызывают у него «спазмы», и если он пытается что-либо проглотить, у него появляется «регургитация в нос». Спазмы и регургитации через нос при каждой попытке проглотить жидкость характерны для типа Кантарис. Можно понять применение этого средства при некоторых формах псевдомембранозной ангины.

Локализация в области кишечника. У больного с поражением кишечника мы находим все те же определенные пищеварительные расстройства: опухший язык, красный по краям, покрытый болезненными и жгущими пузырьками. В связи с этим есть основания полагать, что весь пищеварительный тракт — от самого рта до самого заднего прохода — полностью так же «жжет». Есть лишь еще одно средство (тип), характеризуемое таким ощущением общего жжения, показания к которому Нэш образно формулировал так: «двадцать пять футов кишечного жжения соответствуют Ирис верзиколор»; но в том случае затронутой оказывается и печень, у больного частыми оказываются мигрени с болями в области глаза. Вдобавок к этому, больной страдает болями в правом плече и в левом бедре и у него также отмечается понос, сопровождающийся жжением в области заднего прохода. Стул при типе Ирис желчный и жгучий, тогда как при типе Кантарис стул отчетливо дизентерийный.

Живот у субъекта типа Кантарис очень тимпаничен и болезнен, но главная его характеристика в особенности заключается во внешнем виде стула, весьма напоминающем мясные помои, стул содержит кровь и слизь. Всякий раз при дефекации больной страдает жжением в области заднего прохода и сильными тенезмами — не только ректальными, но и пузырными тоже, из-за чего у него постоянными являются позывы на мочеиспускание и на дефекацию: как правило, малоэффективные, но всегда сочетающиеся вместе (пузырные и ректальные тенезмы).

Одно средство (тип) обладает в точности такими же симптомами — это Меркуриус коррозивус (Сулема). Это тоже прекрасное средство при дизентерии. Больной типа Ртути обнаруживает понос не очень обильный, но с непрерывными рвотными желчными, зеленоватыми. При типе Кантарис этого не отмечается. При типе Ртути губы вздуты, чувствительны, десны черны, разрыхлены, кровоточивы; из них вытекает зловонная слюна. Слюнотечение сильно. Если язык и белого цвета в своем переднем отделе, он желтоват в заднем. Больной страдает от горького вкуса во рту, иногда с соленым привкусом. Он всегда лежит на спине с подогнутыми коленями: эта поза весьма своеобразна и присуща именно субъекту, подлежащему Сулеме.

Таким образом, имеется весьма большое различие между видом субъекта типа Кантарис и субъектом типа Меркуриус. Оно продолжается и в том, что при дизентерии типа Кантарис всегда соучаствует и мочевая система (частые позывы на мочеиспускание, а также воспаление всего древа мочевых путей). Это именно то воспаление, изучением которого мы сейчас займемся.

Больной с заболеванием мочевых путей

Мочевой пузырь может быть пораженным, а уретра при этом лишь затронутой,

В области мочевого пузыря. Отметим боли сильные, жгучие, сжимающие, с настойчивыми позывами на мочеиспускание; частыми, но безрезультатными. Большая характеристика состоит в том, что больной мочится лишь несколькими каплями мочи, а уже через 5 минут у него снова имеется позыв, на этот раз он выделяет несколько миллилитров — и все это возобновляется. Но всегда выделенное при каждом мочеиспускании количество мочи ничтожно — менее 50 мл — и при этом больной испытывает постоянный и невыносимый пузырный тенезм.

В области уретры. Боли очень сильны не только в области мочевого пузыря, но также в области уретры: это боли режущие, жгучие и держащиеся как перед мочеиспусканием, так и после него, и во время него. Эти боли длительны, и, можно сказать, что субъект типа Кантарис мучается всегда своим мочевым пузырем и уретрой без минуты передышки.

Целый ряд других средств (типов) обладает аналогичными признаками. Например, Туйя, но в этом случае субъект страдает главным образом к концу акта мочеиспускания, так как его беспокоит ощущение со стороны шейки мочевого пузыря. Другое средство (тип) обладает характерными показаниями: больной страдает только в промежутках между мочеиспусканиями и получает облегчение, напротив, во время акта мочеиспускания. (Не думайте, однако, что тут опять речь идет о классическом «парадоксальном средстве» — Игнации— нет!). Это обычно для женщин с частыми позывами на мочеиспускание. Она страдает так, точно что-то жгучее проходит у нее по мочеиспускательному каналу. У нее наступает облегчение не только от начала мочеиспускания, но и во время мочеиспускания. Это часто отмечается у новобрачных. И тут Стафизагрия прекрасно излечивает такого типа цисталгию.

Моча при типе Кантарис необильна, темного цвета, иной раз даже кровяниста, но в ней содержится меньшая примесь крови, чем при другом средстве (типе расстройств) — Теребинтине. При типе Кантарис имеют место боли в мочевом пузыре и в уретре, и в копчике. Существенные характеристики: у мужчины — болезненные и сильные эрекции; у женщины — очень большая чувствительность яичников; у обоих полов — значительное половое возбуждение.

Одно средство (тип) может быть сравнено с Кантарис — это Меркуриус коррозивус (Сулема — Хлорная ртуть).

Средство соответствует сильному болезненному изменению мочевого пузыря; боли при мочеиспускании часты, болезненны; жгучая моча проходит по капле, но одновременно имеет место уретрит с густым истечением — жгучим, зеленоватого цвета.

При типе Кантарис всегда имеют место симптомы цистита с мочой жгучей и кровянистой (как это имеет место в начальной стадии уретрита), но отсутствуют только что описанные симптомы (острого или хронического) истечения из уретры, отмечаемые при типе Меркуриус (Ртути).

Тип Теребинтина тоже оказывается представленным таким же симптомом — жжение при мочеиспускании; но больной не страдает перед мочеиспусканием, он страдает только во время мочеиспускания и немного после него, но значительно меньше, чем субъект типа Туйи. Большая характеристика Теребинтина заключается в том, что в моче появляется большое количество крови — порой мочится почти чистой кровью. Моча либо очень красна, либо почти черного цвета. Обычно такой вид моча приобретает не в пузыре, а еще в почках. Неудивительно, что при этом больного очень беспокоят боли в поясничной области. Общая склонность к кровоточивости у субъекта столь велика, что у него может отмечаться картина пурпуры.

Больной с поражением кожи

Действие Кантарис проявляется не только в слизистых, но также на коже, где можно обнаружить ту же форму высыпания: пузырчатую и нарывную. Эти пузырьки аналогичны тем, какие образуются после приложения нарывного пластыря или после ожога II–III степени. Тут тоже образуются кожные пузыри, в точности соответствующие болезненным изменениям на коже при типе Кантарис.

Кантарис также может быть полезным при некоторых формах экземы или герпеса — особенно при наличии жгущего и вызывающего экскориацию истечения. При наличии подобной сыпи можно подумать о пользе от Рус токсикодендрон, но у больного типа Рус токикодендрон имеется сильный зуд, тогда как при типе Кантарис такого зуда, можно сказать, нет — потому, что при типе Рус имеющийся зуд облегчается от расчесывания; при типе же Кантарис, если расчесывают зудящее место, растирают его и т. п. — это не приносит никакого облегчения.

Показания к назначению Кантарис снова находят в случаях рожистого воспаления, когда на коже появляются пузырьки, из которых сочится вызывающая жжение жидкость — раздражающая и причиняющая экскориации, особенно же при наличии фегеденической тенденции, с быстрым ее развитием в гангренозную форму. Наряду с больными пищеварительного, мочевого и кожного поражения нам надлежит описать тип страдающего плевритом. Действительно, Кантарис часто оказывается показанным тогда, когда они прогрессируют быстро. Пройдя стадию Брионии, больной начинает мочиться все меньше и меньше, одновременно выпота появляется все больше и больше: все развивается так (простите за вульгарное, но очень наглядное в данном случае сравнение), точно больной «мочится в собственную плевру). Кантарис соответствует именно такой очень быстрой эволюции выпота, который увеличивается тем больше, чем меньше мочи выходит у больного. Одновременно у больного отмечаются жгучие боли в груди, колотье в пораженном боку. И тогда развиваются симптомы если не настоящего цистита, то во всяком случае, циталгии, раздражения пузыря, во время которых больной страдает от постоянных болей — перед, во время и после мочеиспускания.

Мы знаем теперь лечебные применения Кантарис: псевдомембранозная ангина, дизентерия, циститы любой причины — гонококковые или колибациллярные; нефриты в их начале. Подобно Мышьяку и Теребинтине Кантарис может быть показанным при состояниях воспаления серозной оболочки и, в частности, плевры. Нужно вспомнить о том, что Кантарис может, наконец быть средством, показанным при кожных заболеваниях, особенно в тех случаях, когда это заболевание облекается в формы с привычными характеристиками ожога. При наличии перед нами больного с очень обширными ожогами — такими, последствием каких может стать конгестия внутренних органов (например, конгестия или воспаление почек), применение Кантарис позволяет избежать олигурии, анурии, нефритов и появления белка или цилиндров в моче. Разведение, в котором следует применять Кантарис, обычно 30-е; и, как только у больного наступит облегчение, следует уменьшить частоту приема этого средства.

Капсикум

Преобладающие характеристики

Лихорадка

Озноб начинается «в 5–6 часов вечера». Вначале появляется в области спины, далее локализуется в межлопаточной области. У больного возникает потребность приложить между лопатками что-либо горячее, так как у него возникает такое ощущение, точно у него в указанной области располагается что-то холодное. Вскоре это ощущение холода распространяете по всему телу; на протяжении этой стадии у больного отмечаете «очень сильная жажда». И, любопытно, всякий раз, как больной выпьет какую-либо жидкость, у него немедленно снова появляется вспышка озноба.

Одно средство обнаруживает аналогичную характеристику, вернее обладающую отдаленным сходством; всякий раз, когда больной мочится, его охватывает сильный озноб, потрясающий все тело — таков Ликоподий. Это показание к назначению этого средства одинаково часто встречается как у детей, так и у взрослых.

После стадии ознобов появляется стадия жара, на протяжении которой у больного типа Капсикум жажды больше нет. Эта стадия очень непродолжительна и быстро сменяется стадией потов, «едких и зловонных», особенно наступающих по ночам и обладающих одной особенностью — окрашивать белье в «желтый цвет.

В общем, озноб, жар, поты — все это не может считаться типичной характеристикой, но следует добавить к этому, что во всех трех указанных стадиях всегда наступает «улучшение от движения».

Вид больного

Внешне субъект типа Капсикум всегда «конгестионирован», однако, несмотря на то, что у него «нос и лицо красны», они «холодны». Это любопытная константа, которую нужно бы отметить.

Боли

Это всегда боли «сжимающие», они локализуются в глотке, в области носа, в груди, в мочевом пузыре, в уретре и в области прямой кишки. Кроме сжимающего характера, они обладают еще одним свойством — они «жгучие» и «разрывающие», обычно «ухудшаются от холодной воды», от холодных аппликаций и всегда облегчаются от тепла. Апис, напротив, всегда улучшается от холода и всегда ухудшается от тепла.

Боли при типе Капсикум проявляются в определенных областях: в области головы, ушей, в области бедер, колен и пяток. Именно в области пяток боли приобретают вполне своеобразный характер — ощущение «раздавливания».

Теперь нам известны преобладающие характеристики этого совсем небольшого средства, именуемого типом Капсикум. Изучим теперь те причины, какие приводят субъекта к развитию у него соответствующей картины симптомов.

Причины

Иногда это «конгестия», но гораздо чаще «воспаление». Больной типа Капсикум всегда является носителем острого воспаления в области глотки (ангина), тонкой кишки (Энтерит), трахеи с бронхами (трахеит и бронхит), уретры (уретрит) или уха (отит или периостит) и т. п.

Средство, показанное в промежуточной стадии: больной типа Капсикум никогда не предъявляет непосредственных признаков этого средства (типа), всегда отвечающих стадии вторичной — следующей за стадией Аконита или Белладонны. И всякий раз, когда признаки Капсикум проявляются, можно без ошибки утверждать, что в состоянии больного произошло какое-то ухудшение. Например, Капсикум часто оказывается показанным тогда, когда имеет место периостальное или даже костное поражение, наступающее вслед за острым отитом.

Клиническое исследование

Отит

Каковы проявления того отита, какой подлежит Капсикум? У больного происходит повышение температуры — достаточно внезапно, отмечается жажда во время озноба, ощущение холода в спине, вынуждающее больного просить дать ему припарку или электрогрелку для согревания; и у него болит голова — такое ощущение, точно череп вот-вот расколется (то ощущение усиливается от движения, так как только больной станет перемещаться, повернет голову, закашляется — немедленно ухудшается это ощущение «растрескивания головы». Еще одно средство (тип) обладает такой же характеристикой — это Бриония. Как только больной типа Брионии закашляется, сделает глубокий вдох или двинется, то ощущение раскалывания головы, которое особенно держится у него в затылочной области, усиливается. Всякий раз, как он хочет натужиться, чтобы сходить в туалет, немедленно же приложенное усилие отдает ему в голову, которая от этого болит еще сильней, чем раньше. И голова у такого больного болит не только тогда, когда у него отит; скорее уж сперва возникают боли в области уха, и особенно позади уха. Боли разрывающие, жгучие, всегда ухудшающиеся от холода и облегчающиеся от тепла. Укажем объективный признак: при исследовании (пальпации ретроаурикулярной области можно обнаружить в области сосцевидного отростка значительную чувствительность — даже тогда, когда настоящего мастоидита еще нет.

С другой стороны, больной испытывает ощущение жжения в горле — жжет точно туда попал перец. К этому присоединяется ощущение сжатия. «Жжение и сжатие» — таковы характеристики болей типа Капсикум. Это сжатие спастично. Когда больной хочет что-то проглотить, он как будто страдает несколько меньше, но ощущение спазматического сжатия усиливается в промежутке, между двумя актами глотания. Получается картина обратная тому спастическому сжатию, какое характеризует тип Белладонны, когда из-за боли субъект не в состоянии проглотить жидкость.

Глотка у субъекта типа Капсикум отличается темно-красной окраской. У больного отмечается жажда во время озноба, но в свою очередь озноб усиливается после питья (в этом одна из характеристик этого средства); нос и лицо у больного красны, хотя при прикосновении можно убедиться, что они холодны. Обычно тут речь идет о ребенке отупелом, который хочет, чтобы его оставили в покое, который наполовину спит. И только путем исследования удается дойти до того, что становится понятным то, что у него не только имеется головная боль в связи с конгестией, но что у него имеются и другие признаки острого воспаления, связанного с ухом.

Больной с поражением дыхательного тракта

Субъект типа Капсикум с заболеванием органов дыхания характеризуется систематическим кашлем, наступающим пароксизмами и, в свою очередь, отражающимся в отдаленных областях тела.

Такой кашель, находящий свое отражение в отдаленных областях тела, напоминает о типе Брионии, для которого характерен кашель, отдающий в голову, а также Дрозеры с кашлем, отдающим в область прикрепления диафрагмы или в живот. Когда больной типа Брионии кашляет, он держится за голову или за бок, так как он одновременно испытывает и колотье в боку; когда кашляет субъект типа Дрозеры, он держится за живот. Боль, отдающая в правое бедро, подлежит Каустикуму, одновременно с нею отмечается непроизвольное мочеиспускание.

Кашель у субъекта типа Капсикум отдает в голову, уши, грудь, мочевой пузырь, в колени и даже в отдаленные отделы дыхательного аппарата.

Еще один признак: когда больной дышит, выдыхаемый воздух представляется ему очень горячим, в то же время, он отличается запахом едким, зловонным. И дыхание больного тоже очень едкое, раздражающее. Если больной отхаркивает, мокрота его отличается характерным цветом: она грязно-коричневого цвета.

Таковы показания к выбору Капсикум при некоторых формах трахеита, затягивающегося у субъектов, подверженных конгестии.

Больной с поражением пищеварительного тракта

Клинически мы тут сталкиваемся с дизентерийным субъектом, у которого сразу же после приема пищи получается вздутие живота, а также после приема пищи последовательно развивается ряд феноменов, очень интересных и легко запоминающихся.

Сперва появляются желудочные боли, отличающиеся обычными характеристиками Капсикума: это боли жгучие и сжимающие, сопровождаются спазмами и особенно коликами — периумбиликальными коликами, принимающими форму щипающих болей.

Далее — стул: он состоит из смеси слизи и крови. После дефекации остаются тенезмы (что само по себе не является характерным), но особенно бросается в глаза то, что при этом у больного всегда бывает жажда. И тут мы обращаем внимание на то, что у субъекта типа Капсикум жажда отмечается при всех болезненных проявлениях: жажда после озноба, жажда после дефекации и т. п. Равным образом выступает другой любопытный симптом: озноб после того, как выпьет.

У больного типа Капсикум также могут встретиться геморроидальные узлы с колющими болями, с жжением и сжиманием, сопровождаемым сильным зудом. Имеется истечение слизи и крови. Если Капсикум может быть показанным при дизентерии, он также может быть показан при лечении геморроя.

Больной с заболеванием мочевой системы

Больной с заболеванием мочевых путей обнаруживает раздражение и воспаление слизистой уретры, выдающее себя очень густым желтоватым истечением, которое в Материа медика обычно именуют «сливкообразным». В момент мочеиспускания больного мучит жжение, а кроме того появляется ощущение сжатия со стороны шейки мочевого пузыря. Боли жгучие и сжимающие. Потребность в очень частом мочеиспускании, но эти позывы часто оказываются неэффективными; и так получаются тенезмы со стороны мочевого пузыря со своеобразным ощущением, присущим только типу Капсикум: «ощущение холода в области мошонки».

Интересное замечание: все острые воспаления или конгестивные вспышки, подлежащие Капсикум, сопровождаются всегда ощущением холода: нос и лицо очень красные, на ощупь всегда холодные. Если у больного уретрит с болями в области яичек, мошонка у него на ощупь крайне холодна. В то же время, у субъекта может иметь место повышение температуры тела с жаждой и ознобом после того, как он что-либо выпьет.

При изучении типа Капсикум запомните его преобладающие характеристики и думайте о перце (Капсикум — это и есть стручковый перец), который вызывает колотье, боли и всегда вызывает жажду. При всех проявлениях типа Капсикум мы всегда находим жжение и колотье, сжимающие боли, пузырные тенезмы и тенезмы заднего прохода. Кроме того, жажду, сопровождаемую ознобами. Одна своеобразная связь объединяет ознобы и жажду, поскольку ознобы усиливаются именно после того, как больной выпьет какой-нибудь жидкости.

Но если эффекты типа Капсикум вообще интересно наблюдать при любом раздражении или воспалении (ангине или кашле; геморрое или дизентерии, отите или уретрите), следует основательно подумать о том, что этот эффект, в том числе и лечебный тоже, оказывается наиболее важным при острых отитах. Капсикум является наилучшим средством, которым располагают гомеопаты для того, чтобы воспрепятствовать локализации процесса на сосцевидном отростке и для того, чтобы помешать развитию мастоидита.

Колоцинт

Преобладающие характеристики

Характерные черты

Боли. Боли «крайне сильны». Они вызывают у больного крики. Он стонет, жалуется и особенно «возбуждается». Следует отметить, что эти крайне сильные боли сопровождаются возбуждением. Это возбуждение немного напоминает возбуждение типа Хамомиллы: субъект не может усидеть на месте, он мечется из стороны в сторону. Боли у него схваткообразные, перемежающиеся спазмами, проявляющиеся прерывистым образом, но с очень сближенными интервалами, не оставляющими больному передышки. Из-за этого больной не может оставаться в покое, так как ему не удается сразу найти подходящую и дающую ему облегчение позу. А поза эта всегда одна и та же: «сгибание» (вперед). Как только больной расслабит свои мышцы, он чувствует себя лучше. Например, если он страдает животом, он наклоняется вперед; если у него болит нога или седалищный нерв, он подгибает ногу к туловищу.

Небольшой признак, замечательный тем, что он позволяет характеризовать боли типа Колоцинта: болезненная область «точно сжимается железной полосой». В общем, это такое же проявление, как и при типе Кактуса — только там «полоса» («обруч») кажется охватывающим сердце: получается такое ощущение, точно болезненную область сжимает железная рука или какая-то очень тугая повязка. Это сдавление особенно выражено бывает в области нижних конечностей и именно в области голени (ишалгия).

Постоянное ухудшение болей типа Колоцинта создается разгибанием конечности или туловища. Облегчение всегда достигается за счет «сгибания», далее «от сильного сжатия», твердого сдавления и, наконец «от жара». Таковы модальности, соответствующие боли типа Колоцинта.

Локализация болей

Боли типа Колоцинта могут наблюдаться в любой области тела. Однако чаще всего их находят в области лица, живота и конечностей.

Боли в области лица

Нужно хорошо запомнить то, что боли Колоцинта всегда стоят в связи с чисто невралгическим проявлением и что они обычно нс сопровождаются воспалительным поражением. Нет никаких лихорадочных проявлений в этом средстве (типе). И, фактически, нам никогда не приходится наблюдать развития воспаления. Колоцинт подходит для лечения скорее невралгий, чем невритов.

Левосторонняя надглазничная невралгия. Сопровождается ощущением тяжести, колотья, дергания. Всегда облегчается от тепла, от сильного давления. Боль не заявляет о себе постоянным образом. Она появляется следующими одна за другой, «волнами». Эти невралгические приступы могут даже носить периодический характер.

Невралгия лицевых нервных ветвей. Она сопровождается стреляющими болями, тянущими и дергающими, распространяющимися по всему лицу: к уху, к носу, к вискам, ко рту, к зубам. Обычно эта невралгия бывает «более выражена на левой стороне». Но вместо того, чтобы (как в выше приведенном случае) ограничиваться одним лишь надглазничным нервом левой стороны, она распространяется на все нервные стволы и разветвления на лице, как на поверхностные, так и глубокие.

Большая характеристика лицевой невралгии типа Колоцинта заключается в ее локализации на левой стороне лица. Имеются еще другие средства (типы), связанные с лицевыми невралгиями: такова, например, Белладонна. Но Белладонна больше подходит к правосторонним невралгиям. Кроме того, тепло не только не успокаивает невралгии типа Белладонны, а даже усиливает ее. Но только холодные аппликации приносят больному облегчение. Наконец, при типе Белладонны имеет место краснота лица, приливы конгестии, ощущение распространенной теплоты по всей голове; имеется также конгестия глаз («наливаются кровью»). Напомним и о том, что больному всегда становится хуже от малейшего движения, особенно от толчка.

Еще два других средства могут быть полезными при стреляющих невралгиях лица: Фосфорнокислая магнезия и Углекислая магнезия. Из них первая соответствует правосторонней невралгии, при этом боли всегда точно следуют по ходу нервных стволов, очень быстро по своему течению — «молниеносны», как электрические разряды всегда вызываются или ухудшаются от холода, например, от мытья лица холодной водой. Непосредственно с момента своего возникновения эти боли очень; сильны. Всегда облегчаются от тепла и от давления, что также составляет две существенные модальности улучшения при типе Колоцинта. Но, кроме того, при типе фосфорнокислого магния отмечается один небольшой признак, отсутствующий при типу Колоцинта: это небольшие мышечные подергивания на лице («болезненный тик», прозопалгия). И подобно тому, как Колоцинт может быть показан при левосторонних невралгиях лица, точно так же Магний фосфорнокислый является вполне показанным и при «болезненном тике» правой стороны, сочетании болей со спастическими сокращениями мышц лица.

Магний углекислый значительно больше приближается к Колоцинту с точки зрения левосторонней локализации болей. Они тоже следуют по ходу нервных стволов. Подобно болям типа Фосфорнокислого магния боли типа Углекислого магния молниеносны по своему течению наподобие электрических разрядов и сопровождаются ощущением пощипывания. Локализуются в скуловой области или иррадиируют в нее. Скуловая область является избранной для невралгий, подлежащих этому средству. С другой стороны, невралгии типа Углекислого, магния наступают преимущественно по ночам, вынуждая больного встать с постели, т. к. от движения (ходьбы по комнате) он получает некоторое облегчение. И при этом он часто проделывает достаточно своеобразный жест: поднимается, хватается за голову обеими руками и раскачивает ее, что несколько облегчает его удручающие боли.

Боли в области живота

Они могут быть желудочными, периумбиликальными или в подвздошной области:

— желудочные боли — тут мы снова находим ощущение сжатия тугой повязкой;

— периумбиликальные боли — они пароксизмальные. Мы сейчас займемся более внимательным их изучением. Они вынуждают больного сгибаться вдвое;

— боли в подвздошной области — они преимущественно локализуются слева. Часто оказываются связанными с невралгией левого яичника.

Боли в конечностях

Что касается болей, существующих в области конечностей, то они сравнимы с «судорогами» (тоническими). Это болезненные (тонические) судороги, могущие возникать в любой мышце, но особенно часто в дельтовидной и притом, преимущественно, в правой дельтовидной мышце. Но, равным образом, бывают и болезненные судороги в области бедра. И тогда больной жалуется на своеобразное ощущение: «точно бедро заковано в какой-то ригидный аппарат», точно сжато железными обручами.

Таким образом, во всех проявлениях типа Колоципта мы всегда снова находим все тот же небольшой симптом, ясно свойственный этому средству (типу). Его можно отметить еще только при двух других средствах (типах): Анакардии (ощущение сжатия пониже колена) и Каустик (иногда возникает ощущение анкилоза и сжатия в области суставов).

Больной типа Колоцинта страдает также болями в правой ягодице — верхнем отделе бедра. Тут у больного появляется такое ощущение «точно бедро укоротилось», точно поясничная мышца оказалась слишком короткой. Больной спастически сокращает свою конечность. Он испытывает боли при ходьбе и хромает.

Наконец, отметим невралгию левого седалищного нерва, при которой Колоцинт оказывается прекрасным средством. Она проявляется в бедре: в области ягодиц или в подколенной ямке, а также по ходу наружной ветви седалищного нерва в подколенной ямке (малоберцового нерва?). Тут большой характеристикой является то, что наступает «облегчение от сгибания и ухудшение от разгибания».

На это можно (не без основания) возразить, что это не является характеристикой. Можно напомнить о признаке Ласега: «больной чувствует себя значительно лучше, когда сгибает ногу и гораздо хуже, когда ее выпрямляет. Но тут выступает еще второй малый симптом: всякий раз, когда производят сжатие по ходу седалищного нерва, больной получает облегчение. Это облегчение от сдавления напоминает о модальности, типичной для Брионии. К тому же, больной типа Колоцинта всегда принимает в постели одну и ту же позу: он лежит на больной стороне. При ишалгии он подгибает ногу к животу (поза легавой собаки); и лежит на левом боку, так как обычно тут имеется та самая левосторонняя ишалгия, какая подлежит Колоцинту. Добавим к этому то, что больной всегда получает облегчение от тепла.

Последняя черта болей: они сопровождаются ощущением «онемения». Нельзя сказать, чтобы это было существенной характеристикой болей типа Колоцинта. Такой же феномен мы находим при типах Рус токсикодендрон и Гнафалиум. Онемение всегда сопровождает болезненные проявления Колоцинта; что позволяет провести дифференциальный диагноз между болями типа Хамомиллы (чередование болей и онемения) и Колоцинта (боли и онемение сосуществуют одновременно).

Отметим тут еще одну существенную характеристику болей типа Колоцинта: левосторонняя латеральность. Все при этом слева: надглазничная невралгия, лицевая невралгия, боли в подвздошной области, боли в бедре, ишалгия. И только периумбиликальные боли локализуются точно по середине живота. Нет оснований говорить о том, что они более выражены с какой-нибудь одной стороны.

Обычные причины

Прежде всего, холод. Как только субъект подвергся действию холода, у него появляется ишалгия или колика. Вот так, при восхождении на гору, больной может простудиться, проходя вблизи ледника, и это немедленно вызывает у него периумбиликальные (очень болезненные) колики.

Далее, гнев. Он может вызывать очень болезненные физические ощущения. Я не утверждаю, что это именно гнев вызывает ишалгию, но нередко можно бывает отметить у нервного субъекта (с «судорожным кольцом» на радужке) после приступа гнева появление периумбиликальных болей и сухих колик.

Клиническое исследование

Больной с поражением органов пищеварения

Это самый обычный больной типа Колоцинта, чаще всего встречающийся. Как он себя проявляет? В очень тяжелом виде: лежит в позе легавой собаки, согнувшись вдвое и сильно нажимая руками на ту область, где ощущает боли. Нередко у него на животе лежит грелка с горячей водой, которую он сильно прижимает к животу. Он непрерывно стонет, испускает непрерывные жалобы. При исследовании он не отвечает, или же отвечает угрюмо, мрачно. Не соглашается повернуться для того, чтобы его можно было лучше исследовать. И это хорошо понятно, так как он уже добрый час или даже два выискивал себе удобную позу и, наконец, нашел такую, сжимаясь в комок, используя для этого все свои сгибательные мышцы. И вот теперь, когда он наконец страдает немного меньше прежнего, он не хочет двинуться, прекрасно зная, что при малейшем движении его боль возобновится. Он посылает ко всем чертям врача, приговаривая: «У меня температура не повышена, у меня ничего не болит, все уже прошло». Если он впадал в приступ гнева в недавно прошедшие часы, он отнюдь не склонен рассказывать об этом.

Это больной, у которого, действительно, нет никаких функциональных расстройств, температура нормальна, пульс слегка учащен. Нет поноса, есть лишь легкий запор. Если он пытается сходить на низ, ему с трудом удается изгнать очень небольшое количество кала, а скорее всего лишь немного газов (что дает ему быстропроходящее облегчение).

Чтобы лучше иллюстрировать использование Колоцинта, приведу один факт. Во время прохождения военной службы я был прикомандирован в качестве второго врача к горно-артиллерийской батарее (тогда две такие батареи осуществляли маневр со стороны Планэ); у нас во главе находился майор артиллерии, не очень любезный. Как-то раз ночью он вдруг заболел. Меня разыскали. Знаком я с ним не был. Я увидел мужчину, лежащего точно в том положении, какое я только что описал: согнувшегося вдвое, с головой, повернутой к стене. Когда я прикоснулся к нему для исследования, он ругаясь послал меня…, заявляя, что предпочитает не дать сделать себя более больным, чем он есть. Положение лично для меня осложнялось тем, что (будучи уже гомеопатом), уезжая из Альбервиля шесть недель тому назад, я почти все вытащил из своего вещевого мешка и мед. сумки, захватив с собой лишь небольшую связку гомеопатических лекарств. Я сказал бравому майору: «Я сделаю вам припарку с настойкой опия, чтобы дать вам облегчение». Но тут он начал ругаться во всю и снова поворачиваясь к стенке, крикнул мне: «Убирайтесь!» Ах, если бы у меня был Колоцинт, я быстро выздоровел бы!». Я немедленно дал ему это средство. Уже через пару минут после этого ему стало лучше. А через час он получил полное облегчение. И мы с ним провели часть ночи за мирным обсуждением пользы гомеопатии.

Возвратимся к «пищеварительному больному типа Колоцинта» и к предъявляемым им признакам. Расспросим его. Он пожалуется на то, что у него очень плохой вкус во рту — горький вкус. Язык у него очень красен, желудок точно сжимает, живот вздут, болезнен. И тут можно найти боли двух видов:

«Распространенные боли», крайне сильные и схваткообразные; прерывистые схватки, приходящие как бы волнами, следующими одна за другой. Больной рассказывает, что у него получается такое ощущение, точно его кишку сжимает камнями. Такие боли типа Колоцинта нужно знать, так как не столь редко случается встретить таких больных, которые не жалуются на периумбиликальные колики, а жалуются на боли, распространяющиеся по всему животу — с таким ощущением, точно плотно прижатые один к другому камни сжимают кишку. И нет оснований отказываться от назначения Колоцинта только на том основании, что у больного отсутствуют («классические») периумбиликальные боли.

Есть только одно средство (тип), с которым можно бы спутать эту картину: это Коккулюс. Действительно, в Материа медика можно найти следующую характеристику Кукольвана: больной жалуется на живот, точно он набит камнями с острыми краями, ущемляющими кишки и раздирающими их. Все же это несколько иная разновидность боли; и можно долго изощрять свою проницательность в стремлении как-то различить эти два разных ощущения, хотя и очень близких одно другому, если бы не имелось еще других симптомов, позволяющих осуществить немедленный диагноз. При типе Коккулюс живот очень вздут, имеется значительный тимпанит. Такое вздутие наступает ночью внезапно. Больной не возбужден, однако не может найти себе места; и тогда как больной типа Колоцинта через некоторое время таки находит себе удобную позу (позу легавой собаки, лежащей на боку — чаще, левом, с грелкой, которую он судорожно прижимает к животу), больной типа Коккулюс испробует одно место, потом другое — и не может найти себе места (позу), могущего принести облегчение болей. А субъекта типа Колоцинта легко узнать по его типичной позе (и поведению в связи с нею).

Наряду с распространенными болями, субъект типа Колоцинта обнаруживает пресловутые «периумбиликальные боли» — пароксизмами, вынуждающими больного сгибаться вдвое, опираясь на что-нибудь твердое вроде спинки стула, рамы кровати или упирать кулак себе в живот. Такая боль возникает после трех легко распознаваемых причин: после воздействия холода (так было с упомянутым Майором, который забыл надеть свой пояс и из-за этого промерз на вершине холма, на котором он проводил занятия с офицерами); после того, как съедят что-то неудобоваримое: картофель (Алюмина), мороженое или холодное молоко, когда разгорячен; наконец, после приступа сильного гнева.

Эти боли сопровождаются небольшим феноменом: больной хочет изгнать стул, но не в состоянии это сделать. Если же стул получается, то он получается водянистым, желтоватым, с затхлым запахом. Но гораздо чаще больному удается вытолкнуть некоторое количество газов, что дает ему временное облегчение, но вскоре боли возобновляются, всегда вынуждая больного сгибаться вдвое и опираться животом на что-то твердое. Нужно отметить, что боли производят пароксизмами, что их интенсивность возрастает и что они доводят больного до приступов тошноты или рвоты. Одновременно индивид оказывается крайне возбужденным, но может быть спокойным, и мечется то в одну сторону, то в другую. Боли настолько сильны, что вызывают у больного стоны и крики (Хамомилла).

Изучим те средства (типы), какие можно сравнить с картиной типа Колоцинта в моменты его болевых проявлений.

Первым делом на ум приходит Фосфорнокислый магний, в общем, являющийся хронической формой Колоцинта. Для обоих этих типов характерны в точности одинаковые боли, вызываемые воздействием холода и облегчающиеся от тепла. Однако, при типе Фосфорнокислого магния имеет место небольшая модальность не выраженная при типе Колоцинта: боли облегчаются от растирания.

Можно назвать лишь еще одно средство (тип) с таким же облегчением болей от растирания: это Подофилиум. Но при этом последнем типе боли ясно локализуются в области печени — увеличенной и конгестированной; стул желтоватый изгоняется внезапно (сильной струей) утром, и при том все утро, несколько раз. И тогда больной начинает сильно растирать область печени. В общем, Подофилиум — это боль локализованная (явно печеночная), тогда как боль типа Фосфорнокислого магния, где бы она ни локализовалась и каким бы ни был ее характер, всегда облегчается от тепла, давления и растирания. У больного бывает изрядно выражен тимпанит, напоминающий тимпанит при типе Коккулюс. Но можно провести одно различие между этими двумя типами болей: больной типа Магния фосфорнокислого вынужден бывает ходить, чтобы получить возможность изгнать некоторое количество газов и получить от этого облегчение, а больной типа Коккулюс все меняет положение, пытаясь найти такое, какое его облегчило бы, и не находит такого! Больной типа Колоцинта сгибается вдвое и сильно упирается руками в живот. Наконец, укажем на небольшой признак, принадлежащий Фосфорнокислой магнезии: больной может мучиться спазмами в области желудка, но язык его всегда остается чистым.

С Колоцинтом можно сравнить еще некоторые другие средства (типы): главным образом, Медь. Медь — это, по преимуществу, противосудорожное средство: при самых сильных судорогах, возникающих периодически и сопровождаемых тошнотой и рвотой; такие судороги обычно возникают по ходу таких инфекций, как холера, или после охлаждения. Живот при этом всегда напряжен, но (это интересная характеристика!) горяч как живот больного типа Белладонны. Больной тоже получает облегчение от сгибания вдвое, как при типе Колоцинта; у него не отмечается того ухудшения от сотрясения, как при типе Белладонны, ухудшение лишь от дотрагивания до живота. Можно указать еще на другие малые симптомы: мышцы живота очень болезненны при малейшем движении, так как они очень утомлены от судорог, возникающих поминутно. Перемежающиеся колики облегчаются внезапно, как только у больного наступает стул; они возобновляются, примерно, через час после стула, но во всяком случае не так скоро, как при типе Колоцинта, при котором передышка — промежуток между коликами длится лишь несколько минут. Наконец, при типе Меди понос очень обилен, водянист, силен, с очень настойчивыми позывами, сопровождаемыми типичными болями: схватками, перемежающимися и очень болезненными.

Другим средством (типом) при картине спазмов является Вератрум альбум (Белая чемерица). У больного сильные колики, схваткообразные боли, тоже облегчающиеся от сгибания вдвое. Как при типе Меди имеет место понос, но он очень обилен, наступает по ночам, сопровождается тошнотами и рвотами, за ним следует холодный пот — главным образом в области головы и лба. За каждой коликой следует период значительной слабости.

Медь (как и Вератрум альбум), оба используются в качестве лекарств при холере. Но в то время, как при типе Меди у больного имеется ощущение жара в животе при типе Вератрум альбум больной ощущает холод в животе, такое ощущение, какое отмечается еще при двух других средствах (типах): Колхикум и Табакум; но тут оно не столь интенсивно, как при типе Белой чемерицы, особенно в тех случаях, когда у больного имеются на лицо две характеристики этого средства (типа): схватки и понос.

Наконец, упомянем о Диоскорее. Тут у больного имеются крайне сильные колики с ощущением скручивания (кишок). Это ощущение скручивания возникает в виде регулярных пароксизмов. Диоскорея — единственное средство, подходящее при тех болях в желудке и вообще в животе, которые приходят в регулярные моменты.

Колоцинт, Медь, Вератрум альбум всегда сопровождаются перемежающимися болями или прерывистыми спазмами; тогда как при типе Диоскореа боли всегда регулярны; приходят в форме регулярных пароксизмов с таким ощущением, точно кишки скручивают мощной рукой. Любопытная вещь: если больной нагибается вперед, ему становится значительно хуже.

Тут мы встречаемся с модальностью, прямопротивоположной модальности Колоцинта. Напротив, больной должен изогнуться назад или держаться совершенно прямо, чтобы дать облегчение своему животу. Именно при форсированном разгибании больной типа Диоскореи получает облегчение, тогда как при всех до сих пор рассмотренных средствах (типах) облегчение всегда получалось от очень сильного сгибания. Не забывать и о второй характеристике Диоскореи: регулярность болевых приступов.

Для полноты могу назвать еще два средства (типа): Хамомилла и Стафизагрия, для которых характерны боли главным образом после приступа гнева. Боли типа Ромашки облегчаются от тепла, а также от движения (например, когда ребенка носят на руках или катают в коляске). Боли типа Стафизагри и, определяемые приступом гнева, облегчаются от тепла, от покоя, от лежания в постели ночью.

Используя синдром Колоцинта, мы можем дать клиническое описание тех желудочных расстройств и энтеритов, какие подлежат Колоцинту, но это вынудило бы нас к новым повторениям сказанного. Достаточно напомнить о том, что тут мы очень редко имеем дело с воспалительными заболеваниями, а гораздо чаще с невралгиями, с болями со схватками. При типе Колоцинта не бывает лихорадочных проявлений.

Почечная колика

Почечная колика типа Колоцинта проявляется теми же ранее описанными болями в животе — разлитыми или локализующимися в околопупочной области. Они вынуждают больного принимать характерную позу Колоцинта: сгибание вдвое в постели наподобие легавой собаки.

К этим обычным симптомам добавляется еще другой признак: у больного часты позывы на мочеиспускание, а при мочеиспускании он страдает от ощущения жжения. Моча мутна, густа, вязка, зловонна. Обычно, почечная колика развивается слева. Нужно хорошо помнить о том, что моча может быть мутной, густой, вязкой и зловонной, так как показания при типе Колоцинта выступают при некоторых формах острого колибациллоза. Рассмотрим больного, который является носителем камня левой почки и одновременно колибациллярной инфекции. У него почечная колика сопровождается повышением температуры. Тут мы усматриваем возможность дать ему дозу Колибациллина 30 и продолжить лечение при помощи Колоцинта и Формика руфа (Красный муравей), так как тут Колоцинт показан не только болевыми чертами страдания, но также и характеристиками мочи.

Дисменоррея

Дисменоррея типа Колоцинта проявляется болями такого же рода: боли, вынуждающие больную сгибаться вдвое или принимать другую позу, являющуюся для нее более естественной: поджимание бедер к животу. И она укладывается в позу легавой собаки в постели, лежа на боку — и так как обычно болит левый яичник, она обычно лежит на левом боку. Боли в левом яичнике нередко бывают острыми, пронизывающими, тянущими. Больная пытается облегчить их тем, что занимает положение сгибания, приносящее ей облегчение. Но ее всегда отличает крайнее беспокойство, из-за которого она не может добиться успокоения своих болей.

Ишалгия (боли по ходу седалищного нерва)

Боль обычно локализуется с левой стороны. «Обычно» — говорится потому, что если все же мы найдем показания к назначению Колоцинта при правосторонней ишалгии, не следует только из-за этого отказываться от помощи хорошего средства. И вообще, не следует делить средства на правые и левые, так как в том случае, если при правосторонних симптомах мы найдем характерные показания к назначению средства с левой латеральностью, нужно давать его без колебаний. И вот так Колоцинт может оказаться показанным при аппендикулярных болях — при том однако условии, что они обнаружат обычные характеристики типа Колоцинта.

Левосторонняя ишалгия типа Колоцинта обычно является тяжелой ишалгией: боль всегда сопровождается онемением или же ощущением сильного пареза. Больной обнаруживает настоящую функциональную неспособность, так как не в состоянии распоряжаться своей конечностью. Он также испытывает такое ощущение, точно ягодицу сжимает железными тисками. Болезненная область точно сжимается железным обручем. Мышцы сокращены, ригидны. Что касается болей, то они облекаются в такие отличительные формы: это боль острая, стреляющая, появляется и исчезает внезапно; это боль перемежающаяся, но возникающая, преимущественно, по ночам, как только больной пожелает пошевельнуться, и всегда ухудшается от холода. Больной старается укутать потеплее свою больную ногу, так как от тепла получает облегчение. Равным образом он получает значительное облегчение от сгибания ноги. И потому он принимает характерную позу легавой собаки, лежа на больном боку.

Хорошо запомним, что проявления типа Колоцинта сопровождаются онемением. Еще два средства (типа) обладают тем же признаком онемения — это Аконит и Гнафалий.

Ишалгия типа Аконита, подобно всем невралгиям этого типа, возникает внезапно после воздействия холодного и сухого ветра. Больной вдруг ночью, внезапно, чувствует боль. Одновременно отмечается онемение всей болезненной области, ползание мурашек по всей ноге, у него появляется ощущение похолодания стоп, «ледяные стопы», особенно в области пальцев. Наконец, больной возбужден, тревожен. Его тревожит, что с ним станет и он с тревогой зовет к себе врача.

Боли в области седалищного нерва типа Гнафалия длительны, стойки, тогда как боли типа Колоцинта возникают и исчезают внезапно, последовательными волнами. Боли типа Гнафалия стойки, очень интенсивны и сопровождаются ощущением онемения всей пораженной конечности. Больной значительно хуже чувствует себя тогда, когда лежит, когда двигается или ходит. Облегчение ему приносит только одна поза — сидячая. Это такая характеристика, какая принадлежит ему полностью и на правах собственности, а кроме того, вообще легко вспомнить об этом средстве (типе) и его клиническом проявлении: боль немедленно исчезает, как только больной сядет.

Существует еще одно небольшое средство (тип) левосторонней ишалгии, не упоминаемое в Материа медика, но обычно дающее хорошие результаты — это Стиллингия. Я полагаю, что тут мы имеем дело с больным, обнаруживающим левостороннюю ишалгию без хорошо обозначенной характеристики данного типа. И тут нужно думать о Гнафалий, Колоцинте и т. д. Однако, изучая эти средства (типы), мы не найдем никаких характеристик клинических или симптоматических проявлений. Но если внимательно наблюдая субъекта, мы обнаружим у него признаки старой специфической наследственности или же приобретенного сифилиса, тогда Стиллингия окажет нам услуги. Это поистине средство при левосторонней ишалгии у сифилитиков или наследственных сифилитиков. Его нетрудно отличить от Колоцинта именно потому, что Колоцинт всегда обнаруживает ясные характеристики: схваткообразные боли перемежающегося характера, возбуждение, облегчение от сгибания, от сильного сдавливания и ухудшение от разгибаний и от холода.

Психика

В заключение хочется сказать пару слов о психике при типе Колоцинта. Но существует ли таковая в действительности? Уточнить это в общем нелегко. Можно сказать, что существуют такие индивиды, какие более склонны к развитию у них описанных выше проявлений Колоцинта, чем другие, но в действительности не существует совершенно ясных признаков психики данного типа.

В Материа медика указывается, что субъект типа Колоцинта очень раздражителен, что он склонен к дурным настроениям, что он все воспринимает в дурную сторону (в дурном смысле для себя), что он отвечает очень неохотно, но это естественно — ведь он сильно страдает. Когда у больного сильнейшие периумбиликальные колики, сгибающие его вдвое, было бы очень удивительно, если бы в своем обращении он был любезным и довольным.

Говорят еще, что он легко впадает в гнев. Да, это так! Но у него этот гнев определяет возникновение невралгических расстройств; тогда как у субъекта типа Хамомиллы гнев вызывает в первую очередь понос и другие пищеварительные расстройства и даже лихорадочные проявления. При типе Колоцинта преобладающими всегда оказываются проявления болезненности. Вспышки гнева проявляют себя у субъекта типа Колоцинта либо появлением невралгий — лицевых или со стороны живота, либо в форме характерных периумбиликальных колик. Значительно реже гнев вызывает у субъекта почечную колику или ишалгию.

(Снова напоминаю о прекрасном — литературно-картинном и иллюстрированном рядом очень наглядных, шаржированных иллюстраций — описании поведения и лечения приступа колики в животе типа Колоцинта под влиянием двойного этиологического воздействия — вспышки гнева и купания в холодной воде, приводимом в детской книге В. Буша «Макс и Мориц» — та проказа, в которой рассказывается о вспыльчивом портном Бэке: описание картинное и классическое, какие в художественной литературе не столь часты!).

Креозот

Преобладающие характеристики

Жгучие боли

Они «очень живые», острые, «жгущие, точно огнем», одновременно сопровождаются известным возбуждением больного и раздражительностью. Они всегда ухудшаются от холода. И по временам облегчаются от тепла, без того, однако, чтобы эта последняя модальность (облегчение от тепла) представляла собою характеристику очень заметную. Эти боли локализуются в любой области тела.

В частности, в области век у больного могут обнаруживаться жжения, при этом веки оказываются «склеенными» по утрам, они красны, вздуты, жгут.

В области желудка после приема пищи. Больной испытывает ощущение переполнения и одновременно жжения. Все это наступает немедленно после приема пищи, все это сопровождается тошнотами и рвотами, всегда жгучими, кислыми, вызывающими ощущение жжения во рту.

В области груди субъект равным образом ощущает жгучие боли, сопровождаемые кашлем (например, по ходу заболевания бронхитом).

В области мочевого пузыря и уретры больного очень тяготят настойчивые позывы на мочеиспускание, равным образом сопровождаемые жжением; они особенно проявляются во время мочеиспускания и непосредственно после него.

У женщины отмечаются в области влагалища и вульвы, между губами. Жжения, сопровождаемые невыносимыми (разъедающими) зудами. Впрочем, местное раздражение вызывается постоянным образом белями, всегда разъедающими и раздражающими.

И в качестве последнего места, где мы опять находим жжения, свойственные типу Креозота, укажем подошвы стоп. Больной испытывает ощущение невыносимого жжения, вынуждающее его по ночам выискивать для стоп «прохладного места» (Сера).

Креозот — это средство (тип), характеризуемое сильным жжением (точно раскаленным углем, точно огнем). С какими же другими средствами (типами) его можно сравнить?

Жжение типа Мышьяка такое, точно к вызывающей боль области прилагают раскаленный уголь. Но, любопытно! Это жжение прекращается или ослабевает тогда, когда больной опускает ту часть тела, которая болит, в горячую воду или прикладывает к ней горячую грелку. С другой стороны, у субъекта типа Мышьяка всегда отмечается возбуждение, сопровождаемое беспокойством: у больного появляется страх смерти, боязнь очень тяжелого заболевания, неизлечимой болезни. Одновременно отмечается сильная жажда, более всего выраженная между 1 и 3 часами ночи (но не только жажда имеет эту временную характеристику, а и ряд других симптомов). И как известно, именно такое почасовое расписание всех тех осложнений, какие наиболее характерны для данного типа: именно между 1 и 3 часами ночи у больного бывают выражены возбуждение, ощущение жжения и жажда.

Не забывайте о том, что больной типа Мышьяка всегда обнаруживает страдания периодические: так, например, он страдает через день, или даже в один и тот же день он может чувствовать себя хорошо утром и гораздо хуже к вечеру.

Жжения типа Антрацина всегда стоят в связи с тяжелым поражением кожи (абсцесс, фурункул или карбункул), или с таким лимфангоитом, какой прогрессирует очень быстро и по ходу которого возникают септицемические происшествия. Жжения типа Антрацина особенно невыносимы. При них всегда имеется тенденция к гангрене и к крайне тяжелому быстрому развитию. (Характерно для Сибирской язвы).

Тарентула кубензис (Кубинский тарантул) характеризуется невыносимым жжением, сопровождаемым также ощущением колотья. У больного есть лишь один способ получить облегчение — это вдыхать табачный дым, курить. И тогда ему сразу же становится легче. Другим источником облегчения является ходьба. При наличии повышения температуры и при утомлении он все же получает облегчение от ходьбы. Местно отмечаются два объективных признака, типичных для Кубинского тарантула — это затвердение в областях поражения и синеватое окрашивание этого затвердения.

Но ощущения жжения могут также стоять в связи с общим плохим состоянием. И Сера является в таких случаях первым средством. У Серы и Креозота имеется одна небольшая аналогичная характеристика, на которую я уже обращал внимание выше: ощущение жжения в области подошв стоп, побуждающее выискивать для них прохладное местечко в постели. Но при типе Серы отмечаются жгучие боли повсюду, а не только в тех областях, какие указаны выше для типа Креозота: при типе Серы отмечаются жжения в конечностях, в области живота, вообще в любой области тела. И это жжение всегда ухудшается от тепла. Этот диагностический признак позволяет легко провести дифференциальный диагноз между типами Серы и типами Мышьяка и Креозота, при которых как раз отмечается улучшение от тепла. При типе Серы также отмечается ухудшение от мытья, и, наконец отмечается интенсивная краснота в областях различных отверстий тела: нос, губы, уши, задний проход, уретра с ее наружным отверстием. Все это оказывается при типе Серы покрасневшим и жгущим.

При типе Фосфора жжение особенно оказывается локализованным между обоими плечами, а также вдоль всего позвоночника; равным образом, в области кистей; в то время как при типах Серы и Креозота субъект выискивает прохладного места для стоп, при типе Фосфора он старается поместить в постели в прохладное место кисти рук. Всякий раз, когда мы видим субъекта, который кистями рук выискивает себе прохладное место под простынями, нужно попытаться выявить обычные клинические и гомеопатические признаки типа Фосфора. И весьма вероятно, что они тут обнаружатся.

При типе Каустика субъект испытывает ощущение жжения точно от негашеной извести (вернее, от извести в состоянии ее гашения, от увлажненной негашеной извести); и это ощущение он дополняет тем, что описывает его так: точно обожженная рана. Эти ощущения обнаженной раны и жжения точно известкой особенно выражены бывают в области слизистой желудка. Такое ощущение раны мы в общем отмечаем в случаях хронических диспепсий, конкрозного состояния (предраковых состояний) или же язвы желудка.

Апис обнаруживает жжение, сопровождаемое ощущением покалывания с ухудшением от тепла и облегчением от холода.

Последним с ощущением жжения типом, о котором надлежит подумать, является Секале. Этот тип обнаруживает такое жжение, точно раскаленным углем, как при типе Мышьяка и отчасти Креозота. Но это жжение всегда ухудшается от тепла и облегчается от холода. Вся поверхность тела холодна, а больной жалуется на ощущение жжения крайней интенсивности: он совершенно не переносит тепла и укрываний. У него отмечается также наклонность к постоянным кровотечениям, вызываемым малейшим движением, но в отличие от Креозота, которым мы занимаемся в настоящее время, Секале не сопровождается какими-либо признаками раздражения.

Едкие и раздражающие истечения

Они могут образовываться в любой области тела. Напомним о тех локализациях, какие мы уже представляли ранее.

В области век. Веки красны, взд