/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy,fanfiction, / Series: Слизеринский форум

Последняя запись в дневнике

Linnea

Название: Последняя запись в дневнике Автор: Linnea Бета: Kairin Персонажи: ГП, ДУ, ГГ Пейринг: ГП/ДУ, ГГ/РУ Рейтинг: G Тип: Джен Жанр: Хмм, если бы я еще и сама понимала, что написала. Размер: Серия из трех мини Статус: Закончен Аннотация: А что мы знаем о героях? Что они сами думают о своей жизни и одно единственном поступке, заставившем их посмотреть на себя с другой стороны? Легко ли сделать выбор, а потом с ним жить? Предупреждение: Канонные герои (в некотором смысле). Учитываются все 7 книг и частично эпилог. В какой-то степени POV героев

Linnea

Последняя запись в дневнике

Первая и последняя

А что мы знаем о героях? Что они сами думают о своей жизни?

Гарри был таким, каким мы его видели. Но так ли все просто? Не скрывается ли за этим что-то еще. И может ли человек, пройдя через такие испытания быть по-настоящему счастлив там и с теми, кто напоминает обо всех ужасах его жизни.

В книжке с жестким переплетом были открыты лишь последние несколько страниц. На самом деле в этом книге, являющейся личным дневником, не было сделано ни одной записи. Молодой мужчина, еще не достигший тридцатилетнего рубежа осторожно обмакнул в чернильницу перо. На секунду, задумавшись, он посмотрел в окно, а затем с решительным видом начал писать…

Единственная запись в дневнике: Первая и последняя.

30.07.2008 года. Вы верите в то, что человек может быть счастлив? Я однажды поверил, но я ошибся. Мои мечты, надежды… Как только они появлялись, как только я начинал верить, что теперь все будет хорошо, все шло крахом: гибли люди, происходили какие-то события, менялись…

Наверное, мне стоит начать с того, что я НЕНАВИЖУ МАГИЮ!

Знаете, что самое страшное для мага? Ненавидеть свои способности, свой дар! Для меня они стали проклятием моей жизни. Как бы я хотел никогда не узнать о том, что я волшебник. Магия не превратила мою жизнь в сказку, как мне думалось в одиннадцать лет. Она стало для меня кошмаром, даже, несмотря на то, что у меня впервые в жизни появились друзья, некое подобие семьи.

Самое смешное, что я смог бы прожить у Дурслей. Я даже смог бы отучиться в этой школе Святого Брутуса. Хотя, возможно, я стал бы преступником. Возможно, я погиб бы в какой-нибудь банальной драке, и уже лет так пять, как лежал бы в могиле. Все возможно…

Нет, я, конечно, понимаю, что от худшей доли меня спасло появление на пороге той лачуги посреди моря Хагрида. Но в то же время я сейчас безумно хочу, чтобы ничего из этого просто не было. Я понимаю, что не появись тогда Хагрид, не будь я волшебником, я рано или поздно понял бы, что, то, как ко мне относятся Дурсли это неправильно. Я бы однажды сбежал. И все же сейчас я считаю, что так было бы лучше. Я не хотел бы знать о магическом мире. Не верите?.. Мерлин, пишу так, словно с кем-то разговариваю… Но мне так проще, даже зная, что эти строчки никто никогда не прочитает. Нельзя столько лет хранить в себе все это. Моя ненависть съедает меня, и я уже давно понял, что если что-нибудь не сделаю, то однажды совершу то, что простить себе уже никогда не смогу. Одно я знаю совершенно точно: Я НЕНАВИЖУ МАГИЮ! НЕНАВИЖУ МАГИЧЕСКИЙ МИР! И все же… Я все еще человек, у которого есть совесть.

Война закончилась десять лет назад. Как все веселились. На этот раз все было кончено уже навсегда. Но почему люди так уверены, что, пройдя через ад можно остаться все тем же — чистым, открытым, наивным? Такого не бывает. Мы все дети войны, даже Малфой. Да, мы все женились, вышли замуж, завели детей. У меня их трое, у Гермионы и Рона — двое, у Драко — один. Это, наверное, проклятие их рода — иметь только одного ребенка. Самое страшное, я считаю, что все мы сделали ошибку: и я, и Джинни, и Гермиона, и Рон, и даже Драко Малфой. Мы все сделали вид, что можем быть счастливы. Мы до сих пор делаем вид, что все замечательно. Но это не так. И никогда так не будет.

Наверное, трудно понять поток моих мыслей. Попробую объяснить.

Первое: Вы можете поверить, что ребенок, который вырос в чулане под лестницей, потерял из-за этого зрение, плохо учился в начальной школе, маггловской, который ходил туда только тогда, когда не был наказан, может хорошо и грамотно писать? Я тоже не верю. Грамотно я никогда не писал, и уж тем более красиво.

Второе: Вы верите, что магглорожденный (к коим можно причислить и меня, если честно) может сразу же начать писать пером? И это после того, как все время писал шариковой ручкой? Не смешите меня. Я еще бы понял, если бы это была перьевая ручка, но допотопное перо и чернильница, в которую нужно это перо обмакивать после каждого второго слова? Знаете, когда я научился им пользоваться так, чтобы не сажать на пергамент кляксы? Уже после Хогвартса, и благодаря моей жене, которой просто надоело смотреть на мои потуги. Замечательное образование, не правда ли?

Третье: а что, собственно говоря, третье… Я не был Героем, не был лучшим учеником в школе. Не был никогда. Я даже толком и не закончил Хогвартс, получил автоматом выпуск, победив Волдеморта. Маг-недоучка, да еще и посредственный студент, пусть и обладающий довольно сильным магическим потенциалом. Смешно? Мне тоже.

Ох, сколько же этих пунктов… Но самое главное, что я понял уже потом, после школы, после войны. Я, наконец, смог разобраться с магией крови, которую применила моя мама. Не плохо быть аврором.

До семнадцати лет со мной в любом случае ничего не могло случиться. Мамина защита держала бы меня рядом с Дурслями, как привязанного. Но она же не дала мне озлобиться. Магия, одним словом. Она же не давала окружающим задуматься над тем, что происходит, заставляла людей верить в то, что говорят мои родственники. Вот такая оказалась у меня защита. Интересно, что было с мамой, если бы она узнала, к чему привела ее защита… Не думаю, что она обрадовалась бы.

Меня многие, то возносили до небес, то опускали на самое дно. Меня считали сумасшедшим, буйнопомешанным, лгуном… Все, конечно, так не было, но и сказать, что с психикой у меня все в порядке, я не могу. Это не так. После моего детства и юности остаться нормальным нельзя. Это нереально.

Мои друзья… Да, они всегда были рядом, хотя Рон иногда и не верил мне, завидовал… Но он был и остается другом. Многие считали, что Рон и Гермиона рядом со мной только из-за того, что я Гарри Поттер. Это не так. Мы просто друзья, которые готовы умереть друг за друга.

Джинни… Моя Джинни… Люблю ли я эту красивую рыжеволосую женщину? Я не знаю, как ответить на этот вопрос. У меня в какой-то степени не было выбора. Я всегда шел туда, куда меня направляли. Нет не люди, а жизнь. Я жил, следую течению, и не был способен повернуть реки вспять. Я всего лишь человек, который не особо-то умел жить, не понимал, что и как должно быть сделано. Везение, импульсивность, чрезмерно чувство справедливости, любопытство — вот, кем я был в годы студенчества. А потом свалилось пророчество, добавив ответственности, к которой я не был готов. Но я говорил о Джинни…

Она всегда была рядом, предана, влюблена. Это был естественный выбор. Может быть, я действительно в нее влюбился, тогда, в свои шестнадцать. Сейчас… А что сейчас? Сейчас мы самые близкие люди. Так всем кажется со стороны. Идеальный семейный союз. Только все ведь не так. Я боюсь, что однажды она увидит, что мне тяжело, что мне в тягость и она, и трое наших малышей. Я боюсь сорваться, наорать на детей, поднять на них руку. Почему? Потому что они маги. Я не хочу иметь ничего общего с Магией. Она сводит меня с ума. Я на грани…

(С пера на листы капают чернила, образуя странной формы кляксы)

Многие интересовались, подливала ли мне Джинни приворотное зелье. Идиоты. Нет, конечно. И это я знаю абсолютно точно. Эта рыжая навсегда останется в моем сердце, но нам не быть вместе… Рано или поздно все закончится и закончится очень плохо. Я не хочу ненавидеть свою жену и детей, не хочу думать о том, что однажды захочу оказаться как можно дальше от них, потому что они мне чужие.

А еще, я хочу объяснить некоторые моменты. Многие думают, что я не могу простить Дамблдору его ошибку. Они не правы. Этот человек на самом деле сильный маг, и очень сильный человек, который оказывался перед такими выборами, что волосы встают дыбом. Не каждый способен на то, что приходилось делать ему: готовить из мальчишки мессию, зная, что тому придется, прежде чем победить, почти умереть; отправлять в стан врага друга и ученика, зная, что тот может не вернуться; играть с обществом в игры; держать руку на пульсе событий… Я бы не смог. А он сделал все, чтобы подготовить нас к тому, что будет потом, после его смерти. Тогда, в свои шестнадцать-семнадцать лет я этого не понимал. Осознание придет ко мне намного позже. Также как и понимание того, как же тяжела была жизнь Северуса Снейпа. Великий он человек, если честно. Очень великий. Перед такими, надо снимать шляпу и преклонять колено. Но таким, как он нет места в этой жизни. Он отрицательный герой, которого будут помнить именно, как ужасного, злого, ядовитого… Даже его геройские поступки этого не изменят…

А теперь… Я уже все решил. Вся эта писанина вышла очень сумбурной, не так ли? Я сам это знаю… Но я принял решение. Я только надеюсь, что…

Да, еще хотел сказать, Я НЕНАВИЖУ СВОЮ РАБОТУ! Почему все решили, что я хочу быть аврором после всего случившегося? Только кто мне спрашивал? Вот так вот!

И, вообще, без магии я был бы намного счастливее!

Конец записи.

Гарри Поттер отложил перо, поднялся из-за стола, взял дневник в руки. Он излил на бумаге все, что хотел, или хотя бы часть того, что было у него на душе. Подойдя к камину, он бросил дневник в камин. Огонь потрескивал, а Гарри наблюдал, как сгорает то, что он выложил на бумаге. Никому не нужно было знать, что на самом деле чувствует Герой. Для мира магии он должен остаться все тем же идеальным мальчиком, каким был всегда, несмотря на то, что завтра ему исполняется 28 лет.

* * *

31.07.2008.

Магический мир был в шоке. Как простой аврорский рейд мог превратиться в такое? Как Гарри Поттер мог пропасть, скорее всего, был убит? Этого никто не мог понять. Но факт оставался фактом.

На месте происшествия была найдена кровь Поттера, его сломанная палочка и кусок аврорской мантии.

Спустя месяц тщательнейших поисков Министерство признало Гарри Поттера погибшим, тем более гоблины еще 31 июля провозгласили миссис Поттер — опекуном состояния Поттеров и Блеков, пока наследники не станут совершеннолетними. Это было весомым фактом в пользу смерти главы семьи. Тело так и не было найдено, и рядом с Лили и Джеймсом был захоронена только палочка Гарри. Это было решение Джинни.

* * *

Я одержима…

А что мы знаем о героях? Что они сами думают о своей жизни?

Гермиона Грейнджер о Гарри Поттер и о себе. Последняя запись в дневнике, поставившая точку там, где ни о какой точке и речи быть не может, ведь жизнь продолжается. Ни каждый способен найти свой путь, перечеркнуть прошлое, чтобы начать все сначала.

Гермиона Грейнджер, ныне, вот уже как десять лет миссис Уизли, медленно перелистывала страницы своего дневника. Она начала вести его в тот день, когда узнала о Магии. О, тот день стал самым волшебным в ее жизни. Ведь она была особенной. Отличной от других. Она вступала в другой мир, полный тайн. Как же она тогда боялась. Страх преследовал ее долгие годы, и только поддержка друзей помогала ей не впасть в панику.

Последняя запись в дневнике Гермионы Грейнджер, в замужестве Уизли.

01.09.2008 года.

Это будет моя последняя запись. Почему? Просто я поняла, что этот этап жизни закончился. Я начала его вести в тот момент, когда узнала, что магия существует. И заканчиваю его в то самое мгновение, когда окончательно приняла для себя то, чем она на самом деле для меня является.

В этом дневнике содержаться мои мысли, мои мечты, страхи, мои надежды. Что-то из этого сбылось, что-то нет. Что-то со временем воспринимается со смехом, а от чего-то хочется плакать. Неизменным осталось одно: два самых дорогих мне сердцу человека — Гарри и Рон. Да, Гарри всегда стоял на первом месте. И именно из-за него эта запись последняя. Он сделал то, что я сделать никогда не смогу. Он ушел, оставил после себя светлые воспоминания, грусть, печаль. Для нас он уже никогда не станет другим, не измениться. Он оказался сильнее, смог сбросить маску счастливого человека, смогу уйти до того, как ненависть съест его душу.

Странное это чувство, понимать, что твой друг, всегда такой справедливый и добрый, может так ненавидеть. Я знаю, что этого никто не видел. Никто, кроме меня. Никто не смог заглянуть за его маску, прочитать его душу. Как же мне было страшно, когда я поняла, что Гарри ненавидит Магию. Не людей, не события, а именно Магию. Для меня это стало сродни предательству. Я даже отдалилась от него. Мне кажется, он все понял, такой у него был все понимающий взгляд. Мой несравненный друг, которого зря все считали посредственностью. Он был лишь наивным ребенком. И розовые очки с него снимали очень резко, разрушая все то, что могло оставить его таким же светлым и чистым. Мне иногда было его до жути жалко. Я знаю, что часто вела себя с ним, как курица-наседка, стараясь заменить ему мать. Но я была всего лишь его одногодкой. Что я могла ему дать? Дружбу, настоящую, без корысти, чистую и преданную. И он ее принял, подарив такую же взамен.

Я не хочу говорить о школе и войне. Я, как и многие, постаралась вычеркнуть ее из своей жизни, как дурной сон. Я стала жить так, как будто ее никогда и не было. Но она была. И я поняла, что ничего этого вычеркнуть нельзя. Мы не остались чистыми и невинными детьми. Война нас покалечила. Нас всех, без разбору. Когда я это поняла? Вчера. Вчера, когда Джинни опустила в небольшую ямку на Годриковом кладбище кусочки палочки Гарри… Вчера закончилась история Второй магический войны, история нашего поколения, нашего покалеченного временем поколения. Я не хочу, чтобы наши дети стали такими же лицемерами, как мы. Нам уже не исправится, но детей мы можем воспитать по-другому. Мы должны их воспитать по-другому. Никогда, никогда не должен повториться тот ужас, какой испытали мы. Я сейчас могу сравнить нас с Волдемортом. У нас тоже расколотые души, только вот крестражей никаких нет. И мы умрем, если в нас запустить авадой или проткнуть сердце ножом.

Покалеченное поколение… Какое верное выражение. Какая верная характеристика.

Гарри, Гарри, почему все так сложилось в нашей жизни? Почему мы стали существовать, а не жить? Почему смирились с тем, что подкинула нам жизнь. Я уже написала, что Рон мне дорог. Но я не люблю его, как жена. Мне хорошо с ним, спокойно, удобно. Но… Вот оно, это пресловутое но. Я его не люблю любовью женщины, жены. Он дорог мне, потому часть меня, как и Гарри. На мне не нужно было жениться, не нужно было заводить детей. Нам надо было остаться тем трио, каким мы и были. Но с Роном так спокойно, уютно, удобно, тепло. В отличие от Гарри, я не смогу отказаться от этого спокойствия ради счастья и любви настоящей. У меня все есть и я этим довольна, как бы кощунственно это не звучало, ведь кроме меня есть еще и Рон. Я, наверное, его отпущу, если он сам скажет мне, что все случившееся между нами ошибка. Но если нет, я никогда не разрушу это спокойствие.

Да, я вначале писала, что поняла, чем является для меня магия и что я не смогу поступить как Гарри. Так вот, магия для меня наркотик. Я ею одержима, я без нее не смогу жить. Я ее обожаю и ненавижу одновременно. Но жить без нее я уже не смогу. Я как любой наркоман. Без нее будет ломка. Так что я никогда не уйду из этого мира.

Если бы кто-нибудь прочитал эту запись, то подумал бы, что я сошла с ума. Я ведь пишу о Гарри так, словно он жив и здоров, просто куда-то ушел. А так оно и есть. Я знаю, что он жив, и весь этот спектакль с неудачным рейдом очень хорошо спланированный акт. Впервые в жизни Гарри воспользовался тем, что в нем было от слизеринца. Даже я так не смогла бы: просто и со вкусом. Я знаю, что его выбор верный. Рано или поздно ненависть бы пересилила — и Джинни, и малыши стали бы обузой, в лучшем случае. В худшем, он возненавидел бы и их, как то, что связано с Магией. Дурсли были бы удивлены. Им все-таки удалось то, что они стремились сделать первые десять лет его жизни, а потом почти каждое лето. Конечно, это не выбить из него эту дурь, но и так нечто похожее. Можно было посмеяться, если бы не было так грустно и больно.

Я думаю, Гарри обосновался где-нибудь в маггловском мире. Я только надеюсь, что он не наложил на себя обливиейт или не выпил зелье, которое уничтожит его память. Надежда всего умирает последней, очень хочется, чтобы моя не умерла. Хотя…

Гарри поступил очень мудро, инсценировав все так, чтобы его признали мертвым, даже без наличия тела. И с гоблинами ведь все решил. Я знаю, что это так. Всем будет проще смириться с его смертью, чем с его уходом. Друг мой, родной мой, моя часть, я очень надеюсь, что ты найдешь свой путь.

Что делать мне? Я не смогу так. Я не смогу перевернуть свою жизнь, чтобы начать сначала. Меня зря считают сильной, все знающей. За книгами, академическими знаниями я спрятала свой страх, который перерос в одержимость магией. Я всегда боялась, что этот мир меня отвергнет. Отголоски этого страха до сих пор живут во мне. Я до сих пор боюсь, что сейчас кто-нибудь войдет, и мне скажут, что мне здесь не место, и я должна теперь жить вдали от этого мира и магии.

Могу ли я что-то поменять в своей жизни? Наверное, мне все же стоит это сделать. Одержимость — это болезнь. И мне нужна помощь.

Конец записи.

Гермиона вздохнула, подождала, когда высохнут чернила, и затем закрыла дневник. Этот период ее жизни закончился. Она, наконец, смогла выразить словами свою проблему. Теперь предстояло решить, что нужно сделать. Она запечатала дневник, наложила на него различные чары, а затем убрала в небольшой тайник, о котором никто в этом доме не знал.

Дневник пролежит там много лет, прежде чем случайно будет обнаружен потомками Гермионы, но открыть его так никто, и не сможет.

* * *

Джинни: Отпускаю…

А что мы знаем о героях? Что они сами думают о своей жизни?

Джинни Уизли и ее последняя запись в дневнике. Ее жизнь, ее мысли и ее выбор.

Джиневра Уизли, вот уже десять лет как Поттер, сидела в полутемной комнате, рассматривая альбомы с колдографиями. Ее взгляд задерживался только на тех, где был запечатлен ее муж. По щекам бежали слезы, которых она не замечала.

Время тянулось медленно. Джинни сейчас была благодарна своей матери, которая забрала ее малышей к себе, чтобы дать дочери в одиночестве попрощаться с прошлой жизнью и оплакать своего любимого.

Джиневра отложила альбом, который держала в руках. Затем поднялась с дивана и подошла к небольшому секретеру. Взмах палочки и открылось отделение, в котором лежала то ли тетрадь, то книга в кожаном переплете. Она прекрасно знала, что даже если бы Гарри и нашел этот дневник, читать его он не стал бы.

Усевшись на стол и раскрыв свой дневник, который все же имел защиту от посторонних, она задумалась.

Последняя запись в дневнике Джиневры Уизли, с 15.06.1999 года Поттер

01.09.2008.

Гарри, мой милый, любимый Гарри, я пишу эту запись так, как будто пишу тебе письмо. Этот месяц был самым трудным.

Это было так тяжело, смотреть как ты с каждым днем, с каждой минутой отдаляешься. И началось это не год и не два назад, а сразу после последней битвы. Даже рождение детей не помогло тебе измениться, вернуться к тому началу… Я даже не знаю, как это написать. Слов просто нет. Тяжело понимать, что наши души оказались настолько искалеченными. Тебе, Рону и Гермионе, на самом деле, досталось больше всех. Вы прошли через все испытания вместе. Хотя тебе досталось больше всех. Нельзя после такого остаться наивным, чистым мальчиком. Я знаю, как тебе претило убийство, но… Мерлин, я ведь знаю, как ты ненавидишь магический мир, но при этом улыбаешься. Улыбаешься всем тем, кто вынудил тебя стать убийцей.

Я знаю, что Гермиона тоже видела это. Она очень умна и способна просчитать все. Думаю, наша всезнайку уже поняла, что с тобой происходит, но она не знает, что и мне это известно. Ты так старательно прячешь в себе негатив, но я так сильно тебя люблю, что вижу сквозь все твои маски. Последние годы на твоем лице не было ни одной искренней улыбки. Ты ведь даже не понимал, какое у тебя выражение муки и отвращение появляется на лице, когда ты должен был аппарировать на работу.

Последний раз твою искренность я видела в день рождения Джеймса. Не совсем так… Тогда я в последний раз видела у тебя на лице счастье. Ты был рад и Альбусу, и Лили, но… Вот оно, то самое но…

Знаешь, мой дорогой, я бы тебя отпустила. Я так сильно тебя люблю, что способна уйти. Я уже была готова это сделать. Но ты опередил меня. Все считают, что я здесь горюю по нашей с тобой любви, о твоей смерти. Это не так. Я плачу потому, что мы, маги, искалечили тебя, а вылечить после этого не смогли. Мы воспользовались тобой, чтобы иметь возможность жить дальше, но дать тебе жить счастливо и спокойно никто не дал. Никто ведь не хотел слышать, что ты не будешь аврором. А я по твоим глазам видела, что ты не хотел этой работы. Ты устал воевать, устал бороться. Но ты также понимал, что никто этого слышать от тебя не хочет. И ты стал аврором на радость всем.

Мне кажется, что с каждым годом в Хогвартсе, ты терял часть себя, часть своей души, как бы странно это не звучало. Ты пришел в наш мир мальчиком, увидевшим сказку. Только у этой сказки не получилось красивого и счастливого конца. Есть принц, есть принцесса, верные друзья и соратники, был наставник, и не один, был злодей, но долго и счастливо в конце нет. Я знаю, что дорога тебе, но нам не суждено быть вместе. Я отпускаю тебя, мой Гарри. Я знаю, что ты жив. Я все поняла задолго до того, как ты пошел на этот рейд в свой день рождения. Когда ты показал мне свое расписание дежурств, и я увидела там 31-ое июля, я все поняла. Я поняла, что ты не вернешься домой. Ты решил уйти так, чтобы не было никаких… Мерлин мой, Гарри, Гарри, ты все продумал. Все, до самых мелочей. Это о многом говорит. Ты ушел, оставив меня и наших детей очень обеспеченными. Но ты также оставил мне возможность начать новую жизнь.

Я надеюсь, ты найдешь тот покой, который ищешь. Думаю, если мы когда-нибудь и встретимся, то просто улыбнемся друг другу, как старые знакомые, давно не видевшиеся, но у которых есть столько общих воспоминаний. Я только надеюсь, что это будут добрые воспоминания, и мы не вспомним ничего плохого. Я буду замужем, у меня еще появятся дети. Ты будешь женат, и у тебя тоже будут дети. Мы сможем сказать друг другу здравствуй, но так… Я не знаю, как тебя будут звать, но знаю, что тебя я узнаю.

Спасибо тебе, мой родной, за все, что ты мне дал. Я отпускаю тебя, лети на свободу, наслаждайся ею. Я знаю, что ко мне ты уже не вернешься. Но меня всегда будут греть воспоминания о тех днях, когда мы были вместе: твои руки и губы, твой взгляд, твоя почти неуловимая улыбка… Наша история закончилась светло, хоть и грустно, но на моих губах играет улыбка. Мы не успели возненавидеть друг друга, не успели устроить друг другу ад…

Знаешь, Гарри, я решила, что наши с тобой дети будут знать ту историю, которую ты сам создал. Я не хочу, чтобы они тебя ненавидели или считали, что ты их бросил и предал. На самом деле это не так. Ты оставил о себе светлую память, которая ничем не будет омрачена. Гарри Поттер так и останется в памяти людей великим мальчиком, подарившим всем спокойную жизнь. Я обещаю тебе, что воспитаю их честными и справедливыми, достойными быть Поттерами. Я сделаю все, чтобы они не были подвержены тем предрассудкам, которые были и есть у нас.

Вот и все. Вышло немного сумбурно, но я не знаю, как еще выразить то, что я хочу тебе сказать.

До свидания, мой хороший. Отпускаю…

Конец записи.

Джинни аккуратно закрыла дневник, затем вытащила специальный оберточный пергамент и завернула его в него. В качество адресата она написала: «Мой вечной любви».

Спустя десять минут из домика в Годриковой Лощине, где и проживали Поттеры после того, как дом был восстановлен, вылетела сова. Ей предстояло сделать очень долгий перелет, чтобы найти таинственного адресата. Эта сова никогда уже не вернулась в совятню дома Поттеров. И было не ясно, нашла она того, кому были написаны эти строки, или же нет.

Джинни еще не знала, что некоторые ее слова будут пророческими. Она никогда не скажет трем младшим Поттерам о том, что их отец жив. Она сможет начать сначала, если так можно выразиться. Спустя четыре года на ее жизненном пути появится бывший поклонник — Дин Томас, который и станет ее супругом. Они проведут вместе всю оставшуюся жизнь. Дин станет отличным отцом для детей Гарри, но в то же время они прекрасно будут знать о своем настоящем отце все. Джинни выполнит свое обещание: она воспитает своих детей так, что для них не будет существовать разницы, кто ты — гриффиндорец, слизеринец, райнвекловец или хаффлпаффец. И именно поэтому Альбус Северус Поттер с улыбкой на губах и смешинками в глазах усядется за стол Слизерина рядом со Скорпиусом Малфоем и пожмет ему руку. Эти двое на всю оставшуюся жизнь будут друзьями. Именно поэтому через пять лет после этого Джеймс со вздохом даст свое благословение на свидание Скорпиуса и своей сестренки Лили. Именно поэтому такой любитель квиддича, как Джеймс Поттер, гриффиндорец, будет в свободное время тренировать ловца и охотника слизеринской команды, коими будут брат и его друг. Именно поэтому в один прекрасный день Дин Томас поведет к алтарю Лили Поттер, чтобы она через несколько минут стала Лили Малфой, и улыбнется шаферу жениха — Альбусу Северусу Поттеру.

Однажды Джинни Томас скажет, что Поттерам досталась трудная доля — ломать стереотипы, сложившиеся в магическом мире.

У четы Томас будет двое совместных детей. И провожая Дарину Томас, свою самую младшую дочь на первый курс в Хогвартс, первого сентября 2027 года, Джинни бросит взгляд вдоль платформы и… Она произнесет одну странную фразу, понятную только ей:

— Я же сказала, что всегда узнаю…