/ Language: Русский / Genre:love,

Фамильное Кольцо

Моника Айронс


Айронс Моника

Фамильное кольцо

Моника АЙРОНС

Фамильное кольцо

Перевод с английского Е. А. Каца

Анонс

Полная надежд молодая мексиканка приезжает в Соединенные Штаты. Ее ждет знакомство с родными жениха. А потом... Потом - безоблачное счастье.

Однако вскоре ей начинает казаться, что невзгодам и неудачам не будет конца: погибает жених, его старший брат отвергает ее, считая, что отцовство будущего ребенка Марии - под вопросом.

Мудрая героиня решительно вступает в борьбу за свою честь, за достойное место под солнцем, за счастье. И побеждает...

Пролог

Она стремительно летела по длинному тоннелю навстречу слабому свету. Свет усилился, и девушка поняла, что это конец. Кто-то тихонько окликнул ее - Мари, но она только улыбнулась-еще рано так ее называть.

Остро запахло табаком. "Мария", - позвал знакомый голос, и она увидела мать, бабушку и себя босоногой девчонкой. Как странно, пронеслось в голове, мать и бабушка уже там, в лучшем мире, а где же я?

Мать ласково манила к себе, а бабушка, наоборот, сердито пыхтела трубкой и не смотрела в ее сторону.

Самые счастливые дни детства девочка провела с бабушкой в маленькой деревушке среди индейцев на севере Мексики. Бабушка была старейшиной рода, и девочку, приехавшую в первый раз, тронуло необыкновенное уважение мужчин к этой хрупкой женщине.

В их семье такого не было. Отец женился вопреки желанию родственников, и его родители до сих пор не признавали ни невестку, ни внучку. Испанская ветвь отца никак не могла успокоиться и всячески настраивала его против "краснокожих", так их однажды в шутку назвал отец. Но когда он пил, то шутка звучала как оскорбление, к этому еще добавлялось "шаманское отродье".

Да, мать действительно была дочерью индейской шаманки. Но индейская кровь не проявилась в ней ни внешне, ни внутренне. Она была светлокожа и зеленоглаза. История семьи и рода не волновала ее.

Мария была мала, чтобы спросить мать, кто был ее дедом. А когда этот вопрос заинтересовал девушку, задать его было уже некому.

Внучка, наоборот, пошла в индейскую родню-была слегка широкоскула и черноволоса. Мать редко навещала бабушку Марии, но регулярно посылала к ней дочь, наверное, стремилась разрядить обстановку в семье. Второго ребенка она не заводила, опасалась, что древние гены могут проявиться в нем еще сильнее.

Мария чувствовала себя своей в тихой бабушкиной деревушке и никак не могла понять, почему плохо быть "шаманским отродьем". Бабушка запросто снимала зубную боль, останавливала кровь, принимала роды, вправляла вывихи и грыжи. Видя интерес девочки к такого вида деятельности, знахарка понемногу учила этому девочку. Мария схватывала все с лету, у нее была прекрасная память, она быстро запомнила все травы и рецепты, все заклинания и заговоры.

- Через пару лет ты будешь знать все мои секреты, но нельзя останавливаться, - говорила бабушка, - нужно учиться дальше.

Бабушка втайне мечтала, чтобы внучка стала настоящим врачом в очках и белом халате, первым врачом в их роду. Но жизнь распорядилась иначе.

Отец бросил их, как только узнал о новой беременности жены. Через три месяца он завел новую семью.

Мать и бабушка умерли в один год. Мать и младенец-во время родов, бабушка - от горя: она, лучшая повитуха в мире, была далеко от дочери и не смогла ей помочь.

Двенадцатилетняя Мария попала в приют. Вначале она надеялась, что отец возьмет ее в свою новую семью. Но там родился долгожданный наследник. Время шло, надежда увяла.

Когда Марии предложили пожить в большой семье приемных родителей, она с радостью согласилась: пять братьев и пять сестер, папа и мама - что может быть лучше.

Четырнадцатилетней девушке пришлось ухаживать за всеми. Она с удовольствием возилась с малышами, но мачеха не скрывала, что взяла ее ради помощи по дому, а это ведь совсем другое дело...

Мария поняла, что надеяться ей не на кого. Она поступила в коммерческую школу. Днем училась, а вечерами подрабатывала сиделкой при стариках и нянькой при малышне. Бабушкины навыки пригодились. Она сумела сконцентрировать всю волю, недоедала, недосыпала, но через год получила диплом. Тяга к знаниям не покидала Марию. Она закончила курсы английского языка -Америка была голубой мечтой любого мексиканского подростка. Личной жизнью заниматься было некогда. Строга, как старая дева, говорили про нее в страховой фирме, куда она пришла работать, победив в громадном конкурсе полусотню претенденток. И поэтому, когда в их конторе появился молодой американец, то заняться им попросили, конечно же, Марию.

Максимилиан Хантер обратился в их фирму, потому что его машина пала в неравной схватке с кактусом, как юмористически описал несчастный случай сам виновник. Впоследствии она обнаружила, что веселое восприятие событий характерно для Макса. Жизнь была для него удовольствием и развлечением. Сам он почти не пострадал, машина застрахована, так зачем переживать?

Строгая Мария так и не могла понять, чем она приворожила этого беспечного американского юношу. Но, получив страховку, Макс упорно преследовал девушку, пока она не согласилась встретиться с ним. После этого события стали разворачиваться так стремительно, что у нее захватило дух.

Естественно, после тяжелой юности могла ли она долго сопротивляться Максу? Все в нем казалось ей очаровательным, в том числе национальность. В Мексике все грезили Америкой. Мария мечтала съездить туда в отпуск, однако жалованье было невелико... Поездку приходилось из года в год откладывать, но зато мечта становилась все сильнее. Америка казалась ей райским уголком, населенным дружными счастливыми семьями, сильными и надежными людьми.

Макс стал первым мужчиной в ее жизни. Он так был потрясен этим фактом, что тут же предложил ей руку и сердце. Мария неожиданно для себя самой согласилась.

Он часто объяснялся ей в любви. Это изумляло Марию. Максимилиан был потрясающе хорош собою. А она считала себя далеко не красивой, типичным синим чулком, этакой мудрой черепахой.

- О нет! - возразил Макс, когда она высказала ему эту мысль. - У тебя тихое лицо девы Марии, прекрасные волосы и грустные глаза. Неподалеку от нашего дома на Лонг-Айленде есть маленькая церковь, в которой висит икона Марии с младенцем, когда-нибудь я приведу тебя туда-сама увидишь. Не вздумай менять облик. Ты прекрасна такая, как есть.

Девушке и в голову не приходило считать себя красавицей, и она полюбила поклонника за то, что он видит ее такой. Ей нравилось в нем многое любовь к жизни, мальчишеская пылкость, непоседливость и беспечный юмор. Но больше всего она любила Макса за то, что он любил ее...

"Мари", - снова позвал ее чей-то голос. Она оглянулась на мать и бабушку. Но они исчезли. Мария закричала от страха и очнулась. Она увидела себя в больничной палате и вспомнила, как все хорошо начиналось...

1

- Далеко до дома? - спросила Мария.

- Еще десять миль. - Максимилиан покосился на нее и чарующе улыбнулся. - Ты прекрасна, дорогая. Мои родные полюбят тебя с первого взгляда - так же как я. - Милый, пожалуйста, смотри на дорогу, - тревожно попросила Мария.

Он засмеялся:

- Повинуюсь, моя строгая наставница!

- Не говори так. Я ведь не наставница, правда?

- Конечно же да! Любимая, обожаемая наставница, всегда наставляющая меня на путь истинный. "Макс, поезжай медленнее!" "Макс, не будь таким сумасбродным!" "Макс, не..."

- Ох, нет! - со смехом воскликнула Мария. - Послушать тебя, так я настоящий унтер-офицер в юбке!

- Но мне это нравится. Мой брат Теодор будет благодарен тебе за то, что ты так ловко управляешь мной. Ему это никогда не удавалось.

Как всегда, он говорил весело и добродушно, однако его слова были для спутницы лишним напоминанием о том, что ей уже двадцать пять и что она на пять лет старше Макса. Она пыталась не обращать на это внимания. Что же делать, если он настоящий мальчишка? Мария смотрела на жениха с любовью. Он был типичным американцем, стопроцентным янки. Когда Максимилиан сделал ей предложение, сослуживцы и знакомые не могли поверить ее счастью.

- Замучила жара? - спросил Макс, видя, что она вытирает лоб.

- Скорее, влажность, - призналась девушка. - Хочется прохлады.

- Бедняжка... Ничего, скоро отдохнешь, а завтра мы отправимся покупать новую одежду и драгоценности. Тебе пойдут гранаты.

Она засмеялась:

- Ах ты, мой милый мечтатель! У тебя не хватит денег на гранаты. Даже если это только фрукты!

- Кто сказал, что не хватит?

- Ты на мели, потому что надо платить по кредитным счетам.

- Я? На мели? - с невинным видом переспросил Макс. - С чего ты взяла?

Мария фыркнула.

- Я же сама отвечала по телефону кредитной компании!

- Ах, да! - Он перестал притворяться и пожал плечами. - Ну, немножко на мели... Ты не сердишься на меня?

- Как я могу на тебя сердиться? - нежно ответила она.

В самом деле, разве можно было относиться по-другому к молодому человеку, принесшему в ее одинокую жизнь свет, тепло и счастье, о котором она и не мечтала?

Скоро это случится. Скоро она перестанет быть Марией Санчес и превратится в миссис Хантер, носящую ребенка Максимилиана.

Эта мысль заставила ее положить руку на живот. Еще ничего не было заметно, но ребенок уже был дорог ей. Он навсегда свяжет ее с Максом и семьей Хантеров. А если родится мальчик, то он сможет стать президентом Америки. Если бы ее могли сейчас видеть бабушка и мать...

Говоря ему о беременности, Мария ожидала худшего. Разве этот очаровательный шалопай захочет жениться в двадцать лет? Но Макс очень обрадовался. - Значит, я скоро стану отцом? - с трепетом повторял он. Максимилиан стал еще более нежным, и ее любовь к нему неизмеримо возросла.

Макс настаивал, чтобы свадьба состоялась в Америке. Он позвонил брату и объявил Марии, что им нужно немедленно ехать в Штаты.

- Я сообщил ему, что везу невесту... Про малыша расскажем на месте.

- Я возьму на работе отпуск, - заикнулась девушка.

- Нет, нет! Туда ты больше не вернешься. Сообщи им, что уходишь.

- Может, не стоит торопиться?

- Моя жена никогда работать не будет! - заявил Макс так решительно, что у Марии лукаво изогнулись губы. Заметив это, он усмехнулся. - О'кей, о'кей! Я найду себе приличную работу. Может быть, войду в дело с братом, и мы будем жить в Нью-Йорке.

- В Нью-Йорке?! - воскликнула она. - Это было бы чудесно!

- Отлично. Значит, договорились. Мария могла поклясться, что еще пять минут назад он и не помышлял о работе в США.

Несколько дней спустя они погрузили вещи в машину и начали долгое путешествие через мексиканскую границу на север.

- Расскажи еще что-нибудь про свою семью, - попросила Мария.

Макс пожал плечами.

- Да не о чем особенно рассказывать. Теодор - хороший парень, ко ужасный зануда. Думает только о бизнесе. Как будто зарабатывание денег это самое главное на свете.

- Ну, если ты войдешь в долю, то тоже будешь заботиться о прибыли, напомнила девушка. - Пока что ты находишься у брата на содержании.

- Ох, не напоминай... Ну да, он подкидывает мне деньжат, но это еще не повод, чтобы просиживать на работе день и ночь, как делает Тео.

- А в чем заключается его работа? Ты толком так и не сказал об этом.

- Табак. Одна из фабрик выпускает только сигары... другая...

- Одна из фабрик? И сколько же их? - перебила Мария. Она думала, что семья Хантеров относится к среднему классу. Ей и в голову не приходило, что они намного богаче.

- Пять, - ответил Макс. - Нет, сейчас четыре. Одну Тео продал, потому что она не оправдала его надежд. Он считает, что надо сокращать расходы.

Весть о богатстве Хантеров почему-то расстроила Марию. Молодая женщина впервые задумалась о том, сумеет ли она стать им своей, но тут же прогнала эти мысли. Даже владелец четырех фабрик может не жить на широкую ногу. Возможно, всю прибыль он вкладывает в дело и живет скромно, успокоила она себя.

- И ты никогда не хотел войти в дело?

- Боже упаси! Это такая скучная материя! Брат всегда приставал ко мне, чтобы я получил техническое образование. Он будет рад тебе. Говорит, женитьба заставит меня "остепениться". Кроме того, он хочет наследника, которому можно будет передать фабрики.

- А почему он не заведет его сам? - Потому что для этого надо жениться, а брат не хочет связывать себя. Считает, что ни одной женщине на свете нельзя доверять.

- И поэтому поручает это дело тебе?

Макс добродушно фыркнул.

- Он считает, что я все равно валяю дурака, так почему бы мне заодно не жениться? По крайней мере, так от меня будет какой-то прок!

- А ты говорил, что он хороший парень... Не похоже.

- Ну да, характер у него тяжеловатый, - признался Максимилиан. - Но не волнуйся. Говорю тебе, ты ему понравишься!

К облегчению спутницы, они съехали с автострады, которая позволяла Максу ехать "с ветерком", сделали несколько головокружительных поворотов, с которыми она сама ни за что бы не справилась, и очутились на небольшом шоссе, обсаженном столетними вязами.

- Это Лонг-Айленд, - сказал Макс. - Здесь живут самые богатые семьи Америки.

- Ух ты! А далеко отсюда до того места, куда мы едем?

- Нет. Осталась всего миля.

- Ты хочешь сказать... что ваша семья живет на Лонг-Айленде?

- Конечно, - спокойно ответил Макс. - Вот мы и прибыли.

Он въехал в широкие ворота, и Мария очутилась в месте, о котором, казалось, мечтала всю жизнь. Аллея петляла среди деревьев и кустов, и поместье она увидела далеко не сразу. На первый взгляд это было скромное сооружение с белыми стенами и красной черепичной крышей. Но когда они подъехали ближе, Мария заметила пристроенные к главному зданию крылья и поняла, что дом огромен.

Его окружали деревья, с балконов свисали корзины, полные герани. Пели птицы, и откуда-то доносилось журчание воды.

Вокруг царила красота, но она вызывала у Марии не столько удовольствие, сколько чувство неловкости. Лишь очень богатая семья может позволить себе такую роскошь, с трепетом подумала она. Ей здесь не место.

Макс остановил машину у большой парадной двери. Никто не вышел им навстречу. Дом казался пустынным.

- Сейчас проверим, кто на месте, - сказал юноша, помогая ей выйти из машины.

Неловкость Марии усилилась при виде мраморного пола и громадной мраморной лестницы. В холле было множество дверей. В нишах между ними стояли небольшие статуи, окруженные растениями. Даже в такой жаркий день здесь было прохладно.

- Пойду поищу кого-нибудь... Подожди меня здесь, - сказал Макс и пошел по коридору.

- Эй, люди!

Гостья осталась обозревать вестибюль. Хоть бы Максик вернулся до того, как ее обнаружат чужие...

Она огляделась. Широкий коридор вел налево, к открытой двери, за которой виднелся дневной свет. Она знала, что должна ждать хозяев, но как загипнотизированная двинулась к этой двери.

Вскоре Мария очутилась во внутреннем дворике, окруженном крытой галереей. Мраморный пол кончился, дворик был вымощен булыжником. Галерея шириной не более четырех футов опиралась на стену дома. С другого края была аркада, поддерживавшаяся мраморными колоннами. Здесь был пруд с фонтаном и рыбками. Из окон свисали кашпо с цветами, мягко журчала вода.

Галерея опоясывала три стороны дворика. Четвертую сторону занимала лестница, которая вела на верхний этаж. В просветы каменной балюстрады свешивались гирлянды цветов.

Это зрелище привело Марию в экстаз. Пострадавшая от непогоды лестница явно знала лучшие времена. Красные, коричневые и бледно-желтые стены обросли мхом. Вот она - Америка ее снов!

- Божественный сад, - пробормотала самой себе Мария.

Куда бы ни бросила она взгляд, всюду росли цветы - розы, жасмин, клематисы, бугенвиллеи, ирисы, наполнявшие воздух сладким ароматом. Она как зачарованная двинулась вперед, чувствуя себя попавшей в царство грез.

Фонтан отличался утонченной простотой. Здесь не было никаких статуй, только пруд с широкой струей, бившей прямо из воды. Мария долго следила за ним, наслаждаясь прикосновением холодных капель, а затем отправилась изучать остальную часть сада.

Мария увидела резную каменную скамью и села на нее, наслаждаясь тишиной и покоем.

- Да, - счастливо пробормотала она. - О да... Это так хорошо, так чудесно...

Женщина закрыла глаза, прислушиваясь к говору воды и пению птиц. Когда гостья вновь подняла веки, то обнаружила, что больше не одна. По другую сторону фонтана стоял человек и следил за ней. Светившие в глаза солнце и струя воды мешали ей рассмотреть незнакомца. Он казался силуэтом, грозным миражом, соткавшимся из мерцающих капель. Мария протерла глаза, но мираж не исчез.

Человек обошел фонтан и остановился рядом. Он смерил ее насмешливым взглядом.

- Ну? Это та самая роскошь, на которую вы надеялись?

Теперь Мария видела его отчетливо. Он был очень высок и широкоплеч. Его лицо было более взрослым, но своими чертами напоминало лицо Макса. Не приходилось сомневаться-перед ней стоял Теодор. Те же светлые глаза, но более твердые и упрямые, тот же высокий лоб. Макс много смеялся. Этот человек выглядел так, словно никогда не знал, что такое улыбка. Полные губы младшего брата были созданы для поцелуев. Очертания рта старшего говорили о чувственности, граничащей с жестокостью.

Но ей стало понятно еще одно - Макс был мальчиком, этот человек-мужчиной.

Выражение его лица было таким же холодным и насмешливым, как голос.

- Я - Теодор Хантер, - сказал он, не меняя тона. - Брат Максимилиана.

- Да... я догадалась, - смущенно промолвила девушка. - Вы очень похожи.

Его губы искривила усмешка.

- Только с виду, мисс. По характеру мы полная противоположность. Макс лезет напролом, не задумываясь о последствиях, и часто попадает впросак. Я-другое дело. Никто и ничто не может оставить меня в дураках.

Этот человек был явно не в лучшем расположении духа... Не зная, ждут ли от нее ответа, гостья протянула руку.

- Я-Мария Санчес. Думаю, Максик рассказывал вам обо мне.

Тео небрежно прикоснулся к ее руке. Его черты ничуть не смягчились.

- Он рассказал о вас все, - холодно подтвердил старший брат. - Пожалуй, даже больше того, что знал сам.

Мария нахмурилась.

- Не понимаю, что вы имеете в виду.

- В самом деле? Ну, сейчас это не имеет значения. Вы невеста брата, так что добро пожаловать!

Но в его голосе не было и намека на теплоту. Одна холодная ирония. Мария собрала все свое мужество и ответила ему в тон:

- Ваше радушие не имеет границ. Я слышала, что американцы славятся гостеприимством, и теперь вижу, что это правда.

На мгновение в его глазах вспыхнуло любопытство, сменившееся чем-то похожим на одобрение. А затем все исчезло.

- Не такая уж правда, - сказал он, - если брат бросил вас одну.

- Я не могу пожаловаться на обращение вашего брата, - решительно ответила Мария, слегка подчеркнув слово "брат". - Он относится ко мне чудесно.

- Не сомневаюсь. Макс щедр. Иногда безрассудно. И сердце у него мягкое, - презрительно процедил Теодор, заставив Марию вспыхнуть от гнева.

- Ваш брат тоже много рассказывал мне о вас... Он говорил, что вы уговаривали его жениться и будете рады за нас.

- Малыш всегда верит в то, во что хочет верить. Каждый раз, привозя сюда своих невест, он уверял их, что я обрадуюсь.

- Невест? Во множественном числе? - уставилась на него гостья.

- Вы четвертая... или пятая? Я потерял счет. Каждый раз одно и то же. Он выныривает из облаков, таща на буксире совершенно неподходящую ему женщину, и заявляет, что она "та самая". Мы с леди недолго беседуем, после чего она отбывает, становясь гораздо богаче, чем была до приезда. Моя милая девочка, вы одна из многих.

Услышав эти циничные слова, Мария вышла из себя.

- Если вы отваживаете от него невест, ничего удивительного, что их так много! - бросила она. - А если думаете, что от меня можно откупиться, то сильно ошибаетесь! Я люблю вашего брата, а он любит меня! И мы собираемся пожениться!

- Прекрасно, прекрасно. Не отступайте! Взвинчивайте цену. Но всему есть предел, так что не тратьте силы понапрасну, пытаясь заставить меня превысить его.

- Вы сумасшедший! - крикнула она. - Настолько привыкли к этой мысли, что уже не в состоянии видеть правду!

- Я уже видел правду, - хладнокровно парировал Теодор. - Она была написана у вас на лбу несколько минут назад. Вы рассматривали сад как делец, выгодно вложивший деньги и радующийся своему приобретению.

- Я радовалась его красоте, вот и все! - возмущенно ответила Мария. Этот сад - самое прекрасное место, которое я когда-нибудь видела. Вернее, был им. Пока не пришли вы. Сейчас он похож на Эдем, в который заполз змей!

Он вздрогнул, и девушка поняла, что попала в цель.

- Оригинально... Должен признаться, вы не похожи на предыдущих подруг Малыша. Все они были бесстыжими молодыми особами, козырявшими своими внешними данными и готовыми вступить в сделку. Вы действуете более топко.

Он смерил гостью взглядом, заставив ее с новой силой осознать собственную неказистость.

- Вы не радуете глаз. - Спокойный тон только подчеркивал небрежную жестокость его слов. - Кроме того, вы старше его обычных девиц. И намного старше Малыша.

- Я старше его на пять лет и никогда не скрывала свой возраст, решительно возразила Мария. - Но он не такой ребенок, как вы думаете!

- Значит, вы считаете его зрелым мужчиной? - хмыкнул Теодор. Оригинально!

- Мне все равно, что вы думаете. Если уверены, что можете отговорить брата от женитьбы на мне-попробуйте!

- Видите ли, я так часто этим занимался, что детали меня не интересуют. Просто скажите, сколько вам нужно. Моя крайняя цена - три тысячи долларов. Если вы будете благоразумны, могу добавить еще две, но чем больше вы станете испытывать мое терпение, тем меньше получите.

От его наглости у Марии захватило дух. Придя в себя, она нашла силы рассмеяться.

- Вы даром тратите время. Я не прикоснусь к вашим грязным деньгам!

- Сказано сильно, но мои деньги заработаны честно.

- Однако используете вы их в грязных целях! - вспыхнула Мария. - Вы пытаетесь покупать и продавать любовь!

- Напротив. Любовь не имеет к этому никакого отношения.

- Где вам это понять? Вы не узнаете любовь, даже если вам ее пришлют с накладной. Я выхожу за Макса, потому что люблю его и потому что... - Она запнулась. Говорить о ребенке не время. Они должны сделать это вместе с Максимилианом.

- Почему? - спросил Тео, саркастически приподняв брови.

- Я выхожу за него по любви, - повторила Мария. - Она взаимна. И против этого вы бессильны. Можете грозить сколько угодно. Это вам не поможет.

Наступило молчание. Затем его лицо исказилось.

- Вы очень смелы, сеньорита, - наконец промолвил Теодор. - И в то же время очень глупы. Я не позволяю людям безнаказанно перечить мне. Это... вредно для бизнеса.

- Любовь-не бизнес.

- Нет, бизнес, в котором я разбираюсь лучше вашего. Минуту назад вы могли получить крупную сумму. Сейчас вы потеряли все и вскоре убедитесь в этом.

- Нет, это вы убедитесь, что чувства так легко не покупаются!

- Не будьте дурой, - грубо ответил он. - Мне ничего не стоит восстановить брата против вас.

- Если бы это было так легко, вы бы не предложили мне деньги.

Тео сжал губы.

- Я пытался вести торг честно.

- Нет, вы пытались запугать меня! Но это невозможно, так что не тратьте время понапрасну. Попробуйте настроить Макса против меня. Увидите, что получится.

- Вы очень уверены в себе, - мрачно буркнул он. - Даже дерзки. Вам предстоит узнать, что в этом доме дерзить позволяется только одному человеку.

Но знание того, что она носит младенца, добавляло Марии смелости. Макс хочет этого ребенка. Он никогда не отвернется от его матери. Поэтому она не стала отвечать Теодору, а просто улыбнулась и с удовольствием увидела, что его лицо утратило решительное выражение. Их глаза встретились. В одних светилась бесконечная сила материнства, олицетворения земли и вечности, в других - угрюмое сомнение, смешанное с гневом и невольным уважением.

- Вы совершили большую ошибку, чреватую серьезными последствиями, мисс, - тихо сказал он.

- А вы - непозволительный промах! - парировала Мария.

Он набрал в грудь побольше воздуха, но не успел ответить, как со стороны галереи донесся крик. В следующий момент из тени появился высокий пожилой человек с лицом братьев Хантеров, но более тонким, увенчанным гривой густых седых волос. Он светился радостью и ковылял к ним, опираясь на палку.

- Так вот где моя новая невестка! - воскликнул он. - Добро пожаловать, дорогая! Добро пожаловать!

2

Лицо Теодора отразило множество чувств: досаду от того, что это внезапное вторжение помешало ему достойно ответить очередной самозванке, необходимость скрыть свой гнев от деда, смущение от отсутствия поддержки уважаемого им человека... В конце концов, приличия победили, но это стоило ему огромного труда.

- Дедушка, - мягко сказал он, - это мисс Мария Санчес из Мексики, это мой дедушка Франк Хантер.

- Добро пожаловать на виллу Хантеров, мое дорогое дитя, - пробормотал старик и, вместо того чтобы пожать протянутую руку гостьи, крепко обнял молодую женщину.

Она тоже обняла его, обрадованная теплым приемом. Наконец-то!

- Привет, дорогой господин Хантер!

- Глянь-ка, она уже говорит по-нашему! - расплылся в улыбке Франк. Кларисса покажет тебе комнату. - Из тени вышла пожилая негритянка, одетая с ног до головы в черное. - Кларисса, - сказал старик, - это Мари, невеста Малыша. Проводи девочку наверх и позаботься о ней.

- Я распоряжусь, чтобы принесли ваш багаж, - сухо сказал Тео. Надеюсь, вам у нас понравится.

Кларисса привела Марию в огромную спальню с двумя высокими окнами. В это время дня ставни были закрыты и в комнате царил полумрак. Кларисса зажгла свет и показала гостье широкую кровать из прекрасного полированного ореха.

Когда очередь дошла до шкафов и ванной, раздался стук в дверь и на пороге появился молодой негр с багажом. За ним шел второй негр с подносом.

- Немного вина и закуски, - сказал он. - Мистер Хантер сказал, что вам нужен отдых после утомительного путешествия.

Он говорил так решительно, что не оставалось сомнений: то был королевский приказ. Ясно, Тео хотел устранить ее на время семейного совещания. И девушка не стала спорить. Она устала, страдала от душного влажного воздуха и легкой тошноты. Кроме того, женщина была ошеломлена тем, как много жених скрыл от нее. Следовало поразмыслить об этом на досуге.

Она приняла душ, перекусила, а затем легла вздремнуть. Разбудило Марию прикосновение губ Макса. Она прижалась к нему, как к единственной опоре во враждебном мире.

- Моя комната в противоположном крыле дома, - с усмешкой сказал он. Смешно! Ведь скоро мы станем молодыми родителями!

- Ты уже сказал кому-нибудь?

- Нет еще. Жду подходящего момента.

- Макс, почему ты никогда не рассказывал мне обо всех твоих невестах?

- Обо всех моих невестах? - передразнил он. - Я что, донжуан?

- Если верить твоему брату, их было полдюжины.

- О, те не в счет. В счет только ты. - Тон молодого человека показывал, что эта тема ему смертельно наскучила.

- Но я не имела об этом представления! - возразила Мария.

Он пожал плечами.

- Не обращай внимания. Важно только одно: мы собираемся пожениться.

- Ты можешь хоть минутку побыть серьезным?

Макс состроил мрачную мину.

- Если ты будешь говорить серьезно, то станешь хуже Тео!

- Это совсем другое дело. Ты говорил, что Теодор будет рад твоей женитьбе, а он думает, что я охочусь за твоими деньгами, как все остальные. Не верит, что я и представления не имела о вашем богатстве. Кстати, об этом ты тоже должен был предупредить.

- Что, из-за этого ты стала бы больше меня любить? - поддразнил он.

- Конечно, нет. Наоборот, это бы насторожило меня.

- Наверное, в глубине души я догадывался об этом. Кроме того, я никогда не чувствовал себя богатым. Брат высылал мне нищенское содержание, потому что хотел заставить вернуться домой. Сама знаешь, я кругом в долгах. - Я не могу осуждать Теодора, что он обо мне такого мнения.

- А я могу. Мы крупно поссорились. Когда брат увидел, что не может заставить меня передумать насчет женитьбы, он страшно разозлился. Меня выручил дедушка. Он сказал, что доспорить можно будет после ужина.

- У меня сразу пропал аппетит. Вот будет весело!

- Не беспокойся. Придет Аврора. Она старая подруга брата. Десять лет назад Тео безумно влюбился в нее. Все их отговаривали, но они обручились. Им было по двадцать, однако Теодор, как всегда, решил настоять на своем и ждал только совершеннолетия.

- И что же случилось?

- Аврора мечтала стать телезвездой. Она вечно крутилась в актерских кабачках, наконец познакомилась там с известным телережиссером. И потом исчезла. Это случилось за неделю до свадьбы. Выяснилось, что она улетела со своим режиссером во Флориду. Их фотографии появились во всех видах во всех журналах. Жена того типа рыдала и умоляла его вернуться. Но Авроре не было до этого дела. Она хотела, чтобы любовник устроил ее в кино или на телевидение.

- И как, устроил?

- Более-менее. Она надеялась стать мировой звездой, но кончила тем, что сыграла несколько маленьких ролей в телевизионных сериалах. Для этих ролей не требуется особого таланта достаточно роскошной внешности и умения сказать несколько слов. Режиссер умер, и карьера Авроры заглохла. Она сыграла свою последнюю роль два года назад.

- И как к этому отнесся Тео? - спросила Мария. - Наверное, рвал и метал?

- О да! Дедушка говорил, что он никогда не видел такого влюбленного и такого злого человека. В то время мне было только одиннадцать, но я все понимал, потому что гнев брата висел над домом как туча. Казалось, он взбесился. У него была мощная машина, и он гонял на ней как сумасшедший. Ума не приложу, как он не разбился. А потом он внезапно успокоился. Он это умеет. Никогда не теряет над собой контроля. Видит опасность и говорит себе: я этого делать не буду. И останавливается.

Мария слегка вздрогнула.

- Мне это не нравится. Он либо сверхчеловек, либо вовсе не человек...

- У него сверхчеловеческая выдержка, - поправил Макс. - И глаз как луч лазера... Тео вернулся к работе, продолжил прежнюю жизнь, но никто не смел произнести при нем имя Авроры. Однажды мы услышали, что она вышла замуж за кинопродюсера. У всех мурашки побежали по коже, даже у дедушки, а Теодор просто почернел. Через два года она развелась, об этом опять писали все газеты, но никто не сказал ему ни слова.

- Но ведь сегодня она будет здесь в качестве его подруги...

- Каким-то образом Аврора ухитрилась помириться с ним, и они снова начали встречаться. У нее апартаменты на Пятой авеню. Тебе ничего не говорит это название?

- Как же! Самая шикарная улица мира! - Мария завела глаза. - Верно. Там живут миллионеры. Я всегда думал, что это самое потрясающее место на свете: утонченный разврат, роскошный грех и куча денег. Самое подходящее место для Авроры. Тео ездит к ней, и я догадываюсь, что это он снимает ей квартиру. Продюсер разорился, и доходы Авроры иссякли. Поэтому брат поддерживает ее материально, а она расплачивается с ним... на свой лад. Убедила себя, что Теодор все эти годы оставался холостяком только из-за любви к ней.

- Думаешь, это правда? Макс громко расхохотался.

- Кто, брат? Как бы не так! Единственное, чему она его научила, это не доверять женщинам и считать, что все они шлюхи. У Тео всегда куча женщин. Они вешаются ему на шею, а он выбирает. Но никто из них никогда не тронул его сердца. Мой брат никогда не повторяет своих ошибок и ничего никому не прощает.

- Но ведь он, кажется, простил ее?

- Не верь своим глазам. Условия диктует он.

- Ты хочешь сказать, что Тео спит с ней и наслаждается, наблюдая за ее попытками заарканить его?

- Я бы ничуть не удивился. Может быть, в конце концов он и женится на ней, но сначала как следует помучает...

Мария вновь вздрогнула.

Одеваясь к ужину, она тщательно поработала над макияжем. Никто бы не назвал Марию красавицей, но она могла быть элегантной. Молодая женщина усмехнулась, вспомнив, как колебалась, стоит ли брать с собой длинное вечернее платье. Платье было от модного дизайнера, и, покупая его на распродаже, Мария потратила остатки всех своих сбережений... на случай, если понадобится принарядиться. Куда ей тягаться с телезвездой, хотя бы и бывшей?

И все же она была довольна результатом. Платье было под горло, без всякого намека на декольте. На длинной шее сверкала витая серебряная цепочка, подаренная Максом. Девушке хотелось соорудить высокую прическу, придававшую ей более элегантный вид, но она решила не подчеркивать разницу в возрасте между ней и Максом.

Максимилиан пришел за ней, взял под руку и повел по лестнице.

- Ты прекрасна, - сказал он. - Но завтра я куплю тебе вечернее белое платье, с большим декольте.

- Почему с декольте? - засмеялась она.

- Потому что нельзя скрывать такие божественные плечи. Не спорь. Я никогда не ошибаюсь в этих вещах. А к нему пойдут гранаты.

- Мечтатель! - фыркнула она.

- Нет, правда. Гранатовое колье, браслет и серьги. Ты будешь великолепна! Как невеста, в белом!

Она не успела ответить - из-за угла появился Теодор. Он вежливо кивнул и молча прошел мимо. Но Мария поняла, что последние слова Макса не ускользнули от слуха старшего брата и только подтвердили его мнение о ней. Впрочем, какое ей дело до того, что думает Тео?

Внизу Макс улыбнулся.

- Давай подождем снаружи, в саду моей бабушки.

- Так этот сад-творение жены Франка Хантера?

- Верно. Они купили пустую землю в начале века. И сад стал делом ее жизни. Когда же папа женился, то мама решила помогать бабушке и занялась цветами.

- Наверное, твоя мать была замечательной женщиной.

- Да, - тут же ответил Макс. - Когда родители умерли, мне было только пять лет, но я хорошо помню их. Мама была очень красивая и любила меня. Я всегда знал, что был ее слабостью. Папа был человек сердитый, часто выходил из себя, но мама не позволяла ругать меня. Однажды я разбил любимую вазу отца, и она сказала папе, что разбила сама, чтобы он меня не наказал! - Макс засмеялся, но затем его лицо омрачилось. - Потом их не стало, и в мире все померкло... Но теперь у меня есть ты, дорогая, и мир больше никогда не станет холодным, - широко улыбнувшись, закончил он.

Мария ответила ему нежной улыбкой. Не объяснялась ли его привязанность к ней тем, что она была намного старше, что Макс рано потерял родителей, а она заботилась о нем? Малыш считал, что она похожа на Деву Марию... А с каким уважением и радостью он повторял: "Ты скоро станешь матерью..."

Но если она и ошибается, какая разница? Они нужны друг другу, а это самое главное для счастливого брака. Она молча поклялась любить Макса и защищать его всю жизнь....

Франк спустился по лестнице и поцеловал будущую невестку.

- Позволишь отвести тебя в столовую? - спросил он. - Малыш возражать не будет. Это одна из привилегий возраста: старикам можно красть красивых девушек у молодых людей.

Мария засмеялась и взяла его под руку, довольная тем, что старый Хантер на ее стороне.

Тео ожидал в гостиной, окна которой выходили во внутренний двор. Он был в вечернем костюме, белоснежной рубашке и черной бабочке. Его красивая, властно поднятая голова, возвышавшаяся над всеми остальными, вызвала у Марии невольное восхищение. Рядом с мужественным братом красота Макса меркла. Тео напоминал пантеру, защищающую свое логово. Кто посмеет в него вторгнуться, пусть пеняет на себя!

Рядом с Теодором стояла высокая крашеная блондинка в туго облегавшему фигуру коротком красном платье, обнажавшем длинные красивые ноги в черных нейлоновых чулках. На ее шее красовалось бриллиантовое колье, с мочек свисали бриллиантовые серьги, а еще больше бриллиантов мерцало на запястьях. Она шагнула навстречу, обдав вошедших ароматом "Шанели".

- Малыш, дорогой! - театрально воскликнула блондинка, заключая его в объятия. - Как хорошо, что ты вернулся! Мы больше тебя никуда не отпустим. Правда, милый? добавила она, обращаясь к Теодору.

Тот небрежно пожал плечами.

- Блудный брат не обращает на мои слова ни малейшего внимания. Макс неловко высвободился из объятий.

- Познакомься с Мари, моей невестой, - сказал он. - Мари, это Аврора, старый друг нашей семьи.

На секунду в глазах блондинки появилось недовольное выражение, но она тут же заключила Марию в пылкие объятия.

- Тео, милый, посмотри, она очаровашка! - воскликнула Аврора, говоря через голову Марии, как будто той здесь не было. - Я просто обожаю таких скромниц. - Она подарила Марии ослепительную улыбку. - С вашей стороны очень умно не носить ничего броского. Каждый должен знать свой стиль, верно?

- Точнее, каждый сверчок знай свой шесток... - пробормотала Мария.

Теодор был рядом и все слышал. Его бровь дернулась, но он мгновенно справился с собой. Их глаза встретились, и Мария, несмотря на взаимную антипатию, поняла, что в эту минуту он был на ее стороне.

Макс громко рассмеялся.

- Вы знаете, Мари называет себя старой черепахой? И она права. Он слегка похлопал Марию по лбу. - Но только во втором слове мудра, как черепаха.

Мария улыбнулась:

- Сейчас я согласилась бы пожертвовать мудростью, чтобы выглядеть как вы, - любезно сказала она Авроре. - Никто не посмеет назвать вас старой черепахой.

- Особенно во втором определении, - согласился вдруг Теодор.

Аврора же сделала доведенный до совершенства протестующий жест.

- Внешность и одежда здесь ни при чем, - весело сказала она. - Это все бриллианты. Я говорила Тео, что их слишком много, но он никак не может остановиться.

Затем блондинка переключилась на Франка, а Теодор поглядел на Марию прищурившись.

- Я не бросаю слов на ветер, - пробормотал он, - и умею быть щедрым.

- Да, кое-кто из мужчин предпочитает выражать свою щедрость в деньгах, - колко ответила Мария и посмотрела ему в глаза. - А некоторые вообще не знают других способов.

- Разве не все мы таковы?

- Ваш брат совсем другой, мистер Хантер. Он отдает свое сердце.

- Мистер Хантер? - иронически спросил он, - если вы собираетесь стать членом нашей семьи, то почему вам не называть меня просто по имени?

- Сомневаюсь, что мы когда-нибудь станем настоящей родней. С Максом да. С вашим дедушкой. Но не с вами.

- Демонстрируете свой панцирь?

- Вы с первой минуты продемонстрировали мне свою неприязнь, вполголоса ответила она. - По крайней мере, это было честно. И продолжайте оставаться самим собой. Тогда я буду представлять себе истинное положение вещей.

- Собираетесь сражаться на вражеской территории? Смело, но бесполезно. Ваши усилия тщетны.

- Может быть, не так тщетны, как вы думаете, - с улыбкой парировала она. - Откуда вы знаете, что у меня нет тайного оружия?

- Жду с нетерпением.

- К столу, к столу! - прервал их Франк, взял Марию под руку и повел в столовую. Это была громадная зала, одну стену которой занимали окна, открывавшиеся на галерею. Из них лился свет, остальная часть комнаты тонула в полумраке.

Когда глаза Марии привыкли к неяркому освещению, она поняла, что столовая меблирована роскошно. Стол и кресла из черного дерева. Сиденья и высокие спинки кресел, обитые гобеленами...

На столе стояли серебро и переливающийся цветами радуги хрусталь. Рядом с каждой тарелкой высились три изящных бокала разной формы и размера.

Франк указал гостье ее место и пододвинул кресло. Она очутилась в середине длинной части стола, прямо напротив Тео. К облегчению Марии, рядом с ней сел Макс. Он легонько сжал ее руку под столом, и она ответила тем же, пытаясь не показать виду, что нервничает.

- Раз все в сборе, может быть, начнем? - сказал Тео.

Появилась экономка Кларисса. Она по-прежнему была в черном платье, но теперь с белым шелковым фартуком - в знак того, что ей надлежит присматривать за переменой блюд.

- В вашу честь Кларисса распорядилась приготовить нечто особенное, - с легким поклоном сказал Теодор.

- Это... очень любезно с ее стороны, - неловко ответила Мария. Роскошь начинала подавлять ее, душа уходила в пятки.

По знаку Клариссы в комнату вошли слуги с бутылками в руках. Они обошли стол, наполнив самый большой бокал минеральной водой, а следующий по размеру - шампанским. Убедившись, что все сделано верно, Кларисса коротко кивнула слугам, и они удалились, чтобы через минуту вернуться с тележками, на которых стояла еда. Домоправительница собственноручно разложила все по тарелкам.

Мария нечасто была в дорогих ресторанах, а в такой обстановке ужинала впервые. Это было изумительно. Начало обеду положил фруктовый салат - смесь нарезанных дольками цитрусовых, дыни, арбуза, маслин, ягод, грецких орехов, сдобренная чем-то совершенно непонятным, напоминавшим по вкусу шоколад.

- Это майонез и коричневый сахар! - засмеялся Макс, увидев ее ошеломленное лицо. - Собственное изобретение Клариссы!

- Вкус... просто невероятный, - покачала головой Мария. Кларисса-настоящий гений.

Когда пожилая женщина пришла взглянуть, не пора ли подавать второе блюдо, старик повторил ей слова гостьи.

- Спасибо, мисс, - довольно улыбнулась экономка.

- В качестве главного блюда Кларисса приготовила индейку, - сообщил Теодор. - Она уверена, что в Америке торжественный ужин не может быть без традиционного блюда.

Но это была совсем не та индейка, которую Мария пробовала в Мексике. Ее принесли на огромном блюде с чесноком, сельдереем, луком, морковью и картофельным пюре. Маринованные яблоки и клюквенный соус с розмарином и ореганом украшали это произведение искусства.

Под индейку бокалы наполнили сухим вином. Увидев, что Мария едва пригубила шампанское, Кларисса нахмурилась.

- Мисс Мари не нравится вино? - спросил Теодор.

- Предпочитаю минеральную, - солгала Мария, обычно получавшая удовольствие от вина.

- Наша гостья хочет сохранить ясную голову, - игриво сказала Аврора. Кажется, она считает, что попала в логово льва.

- Но почему? Она ведь здесь почетная гостья, - вкрадчиво заметил Тео.

- Возможно, потому, мистер Тео, что вы напоминаете мне конкистадора, ответила Мария. - Помните, когда они пришли в Америку и завоевывали любовь индейцев-съедали вместе с ними индейку, а потом, - она сделала выразительный жест, - этих друзей-индейцев никто никогда не видел. Кто знает, что с ними стало?

Макс улыбнулся, а Франк захохотал.

- Что ты на это скажешь? - спросил он старшего внука. - Конкистадор! Старик повернулся к Марии. - Осталось выяснить, течет ли в ваших венах индейская кровь?

- Действительно, для всех нас вы незнакомка. - Аврора сделала акцент на "всех нас". - Расскажите нам о себе, мисс Санчес.

- Рассказывать особенно нечего. Я страховой агент. Мы с Максом познакомились, когда после автомобильной аварии я занималась его машиной.

- Как романтично! - воскликнула Аврора. - И вы полюбили друг друга с первого взгляда?

- Да, - сказал Макс. - Мария - мой ангел-хранитель.

- А ваша семья? - спросил Теодор. - Как она относится к вашему браку?

- У меня нет семьи, - отрывисто бросила Мария. - Мать умерла, а отец ушел из дому до ее смерти, так что я его почти не знаю.

- Она не хотела познакомить меня с ним, - засмеялся Макс. - Думаю, это настоящее чудовище!

У Авроры погасли глаза.

- Что ж, понятно - у каждого из нас свой скелет в шкафу...

Мария поджала губы. Она действительно не знакомила Макса, поскольку презирала собственного отца. Но в словах Авроры скрывался какой-то грязный намек...

- Чистая правда! - возгласил Франк. - Никто из моих родственников не желал меня пи с кем знакомить. Я семейный скелет. И остаюсь им многие годы!

Все рассмеялись, дед ловко разрядил обстановку. Тео нахмурился, и Мария поняла, что в списке ее недостатков появилась еще одна галочка. Женщина без семьи, которой этот брак сделает честь. Бесприданница.

Пришел слуга-негр и унес тарелки. Кларисса приготовила воздушный торт с черникой и украсила его безе. Как и вся остальная еда, это было изумительно вкусно. После десерта слуга в белых перчатках подал кофе в тончайших фарфоровых чашечках и ликер для желающих. Старый Хантер поднялся.

- А сейчас я хочу провозгласить тост.

Теодор выглядел сбитым с толку, на губах Авроры застыла усмешка, но старик, не обращая на них внимания, лучезарно улыбнулся сначала Марии, а потом Максу.

- Сегодня необыкновенный день, - начал Франк. - Наш Малыш привез невесту, которая действительно будет достойна этого дома. Мы счастливы принять ее в нашу семью. - Он поднял бокал. - Я пью за Мари, за мою будущую невестку!

Все выпили, и Макс улыбнулся невесте.

- Но это еще не все, - добавил дед, смотря на Марию. - У меня есть для тебя особый подарок.

Он вынул из кармана какой-то маленький предмет и поднял его вверх.

- Это кольцо принадлежало многим поколениям рода Хантеров. Я подарил его своей жене, и оно оставалось на ее пальце до самой смерти. По традиции это кольцо должен вручить своей невесте старший внук, но Теодор отказывается жениться, поэтому я отдаю кольцо тебе, дорогое дитя, в знак того, что ты становишься миссис Хантер!

Старик взял правую руку Марии и надел кольцо на ее палец. Это была прекрасная работа - бриллианты и изумруды в платине. Девушка ахнула-не столько из-за явной ценности подарка, сколько из-за того, что оно было символом нового родства. На мгновение ее глаза затмились слезами. Когда к Марии вернулось зрение, женщина заметила на лице Теодора гневное выражение и все поняла. Она украла у него не только брата, но и часть наследства.

Но он тут же справился со своими чувствами, улыбнулся и поздравил молодых. Аврора владела собой хуже. Ее губы произносили правильные слова, но глаза подернулись льдом, и было ясно: блондинка надеялась, что в один прекрасный день это кольцо будет принадлежать ей.

Остаток вечера прошел без всяких происшествий. Аврора отбыла в облаке духов и воздушных поцелуев. Тео пошел провожать ее до машины. Макс налил деду еще один бокал, а Мария с облегчением выскользнула в сад.

Там стояла благословенная прохлада. Высоко в небе сияла луна, озаряя все вокруг серебряным светом. Мария подошла к фонтану и присела, прислушиваясь к журчанию воды и глядя в глубину. Любопытная золотая рыбка всплыла, посмотрела на нее и тут же исчезла. Девушка опустила палец в воду и тихонько засмеялась.

Вдруг что-то изменилось, и она подняла голову. За ней следил Теодор, лицо которого скрывалось в тени. Интересно, давно ли он тут?

Он подошел ближе, держа в каждой руке по бокалу, и один из них протянул ей.

- Нет, спасибо, - тут же отказалась Мария.

- Это виски "Четыре розы", - сказал он, садясь рядом. - Самый лучший. Я не предлагаю его всем и каждому.

- Благодарю за честь, но я не пью спиртного, - решительно ответила она.

- Вы очень неожиданная женщина. Должен признаться, я удивлен.

- Но недостаточно для того, чтобы поверить в мою искренность?

- Напротив. Теперь, зная, как хорошо вы подготовились к тому, чтобы стать членом нашей семьи, я доверяю вам еще меньше, чем кому-либо.

- Но я не... Ах, какой смысл оправдываться, если вы все равно мне не верите?

- В самом деле, какой смысл? Если уж на то пошло, зачем такой женщине, как вы, понадобился мальчик вроде Макса?

- Потому что этот мальчик добрый и нежный, - сказала Мария, глядя ему в глаза. - И потому, что он любит меня.

- А вы? Чего хотите вы?

- Я хочу... - Ее голос внезапно дрогнул. - Хочу кому-то быть нужной.

Почему она так сказала? Наверное, потому что в этом человеке была сила, заставлявшая говорить ему только правду. Ничто другое ей в голову не приходило.

Теодор посмотрел на нее с любопытством.

- И вы думаете, что будете нужной Малышу?

- Если вы позволите...

- Но я не позволю! Вы не станете женой моего брата, так что не морочьте голову ни себе, ни ему. - Внезапно Тео стиснул ее руку. - Послушайте меня, тихо и настойчиво сказал он. - Если вы стремитесь к богатству, я вас обеспечу. У вас будет квартира в самом фешенебельном районе Нью-Йорка, драгоценности, одежда, что угодно - и все за мой счет. У меня есть друзья, которые найдут вам работу, чтобы вы не скучали. А взамен я попрошу только одного: чтобы вы всегда были готовы принять меня.

Мария посмотрела на него с ужасом.

- Не могу поверить своим ушам!

- Я и сам себе не верю, - мрачно сказал он. - Но сделаю все, чтобы ваш план не закончился трагедией.

Мария высвободила руку. Прикосновение Тео взволновало ее.

- А как же быть с чувствами Макса? Неужели они вас ничуть не заботят?

- Заботят. Именно поэтому я и собираюсь помешать вам пожениться.

- Я принадлежу вашему брату!

- Вы никогда не будете принадлежать ему! - гневно бросил Теодор. - И сами знаете это! Знаете с первой минуты нашего знакомства!

- Вы наглый...

- Не ругайтесь понапрасну. Все равно никто из нас не в силах это изменить.

- Не правда! - гневно бросила Мария.

- В самом деле? - Тео заглянул ей в глаза, поднял руку и медленно погладил по щеке.

Это ощущение потрясло ее. Его прикосновение было легким как перышко, но бросило в такой жар, какого она никогда в жизни не испытывала. Казалось, мир завращался...

- Макс-ребенок, - тихо сказал Теодор. - А вы-нет. Вы женщина. И вам нужен мужчина.

- Но не вы, - с трудом вымолвила она. - Никогда...

- Почему? Чем мужчина, который может оценить вас, хуже этого сосунка, который хочет, чтобы вы заменили ему мать? Он все забудет. Но мы... Мы нет.

У Марии зазвенело в ушах, однако она упорно цеплялась за одну и ту же мысль: этот беспринципный человек не остановится ни перед чем, чтобы разлучить их. Даже если для этого понадобится соблазнить ее. А когда разлука станет явью, отшвырнет ее прочь.

Она изо всех сил напоминала себе об этом, однако прикосновение Тео сводило ее с ума. Пыталась вырваться, но его глаза держали ее в гипнотическом трансе. Кончики пальцев приблизились к ее губам и начали медленно обводить их контуры. Возбуждение стало невыносимым. Она не знала, что способна на такие чувства. Тео вынуждал ее испытывать желания, которых следовало остерегаться, и заставлял понять, что за их взаимной неприязнью скрывается совсем другое чувство, куда более опасное, чем враждебность.

Губы Марии горели от желания прильнуть к его губам. Не хватало воздуха. Она хотела, чтобы это поскорее кончилось... и не кончалось никогда.

- Скажи только одно слово, - шептал он, - и я сделаю все, что нужно. Сегодня же увезу тебя, и ты больше никогда не вспомнишь о Максе...

Мария испустила долгий, судорожный вздох, пытаясь справиться с бешено колотящимся сердцем. Упоминание о Малыше добавило ей смелости. Малыш любит ее. То, что делает с ней его брат, разобьет ему сердце.

- Уберите руки! - решительно сказала она.

У Теодора дрогнуло лицо. Он думал, что уже заманил ее в ловушку, и разозлился, обнаружив, что жертва сумела бежать.

- Что бы сказал брат, если бы узнал правду о вас? - требовательно спросила она.

- А в чем, по-вашему, правда?

- Что вы - человек, который пытается соблазнить невесту собственного брата.

Тео вздрогнул, и его лицо стало жестоким.

- Будете отрицать?

- Конечно буду. Я пойду на все, лишь бы защитить мою семью. Слышите, на все! Я вас предупредил. Я бы играл честно, если бы вы проявили благоразумие. У вас была бы своя квартира и все остальное. Но вы хотите быть умнее. Что ж, посмотрим, кто из нас окажется умнейшим, мудрая черепаха.

Он резко поднялся и пошел к дому. Дрожащая Мария осталась сидеть. На какое-то мгновение взгляд и голос этого человека заставили ее забыть обо всем на свете. Она тряслась от ужаса.

Вскоре пришел Максимилиан.

- С тобой все в порядке? - тревожно спросил он. - Никто не обидел тебя?

- Нет, все нормально, - ответила она. - Но я бы с удовольствием легла. Я очень устала.

Макс отвел ее в дом, Франк поцеловал на ночь, но Теодора нигде не было.

Оказавшись в спальне, Мария захлопнула за собой дверь и привалилась к ней спиной. Ставни были открыты, и лунные лучи освещали что-то, лежавшее на кровати.

Мария зажгла свет и подняла с покрывала объемистый конверт, доверху наполненный долларами. Пять тысяч, с испугом поняла она, вывалив на кровать его содержимое. Кроме того, оттуда выпала записка с несколькими словами:

Ради Бога, возьми это и уходи. Т. X.

3

Ночь была жаркой и душной. Мария ворочалась с боку на бок, пока не сбросила с кровати простыни, но облегчения это не принесло. Она не могла уснуть, потому что внутри бурлил неистовый гнев.

Мечты о том, что в Америке Хантеры ее примут с распростертыми объятиями и сделают членом семьи, разлетелись в прах. Тео жестокий, несправедливый человек все разрушил! Она ненавидела его!

При воспоминании о встрече в саду в венах вскипала кровь. Вызывающая сексуальность Теодора впервые заставила Марию понять, что она связалась с мальчиком, который может никогда не повзрослеть. Ненависть к Тео ничего не меняла. Это такое же сильное чувство, как и любовь. Даже сильнее. Волновала ли ее любовь Макса? Она испытывала к нему благодарность и нежность, но эти чувства не шли ни в какое сравнение с теми, что она испытала наедине с его братом. Она говорила себе, что нежности достаточно, верила в это, но теперь...

Мария села и потрясла головой, пытаясь избавиться от наваждения. Нельзя позволять себе так думать! Она любит Макса. И какая разница, что это не та любовь? Уже поздно. Он отец ее ребенка. Молодая женщина заставила себя вспомнить его доброту, то, как он гордился ею и заботился о ней. Но почему он не сказал своим родным о ребенке?

Потому что боится брата, мелькнуло в мозгу. Макс боялся Тео так же, как дитя боится строгого отца. Девушка гнала от себя эту нестерпимую мысль, но та сидела в мозгу как заноза.

Она встала, подавленная страхами и жарой, настежь открыла окна и жадно вдохнула ночной воздух. Судя по небу, до рассвета оставался какой-нибудь час.

Мария накинула тонкий нейлоновый халатик и выскользнула из комнаты. Нужно было найти выход в сад и остыть. Какое-то время она беспомощно бродила туда и сюда, пока не увидела под дверью полоску лунного света. За дверью оказалась каменная лестница, которая вела в галерею. Спустившись до половины, женщина села на ступеньки, прислонилась к мраморной стене и закрыла глаза. Наконец-то прохлада, какое счастье!

Она едва не задремала. Затем послышался сердитый голос Теодора, дверь распахнулась, и во двор пулей вылетел рассерженный Макс.

Тео шел за ним следом.

- Не смей убегать, когда я с тобой разговариваю, - бросил он.

- Я и так слушал тебя несколько часов! - огрызнулся Малыш.

- А я еще ничего не сказал.

Братья остановились у освещенного луной фонтана. Мария ясно видела их сквозь перила.

Они были в той же одежде, что и за обедом. Значит, разговор действительно был долгий и безрезультатный. Тео снял пиджак и расстегнул воротник белой рубашки. Его грудь гневно вздымалась и опадала.

- Есть вещи, которые я обязан сказать, так что придется выслушать, чуть спокойнее сказал он.

- Я уже все выслушал, - устало ответил Макс. - Я знаю, что прежде был дураком, но Мари - это настоящее.

Тео издал короткий язвительный смешок.

- Ты говорил это о каждой из своих девиц! Мария беспомощно поглядела наверх. Если бы можно было незаметно вернуться к себе в комнату! Хотелось остаться здесь и узнать, что скажет Малыш в ее защиту, но подслушивать было стыдно. А вдруг ее застанут? Она вздрогнула при мысли о презрении Теодора.

Мария попыталась встать, но задела каблуком за ступеньку и в ужасе застыла на месте.

- Что это было? - спросил Тео, оглядываясь по сторонам.

- Ты о чем?

- Кажется, я слышал шум.

Братья прислушались. У Марии так стучало сердце, что она была уверена: ее вот-вот обнаружат.

- Ночь полна всяких шорохов. Наверное, кот охотится за мышами. Не обращай внимания.

- Да, давай вернемся к женщине, которая околдовала тебя, - негромко сказал Теодор. - Я никогда не видел тебя таким глупым и таким одержимым!

- Потому что она совсем другая. Разве ты не видишь?

- Я вижу, что она кажется другой, - уступил брат. - Внешность у нее скромная, но это обманчиво. Эта женщина умна, проницательна и образованна.

- Еще бы! - Макс воинственно воззрился на брата. - А ты не можешь себе представить, что умная женщина может обратить на меня внимание...

- Плохо верится, - угрюмо признался Теодор. - Гонять на машинах, тратить деньги на дорогие безделушки, вступать в конфликт с законом - все это по твоей части. Но мозги...

- Думай, что хочешь. Мари любит меня.

- Она любит твои деньги, вот и все. Сегодня вечером ты сам все слышал. Сирота без гроша за душой, да еще и на пять лет старше тебя. Ты ей просто с неба свалился, и она воспользовалась этим! Потом ты привез ее сюда, и она узнала про наше богатство. Видел бы ты ее лицо, когда она осматривала сад! Наконец-то ей улыбнулась удача.

- Ты обо всех думаешь самое плохое.

- И всегда оказываюсь прав. Макс хмыкнул:

- Она не спасовала перед тобой, вот ты и злишься!

- Я не отрицаю, что она умна. Но могу сказать тебе только одно: вы никогда не будете счастливы друг с другом. А теперь прояви хоть каплю здравого смысла. Ты свалял дурака, но все еще можно исправить. Я быстро избавлю тебя от нее.

- Черта с два! Перестань дергать меня за ниточки, как марионетку! гневно воскликнул Максимилиан. - Всегда одно и то же! Малыш, делай то, Малыш, делай се! Дышать нечем! Запомни - Малыш вырос!

- Что ж, хотя бы один из нас должен обладать чувством ответственности, - мрачно изрек Теодор, - иначе твоя жизнь давно бы закончилась катастрофой. Бабушка перед смертью завещала позаботиться о тебе, и я не могу нарушить клятву.

Внезапно Макс повысил голос, словно Тео коснулся его больного места.

- Не говори о бабушке! Оставь ее память в покое!

- Я должен говорить о ней, - бросил Теодор. - Она сделала нашу семью семьей в подлинном смысле этого слова, она ограждала своих детей и внуков от зла и опасности. Что бы она сказала, если бы я безучастно следил за тем, как ты губишь свою жизнь?

Макс отшвырнул бокал, и тот со звоном разбился о камень.

- Бабушка бы сказала, что я не гублю свою жизнь, а спасаю ее! Она была бы рада за меня, - Младший брат снова повысил тон, словно подхлестывая себя. - Она бы сказала, что я поступаю правильно, потому что мужчина обязан жениться на матери своего ребенка!

Воцарилась мертвая тишина. Казалось, эти слова повисли в воздухе. Мария придвинулась ближе к перилам и увидела Теодора. Теперь она поняла, почему Макс его боится. Лицо старшего потемнело от гнева.

- Я не ослышался? - наконец спросил он. В голосе слышалась холодная угроза.

Макс попятился. Но он слишком далеко зашел, чтобы останавливаться.

- Мари беременна, - хрипло прошептал он. Мария напряженно ждала, что скажет Тео.

Но у того вырвались не слова, а возглас боли и смертельного разочарования. Он ударил кулаком по камню.

- Дурак! Легковерный, доверчивый дурак! Попался на самый старый в мире фокус! Даже у тебя должно было хватить ума догадаться! Ты уверен, что это твой ребенок? Сколько времени понадобилось твоей ангелоподобной Марии, чтобы забеременеть?

- Н-ну... это случилось почти сразу же, - заикаясь, пробормотал Макс, но...

- Еще бы! Она не тратила времени даром, быстро заманила тебя в постель!

- Она... она не заманивала... - У Макса сорвался голос. - Я долго уговаривал ее, прежде чем... Она была девственницей, в конце концов!

- Ну да, девическая стыдливость... О Боже, я недооценил ее!

- Вы правы, - подтвердила Мария. Мужчины резко повернулись к лестнице.

Мария с видом богини мести спустилась и посмотрела в лицо Теодора, слишком взбешенная, чтобы бояться его.

- Мой ребенок от Макса! - крикнула она. - И это правда, как бы вы ни старались вывалять меня в грязи!

- Мне следовало знать, что вы станете шнырять по всему дому и подслушивать! - презрительно ответил Тео. - И не собиралась! Я вышла подышать свежим воздухом и очень рада, что так случилось. Вы очень злой человек! Ничего обо мне не знаете, но уверены в худшем, ибо видите в людях только плохое. Да, я спала с Максом невенчанная, потому что люблю его. А теперь я собираюсь родить от него ребенка. И против этого вы бессильны!

Воспрявший духом Макс встал рядом и положил руку ей на плечо. Теодор обвел их взглядом, и его лицо исказилось от злобы.

- Отлично сказано! Но это ничего не меняет. Я не верю вам.

- Плевать мне на это! - коротко ответила Мария, вскинув голову.

Тео со свистом втянул в себя воздух, выругался и ударил кулаком в раскрытую ладонь другой своей руки. Затем резко повернулся и исчез в тени. Через мгновение они услышали, как хлопнула дверь.

Макс перевел дух.

- О Боже, - пробормотал он. - Я знал, что брат будет сердиться, но это превзошло все мои ожидания...

- Ну и что? - спросила Мария. - Он нам не нужен. Нам никто не нужен. Чем скорее мы уедем отсюда, тем лучше!

Не ожидая ответа, она быстро поднялась наверх и начала собирать вещи. Нужно было бежать из этого дома, где с ней обращались как с врагом.

- Мари, что ты делаешь? - недовольно спросил наконец-то вошедший Макс.

- То, что сказала. Уезжаю лаконично ответила женщина.

- Но ты не можешь бросить меня! - воскликнул он. - Ты мне нужна...

- Посмотри сюда! - Она подняла деньги. - Он пытался откупиться от меня. И посмотри, что он посмел написать!

Макс поглядел на записку, потом на конверт, вытряхнул деньги, пересчитал их и ошеломленно уставился на Марию.

- Ничего себе сумма! - выдохнул он.

- Какая разница? - злобно ответила Мария. - Ты думал, что я соглашусь на подкуп?

- Конечно нет, но...

Не слушая его, женщина запихнула деньги обратно в конверт, написала на нем имя "Т. Хантер" и положила на подушку.

- Утром Кларисса увидит деньги и вернет ему. А я уезжаю. Не хочу его видеть!

Макс схватил ее за руки.

- Ты права. Мы уедем оба.

- Я не хочу становиться между тобой и твоей семьей...

- Моя семья-это ты, - решительно сказал он. - Ты и наш малыш. Уедем все вместе. Подожди, я схожу за вещами.

Он исчез, а внезапно обессилевшая Мария опустилась на край кровати. Она была так потрясена, что даже не подумала о том, сможет ли уехать одна. Подальше от этого страшного места, подальше от клана Хантеров.

Макс вернулся через несколько минут с собранным на скорую руку чемоданом.

- Ты готова?

- Есть еще кое-что... Пожалуйста, милый, попытайся понять. Я не могу взять кольцо твоей бабушки. - Конечно, можешь! Дед хотел этого.

- Это фамильное кольцо...

- Он сам отдал его нам! - упрямо возразил Макс.

- Мне очень жаль, но это невозможно. - Мария сняла с пальца прекрасное кольцо и задумчиво осмотрелась. - Где бы его оставить?

- Положи в конверт с деньгами, - предложил Максимилиан. - Нет, лучше это сделаю я. А ты тем временем посмотри, все ли ты взяла в ванной.

- Я уже смотрела.

- Проверь еще раз. Женщины вечно забывают там всякие мелочи, без которых потом не могут обойтись.

- Ладно.

Макс был абсолютно прав: у зеркала лежала ее косметичка.

- Поскорее! - торопил он. - Кажется, прислуга просыпается!

Когда Мария вышла из ванной, Макс схватил ее за руку.

- Слышишь? - спросил он.

Мария напрягла слух, но в доме было тихо.

- Идем, пока можно, - пробормотал Макс.

Они вышли в коридор, пробрались на лестничную площадку и начали не дыша спускаться по широким ступеням. К облегчению Марии, выходить через парадное не понадобилось. Макс провел ее к боковой двери, которая выходила прямо в гараж. Через несколько минут они загрузили багажник, и Максимилиан быстро выехал на аллею.

Начинал брезжить рассвет. Мария смотрела назад, уверенная, что Теодор вот-вот бросится за ними в погоню. Но ничего не случилось. Они миновали ворота и очутились на шоссе. Мария была счастлива, когда вилла Хантеров оказалась далеко позади. Отныне ее ноги не будет в этом доме!

Некоторое время они ехали молча, С каждой минутой становилось светлее.

Внезапно Макс прыснул:

- Ну и лицо было у Теодора, когда ты встала и он понял, что ты все слышала! Он так и шарахнулся!

- Но испуг не помешал ему оскорбить меня, - мрачно напомнила Мария.

- Подумаешь! Не обращай внимания, - беспечно ответил Максимилиан.

Господи, как быстро у него менялось настроение! Казалось, удачное бегство заставило Малыша совершенно забыть о происшедшем час назад.

- Он обвинил меня в том, что я пытаюсь шантажировать тебя-выдаю чужого ребенка за твоего! - напомнила она, впервые в жизни рассердившись на жениха.

- Ну и что? Все равно я ему не поверил.

- Но он не имел права говорить так. Можно себе представить, сколько грязи он выльет на меня во время свадьбы!

- У него не будет такой возможности. Мы сначала поженимся, а потом сообщим ему.

- Ничего подобного! - возразила Мария. - Ему только того и нужно, чтобы мы зарегистрировались в какой-нибудь дыре. Тогда он сможет говорить всем и каждому, что я подтвердила его худшие опасения. Нет, мы обвенчаемся открыто и пошлем ему приглашение. Пусть делает все, что хочет.

Внезапно настроение Макса вновь изменилось. Его беспечность тут же испарилась.

- Мари, ты не знаешь, на что способен брат, - потухшим голосом сказал он. - Он не выносит, когда ему перечат, и сделает все, чтобы настоять на своем.

- А что он может?

- Что угодно. Даже похитить меня из церкви.

- Ты серьезно?

- Серьезнее некуда. У него есть друзья, которые за деньги сделают что угодно.

Мария подняла глаза. Макс смотрел на дорогу, но по его хмурому лицу было видно, что он не шутит. Она понимала, что Теодор человек властный, надменный и жесткий. Теперь она поняла, что его нужно бояться. Во всяком случае, Максик боялся. Это было видно невооруженным глазом.

- Куда мы едем? - спросила она.

- На шоссе. Мы возвращаемся домой.

- Домой? Но ведь твой дом здесь.

- Я имею в виду Мексику. Мы спрячемся, чтобы он не мог найти нас.

- Дорогой, ты шутишь?

- Нисколько. Я думал, все пройдет по-другому. Думал, что ты понравишься Теодору и он примет тебя в семью. Тогда все было бы намного легче...

- Ты думал, что я стану защищать тебя? - раздраженно спросила Мария.

Максимилиан только пожал плечами.

Мария почувствовала укол досады. Впрочем, какая разница? Она всегда знала, что Макс как мужчина еще не совсем сформировался. Но досада не проходила. Неужели он никогда не повзрослеет?

- Бензина маловато, - пробормотал он, глядя на приборную доску. - Здесь неподалеку заправочная станция.

Он свернул и остановился. Пока Малыш заправлялся, Мария вышла из машины. Она была взбудоражена и понимала, что сможет продолжить поездку только после серьезного разговора с женихом.

- Хочу кофе, - сказала она. - Кажется, здесь есть бар, открытый круглосуточно.

- Ладно, сейчас принесу.

Как большинство молодых американцев, Макс не расставался с маленькой кожаной сумкой на тонком ремне-так называемой визиткой. Вот и теперь, идя в бар, он вынул сумку из бардачка.

- Посиди. Я мигом.

Мария села и закрыла глаза. Она чувствовала себя совершенно разбитой. В голове не укладывалось, что только вчера она ехала по этой дороге, полная радости и надежд на будущее. А сейчас все рухнуло.

Нет, не все. Она положила руку на живот. Оставалось дитя, даже если она лишилась иллюзий в отношении его отца. Она обязана что-то сделать. Ради ребенка.

Макс вернулся с кофе и булочками и подарил ей прежнюю очаровательную улыбку. Мария напомнила себе, что перед ней все тот же милый, добрый человек, которого она любит. Стоит уехать отсюда, и все наладится...

Она протянула руку, пытаясь удержать сумку, небрежно брошенную женихом на сиденье, но опоздала, и та соскользнула. Макс судорожно схватился за ремень, однако сделал это недостаточно быстро.

- О Боже! - прошептала Мария, поднимая то, что выпало. - Как ты мог?

- Понимаешь, дорогая, я как раз собирался все объяснить...

- Это ведь деньги, которыми меня пытался подкупить Теодор?! - не веря своим глазам, воскликнула она. - Я сказала, что не приму их, а ты взял конверт за моей спиной?

- Перестань. Не поднимай шума из-за ерунды.

- Из-за ерунды? Ты знал, как я отношусь к этим деньгам...

- Что ж, они нам понадобятся.

- Но только не его деньги! - яростно выпалила она. - Чьи угодно, только не его!

- А чем эти деньги хуже других? Теодор мой брат. Почему он не может помочь нам?

- Потому что это не помощь, разве это тебе не ясно?

Глядя в его глаза, Мария видела, что он действительно не понимает трагичности происходящего. Таков был его характер - выбирать самый легкий путь. Марию снова затошнило. Что делать? Она сжала конверт и с ужасом нащупала в нем маленький твердый предмет.

- Что это? - Заранее зная ответ, она закрыла глаза. - Я же объяснила, почему не хочу брать его!

- Все это ерунда, - упрямо возразил Макс. - Дедушка отдал кольцо тебе!

- В знак того, что принимает меня в семью. А мы убегаем. Кроме того, он должен был отдать его жене старшего внука.

- Дедушка может отдать его, кому захочет, - с преувеличенно тяжелым вздохом ответил Макс. Все ее проповеди оказались тщетными. - Вот он и отдал его нам. Разве ты не видишь, что теперь мы независимы?

- Независимы? С деньгами брата и кольцом деда, которые на самом деле нам не принадлежат?

- Ну что ж, это хорошая шутка-воспользоваться деньгами Теодора, которые он дал тебе в качестве отступного. Хотел бы я видеть его лицо, когда это обнаружится!

- Не правда, - с горечью ответила Мария, - У тебя не хватит на это духу. Твоей смелости хватает только на фокусы. Ты выставил меня в ванную, чтобы все забрать. Как ты мог?

- Я сделал это ради тебя! - возмущенно воскликнул Макс. - Нам понадобятся деньги, чтобы дожить до венчания. А потом... Я уверен, что дедушка будет платить мне содержание!

- Содержание?! - повторила она. - Ты что же, всю жизнь будешь сидеть у кого-то на шее? Любимый, я так не могу!

- Не поднимай шума, - вновь с досадой сказал он. - Что здесь такого? Это деньги семьи, а значит, и мои.

- Точнее, семейной фирмы. Но ведь ты в ней не работаешь, правда?

Макс пожал плечами. Мария смотрела на него с ужасом.

Они молча пили кофе. Женщину одолевали невеселые мысли.

- Что имел в виду Теодор, когда говорил о конфликте с законом? внезапно спросила она. - Зачем ты начинаешь этот разговор?

- Затем, что я никогда об этом не слышала. Что случилось?

- Ничего особенного. Я превысил скорость, и меня хотела остановить полиция. Началась гонка, и полицейская машина разбилась.

- О Боже! Кто-нибудь пострадал?

- Нет, успокойся. Полицейские выбрались наружу, обругали меня на чем свет стоит, но машину пришлось списать.

- И когда это было?

- Давно. Как раз перед моей поездкой в Мексику.

- Ты хочешь сказать, что удрал в Мексику, чтобы избежать суда?

Теперь все становилось ясно.

- Теодор велел мне залечь на дно, пока он все не уладит. Через месяц брат позвонил и сказал, что можно возвращаться, но к тому времени я познакомился с тобой.

Он улыбнулся с видом победителя, однако теперь эта улыбка уже не трогала сердце, как раньше.

- Ничего удивительного, что твой брат невзлюбил меня с первого взгляда, - пробормотала Мария.

Допив кофе, Мари решительно открыла дверцу, вышла из машины и обошла ее.

- Поехали, - сказала она и села за руль.

- Эй, я поведу! - запротестовал Макс.

- Нет, я, - решительно ответила Мария, включая двигатель и разворачивая машину.

- Ты куда? - завопил Макс. - Нам не в ту сторону!

- Именно в ту. Мы возвращаемся.

- Что?! С ума сошла! Ты знаешь, каков он в гневе?

- Малыш, ты что, не понимаешь? Мы обязаны вернуться и отдать деньги и кольцо! Они не наши. Я не прикоснусь к ним ни под каким видом.

- О'кей, о'кей, мы отошлем их с ближайшей почты. А теперь поворачивай.

- Нельзя посылать такую ценную вещь почтой. Кроме того, я хочу посмотреть Теодору в глаза. Швырну деньги ему в лицо и скажу, что он может с ними сделать!

- Как раз его лица я и не хочу видеть! - простонал Макс.

- Не бойся, я тебя защищу, - не успев подумать, бросила Мария и прикусила язык.

Но жених, вместо того чтобы обидеться на столь унизительное предложение, чуть не заплакал.

- Ты так думаешь, потому что никогда не видела его в настоящем гневе... Ради Бога, поворачивай!

- Нет!

- Послушай, сначала мы обвенчаемся, а потом вернемся и встретимся с ним.

- Нет, - упрямо повторила Мария и в тот же миг поняла, что никакой свадьбы не будет. Даже ради ребенка она не сможет выйти замуж за его отца. Этот взрослый младенец всю жизнь будет лгать и изворачиваться. Пусть видится с сыном или дочерью сколько захочет, но брак с ним будет безумием. Ей следовало давно понять это.

Она смотрела на дорогу, дожидаясь момента, когда вернется на виллу Хантеров, швырнет Теодору его деньги и уедет снова, на сей раз одна и совершенно свободная.

- Мари, ты обязана повернуть!

- Я хочу посмотреть ему в глаза, - не оборачиваясь, бросила Мария. - Он ничего нам не сделает.

- О Боже! - простонал Макс. - Ты сама не знаешь, что говоришь! Ты не знаешь, какой он!

Когда Мария промолчала, он посмотрел на нее безумными глазами и вдруг с отчаянной решимостью схватился за руль. Она снизила скорость, попыталась оттолкнуть его и выровнять машину, но Максимилиан боролся и продолжал выворачивать баранку.

Машину резко занесло.

- Отпусти руль! - крикнула Мария, не в силах стряхнуть его руки, Макс! Пожалуйста...

Но было уже поздно. Мир завертелся, машина опрокинулась и перевернулась.

Это было последнее, что видела Мария. Но слышала она все: скрип шин, удар об землю, голос Макса, с каждым разом все слабее звавший ее и наконец умолкший.

Пронзительная боль не помешала Марии понять, что значит эта тишина.

- Малыш... - прошептала она, зная, что Макс ее не слышит и больше не услышит никогда.

Прошло немало времени, прежде чем Мария очнулась и поняла, что находится в какой-то белой комнате. Белыми были и стены, и потолок, и кровать, на которой она лежала.

А рядом с кроватью сидела темная тень. Она медленно повернула голову и увидела Теодора. Он не сводил с нее глаз, и у Марии чуть не остановилось сердце. Никогда прежде на нее не смотрели с такой лютой ненавистью.

4

Они долго смотрели друг на друга, пока Мария наконец не прошептала:

- Мой ребенок?..

- Ему ничто не угрожает, - отчужденно сказал ей Тео. - Вам повезло.

- А Макс?

- Мой брат мертв, - не колеблясь ответил он.

- О Боже! - в ужасе прошептала девушка. В глубине души она знала это. Затихающий голос, который она слышала в бреду, сказал ей правду, но тем страшнее было слышать подтверждение.

- Сколько времени я здесь? - хрипло спросила она.

- Три дня. Сначала врачи думали, что шок убьет и вас. Но вы выжили.

- А вы бы хотели, чтобы и я умерла? - спросила Мария, испуганная угрюмым выражением его лица.

- Я скажу доктору, что вы очнулись, - бесстрастно ответил он и встал. Поговорим позже.

Теодора сменила медсестра, и больная снова погрузилась в сон. Несколько дней она то впадала в забытье, то вновь приходила в себя. Тео сидел рядом и не сводил с нее суровых глаз. Даже во сне она чувствовала силу его ненависти. Наконец однажды она очнулась окончательно. Он снова был здесь.

- Мне не приснилось? - спросила она. - Вы говорили, что Максимилиан мертв.

- Мертв, - ровно подтвердил Тео. - Вчера были похороны.

Она заплакала.

- О Боже! Бедный Малыш!

- Да, поплачьте, - презрительно фыркнул он. - Поплачьте о человеке, которого вы убили, но не ждите от меня жалости.

- Я не убивала Макса, - слабо возразила Мария. - Это был несчастный случай...

- Да, несчастный случай, вызванный вашей алчностью, - парировал он. Вашим желанием схватить все, до чего дотянутся руки, и побыстрее удрать!

- Нет... нет... мы ехали на виллу Хантеров... Макс не хотел возвращаться... он пытался остановить меня...

- Не отягощайте свою вину ложью!

- Я не...

- Вы взяли деньги, которые я предложил вам, взяли кольцо деда и уговорили брата бежать среди ночи. Разве вам пришло в голову подумать о тех людях, которых он любил? Когда дед услышал о смерти Макса, он перенес удар, попал в больницу и до сих пор на пороге смерти.

- Нет! - воскликнула Мария.

Разве может человек вынести столько несчастий сразу? Она отвернулась к стене и зарылась лицом в подушки.

Услышав крик, в палату торопливо вошла сестра.

- Пожалуйста, мистер Хантер, не волнуйте больную, - настойчиво попросила она.

- Не бойтесь! - услышала Мария голос Теодора. - У этой больной нет сердца. Она сеет вокруг себя смерть и разрушение, но сама выходит сухой из воды!

Катастрофа закончилась для Марии шоком и переломом трех ребер, но ребенок каким-то чудом не пострадал. Вскоре она начала замечать окружающее и поняла, что лежит в роскошной палате на одного. За ней тщательно ухаживала немолодая сиделка по имени Джейн. В ответ на вопрос пациентки она сообщила:

- Мистер Хантер велел поместить вас сюда и оплачивает все расходы.

- Какая щедрость... - пробормотала Мария.

- Да, мистер Хантер очень щедрый человек, - кивнула Джейн. - Он попечитель нашей больницы и регулярно делает большие пожертвования.

Но Мария знала, что щедрость не имеет к этому никакого отношения. Тео поместил ее туда, где мог отдавать приказы. Следующие слова Джейн подтвердили это.

- Полиция хочет поговорить с вами о несчастном случае, когда вы оправитесь, - сказала сиделка. - Но им ответили, что это случится не скоро. Так что не волнуйтесь, ничто вас не потревожит.

Джейн хотела ее подбодрить, но Мария поняла, что она здесь пленница... пленница мистера Хантера и ее будут держать в палате, пока он не решит, что с ней делать. Она вздрогнула.

Мария ненавидела чувство беспомощности. Надо было проверить, может ли она ходить. Как только сиделка отлучилась, она сбросила одеяло и опустила на пол ноги. В груди все заныло, закружилась голова. Мария уцепилась за край кровати, медленно встала и перевела дух.

Затем, едва переставляя дрожащие ноги, она подошла к большому настенному зеркалу.

Увиденное потрясло Марию. Ее мертвенно-бледное лицо было обезображено кровоподтеками. Она криво усмехнулась и попыталась отвернуться, но вдруг все поплыло перед глазами. Ощутив приступ тошноты, она вытянула руки, пытаясь за что-нибудь уцепиться, однако пальцы судорожно хватали воздух. Когда Мария готова была рухнуть на пол, дверь открылась, кто-то чертыхнулся, и в следующее мгновение ее подхватили сильные мужские руки.

- Черт побери, это еще что за фокусы? - отрывисто спросил Теодор.

- Я только хотела... - Мария осеклась, накатил новый приступ. Радуясь поддержке, она машинально положила голову ему на плечо. Он осторожно обнял женщину за талию, чтобы не коснуться сломанных ребер, и повел к кровати. Затем Тео уложил ее и накрыл одеялом.

- Я позову сиделку, - мрачно сказал он.

- Нет, со мной все в порядке, - прошептала она. - На тумбочке стоит стакан с соком. Если можно...

Он приподнял Марию за плечи и поднес к ее губам стакан. Движения мужчины были мягкими, но голос не содержал и намека на мягкость.

- Я запрещаю вам вставать. Если у вас не хватает здравого смысла, я прикажу сиделке не спускать с вас глаз.

- Какое вам до этого дело? - воинственно спросила она.

- Вы носите ребенка моего брата... или по крайней мере хотите, чтобы я в это верил.

- Но ведь вы не верите этому, правда? Так почему бы не отпустить меня?

- Когда я буду в этом уверен, тогда и решу, что с вами делать.

Эти слова отдались в воздухе зловещим эхом. Мария устало откинулась на подушку. Он заботился о ней, но ничуть не смягчился. И станет делать все, что нужно, пока не "будет уверен". Внезапно Марии стало ясно, почему Максимилиан привык бояться тени брата.

- Когда вы позволите полиции поговорить со мной? - спросила она.

- Когда поговорю с вами сам. Хотя Господь знает, что это вряд ли необходимо. Правда и так достаточно ясна.

- Ив чем же, по-вашему, она состоит?

- Я предложил вам отступного, но вас обуяла жадность. Вы уговорили брата бежать и взяли с собой деньги и кольцо.

- Не правда! - резко возразила она. - Я оставила деньги и кольцо! Их взял Макс. Я обнаружила это только на заправке. Я разозлилась и сказала, что нужно вернуться. Мне хотелось швырнуть эти грязные деньги вам в лицо!

- Ох, перестаньте! - презрительно уронил он. - Придумайте что-нибудь получше. Машина стояла носом на запад. Вы ехали из Лонг-Айленда, а не наоборот. Должно быть, вы слишком торопились и попали в аварию.

От негодования у Марии закружилась голова, но она заставила себя успокоиться.

- Я говорю вам правду. Я была за рулем, и мы ехали к вилле. Макс пытался меня отговорить. Видя, что я не реагирую, он вырвал руль. Машина потеряла управление. Я помню, что мы перевернулись два раза... - Она умолкла и вздрогнула от страшных воспоминаний. - Должно быть, потом... машина встала на колеса и развернулась в обратную сторону.

- Ловко придумано, чтобы свалить вину на Макса! - проскрежетал Теодор.

- Наверняка кто-то видел случившееся.

- Свидетелей нет. На шоссе не было никого, кроме вас. Как вы могли попасть в аварию на прямом и совершенно пустом в столь ранний час участке дороги!

- Я же говорю вам. Малыш...

- О да! Очень удобно, что погибший брат не может выступить в свою защиту. Почему он так боялся вернуться домой?

Силы Марии были на исходе, но она не могла позволить этому человеку запугать себя.

- Наверное, был сыт по горло тем, что вы наехали на него как паровой каток, - спокойно ответила она. - Загляните в свою душу, мистер Хантер, и спросите себя, почему он так боялся снова встретиться с вами.

Лицо Теодора исказилось от гнева. Если раньше он просто терпеть не мог Мари, то теперь стал ее заклятым врагом. Он долго молчал, а потом поднялся и вышел из палаты. Мария спала, просыпалась и засыпала опять. Когда она окончательно открыла глаза, стояло утро. Теодор сидел около кровати.

- Я больше не могу скрывать вас от полиции, - холодно заявил он. - Они будут здесь с минуты на минуту. Я должен знать, что вы собираетесь им сказать.

- Только правду.

Хантер поджал губы.

- То есть будете держаться своей версии?

- Я собираюсь говорить только правду, - устало повторила Мария. Всего минуту назад она чувствовала себя бодрой, а теперь вернулась слабость. Так на нее влияло присутствие этого властного человека. Никто не смел перечить ему, но она обязана была сделать такую попытку.

Десять минут спустя в палату вошел молодой полицейский.

- Мисс Санчес еще плохо себя чувствует, - сказал Теодор. - Надеюсь, вы ненадолго.

- Мне нужны только факты, мистер Хантер, - ответил полицейский. Молодой человек говорил с Теодором уважительно - как и все прочие.

Он повернулся к Марии.

- Кто вел машину?

- Я.

Его лицо омрачилось.

- Куда вы ехали?

- На виллу Хантеров.

Полицейский нахмурился.

- Когда мы обнаружили машину, она смотрела в другую сторону.

- Так мне и сказали.

- Кажется, незадолго до этого вы уехали с виллы?

- Мы выехали рано утром и были в пути примерно час. Затем мы остановились у заправки и решили вернуться. Вернее, решила я. Мистер Максимилиан Хантер спорил, но я сидела за рулем. Я развернулась и хотела поехать обратно, а он... он вцепился в руль, пытаясь остановить машину. Машину занесло, и... - Она закрыла глаза.

- Мисс Санчес, почему вы решили вернуться почти сразу после отъезда?

- Мы обнаружили, что случайно забрали чужую вещь. Надо было вернуть ее, а затем продолжить поездку, - сказала она, тщательно подбирая слова.

- А мистер Хантер не соглашался на это?

- Да, он хотел ехать дальше. Мы поспорили, и он... схватился за руль.

- Следовательно, вы утверждаете, - без всякого выражения сказал полицейский, - что катастрофа произошла по вине мистера Максимилиана Хантера.

Она вздохнула.

- Да, именно так... - Ужасно было обвинять в случившемся погибшего Макса, но у нее не было выбора.

- Какая жалость, что он не может подтвердить ваши показания, пробормотал полицейский, и Мария поняла, что он ей не верит. - Я составлю протокол и пришлю вам на подпись.

Теодор проводил молодого человека, через несколько минут вернулся и плотно закрыл за собой дверь.

- Бы спасли свою шкуру, свалив вину на моего брата, - с презрением сказал он. - Довольны?

- Я не лгала! - взмолилась Мария. - Почему вы мне не верите?

- А почему я обязан вам верить? Поставьте себя на мое место. Еще несколько дней назад моя жизнь была безоблачной. Затем явились вы жадная, лживая и готовая сокрушить все на своем пути. Теперь мой дед при смерти, а брат лежит в могиле.

- Перестаньте! - крикнула она и закрыла лицо руками.

- Что, правда глаза колет? - глумливо спросил он. - Теперь вас всю жизнь будет мучить совесть!

- А вас? - спросила Мария, заставив себя посмотреть ему в лицо. - Какая правда колет глаза вам, мистер Хантер?

- Меня правда не страшит.

- В самом деле? Вы не желаете признавать, что брат всю жизнь боялся вас? А ведь именно поэтому он и не хотел возвращаться.

- Хватит! - бросил он. - Вы ничего не знаете, ничего! Вам мало, что вы опорочили перед полицией моего брата, теперь вы хотите опорочить и меня?

- Максимилиана правда не опорочит! - вызывающе заявила она. - Почему вы так боитесь заглянуть в себя?

Теодор бешено уставился на нее.

- Не заставляйте меня ненавидеть вас сильнее, чем прежде!

- Возненавидеть человека вам раз плюнуть, но в любви вы не смыслите ничего! Я любила Макса, иначе бы не зачала от него ребенка. Я сделала его счастливым. Он хотел быть со мной. Он сбежал от вас ко мне, и за это вы ненавидите меня!

Дрожа всем телом, Тео ударил кулаком по тумбочке, затем поднял голову.

- Перестаньте мучить меня... Зачем вы вообще вошли в нашу жизнь?

- Потому что мы с Максом любили друг друга! - крикнула она.

- А вы хотели того, что он может вам дать.

- Да! - дерзко ответила Мария. - Я хотела того, что он мог мне дать. Любви и нежности. Когда Макс узнал, что я ношу его ребенка, он заставил меня почувствовать себя королевой. Никому другому это было не под силу. Но если бы я знала о вас, мистер Хантер, я бы никогда не приехала сюда. Чем скорее я уеду отсюда, тем лучше. Надеюсь, что больше никогда вас не увижу.

- Это легко устроить, - сказал он, белея от гнева.

- Только позвольте мне еще раз увидеть мистера Франка Хантера.

- Никогда! - Это слово просвистело в воздухе, как удар бича.

- Тогда мне придется уехать, не попрощавшись с ним. А вы забудьте о моем существовании!

- Если бы я мог, - с горечью уронил Тео. - Но теперь в моем доме пусто, и благодаря вам будет пусто всегда.

- Мне очень жаль, - прошептала она. Несмотря на всю свою антипатию к этому человеку, она чувствовала его боль. - Но к чему эти разговоры? Я всегда буду для вас исчадием ада. Вы успокоитесь, когда я перестану мозолить вам глаза.

- А ребенок? Тот ребенок, отцом которого вы называете Макса?

- Забудьте обо мне. Забудьте о ребенке. Это будет лучше всего. И... заберите вещи Макса.

Она вынула из тумбочки визитку Макса и увидела в ней злополучный конверт с деньгами и кольцо.

- Оказывается, это еще у меня, - прошептала Мария. - Я думала, что вы все забрали.

- Пока вы были без сознания? - резко спросил он. - Я не воришка и не роюсь в вещах больных женщин. Кроме того, я не мог отказать себе в удовольствии забрать все у вас на глазах.

- Значит, вы можете сделать это сейчас. - Она протянула ему конверт. Пожалуйста, возьмите. Я ничего не хочу от вас.

- А на что вы будете растить ребенка?

- Это вас не касается.

- Отвечайте! - злобно приказал он.

- У меня есть профессия, и я всегда найду работу.

- А кто будет заботиться о вашем ребенке, пока вы будете работать? Приходящая Бог знает откуда нянька, потому что вам придется нанимать самую дешевую?

Она пристально посмотрела на собеседника.

- Вы сами сказали, что мой ребенок не от Макса. Какое вам до него дело?

Он вырвал у Марии конверт и швырнул его на пол.

- Признайтесь! Скажите, что это не ребенок Макса, и я обеспечу вас. Но только признайтесь, ради Бога!

На секунду ей стало жаль его. Он не знал, чему верить, был сбит с толку и разрывался от горя. Но гнев пересилил чувство жалости.

- Я ничего не хочу от вас, - хрипло сказала она. - Неужели не понятно?

- Признайтесь! Скажите, что это не ребенок Макса, и вы получите все, что хотите! - Его лицо исказилось от боли.

- Я хочу только одного - избавиться от вас! - крикнула Мария. - Ребенок Максимилиана, но он будет носить мою фамилию, а не его, потому что я не желаю иметь с Хантерами ничего общего! Я постараюсь уехать отсюда как можно скорее и больше не хочу ни видеть, ни слышать вас. А теперь уходите, пожалуйста! Я устала и хочу остаться одна.

Теодор смерил ее взглядом и вышел из комнаты.

***

Поздно вечером он сидел в саду и не сводил глаз со струи фонтана, переливавшейся в лунном свете. Подошла Кларисса и сказала, что полицейский просит принять его. Но Тео так глубоко ушел в свои невеселые мысли, что ей пришлось повторить это дважды. Он взял себя в руки и попросил узнать фамилию посетителя. Лейтенант Симпсон, одногодок и одноклассник Теодора, занимал слишком крупный пост для простого визита.

Тео вышел в холл и сердечно поздоровался.

- Рад видеть тебя, Фил...

- Извини, что так поздно, но я подумал, что тебе не терпится узнать хорошие новости.

- Какие новости?

- Нашелся свидетель аварии.

Теодор ликующе вскрикнул и со стуком поставил бокал.

- Наконец-то! Теперь правда обнаружится. Никакой лжи! Почему этот свидетель не объявился раньше?

- Он боялся жены. Малый посещал даму сердца.

Тео фыркнул.

- Парень выбрался от нее на рассвете и шел по шоссе, когда заметил приближение белой спортивной машины. Его заявление дословно совпадает с рассказом мисс Санчес. Он говорит, что машина ехала на восток, в сторону вашего дома...

- Что?! - недоверчиво переспросил сбитый с толку Теодор. - Ты уверен?

- Совершенно. Он говорит, что за рулем была женщина, а рядом сидел мужчина. Малый видел, как мужчина схватился за руль, машина пошла юзом, дважды перевернулась и встала на колеса капотом в обратную сторону. Он бегом вернулся к подружке, вызвал полицию и исчез... Должен признаться, я считал рассказ мисс Санчес в высшей степени не правдоподобным... Да, но почему Макс схватился за руль? Это значит, что...

- Неважно, - резко перебил его Теодор.

Лейтенант откашлялся.

- Так что теперь дело заводить не будем. Я понял, что эта женщина... ну, скажем... близкий вашей семье человек, и решил первым сообщить тебе эту хорошую новость.

- Да, - удрученно сказал Теодор. - Что и говорить, новость отличная...

***

Марию тревожило состояние старого Хантера. Старик искренне радовался ее приезду, а она причинила ему горе. По словам сиделки, мистер Франк Хантер чувствовал себя так, "как и следовало ожидать", и она поняла, что сиделка выполняет указания Теодора.

Но с ночной сиделкой ей повезло больше. Та была любительницей поболтать и проговорилась, что старик лежит в дальнем конце здания, этажом выше. Мария сделала вид, что это ей безразлично, но на рассвете выскользнула из палаты и поднялась по лестнице на следующий этаж.

Она проходила коридор за коридором, читая таблички с именами на дверях палат. Сердце колотилось от дурных предчувствий. Что будет, когда она найдет Франка? Девушка знала только одно: она должна попросить прощения у доброго старика.

Наконец она добралась до двери, на которой было написано "Мистер Франк Хантер". Решимость на мгновение оставила ее, но Мария пересилила себя и осторожно повернула ручку. В палате было почти темно, однако она различила лежавшую на кровати хрупкую фигуру. Глаза больного были закрыты, на лице читались боль и слабость. Слезы обожгли веки: она вспомнила, каким радостным и полным жизни был старик в последний раз. Казалось, желание жить покинуло его, и виной тому была она, Мария.

Вдруг она поняла, что, вторгшись в палату, сделала ужасную глупость. С чего она взяла, что старик захочет видеть ее? Она повернулась, едва не столкнувшись с Теодором, и ахнула от испуга.

- Какого черта вы здесь делаете? - вспыхнул он. - Неужели от вас нигде нет спасения?

- Я хотела сказать ему, что мне искренне жаль...

- А что изменится от ваших крокодиловых слез?

- Но я действительно очень тепло отношусь к нему, - торопливо и настойчиво проговорила девушка. - И если... если он поймет... может быть, это облегчит его горе.

- Вы сами не знаете, что говорите. Уходите, пока я не вышвырнул вас!

Фигура на кровати слабо зашевелилась. Теодор быстро подошел к Франку.

- Все в порядке, дедушка... - Мягкость голоса Тео показалась Марии странной. Как будто он только что не грубил ей... - Все в порядке. Я здесь.

Франк пытался что-то сказать, но Мария поняла, что он парализован. Она посмотрела на старика с беспомощной жалостью и попятилась к двери. Однако тот заметил ее и сразу преобразился. Из искривленного рта вырвались громкие невнятные звуки. Наверное, он сердится, подумала Мария, но потом заметила, что старик силится дотянуться до нее.

Не обращая внимания на недовольство Теодора, она шагнула вперед, взяла руку больного и улыбнулась.

- Я так волновалась, - мягко промолвила она. - Мне сказали, что вы здесь. Я должна была прийти и увидеть вас...

Марию душили слезы.

- Я знаю, как вы любили Малыша. Я тоже любила его. - Она не притворялась. - В этот миг ее чувство к погибшему юноше воскресло вновь, то, что заставило Марию отвернуться от него, полностью забылось. - Я бы хотела, чтобы все было по-другому... Хотела бы, чтобы вы были здоровы... Хотела бы... - Она не могла продолжать.

Смягчившийся взгляд Франка сказал Марии, что старик не сердится на нее. После ненависти Теодора это прощение стало бальзамом для ее измученной души.

- А теперь уходите... - тихо, но твердо сказал Тео. - Дедушка устал.

- Но он хочет что-то сказать, - возразила Мария, не сводившая глаз с лица Франка.

Тот прикладывал огромные усилия, но издавал лишь нечленораздельное мычание, Марии показалось, что она услышала слово "ребенок".

- С ребенком все нормально, - сказала будущая мать, по засиявшим глазам Франка она поняла, что догадалась правильно, и положила руку старика на свой живот. - Он по-прежнему здесь. Вашему правнуку авария нипочем!

Тео оцепенел. Мария понимала, что слова "вашему правнуку" прозвучали для него вызывающе, но это ее ничуть не заботило. Она сказала правду.

Франк опустил веки, и его лицо вновь посерело. Теодор коснулся руки Марии и кивком указал на дверь. Перед уходом она порывисто наклонилась и поцеловала старика в щеку. За дверью Мария обернулась к Тео, ожидая выговора. Но выражение его лица было непроницаемым.

- Ничего не понимаю, - промолвил он по возвращении в палату Марии. Дед лежал как мертвый. А когда появились вы - причина его горя, - он неожиданно вернулся к жизни. В этом нет никакого смысла.

- А я понимаю, - ответила Мария. - У него любящее сердце. Он не так ожесточен, как вы. Кроме того, он верит, что я ношу ребенка Макса, - не в пример вам, - и это возвращает его к жизни. - Она отвернулась, пытаясь справиться с ощущением подавленности, которое всегда испытывала в присутствии этого человека.

- А кто будет возвращать его к жизни после вашего отъезда?

- Придется вам.

- Я не смогу, - хмуро сказал он. - Это всегда было по части Малыша.

- Если вы позволите, в будущем я могу привозить к нему ребенка. Я знаю, вы думаете, что я лгу, но, клянусь...

Тео прервал ее, подняв руку.

- Вчера вечером ко мне приходили из полиции... Нашелся свидетель происшествия.

- И что же? - с вызовом спросила она.

- Я не верил, что вы говорите правду. Но, кажется, теперь придется поверить. Он подтверждает, что вы ехали в сторону имения, и... и все остальное тоже.

Мария опустилась на кровать. Внезапность этого заявления выбила ее из колеи. Она подняла глаза и увидела, что выражение лица Теодора ничуть не смягчилось. Обостренное чувство чести заставило его признать свою не правоту, но враждебность осталась непоколебимой.

- Значит, теперь ничто не мешает моему отъезду, - сказала девушка.

- Наоборот, мешает все, - резко, ответил он. - Вы носите ребенка моего брата. Теперь я должен это признать.

- Потому что я сказала правду про аварию? - сердито спросила она. - Не вижу связи.

Но они оба знали, что связь есть. Представление Теодора о Мари как о хитрой обманщице поколебалось, он больше не был уверен в своей правоте. Женщина должна была ликовать, но ощущала лишь желание оказаться отсюда как можно дальше и поскорее вернуться к себе на родину. Когда-то Мария страстно мечтала об Америке. Теперь эти мечты пошли прахом. Бежать, бежать отсюда!

- Я рада, что вы, наконец, поверили мне, - пробормотала она. - Но это ничего не меняет.

Теодор пристально смотрел на нее.

- Нет, меняет. Неужели вы считаете, что я позволю ребенку брата, возможно, сыну, а значит, наследнику нашего рода, родиться вне брака? И думать не смейте. Это было бы бесчестьем.

- Макс мертв. Я не могу ничего изменить.

- Нет, можете, - не моргнув глазом ответил Теодор. - Нужно, чтобы вы вышли за меня.

Мария уставилась на него во все глаза.

- Это самая неудачная шутка, которую я когда-нибудь слышала...

Тео посмотрел на нее с таким видом, словно Мария говорила по-китайски.

- Я не шучу, - ровно промолвил он.

- Значит, вы сошли с ума.

- Я никогда не был в более здравом уме. Это единственно возможное решение.

- Ничего подобного! Я возвращаюсь в Мексику!

Лицо мужчины напряглось, и Мария решила, что он будет спорить. Но тот вдруг успокоился.

- В таком состоянии? И как же вы поедете?

- Не сейчас. Через несколько дней...

- Очень хорошо. Через несколько дней и поговорим. Советую вам серьезно подумать над моим предложением.

- Так это было предложение? - иронически спросила она. - А я думала, ультиматум.

- Я ведь не могу заставить вас, правда? - холодно ответил он. - Могу только предложить и попросить вас подумать. Если мы поженимся, ваш ребенок родится в законном браке. Ваша собственная жизнь будет устроена. Зачем вам отказываться?

- Зачем? - повторила ошарашенная Мария. - Затем, что вы с первой минуты стали моим врагом. Затем, что между нами никогда не будет мира. Затем, что я вас терпеть не могу!

Он пожал плечами.

- Я тоже не испытываю к вам особой симпатии. Все дело в приличиях. Я не хочу, чтобы маленький Хантер был незаконнорожденным. У нас в Америке такие вещи имеют значение.

- Но ни меня, ни его здесь не будет! - решительно напомнила она.

Тео нетерпеливо вздохнул.

- Очень хорошо. Сменим тему. Кстати, не слишком торопитесь с отъездом. Ваше сегодняшнее посещение пошло дедушке на пользу. Если вы повторите визит, может быть, он пойдет на поправку. Вы перед ним в долгу.

- Да, это верно, - тут же согласилась она. - Я с радостью сделаю для него все, что могу. Он был так добр ко мне!

- Вот и хорошо. Я вернусь позже.

После ухода Теодора у Марии голова пошла кругом. Ужасное состояние Франка, его теплое отношение к ней, показания свидетеля и, наконец, дерзкое, возмутительное предложение руки окончательно вывели ее из равновесия.

Но предательская память раз за разом воскрешала сцену, о которой Марии хотелось забыть. В ту первую ночь, когда они сидели у фонтана, Тео сказал, что она никогда не будет принадлежать Максимилиану.

"Вы знали это с первой минуты нашего знакомства..."

Теодор прикасался к ее лицу кончиками пальцев, заставляя тело гореть огнем, и вполголоса произносил слова, которых она боялась и жаждала одновременно: "Вы не девочка, а женщина. Вам нужен мужчина". - "Только не вы", - возражала тогда она.

Не правда. Этот человек мог овладеть ее душой и телом. Если бы все сложилось по-другому...

Она потрясла головой и вернулась к действительности. Слишком поздно. Все было решено еще до их встречи. А теперь они враги, короткий миг предательского влечения канул в Лету. Мария принадлежала только Максимилиану, который любил ее как мог и в смерти которого она винила себя куда сильнее, чем думал Теодор.

Да, катастрофа произошла по его вине, но если бы она повела себя по-другому, Макс бы не впал в панику. А если бы они вообще не узнали друг друга, молодой Хантер был бы жив. Это бремя ей придется нести всю жизнь. И она будет ощущать его тяжесть при каждом взгляде на Теодора Хантера.

5

Вскоре после завтрака сиделка привезла кресло на колесиках.

- Вас переводят в другую палату, - сказала она. - Рядом с мистером Хантером.

Не имело значения спрашивать, кто отдал такое распоряжение. Конечно, в этом был смысл, но своеволие Теодора раздражало Марию. Она молча собрала свои вещи и села в кресло.

Новая палата была очень уютной. Когда туда доставили ее пожитки, Мария захромала к соседней двери. Должно быть, медсестра была предупреждена заранее, поскольку пропустила молодую женщину с улыбкой. Похоже, любой приказ Хантера выполнялся здесь неукоснительно.

Франк спал. Мария села рядом с кроватью.

- Как он?

- Сначала мы думали, что это конец, но он выкарабкался. Будет жить... если это можно назвать жизнью. Он парализован и практически лишился речи.

Старик открыл глаза, улыбнулся Марии, но тут же снова впал в забытье.

Вечером деда навестил Тео, а затем зашел к ней.

- Как вы себя чувствуете? - задумчиво глядя на Марию, спросил он.

- Спасибо, я поправляюсь очень быстро.

- А ребенок?

- Ребенок чувствует себя хорошо.

- Заботьтесь о нем как следует.

Мария взбеленилась.

- Вы еще будете указывать, как мне заботиться о собственном ребенке!

- Но он ведь не только ваш, верно?

- По закону он мой.

- Вы хотите сказать, что остальные родные полностью лишены права голоса? - стараясь казаться равнодушным, поинтересовался Теодор.

- Кажется, я ясно сказала, что не позволю вам вмешиваться.

- Да. Совершенно ясно. Но я надеюсь, что неприязнь ко мне не заставит вас слишком рано выписаться из больницы. Ради ребенка вам придется провести здесь еще пару недель. - Его тон стал ироническим. - Мне разрешается предложить это, или я снова проявляю невыносимое своеволие?

- Это ведь частная больница, не так ли? Мне не нравится, что все расходы ложатся на ваши плечи.

- Я делаю это для ребенка. Разве вы не хотите мне этого позволить?

- Если вы так ставите вопрос, у меня нет выбора.

- Вы - воплощенное великодушие. А если вас волнуют расходы, то возместите их, ухаживая за дедушкой... Ваша компания приносит ему больше пользы, чем моя, - ледяным тоном добавил он. - Я постараюсь беспокоить вас как можно меньше.

***

Как ни странно, следующие две недели Теодор неукоснительно держал слово. Он посещал Франка каждый день. Если в это время в палате старика была Мария, она уходила к себе, оставляя их наедине. За пять минут до отъезда он заходил к Марии и холодно справлялся о ее здоровье.

Все это время они держались со скованной вежливостью и избегали встречаться взглядами, словно боясь выдать себя. При таком поведении две недели прошли мирно и безоблачно. Мария встревожилась только однажды - когда не смогла найти свой паспорт. Но тот скоро обнаружился в шкафу, очевидно, его по ошибке положили туда после переезда.

Однажды она с удивлением обнаружила, что миновало три с лишним недели и что пора уезжать. Больше всего Мария волновалась, как сказать об этом Франку. Он достаточно оправился для того, чтобы вернуться на виллу. Тео сказал ей, что все готово: спальня старика переоборудована под больничную палату, сиделки наняты. А в день, когда Франк покинет больницу, ей дадут возможность попрощаться с ним.

Однажды Мария попыталась подготовить старика.

- Скоро конец нашим разговорам, - мягко сказала она. - Через несколько дней вы вернетесь домой, и... ну, все изменится.

Старик улыбался. Мария тяжело вздохнула. Это оказывалось труднее, чем она думала.

- И для меня тоже, - осторожно начала Мария. - Понимаете...

Тут она остановилась, заметив, что Франк пытается поднять руку. Наконец, к неудовольствию Марии, он ухитрился указать на ее безымянный палец и едва разборчиво произнести:

- Венчание...

Мария застыла на месте, как пораженная громом. Она не собиралась выходить замуж! Может быть, старик не в себе? Неужели он еще не понял, что Макс мертв?

- Мистер Хантер, - мягко сказала молодая женщина, - я не могу быть женой Максимилиана.

- Тео... - с трудом промолвил он.

Она смотрела на старика, широко раскрыв глаза и начиная понимать страшную правду. Но рассудок отказывался верить этому. Неужели Теодор мог решиться на такое?

Ответа не требовалось. Конечно мог. А почему бы и нет? Он привык настаивать на своем, минуя любые препятствия. Ее отказ был лишь временным неудобством.

Марию охватил лютый гнев. Но расстраивать старика было нельзя.

- Я... я скоро вернусь, - пробормотала она и быстро ушла к себе.

Она сидела на краю кровати, дрожа не столько от ярости, сколько от потрясения. Есть ли предел низости Теодора? Он позволил ей думать, будто забыл о своем неслыханном предложении, а тем временем пытался преодолеть ее сопротивление, словно это был какой-то пустяк.

Кто-то прошагал по коридору и вошел в палату Франка. Спустя мгновение Тео очутился в ее комнате, плотно закрыл за собой дверь и молча остановился посреди комнаты.

Мария подняла глаза.

- Я не ошиблась, нет? - бросила она. - Старый Хантер ждет, что мы поженимся. Значит, все это время вы готовились к свадьбе? Даже после того как я ясно дала понять, что не даю согласия на этот брак?

- Да.

- И это все, что вы можете сказать?

- Говорить не о чем. Все было задумано по-другому. Я не сообразил, что старик сможет рассказать вам.

- И когда же вы собирались сообщить об этом? - негодующе спросила она. - На полдороге к церкви?

- Я понимаю ваше раздражение, но...

- Кажется, мое раздражение вы понимаете не лучше, чем мой отказ. Мистер Хантер, разве до сих пор никто не говорил вам "нет"? Вы что, не знаете этого слова?

- Я был уверен, что после выздоровления вы возьметесь за ум. Но все следовало сделать заранее. Так я и поступил.

- В том числе сообщили дедушке? Так мог поступить только совершенно беспринципный человек!

- Зато у него появилась цель в жизни. Если бы я разрешил вам уехать, это убило бы его.

- "Разрешили"? Я не собираюсь спрашивать у вас разрешения. Просто уеду, и все!

- А я не позволю, - усмехнувшись ответил он.

- Вы? Кто вы такой, чтобы мне приказывать?

Его стальные глаза властно вспыхнули, и тут она поняла, почему краснокожие индейцы покорились сероглазым пришельцам.

- Мари, настала пора объясниться. Я не прошу вашего согласия на этот брак, потому что у нас нет иного выхода. Мы просто обязаны это сделать...

- Я никому ничего не обязана! - отчаянно крикнула она. - Всегда есть выход...

- Хорошо, пусть так! - нетерпеливо бросил Тео. - Это было мое решение, которое я принял ради спасения чести семьи и желания обеспечить ребенка моего брата. Вы не можете отказаться.

- Чего ради?

- Макс бы не одобрил вашего отказа. Он любил вас. Он бы хотел, чтобы вы и его ребенок жили безбедно.

Лицо Марии исказила гримаса боли.

- Как вы смеете спекулировать именем Максимилиана?

- Я не спекулирую, - резко ответил Теодор, - а напоминаю о ваших обязательствах перед ним. Он был бы рад тому, что я собираюсь защитить его семью. В нашей стране семья значит все.

Мария отвернулась и зажала уши, но тщетно. Властность этого человека гипнотизировала ее. Самые возмутительные требования в его устах приобретали силу приказа. Бежать было некуда.

Он подошел, повернул Марию лицом к себе, взял за руки и заставил слушать.

- Регистрация брака состоялась позавчера. Спорить бесполезно.

Она уставилась на Теодора, не веря своим ушам.

- Позавчера... Как вы сумели это устроить? Разве здесь не требуют соблюдения формальностей?

- Конечно, требуют. Но, учитывая состояние вашего здоровья, в мэрии не настаивали на вашем личном присутствии. Достаточно было паспорта.

- Вы... украли мой паспорт?!

- Точнее, позаимствовал, поскольку теперь он снова у вас.

- Так вот почему он исчез! Как вы посмели?

- Это было необходимо, - с досадой сказал он. - Без паспорта я не смог бы получить брачное свидетельство.

- Напрасные хлопоты! Завтра я уезжаю, и больше вы меня никогда не увидите! Никакой свадьбы не будет!

Вместо того чтобы настаивать на своем, Тео отряхнул невидимую пылинку с рукава. Потом он, помассировав большим и средним пальцем правой руки виски сказал:

- Возможно, вы правы. Глупо надеяться, что вы покоритесь силе. Я восхитился вашей стойкости еще в первый вечер нашего знакомства.

Мария перевела дух.

- Я рада, что вы это понимаете. Тео бросил на нее странный взгляд.

- Мы ведь понимали друг друга с самого начала, верно, Мари?

- Я... о чем вы говорите?

- Не знаете? Выходит, все это плод моего воображения?

Он посмотрел ей в глаза, напоминая взглядом то, что Мария предпочла бы забыть.

- Вы никогда не задумывались над тем, что случилось бы, если бы мы познакомились при других обстоятельствах?

Она слегка вздохнула.

- Кто знает? Но сейчас это неважно. Между нами слишком много препятствий. Я любила Максимилиана.

- Но этого не случилось бы... если бы я узнал вас первым.

Мария почувствовала опасность, которая таилась в его словах. Это была еще одна из его бесчестных интриг.

- Вы очень умный человек, мистер Хантер... К счастью для себя, я знаю, насколько вы умны.

Он криво усмехнулся:

- Значит, мне не удалось обмануть вас?

- Ни на минуту. Я знаю, что вы готовы на все, лишь бы настоять на своем.

Тео пожал плечами.

- Ну что ж, придется сказать дедушке, что свадьба отменяется.

- Он будет очень расстроен?

- Да, очень... - бросил Теодор, направляясь к двери. - Но это вас больше не касается.

Мария застыла на месте, раздираемая противоречивыми чувствами. Она знала, что поступает правильно, но мысль о мучениях Франка была нестерпима.

Спустя минуту Тео вернулся.

- Он хочет видеть вас.

При их появлении старик улыбнулся уголком рта.

- Как дедушка воспринял эту весть? - вполголоса спросила она, стараясь говорить неслышно для Франка.

- Я ничего ему не сказал. Говорите сами. Мария ахнула и попятилась, но руки Теодора легли на ее плечи, не давая уйти.

- Скажите же! - мстительно повторил он. - Разбейте ему сердце! Скажите, что с мечтой, которая позволяла ему жить, покончено!

- Как вы могли? - выдохнула она.

- Потому что мы обязаны пожениться. Неужели вы до сих пор не поняли этого?

Хантер подвел ее к кровати. С виду его хватка казалась небрежной, но Мария ощущала, что рука, лежавшая на ее плечах, крепка как сталь. Она тяжело вздохнула. Настало время сказать все.

Однако при виде сияющих глаз старика слова замерли у нее на губах. Автокатастрофа, погубившая Макса, уже чуть не убила деда, и Мария не могла причинить ему еще одно горе.

Франк с трудом протянул ей здоровую руку. Мария приняла ее и опустилась на колени рядом с кроватью. Он пытался что-то сказать.

- Дочка, - наконец тихо промолвил старик.

При звуке этого слова у Марии дрогнуло сердце. Дочка. Не внучка, а дочка. Много лет никто не называл ее так. Дрожа от рыданий, она прижала к щеке слабую руку и оросила ее слезами. Борьба окончилась. Мистер Хантер все-таки заманил ее в ловушку.

- Он еще не закончил, - прозвучало у нее над ухом.

Мария подняла глаза и отпустила руку старика. Тот указал на Теодора.

- Хорошо.

Франк дал им свое благословение.

Губы старика продолжали двигаться, и Мария подумала, что он хочет повторить свое "хорошо". Однако затем она поняла, что старик произносит другое слово. К ее ужасу, это оказалось слово "поцелуй".

- Что он хочет сказать? - спросил Тео. - Я не понимаю.

- Ничего, - торопливо ответила она.

- Позвольте мне судить самому.

- Поцелуй, - чуть громче повторил старик. Мария поднялась и хотела отойти от кровати, но Теодор не позволил ей этого.

- Дедушка хочет, чтобы мы поцеловались, - сказал он.

- Нет, - тихо ответила она, отворачиваясь. - Это невозможно. Невозможно! Как он может просить об этом, зная...

- Вы не понимаете. Дед хочет от нас поцелуя, а не страсти и нежности. Он знает, что мы женимся ради будущего ребенка, но желает, чтобы между нами был мир.

- Мир? - прошептала она, ошеломленно глядя на Теодора. - Мир между нами?

- Вы правы. Никакого мира не будет. Но ради старика придется сделать вид.

Когда он привлек Марию к себе и взял за подбородок, она не пыталась сопротивляться.

- Смотрите на меня, - пробормотал Тео.

Мария неохотно подчинилась. В его серых глазах-озерах можно было утонуть. Теодор наклонил голову и легко коснулся губами ее губ.

Их губы едва соприкоснулись, однако Мария почувствовала ожог, как от раскаленного клейма. Хотелось бежать, но она не могла сдвинуться с места. От его близости кружилась голова. Его губы были теплыми и твердыми. И снова пришла неумолимая мысль: это мужчина, а не мальчик. В том, как он держал Марию, чувствовалась сила и решительность: одна рука лежала на ее плечах, другая поддерживала за талию.

Она не должна была соглашаться на поцелуй. Этот брак можно было вынести только в том случае, если бы она ухитрилась не думать о нем как о мужчине, которого могла бы полюбить, сложись все по-другому. Но как можно было не думать об этом, ощущая прикосновение его губ и близость его тела? Сердце заколотилось, и Марию затрясло как в лихорадке.

Пусть он остановится, молилась про себя Мария. Но сердцем она не желала, чтобы такое случилось. Пусть этот поцелуй длится вечно и пронзает ее неведомыми ощущениями, о существовании которых она и не подозревала... Нет, слишком поздно. Она понимает, что между ними всегда будет существовать барьер.

Теодор выпустил ее. Мария смотрела на него снизу вверх и не могла понять выражения его глаз. Неужели он так же потрясен, как и она? Или просто дрожит от гнева? Может быть, почувствовал ее реакцию и презирает за это? Она отстранилась и попыталась успокоиться.

Старик довольно улыбался. Его губы прошептали имя внука.

- Да, дедушка, - немедленно откликнулся тот.

Франк глазами указал на тумбочку, на которой стояла крошечная коробка. Открыв ее, Теодор обнаружил внутри то самое кольцо, которое старый Хантер подарил Марии в первый же вечер.

- Он хочет, чтобы вы опять надели его. Мария кивнула. У нее не было слов.

Тео взял ее руку.

- Мари, охраны здесь нет. Что бы я ни говорил прежде, что бы ни делал, никто не помешает вам уехать. Так что скажите сразу.

- Вы же знаете, что я не могу... - прошептала она.

Теодор стиснул ее руку.

- Тогда четко скажите, что вы согласны.

- Я согласна.

Обручальное кольцо оказалось у нее на пальце, и Мария поняла, что обратного пути нет.

***

На следующий день Мария и Франк выписались из больницы и вернулись на виллу Хантеров. Для ухода за дедом были наняты массажист и сиделка.

Через два дня состоялась скромная свадьба в доме Хантеров.

Обычно перед свадьбой должно было быть венчание в церкви, но Тео заявил, что брачное свидетельство уже получено. У Марии отлегло от сердца. Освящать этот нелепый брак церковным таинством было бы святотатством.

К удивлению Мари, Аврора настояла на том, чтобы помочь в приготовлениях к вечеру.

- Она делает это в знак дружбы, - объяснил Тео. - Это для нее очень много значит.

- Что вы ей сказали? - спросила Мария.

- Правду, конечно, - удивился Теодор. - Разве нужно ее обманывать? Она знает, что вы с Максом были помолвлены.

- А как же все остальные?

- Все остальные и пикнуть не посмеют.

- Но что они подумают?

- Пусть думают что угодно. Со временем подробности забудутся, и люди будут уверены, что ребенок мой.

- До тех пор, пока Аврора не расскажет им правду, - довольно резко вставила Мария.

- Не понимаю, почему вы так настроены против нее, - с досадой произнес Теодор. - Она мой старый друг и хочет показать вам свою доброту.

- Но это противоестественно, - возразила Мария. - Макс говорил, что она сама хотела выйти за вас.

- Макс любил все драматизировать, - сухо возразил Тео. - Если бы Аврора хотела выйти за меня, то сделала бы это десять лет назад.

- Но ведь вы были влюблены в нее?

- Безумно, - равнодушно сказал Теодор. - Как только можно быть влюбленным в двадцать лет. Но она променяла меня на другого и была совершенно права. Наш брак не имел шансов на успех. Она говорила, что я слишком ревнив. Так оно и было. Она хотела следовать за своей путеводной звездой. Все давно закончилось. Теперь она мой друг, и я прошу вас быть с ней повежливее. Сделайте мне этот свадебный подарок. Это что, слишком большая просьба?

- Конечно, нет, - ответила Мария. - В конце концов, это не мое дело.

- Вы правы, - чуть помедлив, откликнулся Тео.

***

В день свадьбы Аврора приехала первая. Она непрерывно улыбалась, обнимала Марию и всячески демонстрировала ей свои дружеские чувства. Настояла на том, что причешет невесту, и сделала это мастерски. Но прическа была слишком пышной и совершенно не шла невесте. В широкой шляпе, кружевном белом платье и жемчугах, с безукоризненно наложенной косметикой, ослепительно улыбавшаяся Аврора выглядела так, словно сама была новобрачной.

- Если бы у меня было время как следует заняться вашей внешностью! вздыхала Аврора. - Вам нужно совсем другое платье!

- Я ценю все, что вы сделали, - ответила Мари, пытаясь быть любезной. Но я бы предпочла, чтобы все было как можно скромнее. Это... не совсем обычная свадьба.

- Конечно. Тео мне все объяснил. Он женится из чувства долга. Иначе бы мы с ним... - Она осеклась и пожала плечами. - Я реалистка. Надеюсь, что и вы все понимаете.

- Что вы хотите этим сказать?

- Ох, бросьте. Мы обе женщины. Теодор - человек с обостренным чувством долга и семейной чести. Это заставляет его совершать поступки, которые ему и не снились. Не стоит и говорить, что вы так же равнодушны к нему, как и он к вам, и выходите за него только ради ребенка. Я восхищаюсь вами. - Она ослепительно улыбнулась. - Я думаю, у вас душа идеальной матери. Говорят, одни женщины рождаются, чтобы быть женами, а другие, чтобы быть матерями.

- А третьи, чтобы быть любовницами? - непринужденно бросила Мария.

Аврора расплылась в улыбке.

- Я знала, что мы поймем друг друга! А знаете, вы намного догадливее, чем кажетесь!

- Во всяком случае, куда больше, чем вы думаете, - решительно заявила Мария.

Больше возможностей для беседы им не представилось. Впрочем, в этом не было нужды. Все и так сказано, поняла Мария. Осталось только попытаться привыкнуть к ошеломляющему чувству, что ее мир встал с ног на голову.

***

День свадьбы прошел как во сне, и впоследствии Мария толком не могла его вспомнить. В каком-то трансе она стояла рядом с Теодором, встречая немногочисленных гостей, а сама думала о Максе, который должен был быть на месте брата. Стал бы их брак с Максимилианом хоть немного более удачным, чем этот странный, немыслимый союз?

А рядом неотлучно находилась Аврора, казавшаяся особенно ослепительной по сравнению с бледной и грустной невестой.

Аврора весь вечер весело щебетала, в то время как "молодые" избегали смотреть друг другу в глаза.

При первой возможности Мария сбежала со свадебного пира, использовав в качестве предлога необходимость навестить Франка. Она проследила за тем, как старика укладывали на ночь, и осталась немного поговорить с ним. Франк знаком показал, что она должна вернуться вниз, но Мария покачала головой.

- Предпочитаю побыть с вами, - просто сказала она.

Интересно, о чем сейчас разговаривают бывшие влюбленные, а теперь друзья? Тео любуется Авророй и сравнивает ее с невзрачной невестой? Вдруг Мария почувствовала, что безумно устала. День выдался тяжелый, а она была на пятом месяце беременности.

И тут ее озарило. Так вот в чем причина ее бурных чувств! Она сама читала в женских журналах, что при беременности в организме происходит множество гормональных изменений. Это делает будущих мам более эмоциональными, чем обычно. Но после родов все постепенно приходит в норму.

Конечно. Так и есть. Внезапная сумятица чувств не имеет никакого отношения к Теодору. Это иллюзия, вызванная ее беременностью. Подумать только, она испугалась, что может влюбиться в него! А на самом деле, это был просто клинический симптом. Она ощутила такое облегчение, что едва не засмеялась в голос.

Снизу донесся какой-то шум. Выглянув в окно, она увидела, что гости разъезжаются. Шофер Хантеров подогнал к парадному автомобиль и увез Аврору. Несколько минут спустя на лестнице послышались шаги.

- Я извинился и попрощался за вас с гостями, - сказал Тео, войдя в спальню Франка. - Все понимают наше сложное положение...

- Спасибо всем. - Мария поцеловала старика. - Пойду спать. Я очень устала.

Теодор придержал дверь, и Мария прошла к себе в спальню. О том, где будет спать новобрачный, речи не было. Они ничего толком не обсудили. Но разве можно было что-то обсуждать с повелителем? Он давал указания, а остальные подчинялись... К облегчению Марии, его вещей в спальне не оказалось.

Полчаса спустя раздался легкий стук в дверь.

- Можно войти?

Мария, облаченная в халатик, расчесывала свои роскошные длинные волосы.

- Да, войдите, - ответила она. Очевидно, он тоже готовился ко сну. На нем был шелковый халат поверх пижамы. Между отворотами виднелась мощная грудь. Мария невольно залюбовалась этим зрелищем. Какую бы антипатию она ни испытывала к Теодору, самцом он был притягательным.

Слава Богу, она вовремя вспомнила, что это не настоящая тяга, а результат действия перестраивающейся гормональной системы.

- Как вы себя чувствуете? - спросил он. - День был не слишком утомительным?

- Все хорошо, благодарю вас, - вежливо ответила она.

- Может быть, вам что-нибудь нужно?

- Нет, спасибо.

- Тогда спокойной ночи.

- Спокойной ночи.

Казалось, Теодор хотел что-то добавить. Он на мгновение замешкался, а потом вышел.

6

Мария проснулась от колокольного звона. Она встала, подошла к окну и раскрыла ставни, за которыми скрывалось волшебное зрелище. Перед ней раскинулась живописная долина. Вдали угадывался океан, ближе виднелись извилистая дорога и городишко с высокой церковью, звон колоколов разносился в ясном утреннем воздухе. Долину озаряло утреннее солнце. Мария молча любовалась этой неземной красотой.

Отсюда хорошо было видно все поместье Хантеров. Ее внимание привлек тенистый огороженный участок с часовней - очевидно семейное кладбище.

Мария быстро оделась, мельком заметив, что одежда, которую она носила до больницы, стала теснее. Прежде чем выйти из комнаты, она взяла из вазы поставленный туда накануне маленький свадебный букет.

Найти могилу оказалось нетрудно. Тут стояли памятники Эдварда и Фелиции Хантеров, а также несколько других - судя по датам, дедушек, бабушек, дядьев и теток. А на земле лежала черная мраморная плита, новее всех остальных.

Под ней покоились останки некогда веселого юноши, ненадолго наполнившего ее жизнь любовью и смехом. Она больше не была влюблена в Макса, однако горевала о постигшей его судьбе. Малыш был беспечным и безответственным, но добрым и щедрым. Он заслуживал лучшей участи... Мария прижала к лицу букет, а когда положила его на плиту, цветы были мокрыми от слез.

- Прости, - прошептала она. - Прости, любимый...

Внезапно ощутив чужое присутствие, Мария подняла голову и увидела наблюдавшего за ней мужа. Не успела она вымолвить слово, как Теодор скрылся в тени.

Вскоре они встретились за завтраком. Тео, пришедший первым, сидел за длинным столом в столовой. Он поднялся и любезно отодвинул кресло напротив.

- Мы будем редко завтракать вместе, - сказал он. - Я уезжаю на работу очень рано, пока нет автомобильных пробок. Возвращаюсь обычно часов в восемь вечера, так что видеться будем в основном в уик-энды. Можете не бояться, я не стану надоедать вам в другое время.

Она не знала, как отвечать на последнюю фразу, но собеседник, кажется, и не нуждался в ответе. Он все продумал, всю ее будущую жизнь. Ей оставалось только подчиниться.

- Тут требуется ваша подпись, - сказал Теодор, кладя перед ней какие-то документы. - Я открыл банковский счет на ваше имя. Пользоваться им можно будет с завтрашнего дня.

От увиденных сумм у Марии глаза полезли на лоб.

- Мне не понадобится так много! - запротестовала она.

- Не говорите глупостей. Конечно, понадобится. - Резкость тона лишала эти слова и намека на дружелюбие. - От моей жены ждут элегантности, а это требует много денег. Пожалуйста, не спорьте.

- Хорошо...

- Кроме того, деньги нужны на приданое для младенца. Подпишите здесь, и я уйду. В вашей комнате вы найдете посылку. Она прибыла из Мексики утром.

Тео сунул подписанные документы в "дипломат" и отбыл. Мария выпила кофе и заторопилась наверх. Ей не терпелось взглянуть на посылку.

Как Мария и ожидала, ее прислал сосед-приятель, имевший ключ от квартиры, которую она в последнее время снимала с Максом. Он собрал поступившую за это время почту и переправил ей.

Там было несколько пустяковых посланий, адресованных Марии, и счета. Их количество ошеломило женщину. Она всегда знала, что Максимилиан изрядный мот, но не представляла себе, до какой степени. Долги Макса были по крайней мере раз в десять больше тех, в которых он признался. А довершало картину письмо из автомобильной компании. Оказывается, Макс не купил эту злосчастную машину, в которой они разбились, а взял напрокат.

Днем Мари написала письмо соседу и немного вздремнула. Вечером вернулся Тео. Он зашел к Франку, а потом муж и жена поужинали вместе. Он был вежлив, но не более того. Мария испытала облегчение, когда он извинился и сказал, что должен еще поработать.

***

Этот день стал образцом для последующих. Время от времени они виделись с Теодором за завтраком, но чаще Мария слышала шум отъезжающего автомобиля и ела одна.

Она стремилась как можно больше времени проводить с Франком. Сиделки сначала отнеслись к Марии как к много воображающей о себе любительнице, но когда увидели, как она обращается с больным, смягчились, а затем начали считаться с ее мнением.

Мария думала, что сумеет поставить Франка на ноги, однако инсульт был обширный и старика почти полностью парализовало. Иногда ему удавалось произнести что-то нечленораздельное, но это усилие утомляло его, а одного с грехом пополам понятого слова было недостаточно для беседы. Старый Хантер был умным, хорошо образованным человеком и ужасно расстраивался, что не может общаться с миром.

Мария читала вслух старику, разговаривала с ним, включала радио и телевизор. К ее огорчению, Франк упорно не шел на поправку.

Его здоровье не ухудшалось, но и не улучшалось. Казалось, остаток жизни ему придется провести в том же состоянии.

Однажды вечером она сидела с Франком, слушая музыку. Было поздно, но Теодор еще не вернулся. Близилось время сна. Она посмотрела на Франка, лежавшего с закрытыми глазами. Может быть, старик уснул? Но тут она заметила, что пальцы на левой руке больного двигаются в такт музыке.

Мария застыла на месте. Франк до этого был в состоянии слегка шевелить рукой, но не пальцами. Однако сейчас пальцы совершали сложные движения, и тут Марию осенило.

- Мистер Хантер! - настойчиво окликнула она, и старик открыл глаза. Посмотрите-ка! - Она взяла его за руку. - Вы можете написать букву... любую?

Внезапно его глаза ожили. Медленно, с огромным трудом он кончиком указательного пальца вывел на ее ладони букву М.

- Еще! - возбужденно бросила молодая женщина.

Он нарисовал Л. Затем, не ожидая понуканий, изобразил Р и наконец И. Мари.

- Мы можем объясняться! - трепеща, воскликнула она. - Вы можете сказать все, что хотите!

Он стал снова писать на ее ладони. Когда Франк изобразил третью букву, она улыбнулась.

- Да, это медленно. Но ведь теперь мы можем беседовать, а это главное!

Он снова начал чертить, на сей раз уже быстрее.

- Ты умница.

- Нет, это вы умница! Ох, не могу дождаться Теодора, чтобы сообщить ему хорошую новость!

***

Когда вернулся Тео, он несказанно удивился доносившемуся из спальни старика смеху. Открыв дверь, он стал свидетелем веселой пирушки. Мария сидела на кровати и чокалась со стариком соком. Франк с ее помощью держал в руке стакан.

- Получилось! - воскликнула она. - Мы молодцы!

- Что тут происходит? - спросил Тео. Мария с улыбкой обернулась к нему.

- Франк снова может беседовать! - сказала она и вынула из руки старика стакан. - Смотрите!

Он медленно вывел на ее ладони: "Спасибо, моя милая".

Какое-то время ошеломленный Теодор не сводил с ее ладони взгляда, а потом поднял голову и пристально посмотрел Марии в глаза. Когда женщина встала, он занял ее место у кровати. Мария выскользнула из комнаты и оставила их вдвоем.

Выйдя из комнаты старика, Тео помешкал в коридоре. Он знал, что новым умением дед обязан Марии. Франк сам сообщил ему об этом и улыбнулся.

- Что бы мы без нее делали?

Теодору пришлось улыбнуться в ответ.

- Не знаю.

Молодой Хантер чувствовал, что должен увидеть Марию и поблагодарить ее, но его раздирали противоречивые чувства. Когда он испытывал только враждебность, все было проще... Тут на Тео нахлынули мучительные воспоминания, и он понял, что его чувства к ней всегда были сложными.

Теодор постучал в дверь, но ответа не услышал. Тогда он повернул ручку и заглянул внутрь. Мария лежала на кровати. Горевший на тумбочке ночник свидетельствовал, что она не собиралась спать, просто не сумела удержаться от сна.

Тео тихо подошел к окнам и закрыл шторы. Прежде чем выключить лампу, он немного помедлил, глядя на лицо молодой женщины. Оно было нежным и беззащитным, как у ребенка. На мгновение Теодору захотелось, чтобы Мария подольше осталась такой, чтобы он знал, что о ней думать. Но этот день мог не наступить никогда. Он видел ее словно в кривом зеркале, постоянно менявшем изображение.

Хантер выключил свет и вышел, решив не будить уставшую женщину. Он спустился по лестнице, выбрался из дома и побрел к кладбищу, с болью в душе вспоминая, что наутро после свадьбы Мария положила свой свадебный букет на могилу Макса. Она приходила сюда каждый день с цветами, срезанными в саду Хантеров. Сейчас на плите лежал букет, принесенный утром, на белых лепестках мерцал лунный свет. Тео поднял цветок и подумал, что тот влажен от слез Марии.

***

Весь следующий день Мария провела, беседуя с Франком. Благодаря новому способу связи он сумел сообщить, почему не осуждает никого за катастрофу.

- Макс плохой мальчик. Очаровательный, любящий, но трудный. Всегда лгал - так легче. Почему авария?

Мария заколебалась, не желая причинять старику боль, но он написал на ее руке:

- Скажи правду!

Она просто изложила все, а когда закончила, Франк сжал ее руку.

- Я так и думал. Не твоя вина. Он всегда бежал от трудностей.

- Да... Я только сейчас поняла это, - грустно сказала она.

- Ты должна воспитать его ребенка. Теодор поможет. Он сильный и хороший.

- Но он не умеет прощать, - задумчиво промолвила Мария. - Почему он такой неуступчивый?

- Потому что боится заглянуть к себе в душу. Ты должна помочь ему. Ты любила Макса. Теперь должна полюбить и Тео. Это трудно, но ему очень нужна твоя любовь, - написал Франк.

У нее дрогнуло сердце. Это было бы совсем нетрудно, если бы она встретила его до Максимилиана...

Она не позволила себе додумать эту мысль до конца. Какой толк? Теодор по-прежнему относится к ней враждебно и недоверчиво. Он научился сдерживать себя, однако ничуть не смягчился.

***

Тео все же поблагодарил Марию за то, что она придумала для Франка способ "разговаривать".

- Для меня очень много значит, что у него вновь появился интерес к жизни, - промолвил он на следующее утро. - Примите мою искреннюю благодарность. - Но сказано это было сквозь зубы и через силу.

Однажды вечером, примерно через два месяца после свадьбы, Мария пошла переодеваться к обеду. Днем Франк повторил, что Тео нужна любовь. Он часто "говорил" это и внимательно присматривался к ней, словно пытаясь решить, не слишком ли торопит события. Как ни странно, эти слова вселили в Марию надежду и заставили ее с нетерпением ждать возвращения мужа.

Но стоило тому войти в дом, как Мария поняла: что-то не так. Его движения были резче, чем обычно, глаза странно блестели. За едой он несколько раз бросал на нее придирчивый взгляд.

- Что-то произошло? - наконец спросила она.

- Да. Я думал отложить разговор на потом, но раз уж вы спрашиваете... Я хочу, чтобы вы мне кое-что объяснили, и объяснили убедительно.

Глаза Хантера замерцали еще сильнее. Не оставалось никаких сомнений: он в ярости.

- Не знаю, что объяснять.

- В самом деле? Хорошо, начнем с одежды. Вы до сих пор носите то, что привезли с собой из дому. Я бы хотел знать, почему вы предпочитаете носить старые платья, если я дал вам денег на новые.

- Я... какой смысл покупать новую одежду, если вскоре она станет мне мала? - заикаясь, пролепетала она.

- Перестаньте! - недовольно воскликнул он. - Почему вы говорите не правду? Вы регулярно посылали деньги домой. Я узнал об этом только сегодня. Все до последнего цента вы отослали некоему Сойле Нуньесу. Через десять секунд вы скажете мне, кто это, кем он вам приходится и почему вы отправляете ему мои деньги.

В последнее время Мария стала очень вспыльчивой. Она моментально вскипела и гневно посмотрела собеседнику в глаза.

- Плачу долги!

- Что это значит?

- Я думала, что смогу сделать все сама, Я не собиралась ничего сообщать вам, но не позволю разговаривать с собой таким тоном. Подождите меня!

- Я не спешу, - насмешливо протянул он вслед выбежавшей из-за стола Марии.

Через пару минут женщина вернулась и положила перед Теодором пачку бумаг. Это были письма и счета, которые ей переслал приятель из Мексики.

- Вы знали Максимилиана лучше, чем я, - сказала она. - Удивительно, что это не пришло вам в голову. Макс оставил за собой лавину счетов. Он должен крупную сумму за машину.

- Как за машину? Я посылал чек Максу специально для покупки машины полгода назад. Она полностью оплачена!

- Я тоже так думала - Максимилиан говорил, что машина его. Оказалось, что он просто взял ее напрокат. Сойло Нуньес, наш приятель, живет в соседней квартире. Мы оставили ему ключи. Он отсылает счета мне, а я отправляю деньги, чтобы оплатить их.

На лице Тео была написана досада.

- Вы должны были рассказать мне.

- Я предпочла этого не делать.

- Оплачивать его долги - моя обязанность.

- Вы их и оплатили, - напомнила она. Тео бросил документы на стол и порывисто вздохнул.

- Прошу прощения, что наговорил вам лишнего.

- Не за что, - отрезала Мария. - Когда Сойло в следующий раз пришлет мне квитанции об оплате, я принесу их вам.

- В этом нет необходимости. Я верю вам на слово.

Она усмехнулась:

- Вы поверили только после того, как я представила вам копии счетов. Неужели наступит день, когда вы действительно станете доверять мне?

Наступила пауза. Мария подумала, что Тео решил промолчать, но он криво улыбнулся и ответил:

- Я уже признал, что поторопился с выводами.

- Очень неохотно.

- Я не люблю ошибаться.

- Вам не кажется, что это не совсем логично?

- Что вы хотите сказать?

- Вы видели во мне искусную интриганку, способную на любой бесчестный поступок, и тем не менее продолжаете до сих пор считать себя правым.

Он поморщился.

- Честно говоря, не считаю. Вы непредсказуемая женщина. Никогда не знаешь, что вы выкинете в следующую минуту.

- Может быть, не следовало скрывать это от вас, но... - Она сделала беспомощный жест. - Не вы один страдаете ложной гордостью. Я пыталась защитить честь и память Макса.

Она вздрогнула, когда Теодор грохнул кулаком по столу.

- Ради всего святого, почему?! - возопил он. - Почему вы должны были защищать его? И прежде, и теперь?

- Потому что он нуждался в этом! - крикнула в ответ Мария.

- И именно за это вы его полюбили? За глупость и слабость?

- Может быть. Мне нравится заботиться о людях, а он нуждался в заботе. Нуждался во мне. Я должна чувствовать себя нужной. И по-другому жить не умею.

- Значит, вот кого вы предпочитаете? Не мужчину, а цыпленка, прячущегося под крыло наседки? Ребенка в мужском теле, цепляющегося за вашу юбку?

- Это тоже любовь.

Тео посмотрел на нее прищурившись.

- Некоторые женщины ни на что другое не способны. Неужели вы можете полюбить только сосунка?

- Я могу полюбить только того, кто нуждается во мне! - гневно ответила она.

- Кое-кто из мужчин скорее умрет, чем согласится на такие условия.

- Кое-кто из мужчин понятия не имеет о том, что такое любовь! выпалила Мария.

Атмосфера накалялась. И виноват в этом был вовсе не Максимилиан. Мария понимала, что этому разговору пора положить конец. Опасность заключалась не в собеседнике, а в ней самой. Последние несколько дней настроение Марии было непредсказуемым, и она могла сорваться в любую минуту.

- А мой брат имел об этом понятие? - цинично спросил Теодор.

- Пожалуй, да. Он был добрым, нежным и мягким. Мне нравилась его мягкость.

- Точнее, слабость, - презрительно уронил Тео.

- А если и так? Разве слабый человек не заслуживает любви?

- А что бы вы сказали через несколько лет? Считали бы вы привлекательной его слабость, если бы устали обращаться ко мне за помощью, чтобы покрыть его долги?

- Я бы никогда не обратилась к вам за помощью, - резко сказала она.

- Это вам только кажется.

- Никогда. И ему бы не позволила.

- Каким образом? Он делал это всю жизнь. Думаете, вам удалось бы его перевоспитать?

В мозгу Марии что-то замкнулось. Она начала метать слова, не думая, что говорит, и стремясь лишь к одному: стереть с лица Теодора ненавистное ей циничное выражение.

- Мне это уже удалось, потому что он стал цепляться за мою юбку, а не за ваш бумажник! Он бы перестал нуждаться в вас, мистер Хантер! Вот за это вы меня и ненавидите, не правда ли? За то, что он погиб, когда пытался бежать от вас!

Не успев закончить фразу, она поняла, что сказала вещь чудовищную и непростительную. Мария не хотела быть жестокой, ее спровоцировал на это собеседник. Но она совершила нечто непоправимое. Теодор побелел как смерть.

- Уйдите, - тихо сказал он.

- Тео, пожалуйста...

- Уйдите.

Она в страхе выбежала из комнаты.

***

Было два часа ночи. Мария лежала без сна и прислушивалась, не раздадутся ли на лестнице шаги. Теодор сидел внизу уже несколько часов, терзаясь ужасными мыслями.

Мари горько осуждала себя за сказанное. Какая разница, что она всего лишь ответила на его жестокие слова? Ей было присуще стремление защищать, а сегодня она нанесла новую рану человеку, и без того изнывавшему от боли...

Наконец Мария услышала, как он медленно поднимается по лестнице, словно сгибаясь под невыносимой тяжестью. Когда шаги замерли у ее спальни, она порывисто села. Но Тео прошел дальше, и вскоре она услышала, как за ним закрылась дверь. Мария лежала тихо, но мысли неслись вихрем и не давали уснуть. Она не выдержала, встала и, накинув халат, вышла в коридор.

Из-под его двери пробивалась полоска света. Она тихонько постучала и через секунду услышала тихий голос:

- Войдите.

Он стоял у окна, держа в руке бокал. Судя по почти пустой бутылке виски, Теодор изрядно выпил. При виде Марии у него загорелись глаза.

- Пришли сказать мне еще какую-нибудь неприятную правду? негромко спросил он.

- Нет. Я хотела извиниться. Мне не следовало так говорить.

- Почему же? Это ведь правда, верно? Он пытался развернуть машину, потому что не хотел возвращаться и смотреть мне в глаза. А вот вы решили сделать это, чтобы похвастаться передо мной своей победой. Я всегда говорил, что вы смелая женщина.

- Все было далеко не так, - безнадежно сказала она.

- Наоборот, проще некуда. Мне следовало понять это раньше. Вы изложили факты еще несколько недель назад. Каким-то образом я умудрялся избегать их... потому что они мне не нравились. Но у вас дар сообщать людям неприглядную правду о них самих. - Он залпом допил остатки виски.

- Теодор, пожалуйста... Я не знаю о вас никакой правды... так же, как и вы обо мне.

- Правда состоит в том, что я виноват в смерти брата куда больше, чем вы, - не жалея себя, сказал он. - Давайте говорить начистоту: я разрушаю всех, о ком забочусь, потому что не знаю, как это следует делать.

- Я вам не верю, - вымолвила Мария.

- Не верите? Вы же говорили это с самого начала. Что заставило вас передумать?

Мария не знала, что ответить. Видеть страдающего Тео было невыносимо. Он напоминал поверженного гладиатора. Ей хотелось, чтобы он снова стал самим собой: надменным, властным, даже неприятным. Мужчиной, с которым нужно сражаться. Но все же мужчиной.

Он снова наполнил бокал и сел на кровать.

- Почему вы не уходите?

- Потому, что так дальше нельзя, - сказала она. - Мы оба выбиваемся из сил, чтобы справиться с трудной ситуацией, но из этого ничего не получится, если мы будем все время набрасываться друг на друга. Нужно заключить перемирие. Разве вы этого не понимаете?

Он не ответил, и Мария опустилась рядом. Тео смерил ее настороженным, недоверчивым взглядом.

- Зачем вы вообще вторглись в нашу жизнь? - медленно спросил он. Почему Максимилиан влюбился в вас?

- Не знаю, - беспомощно ответила она. Теодор поставил бокал, поднял руку, прикоснулся к ее волосам и вгляделся в лицо.

- Так почему же? - прошептал он. - Вы не красавица, самая обыкновенная. Он встречался с сотней женщин красивее вас. Но никто из них не сумел так перевернуть нашу жизнь, как это сделали вы...

Он гладил ее лицо, обводил пальцами контуры широких скул и пухлых губ. Мари следила за ним со слезами на глазах. Тео был в опасном настроении. Его всегдашняя железная выдержка дала сбой... если только он не отказался от нее сознательно. Выло неизвестно, что он сделает дальше. Мария знала, что должна как можно скорее высвободиться, но не могла пошевелиться. Неторопливые движения и странное ласковое бормотание гипнотизировали ее. Гулко забилось сердце, его медленный ритм нагонял на Мари желание. Все это происходило как во сне...

- Кто вы? - еле слышно спросил Теодор. - Ангел или злой дух, посланный, чтобы мучить меня? Какая ваша черта заставляет мужчину вас хотеть?.. - Он судорожно вздохнул, внезапно напряг руку, гладившую волосы Марии, притянул женщину к себе, другой рукой обнял за плечи, крепко прижал к груди и жадно набросился на ее губы.

В его объятиях не было нежности. Это была властная хватка самца, не признающего отказа. Встревожившаяся Мария попыталась вырваться, но он только крепче прижал ее к себе, продолжая покрывать поцелуями.

- Тео... - взмолилась она.

Едва ли он слышал ее. Он снова бормотал что-то, глядя на Марию сверху вниз лихорадочно горящими глазами.

- Кто вы?

- Самая обыкновенная женщина, - вяло ответила она, - Делающая все, что может... и часто ошибающаяся...

- Нет, вы не обыкновенная женщина. Это маска, которую вы надеваете, чтобы морочить людям голову. А за ней... колдунья... дьявол... ведьма... Дева Мария...

Она вздохнула.

- Дева Мария. Макс говорил...

- Не надо о Максе! - гневно крикнул он. - Забудьте его! Его здесь нет! Здесь я. Это мои руки обнимают вас, мои губы прикасаются к вашему рту. Почему я не могу...

Он провел пальцами по ее щеке, спустился ниже, к налившимся, сладострастно занывшим грудям. Мария была уверена, что он чувствует, как сильно бьется ее сердце.

Тео снова притянул ее к себе. На этот раз он целовал нежнее, его губы нарочно дразнили Марию. Она слабо вздохнула. Надо было остановить его... но не сейчас. Еще рано. Это было так сладко... Она прошептала его имя, и руки Теодора напряглись. Опрокинув женщину на кровать, он начал жадно целовать ее лицо, шею, грудь. Это ощущение бешено возбудило Марию. Она обвила руками шею Тео и привлекла его к себе.

- Ты должна была прийти ко мне в ту первую ночь, - пробормотал он.

- Слишком поздно, - прошептала Мария. - Всегда... слишком поздно... Макс...

- Макс мертв.

- Не мертв... пока его ребенок...

Тео замер и окаменел. Мария почувствовала, что он напрягся, а затем вздрогнул всем телом, словно совершая над собой величайшее усилие.

- О Боже! Что я делаю?

Теодор медленно отпустил ее и отпрянул. Мария очнулась и поняла, что он смотрит на нее с ужасом. Она села и отодвинулась. Тео не шевелился. Казалось, его пригвоздили к кровати.

Внезапно он протянул руку, схватил бокал и швырнул его в открытое окно. Через мгновение они услышали звон.

- Беги, колдунья, - хрипло сказал он. - Беги и запри все двери! Ради нас всех, беги скорее!

7

На следующее утро, совершая свой ежедневный визит к могиле Максимилиана, Мария обнаружила там Тео.

- Я ждал вас, - сказал он. - Не беспокойтесь, я не отниму много времени. Я хотел извиниться за вчерашнее и заверить, что это больше не повторится. Забудьте, что я просил вас запереть дверь. В этом нет нужды. Я никогда не побеспокою вас. - Он посмотрел на могилу Макса. - Оставляю вас наедине с ним.

Через пару дней вся сумма, которую Мария отослала домой, снова оказалась на ее банковском счете. Кроме того, она получила кредит у "Сакса", в магазине готовой одежды на Пятой авеню. Увидев адрес, она широко раскрыла глаза. Еще с тех лет, когда Мария запоем читала все про Америку, она запомнила, что это самая изысканная и дорогая улица Нью-Йорка. Но когда она обратилась к Тео, тот несказанно удивился.

- Мы всегда одеваемся там, - сказал он. - Это лучший магазин в городе.

- Вы отвезете меня туда? - осторожно спросила она.

- Нет, я слишком занят. Вас отвезет шофер. Я велел, чтобы он был в вашем распоряжении, когда вам захочется съездить в Нью-Йорк.

***

Несколько дней спустя Мария приехала на роскошную улицу в центре города, где располагались настолько дорогие магазины, что там даже не удосуживались прикреплять к вещам ярлыки с ценой. В середине проспекта дома расступались, и взору представлялся белокаменный собор святого Патрика. Огромная ажурная церковь возвышалась над всем остальным.

- Святой Патрик! - выдохнула она. - Я всегда мечтала это увидеть. Это прекрасно!

- Вот "Сакс", - сказал шофер, останавливаясь у большого серого здания, украшенного всеми флагами мира. - Я припаркую машину. Когда вы будете готовы, магазин пошлет за мной в обычное место.

Мария поблагодарила его и вышла, гадая, что скрывается за словосочетанием "обычное место". Кого шофер привык возить сюда? Может быть, Аврору? Неужели Тео оплачивал не только ее квартиру, но и наряды? Но раздумывать было некогда: двери магазина уже предупредительно открылись.

Едва Мария переступила порог, как была захвачена врасплох обилием заманчивых предложений обслуги. Когда она попыталась заикнуться, что в ее положении покупать слишком дорогие наряды - значит выбрасывать деньги на ветер, ее просто не стали слушать.

- Элегантной нужно быть в любое время, - вежливо, но непреклонно возразила менеджер отдела для будущих мам.

Затем она принесла белое платье с шитьем, при виде которого Мария едва не застонала от удовольствия. После этого она отбросила все сомнения. К тому времени, когда примерка закончилась, костюм и два платья лежали в больших пакетах, а еще на два, которые требовали подгонки по фигуре, был принят заказ.

- Поедете прямо домой? - спросил шофер, включая двигатель.

- Нет, мне бы хотелось сначала посмотреть Нью-Йорк, если это возможно.

Вскоре они оказались на широком бульваре, разделенном деревьями. Это была одна из красивейших улиц города - Парк Авеню. Тут располагались роскошные отели и маленькие кафе под открытым небом.

- Я бы выпила кофе, - сказала Мария. Водитель плавно затормозил у одного из уличных кафе.

- Вернуться за вами через полчаса? - спросил он.

- Не хотите составить мне компанию? Он подмигнул и тоном заговорщика сообщил:

- На соседней улице живет моя подружка.

- Ну, раз так, - засмеялась Мария, - будет лучше, если вы приедете через час!

Посидеть в тени было приятно, и Мария откинулась на спинку кресла, наслаждаясь покоем и игрой инструментального трио. И то и другое находило свое отражение в цене кофе. За соседним столиком сидела телевизионная знаменитость, которую Мария видела на экране не далее как вчера вечером. Мимо проходили женщины, каждая из которых годилась в фотомодели. Одна из них показалась знакомой. У женщины была великолепная фигура, ее светлые волосы переливались на солнце. Она обернулась, и Мария узнала Аврору.

Мария ничуть не удивилась. Аврора плавной походкой вышла из ювелирного магазина, держа в руке фирменный золотисто-черный пакет. Интересно, кто за него заплатил?

Аврора подошла к краю тротуара, не глядя на машины. Мария уже привыкла, что водители в США всегда уступают дорогу пешеходам. Но Аврора небрежно, даже дерзко вышла на мостовую, уверенная в силе собственной красоты. Машины резко останавливались, визжали тормоза, но при ее виде проклятия на устах шоферов замирали. Они подобострастно ждали, пока красавица не пройдет мимо, и лишь затем начинали свою обычную свару.

Аврора подошла к огромному жилому дому и вошла в парадное. Видимо, здесь было ее жилье, которое оплачивал Тео.

Пытаясь не раздражаться, Мария обшаривала взглядом фасад здания. На третьем этаже раздвинулись шторы, и она могла поклясться, что за ними мелькнули белокурые волосы. Она с облегчением вздохнула, завидев приехавшую за ней машину Хантеров...

***

Мария, не привыкшая унывать, с головой погрузилась в подготовку спальни для будущего новорожденного. Увидев ее работу, Теодор возвел глаза к небу, но ничего не сказал. Он сам отдал все ей на откуп. Но когда из "Сакса" доставили белое платье с шитьем, он повел себя весьма странно. Мария вынула платье из пакета и приложила его к себе. Кларисса вскрикнула от восторга, пораженная тем, как оно идет к смуглой коже молодой женщины. Тео же поджал губы и, не сказав ни слова, ушел из дому. Тайна объяснилась очень быстро. Вечером он вернулся с атласной коробкой и вложил ее в руку жены. Открыв коробку, женщина ахнула. Внутри лежали гранатовое колье, серьги, кольцо и браслет.

- Вы купили все для меня? - поразилась она. - Как красиво! Не поможете надеть?

Но Тео и близко не подошел.

- Это подарок от Макса. Тот самый, который он обещал вам.

- Он обещал...

- В тот день, когда вы приехали сюда, он пообещал купить вам белоснежное шелковое платье. Сказал, что оно пойдет вам и что он никогда не ошибается в таких вещах. Чудесно, что вы купили платье в его честь. Даря вам гранаты, я действую лишь как его душеприказчик.

Теперь она вспомнила беседу с Максимилианом в тот первый вечер, когда они спускались в столовую. Теодор случайно подслушал их разговор. Но она не покупала платье в честь Макса. Она совсем забыла об этом. А Тео помнил.

- Гранаты очень красивые... - начала Мари.

- Они пойдут вам, а это главное. Я хотел бы, чтобы вы их надели, когда придет обедать Аврора. У нее есть подарок для малыша, который она жаждет вручить вам лично. Я сказал, что вы позвоните ей и назначите день. Вот ее телефон. А теперь я хочу поработать и прошу, чтобы меня не беспокоили.

Марии и в голову не приходило, что можно делать роскошные подарки с таким кислым видом. Удивившись этому, рассмотрев драгоценности и положив их в коробку, она заметила, что на той написано "Пятая авеню", и узнала черный и золотистый цвета, украшавшие пакет, который несла Аврора.

Мария позвонила ей в тот же вечер.

Мисс Андерсон так и лучилась симпатией.

- Дорогуша, - промурлыкала она. - Как вы себя чувствуете?

- Благодарю, прекрасно.

- Наш Тео сказал, что вы готовите детскую и все делаете своими руками. Он то и дело твердит, что очень волнуется за вас.

От Марии не ускользнуло значение слов "наш" и "то и дело твердит": Аврора намеренно подчеркивала постоянный характер их связи.

- Нельзя желать более заботливого и внимательного мужа, чем наш Тео, в тон ответила Мария. - Я уверяю, что абсолютно здорова, но вы же знаете, какой он... - Тут Мария издала понятный лишь женщинам смешок.

- Да, - медленно сказала Аврора. - Да, я знаю...

- Как бы там ни было, детская уже готова, - сказала Мария. - Сгораю от нетерпения показать ее вам, когда вы придете обедать. Скажем, завтра вечером?

- Не могу дождаться! - пропела Аврора. Если бы Аврора хоть чуточку нравилась ей, Мария испытала бы угрызения совести от того, что отбила у нее мужчину. Но она считала мисс Андерсон самодовольной, пустой и тщеславной эгоисткой, которая вознамерилась подцепить богатого мужа, когда ее карьера закатилась.

Из беседы во время бракосочетания было ясно, что она еще не оставила эту надежду.

Чувства Тео к Авроре оставались тайной. Если бы он хотел жениться на ней, то сделал бы это намного раньше. Как видно, она вполне устраивала его в качестве любовницы. Разве брак, заключенный из чувства долга, обязан был изменить их отношения? Тео спас невесту и ребенка брата от нищеты, но не взял на себя никаких других обязательств.

В конце концов, какое ей дело, если Теодор спит с Авророй? Каждая его черточка говорила об огромном темпераменте. Однажды Теодор показал, что Мария может возбудить в нем желание, но в ту ночь он был не в себе и с тех пор это ни разу не повторялось.

Он должен был заехать за Авророй, потому что та разбила свою машину. Мария тщательно готовилась к вечеру. Белое серебристое платье делало ее элегантной несмотря на уже заметный живот, а гранаты действительно великолепно сочетались с этим цветом.

Но когда в дом вошла Аврора, Мария поняла, что даром потратила время. На той было парчовое, с отливом в цвет волос, платье в обтяжку. Короткий подол открывал красивые длинные ноги в золотых шпильках. Низкое декольте демонстрировало великолепную грудь, а блеск парчи подчеркивал каждое движение пышных бедер. Мария мгновение назад довольная своим внешним видом, тут же почувствовала себя замухрышкой.

Еда была необыкновенно вкусной. Кларисса лезла из кожи вон, чтобы первый званый обед ее хозяйки удался как можно лучше. Мария благодарно улыбнулась ей и начала успокаиваться.

Во время обеда Аврора как бы попросила у них совета.

- Не представляю, что делать, - сказала она. - Мне предложили роль в телесериале. Роль чудесная, но я не знаю, стоит ли за нее браться.

- А почему нет? - спросила Мария.

- Потому что придется работать с... - Тут она назвала фамилию киноартиста, пользовавшегося скандальной славой. - Честно говоря, я уверена, что именно он и заставил режиссера предложить эту роль мне.

- Не соглашайся, - сразу же заявил Теодор. - Это грязный тип. Ты знаешь его репутацию.

- Но ведь это великолепный шанс напомнить о себе...

Намек был ясен. Потеряв Тео, она пыталась заново начать карьеру, получив роль старым испытанным образом - через постель. И была уверена, что Теодор знает об этом. Марии было интересно наблюдать, как он реагирует на сообщение Авроры. Впрочем, его мимика, поведение говорили о том, что предложение, сделанное его любовнице, ему ненавистно.

Наконец Аврора сказала:

- Ну ладно, хватит обо мне... Я хочу показать вам мой подарок.

Она принесла два больших чемодана. Первый был набит детской одеждой розового и голубого цветов. Здесь было все, что могло понадобиться новорожденному, все в двух экземплярах - розовом и голубом. Распашонки, подгузники, варежки, пинетки, фартучки, причем все самое лучшее, роскошное и дорогое. А венцом коллекции была длинная крестильная сорочка из белого атласа и кружев, с крошечными перламутровыми пуговками сверху донизу.

Кое-кому это показалось бы очаровательным, но Мария почувствовала, что ее начинает душить гнев. Она предвкушала, что сама будет покупать ребенку приданое. Теперь в этом не было нужды. Красотка, которая пыталась вести себя так, словно является первой женой мужа Марии, теперь собиралась прибрать к рукам и ее ребенка!

Но сказать это вслух было невозможно. Огромным усилием воли Мария заставила себя улыбнуться.

- Боже, какая прелесть! Вы... кажется, вы подумали обо всем.

- Я старалась, - проворковала Аврора. - Посмотрите-ка! - Она начала разворачивать крошечные вещицы. - Я заранее знаю, что это будет самый хорошенький малыш на свете, а поэтому он или она заслуживает только самого лучшего!

Но это было еще не все. Аврора открыла второй чемодан и продемонстрировала изысканное постельное белье, отделанные атласом одеяльца и тонкие пеленки с монограммой.

- Я купила это для детской, - сказала она.

- Как мило, - с трудом промолвила Мария. - Я ведь могла об этом позабыть...

Тео бросил на нее угрожающий взгляд, а у Авроры, заметившей это, замерцали глаза.

- А теперь позвольте мне подняться и посмотреть, что вы сделали.

Прежде чем выйти из комнаты, Аврора вынула из второго чемодана завернутый в бумагу предмет. Он был очень большой, бесформенный, и сильно мешал ей подниматься по лестнице. Тео пришлось взять ее за руку и повести за собой.

- Ради Бога, что там такое? - с усмешкой спросил он.

- Подожди, увидишь. Это сюрприз... Ой!

- Осторожно, - сказал Теодор и обнял ее за талию. Мария устремилась вперед, сделав вид, что ничего не замечает.

Наконец Тео открыл дверь комнаты, на которую Мария затратила столько любви и труда. Ковер был светло-желтого цвета, а стены оклеены веселыми детскими обоями. Вдоль стены стояли большие белые шкафы. Мария вошла первой и осмотрела свои владения со вполне объяснимой гордостью. Аврора восхищалась всем подряд, но глаза ее при этом оставались холодными и злыми.

- Прекрасно, Мари. Просто прекрасно, - широко улыбаясь, повторяла она. - Я только подумала... Но, конечно, вы мексиканка и создали мексиканскую детскую, верно? Это очаровательная... очаровательная... - Фраза осталась незаконченной, и понимать ее можно было как угодно.

- Не думаю, что нашего ребенка будет очень заботить разница между американским и мексиканским, - любезно возразила Мария, слегка подчеркнув слово "нашего". - Может быть, вы покажете нам, что в этом свертке? Мы умираем от любопытства, правда, дорогой?

- Конечно. Помочь тебе?

Гостья начала снимать с подарка горы бумаги, под которыми обнаружилась огромная плюшевая черепаха.

- Она будет сидеть на кроватке и ждать малыша, - сказала Аврора. Давай водрузим ее на место.

Мария стояла позади и следила за тем, как Тео помогает Авроре усадить игрушку. Эти двое были похожи на гордых родителей, устраивающих колыбель их ребенка. Они хорошо смотрелись вместе.

- Как мы ее назовем? - проворковала Аврора.

- Может быть, Бетти? - спросила Мария, пытаясь сохранить хладнокровие.

- Ох, нет, это не подходит... - Я знаю, как! Мы назовем ее Хуанита. Как ты думаешь, дорогой, пойдет ей такое имя?

- Любое, какое тебе понравится, - улыбнулся он.

- Значит, Хуанита-с натужной улыбкой промолвила Мария. - Спасибо, Аврора. Прошу прощения, мне надо кое-что сказать Клариссе.

Она долго оставалась внизу, пытаясь справиться с раздражением. Когда был готов десерт, Мария подала его сама. К тому времени Тео и гостья вернулись в столовую. Подойдя к двери, она услышала настойчивый голос мужа.

- Ты не должна работать с этим человеком. Я запрещаю.

- Но что еще я могу? У меня осталась только карьера.

- Не говори так. Я не хочу думать, что ты...

- А вот и я! - сказала Мария внося поднос. Она лучезарно улыбнулась. Прошу прощения за задержку.

8

Мария лежала в темноте и считала минуты. С тех пор как муж повез Аврору домой, прошло полночи, а он все еще не вернулся. Она знала, что эта женщина пригласит его подняться в квартиру - их квартиру-и он согласится. Но что потом? Целых пять часов!

Неужели Тео до сих пор ласкает ее совершенное, стройное тело, не обезображенное беременностью, и произносит нежные слова, понятные только им двоим?

Мария зарылась лицом в подушку, пытаясь избавиться от мучивших ее картин. Тело изнывало от предательского желания. Она боролась с собой, приписывая это причудам беременности, но не могла забыть недавний поцелуй. В тот момент ее обожгло пламя. Она никогда не ощущала подобного экстаза в объятиях Макса. Каждая клеточка томилась по Тео, но Марии принадлежала только его фамилия.

У нее больше не было сил. Мария поднялась, накинула халат и вышла из дома в сад. Сев у фонтана, она зачерпнула пригоршню воды и смочила горящий лоб. Вода охладила кожу, но была бессильна против мучившего ее жара.

Наконец послышался шум подъехавшей к парадному машины и уверенные мужские шаги. Тео направляется к галерее. Должно быть, он заметил, что дверь в сад осталась открытой, и решил узнать, в чем дело.

- Кто здесь? - донеслось из темноты. - Вы, Мари? - Он шел к ней через освещенный луной сад. - Что вы здесь делаете в такой час?

Она пыталась сдержаться, но слова вырвались сами собой:

- Я беспокоилась. Ожидала, что вы вернетесь несколько часов назад.

Тео посмотрел на нее с удивлением.

- Я был уверен, что вы давно спите. Разве вас интересует моя жизнь?

- Интересует. Особенно если вы до утра просиживаете у Авроры. Все знают, кем она вам приходится.

- В самом деле? - Его тон стал язвительным. - И кем же?

- Содержанкой! - выпалила она. - Женщиной, чьи прихоти вы оплачиваете!

- Ну и что? Если я помогаю своей подруге, это мое дело. Я не позволю вам вмешиваться в дела, которые вас не касаются. Зарубите себе на носу!

- А я не позволю, чтобы из меня делали дуру! - мстительно заявила она. - Мы с вами знаем, почему заключили этот брак, но остальным это неизвестно. Люди будут смеяться у меня за спиной, зная, что от меня вы ездите прямиком к любовнице!

- К любовнице? Вы слишком много себе позволяете. Я уже говорил вам, что она мой старый друг. - В его голосе зазвучал металл. - Очень советую вам оставить все как есть.

- А если я не послушаюсь? - нахально спросила она.

Его тон стал угрожающим.

- Надеюсь, что послушаетесь.

- Надеетесь? Или приказываете?

- Можете думать все, что вам угодно, но будет так, как я сказал. Не спорьте со мной и не пытайтесь диктовать мне. Сцены ревности в вашем положении едва ли уместны.

- Ревности? - Кровь хлынула ей в лицо, и Мария обрадовалась, что вокруг темно. - Как вы смеете? Мне все равно, с кем вы спите!

- Да неужели? - саркастически спросил он. - Судя по тому, что вы наговорили за последние несколько минут, никто бы этого не подумал.

- Повторяю, мне не нравится, что вы делаете из меня последнюю дуру!

Он бросил на Марию странный взгляд.

- И это все?

- Конечно.

- Хотите сказать, что при соблюдении осторожности вы согласитесь, чтобы у меня была любовница? И не будете возражать, если я стану посещать ее в середине дня?

Она испустила сдавленный смешок.

- Интересно, что бы вы сказали, если бы я повела себя так же, как вы?

В его голосе снова зазвучала сталь.

- Это совсем другое дело.

- Только на время. Как только родится ребенок, что помешает "мне последовать вашему примеру?

- Я помешаю. Вы будете вести себя так, как подобает моей жене. Вы и взглянуть не посмеете на другого мужчину. - Вы феодал! - гневно воскликнула она. - Присваиваете себе право делать все, что вам нравится, а меня обрекаете на монашескую жизнь!

- Я и так имею это право. Объясняться с вами и отчитываться в своих поступках я не намерен. А что до монашеской жизни - почему же? Когда родится ребенок, мы можем поговорить об условиях, при которых наш брак станет реальностью.

- На ваших условиях! - злобно бросила Мария.

- Конечно, на моих. Вы находитесь в Штатах. Я вам не какой-нибудь жалкий мексиканец, привыкший бормотать "да, дорогая" и "нет, дорогая"!

Взбешенная, Мария умолкла. Должно быть, ее выдали глаза, потому что Тео подошел ближе.

- Думайте что хотите, - негромко сказал он, - но вы принадлежите мне. И теперь, и в будущем. Вы сами пошли на эту сделку.

- Никогда! - яростно ответила она. - Наша сделка-всего лишь формальность. Я никогда не соглашалась стать вашей собственностью!

Тео ничего не ответил, но выражение его лица говорило само за себя. Она могла ругаться сколько угодно. Хозяином здесь был мистер Хантер.

- Должно быть, вы сам дьявол! - бросила разгневанная Мария.

- Нет, просто американец с типично американским отношением к жизни. Другим трудно понять это, но я уже говорил вам, что семья в Штатах - все. Вы жена Хантера, носите ребенка Хантера и будете хорошей женой и матерью.

- Я буду хорошей матерью, Хантер. В этом вы можете не сомневаться. Но мы с вами не муж и жена в обычном смысле этого слова.

- Когда придет время, мы станем ими. А что еще вы можете предложить? Хранить чистоту собственного ложа, уступив меня другим женщинам? И вы думаете, я это позволю?

Он обнял Марию за плечи и притянул к себе. Она попыталась сопротивляться, но Тео зажал женщину мертвой хваткой и прильнул к ее рту.

- Неужели вам нравится такая жизнь? - прошептал он на миг, - отрываясь от ее губ. - Вдалеке друг от друга?

Не успела Мария ответить, как он зажал ей рот новым страстным поцелуем.

- Вы действительно надеетесь, что так и будет? - пробормотал Тео, давая ей отдышаться.

- Я не буду спать с вами! - яростно бросила она. - Я не буду послушной женой, которая закрывает глаза на похождения мужа!

Тео засмеялся.

- Значит, вам придется придумать способ удержать меня дома!

- Перестаньте! - взмолилась она. - Отпустите меня. Вы не имеете права...

- Вы моя жена, поэтому я имею право на все. Но зачем нам затевать борьбу? Продолжим схватку после рождения ребенка - тогда она доставит нам обоим куда большее удовольствие.

- Пустите!

- Еще не пора, - прошептал он, снова склоняя к ней голову. - Вы принадлежите мне. Нравится это вам или нет, вы моя.

- Нет... - Мария пыталась вырваться, но новый поцелуй заставил ее замолчать. Гнев помогал бороться с желанием. Она хотела Тео, но не могла допустить, чтобы ей диктовали условия.

- Говорите! - приказал он. - Вы принадлежите мне. Скажите это!

- Никогда! Ни сейчас, ни потом!

- Чересчур громко сказано, Мари. Думаете, я не сумею покорить вас?

Женщина пришла в себя и упрямо посмотрела на своего мучителя.

- Вы никогда не заставите меня признать это! - вызывающе заявила она.

По его лицу скользнула тень гнева.

- Вы гениально выбираете время для нападения. Еще бы! Признать это-значит признать свое поражение. Идите спать. Держите меня на расстоянии, пока можете, и пока ребенок служит вам защитой. Но помните, я буду ждать!

***

Как ни странно, после этого вспышки плохого настроения Марию больше не посещали. С развитием беременности она становилась все спокойнее и получала от этого удовольствие.

Постепенно ее признали на вилле своей. Франк просто обожал невестку, а прислуга восхищалась ее заботой о старике. Они любили ее и за ежедневные посещения могилы Макса, и за внимание, которое она уделяла саду.

Меж тем сам Тео был исключительно пунктуален. Он нигде больше не оставался допоздна, а если и посещал Аврору, как грозился, то Мария ничего об этом не знала. Хантер всегда возвращался домой вовремя и вел себя корректно и даже любезно. Но он существовал в другом мире, куда ей доступа не было.

Правда, сейчас это заботило Марию меньше, поскольку теперь львиная доля внимания уделялась дому. Она все больше и больше осваивалась с ролью хозяйки. Впервые в жизни Мария была окружена любовью огромной семьи, которую представляли собой все обитатели виллы Хантеров.

Мария переселилась в новую спальню, смежную с детской. Теперь она лучше, чем раньше, знала обо всех перемещениях Тео, потому что его комната была как раз напротив. Она знала, когда он ложится спать - большей частью очень поздно. Знала, что муж временами останавливается у ее двери. Но он ни разу не вошел к ней.

Перемирие продолжалось. Узнав, что Мария любит оперу, Тео сводил ее в Метрополитэн-опера. Несколько раз вывозил в Нью-Йорк, они осмотрели Рокфеллер-центр, поднялись на Эмпайр Стэйт билдинг. Издалека они казались нормальной супружеской парой. На людях даже разговаривали. После поездок Марии показалось, что она стала понимать Тео немного лучше.

Но она поняла не только это. Та Америка, о которой она мечтала многонациональная, открытая страна, полная счастливых людей с равными возможностями, была только одной стороной медали. Существовала и другая Америка-Америка темной, неистовой борьбы, борьбы за место под солнцем.

Эти мысли растревожили Марию, и ночью ей вновь приснился сон, от которого в последнее время не было спасения. Она снова была в машине, потерявшей управление, пыталась повернуть, но Макс кричал, что не хочет возвращаться домой. Он хватает руль... она борется, но Макс обхватывает ее руками, и сил Марии не хватает, чтобы разомкнуть его объятия...

- Нет! - крикнула она. - Макс, нет!

- Успокойтесь! - громко и властно прозвучало у нее над ухом. - Мари, проснитесь! Все в порядке.

Мария больше не могла сопротивляться. Она упала на подушку, горько заплакала и почувствовала, что руки Теодора крепко обнимают ее.

- Все в порядке, - повторил он. - Это только сон. Все кончилось.

- Нет! - рыдала Мария. - Он никогда не кончится!

Муж зажег ночник, отчего в комнате воцарился полумрак, и снова обнял Марию. Плачущая женщина приникла к его груди.

- Это была катастрофа, - прошептала она. - Она случилась снова.

- Кажется, вам часто снится этот сон, - сказал он.

- Да. Как вы догадались?

- Вы кричите по ночам. Обычно раз или два, но сегодня ночью этому не было конца, и мне пришлось прийти к вам.

- Иногда я боюсь ложиться спать. Мне снится Макс... но, когда я зову его, он куда-то исчезает и остается только его могила.

- Вы все еще тоскуете по нему? - резко спросил Тео.

Мария была слишком измучена, чтобы притворяться храброй. Она по-детски всхлипнула.

- Он всегда был добр ко мне.

Теодор молчал, и тут до женщины дошло, что она прижимается к его обнаженной груди. Эта гладкая мускулистая грудь бурно вздымалась и опадала. На муже были только шелковые пижамные штаны. Тонкая ткань отчетливо обрисовывала узкие бедра и длинные ноги. Загорелая кожа источала приятный, уютный запах табака.

- Да, - наконец сказал он. - Мальчик был добр. Он никогда не думал о завтрашнем дне. Совсем как ребенок. Но он смеялся, пел и согревал дом своим теплом.

- Во сне я жду, что он вернется и мне будет не так одиноко, - хрипло вымолвила Мария. - Жду, а он все не приходит и не приходит...

Тео слегка отстранил женщину и недоверчиво посмотрел ей в лицо.

- Но я чувствую то же самое! Поднимаю глаза и жду, что увижу его прежнюю веселую улыбку. А вместо него вижу страшную пустоту... - Он коротко вздохнул. - Нет, Макс никогда не вернется. Ни к вам, ни ко мне. Нам обоим придется смириться с этим.

Он продолжал медленно покачивать Марию.

- Но вам совсем не обязательно чувствовать себя одинокой. Все здесь заботятся о вас.

- Не обо мне, а о матери маленького Хантера, - тихо поправила она. - А Макс заботился обо мне. Поэтому я и любила его.

Тео посмотрел на нее с удивлением.

- Только за это?

- Да, только. Я знаю, вы думали, что я люблю его из-за денег, но деньги тут ни при чем. Я была ему желанна. А меня до тех пор так никто не желал.

Не следовало говорить об этом Теодору, но его объятия были такими нежными, что Мария открыла ему душу, не боясь насмешки.

- А разве у вас не было семьи? - спросил он.

- Можно сказать, не было. Отец ушел, когда мама собралась завести второго ребенка. Развелся и женился на другой. Когда мама умерла, я думала, что он возьмет меня к себе. Но он так этого и не сделал. Приводил кучу причин, а на самом деле я им просто мешала...

- Боже мой! - негромко ужаснулся Тео и обнял ее еще крепче.

- Я росла без родных, зная, что никому не нужна. А потом появился Макс. При нем я почувствовала себя красивой и любимой. Он рассказывал о родных в Штатах, и это казалось мне самым чудесным на свете. Я мечтала о том, что наконец стану частью настоящей семьи... - Она умолкла, потому что Тео нежно прикрыл ей рот ладонью.

- Не надо, - попросил он. - Это моя вина. Я обязан был попытаться понять.

- А потом я забеременела, и он очень обрадовался. А я подумала, что теперь у меня есть своя собственная семья. А потом...

- Замолчите! - с силой сказал он. - Не надо. Я этого не вынесу!

Мария подняла удивленные глаза. В его голосе прозвучала незнакомая нота. Лицо Тео казалось измученным.

- Все должно было быть по-другому... Все принадлежало ему, а я отнял... Я убил его.

- Нет, - тихо возразила Мария. - Не правда...

- Правда. Мы оба знаем это и никогда не забудем. Разве такое забудешь?

- А-ах! - внезапно вскрикнула Мария.

- Что? Ребенок...

- Нет, это еще не роды. Просто брыкается. В последнее время он часто это делает.

- Он? - спросил Тео с давно забытым насмешливым выражением.

- Должно быть, так, - вздохнула Мария. - И, судя по всему, он будет футболистом.

- Могу я чем-нибудь помочь?

- Иногда я встаю среди ночи и завариваю чай...

- Подождите. Я сейчас.

К ее удивлению, Тео почти сразу же вернулся с горячим чайником.

- Очень вкусно, - сказала она, сделав глоток.

- Теперь вы сможете уснуть? - Он заметил, что по лицу Марии пробежала едва заметная тень. - Что, боитесь нового кошмара?

- Да. Иногда он возвращается.

- Не волнуйтесь. Я останусь с вами. - Теодор уложил ее на подушку и подоткнул простыню. - Если вам приснится что-нибудь страшное, я разбужу.

- Правда?

- Конечно. Я никуда не уйду. Так что спите спокойно. Я здесь.

Она чувствовала, что дремлет. Было очень приятно расслабиться, зная, что бояться нечего. Тео скользнул в постель и обвил Марию руками. Ах, эти сильные, уверенные руки, в которых так спокойно...

Но когда она проснулась, солнце стояло высоко, а Теодор уже уехал на работу.

9

Когда год подошел к концу, Мария обнаружила, что еще одно ее представление о Штатах оказалось ошибкой. Хотя летом здесь действительно стояла жара, зима была достаточно холодной. Однажды утром женщина проснулась и увидела, что сад покрылся сверкающим инеем и стал завораживающе прекрасным. Несколько дней спустя пошел снег. С неба без конца валились нежные белые хлопья. Фонтан покрылся льдом, и наступило безмолвие.

За неделю до Рождества муж предложил съездить за подарками в новый супермаркет. Мария была на девятом месяце беременности и в последнее время сильно уставала, но немедленно на это согласилась.

Хантер ехал быстро, не сводя глаз с шоссе. Он был искусным водителем, и Мария ничуть не тревожилась, несмотря на плохую дорогу. Внезапно он резко затормозил и выругался.

- Пробка! Черт побери, я совсем забыл, что здесь творится в гололедицу! Все, застряли намертво...

- Ох, нет! - пришла в отчаяние Мария. - Мы можем простоять здесь несколько часов!

- Поедем другим путем. - Он покрутил руль и свернул в переулок. Придется сделать крюк. Так длиннее, но дорога должна быть свободна, и задержек не будет.

Мария потеряла счет поворотам, которые они совершили за несколько минут, но в конце концов машина оказалась за кольцевой дорогой. Дома исчезли, и в окне виднелись только раскинувшиеся вокруг поля.

- Не пойму, где мы, - сказала она. - Далеко от дома?

- Мы почти у... Черт возьми! - вырвалось у него, когда их занесло. Тео бешено крутил руль, пытаясь справиться с машиной. Марию затопила волна ужаса. Она уже прошла через это. Неуправляемая машина, отчаянные усилия удержаться и приближающийся конец... Она пронзительно вскрикнула.

Раздался сильный удар, и они остановились. Мария дрожала всем телом, пытаясь справиться с охватившим ее смертельным страхом.

- Мы просто сползли в кювет, - прерывающимся голосом сказал Теодор. Вы в порядке? - Не услышав ответа, он внимательно всмотрелся в ее лицо. Мария...

- Через крышу... - прошептала она. - Снова и снова... он звал меня... а потом настала тишина...

- Мария, - решительно сказал Тео, беря ее за руки, - послушайте меня. Это было давно. Сейчас совсем другое дело. Мы не перевернулись, просто съехали в канаву. Сейчас я помогу вам выйти и... Уй! - негромко вскрикнул он, когда острые ногти Марии больно впились в его руку.

Она обернулась к Тео, широко раскрыв глаза.

- Ребенок, - выдохнула она. - Началось...

- Что? Ведь срок еще не наступил.

- От удара...

- Боже мой! Я обязан отвезти вас в больницу. Ладно. Держитесь.

Он попытался завести двигатель, но тот не подавал признаков жизни... Мария обхватила живот, ожидая следующего приступа и молясь, чтобы ребенок не родился прямо здесь.

Теодор вышел, уперся плечом в капот и попытался вытолкнуть машину из кювета. Автомобиль дрогнул, и Марию снова полоснула боль. Она с ужасом поняла, что времени почти не осталось. Сотрясение от удара вызвало преждевременные роды, которые не бывают долгими.

Тео вернулся и сел рядом.

- Ничего не выходит, - мрачно сказал он. - Как вы себя чувствуете?

- Плохо. Роды совсем скоро. Теодор с тревогой посмотрел на шоссе.

- Надо вызвать "скорую", - сказал он и бросился к телефону дорожной полиции. Через несколько секунд говорил с полицейским участком.

- Ради Бога, скорее, - сказал он. - Я опишу, где мы находимся.

Но сориентироваться было практически невозможно. Наконец он сдался.

- Ищите машину, стоящую в кювете. Я зажгу все фары. Поторопитесь. - Тео повесил трубку. - Им понадобится полчаса. Ведь дети так быстро не рождаются?

- Обычно нет, - задыхаясь от боли, ответила Мария. - Но тут совсем другое дело. - Она выгнула спину. - Если бы я могла лечь...

- Это можно. - Он откинул передние сиденья, потянул какой-то рычаг, и спинка плавно опустилась. - Ложитесь. Я помогу.

Мария с грехом пополам вытянулась на сиденье. Каждое движение пронзало ее болью, и она кусала губы, чтобы не кричать. Тео привлек ее к себе.

- Держитесь за меня, - сквозь зубы бросил он.

Она так и сделала. Во время приступов Мария впивалась ногтями в его руки, а когда схватки кончались, тяжело дышала и смотрела Тео в глаза, видя в них отражение собственной тревоги.

- Я могу что-нибудь для вас сделать? - спросил он. - Только скажите.

- Подложите что-нибудь под левый бок... Машина стоит криво.

Он снял подушки с откинутых сидений и подсунул их под спину. Не успела женщина поблагодарить его, как ощутила новый приступ и с трудом подавила стон.

- Кричите, если хотите, - мрачно сказал Тео. - Может быть, водитель "скорой" услышит и быстрее найдет нас.

Это имело смысл, но Мария не могла себя заставить. Гордость запрещала обнаруживать слабость в присутствии Тео. Когда начались очередные схватки, она только заскрипела зубами. Ей приходилось помогать бабушке принимать роды, но она просто кипятила воду и заворачивала новорожденного. Мария и подумать не могла, что будет рожать в страшных муках, полагаясь лишь на сильные руки мужа.

Терзаемая болью, она повернулась к Тео и прижалась к нему щекой. Нужно было держаться и сделать все, чтобы не повредить ребенку.

- Мне холодно, - прошептала она. Теодор тут же снял с себя пальто и укрыл ее по шею. Он баюкал ее, тревожно смотрел в лицо, но Мария ничего не видела. Она закрыла глаза, пытаясь собраться с силами для новых схваток. Вокруг тьма и боль сгустилась. Нет, она не выживет! Перед ней открылся длинный таинственный тоннель. Наверное, в конце этого тоннеля ее ждет Макс...

- Тео, - слабо позвала она.

- Да-да, я здесь.

- Если... со мной что-нибудь случится...

- Перестаньте, - быстро пробормотал он.

- Но если... если я умру... вы ведь не возненавидите из-за меня моего ребенка... правда?

- Мари!

Полуобезумевшая от боли женщина мельком заметила, что он чуть ли не впервые по-настоящему обеспокоен.

- Обещайте мне...

- Прекратите! - прикрикнул Теодор. - Глупости! Вы не умрете.

В конце тоннеля появился свет. Сейчас она увидит его...

- Максимилиан ждет меня, - прошептала она. - Я нужна ему. Всегда была нужна.

- Но мне вы нужны тоже! Мари, опомнитесь, его здесь нет. Это иллюзия. Откройте глаза. Посмотрите на меня.

Она лежала в объятиях Тео и едва дышала.

- Посмотрите на меня! - внезапно ужаснувшись, крикнул он.

Боль набросилась на нее с новой силой. Мария выгнулась дугой и протянула руки, стремясь обнять его за шею. Тео наклонил голову.

- Все в порядке, дорогая, все в порядке... Врачи скоро приедут.

- Нет, только вы... - выдохнула она. - Хочу, чтобы вы...

- Я здесь. Положитесь на меня.

Опасная ситуация заставила их забыть былую вражду. Образ Макса исчез. В болезненном бреду Мария думала только о Тео, прижималась к нему и чувствовала, что в нее вливаются его силы.

Схватки стали повторяться чаще. Она с ужасом поняла, что наступают роды.

- Теперь все... - выдохнула Мария.

- О Боже! Я посмотрю, не идет ли "скорая".

- Нет! - крикнула она и вцепилась в Тео. - Не бросайте меня!

Мария откинулась навзничь и почувствовала, что ребенок рвется на свет. Теодор помог ему: как только дитя очутилось у него в руках, он стащил с себя пиджак и завернул в него крошечное тельце.

- Мальчик, - изумленно сказал Тео и вдруг со страхом воскликнул, - он не дышит!

- Дайте его мне. - Мария протянула руки и приняла сына. Она перевернула его и легонько шлепнула по попке. Результат не обманул ожиданий. Ребенок сморщился и заплакал.

Она почувствовала себя измученной, опустошенной и в то же время ликовала. Сын, из-за которого было сломано столько копий, наконец родился и покоился в объятиях матери. Он был прекрасен.

- Макс, - прошептала Мария. - Мой маленький Макс. Я назову тебя в честь отца.

Внезапно она ощутила скорбь по Максу-старшему, которому не суждено было увидеть сына. Раньше она оплакивала потерю любимого, теперь же горевала по тому, что потерял он сам. Максимилиан не выходил у нее из головы. Он всегда улыбался, и невозможно было представить себе, что сын не увидит эту улыбку. Он любил жизнь, передал ее своему ребенку, а сам навеки успокоился под холодной мраморной плитой.

Она еще смутно различала его в конце тоннеля. Макс больше не ждал ее, только прощально махал рукой. Марию душили рыдания: этот финал был намного зрительнее его смерти.

Охваченная скорбью, она не заметила пристального взгляда Теодора. Этот человек видел все - то, как бережно плачущая мать держит ребенка, как она рассматривает красное сморщенное личико - и ждал, что женщина вот-вот поднимет глаза и включит его, Тео, в магический круг.

- Мари... - прошептал он.

Но та не слышала. Она в последний раз прощалась с Максом.

- Макс... - плакала она. - О Макс, Макс...

Тео молча слушал ее, потом отвернулся и провел по глазам тыльной стороной ладони. Вдалеке мелькнули огни "скорой помощи". Хантер с облегчением вздохнул, взял себя в руки и выбрался наружу. Через несколько мгновений Мария лежала на носилках, прижимая к груди ребенка.

- Вы поедете с нами? - спросил врач у Теодора.

Тео заколебался. Он всем сердцем стремился присоединиться к жене и сыну... нет, не его сыну! Ее и Макса. Она назвала его в честь брата. Вспомнила ли она хоть на мгновение о муже? Кричала: "Не бросайте меня!", цеплялась за него... Но ее глаза были закрыты. С кем она говорила на самом деле?

- Я останусь с машиной, - угрюмо сказал он. - Нужно вызвать механиков.

- Хорошо. - Врач сел в "скорую помощь" и захлопнул заднюю дверь.

Теодор смотрел вслед, пока свет фар не исчез во тьме. А затем настала тишина. Его окружали заиндевевшие поля. Было трудно поверить, что всего несколько минут назад они с Марией были одни и пережили то, что крепче всего соединяет мужчину с женщиной. По крайней мере, он так думал. Но это оказалось иллюзией. Он помог Мари произвести на свет ребенка брата. Больше в нем не нуждались...

Едва мать и младенец добрались до больницы, как крошечного малыша поместили в инкубатор.

- Ведь с ним все будет в порядке, правда? - умоляющим тоном спросила Мария. Было крайне важно дать понять медперсоналу, что он отличается от других младенцев.

Впрочем, казалось, все и сами понимали это. - Все будет хорошо, но из-за аварии он родился почти на месяц раньше положенного, так что у нас нет другого выхода, - мягко сказала медсестра.

- Вы сообщите моему мужу?.. Где он?

- Остался с машиной.

- Ох... да, понимаю, - запинаясь, промолвила Мария. - Это дорогая машина... я совсем забыла.

У нее стало тяжело на сердце. В минуту драматических родов она остро чувствовала близость Тео. Мучаясь от боли, прижималась к нему, а он все время был рядом. Но близость оказалась иллюзией. Он заботился о ребенке, а не о ней. Теперь, когда продолжатель рода Хантеров родился, она не нужна никому.

Ах, если бы не так кружилась голова... Слабость после родов в порядке вещей, но она еще никогда не ощущала такого изнеможения.

***

Ожидая вызванную из гаража техпомощь, Тео расхаживал по шоссе взад и вперед. Пиджак, в который был завернут ребенок, уехал со "скорой помощью", и Теодор никак не мог согреться. Надо было послушать веление сердца и поехать в больницу. Конечно, Мария ясно дала понять, что не нуждается в нем. Но вдруг все изменилось бы, останься он с ней?

Хантер побежал к дорожному телефону и позвонил в полицейский участок.

- Ребенка поместили в инкубатор, это обычная предосторожность, когда младенец рождается недоношенным, - заверил его полицейский. - Не волнуйтесь.

- А как моя жена?

- В машине у нее началось кровотечение. К счастью, группа крови и резус у нее обычные, и ей тут же сделали переливание...

Слова плыли, и Тео крепко сжал трубку.

- Ее жизнь в опасности?

- Особых причин для тревоги нет... Алло!

Полицейский говорил в пустоту.

Теодор включил фары, оставил ключи зажигания в машине и побежал в сторону шоссе. Сильно мешала гололедица, но, в конце концов, он добился своего, встал посреди дороги и всмотрелся в даль, дожидаясь попутной машины.

Завидев свет фар, он бешено замахал руками. Водитель долго не замечал его, но Тео стоял как скала. Наконец какая-то машина остановилась. Водитель высунулся наружу и испустил несколько цветистых ругательств.

- Я все понимаю, - настойчиво сказал Тео. - Ты прав, но мне срочно нужно в больницу. Жена родила сына...

Шофер тут же открыл дверь.

- Что, первый? - спросил он.

- Первый? Я... ах, да. Наш первенец.

- Наш первый тоже родился на Рождество. Замечательно! Никакое другое Рождество не сравнится с этим! Поздравляю!

Он жизнерадостно болтал о детях всю дорогу, не подозревая, что мучает пассажира. У больницы шофер остановился и отказался от денег, которые совал ему Тео.

***

Мария лежала с закрытыми глазами. Ее лицо было смертельно бледным, в руке торчала игла. Он сел рядом, ругая себя последними словами. Как он мог позволить Марии уехать без него? Всему виной его проклятая гордость! Тео продолжал смотреть на лицо жены. Пусть она очнется и увидит, что она ему нужна. Но на сей раз Теодору не повезло. Она не слышала этих безмолвных посланий. Ушла туда, куда он не мог за ней последовать.

Наверное, там с ней был Максимилиан, и она не хотела возвращаться к действительности. Им овладела лютая ревность. То же самое чувство он испытывал в тот вечер, когда Мария приехала на виллу Хантеров. Теодор сразу увидел, что эта женщина не чета прочим, и остро позавидовал ветреному младшему брату, у которого молоко на губах не обсохло.

Гнев и досада сделали его жестоким по отношению и к ней, и к Максу. Он стал искать способ разлучить эту пару и быстро нашел его. С той душной ночи в саду он знал, что может завоевать Марию. И она тоже знала. Он прочел желание в ее глазах. А потом она же отчитала его, обвинив в том, что он хочет обольстить невесту брата.

Известие о ее беременности стало для Тео страшным ударом. Горькая обида на судьбу, которая слишком поздно познакомила его с этой женщиной, заставила говорить им гадости, он вынудил их бежать. А сам...

Он закрыл лицо руками, не в силах вынести эту мысль.

Хантер поднялся и подошел к окну, пытаясь отвлечься. Но чувство вины никуда не ушло. Оно безжалостно заставляло вспоминать тот первый вечер, когда Тео увидел Марию сквозь струю фонтана, очарованную красотой сада и дома. Он бросил ей вызов, и она не колеблясь ответила ему. Многие боялись его, но не она. Мария сразу стала здесь своей. Макс понял это. Франк тоже. Но Теодору это понимание принесло одни мучения.

Он вернулся к кровати, опустился на колени и наклонился к уху женщины.

- Мари... Мари, ты слышишь меня?

Но она лежала тихо и неподвижно, уйдя в тот тайный мир, куда ему доступа не было.

10

Все было легко и просто: оставалось сделать лишь маленький шажок, чтобы соскользнуть в никуда. Но Мария никак не могла сделать этот шаг. Кто-то не пускал ее. Кто-то звал ее по имени и просил вернуться обратно. Сильные пальцы сжимали ее руку и не давали уйти.

- Ты нужна мне... Мари, ты нужна мне... останься со мной...

Она не видела лица этого человека, только ощущала мертвую хватку сильных рук, ничего не желавших знать, и слышала голос, настойчиво шептавший на ухо.

- Ты нужна мне... ты нужна мне... не бросай меня...

А затем Мария очнулась и открыла глаза. Она лежала в тихой больничной палате, окруженная приборами, с капельницей и кислородной маской. У стены стоял Тео и смотрел на нее.

Увидев, что Мария пришла в себя, он шагнул к двери и позвал врача. Тот вошел с улыбкой.

- Так-то лучше. Вы нас всех сильно напугали.

- Мой малыш, - тут же прошептала Мария.

- С малышом все нормально. На всякий случай мы поместили его в инкубатор, сегодня его выпишут. Но с вами хлопот было больше. Понадобилось три переливания крови, чтобы вывести вас из этого состояния.

- Что случилось?

- Большая потеря крови. Так что за вас пришлось побороться.

Теодор подошел к кровати. В его глазах, красных от недосыпания, светилась отчаянная надежда, но Мария была слишком вялой, чтобы это заметить.

- У меня такое чувство, будто я долго отсутствовала, - сказала она.

- Так и есть, - негромко подтвердил Тео, - вы пробыли без сознания неделю. Я боялся, что вы не вернетесь.

- Едва вернулась, - с трудом промолвила женщина. - Как странно... казалось, там для меня все готово... но я не могла уйти. Неделю? И все это время вы пробыли здесь?

Что-то похожее на надежду исчезло из его глаз. Они потухли, и лицо мужа стало таким же непроницаемым, как прежде.

- Да, я был здесь. А где же еще мне следовало быть, когда вам грозила опасность?

- Конечно... но Максик действительно здоров? Вы видели его?

- Несколько раз. Малыш чувствует себя чудесно. Кажется, что обстоятельства рождения ничуть не сказались на его здоровье.

- Обстоятельства рождения?.. Ах да, он ведь родился в машине, верно? Теперь она вспомнила, что Тео не поехал с ней в больницу, а предпочел остаться со своим "мерседесом". Интересно, долго ли он ждал помощи? Но она была слишком слаба, чтобы спрашивать об этом.

Внезапно ее охватило чувство одиночества. Рождение сына - то был чудесный момент - момент, который мог сделать их ближе. Но все рухнуло, когда Тео отказался сопровождать ее. Глупо было надеяться, что голос и руки, которые тащили ее от края пропасти, принадлежат Теодору... Она вновь закрыла глаза.

Хантер молча следил за ней. Он чувствовал себя выжатым как лимон. Неделю - с тех пор как его привез сюда веселый водитель - он не смыкал глаз. Не отваживался на это, боясь, что Мария ускользнет в небытие, когда его не будет рядом. Оставался с ней, напрягал все силы, чтобы удержать ее, молился, умолял, даже приказывал ей остаться с ним, пока едва не свихнулся от недосыпания.

Зачем он это делал? Должно быть, Мария вернулась против его и своей воли. К кому она стремилась, долго странствуя в долине теней? Не к тому ли, кто покорил ее сердце?

Тео со все большей горечью убеждался, что вовсе не он вызвал в ней желание жить. Это сделала ее любовь к ребенку. Так какая разница, был он здесь или нет?

***

Последующие дни стали для Марии смесью радости и боли. В Новый год ей впервые принесли сына. Она надеялась, что это сделает Теодор и что они вместе насладятся торжественным моментом. Но когда сестра внесла младенца в палату, Тео держался позади, и Мария осознала, что он смотрит на нее как на чужую.

Однако в следующее мгновение ребенок уютно прижался к ней, и мать забыла обо всем на свете. Никогда в жизни она не ощущала большего счастья. Ее руки обняли малыша, и сын прильнул к ее груди, как будто они по-прежнему оставались единым целым.

Мария вернулась домой в холодный январский день. Первые несколько ночей она провела в детской, рядом с ребенком. Когда Максик просыпался, она давала ему грудь, меняла пеленки, снова укладывала, садилась рядом и смотрела на него так, как скупой смотрит на свои сокровища. Он был дороже золота. Мария не могла наглядеться на сына. Было больно думать, что физически Макс перестал быть ее частью, но эта боль исчезала, когда она подносила его к груди.

- Вы слишком мало спите, - однажды вечером сказал Теодор. Он стоял в дверях и следил за тем, как Мария склонив голову, кормит маленького Макса.

Она на секунду подняла глаза, но тут же вернулась к ребенку, который трудился изо всех сил.

- Я сплю днем, - ответила она. - Что еще остается, когда вокруг меня суетятся сиделка и Кларисса? - Мария любовно улыбнулась малышу. - Вылитый Максимилиан, правда? Макс не ушел от нас.

Она говорила это, чтобы успокоить Тео, для которого потеря брата была тяжелым горем. Но, казалось, это не доставило ему никакой радости. Он долго смотрел на Марию, а потом нахмурился.

- Я должен вам кое-что сообщить. Нужно посетить фабрики, которые я давно не видел. Я скоро уеду.

- Надолго?

- Месяца на три. Они на юге, в Техасе. В каждом городе придется провести по несколько недель. Я вернусь не раньше середины апреля.

Три месяца без него, подумала Мария... Но тут Макс как бы улыбнулся, и она засмеялась от удовольствия, наслаждаясь ощущением теплого маленького тельца.

- С вами все будет в порядке, - сказал Тео. - Как вы сказали, вокруг достаточно людей. Так что во мне вы не нуждаетесь.

Нет, нуждаюсь, подумала она. Я хотела, чтобы мы вместе провели первые месяцы жизни малыша. Это могло бы сблизить нас. Но теперь вижу, что тебе нет до этого дела.

- Я уверена, что ваша работа очень важна, - вежливо ответила она. Поезжайте спокойно и не волнуйтесь за нас.

***

Тео уехал на следующее утро, и Марии показалось, что он сделал это с радостью. На всякий случай он оставил ей номер своего секретаря.

- Нет смысла давать вам телефоны фабрик, потому что я сам не знаю, где буду в то или иное время... Берегите себя, - ворчливо добавил он и сел в машину.

***

Сначала Марии было очень одиноко, но маленький Макс поглощал все ее внимание. Разве можно было чувствовать одиночество, когда рядом находилось крошечное существо, полностью зависящее от нее? Она будет кормить его грудью как можно дольше, как это делают мексиканские деревенские женщины. Говорят, что так ребенок растет здоровее и выносливее.

Все в доме крутилось вокруг малыша. Прислуга обожала его. Даже мужчины отвлекались от работы, чтобы взглянуть на "маленького хозяина". Шофер Джек строил ему рожи и заливался хохотом, когда Макс начинал негромко, но выразительно ворчать. А Кларисса была вне себя от счастья, если ей позволяли менять пеленки или купать это маленькое божество.

Мария могла бы передать другим свои обязанности, но ей хотелось все делать самой. Она сопротивлялась соблазну и позволяла каждому возиться с малышом, даже улыбалась и благодарила, но втайне не могла дождаться, когда же все уйдут. Тогда можно будет взять его на руки и начать приговаривать: "Мой милый... моя радость..."

Любимым временем Марии стала ночь. Тогда Максимилиана можно было ни с кем не делить и с тихим, но страстным обожанием смотреть на крошечного спящего младенца.

Почти каждый день она разговаривала с Тео и уже привыкла ждать каждый вечер его звонка. Их разговоры никогда не длились подолгу. Она рассказывала о том, что Макс растет и начинает ее узнавать. По крайней мере, ей самой это казалось, но Кларисса утверждала, что еще рано. Теодор вежливо отвечал, и оба испытывали облегчение, когда разговор кончался.

Миновали холодные январь и февраль. Начавшиеся дожди пробудили именье и сад к новой жизни. Мария любила стоять на балконе и любоваться восходом солнца, освещавшего всю долину и старое кладбище Хантеров.

Однажды она увидела, что Кларисса повесила трубку и не позвала ее к телефону.

- Это полиция, - сказала экономка. - Они нашли "мерседес" Теодора.

- Вы хотите сказать, что машина попала в аварию? - быстро спросила Мария.

- Нет, не новая. Ту, которую украли.

- Я не знала, что что-то украли, - удивленно сказала Мария. - Хотя постойте... когда он уезжал, это был не белый "мерседес", на котором он ездит обычно. Я как-то не заметила...

- Ту машину украли в ночь, когда родился Макс, - сказала экономка.

- Но он же оставался с ней!

- Не все время. Хозяин позвонил в полицейский участок, и ему сказали, что вы в опасности. Поэтому он оставил ключи в машине и уехал на попутке. Когда потом он позвонил в гараж, там сказали, что так и не нашли машину. Должно быть, ее кто-то угнал. Сейчас машина нашлась, но полиция говорит, что она в плохом состоянии.

Последней фразы Мария уже не расслышала. Ее волновало только одно.

- Теодор приезжал в больницу?

- А вы не помните?

- Я знаю, что он был там, когда я очнулась, но... разве он приехал в первую же ночь?

- Думаете, его можно было увести от вашей кровати? Я привозила ему чистую одежду и видела, как он сидел рядом. Он не отходил от вас ни на минуту, ни днем, ни ночью.

- Но почему он ничего не сказал мне?! - воскликнула Мария.

Кларисса посмотрела на нее с легкой досадой.

- Мне кажется, что вы никогда ничего не говорите друг другу... Чем скорее вы начнете это делать, тем лучше будет вам обоим, - сурово добавила она и ушла.

- Что ты об этом думаешь? - вечером спросила Мария, баюкая Макса. Оказывается, все это время он сидел рядом. Как по-твоему, что это значит?

Малыш тихонько фыркнул.

- Думаешь, он заботится обо мне? Но почему ничего не говорит? Конечно, он очень трудный человек. Но скоро он вернется домой. И тогда мы посмотрим...

Максик не гулил. Он уже спал.

***

Когда с помощью тренировок и диеты фигура Марии стала прежней, она начала подумывать об обновлении гардероба. Оставив малыша с Клариссой, Мария провела в "Саксе" незабываемое утро.

- Наверное, уже хватит, - наконец виновато сказала она.

Менеджер на мгновение задумалась.

- Но ведь ваш муж не ограничил ваш счет, - заметила она.

Миссис Хантер засмеялась.

- С его стороны это было не слишком разумно!

- Каждому понятно, что вы должны отметить восстановление фигуры.

- Ну, в таком случае заставим мистера Хантера пожалеть о том, что он не назвал конечную сумму, - решительно заявила молодая мать.

Мария удивлялась собственной метаморфозе. Раньше она ни за что не решилась бы потратить на себя столько денег. Однако рождение ребенка придало ей уверенности в себе. В этой стране к матерям относились с большим уважением, особенно к молодым матерям. Странно, но факт...

Для счастья ей не хватало только возвращения Теодора. Она стала матерью и хозяйкой дома. Предстояло выстроить отношения с мужем.

Ее мужем. Она назвала его так инстинктивно, Теодор ей не принадлежал. Но после всего происшедшего было легко поверить, что она может завоевать его...

Мария оставила в магазине гору заказов и ушла оттуда в новом красном платье, которое было словно создано для нее. Красное шло ей больше, чем Авроре.

Сегодня она была без водителя, предпочтя своей машине такси. Погода стояла самая подходящая для прогулки. Мария поднялась по Пятой авеню, весело разглядывая прохожих. Отсюда было рукой подать до бульвара. Она решила выпить там кофе и вернуться домой.

Мария быстро отыскала знакомое маленькое кафе. Рядом стоял многоэтажный дом, в котором жила Аврора. Что-то она поделывает?

Соблазн был слишком велик. В сумке Марии лежало несколько фотографий Максимилиана-прекрасный предлог для визита. Можно будет подразнить соперницу и тонко дать ей понять, что война закончена. Она перешла дорогу и остановилась у парадного. Там был ряд кнопок с маленькой табличкой у каждой. Мисс Андерсон жила на последнем этаже. Мария готова была нажать на кнопку, но тут кто-то вышел из дома, и она шмыгнула в открытую дверь.

Лифт поднялся на последний этаж, и через мгновение она постучала в дверь. Ей открыла горничная в белом фартуке.

- Я миссис Хантер, - представилась гостья. - Хотела навестить Аврору. Она дома?

- Нет, мадам. Хозяйка уехала.

- Ах, вот как... Вы не знаете, куда?

- Точно она не сказала. Говорила только, что собирается в Техас и будет несколько недель переезжать из города в город.

У Марии упало сердце. Эти слова слишком напоминали слова уехавшего мужа.

- А... когда она собиралась вернуться?

- Сказала, что в середине весны.

- Спасибо, - пробормотала Мария и вышла из дома, ничего не видя вокруг.

Тео и Аврора отсутствовали одновременно; оба были в Техасе; оба переезжали из города в город; оба собирались вернуться в середине весны...

Дура, насмешливо сказал ей внутренний голос. Этого надо было ожидать. Мария отчаянно пыталась уверить себя, что это простое совпадение, однако ее вновь приобретенная уверенность в себе убежала без оглядки.

***

Тео вернулся домой рано утром, не предупредив о приезде. Никем не замеченный, он через галерею прошел в сад.

Мария сидела у фонтана, поставив на скамью плетеную колыбель. Она склонилась над ребенком, полностью поглощенная своим занятием. Теодор видел лишь пухлую ручонку с растопыренными пальчиками. Мария тихонько засмеялась, поймала эту ручку и стала целовать крошечные пальчики. Женщина светилась счастьем. До отъезда Хантер видел ее с ребенком. Тогда на ее лице тоже была написана любовь, но совсем не такая, как сейчас. Тогда она соблюдала осторожность, поскольку рядом был он, Теодор. Теперь же Мария не догадывалась, что за ней наблюдают, и Тео затаил дыхание при виде этого нескрываемого обожания. Мать и дитя жили в другом пространстве, где существовала только любовь. В душе Тео воскресла давно знакомая боль.

Теодору было десять лет, когда однажды по возвращении из школы он увидел, что мать качает колыбель с новорожденным и смотрит в его лицо с тем выражением, с которым раньше смотрела только на старшего сына. Всю свою короткую жизнь Теодор прожил, зная, что является любимцем матери. Он вытеснил из ее сердца даже отца. Это позволяло мальчику чувствовать себя королем. И вдруг все изменилось. Он был низложен и уступил место беспомощному существу, преданностью которому дышало лицо матери.

Конечно, все было не совсем так. Мать не перестала любить старшего сына. Она продолжала выслушивать его секреты, интересовалась его делами и очень гордилась его успехами. Но Тео был вынужден сражаться за ее внимание, и это стало большим потрясением для мальчика, привыкшего быть центром вселенной. Внезапно он перестал быть первым, эта мысль причиняла боль.

Он помнил, чем закончился тот случай. Мать подняла глаза, увидела, что Тео наблюдает за ней, и улыбнулась.

- Подойди и взгляни на маленького Максимилиана Хантера. Разве он не прелесть?

А когда старший сын нерешительно приблизился, мать положила младенца ему на руки.

Он подумал, что сможет завоевать одобрение матери, если станет хорошим братом. Но внезапно его притворный интерес к малышу стал неподдельным. Макс родился с чарующей улыбкой, от которой таяло каждое сердце. Даже серьезный не по годам Теодор не мог ей сопротивляться. Он часто ограждал Максимилиана от опасностей, которые так и манили к себе младшего брата.

Тео любил Макса и пытался защищать его, хотя в конце концов потерпел неудачу. Но за братской заботой скрывалась едва ли осознанная досада на то, что любовь, к которой стремился он сам, неизменно доставалась его младшему брату. Тео думал, что те дни миновали. Однако все повторяется.

Возможно, сейчас Мария заметит его к скажет, как она соскучилась, как рада его возвращению. Что-нибудь в этом роде. То, что будет предназначено только для них двоих и позволит ему понять: их браку пора стать явью.

И тут Мария подняла глаза. На мгновение ему показалось, что она вот-вот бросится навстречу, но женщина сдержалась.

- Подойдите и взгляните на маленького Максимилиана Хантера. Разве он не прелесть?..

11

Сквозь дремоту Мария слышала плач Максика. Он не прекращался. Мать силилась проснуться, однако не могла стряхнуть с себя нежные путы сна. Она так устала... но ребенок нуждался в ней. Наконец она сумела открыть глаза и поняла, что плач прекратился. Уж не приснилось ли ей? Нет, интуиция подсказывала, что малыш действительно плакал и умолк совсем недавно.

Она посмотрела на дверь в спальню сына. Мария всегда оставляла ее приоткрытой. Теперь дверь была закрыта, и лишь снизу пробивалась полоска света.

Мария прислушалась. Из комнаты доносился звук шагов и негромкое бормотание. Голос принадлежал Теодору. Неужели сон продолжается? Она тихо открыла дверь.

Это действительно был муж. Он укладывал сына на пеленальный столик с ловкостью человека, который привык иметь дело с младенцами, и вполголоса приговаривал:

- Что, удивился, увидев меня, малыш? Ты думал, это будет твоя мама? Нет, это твой папа. Ты так утомил нашу мамочку, что нужно дать ей поспать...

Пораженная, Мария застыла на месте. За две недели, прошедшие после его возвращения, Теодор, казалось, не проявлял к ребенку ничего, кроме вежливого интереса. Однако сейчас говорил с ним так, словно они нашли общий язык. Максик напряженно следил за ним, глаза малыша были широко раскрыты от любопытства. Тео продолжал бормотать себе под нос, и Мария едва разбирала слова.

- Не бойся, я знаю, что делаю. Я уже пеленал малышей. Правда, это было давно. Когда мой брат был маленьким, мама учила меня ухаживать за ним...

Теодор обошел столик и взял чистую пеленку. Мария не видела его лица, но по голосу догадывалась, что он улыбается.

- Я не хотел заниматься этим. Мне было десять лет. Я говорил: "Мама, это девчачье дело!" Но она отвечала: "Каждый мужчина должен уметь обращаться с младенцами". И она была права.

Он начал ловко пеленать крошечное тельце.

- Все в порядке? - наконец серьезно спросил Теодор, как будто малыш мог ответить ему. - Когда я делал это в последний раз, пеленки были треугольными и их закалывали большими булавками. С булавками нужно было обращаться осторожно. Однажды я уколол твоего па... моего брата, и он дико завопил.

Макс издал звук, очень похожий на смешок. Обрадованная Мария не верила своим глазам: Теодор действительно улыбался. В полумраке Мария видела, как тепло он смотрит на ребенка. Он перепеленал малыша, но не торопился укладывать его в кровать-наоборот, сел и положил Максика к себе на колени. Мальчик лежал спокойно, выставив ручки и ножки, как пловец, и во все глаза смотрел на Теодора.

- Ну что, так лучше? Ничего, что это сделал я, а не твоя мама? Мужчинам настало время узнать друг друга, но когда вокруг толчется куча женщин, из этого ничего не выйдет.

Мария невольно хихикнула, Тео быстро поднял глаза, увидел ее и огорченно улыбнулся.

- Я думал, это случится сегодня ночью, - сказал он Максу. - Ладно, встретимся в другой раз.

Тео бережно положил его в кроватку.

- Хотите убедиться, что я все сделал правильно? - спросил он Марию.

- Нет. Я вижу, вы человек опытный.

Теодор оглянулся.

- А что случилось с той черепахой, которую подарила вам Аврора?

Лицо Марии стало непроницаемым.

- Думаю, в мое отсутствие она ушла...

Хантер бросил на нее понимающий взгляд.

Оба рассмеялись, и у Марии закружилась голова от счастья. Тео выключил ночник.

- Спасибо, - сказала она. - Я немножко устала.

Он погладил женщину по щеке.

- А как теперь?

Внезапно у нее заколотилось сердце.

- Нет, - прошептала Мария. - То есть, теперь да... - Она потянулась, в свою очередь, и погладила его по щеке. А Теодор обнял ее.

Его поцелуй был нежным, почти робким. С минуту они стояли обнявшись, чувствуя тепло друг друга.

- Ты пахнешь детским кремом, - пробормотала она.

- А ты-молоком...

Все получилось совсем по-другому. Вместо того чтобы силой взять ее, как когда-то угрожал Тео, он сдерживался изо всех сил, пока Мария сама не взяла его руку и не прижала ее к своей груди.

Через мгновение халатик упал на пол. Теодор ласкал ее слегка располневшее тело скорее вопросительно, чем требовательно. Плоть Марии отвечала радостным "да".

Его тело, освободившееся от шелковой пижамы, оказалось худым, сильным и манило прикоснуться к себе. Мария ощущала под его кожей стальные мускулы. Правда, сейчас, когда Теодор искусно пробуждал в ней страсть, его сила была совершенно лишней.

Из них двоих именно Мария была более настойчивой. Ее тело изнывало от желания. За пять месяцев, прошедших после родов, оно вновь стало сильным и здоровым. Блеск глаз и смуглая чудесная кожа говорили об удовлетворенном инстинкте материнства. Теперь она была готова к удовлетворению и женских желаний. Это было ее право. Она любила Теодора, и сегодня ночью хотела доказать это.

Мария подошла к приемнику и нашла легкую танцевальную мелодию. Потом взяла баночку детского крема и смазала свои ладони.

Теодор с замиранием сердца смотрел, как она плавно двигается в темноте.

Лунный свет мягко освещал ее смуглое бархатное тело. Она приблизилась к Тео и быстро провела руками по его груди, ягодицам и животу. Потом обняла его обеими руками за плечи и стала двигаться в такт "ча-ча-ча".

Тео не слышал эту мелодию уже много лет. Ему показалось, что все подстроено специально для этой ночи - и луна, и музыка, и пряный запах тела Марии.

- А ты пахнешь табаком, - засмеялась Мария. - Я с детства люблю этот запах.

Он вздрогнул - она словно читала его мысли. Мария засмеялась во второй раз.

- Не бойся, я не читаю твои мысли, я просто очень хорошо чувствую тебя.

В ее словах был явный второй смысл.

- Я чувствую твой бумеранг, - засмеялась Мария. - Сейчас я буду его запускать.

Она медленно начала приседать, оставляя чуть влажный след поцелуев на груди, животе... Тео не смог сдержать судорожный всхлип блаженства. Ее руки скользили то выше, то ниже, и Тео не мог угадать, где они будут в следующий момент. Он весь дрожал от возбуждения, когда Мария вдруг резко повернулась спиной-и словно огненная лава поглотила его. Он взялся обеими руками за ее смуглые груди.

- Осторожно, милый, а то молоко пропадет, - предупредила Мария.

Она радостно отдавалась его ласкам, наслаждаясь запахом горячего, возбужденного мужского тела и ожиданием экстаза. Она была намного сильнее Теодора, и ее вел древний инстинкт предков. Какой я идиот, подумал Тео. Почему мы столько месяцев прожили как чужие, когда ответ на все вопросы был совсем рядом? Тео проник глубже, и Мария тихонько застонала.

Теперь она предоставила инициативу ему. Женщина двигалась в такт его движениям, довольная тем, что они стали наконец единым целым и что она принадлежит ему. Он нежно подвел ее к кровати и опустился рядом. Боль и одиночество бесследно исчезли. Они делали то, для чего родились на свет: любили. Конечно, без трудностей не обойдется, но теперь, после наконец-то обретенной гармонии, справиться со всем будет гораздо легче.

Увидев его изумленное лицо, Мария слегка удивилась, но плотские радости заставили ее забыть обо всем. Она вознеслась к таким высотам наслаждения, о которых и не мечтала. А когда в глазах ослепительно полыхнуло, женщина плавно опустилась на землю, в его объятия... и уснула.

Проснувшись, она увидела, что Теодор стоит у окна, освещенный первым лучом рассвета.

- Иди ко мне, - блаженно сказала Мария, протягивая к нему руки.

Тео шагнул к кровати, но не лег рядом, а нерешительно взял ее за руку, как будто не зная, на что решиться.

- Что случилось? - спросила сбитая с толку Мария.

- Ничего... то есть... нам нужно поговорить, Мари... о многом. Я собирался сделать это раньше... однако прошедшая ночь стала для меня сюрпризом.

- Для меня тоже. Но разве это имеет значение?

Он неловко улыбнулся.

- Теперь имеет...

Тео наклонился, легко поцеловал ее и вышел из спальни.

***

Какое шестое чувство подсказало Авроре, что ей надо приехать именно в этот день? Наверное, то самое чутье, которое позволяет кошке вовремя бросаться на ускользающую добычу.

Мария была в саду, когда пришла Кларисса и сердито сказала, что мисс Аврора прошла в дом и направилась прямиком в детскую, "как будто она здесь хозяйка".

Мария заторопилась наверх. Она остановилась в дверях и нахмурилась, крайне недовольная открывшейся картиной. Аврора держала мальчика на руках и улыбалась ему. В этой улыбке не было ни капли доброты, только властность и удовлетворение. Казалось, малыш понимал, что что-то не так, поскольку отчаянно вырывался и недовольно гукал.

- Дайте его мне, - промолвила Мария, протягивая руки.

Гостья отвернулась от нее.

- Но ведь мы же должны узнать друг друга... Правда, моя крошка?

- Отдайте! - повторила мать, делая несколько шагов от двери, которая так и осталась открытой.

Объятия Авроры стали крепче.

- Не будьте такой ревнивой, Мари. Знаете, это не только ваш ребенок.

- Для вас он только мой, - твердо сказала мать, - Отдайте его мне.

Мисс Андерсон победно засмеялась.

- Сомневаюсь, что он хочет к вам. Похоже, он хочет остаться со своей новой мамой. Правда, мое сокровище? Конечно, конечно. Мы должны как следует познакомиться.

- Немедленно отдайте...

Голос Марии был тихим, но таким устрашающим, что Аврору наконец проняло. Кинодива подняла голову, увидела бешеные глаза, пожала плечами и протянула ребенка матери.

Оказавшись в родных объятиях, малыш тут же успокоился. Она прижала его к плечу, погладила по спинке и посмотрела на Аврору.

- Не вздумайте еще раз назвать себя его матерью, - предупредила Мария.

Аврора притворно засмеялась:

- Дорогая, вы действительно ревнивы. Я знаю, кормящим матерям иногда молоко ударяет в голову, но это уж слишком. Вам надо обратиться к психиатру!

- Вы не мать этого ребенка и никогда не будете ею.

Зеленые глаза Авроры сузились.

- На вашем месте я не была бы так в этом уверена.

- Что вы хотите сказать?

- Перестаньте прикидываться дурочкой! Вам не кажется, что эта история слишком затянулась? Тео женился на вас только для того, чтобы его племянник не стал незаконнорожденным. Он принес большую жертву, поскольку мы с ним давние любовники. Вам все известно. Не заметить этого могла только набитая дура. Впрочем, меня это ничуть не удивило бы.

У Марии заколотилось сердце, но она не позволила себе обнаружить страх. Молодая женщина вскинула голову и ответила оскорблением на оскорбление.

- Я знаю, что вы решили выйти за Хантера замуж, как только ваша карьера начала закатываться, - сказала она. - Впрочем, на самом деле никакой карьерой и не пахло, правда, мисс Андерсон? Одни эпизоды, в которых вы могли демонстрировать свои прелести. Но на свете множество актрис с хорошими фигурами, и продюсеры предпочитают иметь дело с юными красавицами, а не с теми, кому за тридцать.

- Мне двадцать пять! - огрызнулась Аврора.

- Еще бы. Вам двадцать пять последние пять лет, верно? Я не виню вас за то, что вы пытались использовать свое единственное достоинство, поскольку ничего другого у вас просто не было. Но ваш час прошел, и вы решили вновь получить приз, который отвергли много лет назад. Вы думаете, Тео все эти годы не видел вас насквозь? Не морочьте себе голову!

Лицо Авроры потемнело от гнева, но она продолжала держать себя в руках и безмятежно мурлыкала.

- Нет, я думаю, это вы морочите себе голову, бедняжка. Мы с Теодором давно обо всем договорились. Я вернулась к нему, потому что он умолял меня об этом, и ради этого отвергла десяток других блистательных предложений. Верный поклонник так страдал по мне, что был готов на любые условия.

- Я вам не верю, - сказала Мария, стараясь говорить решительным тоном.

- Разве вы не знаете, сколько раз он спал со мной после женитьбы на вас? Где вам! Вы предпочитали прятать голову в панцирь, как черепаха! Так вот, пока вы мудрствовали, мы с Тео занимались любовью когда и где угодно. Иногда он приходил ко мне домой, иногда я пробиралась в его кабинет. Знаете, у него там есть спальня... Правда, это не всегда происходило в постели. Мой любовник обожает сексуальное разнообразие, но едва ли у вас будет возможность узнать это. А может быть, все-таки была? Неужели он разок смилостивился над вами? Впрочем, мне нет до этого дела. Я сама советовала ему сделать все необходимое, чтобы вас успокоить.

- Чушь! - сказала Мария с уверенностью, которой вовсе не испытывала. Если бы Тео хотел на вас жениться, он сделал бы это еще до моего появления.

- Он умолял на коленях меня выйти за него. Это я не соглашалась. Вы смеетесь над моими "прелестями", но я положила слишком много усилий, чтобы не испортить фигуру рождением ребенка. Однако вы сняли это бремя с наших плеч. Как только Тео сказал мне, что вы беременны, я посоветовала ему этот трюк - жениться на вас. Пришлось его уговаривать, но...

- Подождите минутку, - прошептала Мария. - Говорите, это вы устроили наш брак? Ни за что не поверю...

- Можете не верить, мне это безразлично. Тео хотел и меня, и ребенка, а я подсказала ему способ.

- В-вы лжете, - заикаясь, промолвила Мария.

- Вы так думаете? Тогда скажите, где он провел три месяца после рождения малыша? Уж, конечно, не здесь, возле вашей сиськи!

- У него была деловая...

- Деловая поездка? Как бы не так! Как будто у него нет помощников! Вы и понятия не имеете, где он был.

- Он был в Техасе...

- Вы что, звонили ему туда?

- Конечно, звонила... - Мария осеклась, вспомнив, что звонил сам Теодор или соединял его секретарь. Муж мог быть где угодно.

Аврора пристально смотревшая Марии в лицо, прочла ее мысли и широко улыбнулась.

- В глубине души вы ведь знали, что мы вместе, верно? Не зря ведь вы являлись ко мне домой. Мы чудесно провели время. После нескольких месяцев ваших капризов и плохого настроения он рвался лечь в постель с настоящей женщиной. Это еще слабо сказано. - Она громко рассмеялась. - Однажды секретарь соединил вас, когда мы были в постели и...

- Баста! - крикнула Мария.

- Наш план заключался в том, что он женится на вас, а когда вы окажетесь больше не нужны, разведется.

Мария взяла себя в руки.

- Тео никогда не разведется со мной.

Аврора коротко хохотнула.

- Как вы думаете, почему он не стал венчаться? Потому, что это сильно усложняет развод. Сейчас он как раз готовит заявление. Вам щедро заплатят, вы уедете из страны и больше никогда сюда не вернетесь. Естественно, малыш останется с нами.

Мария похолодела от страха.

- Я немного удивлена тем, что это стало для вас таким потрясением. Я давно советовала Тео подготовить вас, но он сказал, что это слишком трудно. Вы настолько упрямы, что переубедить вас невозможно. Скажите честно, разве он в последнее время не делал вам никаких намеков? Нет? Ну, это неважно. В конце концов вы смиритесь. Вы знаете, каким он становится, когда решает настоять на своем.

- Уходите из моего дома, - ледяным тоном приказала Мария. - И чтоб вашей ноги здесь больше не было! Вон!

- Ты еще пожалеешь об этом, мексиканская стерва! - яростно прошипела Аврора.

- Ты пожалеешь куда сильнее, если еще раз посмеешь подойти к моему мужу или сыну даже на пушечный выстрел! - пообещала ей Мария.

- К твоему мужу? - начала Аврора, но осеклась, встретившись с соперницей взглядом. Подталкиваемая Марией, она тут же выбежала, забралась в машину и завела мотор.

Мария дождалась, пока машина не исчезла за поворотом аллеи. В голове царил сумбур. Она всей душой желала не обращать внимания на злобные выпады, но слишком многое было похоже на правду. Скорый отъезд Тео после рождения малыша. Его настойчивое стремление дать жене только номер телефона секретаря. Одновременное исчезновение Авроры...

Но самым зловещим признаком было намерение Теодора поговорить с ней. Что он хотел сказать? Собирался, как сообщила Аврора, уговаривать ее согласиться с отъездом?

Если хоть одно слово мерзавки было правдой, нельзя оставаться в этом доме ни минуты. Наверняка Аврора сейчас звонит ему по телефону и предупреждает, что он должен как можно скорее вернуться домой.

Она начала лихорадочно собирать чемоданы. Это позволяло отвлечься от мучительной боли. Несмотря на малообещающее начало, Тео завоевал ее любовь. Иногда Марии казалось, что он тоже любит ее. Его неожиданная нежность обрадовала Марию. А он все это время обманывал ее с любовницей. Слепая дура!

Здесь, в своей стране, он был большим человеком, а она-никем. Она не могла рисковать вступать в битву на его территории. Нужно вернуться в Мексику до того, как Тео сможет забрать ребенка.

В гараже стоял джип, которым она пользовалась от случая к случаю. Мария быстро спустилась по лестнице и положила чемоданы в багажник. Но до отъезда надо было сделать еще кое-что. С Максом на руках она открыла дверь спальни Франка.

При виде Марии он встревожился и протянул к ней руку.

- Я пришла попрощаться, - мягко сказала она. - Я должна уехать. Мне очень жаль... я буду скучать по вас... но я обязана.

- Нет... нет... - горестно прошептал он. Это оказалось труднее, чем она думала.

- Скажите Тео... - через силу вымолвила она, - скажите ему... просто скажите "до свидания".

Мария нагнулась и приложила щеку Макса к щеке Франка, затем чмокнула старика и быстро вышла.

***

Через пару часов в доме началось настоящее столпотворение. Никто из слуг не знал, что и думать. Ясно было одно: бегство хозяйки было как-то связано со скандалом, свидетелями которого они стали. Все облегченно вздохнули, когда вернулся хозяин, но это облегчение тут же сменилось паникой, едва он осведомился у окружающих, где его жена и ребенок.

- Ты позволила ей уехать и не спросила, куда? - гневно спросил он Клариссу.

- Она хозяйка. Никто из нас не имеет права задавать ей вопросы! огрызнулась экономка.

- Я думал, ты любишь ее! - яростно бросил Тео.

- Да, люблю, - ответила Кларисса. - И вот что я тебе скажу: если бы сегодня не случилось то, что случилось, я бы решила, что она сбежала из-за твоего плохого характера и правильно сделала. И можешь не пялиться на меня! Я знаю тебя с колыбели и не боюсь ни капельки. Пусть другие боятся!

- Что ты мелешь?! - воскликнул Тео. - Что значит твое "случилось то, что случилось"?

- Здесь была Аврора, Не знаю, что они сказали друг другу, но хозяйка вышвырнула ее вон!

Не успел Теодор открыть рот, как Франк позвонил в колокольчик. В этом звуке было что-то лихорадочное.

- Я иду к нему, - быстро сказал Тео. Поднявшись наверх, он увидел на лице Франка страшную тревогу.

- Все в порядке, дедушка. Я здесь, - сказал он, бережно беря в ладони хрупкую ладонь старика. - Все в порядке.

Тео знал, что в порядке далеко не все, но гнал от себя страх.

- Мари... - прошептал старик. - Мари...

- Она скоро придет, - сказал внук. - Но сначала мы... Что там за шум?

Внизу поднялась какая-то суматоха. Тео вышел на площадку и увидел, что у лестницы стоит Аврора.

- Тео, дорогой! - крикнула она, глядя снизу вверх. - Слава Богу, ты дома! - Блондинка взбежала по ступенькам, упала к его ногам и зарыдала. Тео взял ее за руки и помог подняться. Этот жест не содержал и намека на участие и должен был заставить ее насторожиться.

- Что за истерика? - грозно спросил он.

- Мари... сошла с ума... она набросилась на меня...

- Я слышал, что она тебя вышвырнула. Почему, Аврора? Что ты ей сказала?

- Я ничего не говорила. Клянусь тебе!

- Опять взялась за свои фокусы? Мария не набросилась бы на тебя без причины.

- Я только взяла ребенка и стала качать его, потому что обожаю крошку, а она... она просто взбесилась. Она всех ревнует к этому ребенку. Не хочет делиться им ни с кем, даже с тобой.

Она мать! - сказал Тео. - И это естественно!

- А то, что она обращается с другими людьми как последняя тварь, тоже естественно?

- О чем ты говоришь?

- Как ты думаешь, почему она вышла за тебя замуж?

Тео мрачно усмехнулся.

- Потому, что это я заставил ее.

- Тебе так кажется! Она только притворилась, что не хочет, а сама вцепилась в тебя обеими руками. Она желала получить твою фамилию и дать ее ребенку. Теперь, когда она добилась своего, ей нужно только одно: развод и алименты до конца жизни.

- Где ты набралась такой чуши?

- Эта мудрая мексиканская черепаха сама призналась. Она всегда знала, что я - единственный человек, которого ей ни за что не одурачить. За это она и ненавидит меня. Потому что я люблю тебя и никому не дам в обиду. Сегодня она сбросила маску, и я увидела настоящую Марию: эгоистичную, грубую и жадную. Приведи ее сюда, и пусть она посмотрит мне в лицо... если посмеет!

- Она уехала, - сказал Теодор. - Вместе с малышом.

Аврора зажала руками рот.

- Разве ты не понимаешь? Вот и доказательство. Я разоблачила ее, и она решила сбежать, пока я не предупредила тебя.

- Но ты не предупредила меня, - холодно ответил Тео. - Ты могла позвонить мне, вместо того чтобы ждать и позволить ей удрать.

- Я... я боялась за тебя, - быстро заявила Аврора. - Ты бы видел, на кого она была похожа. Злобная и совершенно обезумевшая баба...

- Тем более следовало предупредить меня, пока она не забрала наследника... - Лицо Тео стало неумолимым, и Аврора поняла, что попала в цель.

- Тогда зачем мы тратим время? Если она увезет ребенка из страны, ты его больше никогда не увидишь! - вскричала она.

Кларисса поднялась по лестнице, прислушалась и хмуро покосилась на Аврору. Тео повернулся к ней.

- Ты что-нибудь слышала? - спросил он.

- Я уже сказала тебе все, что слышала, - огрызнулась старуха, - хозяйка вышвырнула ее. - Не удостоив обоих взглядом, она прошла в комнату Франка.

- Она набросилась на меня как сумасшедшая! - пожаловалась Аврора.

- Сомневаюсь, - ответил Теодор. - За месяцы, прошедшие после свадьбы, я хорошо изучил Мари. А тебя я знаю много лет и представляю, на что ты способна. Я уже не тот доверчивый мальчик, которым ты манипулировала. Я говорил тебе об этом, когда порвал нашу связь, но ты не поверила.

Аврора закрыла лицо руками.

- Думай обо мне все, что хочешь. Прогони меня. Может быть, я это заслужила. Но сейчас надо спасать наследника, которого она у вас украла!

Тео, охваченный ужасом, понял, что она права. Мария забрала малыша и сбежала, не сказав ему ни слова. Как ни мало он доверял Авроре, возражать против фактов не приходилось. Мария нанесла ему удар под ложечку.

Он пытался не думать о боли, пересилить ее гневом, как поступал всю свою сознательную жизнь. Это было его тайным оружием, помогавшим справляться с бедой после потери родителей. Оно помогло Тео притворяться бесстрастным, когда брат вырвался из-под его опеки. Оно же помогло ему пережить страшную смерть брата. Гнев был благом. Он позволял победить слабость, а слабости Хантер боялся больше всего. И сейчас он снова призвал на помощь гнев. Все было очень просто. Мария не имела права убегать с младенцем. А раз так...

- Подожди внизу, - коротко сказал он Авроре и повернулся, готовясь уйти. Но ему преградила дорогу Кларисса, вышедшая из спальни старого Хантера.

- Он хочет говорить с тобой.

- Не сейчас. Попробуй успокоить его и скажи, что я приду как только смогу. - Он зашагал прочь.

Оказавшись в своем кабинете, Тео набрал номер приятеля полицейского и дал номер джипа.

- Скорее всего она едет на юг, к мексиканской границе, - сказал он.

- Ну, если она уехала лишь пару часов назад, то до границы еще далеко, - заверил приятель. - Я объявлю розыск. Ты хочешь, чтобы ее арестовали?

- Нет, - запнувшись, ответил Тео. - Только не выпускай ее из виду и дай мне знать.

Он бросил трубку и остался сидеть, ошеломленный тем, что магическое средство не помогло. Гнев переполнял душу, но не ослаблял боль, а только усиливал ее. Мария обманула его, предала и надсмеялась над ним. Но все это было пустяками по сравнению с тем, что она отвергла его после упоительной ночи любви.

12

В дверях появилась Кларисса.

- Сейчас же иди к мистеру Хантеру! - велела она.

Франк раскраснелся и был очень возбужден.

- Успокойся, дедушка. Все будет в порядке.

- Нет... нет... - Старик пытался говорить, но чем больше он возбуждался, тем труднее ему было произносить слова. - Мария... - промолвил он и без сил опустился на подушку.

- Что Мария? - спросил Тео.

Но Франк больше не мог вымолвить ни звука. Глядя старику в глаза, Теодор почувствовал: дед хочет сказать что-то очень важное. То, на что он, внук, не обратил внимания.

- Что такое? Попробуй объяснить. - Левая рука старика придвинулась к руке внука. - Пиши.

Франк пальцем начертил на ладони Тео букву М.

- Мари?

Старик кивнул в знак согласия.

- Что дальше?

Франк нарисовал еще несколько букв. Сначала Тео ничего не понял. Буквы были знакомые, но разум отказывался верить им. Однако Кларисса, которая вошла в комнату следом за хозяином, недогадливостью не страдала.

- Любовь, - отчетливо сказала она. - Мари любит тебя. Вот что он хочет сказать.

- Очень похоже, правда? - с горечью промолвил Тео. - Конечно, мне приятно, что вы оба...

- Хватит! - бросила экономка.

Тео удивленно поднял голову. В последний раз Кларисса разговаривала с ним так, когда он был напроказившим малышом, а она - его няней.

- Хватит! - повторила она. - Когда ты был маленьким, ты умел слушать. Теперь ты мужчина, но никогда никого не слушаешь. Иначе бы ты понял то, что все время пыталась сказать твоя жена. Она любит тебя. Я знаю это. Мистер Хантер тоже. Вся прислуга знает. Все, кроме тебя. Потому что ты не слушаешь.

- Ладно, извини, Кларисса, - насмешливо откликнулся Теодор. - Но я не могу в это поверить. Почему же она сбежала, если любит меня? Скажи, если ты такая умная!

- Я не могу! Он может, - ответила Кларисса, указав на Франка.

- Что такое, дедушка?

Франк медленно написал букву А, затем В.

- Аврора? - Старик снова кивнул. - И что же?

Теперь буквы получались более отчетливыми, и внук быстро догадался.

- Ложь? Аврора солгала? Как?

Мало-помалу все прояснилось. Сиделка везла Франка в коляске на прогулку в сад, дверь в детскую была открыта, и старик слышал многое из того, что там происходило.

- Аврора моя любовница? Ну да, она была. Но все давно кончилось. Я порвал с ней перед женитьбой.

- Она сказала Марии - "нет", - написал дед.

- Аврора сказала Мари, что мы все еще?.. Ты уверен?

- Слышал ее. Техас - вместе. Так сказала.

- Сказала Мария, что она была со мной в Техасе? - У Тео зажглись глаза.

- Правда? - Старик сердито посмотрел на внука.

- Нет, конечно, не правда! - взорвался Тео.

Франк начертил на его ладони еще несколько букв. Теодор уже настроился на волну деда и понимал слова раньше, чем старик успевал их дописать.

- Она сказала Мари, что наш брак был ее, Авроры, идеей? Что я собирался развестись с женой... жениться на Авроре... и забрать малыша? И ты все это слышал?!

Франк ухитрился насмешливо улыбнуться.

- Аврора глупая... Думает, я не могу говорить... Но ради нашей Марии... - старик устал от напряжения.

- Да, она глупая, - сквозь зубы процедил Тео. - Но я еще глупее, раз связался с ней. А в результате от меня сбежала жена, решившая, что я способен придумать такую чудовищную подлость. Как она могла поверить всему, что говорила Аврора?

- А почему она должна была думать по-другому? - вмешалась Кларисса. Как ты с ней обращался?

- Я все делал, что мог. Кстати, она тоже не подарок...

Экономка издала звук, похожий на смешок. Тео гневно покосился на старуху, но та обменивалась с Франком улыбками и не увидела этого. Тео выскочил из комнаты и бросился искать бывшую любовницу.

Он обнаружил ее в саду. Аврора сидела у фонтана. Она обернулась к нему с видом великомученицы. Но при первых же его словах эта мина улетучилась.

- Ты немедленно уйдешь из этого дома и больше не ступишь на его порог! - резко сказал он.

- Почему?.. Дорогой...

- Молчи и слушай, потому что мы разговариваем в последний раз. Два года назад, когда ты воскресла из прошлого, я прямо сказал тебе, что о браке не может быть и речи. Я лег с тобой в постель, потому что это тешило мое самолюбие. Правда, теперь вижу, что гордиться было нечем. Но я никогда не лгал тебе. Я должен был полностью порвать с тобой, когда женился, но ты так убедительно просила чтобы мы остались друзьями, дабы не заставлять тебя терять лицо и выслушивать смешки за спиной, что я вынужден был согласиться, И, как последний дурак, выставлял эту дружбу напоказ, потому что жалел тебя. А ты все это время думала о том, как поссорить меня с женой. Я знаю все, что ты ей сегодня наговорила! Франк слышал все и сообщил мне.

- Не верю, - быстро заявила она. - Он не может говорить!

- Дед нашел для этого способ, потому что любит Марию. Но такой грязной лжи я не ждал даже от тебя.

Аврора залилась театральными слезами.

- Как ты можешь? Я ничего не понимаю!

- Верно, - иронически подтвердил он. - Ты не понимаешь самого главного. И никогда не понимала. Ты вращалась в очень узком кругу людей и за пределами его можешь заблудиться в трех соснах. Где тебе понять такую женщину, как Мария, ее внутреннюю красоту и чистоту. А в любви ты понимаешь еще меньше.

Аврора зашипела как кошка.

- Ты что же, хочешь сказать, что любишь ее?

- Я не собираюсь обсуждать с тобой мои чувства, - холодно сказал он. Это только осквернило бы их. А теперь немедленно оставь этот дом.

***

Маленький деревенский домик стоял вдали от шоссе. Это было важно, поскольку в гостинице у Марии потребовали бы паспорт. Сведения регистрировали и незамедлительно сообщали куда следует. Мария предчувствовала, что Тео наверняка поднял на ноги всю полицию.

Она оставила машину за какими-то кустами и пошла к дому пешком, держа в руках ребенка. Фермер и его жена поверили рассказу о том, что она попала в беду. Они предложили ей ночлег, поворковали над маленьким Максом и обильно ее накормили. Аппетита у Марии не было, но она заставила себя поесть, чтобы поддержать силы.

Мария рано ушла в отведенную ей комнату, уложила малыша, села рядом и задумалась. Она плотно закрыла шторы, чтобы свет не пробивался наружу. Тут было относительно безопасно, однако успокоиться можно будет только тогда, когда граница останется позади.

Мария знала, что должна попытаться уснуть, хотя это не получалось. Комната была теплой, но Мария дрожала. Двуличие мужа потрясло ее. Она по-настоящему не знала да и не понимала Хантера, но привыкла считать, что ему можно доверять, верила ему, потому что хотела верить, потому что влюбилась как дура, хотя и не желала смотреть правде в глаза. Тео-жестокий, властный человек, готовый сокрушить все и вся, лишь бы настоять на своем. И никогда не притворявшийся другим. Но ей раз за разом вспоминалось иное, моменты, когда в нем неожиданно просыпалась нежность. Сердце обливалось кровью при мысли о том, что эти моменты были частью хитроумно составленного жестокого плана.

Проснулся Макс. Она покормила его, крепко прижала свое сокровище к груди. Ради ребенка она пойдет на любой риск, поборет любой страх и вытерпит любую боль. Одновременно разум упорно напоминал о том, как Тео баюкал маленького Макса, как бережно он с ним обращался - дай Бог любому родному отцу... Он потерял одного Макса, а сейчас терял и другого. Это ужасно...

Удостоверившись, что малыш уснул, Мария положила его на кровать.

- Спокойной ночи, мой милый, - прошептала она. - Скоро мы будем в безопасности. - Бедняжка опустила голову и дала волю слезам.

Услышав тихий стук, она вытерла глаза, подошла к двери, слегка приоткрыла ее и выглянула наружу. Увиденное ужаснуло ее. Мария попыталась захлопнуть дверь, но опоздала: Тео уже просунул в щель ногу. Она отпрянула и остановилась, прикрывая собой малыша.

- Вы! - дрожащим голосом сказала она. - О Боже, я должна была знать, что вы все равно найдете меня.

Тео закрыл за собой дверь и остановился, не сводя с Марии измученных, ввалившихся глаз.

- Очень жаль, что ты не успела узнать меня лучше. - Он покачал головой. - Иначе бы ты не поверила ни одному слову Авроры.

Начинается, гневно подумала Мария. Убеждает. Пытается заманить в ловушку.

- Бесполезно, мистер Хантер, - сказала она. - Я не вернусь назад, и вы не можете заставить меня.

- А разве я сказал, что собираюсь тебя заставлять?

- Это ваш способ. Сила годится на все случаи жизни, верно?

- Так было раньше, - серьезно ответил он. - Сейчас это ни к чему. Я хочу, чтобы ты вернулась сама. Но если ты откажешься...

- Откажусь.

- ...если откажешься после того, что я тебе расскажу, я сегодня же сам отправлю тебя в Мексику самолетом, чтобы не мучить малыша.

- Нет! - крикнула она. - Это еще один из твоих фокусов! Ты больше не обманешь меня!

Он побледнел.

- Ты что, действительно считаешь меня дьяволом во плоти? Если так, мне некого винить в этом, кроме самого себя. Но я клянусь, что ты можешь доверять мне. Я хочу только одного - сделать тебя счастливой, Может быть, ты станешь счастлива со мной, но если нет... - Лицо Тео напряглось, как будто эта мысль причинила ему боль.

- Мы не можем сделать друг друга счастливыми, Тео, - сказала она. Давай покончим с этим и забудем друг друга.

- Я никогда не смогу забыть тебя и никогда не захочу, - медленно промолвил он. - Я люблю тебя.

- Нет! - Она заткнула уши.

- Я не могу осуждать тебя за то, что ты не веришь мне. Я вел себя не правильно, потому что испытывал адские муки. Впервые увидев тебя в саду, я понял, что ты создана для меня. Я не доверял тебе. Но я хотел тебя и сделал все, чтобы овладеть тобой. Сама знаешь, как далеко я готов был зайти в ту первую ночь, чтобы отбить тебя у Макса. И все это время я ненавидел себя за то, что возжелал женщину брата... В то же время я считал, что было бы безумием, если бы ты вышла за него. Когда я узнал, что ты беременна, мне хотелось рвать и метать, поскольку это значило, что я потерял тебя. Я пытался убедить себя, что ребенок не его, но в душе знал правду. А когда он умер... - Тео осекся и закрыл глаза.

- Мы не можем забыть ничего! - крикнула она. - Даже если все остальное правда, это всегда будет стоять между нами!

- Нет! - яростно возразил он. - Мы слишком многое вынесли, чтобы теперь расстаться друг с другом. Если ты не можешь любить меня, скажи ясно. Но я заранее предупреждаю, что не верю тебе.

Несмотря на страх, она не могла не улыбнуться. Это слишком напоминало прежнего властного Теодора.

- Ты всегда упираешься до последнего, правда?

Он невесело усмехнулся.

- Так было. Много лет назад я решил, что подчиню жизнь своей воле, что больше ни одна женщина не сможет свести меня с ума. Но потом появилась ты. Часть твоей души, я это чувствовал, принадлежала мне, а остальное Максу. В конце концов мне пришлось смириться с тем, что ты действительно любишь его. Он продолжал стоять между нами. Когда родился ребенок, я надеялся, что все изменится, но ты назвала сына его именем. Я сходил с ума от ревности. И уехал, потому что не мог вынести, что ты смотришь на ребенка и думаешь о его отце, вместо того чтобы думать обо мне... Если бы я действительно хотел настоять на своем, то заставил бы тебя забыть о моем брате. Но я этого не смог. Я ничего не мог... - Тео затрясло. Мария смотрела на него, не веря своим ушам. Это было бы возможно, но...

- Надеюсь, что ты любишь меня, - наконец сказал он. - Я не могу свыкнуться с мыслью, что потерял тебя. Знаю, что ты никогда не полюбишь меня так, как любила Макса. Я согласен и на крупицу того, что осталось. Того, что ты можешь дать мне. Что-то все же должно остаться?

Она не ослышалась. Этот гордый мужчина смиренно молил ее о любви...

- Ты дурачок, - сквозь слезы прошептала Мария. - Осталось все... вся моя душа... вся любовь, вся страсть...

Он побелел как мел.

- Не говори так, если это не правда, Мария. Не говори так из простей жалости. Я отвезу тебя домой и сделаю счастливой. Я дам тебе все, что ты захочешь. Только будь со мной и хоть немного люби меня. Я могу питаться крошками, но не вынесу лжи.

Она подошла к Теодору, взяла его лицо в ладони и очень просто сказала:

- Ты давно мог завоевать мою любовь... если бы захотел.

- Если бы захотел?! Я всегда хотел этого, но не мог победить твою любовь к Максимилиану... - Тео остановился, потому что Мария зажала ему рот ладонью.

- Эта любовь давно прошла. В то утро, перед катастрофой, я уже решила, что не выйду за него. Я узнала, насколько он слаб, и поняла, что не смогу жить с ним. Когда он умер, я забыла плохое. Я помнила только то, каким он был добрым, и жалела его. Но ты был прав. Мы с ним никогда бы не были счастливы... особенно после того, как я встретила тебя. Я полюбила тебя в первый же вечер, но пыталась забыть об этом.

- Если бы я знал! - Он притянул Марию к себе и зарылся лицом в каскад ее волос. - Я словно горел в аду, желал тебя, думал, что ты любишь брата, ненавидел тебя, ненавидел его, ненавидел себя...

- А я думала, что ты все еще любишь Аврору.

- Я разлюбил Аврору десять лет назад, - с нажимом сказал он. - А после того, как она солгала тебе, я не хочу ее видеть. Не могу простить себе, что поставил тебя в такое положение.

- Откуда ты знаешь, что именно она мне сказала?

- Дед ее разоблачил. Он все слышал. Аврора думала, что никто не изобличит ее теперь. Я знаю, что она сказала, будто наш брак - это ее идея, что она была со мной в Техасе, что я собирался избавиться от тебя и жениться на ней. Ни слова правды! Дорогая, любимая, как ты могла поверить такой чудовищной лжи?

- Я не знала, чему верить. Каждый раз ты предпочитал ее, а не меня.

Тео застонал.

- Я пытался помочь ей спасти репутацию и делал вид, что мы остались друзьями! Она умоляла меня об этом! Я не брал ее е собой в Техас и не знаю, где она была в это время. Думаю, она исчезла специально, чтобы вызвать у тебя подозрения, но со мной ее не было!

- У нее все выходило очень правдоподобно... Она сказала, что именно поэтому мы не венчались в церкви.

- Я хотел обвенчаться тогда, когда ты действительно станешь моей. Когда это не будет просто формальностью, как в мэрии. В ту ночь, когда мы любили друг друга, я посмел надеяться, что ты готова стать мне настоящей женой. Именно об этом я и хотел поговорить... - Он устало улыбнулся. - Все было спланировано заранее. Я решил, что мы должны обо всем договориться до того, как ляжем в постель, и забыл, что любовь не ждет. Ты должна была сама захотеть стать моей, прийти в мои объятия...

- Я всегда хотела этого, - тихо сказала Мария. - И всегда буду хотеть.

Тео нежно погладил ее по голове.

- Ты плакала из-за меня, - сказал он, - я клянусь, что больше никогда не дам тебе повода для слез...

Она прильнула к губам Тео, не дав ему договорить. Он взял Марию на руки, отнес на кровать, лег рядом и прижался к ней.

- Скажи, что ты моя, - уже не в первый раз попросил он. - Честный обмен? - пробормотала она. - Сердце на сердце?

- Да. Я твой, мой ангел.

- А может быть, дьявол? - лукаво спросила она.

- Нет, не дьявол. Мой ангел. Моя вечная любовь. Моя...

- Да, я твоя, - прошептала она, и наступило молчание.

Через девять месяцев счастливая Мария Хантер родила еще одного прекрасного мальчугана, которого назвали в честь прадеда Фрэнком.