/ Language: Русский / Genre:detective,det_maniac,

Мой любимый маньяк

Маргарита Астахова

Здравствуйте, меня зовут Таня Зверева. И пусть я выгляжу (да и веду себя похоже) больше как мальчишка, но я влюблена. Это так здорово! И тут убивают мою подругу. Полиция считает, что это несчастный случай. Но, я обязательно докопаюсь до истины. Вот только... Неужели я выбрала не того парня?

Глава 1

 21 февраля 2007 года. Среда.

 Меня зовут Таня Зверева. С самого раннего детства моими друзьями были только мальчишки, я никогда не понимала девчонок со всеми их причудами. У меня никогда не было кукол, красивых платьев. Я в них не разбиралась. В мужской компании я была своей. Футбол, всякие разборки – это было мое. Признаюсь честно, участковый пункт милиции нашего городка меня отлично знал, не каждый раз удавалось от них убежать. Мой папа очень сердился на меня за такое поведение, неподобающее девушкам, и всегда наказывал меня. И не только домашним арестом, но и уборкой всей лестничной клетки, работой официанткой в кафе моей тети Веры, а самым тяжелым для меня был запрет на посещение спортзала.

 Когда я перешла в пятый класс, у нас в классе появилась новенькая девочка – Олеся Белова. Она была круглой отличницей, поэтому я решила с ней сразу подружиться. Ведь я училась очень плохо, нужно было подтягивать оценки. К тому же семья Олеси переехала в соседний подъезд нашего дома. Благодаря этому я часто бегала к ней за списыванием домашнего задания. Со временем мы привыкли друг к другу, вскоре стали лучшими подругами. Она приглашала меня на семейные праздники или просто на просмотр какого-нибудь фильма. Мамы у Олеси не было, она погибла в автокатастрофе много лет назад, поэтому ее и ее сестру Иру воспитывали отец и бабушка. Мне всегда казалось, что Ира меня за что-то недолюбливала, но Олеся убедила меня в том, что она ко всем относится холодно. Я познакомила Олесю со своим братом Димкой, который был на два года старше меня, однако вел себя как ребенок, с его другом Вовкой и Андреем… Андрей был особенным. Я влюбилась в него с первого взгляда, а познакомились мы в спортзале. Он был капитаном нашей сборной города по футболу. К сожалению, он не видел во мне девушку и относился ко мне, как к другу. Это было и неудивительно, если я не снимала с себя спортивный костюм, на плече носила огромный рюкзак, а в пятнадцать лет начала курить, чтобы не отставать от своих друзей. Я всегда следила за Андреем, ревновала его к каждой девушке, которая с ним флиртовала. Но особенно меня разозлило то, что он не скрывал своей симпатии к Олесе. Она действительно была очень красивой девушкой с большими голубыми глазами и милой улыбкой. Олеся стильно одевалась и делала из своих белокурых длинных волос различные прически. Еще она рано стала пользоваться косметикой, что очень привлекало парней. Куда мне было до нее? Однажды я решила отрастить волосы и сделать модную стрижку. Парикмахер подстригла меня под каре «на ножке». Я так глупо выглядела, что Димка и Вовка до сих пор надо мной смеются. С тех пор я больше не экспериментировала над своей внешностью, всё равно Андрей не смотрел в мою сторону. Даже в его машине я всегда сидела на заднем сидении. А впереди усаживался Димка, да еще и язык мне показывал.

 Вот такой была моя жизнь. Я говорю была, потому что однажды все круто изменилось. Думаю, что в жизни каждого человека случается что-то такое, что меняет все в корне. Я бы хотела рассказать вам, что же произошло со мной.

Глава 2

 Октябрь 2004 года. Понедельник.

 В этот день я совсем не хотела идти в школу, потому что устала за выходные, проведенные за барной стойкой в кафе тети Веры. Отец наказал меня за то, что в пятницу я задержалась в спортзале. Конечно, я пришла на два часа позже положенного, но я не могла пропустить игру, в которой участвовал Андрей.

 - Таня, - обратился ко мне папа, когда я ковырялась вилкой в своем завтраке, - думаю, наказание пошло тебе на пользу, - он отложил в сторону свою газету и принялся за яичницу, которую мама готовила каждое утро.

 - Ага, - зевнула я.

 - Володя звонил, - сообщила вошедшая на кухню мама. Она стала разливать по стаканам чай и продолжала разговаривать так, будто меня совсем нет рядом. – Спрашивал, снято ли с Тани наказание? Наверное, опять драку затеяли.

 - Что ты ему сказала? – спросил папа.

 - Ничего, - тяжело вздохнула мама. – Миша, нужно предпринимать серьезные меры.

 - Какие? Не посадим же мы их на цепь.

 - Хочешь сказать, пусть дерутся дальше? А если они кого-нибудь убьют… Миша, это не игрушки… Им тюрьма светит.

 - Обойдется, - подмигнул мне отец.

 - Обойдется? – удивилась мама. – А если нет?

 - Не сравнивай их с Воронами, - ответил папа, и на этом разговор закончился.

 Я знала, о каких Воронах говорил папа. Это банда молодых парней, которая появилась в городе пару лет назад. Ее организовал бывший одноклассник моего брата Георгий Третьяков. Он собрал в свою шайку самых «безбашенных» пацанов и назвал банду Черные Вороны. Они гоняли ночами по городу, угоняли мотоциклы и автомобили у богатых чиновников и бизнесменов, потом бросали их в лесу или горах, которыми был окружен наш город. На них часто пытались свалить грабежи или даже мелкое воровство, но у парней всегда были алиби. Черных Воронов боялись все, даже я. Каждый, узнающий их в лицо, избегал с ними встречи, а о конфликтах и речи не могло быть.

 После завтрака папа довез меня до школы и поехал на работу. Как всегда, перед звонком на первый урок я играла в футбол на школьном стадионе. Тогда мне было пятнадцать, но больше двенадцати мне никто не давал. Одноклассницы уже выдавали на показ грудь, следили за модой, прическами, маникюром, а я не расставалась с футболом и сигаретами, вещами совершенно несовместимыми.

 Прозвенел звонок на урок, который мы хоть и услышали, но проигнорировали.

 - Зверек, давай! – кричал мне Стас.

 Я гнала мяч по полю, избегая любого препятствия, ради того, чтобы забить гол. Но мне помешали. На стадион прибежала завуч нашей школы Светлана Николаевна – полная пожилая женщина, которая сразу стала разгонять нас на уроки.

 - Зверева, ты у меня дофутболишься! – пригрозила она мне. – Все родителям расскажу.

 Я подняла с земли свой рюкзак и молча зашагала в сторону школы. Я не любила Светлану Николаевну. Она преподавала у нас историю и всегда заваливала меня на зачетах. Я обернулась и посмотрела на нее. Еле переводя дыхание, она медленно плелась за мной. Я поняла, что сбежать не удастся, и отбросила эту идею.

 Войдя в кабинет физики, я тихо поприветствовала преподавателя и подошла к своей парте, которая, к сожалению, была первой в среднем ряду. Все что-то писали, и делали это настолько тихо, что было слышно мое учащенное дыхание. Я достала из рюкзака учебник с вложенной в него тетрадью и бросила его на парту.

 - А что за задание? – спросила я у физички.

 - Зверева, садись, - спокойно ответила она, уже привычная к моему постоянному опозданию. – Открывай учебник на сто тридцать седьмой странице и конспектируй параграф.

 - Блин, - брякнула я и завалилась на стул.

 Олеся сидела рядом, склонив голову низко над тетрадью и всхлипывая. Обычно она меня приветствовала, а тут даже не подняла лица.

 - Привет, - прошептала я, ущепнув ее за локоть.

 - Не мешай, - ответила она.

 Это было не похоже на Олесю. Она всегда была приветливой, хоть и молчаливой.

 - Что случилось? – спросила я.

 Олеся взглянула на меня глазами, переполненными слез горечи и отчаяния, и произнесла:

 - Папа запретил мне встречаться с моим парнем.

 - У тебя есть парень? – удивилась я. Она никогда об этом не говорила. Наоборот я думала, что она серьезно общается с Андреем. Это в какой-то степени обрадовало меня, но было странным то, что моя подруга скрывала от меня свои отношения с каким-то молодым человеком.

 - Мы познакомились недавно, - всхлипывала она. – Он хороший, а папе не понравился…

 - Это не беда. Что-нибудь придумаем, - пыталась я поддержать расстроенную Олесю.

 - Зверева, замолчи! – сделала мне замечание Тамара Степановна. – Мало того, что опоздала. Так еще и другим мешаешь работать. Почему ничего не делаешь?

 - Страницу искала, - недовольным тоном ответила я и открыла учебник. Но писать совсем не хотелось. Раньше за меня писала Олеся, а в тот момент она не была на это настроена. Весь урок я просидела, ничего не делая, думая только о словах подруги. Меня очень радовало отсутствие отношений между ней и Андреем, но беспокоило, с кем же связалась Олеся, если ее отец так плохо отреагировал на счастье своей дочери. Постепенно эти мысли рассеялись, и вскоре я думала о себе. О мелких спортивных победах, об отношениях с Андреем, потом уже о победе на Олимпийских играх. Это были лишь мечты, но тогда я всем сердцем хотела их осуществления. Когда прозвенел звонок, я стала собирать сумку, но меня остановила Тамара Степановна.

 - Ты куда? – внезапно спросила она. – У нас еще один урок, даже не думай сбегать. И еще, Зверева, перепиши себе расписание занятий, чтобы хоть немного вникать в школьную программу.

 Я изобразила довольную улыбку, потом снова грохнулась за парту и стала расспрашивать Олесю.

 - Рассказывай, - потребовала я.

 Олеся откинулась на спинку стула и, вытерев платком слезы, заговорила.

 - Его зовут Кристиан. Мы познакомились на автобусной остановке, там же он и попросил у меня номер телефона. Потом он стал звонить, некоторое время мы общались по телефону, и поняли, что понравились друг другу. Он назначил свидание, так мы встретились вновь. Стали общаться, встречаться все чаще. Он познакомил меня со своими родителями, с сестрой, друзьями. Все приняли меня за свою. В пятницу я пригласила его на ужин. Сначала мне была непонятной реакция Иры на его присутствие, но когда папа его увидел, он будто озверел. Стал кричать на меня, оскорблять Кристиана, выгнал его и запретил нам общаться. Он даже телефон у меня отобрал, - Олеся снова расплакалась.

 - Кристиан, - задумчиво произнесла я. – Красивое имя.

 - Его мать европейка, отец – еврей.

 - Так твой папа выгнал его из-за того, что он еврей? – засмеялась я.

 - Не совсем, - Олеся достала из кармана фотографию парня и протянула ее мне. – Вот его фото.

 Я пришла в некий шок от увиденного. У парня на снимке были длинные волосы, на брови, губе, в ушах виднелся пирсинг. На нем была потертая кожаная куртка, потрепанные джинсы, бандама с изображением черепов и кинжалов. На руках были кожаные митенки и блестели перстни. На поясе виднелся ремень с огромным металлическим черепом. Парень стоял у дорогого мотоцикла, который я сразу узнала. Я видела его пару раз в центре и запомнила, потому что такой в городе один.

 - Скажу честно, Олеся, - я подала ей фотографию. – Я и не думала, что таким девушкам, как ты, нравятся такие парни.

 - Я так и думала. Он и тебе не понравился, - всхлипнула она. – Вот поэтому я и не говорила тебе о нем. Вы же его совсем не знаете! Он хороший.

 - Я, кажется, догадываюсь, кто он такой, - предположила я. – Он из банды Черных Воронов.

 - Это не банда, - продолжала оправдывать его Олеся. – Они обычные парни. Просто вы с ними делите территорию. Но город не принадлежит ни вам, ни им.

 - Мы не враждуем с Воронами, - воскликнула я.

 - Я люблю его, - призналась Олеся.

 - Твой папа не одобрит ваши отношения, забудь его, - посоветовала я. – Тем более, не такой уж он и хороший, а если так, то я вообще ангел.

 - Ты не понимаешь меня, - произнесла Олеся, вытирая невысыхающие от слез глаза.

 Прозвенел звонок на урок, после которого Олеся отпросилась у Тамары Степановны домой, жалуясь на плохое самочувствие. Пришлось до конца учебного дня заниматься уроками самой. Я поняла, что сильно обидела подругу. Вместо того, чтобы поддержать ее, я подобно ее отцу, начала говорить о ее парне плохо. Но считала, что так будет лучше для нее. Не спорю, Вороны мне не нравились. Мы часто разбирались с ними на словах, обходилось без драк, но все равно было не по себе. Ведь мы не знали, чего от них ожидать. Но я не подумала о чувствах подруги, хотя сама тоже любила далеко не святого человека. Следя долгое время за Андреем, я заметила, как много красавиц вокруг него, часто видела, как он обнимает и целует то одну, то другую. Короче, я поняла, что он тот еще бабник, и продолжала любить. Так почему же Олеся не может полюбить лихого байкера?

 Сразу после школы я пошла к Олесе. Она лежала в кровати, уткнувшись лицом в подушку, и тихо плакала. Я положила свой рюкзак на стул и присела рядом.

 - Он звонил, - прошептала Олеся, приподнявшись. – Трубку Ира взяла…

 - Можешь дальше не рассказывать, - перебила я. – Я догадалась. Она рассказала дяде Сергею, и он снова устроил тебе выговор.

 - Папа поклялся, что посадит Кристиана за решетку, если он не оставит меня в покое.

 В тот день я впервые видела слезы Олеси. Она всегда казалась строгой, сильной. Но за этим пряталась слабая и ранимая натура. Тогда я поняла, что она действительно влюбилась.

 - Я что-нибудь придумаю, - обнадежила ее я. – Хочешь, мы с пацанами сегодня приедем к тебе. Против нас твой папа ничего не имеет.

 - Не хочу, - буркнула Олеся и отвернулась к стене.

 На следующий день я не узнала подругу. Она была веселой, будто вчера ничего не произошло.

 - Я все обдумала, - сообщила она. – Вы правы. Ведь я совсем не знаю Кристиана, вдруг он опасен. Я решила порвать с ним.

 - Молодец! – обрадовалась я.

 Тогда я не увидела ее хитрого взгляда, не поняла, что она меня обманывает, что-то скрывает. Вспоминая сейчас о том дне, я прихожу в ужас от самой себя. Насколько же я была глупой! Своим поведением я подтолкнула Олесю – свою лучшую подругу к необдуманной роковой ошибке.

Глава 3

 15 сентября 2005 года. Четверг.

 В тот день занятия у старших классов проходили во вторую смену, и я решила перед школой подкачаться на тренажерах. Но вскоре желание пропало, потому что Андрей сообщил мне шокирующую для меня новость. Дядя Сергей расспрашивал у него о родителях. Оказалось, что он хочет помолвки Олеси и Андрея. Несмотря на свой достаточно молодой возраст, а Андрею тогда было всего девятнадцать, он от этой новости пришел в восторг, потому что был уже давно влюблен в Олесю. Я же этому совсем не обрадовалась. Я представила их помолвку, то, как они держатся за руки, обнимаются, целуются, спустя пару лет женятся. В тот момент я была готова признаться Андрею во всех своих чувствах, лишь бы остановить это. Я нервно закурила сигарету и встала у окна, чтобы табачный дым тянуло в открытую форточку.

 - Чего ты так занервничала? – удивился Андрей, сидя на подоконнике. Он бессмысленно бил мячом по полу в ритм звучащей музыки.

 - Интересно получается, - задумчиво ответила я, - Олеся тебя не любит, не смотря на то что прошел уже год, как она рассталась со своим парнем. А дядя Сергей настаивает на вашей помолвке.

 - Он не настаивает, - произнес Андрей, - он просто предложил.

 - А как Олеся на это отреагировала? – спросила я.

 Андрей пожал плечами и тихо ответил:

 - Кажется, я ей не нравлюсь.

 - Надеюсь, она откажется, - брякнула я и, схватив рюкзак, отправилась в школу. Тогда мне было все равно, что обо мне подумает Андрей. Догадается ли он о моих чувствах или просто пропустит мои слова мимо ушей.

 Я пришла в кабинет истории злая и нервная. Зато Олеся «светилась» от какого-то счастья. Конечно, я сразу подумала, что она тоже радуется предстоящей помолвке. За урок я умудрилась отхватить двойку за то, что ничего не делала, и выслушать воспитательную лекцию Светланы Николаевны.

 - Что из тебя вырастет? – кричала она на меня во весь голос.

 - Спортсменка, - спокойно и равнодушно отвечала я. – А в спорте Ваша фигня под названием «история» не нужна.

 - Ты так с мамой огрызаться будешь! – продолжала она. – А здесь ты обязана мне подчиняться! Спортсмены тоже должны быть умными и грамотными! И историю свою знать должны.

 - Запарила, - вздохнув, прошептала я.

 - Зверева, дофутболишься! На собрании все родителям расскажу! – как всегда угрожала завуч.

 - Я могу сейчас папе позвонить, - продолжала огрызаться я.

 - Таня, успокойся, - тихо посоветовала Олеся. – Возможно, в будущем тебе понадобиться история? Чтобы составить правильный ход событий или… ты вовсе не будешь спортсменкой.

 Тогда я не придала значения словам подруги, просто проигнорировала их. Прозвенел звонок на перемену и я стала собирать учебники в рюкзак, когда заметила, что у Олеси сегодня необычайно большая сумка. Одной рукой она складывала в нее тетради, другой держала около уха сотовый телефон.

 - Да, - тихо смеялась она, разговаривая с кем-то. – Конечно… послезавтра…

 Я решила, что она говорила с Андреем, обсуждая предстоящее знакомство с родителями. Я смотрела на нее, не отрывая своего взгляда от ее красоты. Даже в простой белой кофточке и светлых джинсах она была идеальной. С собранными в хвост волосами и без макияжа она все равно была самой красивой. Я представила рядом с ней Андрея и поняла, что они могут быть очень подходящей парой. По сравнению с ней я была серой мышкой.

 - Хорошо, Ира, - улыбнулась Олеся и закрыла телефон.

 От этих слов у меня будто камень свалился с плеч. Она разговаривала со своей сестрой. На мгновенье я обрадовалась, но потом снова возвратилась в реальность и решила молча уйти. Но едва я встала с места, как Олеся схватила меня за руку. Я обернулась. Она сидела на своем месте, перевалившись через парту, чтобы остановить меня.

 - Таня, - обратилась она ко мне, мило улыбаясь. – Я знаю, что ты против нашей с Андреем помолвки. Я знаю, что ты давно любишь его.

 - И что? – нервничая, спросила я.

 - Ничего не будет.

 - Правда? – спросила я, «загоревшись» от счастья.

 - Уверяю, - ответила Олеся и отпустила мою руку.

 Это была самая счастливая новость для меня на то время. Мне казалось, что это был самый лучший набор слов, которые я слышала за всю свою жизнь. Злоба на Олесю сразу прошла, я расплылась в довольной улыбке и побежала к выходу из кабинета. Почему то мне захотелось покурить, но сигарет у меня не было. Папа урезал карманные деньги, приходилось экономить.

 Я выбежала на крыльцо школы и сразу столкнулась с каким-то высоким парнем. Он схватил меня за плечи и остановил, иначе я бы врезалась своей головой в его грудь. Помню, что я испугалась и, тяжело дыша, шагнула от него назад. Я сразу его узнала. Это был Кристиан, все в тех же пирсингах, с такими же длинными волосами, как и на фото, которое я видела у Олеси год назад. Помня о том, что он Ворон, я не стала конфликтовать и решила завести дружеский разговор, задав ему вопрос:

 - Сигаретки не найдется?

 - Такая маленькая, и куришь? – усмехнулся он.

 - Я не маленькая! – обидчиво воскликнула я.

 - Извини. Вообще-то я не курю. И тебе не советую, это вредно, - добавил он. – Из тебя ведь красивая женщина получится.

 - Не надо этой философии, - тяжело вздохнула я. – Мне итак Светланушка весь урок мозги вправляла.

 В ответ он лишь молча улыбнулся и вошел в школу. Я же пару минут стояла в недоумении. Для меня было неожиданностью его поведение. Я была о нем другого мнения. Мало того, что он не курит, так он еще и довольно культурный и галантный молодой человек. Но я не стала долго забивать им мысли, решила посидеть в одиночестве, подумать об Андрее. Я залезла на высокий забор школьного участка и размечталась под лучами осеннего, но все еще теплого солнца. Прозвенел звонок на урок, как я увидела, что из здания школы вышли Кристиан и Олеся. От удивления я раскрыла рот и едва не свалилась с забора. «Они вместе, - подумала я. – Значит, она обманывала меня.» Парочка дошла до мотоцикла, и парень уселся за руль. Олеся пристегнула к сиденью свою сумку и, надев защитный шлем, пристроилась позади Кристиана.

 Я хотела остановить ее, вспомнив реакцию дяди Сергея на их отношения. Поэтому я попыталась спрыгнуть с забора, но зацепилась за торчавшую в нем проволоку олимпийкой, разорвав ее почти в клочья. Я неудачно упала на колено и сразу почувствовала острую боль в суставе. Я скорчилась на земле от боли и услышала, как завелся мотор мотоцикла. «Нужно ее остановить» - застучало в висках. Но я не могла подняться и бежать за отъезжающим мотоциклом. Приподняв голову и бессмысленно протянув руку к скрывающемуся за поворотом транспорту, я прошептала:

 - Олеся, что ты делаешь?

 Но уже было поздно. Она уехала. Тогда я поняла, зачем ей такая сумка. В ней были вещи, которые она собрала дома, чтобы раз и навсегда сбежать с любимым человеком туда, где никто не будет мешать им быть вместе.

 Самостоятельно встать я так и не смогла. Вскоре прибежали учителя и ученики и вызвали «Скорую». Меня отправили в больницу на обследование. Врачи осмотрели мое колено, сделали снимки и сказали, что у меня трещина в колене. Это было настоящим потрясением для меня. Когда врачи обработали мою ногу, наложили гипс, приехали родители. Они забрали меня домой. На удивление, папа не ругался. Наоборот, он очень переживал за меня.

 Уже находясь дома, я первым делом позвонила Беловым и спросила про Олесю. Но ее бабушка сказала, что внучка со школы еще не вернулась.

 - И не вернется, - произнесла я.

 - Что? Не слышу, - переспросила бабушка.

 - Я позже перезвоню, баба Нина, - сказала я и положила трубку.

 Вечером Димка привез ко мне Вовку и Андрея. И они уговорили меня съездить с ними в кафе, чтобы отметить победу в футболе. Андрей помогал мне передвигаться, крепко держа меня за талию. Так близко мы с ним никогда еще не находились друг к другу. Мне было очень приятно, что он так заботится обо мне.

 - Три-ноль, - рассказывал он мне, сидя за столиком в кафе тети Веры. - Жаль, что тебя не было. Ты же всегда болеешь за нас больше всех. Надеюсь, что твое колено быстро заживет, и ты к нам вернешься.

 - Так что у тебя с ногой? – спросил Вовка.

 - Упала, - сухо ответила ему я.

 - Ну ты мастер на приключения, - засмеялся тот, наливая мне сок.

 - А где Олеся? – вдруг спросил Андрей.

 Я не знала, что ответить. Мне вообще стало обидно, что он снова говорит о ней. Некоторое время все молчали, дожидаясь моего ответа, а потом в кафе вошел Георгий Третьяков с парой своих Воронов, и разговор вообще прервался, потому что наши взоры были устремлены только на них. Парень осмотрел всех посетителей и остановил свой взгляд на мне. Потом решительно приблизился, что напугало моих друзей, и они встали. Ведь мы не знали, с какими намерениями Вороны появились в нашем кафе. Конечно, мой брат и его друзья в первую очередь встали бы на мою защиту.

 - Привет, пацаны, - поздоровался он. – Я пришел с миром. Мне лишь нужно задать пару вопросов Тане.

 - А что случилось? – удивился Димка.

 - Сейчас вы все поймете, - ответил он и обратился ко мне. – Ты знаешь, где сейчас Белова Олеся?

 - Нет, - ответила я дрожащим голосом.

 - Она тебе ничего не говорила о планах?

 - Нет, - снова коротко сказала я.

 - Тогда у меня вопросов больше нет, - улыбнулся он и направился к выходу, где его ждали друзья.

 Димка буквально рухнул на свое место, потом глотнул сока и спросил:

 - А зачем им Олеся?

 - Не знаю, - соврала я, потому что боялась говорить правду.

 - Странно, - пожал плечами Андрей, - не ожидал, что она как то связана с Черными Воронами.

 Тогда я друг захотела сказать им правду, рассказать, что я сегодня видела, из-за чего я вообще получила травму ноги, но язык не поворачивался. Вдруг Олеся и Кристиан просто поехали отдыхать, а своими словами я могла разрушить их счастье. Тем более, больше всего я боялась, что об этом узнает ее отец. Поэтому я просто промолчала.

Глава 4

 19 сентября 2005 года. Понедельник.

 Прошло уже три дня, как исчезла Олеся. Ее объявили в розыск. Дядя Сергей не приходил домой, занимаясь поисками дочери вместе с милицией. Ира не посещала занятия в школе. Кстати, я тоже, потому что сильно болела нога. Я звонила Беловым по десять раз за день, но новостей не было. А в воскресенье вообще никто не отвечал на телефон.

 С каждой минутой ожидания я становилась все молчаливее и беспокойнее. Меня мучил непонятный страх перед неизвестностью. Успокаивала лишь надежда на то, что Олеся могла быть в безопасности со своим любимым где-то далеко от всего этого.

 В этот день я наконец пошла в школу. Удивительно, но с больной ногой, передвигаясь при помощи костыля, я впервые не опоздала на урок. Конечно, в глаза сразу бросилось пустующее место Олеси за нашей партой. Но не став забивать голову мрачными мыслями, я уселась и начала доставать учебники, как услышала за спиной голоса одноклассниц. Они говорили об Олесе.

 - Да говорю же вам, - утверждала одна, - я сама видела, как за ней приехал один из той банды.

 - Да, да, - поддерживала ее другая. – Я тоже видела, он даже за ней в школу зашел. Подождал в вестибюле, потом они вместе уехали.

 - Ни за что бы не подумала, что она встречается с такими парнями. Зато невинную из себя строила.

 Только я попыталась вмешаться в разговор, затрагивающий честь подруги, как прозвенел звонок, и в кабинет вошла Светлана Николаевна. Мне сразу показалось это странным, потому что должен был быть урок английского языка. Завуч подошла к доске, вытерла платочком мокрый лоб и, повернувшись к нам, ученикам, затаившим дыхание в ожидании объявления, тихо произнесла:

 - Все вы знаете, что ваша одноклассница Белова Олеся пропала без вести в прошлый четверг. Ее нашли.

 После этих слов я облегченно вздохнула, сердце затрепетало от радости… Но слишком рано, потому что Светлана Николаевна не договорила.

 - Олеся погибла, - внезапно закончила она.

 - Что? – на автомате прошептала я.

 - В связи с этим уроки отменяются на два дня. Завтра состоятся похороны, - по щеке женщины пробежала слеза. Она стала торопливо вытирать лицо, а потом вообще постаралась быстро удалиться.

 Я опустилась на стул и выдохнула. Внутри меня все задрожало, это было похоже на маленькие удары электрическим током. Все эти дни я была уверена, что она счастливо проводит время, а все оказалось наоборот. Странно, но я не могла заплакать. Возможно, потому что испытала шок, или просто была слишком сильной. Я просто сидела и вспоминала все, что было связано с Олесей. Ее появление в нашем классе, ее доброту, улыбку, смех. Я вспоминала то, как она поддерживала меня в трудные времена, как помогала советами. Я вспомнила все, что нас с ней связывало, а потом подумала об этом Вороне. «Это он виноват» - решила я.

 - Зверева, - вдруг сказала уборщица. – Я кабинет закрывать собираюсь.

 Я обернулась, в классе уже никого не было. Я поняла, что просидела в одиночестве достаточно долго.

 - Иду, - ответила я и поплелась к выходу.

 Сразу после школы я поехала к Беловым, тем более, что мои родители уже были там. В коридоре их квартиры стояли Димка и Вовка. Баба Нина тихо плакала на кухне, возле нее сидела медсестра с какими-то лекарствами в руках. Дядя Сергей был в гостиной, он сидел на диване, потупив глаза в окно, и разговаривал со следователем. Ира ревела, закрывшись в своей комнате. Моя мама сидела в кресле, вытирая слезы. Я подошла к ней и крепко обняла.

 - Она была такой хорошей, - плакала мама.

 - А Вы кто? – вдруг обратился ко мне следователь.

 - Таня Зверева, - ответила я, присаживаясь около мамы.

 Мужчина припустил очки на нос и внимательно на меня посмотрел.

 - Таня, - снова обратился он, - ведь ты дружила с погибшей. В последнее время она не намекала на побег?

 - Нет, - произнесла я.

 - Может ты что-то заметила? Или видела?

 В тот момент я побоялась говорить при дяде Сергее, что видела как она выходила со школы в сопровождении Ворона. Я чувствовала долю вины за то, что произошло с Олесей. Возможно, если бы я сразу все рассказала, они пошли бы по верному следу и успели найти ее живой.

 - Нет, - солгала я.

 - Неужели подруга ничего не рассказывала тебе о своих планах? – с долей хитрости в голосе спросил следователь.

 - Она всегда была немногословной. Вернее, это я слишком болтливая, никогда не давала ей возможности говорить.

 - Хорошо, - прошептал он и что-то записал в свою записную книжку. – Если что-то вспомнишь, позвони мне, - он подал мне визитку и ушел, со всеми распрощавшись.

 Какое-то время в квартире было тихо. Никто не смел нарушать тишину. Однако я не могла не спросить.

 - Что произошло?

 - Пожар, - произнес дядя Сергей.

 - Помнишь тот домик в лесу, в котором вы иногда играли в детстве? – начала объяснять мама. – Грибники обнаружили возгорание, когда приехала Пожарная машина и затушили огонь, среди руин нашли два обгоревших трупа. Это Олеся и какой-то Христиан… или Кристиан.

 - Бандит, с которым она сбежала, - добавил дядя Сергей. – И пряталась в том злополучном доме.

 - Сейчас следователь устанавливает, что могло явиться причиной возгорания. Это может быть и бытовая случайность и двойное самоубийство, - снова сказала мама.

 - Это я во всем виноват, - заплакал дядя Сергей. – Уделял ей слишком мало внимания и не заметил обмана.

 От слов «двойное самоубийство» я пришла в ужас. Я бы ни за что на свете не поверила, что Олеся не хотела жить. Она никогда бы не совершила суицид. Или я ее плохо знала. Может она так сильно любила того парня, что он был смыслом всей ее жизни. Но я все равно в это не верила.

 Вскоре пришел Андрей. Он был очень расстроенным, ведь потерял любимую девушку. Ему с несостоявшимся тестем нужно было о многом поговорить, поэтому мы оставили их наедине.

 20 сентября 2005 года. Вторник.

 День был солнечным. Ничто и не намекало на страшную трагедию, которая должна была закончиться в этот день. Мы приехали на кладбище не первыми. Здесь уже находились родственники и друзья погибшего парня. В стороне от всех стояли даже Вороны около своих мотоциклов.

 - Клоуны, - сквозь зубы произнес Андрей, помогая мне передвигаться.

 - Успокойся, - сказала я, - нам придется терпеть их здесь. Они же прощаются со своим другом.

 Мы встали отдельно от близких Кристиана. Никто не хотел с ними общаться, они тоже не торопились принести свои соболезнования. Среди них я сразу определила родителей погибшего, под руки с которыми стояла молодая девушка - брюнетка с черными жгучими глазами. Я решила, что это сестра. Все они тихо о чем-то переговаривались, даже не смотря в нашу сторону.

 Потом я перевела взгляд на Воронов. Они так и держались поодаль от всех. На одном из их мотоциклов я заметила парня, склонившего голову на руль. Я хорошо знала этот мотоцикл. Он принадлежал Георгию Третьякову. «Видимо, очень жаль друга, - подумала я. – Приходится прятать свои мужские слезы, чтобы никто не подумал о нем, будто он слабак»

 Какое-то время Ира стояла молча, потом сняла свои солнцезащитные очки и сквозь слезы произнесла:

 - Буквально накануне всего этого наши отношения изменились. Мы стали ближе и дружнее, перед нами открывалась целая жизнь, чтобы все исправить.

 Действительно, после гибели их матери сестры сильно отдалились друг от друга, даже относились друг к другу предвзято и враждебно.

 - Крепись, - сказала ей я и взяла ее за руку. – Ты всегда можешь рассчитывать на меня.

 - Спасибо, - прошептала она и вытерла слезы.

 Потом я приблизилась к ней и прошептала на ухо:

 - Там сидит Третьяков. Хочешь, можем подойти к нему, поговорить о том, что произошло. Может он что-то знает.

 - Где сидит? – с ужасом в глазах спросила Ира. – Кто? Третьяков?

 - Ты боишься его? – удивилась я. – Не волнуйся, он ничего не сделает тебе.

 Я снова посмотрела на банду, но Георгия вместе с его мотоциклом уже не было, а с дороги в сторону кладбища сворачивали катафалки. Они двигались вместе, но не до конца. Погибших хоронили в разных местах, поэтому машинам пришлось разъехаться.

 Что происходило дальше, я помню смутно. Вообще ненавижу похороны. Помню лишь, что во время самих похорон было очень много слез, рыданий, криков. Гробы даже не открывали, потому что смотреть там было не на что, тела сильно обгорели. Помню, как Андрей все время поддерживал меня и всегда держал за руку. Он даже отвез меня домой после этого кошмара и до самого позднего вечера был со мной. Мы много говорили об Олесе. Впрочем, мы говорили только о ней. Тогда я решила, что на этом все и закончилось. Но я ошибалась.

Глава 5

 12 февраля 2007 года. Понедельник.

 Прошло почти полтора года, как не стало на свете Олеси Беловой. Все это время мне пришлось прожить в Москве. Туда меня отправили врачи на лечение колена. Оказалось, что моя травма была очень тяжелой. Мне пришлось стерпеть немалую боль, лишь бы не остаться хромой инвалидкой на всю жизнь. Я перенесла две операции, прежде чем коленная чашечка встала на свое место. За этот период я очень повзрослела, стала по-другому относиться к жизни. Во-первых, я стала женственной. Стала носить стильные вещи, подчеркивающие фигуру, отрастила волосы, научилась пользоваться косметикой. Я стала прилежно учиться, серьезно относиться к своим оценкам.

 Все эти полтора года я не бывала в родном городке, родители приезжали ко мне каждый месяц на пару выходных, которые мы проводили в фитнес-центре или бассейне. Какой же радостью было для меня, когда доктора сказали мне, что лечение закончено, что теперь от боли ничего не осталось, и я могу вернуться домой. Конечно, они наказали мне ежегодно приезжать на диагностику. Даже позволили заниматься спортом. Но он мне был уже не нужен. Мои привычки и увлечения заметно изменились.

 В этот день я должна была вернуться в свою прежнюю школу. Мое появление было ошеломляющим. Все одноклассники запомнили меня маленькой глупой пацанкой, а когда в кабинет вошла длинноногая брюнетка в мини и на каблуках, все потеряли дар речи. Парни сразу стали пялиться на мой бюст и ноги, а девчонки завистливо теребить в руках ручки и тетради.

 Не раздумывая ни минуты, я решительно зашагала к своей пустующей парте. Я понимала, почему это место так никто и не занял, никто не хотел сидеть за партой покойной Олеси Беловой.

 - Вот это она изменилась, - послышался голос Стаса у меня за спиной.

 - Была бы жива Олеська, - проговорила какая-то разозленная одноклассница, - не были бы они подругами, как раньше. Стали бы конкурентками.

 На это я не реагировала. Мне даже нравилось, что те, кто раньше смеялся надо мной, теперь мне завидуют.

 Вскоре начались уроки. Все учителя были в восторге от моей успеваемости, они с трудом узнавали во мне прежнюю Таню Звереву. Уже никто не звал меня по фамилии, учителя обращались ко мне только «Татьяна».

 После уроков, когда я была уже в гардеробной, я встретила Иру. Оказалось, что она тоже изменилась, перестала быть черствой и хладнокровной. Она крепко меня обняла.

 - Вот это да! – с восхищением говорила она. – Ты такая классная! Ну-ка повернись… Супер!

 - Ты тоже стала взрослее, - заметила я.

 - Не хочешь сходить со мной в магазин выбрать валентинки? – предложила она.

 - С удовольствием, - согласилась я. – Тем более что мне надоели эти взгляды, - я указала в сторону, где стояла толпа девчонок, не сводивших с меня своих злобных глаз.

 Когда мы были в магазине, я спросила у Иры:

 - Кому ты выбираешь открытку? У тебя появился парень?

 - Ну можно сказать и так, - сообщила она. - Мы познакомились в интернете, договорились, что встретимся на день всех влюбленных на школьном концерте. Я там буду выступать.

 - Здорово, - улыбнулась я, равнодушно рассматривая валентинки.

 - А ты разве не хочешь подарить Андрею подарок? – внезапно спросила Ира.

 - Зачем?

 - Брось! Все знают, что ты втюрилась в него еще давным-давно.

 - В том то и дело, что это было давно, - засмеялась я.

 - Наверное, у тебя теперь толпа поклонников, когда ты стала такой… ну ты понимаешь… Ты же была, как парень.

 - Признаюсь, некоторые парни уделяли мне внимание в столице, дарили цветы, конфеты. Но ведь это все настолько однообразно. А хочется чего-то особенного, неожиданного…

 Ира даже не дослушала меня, схватила открытки и быстро зашагала к кассе. Но меня это не возмутило, потому что я поняла, что все ее мысли были забиты интернет-знакомым. Недолго думая, я все же взяла первую попавшуюся валентинку и направилась за ней.

 Когда мы возвращались домой, я спросила у Иры:

 - Чем закончилось расследование по случаю гибели твоей сестры?

 - А тебе зачем? – несколько грубовато спросила девушка.

 - Мама рассказывала мне, что дело закрыли внезапно за недостатком улик на преступление. Следователь сказал, что это бытовая случайность из-за утечки пропана. Не кажется ли тебе это странным?

 - Нет, - пожала плечами Ира. – Я вообще не хочу об этом думать. Зачем ворошить прошлое? Мою сестру уже не вернуть, а воспоминания о ней доставляют мне боль.

 На этом я решила прекратить разговор об Олесе с Ирой.

 Придя домой, я обнаружила в гостях Андрея. Когда он меня увидел, то открыл рот от удивления. Он не ожидал, что я так заметно повзрослею и изменюсь. Не смотря на то, что мои чувства к нему стали остывать после столь долгой разлуки, увидев его, я немного засмущалась, но старалась вести себя гордо и непринужденно.

 - Привет, - произнес он по слогам, привстав с дивана.

 - Привет, - улыбнулась я, готовая броситься к нему в объятия.

 - Ты так хорошо выглядишь, - затаив дыхание, сказал он.

 - Стараюсь, - спокойно ответила я и пошла в свою комнату.

 Андрей направился за мной, чего я никак не ожидала. Остановившись на пороге, он спросил:

 - Мы с ребятами собираемся в горы на лыжные катания. Не хочешь поехать с нами?

 - Почему бы и нет. Буду готова через пару минут.

 Вскоре мы с Андреем, Димкой и Вовкой уже ехали в горы. На этот раз я уже сидела в машине рядом с Андреем. Удивительно, но Димка сам уступил мне это место. Я заметила, что парни, и даже мой брат стали относиться ко мне с уважением. «Неужели я нравлюсь им такой? Ведь одежда и макияж – это только маска, под которой по-прежнему была Таня Зверева, любящая скорость, разборки, драки, экстрим» Всю дорогу Андрей не сводил с меня глаз, несколько раз я даже делала ему замечания, чтобы он следил за дорогой.

 В горах парни катались на лыжах, а я просто любовалась пейзажем. Отсюда открывался чудесный вид на озеро, которое не замерзало зимой, и лес, простирающийся до самого горизонта. Воздух был чистый и свежий, от этого у меня слегка закружилась голова. Давно я не бывала на природе, хотя бы такой… февральской… После катаний Андрей стал снимать окрестности на видеокамеру. Он очень любил природу нашего края.

 - Пойдем со мной, - вдруг сказал он и потянул меня за руку. – Я покажу тебе что-то восхитительное.

 Пока Димка и Вовка играли в снежки, как маленькие дети, Андрей отвел меня на самый край отвесных скал.

 - Помнишь полет влюбленных на «Титанике»? – спросил он, расставив мои руки в стороны.

 Конечно, я помнила эту историю любви, потому что «Титаник» всегда был моим любимым фильмом. С горы был виден весь наш город, находящийся словно на ладони. Я чувствовала, как Андрей крепко держит меня за талию, чтобы я не упала. Но от его объятий мне стало не по себе, и я отошла назад.

 - Что-то не так? – спросил он, вглядываясь в мои глаза.

 - Нет, нет, - отвечала я. – Все нормально. Просто холодно, - я поежилась, а он прижал меня к себе.

 - Я тебя согрею, - произнес Андрей. – Знала бы ты, как я соскучился.

 Потом он внезапно наклонился и поцеловал меня в губы. Это был первый поцелуй в моей жизни. И поцеловал меня парень, который был моей первой любовью. Но я не ответила ему взаимностью, может от неожиданности, может, потому что не так себе это представляла, а возможно я просто уже не любила его как раньше. Я сразу отодвинулась от него и сказала:

 - Давай возвращаться. Уже поздно. Родители будут волноваться.

 Домой мы ехали молча, болтали и смеялись только Димка и Вовка. Наверное, Андрей обиделся на меня за мое поведение. Но в моей голове все перемешалось. Мне казалось, что он поцеловал меня только потому, что я стала похожей на Олесю.

 Я устало взглянула на дорогу, как автомобильные фары осветили силуэт какого-то мужчины. Он быстро шагал в сторону города. На нем была черная спортивная куртка и черная бейсболка.

 - Кому-то дома не сидится ночью,- засмеялся Вовка.

 Мы проехали мимо. Вдруг мне стало жаль его. Возможно, он идет в город из какой-то отдаленной деревни, а до первых домов еще больше пяти километров. Он может замерзнуть или стать ужином для волков, которых в лесу тоже немало.

 - Андрей, остановись, - попросила я. – Давай довезем его.

 - Ты его знаешь? – спросил Андрей, заглушив двигатель.

 - Нет, - ответила я.

 - Вдруг он какой-нибудь маньяк? – предположил Димка.

 - У тебя одни гадости на уме, - брякнула я брату. – Просто человек припозднился. Может быть у него заглохла машина.

 Андрей отъехал назад, и я открыла дверь со своей стороны, когда мы поравнялись с попутчиком.

 - Привет, - улыбнулась я. – Садись, довезем до города.

 Он взглянул на меня с подозрением, но все равно согласился. Когда он занял место рядом с Димкой, Андрей спросил:

 - Чего так поздно по лесу гуляешь?

 - У меня машина заглохла.

 Голос парня показался мне немного знакомым, я обернулась, чтобы посмотреть на него, но он прятал лицо под козырьком бейсболки.

 - Как тебя зовут? – спросила я.

 - Крис, - ответил он.

 - Давно в нашем городе? – продолжала я.

 - Нет, - коротко ответил парень.

 - У нас красивый город, правда?

 - Да.

 Мне не очень нравилась его грубая форма ответов, поэтому я спросила прямо:

 - Мы раньше нигде не встречались?

 - Что ты к нему пристала? – перебил меня Димка. – Тебе следаком надо быть с твоей любознательностью.

 - Тебя никто не спрашивал, - брякнула я брату и снова уселась поудобнее.

 Когда показались первые огни Лесогорска, парень попросил его высадить. Но я еще долго смотрела на одинокого Криса, быстро идущего в другом от нас направлении.

 Парни привезли меня домой, а сами поехали к Вовке на небольшой мальчишник. Дома я помогла маме на кухне, потом решилась позвонить следователю, который вел расследование о смерти Олеси. Я искала его визитку среди старых квитанций и счетов больше часа, но наконец нашла. Закрывшись в своей комнате, я позвонила на его мобильный номер.

 - Алло, - сразу ответил он.

 - Виктор Петрович? – спросила я. – Меня зовут Татьяна Зверева. Полтора года назад Вы вели дело о гибели моей подруги, сгоревшей в старом лесничьем доме. Извините, что я Вас беспокою, но мне бы очень хотелось с Вами об этом поговорить. Мы можем с вами встретиться?

 - Это дело закрыто, - пояснил он. – Я не вижу смысла сейчас что-то обсуждать.

 - Виктор Петрович, - не успокаивалась я, - я считаю, что Вами была допущена большая ошибка.

 - Я работаю следователем уже двадцать лет. Не Вам, молодая особа, указывать мне на ошибки.

 - Дело в том, - настойчиво продолжала я, - что в том доме не было и не могло быть пропана, из-за которого, по вашему мнению, произошел пожар. Я с детства знала тот дом, потому что часто там бывала. Там никогда не было ни газа, ни электричества…

 Но следователь отключился, даже не выслушав меня до конца. Тогда я поняла, что в деле что-то нечисто. Оно не просто так было внезапно закрыто. Я поняла, что следователь списал все на недостаток улик и мотивов на совершение преступления, потому что это было проще всего. Я была уверена, что на самом деле там был кто-то еще, кто-то третий. И этот третий был убийцей. Но кто и за что  убил Олесю и ее друга? Если следователь не стал в этом разбираться, значит это должна выяснить я!

Глава 6

 13 февраля 2007 года. Вторник.

 - Доброе утро, - произнес Андрей, когда я взяла трубку. Его звонок был для меня неожиданностью. – Таня, - продолжил он, - извини за вчерашнее. Я насильно поцеловал тебя, а потом повел себя так глупо, обиделся на тебя ни за что.

 - Андрей, не забивай голову всякой ерундой, - ответила я. – Я не виню тебя в этом.

 - Правда? Тогда все в порядке?

 - Конечно, - улыбнулась я.

 - Чем ты занимаешься сегодня после школы? – внезапно спросил он.

 Я всегда знала, что на Андрея можно положиться и решила не скрывать от него своих намерений, наоборот даже попросить помощи. Прикрыв дверь своей комнаты, я тихо произнесла:

 - У меня есть одно очень важное дело. Я расскажу тебе о нем, если пообещаешь, что заедешь за мной.

 - Договорились.

 После завтрака я отправилась в школу. Первым уроком была география, которую я не особо любила, но старалась тянуть «четверку», чтобы не испортить аттестат. К тому же учитель Ольга Ивановна всегда была готова помочь своим ученикам подтянуть оценки.

 - Мировой океан таит на своем дне и в его недрах несметные богатства, - начала объяснять она новую тему урока. – Искать эти сокровища и разрабатывать их заставляет экономическое развитие государств и возрастание потребностей во все новых источниках сырья…

 Дальше Ольгу Ивановну я не слушала, думала совсем о другом. Взяв чистый лист бумаги и фломастер, я стала составлять цепочку всех знакомых Олеси, особенно тех, кто ей завидовал. Однако никого не могла заподозрить в обмане или того хуже убийстве. Видимо, Ольга Ивановна заметила, что я занимаюсь посторонним делом, и сразу обратилась ко мне с вопросом:

 - Татьяна, в каком году в докладе Генерального секретаря ООН был дан прогноз спроса на нефть на 1970-2000 годы?

 Я медленно поднялась со своего места, понимая, что все одноклассники затихли, чтобы потом громко рассмеяться над моим глупым положением. Оглядев девчонок с их довольными лицами, я стала рассуждать:

 - Прогноз – это расчет, произведенный заранее на определенный период времени. Если учитывать время с 1970 по 2000 год, значит, прогноз был дан, либо в 1969, либо в 1971 году.

 - В 71-м, - улыбнулась Ольга Ивановна. – Ты хорошо рассуждаешь. Тебе бы следователем стать.

 Эти слова еще больше уверили меня, что я смогу распутать дело гибели своей дорогой подруги, поэтому, когда за мной приехал Андрей, я не раздумывая, села в машину и стала ему все рассказывать.

 - Что ты затеяла? – с любопытством спросил он.

 - Я хочу заняться собственным расследованием гибели Олеси, - решительно призналась я.

 - Чего? – удивился Андрей.

 - Да, да.

 - Ты чокнулась, - произнес он и выдохнул.

 - Я уверена, что она погибла не случайно, - начала доказывать я. – Неужели ты веришь в слова следователя? Ты же сам тысячу раз бывал в том домике. Когда ты видел там пропан? Андрей, даже если бы там произошло возгорание, неужели из трехкомнатного дома невозможно было успеть выбраться? Следак списал все несчастный случай, потому что это было кому-то на руку.

 - Ерунда, - заворчал он, нахмурившись.

 - Вези меня в прокуратуру, - приказала я.

 Немного занервничав, Андрей все-таки послушался и завел машину. А уже через четверть часа я была на месте. В двухэтажном здании я быстро нашла кабинет Виктора Петровича и, постучавшись для приличия, вошла. Кабинет был большим и светлым, окруженный высокими стеллажами до потолка. В этих стеллажах было много книг, папок, бумаг. Посреди стоял большой письменный стол с компьютером, из-за которого сразу выглянул седоволосый, усатый мужчина в очках, спущенных на нос.

 - Чем я могу помочь? – поинтересовался он.

 - Виктор Петрович, я звонила Вам вчера по поводу дела о гибели своей подруги, - заговорила я.

 - А, это ты, - тяжело вздохнул он. – Что опять?

 - Я не оставлю Вас в покое, пока вы не поговорите со мной! – набравшись храбрости, заявила я.

 - Значит, мне придется вызвать охрану. Твоих родителей давно не вызывала милиция.

 - Откуда Вы знаете, что мои родители забирали меня…

 - Я же следователь. Это моя работа.

 - Тогда почему такой хороший следователь закрыл громкое дело нелепым постановлением?!

 - Сколько страсти в характере, - улыбнулся он. – Помню, я был таким же. Желал новых дел, приключений. Однако оказалось, что в некоторых ситуациях мой характер и шестое чувство не пригодились. Ладно, идем.

 Мужчина зашел за один из стеллажей и быстро нашел нужную папку.

 - Сентябрь 2005-го, - прочитала я.

 - Видишь, - он указал на печать, стоящую на лицевой стороне обложки. – Это значит, что дело официально закрыто. Я не имею права продолжать вести это следствие, иначе попаду под суд.

 Я не могла поверить своим ушам, неужели его заставили прекратить это дело. Значит, это все-таки убийство. Я выхватила папку из его рук и сказала:

 - Я имею на это право.

 Я быстро направилась к столу и уселась в клиентское кресло. Виктор Петрович занял свое место и заговорил:

 - Дай мне папку, - он открыл обложку и достал две фотографии погибших Олеси и Кристиана. Потом принялся читать, - Кристиан Фоер родился в 1986 году в Израиле. Отец, Фоер Вениамин Иосифович, еврей по национальности, военный в отставке. Мать Аделина Эдуардовна… Так, так, так… Сестра Илана, 1987-го года рождения. Семья прибыла в Лесогорск в 2004 году. Кристиан сразу связался с бандой Черных Воронов и два раза был задержан оперативными органами за драку и воровство, - Виктор Петрович перелистнул бумаги и продолжил. – Георгий Третьяков, главарь той банды, лучший друг Кристиана. Допросить его мне так и не удалось, сразу после трагедии он загадочно исчез.

 - Как? – удивилась я.

 - Возгорание было обнаружено грибниками, но когда прибыла пожарная машина, и огонь был потушен, среди руин нашли только обгоревшие тела. Судмедэкспертиза установила, что останки принадлежат Олеси Беловой и ее другу Кристиану Фоеру. О том, что погибли именно они, - мужчина поднял глаза и сказал, - нет сомнений, потому что в последний раз их видели вместе возле школы, когда они отъезжали на мотоцикле, который был обнаружен возле сгоревшего дома.

 Слушая следователя, я ясно представляла себе эту картину. Я даже не заметила, как смяла в руках фотографию погибшего парня. Я ненавидела его за то, что он привел мою подругу к смерти.

 - Почему Вы решили, что они погибли от несчастного случая? – наконец спросила я.

 - Мг, - хмыкнул Виктор Петрович. - Ты многое хочешь знать. Разве тебе мало того, что ты уже знаешь?

 - Значит, я права? Их убили?

 - Если ты хочешь заняться этим расследованием, я помогу тебе со свидетелями, показаниями, фотографиями, но не больше.

 Слова следователя ввели меня в некий шок. Я оказалась права. Но мне была очень важна его помощь. Он стал что-то быстро записывать на листок, потом сложил его и подал мне.

 - Что это? – спросила я.

 - Адрес тех, кто обнаружил пожар. Начни с них. Только, пожалуйста, не говори никому, что я тебе помогаю. И не приходи больше ко мне на работу. Это дело, пожалуй, единственное, которое мне так и не удалось распутать. Я буду очень рад, если тебе это удастся. Правда, хочу предупредить, что ты можешь оказаться в опасности.

 - Я не боюсь опасности, - проговорила я и поспешила удалиться.

 Я не рассказала Андрею о том, что мне поведал Виктор Петрович. Его реакция на мою затею уже была мне ясна, поэтому я решила заниматься расследованием самостоятельно и тихо, чтобы не вызвать лишних подозрений.

 Когда мы ехали домой и проезжали по мосту, я попросила Андрея остановиться. Мне хотелось немного побыть на свежем воздухе. Я вышла из автомобиля и приблизилась к перилам моста. Река была покрыта толстым слоем льда, и на нем катались дети. Кое-где виднелись проруби, оставленные рыбаками, следы. Андрей подошел ко мне и стал что-то вспоминать из детства. Но я его не слушала, я думала только о том, что узнала. Я не могла себе даже представить, что Олеся испытывала в последние моменты своей жизни. Вдруг, над ней издевались, или наоборот смерть наступила мгновенно. В любом случае, я не могла представить, кто мог это сделать. Георгий Третьяков? Ведь он сразу пропал без вести. Но зачем же ему убивать лучшего друга? Илана, безумно любящая своего брата? Но даже из ревности, она не могла этого совершить. Может быть Андрей? Он любил Олесю, хотел жениться на ней. Вдруг, он узнал об их с Кристианом отношениях, и убил их? Или это сделал сам Кристиан? Убил Олесю и совершил поджог, чтобы им больше не пришлось скрываться, убегать. В голове все смешалось, я не знала, на кого подумать, но понимала, что в этом деле стоит покопаться. Подозревать своих близких было на столько противно, что, решив отвлечься, я приподняла голову, чтобы заговорить с Андреем, как передо мной появился вчерашний попутчик.

 - Ты меня напугал, - выдохнула я и стала вглядываться в его профиль. Как и вчера, он спустил на свои глаза козырек бейсболки, но ровный нос и легкая улыбка были хорошо мною замечены. Он перегнулся через перила и наблюдал за играющей на льду ребятней.

 - Как дела? – спокойно спросил он.

 - Отлично, - раздраженно ответил Андрей, пытаясь протиснуться между нами.

 - Ты здесь живешь? – поинтересовалась я.

 - Нет, - ответил он.

 - Извини, забыла, как тебя зовут?

 - Крис, - парень взглянул на меня своими черными глазами и улыбнулся.

 - Точно, - вспомнила я. – Откуда ты приехал?

 - Издалека.

 Я заметила, что Крис приближался ко мне все ближе, так и не подпустив Андрея. Было очень интересно наблюдать за тем, как они оба пытаются встать возле меня. Наконец Андрей пристроился с другой стороны, и я оказалась между двумя симпатичными парнями.

 - Стремись к замиренью с врагом, - заговорил вдруг Крис, - приверженным высшему благу, который в сраженьях не раз являл, побеждая, отвагу. Стремись к замиренью и с тем, в ком зло воплотилось земное. Запомни навек: кто сберег себя, сбережет остальное.

 - Что это за бред? – засмеялся Андрей.

 - Перестань, - одернула я его. – Наоборот, очень красиво.

 - «Панчатантра» - древний индийский сборник стихов.

 - Любишь читать?

 - Иногда читаю, - вздохнул Крис.

 - Нам ехать пора, - произнес Андрей и потянул меня за руку к машине.

 - Хорошо, еще увидимся, - улыбнулся мне вслед парень.

 - Пока, - тихо добавила я.

 Мне не понравилось, что Андрей повел себя так, будто я его девушка, которую он безумно приревновал к постороннему парню, но ничего ему об этом не сказала. К тому же едва мы отъехали с моста, как он предложил мне пойти на завтрашний концерт вместе. Я поняла, что он пытается ухаживать за мной, и решила дать ему шанс. Тем более его симпатия ко мне была очень хорошо заметна.

 Когда вечером я осталась в своей комнате наедине только со своими мыслями, я достала из сумки листок, который мне дал Виктор Петрович, и обвела красным фломастером записанный на нем адрес, а рядом поставила вопрос. Глядя на этот большой яркий вопросительный знак, я задумалась. Задумалась над тем, что я буду говорить тем свидетелям, какие вопросы я им задам, а главное как? По крайней мере у меня было огромное желание найти убийцу своей подруги, а этого было достаточно, чтобы решиться пойти на это расследование.

 Так началось мое первое дело.

Глава 7

 14 февраля 2007 года. Среда.

 Наступил день всех влюбленных. В школе творился настоящий хаос. Кругом валялись поздравительные открытки, летали по кабинетам воздушные шары. Настроение у всех было праздничное. Многие учащиеся репетировали в актовом зале свои вечерние выступления. В общем, учебный день пролетел для всех незаметно.

 Сразу после уроков я решила отправиться по данному Виктором Петровичем адресу. Было необходимо ехать в Старый район города, который я плохо знала. Я бывала здесь очень редко, потому что этот район был популярен мошенничеством, наркотиками и продажей проституток. Поэтому мы старались сюда не соваться, в отличие от Воронов.

 Найдя в кармане мелочь, я заплатила за проезд контролеру автобуса и направилась в нужную сторону. Дома в районе были низкие, темные, кое-где были выбиты окна, провалена крыша. Улицы были тихими и молчаливыми, будто таили в своих подворотнях что-то неожиданное. Я быстро нашла нужный мне адрес, дом которого был высоким и светлым, по сравнению с остальными. В окнах виднелись занавески, во дворе на привязи сидела собака. Когда я вошла во двор, маленькая собачка залаяла.

 - Тихо, тихо, - говорила я, пытаясь погладить ее.

 На крыльцо дома сразу вышла полная женщина средних лет, застегивая на себе пальто. Она подозрительно посмотрела на меня и спросила:

 - Вам кого?

 - Здравствуйте, - улыбнулась я, спустив с плеча сумку и подойдя к женщине. – Мне нужны Кудасовы Алексей Афанасьевич и Галина Валерьевна.

 - Это я Галина Валерьевна, - ответила она.

 Я заметила, что женщина смотрит на меня с недоверием, и попыталась быстрее объяснить причину своего визита.

 - Извините, что отнимаю у Вас время, - заговорила я. – Вы наверняка помните пожар в лесу в сентябре 2005-го года. В том пожаре погибла моя подруга…

 Далее я поняла, что говорить о своем собственном расследовании было бы глупо, ведь я была еще школьницей, хоть и выпускницей. Поэтому я решила немного солгать.

 - …теперь мы с ее семьей ищем причину того несчастного случая. И я хотела бы задать Вам пару вопросов.

 - Я слушаю, - кивнула Галина Валерьевна.

 - Вы обнаружили возгорание и вызвали пожарную службу. Скажите, слышали ли Вы голоса или крики о помощи из дома?

 - Мы уже говорили следователю, что ничего не слышали. Алексей, мой муж, побежал в город, чтобы вызвать по телефону пожарную машину, а я осталась около загоревшегося дома. Но никаких звуков, кроме треска горевших досок, я не слышала. Я и представить себе не могла, что в доме кто-то был, ведь он всегда пустовал. Это позже выяснилось, что за домом стоял мотоцикл. Если бы мы заметили его раньше, то могли догадаться, что в доме есть люди.

 - Может быть, Вы видели в лесу еще кого-то?

 - Вроде нет, - пожала она плечами.

 Я не знала, что еще можно спросить. Но то, что свидетели ничего не слышали, было странным. Это сразу наводило на мысль, что Олеся и ее друг уже были мертвы, когда дом горел. Я попросила женщину позвонить мне, если они что-то вспомнят, и поспешила убраться из этого злополучного района. В этот день я собиралась заехать и к родителям погибшего Кристиана, а они жили совсем в другом районе. Это был самый дорогой район города – Новомостовой. Двухэтажные особняки здесь были «по карману» не каждому. Но видимо семья Фоер могла позволить себе жить в таких шикарных условиях. Их дом был огорожен высоким забором, а у ворот был домофон. Никакого страха перед богатыми я не испытывала, поэтому смело нажала кнопку звонка. Послышались гудки, а потом женский голос:

 - Кто? – спросила она.

 - Меня зовут Татьяна Зверева, - представилась я. – Я ищу Георгия Третьякова – друга Вашего покойного сына…

 И снова гудки. Я поняла, женщина отключила домофон. Я настойчиво ждала, но никто не выходил. Несколько раз пыталась заговорить с хозяйкой по тому же самому домофону, но безрезультатно, она не хотела говорить со мной. Я ждала. Ходила около забора и ворот, пыталась заглянуть во двор. Но это было бесполезно.

 Вдруг к дому подъехала машина такси, из которой вышла Илана. Я сразу узнала ее по длинным кудрявым волосам, зачесанным назад и закрепленными ободком. Она была одета в короткую шубку и черные брючки, заправленные в высокие сапоги. Рассчитавшись с водителем, она приблизилась ко мне и спросила:

 - Ты кого-то ищешь?

 - Да, - замешкалась я под взором ее черных глаз. – Я бы хотела поговорить с кем-нибудь из вашей семьи по поводу исчезновения Георгия Третьякова и гибели вашего близкого человека.

 - И? – многозначительно добавила она.

 - Дело в том, что есть подозрения в убийстве твоего брата.

 - Следствие закрыто, - улыбнулась Илана. – Это был несчастный случай.

 Поведение девушки показалось мне очень странным. Она нисколько не удивилась моим словам, а наоборот даже повеселела.

 - Кому-то было сподручно закрыть дело именно так! – воскликнула я от злости, нахлынувшей на меня.

 Но Илана проигнорировала мои слова и направилась к воротам. Достав из кармана электронный ключ, она открыла дверь и, повернувшись ко мне, сказала:

 - Найдешь убийцу, сообщи.

 - А помочь мне ты не хочешь? – удивилась я ее спокойствию.

 - Нет, - произнесла она и закрыла за собой ворота.

 Такое отношение к моим словам со стороны семьи Фоер было для меня шоком. Я не ожидала их хладнокровия. Едва сдержавшись, чтобы не заплакать от такого бессердечия, я повернулась в другую сторону дороги, взглянула на лес и горы, расположенные за рекой и глубоко вздохнула.

 - Я найду убийцу, - уверенно прошептала я, чтобы ободрить саму себя.

 Потом направилась к автобусной остановке, как заметила, что мимо меня проехал шикарный дорогой автомобиль. Я обернулась, он остановился у ворот Фоеров, и когда ворота открылись автоматически, въехал во двор. За тонировкой автомобильных стекол не было видно водителя, но не он меня заинтересовал. Я сразу подумала о финансовом состоянии этой семьи и предположила, что они могли бы с легкостью закрыть то расследование со своими возможностями.

 Я приехала домой в пятом часу вечера и решила немного отдохнуть и подумать, прежде чем начинать собираться на праздничный концерт. Усевшись за компьютер, я быстро отыскала в старых папках файлы с фотографиями Олеси. Еще задолго до своей гибели она внесла их в мой компьютер на всякий случай. Я надеялась найти на этих фото хоть кого-то подозрительного. Внимательно просматривала каждый снимок, пока не наткнулась на фото Кристиана. Мое внимание сразу привлекли его глаза. Они были черными, как ночь, и казалось, пронизывали меня насквозь. Они завораживали, вводили в состояние гипноза. Я откинулась на спинку кресла и закрыла глаза, вспоминая нашу единственную встречу. Я практически не запомнила его лица, только сплошные пирсинги. Но отлично помнила его голос. Он был грубым и хрипловатым, но в то же время нежным. Такого голоса я больше никогда не слышала. В тот момент я отчетливо вспомнила его слова, когда он говорил мне о вреде курения, а просила бросить эту философию. Сейчас я понимаю, что с таким голосом можно быть настоящим оратором, петь песни или рассказывать стихи. Но голос казался близким, слишком близким, будто я слышала его вчера. Тогда в мою память внезапно врезались стихи Криса, его голос, его… Глаза!

 - Вчера, - произнесла я и распахнула глаза, взглянув на фото Кристиана, по-прежнему светившееся на мониторе компьютера. – Вчера я слышала этот голос, видела эти глаза, - в ужасе шептала я самой себе. Я подскочила с места и нервно заходила комнате. Мое собственное открытие стало кошмарной неожиданностью. Я была уверена, что Крис – это Кристиан! Он даже имени не изменил! Но как он мог спастись? Почему он скрывается? Кто же тогда погиб в том доме? Может, он и есть убийца? Маньяк? Эти вопросы навеяли на меня страх.

 - Может, я просто начинаю искать Кристиана во всех окружающих? – шептала я, успокаивая себя. – Наверняка это бред…

 Тогда я вновь подумала о том, как семейство Фоер богаты. Они с легкостью могли бы закрыть это дело раз и навсегда. А это наводило только на одну мысль, Кристиан и есть убийца, который расправился с Олесей и тем, кто погиб с ней, а потом замел все свои следы поджогом. От раздумий меня отвлекла мама, которая вошла в комнату и сказала, что Андрей уже приехал за мной. Я быстро надела короткое красное платье, причесала волосы, подкрасила глаза и вышла. Автомобиль стоял уже у подъезда. Едва я села в машину, как Андрей вручил мне маленькую коробочку, обшитую алым бархатом, и сказал:

 - Поздравляю с Днем всех влюбленных.

 - Андрей, - произнесла я, не ожидая этого. - Мне очень приятно, но...

 - Я ни на что не намекаю, - перебил он меня, - просто хочу, чтобы ты приняла его по-дружески.

 - Ладно, - улыбнулась я и открыла коробочку. Передо мной сверкнуло блестящее золотое колечко с симпатичным камешком. - Нет, я не могу это принять.

 - Таня, не переживай, - проговорил Андрей. - Оно не дорогое и совсем не обручальное. Просто я заметил, что твои пальцы пустуют. Решил, что хотя бы одну руку должно украшать колечко. Конечно, я не навязываю его тебе. Если не хочешь, можешь не брать.

 Мне стало жаль Андрея, я не хотела его обижать, тем более что у меня действительно не было ни одного кольца. Поэтому я приняла его, надев на безымянный палец левой руки.

 - Отлично, - улыбнулась я, - размер подошел. Большое спасибо. Извини, что я не приготовила тебе подарок, хотя...

 Тут я вспомнила о том, что пару дней назад ходила с Ирой в магазин и приобрела валентинку. Быстро отыскав ее в сумке, я подала ее Андрею.

 - Здорово, - восхищенно сказал он и прикрепил ее к зеркалу. - Чтобы всегда помнить о тебе.

 Тогда мне хотелось рассказать ему о том, что я узнала, но у меня не было доказательств, и я решила пока молчать.

 Мы быстро доехали до школы и сразу вошли в актовый зал, где нас уже ждала Ира, которая заняла места на первом ряду, чтобы мы могли хорошо видеть ее выступление. Внешний вид Иры мне напомнил Олесю. Они были очень похожи, а тогда она надела вечернее платье своей сестры и сделала ее любимую прическу. Рядом с ней, я будто вернулась в прошлое.

 - Через пять минут начнется концерт, - сообщила Ира, провожая нас до занятых мест. - Сними меня, - она подала мне карманную камеру.

 - Хорошо, - согласилась я. - А где твой интернет-знакомый?

 - Он вышел минуту назад, - сказала она. - Это его место, - Ира указала на сиденье, соседнее с моим. - Все, я побежала.

 Начался концерт, который был довольно интересным и зажигательным. Сначала две девушки исполнили танец, а потом на сцену вышла Ира. Андрей решил сам заняться съемкой ее выступления и взял у меня камеру, чтобы я могла свободно наслаждаться концертом. Ира запела песню Мики Ньютон из фильма "Кадетство" под названием "Белые лошади".

 - Уже одиннадцать ноль одна, - запела она плавно и красиво. Послышались громкие аплодисменты и выкрики из зала, но Ира не сбилась и продолжила, - И я иду из вечерней школы, а ночь таинственна и темна, и ей не спится от рок-н-ролла...

 Я слушала Иру с огромным удовольствием. Она пела очень звонко и талантливо, плавно двигалась по сцене, а позади нее танцевали две пары молодых людей. Казалось, что шел самый настоящий большой концерт. Внезапно на соседнее место уселся парень в черном костюме без галстука. Я сразу взглянула на него и удивленно прошептала:

 - Ты?

 - Привет, - улыбнулся он, сверкнув своими черными глазами.

 Я не могла подобрать подходящих слов, чтобы выразить свое негодование. Всего пару часов назад я раскрыла для себя шокирующую тайну, которая сейчас возникла передо мной в материальном отношении.

 - Это место занято, - сквозь зубы произнесла я.

 - Для меня, - спокойно ответил Крис и стал следить за Ирой.

 Я отстранилась от него и приблизилась к Андрею, который решил, что я проявляю к нему какую-то симпатию, и приобнял меня свободной рукой за плечи.

 - Меня назвали ни в честь нее, но лишь она по ночам мне снится, - продолжала петь Ира, - Пусть кто-то третий о нас поет, а мы опять улетим как птицы. Над этим городом, над этой площадью черные вороны...

 Я сразу вспомнила банду Георгия Третьякова. Странно, но мне "черные вороны" показались сигналом, знаком, указателем. Невольно я смотрела на рядом сидящего Криса и пыталась успокоить себя, думая, что он не может быть Кристианом. Я даже не заметила, как Ира перестала петь. После громких аплодисментов ей вручили букет цветов, и она спустилась к нам в зал, но сразу удалилась куда-то с Крисом. Тогда я поняла, что он и есть тот парень, с которым она познакомилась в социальных сетях. Выступления других артистов меня уже вообще не интересовали. С трудом дождавшись пока закончится концерт и начнется дискотека, я сразу отправилась с Андреем танцевать. Но это продолжалось недолго, потому что вернулись Ира и Крис. Я бросила пренебрежительный взгляд на парня и заметила, что он пристально смотрит на меня. Потом Ира попросила меня их сфотографировать, но то, что произошло дальше, едва не сбило меня с ног.

 - Могу я пригласить твою девушку на один танец? - поинтересовался Крис у Андрея.

 - Если она не против, я разрешаю, - улыбнулся Андрей, довольный тем, что меня назвали его девушкой.

 А Ира наоборот даже сменила улыбку на злобное выражение лица. Я решила, что она приревновала, но пыталась не подавать виду и сразу потянула танцевать Андрея. Мне ничего не оставалось, как согласиться на предложение Криса. Он взял меня за руку и потянул в танцующую толпу. Его рука была такой теплой и нежной, что мне казалось, будто таких прикосновений нет больше ни у кого в мире. Зазвучала медленная музыка, и он обнял меня за талию. Я медленно и неуверенно положила свои руки на его плечи, и мы стали двигаться в ритм музыки. Он, молча, смотрел мне в глаза, которые  я пыталась отвести в сторону. А он притягивал меня все ближе, и вскоре я чувствовала его учащенное дыхание. А через мгновенье ритм музыки стал быстрее. А уже спустя несколько секунд стал совсем быстрым, и мы задвигались как профессионалы. Крис крепко держал меня за руку, я то отдалялась, то снова приближалась. Он быстро реагировал на мои повороты, успевал ухватить меня за талию, приподнять или наоборот помочь наклониться назад. Мы даже не заметили, как все окружающие уже не танцевали, а просто смотрели за нашим танцем, освободив для нас площадку. Это танец завораживал нас обоих, казалось, что мы пытались выплеснуть всю накопившуюся энергию, освободиться от тяжелых душевных грузов. Музыка прервалась, когда я оказалась в объятиях парня и пристально смотрела в его глаза. Нам аплодировали гораздо громче, чем даже отличному выступлению Иры. Но мы не реагировали на эти звуки, а продолжали смотреть в глаза друг другу, тяжело дыша.

 - Где ты научилась так хорошо танцевать? - прошептал он.

 - Последние полтора года я много тренировалась, чтобы быстрее залечить покалеченное колено, - ответила я. - А ты?

 - Тренировался, чтобы залечить покалеченное сердце.

 После этих слов, я почувствовала, как Андрей тянет меня за руку.

Глава 8

 15 февраля 2007 года. Четверг.

 Едва луч утреннего солнца коснулся моего лица, я проснулась и отправилась в душ. Я включила горячую воду, чтобы ванная наполнилась паром, и стала снимать халат. Я была еще сонной, разум был затуманен, но я отлично помнила вчерашний вечер и Криса.

 Я вошла в ванну и одним движением руки вытерла зеркало от пара. Мое отражение было бледным и унылым. У меня будто отняли всю жизненную энергию. Я встала под душ и стала отмываться от чего-то грязного, порочного, чувствуя себя смертной грешницей. А Крис со своими яркими глазами не выходил у меня из головы. Я оперлась ладонями о стену и заплакала, не понимая, слезы капают в ванну или вода. Я медленно опустилась вниз и обхватила колени руками. Я не понимала, почему плачу. Может, потому что еще не оплакала свою подругу? Или потому что мне понравился этот Крис, хотя и подозреваю, что это Кристиан? И тут я вспомнила про вчерашнее фото, которое меня просила сделать Ира.

 Я поспешила в свою комнату, чтобы как можно скорее загрузить в компьютер фото Криса из своего цифрового фотоаппарата. Потом принялась сравнивать два снимка. Разумеется, сразу выдались глаза, какие я видела лишь у Иланы. Я увеличила обе фотографии и стала внимательно изучать черты лица. Брови, нос, подбородок, овал лица - все было абсолютно одинаковым. Тогда я поняла, почему сразу не заметила этого сходства. Когда Кристиан был в банде Черных Воронов, у него были длинные волосы, ужасный наряд, множество пирсингов, которые и привлекали внимание окружающих. Убрав все это, он стал совсем другим для остальных, но не меня.

 - Господи, как ты красив, - прошептала я, не в силах оторвать своего взгляда от его отражения.

 Я быстро зашла на сайт пластической хирургии и нашла информацию о наращивании кожи на лице и теле. Медицина уже нашла способ скрывать недостатки - шрамы, порезы, прокалывания лица без шрамов от операций. А Фоер могли позволить своему сыну такую операцию.

 Теперь я не сомневалась в том, кто же все-таки повлиял на внезапную остановку следствия. Но для чего им было это нужно? Неужели Кристиан и есть убийца? И кого же еще он убил?

 Я отправилась в школу, даже не позавтракав, потому что торопилась рассказать обо всем Ире, которая, по моему мнению, находилась в опасности. Я сразу нашла ее в женском туалете, где она курила со своими одноклассницами.

 - Нужно поговорить! - воскликнула я, и девушки окинули меня испуганным взглядом. А через минуту уже разошлись, оставив нас с Ирой наедине.

 - Что случилось? - спокойно спросила она, затягивая в себя табачный дым.

 - Я должна кое-что рассказать тебе, - сказала я и кинула на подоконник оба снимка.

 - Вау! Ты сделала наше фото, - обрадовалась Ира. - А зачем тебе это... - она указала на вторую фотографию.

 - Сравни их. Крис - это Кристиан! И познакомился он с тобой не случайно!

 - Тебя глючит, - произнесла Ира и нервно закурила вторую сигарету.

 - Вглядись в эти глаза! - уже приказным тоном говорила я.

 - Чего ты роешься в нашей жизни? - уверенно спросила она. - Вчера танцевала с ним откровенно на глазах у всех, а сегодня ты его ненавидишь? Или хочешь, чтобы он достался тебе? Танюша, он мой. И мне плевать, кто он. Парень мне понравился, и я буду за него бороться.

 - Я тебя не узнаю, - произнесла я. - Неужели ты не хочешь разобраться в смерти своей сестры?

 - Я и без того живу в ее тени, - добавила она, взяла свой снимок и удалилась. Я поняла, что мои попытки открыть Ире глаза напрасны. От злости я подняла фото Кристиана и смяла его, выбросив потом в мусорный бачок.

 Как только закончились школьные занятия, я села на автобус и отправилась уже второй раз за эту неделю в Старый район города, где жила мать Георгия Третьякова. Сегодня этот район был уже более знакомым, чем вчера. Однако, нужный адрес я нашла с трудом. На темный низкий домик с просевшей от старости крышей мне указали случайные прохожие. Дом выглядел жутковато. Казалось, что в нем никто не живет. Я приоткрыла скрипящую калитку и остановилась в ожидании лая собаки. Но было тихо. Я меделенно приблизилась к первому окну и постучалась. Занавеска сразу дернулась, и из окна выглянула пожилая женщина в зеленом платке. Она долго смотрела на меня задумчивым взглядом, потом отправилась к двери. На маленьком крылечке появилась грустная женщина с потемневшей кожей лица и ввалившимися мутными глазами. Из под платка виднелись седые пряди волос, а из под куртки старенький халат. Она доброжелательно взглянула на меня и спросила:

 - Тебе кого, девочка?

 - Я ищу Евдокию Третьякову, - ответила я, надеясь, что старушка мне поможет.

 - Это я, - улыбнулась она. - Зови меня тетей Дусей, все так зовут.

 Я недоверчиво посмотрела на эту тетю Дусю, но все же ответила:

 - Ваш сын Георгий Третьяков был другом парня моей покойной подруги.

 - Входи в дом, - пригласила она.

 Я с удовольствием вошла, потому что надеялась, что хоть кто-то мне поможет в этом деле. Оказалось, что внутренняя обстановка дома в корне отличалась от его внешнего вида. В доме было чисто и тепло. Я сняла сапоги и куртку и прошла в небольшой уютный зал.

 - Вы живете одна? - поинтересовалась я.

 - Ага, - ответила женщина из кухни. - Присаживайся на диван, я пока чай приготовлю. Ты, наверное, со школы, проголодалась?

 - Немного, - не отрицала я.

 Пока тетя Дуся готовила стол для своей гостьи, я осматривала небольшой дом хозяйки. Стена над телевизором представляла собой некоторую фотогалерею. Здесь было множество фотографий в рамках. Некоторые школьные фото Георгия были мне знакомы, на них были и Димка с Вовкой. А большинство незнакомых привлекло мое внимание. Особенно фото с парнями из банды, на которых был и Кристиан. На одном снимке я увидела даже Илану. Видимо, это был пикник на природе. Затем я обратила внимание на книжный шкаф, в котором меня привлекла толстая книга с черным переплетом. Я осторожно вынула ее и взглянула на обложку.

 - Библия, - прочитала я. - Гоша увлекался религией? - спросила я у тети Дуси.

 - Нет, Библию ему подарил друг, - ответила она.

 - Кристиан, - догадалась я.

 - Да. Хороший парень был, - вздохнула женщина.

 - Был? - удивилась я.

 - Он же погиб с твоей подругой.

 - Возможно, - произнесла я и поставила книгу на место.

 - Идем пить чай, - позвала меня хозяйка.

 Я присела за стол и принялась жадными глотками пить свежий чай. Тетя Дуся смотрела за тем, как я обедаю с добротой и заботой. Видимо, у нее не часто бывают гости.

 - А зачем тебе информация о моем сыне? - спросила она, сделав глоток чая.

 - Я думала, что он знает что-нибудь о том пожаре, - ответила я.

 - Я помню, следователь допрашивал меня о нем. Но я не видела его после того.

 - Вы не знаете, почему он исчез?

 - Нет, - женщина вытерла слезу, покатившуюся по щеке. - Гоша был хорошим, добрым мальчиком. Обещал мне быть большим человеком. Чтобы вырастить сына в одиночку, потому что муж умер, когда Гоша был совсем маленьким, я работала на двух работах, недоедала, недосыпала.

 - А взамен он стал бандитом, - произнесла я.

 - Не нужно называть так моего сына, - тихо проговорила она. - Он зарабатывал честным трудом. А однажды к нему приехала милиция и обвинила его в поджоге какого-то сеновала. Я то знаю, что он не мог этого сделать! Он копил деньги на новый дом, чтобы убраться подальше из этого района, а отдал их за штраф! За то, чего не совершал. Потом он и решил заниматься не совсем законными делами. Группировка образовалась быстро, вскоре они начали разбираться с ворами и мошенниками, имея с этого процент. А когда среди них появился Кристиан, они будто помешались на деньгах. Он был богатым, мог позволить себе дорогие вещи, парни хотели ровняться с ним. Тогда они стали воровать. Гоша и Кристиан часто разбирались с ними из-за этого, но их было не остановить. Так эта безобидная группировка стала бандой.

 - Какой ужас, - прошептала я. - Раньше я не знала стольких подробностей о Черных Воронах. А что-нибудь об Олесе Беловой Вы знаете?

 - Я не была с ней знакома. Гоша говорил пару раз о ней и Кристиане. Первый раз, когда отец этой девушки запретил им встречаться. Помню, Гоша пришел домой расстроенным, переживал за друга. А потом, когда молодые люди пропали. Он понял, что они сбежали, потому что долгое время планировали, как это сделать.

 - И он нашел их? - продолжала спрашивать я.

 - Кристиан объявился сам. Он приехал рано утром, и они о чем-то долго говорили на улице. Потом Гоша уехал с другом на его мотоцикле. И больше я его не видела. Правда, мотоцикл моего сына пропал сразу на следующий же день.

 После этих слов я поняла, что с Олесей в том доме погиб именно Георгий Третьяков. И на похоронах я видела не его, а Кристиана, который скрывал свое лицо.

 На улице уже стояли сумерки, когда я попрощалась с женщиной и отправилась на остановку, включив карманный фонарик. Мне хотелось как можно скорее убраться из этого района, потому что на улице уже встречались только пьяные. Я подошла к остановке, где стояла компания парней, и стала ждать автобус. Здесь не было освещения, все фонари на столбах давно сломали, поэтому я продолжала держать фонарик включенным. Парни пили спиртное из одного разового стакана, передаваемого друг другу в порядке очереди, и громко смеялись. Я надеялась, что они не обратят на меня внимания, но ошиблась, у них были очень низкие намерения. Увидев меня, одиноко стоящую, они стали переговариваться о планах на счет меня, стали спорить о том, кто подойдет ко мне с низменными предложениями. Я очень испугалась и стала мысленно молиться, но автобус не подъезжал. Вдруг один парень обернулся и посмотрел на меня своими пьяными похотливыми глазами. Он намеревался подойти ко мне, я шагнула назад и решила бежать. Но куда? Район очень опасен, и спрятаться здесь было негде. Парень направился в мою сторону, и у меня зазвонил сотовый телефон. Он замедлил шаг, но не остановился. Наверняка, уже подумывал о том, чтобы забрать мой телефон. Я быстро взяла трубку и услышала голос Андрея.

 - Таня, где ты? Я хотел пригласить тебя в кино, - заговорил он.

 - Андрей, ты можешь приехать за мной в...

 Я старалась говорить как можно громче, чтобы пьяная компания слышала, что за мной должны приехать. Однако так и не договорила.

 - Куда? - спрашивал он.

 В этот момент около меня остановился черный автомобиль, который я видела вчера у дома Фоеров, и из него вышел Крис. При его появлении парень, приближавшийся ко мне, остановился и вернулся к своим друзьям. Я понимала, что ждать автобус рядом с этими пьяными парнями было опасно, и была согласна на компанию Криса.

 - Все в порядке, - добавила я Андрею, - позже созвонимся.

 Крис стоял у открытой двери водительского сидения и молча, смотрел на меня. Некоторое время я думала о создавшейся ситуации, потом решила, что как бы опасен он не был, эти отморозки в любом случае не лучше него. Поэтому я выключила свой фонарик и приблизилась к нему.

 - Что ты делаешь здесь в столь поздний час? – спросил Крис у меня.

 - Спросила бы тебя о том же, - ответила я.

 Но он лишь засмеялся и приоткрыл для меня дверь. Усевшись в эту шикарную машину, я сразу почувствовала тепло и аромат одеколона парня, которым пропитался весь салон. Он сел за руль и включил музыку.

 - Удобно? – поинтересовался он и приблизился ко мне на слишком близкое расстояние.

 - Да, - задержав дыхание, произнесла я.

 Он взглянул на меня и улыбнулся, потом закинул свою руку за мое плечо. Я была уверена, что он хочет меня поцеловать, но ошиблась. Он лишь вытянул из ячейки ремень безопасности и пристегнул меня. Вскоре мы выехали из этого района, и я немного успокоилась.

 - Ты боишься меня, - внезапно произнес Крис.

 - С чего ты взял? – пытаясь не выдать свой истинный страх, спросила я.

 - Всего пару дней назад ты была очень общительной со мной, а сейчас стала такой молчаливой.

 - Я волнуюсь за чувства Иры, она очень ревнива. Не хочу, чтобы она подумала, будто я пытаюсь отбить у нее парня.

 - Чувства? – засмеялся парень и остановил машину у заправочной станции. – Подожди минутку.

 Он вышел и направился к кассе, а я стала быстро осматривать салон автомобиля. Я заглянула в бардачок, под сидения, но ничего не нашла, пока не наткнулась на маленькое фото, торчащее из-за панели над сиденьем водителя. Я достала этот снимок и увидела на нем изображение Иланы. Я выглянула в окно, Крис уже возвращался. Я вложила фото на место и снова уселась в свободном положении. Главное, что я нашла доказательства. Крис – это Кристиан! Мне хотелось наброситься на него с расспросами, но я не могла этого сделать. Вдруг он действительно убийца, тогда я могла подвергнуть себя опасности. «Буду продолжать строить из себя дурочку» - решила я.

 Когда Крис вернулся и снова завел машину, он спросил у меня:

 - Вы помолвлены?

 - С Андреем? – удивилась я. – Нет. А почему ты спрашиваешь?

 В ответ Крис лишь улыбнулся.

 Он очень быстро доставил меня до дома. Остановившись около моего подъезда, он внезапно спросил:

 - Чем ты занимаешься завтра после школы?

 - Ничем, - автоматически ответила я.

 - Тогда я заеду за тобой? Хочется ближе с тобой познакомиться.

 Эти слова ввели меня в затруднительное положение. Я не знала, соглашаться на это предложение или нет, во всяком случае, если бы он хотел причинить мне вред, то сделал бы это и сейчас, ночью. Немного подумав, я все же согласилась, потому что хотела проследить за игрой Кристиана дальше.

 Когда я собралась выходить из машины, он задержал меня за руку и сказал:

 - Доверься мне.

 - Спокойной ночи, - ответила я и вышла.

 Он сразу уехал, а я направилась к подъезду, у которого стояла темная фигура с зажженной сигаретой. Я приблизилась и узнала Иру. По вечерам она всегда курила в нашем подъезде, чтобы не видел дядя Сергей. Она стояла в голубом пуховике, принадлежавшем когда-то Олесе, и без шапки, закинув лишь на свою светловолосую голову капюшон. В свободной от сигареты руке она держала живую красную розу и грустно на нее смотрела.

 - Что это значит? – сквозь зубы спросила она, когда я подошла.

 Я остановилась и решительно ответила:

 - Расследование.

 - За моей спиной ты встречаешься с моим парнем и списываешь все на какое-то глупое расследование? – грубо засмеялась она.

 - Вместо своих ревнушек лучше помогла бы мне найти убийцу своей сестры! – воскликнула я.

 - Я хотела подарить тебе эту розу в знак нашей дружбы и извиниться за сегодняшнее. Но ты разрушила все. Ты дура, Таня! – сказала она, бросила на снег цветок и направилась к себе домой. – Тебе мерещатся мертвецы и маньяки.

 - Пусть так, - прошептала я и стала подниматься домой.

Глава 9

 16 февраля 2007 года. Пятница.

 Рано утром меня разбудил телефонный звонок от Андрея. Он был очень взволнован и говорил торопливо. Еще не отойдя ото сна, я едва разбирала его слова.

 - Таня, ты должна меня выручить, - говорил он. – У нас сегодня соревнования по волейболу. Команды сборные, участвуют девушки от 15-ти до 18-ти лет. Как назло, одна из наших игроков вчера поскользнулась и вывихнула ногу. Нам некем ее заменить. Я понимаю, что твое колено не даст тебе возможности играть, как раньше, но ты могла бы быть среди нас просто для численности, иначе нас не допустят до игры.

 - Андрей, я могу играть в полную меру, - произнесла я сонным голосом. – Но из-за этого я должна буду прогулять два последних урока в школе.

 - Раньше ты прогуливала целые дни ради игры, - вспомнил он. – Ведь ты давно не играла, неужели не соскучилась по этому адреналину?

 Понемногу я стала просыпаться и воспринимать слова друга трезво. Я понимала, что учителя сейчас настроены ко мне дружелюбно, и могли бы отпустить меня с последних уроков, поэтому все-таки согласилась.

 Радости Андрея не было предела. Он был готов расцеловать меня прямо через телефон. А я стала быстро собираться в школу.

 Я не ошиблась на счет учителей, они действительно позволили мне уйти на игру. Я совсем забыла о том, что должна была встретиться с Крисом после школы. Все мои мысли были заняты только предстоящими соревнованиями. Я очень соскучилась по ним, и мне сильно  хотелось поиграть.

 В спортзале я появилась вовремя. На трибунах уже было полно народу - зрителей, болельщиков. Увидев все эти разрисованные лица, плакаты, флаги, я немного заволновалась. Заметив это, Андрей стал успокаивать меня.

 - Вспомни, как ты любила все эти крики поддержки, - говорил он. – Как тебе нравилось выигрывать назло болельщикам соперников. Раньше это было стимулом для тебя.

 - Ты прав, - произнесла я. – Это было раньше, - я взяла свою спортивку и отправилась в раздевалку, чтобы переодеться, мысленно вспоминая все правила игры. – Уж мячом управлять я умею, - поддерживала я саму себя.

 Когда я была готова, Андрей быстро познакомил меня с командой из пяти девушек. К счастью, все игроки приняли меня дружелюбно. Возможно, я не внушала им доверия, потому что не тренировалась с ними, но они не подали виду. Вообще то, я и сама не была уверена в своих силах, и настраивала себя на позитив только ради Андрея.

 – Ваша цель, - говорил нам Андрей уже перед выходом, - направить мяч над сеткой, чтобы он коснулся площадки соперника, и предотвратить такую же попытку соперника. Ну все, вперед!

 Одна за другой мы стали выбегать на поле. Оказалось, что у этой команды немало болельщиков. Все они громко засвистели и закричали при нашем появлении, стали поднимать плакаты и лозунги с поддерживающими словами. Мы быстро заняли свои места, и я снова разволновалась. Пока на поле выходили соперники, я тихо повторяла:

 - Мяч может касаться любой части тела, он должен быть ударен, а не схвачен или брошен.

 Послышался свисток, и игра началась. Первая подача совершалась командой соперника, и они сразу заработали очко.

 Я заволновалась еще больше, потому что не могла успевать реагировать на полет мяча. Все болельщики только кричали «Фу!», когда возле меня один за другим звучали удары отскочившего от пола мяча. Когда соперники поняли, что в нашей команде я была самым слабым игроком, они стали направлять мяч только в мою сторону. А девушки из моей команды уже даже не смотрели в мою сторону, они разочаровались в словах Андрея о моей физической подготовке и поняли, что мы проиграем. Мы только менялись зонами, так ни разу не совершив ни одной подачи. Я понимала, что стою посреди поля, как посмешище. Никогда еще я не чувствовала себя так, как будто нахожусь «не в своей тарелке». А ведь я выросла в спортзале! Андрей уже просто сел на скамью, опустил голову на руки и готовился к поражению, как среди наших болельщиков я заметила знакомое лицо. На трибуне появился Крис. Посмотрев на меня, он улыбнулся и подмигнул мне, отчего я почувствовала себя еще более глупо. Я сразу вспомнила о намеченной с ним встрече. Видимо, узнав в школе, что я в спортзале, он пришел посмотреть на игру, а я стою здесь, как истукан. Мне стало совсем не по себе, хотелось бросить весь этот позор и убежать подальше от этих лиц, которые все еще надеются, что я начну играть. Подумав о том, как меня будут обсмеивать, если мы проиграем, что со мной никогда не случалось, и о том, как пострадает репутация Андрея, как тренера, я набралась смелости и выдохнула. Мяч уже летел в мою сторону. Я сконцентрировала все свое внимание на нем, подпрыгнула и ударила по нему всей силой. Соперники, которые уже давно расслабились и не ожидали моей ответной реакции, даже не успели понять, что произошло, как мяч ударился о пол на их территории.

 Пару секунд в зале стояла тишина, а потом наши болельщики стали кричать на весь зал, аплодировать и свистеть. А девчонки с моей команды захлопали в ладоши и стали меня хвалить. Андрей подскочил с места, когда увидел начало моей игры. А Крис лишь снова улыбнулся и кивнул.

 Следующая подача была моей, и она тоже не прошла бесследно. Наша команда стала зарабатывать очки с еще большей скоростью, чем это делали соперники, и вскоре наш счет сровнялся. Я играла с большим азартом, понимая, что снова являюсь лучшей. Болельщики на трибунах уже кричали только мое имя, а не название команды. А соперники уже приготовились к поражению, что вскоре и произошло. Мы выиграли! Я выиграла! Девчонки принялись меня обнимать, когда судья объявил победителя. Они утверждали, что такой игры у них не было еще никогда. Спрашивали, почему я не начала играть так сразу, чего я ждала? Но я и сама не могла ответить на этот вопрос, возможно, потому что не хотела признавать, что азарт овладел мною, когда появился Крис.

 Сквозь толпу болельщиков, я пробиралась в раздевалку, чтобы принять душ и переодеться. По пути Андрей успел меня крепко обнять и поблагодарить. А следом я наткнулась на Криса. Он появился на моем пути внезапно, и так же внезапно схватил меня за талию, притянул к себе и поцеловал. Этот поцелуй, такой же неожиданный, какой я получила несколько дней назад от Андрея, был мне до головокружения приятен. Сама того не заметив, я стала отвечать ему взаимностью, обнимая его за плечи, обвивая руками его шею. Я чувствовала, как он прижимает меня к себе все сильнее и крепче, а его поцелуй становится все более жадным и ненасытным. После адреналина, полученного с победой в игре, поцелуй с Крисом был как расслабляющий массаж. Я забыла обо всем на свете, наслаждаясь этими минутами, пока девчонки не схватили меня за руки.

 - Хватит целоваться! – закричали они. – Еще весь вечер впереди, успеете! Примем душ и поедем в кафе праздновать! Там и нацелуетесь!

 Крис с трудом отпустил меня, успев произнести:

 - Я буду ждать тебя.

 Только после того, как я помылась, обернулась в полотенце и присела, чтобы отдохнуть, я вспомнила о том, что узнала о нем. То, что он и есть Кристиан, не оставляло сомнений. Я видела его машину, въезжающую во двор Фоеров, фотографию Иланы в салоне автомобиля, и это лицо… его не изменила никакая хирургия. Мне бы следовало обратиться с этим в прокуратуру или хотя бы поговорить об этом с ним, но я вела себя как глупышка, которая знает об опасности, но все равно «лезет на рожон».

 Когда мы с девчонками вышли из раздевалки, спортзал уже пустовал, нас ждал только расстроенный чем-то Андрей. Я поняла, почему он так погрустнел. Разумеется, он видел наш поцелуй, а ведь я дала ему шанс. Я позволила ему ухаживать за мной, и обманула его надежды. Мне стало неприятно от той, мысли, что я причинила ему боль, поэтому первым делом я подошла к нему и сказала:

 - Я понимаю, что некрасиво получилось…

 - Да уж… неприятная ситуация, - произнес он, медленно идя за смеющимися девушками к выходу.

 - Думаю, что я не должна была принимать это, - я сняла с пальца подаренное им кольцо и подала его Андрею.

 - Да, пожалуй, - кивнул он и положил его в карман. – Унесу обратно в магазин.

 - Извини, - наконец сказала я.

 - Ничего, не волнуйся, - улыбнулся он. – Я не обижаюсь. Не могу же я заставить тебя полюбить. Если тебе нравится он, то я только рад за вас. Вы хорошо смотритесь вместе.

 - Андрей, - обратилась я, - все не так, как ты думаешь. Все очень сложно. Я сама ничего не понимаю.

 - Почему то мне кажется его лицо знакомым, - внезапно сказал он и остановился. – Кажется, что я где-то его видел. Хотя, наверное, просто с кем-то путаю, - Андрей махнул рукой и зашагал к дверям.

 Мы вышли на улицу вместе. И я сразу остановилась, увидев падающие с неба огромного размера снежинки. При свете фонарей они переливались различными цветами и хлопьями падали на землю. На улице было по-февральски тепло и тихо. А бесшумно летящий снег только придавал вечеру зимнюю романтику.

 Когда Андрей усадил в свою машину трех девушек, оставшиеся двое сели в машину Криса. Из открытой двери я слышала, как девчонки восхищались шикарным салоном. Говорили, что он еще круче, чем у Андрея. Только я не торопилась занять свое место, наслаждаясь красотой природы, пока Крис меня не позвал.

 - Я не уеду без тебя, - произнес он, ожидая меня у своего автомобиля.

 - Тогда давай останемся здесь, - предложила я, медленно приближаясь к нему.

 - Завезем твоих подруг в кафе и уедем на край света, - прошептал Крис мне на ухо.

 Эти слова прошли по моему телу электрическим разрядом. «Однажды ты уже увез Олесю на край света» - подумала я, но в ответ лишь улыбнулась.

 Через четверть часа мы уже были в кафе тети Веры, которая встретила меня крепкими объятиями. Она очень скучала по мне, потому что моя помощь в кафе никогда не была лишней. Я попросила Криса подождать меня в машине, а сама прошла с тетей на кухню. Та не понимала, для чего я зову ее в самый дальний угол, пока я не объяснила причину.

 - Тетя Вера, мне очень нужна твоя помощь, - тихо произнесла я, чтобы повар и официантка меня не услышали. – Мне нужен твой пистолет, – попросила я, зная, что он у нее есть. Она давно приобрела лицензию и оружие, потому что вести бизнес одной было очень опасно.

 - Ты что? – в ужасе прошептала женщина. – С ума сошла? Я всегда помогала тебе в твоих разборках, подозревала, что ты когда-нибудь попросишь его у меня, но думала, что ты поумнела.

 - Если ты не хочешь, чтобы завтра нашли труп твоей племянницы, помоги мне, - упрашивала я.

 - Зачем он тебе? – спросила она.

 - Не для убийства, для самообороны, - пояснила я.

 - Ты меня до инфаркта доведешь, - проворчала тетя Вера и направилась в свой кабинет.

 Я поплелась за ней. Она открыла свой сейф, достала из него коробочку и поставила на стол. Потом немного молча подумала и все-таки открыла эту коробку. Я увидела маленький пистолет.

 - Отлично, - улыбнулась я, взяв его в руки.

 - В нем один патрон, - сообщила мне тетя Вера. – Думаю, для самообороны хватит. Не понимаю, от кого ты собралась защищаться?

 - Позже я тебе все объясню, - сказала я, поцеловала ее в щеку и вложила оружие в сумку.

 Девчонки уже заказали напитки, когда я появилась у их столика. Пожелав им хорошо провести время, я направилась к выходу. Андрей даже не попрощался со мной, сделав вид, что не заметил меня. Я поняла, что ему было очень обидно, и не стала лишний раз его тревожить.

 Крис ждал меня, как я и просила, ни о чем не догадываясь. Он играл в свою игру, я играла в свою. Не думая о том, кто победит, все же я хотела быть с ним. Возможно, что Олесю он тоже очаровал именно так. Мне хотелось ошибаться на его счет, но все улики были против него. И не смотря на то, что для меня он был маньяком, он был моим любимым маньяком.

 Вскоре мы выехали за город и остановились на мосту. На том самом мосту, где я разглядела его глаза… и возможно, там же влюбилась в них.

 Как только мы остановились, Крис вышел из машины и подошел к перилам. Я последовала за ним. Он просто стоял и вглядывался вдаль на замерзшую реку. Какое-то время мы молчали, потом он наконец произнес:

 - Если бы время можно было обратить вспять, ты бы хотела что-то изменить в своей жизни?

 - Да, - тихо ответила я.

 - У меня были совсем другие планы, когда я ехал в этот город, - сказал Крис и достал из внутреннего кармана куртки золотое колечко. – Я не хотел влюбляться, но не смог приказать сердцу, - после этих слов он размахнулся и бросил кольцо как можно дальше.

 - Я тебя не понимаю, - прошептала я в недоумении. – Ты хотел жениться на Ире?

 - Нет, - усмехнулся он, - между нами ничего нет, и не могло быть. Просто мы случайно познакомились в социальных сетях, я сообщил ей, что собираюсь приехать в Лесогорск, она пригласила меня на праздник. Так что мы виделись лишь один раз по-дружески.

 - И пропали на целых полчаса после ее выступления, - заметила я.

 - Мы смотрели, как Андрей снял ее номер на камеру, потом немного пообщались. А когда я увидел, как ты танцуешь, не смог оторвать своих глаз от тебя, - Крис взял меня за руку и приблизился. – Теперь ты смысл моей жизни, и я не хочу его потерять.

 - Уверена, что то же самое ты говорил той, которой предназначалось кольцо, - недоверчиво добавила я.

 - Я развею эту уверенность, - улыбнулся он и стал меня целовать.

 Весь оставшийся вечер мы мало говорили, либо целовались, либо просто молча смотрели друг другу в глаза. Я чувствовала, что он хочет мне что-то сказать, но не может решиться. В ответ я тоже не могла решиться, рассказать ему, что знаю всю правду. Может быть, мы молчали, потому что не хотели разрушить те счастливые мгновения, проведенные вместе.

 Он подвез меня к дому около десяти вечера, когда снова поцеловал и пожелал спокойной ночи. Я дождалась, пока его машина скроется за поворотом, и направилась к подъезду, у которого снова стояла Ира. На этот раз она ничего мне не сказала, хотя я была уверена, что она видела наш поцелуй, но лишь ухмыльнулась и пошла домой.

Глава 10

 17 февраля 2007 года. Суббота.

 Я проснулась в шесть часов утра и сразу встретилась на кухне с папой, который специально встал в свой выходной пораньше, чтобы поговорить со мной. Приготовив свежий кофе, он усадил меня напротив себя за стол и начал говорить спокойно, но строго.

 - Мне не нравится твое поведение, - сказал он. – Ты вернулась всего неделю назад, и всю эту неделю я тебя не видел дома. Утром ты уходишь в школу, потом неизвестно где пропадаешь, возвращаешься домой поздним вечером, и никаких объяснений по этому поводу я от тебя не слышу.

 - Папа, - замешкалась я. – Со мной все в порядке. Просто сейчас у меня очень сложный период в жизни.

 - Я ни в коем случае не хочу вмешиваться в твою личную жизнь, тебе уже восемнадцать, - продолжал он. – Но, как отец, я волнуюсь за свою красавицу-дочь. К тому же, ты совсем не проводишь время с семьей. А еще до нас дошли слухи, что вечерами тебя подвозит к дому какой-то незнакомый молодой человек. Что ты на это скажешь?

 - Это мой, - я не могла подобрать подходящих слов, - он… мой знакомый. Но откуда ты узнал? – удивилась я.

 - Неважно, - произнес отец, развернув газету.

 - Ира? – предположила я, - Конечно она.

 - На сегодня я запланировал семейный отдых, - сообщил он мне, будто не слыша моих слов. – Пригласил Володю и Андрея на лыжные катания в горах. Так что мы заедем за тобой в школу.

 - Но, - едва успела я произнести, как папа перебил меня.

 - А твой подозрительный друг с нами не поедет, - он сказал, как отрезал. Я даже не нашлась, что сказать в ответ.

 Конечно, провести выходной с семьей мне очень хотелось. Но я представила на этом отдыхе Вовку и Димку, которые нисколько не взрослеют, Андрея, который обижен на меня за вчерашнее, и мне сразу расхотелось на лыжные катания. Мои родители уважают Андрея, всегда говорят о нем с трепетом. Я уверена, что они даже хотят, чтобы в дальнейшем мы поженились, чего когда-то хотел дядя Сергей. Но я давно разлюбила Андрея, а теперь хотела бы вообще избегать встреч с ним.

 Когда последний школьный урок подходил к концу, мне позвонил папа и сказал, что они выезжают. Нисколько не обрадовавшись этому, я все-таки настраивалась провести оставшийся день так, как того хотели родители. Странно, но как только я поговорила по телефону с папой, мне позвонил Крис.

 - Встретимся сегодня? – сразу спросил он.

 - Не получится, - тихо произнесла я, чтобы не мешать одноклассникам выполнять задание.

 - Получится, - ответил он. – Я уже жду тебя.

 Эти слова так обрадовали меня, что я стала собирать учебники в сумку, даже не дождавшись звонка. «Боже мой, что я творю?» - вертелось у меня в голове, когда Светлана Николаевна спустила на нос очки и спросила:

 - За тобой родители приехали? Твой папа предупредил меня, так что можешь идти.

 В ответ я лишь улыбнулась и, схватив сумку, направилась к выходу.

 Автомобиль Криса стоял около школьных ворот, на том самом месте, на котором стоял его мотоцикл в тот день, когда я видела Олесю в последний раз. Это будто врезалось в мою память, и я остановилась. Страх сковал меня, и я не могла решиться приблизиться к машине. Не понимая, почему я внезапно остановилась, Крис вышел из машины и удивленно спросил:

 - В чем дело?

 Я попятилась назад, видя перед собой только картинки из прошлого. Тот день всплывал передо мной частями. Сначала, как Олеся села на мотоцикл, потом, как она выходила из школы под руку с Кристианом, потом, как я столкнулась с ним в дверях. И эти глаза, улыбка, голос… Теперь они принадлежали мне, но слишком сильно они затуманили мой разум. Я была готова бежать с этим человеком на край света, при этом подозревая его в двойном убийстве. Я медленно возвращалась к школьному крыльцу, как услышала шум двигателя папиной машины. Я взглянула на дорогу и увидела, как автомобиль подъезжает к воротам. Я остановилась и стала растерянно смотреть то на одну машину, то на другую.

 - Идем, - воскликнул папа, выглянув из-за опущенного стекла.

 Я шагнула вперед и взглянула на расстроенного Криса. Он понял, что я собираюсь поехать с родителями, поэтому молча сел в машину и завел двигатель, как я осознала, что уже не могу без него. Быстро добежав до его автомобиля, я открыла дверь, запрыгнула на сиденье и воскликнула:

 - Поехали!

 Он лишь улыбнулся и тронулся с места. Я обернулась назад и увидела, как заругался папа. Я понимала, что по возвращении домой, получу от него выговор, а возможно, и наказание, но поступить по-другому не могла. Сердце тянуло меня к любимому.

 Вскоре мы уехали далеко от школы, после чего я облегченно вздохнула и откинулась на спинку сиденья. Я чувствовала себя уютно в этой машине. Одеколон Криса, музыка и тепло были для меня настоящим гипнозом. Но я не должна была расслабляться. Мне надоела эта ложь. Когда-то мы должны открыться друг другу, поэтому, набравшись храбрости, я заговорила.

 - Крис, - немного нервничая, обратилась я к нему, - я должна кое-что тебе сказать.

 - Говори, - спокойно произнес он.

 - Дело в том, что полтора года назад при загадочных обстоятельствах погибла моя лучшая подруга, и теперь я пытаюсь узнать правду о ее смерти.

 Услышав это, Крис не изменился в лице, но прибавил скорости. Это заставило меня испугаться. Я осторожно расстегнула сумку и сунула в нее руку, чтобы держать при себе оружие. Я заметила, что Крис стал гнать машину из города, и мое сердце затрепетало от страха.

 - И много ты уже узнала? – поинтересовался он с раздражением.

 - Достаточно, - произнесла я, сильнее сжав рукоятку пистолета.

 - А точнее? – продолжал он, набирая все больше скорости.

 - Долгое время я, как и все остальные, считала, что вместе с ней погиб ее друг… А сейчас я уверена, что этот самый друг безжалостно убил ее и скрылся, – уверенно сказала я и сразу добавила, - Не так ли, Кристиан?

 После этих слов он мгновенно нажал на тормоз и остановил машину. Потом взглянул на меня своими черными бездонными глазами и вышел из машины. Быстро обойдя ее, он открыл дверь с моей стороны, схватил меня обеими руками и вытащил на улицу. Я уже приготовилась к самому худшему, была уверена, что сейчас он убьет меня. Надеждой на спасение был только пистолет, который я не выпускала из руки, не заметно переложив его в карман пальто. Крис прижал меня к машине и закричал:

 - Я не убивал ее!

 - О, Боже, - прошептала я со слезами на глазах. – Я была права, ты Кристиан Фоер.

 - Ты думаешь, я не знал о твоем расследовании? – продолжал говорить он таким тоном, какого я не слышала от него никогда. – Я следил за тобой с того самого момента, как только ты побывала в прокуратуре! Неужели ты даже не задумывалась о том, как внезапно я появился рядом с тобой на том мосту?

 - Какой ужас, - шептала я. – Ты обвел меня вокруг пальца. Какая же я была дурочка, когда решила, что я тебе нравлюсь. Я нужна была тебе лишь для того, чтобы ты знал каждый мой шаг. Ты боишься, что тебя узнают, и тогда раскроется это преступление.

 - Которого я не совершал! – закричал он и отпустил меня, отойдя назад. – Я любил Олесю! Я бы никогда не посмел и пальцем тронуть ее. Черт! Ну почему даже ты мне не веришь?! – Крис отошел к капоту машины и сел на него, взявшись обеими руками за голову. - Правильно сказал Виктор Петрович, - произнес он, - бежать отсюда было самым лучшим для меня. Иначе меня посадили бы за решетку, а настоящий убийца ходил на свободе.

 - А как ты докажешь, что это не ты убил Олесю и Гошу? – спросила я.

 - В том то и дело, что никак! До тех пор, пока не найду убийцу и не заставлю его признаться!

 - Я не верю тебе, - тихо призналась я.

 - Жаль, - произнес Кристиан. – Мое отношение к тебе не было наигранным. Ты действительно разожгла во мне огонь, который погас после смерти Олеси. Я вновь сумел полюбить.

 - Это только слова, – продолжала говорить я с недоверием.

 - Если ты не веришь мне, тогда уходи, - грубо приказал он. – Можешь сразу идти в милицию и подавать на меня заявление.

 - А смысл? Твоя семья снова откупит тебя, как и тогда.

 - Виктор Петрович – двоюродный брат моей мамы, - произнес Кристиан. – Никто его не подкупал.

 - Что? – удивилась я и приблизилась к нему.

 Он смотрел на меня глазами, переполненными боли и отчаяния. Таким я его еще не видела. Я не могла понять, разыгрывает он меня или говорит правду, но что-то подсказывало мне выслушать его.

 - Он знал меня с рождения, - продолжил Кристиан. – И знал, что каким бы бандитом я не был, я не мог убить лучшего друга и любимую девушку. Это он уладил все с судмедэкспертизой, которая дала заключение, что останки Третьякова принадлежат мне. Он посоветовал мне «умереть» для всех на какое-то время, пока все не уляжется.

 Я не знала, что сказать Кристиану. Он был так подавлен, что я начинала ему верить. Я присела рядом с ним и сказала:

 - Расскажи все с начала.

 - Не думаю, что это интересная история, - тяжело вздохнул он и направился к водительскому месту.

 - Но я хочу знать правду! – воскликнула я. – Иначе, как мы докопаемся до истины?

 Кристиан недоверчиво посмотрел на меня и спросил:

 - Хочешь увидеть, как живет семейство Фоер?

 - Возможно, - пожала я плечами.

 - Тогда поехали ко мне. Там и поговорим.

 Не раздумывая, я вернулась обратно в машину, и мы отправились в Новомостовой район в особняк родителей Кристиана. На его автомобиле мы доехали быстро. Автоматизированные ворота сразу открылись, и мы оказались в широком дворе, посреди которого располагался большой фонтан, но был отключен на зимнее время. Мы объехали этот фонтан и остановились у парадного входа в огромный особняк. Едва я вышла из машины, как услышала лай собаки и обернулась. У ворот прыгала на цепи большая рыжая овчарка.

 - Идем, - пригласил меня Кристиан и взял за руку.

 Как только мы вошли в фойе, я почувствовала себя принцессой. Внутри дома все было как в замке из сказок. Дорогая мебель, серебряные подсвечники, огромные люстры, старинные статуэтки и вазы.

 Кристиан помог мне снять пальто и проводил меня в гостиную.

 - А твои родители? – поинтересовалась я. – Сестра?

 - Сегодня суббота, - улыбнулся он, подойдя к большому камину. – Проводят выходные в свое удовольствие. Семьей мы собираемся дома по воскресным вечерам.

 Я осторожно присела на мягкий диван и стала наблюдать за тем, как Кристиан разжигает камин. Потом он ушел на кухню и с кем-то там разговаривал, а вскоре вернулся и сказал:

 - Я попросил Марию приготовить нам ужин.

 - Мария – это кто? – с интересом спросила я.

 - Наша экономка, она же повар, уборщица и няня, - ответил он и присел рядом со мной. Дрова в камине затрещали, и от него стало веять расслабляющим теплом. – Мы любили друг друга, - вдруг начал рассказывать Кристиан свою печальную историю. – Даже когда ее отец запретил нам встречаться, мы общались тайно.  Спустя какое-то время нам в голову пришла мысль сбежать, но мой отец не одобрил этого. Сказал, что Фоер не трусы. А я его не послушал. Считал себя умнее, сильнее , влиятельнее. В тот день я заехал за ней в школу. Ты видела меня тогда, мы столкнулись в дверях.

 - Я помню это, - призналась я. – Я даже видела, как вы уезжали, пыталась вас остановить, но… неудачно… Из-за вас я повредила колено.

 Кристиан взглянул на меня виноватыми глазами, потом притянул к себе и нежно поцеловал.

 - Прости, - прошептал он и продолжил говорить, приобняв меня. – Мы решили снять деньги с моей карточки и уехать как можно дальше, как с этим возникли проблемы. Отец, будто чувствовал, что я собираюсь совершить побег, и заблокировал мой счет. Но останавливаться мы не хотели, а идти было некуда. Тогда Олеся сказала мне, что в лесу есть заброшенный домик лесника, в котором уже давно никто не живет. Туда мы и отправились. Прожив там два дня без электричества, газа и тепла, мы все равно были счастливы. За это время мне удалось связаться с Иланой, которая пообещала, что снимет для нас деньги со своего счета. День, когда случился пожар, начался обычно, без каких-либо намеков на трагедию. Я собирался на встречу с сестрой, но оставлять Олесю одну в лесу побоялся. Тогда решил отправить к ней Гошу. Друг согласился, не раздумывая. Когда я получил деньги и вернулся обратно, увидел настоящий кошмар. Еще вдалеке я услышал звук сирены пожарных машин, скорой помощи, милиции. К счастью, бандитская жизнь научила меня быть осторожнее в таких делах. Я не приближался к месту трагедии, наблюдал за всем происходящим издалека, надеясь, что все случилось не так, как я уже представил. Но когда из обгоревших руин вынесли два трупа, накрытых белыми простынями, я понял, что все кончено. Все, о чем я мечтал, сгорело в том пожаре. Разумеется, я сразу понял, что все улики укажут на меня, как на преступника. Тем более, что там находился именно мой мотоцикл. Белов сгноил бы меня в тюрьме, если бы узнал, что я остался жив. И даже деньги и связи моего отца не смогли бы помочь мне «отмазаться» от двойного убийства. Мне повезло, что я продолжал здраво мыслить, даже после того, как осознал гибель двух моих близких людей. Вечером того же дня я встретился с Виктором Петровичем и все ему рассказал. Как же он обрадовался, когда увидел, что я жив и здоров. Тогда он и придумал весь этот план, по которому я должен быть «похоронен». Он уладил все с экспертизой, уверил родителей в том, что я жив. Несколько дней я прожил у него, а потом отец достал для меня новые документы, и я уехал в Европу.

 - И вернулся сейчас, чтобы найти убийцу, - произнесла я.

 - Да, - вздохнул Кристиан.

 - Ты был на похоронах, - добавила я. – Но мы приняли тебя за Третьякова.

 - Мой бедный друг. Он погиб из-за меня, и даже похоронен под моим именем.

 - Когда мы найдем убийцу, мы обязательно все исправим, - я крепко обняла Кристиана.

 В этот вечер о той трагедии мы больше не говорили. Воспоминания и без того доставили нам много негативных эмоций. Мы поужинали, почитали стихи, сидя у камина, а потом Кристиан увез меня домой, где меня ждали родители. Но папа разговаривать со мной перед сном отказался, предупредив, что переносит этот разговор на утро.

Глава 11

 18 февраля 2007 года. Воскресенье.

 С самого утра меня начало мучить странное предчувствие чего-то неожиданного и плохого. К тому же мне позвонила Кудасова и сообщила, что ее муж кое-что вспомнил о том, что произошло тогда в лесу. Но на днях ему стало плохо с сердцем, и сейчас он лежит в больнице. Я убедилась, что мои родители еще спят, торопливо оделась и ушла из дома. Но едва я вышла из подъезда, как возле меня остановилась машина Андрея. Он опустил стекло и спросил, выглянув:

 - Тебя куда-нибудь довезти?

 - Как ты вовремя, - улыбнулась я и села в машину.

 Андрей вопросительно взглянул на меня и спросил:

 - Куда ты собралась так рано?

 - А почему ты не спишь, а рассекаешь улицы города на своей машине так рано? – поинтересовалась в ответ я.

 - Я кое-что вспомнил о твоем знакомом, - сообщил он. – И решил сразу рассказать тебе об этом. Этот Крис не тот, за кого себя выдает.

 - Я знаю, - произнесла я. – Он Кристиан Фоер.

 - Ты знаешь? - удивленно произнес Андрей.

 - Ему пришлось скрыться, иначе его заподозрили бы в убийстве Олеси и Гоши Третьякова. Сейчас он вернулся сюда, чтобы найти и наказать убийцу.

 - Так значит их все же убили, - прошептал Андрей и откинулся на спинку кресла.

 - Извини, что я сразу тебе об этом не сказала. Этот Виктор Петрович «запудрил» мне мозги, и я побоялась об этом говорить, - призналась я. – Но я уверена, что Кристиан не совершал этого преступления. Он любил Олесю, он даже жениться хотел на ней. У него даже кольцо было, которое он недавно выкинул.

 - Что? – переспросил Андрей и посмотрел на меня. – Какое кольцо? О чем ты говоришь? Я столкнулся с этим типом в ювелирном магазине 14-го февраля, когда покупал для тебя подарок. При мне он приобрел обручальное кольцо.

 - Ты, наверное, шутишь? – не могла я поверить его словам. – Неужели я так ошиблась в нем? Ведь он говорил так искренне.

 Все мои мысли смешались. Слова Андрея опустошили меня. Я почувствовала тошноту, как только поняла, что Кристиан обманул меня. Мне стало очень плохо, и на глаза накатились слезы.

 - Таня, он ублюдок, - добавил Андрей и завел машину. – Он маньяк, который хочет тебя влюбить в себя, а потом так же прикончить. Этот человек больной.

 - Господи, какой ужас, - заплакала я. Для меня было настоящим шоком узнать такую правду. Я не понимала, для чего ему нужно было убивать, хотя маньяки именно так и делают, - просто убивают.

 - Куда? – спросил Андрей.

 - В городскую больницу, - сквозь слезы пролепетала я.

 Как только мы приехали в больницу, я успокоилась, вытерла слезы, набралась храбрости и вошла внутрь. В коридорах было тихо и безлюдно, ведь было воскресенье. Только одна Кудасова сидела на скамейке и тихо плакала. Рядом с ней копошилась санитарка, которая мыла пол. От этого по всему коридору разнесся запах хлорки, резко приникающий в нос. Я задержала дыхание и приблизилась к женщине. Увидев меня, она заплакала сильнее.

 - Что случилось? – спросила я. Андрей в это время стоял за моей спиной.

 - У него сердечный приступ случился, - всхлипывая, ответила женщина. – А сегодня утром медсестра сказала, что к нему вчера приходил какой-то парень, после посещения которого ему стало хуже. У него взяли анализы и в крови обнаружили яд, - она снова разревелась. – Тот человек поставил ему какой-то укол. Вот зачем кому-то убивать моего мужа? Теперь он в реанимации.

 Я обернулась и взглянула на Андрея, он лишь кивнул и опустил глаза. Мы оба подумали на одного и того же человека.

 - Он убирает свидетелей, - тихо прошептал он, чтобы не услышала Кудасова.

 - Скажите, а что вспомнил Ваш муж? – задала я очередной вопрос.

 - В четверг мы ехали в автобусе и увидели девушку, которую он видел в тот день в лесу, - отвечала она. – Она бежала по тропинке, когда столкнулась с моим мужем. Она была чем-то напугана, ее одежда была в крови. Леша решил, что на нее напал зверь, но она вырвалась из его рук и убежала. А когда в автобусе он сказал ей, что узнал ее, она накинулась на него. Сказала, чтобы мы забыли все, и вообще будто мы обознались. Но мы уверены, что это была она. Такая красивая, светловолосая…

 - Ира, - в ужасе прошептала я и стала искать в сумке телефон. Быстро найдя среди мобильных фотографий фото Иры, я показала его женщине. – Она? – спросила я.

 - Да, точно она! – воскликнула Кудасова.

 Эта новость была очередным шоком для меня за одно утро. Я почувствовала головокружение и опустилась на скамейку. Андрей быстро принес нам по стакану воды, чтобы мы немного успокоились. Я не понимала причастности Иры к этому преступлению, пока Андрей не произнес:

 - Он запугал ее.

 - Кажется, я что-то вспомнила, – сказала я. – Перед самым побегом Олеси, они с Ирой помирились. Наверняка, она знала, где находится сестра. Неужели она тоже стала его жертвой?

 - Только ей удалось спастись, - добавил Андрей.

 - Она узнала в Крисе Кристиана, - догадалась я. – Только у нее были свои планы на его счет. Боюсь, что она хочет отомстить ему за сестру.

 Какое-то время все мы молчали, потом решили принимать меры. Что делать дальше, мы понятия не имели. Идти к Виктору Петровичу было бесполезно, оставалась милиция. Андрей предложил написать заявление на Кристиана и на следователя. Если бы этим делом занялся другой уполномоченный, то преступнику было не избежать наказания.

 - Пора действовать, - решительно сказал Андрей.

 - Я отправлюсь к Ире, - решила я. – Нужно предотвратить любое ее действие относительно этого мерзавца, - с болью в голосе сказала я, понимая, что до сих пор люблю Кристиана. – Пусть суд разбирается с ним.

 Андрей довез меня до соседнего подъезда моего дома, в котором жили Беловы, а сам направился в милицию.

 Я поднималась стремительно быстро, будто боялась опоздать, а было еще утро. Как только я нажала кнопку звонка, дверь открыла бабушка, которая сообщила, что Ира куда-то ушла. Она очень обрадовалась моему визиту и стала приглашать меня на чай, но мне было не до чаепития. Я вышла на улицу и позвонила Андрею, сказав, что Иры нет дома, потом заметила, что мои родители тоже куда-то уезжают.

 - Черт! – прошептала я. – Как назло!

 Я побежала домой, чтобы переодеться в более удобную одежду и снять с себя эти сапоги на высоком каблуке, которые только замедляли меня. Но едва я приблизилась к подъезду, меня кто-то схватил за руку. Я обернулась и увидела Кристиана.

 - Привет, - улыбнулся он.

 - Ты снова следил за мной, - предположила я, засовывая свою руку в карман, где лежал пистолет.

 - Нет, - спокойно ответил он. – Просто соскучился, - он стал приближаться. – Смотрю, твои родители уехали.

 - Не подходи! – закричала я и оттолкнула его. Потом мгновенно достала из кармана оружие и наставила на него.

 - Что с тобой?! – воскликнул Кристиан.

 - Я все знаю! – сквозь слезы сказала я. – Я знаю, что это ты убил Олесю и Гошу! Я так же знаю, что ты запугал Иру!

 - О чем ты?! – крикнул он и выбил из моих рук пистолет.

 Не растерявшись, я забежала в подъезд и стала подниматься к себе. Кристиан поднял со снега оружие и помчался за мной. Схватив меня на лестничной площадке второго этажа, он прижал меня своим телом к стене и зажал одной рукой мне рот, а второй наставил на меня пистолет.

 - Что ты знаешь? – тихо спросил он. – Я отпущу тебя, если ты не будешь кричать.

 Я положительно кивнула, и он расслабил руки.

 - Я знаю всю правду. И мне все равно убьешь ты меня теперь или нет, тебя уже ищет милиция, - с уверенностью заявила я.

 Кристиан снова зажал мне рот и потащил меня наверх. Он даже не боялся, что нас могут увидеть соседи. Я была уверена, что он действительно собирается меня убить, да еще в моем же доме, и уже мысленно прощалась с жизнью. «Как я могла поверить ему? – думала я. – Он же настоящий маньяк!»

 - Сейчас мы спокойно, - приказывал Кристиан, - войдем в твою квартиру. Без лишних движений.

 Трясущимися от страха руками я достала из кармана ключ и повернула его в замке. Послышался щелчок, после чего я быстро открыла дверь и вбежала в квартиру, закрывая ее сразу за собой. Но сила Кристиана намного превышала мою, и он с легкостью оттолкнул меня и вошел в квартиру. Я удивилась тому, что он оставил дверь открытой. Это означало только одно, он не будет тратить на меня много времени. Я была готова бороться за свою жизнь всеми силами, поэтому бросилась в гостиную, но и здесь не успела запереть дверь. Кристиан откинул пистолет на пол в коридоре и снял свою куртку.

 - Что ты собираешься делать? – в ужасе спросила я, решив, что он хочет меня изнасиловать.

 - Кажется, мы вчера все обсудили, - грубо заговорил он. – Что же произошло сегодня? – он приблизился ко мне и схватил меня за плечи.

 - Я ненавижу тебя, - прошептала я, закрыв глаза, потому что не могла устоять перед его взглядом.

 - Что за чушь ты несешь?! – закричал Кристиан и встряхнул меня.

 - Не делай вид, что ты ничего не понимаешь, - заплакала я. – Не мучай меня, убей сразу!

 В этот момент мы услышали, как хлопнула входная дверь, и кто-то повернул в замке ключ. Я надеялась, что это вернулись родители или Димка. По крайней мере, моя жизнь была спасена. Так я думала, пока в дверях гостиной не появилась Ира с оставленным в коридоре пистолетом. Она наставила его на нас и медленно прошла на середину комнату.

 - Это что? Шутка? – затаив дыхание, вымолвила я.

 На глазах Иры появились слезы, но она рассмеялась. И этот смех был таким наигранным и мерзким, что мне сразу стало понятно, что убийцей на самом деле была она. Кристиан закрыл меня своей спиной и повернулся к Ире.

 - Я догадывался, - произнес он.

 - Ты должен был быть только моим! – Внезапно воскликнула Ира. – Или не принадлежать никому!

 - Ира, успокойся, - продолжал говорить тихо и спокойно Кристиан. – Положи пистолет. Если ты нас убьешь, тебя посадят.

 - Мне уже нечего терять! Я убила Олесю, чтобы быть с тобой! Но теперь ты предпочел эту «святошу»! Так лучше ты не достанешься никому!

 - Ира, ты сумасшедшая, - произнесла я.

 - Да! – закричала она. – Это из-за любви к нему я с ума сошла! Ты думаешь, он все рассказал тебе о своей прошлой жизни? Не уверена, что обо мне он упомянул.

 - Что? – удивилась я.

 - Видимо, тебе не дано об этом узнать, - посмеялась она и снова наставила на нас оружие.

 В этот момент я пожалела, что попросила тетю Веру зарядить пистолет. Сейчас бы нам ничего не угрожало. Но один патрон в нем был, который мог в любой момент стать смертельным для Кристиана, который продолжал прикрывать меня.

 - Он не заряжен, - убедительным тоном сказала я.

 - Правда? – не верила Ира. – А я сейчас проверю…

 - Нет, стой! – воскликнул Кристиан. – Что ты выиграешь, убив нас? Тебя будут судить.

 - Меня до сих пор не осудили за двойное убийство, за покушение на Кудасова… Бедная медсестра. Даже не смогла отличить меня от парня. А всего-то требовалось надеть мужскую куртку, - снова засмеялась Ира. – Никто не подумает, что убийцей может быть хрупкая несовершеннолетняя девушка, до смерти напуганная гибелью своей любимой сестры. Что на счет вас? Таня разоблачила Кристиана в убийстве подруги, и он убил ее. А понимая, что теперь ему светит «небо в клеточку», застрелился сам. Здорово я придумала?

 - Тебе требуется помощь психиатра, - сквозь зубы произнес Кристиан.

 - Возможно, - всхлипнула она и стала приближаться.

 Кристиан не стал терять времени и кинулся вперед. Он схватил Иру за руку и поднял ее. Раздался выстрел, и с потолка посыпалась штукатурка. Потом Кристиан повалил преступницу на пол, и пистолет отлетел в сторону. Послышался дверной звонок, и я кинулась в коридор. Это приехал Андрей. Как только я открыла ему дверь, услышала звон разбивающейся о пол стеклянной вазы. Вместе с Андреем мы вбежали в гостиную и увидели, что Кристиан лежит на полу возле осколков с окровавленной головой. Ира торопливо открыла балкон, и порыв ледяного воздуха ворвался в комнату. Я наклонилась над стонущем от боли Кристианом и попыталась помочь ему приподняться, как Андрей закричал:

 - Что ты делаешь?!

 Ира быстро поднялась на поручни балкона и воскликнула:

 - Ненавижу вас! – с этими словами она бросилась вниз. Через пару секунд послышался глухой звук удара тела, распластавшегося об асфальт, и крики прохожих. А на поручнях балкона заколыхался на ветру зацепившийся шелковый шарф.

 Андрей кинулся на балкон и, перегнувшись через перила, произнес:

 - Все кончено.

Глава 12

 И снова 21 февраля 2007 года. Среда.

 Последние два дня были для меня очень тяжелыми. Самоубийство Иры, допросы следователя и прокурора отняли у меня все силы. Даже в школе меня донимали вопросами, типа:

 - Правда, что Фоер жив?

 - А кто убил Олесю? Неужели Ира?

 - Так главарь банды Третьяков погиб?

 - Ира бросилась с пятого этажа?

 Я старалась отвечать на все подобные вопросы кратко, но они продолжались весь день даже со стороны учителей. Это вообще выводило меня из себя. Мне казалось, что это никогда не кончится. Неужели взрослая жизнь именно такая?

 Еще пару дней назад я была обычной девушкой, а теперь стала «звездой», которой прохода не дают. Осознавая, что убийца, которого я искала, наказан, я все же не могла поверить, что это Ира. В этот день ее должны были хоронить, но ехать на похороны я отказалась. Возможно, я покажусь вам черствой, но в моем сердце не было жалости к ней. Я представила себе жизнь бабы Нины и дяди Сергея после того, как они потеряли всех родных, и возненавидела Иру еще больше.

 Два дня Кристиан пролежал в больнице. У него была большая рана на голове, откуда вытаскивали осколки. Он получил несколько швов и небольшое сотрясение. Врачи сказали, что с ним все будет в порядке. Он сразу рассказал мне о том, что связывало его с Ирой. Оказалось, что они познакомились еще задолго до Олеси и встречались какое-то время. Но Кристиан не выдержал ее характера, и они расстались. А когда он познакомился с Олесей и узнал, что они с Ирой сестры, она пообещала ему, что сделает все возможное, чтобы он был только ее парнем. Тогда он не придал значения ее словам, посчитал их подростковыми эмоциональными выкриками. Но ошибся.

 То, что произошло в лесничем доме, мы никогда не узнаем. Нам не дано знать, что пережили Олеся Белова и Георгий Третьяков перед смертью. Но нам удалось восстановить справедливость. На этот раз дело будет пересмотрено, и молодые люди будут считаться убитыми. На надгробии Кристиана Фоера теперь будет фотография его друга, который погиб, защищая любимую девушку своего лучшего друга. А самому Кристиану предстоит объясниться с Евдокией Третьяковой. А главное, что его ждет долгий и серьезный разговор с Беловым.

 Кудасова перевели из реанимации. Врачам удалось спасти ему жизнь. Доза яда, введенного ему Ирой, оказалась не смертельной.

 Папа не стал наказывать меня за непослушание, наоборот, он стал гордиться мной за то, что я, подвергая себя опасности, пыталась докопаться до истины. Но запретил мне впредь совершать такие поступки, зная, наверняка, что опасность – это «мой конек». Еще он много спрашивал о Кристиане. Ведь его прошлая репутация не внушала доверия, и папа беспокоился за меня. Но я убедила его, что он изменился.

 Вечером мы договорились встретиться с ним в кафе тети Веры, куда я пришла с небольшим опозданием, потому что долго слушала мамины наставления по поводу отношений с парнем. Когда же я пришла, на нашем столике уже стоял романтический ужин со свечами, заказанный Кристианом для меня. В кафе больше не было посетителей, и я поняла, что он выкупил его для нас. Едва я вошла, как он помог снять мне пальто и сесть за столик.

 - Таня, - обратился он ко мне, заметно нервничая, - я не знаю, как делать это красиво… Тем более, что ты еще учишься в школе, и можешь подумать, что я настаиваю. Я вовсе не хочу на тебя давить, лишь хочу, чтобы ты подумала.

 - Я тебя не понимаю, - начиная тоже нервничать, произнесла я.

 Он достал из кармана маленькую коробочку и открыл ее. Передо мной сверкнуло обручальное кольцо.

 - Ты согласна стать моей женой? – улыбнулся он.

 - Так вот то кольцо, которое ты покупал 14-го февраля, - облегченно выдохнула я.