/ Language: Русский / Genre:love_history, / Series: Шелковая трилогия

Шелк И Тени

Мэри Патни

Таинственный человек, звавший себя Перегрином, как буря ворвался в викторианский высший свет — и всю свою красоту, обаяние и магнетическую притягательность бросил к ногам чужой невесты — Сары, леди Сент-Джеймс. В объятиях Перегрина Сара, доселе холодная и надменная, познала огонь страсти. Но вскоре ей предстояло узнать, что прошлое возлюбленного одето покровом тайны, что она рискнула связать свою судьбу с человеком, чья жизнь — сплошной водоворот опасностей..

Шелк и тени АСТ Москва 1997 5-15-000822-2 Mary Jo Putney Silk and Shadows Silk Trilogy-1

Мэри Джо Патни

Шелк и тени

Пролог

Англия, 1839 год

Он называл себя Перегрином. Целью его приезда в Лондон была месть.

Смеркалось, когда «Кали» вошел в устье Темзы и причалил к острову Собак. Воздух был тяжелый, пахло гнилью и нечистотами, как почти всегда бывает на окраинах крупных портовых городов, где на небольшом пространстве живет много народу.

Прислонившись к фок-мачте, Перегрин смотрел на сияющий огнями Лондон и слушал тихий плеск волн за бортом. Сторонний наблюдатель принял бы его за равнодушного человека, любящего праздное времяпрепровождение. Но на самом деле это было не так. Кажущееся равнодушие являлось плодом долгой и упорной работы над собой, приучившей его к самодисциплине. С детства познав простую истину: хочешь жить — умей скрывать свои чувства, он так умело научился делать это, что подчас и сам не знал, что творится в его душе.

Но сегодня не было ни малейшего сомнения в природе его чувств. Под покровом темноты в городе затаился враг, и сознание этого наполняло торжеством все его существо. Двадцать пять лет он ждал момента, когда нанесет обидчику сокрушительный удар, когда тот кровью заплатит за причиненные страдания.

Пламя ненависти вспыхнуло, едва ему исполнилось десять лет, и с тех пор он не позволял ему затухнуть ни на минуту. Все эти годы он готовил себя к мести, и вожделенный час наконец приблизился.

В поисках богатства он исходил всю землю. Упражнял ум и тренировал тело. Он научился жить в любых условиях и среди разных людей. С таким неуемным стремлением он сам стал более смертельным оружием, чем нож или ружье. Одним словом, все было направлено на то, чтобы скорее достичь желаемого.

Наконец он у цели. Впереди — Лондон, величайшая столица мира. Лондон с его богатством и нищетой, снобизмом и благородными идеалами.

Оставив все таможенные формальности заботам капитана, Перегрин молча стоял, предвкушая сладостные минуты. Он уже давно сплел сети для своей жертвы; еще несколько, узлов — и она упадет в них. О, смерть будет ужасной и мучительной. Он хотел, чтобы его враг знал, из-за чего умирает, желал насладиться его смертельным ужасом и ощутить радость победы.

Перегрин же послал записку лорду Россу Карлайлу, которому отводил важную роль в осуществлении своего плана. Оставалось только ждать.

Человек, известный под именем Перегрин, — воин, скиталец, богатый сверх меры, кумир людей, живущих вне закона, — умел ждать…

Глава 1

Записка была доставлена лорду Россу Карлайлу, и через два часа он уже был на борту «Кали». Спрятавшись в тени, Перегрин наблюдал, как высокий, стройный англичанин поднимался на борт корабля.

Прошло два года с тех пор, как они виделись в последний раз, и Перегрину не терпелось узнать, насколько крепкой окажется их дружба здесь, в Англии. Одно дело, когда младший сын герцога относится по-братски к подозрительному авантюристу где-то в горах Афганистана, и совсем другое, когда ему предстоит ввести этого авантюриста в свой круг чопорной английской знати. Нельзя найти более несхожих людей, чем эти двое. И однако между ними существовала поразительная гармония ума, сердца и поступков.

Балансируя между жизнью и смертью в горах Гиндукуш, лорд Росс всегда оставался истым аристократом. И сейчас, когда он оказался в поле света лампы, Перегрин по его дорогой одежде — целая кафирская семья десятки лет жила бы на деньги, потраченные на нее, — и манерам сразу признал в нем человека, принадлежащего правящему классу одной из самых могучих держав мира. Перегрин вышел навстречу другу.

— Я рад, что мое послание застало тебя дома, Росс, — сказал он. — Спасибо, что не заставил себя ждать.

Взгляды двух мужчин встретились. Глаза лорда Росса были карими, что создавало неожиданный эффект в сочетании со светлыми волосами. Несмотря на крепкую дружбу, между ними все же всегда существовало соперничество. И сейчас их встреча не обещала быть легкой.

— Мне хотелось убедиться, что это именно ты, Микель. Вот уж не думал, что увижу тебя в Лондоне. — Англичанин протянул другу руку.

— Я же сказал, что приеду, Росс. Неужели ты сомневался во мне?

Несмотря на некоторую настороженность, Перегрин крепко пожал протянутую руку, чувствуя бесконечное удовольствие от ответного рукопожатия.

— Ты уже обедал? — спросил он.

— Да, но не откажусь от стаканчика твоего чудесного бренди.

— Мы специально остановились во Франции, чтобы пополнить запасы.

Перегрин первым спустился по лестнице. Введя спутника в роскошную каюту, он настороженно посмотрел на него: насколько изменился лорд и можно ли на него положиться?

Поддавшись минутному сомнению, Перегрин решил проверить друга. Без предупреждения он развернулся на каблуках и занес локоть правой руки, нацеливаясь в грудь англичанина. Сила удара, если бы он последовал, свалила бы взрослого быка, но Росс с быстротой молнии перехватил руку Перегрина и незаметным ударом сшиб его с ног. Перегрин сжался и откатился к переборке.

— Рад, что цивилизация не расслабила тебя, — смеясь, проговорил он, и двух лет разлуки как не бывало. — Я не учил тебя такому приему.

— Я посчитал, что мне надо хорошо подготовиться на случай твоего приезда в Англию, — дружелюбно ответил Росс, протягивая руку, чтобы помочь хозяину подняться. — Мир, старый черт?

— Мир, — сказал Перегрин, вставая на ноги.

Его сердце пело, потому что старая дружба с годами не ослабела, и причиной этого был не только расчет на помощь друга.

— Когда ты ступил на палубу, — сказал Перегрин, — то выглядел как истый джентльмен, и я грешным делом подумал, что ты забыл Гиндукуш.

— Если я выгляжу как джентльмен, то ты похож на восточного пашу, который никак не может решить, помиловать меня или бросить в подземелье.

Росс внимательно осмотрел каюту, где восточная роскошь сочеталась с европейскими удобствами. Большой дубовый стол был, несомненно, европейского происхождения, в то время как прекрасный персидский ковер, покрытые бархатом скамьи и разбросанные везде вышитые подушки являлись предметами восточного убранства. Низкие турецкие диваны так и тянули к себе усталого человека.

Лорд опустился на один из диванов и скрестил по-восточному ноги, обутые в элегантные ботинки. Он до сих пор с трудом верил, что его загадочный друг был в Англии. Ибо Перегрин принадлежал другому, не обремененному условностями миру, миру дикой природы и бурных страстей. Но как ни странно, несмотря на свободный восточный халат и длинные черные волосы, он не казался здесь человеком посторонним.

Перегрин подошел к застекленному шкафу, достал графин с бренди и разлил его содержимое в хрустальные бокалы. Росс взял бокал и, задумчиво склонив голову, произнес:

— Похоже, ты хорошо практиковался в английском. Сейчас почти не чувствуется акцента, и ты говоришь, как настоящий британец.

— Рад это слышать, — ответил Перегрин, полуразвалившись на другом диване так, чтобы хорошо видеть гостя. — Я хочу стать настоящим светским львом. Каковы мои шансы на успех?

От неожиданности Росс чуть не захлебнулся бренди.

— Господи! — воскликнул он. — Зачем тебе нужно играть в эти светские игры? — Он был настолько удивлен, что совершенно забыл о такте. — Ты не представляешь, как это скучно — быть британским аристократом. Мне кажется, этот образ жизни тебе совершенно не подходит.

— Должен ли я расценивать твои слова как отказ от желания представить меня твоей семье и друзьям?

Росс нахмурился, уловив легкую иронию в голосе друга.

— Ты прекрасно знаешь, что это не так, Микель. Я твои бесконечный должник, и если тебе в голову пришла дурацкая идея войти в так называемое общество, то я сделаю все, что в моих силах. Для того чтобы войти в общество, нужны деньги и рекомендации, а у тебя есть и то, и другое. Однако ты не должен забывать, что для них ты всегда будешь посторонним, не принадлежащим их кругу.

— Ни одно общество не примет человека, рожденного вне его, — согласился Перегрин, — но я не стремлюсь стать его душой. С меня достаточно и того, что ко мне будут относиться как к экзотическому баловню судьбы.

— Мне кажется, что им никогда не удастся приручить тебя, — ответил Росс, удивляясь все больше. — Не могу вообразить, почему тебе вдруг захотелось тратить свое время на людей, которые считают, что на Париже кончается земля?

— Все-таки я считаю, что мне стоит попытаться, — сказал Перегрин и залпом осушил бокал. — По правде говоря, общество как таковое совершенно меня не интересует. Но пока я в Лондоне, мне бы хотелось… — Он замолчал, подыскивая подходящие слова. — Я хочу свести кое с кем старые счеты.

— Кто бы он ни был, мне бы не хотелось оказаться на его месте, — заметил Росс. — Возможно, он один из тех, кого я хорошо знаю?

— Вполне возможно, — ответил Перегрин, и в его зеленых глазах вспыхнул кошачий блеск.

Перегрин явно колебался, стоит ли раскрывать всю правду. Несмотря на приличный английский и обширные знания, которым мог позавидовать любой кембриджский стипендиат, в его жестах и смене выражений лица было что-то неуловимое, что выдавало в нем чужестранца. Росс должен был признать, что никогда не понимал образа мышления этого человека, и именно это тянуло к нему еще больше.

Наконец Перегрин нарушил молчание:

— Принимая во внимание, как тесно переплелись родственные узы в британском высшем обществе, может случиться, что человек, интересующий меня, твой кузен, сын твоей крестной матери или что-то в этом роде. Если это так, то мне не хотелось бы посвящать тебя в мои планы, но я попрошу тебя об одном — не мешать. Справедливость должна восторжествовать.

Стараясь казаться безразличным, Росс спросил:

— Как зовут этого человека?

— Чарлз Велдон. Достопочтенный. — В голосе Перегрина чувствовалась ирония. — Ты наверняка слышал о нем, если и не знаком лично. Он один из самых известных лондонских бизнесменов.

Росс нахмурился.

— Я хорошо знаю его, — сказал он. — Ему недавно присвоили титул баронета, и сейчас он сэр Чарлз Велдон. Ты не напрасно заговорил о моих кузенах. Мы с ним не родственники, но по странному стечению обстоятельств он только что сделал предложение одной из моих кузин, и она склонна принять его. — Росс допил бренди и еще больше нахмурился. — Так случилось, что она самая моя любимая кузина.

— Я не знал, что он хочет обзавестись еще одной женой, — сказал Перегрин, разливая бренди по бокалам. Он с непринужденной легкостью опустился на диван, поджав под себя одну ногу. — Догадываюсь, что ты не одобряешь этот брак. Ты что-нибудь знаешь о его позоре?

— Нет. Он всеми уважаемый человек. Как младший брат лорда Батсфорда, вхож в самые высокие круги общества, несмотря на то что нажил свое состояние на торговле и финансовых операциях. — Росс немного помолчал и продолжил: — Велдон всегда был со мной очень приветлив, и я не могу понять, почему он вызывает у меня такое беспокойство. Возможно, из-за этой самой приветливости.

— Твоя кузина влюблена в него? Росс покачал головой.

— Сомневаюсь. Он почти на двадцать лет старше Сары, а она отнюдь не романтическая натура.

— Если сердце леди осталось спокойным, будешь ли ты возражать, если эта помолвка не состоится?

Росс молчал, размышляя, почему Велдон вызывает в нем такое беспокойство, припоминая некоторые слухи и домыслы, связанные с именем этот человека.

— Можешь ты с уверенностью сказать, что Велдон заслуживает сурового наказания? — спросил он.

— Даю слово, что он заслуживает того, что я ему уготовил, и даже больше, — ответил Перегрин.

Голос его звучал тихо, но убедительно. И Росс поверил ему. Перегрин, с его своеобразным умом, что называется, на восточный манер, был для него загадкой. Но Росс никогда не сомневался в его честности.

— Скажу откровенно, буду рад, если помолвка не состоится, — сказал он, — при условии, что твои действия не повредят Саре.

— У меня нет ни малейшего желания причинять вред невиновным, — ответил Перегрин, откидываясь на шелковые подушки. — Расскажи мне побольше о своей кузине.

— Леди Сара Сент-Джеймс — единственная дочь герцога Хеддонфилда. Наши с Сарой матери были близнецами. Две шотландские красавицы из семьи среднего достатка. Они приехали в Лондон, не имея за душой ни гроша. Их капиталом была только красота. — Росс отпил бренди, смакуя его аромат. — Этого капитала оказалось достаточно, и красавицы Монтгомери, как их все называли, скоро стали герцогинями, сделав несбыточной мечту многих матерей Британии, которые пытались выгодно выдать своих дочерей замуж.

— Сколько лет твоей кузине?

Росс стал быстро подсчитывать в уме. Сара была на четыре года моложе его.

— Двадцать семь, — ответил он.

— Старовата для невесты. Она что, совсем некрасивая? Росс расхохотался.

— Отнюдь. В Англии двадцать семь не такой уж критический возраст для замужества. У нее нет отбоя от женихов. Стоит ей только пожелать, она тотчас выйдет замуж.

На загорелом лице Перегрина появилось задумчивое выражение.

— Я бы хотел поскорее познакомиться с леди Сарой, — сказал он, — но сначала мне нужно приобрести облик настоящего английского джентльмена.

Росс изучающе посмотрел на друга.

— Это легко сделать. Завтра утром я отвезу тебя к своему портному и цирюльнику, но предупреждаю, что современная английская одежда менее удобна той, что ты обычно носишь. Только смотри не перестарайся. Некоторый налет экзотики сделает тебя более привлекательным в глазах общества, которое жаждет новизны. — Немного помолчав, Росс загадочно улыбнулся. — Я представлю тебя как принца…

Перегрин нахмурился. Его брови, черные и густые, сошлись на переносице, придавая лицу нечто демоническое,

— Принц не совсем то, что эмир.

— В английском языке для эмира нет подходящего эквивалента. Так что вполне сойдет и принц. Титул принца сделает тебя важной персоной, хотя в Англии не ценятся чужие титулы. Принц Перегрин из Кафиристана — это станет сенсацией. Ты произведешь фурор.

«Особенно в среде пресытившихся хозяек гостиных», — пронеслось в голове Росса. Дело принимало занятный оборот. Азиатский ястреб в стае напыщенных английских голубей.

Леди Сара Сент-Джеймс прогуливалась по саду, окружавшему Хеддонфилд-Хаус. Вдруг за живой изгородью послышались шаги. Поступь была твердой, мужской. Сегодня он решил прийти рано.

Сара непроизвольно и судорожно стала поправлять растрепавшиеся русые волосы, пока не осознала, что ведет себя, как неврастеничка. Надо было думать раньше, когда сэр Чарлз делал ей предложение руки и сердца. Сара отлично понимала, что не ее красота влекла к ней сэра Чарлза — если бы это было его главной целью, то он нашел бы невесту и получше, — а знатное происхождение, умение вести себя в обществе и роль хорошей матери для его дочери. Сара, как никто, подходила ему по всем статьям, а потому растрепанная прическа не имела в данной ситуации никакого значения. Уж коль скоро ты решилась дать Велдону то, что он искал, нечего нервничать, а лучше взять себя в руки и с достоинством встретить будущего мужа. Она успокоилась, приняла приличествующую случаю позу и стала задумчиво созерцать лилию.

Знакомый голос позвал:

— Сара, где ты? Я уверен, что ты где-то здесь. Деланная задумчивость вмиг улетучилась, и Сара бросилась в объятия кузена.

— Росс, какой приятный сюрприз! Ты принес мне последнюю главу своей книги?

— Я уже стал опасаться показывать тебе новые главы, — ответил Росс, целуя кузину в щеку. — Наверное, я совершил ошибку, познакомив тебя с восточными учениями, так как нашел в тебе беспощадного критика,

Сара с тревогой смотрела на него.

— Ты же говорил, что мои замечания идут тебе на пользу.

— В том-то все и дело, — вздохнул Росс. — Твои замечания всегда справедливы. Ты знаешь теперь об Азии и Среднем Востоке больше, чем любой чиновник из министерства иностранных дел. Мне было бы гораздо легче, если бы ты ничего не знала. Тогда бы я мог игнорировать твои замечания. Следующая глава будет готова через неделю, — сказал он, скорчив недовольную гримасу. — Легче путешествовать, чем писать книгу.

Поняв, что Росс ее просто дразнит, Сара успокоилась.

— С нетерпением буду ждать следующей главы, — сказала она. — Эта книга будет самой лучшей из всех, что ты написал.

— Ты всегда так говоришь, чтобы поддержать меня, — ответил Росс.

— А ты открываешь мне незнакомый мир.

Сара никогда не видела мест, где побывал Росс, но его письма и статьи в журналах помогали ей скрасить скуку повседневной жизни. Именно она заставила его взяться за перо и описать все свои приключения. Первые две книги имели потрясающий успех, и новая обещала быть такой же интересной.

— Хочу предупредить, — продолжила она, — я жду гостя.

— Я его знаю? — спросил Росс.

Сара сморщила свой маленький аристократический носик.

— Чарлз Велдон придет за ответом на свое предложение.

— Я как раз и пришел для того, чтобы поговорить с тобой об этой помолвке. Ты по своей воле принимаешь его предложение? Мне кажется, что дядя принуждает тебя к этому.

— Ошибаешься, Росс. Твое воображение подводит тебя.

Сара взяла кузена под руку. Они ходили взад и вперед по аллеям сада, причем Россу все время приходилось приспосабливаться к маленьким шажкам кузины.

— Отец одобряет этот брак, но совсем не принуждает меня. Так как его титул и вся недвижимость, согласно правилам майоратного наследования, переходят к кузену Николасу, ему хотелось бы видеть меня хозяйкой собственного дома, окруженной заботой мужа.

— И ты с ним согласна? — недоверчиво спросил Росс. — Вне всякого сомнения, дядя Хеддонфилд хорошо обеспечит тебя, и ты станешь достаточно богатой женщиной, а что касается мужской защиты, то ты вполне могла бы получить ее в моем доме. Почему бы тебе не пожить у меня? — Росс с надеждой посмотрел на Сару. — Мой мавзолей слишком велик для одного.

— Я бы предпочла жить в коттедже, увитом розами, в окружении моих кошек, — ответила Сара, громко рассмеявшись. — Ты же знаешь, какая я эксцентричная. Боюсь, что постоянное общение со мной не доставит тебе удовольствия.

— Наоборот, — ответил Росс. — Мы оба унаследовали повышенную чувствительность от красавиц Монтгомери. Я тоже перееду в коттедж со всеми своими азиатскими рукописями. За чаем я буду читать тебе и твоим кошкам стихи турецких поэтов… Сара, ты любишь Чарлза Велдона? — спросил Росс, становясь серьезным.

Сара с удивлением посмотрела на него.

— Конечно же, нет, но считаю, что мы с ним хорошо поладим. Я ничем не рискую, выходя замуж за Чарлза. Он человек воспитанный, хорошо образованный, и мы вполне подходим друг другу. Папе будет приятно видеть меня замужем, а мне самой хочется иметь детей.

— И у вас будет современный брак, где муж и жена живут каждый своей жизнью.

— Естественно, — согласилась Сара. — Именно это и привлекает меня в Чарлзе. Не думаю, что мне понравился бы муж, который бы постоянно указывал, что мне делать.

Росс печально покачал головой.

— Какая же ты хладнокровная, Сара. Неужели тебе никогда не хотелось влюбиться?

— Из того, что я вижу вокруг, любовь не приносит ничего хорошего. — Сара теснее прижалась к руке Росса. — Мне казалось, что ты уже выбросил из головы все эти бредни.

Росс печально улыбнулся:

— Родившись романтиком, навсегда им остаешься. Такова уж моя судьба, а от судьбы не уйдешь. Ты всегда была более хладнокровной, чем я.

Они вышли на небольшую залитую солнцем поляну, на краю которой стояла скамейка. Росс подвел к ней кузину, и они сели. Сквозь деревья пробивался слабый шум уличного движения, но здесь, на поляне, было тихо и уютно. С трудом верилось, что дом и сад расположены в самом центре Лондона.

— Ты очень расстроишься, если Велдон по какой-то причине возьмет свое предложение обратно? — спросил Росс.

— Если он возьмет свое предложение обратно, я, может, и вздохну с облегчением, — задумчиво ответила Сара, но, спохватившись, бросила на Росса внимательный взгляд и добавила: — Но я не хочу, чтобы ты вмешивался и, якобы спасая меня, заставил его отказаться от своих намерений.

— Я вовсе не собираюсь вмешиваться, — ответил Росс, — просто мне хотелось знать, как ты относишься к этому браку.

— Ценю твою заботу, — сердечно заметила Сара.

Их матери были очень привязаны друг к другу, как это обычно бывает с близнецами, и Росс с Сарой росли вместе, как брат и сестра. Они всегда делились друг с другом печалями и заботами, вместе играли, вместе проказничали. Основным подстрекателем всегда была Сара, но Росс, как мужчина, брал всю вину на себя и настаивал, чтобы наказывали только его. В обществе считали, что леди Сара Сент-Джеймс — самая безупречная во всех отношениях дама, и только Росс знал, на какие выходки она способна. Если бы у нее был родной брат, она не смогла бы его любить больше, чем любила Росса.

— Ты не должен беспокоиться, дорогой, — продолжала она. — Чарлз очень уважаемый человек, и нам будет хорошо вместе.

Росс кивнул, давая понять, что вполне удовлетворен ответом, и постарался скорее сменить тему:

— В Лондон приехал мои хороший друг. Я думаю, знакомство с ним доставит тебе удовольствие. Его зовут Микель Канаури, но в народе его прозвали Соколом, что в переводе на английский означает Перегрин. Принц Перегрин из Кафиристана. Насколько мне известно, еще ни один кафир не посещал Европу.

— Впечатляет, — Сара слегка нахмурилась, припоминая. — Кафиристан расположен северо-западнее Индии, в горах Гиндукуш, не так ли? Несколько лет назад ты писал мне, что собираешься посетить эти места, но потом письма перестали приходить. Последнее я получила из Индии, и в нем ничего не говорилось о твоем путешествии в Кафиристан. Я так и не знаю, был ли ты там.

— Пожалуй, я единственный англичанин, посетивший эти места.

Беспристрастное лицо джентльмена вспыхнуло от нахлынувших воспоминаний.

— Кафиры — своеобразный народ, не похожий ни на какие другие гималайские племена. У них увлекательная история. Мне бы хотелось узнать о них побольше. В Центральной Азии произошло удивительное смешение рас и языков. По своей внешности и обычаям кафиры похожи больше на европейцев, чем на своих мусульманских соседей. Возможно, часть германских племен когда-то, вместо того чтобы идти на запад, пошла на восток. Сами же они считают себя потомками Александра Македонского. Языки кафиров чертовски трудные. В каждой долине говорят на своем диалекте. Каждый член племени — индивидуальность. Он как ястреб в небе. Я не встречал людей, любящих свободу так, как они. — Росс рассмеялся и добавил: — У них даже женщина вольна делать что захочет.

— Похоже, это очень разумные люди, — сказала Сара, игнорируя замечание кузена. — Твой друг Перегрин принадлежит знатному роду?

— У них нет аристократии в нашем понимании, но он, несомненно, очень влиятельная фигура. Соплеменники зовут его «мир», что равносильно вождю. — Росс задумчиво прикусил нижнюю губу. — Я, конечно, не очень силен в их языке, но у меня создалось впечатление, что Перегрин не чистокровный кафир. Мне кажется, его предки — выходцы из Туркестана. Возможно также, что его отец — русский путешественник, соблазнивший кафирскую женщину. Мы никогда не говорили с ним о его происхождении.

Заинтригованная, Сара спросила:

— Как ты познакомился с ним?

— Он спас мне жизнь, причем дважды.

Сара раскрыла рот, чтобы задать следующий вопрос, но Росс опередил ее.

— Хватит вопросов на сегодня.

— Росс! — возмущенно воскликнула Сара. — Ты должен мне все рассказать. Росс сдался.

— Первый раз он спас мне жизнь, когда я только что приехал в Кафиристан. Я столкнулся с группой парней, которым не понравился мой внешний вид, и они решили убить меня. Они горячо обсуждали, как лучше это сделать. Я не очень хорошо понимал их язык, но чувствовал, что моя жизнь висит на волоске. В это время мимо проходил Перегрин. Парни пригласили его поучаствовать в этом мероприятии. Он не посмел отказать своим соплеменникам, но решил превратить все в игру, предложив им двадцать гиней золотом за мою жизнь. Они согласились, и я стал его собственностью. Второй раз он спас меня по дороге в Индию. На нас напали бандиты, и если бы не он, меня бы точно убили.

Сара зябко повела плечами, представляя себе эту ужасную картину.

— Сколько же ты раз рисковал жизнью во время своих путешествий?

— Тебе это знать совсем не обязательно, — ответил Росс, обнимая Сару за плечи. — Я же говорил, что тебе не стоит волноваться за меня. Если я не умер раньше, то мне уже нечего опасаться. Так вот, после того как Перегрин выкупил меня, он привез меня в свою деревню и долго лечил, так как я к тому времени заболел. Поправившись, я с удивлением обнаружил, что мой хозяин неплохо говорит по-английски. Это было довольно-таки странно, ведь он вырос среди кафиров. Тогда-то мне и пришла в голову мысль, что он другого происхождения.

Росс, раздумывая, помолчал, затем продолжил:

— Возможно, поэтому его кожа светлее, чем у сородичей, хотя это трудно утверждать наверняка. Однажды я видел купающегося в ручье ребенка с кожей такой же белой, как и у англичан, но через несколько недель она потемнела. Но я отвлекаюсь. Много месяцев я был гостем Перегрина, и за это время мы очень подружились. У него удивительный ум, острый и стремительный. У него отличная память. Он тогда очень интересовался Европой, задавал мне массу вопросов. Его волновало буквально все. Когда мы встретились спустя два года в Каире, он уже был богатым торговцем, чьи интересы простирались далеко за пределы Востока. Он тогда мне сказал, что собирается в Англию, и вот он здесь. — Росс улыбнулся. — Вот такая история.

— Твои истории всегда порождают множество вопросов, на которые ты, как правило, не даешь ответов, — заметила Сара, сверкая глазами. — Но даже если бы твой гость был свирепым дикарем с кольцом в носу, то и тогда я бы приняла его, зная, что он для тебя сделал.

— Я как раз и надеялся на это. Если ты его примешь в своем доме, то перед ним распахнутся все двери. Но Перегрин не дикарь, хотя и не совсем обычный человек. Ты таких еще не встречала. — Росс хотел сказать что-то еще, но передумал и только добавил: — Впрочем, суди сама. Значит, я могу привести его на твой прием на следующей неделе? Это прекрасная возможность познакомить его со сливками общества.

— Конечно, можешь. Я буду рада с ним познакомиться.

Сара замолчала, так как на аллее появился сэр Чарлз Велдон. Увлекшись разговором со своим кузеном, она совершенно забыла о его визите.

Росс поднялся и обменялся с Велдоном рукопожатием.

— Доброе утро, сэр Чарлз, — сказал он. — Понимаю, что вы хотите остаться наедине с кузиной, поэтому сразу же покидаю вас.

— Это очень тактично с вашей стороны, — ответил Велдон с вежливой улыбкой, — мне действительно не терпится поговорить с леди Сарой.

Когда Росс скрылся, Велдон склонился и поцеловал Саре руку. Она внимательно смотрела на будущего мужа. Несмотря на то что его возраст приближался к пятидесяти, Велдон был еще крепким мужчиной, высоким и стройным, уверенным в себе человеком благодаря положению в обществе. Седина лишь слегка тронула его густые каштановые волосы, а несколько морщин на лице придавали мужественность его облику.

Велдон распрямился, продолжая нежно держать Сару за руку.

— Вы знаете, зачем я пришел, дорогая. Мне не терпится получить ответ.

Сара почувствовала легкое раздражение. Зачем облекать в романтическую форму то, что имело под собой практическую основу? Как правильно заметил Росс, Сара обладала поразительным хладнокровием. Там, где другие женщины хотели бы слышать нежные слова, она предпочитала слова правдивые.

— Если вы хотите услышать да, — ответила она с легкой улыбкой, — то можете считать, что вам повезло.

Голубые глаза Велдона вспыхнули таким торжеством, что Сара испугалась. Неужели этот расчетливый человек с холодной головой обладает нежным сердцем? Она готова стать примерной женой, но на ответную страсть он рассчитывать не должен.

Как бы отвечая на ее мысли, Велдон погасил блеск глаз и вытащил из кармана маленькую бархатную коробочку. Он осторожно открыл ее, и Сара увидела кольцо с огромным бриллиантом, от вида которого у нее перехватило дыхание. Такое кольцо годилось только для члена королевской семьи, как, впрочем, и для знаменитой куртизанки. Велдон достал кольцо и надел ей на палец.

— Оно восхитительно, Чарлз, — сказала Сара, любуясь голубым блеском, исходящим из глубины бриллианта, который усиливал блеск россыпи сапфиров, его окружавших. Кольцо было безвкусным, с точки зрения Сары, но она не могла отвести от него взгляда. — Лучше, если бы бриллиант был поменьше, — заметила она.

— Вам оно не нравится? — спросил Велдон с чуть заметным испугом в голосе.

Сообразив, что ее прямой ответ может обидеть его, Сара улыбнулась и сказала:

— Кольцо красивое, но камень уж слишком большой. Я разорю вас на перчатках, так как он будет цеплять их. Велдон рассмеялся и сел на скамейку рядом с Сарой.

— Я не возражаю, чтобы вы меня разорили. Вы лучшая на свете и заслуживаете всего самого лучшего.

Велдон произнес эти слова с видом собственника, и Сара почувствовала себя неуютно. Накануне помолвки она стала более чувствительной ко всему, что затрагивало ее интересы. Через это проходят все женщины, и Сара не была исключением. Скоро она привыкнет к мысли, что станет женой, и не будет обращать внимание на мелочи.

— Как вы узнали мой размер? — удивилась она. — Неужели догадались?

— Нет, не догадался. Ваша служанка подсказала.

— Что за необходимость была обращаться к моей служанке? — спросила Сара, отгоняя неприятную мысль о том, что ее будущий муж в состоянии шпионить за ней при случае.

— Осведомленность — необходимая составляющая успеха, — ответил Велдон. — А я очень преуспевающий человек. — Он помолчал, чтобы произвести впечатление. — Я кое-что узнал недавно. Можете расценивать это как еще один свадебный подарок. Ваш будущий муж больше не будет простым человеком. В следующем году мне пожалуют титул барона. Я решил называться лордом Велдоном Вестминстерским. Прекрасно звучит, не правда ли? — Он самодовольно улыбнулся. — И это только начало. К концу жизни я непременно стану графом.

— Я вышла бы замуж и просто за мистера Велдона, — ответила Сара, — но я рада, что ваши заслуги оценены по достоинству.

Про себя Сара цинично подумала, что не его заслуги, а деньги, которыми он ссужал партию вигов, принесут ему титул. Но раз уж он так радуется этому, то она тоже может порадоваться вместе с ним.

— Мы должны назначить день нашей свадьбы, Сара, — сказал Велдон, беря ее за руку. — Мне бы хотелось, чтобы она состоялась через три месяца, где-то в начале сентября.

— Так скоро? — удивилась Сара. — Я думала, что мы поженимся через полгода или даже через год.

— Зачем ждать так долго? Мы уже давно не дети. Кстати, о детях. — В глазах Велдона появилась нежность. — Элиза хочет, чтобы мы скорее поженились, и тогда она сможет жить с нами. Она, безусловно, любит своих дядю и тетю, но они ей уже наскучили.

Сара улыбнулась. Любовь Велдона к своей одиннадцатилетней дочери от первого брака была трогательной, и это еще раз убеждало ее, что он будет хорошим мужем.

— Я рада, что нравлюсь Элизе. Она такая душка. Неужели никто никогда не говорился; что мачехи бывают злыми?

— Элиза слишком умная девочка, чтобы верить сказкам. — Велдон взглянул Саре в глаза. — Скажите, что вы хотите выйти за меня замуж в сентябре. Я не могу дольше ждать.

— Будь по-вашему, — ответила Сара посчитав, что затягивать помолвку не имеет смысла.

Велдон заключил ее в объятия и поцеловал. Сара ждала этого поцелуя и готовилась к нему. Достигнув двадцати семи лет, она мало разбиралась в поцелуях и еще меньше в том, что за ними следует. Пока его крепкие руки прижимали ее к груди, она думала, что его объятия вовсе ей не противны. Вдруг он языком раздвинул ей губы, и она вся сжалась.

Велдон немедленно отпустил ее. Его дыхание было прерывистым.

— Извините, Сара, — сказал он. — Я на мгновение забылся. Я не хотел обидеть вашу невинность. Оставим все для первой брачной ночи.

Он потрепал ее по щеке и посмотрел на нее взглядом собственника.

Сара почувствовала некоторое беспокойство, но сумела подавить его в себе.

Глава 2

Перегрин не спеша прохаживался по гостиной своего номера в Кларендонской гостинице, с любопытством рассматривая все вокруг. Номер был обставлен с кричащей роскошью. Позолоченная мебель, тяжелые драпировки, безвкусные картины на стенах, изображающие сельские пейзажи и умирающих животных, неудобные кресла, которые ему хотелось заменить на низкие турецкие диваны, но он решил отложить это на некоторое время.

В комнату вошел слуга Курам, одетый в красную шелковую тунику, с белым тюрбаном на голове.

— Ваше высочество, к вам мистер Бенджамин Слейд.

Вслед за слугой в комнату вошел невысокого роста коренастый человек с редкими тусклыми волосами. Он был неприметный, такого в толпе можно не заметить, если бы не его умные, проницательные глаза.

— Рад приветствовать вас в Лондоне, ваше высочество, — сказал он, низко кланяясь. Перегрин усмехнулся:

— Кажется, вам с Курамом доставляет удовольствие называть меня вашим высочеством. Что-то не припомню, чтобы вы ко мне так обращались в Индии.

На лице Слейда появилось подобие улыбки.

— Титул принца придаст вам здесь веса. Будем соблюдать формальности, даже оставаясь наедине.

— Сомневаюсь, что вы поступаете правильно. Хотите чаю?

Слейд согласно кивнул, и Курам отправился дать распоряжение приготовить чай, а тем временем англичанин, не теряя времени, принялся докладывать своему хозяину о проделанной работе.

Перегрин встретил Слейда в Бомбее пять лет назад. Адвокат по профессии, Слейд верой и правдой служил в Ост-Индской компании, пока не начались неприятности. Наведя справки, Перегрин выяснил, что только благодаря уму и деловой хватке Слейда его хозяин мистер Уилкерсон сколотил состояние. И как это часто случается, неблагодарный хозяин именно его, Слейда, обвинил во всех неприятностях, постигших компанию.

Бенджамин Слейд был озлобленным и отчаявшимся человеком, когда Перегрин навестил его и предложил две вещи: работу и отмщение. Слейд принял и то, и другое. Примерно через месяц Уилкерсона упекли в тюрьму. Слейд знал, что обвинения были ложными, и мог бы опротестовать их, но он и пальцем не пошевелил, чтобы сделать это, и таким образом отомстил своему прежнему хозяину. Спустя еще месяц Слейд уехал в Лондон, где стал поверенным в делах Перегрина. Он оправдал надежды своего нового хозяина, правдами и неправдами добиваясь успеха.

Выслушав доклад Слейда о текущих делах, Перегрин откинулся в кресле, скрестив длинные ноги.

— Мне надо произвести сенсацию в лондонском обществе, поэтому вы должны подыскать мне хороший дом. Дом, достойный принца.

— Купить или снять? — спросил Слейд.

— Как получится. Если ничего подходящего не сдается, то покупайте. Присмотрите также поместье в двух часах езды от Лондона. Кроме просторного дома, там должен быть обширный участок земли, на котором можно вести хозяйство так, чтобы оно приносило доход.

Брови Слейда поползли вверх.

— Вы собираетесь осесть в Англии?

— Поживем — увидим. Я хочу, чтобы моя собственность не только служила моей цели, но и приносила доход.

Перегрин помолчал, наблюдая, как Курам разливает по чашкам чай, затем продолжил:

— Сведения, которые вы собрали о сэре Чарлзе Велдоне, весьма полезные, но это только начало. Мне надо, чтобы вы детально и наиболее полно вникли во все его сделки, иными словами, глубоко бы копнули его бизнес.

Слейд кивнул:

— Все сделаю. Н о можете вы мне хотя бы намекнуть, какую цель преследуете?

Перегрин начал объяснять, и поначалу беспристрастное выражение лица Слейда сменилось искренним удивлением.

— Великий Боже! — воскликнул он. — То, что вы предлагаете, просто невероятно.

— Невероятно — не значит невозможно. Именно это и усыпит бдительность Велдона. Интуиция подсказывает, что нужно поработать именно в том направлении, которое я указал. Уверен, что нам удастся раскопать что-нибудь ценное. Я понимаю, что заставляю вас искать иголку в стоге сена, но, думаю, мы на правильном пути. Отнеситесь к этому делу с максимальной ответственностью. Адвокат кивнул.

— Если иголка там есть, я непременно отыщу ее. Перегрин, довольный, продолжал пить чай. Первая сеть была готова для приема жертвы.

Непредсказуемая английская погода на этот раз была чудесной и предвещала сказочный прием у леди Сары. В ярких лучах солнца, заливающих сад, разноцветные платья женщин напоминали экзотические цветы. Еды и напитков было в изобилии. Всюду раздавался звонкий смех, громкие голоса мужчин и женщин, ненавязчиво струилась музыка невидимого оркестра. Среди гостей сновали слуги с подносами, уставленными бокалами с шампанским.

Только что прибывшие Перегрин и лорд Росс стояли у кромки сада, разглядывая гостей. Англичанин комментировал происходящее, но Перегрин слушал его вполуха. Внешне он оставался абсолютно спокойным. Но в душе у него все клокотало от нетерпения. Сегодня он наконец сойдется лицом к лицу с человеком, встречи с которым ждет двадцать пять лет.

Щуря от солнца глаза, Росс сказал:

— Я пока не вижу Велдона, но он непременно придет. Ты сможешь узнать его?

— Я узнаю его, — твердо заявил Перегрин.

Даже в аду он узнал бы Велдона. Скорее всего сам он не будет узнан, так как в их последнюю встречу Перегрину было всего десять лет. Тот факт, что Велдон не сможет его узнать, обострял возбуждение восточного гостя. Но мщение не даст полного удовлетворения, если Велдон не будет знать, от кого оно исходит. И этого допустить нельзя. Англичанин не глуп, он скоро поймет, чьей жертвой стал, и попытается нанести ответный удар. Последнее сражение будет самым яростным, так как Велдон хороший игрок и у него сильная команда. Если вдруг случится, что Велдону удастся первому уничтожить своего врага, то он все равно умрет. Умрет от руки наемного убийцы, который начнет действовать после смерти Перегрина. Что бы ни случилось, Велдон должен умереть. Но прежде чем он умрет, он потеряет все. Все, что имеет для него ценность в этой жизни. Выживет ли сам Перегрин, значения не имеет. Главное — уничтожить врага.

— Ты готов к тому, чтобы я начал представлять тебя гостям? — прервал размышления Перегрина лорд Росс.

— Ты даже не представляешь, насколько невероятно то, что я нахожусь здесь, в сердце Лондона, и скоро буду представлен его высшему свету. Это как насмешка судьбы, — сказал Перегрин, загадочно улыбаясь.

— Ты говоришь, как разбойник с большой дороги, — сухо заметил Росс. — Возможно, я чего-то не понимаю, но мне почему-то кажется, что ты находишь ситуацию очень забавной.

— Ты все правильно понимаешь. Я действительно нахожу это забавным, — ответил Перегрин. — Кто из этих прекрасных дам наша хозяйка?

— Ищи самую красивую блондинку, — сказал Росс. Он поискал глазами: — Вон она. Сара стоит под высоким деревом и разговаривает с маленькой девочкой.

В это время к лорду Россу подошел какой-то человек и отвлек его внимание, а Перегрин между тем взглядом нашел леди Сару Сент-Джеймс и стал ее внимательно рассматривать. Он считал, что Велдон выбрал себе в жены не только высокородную даму, но еще и ослепительную красавицу. И сейчас, глядя на Сару, был несколько разочарован. Возможно, дочери герцога и необязательно быть красавицей, достаточно и происхождения?

Кузина Росса была худа, невысокого роста, одета в очень простое светлое платье. Ее волосы, закрывавшие уши и собранные на затылке в скромный пучок, были, по мнению Перегрина, слишком темными, чтобы она могла называться блондинкой. Сара явно не относилась к числу женщин, которые притягивают взгляды всех мужчин.

Леди Сара обнимала за плечи хорошенькую светловолосую девочку лет десяти-одиннадцати. Лицо ребенка сияло от удовольствия быть приглашенной на взрослый прием. Она посмотрела на свою собеседницу и что-то сказала. Леди Сара весело засмеялась и подтолкнула ее к столу с закусками. Девочка, подпрыгивая, убежала, а леди Сара вышла из тени, продолжая улыбаться. Солнце озарило ее лицо, и Перегрин замер от неожиданности. Сару Сент-Джеймс нельзя было назвать красавицей или даже просто хорошенькой. Но это и не главное, так как мода на красоту изменчива, как английская погода. В лице Сары Сент-Джеймс, в ее осанке было столько благородства, от нее исходил такой покой и безмятежность, что выделяло ее, делая ярче остальных женщин. Такая красота редко встречается и не меркнет с возрастом. Ее можно сравнить только с ликом древнегреческих богинь.

Освещенные солнцем волосы леди Сары вспыхнули золотом, отливая цветом янтарного меда. Только сейчас Перегрин понял, почему Росс назвал свою кузину красавицей и блондинкой. Пожалуй, не найти слов, которыми можно было бы описать ее божественную красоту.

Перегрин улыбнулся и мысленно поздравил Велдона. Нужно обладать отменным вкусом, чтобы выбрать в жены. такую девушку. Надо постараться во что бы то ни стало разлучить Сару с ее женихом, подумал Перегрин. Спасти леди от замужества с подлецом, еще больше наказав его, уведя из-под носа невесту.

Так как Росс никак не мог отделаться от собеседника, Перегрин решил действовать самостоятельно и представиться очаровательной хозяйке. Как форель ныряет в воду, он нырнул в толпу гостей. Схватив с подноса у проходящего слуги бокал с шампанским, он подошел к столу, на котором стояли корзины со свежей клубникой, Перегрин отхлебнул шампанского, отметив, что оно французское и самого высокого качества. Эти английские аристократы знают толк в винах и умеют наслаждаться жизнью, хотя и живут в своем маленьком, замкнутом мирке.

Перегрин чувствовал на себе настороженные взгляды присутствующих гостей. Этикет и благовоспитанность не позволяли им открыто выражать любопытство. Но возможно, их просто привлекало незнакомое лицо, неизвестно откуда появившееся в их тесном кругу. По мнению Перегрина, ничего странного в его наружности не было. Побывав у парикмахера, портного и сапожника, он настолько изменил свою внешность, что мог вполне сойти за английского джентльмена.

Единственным человеком, кто смело посмотрел ему в глаза, была красивая женщина зрелых лет с золотистыми волосами. Перегрин дольше положенного задержался взглядом на ее такой же красивой и такой же золотоволосой дочери. Уловив в ее взгляде решимость матери защитить своего ягненка от жадных глаз злого волка, Перегрин улыбнулся ей одной из своих самых обезоруживающих улыбок. Как ни странно, дама одарила его ответной улыбкой, хотя еще ближе встала к дочери. Очень мудрая женщина. Перегрин прикинул в уме, что на невольничьем рынке в Триполи за дочь могли бы дать пять сотен гиней, а за мать, несмотря на возраст, пожалуй, дали бы две сотни. Он усмехнулся, представив себе, что сказали бы все эти люди, узнав, о чем он думает. А вот этого пожилого денди можно было бы продать за пять фунтов.

Хотя голова Перегрина была занята посторонними мыслями, он тем не менее не упускал из виду леди Сару, следя, как она, выполняя роль хозяйки, переходит от одних гостей к другим, мило, но недолго беседуя с каждым. Перегрин «е сразу заметил ее сходство с кузеном, так как Росс был высоким и широкоплечим, а она невысокой и худенькой. Но когда он подошел ближе, то заметил, что они очень похожи. Красивые мужественные черты лица Росса приобрели в лице леди Сары утонченность и женскую мягкость. У обоих глаза были карими, а брови и ресницы черными, что хорошо контрастировало со светлыми волосами.

В лицах кузена и кузины было что-то интригующее, затаенное, скорее духовное, чем физическое. И если у Росса это выражалось слабо, то у Сары отчетливо. Но что это было, Перегрин никак не мог определить, пока их пути не сошлись и они не оказались лицом к лицу. На спокойном лице леди Сары лежала печать страдания.

Как только Сара увидела высокого черноволосого человека, она сразу догадалась, что это и есть друг Росса, о котором он ей рассказывал. Кожа незнакомца была смуглой, но такой же может быть и кожа работающего на открытом воздухе фермера. Четкие правильные черты лица были больше европейскими, сшитый на заказ темный костюм ладно облегал фигуру и был явно британского происхождения. И тем не менее Сара с первого взгляда поняла, что незнакомец не кто иной, как принц Перегрин из Кафиристана. Скорее всего его выдавала походка, осторожная и вкрадчивая, походка хищника, преследующего добычу. Из европейцев так не ходил никто.

Сара видела, что женщины бросают на него любопытные взгляды, и ничуть не удивлялась, так как в кафире было что-то такое, что будило самые сокровенные женские фантазии. В нем чувствовался необузданный нрав дикаря, темперамент человека, далекого от цивилизации. Сара улыбнулась своим мыслям и остановилась поговорить с кузенами своего отца, на время потеряв незнакомца из виду.

Так, переходя от одной группы гостей к другой и развлекая их светской беседой, Сара внезапно оказалась лицом к лицу с принцем Перегрином. Гордо подняв голову,

Сара открыла было рот, чтобы поприветствовать гостя, но не сказала ни слова, завороженная взглядом Перегрина. Глаза принца были ясными и поразительно зелеными. Сара никогда не видела подобных глаз. В ее голове мелькнуло, что этот человек вырос под незнакомым ей небом и жил по другим, неведомым ей законам. Непостижимая, глубокая зелень его глаз влекла, завораживала, обещала… Обещала что? В таких глазах легко утонуть, забыв о гордости, чести, забыв обо всем на свете… Потрясенная и сбитая с толку, Сара усилием воли взяла себя в руки и тотчас вернулась к реальности.

— Я ваша хозяйка, Сара Сент-Джеймс, — сказала она, протягивая руку. — А вы, несомненно, принц Перегрин.

Его густые черные брови сошлись на переносице.

— Неужели это настолько очевидно? — спросил он, слегка пожимая протянутую руку. Его голос был глубоким и проникновенным. — А я считал, что на мне вполне европейская одежда. Придется продать портного на оловянные рудники за то, что он так подвел меня.

Принц говорил на хорошем английском языке, хотя и с небольшим акцентом.

— В Англии не принято продавать портных на рудники, — рассмеялась Сара. — Не сомневаюсь, что вы прекрасно об этом знаете. Кроме того, портной здесь совершенно ни при чем. Существует старая поговорка, что по одежке встречают, но она не для вас. Жизнь накладывает свой отпечаток на лицо человека, и по вашему лицу можно сразу сказать, что вы выросли не в Англии.

— Совершенно справедливо, — ответил принц, продолжая держать ее руку.

Его собственная рука была красивой и ухоженной, но в ней чувствовалась сила человека, привыкшего к тяжелому физическому труду.

Внезапно Сара вспомнила проводимые при ней однажды опыты с электричеством, ибо сейчас она почувствовала, как ток, пронизывающий его, перетекает в нее. Этот ток исходил от всего его тела, вытекая из глубин невероятно зеленых глаз. Сара вдруг поняла, что перед ней первобытная мужская природа. Возможно, жизнь высоко в горах сделала принца таким сильным и гибким, таким влекущим… У нее возникло желание дотронуться до него, прижаться к нему всем телом…

Только хорошее воспитание не позволило Саре отдернуть руку, хотя она уже испытывала некоторую неловкость. Этот странный человек, должно быть, загипнотизировал ее. Так удав гипнотизирует кролика. Сара глубоко вздохнула и приказала себе не фантазировать. Просто этот человек не знает великосветских правил. Росс однажды говорил ей, что азиаты, беседуя, обычно стоят друг к другу ближе, чем англичане. Вот и сейчас он стоит близко от нее, отсюда и ее фантазии. И именно поэтому его близость так волнует ее. Стараясь освободить руку, она слегка отступила.

— Правила хорошего тона разрешают мужчине обменяться с женщиной рукопожатием, он может также поцеловать ей руку, но в обоих случаях руку женщины надо немедленно отпустить, — мягко сказала она.

На лице принца появилось выражение глубокого раскаяния.

— Тысяча извинений, леди Сара. Я знал об этом, но забыл. Приходится запоминать так много. Вы должны непременно простить меня.

— Вас надо подвергнуть суровому испытанию, ваше высочество, — сказала Сара, внешне стараясь оставаться спокойной.

Ее рука горела, а она сама чувствовала себя как бабочка, только что вылетевшая из кокона. Мир был прекрасен. Цветы благоухали слаще, музыка звучала мелодичнее, в воздухе витала надежда.

— Где мой кузен? Не могу поверить, чтобы такой хорошо воспитанный человек, как он, оставил вас одного.

— Не сомневайтесь в его хороших манерах, — ответил Перегрин. — Его увел от меня скучный человек, которого очень интересовало, кого Росс считает подходящим мужем для вашей маленькой королевы Виктории.

Сара понимающе кивнула.

— Это мистер Макау. От него действительно трудно отделаться.

— Нет ничего проще отделываться от таких людей, — заметил Перегрин. — Хорошие манеры тут не помогут. С ними надо быть грубыми.

— Наше поведение всегда можно оправдать, ваше высочество, — сказала Сара, стараясь казаться серьезной.

Однако улыбка, затаившаяся в уголках рта, выдавала ее. Хотя принц был чрезвычайно привлекательным и важным, но он как-никак был другом Росса, и Саре казалось вполне естественным, что она ведет себя с ним без всяких формальностей.

— Мне очень жаль, что приходится сегодня играть роль хозяйки и я не могу уделить вам больше времени, чтобы убедить вас, насколько хорошие манеры должны быть неотъемлемой частью нашей жизни, иначе мы все погрязнем в грубости. Давайте поищем моего кузена. Я человек цивилизованный и не могу бросать вас на съедение толпе.

Принц оглядел гостей и сказал:

— Нет нужды его искать. Лорду Россу удалось наконец освободиться от этого ужасного мистера Макау.

Росс подошел к ним.

— Прошу прощения за то, что оставил тебя одного, — сказал он.

— Не имеет значения, — ответил принц. — Твоя кузина без труда вычислила меня. Она пыталась научить меня хорошим манерам, но, боюсь, это непосильная задача.

— Если Сара возьмется за тебя, Микель, то ты скоро освоишь все наши обычаи, — заметил с улыбкой Росс. Лицо Перегрина засияло.

— Будете воспитывать меня, леди Сара? — спросил он.

Сара рассмеялась.

— Воспитывать не совсем уместное слово, но если вы желаете, я буду давать вам советы. Росс рассказал мне, что вы дважды выручали его в очень опасных ситуациях, — заметила она, становясь серьезной. — Я не могу отплатить вам тем же, но сделаю все, чтобы ваше пребывание в Лондоне было приятным.

С не меньшей серьезностью принц ответил:

— Благодарю вас за вашу доброту. Могу я нанести вам визит завтра утром? У меня накопилось много вопросов, которые я не могу задать Россу, так как его отношение к обществу заставляет меня думать, что я не получу на них правильных ответов.

— В то время как я, соблюдающая все условности, дам вам правильные ответы, — сухо заметила Сара. — Ну что же, приходите, иначе как вы сумеете насладиться всеми пороками Лондона, не зная, что считается порочным. С нетерпением ожидаю продолжения нашего знакомства.

— Сара, сэр Чарлз только что приехал и с минуты на минуту будет здесь, — сказал Росс, прерывая тем самым их шутливый разговор.

Сара перевела взгляд в сторону приближающегося жениха, заметив, что Перегрин насторожился. Хотя его лицо оставалось совершенно невозмутимым, она почувствовала, как что-то тревожное с быстротой молнии пронеслось в воздухе.

— Прости меня за опоздание, дорогая.

Велдон наклонился, чтобы поцеловать леди Сару в щеку. Перегрин заметил, что она слегка отстранилась. Несмотря на их непринужденное поведение, принц понял, что в основе этого брака лежит не любовь, а что-то совсем другое.

Холодным взглядом Перегрин изучал своего врага. Годы пощадили Велдона. Он был таким же, как и прежде: человеком с хорошими манерами и очень уверенным в себе. Именно эти качества скрывали в юности его порочную натуру. И сейчас они делали то же самое. Только опытный глаз мог распознать в нем подлого человека.

Нежный голос леди Сары прервал размышления Перегрина.

— Чарлз, позволь мне представить тебя принцу Перегрину из Кафиристана. Он только недавно прибыл в Англию и является первым представителем своего народа в нашей стране. Ваше высочество, позвольте представить вам сэра Чарлза Велдона.

— Надеюсь, ваше пребывание в Англии будет приятным, ваше высочество, — заметил Велдон, с легкостью светского человека протягивая принцу руку.

Его взгляд встретился со взглядом Перегрина, и выражение его лица сразу изменилось. Он пришел в некоторое замешательство.

— Это действительно ваш первый визит в Англию? У меня такое чувство, что мы встречались раньше.

Пожимая протянутую руку своего заклятого врага, Перегрин чувствовал, как в нем вскипает ненависть. Как было бы просто всадить кинжал в сердце Велдона! Его темная кровь окрасит землю и смоет все страдания прошлых лет. Перед смертью он успеет узнать, почему умирает…

Перегрин мысленно отругал себя за такое нелепое решение. Убив Велдона сейчас, он подарит ему слишком легкую смерть, я, кроме того, его самого немедленно вздернут на виселице, а репутация леди Сары будет навсегда погублена.

Взяв себя в руки, Перегрин спросил:

— Вы когда-нибудь были в Индии, cэp Чарлз? Возможно, мы встречались там, хотя я вас не помню.

Вежливый тон Перегрина успокоил Велдона.

— Нет, я никогда не был в Индии, — ответил он, — и сейчас уверен, что мы никогда не встречались раньше. Меня поразил цвет ваших глаз. Такие необыкновенно зеленые глаза я видел раньше раза два. — Немного поколебавшись, Велдон с тяжелым вздохом поправился: — Нет, только однажды.

— Зеленые глаза нередки в народе, которому принадлежит мой отец, — спокойно заметил Перегрин. —

Я очень рад, что познакомился с вами, сэр Чарлз, — продолжил он. — Ваша репутация в лондонском Сити столь высока! Так как я хочу стать инвестором в этой стране, не могли бы вы посоветовать мне, куда лучше вложить деньги?

В глазах Велдона появилась алчность.

— Рад буду услужить вам. Разрешите пригласить вас пообедать в моем клубе.

— С большим удовольствием принимаю ваше приглашение, — ответил Перегрин, радуясь в душе, что его стрелы попали в цель.

Они договорились встретиться через неделю. Во время беседы к ним подошла девочка с льняными волосами, с которой раньше говорила леди Сара. Она с любопытством посмотрела на незнакомца.

— Принц Перегрин, — сказал Велдон, — это моя дочь Элиза.

— Принц? — Голубые глаза девочки сделались большими от удивления.

— Я действительно таковым являюсь, — ответил Перегрин.

Он и раньше знал о существовании девочки. Знал, что ее мать Джейн Клифтон была дочерью богатого лондонского банкира. Именно ее приданое послужило быстрому обогащению Велдона. Мать умерла три года назад, когда Элизе было восемь. Дочь внешне походила на отца. Печально, если она и характером пойдет в него. А пока она была хорошеньким, еще не вполне сформировавшимся подростком, который пришел в восторг от встречи с заморским принцем.

— Элиза, ты должна поприветствовать принца, — сказала леди Сара.

Девочка с усердием присела в реверансе. Перегрин склонился в глубоком поклоне, размышляя, что будет с девочкой, когда ее отец умрет. Наверняка у нее есть родственники, которые смогут о ней позаботиться.

— Прошу извинить нас, — проговорила леди Сара, — но нам с Чарлзом надо встретить нового гостя. Надеюсь еще увидеться с вами, ваше высочество.

Леди Сара отошла, и Перегрин, который смотрел ей вслед, заметил, что она ступает с некоторой неуверенностью и даже слегка прихрамывает. Возможно, это как-то связано с болью, затаившейся в ее глазах? Можно, конечно, расспросить Росса, но будет гораздо интереснее докопаться до причины самому. Ни один мужчина и ни одна женщина не могут владеть собой настолько, чтобы хоть раз не выдать себя. Что скрывается под этим спокойствием? Какую тайну хранит сердце дамы?

Когда они отошли, чтобы встретить епископа, которому предстояло их венчать, Чарлз заметил:

— Интересный человек, этот принц. Ты говоришь, что он друг лорда Росса? Сара кивнула.

— Кафиристан является частью Индии?

— Нет, он лежит за ее пределами, где-то в горах Гиндукуш, — разъяснила Сара. — Эта земля очень дикая и еще не исследована западными учеными.

— Наверное, он очень богат?

— Баснословно, если верить рассказу Росса. Он начинал с малого и приумножил свои богатства, торгуя по всему Востоку.

— Принц, кажется, заинтересовался тобой, Сара. Поощряй это знакомство, оно может оказаться крайне полезным.

— Я уже дала согласие направлять его, — холодно ответила Сара.

Одно дело — просьба Росса взять опеку над его другом, и совсем другое — когда твой будущий муж приказывает тебе поощрять своего потенциального инвестора. Правда, Чарлзу необходима хорошая хозяйка дома, которая будет способствовать приумножению его богатства и укреплению положения в обществе. Сара понимала, что не должна отказываться от отведенной ей роли.

Глава 3

На следующее утро, когда Сара завтракала вместе с отцом, в столовую вошел явно смущенный дворецкий.

— Ваша милость, к вам визитер. Он называет себя принцем.

— Боже милостивый! — растерялась Сара, но тут же овладела собой и громко рассмеялась не в силах сдержать радостного предчувствия. — Папа, хочешь познакомиться с джентльменом, о котором я тебе рассказывала?

Холодное аристократическое лицо герцога Хеддонфилда выражало недоумение.

— Неужели он не знает, когда можно наносить визиты?

— Скорее всего нет. Надеюсь, что с моей помощью он скоро это узнает.

Сара поставила кофейную чашку и последовала за дворецким. Когда она вошла в гостиную, принц смотрел в окно. Сара невольно залюбовалась его стройной фигурой с широким разворотом плеч. Хорошо скроенный темный костюм ладно сидел на нем. Хотелось надеяться, что он не первый кафир, который проложит себе путь в Англию.

Принц повернулся и одарил ее очаровательной улыбкой.

— Надеюсь, я пришел в удобное для вас время, — сказал он. — Вы разрешили мне нанести утренний визит. Сара улыбнулась и протянула принцу руку.

— Я забыла сказать вам, что утренние визиты наносятся после полудня.

Принц поцеловал ей руку и с удивлением взглянул на Сару.

— Тогда как же они могут называться утренними? Не вижу здесь никакой логики.

— Нельзя во всем искать логику, — ответила Сара, — особенно когда дело касается высшего света. Руку, — напомнила она.

— Ах да, я не должен задерживать ее! — Зеленые глаза принца вспыхнули весельем, и он отпустил руку Сары.

— У меня почему-то создается впечатление, что вы пользуетесь своей неосведомленностью, — проговорила Сара, стараясь сохранять серьезность.

— Смею вас разуверить, просто вы слишком подозрительны, — ответил он с невинным видом. — Я бы, конечно, мог прийти в приемное время, но что-то мне подсказывало, что здесь соберется масса народу и у вас не будет желания исправлять мои ошибки. И уж коли я здесь, позвольте пригласить вас покататься. Во время прогулки у вас появится прекрасная возможность заняться исправлением пробелов в моем воспитании.

— Теперь я понимаю, почему вас считают хорошим купцом, — рассмеявшись, заметила Сара. — Вы бы смогли убедить бедуинов купить у вас даже песок.

Прежде чем она продолжила, дверь открылась и в гостиную одна за другой вошли три служанки, каждая из которых несла большую вазу, полную белых роз. Сара с удивлением смотрела на этот парад цветов.

— Надеюсь, я ничего не нарушил, выразив таким образом свою признательность? — спросил Перегрин.

— Нет, хотя цветов должно быть гораздо меньше.

Принц засмеялся, и его загорелая кожа собралась морщинками вокруг глаз.

— Но количество роз означает то огромное удовольствие, которое я получил от общения с вами.

Служанки расставили цветы и вышли. Перегрин подошел к одной из ваз и вытащил едва раскрывшийся бутон. Их глаза встретились. Понюхав розу, принц протянул ее Саре.

— Эти розы означают чистоту и непорочность, — сказал он. — Во всем Лондоне не сыщешь столько роз, чтобы оценить вашу красоту.

Смущенная Сара приняла цветок. Полураспустившаяся роза слегка обнажила свою нежно-розовую сердцевину, источающую нежнейший аромат. Удивительно, как этот человек мог все так необычно обставить. Сколько романтики в его жестах и словах! Она обязательно должна предупредить его об осторожности в проявлении своего восточного темперамента, а то все будут думать, что он влюблен в нее.

Сара глубоко вдохнула нежный аромат и перевела дыхание. Как бы ей не хотелось глупыми условностями разрушать это очарование в нем. Может быть, стоило бы поступить наоборот и не ей учить Перегрина, а начать самой брать уроки у этого чудесного кафира?

Прежде чем Сара решила, что же все-таки лучше, в гостиную вошел отец. Герцог Хеддонфилд был невысокого роста, но в свои шестьдесят с небольшим держался прямо и с таким достоинством, что казался много выше. Сара представила их друг другу, и мужчины обменялись оценивающими взглядами.

Манеры Перегрина мало чем отличались от манер высокородного хозяина, и после принятого обмена любезностями герцог сменил гнев на милость и даже посоветовал дочери воспользоваться хорошей погодой и принять предложение принца покататься в Гайд-парке.

Перегрин помог Саре сесть в экипаж.

— Я начинаю думать, что вы мошенник, ваше высочество, — сказала она, глядя на него глазами, полными лукавства.

Принц бросил на нее быстрый настороженный взгляд.

— Не сомневаюсь, что вы впервые в Лондоне, — объяснила Сара, — но уверена, что вам приходилось вращаться в европейских кругах где-нибудь в Индии или на Среднем Востоке. Вы можете прекрасно вести себя, если вам это выгодно. Вы сумели произвести отличное впечатление на моего отца. Он просто растаял.

— Растаял? — переспросил с усмешкой Перегрин. — Никогда не слышал такого выражения.

— Другими словами, вы очаровали его, — разъяснила Сара, — хотя в данном случае больше подходит первое слово, но никогда не употребляйте его в обществе, так как оно звучит несколько вульгарно.

— Буду об этом помнить, — сказал Перегрин. — Вы совершенно правы. У меня есть некоторый опыт общения с европейцами, но здесь, в Лондоне, все так необычно, что я просто растерялся.

Сара усомнилась, но решила не развивать тему дальше. Принцу приходилось маневрировать, прокладывая себе дорогу среди груженных товарами телег, и он молчал.

— Вы легко управляете экипажем, — нарушила молчание Сара. — Должно быть, вы получили этот навык в горах?

— В горах нет ни дорог, ни экипажей. Там пролегают такие узкие тропы, что человек дважды подумает, прежде чем начнет взбираться по ним. Вот почему наши племена сохранили свою независимость. К нам очень трудно добраться. — Перегрин помолчал и, не меняя тона, продолжил: — Когда я впервые увидел вас, мне показалось, что вы носите в себе какую-то затаенную боль. Это что, результат несчастного случая или долгой болезни?

На мгновение Сара чуть не лишилась дара речи.

— Вы не должны задавать подобных вопросов, — ответила она. — Это невежливо. Если люди посчитают уместным рассказать вам о своей жизни, то они сделают это по доброй воле.

— Запомню и это. — Перегрин бросил на Сару быстрый взгляд и заметил, что она побледнела.

Он остановил лошадей, пропуская встречный экипаж.

— Ваша неуверенная походка — результат несчастного случая? — настойчиво повторил он.

— Вы неисправимы, — сухо заметила Сара, но, немного подумав, продолжила: — Ну хорошо, если вы настаиваете. В этом нет никакого секрета. Я упала с лошади, когда мне было восемнадцать. Это случилось как раз после моего первого выхода в свет. Я брала барьер, и моя лошадь подвернула ногу и упала на меня. Ее пришлось пристрелить, так как перелом был очень серьезным. Врачи думали, что я тоже не выживу, но затем решили, что я просто не буду ходить.

— Вы долго лечились?

— Годами. Я бы и сейчас оставалась в инвалидной коляске, если бы в Англию не вернулся Росс и не заявил, что он не позволит мне строить из себя инвалида. С помощью упражнений под его руководством мне удалось встать на ноги. — Сара вздохнула и тихо добавила: — В то время моя мать находилась при смерти.

— И вы, как примерная дочь, все время проводили у ее постели. Теперь я понимаю, почему у вас не было времени выйти замуж раньше.

По ее молчанию Перегрин догадался, что попал в самую точку, но, заметив ее плотно сжатый рот, догадался, что это еще не вся история.

— У вас был мужчина до несчастного случая?

Сара окинула Перегрина холодным взглядом.

— Одно из двух, — сказала она, — либо вы читаете мои мысли, либо расспрашивали обо мне. Хотя почти никто не знает об этом периоде моей жизни, — заметила она, потупившись.

Понимая, как больно Саре раскрывать перед ним свою душу, Перегрин замолчал и стал смотреть по сторонам.

— Я не читаю ваши мысли и совсем не шпионил за вами, — проговорил он после некоторого молчания, — я просто догадался. Если вы уже тогда начали выезжать в свет, то у вас не было отбоя от поклонников, и вполне естественно, что девушка восемнадцати лет впервые влюбляется.

— Естественно и глупо. — Сара пожала плечами. — Мы были слишком молоды, чтобы быть помолвленными. Просто мы нравились друг другу. Когда я упала с лошади… — Поколебавшись, Сара быстро договорила: — Естественно, ему не хотелось связывать себя с калекой.

— Вы не калека, — заметил Перегрин. — Какой же дурак тот молодой человек! Отказаться от бриллианта, пусть даже в нем небольшой изъян. Именно он, этот изъян, и придает ценность всему камню.

— Вы не должны говорить мне таких вещей, — смущенно заметила Сара. — В этом есть что-то ненастоящее. Это звучит… звучит как лесть. Или как ухаживание.

— Я просто говорю правду, миледи, — сказал он с нежностью в голосе, — но если мои слова смущают вас, давайте поговорим о чем-нибудь другом, к примеру, о лошадях. Эти наемные лошади не доставляют мне никакого удовольствия. Где бы я мог купить своих собственных лошадей?

— Лучше всего в Таттерсоллзе. Это южнее площади Гайд-парк-корнер. Туда на аукцион привозят лучших лошадей со всей Англии. Кроме того, это сейчас самое модное место в Лондоне. Попросите Росса проводить вас туда сегодня. Летом аукцион проводится только по понедельникам. Если вы не попадете туда сегодня, вам придется ждать целую неделю.

— Мы уже на площади Гайд-парк-корнер. Куда мне свернуть?

Сара махнула рукой.

— Вы должны повернуть налево. Это чуть выше Гросвенор-плейс, но мы не можем поехать туда. Вернее, вы можете, а я нет.

Перегрин повернул экипаж в указанном Сарой направлении.

— Почему вы не можете поехать туда? — спросил он.

— В Таттерсоллз ездят только джентльмены. Это что-то вроде клуба, — объяснила Сара. — Мужчины ходят туда, чтобы поиграть на скачках, повидаться с друзьями, обменяться охотничьими историями. Женщине там не место.

— Что случится с вами, если вы пойдете туда со мной? — осведомился Перегрин, изучающе посмотрев на Сару. — Вас забросают камнями?

— Конечно, нет.

— Существует закон, запрещающий женщинам появляться там, и вас могут арестовать? Упекут в Ньюгетскую тюрьму или наденут паранджу?

— Ни то и ни другое.

— Тогда в чем же дело?

— Просто это не принято, — ответила Сара, удивляясь его непонятливости. — Все будут в шоке, увидев меня там.

Желая выяснить, насколько леди Сара погрязла в условностях, Перегрин не отступал:

— Неужели вам действительно не безразлично, что о вас подумают? Я, конечно, не потащу вас туда силой, но на вашем месте я бы подумал.

Сара хотела возразить, но в последний момент раздумала. Помолчав, она сказала:

— Меня интересует только мнение моей семьи и самых близких друзей. Но жить по правилам гораздо легче.

— Возможно, и легче, но менее интересно. Неужели вас никогда не интересовало, что мужчины делают, оставшись наедине?

— Вы невыносимы, — рассмеялась леди Сара. — Мне никогда не научить вас правилам поведения в лондонском обществе. Скорее вы развратите меня.

Перегрин улыбнулся. Сегодня на Саре было бледно-желтое платье, которое очень шло к ее карим глазам. Весьма очаровательная и оригинальная женщина. Нельзя допустить, чтобы она досталась Велдону.

— Милая Сара, — сказал он с нежностью, — позвольте мне хоть немного развратить вас.

Сара, вздрогнув, перестала смеяться. Неужели его слова больше, чем шутка? Этого не может быть — ведь он друг ее кузена. Сара не допускала и мысли, что у такого человека могут быть дурные намерения.

— Хорошо, я согласна появиться в Таттерсоллзе, — ответила она, улыбаясь. — Поверните направо у больницы святого Георгия. И очень прошу вас называть меня только леди Сарой.

По неписаным законам высшего общества светская жизнь в Таттерсоллзе начиналась после полудня, поэтому, когда они приехали туда, народу было мало. Как Сара и предполагала, все, кто был там в столь ранний час, с удивлением посмотрели на нее.

— Вы оказались правы, — заметил Перегрин. — Кажется, вид женщины привел их в шок. Они смотрят на вас так, будто впервые в жизни видят женщину. Мне казалось, что английское общество более либеральное. Ситуация напоминает мне сельские районы Оттоманской империи, где женщина, покидая дом, надевает на себя паранджу, чтобы посторонний мужчина не увидел ее лица. Может, этим джентльменам тоже стоит надеть паранджу, чтобы укрыться от взгляда ваших глаз?

— Мне кажется, для них предпочтительнее, чтобы ушла я. Они смотрят на меня так, как смотрели бы на горгону Медузу, чей взгляд сейчас превратит их в камни, — заметила Сара не в силах сдержать улыбку от той непочтительности, с которой ее спутник говорил о джентльменах. — Половина присутствующих здесь мужчин — мои хорошие знакомые или состоят со мной в родстве. Конечно, они шокированы, что леди Сара Сент-Джеймс появилась в таком неподходящем для дамы месте. Думаю, их реакция была бы совершенно другой, будь я, к примеру, оперной певицей.

Сара с интересом осмотрелась вокруг, намереваясь использовать предоставленную возможность, чтобы заглянуть в святая святых представителей сильного пола. Знаменитый аукцион располагался на площади, которая могла вместить множество лошадей и экипажей, и был окружен сводчатой аркадой, куда заводили лошадей в плохую погоду.

— Это напоминает монастырский свод, — заметила она, кивнув в сторону аркады.

— Хорошо подмечено, — согласился принц. — Я вижу здесь несколько прекрасных животных. Должен я ждать аукциона или могу купить их прямо сейчас?

— Думаю, что можете, — нерешительно ответила Сара. — По крайней мере если предложите за них хорошую цену.

— Что я и сделаю. Разыграю из себя сказочно богатого иностранца с большим апломбом и куриными мозгами. — Перегрин внимательно посмотрел на Сару. — Вы держитесь молодцом, но я вижу, что вам не терпится поскорее уйти отсюда.

Сара в который раз удивилась проницательности принца. Хотя она и старалась вести себя непринужденно, косые взгляды мужчин были ей неприятны.

Они пересекли двор и подошли к загону, где находилось несколько лошадей. В это время из стоящего рядом дома вышел средних лет человек. Сира сразу догадалась, что это сам мистер Таттерсолл, основатель аукциона лошадей в Лондоне. Увидев ее, он нахмурился, но стоящий рядом с ним человек что-то быстро зашептал ему на ухо, очевидно, разъясняя, что она дочь герцога.

Мистер Таттерсолл был мудрым человеком. Узнав, кто она, он старался просто ее не замечать. Знакомые и родственники Сары не одобрили бы ее появления на аукционе, но и никогда не позволили бы вышвырнуть ее вон. Понимая все это, мистер Таттерсолл предпочел сделать вид, что ничего не заметил.

— Вы присмотрели что-нибудь подходящее? — спросила Сара.

Перегрин внимательно осмотрел лошадей и указал на пару гнедых:

— Вот эти.

Принц подошел к лошадям, потрепал их по холке, сказал им что-то на чужом, непонятном языке. Сара наблюдала за ним, стараясь держаться в тени. К ней приблизился пожилой грум и прошептал:

— У вашего приятеля хороший вкус. Это лучшая пара, но боюсь, что хозяин заломит за них баснословную цену.

Мистер Таттерсолл подошел к Перегрину и представился. Завязалась беседа. Разговор о лошадях смягчил выражение лица хозяина аукциона, хотя время от времени он бросал на Сару красноречивые взгляды, очевидно, желая, чтобы она провалилась сквозь землю.

Следующие десять минут гнедых водили по кругу, демонстрируя их качества. Наконец сделка состоялась. Мистер Таттерсолл был явно доволен.

— Я думаю, хозяин пары согласится на ваше предложение, ваше высочество, — сказал он Перегрину, опять бросив на Сару недовольный взгляд. Однако коммерческое чутье возобладало над желанием поскорее отделаться от женщины, так как спустя минуту он предложил: — Может, вы, ваше высочество, посмотрите и других лошадей? Не желаете приобрести лошадей для упряжки? Только у нас вы найдете самых лучших. А также есть лошади для верховой езды и для охоты.

— Пожалуй, — согласился Перегрин, предлагая Саре руку. — Мистер Таттерсолл, вы знакомы с моим очаровательным гидом, леди Сарой Сент-Джеймс? Это она посоветовала мне купить у вас лошадей.

Мистер Таттерсолл был вынужден поклониться Саре и выказать свое радушие. Затем он повел их к стойлам. Перегрин бросил быстрый взгляд на лошадей для упряжки, равнодушно посмотрел на скаковых. Ни одна из них не привлекла его внимания. Они подошли к последнему стойлу, где стоял огромный жеребец такого светло-серого цвета, что казался почти белым.

— Это моя собственность, — с гордостью заявил мистер Таттерсолл. — Сегодня я выставляю его на аукцион. Великолепен, не так ли? Это чистокровный жеребец. Его отцом был…

Взмахом руки Перегрин прервал рассказ мистера Таттерсолла.

— Выведите его, — приказал он.

Грум вывел из стойла молодого норовистого жеребца. Вскинув голову, животное встало на задние ноги. Сара в испуге отскочила, но Перегрин даже не заметил этого. Он с восхищением смотрел на прекрасного коня, обошел его со всех сторон, что-то шепнул на своем языке, и жеребец успокоился, лишь слегка кося большими блестящими глазами в сторону незнакомца.

— Вы позволите? — Сняв шляпу, принц бросил ее изумленному Таттерсоллу и, не обращая внимания на тревожные взгляды собравшихся людей, вскочил на коня, ударил его пятками по ребрам и с быстротой молнии исчез из вида.

Несколько привыкнув к необычному поведению кафира, Сара была потрясена немного меньше, чем остальные. Она не сомневалась, что ее спутник обязательно вернется, но сейчас под взглядами окружающих совсем растерялась. Спасение пришло в виде солидного добродушного человека, ее дальнего родственника, сэра Уилфреда Уайтмана.

— Отказываюсь верить своим глазам! — закричал он ей в ухо. — Неужели это леди Сара? Этого не может быть! Просто какой-то обман зрения.

— Верь своим глазам, Уилфред, — сказала Сара, протягивая ему руку. — Как поживаешь?

— Прекрасно, моя дорогая, — ответил он с поклоном. — Кто твой спутник? Краснокожий индеец из далекой Америки? Только они ездят на лошадях без седла.

Сара покачала головой.

— Это друг лорда Росса, принц Перегрин из Кафиристана. Прекрасный наездник, не так ли?

— В этом ему не откажешь, — ответил Уилфред с явным уважением.

Сара едва сдерживала смех: если принц хочет стать ходячей легендой, то он на правильном пути. Светские джентльмены, подобные Уилфреду, может, и шокированы таким поведением, но он вызвал их явное уважение. Даже мистер Таттерсолл, оправившись от изумления, выглядел довольным, хотя и передал шляпу Перегрина груму.

Уилфред развлекал Сару светскими сплетнями, когда на площадке появился Перегрин. Казалось, конь и человек довольны друг другом.

— Великолепно, мистер Таттерсолл! — воскликнул принц, передавая лошадь хозяину. — Ваша цена? Я покупаю его до начала аукциона.

Мистер Таттерсолл прищурился, раздумывая, какую цену запросить с этого странного чужестранца.

— Тысяча гиней, — выпалил он.

— Покупаю.

Саре стало жалко бедного мистера Таттерсолла, когда она увидела выражение его лица. Он явно считал, что продешевил, хотя сама Сара думала, что на аукционе никто не заплатил бы такую огромную сумму.

Принц вскочил на коня и подъехал к Саре. Его вьющиеся черные волосы, немного длиннее, чем общепринято, растрепались на ветру, зеленые глаза горели, лицо сияло. Он был великолепен. Таких не встретишь среди англичан.

— Его походка стелется, как шелк, Сара, — сказал он. — Приглашаю вас прокатиться на нем.

Сара почувствовала, что бледнеет. Она в испуге посмотрела на него, всем своим видом давая понять, что такое просто невозможно. Их взгляды встретились, и выражение его лица смягчилось. Как всегда, он все понял. Взгляд его зеленых глаз проникал в душу, высвечивая буквально все, что там происходит. Он склонился и шепнул:

— Доверьтесь мне.

Сара решила убежать куда глаза глядят, но прежде, чем это решение созрело, она, не понимая, что делает, протянула принцу руку и оказалась на коне впереди него. Он дал ей возможность сесть поудобнее, затем тронул коня. Они выехали на улицу, пересекли Гайд-парк-корнер и быстро достигли аллеи для верховой езды под названием Роттен-роу, которая в этот ранний час была почти пуста. Перегрин пустил коня легким галопом. Поначалу отсутствие седла пугало Сару, но вскоре она приспособилась. Тело Перегрина надежно ее защищало. Она расслабилась и прижалась к нему, ощущая все движения его сильного, гибкого тела.

Как правильно подметил Перегрин, жеребец шел легким, стелющимся шагом, как мягко струящийся шелк. Сара расслабилась, и ее тело повторяло движения коня. Она ощутила прежнее блаженство верховой езды, ветер холодил лицо, мечты улетали куда-то ввысь.

— Вам удобно? — спросил принц. Сара кивнула.

— Вы не садились на лошадь с того самого несчастного случая?

— Нет. Бытует мнение, что, поправившись, человек должен как можно скорее вновь сесть на лошадь, но я не могла себя заставить это сделать. Возможно, я просто трусиха.

— Совсем наоборот, милая Сара, вы очень храбрая женщина. Разве не вы, презрев условности, сели на лошадь и пустились вскачь?

— В этом не моя заслуга, а ваша, — сухо ответила Сара.

В этот момент она испытывала как бы раздвоение личности, как будто она разделилась надвое. Одна часть считала, что ее поведение немыслимо. Нарушая законы света, она без седла скачет на лошади с почти незнакомым ей мужчиной. Отец будет вне себя от гнева. Друзья и родственники просто не смогут поверить в случившееся.

Но в то же время другая ее часть нашептывала, что она ведет себя вполне естественно. Загадочный принц родился на противоположном краю земли. Он воспитывался по своим законам и обычаям, которых она совершенно не знает и которые ей чужды. Однако он, как никто, за исключением Росса, понимал ее, говорил с ней открыто, вел себя почтительно. Правда, Росс был близким человеком, почти братом, а кто для нее этот странный принц Перегрин? Почему она ему так доверяет?

Раздумывая над своим поведением, Сара покрепче ухватилась за гриву коня. С самой первой встречи она заметила, что кафир красив. Все женщины смотрели на него с восхищением. Но какое ей до этого дело? Да, Перегрин великолепен и достоин восхищения, но он не имеет к ней никакого отношения. Она дочь герцога, в ее жилах течет благородная кровь, она умна и рассудительна. Так почему же она сидит почти в объятиях этого чужого ей человека? Их тела колышутся в такт движениям лошади, и в этом есть что-то интимное. Никогда в жизни она еще не ощущала близость мужчины, который ее так волнует. Что же будет с ней, если придет настоящая близость?

Сара не считала себя пуританкой, но то, о чем она сейчас думала, заставило ее покраснеть. Каким же испорченным существом она становится! Слава Богу, что принц видит в ней только кузину своего друга. Да, он добр к ней, но он не тот мужчина, которого может привлечь такая особа, как она, к тому же далеко не первой молодости. Похоже, он напрашивается к ней в друзья. Ну что же, с нее и этого достаточно.

— Ну а теперь вы сядете на лошадь снова? — спросил Перегрин, поворачивая коня.

Зная, что без его твердой руки ей будет трудно это сделать, Сара тем не менее ответила:

— Обязательно. Только сейчас я поняла, как соскучилась по верховой езде.

— У Таттерсолла я приглядел маленькую гнедую лошадку, как раз то, что нужно даме. Разрешите мне купить ее для вас.

— Нет! — резко бросила Сара. — Я не могу принять от вас такой подарок.

— А что случится, если вы его примете? — как всегда с любопытством спросил принц. — Вас начнут презирать? Вы подвергнетесь остракизму? Вас перестанут принимать при дворе?

Они остановились на краю парка, пропуская многочисленные экипажи. Воспользовавшись моментом, Сара посмотрела ему в глаза.

— На этот раз вам не удастся уговорить меня. У меня нет ни нужды, ни желания иметь эту лошадь. Я никогда не приму от вас такой подарок. Вам это понятно?

Перегрин прищурился, но в следующее мгновение на его лице появилась широкая улыбка.

— Абсолютно понятно, ваша милость. Я умею соглашаться.

Весело смеясь, они въехали во двор Таттерсоллза. Перегрин к этому времени был в полном восторге от леди Сары. Ее смелое поведение и в то же время поразительное для него упрямство очаровали его. Если первоначально в его намерения входило только разлучить ее с Велдоном, то сейчас он твердо решил покорить и обладать ею, что должно быть приятно для них обоих.

Глава 4

На следующий день после экскурсии в Таттерсоллз Перегрин встретился за обедом в лондонском клубе «Сити» с мистером Велдоном. Бенджамин Слейд говорил ему, что именно в этом клубе богатые дельцы устанавливают контакты с высшими правительственными чиновниками и знатью. Здесь Ротшильды якшаются с премьер-министрами. Но даже без разъяснений своего поверенного Перегрин знал, почему Велдон является постоянным завсегдатаем клуба: здесь источник его богатства, силы и власти.

Со дня их первой встречи Перегрину удалось затушить в себе на время огонь ненависти, и сейчас он готов был к встрече, сохраняя абсолютное хладнокровие. Ситуация даже забавляла его. Цель Велдона была проста: убедить иностранца стать инвестором. У Перегрина же были далеко идущие планы: сначала подружиться со своим врагом, нащупать его слабое место и только потом нанести сокрушительный удар.

За обедом, дорогим и обильным, шла обычная беседа, и только когда они перешли в курительную, расположились в мягких креслах и заказали себе по рюмочке портвейна, Велдон приступил к делу.

— Если вы хотите вложить деньги в этой стране, ваше высочество, — начал он, обрезая кончик сигары, — та лучшего поля для бизнеса, чем строительство железных дорог, вы не найдете. За ними будущее. Уже сейчас многие компании погрели на этом руки, но дальнейшее сулит еще большие выгоды.

— Боюсь, что фортуна больше не повернется к нам лицом, — заметил Перегрин. Он не хотел, чтобы в данной игре противник считал его бараном, с которого можно стричь шерсть.

— Пару лет назад все были охвачены идеей вкладывать деньги в железные дороги, и что из этого вышло? Компании разорялись, дробились, соперничали друг с другом, обещая многое и не выполняя ничего. Они попросту зря растратили капиталы.

Велдон в удивлении поднял брови и с уважением посмотрел на принца.

— Я вижу, вы хорошо изучили предмет. Да, железнодорожная индустрия сейчас находится в состоянии реорганизации. Инвесторы выжидают, а капиталы накапливаются. В последующие два или три года произойдет железнодорожный бум. Деньги потекут рекой, и мелким инвесторам там нечего будет делать. Выгоду получат те, кто рискнет вложить деньги сейчас.

— Возможно, — согласился Перегрин, потягивая портвейн. — У вас есть на примете какая-нибудь определенная железная дорога?

— Да Лондон — Сауттемптон, — ни минуты не раздумывая, ответил Велдон. — Саутгемптон — один из важнейшим портов страны, и его связь с Лондоном, имеет большое экономическое значение. Часть дороги уже была построена перед тем, как начался отток капитала и мелкие вкладчики разорились. В настоящее время не представит труда приобрести контрольный пакет акций, а приток нового капитала позволит закончить линию. Эта железная дорога станет самой прибыльной в Англии.

— Если компания не сомневается в своем: успехе, то почему она не может уже сейчас привлечь новых инвесторов? — спросил Перегрин, стряхивая пепел с сигары.

— Очень уместный вопрос, — ответил Велдон. Его тон и даже выражение лица изменились, когда он понял, что имеет дело с себе равным. — Дело в том, что инвесторы стали осторожными после того, как началась тяжба с землевладельцем о размере комиссионных эа право проезда через его земли, но сейчас у меня есть все основания полагать, что теперь он будет более разумным и пойдет на уступки.

— Значит, вы ищете сейчас инвесторов, чтобы выкупить контрольный пакет акций; а самому стань председателем правления?

— Совершенна верно. Это, наверное, звучит нескромно, но никто, кроме меня, не защитит лучше интересы компании. Может, вы сами хотите возглавить правление?

— Ни в коем случае. Меня не привлекает ежедневная кропотливая работа. Я привык поручать все управленческие и финансовые дела другим людям. Я согласен, что железные дороги сулят большую выгоду, надо лишь выбрать надежную компанию. Прежде чем принять окончательное решение, я должен более тщательно изучить дело, но уже сейчас нахожу ваше предложение интересным. Могу я просить вас прислать всю необходимую информацию моему поверенному?

Глаза Велдона заблестели.

— Я знал, что вам захочется вникнуть в детали, и принес все необходимые бумаги. — Он залез во внутренний карман пиджака и вытащил сложенные документы. — Если вам будут нужны другие подробности, пришлите мне перечень вопросов.

— Договорились, — ответил Перегрин, пряча документы. — Теперь, когда мы покончили с делами, могу я вас попросить, сэр Чарлз, назвать мне ряд мест, где джентльмен… ну, скажем так… может расслабиться. Я знаю, что во всех столицах мира есть заведения, где можно получить удовольствие. — Перегрин помолчал, сделал глоток портвейна и продолжил: — :К сожалению, большинство таких заведений закрыты для иностранцев. Туда нужны особые рекомендации. Я мог бы обратиться к моему другу лорду Россу, но он больше ученый, чем светский человек, и навряд ли ему известны такие места. Вы человек более широких взглядов, поэтому я взял на себя смелость обратиться именно к вам.

Велдон мог бы заявить, что он совсем не тот человек, который нужен принцу, или отослать его к кому-нибудь другому, но в его глазах вспыхнул огонь совсем другого рода: в них появилось что-то темное и алчное. Было заметно, что, помимо обычной выгоды, в этом деле у него есть свой собственный интерес.

— Сочту за честь познакомить вас с рядом таких заведений, ваше высочество, — сказал он. — В Лондоне есть все, что душе угодно, начиная с простой крестьяночки на улице и кончая самыми утонченными, эпикурейскими удовольствиями.

Перегрин с наслаждением затянулся сигарой. Его жертва проглотила наживку вместе с крючком. Надо, чтобы он показал ему что-то особенное, из ряда вон выходящее.

— Боюсь, что человека, познавшего все наслаждения Востока, Лондон ничем не удивит, — сказал он.

Бледно-голубые глаза Велдона превратились в щелки.

— Я бы не променял развлечения Лондона ни на какие другие, пусть даже и восточные. За хорошую цену вы можете найти здесь буквально все. Абсолютно все, — подчеркнул он. Баронет затушил сигару и поднялся. — К концу вечера вы удостоверитесь, что я прав. Идемте.

Они сели в закрытый экипаж Велдона, на котором, как отметил про себя Перегрин, не было ни герба, ни каких-либо других опознавательных знаков. Они медленно ехали по темным улицам и молчали. Первым заговорил Велдон.

— Закон запрещает мужчинам зарабатывать деньги на проституции, но что не позволено мужчине, разрешено женщине. Именно поэтому все подобные заведения содержат женщины.

Откуда-то из-под сиденья он достал периодическое издание и протянул его гостю.

— Это может вас заинтересовать, — добавил он.

Журнал назывался «Эксклюзив». Перегрин раскрыл его и увидел заголовок «Под покровом Венеры». В колонке давалось подробное описание женщин. Перелистывая страницы, Перегрин читал: изящная блондинка с манерами леди, умелая и выносливая; темноволосая пышка, знаток французской любви.

— Интересно, — догадался он, — каталог куртизанок.

— Совершенно верно. Хочу заметить, что он постоянно обновляется. Здесь вы найдете перечень всех ночных заведений и таверн, где можете познакомиться с женщинами этой профессии. Конечно, сюда не включены уличные проститутки. Если вы хотите иметь женщину, то можно поехать на Принсез-стрит в заведение Кейт Гамильтон, но я предлагаю вам лучший вариант. Только там вы найдете все самое изысканное и утонченное.

— Ценю вашу доброту, — сказал Перегрин, откидываясь на сиденье.

Вечер обещал быть интересным.

Первая остановка была в обыкновенном борделе, отличающемся от других разве что обилием роскошной мебели. Их впустил здоровенный детина, в прошлом боксер. Обменявшись с ним приветствиями, Велдон спросил, свободна ли мадам де Мейнтенон. Мадам была свободна и немедленно появилась в дверях. Грузная, средних лет женщина, с остатками былой красоты и яркими волосами, оттенка которых вообще не существовало в природе, была рада видеть своего клиента.

После обычного обмена приветствиями Велдон представил мадам Перегрина.

— Мой друг совсем недавно приехал в Лондон, и я решил познакомить его с вами.

Мадам де Мейнтенон, называвшаяся на французский лад, с явным одобрением оглядела Перегрина.

— Рада познакомиться с вами, милорд, — сказала она. В ее речи чувствовался скорее ист-эндский акцент, чем парижский.

— Если хотите посмотреть моих девочек, то приглашаю вас подойти к этой стене.

Она раздвинула драпировки, и Перегрин увидел несколько застекленных отверстий, расположенных на разной высоте. Принц подошел к самому высокому и заглянул в гостиную, где стояли и сидели с полдюжины молодых, женщин в открытых полупрозрачных платьях, не оставляющих ни малейшего сомнения в их профессии, Вся система была похожа на азиатские рестораны, где каждый посетитель выбирал себе рыбу, плавающую в стеклянном бассейне.

— Девочки еженедельно проходят медицинский осмотр, — сказала мадам. — Вино и роскошный ужин входят в стоимость билета. Если вы пожелаете иметь нескольких, то за особую плату, милорд. Мы также проводим костюмированные спектакли.

— Костюмированные спектакли? — удивился Перегрин.

— Девочки наряжаются в разные костюмы и разыгрывают небольшие сценки, — пояснила мадам, — Многим клиентам это нравится. Вы можете выбрать горничную; школьницу, молочницу, невольницу, герцогиню к даже свою собственную мать. Мы предоставим вам нет хотите. — Склонив набок голову, мадам задумчиво посмотрела на Перегрина. — вы ведь иностранец? Если вы католик, то мы устроим для вас выступление послушниц и монахинь. Они пользуются популярностью у священнослужителей. Нескольким нашим завсегдатаям нравятся пастушки, и мы разыгрываем сценки на лугу с настоящими овечками. Но для такие особых заказов нам нужен день или два. Одна из моих девочек прекрасно изображает королеву. Поэтому; если вам захочется потанцевать с ее величеством, это легко устроить.

— Не сомневаюсь, — ответил Перегрин. Интересно, как бы отнеслась ко всему этому королева Виктория, узнай она, какое гнусное оскорбление ей наносят.

— Все очень, очень заманчиво, мадам.

— Так у вас есть какие-нибудь пожелания, милорд? — с надеждой спросила мадам.

У Перегрина не было ни малейшего сомнения в том, что «милорд» входит в стоимость обслуживания, как вино и роскошный ужин.

— Сегодня я просто заехал к вам узнать, на что я могу рассчитывать. В следующий раз я непременно останусь и сделаю выбор.

Распрощавшись с мадам, они сели в карету и поехали дальше.

— Все очень интересно, но ничего необычного, сэр Чарлз, — сказал Перегрин. — Вы обещали мне что-то более утонченное.

Велдон рассмеялся.

— Вам нелегко угодить, ваше высочество. Хорошо, я познакомлю вас с заведениями более высокого класса. Должен ли я включить в наше приятное путешествие дома, где собираются гомосексуалисты?

Несмотря на то что Перегрин ожидал подобного вопроса, все в его душе перевернулось, ладони сжались в кулаки так, что ногти впились в кожу, оставляя следы. Полумрак экипажа не позволял видеть, какое отвращение было иа его лице. Сдерживая гнев, он ответил:

— Не могу сказать, что я интересуюсь развлечениями подобного рода, но, чтобы иметь полную картину о возможностях Лондона, не возражаю познакомиться с одним из этих мест.

Они приехали в Сохо и вошли в красивый особняк, хозяйкой которого была миссис Кембридж. Одетая в облегающее фигуру шелковое платье и боа, она с гордостью демонстрировала свою коллекцию: плетеные ремни, хлысты, плети, щипцы, скребницы, кочерги и прочие пыточные инструменты; в бочонках мокли березовые розги, а в дорогих вазах стояли букеты жгучей крапивы, которая могла быть использована по желанию клиента.

— С помощью всего этого мы можем поднять даже мертвого, — заметила хозяйка, разразившись веселым смехом.

Особой гордостью дамы было сооружение, которое она изобрела сама и называла «Шевалье Кембридж». Это было нечто похожее на дыбу, снабженную отверстиями, позволяющими с помощью острых ножей жалить тело клиента. Миссис Кембридж сама выполняла все операции, но на тот случай, когда клиент хотел быть исполнителем, содержала штат особ мужского и женского пола. Мужчины, чей интерес был просто познавательным, могли наблюдать за всеми действиями через застекленные отверстия, в стенах.

По мнению Перегрина, жизнь и без того была достаточно тяжелой, чтобы подвергать себя дополнительным испытаниям, но он оставил свое мнение при себе и молча поцеловал руку миссис Кембридж, так как в ее гордости за свой процветающий бизнес было что-то подкупающее. Она с уважением относилась к своей пыточной коллекции и не видела в ней ничего плохого. Это было ее ремесло, которое приносило хороший доход.

Очарованная таким отношением к ней со стороны Перегрина, она на прощание подарила ему журнал «Школьная учительница на службе у Венеры, или Березовый спорт».

Далее они ненадолго остановились в игорном доме, где обнаженные девушки играли в карты и на бильярде и клиенты могли выбрать любую из них. Здесь Велдон раздобыл две черные маски, и они отправились в бордель для гомосексуалистов.

Приехали туда в самый разгар свадьбы. Невестой был здоровенный усатый детина, по виду похожий на гренадера, а ее женихом — инфантильный джентльмен на целую голову ниже, чем его нареченная. Среди гостей циркулировали официанты, разнося шампанское. Их мускулистые тела были обнажены, и только маленькие фартучки прикрывали первопричинное место.

Перегрин с бокалом шампанского отошел в тень и с отвращением наблюдал за «свадьбой». Он с интересом отметил, что Велдон чувствует себя здесь как дома.

Перегрин мысленно поздравил себя с тем, что хладнокровно выдерживает все выпавшие на него за сегодняшний вечер испытания. В это время кто-то нежно дотронулся до его руки. Перегрин резко обернулся с таким свирепым выражением лица, что мужчина, принося тысячу извинений, сразу отступил. Перегрин, быстро овладев собой, попытался объяснить, что его резкая реакция была вызвана неожиданностью, но мужчина не захотел слушать и исчез в соседней комнате.

К счастью, Велдон, покрутившись с полчаса среди гостей, предложил ехать дальше.

— Самое лучшее я оставил напоследок, — сказал он, когда они разместились в экипаже. — Если вас там ничего не заинтересует, то не откажите в любезности немного меня подождать.

— Непременно, — ответил Перегрин. — Вы потратили на меня слишком много вашего драгоценного времени, я л.не могу отказать в такой малости. Какой способ любви из виденных нами сегодня вечером предпочитает английский джентльмен, когда остается в спальне со своей женой, такой, как, например, леди Сара Сент-Джеймс?

Он спросил это самым невинным тоном.

Велдон чуть не задохнулся от возмущения. Но что взять с иностранца, подумал он и терпеливо разъяснил:

— Ни один английский джентльмен не ожидает от своей жены ничего подобного. Мы заходим к ним в спальни на предмет нежных чувств раз или два в месяц. Многие приходят к своим женам только тогда, когда хотят иметь детей.

— Публичные дома наверняка очень доходный бизнес, — как бы вскользь заметил Перегрин.

— Если вы решили вложить деньги в этот бизнес, — сказал Велдон после холодного молчания, — то разрешите вам напомнить, что законы Англии запрещают мужчинам получать доход от проституции.

— Я уже говорил вам, что меня не устраивает каждодневная работа, какой бы привлекательной она ни была, — ответил Перегрин, стараясь казаться равнодушным. — Я задал этот вопрос из чистого любопытства. Так какой же лакомый кусочек вы приберегли для меня под конец?

— Заведение, которое специализируется на девственницах. Советую вам снова надень маску.

Велдон улыбнулся, и в полумраке кареты сверкнули его белые ровные зубы.

— Правительство не обращает внимания на обычные бордели, но заведения, подобные тому, куда мы сейчас едем, преследуются законом. Надо быть очень осмотрительными.

Спустя минуту Велдон заговорил снова, и Перегрин почувствовал, что вы возбужден.

— Ничто так не стимулирует, как девственница. Знать, что ты у нее первый, и обладать ею… — Велдон довольно рассмеялся. — Но я уверен, вы не хуже меня знаете, что это за удовольствие. Вы, наверное, слышали о мусульманских гаремах, где содержатся десятки тысяч девственниц и их владелец каждую ночь обладает одной из них?

— Ходят такие слухи, хотя сам я там не был.

Перегрин нисколько не удивился, что Велдон везет его в заведение, где торгуют детьми, и находит в этом высшее наслаждение. Он уже хорошо знал, что представляет собой этот мерзкий человек.

Карета остановилась, и Перегрин надел маску. Его ноздри уловили хорошо знакомый запах доков. Этот район был самым опасным в городе. Велдон тихонько постучал в дверь. Открылось маленькое окошко, чей-то глаз внимательно изучил их, и дверь открылась. На пороге стоял похожий на разбойника здоровенный детина. Похоже, все бордели Лондона нанимают на работу в качестве вышибал людей одного типа.

Хозяйкой заведении была миссис Кент; крепкая; высокая женщина с тонкими губами и жестким взглядом. По тому, с каким радушием она встретила Велдона, Перегрин понял, что тот постоянный клиент этого дома.

— Сегодня у меня для вас есть что-то особенное, милорд, — сказала хозяйка Велдону и, бросив многозначительный взгляд на Перегрина, добавила: — Найдется подарочек и для вашего друга.

Радостно возбужденный, Велдон посмотрел на своего спутника.

— Я настаиваю, чтобы здесь вы были моим гостем. Обещаю вам неземное блаженство. Этот дом лучший в Лондоне.

Перегрин колебался недолго, зная, что на карту поставлено слишком многое. Его приглашали стать соучастником в этом отвратительном деле. Это совместное удовольствие сплотит их, сделает ближе. Отказаться от предложения — значит отдалить от себя Велдона, сделать их отношения просто формальными, а это не входило в его планы.

— Очень признателен вам, — ответил он как можно мягче, стараясь ничем не выдать своего отвращения. — Я с удовольствием принимаю ваше предложение.

— Через минуту я буду в полном вашем распоряжении, — сказала ему миссис Кент и увела Велдона.

Оставшись один, Перегрин прислушался. Полная тишина. Даже уличный шум не проникал сюда. Видимо, стены хорошо изолированы, чтобы заглушить все звуки, как изнутри, так и снаружи.

Перегрин медленно обошел гостиную. Все в нем клокотало от стыда и возмущения, в ушах звенело, нервы были обострены. Обычно он приходил в такое состояние, когда грозила опасность. Сегодня он не испытывал ничего, кроме боли и отчаяния, чувствуя себя идущим по краю пропасти.

Усилием воли Перегрин подавил в себе все чувства. Этот дом — еще один шаг к мщению. Он должен, он просто обязан сделать все, что приведет его к намеченной цели, пусть ему придется обесчестить девственницу. Он пойдет на это, по крайней мере сделает это лучше других. Спустя несколько минут вернулась миссис Кент и повела Перегрина на второй этаж. За ними следовал мрачный вышибала. Перед одной из дверей она остановилась и открыла ее.

— Чудесный ребенок, милорд, — сказала она. — Вы получите большое удовольствие.

Дверь закрылась, и Перегрин огляделся. Несколько свечей на камине хорошо освещали комнату, прекрасно меблированную, с преобладанием красного цвета. На массивной кровати, покрытой алым покрывалом, лежала худенькая девочка.

Она повернула голову и молча посмотрела на него. Хорошенькая, с длинными светлыми волосами, на вид не больше тринадцати. На ней была короткая белая рубашка, отделанная кружевами и лентами, что делало ее еще более похожей на ребенка.

Перегрин взял свечу и подошел к кровати. Руки девочки были привязаны к кроватным столбикам, оставляя ей некоторую свободу движений. Она смотрела на Перегрина, и в ее огромных глазах отражался свет свечей. Однако она не выглядела так, как, по мнению Перегрина, должна выглядеть девственница, знающая, что ее сейчас будут насиловать. Возможно, ей дали наркотик и она не понимала, что происходит.

Нахмурившись, Перегрин вглядывался в ее лицо, выражавшее покорность и смирение, но только не страх. Перегрин никогда не был в заведениях подобного рода и не знал; что и думать.

— Здесь есть смотровые отверстия? — спросил он.

Глаза девочки расширились от удивления, и она непроизвольно посмотрела на висящее на стене зеркало. Перегрин подошел к зеркалу и исследовал его. Глазок находился в украшенной резьбой рамке. Вынув носовой платок, Перегрин заткнул им отверстие.

— Есть еще?

Девочка явно начала волноваться, так как клиент вел себя непонятным образом. Она молча покачала головой, но Перегрин не поверил ей и тщательно осмотрел все места, где, по его мнению, могли быть смотровые отверстия. Убедившись, что их больше нет, он подошел к девочке, развязал ей руки и сел на край кровати как можно дальше от нее.

— Ты ведь не настоящая девственница? — спросил он.

— Как вы узнали? — воскликнула она, вскакивая с постели.

— Просто догадался, — ответил Перегрин, радуясь, что ему не придется ее терзать.

Девочка упала на кровать и закрыла лицо руками.

— Пожалуйста, сэр, не жалуйтесь ей, — попросила она. — Я сделаю все, что вы хотите, только не говорите ей, что вы узнали, что я не девственница.

Вспомнив жесткий взгляд миссис Кент, Перегрин понял, почему девочка так боится эту женщину и упорно не называет ее по имени.

— Успокойся, дитя, — сказал он, поднимая руку. — Я не собираюсь ей жаловаться и не сделаю тебе ничего плохого. Только в обмен ты должна рассказать мне, что происходит в этом доме.

Девочка долго изучала лицо Перегрина, пытаясь вонять, не шпион ли он, затем кивнула.

— Я расскажу вам все, но обещайте, что не выдадите меня.

Она говорила на хорошем языке, лишь слегка выдававшем в ней обитательницу лондонских трущоб.

— Обещаю, — ответил Перегрин, скрещивая на груди руки и тем самым показывая, что он не собирается ее трогать.

— Ты часто играешь роль девственницы? — спросил он.

— Два-три раза в неделю, — сухо ответила девочка, — и надеюсь, вы знаете, как это делается. Пары уксуса для того, чтобы сузить проход, затем вставляется губка, пропитанная кровью. Большинства мужчин так и не догадываются, что имеют дело не с девственницей, особенно когда ты отбиваешься и кричишь.

— Как тебя зовут?

— Она назвала мена Дженнифер, но мое настоящее имя Дженни Миллер.

— Тебя выкрали из семьи?

Дженни покачала головой.

— Иногда они крадут девочек прямо на улицах, но эта бывает редко, так как их можно купить очень дешево. Па продал меня за пять фунтов. Миссис Кент сказала, что это очень дорого, но она заплатила, потому что я хорошенькая и меня можно использовать не один раз.

— И много здесь таких девочек?

— Еще две. Настоящие девственницы приходят сюда только раз, продавая себя за гинею. Или их приводят родители всего на одну ночь. Мужчины, больные триппером, считают, что только девственница может исцелить их. Таких девочек сразу выгоняют. Она считает, что они могут разнести заразу.

Дженни уже освоилась, и напряжение с ее лица исчезло.

— Иногда она приводит ко мне мужчин, которые любят девочек, но так, чтобы те уже все умели. Эта работа посложнее, чем разыгрывать из себя девственницу.

— Как давно ты здесь?

Дженни пожала худенькими плечами.

— Уже давно. Три, а может, и четыре года. Она делает записи, чтобы не подсунуть меня одному и тому же мужчине. Однажды здесь был целый скандал, когда джентльмен узнал меня и ей пришлось изворачиваться и убеждать, что я сестра первой.

Три или четыре года, по пятьдесят гиней за каждый приход, думал между тем Перегрин. За это время миссис Кент сколотила себе целое состояние.

— Сколько тебе лет, Дженни?

— Кажется, семнадцать, а может, и восемнадцать.

— Неужели? Ты выглядишь гораздо моложе.

— В этом-то моя и ценность, — язвительно заметила Дженни. — Но с каждым разом мне все труднее выглядеть маленькой девочкой, даже несмотря на эту рубашонку. Боюсь, что скоро меня отошлют во взрослый публичный дом, где мне придется принимать много мужчин за вечер. Это будет очень трудная работа.

Перегрин видел, что под рубашкой Дженни скрывается тело женщины, а не ребенка. Никакие детские платья не смогут этого скрыть. Раздумывая, он крепко сжал зубы. Проститутка зарабатывает, конечно, больше, чем продавщица или молочница, но ее век короток. У этой девочки нет будущего. Интересно, знает ли она, что ее ждет впереди?

— Ты сможешь покинуть этот дом, если того захочешь? — спросил он.

— Очень сомневаюсь, — ответила она с горечью. — Даже если я убегу, мне некуда идти. Не хочу возвращаться домой. Мой отец сам бы использовал меня, если бы не знал, что за девственниц платят дороже. Работать на улице хуже, чем в публичном доме, а идти в услужение тоже не сулит ничего хорошего. Моя сестра служила горничной, и каждый мужчина в доме мог воспользоваться ею. В конце концов она умерла, пытаясь избавиться от ребенка.

Перегрин задумался. Кажется, у девочки есть здравый смысл. Похоже, она задумывается над своим будущим.

— Чем бы ты хотела заняться, выйдя отсюда? — спросил он.

Лицо Дженни стало серьезным.

— Я всегда мечтала быть горничной у какой-нибудь леди. Они обслуживают только одну даму, а не весь дом, имеют дело с красивыми вещами, им дарят платья. Я бы хотела служить какой-нибудь молодой и модной даме, которая бы одевала и защищала меня. Может, мне потом удалось бы выйти замуж за лакея. — Она немного подумала и добавила: — Конечно, если он не будет таким же пьяницей, как па.

Глаза Дженни засверкали надеждой.

— Почему вы меня расспрашиваете? — задала она вопрос. — Вы что, хотите, чтобы я стала вашей любовницей? Вы бы не пожалели. Я знаю все, что нравится мужчинам. Если пожелаете, я могу быть девственницей хоть каждую ночь.

— Мне не нужна любовница, — ответил Перегрин, — а если бы была нужна, то я предпочел бы, чтобы, она выглядела как женщина, а не как ребенок.

Он был недоволен тем, что его любопытство породило такие фантазии в голове Дженни.

На худеньком личике Дженни появилось плаксивое выражение.

— Пожалуйста — взмолилась она. — Вы не пожалеете.

Перегрин вздохнул. В городе было полно девочек, подобных этой. Некоторые из них находились даже в худшем положении, чем она, торгуя своими худенькими телами в подворотнях, умоляя каждого прохожего купить их, лишь бы заработать хоть монету на пропитание. Их было великое множество. Они рождались и сгорали, как мотыльки на пламени свечи. Его прежняя жизнь была бесконечной борьбой за выживание, и он быстро узнал, что сострадание — непозволительная роскошь. Он видел все формы деградации и страданий и хорошо усвоил, что всем не поможешь. Конечно, он может помочь этой девочке. Но что с того, если он спасет одну проститутку? На ее места придут тысячи других. Сколько несчастных, покалеченных детей бродят по улицам.

Дженни продолжала с надеждой смотреть на него, и он не мог вынести этого взгляда. Обычно он был более решительным в своих поступках и умел бесповоротно отказывать. Но иногда под влиянием какого-то импульса, который был выше его понимания, он совершал благородные поступки. Вот и сейчас в глубине души почувствовал этот импульс. Почему не протянуть ей руку помощи, если это никак не помешает намеченной цели? Иногда надо делать и добрые дела.

— Мне не нужна любовница, — резко повторил он. — Но если ты действительно хочешь уйти отсюда, я дам тебе кров и помогу найти работу.

От радости у Дженни перехватило дыхание.

— Да, я хочу уйти, — прошептала она. — Вы можете не сомневаться в этом, но ведь она никогда не отпустит меня.

Перегрин задумался. Конечно, он может выкупить девочку, но лучше ее выкрасть. Это будет дешевле и принесет ему удовлетворение. Таинственность стала основой его поведения, и в данном случае он все сделает тайком да к тому же утрет нос этой жестокой миссис Кент.

— Ты постоянно пользуешься этой комнатой? — спросил он.

Девочка кивнула.

— Я приду сюда завтра ночью, — продолжал Перегрин, — между двумя и тремя часами. Я брошу камешек в твое окно. Если ты будешь одна и захочешь уйти, то открой окно, и я закину веревку.

— Я не смогу поднять раму, — сказала Дженни. — Она накрепко замазана.

Подойдя к окну, Перегрин раздвинул тяжелые драпировки и увидел, что девочка права. Окно не открывалось годами, и на один слой краски наносился другой. Вынув нож, он стал по краям отскабливать краску, стараясь не разбить стекла. Рука его устала, но рама скоро открылась, и вместе с шумом улицы в комнату ворвался свежий ветер.

Выглянув в окно, Перегрин увидел темную безлюдную улочку, которая отделяла бордель от соседнего дома. Все окна заведения были плотно зашторены, значит, маловероятно, что кто-то заметит, как Дженни будет спускаться по веревке. Он высчитал ее окно, чтобы не ошибиться, а потом предложил девочке попробовать самой поднять раму.

— Вы будете ждать меня, если я вдруг окажусь не одна? — с беспокойством спросила она.

— Подожду с полчаса, и если ты к тому времени не освободишься, то приду снова следующей ночью. Если понадобится, приду и в третий раз. На веревке будут узлы, чтобы тебе было легче спускаться. Ты сумеешь выбраться без лишних проблем?

— Я постараюсь, — кротко ответила Дженни.

Решив, что он пробыл в комнате девочки достаточно долго и никто его ни в чем не заподозрит, Перегрин направился к двери.

— Мне пора, — сказал он. — Надеюсь, ты приведешь простыни в нужный беспорядок, чтобы мадам ни о чем не догадалась и решила, что все свершилось?

Дженни с возмущением посмотрела на него.

— Конечно, я все сделаю. Я прекрасно знаю, как все это выглядит.

— Мне остается довериться твоему опыту, — сказал Перегрин, усмехнувшись. — Ты действительно хочешь уйти отсюда? Ты же меня совсем не знаешь. Может, я еще хуже, чем миссис Кент.

Дженни пожала плечами.

— Вполне возможно, но стоит рискнуть. У меня здесь нет будущего, а другой случай может не представиться.

— Ты храбрая девочка.

— Или просто глупая, — заметила она простодушно.

В свете догорающих свечей она была похожа на ребенка, которого няня укладывает спать, но выражение ее лица было совсем взрослым. Перегрин улыбнулся, радуясь в душе, что поддался порыву. Девочка была умненькой и жизнерадостной. Она не упустит шанса начать новую жизнь и приложит к этому все свои силы.

После того как довольный Велдон привез его в гостиницу, Перегрин еще долго сидел, припоминая и записывая все имена и адреса этой ночной экскурсии, чтобы потом передать их Бенджамину Слейду для проведения дальнейших расследований.

Глава 5

Это был не очень многолюдный, но приятный бал. На нем можно было не танцевать, а немного отдохнуть, что Саре очень нравилось. Обменявшись приветствиями с друзьями и знакомыми, они с Чарлзом нашли уютный уголок и выпили холодного пунша. Чарлз спросил:

— Тебе удобно здесь, дорогая? Не возражаешь, если я ненадолго оставлю тебя одну? Мне бы хотелось сыграть в карты.

— Не отказывай себе в этом удовольствии, — ответила Сара, отдавая ему пустой стакан. — Если мне понадобится компания, я без труда найду ее.

— Сара, ты просто восхитительна, — сказал Велдон, с видом собственника погладив ее по щеке. — Ты будешь мне хорошей женой и сделаешь меня самым счастливым человеком на свете.

Он отошел и исчез в толпе гостей.

Довольная комплиментом, Сара с удовольствием посмотрела вслед своему будущему мужу. Он был хорош в черном вечернем костюме. Затем ее внимание привлекли танцующие, и она вспомнила свой первый светский сезон. Сара всегда была серьезной девочкой, но тогда она много танцевала, смеялась, кокетничала, как это делают юные девушки. Сколько времени утекло с тех пор? Казалось, прошла целая жизнь…

В зале для танцев было жарко, и Сара, раскрыв веер, стала обмахивать им лицо. В дальнем конце она увидела Росса и принца Перегрина. Она уже обменялась с ними приветствиями и немного поговорила, но Росс, верный себе, потащил принца знакомить с другими гостями.

Наблюдая за кафиром, Сара пришла к выводу, что он совсем не нуждается в ее уроках. Он двигался с ловкостью уверенного в себе человека, и английские аристократы с удовольствием знакомились с ним. Светское общество, вне всякого сомнения, приняло его. Сейчас он стоял в окружении трех красавиц, и они ловили каждое его слово. Горящие свечи и разгоряченные тела делали воздух спертым, и Сара почувствовала, что задыхается. Слева от себя она заметила широкие французские двери, ведущие на балкон. Сара сложила веер и направилась туда. На балконе было свежо « тихо, из сада доносился душистый запах цветов. Она всей грудью вдохнула свежий, ароматный воздух. Через стеклянные двери наблюдала за танцующими, и ее тело покачивалось в такт музыке. После несчастного случая она не танцевала.

Полная луна освещала сад. Сара смотрела на нее и думала о предстоящей свадьбе. Так много необходимо было сделать. Конечно, Маргарита, мать Росса, поможет ей подготовиться, но все основное придется делать самой. Если бы была жива мать… Полностью уйдя в свои мысли, Сара не слышала, как открылась дверь, и вздрогнула, когда прозвучал мужской голос ей прямо в ухо:

— Почему вы манкируете своими обязанностями? Что, в Лондоне принято не танцевать на балах?

Сара узнала мягкий, вкрадчивый голос принца, но сердце ее продолжало сильно стучать от испуга.

— Здесь принято дышать свежим воздухом, а не пугать людей, незаметно подкрадываясь к ним. Вам может позавидовать даже кошка.

— Именно у кошки я и брал уроки. — Принц улыбнулся своим воспоминаниям. — Вернее, у снежного барса.

Черноволосый, одетый в темное, он был чрезвычайно красив. Сара напомнила себе, что она взрослая женщина и не должна поддаваться эмоциям.

— Кто к кому крался? — спросила она. — Вы к барсу или он к вам?

— Мы крались оба по очереди. Я должен был убить его, но не смог этого сделать, уж очень он был красив. Только никому не рассказывайте об этом. А то дикарь и вдруг такой сентиментальный.

— Вы можете быть кем угодно, но только не дикарем, — возразила Сара. — Дикарь не знает, как вести себя в обществе, а вы это прекрасно делаете, только иногда прикидываетесь, что забыли.

— Вы, как всегда, все прекрасно подметили, — сказал принц после некоторого раздумья. — Но хватит о серьезном. Могу я пригласить вас на танец?

— Спасибо, нет, — ответила Сара, расправляя кружева вокруг сильно вырезанного декольте. — Я не танцую.

— Не танцуете или не можете танцевать?

— Не танцую, — резко ответила Сара. Подумав, что ее ответ слишком груб, добавила: — Конечно, я могла бы попробовать, но мне не хочется вызывать жалость у окружающих, которые хорошо помнят, какой грациозной я была.

— В таком случае вы самая подходящая для меня партнерша. Я учился европейским танцам, но еще не демонстрировал свое искусство на публике. Идемте, вместе у нас что-нибудь да получится.

И прежде чем Сара успела возразить, он положил ей правую руку на талию, левой взял ее руку и приготовился к вальсу. В следующее мгновение они плавно поплыли в такт музыке.

— Как вы любите рисковать, — сказала Сара.

— Риск — это крайний случай. Я предпочитаю расчет, чтобы не вышло осечки.

Принц хорошо владел техникой и благодаря ей и своей гибкости танцевал неплохо, чего Сара не могла сказать о себе. Она была напряжена, боясь ошибиться. И ее страхи оправдались: на одном из поворотов она споткнулась и, если бы не сильные руки принца, непременно упала бы. Он нежно улыбнулся ей и спросил:

— Не больно?

Сара не ответила, только весело рассмеялась. Наконец она расслабилась, полностью отдавшись в его власть.

— Я разочарован, леди Сара, — сказал принц, продолжая кружить ее в вальсе. — Я ожидал от вас большей грациозности, а вы танцуете, как все.

— Вам тоже не хватает умения, — отпарировала Сара. — Я склонна думать, что это вы давали уроки, а не наоборот.

— Это не совсем так, но благодарю за комплимент.

Всем своим существом Сара ощущала радость от танца. Ее тело было легким и послушным. Впервые за многие годы она не боялась, что боль снова вернется к ней. Ее тело было гибким, голова светлой, мысли легкими.

Они закончили первый танец и начали второй. И только тогда Сара поняла, что радость у нее не только от танца, но и от близости принца. Несмотря на перчатки, она чувствовала прикосновение его руки. Какой же он сильный, красивый, понятливый…

Он прижимал ее все ближе, расстояние между ними сокращалось. Еще немного, и она упадет ему на грудь. Но Сара желала этого. Ей вдруг захотелось, чтобы он ее поцеловал. Любопытно узнать, каков поцелуй этого мужчины, чем он отличается от других, которые она знала? Лицо Сары вспыхнуло, и она поняла, что опять повала в ауру его очарования. Она видела — принц очень опасен, но ее так и влекло к нему. Надо быть очень осторожной, иначе она пропала. Сара остановилась и опустила руку.

— Мне надо передохнуть, — сказала она. — Я еще не готова к такому долгому испытанию.

Она опустилась на каменную скамью и стала обмахивать веером разгоряченное лицо. Принц сел рядом, и, хотя он соблюдал дистанцию, она чувствовала тепло его тела.

— Теперь танцы, как и верховая езда, снова станут неотъемлемой частью вашей жизни, — сказал он.

— Думаю, что вы правы, — ответила, улыбаясь, Сара. — Вы очень опасный человек, ваше высочество.

Перегрин прищурился.

— Почему вы так решили?

— Потому что вы обладаете силой влиять на чужие жизни. На мою вы уже повлияли.

Принц развел руками.

— Это неизбежно. Все течет, все изменяется, а особенно наша жизнь. Иногда она меняется быстрее, чем бы нам этого хотелось. Вы скоро выйдете замуж, и ваша жизнь изменится. — Внезапно изменив тему, принц сказал: — Я слышал, что дамы умеют разговаривать с кавалерами с помощью веера. Вы знаете этот язык?

— Язык веера? — переспросила Сара, припоминая, что когда-то в школе одна из старших девочек учила их с подружкой этому. — В наши дни легче послать записку, но, если хотите, я попытаюсь вспомнить. Вдруг этот язык вам пригодится. — Подумав с минуту, она сказала: — Здесь важен не только веер, но и глаза, да и все тело.

Она раскрыла веер. Он был сделан из черного испанского кружева, натянутого на палочки из слоновой кости. Это был подарок Чарлза.

Приложив веер к правой щеке, Сара сказала:

— Это означает «да».

Она приложила веер к левой щеке.

— А это означает «нет».

Затем провела веером по глазам, которые источали нежность.

— А это — «мне жаль».

Лунный свет высветил изумление на лице Перегрина.

— Вы можете сказать что-нибудь более сложное? — спросил он:

Он придвинулся к ней ближе. Сара встала и отошла к перилам балкона.

— Когда я держу веер в левой руке вот так, — она показала, — это означает, что я хочу с вами познакомиться.

— Это гораздо лучше, — заметил он, — но коль скоро мы уже знакомы, скажите что-нибудь еще.

— Если я держу веер в правой руке перед своим лицом, то это значит «следуйте за мной».

Приблизившись к нему, она повторила жест и, немного отойдя, посмотрела через плечо, следует ли он за ней.

Повинуясь, принц встал и пошел за Сарой. Она повернулась к нему и широко раскрыла веер, сопровождая жест взглядом глаз.

— Это значит «ждите меня».

— Зачем мне ждать? — спросил принц, останавливаясь в трех шагах от Сары.

Сара провела веером по лбу и мелодраматически воскликнула:

— За нами следят!

Перегрин посмотрел на стеклянные двери, за которыми снова звучал вальс. Все танцевали.

— К счастью, нас никто не видит, — прошептал он. — Похоже, больше ни у кого нет потребности в свежем воздухе. Может веер что-нибудь сказать, когда люди остаются наедине, или они должны перейти на слова?

— Некоторые дамы очень застенчивы или хорошо воспитаны, чтобы говорить все, что они думают.

Повинуясь какому-то необъяснимому порыву, Сара осмелилась сказать то, чего никогда и никому не сказала бы раньше. Сложив веер, она дотронулась ручкой до своих губ.

— Это означает «поцелуй меня».

Сара не ожидала, что принц воспримет ее шутку как приглашение. Когда он шагнул к ней, ее сердце тревожно забилось. Он был такой сильный, такой притягательный, в нем было столько мужского, что ее потянуло к нему и вместе с тем хотелось убежать. Поражаясь своему бесстыдству, она стояла и ждала, что будет дальше. Одним пальцем он приподнял ее подбородок и жадно заглянул в глаза.

Сара знала, что у нее есть еще возможность ретироваться и сохранить достоинство, но она словно приросла к месту. Девушка хотела этого поцелуя и ждала его. Он склонился и губами дотронулся до ее губ. Поцелуй был теплым и нежным, как прикосновение крыльев бабочки, но он поднял в ее душе целую бурю. Ее губы потянулись к его губам. Когда принц снова поцеловал ее, она в испуге отпрянула.

— Когда я держу веер в правой руке вот так, — сказала она еле слышно, — это значит «вы слишком смелы».

— Разве можно быть слишком смелым? — спросил он.

Принц снова нагнулся и поцеловал ее в висок, а в это время его пальцы нежно пробежали по ее шее, голым плечам…

Сара едва дышала. Впервые в жизни она почувствовала страсть к мужчине. Ей хотелось отдать ему себя всю целиком, подчиниться ему, как это она делала, когда он вел ее в танце. Но нельзя поддаваться мимолетным желаниям, это может далеко завести. Раскрыв перед ним веер, она помахала им взад-вперед и пояснила:

— Обмахивание означает «я обручена».

— К несчастью, — сказал он, прислонившись к двери и глядя на нее сверху вниз. — Что ж, мне более чем жаль. Вы любите своего будущего мужа, леди Сара?

Сара колебалась, смущенная его вопросом. Стараясь уклониться от ответа, она сказала:

— Если крутить веер в правой руке, то это будет значить «я люблю другого».

Однако она не осмелилась продемонстрировать сказанное.

Перегрин задумчиво смотрел на ее неподвижную правую руку, она между тем продолжала:

— А если крутить его в левой руке, то это означает «я хочу поскорее отделаться от вас». — Она с удовольствием покрутила веер левой рукой.

— Вы действительно хотите отделаться от меня, милая Сара? — Перегрин одарил ее чарующей улыбкой.

И хотя он не сдвинулся с места, Саре показалось, что сейчас он обнимет ее, и она желала этого.

Кто бы мог подумать, что дама зрелых лет, с сильным характером, поведет себя, как глупая девчонка. Немного поколебавшись, Сара подняла веер и приложила черное кружево к левой щеке.

— Нет, я не хочу отделаться от вас. — В голосе ее была твердость. Сара опустила руку так, что веер повис сбоку, и холодным тоном продолжила: — Это означает «мы можем быть только друзьями и не более».

— Хорошо хоть это, — ответил принц. — Надеюсь, я вас ничем не обидел.

Наверное, даже его другом опасно быть, думала Сара. Ну чем он ее мог обидеть? Своим легким поцелуем? Дело вовсе не в нем, а в ней самой. Она подняла веер и приложила его к правой щеке, что означало «да, я буду вашим другом».

— Прекрасно, — сказал он и, кивнул в сторону зала, где был объявлен перерыв в танцах.

— Вы готовы танцевать снова, но теперь уже на людях?

Пока он говорил, все снова, встало на свои места. Ее уже не влекло к нему. К Саре вернулось прежнее хладнокровие. Принц был просто мужчиной, красивым, притягательным, но и только. Она с облегчением вздохнула. Должно быть, на нее подействовал лунный свет…

— Я готова, ваше высочество.

Он распахнул перед ней дверь, и, они вошли в зал, залитый светом свечей. В дальнем его конце Сара увидела Чарлза. Его лицо выражало удивление, смешанное с недовольством. Наверное, он не ожидал увидеть ее с принцем Перегрином. Заиграла музыка, и они: с кафиром закружились в вальсе. Этот танец был таким же чудесным, как и первый, и снова Сару переполняли желания. Но вот танец закончился, и Перегрин вежливо поклонился ей. Должно быть, на него тоже подействовал лунный свет…

— Вам надо немного отдохнуть, леди Сара, — сказал принц. — Сейчас все мужчины захотят танцевать с вами.

Сара засмеялась, и в это время, появился Росс.

— Я пришел, чтобы забрать свою кузину, Микель.

Раздались звуки вальса, и она пошли танцевать.

— Сара, ты просто негодница, — сказал Росс. — Почему ты танцевала с ним, а не со мной?

— Он не дал мне времени опомниться, — ответила Сара, — а когда я начала танцевать, то уже не могла остановиться. Он также убедил меня снова сесть на лошадь.

Росс от удивления присвистнул. Он первый протянул Саре руку помощи и хорошо знал, как ей было трудно преодолеть боль и страх.

— Как ему удалось сделать это?

— Я даже и не знаю, — неуверенно сказала Сара. — Просто ему как-то все удается…

Росс пристально посмотрел на нее.

— Он тебе нравится?

— Очень, — ответила Сара, которая и сама пока не знала, как сильно ей нравится Перегрин. — Ты же сам говорил, что принц особенный, не такой, как все, и я с тобой совершенно согласна. Не думаю, чтобы в Лондоне можно было найти другого такого человека.

Сара доверяла кузену и была с ним откровенна. Помимо того что Росс был хорош собой, он был еще и прекрасным танцором. Наслаждаясь его обществом, она чувствовала себя в такой же безопасности, как и с Перегрином.

Сара танцевала и с другими кавалерами, но они были не так умелы. Она танцевала весь вечер и была очень счастлива. Позже Чарлз в своей карете отвез ее домой. Вид у него был недовольный.

— Мне кажется, что ты сегодня хорошо повеселилась, — мрачно заметил он. — Не думал, что твоя сломанная нога позволит тебе танцевать.

Все еще находясь под впечатлением от танцев, Сара решила не обращать внимания на его бестактность.

— Я тоже не думала, — спокойно ответила она. — Это принц Перегрин убедил меня попробовать.

— Ах да, этот кафир. — Тон Велдона был презрительным. — Я заметил, что ты была с ним одна на балконе. Ты меня просто удивляешь, Сара.

— Мы встретились там совершенно случайно, Чарлз. Я не понимаю, почему ты так раздражен. — Сара не привыкла, чтобы кто-то обсуждал ее поведение, и была искренне удивлена. — Надеюсь, ты меня ни в чем не подозреваешь?

— Конечно, нет, дорогая. Я знаю, что ты ведешь себя безупречно, но сама посуди, он иностранец и человек совершенно другой морали.

— Ты же сам предложил мне поддерживать это знакомство, — напомнила Сара. — Разве ты не хочешь привлечь его деньги в свой бизнес? Ты что, уже передумал?

— Конечно, нет. Мы с ним вчера вместе обедали, и мне удалось заинтересовать его своим предложением. У меня есть все основания думать, что он вложит деньги в мой проект. — Велдон помялся. — Ходят слухи… в общем, порядочной женщине с ним лучше не встречаться.

— Неужели? — искренне удивилась Сара. — И что же это за слухи?

— Такие истории не для твоих ушей, моя дорогая. Но тебе лучше не оставаться с ним наедине.

— Принц — друг Росса, и я ему полностью доверяю. — Сара даже не пыталась скрыть раздражения. — У меня нет оснований прерывать это знакомство.

— Мне бы не хотелось, чтобы моя жена возражала мне, Сара, — резко заметил Велдон.

— Я пока еще не твоя жена, Чарлз, — сказала Сара. — Если ты и впредь намерен говорить со мной подобным тоном, то нам лучше не вступать в брак. Мне начинает казаться, что мы совсем не подходим друг другу.

— Нет! — поспешно возразил Велдон, но тут же спохватился и постарался взять себя в руки. — Прости меня, моя дорогая. Я веду себя неразумно, но азиаты очень бесцеремонны. Они держат под замком своих женщин, а когда попадают в Европу, начинают ухаживать за нашими. Они кажутся им доступными. Возможно, принц по-своему хороший человек, но я боюсь, что он может неправильно истолковать твою независимость и допустить какую-нибудь бестактность по отношению к тебе.

Велдон взял Сару за руку.

— Ты мне очень дорога. Мне невыносима мысль, что тебя кто-нибудь может оскорбить, особенно иностранец.

Сара молчала, позволяя Велдону держать ее руку. Неужели кафир относится к ней как к легкодоступной европейской женщине, которую можно без труда заманить в сети? Она плотно сжала рот, пытаясь разобраться в своих мыслях. Открытие было не из приятных, и она старалась убедить себя, что принц для нее всего лишь случайный знакомый, летящая по небу звезда, которая скоро исчезнет за горизонтом. Важно было другое — она выходит замуж, и у нее начинается новая жизнь. Но… Еще не поздно разорвать помолвку, и если она этого хочет, то сейчас, когда еще не начата подготовка к свадьбе и не разосланы приглашения, самый подходящий момент. Но хочет ли она этого?

Муж вправе требовать от жены, чтобы она подчинялась ему и выполняла его желания, и это было одной из причин, по которым Сара особенно и не стремилась к замужеству. Неужели сейчас она хочет отдать себя в руки такого человека, как Чарлз Велдон? Ей бы больше подошел такой мужчина, как Росс, веселый, открытый, хорошо ее понимающий. Может, она потому и не вышла замуж, что всегда надеялась в душе найти именно такого человека…

Чарлз красив, богат, хорошо воспитан, но он несколько старомоден. У него отсутствует чувство юмора, и хотя в юности он много путешествовал, это не расширило его кругозор, он по-прежнему верит в превосходство всего британского. Сегодняшнее его раздражение и скрытый гнев наводили на мысль, что он будет не таким мужем, каким Сара его себе представляла.

Отогнав тяжелые мысли, она попыталась настроиться на легкий лад. Протекционизм Чарлза был навязчивым и раздражал ее, но ведь он действовал из лучших побуждений. Кроме того, этот брак очень важен для ее отца. Она хорошо помнит, как настойчив был герцог, убеждая ее принять предложение Велдона.

Обеспокоенный долгим молчанием своей невесты, Велдон крепко пожал ей руку.

— Сара, пожалуйста, прости мне мой гнев, — сказал он.

— Мне нечего тебе прощать, — ответила Сара. — Я понимаю, что ты беспокоишься за меня, но на будущее запомни, что я сама могу о себе позаботиться. Ни один мужчина не смеет относиться ко мне непочтительно.

«Я сама вынудила Перегрина поцеловать меня, — подумала Сара, — и впредь это не повторится».

— Чарлз, мне кажется, что нам лучше сейчас обсудить, чего мы ждем друг от друга в нашем браке.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Велдон, отпустив от неожиданности ее руку.

Сара помолчала, собираясь с мыслями.

— Я уже далеко не девочка и многие годы была хозяйкой в доме отца. Я привыкла действовать самостоятельно. Мне нужна свобода. Если ты не можешь принять меня такой, какая я есть, то нам лучше расстаться. Ты можешь найти себе другую жену. — Велдон молчал, и Сара продолжала: — Если ты изменишь свое решение, то я готова разорвать помолвку. Мне бы не хотелось, чтобы ты позже пожалел о своем выборе.

— Эти слова делают тебе честь, Сара. — Голос Велдона был тихим и вкрадчивым. — Но мне нужна именно такая женщина, как ты, зрелая и независимая. Я дам тебе полную свободу, но и ты должна понять меня. Разве ты не считаешь, что муж должен быть опорой для жены, что он должен защищать ее от всех превратностей жизни?

Сара была не совсем уверена, что во всем может согласиться с Чарлзом, но его нежный голос и уверенность рассеяли ее сомнения, вызванные его гневом и раздражением. Они оба сегодня слишком устали, что и привело к конфликту.

Карета остановилась у порога ее дома.

— Значит, мы хорошо поняли друг друга, — сказала Сара. — Ты предоставишь мне свободу действий, а я буду прощать тебе твой характер.

— Прекрасно. — Велдон помог ей выбраться из кареты и, поддерживая за локоть, проводил до двери.

К удивлению Сары, пока они ждали, когда слуга откроет дверь, Чарлз прижал ее к себе и поцеловал. Этот поцелуй отличался от первого, который так напугал ее. Он был таким же легким и нежным, как и поцелуй Перегрина, но совсем не взволновал ее. Она абсолютно ничего не почувствовала.

Как только карета отъехала от дома Сары, Велдон сжал ладони в кулаки, пытаясь усмирить свой гнев. Он действительно очень хотел взять в жены леди Сару Сент-Джеймс. Ее происхождение и приданое принесут ему только пользу, а неброская красота сделает честь любому мужчине. Ее холодная, бесстрастная натура возбуждала его. Все эти качества позволяли закрыть глаза на то, что у нее есть физический недостаток — она слегка хромала.

Но самым главным было все-таки ее благородное происхождение, благодаря которому он получит титул, которого не получил, будучи младшим сыном. Да, Сара нужна ему, и все же… Как она посмела возражать ему? Какое поразительное упрямство! Совсем не этого он ждал от леди. Он постарается ублажать ее до свадьбы, но потом ей придется не перечить мужу. Она должна научиться подчиняться его желаниям, и леди Сара очень скоро будет это делать.

Кто бы мог подумать, что их размолвка произойдет из-за грязного иностранца, какого-то дикаря. Вот уж чего он не ожидал, так это того, что такая утонченная натура, как леди Сара, будет общаться с человеком, которого привлекают злачные места Лондона. Он выдал себя с головой. Только англичанин может не смешивать священные узы брака с вожделением, которое вызывают проститутки. Но принц, если он таковым является, никогда не поймет этого. Бог поможет ему уберечь свою будущую жену от проходимца, который и ее может превратить в проститутку.

Сегодня Велдон еще раз убедился, что лорд Росс оказывает дурное влияние на свою кузину. Именно он попросил ее подружиться с этим кафиром и наверняка одобряет ее поведение. Надо будет положить конец этой дружбе.

Это бесспорно, но все же его нельзя сбрасывать со счетов, он как-никак сын герцога. Придется просто ограничить его общение с Сарой, незаметно дать понять, что его появление в доме Велдона нежелательно. Леди Сара не будет возражать, так как после свадьбы, понравится ей это или нет, ей придется повиноваться мужу.

Велдон вынул из кармана носовой платок и стер с лица пот. Зная, что ему сегодня не заснуть, он приказал кучеру ехать в другом направлении.

Карета повернула в район Сохо, в заведение миссис Кембридж. Сегодня у нее появились близнецы, брат и сестра, и оба очень хорошенькие. Вот уж где он отведет душу, компенсируя свой гнев и раздражение. Довольный, Велдон улыбнулся. Конец вечера обещает быть одним из самых приятных…

Глава 6

Освобождение Дженни Миллер из публичного дома было делом нетрудным. После бала Перегрин приехал в гостиницу, переоделся во все темное и отправился в условленное место.

Еще днем, до бала, Перегрин и его слуга Курам съездили к борделю миссис Кент, нашли нужное окно и выбрали исходную позицию. Курам нанял экипаж, ничем не отличавшийся от тысячи подобных, разве что лошадь была получше, но это мог заметить только опытный взгляд.

Курам сел на козлы, а Перегрин укрылся в карете и стал думать о леди Саре Сент-Джеймс.

Не в пример другим женщинам она не переставала удивлять его. Умная, отважная, такая же прямодушная, как и лорд Росс. Подобными людьми легко манипулировать: будучи по натуре честными, они не замечают неискренности других. Надо во что бы то ни стало разлучить ее с Велдоном, но так, чтобы она от этого не пострадала, а жених получил глубокую сердечную рану.

Подумав об этом, он тут же переключился на другое. Когда Сара непроизвольно ответила на его поцелуй, он понял, что за холодом и неопытностью скрывается страстная женщина.

С годами Перегрин почувствовал, что, если захочет, может привлечь к себе любую женщину. Женщины слетались к нему, как мотыльки на свет свечи. Даже если необходимо было привлечь внимание самой стойкой, он делал это без труда. Женщина раскрывалась для него, как раскрывается на солнце цветок. Как охотник приманивает сокола, так и Перегрин приманивал женщин.

К счастью, леди Сара оказалась очень восприимчивой. Она тянулась к нему без всяких усилий с его стороны. Он догадывался: стоит ему пожелать этого, и она сама упадет в его объятия. Если бы сегодня они не были в общественном месте, он с удовольствием продолжил бы начатое. Сара старалась себя сдерживать, но она все равно бы не устояла.

Но как быть с ее невинностью, этой хрупкой материей, которая приносит женщинам столько физических страданий? Не хотелось ему причинять ей и душевную боль. В свои двадцать семь Сара была женщиной здоровой, уравновешенной и, безусловно, порядочной. Вне всякого сомнения, она будет страдать, разрываясь между любовью к нему и чувством долга перед своим женихом, его врагом.

Перегрин нахмурился. Он не имеет права не оправдать доверия Росса, и, кроме того, ничто не должно отвлекать его от намеченной цели. И все же тот ущерб, который он нанесет чувствам леди Сары, разлучив ее с женихом, ничто по сравнению с той опасностью, которая ее ожидает в браке с Велдоном.

Карета свернула на улицу, которую они обследовали днем, и остановилась. Курам развернул ее и спрятал в тени деревьев так, чтобы в случае погони они могли легко скрыться. Перегрин вынул свернутую кольцом веревку, перекинул ее через плечо и, прячась в тени, направился к отвратительному заведению миссис Кент. В этот час грязная улочка была пустынна, и только крики пьяных матросов доносились из соседней таверны.

Лунный свет освещал верхнюю половину дома, и Перегрин без труда нашел нужное окно. Чтобы не поднимать камни с грязной мостовой, он захватил с собой пригоршню гальки. Достав камушек, бросил им в пыльное стекло. Никто не появился, он бросил второй, затем приготовился бросить третий. В это время окно открылось и из него появилась светлая головка. Перегрин ступил в пятно лунного света, и девочка узнала его. Она помахала ему рукой, и Перегрин бросил ей конец веревки. Она его не поймала, и тяжелая веревка с шумом упала вниз. К счастью, ни одно окно не открылось, и никто не выглянул, чтобы посмотреть, что случилось. Впрочем, обитатели могли подумать, что это возня крыс, которых здесь было в изобилии.

Дженни поймала веревку со второго раза и исчезла в комнате. Перегрин заранее сделал на веревке петлю, чтобы девочка могла накинуть ее на столбик кровати. Спустя минуту Дженни появилась в окне с маленьким узелочком в руках. Она вскарабкалась на подоконник и посмотрела вниз. На ее лице появился испуг. Несмотря на страх, девочка взялась за веревку и стала спускаться вниз. Дженни была маленькой и ловкой, к тому же на веревке были узлы, так что она без труда спустилась к Перегрину. Только раз, когда за одним окном раздался приглушенный крик, девочка застыла и замедлила темп. Наверное, за это время в ее голове пронеслась вся ее жуткая жизнь в борделе…

Перегрин подхватил Дженни и опустил на землю. Худенькое тело девочки дрожало.

— С тобой все в порядке?

Девочка, продолжая дрожать, кивнула. Перегрин снял плащ и накинул его ей на плечи.

— Быстро идем к карете, — приказал он.

Снова кивнув, она последовала за ним.

В это время дверь таверны открылась и из нее, горланя песню, вышли три пьяных матроса. Перегрин взял девочку за руку.

— Не бойся, — спокойно сказал он, — ничего не случится.

— Эй, парень! — закричал здоровенный верзила. — Поймал ночную бабочку? — Он протянул руку к Дженни. — Идем с нами, птичка. Ты заработаешь в три раза больше.

Дженни подняла к Перегрину хорошенькое личико, полное страха. С распущенными светлыми волосами и в ярком, кричащем платье проститутки она была воплощенной мечтой матроса.

Приятель первого, здоровенный, похожий на быка матрос присвистнул.

— Да она хорошенькая, дай-ка получше тебя рассмотреть, птичка.

Матросы стали приближаться.

— Эта дама со мной, — заявил Перегрин ледяным тоном.

— Какая она дама? — сказал первый. — И дураку ясно, кто она такая. Не будь собакой на сене, парень, — предложил он добродушно, — поделись с нами. Она удовлетворит всех четверых.

Дженни тоненько пискнула. Перегрин сделал шаг вперед и прикрыл ее.

— Я сказал, нет, — твердо заявил он. — Она моя. Настроение матросов сразу изменилось.

— Мы просили тебя вежливо, — сказал похожий на быка.

Внезапно он рванулся вперед и схватил Перегрина за горло. Перегрин отпрянул и перехватил руку матроса. Быстрым движением он вывернул ее и завел за спину. Парень закричал, и его товарищи бросились на помощь. Перегрин развернул свою жертву и запустил им в двух других. Через пять минут все трое, как бревна, лежали на земле. Верзила попытался подняться, но получил удар в живот. Перегрин носком ботинка перевернул похожего на быка и сказал:

— Поищи себе другую женщину, да смотри, чтобы она была согласна. Если возьмешь ее силой, разыщу и убью.

Глаза матроса замигали, и он что-то забормотал. Взяв Дженни за руку, Перегрин направился к карете.

Дженни посмотрела на Курама, который горой возвышался на козлах.

— Почему он не пришел вам на помощь? — спросила она.

— В этом не было необходимости, — ответил вместо Перегрина Курам, демонстрируя свой плохой английский.

Дженни внимательно оглядела своего спасителя и улыбнулась.

— Пожалуй, — сказала она, забираясь в карету. Карета тронулась, и Перегрин протянул ей небольшую фляжку с бренди.

— Выпей глоточек, чтобы согреться. Дженни молча повиновалась. Отпив бренди, она вернула фляжку и зябко передернула плечами.

— Если у меня и было желание работать на улицах, то эти скоты его отбили, — сказала она.

— Прекрасно. Хочу предупредить тебя, что отвратительный дом миссис Кент покажется тебе раем, когда ты начнешь работать на улицах. Ты заслуживаешь лучшей участи.

Дженни еще плотнее закуталась в плащ Перегрина.

— У тебя разве нет накидки? — спросил он.

— Она никогда не покупала нам одежду для улицы, — ответила Дженни. — Зачем ей тратиться, если мы работаем в доме?

— Это похоже на нее, — ответил Перегрин.

— Я была уверена, что вы не придете за мной, — сказала Дженни после долгого молчания.

— Неудивительно, что после такой жизни ты никому не доверяешь, — ответил Перегрин, — но я всегда держу свое слово.

— Почему вы все-таки приехали? Зачем вам нужно было беспокоиться из-за такого ничтожества, как я? Я даже не знаю вашего имени.

— Меня прозвали Перегрином. Мне ничего не стоило помочь тебе. Почему не сделать хорошее, если к этому не надо прилагать даже усилий?

— Одному Богу известно, скольким мужчинам я принадлежала. Одни были лучше, другие хуже, но никто никогда не хотел мне помочь. Почему же вы это сделали? Что вы хотите от меня?

Ее последний вопрос заставил Перегрина задуматься. Он попытался вспомнить, что руководило им, когда он предложил ей убежать. Безусловно, это был порыв, но в любом его порыве кроется какая-то причина.

— Когда вчера я разговаривал с тобой, мне показалось, что тебя еще можно спасти. У тебя сильный характер, и ты сумеешь начать новую жизнь.

Перегрин посмотрел на девочку, но не она была сейчас у него перед глазами.

— Я вспомнил одного парнишку, — продолжал Перегрин. — Ему тоже было очень трудно. Он чуть не погиб, но добрые люди помогли ему выжить. Отвечая на твой последний вопрос, хочу сказать, что мне от тебя ничего не надо, но обещай, что, если от твоей помощи будет зависеть чья-то жизнь, ты непременно окажешь ее.

— Этим парнишкой были вы? — спросила Дженни. Понятливая девочка. Перегрин промолчал и снова протянул Дженни фляжку.

— Сделай еще глоток. Я слышу, как стучат твои зубы.

— Куда вы везете меня? — спросила девочка, отпив бренди.

— В дом к человеку, который на меня работает. Он пока будет присматривать за тобой, а потом ты начнешь самостоятельную жизнь.

— Он знает… кто я такая?

— Знает, что ты работала в борделе, но не знает, что ты там делала. Помни об этом.

— Хорошо. Может быть, он захочет?..

— Не захочет. Это благородный человек.

Дженни молча кивнула.

Большой дом Бенджамина Слейда стоял на тихой улице в Вестминстере. Перегрин постучал, и дверь сразу же открылась.

— Вы быстро управились, — сказал Слейд, впуская гостей. — Проходите в мой кабинет.

Кабинет был обставлен чисто в мужском вкусе: дубовая мебель, кожаные кресла. Ожидая их, Слейд работал. Комната была хорошо освещена, стол завален бумагами.

— Мистер Слейд, разрешите представить вам мисс Миллер, — сказал Перегрин, как только за ними закрылась дверь.

Дженни с удивлением посмотрела на него.

— Никто никогда не называл меня мисс Миллер, — сказала она.

— Теперь вам надо привыкать к этому, — заметил Слейд, во взгляде которого было удивление.

Перегрин говорил, что привезет девочку, но не сказал, что она так красива. Вспомнив о хороших манерах, он указал на чайник над спиртовкой и спросил:

— Хотите чаю, мисс Миллер?

Дженни кивнула. Он налил чаю и подал ей так, будто она была сама герцогиня.

— Если вы голодны, у меня есть печенье. Может, приготовить что-нибудь более существенное?

— Благодарю вас, мистер Слейд, чаю вполне достаточно, — ответила Дженни, явно нервничая.

Перегрин с интересом наблюдал за ними. Его всегда удивляло, что англичане относятся к чаю, как к Богу. В нем они черпают внутреннюю силу. После чая лицо Дженни порозовело, и она стала успокаиваться.

— Я бы не отказался от чего-нибудь покрепче, Бенджамин, — сказал Перегрин.

Хозяин кивнул в знак согласия, и он налил себе немного бренди.

— Я еще не рассказал вам, Бенджамин, что в дом, где работала Дженни, привел меня интересующий нас человек.

Из внутреннего кармана пиджака он вынул сложенную вчетверо бумагу и протянул Слейду.

— Здесь перечень заведений, где мы побывали, их адреса, специализация, имена хозяек. Дженни была в доме, который значится первым.

Слейд сел за стол и налил себе чаю.

— Я займусь расследованием, — сказал он, пробегая список глазами. — Фу, какая мерзость.

— Интересно узнать, что за купцы поставляют товар, — заметил Перегрин, — а также кто настоящий владелец заведения, где работала Дженни. Сдается мне, что это не миссис Кент.

— Не она, — встряла в разговор Дженни. Оба вопросительно посмотрели на нее.

— Ты знаешь настоящего хозяина? — спросил Перегрин.

— Богатый тип, который ведет себя так, как будто не знает, откуда берутся проститутки, и впервые их видит.

Перегрин переглянулся со Слейдом, глаза которого загорелись от любопытства. Возможно, именно здесь лежит ключ к разгадке.

— Можешь ты описать его нам? — спросил Перегрин.

— Ему лет пятьдесят, но он очень следит за собой. Светло-коричневые волосы, слегка тронутые сединой. Рост… что-то среднее между вами и мистером Слейдом. Не толст, но крепко сложен.

— Ты бы узнала его, если б снова увидела?

Худенькое личико Дженни приняло серьезное выражение. Она больше не казалась маленькой девочкой.

— Я никогда не забуду его и узнаю из тысячи. Он был моим первым мужчиной и не старался быть ласковым. Он любит настоящих девственниц, но часто посещал и меня. Это самый отвратительный тип из всех, кого я знала.

— А почему вы решили, что именно он хозяин? — спросил Слейд.

— Когда постоянно живешь в доме, многое слышишь.

Наверняка девочка подслушивала все разговоры, решил Перегрин, но не осудил ее за это: только так можно узнать, что ждет тебя в будущем. И это знание дает возможность выжить.

— Ты не помнишь, что он говорил?

— Пару раз я слышала, как он выясняет, куда идут деньги. Он обвинил миссис Кент, что она присваивает себе часть дохода. Он разговаривал с ней вежливо, но так, что у меня от его голоса ползли мурашки по телу. Наверное, и ее он очень напугал, потому что она на несколько дней притихла.

— Ты знаешь имя этого человека? — спросил Перегрин.

— Нет. Он просил называть его хозяином.

Перегрин чуть не издал ликующий воинственный крик, но удержался, боясь, что соседи позовут полицейского.

Должно быть, Бог благодарил его за спасение заблудшей души Дженни Миллер. Интуитивно он чувствовал, к кому приведет начатое расследование.

— Наступит день, и хозяин поплатится за все свои преступления, — сказал он. — Ты сможешь опознать его и свидетельствовать на суде? Обещаю, что ни он, ни миссис Кент не смогут причинить тебе вреда.

Голубые глаза Дженни засияли.

— Даже если вы не будете меня защищать, я сделаю это. Я сделаю все, чтобы уничтожить этого ублюдка. Он принадлежит к тому сорту людей, которые скорее умрут, чем перенесут позор. Суд — самое лучшее для него наказание. — Дженни весело рассмеялась. — Я дам суду его подробное описание. У них не останется и тени сомнения, что это именно он.

— Хорошо, девочка. Возможно, до суда дело не дойдет, но я рад, что ты согласна разоблачить его.

Перегрин сомневался, что Велдона будут судить за его преступления, но он найдет тысячу способов уничтожить его и без суда. Если все-таки суд состоится, то Дженни будет неоценимым свидетелем.

— А пока отдыхай, — продолжал он, — и набирайся сил для новой жизни. Мистер Слейд купит тебе новую одежду.

— Как чудесно! — закричала девочка. — Я сожгу все платья, которые меня заставляла носить миссис Кент.

Перегрин едва сдержал улыбку. Характер девочки походил на его собственный. Несмотря на кажущуюся хрупкость, она была сильной и ничего не прощала. Как и он, она могла стать беспощадным и непримиримым врагом.

— Вчера ты мне сказала, что хотела бы служить какой-нибудь знатной даме. Если ты решила это твердо, мы можем нанять опытную женщину, которая научит тебя всем премудростям. Это возможно, Бенджамин?

Слейд кивнул.

— Нет проблем. После того как она пройдет курс обучения, я без труда найду ей хорошую работу.

— Спасибо вам, — прошептала Дженни, едва сдерживая следы. — Спасибо вам за все.

— Не возлагай на меня больших надежд, — сказал ее спаситель. — Тебе самой придется много потрудиться, чтобы начать новую жизнь. — Перегрин взял шляпу. — Если я вам буду нужен, Бенджамин, вы знаете, где меня найти. Спи спокойно, Дженни.

Девочка наблюдала, как ее спаситель прощается с мистером Слейдом, который пошел проводить его. Какой странный человек этот незнакомец! В нем есть что-то тревожное. Это она почувствовала, как только впервые увидела, когда его дьявольские зеленые глаза заглянули ей прямо в душу. Даже сейчас, когда он ее спас, она испытывала беспокойство. Это не был страх, но что-то тревожное, волнующее.

Когда Слейд вернулся, Дженни спросила:

— Из какой страны приехал мистер Перегрин? Я приняла его за ирландца, пока он не заговорил. Он хорошо говорит по-английски, но с легким акцентом. Такого акцента я еще не слышала.

— Это принц Перегрин, он приехал из далекой азиатской страны. О ней мало кто знает, — ответил Слейд. — Однако вы тоже хорошо говорите, что удивительно для… — Он осекся.

— Удивительно для проститутки? — пришла ему на помощь Дженни и с удивлением заметила, что мистер Слейд покраснел.

— Да, прошу простить меня, я не хотел вас обидеть, но… — Слейд нервно провел рукой по редким волосам.

— Какое же может быть оскорбление, если я и есть проститутка, — ответила Дженни, видя его смущение. — Вернее, была и никогда не стану снова.

— Вы удивительная молодая женщина, — сказал Слейд, смущенно улыбаясь.

— Я говорю лучше, чем любая другая девушка в нашем заведении, — похвалилась Дженни, — и кроме того, я умею читать и писать. Когда я была маленькой, в соседнем доме жила одна старая леди, которая раньше была учительницей. У нее был ревматизм, и я помогала ей по дому, ходила за покупками, а она учила меня. Она умела учить, а я умела учиться. У нее в доме было много книг, и она давала мне их читать. Ее звали мисс Крейн.

— Она жива?

— Нет. Умерла во сне как-то ночью. После того как она умерла, отец продал меня. Думаю, что именно она сдерживала его, а то бы он продал меня еще раньше. Он ее очень боялся.

Потрясенный Слейд покачал головой.

— Я думал, что только мне выпала тяжкая доля, теперь я вижу, что бывает и хуже. Вы моя гостья и можете в любое время пользоваться библиотекой. — Заметив, что девочка зевает, он предложил: — Идите спать, мисс Миллер. Сейчас же отправляйтесь в постель.

Глаза девочки вспыхнули. И хотя Перегрин — подумать только, настоящий принц! — сказал ей, что ее здесь не тронут, в голосе мистера Слейда было что-то настораживающее. Он говорил таким тоном, будто приказывал ей согреть для него постель.

Словно прочитав ее мысли, Слейд сказал:

— Вы будете спать одна, отныне и всегда. Начиная с сегодняшнего дня вы, мисс Миллер, моя кузина, уважаемая молодая женщина, которая попала в затруднительное положение и решила пожить у меня, пока все образуется.

Немного поколебавшись, Слейд подошел к письменному столу и вытащил из нижнего ящика небольшой сейф. Открыв его, он вынул несколько банкнот и протянул их Дженни. Девочка от удивления открыла рот. Он дал ей целых двадцать фунтов, на которые можно было жить несколько месяцев. Смущенная, она посмотрела на него.

— Если вы не хотите спать со мной, то почему даете мне деньги?

— Для того чтобы вы чувствовали себя независимой, — ответил Слейд.

Глаза его были такими добрыми, что Дженни захотелось плакать.

— Надеюсь, вы не убежите, — продолжал он. — Это было бы плохо и для вас, и для нас, если вдруг нам понадобится ваша помощь, чтобы уличить человека, которого вы зовете хозяином. Но так или иначе, вы должны чувствовать себя свободной.

Дженни посмотрела на ящик, куда Слейд прятал сейф.

— А вы не боитесь, что я убегу с вашими деньгами, ведь теперь я знаю, где они хранятся? — спросила она.

— А я должен бояться?

Дженни слегка покраснела и покачала головой. Не желая, чтобы Слейд видел ее лицо, она склонилась к узелку и сунула туда деньги. Она не понимала, почему ей так доверяли, но знала, что не стащит даже уголек из ведерка, стоящего у камина.

Поднимаясь вслед за мистером Слейдом по лестнице, Дженни не переставала удивляться, какая чудесная ночь выпала сегодня на ее долю. Сначала принц Перегрин, а теперь этот необыкновенный человек. Она даже не предполагала, что мужчины могут быть такими порядочными. Немного подумав, она пришла к выводу, что порядочные мужчины не ходят в публичные дома, чтобы бесчестить маленьких девочек, и поэтому она их никогда не встречала.

Мистер Слейд еще более удивительный человек, чем принц, подумала она. Она с первого взгляда поняла, что Перегрин ее не хочет и не захочет никогда. Но мистер Слейд хотел ее, и она это видела. Но он даже не сделал попытки овладеть ею и, более того, дал ей денег, чтобы она чувствовала себя свободной. Удивительно! Мистер Слейд принадлежал к тому типу людей, которых не заметишь с первого и даже второго взгляда, но в нем было что-то притягательное.

Комната была приятной и чистой. Похоже, раньше ею никто не пользовался. Она настолько отличалась от ее красной комнаты в публичном доме, что Дженни сразу полюбила ее. Она очень устала, и ее глаза слипались. Дженни умылась, надела ночную сорочку и легла на чистые простыни. Она поклялась, что никогда больше не будет носить дурацкие детские платья. Годы жизни в публичном доме пробегали у нее перед глазами с того самого момента, когда человек, который называл себя хозяином, впервые изнасиловал ее, и до сегодняшнего мерзкого жирного пьяницы, с которым она была, когда Перегрин пришел за ней.

Как она боялась, что он не придет, но он пришел, и теперь со старой жизнью покончено навсегда. Она ничего не забудет и никого не простит. Ей повезло, как в сказке, и она не должна упустить предоставленную ей возможность.

На следующий день сэр Чарлз Велдон получил от миссис Кент записку, в которой сообщалось, что его любимая и самая доходная проститутка убежала. Он разорвал записку на мелкие кусочки и сжег их. Он хорошо зарабатывал на Дженни Миллер да и любил забавляться с ней сам. Она была хорошей маленькой актрисой и, несмотря на множество мужчин, переспавших с нею, сохраняла невинный вид, который сильно его возбуждал. Возможно, маленькая сучка убедила одного из посетителей взять ее на содержание.

Пальцы Велдона растирали пепел, оставшийся от записки. Если он когда-либо встретит Дженни Миллер снова, она горько пожалеет, что сбежала от него. Он придумает ей самое страшнее наказание и сам с наслаждением приведет его в исполнение.

Глава 7

Мисс Элиза Велдон бросала в воду кусочки хлеба и с восторгом наблюдала, как дюжина уток и лебедь, громко гогоча и размахивая крыльями, набрасываются на добычу.

Сара смеялась вместе с девочкой. После похода по магазинам и в кафе-мороженое они решили погулять с Гайд-парке, чтобы насладиться полуденным солнышком. Когда Сара узнала, что ее будущая падчерица никогда не кормила уток и не знала, какое это наслаждение, она предложила ей зайти в магазин и купить хлеба.

— В кормлении уток есть что-то притягательное, — заметила Сара, бросая в воду хлеб и наслаждаясь зрелищем расталкивающих друг друга пернатых.

— Наверное, это потому, что они с удовольствием принимают угощение, — ответила Элиза, щеки которой раскраснелись, а выбившиеся из-под шляпки светлые кудряшки рассыпались по плечам. Глаза девочки сияли, и она старалась держаться поближе к Саре.

— Я рада, что вы с папой скоро поженитесь, — сказала она. — Не могу дождаться, когда буду жить вместе с вами.

После смерти матери Элиза жила в семье старшего брата Чарлза лорда Батсфорда. Сара была уверена, что девочке там хорошо, поэтому ее слова немного ее удивили.

— Разве тебе не нравится жить у дяди с тетей? — спросила она.

— О нет, нравится, — ответила Элиза, удивленная вопросом. — Они относятся ко мне, как к своим собственным детям, но мне бы хотелось жить с папой. — Голубые глаза девочки подернулись грустью. — Я никогда не могла понять, почему папа не хочет, чтобы я жила с ним. Наверное, он меня просто стыдится.

— Не говори глупостей, — сказала Сара, привлекая к себе девочку. — Как такое могло прийти тебе в голову?

— Он такой красивый, умный и важный, а что я? Просто глупая девчонка.

— Ты считаешь, что папе больше хотелось иметь сына?

— А разве не этого хотят все мужчины? — В вопросе Элизы выражалось само собой разумеющееся.

Сара нахмурилась: наверняка девочка когда-то слышала разговоры взрослых о сыне, и с тех пор эта мысль засела у нее в голове.

— В былые времена, — сказала она, — когда приходилось мечом защищать свою землю, для отца было очень важно иметь сыновей, но сейчас все изменилось. Мой папа как-то сказал мне, что ему хотелось бы иметь наследника, чтобы передать ему свой титул, но не вместо меня, а только вместе со мной. Я знаю, что твой папа думает то же самое.

— Вы правда так считаете? — с надеждой спросила Элиза.

— Я в этом просто уверена, — ответила Сара. — Твой папа очень хочет, чтобы ты жила с ним, но он занятой человек, и после смерти мамы ты бы чувствовала себя очень одинокой в его доме. Вот почему он согласился отдать тебя дяде. Ему казалось, что в компании твоих кузин и кузенов ты будешь более счастлива.

— Иногда они меня просто утомляют, — ответила Элиза, просветлев лицом. — Их шестеро, а я одна.

— Но ты будешь скучать, когда уедешь от них. — Сара посмотрела девочке в глаза. — Никогда не забывай, что твой папа тебя очень любит, гораздо больше, чем меня или кого-либо другого.

Счастливое выражение исчезло с лица Элизы.

— Если это правда, то вы, наверное, чувствуете себя ужасно? — спросила она.

— Вовсе нет, — ответила Сара. — Любовь — это не соревнование и не порция чая, который можно наливать, пока чайник не станет пустым. Мужчины любят своих жен и детей по-разному. Любовь к детям гораздо сильнее, потому что они частичка родителей. — Сара засмеялась. — И это говорю я, у которой никогда не было ни детей, ни мужа. Тебе не кажется это забавным?

Элиза обняла Сару за талию и прижалась к ней.

— Очень скоро у вас будут муж и дети.

— И я рада, что у меня уже есть взрослая дочь, — ответила Сара. — Когда у меня будет свой ребенок, мне придется долго ждать, чтобы пойти с ним по магазинам.

Они обе весело рассмеялись и тут же услышали за своей спиной мужской голос:

— Это частные утки, или я тоже могу покормить их?

Оглянувшись, молодые дамы увидели спешивающегося Перегрина. Он прогуливался верхом по Роттен-роу, которая была всего в нескольких ярдах от маленького озера. Сегодня принц был в костюме для верховой езды, но без шляпы, и ветер растрепал его черные волосы, что, впрочем, ему очень шло. Его красота привела бы в трепет сердце каждой женщины, и Сара была не исключением.

Глядя на принца с восхищением, Элиза присела в глубоком реверансе, и Сара решила, что девочка специально тренировалась, потому что на этот раз реверанс был менее неуклюжим, чем в первую встречу. Элиза с глубоким почтением относилась к принцу Перегрину, и Сара хорошо понимала ее, так как его вид был более величественным, чем у любого из членов Ганноверской династии,

— Это общественные утки, — смеясь, ответила Сара. — Вы можете кормить их сколько угодно. Им все равно, кто их кормит, так как у них нет почтения к титулам.

— Утки по своей природе демократы, — согласился принц. — Мисс Велдон, вы знаете, что кусочком хлеба уток можно выманить на берег?

— Правда? — удивилась Элиза и принялась звать водоплавающих, дразня их кусочком хлеба. Вскоре она уже была на другом краю озера.

— Ну и хитрец же вы, ваше высочество, — сказала Сара. — Вы специально услали девочку, чтобы остаться со мной наедине?

— Что вы такое говорите, леди Сара, — с наигранным удивлением заметил принц. — Неужели вы считаете, что мне надо звать на помощь уток, чтобы отделаться от ребенка?

Сара не могла оторвать от принца восхищенного взгляда. С растрепанными волосами он был похож на лихого корсара, героя байроновских поэм. От него веяло силой и отвагой.

— Я считаю, что, когда вам что-то нужно, вы можете использовать все, что есть под рукой, даже этих жадных водоплавающих, — ответила она.

Принц сделал вид, что ее слова обидели его, затем, посмотрев в сторону Элизы, заметил:

— Чудесный ребенок.

— Да, внешне она похожа на отца, а характером — в мать. Чарлз обожает ее.

— Неужели? — Брови принца от удивления поползли вверх. — Он не производит впечатления любящего отца.

— Вы просто недостаточно хорошо его знаете. Заметив, что у девочки кончился хлеб, Сара подозвала ее и отдала свой.

— Возможно, — ответил Перегрин, — но я постараюсь восполнить этот пробел. Он потрепал по холке коня, который косил глазом на кричащих уток. — Интересный человек этот сэр Чарлз. Но сейчас меня больше интересуете вы, леди Сара.

Сара вопросительно посмотрела на принца, и он разъяснил:

— Я хочу купить загородный дом, и мой поверенный в делах подыскал мне поместье Сулгрейв. Оно находится в Суррее. Завтра утром я туда собираюсь. Не могли бы вы составить мне компанию?

Сара задумалась. Кафир оказывал на нее странное влияние. Из-за него она совершала необдуманные поступки, и оставаться с ним наедине, да еще так долго, было очень опасно. Она еще не забыла поцелуя на балу, после которого ей было стыдно смотреть принцу в глаза. Увидев его сегодня, она подумала, что провалится сквозь землю, но ничего подобного не случилось, и она, как оказалось, была рада его увидеть. Чрезмерно рада.

— Пожалуйста, — попросил Перегрин, вложив в это слово все очарование своего голоса. — Я не имею ни малейшего представления, как должны выглядеть английские поместья.

Сара продолжала размышлять. Чарлз будет недоволен, если она проведет день с «человеком сомнительной морали», как он выразился. Но Чарлз совершенно не знает принца, и она не собирается идти на поводу у его предрассудков.

— Я буду счастлива оказать вам помощь, — ответила она.

— Чудесно! — воскликнул принц. — Могу я заехать за вами в десять утра?

— Конечно. Если вы не возражаете, я предпочла бы ехать верхом, а не в карете. Мне прислали лошадь, и у меня будет прекрасная возможность опробовать ее завтра.

— Дорога будет долгой, а вы давно не ездили верхом, — заметил принц, слегка нахмурившись.

— Вы совершенно правы, но это мои трудности, — ответила Сара.

— К концу путешествия ваши трудности станут моими, — усмехнулся принц, — но ваше желание для меня закон.

Сара хотела достойно ответить, но в это время их внимание привлек пронзительный крик Элизы, которой удалось выманить на берег лебедя, и сейчас он, распустив крылья и громко шипя, пытался ущипнуть ее.

— Бедняжка, — сказала Сара. — Рассерженный лебедь опасен даже для взрослых. Надо поскорее спасать ее.

— Конечно, — согласился принц.

Передав поводья Саре, он бросился к девочке, вокруг. которой, помимо рассерженного лебедя, летали кричащие утки. Лебедь вытянул шею и попытался ущипнуть принца, но тот, сложив руки рупором, что-то прокричал ему, и птица послушно ушла в воду и стала оправлять перья.

Перегрин посмотрел на Элизу и поклонился.

— Завоевал ли я сердце принцессы, отогнав этого дракона? — спросил он.

— Вы навсегда завоевали мое сердце, храбрый рыцарь, — с достоинством ответила девочка. — Что вы сказали лебедю?

— Что если он не исчезнет, то им украсят пиршественный стол.

По восхищенному взгляду девочки Перегрин понял, что завоевал ее сердце если и не целиком, то, во всяком случае, его добрую половину. Он вспомнил слова леди Сары, что Велдон любит свою дочь. Надо будет использовать эту любовь против него. Леди Сара совершенно права, сказав, что, когда ему надо, он использует все, что есть под рукой. Почему он должен щадить Элизу Велдон, если ее отец не щадил тысячи таких невинных девочек, как Дженни Миллер?

— Я собираюсь сегодня покататься верхом, — сказала за завтраком Сара своему отцу.

От неожиданности тот выронил газету.

— Покататься верхом? — переспросил он.

— Да, — ответила Сара, наливая себе кофе. — Пора начать тренироваться. Я соскучилась по верховой езде. Герцог улыбнулся.

— Ты совсем как мать. Говоришь о серьезных вещах в самое неподходящее время. Ты считаешь это разумным?

— Возможно, и нет, но мне так хочется. Мне привезли Пеней. Она умная, спокойная лошадь и идеально мне подходит.

— Ты поедешь с сэром Чарлзом?

— Нет, с другом Росса, принцем Перегрином. Он хочет купить поместье и попросил меня посмотреть его.

Герцог нахмурился.

— Мне не нравится, что ты будешь одна с этим иностранцем.

Сара вздохнула: до чего же недоверчивы английские аристократы. Почему все они, за исключением, может быть, Росса, так презирают иностранцев?

— Принц очень порядочный человек, — сказала она, хотя совсем не была в этом уверена. — Чарлз сам просил меня поддерживать это знакомство. Дочь герцога может позволить себе иногда игнорировать условности, и я уже достаточно взрослая, чтобы отвечать за свои поступки.

Герцог задумался, но спустя минуту махнул рукой.

— Если твой будущий муж не возражает, моя дорогая, то я тоже не буду этого делать. Желаю тебе хорошей прогулки, — сказал он и снова уткнулся в газету.

Одеваясь для верховой езды, Сара не сомневалась, что прогулка будет хорошей и доставит ей удовольствие.

Ровно в десять к ней постучал лакей. Сара быстро оглядела себя в зеркало. Костюм для верховой езды цвета ржавчины был старым и вышедшим из моды, но очень шел ей, Широкие юбки делали ее талию еще тоньше. Неужели кафирский принц не заметит, как она хороша в этом костюме?

Сара отошла от зеркала, сказав себе, что ей нет никакого дела до мнения чужих мужчин — у нее ведь скоро будет свой собственный муж. Сара засмеялась, удивляясь своей самонадеянности. Немного подумав, она заключила, что, будучи женщиной, должна нравиться и другим мужчинам, особенно таким привлекательным, как принц.

Придерживая левой рукой широкие юбки, а правой держась за перила, Сара стала спускаться по лестнице. Принц стоял внизу и смотрел на нее. От его пристального взгляда Сара неловко ступила на больную ногу и споткнулась, однако продолжала спускаться дальше, стараясь не подавать виду, что ей больно. Она решила во что бы то ни стало заняться собой, чтобы быть грациозной и очаровательной.

— Доброе утро, — сказала она, протягивая принцу руку. — Вы всегда ходите без шляпы?

— Стараюсь носить ее как можно реже. Шляпы идут в основном таким очаровательным женщинам, как вы. На вас сейчас очень миленькая шляпка, — сказал он, дотрагиваясь до плюмажа.

— Оказывается, вы мастер говорить комплименты, — заметила Сара, пытаясь освободить руку. — Однако вы опять забыли, что нельзя надолго задерживать руку дамы. Ваша память очень избирательна.

— Вы разоблачили меня, леди Сара, — ответил принц, отпуская ее руку. — Я действительно предпочитаю помнить только то, что может сыграть мне на руку.

— Неужели? Как, должно быть, хорошо помнить только хорошее.

— Хорошо, но, к сожалению, не всегда получается. Избирательная память — это то, к чему я стремлюсь. Как жаль, что плохое помнится дольше.

Сара посмотрела на его мужественное лицо. Неужели у принца тоже были трудные времена? Что скрывается под этим красивым лбом? С первой встречи он читал ее мысли, как открытую книгу, а она никогда не знала, что у него на уме.

Они подошли к конюшне, и принц увидел ее гнедую кобылу.

— И ради нее вы отказались от той великолепной лошадки, что мы видели в Таттерсоллзе?

— Вы не должны критиковать Пенси. — Сара погладила лошадь. — Пусть она и не красавица, но многие годы была мне хорошим другом.

— Не красавица, это мягко сказано, — заметил Перегрин, помогая сape сесть на лошадь. — Она похожа на расшатанную софу, широкую, мягкую, бесформенную.

От смеха Сара чуть не упала с лошади.

— Метко сказано, — заметила она. — Пенси действительно как софа, вот почему она идеально подходит для тех, кто долгое время не сидел на лошади.

Держась за стремя, принц ждал, когда Сара удобно устроится. Его лицо выражало заботу, и Саре это нравилось. Кивком головы она дала понять, что ей удобно, и только тогда Перегрин отошел к своему жеребцу.

У Сары когда-то была сломана правая нога, и сейчас, устраиваясь поудобнее в дамском седле, она почувствовала, как мышцы ее напряглись и заныли. К концу дня будет болеть вся нога, и она прекрасно это знала, но игра стоила свеч. К ней вернется былая уверенность в себе, если она опять станет ездить верхом. От предчувствия удовольствия Сара засмеялась.

Перегрин вскочил на красавца жеребца. Красивый человек на красивой лошади.

— Вы готовы покорить улицы Лондона, леди Сара? — спросил он.

— Вперед, ваше высочество, — ответила Сара, салютуя хлыстом.

Бок о бок они выехали на улицу, и Сара почувствовала, что не потеряла навыка. Она без усилий держала поводья, и ее тело быстро слилось с телом лошади, раскачиваясь в такт ее ходьбе. Она мудро поступила, что начала упражнения в верховой езде именно с Пеней, хотя ей хотелось бы иметь такую же красивую лошадь, как жеребец принца.

— Как вы назвали свою лошадь? — спросила она.

— Сива, — ответил принц, придерживая жеребца, чтобы пропустить телегу.

— Шии…ва, — попыталась воспроизвести имя лошади Сара. — Что это значит?

— Это один из богов. Вернее, это божество, которое сеет разруху.

— Ничего себе, имя для лошади, — ужаснулась Сара. — Хотя только люди верят в приметы. Вы индус? Вернее, вы мусульманин?

— Нет. Я не индус, не мусульманин. Кафиристан — островок язычества в море ислама. Кафир — значит неверующий, неверный. Отсюда и название Кафиристан.

— Что такое язычество? — спросила Сара.

— Люди обожествляют силы природы и поклоняются им, олицетворяя их в деревянных идолах. Около каждой кафирской деревни стоит множество таких богов. Они красочны и совсем не похожи на статуи воинов, которых англичане любят выставлять в парках.

Сара весело рассмеялась. Под ее жизнерадостный смех они пересекли мост через реку и въехали в южную часть Лондона. Они уже достигли подножия холмов Суррея, и вдруг Сара поняла, что говорит в основном она и что темой их разговора является ее жизнь. Отвечая на вопросы Перегрина, она незаметно для себя рассказала ему о своем детстве, несчастном случае, о том, как она тяжело поправлялась, и даже о своих отношениях с Чарлзом. Она бросила на своего спутника любопытный взгляд. Рассказав ему всю свою жизнь, от него она узнала только, что кафиры — язычники. Перегрин оставался таким же незнакомцем, как и всегда. Она остановилась на мысли, что даже не выяснила, разделяет ли он религию своего народа и что заставило его покинуть страну.

Сара вздохнула и потерла больную ногу. Ее спутник — хороший мастер вытягивать информацию из других, не говоря ничего о себе самом. То, что принц теперь знал о ней больше, чем она о нем, было немного неприятно, но не более. Очевидно, он воспитан в лучших английских традициях сдержанности и немногословности и если и задавал вопросы, то только для того, чтобы лучше узнать страну и ее народ. Она могла бы и не отвечать, никто ее за язык не тянул. Просто с ним было легко разговаривать. Он хорошо умел слушать. Возможно, она выложила ему все потому, что он не англичанин и воспринимает многие вещи совсем иначе.

Чем ближе они приближались к цели, тем меньше вопросов задавал Перегрин, а если и задавал, то только относительно той местности, по которой они проезжали. Его внимательный взгляд не упускал ничего.

Наконец Сара не выдержала.

— Вы разглядываете Суррей, как Веллингтон разглядывал поле перед началом сражения при Ватерлоо. Вы боитесь, что нас атакуют дикие племена?

Перегрин прищурился и рассмеялся.

— Отнюдь. Просто мне интересно знать, как выглядит сельская Англия. Я прибыл ночью и все время находился в Лондоне. — Он повел рукой, указывая на окрестности. — Англия, как хороший сад, где каждое растение посажено, чтобы радовать глаз.

Сара посмотрела вокруг, и внезапно ее родная страна предстала перед ней совершенно другой. Дорогу, по которой они ехали, окаймляла сочная зеленая трава. За низкими цветущими изгородями лежали аккуратные поля, на которых зрели хлеба, переливаясь на солнце то зеленой, то рыжей волной. На горизонте виднелась квадратная норманнская башня приходской церкви, а за ней возвышалась голубая гряда загадочных холмов Норд-Дауне. Их окружала невиданная красота. Все здесь ласкало глаз и слух: пение птиц в небе, стрекот кузнечиков в траве. В ноздри проникал душистый аромат распустившихся цветов.

У Сары перехватило дыхание. Как будто пелена спала с ее глаз, и она увидела всю красоту и очарование родного края.

— Вы правы, — сказала она, — Англия похожа на большой сад. Я привыкла к этой красоте и перестала замечать ее. Спасибо, что напомнили мне об этом. В нескольких милях отсюда находится поместье Росса, и мне часто приходилось здесь бывать, но никогда раньше я не обращала внимания на пейзаж. Но разве Суррей может сравниться с красотой гор, в которых вы выросли?

— Горы красивы… — начал Перегрин.

В это время за поворотом открылось поместье Сулгрейв. Они позвонили у ворот, и привратник впустил их, предварительно изучив разрешение осматривать дом, которое хозяйка выписала его поверенному.

Они ехали по широкой, обсаженной деревьями аллее, пока дом не предстал перед ними во всем своем величии. Они остановили лошадей, любуясь открывшимся великолепным зрелищем.

Дом стоял на невысоком холме. Стены красного кирпича блестели в лучах полуденного солнца. Он был низким и длинным, но все его пропорции были хорошо соблюдены в строгом классическом стиле. Сара повернулась к Перегрину, чтобы высказать ему свое мнение, но осеклась. Принц смотрел на дом с такой жадностью, с какой голодный смотрит на пищу. Хорошо, что при этом не было хозяев, иначе они бы сразу удвоили цену. По его взгляду Сара поняла, что ничто не помешает ему купить этот дом.

Почувствовав на себе ее взгляд, принц повернулся и спросил:

— Что вы думаете о доме?

— Чудесный дом. Ему уже два столетия, — ответила Сара и, поймав удивленный взгляд принца, пояснила: — Я сужу по этим изогнутым фламандским фронтонам. Они были в моде в середине семнадцатого века.

— Я же чувствовал, что вы будете мне полезны, — сказал принц. — Для меня что фламандские фронтоны, что греческие храмы…

— Странно, что агент по продаже недвижимости не приехал с вами, чтобы рассказать подробнее о доме, — заметила Сара, когда они снова тронули лошадей.

— Он хотел, но я не взял его. Не люблю, когда кто-то из-за плеча навязывает мне свое мнение.

— Мне кажется, что в доме живут. Почему его продают? — спросила Сара.

— Поместье принадлежит вдовцу, — начал объяснять Перегрин. — Его наследник живет в Америке и не хочет возвращаться в Англию. Мне сказали, что дом нуждается в ремонте, но пока я не вижу, что надо сделать. Помимо основной, имеются еще несколько ферм, которые сдаются в аренду. В целом поместье насчитывает около двух тысяч акров земли.

Они обогнули дом и подъехали к конюшням. Рабочих не было видно, но везде царила чистота. Приятно пахло свежим сеном. Перегрин спешился и привязал коня, затем подошел к Саре и помог ей спуститься вниз. Ее правая нога онемела, и ей пришлось руками поднимать ее с седла. Она еле сползла вниз и тут же вскрикнула от боли. Если бы не принц, она бы упала на землю.

Перегрин подхватил ее и прижал к себе.

— Онемела нога? — спросил он.

Кусая от боли губы, Сара кивнула. Перегрин повернул ее спиной к себе. Левой рукой он придерживал ее за талию, а правой стал массировать ногу. Его сильные пальцы проникали глубоко в мышцы.

Сара стонала от боли.

— Простите, — сказала она, — я не ожидала, что будет так больно.

— Никаких извинений, — ответил принц. — Если бы не ваше мужество, вы бы и сейчас оставались в инвалидной коляске.

Боль постепенно отступала. Наконец Сара смогла облегченно вздохнуть, не находя слов, чтобы выразить признательность своему спутнику.

Закончив массаж, принц положил руку ей на колено и стал быстро снизу вверх водить ладонью по ноге, растирая ее. Боль совершенно отступила, ее сменило приятное покалывание разогретых мышц. Даже сквозь материю она чувствовала тепло его рук, и это доставляло ей удовольствие.

Когда принц начал массировать внутреннюю сторону бедра, невиданное раньше наслаждение разлилось по ее телу. Сара покраснела, понимая, что она позволяет ему касаться интимных мест. Подавляя в себе желание полностью отдаться в его власть, она оттолкнула его руку.

— Я уже могу ходить, — заявила она.

Видя, как она осторожно ступает на правую ногу, принц схватил ее за руку. Сара закачалась, но устояла. Немного подождав, попыталась сделать второй шаг.

— Вы заслуживаете, чтобы вас отшлепали, ваша милость, — сказал принц и, прежде чем Сара могла возразить, подхватил ее на руки и понес в конюшню.

Сара всегда подозревала в нем огромную силу, но сейчас она почувствовала ее каждой клеточкой своего тела. Девушка дрожала, когда принц опустил ее на скамью, но не от боли, боль прошла. Она дрожала от возбуждения.

— Вам надо немного отдохнуть, прежде чем вы сможете ходить, — произнес принц, стараясь не замечать ее состояния, — но я не разрешу вам ехать обратно верхом.

— Мне жаль, что я доставила вам столько хлопот, — сказала Сара, не смея поднять глаз.

— Ничего страшного. Сейчас я поеду к воротам и попрошу привратника нанять нам карету. — Перегрин нежно дотронулся до ее щеки. — Страх боли был сильнее, чем сама боль, не правда ли? — спросил он.

Сара кивнула и заглянула в прозрачную глубину его зеленых глаз. Перегрин был для нее загадкой, человеком, окутанным тайной. Но сейчас она поняла, что ему хорошо знакома боль.

— Удивительно, как вы все понимаете, — сказала Сара, улыбнувшись.

— Ничего удивительного, — ответил принц. — Я быстро вернусь.

Он завел Пеней в конюшню, вскочил на коня и ускакал.

Едва принц скрылся из вида, Сара прислонилась головой к деревянной стене сарая и закрыла глаза. Она чувствовала слабость во всем теле. Принц был добр к ней и помог ей избавиться от боли. Она ему очень благодарна, но все же от него лучше держаться подальше. Ее тело реагирует на него. Возможно, это была минутная слабость, не более того…

Стараясь не думать о принце, Сара переключилась на больную ногу. Завтра она не сможет встать с постели, но послезавтра обязана будет сделать это и начать тренироваться. Сначала она будет ездить по парку, но со временем научится преодолевать по двадцать миль в день. Открыв глаза, она увидела полосатую кошку, которая сидела и смотрела на нее. Кошка была пушистой и явно сытой.

— Что ты смотришь на меня, пушистик? — спросила Сара.

Кошка расценила ее слова как приглашение и прыгнула на колени. Сара вскрикнула, так как кошка опустилась на больную ногу, но не стала прогонять ее. Она почесала за ее ухом и сказала:

— Ты видела своего нового хозяина? Постарайся получше ловить мышей, а то он не любит бездельников.

Кошка устроилась удобнее у нее на коленях и заурчала. Она подействовала на Сару как согревающий компресс, девушке было тепло и уютно.

Вскоре Саре надоело сидеть, и она, осторожно спустив кошку на пол, встала. Держась рукой за стену, осторожно пробралась к выходу. Лучше сосредоточиться на реальных заботах, чем сидеть и думать о человеке, который пробудил в ней незнакомые чувства.

Глава 8

Отправив привратника за каретой, Перегрин развернул лошадь и поехал обратно к дому, по пути обдумывая план дальнейших действий. Он уже немного продвинулся в исполнении намерения увести леди Сару у Велдона, но надо идти до конца.

С самого начала он чувствовал, что нравится Саре, хотя она была слишком невинна и слишком леди, чтобы осознать это. Он должен действовать осторожно, чтобы не испугать ее. Надо подождать, пока она созреет, и попытаться соблазнить ее. Перегрин понимал, что нельзя заходить слишком далеко: соблазнив высокородную английскую девственницу, он вызовет скандал, а это грозит ему массой неприятностей и осложнений и совсем ни к чему. Теперь он знал: Сара не любит своего жениха и если узнает настоящую любовь, поймет, что ее брак будет ошибкой.

Перегрин не сомневался: он сумеет соблазнить Сару. Однако ему совершенно не хотелось делать это, когда женщина испытывает боль. Вот почему он настоял, чтобы нанять для нее карету.

Восхищаясь ее мужеством, он ругал себя за то, что разрешил ей ехать верхом. Ее нога спутала все его планы.

Перегрин осадил коня и еще раз внимательно оглядел поместье Сулгрейв. Он решил купить загородный дом, чтобы утвердиться в английском обществе, и, кроме того, думал, будет место, где можно остаться с Сарой наедине. Поместье так его очаровало, что он чуть не выдал себя с головой. Впредь надо быть осторожнее — взгляд выдает Человека и делает его уязвимым.

Осмотрев дом еще раз, он тронул коня и продолжил путь. Что толку без конца разглядывать? Сулгрейв — просто дом, хотя и очень красивый. Может быть, когда-нибудь, в туманном будущем, когда он выполнит свою миссию, поместье станет его гордостью, но пока это еще один шаг к намеченной цели.

К своему удивлению, Перегрин увидел, что Сара сравнительно легко шла ему навстречу, хотя хромала больше обычного.

— Вы быстро поправились, — сказал он, спешившись.

— Практика — великая вещь, — сухо ответила Сара. — Удалось вам уговорить привратника найти карету?

— Конечно. Сначала он сопротивлялся, но потом, очевидно, сообразил, что я могу стать его новым хозяином, и быстро согласился. Вы не хотите погулять в саду, пока я осмотрю дом?

— Я приехала сюда не для того, чтобы смотреть на бабочек. Мне тоже хочется увидеть дом изнутри. Мне почему-то кажется, что вы купите этот дом, даже если найдете в нем массу недостатков, — заметила Сара, беря принца под руку.

— Неужели это так очевидно? — спросил он с недовольным видом.

— Не очень, но вы себя выдали.

Сара оперлась на руку Перегрина, и он подумал, что, возможно, уже сегодня достигнет цели. Не надо только торопить события. У него был ключ от задней двери дома, он открыл замок, и они вошли.

Леди Саре не понравилась кухня. Она сказала, что ее надо полностью переделать, заменить печи на более современные да и вообще все переоборудовать. Перегрин и сам это видел.

Других недостатков они не обнаружили. Комнаты были большими и прямоугольными. Потолки покрыты богатой резьбой. Столовая и гостиная изящные, библиотека внушительная. Некоторые комнаты можно отвести под музыкальный салон и бильярдную.

Обследование первого этажа закончилось в холле, пол которого был выложен древней мозаикой. Перегрин встал на колени и погладил плитку рукой.

— Поверенный сказал мне, что ее привезли с римских развалин города Силчестера.

— Дом великолепен, — заметила Сара, рассматривая мозаику, — только надо его хорошенько почистить и заново декорировать. Мебель тоже продается?

— Наследник не хочет возиться, продавая, ее отдельно, — ответил принц, стирая с ладоней пыль. — Мне кажется, что многие предметы в хорошем состоянии.

Сара, кивнула:

— Да, Кое-что можно отреставрировать, с чем-то придется расстаться, но, если вы хотите сохранить стиль того века, у вас будет хорошее начало для коллекции.

— Надеюсь, вы поможете мне в этом, — сказал принц. — Хотите подняться наверх?

Сара бросила на лестницу опасливый взгляд, и в это время Перегрин рассмотрел ее профиль: красивые очертания лица, шеи, груди. Она напоминала ему сивиллу, предсказательницу древних. Внезапно его охватило желание. Оно было таким сильным, что он испугался. Не хватало, чтобы его страсть помешала давно намеченной цели.

Как впервые испытывающий вожделение юнец, он подхватил ее на руки и понес вверх по дубовой резной лестнице.

— Вы так спешили подхватить меня, что чуть не сшибли с ног, ваше высочество, — сказала леди Сара, едва дыша от испуга. — Я бы и сама могла подняться.

— Не сомневаюсь, но ваше упрямство обошлось бы вам дорого. Не забывайте о своей больной ноге.

— Применительно к дамам не применяют слово «ноги». Это считается неприличным. Надо говорить «конечности».

— Неприличным? — удивился принц, опуская ее на пол. Он немного поднял подол ее юбки и посмотрел на лодыжки. — Не вижу ничего неприличного, — отметил он.

— Не забывайтесь, ваше высочество. — Смеясь, она выдернула из его рук подол юбки. — Я не сказала, что неприличны ноги дамы, а просто само слово. Таковы уж особенности английского языка.

— Их не так уж и мало, — заметил он, предлагая ей руку. — Но не думайте, что я не признателен вам за ваши усилия сделать из меня более образованного человека. Что же касается ваших правил и обычаев, то нужно хорошо знать правила, чтобы уметь нарушать их.

— Вы просто неисправимы, — заявила Сара, опираясь на его руку.

— Зато со мной не соскучишься.

Леди Сара сделала гримасу.

— Это верно, но даже скуку вы готовы обратить себе на пользу.

— Разрешите ответить тем же. Респектабельность стала для вас культом.

Обмениваясь комплиментами, они осматривали второй этаж, где было пятнадцать просторных спален. Ванные комнаты и ватерклозеты нуждались в современном оборудовании, но это были мелочи в сравнении с великолепием дома.

Последней они осмотрели галерею, которая была расположена в тыльной части дома. Огромные камины в обоих концах комнаты, большие створчатые окна и удобные мягкие диваны возле них делали комнату чрезвычайно привлекательной. В галерее были развешены портреты прежних владельцев, и Сара с интересом рассматривала каждый.

— Портреты тоже продаются? — спросила она.

— Нет, все картины будут отправлены в Канаду. Возможно, я бы и оставил несколько предков, — продолжал Перегрин, — но уж очень у них сверлящие взгляды. В будущем я могу найти художника, который напишет серию портретов специально для меня.

Перегрин посмотрел вдоль галереи, и улыбка исчезла с его лица. Выпустив руку Сары, он быстро подошел к окну и распахнул его. Упершись руками о подоконник, он выглянул наружу. Перед ним в своей неяркой красоте раскрывался английский сельский ландшафт: зеленые поля и застывшая вдали гряда голубых холмов. Перегрин не отрываясь смотрел из окна, и взгляд его зеленых глаз был таким же, как при виде поместья. Очевидно, он совсем забыл о своей спутнице и вздрогнул, когда за спиной раздался ее голос.

— Это поместье вам по душе, не так ли?

— Что же в этом удивительного, — ответил принц. Он и сам пытался понять, почему его так влечет английская природа, но не находил ответа. — Вы, английские аристократы, родились и выросли здесь. Вы привыкли к красивой жизни, к добру и справедливости. Вам трудно понять, что все это значит, — с грустью сказал Перегрин.

— Возможно, — ответила Сара, опускаясь на стоящую рядом кушетку. — Росс говорил, что в Кафиристане есть своя притягательная красота. Неужели Англия значит для вас больше?

— Нет, но это разные вещи.

Перегрин сел на другой конец кушетки и посмотрел на леди Сару. Она была сдержанна и холодна, и только большие карие глаза светились теплом. Сара Сент-Джеймс была настоящей женщиной и леди. Она оставила шляпу внизу, и сейчас ее волосы золотились на солнце.

Что-то шевельнулась в душе Перегрина, и он почувствовал, как снова волна страсти захлестывает его. Что так влекло его к ней? Ее спокойная красота или мужество? Ему нравилось и то, и другое. Но в них ли причина?..

Возможно, она влекла его, как это поместье, как природа, как сама Англия. Она была частью этой страны, которая пока для него недоступна. Он еще не решил, та ли это жизнь, которую он хочет для себя. Когда цель будет достигнута и он покончит с Чарлзом Велдоном, тогда все решится само собой. А пока он должен держать себя в руках. Он не имеет права завлекать леди Сару в свои сети. Перегрину потребовалось собрать всю свою силу воли, чтобы взять себя в руки. Ему хотелось заключить ее в объятия, пробудить в ней дремлющую пока страсть, но он сумел отказаться от желаний.

— Кафиристан бедная страна, — начал он, стараясь в потоке слов утопить свою страсть, — удивительно бедная. Это даже не страна, а поселение нескольких родственных между собой племен. Не надо быть особенно богатым, чтобы стать там известным.

— Но Росс сказал, что вы очень богаты. Как?.. — Сара осеклась и покраснела.

— Понимаю вас. В Англии считается неприличным спрашивать, откуда у человека деньги. Пусть ваш вопрос вас не смущает, я не обидчив. Источник моего богатства находится не в Кафиристане. Вы когда-нибудь слышали о Шелковом пути — древней торговой дороге из Китая к странам Средиземноморья?

— Только слышала, что такой путь есть, на не более.

— Еще две тысячи лет назад караваны с товарами шли с Востока на Запад, из Китая до Древнего Рима. Шелк, камни, пряности, золото, янтарь и тысячи других товаров проходили через руки самых разных людей, и эти руки не всегда были чистыми, — начал Перегрин тоном сказителя. — В пути торговцев поджидали разбойники и опасные болезни, но еще хуже были естественные преграды: высокие горы и бескрайние пустыни. Самой опасной частью пути был Китайский Туркестан. Там, в самом сердце горячей Азии, лежит бескрайняя пустыня Такла-Макан, где дюны достигают высоты трехсот футов. Пустыня ограждена самыми высокими в мире горами. И вот на этом пространстве временами гуляет кара-буран — черный смерч, поглощая целые караваны вместе с людьми и верблюдами.

— Вы рассказываете так, будто вы там были и все это видели, — сказала Сара. Перегрин кивнул.

— Шелковый путь пролегает по южной границе Такла-Макана, и там, в районах оазисов, некогда стояли большие города. Они были богатыми и могущественными, но несколько веков назад большинство из этих городов перестали существовать. Пустыня поглотила их, как море поглощает берег. Существует много легенд о потерянных городах. В них говорится, что боги наказали их за богатство и разврат.

Глаза Сары загорелись: она поняла, к чему ведет он свой рассказ.

— Вы нашли один из таких затерянных городов? Принц снова кивнул:

— Да. Город назывался Катак. О нем мне поведал киргизский пастух, а ему — его отец. Легенда о Катаке переходила у них из поколения в поколение. Катак расположен в солончаках Лоп-Нора. Найти его было очень трудно, но еще труднее — провезти богатства через горы и пустыни.

— А вы не боялись гнева богов? — спросила Сара, придвигаясь ближе.

— Они не мои боги и не имеют надо мной власти. — Взгляд Перегрина подернулся воспоминаниями. — Мне удалось убедить друзей поехать со мной. Мы ездили в Катак три раза и каждый раз возвращались в Кафиристан, нагруженные золотом, серебром, произведениями искусства. Как предводитель, я получил большую часть богатства, и оно стало основой моего состояния. Я спустился с гор и направился в Индию, где научился торговать, выгодно вкладывать деньги и стал богатым даже по европейским масштабам человеком.

— Какая чудесная сказка, — произнесла Сара, задумчиво склонив голову.

— Только когда рассказываешь, — сухо ответил принц. — На самом же деле это тяжелый, изнурительный труд, полный опасностей и неожиданностей.

— То же самое говорит и Росс о своих путешествиях. Такие настоящие путешественники должны презирать тех, кто проводит все свое время в гостиных. Представляю, какой глупой я вам кажусь. Мне только и остается, что слушать рассказы путешественников.

— Я никогда бы не назвал вас глупой, — ответил Перегрин. — Вы умеете слушать и сопереживать рассказчику. Некоторые люди любят слушать рассказы о путешествиях, чтобы пощекотать себе нервы и еще раз убедиться, что они поступают мудро, оставаясь дома. На таких людей я просто не стал бы тратить время. — Принц заговорщически подмигнул Саре. — Не рассказывайте никому, как я нажил свое богатство. Пусть для всех это будет тайной. Я предпочитаю оставаться загадкой.

— И очень преуспели в этом, — заметила Сара.

Перегрин поймал ее взгляд. Боль отступила, и она сейчас с восхищением смотрела на него. Пора действовать, решил принц. Он сконцентрировал всю свою волю и, не отрываясь, смотрел ей в глаза. Ее губы приоткрылись, и она всем своим существом потянулась к нему, чувствуя, что между ними возникла неразрывная связь.

— Что руководит вами, Микель? — спросила Сара, впервые назвав его по имени. — Почему вы так сильно отличаетесь от других людей? Почему вы, такой умный человек, приехали на маленький туманный остров, где вас никто не оценит?

— Еще когда я был ребенком, то знал, что непременно приеду в Англию. — Перегрин сказал правду и прежде, чем леди Сара задала следующий вопрос, добавил: — Возможно, я чувствовал, что встречу вас.

Перегрин нежно провел рукой по ее щеке. Глаза Сары расширились, и в них появился немой интерес. Принц придвинулся ближе и стал легкими поцелуями покрывать ее лицо, пока их губы не встретились. Сначала это был легкий, нежный поцелуй, такой, каким они обменялись на балу. Затем он открыл рот, и Сара инстинктивно открыла свой. Сейчас поцелуй был глубоким и более страстным. Ток пробежал по телу Сары, и она начала сама целовать его.

Перегрин думал, что сумел побороть свою так внезапно нахлынувшую страсть, но оказалось, что он плохо рассчитал силы. Ответный поцелуй Сары привел его в неистовство. Волна страсти снова захлестнула его.

Если бы Сара была опытной женщиной, она бы почувствовала, что ей грозит, и немедленно бы остановилась. Но у нее не было никакого опыта в сердечных делах, и принцу приходилось сдерживаться, чтобы не напугать ее. Он обнял ее за талию и осторожно привлек к себе. Сара не сопротивлялась и тоже обняла его. Она жадно отвечала на его поцелуи.

Перегрин откинулся и увлек за собой Сару. Сейчас она почти лежала на нем. Ее грудь приникла к его груди, живот прижимался к животу. Он провел рукой по изгибам ее бедер и еще сильнее прижал к себе. Их тела разъединяла только ткань одежды.

Жизнь научила Перегрина не отказываться ни от чего, что само бежало к нему в руки. Вот и сейчас он решил, что глупо отказываться от женщины, которая сама его хочет. Пусть Сара и неопытна, но она женщина и женщина довольно зрелая, которая уже может отвечать за свои поступки. Возможно, учить ее радостям любви и небольшое удовольствие, но он ее хочет, и это еще один шаг к намеченной цели.

— Милая Сара, — прошептал он, лаская ее, — ты такая же сказочная, как и сокровища Шелкового пути.

Принц расстегнул ей жакет и запустил руку под корсет. Его ладонь слегка сжала ее нежную грудь.

— Ты как золото, слоновая кость или янтарь, которые доставляют столько радости людям.

Слова принца пленили Сару, и она почувствовала, как желание захватывает ее. Стыдясь этой безудержной страсти, она прервала поцелуй и посмотрела принцу в глаза. В них она прочитала ответную страсть. Он желал ее так же, как она его…

Сара вырвалась из объятий Перегрина и отодвинулась от него подальше.

— Нет, — сказала она твердо, — это дурно, и я не могу позволить себе этого.

Перегрин сел и снова положил ей руку на талию.

— Почему же ты не можешь? — спросил он. — Посмотри, как легко это делается. — Он привлек ее к себе и снова поцеловал.

Голова Сары закружилась, но она нашла в себе силы оттолкнуть его. Она вскочила на ноги и отбежала.

— Возможно, это и легко, — сказала она, — но я не должна этого делать. Я принадлежу другому человеку. Я не хочу покрывать позором ни себя, ни его.

Она отошла от него еще на несколько шагов и оглянулась.

Прядь волос упала Перегрину на лицо. Грудь его вздымалась, как после тяжелой пробежки. Сара испугалась. Они были одни в доме, и она была полностью в его власти. Даже английский джентльмен, воспитанный на понятиях чести, не мог бы сдержаться в данной ситуации, а принц принадлежал совсем другой культуре, с другими понятиями о чести. Возможно, он считал, что раз она с ним одна, то он может позволить себе все что угодно.

— Мое поведение непростительно, но, пожалуйста… — Голос Перегрина сорвался, и Сара почувствовала, что краснеет.

Перегрин отвернулся к окну, и по его телу прошла дрожь. Когда минуту спустя он снова посмотрел на нее, его взгляд был спокойным и холодным. Опасность миновала, но только Сара начала успокаиваться, ее снова потянуло к нему, как будто какая-то неведомая сила так и толкала ее в его объятия. К счастью, принц не сдвинулся с места, и Сара мысленно поблагодарила Бога за то, что он спас ее. Если бы этот чужестранец знал, какое он на нее имеет влияние!..

— Вы еще не вышли замуж за Велдона и, возможно, никогда не выйдете, — холодно заметил он. — Вы так же реагируете на его поцелуи?

— Это вас не касается, — ответила, покраснев, Сара. — К тому же в брак вступают не для страсти. Брак основан на доверии и взаимном уважении.

— Добавьте еще и совместную собственность, — заметил он с иронией. — Вы — богатая наследница, а дела Велдона идут не так хорошо, как это кажется на первый взгляд.

Сара глубоко вздохнула, стараясь сдержать возмущение.

— Чарлз не охотник за приданым, — сказала она, — а если бы даже и был им, это не дает мне права нарушать данное ему слово. Я и так себе много позволила. Мое поведение по отношению к нему непростительно.

Выражение лица Перегрина стало еще более ироничным.

— Если вы считаете, что те несколько поцелуев, которыми мы обменялись, делают ваше поведение непростительным, то почему бы нам не пойти дальше? Вы приобретете не только опыт, но и настоящее чувство вины.

Несколько поцелуев! Сара покраснела, вспомнив, как отвечала на них. Слава Богу, что она еще так одета. Если бы на ней было одно из тех воздушных платьев, которые носили раньше, она бы в момент оказалась голой.

— Я вела себя плохо, — сказала Сара, — и у вас есть все основания сердиться на меня, но, пожалуйста, не смейтесь надо мной. Это не сделает вам чести.

Ирония во взгляде Перегрина исчезла.

— Я не смеюсь над вами, — проговорил он с нежностью в голосе. — Просто мне кажется, что вы делаете поспешные выводы. Вы очаровательная женщина, и я поцеловал вас, а вы мне ответили. Какой в этом грех?

— Возможно, этот случай и тривиальный для вас, но отнюдь не для меня.

Сара вспомнила, что никогда ничего подобного еще не испытывала. Она вытерла о юбку вспотевшие ладони и прислонилась к стене, чтобы дать возможность отдохнуть ноге, которая снова начала болеть. Слова Чарлза пришли ей на ум, и она добавила:

— Мы, англичанки, пользуемся большей свободой, чем женщины других стран, но это не делает нас более доступными. Не думайте, что мы лишены морали. Это совсем не так.

— Не так? — удивился Перегрин. — У меня есть неоспоримые свидетельства противоположного.

— Возможно, будет правильнее сказать, что англичанки не более распущены, чем женщины других народов, — сказала Сара, вспомнив женщин, которые постоянно вились вокруг принца. — У нас в чести целомудрие.

— У ваших соотечественниц больше возможностей расстаться со своим целомудрием, чем у женщин других стран.

Принц поднялся и в два шага преодолел дистанцию, их разделявшую. Сара даже почувствовала тепло его тела.

— Каким бы привлекательным ни был этот разговор, — сказал принц, — он нам ничего не даст. Я никогда не подвергал сомнению вашу мораль. Вы сама невинность, леди Сара, и это одна из тех черт, которая так влечет меня к вам.

Он взял ее лицо в руки, и его длинные пальцы заскользили по ее гладкой, как шелк, коже.

Сара чувствовала, что он сейчас поцелует ее. Когда он это сделал, она не сопротивлялась, так как хотела его. Физически она была готова, и он это чувствовал. Но морально она еще не созрела.

— Вы знаете, что я не могу сопротивляться вам, — сказала Сара срывающимся голосом, — но, пожалуйста… пожалуйста, остановитесь. Не губите меня, чтобы потешить ваше тщеславие.

Перегрин застыл.

— Вы так обо мне думаете? Нет, Сара, мои мотивы совсем другие, чем простое тщеславие. — Принц выпустил ее из объятий. — Я не хочу губить вас. Вы заслуживаете лучшей участи.

— Тогда чего же вы хотите? — спросила Сара, вжимаясь в стену, так как принц снова потянулся к ней. Но на этот раз он не стал целовать ее, а просто заправил выбившуюся прядь волос ей за ухо, и в этом жесте было столько нежности, что Саре стало не по себе.

— Ответ очень прост, — сказал принц. — Я хочу вас и только вас.

Сара покачала головой, чувствуя свою беспомощность и смущение. Если бы подобные слова сказал англичанин, то они бы звучали как прелюдия к объяснению в любви, а возможно, даже как предложение руки и сердца, но она была совершенно уверена, что Перегрин был далек от этого.

— Я совершенно не понимаю вас, — в отчаянии произнесла Сара.

Прежде чем принц успел ответить, громкий стук сотряс дом. Они оба вздрогнули от неожиданности.

— Это, должно быть, кучер, — сказал кафир, прислушиваясь. — Карета подъехала к парадной двери. Я попрошу его заехать с тыла, так как у меня ключ только от задней двери.

Принц ушел, и Сара с облегчением перевела дыхание. Пока он ходил в одну из спален, открывал окно и кричал кучеру, она быстро добралась до лестницы и стала осторожно спускаться, держась за перила. Принц догнал ее, и она в страхе посмотрела на него, боясь, что он снова подхватит ее на руки.

— Не бойтесь, — сказал принц, поймав ее взгляд. — Не надо так волноваться, милая Сара. Со мной вы в полной безопасности.

— Правильная форма обращения ко мне — леди Сара. Я не давала вам права обращаться ко мне неформально. — Почувствовав внезапную злость, Сара остановилась и посмотрела на принца. — Для вас это все игра, не так ли? — спросила она. — Мне бы хотелось, чтобы мы больше не встречались. Вы перевернули наизнанку всю мою жизнь, а для вас это только развлечение.

— Это не игра и не развлечение. — Принц спустился на две ступеньки ниже и остановился, глядя ей в лицо. — Признайтесь откровенно, разве то, что вы называете «перевернул наизнанку вашу жизнь», не пошло вам на пользу, ну хоть чуть-чуть?

Сара вспомнила, как он сумел заставить ее преодолеть страх перед танцами и верховой ездой. Он же и раскрепостил ее. В его объятиях она познала страсть, которая чуть не привела ее к черте, за которой следуют падение и позор. Закрыв глаза, Сара потерла виски.

— Польза, несомненно, есть, — ответила она, — и я не жалею, что встретила вас. Но впредь я не желаю оставаться с вами наедине. Прошу не приглашать меня больше с вами кататься, потому что я не приму вашего приглашения.

— Вы не доверяете мне? — спросил он, глядя ей в глаза.

— Нет, — ответила она твердо. — Ни вам, ни себе. Я не могу допустить, чтобы сегодняшняя сцена повторилась.

— Я подчиняюсь вашим желаниям, леди Сара, — ответил принц после долгого молчания. — До поры, до времени. — В его взгляде промелькнуло что-то хитрое и опасное.

Дорога назад в Лондон была долгой и утомительной. Сара радовалась, что принц предпочел ехать верхом на Сиве, а не с ней в тесной карете, где каждый толчок мог бросить ее в его объятия. С нее достаточно и того, что уже произошло. Она с трудом сохраняла хладнокровие.

Когда они подъехали к Хеддонфилд-Хаусу, принц с холодной вежливостью отвел Пеней в конюшню и помог Саре подняться по лестнице, осторожно поддерживая ее за локоть. Он вежливо поблагодарил ее за неоценимую помощь и уехал. Даже строгий дворецкий, который наблюдал за их прощанием, не заметил ничего предосудительного. Собрав остаток сил, Сара медленно поднялась по лестнице и вошла к себе в комнату.

К счастью, отца не было дома. Ее горничная Хоскинз начала выговаривать, что не стоило так перетруждать себя, катаясь верхом, но Сара приказала ей попридержать язык, и та замолчала.

С наслаждением освободившись от костюма и корсета, Сара хотела сразу лечь, но решила, что будет чувствовать себя много лучше, если полежит в горячей ванне. Кроме того, ей надо хорошенько подумать и привести мысли и чувства в порядок.

Отослав Хоскинз готовить ванну, Сара села перед трюмо и начала медленно вытаскивать из волос шпильки. Вскоре волосы рассыпались по плечам густой золотистой массой. Настала пора посмотреть правде в глаза, и зеркало не позволит ей обманывать самою себя.

Она долго обманывалась на свой счет, пожалуй, с самой первой встречи с Перегрином, когда снова и снова убеждала себя, что он ее совершенно не интересует. Она убедила себя, что невосприимчива к его чарам, и это чуть не привело к беде.

Сара пробежала пальцами по волосам, распрямляя их и стараясь унять боль в затылке. Но как унять душевную боль? Даже самая дешевая проститутка была честнее с собой, чем леди Сара Сент-Джеймс. Незнание не исключает вины, а леди Сара прекрасно знала, что происходит между мужчиной и женщиной. Об этом ей рассказала шустрая горничная, уроженка Ист-Энда. И зияя все, она чуть не попала в ситуацию, которая могла навеки погубить ее репутацию, хотя в самой глубине сердца ей было плевать на эту репутацию и она бы предпочла отдаться страсти.

Но Сара считала, что она была слишком леди, чтобы поддаться такому искушению, хотя даже сейчас в тайных уголках своей души она не жалела, что хоть краешком познала страсть. Если бы она испытала это чувство к Чарлзу, она бы только приветствовала это, но нет, она испытала его к совершенно постороннему мужчине, который совсем не интересовался его.

Хотя Перегрин и сказал, что она единственная женщина, которую он хочет, Сара отнеслась к его словам как к тактической лжи опытного соблазнителя, так же как, впрочем, отнеслась и к его комплиментам. Золото, слоновая кость или янтарь, которые доставляют столько радости людям. Вот уж сказано! Она посмотрела на свое отражение в зеркале и увидела там маленькую, хрупкую женщину, слишком серьезную и… Сара старалась подыскать слово… калеку.

Странно, она почему-то поверила Перегрину, когда он сказал, что не хочет губить ее и действует не из тщеславия. Это воспоминание согрело ей душу, и она улыбнулась.

Сара стала искать причину, почему красивый принц из всех прекрасных, более опытных женщин выбрал именно ее, но не находила ответа. Возможно, его привлек ее титул, который он ставил выше физической красоты, но скорее всего она показалась ему просто доступной простушкой, которая повела себя так, что кафир решил воспользоваться ее неопытностью. Она вела себя, как глупая школьница. Он легко мог изнасиловать ее, но не сделал этого, и она ему благодарна. Скорее она должна благодарить Росса, ведь он его друг, а мужская дружба крепче, чем женская, и во имя этой дружбы он не воспользовался ее глупостью. Слава Богу, что Росс, Чарлз и отец никогда не узнают, в какой переплет она сегодня попала. Кузен еще может понять ее или по крайней мере отнестись терпимо к ее слабости, но отец и особенно жених будут глубоко оскорблены ее поведением.

Не в силах больше смотреть на свое отражение в зеркале, Сара закрыла лицо руками. Даже если эти трое мужчин никогда не узнают, что она сделала, ее ждет наказание пострашнее: она больше не сможет жить, как жила раньше. Она всегда считала себя целомудренной женщиной, но, оказывается, целомудрие шло от незнания.

Размышления прервала горничная, которая пришла сообщить, что ванна готова. Сара прошла в ванную комнату, скинула с себя зеленый бархатный халат и погрузилась в теплую, благоухающую розами воду. Вода ласкала ее, унимая боль. Удовольствие от ванны было сравнимо только с тем, которое она получила, находясь в объятиях Перегрина.

Раздраженная, Сара попыталась привести в порядок свои мысли, но безуспешно. Они становились все смелее. Она опустила руку в воду и провела ладонью по изгибам своего тела. Распаренная горячей водой, ее кожа была атласной.

Длинные пальцы Перегрина были ловкими и нежными. Как, наверное, чудесно чувствовать кожей прикосновение его сильных рук. По ее телу пробежал огонь желания, но она не прервала хода своих мыслей.

Сара приподняла одну грудь. Она была нежной и совсем невесомой в воде. Какая чудесная вещь эти груди. Как они влекут к себе мужчин. Какое удовольствие она испытала, когда Перегрин дотронулся до ее груди.

Рука двинулась ниже, миновала талию и остановилась на нежных золотистых волосах внизу живота. Она мысленно представила поросшую темными волосами руку, лежащую на этом месте. Всего несколько часов назад она находилась в его объятиях, прижимаясь к нему этим самым заветным местом…

Сара сердито отдернула руку, но не Перегрин был причиной ее гнева. Она сердилась на.себя за то, что даже в мыслях предавала человека, за которого собиралась выйти замуж. Она сомневалась, что Чарлз после смерти жены жил жизнью праведника, но это никак не извиняло ее.

Сара посмотрела на правое бедро, где были безобразные шрамы, оставшиеся после операции. Врачи занесли в рану инфекцию и считали, что ногу надо ампутировать, но она быстро пошла на поправку. Теперь эти швы стали неотъемлемой ее частью, так же как и ограничения, которые ей рекомендовали. И хорошо, если она будет всегда об этом помнить.

Вода остывала, и Сара, взяв кусочек французского мыла, стала намыливать тело. Прикосновения к коже снова навели ее на смелые мысли. Проклятый Перегрин, теперь от него никак не отделаться.

Усмехнувшись, Сара мысленно задала себе новый вопрос. Вне всякого сомнения, кафир разбудил в ней женщину, но сам не испытывал к ней никаких чувств. А что, если она ошибается? Что, если он попросит ее выйти за него замуж? Что она будет делать тогда?

Последние остатки самообладания исчезли, и Сара заплакала. Крупные слезы катились по ее лицу и падали в остывшую воду. Почему она плакала, она и сама не знала.

Глава 9

Был вечер, но еще не стемнело, когда Перегрин отправился на встречу с Бенджамином Слейдом, которая обещала быть интересной. Но вместо того чтобы думать о делах, он думал о леди Саре Сент-Джеймс, что часто случалось за последнюю неделю. Он до сих пор не мог понять, почему не воспользовался ситуацией в Сулгрейве. Его желание было неистовым, да и сама она… Еще один поцелуй, и она бы сдалась окончательно. Однако он сдержал себя.

Возможно, его остановило обещание, данное Россу, а может быть, страх, который он увидел в ее глазах, когда Сара умоляла пощадить ее. Несмотря на то что его желание было сильным, он не смог довести начатое до логического конца. Ему не хотелось, чтобы она потом раскаивалась в том, что сделала, и презирала себя за это.

Скорее всего дело в том, что он полюбил эту свалившуюся ему на голову женщину, полюбил за ее интеллигентность, ум, чувство юмора, за ее нежную душу. Она жила по принципу «это хорошо, а это плохо», что могут позволить себе люди, которых жизнь только баловала, но это не значит, что их принцип недостоин уважения.

Перегрин усмехнулся и снова пожалел о своей минутной слабости. Было бы честнее довести дело до конца. Сейчас, когда он уже хорошо знал леди Сару, он был уверен, что она бы сразу порвала со своим женихом после близости с другим мужчиной. Велдон потерял бы богатую высокородную жену, а цель самого Перегрина была бы достигнута, да и леди Саре от этого было бы только лучше.

Леди Сара, понимая, что она и сама этого хотела, и будучи женщиной разумной, не стала бы взваливать вину на него одного. Конечно, она страдала бы от чувства вины и упрекала себя за содеянное, но зато она была бы избавлена от Велдона. В конце концов она бы со временем смирилась со своим грехопадением и продолжала бы жить, как и раньше.

Он свалял дурака, и теперь им придется заплатить высокую цену за его минутную слабость. Велдон должен умереть, и он сделает все, чтобы достичь намеченной цели. Теперь, когда они с леди Сарой будут видеться только в толпе, ему придется искать новые пути, чтобы увести ее от Велдона. У него есть план, пусть бесчестный, но есть, и он непременно им воспользуется. В следующий раз он не позволит, чтобы взгляд умоляющих глаз леди Сары остановил его.

Бенджамин Слейд надел очки и достал листок бумаги из одного из лежавших перед ним сколотых дел.

— Следуя вашим указаниям, — сказал он, — я составил досье на сэра Чарлза Велдона. Никогда бы не поверил, что человек может быть таким лживым и безнравственным, если бы не имел тому неоспоримые свидетельства. — Он замолчал и посмотрел на Перегрина поверх очков. — Хочу заметить, что у меня есть два вида доказательств его вины. Некоторые настолько неоспоримы, что хоть сейчас могут быть приняты к рассмотрению любым судом присяжных Великобритании. За другие преступления, в которых он, несомненно, замешан, привлечь его к суду будет трудно.

— Понимаю, о чем вы говорите, — сказал Перегрин, откидываясь в кресле и вытягивая длинные ноги. — Нет нужды доказывать все его преступления. Достаточно и того, что у нас есть, для того чтобы отправить его на виселицу. — Поймав удивленный взгляд Слейда, Перегрин усмехнулся и пояснил: — Я говорю метафорически. На мой взгляд, виселица — большая роскошь для сэра Чарлза Велдона.

Слейд кивнул.

— Я склонен думать, что вы правы, — сказал он и снова заглянул в лежавшую перед ним бумагу. — Подводя итог, хочу сказать, что Велдон владеет всеми публичными домами, указанными в вашем списке. Он также является собственником еще Нескольких подобных мест, двух или трех нелегальных игорных домов, хотя доказать это трудно, так как он сразу обналичивает все деньги и старается не вести никаких записей. За исключением дома миссис Кент, он сам редко посещает другие публичные дома и ведет там дела через посредников. Одним из главных посредников является человек по имени Кейн, который живет в доме Велдона и считается его личным секретарем.

Перегрин кивнул.

— Это меня не удивляет. Я встречался пару раз с этим Кейном. Опаснейший тип. Осторожный, неразборчивый в средствах, похож на бывшего солдата.

— Возможно. Мне не удалось докопаться до его прошлого. Он начал работать на Велдона пятнадцать лет назад.

Слейд отложил первую бумажку и взял другую.

— Происхождение Кейна покрыто тайной, но его криминальный талант очень помогает бизнесу Велдона. Он собирает деньги, терроризирует тех, кто отказывается их платить, и вообще дела ведет достаточно гладко. В каждом борделе он поставил в качестве вышибал своих людей, бывших преступников. Они связаны непосредственно с Кейном. У него целая армия таких негодяев. Все преступления совершаются ими или непосредственно самим Кейном, и Велдон здесь абсолютно чист. Его будет трудно обвинить в связях с преступным миром.

Слейд улыбнулся и потер руки.

— Однако у нас есть люди, которые могут дать показания под присягой. Одна из них мисс Миллер. Она слышала разговор между Велдоном и миссис Кент и видела, как последняя передавала ему деньги. Она может подтвердить и засвидетельствовать, что Велдон является владельцем публичного дома миссис Кент.

Перегрин улыбнулся. Дженни, конечно, могла многое видеть, но чтобы отомстить Велдону, она подтвердит и то, чего не видела. Однако лучше не говорить об этом законнику, который будет потрясен, узнав, что кто-то может соврать под присягой. Сам Перегрин не был таким щепетильным, как его поверенный, и для достижения цели мог воспользоваться и ложью. А уж если Дженни начнет врать, то сделает это так искусно, что никто не заподозрит ее.

— Представляю, сколько взяток пришлось вам дать, чтобы получить такую ценную информацию, — заметил Перегрин.

— Предпочитаю не пользоваться словом «взятка», — сухо ответил Слейд, — но вы абсолютно правы, мне пришлось истратить значительную сумму, и на то у меня имеется ваше разрешение.

— Я вас ни в чем не упрекаю. Тратьте сколько понадобится.

Перегрин редко курил, но на этот раз, взяв сигару из коробки, стоявшей на столе хозяина, с удовольствием вертел ее в руках.

— Удалось выяснить, имеет ли Велдон какое-нибудь отношение к судам, о которых я вам рассказывал?

Слейд кивнул, и его глаза стали холодными, как лед.

— Да, удалось. Я провел сложные расследования и вышел на ряд подставных компании. Настоящий владелец неизвестен, но не сомневаюсь, что это Велдон. Думаю, что сумею доказать его причастность к этому делу.

Перегрин едва мог скрыть ликование. Он оказался прав — его враг сущий дьявол да к тому же глуп или просто полагается на волю случая.

— А как идет его легальный бизнес? — спросил он.

— У него репутация состоятельного и уважаемого человека, но в действительности деда его идут из рук вон плохо. В уме ему не откажешь, во он часто делает рискованные шаги. Если бы не доход от нелегального бизнеса, он бы давно разорился. — Поверенный открыл еще одну папку. — За последние восемнадцать месяцев он принял ряд неверных решений и просрочил выплату по займам. Банк нервничает, но пока ему верят. Помогло то, что недавно он объявил о своей помолвке с леди Сарой Сент-Джеймс, богатой наследницей. Они собираются скоро пожениться. Возможно, вы встречали ее в обществе. Это единственная дочь герцога Хеддонфилда.

— Я встречал ее, — ответил Перегрин, прикуривая от свечи сигару. — Каково будет финансовое положение Велдона, если помолвка расстроится? — спросил он.

Брови Слейда поползли вверх.

— Положение его будет отчаянным. У вас есть подозрения, что помолвка не состоится?

— Уверен, что нет. — Принц затянулся сигарой и выпустил дым. — Вы можете обронить в финансовых кругах, что леди Сара, женщина разумная и всеми уважаемая, сейчас раздумывает, стоит ли ей выходить замуж за Велдона.

Слейд задумчиво посмотрел на Перегрина.

— Мне кажется, что чем меньше я буду знать об этом деле, тем лучше для меня. Я пущу слух, что Велдон может не получить наследство, на которое он так рассчитывает. Правда; ой постарается найти себе другую богатую наследницу, но это займет какое-то время, несмотря на то что он считается завидным женихом.

Перегрин положил дымящуюся сигару в хрустальную пепельницу и задумчиво смотрел на колечки дыма, поднимавшиеся к потолку.

— Если его брак будет поставлен под сомнение, то возможно ли, что банк, у которого находятся его закладные, захочет продать их?

— Вполне. Но если вы собираетесь их выкупить, то вам придется понести значительные убытки, прежде чем их выкупит Велдон.

— Это меня не беспокоит. Я хочу получить эти закладные. Купите их через подставное лицо, чтобы мое имя не фигурировало. Что вам удалось узнать о железной дороге Лондон — Саутгемптон?

— Это одно из самых удачных вложений Велдона, — ответил Слейд с явным одобрением. — Финансовые круги с охотой поддержат компанию и новый совет директоров. Когда на бирже появятся акции, они будут быстро распроданы. Вы получите хорошую прибыль по своим инвестициям.

— Что правда из того, что Велдон мне рассказал?

— Я к этому и веду. — Слейд бросил на хозяина укоризненный взгляд. — Как вы знаете, парламент одобрил законопроект по строительству железной дороги и разрешил компаниям выкупать земли, по которым она пройдет. Правление «Л.-С. компани» решило нажиться на покупке земель и сильно занизило цену. Неудивительно, что землевладельцы стали возмущаться и потребовали настоящей цены. Больше всех возмущался мелкий фермер из Гемпшира Джетро Кроули. Он-то и объединил всех недовольных землевладельцев. Между ними и компанией началась тяжба. — Слейд поверх очков взглянул на Перегрина. — Вот здесь мы подходим к самому интересному. На ферме Кроули случился пожар, и кто-то погиб в огне. После этого он сразу прекратил свою тяжбу с компанией. Прекратили ее и другие землевладельцы. Они сразу согласились продать земли по цене лишь немногим выше первой.

— Вы считаете, что Кроули стал жертвой поджога, а все остальные испугались, что с ними может произойти то же самое, и продали земли?

— Такая возможность не исключается, — согласился Слейд. — На этой неделе я съезжу в Гемпшир и узнаю у Кроули, что там случилось на самом деле.

— Я сделаю это сам, — сказал Перегрин, выпуская колечки дыма. — Если Кроули еще не подписал никаких бумаг, то, может, он захочет нам продать право прохода железной дороги через его земли. Это надо будет опять сделать через подставное лицо, чтобы мое имя не было упомянуто.

— И что потом? — спросил встревоженный Слейд.

— Велдон получит новую тяжбу, и на этот раз все узнают, как ему удалось запугать землевладельцев, Я думаю, этот случай подхватят все газеты. Разразится скандал, и строительство железной дороги опять приостановится.

Слейд нахмурился.

— Вы сделали значительные инвестиции в это строительство. Если вы остановите его, то вы и другие инвесторы понесете огромные убытки.

— Меня это не заботит, — резко ответил Перегрин. — Что еще вы хотите обсудить со мной?

— Хозяин Сулгрейва хочет как можно скорее продать его, поэтому сделка должна быть завершена на следующей неделе.

— Чем быстрее, тем лучше. Вы нашли мне подходящий дом в Мейфере?

— На Парк-стрит сдается великолепный дом со всей обстановкой. Его хозяин, пэр, на год уезжает за границу. Дом дорогой, но очень элегантный. Хотите посмотреть?

Перегрин покачал головой.

— Если вы находите его подходящим, то быстрее арендуйте его. Я уже устал от гостиничной жизни. Как поживает Дженни Миллер?

Глаза Слейда потеплели.

— Вы ее не узнаете. Удивительно сообразительная девушка. Все схватывает на лету. Ее ист-эндский акцент почти исчез.

За дверью кабинета раздался шорох, похожий на возню мыши. Сделав Слейду знак не прекращать разговора, Перегрин на цыпочках подошел к двери. Слейд удивился, но продолжал:

— Я нашел женщину, которая прислуживала герцогине. Она готова обучить мисс Миллер всем премудростям этой науки.

Перегрин рывком распахнул дверь и, к своему удивлению, увидел Дженни, чуть не упавшую к его ногам. Застигнутая на месте преступления, девушка испугалась. Она пискнула и попыталась убежать, но твердая рука Перегрина легла на ее плечо.

Дженни была одета во взрослое платье и больше не походила на ребенка. В модном голубом платье, со скромным пучком на голове, она могла сойти за дочь преуспевающего адвоката, доктора или даже викария. Трудно поверить, что такая хорошенькая, респектабельная молодая леди провела несколько лет в публичном доме.

— Я ничего не слышала, — сказала девушка, пытаясь вырваться из крепких тисков Перегрина. — Я просто пришла спросить, не хочет ли мистер Слейд выпить чаю. Мы всегда в это время пьем с ним чай.

— Это правда, — подтвердил Слейд, и, не отпуская Дженни, Перегрин провел ее в кабинет и приказал сесть.

— Не ври мне, Дженни, — сказал он. — Ты стояла под дверью с того момента, как я приехал. Я все слышал.

Еще больше испугавшись, девушка села на краешек стула и посмотрела на Слейда, который улыбался ей подбадривающе, затем перевела взгляд на Перегрина, возвышавшегося над ней, как гора.

— Я знаю, что ты прекрасно умеешь подслушивать и подглядывать, — сказал он, глядя ей в глаза. — Без этого ты бы не выжила в публичном доме. Я также уверен, что ты не скоро отделаешься от этой привычки. Впрочем, до этого мне нет дела, но обещай, что ты никогда не используешь подслушанное против меня и моего товарища. Если же ты когда-нибудь узнаешь то, что может меня заинтересовать, обещай, что непременно все расскажешь мне. Ты меня поняла?

Дженни кивнула.

— Обещаю, — прошептала она. — Я никогда не причиню никакого вреда вам и мистеру Слейду. Мне просто всегда хотелось знать, что творится вокруг. В доме миссис Кент я привыкла подслушивать и узнала массу интересных вещей. Я маленькая, и мне легко спрятаться. Вы даже не представляете, сколько я знаю.

— Не сомневаюсь, — сухо ответил Перегрин, снова раскуривая сигару. — У тебя есть ко мне просьбы, жалобы или поручения?

— О нет, — ответила Дженни, покачав своей золотистой головкой. — Мистер Слейд так добр ко мне. Эти несколько недель были лучшими в моей жизни. Скоро я начну учиться на горничную и, уж поверьте мне, буду лучшей из них.

— Хочу надеяться, — ответил Перегрин и перевел взгляд на Слейда. — У вас есть ко мне вопросы, Бенджамин?

— Нет. — Поверенный протянул Перегрину папку с бумагами. — Здесь отчет о проделанной работе и все детали, связанные с бизнесом Велдона. Вам будет интересно ознакомиться с ними.

Принц взял папку, пожелал спокойной ночи и ушел.

Когда дверь за ним закрылась, Дженни передернула плечами и проговорила:

— Какой он все-таки странный. Всегда все видит и слышит. Просто не знаешь, что от него ожидать. Рядом с ним я себя чувствую, как мышка с кошкой.

— С твоей стороны очень бестактно говорить так о своем благодетеле, хотя я отлично понимаю, что ты чувствуешь, — сказал Слейд, улыбаясь. — Если ты не будешь сердить его, то лучшего друга, чем он, не сыщешь.

— Скажу, как перед Богом, не хотелось бы мне иметь его своим врагом, — ответила Дженни, зябко поведя плечами. — А что до друзей, то я предпочла бы иметь другом вас. Вас я совершенно не боюсь. Так приготовить чай?

— Не откажусь.

Дженни бросилась готовить чай, а Слейд вернулся к бумагам. Его рот был плотно сжат. Из всех дел, порученных ему Перегрином, это было самое трудное — сделать из проститутки леди.

В былые времена ферма Кроули была крепкой и основательной, но сейчас каменные постройки обветшали, крыша дома была покрыта соломой вперемешку с тростником. Чувствовалось, что хозяева фермы испытывают большую нужду.

Во дворе никого не было, поэтому Перегрин спешился и направился к дому. Он постучал, но никто не ответил. Ждать пришлось долго, пока наконец дверь не открыли. На пороге стояла пожилая женщина с некогда красивым лицом. При виде незнакомца ее рот сжался, а глаза беспокойно забегали.

— Миссис Кроули? — спросил Перегрин. Женщина кивнула.

— Я хотел бы поговорить с вашим мужем. Он дома?

— Он где-то за конюшнями, — ответила женщина.

— Спасибо.

Перегрин хотел уйти, но вдруг заметил испуганное личико маленькой девочки, которая пряталась за подолом матери. Он не успел ничего сказать, как дверь захлопнулась. Определенно, в этот дом пришла беда.

Перегрин не спеша пошел к конюшням. Справа лежали обуглившиеся руины, сарая, сгоревшего год назад. Каменные стены кое-где остались, и при наличии денег сарай можно было восстановить, но деньгами на ферме и не пахло.

Перегрин прошел за конюшни и обнаружил здесь Джетро Кроули. Тот сидел на похожем на гриб камне и чинил сбрую. Услышав шаги, фермер поднял голову и посмотрел на Перегрина.

— Что тебе надо? — грубо спросил он.

— Я хочу поговорить об иске, который вы предъявили «Л.-С. компани».

— Я ничего тебе не обязан рассказывать, — буркнул Кроули и вернулся к работе.

— Раньше вы с удовольствием говорили на эту тему. Вы сумели убедить с дюжину землевладельцев, что вам дают за землю бросовые цены. После пожара вы внезапно забрали свое исковое заявление. Вашему примеру последовали и другие. Мне интересно знать, чем это было вызвано.

Кроули вскочил, яростно сжимая кулаки, однако в глазах его мелькнул страх.

— Я не обязан отвечать тебе, грязный ублюдок! Ты и тебе подобные уже достаточно навредили мне. Убирайся с моей земли!

— Не раньше, чем поговорю с вами, — невозмутимо ответил Перегрин, наблюдая, как фермер перекладывает из руки в руку полоску кожи, которой он чинил сбрую.

Коротким прыжком Перегрин достиг Кроули и схватил его за запястья.

— Это был Велдон? — Он постарался задать вопрос как можно мягче.

— Откуда вам это известно? — спросил Кроули охрипшим голосом.

— Все знать — моя профессия, — ответил Перегрин, выпуская руку Кроули, однако оставаясь настороже. — Велдон мне такой же враг, как и вам. Если вы расскажете мне, что случилось, я помогу вам восстановить хозяйство.

Фермер опустился на камень и обхватил голову руками.

— Я заложил ферму и на эти деньги купил своему старшему сыну землю в Канаде. Потом компания оттяпала у меня большой кусок земли. Мне нужны были деньги, чтобы выкупить закладную, и я счел справедливым просить за свою землю то, чего она стоит, иначе бы я вообще потерял все. — Кроули тяжело вздохнул. — Вскоре сюда приехал Велдон в сопровождении своего секретаря Кейна. Он посоветовал мне не артачиться и взять то, что дают. Я, конечно, отказался. Мне нужны деньги, но я хотел, чтобы все было по справедливости. Пусть они заплатят мне настоящую цену. Велдон отказался и пообещал, что я горько пожалею. Мне никогда не забыть его взгляда. Совсем как у змеи. Он больше здесь не появлялся, но после его отъезда меня постигла череда несчастий. Кто-то отравил моих овец, и я потерял всю отару; у меня было небольшое стало молочных коров, и как-то ночью половину их перестреляли. А затем… — Голос фермера сорвался, и он замолчал.

— А затем подожгли сарай? — спросил Перегрин. Фермер кивнул.

— И сарай, и амбар. Это был явный поджог, но как узнать, кто это сделал? Сгорело все зерно, и мы остались без денег, но это еще не самое худшее. — По его задубленному ветрами лицу пробежала судорога. — Мой мальчик, Джимми… На вид он казался дурачком, но он был таким добродушным, так любил животных. Он чуть не сошел с ума, когда убили наших животных. Мы с женой всегда знали, что он не сможет управлять фермой, и решили оставить все нашему третьему сыну Уиллу с условием, что он будет заботиться о Джимми, а теперь… — Фермер замолчал и смахнул слезу.

— Джимми погиб в огне?

Кроули кивнул.

— Была сушь, и соломенная крыша сарая моментально вспыхнула. Джимми слышал, как заржали наши плужные лошади, и бросился спасать их, но крыша рухнула, и он сгорел в огне.

Фермер яростно закрутил головой, стараясь отогнать слезы.

— Через несколько дней я получил анонимное письмо, где предлагалось… Что мне оставалось делать? У меня жена и еще двое детей, и я не мог ими рисковать, потому и забрал заявление.

Вне всякого сомнения, за этим стоял Велдон. Перегрин едва сдерживал ярость.

— Вы уже получили деньги и передали им свои права на землю? — спросил он.

— Пока нет. Я должен сделать это через две недели, и тогда они заплатят мне. Их цена вдвое меньше стоимости земли.

— Вы не обращались в суд, местный магистрат или к вашему выборному члену парламента?

— Что толку? Свой свояка видит издалека. Я уверен, что это Велдон убил мой скот и поджег сарай, но у меня нет доказательств. Кто мне поверит? Они там все заодно. Никто мне не позволит обвинять такого богача, как Велдон.

— Возможно, — ответил Перегрин. — Может, стоит продать ферму и уехать подальше отсюда?

— Я думал об этим, — ответил Кроули, которому хотелось высказать все, что накипело на душе, — но у меня нет денег, чтобы начинать все с нуля. Кроме того, на этой земле жили мои предки еще со времен королевы Елизаветы. Мне ничего не остается, как взять деньги и попытаться свести концы с концами. Потребуются годы, чтобы восстановить сарай и амбар да еще выкупить закладную. Если случится неурожай, то мы все пропадем. У меня нет выбора. Хоть какие, но деньги, и они мне помогут первое время.

Фермер стянул с головы бесформенную шляпу и запустил руку в седеющие волосы. — Может, и есть выход, но я его не знаю. У меня как будто вынули сердце. Смерть Джимми сделала меня бесчувственным.

— Сына уже не вернуть, но вы должны подумать и о других, — сказал Перегрин. — Я могу вам помочь восстановить ферму и отомстить Велдону.

Фермер бросил на Перегрина долгий, испытующий взгляд. На смену отчаянию пришла подозрительность.

— Почему? — только и спросил он.

— Потому что я хочу уничтожить Чарлза Велдона, — спокойно ответил Перегрин, — и хочу, чтобы вы помогли мне в этом.

— Что я должен сделать? — спросил Кроули после долгого молчания.

— Продать мне право проезда через вашу землю, и я сам подам исковое заявление. Я выкуплю вашу закладную и дам вам две тысячи фунтов. Вы и ваша семья должны на время исчезнуть из страны. Поезжайте к сыну в Канаду. Когда Велдон перестанет представлять для вас опасность, вы вернетесь и займетесь восстановлением фермы. Думаю, к весне вы сможете вернуться.

— А если у вас ничего не получится?

— Такое может случиться, хотя и невероятно. Если Велдон победит и я умру, — сказал Перегрин бесстрастным голосом, — то вы сами решите, что делать дальше. Если вы не осмелитесь вернуться сюда, то по крайней мере сможете продать ферму с большей выгодой для себя, чем сейчас, и начать все снова в каком-нибудь другом месте.

Кроули раздумывал лишь мгновение. Он вскочил с камня и протянул Перегрину руку.

— Мистер, право проезда ваше.

С довольной улыбкой Перегрин пожал мозолистую руку. Еще одна веревочка вплелась в сети, расставленные на Велдона. Скоро, очень скоро жертва попадет туда. Но сначала нужно избавить леди Сару от железной хватки его врага.

Перегрин поставил графин на сверкающий стол красного дерева и посмотрел на сидящего за ним лорда Росса.

— Я знаю, что джентльмены пьют после обеда портвейн, но я предпочитаю бренди. А что будешь пить ты? Мой новый дворецкий сделал запасы разнообразных напитков.

— Я тоже буду пить бренди, — ответил с улыбкой Росс. — Мне никогда не нравился портвейн.

Накануне Перегрин переехал в арендованный дом и пригласил Росса отпраздновать это событие. Разливая бренди по хрустальным стаканам, он вспомнил, что последние несколько недель проводил больше времени со своим врагом, чем с Россом и Сарой, которых любил. Однако он не зря потратил время. Сэр Чарлз Велдон стал считать его своим другом и надежным партнером по бизнесу. Эта «дружба» позволила Перегрину выудить из англичанина подробности его деловой и личной жизни, что было очень ценно.

Перегрину доставляло огромное удовольствие разговаривать с Велдоном, смеяться над его шутками, в то время как внутри него бушевал адский огонь ненависти. Ведя непринужденную беседу, он мысленно представлял себе, как враг медленно умирает после жесточайших восточных пыток. Он угощал Велдона обедом, поил вином, желая при этом, чтобы его гость испытал на себе всю горечь предательства. Он понимал, что ведет себя, как садист, но ничего не мог поделать с темными силами своей души, которым каждый момент общения с врагом приносил несказанное удовлетворение.

Россу даже в голову не могло прийти, какие мысли обуревают его друга.

— Несмотря на отвращение к портвейну, ты быстро вписался в английское общество, — заметил он, принимая стакан из рук Перегрина. Затем оглядел столовую и добавил: — Ты словно родился здесь.

— Ты прекрасно знаешь, где я родился.

— Конечно, это сильно отличается от твоего дома в Кафиристане, — согласился Росс. — Все эти люди и животные, которые приходят к тебе, когда им заблагорассудится. Я так и не смог разобраться, кто они такие и кто из них твоя родственники.

— Я тоже плохо в этом разбираюсь, — смеясь, ответил Перегрин.

Дом кафира был большим и гостеприимным, и туда часто приходили совсем чужие люди.

— Как продвигается твоя книга? — спросил принц, отпивая глоток бренди. — Мы с тобой последнее время редко виделись.

Росс сделал кислую мину.

— Не знаю, зачем я взялся за нее, но дела потихоньку продвигаются. Ты извини, что я не уделял тебе много времени, но мне казалось, что ты и без меня хорошо справляешься и не нуждаешься в моей помощи.

— Никаких извинений. Ты мне не нянька. У меня действительно не возникало никаких проблем. Многие дамы были рады заполучить дикаря в свои салоны. К тому же мне не хотелось отвлекать тебя от книги. Я знаю, что муза приходит нечасто.

— Должен честно признаться, что мы с музой в ссоре, и, если бы не мой издатель, который меня постоянно торопит, я бы уж давно бросил эту затею. Мне скоро опять придется отвлечься от книги. — Мама настаивает, чтобы я устроил бал в честь Сары и сэра Чарлза. Он состоится в моем поместье за три недели до их свадьбы. Приглашения еще не разосланы, но тебя я приглашаю заранее. Надеюсь, что ты погостишь у меня несколько дней. В моем доме давно не было гостей. С тех пор как… — Росс замолчал, подыскивая слова. — В общем, уже много лет.

Перегрин с трудом скрывал бурную радость. Судьба преподносила ему подарок: последняя нить будет вплетена в расставленные им сети.

— Почетные гости будут жить у вас в доме? — спросил он.

— Да. Моя мать взяла на себя основную работу, так что мне грех жаловаться.

— Я буду рад познакомиться с твоими родителями. Они ведь постоянно живут за городом?

— Да. Отцу скоро восемьдесят. Он пока не жалуется на здоровье, но предпочитает сидеть дома. Однако на сей раз приедет. Он просто обожает Сару.

— Леди Сара удивительная молодая особа, — небрежно заметил Перегрин. — Теперь я понимаю, почему ты так любишь ее.

Лицо Росса приняло серьезное выражение.

— Похоже, тебе не удалось разубедить ее выйти замуж за сэра Чарлза.

— Я пока не оставил надежду, — ответил Перегрин, подливая себе бренди.

Он несколько раз встречался с Сарой на балах и даже танцевал с ней, и каждый раз ему приходилось сдерживать себя. Он не мог забыть, что между ними было. Ему хотелось целовать ее, продолжить то, что было начато в Сулгрейве.

Если Сара и хотела того же самого, то она это тщательно скрывала. Она была обходительной и вежливой, но вела себя так, как будто совсем не знала его.

Перегрин залпом выпил бренди и налил еще. Надо действовать как можно быстрее, нечего щадить ее чувства.

— Сомневаюсь, что леди Сара привязана к Велдону, — сказал он. — Скорее она выходит замуж из чувства долга.

— В этом вся Сара, — с сожалением заметил Росс. — В ней слишком много благородства. Она перешагнет через себя, но сделает все как полагается. Если у тебя есть веские причины, почему она не должна выходить за Велдона, то тебе лучше сказать ей всю правду, а там пусть сама решает.

Такой простой путь, чтобы открыть Саре глаза, никогда не приходил Перегрину в голову. Но он сразу же отверг его.

— Не думаю, что это сработает. Преступления Велдона настолько чудовищны, что в них трудно поверить. Они отвратительны и не для ушей благородной леди. А те сведения, которые я собрал о его легальном бизнесе, недостаточны для того, чтобы убедить леди Сару порвать со своим женихом.

Росс нахмурился.

— Неужели Велдон так ужасен? Я никогда особенно не любил его, но он мне не кажется таким чудовищем, как ты говоришь.

— Он хуже, чем ты можешь себе вообразить. Ведь не в пример леди Саре ты повидал мир. И даже ты, который всегда мне верил, не можешь сейчас поверить, что Велдон сущий дьявол. Так как же мне убедить в этом такую чистую женщину, как твоя кузина?

— Я тебя отлично понимаю, но мне было бы легче поверить, если бы ты привел хоть несколько примеров злодеяний Велдона, — возразил Росс. — Однако у тебя, наверное, есть причины молчать. Так ты говоришь, что не оставил надежду убедить Сару?

Перегрин посмотрел другу в глаза и начал врать:

— Я скоро получу неопровержимые доказательства его вины. Я хотел бы представить их леди Саре в присутствии тебя, ее отца и Велдона. Я дам ему возможность выступить в свою защиту, а вы все выступите в качестве свидетелей. Ты готов мне помочь?

— Это представляется мне справедливым, — ответил Росс после некоторого раздумья. — Если все будет так, как ты говоришь, я готов тебе помочь.

Перегрин, салютуя, поднял стакан.

— За счастье леди Сары!

Он залпом выпил бренди. Понятие справедливости в английском понимании этого слова для него не существовало. Он жил по Ветхому Завету и хотел, чтобы Чарлз Велдон понес заслуженную кару. Сара не должна достаться Велдону, и не имеет значения, каким путем это будет достигнуто. Он готов пожертвовать и дружбой Росса, и репутацией самой Сары, лишь бы достичь цели.

Глава 10

— Вы прекрасно танцуете, леди Велдон.

Сара весело рассмеялась:

— Я пока еще не леди Велдон, Чарлз, но скоро буду. Тебе здесь нравится?

— Очень, — ответил жених с очаровательной улыбкой.

В этот вечер он был просто неотразим. Вечерний официальный костюм, слегка тронутые сединой виски делали его очень респектабельным.

— Как любезно со стороны твоего кузена устроить в нашу честь этот бал.

— Основная заслуга в этом принадлежит тете Маргарите, — ответила Сара, бросив любящий взгляд на высокую золотоволосую герцогиню Уиндермеер, стоявшую в дальнем конце сверкающего огнями зала и с удовольствием глядевшую на результаты своей работы.

Несмотря на свои пятьдесят с небольшим, она все еще была красива. Сара в который раз пожалела, что ее собственная мать — точная копия герцогини — не дожила до дня, когда ее дочь будет выходить замуж.

Герцогиня перехватила взгляд Сары и нежно ей улыбнулась.

— Даже сейчас, когда тетя Маргарита добровольно отказалась от света, чтобы ухаживать за своим мужем, она выглядит самой элегантной женщиной, — сказала Сара, кружась в вихре вальса.

— Да, она великолепна, — согласился Чарлз, ликуя в душе, что скоро станет родственником герцогини, — но ты будешь выглядеть еще лучше.

— Если ты этого хочешь, то я постараюсь.

Сара не могла нарадоваться, что их отношения с Чарлзом за последние несколько недель значительно улучшились. То напряжение, которое существовало между ними в начале лета, исчезло, и они стали хорошими друзьями. А все потому, что она перестала видеться с Перегрином.

Музыка стихла, и они остановились.

— Кто тот счастливец, который будет танцевать с тобой следующий танец? — спросил Чарлз.

— Ты сегодня очень галантен, Чарлз, — улыбнулась Сара. — Этого счастливца не будет. Мне нужно немного передохнуть и навестить прабабушку Сильвию. Я не видела ее несколько месяцев.

Чарлз изобразил на лице ужас.

— Ну, это без меня. Я боюсь величественных престарелых дам. Встретимся за ужином.

— До встречи, — ответила Сара, направляясь в соседнюю комнату, где за карточным столом сидела ее прабабушка.

Она шла по залу, обмениваясь улыбками и любезностями с гостями и вспоминая другой бал, на котором принц Перегрин уговорил ее начать танцевать снова. После их совместной поездки в Сулгрейв он сдержал данное ей слово и больше никуда ее не приглашал. Они встречались на званых вечерах и балах, но вели себя как посторонние люди. И Сара была благодарна ему за это. Без его тревожащего присутствия, легко сохраняя душевный покой, она готовила приданое, рассылала приглашения на свадьбу, ездила в дом Чарлза, чтобы заново декорировать комнату Элизы, спокойно принимала уважительные ухаживания и поцелуи своего жениха и посещала вместе с ним все светские вечера.

Каждый раз при виде кафира сердце ее тревожно билось. Его поведение подтвердило прежнее предположение: она дала ему повод считать себя доступной, и он воспользовался им. Как только она повела себя по-другому, принц сразу потерял к ней интерес, и Сара считала, что между ними возникла крепкая дружба, но, оказывается, ошибалась. Девушка потянулась к нему, как ребенок тянется к цветку, но он отверг ее, посчитал ненужной, и в этом нет ее вины.

Думая обо всем этом, Сара не чувствовала ни сожаления, ни злости. Сегодня она видела принца лишь мельком. Он приехал одним из последних, и его немедленно окружили женщины. Интересно, кто из них его любовница? Наверное, все сразу, ведь там, откуда он приехал, каждый мужчина имеет гарем.

Сара приказала себе больше не думать о Перегрине. Ему нет места в ее жизни и никогда не будет. Никогда.

Перегрин шел по залу, направляясь к Россу и не отвлекаясь на пустые разговоры. С самого приезда в Англию в нем бурлила радость, которая сегодня, как подземная река, вырвалась наружу. Время мести настало. Сегодня он нанесет Велдону первый ощутимый удар. Как идущий в бой воин, Перегрин осознавал грозящую ему опасность, но был настроен решительно и знал, что ничто не свернет его с намеченного пути.

Заметив приход друга, Росс пошел ему навстречу. Стараясь перекричать музыку и шум голосов, он спросил:

— Тебе удалось получить свидетельства, о которых ты говорил?

— Полагаю, что да.

Перегрин внимательно посмотрел на Росса, думая о том, каким непредсказуемым образом он может повести себя в задуманной им ситуации. Хорошо, ради Росса он попытается убедить Сару словами.

— Я хочу попросить леди Сару пройти со мной в библиотеку, — сказал он, — и выслушать меня. Дай мне на это полчаса. Если по истечении этого времени никто из нас не появится, бери Велдона, Хеддонфилда и приходи в библиотеку.

— Ты хочешь сделать это сейчас, в самый разгар бала? — спросил Росс с удивлением.

— Вы, англичане, всегда боитесь сцен… — буркнул Перегрин. — Я считаю, что сегодняшний вечер подходит как нельзя лучше. Я считаю, что основные участники этой сцены не станут вести себя недостойно в присутствии многочисленных гостей, и, кроме того, чем скорее мы это сделаем, тем лучше.

— Хорошо, я согласен. Значит, через полчаса? В библиотеке вас никто не побеспокоит.

Росс прищурился. На его лице появилось выражение человека, который не раз встречался с опасностями и мог их предвидеть.

— Надеюсь ты отдаешь себе отчет в том, что делаешь? — спросил он.

— Отдаю, — с ухмылкой ответил Перегрин и отправился искать леди Сару.

Снова заиграла музыка, и пары начали танцевать. Перегрину удалось перехватить Сару. Сегодня она была в шелковом платье цвета янтаря, отороченном бледно-желтым кружевом. Изысканная простота покроя подчеркивала изящество ее фигурки. Глубокое декольте позволяло видеть красивые очертания ее груди.

Захваченная врасплох внезапным появлением Перегрина, Сара не успела принять, как обычно при встрече с ним, холодное выражение лица. Увидев Сару такой естественной, изящной, с таким теплом в карих глазах, Перегрин снова подумал о сивилле с ее пережившей века нежной красотой, мудростью и чистотой и почувствовал, как его снова захлестывает страсть.

Усилием воли он отогнал грешные мысли.

— Леди Сара, мне нужно с вами поговорить, — сказал Перегрин.

— О чем? — встревоженно спросила Сара.

— В двух словах не объяснишь, — ответил Перегрин, с восхищением глядя на ее струящиеся по спине золотистые волосы, точеную шейку и красивую грудь и с трудом подавляя в себе желание.

— Разговор будет серьезным, — сказал он. Сара молчала.

Чувствуя ее сопротивление, Перегрин собрал в кулак всю свою волю и мысленно приказал — пойдем со мной.

— Я думаю, нам лучше поговорить в библиотеке, — сказал он вслух, — там нас никто не побеспокоит.

Сара поклялась себе, что никогда не останется с принцем наедине, но в его зеленых глазах и низком голосе была такая мольба, что она не устояла. Кроме того, ей было любопытно, что же такое он хочет сказать, чего не должны слышать чужие уши. Почувствовав, что она согласна, Перегрин взял ее под локоть.

Легкое прикосновение Перегрина вызвало в Саре бурю чувств, и она вспомнила, почему решила никогда не оставаться с ним наедине. Но сейчас он не был похож на соблазнителя, да и что он мог сделать ей в самый разгар бала в доме, полном гостей. Придя к такому выводу, Сара позволила увести себя из зала.

Библиотека находилась в противоположном конце дома, и когда Перегрин закрыл за ними дверь, музыка и звук голосов совсем не были слышны. Библиотека была освещена двумя едва горящими лампами, и прежде, чем начать говорить, Перегрин сделал их пламя посильнее.

— Вам лучше присесть, — предложил он, — боюсь, вы не устоите на ногах, когда узнаете то, что я вам скажу.

Сара села на краешек кожаного дивана и сложила руки на коленях. Ее скромная поза была вызвана опасностью, которая исходила от кафира. Он стоял, раскачиваясь на каблуках, и неотрывно смотрел на нее. Атмосфера сгущалась, как сгущаются тучи перед грозой.

— Что же такое важное вы хотите мне сказать, ваше высочество? Я не могу долго отсутствовать, ведь этот бал дается в мою честь.

Не спуская с Сары прищуренных глаз, Перегрин продолжал молчать.

Наконец, как бы решившись, он произнес:

— Вам будет трудно поверить, но постарайтесь меня внимательно выслушать. Леди Сара, ваш жених — сущий дьявол. Вы даже представить себе не можете, до какой степени он развращен. Вы не должны выходить замуж за Чарлза Велдона.

От удивления Сара открыла рот. Она ожидала чего угодно, только не этого.

— Глупости! — воскликнула она. — Неужели вы думаете, что я поверю вам?

— Вы должны мне поверить, — твердо сказал Перегрин, от которого исходила какая-то первобытная сила, которой Сара не замечала раньше. Весь светский лоск слетел с него, и сейчас перед ней стоял грозный воин, спустившийся с гор. — Вам известно, как умерла его жена?

— Джейн Велдон споткнулась и упала с лестницы. Это жуткая трагедия, но зачем вспоминать о ней сейчас?

— Джейн сказала мужу, что уходит от него и забирает Элизу, что она больше не желает с ним жить и вернется к родителям, и на следующий день она умерла. Это дел рук Велдона.

Волна гнева захлестнула Сару.

— Какой вздор! Никто никогда не говорил, что между Чарлзом и его женой существует размолвка. Всем хорошо известно, что ее смерть — нелепый случай. Я не желаю сидеть здесь и выслушивать ваши абсурдные обвинения. — Сара вскочила с дивана. — Советую вам больше никому не говорить эти глупости, иначе вас привлекут к суду за клевету.

— Не уходите пока, леди Сара, — сказал Перегрин, указывая на место, где она сидела. — Я только начал.

Сара с неохотой села и стала теребить в руках веер. Она не сомневалась, что Перегрин лжет, но должна была выслушать его, чтобы потом доказать, как он глубоко заблуждается относительно Велдона.

— Горничная слышала, как они ругались на лестничной площадке. Затем она услышала крик и звук падающего тела, — сказал Перегрин. — Когда горничная прибежала, Велдона уже не было, а его жена лежала мертвая со сломанной шеей. Велдон вернулся через час и сказал, что все это время был в своем офисе.

Сара почувствовала легкую боль в затылке. Неужели Чарлз может так разозлиться, что в порыве гнева способен убить человека? Нет, она не должна так думать и тем самым оскорблять жениха.

— Если девушка все это видела, то почему она не заявила в магистрат?

— Потому что Велдон ее похитил и продал в публичный дом, — ответил Перегрин охрипшим голосом. — Спустя несколько месяцев она умерла, но перед смертью все рассказала подруге. У меня есть свидетельство, подписанное этой девушкой, но это показание с чужих слов и не может быть предъявлено в суде.

— А так как настоящей свидетельницы больше нет в живых, то никто не может обвинить Чарлза, — сказала Сара, которая никак не могла связать предъявленные принцем обвинения с человеком, за которого она собиралась выйти замуж. — Чужие показания всегда сомнительны.

— Если бы это было единственное, в чем можно обвинить Велдона, то вы могли бы сомневаться, но я могу привести вам дюжину таких примеров. Помните — нет дыма без огня? Так вот, вокруг Велдона не только дым, но и огонь. Совсем как в аду. Я надеюсь, что он скоро сгорит в этом адском пламени.

Сара содрогнулась, но постаралась сохранить спокойствие.

— Мне все это неинтересно, — сказала она. — Я думала, что вы с Чарлзом друзья, но, похоже, я ошибалась. Вы ненавидите его. Каждый раз, когда мы встречались, вы старались оскорбить его, а так как я не хотела вас слушать, то вы придумали эту грязную ложь. Но у вас ничего не получится. Я не желаю больше слушать, как вы оскорбляете честного и беззащитного человека.

Сара встала и направилась к двери.

Перегрин преградил ей дорогу и схватил за плечи.

— Да, я ненавижу его, но это не значит, что я говорю неправду. — Глаза Перегрина сверкнули зеленым огнем. — Велдон погряз в пороке до глубины своей подлой души. Он лицемер и ханжа, что особенно опасно, так как он претендует на роль порядочного человека, совершая при этом бесчестные поступки.

Под напором слов Перегрина вера Сары в безупречность своего жениха несколько пошатнулась, но она все еще продолжала сопротивляться.

— Чарлз уже много лет друг моего отца. Почему я должна верить вашим словам, не подтвержденным доказательствами?

— Когда я иностранец, а он английский джентльмен? Действительно, почему вы должны мне верить? — Голос Перегрина стал вкрадчивым. — Может, вы дадите мне ответ на этот вопрос, Сара?

Перегрин отпустил ее плечи и нежно взял за талию. Он склонился к ней и заглянул в глаза.

— Поверь мне, Сара, — сказал он хрипло. — Я знаю о нем много гнусного, и все это правда. Чарлз Велдон — сам дьявол.

Сара вздрогнула, когда губы Перегрина коснулись ее шеи.

— Велдон любит совращать девственниц, — шептал Перегрин, — но я не позволю, чтобы вы стали его очередной жертвой.

Его губы блуждали по ее шее, а пальцы нежно ласкали чувствительные ямочки за ушами. Сара чувствовала, что изнемогает. Как ему удается так воздействовать на нее? Он словно гипнотизирует ее. Она погружается в море блаженства, ее воля ослабевает.

— Прекратите, — тихо сказала она, чувствуя, как ее покидают последние силы.

Его объятия стали крепче. Прижав ее к своему телу, Перегрин стал нежно поглаживать ее спину и бедра, разжигая в ней страсть, которую она до сих пор не знала.

— Вы хотите, чтобы я остановился? — шепнул он в ухо. — Вам стоит сказать, что вы совсем не хотите меня.

— Я не могу сказать, что совсем не хочу вас, но не думайте, что ваши поцелуи убедят меня больше, чем слова.

Не понимая того, что делает, Сара обняла его за шею и стала перебирать его шелковистые черные волосы.

— Вы можете сбить меня с толку, но не настолько, чтобы я забыла, что помолвлена с другим человеком.

— Я знаю это, милая Сара, — сказал он голосом таким же ласковым, какими были его руки. — Мне просто хочется подержать вас в объятиях. Не бойтесь. Нельзя соблазнить женщину за несколько минут.

Его слова вызвали в Саре целую гамму чувств: желание, сомнение, смущение, смелость. Она находилась между страшным сном и сладкой явью. Большой грех в том, что она так страстно желает этого человека, в то время как принадлежит совсем другому, но что она может с собой поделать? Уж если она вступила на стезю греха, то почему хоть еще немного не продлить это мгновение? Сознание того, что дом полон гостей, удержит ее от окончательного падения.

— Я знаю, что поступаю плохо, — прошептала Сара, поднимая на Перегрина полные страсти глаза, — но хоть еще мгновение… ведь такое больше не повторится…

Приняв решение, Сара встала на цыпочки и потянулась к губам Перегрина. Закрыв глаза и впившись пальцами ему в плечи, она с жаром поцеловала его.

Перегрин догадывался, что в Саре дремлет не разбуженная страстью женщина, но сейчас он был буквально сражен силой ее чувства. Его охватила ответная страсть. Он забыл, зачем привел ее сюда, забыл, что скоро придут люди, и полностью отдался своему желанию, такому сильному, какое он испытывал в юности. О Господи, до чего же она хороша и опасна! Опасна потому, что уводит от намеченной цели.

Эта мысль потрясла и отрезвила Перегрина. Оборвав поцелуй, он повел едва стоящую на ногах Сару к дивану, уложил ее и сам лег рядом. Они стали неистово целоваться.

Сара извивалась в объятиях Перегрина, тянула к себе его голову, и он незаметно запустил руку за декольте. Платье с одного плеча съехало, и нежная грудь оказалась в его ладони. Перегрин чувствовал, как под его ладонью бешено бьется ее сердце. Танцы разгорячили ее, и тело было влажным и теплым. Нежный запах разметавшихся по дивану волос смешивался с запахом кожи, которой он был обит.

Краешком сознания Перегрин отметил, что. рад тому, что его слова не убедили Сару, но его совесть будет чиста. Если его слова не разлучили ее с Велдоном, то их разлучит ее внезапная страсть.

Перегрин спустил платье Сары еще ниже и обнажил вторую грудь. Он коснулся языком соска, и Сара застонала. Страсть с новой силой охватила Перегрина, хотя он понимал, что идти у нее на поводу — непростительная ошибка.

Сознание предупреждало, что полчаса уже на исходе. Еще мгновение и…

Звук открываемой двери заставил их вздрогнуть. Они вскочили и увидели искаженные ужасом лица Росса, герцога и сэра Чарлза Велдона.

Глава 11

Все застыли. Казалось, остановилось и само время. Сара приглушенно вскрикнула и замерла. Перегрин тихо выругался. Хотя он и хотел скомпрометировать ее, в его планы не входило заставлять ее страдать еще и оттого, что ее застали полуголой в его объятиях.

— Прости меня, Сара, — прошептал он.

В момент превратившись из нежного любовника в грозного воина, он натянул платье на ее голые плечи и усадил рядом с собой, положив ей на плечо руку.

Троица в дверях молчала. На лице герцога застыл ужас. Он не мог поверить, что это его дочь с искаженным от страсти лицом лежала в объятиях иностранца. Лицо Росса выражало ярость и недоумение: неужели его друг мог так ужасно предать его?

Но Перегрину не было дела до герцога и Росса. Его взгляд лишь скользнул по ним и остановился на лице Чарлза Велдона, на котором он увидел все, о чем так долго мечтал: потрясение, унижение, страх. Первый удар попал в цель. За ним последуют и другие.

Тишина взорвалась. Росс с шумом захлопнул дверь. Велдон, сжав кулаки, в ярости закричал:

— Ты, грязная, мерзкая потаскушка!

Перегрин почувствовал, как вздрогнуло под его рукой тело Сары, но она посмотрела жениху в глаза и тихо прошептала:

— Прости меня, Чарлз. Я не хотела причинять тебе боль. Извинения Сары только подлили масла в огонь. Велдон бросился на нее с кулаками.

— Ты изменяла мне за моей спиной. А я-то, дурак, считал, что ты настоящая леди, чистая и непорочная. Ты просто самая обыкновенная шлюха. Сейчас я тебя…

Перегрин вскочил и загородил собой Сару, но Росс уже опередил его. Перехватив руку Велдона, он закричал:

— Возьми себя в руки! Как ты посмел поднять руку на женщину, которая намного слабее тебя?

Велдон выдернул руку, и казалось, вот-вот ударит Росса. Однако здравый смысл в нем победил, и он сосредоточил все свое внимание на Перегрине.

— Я тысячу раз говорил ей держаться от тебя подальше, что тебе нельзя доверять, но эта маленькая потаскушка делала вид, что она в ужасе от самой мысли, что ты можешь дотронуться до нее. Сколько раз она раздвигала для тебя свои ноги?

— Хватит! — рявкнул Росс. — Я понимаю, что ты в шоке, но не позволю оскорблять Сару в моем присутствии..

Велдон сбросил со своего плеча руку Росса и посмотрел на герцога, который с посеревшим лицом молча наблюдал за сценой.

— Твоя маленькая калека плохо воспитана, Хеддонфилд. Если бы она не раздвигала ноги, то я бы сделал ее графиней. Хорошо, что я вовремя узнал, что она собой представляет.

— У тебя есть все основания сердиться, Чарлз, но, по-моему, ты сильно преувеличиваешь. Сара только поцеловала его. Девочек перед свадьбой тянет к другим мужчинам. Это просто чистое любопытство и вовсе не означает, что они становятся неверными женами. — Голос герцога звучал почти умоляюще. — Нет нужды разрывать помолвку из-за какого-то невинного эксперимента.

— Ничего себе невинный эксперимент! Ее платье было спущено, и не войди мы вовремя, они бы уже совокуплялись. Я не женюсь на ней, будь она даже последней женщиной на земле. — Лицо Велдона исказила злоба. — Вы оба еще пожалеете, что связались со мной. Я расскажу всем, что случилось, и вы не найдете для нее даже самого завалящего мужика, несмотря на все ваше богатство и титул. — Его безумный взгляд обратился к Перегрину. — Я знал, что ошибаюсь, имея дело с дикарем. Ты хуже животного, тебя и на пушечный выстрел нельзя подпускать к порядочным женщинам.

— Я не дикарь, а язычник, — с иронией заметил Перегрин. — Дикарем ничего не известно о цивилизованном мире, а нам, варварам, известно, хотя мы очень низкого о нем мнения. Но, конечно, вы, цивилизованный, достопочтенный английский джентльмен, не видите разницы между дикарем и варваром, не так ли?

Велдон заморгал, ища подвох в словах Перегрина, но быстро взял себя в руки и злобно закричал:

— Подумать только, и этого человека я выбрал себе в друзья!

— Неужели вы искали во мне друга? — с интересом спросил Перегрин. — Я считал, что вы искали мои деньги.

Казалось, что еще мгновение, и Велдон набросится на Перегрина с кулаками, но, к великому сожалению последнего, его враг вовремя одумался.

— Ты грязный подонок! — закричал Велдон и бросился к двери. Дверь с оглушительным шумом захлопнулась за ним.

Наступила тишина. Герцог посмотрел на дочь, все еще сидящую на диване со сложенными на коленях руками.

— Я в ужасе от твоего поведения, Сара. Как ты можешь вести себя так безответственно? Что можешь ты сказать в свое оправдание?

Сара вздрогнула, как от удара.

— Ничего, папа. Моему поведению нет оправдания. Мне жаль, что я разочаровала тебя.

К Саре подошел Росс и обнял за плечи.

— Не возлагай всю вину на Сару, дядя Майлз, — сказал Росс и так поглядел на Перегрина, что всем стало ясно, кого он имел в виду.

— Я и не отрицаю своей вины, — согласился Перегрин, — хотя вы все видели, что Сара вовсе не сопротивлялась.

Росс сжал кулаки и с такой яростью посмотрел на Перегрина, что все поняли — быть драке. Но это потом, а.пока…

Хеддонфилд взглянул на Перегрина.

— Я вижу, что вы очень довольны собой, — сказал он с горечью. — Ради своего минутного удовольствия вы навсегда погубили жизнь моей дочери.

Перегрин посмотрел на Сару, которая так ни разу и не взглянула на него с того самого момента, когда их застали на месте преступления. Она нерешительно подняла глаза, и он прочитал в них, что она догадалась о его замысле.

Сара отвела взгляд, так и не сказав принцу ни единого слова.

— Все будут рады посплетничать на мой счет, — произнесла она, — будут рады, что я, такая гордячка, мало чем отличаюсь от окружающих, но говорить, что загублена моя жизнь, — большое преувеличение, папа. Через месяц все об этом забудут. Что же касается замужества, то я не уверена, что вообще хочу выйти замуж.

— Возможно, твоя жизнь и не загублена, но репутация — вне всякого сомнения, а это одно и то же, — заметил герцог, нахмурившись. — Тебя больше никогда не примут при дворе. Единственное, что может тебя спасти сейчас, это достойный брак, но Велдон, к сожалению, прав: кто на тебе теперь женится?

Сара побледнела, но промолчала. Она уже принесла отцу свои извинения, сказав ему, что очень сожалеет о случившемся, и сейчас считала выше своего достоинства плакать и просить о прощении. Ничего уже не исправишь, а слезами горю не поможешь.

Перегрин смотрел на Сару, ее гордо вскинутую голову и четкий профиль. Она была совершенно спокойна. Если бы он раньше не заметил боли в ее глазах, то непременно решил бы, что она вообще не переживает случившееся.

Для Перегрина этот вечер стал началом триумфа, и сознание того, что его враг страдает, доставляло ему неописуемую радость. Рана, нанесенная самолюбию Велдона, его мужскому достоинству, — это только начало. Когда он немного придет в себя, то узнает, какой смертельный удар нанес его бизнесу разрыв помолвки с леди Сарой. Он не просто потерял женщину, он окончательно погубил себя.

Однако сейчас Перегрин чувствовал, что не может полностью отдаться торжеству победы, видя, как страдает Сара. Понимая умом, что Саре будет гораздо лучше без Велдона, он не мог унять угрызений совести. Принц и не предполагал, что она будет так страдать, зная, что опозорила семью. Не предполагал он, что и его реакция на ее страдания будет такой сильной. Сколько он ни убеждал себя, что избавил ее от Велдона для ее же пользы, щемящее чувство вины не проходило.

Мятое платье Сары сползло с плеч, растрепанные волосы свисали, закрывая лицо, но она не сделала ни малейшего движения, чтобы привести себя в порядок. Это ниже ее достоинства. Перегрину было трудно понять, какое чувство превалирует в нем: восхищение ее стойкостью или желание обладать ею? Он даже не подозревал, что может испытывать нечто подобное. Но еще больше удивился, когда услышал свой собственный голос:

— Если леди Саре нужен муж, то я буду счастлив стать им.

Все в удивлении застыли на месте — сцена, подобная той, когда их застали врасплох. Двое британцев в немом удивлении смотрели на него.

Удивленный, как и все остальные, Перегрин пытался понять причины своего скоропалительного заявления. Обычно он тщательно обдумывал свои решения и только иногда действовал, поддавшись порыву, как это уже было в случае с Дженни Миллер, когда он, по сути, выкрал ее, помогая сбежать из борделя. Тот же порыв, возникший в глубинах его души и полностью блокировавший мозг, руководил им и сейчас. Слова сами по себе слетели с языка.

Быстро проанализировав в уме сложившуюся ситуацию, Перегрин пришел к выводу, что не жалеет о своем предложении. Женитьба не входила в его планы, но разумный человек должен уметь менять свои планы в зависимости от обстоятельств. Женившись на Саре, он искупит свою вину, и этот брак вовсе не будет жертвой с его стороны.

Обескураженный реакцией англичан на его слова, Перегрин сказал:

— Говоря о достойном браке для леди Сары, ваша милость, вы, конечно, имели в виду англичанина. Я не англичанин, но очень богат и считаю, что данное обстоятельство компенсирует этот недостаток.

Герцог внимательно посмотрел на него и недовольным голосом заявил:

— Полагаю, вы обязаны это сделать. Чем быстрее вы женитесь, тем скорее затихнут сплетни.

— Именно этого ты и добивался, Микель? — спросил Росс с угрозой в голосе.

— Нет. Эта мысль только что пришла мне в голову, но чем больше я над этим думаю, тем больше мне хочется жениться на леди Саре. Сара?

— Ваше столь романтичное предложение лишило меня дара речи, — с иронией заметила Сара.

Перегрин усмехнулся и открыл было рот, чтобы достойно ответить, но его опередил герцог:

— Принимай скорее его предложение, Сара, а то он, чего доброго, передумает. Других у тебя не будет.

— Лучше скандал, чем такой брак, — фыркнул Росс.

— Давайте не будем принимать поспешных решений, — примирительно заметил Перегрин. — Сара устала и должна отдохнуть. Мы все обсудим с ней наедине.

— Первое разумное предложение за весь вечер. — Голос Сары дрожал.

— Могу я нанести вам визит завтра в одиннадцать утра? — спросил Перегрин.

— Хорошо, — согласилась Сара.

Она встала и сняла с пальца обручальное кольцо.

— Ты можешь вернуть его Чарлзу? — спросила она отца. Герцог кивнул. — Я иду к себе в комнату, — продолжала Сара, обращаясь к Россу, — и прошу, чтобы меня никто не беспокоил. Никто.

Сара направилась к двери, хромая больше обычного, но спина ее была прямой, и от нее веяло достоинством. Она покинула библиотеку, ни разу не оглянувшись.

— Дядя Майлз, попроси маму позаботиться о гостях. Мне надо перекинуться парой слов с моим уважаемым другом.

Обрадовавшись, что может уйти, герцог быстро покинул комнату.

— Ты нарочно устроил эту безобразную сцену, не так ли? — спросил Росс, как только за герцогом закрылась дверь. — Если бы я не был обязан тебе жизнью, то с удовольствием бы свернул тебе шею. Что за игру ты затеял, Микель?

— Ты делаешь поспешные выводы. Неужели тебе не приходит в голову, что это чистая случайность, что наша взаимная, моментально вспыхнувшая страсть заставила нас потерять чувство реальности? — Перегрин был совершенно спокоен, а его взгляд выражал искреннее удивление.

— Нет, — твердо ответил Росс, подавляя в себе желание кулаком стереть удивление с лица Перегрина. — Ты никогда ничего не делаешь просто так. Я всегда знал, что ты дьявол, но считал, что у тебя есть хоть какое-то понятие о чести. Ты предал меня, и я стал в твоих руках инструментом, чтобы обесчестить Сару. Если ты так понимаешь нашу дружбу, то спаси меня Бог от подобных друзей.

— Но цель достигнута, — невозмутимо сказал Перегрин. — Леди Сара избавлена от этого страшного человека.

— Я никогда не любил Велдона, а после того, что узнал о нем, невзлюбил еще больше, но я скорее доверил бы Сару ему, чем такому ублюдку, как ты, — ответил Росс, едва сдерживаясь, чтобы не ударить Перегрина. — То, что ты сделал с ней, — непростительно.

— Это уж ей решать, что прощать, а что не прощать. И прошу тебя, не лезь не в свое дело. — Лицо Перегрина стало задумчивым. — Интересно, примет она мое предложение руки и сердца? Мне кажется, должна принять, как ты думаешь?

Спокойное рассуждение Перегрина о будущем Сары стало последней каплей в терпении Росса. Он в ярости сжал кулак и занес его над головой кафира.

— Ты, грязный ублюдок…

Реакция Перегрина была молниеносной, иначе удар свернул бы ему челюсть. Он перехватил руку Росса, и удар пришелся в плечо, но Росс, будучи не менее ловким, успел нанести ему второй — под дых.

Кафир согнулся пополам, и Росс почувствовал радость победы. Но праздновать было рано, так как в тот же момент Перегрин, не разгибаясь, ухватил его за ногу и повалил на пол. Падая, Росс увлек за собой и своего противника.

Оба одинаково владели приемами рукопашного боя, и их удары часто не достигали цели. Они катались по библиотеке, поочередно подминая один другого и опрокидывая мебель. Наконец Перегрину удалось нанести Россу ряд ударов, от которых англичанин упал на стол и свалил на пол горящую лампу. Горячее масло мгновенно растеклось по ковру, и он загорелся. Росс быстро стянул с себя пиджак и стал сбивать пламя. Затушив огонь, он снова вступил в драку.

Перегрину досталось меньше тумаков, чем Россу. Лорд Карлайл не ставил себе целью убить кафира, но хотел, чтобы тот испытал настоящую боль и пожалел, что так бесчестно поступил с Сарой. В таком состоянии он был очень опасен.

Когда оба уже были на последнем издыхании, Перегрину удалось оседлать Росса и пригвоздить его к полу.

— Хватит! — воскликнул кафир, переводя дыхание. — Тебе никогда не осилить меня. Я сражаюсь всю свою жизнь. Если мы будем продолжать драться, то один из нас получит увечья, и этим человеком будешь ты. Вот уж тогда Сара никогда не простит меня. Мир?

Гнев Росса внезапно исчез, и он счел разумным принять предложение Перегрина. Настала пора серьезно поговорить.

— Мир, — выдохнул он.

Перегрин отпустил Росса, но тот продолжал лежать не в силах подняться. Тело болело, из раны над бровью сочилась кровь, но, кажется, ничего не было сломано. Он встал на колени и попытался подняться. Но голова его закружилась, и он едва не упал опять.

Перегрин подхватил друга, поставил на ноги и подвел к дивану. Росс упал на диван, отметив про себя, что этот проклятый кафир состоит из сплошных мускулов, крепких, как сталь, как мореный дуб. Будь на его месте кто-нибудь другой, он давно бы лежал бездыханным.

Звук открываемого шкафа подсказал Россу, что Перегрин ищет бар. Спустя несколько минут кафир опустился рядом и стал смывать кровь с его лица. Проделав это, Перегрин смочил виски свой носовой платок и приложил его к ране друга. Откинув голову на спинку дивана, Росс не глядя взял платок из рук Перегрина и стал промокать рану. Тем временем кафир разлил по стаканам виски и протянул один Россу.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он.

— Нормально, — ответил Росс, с удовольствием рассматривая синяки на лице Перегрина. Самодовольство принца также исчезло. Может, Россу все же удалось хоть немного его образумить?

— Мне кажется, настало время, чтобы ты рассказал мне обо всех злодеяниях Велдона, — заявил Росс. — Может, твое сообщение оправдает проступок.

Вытянув вперед длинные ноги, Перегрин откинулся на диване.

— Велдон является собственником ряда публичных домов и игорных притонов, но контролирует почти все. Его любимое занятие — бесчестить молоденьких девственниц. Есть подозрения, что он убил свою жену и что он владелец судов, поставляющих живой товар. Есть и другие преступления, но я думаю, что и этого вполне достаточно.

Росс был потрясен. Он никогда особенно не любил Велдона, но даже представить себе не мог, что тот может быть замешан в столь чудовищных преступлениях.

— Ты можешь все это доказать? — спросил он.

— Не все, но многое. Я дам тебе почитать досье на него, хотя заранее предупреждаю, что это чтение не из приятных.

Росс сделал большой глоток, и виски обожгло ему горло. Конечно, потом он ознакомится с досье, но и сейчас слова друга звучали убедительно.

— Ты уверен, что он занимается работорговлей? Вот уже двадцать лет, как этот бизнес запрещен.

— Именно поэтому он и является особенно доходным для тех, кто продолжает им заниматься, — сухо ответил Перегрин. — Рабы поставляются в Вест-Индию и Южную Америку, где из-за постоянных болезней остро ощущается нехватка рабочей силы.

— Как тебе удалось так много узнать о Велдоне? — спросил Росс не в силах скрыть любопытство.

— Это стало делом всей моей жизни, — ответил Перегрин.

— Более чем ясно. Что же такое он тебе сделал, если ты решил отомстить ему?

— А вот это уж не твое дело! — Зеленые глаза Перегрина сердито заблестели. — Ну, теперь ты согласен, что Велдон неподходящий муж для твоей кузины?

— Ты меня убедил, — ответил Росс, поглаживая болевший бок и надеясь, что Перегрин не сломал ему ребра. — И что же из всего этого ты рассказал Саре?

Кафир допил виски, сходил за бутылкой и сел на краешек стола.

— Только о смерти его жены, — ответил он.

— Почему же ты не рассказал ей все остальное? Если бы она узнала, что представляет собой Велдон, тебе не пришлось бы разыгрывать эту сцену, чтобы разорвать помолвку. Твой поступок заслуживает презрения.

— Сара сильная и умная женщина, но она никогда не сталкивалась с трудностями жизни, вернее, с ее грязной стороной. Неужели ты думаешь, что она поверила бы, что человек ее уровня и социального положения способен на такие злодейства? Он ведь друг ее отца. И потом… — Перегрин замолчал, подыскивая слова. — Все это так грязно, так низко… Я бы просто не смог заставить себя рассказать ей, каким животным может быть человек.

— Ты недооцениваешь мою кузину. Сара разумная женщина, и ее не так просто смутить. — Росс потрогал рану на лбу и обнаружил, что кровь остановилась. — Почему ты решил жениться на ней? Считаешь себя виноватым?

— Чувство вины для меня непозволительная роскошь, хотя мне, конечно, жаль, что все так случилось. Я не предполагал, что Сара будет так переживать.

Росс вздохнул и протянул Перегрину стакан, чтобы тот налил ему виски.

— Теоретически брак в этой стране строится на уважении друг к другу, что очень важно, так как только смерть может разлучить вас. Женившись на Саре, чтобы спасти ее репутацию, ты рискуешь превратить вашу совместную жизнь в ад, и в этой ситуации Сара пострадает больше тебя.

— Ты хочешь сказать, что не одобряешь нашего брака?

— Да, у меня большие сомнения в его необходимости. Кроме культурных и религиозных расхождений, существуют еще этические нормы. Я знаю, что твой принцип — цель оправдывает средства.

— Совершенно справедливо, — ответил Перегрин, саркастически изогнув брови. — А что, разве есть другие?

— У Сары иное понятие. Она придерживается принципа — это хорошо, а это плохо.

— Все это очень абстрактно. Если подойти к этому с практической стороны, то мне кажется, что мы с Сарой хорошо поладим.

— Что хорошо, а что плохо — для Сары понятия неабстрактные.

По лицу Перегрина Росс понял, что тот совсем не понимает его. Слава Богу, Сара обладает здравым смыслом, чтобы принять необдуманное решение.

— Для меня существует один принцип, — неожиданно заявил Перегрин, — не обижать людей без нужды.

— Принцип не так уж и плох, — согласился Росс. — Но как узнать, когда возникнет эта самая нужда?

— А почему ты сам не женился на Саре? — спросил Перегрин, резко меняя тему разговора. — Насколько я знаю, в Англии допускаются браки между кузенами. Вы с ней придерживаетесь одних и тех же принципов и хорошо понимаете друг друга.

Размышляя, что ответить, Росс приглаживал волосы, пропуская их сквозь пальцы. Он мог бы дать не один ответ на вопрос друга, но ему сейчас не хотелось вдаваться в подробности. Подумав, он выбрал, на его взгляд, самый подходящий.

— Мы как одно целое, — сказал он. — Не помню, рассказывал ли я тебе, что наши матери близнецы. Они были настолько похожи, что мы с Сарой часто не могли понять, кто из них чья мать. Мы росли как брат и сестра, и это чувство испытываем до сих пор. Она мне гораздо ближе, чем мой родной брат.

— Мне хотелось бы познакомиться с твоим братом. Вы ладите?

— Не очень. Лорд Килбурн является моим братом только по отцу. Он на двадцать лет старше меня и наследник титула герцога. Он сам и семья его матери возражали против брака отца с моей матерью, так как не хотели, чтобы новые дети унаследовали часть его состояния. Он и сейчас очень богат, но это не умерило его жадности. Мы стараемся держаться подальше друг от друга. Это лучший способ сохранить мир.

— Семья — это, трудное дело, — заметил Перегрин. — Вот почему я до сих пор не женился.

— А как же твоя семья в Кафиристане? — спросил с усмешкой Росс.

Перегрин с минуту помолчал, затем беззаботно ответил:

— Родственники, которые живут за пять тысяч миль от тебя, в расчет не принимаются. — Он встал и, разминая ноги, прошелся по комнате. — Полагаю, что Велдон сейчас уже на полпути в Лондон, а твои гости перемывают нам косточки. Думаю, мне лучше провести ночь в Сулгрейве. Здесь всего-то езды полчаса.

Росс застонал, вспомнив о своих обязанностях хозяина.

— Трус, — сказал он.

— Возможно, — ответил Перегрин. — Но мое отсутствие упростит ситуацию. Я вернусь завтра утром, и мы все решим.

— Я расскажу все маме и попрошу ее пораньше спровадить гостей. Пусть потом она нас рассудит.

— Ты простишь меня? Я имею в виду не Сару, а нашу ссору, — сказал Перегрин, отряхивая пиджак.

— Мое прощение что-то для тебя значит? — спросил с ухмылкой Росс.

— Конечно, — ответил Перегрин.

— Тогда считай, что ты прощен, но в следующий раз старайся убедить словами, а не действиями.

— Мысль оригинальная и звучит вдохновляюще. — Перегрин улыбнулся и вышел.

Оставшись один, Росс глубоко задумался. Как хорошо, что мать здесь и сумеет справиться с ситуацией. Хоть он поначалу и расстроился, что отец из-за разыгравшейся подагры не смог приехать, сейчас он — был рад этому обстоятельству. Зачем расстраивать его на старости лет?

Росс решительно поднялся, чтобы пойти к Саре узнать, как она себя чувствует, но вовремя вспомнил, что она настоятельно просила ее не беспокоить, а они привыкли уважать личную жизнь каждого.

Росс попробовал представить себе брак Сары с его другом. Конечно, это смешно само по себе, но нельзя исключать и того, что они прекрасно поладят. Уж если кто и может прибрать к рукам такого дикого сокола, как Перегрин, так это Сара. Несмотря на свою хрупкость, она обладает сильным характером и, когда нужно, может настоять на своем.

Продолжая размышлять, Росс вспомнил, что Сара заметно изменилась после знакомства с Перегрином. До несчастного случая она была веселой девочкой, проказливой и смешливой, но после того, как она чуть не лишилась жизни, ее характер резко изменился: она ушла в себя. Конечно, чтобы встать на ноги и научиться снова ходить, требуется большое мужество и полная концентрация душевных сил, и тут уж не до веселья. Радость ушла из жизни Сары. Возможно, с Перегрином она обретет ее снова.

Глава 12

Сара незамеченной пробралась к себе в спальню, сославшись на приступ головной боли и желание поскорее лечь спать. Отпустила горничную и, оставшись одна, устало опустилась в глубокое кресло. Она вытянула ноги, поплотнее закуталась в халат и закрыла глаза. Сразу перед ее внутренним взором замелькали лица: сердитое и полное разочарования лицо отца, гневное и презрительное — Чарлза.

Но особенно явственно она видела лицо Перегрина, такое прекрасное и ускользающее. Он ничуть не удивился, когда их застали в такой пикантной ситуации. Скорее он испытал радость, какое-то удовлетворение, но отнюдь не удивление. В тот момент вопреки всякой логике Саре почудилось, что все было подстроено нарочно. Росс был шокирован и смущен, но после того, как шок прошел, его охватила злость, и Сара чувствовала, что он разозлился, и причиной его злости был Перегрин. Возможно, принц сделал Росса невольным сообщником, так как сам бы он никогда намеренно ее не унизил.

Господи, ну почему Перегрин поступил так с ней? Саре не верилось, что принц сделал это по злому умыслу, и было бы глупо думать, что он, влюбившись в нее, решил таким образом отобрать ее у Велдона. О любви тут не может быть и речи, ведь его предложение было такой же неожиданностью для него, как и для всех.

Сделав ей предложение, он ни за что не откажется от него. Но почему он решил на ней жениться? И как ей теперь поступить? Он с первой встречи завоевал ее сердце, но мысль о браке с ним никогда не приходила ей в голову. Она понимала, что такое просто невозможно.

И вот это случилось, и она должна принять решение, возможно, самое трудное в ее жизни. Сара не знала, как поступить, что делать.

Она с легкостью приняла предложение Чарлза, так как знала, что ее ожидает в браке с ним. Но какой будет ее семейная жизнь с непредсказуемым кафиром? Это невозможно даже представить.

Сара в отчаянии потерла виски. Сначала надо разобраться в себе самой. Что же такое Сара Сент-Джеймс? Когда она остается наедине с Перегрином, то превращается совершенно в другую женщину, которую она не знает и поведение которой совсем не одобряет. Однако надо признать, что с ним она себя чувствует более живой и раскрепощенной. Но это не причина, чтобы выходить за него замуж. Брак с кафиром — полное безумие.

Пытаясь отделаться от навязчивых мыслей, которые могли привести только к головной боли, Сара села писать записку Элизе Велдон. После ряда неудачных попыток объяснить случившееся Сара решила не мудрствовать, а просто написать, что они с отцом Элизы решили не вступать в брак, так как не подходят друг другу.

Написав записку, Сара перечитала ее и внезапно почувствовала, что будет скучать по девочке, к которой успела привыкнуть. Конечно, она могла бы продолжать встречаться с Элизой, приглашать ее на чай, ходить с ней по магазинам, но скорее всего Чарлз не допустит, чтобы его дочь продолжала знакомство с «грязной, мерзкой потаскушкой».

Сара снова взялась за перо и приписала: «Я буду скучать по тебе. С любовью и наилучшими пожеланиями, Сара Сент-Джеймс».

Она нахмурилась, представив себе, в каком шоке будет девочка, узнав, что больше никогда не увидит женщину, которая собиралась заменить ей мать. Бедная Элиза, невинная жертва ссоры взрослых. Но чем Сара может утешить ее? Надо скорее отправить к ней посыльного с запиской, пока отец не успел запретить ей получать от нее письма. Почувствовав, что замерзает, Сара легла в постель и закуталась в одеяло, оставив зажженной лампу. Сегодня она не сможет спать в темноте, так как неопределенность ее положения породит ночные страхи.

Вид Сары был суровым, когда на следующее утро она вошла в малую гостиную, где ее ждал Перегрин. В ее сдержанности и суровости он почувствовал вызов, и его ответная реакция была такой же: вызов на вызов. В голубом платье, с причесанными на прямой пробор волосами, открывающими маленькие ушки, Сара была чудо как хороша. У Перегрина моментально возникло желание укусить ее за очаровательное ушко, и он надеялся, что такая возможность позже представится, а пока надо во что бы то ни стало убедить ее выйти за него замуж, но прежде всего следует растопить ее сердце и сделать атмосферу более дружелюбной.

Войдя в гостиную, Сара не протянула Перегрину руки и не предложила ему сесть, а лишь мельком взглянув на его покрытое синяками лицо, спросила:

— Что с вами случилось?

— Ваш кузен попытался научить меня хорошему поведению.

— Для этого необязательно было применять физическую силу, — сухо заметила Сара. — Надеюсь, что Росс несильно пострадал?

— Нет, драка пошла нам только на пользу. Мужчинам иногда следует выяснять отношения при помощи кулаков.

Сара вся напряглась, услышав за дверью щебет женских голосов.

— Наверное, все уже обсуждают то, что случилось вчера вечером? — спросила она.

— Пока нет, — ответил Перегрин, отметив про себя, что Сара легкоранима. — Мы только что говорили с Россом и пришли к выводу, что Велдон сразу же уехал, не рассказав никому о случившемся. Когда хозяева и их почетные гости внезапно исчезли из зала, все решили, что что-то случилось, но никто не знает, что именно. Возможно, Велдон передумал и решил вести себя по-джентльменски.

Сара покачала головой.

— Чарлз очень мстительный, — сказала она. — Просто ему хотелось поскорее уйти, и только это удержало его от того, чтобы не рассказать всем о моем безнравственном поведении. Завтра же половина Лондона будет знать, что здесь произошло.

За дверью послышались голоса, и Сара опять вся напряглась.

— Раз в доме полно гостей и мы не можем спокойно поговорить, то почему бы нам не пойти в сад, где нас никто не увидит? — предложил Перегрин.

Незамеченными они миновали внутренний дворик и спустились в сад. Перегрин взял Сару под руку. Она снова вся напряглась, но руку не отдернула.

— Вы сегодня очень напряжены, — сказал принц.

— Еще бы мне не быть напряженной, — ответила Сара. — Впервые в жизни мне приходится разговаривать с человеком, который, погубив мою репутацию, предлагает мне выйти за него замуж.

— Может, вам следует поступить, как Росс, и хорошенько поколотить меня? Вы отведете душу да и меня позабавите.

Сара посмотрела на Перегрина и громко расхохоталась.

— Вы просто невозможны! Что мне с вами делать?

— Выходить за меня замуж, и тогда на досуге вы сможете учить меня хорошим манерам.

— Вас надо учить не только хорошим манерам, — сухо ответила Сара.

Несмотря на ее сухость, атмосфера смягчилась. Они шли по чудесному саду, раскинувшемуся на двадцать акров. Здесь была даже небольшая извилистая речушка и росло много разных цветов. Когда они проходили через розарий, Перегрин сорвал белую розу и преподнес ее Саре.

— Этот цветок напоминает мне вас, — сказал он. — Несмотря на острые колючки, он прекрасный, и у него чудесный аромат.

— Это звучит банально, — ответила Сара, нюхая розу.

— А мне казалось, что романтично. Я хотел сделать вам комплимент.

Сара посмотрела Перегрину в глаза.

— То, что произошло вчера, не было случайностью, не так ли? — спросила она.

Перегрин хотел было соврать, но, подумав, решил, что она все равно не поверит.

— Да, не было, — ответил он после некоторого раздумья. — Я уже говорил вам, что Велдон очень опасен, и я не мог позволить, чтобы вы вышли за него замуж. Мне жаль, что вы расстроились.

— Расстроилась? Это слабо сказано. Вы поломали мне жизнь. Вы не имели права так поступать со мной.

— Если вы видите ребенка перед колесами экипажа, вы имеете право спасти его?

Как только Перегрин произнес эти слова, он сразу осознал, что привел плохой пример.

— Какая неудачная и оскорбительная аналогия, — сказала Сара, поджав губы. — Я сомневалась, стоит ли мне выходить замуж за Чарлза из-за его властной натуры и самоуверенности, но, похоже, вы еще хуже, чем он.

— Неужели вы действительно сожалеете, что не выйдете замуж за Велдона? — Перегрин знал ответ на этот вопрос, но ему хотелось услышать его от Сары.

— Не пытайтесь сменить тему разговора, — резко оборвала его Сара. — Дело не в том, что я чувствую по отношению к Чарлзу, а в вашем безответственном поведении. То, что вы сделали, отвратительно, какими бы благородными мотивами вы ни руководствовались. Как я могу доверять человеку, который так себя ведет?

Не ожидая ответа, Сара развернулась и решительным шагом направилась к мостику через извилистую речушку,

Перегрин быстро догнал ее.

— Теперь я начинаю понимать то, что сказал мне Росс вчера вечером, — произнес он задумчиво. — Ваш кузен ловко подметил, что мой принцип — цель оправдывает средства и что он для вас совершенно неприемлем, так как вы четко разграничиваете, что хорошо, а что плохо.

— Росс совершенно прав, — холодно ответила Сара. — Средства, которыми вы достигаете намеченной цели, отвратительны.

— Я с вами не согласен.

Перегрин помолчал, подбирая слова, чтобы убедить ее. Ему надо завладеть не только ее телом, но и умом.

— Наше различие лежит в наших принципах, но его можно легко преодолеть. Если наши мнения не будут совпадать, то это вовсе не значит, что я буду наказывать вас, сажая на хлеб и воду. В одних случаях вы будете не согласны с моими действиями, в других я не буду согласен с вашими суждениями. Но разве из-за этого мы не можем жить вместе?

Сара могла бы выйти замуж за человека, который признает право женщины на ее собственное мнение, если, конечно, допустить, что он говорит искренне, в чем у нее были большие сомнения. Она остановилась посредине мостика и, подойдя к перилам, стала смотреть на струящуюся воду.

— На словах все звучит простор — заметила она, — а на деле может выйти совершенно по-другому. Разница во мнениях ссорит не только людей в семье, но и целые народы. В браке мужчина обладает всей полнотой власти: физической, правовой, финансовой. Где гарантия того, что вы не заставите меня делать то, что идет вразрез с моими принципами?

— Юридически муж обладает всей полнотой власти, но нельзя все сводить только к этому. У вас у самой сильный характер, за вами стоит могущественная семья, которая в случае необходимости может защитить вас. Но я уверен, что этого не потребуется, ведь мы говорим о браке, а не о войне.

— Говорят, от любви до ненависти один шаг. — Сара внимательно посмотрела на Перегрина и с вызовом спросила: — Почему вы решили жениться на мне? Чарлза интересовали мое состояние и социальное положение. Вас тоже это интересует?

— Не совсем, — ответил Перегрин, глядя на воду, в которой отражались растущие на берегу деревья. — Деньги гораздо лучше, чем их отсутствие, но у меня самого их достаточно. Если вы считаете, что я позарился на ваши, то мы можем подписать договор, согласно которому вы единолично будете распоряжаться своим состоянием. Что же касается социального положения… — Перегрин неопределенно пожал плечами. — Если я останусь в Англии, то, возможно, оно мне пригодится, но это не суть важно.

— Вы намереваетесь остаться в Англии? Сара оторвала лист от стебля розы и, бросив его в воду, наблюдала, как он кружится в быстром течении. Неужели он хочет увезти ее на край земли и заставить жить в горах среди диких племен, без знания их языка и обычаев?

— Мне бы хотелось немного попутешествовать, — сказала она, — но Англия мой дом. Не представляю, как я буду жить в Кафиристане.

— Я тоже этого не представляю. Жизнь там трудная и совсем не для вас.

Сара почувствовала внезапное раздражение: похоже, он принимает ее за слабое, беспомощное существо.

— В конце концов вы разведетесь со мной и отправите меня домой. Я вас правильно понимаю? Перегрин покачал головой.

— Возможно, я съезжу в Кафиристан, но жить там больше не буду.

— Вы сможете жить вдали от своей родины и народа? — недоверчиво спросила Сара.

— Я родился там, где не могу жить, — ответил Перегрин, избегая ее взгляда. — Место моего рождения не стало для меня домом. Я даже не хочу, чтобы оно им было.

Для Сары, которая, как дуб корнями, глубоко вросла в английскую землю, его слова звучали странно.

— Вы знаете, что ваше имя означает странник?

— Да, знаю, — ответил он.

Сара молчала, раздумывая над его словами. Перегрин на самую малость приподнял завесу со своей души.

— У вас когда-нибудь был дом? — спросила она. Он внимательно посмотрел на нее. Его глаза были такими же зелеными, как листва над их головами.

— Я владею поместьями в разных уголках земли, но не думаю, что какое-нибудь из них я могу назвать своим домом в том смысле этого слова, который вы в него вкладываете. — Его глаза блеснули зеленым огнем. — Мне не нравится ваше понятие дома. Это звучит чисто по-английски. Не думаю, чтобы вы смогли пустить корни где-нибудь еще.

— Вы совершенно правы. Это хорошо или плохо?

— Не знаю, — ответил он с печальной улыбкой. — А вы?

— Я рада, что вы понимаете, где лежат мои корни. Боюсь, что вам, человеку, много повидавшему, будет скучно со мной.

— С вами мне никогда не будет скучно, Сара. Вы умеете вникать в суть вещей, и мне это интересно.

Сара повернулась и начала медленно спускаться с мостика. Что ждет ее с Перегрином? Никто не может гарантировать счастье другого человека. Даже если он поклянется, что их брак будет счастливым, она не поверит ему. Пожалуй, ей будет достаточно, чтобы он был просто внимателен к ней.

На другом берегу реки начиналась сельская местность. Они молча шли по извилистой тропинке, пока не уткнулись в живую изгородь из подстриженного тиса.

— Вам когда-нибудь приходилось бывать в лабиринте? — спросила Сара. — Этот был создан два столетия тому назад, а может, и раньше.

— Нет, я никогда не бывал в лабиринте, — ответил Перегрин. — Возможно, это интересно, но мне хотелось бы сначала серьезно поговорить с вами. Мы все ходим вокруг да около. Настало время, чтобы вы прямо ответили мне, выйдете за меня замуж или нет.

Не приняв пока никакого решения, Сара предложила:

— Давайте сначала пройдем по лабиринту.

— Это звучит метафорически. Или это аллегория?

Сара ничего не ответила и быстро вошла в лабиринт, предоставив своему спутнику возможность самому искать дорогу. В детстве они с Россом часто играли здесь, и она еще помнила правильный путь.

В центре лабиринта находилась небольшая овальная лужайка, покрытая шелковистой травой. Это место было самым уединенным, и раньше Сара часто приходила сюда, чтобы успокоиться. Она опустилась на каменную скамью и стала ждать Перегрина.

Вскоре он появился.

— Мы уже в самом сердце лабиринта?

— Почти.

Стараясь выглядеть спокойной, Сара сложила на коленях руки, но дрожь в пальцах выдавала ее волнение.

— Как я могу выйти замуж за человека, которого совершенно не знаю и от которого у меня одни неприятности? — спросила она. — Не сомневаюсь, что в Кафиристане у вас уже есть жена да еще десятки жен или сожительниц во многих городах Востока.

Перегрин покачал головой, и его лицо стало серьезным.

— Нет, Сара, у меня никогда не было жены и даже не возникало желания ее иметь. Конечно, у меня были любовницы, но до встречи с вами я и мысли не допускал, что когда-нибудь женюсь.

— Значит, вы считаете себя обязанным жениться на мне, потому что вы погубили мою репутацию?

— Нет, — спокойно возразил Перегрин. — Это идет вразрез с моими неблагородными принципами. Я никогда ничего не делаю из чувства долга. Мне просто захотелось именно вас взять себе в жены.

Ответ удовлетворил Сару.

— Какую религию вы исповедуете? — задала она следующий вопрос. — Я даже не знаю, верите ли вообще, Я принадлежу к англиканской церкви и хочу венчаться именно там. Возможно, ваша вера не позволяет вам венчаться в англиканской церкви и такое предложение звучит для вас оскорбительно?

— Я не возражаю против венчания в англиканской церкви. Почему это может быть оскорбительным? Я уже говорил вам, что Кафиристан — страна язычников, но я с пониманием отношусь к тем, кто исповедует буддизм, тао-изм, иудаизм и прочие восточные религии. У меня есть некоторые познания в христианском богословии и иудаизме. Дважды меня хотели насильно обратить в ислам, но мне удалось избежать этого.

— Но во что тогда вы верите? Неужели у вас совсем нет никакой веры?

— Я верю в собственные силы, милая Сара. Перегрин подошел ближе, и Сара почувствовала, как исходящая от него энергия теплом отзывается в ее теле.

— И я верю в вас.

Перегрин стоял так близко, что Сара могла дотронуться до него, и ей хотелось это сделать, так сильно хотелось, что у нее опять стали дрожать руки. Но еще больше ей хотелось достичь взаимопонимания, ведь именно на этой основе должен строиться брак. Однажды Росс сказал ей, что выходцы с Востока иначе понимают любовь, чем европейцы. Это, конечно, жаль, но все же можно смириться.

— Каким образом вы верите в меня? — тихо спросила она.

— Я верю в ваше доброе начало. — Перегрин двумя пальцами взял ее за подбородок и заглянул в глаза. — Конечно, не все будет гладко в нашей жизни, но ваша благородная натура поможет мне стать лучше и чище.

Саре хотелось и смеяться, и плакать.

— Значит, вы смотрите на меня как на лекарство, которое (принимают скорее по необходимости, чем по выбору?

— И то, и другое, Сара, — грустно сказал Перегрин. — Вы мой выбор, и вы мне необходимы.

Он наклонился и нежно поцеловал ее. Сначала поцелуй был легким, но когда Сара, вздрогнув, обвила его шею руками, Перегрин поцеловал ее страстно, со всей силой своей души. Сара жадно отвечала. В его объятиях было так хорошо и легко…

Внезапно вспомнив, для чего она здесь, Сара попыталась вырваться. Она здесь не для того, чтобы заниматься любовью. Ей надо получить ответы на многие вопросы, без чего немыслим их брак. Она старалась вспомнить, о чем же хотела спросить Перегрина. Но прежде чем она успела сделать это, он снова привлек ее к себе и прошептал:

— Не надо противиться своему желанию, Сара. — Голос Перегрина был нежным и манящим. — И не вырывайтесь от меня, я ничего плохого вам не сделаю.

Как река устремляется к морю, так и Сара устремилась к Перегрину. Она сделала шаг, другой и застыла на месте. Интуитивно она чувствовала, что ее воля парализована, что она действует под влиянием каких-то неведомых сил.

— Прекратите! — закричала она. Брови Перегрина поползли вверх.

— Что я должен прекратить?

Сара покраснела, понимая, как нелепы ее предположения.

— Иногда мне кажется, что вы как-то воздействуете на меня. Это какое-то волшебство. Я нахожусь будто во сне.

Разумом Сара понимала, что такое невозможно, и все же у нее было ощущение, что он гипнотизирует ее. Возможно, он обладает каким-то особым даром воздействия, который известен только жителям Востока.

— Вы заставляете меня делать то, чего я совершенно не желаю. Я как мангуст под взглядом кобры.

Сара заметила, что Перегрин вздрогнул, и тотчас магнетическое притяжение ослабло.

— Какие странные фантазии приходят вам в голову, — сказал Перегрин, глаза которого загадочно блестели. — Мне хотелось бы обладать даром гипноза, но, увы, у меня его нет.

Пока он говорил, притяжение постепенно усиливалось и стало ощутимее, чем прежде.

Сара изо всех сил сопротивлялась, боясь снова оказаться в его объятиях. Если такое случится, она пропала.

— Почему вы решили жениться на мне? — снова спросила она, стараясь не смотреть ему в глаза, так как его взгляд завораживал. — Почему вы выбрали именно меня, а не другую женщину? Если вас не прельщает состояние, социальное положение и у вас нет чувства вины, то почему? Может, вам просто захотелось иметь английскую жену и вы решили удостоить меня этой чести?

— Есть другие, более важные причины. — Перегрин нежно обнял Сару за плечи. — Я хочу жениться на вас, потому что вы есть вы, уникальная, притягательная, непостижимая. Я не встречал другой такой женщины. Разве этих причин недостаточно?

Перегрин привлек Сару к себе, и она уже больше не сопротивлялась. Ее воля ослабла, в голове поплыл туман. Если раньше перед ней стояла преграда в виде обязательств по отношению к Чарлзу, то сейчас все преграды рухнули, и ничто не препятствовало осуществлению ее желаний.

Прикосновения Перегрина были Саре приятны и вызывали бурю восторга в ее душе. Он не говорил ей о любви, но его ласковые слова западали ей в душу. Значит, она хоть немного, но нравится ему? А разве этого недостаточно?

— На языке Чингисхана слово «сира» означает шелк. Сира Сара — шелковая Сара, — шептал Перегрин, пока его губы нежно скользили по ее шее. — Вы подобны чудесному тончайшему шелку, который сверкает тайным огнем.

Он стал тихонько покусывать мочку ее уха, отчего по телу Сары разлился огонь блаженства, и она стала жадно искать его губы. Она закрыла глаза и погрузилась в мир неги, заполненный горячими поцелуями, влажностью языков, прерывистым дыханием, сладким вкусом слюны. Краем сознания она отметила, что он взял ее на руки и осторожно положил на шелковистую, нагретую солнцем траву. Помимо солнечного тепла, она чувствовала и тепло его тела, которым он наполовину закрыл ее. Его опытные руки скользили по ее телу, и даже через плотную ткань она чувствовала их прикосновение. Она изогнулась так, чтобы он мог дотронуться до ее груди, как это было накануне вечером, но надетое на ней платье было труднее спустить, чем бальное. Его руки скользнули ниже и стали ласкать ее бедра, вызывая в ней ответный огонь желания. Она льнула к нему, как кошка льнет к своему хозяину, искала его губы и целовала его снова и снова.

Незаметным движением он поднял ей юбки, и только муслиновая ткань панталон отделяла его ласковые ладони от ее страждущего тела.

Осторожными массирующими движениями он ласкал ей колени, икры, бедра, поднимаясь все выше. Его широкая ладонь легла у нее между ног и застыла. Он давал ей возможность привыкнуть к пикантной ситуации. Немного выждав, он круговыми движениями стал массировать ей ложбинку между ног. Дыхание Сары участилось, и она подалась ему навстречу.

— Тебе это нравится, милая Сара? — прошептал он.

В ответ она только теснее прижалась к нему. Он отвел ладонь, и она разочарованно вздохнула, пока не поняла, что он пытается развязать тесемки ее панталон, завязанные на талии. Подсознательно она знала, что должна остановить его, но вместо этого Сара приподняла бедра, чтобы ему было легче развязать узел.

Нежный ветерок коснулся ее обнаженного тела. Она не успела почувствовать Стыда, когда его пальцы стали ласкать ее живот, спускаясь все ниже и ниже. Он снова положил ей ладонь между ног. Она вздрогнула и напряглась.

— Расслабься, — прошептал Перегрин. — Твое тело создано для любви. Позволь мне научить тебя.

Сара перестала сопротивляться и отдалась его нежным рукам. Он знал ее тело лучше, чем она сама, знал, что может доставить ей удовольствие. Она слушала его нежные слова, ощущала его ласки, вдыхала его запах, запах мужчины. Ее дыхание участилось, тело извивалось, и она страстно к нему прижималась.

— Молодец, Сара. Веди себя свободно. — Голос Перегрина был хриплым и прерывистым.

Сара почувствовала, как его твердая плоть упирается ей в бедро. Значит, и она сумела вызвать у него ответную реакцию, и сознание этого наполнило ее радостью. Затем Сара совсем потеряла контроль над собой. Ласки Перегрина почти лишали ее способности мыслить. Она лишь сознавала, что его рука ласкает самую интимную часть ее тела, и слышала, что он что-то нежно шепчет на непонятном ей языке.

— Ты этому хочешь меня научить? — спросила она шепотом.

— Это только начало, шелковая Сара. Мы в самом начале дороги, у которой нет конца.

Он улыбнулся, глаза его заблестели. Ласки продолжались.

Сара всегда считала себя фригидной, но Перегрин чувствовал ее лучше. От его прикосновений страсть с новой силой охватывала ее, и она, закрыв глаза, снова и снова погружалась в ее пучину.

Перегрин знал, что Сара совершенно не искушена в любви и ему надо осторожно подвести ее к этому. Помимо того что она станет его женой, она должна стать и его любовницей. Он хотел ее, как только мужчина может хотеть женщину, и по ее реакции видел, что и она хочет его.

Перегрин раздвинул Саре ноги и лег между ними. Ему хотелось со всей страстью и силой погрузиться в ее тело, но, зная, что Саре будет больно и эта боль может напугать ее, он действовал со всей осторожностью.

Глаза Сары расширились, и она закричала. Она увидела склоненное над ней, искаженное страстью потное лицо Перегрина. Она покачала головой, пытаясь сказать, что не хочет, что пока этого делать не надо, но он, казалось, не понял ее. Сара схватила Перегрина за руку, пытаясь остановить его, но было поздно — он уже вошел в нее. Девственная плева лопнула, и он погрузился во влажную и горячую глубину ее тела.

Перегрин услышал крик Сары и почувствовал, как по ее телу пробежала судорога боли.

— Прости, — прошептал он ей в ухо. — Без боли здесь не обойтись.

Перегрин замер, давая Саре возможность привыкнуть к нему, затем осторожными движениями стал продвигаться глубже.

Сара опять закричала, ее тело напряглось. Краем сознания он слышал и понимал ее протест, но уже не мог сдержать себя. Страсть парализовала его волю, и у него было только одно желание: довести начатое до конца.

Перегрин, продолжая держать в объятиях Сару, скатился на бок. Тело Сары дрожало, и он понял, что она плачет.

«Проклятие!» — выругался он про себя.

— Прости, Сара, — сказал он снова. — Я не мог сдержать себя. Урок получился плохим.

Перегрин был расстроен еще больше, чем Сара. Влекомый страстью, он совершенно забыл о Саре, о ее чувствах. Он хотел доставить ей удовольствие, а вместо этого изнасиловал ее. Даже будучи неопытным юнцом, он умел думать о чувствах женщины.

Перегрин злился на себя за то, что забыл о Саре, но еще большая злость охватывала его при мысли, что он разучился контролировать себя. Даже несмотря на то что у него давно не было женщины и это было причиной его необузданной страсти, он обязан был сдержаться. Мужчина должен быть хозяином своей страсти, а не ее слугой.

Вся жизнь Перегрина была подчинена строгой дисциплине, и если бы не она и умение держать себя в руках, он давно был бы мертв.

Сара зашевелилась в его объятиях, и Перегрин перестал заниматься самоанализом: надо поскорее утешить ее, найти нужные слова. Но когда Перегрин заглянул Саре в лицо, то вместо испуганной, несчастной женщины увидел другую — холодную и недоступную. Ситуация была хуже, чем он думал: Сара могла стать отныне его врагом.

Глава 13

Итак, вопреки ожиданиям Перегрина Сара не чувствовала себя ни испуганной, ни беспомощной.

— Скомпрометировав меня раз, вы решили пойти дальше, — сказала она резко, и ее слова, словно кнут, хлестнули по самолюбию Перегрина. — Вы сделали это для того, чтобы я вышла за вас замуж? Вы считаете, что теперь у меня нет выбора?

— Ничего подобного у меня и в мыслях не было, — ответил Перегрин.

Он сел и посмотрел на Сару. Она совсем не выглядела жертвой насилия. Другая женщина на ее месте сейчас бы рыдала и умоляла его спасти ее репутацию. Но Сара гордо смотрела на него, глаза ее были спокойными.

— Возьмите это, — сказал Перегрин, протягивая Саре свой носовой платок. Он отвернулся, пока Сара, оттерев пятно крови на нижнем белье, одевалась.

— Вы говорите, это случайность? — Голос Сары был холоден. — Я считала, что вы никогда не допускаете случайностей.

Перегрин почувствовал беспокойство: скажи он одно неосторожное слово, и Сара будет навеки потеряна для него. И хотя ему совсем не нужна такая обуза, как жена, но сама мысль о том, что он может потерять эту женщину, была невыносима.

— То, что произошло, не случайность, — сказал он, взяв ее за руку, — просто я допустил ошибку. Ваше тело было готово для любви, и я подумал, что и душа созрела для нее…

Пальцы Сары напряглись в его руке, она опять почувствовала уже знакомое раздвоение в себе. Часть ее хотела выдернуть руку, но другая всей душой тянулась в его объятия, хотела, чтобы он утешил ее. Сара страдала не от испытанной ею боли, а от того, что стала беспомощной игрушкой в крепких мужских руках. Это чувство беспомощности было ей отвратительно.

— Мне так хотелось верить, — продолжал Перегрин, — что и вы разделяете мою страсть, я принял желаемое за действительное. В этом и есть моя ошибка.

Сара посмотрела в глаза Перегрину, ожидая увидеть там торжество победы, но они были полны раскаяния и сожаления, и это немного смягчило ее гнев. Она злилась уже не на Перегрина, а на себя. Это она не сумела сдержаться, а он лишь воспользовался ее беспомощностью. Пожалуй, оба виноваты в случившемся, и нельзя возлагать вину только на него одного.

— Я и сама не знала, чего хочу, — сказала она примирительно, — и неудивительно, что вы обманулись.

— Я обязан был знать. Мне хотелось доставить вам удовольствие, но я провалился.

Перегрин развернулся так, чтобы она видела только его профиль.

— Страсть превращает мужчин в дураков, — сказал он с тяжелым вздохом. — Я всегда умел сдерживать себя, но сегодня не смог.

Сара видела, как на его щеке играют желваки.

— Мне кажется, — продолжал Перегрин, — что сегодня больше пострадала ваша душа, чем тело, и за это мне нет прощения. Мне бы так хотелось исправить свою ошибку, но это невозможно. Как заслужить ваше прощение, Сара?

Сара чувствовала, что он готов убить себя за потерю контроля. Из опыта она знала, как важно уметь себя, сдерживать.

— Ну, если моя душа и пострадала, то самую малость, — ответила она, смущенно улыбаясь. — Вы не провалились… вы… ну… мне было хорошо.

— У вас благородная натура, — сказал Перегрин, поворачиваясь к ней лицом. — Вы выйдете за меня? Вы сможете это сделать, несмотря на все мои ошибки?

Сара хладнокровно оценивала ситуацию. Конечно, она верила в его искренность, но понимала, что желание жениться на ней было чисто импульсивным. Если она примет его предложение, то впоследствии, может быть, ей придется заплатить высокую цену за столь опрометчивое решение. Если он не любит ее, то она может ему скоро наскучить, как, впрочем, может наскучить и жизнь в Англии, и тогда он легко распрощается и с ней, и с ее страной.

Но если он потерял контроль над собой, значит, в нем есть хоть искра чувства к ней, и со временем эта искра может превратиться в пламя. Сара вздохнула и решительно ответила:

— Да, я выйду замуж за вас.

В наступившей тишине Сара слышала, как поют дрозды. Перегрин улыбнулся, и сердце ее забилось.

— Я рад, — ответил он просто. Перегрин поправил прядь волос у нее на лбу и нежно погладил щеку. — Не знаю, сделаю ли я вас счастливой, но клянусь, что приложу к этому все усилия.

— Ну что же, попытка — не пытка, — сказала Сара, понимая, что ее слова звучат не слишком романтично, но о какой романтике можно говорить в их странном союзе?

— Как скоро мы можем пожениться? — спросил Перегрин и после некоторого раздумья добавил: — Чем скорее, тем лучше, хотя бы по практическим соображениям.

Сара не думала, что может забеременеть с первого раза, хотя, впрочем, может случиться всякое.

— По специальной лицензии можно пожениться сразу, — сказала она, — но это будет выглядеть подозрительно. Лучше выждать недели три. За это время церковь успеет огласить наши имена.

— Чудесно! — Перегрин легко вскочил на ноги и помог подняться Саре. — Наверное, нам нужно пойти к вам в дом и сообщить эту новость вашим родным. Я понимаю, что в сложившейся ситуации глупо просить у вашего отца руки его дочери, но я сделаю все, как вы скажете. Как полагается поступать в таких случаях?

Сара задумчиво кусала губы.

— Мне лучше самой поговорить с отцом, — ответила она.

— Вы уверены?

— Да, уверена. Он человек настроения, и я не знаю, какое оно у него сегодня, — ответила Сара, представив, какую сцену может закатить им отец. Дело может дойти и до дуэли.

— Как вам будет угодно, — согласился Перегрин, но по его лицу Сара видела, что он догадывается, о чем она думает.

— Приходите к нам на обед сегодня вечером, — предложила Сара. — Гости уже разъедутся, и мы посидим своей семьей.

— Другими словами, страсти улягутся и опасность минует, — сказал, грустно улыбаясь, Перегрин. — Обещаю вести себя хорошо.

— Не перестарайтесь, — рассмеялась Сара, — а то никто не узнает вас.

— Мне достаточно того, чтобы вы меня узнали, — ответил Перегрин, притягивая ее к себе.

Перегрин нагнулся, чтобы поцеловать ее, и Сара увидела, что его глаза смеются. Она думала о том, как глубоко он запал ей в душу. Даже если бы он и исчез в туманной дали, то унес бы с собой ее сердце.

Сара незаметно пробралась в дом, боясь, что кто-нибудь увидит ее в мятой с зелеными пятнами травы одежде и догадается обо всем. Подумать только: ей, чье поведение всегда было безукоризненным, пришлось словно вору красться в свой собственный дом, боясь разоблачения!

Не вызывая горничную, Сара переоделась и поправила прическу. Теперь можно смело выйти. Как хорошо, что гости разъехались, иначе сразу бы начались пересуды. Подумав, Сара решила начать с отца, так как с ним будет труднее всего.

Герцог Хеддонфилд писал письма в библиотеке. Он посмотрел на дочь, как смотрят на незнакомых людей. Поймав его холодный взгляд, Сара застыла на месте.

— Папа, я решила принять предложение принца Перегрина, — сказала она.

— Рад это слышать, — ледяным голосом заметил герцог. — Только брак с ним может спасти твою репутацию.

Он бросил взгляд на диван, на котором вчера ее застали в объятиях Перегрина, и Сара покраснела.

— Я выхожу за него замуж не для того, чтобы спасти репутацию, а просто потому, что сама этого хочу.

Отец равнодушно пожал плечами. За одну ночь он постарел на двадцать лет.

— Могла бы не утруждать себя приходить ко мне. Ты уже взрослая и вольна сама все решать, тем более, как я понимаю, мои советы для тебя ничего не значат.

Сара сжала кулаки так, что ногти впились в ладони. Она не ожидала такого приема. Надо было взять с собой Перегрина.

— Я надеялась получить твое благословение, — прошептала она.

— Я благословил твой брак с Чарлзом Велдоном. Только намерение пресечь всевозможные разговоры заставит меня присутствовать на твоей свадьбе.

Саре хотелось ответить, что его отсутствие ее не расстроит, но она представила, сколько разговоров будет вокруг этого, и смиренно сказала:

— Мы решили пожениться через три недели после того, как церковь огласит наши имена.

Герцог нетерпеливо махнул рукой.

— Передашь через моего секретаря, когда и где будет венчание, и я туда подъеду.

Готовая разрыдаться, Сара подошла к отцу и встала перед ним на колени.

— Я не забыла того, чему ты меня учил, — сказала она. — Ты мой отец, а я твоя единственная дочь. Ты сердишься на меня и имеешь на то все основания, но не отдаляй меня от себя. Ты нужен мне.

Герцог посмотрел дочери в глаза.

— Ты такая же сильная, как твоя мать, и не нуждаешься во мне. Когда она умерла… — Он вздохнул и отвел глаза, — Я сержусь не на тебя… Просто я боюсь за последствия… Впрочем, может, все и к лучшему, по крайней мере для тебя. Поживем — увидим.

— Что ты хочешь этим сказать? — воскликнула Сара, вскакивая на ноги.

— Тебе лучше ничего не знать, — ответил герцог, гладя дочь по голове. — А сейчас уходи. Я составляю новое брачное объявление для газет.

Сара ушла от отца встревоженной. Что могло так расстроить его? Может, он не хочет терять дружбу Велдона? Однако его последние слова вселили в Сару надежду, что когда-нибудь отец подружится и с Микелем.

Немного успокоившись, Сара отправилась искать Росса и тетю Маргариту.

Как и следовало ожидать, Росс был в своем кабинете, которым служила комната, примыкающая к его спальне. Он, очевидно, все это время писал книгу, так как по персидскому ковру были разбросаны книги, газеты, журналы и карты.

Росс встал из-за стола и внимательно посмотрел на Сару. Он хорошо знал кузину, и от взгляда его таких же карих, как и у нее, глаз ничего не укрылось. Если он и понял, что с ней случилось, то никак это не прокомментировал. Росс подошел к Саре и крепко ее обнял.

— У тебя был трудный день, сестричка? — спросил он.

Сара положила голову ему на плечо, и ей сразу стало легче. Росс был таким же высоким и сильным, как и Перегрин, но она никогда не ощущала этой силы и чувствовала себя в его объятиях очень уютно.

— Ты приняла какое-нибудь решение? — спросил Росс, отпуская ее.

— Я выхожу за него замуж.

— Ты уверена, что хочешь этого? Не стоит делать того, о чем впоследствии можешь пожалеть.

— Возможно, я делаю ошибку, выходя за него замуж, — сказала она, поднимая с пола миниатюрную статуэтку индийской богини, — но ошибкой будет и не принять его предложение.

Она поставила статуэтку на стол.

— Понимаю, — ответил Росс, присаживаясь на край стола и скрестив на груди руки. — Ты любишь его?

— Не знаю, — произнесла Сара и посмотрела на себя в висящее напротив старинное венецианское зеркало.

В голове мелькнула мысль, что у нее на лбу каждый может прочитать: падшая женщина, — и она поскорее перевела взгляд на Росса. Ей очень хотелось, чтобы кузен ее понял, и она искала подходящие слова.

— Мне кажется, что сейчас я лучше понимаю вас с Джулией, — внезапно для себя сказала она.

Исказившееся лицо Росса заставило Сару пожалеть о сказанном. Как бы ей хотелось забрать свои слова обратно.

— Прости, Росс, мне не следовало говорить об этом. Это было так давно… Я не думала, что ты все еще помнишь…

Она замолчала, понимая, что еще больше бередит его рану.

Росс быстро пришел в себя, хотя Сара чувствовала, что он остается напряженным.

— Не пожелал бы никому испытать то, что испытал я, — сухо ответил он. — Если ты чувствуешь то же самое, то самое благоразумное — выйти за него. Перегрин — человек непредсказуемый, но он гораздо лучше Велдона.

— Росс, ты знаешь, почему Микель так настроен против Чарлза? — спросила Сара, нахмурившись.

— Ты разве не спрашивала его об этом? — удивился Росс.

Сара отвернулась, чтобы скрыть свое смущение.

— Мне как-то не пришло в голову, — сказала она. — Нам необходимо было многое обсудить. Он не отрицает, что вчерашнее — не простая случайность. Мне кажется, что ты невольно оказался втянутым в эту историю.

— Боюсь, что так; Сара. Мне очень жаль.

— Успокойся, Росс, если бы не это, так он придумал бы что-нибудь другое, — ответила Сара с улыбкой. Она посмотрела на шрам над бровью кузена и спросила: — Что он рассказал тебе, когда закончилось ваше кулачное выяснение отношений?

— Он сказал, что Велдон занимается незаконным бизнесом, — ответил Росс, тщательно подбирая слова. — Если это правда, то твой бывший жених лицемер, каких еще свет не знал, и тебе лучше держаться от него подальше.

Брови Сары сошлись на переносице.

— Я знаю только один нелегальный бизнес, — сказала она. — Это публичные дома. Уверена, что Чарлз бы никогда не стал заниматься этим.

— Похоже, все-таки занимался, — ответил Росс. — Мне и самому в это трудно поверить. Нам с тобой нелегко представить, что джентльмен может замарать себя таким грязным делом. Уж если он способен на это, то также и на многое другое.

Сара недоверчиво покачала головой. Сама мысль была ей противна.

— Возможно, — сказала она. — Но я не могу себе представить, что Чарлз занимался этим, ведь он такой праведник. Вспомни, в какой ужас он пришел, застав меня с Перегрином.

— В нем заговорило чувство собственника, да к тому же он большой лицемер. Ну, хватит о нем, у тебя есть дела и поважнее. Уж если тебе так хочется знать, спроси об этом у Микеля. Он, конечно, дьявол, но человек правдивый и должен рассказать тебе все.

Сара с радостью приняла совет Росса. Позже она воспользуется им и заставит Микеля рассказать ей все без утайки, но сейчас лучше оставить эту тему.

— Кто-то из мудрых сказал, что мы должны быть осторожны в своих мыслях, иначе они могут обернуться против нас, — заметила Сара. — Я всегда считала, что мне не хватает остроты ощущении.

— И ты ее получила, общаясь с Перегрином, — рассмеялся Росс.

— Если дела пойдут совсем плохо и он захочет продать меня в гарем, то я приму твое предложение переехать сюда, чтобы мы могли жить вместе.

— Вместе с твоими кошками и моими турецкими стихами.

— Вот именно.

Они весело расхохотались, и Сара поняла, что, имея такую семью, она может не опасаться Перегрина. Правда, чувство недоверия к нему не исчезло.

Сара нашла герцогиню Уиндермеер на кухне, где та распекала прислугу. Увидев девушку, она улыбнулась и сказала:

— Домоправительница хорошо содержит дом Росса, ноты представить себе не можешь, во что они превратили буфетную.

— Давай посмотрим, — предложила Сара не в силах сдержать улыбку.

Из прекрасных сестер Монтгомери Маргарита была гораздо практичнее матери Сары Марии. Росс рассказывал ей, что его прислуга боится ее и тщательно готовится к приезду матери. За божественной внешностью герцогини и ее изящными манерами скрывалась практичная натура шотландской домохозяйки.

Они прошли в буфетную, и герцогиня плотно закрыла дверь.

— Ну, давай рассказывай, — сказала она Саре. — Росс поведал мне обо всем в общих чертах. Ты же знаешь, что из него слова не вытянешь. Ты выйдешь замуж за этого красавца варвара?

— Да, — ответила Сара. — Ты считаешь меня сумасшедшей?

— Возможно, но не более, чем любая другая влюбленная девушка. И уж если ты влюбилась, то лучше влюбляться в богатого, чем в бедного. По правде говоря, принц мне нравится больше, чем»Чарлз Велдон.

— Он придет к нам сегодня обедать, — сказала Сара, никак не прокомментировав замечание тети о своей любви к принцу. — Мне кажется, что им с отцом необходимо обсудить все детали предстоящей церемонии.

— Мы и без них можем справиться, — заметила герцогиня. — Сегодня же сядем и составим список всех дел. В первую очередь надо отослать обратно подарки, которые прислали вам с Чарлзом.

Сара застонала.

— Я и не подумала об этом. Какой ужас! Что они теперь будут делать с ними, ведь на каждом подарке стоит монограмма «В»?

— Пусть тебя это не заботит. Впереди еще две свадьбы, и фамилии женихов начинаются с буквы «В», так что подарки обретут новых хозяев.

— Какая ты практичная, — рассмеялась Сара.

— Конечно. Именно поэтому Уиндермеер и женился на мне. Все считали, что наш брак скоро распадется из-за большой разницы в возрасте и социальном положении. А что мы имеем? Мы прожили вместе тридцать пять лет, и очень жаль, что не сможем прожить еще столько же.

Герцогиня вздохнула.

Сара пришла к себе в комнату, совершенно успокоившись. Несмотря на все прогнозы, ее тетка прожила с мужем много счастливых лет. Вдруг и ей повезет с ее сумасбродным кафиром…

Реальность вернулась к ней в лице ее горничной Хоскинз. Сара распустила волосы и только занесла гребень, чтобы расчесать их, как та буквально ворвалась в комнату.

Хоскинз была с Сарой одних лет, но пресное выражение лица делало ее старше.

— Леди Сара, — сказала она дрожащим от возмущения голосом, — слуги болтают, что вы собираетесь выйти замуж за этого иностранца, но я отказываюсь в это верить, ведь вы помолвлены с таким настоящим джентльменом, как сэр Чарлз.

Сара посмотрела на свою горничную.

— Это правда, — ответила она. — Сэр Чарлз и я разорвали помолвку, и я собираюсь выйти замуж за принца Перегрина.

От изумления Хоскинз на мгновение онемела.

— Я с трудом верю, что моя хозяйка может так опозорить себя, а тем самым и меня, выйдя замуж за погрязшего в разврате язычника! — выпалила она злобно.

— Да как ты смеешь! — воскликнула Сара, чувствуя, как у нее все плывет перед глазами.

Гнев захлестнул ее с такой силой, что она была готова ударить служанку. Последний раз она так гневалась, когда узнала, как обращаются с детьми в сиротских домах.

— Можешь считать, что ты избежала позора, — кричала Сара, — потому что я увольняю тебя! Мне не нужна такая злая фанатичка, как ты!

— Я и сама не собираюсь работать на такую потаскушку, как вы! Титул и прекрасная одежда еще не признак леди. Этому грязному развратнику надо от вас только одно — уложить скорее в постель. Каждая честная женщина содрогнется от одной только мысли об этом. — После недолгой паузы она продолжала: — Но я знаю свои права и не уйду, пока вы не заплатите мне все, что причитается.

Сара взяла себя в руки, с достоинством выпрямилась и с ледяным спокойствием сказала:

— Ты можешь забрать свои вещи из моего дома послезавтра. Дворецкий выплатит тебе все причитающееся и даже больше. Ты получишь рекомендательное письмо, несмотря на свое поведение. А сейчас убирайся с глаз моих.

— С огромным удовольствием. Многие настоящие леди приглашают меня к себе на работу. Они в восторге от моего искусства. Уж если я смогла сделать красивую даму из такой калеки, как вы, то, вне всякого сомнения, обладаю талантом, — заметила она со злорадством и, довольная, что последнее слово осталось за ней, гордо выплыла из комнаты.

Дрожа от негодования, Сара опустилась в кресло. Было что-то общее между словами Хоскинз и тем, что сказал ей Чарлз вчера вечером. Раньше никто бы не посмел говорить с ней столь дерзко. Теперь репутация ее подмочена, и каждый может оскорбить ее. Подумать только, какие разговоры ведутся у нее за спиной! Уж лучше за спиной, чем когда тебе бросают подобное прямо в лицо, подумала Сара.

Теперь Сара ясно представляла себе подноготную жизни английского общества в полном объеме, все его ханжество и лицемерие. Перегрина презирали только за то, что он иностранец, ее — за то, что она выходит за него замуж, и теперь даже служанка имеет право оскорбить ее. Сара горько усмехнулась про себя: эта нахальная служанка, будучи женщиной, замечала, сколько мужской потенции у Перегрина, но, будучи ханжой и пуританкой, приходила от этого в ужас. Одним своим присутствием ее жених вызывал у женской половины английского общества самые противоречивые чувства, не говоря уже о ней самой. Слава Богу, что она еще не лишилась чувства юмора, оно ей очень потребуется в предстоящие недели.

Обед проходил спокойно. Правда, герцог мрачно молчал. Зато Росс и тетя Маргарита вели оживленную беседу. Микель, как и обещал, вел себя безукоризненно. Сара с интересом наблюдала за ним, отмечая про себя, что его манеры ничем не отличаются от манер членов ее семьи, хотя он относился к английским обычаям с большим сарказмом. Правда, она и сама не очень серьезно относилась к ним, хотя и впитала с молоком матери.

После обеда герцог и Перегрин прошли в библиотеку обсудить все необходимые приготовления к предстоящей свадьбе. Когда они вернулись назад, по их лицам Сара поняла, что отец и Перегрин остались довольны друг другом. Лицо герцога просветлело, и это давало надежду, что впоследствии он сможет подружиться с ее будущим мужем. После чая Микель предложил Саре прогуляться в саду. Светила полная луна, и она вспомнила такой же лунный вечер, когда они танцевали в саду. Казалось, прошла целая вечность, хотя от того вечера их отделяло всего несколько недель. За это время она стала совсем другой женщиной, а он оставался все таким же красивым, соблазнительным мужчиной, правда, успев превратиться из опасного соблазнителя в ее будущее.

— Тетя Маргарита сказала, что если вы выдержите испытание обедом, значит, у вас крепкие нервы, — заметила Сара. — Похоже, вам удалось поладить с отцом?

Перегрин взял ее под руку, и они стали медленно ходить по вымощенным дорожкам.

— Он сердит на меня, но, будучи человеком воспитанным, не подает вида. Я думаю, всем отцам не нравится, когда другой мужчина уводит их дочь.

Тактичный ответ Перегрина не обманул Сару. Она поняла, что отец не в восторге от их брака. Стараясь сменить тему, девушка сказала:

— Мне кажется, что теперь мы можем перейти на ты, и я, как и Росс, буду называть тебя Микель. Или у тебя есть другое имя?

— У меня было много разных имен, но Микель Канаури — мое настоящее имя.

— Микель Ка-на-ури, — по складам повторила Сара, стараясь привыкнуть к незнакомому сочетанию букв. — Микель похоже на христианское имя Михаил, которое мне всегда нравилось. Михаил-архангел. По библейскому преданию, он ангел-хранитель всех верующих в Христа.

— Боюсь, что мне это имя совершенно не подходит, — рассмеялся Перегрин. — Я мало похож на ангела. Сара изучающе посмотрела на его четкий профиль.

— Кроме того, Михаил — военачальник, карающий меч Господа. Он возглавляет целую армию ангелов-воинов.

— Тогда это не такое уж и плохое имя, — ответил Перегрин. Он остановился и посмотрел Саре в глаза. — Мне нравится быть твоим женихом, теперь я могу открыто смотреть на тебя. Ты сегодня чудесно выглядишь.

— В таком случае это просто чудо, — ответила Сара со смущенной улыбкой. — Мне пришлось одеваться самой, так как я уволила свою горничную.

— Могу я спросить, за что?

Сара молчала, не зная, что ответить.

— Она дерзко вела себя, — наконец проговорила Сара.

— Кажется, догадываюсь: она сказала что-нибудь оскорбительное по поводу твоего выбора жениха. Наверное, мне лучше не знать об этом.

— Наверное, — сдержанно ответила Сара.

— Ты нашла кого-нибудь взамен? Если нет, то у меня на примете есть одна молодая особа. У нее была трудная жизнь, но сейчас все дурное миновало и она учится на горничную. Очень старательная девушка.

— Что значит — у нее была трудная жизнь?

— Это не очень приятная история, — ответил Перегрин, изучающе глядя на Сару. — Совсем юной она была продана отцом в публичный дом и провела там несколько лет.

— Понимаю, — сказала Сара и задумалась.

Какой сегодня странный день. Еще вчера она была всеми уважаемой невестой Чарлза Велдона. Не прошло и суток, как она лишилась девственности, приобрела нового жениха, и вот теперь ей предлагают в служанки проститутку. Интересно, как Микель познакомился с ней. Неужели он хочет ввести свою любовницу в дом жены? Этого не может быть, подумала Сара и решила не задавать лишних вопросов.

— Пришли мне эту девушку, — сказала она. — Если у нее хороший характер, то я возьму ее.

— Так просто? — удивился Перегрин. — Ты не считаешь, что ее прошлое замарает тебя?

— Моя бывшая горничная бросила мне в лицо, что это я замарала ее, так что теперь мы все равны.

— Вы, миледи, живое воплощение добродетели. Благородное воспитание не превратило вас в бесчувственную женщину. — Перегрин погладил Сару по щеке. — Три недели — невыносимо долгий срок, — проговорил он прерывающимся от волнения голосом, продолжая гладить ее щеки, шею и вызывая в ней ответное чувство.

Но на этот раз Сара не поддалась. Она помнила о том, что произошло сегодня утром, и это отрезвляло ее.

— Знаешь, что я хочу от тебя, Микель? — спросила Сара, отступив от него. — Чтобы ты научился ждать.

— Похоже, ты очень расстроилась, — сказал задумчиво Перегрин. — Не бойся, Сара, больше этого не повторится. Я умею ждать и буду ждать, пока ты сама этого не захочешь. Возможно, нам не стоит до свадьбы встречаться наедине. Будем видеться только на светских мероприятиях. Это предостережет нас от дальнейших… неверных шагов.

— Спасибо за понимание, — голос Сары потеплел. — Очень мило с твоей стороны.

— Я не самый последний дурак, чтобы за один день повторить ошибку, — ответил Перегрин, широко улыбаясь. Он взял ее за подбородок и нежно поцеловал.

— А сейчас идем в дом, пока я все-таки не наделал еще глупостей.

У Сары кружилась голова. Она была благодарна Перегрину. Этот сильный порывистый человек мог быть очень разумным и великодушным. Она пыталась разобраться в себе, в своем отношении к нему и пришла к выводу, что ее чувство к Микелю больше, чем простое увлечение или даже страсть. Вне всякого сомнения, это настоящая любовь, глубокая и необратимая. Это открытие наполнило радостью все ее существо. Такую радость испытываешь, когда мчишься на полном скаку по зеленому лугу или кружишься в вихре вальса по бальному залу. Нет, пожалуй, эта ее радость была в тысячу раз сильнее…

Не в силах расстаться с Сарой, Перегрин продолжал держать ее за талию. Взяв в руки его голову, она притянула ее к себе и, преисполненная благодарности, нежно поцеловала. Понимая, что руководит ею, Перегрин ответил таким же нежным, легким поцелуем, и его руки еще крепче сжали ей талию.

Саре хотелось продлить очарование момента, запомнить его прикосновение, взгляд, тепло его тела, нежность поцелуя, его мужской запах и силу, исходившую от него. Придя к выводу, что она любит его, Сара в то же время чувствовала, что совершила ошибку, полюбив такого незнакомого и непредсказуемого человека, тем более что он, несмотря на свою страсть, не платил ей взаимностью. В его сердце не было любви к ней. Но, несмотря на это и неопределенное будущее, которое сулит ей странный брак, Сара знала, что никогда не пожалеет о своей любви.

Соблюдая местный обычай, Перегрин приехал в Чепелгейт в карете, которой правил Курам. Сейчас, по дороге обратно, он сам взял вожжи. Слуга сидел, развалившись на сиденье, довольный, что его везет хозяин.

— Ты выглядишь весьма удовлетворенным, — сказал ему Перегрин. — Похоже, тебе на кухне было неплохо.

Курам улыбнулся, обнажив белые ровные зубы.

— Английские девушки очень дружелюбны, — ответил он. — Им любопытно, что собой представляют свирепые чужеземцы.

— Знаю, — усмехнулся Перегрин. — Я женюсь на одной из них.

— Напрасно вы связываетесь с женщиной. От них сплошные неприятности.

— И тем не менее я намерен жениться, Курам. Приближается зима, ночи здесь холодные, — сказал Перегрин, пуская лошадей шагом, — а моя женщина теплая, как янтарь, и нежная, как китайский шелк.

— Она смахивает на норовистую арабскую кобылку, — заявил Курам. — Мужчине необязательно брать жену только для того, чтобы она согрела постель.

— А ты циник, Курам, — заметил Перегрин строго.

Езда по залитой лунным светом дороге наводила на размышления. Как странно распорядилась судьба. Двадцать пять лет он думал только о себе, а сейчас ему вдруг захотелось осесть, пустить корни, создать семью, заботиться о жене.

Конечно, было бы лучше подождать, пока он разделается с Велдоном, так как дом и жена могут стать помехой в его деле, но тогда может случиться так, что он потеряет и то, и другое, а он уже успел прикипеть к ним. Судьба не посылает два раза один и тот же подарок. Второго такого случая уже не будет. Он всегда мечтал о таком доме, как Сулгрейв, а что касается Сары…

Ах, Сара! Не найти слов, чтобы описать ее. Она символ его первой победы над Велдоном. Умная, нежная, честная и очень мужественная. Хотя он и жалеет, что так поступил с нею, но это позволило открыть в ней новые качества. Находиться рядом с Сарой — уже от этого испытываешь огромное удовольствие, а ласкать ее…

Когда они поженятся, он постарается загладить вину. Будет более сдержанным, обращаясь с ней, как с фарфоровой статуэткой. Она простила и приняла его и не пожалеет о своем великодушном решении.

Подъезжая к Сулгрейву, Перегрин твердо знал, что скоро получит все, о чем так долго мечтал: отмщение, дом и жену. С уверенностью воина, идущего на битву, он знал, что победа будет за ним.

Глава 14

По дороге к дому брата Чарлз Велдон со злорадным удовольствием вспоминал события дня. Утром он побывал во многих клубах, днем нанес визит нескольким светским дамам, известным в обществе сплетницам, сообщив всем, что разорвал помолвку со своей невестой. Жаль, что нельзя было рассказать все в подробностях, иначе прослывешь неджентльменом. Но, являясь мастером интриг, он хорошо умел, где надо, выдержать паузу, многозначительно улыбнуться, презрительно хмыкнуть.

Весть о разрыве помолвки с леди Сарой Сент-Джеймс многими была встречена с восторгом. Некоторые светские красавицы сами имели виды на дикаря и с удовлетворением отмечали, что гордячка Сара ничуть не лучше их самих, а может, даже и хуже.

В общем, день выдался удачным. Если репутация леди Сары и не была погублена окончательно, то явно пошатнулась. Перед его мысленным взором вновь возникла картина — Сара в объятиях этого ублюдка. Велдон в ярости сжал правую руку в кулак и с силой ударил им по ладони левой. Подумать только, он считал ее такой чистой, такой непорочной! От мысли о том, что он мог жениться на Саре, Велдона замутило. Ничего, она еще попляшет. Первый шаг уже сделан.

Похоже, на свете вообще нет женщин, которым можно верить, размышлял Велдон. Вот и его первая жена, Джейн Клифтон, сначала так обожала его, прямо заглядывала ему в рот. Ему мог бы позавидовать каждый мужчина. Даже в постели она была леди: супружеские обязанности вызывали у нее отвращение, и она выполняла их, только подчиняясь его требованиям. При всем своем примерном поведении она вдруг ни с того ни с сего в один прекрасный день заявила, что уходит от него и забирает дочь. Можно подумать, что у нее было на это право! Велдон снова ударил кулаком по ладони. Как она кричала, когда падала с лестницы. Сама виновата, надо было думать, прежде чем сердить мужа. Женщина должна полностью подчиняться, иначе последствия могут быть самыми плачевными.

Велдон долго выбирал вторую жену. Ему нужна была женщина, хорошо воспитанная и образованная, красивая и богатая. Судьба определила ему высокую миссию, и жена должна соответствовать. Он считал, что Сара Сент-Джеймс именно такая — женщина, а на деле оказалось, что она вовсе и не леди.

Сцена, увиденная им вечером, возбудила его. У него до сих пор от желания зудело тело. Первое, что он сделал сегодня утром, отправил Кейна к миссис Кент с поручением подобрать ему девственницу, похожую на Сару, такую же хрупкую и золотоголовую. Сегодня вечером он будет насиловать ее и представлять, что это Сара Сент-Джеймс. Придет день, он изнасилует и саму Сару. Жаль только, что она уже не будет девственницей. Он будет мучить ее до тех пор, пока она не запросит пощады.

Придется выждать некоторое время, чтобы похитить Сару, хотя ее исчезновение все равно с ним никто не свяжет. В таких вещах он всегда очень осторожен и все продумывает до мелочей. Ведь смог же он жить двойной жизнью под носом у общества и закона. Мысль о своей исключительности вернула Велдону хорошее настроение. Многие мужчины просто дураки, если живут по законам общества.

Сначала Велдон решил украсть Сару для себя, но, немного подумав, пришел к выводу, что лучшим наказанием будет публичный дом. Он отошлет ее в такое место, где ее никто не найдет, например, в Брюссель. Спустя год он приедет к ней и спросит, вожделеет ли она еще своего языческого любовника, после того как прошла через руки тысяч мужчин. Он собьет с нее спесь. Она будет умолять его забрать ее оттуда, но он напомнит ей о ее бесчестном поведении по отношению к нему.

Велдон почувствовал своего рода сожаление, когда стал размышлять о вероломстве кафира. Подумать только, он столько для него сделал, относился к нему как к англичанину, как к ровне. Но что можно ждать от дикаря? Убить его, и дело с концом. Не стоит на него тратить много времени.

Только вот жаль, что и с этим придется повременить, иначе иссякнут инвестиции, вложенные кафиром в железнодорожную компанию. И как назло, благодаря его, Велдона, стараниям компания стала процветать и приносить доход, часть которого уходит в карман язычника. Ну, тут уж ничего не поделаешь: компании нужны деньги кафира, и пока не настало время убрать его.

Слава Богу, он все предусмотрел и организовал дело так, что Перегрин не имеет реальной власти в компании, хотя ему и принадлежит контрольный пакет акций. Позже он найдет способ, как вышибить кафира из компании, а пока надо найти другую возможность отомстить ему за содеянное.

Велдон подъехал к дому лорда Батсфорда, и поток мыслей его прервался. Он намеревался поговорить сначала со своей невесткой, а затем с Элизой, но девочка, завидев карету, уже бежала навстречу. Ее длинные светлые волосы развевались на ветру.

— Папа! — радостно закричала она. — Вот уж не ожидала тебя увидеть сегодня. Ты приехал выпить со мной чаю?

— Соблюдай приличия, Элиза. Ты ведешь себя как простолюдинка.

Элиза, смущенная, застыла на месте. В розовом платье и кружевных панталонах она была чудо как хороша — настоящий ангел. Вот кого можно назвать непорочной. Возможно, единственная женщина, которой может доверять мужчина, — это родная дочь. Брат и его жена люди скучные, в них нет настоящего достоинства, и они не умеют с гордостью носить свой титул, но воспитание в их семье явно пошло Элизе на пользу.

Велдон погладил дочь по золотистой головке.

— Мне нужно серьезно поговорить с тобой, дорогая, — сказал он. — Давай пройдем в гостиную и закажем туда чай.

На столе в холле на серебряном подносе лежала почта, и взгляд Элизы сразу выхватил из нее письмо со знакомым почерком.

— Смотри, папа! — с восторгом закричала девочка. — Мне письмо от леди Сары. Я узнала ее почерк.

— Отдай его мне! — Велдон с яростью выхватил письмо из рук дочери и, скомкав его, сунул в карман.

Как эта потаскушка посмела писать его Элизе, такой чистой, такой непорочной, единственно преданной ему женщине! Он непременно прочитает его позже и узнает, какие гадости эта сучка вбивает в голову девочки, а пока надо приказать слугам не принимать от нее никаких посланий.

— Что-то случилось? — испуганно спросила Элиза.

Не желая, чтобы их услышали слуги, Велдон молча поднялся по лестнице и, только когда за ними закрылась дверь гостиной, мрачно сказал:

— Не смей упоминать при мне имя этой женщины. Ты должна забыть ее, забыть все, что она тебе говорила, забыть даже ее имя.

Глаза Элизы расширились от удивления.

— Но… но… разве вы не собираетесь пожениться?

— Никогда! Она опозорила себя и не заслуживает того, чтобы стать моей женой и твоей матерью.

— Но что случилось? Что леди Сара сделала? Она всегда была так добра ко мне.

— Она просто притворялась, чтобы угодить мне! — теряя терпение, закричал Велдон. — И хватит о ней. Я запрещаю тебе даже думать о ней, Элиза.

Заметив, что на глазах дочери появились слезы, Велдон почувствовал угрызения совести и примирительно сказал:

— Сядь и успокойся. Я позвоню, чтобы принесли чай. Элиза опустилась на софу.

— Значит, я теперь не смогу жить с тобой? — осторожно спросила она, боясь снова разозлить отца.

Велдон открыл было рот, чтобы ответить утвердительно, но вовремя спохватился. Возможно, настало время, чтобы Элиза вернулась в его дом: кузины подрастают и скоро заговорят о женихах. Чего доброго, эти пустышки начнут обсуждать достоинства мужчин в присутствии Элизы, забивая ей голову всякими пошлостями. Да кроме того, скоро по всему городу разнесется молва о бесчестном поступке леди Сары, и все в доме начнут говорить об этом. Эта потаскушка сумеет проникнуть сюда, чтобы повидаться с Элизой. Леди Батсфорд от нее без ума. Саре всегда удавалось легко обвести вокруг пальца брата и его жену.

Нет, он этого не допустит. Элиза — его дочь, и он лучше знает, что ей надо. Не в пример своей матери и этой потаскушке она любит его, и он сделает все возможное, чтобы оградить ее от всяких неприятностей. Он заберет ее из школы и наймет гувернантку, да такую, чтобы та держала ее в строгости.

— Нет, — решительно ответил Велдон. — Я заберу тебя домой при первой возможности. Я скучаю по тебе.

Лицо Элизы вспыхнуло от удовольствия. Видя радость дочери, Велдон подошел к ней и крепко обнял.

— Мы будем жить с тобой вдвоем, дорогая. Только ты и я.

Он постарается поскорее найти себе другую жену, которая родит ему сына, но на этот раз он будет выбирать ее более тщательно.

— Нам больше никто не нужен, — сказал он вслух.

— О, папа, как чудесно! — Элиза прижалась к отцу. Она всегда мечтала, что когда-нибудь отец подарит ей свою любовь, и вот это случилось.

Когда подали чай, Элиза с грациозностью истинной леди разлила его по чашкам, ведь скоро ей предстоит стать хозяйкой большого дома. Они пили чай, и отец рассказывал ей об их жизни вдвоем. Конечно, он будет очень занят, но они смогут чаще видеться. Элиза слушала его и не могла нарадоваться. Ей даже не придется делить отца с леди Сарой, хотя она уже давно привыкла к мысли о том, что та станет ее новой мамой.

Позже, когда отец ушел, Элиза приняла твердое решение. Вне всякого сомнения, ее отец самый красивый и самый умный человек на свете, но это не мешает ему ошибаться относительно леди Сары. Должно быть, между ними произошло какое-то недоразумение, как это бывает в романах, которые они с кузинами читают. Леди Сара не может быть отрицательным персонажем.

Несмотря на слова отца, Элиза была уверена, что леди Сара любит ее. Она поклялась себе, что рано или поздно найдет возможность поговорить с ней. Может быть, ей даже удастся устранить недоразумение, возникшее между ней и папой, и они опять обручатся.

Элиза глубоко вздохнула, зная, что в жизни бывает все не так, как в романах. Но даже если примирение невозможно, она хотя бы поговорит с леди Сарой, расскажет ей, что скучала без нее, и выяснит, что она написала в письме, которое забрал отец.

На следующее утро Дженни Миллер предстала перед взором Сары. Девушка не выглядела испуганной, лишь в голубых глазах затаилось некоторое беспокойство.

Сара была уверена, что годы, проведенные в борделе, наложили отпечаток на внешность Дженни, и была удивлена, увидев ее миловидное чистое личико. Синее платье со стоячим воротником делало ее похожей на дочь школьного учителя, и она совсем не производила впечатление бывшей проститутки.

— Садись, — сказала Сара. Дженни улыбнулась и села.

— Спасибо, миледи.

— Как я поняла, у тебя пока нет никакого опыта. Ты уверена, что справишься с работой?

— О да, миледи. Я умею делать прически, и мне нравится хорошая одежда. Я знаю в ней толк и чувствую, что модно. — Дженни слегка покраснела и потупила взгляд. — Простите, миледи, я понимаю, что вы не из тех дам, которые нуждаются в советах служанки, но обещаю вам, что буду хорошо следить за вашим гардеробом, драгоценностями и всем прочим и буду точно выполнять все указания.

— Расслабься, Дженни, — сказала Сара с улыбкой. — Я нанимаю тебя на работу, а не покупаю.

Лицо девушки напряглось, и Сара поняла, что допустила бестактность.

— Прости, — сказала она. — Я просто не подумала. Ведь ты ни в чем не виновата, тебя просто заставили, не так ли?

— Значит, принц все вам рассказал? — смущенно спросила Дженни.

— Я не знаю никаких подробностей. Он только сказал мне, что тебя продали в бордель против твоей воли.

Лицо Дженни стало пунцовым.

— И вас это не беспокоит? — спросила она.

— Мне просто искренне жаль тебя. — Сара вздохнула, представив себе, что пришлось пережить этой девушке и что переживают тысячи других девушек Лондона. — Я не могу приказать тебе забыть прошлое, ибо оно становится нашей неотъемлемой частью, но обещаю, что в моем доме не будет разговоров на эту тему, если, конечно, ты сама не захочешь. Остальным слугам необязательно знать о твоем прошлом.

— Теперь я понимаю, что значит настоящая леди, — сказала Дженни, едва сдерживая слезы. — Если вы возьмете меня, леди Сара, то, клянусь, я сделаю все, чтобы быть самой лучшей служанкой на свете.

— Я с удовольствием нанимаю тебя, — заявила Сара, повинуясь порыву. — Моя бывшая горничная была очень дерзкой, а с тобой, я думаю, мы поладим. Идем, я покажу тебе, где ты будешь жить и работать. — Сара встала с дивана.

— Я вам так благодарна! — воскликнула, просияв, Дженни. — Леди Сара, возможно, вам хочется знать, как я познакомилась с принцем?

Настала очередь покраснеть Саре.

— Думаю, что меня не должно заботить, какую жизнь принц вел до встречи со мной.

— Мне бы не хотелось, чтобы вы плохо думали о нем, миледи. Его кто-то привел в бордель в качестве гостя. Я сразу по его лицу поняла, что ему совсем не хотелось идти туда. Он даже не дотронулся до меня, а просто поинтересовался моей жизнью. Когда же узнал, что мне не нравится работать там, то помог мне сбежать. Он такой же настоящий джентльмен, как и вы настоящая леди.

— Спасибо, что рассказала мне, Дженни. — Сара почувствовала внезапную радость, но вовсе не оттого, что девушка не была любовницей Микеля, а что он спас ее от позорного рабства. Оказывается, он лучше, чем она думала. — Возможно, все это меня не касается, — продолжала она, — но я рада, что теперь все знаю. А сейчас идем.

Дженни с готовностью последовала за своей новой хозяйкой, открывавшей для девушки чудесный мир, в котором с этого времени ей предстоит жить.

Заслышав звук ключа, открывающего входную дверь, Дженни бросилась навстречу мистеру Слейду, чтобы сообщить ему приятную новость. Вернувшись от леди Сары, она с нетерпением ожидала его возвращения. Взглянув на лицо девушки, поверенный улыбнулся.

— Мне не надо даже спрашивать тебя, как прошла встреча. На твоем лице все и так написано. Леди Сара дала тебе место.

Дженни радостно кивнула.

— Она такая красивая и такая добрая. Мы с ней одинаковой комплекции, и она сказала, что подарит мне свои платья, если я не против. Как будто я буду возражать!

— Такое событие надо отпраздновать, — рассмеялся Слейд. — У меня нет шампанского, но это можно сделать и с мадерой.

Они прошли в библиотеку, и Слейд налил немного мадеры в два хрустальных стакана.

— За Дженни, — сказал он, поднимая стакан. — Пусть сбудутся все твои мечты.

Несмотря на то что Слейд был рад успеху Дженни, ему слегка взгрустнулось. Перегрин говорил, что девушка хочет стать горничной в доме светской дамы, которая одаривала бы ее красивыми платьями, и где она может найти себе приличного мужа. Первая мечта Дженни осуществилась, что же касается второй, то это только вопрос времени. Если такая красавица поставит себе целью выйти замуж, то скоро у нее не будет отбоя от женихов, и она сможет выбрать себе хорошего мужа, каким бы ни было ее прошлое. И все они будут молодыми красивыми мужчинами, не в пример ему, скучному и некрасивому, почти на двадцать лет ее старше.

Дженни, в свою очередь, подняла стакан и предложила тост:

— За вас, мистер Слейд. Только благодаря вам моя мечта осуществилась.

Слейду было приятно услышать такие слова, но чувство справедливости не позволило ему приписать себе все заслуги.

— Ты должна благодарить в первую очередь принца Перегрина. Это он освободил тебя.

— Конечно, я не возражаю, чтобы выпить за него и его леди, но сейчас мне хочется выпить именно за вас. Ведь это вы научили меня, как должна себя вести честная женщина, вы наняли мне учительницу, вы давали мне деньги, вы посвящали мне все свободное время. — Дженни снова наполнила стаканы мадерой. — Принц дал мне шанс, а вы помогли реализовать его.

— Спасибо, Дженни, — сказал растроганный Слейд. — Мне доставляло большое удовольствие помогать тебе.

Следующий тост был за Перегрина и леди Сару.

— Когда ты начнешь работать у леди Сары? — спросил Слейд, допивая мадеру.

— Завтра. Она пришлет за мной свою карету.

Так скоро? Раньше Слейд не замечал, каким тоскливым был его дом, пока Дженни своим присутствием не оживила его. С ее отъездом будет еще тоскливее, ведь после света темнота более сгущается.

— Ты сейчас будешь очень занята, помогая леди Саре готовить приданое, — с грустью заметил Слейд. Он помолчал, как будто на что-то решаясь, затем просто сказал: — Я буду скучать по тебе, Дженни.

Девушка деловито поставила стакан на стол.

— Я хочу предложить кое-что, чтобы отблагодарить вас за все, — сказала она.

— В этом нет нужды, — ответил Слейд с грустной улыбкой. — Ты и без того многое для меня сделала: все в доме блестит, одежда починена и отглажена.

— Этого недостаточно. Я хочу предложить вам большее. Нельзя только брать и ничего не давать взамен. — Дженни обняла Слейда за шею и крепко прижалась к нему худеньким телом. — Я, знаю, что вы с самого начала положили на меня глаз, и в благодарность за вашу доброту я сегодня пересплю с вами.

Пораженный, Слейд застыл на месте. Сильное желание охватило его. Дженни была такой хорошенькой, такой юной и женственной, и она так ему благодарна. И потом, она сама этого хочет…

Хочет, потому что просто благодарна ему. Превозмогая желание, он чуть не силой оттолкнул ее.

— Нет, Дженни, — сказал Слейд охрипшим голосом, — лучше этого не делать.

— Не бойтесь, мистер Слейд, — заявила Дженни, превратно истолковав его слова, — доктор, к которому вы меня посылали, сказал, что я ничем не больна, так что вы от меня ничего не подхватите. Я знаю, что делать, чтобы не забеременеть, и умею доставлять удовольствие мужчинам.

— Дженни, — сказал Слейд в отчаянии, — мне от тебя ничего не надо. Ты достаточно для меня сделала. Девушка гордо вскинула голову.

— Хотите быть благородным, — огорчилась она. — Я уже не маленькая и отвечаю за свои поступки. Провести с вами ночь мне ничего не стоит.

Большей обиды для Слейда нельзя было и придумать. Хладнокровие законника вернулось к нему.

— Я знаю, что это ничего не значит для тебя, — ответил он сухо, — вот поэтому-то и не надо этого делать. — Как добрый, заботливый дядюшка, Слейд нежно поцеловал ее в лоб. — Будь счастлива, Дженни. Ты заслуживаешь этого.

Слейд направился к двери, но в это время Дженни заговорила, и он остановился.

— Могу я… — начала она, запинаясь, — могу я хоть иногда навещать вас? Мое счастье не будет полным, если я вас никогда больше не увижу.

Слейду следовало отказаться, но вместо этого он коротко сказал:

— Буду рад.

Покидая библиотеку, Слейд думал о том, как хорошо, что он сможет хоть иногда встречаться с Дженни. Как только она найдет себе жениха, то сразу же прекратит визиты. А пока пусть приходит, ему приятно ее видеть.

После того как Слейд ушел, Дженни еще долго смотрела на обитую деревянными панелями дверь, стараясь понять происшедшее. Ей казалось, она хорошо разбирается в мужчинах — их никогда не заботят проблемы женщин. Что же случилось сейчас? Она прекрасно видела, как велико его желание, и все же он отказался от нее. Что-то здесь не так, но что? Может, со временем она это поймет…

Это был первый визит Слейда в Сулгрейв. С восхищением осматривая поместье, он сказал:

— Чудесное место. Поздравляю вас с удачной сделкой.

— Я рад, что вам нравится, — ответил Перегрин, пропуская поверенного в кабинет. — Во всем этом ваша заслуга; вы его нашли и обговорили цену. И как это вам все удается сделать, находясь в тени?

— Просто надо знать, через кого действовать, — рассеянно ответил Слейд, располагаясь в кресле. — Вы будете его перепланировывать Или заново декорировать?

— Только после свадьбы. Я уверен, что леди Сара сама захочет этим заняться. Осталось подождать всего неделю.

Перегрин подошел к окну и выглянул наружу. Он не. уставал любоваться красотой северных английских холмов и часто ездил туда или ходил пешком.

— Как продвигаются дела Велдона? Его бизнес все еще процветает?

Надевая очки, Слейд самодовольно улыбнулся.

— Не очень. Как и следовало ожидать, разрыв его помолвки заставил банк заволноваться, и я почти за бесценок скулил все его долги.

— Прекрасно. Известите его, что, если он в течение месяца не расплатится с ними, мы наложим арест на его собственность.

— Почему не сделать это немедленно?

— Пусть хорошенько поволнуется.

Поверенный нахмурился. Зная, что Велдон заслуживает и худшего наказания, он не мог понять, почему хозяин испытывает такое наслаждение, уничтожая своего врага. За всем этим скрывалась какая-то тайна. Слейд часто задавался вопросом, за что Перегрин мстит Велдону, но приходил к выводу, что ему лучше об этом не знать.

— Велдон легко может взять заем под свои акции в железнодорожной компании. Дела там идут весьма успешно.

— Ну, это все до поры до времени. — Перегрин посмотрел на Слейда, и в его глазах вспыхнул огонь злорадства. — Велдон знает, что Кроули продал нам право прохода через его землю?

— Пока нет, но скоро узнает.

— После того как он узнает, восстановите дело и потребуйте большей компенсации за землю Кроули и возмещения ущерба, причиненного хулиганскими действиями. — Перегрин на мгновение задумался. — Прокладка железнодорожных путей почти достигла земли Кроули, — продолжал он. — Если Велдон решит пойти в обход, будьте готовы помешать ему.

Слейд одобрительно кивнул.

— Даже если он согласится выложить приличную сумму за право прохода, его компания понесет большие убытки, и инвесторы сбегут от него, как крысы с корабля.

— Этого я и добиваюсь, — сказал Перегрин. — Моя цель — вовлечь его компанию в серьезные финансовые затруднения. — Он задумчиво ходил по комнате. — Еще одно дело, — продолжал он. — Велдон, кажется, добивается титула барона. Вы что-нибудь предприняли, чтобы помешать ему?

— Я уже дал ход этому делу. Наиболее влиятельные члены правительства получили пакеты документов, содержащих неоспоримые доказательства некоторых преступлений Велдона. Сомневаюсь, что кто-нибудь из них выступит публично, но что имя Велдона будет вычеркнуто из списков соискателей и никогда не появится там вновь, сомнению не подлежит. Если он попытается выяснить, в чем дело, то натолкнется на вежливое молчание — британские политики делают это превосходно.

Перегрин громко рассмеялся.

— Бенджамин, вы просто чудо! Я достаточно вам плачу?

— Более чем достаточно. Я уже неоднократно говорил вам об этом. У вас нет должного уважения к деньгам.

— Зато у вас его хватит на двоих. Вам когда-нибудь приходило в голову, что деньги только инструмент для достижения цели?

Слейд сразу же подумал о Дженни. Годами покупали ее тело, но на всей земле не сыщется столько богатства, чтобы купить ее любовь.

— Деньги не могут купить счастье, — ответил Слейд, — хотя их наличие делает жизнь более красивой и респектабельной. Есть еще вопросы ко мне?

Перегрин внимательно посмотрел на Слейда, понимая, что в словах поверенного есть что-то личное. Слейд, большой мастер обстряпывания всяких дел, не мог устроить свою личную жизнь, если вообще у него таковая есть.

— Нет, у меня больше нет вопросов. Спасибо, что навестили.

Слейд кивнул, собрал бумаги и уехал. Оставшись один, Перегрин сел за письменный стол и задумался. Он был очень доволен. Нитка за ниткой, и вот уже сеть готова. Жаль только, он не сможет увидеть выражения лица Велдона, когда тот попадет в нее. Перегрин открыл потайной ящик и вытащил папку с бумагами. Это было досье на Велдона, составленное самим Перегрином. Сразу после приезда в Англию он сделал список того, чем особенно дорожил его враг. Настала пора подвести некоторые итоги.

На левой стороне листа значились пункты: состояние, деловая репутация, железнодорожная компания, личная репутация, социальное положение, леди Сара Сент-Джеймс, баронство, дочь, жизнь.

Перегрин начал заполнять правую сторону. Напротив пункта «состояние» он написал — «фортуна изменила, банкротство железнодорожной компании предрешено». Против «деловой репутации» он сделал пометку — «пошатнулась». Итак, по Лондону поползли слухи о несостоятельности Велдона. Скоро финансовые круги проклянут его.

Далее шла «личная репутация». Перегрин подумал и написал — «может, стоит использовать газеты?» Охочие до жареного журналисты быстро разнесут известие о двуличности Велдона, и тогда с его личной репутацией и социальным положением будет покончено раз и навсегда.

Напротив имени Сары Перегрин нарисовал звезду, так как считал, что именно в этом деле он достиг наибольшего успеха. Если бы он просто разорвал помолвку, это было бы хорошо, но недостаточно. Если бы свет узнал, что Сара предпочла другого, было бы лучше. Но то, что он сам женится на ней, иначе как триумфом не назовешь. Теперь он войдет в английское высшее общество, займет, так сказать, территорию врага. И поможет ему в этом не кто иной, как бывшая невеста Велдона.

В строке «баронство» Перегрин написал — «лишился». Слейд уже занялся этим делом, а значит, рано или поздно, но Велдон не получит титула. Интересно, сколько пройдет времени, пока он окончательно поймет это? Несколько недель или месяцев? И все это время Велдона будет изводить неизвестность.

Следующий пункт — «дочь». Перегрин нахмурился, раздумывая, как лишить Велдона последней радости, чтобы сама девочка при этом не пострадала. Над этим надо хорошенько поразмышлять. Дело осложнялось тем, что Элиза вернулась в дом отца. Когда Велдон умрет, девочка, как думал Перегрин, вернется в дом дяди и тети, которые ее любят. Кроме того, Элиза унаследовала состояние матери, которое, согласно завещанию, Велдон не имел права трогать. Таким образом, за будущее девочки можно не. беспокоиться.

Но как использовать ее, чтобы заставить Велдона страдать уже сейчас? Похоже, Элиза единственный человек, к которому он искренне привязан.

Склонившись над листом бумаги, Перегрин надолго задумался.

Вдруг на его лице появилась злорадная усмешка. Многие годы Велдон разрушал жизнь бессчетного числа девочек. Как он отреагирует на то, что его собственная обожаемая дочь похищена и продана в бордель? Он перевернет вверх дном весь Лондон, пытаясь найти ее и мучительно страдая от мысли, что дочь находится в руках таких же негодяев, как и он сам.

На самом деле Перегрин не отправит Элизу в публичный дом. Но надо заставить Велдона в это поверить. Реализовать такой план не составит большого труда. Девочка дружит с Сарой и может приехать к ней на каникулы. За это время надо постараться убедить Велдона, что его дочь похитили. Сара с Элизой будут весело проводить время, а жизнь Велдона превратится в ад. Чудесный план! Надо еще раз все детально обдумать. Сара ничего не должна знать, иначе она не согласится.

В графе «дочь» Перегрин написал — «похищение (бордель)».

Оставалась графа «жизнь». Принц в задумчивости кусал кончик ручки. Велдон причинил лично ему много зла. Перегрин просто обязан отомстить. Ему виделось, как враг корчится от страха, медленно умирает, истекая кровью. Только кровь Велдона залечит раны прошлого.

Но, женившись на Саре, Перегрин скорее всего останется в Англии, а значит, не должен пачкать руки кровью или по крайней мере сделать это так, чтобы никто не узнал.

Перегрин все еще думал над тем, какую лучше смерть выбрать для Велдона, когда в дверь постучали, и в ту же секунду в комнату вошел лорд Росс. Перегрин поспешно положил бумаги в ящик стола и поднялся навстречу другу.

— Добрый день, — сказал он. — Какая приятна неожиданность.

Перегрин видел, что в глазах друга мелькнуло любопытство, когда тот увидел, как поспешно папка исчезает в столе, но лорд Росс был слишком хорошо воспитан, чтобь задавать вопросы.

— Я прочитал все материалы, касающиеся Велдона которые ты мне дал, — сказал Росс, кладя на стол пачку документов. — Ради Бога, Микель, почему бы тебе не отдать их прямо в суд? Здесь вполне достаточно доказательств, чтобы повесить его.

— Я пока решил подождать, на то есть веские причины, — ответил Перегрин, усаживаясь в кресло и жестом приглашая Росса сделать то же самое. — Но обещаю тебе, что не затяну с этим делом, и все грехи Велдона выплывут наружу.

— Чем скорее, тем лучше, — сказал Росс, беря стул. — А пока он разносит по всему Лондону сплетни о вас с Сарой.

— Пытается это делать, — поправил друга Перегрин. — Мы с Сарой на прошлой неделе были на нескольких приемах. Хотя поначалу на нас бросали косые взгляды и шептались, к концу вечера Сара всех покорила. — Перегрин посмотрел на Росса с горделивой улыбкой. — Она молодец. Никому в голову не придет даже мысль, что она может вести себя недостойным образом. Все сплетни Велдона обернутся против него же самого. Скоро он почувствует, что у него почти нет друзей.

— Я знаю, что Сара выше всяких сплетен, а как люди относятся к тебе?

— Как обычно — с любопытством и легким недоверием. Все прекрасно понимают, что, женившись на леди Саре, я войду в их общество, и ради нее готовы принять меня туда уже сейчас. Даже немного странно, что я так быстро добился уважения.

Росс громко рассмеялся. Трудно было поверить, что сидящий перед ним респектабельный человек и есть дикий кафир, который, впрочем, проявлялся в нем при упоминании имени Велдона. Тогда его взгляд становился жестким, как у сокола при виде добычи. Недаром он носил имя Перегрин — сокол. Только бы поскорее он разделался с Велдоном. Так будет лучше для всех.

— Случилось нечто ужасное, сэр Чарлз. — Уолтер Бейнз уткнулся в бумаги, боясь встретиться взглядом с Велдоном.. — Банк за бесценок продал ваши векселя новому кредитору, и тот требует уплаты долга в тридцать дней.

Онемев от изумления, Велдон уставился на своего бухгалтера.

— Какого черта они это сделали? — закричал он. — Я работаю с этим банком уже много лет.

— М-да, но вы только выплачивали проценты по займам, а долг оставался невыплаченным. Такое не могло продолжаться долго. Банк всегда был уверен, что вы сможете расплатиться с ним, во-первых, потому, что ваш бизнес процветал, и, во-вторых… м-м-м — по другим соображениям. За последние восемнадцать месяцев ваш долг достиг астрономической цифры. Плюс… — Бейнз осторожно кашлянул в кулак. — Мой знакомый банковский служащий сказал по секрету, что после разрыва вашей помолвки руководство банка охватила паника. Всем хорошо известно, что леди Сара богатая наследница, а теперь… — Бейнз развел руками. — Глупость, конечно, но вы же знаете этих банкиров…

С минуту Велдон извергал одни проклятия.

— Сколько у меня осталось денег? — спросил он наконец.

— Практически ничего. Только небольшая сумма на содержание дома. Вы же все распродали, чтобы вложить деньги в железнодорожную компанию.

Велдон нахмурился.

— Мне, конечно, не хочется этого делать, но я могу взять заем под мои акции в компании. Найдите мне кредитора под хороший процент. Кстати, кто купил мои векселя?

Бейнз опять уткнулся в бумаги.

— Пока не знаю. Требование пришло от посредника, который действовал по поручению другого посредника. Пока мне не удалось разузнать его имя.

— Немедленно узнайте, — приказал Велдон. — Узнайте также, может ли новый кредитор выкупить бумаги по их номинальной стоимости.

— Хорошо, сэр Чарлз, — ответил Бейнз и, собрав бумаги, скрылся за дверью.

Велдон глубоко задумался. Какой неожиданный удар! Последние два года он вкладывал значительные суммы в политику, что давало возможность поддерживать бизнес и сулило титул барона. Все это время он ходил по тонкому льду, совершая рискованные операции. Если бы не его нелегальный бизнес, поддерживающий легальный, он сейчас бы полностью разорился.

Финансовое положение Велдона было решающим фактором в его стремлении жениться на леди Саре, приданое которой поставило бы его на ноги. Но, став свидетелем распутства невесты, он слишком разозлился, чтобы думать о последствиях. Господи, как же он раньше не подумал! Ему надо было жениться на этой потаскушке. Он бы не только получил ее деньги, но и не пришлось бы ждать, чтобы наказать ее за вероломство. А если бы она опорочила его имя — ну что же, одну жену он уже трагически потерял. Несчастные случаи иногда происходят…

У Велдона мелькнула мысль — вероятно, еще не все потеряно и можно возобновить помолвку, — но он сразу же ее отверг. Ни Сара, ни ее любовник не простят, что он наговорил им в тот злосчастный вечер. И подумать только, единственным человеком, который согласился ему помочь, был не кто иной, как Перегрин. Этот ублюдок просто денежный мешок, если он так сорит деньгами. К сожалению, после того что случилось, о займе его уже не попросишь.

Жаль, что после смерти жены у него натянутые отношения с ее родными. Тесть мог бы легко одолжить ему денег, но не сделает этого. Велдон хорошо это знал. Год назад он уже намекал на заем, но тесть реагировал очень бурно. Эта ведьма Джейн, должно быть, перед смертью успела рассказать отцу, что ее брак оказался несчастливым.

Может, продать бордели? Немного подумав, Велдон решил, что не стоит. Они не только приносят хороший доход, но и снабжают компрометирующими сведениями о людях, их посещающих. К тому же подобный бизнес в стране запрещен, и их не так-то легко продать.

Герцог Хеддонфилд — вот кто может помочь. Но, вероятно, тот случай поссорил его и с герцогом. Кроме того, Хеддонфилду придется кое-что рассказать, а у него и без того достаточно неприятностей. Хотя теперь уже все едино — неприятностью меньше, неприятностью больше. Надо, пожалуй, обратиться к герцогу.

Велдон пожал плечами и покинул офис. Ситуация сложилась трудная, но вполне разрешимая. Он скоро выкарабкается, а сейчас ему лучше подумать о новой жене. Слава Богу, пока еще процветает его железнодорожная компания.

Глава 15

За неделю до свадьбы Сара вернулась в Хеддонфилд, радуясь возможности пожить дома. Всю прошедшую неделю они с Перегрином посещали светские приемы. Занятие, прямо сказать, не из приятных. Хотя никто из присутствующих открыто и не высказывался, но она ловила на себе и Перегрине косые любопытные взгляды, слышала за спиной перешептывание. Сара всем своим видом старалась не показать, что нервничает. Усилия увенчались успехом: скандал не разразился, и ее имя осталось незапятнанным.

Чтобы не собирать много гостей и не давать повода для разговоров, Сара решила венчаться не в Лондоне, а здесь, в их родовом поместье. Приготовления к свадьбе шли своим чередом, время тянулось то медленно, то мчалось с неумолимой скоростью.

И вот этот день наступил.

Сару разбудила тетя Маргарита. Герцогиня вошла в комнату с подносом, на котором несла тосты и чай. Наблюдая за Сарой, она смущенно сказала:

— Так как Марии нет с нами, я должна взять на себя обязанность матери и подготовить тебя к первой брачной ночи. Ты уже не ребенок, а девушка разумная и хорошо информированная, но то, что должно произойти на брачном ложе, может напугать тебя. — Склонив голову набок, герцогиня спросила с лукавым видом: — Должна ли я в деталях рассказать тебе, что случится? Все это будет звучать смешно и менее привлекательно, чем будет на самом деле, но ты должна знать. Или давай лучше сделаем так: ты будешь задавать мне вопросы, а я постараюсь на них ответить. Можешь не стесняться.

Чуть не захлебнувшись чаем, Сара закашлялась.

— Не надо ничего рассказывать, тетя, — пробормотала она, отдышавшись.

Тетя внимательно посмотрела на смущенное лицо племянницы и с явным одобрением ответила:

— Понимаю, дорогая.

Чтобы избежать дальнейших расспросов, Сара быстро поднялась и позвонила в колокольчик. В тот же момент в дверях появилась Дженни.

Сара отказалась от платья, в каком должна была венчаться с Чарлзом, и заказала новое, сшитое из шелка цвета слоновой кости, предварительно решив, что белое платье уже не для нее.

Дженни с удивительным мастерством одевала свою хозяйку, распрямляя каждую складочку, взбивая каждый кусочек кружева. Надев на голову Сары фату, украшенную шелковыми цветами, и расправив шлейф сзади, Дженни оглядела ее со всех сторон и заплакала.

— Вы самая красивая невеста из всех, кого я видела, — прошептала она. — Вы будете счастливы. Я это твердо знаю.

Саре хотелось быть такой же оптимистичной, как и ее горничная. Они с отцо