/ Language: Русский / Genre:det_maniac, / Series: Кошмар на улице Вязов

Фредди Мертв

Майкл Делюка


det_maniac Майкл Делюка Фредди мертв ru en Sceatch FB Tools 2006-09-11 BD-FN0U8GD7-X720-2OSW-GHFM-AGJ9V4CVLMIH 1.0

Майкл Делюка

Фредди мертв

1

Джон сидел, сжавшись в клубок, в тесном кресле у окна реактивного самолета, несшегося в разрываемом грозой небе. Дождь барабанил по обшивке, и вспышки молнии освещали черно-красные опознавательные знаки.

— Лицо Джона выдавало тревогу и опасение. Он сидел рядом с полной, потеющей женщиной в брючном костюме из лавсана. У него было, лишь немного пространства, чтобы скрестить руки. Когда мимо проходила стюардесса, Джон сделал ей знак:

— Извините меня, мисс!

— Да, — ответила она.

— Могу я пересесть на другое место?

— Боюсь, все занято, сэр. Вам придется остаться здесь.

Джон побледнел, когда самолет задрожал от очередной волны вибрации.

— Спасибо и за это, — он слабо улыбнулся. Полная женщина щелкнула выключателем света для чтения. Он ударил Джону прямо в глаза. Повернув голову в сторону, он увидел, что с потолка капает вода. Затем он услышал слабый треск и повернулся к женщине.

— Вы слышали это? — спросил он с тревогой. Женщина оторвалась от своего журнала и бросила на него презрительный взгляд.

— Я боюсь высоты, — сказал Джон.

— Не будьте тряпкой, — ответила женщина и опустила лицо в журнал.

Джон испуганно посмотрел вверх, откуда текла вода. Он опять услышал шум. Это был треск усталого металла.

Внезапно крыша начала вибрировать и громыхать. Шум становился сильнее. Джон посмотрел вокруг, пытаясь позвать стюардессу. Он нажал кнопку вызова. Никакого ответа.

Маленькая девочка с печальным лицом и каштановыми волосами, заплетенными в косички, протиснула лицо с сиденья перед ним.

— Он хочет заставить тебя помочь ему, — сказала она Джону, — потому что ты последний.

Джон посмотрел на неё пристальным взглядом и слабо улыбнулся. Затем он опять нажал кнопку вызова стюардессы,

— Послушайте, — сказал он, когда та подошла, — я действительно хочу сменить это место.

Вдруг крыша прорвалась и раскрылась с треском и грохотом ломающегося металла. Толстую женщину сорвало с места и выбросило в ночное небо.

Джон пытался бороться с ветром и дождем.

— Это несправедливо, — завопил он. — Меня чуть не выбросило.

Как раз в это время пол под ним разверзся. Джон выпал через образовавшийся люк и тяжелым грузом пролетел мимо облаков, набирая скорость. Теперь он падал со скоростью сотен миль в час. Джон пронзительно закричал, увидев крышу дома провинциального городка, несущуюся ему навстречу,

В момент столкновения Джон с воплем проснулся, сжимая влажную от пота подушку. Он сел, ударив кулаком о постель и издав нервный смех. Затем он встал, протер глаза и тут же нахмурился, услышав странный свистящий звук, исходивший от окна.

Джон подошел к окну, когда свистящий звук стал громче. Он положил руки на шторы и стоял так несколько секунд в нерешительности. Затем широко распахнул шторы.

Глаза Джона раскрылись в ужасе, когда он понял, что его комната проносится в небе со скоростью сотен миль в час Джон схватился за раму в тот момент, когда его тело начало подниматься к потолку. Вдруг он услышал знакомое шумное хихиканье.

Джон выглянул из окна в безбрежное небо. Зловещая фигура летела на метле вверх, прямо к окну Джона. Ветер трепал потертый черно-красный свитер отвратительного мужчины.

— Я доберусь до тебя, мой хороший, — кричал Фредди, — и до твоей маленькой души тоже. — Затем он взмыл вверх и исчез.

Дом Джона спирально понесся к земле, приземлившись с громким оглушительным хлопком. От Удара Джон вылетел из окна и ударился о мостовую, потрясенный и смущенный. Полная луна бросала на Него длинную тень от уличного знака. Джон долго не ног прийти в себя и хотя бы оглядеться. Затем он поднял голову и увидел знак улицы Вязов.

Джон побежал во двор и быстро перепрыгнул через высокий забор. Когда он упал по другую сторону, то с ужасом увидел, что находится на вершине крутой горы. Джон сильно ударился и с криком стал скатываться под гору, сокрушая на пути кусты и ветки.

Наконец Джон остановился у подножия горы и попытался встать на ноги. Он огляделся вокруг и направился в густой лес, побежав навстречу жуткому зареву. Джон остановился, лишь когда достиг границы Спрингвуда, безлюдного ландшафта с прудом, протянувшегося в бесконечность.

Граница была отмечена ржавым и стертым городским знаком, изображавшим счастливое лицо и ржавую слезу, стекавшую из одного глаза. Количество жителей города было зачеркнуто и переписано несколько раз с указанием все меньшего числа.

Джон прошел мимо знака и бросился к маленькой светящейся будке для продажи билетов. Он заглянул внутрь и увидел старика с козырьком клерка и повязкой на руке Тот протянул билет Джону.

— Один билет, — сказал старик. — Туда и обратно.

Отступив в сторону, Джон внимательно посмотрел на билет.

— Скорее, — усмехнулся старик. — Вы ведь не хотите пропустить автобус

Джон нахмурился, оглядевшись вокруг.

— Какой автобус?

Внезапно огромный автобус с грохотом подскочил к нему на большой скорости. Это был автобус ливни кошмаров, принадлежавшей Фредди. Автобус врезался в Джона, и он громко закричал в тот момент, когда решетка радиатора подцепила его на свои клыки.

— Никакого крика, пока автобус движется, — сказал Фредди, сидя за рулем.

Джон приклеился к решетке, как насекомое, но был жив и кричал. Автобус внезапно остановился, отбросив Джона к невидимому барьеру, который разбился вдребезги, как стекло. Джон пролетел сквозь него на другую сторону, ударившись головой о камень.

Фредди вышел из автобуса и приблизился к дыре в невидимом барьере. Но дыра закрылась в тот самый момент, когда он подошел к ней. Фредди расстроенно щелкнул пальцами.

Сознание вернулось к Джону, и он поморщился от боли, прикоснувшись к шишке на лбу. Он попытался встать на ноги, смущенно посмотрел на светящиеся вдалеке огни небольшого города, его высокие шпили, скрывшие в своей тени зловонные и запущенные районы.

Джон обшарил свои карманы, пытаясь установить, где он находится и кто он сам. Он обнаружил Две двадцатидолларовые бумажки, бутылочку кофеиновых таблеток «Бодрствуй» и пожелтевшую вырезку из старой газеты. Джон пристально посмотрел на вырезку и бутылочку, затем положил их обратно в карман и направился в город.

Маленькая девочка счастливо бегала во дворе в тени соседней водонапорной башни, пока мужчина и женщина играли с ней в салки. Девочка смеялась, наслаждаясь каждым моментом игры.

Вдруг мужчина наклонился, чтобы поднять девочку на руки. Раздался ужасающий вопль… и Мэгги проснулась в испуге. Она часто видела этот странный сон, и он всегда заканчивался одинаково.

Как раз в этот момент раздался звонок у входной двери. Мэгги закатила глаза и зарыла голову в подушку.

— Боже, спаси меня от матерей и дней рождения, — пробормотала она и встала с постели.

Мэгги набросила купальный халат и прошла к парадной двери, впустив в дом свою мать.

— Счастливого дня рождения, дорогая! — сказала та.

— Дай мне прийти в себя, мама, — ответила Мэгги. — Только восемь часов утра.

— Если бы ты изредка приглашала меня в гости или хотя бы давала знать, что ты жива, я не стала бы удивлять тебя.

— Мама, пожалуйста. Мне исполнилось сегодня двадцать восемь, а не четырнадцать. Ты не должна удивлять меня.

Мэгги прошла на кухню и стала искать фильтры для кофеварки. Мать Мэгги немедленно начала на водить порядок на кухне.

— Ты никогда не будешь слишком взрослой для сюрпризов, — сказала она, отыскав фильтры. — Это то, что ты ищешь?

Мэгги взяла фильтры и стала готовить кофе.

— Тебе опять что-то снилось, не правда ли? — сказала мать. — Ты выглядишь такой усталой только тогда, когда тебе снится этот сон.

— ~ Это неправда, я всегда выгляжу усталой.

— Ты не можешь оставлять это без внимания, — сказала мать.

— Двенадцать лет терапии едва ли свидетельствуют об отсутствии внимания, — ответила Мэгги. — Когда видишь один и тот же сон на протяжении двадцати лет, то к нему просто привыкаешь.

— Я хотела бы, чтобы он прошел. — Мэгги вздохнула:

— Я должна быть в приюте около девяти часов.

— Приют, — мать усмехнулась, — ты могла бы быть знаменитым психиатром со своей собственной практикой, а не работать, как раб в каком-то доме для преступников.

— Это дом для детей с проблемами, — сказала Мэгги, защищаясь. — Я горжусь тем, что я делаю там.

— Это же практически тюрьма. И ты проводишь там слишком много часов. У тебя совсем не остается времени, чтобы встречаться с кем-нибудь из приятных людей.

Мэгги вздохнула:

— Хватит говорить о встречах с приятными людьми. Я объясняла тебе уже сотню раз, какими «приятными людьми» полон этот город. Вот почему я так много работаю.

Она вошла в спальню и захлопнула дверь. Затем вышла и поцеловала мать в щеку.

— Спасибо за то, что ты помнишь.

2

Джону удалось пробраться в город. Он бродил по бедному району, чувствуя себя очень неуютно. Непривычный вид и звуки городской среды пугали его. Кроме того, он не спал три ночи. Джон остановился, чтобы проглотить несколько кофеиновых таблеток, в то время как два полицейских наблюдали за ним.

— Хей, — сказал первый полицейский своему партнеру, — ты видел когда-нибудь этого подонка раньше?

Второй полицейский отрицательно покачал головой.

— Прекрасно, — буркнул первый полицейский. — Послеобеденная доза — обычная работа наркомана.

— Забудь это, — сказал второй. — Давай возьмем его и сдадим в приют. Пусть сердобольные люди занимаются с ним.

Мэгги вошла в детский приют, который размещался в захудалой начальной школе. При входе стояла охрана. Здесь было много рабочих, пытавшихся устранить течь и трещины. Повсюду стояли лестницы и леса.

Мэгги обошла весь этот беспорядок и подошла к своему офису, где пятнадцатилетний Спенсер и его прилично одетый отец вели серьезный разговор

— Спенсер, — сказал отец, — я хочу быть уверенным, что ты понимаешь наше положение. Через неделю ты выйдешь отсюда, и я надеюсь увидеть некоторые изменения в твоем поведении, когда ты придешь домой.

Спенсер не обращал внимания на отца и играл в карманный видеокомпьютер

— Я знаю, что ты слышишь меня, — продолжат отец. — Я поместил тебя сюда, потому что у меня не было другого выбора В следующий раз я оставлю тебя здесь и уйду.

— Спасибо за визит, отец, — произнес Спенсер, продолжая смотреть на игру.

Отец махнул рукой и направился к выходу. Проходя мимо Мэгги, он бросил на неё холодный взгляд.

— Прекрасная работа с моим ребенком, — сказал он саркастически. — Надеюсь, улучшение все-таки будет.

— Он не «тойота», — ответила Мэгги пренебрежительно, — и это не мастерская по ремонту. — Она подошла к Спенсеру. — Все в порядке?

Спенсер взглянул на нее:

— О да. Отец только что заходил, чтобы изложить основные правила. Никаких побегов, никаких поджогов машин.

— Есть другие способы привлечь его внимание. Спенсер пожал плечами:

— Он едва мигнул, когда я взорвал гараж. Все, что он хочет от меня, это чтобы я вырос таким же, как он, точной копией. Но я не люблю играть в футбол или назначать свидания девчонкам.

— Когда-нибудь тебе придется столкнуться с отцом, — сказала Мэгги.

Подошел Келли, держа в руках самодельное взрывное устройство в трубе. Это был красивый молодой адвокат, работающий в приюте.

— Посмотрите, что я нашел в комнате Спенсера!

— А, это, — отмахнулся Спенсер. — Я обучал некоторых ребят технике выживания — Он удалился.

— Я конфисковывал штуки, подобные этой, всю неделю, — сказал Келли. — Где они берут их?

— Покупают или делают сами, — ответила Мэгги. — Спенсер из тех, кто все делает сам. Я думаю, он хочет, чтобы его схватили и держали здесь.

— Да у нас и так все переполнено, — воскликнул Келли. — И город опять сокращает нам бюджет. Я положу это внизу вместе с остальным арсеналом.

— Я думаю, полицейские должны заниматься этими вещами, — заявила Мэгги.

— Полицейские должны заниматься многими делами, — ответил Келли.

Мэгги направилась в приемное отделение, откуда доносился какой-то шум.

— Уберите от меня свои руки! — кричала Трейси.

Мэгги подошла в охране, боровшейся с семнадцатилетней девочкой. Трейси была высокая и сильная, такая всегда отобьется. Она уже разбила нос одному из охранников.

— Что за проблема? — спросила Мэгги.

— Она избила одного из ребят, — ответил охранник с разбитым носом.

— Он пытался ударить меня, — выкрикнула свирепо Трейси.

— Она не любит, когда её трогают, — сказала Мэгги охраннику.

— Я тоже, — ответил он.

Охранники освободили Трейси и ушли. Мэгги посмотрела на Трейси:

— У нас сегодня занятия, да?

— У меня сегодня посещение доктора, — сказала Трейсв, удаляясь с шумом. — Поработайте с ним.

Мэгги вошла в маленький офис доктора. Здесь в беспорядке валялись многочисленные тотемы из сновидений, представляющие различные культуры, главным образом, восточные. Стереоскопические очки, рентгеновские аппараты, экзотические калейдоскопы также были разбросаны по всей комнате.

Доктор, немолодой уже мужчина, сидел за столом в центре комнаты, его голова погрузилась в груду папок.

— Они схватили вашу лучшую ученицу, которая опять избила одного из ребят, — сказала Мэгги. — Я думала, вы добились какого-то прогресса с Трейси.

Доктор посмотрел, на нее:

— Я занимаюсь с этими детьми двадцать три минуты в неделю. При таком внимании будьте благодарны, что она не убила его.

Мэгги усмехнулась:

— Хороший подход для терапевта.

— Вы знаете, что это правда. Трейси прячет глубокую травму внутри себя. Что-то, связанное с её отцом. Обычная терапия не поможет.

— Но ваша терапия сновидений может помочь?

— Я могу учить этих ребят через их сновидения, — настаивал доктор. — Вот где они скрывают все плохое, включая самые худшие страхи. Дайте мне полшанса, и я, возможно, даже помогу вам с вашей маленькой проблемой.

— У меня нет никакой проблемы, — заявила Мэгги. — У меня повторяющиеся сновидения. И я справлюсь с ними, спасибо. Кроме того, нам не платят за то, что мы доктора сновидений.

— Мы едва получаем плату, дочка, — сказал доктор. — Поэтому я делаю то, что считаю правильным.

Мэгги взяла стереоскопические очки:

— С их помощью?

— Они просто помогают по-другому посмотреть на обычные вещи, — сказал доктор. — Дети должны узнать свои проблемы, прежде чем они столкнутся с ними.

Мэгги посмотрела через очки на странную, картину на стене. Она изображала несколько демонов корчившихся в чьей-то голове.

— В стереоскопических очках это выглядит ещё хуже. Что это? — спросила она.

— Нравится? Это новое. Эти отвратительные маленькие парни являются древними демонами сновидений. Они хотят стереть черту между снами и реальностью, превратив реальный мир в один большой кошмар.

— Они достаточно хорошо справляются со своей работой, — сказала Мэгги.

— Им помогают. Предположительно, они блуждают в снах живых, пока не находят самого извращенного, дурного человека из всех, каких только можно себе представить. Затем они дают ему власть пересекать эту черту, превращать наши кошмары в реальность.

— Думаете, что они не нашли пока кого-нибудь? — спросила Мэгги.

— Бог знает, есть достаточно кандидатов.

Неожиданно в офис вошел Келли:

— Мэгги, вы нужны мне сейчас же.

Полицейские привели Джона Дои.

— Он потерял ориентацию. Им нужно ваше заключение.

Мэгги вздохнула и покинула офис.

Трейси ударяла кулаком мешок для тренировки в комнате для восстановления сил, в то время как Карлос, шестнадцатилетний глухой парень, сопровождал её действия своим рассказом, подражая спортивному комментатору.

— Эта девица — плохая, — сказал он, — но болельщики любят её. Дворняжка с улицы готовится к бою с чемпионом мира в тяжелом весе…

Трейси кружилась вокруг и нанесла Карлосу внезапный удар. Он отшатнулся назад и свистнул, потрогав свой слуховой аппарат.

— Ты не ударишь парня с физическим недостатком, не так ли? — спросил он.

— Ты называешь это недостатком? — буркнула Трейси. — Я называю это трусливым бегством. Давай, цыпленок, боксируй, — Она ударила его, и он отступил в сторону.

— Нет, спасибо, мэм.

— Давай, ты, трусливая тряпка…

Карлос убрал свой слуховой аппарат. Звуки приюта и голос Трейси пропали.

За спиной Карлоса появился Спенсер и прикрепил слуховой аппарат обратно к уху Карлоса.

— Не отключай, — сказал Спенсер. — Говори с ней.

Карлос пожал плечами:

— Так, как ты говорил со своим отцом? Я перестал говорить, когда это стало опасным для моего здоровья.

Трейси подошла к Спенсеру:

— Все в порядке?

— Нет проблем, — ответил Спенсер. — Я дал парню наши деньги. Если мы сделаем это до рассвета, все будет как надо.

— Хорошо, — сказал Карлос радостно, — на следующей неделе мы уже будем в Калифорнии. Трейси пристально посмотрела на Спенсера:

— Ты должен сделать все самым лучшим образом.

— Положись на меня, — сказал Спенсер. — Я предусмотрел все варианты. Мне необходимо выбраться отсюда даже больше, чем тебе.

— Ты ничего не знаешь относительно необходимости выбраться отсюда, — заявила Трейси. — Твоя семья — это пикник, богатый мальчик.

— Да это ты так считаешь. Ты думаешь, я предпочитаю остаться здесь с тобой, слабоумная? Мой отец — это театр одного актера.

— Смотри, — сказала Трейси, — не говори со мной об отцах.

— Твой тоже приезжает навестить тебя? — спросил Спенсер.

— Да, — ответила Трейси, — каждый раз, когда я закрываю глаза.

Именно в этот момент в комнату вошел доктор.

— Убирайтесь, — сказал он Спенсеру и Карлосу. — Трейси и я должны поработать.

Карлос и Спенсер ушли.

3

Джон сидел в кресле у стола в центре неубранной комнаты приемного отделения. Единственная лампочка висела на проводе, подвешенном к потолку. Состояние Джона ухудшилось. Он был суетлив, нервно вздрагивал и едва мог спокойно сидеть в кресле. По глазам было видно, что он очень хочет спать. На голове и руках Джона белели свежие повязки.

Мэгги пыталась исследовать своих пациентов с помощью маленького карандаша со светящимся наконечником. Но Джон слишком вертелся в кресле. В конце концов Мэгги положила руку на голову юноши, чтобы успокоить его.

— Извините, — сказал Джон.

— Как долго ты был без сна? — спросила Мэгги.

— Три дня. Насколько я могу вспомнить.

— Похоже, что больше, чем три недели.

— Да, это чудо амнезии. Оно всегда заставляет предполагать.

— Откуда ты пришел?

— Я не знаю, В моей голове сплошная путаница. Все, что я знаю, это то, что откуда бы я ни был, я последний,

— Последний кто?

— Из выживших, — сказал Джон. — У вас, есть какие-нибудь кофеиновые таблетки или немного кофе? Может быть, кока-кола? Мэгги нахмурилась.

— Я имею в виду содовую воду, — настаивал Джон.

— Почему ты хочешь оставаться бодрствующим?

— Потому что, если я засну, то не проснусь.

— Почему ты так думаешь? — спросила Мэгги»

— Я не думаю. Я это чувствую. Если я сплю, то случаются неприятности.

— Здесь не будет неприятностей. Я обещаю. Ты будешь огражден от этого.

— Но не во сне, — заявил Джон. — И если я усну, вы не сможете защитить меня.

— Конечно, я могу, — сказала Мэгги. Она вышла из комнаты и посовещалась с Келли в холле. — Я хочу перевести его утром в госпиталь милосердия.

Келли кивнул в знак согласия,

В приемной комнате Джон сидел с закрытыми глазами, его голова склонилась. Внезапно лампочка разбилась вдребезги, и он встрепенулся.

Доктор дал Трейси несколько упражнений военного характера. Они говорили, пока делали упражнения.

— Какое отношение все это имеет к моим сновидениям? — спросила Трейси.

— Я сказал тебе, — ответил доктор. — Это помогает концентрации. Концентрация помогает размышлению. И размышление помогает тебе…

— Входить и выходить из моих снов, — заявила Трейси.

— Не только твоих снов. Я сказал тебе, что при необходимой дисциплине ты сможешь проникать в сны кого угодно. Но это пока немного сложно для тебя.

В этот момент доктор почувствовал какое-то беспокойство и замолчал.

Трейси заметила, что что-то не так:

— Доктор, вы в порядке?

— Да, — я… давай вернемся к этому позже.

Джон посмотрел вверх на лампочку. Затем раздалось обеспокоенное хихиканье. Хихиканье быстро перешло во всхлипывание. Джон провел руками по лицу и тяжело опустил голову!

В эту ночь Джон лежал в постели в палате для мальчиков. Он напевал сам себе, пытаясь не заснуть. У кровати стоял термос с кофе. Вокруг него лежали другие мальчишки. Он был не один.

— Четыре тысячи пятьсот шестьдесят семь бутылок пива на стене, — пел он, — четыре тысячи пятьсот шестьдесят семь бутылок пива. Если случится, что одна из этих бутылок упадет…

Некоторые мальчишки шевелились в своих постелях.

— Я разобью бутылку о твою голову, если ты не заткнешься, — сказал один разозлившийся парень. Другие откликнулись с одобрением.

Джон прекратил пение и уставился в потолок. Вскоре его глаза начали мигать. Он не мог больше сдерживаться.

В то же самое время Мэгги в своем офисе изучала дело Джона. Она вытащила пожелтевшую вырезку из газеты, помеченную датой седьмое сентября тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года. Затем её глаза расширились.

Статья называлась «Жена Крюгера все ещё отсутствует». Под заголовком была зернистая фотография крепкой, но привлекательной женщины. На заднем плане виднелась водонапорная башня. Она выглядела точно так же, как водонапорная башня из её снов.

Мэгги протерла глаза и зевнула. Вскоре она уже не могла сопротивляться тому, чтобы не заснуть.

Мэгги погрузилась в свой повторяющийся сон. Водонапорная башня стояла, сверкая в ярком солнечном свете, а маленькая девочка играла в салки с двумя взрослыми во дворе.

Внезапно женщина покинула двор и вошла в дом, спускаясь по лестнице в подвал. Это была та самая женщина из газетной статьи.

Джон все ещё лежал в постели, когда капля воды ударила его по носу. Он открыл глаза и пристально посмотрел на потолок. Но это был уже другой потолок, потолок старого дома. Мокрое пятно все увеличивалось. Что-то протекало на втором этаже.

Джон приподнялся и увидел маленькую девочку, стоявшую рядом с его кроватью. Они находились в гостиной дома на улице Вязов.

— Я сказала тебе, что он заставит тебя помочь ему, — сказала маленькая девочка.

— Помочь? — спросил Джон, обезумев. — Помочь кому? Скажи мне!

— Я не скажу. — Она ушла.

Джон встал и последовал за девочкой, поднимавшейся вверх по лестнице. Он продолжал идти за ней, и они достигли второго этажа. Он приблизился к концу коридора, где большое окно выходило на улицы города.

Джон повернул за угол перед окном и вошел в комнату. Это была ярко освещенная, обитая войлоком тюремная камера. Маленькая девочка исчезла. Но в камере была трясущаяся фигура в смирительной рубашке, согнувшаяся в углу.

Джон приблизился к фигуре. Неожиданно она завертелась юлой. Это был ещё один Джон.

— Освободи меня, ты, идиот! — заорала фигура. — Я твоя память!

Джон завопил и бросился к двери, натолкнувшись на охранника из приюта. Охранник пробил окно и упал. Осознав, что он проснулся, Джон поспешил к окну и посмотрел вниз. Охранник лежал на земле, свирепо глядя на Джона.

— Ты, сопляк, — крикнул охранник.

На следующий день Мэгги говорила с Джоном в комнате охраны, которая очень напоминала обитую войлоком тюремную камеру из сновидения Джона.

— Ты не можешь считать себя виновным, — сказала Мэгги. — И никто не пострадал.

— В этот раз, — задумчиво сказал Джон. — Я же говорил вам, что это будет происходить.

— Что ты видел во сне?

— Комнату… как эта. Дом, маленькую девочку. Было что-то о городе из статьи. Я помню водонапорную башню.

Мэгги была явно потрясена:

— Ты помнишь, где ты взял статью?

— Нет… она была о какой-то женщине но фамилии Крюгер.

Мэгги кивнула:

— Лоретта Крюгер. Она исчезла в тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году.

— В статье говорилось, что её не нашли, — заявил Джон.

— А что за маленькая девочка? Как она выглядит?

Джон задумался на мгновение:

— Темные волосы…

— С красными лентами, — закончила Мэгги. Глаза Джона прояснились:

— Откуда вы это знаете?

Мэгги не ответила. Она поднялась и направилась по коридору в офис доктора, где рассказала ему то, что узнала от Джона.

Доктор выглядел озабоченным:

— Мне это не нравится. Есть какая-то сумасшедшая связь между вашими снами и его. А его сны означают плохие вести. Я знаю, это звучит сумасбродно, но я чувствую это.

— Здесь можно говорить о чем-нибудь еще, кроме сновидений? — спросила Мэгги, расстроившись. — Это все фрейдистская ерунда!

— Вы не верите этому! Бы думаете, если вы разберетесь с загадкой этого мальчика, то вы разберетесь со своей собственной.

— У меня нет никакой загадки, — заявила Мэгги.

— Нет, есть. И хотя вы думаете, что знаете все, вы, возможно, не готовы к тому, что этот парень намерен показать вам.

Позже в тот же день Мэгги и Джон шли по коридору.

Джон выглядел нервным:

— Я не сказал, что хочу поехать туда.

— Послушай, — ответила Мэгги, — мне приходилось раньше иметь дело с больными амнезией. Поездка в город из статьи может дать толчок к восстановлению твоей памяти. Зажжет искру, которая поможет тебе вспомнить.

— Я не нуждаюсь в искре, чтобы вспомнить, что это плохое место. Вы хотите искры? Вы и поезжайте! А я останусь здесь без искры, но счастливый.

— Я буду там с тобой, — сказала Мэгги, убеждая.

— Вам снится это тоже, не так ли? Поэтому вы хотите поехать.

— Мы едем не ради меня.

Мэгги и Джон сели в фургон и поехали. Скоро они оказались на пустой автостраде. Джон выглядывал из окна, глаза его постепенно становились сонными. Наконец Мэгги свернула к съезду с автострады на проселочную дорогу и проехала мимо городского знака Спрингвуда. Голова Джона прислонилась к оконному стеклу, фургон ударился буфером, и его тряхнуло.

Джон схватился за голову:

— Я же просил вас не давать мне уснуть! — он выглянул из окна, его глаза расширились от ужаса.

Посреди дороги стояла маленькая девочка из его сновидения.

— Уезжайте обратно1 — кричала она. Джон завопил, схватившись за руль.

— Джон, прекрати! — закричала Мэгги. — Проснись, Джон! Проснись.

Джон очнулся и увидел, что борется с Мэгги из-за руля. Он успокоился, но фургон вышел из-под контроля.

Пока он описывал круги, Спенсер, Карлос я Трейси, спрятавшиеся в задней части фургона, скатились вперед, к кабине. Мэгги заметила их, когда фургон с визгом остановился. Затем она обернулась и пристально посмотрела на них.

— Смешно встретить вас здесь, — сказал Спенсер с глуповатой ухмылкой.

Трейси шлепнула Спенсера по затылку:

— Отличный план!

— Он почти сработал, — настаивал Спенсер.

Мэгги выправила фургон на дороге и продолжала ехать в направлении Спрингвуда:

— Это был глупый трюк. Поверите или нет, дома есть люди, которые заботятся о вас всех. Вы слушаете?

— Не орите на меня! — сказала Трейси со злостью. — Из-за вас мы чуть было не погибли.

Прежде чем продолжать спор, Джон заметил, что Карлос дремлет на заднем сиденье. Он стал трясти его:

— Эй, не спи. Проснись!

Трейси отвела его руку:

— Отдохни!

Мэгги остановила фургон на краю жалкой городской ярмарки в Спрингвуде. Здесь было несколько дюжин киосков, палаток и аттракционов, но ни одного ребенка, хотя Спрингвуд и пытался казаться нормальным городом.

Все вышли из фургона.

— Окей, — сказала Мэгги. — Прежде всего найдите телефонную будку и позвоните Келли. Скажите ему, что у вас все в порядке. Затем я намереваюсь поверить вам и разрешу вернуться в фургоне в приют. Могу а сделать это или я должна вызвать полицию?

— Как вы вернетесь обратно? — спросил Спенсер.

— Пусть Келли пришлет машину, — ответила Мэгги.

Спенсер, Карлос и Трейси отправились искать телефон. Мэгги посмотрела на Джона, который казался чем-то озабоченным.

— Нет детей, — сказал он мягко.

— Что? — спросила Мэгги.

— Городская ярмарка… и нет детей. Мэгги посмотрела вокруг в изумлении. Взрослые люди на окружающей площади таращили глаза на Джона. Они выглядели напуганными. Некоторые из них быстро отвели взгляд и бросились прочь.

— Они боятся меня, — сказал Джон.

4

Спенсер, Карлос и Трейси стояли около платного телефона. Спенсер искал в карманах мелочь, в то время как Трейси обозревала странную ярмарку. На прилавках лежали портящиеся пирожки, по ним ползали жужжащие мухи. Одинокий старик катался на аттракционе с электрическими машинами, и не было никого рядом, с кем можно было столкнуться. Клоун прислонился к своей будке, дымя сигаретой, но не было детей, которых надо было развлекать.

Спенсер нахмурился, сняв телефонную трубку:

— Телефон не работает.

— Также как и этот город, — сказала Трейси.

В этот момент рядом с ними внезапно появилась странная пожилая женщина. Она нервно вздрагивала, потела, на её лице было слишком много косметики. Женщина приперла их к телефонной будке.

— Какие прекрасные дети, — сказала она, постоянно оглядываясь через плечо. — Какие совершенно восхитительные, дорогие дети. Не хотите пойти со мной домой? Давно у нас в доме не было детей. Очень давно. Но в этот раз все будет по-другому, мои совершенно восхитительные, маленькие детки. В этот раз я спрячу вас так, что он не найдет.

— Этель, — громко позвал мужчина.

Женщина подпрыгнула, этот окрик решительно оборвал её безумную болтовню. Она повернулась я побежала к суровому мужчине. Он схватил её за руку и потащил куда-то.

— Я хочу вернуть моих детей! — закричала она.

— Ты знаешь, что они приведут его, — проворчал мужчина.

Вдруг в соседней школе начали звонить тревожные колокола. Мужчина и женщина испуганно вздрогнули.

— Видите, что вы наделали, — прорычал мужчина на подростков.

Мэгги и Джон вернулись к фургону, а тревожные колокола продолжали звонить. Взрослые на ярмарке поспешили закрыть киоски.

Карлос, Трейси и Спенсер приблизились к фургону. Рассерженный мужчина, волочивший за руку пожилую женщину, остановился и показал на Джона.

— Ты сказал, что уходишь! — прокричал он, — Но ты привез обратно ещё больше.

Джон смотрел на него, пока он тащил куда-то женщину.

— Окей, забирайтесь обратно в фургон, — сказала Мэгги подросткам.

Карлос, Трейси и Спенсер влезли в машину.

— Эй, — сказал Джон, — следите за воздухом. Он тяжелый. Он усыпляет. Не сдавайтесь.

— До встречи, — сказала Мэгги, и фургон поспешил прочь, увозя Трейси, Карлоса и Спенсера.

— Я надеюсь, что они сделают это, — произнес Джон.

Мэгги повернулась к школе:

— Кто-то звонил в эти колокола.

— Нам повезло, — сказал Джон со слабой улыбкой.

Они направились по улице к школе. Вдруг что-то в небе над рядом домов отвлекло внимание Мэгги.

Это была водонапорная башня.

— Почему вы остановились? — спросил Джон.

Мэгги показала вниз на асфальт.

Они стояли на громадном рисунке мелом. Это было детское изображение ужасной фигуры со стальными когтями и в шляпе. Под рисунком каракулями были нацарапаны слова:

«Раз, два, Фредди идет за тобой…»

Мэгги и Джон отступили назад и посмотрели на рисунок.

— Фредди, — сказал Джон, почесывая подбородок.

— Ты видел это раньше? — спросила Мэгги.

— Я не знаю, но я знаю, кто позировал для него. Это Фредди Крюгер.

Мэгги нахмурилась:

— Это даже не человек. Травмированные дети, с которыми грубо обращаются, часто рисуют то, о чем не могут говорить. Этот рисунок представляет просто что-то еще.

Женщина среднего возраста с ведром воды и большой ручной щеткой неожиданно появилась возле Мэгги.

Она опустилась на колени и стала стирать рисунок. Затем она посмотрела на них:

— Он не смывается, даже когда идет дождь. Женщина старательно терла асфальт, но щетка не могла ничего сделать с рисунком.

— Что она представляет? — спросил Джон.

Мэгги молчала.

Они продолжали идти через запущенный школьный двор с заросшими сорной травой игровыми площадками.

Джон обнаружил какие-то рисунки на стене. Это было сердце с двумя именами, написанными на нем: «Глен любит Нэнси». Джон смотрел на рисунок, ожидая, что он каким-то образом отзовется в его памяти. Но ничего не случилось.

Мэгги подошла к парадным дверям школы. На стертой вывеске едва можно было прочесть: «Средняя школа Спрингвуда». Сверху распылителем были написаны слова:

Три, четыре, запри-ка лучше дверь…

— Я думаю, здесь не очень-то хорошо обучали поэзии, — сказал Джон.

Они с шумом открыли дверь, вошли и тут же услышали приглушенный голос, раздававшийся из соседнего класса. Мэгги и Джон заглянули в пустую комнату и увидели старика в очках с толстыми стеклами, который лихорадочно писал что-то на классной доске. Огромный карандаш торчал из кармана его пятнистой рубашки.

— Вы все должны пройти письменные и устные экзамены, — пробормотал старик.

Мэгги и Джон посмотрели друг на друга.

— Не беспокой его, — прошептала Мэгги.

На столе лежала толстая книга. Мэгги тихо подошла к ней и перелистала.

Вдруг старый учитель вытащил непонятную карту Спрингвуда, на которой были отмечены границы сновидений и места убийств, обозначенные крестиком.

— Значит, ты был здесь, — сказала Мэгги Джону, прикладывая вырезанную статью к одной из страниц книги. — Вот где ты взял эту вырезку.

И тогда учитель обернулся и посмотрел в пустой класс:

— Добро пожаловать к Фредди 101, — с гордостью провозгласил он.

Трейси вела фургон по улице жилого района Спрингвуда. Спенсер сидел рядом, а Карлос расположился на заднем сиденье.

— Эй, — сказал Карлос, — здесь есть карта.

— Разве я говорила, что мне нужна карта? — спросила Трейси с раздражением.

— Я не могу свыкнуться с тем, как эти люди смотрели на нас, — сказал Спенсер, зевая.

— Перестань зевать, — буркнула Трейси. — Это меня утомляет.

Трейси поехала вниз по улице, а затем мимо статуи бойскаута в центре города. На статуе была гравировка: «Дети вынесут».

Трейси проехала дальше и вдруг вновь увидела статую. Теперь она поняла, что ездит по кругу.

— Дай мне карту, — бросила она Карлосу.

Карлос стал развертывать карту, которая все развертывалась и развертывалась и становилась все больше и больше.

Трейси и Спенсер сначала просто наблюдали, как Карлос пытался справиться с этой бесконечной дорожной картой. Затем не выдержали и пришли ему на помощь. Общими усилиями они развернули карту, она заполнила весь фургон.

Неожиданно они нашли записку. В ней было написано: «Догадайся, кто?»

— Карлос, — завопила Трейси. — Я просила у тебя карту!

— В ней говорится: «Догадайся, кто?» — ответил Карлос.

— Окей, — сказал Спенсер Трейси, — у тебя был шанс, чтобы вызволить нас отсюда. Теперь моя очередь.

Трейси и Спенсер поменялись местами. Юноша вел машину, выискивая выезд из города. Но он тоже оказался около статуи. Наконец, он решил, что этого достаточно. Спенсер остановил фургон у статуи, и все три подростка вылезли из машины, истощенные и сонные.

— Выхода нет, — сказал Спенсер.

— Когда ты ведешь машину, — съязвила Трейси.

— Посмотри, — сказал Спенсер, — мы слишком вымотались, чтобы справиться самим. Давайте найдем Мэгги.

Трейси рассердилась:

— Не хочу отдавать себя под надзор никому из взрослых. Я немного отдохну и выберусь отсюда утром. — Она пошла от них прочь. — Думаю, что прямо впереди находится именно то, что мне нужно.

Спенсер и Карлос неохотно последовали за ней.

Они прошли как раз под знаком улицы Вязов и направились по безлюдной авеню, мимо сгоревших домов с кривыми табличками «Продается!», поставленными па заросших травой лужайках.

Трейси остановила их перед ничем не примечательным заброшенным домом:

— Вот он. И весь в нашем распоряжении.

Трейси направилась внутрь, Карлос шел позади нее. Спенсер заколебался, но затем последовал за ними.

Как только они вошли, дом начал громко скрипеть, превращаясь в отвратительный дом на улице Вязов.

Не подозревая смертельной западни, в которую они только что угодили, подростки начали осматривать дом. В нем почти не было мебели и украшений, и выглядел он весьма безобидно.

— Мне надо найти кровать, — пробормотал Карлос, зевая.

— А мне ванную, — сказал Спенсер. Трейси посмотрела вокруг.

— По сравнению с этим местом приют выглядит как отель «Ритц».

Карлос стал взбираться по лестнице на второй этаж. Он прошел по коридору и вошел в обыкновенную ободранную комнату с заржавленным ящиком в углу, из которого фонтанчиком била питьевая вода. Карлос подобрал пыльную простыню и набросил её на ящик. Затем он потянулся и зевнул.

Тем временем Трейси и Спенсер продолжали осмотр.

— Как ты думаешь, почему Джон сказал, чтобы мы не засыпали? — спросил Спенсер.

— Потому что он урод, — ответила Трейси. — Он подопытное домашнее животное Мэгги. — Затем она посмотрела вверх: — Карлос!

Старый учитель начал свою лекцию. Он вытащил карту и провел линию времени на классной доске, детализируя историю Фредди. Линия шла от первоначальных преступлений до его злодеяний как демона сновидений.

— В тысяча четыреста девяносто третьем году, — бормотал он, — Фредди плавал по морям… Тем временем Мэгги продолжала рыться в книге.

— Я ничего не могу найти о тебе, — сказала она Джону.

— По крайней мере, меня тут нет, — отозвался Джон.

Мэгги подняла голову от книги и увидела, что Джон пристально рассматривает выставку, которая протянулась вдоль задней стены комнаты. Она называлась «В память» и состояла из фотографий умерших школьников.

— Даты, — сказала она в шоке. — Они все в пределах десятилетнего периода. Что здесь произошло?

— Фредди оказался здесь, — ответил Джон.

— Это невозможно. Он был мертв ко времени, когда это началось.

Учитель неожиданно ткнул своей указкой в частное происшествие на своей линии времени. Мэгги и Джон вздрогнули и подались вперед.

— Здесь критическая точка, — сказал учитель, оглядывая пустую классную комнату. — Кто-нибудь знает, о чем я говорю? А? — Он подождал, пока кто-нибудь поднимет руку и ответит. Никто не отозвался, и он раздраженно вздохнул. — Мы говорили об этом, люди. Вот где они забрали его ребенка.

Глаза Джона прояснились:

— Какого ребенка?

— Его взяли у него и поместили в городской приют для сирот, — сказал учитель, — добавив критическую переменную величину к уже неустойчивому статусу кво.

— У него был ребенок, — сказал Джон к изумлению Мэгги.

Старый учитель прочистил горло:

— В тысяча четыреста девяносто четвертом году Фредди вернулся, чтобы поискать… Мэгги и Джон покинули комнату.

Карлос сидел на постели, когда услышал, что выкрикнули его имя. Но это не был голос Трейси. Это был голос пожилой женщины с сильным испанским акцентом.

— Карлос! — кричала женщина строго. Потрясенный, Карлос направился к двери.

— Трейси, — позвал он осторожно и вышел в пустой коридор.

— Почему ты не слушаешь меня? — спросил женский голос. — Карлос, ты никогда не слушаешь!

Карлос повернул за угол. Неожиданно он оказался в тесном внутреннем коридоре дома, темном и длинном.

— Трейси, где ты? — позвал он.

— Позади тебя, — сказала женщина холодно.

Карлос описывал круги, пот струился с его лица. Неожиданно мясистая рука шлепнула его по уху. Затем он увидел свою мать, крупную и сильную женщину, смотревшую на него.

— Может быть, ты плохо слышишь, — сказала она. — Может быть, я прочищу твои уши.

— Мама, нет, — закричал Карлос. — Не делай этого. Я хороший. Я был хорошим мальчиком. — Он повернулся, чтобы бежать, но рука схватила его.

— Я, нет, — сказал Фредди. Крепко держа Карлоса, Фредди с помощью одного из лезвий на пальцах, сбросил слуховой аппарат Карлоса:

— Карлос, одолжи мне твое ухо! — С маниакальным смехом он поднял свой коготь, чтобы ударить.

Завопив в ужасе, Карлос вырвался, с грохотом проломил стену и упал на пожарную лестницу. Затем вскочил на ноги и огляделся, обнаружив, что оказался в котельном отделении.

Фредди вышел из тени и приблизился к Карлосу сзади, смеясь и размахивая слуховым аппаратом Карлоса со зловещий восторгом.

Карлос не мог слышать его:

— Верните мне мой слух обратно!

Фредди бросил взгляд на Карлоса и втиснул слуховой аппарат ему в ухо. Слух вернулся, но что-то было не так.

Карлос повернулся и увидел ухмыляющегося Фредди, держащего одно лезвие у своих губ.

— Тихо, — сказал Фредди. Затем он достал булавку и уронил её.

Карлос поморщился от боли. Он слышал громкий свист падающей булавки. Думая, что его слуховой аппарат сверхчувствителен, он нагнулся и схватил булавку прежде, чем она ударилась о землю. Почувствовав облегчение, Карлос попытался снять слуховой аппарат, но у него ничего не получилось. Тогда он посмотрел на Фредди.

Фредди ухмылялся, держа в ладони сотни булавок. Он смеялся и бросал булавки на пол. Ударяясь о пол, они производили дикий жужжащий звук. Карлос схватился за голову и корчился от боли. Он чувствовал, будто его голова вот-вот разорвется.

— Прекратите! — кричал он,

Вдруг в воздухе появилась маленькая классная доска. Все звуки прекратились. Фредди поднял руку в перчатке и прикоснулся лезвиями к доске. Затем стал царапать ими, издавая ужасный скрипящий звук.

Карлос закачал головой, умоляя Фредди.

Но Фредди отвратительно улыбался и кивал головой. Он скоблил своей перчаткой по доске с огромным удовольствием и жестокостью.

Карлос кричал, потому что скрежет со страшной силой отдавался в его голове. Болезненное давление возрастало и возрастало, пока его голова не взорвалась наконец вспышкой голубого света.

Голубой свет ударил в грудь Фредди, который, казалось, становился сильнее.

— Очень приятно слышать тебя, Карлос, — сказал он смеясь. — Сегодня ухо, завтра глухо!

5

Трейси вошла в спальню, но Карлоса там не было. Она нашла его слуховой аппарат на полу, посмотрела на него мельком, затем сунула его в свой карман, прежде чем направиться вниз по лестнице.

Трейси вернулась в гостиную, где Спенсер валялся на трухлявой кушетке. Он был в полусонном состоянии, уставившись стеклянными глазами в разбитый телевизор.

— Я не могу найти Карлоса, — сказала ему Трейси.

Спенсер захлопал глазами:

— Ты видишь, что показывают по телевизору? Трейси состроила гримасу.

— Я возьму фургон, чтобы поискать его, — сказала она и гордо прошествовала мимо.

Спенсер смотрел своими полусонными глазами в телевизор. Десятки отчаянных лиц подростков прильнули к трубке с другой стороны. На заднем плане появился Карлос.

— Проваливай! — кричали они Спенсеру. — Беги! Уходи сейчас же!

Спенсер только улыбался.

— Карлос, старик, — сказал он лениво, — мы только что искали тебя. — Затем он заснул.

Мэгги и Джон вошли в приют для сирот, переступая через сломанные игрушки, валявшиеся у входа. Они прошли по коридорам, заглядывая в пустые комнаты с поблекшими обоями.

— Нам не следовало приходить сюда, — сказала Мэгги. — Мы предполагали узнать о тебе, а не о ребенке мертвого убийцы.

— Вы, возможно, говорите об одном и том же человеке.

Мэгги нахмурилась.

— Подумать только, весь город одержим мыслью о личности Крюгера. Это не значит, что ты должен присоединиться к ним.

— Почему же они так боятся меня? Почему же я все ещё жив, когда все остальные умерли? И почему же именно я занимался расследованием?

Прежде чем Мэгги смогла ответить, они услышали голос из комнаты в конце коридора. Когда они подошли ближе, то поняли, что это был голос женщины, певшей под музыку.

Мэгги и Джон заглянули в комнату и увидели полную женщину среднего возраста с редкими седыми волосами и в выцветшем старом платье, стоявшую посреди пустой комнаты Она дирижировала воображаемым классом, в то время как старый патефон наигрывал какую-то детскую мелодию.

— Не отставай, Джефри, — выкрикивала женщина. — Марта, не спеши. Все держат руки. — Она заметила Мэгги и Джона: — О, вы вернулись обратно. Очень приятно.

— Вы меня помните? — спросил Джон.

— Конечно, помню, мой мальчик. Я помню всех своих детей. — Она повернулась к Мэгги: — Особенно вас. Какой прелестной девочкой вы были.

Глаза Мэгги расширились.

— Я помню и тебя, и тебя, и тебя, — сказала женщина, показывая в воздух.

— Вы помните ребенка Крюгера? — спросил Джон.

— Я помню всех своих детей.

— Кто это был? — спросил Джон отчаянно. Женщина колебалась:

— Нам не разрешают называть настоящую фамилию ребенка.

Затем она, повернулась к воображаемому классу.

Мэгги забрела в угол комнаты. Она опустилась на колени и внимательно рассматривала что-то на полу.

— Джон! — позвала она.

Джон поспешил к ней и увидел неряшливо нарисованный семейный портрет. Отец был в красно-черном свитере. Под рисунком детским почерком было написано: К. Крюгер,

— Это может означать что угодно, от Кевина до Кайла.

— Это значит, что в действительности существовал ребенок с таким именем, — сказала Мэгги.

— Это я, — крикнул Джон в панике. — Я его ребенок, и поэтому я ещё жив. Он играет со мной в надоевшую игру.

— Он мертв, — заявила Мэгги. — И ты не его ребенок.

— Откуда вы знаете? Эта женщина помнит меня.

— Эта женщина помнит также меня и ещё около пятидесяти воображаемых ребят. Пойдем отсюда. Весь этот город нуждается в эскадроне психиатров.

Мэгги и Джон покинули приют для сирот. Когда они спустились по парадной лестнице, подъехал фургон.

— Я не могу поверить, что нашла вас, — сказала Трейси.

— Что вы все ещё делаете здесь? — спросила Мэгги.

— Я не могу найти Карлоса. Мы пытались уехать, но постоянно блуждали, и теперь я не могу найти Карлоса. У него даже нет слухового аппарата!

— Где Спенсер?

— В этом старом доме, который мы нашли. Глаза Джона расширились:

— Скорее. Мы должны попасть к нему до того, как это сделает Фредди!

Спенсер лежал на кушетке, свет от телевизора освещал его лицо. Наполовину прикрытые глаза слегка оживились, когда он увидел коммерческую рекламу, которую представлял серьезно выглядевший подросток.

Юноша стоял на кухонной плите, держа в руке сковороду. Сковорода была наполнена потрескивавший маслом,

— Окей, ещё раз. Это ваши мозги. — Подросток поднял пару яиц и разбил их в сковороду. Они немедленно начали жариться. — А это ваш мозг на наркотиках. Есть вопросы?

Неожиданно сковорода ударила подростка по голове. Он исчез и вместо него появилось безобразное лицо Фредди Крюгера.

— Да, — произнес Фредди, — на каких наркотиках сидишь ты? Для меня это выглядит как сковорода и яйца. Эй, Спенсер, давай отправимся в путешествие!

Спенсер смотрел на экран в изумлении. Вдруг экран телевизора превратился в калейдоскоп кружащихся красок. Спенсер встал и подошел к экрану, чтобы лучше видеть.

— Остынь! — сказал он, наклоняясь. В это время телевизор подался вперед и втянул в себя Спенсера.

— Время игры! — раздался голос Фредди.

Мэгги, Трейси и Джон вбежали в дом на улице Вязов и поспешили в гостиную.

— Теперь Спенсер пропал! — сказала Трейси. Джон остановился, чувствуя что-то в воздухе:

— Он, должно быть, уснул.

— Я посмотрю внизу, — сказала Мэгги. — А вы двое поищите здесь и наверху.

— Их здесь больше нет, — настаивал Джон. Мэгги завела глаза:

— Только окажите мне услугу и поищите — сейчас!

— О Чем она говорит? — спросила Трейси.

— Ничего, только иди.

Мэгги поспешила вниз по лестнице в подвал. Грохот привлек её внимание к заделанной секции подвала. Цементная стена была в трещинах и казалась неплотной. Вдруг она услышала скоблящий звук за стеной.

— Карлос? Спенсер?

Мэгги заметила кусов шпагата, торчащий из цементной стены почти у самого пола. Когда она потянула его, шпагат стал продвигаться вверх, а затем вокруг цементной стены, обозначая дверь. Цемент отвалился, приоткрыв потайную комнату.

Мэгги заглянула внутрь. Десятки статей, описывающих отвратительное буйство Фредди, заполняли стены. Несколько ранних образцов перчаток Фредди были разбросаны вокруг. Ее глаза расширились. Это был дом Крюгера Мэгги заметила следы, ведущие к двери погреба.

Мэгги прошла через неё и вышла в сад во дворе. Высокий деревянный забор ограждал двор. Когда Мэгги посмотрела вокруг, она увидела за забором водонапорную башню.

Спенсер оказался вовлеченным в красочную, быстро протекавшую видеоигру. Он управлял отвесной кирпичной стеной, в то время как предметы скатывались к нему, пытаясь свалить.

Фредди сидел перед телевизором в своей комнате в котельной с проволочным контрольным механизмом и рычагом управления в руке.

— Теперь я играю с властью! — сказал он, смеясь, как маньяк.

Фредди нажал кнопку, на которой было обозначено «Прыжок». Спенсер перепрыгнул через приближавшиеся предметы и упал со стены, приземлившись в подземном лабиринте труб и бетонных ям. Повернувшись, он столкнулся с новой угрозой — компьютерным вариантом своего отца, в теннисных шортах и с ракеткой.

— Отец? — воскликнул он, смутившись. Компьютерный отец начал колотить Спенсера теннисной ракеткой.

— Будь мужчиной, будь мужчиной, будь мужчиной! — бубнил он.

— Отец знает лучше! — засмеялся Фредди и нажал кнопку «Турбина».

Компьютерный отец ускорил движения и продолжал колотить Спенсера

— Будь таким, как я, будь таким, как я, будь таким, как я! — кричал он.

Спенсер схватил ракетку и ударил компьютерного отца по голове, разбив его мультипликационное тело.

— Будь таким, как я! — сказал низкий голос сзади.

Спенсер обернулся и увидел приближавшегося ещё более крупного компьютерного отца с ещё большей по размеру ракеткой. Вдруг руки Спенсера непроизвольно протянулись Шаровидная молния выстрелила из его кулаков. Компьютерный отец взорвался яркой вспышкой энергии. Тогда Спенсер обнаружил себя пробивающимся сквозь лабиринт кирпичных стен. Он не мог остановиться.

— Отличная графика! — кричал Фредди, поворачивая рычаги.

Спенсер пролетел через стену видеоигры и с грохотом упал в гостиной дома на улице Вязов, опустившись на стол…

— Я нашел Спенсера, — закричал Джон.

Мэгги и Трейси поспешили в комнату. Лежа на столе, Спенсер бился в конвульсиях. Его руки молотили вокруг, как будто на него давило что-то тяжелое. Черные синяки появились на всем теле Спенсера. Внутри видеоигры мультипликационный вариант Фредди наступал на Спенсера.

— Что с ним происходит? — закричала Мэгги.

— Он не может вырваться из кошмара! — ответил Джон.

— Разбуди его! — потребовала Мэгги.

— Я пытался, — сказал Джон. — Фредди схватил его!

— Фредди? — переспросила Трейси, широко раскрыв глаза. — Тогда то, что вы сказали, правда. Он существует!

— Мы должны вызволить его оттуда! — крикнула Мэгги.

— Я войду в его сновидение и попытаюсь вернуть в действительность, прежде чем его убьют, — сказал Джон.

— Это безумие, — заявила Мэгги.

Вдруг тело Спенсера взлетело и ударилось о потолок. Оно оставалось там несколько мгновений, прежде чем свалилось на стол.

— А как вы называете это? — спросил Джон. — Разумным?

Тело Спенсера вскочило и начало скакать по дому, с силой ударяясь о стены. Мэгги погналась за ним.

— Я должен войти в его сон, — сказал Джон

— Как насчет Фредди?

— Фредди не причинит мне вреда. Я его семья. — Он направился за угол.

— Как ты намереваешься войти? — спросила Трейси.

Джон схватил кусок дерева и вручил его Трейси:

— Я слишком возбужден, чтобы спать. Ты должна усыпить меня.

Трейси посмотрела на кусок дерева, затем на Джона.

— Усыпи меня, сейчас же! — крикнул Джон

— Подожди. Доктор научил меня более легкому способу,

— Нет времени для разговоров. Просто сделай это!

Джон дал ей пощечину. В ярости Трейси инстинктивно ударила Джона по голове куском дерева. Джон упал без сознания на обеденный стол. В сновидении он провалился через котел и тяжело опустился на пожарную лестницу. Он сел и схватился за голову. В тот же момент Трейси мягко поплыла вниз и опустилась рядом с ним.

— Я же сказала, что знаю более легкий способ. Концентрация и размышления, как говорил доктор.

Джон собирался что-то ответить, когда услышал безумный смех. В дальнем конце котельной они видели Фредди, сидящего перед телевизором и играющего со Спенсером в видеоигру. На экране мультипликационный Фредди колотил Спенсера.

Трейси бросилась к Фредди и выбила контрольный механизм из его рук. Затем она вырвала провод из телевизора. Фредди из видеоигры обмяк, позволив Спенсеру нанести ему несколько ударов.

Фредди выхватил перчатку и засмеялся:

— Забыл про управление на расстоянии! — Он сделал несколько резких, судорожных движений перчаткой, и Фредди из видеоигры начал избивать Спенсера. Затем он провел заключительный удар, который заставил Спенсера вылететь с экрана. Вдруг телевизор взорвался дождем искр.

— Эй, — воскликнул Фредди — Я побил свой рекорд!

Тело Спенсера покатилось вниз по ступенькам дома на улице Вязов. Внизу лестницы оборвался коврик, обнажив прогнившие деревянные доски. Мэгги беспомощно наблюдала, как Спенсер провалился через доски в яму.

— Спенсер! — закричала она.

Мэгги склонилась над краем ямы, ослепленная потоком голубого света.

Когда голубой свет ударил в тело Фредди, он, казалось, стал немного больше.

— О да, — сказал он с восторгом Джону и Трейси, — хорошо вернуться к делу. — Затем он посмотрел на Джона: — Спасибо тебе!

— Заткнись, — крикнула Трейси.

Фредди ухмыльнулся, когда Трейси стала исчезать. Проснувшись, она увидела Мэгги, которая трясла её за плечи.

— Спенсер пропал! — сказала Мэгги со слезами. — Я не могла остановить это! Трейси потянулась и схватила ее:

— Джон все ещё там!

Мэгги посмотрела на дрожащее тело Джона:

— Я не могу разбудить его!

— Что же мы будем делать? — закричала Трейси.

— Мы возьмем его и побыстрее уберемся отсюда!

Мэгги и Трейси перетащили Джона на заднее сиденье машины. Затем управляемый Мэгги фургон помчался к границе города.

6

Джон проснулся в своей спальне с криком. Затем он сел и посмотрел вокруг:

— Нет. Он не схватит меня вновь. Ничто не сдвинет меня с этой кровати.

Вдруг кровать вспыхнула огнем. Пламя быстро распространилось по комнате.

— Я ненавижу этот дом, — сказал Джон. Он бросился из окна, спасаясь от надвигающегося пламени.

Джон оказался в темноте. Он заметил тесемку, свисавшую с его рубашки. На ней был ярлычок с надписью: «В случае крайней необходимости выдерни тесемку». Когда он сделал это, парашют раскрылся из-под его рубашки и сильно потянул вверх. Он плыл в воздухе, чувствуя небольшое облегчение.

Но облегчение исчезло, когда он услышал смех, доносящийся сверху. Он поднял голову и увидел Фредди, висящего под макушкой парашюта. Вдруг Фредди бросился к Джону и схватил его за руку, чтобы приостановить свое падение.

— Теперь я знаю, кто я, — сказал Джон в ужасе.

Фредди усмехнулся:

— В самом деле?

— Я знаю, почему вы отпустили меня.

— Ты думаешь, что я твой отец? — Фредди начал резать лезвием стропы парашюта. — Ты ошибаешься!

Стропы начали рваться.

— Но вы дадите мне жить! — закричал Джон в панике.

— Только столько, чтобы вернуть обратно мою дочь. Она приведет меня на совершенно новую площадку для игры.

Фредди начал резать последние стропы, которые наконец лопнули, обрывая последнюю связь между жизнью и смертью.

— Ты заземлен, — сказал Фредди со смехом. Джон посмотрел вниз и увидел на земле гряду острых скал. Он падал прямо на них.

Мэгги поставила фургон на обочину дороги, как только тело Джона начало биться в конвульсиях. Но когда они с Трейси вытащили его из фургона, десятки красных дыр появились на веем его теле.

— Джон! — позвала Мэгги с плачем.

— Я… я ошибался, — сказал Джон, задыхаясь. — Это не мальчик.

Его тело тяжело опустилось, а затем исчезло после взрыва голубого света.

Фредди получил душу последнего подростка Спрингвуда. Он отключил энергию и заревел от восторга.

Мэгги и Трейси слышали отраженный ликующий крик Фредди.

— Мы должны ехать, — оказала Мэгги и повела Трейси в фургон. Мэгги нажала па педаль, и фургон тронулся.

— Время для путешествия! — закричал Фредди. Он сконцентрировался в маленькую вспышку энергии и влетел через стену фургона в голову Мэгги. Она вздрогнула, но затем овладела собой.

Позже этой ночью Мэгги и Трейси прибыли в приют. Припарковав фургон, они долго сидели молча.

— Что мы скажем, когда они начнут задавать вопросы? — спросила наконец Трейси.

— Ты, Карлос и Спенсер следовали за мной, — ответила Мэгги. — Карлос, Спенсер и Джон убежали.

Мэгги и Трейси вошли в приют, где они встретили Келли в приемном отделении. Мэгги пыталась объяснить, что произошло.

— Не понимаю, зачем они убежали? — сказала она.

Келли озадаченно посмотрел на нее:

— О чем вы говорите?

— Спенсер, Карлос и Джон Дои, — растерянно произнесла Мэгги. — Они все были здесь вчера. Келли засмеялся:

— Вы занимаетесь слишком многими пациентами. Мэгги. У вас никогда не было здесь этих детей, и я запомнил бы каждого вновь прибывшего. Мэгги была ошеломлена:

— Но вы же сами привели его ко мне. Вы должны вспомнить.

— Я припоминаю кое-что, — сказал Келли, — но это был только сон. Глаза Мэгги расширились:

— Сон?

— Да, — сказал Келли. — Он был о детях, похожих на тех, которых вы описали. Но я не помню их имен. Так или иначе, это был только сон.

На следующий день Трейси рассказывала доктору о том, что произошло вчера. Она была встревожена и напугана, несмотря на её внешне вызывающее поведение.

— И тогда мы вернулись, — сказала она, — и никто не помнит Карлоса или Джона. Как будто они никогда не существовали. Я слышу странные истории. Будто некоторые дети видели во сне Карлоса, но не помнят его.

— Я помню его, — произнес доктор

— Как? — спросила Трейси.

— Я контролирую свои сновидения. Меня не обманет то, что вы видели.

В офис вошла Мэгги:

— Вы имеете в виду Фредди? Доктор кивнул:

— Как он выглядел?

— Как они, — сказала Трейси, показывая на картину с демонами сновидений.

— Кто бы он ни был, — произнес доктор, — он вмешивается в разделение сновидений и реальности. Он не только убил Карлоса и других. Он уничтожил память о них.

— А что, если мы как раз те, кто не существует, — сказала Трейси. — Что, если все это лишь сновидения Фредди?

Доктор только посмотрел на нее, не в состоянии дать ответ.

В эту ночь Мэгги сидела в своем офисе, просматривая статью Джона. Она положила руку на вырезку и стала плакать.

— Это не мальчик, это…

Печаль сменилась гневом, и Мэгги смахнула все со стола. Она покинула приют и поехала домой к матери. Воспользовавшись запасным ключом, Мэгги открыла входную дверь и вошла в дом.

Она стала лихорадочно обыскивать помещение, перевернув все на кухне и в стенных шкафах. Затем она перешла в спальню и, открыв шкаф, нашла то, что искала — папку с бумагами. Мэгги оцепенела, не веря собственным глазам.

Это были документы об удочерении. Фотография маленькой девочки из её повторяющегося сна была прикреплена к ним. Документы подтверждали, что маленькая девочка была удочерена семьей Бернхэм.

— Мэгги, — послышался голос матери.

Мэгги обернулась и посмотрела на приблизившуюся женщину.

— Не обращай на это никакого внимания, — сказала мать испуганно. — Я объясню. Мэгги была поражена, словно молнией.

— Почему вы мне не сказали?

— Не было для этого повода. Я твоя мать.

— Это ложь! — закричала Мэгги. — Вся моя жизнь — ложь!

— Ничто не будет казаться ложью, если ты веришь, что я люблю тебя!

Мэгги вздохнула;

— Я хочу знать, кто они были!

— Мэгги, это не важно…

— Я должна знать! — закричала она. Мать заплакала:

— Они не скажут тебе. У них есть правила относительно отсутствия контакта.

— О, так контакт был. Это контакт продолжался двадцать лет! Вы должны были сказать мне!

Молния расколола небо. Мэгги чувствовала себя потерянной. Мать пыталась обнять её, но Мэгги сбросила её руку:

— Вы должны были сказать мне.

Мэгги вернулась домой обессиленной. Голова кружилась от смешанных переживаний, и она не могла больше бороться со сном. В тот момент, когда её голова коснулась подушки, она уже спала.

Мэгги снился повторяющийся время от времени сон. Она видела освещенную водонапорную башню и маленькую девочку, игравшую в салки со своим отцом.

Вдруг маленькая девочка услышала крик матери. Она повернулась и увидела, что мать выходит из погреба с искаженным от страха лицом.

— Я не скажу, — сказала женщина своему мужу. Она отступила в сторону от дверей погреба, когда её муж обошел вокруг дочери и подошел к ней. — Фред, пожалуйста, — кричала она. — Я клянусь, что не скажу!

Фред Крюгер пристально смотрел на свою жену.

— Нам необходимо поговорить, Лоретта, — сказал он спокойно. Затем взглянул на свою дочь: — Иди домой, милая!

Маленькая девочка отошла от родителей и направилась к дверям погреба. Она стала спускаться по лестнице в подвал, наблюдая за тенями родителей, кружившихся вокруг друг друга.

— Я не скажу, — произнес всхлипывающий голос Лоретты.

— Я верю тебе, — ответил голос Фреда, — но они не поверят. Они не дадут мне спасти тебя.

Маленькая девочка направилась к лестнице, ведущей в дом, напуганная звуками и голосами, которые раздавались во дворе. Она собиралась взобраться по лестнице, когда звук скрипнувшей двери привлек её внимание. Это была дверь в мастерскую её отца. Громадный висячий замок на дверной ручке был не заперт. Маленькая девочка схватилась за ручку, открыла дверь и вошла внутрь.

Она увидела на стенах вырезки из газет о пропавших городских детях и на верстаке — перчатку с когтями. Маленькая девочка нахмурила брови.

Затем в её голове что-то щелкнуло, и она направилась к дверям, выходящим в сад во дворе.

Внезапно маленькая девочка превратилась в Мэгги. Она была одета в платье маленькой девочки, но взрослого размера. У неё даже были косички с красными лентами Но Мэгги оказалась в котельной, а не во дворе. Дьявольский смех Фредди привлек её внимание.

— Я люблю домашнее кино, — сказал он — А ты, Катерина?

Мэгги обернулась и посмотрела туда, куда показывал Фредди, — на рисунок, из приюта для сирот, на котором было написано: «К. Крюгер».

— Ты была такая забавная маленькая художница, — ухмыльнулся Фредди.

— Нет, этого не может быть. Я знаю, кто я.

— Ты моя кровь, — сказал Фредди. — Только ты могла вызвать меня в своей памяти.

— Вы не можете быть моим отцом! — закричала она, отказываясь верить.

Фредди подошел к стальной двери топки:

— Они забрали тебя у меня. Но я заставил их заплатить. Я забрал всех их детей. Теперь с этим покончено.

Он распахнул дверь. Мэгги увидела улицу и фасад приюта.

— Время начинать все сначала, — сказал Фредди.

— Но это не Сарингвуд! — Фредди отвратительно засмеялся:

— В каждом городе есть своя улица Вязов. Он шагнул через дверь и закрыл её за собой. Мэгги проснулась и вскочила с постели,

— Трейси! — закричала она.

7

Трейси смотрела на себя в зеркало в женской ванной комнате, готовясь ко сну. Затем она плеснула холодной водой в лицо и услышала позади себя звук открываемой двери. Она посмотрела на неё в зеркало, затем опустила лицо, чтобы умыть его ещё раз.

Но когда она опять взглянула в зеркало, то увидела, что двери исчезли. Трейси находилась уже не в женской ванной комнате приюта, а в ванной комнате дрянного, развалившегося дома — дома, в котором она когда-то жила.

— Трейси, девочка, — окликнул её резкий голос. — Отец дома!

Трейси обернулась и увидела Фредди, стоящего рядом с широко раскинутыми руками.

— Ну-ка обними своего папу, — сказал он.

— Забудь об этом, придурок! — закричала Трейси.

— Что происходит сегодня с детьми? — ухмыльнулся Фредди. — Никакого уважения. — Он придвинулся к ней.

— Ты не можешь причинить мне боль, — сказала Трейси. — Это мой сон, и я пойду, куда хочу.

Она попробовала открыть заднюю дверь в кухне, но та была заперта.

— Это, возможно, твой сон, но правила мои, — ответил Фредди смеясь.

Трейси испугалась, отчаянно пытаясь спастись, в то время как Фредди медленно приближался к ней. Она посмотрела на газовую плиту и быстро подбежала к ней. Включив горелки, она подняла руки к огню.

— Осторожно, милая, — сказал Фредди. — Ты не должна делать себе больно, это моя работа.

Вдруг Трейси услышала знакомый голос.

— Трейси! — кричал доктор. — Где ты, девочка? Проснись. Выходи!

Трейси протянула руки в горячее пламя и завопила. Проснувшись в женском крыле приюта, она видела Мэгги, рванувшуюся к ней.

Руки Трейси были покрыты ожогами.

— Там доктор! — кричала Трейси. Мэгги и Трейси стремительно побежали вниз по коридору.

Доктор вошел в комнату для восстановления сил, ещё вызывая Трейси. Все было тихо. Напуганый, он взял бейсбольную биту и продолжал поиск.

— Доктор, — позвал голос Трейси, — это вы?

— Да, Трейси, где ты?

— Я здесь. Я застряла в одном из запирающихся шкафов. Помогите мне выбраться.

Доктор открывал один шкаф за другим, дока не дошел до конца ряда. Он протянул руку к последнему шкафу и распахнул его. Он был пуст.

— Где ты? — позвал он.

— Как раз здесь, — сказал резкий голос. Доктор повернулся и столкнулся лицом к лицу с Фредди.

— Вы её многому научили, — сказал Фредди. — Но есть ещё очень многое, чему надо учиться.

Фредди нанес сильный удар, но доктор успел увернулся. Он бил Фредди своей бейсбольной битой до тех пор, пока тот не свалился на пол. Фредди начал стонать… но затем его стоны перешли в отвратительное хихиканье, и он медленно поднялся на ноги.

— Палки и камни разломают мне кости, — сказал Фредди, — но ничто никогда не убьет меня. — Он поднял свои когти. — Они пытались сжечь меня. Они пытались похоронить меня. Они даже испытали святую воду. Но я по-прежнему существую. Они обещали мне, что…

— Они? — прервал доктор.

— Люди сновидений… те, которые дали мне эту работу! — Фредди подошел ближе. — Вы думаете, что знаете все о сновидениях? Вы ничего не знаете. В снах я навсегда. Жаль, что не будет вас!

Фредди сделал выпад. Доктор ухватился за свитер Фредди, тот отскочил в сторону, но кусок свитера остался в руке доктора.

Фредди маневрировал и поставил доктора в позицию, удобную для того, чтобы его убить. Но когда он готовился нанести смертельный удар, зазвонил колокол. Доктор стал постепенно исчезать. Фредди со злостью ударил когтями по воздуху и огорченно зарычал.

Мэгги и Трейси ворвались в офис доктора. Доктор сидел в кресле, выключая стоявший рядом будильник. Он посмотрел на них.

— Что? — сказал он. — Я не глуп, вы знаете. — Затем он протянул кусок свитера Фредди и улыбнулся. — И я думаю, у нас есть способ достать его.

Доктор посадил Мэгги в кресло и прикрепил электроды к её лбу. Электроды были подключены к компьютеру. Монитор фиксировал зазубренную синусоидную волну.

— Мы не можем достать его в сновидении, — сказал он, держа в руке кусок свитера, — но если это может выйти наружу, то и Фредди может выйти тоже. И как только выйдет, он станет реальным. А если он реален, то может истекать кровью.

— И умереть, — добавила Трейси.

— Правильно, — подтвердил доктор. — Он может быть вечным в своем мире, но мы заполучим его в наш.

— Как вы узнаете, что я вижу его? — спросила Мэгги.

Доктор кивнул на монитор:

— Он скажет мне, когда вы найдете его, и тогда я выведу вас из сна. Но вы должны будете держать Фредди, чтобы вывести его вместе с собой.

— Я знаю, — сказала Мэгги смело.

— Он будет пытаться обмануть вас, — предупредил доктор, — точно так же, как он делал это со мной и Трейси.

— Я не смогу справиться с Фредди до тех пор, пока не узнаю, что это именно он. Кроме того, он не даст мне попасть туда.

— Вы должны попасть туда сами, — сказал доктор. — И сделаете это. — Он вручил ей стереоскопические очки.

Мэгги посмотрела на него:

— Вы это серьезно?

— Они ничего не значат здесь. Но внутри сновидений они могут быть очень» полезны. Фредди использует ваши глаза, чтобы одурачить вас. Пользуйтесь очками, чтобы видеть его хитрости. Он вошел в вашу голову, вы войдите в его.

Трейси положила руку на плечо Мэгги:

— Будьте осторожны. Он очень хорошо определяет, где причинить боль сильнее всего.

Мэгги улыбнулась, затем кивнула доктору. Он включил аппаратуру, и она расслабилась. Синусоидная волна выровнялась и стала спокойной.

Прошло немного времени, и глаза Мэгги стали слипаться. Веки задрожали, и вскоре она заснула,

Мэгги открыла глаза и оказалась одна в офисе доктора. Она остановила взгляд на картине, изображавшей демонов сновидений, и долго смотрела на нее. Почему-то она казалась значительной. Мэгги надела стереоскопические очки, растворившиеся в её глазах. Когда она вновь взглянула на картину, то увидела, что та похожа на голограмму.

Мэгги приблизилась к картине и посмотрела на неё опять. Когда она протянула руку, чтобы прикоснуться к ней, её рука исчезла в холсте. Она вытащила руку, а затем осторожно просунула туда голову.

Эта картина была дорогой в мозг Фредди.

Погрузившись в картину, Мэгги очень быстро оказалась в центре мозга Фредди. Он был заполнен причудливыми плавающими тенями. Они окружали Мэгги, образуя мелькающий хоровод.

Затем в сверкающей вспышке света Мэгги обнаружила себя на последних скамьях классной комнаты школы. Окна были прикрыты, и комната казалась тусклой. Восьмилетний Фредди стоял у классной доски и снова и снова писал: «Я буду добрым с животными».

— Сын сотни маньяков, — насмехались над ним одноклассники. — Сын сотни маньяков.

— Я в его памяти, — сказала себе Мэгги.

Еще одна вспышка света поместила её в подвал дома на улице Вязов. Подросток Фредди находился в мастерской отца, когда тот вошел туда с бутылкой виски в одной руке и кожаным ремнем в другой.

— Ты был пустым местом с того дня, как я взял тебя, — сказал отец неприятным и пьяным голосом. — Время принять лекарство! — Он высоко поднял ремень, чтобы ударить.

Еще одна вспышка света отправила Мэгги в сарай. Фредди, теперь уже юноша, спал на своей походной кровати, когда появилась группа разъяренных взрослых людей.

— Он там, — выкрикнул кто-то. — Разлейте вокруг бензин. Суд уже давно должен был позаботиться об этом.

Горящая бутылка с грохотом пролетела через окно и взорвалась на полу. Повсюду вспыхнуло пламя. Фредди вскочил и пытался бежать, но пламя охватило его.

Он завопил от боли, но его крик утих, когда в огне неожиданно появились три жуткие фигуры. Они выглядели как демоны сновидений на картине доктора. Они кружились вокруг горящего Фредди.

— Мы знаем, чего ты хочешь, — сказали демоны.

— Я хочу их всех! — кричал Фредди.

— Тогда сделайся доступным — и ты будешь вечным!

Демоны ворвались во Фредди, вызвав ещё одну вспышку света.

Мэгги опять оказалась в подвале дома на улице Вязов. Но теперь она была маленькой девочкой в её повторяющемся сновидении — маленькая Катерина Крюгер. Она услышала глухие звуки снаружи и выбежала из дверей погреба.

Девочка подбежала к краю дома Там Фредди стоял над телом Лоретты.

— Мама! — позвала она испуганно. Фред повернулся к дочери:

— Не бойся, бэби. Мама должна была понести наказание за то, что совала нос в специальную мастерскую папы. Но ты не скажешь, не правда ли?

— Я не скажу, — сказала маленькая девочка, заплакав.

Неожиданно вспышка света перенесла Мэгги в котельную Фредди.

— Но ты рассказала, не так ли? — произнес резкий голос.

Мэгги повернулась лицом к Фредди.

— Теперь время для тебя принять лекарство, — добавил Фредди.

— Ты убил мою мать, — сказала Мэгги.

Фредди Хихикнул:

— Она лежит там… и ждет тебя. Фредди приблизился к ней, но Мэгги не испугалась.

— Ты убил мою мать! — заорала она. — Она схватила его и крепко держала.

В реальности волна на мониторе доктора стала дикой.

— Она схватила его! — крикнула Трейси. Доктор подвинулся к спящей в кресле Мэгги:

— Тогда давайте вернем её из сна.

Мэгги и Фредди начали медленно исчезать. Глаза Фредди расширились, когда он понял, что происходит.

— Нет! — закричал он.

Доктор разбудил Мэгги. Она вышла из сновидения насильно. Все оглянулись по сторонам, готовые к нападению. Но Фредди нигде не было видно.

— Где он? — спросила Трейси.

— Он был со мной, — сказала Мэгги.

— Может быть, путешествие убило его, — предположила Трейси.

Мэгги приложила руки к глазам:

— Нет… я все ещё вижу вещи его глазами, как во сне. Он все ещё жив. Это ещё не закончено.

8

Мэгги спустилась по ступенькам в подвал приюта и стояла перед комнатой с железной дверью Доктор и Трейси последовали за ней вниз.

— По всей видимости, его здесь нет, — сказал доктор.

— Я буду чувствовать себя лучше после того, как мы проверим это, — настаивала Мэгги. Она отперла дверь и вошла в комнату. Вдоль стен тянулись полки, заполненные разным оружием, конфискованным у подростков приюта.

— Я не могу поверить, что это мы отбираем у детей, — сказал доктор — Полицейские давно должны были забрать оружие

— Радуйтесь, что они не сделали этого, — усмехнулась Мэгги. — Нам понадобится что-нибудь, чтобы ударить его.

— Вы в самом деле думаете, что он здесь? — спросила Трейси

— Он здесь, — сказала Мэгги. — Я чувствую это.

Мэгги схватила бейсбольную биту и двинулась по подвалу. Она слышала дыхание и ориентировалась по этому звуку. Фред был совсем рядом, скрываясь за сваленными в кучу ящиками.

— Вы в самом деле здесь, — прошептала Мэгги, пряча за спиной биту. — И вы всего лишь мужчина.

— Но я не виноват, — сказал Фред слабо. — Ты видела, что они сделали со мной, когда я был ребенком. Я любил тебя… и твою мать. Я пытался быть хорошим.

— Я знаю, папа.

Фред улыбнулся, медленно поднимаясь с пола:

— Я знал, что ты поверишь мне. Подойди к папе.

Мэгги усмехнулась и подошла ближе.

Тогда Фред поднял свою страшную перчатку и приготовился нанести удар. Но Мэгги была наготове. Она крепко держала биту и ударила ею по руке, выбив перчатку и поспешно подняв её Она обернулась, но Фредди исчез.

— Мэгги, — окликнул доктор.

— Я здесь, — ответила Мэгги. — Со мной все в порядке!

Мэгги вошла в комнату с железной дверью и увидела озабоченные лица Трейси и доктора.

— Фредди где-то здесь, — сказала Мэгги. — Он ранен, но все ещё опасен.

Мэгги вышла из комнаты. Но прежде чем Трейси и доктор последовали за ней, отвратительный Фредди бросился мимо Мэгги и хлопнул дверью, закрыв ее…

Трейси тут же попыталась отпереть замок.

— Где ключи? — крикнул доктор.

— Я не знаю, — ответила Трейси. — Замок заржавел.

— Отдай папе его перчатку обратно, принцесса, — сказал Фредди.

Мэгги молчала, продолжая медленно отступать. Вдруг глаза Трейси просветлели и она убежала.

— Куда ты? — окликнул её доктор.

Трейси бешено искала что-то в ряду полок. Найдя то, что искала, Трейси помчалась обратно к двери.

— Они забрали тебя у меня, — сказал Фредди, — но мы можем быть вместе Я могу устроить это, и ты будешь жить вечно.

— Как вы? — спросила Мэгги с ненавистью.

— Лучше, чем я. Я покажу тебе как.

Фредди потянулся за перчаткой. Мэгги с силой ударила его:

— Как вы показали моей матери? — Она ударила его ещё раз. — И Карлосу? — Она ударила опять. — И Спенсеру?

Фредди блокировал её последний удар и толкнул в глубину подвала. Затем он приблизился к ней:

— Тебя надо отшлепать.

— Мэгги, — неожиданно закричала Трейси.

Мэгги повернулась к Трейси и увидела взрывное устройство в трубе — бомбу, которую Келли конфисковал у Спенсера. Трейси швырнула ей бомбу через решетку железной двери.

Мэгги сунула бомбу в перчатку и обернулась как раз вовремя — Фредди подошел к ней совсем близко. Мэгги протянула руку и погрузила перчатку с бомбой глубоко в грудь Фредди. Он завопил в агонии, затем упал на пол.

— Счастливого дня отца, — сказала Мэгги, порылась в своих карманах и нашла ключи от двери. Она выпустила Трейси и доктора, и они стали подниматься по лестнице.

Лежа на полу, Фредди пытался вытащить перчатку. Но он знал, что было слишком поздно.

— Дети, — проворчал он, медленно качая головой.

Фредди разорвало на сотни обуглившихся кусочков. Три маленьких демона появились в воздухе и закружились в водовороте, прежде чем исчезнуть.

Наверху в коридоре приюта Келли и подростки недоуменно оглядывались.

— Что происходит? — спросил Келли. Трейси невинно пожала плечами.

— Кажется, взорвался котел в подвале, — предположил доктор.

Келли помчался вниз по ступеням. Дети последовали за ним.

Затем доктор вопросительно посмотрел на Мэгги.

— Фредди мертв, — сказала она.