/ Language: Русский / Genre:sf,

Деревня Страха

Мартин Джексон


Джексон Мартин

Деревня страха

МАРТИН ДЖЕКСОН

ДЕРЕВНЯ СТРАХА

Глава I

Тихий звонок дверного колокольчика отвлек Остина Тренча от дел, которыми он занимался перед завтраком у себя в кабинете. Аккуратно закрыв блокнот, он прошаркал по каменному полу в прихожую и открыл тяжелую входную дверь. Стоявший на пороге почтальон почтительно улыбнулся и протянул ему небольшой сверток.

- Извините за беспокойство, викарий. Вам заказная бандероль. Распишитесь, пожалуйста.

Тренч кивнул головой, старательно, как школьник, вывел свою подпись в регистрационной книге почтальона и принял сверток.

- Большое спасибо, - пробормотал он и, предвидя привычную фразу о погоде или о состоянии сада, отступил в дом, чтобы по обыкновению ограничиться коротким ответом и на этом закончить дело.

- Признаться, викарий, ваши георгины просто великолепны.

- О да, действительно. Это заслуга садовника, мистера Хокинса. Нам его будет очень не хватать, когда он уйдет на пенсию.

Почтальон кивнул головой в знак согласия и собрался уходить.

- Да, это так. В наше время настоящих мастеров своего дела становится все меньше и меньше. Печально. Что ж, мне пора. Всего хорошего, викарий.

Почтальон покатил свой велосипед по извилистой дорожке. Проводив его взглядом до калитки, Тренч задержался на секунду в дверях, чтобы насладиться пением птиц, слабым шелестом листьев плюща и вдохнуть доносившийся с погоста пряный аромат свежескошенной травы.

Июньский день выдался на славу, солнце уже прогрело воздух и издалека доносился детский смех, напоенный радостью от общения с внешним миром. Тренч стоял и упивался совершенством природы, ощущая абсолютную целесообразность всего сущего. Переводя взгляд на сверток, он вздохнул. В такие минуты он был почти убежден, что, возможно, ему было бы лучше стать обыкновенным тружеником, хотя бы почтальоном, кем угодно, но только не человеком с таким огромным грузом забот, причинявших ему страдание.

Вернувшись в кабинет, Тренч осторожно прикрыл дверь и сел за письменный стол. Он начал было разворачивать бандероль, но потом передумал и на секунду взглянул в окно - его восхищенному взору предстали четкие, изящные линии вверенной ему церкви с коротким, мощным шпилем, увенчанным медным флюгером, блестевшим на солнце. Несмотря на возникавшее у него время от времени желание сложить с себя свои обязанности, он испытывал удовлетворение от того, что возглавляет этот прекрасный и славный своими традициями приход.

Вот уже двадцать три года Остин Тренч стоял во главе прихода, вот уже двадцать три года табличка с его именем, выведенным золотыми буквами, украшала западные ворота Уэлсфордской приходской церкви. За все эти годы он ни разу не уклонился от исполнения своего долга, упорно и самоотверженно трудился над тем, чтобы сохранить добрую славу деревни, лежавшей за воротами его дома. Он и сейчас собирался действовать решительно и без колебаний, не сворачивать с избранного им пути под давлением безнравственности, все более и более угрожавшей его приходу. Он собирался исполнить свой долг, чего бы это ему ни стоило.

Длинными сильными пальцами он сорвал со свертка обертку и извлек его содержимое - книгу под названием "Сумерки разума", напечатанным четкими белыми буквами на блестящей черной обложке. Отложив книгу в сторону, Тренч навел порядок на рабочем месте: сложил аккуратно на краю стола блокнот, карандаши, ластик и линейку. Смахнув с папки пыль и сор от ластика, он положил книгу прямо перед собой и открыл ее на вступлении. Он собирался почитать с полчаса, а потом, во время завтрака, состоявшего обычно из свежесваренного яйца и поджаренного хлебца, осмыслить прочитанное.

Тем же самым утром почтальон разнес по адресам три письма, примечательных тем, что они, как две капли воды, походили друг на друга: все три в самодельных конвертах, надписанных характерным почерком викария и с пометкой "Срочно" в верхнем левом углу. Одно письмо было адресовано Дэвиду Мэрриоту, директору только что возникшего Уэлсфордского общественного центра, второе - полковнику Гарри Роджерсу, президенту Уэлсфордского клуба консерваторов и третье - Тому Редклифу, молодому и, как говорили многие, блистательному председателю недавно созданного Уэлсфордского общества кинолюбителей.

Мэрриот разбирал почту на бильярдном столе в баре, находившемся в глубине общественного центра. Счета он откладывал в одну сторону, запросы - в противоположную, а всю остальную корреспонденцию бросал на середину стола. Письмо от викария подпадало под все три определения, и Мэрриот встал перед первой в тот день дилеммой. Он прочитал письмо дважды и, читая его во второй раз, понял, что никогда ранее к нему в руки не попадал документ столь чудной по своему содержанию:

"Уважаемый господин Мэрриот!

Прежде всего, позвольте мне воспользоваться представившейся возможностью и поблагодарить Вас за то, что в прошлом месяце Вы обратились именно в наш праздничный комитет с заявкой насчет проката у мужского клуба нескольких столов на козлах и мишени для игры в "дартс". Вы, конечно, в курсе того, что все средства от проката нашего имущества поступают непосредственно в скромный - что вызывает сожаление - фонд реставрационных работ, и я уверен, что Вы, как деловой человек, знаете, как важно вовремя платить по счетам. Поэтому позволю себе напомнить Вам, что сумма в пять фунтов, причитающаяся нам за прокат столов и мишени, до сих пор Вами не выплачена, что произошло, я уверен, по чистому недоразумению, которое Вы, несомненно, не замедлите устранить.

Я был бы Вам также необычайно признателен, если бы Вы прислали мне Ваши расценки за пользование Вашей открытой площадкой для игр, как я понял из разговоров с прихожанами, компания, владеющая барами общественного центра, является также и владельцем вышеуказанной площадки. Мне пришла в голову мысль, что она идеально подошла бы для осуществления задуманного мною начинания, и поэтому, прежде чем приступить к воплощению своих планов, я хотел бы узнать, могут ли владельцы площадки предоставить мне ее на один день и, если могут, то за сколько. Могу заверить Вас в том, что, если сумма окажется приемлемой, оплата будет произведена незамедлительно.

И, наконец, перехожу к одному неприятному вопросу. Как мне стало известно, вот уже несколько недель какие-то молодые люди, все, как один, длинноволосые, шумного поведения и неприятного вида, собираются по вечерам на Вашей автомобильной стоянке и нарушают общественный порядок. Это вызвало столь сильное недовольство среди части прихожан, что мне пришлось дать им обещание вмешаться и попытаться исправить положение. Между моими прихожанами и Вашими посетителями, мистер Мэрриот, существует огромное различие. Мои прихожане в своем большинстве - жители деревни, с давних пор известной своей красотой и прочностью устоев. И поэтому мне прискорбно наблюдать, как наша деревня обезображивается присутствием вульгарных и наглых субъектов, а также их распущенных девиц, и я с ужасом слышу, как воздух вокруг наполняется громкой грубой бранью и сквернословием. Три года назад, когда вопрос о создании общественного центра обсуждался в совете, я высказал серьезные опасения по этому поводу, и ныне я вынужден с глубоким сожалением признать, что самые мрачные мои предсказания начинают сбываться. Поэтому, не соблаговолите ли Вы, как человек, несущий ответственность за поведение своих клиентов, принять меры к тому, чтобы молодым людям было запрещено употреблять спиртные вапитки и буянить на глазах у окружающих. Естественно, было бы лучше и вовсе запретить им посещать Ваш центр, хотя я понимаю, что осуществление такой меры представляется весьма сложным делом.

Надеюсь, что Вы уделите самое пристальное внимание каждому пункту моего письма и не замедлите, по мере возможности, с ответом.

Искренне Ваш,

Остин Тренч, М. Г. ff."

Мэрриот в конце концов решил пока что положить письмо викария в боковой карман пиджака. Предстояло много работы, ведь общественный центр существовал не сам по себе. С самого начала он стал излюбленным местом отдыха, причем круг его посетителей не ограничивался только жителями деревни - сюда съезжались люди со всей округи. Центр включал в себя три бара, очень популярную дискотеку, две игровые комнаты, маленький концертный зал и спортивный зал. Спортивный зал не пользовался особым вниманием посетителей, но тем не менее оправдывал свое существование - он придавал центру вид благопристойного заведения.

Собрав три стопочки писем, Мэрриот понес их в другой бар с тем, чтобы работавшая там его жена могла принять по ним необходимые меры. Он шел, и на лице у него ширилась ухмылка - уж кто-кто, а он-то умел высмеять кого угодно. Этот старый викарий был как раз подходящим объектом для розыгрыша. У Мэрриота даже потеплело на душе, когда он представил реакцию парней, о которых шла речь в письме викария: он собирался пустить письмо по кругу - пусть они от души посмеются и придумают еще что-нибудь, чтобы досадить преподобному викарию. К тому же можно было бы устроить состязание на лучший ответ на это послание с призом победителю в один фунт. Некоторые из них были очень смышленые, гораздо умнее того сброда, что обычно собирался в баре и курительной комнате. Среди них была парочка школьных учителей, а один даже работал директором какой-то фабрики. Да, они от души посмеются, и все благодаря старине Мэрриоту, у которого всегда имелась в запасе какая-нибудь шутка. Секрет успеха, как он не переставал повторять себе, заключался в том, чтобы уметь все обратить себе на пользу. Только так можно добиться намеченной цели.

Полковник Роджерс во многих отношениях походил на Мэрриота, хотя никогда не признался бы себе в этом. Он, конечно, учитывал свое положение в обществе и поэтому в своем поведении соблюдал определенные приличия. Но в рамках этих приличий шутки вполне допускались, и среди членов клуба консерваторов, Гарри слыл отчаянным весельчаком. Он мог делать и говорить самые возмутительные вещи, но при этом проявлял сдержанность и сохранял присущий настоящему джентльмену такт; дамам он нравился, а всем мужчинам льстило называться его другом. Роджерс решил, что письмо от Остина Тренча заслуживает самого пристального внимания. К викарию нельзя было отнестись просто с презрением, как он того заслуживал. Комитету клуба следовало подготовить уважительный ответ, а после этого вопрос можно было, конечно, свести к шутке.

Прочитав письмо за завтраком, поданным ему в постель, Роджерс поднялся и кликнул жену, которая сидела в саду и пыталась хотя бы немного загореть перед предстоявшей поездкой в Испанию.

- Долли, поднимись ко мне на минутку. Хочу тебе кое-что показать.

Долли знала о том, что спокойное выражение лица - самое надежное средство от появления морщин, а она и так уже походила на сморщенную старуху. Поэтому, подавив в себе чувство раздражения, она перевернулась в шезлонге и поинтересовалась, так ли уж это важно.

Получив от мужа заверение, что да, она с неохотой поднялась и, осторожно ступая в туфлях на высокой пробковой подошве, вошла в дом, бормоча при этом те немногие ругательства, которые, как она считала, не требовали работы мышц лица.

Когда она появилась в спальне, муж протянул ей письмо.

- Прочитай, дорогая, и ты, наконец, начнешь понимать, что я имею в виду, когда говорю о докучливых стариках и старухах.

Долли выхватила у него письмо и, держа его на расстоянии вытянутой руки от глаз - нежелание носить очки было еще одной из ее причуд, - принялась читать вслух, в стиле леди Макбет, что у нее выходило очень неплохо - в свое время она готовила себя к сцене, но, по ее мнению, ее талант так и не нашел должного признания. Письмо гласило:

"Уважаемый полковник Роджерс!

Меня встревожило и потрясло сообщение местной газеты о том, что руководство Уэлсфордского клуба консерваторов обратилось в соответствующие органы с ходатайством о расширении перечня спиртных напитков, разрешенных к продаже. Несомненно, Ваш долг, как президента клуба, состоит в том, чтобы не допустить осуществления подобного шага. Я всегда считал, что консерватизм - это состояние ума, которое определяет манеру поведения. Получается, вроде бы, что я ошибался все эти годы. Я не вижу ничего консервативного в безответственном стремлении не отставать от так называемых достижений других организаций путем копирования их наихудших черт. Вы, несомненно, должны отдавать себе отчет, что чрезмерное употребление алкоголя является таким же громадным социальным злом, что и захлестнувшая нас ныне волна распущенности и вседозволенности. Как мне кажется, Ваша главная задача заключается в установлении норм поведения; если это так, то тогда совершенно очевидно, что Вы поступаете безответственно, поддерживая это последнее решение, направленное на дальнейшее ослабление старых, добрых структур нашего общества. Вы нарушаете свои обязанности. Я намерен протестовать всеми доступными способами - я уже написал письма в адрес вашей национальной ассоциации и органа, ведающего выдачей разрешений. И все же я питаю надежду, хотя и слабую, признаюсь Вам, что Вы, как человек задающий тон во вверенной Вам организации, вернете чистоту моральных устоев и осудите гедонистский порыв, угрожающий рядовым членам Вашего клуба.

С уважением,

Остин Тренч."

Уронив письмо на кровать, Долли пристально посмотрела на мужа.

- Старый кретин, - сказала она, раздувая ноздри, и сложила свои веснушчатые руки на обвислой груди. - Ну и что ты собираешься предпринять?

Роджерс почесал колкую щетину усов.

- Я, конечно, поступлю с этим письмом точно так же, как с любым другим. Прочитаю его на заседании комитета, и мы отправим викарию надлежащий ответ. Короткий, вежливый и твердый. Но теперь-то ты понимаешь, Долли. Эти чертовы хрычи, вцепившиеся зубами в свое место, считают себя вправе целиком распоряжаться всеми в приходе. Однако этот священник явно зарывается. Явно.

Долли посмотрела на свое отражение в зеркале, подтянула к вискам обвисшую кожу и на миг представила, как она могла бы выглядеть, если бы не джин, обильная пища и годы, проведенные в Африке, - все это оставило свой след. Она подумала об Остине Тренче и о том, как хорошо он всегда выглядел: чистая, гладкая кожа, квадратное лицо с властным взглядом блестящих карих глаз, зубы цвета бледной слоновой кости и копна жестких седых волос. Ростом выше шести футов, всегда бодр и свеж, двигается как хорошо отлаженный механизм. Результат самоограничения, полагала она, умеренности во всем. По сравнению с ее мужем, с его отекшим от пива лицом, желтыми зубами и сутулой фигурой доходяги, викарий выглядел эдаким Адонисом * средних лет. От такого сравнения раздражение ее только усилилось.

- Тебе надо, черт возьми, устроить ему хороший разнос, чтобы он спустился с небес на землю, а то витает себе в облаках, - сказала она и отошла от зеркала. Муж снял пижаму и выглядел столь же удручающе, что и она сама.

Почувствовав на себе ее взгляд, Роджерс втянул живот и на прямых негнущихся ногах направился в ванную.

- В этом нет необходимости, дорогая, - уверил он ее, проходя мимо. - Существует старый армейский принцип, который следует применить в данном случае - никогда не стреляй по воробьям из пушки. Старина Тренч слишком привык всеми командовать. Резкий ответ на его проповедь - вот и все, что требуется. Увидишь. - Он закрыл за собой дверь ванной.

Долли выглянула в залитый солнцем внутренний дворик и решила еще часок позагорать, и только потом наложить макияж, чтобы подготовиться к общению с внешним миром. А мир этот был жесток, Люди, отказывавшие себе в развлечениях, выглядели как боги, а другие, такие как она, ее муж, большинство их приятелей, которые отличались жаждой жизни и наслаждались всеми ее прелестями, почему-то были вынуждены подолгу приводить себя в порядок и прибегать ко всякого рода ухищрениям и уловкам, прежде чем осмеливались хотя бы выйти на улицу. Тренч и его Бог косвенно отомстили им.

В отличие от семьи Роджерсов, Том Редклиф снимал небольшой, уединенный коттедж, построенный более сотни лет тому назад и скрывавшийся за мощной живой изго

* Адонис - в греческой мифологии спутник и возлюбленный Афродиты - богини красоты; тоже отличается удивительной красотой.

родью, над которой угрожающе нависал дуб, должно быть, выглядевший приятным и безобидным деревцем во времена, когда дом этот только отстроили. Внутри дома царил тщательно продуманный, нарочито созданный беспорядок, который во всех своих мелочах должен был свидетельствовать о бурной культурной жизни его обитателя. В свои двадцать четыре года Редклиф решил, что, если он хочет добиться поклонения, которого жаждал по складу своего характера, ему следовало сделать ставку на создание образа исключительности, причем в достаточно узком кругу, с тем чтобы окружающие могли оценить его по достоинству. Работать ему не было необходимости - у него было достаточно крупное состояние, да к тому же он получал доход от сдачи в наем нескольких домов, которые достались ему в наследство. Он склонялся к мысли податься в киноискусство, но затруднение состояло в том, что такие же желания испытывали и некоторые очень талантливые люди. А Том не мог составить им конкуренцию. Он нуждался в объяснении того, что хорошо и что плохо, и, кроме того, выработка новых идей не относилась к его сильным сторонам. Что он действительно умел, так это пускать пыль в глаза. Поэтому, вооружившись знаниями, добытыми в результате трех лет поверхностного чтения специальной литературы и всех солидных журналов и газет по киноискусству, он создал свой миф. Общество кинолюбителей стало тем местом, где только им восхищались и где только его боготворили. Главное, к чему он стремился, - произвести на людей впечатление и шокировать их. Все понастоящему известные люди поступали именно так. Если бы преподобный Тренч видел реакцию Редклифа на полученное им письмо, он бы удивился - молодой человек был в восторге.

- Ты только послушай! - воскликнул он, обращаясь к скомканному стеганому одеялу, лежавшему посередине его круглой кровати. Одеяло зашевелилось, из-под него выглянула белокурая женская головка, принадлежавшая довольно потасканной молодой особе, по лицу которой густым слоем была размазана косметика.

Редклифу нравились молодые, яркие и распутные девицы. Эта особа околачивалась у него уже больше недели, и поэтому она имела шанс со временем стать его верным другом.

- Что там? - Девушка попыталась улыбнуться - на большее после вчерашней, самой шикарной пьянки в ее жизни у нее не хватало сил. Ей показалось, что язык присох к небу, и она принялась делать быстрые глотательные движения, стараясь побороть Неприятное ощущение и изобразить на лице подобие интереса. Только бы не поперхнуться и не закашляться, чтобы не испортить впечатления.

Потом она перевела взгляд на Редклифа, стоявшего перед ней во всем своем великолепии - в оранжевом бумажном свитере и расклешеных голубых джинсах. Если бы они вдруг разругались, она бы высказала ему все, что думала о его волосах. Ворхал носил парик, но, по крайней мере, честно признавал это. Редклиф был крашеным блондином, и при определенном освещении его волосы походили на медную стружку .с зеленоватым отливом.

- Вот, письмо от местного викария, - сказал он, держа в руках листок бумаги, - Боже, просто невероятно. Надо будет вставить его в рамку. Послушай - он пишет о нашем обществе кинолюбителей: много болтовни о чувстве ответственности, о тенденциях к моральному разложению и все такое прочее. Но вот это место я тебе прочту, оно великолепно: "В вашей программе указано, что вы намереваетесь устроить в скором времени показ фильма под названием "Виридиана". Мне известно о непристойном характере его содержания. Я лично не видел этот фильм, но читал несколько рецензий на него, и все они, как одна, носили разгромный характер. Известно ли вам, что в данной картине демонстрируются акты неприкрытого святотатства, что в нем присутствуют сцены, в которых высмеивается сам Создатель, и что общая мораль фильма - если ее можно назвать моралью, в чем я сомневаюсь, - состоит в том, что вера в Бога не может существовать в так называемом просвещенном обществе? Мне очень огорчительно, что вы намереваетесь показать подобную мерзость в нашем приходе, да еще под флагом пропаганды культуры. Будучи молодым человеком, вы, вероятно, слишком увлечены поисками нового знания. Заклинаю вас подумать о глубинных последствиях, к которым могут привести ваши действия, прежде чем вы, сами того не желая, еще более углубите пропасть безнравственности и безбожия, что разверзается под ногами современного человека. Если вы пользуетесь влиянием в обществе, то обратите его во благо. С нетерпением жду вестей о пересмотре вашей программы".

Редклиф подбросил письмо высоко в воздух и ликующе взмахнул руками, как будто выиграл в лотерею.

- Мы добились своего! Работаем всего шесть месяцев, но своего уже добились!

- Добились чего? - Девушка полагала, что всегда лучше переспросить, если не понимаешь, о чем говорит собеседник, даже если от тебя ждут понимания.

- Мы удостоились неодобрения истэблишмента, крошка, вот чего. На нас надвигаются силы подавления.

- Это хорошо? - Она села в постели, выставив напоказ очень крупные груди.

Ее не интересовала политика. Она добилась успеха у Редклифа тем, что сразила его своими познаниями в области кино. У нее был особый дар запоминать главные технические достоинства практически каждого просмотренного ею фильма. Такой дар не мог, конечно, гарантировать ей существенного восхождения наверх, впрочем уровень Редклифа ее вполне устраивал. Ей нравилась такая жизнь.

- Да это просто потрясающе! - Редклиф уселся на край туалетного столика и задумался. - Для начала напишу во все журналы. Еще позвоню в парочку обществ в Лондоне. Это их очень позабавит. "Одинокий голос в защиту свободы искусства" - чем не заголовок, а? - Он наклонился и ущипнул свою подружку за нос, потом за сосок. - Но самое главное, самое важное - мне необходимо написать ему просто безобразный ответ. И сказать, что к чему. На смену невежественному, всеподавляющему духовенству приходит чистое, либеральное, свободолюбивое движение художников.

Он обладал способностью говорить заголовками. Прошлой ночью, когда его подружка вонзила свои зубы ему в живот, он схватил ее за загривок и произнес: "Неистовая жертва награждает насильника бешенством". Выходило это у него спонтанно, что являлось следствием его постоянной готовности покрасоваться на публике.

Пока Редклиф расхаживал по комнате, составляя резкий ответ викарию, девушка встала с постели и начала вяло почесываться. Про себя она отметила, что на улице светило солнце и было тепло - словом, наступил еще один день, когда можно поваляться где-нибудь и расслабиться.

И незаметно вздремнуть, думала она под заунывный бубнеж Редклифа о роли Нормана Макларена в развитии документального кинематографа. Она нашла свою норку и жизнь казалась ей прекрасной.

- А викарий может закрыть твое общество? - лениво спросила она, нарушив ход мыслей Редклифа.

- Допускаю, что у него может хватить глупости попытаться сделать это, - ответил он. - Но прогресс остановить невозможно. Люди более достойные, чем он, предпринимали такие попытки, но у них ничего не вышло. Дело, видишь ли, в том, что викарий живет вне своего времени. Он социальный динозавр. И стоит на пути живого, развивающегося общества.- Редклиф хмыкнул и подмигнул.- Как диковинка, которую мы можем использовать для создания себе рекламы, он просто великолепен. Как человек, представляющий угрозу, он никто.

Насколько Тренч себя помнил, в тот день он впервые нарушил заведенный им распорядок. Обычно, по пятницам, утренние часы отводились для подготовки к проповеди. Он специально оставлял эту работу на конец недели, чтобы при необходимости включить в свое обращение к верующим все животрепещущие проблемы. К проповедям он готовился с тщательностью, стараясь не упустить чтонибудь существенное или не пройти мимо объекта для критики. Постоянных прихожан было немного, но Тренч знал, что очень многие жители деревни читают приходский журнал. Его послания отличались ясностью, точностью и верностью букве и духу законов церкви, которой он служил.

Каждая проповедь печаталась в журнале, обычно в сокращенном виде, и поэтому при их написании Тренч сразу достигал двух целей, экономя при этом драгоценное время. Никогда раньше Тренч не позволял себе откладывать эту работу на потом, но в тот день он приступил к ней гораздо позже, так как его внимание отвлекла полученная им утром книга.

В процессе чтения он делал подробные записи, иногда переписывал целые абзацы. Красными чернилами он ставил различные пометки на полях, понятные только ему одному. Прервав свои занятия только для того, чтобы быстренько - быстрее обычного - позавтракать, он проработал до половины второго, исписав в результате пять крупноформатных листов. Никогда за всю свою жизнь он не работал так сосредоточенно и с таким удовлетворением.

Тренч откинулся на спинку стула и промокнул лоб белоснежным носовым платком. Он снова - в который раз за это утро посмотрел в окно. Его деревня, думал он, его приход. Потом посмотрел на свои записи и медленно покачал головой. Его острый, ясный взгляд быстро пробежал по разложенным на столе листкам, выхватывая абзац там, строку здесь. И куда бы ни падал его взгляд, везде он находил подтверждение своим предчувствиям - научно обоснованные признаки ужасов, которые священнослужитель мог распознать и без помощи микроскопа. Он сложил бумаги и засунул их в ящик стола. Он хотел положить туда же и книгу, но потом передумал и решил взять ее с собой в сад. В разгар прекрасного дня, окруженный прелестными дарами щедрого Бога и Его изобильной Природы, Тренч думал о том, что время, отведенное на спасение этого чудесного мира, истекает. А ему еще предстояло определить свое собственное положение. Тренч считал, что если человечеству, миру и суждено спастись, то работу по их спасению должен начать именно такой человек, как он.

Глава II

На следующей неделе, в среду утром, Тренч получил ответы на все три письма. Он всегда был убежден в своей способности правильно реагировать на возражения и разумную критику; чего он не переносил - так это насмешки.

Короткая записка, отпечатанная на фирменном бланке Уэлсфордского клуба консерваторов, в резкой форме уведомляла священника о том, что содержание его письма принято к сведению, при этом сообщалось, что члены комитета считают себя достаточно компетентными для принятия решений по вопросам внутренней политики клуба без посторонней помощи. В конце стояла подпись секретаря, а не президента, кому письмо это первоначально было адресовано. Тренч довольно сильно расстроился, но это оказалось еще не все - следующей почтой поступило письмо от общественного центра. По мнению Тренча, с ним никогда за всю его жизнь не обращались так грубо.

"Уважаемый господин Тренч!

Спасибо за Ваше послание. В своем письме прилагаю пять фунтов в уплату причитающейся Вам суммы. Буду признателен, если получу от Вас квитанцию.

Что касается интересующих вас расценок, должен сообщить Вам, что в настоящее время мы не можем пойти на использование игровой площадки для политических или пропагандистских целей. Так как руководство центра полагает, что Ваши интересы пролегают между политикой и пропагандой, должен Вам с сожалением сообщить, что, по всей вероятности, Вам будет отказано в аренде площадки.

Ваши замечания, касающиеся молодых людей на автомобильной стоянке, были тщательно изучены. Хотел бы напомнить Вам, что у нас в стране существуют законы, направленные на борьбу с правонарушителями, и мне также хотелось бы отметить, что, насколько я в курсе, молодые люди, посещающие наш центр, не нарушили ни один из вышеуказанных законов. А я твердо верю людям, делающим то дело, за которое им платят деньги. Если же мои клиенты и допустили действительные, а не мнимые нарушения общественного порядка, то, я уверен, соответствующие органы разберутся в этом.

А пока что занимайтесь спокойно своим делом, и, я надеюсь, что в будущем Вы проявите аналогичную любезность в отношении руководства центра.

Искренне Ваш,

Дэвид Мэрриот".

Письмо от Редклифа носило настолько оскорбительный характер, что при чтении его краска приливала к щекам Тренча. Его потрясла не столько грубость, сколько наглость и высокомерие. Этот юноша имел нахальство оскорбить служителя церкви и даже намекнуть на то, что духовенство переживает свои последние дни. Особенно возмущали заключительные строки письма.

"В современном мире каждый человек должен стремиться к личной свободе, а не к всеобъемлющему набору предубеждений и ограничений, выдаваемому за демократию. По моему убеждению, Вы представляете силы тьмы.

Вам хотелось бы удушить просвещение с помощью своих традиционных орудий страха и невежества. Я посоветовал бы Вам спуститься на землю с высоты своего фанатизма и взглянуть на ту часть человечества, которая свободна от подобных оков. Я считаю за счастье жить в такое время, когда всем становится ясно, что Вы и подобные Вам являются паразитами на теле общества. Из вышеизложенного Вы можете сделать вывод, что я не имею намерения вносить изменения в мою программу".

Это язвительное послание, очевидно, сочинялось в великом веселье, и Тренч начал сравнивать свое положение с положением первых мучеников - отвергнутых и гонимых.

Но, подумав об этом спокойно, он понял, что никакой он не мученик. Церковь давно восторжествовала. Две тысячи лет христианского влияния создали образ жизни, воплощавший в себе лучшие человеческие добродетели - сдержанность, человеколюбие, уважение к земле и послушание Богу. Остин Тренч является хранителем этих традиций. А что надлежит делать хранителю перед лицом надвигавшейся опасности? Ясно что - не отступать и не сдаваться.

Церковь и ее служители не впервой подвергались гонениям и издевательствам. Тренч заставил себя вспомнить, что именно благодаря упорству и целеустремленности христианство одержало победу; несмотря на ужасные поражения служитель церкви никогда не сдавался. Он всегда настаивал на твердой приверженности Богом установленным принципам и всегда исполнял свое дело с неизменной честностью. Но теперь болезнь, поразившая общество, требовала чего-то большего, чем простое упорство. Борьба против создания общественного центра, против продления времени продажи спиртных напитков, против грубости и падения общественных нравов - твердая позиция Тренча по всем этим вопросам ни к чему не привела. Его просто не принимали во внимание, им пренебрегали. Церковь, если только он не ошибается, утрачивает свою силу. И поэтому возникает вопрос - что же делать?

Когда его терзали сомнения и требовалось сделать выбор, Тренч всегда поступал одинаково: он обращался к Богу. И он твердо верил, что всегда получал ответ. Он не слышал раскатистого, громового голоса и не видел предзнаменований на небесах - нет. Ответ как бы исходил изнутри его. Как представитель Бога на земле, он заключал в себе сущность Бога, и, когда к нему обращались за помощью, эта сущность напрямую закладывала ответ в его сознание.

В ту среду, после полудня, в доме стояла мертвая тишина. Остин Тренч всегда жил один, и в доме царил образцовый порядок - следствие его пристрастия к аккуратности и чистоте, а также того факта, что кроме него беспорядок устраивать было некому. Он прошел в гостиную и уселся в большое, с широкими подлокотниками кресло, которое ему подарили прихожане по случаю десятой годовщины его пребывания во главе Уэлсфордского прихода. С этого места, где он сидел, ему был виден висевший над камином портрет его отца. Его отец тоже был священником, причем хорошим священником - бесстрашный слуга церкви, он привил своему единственному сыну чувство долга, которое ныне доставляло ему столько тревог. Между отцом и сыном существовало большое сходство, причем не только внешнее. Оба они считали, что законы Божий являлись высшими законами, основой для выработки всех других законов, и что все люди должны им безоговорочно подчиняться. Всматриваясь сейчас в портрет и чувствуя, как властный отцовский взгляд проникает в его сознание, Тренч подумал еще об одной черте характера, которая роднила его с покойным отцом. Он подумал о непорочности - своей и отца. Для отца непорочность служила подлинным источником трезвости суждений и твердости веры. Мать Тренча относилась к той категории женщин, которые ни при каких обстоятельствах не приемлют нравственной распущенности и потакания своим слабостям, и она поддерживала утверждение своего мужа о том, что плоть развратить столь же легко, как убить комара. Когда Тренч достиг зрелости, мать рассказала ему, что отец и она никогда не дозволяли себе так называемых плотских утех, за исключением того раза, когда они поставили себе целью произвести на свет своего наследника. Они боготворили друг друга, как того требовал брачный союз, но средством такого боготворения им служили непорочность и воздержание. Слова матери упали на благодатную почву, и за свои пятьдесят пять лет Тренч ни разу не коснулся женщины. За исключением нескольких беспокойных лет отрочества, он никогда не испытывал ни малейшего влечения. С трудом отведя взгляд от портрета отца, Тренч ощутил новый прилив нравственной силы и целеустремленности, доставшихся ему в наследство от родителей.

Тренч принес с собой папку, в которой лежали листки с выписками, сделанными им совсем недавно из книги, полученной по заказу из одного Лондонского книжного магазина, а также выписки, которые он делал раньше: из старинной рукописи, обнаруженной им в здании церкви, и книги, содержащей нравственные заповеди пяти теологов семнадцатого века. Эти выписки казались Тренчу очень ценными, и, переворачивая и разглаживая листки, он начал говорить, пытаясь найти ответы на столь сильно волновавшие его вопросы.

- Господи, в смутное время обращаюсь к Тебе с мольбой осветить мой путь и указать мне, как лучше всего употребить Твое влияние. Вот уже длительное время меня все более и более одолевает беспокойство, и, обратившись к своей душе и проникнув в суть высказываний обеспокоенных прихожан, я выяснил подлинную причину происходящего со мной. - Объясняя свое затруднительное положение, Тренч говорил тихо, с достоинством, которое выработалось в нем еще в юношеские годы, сдержанно жестикулируя. - Вот уже около года я являюсь свидетелем неуклонного падения нравов, которое приобретает всеобъемлющие масштабы. Я, как мог, пытался воспрепятствовать этому, но мои попытки оказались тщетными. Болезнь распространяется, моя паства заражена ею, и мой внутренний голос говорит мне, что я сделал гораздо меньше того, что мне предписывает мой долг. Как врач, ставящий диагноз, я попытался проанализировать болезнь, поразившую человечество, понять, где ее корни, а где ветви. Возможно, работа по сбору фактического материала, которая нашла свое отражение в моих записях, самая важная из всех когда-либо предпринятых мною. Яподготовил анализ современного зла и, перечитывая мои записи снова и снова, установил, что человечество стоит на пороге самоуничтожения.

Ощутив волнение от мыслей, сопровождавших эти слова, Тренч замолк и на мгновение прикрыл глаза. В такие минуты, как эта, он знал, что его слова доходят до Бога. Руки у него дрожали, и сила Бога-духа внутри него была столь велика, что едва умещалась в его теле. Он сделал глубокий вздох, чтобы успокоиться, и продолжал:

- В здании приходской церкви я обнаружил - как будто само провидение послало мне его - старинный документ, пророческую проповедь, написанную от руки каким-то давно отошедшим в иной мир священником. И в нем я нашел слова, которые, как я вправе считать, соответствуют истине. - Тренч опустил глаза на свои записи и прочитал: "Однажды длинноволосые люди с дикими глазами, одурманенные алкоголем и погрязшие в беспутстве, нанесут удар в самое сердце христианской нравственности и вырвут его из тела общества". Разве это не поразительно, Господи? Уже сейчас длинноволосые, пьяные юнцы поганят атмосферу нашей деревни, богохульствуют и своим безнравственным поведением наносят оскорбление христианской общине и тому облику, которым Ты их наделил. И опять в этом же пророчестве я читаю: "Остерегайтесь лживости развращенного братства, черного смеха и зараженного проказой вина безрассудного подражания". В нашей деревне существует подобное братство, два источника одного и того же проклятия - один, выставляемый как респектабельное место общения для узкого круга единомышленников, и другой - общедоступный и источающий отраву, телесную и духовную".

Тренч встал с кресла и подошел к окну. В его душе священника горел неугасаемый огонь Ветхого Завета. Он всегда считал, что лучше безжалостно вырезать раковую опухоль, чем, действуя мягко, наблюдая за тем, как она разрастается, тешить себя бесплодной надеждой на перемену к лучшему. У него возникло ощущение, что Огонь в его душе разгорелся сильнее и теперь несет в себе еще более мощный заряд непорочной, несокрушимой правоты. Значило ли это, что Бог заговорил с ним и начал давать ему советы? Тренч взглянул на лежавшую перед ним деревню, на маленькие домики, на ухоженные улочки и видневшиеся сквозь деревья побеленные фасады лавочек. От ощущения непорочности, традиционной размеренности быта у него вдруг сперло в груди. Никому, никакому злу, сотворенному руками человеческими, не позволит он уничтожить и разрушить все это. При обычных обстоятельствах следовало действовать мягко, как Христос - в этом Тренч не сомневался, - но при иных, чрезвычайных, обстоятельствах мягкость в деле спасения рода человеческого была неуместна. Эта мысль захватила Тренча, и он снова уселся в кресло, весь дрожа от озарившего его своего рода откровения. И чем понятнее он изложит свое дело, тем яснее будет ответ Господа.

- В последнее время, - продолжил он, с трудом несколько раз сглотнув, чтобы голос не выдавал его волнения, - много говорят и пишут, рассуждают и спорят о работе одного выдающегося человека науки. Я прочитал его работу, и она повергла меня в печаль. К нему, хоть и запоздало, но пришло чувство раскаяния, и он искренен в нем, ничего не могу сказать. В Америке он в течение нескольких лет работал в области создания средств разрушения. В мире ныне почитаются люди, связанные по роду своей деятельности с убийством. И если бы это было все, если бы люди, занятые такого рода деятельностью были просто поджигателями войны, тогда бы мое беспокойство не выходило за рамки опасений, существовавших на всем протяжении человеческой истории. Устроители войн и орудия войны всегда несли семена своего собственного уничтожения. Но человек превзошел самого себя. Ныне существует возможность вызывать боль и страдания в масштабах таких огромных и способами столь хитроумными, что над цивилизацией нависла угроза необратимого движения вспять. Этим людям слишком долгое время позволялось работать бесконтрольно. Например, я узнал следующее.

Тренч снова обратился к своим записям и зачитал целый абзац слово в слово, напоминая при этом служащего, докладывающего своему начальнику о финансовом состоянии компании:

- "Существует возможность - и для ее осуществления не требуется сложных приспособлений - вызывать изменения в характере человека. Путем искусного варьирования приемов можно полностью и окончательно изменить взгляды и мировоззрение человека. Предыдущие убеждения, независимо от того, насколько они искренни или глубоки, могут быть устранены в результате кратковременного воздействия соответствующего излучения. Насколько известно, такие генетические травмы остаются на всю жизнь. При достаточной концентрации и грамотном размещении необходимого оборудования в течение нескольких дней целый народ может быть лишен всех своих нравственных и политических устоев". Это ужасно, о Господи! В настоящее время над человечеством нависла ужасная опасность. Но это еще далеко не все. Дети скоро смогут рождаться внутри машин, вне утробы матери, наделяющей их человеческими чертами. Уже существуют устройства, способные изменить естественное течение мировых океанов; рыб заставляют плыть в другом направлении, а в птицах небесных вырабатывают ложные инстинкты дома. Человек решил взять природу в свои собственные руки. Бог подвергается насмешкам!

С пятнадцати лет Тренч страдал слабыми приступами, которые семейный врач почему-то назвал "небольшим недомоганием". Вот и сейчас, закончив свое обращение к Богу, он почувствовал симптомы болезни и, соскользнув с кресла на пол, содрогнулся от сильной боли, пронзившей его мозг. Свернувшись клубочком, как новорожденный, он корчился на ковре в конвульсиях, сотрясавших все его тело, а в это время в его мозгу ревел глас Господень.

"Бог ревнив, и Господь отомстит..." - голос был похож на его собственный и произносил слова, которые он уже много раз читал. Так вот значит, какие места из обширных теологических познаний Тренча счел нужным выделить Господь и какой образ действий он указал ему. - "Господь отомстит Своим противникам, Он накопил гнев для Своих врагов". В ушах Тренча стоял ужасный звон, у него появились позывы к рвоте. Но, перекрывая отвратительный звон, голос продолжал еще громче: "Потому что наступили дни мщения, когда сбудется все, что написано. Господь будет судить Свой народ и пылающим огнем мстить тем, кто не знает Бога. Я накажу тебя за все твои пороки. Ты не получишь очищения от всей твоей мерзости, пока не испытаешь на себе моей ярости. В мерзости заключено распутство. Возмездие мое грядет, аз воздам, сказал Господь!"

Когда последние слова отзвучали у него в мозгу, Тренч почувствовал, как спазмы сжали его внутренности, содержимое желудка подступило к горлу, и его вырвало сквозь стиснутые зубы. Он попытался прокашляться, чтобы легче было дышать, но от усилия у него еще сильнее закружилась голова, и он впал в беспамятство.

Постепенно Тренч стал приходить в себя - очень медленно, ощущая блевотину на лице, ужасный привкус во рту и боль в голове, - и сделал слабую попытку принять сидячее положение. Его брюки были испачканы, ботинок слетел с ноги. Уцепившись за кресло и край стола, он рывком встал на ноги и направился в ванную. Там он разделся, встал в обжигающе горячую воду, намылил тело и чуть ли не до крови растерся губкой. Слабость долго не отпускала его. Он слил воду, наполнил ванную холодной водой, и только тогда дыхание его восстановилось и сознание полностью вернулось к нему.

Он еще долго сидел в холодной воде и думал о том, что произошло. Если Господь когда-либо и являлся людям, то в тот день таким человеком оказался Тренч. Он вспомнил рассказы святых мучеников, в которых вселялся Святой Дух, подробные описания их приступов и беспомощного состояния. Многие ли его современники, как бы ярко ни горел в них святой огонь, испытали нечто подобное? Тренч начал осознавать всю значимость этого события. Господь избрал его, чтобы направить Свой гнев против нечестивцев, он стал орудием самого высшего из всех законов. Осознание этого не смутило Тренча: если Господь избрал его, то, значит. Он знал, что Тренч лучше всех подходил для этого дела.

Он неохотно вылез из ванной и грубым полотенцем принялся растирать свое поджарое тело, пока не почувствовал, как по нему разлилась приятная, бодрящая теплота. Укутавшись в халат, он прошел в спальню и надел чистую одежду; все это время его не покидала мысль о возложенной на него миссии, и нараставшее чувство ответственности делало его сильнее. Господь очистил его, и Тренч был готов к предстоящему.

Потом он вернулся в гостиную и увидел, что листки с его записями лежали в стороне от того места, где он потерял сознание. Папка была раскрыта, несколько листков перевернуто, его взгляд упал на листок, содержавший только одну цитату. Почувствовав, что это знак, возможно прямое указание Господа, Тренч собрал листки с пола и прочитал выписку, сделанную им из книги Августа Брекона, безвестного, но преданного своему делу теолога, жившего в конце семнадцатого века. Беззвучно шевеля губами, Тренч прочитал отрывок - и сердце его бешено заколотилось, глаза расширились. Никогда раньше он не получал более ясного призыва к действию. "Для того чтобы восстановить мир Господень, установить и утвердить власть Бога, священнослужитель должен сделать все от него зависящее. Грешники и колеблющиеся должны быть наказаны, а их дела вычеркнуты из памяти людской. Возмездие в отношении врагов церкви должно осуществляться быстро и решительно. Возмездие это исходит от Господа, а служители Бога являются орудием этого возмездия. При исполнении законов Божьих любые средства хороши - церковь должна возобладать, возобладать любой ценой".

Тренч положил бумаги на стол и прошел через тускло освещенную, прохладную прихожую и опрятную кухню в задний дворик. Приближался вечер, сочные звуки и богатые запахи жаркого дня начали постепенно уступать место легкому ветерку и более легким ароматам опускавшихся сумерек. Здесь царила Божья благодать, а за стеной находились морально разложившиеся люди, отщепенцы, которые намеревались уничтожить Богом данное совершенство. Тренч стоял и дышал полной грудью, теперь, когда Господь указал ему путь, он ощущал необычайный прилив сил.

- Им не удастся победить, - сказал он и поднял глаза к шпилю церкви, чувствуя, как исходящая от нее сила сливается с его собственной силой. - Мой путь ясен, и я благодарю Тебя, Господи. Если мой приход должен стать символом, то я не прекращу своих усилий, пока не очищу его от зла, и, таким образом, Господи, я дам надежду остальной части нашего больного мира.

Последние слова цитаты громко звенели у него в голове, когда он решительно зашагал обратно к дому:

"Церковь должна возобладать, возобладать любой ценой".

Глава III

По пятницам вечером, если позволяла погода, "Желтые шлемы" собирались на автомобильной стоянке за Уэлсфордским общественным центром. Для любившей пошуметь молодежи стоянка оказалась идеальным местом отдыха; машины обычно парковались со стороны, прилегавшей к основным строениям центра, а остальная часть забетонированной площадки была свободна, и поэтому членам группы "Желтые шлемы" было где ставить свои мотоциклы и устраивать гонки друг за другом. Молодые люди на грубых, мощных машинах и в нарядах, понятных лишь посвященным, имели весьма незатейливые представления о развлечениях. Они составляли мотоциклы в кучу у стены и, выпив немного слабого пива, играли в пятнашки, гоняли пустую консервную банку и даже затевали жмурки. Но, несмотря на простоту развлечений, людей здесь собиралось довольно много. В состав группы "Желтые шлемы" входило пятнадцать человек, десять из них имели собственные мотоциклы. Каждую пятницу, вечером, ребята неслись наперегонки на своих "ямахах", "сузуки", "Нортонах" и "триумфах" в сторону общественного центра, и рев их моторов разрывал тишину Паркер-роуд. Поначалу люди, конечно, жаловались, но потом, поняв, что ребята никому не причиняют вреда, смирились с еженедельными неудобствами. Прибыв на стоянку, "Желтые шлемы" оставались там до половины одиннадцатого, потом садились на свои мотоциклы и с шумом уезжали обратно в пригород Ковентри - туда, где они жили. На них никогда не поступало жалоб по поводу вандализма, насилия или хулиганства. Но, конечно, они вызывали и недовольство. Люди постарше с тревогой и неодобрением смотрели на то, как с десяток молодых людей и пяток их подружек пили из банок, сидя на бетоне, и громко разговаривали. Беспокойство, в основном, порождала атмосфера беспорядка. Так или иначе, в анархии и шальном поведении всегда есть оттенок опасности, а люди, привыкшие к размеренному, можно сказать рутинному, существованию, легко поддаются страхам. Один или двое таких людей подняли этот вопрос перед викарием, но, по их словам, они не жаловались, а лишь выражали некоторую озабоченность.

Возглавлял "Желтые шлемы" невысокий молодой человек крепкого телосложения по прозвищу Стрелок, у которого было двойное преимущество пред всеми остальными: раньше он состоял членом группы "Ангелы ада" и, кроме того, был совершенно лыс. Тот факт, что отсутствие волос на голове подчеркивало индивидуальность, а не вынуждало человека скрываться в четырех стенах, свидетельствовал, о прогрессе. Стрелок, которому уже исполнилось двадцать, был старше других, и ему принадлежал самый большой мотоцикл. Шлем, выкрашенный в ярко-золотистый цвет, указывал на его положение в группе, а куртку украшало распятие из алюминия, покрытого позолотой, приклеенное над сердцем. Как и другие, он любил порисоваться, но не умел четко выражать свои мысли. И поэтому, когда в пятницу вечером к нему подошел Мэрриот, чтобы поговорить о жалобе викария, Стрелок напустил на себя важный вид. Мэрриот объяснил, какую жалобу он получил, добавив при этом, что жалоба не нашла у него понимания, но все-таки он предупреждает Стрелка, и лучше бы недельку - другую его ребятам особенно не шуметь, чтобы показать свою добрую волю. Стрелок шмыгнул носом, понимая, что ему следовало каким-то образом выразить свое возмущение.

- Когда поступила жалоба от этого хорька, а?

- На прошлой неделе. Я отослал ответ, не волнуйся, приятель. - Мэрриот ободряюще сжал здоровенную руку Стрелка и ухмыльнулся. Хуже не будет, подумал он, если дать им ясно понять, на чьей он стороне. С этой молодежью ничего не знаешь наперед - вдруг ни с того ни с сего такое могут учинить...

- Слышали? - Стрелок повернулся к остальным, которые сидели вдоль стены и потягивали пиво. - Какой-то ошалевший викарий жалуется на нас.

Сидевшие зашумели.

- Как его зовут? - спросил один из них. - Можно подкатить к его дому и погудеть там минут десять.

Все засмеялись, кроме Стрелка. Тот, помня о своей роли, лишь скривил губы в сдержанной усмешке, а затем повернулся к Мэрриоту.

- Мне кажется, он просто нахал - это все, что я могу сказать. Мы ведь никогда не доставляли вам неприятностей, правда?

Мэрриот выразительно покачал головой.

- Никогда. Больше того, насколько мне известно, вы отвадили отсюда хулиганов. Не волнуйтесь, ребята... - Он широко улыбнулся и подмигнул. - Я не собираюсь принимать никаких мер. Малый - просто чудак, вот и все. Однако не давайте ему повода собрать на вас компромат. Вы знаете, что это за люди.

- Половине из них нужна хорошая трепка, - пробормотал Стрелок и присоединился к своим приятелям у стены. Он плюхнулся на сиденье мотоцикла рядом с девушкой и взял у нее из рук банку с пивом. - Чертовы викарии, - проворчал он и сделал большой глоток из банки. - Мой отец говаривал, что хуже них на земле только чума. Именно по милости одного викария он угодил в тюрягу.

Красивая девушка странного вида опустила свои лиловые веки и свернула трубочкой того же цвета губы.

- Да не волнуйся ты, Стрелок. - Она провела рукой по его гладкому черепу и смачно чмокнула в щеку. - Ведь жаловаться - это часть работы викария, согласен?

Стрелок поворчал еще немного и прекратил разговор на эту тему. Двое парней начали гонять проколотый мяч. К ним присоединилось еще несколько ребят, а потом и две девушки. Минут через десять от игры в футбол они незаметно перешли к "догонялкам". И как раз в тот момент, когда три парня отрывали пятерых своих приятелей от девушек, схвативших мяч. Стрелок поднял глаза и увидел, что на стоянке появился какой-то высокий человек и остановился в нескольких метрах от игравших. Он не произнес ни слова, а просто стоял и смотрел; последние лучи заходящего солнца играли в его серебристых волосах, а высокий жесткий воротник ярким белым пятном выделялся на фоне черного одеяния. Стрелок похлопал по плечу парня, стоявшего к нему ближе других, и через минуту игра прекратилась-ее участники медленно поднялись на ноги и, осторожно отряхивая пыль, уставились на молчаливую фигуру. Инстинктивно, из чувства солидарности, они сбились в кучу, и тогда человек заговорил.

- Меня зовут Тренч, - сказал он. Молодые люди сразу насторожились. Его голос, голос образованного человека, звучал властно, а следовательно враждебно. - Я пришел сюда поговорить с вами. Со всеми.

Стрелок почувствовал, что кто-то подтолкнул его вперед, пробормотав:

- Должно быть это он, тот, кто жаловался.

Выйдя вперед, Стрелок прочистил горло, но произнести ничего не смог. Он нуждался в подсказке. А пока молча стоял, испытывая лишь чувство неловкости.

- Мне стало известно, что вы регулярно приезжаете сюда, на эту автомобильную стоянку. И, будучи здесь, вы ведете себя, как я вижу, ненамного лучше диких животных. Вы принесли с собой шум, вы принесли с собой буйство. Вы нарушили спокойный ход жизни в нашей деревне. Вы не живете здесь, и поэтому я прошу вас вернуться туда, где вы научились своим диким выходкам. - Обращаясь к ним, Тренч смотрел прямо в центр группы, чтобы каждый из них ощутил на себе его взгляд. С Библией в скрещенных руках, викарий являл собой поразительную картину. Его лицо было спокойно, но глаза светились горячечным блеском, моргая, он медленно опускал веки, а потом так же медленно поднимал их.

Стрелок не имел ни малейшего представления, как ему вести себя по отношению к викарию, Во всяком случае, пока не имел. Он всегда считал, что любого человека можно поставить на место, стоит только достаточно изучить его.

- Вы не уважаете тела, которым наделил вас Господь, продолжал Тренч, слегка потряхивая головой и не меняя выражения глаз. - Своим присутствием вы оскорбляете глаза и уши порядочных людей. Многие годы мы надежно уберегали этот приход от разврата и вседозволенности. Я не отступлю и сейчас. Вы должны покинуть эту деревню, вы все.

Бесцеремонность и, можно сказать, безграничная надменность, прозвучавшая в словах Тренча, послужили тем толчком, который помог Стрелку обрести дар речи. И когда он заговорил, стало ясно, что он готов поставить на карту все, только б не выставить себя в идиотском свете.

- Почему бы вам не попытаться перевоспитать нас, викарий? Ведь это входит в ваши обязанности, что - нет? Вы не должны нас вот так просто отшвыривать и оставлять все как есть. Вы должны сделать из нас хороших мальчиков и девочек.

Глаза Тренча расширились.

- Мое дело - дело Господа... - Он несколько утратил свой величавый вид и поморщился, пытаясь овладеть собой. - Не дано тебе спрашивать с меня, но мне дано приказывать тебе... Тренч являл собой странное зрелище: одна из девушек не удержалась и прыснула в ладонь. Тренч поджал губы и выпрямился? В голове у него будто что-то заскрежетало. Знакомое ощущение. Оно появлялось всякий раз, когда с ним говорили в таком наглом и дерзком тоне. Его глаза с трудом фокусировались. Он должен сосредоточиться. "Спасение хорошо в более спокойные времена, когда нет большой опасности, нет чрезвычайных обстоятельств. Сейчас же пришло время отрезать и очищать. Дело Господа не терпит отлагательств".

Они смеялись над ним. Не громко и даже не вызывающе, но не скрывая своего веселья. Он напоминал им священников из старых фильмов на библейские темы. Вместо грозного представителя власти они видели пародию на проповедника, угрожающего огнем преисподней, и, кроме того, он показался им пьяным. Чувство неуверенности прошло, Стрелок почувствовал себя в своей стихии. Он подошел к викарию поближе. Для него викарий был просто ошалевшим старым священником.

- Ты что - управляющий Его делами, да? Он что - послал тебя, чтобы выгнать нас отсюда и освободить Ему место под Его небесные колесницы? - Все загоготали и, хлопая Стрелка по плечу, подначивали его идти дальше. - Ты нас одной левой разгонишь, да, начальник? Или твой большой приятель, что на небесах, поразит нас громом и молнией?

Тренч почувствовал, как сквозь туман в голове прорывается дикая ярость. Никто в жизни так с ним не разговаривал. Его достоинство священника втаптывали в грязь. Этот сброд оскорблял его духовный сан.

- Прекратить! - закричал он, и, подняв Библию над головой, потряс ею перед гоготавшей толпой. - Над Богом не насмехаться! Как вы смеете выказывать такое неуважение!

- Смеем, потому что мы просто дикие животные, - сказал Стрелок, уперев руки в боки и угрожающе выставив вперед подбородок. - Мы не уважаем наши тела, да и всех остальных тоже, если верить тебе.

Тренч опустил поднятую руку и указал ею на ворота.

- Уходите, убирайтесь отсюда. Я вам приказываю...

- Во имя Отца, Сына и Святого Духа, - закончил Стрелок, отчего его приятели взвыли от смеха.

- Это богохульство! - закричал Тренч и сделал шаг в сторону Стрелка, как будто собирался ударить его. Толпа притихла.

- Только попробуй, викарий, - сказал Стрелок тихим голосом, глаза его при этом сузились. - Только попробуй дотронуться до меня.

Тренч оцепенел. Что же он делает? Он ставил под угрозу все мероприятие. Если он применит рукоприкладство по отношению к одному из них, то остальные набросятся на него, изобьют, может быть, навсегда сделают его калекой. Как же он тогда сможет исполнить волю Господа? Он должен пойти на хитрость, он не должен доверяться слабой, ненадежной плоти. Он отступил назад.

- Я не намерен дотрагиваться до тебя. Но ты будешь наказан. Попомни мои слова. Приказываю тебе в последний раз покинь это место и больше никогда сюда не возвращайся!

Кто-то пренебрежительно фыркнул, и толпа опять разразилась смехом. Тренч продолжал стоять перед ними, кипя от негодования. И в этот момент появился Мэрриот, он быстро оценил обстановку.

- Так, викарий, - сказал он и, подойдя прямо к Тренчу, вызывающе сложил руки на груди. В костюме из зеленого шелка он походил на разбогатевшего букмекера. - Что все это значит?

Тренч уставился на него.

- Мне кажется, вы отлично знаете, что здесь происходит. Я потребовал от этих нечестивцев убраться с автомобильной стоянки. - Его лицо покраснело и покрылось потом. Ему было больно слышать, как эти варвары издеваются над Богом, и видеть, как они открыто попирают нравственность.

Лицо Мэрриота залилось краской.

- Вот как? Могу ли вас спросить, по какому праву вы здесь распоряжаетесь?

- По праву человека, стоящего на страже нравственности в этом приходе, - сказал Тренч срывающимся голосом. - У меня есть все права делать то, что я делаю.

- Послушайте, викарий, Я приказываю вам, - и у меня тоже есть на это все права: убирайтесь отсюда, и немедленно. Вы мешаете моим клиентам. Если вы не уйдете, я вызову полицию, чтобы вас отсюда убрали. Понятно?

Тренч потерял дар речи. Он посмотрел на скалящихся в ухмылке юнцов, потом опять на Мэрриота. Его окружала стена неприятия.

- Проваливайте, мистер Тренч. Я не шучу. - В свое время Мэрриот работал вышибалой и знал, когда человеку можно спокойно поддать. А Тренч нервничал, был ошеломлен. Самое время дать заключительный аккорд. - Я сейчас ухожу. И если, выглянув из окна, я все еще увижу вас здесь, то подниму трубку, и полицейские прибудут через две минуты. - Он повернулся и, подмигнув Стрелку, зашагал прочь, в сторону бара.

Тренч последний раз пристально посмотрел на стоявшую перед ним молодежь - он вглядывался в каждое лицо и везде видел только злорадство и скрывающуюся за усмешкой враждебность. Никакой надежды на исправление, подумал он. Но Господь восторжествует. Он попробовал действовать напрямую и потерпел неудачу, но эта неудача только разожгла огонь его решимости. Любой ценой, какой бы она ни была, это место будет очищено от скверны.

Когда он повернулся и шел к выходу, кто-то кинул ему вслед пустую банку из-под пива и выкрикнул:

- Вот так-то, проваливай, викарий!

Он шел ровным шагом, с высоко поднятой головой и чувствовал, как крепнет его решимость. Они еще понесут кару, и Уэлсфорд избавится от них. Ему предстоял еще один визит, и он старался собраться с мыслями. От неожиданного звука за спиной он вздрогнул и отскочил в сторону - со стоянки на бешеной скорости выскочил мотоцикл и, проносясь мимо, едва не задел его. За ним выскочил еще и еще один, и, проезжая мимо, водители и их пассажиры смеялись и тыкали в него пальцами. О, что за время наступило, если люди позволяют себе спокойно насмехаться над священным лицом! Когда гул моторов стих, Тренч с трудом сглотнул и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. Он заставил себя успокоиться. В конце концов сильные чувства и достойный вид вполне совместимы. А во время посещения клуба консерваторов он хотел выглядеть невозмутимым и рассудительным.

Незадолго до появления Тренча в клубе консерваторов несколько его членов как раз обсуждали личность викария. Письмо, которое он прислал в адрес клуба, прикололи к доске объявлений среди прочих забавных вещиц, и, хотя поначалу требования викария вызвали волну негодования, вскоре они превратились всего лишь в предмет для шуток. Банти Кармишел, одна из самых шумных женщин, регулярно посещавших клуб, припомнила, как мистер Тренч отчитал ее однажды за то, что она припарковала свою машину рядом с церковными воротами. А в следующее воскресенье он произнес проповедь о развязности и невоспитанности крашеных девиц, разъезжающих на грохочущих машинах. Другие тоже припомнили нечто подобное. Не подлежал сомнению тот факт, что Тренч рассматривал свой приход как мир в миниатюре, и когда он сталкивался с проявлениями зла, то открыто писал о них в местном журнале и громко говорил с кафедры проповедника. Если речь шла о греховности, то прихожане могли быть уверены, что Тренч говорит о ком-то из местных жителей. У людей даже существовала игра - кто угадает, кого имел в виду викарий.

- Викарий чрезмерно религиозен и недостаточно человечен, - заметил своим властным голосом полковник Роджерс, опираясь о стойку бара. - Он даже говорит, словно читает по Библии, сами знаете. Я несколько раз с ним сталкивался и не припомню ни одного случая, когда бы его высказывания не напоминали какие-нибудь строки из Священного Писания.

Долли, сидевшая на вращающемся стуле у стойки бара, кивнула головой в знак согласия.

- Совершенная правда. Старый дурак всегда говорит так, будто он не от мира сего, А на Пасху! Боже мой!

- А что произошло на Пасху? - с интересом спросила Банти.

- Так вот, два года подряд мы ходили на Пасху на церковную службу. Викарий вел себя как сумасшедший. Он чуть ли не бился в припадке, когда со своей маленькой кафедры яростно вещал об исправлении, о Божьем спасении и всем таком прочем, и все же, когда он говорил, как все должны быть счастливы, вид у него был жалкий. Он, правда, маньяк.

- Совершенно верно, - вмешался в разговор полковник. - И оба раза в его глазах стояли слезы. Да, впечатление было просто угнетающее, хуже не бывает. Больше мы туда не ходим. В любом случае я всегда считал, что религия - это дело личное.

Несколько человек одобрительно буркнули. Здесь никто никогда не исповедовал атеизм или агностицизм. Эти вещи им были совершенно чужды. К тому же среди атеистов и агностиков встречалось слишком много большевиков и длинноволосых интеллигентов. Все члены клуба, до последнего человека, исповедовали христианство, но церковь не посещали, впрочем один из их числа, школьный учитель, недавно дал подходящее обоснование такому их поведению. Религия - личное дело каждого, а потому не стоит беспокоиться, и теперь частенько то один из них, то другой подчеркивал, что его вера носит личный характер. Как жаль, подумала Долли, что не нашлось подходящих слов, чтобы оправдать другие их недостатки.

- Мне кажется, от него в дрожь бросает, - сказала девица с зубами как у кролика и великолепной фигурой. Она была замужем за местным строителем, и ее сексуальная распущенность стала притчей во языцех, но прямо ей об этом никто не говорил. Она считала, что от всех бросает в дрожь. Стоило кому-нибудь из членов клуба посмотреть на нее, как она тут же заявляла, что от него бросает в дрожь; делала она это явно намеренно, чтобы успокоить своего мужа, который был намного старше ее и, кроме того, столь же ревнив, сколь его жена талантлива в постельных забавах.

- Он так на тебя смотрит, когда идешь по улице... - продолжила она. - Уставится своими большими глазами, губы плотно сжаты. Все время кажется: вот-вот плюнет. И никогда не заговорит с тобой. Очень грубый, правда.

Полковник сделал попытку вернуться к самому очевидному недостатку Тренча.

- Ему в дом нужна женщина, - заявил он. - Он уже двадцать с лишним лет торчит там совершенно один. Он закис и налился желчью. И ничего не знает, кроме религии. Вот почему он потерял связь с реальностью, да. Он ведет очень неестественный образ жизни. А женщина могла бы отвлечь его от Библии. А может быть, и оживить чуток.

Все рассмеялись. Строитель похлопал свою жену по плечу.

- Почему бы тебе не пойти к нему и не дать ему немного тепла, дорогая? - Он от души рассмеялся своей маленькой шутке, другие же только ухмыльнулись и с глупым видом посмотрели друг на друга. Он всегда говорил своей жене подобные вещи. Ему нравилось видеть, как она ужасается от таких предложений. Это успокаивало его.

- О, какой ужас! - ответила она, содрогнувшись, как будто ей бросили что-то скользкое за шиворот. Ее муж удовлетворенно улыбнулся. Вот же олух, подумал полковник, который сам несколько раз баловался с его женой.

Долли решила отойти от темы викария и, хлопнув ладонями по тощим коленкам, произнесла:

- Скажем обо всем этом прямо и открыто - у викария просто нечиста совесть. Он помешан на грехе по той же самой причине, что и многие другие реформаторы. Причина эта - комплекс вины. Другого объяснения не требуется. Он очень странный человек, довольно суровый и старомодный, и страдает комплексом, который старается перенести на остальных жителей деревни. Аминь.

Полковник заказал для присутствующих еще по одной и как раз собирался расплатиться, когда услышал шепот Банти:

- Легок на помине!

Роджерс повернулся - в дверях бара стоял Тренч и смотрел на него тяжелым, пристальным взглядом. Вид у него был больной.

- Викарий, какая приятная неожиданность! Присоединитесь к нам?

- Я не употребляю алкоголь. - Тренч тряхнул головой.

Люди, находившиеся в баре, сделали вид, что заняты разговорами или смотрят в окно, однако они все превратились в глаза и уши. Викарий в баре являл собой не менее странную картину, чем борзая на ипподроме.

- Вы, хм, пришли повидаться со мной, викарий? - Роджерс пальцем пригладил усы. Он нервничал. Тренч пристально смотрел в одну точку, которая, казалось, находилась в центре лба полковника. Перед тем как заговорить, он сцепил перед собой руки - в руках он все еще держал Библию.

- Я пришел повидаться со всеми вами, - сказал он, переводя гипнотизирующий взгляд с полковника на остальных присутствующих, которым становилось все труднее делать вид, будто их это не касается. Голос Тренча звучал пронзительно, казалось, викарий вот-вот закричит. - Я не удовлетворен вашим ответом на мое письмо. Мой долг повелевает мне употребить все имеющиеся в моем распоряжении средства, чтобы положить конец греховной распущенности и моральному разложению, захлестнувшим этот приход. Вы обратились с ходатайством о расширении продажи спиртных напитков. Вы должны отказаться от своего намерения. Вы должны остановиться и подумать о своем положении, о своей ответственности перед другими. О своем долге перед Богом.

Клуб консерваторов за всю историю своего существования не видел ничего более удивительного. Никто не мог припомнить, чтобы когда-нибудь в стенах клуба происходило нечто, столь же захватывающее. Случались скандальчики, иногда дело доходило до рукоприкладства, вечно строились догадки о том, кто с кем спит. И поэтому просто не верилось, что в дверном проеме бара стоит викарий с сумасшедшими глазами и вопит о грехе и долге перед Богом.

Роджерс был президентом клуба, и поэтому, очевидно, ему следовало ответить за всех остальных. Он прочистил горло, поправил галстук и помотал головой наподобие того, как это делает старший чин перед тем, как устроить разнос своему подчиненному.

- А теперь послушайте меня, викарий. У вас нет никакого права устраивать здесь шум и выдвигать подобные требования. Есть правила, вы знаете...

- Правила? - Тренч сделал шаг вперед, его землисто-серое лицо слегка покраснело. - Правила? Как вы можете отстаивать свои жалкие правила, когда вы пренебрегаете. Богом и Его правилами? Вам никому в голову не приходило, что вы, всездесь присутствующие, впустую расточаете драгоценное время?

Он снова окинул взглядом бар. Все притихли. Некоторые не скрывали злости, другие казались смущенными, кое-кто ухмылялся. Но все молчали.

- Существует правило, что вы не должны бесчестить свою плоть. И тем не менее вы сидите здесь и вливаете яд в ваши желудки, одурманиваете ваш разум дымом. Существует еще одно правило, согласно которому вы должны проявлять милосердие к ближним своим, однако вы приходите сюда сокращать свою жизнь и тратить деньги на яд. Было бы гораздо лучше, если бы вы употребили эти деньги на покупку хлеба для нуждающихся.

- На это у нас есть развитая система социального обеспечения! - выкрикнул кто-то возмущенно.

Тренч повернулся и пристально посмотрел на говорившего.

- Кое-кто из апостолов тоже переходил на противоположную сторону, не так ли? - Человек, задавший вопрос, некоторое время смотрел Тренчу в глаза, потом не выдержал и отвел взгляд; он попытался сказать что-то еще, но язык не слушался его.

Тренч опять обратил свое внимание на полковника.

- Я мог бы привести еще одно правило, - продолжал он уже обычным своим низким голосом, который раскатами разносился по бару. - Бог запрещает вам оскорблять слуг господних, а также насмехаться над ними или их словами. Как представитель Господа Бога я приказываю вам отказаться от ваших планов. Пьянство - отвратительное зло. Вы ступили на преступный путь. Итак, что вы собираетесь предпринять?

Роджерс быстро огляделся вокруг. Подошли люди из бильярдной - они слушали через окна для раздачи. В открытое окошко выглядывал официант, у него отвисла челюсть и, как и все остальные, он ждал, когда Роджерс встанет на защиту членов клуба.

- Немедленно убирайтесь отсюда, - сказал Роджерс, лицо его при этом стало пунцовым. - Я впервые в жизни сталкиваюсь с подобной наглостью. Я свяжусь с вашим епископом, Тренч. Какая самонадеянность, черт возьми!

Тренч выпрямился, и полковник инстинктивно отступил назад.

- Значит, вы не прислушаетесь к моим словам?

- Конечно, нет. - Роджерс одернул манжеты и расправил плечи. - Работа клуба вас совершенно не касается. Если вы хотите получить право голоса, то для этого необходимо стать членом клуба. Но могу с уверенностью сказать, что здесь нет ни одного человека, который бы поддержал ваше заявление. А сейчас извольте выйти вон.

- Очень хорошо, - Тренч повернулся и молча проследовал в прихожую. Около двери он оглянулся и направил длинный прямой палец в сторону Роджерса: - Повеления Господа будут исполнены. Он восторжествует. Вы увидите.

С этими словами Тренч медленно вышел из бара. Полковник Роджерс повернулся к стойке и попросил бармена налить ему двойной коньяк. Он взял рюмку дрожащими пальцами и одним глотком наполовину осушил ее.

- Так-то лучше, - сказал он и вздохнул с облегчением; от выпитого глаза его увлажнились и в желудке разлилась приятная теплота.

- Этого кретина необходимо изолировать. Он совсем спятил.

- От него в дрожь бросает, - сказала жена строителя. Долли, все еще сидевшая у стойки, вся передернулась, будто замерзла.

- Мне кажется, викарий обладает абсолютной верой в себя, - сказала она. - Он вселяет в меня ужас.

Тренч ровным шагом поднялся по дорожке к парадной двери своего дома и вошел внутрь. Он пытался, говорил он себе. Он увещевал их. А они отмахнулись от его слов. Они с презрением отвергли его. Они отказались исполнить повеление Господа. Теперь они всю свою жизнь будут раскаиваться в этом. Нет никаких сомнений, что при общении с варварами увещевания бесполезны.

Он повесил накидку и шляпу в прихожей и сразу же направился в кабинет. Там он включил настольную лампу, сел за стол и достал из ящика несколько брошюр. "Познай врага", пробормотал он, глядя на название. Наконец он дошел до брошюрки под названием "Методы ведения партизанской войны в городе". Все брошюрки были приобретены им в одном из Лондонских издательств - он получал их по почте. Тренчу они были нужны для исследования болезней современного общества. А теперь он мог найти им и практическое применение. Он положил брошюру перед собой на стол и посмотрел на лежавшие рядом три письма. "Сожалейте о дне, когда вы надругались над Богом, Господом вашим", - сказал он и смахнул письма в корзину для мусора. Открыв брошюру на первой странице, он положил руки на подлокотники кресла и углубился в чтение.

Глава IV

Возбуждение Тома Редклифа начало раздражать его подружку. Для нее демонстрация фильма в субботу вечером была всего лишь демонстрацией фильма; она не видела оснований для того, чтобы веселиться, носиться по комнате, распевать дикие песни и каждые несколько минут выкрикивать: "Долой церковь!" Но именно это он и проделывал. Он проснулся в семь утра; теперь уже пробило пять часов вечера, а он продолжал все в том же духе. Голди - это было не настоящее ее имя, а то, что ей дал Редклиф - попыталась улизнуть от него. Но он настоял на том, чтобы она осталась и помогла ему. Скука смертная. Ей пришлось расставлять стулья в зале общественного центра, долго стоять с веревкой в руке, пока Редклиф выравнивал экран, развешивать афиши, устанавливать стол в глубине зала и раскладывать на нем бланки для желающих вступить в общество и программки. Кроме того, ей пришлось готовить бесконечное число чашек кофе. Все это было ей не по душе. Она хотела, чтобы ее нежили и лелеяли. Если так будет продолжаться и дальше, она уйдет. Она не собирается всю ночь горбатиться в постели, а на следующий день надрываться как тягловая лошадь, и все только ради одного удовольствия и крыши над головой. Загнанные лошади никому не нужны.

Она выкроила десять минут и, усевшись на полу, собралась было привести свои ногти в порядок, но не успела. В зал с грохотом ввалился красный от натуги Редклиф. Он нес шестнадцатимиллиметровый проектор в одной руке и тяжелый трансформатор в другой.

- Голди, быстро...

Голди вскочила на ноги; интересно, подумала она, не заработал ли он спасительную для нее грыжу.

- Вытащи подставку для проектора в центр зала. - Задыхаясь и с трудом переставляя ноги, он кивнул головой в сторону подставки. - Не хочу ставить эти штуки на пол, иначе я их больше не подниму.

Голди подбежала к подставке и начала ее подтягивать к центру. Но она дернула подставку слишком сильно, и бутылочка с клеем для пленки свалилась на пол и разлетелась вдребезги.

- Боже милостивый, ты хоть что-нибудь умеешь делать? Редклиф поставил свой груз на пол, схватил тряпку и, опустившись на колени, принялся вытирать лужу. - Смотри, что ты наделала! - взвизгнул он. - Теперь этот чертов лак облезет. Пресвятая дева, да они с меня шкуру сдерут за это. Ты, сучка безмозглая...

Редклиф оторвал взгляд от пола и сделал это как раз вовремя - лицо Голди сморщилось, по нему ручьем потекли слезы.

- К черту твое дерьмовое общество кинолюбителей!

Она убежала в угол, бросилась в кресло и принялась судорожно искать носовой платок в карманах джинсов. Редклиф посмотрел на нее с секунду, бросил тряпку на остатки лужи и подошел к ней. Он обнял ее за плечи и ущипнул за щеку. Голди попробовала сбросить с себя его руку.

- Извини, малышка. Просто я закрутился, сама понимаешь, такой день и все такое прочее...

- А пошел ты! - огрызнулась Голди и вывернулась из его объятий.

- Ну, Голди, прекрати, ты же знаешь - я не хотел тебя обидеть. Когда столько всего навалилось, можно что-нибудь и ляпнуть.

- Дело не только в том, что ты сказал. Дело в твоем отношении ко мне в целом. Ты обращаешься со мной, как с прислугой, ты командуешь мной. - Она шмыгнула носом и взяла протянутый им носовой платок. - Я не привыкла к этому. Ты совсем не уважаешь меня. - По выражению лица Редклифа она поняла, что он приготовился к обороне, и ее понесло. Они в первый раз ругались по-настоящему. - Ты просто пользуешься мною, теперь мне это понятно. Тебе лишь бы трахнуть меня да заставить работать. Я для тебя шлюха и рабочая лошадка в одном лице, и все. Хорош гусь! Надоело до чертиков - я ухожу. Она поднялась, чтобы выполнить свою угрозу.

Редклиф подключил все свое обаяние и последовал за ней с распростертыми руками.

- Что я буду без тебя делать? Черт! Если ты уйдешь, я тоже сверну здесь все и уйду. Голди, твоя помощь неоценима. Ну, я малость погорячился, но ты сама понимаешь, что за день сегодня и какое у меня состояние. Сегодня у нас "Виридиана". Это вещь. Мощный удар по всем твердолобым ревнителям загнивающей веры. Мы сделали это вместе, дорогая. Ты и я. Не кто-то там со стороны, не надоедливые молокососы, а только ты да я. - Он обнял ее и прижался губами к ее уху, зная, что победил. - Прости меня, Голди. Ты мне нужна, очень нужна. Он с нежностью поцеловал ее.

Ну вот, хоть на что-то похоже, подумала Голди. Сразу тебе и уважение, и забота. Совсем не мешает время от времени припугнуть мужика. Пусть проявляет внимание. Она прижалась к нему.

- Ладно уж. Ты меня тоже извини. Я просто немного устала.

Почувствовав сильное облегчение от того, что он все-таки сберег рабочую силу, Редклиф похлопал Голди по спине и вздохнул.

- Тогда продолжим, пожалуй. До открытия лавочки надо еще кое-что сделать.

- А что мне делать? - спросила Голди и улыбнулась, как она надеялась, мило и обаятельно.

Редклиф попросил ее вытереть остатки клея на полу. В половине восьмого начала собираться публика. Редклиф блеснул своими способностями организовывать подобные представления, осветив маленький зал оранжево-розовым светом, что придавало и без того уже интимной обстановке необычайную теплоту. Пока Голди, одетая по данному случаю в новый наряд, рассаживала зрителей по местам, Редклиф стоял в глубине зала и то приветствовал прибывавших, то давал указания киномеханику, которого он нанял в местном кинотеатре. Киномеханик был профессионалом, и поэтому воспринимал указания маэстро с презрительным молчанием. Он привык работать на настоящем оборудовании, а не на такой смешной детской игрушке. Редклиф подчеркнул, что оборудование стоит две тысячи фунтов. Интересно, подумал киномеханик, имеет ли он представление о том, сколько стоит каждый проектор в кинотеатре? Всего тысячу, что ли?

- Механизм сопряжения стандартный. Полагаю, вы знаете, как с ним обращаться?

- Да, мистер Редклиф, знаю. - Два каких-то игрушечных шестнадцатимиллиметровых проектора, думал киномеханик, а воображает себя царем и богом.

- Сначала поставьте короткометражный фильм, он длится где-то минут десять. После этого я скажу несколько слов и запускайте основной. Мне кажется, первую часть лучше поставить на второй проектор заранее...

Киномеханик поднял руку, призывая его остановиться.

- Все ясно, сэр, - заверил он Редклифа. Киномеханик был одет в старый шерстяной костюм синего цвета, который от длительной носки блестел и коробился; он был простым человеком и поэтому с подозрением относился ко всему, что конструировалось в угоду моде, а не здравому смыслу, как, например, эти проекторы. С подозрением он относился и к Редклифу. Какой нормальный человек мог вырядиться на люди в белые клешеные брюки, черный свитер, а поверх нацепить серебряную цепочку и модные очки со стеклами пурпурного цвета? От такого сочетания любому художнику стало бы плохо. - Я хорошо знаю свое дело. Только покажите, где коробки с фильмом, остальное я сделаю сам.

Редклиф понял намек и указал на стоявшие друг на друге коробки.

- Будьте осторожны с этой копией "Виридианы", хорошо? Она стоит несколько сотен фунтов, да к тому же и не наша.

Киномеханик, привыкший обращаться с копиями стоимостью в несколько тысяч, вздохнул и принялся за дело.

- Том, по-моему, все пришли. - Голди выглядела очаровательно, под стать предстоящему событию.

- Тогда начнем. - Редклиф подмигнул ей, чтобы она еще раз почувствовала, что нужна ему. А то опять устроит забастовку с выходом - зачем рисковать? Он обернулся и подал знак киномеханику, чтобы тот поставил короткометражный фильм. Потом прошел к своему стулу у двери. Итак, вечер просвещения, подумал он. Пусть люди узнают, что к чему.

Киномеханик быстрыми и ловкими движениями вставил пленку, затем включил проектор, с появлением титров медленно погасил свет и постепенно увеличил силу звука - раздалась музыка. Редклиф откинулся на спинку стула и вцепился рукой себе в колено. Вот она его стихия - показывай фильмы, рассеивай светом мрак душных теней.

Через несколько минут он уловил, что Голди, сидевшая впереди, отчаянно подает ему какие-то знаки. Редклиф нагнулся вперед, пытаясь разобрать, что она говорит. Она показывала на проектор. Редклиф посмотрел в сторону. Киномеханик возился с коробками, собираясь поставить первую часть художественного фильма. Он стоял спиной к работавшему проектору и поэтому не видел, что через отверстия на верхней крышке проектора пробивались густые, плотные клубы дыма. Редклиф одним прыжком вскочил на ноги и пулей бросился к подставке с проектором.

- Боже всемилостивый, - зашипел он, - что вы сделали с моим проектором? Он горит!

Киномеханик с мрачным видом повернулся в сторону Редклифа; от того, что он увидел, у него полезли на лоб глаза и отвисла челюсть.

- Черт возьми!

Он схватился за сетевой шнур питания и резким движением выдернул его из проектора - мотор заглох. Потом он зажег свет в зале, чтобы выяснить, что случилось. Зрители заволновались, начали крутить головами, задавать вопросы, а кое-кто, увидев клубы дыма, поспешил к пожарному выходу. Редклиф быстро выбежал вперед и объяснил, что волноваться не стоит: небольшая поломка, которая только на вид - тут он засмеялся - и на запах кажется серьезной. Он принес извинения, пообещал возобновить показ через несколько минут и, кипя от злости, вернулся к проектору.

- Вот это да! Еще бы не загореться! - Киномеханик открыл верхнюю крышку, всматриваясь внутрь проектора.

- Что случилось? - спросил Редклиф с обвинительными нотками в голосе.

- Внутри полно расплавившейся пластмассы. Весь ламповый отсек в ней.

- Не может быть! - резко оборвал его Редклиф, хотя и сам видел, что механик прав. - Как же тогда мы получили изображение на экране?

- Вероятно, пластмасса лежала рядом с лампой, и когда та нагрелась, от высокой температуры расплавилась.

- Но как она попала внутрь?

Киномеханик пожал плечами.

- Это ваш проектор, точнее был ваш.

- Был? - почти взвизгнул Редклиф.

Киномеханик начал объяснять.

- Большое количество расплавившейся пластмассы просочилось в ту часть проектора, где расположен мотор. Сейчас она уже, наверно, застыла, поэтому и мотор, и все рядом лежащие механизмы выведены из строя. За исключением объектива, этот проектор можно выбросить на свалку. Посмотрите...

Он показал на лентопротяжный механизм, заляпанный затвердевшей пластмассой.

Редклиф готов был расплакаться.

- О, Боже, какая беда. Но как? Не понимаю!

Киномеханик решил перейти к делу.

- Понятия не имею как, мистер Редклиф. У вас здесь люди ждут продолжения фильма. Запасной проектор есть?

- Нет. Даже не думал, что может понадобиться.

- Сейчас вы так больше не думаете, правда? Что ж, попробуем тогда обойтись одним.

- Бог мой, вы хотите сказать, что между частями придется включать свет? Да, называется, посмотрели фильм.

- Боюсь, другого выхода у нас нет. Да, кстати...

Редклиф уже было направился объяснять положение вещей зрителям, но ему пришлось задержаться.

- Что еще?

- Эта пленка... - Он ткнул пальцем в сторону катушки, которая все еще стояла на сгоревшем проекторе. - Она тоже в пластмассе.

Редклиф даже задохнулся, когда услышал эти слова.

- Я одолжил эту копию в киноархиве. О боги небесные! Они мне такое устроят!

Киномеханик кивнул головой.

- Не сомневаюсь. Ну что, я тогда все подготовлю? А вы пойдите и объясните им, что их ожидает.

Через десять минут все было готово к показу. Застывший в ожидании Редклиф стоял и кусал ногти; он так волновался, что даже не заметил, как подошла Голди и, желая приободрить его, прижалась к нему. Огни медленно погасли, и зал начал наполняться звуками церковного песнопения, когда раздался оглушительный взрыв, который начисто сорвал кожух с проектора и отбросил киномеханика назад к стене.

Зрители рванулись к выходу прежде, чем Редклиф успел зажечь свет; когда же свет загорелся, его глазам предстал киномеханик, у которого из раны над левым глазом струилась кровь.

- Что, черт возьми, происходит? - взвизгнул он, повернувшись к Голди, а потом снова к киномеханику.

Киномеханик дважды тряхнул головой и пальцем потрогал лоб. Коснувшись раны, он поморщился от боли.

- Кое-кто ответит за это... - Он неуверенно шагнул вперед и глянул на сломанный аппарат. - Это все подстроено, - сказал он, осматривая обломки.

Объектив задрался вверх и отделился от передней панели того, что раньше называлось кожухом. За ним, в месиве искореженных деталей и механизмов, дымилась и тлела сгоревшая пленка.

- Это случилось, когда я включил лампу, - добавил киномеханик. - Что-то в ламповом отсеке. Боже, моя голова!

Голди попробовала помочь двум остолбеневшим мужчинам, но они никак не реагировали. Они просто стояли и смотрели то друг на друга, то на разорвавшийся проектор. Она глазами поискала что-нибудь, чтобы перевязать рану, на лбу у киномеханика, и взгляд ее упал на полотенце для рук, лежавшее около коробок с пленкой. Когда она взяла в руки полотенце, она ощутила какой-то странный запах. Голди замерла и принюхалась.

- Том, мне кажется, здесь что-то не так.

Не в силах более смотреть на картину разрушения, Том подошел к Голди и вопросительно уставился на нее.

- Что?

- Этот запах.

Он принюхался - вид у него стал озадаченный. Наконец он что-то уловил, какой-то знакомый запах.

- Лак для ногтей? - предположил он.

При упоминании лака для ногтей киномеханик обернулся, подошел к ним и тоже принюхался.

- Амилонитрат, - сказал он.

- А он для чего? - спросил Голди.

- Растворяет пленку, - сказал киномеханик грустным голосом. - Вы бы заглянули в коробки с фильмом.

Оставшиеся части "Виридианы" превратились в студень, бесформенными комками налипший на металлические катушки.

- Я только приоткрыл крышку верхней коробки перед запуском проектора, - сказал киномеханик и в замешательстве потряс головой. Потом он повернулся и взглядом окинул пустой зал. - У вас остался только экран, мистер Редклиф.

Редклиф был вне себя от ярости. Все пропало, и в довершение ко всему он испытал такое унижение... У него не было даже предположения, как и почему это произошло. Одно ясно ему конец, с ним все кончено. Он опустился на стул и уронил голову на руки. Голди подбежала к нему, обвила его руками, прижалась щекой к его щеке и начала тихим голосом его успокаивать. Редклиф поднял голову и холодно взглянул на нее.

- Проваливай, - сказал он и снова уронил голову на руки.

Глава V

У сержанта Клайда не было никаких сомнений. Основательность разрушения в сочетании с особо изощренным способом осуществления, свидетельствовала о появлении новой разновидности вандализма. Со всех концов страны поступали сообщения о подобного рода деяниях, отовсюду доходили рассказы о бессмысленных разрушениях, осуществляемых с дьявольской изобретательностью. Полиция была напугана, он не сомневался в этом. В последнее время тяга к разрушению усилилась по той причине, что населению стало доступно большое количество технических изобретений. Всякий раз, когда кто-нибудь открывал разрушительный потенциал какого-нибудь химического вещества, новой пластмассы или, что невероятно, новой игрушки, об этом всегда становилось известно молодым головорезам с искривленной психикой, которые в разрушении видели своего рода созидание. Подобный случай произошел в Уэлсфорде впервые, но сержант признался себе, что ждал этого уже давно.

- Преступление, несомненно, направлено против вас, мистер Редклиф. Вы пользуетесь электрооборудованием, а именно ему отдают предпочтение эти маленькие поганцы. Я очень тщательно изучил факты и считаю - можно смело предположить, что это дело рук некой банды бездельников.

Редклиф не спал две ночи. Решение обратиться в полицию далось ему нелегко - он не любил полицейских. Но при сложившихся обстоятельствах, когда на него обрушился такой огромный ком неприятностей, делать вид, будто ничего не произошло, было бы весьма странно. В киноархиве угрожали предъявить иск за безвозвратно утерянный короткометражный фильм - тот оказывается, представлял собой исключительную ценность; компания, у которой он взял напрокат художественный фильм, готовила свой счет; один из шестнадцатимиллиметровых проекторов был оплачен только наполовину, и ни один из них не был застрахован; в Уэлсфордском общественном центре подняли шум по поводу повреждений, нанесенных стенам, потолку и полу зала; и в довершение ко всему Голди устроила у него в доме полный разгром и ушла. Он нуждался в помощи, а в полиции к нему проявили, по крайней мере, какое-то внимание. При упоминании о возможных виновниках происшедшего в нем проснулись - чего он никогда от себя не ожидал - чувства законопослушного гражданина: он страстно желал, чтобы их нашли.

- Вы знаете, кто они?

Сержант не хотел пока что делать каких-либо определенных заявлений. В Уэлсфорде редко представлялась возможность заняться настоящей полицейской работой. Кроме него самого, в штат местной полиции входили только два констебля и одна машина, да время от времени к ним наезжал инспектор. Место было тихое, и бблыиую часть времени они занимались рутинной бумажной работой. Сейчас же, столкнувшись с тем, что действительно представляло интерес, он не собирался все запутать и испортить скоропалительными действиями или многословными обещаниями. Он решил сказать ровно столько, чтобы Редклиф понял - перед ним толковый, расторопный, способный логически мыслить полицейский.

- Мне кажется, я знаю. Да, кажется, знаю. Но порядок есть порядок, мистер Редклиф. Тщательное, поэтапное расследование, у нас есть след, и я уверен, что если мы пойдем по нему с должной осмотрительностью, то придем к правильному решению. Не волнуйтесь.

- Как мне не волноваться! Пусть вы даже найдете виновных. Но мое общество кинолюбителей в развале, на мне висит долг не менее одной тысячи фунтов, да к тому же меня выставили дураком. - Он сделал паузу и оглядел крошечный полицейский участок.

На стенах висели традиционные плакаты и сильно пахло мастикой для пола. Место не соответствовало представлениям Редклифа о действенной организации, способной бороться с современными преступниками. Оно походило на любое другое учреждение, погрязшее в рутине. Главное - натереть полы до блеска и надежно приклеить плакаты, а в остальном - трава не расти. Редклиф хотел видеть действие, реальные результаты. Но сержант Клайд вместо этого говорит о необходимости поэтапного проведения расследования, предлагает не торопиться, а ведь преступники не будут его ждать.

- Вы думаете на кого-нибудь из общественного центра?

Сержант Клайд опять уклонился от прямого ответа.

- Все ваше оборудование хранилось в общественном центре, ваши фильмы пролежали там трое суток до показа. Следовательно, можно предположить, что в деле замешан человек, который знает или посещает это заведение.

- Вы упомянули банду бездельников. Вы думаете на какую-нибудь конкретную группу?

- Имеющиеся факты действительно наводят на такую мысль. И, кажется, одна группа уже вырисовывается в качестве главного объекта подозрений.

Редклиф перегнулся через стойку и пристально посмотрел на сержанта.

- Вы мне не скажете?

Сержант Клайд покачал головой и улыбнулся. Этот толстяк напоминал Редклифу картонного полицейского, наполненного конфетами, которого в детстве дарили ему на Рождество. Его улыбка раздражала своей претензией на огромную мудрость, которой в нем, по-видимому, отродясь не бывало.

- Посмотрите на это дело вот с какой стороны, мистер Редклиф. Я могу понять вашу озабоченность и ваш гнев тоже. Но мне не полагается говорить вам, кто, по моему мнению, мог совершить это преступление, согласны? Понимаете, вы можете посчитать себя вправе расправиться с ним или с ними без суда. И в каком-то смысле мне будет понятно такое ваше стремление. Так что давайте следовать существующим правилам. Предоставьте это дело нам. Мы делаем все, что в наших силах.

Редклиф кивнул головой.

- Хорошо, действуйте, как считаете нужным. Но я надеюсь, вы дадите мне знать, как только у вас появятся какие-нибудь конкретные доказательства. Я хочу быть в курсе событий.

- Разумеется, мы будем держать вас в курсе, на этот счет не волнуйтесь. И я уверен, что все выяснится, мистер Редклиф. Справедливость восторжествует, не сомневайтесь.

Когда Редклиф ушел, сержант Клайд вернулся к столу и нажал маленькую медную кнопку на его крышке. Через некоторое время появилась его жена - в руках она держала кружку с чаем. Довольно худая - гораздо тоньше своего мужа - раздражительная женщина с черными глазами-бусинами. Она поставила кружку на стол и посмотрела через окно на удалявшегося Редклифа.

- По-моему, за ним нужен глаз да глаз, не меньше, чем за другими, - сказала она сердито.

- Твоего мнения никто не спрашивает, дорогая. Мистер Редклиф имеет право на свои причуды. Не можем же мы все одеваться одинаково, ты согласна?

- Дело не только в его одежде. Дело в нем самом. Он постоянно критикует власти и выдает советы, как, по его мнению, должно поступать правительство в том или ином случае. Он, наверно, коммунист. - Она покачала головой и, отвернувшись от окна, проверила, не запылилась ли стойка.

- Нет такого закона, по которому человеку запрещалось бы иметь взгляды, отличные от твоих, дорогая, - мягко сказал сержант, не глядя в ее сторону, и углубился в изучение бумаг, лежавших перед ним на столе.

- Ты все-таки присмотри за ним, - предупредила его жена. - У него теперь есть предлог самому устроить что-нибудь эдакое. Люди этой породы могут быть мстительными.

- Ты просто невзлюбила Редклифа. - Клайд откинулся на спинку стула и посмотрел на жену, которая смахивала несуществующую пыль со стойки и медного колокольчика. - Он, может, и выглядит несколько странно, он даже может быть потенциально опасен, но в настоящее время у нас нет никаких оснований относиться к нему иначе, как к законопослушному гражданину, в отношении собственности которого совершено преступление. У него и так достаточно неприятностей, дорогая, а тут ты еще хочешь добавить.

Миссис Клайд повернулась и без единого слова удалилась в домашние покои. Сержант вздохнул и отхлебнул из кружки чаю. Ему, наверно, не следовало говорить о том, что за этим актом вандализма стояла какая-то группа людей. По сути, только одна группа достаточно регулярно посещала общественный центр. Это ребята на мотоциклах. Они были главными подозреваемыми, хотя ничто не указывало на их причастность к совершенному преступлению. Но дело в том, что, кроме них, не на кого даже подумать. Иногда приходится исходить просто-напросто из того, что один человек может совершить преступление, а другой нет. Клайд отхлебнул из кружки и снова вздохнул. Его жена и ее подозрения. К несчастью, она зачастую оказывалась права. У нее был нюх на возможные неприятности. Если Редклиф начнет слишком активно совать свой нос в ход следствия, и в самом деле могут возникнуть осложнения, подумал он.

Тренч с крайним удовлетворением прочитал газетное сообщение о том, что Редклиф отказался от идеи создания общества кинолюбителей и собирается переехать в другое место. С неменьшим удовлетворением он воспринял факт полного уничтожения киноаппаратуры и непотребных фильмов. Вот оно - знамение. По указанию Господа Тренч ринулся в бой и, вооруженный абсолютной властью Богом установленных законов, немедленно добился впечатляющих результатов. Процесс очищения прихода от раковой опухоли вседозволенности начался. И он доведет его до конца.

Правильный выбор времени нанесения удара всегда - ключевой фактор ведения боевых действий. Викарий с легкостью проник на территорию общественного центра. С собой он взял портфель, набитый пластмассовыми пластинками, бутылочками с растворителем и кусочками плавкой проволоки. Если бы его остановили, то он просто опять бы устроил шум по поводу молодых людей. Он был известен как человек настойчивый, и поэтому никто не усмотрел бы в его повторном визите чего-то необычного. Если бы он столкнулся с кем-нибудь в фойе концертного зала, то сказал бы, сославшись на незнание планировки здания, что пытается найти кабинет директора. Попав внутрь, Тренч быстро справился со своей задачей. Под отвратительный оглушительный шум, изрыгаемый музыкальным автоматом в одном из баров, Тренч разломал пластмассовые пластинки на мелкие кусочки и протолкнул их через вентиляционные отверстия внутрь проекторов - именно так рекомендовала поступить прочитанная им брошюра. Такой способ уничтожения средств ведения пропаганды, похоже, широко и успешно применялся в прошлом. Все получилось гораздо проще, чем он предполагал. Растворитель, приобретенный им у одного аптекаря в местечке километров за двадцать от деревни, издавал довольно-таки сильный запах, но когда он закрыл коробки, запах стал незаметен. Больше всего ему пришлось провозиться с плавкой проволокой. Тренчу долго не удавалось найти доступ к электрооборудованию проекторов. Но в конце концов он преуспел и в этом - нашел крышку, открыл ее и забросил внутрь пригоршню обрезков проволоки, как то рекомендовала та же самая брошюра. Затем он наскоро прибрал за собой и ушел. Ожидание оказалось делом весьма приятным. Никогда раньше он не испытывал такого восторга предвкушения: сидя дома и наблюдая за часами, он пребывал в состоянии приятного возбуждения, потому что знал, что с каждой минутой приближается час исполнения воли Господней.

Не впадая в эйфорию от достигнутого и не позволяя себе расслабиться, Тренч с усердием взялся за осуществление следующей намеченной им задачи. Она была не из легких, но он знал, что если человек верит Господу своему и делает все, чтобы угодить Ему, возможность исполнить задуманное обязательно представится. Кроме того, он принялся за изучение общего состояния нравственности в Уэлсфорде. Ведь теперь, получив полную свободу действий, он мог осуществить спасение во всеобъемлющем масштабе. Некоторые факты морального разложения, не всегда очевидные, требовали уточнения. Он начал осторожно прислушиваться к людской болтовне, улавливать мимоходом брошенные слова и фразы, подслушивать женские разговоры в церкви, брать их на заметку и делать далеко идущие выводы. Важно было провести грань между грехом и свойственными человеку ошибками. Кое-что подлежало прощению, как, например, прегрешения, которые можно было отнести на счет настроения, погоды, состояния здоровья человека и обстановки в семье. Другие же проявления человеческой слабости имели более глубокие корни и несли в себе мощные бациллы зла. Тренч упорно искал пути их искоренения.

Начав претворять в жизнь поставленные перед собой задачи, Тренч почувствовал, что здоровье его улучшилось. Страшные головные боли, годами одолевавшие его, стали реже и уже не приносили ему столь сильных страданий. Приступы головокружения, с которыми он давно смирился, полностью исчезли. И только один момент продолжал вызывать его беспокойство: он так и не избавился от припадков и обмороков во время общения с Богом. Они, правда, случались не всегда, но достаточно регулярно. Тренч отнес это на счет личной слабости, естественной хилости человеческого тела, в которое вторгается божественная сила. Он намеревался победить и этот недостаток тоже. Он должен обладать достаточной силой, чтобы выдерживать присутствие Господа - к этому обязывало его положение посланника Бога. А пока что он писал и разрабатывал планы, регулярно в молитвах обращался за наставлением и испытывал праведную радость от предвкушения грядущего спасения.

Его совершенно не волновало, что он преступает закон. Человеческие законы представлялись ему чем-то эфемерным, хилым, набором правил, сведенных воедино склонными к ошибкам людьми для руководства своими склонными к ошибкам братьями. Тренч получил разрешение от Бога, и поэтому все земное не имело значения. Однако он считал важным не допустить разоблачения. Если его схватят, то пострадает дело, а, может быть, оно так и не будет доведено до конца. А это - настоящий крах. Поэтому надо проявлять величайшую осторожность, тем более, что его положение отводило от него всякие подозрения. Все-таки священник, не обычный, рядовой человек.

Глава VI

Когда сержант задал свой первый вопрос, Стрелок сразу же понял, какую линию поведения ему следовало занять по отношению к этому полицейскому. Стрелок видел в нем тюфяка, человека, которого ничего не стоит обвести вокруг пальца, выказав доброжелательность и послушание. По мнению Стрелка, самая серьезная ошибка, которую совершали некоторые полицейские, заключалась в том, что они в каждом пытались разглядеть хорошее. Нет, Стрелок не считал себя исключительно плохим человеком. Но, по его убеждению, многие люди были отъявленными негодяями с прогнившим насквозь нутром, и обращаться с ними по-доброму, по-справедливости, было все равно, что лезть в клетку с тиграми. Из-за своей человечности сержант никогда не поднимется выше деревенского "фараона", тут Стрелок мог биться об заклад. Сначала он почувствовал раздражение, когда увидел, как через автомобильную стоянку в их сторону направляется человек в синей форме и каске. То викарий, то теперь "легавый". Он усматривал в этом своего рода совпадение, которое на поверку могло оказаться вовсе и не совпадением. Но стоило сержанту заговорить, как к Стрелку снова вернулась уверенность. Если все полицейские похожи на этого, то пусть тогда они все приходят и задают вопросы в любое удобное для них время.

Сержант всего лишь поинтересовался, не ошивался ли кто-нибудь из них в прошлые выходные в районе концертного зала. Как лидер и официальный представитель группы, Стрелок ответил, что они даже понятия не имеют, где находится этот зал. Сержант принял ответ и бросил оценивающий взгляд на своего собеседника, пытаясь подобрать к нему какой-нибудь ключик. В конце концов он решил втереться к ним в доверие, а может быть, Стрелку это только показалось.

- Послушайте, я объясню вам, почему я здесь. - Он присел на корточки и лучезарно, как отец родной, улыбнулся в ответ на их скрытую враждебность. - В прошлую субботу в концертном зале случилась маленькая неприятность. Произошел небольшой взрыв, в результате чего кое-какое дорогостоящее оборудование и фильмы оказались на свалке. Теперь я, естественно, вынужден задавать вопросы всем, кого в прошлые выходные видели в зале или поблизости от него. Таков обычный, установленный порядок. Я верю вам на слово, что ни один из вас не приближался к концертному залу. Я человек разумный, и у меня нет оснований сомневаться в вашей честности.

- А у викария, похоже, полно оснований считать нас злодеями, - заметил Стрелок. - На прошлой неделе он пришел сюда и начал права качать.

Клайд осклабился.

- Мистер Тренч - преданный своему делу человек. Надо иметь это в виду.

- Угу, - согласился Стрелок. - Знаю. Но просто интересно, как он себя поведет, если вы подойдете к нему и спросите, что он делал в прошлую субботу. Наверно, из штанов выпрыгнет, а? Хотя, бьюсь об заклад, вам даже в голову не придет спросить его.

Сержант кивнул головой.

- Вы правы, это мне и в голову не придет. И зачем? Я ищу улики, зацепки. Вы что, серьезно считаете, что он может помочь мне? Если бы он знал что-то, то сам бы уже сообщил. И не верится, что он годится на роль подозреваемого. Забудьте свое раздражение и скажите честно, стоит ли мне терять на него время?

- Думаю, нет, - пробормотал Стрелок.

- Так. И вот еще что. Я понимаю, вы, должно быть, считаете, что к вам все время цепляются. Так оно и происходит в большинстве случаев. Но это цена, которую вы платите за свой образ жизни. Я тоже плачу свою цену: люди обычно не могут расслабиться в моем присутствии. Человеческие отношения вещь обоюдная, сами понимаете. - После возникшей поначалу враждебности, подумал Клайд, они, кажется, почувствовали к нему симпатию. Главное - завоевать их доверие, напомнил он себе. Потому что враждебность возводит слишком много препятствий между следователем и фактами.

- А у вам есть другие зацепки? - спросил Стрелок.

- Вот об этом-то мне и хотелось с вами поговорить. Вы находились здесь в прошлую пятницу, вечером. Предположительно преступление могло быть подготовлено и в тот день. Точно нам не известно. Поэтому я хочу, чтобы вы как следует напрягли свою память. Кроме мистера Тренча, не припомните ли вы еще кого-нибудь, кто бы слонялся вокруг или делал что-нибудь подозрительное. - Он смотрел на них глазами, полными тихого призыва о помощи. По его мнению, перед ним находились преступники, но пока что он не видел другой линии поведения. Ну же, напрягите свою память.

Бородатый молодой человек щелкнул пальцами.

- Вспомнил. Там, у мусорных ящиков, я видел человека... Он повернулся к своим приятелям. - А вы нет? Одет он был в древний френч и по виду напоминал фермера или кого-то в этом роде. Он стоял там целую вечность.

Стрелок покачал головой.

- Я его видел. Он вышел поблевать. И минут десять блевал - аж побелел весь, как полотно. Залез с головой в мусорный ящик и рычал там, как лев в пещере.

Все засмеялись, и сержант тоже. По долгу службы. Начался дождь. Пока они разговаривали, тяжелая черная туча, весь вечер висевшая на горизонте, оказалась прямо над ними. Стрелок выставил руку и что-то проворчал. Одна из девушек заныла, и Клайд понял, что может лишиться своих собеседников. Факт малообнадеживающий. Будь они в чем-то виноваты, их расстройство по поводу ухудшившейся погоды выглядело бы более нарочитым. Тем не менее он счел необходимым надавить на них еще немного. Может, что и припомнят, если подольше потерзать их вопросами.

- Давайте переждем дождь внутри, - предложил Клайд. Можно пойти в старую часть здания. Я уверен, директор не будет против.

- Не будет, если с нами полицейский, - заметил Стрелок.

Повернувшись к остальным, которые, как обычно, ждали его указаний, он сказал:

- Пошли. Нет смысла мокнуть, да и домой в такую погоду не поедешь.

Пока они перебегали через автомобильную стоянку, дождь усилился. Некоторые из них громко сожалели о том, что только незадолго до этого отполировали свои мотоциклы.

В тепле винного погребка сержант снова спросил, не видел ли кто-нибудь из них незнакомых людей в районе центра в прошлые выходные. Молодые люди, как могли, напрягали свои извилины, но никто не припомнил ничего необычного. Сержант заволновался. Он не сбрасывал со счетов возможность того, что аппаратуру, и фильмы уничтожил кто-то из посетителей центра. Но тут возникал целый ряд трудностей. Будут сложности с директором центра: любое предположение о том, что он не доглядел за своими посетителями, в результате чего пострадала чужая собственность, находившаяся на хранении в помещении центра, вызвало бы бурю недовольства с его стороны и поток контробвинений. Сразу возникла бы атмосфера напряженности и подозрительности, деревня превратилась бы в разбуженный улей. И тогда могли появиться дополнительные неприятности. Слухи - величайшее зло для общественного сознания, и Клайд не хотел стать причиной появления каких бы то ни было домыслов. Пока что все пребывали в состоянии относительного спокойствия, полагая, что преступление совершено кем-то из парней на мотоциклах или каким-нибудь приезжим. Но Клайд не верил, что преступление - дело рук приезжего. Злодеяние спланировал и осуществил человек, который знал, где хранилась аппаратура. Существовали десятки причин, почему местные жители могли напакостить Редклифу: тот демонстративно афишировал свои связи с распутными женщинами, одевался нарочито причудливо, отпускал язвительные замечания по поводу дорогих их сердцу учреждений и приглашал странных личностей на просмотр фильмов сомнительного содержания. Да каждый второй мог бы сделать это. Убедившись в непричастности "Желтых шлемов" к совершению преступления, Клайд с ужасом осознал, что перед ним замаячила перспектива искать иголку в стоге сена.

Одна из девушек, которая сидела на подоконнике, вдруг начала подавать Стрелку отчаянные знаки.

Тот посмотрел на нее и нахмурился.

- Что случилось?

Она была так возбуждена и растеряна, что с трудом выговорила:

- Там на стоянке... Быстро!

Они все подбежали к двери и выглянули наружу.

Стоявшие в куче блестящие мотоциклы отражались в мокром от дождя бетоне, и отражение это походило на удивительную многоколесную машину с торчащими во все стороны рулями. Через мгновение стала ясна причина взволнованности девушки. Над мотоциклами поднимался дымок, а между колес пробивалось пламя.

- Черт возьми, мой мотоцикл! - проревел Стрелок. - Какой-то ублюдок поджег мой мотоцикл!

Он побежал к мотоциклам; его приятели в напряженном ожидании и тревоге застыли в широком дверном проеме. Внезапно дым стал гуще, вблизи топливных баков взметнулись языки пламени.

- Вернись! Назад! - выкрикнул Клайд хриплым голосом.

Он рванулся было вслед за Стрелком, но притормозил, увидев, как взвивавшиеся вверх снопы пламени закружились в бешеном вихре и охватили баки трех мотоциклов. Одна из девушек закричала, и голос ее звучал все пронзительнее и пронзительнее, пока его не перекрыл оглушительный грохот разорвавшихся топливных баков. Одновременно поднялся вверх ослепительный огненный шар оранжевого цвета, и они увидели, как ударная волна подбросила Стрелка в воздух и швырнула его лицом вниз недалеко от ворот стоянки.

В течение невероятно долгой секунды сержант Клайд безуспешно пытался сдвинуться с места - ноги не слушались его. В состоянии полного шока Клайд, как завороженный, смотрел на разверзшийся перед ним ад. Разорвался еще один бак и струя горящего топлива перелетела через стену и разлилась по дороге. Клайд почувствовал, что движется, бежит туда, где лежало тело Стрелка, и на бегу машет рукой, призывая всех оставаться на своих местах. Девушка больше не кричала - она в обмороке лежала на земле, но этого никто не видел, потому что все ошарашенно вперились глазами в одну точку.

Для того чтобы потушить пожар, потребовалось двадцать минут. В дополнение к местной добровольной пожарной команде было вызвано подкрепление из трех округов. Какое-то время существовала серьезная опасность, что здание общественного центра сгорит дотла, но его удалось спасти, а вот уберечь от значительных повреждений - нет. Из-за сильного жара вылетели все стекла в окнах с тыльной стороны здания, горящее топливо попало через одну из дверей внутрь, в результате чего сгорел дверной косяк и дочерна прокоптился потолок. Директор центра Мэрриот в страшной злобе носился вокруг, как полоумный, и готов был придушить любого, на кого бы ему указали как на возможного виновника случившегося. В конце концов на то время, что пожарные тушили пожар, его силой увели в полицейский участок.

Стрелок был жив, но получил повреждения столь серьезные, что, пожалуй, ему было бы лучше умереть. На него со всей силой обрушилась первая и самая мощная ударная волна, а в лицо полыхнул горящий бензин. Но основные травмы он получил при падении. От лба до уха его лысую голову прорезала рваная, зияющая рана. Пострадала вся правая сторона лица: через рваное месиво щеки и ноздри проглядывали осколки белых костей. Левая сторона была обожжена, изуродованные веки прикрывали пустую глазницу. На него пало проклятие не только выжить, но и остаться в сознании: он корчился в муках и жутко кричал сквозь обломки зубов; так продолжалось целую вечность, пока не приехала машина скорой помощи и врач не сделал ему укол, на время избавив его от мучений.

Никогда в жизни Клайд не чувствовал себя так отвратительно. Пока он осматривал тело Стрелка, его не покидало ощущение мрачной реальности насилия, с которым за годы службы в полиции он сталкивался, в основном, теоретически, и вот теперь оно перестало быть далеким и отвлеченным. Рядом с ним лежал изломанный, изорванный, искалеченный человек. Только минуту назад это было живое, разумное и полное сил существо. Пока парня не увезли в больницу, Клайду еще удавалось скрывать обуревавшие его чувства. Но когда он снова взглянул на место невероятной трагедии и увидел столб дыма, поднимавшийся над черными обломками некогда красивых и ухоженных мотоциклов, почерневшую штукатурку и зияющие пустотой окна общественного центра, бледные испуганные лица ребят, сбившихся в кучу у входа в винный погребок, его охватили гнев, ужас, и в то же время ему стало так мерзко и тошно, что он упал на колени и его стошнило. Рвало его долго, так долго, что ему подумалось - он не выдержит такого напряжения и умрет.

Из толпы, стоявшей за воротами стоянки, вышла его жена и, подойдя к нему, осторожно положила ему руку на плечо. Ее лицо утратило обычное раздраженное выражение, и, когда она пыталась успокоить мужа, губы ее подергивались.

- Успокойся, дорогой. Пойдем домой. Ты здесь больше ничем не поможешь. Пойдем домой.

Клайд поднял голову и посмотрел на нее. Его лицо осунулось и посерело, а тело все еще по инерции содрогалось. Он медленно покачал головой и неуверенно встал на ноги.

- Пойдем, - сказала жена и взяла его за руку. - Сегодня ты уже не в состоянии работать.

Он выдернул свою руку и сделал глубокий вдох и выдох.

- Меня ждет работа, - сказал он хриплым-хриплым голосом. - И я собираюсь ею заняться.

Он повернулся и показал в сторону винного погребка.

- Видишь тех ребят? Отведи их всех в участок. Они сегодня на многое нагляделись, слишком на многое. Свяжись с региональным отделом уголовного розыска и расскажи им, что случилось. Инспектор быстро приедет и займется этим делом. Да, и напои ребят чаем.

Он опять сделал глубокий вдох и выдох и зашагал прочь.

- Куда ты?

Он остановился и махнул в сторону деревни.

- Пойду повидаюсь с мистером Редклифом, - сказал он.

Стоя у окна кабинета, Остин Тренч через старую, доставшуюся ему от отца подзорную трубу наблюдал за тем, что происходило на автомобильной стоянке. И даже когда все закончилось и опустилась тьма, он не сдвинулся с места - сердце его учащенно билось, и выражение радости на лице сменилось выражением страдания. Он следил за происходящим, и у него спирало дыхание при виде величественной картины полыхавшего ада: он снова и снова поражался силе гнева Господнего. Тренч даже не предполагал, насколько яростен, велик и ужасен Его гнев. Он был потрясен.

Когда на улице окончательно стемнело и нельзя было разглядеть ничего, кроме фонарных столбов, Тренч наконец отошел от окна и сел в кресло. Он был вынужден признаться себе, что почувствовал сильную слабость. И неудивительно. Он испытал громадный подъем от того, что являлся участником столь грандиозных событий, и в самый разгар пожара и охватившей людей паники он ощутил дрожь по всему тела. Пережил он и еще одно ощущение, о котором постарался поскорее забыть - просто выбросил его из головы. Та часть его тела, которая является вечным напоминанием о смертельной слабости человека, тот мерзкий отросток, что может самых могущественных превратить в дураков, вдруг ожил и напрягся. Случайность, решил он, ощутив, как он снова обмяк, стал вялым и безжизненным - таким, каким был всегда. Не более чем побочный эффект его общего возбужденного состояния. Он с ужасом отогнал от себя мелькнувшую было мысль о том, что ощущение доставило ему смутное наслаждение.

Как прекрасно быть слугой и орудием господина столь могучего, столь надежного и непорочного. Тренч упорно добивался поставленной цели, и, в чем он не сомневался, Господь ему покровительствовал. Он послал дождь, внезапный и проливной, чтобы Тренч мог незаметно пересечь дорогу, недалеко от которой он прятался, поджечь большой ком ваты и забросить его между мотоциклами на автомобильной стоянке. До -того как пожар разгорелся, он успел вернуться домой и занять наблюдательный пункт у окна. Он хорошо видел, как орудия безбожников обернулись против них самих. Господь даже выделил главаря хулиганов, и, погнав его навстречу опасности, обрушил на него свой особый гнев.

Тренч поднялся, прошел в центр комнаты, сцепил руки на груди и опустил голову. "Мы побеждаем, о Господи, - сказал он. - Мы только начали выкорчевывать из мира Твоего распущенность и разврат - главные пороки, угрожающие этому саду любви Твоей. Мы победим, Господи. Я не подведу Тебя. Я исполнен цели Твоей и силы Твоей. Не оставляй меня без помощи, молю Тебя, дабы я мог быстрее выполнить нашу миссию. Все мои дела - во славу Твою".

Глава VII

Редклиф видел, что сержант Клайд ему не верит. И поэтому даже не пытался убедить полицейского в том, что молодые люди с автомобильной стоянки относятся к такому же типу людей, что и он сам, разве что, пожалуй, были попроще. Он же сам хотел знать - причем очень настойчиво, - кого сержант подозревает в уничтожении проекторов и фильмов. Его стремление узнать имена подозреваемых можно было приписать жажде мести. Сержант, со своей стороны, сожалел о том, что выдал эту зацепочку Редклифу. И вот теперь произошла трагедия, носившая все признаки ответных действий. Редклиф не сомневался, что правда в конце концов всплывет наружу - хотя сейчас, по вполне понятной причине, подозрение просто не могло не пасть на него.

- Вы чертовски хорошо знаете, что я не одобряю насилия, сказал он жалостливым голосом.

Клайд сидел в кухне на стуле и с безучастным видом наблюдал за тем, как Редклиф выстраивает защиту. Сержант просто ждал, когда он кончит говорить - в этом Редклиф не сомневался. Он не слушал его.

- Даже если бы я и хотел отыграться на этих ребятах, то все равно так бы не поступил.

- Да? И как бы вы поступили? - прервал свое молчание Клайд.

В комнате воцарилась мертвая тишина - Редклиф пытался найти ответ на вопрос полицейского.

- Откуда мне знать? - сказал он наконец. - Никогда не знаешь, как поступишь, когда преследуешь кого-нибудь. Да и вы сами, я уверен, не знаете.

- Откуда такая уверенность?

- Уверен и все тут. Черт возьми, сержант, вы просто пытаетесь поймать меня на слове. Неужели до вас никак не дойдет, что мне ничего не известно о сегодняшнем происшествии. Я все это время, весь этот чертов вечер просидел дома и никуда не выходил.

- Есть свидетели? - Клайд выглядел очень бледным и, несомненно, еще не оправился от потрясения.

- Нет, свидетелей нет. В настоящее время я живу один.

- А ваш плащ мокрый, - сказал Клайд, указав на белое пальто, которое висело на кухонной двери. На его спине и плечах блестели капельки воды.

- Боже всемилостивый, я выходил в сад...

- В проливной-то дождь? Не слишком ли оригинальничаете, мистер Редклиф?

Редклиф схватился руками за голову, как будто она могла вот-вот разорваться.

- Я заносил в дом растения. Вон те... - Он указал на три горшочка, стоявшие на подоконнике. - Я их выставлял наружу для поливки. Подойдите и потрогайте листья, ну же, подойдите.

- Верю вам на слово, что они мокрые, мистер Редклиф. Но вы могли намочить их, чтобы оправдать мокрый плащ на тот случай, если я вдруг появлюсь у вас, что я и сделал.

- Ну, ладно, хватит - надоело. - Окончательно расставшись со всякой надеждой на то, что ему поверят, Редклиф решил, что хватит пыжиться и изображать вежливость, когда общаешься с полицейским. И, как это часто бывает, отсутствие надежды заставило его проявить настоящие, подлинные черты характера.

- Не стоит тебе так себя вести, Редклиф.

- Ну вот, мы уже опустили слово "мистер", да? Теперь что, сорвем с себя куртку, покажем здоровенную свастику на руке, и выбьем из меня все мозги?

Клайд встал и отодвинул стул.

- Я тебя предупреждаю, не испытывай судьбу...

- Это я тебя предупреждаю, сержант. Попробуй хоть пальцем дотронуться до меня, и ты в мгновение ока, как в сказке, очутишься в своей собственной кутузке. Не испытывай судьбу. Впрочем, испытывай - не испытывай, какая разница, для таких, как ты. Ты живешь со своими суевериями и называешь это чутьем. Кто совершил преступление? Да, конечно, тот, кто живет здесь недавно. Все та же старая история. Охота на ведьм. Клич "Бей жидов!".

Клайд снова уселся на стул. Он промахнулся второй раз подряд за один вечер. Редклиф был невиновен. И если никакие разумные доводы не смогли бы сейчас послужить ему защитой, то эта вспышка гнева, когда он сорвался на крик и на шее у него набухли жилы, свидетельствовала о его непричастности к происшедшему. Человек, совершивший подобное злодеяние, не отказался бы так легко от защиты и не ввязался бы вместо этого в словесную перепалку. Клайд чувствовал себя уставшим, ошарашенным и сбитым с толку. Он решил отправиться домой.

- Очень хорошо, мистер Редклиф, - сказал он тихим голосом, поднялся и направился к двери. - Я верю вам. Мне жаль, что вы не очень-то доверяете полиции, но, может быть, когда-нибудь ваше отношение к нам изменится. Извините за беспокойство.

Еще с целую минуту после ухода сержанта Редклиф стоял без движения и смотрел на дверь. Что случилось, удивлялся он, какую струну он задел? Он подошел к буфету, достал бутылку джина и плеснул себе порядочную порцию в бокал. Он отпил половину, и его передернуло. Он вообще-то не любил джин, но пить виски по случаю посрамления истэблишмента было бы слишком прозаично, а коньяк, несомненно, слишком шикарно. Вероятно, ему стоило попробовать водки. Зевая и почесывая голову, он опустился на стул. Его не оставляла мысль о том, что случилось. Клайд сказал, что один из парней находится в очень плохом состоянии. Это ужасно, даже если эти ребята действительно напакостили ему. А что если это не они, а кто-то другой, подумал он. И кто же все-таки это сотворил?

Редклиф почувствовал себя заинтригованным. Пока полицейские тычутся вокруг как слепые котята, истина, возможно, лежит у них под носом. И, возможно, подумал он, ему удастся добиться успеха там, где они бьются головой о стену. Здесь-то он и проявит себя. Идея раскрыть преступление буквально захватила его. Мотивация поведения человека и перевернутое сознание относились к тем двум темам, о которых он имел некоторое представление. Возможно, это сумасбродство заниматься такими вещами ради удовольствия. Но это как раз во вкусе Редклифа. И, кроме того, он спасет свое реноме. Он обернет неудачу в успех. Ведь у других-то это получалось, а чем Редклиф хуже них?

Он тут же решил еще на время остаться в деревне. Если зацепки не окажется и он не найдет ничего стоящего, хуже не будет - он не собирался никому рассказывать о своих планах. Веселый и довольный, он допил остатки джина из бокала, подумал о сержанте Клайде и усмехнулся. По правде говоря, не такой уж он и тупица. Что-то ведь в его сознании подсказало ему, что он напал на ложный след. И он даже не выказал никаких признаков должностного гнева, когда Редклиф оскорблял его. Нет, не такой уж он плохой малый. Редклиф встряхнулся. Надо последить за собой, а то так не заметишь, как станешь помощником ребят в синей форме, а это для него опасно. Можно разрушить свой имидж.

Тренч приобрел маленькую черную записную книжку, наподобие той, что пользуются полицейские, и заносил в нее подробности осуществляемой им кампании. Это помогало ему объективно судить о масштабах развернувшегося сражения. Он составил перечень вопросов, которые требовали его внимания, а на соседней странице фиксировал результаты своей деятельности достаточно было одного взгляда, чтобы видеть, насколько успешно продвигаются его дела. Главное - это стремительность. У него не было сведений, подтверждавших его интуитивные предположения, он не сомневался, что при воздействии определенного стимула зло может быстро разрастись, поэтому его надлежало искоренить на корню - и делать его нужно быстро, хотя и осторожно. В списке имелась графа, своего рода барометр морального климата. Благодаря разработанному им коду, ключ к которому хранился у него в голове, заметки в записной книжке не могли быть использованы против него. Обыкновенная записная книжка, испещренная рядами знаков и волнистых линий. Записи свидетельствовали о том, что еще предстояла огромная работа, хотя, судя по тем же записям, за очень короткое время ему удалось добиться весьма существенных результатов.

На повестке дня стоял вопрос, не терпящий отлагательств, - что делать с клубом консерваторов. Надо было срочно принимать какие-то меры в отношении всех тех, кто проводил там свое время за поглощением дьявольского зелья. Они поступали отвратительно и хотели еще больше усугубить положение. Тренч собирался положить этому конец. По некоторым вопросам достаточно было принять простые меры, хватило бы его прямого вмешательства как священника, и не более того. Но существовали две проблемы, над которыми требовалось поразмыслить. Разрешая их, Тренч не мог не учитывать, что полиция активно занималась поисками виновных в совершении двух актов возмездия. Ему следовало быть осторожнее.

Эти две сложные проблемы сильно разнились по характеру. Первая имела отношение к доктору Эдварду Шорту. Он переехал в деревню около месяца назади поселился в одном из красивейших домов недалеко от площади. Длинный и низкий коттедж в прошлом принадлежал директрисе местной школы. На первый взгляд казалось разумным, что в этом доме опять поселился человек науки. Но при более глубоком рассмотрении выявились неприятные факты. Доктор Шорт возглавлял исследовательские работы по разработке реактивного двигателя в научно-исследовательском центре, расположенном в пяти милях от Уэлсфорда. Данный факт, рассмотренный в связи с недавними изысканиями Тренча, вызвал у него глубокую озабоченность. Получалось так, что деревня приютила человека, по роду своей деятельности занятого разработкой устройств, которые, как о том писалось в книге "Сумерки разума", "...очень скоро окажутся в руках не думающих ни о чем военных чиновников, людей войны, относящихся к человеческой жизни ничем не лучше дикарей". Сама мысль о том, что такому человеку дозволено существовать и создавать оружие и другие безбожные устройства, вызывала у Тренча отвращение. То, что этот человек проживает в настоящее время в его приходе - достаточное основание для того, чтобы он, викарий, принялся за изучение возможности его выдворения из деревни, причем быстрого.

Вторая проблема имела отношение к миссис Аните Кроутер, жившей не более чем в двухстах ярдах от дома ученого. Она тоже недавно поселилась в деревне - менее года назад. Старательно подслушивая разговоры и анализируя ходившие слухи, Тренч добыл кое-какие сведения, от которых у него волосы встали дыбом. Миссис Кроутер была тридцатидвухлетней, достаточно обеспеченной женщиной. Муж у нее умер, и она вела распутный образ жизни. Тренч с болью в сердце узнал, что ее дом нередко становится местом отвратительных оргий. Миссис Кроутер часто заходила выпить в местный бар, и перед закрытием она обычно уводила к себе какого-нибудь слабого духом прихожанина. Деревенские кумушки были необычайно хорошо осведомлены о характере сборищ, и выходило так, что там занимались всякого рода мыслимыми и немыслимыми непристойностями. Тренч не собирался потворствовать этому. В одном доме - разврат и непристойности, в другом живет человек, который стремится подчинить законы природы своим целям и заменить Бога машинами. Они не уйдут от гнева Господнего. Как не избежать гнева Его и всем тем, кто глумится над Богом и Его заповедями.

В понедельник, в три часа пятнадцать минут пополудни, Джек Харрис, уборщик Уэлсфордского клуба консерваторов, по обыкновению вошел в аккуратное здание клуба, чтобы подготовить бар и комнату для игр к вечерним мероприятиям. Он уже пять лет работал здесь и был доволен, что у него есть работа, причем в том возрасте, когда большинство других стариков едва сводят концы с концами на свои пенсии, бесцельно и в полном одиночестве коротая время у каминов.

Вообще-то обязанности, которые выполнял Джек, по своему характеру относились к ведению эконома. Но этот клуб был богаче многих других, и поэтому зконом только пополнял запасы клубного бара и общался с членами клуба. Джеку такое положение вещей подходило как нельзя лучше. Работу свою он выполнял старательно, не забывал о мелочах и всегда делал чуть-чуть больше, чем от него требовалось. Он полагал, что до конца жизнь обеспечил себя работой.

День выдался яркий и солнечный, и поэтому, войдя внутрь, Джек поначалу ничего не мог разглядеть. Для создания обстановки интимности в вестибюле царил сильный полумрак. Если бы Джек мог видеть более отчетливо, то, проходя в бар, он заметил бы, как из угла, там, где стоял телефон, поднимаются тонкие струйки дыма. И если бы его обоняние не ослабло за годы курения трубки, он учуял бы запах бензина в баре.

Сначала ему предстояло убраться в баре. Работа эта была достаточно простой и легкой, и Джек давно уже не раздражался при виде переполненных пепельниц на стойке бара и сигаретных окурков, валявшихся повсюду в лужицах пива. С помощью щетки, влажной тряпки и мусорного ведра он за десять минут навел порядок и с удовлетворением отметил происшедшие изменения. Особое удовольствие он получал, внося последний штрих в картину чистоты и порядка - до блеска начищал медные ручки пивных краников. Эта работа относилась к числу тех небольших обязанностей, которые Джек принял на себя по своей собственной инициативе; каждый день он начищал все медные предметы в баре.

Работая, он насвистывал, потому что всегда верил, что веселый человек делает честь человечеству. Он никогда не чувствовал себя несчастным. Многие годы он прослужил в армии солдатом, затем работал каменщиком, пока из-за артрита и естественного упадка физических сил ему не пришлось уйти на пенсию. Он считал себя счастливчиком. Он проработал всю жизнь - с двенадцати до шестидесяти девяти лет. И тут, совершенно неожиданно, полковник предложил ему место в клубе. Ему сильно повезло, это точно.

Закончив начищать краники, он сделал паузу и принюхался. Наверно, у него разыгралось воображение, но он мог поклясться, что почувствовал запах гари, так - на какое-то мгновение. Вероятно, причина тому - нервное напряжение, в котором пребывали все после ужасного происшествия в общественном центре. Только когда увидишь такой пожар, начинаешь полностью осознавать всю опасность этого бедствия. За свою жизнь, особенно в годы первой мировой, Джек видел несколько грандиозных пожаров, и поэтому он всегда проявлял в этом вопросе осторожность. За час до отхода ко сну Джек в доме больше не курил. Мера предосторожности сама по себе очень простая, но сколько тысяч людей погибло, а могли бы жить да жить, если бы не их глупое легкомыслие. Если Джека и интересовало что-то, так это меры пожарной безопасности. Закрутив колпачок на банке с чистящей жидкостью, он снова замер. На этот раз он точно учуял запах дыма. Он поставил банку на стойку и прошел в вестибюль.

- О, Боже всемогущий!

Языки пламени лизали корпус телефона, а шкафчик для щеток был, похоже, весь охвачен огнем. Джек быстро оценил положение и, обернувшись, глазами поискал на стенах огнетушитель. Он его видел ежедневно, но сейчас, когда в нем была нужда, он никак не мог вспомнить, где его держали. Он рванулся за стойку и оступился. Потеряв равновесие, он тяжело грохнулся на пол и вскрикнул от боли, вызванной приземлением на локоть. Какое-то мгновение он лежал неподвижно, в полной уверенности, что сломал руку. Рукой он угодил во что-то мокрое, и через некоторое время почувствовал, что и брюки его в чем-то вымокли. Качаясь от боли, он сел на пол и огляделся вокруг. Весь пол был залит жидкостью. Он принюхался. Бензин! Он вспомнил, что, забегая за стойку, он задел чтото - банку или ведро. Приглядевшись, он увидел лежащую в углу пластмассовую канистру, а рядом с ней металлическую крышку. От боли у него кружилась голова, но надо было идти, предупредить о том, что случилось.

С огромным трудом он встал на ноги и тут увидел, что пламя пожирает ковер и ползет по обивке стоявших у окна кресел. При виде ужасного зрелища он вскрикнул и рванулся к окну. Он бежал и чувствовал, как его ноги обдает обжигающим воздухом; потом раздался хлопок, и на нем загорелись брюки. Он попытался закричать, но не смог - в легкие попал дым. Обезумев от ужаса, задыхаясь и кашляя, он повернулся спиной к окну и попытался выбить стекло. От возбуждения и сильной боли рассудок его помутился, и он ударился о стену в полуметре от окна. Крик сорвался с его губ, ноги подкосились в коленях, и обмякшее тело медленно поползло вниз по стене. Он видел, как горят его ноги, но уже не чувствовал боли. Левая рука онемела и безжизненно повисла. Дышать было нечем. Бар наполнился дымом, из-за черных клубов, поднимавшихся от пылавшей обивки, нельзя было ничего разглядеть. Вокруг опустилась темнота, в которой, подчиняясь какому-то своему ритму, то вспыхивали, то гасли высокие языки пламени. Неожиданно его онемевшее, омертвевшее тело пронзила доселе неведомая боль. Глаза его расширились, и он беспомощно заскулил, с ужасом наблюдая, как горит его куртка и огненные капельки искусственного волокна оставляют ожоги на руках и груди. Он повернул голову - никаких других движений он делать уже не мог - и увидел, как на него страшно, медленно опускается пылающая портьера. Укутанный удушливой опаляющей пеленой, Джек открыл широко рот и издал беззвучный крик.

Пожар охватил все помещение и поглотил его как хищный, мстительный зверь. За каких-то пятнадцать минут от Уэлсфордского общественного центра осталась только почерневшая от огня коробка здания, в которой дымилось обгоревшее до неузнаваемости, скрюченное в последнем приступе боли и гнева тело Джека Харриса.

Глава VIII

Организацию похорон взял на себя сержант Клайд. У Джека Харриса не было родственников, а в деревне, похоже, никто не проявлял особого желания предложить свои услуги и заняться этим делом. Уже пошли разные слухи о том, что в Уэлсфорде действует некая сверхъестественная сила. Один умник, обладавший скорее воображением, нежели умом, сделал оригинальный вывод: все три жертвы недавних преступлений были морально падшими людьми. В послужном списке Стрелка фигурировало дело о попытке изнасилования. Об этом писала местная газета. Но это было всего лишь обвинение: суд его оправдал. Три года назад одна девушка подала заявление о том, что она была изнасилована группой мотоциклистов. На этом обвинение и основывалось. Положа руку на сердце, девушка не могла поклясться, что Стрелок был в числе насильников: она не помнила его лица. Но для слухов достаточно и косвенных улик, отсюда: парень - насильник и моральный выродок. Далее следовал Редклиф. В деревне не было ни одного человека, кто бы не знал о нем и его распутном образе жизни. Третий довод вызвал у большинства людей удивление. Оказывается, Джек Харрис однажды соблазнил несовершеннолетнюю, которая, узнав о своей беременности, покончила жизнь самоубийством. В том, что многие никогда не слышали об этом, не было ничего удивительного: эта история произошла в 1925 году. И снова: против него даже обвинения не выдвинули, но факт отложился в памяти охочих до сплетен кумушек, готовых охотно им поделиться, когда он потребовался для создания мифа.

Предположение о сверхъестественном характере обрушившейся на них кары тоже имело свое обоснование. Жертвы понесли наказания согласно степени серьезности их преступных деяний. Редклиф был обыкновенный бабник, он никому не причинил зла. И поэтому он отделался легким наказанием. Грех Стрелка был посерьезнее. Пострадала девушка: она лишилась своей невинности (правда, люди, разносящие слухи, никогда не выясняли, потеряла ли она невинность тогда или еще раньше). Это было серьезное преступление, и он получил серьезные травмы, которые будут ему напоминать о себе всю жизнь. И, наконец, старый Джек. Он был виновен, как никто другой. Он овладел девушкой, еще ребенком, которая затем покончила с собой, понеся отвратительный плод грязного совокупления. Такой человек заслуживал только смерти, медленной и мучительной. Для людей, сохранивших простоту уклада жизни и продолжавших верить предрассудкам несмотря на доступность многочисленных знаний, данное предположение звучало соблазнительно правдоподобно. Сержант Клайд пришел в бешенство, когда жена пересказала ему ходившие по деревне слухи.

- Иногда мне кажется, что мы здесь продолжаем жить, как в средневековье, - прорычал он, сидя на кровати с традиционной кружкой какао. Сидевшая рядом с ним жена в белой ночной рубашке с наглухо застегнутым воротом на тонкой шее придавала вящую убедительность его утверждению.

- Но в этом есть доля здравого смысла, согласись, - не унималась она.

Он посмотрел на нее.

- Нет, я как раз так не считаю. По-моему, это чушь, придуманная этими желчными старухами, которые вечно толкутся у почты и дрожат от восторга, когда происходит какое-нибудь несчастье или трагедия. - Он поставил кружку на прикроватную тумбочку и поднял палец. - Ты понимаешь, что они фактически нарушают общественный порядок? Сеют панику. В Уэлсфорде живет много очень умных людей, но эти болтушки могут заразить всех своей тарабарщиной. Какие они все-так мерзкие, черт их подери!

- Думай, что ты говоришь.

- Ты тоже. Рассказываешь мне всякую пакость и пытаешься доказать, что в ней есть доля истины.

Он опять поднял кружку и отхлебнул какао. Он достаточно хорошо знал Джека Харриса и историю с девушкой. Сколько мужчин ненароком награждают девушек беременностью? Тысячи. Большинству из них везет больше, чем Джеку: они переезжают в другое место и через какое-то время о них забывают. А Джек остался, и вот смотрите, что он заслужил. Прошло всего два дня после его смерти, а они уже чернят его имя. Замшелость некоторых местных жителей расстраивала Клайда едва ли не больше, чем внезапно обрушившиеся на его голову пожары. Вот они факты - смотрят вам в глаза, надо все перевернуть, поставить с ног на голову, и тогда, может быть, найдется какоенибудь дикое, совершенно невероятное объяснение. Здесь бесчинствует человек, у которого с головой не в порядке - это ясно; и он местный - это тоже ясно. Остается только вычислить - кто этим занимается.

Руководство отдела уголовного розыска намерено провести полное расследование с применением всех сил и средств. Они забирают дело себе, но Клайд никоим образом не расстраивался по этому поводу. Он попробовал, пошевелил мозгами, но у него не появилось даже намека на правильный ответ.

- Ты думаешь, они найдут виновника? - спросила жена со скрытой иронией в голосе.

- Абсолютно уверен. Это не привидение и не всемогущий мститель. Это реальный, больной человек, возможно поджигатель, а может и того хуже. Но он реально существует. Он пользуется обычными, земными вещами, например бензином, креозотом и пенопластом. Они найдут его.

- Надеюсь, что ты прав, - зевнула жена, улеглась в постель и повернулась к нему спиной. - Посмотрим.

Сержант допил какое и кивнул головой.

- Да, посмотрим.

Еще большее раздражение Клайд почувствовал, когда хоронили Джека. И на это имелись основания. В то время, когда так необходимы спокойствие и здравый смысл, викарий, похоже, решил потворствовать предрассудкам своих прихожан. Стоя у края могилы в окружении более чем сотни людей, он произнес короткую речь, которая разозлила сержанта, удивила некоторых присутствующих и подтвердила темные опасения большинства. С головой, склоненной в печали, присущей человеку, который непосредственно связан со смертью, он походил на священного посланника эпохи средневековья. Тренч говорил глубоким, сочным голосом, не по бумажке - слова его несли в себе силу внутренней убежденности.

- В результате пожара от нас ушел брат, ушел в муках и страданиях. Могила примет его кости, но мы не может утверждать, что она даст покой его душе. Человеку не дано знать намерений Господа. У Бога свои доводы, и человек может о них только догадываться, а если он не глуп, то и видеть в них предостережение. Во всем есть божественная причина, и если мы увидим руку Господа в смерти нашего брата, тогда мы должны поискать у себя в душе ответ на вопрос: а не понесем ли и мы должную кару, если он заслужил столь ужасный конец? Жители нашей деревни охвачены беспокойством, волнением... А может быть, нас подталкивают обратно на праведный путь? В этот самый час, оплакивая уход из жизни нашего брата, мы все должны твердо решить - хватит нам подвергать опасности нашу собственную судьбу.

Дальше все прошло, как обычно. Разъяренный Клайд порывался немедленно взяться за Тренча, он едва сдерживался, но потом передумал. Старый викарий был ничуть не лучше безмозглых кумушек и сплетниц из числа прихожанок. У него это было профессиональным заболеванием - он слишком долгое время занимался вещами неощутимыми, не имеющими реальных оснований. Его вряд ли стоило винить за то, что он воспользовался недавними событиями и напустил немного священного ужаса. Тем не менее Клайд чувствовал раздражение. Как тут оперировать фактами и здравым смыслом, когда народ верит в библейские сказки?

После похорон Тренч вернулся домой и заварил крепкого чаю. Все утро он плохо себя чувствовал, и во время службы на кладбище был даже момент, когда ему показалось, что он вот-вот упадет в обморок. Он отлично знал, в чем причина его нездоровья. После несчастного случая в клубе консерваторов он испытывал сильное чувство вины. Тренч знал и любил покойного. То, что Джек вошел в клуб через пять минут после воспламенения устройства замедленного действия, было настолько неожиданным, что Тренч, находившийся в безопасности у окна своего кабинета, чуть не сошел с ума и, переминаясь с ноги на ногу, принялся молиться о том, чтобы тот успел выйти, прежде чем огонь разгорится. Но Джек не вышел. Плохое самочувствие Тренча было вызвано не столько угрызениями совести, сколько последствиями наставления, полученного им в то самое утро. Во сне с ним напрямую беседовал Господь. Джек Харрис отправлен в ад. Разве непонятно? У Бога свои доводы. Более тщательно изучив факты, Тренч начал понимать, что происшествие имело под собой божественный замысел. Старик вошел в здание именно в то время - не позже и не раньше,- когда он мог попасть в ловушку. Просто так этого произойти не могло имелся сценарий. Получив наставление, Тренч почувствовал слабость, как будто внезапно вылечился после тяжелой, изнурительной болезни.

Как он мог сомневаться в Господе? Разве Бог, специально назначив его исполнителем своей воли, позволил бы произойти несчастному случаю? Конечно, нет. Пока Господь правит, всему есть своя причина. Тренч с удовольствием отхлебнул чаю и напомнил себе, что не должен испытывать сомнений. Он выполняет божественную миссию, а такая миссия требует мужества, целеустремленности и великой веры; чего она не требует, так это сомнений.

Как он заметил, число полицейских в деревне увеличилось, и они заметно активизировались. Они, несомненно, придут и к нему, поэтому ему следует сдерживать свое рвение. Одно дело скрывать свои настоящие чувства и совершенно другое - держать их под контролем. В конце концов, у него не было причин стыдиться содеянного; просто ради продолжения начатого дела он должен быть осторожнее с полицией.

Взяв с собой чашку с чаем, Тренч вышел в сад и сел на обшарпанную скамейку. За смятением, вызванным последними событиями, уже чувствовалась грядущая умиротворенность. В деревне, частично очищенной от порока, стало спокойнее, в атмосфере витала меньшая напряженность и угроза. Придет время и сюда вернутся угодные Богу безмятежность и чистота прошедших дней.

- Но я не должен расслабляться, - сказал Тренч громко. Еще столько предстоит сделать.

Он провел ладонью по лбу. Солнце припекало, и на мгновение он почувствовал приступ головокружения. Без сомнения, приятное бремя забот по восстановлению славы Господней подрывало его здоровье. Припадки и головные боли стали реже, но, похоже, нарастали симптомы общей усталости. Отдых и хорошее питание - вот то, что ему нужно, сказал он самому себе. Простые средства. Простые средства всегда наиболее действенны.

Было ясно, что руководство отдела уголовного розыска снизошло наконец до проблем Уэлсфорда. В деревню прислали одного следователя в звании инспектора, двух - в звании сержанта и трех - в звании констебля. С точки зрения инспектора это было вопиющим разбазариванием людских ресурсов. Он мог был справиться и самостоятельно. Местечко небольшое, и, несмотря на весьма странный характер преступлений, от следователя не требовалось каких-то особых следственных приемов. Ходи да ходи и тщательно выспрашивай. Только это могло принести положительные результаты. Но на него навесили пятерых подчиненных, и вот теперь знай - укрепляй их моральный дух и выискивай работу для себя самого. На второй день следствия инспектор, высокий человек с орлиным взглядом по фамилии Бойл, вызвал деревенского сержанта в штаб следственной группы, разместившийся в местной гостинице, и задал ему ряд вопросов.

Клайд был доволен, что к нему относятся, как к любому другому свидетелю, и рассказывал о происшествиях подробно, но не привнося в свои ответы собственные выводы и умозаключения. Однако, когда в беседе возникли спорные вопросы, Клайд оказался втянутым в их обсуждение.

- Как вы думаете, местные жители очень невежественны? спросил Бойл.

По выражению его лица и интонации было видно: он лично подозревает, что эта деревня - последний оплот провинциального невежества.

Этот вопрос вызвал у Клайда смешанные чувства, но он решил их не выказывать.

- Жизнь здесь течет в более медленном темпе, инспектор. Но я бы не сказал, что они невежественны.

- Вы знаете, ходит слушок, что во всех трех случаях осуществлено своего рода возмездие?

- Да, знаю.

- А вам не кажется, сержант, что это и есть замшелое мышление - признак невежества?

- Нет. Просто слух - как любой другой. Пару лет назад у одного фермера - он живет в четырех милях отсюда - начался падеж скота. Скотина мерла в буквальном смысле одна за одной. Ветеринару так и не удалось установить причину падежа. Через месяц кто-то пустил слух о том, что это фермеру ниспослана кара. За что - никто не знал. Когда речь идет о фермерах, всегда легко найти собственное обоснование тому, что они заслуживают наказания. Слух до сих пор держится.

- Это как раз и подтверждает мою мысль, согласны? Они темные, несовременные люди.

Клайд покачал головой.

- Я не закончил. Жители Уэлсфорда в целом, вполне современные люди. Но здесь есть несколько суеверных старух, да и несколько стариков тоже, которых действительно можно назвать невежественными людьми. Это они распускают большинство идиотских слухов. Основная масса жителей деревни, здоровое большинство, пропускают эти слухи мимо ушей. Они не темные люди, инспектор, они просто излишне восприимчивы.

- Это тоже свидетельствует о невежестве.

- По-моему, нет. Мне кажется, тут дело в том, что, несмотря на свой здравый ум, они мало ездили по свету. Большинство жителей родились здесь и, по-видимому, здесь же умрут. Они впечатлительны и не более того.

Инспектор пожал плечами.

- Верю вам. Но, чтобы делать правильные выводы, я должен знать, какая здесь царит обстановка. Насколько я понял из ваших слов, мне следует исходить из предположения о том, что местные жители несколько оторваны от действительности. По-моему, это и есть невежество.

Клайд знал, что, конечно же, инспектор прав. По городским стандартам, это местечко погрязло во мраке невежества. Социальные изменения, как, например, появление общественного центра и увеличение числа телевизоров, еще не скоро приведут к исчезновению укоренившихся предрассудков и обычаев. На это уйдет полжизни целого поколения. Но Клайд не мог не встать на защиту своей деревни - это было бы не патриотично.

- Будем действовать по принципу накопления сведений, продолжал инспектор. - Заявления, мнения, соображения... Пойдем по домам. Все зацепки - если таковые появятся - будут отслежены. Я согласен с вашей оценкой и с мнением моих коллег, что за этим делом стоит кто-то из местных жителей. Мотив непонятен. Я пока что не могу найти связующее звено. И опять же, преступления совершены с поразительной тщательностью, поэтому я не считаю их случайными. Загадочное дело, но не сложное. Мы найдем виновного.

Клайд кивнул головой.

- Я уверен, что найдете, инспектор. Но пока вы доберетесь до преступника, вам придется выслушать много неприятного в свой адрес.

- Знаю, знаю, - вздохнул Бойл. - Так всегда происходит там, где живут невежественные люди.

Редклиф был убежден, что наткнулся на решение. Полицейские, как всегда, склонные не видеть очевидного, ходили из дома в дом, задавали всякие идиотские вопросы, а истина-то видна невооруженным глазом, она похожа на реющий яркий стяг. Нынешнее ощущение, близкое к уверенности, возникло у Редклифа после того, как он сделал одно простое умозаключение. Вечером того дня, когда сгорел клуб консерваторов, жена полковника, миссис Роджерс, пошла в бар "Бычья голова", чтобы найти утешение в вине. Вместе с небольшой группой своих приятелей она оплакивала утрату социальной гавани. Редклиф, уютно пристроившийся за соседним столиком с газетой и кружкой пива, невольно подслушал ее монолог и сильно удивился тому, что услышал. Он и не знал, что был не единственным человеком, кого викарий наградил своим проклятием.

- Этот проклятый монстр, Тренч, - сказала Долли своим охрипшим от алкоголя голосом, - он, наверно, сейчас пляшет от радости. Случилось то, чего он так хотел - клуб весь выгорел, от него остались одни развалины. Помните, что он сказал, когда читал нам свою проповедь тем вечером? "Господь восторжествует". Старый хрыч. Его, наверно, сейчас распирает от удовольствия. Так бы и придушила его.

Заинтригованный услышанным, Редклиф нашел директора центра, который все еще дулся на него за бардак, устроенный Редклифом в концертном зале.

- Да, викарий приходил к нам, - сказал он и принялся выражать чувства, аналогичные тем, что Редклиф уже слышал от Долли Роджерс. - Не сомневаюсь, священник сейчас потирает руки от удовольствия. То, что произошло, можно сказать, соответствует тому, о чем он предупреждал, посмотрите.

Он показал Редклифу письмо от Тренча и поведал подробности посещения священником автомобильной стоянки.

- Кстати, почему вас это интересует?

- Простое любопытство. Я пытаюсь найти того, кто уничтожил мою аппаратуру.

- И мой потолок, кроме того, - ввернул Мэрриот.

- Вот именно. - Редклиф старался выглядеть непринужденно. Если он раскусит этот орешек, то уж позаботится о том, чтобы все лавры достались ему. - Пытаюсь исключить подозреваемых, если вы понимаете, о чем я толкую.

Мэрриот сухо рассмеялся.

- Тренч? Подозреваемый? Сделайте одолжение,.. Это не про него. Он попик, понимаете? Причем до мозга костей. А ваш злодей - он сумасшедший, и вид у него должен быть злодейский.

Редклиф удивился.

- Вы верите в это, да?

- Безусловно. Я имел дело с разными людьми. В нашем деле этого не избежишь. Своих злодеев я знаю. И если мне попадется человек, который, по моему мнению, совершил это преступление, я сам наброшусь на этого ублюдка.

- Понятно. Все равно, спасибо. Как я уже сказал, я только пытаюсь исключить подозреваемых.

- Согласен. Можете совершенно спокойно исключить Тренча. Он доверил бы Господу творить за себя свои злодеяния. - Мэрриот повернулся и пошел прочь.

- Бедняга, должно быть, верит в это. У него вера, как у меня геморрой, - хроническая.

Так вот где решение! Как просто. Для всех жителей викарий человек, не способный к насилию. Факты вполне очевидны, изобличающие улики налицо, но никто этого не хочет видеть. Сам факт строгой приверженности викария религии служит отличным прикрытием для любых дел. Редклиф твердо считал, что церковные законы разрешают практически что угодно. Действуя против людей, которых он предупредил, Тренч, должно быть, считает себя вправе так поступать. История древней Англии изобиловала конфликтами между церковными и светскими законами. Самые ярые ревнители веры среди священников, должно быть, скорбят о том, что канули в лету те времена, когда церковь имела право судить людей. Возможно, некоторые из них, такие, как Тренч, например, и сегодня готовы применить божественные законы к земным делам. Редклифу эта мысль показалась привлекательной. Другие люди, точнее большинство других людей, скорее всего отвергнут ее. Отсутствие воображения - вот в чем причина. Именно художники несут миру истину. Редклиф решил проверить свое предположение. Если он ошибается, то и бог с ним; но он был уверен, что прав. Он нутром это чувствовал.

Вечером Тренч вышел с корзинкой в сад. Было прохладно и стоял туман. Раздвигая ветви деревьев, он держал свой путь в сторону южной стены. Ублажая свою уже умиротворенную душу, он напевал какой-то религиозный мотив. Летними днями, на закате, он всегда вспоминал отца, как тот сидел в саду с черновиком текста проповеди на коленях и лицом, обращенным к заходящему солнцу. Отец всегда хвалился - если это считать подходящим словом, - что каждое утро видит, как солнце всходит, и каждый вечер - как оно заходит.

Он нашел растение, которое искал, и начал собирать ягоды. Их много ему понадобится, чтобы надавить сока, а потом несколько раз процедить его. Это растение с пурпурными, точеными ягодами, по-своему столь же красивыми, что и некоторые цветы, называлось беладонна. Оно всегда росло здесь, сколько Тренч помнил себя. У него были хорошие познания в области народной медицины, ее рецептов и методов, он неплохо разбирался в свойствах ягод. Тренч знал, что из сока белладонны получают гиоциамин и атропин; он также знал, как изготовить сироп смертельной концентрации. Жизнь вблизи природы имела свои преимущества. Огонь - удобное и эффективное средство борьбы, но меры предосторожности диктовали необходимость изменения тактики действий. Что могло заменить огонь лучше, чем дикорастущее растение, которым Бог украсил поля и веси? Оно, как и Господь, способно и убить, и излечить, и к тому же - что является положительным свойством - имеет приятный вкус, если его смешать с определенными веществами. Господь мудр и щедр; во сне он напомнил Тренчу о плодах в его саду и о том, что их можно применить для исполнения воли Господа. Ему представлялось удивительным и непостижимым то, как он был ведом от дилеммы к решению; благодаря абсолютной вере и преданности, он получал столь подробные указания, что ему оставалось только выполнить их.

Наполнив корзинку до половины, он вернулся в дом, расставил банки, разложил бумагу и всякую утварь. В разгар крестового похода он снова ощутил себя маленьким мальчиком, возбужденным от перспективы приключения. Он тщательно готовился к предстоявшим делам, чтобы не вызвать неудовольствия своего Господина.

Походя Тренч подумал о переменах, которые, возможно, произойдут в его быте. Впервые он дал объявление о найме экономики. Раньше он обходился собственными силами и не нуждался в чьей-либо помощи со стороны. Но теперь предпринятая им кампания поглощала все больше и больше времени, и в доме уже не было прежнего порядка. Правда, внутренний голос говорил ему, что его намерения нанять экономку не столь чисты. Разве не испытал он в последнее время возбуждения в самых отвратительных частях своей плотской оболочки? Разве, просыпаясь в последнее время, он не обнаруживал, что предмет стоит и тверд, как камень? И, наконец, не является ли этот его необъяснимый интерес к женщинам чем-то таким, что возбуждает эту часть его тела? Тренч действительно не отдавал себе отчета, почему такие мысли овладели им именно в тот момент, когда он решил нанять экономку. Он знал о позывах плоти только то, что их надо гнать от себя, не обращать на них никакого внимания, когда они возникают. В доме нужна экономка и никаких других мыслей по этому поводу не должно даже возникать. Несомненно, это все плотские желания являются дьявольскими кознями. Сатана всегда где-то рядом, когда дело касается творений рук божьих. Тренч вдруг с удивлением обнаружил, что холодная ванна - вполне подходяще средство, чтобы заставить убраться от тебя Князя Тьмы.

С еще большим энтузиазмом он принялся перетирать и отжимать ягоды. Как всегда, великий Бог изобрел гениальный план и, как всегда, Тренчу оставалось только выполнить его.

Глава IX

В десять часов утра Редклиф громко и настойчиво постучал во входную дверь дома священника. Будучи полностью уверенным, что именно Тренч стоит за этими двумя пожарами, повлекшими за собой гибель его киноматериалов и оборудования, Редклиф не испытывал страха перед перспективой встречи со священником и совершенно не волновался о том, что может случиться, если Тренч использует силу в ответ на его обвинения.

У Тренча был настороженный вид, словно он занимался делом, которое хотел скрыть от посторонних глаз.

- Какая нечаянная радость, - сказал он, пытаясь говорить так, чтобы голос его звучал искренно, хотя это вряд ли могло бы кого-нибудь убедить: слишком угрюмо было его лицо.

- Прошу прощения, святой отец, не мог бы я войти? - С этими словами Редклиф вошел в дом. Подобной тактики - когда вы чуть-чуть впереди того, что намереваетесь сделать, и громко об этом заявляете, - Редклиф придерживался часто, особенно при общении с билетершами и официантами. Все это возымело действие и сейчас: Редклиф заметил, как Тренч отступил в сторону, даже не пытаясь ему помешать.

Священник провел его в гостиную и предложил сесть.

- Чем могу быть полезен в такое замечательное утро? Тренч был любезен, несмотря на всю враждебность полученного им от Редклифа письма. Как всегда, он был одет во все черное - за одним исключением, что с интересом отметил про себя Редклиф. У священника на шее висела золотая цепь - изящное, филигранной работы украшение. Заметив, очевидно, любопытный взгляд, который посетитель бросил на украшение, Тренч погладил цепь рукой и кратко объяснил, что это подарок его отца. Но он сказал неправду. Цепь была его единственным талисманом, воспоминанием студенческих дней. Эта вещь какимто странным образом внушала ему удивительное спокойствие. Она была куплена им в дешевой ювелирной лавке по внезапному и непонятному желанию, которое было так же необъяснимо, как и та ценность, которую представляла она для своего владельца. Тренч сел в кресло напротив Редклифа и молча смотрел на него, ожидая объяснений.

- Вам не понравится то, что я собираюсь сообщить, святой отец, - предупредил Редклиф. - Однако я полагаю, что вы постараетесь опровергнуть мои подозрения и предчувствия. Эти подозрения касаются вас.

Тренч удивленно поднял брови:

- Вот как? Позвольте узнать, каким же образом?

Редклиф старался говорить спокойно, не запинаясь. За те несколько мгновений, что он сидел в кресле, его уверенность стала улетучиваться, а подозрения перестали казаться убедительными. У себя дома священник уже не так походил на злодея, как рисовалось Редклифу в воображении. Но он хотел остаться объективным и не собирался отступать от своего решения, хотя его непосредственное впечатление значительно уменьшило его уверенность.

- Последние трагические события в Уэлсфороде... - начал он, ненавидя себя за долгую паузу и необходимость сглотнуть слюну. Тренч так смотрел на него, что Редклиф пришел в замешательство. Ему казалось, что этот взгляд проникает в его мысли и, читая их, проверяет убедительность его слов. - Мои пленки и оборудование уничтожены, и еще два пожара... Гибель одного человека и увечья другого...

Тренч слегка покачивал головой в знак согласия.

- Ужасно, просто ужасно.

Говорить становилось все труднее. Редклиф явился сюда, чтобы прокричать в лицо этому человеку свои обвинения. Любую неуверенность в словах и поведении Тренча он готовился обратить в доказательство его вины. Но Тренч выглядел так мирно, у него было такое мягкое и симпатичное лицо, он был так похож на доброго, всепонимающего дядюшку... Редклиф изо всех сил старался разозлить себя, вспоминая, что перед ним тот самый человек, который прислал ему такое отвратительное письмо.

- У меня есть все основания считать, что именно вы стоите за всеми этими тремя происшествиями. Сначала это было лишь подозрение. Но по мере того как я все больше задумывался над этим, мои подозрения превращались в уверенность, правда пока ничем не подкрепленную.

Тренч почувствовал тревогу, но выражение его лица не изменилось: оно оставалось все таким же безмятежным. Он по-прежнему совершенно спокойно сидел напротив Редклифа и смотрел куда-то чуть ниже его лба. Потом ему пришла в голову мысль, что решительное отрицание, возможно, было бы в данном случае более убедительным. И он стал говорить - очень медленно, спокойно, взвешивая каждое слово:

- Вы сказали - не подкрепленную?

- Да, до вчерашнего вечера. Я сделал около десятка телефонных звонков и нашел человека в Солихале, который продал три бутылки амилнитрата священнику.

- Я не понимаю.

Редклиф всеми силами старался заставить себя не верить этому человеку, хотя он держался так естественно и спокойно, так уверенно...

- Я думаю, что вы все понимаете, мистер Тренч. Пленка моего фильма была разъедена амилнитратом. За несколько дней до намеченного просмотра вы предупредили меня, чтобы я не показывал "Виридиану". И вечером в день показа пленка оказалась уничтоженной. Вы также угрожали ребятам на автостоянке возле общественного центра. Кроме того, вы побывали в клубе консерваторов. Три предупреждения и три таинственных акта насилия. Наконец, как я уже сказал вам, выяснилось, что священник купил большое количество химикалиев, которые меня разорили. Все сходится.

Тренч встал, подошел к окну, затем повернулся к нему, но Редклиф не мог рассмотреть выражения его лица на фоне яркого голубого неба.

- Очень любопытно, мистер Редклиф. Если бы я точно не знал, что вы ошибаетесь, боюсь, я сам мог бы поверить в убедительность ваших обвинений.

- Вы отрицаете их, не так ли? (Где же, черт побери, та уверенность, которая была у него вчера, подумал Редклиф. Ведь он так заводил себя, так отрепетировал свою злость и ярость! А теперь едва слышит свой собственный голос).

Тренч улыбнулся, и Редклиф увидел ровные белые зубы свидетельство хорошего здоровья и честных намерений их владельца.

- Разумеется, отрицаю. Прошу вас, примите это спокойно. Хотя вы очень самоуверенны. Да простит вас Бог за ваши заблуждения.

Редклиф с трудом проглотил слюну.

- Не думаю, что заблуждаюсь.

Тренч продолжал улыбаться.

- Уверяю вас, вы ошибаетесь.

- Все равно, мистер Тренч, я обвиняю вас.

Тренч развел свои мягкие белые руки:

- В таком случае, что я могу вам сказать? Могу только предложить вам поделиться своими сомнениями с полицией. Пусть они проведут необходимое расследование. Тогда вы, возможно, убедитесь в моей невиновности. Пожалуйста. - Незаметно перейдя комнату, он стоял теперь очень близко от Редклифа. - Идите и расскажите полиции все, что знаете. Они во всем разберутся. Я верю в их способности.

Редклиф чувствовал себя отвратительно. Несмотря на все доказательства, он все больше верил Тренчу. Он слегка махнул перед собой рукой, словно пытаясь схватить свою исчезающую уверенность.

- Хорошо, я пойду, и мы посмотрим...

Тренч перебил его, он говорил убежденно, с большой сердечностью и так, словно разговаривал со своим старым знакомым:

- Ваши подозрения напомнили мне о том шуме, который возник как-то вокруг неких останков, якобы обнаруженных в церковном склепе. Вы слышали что-нибудь об этом, мистер Редклиф?

- Нет, абсолютно ничего. - Настроение Редклифа за последние минуты так изменилось, что он почувствовал острую необходимость как-то выразить свои извинения священнику за дерзкий ответ на его письмо. Он оказался в дурацком положении: у него были факты, твердые доказательства, но священник внес такие сомнения во все это - главным образом своим спокойным, дружелюбным обращением, - что Редклиф почувствовал себя совершенно сбитым с толку. Его уверенность исчезла.

Тренч направился к двери, жестом пригласив Редклифа следовать за собой.

- Пойдемте, я покажу вам, что я имею в виду. Может быть, вы убедитесь тогда, что сплетни вырастают, благодаря богатой фантазии, из самых обычных фактов.

Они миновали кухню, вышли в сад и по петляющей тропинке направились к церкви. Когда они подошли к ее восточной стороне, Тренч вынул из кармана связку ключей и вставил один из них в скважину небольшой прямоугольной двери, прятавшейся в стене. Небольшая лестница вела вниз.

- Склеп закрыт для посторонних, - объяснил Тренч. - Потолок прогнил или еще что-то в этом роде. Но вы должны посмотреть.

Редклиф молча следовал за ним, испытывая дьявольские угрызения совести. Он чувствовал себя так неловко, что, если бы священник снова заговорил о необходимости обратиться в полицию для проведения расследования, он просто-напросто сбежал бы.

Внутри склепа стоял полумрак, воздух был затхлый. Орнамент, украшавший фасады четырех массивных надгробий, был выполнен из бронзы, позеленевшей, разрушенной от времени. Звенящая тишина висела во влажном липком воздухе, единственным источником освещения было маленькое окошко. Редклиф подошел к нему, выглянул наружу и, увидев свежую зелень травы, немного успокоился. Он еще никогда не спускался ни в один склеп, и, если все они похожи на этот, то никогда больше и не спустится. Стены склепа, отстоящие друг от друга всего на несколько метров, сходились наверху, образуя невысокий свод, словно предназначенный для того, чтобы давить на психику. Возможно, подумал Редклиф, я слишком поздно обнаружил, что страдаю клаустрофобией.

Тренч подошел к какому-то древнему ящику в дальнем конце склепа, открыл крышку и пригласил Редклифа заглянуть внутрь.

Редклиф взглянул и увидел груду тряпья, перевязанную посередине веревкой и по форме напоминающую фигуру человека. С первого и даже со второго взгляда можно было представить себе, что это лежит какой-то бродяга. Редклиф чувствовал, что Тренч что-то имеет в виду. Это было тело, самое настоящее тело, и, только дотронувшись до него, можно было убедиться, что это старый ковер, завернутый в брезент. Редклиф в этом и убедился. Хороши эти священники со своими штучками!

- Вот это-то разглядели через окно склепа две пожилые дамы, и еще до того как я узнал об этом, слух распространился и превратился в целую историю, которая была преподнесена полиции в качестве твердо установленного факта. - Тренч рассказывал легко, с юмором, но не слишком увлекаясь, как того требовало его положение. - Как вы сами видите, никакое это не тело.

Редклиф обернулся, подбирая слова, чтобы выразить свои глубокие извинения. Он взглянул на священника и увидел, что тот держит что-то над головой. Это оказался столярный молоток. Он с удивлением смотрел на плоскую, массивную ударную поверхность инструмента, находящегося всего в полуметре от его головы. На губах священника змеилась легкая усмешка, костяшки его пальцев, сжимавшие рукоятку молотка, побелели от напряжения.

- Что...

Еще до того как Редклиф, увидел все это, сумел что-то понять, кусок металла начал стремительно приближаться к нему. Он ощутил удар по голове, немного выше переносицы, и понял, что треснула кость. Удивительно, но он не почувствовал боли, только ощутил, как подались и треснули кости его черепа под воздействием более прочного материала. И лишь в самый последний момент, перед наступлением полной темноты, когда глазниц, удерживающих глазные яблоки, уже не существовало, потому что превратились в костяную кашу, только тогда Редклиф впервые почувствовал боль, но пришло забвение, боль исчезла, как исчезли все звуки. Тишина.

Тренч отступил на шаг назад. Ноги Редклифа подогнулись, тело сначала осело вниз, затем завалилось вперед и растянулось на земле лицом вниз. Подумав несколько мгновений, Тренч снова поднял молоток и изо всей силы ударил еще раз по уже разбитому черепу Редклифа в том месте, где голова соединяется с шеей. Подождал. Тело даже не дернулось. Перед Тренчем тихо лежало то, что несколько мгновений назад было человеком. Томом Редклифом, представлявшим собой опасность, сейчас он уже не дышал и не был опасен.

Тренч положил молоток на место, в ящик для инструментов, и потащил тело к дальнему надгробию - сооружению с плоским верхом, находившемуся в самой темной части склепа. Когда он подхватил тело под мышки и попытался его поднять, из разбитой головы выпал сгусток крови и упал ему на ботинок. Брезгливость охватила Тренча, с досадой и раздражением он швырнул труп на надгробие. Труп упал поперек и та часть лица, которая ударилась о поверхность сооружения, обезобразилась еще больше: теперь только один глаз безжизненно уставился на дверь. Тренч с отвращением вытер куском тряпья кровь с ботинка, затем подошел к окну и провел окровавленным куском по маленьким стеклам. В помещении стало так темно, что он с трудом отыскал дверную ручку. Луч света, ворвавшийся внутрь через открытую дверь, пробил темноту и упал на распростертое тело, слабо осветив его. Жалкая, сломанная игрушка. Тренч вышел и прикрыл за собой дверь. Вставив ключ в замочную скважину, он повернул его два раза, потом несколько раз подергал ручку, чтобы быть полностью уверенным.

Отвернувшись от двери и уже собираясь идти, он поднял глаза к небу и его губы растянулись в широкой улыбке.

- Спасибо тебе, Господи, - тихо произнес он, ликуя.

Полное подчинение божественной воле означало и самый простой способ действия, прямое и быстрое решение всех проблем. Единственный человек в городке, у которого были кое-какие подозрения, был направлен именно к нему в дом, а не куда-либо еще, значит Господь по-прежнему помогает ему. Что это за сила такая, подумал Тренч, направляясь домой. Какая высшая степень власти... И какое счастье, что он вместе со своим господином.

Глава Х

Анита Кроутер переносила свое вдовство очень тяжело. Для нее это было проклятием, она жила под этим гнетом уже два года. В свои тридцать два она ощущала себя во всех смыслах на вершине зрелости: опытная, умная, образованная, красивая женщина, обладающая состоянием и имеющая страстную тягу к мужчинам. Этот голод, сколько она помнила себя, терзал ее постоянно. Так было и в те времена, когда был жив ее муж. Она называла это чрезмерной любвеобильностью или избытком физиологической потребности, которую он не сумел умерить. Теперь, когда его не стало, после долгих и безуспешных метаний и поисков, она пришла к такому состоянию, в котором пребывала в настоящее время. В качестве своевольной жены она смотрелась вполне шикарно. В качестве неразборчивой в связях вдовушки она чувствовала себя иногда обыкновенной шлюхой, и никуда от этого не денешься.

Ей нравился ее дом в Уэлсфорде. Она обставила его дорогой мебелью и пополняла всем, что могла найти и позволить себе купить. У нее действительно все было на уровне, не то что у других горожан, живущих в таких же домах. Обычно она просыпалась очень поздно и долго одевалась, убивая таким образом большую часть дня. Только вечер вселял в нее некоторую уверенность, и она старалась провести его так, словно он был последним в ее жизни. Анита была маленькая блондинка с таким лицом, какое можно увидеть на рекламе молока. Она старалась жить только своей собственной жизнью, чтоб не страдать от действительности. Этому в значительной степени помогал и алкоголь. Он же обычно помогал ей уснуть.

В четверг утром она поднялась непривычно рано. Приняла ванну, оделась, хотя на часах еще не пробило десять. Ей даже удалось съесть легкий завтрак. Она давно решила, что ей необходимо выйти замуж, хотя толком не знала зачем. Именно появившаяся наконец возможность заставила ее подняться чуть свет и одеться, как сказали бы в Европе, вызывающе сексуально. Местные кумушки, если бы они увидели ее наряд, конечно, назвали бы его неприличным. На ней был плотно обтягивающий грудь яркожелтый шерстяной свитер без рукавов и оранжевая миниюбка, такая узкая и короткая, что не скрывала даже часть попки в прозрачных белых нейлоновых трусиках. Вот и все, никаких туфель, никаких чулок или колготок. Она экипировалась так в надежде на удачу: сосед, думала она, должен наконец-то попросить ее подписать с ним свадебный контракт.

Он был доктор, кажется, философии и большая шишка в области конструирования реактивных двигателей. Холостяк, вид у него всегда был задумчивый, что ему очень шло и являлось, считала Анита, следствием его любви к книгам и подавленных сексуальных потребностей. Звали его Эдвард Шорт. Анита уже целую неделю изо всех сил старалась привлечь его внимание и зазвать к себе на чашку кофе. Сначала ее планы претворились в совместно проведенный вечер, без прислуги, с отличным ужином и танцами, и, наконец, совсем недавно игра достигла такой точки, что Эдвард, в сильном смущении, как всегда неуверенный в себе, стоя у нее в прихожей, позволил поцеловать себя и даже обласкать. Он обещал зайти как-нибудь утром в свободный день на чашку кофе. Анита решила, что сегодня как раз такой день: солнечный и подходящий во всех отношениях. Как только он попробует этот кусочек торта, так она подумала о себе, то будет просто счастлив распрощаться с хлебом и водой - так расценивала она его образ жизни. Он очень волнующий, ей бы не пришло в голову изменять ему. Да, если все тщательно продумать, это будет хорошая партия. Если же дело сорвется, можно утешить себя мыслью, что он не достанется и никому другому. Она хорошо знала свои возможности во многих областях, что же касается способности обольщать и заманивать в сети мужчин, она была гораздо выше среднего.

Эдвард пришел в одиннадцать часов. Не теряя даром времени, Анита провела его к себе на открытую веранду, залитую ярким солнечным светом, и усадила в шезлонг с мягкими подушками.

- Вы будете сидеть здесь, - сказала она, демонстрируя свою заботливость и гостеприимство, что, правда, не вязалось с ее возбужденным видом и вызывающим нарядом, и направилась в кухню приготовить кофе. Эдвард откинулся в кресле, улыбаясь самому себе и радуясь тому чувству, которое внушала ему Анита. У него никогда не заходило слишком далеко с другими женщинами. Работа, наука, природный талант и возможность доказывать свои теории не оставляли времени на что-нибудь, кроме профессиональных увлечений. Он думал, что у него все нормально в отношении женщин, как у любого другого мужчины, однако в действительности все его немногочисленные связи заканчивались где-то на полдороге и ничего в его сердце не оставляли. Анита, которая сразу же взяла инициативу в свои руки, распахнула в его душе такие двери, о существовании которых он и не догадывался. Она была очень доброжелательна, и он догадывался, что она искушена в любовных делах. Когда он додумался до этого, то пришел к выводу, что это как раз то, что ему нужно. Должен же быть кто-то, кто поможет ему, наставит в вопросах любви. Он решил, что ему очень повезло.

- А вот, наконец, и мы, - объявила Анита, входя с подносом. Отвергая такие качества, как деликатность и утонченность, ни в коей мере не являясь их последовательницей - она считала их ненужной потерей времени и препятствием к активным действиям, - Анита низко наклонилась, ставя поднос на стол, чтобы продемонстрировать свой туго обтянутый юбкой зад. Эдвард был потрясен.

- Вы меня испортите, - с трудом пробормотал он, чувствуя, как новое и волнующее чувство схватило его за горло и пожаром разлилось по всему телу, сосредоточившись где-то в паху.

Она выпрямилась и взглянула на него. Сидя очень низко, Эдвард мог наблюдать верхнюю часть ее ног, вплоть до белого нейлона.

- Я могу заботиться и беспокоиться только о людях, которых я люблю, - сказала она застенчиво. Это было правдой: чем умнее и образованнее человек, тем скорее он попадается на такие штучки, считала она. Вот и сейчас она заметила, что он покраснел от удовольствия.

- Вы действительно считаете, что обо мне стоит беспокоиться? - спросил он.

- Да, считаю. - Она повернулась и села в кресло напротив него, предоставив для обзора свои прелести. - Вы же знаете, Эдвард, какие чувства я к вам питаю. - Она улыбнулась, улыбка была продумана заранее, но не стала от этого менее естественной и сердечной. Он ей очень нравился. Бывает, что наткнешься в магазине на что-то нужное, и сразу хочется прижать к себе. Она обнаружила, что ей трудно спокойно сидеть рядом с ним. Ей все время хотелось дотрагиваться до него.

Эдвард наклонился вперед и начал разливать кофе. Руки его дрожали. Видя Аниту так близко и в таком ракурсе, одетую, но одетую так эротически вызывающе, он чувствовал себя польщенным. У тех женщин, что он знал раньше, единственным достоинством были их хорошие мозги. Все остальное ниже среднего. У Аниты голова работала отлично, но своеобразно, а все остальное было выше всяких похвал. Он с трудом заснул прошлой ночью, и все из-за того, что вспоминал Аниту и сходил с ума от ее пышных форм.

Они пили кофе в молчании. Анита с удовольствием отметила про себя, как легко ей удается пробудить в мужчине сексуальный настрой. Этим приемом она пользовалась часто. Если у нее возникало желание заняться любовью, она приглашала мужчин к себе домой, и хотя все они прекрасно знали, зачем они здесь, Анита поначалу держала их в отдалении, создавая то небольшое напряжение, которое помогало ей взинтить себя и получить большее наслаждение от последующего. По ее оценке Эдвард она внимательно наблюдала за ним поверх кофейной чашки - завелся буквально через минуту. Будучи верной своему принципу - непосредственность действий, - она допила кофе и приступила к делу.

- Эдвард, вам не хотелось бы лечь со мной в постель?

Увидев такое в кино, Эдвард, наверное, поперхнулся бы кофе. Но сейчас ничего такого не случилось. Он поставил чашку на блюдце и внимательно посмотрел на нее.

- Вы имеете в виду - сейчас? - Щеки его ярко вспыхнули. Это развеселило и возбудило Аниту. Его ум, изощренный в науке, отказывался работать, он с трудом пытался скрыть замешательство. Было интересно за этим наблюдать. Очень многие мужчины оставались невозмутимыми в такой ситуации. Эдвард же был непосредственным, застенчивым человеком.

- Ну да. Прямо здесь. - Она прикрыла глаза и сглотнула слюну, как человек, испытывающий сильное желание. - Я страшно хочу тебя.

Эдвард отвел взгляд. Она нравилась ему, он был ее пленником. Но ее откровенное предложение шокировало его, хоть он и догадывался, что все идет к этому.

- Не знаю, что и сказать.

- Скажи "да".

- Да, я хочу тебя. Я не скрываю этого. - Он замолчал и тряхнул головой. - Это трудно объяснить, но я был не совсем готов к твоему вопросу. Пять минут назад я пришел сюда на чашку кофе. А сейчас ты меня спрашиваешь, не хочу ли я с тобой в постель.

- Твое желание возникло внезапно, ты даже сам не отдавал себе в этом отчета, вот почему я и спросила, - сказала Анита, демонстрируя глубину психологического анализа. - И ты застеснялся.

Он улыбнулся:

- Да, ты права. Если бы ты знала, что творится у меня внутри, мы бы лучше поняли друг друга.

Анита поднялась, близко подошла к нему и встала, слегка раздвинув ноги, зная, как это действует на него, - она догадывалась, что он видит и чувствует. - Пойдем со мной, Эдвард. Я хочу тебя и хочу сейчас.

В спальне, уже раздетая, лежа на предмете своего вожделения, который просто сгорал от стыда, Анита начала потихоньку заводить его - при его полной неспособности помочь ей. Откровенное бесстыдство и обычная женская ласка, - все пошло в ход, она соблазняла Эдварда Шорта тщательно и осторожно, стремясь довести его до такого экстаза, который он вряд ли когда-либо испытывал. В течение часа они катались по кровати, ощущая одну только сладостную боль. Лишь скрип кровати и их стоны нарушали тишину спальни. Она положила все силы для достижения своей цели, казалось, она выполняет самую важную в ее жизни работу. Она пробуждала в нем жажду к себе, старалась войти в его плоть и кровь, чтобы он понял, что утолить эту жажду может только она - его единственная женщина. Позже Эдвард признался, что у нее это получилось.

- Я люблю тебя, Анита.

Она знала наверняка, что таких слов он до нее никому не говорил. Сердце ее прыгало. Раскинувшись на постели рядом с ним, сияющая и счастливая, как любая женщина, которую любят, она поцеловала его в ухо и прошептала: "Я тоже тебя люблю". Дело было сделано. Она сумела добиться того, чего хотела, и установить такие взаимоотношения, какие ей были нужны.

Пока они курили и наслаждались видом своих нагих тел, Эдвард рассказывал ей о своих чувствах - эта река слов после соития повергла ее в изумление. Если его чувства действительно были так сильны, как он говорил, то никакой нужды в совращении его постелью не было. Он и сам хотел ее. Он сознался, что почувствовал это с самой первой встречи. Краснея и стесняясь, он спросил ее, не хочет ли она быть для него не просто любовницей. После приличествующей моменту паузы она дала согласие и бросилась на него с такой страстью и естественностью, которые, как он считал раньше, могли существовать только в пылких юношеских мечтаниях.

В начале первого, уже совершенно обессилев, Эдвард вдруг вспомнил о намеченной встрече.

- Боже мой! - Он сел на кровати и стал собирать свои разбросанные вещи.

- Что случилось?

- Мне же надо идти к священнику.

Она усмехалась, глядя, как в полубессознательном состоянии он натягивает на себя трусы.

- Зачем? Ты ударился в религию?

Он поднялся и стал влезать в брюки.

- Священник позвонил и пригласил меня к себе. Он предложил выпить по чашке чаю и поболтать. Насколько я понимаю, он всегда таким образом общается с членами своего прихода. Я согласился. Он так дружески меня приглашал...

Анита нахмурилась.

- Я слышала, он старый церковный изувер. Лучше не рассказывай ему, чем ты занимался сегодня утром.

Эдвард рассмеялся и покраснел.

- Я даже не знаю, как это называется, то, что мы с тобой делали. Даже если бы я знал, боюсь, что эти слова немецкие и слишком трудны для произношения. - Он улыбнулся ей и закончил одеваться.

- Ты зайдешь вечером? - спросила Анита, зная, что начальная большая доза любви обычно приводит к стойкой привычке. Мы сможем порезвиться, дорогой.

Он с воодушевлением кивнул. Для потрепанного жизнью ученого, подумал он, я оказался вполне хорош.

- Я бы очень хотел. В одиннадцать часов? Мне еще нужно кое-что сделать.

Она сказала, что это будет просто замечательно.

- Не позволяй священнику наставлять тебя на путь истинный и не вздумай покончить со всеми грехами, - предупредила она его.

Прощаясь, он вспыхнул от смущения и усмехнулся. Ничего себе утречко, подумал он, выходя в маленький заросший садик перед домом Аниты. Небольшой сеанс лечения телесных недугов с последующим излечением духа. Вот это полнокровная жизнь, вот когда ты действительно начинаешь жить, думал он.

Встреча, которую Тренч наметил на десять часов утра, прошла вполне удовлетворительно. И первая же претендентка на должность экономки идеально отвечала всем требованиям. Это была молодая женщина тридцати пяти лет, с полной грудью. Этим она походила на его мать.

У нее были темные волосы и типичное лицо сельской жительницы. Она была еще девушка, потому что ей некогда было выйти замуж - до тридцати лет она ухаживала за больной матерью. Привычка к постоянному ограничиванию желаний и нетребовательность к жизни привели к тому, что даже после смерти матери она оставалась одинокой. Она предпочитала продолжать помогать ближним. Строгий порядок в доме священника и простая жизнь в нем вполне ее устраивали. Со своей стороны Тренч нашел в ней женщину приятного склада. Он сразу сказал ей, что к своим обязанностям она может приступить уже с понедельника. Уже привыкнув к своим новым обязанностям - искоренять дьявола всюду, где только можно, - он с удовольствием подумал о том, что его дом по-прежнему будет содержаться в чистоте и порядке, а он может спокойно заниматься своим нелегким делом. Договорились, что эта женщина, ее звали Дороти Блейк, будет жить у него в доме. На втором этаже была комната для прислуги, уже долгое время пустовавшая, она идеально подходила для этой тихой и скромной женщины. У Тренча осталось приятное чувство завершенности дела, когда она ушла готовиться к переезду. После небольшого раздумья он пришел к заключению, что близкое соседство мисс Блейк возвращает ему утраченное в определенной степени чувство принадлежности к обществу.

Без пятнадцати минут двенадцать Тренч начал готовиться к встрече посетителя из научного мира. Ночью он испытал чувство беспокойства, как будто он что-то пропустил, что-то просмотрел. На рассвете он, наконец, вспомнил, что его беспокоило. Несомненно, это было утонченное божье послание, в котором Тренчу предписывалось стать исполнителем господней кары только в том случае, когда станет совершенно ясно, что никакие доводы не способны вывести этого человека на путь божий. Такое уточнение в отношении мистера Шорта было вызвано тем, что, по мнению Тренча, этот. человек занимал особое положение в местном обществе. Он был отмечен печатью таланта, прилежания и усердия в науках, а священник очень хорошо знал, какой чистотой помыслов может обладать человек, погруженный в свои мысли и чье поведение соответствует всем этическим нормам. Такой человек, как мистер Шорт, вполне мог бы отречься от своей греховной деятельности. По крайней мере, ему будет предоставлена такая возможность. Но если это не поможет, подумал Тренч, тогда... Божьи законы абсолютны и должны соблюдаться, и для этого все средства хороши. Не должно быть места состраданию и жалости, когда стоит вопрос о спасении души не только одного из твоей паствы, но и всего человечества.

Глава XI

Расследование в Уэлсфорде, которым занималась группа криминальной полиции, продвигалось не сказать чтобы успешно. В руках инспектора полиции, возглавлявшего группу, скопилось большое количество информации, которую он называл "основной", однако в ходе ее обработки и анализа группа не пришла ни к каким выводам. Единственное, что можно было утверждать с большой долей вероятности, - это то, что группе приходится иметь дело с совершенно отсталыми, твердолобыми людьми. Обоснованные подозрения касались по меньшей мере пятидесяти местных жителей. Огромное количество домыслов, догадок да и просто суеверий и какого-то тупоумия никак не складывалось в единую целостную картину. Среди участников группы криминальной полиции усиливалась атмосфера раздражения и отчаяния. Вокруг разгуливал опасный преступник, плотно укрытый туманом деревенской подозрительности и недоверия к законам: каждый из местных жителей полагал, что полиция охотится именно за ним.

Сержант Клайд не принимал никакого участия в расследовании. Он был занят тщательным выполнением своих незатейливых повседневных обязанностей. Жители городка не расспрашивали его о ходе расследования, а он, в свою очередь, не спешил делиться информацией. Он, как и все, отдавал себе отчет в происходящем и, как и все, имел собственное мнение, но держал его при себе.

В четверг, как раз тогда, когда он собирался сделать перерыв на обед, сержант поднял глаза от бумаг и увидел молодую женщину, которая, стоя у входной двери, собиралась позвонить. Она была очень привлекательна и обладала тем шармом, который многие жители городка называли бы непристойным. Сержант уже видел ее раньше, только никак не мог вспомнить, где они встречались.

- Не стоит звонить, мисс. Достаточно легкого покашливания, чтобы привлечь внимание. - Он улыбнулся ей и вышел из-за стола. Когда он подошел к перегородке, то заметил, что косметика на ее лице лежит не так идеально, как ему показалось издали. Да и глаза подкрашены небрежно, не говоря о том, что они просто красные. При близком рассмотрении волосы ее оказались крашеными, а помада потрескалась и частично обсыпалась. Старая история, подумал он. На расстоянии все выглядит лучше.

- Чем могу быть полезен?

Она откашлялась.

- Моя фамилия Коннели, Бетти Кеннеди, но Том называл меня Голди.

Клайд слегка нахмурился, он не перебивал ее, ожидая, когда она перейдет к цели своего прихода.

- Я подружка Тома Редклифа.

Клайд уже понял, в чем дело, и лицо его прояснилось.

- Я вспомнил вас, мисс. А я думал, вы уехали из Уэлсфорда.

Голди нервно улыбнулась. Ее что-то беспокоило, и вид у нее был уставший.

- Да, я уезжала, но сегодня утром вернулась назад. Видите ли, я хотела помириться с Томом. Но он исчез.

- Возможно, он уехал. По крайней мере, я слышал, что он собирался нас покинуть. У него здесь было так много неприятностей... Может быть, он оставил свой новый адрес на почте.

Голди покачала головой:

- Нет, я была там.

- Тогда, - развел руками Клайд, - может быть, он уехал только что? Знаете, молодые люди, вроде мистера Редклифа... На вашем месте я бы не стал беспокоиться.

- Вы не хотите меня понять, - настаивала Голди. - Его нет дома, но впечатление такое, что он только что вышел. Он никогда так не уходил из дому. Там гора немытой посуды, в спальне еще не убрано, задняя дверь открыта, ну, я не знаю... Такое впечатление, что он выскочил на минуту и что-то не позволило ему вернуться. - Она тревожно посмотрела на Клайда.

Клайд вдохнул.

- Вы слишком быстро делаете выводы, мисс. - Он взглянул на часы и хмыкнул. - Значит, так. Я пойду вместе с вами, и мы вместе осмотрим дом мистера Редклифа. Уверен, мы найдем там что-нибудь такое, что сможет вас успокоить.

В доме был ужасный беспорядок. Клайд знал, что всегда можно узнать характер человека по тому, что его окружает, как он содержит свой дом, как относится к своим вещам. С этой точки зрения, Редклиф был человеком безалаберным и бестолковым. Когда-то Клайд был здесь, правда только на кухне, и, возмущенный, получил тогда, как ему казалось, полное представление обо всем доме. Сейчас, осматривая комнаты, залитые холодным дневным светом, вместе с девушкой, которая следовала за ним по пятам, он должен был признаться себе, что находится в тупике. Редклиф жил как пижон. Большинство вещей представляло немаяую ценность, но они валялись в беспорядке, были покрыты пылью, и что-то в них было не так. Одежда была разбросана, несмотря на то что в спальне стоял отличный гардероб. Вещи свисали со спинок стульев, валялись кучами в углах или, скомканные лежали на полу. Такой беспорядок смутил Клайда. После нескольких минут осмотра он собрался уходить.

- Здесь нет ничего, мисс, что говорило бы о том, где он сейчас находится. Но если вы интересуетесь моим мнением, то я бы предположил, что простота нравов мистера Редклифа как раз и объясняет его отсутствие. Вероятней всего, он просто ушел и даже не побеспокоился закрыть дверь.

Чувствовалось, что сказанное не убедило Голди.

- Нет, здесь что-то не то. Он всегда закрывал дверь, если уходил. А если он вышел и оставил дверь незапертой, значит, был чем-то озабочен. А если так, то он был озабочен чем-то очень важным.

Клайд скрестил руки на груди и принял серьезный вид блюстителя порядка.

- Не кажется ли вам, мисс, что вы немного фантазируете? Достаточно ли хорошо вы его знаете, чтобы прийти к таким выводам?

Голди потерла глаза руками. Клайд решил, что она совсем не так хороша, как казалась. Девушки, подобные ей, совсем не уважают себя. Все в ней было какое-то дешевое, сверху приличное, а при ближайшем рассмотрении малоприятное.

- Я точно знаю, с ним что-то случилось!

Клайд пересек спальню и прошел в маленькую гостиную. Всюду были книги, бумаги, плакаты. Проводить следствие здесь было бы нелегким делом. Глядя вокруг, ничего хорошего о характере Редклифа не скажешь, но нет и ничего такого, за что можно было бы зацепиться. Клайд решил еще раз все осмотреть, чтобы успокоить девчонку.

Он обнаружил книгу по колдовству сомнительного содержания, полную картинок; на них были изображены пещеры, заполненные скелетами, голые ведьмы, которые делали что-то неудобопроизносимое с различными предметами из дерева и кости. Клайд нехотя отложил книгу и продолжил поиски. Он нашел альбом с кинокадрами на грани дозволенного, который с трудом заставил себя отложить. Судя по всему, Редклиф имел склонность к вещам, в основе которых лежал секс. На небольшом столе были разбросаны буклеты, записные книжки, рисунки, рулоны пленки, страницы сценариев с уже обтрепанными углами, десятки разноцветных карандашей. Среди всего этого хлама Клайд обнаружил лист плотной бумаги, на котором большими буквами и словно бы детским почерком было написано любопытное предложение. Прочитав его, Клайд почувствовал острый интерес к Тому Редклифу.

- Что там такое? - спросила Голди.

- Я тоже думаю, что это такое, - ответил Клайд, внимательно глядя на лист. Он снова медленно прочел написанное, пытаясь вникнуть в смысл, понять значение этой фразы: "Необходимо помнить: полиция не знает, кого она ищет, и только беспристрастный разум сумеет когда-нибудь добраться до истины". Клайд перевернул бумагу и обнаружил, что это была афиша, объявлявшая о проведении благотворительной распродажи в помещении местной школы. Он сам получил точно такую же три-четыре дня назад. Он взглянул на девушку.

- Где вы остановились, мисс?

Она непонимающе посмотрела на него.

- Я хотела остановиться здесь. А что, что-нибудь не так? - Она подошла ближе, пытаясь прочесть надпись. - Скажите мне, что вы нашли?

Клайд осторожно свернул бумагу в трубочку и положил в карман своего кителя.

- Я думаю, мисс, вам стоит еще некоторое время побыть в Уэлсфорде, я попытаюсь вас где-нибудь устроить.

- Вы не хотите мне сказать, что все-таки происходит? - В голосе Голди дрожали слезы. - Я имею право...

- Да, да, - Клайд взял ее под руку и решительно повел к двери. - Ваши права будет соблюдены. Боюсь, сейчас ничего не могу вам сказать. Мы попытаемся подыскать вам комнату. Затем поговорим с инспектором.

Голди напряглась.

- Но это же ужасно. Зачем вам инспектор?

- Мисс, предоставьте это мне. - Клайд вел Голди к полицейскому участку. В комнате ожидания он попросил Голди немного посидеть: - Я сейчас позвоню. Вам не о чем беспокоиться. Все решится в свое время.

Клайд прошел внутрь и снял телефонную трубку.

- Пожалуйста, штаб группы криминальной полиции, - сказал он и стал ждать, вынув из кармана афишу и еще раз перечитав надпись. Через минуту в трубке послышался голос.

- Здравствуйте, это инспектор? Это Клайд, сэр, из полицейского участка. Видите ли, у меня есть очень любопытный документ, думаю, вам стоит на него взглянуть.

Инспектор попросил его выражаться яснее. Клайд подумал, что с каждым днем настроение у инспектора ухудшается.

- Я все вам расскажу, когда мы встретимся, инспектор. Я сейчас осматривал один дом, там сейчас никого нет, судя по всему, он оставлен. В этом доме проживал мистер Редклиф, чьи материалы и оборудование были уничтожены во время пожара в общественном центре. В его доме я обнаружил лист бумаги с надписью.

По просьбе инспектора Клайд прочел ему фразу. На другом конце провода повисло долгое молчание. Наконец инспектор сказал, что скоро будет.

Тренч встретил Эдварда Шорта на ступенях своего дома и улыбнулся ему в знак приветствия.

- Очень рад вас видеть, доктор Шорт, - сказал он, пожимая ему руку.

По сравнению с ярким солнечным днем в холле было сумрачно, как в туннеле. Шорт плотно закрыл глаза, чтобы привыкнуть к темноте. Когда он вновь открыл их, то понял, отчего здесь так темно, свет с трудом пробивался сквозь сплошную завесу листьев, полностью закрывавших окно. Тренч, следовавший за Шортом, слегка подтолкнул его к полуоткрытой двери.

- Входите пожалуйста, доктор. Из окон моей гостиной открывается замечательный вид на сад.

Комната была великолепна. Старый, но хорошо сохранившийся ковер закрывал большую часть пола. Резная мебель красного дерева гармонировала с панелями, закрывавшими стены на половину их высоты. На стенах в строгом порядке висели портреты, выполненные маслом, и старинные рисунки в рамках. На большом столе у окна стояли предметы церковной утвари из стекла стеклянные фигурки мужчин и женщин в ниспадающих одеждах с капюшонами. Солнечный свет, проходя сквозь стекло, отбрасывал цветные тени на полированную поверхность столешницы. В представлении Шорта как раз такая комната соответствовала старым временам.

- Здесь очень уютно, не так ли? - сказал Тренч и придвинул ему небольшой стул с мягким сиденьем. - Я часто прихожу сюда просто подумать.

Шорт улыбнулся в ответ.

- Могу представить, мистер Тренч, что значит для вас такой уголок. Я счастлив, что приобрел дом в этой деревне. Меня восхищают старые дома, они вселяют в человека чувство безопасности.

Тренч подкатил изящный сервировочный столик и принялся разливать чай.

- Я очень рад, доктор, что вам нравится старина, - сказал он, передавая Шорту чашку чая. Сам он сел со своей чашкой в кресло напротив.

Несомненно, Тренч импозантный мужчина, подумал Шорт. Крупная голова, правильные черты лица. Руки его жили самостоятельной жизнью, выполняя свою работу как бы независимо от хозяина, но постоянно готовые откликнуться на его волю. В представлении Шорта этот человек мог быть только священником. Черный костюм, казалось, был создан для него. Производила впечатление также его крепкая фигура. Когда они разговаривали по телефону, Тренч пригласил Шорта пообедать с ним. Шорт никогда не обедал, и это, судя по всему, произвело на священника впечатление. Возможно он усмотрел в этом определенную степень самоограничения. Шорт никогда не встречался со священником, но после телефонного разговора представлял его себе именно таким.

- К сожалению, моя любовь к старине ограничивается только архитектурой, - сказал Шорт, пробуя чай на вкус и решив, что он вполне хорош. - По своему образованию и образу мыслей я продукт своего времени.

Тренч улыбался, но его лицо сохраняло напряженность, казалось, мысли его были где-то далеко.

- Не кажется ли вам, доктор, что наше время требует от человека различных добродетелей? Надо успеть отделить зерна от плевел и тщательно определить, что хорошо и что плохо в нашей жизни. Ведь не все изменяется к лучшему, не правда ли?

Решив, что речь пойдет о старых и новых добродетелях, Шорт поудобнее уселся в кресле и скрестил ноги. До сегодняшнего дня у него никогда не было возможности .выразить свою точку зрения на вопросы религии. Это могло оказаться очень интересным.

- Но так было всегда, мистер Тренч. Я уверен, когда мой дедушка был маленьким, его отец скорбел по поводу разрушительных изменений, происходящих в мире. Мы привыкаем, привязываемся к своим понятиям, чувствам, отношениям и, естественно, относимся с предубеждением к любым новым явлениям, так как боимся, что однажды наступит день, когда исчезнет все, что мы так любили и уважали.

Взгляд Тренча стал суровее. Ну что же, определенный прогресс уже достигнут. Настало время действовать: необходимо указать Шорту на все его ошибки, разоблачать ложные ценности, которых он придерживается. Дело обстояло гораздо серьезнее, чем думал доктор.

- Да, в том, что вы говорите, есть доля правды. Каждое поколение всегда оплакивает уходящий образ жизни, обычаи. Однако я говорю об устоявшихся традициях, об уже построенном здании нашей цивилизации. Впервые в человеческой истории полное уничтожение всего накопленного поколениями стало трагической реальностью. Мы на грани исчезновения. Вы согласны со мной, доктор Шорт?

- Нет, к сожалению.

Наступила долгая пауза. Шорт чувствовал себя неуверенно. Тренч напряженно уставился в чашку, будто искал там какие-то знаки. Двое мужчин застыли, как изваяния. Они сидели в этой тихой, залитой солнцем комнате, и один из них испытывал чувство неловкости, другой думал о том, нужно ли совершить акт возмездия или еще подождать, используя раньше все возможные способы убеждения.

Наконец Тренч вздохнул, улыбнулся своему гостю и сказал:

- Вы ученый, доктор. Насколько я знаю, вы работаете в области реактивных двигателей. Знаете ли вы, что, когда наступит время уничтожения, то реактивные двигатели будут способствовать распространению средств поражения, с их помощью будет доставляться вооружение? Несомненно, вы об этом знаете.

Шорт некоторое время молчал. Он не собирался оспаривать метафизические взгляды своего оппонента, он вообще не желал вести подобные споры.

- Я прекрасно понимаю, что такая точка зрения довольно распространена, я понимаю также, что политики и военные в один прекрасный момент могут сделать неправильный выбор и вовлечь всех нас в разрушительную войну. Но нельзя остановить прогресс науки только из-за того, что в мире существуют мощные силы, которые способны использовать результаты научных исследований в своих целях.

Тренч сумрачно посмотрел на Шорта.

- Доктор, военные и политики не смогли бы привести нас к катастрофе, если бы вы и другие ученые не создавали для них средств ведения войны. Трудно защититься от того, что вы создаете. Вы полностью посвятили себя делу искоренения христианской жизни на земле.

- Но это же вздор, священник.

- Нет, это правда! - Тренч вскочил на ноги, чуть не уронив чашку с чаем. - Вы являетесь одним из тех, и не последним, кто способствует гнусной попытке некоторых людей превзойти бога!

В ответе Шорта сквозила ирония:

- Человек уже превзошел бога в вопросах, касающихся мощи средств разрушения. Вы когда-нибудь видели, какие разрушения может вызвать одна водородная бомба малой мощности? - Шорт тут же понял, что высказался некстати.

Тренч поставил свою чашку на сервировочный столик, пересек комнату и подошел к столу. Он стоял спиной к Шорту, глядя в сад.

- Я не знаю, что может сделать водородная бомба, - сказал он тихо, не поворачиваясь. - Я знаю убийственную мощь последних образцов американских ядерных средств. Я не собираюсь вставать на точку зрения невежественного человека, доктор. Я говорю с позиции человека, который знает человеческую душу и ее подверженность злу. Человек не имеет права говорить о своей невиновности, пока участвует в создании машин, предназначенных для уничтожения жизни на земле. Закон божий чист и ясен, его легко понять. Существует простая связь между различными видами греха. Разрушение порядка и здравого смысла - грех. Человек, который занимается научными исследованиями - независимо от того, имеет ли он представление об итогах своего труда, - несет ответственность за свою работу. Если это греховная работа, он тоже совершает грех.

Тренч повернулся и посмотрел на Шорта. У того чашка застыла в руке. Шорт слушал проповедь со все возрастающим любопытством.

- Прелюбодеяние, убийство, а также разрушительные результаты науки, доктор Шорт, являются злом. С ними необходимо бороться, искоренять их.

Увидев, что Тренч закончил свою речь, Шорт рывком поднялся на ноги и поставил чашку на столик.

- Глубоко сожалею, что испортил вам день, мистер Тренч, сказал Шорт, избегая взгляда священника. - Я обыкновенный ученый и не имею никакого желания причинять вред кому бы то ни было. Я - профессионал, я просто делаю свою работу. Полагаю, вам лучше судить о наличии в ней зла. По-видимому, у нас нет общих тем для цивилизованного разговора, поэтому я полагаю, мне лучше сейчас уйти и дать вам возможность заняться тем, чем обычно занимаются священники.

Шорт направился к двери, но Тренч догнал его и положил руку на плечо. Шорт повернулся и тяжелым взглядом посмотрел на священника. Во взгляде священника была какая-то непреодолимая сила.

- Извините, доктор, я сожалею обо всем происшедшем. Тренч отступил, приглашая Шорта пройти к окну. Он слегка подталкивал его, обнимал за плечи. - Взгляните, и вы поймете, чем я так озабочен.

Смущенный Шорт подошел к окну. Сад был великолепен. Среди цветов разнообразных оттенков играли тени от ветвей деревьев. Природа, как всегда, неотразимо действовала на все органы чувств, и Шорт имел достаточно мужества признаться себе, что священник был во многом прав, боясь той опасности, которая, по его мнению, угрожает всему этому великолепию.

- Здесь просто замечательно, мистер Тренч. Вы очень счастливый человек. - Он взглянул на священника, который стоял рядом, задумавшись, его лицо было спокойно. - Извините, я был с вами слишком резок. Обычно я разговариваю, используя бесстрастные научные термины, а сейчас на меня что-то нашло. Прошу прощения за мою излишнюю эмоциональность.

Тренч слегка улыбнулся и повернулся к буфету.

- Вы очень внимательный человек, доктор. К причудам старого служителя Бога относятся или с презрением, или со злобой, иногда со скукой. Внимательность - вещь редкая. - Он взял графин и налил в бокал вина. - Пожалуйста, прошу вас попробовать моего вина.

Шорт улыбнулся и, поднеся бокал к носу, вдохнул запах вина:

- Замечательный букет, святой отец, - сказал он. - Вы сами его делаете?

- О нет, вино готовит один из моих прихожан, но ягоды из моего сада. К сожалению, я больше не могу его пить, вынужден баловаться только сухими винами. Но у меня есть стаканчик божоле, и мы с вами выпьем. - Он снова улыбнулся и налил себе из высокой зеленой бутылки. Оба приподняли бокалы.

- Доброго здоровья, - сказал Шорт, однако священник промолчал. По вкусу вино оказалось менее сладким, чем можно было ожидать, но приятным на вкус. Поэтому, когда священник предложил выпить еще, он согласился и через некоторое время обнаружил, что стал более разговорчивым. Он знал, что быстро пьянеет, поэтому редко позволял себе бокал вина.

- Возможно, я стану больше следовать традициям, когда женюсь и у меня появятся дети, - сказал он и с удивлением отметил чрезвычайно острую реакцию священника на эти слова.

- Вы собираетесь жениться?

- Да. Дело в том, что окончательное решение было принято сегодня утром. И довольно внезапно, но это даже и хорошо. Он улыбнулся, вспомнив Аниту, но решил больше не говорить на эту тему, так как в его голове стали возникать различные эротические сцены. Он считал себя не вправе думать о подобных вещах в присутствии священника.

Тренч сделал глоток вина и кивком головы предложил Шоту присесть.

- Вы намереваетесь остаться здесь, доктор?

- Да, здесь. Анита Кроутер, не знаю, встречались ли вы когда-нибудь с ней...

Челюсти священника сжались. После некоторой паузы он сказал:

- Да, я знаю эту леди. - Он сделал еще глоток, а когда отнял бокал от губ, на них играла угрожающая улыбка.

- Счастливый вы человек, доктор.

- Думаю, да. Никогда не думал, что я вообще когда-нибудь женюсь. И даже если и предполагал такое, мои претензии были не слишком высоки. Анита - замечательная девушка. Одна из миллиона. Когда я был студентом, такие девушки были в моде, и они обычно выходили замуж за профессоров. У тех, что попроще, вроде меня, не было ни единого шанса. - Он понимал, что говорит слишком много и слишком быстро, но вино действовало успокаивающе. Он опустошил свой бокал и не отказался, когда священник заново его наполнил.

Теперь они сидели молча, потягивая вино. На угрюмом лице Тренча появилось выражение удовлетворения, и, когда Шорт почти допил свой третий бокал, он пристально на него посмотрел.

Это началось через несколько секунд. Шорт открыл было рот, собираясь что-то сказать, но сильнейшая боль вонзилась ему в желудок. Глаза его расширились от боли и ужаса, он начал задыхаться. В том месте, где появилась боль, возникла и покатилась к горлу волна тошноты. Шорт застонал. В глазах все расплывалось. Он взглянул на Тренча, тот по-прежнему сидел рядом, обхватив ладонями свой бокал с вином, с лицом спокойным, как камень.

- Бога ради... - Шорт сполз с дивана и почувствовал, как желудок его стал сжиматься, пытаясь выбросить из себя то, что сжигало его. Он почувствовал, как его голова, тяжелая, как чугун, стукнулась о ковер. Его начало выворачивать, рот и нос заполнились жидкой огненной массой, которая мешала ему дышать. Ему удалось повернуться на бок. У него начались конвульсии, он был похож на марионетку, которую дергают за ниточки. Ему не хватало воздуха, он извивался, пытаясь вздохнуть, что-то бормотал и стонал, а Тренч по-прежнему сидел, сжимая руками бокал, и на губах его кривилась злобная усмешка.

Это длилось долго, наверное, не меньше получаса. Наконец тело Шорта перестало биться, и он застыл, скрючившись, сжимая ладонями горло. Лицо его превратилось в черную маску, глаза налились кровью: белки глаз были покрыты множеством точечных кровоизлияний. Изо рта вытекали, смешиваясь, кровь, желчь и остатки отравленного зелья. Все это обильно покрывало ковер около его головы. Содержимое его мочевого пузыря и прямой кишки низверглось наружу, и Шорт лежал во всем этом такой же ужасный, как сама его смерть.

Тренч допил вино и поднялся. Снял пиджак и закатал рукава рубашки. Дело, которое его ожидало, было не из приятных. Он представлял себе, как примерно все кончится, но это знание не уменьшало неприятного характера его работы. Сходив на кухню, он принес оттуда полное ведро горячей воды, стиральный порошок, тряпку, швабру, щетку и пару резиновых перчаток. Поставив ведро около трупа, он отошел в сторону и взглянул на лицо доктора Шорта. Так Господь поступит с каждым, кто осмелится бросить ему вызов. Тренч улыбнулся. Как все-таки странно, что владыка счел нужным, чтобы этот мужчина, из которого уже ушла жизнь, связал свою судьбу с местной проституткой. Очевидно, это тоже проявление его справедливого гнева.

Тренч глубоко вздохнул, надел перчатки и, встав на колени, подтянул к себе ведро. Смерть Шорта имела для него особое значение: тот, кто пытался испоганить землю, умер от плодов этой земли. Мысль эта была Тренчу приятна. Приятно было и то, что он выполнял поставленные перед ним задачи в хорошем темпе.

Глава XII

Полученная информация заинтересовала инспектора. Это было первое ценное свидетельство, которое попало ему в руки, первое указание на конкретного человека. Он уже минут двадцать сидел в кабинетике Клайда, прикидывая все за и против, выдвигая возможные возражения, одним словом, пытался прояснить свое собственное отношение к этому новому факту.

- Видимо, все-таки это он, - объявил, наконец, инспектор. - Можно не сомневаться - он. Что вы думаете по этому поводу, сержант?

Клайд согласился, что, исходя их предположений инспектора, по-видимому, все так оно и есть. Обвинения вполне четкие и совершенно обоснованные. По мнению инспектора, Том Редклиф - совершенно неуравновешенный тип, легко поддающийся соблазнам и вкусам того общества, путь в которое ему заказан. Поэтому он и приехал сюда, в эту деревню, где, по мнению инспектора, любой, чуть умнее идиота, мог рассчитывать на признание. Один только подбор книг в доме Редклифа указывал на его страсть ко всяким ужасам, а также на то, что он хорошо представлял себе возможности огня. Его девушка, пытаясь что-то объяснить, сказала, что у него полно и других книг о поэзии, о цветах, о съемках фильмов, о технике секса. Даже если это и так, то ни о чем еще не говорит, отвечал инспектор. А вот его антиобщественное поведение говорит о многом. Кроме того, в половине его фильмов, если верить сценариям, в качестве действующего лица должен был присутствовать огонь. И вывод из всего этого простой: из всех жителей Уэлсфорда, у которых были возможности совершить преступление, Редклиф подозреваемый номер один.

У него была масса свободного времени, у него не было постоянной работы. В деревне - ни родных, ни знакомых, перед кем он мог бы держать ответ. Холостяк, он проводил время с девицей, которую привез с собой. А то, что при пожаре у него погибла пленка и аппаратура, так это он сделал для того, чтобы отвести от себя подозрения. Это тоже было свидетельством, и о многом говорило.

- К тому же, когда сгорели мотоциклы, я сразу же заподозрил его, - сказал Клайд. - Правда, когда я пришел к нему, должен признаться, он убедил меня в своей невиновности. - Люди с приветом, - заявил инспектор, всегда выглядят убедительно. Море примеров. Этот кусок бумаги и есть самый убедительный довод. Паронойя. Мания величия. Большинство пироманьяков отличаются этим. "... только беспристрастный разум сможет когданибудь добраться до истины". Чудака, обеспокоенного своей беззащитностью, подтолкнула на преступление его страсть к огню. Паранойя, - добавил инспектор (он много читал по этим вопросам), - несомненно, вызвана противоречием между способностями Редклифа и его доминирующими абмициями. Побыстрей бы нам найти этого сумасшедшего мерзавца, - подвел итог инспектор. - Теперь он исчез и, видимо, находится далеко.

Клайд поинтересовался, с чего лучше начать поиски.

- Слава Богу, этим будем заниматься не мы, - заверил его инспектор. - Редклиф ударился в бега, не так ли? Почувствовав запах крови, он потерял осторожность. Сейчас он может быть где угодно. Думаю, это дело Скотланд Ярда.

Нельзя сказать, что Клайда это сильно расстроило.

Временами он ощущал, что напряженность становится постоянным фактором в жизни деревни.

- Вы собираетесь уезжать, сэр?

Инспектор зевнул и уставился на сержанта ничего не выражающим взглядом.

- Да, и уверен, что вы об этом особенно жалеть не будете, Клайд. Вы сможете вернуться к своим повседневным обязанностям или займетесь чем хотите. Мы соберемся, я выслушаю доклады подчиненных, и мы уедем не позднее вторника. Можете угостить меня на дорожку кружкой пива, чтобы показать, что ничего не таите на душе. - Он задержался в дверях. - Это приказ. - Он подмигнул и вышел.

Клайд усмехнулся и нажал на кнопку, расположенную на столе. Через некоторое время появилась его жена, озабоченная, с тряпкой в руках.

- Он уже ушел?

Клайд кивнул головой.

- Да, они уедут через несколько дней. Если ты еще не слышала, будет объявлен розыск Редклифа.

Женщина удивилась.

- Жуткое дело. А что они собираются делать с этой девушкой?

- Делать? Ничего. Она же не виновна, или ты думаешь иначе?

Правая бровь жены драматически поднялась вверх.

- Не виновата? Я бы так не сказала. Тут за километр тянет чем-то другим.

Клайд застонал.

- Ее моральные принципы - это ее дело, и ты это знаешь. По закону она в настоящее время считается невиновной. Так что ты со своей теорией попала пальцем в небо.

Она вздохнула, быстро протерла пыль со стола.

- Я ведь предупреждала насчет Редклифа, а?

Сержант Клайд сел, подвинул к себе журнал происшествий и открыл его. Иногда такое занятие, как заполнение журнала, помогало ему сохранить равновесие и оставить неизменным расстояние между ним и сумасшедшим домом графства.

Еще до наступления темноты Тренч уложил тело Эдварда Шорта в тачку, накрыл одеялом и покатил к склепу. Был теплый вечер, самое приятное время для прогулок и очень подходящее для выполнения заданий Господа Бога. Упавшие лепестки цветов вминались в землю под его ногами и под колесом тяжело груженой тачки. Аромат раздавленных цветов реял в воздухе и навевал воспоминания - печальные и приятные. О детстве. В детстве он часто бродил со своим отцом по их старому саду, и, отстав от него на несколько шагов, внимательно выслушивал названия деревьев, цветов и трав, определял виды птиц, впитывая в себя благодать этого маленького уголка природы и господней любви, которая была разлита повсюду. Казалось, что сегодня, в этот вечер, Тренч был, наконец, близок к своей конечной цели - восстановить безмятежность природы, созданной Богом. Нужно изгнать зло, и воцарится добро. Тренч мог бы поклясться, что сегодня сад благоухал, как никогда раньше.

Добравшись до склепа, он поставил тачку у маленькой лестницы, обошел ее, вынул из кармана ключ и вставил в скважину. С трудом повернув его, он толкнул дверь и чуть было не задохнулся от внезапного ударившего в нос запаха.

Тело Редклифа находилось в склепе недолго, но погода стояла необычно теплая и здесь было жарко, как в печке. Войдя в склеп, Тренч увидел раздувшийся труп: кожа на нем приобрела теперь темно-синюю окраску и влажно блестела, вздувшиеся вены напоминали ивовые прутья, голова по-прежнему была свернута на сторону. Ничто уже не напоминало Редклифа. Отечность придала его лицу черты восточного, монголоидного типа. но, как ни странно, на нем еще можно было прочитать выражение боли и удивления. Разлагающиеся останки выглядели отвратительно, но сильнее всего подействовал на Тренча ужасный запах. Трудно было поверить, что одно-единственное тело могло так отравить воздух. Все вокруг было наполнено тяжелым зловонием, оно напоминало Тренчу запах испортившегося сыра, тухлых яиц, гнилого мяса одновременно. Тренч чуть было не упал в обморок. С большим трудом он выполз наружу. Запахи ада, подумал он. Гнусные серные испарения бездонной преисподней.

Отец рассказывал ему об этом.

Желая поскорей закончить свою работу, Тренч крепко ухватил куль, завернутый в одеяло, и, с трудом передвигая ноги под тяжестью ноши, снова направился в склеп. Задержав дыхание, вошел и что было сил отшвырнул от себя тело доктора Шорта. Одеяло осталось у него в руках, а уже закоченевший труп тяжело упал под ноги Редклифа. Вдруг волосы на голове у Тренча встали дыбом, он застыл, крепко вцепившись в одеяло. Раздувшиеся, разлагающиеся останки Редклифа начали медленно оползать. При этом скопившиеся трупные газы через разверзшийся рот с шипением вырвались наружу, и Том Редклиф издал громкий, сводящий с ума стон. Подобно мягкой, тягучей массе ила расползшееся тело накрыло верхнюю часть только что брошенного трупа и, наконец, успокоившись, застыло.

Тренч почувствовал - еще мгновение и он забьется в истерике. Он с трудом повернулся и, волоча ноги, сделал несколько шагов к выходу. Ударившись о входную дверь, он завизжал как испуганный кот. Вырвавшись наружу, он простоял несколько минут не в состоянии повернуться и закрыть дверь. Контрасты, которые он наблюдал, имели апокалипсический характер. Вечная жизнь сада, обещанная тем, кто следовал по пути праведности и добродетели. И вечная смерть в склепе, ужасные реальности разложения для тех, кто преступил границы, нарушил священные законы, установленные Богом. Немного отдышавшись, Тренч сделал несколько шагов назад, чтобы закрыть дверь склепа.

Вернувшись в дом, он сбросил одежду и полез в ванну.

Он долго намыливался и тер себя, чтобы смыть ужасный запах, который, казалось, пропитал все поры его тела, наполнил голову. Эти ужасы напомнили ему, что и он смертен. Вытираясь и надевая чистую одежду, он думал об одном: не останавливаться. Его задача еще не решена, он не должен успокаиваться.

Пробило одиннадцать, затем полночь, и Анита Кроутер наконец поняла, что Эдвард не придет. Это ее не обеспокоило, но здорово возмутило. Эти ученые такие ненадежные, подумала она. Они постоянно витают в облаках и смотрят вдаль отсутствующим взглядом. Это, конечно, привлекательно, но не до таких же пределов - чтобы заставлять женщину ждать, особенно такую женщину, как Анита, которая любит мужчин больше всего на свете, и, когда ее ожидания не сбываются, она приходит в отчаяние. В начале первого она поставила на столик свой пустой стакан и приготовилась провести ночь одна.

День сегодня прошел явно неплохо. После ухода Эдварда она еще целый час не могла отойти от того, что случилось, и думала о своем будущем, она восхищалась искренностью Эдварда и обдумывала, как примет новый, явно высший, общественный статус. Чтобы тебя просто хотели - организовать очень легко. Но сделать так, чтобы тебя хотели, любили, восхищались - гораздо сложнее и редко удается. Но у нее получилось, и она была благодарна за это своей звезде, данной фазе луны - всему. Выйти замуж за ученого - это действительно удача. Ее покойный муж был бакалейщиком. Правда, состоятельным - он владел сетью магазинов и ездил на "бентли". Но, все равно, бакалея, по ее мнению, - не самый достойный вид бизнеса. Всегда нужно было что-то придумывать, чтобы приукрасить действительность и имидж собственного мужа. На вечеринках, ведя беседу с другими дамами, она всегда со страхом ожидала вопроса: "А чем занимается ваш муж?" Разумеется, у нее было припасено множество ответов: у него целая сеть магазинов, он занимается сбытом продуктов питания и так далее. Иногда, не моргнув глазом, она заявляла, что ее муж - финансовый магнат средней руки. Но когда ей приходилось отвечать на конкретные вопросы, вдаваться в подробности - все становилось на свои места: он был бакалейщиком и больше никем. Другие дамы вели разговоры о разных интересных делах, которыми занимались их мужья, а Анита пыталась вспомнить что-нибудь любопытное или смешное, или даже трагическое, что могло бы случиться в этой торговой стране чудес среди яиц, сливочного масла, хлеба и джема, где правил ее муж. Бесполезно. Ей никогда не удавалось привлечь к себе внимание общества. И, несмотря на значительное состояние, которым обладал ее муж, у нее не было надежд войти когда-нибудь в то общество, где дамы замужем за блестящими, неотразимыми мужчинами, сделавшими сногсшибательную карьеру, например за дипломатами. Однако и ученый это уже кое-что, новое чувство, новый взгляд на жизнь. И самое главное: он очень хорош в постели - это выяснилось после того, как он расстался со своей природной скромностью.

Закрыв все двери и потушив свет на первом этаже, Анита сбросила туфли и стала медленно подниматься по лестнице в спальню, наслаждаясь прикосновениями коврового ворса к ступням. По ее собственным наблюдениям, ее тело представляло собой сплошную эрогенную зону. Еще будучи подростком, она добивалась сильных эротических ощущений просто массируя подошвы ног грубым полотенцем. Ее руки также были способны вызвать сильнейшие сексуальные переживания, от которых у нее перехватывало дыхание; особенно чувствительны к нежному поглаживанию были внутренние поверхности локтевых сгибов. Такая повышенная чувствительность, по ее мнению, являлась ценным качеством. Большинство мужчин были такими неуклюжими, невнимательными к тонкостям секса, что только настроенность Аниты на эротику позволяла ей быстро заводиться и получать удовольствие даже при самой примитивной технике любви, которую, как правило, демонстрировали мужчины.

Она прошла по темной галерее, из которой была видна ее гостиная, и зашла в ванную. Она уже дважды мылась сегодня, но еще один разок не повредит. Включив свет, она подошла к окну, чтобы задернуть занавески, и увидела, что оно до сих пор раскрыто настежь. Сегодня было так жарко, поэтому, вероятно, окна и остались открыты по всему дому. Как глупо, подумала она, ходить по дому и крепко запирать все двери, совершенно не обращая внимания на окна. Слабая безопасность, как обычно говорил ее покойный муж. У него была масса таких коротких определений. Иногда она скучала без них. Вдохнув свежий ночной воздух, Акита наклонилась вперед и взялась за края распахнутой рамы... Внизу, в темном саду, кто-то был.

Сердце ее чуть не выпругнуло из груди, пока она торопливо закрывала окно. Кто-то подглядывал за ней. Ей рассказывали, что некоторые мужчины в деревне имеют привычку шляться теплыми летними ночами и, устроившись где-нибудь в кустах, наблюдать через освещенные окна за тем, что делается в доме. Она вспомнила, что несколько недель назад заметила в баре мужчину, который, не отрываясь, смотрел на нее. Он никогда с ней не заговаривал, только молча стоял где-нибудь в углу за стойкой и подглядывал на нее из-под полуприкрытых век. Ей не раз приходило в голову, что этот скользкий, неприятный на вид человек один из тех, кто обычно пристает к девушкам или заглядывает женщинам под юбку на автобусной остановке. Она была глубоко убеждена в своей проницательности, поэтому, закрывая окно на задвижку, не сомневалась, что человек, прятавшийся внизу у дерева, и есть тот мужчина из бара.

В окне были обычные прозрачные стекла, поэтому, естественно, ее хорошо было видно из сада. Эта мысль возбудила Аниту. Черт побери, она просидела целый вечер у себя в комнате, поджидая мужчину, представляя, чем они займутся, и ее просто распирало от неудовлетворенного желания. Конечно, справедливости ради необходимо признать, что подобные ощущения в аналогичной ситуации она испытывала и раньше. Она почувствовала, как вспыхнули ее щеки и перехватило горло, когда, стоя у окна, она начала расстегивать блузку. Еще раз обдумав ситуацию, она, как всегда четко, определила, что с того места, где находится этот человек, она видна только по пояс. Что ж, это можно исправить, если встать на табуретку около ванны. Левой ногой она придвинула к себе табуретку и встала на нее. Теперь, подумала, она, видно почти все. Непослушными пальцами Анита расстегнула последнюю пуговицу и сбросила блузку на пол. На ней остался белый, прозрачный, как паутинка, бюстгальтер, который буквально соскочил с ее грудей, когда она его расстегнула. Прерывисто дыша и слегка изогнувшись, отведя зад в сторону, она медленно и нежно провела ладонями по округлости груди, чувствуя сильное сексуальное возбуждение. Резко сжав пальцами соски, она позволила своим рукам соскользнуть ниже, к юбке, и расстегнуть ее. Потом она рывком расстегнула молнию, и юбка легко соскользнула с бедер. Анита посмотрела на себя и почувствовала, что глаза ее от возбуждения стали заволакиваться слезами. Что же должен чувствовать тот человек, глядя на эту прекрасную, вызывающую женскую плоть, которая ему недоступна. Эта мысль чуть не свела ее с ума.

Скорчившись под деревом, Тренч с нарастающим ужасом, к которому, помимо его воли, примешивалось восхищение, наблюдал, как эта бесстыжая публичная девка сбрасывает с себя последнее, что еще на ней оставалось. В муках борьбы разума и плоти он видел, как она кладет руку на средоточие своей похоти, центр развращенности. Она дотрагивалась до себя, ласкала себя, извиваясь, как животное во время случки, волосы ее были раскинуты по плечам, груди покачивались из стороны в сторону. Он услышал какие-то звуки, удивился и вдруг понял, что этот стон сорвался с его собственных губ. Он разогнулся и отодвинулся в тень - подальше от этого грешного места, прочь отсюда. Его трясло как в лихорадке, он весь вспотел, как человек, долго пробывший на солнце. Отсюда, из гущи этого великолепного, благоухающего сада, дара Господня, Тренч наблюдал самое отвратительное и гнусное действо, которое когда-либо мог представить. В нем смешались ярость, желание карать, его собственная плотская слабость, неспособность повернуться спиной и убежать. Не довольно ли с него или он должен еще остаться? Он умолял Господа освободить его от этой тяжелой обязанности. Он достаточно насмотрелся. Но он не мог заставить себя уйти и изумленно наблюдал, как эта самка, медленно двигаясь, предстала перед ним наконец во всем своем бесстыдстве: ноги вызывающе разведены, руки по-прежнему ласкают тело. Глаза ее были широко раскрыты, и Тренч не сомневался: она смотрит именно туда, где он стоит. Едва ли она видит его, но взгляд ее так сосредоточен и пристален, так обжигает... Тренч отвернулся и бросился к воротам, в темноту, по-прежнему видя перед собой только это похотливое тело. Он бегом пересек небольшое поле, перепрыгнул через канаву, упал, снова побежал и, наконец, уперся в церковную ограду.

Несколько минут он простоял неподвижно, пытаясь успокоиться. Потом, отдышавшись, медленно побрел вдоль церковного двора, пересек по склону сад и направился к своему дому. На лужайке перед домом он снова почувствовал зловонье. Но он находился слишком далеко от склепа - запах не мог исходить оттуда, кроме того, склеп был плотно закрыт. Нет - это снова знак, напоминание о необходимости покарать грешницу. Тренч почувствовал холодок, пробежавший по спине, его снова зазнобило. Он поспешно вошел в дом.

Спустя час, уже лежа на широкой кровати, уставившись на стену, освещенную неярким светом из окна, Тренч думал о том, что надо быть более осторожным. Конечно, Бог всегда оградит его, защитит от полиции или кого-то еще, проблема не в этом. В опасности была сама душа Тренча. Он пошел в сад по прямому указанию Господа, но переоценил силу своего духа, оказавшись в такой близости от дьявола. И эта предательская плоть между ног снова дала о себе знать. Тренчу удалось подавить порыв. Внимательно изучая Библию и религиозные трактаты, он не раз находил указание на то, что плотские грехи - самые опасные, самые разрушительные. Женщина может быть святым созданием и воплощением красоты, но может быть и воплощением похоти и разврата, вместилищем порока, совратительницей мужчины. Проститутка всегда была презираемой, ее побивали камнями, раздирали и разбрасывали ее плоть. Тренч читал и о том, что похотливость в женщинах как зараза, которую могут подхватить даже самые крепкие духом мужчины, и тогда душа их погибнет. Сегодня ночью Тренч испытал это на себе. Он заразился этой заразой, она проникла в него. Чему был свидетельством его упругий трясущийся кусок плоти. Слава Богу, Тренч сумел овладеть собой, он выиграл, но слабость поразила его да самой глубины души. А душа его должна быть защищена любыми средствами.

Он закрыл глаза и стал тихо, но истово молиться. Сегодня он стал свидетелем, что страшный грех прелюбодеяния все еще находит место в душах его паствы, но сам, он, благодарение Господу, прошел через это испытание. И ничто не остановит его движения по пути искоренения скверны. Перед тем как заснуть, Тренч еще раз попросил Бога дать ему силы и уберечь его от соблазнов, чтобы мог он противостоять любому греху, сохраняя свою бессмертную душу.

Глава XIII

По меньшей мере странно не давать о себе знать, подумала Анита. Она была дома все утро: протирала пыль, чистила ковры и делала массу всякой ненужной работы в надежде, что Эдвард позвонит. Но он не звонил. Около десяти часов утра она сама позвонила в научно-исследовательскую лабораторию. Его секретарша сказала (Аните показалось, что эта сука разговаривала с ней, не разжимая губ), что доктор Шорт на работу не приезжал. Бедняжка, должно быть, заболел, убеждала себя Анита, отгоняя другие мысли: кто знает - Эдвард мог оказаться среди тех мужчин, что давали задний ход и отказывались от обещания жениться. Она надела голубое джинсовое платье, набросила на себя легкий джемпер на пуговицах без воротника и вышла из дому. Проходя по саду, она обратила внимание на все еще открытую калитку в дальней его части.

Эдвард как-то сказал ей, что лучше, если она не будет приходить к нему в дом. Он не хотел попадаться на язык местным кумушкам. В этом случае, подумала Анита, и ему не стоило бы ходить к ней. Начни он прислушиваться к местным сплетням, наверняка услышал бы ее имя. Сплетни сплетнями, но она собиралась навестить его. Одна из обязанностей жены как раз и заключается в том, чтобы проявлять заботу о муже, поддерживать его в болезни и доставлять ему удовольствия, выполняя и другие функции. Пересекая узкую улочку, она засекла того чудака из бара, который, по ее мнению, получал вчера- в саду удовольствие от импровизированного ночного шоу. Он стоял в дверях табачной лавки. Анита пристально на него посмотрела. Мужчина отреагировал своеобразно: сначала он сделал движение, чтобы войти в лавку, затем остановился и высморкался в нечистый носовой платок. Ага, пробрало, подумала она. Должно быть, она сумела вывести его из себя. Если это, конечно, был он. Сейчас она в этом сомневалась. Хотя обычно была уверена, что в таких делах она не ошибается. Но если не он, то кто же? Ситуация была интригующей.

По пути Анита перехватила рюмочку в баре, поболтала со случайными знакомыми, но так и не поняла, кто же был тот неизвестный в ночи. Она улыбнулась своим мыслям.

Она и прежде занималась такого рода эксгибиционизмом, но прошлой ночью показала высший класс.

Она шла по улице, и солнце уже пекло ей спину. По дороге она успела переброситься кое с кем парой слов. Кто-то из тех, кого она встретила, бывал у нее дома, а один или двое с ними она не заговаривала - побывали у нее и в постели. После свадьбы, думала она, нужно будет обязательно куда-нибудь переехать.

У дома Эдварда она толкнула калитку и пошла по тропинке к дому. Она заметила, что пакеты с молоком никто не взял, а почта лежала сбоку от двери. Она постучала несколько раз, но не получила ответа. Обойдя дом, она постучала в окно спальни. Странно, подумала она. Вернувшись к парадной двери, она взяла почту. Эдвард говорил ей, что всегда торопится ее забрать, чтобы не сдуло ветром с узкого крыльца. Почта наверняка была важная, так как несколько конвертов были очень толстые и смотрелись солидно. Пока Анита задумчиво перебирала письма, из-за живой ограды сада просунулась старушечья голова.

- Вы ищете доктора? - спросила старуха, сморщенная, как печеное яблоко.

- Да. Вы не знаете, где он может быть?

Голова закачалась из стороны в сторону.

- Нет, не могу себе представить. Но я точно знаю, что дома его нет.

- Я тоже так думаю.

- Вчера он домой не вернулся.

- Вот как? - Анита шагнула к старухе, которая, видимо, с трудом оставалась на своем месте. - А когда вы его видели в последний раз?

- Он вышел вчера из дома между десятью и одиннадцатью часами утра. Я это хорошо помню, потому что сижу в это время у окна. Когда доктор выходил, передавали сигналы точного времени...

Анита почувствовала сильное беспокойство и оборвала словоохотливую рассказчицу:

- Вы хотите сказать, что с того времени он не возвращался?

- Точно вам говорю, что нет. Я бы обязательно услышала, как он вернулся.

- Боже мой! - Анита поблагодарила пожилую женщину и направилась домой, чтобы обдумать ситуацию. После двух чашек кофе она решила, что имеются веские основания для небольшого расследования. Эдвард ничего не говорил ей о том, что куда-то собирается, в противном случае он распорядился бы не приносить молоко, а важную корреспонденцию оставить на почте. На работе также ничего не знали о его отъезде. Итак, что же могло произойти? Он не уезжал по делам, вышел утром из дома и, после того, как ушел от нее, на улице его больше никто не видел. По дороге домой, Анита расспросила об этом на почте, в газетном киоске, поговорила с дворником, который знал всех жителей, наконец, с хозяйкой кондитерской. Кроме владельца газетного киоска, который вообще ни видел вчера Эдварда, все остальные вспомнили, что видели его после двенадцати дня, но не позже.

Она решила обратиться в полицию. Вдруг Эдвард Шорт валяется где-нибудь в канаве - ограбленный или сбитый машиной, да мало ли что еще могло с ним случиться?

Сержант Клайд, судя по всему, был чрезвычайно удивлен исчезновением Шорта.

- Вчера сюда приходила молодая девушка, искала своего приятеля. Он тоже исчез из дома.

- Боже праведный! Его нашли?

Клайд улыбнулся:

- Нет, но нам бы очень хотелось. Боюсь, не смогу быть с вами откровенным до конца, миссис Кроутер, но все это весьма странно.

- Вы считаете, есть какая-то связь между этими исчезновениями? - спросила Анита, чувствуя, что дело приобретает серьезный оборот.

- О нет. Я бы так не думал. Тот, первый, был перекати-поле, если вы понимаете, что я имею в виду, у него не было никаких знакомых в деревне. Вряд ли доктор Шорт был с ним знаком. Они совершенно разные люди.

- Я не это имела в виду, - сказала Анита. - Я хотела сказать, нет ли связи между этими исчезновениями?

- Нет, если первый исчез по тем причинам, о которых мы думаем, - ответил Клайд. - Но я вполне могу понять вашу озабоченность. Доктор вел довольно упорядоченный образ жизни, неправда ли? И если он не уехал по служебным делам, я думаю, с этим делом стоит разобраться подробнее. Так вы говорите, после того как он ушел от вас, он направился к священнику?

- Совершенно верно. Он собирался встретиться со священником, посидеть, попить чаю и поболтать.

- Они не собирались обедать?

- Доктор Шорт никогда не обедает.

Клайд похлопал себя по животу.

- Очень мудро.

- Что вы думаете предпринять? - с тревогой спросила Анита, видя, что сержант не собирается покидать участок.

- Полагаю, мне следует пойти и поговорить с мистером Тренчем, священником, надо попытаться нарисовать себе картину передвижений доктора Шорта за вчерашний день. Конечно, вы представляете, что он скажет.

- Нет, а что?

- Он посоветует, чтобы мы обязательно проверили пруд. Клайд было рассмеялся, но внезапно умолк, увидев встревоженное выражение на лице Аниты. - Я сейчас же пойду к священнику, миссис Кроутер.

Анита направилась к выходу, но остановилась в задумчивости:

- Сержант, а по поводу всех этих событий, что произошли за последнее время - пожары, смерть старика, - вы еще не пришли ни к каким выводам?

- У нас есть кое-какие соображения, но я не имею права обсуждать их с вами.

- Но Эдвард... Он исчез...

Клайд обошел вокруг стойки и положил свою ладонь на ее руку.

- Это только ваше воображение, миссис Кроутер. Люди всегда воображают что-нибудь ужасное. Я уверен, что доктор жив и здоров, но, тем не менее, я приведу необходимое расследование и буду держать вас в курсе.

- Спасибо, сержант.

Анита снова направилась в бар. Только две вещи могли исправить ее настроение - мужчины и выпивка. В данном случае, решила она, лучше всего подойдет порция джина. Возможно, это успокоит ее, и она поймет, что зря волнуется.

Клайд нашел священника в саду срезающим цветы старым перочинным ножом. Как только тень сержанта упала на ведро, стоящее рядом с Тренчем, тот обернулся и на мгновение на лице его появилось выражение человека, загнанного в угол. Но оно почти сразу исчезло, сменившись мягкой простодушной улыбкой.

- Сержант, вы меня напугали. - Он крепко пожал сержанту руку. - Давненько вы не оказывали мне чести видеть вас. Проходите, давайте выпьем чаю.

Клайд еще не забыл возмущения, которое охватило его, когда он слушал проповедь Тренча на похоронах старого Джона Харриса. Тем не менее Тренч обладал особым, свойственным только ему обаянием, которое могло бы подавить и более сильную антипатию. И Клайд с легким сердцем последовал за ним на кухню. Увидев священника без пиджака, Клайд обратил внимание на два его качества, которых прежде не замечал. Во-первых, священник оказался очень подвижным и гибким человеком, что, как правило, свойственно людям более молодым и хорошо тренированным. Кроме того, без этой черной одежды, скрывавшей его прирожденное изящество, в нем можно было распознать человека, который, по крайней мере в делах, являл собой тип непременного победителя. Клайд обнаружил, что ему очень легко говорить с ним как мужчине с мучиной. - Ради Бога извините за беспокойство, мистер Тренч, но...

В этот момент Тренч замер, держа чайник в руке.

- Вы никоим образом не беспокоите меня, сержант. Я здесь для того, чтобы принимать людей и выслушивать их, в этом и заключается большая часть моих обязанностей.

- Что ж, хорошо. Святой отец, я пришел, чтобы поговорить с вами о деле, касающемся исчезновения...

Видно было, что Тренч ждал продолжения, однако приготовление чая, очевидно, занимало его больше.

- Да? Могу ли я чем-нибудь помочь?

- Откровенно говоря, официального дела еще не заведено, но человек действительно исчез, не хочется думать, что навсегда, и я бы хотел проследить его передвижения.

- Вы полагаете, я могу помочь? - Тренч продолжал наблюдать за чайником, все еще сохраняя отрешенный вид. Клайд замечал такое за священниками и врачами. Всегда они чем-то озабочены. Клайд полагал, что люди, связанные с таинствами жизни, должны быть немного не в себе.

- Да, сэр. Человек, о котором я говорю, - доктор Эдвард Шорт. Он был вчера у вас около половины первого.

- А, доктор Шорт... - Лицо Тренча прояснилось при упоминании этого имени. Клайд почувствовал, что у священника проснулся интерес к разговору. - Он что же, пропал?

- Похоже на то. Так он приходил к вам, мистер Тренч?

Священник кивнул головой.

- Приходил. Это я пригласил его. Он ведь новый член нашей общины. Я счел необходимым оказать ему обычные знаки внимания и уважения. Не так уж много столь замечательных людей переезжают в нашу деревню. (Тренч начал заваривать чай.) Что же заставляет вас думать, что он исчез?

- Он не был дома со вчерашнего дня. После того как он ушел от вас, его никто не видел.

Тренч молчал и сосредоточенно помешивал ложечкой в заварном чайнике. Затем он поставил чайник и вздохнул.

- Как странно. Надеюсь, вы проверили на работе и в других местах?

Клайд заверил его, что все сделано.

- Он пробыл у меня около часа. Значит, ушел он примерно в половине второго. Он сказал, что ему необходимо сделать какую-то работу.

Тренч налил две чашки чая и одну протянул Клайду. Он видел, что сержант в тупике и не знает, о чем еще спрашивать. Тренч пил чай и смотрел через окно в сад, не пытаясь ему помочь.

- Как он вам показался, мистер Тренч? Не было в нем чего-нибудь необычного? - Ничего лучшего Клайд придумать не мог. - Временное затмение разума - такое вполне может быть. Не мог ли Шорт изменить своему привычному распорядку?

- Сержант, я вчера встретился с ним впервые. Мне трудно сказать, выглядел ли он как обычно или нет. Но если вы хотите знать мое мнение, то я ожидал от него гораздо большего.

Глаза у Клайда загорелись. Тренч поставил свою чашку и непроизвольно отвел руку в сторону.

- Он высказывал довольно дикие взгляды о своем месте в обществе. Например, он упорствовал в мысли, что задача ученого - заменить Господа нашего в душе человеческой. Машины и формулы должны прийти на смену вере и красоте.

- Постойте, постойте, - Клайд вынул записную книжку и что-то в ней нацарапал. - Он был агрессивен, мистер Тренч?

- Да, он был агрессивен и позволил себе оскорбительные высказывания в отношении моей профессии. Ну, к этому я уже привык. Но, в целом, доктор Шорт очень неплохой человек. У него было много добродетелей, даже если они не все осознавались им.

- Святой отец, вы сказали "было". У нас пока нет оснований предполагать, что доктор Шорт мертв. По крайней мере, в настоящее время.

Тренч сидел молча, ухватившись за край кухонного стола. Тело его провисло между двумя напряженными руками. Взгляд был тяжел, лицо меняло выражение так быстро, словно Тренч подыскивал подходящее. Наконец он сказал:

- У меня особое чувство, сержант...

- Вы хотите сказать - он мертв?

- Я сейчас говорю по наитию, основываясь на интуиции. Ничего конкретного я, конечно, не знаю. Очевидно, это мои чувства определили мое высказывание об этом человеке.

- Конечно. - Клайд заглянул в записную книжку, но решил ничего не писать. Он допил чай и собрался уходить.

- Боюсь, что чувства необходимо подкрепить неопровержимыми фактами мистер Тренч. Тем не менее спасибо за помощь. Будем надеяться, что на этот раз ваши чувства подвели вас.

- Я тоже надеюсь. - Тренч проводил его до двери дома и долго смотрел вслед. Как только сержант исчез из виду, Тренч повернулся и резко схватился за нож, которым обрезал цветы. Лезвие было заточено как бритва. Он затачивал его регулярно, каждый месяц, с тех пор как купил нож - тридцать лет назад. Сжав челюсти, он вытянул вперед левую руку и плотно приставил конец ножа к открытой ладони. Острый край пробил кожу и впился в тело. Тренч с трудом подавил крик боли, когда сталь перерезала сухожилия и нервы. Вынув лезвие, он воткнул его в руку еще и еще раз, разрывая мышцы и сосуды. Уронив нож на пол, он некоторое время молча смотрел на него, затем оглядел израненную ладонь, наблюдая, как кровь, стекая по пальцам, падает на пол, на его ботинки, оставляя на них темные следы.

- Прости меня, Боже, - сказал он, чувствуя, что близок к обмороку. Он увидел, как в его ладони образовалось небольшое кровавое озерцо. - Я понапрасну поставил под угрозу все дело, мой язык чуть не предал твою цель. Я наказал себя, Боже.

Он подошел к раковине и открыл кран, подставил ладонь под воду и наблюдал, как стекает кровь. Абсолютная твердость и постоянная бдительность - вот необходимые условия. Он всегда должен помнить об этом.

Вода вернула ему исчезающее сознание. Он завернул кран и осторожно вытер руку. В момент наибольшей близости к цели необходимо всегда помнить о величии стоящей перед ним задачи. Цель требует совершенной чистоты и он, Остин Тренч, сохранит эту чистоту, даже если для этого ему придется потерять часть своего тела. Господь, конечно, сделает все, чтобы сохранить свой инструмент возмездия, однако этот инструмент сам Тренч - не должен испытывать Бога своими бесполезными сомнениями.

В ванной комнате он снова обмыл рану и тщательно перевязал ладонь. Рука была горячей и не сгибалась. Должно быть, он повредил что-то серьезное. Это хорошо. Ограниченность ее движения и боль будут постоянно напоминать ему о необходимости быть внимательным, у него есть еще правая рука - разящее копье Господа Бога. Этого и неподкупной веры ему хватит.

Глава XIV

Полковник Роджерс и его жена Долли были, казалось, озабочены только одним: сделать так, чтобы Анита чувствовала себя как дома. В субботу, в три часа дня, Долли позвонила и спросила Аниту, не желает ли она зайти к ним чего-нибудь выпить. Анита подумала, что в сложившихся обстоятельствах, пожалуй, стоит пойти, и приняла предложение. Полиция не пришла ни к каким выводам относительно исчезновения Эдварда, у них не было никакой зацепки, и Анита находилась в состоянии тревожного ожидания, напоминающем постоянную зубную боль. Никаких следов, ничего, что позволяло бы говорить о хорошем или плохом исходе. Поэтому, когда ее пригласили в гости, первым ее желанием было отказаться, ей совсем не хотелось никуда идти. Но ее здравый смысл, воспоминание о тысячах неправильных решений, подсказали ей, что будет лучше разделить свое беспокойство с кем-нибудь еще.

Ей было интересно сравнивать дом Роджерсов со своим. Сами дома, мебель, аппаратура были приблизительно одинаковыми. Но что касается вкуса - тут у Роджерсов был прокол. Материалы, которые они использовали для оформления интерьера и обивки мебели, были дорогие, но не гармонировали друг с другом, узор на них был ужасным, кошмарны были грубые массивные стулья и кресла, банальны картины на стенах, претендующие на хороший вкус.

Однако сами Роджерсы оказались вполне нормальными людьми. Так решила Анита. Весь их дом свидетельствовал о нерешительных и осторожных попытках соответствовать уровню жизни представителей среднего класса, как о том пишут в соответствующих журналах. Они провели много лет за границей и, может быть, живи они своим умом, то и сами смогли бы гораздо лучше обставить свое жилище, сделать его более уютным и привлекательным.

Поначалу разговор не клеился. Анита заметила, что Долли чем-то раздражена, перепрыгивает с темы на тему, а озабоченное выражение ее лица явно не соответствует тому, о чем она говорит. Полковник, сильно поизносившийся внешне и опустошенный внутренне годами, проведенными в армии, и частым прикладыванием к бутылке, был более прямолинеен. Все, что он говорил, он считал нужным произносить быстро и отчетливо. Анита подумала, что его речь похожа на равномерную стрельбу из пулемета. После того как присутствующие выпили по паре бокалов, разговор приобрел более оживленный характер, и Анита рассказала супругам о тайне, которая окутывала исчезновение Эдварда Шорта.

- Черт побери! - Полковник был возмущен. - Они ничего не обнаружили? Ужасно!

Долли покачала головой, будто всегда ожидала, что доктор Шорт исчезнет.

- Лучшее место для этого сержанта - рыбная лавка или что-нибудь в этом роде. В нем нет никакой активности. Иногда мне кажется, что он похож на большую беременную улитку. Но сейчас прибыла группа криминальной помощи, они живут в гостинице. Только и остается, что надеяться на них.

Анита пожала плечами. Она уже обратила внимание, что полковник устроился в низком кресле с пологой спинкой и его глаза находятся как раз на уровне ее коленей.

Такие вещи частенько случаются, подумала она, и было бы неплохо немного порезвиться, особенно сейчас. Она слегка развела колени - ровно настолько, чтобы заинтересовать его.

- Но ведь они занимаются другим делом и в начале следующей недели уедут.

Несмотря на преимущества своего положения по отношению к коленям Аниты, которое позволяло ему предметно заняться их изучением, при последних словах Аниты полковник резко выпрямился.

- Уедут? Но, черт побери, они же ничего не сделали!

- Боюсь, ничего больше не могу вам сказать. Они уезжают в понедельник или во вторник. Поэтому поисками Эдварда - не знаю, лучше это или хуже, - будет заниматься наша местная ищейка.

- Пожалуй, не скажешь, что Эдварду повезло, - сказала Долли.

- Для Уэлсфорда наступили тяжелые времена, - заметил полковник, усаживаясь и занимая прежнюю позицию. - Как вы знаете, я являюсь президентом уже не существующего клуба консерваторов. Мы потеряли все, вы в курсе? Из этого дьявольского пожара ничего не удалось спасти.

- Даже ключа, - вмешалась Долли. - Бедняга Джек, от него остался только пепел. Явно, это дело рук маньяка.

Анита кивнула головой.

- Все это очень странно. В нашей деревне десятилетиями ничего не случалось и вдруг - на тебе, одно происшествие за другим, да какие - просто с ума сойти!

- Не говорите. - Полковник прикончил свой стакан, налил второй и поставил его на столик перед собой, затем водрузил туда же и локти. - Мы вас поэтому и пригласили. Надо побыть вместе, посочувствовать друг другу. Дело в том, что все эти случайности, или не случайности, все это имеет целью разобщить людей. Надо сплотиться в эти тяжелые времена. Мы хотим как можно скорее создать свой клуб. На этот раз я хотел бы собрать под одной крышей всех, у кого есть совесть и определенные взгляды. Но я хотел бы подчеркнуть одну вещь. Если что-нибудь случится, нужно знать, где искать виновного. Наше местное общество, хоть и очень маленькое, разбито на несколько групп. Большинство знают друг друга лишь понаслышке. Я надеюсь, когда мы все соберемся вместе и объединимся, вы, Анита, примете приглашение стать членом нашего клуба.

Прямо целая речь, подумала Анита. Она знала, что подобные клубы, как правило, принимали только людей, имеющих определенную репутацию. Очевидно, что если Анита и имела какую-либо репутацию - а Анита была уверена, что имела, и ясно какую - то именно она и повлияла на решение полковника пригласить ее. А отсюда следовал вывод, что та репутация, которую имела Анита (а у нее не было никаких иллюзий на этот счет) и которая была причиной этого приглашения, суда по всему, полковника вполне устраивала.

- Полковник, я польщена. Огромное вам спасибо, для меня это большая честь.

- Вам понравятся все наши, - сказала Долли, в голосе ее прозвучала ирония. - Особенно, если священник пошлет на наши головы адский огонь и проклятия. Вот это будет дело.

Заметив недоумение в глазах Аниты, полковник рассказал ей о том, как перед самым пожаром их клуб посетил священник Тренч.

- Он удивительно странный человек. Просто какой-то средневековый тип. Он сходит с ума, когда кто-то веселится и радуется. Господь не должен допускать, чтобы существовали такие люди.

- А я так боюсь его, - сказала Долли вполне серьезно, терпеть не могу этого типа. Но... вы знаете, я убеждена: прикажи он мне что-нибудь сделать - и я сделаю.

- Чем же это он так здорово отличается от других мужчин? - спросил полковник игриво, однако глаза его были серьезны.

Долли не ответила. Несмотря на нервное возбуждение, она казалась утомленной, вокруг ее газ появились морщинки.

- Тренч - просто дьявол, Анита. Вы когда-нибудь встречались с ним?

- Я видела его издалека. Знаете, Эдварда видели в последний раз, когда он шел к священнику. Тренч пригласил его поговорить.

Полковник открыл было рот и снова его закрыл. Он видел, что две женщины смотрят на него, и вынужден был объясниться.

- Я чуть было не сказал глупость. Прошу прощенья.

- Могу представить себе, что ты хотел сказать, - заверила его Долли. - Я бы не спустила этой старой свинье. Соблазнять людей своими речами...

- Долли, ради Бога!

- Хорошо, хорошо. - Она встала, подошла к камину, выхватила сигарету из коробки, стоящей на нем, нагнулась, чтобы прикурить от сигареты мужа. - Когда я вижу плохие сны, этот старый филин всегда в них присутствует, - сказала она, выпуская дым из носа.

- Я не хотела вас расстраивать, моя дорогая. Просто я выхожу из себя, как только начинают говорить об этом Тренче.

- Долли, - сказал полковник, - ты ведь первая начала.

- Ты прав, прости меня. Давайте забудем об этом, хорошо?

- Я нисколько не расстроилась, - сказала Долли. Она выглядела озабоченной. - А вот интересно, обращался ли Тренч со своей проповедью к тем ребятам, у которых сгорели мотоциклы? Помнится, почтальон мне рассказывал об этом.

- Так оно и было. Как раз в тот вечер, когда он ворвался к нам. - Полковник продолжал рассматривать колени Аниты, но она уже забыла про свою игру.

- А помните кинопросмотр, когда случился пожар? Тренч тоже был в этом замешан?

- Замешан? - спросил полковник удивленно.

- Я хочу сказать, он тоже осудил его публично?

- Да, насколько я знаю, - сказала Долли.

- Откуда ты знаешь? - недоверчиво спросил полковник.

- Молодой человек, возглавлявший общество кинолюбителей, получил от Тренча письмо, почти такое же, как мы. Он отослал его копию в журнал.

- Какой журнал?

- В тот журнал, где полным-полно девок. Ты еще рассказывал мне, что купил его из-за интересной статьи. Ту статью, что сопровождала письмо Тренча, ты, конечно, не заметил.

Несмотря на все усилия казаться равнодушным, полковник покраснел.

- Должен признаться, я ее действительно не видел.

- Странная цепь совпадений, вам не кажется? - Анита почувствовала, как холодок пробежал по спине. - Неужели никто не обратил на это внимания?

Полковник покачал головой, улыбаясь.

- Тебе тоже кажется, что священник замешан во всех этих делах? - Он взглянул на жену.

Долли вздохнула.

- Может быть, если хорошенько в этом разобраться. Пожалуй, я могла бы в это поверить. Но если ты спрашиваешь серьезно, скорее всего, я отвечу - нет.

- Но почему? - Анита не могла усидеть на месте. - По-моему, все выглядит очень убедительно. Три пожара сразу после трех предупреждений священника. Разве мало?

На лице полковника отразилось милостивое снисхождение к высказанной мысли. Не замечая своего покровительственного тона, он сказал:

- Если бы вы лучше знали Тренча, то поняли бы: его нельзя заподозрить, даже если бы доказательств было в два раза больше.

- Но вы сами сказали, что он представляет собой самый страшный тип проповедника. По-моему, он совсем не похож на мягкого, кроткого служителя Христа.

- Так оно и есть, - сказала Долли. - Однако он удивительно искренен. Этот человек полностью предан вере. В ней вся его жизнь. Он человек упрямый и не перешагнет определенной черты, даже если его жизни будет угрожать опасность. Он непреклонен, как смерть, черт его побери.

- Совершенно верно, - подтвердил полковник. - Его агрессивность - только в голосе, в словах. Он большой любитель цветов, часами возится у себя в саду, ухаживая за ними. Он даже приплачивает садовнику из собственного кармана, чтобы тот как следует ухаживал за деревьями, кустами, клумбами, держал их в полном порядке. Он твердо верит, что если над кого-то покарать, то Господь сам это сделает.

В душе Аниты бушевал огонь, а теперь на нее будто вылили ведро холодной воды. Наверно, она слишком впечатлительная, не стоит уделять этому священнику столько времени в связи с этим делом. Эдвард, который собирался на ней жениться, пропал, этим и объясняется ее беспокойство, пусть даже ее желание выйти за него замуж было и не совсем бескорыстно. Черт побери, куда же он мог подеваться?

Выпив еще стаканчик и, поболтав о том о сем, Анита извинилась перед хозяевами и пообещала им позвонить, как только что-нибудь узнает. Они проводили ее до двери и долго смотрели ей вслед. Затем посмотрели друг на друга. Снова одни, без друзей, с которыми можно провести время. Хорошо бы удалось организовать новый клуб!

- Приятная штучка, - сказал полковник, закрывая двери.

- Тебе все удалось разглядеть, не так ли? - ехидно спросила Долли. - Я думала, ты свернешь себе шею, заглядывая ей под юбку. С возрастом ты становишься все хуже.

- Ты преувеличиваешь. - Полковник подошел к камину и уселся в кресло, перелистывая программу телепередач.

Долли взяла стаканы и отнесла их на кухню. Когда она снова вернулась в комнату, вид у нее был озабоченный.

- Послушай-ка, - сказала она, - я еще раз все обдумала. За этим действительно мог стоять Тренч. Возможно, он нас просто загипнотизировал, и мы совершенно не представляем каков он на самом деле.

- Даже если это так, - сказал полковник, продолжая просматривать программу, - будет лучше, если ты выбросишь это из головы, и как можно скорее. - Он начал шелестеть страницами, показывая, что желал был положить конец разговору. - Тренч просто старая баба, и ничего больше. Он совсем потерял свои мужские качества. Иди лучше сюда, по ящику передают какую-то пьесу.

Долли вздохнула и зажгла еще одну сигарету перед тем, как переместиться в кресло со своего мягкого стула, обитого сиреневым плюшем.

- Наверно, ты прав, - сказала она, сложив руки на груди. - Но все-таки приятно, если бы эта лицемерная свинья получила на свою голову хотя бы половину того, о чем я прошу.

Пока Анита закрывала двери в доме, тушила свет, раздевалась, она переходила от надежды к глубокому отчаянию. Эдвард сказал ей, что собирается на чашку чая к священнику, что тот пригласил его. Однако это могло быть и просто предлогом. Возможно, он подошел к священнику по своему делу, например посоветоваться по личному вопросу. Чем больше она об этом думала, тем правдоподобней казалась ей эта мысль. Ведь Эдвард холостяк и вообще человек очень осторожный, вот он и решил поговорить с другим мужчиной, к которому относился с уважением. Что ж, вполне вероятно. Эдвард признался ей, что, кроме нее, у него нет никого, с кем бы он мог откровенно поговорить - ни в деревне, ни на работе. И он уехал, чтобы все обдумать. Но почему так внезапно - забыл письма на пороге, ничего не сообщил на работе? Вряд ли Эдвард мог поступить так безответственно.

Но все остальное, например, то, что Эдвард искал совета у священника, выглядело вполне правдоподобно. По крайней мере, это ниточка, которая куда-то ведет. Ее надежда подогревалась еще и ее уверенностью в своей интуиции. Она непременно пойдет к Тренчу и будет просить его - если надо, умолять, чтобы он рассказал ей, по какому делу приходил к нему Эдвард. Любой ответ всетаки лучше, чем неизвестность.

С этой мыслью Анита заснула. Ей приснилось, что она снова с Эдвардом Шортом, они молчат и смотрят друг на друга, а вокруг какой-то странный пейзаж и не слышно ни одного звука.

Глава XV

В понедельник Тренч поднялся на час раньше, чем обычно. Он умылся, побрился, оделся и теперь заканчивал завтрак. Нетерпение, с которым он ожидал прихода экономки, стало особенно невыносимо после вчерашней вечерней службы. Он пытался убедить себя, что она ему совершенно не интересна, более того - безразлична, но пустота этого дома иногда так угнетала Тренча, что в какой-то момент он четко осознал: необходимо, чтобы в доме появилось еще одно живое существо, пусть чуждое ему или даже бессловесное. Господь всегда с ним, в этом сомнений у Тренча не было, и Господь повелевает укрощать свою плоть - одна из важнейших Его заповедей.

Не было никакого резона иметь в доме еще одного мужчину, поэтому идеальным вариантом была экономка. И сейчас, дожевывая бутерброд и допивая чай, Тренч снова убеждал себя и Господа, что взгляды его не претерпели никаких изменений.

Точно в девять утра Дороти Блейк постучала в дверь и была принята со всей теплотой, на какую был только способен мистер Тренч в данном случае. Он показал ей комнату и сказал, что, как только она распакует свои вещи, он ждет ее в гостиной, где они подробно обсудят ее обязанности. Как только мисс Блейк закрыла за собой дверь, Тренч спустился вниз, ощущая при этом некоторую неловкость и смущение, словно нерадивый ученик, которого отчитал директор школы.

Не прошло и десяти минут, как в дверь деликатно постучали. Тренч преувеличенно громко и с интонацией, не соответствующей моменту, произнес: "Будьте любезны войти".

Тренчу сразу бросилось в глаза, что мисс Блейк переоделась. Странная дрожь охватила Тренча, он с трудом проглотил слюну. В его мозгу пронеслась ужасная мысль о том, что в этом самом доме несколько минут назад эта женщина сняла с себя одни вещи и надела другие. Мысль эта была явно неприятной, она просто шокировала его, более того - Тренч почувствовал, что вовлечен в какое-то темное, непотребное дело. Это же смешно, сказал он себе, но неприятное чувство осталось.

- Садитесь, пожалуйста, мисс Блейк. Я хочу рассказать вам о моем распорядке дня и распределить ваши обязанности таким образом, чтобы было удобно мне и не в тягость вам. Итак... Он вынул из кармана лист бумаги и протянул ей. - Это распорядок на неделю. Время определено абсолютно точно. Большую часть своего свободного времени я провожу в саду, и это тоже указано. Естественно, в ненастную погоду и зимой распорядок немного меняется. На правой стороне страницы вы видите предлагаемое расписание для вас. Если вы с чем-нибудь не согласны, пожалуйста, скажите мне сейчас, и мы все исправим.

Пока мисс Блейк читала, Тренч изучал ее лицо. Широкое, с гладкой кожей, немного косящие глаза. Темносерые, печальные - глаза человека, привыкшего к послушанию. Рот очерчен вполне решительно, однако без признаков капризности, которые часто встречаются у современных людей. И руки ее - это руки честного человека, с коротко подстриженными ногтями, такие руки не предназначены для соблазнов. У нее была большая грудь, что, к его удивлению, не оттолкнуло Тренча. Его мать имела примерно такую же фигуру, и он вспомнил то чувство уюта и защищенности, которое испытывал в детстве. Мисс Блейк была одета скромно, юбка достаточно длинна и надежно закрывала колени. Тренч убедился еще раз, что сделал превосходный выбор. Именно на таких женщин Господь взирает с благосклонностью. Она подняла глаза.

- Здесь все меня устраивает, мистер Тренч. Вы позволите мне оставить этот листок у себя?

- Разумеется. - Он улыбнулся ей. Ее голос, тихий и глубокий, очень подходил ей. Тренчу было приятно, что она будет работать у него дома.

- Я хотела спросить вас, - она пристально посмотрела на него, - вы мне не сказали, где находится ванная комната.

Этого он не ожидал. Он меньше всего задумывался о вопросах физиологии. Ему не приходило в голову, что его экономка будет нуждаться в посещении его ванной, была ему нестерпима.

- Ах да, извините, это полностью ускользнуло от моего внимания. Сейчас я покажу вам. Еще что-нибудь?

- Нет, только это, больше ничего. Спасибо.

Тренч показал мисс Блейк ванную комнату.

- Вот, пожалуйста. Но, видите ли, с утра...

- Я встаю очень рано, мистер Тренч, поэтому для вас не будет никаких проблем.

- Ну что ж, это просто замечательно, мисс Блейк. - Он замолчал, глубоко вздохнул и потер руки. - Тогда самое время начинать, правда? Я вас покину, чтобы вы могли заняться своими делами. Если вам что-нибудь понадобится, возникнут какие-то сомнения, я буду в кабинете.

Оказавшись в относительной безопасности за закрытой дверью кабинета, Тренч обнаружил, что ему не хватает воздуха. Он с удовлетворением подумал, что эта женщина, по-видимому, не доставит ему хлопот. Он всегда недолюбливал слишком разговорчивых людей и сторонился их. Ему был непривычно сознавать, что в его доме появилась еще одна человеческая душа. Он придвинул к себе недельный план и принялся изучать его. Встреча с членами общества была назначена на среду. Ну, это не займет много времени. Лекция о добродетелях сельской жизни перед дирекцией и учениками местной школы - этим он всегда занимался с удовольствием. Он написал эту беседу пятнадцать лет назад и за это время усовершенствовал ее. Тренч был уверен, что лекция написана как раз тогда, когда он впервые установил тесную связь с Богом. Раньше он не мог и помыслить, как глубоко войдет Господь в его душу и его жизнь. Беседа была посвящена различным вопросам - от разъяснения ценностей простой благочестивой жизни в деревне до проблем божественного правосудия и наказания порока.

Зазвонил телефон. Тренч поднял трубку.

- Мистер Тренч?

- Да, это я. С кем я говорю? - Женский голос был ему незнаком.

- Меня зовут Анита Кроутер.

Сердце его яростно забилось. Он был вынужден прижать трубку поплотней к уху, чтобы стучавшая в висках кровь не мешала слушать.

- Могла бы я пригласить вас к себе, мистер Тренч?

Он проглотил слюну. Спаси и защити меня, Боже, подумал он, это было бы как раз кстати.

- Спасибо, это очень любезно с вашей стороны.

- Я хотела бы поговорить с вами, - сказала она.

Тренч подумал: не испытывает ли она угрызений совести, не решила ли покаяться? В жизни всегда есть место надежде, и надеяться надо до последней минуты.

- Я подумала, что мне будет проще сделать это у себя дома.

- Рад буду быть вам полезным, если смогу, миссис... или мисс...

- Миссис Кроутер, святой отец. Я вам расскажу, как до меня добраться. Вас устраивает, скажем, в половине девятого вечера?

- Очень хорошо, миссис Кроутер. Пусть будет двадцать тридцать.

Он без всякого внимания выслушал, как она объясняла ему дорогу, - это ему было не нужно. На этот раз он вел себя очень осторожно, не дав ей почувствовать, что знает ее имя и что она собой представляет. Когда она повесила трубку, Тренч отодвинул свой недельный план и сжал виски ладонями. Голова опять начала болеть, но он знал почему. Это Господь его вызывал, напоминал ему, что он приближается к важному рубежу. Если эта женщина действительно покается - она будет спасена. Если нет... Боль усилилась и стала невыносимой. Он закрыл глаза и крепко стиснул зубы, чтобы не закричать. Он сильней надавил ладонями на виски, но боль пронзила иглой изрезанную руку. Это было напоминание. Нужна осторожность. Сквозь сжатые зубы он подтвердил свою готовность: "Я не подведу тебя. Господи, я не подведу тебя".

Сержант Клайд, сидя за столом, держал у себя на коленях маленькое чайное блюдце. На нем лежал кусок слоеного пирога, приготовленного его женой, от которого он никогда не мог отказаться. Конечно, не стоило сейчас есть, ведь он был на дежурстве, но трудно было дожидаться обеденного перерыва, не попробовав этой прелести. Тарелка на коленях - единственно, что примиряло его со службой. Однако это продолжалось недолго. Кто-то вошел в участок, и сержант ничего не осталось, как поставить тарелку на стол и встать. Лицо посетителя показалось ему знакомым, хотя Клайд не мог вспомнить ни фамилии, ни занятий вошедшего.

- Здравствуйте, я отниму у вас не больше минуты вашего времени, - сказал мужчина. По всему видно, этот маленький человек, средних лет отличался большой уверенностью в себе. Клайд вспомнил, что когда-то он держал магазин химических товаров в Уэлсфорде, а потом переехал в город.

- Пожалуйста, мистер Томас. Я не ошибся?

- Отличная у вас память. А я вот ваше имя забыл.

- Клайд. Чем могу быть полезен?

Мужчина вынул из кармана лист бумаги.

- Я обещал себе это сделать еще неделю назад, но только сейчас попал к вам. Сейчас я вам все объясню. Видите ли, это вопрос непростой, поймите меня правильно. У меня довольно большой магазин химических товаров. Несколько недель назад один из моих продавцов продал амилнитрат. Я видел покупателя, и если бы даже не знал его, запомнил бы его лицо. Это был местный священник, Тренч.

Сержант нахмурился.

- Вы уверены?

- Абсолютно. Теперь я подхожу к самому интересному. Конечно, в это трудно поверить, но я прочел заметку в газете, где говорилось о пожаре в общественном центре. Там было упоминание об амилнитрате.

- Вы правильно сделали, что зашли сюда и все мне рассказали.

- Я ничего не имею против этого человека, амилнитрат у него могли украсть те, кто устроил пожар. Но все это очень подозрительно.

Но Клайда было тяжело смотреть.

- Он купил две огромные бутыли, этого хватит на долгие годы, ведь больше пятнадцати граммов за один раз вы не израсходуете. Вот здесь у меня записано, сколько он купил. Мы ведем учет, чтобы пополнять запасы. - Он помолчал. - Говоря откровенно, я не могу себе представить, что он может совершить что-нибудь подобное, хотя - кто знает.

Клайд поблагодарил мистера Томаса и попрощался с ним.

Итак, все окончательно запуталось. Будь это кто-нибудь другой - и вопросов не было бы. Но Тренч, почему именно он? Клайд испытывал уважение к тем, кто занимался делом. Когда исчез этот новый житель, мистер Шорт, Клайд немедленно провел необходимое расследование. Когда же поступили сведения об исчезновении Редклифа, сержант занялся этим делом с большой неохотой. Оба случая совершенно не похожи один на другой. Исчезновение недисциплинированного, ненадежного человека, перекати-поле, не вызывало недоумения. Но пропал занятой человек - и это уже другое дело. Мистер Тренч уже в течение двадцати лет священник Уэлсфордской церкви, человек строгих принципов, с незапятнанной репутацией. Немного чудаковатый, старомодный, но, в сущности, добрый человек, лучший из всего прихода. Если сейчас пойти и начать задавать вопросы по поводу покупки этого химического препарата, наверняка последует такая реакция, которой Клайд всегда стремился избежать. В глубине души он не мог поверить, что священник связан со всеми этими актами вандализма. Однако все указывало на это. Что же делать?

Он думал об этом весь обед. У него было желание немедленно предпринять самые решительные действия в отношении Тренча, но он остановил себя: не торопись, обдумай все хорошенько. В данных обстоятельствах у него оставался единственный выход: не заниматься этим делом самому. Группа криминальной полиции ухе готовится к отъезду, но здесь возникает новое обстоятельство, может быть важное. Как раз тот случай, когда, по мнению Клайда, дело надо расследовать очень осторожно, не торопясь, с соблюдением всех правил. Однако его разум мешал ему немедленно приступить к расследованию. Он боялся, что священник может оказаться невинным. Конечно, лучше всего взвалить это дело на плечи приезжих детективов, но чем больше он об этом думал, тем более скверно себя чувствовал,- это походило на предательство. Клайд пришел к выводу, что он слишком мягок, чтобы быть хорошим исполнителем закона. То, что было естественным для большинства его коллег, представлялось ему настоящим мучением.

Наконец Клайд принял решение. Собственно, это не было решением - просто он пришел к убеждению, что в данных условиях необходимо предпринять хоть что-нибудь. С этим он и отправился спать, решив, что если утром утвердится в своем желании арестовать Тренча, то немедленно пойдет и арестует. И наоборот, если ночные размышления приведут его к заключению о том, что все это спорно и неточно, он передаст дело в криминальную полицию - пусть они и занимаются расследованием. Разрешив таким образом свои сомнения, он занялся другими своими обязанностями.

Глава XVI

Когда преподобный Тренч поднял бронзовую ручку замка и негромко ею постучал, он заметил, что руки у него трясутся. Он очень плохо себя чувствовал после обеда. Сильная головная боль, боль в прорезанной ладони, терзавшая всю руку, а также нервное напряжение, которое он испытывал, стараясь скрыть ничем не объяснимый приступ, - все это истощило его силы. Судя по всему, экономка о чем-то догадывалась, это можно было понять по ее настороженному виду. Тренч полагал, что она слышала его крик, а он наверняка кричал, когда его колотило во время припадка. Голос его звучал с небольшой хрипотцой, видимо, он надорвал связки. Он почему-то был уверен,что после сегодняшнего мероприятия его напряжение спадет, жить ему станет легче.

Дверь открылась, и миссис Кроутер взглянула на него тем же пристальным, напряженным взглядом, который он запоминал с той ночи, когда, скорчившись, прятался в ее саду под деревом. Трудно было поверить, что стоящая перед ним женщина и та развратная сука, которая вела себя так вызывающе, - одно и то же лицо.

- Спасибо, что нашли время зайти, мистер Тренч.

Он пробормотал что-то в ответ и последовал за ней, остро чувствуя запах, который исходил от нее - тяжелый, неестественный, совсем не похожий на запахи цветов и деревьев. Когда она закрывала дверь, Тренч украдкой оглядел ее. Она была одета очень строго - облегающее белое платье, наглухо закрытое до шеи. Руки обнажены, обута в сандалии на деревянной подошве, без чулок. Ему запомнились тонкие золотистые волоски у нее на руках. Напоминание о ее звериной сущности, подумал Тренч и с напряжением улыбнулся.

- Я вам очень благодарна, что вы смогли уделить мне время, - сказала Анита. - Я очень обеспокоена и надеюсь, что вы, может быть, облегчите мои страдания.

Она прошла к буфету, немного задержалась у сервировочного столика, на котором стояли бутылки.

- Не хотите чего-нибудь выпить, мистер Тренч?

- Нет, спасибо. Я редко это себе позволяю. - Он заметил, что она, тем не менее, налила один стакан. Джин, показалось ему.

Держа стакан в руке, он вернулась и села напротив него. Выражение ее лица не соответствовало ее внутреннему напряжению. Похоже было, она собирается с духом, чтобы начать разговор.

- Так чем же я могу вам помочь, миссис Кроутер? - спросил Тренч. Он чувствовал себя напряженно, словно находился где-нибудь в баре или в ином увеселительном месте.

- Дело касается моего жениха, моего неофициального жениха, доктора Шорта. Мы собирались пожениться...

- Просто замечательно. - Тренч изо всех сил старался казаться заинтересованным.

- Но дело в том, что он исчез, мистер Тренч.

Тренн понял, что он не услышит здесь никаких покаяний, признаний в греховности, к нему не станут взывать с просьбой о духовном наставничестве.

- Я в курсе событий, миссис Кроутер. Сержант Клайд приходил ко мне по этому делу. Боюсь, я ничем не могу вам помочь. Да, я видел доктора Шорта, но куда он ушел после нашего разговора, я не знаю.

Анита сделала несколько хороших глотков из стакана, и Тренч заметил, что, хотя порция была большая, напиток не был разбавлен.

- Сказать по правде, мистер Тренч, я просто хотела узнать, почему Эдвард приходил к вам. Он сказал мне, что вы его пригласили, и я подумала, может быть он хотел поговорить с вами по личному делу?

Тренч решительно покачал головой.

- Мы затрагивали с доктором Шортом исключительно духовные вопросы, и он действительно был у меня по моему приглашению, это правда. - Он откашлялся. - Неужели вы думаете, что он нуждался в каком-либо участии с моей стороны?

Анита печально покачала головой.

- Нет, конечно, вряд ли. Вы и Эдвард - совсем разные люди. Просто я заставила себя поверить, что у него была какая-то проблема и он поделился ею с вами. Будь это так, мы могли бы хоть предположить, где он теперь находится.

Тренч вздохнул.

- К сожалению, миссис Кроутер, я так мало узнал от доктора Шорта, что вряд ли могу помочь вам. Мне очень жаль.

- Ну что ж. - Анита пожала плечами и допила остатки из стакана. - Мне нужно было просто спросить у вас об этом по телефону. - Мне нужно было просто спросить у вас об этом по телефону, чтобы не заставлять вас совершить это утомительное путешествие.

- Могу заверить вас, я не испытываю никаких неудобств. Он увидел, что она поднялась и налила себе еще порцию джина. В его присутствии она позволила себе демонстрировать свою невоздержанность. - Скажите, миссис Кроутер, вы всегда пьете так много?

Анита замерла, не донеся стакан до рта. Оправившись от удивления, она сделала два больших глотка.

- Когда я пью, то обычно пью много, как сегодня. - После первого стакана глаза ее слегка увлажнялись. - У вас есть возражения насчет выпивки, мистер Тренч? - Она села и скрестила ноги. Она ожидала ответа.

Тренч некоторое время сидел молча, прикидывая, какие у него взаимоотношения с этой женщиной. Никакого следа раскаяния - он был сейчас на том же месте, с какого начинал. И теперь должен приступить к своим основным обязанностями представителя Господа Бога.

- Да, я не одобряю употребление крепких напитков. Другое дело - умеренное потребление вина. Вино согревает, но не поражает разум.

Анита сделала еще несколько глотков. В ее положении требовалось очень немного, чтобы ей захотеть излить на священника все, что накопилось у нее на душе.

- Мне это нравится, - сказала она.

- Многие вещи, приятно действующие на наши чувства, поражают наш разум, тело и душу. Пьянство - одно из самых страшных прегрешений.

Анита наклонилась вперед, уперевшись локтем в колено и подперев ладонью щеку.

- Скажите, святой отец, если бы у вас была власть, вы бы запретили спиртные напитки?

- Нет, я не стал бы их запрещать. Должно существовать искушение, чтобы человек сопротивлялся ему. Я лишь наказывал бы тех, кто не только не пытается удержаться, но и подавляет свою свободную волю, дарованную нам Господом нашим.

- Мне кажется, я поняла не все, что вы сказали.

- Мне кажется, вы и не хотели понять. - Обстановка все больше накалялась, отчуждение росло. - Некоторые грешат, не чувствуя, что совершают грех. Таким людям достаточно покаяться в своем заблуждении. Но совсем другое дело - совершить грех и получать от этого удовольствие.

- Да, - произнесла Анита, почти допив содержимое стакана, - я определенно получаю удовольствие от греха, должна вам признаться, святой отец. Жаль, но придется разочаровать вас.

- Вы об этом не сожалеете. Вы получаете удовольствие от своей распущенности.

- Мистер Тренч, это не тот тон, каким надо со мной разговаривать. Я взрослый человек и, вполне возможно, что ваша распущенность...

Глаза Тренча округлились.

- Моя?

- Да, ваша. Ваше, по меньшей мере, странное отношение к вопросам вежливости и хорошего поведения. Я нахожу его совершенно оскорбительным. Вам следовало бы задуматься об этом, ведь вы общаетесь с разными людьми. То, что я пью и мне наплевать на ваше мнение об этом, - это мое личное дело. - Алкоголь стал действовать сильнее, лицо Аниты раскраснелось.

Тренч поднялся и посмотрел на нее сверху вниз. Его трясло.

- Вы - отвратительное существо. - Глаза его впились в нее. - Вы погрязли в разврате.

Он глыбой возвышался над ней и был похож на ангела-мстителя. Она мгновенно вспомнила о том, что этот человек мог быть замешан во всех странных происшествиях в городке. И взорвалась.

- Ах, ты старый ханжа, клеветник проклятый! - Она вскочила на ноги, но Тренч все равно был намного выше ее. Огромный, сильный мужчина. Может быть, в других обстоятельствах это и привлекло бы ее, но только не сейчас. Они стояли так близко, что она чувствовала на себе его дыхание, вырывавшееся из его полуоткрытого рта и опалявшее ее щеку.

- Как вы смеете говорить со мной в подобном тоне?..

- А кто ты такой, черт тебя дери? Замаскированный Господь Бог? Ты из тех, кто прикидываются этакими старыми добрячками и думают, что им будут поклоняться только за то, что они носят облачение проповедника. Мне на это наплевать, Тренч! На меня это не действует!

Тренч почувствовал, как страшная боль возвращается в его голову, пронзает мозг, давит на глазные яблоки. Он сделал глубоких вздох и сжал свою пораненную руку. От боли сознание полностью вернулось к нему, он как бы очнулся от наваждения.

- Ты проститутка, похотливая шлюха, отвратительная грешница...

Анита начала смеяться. Тренч недоумевающе смотрел на нее. Женщина откинула голову назад, плечи у нее тряслись от смеха, грудь тяжело вздымалась и опускалась под действием болезненного приступа веселья.

- А ты... - Она передернула плечами, чтобы прийти в себя, и направила свой палец с накрашенным ногтем ему в грудь. Ты просто замшелый пень... - Вместе с этими словами она выбрасывала свое возмущение, растерянность, свою женскую беззащитность, которые переросли в смех - все нарастающий и перешедший наконец в истерику:

- Боже мой, он просто уморил меня!

Тренч стал предостерегающе поднимать руку, но в этот момент ее качнуло вперед и его пальцы коснулись ее груди. Словно человек, дотронувшийся до оголенного провода, Тренч отпрянул назад, а ее смех перешел в визг, но уже более осмысленный: она смеялась теперь над его промашкой и неловкостью. Ловя воздух раскрытым ртом Анита отступила назад и опять ткнула в него пальцем:

- Гадкий, противный священник! - Она задыхалась от дикого смеха и чуть было не рухнула на пол.

- Прекрати, сейчас же прекрати ты, проститутка! - закричал Тренч, его трясло, лицо свело судорогой так, что один угол рта вздернулся вверх. Зубы его выбивали дробь, он почти перестал соображать.

- Тебя это не заводит, папаша? - Анита положила руку себе на грудь и сжала ее. Глаза ее сузились, она выставила вперед нижнюю челюсть, показав маленькие белые зубки. Кончик языка облизывал верхнюю губу. - Ну что, Тренч, как тебя тряхнуло, когда ты дотронулся до женщины? - Она положила другую руку себе на живот и начала себя ласкать, сжимая и разжимая пальцы после каждого движения и наблюдая за его реакцией из-под полуприкрытых век.

Тренч оказался в трудном положении. Это была проверка, последнее испытание его силы. Его глаза уже полны ее пороком, его нос не может больше вдыхать отвратительный запах ее духов, сдерживая гнев, пытаясь сохранить остатки разума, он вдруг почувствовал, как этот предатель, этот плотский Иуда в его штанах вдруг зашевелился, стал твердеть, зараженный подлой бабьей похотью. У Тренча чуть не остановилось сердце, он застыл, истово молясь, со страхом чувствуя, как во всем его теле нарастает возбуждение.

- Бьюсь об заклад, ты никогда не пробовал такого лакомого кусочка, святой папаша, - прокричала Анита, сидя на ручке кресла, чрезвычайно довольная собой и в дым пьяная. Она нащупала на шее пуговки и стала расстегивать платье, глядя на Тренча. - Смотри сюда, Тренч, сюда. - Она распахнула платье и выставила напоказ свои груди, слегка поддерживаемые тоненьким бюстгальтером.

Мягкое тело затрепыхалось, когда она стала кончиками пальцев быстро оглаживать грудь.

Тренч бросился вперед, разведя перед собой руки, чтобы схватить ее. Анита соскользнула с кресла на пол и упала на спину, приподняв и раздвинув ноги, согнутые в коленях, предоставив для обозрения Тренчу соблазнительные плотные ляжки, между которыми виднелась тонкая полоска трусиков. Подобно раненому животному, Тренч замычал, отвел назад ногу и со страшной силой ударил ее. Когда его идеально начищенный ботинок врезался в ее грудь, что-то хрустнуло. Анита закричала. Он ударил ее снова, на этот раз ботинок опустился на открытый рот, закрывая, запечатывая рвущиеся оттуда звуки. Изо рта вырвался приглушенный стон, и кровь обильно потекла между размозженных губ. Тренч отступил от поверженного тела, внутри у него все бурлило, глаза вылезали из орбит...

- Дьявол гнездится в твоем продажном теле... - Его голос звенел и вибрировал на высокой ноте, заполняя комнату. Господь не простит тебе твоих грехов. Вечное проклятие падет на тебя за все твои гнусные деяния. - Он нагнулся и схватил ее руками за шею. Вспомнив, что занавеси на окнах раздвинуты, он, продолжая держать Аниту за шею, потащил ее на кухню. Ноги ее волочились по полу и цеплялись за мебель. С грохотом упала на пол сковорода, стоявшая на плите. Собрав все силы и стараясь не обращать внимания на острую боль в ладони, Тренч все сильней сдавливал ей горло. Анита уже задыхалась, ее лицо приобрело синий оттенок. Губы, которые еще минуту назад были ярко-красными от крови и помады, стали лилово-синими, кончик языка болтался во рту, как бы пытаясь вывалиться. Тренч остановился, большими пальцами рук плотнее уперся в обе стороны гортани и начал изо всех сил давить. Через несколько мгновений он почувствовал, что сухожилия и мышцы подались под его руками. Он отвел взгляд от ее перекошенного и искаженного мукой лица и посмотрел на ее раскинутые ноги. Трусики сбились и едва держались на бедрах. Тренч застонал и снова сдавил ей горло так, что пальцы его рук встретились. Из горла Аниты вырвался сухой сдавленный звук, и она затихла - ни звука, ни движения.

Тренч с трудом встал на ноги и отвернулся от распростертого на полу тела. Блудница мертва, грех наказан. Он снова взглянул на тело: даже мертвая, она продолжала предлагать себя.

- "Тела их будут расчленены и брошены на ветер..." Тренч вспомнил, как она стояла у окна и похотливо изгибаясь ласкала свое нагое тело. Тренч быстро огляделся и заметил большой, с тяжелой рукояткой нож, который лежал на скамейке рядом с мойкой. Схватив его, он заметил, что к ручке ножа подходит провод, а на ручке находится переключатель. Судорожно вздохнув, он опустился на колени рядом с телом. Электрический нож жужжал у него в руке. Голову опять пронзила боль, напоминая о священном долге - карать порок, глаза его на мгновение затуманились. Он взял мертвую голову за волосы и рывком приподнял ее, затем поднес движущееся лезвие к шее. Мгновенно, без всякого усилия, оно вошло в тело. Кровь брызнула на пол и полилась потоком. Тренч задрожал от ярости, когда лезвие уперлось в шейные позвонки. Напрягшись и мыча от усилия, он кромсал тело, разрывая кожу, мышцы, разбрызгивая кровь. Кости не поддавались. Тренч отшвырнул нож. Почти отделенная от тела голова Аниты лежала на полу под неестественным углом к телу. Огромная разверзшаяся дыра образовалась в том месте, где хозяйничал нож. В вытекающей крови отражался свет.

Ничего не соображая, чувствуя только переполняющую его дикую злобу, Тренч метался по кухне, выдергивая ящики из столов, рывком распахивая шкафчики, разбрасывая вокруг их содержимое. Наконец он нашел то, что искал - блестящий секач для рубки мяса. Вернувшись к телу, он поднял тяжелое острое лезвие и ударил по неразрубленной шее. На третьем ударе, собрав в крике всю оставшуюся силу, ему удалось раскрошить позвоночный столб. Изуродованная голова отделилась от тела. Все еще держа в руках нож, Тренч наносил беспорядочные удары по телу, кромсая живот, грудь, бедра... Из огромных ран стали вываливаться внутренности.

Обессилев, Тренч уронил нож и, с трудом оторвавшись от пола, поднялся на ноги, даже не замечая, что весь пол залит кровью. В голове у него раздавались слова: "...и разбросал по ветру...". Он поднял голову Аниты, держа ее за потемневшие и скользкие от крови волосы. Найдя взглядом дверь, он рванулся вперед, забыв о том, что оставил за собой. В холодном темном саду он швырнул голову на газон позади дома и бросился бежать через те же ворота, через которые уже убегал несколько ночей назад.

Тренч не мог вспомнить, как оказался у заднего крыльца своего дома. Только что он был в саду мертвой блудницы, и вот он уже у себя. Ясно, что Господь перенес его сюда. Ничего не нужно бояться, раз его действия направляются божественным промыслом. Господь прикроет его своей десницей. Вина и позор падут на другого. Он тихо открыл дверь и оказался внутри, впервые почувствовав на себе тяжелый запах крови, пота и слизи, покрывавших его одежду, руки и лицо.

Пока Тренч в темной кухне сбрасывал с себя пропитанную кровью одежду, пожилая дама, живущая рядом с доктором Шортом, с трудом передвигаясь на больных ногах, направлялась к телефонной будке. Она была уверена, что на этот раз стоит потратиться на два пенса и пожаловаться в полицию. Прогуливаясь со своей маленькой собачкой, она услыхала страшный шум, доносившийся из дома у начала улицы. Этот шум напугал даже ее собачку. Все это очень подозрительно - похоже, в доме дрались или занимались чем-то еще похуже. Пусть полиция разберется. Весь этот кавардак ужасно подействовал на ее собачку, а люди не имеют права пугать бедных беззащитных животных.

Глава XVII

Тренч помылся на кухне, надел свежую одежду. Свой подвиг он совершил, но облегчения не чувствовал - не спадающее возбуждение терзало его тело. В течение нескольких минут он пребывал в мрачном настроении, не в состоянии понять, в чем дело. Он прикрыл глаза и попытался успокоиться, как делал обычно перед выступлением в церкви. На этот раз прием не сработал, но ответ на мучивший его вопрос он все-таки нашел.

Он все еще не очистился от греха той женщины. Его чресла, которые в течение многих лет совсем не давали о себе знать, были послушны его воле, в последнее время пребывали в возбужденном состоянии, в какой-то мере ему удавалось справляться с этим, но спокойного сна он теперь не знал. Он уничтожил источник этой плотской заразы, но его тело оказалось зараженным. Ее похоть проникла в него, лишила его сил. Он поднялся и медленно побрел по дому, чувствуя, как усиливается тяжесть внизу живота. Он поднялся по лестнице и на цыпочках направился к своей спальне.

У комнаты мисс Блейк он остановился, замер на месте. Луч света вспыхнул и озарил темноту, окружавшую его, он все понял - это было как удар грома, после которого пролился благодатный дождь. Это она. Это из-за нее у него все ожило, и он стал мучиться как мужчина. Положив руку на глаза, он с фотографической точностью увидел весь план Господень. Тренч со свойственным ему прилежанием вел поиски греха, используя для этой цели все имеющиеся свидетельства. И Бог вознаградил его, указав ему грех, который он сам не мог найти. Эта женщина, должно быть, скрывает в себе секрет разврата, вдали от глаз людей, но не от глаз Господа. Продолжающаяся борьба в теле Тренча явилась ключом к пониманию. Зараза, которая попала в него, исходила от этой женщины, которую он нанял. Теперь ему стало ясно, почему он взял ее на работу. Никто иной, как Бог, приказал ему.

Не теряя ни секунды, Тренч повернул ручку двери и ворвался в комнату, в глаза ему ударил яркий свет лампы, стоявшей на тумбочке у кровати.

- О, Господи, - застонал Тренч, увидев, как Дороти Блейк с испугом обернулась. Она была совершенно нагая и держала в руках ночную рубашку. - Ты мучаешь меня испытаниями!

Он подскочил к женщине и схватил ее за горло, почувствовав резкую боль в руке. Его рукам пришлось сжиматься таким образом уже дважды за последний час, и Тренч устал и ослабел. Дороти оказалась сильной, она яростно боролась, фактически не уступая ему в силе. Тренчу долго не удавалось повалить ее, и это разъярило его еще больше. Обнаженный живот женщины касался его, он видел и ее широко расставленные ноги - крепкие, мускулистые. Его взгляд гипнотически притягивал к себе темный таинственный треугольник внизу ее мягкого белого живота. Тренч горел, его трясло, мерзкий кусок его плоти налился и стоял, как никогда раньше, Тренч почувствовал, что полностью растворяется в этом новом для себя ощущении, которое он уже не мог подавить и которому полностью подчинился. Но это был грех, страшное проклятие, он помнил об этом. И он боролся уже не за свою плоть, а за свою душу. Ему удалось схватить ее за горло, она поскользнулась и начала падать на спину. Навалившись на нее все телом, он подмял ее и сразу же вспомнил ту, другую женщину, ее раздвинутые ноги, порочное тело, грешное в жизни и и смерти. Придавив женщину своим весом, он беспомощно наблюдал движения ее огромных грудей, и тут на него снизошло еще одно озарение. Господь заставил его вытолкнуть изо рта слова:

- Освободись от своего греха! Верни грех ей!

Почти в бессознательном состоянии Тренч оседлал испуганную до смерти, полузадушенную экономку и, крепко держа ее одной рукой за горло, другой принялся расстегивать брюки. Он никогда в жизни не делал этого, но знал, что нужно делать. Им снова руководили. В ушах его гремела музыка, он схватил свой рвущийся орган и весь подался вниз, готовый разрядиться в нее и полностью освободить себя от греха, которым она и ее сестры в пороке наградили его. Он терял над собой контроль, его тело, душу, разум охватила страсть, которой он раньше не знал. Он застонал и забился в экстазе, собирая всего себя, чтобы обратиться к Господу со словами благодарности, но для его разума это оказалось непосильно. Чувствуя, как поднимается на неимоверную высоту чувственный взрыв, Тренч понял, что может не выдержать, умереть, он снова яростно сдавил горло женщины и одновременно забился в освобождающих его тело судорогах, а голова его наполнилась таким грохотом, что он уже не слышал бессвязных звуков, срывающихся с губ умирающей Дороти Блейк.

С большой неохотой согласился Клайд проверить жалобу. Миссис Кейт была нудной и сварливой старухой, однако сержант все же реагировал на все ее жалобы, так в противном случае они поступали снова.

Было совсем тихо, когда он подошел к дому миссис Кроутер. Свет горел, ни никого не было видно. Он постучал несколько раз во входную дверь и, не получив ответа, обошел дом с другой стороны. Кухня тоже была освещена, но занавески задернуты. Он постучал снова и, наконец, с решительностью, которая была ему совершенно не свойственна, повернул ручку. Обнаружив, что дверь не заперта, он вошел.

Сначала ему показалось, что он падает в обморок, и, кажется, он даже закричал. В его голове молнией промелькнуло несколько возможных вариантов реакции на подобную ситуацию. На самом же деле сержант вошел в кухню и застыл, постепенно наполняясь чувством ужаса. Весь пол был залит кровью и еще каким-то студенистым веществом. В огромной луже крови лежало обезглавленное тело, изрубленное, с зияющими ранами, с раскинутыми под самыми невероятными углами конечностями. Одна рука, не тронутая, белая, с аккуратно подстриженными и наманикюренными ногтями, застыла, слегка приподнятая, и казалась совершенно инородным телом среди этой бойни. Простояв некоторое время, Клайд неуверенно, задом, выполз из кухни и закрыл дверь. Затем, трясясь от ужаса и отвращения, побежал. Пробежав несколько шагов, он почувствовал, что земля уходит у него из-под ног. Пролетев немного во воздуху, он упал, сильно ударившись обо что-то спиной. Пытаясь подняться, он оттолкнулся рукой от земли и нащупал нечто, от чего упал второй раз. Со скоростью, совершенно не вязавшейся с его размерами и весом, Клайд поднялся на колени и в неясном свете, падавшем из кухонного окна, разглядел человеческую голову, всю облепленную чем-то липким и скользким. Подошвы его ботинок тоже стали скользкими, покрывшись страшным, чудовищным на ощупь веществом. Он наступил на голову. Клайда охватила паника, желудок его выворачивало. Он вскочил на ноги, ринулся вперед и вылетел в стерильную чистоту залитой электрическим светом улицы. С трудом перебирая ногами, он поспешил к гостинице.

Обессиленный и опустошенный, Тренч ударом ноги открыл дверь склепа, и опять в нос ему ударила тугая, вязкая волна дьявольского зловония. Внутри ничего не было видно, но он хорошо помнил, где лежат оба трупа. Раскачав тело Дороти Блейк, он швырнул его вниз и услышал, как оно мягко шлепнулось. Новая волна запахов разлагающихся тел окутала его, забивая нос, рот, уши. Вот и все, подумал Тренч. Все грехи, все пороки, людское безбожие собрались в этом склепе, оставалось только замуровать их здесь и превратить в безвредную пыль.

Тренч почувствовал, что все его тело стало липким и скользким, и решил, что этот налет надо смыть, совершить, так сказать, последний акт очищения. Он должен убрать со своей кожи зловонный пот, собрать и сбросить с себя эти испарения, очиститься, перед тем как вернуться в светлое, свободное от скверны человеческое общество. Он ощупью стал пробираться к дальней стене склепа, туда, где находился ящик со сломанными инструментами, разным садовым барахлом и тряпками. Где-то здесь должна быть банка с очищающей жидкостью. Шаря в темноте одной рукой, другой он снимал с себя одежду уже второй раз за сегодняшнюю ночь.

Инспектору не потребовалось много времени, чтобы сделать единственно верный вывод.

- Я вышибу тебя отсюда, Клайд, - сказал он сержанту. Если у тебя была хоть какая-то информация, касающаяся расследования, ты обязан был поделиться ею со мной. Ладно, в любом случае дело сделано, нам остается только взять его.

Небольшая группа полицейских в саду позади дома Аниты Кроутер напоминала собрание бойцов Армии Спасения. Ни один из них не захотел дожидаться приезда закрытого фургона с патологоанатомом в доме. В пять минут инспектор организовал все, что необходимо, включая объявление выговора трясущемуся до сих пор сержанту.

- Так. Теперь ясно, куда мы направимся прежде всего. - Он указал на двоих в гражданской одежде. - Вы пойдете со мной. Все остальные дожидаются прибытия технического обеспечения.

- Куда вы собираетесь идти? - спросил Клайд. Он чувствовал, что после событий сегодняшней ночи в нем что-то изменилось.

- К священнику, разумеется. - Инспектор посмотрел на него и спросил с некоторым удивлением: - Черт побери, вы же сами только что дали мне след, или нет?

- Я только сказал, потому что подумал, что мне следовало бы... Я бы не стал так напрямую связывать мистера Тренча с этим делом.

- Ну, а я это сделаю. А лучшее из того, что можете сделать вы, сержант, - пойти домой и лечь в постель. Вы похожи на смерть. Остальные действуют в соответствии с обстановкой, - добавил он.

В сопровождении своих помощников инспектор сел в машину и уехал, оставив Клайда в полной растерянности - мысли его путались, ему было худо, как никогда. Он чувствовал, что дни его службы в полиции сочтены. Прибыв на место, инспектор объяснил помощникам, что он собирается делать.

- Вполне вероятно, что мы идем по ложному следу. И тем не менее, как только мы встретимся с Тренчем, я постараюсь его здорово встряхнуть, не физически, конечно. Я хочу убедиться, испугается ли этот человек, станет ли нервничать. Если я увижу, что он что-то скрывает, буду форсировать события. Вы должны стоять за мной с угрожающим видом. Вы - власть. Понятно? Вперед.

Они прошли через калитку, миновали церковь. Около лестницы, ведущей в склеп, двое из них - инспектор и детектив помоложе - одновременно застыли. Через мгновение остановился и третий.

- Черт побери, откуда это вонь? - крутил головой инспектор, пытаясь установить источник этого странного запаха.

- Оттуда. - Молодой детектив показал в направлении склепа. Сделав несколько шагов, он прошептал через плечо: Дверь приоткрыта.

Они на цыпочках приблизились к лестнице, напрягая зрение и пытаясь что-нибудь разглядеть в темноте. Инспектор приставил палец к губам.

- Тише! Там кто-то есть. - Он подошел ближе, чуть наклонился вперед и прислушался, затем быстро вернулся назад.

- Боже мой, эта вонища идет оттуда!

Они постояли неподвижно еще некоторое время. Из склепа не доносилось ни звука. Наконец, инспектор вздохнул.

- Будет лучше, если мы посмотрим. Тимминс, судя по всему, вы не так чувствительны к запахам, как мы. Загляните туда.

Все трое подошли к лестнице и спустились на одну ступеньку, а старший детектив Тимменс осторожно шагнул на следующие две обвалившиеся ступени, шаря в кармане в поисках огня. Подойдя к двери, он вынул зажигалку. Пламя осветило его лицо и сделало похожим на сказочного демона. Он слегка толкнул дверь и вошел, держа в руке зажигалку. И в этот момент перед Тимменсом возникла из темноты рука, толкнула его в грудь и дернула зажигалку к себе. Рванувшись к двери, инспектор и молодой детектив в мгновение оказались около лежащего Тимменса и застыли. Внутри склепа, охваченная пламенем, стояла обнаженная фигура священника, преподобного Тренча, похожая на горящее распятие. Одной рукой он все еще сжимал тряпку которой стирал с себя скверну. Он что-то говорил, затем, когда пламя слизало с его кожи пленку бензина и начало пожирать тело, голос его перешел в крик.

- Огонь! Господень очищающий огонь... Огонь и клинок... Божий огонь... - Остальные слова Тренча превратились в разлившийся далеко вокруг жуткий вопль.

- Боже всемогущий! - Тимменс зажал уши руками.

В медленном, завораживающем взгляд движении тело Тренча начало извиваться и оседать, потом колени его подогнулись, и он рухнул на пол скомканной горящей массой. В отблесках затухающего погребального костра три человека, застывшие у входа, увидели в глубине склепа фантастическую картину: на распадающихся и уже потекших останках Тома Редклифа лежало лицом вниз кажущееся еще живым белое тело Дороти Блейк, безжизненное лицо доктора Шорта, повернутое в сторону двери, дополняло этот ужасный натюрморт.

Пораженный ужасом инспектор только и мог сказать:

- Это какой-то жуткий сон. Чертовски жуткий сон.

Из дома священника по телефону детектив Тримминс делал подробное сообщение начальнику региональной группы криминальной полиции. На кухне инспектор изучал испачканную землей одежду, а еще один полицейский внимательно исследовал другие комнаты, инспектору с трудом удалось заставить работать свои мозги. Молодой детектив, переходя из комнаты в комнату, что-то насвистывал, будто не понимая, зачем он здесь.

Тимменсу понадобилось не менее десяти минут, чтобы изложить основные факты. Теперь он тоже пришел на кухню и слегка дотронулся до плеча инспектора.

- Сэр, они хотят поговорить с вами.

- Кто?

- Начальник и старший констебль.

Инспектор прошел в холл и взял трубку.

- Слушаю. Да, сэр, говорите. - В течение трех минут он выслушивал лекцию о том, чем отличается дуб от других пород деревьев. Потом начальник региональной службы, а затем и старший констебль напомнили ему, что заняться священником следовало бы еще несколько лет назад. Человек, настолько замешанный в преступлениях, не мог не вызывать подозрений. Во время возникшей в разговоре паузы инспектор успел сказать, что, конечно, он все понял и сделает выводы, но, судя по всему, священник находился как будто под божественной защитой, потому что ничего из того, что они обнаружили до сегодняшнего дня, не указывало на него. Инспектор понимал, разумеется, что теперь всех собак спустят на него, ведь в любом деле должен быть стрелочник. Он вздохнул и заверил начальника, что останется здесь до тех пор, пока следствие не будет закончено.

- Расхлебывать придется долго, сэр. Здесь такая каша. Просто дьявольская каша.