/ Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Любовный роман

Вот так встреча!

Марта Филдинг

Всех нас могут подстерегать неожиданности. Иногда они оказываются судьбоносными. С принцессой Джози так и случилось. Встреча на родео с Баком круто изменила ее жизнь. Простой на вид парень, он сразу же завладел всеми ее помыслами. А что же Бак? Готов ли он пойти с ней вместе навстречу счастью?

Марта Шилдз

Вот так встреча!

Глава первая

— Ты должна найти мне мужа! — воскликнула с отчаянием Джозефина Евгения Беатрис Маргарита Изабель Франкер, принцесса Княжества Монклер, входя в комнату к своей американской подруге Мелиссе Портер и старательно закрывая за собой дверь: ей не хотелось, чтобы ее служанка, мадам Савой, проследовала за ней.

За последние десять лет Джозефина довольно часто гостила у Мелиссы на огромном ранчо семейства Портер близ Оберна в Калифорнии. Их двухэтажный дом стал для нее своим, и она чувствовала себя свободно в любом его уголке. Тем не менее только в комнате Мелиссы подруги доверяли друг другу свои тайны. И на этот раз принцесса надеялась, что найдет у подруги отклик и сочувствие.

Однако, повернувшись, она увидела в широко раскрытых зеленых глазах своей рыжеволосой подруги одно лишь удивление.

— Мужа?! Замуж выхожу я, Джози, а ты приехала сюда на мою свадьбу. Ты забыла? Ты подружка невесты. Помнишь?

Джози. Так называла ее в этой стране только Мелисса — с тех самых пор, как они подружились, учась в элитной школе-интернате в Британии. Это имя ласкало ей слух, и на какое-то мгновение принцессе показалось, что она вновь дома.

Но дом ее был на другом конце света. Страна, официально называемая Княжество Монклер, занимала крошечный островок в Средиземном море в ста тридцати восьми километрах от южного побережья Франции.

— Конечно, помню. — Джози села на широченную кровать, подложив под себя ногу. — Итак, о муже… Мой муж должен быть богат, и его надо найти до твоей свадьбы. Без мужа я домой не вернусь.

— Найти мужа с несметным богатством? За пять дней? Ты в своем уме? — Мелисса плюхнулась на кровать рядом с ней. — Рассказывай. Что на этот раз натворил Бонифай?

Жильбер Бонифай был премьер-министром Княжества Монклер, этаким Ришелье в современном обличье.

— Он отыскал старинный закон, введенный еще самим Луи Франкером, моим далеким предком. В соответствии с этим законом наследники трона обязаны жениться или выйти замуж в возрасте двадцати пяти лет.

Мелисса от удивления открыла рот.

— Значит, через три недели и ты будешь обязана подчиниться этому закону?! Почему же Бонифай только теперь вспомнил о нем?

— Свои действия он оправдывает бедственным состоянием экономики нашего княжества. Она действительно находится в плачевном состоянии, в этом я согласна с Бонифаем. Но главное тут, как мне кажется, — желание Бонифая лишить меня свободы действий и обеспечить себе контроль надо мной.

— Уверена, что он уже подыскал тебе подходящую партию. Я права?

При мысли о женихе Джози горько вздохнула.

— Его зовут Альфонс Пике. Он пятый в списке самых богатых людей Франции. Пике гордится тем, что добился теперешнего положения собственным трудом, начав работать грузчиком в порту Марселя… — Джози взяла подругу за руку. — Мелисса, Альфонс старше моего отца. Он огромный, толстый, лысый… К тому же он собирается изуродовать Монклер.

— Изуродовать остров? Каким образом?

— Один из пастухов на северном побережье слышал разговор людей из команды Альфонса, обсуждавших судьбу большого месторождения прекрасного мрамора, найденного на острове. Месье Пике, став принцем, намерен разрабатывать это месторождение. А то, что остров со временем превратится в один огромный карьер по добыче мрамора, его ни капельки не волнует.

— Уверена, что и Бонифаю отломится большой кусок от этого пирога. Ну и хитрец! — Мелисса пристально посмотрела на подругу. — Ты все проверила? Такой закон правда существует?

Джози с грустью кивнула головой.

— Да, я нашла его в архиве исторических документов, в своде законов за тысяча четыреста тридцать седьмой год.

— Скажи-ка мне вот еще что. Почему о предстоящем замужестве принцессы Княжества Монклер ничего не говорят ни в газетах, ни по телевидению?

— Я попросила отца убедить Бонифая не делать никаких заявлений до моего возвращения из Америки. Честно говоря, я сама виновата в сложившейся ситуации. По окончании университета мне следовало бы взять бразды правления в свои руки и лишить Бонифая его поста. Но ты ведь знаешь, как мне ненавистно быть принцессой. Куда приятнее все дни напролет проводить с лошадьми. И я сказала себе, что ничего не понимаю в управлении княжеством. Бонифай это быстро просек и убедил отца в том, что от меня будет больше пользы, если я стану всего лишь красивой вывеской Княжества Монклер. Вот я и стала своеобразным «выставочным экспонатом», представлявшим мою страну на встречах по особым случаям.

— Не стоит винить себя, Джози. Во всем виноват твой отец. Он ведь принц, и он должен отвечать за страну.

При мысли об отце Джози была готова разрыдаться. Последние двадцать лет жизни этого несчастного человека были полны горя. Долгими часами он вглядывался в темно-синюю морскую бездну, поглотившую его жену. Он поседел за одну ночь — ту самую ночь, когда произошла эта трагедия. С тех пор его ничто не интересовало. Даже состояние дел в княжестве. Он был далек от управления страной. Он отдалился и от Джози, своего единственного ребенка.

Фактически правителем Монклера был Бонифай.

— Если бы я не была такой трусихой, я бы уже предприняла что-нибудь. Давно нашла бы себе богатого мужа, который помог бы моему народу и не позволил бы превратить наш родной остров в каменоломню.

Мелисса обняла подругу.

— Не волнуйся, Джози. Мы найдем тебе богатого мужа. Мой отец пригласил на свадьбу своих друзей, крупных бизнесменов. Ведь он не только владелец ранчо, как ты понимаешь. В наше время деньги нужно вкладывать не только в коров, но и в то, на чем можно заработать на их пропитание. Итак, если тебе не подойдет ни один из друзей отца, то наверняка они назовут того, кто тебе нужен.

Джози крепко обняла Мелиссу. У нее отлегло от сердца. С тех пор как три дня назад Бонифай сообщил ей о предстоящем замужестве, она считала минуты до встречи со своей подругой в Калифорнии. Джози не сомневалась: единственная близкая подруга поможет ей.

* * *

— Ты уверена, что все получится? — Джози поправила светлый парик, который Мелисса натянула на ее черные волосы.

— Нет, — ответила подруга, — но разве у тебя есть выбор?

Джози вздохнула.

— Ведь это я должна сейчас помогать тебе переодеваться, а не наоборот. Ты новобрачная.

— Ты мне уже помогла. В считанные минуты я сменила свой свадебный наряд вот на это платье и теперь готова к отъезду. Сейчас мы преобразим и тебя.

Джози взглянула на себя в зеркало и увидела там незнакомку.

— Я похожа на… на…

— …на мою кузину Бетти Джо. Уверена, твои телохранители тебя не узнают! — Мелисса рассматривала в зеркале отражение подруги, поправляя на ней парик. — Правда, это платье от Версаче не совсем соответствует твоему новому образу… ну да ничего… Главное, не дай телохранителям увидеть твое лицо и постарайся их обмануть: сделай вид, будто идешь на свидание, а сама быстренько беги на конюшню.

Джози встретилась взглядом с подругой.

— Ты по-прежнему считаешь, что я поступаю правильно?

Мелисса прекратила теребить парик, села на банкетку и посмотрела на Джози.

— Вспомни, сколько времени мы обсуждали эту тему, и лучшего плана, чем этот, так и не смогли придумать. Как жаль, что у моего отца мало знакомых холостяков! Мужчины его возраста уже женаты, а те, кто моложе, живут за счет родителей и, значит, тебе не подходят. Вот если бы у нас было больше времени… Но у нас его нет! Помни, главное для тебя: не стать женой того жуткого человека, которого подыскал тебе Бонифай. Если за прошедшую неделю нам с тобой не удалось найти тебе приличного мужа, значит, за оставшееся время придется поискать неприличного. — Собственные слова вызвали у Мелиссы улыбку. — Думаю, ковбой — это то, что надо.

Джози покачала головой.

— Мне придется просить ковбоя жениться на мне? Кто это придумал?

— Я, и тебе это хорошо известно. — Мелисса лукаво улыбнулась. — По-моему, прекрасный план. На южной границе наших владений примерно через час начинается родео. Вчера во время прогулки я ведь показывала тебе то место. Едва ли какому-либо ковбою известно, кто ты. К тому же никому и в голову не может прийти, что ты решишься выйти замуж за ковбоя.

— Не знаю, найду ли я в себе смелость подойти к совершенно незнакомому мужчине и попросить его жениться на мне. А что, если я не смогу найти желающего?..

— Только не вздумай выпалить этому человеку все сразу! Действуй осмотрительно и не волнуйся. Ведь эти ребята — ковбои. Им не по нраву быть на привязи, но зато они любят деньги. Не забудь: ты предлагаешь своему избраннику несколько тысяч долларов в обмен на его фамилию. Поэтому, я уверена, желающих попасть в твой аркан будет более чем достаточно. К тому же надо учесть, что ваш союз не будет платоническим.

Джози не прельщала перспектива заниматься любовью с совершенно незнакомым ей мужчиной, даже если он станет ее мужем. Но она знала, что в случае, если люди Бонифая отыщут ее и обнаружат, что супружеский долг супругами не исполняется, они тут же потребуют аннулировать брак и заставят ее вновь выйти замуж, только теперь уже за Пике.

— Жаль, что я не могу пойти с тобой, а уж потом отправиться в свадебное путешествие, — вздохнула Мелисса. — Я могла бы помочь тебе выбрать настоящего ковбоя.

Джози покачала головой.

— Я должна сделать это сама. Мне придется исчезнуть на несколько недель, и я не хочу, чтобы даже ты знала о моем местонахождении. — Она взглянула на себя в зеркало. — Уверена, что Питер ждет не дождется, когда ты спустишься вниз и вы отправитесь в путешествие. Сумку с одеждой и деньгами для меня ты оставила в конюшне?

— Да, за седлами слева. — Мелисса посмотрела на подругу. В ее зеленых глазах блестели слезы. — Кто бы мог подумать? Я вышла замуж, а вскоре выйдешь и ты…

Джози грустно улыбнулась.

— Если повезет.

Мелисса обняла ее.

— Только поосторожней! Ведь впервые рядом с тобой никого не будет. Я буду волноваться.

— Не стоит. Все обойдется. Спускайся вниз. Я выскользну из дома во время суматохи ваших проводов.

Мелисса еще раз обняла подругу и, с трудом расставшись с ней, вышла из комнаты. Спустя несколько минут до Джози донеслись громкие возгласы гостей, провожавших молодоженов. Воспользовавшись шумом, Джози, глубоко вздохнув, вышла из комнаты в опустевшую прихожую, открыла дверь и смело переступила порог. Через минуту, показавшуюся ей вечностью, она уже вбежала в конюшню и, приподняв широкую юбку, помчалась по проходу между стойлами, в которых стояли породистые лошади. Знакомые запахи и звуки немного успокоили Джози, и она, не останавливаясь, продолжила свой путь.

Добежав до условленного места, она остановилась и заглянула за висевшие в ряд седла. Никакой сумки там не было.

В волнении Джози огляделась вокруг. Нигде ничего. Должно быть, кто-то нашел сумку и отнес ее в дом, а может, вообще своровал.

Тревога и паника охватили Джози. Что же ей теперь делать? У нее нет ни денег, ни одежды, кроме того платья, что на ней. Ну как же поступить? Бросить все? Вернуться в Монклер и выйти замуж за Альфонса Пике?

Нет, ни за что!

Джози оглядела платье. Его широкая юбка позволяла ей скакать на лошади. А за бриллиантовые серьги и ожерелье можно выручить неплохие деньги.

Она была полна решимости претворить свой план в жизнь. Несмотря на то что сейчас он рушился, план этот был той единственной соломинкой, которая могла спасти Джози.

— Да, мама. — Бак Бьюканан закатил глаза к серому металлическому потолку своего передвижного дома, прицепленного к трейлеру для перевозки лошади. Почему бы матери не забыть наконец о его существовании?!

— Итак, Харди, я рассчитываю на тебя. Надеюсь, завтра вечером ты будешь дома. В конце концов, это день рождения твоего отца, и ты прекрасно знаешь, что я не люблю нечетное количество гостей за столом. Кроме всего прочего, Сьюзан нужен кавалер.

Бак не знал, что ему было ненавистнее: имя, которое мать дала ему при рождении, или то, что она в очередной раз хочет познакомить его с какой-то калифорнийской красавицей — претенденткой на роль его жены.

— Завтра вечером? Извини, но ничего не получится. Я собираюсь…

— Ты должен, Харди. Мы устраиваем званый вечер.

— Я… что?

— Я сейчас на ранчо, — твердо сказала мать. — Как, по-твоему, я отыскала тебя на этот раз? Нашла в ящике стола счет за разговоры по мобильному телефону.

Бак заскрежетал зубами. Его родители, а мать особенно, ненавидели ранчо «Дабл Стар», так как оно напоминало им об их корнях, об их происхождении. Они изо всех сил старались забыть своих предков — простых фермеров и ковбоев. Тот факт, что мать устраивала праздник на ранчо, унаследованном Баком от его деда, а не в богатом (стоимостью в три миллиона долларов) особняке в Сакраменто, означал, что она разворачивает кампанию по женитьбе сына.

Бак знал, почему она это делала. Вовсе не потому, что матери хотелось нянчиться с внуками. О нет. Тридцатилетие Бака было не за горами, и мать считала, что сын обязан закрепить место, занимаемое семейством Бьюканан среди элиты Калифорнии, женившись на девушке из богатой и знатной семьи. Такой, как, например, Сьюзан.

Бак знал десятки подобных девушек — избалованных эгоисток, которых волновали лишь прическа, маникюр и макияж. Эти девушки не имели представления о работе. Предложение потрудиться привело бы их в ужас.

— Харди, я рассчитываю на тебя, — повторила мать немного обиженным голосом.

Бак тяжело вздохнул. Он любил мать, несмотря на то что она не одобряла жизнь, которую вел ее сын. Жизнь ковбоя.

— Хорошо, я буду на дне рождения. — (Мать с облегчением вздохнула.) — Увидимся завтра вечером.

— До свидания, сынок.

Бак ничего больше не сказал. И зачем он только ответил на этот звонок? Ведь знал, что его адвокат не станет звонить так поздно. Похоже, совсем обезумел, когда увидел в Интернете сегодняшние цены на бирже…

Нечего сказать — попался! И дело не только в этом проклятом званом вечере, но и в присутствии родителей на его ранчо. Мать, видимо, пробудет там довольно долго. Пока не женит сына.

Бак настежь распахнул дверь передвижного домика, прыгнул со ступеньки на землю и направился к своему коню.

Агамемнон, стоя на привязи, терпеливо ждал хозяина. Поняв, что тот пришел не в лучшем настроении, конь скептически взглянул на Бака, будто хотел сказать: «Ну что, опять мамаша достала?»

— Не хочу этого слышать, Агги! — произнес Бак, поправляя попону на спине коня. — Она загнала меня в угол. Ничего не могу с этим поделать!

«А ты сам найди себе невесту и женись. В этом случае мать не сможет набросить на тебя свое лассо», — припомнил он слова деда, сказанные ему когда-то в ответ на жалобу, что мать заставляет его жениться на девушке из высшего общества. Атака длится с тех самых пор, как Бак получил диплом финансиста, окончив университет штата Пенсильвания.

Он частенько сбегал от назойливой матери на ранчо, как это делал и в детстве, находя защиту у деда Боуэна Бьюканана. Пять лет после окончания университета Бак жил относительно спокойно. Но дед умер, и «преследования» матери вынудили Бака оставить унаследованное им ранчо. Сын увлекся родео, постоянно был в разъездах, и матери очень редко удавалось узнать его местонахождение.

Уже несколько недель она не беспокоила его. И вот теперь, совершенно неожиданно, отыскала Бака.

«Женись», — вновь вспомнил он, сев на коня. Несомненно, собственный выбор невесты и женитьба расстроят все планы его матери. Так-то оно так, но ведь Бак и сам искал невесту с тех пор, как окончил университет. Только он не хотел брать в жены какую-нибудь избалованную богатую американку, чья голова занята только мыслями о вечеринках и нарядах.

Баку хотелось найти женщину, которая могла бы уверенно сидеть в седле и которая в случае необходимости не отказалась бы вычистить конюшню.

«Королеву родео» — вот кого бы он взял в жены. Его всегда привлекали женщины без изысканных манер, но умные. «Моя избранница должна быть умной, чтобы не наскучить мне до смерти через пять минут. Есть ли такие женщины?» — не раз задумывался Бак.

Вот о чем он размышлял, пока вел Агги к арене Макканн, находившейся неподалеку от стоянки, на которой были припаркованы трейлеры других тридцати участников родео.

И еще он подумал о том, что не хочет связывать себя брачными узами на всю жизнь. Его брак продлится ровно столько времени, сколько понадобится, чтобы мать успокоилась. Черт! Он мог бы даже заплатить какой-нибудь женщине за согласие выйти за него. Наверное, «королева родео» была бы рада заработать деньги подобным образом?..

Через пять-шесть месяцев они бы развелись, и Баку понадобилось бы несколько лет, чтобы прийти в себя после развода. Но к тому времени он наверняка найдет женщину, которая сделает его счастливым.

Бак улыбнулся. У него появился план действий.

Теперь ему надо найти себе невесту. Чем незатейливее она будет, тем лучше.

— Вот это да! Взгляни-ка на эту длинноногую красотку!

Бак, натянув поводья, остановил Агамемнона и повернулся, чтобы узнать причину столь оживленного поведения своего приятеля.

У одного из домиков на колесах он увидел девушку, ведущую под уздцы лошадь. На девушке были звездно-полосатая рубашка участницы парада родео и белые джинсы, которые плотно облегали ее стройные ноги.

— Черт! — не сдержался Бак, неожиданно почувствовав волнение.

Его приятель присвистнул.

— Никогда прежде не видел ее здесь. А ты?

— Она, должно быть, та «принцесса», которую ищет распорядитель нашего родео. — Бак смотрел на девушку, как охотник на добычу. — А может быть, она именно та, которую ищу я.

— Что ты сказал?

— Ничего. Сейчас крикну ей, что ее ждут.

— Эй, приятель, я первый ее увидел!

— Не горюй, тебе еще повезет! — широко улыбнулся ему Бак. — А мне эту малышку послал сам Господь Бог.

— Привет, принцесса!

Сердце Джози екнуло при упоминании ее титула. Она повернулась и увидела высокого, широкоплечего, невероятно красивого ковбоя, который широко улыбался ей.

— Что… Как… — произнесла Джози, заикаясь, ошеломленная красотой представшего перед ней мужчины и одновременно в ужасе оттого, что ее побег раскрыт.

— Тебя повсюду ищут, — сказал он, обворожительно улыбаясь.

— Меня? Ищут? — Она еще шире раскрыла глаза.

Не может быть! Каким только образом ее смогли найти? Чтобы добраться сюда, она скакала на лошади целый час и очень надеялась, что за это время никто ее не хватится, не вспомнит о ней.

— Родео не могут открыть без парада, в котором участвуют все «принцессы».

— Все принцессы? — недоуменно переспросила Джози.

— Мне кажется, вас шестеро, не считая «королевы». — Бак сдвинул шляпу на затылок. — Разве ты не репетировала со всеми остальными?

— Репетировала?.. Нет, я… — Джози с трудом отвела взгляд от синих глаз ковбоя.

Насколько ей было известно, в данный момент Калифорнию не посещали с визитами никакие монаршие особы. Этот парень, должно быть, говорил о королевах красоты, которых так любит избирать Америка. Мелисса рассказывала Джози, что на родео проводится конкурс на звание «королева родео». Там же выбирают и «принцесс», составляющих ее «свиту». Но почему этот ковбой решил, что Джози одна из них?

Она все поняла, когда, быстро оглядевшись вокруг, увидела еще трех девушек в таких же рубашках, какая была на ней.

«Боже! Даже своровать толком не умею!» подумала Джози, вспомнив, каким образом на ней оказался этот наряд.

Преодолев изгородь, отделявшую ранчо Портеров от владений родео, Джози поняла, что в своем бальном платье верхом на лошади она будет выглядеть белой вороной.

К счастью, на приоткрытой двери первого же трейлера, оказавшегося на ее пути, она увидела белые джинсы и звездно-полосатую рубашку. Рядом лежала шляпа и стояли сапоги. Недолго думая, отбросив все сомнения, Джози решила быстренько во все это переодеться. Зайдя за трейлер, она услышала доносившиеся изнутри довольно громкие стоны. «Бедняжка, видимо, заболела, — подумала Джози, — вряд ли ей вскоре понадобится ее наряд».

Чтобы хоть как-то сгладить свою вину перед хозяйкой одежды, она оставила у двери трейлера свое платье, уверенная, что произведение Версаче стоит десяти таких нарядов, какой теперь был на ней.

— Тогда, должно быть, вы замещаете одну из «принцесс», — предположил ковбой.

Ситуация ухудшалась с каждой минутой. Если сказать, что она замещает «принцессу», подумала Джози, тогда ей придется принимать участие в параде, о котором упоминал этот мужчина. Конечно, едва ли кто-либо узнает ее в таком виде. Но зачем же терять время? Очень скоро или мадам Савой, или личная охрана обнаружат ее отсутствие и бросятся на поиски. К тому времени, когда эти люди окажутся на родео и станут обшаривать все уголки, Джози хотелось бы уже обзавестись женихом и вместе с ним быть далеко от этих мест.

Если же сказать, что она к «принцессам родео» не имеет никакого отношения, тогда ей придется признаться, что она своровала одежду, а значит — попасть в тюрьму. При таком развитии событий люди Бонифая, несомненно, найдут ее.

«Зачем только мне попалась на глаза эта униформа? Неужели нельзя было найти что-нибудь попроще, чтобы смешаться с толпой?» — злилась на себя Джози.

— Мисс, с вами все в порядке?

«Да, — решила Джози, — надо попробовать принять участие в параде. Едва ли он будет долгим. Но вот беда: я не знаю, что нужно делать…»

— Спасибо, — ответила она, — со мной все хорошо. Проблема только в том, что я забыла, с чего следует начинать…

Ковбой пожал плечами.

— Насколько мне известно, вам нужно проехать вокруг арены с флагом одного из спонсоров. Это совсем несложно. Пошли! Я провожу вас до ворот арены.

— Но… кто вы?

Мужчина широко улыбнулся, отчего на щеках у него появились ямочки, и коснулся полей шляпы.

— Бак Бьюканан. Рад встрече с вами, мисс?..

— Джози Фр… — Она осеклась, решив не называть свою настоящую фамилию, и тут же придумала ей замену: — Фрихарт. Джози Фрихарт.

— Фрихарт, — повторил он и, взяв девушку за руку, повел к арене. — Я провожу вас.

Сердце Джози забилось. Ведь никогда прежде мужчина не держал ее вот так запросто за руку. Раньше лишь в танце кавалер касался ее пальцев, обтянутых перчаткой. Впервые в жизни Джози почувствовала, как приятное тепло стало разливаться по всему ее телу.

— Джози? — Оклик Бака вернул ее на землю, и она заглянула в глубокие синие глаза, чей цвет напомнил ей родное Средиземное море. Бак улыбнулся, а сердце Джози забилось еще сильнее. — Жди меня здесь после моего выступления, хорошо? — Совершенно неожиданно он наклонился и прикоснулся губами к ее губам.

Поцелуй был настолько восхитительным, что Джози, несмотря на всю неожиданность, прильнула к Баку.

— Черт! — услышала она через несколько мгновений и открыла глаза.

— Ты поцеловал меня, — с трудом произнесла она.

— Угу. И собираюсь сделать это снова.

— Да? Почему?

— На счастье…

— На счастье?

— Твой поцелуй поможет мне справиться с быком. Сейчас мне кажется, я готов установить рекорд.

Сердце Джози вновь забилось.

— Хорошо. В таком случае можешь опять поцеловать меня.

Синие глаза потемнели, и Бак, закрыв их, еще раз теплыми нежными губами прикоснулся к губам Джози.

— Вот она где! Как раз вовремя. Оторвись от своего дружка, Кэнди. Иначе мы начнем без тебя.

Слова распорядителя родео развеяли туман, окутавший голову Бака. Он нехотя прервал доставлявший несказанный восторг поцелуй. Ему хотелось без конца целовать эту «принцессу», с которой он только что познакомился. Целовать сейчас и всегда.

Джози медленно открыла глаза цвета янтаря. Глаза, полные желания. Бак едва удержался от того, чтобы не нагнуться и вновь не ощутить вкус ее губ.

— Джози?

Она мечтательно взглянула на него.

«Возможно, — подумал Бак, — сейчас я совершаю глупейшую ошибку в своей жизни. Но, видимо, так распорядилась судьба. Иначе чем еще можно объяснить столь неожиданное появление этой девушки здесь как раз в тот момент, когда у меня окончательно созрел план действий?..»

— Выходи за меня замуж, — коротко сказал он.

Глава вторая

Глаза Джози широко раскрылись, она слегка отпрянула от Бака. Появившаяся на ее лице улыбка выдавала ее глубокое волнение.

— Я согласна, — прозвучал неожиданный ответ.

— Кэнди, ты идешь? — (Джози взглянула на стоявшего невдалеке распорядителя родео.) — Эй, да ты вовсе не Кэнди…

Бак тем временем с нескрываемым интересом разглядывал красивое лицо девушки. Прежде всего он обратил внимание на то, что брови у нее слишком черные, а кожа — смугловатая. Следовательно, подумал Бак, она не натуральная блондинка. Но, если честно, цвет ее волос не особенно и волновал его. «Королевы» и «принцессы» родео очень часто перекрашивали волосы. Вот что действительно заставило его засомневаться и задуматься, так это сиюминутное согласие девушки выйти за него замуж. Она даже не поинтересовалась, кто же он такой.

Неужели ей известно, что он — Харди Уинфорд Бьюканан Второй, сын одного из богатейших людей в Сакраменто, да к тому же и сам уже мультимиллионер?

Нет, этого девушка не может знать. Ведь он немало сделал для того, чтобы скрыть в среде ковбоев свое истинное имя. Вероятно, она решила, что он поступает так, как это делают многие ковбои: просят каждую встретившуюся им девушку поцеловать их на счастье и выйти за них замуж.

— Ты, наверное, думаешь, что я пошутил, — произнес Бак.

— Но ты ведь не шутишь? — спросила она.

— Что, черт возьми, здесь происходит, Бак? — не унимался распорядитель. — Что случилось с Кэнди?

— Секунду, Хол. — Бак не отрываясь смотрел в янтарные глаза Джози. — У меня есть несколько условий.

Джози хитро улыбнулась.

— И у меня тоже.

— Давай все обсудим по дороге в Рено. Городок находится в двух часах езды отсюда, так что уже сегодня вечером мы сможем пожениться, если, конечно, не передумаем к тому времени, когда доберемся туда.

Джози кивнула.

— Хорошо. Мне бы хотелось уехать как можно скорее.

Бак улыбнулся и повернулся к распорядителю, неодобрительно наблюдавшему за ними.

— Извини, Хол. Это Джози. Она замещает Кэнди.

— Что? А где Кэнди? — возмутился тот, но тут же поднял обе руки вверх. — Не хочу ничего знать. Главное — у меня есть человек, который понесет флаг нашего спонсора — фирмы «Додж». Садись на лошадь, Джози. Пора начинать.

Бак внимательно посмотрел на нее и спросил:

— Готова?

Она глубоко вздохнула.

— Думаю, да.

Закинув поводья на шею лошади, Джози ловко села в седло.

— Жди меня здесь после моего выступления, хорошо? — сказал ей Бак.

Она, будто настоящая принцесса, восседающая на троне, гордо окинула его взглядом. В ее золотисто-карих глазах светились лукавые огоньки.

— Поцелуй меня еще раз… на счастье.

Слова эти, подобно искре, тут же разожгли в Баке пламя желания.

— Дорогая, мне лучше этого не делать. Боюсь, что, начав, я не смогу остановиться. Но позже я обязательно воспользуюсь твоим предложением. Если мы поженимся, обещаю: мы будем не только целоваться…

Щеки Джози зарумянились. Лицо озарилось неподдельной радостью.

— Я буду ждать тебя здесь.

И, подстегнув лошадь, девушка направилась к воротам, где ее поджидал Хол.

Бак, сдвинув на затылок шляпу, наблюдал, как спустя минуту Джози подняла флаг фирмы «Додж» и встала рядом с другой «принцессой», которая с любопытством посмотрела на нее.

«Поцелуй меня еще раз…»

«Неужели такое возможно? — подумал Бак. — Неужели я наконец нашел женщину, которая совершенно естественно проявляет свои чувства? Отвечает на поцелуй поцелуем, на ласку лаской?..»

Он очень надеялся, что не ошибся в этой девушке и поступает правильно. А если это так, то завтра вечером ей предстоит познакомиться с его родней.

Улыбнувшись, Бак направился к лошади.

Несомненно, своей мамаше он обеспечил головную боль.

— Четыре и шесть десятых секунды! — раздалось из громкоговорителя. Джози, прятавшаяся среди грузовиков и трейлеров, прислушалась к голосу диктора. — Лучшее время сегодняшнего вечера! Бак Бьюканан — настоящий ковбой! Давайте поаплодируем ему! Он выиграл!

«Слава Богу, все позади, сейчас он заберет меня отсюда», — вздохнула Джози с облегчением и выглянула из-за грузовика. Бака пока не было видно. Но она надеялась, что он не передумал.

Джози было просто необходимо уехать как можно скорее. Ибо когда она после своего появления на арене ставила лошадь назад в конюшню Портеров, то заметила у изгороди молодую женщину в платье от Версаче. Та вовсе не выглядела больной. Она явно злилась и искала свою таинственным образом исчезнувшую одежду.

Затем на стоянке появилась машина местного шерифа. Двое его помощников показывали собравшимся людям какую-то фотографию. Джози решила, что они ищут ее.

Итак, пока ей удалось скрыться и от Кэнди, и от полицейских. Но что же делать, если Бак Бьюканан не объявится? Что, если он переду…

Тут ее внимание привлек высокий мускулистый мужчина, шедший со стороны арены. Джози было достаточно увидеть лишь силуэт этого человека, чтобы понять, что это Бак.

Она облегченно вздохнула. Гора свалилась с плеч.

Не увидев девушку в темноте, Бак громко позвал ее.

— Ш-ш-ш!

Бак осмотрелся по сторонам и увидел выглядывающее из-за грузовика лицо, обрамленное копной волос.

— Что ты…

— Иди сюда, — махнула ему Джози рукой. — Быстрее.

Ее нетерпение с новой силой всколыхнуло в Баке желание, не оставлявшее его ни на минуту с того времени, как он расстался с Джози.

— Хочешь, чтобы я еще раз поцеловал тебя, дорогая? — спросил он, подходя к ней. — Ну что же, я готов, полон желания…

Но она схватила его за руку и потянула за грузовик, со страхом оглядываясь по сторонам.

— Мы можем уехать сию минуту?

Бак, оторопев, сдвинул шляпу на затылок. Целый час он мечтал о поцелуе с Джози, а та, кажется, и думать об этом забыла.

— А где твоя лошадь? — вдруг спросил он.

— О, мне пришлось ее вернуть. Она не моя.

Бак кивнул. Что же, на родео частенько пользовались чужими лошадьми. Ничего особенного в этом не было. И все же… что-то настораживало. Постепенно им стало овладевать тревожное чувство: что-то здесь не так. Джози вовсе не похожа на девушку, которая с радостным волнением ожидает вступления в брак. Казалось, сейчас ее ничто не могло обрадовать. Она была явно чем-то напугана, чего-то откровенно боялась.

— Дорогая, ты от чего-то убегаешь? Пытаешься скрыться? — спросил он.

Джози виновато отвела взгляд.

«Черт! — выругался про себя Бак. — Я так и знал, что не видать мне моей „королевы“!»

— В чем дело? Ты скрываешься от закона? Или тебя преследует ревнивый муж, который вот-вот окажется здесь?

Джози пришла в ужас от этих слов.

— Неужели я стала бы выходить за тебя замуж, будучи уже замужней?

Бак пожал плечами.

— Это противозаконно, но такое случается.

Она качнула головой, отчего ее парик съехал немного набок, приоткрыв темную прядь волос.

Бак улыбнулся. Парик! Похоже, она именно та женщина, которую он искал!

— Со мной ничего подобного не случится, сказала Джози. — Честное слово, — добавила она. — Дело в моем отце… Он надеется выдать меня за человека, за которого я ну никак не хочу выходить замуж. Мне необходимо как можно скорее уехать отсюда. Пожалуйста, не откажи в помощи.

Неподдельное волнение Джози и ее искренность заставили Бака поверить ей. А может, он поверил этой девушке еще и потому, что и у его родителей были аналогичные намерения в отношении сына.

Бак осторожно коснулся пальцем нежного подбородка Джози.

— Должно быть, тот приятель богат, да?

Она кивнула.

— Ты поможешь мне? Пожалуйста. Денег у меня сейчас нет, но есть украшения, которые я могу продать, чтобы заплатить тебе.

— Заплатить мне? — «Ну и ну! — удивился Бак. — Значит, она не знает, кто я такой, и ее не привлекает мое богатство!» Облегченно вздохнув, он обнял ее за плечи и поцеловал в висок. — Дорогая, это смешно! Безусловно, я помогу тебе, только без всякой платы.

— Нет, я заплачу. Ты все поймешь, когда узнаешь мои условия. Однако не могли бы мы обсудить все это по дороге в Рено?

— Согласен, но сначала ответь мне на один вопрос. Сколько тебе лет?

Джози удивленно взглянула на Бака.

— Через три недели мне исполнится двадцать пять. А что?

— Просто проверил. Хорошо. Значит, закон мы не нарушим. У тебя есть какой-нибудь багаж?

Джози покачала головой.

«Черт! Похоже, она и впрямь сбежала!» — подумал Бак, а вслух произнес:

— Я должен завести Агамемнона в трейлер и получить свой выигрыш. После этого мы тут же уедем.

— Если ты покажешь мне, где твой трейлер, я смогу сама завести туда коня, а ты тем временем получишь чек. Так будет быстрее.

Взгляд Бака скользнул по ее взволнованному лицу.

— Похоже, кто-то тебя здесь уже ищет, правда?

Джози кивнула.

— Про чек можно забыть. Не такие большие деньги! Поехали!

— Нет. — Она взяла Бака за руку. — Деньги тебе пригодятся. Мелисса… Я знаю, как живут ковбои, участвующие в родео.

Бак не собирался говорить Джози, что всегда передает свои выигрыши благотворительным организациям и делает это анонимно, чтобы никто из его приятелей-ковбоев не узнал, что он не нуждается в этих деньгах.

— Хорошо. — И он показал ей красный грузовик с прицепом на двух лошадей и передвижным домиком. У обоих прицепов с облупившейся краской был потрепанный вид. Бак специально сделал их такими. — Вон моя машина. Она открыта.

Джози кивнула, взяла коня за поводья и погладила его по морде.

— Агамемнон чудесный, и как замечательно сегодня выступил! Молодец! Тебя теперь нужно хорошенько почистить.

В девушке чувствовались нескрываемая любовь к лошадям и опыт заядлого лошадника, и это еще больше покорило Бака.

— Я вернусь через десять минут, — сказал он, слегка коснувшись ее губ своими.

Бак молча вел грузовик по шоссе в направлении гор на границе штата Невада. Все двадцать минут, прошедшие с тех пор, как они покинули Оберн, Джози не отрывала глаз от бокового зеркала, высматривая машины, которые могли бы мчаться за ними в погоню.

— Тебе в парике удобно? — вдруг спросил Бак.

Вопрос застал Джози врасплох.

— В парике? — почти в панике переспросила она, повернувшись к Баку. Она-то ведь думала, что ей удалось всех провести!

Вместо ответа он протянул руку и шутливо дернул за темную прядь волос, выбившуюся из-под парика.

— Ты вовсе не блондинка.

Джози отвела его руку.

— Ну и что?

— Ничего. — Взгляд Бака скользнул на ее пышный бюст. — Интересно, что еще у тебя не настоящее?

Джози вздохнула. «Раз уж он догадался…» — подумала она и сняла парик, стягивавший ее голову подобно обручу. Затем, чувствуя некоторую неловкость, просунула руку под рубашку и стала вынимать из лифчика смятые салфетки.

Увидев это, Бак вначале улыбнулся, а потом рассмеялся во весь голос.

Гора салфеток на ее коленях росла. Бак смеялся все громче и громче.

Вынув последнюю салфетку, Джози посмотрела на Бака.

— А от тебя самой там что-нибудь осталось? — спросил он, продолжая по-прежнему смеяться.

Джози прижала рубашку к груди.

— Боюсь, не слишком много. Да, идея выглядит не очень удачной, но мне было необходимо изменить внешность. Если ты разочарован и не хочешь больше иметь со мной дело, можешь оставить меня, я все пойму.

— Нет-нет, что ты, мое предложение остается в силе.

Время от времени, отрывая глаза от дороги, Бак бросал на Джози пылкие взгляды, чем весьма ее удивлял. Да, ей доводилось видеть нескрываемое желание в глазах мужчин, но только не по отношению к себе. Правила приличия не позволяли мужчинам открыто демонстрировать свои чувства к принцессе Джозефине.

Бак же вел себя иначе.

Джози то и дело обдавало жаром. Нет, вовсе не от смущения, как могло бы показаться. Впервые в жизни она почувствовала себя женщиной, которая способна зажечь в мужчине страсть.

— Ты… ты все еще хочешь жениться на мне?

Бак задержал на ней взгляд, потом снова посмотрел на дорогу.

— А ты… ты хочешь выйти замуж?

— Я… — Джози замолчала, прищурив глаза от яркого света фар встречных машин. — Я уже говорила, — медленно произнесла она после паузы, — что у меня есть несколько очень специфических условий.

— Например?

— Мне нужен муж только на несколько месяцев. Так что по крайней мере тебе не придется долго со мной мучиться.

— На несколько месяцев? Почему? — удивился Бак.

— Я… Лучше не вдаваться в подробности. Будет вполне достаточно сказать, что я должна предотвратить замужество, уготованное мне отцом.

Бака поразила схожесть ситуаций, в которые они оба попали.

— О скольких месяцах идет речь?

— Точно не могу назвать. По крайней мере о двух. А может быть, о шести или семи. Все зависит от того, сколько времени мне придется… — Она замолчала.

— Что?

— Заниматься другими вопросами.

— Какими другими вопросами?

— Это имеет значение?

— Конечно, если уж я приму участие…

— Ну ладно. Я должна найти мужа. Настоящего. Обладающего определенными качествами.

— Которых у меня нет.

— Пожалуйста, не принимай это на свой счет.

Бак нахмурился. Мысль, что Джози собирается замуж за другого мужчину, пришлась ему не по душе. Ведь он уже успел почувствовать ее… «своей собственностью» — несмотря на то, что знал девушку всего лишь несколько часов.

Мысль, промелькнувшая следом, еще больше огорчила его.

— Тебе нужен брак только на бумаге, да?

— Нет, — поспешно ответила она. — Супружеский долг должен быть обязательно исполнен, если ты не возражаешь.

Это он-то возражает? Какие глупости могут приходить иногда в хорошие головки! Да если бы одним из условий Джози был отказ от секса, то Бак распрощался бы с ней уже в ближайшем городе! Эта женщина возбудила его в ту же секунду, как только он увидел ее. И сейчас он с трудом сдерживал себя, чтобы не свернуть с дороги и тут же не заняться с ней любовью.

— Нет, я не возражаю.

Джози с облегчением вздохнула, будто боялась получить другой ответ.

— Хорошо.

— Какие еще условия?

— Всего лишь одно.

— Какое же?

— Мы должны подписать брачный договор. Это не значит, что я тебе не доверяю, но…

— Ты меня не знаешь.

— Именно так. Ты не возражаешь?

— В этом брачном договоре будет сказано, что мне принадлежит мое, а тебе — твое, и мы не можем владеть ни деньгами, ни какой-либо другой собственностью друг друга, да? — Бак улыбнулся. — Дорогая, насколько я понимаю, ты владеешь лишь тем, чем Господь Бог одарил тебя при рождении.

— У меня есть пять тысяч долларов, которые я могу заплатить тебе за помощь, — сказала Джози с некоторой обидой.

Пять тысяч долларов! Бак был готов предложить ей в пятьдесят раз больше в обмен на брак с ним в течение нескольких месяцев. «Сказать ей об этом? — размышлял он. — Нет, не стоит. Пусть думает, что я делаю ей одолжение. Однако…»

— Джози, я не возьму у тебя ни цента! Выброси эту мысль из своей хорошенькой головки!

— Но…

— Мне не нужны деньги. Я не хочу их. Я их не возьму.

— Ну, если ты уверен…

— Абсолютно уверен. Какие-нибудь еще условия?

— Нет. — Она вздохнула. — Я думаю, это все.

— Хорошо.

— Значит, мы женимся?

— Да.

— А разве у тебя нет никаких условий?

— Нет, дорогая.

В течение нескольких секунд был слышен лишь шум их машины, мчавшейся по темному шоссе.

— Мне нравится, когда ты меня так называешь, — вдруг сказала Джози.

— «Дорогая»?

— Да.

Ее тихое признание тронуло Бака. Он взял девушку за руку.

— Тебя никто раньше не называл дорогой?

— Нет.

Пальцы их рук переплелись.

— Иди сюда, ко мне, — прошептал Бак, подтягивая Джози к себе.

Он ехал в Рено, чтобы жениться на «принцессе родео». Ему не терпелось увидеть лицо матери, когда завтра она встретит его с женой на ранчо.

Да! Следующие несколько месяцев обещают быть невероятно интересными.

Бак ощущал необычайную радость.

— Объявляю вас мужем и женой.

Джози замерла, глядя на мирового судью сквозь вуаль. Кроме этой вуали, ничто в ее наряде не выдавало невесту.

Жена.

«Боже, что же я наделала?» — подумала Джози.

Ради Княжества Монклер она вышла замуж за совершенно незнакомого мужчину, которого знала всего лишь несколько часов. Стоило ли так рисковать?

Брачный договор, написанный от руки в машине, теперь был скреплен подписями обеих сторон в присутствии свидетелей: мирового судьи и его жены.

— Можете поцеловать невесту, — объявил судья.

— Наконец-то! — пробормотал Бак, повернувшись к Джози. Поймав жадными глазами ее взгляд, он улыбнулся: — Я же сказал, что еще раз поцелую тебя.

Джози забыла о Монклере, стоило мужским губам коснуться ее губ.

Щебетанье птиц и шум набегавших на берег волн разбудили Джози. Открыв глаза, она увидела, что лежит на узкой кровати, непонятно как вместившейся между металлической стенкой и шкафом с крошечной мойкой. Сквозь малюсенькие окна пробивался солнечный свет.

Резко сев и увидев на себе звездно-полосатую рубашку, Джози тут же вспомнила все, что с ней произошло.

Она вытянула перед собой левую руку. На безымянном пальце блестело простенькое колечко, купленное в часовне в Рено.

Она вышла замуж. За ковбоя.

Джози почувствовала и панику, и облегчение одновременно. Сейчас ей можно делать все, что ни захочется. Полная свобода, она была предоставлена самой себе. Нет ни охраны, ни свиты.

В свидетельстве о браке ее имя и фамилию написали так, как они звучат по-английски, поэтому теперь никто даже не догадается, что она принцесса Джозефина Монклер. И никакой Бонифай не сможет найти ее.

Да-да, полная свобода!

«Но где же я нахожусь? — подумала Джози. — Наверное, на озере Тахо?» Она вспомнила, как вчера, выйдя из часовни, Бак сказал, что они отправятся в кемпинг на берегу озера, где останавливаются путешественники с лошадьми.

Бак. Но разве это имя он вписал в свидетельство о браке? Нет. Он написал: Харди Уинфорд Бьюканан.

Кстати, а где ее новоиспеченный муж? Почему его нет рядом с ней в этой кровати? Ведь супруги должны спать вместе. Или она ошибается?

Джози посмотрела вокруг, и взгляд ее упал на две больших, босых ноги, торчавшие из-под простыни на кровати, прикрепленной к противоположной стенке трейлера.

«Вероятно, — подумала она, — Бак перенес меня сюда из грузовика. Он не захотел тревожить мой сон…»

Джози улыбнулась. Ее муж — простой ковбой, но с изысканными манерами джентльмена!

Честно говоря, Джози не стала бы возражать, если бы Бак потревожил ее покой. Ведь они обязаны исполнить свой супружеский долг. Их брак должен быть скреплен не только на бумаге!

«Как жаль, что мы не сделали это прошлой ночью! — подосадовала Джози. — Сейчас мне не пришлось бы об этом беспокоиться. А теперь… Как начать разговор на эту тему с Баком?» — со стесненным сердцем размышляла она.

А может, лучше подождать? Может быть, Бак заговорит об этом первым? Другими словами, возьмет инициативу в свои руки?

Джози улыбнулась, вспомнив их поездку в Рено. Ей показалось, что Бак с большим вниманием слушал все то, что она ему рассказывала. Впрочем, и она слушала его с не меньшим интересом.

Джози было приятно сознавать, что она привлекала Бака вовсе не как принцесса, а как самая обычная женщина.

Как часто в своей жизни она мечтала именно об этом! Мечтала встретить мужчину, который увидел бы в ней не принцессу с ее богатством, а прежде всего женщину.

Да, Бак не знал, что она принцесса. Джози скрыла это от него, не была с ним откровенна. Но разве она могла рисковать? Нет. Для этого нужно знать, что он за человек и можно ли ему доверять такие тайны, как ее.

Через несколько дней, когда исчезновение принцессы обнаружится, фотографии Джози появятся во всех газетах, ее лицо будет мелькать на телеэкране. Бонифай назначит вознаграждение тому, кто найдет принцессу. Большое вознаграждение.

Мелисса рассказывала Джози, что ковбои, участвующие в родео, живут на деньги от своих выигрышей. Но Бака, судя по всему, деньги не привлекали. Иначе он не отказался бы от ее предложения.

Да, Джози вышла замуж за совершенно незнакомого ей человека. И тем не менее в нем было что-то такое, что тут же внушило ей доверие. Она с первой минуты поняла, что этот мужчина ее не обидит. Когда он посмотрел на нее своими изумительно синими глазами, ей показалось, будто она знает Бака всю жизнь.

Смежив веки, она унеслась грезами к событиям недавнего прошлого. Вспомнила его поцелуй после церемонии бракосочетания, сладостно вздохнула и провела пальцем по губам.

— Дорогая, как ты себя чувствуешь? — Ресницы Джози вспорхнули вверх, и она увидела Бака, сидевшего на своей кровати. — Ты вся раскраснелась, — продолжал он. — Тебе жарко?

— Нет, со мной… со мной все в порядке.

— Предлагаю тебе первой отправиться в душевую.

— Здесь есть душевая? — удивилась Джози.

Бак указал на стену позади нее.

— Если ты сложишь кровать, то сможешь открыть дверь. Душа гам нет, но в баках достаточно воды, чтобы ополоснуться.

Джози поднялась и, наспех натянув джинсы, поспешно собрала кровать в небольшой диванчик.

Довольная выполненной работой, она потянулась и, улыбаясь, повернулась к Баку, наблюдавшему за ней. Однако, поймав на себе его взгляд, Джози застыла. В глазах Бака пылало откровенное желание.

Волнение и страх охватили девушку.

Сомнения не было: Бак хотел ее.

— Джози, дорогая, или ты отправляешься в душевую, или иди ко мне, и мы займемся тем, чем мы оба хотим заняться.

Да, Джози очень хотелось быть сейчас рядом с Баком, ласкать его широкую грудь, целовать его красивые губы…

Она нерешительно шагнула вперед, и, чем ближе подходила к Баку, тем сильнее пылали его глаза. Наконец она вплотную подошла к его кровати, чувствуя, что и сама сгорает от желания.

Бак нежно убрал с ее лица прядь волос, прикрыл глаза, потом вдруг резко отдернул руку.

— Нет, мы не можем… — со стоном произнес он.

— О! Я… — Глаза Джози недоуменно вспыхнули, она отвернулась от Бака.

Он схватил ее за руку.

— Посмотри на меня, дорогая… Посмотри на меня. — (Она медленно повернулась и взглянула на Бака.) — Если мы сейчас займемся любовью, — сказал он, — боюсь, я не смогу остановиться. А нам с тобой сегодня нужно присутствовать на званом вечере. По дороге мы должны будем заехать в магазин и купить тебе платье. Твой наряд хорош, но вечерним его никак не назовешь.

— Званый вечер? — в панике воскликнула Джози.

— Да. Моя мать взяла с меня слово.

— Но у меня нет денег на платье, — пробормотала она.

Бак улыбнулся.

— Не волнуйся, дорогая. Теперь ты моя жена. Я куплю тебе все необходимое.

Джози покачала головой и засунула руку в карман джинсов.

— Я не могу позволить тебе этого. Ведь наш брак продлится всего несколько месяцев. — Она достала из кармана серьги. — Я могу продать вот это. Думаю, они стоят несколько тысяч долларов.

Ни на миг не сомневаясь, что это подделка, Бак даже не взглянул на серьги, которые Джози положила в его руку. «До чего же она смешная! Думает, что эти стекляшки стоят кучу денег! — усмехнулся он про себя. — Ну да ладно! Скажу, что заложил их, и отдам ей деньги, на которые она рассчитывает».

— Мы сможем остановиться там, где мне удалось бы продать их? — спросила Джози.

Бак пожал плечами.

— Доверь это дело мне.

Она вздохнула.

— Не знаю, как тебя благодарить. Ты мне так помог…

— Довольно слов! — Наклонившись, он приподнял пальцем ее подбородок. — Один поцелуй, дорогая.

Глава третья

— Принцесса?!

Бак схватил газету с прилавка на заправочной станции.

«Нет! Это неправда!»

Но женщина, смотревшая на него ледяным взглядом с фотографии в газете, была точь-в-точь Джози. Ее замысловатую прическу украшала корона.

Надпись под фото гласила, что это принцесса Княжества Монклер Джозефина Франкер.

Джозефина. Джози. Нет, похоже, это не совпадение! Его жена — принцесса. Настоящая, титулованная монаршая особа.

«Пропала принцесса Джозефина. Версия — похищение», — возвещал заголовок.

Бак пробежал глазами статью, в которой сообщалось, что принцесса была гостьей на свадьбе своей американской подруги на ранчо Портеров близ Оберна в Калифорнии. Лошадь, на которой принцесса исчезла после свадьбы, вернулась в конюшню, но, к сожалению, без всадницы. В статье упоминались распространяемые слухи о якобы возможной скорой свадьбе принцессы и Альфонса Пике, одного из богатейших людей Европы. Журналисты не находили объяснения исчезновению принцессы, но полиция не исключала во всей этой истории и факта преступления.

Преступление! Бак не сдержал усмешки. Да, преступление было совершено. Самой принцессой. Она обвела его вокруг пальца, и он женился на ней.

Принцесса!

Бак швырнул газету, будто она вдруг обожгла его.

Что эта принцесса себе позволяет, черт возьми?! И почему она выбрала на роль козла отпущения именно его, Бака?..

Он задумался.

Неужели его мать имеет ко всему этому отношение?

Да нет. Бак покачал головой. Нет, Алисия Бьюканан не принимала в этом участия, несмотря на свое огромное желание подружиться со знатью. В этом можно быть уверенным на сто процентов. Уж слишком их встреча с Джози была неожиданной, такое не спланируешь заранее.

Бак решил, что и сегодня вечером мать будет лишена возможности познакомиться с представительницей высшей знати. Он ни за что не приведет Джози на день рождения отца.

Черт побрал бы эту принцессу! Из какой-то маленькой европейской страны, а…

«Подожди-ка, — остановил себя Бак. — Королевские особы сочетаются браком с королевскими особами, не так ли?»

Он усмехнулся. Совершенно очевидно, что в данном случае это не так.

Альфонс Пике не был королевских кровей. Просто богатейший судовладелец, известный своей безграничной жадностью. Пару лет тому назад Баку пришлось на себе испытать это его качество, когда загребущая рука Альфонса дотянулась до его капиталовложений. Пике попытался обмануть своего партнера. Но Баку все же удалось отстоять себя.

Альфонс Пике был вдвое старше Джози и не отличался привлекательностью. Если верить слухам, в его поведении отмечалось много звериных повадок. Поговаривали о весьма странных отношениях Пике с женщинами, о его ненасытном аппетите в любви. Конечно же, малышка принцесса могла быть наслышана об этом. Наверное, именно поэтому она выбрала себе в мужья его, Бака. Да, ее можно понять… Интуиции этой женщине не занимать. Но с другой стороны…

Злоба ослепила Бака. Как она посмела его обмануть!

Джози говорила, что ищет мужа с «определенными качествами». Должно быть, она пыталась найти мужчину такого же богатого, как Пике, но не такого развращенного, как он. Мужчину, как, например…

Харди Уинфорд Бьюканан Второй.

И ей это удалось! Она его заарканила.

— Готово. Можете ехать, — объявил служащий заправочной станции.

Бак расплатился, но не стал заводить грузовик. Он посмотрел вперед, в сторону торгового центра «Карсон-Сити», куда Джози отправилась за покупками, пока он, как предполагалось, закладывал ее серьги.

Баку казалось, что он знает, чего хотела Джози. Но он никак не мог забыть настоящий, неподдельный страх в ее глазах. Поэтому теперь он во всем сомневался.

Едва ли Джози известно, кто такой Бак. Иначе она не стала бы предлагать ему деньги за женитьбу на ней.

Но что заставило ее так поспешно выйти замуж? Зачем ей нужен муж? Почему бы ей просто не отказать Пике?

Бак не знал ответов на эти вопросы. И сказать честно, ему не нравилась сложившаяся ситуация.

Он засунул руку в карман, где лежали бриллиантовые серьги Джози. Теперь, разглядев их как следует, он мог назвать их истинную цену. Да, Джози не ошиблась: серьги стоят несколько тысяч долларов. А если сказать, кому они принадлежали, то за них можно получить и в три раза больше. Люди готовы выкладывать огромные деньги за безделицы, побывавшие в руках королевских особ.

Бак, горько улыбнувшись, сжал серьги в руке. У него созрел план. Каковы бы ни были причины, по которым Джози выбрала себе в мужья его, Бака, она все равно ошиблась и встретила не того ковбоя.

Ей захотелось на несколько месяцев стать его «королевой», да? Хорошо. Именно так он и будет к ней относиться.

Принцесса Джозефина Франкер почувствует, как живет простой народ. И Бак был уверен, что эта жизнь ей не придется по нраву. Во всяком случае, со своей стороны он сделает все, чтобы так оно и было.

Бак забросил серьги в бардачок машины. Он сохранит их как сувенир.

Джози почувствовала неожиданно наступившую в магазине тишину и увидела, как две продавщицы устремили свои взгляды сквозь витрины на улицу. Она улыбнулась, поняв, кто привлек их внимание. Обе смотрели на Бака, стоявшего на противоположной стороне улицы в ожидании, пока загорится зеленый свет.

Стройный, высокий, широкоплечий… Как он выделялся среди прохожих! Его походка отличалась легкостью и грациозностью, что было довольно странным для такого крупного мужчины. Казалось, он повсюду чувствует себя как дома — на ранчо, на званом вечере…

На троне.

Нет, только не это.

Джози вновь стала рассматривать платья.

Ей не следует об этом думать. Иначе она сойдет с ума.

Да, Бак ей нравился. Когда он целовал ее, она не чуяла под собой ног. Но он всего лишь приятный, и только. Вероятно, с любым мужчиной, который помог бы ей избежать брака с Пике, она чувствовала бы себя так же.

Свобода вскружила ей голову. Вот и все. Она не может позволить себе влюбиться в бедного ковбоя. Ей следует забыть и вкус его губ, и прикосновение его теплых рук.

Было бы лучше, если бы она забрала у Бака деньги за серьги и распрощалась с ним. Если его не будет рядом, она, вероятно, и не вспомнит о нем.

Но разве это возможно — уйти от него сейчас? Нет. Они должны исполнить супружеский долг и окончательно скрепить свой брак.

— Нашла что-нибудь? — спросил Бак, войдя через минуту в магазин.

— Нет. — Джози пожала плечами.

— Оно и к лучшему. Должен сказать, что тебе не понадобится нарядное платье. Званый вечер отменяется. У меня есть новости: хорошая и плохая.

Она замерла. Новости? Неужели обнаружено ее исчезновение и об этом раструбили все газеты?

— Говори, какие именно.

— Плохая новость: твои «бриллиантовые» серьги — подделка. В скупке мне давали за них десять долларов.

— Десять долларов! — вскрикнула Джози так, что продавщицы удивленно посмотрели в ее сторону. Прикрыв лицо шляпой, она заговорила тише: — Эти серьги стоят дороже. Гораздо дороже.

— Да, ты права. И у меня для тебя есть вторая, хорошая новость. Я отнес серьги к ювелиру, и он дал мне за них пятьдесят долларов.

Бак достал из кармана деньги и гордо вручил их Джози, всем своим видом подчеркивая, что оказывает ей огромную услугу.

Она растерянно посмотрела на жалкие купюры. Ведь ей казалось, что на деньги, вырученные от продажи серег, можно будет прожить довольно долго — до тех пор, пока она не возвратится в Монклер. Что же теперь делать? Правда, у нее осталось кое-что еще: ожерелье, подаренное Мелиссой. Его тоже можно продать. Но не окажется ли и оно подделкой? Ведь Мелисса подарила ожерелье вместе с серьгами.

Джози не понимала, как такое могло произойти. Отец Мелиссы был настолько богат, что мог позволить себе одарить первоклассными бриллиантами каждую женщину, приглашенную на свадьбу дочери. Да и Мелисса не скупилась на подарки, особенно для своей лучшей подруги…

Напрашивался один-единственный вывод: Мелиссу обманули.

И она тоже чувствовала себя обманутой.

— Не переживай, дорогая. — Бак обнял Джози за плечи. — Все образуется.

— Как? — прошептала она. — Я рассчитывала на эти деньги. Надеялась, что протяну на них до… нашего развода.

— Дорогая, я твой муж. Я…

— Нет! Это не настоящий брак.

Бак вскинул брови.

— Мне казалось, ты говорила, что он настоящий.

Щеки Джози зарделись.

— Да, в некотором смысле наш брак настоящий, но мы ведь не собираемся быть вместе длительное время. Мы не собираемся влюбляться друг в друга или еще что-нибудь в этом роде… Ты не должен оплачивать мои расходы. Это несправедливо.

Бак потер подбородок.

— Послушай… А что, если ты отработаешь за свое проживание у меня? Поможешь мне по хозяйству? Будешь готовить, убирать, ухаживать за Агги.

Джози опустила глаза. Как ей отнестись к предложению Бака?

Против работы она не возражала. Работа на конюшне была ей знакома. Но вот что касается ее кулинарных способностей… Они были невелики, хотя элементарные вещи она вполне могла приготовить. И тут надо сказать спасибо директрисе элитарной школы, в которой Джози училась в Британии. Эта женщина убеждала своих воспитанниц, что каждая девушка обязана научиться готовить, независимо от количества слуг у нее в доме.

Однако по большому счету Джози беспокоило одно: привлекательность Бака. Если она будет круглые сутки находиться рядом с этим мужчиной, будет работать с ним и спать, то сможет ли не влюбиться в него?

Влюбиться?

Да она уже в него влюбилась, и это всего лишь после нескольких поцелуев!..

Но, с другой стороны, есть ли у нее выбор? Денег нет. А как можно жить без денег? Надо или принимать предложение Бака, или возвращаться в Монклер. Иными словами: аннулировать нынешний брак и выходить замуж за Пике.

— Я согласна. — Джози с трудом узнала свой собственный голос. — В течение следующих нескольких месяцев я буду твоей помощницей, — она улыбнулась, — и женой.

Услышав подъехавший грузовик, Джози, выбежала навстречу Баку, вернувшемуся из магазина.

— Только три пакета? — спросила она, увидев в машине пакеты с продуктами. — Вероятно, ты выполнил не все мои просьбы, купил не все, что было в моем списке.

— В «Карсон-Сити» даже и не слышали, что это за штука такая — каперсы?

— Если это есть в магазине в Оберне, то почему нет в «Карсон-Сити»? — спросила Джози, прищурив глаза. — Ты, наверное, даже не стал искать их, да.

— Да, не стал. — Бак сдвинул назад шляпу. — Я купил главное: мясо, фасоль и пиво. Если ты недовольна, в следующий раз поедешь в магазин сама.

Джози промолчала.

Войдя вслед за Баком в дом, она стала вынимать продукты из пакетов. Действительно, он купил мясо, фасоль и пиво. А кроме того, еще молоко, хлеб, яйца, ветчину, кофе и прохладительные напитки.

Взяв из холодильника банку колы, Бак сел на небольшой диванчик, служивший Джози ночью кроватью. Дотянувшись до пока не разобранного пакета, он вытащил газету, резко раскрыл ее и уткнулся в какую-то статью.

Джози продолжала разбирать продукты, когда ее взгляд вдруг упал на газету в руках Бака, вернее, на фотографию на первой странице.

Ее собственную фотографию.

Глава четвертая

Глаза Джози широко раскрылись. Она затаила дыхание.

Видел ли Бак эту фотографию? Неужели он специально выбрал такой способ, чтобы сообщить ей, что ему известно, кто она на самом деле?

Это нужно выяснить сейчас же.

Поставив банку с маринованным перцем на стол, Джози подошла к Баку и приподняла газету, чтобы получше разглядеть фото. Это был официальный снимок, сделанный незадолго до ее двадцать первого дня рождения, когда Джози была торжественно объявлена наследницей трона. На ней было платье, лиф которого украшал жемчуг, через плечо перекинута трехцветная лента — знак наследницы трона, а на голове — бриллиантовая корона ее матери.

— Ты видел это? — тихо спросила Джози.

Бак повернул к себе первую страницу. — Что?

— Вот это. — Она указала на фотографию. — Должно быть, это та принцесса, чье таинственное исчезновение обсуждалось продавщицами в магазине. Я случайно услышала.

— А, это… Да, я видел снимок, — безразлично ответил Бак, продолжая читать заинтересовавшую его статью.

Но Джози не успокоилась. Ей хотелось получить более определенный ответ.

— Как тебе кажется, я похожа на принцессу?

Бак окинул взглядом ее лицо, потом вновь посмотрел на фотографию.

— Ни капельки. Думаю, дамочка не имеет даже представления, что такое дом на колесах, а уж тем более никогда не готовила в нем ужин. Она, наверное, вообще никогда не стояла у плиты. А в чем дело? Почему ты решила, что похожа на нее? Поверь мне, вы абсолютно разные женщины. Не лучше ли тебе побыстрее разобраться со всеми этими продуктами? Не затягивай с ужином.

И он вновь уткнулся в газету, оставив Джози без внимания.

Она вернулась к прерванному занятию, но в ее ушах продолжали звучать слова Бака: «…Вы абсолютно разные женщины».

Он даже не догадывался, насколько точно попал в цель. В Джози всегда уживалось два совершенно разных существа: принцесса и просто женщина, стремившаяся быть такой, как все.

Она хорошо помнила тот напряженный момент, когда делали эту фотографию. Множество народа суетилось вокруг нее, поправляя ее наряд и макияж.

Сейчас же Джози не чувствовала напряжения. Впервые в жизни она ощущала полную свободу, полную раскрепощенность.

Да, сегодня ей пришлось много работать. Она вручную выстирала в крошечной раковине всю свою новую одежду и вычистила трейлер, в котором содержался Агги. Это была настоящая работа, и Джози получила от нее удовольствие.

Как бы ей хотелось, чтобы так было всегда! Но эта ее мечта несбыточна. Только несколько недель она сможет быть обыкновенной женщиной, после чего ей придется вновь превратиться в принцессу.

* * *

Джози отпила из банки колы и со вздохом облегчения откинулась на шезлонг. Впервые за целый день ей удалось присесть.

Легкий свежий ветерок, зародившийся над голубыми водами озера Тахо, приятно обдувал лицо. Смеркалось. В соснах возилась какая-то маленькая птичка.

Весь сегодняшний день Джози провела как обыкновенная женщина. Она готовила, стирала, работала рядом со своим мужем. Пусть на некоторое время, но Бак был ее мужем, не так ли?

«Вот если бы и ночь провести рядом с мужем, как это бывает у простых женщин», — подумала Джози, чувствуя сладостное волнение, и посмотрела в сторону их домика.

Бак… О нем никак не скажешь, что это муж. Все это время он вел себя скорее как босс, нежели любовник. Например, сегодня перед отъездом за продуктами он строгим тоном приказал Джози почистить трейлер, в котором содержался конь.

Вернувшись, Бак накормил Агги, а после ужина уединился, сказав, что ему надо поработать.

Джози не понимала, над чем таким может «работать» ковбой, но не стала донимать Бака расспросами, считая это его личным делом. Сейчас, оставшись одна, что в прошлой жизни случалось с нею крайне редко, она наслаждалась одиночеством и размышляла, каким образом принцесса может соблазнить ковбоя.

Джози прикрыла глаза, и только в ее воображении стала возникать сцена соблазнения, как ее сладкие грезы были прерваны. Агги, тихо подойдя к ней, лизнул ее в лицо горячим влажным языком.

Прижав руку к бешено застучавшему сердцу, она вскрикнула, но, открыв глаза и увидев коня, слабо улыбнулась и ласково погладила ему морду.

Бак появился как раз в тот момент, когда Агги бесстыдно демонстрировал свою любовь к Джози. Видя, как та в ответ нежно ласкает коня, гладит его по холке, Бак почувствовал ревность.

За весь сегодняшний день он ни разу не коснулся этой женщины, ни разу не поцеловал ее. И настроение его от этого лишь ухудшалось.

Как же так получилось, что он уже не мыслил себе жизни без этой женщины, которую знал всего лишь сутки? Почему вдали от нее он тосковал? Сегодня, уехав в город за продуктами, он мечтал как можно скорее вернуться домой, поцеловать Джози и приласкать ее.

Бак подошел к Агги, чтобы отвести его в загон. Если хозяин не позволяет себе ласк с Джози, решил Бак, то и его конь тоже обойдется без ее нежностей.

— Пойдем, старый негодник. Не надоедай леди.

— Все в порядке, Бак. Агги не сделал ничего плохого, — запротестовала Джози.

Но он все-таки молча отвел коня в загон, потом разложил еще один шезлонг и сел рядом с Джози.

— Откуда у тебя эта любовь к лошадям? Где ты научилась ездить и ухаживать за ними?

Джози улыбнулась, и ее улыбка в очередной раз показалась Баку неотразимой. Целый час до этого он провел за компьютером в поисках любой информации в Интернете о принцессе Княжества Монклер Джозефине. Все статьи сопровождались фотографиями, но ни на одной из них принцесса не улыбалась. Ни на одном фото Бак не видел молодой улыбающейся красавицы, какая сидела сейчас перед ним. Бак любовался правильными чертами ее лица, янтарными глазами, полными губами и черными густыми волосами до плеч.

— А как все учатся? Надо быть рядом с лошадьми, — ответила Джози.

— Так у тебя дома есть лошади?

— Несколько.

— Содержать лошадей — дорогое удовольствие. Они требуют денег. Каким же образом «королева родео» позволяет себе иметь несколько лошадей?

— «Королева родео»? Кто это?

— Женщина, принимающая участие в родео и живущая в доме на колесах.

— Я никогда не говорила, что живу в доме на колесах.

«Да, она права», — подумал Бак. Он сам так назвал Джози, когда увидел ее выходящей из-за трейлеров, припаркованных у арены родео.

— А где ты живешь?

— Сомневаюсь, что ты когда-либо слышал об этом месте. А ты? — вдруг спросила Джози. — Как бедный ковбой, зарабатывающий деньги на родео, может позволить себе содержать лошадь? Агги первоклассный конь. Не сомневаюсь, он стоит больших денег.

Да, подумал Бак, с этой женщиной нужно держать ухо востро.

— Агги сам зарабатывает себе деньги на пропитание, да и мне еще остается.

Джози поджала под себя ноги.

— С какой стати весь этот неожиданный допрос?

Баку захотелось сказать ей напрямик, что ему все известно, что он знает, кто она, что ее фокусы с ним не пройдут. Он был уверен, что, признавшись ей, поступит правильно.

Но с другой стороны, его признание оттолкнет от него Джози. А разве он сможет расстаться с ней? Нет, никогда.

— Я просто поинтересовался, откуда ты так много знаешь о лошадях, — ответил Бак, не желая обострять беседу.

— А откуда тебе известно так много о лошадях? — парировала Джози.

— Я вырос на ранчо.

Бак начал рассказывать о себе, надеясь, что Джози потом поведает ему свою историю. Он с любовью и подробно говорил ей о своем деде, воспитавшем его на ранчо в Калифорнии, опустив при этом мелкие детали, касавшиеся нескольких его побегов из дома родителей.

Джози в свою очередь тоже рассказала Баку о своем детстве, о том, что росла без матери, находя утешение и радость на конюшне, где она с присущим ей азартом ухаживала за лошадьми.

На небе уже погасли звезды, а Джози и Бак все еще продолжали говорить, удовлетворяя любопытство друг друга и умудряясь при этом не раскрывать до конца всей правды.

Эта своеобразная игра заинтриговала Бака. Но прежде всего его интриговала сама Джози.

В какой-то момент во время ее рассказа Бак обнаружил, что взял ее руку в свою. Он не знал, когда это случилось и почему, но соприкосновение рук было совершенно естественным, будто соединились две части одного целого.

Все в Джози возбуждало в нем желание. Поэтому, когда пришло время ложиться спать, он отправил Джози в дом одну, а сам еще целый час оставался на улице, надеясь, что она за это время заснет. Он не мог позволить себе идти на поводу у своего желания, не мог допустить, чтобы оно разрушило все его планы. Бак дал слово, что женится только через десять лет. И он сдержит свое слово.

— Интересно, все ковбои спят как убитые? — пробормотала Джози, поднимая с пола упавшую солонку.

Несмотря на невероятный шум, сопровождавший приготовление завтрака (Джози, стуча ножом, резала лук и стручковый перец, гремела кастрюлями и сковородками), Бак лежал не шевелясь.

Джози вздохнула, осторожно сворачивая омлет. Она гордилась, что смогла приготовить мужу вполне приличный завтрак, учитывая ее ограниченные возможности и кулинарные способности.

Муж. Джози задумалась. Это слово по-прежнему оставалось для нее абстрактным понятием. Когда же Бак на деле объяснит ей значение этого слова? Она нахмурилась, взглянув на длинные ноги, торчавшие из-под простыни в двух метрах от нее.

Вчерашний разговор с Баком под звездами доставил Джози удовольствие. Чрезвычайно взволнованная, она надеялась, что Бак поведет ее в дом и займется с ней любовью. Но когда глаза ее стали слипаться и Джози поняла, что от усталости валится с ног, она в одиночестве отправилась спать. Джози надеялась, что Бак, придя вслед за ней, разбудит ее и попросит лечь вместе с ним. Но этого не случилось.

«Что же во мне не так? — думала она. — Почему Бак отказывается заниматься со мной любовью? Неужели я столь некрасива и нежеланна?»

Джози казалось, что Бак хотел ее, что она видела в его глазах желание. Но после вчерашней поездки в город он вел себя так, будто забыл, что они — муж и жена.

Черт! Что же ей теперь делать? Ее союз с Баком должен быть непременно скреплен и на супружеском ложе. В любую минуту Джози могут найти. Судьба ее страны, ее собственное будущее были поставлены на карту.

Джози снова посмотрела на Бака и была вынуждена признаться, что у нее на уме не только судьба княжества Монклер. Ее влекло к этому мужчине. И это желание немало удивляло ее. Что, она увлеклась простым ковбоем? Да. Но увлеклась им, несомненно, потому, что связывала с ним свою свободу, а не потому, что влюбилась в него.

Нет, любовь здесь ни при чем.

Джози поставила тарелку на стол и повернулась, чтобы разбудить мужа. Ей следует проще смотреть на жизнь, решила она. Нужно превратить их короткое совместное проживание в удовольствие.

Помня об этом, Джози подошла к кровати Бака и слегка провела пальцем по одной ноге, потом по другой.

Бак зашевелился.

Джози улыбнулась и дернула его за палец на ноге.

— Какого чер… — Он вскочил и ударился головой о низкий потолок.

Джози засмеялась.

— Так ты, оказывается, жив!

Он потер затылок и посмотрел на нее.

— Что все это значит?

— Ты спал как убитый.

Джози стояла перед ним несказанно красивая. Бак усилием воли заставил себя отвести взгляд и посмотреть на часы, чтобы только не притянуть ее к себе.

— Восемь двадцать. Черт! Я обленился!

— Заимев раба, человек расслабляется, — улыбнулась девушка.

И правда, мысленно согласился с нею Бак, вчера весь день Джози работала как раб. Она сделала так много и так устала, что уже крепко спала, когда он собрался лечь спать. Но именно этого Бак и добивался. Все шло по его плану.

Ему было нелегко лежать в постели в одиночестве, борясь со своим нестерпимым желанием, зная, что Джози рядом и готова удовлетворить его голод. Он смог заснуть лишь под утро и поэтому проснулся так поздно.

Джози вздохнула и указала рукой на стол.

— Завтрак готов, мой господин.

— Ты уже накормила Агги? — Бак накинул на себя простыню и поднялся с кровати.

— Да, мой господин.

— Оставь свой сарказм.

Джози захихикала.

— Слушаюсь, мой господин.

Бак посмотрел на нее, но ничего не сказал и отправился умываться. Когда он вышел из душевой, Джози уже сидела за столом. Именно такой Бак и представлял себе свою жену: заботливой, ждущей.

Переведя взгляд на тарелку и увидев на ней маленький желтый шарик, он удивленно спросил:

— Что это?

Разумеется, Бак прекрасно знал, что это такое, но решил подтрунить над Джози в ответ на ее издевки.

— Омлет, — ответила та, откровенно удивившись его вопросу. — Я думала, все знают, что это такое.

— Прошу тебя в дальнейшем жарить три-четыре яйца с беконом и поджаривать тосты. Я не нуждаюсь в изысках. Понятно?

— Извини. — Джози потянулась к тарелке, чтобы убрать ее со стола.

Бак накрыл ее руку своей.

— Сегодня оставь все как есть. Если ты называешь это омлетом…

Она недовольно вскинула бровь.

— Его можно отдать Агги.

Честно говоря, омлет выглядел настолько аппетитно, что Бак не собирался делиться им с Агги.

— Дорогая, если вот эти зеленые кусочки в омлете — мексиканский перец, то Агги даже не притронется к нему.

Джози озабоченно взглянула на омлет.

— Чем же плох этот перец?

Бак прищурился.

— А ты сама его пробовала?

Она покачала головой.

Взяв вилку, он наколол кусочек омлета и протянул его Джози.

— Вот, попробуй.

Послушно открыв рот, она начала жевать, и вдруг глаза ее широко раскрылись, а на щеках появились яркие красные пятна.

Баку стало жаль Джози. Воспитанность принцессы не позволяла ей вскочить со стула и выбежать из-за стола. Но в конце концов она все-таки не выдержала и стремглав бросилась к раковине.

Бак разразился смехом, который он с трудом сдерживал все это время.

Да, с принцессой Джози не соскучишься!

Глава пятая

— Хочешь, я покажу тебе некоторые созвездия? — Голос Бака нарушил ночную тишину. — К сожалению, кроны деревьев мешают их как следует разглядеть, но мне кажется… — Он взглянул на Джози, но было так темно, что он едва различал ее очертания. — Эй, да ты же спишь!

Он сжал руку Джози, которую держал в своей ладони. Каким образом ее рука оказалась в его руке? Бак не помнил. Это произошло как-то само собой.

Представив, сколько непосильной работы он взвалил сегодня на ее хрупкие плечи, Бак нахмурился. Он испытывал ее терпение, ждал, когда она возмутится. Но не тут-то было. Джози, казалось, получала удовольствие от работы, которую ей поручал Бак. Он даже слышал, как она напевала за работой.

Черт! Он хочет обладать этой женщиной. Хочет все время, днем и ночью. Сама мысль об этом сводила его с ума.

А что, если сейчас разбудить ее, подумал Бак, посадить себе на колени и…

Нет, он не может так поступить.

Боже упаси иметь дело с принцессой.

Хотя, надо сказать, Джози вовсе не была похожа на принцессу. Иногда ее светское воспитание проявлялось, но большую часть времени она вела себя как самая обыкновенная женщина.

Бак неожиданно встал, выпустив ее руку. Она что-то пробормотала и повернулась в шезлонге.

Он притих. Ему не хотелось будить Джози. Если она проснется, то он за себя не ручается.

Поймав себя на том, что не может оторваться от ее красивого лица, освещенного звездами, Бак заставил себя повернуться и отправился к озеру.

Агги заржал в загоне, но он не обратил на него внимания.

Глядя на воду, Бак пытался разобраться в своих мыслях.

Нет, Джози не может быть той женщиной, с которой он свяжет свою жизнь. Она — полная противоположность его будущей избраннице. Он должен найти обыкновенную женщину, которая не будет гнушаться никакой работы, не побоится лишний раз испачкать руки.

Бак решил, что не позволит себе спать с Джози. Он должен побороть в себе желание, каким бы сильным оно ни было.

Агги вновь заржал, и Бак повернулся, заскрежетав зубами. Ему предстояло еще одно испытание: уложить жену в постель.

Джози улыбнулась, услышав, как подъезжает грузовик Бака, и поднялась с шезлонга, где она отдыхала после того, как вычистила загон. Работа была нелегкая — у Джози до сих пор ныла спина. Но она предпочла ее поездке с Баком за покупками в магазин. Их приходилось делать довольно часто, так как размеры дома не позволяли хранить большое количество продуктов. И Бак, как правило, ездил за съестным один, поскольку она боялась, что ее могут узнать.

Остановившись в ожидании мужа у стола, Джози поправила букет полевых цветов, который собрала сегодня утром.

— Привет, — сказала она вышедшему из машины Баку. — Ты купил хотя бы что-нибудь из того списка, который я тебе дала?

— Какого списка? — спросил он, улыбаясь.

Джози покачала головой и, подойдя к грузовику, протянула руку к одному из пакетов, лежавших на сиденье.

— Мне бы очень хотелось показать тебе наконец мои кулинарные способности и приготовить по-настоящему вкусный обед.

— Да я уже убедился в твоих способностях. — Бак отвел руку Джози в сторону. — Позволь мне самому отнести продукты в холодильник.

Джози засмеялась и посторонилась, пропуская Бака.

Он взял в охапку все шесть пакетов и вытащил их из грузовика.

— Почему ты смеешься?

— А разве не смешно? Обычно тебя не беспокоит, сколько мне приходится, убирая за Агги, поднимать на вилах навоза, а сейчас ты не позволяешь мне поднять даже пакет с продуктами.

Бак нахмурился.

— Можешь открыть дверь?

— Да, мой господин.

Он промолчал, хотя явно был недоволен ее сарказмом.

Джози вошла в дом вслед за Баком. Он положил пакеты на стол, и они вместе начали вынимать из них продукты, класть их в холодильник и ставить на полки. Джози нравилось быть рядом с Баком. Муж и жена, рука об руку, все делают вместе — так представляла она себе супружескую жизнь обыкновенных людей. Ей будет не хватать этого, когда…

Размышляя, Джози нагнулась, чтобы опустить пакет с картошкой в нижнее отделение, а Бак в это же время потянулся к верхней полке, чтобы положить на нее пачку сахара. Наткнувшись друг на друга, и тот, и другая замерли.

Сердце Джози учащенно забилось, кровь прилила к голове, во рту пересохло.

— Бак? — еле слышно прошептала она, выпрямляясь.

Но не успела Джози к нему повернуться, как в ту же секунду он обнял ее и она ощутила на губах его поцелуй, полный страсти.

Сгорая от желания, она прижалась к Баку всем телом.

— Джози! — произнес он, заставив себя оторваться от ее губ и пытаясь справиться с нахлынувшим на него возбуждением.

— Что? — прошептала она.

— Нет, Джози.

— Да.

— Нет, Джози. Я не могу.

Она обняла его.

— Пожалуйста, Бак. Я хочу тебя. Очень. Пожалуйста.

— Нет, я не могу.

— Ведь мы женаты, Бак.

Он вырвался из ее рук.

— Почему ты… Я не могу, черт побери! Не могу!

— Бак…

— Нет! — Он распахнул дверь и выбежал, оставив Джози в полном смятении.

С улицы донеслось фырканье Агги, вслед за тем послышался шум мотора и шуршание шин по гравию.

Бак уехал. Взял и уехал.

Джози кормила Агги и не стала прерывать это занятие, когда через два часа грузовик Бака вновь появился на своем привычном месте на стоянке.

Все это время она размышляла о том, что произошло недавно между ними.

Она не глупа и все понимает. Совершенно очевидно, что Бака переполняет желание, он хочет ее, но по какой-то причине не решается заниматься с ней любовью. Какова же эта причина? Джози не находила ответа на мучивший ее вопрос. Вероятнее всего, он решил не заниматься сексом с женщиной, которая лишь несколько месяцев будет исполнять роль его жены.

«Если это так, то что же мне делать? — рассуждала Джози. — Ведь мне просто необходимо исполнить супружеский долг, иначе Бонифай заставит меня выйти замуж за Альфонса Пике…»

Одно ей было совершенно очевидно: она должна узнать причину столь странного поведения Бака. Но как начать с ним разговор на столь деликатную тему?

— Джози? — раздался голос Бака в нескольких шагах от нее.

Она почувствовала облегчение. Бак наверняка собирался сам все объяснить.

Джози повернулась.

Бак стоял, прислонившись к загону.

Агги подошел к хозяину, чтобы тот приласкал его, и Бак рассеянно погладил коню шею.

— Да? — откликнулась Джози.

Бак внимательно посмотрел на нее, а потом перевел взгляд на озеро.

— Я не…

Слова повисли в воздухе. Недосказанные.

— Что? — непонимающе спросила она.

Бак смотрел то на Джози, то на озеро.

— Мне нужно срочно поработать, — пробормотал он, — не беспокой меня, пока я не закончу.

— Но…

— Я прошу тебя меня не беспокоить!

Джози, прищурившись, смотрела ему вслед. Вот он исчез за дверью, вот щелкнул замок…

Кажется, она вышла замуж за мужчину, который под стать самому премьер-министру Бонифаю — такой же упрямый, надменный и грубый.

«Что же мне теперь делать?» — терзала себя одним и тем же вопросом Джози.

На следующее утро, так и не успокоившись за ночь, Джози подошла к загону. Агги тут же поспешил к ней, чтобы приласкаться.

Она погладила коня.

— Тебе нравится, когда я рядом, да, малыш? Я знаю, что ты меня любишь не только за то, что я кормлю тебя и ухаживаю за тобой, но и за мою ласку. А вот мой муж в ласках не нуждается, ему нужна всего лишь рабыня.

Она взглянула через плечо на дом. Мужчина, находившийся внутри, держал на замке не только дверь, но и свое сердце.

Бак абсолютно проигнорировал их вчерашний взрыв страсти. Закончив «работу» около часу дня, он дал столько поручений Джози, что та трудилась до вечера не покладая рук.

И все же усталость не спасала от мучительных мыслей. Она только и думала о случившемся вчера между ними спонтанном всплеске чувственности.

Еще никогда в жизни ей не приходилось испытывать ничего подобного. Джози хотелось, чтобы все повторилось и их обоюдное влечение было утолено.

Она вздохнула. С таким мужем, как Бак, едва ли этому суждено произойти. Что же ей делать? Оставить все и найти другого мужчину? Нет, уже слишком поздно предпринимать подобный шаг. Ведь вначале ей пришлось бы аннулировать брак с Баком, а это не только отняло бы у нее время, но и сделало бы ее имя известным в суде. Из чего следовало неизбежное: ее обнаружат и поймают.

Нет, она должна остаться женой Бака. По крайней мере здесь ее никто не найдет. И чем черт не шутит? Может быть, рано или поздно ей удастся сломить его сопротивление.

Агги ткнулся ей в плечо, и она обняла коня за шею.

— Ах, Агги, если бы ты знал, как я скучаю по Монклеру, по своему отцу, даже несмотря на то, что он в последнее время совсем со мной не разговаривал. Скучаю по своим лошадям — Байярду и Алетт. Уверена, если бы ты с ними познакомился, то обязательно подружился бы. — (Конь покачал головой). — Хотел бы ты с ними познакомиться, а? Было бы здорово. Но это, к сожалению, маловероятно. Монклер очень далеко отсюда. Чтобы добраться туда, надо пересечь огромный океан. Через несколько недель мы с тобой простимся и, пожалуй, уже больше никогда не увидимся.

Джози вновь посмотрела в сторону их дома на колесах, и глаза ее наполнились слезами. Неужели она уедет и навсегда расстанется с Баком?

А как же супружеский долг?! Ведь они до сих пор не исполнили его! Черт! Сколько можно думать об одном и том же! Нужно уже что-то делать. Немедленно.

Задумавшись, Джози перестала гладить Агги, и тот вновь ткнулся ей в плечо.

— Ну что, — спросила Джози, встрепенувшись, — ты застоялся? А почему бы нам с тобой не прогуляться?

Мысль о прогулке верхом вызвала у Джози прилив энергии. Она пошла было к дому, обрадовавшись тому, что у нее появилась причина увидеться с Баком, но, сделав несколько шагов, остановилась. «Да почему я должна спрашивать у него разрешения? — подумала она. — Он все время оставляет меня в одиночестве, я часами или тружусь, как пчелка, или смертельно скучаю. Кроме того, он очень выразительно попросил меня не беспокоить его…»

И Джози решила действовать самостоятельно.

Она уже возвращалась к загону с седлом в руках, когда дверь домика распахнулась. От неожиданности седло чуть было не выпало у нее из рук.

— Что это ты делаешь? — спросил Бак.

Джози бросила на него испепеляющий взгляд.

— Мы с Агги отправляемся на прогулку.

— Черта с два!

— Посмотрим! — Джози продолжала идти к загону.

— Агги высокопородный конь. Очень дорогой. Его дело — родео, а не увеселительные прогулки.

Словно не слыша его слов, Джози повесила седло на забор и пошла за попоной и уздечкой.

— Разве ты не знаешь, — бросила она Баку, — что, если лошадь выходит с тобой только на арену, она тебя со временем возненавидит? Каждой лошади надо время от времени давать возможность порезвиться на воле.

Бак сошел со ступеньки и встал на ее пути.

— В таком случае я еду с тобой.

— Верхом на одном коне? — удивилась она.

— Агги выдержит нас обоих. Ему сил не занимать. Кроме того, мы не поедем далеко.

— Хорошо. Но я сяду в седло, а ты можешь сесть на… — Джози не договорила, потому что ее взгляд, скользнув сквозь открытую дверь дома, остановился на небольшом столике в комнате. — Что это? Компьютер?!

Глава шестая

Бак чуть было не выругался и еле удержался, чтобы не броситься к двери и не захлопнуть ее. Так было бы еще хуже. Он досадовал на свою оплошность.

Джози не смогла скрыть своего удивления. Его выдавали и лицо, и голос.

Ковбой, умеющий работать на компьютере? Большая редкость.

— Зачем тебе компьютер? — спросила она.

Бак решил солгать, но тут же передумал. Если он расскажет Джози, как проводит большую часть своего времени, она удивится еще больше, чем сейчас. Возможно, узнав его секрет, даже решит уехать.

— Я играю на бирже.

Его приятели по родео даже не предполагали, что Бак имел степень магистра экономики управления, не знали, что он владеет несколькими сотнями миллионов долларов, львиную долю которых заработал сам. Его друзья ковбои считали его своим парнем, таким же, как они. Для них он был бедным ковбоем, кочующим от родео к родео и живущим от выигрыша до выигрыша.

Бак и сам хотел, чтобы его воспринимали таковым, потому что считал себя ковбоем. Он носил потрепанные джинсы, пил пиво, разъезжал на грузовике и жил в передвижном доме, прицепленном к трейлеру. Бак полюбил жизнь ковбоев с детства — с тех самых пор, как начал работать рядом с дедом. Ему нравилось, что ковбойские ранчо находились в нескольких милях друг от друга. Ему нравился простор, нравилось работать с лошадьми, ухаживать за ними. Лошадей не интересовало, были ли у хозяина деньги или нет и какое положение в обществе он занимал.

Но Бак получал не меньшее удовольствие и от игры на фондовой бирже. Несомненно, у него были для этого деньги. У большинства же ковбоев денег не было, и подобные игры их не интересовали.

— Играешь на фондовой бирже? — переспросила Джози.

— А есть какая-нибудь другая?

— Правда? — Джози, похоже, забыла о прогулке. Она вошла в дом, села перед компьютером, посмотрела на экран, потом на Бака. — Ты правда играешь на бирже?

Ее неверие обижало его.

— Почему ты так удивлена? По-твоему, я недостаточно умен, чтобы понять разницу между индексами Доу-Джонса и НАСДАК?

— Конечно, нет. Просто…

— Что?

— Как бы это помягче сказать… Мне всегда казалось, что человек должен иметь достаточный капитал, чтобы позволить себе игру на бирже…

Если бы она только знала, сколько у него денег!

Баку вдруг захотелось, чтобы Джози это узнала. Ему захотелось открыться ей, сказать, кто он есть на самом деле, поведать, как ему удалось увеличить оставленное дедом наследство до таких размеров, что он даже потерял счет своим деньгам. Здесь и сейчас произвести на Джози впечатление, увидеть, как загорятся ее глаза при упоминании о его богатстве. Короче говоря, ему хотелось показать ей, что он обладает теми качествами, которые она хотела бы видеть в своем муже.

«Ой-ой-ой, куда тебя занесло! — одернул себя Бак. — Ведь ты, кажется, не собирался быть ее мужем!..»

Понимая, что играет с огнем, он решил отступить и впервые за все время их знакомства солгал:

— У меня нет денег. Это всего лишь игра, и ты вкладываешь воображаемые деньги.

Глаза Джози загорелись.

— Как в «Монопольке»?

— Да.

— Можно мне поиграть?

Бак покачал головой.

— Ну почему? — удивилась Джози.

Он заглянул в ее глаза. Сказать правду? Признаться, что не может позволить ей играть, потому что не ручается за себя в ее присутствии и боится, что страсть одержит над ним верх? И что именно поэтому он избегает ее последние два дня и проводит так много времени за закрытой дверью?

Однако по ее взгляду Бак понял, что она не отступится и уговорит его позволить ей поиграть с этой новой игрушкой.

— По-моему, ты решила добиться своего и отговаривать тебя бесполезно.

Джози довольно улыбнулась.

— В таком случае подвинься, — сказал Бак, радуясь в душе ее упорству.

Она повиновалась. Бак сел рядом и установил компьютер таким образом, чтобы Джози видела экран, а он мог пользоваться клавиатурой и «мышкой».

— Что тебе известно об инвестировании в реальном времени? — спросил он.

— Почти ничего.

«Неплохо, — подумал он. — Значит, она не поймет, что на сайте, с которым я работал, был мой личный счет».

— В таком случае предлагаю тебе какое-то время понаблюдать за мной, потому что у нас только один компьютер и играть мы можем по очереди. Сейчас я буду покупать акции нефтяных компаний, а потом помогу тебе открыть свой собственный счет.

Час спустя, став обладателем тридцати тысяч акций, Бак открыл счет для Джози, переведя на него некоторую сумму со своего счета. Теперь в игру вступила Джози. Для начала Бак указал ей пару компаний, чьи акции привлекли его внимание.

Джози увлеклась игрой, а Бак с увлечением наблюдал за Джози. Он смотрел на нее, не отрывая глаз, оставаясь равнодушным к происходящему на экране компьютера. Ему было все равно, что Джози делала с его капиталом — увеличивала его или растрачивала. Главное — она получала от игры удовольствие, искренне радуясь.

Баку нравилось, как Джози вскрикивала от восторга, когда стоимость акций начала расти, и как в страхе схватила его за рукав, когда акции стали падать.

Игра принесла Джози почти тысячу долларов, когда она взглянула на часы. Стрелки показывали час дня.

— Ты, должно быть, проголодался, — сказала она Баку. — Мне пора готовить обед.

— Биржа сейчас все равно закрывается.

— Так рано? Почему?

— Она ведь в Нью-Йорке, а там уже вечер.

— Да, верно. Теперь я понимаю, почему ты сидел здесь, закрывшись, до часу дня.

Бак пожал плечами. Ему не хотелось говорить Джози, что таким образом он пытался избежать соблазна и старался подавить в себе желание.

— Почему ты мне раньше ничего не говорил об этой игре? Ведь мне очень скучно в свободное время. Конечно, когда оно у меня есть и я не устала до смерти после работы…

Бак не обратил внимания на ее сарказм.

— Я не предполагал, что игра тебе так понравится. Кроме того, я думал, что ты сочтешь все это странным.

— Что же тут странного?

— Ковбой, играющий на фондовой бирже.

— Ну и что?

— Не многие ковбои имеют достаточный капитал для подобного занятия.

— Но ведь и у тебя нет денег.

Бак отвел взгляд.

— Да, это так. — Однако ему было неловко обманывать Джози, и он решил поменять тему: — Кто-то говорил об обеде? И что у нас на обед?

— Говядина. Что же еще? Ты ведь покупаешь только мясо.

Бак кивнул головой, встал и выпустил Джози из-за стола. Она тут же поспешила на кухню. Он выключил компьютер и быстро засунул себе в карман мобильный телефон, который прятал за компьютером. Ему не хотелось давать Джози повод расспрашивать «бедного ковбоя» о еще одной дорогой его «игрушке».

Какой же смышленой была его принцесса!

Каждая минута, проведенная рядом с ней, доставляла Баку радость. К сожалению.

Джози, расположившись в машине Бака на переднем сиденье, с интересом разглядывала все, что происходило вокруг.

Вечерний сеанс в пятницу в местном кинотеатре под открытым небом, где зрители могут смотреть фильмы, не выходя из машины. Самое привычное и доступное развлечение.

Когда Бак спросил ее, хочет ли она пойти в кино, Джози подпрыгнула от радости. Ей очень хотелось увидеть собственными глазами, как развлекаются американцы. К тому же Бак сказал ей, что это их последний вечер в кемпинге у озера Тахо. В субботу они должны отправиться на родео в Сонору в Калифорнии.

Джози немного волновалась перед предстоящей поездкой. Встречи и общение с людьми пугали ее. Но Бак лишь усмехнулся, услышав предположение, что ее отец сможет найти дочь в собравшейся на арене толпе.

Конечно, Бак не знал, что Джози ищет вовсе не ее отец, а Бонифай. Этот человек не только напечатал ее фотографии во всех газетах. Он уже наверняка обратился за помощью к ЦРУ.

Но сегодня вечером Джози могла не волноваться, что ее кто-нибудь найдет. Сидя в машине Бака, она была в полной безопасности, поэтому могла расслабиться и отдохнуть в свое удовольствие. Так она и поступит, решила Джози.

Она смотрела по сторонам, когда прямо перед ней остановилась машина и из нее высыпало пятеро детей, мал мала меньше. С радостным криком они начали бегать друг за другом вокруг машины, а их родители тем временем расставили семь шезлонгов и вытащили из машины большой пластиковый пакет, полный воздушной кукурузы.

Справа от Джози в старой, видавшей виды машине страстно целовалась молодая парочка. Две юные девицы, стоявшие рядом, хихикали, глядя на влюбленных.

Слева стоял еще один грузовик. Рядом с ним в шезлонгах сидела пара пожилых тучных людей. Они ели бутерброды, запивая их пивом.

Сквозь открытые окна в машину Джози проникали, смешиваясь, запахи сосисок, воздушной кукурузы и выхлопные газы. Она закрыла глаза и глубоко вздохнула. Вот это и есть настоящая жизнь!

— Эй! Проснись наконец!

Джози открыла глаза и, увидев Бака, распахнула перед ним дверцу. Руки его были заняты. Он принес огромную коробку воздушной кукурузы, две бутылки колы, сосиски, конфеты и шоколад.

— Боже, Бак! — воскликнула она. — Мы ведь ужинали всего лишь два часа назад!

Он улыбнулся.

— Знаю, что это не еда в прямом ее значении, это необходимый атрибут при просмотре фильма. Кроме того, ты сегодня достаточно потрудилась и можешь позволить себе несколько лишних калорий. Сегодня утром ты заработала почти две тысячи долларов на фондовой бирже и заслужила отдых.

— Те две тысячи, о которых ты говоришь, не были настоящими…

— Да, но ты все равно хорошо потрудилась.

— Я согласна и горжусь собой. Если бы только я могла… — Джози замолчала, не закончив фразу. «Если бы только я могла с таким же успехом вложить деньги Княжества Монклер…» — хотелось ей сказать вслух, но это значило выдать себя с головой.

— Если бы только ты могла… что?

— Так, ничего.

— Тебе действительно есть чем гордиться. Ты научилась играть на бирже гораздо быстрее меня.

— А когда ты начал играть?

— Несколько лет тому назад.

— А почему?

— Почему что?

— Ну… Ковбой, играющий на фондовой бирже, — очень необычное явление. Как же ты начал?

— По-моему, ты задаешь слишком много вопросов.

Джози пожала плечами.

— Мне любопытно. К тому же не забывай: я твоя жена. Следовательно, должна знать о тебе все.

Бак задумчиво посмотрел в окно, потом бросил пронзительный взгляд на Джози.

— Через несколько месяцев ты будешь далеко от меня. Так к чему же все эти вопросы?

И в эту минуту Джози совершенно неожиданно поняла, почему Бак держался от нее на расстоянии, почему заставлял и себя, и ее работать до изнеможения, почему не позволял себе заниматься с нею любовью.

Его волновало то же самое, что и ее: он боялся влюбиться в женщину, с которой ему предстояла близкая разлука.

— Мне просто хотелось бы знать о тебе побольше, — искренне произнесла она, надеясь, что удовлетворит наконец испытываемое по отношению к Баку ненасытное любопытство.

Обычно вечерами после ужина они подолгу беседовали, сидя в шезлонгах и любуясь сверкающими звездами. Но Бак, как правило, старался не говорить о своем прошлом. Джози поняла, что он что-то скрывает. Но что именно? Задать ему этот вопрос напрямую она не решалась: у нее и своих секретов было предостаточно, куда более серьезных, чем его.

Неожиданно репродуктор, прикрепленный к окну машины, ожил, и раздавшиеся в нем звуки испугали Джози. Пакет с воздушной кукурузой выпал из ее рук, и хлопья рассыпались по всему сиденью.

— О, нет! — огорченно воскликнула она и стала собирать хлопья. Но Бак взял ее за руку. — Что? — Джози встретилась с ним взглядом.

Он смотрел на ее прекрасное лицо, чувствуя, что хочет эту женщину все больше и больше с каждой минутой. Ни к кому и никогда он не испытывал такого жгучего желания.

— Бак, надо убрать хлопья. Иначе они испортят сиденье.

Он с огромным трудом поборол себя, выпустил руку Джози из своей и перевел взгляд на экран.

Собрав хлопья, Джози приглушила звук репродуктора.

— Итак…

— Итак — что? — переспросил Бак, продолжая смотреть на экран.

— Мне показалось, мы хотели поговорить.

— Начался фильм.

— Но ведь…

— Пожалуйста, сделай звук погромче. Джози задумалась на минуту, затем прибавила громкость и откинулась на спинку сиденья.

Но Бак, постоянно чувствуя ее близость, уже не мог сосредоточиться на фильме. Он думал только о Джози. Он продолжал есть кукурузу, чтобы только занять руки и случайно не коснуться Джози. Краем глаза он следил за каждым ее движением, сгорая от желания целовать ее руки, губы и…

Черт! Как же становится жарко в машине!

Бак открыл окно и отпил колы. Стараясь отвлечься от мыслей о Джози, он все жевал и жевал не переставая. Одна за другой исчезли две сосиски, а потом и две плитки шоколада.

— Если ты закончил, то я пойду и выброшу мусор, — сказала Джози, когда развитие событий на экране поубавило свою стремительность.

Через минуту она вновь сидела в машине рядом с Баком.

— Спасибо, — поблагодарил он.

— Убирать — женская работа, — ответила она с некоторым сарказмом.

Бак пожал плечами и перевел взгляд на экран. В эту же самую секунду он почувствовал, как рука Джози скользнула по его ноге.

Глава седьмая

Бак вздрогнул от неожиданного прикосновения.

— Что…

Джози сняла со складки на его джинсах крошку воздушной кукурузы.

— О, спасибо, — выдохнул с облегчением Бак. Слава Богу, он ошибся, решив, что Джози его откровенно соблазняет.

Но вместо того чтобы выбросить крошку за окно, она поднесла ее к губам Бака.

— Вот, пожалуйста. — Голос ее был необычно тихим, завораживающим.

Он заглянул в загадочно смотревшие на него глаза Джози. Нет, она все-таки пыталась соблазнить его! Баку невероятно хотелось на это надеяться. Он устал от того состояния, в котором находились их отношения. Он устал держать себя в узде и не позволять себе даже прикоснуться к Джози. А его желание временами было просто нестерпимым.

Кто посмеет обвинить его, если он не сможет устоять перед этой красавицей и уступит ей? Терпеть все это так долго, как он, может только святой.

Бак взял Джози за руку. Продолжая смотреть ей в глаза, он коснулся губами ее пальцев и языком подхватил крошку. Проглотив ее, Бак стал облизывать пальцы Джози. Один за другим.

— Бак, — прошептала она, — пожалуйста…

— Ты знаешь, что я думаю?

— Что?

— Мне кажется, ты пытаешься соблазнить меня.

Джози не стала это отрицать.

— А я могу?

— Ты спрашиваешь разрешения или хочешь узнать, насколько это возможно?

— И то, и другое.

Бак отпустил ее руку, и Джози, отбросив всякое стеснение, провела пальцами по той складке его джинсов, которая свидетельствовала о его огромном желании.

— О, Боже! — с восторгом произнесла она, даже не заметив, что сказала это по-французски.

Ласка Джози стала настоящим испытанием для Бака. Не выдержав, он схватил ее руку и поцеловал запястье. Потом, обняв Джози за талию, подвинул ее вплотную к себе и пылко поцеловал. Это был поцелуй, о котором Бак мечтал с тех самых пор, когда, узнав, что эта женщина — принцесса, дал себе зарок не прикасаться к ней. Но в данную минуту статус и положение Джози не имели для него никакого значения. Бак едва помнил себя. И в этом не было ничего удивительного — ведь Джози страстно ответила на его порыв, не скрывая своих чувств.

Ее близость, ее аромат, вкус ее губ возбуждали Бака с каждым мгновением все больше. Кровь бурлила в его жилах. Забыв о благоразумии, он еще теснее прижал Джози к себе и через несколько секунд, сам того не заметив, уже расстегнул ей блузку. Крючки лифчика поддавались его пальцам с трудом, и Бак неловким движением задел кнопку звукового сигнала на руле. Пронзительный звук разнесся по всей округе. Понимая, что его грузовик привлек всеобщее внимание, Бак, прячась, опустил голову.

— Вот черт! — с досадой выдохнул он.

— Ловок! Нечего сказать! — шепотом сказала Джози, полулежа на сиденье.

— Я решил оживить звуковой ряд фильма. — Бак поднял голову и с улыбкой взглянул на Джози. Растрепанная и полуобнаженная, она была самой красивой женщиной из всех тех, кого ему доводилось видеть. — Тебе хочется смотреть этот фильм?

— Какой фильм? — переспросила она, запустив пальцы в его волосы.

— Поехали домой, пока зрители не стали глазеть на нас вместо кино.

— Хорошо.

Бак тотчас включил мотор, нажал на газ, и машина рванула с места. Выехав на шоссе, он положил руку на колено Джози.

— Ты сидишь слишком далеко от меня. Садись поближе.

Она не стала заставлять упрашивать себя и тут же прильнула к Баку.

Он наклонился и крепко поцеловал ее.

— Боже, как ты хороша!

На бешеной скорости они мчались в сторону озера Тахо.

— Бак, — обратилась к нему Джози после долгого молчания.

— Да, дорогая?

Она потерлась щекой о его плечо.

— Спасибо, что ты смог сдержаться и мы… Ну, ты понимаешь… Мне бы не хотелось, чтобы это произошло у меня впервые вот так скомканно, в грузовике, где недостаточно места… — Джози улыбнулась, засунув ему руку под рубашку, которую наполовину расстегнула. — Ты такой большой… Думаю, люди вокруг нас сразу догадались бы, чем мы с тобой занимаемся в машине. Ты согласен со мной?

Впервые. Это слово поглотило все внимание Бака. Он едва слышал остальное.

— Ты хочешь сказать, что это у тебя впервые со мной, а не вообще впервые в жизни, да?

— Нет. Подобные отношения с мужчиной у меня впервые в жизни. Я никогда не занималась сексом.

— Никогда?

— Тебе это кажется странным?

Бака будто окатили ледяной водой, приводя в чувство. Джози — девственница. Почему же это не пришло ему в голову раньше?

Потому, что она вела себя совсем не как девственница. Вот почему. Джози возбуждала в нем желание, и делала это очень умело. Девственница в двадцать четыре года? Много ли сегодня таких девственниц?

Но не надо забывать, что Джози — принцесса. Вполне вероятно, ее девственность — национальное достояние и ее всю жизнь охраняли от мужчин.

— С тобой все в порядке? — неожиданно спросила она, должно быть почувствовав напряжение Бака.

Ему захотелось крикнуть: «Нет!» И еще: «Что же ты со мной делаешь? Зачем ты вошла в мою жизнь? Зачем разрываешь мне сердце?..»

Терзаемый жгучим желанием, Бак проклинал Джози за то, что она была единственной женщиной, с которой ему хотелось быть рядом, но которой он не мог обладать. Он проклинал себя самого за то, что женился на незнакомке. Он проклинал отца Джози за то, что тот позволил дочери сбежать из дома. Он проклинал и ее родную страну за глупый закон, по которому наследница трона была обязана выйти замуж до того, как ей исполнится двадцать пять лет. Бак проклинал также своих родителей, взрастивших в нем ненависть к их образу жизни и жизни принцесс.

«Однако почему стиль жизни моих родителей должен стать помехой между мною и женщиной, которую я люблю? — размышлял он. — Если я это допущу, значит, позволю им одержать верх. Но…»

Неожиданно мысли его смешались. О чем он только что подумал? Какое слово промелькнуло у него в голове? «Любовь»?

— Бак? — Джози наклонилась к нему и внимательно посмотрела в глаза. — В чем дело?

— Все в порядке, — ответил он, хотя паника уже овладела им.

— Ты не передумал? Нет?

Черта с два он займется теперь с Джози любовью! Довольно рискованное предприятие — исполнение супружеского долга! И рискованное вдвойне, если исполняешь этот долг с девственницей, да к тому же принцессой. Наверняка после этого станешь ее супругом до конца своих дней. Если в Соединенных Штатах нет законов, касающихся этого вопроса, то они, конечно же, есть на родине принцессы, рассуждал Бак. Да, он так рассуждал, но руководствовался прежде всего своими собственными моральными законами. Бак мог бы стерпеть порицание своих родителей, мог бы даже выдержать осуждение всего света, но он не смог бы жить в мире с самим собой, если бы лишил Джози девственности, а потом оставил ее.

— Джози, давай поговорим о…

— Нет! — закричала она. — Пожалуйста, Бак. Ты должен исполнить свой супружеский долг, должен заняться со мной любовью.

— Извини, но…

— Ты ведь этого хотел пять минут назад! Что же произошло?

— Я хотел этого, потому что не знал, что ты девственница.

Джози всплеснула руками.

— При чем тут моя девственность!

«А не сказать ли ей правду? — подумал Бак. — Не признаться ли, что мне известно, кто она такая? Нет. В этом случае она может сбежать от меня, чего бы я никак не хотел».

— Ты ведь сама говорила, что наш брак заключается лишь на время.

— Да, это так, — с грустью ответила Джози, чем тронула сердце Бака. — Но мне необходимо, чтобы мы с тобой исполнили наш супружеский долг и скрепили наш союз. Разве тебе непонятно? Если мой отец найдет меня и обнаружит, что я твоя жена только на бумаге, он аннулирует наш брак и заставит меня выйти замуж за человека, которого сам выбрал мне в мужья.

— Твой отец, должно быть, очень богат.

Джози замерла.

— Почему ты так думаешь?

— В наши дни, по крайней мере в этой стране, за браками по расчету стоят большие деньги… или положение в обществе, — с горечью добавил он.

Джози с любопытством посмотрела на него.

— Так что, твой отец богат? — снова спросил Бак.

Она опустила глаза.

— Думаю, некоторые сочтут его богатым. Но его компания того и гляди обанкротится. Для ее спасения отцу нужны деньги, и мой предполагаемый жених обещал дать ему энную кругленькую сумму.

— Но этот парень тебе не нравится.

— Да. Только я отказываюсь выходить за него замуж совсем не по этой причине. У меня есть доказательства, что он намерен разрушить Мон… компанию моего отца.

Бак в этом не сомневался. Пике никогда не делал ничего просто так. Он всегда изо всего извлекал собственную выгоду, а значит — деньги.

— Так вот почему тебе нужен богатый муж! Он вложит деньги, и ты избежишь брака с тем, кого тебе подобрал отец.

— Да.

Итак, прежде всего Джози старается спасти свою страну, подумал Бак. По крайней мере она так считает. Но каковы планы Пике относительно Княжества Монклер? Надо бы это уточнить.

Альтруизм Джози еще больше возвысил ее в глазах Бака. Эта женщина вызывала восхищение, возбуждала. И страстное желание с новой силой охватило Бака.

Но о близости с ней не могло быть и речи. По крайней мере до тех пор, пока ему не захочется изменить свой образ жизни и помочь Джози и ее стране.

А подобного желания у Бака не было.

Он слишком долго боролся за право быть тем, кем ему хотелось быть. Простым ковбоем. Бак не был готов распрощаться со своей собственной мечтой ради Джози. С какой стати? Да, он слышал о Княжестве Монклер. Но всего лишь неделю назад он и не думал об этой стране на крошечном острове.

Кроме того, нетрудно представить, в каком экстазе будет его мать, когда узнает, что Бак женился на принцессе Княжества Монклер Джозефине. Алисия Бьюканан даже и не мечтала о возможности занять столь высокое положение в обществе. Несомненно, она будет гордиться своим сыном.

Бак нахмурился. Проблем у него хватало. Но сейчас ему было необходимо убедить Джози в том, что секс для нее не главное.

Стоп! Неужели ему действительно надо это делать?

— Извини, дорогая, мне кажется, я не тот муж, который тебе нужен.

— Я знаю, — с тяжелым вздохом сказала Джози. — Но мне нельзя упускать время, пока мы считаемся супругами.

— Понятно.

— Пойми, Бак, нам необходимо исполнить супружеский долг.

— Джози… У каждого человека есть принципы, в соответствии с которыми он живет. В противном случае грош ему цена.

— Надо ли мне напоминать тебе, что исполнение супружеского долга было одним из условий, под которыми мы подписались при заключении нашего брака?..

— Ты всегда можешь расторгнуть наш брак и найти кого-нибудь посговорчивее, кто оказал бы тебе такую услугу.

Джози покачала головой.

— Нет, я не могу так сделать, потому что для этого нам придется пойти в суд. А уж тогда меня наверняка обнаружат.

Да, пожалуй, она права. Баку стало не по себе при мысли, что Джози может оставить его.

— Что же ты собираешься делать? — спросил он.

— А какой у меня есть выбор?

Ее риторический вопрос остался без ответа.

— Ты не хочешь заниматься со мной любовью? — тихо спросила она минуту спустя.

Боже! Эта женщина сводила его с ума. Он протянул руку и осторожно сжал ее колено.

— Ответ на этот вопрос очевиден.

— Значит, у меня есть надежда, — прошептала она.

— Что ты сказала? — Бак, конечно же, слышал ее, но ему просто хотелось узнать, что она имела в виду.

— Так, ничего.

— Джози…

— Ты жалеешь, что мы уехали и не досмотрели фильм? — спросила она, пытаясь сменить тему разговора.

— Черт возьми, Джози, разве я могу смотреть кино, когда ты рядом и испытываешь мое терпение?!

— Я испытываю твое терпение? — с улыбкой переспросила она.

Баку было не до улыбок. Какое еще испытание готовила ему эта женщина?

— Джози… Я сказал лишь то, что сказал.

Когда они наконец добрались до кемпинга, Бак предупредил Джози, что сначала он пойдет проведать Агги. Постояв несколько минут с конем и приласкав его, он отправился затем на берег озера. Если Джози думала, что может соблазнить его… Черт! А ведь она вполне могла это сделать. У нее были все основания не сомневаться в своих способностях. Если бы сегодня вечером они остались дома, ничто не остановило бы Бака. Он бы не удержался. Да! Он зашел слишком далеко.

Он поднял с земли камень и бросил его в воду.

— Бак? — позвала Джози с порога дома. — Ты собираешься ложиться спать?

Он промолчал и через минуту услышал, как она что-то невнятно пробормотала и закрыла дверь. Ему представилось, как Джози готовится ко сну, как снимает одежду и надевает майку, которую он ей подарил, как ложится под одеяло. Мягкая и теплая. Желанная…

— Черт!

Сняв ботинки и бросив на них шляпу, он в одежде шагнул в ледяную воду озера Тахо.

На следующий день Бак уже стоял у арены в Сонорс в Калифорнии. Поездка заняла лишь пару часов, и они с Джози прибыли задолго до начала субботнего шоу.

Зрители начинали заполнять трибуны, но сейчас среди них не было Джози. Она сказала, что придет, когда родео уже будет в полном разгаре, чтобы остаться не замеченной в толпе.

Бак посмотрел в сторону входа для участников родео, где был припаркован его грузовик. Машина притягивала его, будто ребенка, которому не терпится достать подарок из-под новогодней елки. Ведь в машине находилась женщина, о которой он мечтал всю жизнь. Стоило Баку лишь открыть дверцу прицепа — и его мечта стала бы явью.

Черт! Он потер лицо рукой. Соблазн был велик.

— Привет, Бак! — Лой Осман хлопнул Бака по спине, когда тот подтягивал подпругу Агги. — Ты ограбил Форт-Нокс или что-то в этом роде?

— Форт-Нокс? — Бак повернулся и увидел приятеля, которого знал уже не один год. Лой был почти на фут ниже Бака и весил на восемьдесят фунтов меньше, но был чертовски хорошим ковбоем.

Лой кивнул в сторону офиса, в котором располагалась администрация родео.

— Минуту назад туда зашли двое парней. Говорят, что ищут тебя и что они из ФБР.

— Из ФБР?! Ищут меня? С какой стати? Они что-нибудь объяснили?

Лой пожал плечами.

— Мен спросил их, но они не стали распространяться на этот счет. Сказали, что хотят поговорить с тобой. Вот и все. Бак, что случилось?

— Черт! Если бы я мог знать! — ответил он. — Но я не собираюсь оставаться здесь, чтобы это выяснять. Надеюсь, ты меня понимаешь, приятель.

Как не понять! Отношения между ковбоями родео и блюстителями порядка никогда не отличались взаимной любовью.

— Чем я могу тебе помочь? — спросил Лой.

— Думаешь, наши ребята задержат их?

— Ты ведь знаешь ковбоев, Бак. Когда в дело вмешиваются копы, мы все стоим стеной друг за друга.

— Ты не первым выходишь на арену, да?

Лой покачал головой.

— Последним.

Бак, вытянув шею, посмотрел на арену.

— Хорошо. Там еще не закончили с выездкой без седла. Так что у тебя есть время.

— Для чего?

— Чтобы выполнить мою просьбу.

Джози заволновалась, когда ковбой, рассматривавший зрителей, начал, извиняясь, пробираться вдоль ряда, в котором она сидела. Вцепившись в кресло, она делала вид, что внимательно следит за происходившим на арене.

Неужели этот ковбой идет к ней? По обеим сторонам от Джози были свободные места. Но ведь и в других рядах есть свободные места. Что же делать? Встать и уйти? Или подождать и узнать, что ему надо?

Джози еще думала, как ей лучше поступить, а ковбой уже сел рядом.

— Вы мисс Джози?

Она смотрела на него, не в силах ничего ответить. Неужели ее поймали? А может быть, еще нет? Ковбой знал ее имя, но это ничего не значило.

— Не волнуйтесь, — тихо сказал он. — Я Лой Осман, друг Бака.

— Баку что-нибудь нужно?

Лой наклонился к Джози.

— Баку необходимо исчезнуть отсюда. Похоже, люди из ФБР хотят задать ему несколько вопросов. — Джози в то же мгновение была уже готова умчаться прочь, но Лой, схватив ее за руку, удержал: — Не так резво, милая леди! Вам следует уйти тихо, незаметно, не привлекая к себе внимания. Понятно?

Она кивнула, а сердце ее вырывалось из груди.

Лой похлопал ее по руке.

— Посмотрите налево. Видите ворота и киоск, где продают горячие бутерброды? Бак сказал, чтобы вы прошли к ним. Он будет ждать вас там. У вас еще полно времени. Целых десять минут. Бак сейчас ставит коня в трейлер.

Джози глубоко вздохнула.

— Понятно. Главное — не волноваться. Идти спокойно, будто я иду за бутербродом.

— Именно так.

— Спасибо, Лой. До свидания.

Джози поднялась вместе со всеми зрителями, когда те начали приветствовать очередного наездника, и прошла по проходу между рядами. Ей казалось, что, спускаясь по ступенькам, она привлекает к себе всеобщее внимание, и поэтому она опустила голову, пряча лицо под широкополой шляпой. Джози заметила, что некоторые зрители время от времени окидывали взглядом трибуны. Они, видимо, или искали своих друзей, или пытались найти свободное место. Были ли среди них служащие ФБР — сказать трудно. Даже если таковые и были, то они скрывались под одеждой ковбоев, потому что человек в костюме и галстуке в этой толпе казался бы белой вороной, грозовой тучей на безоблачном небе.

Через пару минут Джози была уже внизу, у киоска. Спустя еще несколько мгновений она увидела, как грузовик Бака остановился у забора неподалеку от ворот.

Ей захотелось броситься к нему, но она сдержалась, понимая, что этим самым только привлечет внимание. Глубоко вздохнув, Джози заставила себя идти как можно медленнее.

К счастью, в эту минуту она была не единственной, кто покидал родео. Мимо билетера проходила молодая пара с расплакавшимся ребенком. Джози пристроилась к ним сзади, делая вид, что имеет отношение к супругам, потом она резко повернула направо, быстро зашагав к ожидавшему ее грузовику.

Подойдя к дверце машины, она четко услышала щелканье фотоаппарата. В своей жизни она так часто слышала этот звук, он был ей настолько знаком, что ошибиться Джози никак не могла.

Но опыт общения с назойливыми журналистами научил ее избегать их. Поэтому вместо того, чтобы повернуться на шум, она быстро распахнула дверцу и запрыгнула в машину.

— Гони! — крикнула она Баку. — Фотограф!

Тот нажал на газ, однако быстро уехать ему не удалось. Его сдерживали машины опаздывавших на родео зрителей.

Фотограф подбежал к грузовику.

— Принцесса! — завопил он. — Принцесса Джозефина!

Глава восьмая

Сердце у Джози ушло в пятки. Черт бы побрал всех этих репортеров и газетчиков! На этот раз ей ни за что не удастся выдать себя за двойника принцессы.

Бак схватил ее за плечо и подтолкнул на сиденье.

— Держись, принцесса! Мы выберемся отсюда.

Принцесса! Он все знает! Джози была готова разрыдаться. Загадка разгадана. Маскарад окончен. А брак? С ним тоже покончено? Так скоро?

— Все. Думаю, нас им уже не догнать, — сказал Бак, промчавшись по шоссе несколько миль на предельной скорости.

Джози села поудобнее и поправила шляпу, съехавшую набок. Какое-то время они ехали молча, наконец едва слышно она произнесла:

— Я принцесса Джозефина.

— Вот так новость!

Джози резко повернулась к Баку.

— Тебе это известно?

— Да, дорогая, известно.

— Когда ты это узнал?

— На следующее утро после нашей с тобой женитьбы.

— Ты увидел мою фотографию в газете?

— Ее трудно было не заметить.

— А потом лгал мне?

— А ты меня не обманывала? — Бак строго посмотрел на Джози и вновь перевел взгляд на дорогу. — Давай назовем это так: я решил подыграть тебе в твоей игре. Согласна?

— Если бы это была только игра! — с сожалением произнесла она.

— Сейчас мне понятно, почему ты сбежала, — спокойно сказал он. — Но тогда я этого не понимал. Мне казалось, что ты всего-навсего избалованная девчонка, которая на что-то или кого-то разозлилась.

— Ну, что теперь? — спросила Джози.

— Что ты хочешь сказать этим «что теперь»?

— Бак, боюсь, ты из-за меня попадешь в беду.

— Я сам о себе позабочусь, хорошо?

— Похоже, в дело вмешалось ФБР. Ты можешь оказаться в тюрьме.

— Никто в тюрьму не собирается! Разве мы нарушили какие-нибудь законы? Я тебя не украл. Если на то пошло, то это ты меня обвела вокруг пальца.

— Бак, ты не знаешь премьер-министра Бонифая. Я уверена, он найдет способ уговорить американское правительство отыскать такой закон, по которому тебя уберут с его пути. К тому же у тебя нет денег на адвокатов.

Бак пожал плечами.

— У меня припрятано кое-что.

— Нет, Бак. Я не могу позволить тебе тратить на меня деньги, заработанные тяжелым трудом. Почему бы тебе просто не высадить меня в ближайшем городе? Я найду дорогу в…

— Нет! — огрызнулся Бак. — Черт возьми, Джози! Я не собираюсь тебя отпускать, не собираюсь оставлять леди в беде. Мой дедушка не простил бы меня за это.

— Но я…

— Ни слова больше! Ты остаешься, и на этом закончим нашу дискуссию.

Джози с облегчением откинулась на спинку сиденья. Ей не хотелось создавать Баку проблему, но и одной оставаться тоже не хотелось. Что бы она делала со всего лишь несколькими долларами в кармане и к тому же не имея представления, где находится?

«Я не собираюсь оставлять леди в беде…»

Конечно, это не клятва в вечной верности, но тем не менее слова Бака согрели Джози душу.

— Леди? — переспросила она. — С каких это пор ты стал относиться ко мне как к леди?

Бак широко улыбнулся. Он не сомневался: Джози было приятно, что он не оставил ее в беде.

— Могу назвать тебе несколько случаев, когда я относился к тебе именно как к леди.

— Что-то я не припомню таких случаев. Ты относился ко мне как к обыкновенной женщине, а вовсе не как к леди.

— Леди, хм… Так ты этого хочешь, принцесса? Чтобы я исполнял любое твое желание?

— Нет, я… Я решила, что ты заставлял меня так много работать, потому что хотел, чтобы я уехала.

— Но я очень быстро понял, что это не срабатывает. Чем больше я заставлял тебя работать, тем больше тебе это нравилось.

— Я никогда не возражала против работы. Честно говоря, мне гораздо приятнее ухаживать за лошадьми, чем выполнять обязанности принцессы.

— Лошади — твое единственное любимое занятие, да?

— У всех монарших особ похожие интересы. Я не стала исключением. Но я уделяю лошадям гораздо больше внимания, нежели другие. Чем я еще занимаюсь, кроме лошадей? Наряжаюсь и исполняю роль принцессы.

— Когда-нибудь ты станешь правительницей своей страны.

— Такой план существует.

— Значит, тебе следует изучать науку управления страной?

— Да, — ответила она с напряжением.

— Но Бонифай ни за что не отдаст тебе бразды правления.

— Я не устаю во всем винить Бонифая, но ведь правда состоит в том, что я — главная виновница всего. Когда я поняла, что власть в моей стране узурпировал Бонифай, я должна была сделать все, чтобы отстранить его и взять бразды правления в свои руки.

— Но ведь ты не любишь власть.

— Откуда тебе это известно?

— Ты такая же, как я. А я не люблю власть. Трудно справиться со своими собственными проблемами, а еще труднее — с чужими. Вот почему я живу так, как живу.

Джози задумалась. Принцесса и ковбой. Два противоположных мира. И тем не менее у них много общего. Бак целиком и полностью понимал Джози, хотя они были вместе всего лишь неделю.

Неужели он испытывал к ней симпатию? Неужели их связывала не только заключенная между ними брачная сделка? Неужели он любил ее так же, как она любила его?

Боже! Она признала это!

Вот уже несколько дней эта мысль не давала ей покоя, но Джози все время отгоняла ее от себя. Ей казалось, что, если она не будет думать о своих чувствах, значит, их не существует.

Но любовь существовала. Джози любила Бака. Она любила этого бедного милого ковбоя.

Как же такое произошло? Как Джози это допустила? Ведь ясно, что ей никогда не позволят выйти за него замуж. Принцессы не выходят за ковбоев. Она обязана найти себе супруга среди самых богатых мужчин.

Джози вглядывалась в профиль Бака. Он был первым человеком, абсолютно доверявшим ей и позволившим ей заниматься любимым делом. Ему было хорошо известно ее происхождение, но оно не имело для него никакого значения. Ему не нужна была ее корона.

И вдруг Джози поняла, что Бак и есть тот самый человек, с которым ей хотелось бы прожить всю жизнь, каждое утро просыпаться рядом с ним и иметь от него детей.

Но обо всем этом она могла только мечтать.

Взгляд Джози упал на более чем скромную рубашку Бака и его потертые джинсы. Этот мужчина беден. Он живет только на то, что зарабатывает на родео. А ей нужен был богатый муж. Очень, очень богатый.

Если же в скором времени она такого не найдет, то Бонифай продаст и ее, и все княжество тому, кто предложит за них самую высокую цену.

Джози отвернулась, чтобы скрыть слезы, застилавшие ей глаза.

Будущее представлялось ей чрезвычайно мрачным. Никогда больше она уже не услышит, как Бак называет ее «дорогая», никогда не поймает на себе жадного взгляда его синих глаз, никогда не вдохнет его незабываемый аромат…

Она впилась ногтями в ладони, чтобы сдержать слезы.

Джози знала, что жизнь была несправедлива к ней с того самого момента, когда она почувствовала, что значит быть принцессой. Но нынешняя ситуация…

Все это выше ее сил.

Бак не на шутку волновался. Они были в пути около часа, но за это время на дороге уже успели встретить дорожный патруль, полицейскую машину из какого-то небольшого близлежащего городка и даже человека в военной форме, тоже, по-видимому, контролировавшего движение.

По всей вероятности, тот, кто искал Джози и Бака, знал не только то, что в грузовике находилась принцесса Джозефина, но и куда они направлялись. А направлялся Бак на север, в сторону своего ранчо. Неподалеку от него в горах был уединенный дом, где он и намеревался скрыться. Теперь же, по-видимому, придется изменить план.

Но прежде ему надо было кое о чем договориться, и сделать это он мог только с помощью своего сотового телефона.

Надеясь, что сумеет объяснить Джози наличие у себя дорогого аппарата, он достал его из бардачка.

— У тебя есть сотовый телефон? — не скрывая удивления, спросила Джози. — Почему я раньше его не видела?

— Он у меня на случай чрезвычайной ситуации.

Джози нахмурила брови, услышав это объяснение.

— Кому ты звонишь?

— Э-э… Своему приятелю. Если мы хотим оторваться от преследования, то нам понадобится помощь.

Джози тут же повернулась назад, посмотрела в заднее стекло, но увидела лишь прицеп.

— Нас преследуют?

Бак набрал номер одного из своих помощников на ранчо, у которого всегда при себе был сотовый телефон.

— Нет, но они наверняка знают, куда мы направляемся.

— Куда же?

Бак удивился, что она не спросила об этом раньше.

— Мы едем в северном направлении. В тех местах я знаю небольшой домик. Но наши преследователи не должны догадаться о моем намерении.

— Как же мы это сделаем?

— Через минуту я все объясню.

Клив Тайлер ответил после второго гудка:

— Тайлер слушает.

— Как дела, Клив?

— Бак, какого черта?! Зачем ты мне звонишь! Разве ты не понимаешь, что они тебя тут же поймают?!

— Так, значит, парни из ФБР уже нанесли вам визит?

— Они обыскали тут каждый угол. Куда только не заглядывали! Твоя мама тоже здесь. Она приперла меня к стенке, желая знать, где ты находишься. Теперь вот хожу прячусь от нее. Во что, черт возьми, ты ввязался?! И что это за принцесса, о которой все они говорят?

Бак улыбнулся.

— Моя жена.

— Твоя жена? Черт тебя побери, Бак! Ты что, женился на принцессе?

— Да, старина.

Голос в трубке на мгновение затих, и Бак ясно представил себе, как старинный приятель его деда недоверчиво покачал головой.

— На настоящей принцессе? — еще раз переспросил Клив.

— Именно.

— Ну что же, уверен — ты знаешь, что делаешь. Бьюсь об заклад, ты позвонил совсем не для того, чтобы поболтать. Что стряслось? Чем я могу помочь?

— Мне нужно перехитрить этих парней из ФБР, Клив.

— Перехитрить?

— Сет Кэпшоу продолжает дружить со своей мексиканской красоткой?

— Бонитой? Да.

— А его старенький «форд» еще бегает?

— Да. Вид у него, конечно, неприглядный, но бегает он как новенький.

— Хорошо. Мне нужно, чтобы Сет встретил меня, мы поменяемся с ним машинами. Он на моей поедет на ранчо, а я на его — совсем в другую сторону.

— Где ты хочешь, чтобы он тебя ждал?

— В Оровилле. Знаешь там стоянку для грузовиков?

— Да.

— Мы будем там через пару часов. Может быть, через два с половиной. Скажи Сету, чтобы захватил с собой подружку. Встретимся на стоянке. Обменяемся одеждой, ключами от грузовиков — и дальше в путь. Все понятно?

— Все. Сет сейчас работает здесь неподалеку. Как только его отыщу, сразу же пошлю к тебе. Удачи!

— Спасибо. — Бак выключил телефон и посмотрел на Джози. — Вопросы есть?

— Куда мы поедем после того, как обменяемся машинами?

— Думаю, отправимся на побережье. Я знаю там дом, в котором можно укрыться.

Дом, о котором говорил Бак, принадлежал Говарду Муру, его адвокату и давнишнему школьному приятелю. Он частенько пустовал, и Бак знал, где его друг прячет запасные ключи.

— А как же Агги? Мы повезем его с собой?

— Нет. Сет отвезет Агамемнона на ранчо.

— Какое ранчо?

«Вот разболтался!» — с досадой подумал Бак и тут же исправил свою оплошность:

— Ранчо, на котором работает Клив.

— За дом на побережье придется много заплатить?

— Да это дом моего друга, он не станет возражать, если мы поживем там какое-то время. Дом, конечно, не роскошный…

— А кто говорит о роскоши? Нам бы продержаться до двадцать восьмого числа, а потом я могу уже больше не прятаться.

— Чем же знаменателен этот день — двадцать восьмое мая?

— Тем, что мне исполнится двадцать пять лет.

Бак сделал вид, будто не знает законов Княжества Монклер и не понимает, о чем говорит Джози.

— И что же? Ты превратишься в тыкву или еще что-нибудь?

Неожиданно раздался телефонный звонок.

— Черт! — не сдержался Бак. — Почему я не выключил эту штуковину!

— Ты не собираешься отвечать? — спросила Джози после двух звонков.

Бак снова про себя выругался. Кто же это звонит? Может, Клив, у которого возникла проблема? Значит, надо ответить.

Он нажал на кнопку.

— Да?

— Харди?

— Мама? — Бак чуть было не заскрежетал зубами.

— Боже, Харди, ты где? Я целую неделю пытаюсь с тобой связаться, но твой телефон все время или занят, или отключен.

— Знаю. На то были свои причины. — Он посмотрел на Джози, которая с любопытством следила за ним.

— Ты уже поговорил с людьми из ФБР, сынок?

— Нет, мама. И не собираюсь.

— Правильно, сынок. Никогда не встречала таких неприятных людей, как они. Твой отец и я постоянно твердим им, что ты не способен украсть принцессу, что это противоречит твоей природе, но они и слушать не хотят.

— Мне очень жаль, мама, что тебе пришлось с ними объясняться. К сожалению, я не могу с тобой больше разговаривать. Мне нужно освободить линию.

— Это правда? — спросила мать, затаив дыхание.

— Что именно?

— Что ты женился на принцессе Княжества Монклер?

Бак решил, что мать, вероятно, уже в курсе всех событий, и поэтому лгать ей не было смысла.

— Да.

— Но ты ведь не украл ее? Скажи мне только правду.

— Нет, мама. Она сама очень хотела этого. Послушай, сделай мне одолжение.

— Какое?

— Автоответчик рядом с тобой?

— Да, Харди.

— Хорошо. Нажми кнопку «запись». Я передаю трубку Джо… принцессе. Она сделает заявление для ФБР о том, что находится со мной по своему собственному желанию и хочет, чтобы всякие попытки с их стороны найти нас были прекращены. Ну что, нажала кнопку?

— Да, Харди. Запись идет. Я на самом деле буду говорить с принцессой?

— Да, мама.

Бак передал трубку Джози.

— Как тебе моя идея? Это может помочь.

— Сомневаюсь, но что нам мешает попробовать? Алло? — сказала она уже в трубку. — Да, это действительно принцесса Джозефина… Рада с вами познакомиться, миссис Бьюканан. Да, мы поженились… В Рено на прошлой неделе… В ночь с пятницы на субботу.

— Переходи к главному, — поторопил Бак, — мы должны отключить телефон.

— Миссис Бьюканан… Я хочу сказать, что вышла замуж за Харди Бьюканана, которого зовут еще Баком Бьюкананом. Я вышла за него замуж по собственной воле. Сейчас у нас медовый месяц, и я хочу, чтобы нас никто не беспокоил. Пожалуйста, прекратите преследовать и искать нас. Со мной все в порядке. Я счастлива. И хочу быть наедине со своим мужем. Это все. Бак потянулся к трубке.

— Выключи телефон.

— Рождественский бал?.. Мы поговорим об этом позже. Бак сказал, что нужно освободить линию… Да. Спасибо. До свидания.

Джози передала аппарат Баку, и он выключил его.

— Я иначе представляла себе твою мать, — произнесла она.

— Да? Как же?

— Не знаю. Мне казалось, она должна быть похожа на тебя. А сейчас она разговаривала как очень образованная женщина с изысканными манерами…

— А я, по-твоему, не очень образован?

— А ты как думаешь?

Бак посмотрел в зеркало. Если он признается, что с отличием закончил самое лучшее в стране учебное заведение, то Джози станет задавать ему множество других вопросов, на которые ему совсем не хотелось отвечать.

— Ну, все-таки я окончил среднюю школу… — Джози стала внимательно вглядываться в Бака, будто засомневалась в искренности его ответа, и он решил побыстрее сменить тему: — Так что за проблема возникла с твоим княжеством?

Джози вздохнула.

— Страна в полном разорении. Инфраструктура настолько устарела, что использование современных технологий практически невозможно. Мы нуждаемся в немедленной финансовой поддержке. Иначе очень скоро обанкротимся.

— А ты не пробовала обратиться к финансистам?

— Я как-то разговаривала с одним банкиром. Он сказал, что нам очень повезет, если мы сумеем найти хоть один банк, готовый предоставить кредиты. А причина недоверия — в руководстве.

Бак исподволь стал расспрашивать Джози о состоянии дел в ее стране. Его интересовали данные статистики, вопросы экспорта и импорта. Он стремился понять реальное состояние экономики Княжества Монклер.

Ответы Джози заинтриговали его. Ему показалось, что он мог бы сделать для княжества то же самое, что делал для мелких компаний…

Стоп! Неужели его понесло и он уже думает об инвестициях в Монклер?!

Он что, заявит всему миру, что предоставляет княжеству необходимый капитал, но отказывается от принцессы? Скажет, что Джози проходила испытательный срок в качестве его жены и не выдержала его?

Нет, он не сможет позволить себе так поступить с нею, так унизить ее. Вкладывать деньги в Монклер — значит быть мужем Джози. А быть мужем Джози — значит разрушить свою собственную жизнь.

Баку же хотелось жить привычной для него жизнью: спокойно вести дела на своем ранчо и инвестировать деньги в интересующие его проекты. А быть принцем Княжества Монклер, членом королевской семьи? Нет-нет, увольте, титулы не для него.

Ковбой. Вот это по нему.

Глава девятая

— Просыпайся, дорогая. Мы приехали.

Джози, пригревшись на плече Бака, сонно подняла голову.

— Который час?

— Далеко за полночь.

Вдруг все ее чувства проснулись, и Джози показалось, что она снова дома. Где-то совсем рядом о берег бились волны. Сквозь открытое окно в машину проникал хорошо знакомый солоноватый запах моря.

Джози огляделась. Вокруг не было ни огонька. Только звезды сияли на иссиня-черном ночном небе. В темноте она различила слабые очертания небольшого дома.

— Где мы?

— На побережье, — ответил Бак и открыл дверцу машины. — А какое это имеет значение?

— Думаю, никакого. Название этого города мне все равно ничего не скажет.

— Какого города?! На несколько миль вокруг — ни души. Мы здесь именно поэтому.

— Скажи-ка мне еще раз, чей это дом.

— Моего друга. Он не против, если мы здесь поживем какое-то время. Я знаю, где лежит запасной ключ.

Бак выпрыгнул из кабины и протянул руку Джози, чтобы помочь ей выбраться из машины.

Она замерла в нерешительности.

— В чем дело? — в нетерпении спросил он. — Дом не отвечает вашим королевским требованиям?

Вот этого она и боялась с того самого момента, когда поняла, что ему известно о ее титуле. Теперь, когда скрывать нечего, Бак наверняка будет относиться к ней как к принцессе.

— Я его еще даже не видела, — ответила Джози. — Если меня вполне устраивал твой передвижной домик, почему же меня не будет устраивать этот?

Бак, по всей видимости, не намерен был дальше препираться, он лишь сказал:

— Пошли! Мне хочется спать.

Две большие руки обняли Джози за талию, приподняли и через мгновение опустили на землю.

Она улыбнулась, глядя ему в лицо.

— Ты ведь не будешь обращаться со мной как с принцессой?

— А ты этого хочешь?

— Нет!

Бак улыбнулся ей в ответ усталой улыбкой и прижал к себе.

— Вот и хорошо. Мне бы не хотелось терять личную повариху и прачку.

Руки Джози легли на его широкие крепкие плечи.

— Ты так много для меня сделал. Готовить и стирать — это самое малое, чем я могу отблагодарить тебя. Мне нравится помогать тебе. Правда, нравится.

Бак наклонился, будто хотел поцеловать ее, но вместо этого коснулся лбом ее лба.

— Знаю. Хотя порой мне кажется, что ты сошла с ума.

Джози закрыла глаза. В крепких объятиях любимого мужчины ей было покойно. Она чувствовала себя защищенной и любимой.

Но действительно ли Бак любит ее или ей это все лишь пригрезилось? Было бы куда лучше для него, если бы он не любил ее. В таком случае он избежал бы страданий, которых не миновать при их расставании.

— Пойдем, дорогая. — Бак взял Джози за руку. — Надо достать ключ.

Бак, нахмурившись, выключил телевизор после того, как посмотрел дневной выпуск новостей. Поиски принцессы Джозефины продолжались, их интенсивность нарастала. Снова и снова передавали запись заявления Джози. «Эксперты» анализировали каждое ее слово, пытаясь понять, была ли принцесса украдена и силой выдана замуж или по собственной воле вышла за Харди Бьюканана.

Зрителям показывали копию свидетельства о браке Бака и Джози и брали интервью у мирового судьи, совершившего процедуру бракосочетания в Рено.

Молодая рыжеволосая женщина по имени Мелисса Портер, которую называли подругой Джози, глядя прямо в объектив камеры, просила всех оставить принцессу в покое.

Журналисты расспрашивали родителей Бака, интересуясь мельчайшими подробностями его жизни. Он при этом лишний раз порадовался, что Джози отказалась смотреть новости и не слышала всего этого.

Принц Генри выступил с заявлением и предложил миллион долларов любому, кто вернет ему дочь в целости и сохранности.

Да, подумал Бак, если ФБР не найдет их, то это сделает какой-нибудь жадный охотник за легкой добычей. Сейчас это было только дело времени. Дней. Может быть, даже часов.

Он резко поднялся с красного кожаного дивана, стоявшего в гостиной. Что же ему делать? Он был готов отдать все свои деньги до последнего цента за то, чтобы еще немного побыть с Джози. И обладать ею, не желая при этом оставаться ее мужем. Какой же он эгоист!

В попытке оставить подобные мысли Бак подошел к высокой стеклянной двери, ведущей на крыльцо, откуда открывался прекрасный вид на океан.

Джози стояла на краю утеса в сотне ярдов от дома, глядя на побережье.

Он мог бы быть с этой женщиной всю свою жизнь. Для этого ему всего-навсего надо было сделать то, чего ему и так очень хотелось: заняться с ней любовью. Она станет его. Но какой ценой? Ему придется распрощаться с жизнью, вне которой он себя не мыслил.

Горькая улыбка появилась на его лице. Бак был готов расстаться со своими миллионами ради того, чтобы обладать этой женщиной. Но оставить жизнь ковбоя? Нет, ни за что.

Как ни старался он избавиться от мыслей об инвестициях в Княжество Монклер, они не покидали его. Открывающиеся перед ним возможности захватывали его как никогда. Бака привлекала не только огромная личная выгода, но и возможность оживить экономику этой страны, создать для людей новые рабочие места, обеспечить постоянный приток капитала. Дело в любом случае было беспроигрышное.

Если бы такой шанс подвернулся Баку до женитьбы на Джози, он бы не задумываясь взялся за осуществление этого перспективного проекта.

Но теперь все обстояло иначе. Втянувшись в это дело, он попадет в ловушку, обречет себя на жизнь, которая ему претит.

Зато у него будет Джози!

Каков выбор! Или желанная женщина и ненавистная жизнь, или желанная жизнь без любимой женщины!

Любимая женщина.

Бак отдал много сил, борясь со своей страстью. Он даже не подозревал, что способен так глубоко чувствовать…

Так чего же, в конце концов, ему хотелось больше? Чем он мог поступиться? Своими представлениями о жизни, которой он хотел бы жить, или женщиной, которую любил?

Ответа на этот вопрос у него не нашлось.

Он вышел на крыльцо. Ему было необходимо отвлечься, и только Джози могла помочь ему сейчас в этом.

Она все еще стояла на краю утеса. Ветер развевал ее темные волосы и заставлял майку плотно облегать ее грудь. Он пошел к ней. Услышав приближающиеся шаги, Джози повернулась к Баку и улыбнулась. О, эта улыбка и этот взгляд! Неуемное желание снова охватило Бака. Всю свою жизнь он мечтал о женщине, которая вот так могла бы смотреть на него…

Он остановился от Джози в нескольких шагах и стоял как завороженный, боясь поднять руку, чтобы только не прикоснуться к ней.

— Эй, Бак! Ты где? Очнись! — Джози провела рукой перед его глазами.

Он моргнул.

— Что?

— Слава Богу, ты жив.

— Что ты сказала? — Бак тряхнул головой, будто приходя в чувство.

— Что сообщили в новостях?

Он слегка расслабился.

— Все, как мы и ожидали. Передали твое заявление, а потом анализировали его со всех сторон. Брали интервью у моих родителей и у того парня, который поженил нас. А еще у какой-то женщины по имени Мелисса Портер. Она твоя подруга? — (Джози кивнула.) — О, еще твой отец обратился ко мне со страстной речью. Просил не обижать тебя.

Джози удивленно воскликнула:

— Со страстной речью? Мой отец?

— Он хочет, чтобы дочь вернулась домой. Он все простит… и так далее…

— Что сказал Бонифай?

— Представь себе, о нем даже не упомянули.

— Правда? Как странно. Он никогда не упускает возможности покрасоваться на телеэкране.

— Я не слышал его имени.

— Интересно. — Она посмотрела на море.

— Давай пройдемся по берегу. — Бак взял Джози за руку, желая привлечь к себе ее внимание.

— Как же мы спустимся?

Бак осторожно повел ее вниз по ступеням, выбитым в утесе.

Почти час они гуляли вдоль берега. Бак расспрашивал Джози о ее жизни, и она охотно отвечала ему, говорила обо всем без утайки. Рассказ о девочке, выросшей без матери и почти без отца, вызвал в сердце Бака жалость и боль. Он узнал и о Мелиссе Портер (теперь Дентон), единственной подруге Джози, кому она поверяла все свои радости и печали.

— Когда, по-твоему, нас найдут? — спросила Джози. Они присели на песок у самой воды. Баку не хотелось, чтобы она волновалась. Ему хотелось убедить ее, что в их распоряжении вечность.

— Мы здесь одни. Никто не видел, как мы сюда приехали.

— Это только так кажется.

Да, подумал Бак, Джози слишком умна. Ее не обманешь. Не стоит и стараться.

— Я не сказал тебе вот еще что. Твой отец предлагает вознаграждение за твое возвращение. Один миллион долларов.

— Но у княжества нет таких денег. Так сколько же у нас с тобой времени?

— Несколько дней, за которые я постараюсь связаться с Говардом.

— Кто это?

— Парень, которому принадлежит этот дом.

— Чем он занимается? Родео, как и ты?

— Нет. — Бак насупился. Он устал лгать Джози. — Он адвокат.

— Адвокат? — Она явно удивилась.

Бак кивнул.

— Да, и еще мой старинный школьный приятель.

— Бак, — Джози прервала молчание, длившееся несколько минут, — мы с тобой уже говорили на эту тему, но… — Она вздохнула. — Я тебя очень прошу — исполни супружеский долг. Давай займемся любовью.

— Нет, — с трудом выдавил он из себя.

— Почему? Ты не хочешь меня?

— Я хочу тебя больше жизни.

— Тогда в чем же дело?

— Ты девственница.

— Ты постоянно говоришь об этом, будто это имеет какое-то значение.

— Имеет. Поверь мне.

— Да. Будет иметь, если к тому моменту, когда нас все-таки найдут, я так и останусь девственницей. В этом случае наш брак аннулируют, а меня заставят выйти замуж за Альфонса Пике. Ты не знаешь его. Это садист, хищное животное. Он уничтожит Монклер. И… и со мной будет жесток. — (Бак сжал кулаки, представив Джози в цепких руках Пике.) — Но это не главное, — тихо сказала она. — Я хочу тебя, Бак. Хочу, чтобы именно ты был моим первым мужчиной.

Из последних сил удерживал он себя от шага, который мог бы разрушить навсегда и его собственную жизнь, и жизнь Джози.

— Извини: ты — принцесса, а я — простой ковбой… Ты не для меня.

— Позволь это решать мне.

— А что, если нас не разлучат и заставят остаться супругами? Может быть, в твоей стране существует закон, запрещающий тебе разводиться?

— Если уж принцесса Диана смогла получить развод, то меня и подавно разведут.

Бак покачал головой.

— Нет, я не смогу остаться твоим супругом. Я этого не вынесу. Мир, в котором ты живешь, не по мне. Я возненавижу все вокруг. Не дай Бог, я и тебя стану ненавидеть, а уж это не принесет радости ни тебе, ни мне.

Он взглянул на молча слушавшую его Джози. Она смотрела, не моргая, на море. Глаза ее были полны слез.

Сердце Бака разрывалось. Нет! Сейчас он не имел права сдаваться. Он слишком много сил потратил на то, чтобы удержаться от соблазна.

— Джози, извини.

— Ты не виноват, что я родилась принцессой.

— Я бы хотел…

— Пожалуйста, ничего больше не говори. Извини, что я вновь затронула эту тему. Я…

Из глаз Джози брызнули слезы. Она рванулась и побежала вдоль берега.

Бак с трудом поборол в себе огромное желание броситься вслед за ней, извиниться и осуществить наконец-таки свою мечту: подарить этой женщине, ей, и только ей, свою безграничную любовь.

Но разве можно такое позволить?

Нет, он должен быть сильным ради них обоих. Если он останется с Джози, то страдать будет не только он сам, но и она — по его милости.

Да ведь он уже заставил ее страдать и страдал сам. И будет страдать всю оставшуюся жизнь, если откажется от Джози…

Жить жизнью своих родителей?.. Нет, извините, эта перспектива его не привлекала.

Бак вспомнил, в какой восторг пришла его мать, узнав, что он женился на принцессе Джозефине. Его родители никогда не ожидали от него такого поступка. Ведь он собирался жениться на какой-нибудь разбитной девчонке, хотел, чтобы родители отстали от него со своими приставаниями раз и навсегда. Но вместо этого он преподнес им настоящий подарок, исполнив, как казалось, их несбыточную мечту.

Да, женитьбой на «простушке» Бак хотел досадить родителям, рассердить их, доказать им, что они не могут контролировать его.

Неужели он действительно намеревался построить свое счастье в будущем на том, что стало бы раздражать его родителей?

И тут Бак понял, что всю свою жизнь только и делал, что досаждал своим родителям. Именно с этой целью он превратился в «ковбоя», несмотря на то, что инвестиции — занятие, по-настоящему интересующее его, — не вписывались в эту новую для него жизнь.

В конце концов получилось так, что Бак превратился в своего рода метиса. Он чувствовал себя чужим среди людей, окружавших как его родителей, так и деда. И те, и другие не принимали его до конца.

Что же касается Джози, то она принимала его таким, какой он есть. Для нее не имело значения, кто он — ковбой ли, играющий на фондовой бирже, или инвестор, играющий в «ковбоя». Ей нравилось и то, и другое. Джози понимала Бака, потому что сама вела двойную игру, точно так же, как он.

Неожиданно Бак впервые понял, с чем распрощается, если расстанется с Джози. Он упустит возможность вновь стать единым целым, объединить нынешние две его жизни в одну, упустит возможность жить с женщиной, которая любит его.

Но будет ли он счастлив, став супругом принцессы? Бак этого не знал. Он знал лишь одно — без Джози ему нет счастья. Вместе с ней он преодолеет любые трудности. Вместе они смогут прожить ту жизнь, которую им обоим хотелось прожить.

Широко улыбнувшись, он решил вернуться в дом и заниматься любовью со своей женой до тех пор, пока в дверь не постучат люди из ФБР.

Дойдя до ступенек, ведущих на вершину утеса, Джози перестала плакать. Слезы ей не помогут. Ей уже ничто не поможет. Она нашла своего единственного мужчину и полюбила его, но он отвергал ее из-за громкого титула.

Да, это было бы смешно, если бы не было так грустно… Ей всегда не нравилось, что ее любили только из-за того, что она принцесса. А сейчас, наоборот, ее не любили именно из-за этого. И это ей тоже не нравилось.

Но могла ли она винить Бака в данной ситуации? Ей самой не нравилось быть принцессой, а что поделаешь? Она родилась ею. Ею и умрет.

Неужели ее просьба слишком велика? Почему супруги не могут исполнить свой супружеский долг?

Джози знала ответы на эти вопросы. Она знала с самого начала, что о любви с Баком не стоит и мечтать. Они оба согласились на временное супружество. Бак для нее был недостаточно богат и к тому же не воспринимал ее стиль жизни.

Однако случилось так, что Джози влюбилась в своего «временного» мужа, и теперь она не знала, хватит ли у нее сил прожить жизнь без него.

Когда Джози вошла в дом, на часах было без десяти четыре. Начинать готовить ужин еще слишком рано. Она не знала, когда вернется Бак. Надеялась, что придет не сразу вслед за ней. Ей хотелось побыть одной, собраться с мыслями. Хотелось предстать перед Баком «приятным компаньоном» в сделке, называемой «браком». Он этого вполне заслуживал.

Джози была уверена, что справится с задачей, несмотря на то, что ей хотелось скорее плакать, чем улыбаться.

Вспомнив, что в доме есть ванная, Джози решила ее принять: приятное погружение в воду придется как нельзя кстати.

Заколов волосы, она открыла кран, разделась и села на край ванны, глядя в воду. На глаза снова стали наворачиваться слезы, однако Джози тут же взяла себя в руки. От слез краснеют глаза, сказала она себе. Слезы не помогут…

Отражение, промелькнувшее в зеркале рядом с ванной, неожиданно привлекло ее внимание. Она подняла глаза и похолодела…

В дверном проеме стоял Бак, устремив на нее жадный, пылающий взор.

Джози сидела не шелохнувшись, даже не пытаясь скрыть от него свою наготу.

— Джози, — прошептал он.

— Бак, что?..

Он встретился с ней взглядом в зеркале.

— Как ты красива!

— Что ты здесь делаешь?

— Я хочу тебя.

— Но ты сказал…

— К черту все то, что я тебе говорил! — Бак шагнул вперед. — Ты моя жена. Я хочу тебя с самого первого мгновения, когда только увидел в том нелепом наряде «принцессы» на родео. Я не могу больше терпеть!

На миг он остановился перед ней.

— Бак, наш брак разрушат, — сказала она. — Бонифай настоит на разводе, стоит ему увидеть твой банковский счет.

— Давай поговорим об этом позже. — Он наклонился, и его руки скользнули вдоль тела Джози. — Сейчас все мои мысли заняты только тобой, дорогая.

Она подняла руки и обвила ими его шею. Удары ее сердца заглушали шум воды. Бак коснулся губами ее виска, а его руки легли ей на грудь. Девушка едва не содрогнулась от волны пьянящего томления.

— Бак!

— Да?

— Я хочу тебя.

— Я знаю, любимая. Я тоже хочу тебя.

— Так что же?..

— Наберись терпения. Разве тебе не нравятся мои ласки?

— Нравятся, но…

— Но что?..

— Я тоже хочу ласкать тебя.

— Не беспокойся, дорогая. Для этого у нас еще будет время. А сейчас мне доставляет удовольствие наблюдать за тобой, за тем, как ты реагируешь на мои ласки.

Джози широко раскрыла глаза и посмотрела на свое отражение в зеркале.

Темноволосая женщина с затуманенными страстью глазами не имела ничего общего с принцессой Джозефиной. Это была очень сексуальная женщина, трепещущая от каждого прикосновения возлюбленного… Это была та женщина, какой Джози хотелось быть.

И какой она была рядом с Баком.

— Я люблю тебя, — прошептала она, не в силах больше молчать о своем чувстве.

Он крепко обнял ее.

— Выключи воду.

Шум воды стих, и Бак взял Джози на руки. У нее перехватило дыхание.

— Куда ты меня несешь?

— В спальню, — ответил он, целуя ее. — Тебе пора стать миссис Бак Бьюканан. На сей раз окончательно.

Глава десятая

Полное блаженство — вот что чувствовал Бак, проснувшись. И он знал причину этого состояния.

Рядом с ним, свернувшись, лежала Джози. Он вдохнул ее нежный аромат и улыбнулся, вспомнив последние несколько часов. Их первая брачная ночь… Теперь она позади.

Более часа он подготавливал Джози к тому самому главному моменту, когда она должна была превратиться из невинной девушки в женщину. И он сделал это так мастерски, что его избранница почти не заметила, как впервые слилась с ним, стала единым целым со своим возлюбленным.

Его дорогая принцесса оказалась настоящим чудом. Умело следуя во всем за Баком, она страстно отвечала на каждый его поцелуй, на каждую ласку.

При воспоминании о прошедшей ночи желание с новой силой охватило Бака, но он поборол себя. Он решил не заниматься больше любовью с Джози до тех пор, пока не скажет ей, кто он на самом деле, пока она не поймет, что разлука им не грозит. Наоборот — впереди у них целая жизнь. День или два любовь потерпит.

Бак взглянул на часы на столике у кровати. Пятнадцать минут десятого. Будить Джози еще слишком рано.

Его рука, лежавшая у нее на бедре, скользнула ниже, к животу. Этой ночью он не стал предохраняться, и вполне возможно, что они уже зачали новую жизнь.

Незнакомое чувство наполнило душу и сердце Бака. Он понял, что хочет, чтобы Джози забеременела от него. Он хочет ребенка. Хочет иметь семью.

Но прежде… прежде он должен признаться ей, что вводил ее в заблуждение по поводу своего финансового положения. Как она воспримет его признание? Одному Богу известно.

Да ведь и у нее рыльце в пушку… Так что едва ли она забросает его камнями.

— Джози, — позвал он, — просыпайся, дорогая.

Прильнув к нему, она улыбнулась счастливой улыбкой.

— Привет. Который час?

— Начало десятого.

Ее палец коснулся его небритого подбородка.

— Что следует сказать после… подобной ночи, какая была у нас с тобой?

— Как насчет «я люблю тебя»?

— Что?

— По-моему, после ночи любви эти слова очень уместны. Скажи их, — прошептал Бак, убирая прядь волос со щеки Джози.

— Я люблю тебя, — произнесла она, глядя ему в глаза.

— А я…

Грохот, раздавшийся в гостиной, прервал Бака. Он приподнялся, но встать не успел. Четверо вооруженных мужчин в черном ворвались в спальню.

— Боже! — прошептала Джози.

— Ничего страшного, дорогая. Они не…

Двое мужчин, не дав Баку договорить, схватили его, бросили на пол вниз лицом и заложили ему руки за спину. Один из них прижимал его к полу коленом, пока другой надевал на него наручники.

— Что вы себе, черт возьми, позволяете? — возмутился Бак. — Кто вы такие?

— Мы доставим тебя в распоряжение ФБР.

— Сейчас же прекратите! — Джози схватила подушку и начала бить ею мужчину, коленом прижимавшего Бака к полу. — Я требую отпустить моего мужа! Освободите его немедленно!

Не обращая на нее никакого внимания, непрошеные гости, надев на Бака наручники, подняли его на ноги.

— Как вам удалось обнаружить нас? — спросил Бак.

— Просто нам не лень проверять любую информацию, — сказал один из мужчин. — Лодочник, заметивший в этом доме огни, которых, по его мнению, не должно быть, поделился своими соображениями с нами. Мы проверили информацию, и… вот мы здесь. Постарались опередить полицию.

Бак посмотрел на старшего в этой вооруженной группе.

— Вам известно, кто я?

Мужчина равнодушным тоном проговорил:

— Вы похожи на Харди Бьюканана, чью фотографию я как-то видел.

— Даю вам два миллиона долларов, если вы сию же минуту нас отпустите.

— Бак! — крикнула Джози, ужаснувшись. — Ведь у тебя нет таких денег.

Мужчина, прищурившись, посмотрел на Бака, потом на Джози. Он явно взвешивал правдивость услышанных слов. И, наконец приняв решение, приказал:

— Выводите его!

Бака подтолкнули, но он продолжал твердо стоять на месте.

— Отказываетесь от двойного вознаграждения?

— Просто не хотим терять миллион. Лучше миллион в руке, чем два в небе.

Бака потащили к выходу, несмотря на громкие протесты Джози. У двери он повернулся к ней.

— Не волнуйся, дорогая. Все будет в порядке.

— Бак! Нет! — кричала Джози, вырываясь из рук мужчины, удерживавшего ее. — Дайте ему хотя бы одеться, — зло добавила она.

— Не переживайте, леди. Его оденут ребята из ФБР в Сакраменто, — ухмыльнулся старший.

— Пошел! — Бака толкнули в спину.

— Увидимся через несколько часов! — крикнул он Джози.

— Я люблю тебя! — крикнула она в ответ.

Джози стояла у окна в гостинице. Над Сакраменто занимался рассвет.

— Можно войти, принцесса Джозефина?

Джози повернулась, услышав тихий, с сильным акцентом голос.

У двери спальни ее номера-люкс стояла женщина.

— Кто вы такая? — Вопрос прозвучал довольно грубо, однако в данный момент Джози это совершенно не волновало. Сейчас где-то в этом американском городе Бака допрашивают люди из ФБР. Но где именно? Никто не мог ответить ей на этот вопрос.

Женщина, которой на первый взгляд можно было дать тридцать с небольшим лет, заговорила по-французски:

— Меня зовут Софи Ангюс, я нахожусь здесь по просьбе вашего отца. Я должна проследить за тем, чтобы вы вернулись домой целой и невредимой. Извините, что я не встретила вас в аэропорту. Я была занята подготовкой нашего возвращения в Монклер.

Джози, вздернув подбородок, ответила по-английски:

— Я не поеду домой, не повидавшись с мужем! И не пытайтесь меня обмануть: вас прислал премьер-министр Бонифай, а вовсе не мой отец.

Женщина вошла в комнату и улыбнулась.

— Вы ошибаетесь. Меня прислал ваш отец. Со времени вашего исчезновения в княжестве произошли большие перемены.

Джози была бы рада продолжить этот разговор, если бы… если бы не думала все время только о Баке.

— Где мой муж? — спросила она у визитерши.

Мадам Ангюс развела руками.

— Извините, но я не знаю.

— Понятно. — Джози повернулась к окну. — Но почему вы здесь и почему я должна верить вам? Кто вы, собственно, такая?

— Я родилась на острове Монклер, — произнесла гостья. — А потом вышла замуж за француза и жила с ним в Провансе. Три года назад мой муж умер, но я продолжаю жить во Франции. На прошлой неделе я навещала своих родителей в Монклере и встретилась с вашим отцом. Он попросил меня сопровождать вас.

— Вы хотите сказать, что Бонифай предложил вам работу.

— Нет. Это был принц Генри.

Джози посмотрела на женщину с недоверием.

— С тех пор как умерла моя мать, отец забыл о своей стране, о том, что он ее правитель.

— Теперь дела обстоят иначе. Когда вы исчезли и принц Генри решил, что может потерять вас, он взял себя в руки и переборол свое горе. Он лишил Бонифая власти и снова стал править княжеством. Это он организовал ваши поиски.

Джози опустилась в кресло.

— Мое исчезновение возродило его?

— Несомненно.

— Он сейчас здесь, в Соединенных Штатах?

Мадам Ангюс покачала головой.

— Принц Генри боится, что Бонифай может попытаться захватить власть, поэтому решил остаться в Монклере.

— Не могу в это поверить! Почему я не сбежала раньше?!

Гостья улыбнулась.

— Ваш отец очень волнуется за вас и хочет удостовериться, что с вами все в порядке. Не могли бы вы поговорить с ним и успокоить его?

Она достала мобильный телефон и набрала номер.

Джози обратила внимание, как неожиданно преобразилось лицо мадам Ангюс. Будто она заговорила с ангелом. Джози поразило также слово «дорогой», произнесенное мадам. Неужели у моего отца роман с этой женщиной? — недоумевала Джози. Неужели он так быстро забыл маму? Но разве двадцать лет маленький срок? Возможно, эта мадам Ангюс помогла отцу вернуться к жизни. Если это так, то я должна только благодарить ее…

А гостья, улыбаясь, повернулась к ней:

— Ваш отец хочет поговорить с вами.

Джози поднялась с кресла, подошла к ней и взяла трубку.

— Алло? Папа?

— Котеночек!

Услышав это слово, Джози чуть было не выронила мобильник из рук. Как давно она не слышала от отца этого когда-то очень привычного для нее слова!

— С тобой все в порядке? — взволнованно спросил отец.

— Да, папа.

— Почему ты не позвонила мне, не дала о себе знать?

— Не знаю… — Как она могла позвонить отцу, если думала, что ее судьба его не интересует? — Мне показалось, Бонифай…

— Я лишил Бонифая его поста сразу же после твоего исчезновения. Разве мистер Бьюканан не позволял тебе следить за новостями?

— Я сама не хотела, папа. Журналисты, как правило, слишком много лгут.

Отец вздохнул.

— Как я рад тебе, Джозефина! Как давно я не слышал твой голос… Знаю, я был далеко не лучшим отцом… — Голос его надломился.

— Папа, не стоит об этом…

— Нет, стоит! Я забыл тебя, забыл свою страну. Но теперь все это в прошлом. Почти двадцать лет я был будто окутан густым туманом и пытался выбраться из него. Наконец-то я увидел просвет. Я навсегда распрощался с тем человеком, которого ты называла папой, но который по сути им не был.

По щеке Джози покатилась слеза.

— Я так долго ждала этого дня!

— Я тоже. Жду не дождусь снова обнять тебя, как это бывало в твоем детстве. Софи говорит, что вы вылетаете сегодня днем. Значит, завтра вы уже будете здесь…

— Нет, папа, — прервала его Джози, сдерживая слезы. — Я не уеду отсюда, пока не повидаюсь с Баком. Я должна с ним попрощаться.

— Ну же, перестань, Джозефина! Уверен, ты сможешь прожить день или два без своего мужа.

— День или… — Джози замерла. — Что ты хочешь сказать?

— Мистер Бьюканан прибудет на Монклер через несколько дней. Думаю, мне следует привыкнуть называть его Харди, раз уж он мой зять.

— С чего ты это взял?

— Он ведь твой муж, мой котеночек. Неужели ты забыла?

— Нет, конечно. Но я не могу… — Джози замолчала, услышав, что отец разговаривает с кем-то еще.

— Извини, — сказал он вновь в трубку. — Я должен идти. По другой линии звонит американский президент. Я обязан поблагодарить его за то, что ты возвращаешься ко мне.

— Папа, пожалуйста! Мне нужно…

— Я не могу заставлять его ждать. Он мне очень помог. Увидимся. До свидания.

— Папа!

Но в трубке уже раздались гудки. Слова отца крайне удивили Джози. Она останется женой Бака? Неужели такое возможно? Неужели на их острове нашли золото?

— Принцесса?

— Мадам Ангюс, вам известны планы моего отца?

— Вы имеете в виду свадьбу?

— Свадьбу? Какую свадьбу?

— Вашу, конечно. Принц Генри работал денно и нощно, чтобы…

Джози схватила женщину за руку.

— За кого я выхожу замуж?

— Разумеется, за мистера Бьюканана.

— За Бака? Да я уже замужем за ним!

Софи Ангюс улыбнулась.

— Но вы лишили людей удовольствия стать свидетелями свадьбы монаршей особы. Вам, должно быть, известно, с каким пристрастием ваш отец относится к появлениям на публике. Он хочет показать всему свету, что Монклер, как любая другая страна, способна устроить пышную свадьбу.

— У нас нет на это денег.

— Очень скоро они появятся.

— Каким же образом?

— Поможет ваш муж.

— Мой муж? — Джози не верила своим ушам. — Бак? Откуда у него деньги? Вы шутите?

Гостья нахмурилась.

— Вы ведь замужем за Харди Уинфордом Бьюкананом Вторым, не так ли?

— Да, это имя записано в свидетельстве о браке.

— Значит, все в порядке. — Лицо мадам просветлело.

— Пожалуйста, ответьте мне! Что происходит? — едва ли не взвизгнула Джози неожиданно для самой себя.

Софи Ангюс усадила ее на диван.

— Вы знали бы все, если бы слушали новости. Через четыре дня, в день вашего двадцатипятилетия, вы и мистер Бьюканан еще раз дадите обет верности в соборе Святой Беатрисы в Княжестве Монклер, после чего ваш брак будет считаться официально заключенным.

— Это я понимаю. Но я хочу знать, почему так происходит. Мне казалось, чтобы спасти Монклер, я должна выйти за богатого человека.

Мадам Ангюс отпрянула от Джози, удивившись.

— Но мистер Бьюканан один из состоятельнейших людей Америки, если не всего мира!

— Бак богат?! Богат настолько, чтобы спасти Монклер?

— Да. Он уже говорил с вашим отцом. Вам следует ознакомиться с их планами в отношении Монклера.

— Он разговаривал с папой? Когда же?

— Сегодня утром.

— Понятно.

Но, по правде говоря, Джози совершенно ничего не понимала. Голова ее шла кругом.

— Вам следовало бы отдохнуть перед выездом в аэропорт, — сказала мадам.

Однако Джози было не до отдыха. Ей нужно обдумать все услышанное и во всем разобраться!

— Пожалуйста, принесите мне все имеющиеся газеты со статьями о моем замужестве.

— Вы уверены, что не хотите отдохнуть?

— Абсолютно. Я очень долго была в изоляции от внешнего мира, и теперь знакомство с произошедшими за это время событиями будет для меня настоящим отдыхом.

— Хорошо, сейчас вам принесут все публикации.

Джози сидела в салоне авиалайнера, откинув голову на спинку кресла. На ее коленях лежал журнал. Мысли ее путались. Отчего же? Оттого, что ей не спалось? Или из-за разницы во времени? А может, всему виной было то, что человек, которого Джози полюбила, оказался совсем не тем, за кого себя выдавал?

Бак больше не был простым ковбоем. Теперь он был Харди Уинфорд Бьюканан Второй. Сын Алисии и Харди Бьюканан вырос в богатейшей семье и был наследником многомиллионного состояния, в котором он, честно говоря, не слишком и нуждался. Окончив с отличием университет штата Пенсильвания и став специалистом в области финансов, он очень скоро превратил скромное наследство, доставшееся ему от деда, в такое огромное состояние, что его родители теперь по сравнению с ним казались бедняками.

С ковбоями его связывает лишь ранчо на северо-востоке Калифорнии, которым он владел.

Семейство Бьюканан принадлежит к элите Калифорнии, а может быть, и всех Соединенных Штатов. На свои приемы миссис Бьюканан запросто приглашает президентов. Старший Бьюканан — очень влиятельная личность в политике. Положение этой семьи в обществе очень высоко, что позволяет Баку стать идеальным мужем для принцессы Джозефины.

Но почему же все это не радовало Джози? Ведь она любила Бака, не так ли?

Она вздохнула, прикрыв глаза.

Мужчины, которого она любила, больше не существовало. Он оказался вымыслом.

Как это ни странно, но Джози чувствовала, что с Баком ее связывает его увлеченность родео. Почему? Потому, что она знала лишь ковбоя Бака? Или потому, что родео помогало ему спрятаться от окружающего его мира? Ведь Джози тоже избегала своего окружения и в этом ей тоже помогали лошади.

Но достаточно ли для брака этой одной связующей их нити?

«Мир, в котором ты живешь, не по мне. Я возненавижу все вокруг. Не дай Бог, я и тебя стану ненавидеть, а уж это не принесет радости ни тебе, ни мне…»

Джози хорошо помнила эти слова Бака. Он подтверждал их своим образом жизни, прячась от окружающего его мира — того мира, который сейчас стал бы с остервенением смаковать мельчайшие подробности его личной жизни.

Баку навязывали брак с Джози. Она была уверена в этом так же, как и в том, что в один прекрасный день он возненавидит ее.

И если они дадут обет верности в соборе Святой Беатрисы, то ни о каком разводе уже не может быть и речи.

Так или иначе, но Джози должна предотвратить предстоящую свадьбу.

Глава одиннадцатая

Предотвратить свадьбу?

Однако возможно ли это после того, как мы с Баком скрепили наш союз на брачном ложе? размышляла Джози, лежа в шезлонге на террасе, залитой солнцем. Она убеждала себя, что исполняла супружеский долг ради одной-единственной цели — ради спасения своей страны. Но в глубине души Джози знала, что настоящая причина, по которой она оказалась в постели с Баком, к Монклеру не имела никакого отношения. В первую очередь ей хотелось утолить свою нестерпимую жажду любви, желание быть в объятиях Бака. И огонь этого желания все еще продолжал в ней гореть.

Правда, Бак, который должен был появиться в этом доме с минуты на минуту, уже не был просто тем Баком. Теперь он был Харди Уинфорд Бьюканан Второй. Он и его семья летели в Монклер на личном самолете семьи Бьюканан.

Личный самолет. Всего два дня тому назад Джози даже представить себе не могла подобного. Она была уверена, что единственное средство передвижения Бака — его разбитый грузовик.

В дверях, ведущих на террасу, появилась молоденькая горничная.

— Прибыл мистер Бьюканан. Ваш отец просит вас присоединиться к ним в гостиной в восточном крыле дома.

— Спасибо, Сьюзетт.

Через десять минут Джози уже стояла на пороге гостиной. Она увидела отца, сидевшего рядом с элегантной дамой в темно-красном костюме. Справа от нее в кресле располагался представительный мужчина. Бак тоже был здесь, он сидел в кресле рядом с ее отцом.

Джози с жадностью впилась в него глазами. Она узнавала и не узнавала своего мужа. Где же прежний ковбой? Сейчас, в прекрасном темно-сером костюме, он был похож больше на манекенщика или на удачливого бизнесмена, кем, впрочем, он и был на самом деле.

Джози смотрела на Бака как на человека, который встретился когда-то на ее пути, но где и когда, она никак не могла вспомнить.

Бак же, напротив, когда увидел Джози, тут же прервал разговор со своим тестем и поднялся с кресла. Разговор о фешенебельном курорте, который он собирался построить на восточном побережье острова, мог подождать. Целых три дня он не виделся со своей женой, и сейчас ему не терпелось заключить ее в объятия.

— А, Джозефина! — произнес принц Генри, увидев дочь. — Наконец-то. Познакомься с родителями твоего мужа.

Черт бы побрал все эти формальности! — выругался про себя Бак. Он просто сгорал от желания поскорее остаться с Джози наедине.

Глядя на нее жадными глазами, он отметил, что она выглядит бледной, уставшей и взволнованной. Ему показалось, что Джози как будто бы даже и не рада встрече с ним. Его женушка явно чем-то напугана…

О, тысяча чертей! Именно этого он и боялся! Он знал, что все так и произойдет. Наверняка Джози узнала всю правду о нем от кого-то, кто не смог ей объяснить, почему он был вынужден лгать ей. Ему нужно немедленно поговорить с ней и все ей объяснить!

Когда его мать отвела Джози в сторонку, явно желая получше познакомиться с ней, Бак решил лишить ее этого удовольствия. Ему самому необходимо остаться с Джози наедине. Зная, что в его распоряжении всего лишь несколько минут, он решил не тратить их даром.

— Извини, мама. Джози обещала показать мне конюшню.

Янтарные глаза его возлюбленной с удивлением остановились на нем. Ничего подобного она никогда не обещала Баку, поскольку даже представить не могла, что он когда-нибудь окажется на острове Монклер.

— Боже, Харди! Как ты можешь называть принцессу Джозефину… Джози? — с возмущением воскликнула его мать.

— Так зовут мою жену, — спокойно ответил он, протягивая принцессе руку.

— А как же зовут тебя? — спросила его Джози, вздернув подбородок.

— Для тебя, дорогая, я всегда буду Баком. Пошли. Жду не дождусь, когда же мне удастся увидеть твоих породистых скакунов.

Взяв мужа за руку, Джози повела его по анфиладе комнат, в каждой из которых работали люди и находилась охрана.

— Что здесь делают все эти люди? — спросил Бак.

— Занимаются подготовкой нашей свадьбы.

— А охрана?

— Это традиция. Охрана нужна для того, чтобы остановить непрошеных гостей, пытающихся проскользнуть во дворец.

— Такое случалось?

— Да, однажды какого-то репортера остановили уже у дверей моей спальни.

— Думаю, дорогая, мне придется установить здесь новейшую систему сигнализации.

Джози резко остановилась и, насупив брови, взглянула на Бака.

— В чем дело? — спросил он.

— Странно слышать, как ты обыденно говоришь о том, чтобы потратить огромные деньги на систему охраны дворца.

— Извини, дорогая. Я собирался во всем тебе признаться, но мне помешали негодяи, которые ворвались к нам в комнату в то утро…

— Понятно, — произнесла Джози, продолжая путь.

Но Бак остановил ее.

— Ты должна мне верить.

— Все это время я только и делала, что верила тебе. А теперь обнаружила, что ты вовсе не тот человек, за которого себя выдавал. Теперь я не знаю, чему верить.

— Не я один немного исказил правду, не так ли?

— Я стремилась защитить свою страну. А у тебя какое оправдание?

— Ладно. Я солгал. Признаюсь.

— Ты лгал и тогда, когда говорил, что ненавидишь мой мир и не сможешь существовать в нем?

— Ну…

— Да или нет? Отвечай.

Бак вспомнил об обещании никогда больше не лгать Джози.

— Нет, я не лгал.

На лице Джози отразилось смятение, но она тут же взяла себя в руки.

— Бак, ты вовсе не обязан связывать себя этим браком…

Напуганный этими словами, он схватил ее за плечи.

— Нет, я не откажусь от брака.

— Почему?

— Ты знаешь, сколько работы было проделано за последние два дня? Контракты уже подписаны… — Бак, спохватившись, остановился: он говорит не то, что хотелось бы услышать Джози. И уже продолжил в другом ключе: — Знаю, дорогая, ты сердишься на меня, и имеешь на это полное право. Но мы с тобой женаты и будем…

— Принцесса Джозефина! Вот вы где!

— Что за черт! — Бак с раздражением повернулся и увидел идущую к ним симпатичную молодую женщину.

— Что случилось, Софи? — спросила Джози.

— Прибыла портниха, а также ваша подруга, миссис Дентон. Вам обеим необходимо примерить платья.

В глазах жены Бак увидел и облегчение, и раздражение.

— Пожалуйста, позволь мне уйти, — сказала она.

— Развода не будет, Джози. — Он выпустил ее руку и поклонился. — Извините, надеюсь, что сам смогу найти дорогу на конюшню.

На следующий день у Бака состоялась встреча с ведущими финансистами княжества. Во время перерыва Бак подошел к окну. Отсюда, с вершины утеса, на котором стоял королевский дворец, открывалась прекрасная панорама Средиземного моря.

Он не подавал виду, что сходил с ума оттого, что в течение последних суток почти не видел Джози. А если ему все же удавалось встретиться с ней, то по выражению ее янтарных глаз он сразу же понимал, что на душе у нее неспокойно. Все ее попытки спрятаться под маской безмятежности были напрасны.

Что же заставляло ее волноваться?

Его деньги. Вот причина всех переживаний Джози. Никакого другого объяснения Бак не находил. Но скажите, пожалуйста, почему известие о его богатстве не обрадовало Джози? Ведь деньги Бака делали его идеальным мужем для нее. Джози искала богатого мужчину и нашла. К тому же она любила его. Так в чем же дело?

Он никак не мог этого понять и хотел выяснить все до завтрашнего дня, до их свадьбы. Ему во что бы то ни стало надо было встретиться с Джози с глазу на глаз, обнять ее, заставить поговорить с ним…

Уставший после бессонной ночи, проведенной в думах о Джози, Бак любовался морем, простирающимся за горизонт, и чувствовал, как восстанавливаются его силы.

Окинув взглядом берег, он совершенно неожиданно заметил на нем стройную женщину с развевающимися черными волосами, медленно ехавшую на грациозной белой лошади.

Бак узнал лошадь. Он видел ее вчера в конюшне. Значит, женщина в седле — его жена. На ней были синие джинсы и соломенная ковбойская шляпа.

Наконец-то у него появился шанс поговорить с Джози наедине!

Некоторое время тому назад Джози, не в силах больше мило улыбаться, оставила свою свекровь и Мелиссу, вместе с которыми пила чай, и поехала верхом на Алетт вдоль берега. Прогулка по знакомым с детства местам успокаивала ее.

Увидев за поворотом дворец, Джози попридержала лошадь. Она не спешила возвращаться к сражению, которое, по ее мнению, не могла выиграть.

С каждым днем она все больше и больше убеждалась, что Бак не любит ее. В те минуты, когда они были вместе, он вел себя с ней не как с Джози, а как с принцессой Джозефиной — иными словами, хрустальной вазой, которую не знаешь, куда поставить. Легкость и интимность в их отношениях куда-то испарились сами собой. Он уделял ей гораздо меньше времени, чем обсуждению финансовых проблем Монклера с ее отцом и его советниками.

«Контракты уже подписаны…»

Джози казалось, что Бак хотел брака с ней лишь из-за возможности выгодно вложить деньги в Монклер. Но ведь он мог осуществить свой проект, не прибегая к женитьбе.

Не тратя времени даром, она разузнала историю финансового «взлета» Бака. Своим богатством он был обязан вовсе не фондовой бирже. Он заработал свой капитал на предоставлении займов компаниям, у которых не хватало денег на раскрутку своей продукции.

Послышавшийся сзади шум прервал грустные размышления Джози.

Она повернулась и увидела мчавшиеся за ней несколько машин, набитые людьми. На нее было направлено множество фото- и кинообъективов. Журналистская свора уже настигала ее.

Покидая дворец, Джози совсем забыла о вездесущих папарацци, наводнивших на этой неделе остров. Конечно же, они видели, как она выехала на прогулку, и бросились за ней вдогонку на машинах, оказавшихся под рукой.

Сейчас у нее не было ни малейшей возможности скрыться от них. Оставалось лишь одно — улыбаться.

Джози нехотя развернула Алетт навстречу журналистам, мчавшимся к ней, не сбавляя скорости.

Мгновенно заключив принцессу в кольцо, репортеры начали наперебой забрасывать ее вопросами. Одних интересовало ее впечатление от первой недели супружеской жизни и от первой брачной ночи, других — грубые попытки охотников за легкой наживой «освободить» принцессу Третьи интересовались ее состоянием перед новым испытанием — венчанием…

У Джози не было сил ответить ни на один вопрос. Она сидела в седле, устремив взгляд на холмы и сдерживая слезы, готовые в любую минуту брызнуть из глаз. Сейчас, перед этой толпой обезумевших журналистов, она не могла показывать свою слабость. Она должна…

— Попалась! — Знакомый голос перекрыл многоголосицу.

Присутствующие, и Джози в их числе, повернулись к мужчине, грациозно восседавшему на гарцующем белом коне позади толпы.

Бак!

Он пришел на помощь, подобно средневековому рыцарю!

— Отыскать тебя не составило труда… — Бак сдвинул ковбойскую шляпу на затылок и улыбнулся Джози, не обращая внимания на изумленные взгляды репортеров. — Я ориентировался на шум.

— Вы играли в прятки? — спросил один из журналистов.

— А может, принцесса убегала от вас? — спросил другой.

Все засмеялись. Все, кроме Джози.

Бак добродушно улыбнулся и направил своего коня вперед. Журналисты расступились. Конь, послушный седоку, двигался спокойно и размеренно. Бак смотрел на Джози, не отрывая глаз. И этот проникновенный взгляд успокоил ее. Она почувствовала облегчение, внезапно со всей остротой ощутив, что небезразлична этому мужчине.

Остановив своего коня рядом с лошадью Джози, Бак наклонился и ловко поцеловал ее в губы.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

Она кивнула.

Фоторепортеры, все это время продолжавшие щелкать затворами фотоаппаратов, зашумели с новой силой, атакуя обоих все новыми и новыми вопросами.

Бак, повернувшись к журналистам, поднял руку, прося их замолчать. Воцарилась тишина.

— Давайте соблюдать порядок, и тогда мы сможем ответить на ваши вопросы. В противном случае эту импровизированную пресс-конференцию придется отменить. Поднимайте руку, а я буду вызывать вас.

Тут же поднялся лес рук.

Бак указал на одну.

— Правда, что вы связаны брачными узами лишь на бумаге?

— Это вас не касается, — резко ответил Бак. — Следующий, вот вы, в серой рубашке.

— Как долго длился ваш роман до женитьбы?

— Это тоже не ваше дело. Следующий. Вы, блондинка с длинными волосами. Вопросы, касающиеся личной жизни, не принимаются.

— Сейчас во дворце вы спите вместе?

— Принцесса беременна? — выкрикнул кто-то вне очереди.

С каждым вопросом Джози чувствовала, как силы покидают ее. Это сборище не имело ничего общего с пресс-конференцией в ее понимании.

Бак, недовольно покачав головой, бросил взгляд на жену. Увидев на ее лице панику, он повернулся к журналистам и начал рассказывать им о курорте, который собирался строить на этом острове.

Некоторые журналисты продолжали задавать вопросы личного характера, однако Бак, как и прежде, игнорировал их. Большинство же очень скоро поняли, что он сообщает им сенсационные новости, и заставили своих коллег замолчать.

Джози успокоилась. Поток интимных вопросов иссяк. Теперь журналисты расспрашивали Бака, интересуясь экономикой Княжества Монклер, и Джози сама с огромным вниманием слушала его ответы.

Вначале все, что говорил ее муж, казалось ей безобидным, но чем больше она его слушала, тем тревожнее становилось у нее на душе. Бак говорил о своих планах, о том, каким станет этот остров в двадцать первом веке.

— А какую выгоду вы лично намерены получить от всей этой сделки? — неожиданно поинтересовался один из журналистов.

Бак с улыбкой взглянул на Джози.

— Кроме вот этой очевидной? Журналисты засмеялись, поняв его намек. По спине Джози пробежал холодок.

— Если все пойдет по плану, доходы от моих инвестиций должны быть… значительными. — Лицо Бака светилось. Он явно гордился собой.

«Контракты уже подписаны…»

Джози вновь вспомнила эти слова Бака. И еще она вспомнила опубликованное в журнале интервью с одним из его друзей. Тот вспоминал слова Бака, который как-то признался ему, что деньги интересуют его гораздо больше, чем секс.

«Увеличение собственного капитала — это удовольствие, которое ты можешь получать не раздеваясь». Джози вспомнила и эти слова Бака, сказанные им в тот день, когда он обучал ее операциям с инвестициями.

Размышляя над подобными его высказываниями, она решила, что поняла наконец причины его странного поведения после регистрации их брака. Он отказывался от исполнения своего супружеского долга потому, что боялся остаться навсегда связанным с ней брачными узами. Да, Бак упорно сопротивлялся ее чарам, но потом вдруг, совершенно неожиданно, сдался и стал супругом, причем не только на бумаге. Почему он это сделал?

Тревожным мыслям Джози, казалось, не было конца. Еще она припомнила, что в тот день, когда они стали близки, Бак слушал новости и наверняка услышал что-то о финансовых трудностях Княжества Монклер. Поразмышляв на эту тему, он, вероятно, решил просто в очередной раз выгодно вложить свои деньги.

Страшная мысль о предательстве Бака болью отозвалась в сердце Джози. Да-да, теперь она не сомневалась, что стала всего-навсего лишь частью его нового проекта.

В ту памятную ночь Бак отдавал свою любовь вовсе не Джози. Он отдавал свою любовь деньгам.

Глава двенадцатая

Ужаснувшись результату своих собственных рассуждений, Джози тем не менее пришла к выводу, что на самом деле все обстояло именно так. Вовсе не Джози соблазнила Бака, и в этом не было никаких сомнений. Несмотря на все ее уговоры заняться с ней любовью, Бак решился на этот шаг только тогда, когда понял, какие финансовые просторы открывает перед ним брак с этой женщиной.

К сожалению, Харди Уинфорд Бьюканан Второй ничем не отличался от Альфонса Пике.

Джози остановила взгляд на муже, продолжавшем с энтузиазмом говорить о деньгах, которые он собирался заработать для Монклера и, конечно, для себя.

Поняв, что лицезреть эту сцену у нее больше нет сил, она пришпорила Алетт и направила ее прямо на толпу. Журналисты от неожиданности расступились.

Бак тут же объявил о завершении пресс-конференции.

Джози, не обращая ни на что внимания, выбралась из толпы и погнала лошадь галопом вперед.

Бак на Байярде догнал их на полпути от дома.

— Я думал, ты умеешь вести себя с журналистами и сможешь должным образом отвечать на их вопросы.

Джози промолчала и только сильнее пришпорила Алетт. У конюшни она не приласкала свою лошадь, как делала это обычно, а, бросив поводья удивленному конюху, побежала ко дворцу.

Бак уже у двери схватил Джози за руку и остановил.

— Что с тобой происходит, принцесса? Хочешь, чтобы мы оба сломали себе шею?

Джози выдернула руку.

— Извини, если ты не поспевал за мной. Мне же эти места хорошо знакомы.

— Мне нужно с тобой поговорить, — сказал он, преградив ей путь.

— Бак, меня ждут в…

— А это неважно, где тебя ждут. Я твой муж, и ты обязана уделить мне хотя бы десять минут своего драгоценного времени.

Джози бросила многозначительный взгляд на охранника, стоявшего неподалеку.

— Ты хочешь говорить здесь?

Бак глубоко вздохнул, стараясь успокоиться, и открыл дверь.

— Я провожу тебя в твою комнату.

Джози замерла, почувствовав, как его рука коснулась ее спины, а потом легла ей на талию. Бак нисколько не смущался. Всем своим видом он показывал, что имеет на это право.

— Журналистам, — сказал он через минуту, — не стоит показывать свой страх. Они чуют его, как гончие добычу.

Джози, остановившись у лестницы, посмотрела на Бака.

— А что вы чуете, мистер Бьюканан? Похоже, корона вас не интересует. Деньги. Они, и только они, имеют для вас значение. Не так ли?

Бак прищурился.

— Какого черта… — Он оборвал себя на полуслове, потому что мимо прошла служанка с ворохом белья. Схватив Джози за руку, он потянул ее вверх по лестнице. — Черт бы побрал это местечко! Ни одного укромного уголка!

Только у двери своей комнаты Джози нарушила молчание, которое хранила все это время:

— Увидимся в…

— Подожди. Я войду вместе с тобой.

— Но это моя комната, — возразила Джози.

— Завтрашняя свадьба не имеет никакого значения, принцесса. Я уже твой муж.

Джози почувствовала, как бледнеет. Она испугалась, поскольку понимала, чего хотел Бак. Но она не могла этого позволить, несмотря на свое огромное желание броситься в его объятия и утонуть в его страстных ласках. Не стоит забывать, напомнила себе Джози, что, занимаясь с ней любовью, Бак будет думать прежде всего о деньгах.

— День, проведенный в обществе министра финансов и его помощников, оказался приятным, да? — неожиданно спросила она.

Бак опешил.

— Что все это значит, черт возьми?

Джози сжала руки в кулаки.

— По своей наивности я раньше верила твоей лжи. Однако теперь я больше не попадусь на эту удочку. Вы, мистер Бьюканан, можете купить Монклер и снова продать его, но купить меня вам не удастся.

Бак вскинул руки.

— Я не пытаюсь ку…

— Я вынуждена оставаться вашей супругой ради моей страны. Как принцессе, мне в своей жизни приходилось делать множество вещей, так сказать, по долгу службы, которые мне лично неприятны. И я с ними справлялась. Справлюсь и с этим браком. Но я не… — голос Джози надломился, — я не буду вам настоящей женой. Я не буду с вами спать. Никогда.

— Что?! — взревел Бак, не обращая внимания на взгляды охранников, стоявших в коридоре.

— Вы прекрасно слышали меня, — тихо сказала Джози. — Без любви я на это не соглашусь. Вы преподали мне хороший урок. Пусть ваши денежки согревают вас ночью.

Воспользовавшись замешательством Бака, она проскользнула к себе в комнату, закрыла дверь на замок и лишь там, прислонившись к стене, дала волю слезам, которые сдерживала вот уже два дня.

Ее замужество завершилось, едва начавшись.

Оцепенев от услышанных слов, Бак не мигая смотрел на круглолицего купидона, улыбавшегося ему с двери спальни.

«Без любви я на это не соглашусь…»

Слова Джози подтверждали самые страшные опасения Бака. Теперь, узнав о его богатстве, она разочаровалась в нем и потеряла к нему всякий интерес.

Какой абсурд! Всю жизнь женщин привлекали только его миллионы, они любили его лишь потому, что он был богат. Он же полюбил именно ту женщину, которая, наоборот, разлюбила его из-за его миллионов.

Глупец!

Решил, что ему подвластно все. О Боже! Ведь он уже очень давно понял, что ему нет места ни в высшем обществе, ни среди ковбоев. Как же он рассчитывал вписаться в мир, окружающий принцессу?

Кипя от злости, Бак смотрел на раздражавшего его своей улыбкой пухлого купидона. Он решил, что не уйдет отсюда, пока не выяснит: почему его деньги мешают его счастью?

Подумав, что стучать бессмысленно, Бак ударил по двери ногой с такой силой, что чуть было не снес ее с петель.

Из комнаты донесся испуганный крик. Ну что же, его жена испугалась не без оснований, решил Бак. Джози расскажет ему все, что он хотел знать.

Увидев бегущих по коридору охранников, он грубо остановил их:

— Не подходите к этой двери, если не хотите лишиться своей работы!

Охранники, зная, с кем имеют дело, остановились, кивнули и пошли на свои места, бросая настороженные взгляды через плечо.

Бак повернулся к распахнувшейся двери и вошел в комнату.

Джози отпрянула вглубь.

— Что ты себе позволяешь? Я требую, чтобы ты немедленно ушел отсюда…

— Требуйте все что угодно, принцесса. Никто вас не послушается. Сейчас охрана подчиняется мне.

— За деньги покупается все, да? — Джози смотрела ему в глаза.

Стрела попала в цель — в сердце Бака.

— Нет, это не так.

— Ты думал, что сможешь купить любовь? — спросила она холодно.

— Мне казалось, я завоевал твою любовь прежде, чем ты узнала о моем богатстве. Я решил, что наконец-то нашел ту женщину, которая будет любить меня таким, какой я есть. Но ты любила только бедного ковбоя. Стоило тебе узнать, что я богат, как ты потеряла ко мне всякий интерес.

— Это неправда! — возмутилась Джози.

— Неправда?

— Да! Я любила тебя, считая тебя бедняком, но и сейчас я по-прежнему люблю тебя. Есть у тебя деньги или нет — для меня не имеет никакого значения. Моя любовь к тебе от них не зависит.

Кажется, появилась слабая надежда?

— В чем же проблема? — удивился Бак. — Почему ты меня гонишь от себя?

Джози долго молчала, а потом едва слышно произнесла:

— Потому, что я тебе безразлична.

— Что?

— Я тебе безразлична, — повторила Джози громче.

— С чего ты это взяла? — прорычал Бак. — Если бы это было так, меня бы тут не было. По-твоему, зачем я здесь?

— Тебе нужны деньги.

— Деньги? Какие деньги?! Насколько я понимаю, вы на грани банкротства.

— Деньги, которые ты заработаешь на инвестициях в нашу экономику.

Бак почувствовал необыкновенное облегчение.

— Так вот в чем дело. Ты думаешь, я женюсь на тебе из-за денег?

Джози кивнула.

— А почему ж еще?

Бак сделал шаг вперед, но Джози поспешно отступила. Он остановился.

— Я считал тебя умнее. Подумай, Джози! Какая еще может быть для этого причина?

— Не знаю. Я пыталась найти ее, но не смогла.

— Неужели ты не допускаешь мысли, что я просто люблю тебя?

— Нет, — произнесла Джози растерянно. — Финансовое состояние моей страны интересует тебя гораздо больше, чем я.

— Почему ты так говоришь?

— Ты ни разу даже не попытался поцеловать меня с тех пор, как приехал сюда.

— Если я этого не сделал, то только потому, что на этом острове нет ни единого места, где бы мы с тобой могли уединиться. К тому же кто-то придумал, что спать вместе мы сможем только после завтрашней свадьбы. Это твоя идея?

Джози покачала головой.

— Папина.

— И должен сказать вот еще что, если ты сама не заметила… Все это время я был занят тем, что пытался реанимировать экономику Монклера, придать ей движение. Необходимо решить самые насущные проблемы для того, чтобы во время нашего с тобой медового месяца нас никто не беспокоил.

Бак снова шагнул вперед, а Джози вновь отступила.

— Если ты будешь стоять на месте, я сейчас же исправлю свою маленькую оплошность, — заверил он.

— Деньги…

— Дорогая, пойми: деньги не главное. Не буду отрицать — меня привлекают здешние инвестиции, но ты меня привлекаешь гораздо больше.

Джози очень хотелось в это верить!

— Но… — пробормотала она, — я принцесса. Ты помнишь об этом?

— И что же? — Бак сделал еще один шаг вперед.

— Ты ненавидишь высшее общество. С детства тебе не по душе образ жизни твоих родителей. То, как живу я, в десять раз хуже.

— Да, с этим не поспоришь. — Медленно, но верно Бак приближался к Джози.

— Я обязана присутствовать на всех государственных мероприятиях, где собираются скучнейшие люди. И повсюду за мной по пятам следуют журналисты. Фото- и кинокамеры запечатлевают каждый мой шаг, все, что я делаю. Стоит мне совершить хоть одну малейшую ошибку, как тут же о ней станет известно.

— Ты думаешь, я этого не знаю? Особенно после сегодняшней «пресс-конференции»?

— Бак, пожалуйста, дай мне развод. Я не хочу, чтобы ты возненавидел меня!

Он остановился в шаге от Джози.

— Дорогая, я ненавижу себя за то, что когда-то сказал тебе подобную вещь.

— Так это неправда, что ты будешь ненавидеть меня?

— Конечно, неправда. Как я могу ненавидеть тебя? Ты мне дороже жизни. Я люблю тебя, Джози! Всегда буду любить!

— Ты меня любишь? — взволнованно переспросила она.

— А как же иначе? Был бы я здесь, если бы не любил? Стал бы я терпеть весь этот этикет и все эти условности и порядки? Стал бы смотреть, с каким удовольствием прихорашиваются мои родители для прессы и многочисленных гостей? Не скрою, мне интересно заниматься проблемами, с которыми столкнулся Монклер, интересно помочь этой стране выбраться из тупика, в котором она оказалась, и позаботиться о ее будущем. Но, Джози, во всех этих делах ты одна моя путеводная звезда. Я делаю все это ради того, чтобы быть с тобой всю оставшуюся жизнь.

В глазах Джози заблестели слезы.

— Ты хочешь меня?

Бак протянул руки и привлек ее к себе. Сердце его радостно забилось, когда она обвила руками его шею, и он жадно прильнул к ее губам.

— Ну что? Ты чувствуешь, как велико мое желание, как сильно я хочу тебя? — шептал он ей на ухо, прижимаясь к ней всем телом.

— Да, — так же шепотом ответила она.

— Даже спор с тобой возбуждает меня. Все, что ты делаешь и говоришь, я уже люблю заранее, так и знай! Если ты думаешь, что сможешь ускользнуть от меня, то ошибаешься. Я не остановлюсь ни перед чем, чтобы заставить тебя думать иначе, сломаю любую дверь своими крепкими ковбойскими сапогами.

— Мне нравятся твои ковбойские сапоги, — сказала Джози. — Обещай, что будешь в них завтра на свадьбе.

Бак кивнул.

— С сегодняшнего дня, моя дорогая женушка, только ты будешь выбирать мне наряды. Я больше не стану прислушиваться к советам моей матери относительно моды.

— А сегодня вечером на бал ты наденешь джинсы и ковбойскую шляпу?

— Надену, если то же самое наденешь и ты.

Джози засмеялась.

— Твоя мать и мой отец поперхнутся шампанским.

— Тебя это волнует?

— Да. Думаю, мне следует надеть вечернее платье, а тебе — смокинг.

— Если ты настаиваешь… Обещай мне, что в нашем доме в Калифорнии ты будешь носить только джинсы.

Она вздохнула.

— Думаешь, нам позволят туда поехать?

— Я сделал так, что ранчо включили в наш брачный договор. Каждый год мы можем проводить там четыре месяца.

— У нас новый брачный договор?

— Со времени заключения первого многое изменилось. Пару часов назад я внес последние уточнения в новый договор. Он ждет твоей подписи.

— Ты уверен, что хочешь жениться на принцессе?

Бак поцеловал ее в кончик носа.

— Абсолютно.

— А как же «королева родео», о которой ты мечтал всю свою жизнь?

Он крепко обнял ее.

— Дорогая, ты принцесса лишь формально, а сердцем и душой ты именно та «королева родео», о которой я мечтал. И это главное. Пусть это будет моим маленьким секретом. Он поможет мне посмеяться над тем миром, который считает, что знает, кто ты.

— И тебя не смущает, что этим браком ты доставляешь удовольствие своим родителям?

— Главное, чтобы они не мешали моему счастью. А если мое счастье делает и их счастливыми… Ну что ж, думаю, мне нужно только радоваться.

Джози прильнула к мужу.

— Не знаю, как их, но меня ты сделал очень счастливой.

Бак крепко прижал ее к себе.

— Правда, дорогая?

Она кивнула.

— Ты единственный мужчина, который любит меня, несмотря на то что я принцесса. Ты один понимаешь, что по-настоящему я хочу заниматься только своими лошадьми, хотя должна выполнять обязанности принцессы.

Бак убрал прядь волос с ее щеки.

— О, как я понимаю тебя, Джози! Мы с тобой родственные души, мы во многом похожи. И в тебе, и во мне уживаются два человека.

Джози улыбнулась.

— Если ты будешь рядом со мной, я смогу выдержать роль принцессы.

— Я буду рядом с тобой! Обещаю. Всегда. — Бак с торжественным видом поцеловал ее, а потом продолжил: — Находясь на каком-нибудь приеме или на балу или разрезая ленточку на открытии нашего нового фешенебельного курорта, мы будем обмениваться улыбками, зная то, чего не знают остальные: наследники трона Княжества Монклер предпочли бы работу на конюшне участию во всех этих великосветских мероприятиях.

— Я люблю тебя, мой дорогой ковбой.

— Я тоже люблю тебя, моя красавица принцесса, — Бак поцеловал Джози, — и буду любить вечно.

Эпилог

Год спустя

Джози опустила телефонную трубку на аппарат, откатилась в кресле от стола и встала.

— Бак!

В поисках мужа ей пришлось обойти все комнаты в доме на ранчо.

— Бак, где ты?

— Я здесь, — услышала она наконец его голос.

Выйдя на заднее крыльцо, Джози увидела, как муж что-то мастерит из дубового полена. Радость наполнила ее сердце, как это всегда бывало, стоило ей только его увидеть. А может быть, ее обрадовали новости?

— Знаешь что? — спросила она.

— Надеюсь, нам не нужно покидать Калифорнию?

— Нам придется уехать на несколько дней, но когда мы вернемся, то останемся здесь уже надолго.

Бак уточнил:

— На сколько?

— Ну, на неопределенное время.

Он прервал свое занятие и протянул Джози руку. Она подошла и села к нему на колени.

— Я только что говорила с папой. У меня хорошие новости и замечательные новости.

— Какие же новости хорошие?

— Похоже, папочка немного пошалил.

— То есть?

— Софи беременна.

Джози не сдержала улыбку.

Бак тоже улыбнулся. По его глазам было видно, что он просчитывает какие-то варианты. «Наверное, догадался, какую новость я хочу ему сообщить еще», — подумала Джози.

— Это точно? — переспросил он.

— Да, — коротко ответила Джози.

— А каковы замечательные новости?

— Уже определили пол ребенка. Это мальчик.

Улыбка Бака стала шире. Он великолепно знал, что означало для них слово «мальчик».

— Мы свободны, Джози!

Он крепко обнял жену.

— Да, Бак, мы свободны! Мой маленький сводный братишка становится наследным принцем в Монклере. Мы свободны!

— Как я понимаю, мы отправляемся в Монклер на свадьбу?

Джози кивнула.

— Будет очень тихо. Соберется только семья.

Он скептически посмотрел на нее.

— Никаких журналистов?

Она закатила глаза.

— Журналистов не избежать. Но официально о браке будет объявлено лишь после возвращения папы и Софи из свадебного путешествия.

Бак нежно провел рукой по животу Джози.

— А нашу новость мы им сообщим?

Она погладила его руку.

— Попозже.

— Хорошо, дорогая. Подержим эту новость пока в секрете. Джози… — лукаво протянул он.

— Что, мой дорогой?

— Не хочешь ли заняться… потрудиться в конюшне?

Она засмеялась.

— Мистер Бьюканан, вы знаете, чем увлечь женщину.

— Я знаю, чем увлечь мою женщину.

— С удовольствием помогу вам в этом деле.

Бак встал, подхватил жену на руки и направился в дом.

— О, Бак, но конюшня в другой стороне!

— Моя конюшня здесь. Надеюсь, миссис Бьюканан, у вас хватит сил для этой работы. Она будет долгой.

Джози улыбнулась, положив голову ему на плечо.

— С тобой я выдержу все.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.