/ / Language: Русский / Genre:sf_action,sf_epic, / Series: Warhammer 40000

Тёмный Империум

Марк Гаскойн

В истерзанной войной 41-го тысячелетия, человечество стоит на краю проклятья. Его единственными спасителями является бессмертный Бог-Император, бессмертный, но недоступный — и героическая армия Империума.

запасное место

Честь Апотекария

Саймон Джовет

Переводчик: Greg

— Апотекарий! — протрещал голос в шлеме Корпа, потом его смыла волна помех. Корп остановился. Скрип, издаваемый сочленениями доспеха десантника, прекратился, словно броня, которую не чистили с момента высадки на Антиллис-4, была благодарна за минутную передышку. Скалистое нагорье, где разбили свой лагерь Мстящие Сыны, было устлано плотью, костями и керамитом.

Корп повертел головой, пытаясь поймать сигнал. Ветер поменял направление, принеся с собой мерзостные энергии, выпущенные на свободу воинами Хаоса, и теперь каждая передача нарушалась морем помех. Последняя передача отделения скаутов, сопровождавших вторую роту Мстящих Сынов на Антиллисе-4, полностью утонула в потоке треска и помех. Вот уже тридцать часов от скаутов ничего не слышно. Каждый оставшийся в живых десантник уже вознес молитву Императору за упокой их душ.

Хлопья бледно-серого пепла вихрем закружились вокруг возобновившего шаг апотекария. Останки населения Антиллиса забивались во все щели доспеха десантников и залепляли визор. Корп автоматически провел ладонью по глазным пластинам, счищая прилипшую к ним мягкую, жирную грязь. Вокруг простиралась земля, покрытая грязью и пеплом. Присланные на помощь осажденному имперскому гарнизону, Мстящие Сыны неожиданно оказались заперты в каком-то демоническом кошмаре, где метели из человеческого праха гонялись ветрами, что завывали голосами поглощенных Хаосом душ.

— Апотекарий!

Сигнал, набрав силу, пробился сквозь шипение и треск помех. Корп повернулся, прекратив карабкаться по склону, и осмотрел низины. Затем он рефлекторно перезарядил болт-пистолет и активировал силовой кулак. В душе Корп желал подняться наверх, чтобы вместе со своим командиром встретить новый натиск противника. Но ни разу за те годы, которые прошли с того момента, как Корп надел белый доспех апотекария, он не оставил ни одного раненого десантника. Это было делом гордости. Делом чести.

— Мстящие Сыны! — Корп молился, чтобы его собственный сигнал пробился через эту бурю пепла и помех. Он переступил через последний труп, закованный в черную броню. Несмотря на схожесть с доспехом Сынов, по мерзостным знакам и символам, покрывавшим полночно-черную броню трупов, можно было понять, кому служили воины при жизни. Темным богам варпа. Хаосу.

Корп пнул стилизованный под череп шлем, и с мрачным удовлетворением посмотрел на показавшийся обрубок шеи. Среди валяющихся на земле тел и оружия апотекарий заметил болтер и болт-пистолет. И тот, и другой были помечены символом его ордена. И тот, и другой были разряжены.

— Апотекарий?

Слабый голос донесся из темной ниши в скале. Корп подавил желание мгновенно бросится в темноту, хорошо зная об уловках, с помощью которых слуги варпа могли обмануть человеческий разум, и осторожно шагнул вперед.

Десантник лежал в глубине пробоины, накрытый чем-то, что Корп поначалу принял за густую тень. Потом он понял, что это другое тело. Грудная бронепластина Мстящего Сына была покорежена болтерным огнем, и пробита в нескольких местах. Кровь его многочисленных жертв, покрывавшая доспех, в темноте казалась черной. Одна рука десантника была вывернута под неестественным углом. Другая до сих пор сжимала рукоять цепного меча, засевшего в груди его мертвого врага.

— Это я, Корп.

Пряча пистолет и отсоединяя силовой кулак, апотекарий опустился на колени рядом с умирающим боевым братом. Умело и быстро он открыл замки, удерживающие покореженный шлем десантника, и отложил его в сторону.

— Перей! — Корп посмотрел в лицо сержанту, прошедшему множество битв. — Должно быть, ты прикончил батальон этих поганых демонов.

— А они прикончили меня, — проговорил Перей сквозь кашель, его обычно глубокий и сильный голос надломился. Он перевел взгляд куда-то вниз. Корп проследил за направлением его взгляда, затем оттащил тело последней жертвы сержанта.

Напитанный варпом меч пронзил живот Перея, войдя в тело до рукояти, наверняка одновременно с последним ударом сержанта.

— Ноги отказали. Не чувствую, — прохрипел Перей. — Мое служение Императору заканчивается здесь.

Пока Перей говорил, Корп снял свой шлем. Ритуал, который он собирался провести, не требовал этого, но апотекарий считал, что так будет лучше.

— Человек рождается в одиночестве — нараспев произнес он, снимая бронированные перчатки. Ветер обдал холодом обнаженную кожу рук, мокрых от пота.

— И так же он умирает, — дрогнувшим голосом продолжал Перей. Корп начал открывать защелки брони сержанта.

— Служил ли ты Императору? — спросил апотекарий, снимая грудную пластину, и обнажая пропитанную кровью робу.

— И я умру, служа Ему, — Перей вздрогнул от ледяного поцелуя ветра.

— Ты счастлив? — спросил Корп. Одним быстрым движением он разрезал робу острым скальпелем, который снял с перевязи на предплечье, и обнажил грудь сержанта.

— Я счастлив, — дал последний ответ Перей, и голос его сбился на шепот. – Сделай все быстро, апотекарий. Скоро здесь будет больше этих сукиных детей. Они захотят отомстить за своих братьев

Лицо сержанта скривилось, горло напряглось, будто Перей пытался проглотить какой-то комок. Голова откинулась назад, и нижняя челюсть отвисла. По нижней губе побежала тонкая струйка крови.

Взяв голову сержанта за подбородок, Корп откинул ее назад еще больше, открывая все горло. Вот: небольшой бугорок под подбородком. Первая цель Корпа. Убрав обратно скальпель, апотекарий взял другой, чье тончайшее лезвие предназначалось лишь для одного. Для извлечения прогеноидных желез десантника.

— Я молюсь, чтобы когда они придут, я смог встретить их также, как ты, — сказал Корп уже ничего не слышащему сержанту. Он смотрел, как кусочек серого пепла падал на невидящий глаз Перея, и затем принялся за работу.

— Прогеноидные железы — будущее нашего Ордена! — лающий голос апотекария Лора отразился от стен маленькой комнаты в центре Апотекариона. Запах лекарств витал в воздухе. Перед Лором, в окружении стеклянных сосудов и фарфоровых мисочек с образцами, сидели пять десантников, избранных для обучения священным ритуалам и обязанностям апотекариев.

— Выживание Мстящих Сынов, карающей десницы Императора, зависит от прогеноидных желез, — продолжал Лор, — а выживание желез зависит от вас.

Лор стоял перед каталкой, которую ввез в комнатку сервитор, один из армии механически измененных бывших грешников, которые заполняли коридоры Апотекариона, перевозили раненных десантников из палаты в палату, подготавливали постели для новых пациентов и отвозили мертвых в Часовню Мучеников. Груз на каталке был накрыт серой тканью.

Глаза Корпа метались между землистым лицом инструктора и предметом под тканью. Ни он, ни его товарищи не сомневались в том, что они увидят под покрывалом. Они уже обучились всем аспектам военной медицины. Сейчас они узнают о последней, и самой важной обязанности апотекария.

— Все люди умирают, — Лорас заговорил ровным тоном, каким читают литургии, повторяя слова обряда Последнего помазания, молитвы, которую Корп и его товарищи шептали каждую ночь перед отходом ко сну. — Но и в смерти, Мстящий Сын несет в себе семя, благодаря которому продолжится крестовый поход Императора против полчищ Хаоса.

— Каждая железа вырастает из семени, взращенного другой железой, пересаженной ранее, и это нерушимая цепь связывает всех десантников Адептус Астартес до самой смерти. И после смерти десантника наступает черед апотекария исполнить свой долг, извлечь железу и вернуть ее ордену для сохранения будущего. Без этого мы исчезнем. Без этого крестовый поход Императора закончится. Без этого воцарится правление Хаоса.

Лор откинул ткань, открыв обнаженное тело Мстящего Сына, чье отправление в Часовню Мучеников было отложено ради демонстрации. Взгляд Корпа на мгновение задержался на лице мертвеца. Будущий апотекарий гадал, сколько битв прошел этот воин, в скольких боях одержал он верх. К тому времени, как молодой медик посмотрел на Лора, тот уже держал в руках скальпель, тоньше и длиннее тех инструментов, что видел Корп до этого. Учитель посмотрел на пятерых сидящих пред ним.

— Сейчас вы узнаете, что в действительности означает быть апотекарием.

Слова давно умершего учителя всякий раз звучали в голове Корпа, когда он проводил Удаление. От воспоминаний о запахе лекарств защипало в горле и глубоко в груди. Ветер, завывающий над скалами, не отбил сильного запаха консервантов, исходящего от стеклянных сосудов, которые Корп осторожно извлек из-под бедренных пластин доспеха. Каждую железу он помещал в соответствующий сосуд, затем запечатывал горлышко сосуда и возвращал сосуд на свое место под бронепластинами.

Корп проверил крепления пластин, предназначенных для защиты бесценного груза. Железы уцелеют, даже если самого Корпа разорвет на части. Убрав скальпель на место, и надев перчатки, он уже собрался уходить. Но осталась еще одна вещь.

-Ты мученик по воле Императора, — нараспев произнес Корп литанию над вскрытым телом Перея. Апотекарий в последний раз взглянул на лицо сержанта, но оно уже полностью было покрыто пеплом.

— Ты останешься в памяти. Ты будешь отмщен.

— Апотекарий! — голос командира Сейксея прорвался сквозь помехи.

— Апотекарий Корп докладывает, да восславится имя Его, — ответил он. Выбираясь из узкого ущелья, апотекарий в очередной раз возвращался по своим следам вверх по длинному скалистому наклону в направлении базового лагеря. Переносимое им количество заполненных сосудов с железами, вырезанными из тел Мстящих Сынов, что пали в бою, удерживая периметр, вынудило его вернуться к своему первоначальному решению и поместить железы в более долговременное хранилище, которое потом бы доставил посредством "Громового ястреба" на корабль ордена Мстящих Сынов. Железы Перея заняли последние оставшиеся у него свободные сосуды, что делало возвращение апотекария особенно срочным.

— Приказ перегруппироваться был отдан час назад, — сказал Селлей. — Где ты?

— Приближаюсь, мой повелитель, — Корп посмотрел наверх. Там, едва видимый за бурей из праха, возвышался замок, откуда говорил Селлей. Мысленно апотекарий видел всех уцелевших Мстящих Сынов, собравшихся вокруг командира, и готовящихся к атаке, которая неизбежно последует за перегруппировкой. Стремясь присоединится к ним, желая прикоснутся к святому огню битвы, Корп ускорил шаг.

— Перей погиб. Требовалось Удаление, — продолжал апотекарий. — Ваш приказ не дошел до меня. Проклятые помехи…

Словно в ответ на его слова, новая волна помех почти полностью поглотила ответ Селлия.

— … новое вторжение…

Корп стукнул перчаткой по шлему. Помехи усиливались. Но смысл слов Селлея дошел до апотекария: десантники Хаоса вновь высадились на Антиллис-4.

— Когнис мертв…

Железы, извлеченные из тела ротного библиария, были особенно ценны. Имплантированные подходящему человеку, они вернут ордену мощного и опытного псайкера, умеющего читать Таро Императора и способного предсказывать появления демонов. Психический удар Хаоса по Антиллису был достаточно силен, чтобы долгое и преданное служения Когниса ордену закончилось.

Шипение и треск стихли, и Корп смог ответить.

— Я почти с вами, господин. Я извлеку железы Когниса и присоединюсь к вам…

— НЕТ! — резко прервал Корпа Селлей. Он говорил быстро, пытаясь успеть сказать все до следующей волны помех.

— Ты должен покинуть планету, забрав все извлеченные железы с собой. Если это окажется невозможным, ты должен их уничтожить. В том числе и свои собственные. Ты понял?

Мгновение Корп пытался осмыслить услышанное. Покинуть планету? Это недостойно Мстящих Сынов. Сражаться — да. Умереть — если необходимо. Но бежать?

— Апотекарий, прием, — прозвучал в шлеме голос Селлия. — Ты получил последнее сообщение?

На конце каждого слова слышался треск. Помехи.

— Сообщение получено, командир, — Корп проталкивал слова сквозь онемевшие губы, — но не понято. Я могу сгрузить железы на базе. Ведь мы можем сражаться?

Корп посмотрел на замок, все еще безумно далекий.

— Ответ отрицательный, — шипение нарастало, заглушая голос капитана. — Последние слова Когниса были ясны… Оборона прорвана… окружены… Крайне важно… все имеющиеся железы… из рук противника… Крайне важно! Мы используем… Поцелуй Милосердия.

Поцелуй Милосердия — название, данное маленькому пистолету, висящему на поясе Корпа — и любого апотекария. Им Корп облегчал страдания смертельно раненых, тем самым покупая время для извлечения желез. Сообщение Селлея было ясно.

Голос командира полностью растворился в вое и шипении, вызванном новым выбросом энергии варпа. Мысленная картинка в мозгу Корпа сменилась — теперь десантники его роты готовились к битве, обороняя осажденный форт от орд Хаоса.

— Сообщение получено и понято! — выкрикнул Корп, надеясь, что Селлей его услышит. — Вы будете отмще…

Прежде чем он закончил литанию, древнюю крепость вдалеке сотрясла серия мощных взрывов. Тонны камней и пыли взвились в воздух, по склону вниз обрушилась лавина из камней, поднимая тучи пепла и праха. Корп бросился на землю, спиной к обвалу, оберегая сосуды с железами.

Прошла вечность, прежде чем падающие камни перестали выбивать дробь по керамитовому панцирю апотекария. Последние слова командира все еще звучали в его ушах, и Корп продолжал задаваться одним вопросом — как могла ситуация стать настолько безысходной, что целая рота предпочла самоубийство? Почему так важно было уничтожить или вывезти с планеты железы?

Когда последний камень лавины упал, Корп поднялся на ноги. Пепел осыпался с его наплечников, словно снег. Глядя на дымящиеся развалины замка, кучи камня, перемешанного с металлом, оставшимся от взорванных складов боеприпасов, он закончил ритуал. Никогда прежде он не произносил эти слова с такой яростью и исступленностью.

— Вы будете отмщены!

Следуя совету Тиресиаса, ротного астропата, Селлей приказал "Громовым ястребам" Мстящих Сынов совершить посадку в точке концентрации энергии варпа. Не желая тратить время на преодоление обороны противника, капитан предпочел ударить противника в самое сердце. Но доклад, переданный имперским гарнизоном Антиллиса-4 сразу после того, как корабль ордена вышел из варпа, дал понять, что подобные действия уже бессмысленны. Имперский губернатор слишком долго медлил с вызовом подмоги. Было ли это проявлением нерешительности или преступной халатности — это уже не имело значения. Мстящим Сынам надо было прорываться в центр армии противника или все было бы кончено.

Казалось, все уже было кончено. Корп мысленно проклинал выбор зоны высадки: до посадочной площадки оставалось еще несколько часов ходу. Обороняемые имперскими гвардейцами "Громовые Ястребы" оставались единственным шансом Корпа выполнить последний приказ своего командира.

Повернувшись спиной к грудам камня, под которыми были погребены его товарищи, Корп шел по земле проклятой Хаосом планеты. Он шел мимо развороченных остовов "Химер" с разорванными в клочья гусеницами. "Леман Русс", судя по всему сопровождавший пехоту, лежал на боку, изломанный, словно игрушка. В броне зияли громадные пробоины, а экипаж превратился в кровавую кашу. Апотекарий спрятался за обломками, опасаясь нарваться на арьергард армии Хаоса.

— Апотекарий!

Громкий крик прорвался сквозь помехи и исчез так быстро, что Корп не мог сказать, слышал ли он вообще что-либо. Возможно, это всего лишь воспоминание о многих криках, слышанных им на полях битв. Корп содрогнулся, оглядев голые деревья, стоящие среди завывающей вьюги из пепла.

За деревьями Корп обнаружил обломки "Василиска", разорванного на части. Куски экипажа усеивали землю. Когда апотекарий прошел мимо, снова раздался крик.

— Апотекарий!

— Просто эхо, — убеждал он себя, пытаясь унять постыдную дрожь, пробегавшую по телу. Просто крик раненого десантника, отразившийся от пелены варпа, окутывавшей планету. Вся рота откликнулась на приказ капитана и вернулась в крепость для перегруппировки. Все они погибли. Корп был последним оставшимся в живых.

— И у тебя есть приказ, — напомнил он себе, голос его прозвучал безжизненно и плоско. Он должен был находиться с ними во время последней битвы. Последнее сообщение Селлея было лишено смысла. Праведный гнев, с которым апотекарий пообещал отомстить за погибших, исчез и сменился сомнениями и вопросами.

— Сомнения — зерна Хаоса, — произнес Корп максиму из Книги Ордена, проходя под деревьями. Их ветви были черны и голы, Хаос не оставлял ничего живого. Массивные пни были вырваны из земли; пепел оседал на их оголившихся корнях.

— Вырви их во имя Императора, — продолжил апотекарий. Если бы это было так просто.

С каждым прошедшим часом уменьшалось расстояние между апотекарием и посадочной площадкой. Скалистый горный ландшафт сменился равнинами и клочками леса. Ночью, далеко впереди на горизонте, Корп видел красное зарево, что могло означать только одно: силы Хаоса добрались до города. Горизонт осветили костры, на которых сгорали жители планеты, чей прах разносил ветер.

Посадочная площадка находилась в предместьях города. Если гвардия сумела защитить ее от армии Хаоса, Корп сможет выполнить приказ. Если же нет…

— Мы еще можем встретиться на страницах Книги Мучеников, Перей… — мрачно пробормотал апотекарий, шагая вперед, шаг за шагом приближаясь к цели.

Вся ночь прошла в беспрестанном движении, но Корп плохо это помнил. Вживляемый на ранних стадиях становления десантником каталептический узел позволял снизить мозговую активность до минимума, при этом не останавливая деятельности физической. Воин погружался в состояние, подобное сну, при этом оставаясь настороже.

Корп полностью проснулся с первыми лучами солнца, видневшегося между развалинами зданий. Апотекарий достиг предместий города, и теперь шагал по шоссе, по-прежнему направляясь к посадочной площадке. По пути он смотрел на то, что раньше было индустриальной зоной, и от чего теперь остались развалины заводов и складов.

На ходу Корп пробормотал утреннюю молитву Мстящих Сынов:

— Если этот день — последний, я проведу его в служении воле Твоей, Император, Спаситель, Последняя Надежда Человечества.

Далеко, за многие световые года от планеты, на подобном собору корабле ордена, служащего домом Мстящим Сынам, зазвонят колокола. Все десантники на корабле соберутся в Великий часовне, и в один голос произнесут те же слова молитвы:

— Ибо я орудие воли Твоей, плеть, терзающая врагов в руках Твоих. Я…

Голос, прозвучавший в шлеме Корпа, заставил его замолкнуть, не закончив молитву. Голос звучал громко и чисто, издавая боевой клич, который апотекарий совсем не ожидал здесь услышать.

— Мстящие Сыны!

— Мстящие Сыны! — скаут Ваэль повел болтером из стороны в сторону, посылая пулю за пулей в предателей, бросившихся на отряд Сынов из-за контейнеров с провизией, которые больше никогда не покинут планету.

— Мстящие Сыны! — закричал справа от Ваэля брат Салв, следом закричал Мар. Их болтеры швыряли смерть прямо в лицо слугам варпа, разрывая головы, пробивая броню — но этого было недостаточно.

Противники, закованные в черную броню, казалось, не чувствовали боли ранений. Они безумно хохотали, и вопили "Кхорн! Кхорн!" даже когда очередной снаряд взрывался в их груди. Их было так много, они наседали и отталкивали друг друга, стремясь первыми попробовать на вкус плоть десантников. Так много…

Что-то хлопнуло по спине Ваэля. Скаут Таллис, вместе со скаутами Оррисом и Флавом, были отброшены наступающими берсеркерами, и теперь скауты бились спиной к спине.

— За Императора! — закричал Ваэль. Сегодня они погибнут, но их враг будет знать, во имя кого они умерли.

— За Императора! — неожиданно пришел ответ, за секунду до того, как Ваэль услышал звук болт-пистолета, разряжаемого в противника с расстояния меньше длины руки. Выстрелы звучали вновь и вновь, сопровождаемые гудением работающего на полную мощность силового кулака. Грохот звучал каждый раз, когда кулак соприкасался с броней противников. Кровь брызнула на Ваэля, и он, наконец, увидел нежданного союзника, бившегося с берсерками с безумной яростью. Фигура несла на своей броне знаки Мстящих Сынов. Фигура в белом.

— За Императора!

Кровь Корпа пела. Он парировал силовым кулаком удар цепного меча, и тот разлетелся на части, столкнувшись с энергополем кулака. Корп приставил болт-пистолет к черной грудной пластине противника и дважды нажал на курок. Не прекращая смеяться, берсерк упал с развороченной грудью. Переступив через тело, апотекарий положил открытую ладонь силового кулака на затылок еще одного безумца. Тот был слишком занят попытками добраться до скаутов и заметил Корпа слишком поздно. Тело в черных доспехах содрогнулось.

— Возмездие! — выдохнул Корп, и сжал кулак.

Потеряв остатки разума в бою со скаутами, берсерки не смогли противостоять Корпу, который, словно ураган, ворвался в их ряды. Слишком увлекшись скаутами Ваэля, предатели не сразу заметили закованного в белую броню гиганта: пока они разворачивались в его сторону и поднимали оружие, Корп использовал эти секунды, приставив пистолет к шлему одного из безумцев и выстрелив.

Увидев это, Ваэль кинулся к ближайшему хаоситу — и чуть не лишился головы. Упав на одно колено и избежав удара цепным мечом, он прицелился в колено берсерка и спустил курок. Вскочив на ноги, скаут тремя выстрелами разнес череп упавшего врага.

— Вперед, Мстящие Сыны! — крикнул он. — Мы еще можем победить!

Он обернулся в поисках новой цели и лицом к лицу столкнулся со своим спасителем. Не сказав ни слова, тот шагнул мимо, спеша на помощь трем скаутам за спиной Ваэля, которых грозили убить воины Хаоса.

Прежде чем последовать за нежданным союзником, сержант скаутов окинул взглядом поле боя. Там, где раньше скалились шлемы-черепа, теперь дымились лишь развороченные тела.

— Да восславится Император! Он вновь спас нас! — выдохнул Ваэль и поспешил присоединиться к бушующей рядом битве.

— Все? — голос Ваэля выдавал его потрясение, смешанное с недоверием и страхом. На лицах остальных скаутов было написано то же самое, пока апотекарий рассказывал им о последних часах второй роты.

— Да, вся вторая рота, — Корп, сняв шлем, обрабатывал раненую руку Мара, пользуясь длинным шприцом для введения лечебных препаратов в окровавленную плоть. Генетически измененная кровь скаута уже свернулась, закрыв рану, но вызывающие омертвение плоти инфекции все еще представляли угрозу для того, кто пока что не прошел полный курс биоизменений, который вознес бы его до статуса космодесантника.

— Теперь главным для нас является время, — сказал Корп, закончив перевязку Мара и надевая шлем. — Этот мир потерян. Мой долг — уберечь железы. Будут и другие омерзительные ублюдки вроде этих, и они попытаются мне помешать. Мне понадобиться помощь.

— Мы готовы, — доложил Ваэль. Скауты внимательно слушали командира. Корп посмотрел на них и удовлетворенно кивнул. Из пяти выживших скаутов серьезное ранение получил лишь Мар.

— Тогда вперед, — сказал апотекарий. — Возьмите его оружие.

Он кивнул на тело, лежащее у одного из контейнеров. Удар топора почти разрубил Флавия пополам. Оррис взял его болт-пистолет и цепной меч, и пристегнул к поясу. Затем Корп указал сначала на Салва, а затем на Таллиса:

— Ты идешь впереди. Ты прикрываешь тыл.

Как и ожидал Корп, ясные приказы подняли боевой дух скаутов. После смерти сержанта, изжаренного мелтой во время разведывательной миссии, отряд играл в кошки-мышки с врагом, мечась по полю боя в надежде найти вторую роту. Не зная, где они находятся, и не имея возможности связаться с братьями из-за странных помех, скауты остановились у этих складов с провизией, надеясь дождаться подкрепления или хотя бы передохнуть, но вместо этого им пришлось вступить в бой.

— Вас послал сам Император, — сказал Корпу Ваэль. — Мы бы стали пищей для демонов, если бы не вы.

— Император смотрит за всеми нами, — привычно ответил Корп. Кровь еще пела в ушах, желание убивать, убивать без раздумий и жалости, без эмоций, все еще жило в нем — и, по правде говоря, он желал, чтобы оно никогда не ушло. Убийственный гнев – Мстительное Сердце, как это прозвали еще сотни лет назад — являлся неотъемлемой частью любого Мстящего Сына. Воины ордена в таком состоянии были практически непобедимы: их единственным желанием было сражаться, независимо от того, кто противостоял им. Их единственной целью было убийство.

Это и делало последние действия Селлея столь необъяснимыми. Будучи апотекарием, Корп понимал, что следует сдерживать Мстительное Сердце, дабы исполнять свой долг. Это было честью, и он принимал это как волю Императора. Но чтобы Селлей преднамеренно уничтожил сердца своей роты...

Сомнения вернулись, когда ярость и желание сражаться утихли. Чтобы затушить эти чувства до конца, Корп обратился мыслями к своей новой роли командира скаутов. Но сильное биение Мстительного Сердца глубоко в его груди не хотело утихать.

— Какое-то движение, — доложил Ваэль, глядя в окулярий. Потом что-то подкрутил, и линзы выдвинулись вперед, улучшая обзор. — Возможно, человек.

— Сомнительно, — сказал Корп. Вместе со скаутом он залег за грудой аэродвигателей около взлетного поля. Склады и ангары рядами стояли по обе стороны поля, многие здания были обезображены выстрелами тяжелых орудий и лазпушек. Поле было испещрено кратерами от взрывов, в которых догорали остатки военной и гражданской авиатехники. Когда Корп и остальные Сыны десантировались сюда, то и машины, и здания были в полном порядке.

— А "Громовые ястребы"? — спросил апотекарий. Ваэль вновь настроил линзы.

— Плохо, — доложил скаут. — Два полностью уничтожены. Остальные три получили сильные повреждения. Неизвестно, смогут ли они взлететь.

— Нам нужен только один, — ответил Корп, сам усомнившись в своих словах.

Внезапный звук выстрелов отвлек их от "ястребов". Ваэль схватил окулярий и бросился за Корпом, уже бегущим к ангарам.

Они увидели остальных скаутов, стоящих вокруг тел трех имперских гвардейцев, членов отряда, направленного на защиту "ястребов". На телах были видны следы ранений, как новых, так и старых. Более того, кожа мертвецов была покрыта гнойниками и опухолями, что говорило только об одном.

— Некромантия, — спокойно сказал Корп, — этот мир теперь полностью в руках Хаоса. Времени нет. Скоро даже живые не смогут сопротивляться губительным силам.

Словно в ответ на эти слова, один из мертвых гвардейцев пошевелился. Тело оперлось на уцелевшую руку, и череп уставился на скаутов пустыми глазницами.

Цепной меч Таллиса разрубил голову бывшего гвардейца, словно перезревший плод. Почерневший мозг, измененный чарами, поднявшими мертвое уже несколько часов тело, забрызгал землю. Мерзкий запах нечистот проник в ноздри десантников.

— Каждое разумное существо в округе уже знает, что мы здесь, — сказал Корп. — Вперед, к ближайшему "ястребу". Держитесь вместе и будьте наготове.

Апотекарий повел скаутов к ангарам. Чем ближе они подходили, тем хуже казалась ситуация. Три уцелевших "Ястреба", стоящих на площадке, крайне нуждались в заботливом обслуживании Адептус Механикус.

Слева прогремели выстрелы. Корп обернулся. Оррис разрядил болтер в очередного ожившего мертвеца.

— Выстрелов в голову недостаточно, — напомнил скаутам апотекарий. — Расчленение — единственный способ полностью избавитсья от них.

— Ясно, — ответил Оррис и поднял над телом цепной меч. Очередные выстрелы прозвучали у самых "ястребов". Таллис и Мар уничтожили еще несколько мерзких созданий.

— Кто прошел летную подготовку? — спросил апотекарий. — Мне нужен кто-то, кто может проверить приборы.

— Салв! — позвал Ваэль. Скаут явно взял на себя роль помощника апотекария. Подбежав, Салв пригнулся, чтобы не ударится о радары "ястребов".

— Нам нужно знать, что из этого может взлететь, если это вообще возможно, — сказал ему Корп. — Они выглядят грудой развалин, но я видал повреждения и похуже. Пока Салв забирался в чрево ближайшего "ястреба", Корп мысленно взмолился, чтобы его слова оказались правдой.

Изнутри корабля донеслись звуки боя. Корп и Ваэль, обернувшись, бросились к трапу, а затем пригнулись, чтобы полетевшие куски тел гвардейцев не задели их. Цепной меч взревел последний раз и замолк.

— Надо бы проверить остальные "Ястребы", — крикнул Салв из трюма. Прежде чем Корп успел отдать приказ, Ваэль уже был на полпути к трапу другого корабля.

«Хорошие солдаты», — подумал апотекарий. В первый раз он осмелился поверить, что им удастся выбраться с этой обреченной планеты, и добраться до корабля ордена, где скаутам внедрят геносемя, извлеченное из желез, которые нес апотекарий. Возможно, эти воины станут основой для новой второй роты. Если будет так, то они отстоят честь оставшихся на Антиллисе-4.

— Готово, — протрещал голос Салва в передатчике Корпа. Салв и Оррис потратили последний час, сооружая герметичную оболочку вокруг главного люка, используя снятые внутренние люки и периодически поглядывая в молитвенник Адептус Механикус, найденный ими в шкафчике в кабине экипажа.

Корп стоял снаружи, прислушиваясь к шипению и стуку работающих деталей. После исследования трех "Громовых ястребов", Салв пришел к выводу, что только один из них сможет взлететь. Пока он и Оррис работали, остальные прочесывали взлетное поле, болтером и цепным мечом уничтожая мерзостное колдовство.

В рубке корабля Салв посмотрел на иконки пульта управления. Несколько второстепенных систем были сломаны; другие — в том числе орудийные — светились красным, указывая на неполадки. Но, по его мнению, это не должно было помешать кораблю взлететь. Салв нахмурился, поглядев на иконки двигательных систем. Они засветились зеленым, но лишь на мгновение.

Время шло. При помощи систем корабля Корп изучал взлетное поле. Чудом было то, что десантники Хаоса и демоны еще не почуяли скаутов и не пришли уничтожить их.

— Бог-Машина с нами! — облегченно выдохнул Салв, отвлекая апотекария от размышлений. Еще одна серия хлопков и шипений, и главный люк корабля открылся. В проеме стоял улыбающийся скаут:

— С вашего позволения, апотекарий, я перенесу орудийные системы с "ястреба-4"…

— Нет времени, — прервал его Корп, — начинайте предполетные ритуалы. Мы сидим здесь, словно мишени на стрельбище, уже слишком долго.

— Приказ ясен, — Салв исчез внутри "Ястреба".

Корп поднялся по трапу вслед за скаутом. Когда Салв исчез в рубке, Корп подошел к небольшой нише в стене, как раз напротив навигаторской карты. На дверце ниши был выбит знак Апотекариона. Сняв перчатки и шлем, Корп открыл замки на дверце и почувствовал легкое дуновение, когда вакуумная печать нарушилась. Дверца открылась, явив взору апотекария ряды пустых сосудов. Через минуты Корп наполнил их железами.

"Скоро, братья. Потерпите", — мысленно сказал апотекарий скаутам Мстящих Сынов, таким же, как и те, с кем он был сейчас на Антиллисе. Они все ждали имплантации геносемени ордена. Железы, что он собрал — и которые теперь покоились в прозрачных сосудах, надежно укрепленных в нише — гарантировали, что крестовый поход Императора будет длиться и дальше.

Корп закрыл дверцу, активировав тем самым вакуумную печать, а затем прикрепил обратно длинные набедренные керамитовые пластины поверх уже пустых хранилищ для сосудов. Когда Корп поместил последний сосуд в контейнер, у него с плеч словно гора свалилась. Хотя он совершал подобные действия на бесчисленных мирах, никогда еще долг апотекария не был для него так тяжел. Никогда прежде исполнение долга не приносило ему подобного облегчения.

— Апотекарий! — Ваэль стоял у главного люка. Корп поспешил к нему, на ходу надевая перчатки и проверяя боезапас пистолета и заряд силового кулака.

— Докладывай, — скомандовал он скауту, и тут же рев болтеров и крики ярости предоставили ему все нужные ответы.

— Брат, враг нашел нас!

Позади взревели двигатели корабля. Следуя приказу Корпа, Салв завершал предполетные ритуалы и проверку систем. Звук двигателей был не особенно чистым — перепады в громкости и тоне турбин перебивались кашляющими и стучащими звуками — но скаут был уверен, что "ястреб" взлетит.

Корп и Ваэль отбежали от корабля, подгоняемые волной воздуха в спину — из-под двигателей корабля взвилась настоящая буря из пепла. Корп взял у скаута окулярий и изучал взлетное поле, пока скаут продолжал доклад:

— Мы вошли в огневой контакт с их передовыми частями во время разведки южного периметра аэродрома. Мы ударили быстро и сильно — не думаю, что они успели предупредить своих. Остальные отступили. У нас еще осталось несколько осколочных мин. Я приказал братьям заминировать южный периметр и отступать. Они уже должны возвращаться.

— Вон они, — указал Корп, — и они не одни.

Сквозь линзы прибора Корп наблюдал, как тройка скаутов пробежала через полуразрушенные ворота. Огонь болтеров перемешивал землю позади них с прахом. Скаутов преследовала орда воинов, закованных в черную броню. Они выли, чуя кровь, и выкрикивали имена своих поганых богов. По тому, как неуклюже бежал Таллис, Корп заключил, что скаут получил серьезное ранение ноги. Немного настроив окулярий, Корп попытался разглядеть нападающих подробнее. И вздох ужаса вырвался у него из легких.

— Император, сохрани! — выдохнул апотекарий, когда ужасная фигура дредноута заполнила собой окуляры. Машина возвышалась над пехотой, словно башня. Броня ее была испещрена мерзкими знаками и украшена богохульными заклинаниями. К броне цепями были примотаны какие-то куклы.

Несмотря на отвращение, Корп увеличил изображение. Нет, не куклы. Трупы людей, некоторые еще были одеты в обрывки формы Имперской Гвардии; лица вздулись, внутренности висели лентами, животы вспороты, и кишки, словно гирлянды, были обмотаны вокруг шей. Последнее и неопровержимое доказательство того, что Антиллис пал.

— Поддержите их огнем! — рявкнул Корп, убираю окулярий. Он лихорадочно искал решение. Даже если поврежденный "ястреб" взлетит, понадобится время, чтобы он поднялся на такую высоту, где оружие предателей его уже не достанет. Апотекарий старался не думать о дальнобойности орудий дредноута. Они могут сбить "ястреб" даже на дистанции, на которой болтеры его уже не достанут.

— Оружейные систем "ястреба-4" еще функционируют, — сказал Корп Ваэлю. — За работу.

Кивнув, скаут побежал к кораблю. Корп надел шлем. Закрепляя замки, он уже принял решение:

— Скаут Салв, немедленный взлет. Как поняли? Взлетайте. Быстро!

— Апотекарий, пожалуйста, повторите! — донесся полный непонимания голос — Взлетать? Как же остальные? Как же вы? Я не могу…

— Мой долг исполнен. Будущее второй роты в твоих руках. Мы удержим их, пока ты уйдешь из зоны обстрела. Скажи нашим братьям, что мы несли святую месть Императора даже в пасти ада. Ибо разве мы не Мстящие Сыны?

— Мстящие Сыны! — ответил Салв твердо. — Ваше имя навечно останется в Книге Мучеников, апотекарий Корп!

Шум двигателей перерос в рев, когда "ястреб" начал отрываться от земли.

— Мстящие Сыны! — раздалось в шлеме апотекария одновременно с выстрелом лазпушки "ястреба-4" в подбегающих противников. На бегу Корп увидел попадание: закованные в черную броню тела разлетались на части, и в строю противника образовалась брешь, которую тут же заполнили новые воины. Ваэль еще раз выстрелил, пробив в волне наступающих еще одну дыру. Позади Корпа выли двигатели взлетевшего "Ястреба". Его бесценный груз возвращался домой.

— Мстящие Сыны! — закричал Корп, кровь его пела в предвкушении битвы. Последний долг исполнен, он больше не был апотекарием. Теперь он был просто воином. Воином, в чьей груди билось Мстительное Сердце.

Корп врезался в ряды врага, словно орудие самого Императора. Черные богохульники разлетались в стороны, огонь болтеров разбивал шлемы-черепа, броня взрывалась от ударов силового кулака, включенного на полную мощность. Рядом бились Таллис, Оррис и однорукий Мар, разрубая врагов на части цепными мечами, разрывая тела и броню болтерным огнем.

Первым пал Мар. Разрядив болтер, он потянулся за висящим на поясе цепным мечом. За те мгновения, которые ему понадобились для того, чтобы взять меч, вопящий берсерк снес скауту голову одним мощным ударом цепного топора. Таллис отплатил ему, отрубив руку, держащую топор, точным ударом меча, а затем выпустив очередь в лицо. Но Мар уже был мертв, а на печаль не было времени. Таллис и Оррис встали рядом с апотекарием, прорубаясь сквозь прислужников Темных богов. Черное море сомкнулось за их спинами. Многие предатели продолжали стрелять по "Громовому ястребу" Салва, хотя тот уже был на высоте нескольких сотен метров.

Корп и скауты не обращали на них внимания. Ваэль, все еще сидевший за орудиями, испепелил стрелявших. Корп отдал новый приказ, ведя скаутов в битву. Они знали свою цель: дредноут.

Тот уже шел прямо на них, шаги его отрясали землю. В одной клешневидной руке дредноут сжимал булаву, размерами превосходящую человека; вторая рука был заменена спаренной лазпушкой, целящейся куда-то поверх голов десантников. Корпу не было нужды оглядываться, чтобы узнать, во что целится враг. Перед Корпом лежал полумертвый десантник Хаоса, полностью обезумевший и покрытый корой расплавленного металла, когда-то бывшего его броней. Он попал под выстрел улетающего боевого корабля "Громовой ястреб".

Отбрасывая в сторону очередного мертвеца, Корп поднял оружие и повысил мощность силового кулака до максимума. Переполненный энергией, кулак начал ритмично вспыхивать. Броня апотекария затряслась, зубы его бешено заклацали, от энергии оружия начали вибрировать сами кости. Корпу казалось, что его голова сейчас взорвется.

Неожиданно полумертвый предатель поднялся на ноги и встал между дредноутом и апотекарием. Очередь из болтера прочертила линию по груди Корпа, заставив его отступить на несколько шагов, но керамит выдержал. Апотекарий бросился вперед и ударил противника силовым кулаком в грудь.

Если не считать сильного запаха озона и ошметков плоти и брони, разлетевшихся вокруг, можно было бы подумать, что предателя никогда и не существовало. На мгновение кулак замолк. Корп боялся, что он разрядился, что план провалился в результате глупых действий апотекария. Потом кулак снова загудел. Корп улыбнулся, и бросился к ноге дредноута.

Лазерный луч пронзил пространство перед носом летящего "ястреба", разминувшись с кораблем на какой-то дюйм. Машина затряслась, когда волна раскаленного воздуха ударила в нее. Пытаясь удержать корабль, Салв прочитал короткую молитву Богу-Машине.

— Что бы ты ни собирался сделать с этой проклятой штукой, апотекарий, — пробурчал Салв, — сделай это быстрее.

Дредноут вновь прицелился. Корп знал, что во второй раз он не промахнется. Потрясая силовым кулаком, гудение которого человеческое ухо уже не могло услышать, апотекарий проскользнул между лианами проводов, свисающих с дредноута, и бросился к коленному механизму. Синие огоньки бегали по поверхности кулака.

На секунду Корп застыл, оглядев поле боя. Оррис кричал от боли, а снаряды болтеров окруживших его предателей рвали броню и тело. Опустившись на одно колено, апотекарий начал отсоединять кулак.

Оррис с развороченной грудью упал. Еще один сын Императора, за которого следует отомстить. Таллиса нигде не было видно; быть может, он тоже погиб? Корп заметил ,что орудия "ястреба-4" умолкли. Неужели он последний живой Мстящий Сын, оставшийся на планете. Что ж, если так, то эти твари Хаоса запомнят его имя.

— Мстящие Сыны! — взревел он, бросившись на ближайшего врага. Цепной меч его был поднят, болтер изрыгал смерть.

Корп никогда не достиг своего врага. Силовой кулак взорвался, испарив нижнюю часть дредноута. Поврежденная машина упала на спину, лазпушка беспорядочно стреляла в небо. Ударная волна от взрыва смела Корпа и окружающих его предателей, словно рука игрока сметает фигурки солдатиков со стола после игры. В ушах звенело, и Корп на мгновение потерял сознание.

Очнувшись, апотекарий обнаружил, что лежит на спине среди обломков дредноута, а в небесах над ним исчезает след "Громового Ястреба", покинувшего планету.

Его ярость, его Мстительное Сердце, медленно остывало. Он ощущал странное спокойствие, порожденное чувством исполненного долга. Апотекарий попытался пошевелиться, но не смог. При взрыве силового кулака он что-то себе сломал. Может он умирает? Он подумал о сержанте Перее.

— Человек рождается в одиночестве, — прошептал Корп. Серый туман заволок его взор. Он знал, что должен закончить обряд Последнего помазания, но усталость навалилась на него. Серый туман окружал его.

— Апотекарий!

Голос, который он слышал раньше, когда шел по земле Антиллиса. Тогда он подумал, что это эхо, отраженное варпом. Теперь голос прозвучал очень чисто и очень близко. Голос не принадлежал никому из второй роты. Голос был неприятен.

Корп попытался повернуть голову, открыть глаза и посмотреть на того, кому принадлежал голос. Но голова не поворачивалась, глаза не открывались.

Серый туман уступил место темноте.

— Апотекарий?

Удивленный, Корп открыл глаза. Вместо неба Антиллиса он увидел потолок и стены, крайне похожие на стены Апотекариона. Если бы не отвратительные и ужасные образцы, стоящие на полках вдоль стены. Измененные органы, деформированные головы, изуродованные тела, в них не было ничего человеческого, все было отмечено варпом. В тенях, которые отбрасывали предметы, Корпу почудилось движение. Скосив глаза, Корп понял ,что не ошибся. Фигура, словно состоявшая из одних клешней и манипуляторов, выступила из-за громадной колбы, где в жидкости плавало громадное тело.

— Апотекарий!

Голос звучал удовлетворенно. Корп попытался повернуть голову, пошевелиться, но не смог. Он был обнажен, броня и одежда сняты, а тело притянуто к столу цепями. Стол был наклонен так, что стоял почти вертикально.

— Конечно же, — сказал голос — вы желаете увидеть лицо вашего спасителя.

Фигура вступила в поле зрение Корпа. Роба из вулканизированной резины закрывала человека от шеи до пят. Одна рука, сжимавшая перчатки, выглядела нормально, другая же была странно изменена. В ней было слишком много суставов.

Проследив за направлением взгляда апотекария, человек поднял левую руку и поднес ее к лицу Корпа. Пошевелил удлиненными пальцами, человек так не мог.

— Одно из первых моих изменений, — гордо сказала зловещая фигура. — Позволяет делать операции более искусно.

Впервые Корп посмотрел собеседнику в лицо. Лицо без растительности, с тонкой кожей и впалыми щеками выглядело похожим на лицо апотекария Лора. Но кожа прилегала к черепу слишком плотно, будто ее сняли, удалили слой жира под ней, и пришили обратно. Черные глаза смотрели прямо. Извращенный интеллект, возможно, даже гениальность, сквозили в этом взгляде.

— Много времени прошло с тех пор, как я последний раз спасал чью-то жизнь, — продолжал незнакомец, — рад, что еще не забыл, как это делается.

Корп попытался что-то сказать, но в глотке пересохло. Корп сглотнул и попробовал еще раз:

— Кто… — проскрипел он

— Конечно! — засмеялся человек. — Как неучтиво с моей стороны! Прошло много лет, с тех пор как я последний раз принимал гостей, я совсем забыл про манеры. Я Фабрик. Апотекарий Фабрик.

Сердце Корпа на секунду остановилось. Имя Фабрика было темной легендой каждого Апотекариона. Гений, он служил в первой роте Пожирателей Миров и был храбрым воином и искусным хирургом, прежде чем предаться Губительным Силам, последовав за примархом Ангроном. Во времена Великой Ереси имя Фабрика стало синонимом извращенных экспериментов.

Некоторые поговаривали даже, что именно он стоит за многими мутациями, которым подвержены космодесантники Хаоса: слияние плоти с броней у Пожирателей Миров, адский союз из полуживого воина и неумолимой военной машины, представленный в дредноуте Хаоса.

— Вижу, вы про меня наслышаны, — Фабрик улыбнулся, увидев ужас на лице Корпа, — и спрашиваете, что же нужно мне от павшего десантника на этой павшей планете. Отвечу: геносемя.

Корп мысленно вернулся к последнему сеансу связи с командиром Селлеем. Он вновь услышал его слова, заглушенные волнами помех: "Новое вторжение… Когнис мертв…."

— Ваш библиарий воистину был могучим псайкером, — прочитал его мысли Фабрик. — К счастью, мои… союзники оказались сильнее него. Но, кажется, пред смертью он успел понять, зачем мы пришли на Антиллис, и предупредил командира. Он уничтожил себя и своих людей. Если бы мы не перехватили последнюю передачу, мы бы поверили, что проиграли.

"Все железы… Из рук противника…" — слова Селлия звенели в мозгу.

— Видите ли, моим хозяевам требуется больше воинов. Больше, чем можно воспроизвести, изымая генетически материал из погибших за наше святое дело. Я потратил века, экспериментируя с различными расами, пытаясь создать новые мутации. Но мои подопытные либо не принимали геносемя, либо были… бесполезны, — в словах Фабрика сквозила грусть. Слышно было, как кто-то скребется когтями в стенки своей стеклянной тюрьмы.

— Хотя я и не смел сказать это моим хозяевам, все же мне казалось, что варп сильно повлиял на геносемя наших воинов, ослабив его. Я решил вернуться к своей старой работе и извлечь генетический материал из более чистого источника, не испорченного жизнью в варпе, — со стороны могло показаться, что Фабрик говорит с приятелем или коллегой, обсуждая детали экспериментов.

— Мне кажется, что семя тех, кто еще служит Ложному Императору, может снабдить меня всем необходимым для завершения исследований. Я создам новую расу воинов, верных богам варпа и непобедимых в битве.

— Ты… Ты знал, что железы у меня, — прошептал Корп.

Фабрик кивнул.

— Мы искали тебя по всей планете, — улыбнулся он, — и нашли!

Теперь улыбнулся Корп.

— Но у меня их больше нет! К тому времени, как я отправил в небытие ваш дредноут, железы уже покинули эту планету! Ты проиграл, Фабрик! Проиграл!

— Да, к тому времени, как я тебя нашел, железы действительно были далеко от планеты, — продолжил Фабрик, не обратив внимания на слова Корпа, — все железы, кроме двух.

Слова молотом обрушились на апотекария. Глубоко в горле и под ребрами росли железы, которые он носил с тех пор, как стал десантником. Это было честью, это было предметом гордости.

— Нет! — вздохнул он, расширив глаза в ужасе. Он должен был отомстить или умереть, как подобает Мстящему Сыну. Решив, что долг его исполнен, апотекарий сам вложил в руки этому ублюдку, чудовищу, извращенной пародии на апотекария, оружие, способное уничтожить всю человеческую расу.

— О, да! — подтвердил Фабрик. Прежде чем Корп успел понять что происходит, кожа вокруг глаза Фабрика взбугрилась, а сам глаз невероятным образом изменил форму, превратившись в подобие линзы, используемой при операциях.

Слуга Хаоса подкатил поближе столик с инструментами. Его длинные пальцы схватили скальпель, длинный и тонкий, пригодный лишь для одного: вырезания.

— Я предпочитаю оперировать без анестезии, — сказа Фабрик, сделав шаг к Корпу, — отсутствие боли притупляет опыт оперирования, не так ли?

Апотекарий Фабрик принялся за работу. Крик его пациента лишь заставил отвратительных существ в стеклянных камерах заверещать и защелкать клешнями. Корп исходил криком. Он кричал не о своей боли, нет. Он кричал о своей чести, утраченной в пекле сражения. Утраченной навеки.

Кровь демона

Бен Каунтер

Переводчик: Surt

Космодесантник и боевая сестра смотрели на открывавшуюся картину. На океан разложения. На материк зла.

Болото плавно колыхалось, залитое светом фосфоресцирующих бактерий и грибов. Оно так широко разлилось в подземной тьме, что края было не видно, и острова-бубоны вдалеке извергались, словно вулканы. В берегах жира и растянутой кожи, лопающейся от безразмерности существа, текли реки ихора. Тут и там из проклятого моря вздымались шпили осколков кости, очищенные от плоти толстым слоем мух, висевшим под потолком пещеры. Это море плоти было мертвым и живым одновременно. Болезненная черная зелень разложения билась жизнью множества болезней, живших в этом огромном бурлящем океане мерзости.

Сестра Эскарион из Ордена Эбеновой Чаши отвернулась от зрелища, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Она видела воплощение всего, чего ее учили бояться и ненавидеть всю жизнь. Но здесь не было места страху и даже ненависти. Ее переполняло исключительно отвращение.

Она лежала на боку, все еще в прыжковом ранце с гофрированными ангельскими крыльями, неудачно приземлившись на маленький выступ скалы, возвышавшейся над морем. Машинально она проверила авто-чувства. Респиратор в силовом доспехе отчаянно пытался отфильтровать токсины из воздуха, и на ретинальном дисплее тревожно мигало множество рун.

Она поспешно попыталась вспомнить, где она, и в голове всплыл образ города еретиков. Высоко над ними, на поверхности планеты, в городе Саафир бушевала битва между еретиками вместе с их демоническими союзниками и ее братьями и сестрами. И здесь определенно было сердце саафирского зла, заключенное в невообразимое море колышущегося разложения.

Позади нее стоял сержант Каст, чей синий доспех Ультрадесантника странно блестел в полумраке. Он снял шлем и держал болтер сбоку. На его доспехе, которому было несколько веков, появились свежие зарубки и следы от снарядов, знаки яростной битвы, выдержанной ими по пути сюда. Он был высок, как и все десантники, и его темные волосы были коротко подстрижены. Черты лица были строги и словно вытесаны из камня. Он мрачно смотрел на море.

Эскарион взялась за свою реликвию, перебирая костяные четки пальцами в черной перчатке силового доспеха. Несмотря на их успокаивающий эффект, она знала, что море было живым, и что оно знало об их присутствии. Она понимала, что просто убивать их оно не станет.

— Брат-десантник. — тихо обратилась она к сержанту Касту, тогда как обычно говорила громко и воодушевляюще. –Закрой свой разум. Отвернись!

Каст словно бы не замечал ее.

«У меня есть вера» — подумала она. «Я выжила там, где этого не мог сделать ни один человек. Император со мной, вечно. У меня есть вера. Но я боюсь за космодесантника. Почему я так боюсь?».

В воздухе пещеры появилось течение. Эскарион потянулась к рукояти силового топора, лежавшего рядом. Его лезвие, напоминавшее огромную заостренную лопатку, зло жужжало силовым полем. Она не могла рассчитывать на то, что повредит тварь перед ней, но не была и готова умереть на коленях, а смерть в битве с таким противником сама по себе была достойным концом.

«Я и вправду умру здесь?» — спросил глубоко внутри голос веры. «Верный Империуму никогда не умирает. А что же десантник? У него наверняка мощнейший разум, и его тренировали — но достаточно ли этого?».

В километре от них в трупном океане разверзлась многокилометровая щель, обнажившая слои жира, омертвевших тканей под ним и распухших ненужных органов. Еще дальше из трясины поднялись со страшным громким всхлюпом тысяч тел, вытаскиваемых из трясины, две сферы, каждая размером с собор. Покрытые грязью пленки сползли, и открылась блестящая черная поверхность. Каст отпрянул от края уступа, но не отвел от чудовища взгляд.

Лицо. Рот и два глаза. Когда оно медленно заговорило глубоким голосом, который скорее ощущался, нежели был слышен, Эскарион почувствовала волны злобы, прокатывавшиеся по выступу вместе со смрадным дыханием твари.

— Удивительно, как много хлопот может доставить такая мелюзга как вы. — воздух дрожал от слов, наполненный темным восхищением. — До чего мелкие мешки безмозглой плоти. Я — Парменид, прозванный Мерзким, избранный князь демонов Нургла. Я — болезнь, которую Чумной Бог наслал на ваш мир смертных. Я — гной в вашей израненной империи. Интересно, а у такой мелочи как вы тоже есть имена?

— Сержант Каст, Ультрадесант, вторая рота. — дерзко сообщил десантник, как будто пытаясь впечатлить князя демонов.

Ужасающий вопрощающий взгляд уставился на Эскарион.

— Я не сказала бы тебе свое имя даже в обмен на свою душу! — прорычала боевая сестра и сжала топор покрепче.

— Какая досада. — откликнулся Парменид. — Но я могу понять девчушку. Ее разум в высшей степени неплодороден. Что она подвергала сомнению? Ее учат, она верит.

Края трещины поднялись. Тварь улыбнулась.

— А ты, дружок? Ты другой, правда? Ты можешь летать среди звезд — но не знаешь, что находится между ними. Я могу показать, мальчик мой. Я могу показать, почему твой всемогущий Император предпочел оставить свой Империум игрушечных солдатиков на растерзание Хаосу.

Огромное лицо Парменида поднялось широкой приливной волной, окружившей их, словно амфитеатр из плоти. Он глядел на них свысока пустым взором. Сестра Эскарион невольно отступила, но потом справилась с собой. Сержант Каст же продолжал твердо смотреть на развращенное создание, с отвращением выпятив подбородок.

— Вот подумай, кто же в выигрыше? Каждый год вы теряете все больше и больше планет. И пусть вы обманываете себя, что сдерживаете Варп, далеко в неизученной глубине ваших душ вы знаете, что человечество падет. Девчонка не видит неизбежного. Ты видишь. Ты правда хочешь быть утянутым Империумом в пучину? Ты умрешь, зная, что все твои усилия были напрасны. Ты умрешь, зная, что ты ничего не знаешь!

Каст покачал головой, но соглашался он с чудовищем или нет, Эскарион сказать не могла.

— Я могу дать тебе плоть, что не увянет, только изменится и станет пристанищем цивилизации заразы. Не цепляйся за падающий Империум. С моей помощью ты раздавишь его сапогами и сам станешь Империумом, мальчик мой! Я могу показать тебе тайны этой темной маленькой Вселенной. Я могу показать тебе, что такое существование в мире, к которому твой Империум слеп.

Лицо Каста выражало решимость, но в его глазах мелькали огоньки неуверенности. Эскарион чувствовала хитрого психического червячка, что глодал его душу, но Ультрадесантник боролся с ним, веря в Императора и отказываясь склониться перед силой Парменида.

Каст попытался закрыть лицо руками от видов и звуков, пытавшихся изменить его, но был прикован к скале, на которой стоял, пси-оковами, неспособен пошевелиться, открыт и уязвим для пси-атаки. Он старался вспомнить годы обучения и тренировок в храме крепости-монастыря, чувствуя все нарастающее отчаяние и пытаясь вспомнить все те жесткие слова, что говорили ему капелланы с тех самых пор, как он впервые ступил на территорию Ордена. Но они ускользали от его разума, разъедаемого волей Парменида.

— Нееет… неее… — корчащийся космодесантник пытался прокричать дерзкие слова, всплывшие у него в голове.

Теперь он чувствовал новый вид страха. Он и раньше знал, что это такое, когда воздух пронзают снаряды болтеров и лазерные лучи, а каждую секунду ожидаешь обжигающего касания боли. Он привык к этому за годы, но это был не настоящий страх, а понимание постоянной опасности, сопровождавшей святой долг защиты Империума.

Тут все было по-другому. Здесь ставкой было не его тело. Наградой был его разум, его дух, сама его душа. Космодесантник никогда не должен бояться. Но Каст сейчас боялся, боялся изменения в той части себя, что всегда была неизменной, части, что была для него так же свята, как и сам Империум.

— Dominus, salve nos[1]… — прошипел он сквозь зубы, корчась. У него пошла кровь носом.

Усилием воли Парменид окружил душу Каста темным пси-ореолом — безбрежной ужасающей пустотой, сокрушающей и иссушающей дух.

Каст понимал, что если он когда-то был достаточно силен, чтобы получить доспех десантника, он должен быть сильнее и этого.

— 'Imperator, in perpetuum, in omnipotens, in umbrae[2]

Эскарион попыталась подойти к нему, но даже воздух был пропитан силой, и она тоже едва могла пошевелиться, чувствуя себя замурованной в скалу. В ушах звенело от низкого злобного хохота, а в раскалывающейся голове проносились отвратительные образы, испещренные красными прожилками.

— Не сдавайся! — как можно громче крикнула она, не зная, слышит ли ее Каст. — Не сдавайся!

Из переносицы Парменида вылетело сияющее пси-копье, парализовавшее Каста и вскрывшее его. С доспеха десантника срывались белые электрические дуги и уходили в землю, делая его светлым маяком во тьме. Каждый подлый трюк, который князь мог придумать, обрушился на исчезающую душу Каста.

Под сокрушительной силой Каст упал на колени с невольным паническим воплем. Он рылся глубоко у себя в голове, цепляясь за отнимаемые и сжигаемые злобой Парменида воспоминания. Бесконечные часы битв запузырились и лопнули. Молитвы Ультрадесанта исчезли из памяти. А подо всем этим было разодрано и сожжено его прошлое, детство. Личные ниточки, державшие его вместе, сгорели в пси-пламени, и остались только основные инстинкты. Огонь очистил его от всего, что делало его космодесантником Императора. Каста превратили в животное без духовности, долга и воспоминаний о породившем его всемогущем Империуме.

И без веры.

Внутри Эскарион поднималась волна холодного страха. Каст обмяк, покачиваясь на месте. Он был бледен, а из носа и ушей у него текла кровь. Все слои защиты его разума были уничтожены, а пронзительный визг, который она слышала в душе, был воплем ужасного разума Парменида, разрывавшего душу десантника на клочки, как хищник раздирает жертву. Каст был силен — но эта жуткая хаоситская мерзость оказалась сильнее.

— Ты готов присоединиться ко мне? Готов занять своё место, маленький зашоренный человечек из плоти и крови? — голос князя демонов перекрыл крещендо вопля разума. — Отвечай! Отвечай! Готов ли ты принять знание и чуму, и истинный путь человечества? Подняться над своими жалкими собратьями? Увидеть, как они падут пред тобой, когда ты станешь попирать ногами звёзды? Ты готов присоединиться ко мне?

В одно мгновение пси-оковы спали, и Эскарион вновь смогла пошевелиться. Но она знала, что это было хуже всего, потому что означало — Каст сдался.

— Да! — чудовищным и глубоким чужим голосом крикнул Каст, разводя руки в стороны и словно предлагая себя в жертву. — О да!

Парменид рассмеялся, и волны плоти забились в мыс. Вокруг начали падать обломки. Эскарион не собиралась здесь умирать. Она еще не собиралась присоединяться к Императору. В ту минуту, когда Каст отдался Хаосу, он дал ей повод для мести.

Она подняла силовой топор над головой, побежала на Каста и ударила его лезвием, окруженным завывающим голубым силовым полем. Каст подставил под удар предплечье, и его рука отвалилась от тела с каскадом искр. Он взглянул на нее не человеческими глазами, а черными туманными жидкими глазами князя демонов, и улыбнулся злобной ухмылкой Парменида. Его кожу покрывали шрамы и ожоги от жара вторжения князя демонов, зубы раскрошились. Тело было достаточно искалечено — но по сравнению с извращением его души это было ничто.

Он не стал даже доставать боевой нож или поднимать оружие. Он просто ударил Эскарион оставшейся рукой в грудь с силой, куда большей, чем у космодесантника. Она отлетела и упала плашмя на скалу.

Сестра схватилась за камень и увидела, как к ней бегут волны плоти. Вытащив из ножен стилет, она не стала бежать навстречу новому заклятому врагу, чтобы умереть славной смертью, а воткнула его в футляр собственного прыжкового ранца. В два удара она отделила блокиратор подачи топлива, и оно полилось на камни.

— Damnatio tuum[3]! — прорычала она сквозь стиснутые зубы. Спустя секунду ее прыжковый ранец включился. Она взлетела в воздух, оставляя за собой огненный след, когда все топливо одновременно загорелось. В ушах у нее стоял свист раскаленного воздуха. Ее окружал жуткий жар, и она почти потеряла сознание. Ранец сплавился в один комок, задняя часть доспеха начала плавиться, а волосы загорелись.

Пока она возносилась ввысь и молилась, чтобы ее испепелило до приземления обратно в пещеру, далеко внизу накатившиеся волны искаженной плоти Парменида поглотили Каста. Во тьме под Саафиром родился новый чемпион Хаоса.

* * *

Во время отступления из пылающих руин города Саафир имперские войска нашли искалеченную сестру Эскарион. Ее товарищи сестры подобрали ее и отвезли в Орден Госпитальеров во дворце Экклезиархии на Терре. В темном величии древнейшей планеты священники и аптекарии пересадили ей на спину новую кожу и снабдили ее новым черным силовым доспехом с белым одеянием из хранилищ Ордена. Они вернули ей волосы, так что ее каштановый хвостик свисал между лопаток, словно никогда не сгорал. Но у нее остались шрамы, маленькие ожоги по линии волос, похожие на сотни укусов.

Когда она пришла в сознание в одной из палат Ордена Очищающей Воды, ей рассказали то, о чем она уже знала. Рассказали, как Ультрадесантников и сестер Эбеновой Чаши выбрали для поддержки Имперской Гвардии при штурме и захвате еретического города Саафир. Как обнаруженные там сектанты уничтожались вихрем болтерных снарядов, пока внезапный прилив мерзости не вылился из-под улиц, неся с собой демонов Чумного Бога: ухмыляющихся одноглазых мразей с мечами из ядовитого черного железа, зверюг размером с танк, убивавших одним прикосновением щупалец, и миллионы мелких заразных существ, безумно хихикавших и облеплявших бронетехнику, залезая даже в сочленения силовых доспехов. Эскарион знала, как отступали десантники и сестры, отдавая каждую пядь земли за несколько капель крови демона, но их наконец вынудили оставить город на произвол судьбы, так как силы Нургла превосходили их в численности и ярости.

Эскарион рассказала и свою историю, повествуя о том, как отделение серафим было вырезано в полете отравленными клинками чумоносцев и роем жирных лиловых мух. Как с Кастом обнаружили, что в бойне выжили только они и отразили атаку прямиком из ада. И наконец, как под ними разверзлись улицы, и они попали в подземную залу с невообразимо мерзкой тварью.

Она рассказала о том, что Каст отвернулся от света Императора, и все склонили головы от стыда.

* * *

Доспех у него расплавился сразу весь и прилип к телу, символ Ультрадесанта и синяя краска пошли пузырями и облезли, пластины превратились в текучий металл, который, сгущаясь и распределяясь по телу, повторил его очертания. Иногда он видел что-то в тусклой поверхности — тьму, опускающуюся с небес, реальность, разорванную надвое, самого Нургла, хохочущего и возвышающегося над расколотой Галактикой.

Чумоносцы свиты подали ему моргенштерн. Рукоять была вырезана из бедренной кости какого-то чудовища, а яблоко высечено из камня столь темного, что он жадно поглощал свет, и вокруг него постоянно мерцал темный ореол. Чтобы его держать, у него появилась новая рука из перехлестывающихся пластин темно-лилового хрусталя, которая сгибалась и хватала с холодной чужацкой силой.

В другой руке он держал ростовой щит, обтянутый человеческой кожей. Различные оттенки складывались в символ Нургла из трех сфер. Щит был окроплен составами столь могучей колдовской силы, что мог выдержать удары богов.

В надетом на него шлеме была только одна прорезь для глаз, через которую он видел будто бы лучше, чем при помощи авто-чувств. Это пригодилось, так как его имплантаты вскоре отвалились, выползая из его новой плоти как металлические черви.

Чумоносцы-циклопы с одобрением глядели на него светящимися глазами, их вечная ухмылка стала еще шире. Каст воздел свои новые руки к небу и прокричал бесконечный клич, чтобы даже Нургл на своем троне разложения в Варпе услышал его и, может, слегка бы улыбнулся рвению своего нового слуги.

* * *

У сектантов не было времени среагировать, когда круг ангелов рухнул на них с потолка огромного двигательного отсека космического скитальца, проводя на их телах алые полосы выстрелами из парных болтпистолетов. Торсы сектантов были обнажены, на их телах и лицах были странными цветами нарисованы грубые символы, кожа побелела и потускнела от касания разложения, а глаза были черны и пусты. Но доспехи им бы вряд ли помогли, сосредоточенный огонь срезал их до того, как они открыли ответный огонь.

В изящных черных доспехах Сестринства отражалось пламя из ручного огнемета сестры Иоанны, выплюнувшего в центр круга струю голубого пламени, прожегшего туннель с обугленными краями в туловище одного сектанта и воспламенившего еще двоих. Сектанты взвыли, бешено извиваясь, пока прилипшие к их коже химикаты прорывались к мышцам и внутренним органам, чтобы выжечь из них нечистую жизнь. Скелеты рухнули на пол в облачках пепла.

Обух топора Эскарион разрубил плечо одного из сектантов, отрубив ему левую половину тела. Вскрытый сектант почти комически стоял, покачиваясь, а его внутренности вываливались на пол. Канонисса Тасмандер хотела наградить Эскарион древним силовым мечом в знак признания ее знаменитой силы воли под Саафиром. Но она отказалась: это было слишком изящное оружие для потрошения еретиков — их нужно было резать, как животных, и вбивать в землю. Это было очень давно — теперь она командовала отделением серафим, ставших ее сестрами — но, как и раньше, с ней был топор. И этот топор опускался на застигнутых врасплох защитников скитальца, отрубая конечности и дробя кости, как тесак мясника.

Стены осветила вспышка лазружейного огня: один луч ударил в наколенник Эскарион.

— Рассредоточиться! — крикнула она, и серафимы разорвали смертельный круг, при помощи прыжковых ранцев взлетев в воздух и опустившись на оставшихся сектантов. Последние еретики умерли так быстро, что даже не успели закричать.

Скиталец, казалось, был построен великанами. Он сам был размером с город-улей, и все в нем было огромным. В двигательном отсеке устремлялись ввысь изукрашенные турбины размером с городские кварталы, их зубчатые верхушки были слишком высоко, чтобы их можно было увидеть, а тени соединяли громадные поршни. Везде были примитивные надписи и символы Чумного Бога, и во влажном воздухе висела вонь смерти и отчаяния. Темное, ужасное место. Но для Эскарион оно было прекрасно — поскольку означало, что она близко.

Большая часть скитальца была заброшена, и у них ушло несколько дней работы со сканером, чтобы найти несколько живых организмов. После долгих лет заданий отделение стало для нее близким, как и сестры, потерянные на Саафире, и они были хорошими бойцами, даже для избранных серафим.

Она знала, что тоже была хорошим бойцом, познав о войне многое со времен Саафира. У нее была новая цель, кроме служения Экклезиархии. Она преследовала Каста среди звезд дольше, чем могла вспомнить, и теперь была напряжена, найдя его.

— Много еще, Исмена? — спросила она.

— Нет, сестра. — ответила Исмена, чье лицо было залито тусклым зеленым светом древнего сканирующего устройства. Было видно, что она уже не молода, не только что выпущена из Школы Прогениум — они уже давно охотились на тьму вместе. Сильна, но не молода.

-Тогда пошли. — Эскарион направилась в темноту к коридору, ведущему в центр управления корабля.

Сестра Иоанна оторвалась от обследования дымящихся тел убитых ей сектантов. В то время как шрамы Эскарион были малозаметны, шрамы Иоанны образовывали паутину изуродованной кожи на лице. Последствия прошлого задания в городе-улье и близкого знакомства с цепным мечом придавали ей вид дикарки.

— Простите, старшая сестра, но как Вы можете быть уверены, что это он?

— Я не так хорошо его знаю, — ответила Эскарион, холодно взглянув на серафиму, — но все же этого достаточно. За мной.

Остальное отделение проверило боезапас и проследовало в коридор. Стены были покрыты дерьмом, кровью и кишками. С металлических краев свисали куски кожи. Проход становился все уже и уже, пока наконец они не подошли к шлюзу, заградившему коридор. На люк был нанесен человеческой и не только кровью знак Нургла.

— Гранаты. — приказала Эскарион и выбила люк из петель.

Сестры бросили в проем крак-гранаты. Авто-чувства Эскарион закрыли ее глаза от резкого света.

Она не боялась. Просто хотела увидеть, вправду ли он наконец был здесь.

Вспышка погасла, и показалась ободранная каюта капитана, искусные драпировки и изящное убранство которой сначала были осквернены разложением, а потом сметены бронебойной шрапнелью. Сложные фрески на потолке показались из-под слоя грязи и копоти, а в дальнем конце каюты свет из большого изукрашенного иллюминатора проникал через мириад дыр в черной бархатной занавеске.

Четыре взрыва его не убили. Эскарион на это и не рассчитывала.

Он стоял посреди хаоса летающих обломков, как каменный воитель. Его яркий доспех исказился до неузнаваемости и стал серым, как оружейный металл. Одна рука была сделана из темного аметиста со множеством граней, уродливо отражавших звездный свет. Прорезь в шлеме светилась болезненным желтым светом. Он держал ростовой щит и чудовищный шар на цепи. Медленно он начал раскручивать жужжащий и оставляющий след вонючего черного пламени моргенштерн.

Эскарион почувствовала холодную тень давнего страха. Но это было еще не все. Была гордость, хоть и грешная, что она смогла выследить его, пускай он и распространял по Галактике разложение с самого момента своего предательства. Но сильнее всего она чувствовала прекраснейшую вещь: слепую ненависть Сестер Битвы, отказ принять факт существования такого врага, абсолютная убежденность, что убить его будет правильно. Эскарион достала болтпистолет и прицелилась Касту в лицо.

— Damnatio tuum! — крикнула она, и сестры дали залп.

Большую часть снарядов Каст принял на щит, остальные прошли мимо или срикошетили от доспеха. Два пробили броню, выплеснулись струйки крови, но он спокойно стоял. Чемпион Нургла взмахнул моргенштерном и ударил, разбив голову ближайшей серафимы вдребезги. Другую сестру он сбил с ног щитом. Она автоматически дернула рычажок прыжкового ранца, улетела, врезалась в стену и распласталась по ней, как муха по стеклу.

Эскарион закричала от ярости и бросила пистолет, взяв топор обеими руками и напав на заклятого врага. Каст развернулся и ударил ее щитом, свалив женщину на пол при помощи ее же собственного импульса. Она тяжело упала и почувствовала, что сломала что-то.

Поток пламени отвлек чемпиона. Изуродованное лицо Иоанны исказилось гримасой — она приготовилась продать жизнь подороже, отводя громадного воина от старшей сестры. Каст прикрыл лицо от жара и ударил ее моргенштерном в живот. Она пролетела через всю комнату, все еще выпуская пламя из огнемета. Отрывистая очередь из пистолета Исмены продолжалась ровно столько, сколько понадобилось Касту, чтобы обезглавить Сестру ударом щита.

Избитая Эскарион, вся в синяках, но все еще живая, поднялась на ноги. Каст тоже изменился — стал быстрее и сильнее, чем любой десантник. Но у нее была вера, чего Каст добиться не мог. У нее была вера — и один раз этого уже хватило.

Оба медленно кружили среди обломков. Авто-чувства Эскарион сообщили, что доспех с тревожной скоростью вкачивал ей болеутоляющее в избитое тело. Боль утихла, но она точно знала, что левая сторона тела у нее сильно травмирована.

Она посмотрела туда, где должны были быть глаза Каста, чтобы увидеть, осталось ли там хоть что-нибудь человеческое. Ей показалось, что она смогла разглядеть за угрожающим блеском черты лица, глаза, что когда-то были человеческими.

«Возможно, это мой единственный шанс» — подумала она. «Возможно, это последний раз, когда я смогу спросить его».

Спросить о том, над чем она многие годы медитировала, чего просто не могла понять. О том, от чего она просыпалась по ночам, и вот теперь, когда у нее была возможность, она просто должна была спросить.

— Почему ты предал? — спокойно спросила она. — Почему ты сдался и оставил своего Императора?

В остатках разума Каста мелькнуло что-то и пробудилось воспоминание. Он видел эту женщину раньше, давно, возвышавшуюся на столбе пламени. Что-то, о чем Парменид ему не рассказывал. Возможно, он не всегда был слугой благостного Нургла? Было ли что-то еще, его прежняя жизнь?

Но искра узнавания мгновенно утонула. Ничего не было. Ничего, кроме вечности прекрасного разложения, неизбежного пути всего живого: прогнить, ослабеть, умереть.

— Почему? — мрачным басом откликнулся Каст. — Почему нет? Он не мой Император. Его Империум умирает под его властью.

Эскарион постаралась удержать его взгляд, но он тут же пропал, сменившись чем-то нечеловеческим. Она медленно подняла успокаивающе тяжелый силовой топор, готовясь ударить и зная, что он, не мешкая, убьет ее так же быстро, как и ее Сестер.

— Он умирает из-за слабых душ вроде твоей. Ты оскверняешь дух человечества. Когда-нибудь тебя даже не будет волновать победа или поражение — останется важна лишь льющаяся вокруг кровь. Твое проклятие в конце концов пожрет тебя.

Из шлема Каста раздалось нечто, вероятно, бывшее смехом. Он поднял моргенштерн и приготовился опустить его могучим взмахом.

— Мой дорогой хозяин Парменид был прав. — ухмыльнулся он, вспоминая слова, которых он вроде как раньше и не слышал никогда. — У тебя нет воображения.

— Да ты что? — Эскарион сняла с пояса маячок телепорта и включила передачу. — Позволь не согласиться.

В пространстве и времени открылось несколько разрывов, когда телепорт принял сигнал и послал свой груз. Три отделения боевых сестер с грохотом проявились.

За то время, что им понадобилось, чтобы нажать на спусковые крючки болтеров, Каст осознал, что женщина воспользовалась его уверенностью в победе. Воздев руки к небу и проревев злобное хаоситское проклятье, он ударил щитом и моргенштерном по полу с такой силой, что тот раскололся, и упал в лабиринт палуб и тьмы внизу.

Боевые сестры всаживали в дыру очередь за очередью, но навстречу языкам болтружейного огня взметнулась спиралью с нижних палуб колонна мух. Их было так много, что рой маленьких тел поглощал все снаряды. Насекомые потоком падали на пол, многие сгорали, но к тому времени, как последние выжившие рассеялись, от призвавшей их мрази не осталось и следа.

Все еще живая Иоанна подтянулась к краю пролома, заглянула внутрь и харкнула в темноту комком кровавой мокроты.

— Час от часу не легче.

Изможденная Эскарион опустилась на колени позади нее.

— Его хозяин потянул за нити, и марионетка перенеслась через Варп в Саафир.

Она повернулась к старшей сестре первого отделения.

— Обыщите корабль. Убейте всех.

Когда Сестры убежали исполнять приказ, Эскарион задумалась. Она потеряла его. Но один раз она его уже нашла и сможет найти снова. Связь между ними укрепилась. И если у Каста и есть слабость, то это эта связь.

* * *

Говорят, на Терре даже воздух другой, с ароматом древности и чести. Говорят, что он наполнен силой. И правильно говорят.

Дворец Экклезиархии возвышался на материке, словно бы сама земля породила огромный готический рифленый горный хребет со множеством шпилей, храмов и монастырей, бесчисленных отделений Адептус Министорум.

Глубоко в комплексе находился штаб Эбеновой Чаши, Святой Монастырь. А в нем — покои канониссы Тасмандер. Эскарион была немолода, но Тасмандер определенно была стара. Это была седая невероятно крепкая женщина с грубым лицом и внушительным глубоким голосом. Ее военная карьера была окончена, и она управляла бытом и ритуалами Сестер моложе ее. Когда-то она была на редкость искусной и яростной воительницей, настолько упорной и непреклонной в исполнении своего долга, что она добилась уважения даже от грызущихся друг с другом бюрократов Администратума и невероятно гордых космодесантников.

Она сидела в своих покоях за столом из того же черного мрамора, что и стены. Пол комнаты покрывала сложная мозаика с символом Ордена, а на стенах висели древние знамена и литании, хранимые от времени силовыми полями. В каком-то смысле сама канонисса тоже была реликвией, старой и чтимой — и все еще могущественной.

Канонисса Тасмандер видела лица многих прилетавших на Терру и улетавших с нее. Она научилась распознавать изменения. Лицо Эскарион изменилось больше, чем у многих.

Снявшая доспех и одетая лишь в простые одеяния Сестры, что убавило ее фигуру вдвое, Эскарион стояла в центре комнаты. Она была стройной, но жилистой, и обладала странной внутренней энергией, делавшей ее прекрасным лидером. Ее несколько раз до этого вызывали к канониссе, но тогда только лишь для похвалы. Сейчас все было по-другому, и она это знала.

— Сестра Эскарион, — начала канонисса, -ты знаешь, что я ценю тебя, как стойкую последовательницу нашего учения. В Министоруме нет никого, кто мог бы поставить твою веру под сомнение. Нет никаких сомнений — ты один из столпов, на которых построен Орден Эбеновой Чаши.

— Благодарю Вас, канонисса. — Эскарион знала, что Тасмандер не одобряет ее погоню за Кастом. Она рассматривала это как личный долг, акт возмездия, тогда как канонисса настаивала на том, что Орден всегда должен действовать как единое целое. «Но, конечно же, уничтожение таких врагов, как Каст, было причиной существования Военных Орденов» — сказала себе Эскарион.

Канонисса подалась вперед, ее голос стал ледяным.

— Есть пути, по которым может повести нас наша вера, что являются ложными. Я видела подобное множество раз, и это одна из самых печальных граней моей должности, да простит Он меня. Для служанки Императора преследовать вредные цели с таким, прямо скажем, упорством — трагедия. Я долго одобряла твою целеустремленность и чистоту ненависти к Тьме, что грозит нам всем. Но если ты заглянешь в себя, то обнаружишь, что так деятельно охотиться за Кастом тебя заставляет личная ярость, а не благо Империума или мои приказы. Верность Сестры принадлежит Императору и имперской вере, Адепта Сороритас — но не ее собственной жажде мести. Твой гнев уводит тебя от нашего учения, а ты для меня слишком ценный кадр. Больше ты не будешь частью какой-либо военной операции, которая может столкнуть тебя с Кастом. Приказ ясен?

Эскарион опустила глаза. Она знала, что сделала все правильно. Ее вера была крепка. Она знала, что не причинит Ордену никакого вреда. Но сейчас ей не давали действовать в согласии с верой.

«Что важнее?» — подумала она. «Приказы моей канониссы, которые были для меня законом с тех пор, как я была всего лишь девчонкой? Или вера, которая вела мою душу по этой жестокой Вселенной и никогда раньше меня не подводила?».

— Слушаю и повинуюсь. Но, если позволите, это крайне важно для меня. Перевербовка Каста Парменидом была величайшим по омерзительности актом из всех, что я видела.

Тасмандер кивнула.

— И ты не могла так этого оставить. Я не говорю, что ты что-то сделала неправильно, Эскарион. Но Эбеновая Чаша — Военный Орден. Я не приемлю ничего, кроме абсолютного подчинения. Этот Орден — легион Сестер, действующих как единое целое. Я не могу позволить тебе разрушить эту связь. Итак, ты подчинишься слову Министорума и оставишь эту опасную погоню?

Эскарион подняла глаза и встретилась взглядом с грозной канониссой. Битва внутри нее закончилась. Решение было принято.

— Разумеется. — солгала она.

* * *

Остановившись подумать, чем он стал, Каст не узнал человека. Он умер и не заметил этого. Вместо когда-то текшей в нем крови был застывший солоноватый ил. Вместо когда-то бившихся жизнью внутренностей были сухие клубки окаменевшей плоти. Он не жил по-настоящему, просто был скреплен и оживлен миллионами болезней, насланных нечистым касанием Нургла.

Кожа, служившая щиту обивкой, выработала чувства — он чувствовал боль, отбивая удары. Моргенштерн стал его частью, хрустальный кулак прирос к рукояти. Шлем медленно плавился и менял форму, пока не стал единым целым с черепом. Сквозь прорезь он видел только размытые зелено-лиловые тени, тем более яркие, чем более больные. Он уже не узнавал то, чем стал.

Но что это значило? Он отверг жалкое человечество. Он был величайшим из людей. Он увидит, как Империум падет, и живет, чтобы отпраздновать на его останках. Он должен принять жалкие изменения и радоваться. Разве нет?

Воитель посмотрел с мыса вниз. Пещера за все эти десятки лет ничуть не изменилась. Высоко над ней гнила разлагающаяся масса города Саафир, заразившего землю и сделавшего нечистой всю планету. В ночном небе ближайшими и ярчайшими точками света были планеты, павшие к ногам его демонических орд. Но подо всем этим оставалась все та же пещера с длинным узким мысом, на котором сейчас стоял Каст.

И Парменидом, конечно. Князь демонов все еще был здесь. Каст давно забросил попытки угадать, был ли Парменид действительно могучим полубогом, который даст ему все обещанное, или просто злобной тварью, посмеявшейся над ним. Он понемногу осознал, что были более важные занятия. Служить Пармениду значило служить более великим силам, которые связывали этот мир с другим цепями своей воли. С каждым шагом Каст убеждал себя в этом.

Но глубоко внутри было ли что-то еще? Не был ли он кем-то большим, нежели чемпионом Чумного Бога? Не было ли и раньше Каста, другого, но того же? Он с уверенностью мог сказать лишь одно. Он не всегда был таким.

Под ним катились и разбивались о мыс огромные волны разлагающейся плоти. Снова появилось громадное лицо Парменида с его злобной усмешкой и мертвыми черными глазами.

— Мальчик мой, — сказал князь демонов, -ты многое для меня сделал. Возглавил мое войско. Создал империю. Нургл очень доволен. Но теперь твои умения должны послужить другому делу.

Каст опустился на колени, положив щит на скалу перед собой, готовый получить священные приказы.

— Должен признаться, — продолжал Парменид, -я не понимаю, как эти мелкие мясистые существа могут так надоедать. Но они сейчас готовят ответный удар по нам. Приближается корабль, мальчик мой. Он летит на эту самую планету, вот такая наглость, да, так что ты, мой драгоценный чемпион, должен показать им все безумие их замысла. Возглавь мой флот и как следует покажи им истинную судьбу всякой плоти, прежде чем уничтожить их. Они не должны ввергнуться в священные владения Нургла.

Каст поклонился. В воздухе пронеслась злокачественная волна. Древние телепортаторы флота подхватили искаженное тело воителя и перенесли его на орбиту, чтобы приготовиться к прибытию врага.

* * *

Зал в центре Святого Монастыря был долгое время запечатан. Хотя любознательность и не поощрялась среди Адепта Сороритас, боевая сестра Эскарион не могла не интересоваться, какие политические махинации там реализовывали тайно прибывшие люди в темной одежде. Когда ее вызвали туда, она почти мгновенно осознала истину. Прошло много времени с тех пор, как канонисса потребовала отделить ее верность от ее веры. Хотя Эскарион делала все, что ей приказали, проводя все свои военные кампании на дальних рубежах Империума, за множеством жестоких битв она никогда не забывала своей жажды крови Каста.

Тысячи лет назад зал был часовней, перестроенной и встроенной в разросшийся на материке дворец Экклезиархии. Серокаменные стены были испещрены прямыми готическими узорами, потолок был высок, а воздух — холоден. В центре стоял большой стол, за которым сидели посланники, довольно много. Все, кроме одного, были слабо видны. Лампы, вделанные в высокий потолок, не освещали их лица под капюшонами.

Посреди них сидел единственный четко видимый человек, инквизитор. Он был закован в церемониальный терминаторский доспех, инкрустированный драгоценными камнями, с тяжелой алой печатью Инквизиции на кольце на силовой перчатке. У него было строгое лицо, морщинистое не от старости, а от ужасов, которые ему пришлось вынести из-за своего призвания, и казавшееся неуместным среди огромных пластальных пластин, придававших ему телосложение ходячего танка. Он указал Эскарион на кресло взмахом силовой перчатки. Кресло стояло во главе стола, и ее невидимые судьи сидели перед ней угрожающим полумесяцем.

— Сестра Эскарион… Я осведомлен о противоречиях, имевших место между Министорумом и Инквизицией в прошлом. — начал инквизитор. Его голос эхом отражался от старых каменных стен. — Но я уверен, что вы достаточно повидали на службе, чтобы понимать, что, хотя наши подходы могут различаться, мы занимаемся одним и тем же делом.

Эскарион всегда настороженно относилась к Инквизиции. С их страстью к таинственности, они, казалось ей, не слишком отличались от еретиков, за которыми следили. Сама она раньше отказывалась иметь с ними дело. Но теперь, поняла она, у нее может быть шанс воплотить мечту, которую она лелеяла большую часть своей службы Ордену Эбеновой Чаши.

Инквизитор поднял ту руку, на которой не было перчатки, и сервитор где-то в дальнем углу включил проекцию звездной карты над столом. Появилась паутина тонких линий и иконок, изображавших западную окраину Сегментума Пацификус. Одна из планет была подсвечена.

— Деятельность сил Хаоса всегда была нашей основной заботой. — продолжал инквизитор. — Выделенная планета это Саафир, за которым мы тщательно наблюдаем уже более двадцати лет. Итак, насколько я понимаю, канонисса занимает определенную позицию касательно Каста и вас, верно?

— Да, это так. — Эскарион почувствовала выброс адреналина в кровь. Долгое время никто не осмеливался даже упоминать его имя при ней.

Инквизитор мрачно кивнул.

— В нынешних обстоятельствах, как мы полагаем, такое положение дел не может продолжаться. — он взмахнул рукой снова, и подсветилось еще несколько планет вокруг Саафира. — Это планеты, которые Парменид со своими мерзкими ордами удерживает сейчас. В основном, это пустынные земли, которые не представляют для нас интереса. Но вот сам Саафир представляет значительную ценность, обладая невероятно важными минеральными ресурсами.

— Я знаю. — ответила Эскарион. — Я была включена в группу, посланную освободить его в первый раз.

Инквизитор позволил себе улыбнуться.

— Да. Именно поэтому мы до времени удовлетворялись сдерживанием угрозы. — подсветилось еще несколько планет. — А эти планеты под ударом теперь. Если Парменид захватит их, это даст ему значительное влияние. Его империя на данный момент является базой операций Хаоса на территории Империума. Такое положение дел неприемлемо.

Эскарион перевела взгляд с лица инквизитора на темные силуэты по обе стороны от него. Она чувствовала, как они внимательно изучают ее, пытаясь предугадать ответ. Что привело их сюда, настолько высокопоставленных лиц Империума, что их личности были скрыты от нее? Она поняла.

— Экстерминатус. — выдохнула Эскарион.

Инквизитор вскинул брови.

-Вы проницательны, сестра.

— Со всем уважением, инквизитор, хотя Вы и осведомлены о том, что мне небезынтересна судьба Парменида, я не понимаю, зачем Вы вызвали меня. У меня есть обязанности в других частях Терры. — она прекрасно понимала, зачем понадобилась им. Но она хотела, ей было просто нужно, чтобы это сказали они.

— Сестра Эскарион, зона влияния Парменида недавно стала непроницаемой для любого имперского судна. Любой флот, который мы пошлем, будет перехвачен. — его голос дрогнул, он говорил через силу. Эскарион поняла, что он не привык сообщать столь важную информацию члену Экклезиархии. — Мы знаем, что силы, посланные на перехват флота Экстерминатуса, возглавит Каст. По правде говоря, все наши данные о Касте и большинство их о Пармениде так или иначе исходят от вас. Записи о его службе Ультрадесантником почти бесполезны — теперь его понимаете только вы.

Эскарион покосилась на инквизитора.

— Я нужна вам?

Инквизитор посмотрел на одного из спутников, и тот кивнул ему.

— Да, сестра. — ответил он. — Вы нужны нам.

— Поскольку только я понимаю ход мыслей Каста.

— Не только поэтому. — инквизитор тяжело опустился в кресло, сервомоторы его доспеха взвыли. — Дело не совсем в этом. Одна из сил, правящих Галактикой, и, следовательно, Империумом, — Судьба. Это странная сила, ей нельзя управлять, можно только принять ее и подчиниться. Империум выстоял частично благодаря тому, что мы принимаем Судьбу в расчет.

Карта над столом померкла, оставив освещенным только инквизитора.

-Меньшие правители не обращают на нее внимания, потому все они когда-нибудь падут. В данном случае, вас с Кастом соединяет Судьба. Вы красной нитью тянетесь через всю его жизнь. Без вас он полностью становится рабом Хаоса. Но пока вы живы, между ним и Империумом есть связь, которую он не в силах разорвать. Вы были там в самом начале. Судьбе может быть угодно, чтобы вы были там и в конце. Может потребоваться, чтобы вы умерли рядом с Кастом. Я так полагаю, это для вас приемлемо.

Эскарион чувствовала, как ее обшаривают скрытые в тени глаза. Она могла вспомнить заразу Хаоса, расползающуюся по карте.

— Я не могу лучше послужить Императору, — тихо сказала она, — чем полностью очистив Саафир от той мрази, что заразила его.

* * *

Каст снова изменился. Стоя на мостике корабля хаоситов «Проклятие», Эскарион видела, как его нагрудник дышит вместе с ним. Из царапины на нем сочился зеленый солоноватый ихор. Под шлемом больше не было глаз, только одна черточка злобы. Он двинулся, не как человек, закованный в доспех, но как нечто полностью живое, древнее и странное.

В свою очередь Каст знал, что узнает ее. Он видел ее раньше, и не один раз, но не мог сказать, кто она. Лицо было моложе, на нем было меньше морщин, глаза ярче, как и волосы. Он смутно припомнил, что люди меняются вот так, старея. Но это точно был тот же человек, та же женщина в черном доспехе с тем же символом, пылающей чашей, вышитым на белой мантии. Но имя… как ее звали? Где он ее видел?

Эскарион тысячи раз представляла себе эту минуту. Вокруг нее лежали обломки мостика «Проклятья». Древние вычислители были разломаны, на полу валялись медные рычаги и шестеренки. Стены и пол несли шрамы от снарядов. Вокруг лежали и тела экипажа рядом с изуродованными трупами демонов Каста. Кровь демонов пятнала стены и собиралась лужами у оснований пультов управления, все еще дымясь и пузырясь. Никто не сдался, и все умерли за свою преданность, Чумному Богу ли или чистоте Империума.

Сквозь огромное смотровое окно, служившее потолком, звезды снаружи обозначали границы гнилого владычества Парменида. Флот едва вошел в его империю, как металлические клыки чего-то живого вцепились в корпус «Проклятья» и выпустили орду избранных Нургла. Один за другим пали тем же манером корабли сопровождения, их огромные пустые корпуса медленно плыли в вакууме, словно трупы в воде. Только защитники на борту «Проклятья» сумели остановить волну нападавших и только ценой собственных жизней. Противники сражались друг с другом в коридорах и машинных отделениях, пока не осталось только двое.

Лезвие топора Эскарион еще дымилось от крови дюжины демонов. Моргенштерн Каста был заляпан кровью, а его щит был изранен и исцарапан. Так, по воле Судьбы и святого Императора, они снова встретились.

Они устало начали кружить, взвешивая в руках оружие. Эскарион знала, что шансов у нее мало. Она была равна Касту в умении, но не в силе, а его выносливости у нее и вовсе не было. Она дважды до того встречалась с ним, и каждый раз ее изломанное тело нуждалось во внимании Ордена Госпитальеров. А Каст стал еще более сильным воином, чем был. Он был Хаосом во плоти, и слабостей человека у него не было.

Но, конечно, он не продумывал эту битву досконально каждую секунду своей жизни, как Эскарион. Она распланировала каждый взмах, каждое движение, каждое последствие. Она видела его в бою. Она знала, что он сделает, еще до того, как он пошевелился. Эскарион ударила его топором. Каст парировал удар щитом, но она это знала. Она ударила топором по верхнему краю щита и расколола его надвое. Из разорванной пластины полилась кровь, и воин издал звериный рык от боли. Его моргенштерн прошел по широкой дуге, но серафима уклонилась от удара, двинувшись навстречу бронированному телу.

Лезвие топора рубило снова и снова, молнии били в десятки мест сразу, силовое поле хлестало доспех, пока он не раскололся и не промялся. Раны были неглубоки, но их было много, потому что Эскарион знала, что не сможет свалить его одним ударом. Его нужно было завалить и избивать, пока он не сможет сопротивляться, ударами, от которых он не сможет уклониться даже со своими сверхъестественными рефлексами.

«Моя вера привела меня так далеко.» — молилась Эскарион, пока рубила воителя. «Теперь моя ненависть поведет меня».

Каст отступал под ее ударами. В первый раз он почувствовал, как паника захлестывает давно заброшенные закоулки его разума. Он упал на колени, удары теперь сыпались на его голову. Кость лезвием врезалась в его тело, обнажилась плоть, доспех осколками сыпался на пол. Он свалился на спину, искаженная кровь хлестала из ран, почерневшая мертвая плоть иссыхала и стягивалась, попав на воздух. Он ждал последнего удара, который добьет его.

Это было то же чувство, что и много лет назад. Беспомощность, открытость ударам врага. Так было, когда его разум освежевали. Его веру отняли у него. Его душа обнажилась перед Парменидом, чтобы тот ее извратил. Горестная память о том дне всплыла в его голове из темного уголка его души, где гноилась вместе с ним долгие годы. Он не всегда был таким, как сейчас. Его изменили. Женщина! Она была там, когда это произошло, —и вернулась теперь.

Эскарион посмотрела на Каста. Наконец-то он был в ее руках. Теперь настало время для того, чего могло никогда и не быть. Для речи, которую она повторяла все эти годы.

— Нет смысла убивать тебя сейчас. — выплюнула она. — Ты связан с Чумным Богом. Если ты умрешь, то твоя душа присоединится в проклятии к миллиарду других. Если я оставлю тебе жизнь, ты можешь прождать еще тысячу лет, и у тебя не останется разума, чтобы беспокоиться о судьбе моего вида. Парменид предложил тебе знание. Теперь я дала его тебе. Ты видел обе стороны реальности, служил и Империуму, и Хаосу. Но ты не знаешь одного, есть один опыт, которого у тебя не было. Ты не знаешь, каково вновь стать праведником.

Каст взглянул на нее. Он знал, что долго не протянет, его застоявшаяся кровь хлестала на пол. Он посмотрел на ее морщинистое лицо, на седые пряди волос, которые когда-то видел сгорающими высоко над ним.

— Ты постарела. — прошептал он искалеченным временем ртом. — Я не понимал, что прошло так много времени.

Эскарион выключила силовое поле топора. Все затихло.

— Ты познал все, что суждено тебе познать. Ты сильнее любого живого человека, любого космодесантника, о котором я слышала. Но достаточно ли этого? Лучше не будет, Каст. Будет только хуже. Это может занять тысячи лет, но будет лишь гораздо хуже.

Каст чувствовал, как его жизнь утекает. Он хорошо теперь знал, что такое смерть. У него были минуты, а не годы. Слова женщины не покидали его разум. Он отбросил все, во что верил, чтобы соединиться с благословенным Чумным Богом. Как он мог вернуться?

Эскарион сейчас была практически безоружна, но она знала, что Каст теперь безвреден. Даже если он и не умирал, его мысли держали его в узде. В его голове шла борьба, которую она так хорошо знала.

— Возможно, ты думаешь, что не можешь быть прощен, что никогда снова не сможешь стать частью человечества. Но к искуплению ведет множество путей.

Множество путей. Всегда есть другой способ. Каст прошел в своей жизни два пути. Один он забросил. Мог ли он в оставшееся время вновь пройти по нему?

— Посмотри, что с нами обоими сделали годы. — продолжала Эскарион. — Они превратили тебя в животное. Они увели мою веру от приказов моего Ордена. Но это же время дало мне возможность понять — что бы ни произошло здесь, у тебя не будет больше шанса изменить Галактику. У тебя есть воображение. Используй его. Смени свой путь еще раз, прежде чем испустить дух.

* * *

Тошнотворная вспышка вернула его в пещеру, на то самое место, где давным-давно началась его новая жизнь. Чемпиона Хаоса почти разорвали, но он пытался вырвать победу. Он едва шагал, вновь волоча свою кровоточащую тушу по мысу к месту над колышущимся лицом князя демонов.

— Каст, мальчик мой! — Парменид ожидал возвращения своего слуги. — Я вижу, задание было не из легких. Но ты победил?

Каст медленно, из последних сил, кивнул.

— А Экстерминатус? Он предотвращен?

— Лучше… даже лучше. — прохрипел Каст. — В этом нет… необходимости.

Лицо всколыхнулось приливной волной, километровые брови из зловонной плоти нахмурились.

— Что это значит, мой слуга?

Каст выпрямился. С усилием воли он разжал измененные руки. Пальцы неохотно распрямились, хрусталь треснул, моргенштерн выпал из рук и полетел в извращенное море.

Он разжал пальцы и из последних сил вогнал их в свой нагрудник. Пластины раскололись по линиям, начертанным топором Эскарион, обнажая зараженное тело, закованное в доспехи с тех самых пор, как он впервые ступил на Саафир.

Мертвые органы были вытащены, как и гнилые петли кишок. Теперь в его раздутой грудной клетке находилась тонкая металлическая капсула, безвредная на вид, — пока пси-зрение князя демонов не восприняло готические буквы, начертанные на ней.

IN EXTERMINATUS EXTREMIS.

DOMINA, SALVE NOS.[4]

Сержант Ордена Ультрадесантников Каст посмотрел в глаза Пармениду Мерзкому и с удовольствием увидел в них страх.

— Damnatio tuum. — прошептал он, и белый свет чистоты навечно отмыл его от порчи.

Страшный сон

Гэв Торп

Переводчик: Радослав

Джошуа спал. Он понимал, что спит, потому что отчетливо помнил, как укутываясь в тонкое, рваное одеяло, готовился ко сну в пустыне, кою называл своим домом. Во сне он обнаружил, что стоит в темном гроте, который образовали кроны деревьев. Свет здесь был тусклым, воздух пропитан запахом плесени и гниющих растений, а болезненно-бледные листья безжизненно свисали с тонких, перекрученных ветвей. Где-то над головой, водянистый свет незнакомой луны судорожно пробивался сквозь листву, которую перебирал прерывистый ветер.

Оглянувшись вокруг, Джошуа увидел, что грот окружали крутые склоны гор, и единственным выходом отсюда была пещера. Она была похожа на гигантскую пасть с острыми сталактитами, нависавшими прямо над входом, будто ряды клыков. Темные впадины наверху неотрывно глядели на юношу, словно пара огромных мертвых глаз.

"Здравствуй, мой юный друг!"

Голос в голове Джошуа скорее ощущался, чем слышался. Он был ему хорошо знаком, потому что тот не раз говорил с ним за эти несколько лет. Сперва юноша боялся Голоса, но потом все больше и больше привыкал к нему, несмотря на странности, которые тот порой говорил. Тем не менее, во сне он услышал его впервые и тут он звучал гораздо сильнее и громче, чем обычно.

"Что происходит?" — спросил Джошуа тоже, скорее мысленно, нежели вслух.

"Ты видишь сон, вот и все. Тут ничто не может повредить тебе. Здесь нечего бояться", — ответил Голос.

"А как ты сюда попал? Ты никогда раньше со мной не говорил во сне. Почему ты никогда со мной не говорил в моих снах?" — Джошуа не боялся. Голос баюкал, успокаивал его.

"Ты никогда не пускал меня в свои сны. До сегодняшнего дня ты мне не доверял. Но сейчас ты понял, что я твой друг и теперь мы можем разговаривать всегда и везде. Это ты сам позволил мне войти сюда, Джошуа".

"Где мы? Это по-настоящему или во сне?" — спросил Джошуа, сам не зная, зачем, потому что был уверен, что спит. Нигде во всей пустынной Ша'ул не росло столько зелени, кроме, разве что, садов имперского командующего Ри.

"Это не настоящее место, я помог тебе создать его. Мы отправимся на поиски приключений. Помнишь, в детстве, ты в своих мечтах пускался в путешествия? Ты сияющим мечом разил врагов Императора, демонов и чудовищ".

"Конечно, я помню свои мечты. Но тогда я был совсем маленький. А теперь мне уже пятнадцать и эти ребячества не для меня", — запротестовал Джошуа.

"Для приключений невозможно быть слишком старым, Джошуа. Здесь, в мире мечтаний, ты герой. Люди будут приветствовать тебя и любить. Не то, что в реальном мире, где ты никому не нужен, где тебя даже выгнали из родной деревни твои собственные друзья и семья. А тут никто не посмеет ненавидеть и презирать тебя за то, что ты есть".

Голос был очень убедителен. Он знал о Джошуа все; о его детстве, его думах и волнениях. Во времена одиночества, когда Джошуа сбежал от разъяренной толпы, что была его друзьями и родными, он оставался его единственным спутником, в тревожных раздумьях успокаивая своим присутствием. Голос всегда находил для Джошуа нужные слова, чтобы тот забыл о своем одиночестве. Он открыл ему тайны его дара, который неразумные крестьяне обозвали колдовством. Голос рассказал ему обо всем. Он поведал Джошуа о том, что другие завидовали его талантам и, из ревности, возненавидели его. Он же научил его применять свои способности и управлять ими, чтобы те не вышли из-под контроля. Иногда он просил юношу сделать что-нибудь, но это что-то было всегда неприятным, и Джошуа отказывался, а Голос никогда на него не злился, никогда не кричал и не жаловался. Он был для Джошуа будто бы отцом, с тех пор, как настоящий его отец донес на своего сына проповеднику, и мальчику пришлось бежать из деревни, чтобы избежать сожжения на костре.

"Иди же, Джошуа, в этом мире ты герой. Приключение ждет тебя".

Только лишь Джошуа шагнул к зловещей пещере, как вдруг, словно из ниоткуда, появились две странные фигуры, загородив ему проход. Существа были горбаты и уродливы. Их бледные глаза пялились на юношу из глазниц, лишенных век. Один из них хотел что-то сказать и открыл рот, обнажив ряды острых как бритва зубов, и… но все, что вырвалось оттуда было невнятное бульканье и шипение.

"Они не пропустят меня", — мысленно сказал Джошуа Голосу.

"Значит, тебе придется заставить их сделать это".

"Но как мне с ними сражаться? У меня нет ни оружия, ни доспехов", — возразил Джошуа, и его сердце затаилось в мрачном предчувствии того, что скажет ему Голос.

"Здесь, во сне, ты волен сам создать их себе. Твой разум и есть оружие! Используй его!"

Джошуа уставился на свои руки, представив себе, что держит меч. Словно по команде, массивная металлическая сабля появилась в его ладонях, и ее полупрозрачный клинок засиял неземным синеватым светом.

А Голос шептал.

"Здесь, в этом мире, Джошуа, ты обладаешь истинным могуществом. Здесь ты повелитель. А теперь, срази их!"

Мгновение Джошуа колебался. Демоны, издавая панические утробные стоны, шарахнулись от его меча.

"Они омерзительны", — подумал Джошуа, — "Я тут повелитель".

Глубоко вздохнув, он решительно шагнул вперед. Один из демонов бросился на него, и юноша моментально среагировал. Клинок со свистом разрезал воздух и, даже не замедлившись, отсек протянутую руку нападавшего демона, который взвыл от боли. Другой удар разрубил чудовище пополам от плеча до паха. Другой монстр бросился наутек, переваливаясь на своих скрюченных ногах, но Джошуа, неутомимо помчавшийся вслед ним, был проворнее. Единственный удар отделил ужасную голову от туловища и Джошуа, к своему отвращению, увидел, как темная кровь твари хлынула на землю, заливая мертвые листья, и те зашипели, словно под действием ядовитой кислоты.

"Хорошо, хорошо", — Голос приободрял Джошуа. — "Ты уничтожил своего врага. А теперь войди в пещеру. Цель твоего приключения перед тобой".

Бросив последний взгляд на зловонный лес позади, Джошуа ступил за похожие на зубы сталактиты и темнота пещеры окутала его. Внутри пещера превратилась в узкий, извилистый, с множеством маленьких ответвлений туннель, идущий вниз. Голос неустанно и верно направлял юношу в этих глубинах, больше похожих на лабиринт.

Джошуа не ощущал шагов, чувство было такое, как будто бы он парил, быстро продвигаясь по хитрой паутине туннелей. У следующей развилки снова выпрыгнули демоны, такие же отвратительные и скрюченные, как и первые два. В руках они держали посохи и палочки, которые извергли на Джошуа дождь белых молний. Они сыпались на камни, взрываясь, и юноше пришлось укрыться в ближайшем проходе. Юноша вообразил вокруг себя прочный щит. Мощная сила переливалась в теле юноши, искрясь маленькими звездочками вокруг него. Джошуа вышел из прохода и направился к демонам. Их энергетические разряды теперь беспомощно вспыхивали вокруг его ментального щита, но демоны все прибывали.

"Уничтожь их! Они не должны остановить тебя!"

Джошуа вытянул руки и сосредоточился. Каждый его кулак превратился в ослепительный сгусток фиолетового пламени и он метнул шары волшебного огня в своих врагов. Колдовской огонь окутал туннель, моментально пожирая десятки демонов и разбрасывая их пепел. Джошуа бросил пламя снова, в тех демонов, что бежали на него, все так же безрезультатно стреляя из своих посохов. Джошуа был в восторге — ничто не могло его остановить. Все больше и больше демонов падало под его натиском. Вскоре, все они были мертвы, и никто шел к ним на подмогу. Воздух был наполнен вонью горелой плоти. Увидев разбросанные сгоревшие останки, Джошуа вдруг ощутил глубокую печаль. Он резко остановился.

"У них же не было ни единого шанса?", — спросил он у Голоса.

"Конечно, нет. Они не стоят жалости. Низшие существа живут только чтобы служить. Если они бунтуют против этого, то они бесполезны. Убивая их, ты оказываешь им милость, так как они сошли с пути служения. Они ничто".

Джошуа заволновался. Уже не в первый раз Голос говорил об уничтожении низших существ. Слишком часто, как казалось юноше, Голос был груб и бессердечен.

Голос, похоже, почувствовал его мысли.

"А твои сородичи разве не хотели тоже убить тебя? Разве их останавливали мольбы о пощаде? Разве они попытались хоть немного понять тебя, твою невиновность? Конечно, нет! Ведомые отвращением и страхом, они хотели уничтожить тебя за то, что ты есть. Если бы не я, ты бы давно погиб в пустыне, маленький, беспомощный и уязвимый. Но я защищал тебя, воспитывал. А эти существа не достойны твоего внимания и должны умереть".

"Но это же демоны, а не люди, ведь так?", — Джошуа был обеспокоен такой тирадой.

"Конечно, конечно. Это все сон, Джошуа. Это все не по-настоящему".

Джошуа немного постоял, обдумывая то, что сказал ему Голос. Он говорил второпях, как будто бы пытаясь скрыть какую-то свою ошибку, злясь из-за этого на самого себя. В глубине сознания юноши начала зарождаться мысль. Но прежде чем Джошуа смог за нее уцепиться, Голос уже настойчиво и убедительно говорил ему идти дальше и юноша бросил попытки разобраться в том, что Голос от него хочет, позволив направлять свои шаги по извилистому лабиринту пещер.

* * *

Вскоре Джошуа пришлось остановиться снова. Проход загораживала огромная железная решетка. Он робко подошел к ней и скорбно взглянул на прутья, каждый из которых был толщиной с его руку.

"Ты завел меня в тупик!", — пожаловался Джошуа.

"Вовсе нет! Ты мне не доверяешь! Это не реальная преграда. Просто разогни решетки и вперед".

"Но как?", — Джошуа заупрямился. — "И сильнейший из людей не сможет его даже сдвинуть, а я слаб и беспомощен".

"Ты меня слышишь, но не слушаешь, Джошуа! Это для других ты слаб, но сам-то знаешь, что силен. Ты сильнее любого взрослого мужчины. Верь мне, а не сомнениям, навязанным разными дуракам, которым не понять тебя. Кому ты веришь больше? Крестьянам, что копаются в пыли и земле целый день или тому, кто уже показал тебе так много?"

"Думаю, ты прав", — подумал Джошуа, хоть и до сих пор не был уверен.

Он обхватил два прута и напряг все свои незначительные мышцы. Прутья не сдвинулись ни на дюйм. Тяжело дыша и вытирая пот с обеих щек, Джошуа отступил.

"Я же говорил тебе. Я недостаточно силен", — снова пожаловался он.

"Прекрати ныть, Джошуа, ты как те жалкие проповедники, что плачут о жестокости вселенной, даже ни разу не покинув своей часовни. Раздвинь решетку силой своего разума, а не тела. В этом твои сила и могущество".

Несколько раз глубоко вздохнув, Джошуа подступил к решетке снова. Закрыв глаза, он опять обхватил решетку. Металл в его руках был холодным и шершавым, и юноша начал тянуть, в этот раз представляя прутья тонкими, словно соломинки. Открыв глаза, он увидел, что прутья решетки разошлись в стороны, оставляя для него достаточный проход. Войдя в проход, Джошуа почувствовал, что туннель сжимается вокруг него, становясь очень узким.

"Тут слишком тесно!" — сказал он Голосу.

"Ну, почему ты во всем видишь препятствие, Джошуа? Ты ноешь и ноешь постоянно".

"Извини", — произнес Джошуа.

Чувствуя себя немного виноватым, он сосредоточился, представив свое тело гибким и маленьким. И тут же легко просочился в расселину.

"Молодец. Вот видишь, для такого как ты нет ничего невозможного".

Юноша ухмыльнулся самому себе, довольный похвалой Голоса и продолжил свой путь по извилистой тропе.

Джошуа казалось, что пока он пробирался через все эти маленькие туннельчики, поворачивая на перекрестках и углах, прошла целая вечность. Однако внезапно туннель оборвался и он почувствовал, что падает. Он приземлился с тихим всплеском и когда его глаза привыкли к темноте, обнаружил, что стоит по колено в грязной, тухлой воде на дне глубокой ямы. Вонь была тошнотворной, и Джошуа ощутил, как к горлу подкатывается ком.

Юноша сделал пару шагов во мраке, оглядываясь по сторонам. Справа от него из грязи, вдруг возникла бесформенная масса плоти. Гнилая вода водопадами лилась со слизистой шкуры, истинные очертания твари скрывалась под огромными мясистыми складками. Малюсенькие глазки уставились на юношу. Оно протянуло свои извивающиеся щупальца к Джошуа и издало высокий писклявый звук. С отвращением, юноша отбросил щупальце от себя.

"Вот цель твоего путешествия, Джошуа. Убей эту тварь, и мы вернемся домой".

"Почему ты все время просишь меня кого-то убить?", — Джошуа взбунтовался. — "Ты постоянно подговаривал меня пойти в деревню и убить там всех, постоянно твердил, что я должен убивать других, если хочу выжить. Почему?"

"Таков порядок вещей. Чтобы получить силу, которая наша по праву, необходимо сначала убрать тех, кто стоит у нас на пути. Люди всегда охотно идут за повелителем, но сперва нужно избавить их от предыдущего хозяина и только тогда они пойдут за тобой".

"Но я не хочу быть ничьим хозяином", — Джошуа повесил голову.

Где-то рядом, болотная тварь прижалась к стене, бормоча что-то низким, булькающим голосом.

"Тогда убей это чудовище, и мы отправимся домой. Я больше никогда не стану говорить с тобой. Ты будешь всегда один в этой пустыне — без друзей, без дома, бродяга, которого все ненавидят. Ты этого хочешь?"

"К одиночеству можно привыкнуть", — возразил Джошуа, бесцельно разглядывая пузыри болотного газа, что вырывались из-под воды тут и там под его ногами.

"Говоришь, сможешь привыкнуть к одиночеству? А сколько раз ты плакал в первые годы своего отшельничества в пустыне? Сколько раз ты стоял на самой вершине Кору, не решаясь прыгнуть вниз? Сколько раз ты мечтал вернуться в семью, думая, что они примут тебя с улыбками и распростертыми объятиями? Этого никогда не будет, Джошуа! Ты всегда будешь одинок, если не позволишь мне помочь тебе. У тебя никогда не будет друзей. Никогда ты не встретишь красивую девушку и не будешь бродить с ней по рынку, выбирая подарки друг для друга. Никогда ты не встретишь женщину своей мечты, чтобы жениться на ней к радости тех, кто окружает тебя. Ты презираемый, ненавистный изгой. Ты бродяга, угроза, мутант! Ты связался с демонами! Ты предал Императора! Ты уничтожишь тех, кого любил и тех, кто когда-то любил тебя!"

"Неправда! Нет!", — закричал Джошуа и его голос эхом разнесся по пещере, отражаясь от сырых стен.

"Мерзкое ничтожество — так они думали о тебе. Ты был для них слабаком, неудачником. У них не было иного выбора, кроме как ненавидеть тебя. Теперь у тебя нет иного выбора, кроме как убить их".

Застонав, Джошуа повернулся к толстому демону и, засунув руки в складки плоти, нащупал его глотку.

"Они никогда не понимали!", — кричал он. — "Я тут не причем! Я никогда ничего не делал плохого! Я не виноват, что я такой! Им надо было выслушать меня! Я пытался им сказать! Я пытался! Черт побери их всех! Я бы ни за что не причинил никому зла!"

Крик Джошуа превратился в бессвязное рычание и стоны, в которых был давно подавляемый гнев и горечь. Отчаяние, которое знает лишь покинутый ребенок, наполнило пещеру, выплеснувшись в бесконечном режущем вопле.

Стеная, Джошуа все крепче сжимал пальцы на глотке чудовища, выдавливая из него жизнь. Жалкие конечности твари метались в грязи, поднимая волны мерзкой жижи. Джошуа вложил всю свою ярость и ненависть в свою хватку, придавая ей мощь тисков. Последним усилием, он свернул монстру шею и истекающие отвратительной слизью щупальца бессильно опали в темную воду.

Внезапно Джошуа разжал руки и в ужасе отступил, наблюдая, как мерзкий труп скользнул обратно в грязь.

"Я ухожу", — сказал он Голосу, дрожа всем телом от волнения. — "Мне не нравятся твои приключения. Мне не нравится то, что ты мне говоришь, и то, что заставил меня сделать. Я больше не хочу тебя слышать никогда. Я научусь мириться со своей жизнью без твоих ядовитых шепотков. Я никогда больше не хочу испытывать тот стыд, что чувствую сейчас. Верни меня домой, а потом уходи".

"Как пожелаешь, Джошуа. Ты уже сделал все, что мне нужно. Теперь просто снова представь себя в том лесу, и ты покинешь это место. Ты больше никогда меня не услышишь. Но я всегда буду рядом, можешь быть уверен".

Джошуа резко очнулся, непроизвольно захлопав глазами и не сразу сообразив, где находится. Его окружала буйная растительность, а сам он сидел, прислонившись спиной к толстому стволу дерева, что раскинуло ветви над его головой. Оглянувшись вокруг, Джошуа увидел, что местность окружали высокие стены и единственным выходом отсюда были украшенные ворота, выполненные в форме ухмыляющегося лица.

Потрясенный, Джошуа осознал, что, должно быть попал в сады дворца имперского командующего Ри. Если его схватят, то немедленно посадят в тюрьму, даже несмотря на возраст. Он вскочил и спрятался за деревом, отгородившись, таким образом, от ворот. Но как он попал сюда? Он видел сон, хоть и не помнил точно, о чем; память о нем ушла, словно утренний туман. И как вышло, что охрана не заметила его спящим прямо тут, в самой середине сада?

Пытаясь успокоиться, Джошуа отпустил свой разум, позволив ему выскользнуть из ограничивающих объятий тела, как учил его Голос. Неподалёку он обнаружил группу охранников и почувствовал их возбуждение. Очень аккуратно он пристроил свой разум рядом с ними, легонько трогая их мысли, так, чтобы они не заметили его.

— Лазвинтовки не действовали на них...

— Их просто сожгли. Милостивый Император! Повсюду тела...

— И крыса бы не проскочила в спальню имперского командующего...

— Охрана у ворот вырезана...

— Задушен, а шея сломана. Кто способен на такое?..

— Ту вентиляционную решетку невозможно убрать без тяжелой техники...

— Ни следа от обоих! Просто испарились...

Кто-то убил имперского командующего? Джошуа растерялся. Выйдет очень плохо, если его найдут здесь теперь, когда имперский командующий убит. Могут подумать, что он замешан в этом. В отчаянии он оглядывался в поисках выхода, как вдруг его осенило. Темный лес из его сна был извращенной карикатурой на сад, который окружал его. Неужели, это он? Неужели это случилось здесь?

Он закрыл глаза и обхватил голову руками. Проповедники всегда предупреждали, что демоны варпа могут поработить человека и заставить совершить такое. У Джошуа закружилась голова.

Говорили, что древние, бесформенные обитатели Эмпирея произошли от грехов порочных людей и охотились за материальной вселенной, словно голодный за хлебом. Они не могли войти в материальный мир, вместо этого заставляя ничего не подозревающих смертных или даже своих жаждущих слуг помочь им пробиться сквозь барьеры, что отделяли их пространство от мира живых. Они жаждали власти над другими существами, хотели заставить их служить своим чуждым капризам и нуждам. Потому-то они повсюду искали ведьм и колдунов, так как те были лучшими орудиями для этих чудовищных дел. Именно поэтому Инквизиция и Экклезиархия неустанно разыскивала тех, кто одарен магическими способностями.

Но Голос всегда твердил Джошуа, что все это неправда! Что это всего лишь лживая пропаганда Имперских властей, из страха перед мощью тех, кто благословлен. Мысли Джошуа путались, но сквозь туманную паутину мыслей он ощутил вдруг странный запах, отдававший металлом. Запах крови.

Открыв глаза, он оглядел себя и ничего не обнаружил. Но потом, в первый раз за все это время, взглянул на свои руки. Обе были красными от покрывшей их засохшей крови.

Голос, его единственный друг, который был с ним, когда все покинули его, лгал все это время, лгал с самого начала. Он использовал его, манипулировал им. А теперь, заставив сотворить самое страшное в его жизни, оставил точно так же, как и его семья в свое время. Джошуа завопил от отчаяния и страха и эхо отразилось от каменных стен сада.

А где-то в варпе раздался хохот…

Жизни Ферага Львиного Волка

Баррингтон Дж. Бэйли

Переводчик: Greg

Фераг Львиный Волк, чемпион Тзинча, владыка пяти миров, поднялся с ложа белого алебастра, собираясь встретить почетного гостя. Юные девы омыли его, втерли в кожу ароматные масла, и теперь Фераг распространял сладкий и волнующий запах. Те же рабыни облачили его в балахон, сотканный из тончайшего шелка и украшенный символами самого могучего из богов, и вложили в руки оружие.

Когда рабыни закончили, офицер, одетый в форму, созданную самим Ферагом, вошел и низко поклонился. Получив разрешение говорить, он начал:

— Колесница Лорда Куиллила вошла в пределы планетарной системы, мой великий и прекрасный господин.

Фераг сделал нетерпеливый жест, приказывая продолжать.

-Он прибудет в течение часа.

-И все ли готово?

-Все приготовления окончены, мой великий и прекрасный господин.

-Хорошо… — промурлыкал Фераг.

Он жестом отпустил офицера, и повернулся, любуясь на свое отражение в громадном зеркале. И увиденное вновь доставило ему удовольствие. Фераг Львиный Волк всегда притягивал взоры, даже до того, как стал любимцем Изменяющего Пути, как иногда называли великого бога Тзинча. Крепкий, сильный и красивый, Фераг вызывал восхищение обитателей его родного мира. Его уважали и им восхищались во всех мирах, где ему довелось побывать и повоевать до того, как он стал чемпионом Хаоса.

Но теперь! Фераг восхищенно вздохнул, любуясь на то, что сотворил из него Великий Архитектор. Вместо левой руки Фераг получил прекрасное гибкое щупальце, вместо правой ноги — прелестную клешню, так похожую на клешню Чи’ками’цанна Цуной, или Пернатого Лорда, демона, стоящего по правую руку Тзинча. Дополнительная пара глаз сверкала на лбу, они были плотно сдвинуты, и придавали лицу Ферага пытливое и хищное выражение охотящегося паука. Эти глаза способны были заглянуть в любой разум и увидеть мысли. Они могли убить лишь одной прекрасной вспышкой. Рот Ферага тоже изменился. Он мог удлинять губы, создавая некоторое подобие комариного носика, длиной в полруки. Этим носиком Фераг высасывал чистую магическую энергию из чужих душ. Тзинч изменил его! Он дал Ферагу силу! Но этим дары Господина не ограничились…

Фераг начертил в воздухе магический знак, и перед ним из ничего возник овал. На поверхности этого овала Львиный Волк пальцем начертил руны Темного Языка, языка, на котором можно говорить лишь в Варпе. Руны сложились в имя, данное Ферагу Хаосом и его демонами.

Следующим движением Фераг заставил овал исчезнуть.

А теперь следует встретить Куиллила!

Фераг вышел из комнаты на громадный балкон, и оглядел свой дворец, еще раз насладившись его великолепием и завершенностью. Львиный Волк повелевал целой планетарной системой, расположенной в Империуме Хаоса, который живущие вне его называли Глазом Ужаса. Пять из восьми планет системы были обитаемы. И несколько миллиардов существ жило в страхе, беспрекословно подчиняясь, обожая и боготворя Ферага.

Фераг создал дворец по образу и подобию тех дворцов, где жил Тизнч и его Пернатые Лорды. Ярусы построек нависали друг над другом, переливаясь самыми безумными цветами. Башни, минареты и галереи изгибались и переплетались словно змеи. И конечно же, весь дворец словно отрицал законы гравитации. Башни стояли под безумными углами к земле, словно висели в космосе, или — этого эффекта и пытался добиться Фераг — парили в пространствах Варпа.

Слуги и стражи окружали чемпиона. Колесница Куиллила прибыла. На балкон была вынесена большая линза, сквозь которую можно было разглядывать верхние слои атмосферы, как если бы они были на расстоянии вытянутой руки. Фераг наблюдал, как объятая пламенем колесница, украшенная золотом и серебром, ворвалась в плотные слои атмосферы, и летела к земле на фоне лимонно-желтого неба. Пробив облака, колесница мчалась к дворцу.

Фераг и его слуги оглядели горизонт, где виднелись городки и деревни, жители которых были удостоены чести жить рядом со своим повелителем. Да, вот и они! План пришел в действие! Механизмы, похожие на акул, поднялись в воздух и понеслись к дворцу с трех разных сторон. Вдобавок из укрытий в воздух поднялась дюжина воинов, оседлавших летающие диски. Ветер развевал их длинные волосы, в руках они сжимали оружие.

Это была магия, иначе диски не летали бы. От дисков тянулись поводья к каким-то существам. Это были К’эчи’цонаи, кони Тзинча, духи Варпа. Через линзу Фераг мог видеть следы их зубов на уздечках.

И акулоподобные машины, и всадники понеслись навстречу колеснице. Фераг обладал прекрасным чувством времени. Он поднял руку, запрещая стражам сбить налетчиков. Наоборот, он позволит им поближе подобраться к добыче.

— Позвольте мне разобраться с этим, — промурлыкал Фераг своим красивым баритоном.

Когда налетчики уже почти достигли колесницы, он поднял руку и указал на них всеми пятью пальцами. Воздух наполнился энергией и затрещал. Окружающие почувствовали, как волны магии проходят сквозь их тела. И с пальцев великого мага Ферага Львиного Волка сорвался поток сырой магии, окутывая все три машины и всадников.

На мгновение энергия забурлила вокруг них, а затем они просто исчезли.

Фераг Львиный волк улыбнулся. Колесница Лорда Куиллила приземлилась на вымощенную мрамором площадку одной из террас. Фераг и его свита уже стояли рядом. Стражники окружили площадку, озираясь по сторонам.

Лорд-Коммандер Куиллил ступил на землю. В отличие от Ферага, он никогда не был Космическим Десантником, и потому был куда ниже Львиного Волка. Он носил мантию ярко-синего цвета. Руки его были маленькими и морщинистыми. Вместо рта у Куиллила был клюв, тоже ярко-синий. Разноцветный гребень из перьев рос из его лысой головы, а глаза были похожи на блюдца, и смотрели прямо.

— Мой Лорд-Коммандер Куиллил! — воскликнул Фераг, раскинув руку и щупальце в приветствии.

-Мой Лорд-Коммандер Фераг!

Голос у Куиллила был высокий и щебечущий. Он позволил Ферагу дружелюбно обнять его, и затем отступил на шаг, любуясь дворцом. Он был впечатлен.

— Я был рад защитить вас, Лорд Куиллил, — сказал Фераг — Кажется, ваши враги и здесь попытались убить вас.

Куиллил захохотал и сверкнул глазами.

-Да! Это заговорщики с моей планеты, они прибыли немного раньше. Я знал, что мой визит сюда вынудит их напасть. Вы, мой дорогой Фераг, должны быть польщены моим доверием вам. Моя колесница даже не вооружена!

-Мне тоже выпала возможность наказать предателей, — ответил Фераг — Ваши заговорщики никогда бы сюда не проникли без помощи моих людей. Теперь предатели расплачиваются за все.

Он поглядел на деревеньки и городки и улыбнулся, представив пытки, которым подвергаются сейчас отступники.

— Сегодня вечером будет пир, — продолжил Фераг — Помниться, вы любите человечину?

Куиллил быстро щелкнул клювом, жадно вздохнув.

— Освежеванные тела мариновались в специях всю неделю. Сегодня вечером их приготовят так, как бы вы предпочли. А завтра мы заключим договор. Пока же позвольте мне показать вам дворец. Но сначала…

Фераг поднял руку и щупальце и начал чертить в воздухе знаки. Раздался рокот, и дворец начал распадаться на куски. Башни, террасы, балконы, галереи, залы — все разделились на части и начали кружиться в воздухе, словно танцоры в безумном хороводе. Посадочная площадка, на которой стоял Фераг и его гость, тоже поднялась в воздух и начала выписывать круги.

Затем, в один момент, все вернулось на свои места. Камень вновь соединился с камнем, словно ничего и не произошло. Через секунду дворец вновь возвышался перед ними.

Куиллил задрожал в притворном восторге

— Впечатляюще, мой Лорд Фераг! Позвольте мне в ответ…

Он тоже начертил что-то в воздухе. И тут же минарет, стоящий прямо перед ними, распался на части, и начал крутиться в воздухе, наращивая скорость. Затем башня словно прыгнула на место, мгновенно собравшись в единое целое. Свита Ферага и Куиллила одобрительно зашумела.

Волшебники Тзинча считали обычным делом показать свои силы друг другу. Но, вовсю щебеча, гость все же не мог скрыть, что хозяин дворца — куда более сильный маг, чем он.

Словно случайно, Фераг поймал верхней парой глаз взгляд гостя, и тотчас отвернулся, чтобы тот не увидел черной вспышки, и не понял, что Фераг читает его мысли. Да, все, как и ожидал Фераг. Куиллил владел всего одной планетой, и завидовал богатству Ферага. Его визит был всего лишь первым шагом в долгой игре, призом в которой станет планетарная система Львиного Волка. В мозгу Куиллила одна мысль тотчас сменялась другой мыслью, весь его разум был пропитан безумием.

Так и должен выглядеть разум слуги Тзинча, Великого Архитектора и Властелина Судьбы. Но Куиллил никогда не претворит свой замысел в жизнь. Фераг придумал план, благодаря которому планета Куиллила перейдет в его руки. Что касается самого мага, то он разделит участь тех людей, которых сегодня сожрет.

Ведя гостя по залам и коридорам дворца, Фераг беспрестанно говорил, не переставая в тоже время продумывать свой план. Он помнил, что обещал ему демон, что сидел в том овале, на котором Фераг начертал свое имя Хаоса. И Фераг начал говорить о себе.

— Знайте же, мой друг, что я прожил жизнь, полную событий, — серьезно сказал он Куиллилу — Вас удивляет мое имя? Его значение может много сказать обо мне. Я родился на одной из примитивных планет Империума, вдалеке от царства Хаоса. Жизнь на той планете была опасна и трудна. Всего несколько человек знали, как делать оружие и инструменты из камня, и строго охраняли это знание. Когда у моего народа рождался ребенок, ему не давали имени. Он получал его, только повзрослев. А львиный волк — это было самое свирепое существо на планете. В два раза выше человека, челюсти его без труда перекусывали лошадь пополам, способный обогнать самого быстрого бегуна — с таким хищником могли справиться только двадцать вооруженных мужчин! Мне было восемь лет, когда один их этих хищников убил моего отца…

Воспоминания вспыхнули в мозгу Ферага. Он вновь был маленьким голым мальчиком, стоящим посреди сухих и пыльных степей своего родного мира. В небе висел тускло-красный шар солнца.

И меньше, чем в десяти шагах от мальчика львиный волк зубами рвал то, что осталось от его отца. Когда зверь напал на них, отец и сын бросились бежать, и ребенок вырвался вперед. Но затем он услышал крик отца, удар копья об землю, он обернулся, и замер в ужасе.

Мысли ребенка метались. Пока тварь пожирала останки охотника, ребенку удалось бы вскарабкаться на гряду скал невдалеке, и, вполне возможно, львиный волк просто забыл бы о нем.

Но он убил его отца!

В мальчике нарастала ярость. Он наклонился и взял в руки копье. Оно было практически неподъемно, но ребенок приподнял его, наставил острие на зверя и закричал:

-Ты убил моего отца!

Существо оставило изломанное и окровавленное тело, и, повернув массивную морду, принюхалось. Мальчик чувствовал запах его шерсти. Размахивая копьем, он начал отступать, пока не достиг груды валунов.

Львиный волк напружинил тело и прыгнул вперед.

Ребенок уперся ногами в землю, желание отомстить горело в нем. Он упер черенок копья в камень, и направил острие прямо в пасть летящего зверя.

Львиный волк мог откусить мальчику голову одним движением челюстей. Но вместо головы в пасть твари вошло копье, и, разрывая глотку, вонзилось глубоко внутрь. Упав на землю, львиный волк задергался, пытаясь высвободиться. Из горла фонтаном била кровь. Мальчик же налегал на копье всем телом, и острие, дюйм за дюймом, погружалось в тело зверя. Мальчик приблизился к львиному волку настолько, что тот мог достать его когтями. Но было уже поздно. Копье дошло до сердца животного.

Но даже тогда зверь не умер. Львиного волка нелегко убить. Он извивался и бился в пыли, кровь текла из пасти, унося с собой жизнь, и на это смотрел ликующий, торжествующий и скорбящий восьмилетний мальчик…

-И тогда племя дало мне мое имя, — сказал Лорд Фераг гостю — На моем родном языке «фераг» означает «убийца», и я стал известен, как Убийца Львиного Волка. Мой народ восхищался мною. Ни один другой воин не носил подобного имени. Ни один другой воин не справился со львиным волком в одиночку. Думаю, такого не случиться уже никогда.

— Прекрасная история! — прощебетал Лорд Куиллил — А как вы попали в ряды Адептус Астартес?

— Через сорок дней после моего триумфа рядом с нашей деревней высадился отряд Десантников Ордена Пурпурных Звезд. Они услышали историю о моем подвиге, и, испытав меня всеми возможными способами, увезли в свой монастырь. Я служил Пурпурным Звездам следующие двадцать лет. Я был разведчиком, гонцом, солдатом… И наконец из маня сделали Десантника. Мне вживили Прогеноидные железы, священное геносемя. И на двести лет я стал Десантником Пурпурных Звезд. Я пережил такое, о чем не смел и мечтать, и достиг титула командира роты. Я отличился вовремя одного из нападений тиранидов…

И вновь Фераг Львиный Волк вернулся в прошлое. Отряд Пурпурных Звезд прорывался сквозь волны монстров, разя их огнем и мечом. Они прорывались к сердцу гигантского организма тиранидов, отколовшегося от основного флота. Но Десантники не ожидали встретить то, что увидели

Они шли сквозь туннель, стены его пульсировали в такт ударам гигантского сердца. Скудный красноватый свет, казалось, источали сами стены.

А затем, цепляя когтями стены, на Десантников набросились и сами тираниды. Отвратные твари, шестирукие, пасть каждого полна острейших зубов, у каждого на двух передних лапах росли некие подобия мечей, способных резать даже броню воинов Ордена.

Фераг со страхом увидел, что пули отскакивают от панцирей тиранидов, нисколько их не задерживая. Его люди гибли. Пути назад, к штурмовому кораблю, не было.

А затем в мозгу его вспыхнуло воспоминание о победе над львиным волком. Он перехватил цепной меч поудобнее, а в правую руку взял болтер. Меч с визгом столкнулся с костяным лезвием тиранида, и у Ферага появился шанс. Дуло болтера вошло прямо между челюстей твари.

Тиранид отлетел, когда снаряд взорвался внутри его головы. Фераг ревущее захохотал, и рявкнул в коммуникатор:

— Вот, как это надо делать, парни! Вот, как это надо делать!

— Прием, который я создал в тот день, стал стандартом в ближнем бою с тиранидами, — закончил Фераг.

Он на секунду замолчал.

— Я осмелюсь сказать, что многие воины были бы довольны жизнью, подобной моей. Но мне было тесно в Империуме — я хотел чего то большего, чего то великого, чего то, к чему я мог приложить все свои таланты! И я втайне стал постигать пути магии. Конечно же, я знал, что во время великой войны почти половина первых Десантников присягнула на верность владыкам Империума Хаоса. Меня привлекли пути Тзинча. И я сделал немыслимое. Я отрекся от своего Ордена, и принес клятву верности моему богу.

Фераг усмехнулся.

— И теперь я — его чемпион! Владыка пяти миров! Да, это было славное время! Я не могу рассказать вам о всех своих приключениях, я даже не могу сказать, сколько я прожил. В Глазе Ужаса день может быть тысячью лет, а тысяча лет окажется всего лишь одним днем, и время не значит ровным счетом ничего, до самого твоего смертного часа.

— Слава о вас распространилась широко, мой дорогой Лорд, — проворковал гость.

— Так и должно быть! — Фераг приосанился — Знаете, Лорд Куиллил, что больше всего меня злило? Я Космический Десантник Второго Основания, созданного сразу после войны с Хорусом. Легионеры же Хаоса принадлежат к Первому Основанию. Они считали себя великими и могучими, а меня — слабым и мягким. Что ж, они вскоре поняли свою ошибку.

Фераг рубанул воздух рукой

— Я в одиночку прикончил тридцать пять Предателей! Двадцать из них служили Кхорну, безумному Кровавому Богу! И дюжина из них были Пожирателями Миров, самыми опасными Легионерами Хаоса! Нет воина сильнее Ферага Львиного Волка!

Внезапно Фераг успокоился, и негромко сказал:

-Простите мне мое бахвальство, Лорд, но я всего лишь говорю правду.

Куиллил чирикающее рассмеялся.

— Какое уж тут бахвальство, Лорд! Напротив, вы слишком скромны. Вы почти что унижаете себя. Все знают о вашей великой победе на планете-котле.

-Дааа… — улыбнулся Фераг. Это было одно из самых сладких его воспоминаний, самое первое его сражение в Глазе Ужаса.

Тогда против него выступила великая армия, союз войск Кхорна, Кровавого Бога, и Нургла, Великого Повелителя Болезни и Тлена, самого непримиримого врага Тзинча. Битва грянула на планете, походившей на гигантский котел, подчинявшийся своим собственным законам гравитации. Можно было даже упасть в жерло этого котла, и попасть в какой-то непредставимый ад.

Фераг командовал куда меньшей армией Тзинча. На первый взгляд противники выглядели неуязвимыми. Ядро армии, состоящее из воинов Кхорна, еще перед боем стояло по колено в крови, устроив резню прямо среди своих солдат. Что же касается армии Нургла… Отвратительный, ужасный Демон, Великий Нечистый, стоял во главе ее. И у него была оригинальная тактика. Все воинство Нургла было поражено амебной чумой. Солдаты более не были индивидуальностями, они были единым целым, накатывающим, словно океан, сносившим все на своем пути.

Против этого у Ферага были лишь дары Тизнча: стратегия и колдовство. Это была великая битва. Магические энергии сотрясали планету месяцами. Но в конце концов стратегический гений Ферага положил войне конец. Войска Кхорна и Нургла были попросту сброшены в жерло котла, навстречу адским мукам.

Фераг собрал выживших обитателей планеты, и отдал им приказ: возвести монумент во славу Тизнча, дабы он возвышался над планетой.

Неудивительно было, что Меняющий Пути осыпал своего чемпиона дарами. И сегодня Великий сделал Ферагу еще один, воистину божественный подарок. Демон, явившейся Ферагу в овале, принес ему радостную весть.

Он станет демоном. Он обретет бессмертие, возможность не думать о смерти и вечно обитать в райских кущах Варпа.

Но оставался еще Куиллил. С трудом оторвавшись от сладостных дум, Фераг продолжил разговор.

-Сюда, Лорд Куиллил. Здесь прелестнейшая площадка.

Они проходили под украшенной орнаментом аркой, когда Фераг Львиный Волк услышал треск. Взглянув вверх, он увидел ,как огромный камень вырывается из кладки и летит вниз.

В этот момент Фераг понял, что они прошли как раз под той аркой, над которой Куиллил проводил свои магические фокусы. Но уже ничего нельзя было сделать. Каменная плита рухнула на Ферага, и тот потерял сознание.

Чувства вернулись через секунду. Он стоял на пыльном камне, обнаженный, если не считать набедренной повязки из грубой шерсти. Тусклое красное солнце садилось вдалеке.

Вокруг стояла дюжина людей. Все они смотрели на него со злорадством.

Он оглянулся, видя лицо за лицом, смущенный и сбитый с толку.

Пока понимание не хлынуло в его разум, словно вода, более не сдерживаемая плотиной.

Воспоминания о другой жизни вошли в его мозг. Его настоящей жизни. Не жизни закаленного в боях воина, бывшего Космического Десантника, прославленного чемпиона Тзинча, служившего своему богу много веков.

Он вовсе не был воином. Он никогда не покидал свою родную планету. Его вовсе не звали Убийцей Львиного Волка. Он бы никогда не получил подобное имя, даже будучи взрослым мужчиной, не то что ребенком. Его звали Ульф Грязеед, и прозвали его так за хилость и трусость.

Но он действительно служил Тзинчу. Он обладал зачатками навыков воровства, обмана и жульничества, так ценимых слугами Бога Изменений. Но теперь он был подсудимым. Причина была проста — его послали убить спящего, врага секты, мужа его сестры, но он испугался. Теперь он был приговорен.

Приговорен закончить свою жизнь, став отродьем Хаоса.

Но, поскольку он был слугой Тзинча, ему послали последний дар. В последние мгновения перед погружением в безумие, ему позволили увидеть конец другой жизни, полной славы и почестей. Конечно же, ему не позволили увидеть пик могущества. Это не подобает Тзинчу.

Глава секты читал заклинание, и голос звучал все громче. Ульф Грязеед почувствовал, как что-то ужасное происходит с его телом. Он застонал и жалко задергался. Его руки коснулись земли и превратились в склизкие, мерзкие лапы. Он чувствовал, как его лицо меняется, принимая округлую форму, пародируя человеческие черты. Рот его превращался в длинную трубку. Не для того, чтобы высасывать чужие души, нет. Для того, чтобы доставать из земли червей и жуков, которые отныне будут его единственной пищей.

Ужасные изменения продолжались, в глазах Ульфа расплывались силуэты сектантов. И тогда Ульф Грязеед вспомнил еще одно прозвище Тзинча, слышанное им давным-давно: Великий Предатель. Иногда, вместо обещанной великой силы, Тзинч награждал своего слугу предательством. Не демон, а…

Лишь один вопрос пылающими буквами вспыхнул в мозгу, постепенно погружающемся в пучины безумия.

Кто же он, в действительности? Ульф Грязеед или Фераг Львиный Волк?

Кто из них настоящий?

Где же здесь правда?

Мелкие шестеренки

Нил Рутледж

Переводчик: Surt 

Полковник Сот верил в порядок, подготовку и внимание к деталям. Но когда он стоял перед сияющими серебряными вратами храма Воды, он чувствовал себя вовсе не готовым к предстоящей битве. Да, его лицо всегда было вытянутым, его плоть обвивала кости, тело состояло словно все из сухожилий и мышц: на его скелете не было места для лишнего, как и для роскоши в его аскетичной жизни. А его глаза бегали по скалистой чаше, в которой стоял храм, но это тоже было в порядке вещей.

Полковник, несгибаемый и сдержанный, не показывал открыто своих чувств и только те, кто хорошо его знал, могли прочитать слабейшие знаки беспокойства. Он иногда хрустел жесткими пальцами. Тонкие губы были сжаты еще сильнее и иногда слышался тихий вдох сквозь зубы, когда он затягивал парадную форму.

Парадную форму! Это была одна из причин для беспокойства. Возможно, это было и к лучшему, что его полк выполнял долг церемониальной стражи храма Воды на Ульбаране VIII, когда налетели адские эльдар. По крайней мере, у них была возможность быстро развернуться, чтобы закрепиться на территории. Но воевать в парадной форме, этих пышных одеяниях прошлого века; неуклюжие старомодные сапоги, традиционные белые одежды из фибры, натирающие шею и запястья, и сверкающие, любовно отполированные нагрудники, это все ерунда! Ни шлемов, ни нормальной ткани. Слава Императору, что они всегда были на параде вооружены и при полном комплекте тяжелого вооружения! Но то, что полковник хрустел пальцами, было еще одним знаком его беспокойства о недостатке снарядов. Он верил, что штаб пришлет подкрепления, как только сможет — а пока им придется обходиться тем, что есть. Противник тоже его беспокоил, таинственные эльдар! Что они тут делают, на сельском мире Луксорис Бета? Полковник Сот был опытным и прекрасно обученным офицером, но кроме орков-пиратов, которых его люди победили, чтобы освободить эту планету два года назад, с чужаками ему встречаться не доводилось. Как и его людям, впрочем. У них были руководства, тренировки и голо-упражнения, но это было не по-настоящему. Даже предположительно предсказуемые орки постоянно подкидывали чертовы сюрпризы в бою. Что же могли сделать нечеловечески мудрые эльдар?

Рутина, тренировки и опыт творили уверенных воинов. Долгое время эта было одно из основных правил полковника Сота. Но у них не было опыта сражения с этим врагом. Недостаток практики и опыта означал неуверенность — а неуверенность означала страх.

Сот припомнил нервный взгляд молодого гвардейца и его озабоченный вопрос: «Сэр, они действительно свежуют своих пленных заживо?».

Внешне спокойный, что совсем не соответствовало его внутреннему настрою, полковник переубедил гвардейца. Он объяснил, что такое варварство этими эльдар не применяется, и, вдобавок, если гвардейцы будут следовать командам и метко стрелять, какой чужак их схватит?. Полковник Сот был почти уверен в своем совете. Из обрывков информации он понял, что это были не темные эльдар, ужасные пираты-предатели, но в чем разница-то? Все они чужаки, враги человечества.

Он мысленно отчитал себя за такие бесполезные размышления и собирался уже вернуться на командный пункт, когда тихие шаги за спиной заставили его остановиться и повернуться. То был храмовый священник, Ярендар. Это был высокий человек и в полном церемониальном костюме он выглядел поразительно. Даже в тени храмового портика его килт блестел, а изукрашенный золотой нагрудник с рубинами, образовывающими символ Экклезиархии ярко сверкал, ловя отраженный от огромных врат свет. Когда Сот посмотрел на лицо священника, его поразило то же самое. У того была мощная челюсть и выступающий нос, и, хотя он смотрел спокойно, было чувство скрытой в нем силы и уверенности.

"Больше, чем духовной, силы" — подумал полковник, заметив, как ниспадала тяжелая накидка из золотистой и красной кожи с могучих плеч, похожих больше на плечи рабочего или воина, чем на плечи священника.

«Свет Императора да озарит Вас» — официально поприветствовал его священник. Поклонение Богу-Императору здесь, на Луксорисе, приобрело свои уникальные атрибуты за восемнадцать веков со своего насаждения, но жители планеты все равно были преданными слугами.

«И Вас» — ответил Сот.

«Все ли готово к обороне, полковник? Могу ли я или слуги мои помочь Вам еще чем-нибудь?» — голос священника был спокоен, с одобрением отметил Сот. Он сохранил смелость даже пред лицом чужацкого нападения.

«Мы настолько готовы, насколько можем быть» — полковник помахал позолоченным церемониальным жезлом около своих сверкающих парадных сапог. «Но мы, вообще говоря, одеты не очень-то подходяще для боя». Полковник снова вздохнул.

«Кто может познать волю Императора в полной мере?» — спросил Ярендар. «Если бы не парад, вас бы здесь не было, чтобы защитить нас. Как Вы сами сказали, если проклятые эльдар поймут, что системы управления ирригацией находятся здесь, и они могут затопить уровни, чтобы воспрепятствовать подходу подкреплений, они несомненно попытаются захватить храм».

«Это вовсе не обычный способ обороны» — сказал Сот больше для себя. «Мы не должным образом одеты и вооружены».

«Должным образом одеты?» — священник разгладил килт. «Эти одеяния возвращают нас в темные времена нашего рабства под пятой орков, прежде чем Император собрал нас вновь за пазухой Своей, вечная слава Ему. И даже в те ужасные времена кое-кто сопротивлялся».

«И», добавил он, указывая на рубины на нагруднике, «эти одеяния ныне отмечены символами вековечности Императора. Даже разрозненные, мы не были забыты. Зачем здесь этот храм, полковник Сот? Чтобы возблагодарить Императора за благословение Его, давая нам способ управлять непостоянными дождями на этой суровой земле, чтобы могли мы предложить Ему ее богатство. В близкой перспективе, мы видим трудности. Но в дальней — Император заботится о детях Своих».

Сот был раздражен — и более обеспокоен тем, что не может управлять своим раздражением в присутствии этого спокойного священника. «Но как», желчно спросил он, «может командир осуществлять надлежащий контроль даже без нормальных систем связи?». Он показал на маломощный запястный передатчик, чтобы усилить эффект фразы.

Священник показал на своего слугу, молодого послушника, стоящего у одной из колонн портика. «Ригет, мой слуга, понимает. Он знает, что он лишь послушник, слуга, мелкая частичка божественного плана Императора. Мы, священники во главе храмов, или полковники во главе полков, склонны забывать, что мы лишь жалкие слуги, мелкие детальки великого Императорского целого. Позволите ли Вы своим людям вопрошать-».

Внезапный пронзительный вой и вспышки лазеров с огромного кряжа над ними прервали проповедь священника. «Эльдар!» — выплюнул Сот. «Началось! В укрытие. Мне нужно добраться до командного пункта!». Оставив священника, он начал взбираться по склону, на скалистом крае которого расположил штаб.

Участок кряжа, окружавший впадину, в которой стоял храм, был не самым крутым. Чтобы обеспечить себе укрытие, Сот держался в стороне от дороги, но окружающая земля была неровной. Ему пришлось сосредоточиться на перемещении и, пока он бежал, он смел лишь изредка оглядываться, иногда ловя краем глаза вспышки красного света за краем гребня; их отмечали облачка пыли. Ужасный скрежет снарядов, рикошетящих от гальки, был слышен даже сквозь визг двигателей. Он отметил, что это были пресловутые эльдарские гравициклы, первая волна атаки, призванная испытать его оборону и заставить его людей спрятаться.

Он помедлил прямо перед краем огромного кряжа, взбираясь по гальке. Обвалившиеся камни на кряже представляли собой отличное укрытие, и он мог разглядеть яркие вспышки кинжального огня лазружей, что означало, что его бойцы организовали подобие обороны. Молясь, чтобы эльдар не попытались глушить сигналы, чего его передатчик бы не выдержал, он рявкнул в запястный передатчик — «Сот капитану Годдишу».

«Годдиш на связи, сэр». Голос капитана был бодрым даже по вокс-связи.

«Смените построение, чтобы поменьше стрелять из лазружей по гравициклам. У нас батарей слишком мало, чтобы их расходовать».

Полковник продолжал восхождение, стиснув зубы. Он слышал, как Годдиш приказывает по вокс-связи: «Годдиш всем отрядам: прекратить лазружейный огонь по гравициклам. Не тратьте энергию на этих молниеносных призраков. Поберегите на пехоту».

Гравициклы продолжали боевые заходы, и Соту пришлось броситься за камень, когда один из них полетел прямо на него, его снаряды кричали неземной боевой клич, раскалывая камни вокруг него. На мгновение он увидел блеск чужацкого шлема, когда машина пролетала над ним. Этот бой сильно отличался от боев с орками. Даже звуки были другими.

Теперь, когда он добрался до вершины кряжа, вражеский огонь стал более интенсивен — однако у эльдар не все шло точно по плану. Когда над широкой впадиной пролетал один из крупных гравициклов, вспышка и облако дыма дали понять, что гвардейцы, расположенные на изукрашенной крыше древнего храма, выпустили ракету. Эльдарская машина резко рванулась и нырнула к дальнему краю скалистой впадины, но Сот видел, как ракета, захватившая цель, взорвалась недалеко от гребня кряжа. Пылающие обломки падали завораживающе медленно и только усилием воли Сот ухитрился оторвать от них взгляд и рвануть к вершине.

Посередине серии вспышек от какого-то невиданного вражеского тяжелого орудия, установленного внизу склона, полковник нырнул в свой спешно обустроенный командный пункт. Там, среди чуть лучшего укрытия — в спешке наваленных камней и выбитых углублений (никак на такой территории не вырыть окопов по учебнику!), полковник Сот быстро подготовился к обороне. Он раздал приказы своим бойцам и они образовали крепкий оборонный периметр, прикрывая храмовую низину и окружающую местность. Если бы не недостаток надлежащего снаряжения и неизвестная природа противника, он был бы так уверен, как только может быть уверен имперский офицер.

Заползши в тень большого камня песочного цвета, он быстро совещался с Годдишем и другими офицерами, пока связист — невысокий ветеран множества противопиратских операций на Ульбаране VIII — спокойно передавал им донесения от других отрядов со скоростью, позволяемой их плохоньким оборудованием.

«Не думаю, что они нас на полную морщат, сэр» — говорил Годдиш, когда смертельный вой, сопровождаемый бурей шрапнели и кусков камня заставил всех пригнуться еще ниже. Годдиш ухмыльнулся, когда шум затих, похлопывая по дыре в мятом рукаве форменной куртке. Его круглое лицо напоминало Соту лицо мальчишки, а тонкие усики только усиливали впечатление, что юнец хочет быть похожим на взрослого. Впрочем, у него был живой ум и он спокойно продолжал.

«Основного удара еще не было. Это только проверка. Тут не особо много врагов и у них не особенно тяжелая броня или вооружение. Лучшее, что нам удалось выцепить из информации генштаба, так это то, что штурм больше похож на набег, чем на вторжение. Полагаю, наш противник — силы, отделившиеся от основных, чтобы попытаться затопить уровни, чтобы наши танки не вступили в бой. Думаю, они будут давить на весь периметр с воздуха, но на земле соберутся единым кулаком и попытаются прорвать нашу оборону в одной точке».

«Может, тут?» — вслух подумал Сот. «У нас тут широкий обзор, зато это самый легкий для прорыва участок кряжа».

«Да, сэр» — согласился капитан.

Как по команде, ближайший боец заорал: «Противник приближается, сэр!».

Сот осторожно прополз вперед. Отрог, на котором он расположил командный пункт, окружали склоны кряжа, и гвардеец, выкрикнувший предупреждение, спускался с левого склона. Он был бледным юнцом, костяшки его пальцев побелели, так сильно он сжимал свою мельту. Его кепка, натянутая на уши, являла собой жалкое зрелище — видимо, он пытался приглушить жуткий вой гравициклов.

«Сэр…» — он нервно посмотрел на полковника.

«Да, гвардеец?».

«Они же не призраки в самом деле, так ведь, сэр?».

Сот был озадачен. «Объяснись».

«Летающие эльдар, сэр. Они же не… призраки, так?».

Внезапно Сот вспомнил приказ Годдиша не тратить заряды на летающие машины. Он посмотрел в глаза молодому гвардейцу. «Нет, это не призраки. Капитан Годдиш просто употребил метафору. Ты что, не видел, как одного из них сбили? И, гвардеец…».

«Да, сэр».

«Кепку нормально надень!».

«Есть, сэр!» — юноша слабо улыбнулся, выполняя приказ полковника.

Сот осмотрел территорию со склона. У него даже бинокля не было, но Годдиш передал ему лазружье с прицелом, так что он мог успешнее искать противника. Склон состоял из массы упавших камней со вкраплениями колючего кустарника. Он обеспечивал неплохую маскировку для них, но так же давал противнику возможность осторожно продвигаться. Сот заставил себя сосредоточиться, осматривая растущую баррикаду на их участке кряжа. Противник наступал! Над головой гравициклы усилили напор. Полковник сомневался, что они наносили большой урон, зато они не давали гвардейцам стрелять по приближающемуся противнику.

«Передай приказ не стрелять, пока не подойдут поближе» — приказал он Годдишу, не отрывая глаза от прицела… «Тяжелому вооружению стрелять только по бронетехнике или войскам поддержки!».

Он улавливал отдельные передвижения, но ни одной четкой цели. Внезапно из-за спутанного клубка колючих растений появилось что-то вроде дредноута или еще какой боевой машины. Раздался трещащий свист выстрела из лазпушки слева, а затем короткая барабанная дробь тяжелого болтера, но машина с пугающей скоростью проскочила открытый участок и, с грацией больше живого существа, нежели механизма, спряталась в овраге, выйдя из сектора обстрела.

Полковник услышал брань молодого гвардейца за спиной. По правде говоря, Сот мало чего помнил о таких машинах, но он четко и громко сказал солдату: «Эльдарский дредноут. Быстрый, но хреново бронированный. Точно пострадает, если подойдет поближе».

Внизу зашевелились активнее и эльдарская пехота открыла огонь. Воздух наполнился свистом их странных снарядов и резкими щелчками, с которыми они отскакивали от камней. Когда они подошли ближе, плотность огня возросла и гвардейцы начали стрелять в ответ. Сот одобрительно кивнул, оценив четкость и аккуратность ответного огня. Продвижение эльдар замедлилось, однако теперь, под прикрытием пехоты и продолжающихся налетов гравициклов, показалась новая угроза. В нескольких местах среди кустов и каменных выступов установили турели и на гвардейцев обрушился более сильный огонь. Началась смертельная схватка между хорошо укрытыми пушками обороняющихся и плавно двигающимися гравитанками эльдар — а чужацкая пехота неуклонно приближалась.

Гвардейцы несли потери, но постоянные тренировки, на которых вечно настаивал полковник Сот, принесли свои плоды. Один гравитанк взорвался и поджег кусты, в которых был неудачно спрятан. Над полем боя поднялся дым, и из своего укрытия вылезла странная дредноутоподобная машина — только чтобы рой снарядов из тяжелого болтера оторвал ей одну из ног и опрокинул обратно в овраг.

Противник, впрочем, продолжал продвигаться, и внезапно началась буря рока. Гравициклы отступили, но остатки чужаков наступали, стреляя из своего непонятного оружия. Гвардейцы обрушили на них всю огневую мощь, но чужацкий прилив продолжался. Слева взорвался еще один гравитанк, почти прямо перед ними, другой же несся вперед, стреляя из орудий, обогнав пехоту.

«Во имя Императора: где хренова лазпушка?» — орал Годдиш. Танк приближался, направляясь к гребню, чужацкие воины в красной броне бежали за ним.

Сот вырвал мельту из рук молодого гвардейца за ним. «Прикройте!» — закричал он и побежал по склону. Он слышал крики позади и эхо лазружейного огня среди скал, но резкий свист эльдарских снарядов вокруг него требовал всего его внимания, пока он бежал, отчаянно пытаясь перехватить гравитанк и приблизиться на расстояние выстрела. Он почти прибежал, когда что-то врезалось в его ногу и он упал, покатившись по склону. Превозмогая боль, он приподнялся, лежа в колючем кустарнике и уставился на красную стену пролетающего гравитанка. Слишком оглушенный, чтобы даже нормально прицелиться, он поднял мельту и выстрелил. Раздался резкий свист и затем взрыв сорвал бронепластины с тыловой части чужацкой техники.

Сот видел приближающихся эльдар и попытался высвободиться из кустов, чтобы поднять мельту. Чужак вскинул свое длинное странное оружие, его высокий насекомовидный шлем был безликой маской злобы. Но прежде чем он выстрелил, его грудь вспыхнула и он упал.

Из-за спины Сота велся плотный огонь, гвардейцы контратаковали. Руку полковника схватил молодой гвардеец, чье оружие он позаимствовал. Юнец кричал и махал лазпистолетом, помогая Соту выбраться из куста: «Вы попали, сэр! Вы угробили танк».

Но он ничего больше не успел сказать — на них кинулись двое красных чужаков. Сот упал на колени, когда выстрел выбил мельту у него из рук. Его молодой товарищ умудрился снять одного эльдар из пистолета, а другого прирезал штыком огромный сержант с лысой и покрытой шрамами головой, почти столь же нечеловеческой, как и шлемы чужаков.

Стрельба и грохот битвы продолжались, но уже затухали и переместились ниже по склону. Противника отбрасывали. Сот, которому рьяно помогал молодой гвардеец, укрылся за острым выступом и осмотрел свою раненую ногу. На его уже не таких и чистых штанах было немало крови, но ему повезло и рана была всего лишь длинным надрезом по икре. При отсутствии бинтов и аптечки ему пришлось делать импровизированную перевязку из ткани, оторванной от рубашки. При всем при этом, ему удалось остановить кровотечение и вновь приготовиться к битве. Визг и свист оружия эльдарской пехоты теперь был еле слышен, но воздух снова был полон ужасного воя гравициклов, заходящих на очередной круг.

«Назад на командный пункт!» — приказал Сот своим людям. «И пригнитесь».

До укрытия было недалеко, но бросок до импровизированного штаба был очень напряженным. Капитан Годдиш слишком хорошо знал своего командира, чтобы тратить время на поздравление его с уничтожением гравитанка. Он едва улыбнулся своей мальчишеской ухмылкой и, после простого «Хорошо, что Вы вернулись, сэр», быстро проинформировал полковника о ситуации. У них были потери, снарядов еще было достаточно, на настоящий момент, но эльдар, скорее всего, просто отложили штурм. Если они хотели замедлить имперское продвижение и получить выгоду от затопления уровней, их враги должны были действовать стремительно.

Солнце садилось, и скалы с кустарником уже отбрасывали длинные ломаные тени. Слабый свет придал удивительную теплоту красным, песочно-желтым и охряным цветам искалеченной местности. То была суровая земля, но под этим светом она приобрела ту нежную красоту, что поразила даже прагматичного Сота.

Но времени на размышления над ней не было. Глубокое синее вечернее небо внезапно снова заполнилось красными гравициклами и у полковника были еще секунды беспокойства, когда он инспектировал позиции перед второй волной чужацкой атаки. Больше всего его волновало расположение лазпушки, которая молчала. Он боялся, что команда погибла, но наконец, после ползания по кустам и пробирания между скал, он достиг их позиции и нашел людей в живых.

Приземистый капрал, покрытый потом и пылью, яростно копался в монтажной арматуре орудия. Его товарищ, с рукавами и мундиром, заляпанными маслом, рассматривал достанные детали.

«Слава Трону, нашел!» — закричал он, гордое лицо его было воплощением облегчения. Вздыхая и вытирая пот с лица, он преуспел только в замазывании его маслом: с горящими от возбуждения глазами, он представлял из себя скорее древнего варвара, нежели современного гвардейца. Оба гвардейца одновременно заметили Сота и одновременно же встали и отдали ему честь.

«Вольно!» — резко приказал Сот, махнув им, чтобы не дергались. «Что нашел, боец?».

«Гравий, сэр!» — ответил заляпанный маслом стрелок. «Мешал вертикальной шестеренке».

«Как гравий попал в механизм?» — многозначительным голосом произнес полковник.

«Не знаю, сэр. Должно быть, когда мы устанавливали орудие» — в голосе стрелка слышалось волнение. Сот был строгим офицером, а невозможность для лазпушки отследить гравитанк ставила под угрозу как их позиции, так и жизнь полковника.

Повисла тишина, перед тем как Сот спросил: «Халатность, стрелок?».

«Да, сэр!» — теперь говорил капрал. Он все еще стоял на коленях, но привлекал внимание. С застывшим взглядом, сильной выдающейся вперед челюстью, заварзанной в смазке и с темными волосами, отбеленными пылью, он представлял собой странное зрелище. Он быстро продолжил: «Должно быть я поспешил, устанавливая пушку, сэр».

Полковник недовольно вздохнул. Все не в порядке! «Тут трудные условия, капрал, но это делает внимание к деталям еще более важным. Часто мельчайшие шестеренки важнее всего. Аккуратность, внимание, методичность столь же необходимы для гвардейца Императора, как умение метко стрелять!».

Тень усмешки промелькнула на лице другого стрелка. Сот набросился на него: «Да, солдат?».

Человек немедленно застыл. «Простите, сэр! Просто подумал, что сейчас мы не слишком-то… аккуратны, сэр».

Сот похрустел пальцами. «Так и есть, солдат — но мы все еще можем обслуживать наши орудия, даже если форма страдает. Передислоцируйте пушку и покажите мне отдачу от своих тренировок!».

«Есть, сэр!» — хором ответили оба и Сот продолжил свой путь.

Когда полковник возвращался на командный пункт, налеты гравициклов снова ослабли и нарастающий гром лазружейного огня с гребня возвестил начало чужацкой атаки. Сот забрался повыше, чтобы попробовать найти тропу, по которой будет двигаться быстрее. Теперь, когда воздушные атаки переместились на другие участки кряжа, он мог не беспокоиться об укрытиях и бежать прямо. Идти было все еще тяжело и боль от раны заставила его вздрогнуть, когда он забирался на скалу. Однако, впереди был более ровный участок и он собирался пробежать его. Стоя на краю скалы, он машинально оправил форму, закрепив бронзовый нагрудник на груди. Ненужное привычное движение — спасшее полковнику жизнь. Когда он поправил бронзовую пластину, что-то врезалось в нее с резким свистом. Скорее рефлекс, а не удар отбросил Сота под укрытие скалы.

Снайпер! Он напряженно думал, инстинктивно меняя позицию, ползая и перебегая вниз по скалистому склону. Как чужацкий снайпер пробрался к ним в тыл?

Когда Сот пробрался к торчащему колючему кустарнику, дававшему возможность аккуратной разведки, он рассмотрел маленькую проплавленную дыру в нагруднике. Он не сомневался, что пробил дыру смертельный отравленный дротик. Когда началась атака, он хотел выкинуть нагрудник, но чувство меры и аккуратность остановили его. В конце концов, это была часть экипировки. Благословен будь Император за его дотошность!

Все это пронеслось в голове Сота, когда, с величайшей осторожностью, с готовым лазпистолетом в руке, он продвигался к кустарнику. Обзор был неважным, но у него был весьма неплохой вид на склон впереди. Наиболее вероятным местом дислокации чужака был кустарник чуть впереди и выше по склону. Участок был открыт, как он ранее заметил. Его противнику трудно будет пробраться незамеченным, но как насчет этих хамелеолиновых плащей, о которых им говорили на давней-предавней тренировке? Пока он размышлял, выискивая расположение чужака, резкое движение привлекло его внимание, быстрая красная вспышка за скалой. Зрение Сота, давно привыкшее к засушливым землям и закаленной ими жизни на его родине, мгновенно опознало ее как одну из больших ящерок-бегунов, живших среди здешних скал.

Просто ящерка… но кто ее спугнул?

Он внимательно осмотрел участок впереди, где двигалось животное. Каждая скала и пучок высохшей растительности были обследованы. Каждая тень была под подозрением.

Есть! Только долгие тренировки и привычная дисциплина Сота не позволили вздоху восхищения сорваться со сжатых губ. Его пальцы невольно сжались на лазпистолете. Словно шевельнулась скала! Теперь, когда он заметил чужака, было легче спрогнозировать его передвижение. Его маскировка была воистину невероятна, делая его почти невидимым, когда, согнувшись почти вдвое, он пробирался среди скал.

«Они и вправду призраки, сэр?» — слова молодого гвардейца всплыли в голове. Легко в это поверить!

Продвигаясь через открытую местность, чужак вероятно думал, что он мертв, но все равно двигался очень осторожно. Он был слишком далеко, чтобы Сот мог рискнуть и выстрелить из пистолета. Ему нужно было подобраться поближе. Один вооруженный пистолетом гвардейский полковник в рваной форме против почти невидимого, вооруженного игольной винтовкой и, вероятно, носящего броню чужака? Он бы за свою жизнь гроша ломаного не дал!

Его лучшая возможность — проползти среди скал вверх по склону и молиться, что он заметит передвигающегося среди больших скал эльдар. Он не отрывал взгляда от призрачного перемещения чужака, но сейчас ему пришлось это сделать. Он проложил линию передвижения снайпера так точно, как только мог, и скатился под скалу. Он чувствовал, что его ладонь, держащая лазпистолет, вспотела, а сердце колотилось об ребра, когда он двигался, рассчитывая каждый шаг, к небольшому завалу.

Продвижение было смертельно медленным, но наконец он достиг места и рискнул обернуться. Повернув кепку набок и задерживая дыхание, он осмотрел скалы. Дротик не впился в него, но и он не мог заметить чужака. В животе образовался узел, когда раздался резкий треск и послышался голос.

«Годдиш полковнику Соту!» — протрещал его передатчик.

Впереди в скалах что-то было не так, словно колыхнулось марево. Сот машинально выстрелил.

«Годдиш полковнику Соту. Вы в порядке, сэр? Годдиш полковнику Соту».

Полковник, дрожа, поднял руку с передатчиком. «Говорит Сот. Все в порядке, капитан».

«Мы сдерживаем противника, сэр, но патроны на исходе».

«Скоро буду, капитан. Берегитесь снайперов и убедитесь, что люди предупреждены. Только что пристрелил чужацкого разведчика. Сот, конец связи».

Полковник скорее слышал, чем видел, как падал эльдар, но теперь, приглядевшись, он увидел тело, лишь частично покрытое плащом. Игольная винтовка упала отдельно и он видел странно изукрашенное ложе, лежащее среди иссохших побегов. Чужак казался мертвым, но Сот ожидал чего угодно и двигался, держа пистолет наготове.

Сот стоял над телом мертвого разведчика, уставившись на странно струящиеся части чужацкого респиратора. Эльдарские черти заставили его содрогнуться. Дырка в голове существа, прожженная его выстрелом, казалось более естественным глазом, нежели переливающиеся кристаллиновые линзы под ней. Заходящее солнце заставляло неровные скалы отбрасывать сильные тени и, даже мертвый и распростертый у его ног, эльдар был скрыт хамелеолиновым плащом. Полковник посмотрел на четко видимую маску, но лучи солнца заставили линзы сверкать какой-то жизнью и он отвернулся.

Сот знал, что должен вернуться к битве, ярость которой слышал внизу на склоне за скалами. До нее было недалеко и он позволил себе отдохнуть. Он все еще тяжело дышал, но что-то более важное больше беспокоило его, наполняло задворки его разума раздражением, а низ живота — адреналином.

Как разведчик проник за периметр?

Неосознанным привычным движением он поправил спасительный нагрудник и откровение словно бы пришло от металла. Гравитанк! Кто его зачистил? Ужас наполнил его, когда он бежал по склону к тому месту, над которым еще вился дымок. Пыль и мелкие камешки летели у него из-под сапог, когда он осторожно пробирался по щебенке, взрытой танком противника до того, как он врезался в скалу.

«Сокол» явно был подбит. Его развернуло, когда он приложился об склон, а нос сгорел напрочь. Движок, впрочем, был поврежден меньше, так что Сот направился к нему, царапаясь об острые края скал и вдыхая вонь сгоревшей техники.

Люк внутреннего отсека был слегка приоткрыт. Благоразумие диктовало строгую процедуру зачистки, но полковник был один и, к тому же, он подумал, что уже слишком поздно для благоразумия. Он ожидал найти что-то более мерзкое, чем вооруженный и рыщущий эльдар. Встав напротив скалы и приготовив пистолет, он пнул люк.

Ругаясь, он потерял равновесие, когда люк спружинил у него под ногой. Из какой хреноты эти чужаки свои машины делают? Определенно не из тяжелого металла их «Химер»! Однако изнутри никто не напал. Вместо этого он смотрел на обгоревшие и перекрученные тела большинства разведчиков эльдар. Многие все еще были пристегнуты к креслам. Один, вырванный из сиденья бешеными рывками обреченного транспорта, был размазан по стене напротив товарищей. На сей раз взгляд Сота не был прикован к пустым взглядам респираторов чужаков, устремленным на пустые сиденья. Он бешено считал и пересчитывал.

Пять пустых сидений. Одного размазало. Одного он убил… Где-то бродили трое этих уродов. И он знал, куда они направлялись!

Полковник Сот уставился на далекий храм Воды, яростно думая. Трое замаскированных чужацких снайперов! Храм, прикрываемый тяжелыми орудиями гвардейцев на кряже, защищался только отделением ПВО. Основываясь на собственном опыте с чужацким еретиком, Сот не сомневался, что трое оставшихся эльдар с легкостью обойдут или уничтожат ничего не подозревающих гвардейцев. Он должен действовать быстро! Он тут же вызвал Годдиша: «Насколько сильно давят, капитан?».

«Довольно круто, сэр». Годдиш сказал это своим обычным жизнерадостным тоном, но Сот знал, что это означало, что гвардейцы под сильным огнем. «Снаряды кончаются, но мы еще держимся».

«Годдиш, я уверен, что наш периметр прорвали трое чужацких разведчиков и что они попытаются проникнуть в храм Воды. Предупреди ракетчиков. Сообщи, что противника очень трудно засечь из-за маскировочных плащей, и что у них бесшумное оружие. Выдели мне троих опытных гвардейцев, я попробую перехватить их. Пусть принесут мне лазружье. Я на гребне над вами, около сбитого гравитанка».

«Есть, сэр! Немедленно вышлю людей».

Сот пораскинул умом, пытаясь придумать эффективный способ борьбы с чужацкими разведчиками. Пока он думал, он выкинул офицерскую кепку и сорвал ленты с грязных обрывков, недавно бывших его парадной формой. Было бессмысленно предоставлять чужацким засранцам лучшую цель. В таком виде и держа стандартное лазружье, он надеялся, что не будет выделяться среди других. Сот не был трусом, но он хотел лично разобраться с чужацким отродьем.

Когда он выпрямился, проверив перевязку на ноге, он заметил людей, посланных Годдишем на подмогу. Они быстро скользили по склону, и, подбежав, отдали честь.

«Сержант Тарсес докладывает, сэр!».

Это был бритый и покрытый шрамами вояка, возглавивший контратаку, спасшую этим днем жизнь Сота. Этим днем! Словно век назад! Сот был удовлетворен выбором Годдиша. Сержант был крепким бойцом и ветераном нескольких операций против орков. Он был мастером ближнего боя и выделялся белой тканью формы — которую он каким-то образом сохранил более чистой, чем у его товарищей. У Тарсеса была репутация зверя, чему способствовали тяжелые брови, отсутствующее правое ухо и бледный шрам, вьющийся по щеке и подбородку. Но, передавая Соту лазружье, он был спокоен, как на параде.

«Еще капрал Ниббет и гвардеец Соккот, сэр. Гвардеец Соккот вызвался добровольцем, сэр».

Оба вышеназванных отдали честь. Ниббет — еще один ветеран, низкорослый, но такой же жилистый, как сам Сот. В его осанке и движениях чувствовалась спокойная уверенность, даже на крутом склоне, и полковник с интересом заметил значок снайпера на рваном рукаве мундира. Соккот — молодой боец, освободивший Сота из кустов. Он был неопытен, но определенно хорошо показал себя в данной ситуации. В его тонком лице и ярких глазах была какая-то серьезность, когда он отдавал честь. Сот видел такую преданность во многих новобранцах. Он надеялся, что парню не придется дорого заплатить за свою молодость.

Они пошли так быстро, как только позволяла местность, Сот отдавал приказы на ходу. План был, но примерный, такие планы Сот терпеть не мог и часто распекал за них младших офицеров. Слишком многое зависело от судьбы! Но их застал врасплох на параде этот призрачный враг и они были сильно ограничены в вариантах. Даже у Тарсеса не было нормального передатчика общей связи и Сот благоразумно рассудил, что им лучше не разделяться, дабы держать связь.

Годдиш предупредил ракетчиков, и все, что они могли сделать — осторожно продвигаться и надеяться на лучшее. Когда они сошли со склона и ступили на ровное дно впадины, Сот попытался использовать передатчик на запястье, чтобы связаться с гвардейцами в храме, но безуспешно. Солнце скрылось за кряжем и он еле различал храм в угасающем свете. С ракетчиками можно было бы уже связаться даже с помощью передатчиков маленького радиуса действия и полковник боялся худшего. Несколько раз во время спуска ему казалось, что он слышал треск выстрела из лазружья в направлении храма, один раз даже почудился вскрик, но из-за фонового грохота битвы на кряже нельзя было ничего утверждать. Сот знал, что его страхи обоснованы, но где была та грань, за которой должное волнение превращалось в буйное воображение? Он словно смотрел в переливающиеся глаза мертвого снайпера, которого так удачно одолел, и мурашки, не имевшие ничего общего с вечерней прохладой, пробежали у него по спине. Он мрачно отодвинул память в сторону и скомандовал остальным разделиться и ускориться.

На дне впадины земля была ровной и, хотя и была усеяна камнями и кустарником, все же предлагала какое-то укрытие, по сравнению со склонами кряжа. Полковник почувствовал, как его сердце учащенно забилось, когда они вышли на широкую мощеную дорогу, ведущую к храму. Его руки вспотели, а глаза обшаривали каждый камень и каждый куст, когда он приготовился пересечь дорогу. Он себя никогда не чувствовал настолько отвратительно уязвимым. Был ли хоть шанс укрыться от этих враждебных невидимых смертоносцев? Он глянул наверх, туда, где Соккот был готов прикрыть его пробежку, кивнул и побежал. Удары его сапог по камням дороги гремели у него в ушах сильнее грома битвы на кряже, и он с явным облегчением спрятался в дренажной канаве на другом конце дороги.

Он сразу побежал дальше и занял позицию, чтобы прикрыть Ниббета, который следовал за ним, и Соккота с Тарсесом, которые двигались с другой стороны. Остальные немедленно перебежали. Ниббет перебежал через дорогу и прыгнул в канаву со скоростью и легкостью пустынной газели, и Сот взял на заметку, что Годдиша нужно похвалить за подбор людей.

Канавы, вырытые, чтобы нести потоки воды, сопровождавшие непостоянные дожди, предлагали наилучшую возможность незаметно подобраться к храму. Теперь высохшие, их красные камни, нагретые заходящим солнцем, предоставляли хоть какую-то видимость укрытия, чтобы можно было добраться до возвышающихся ближе к храму песчаниковых монументов, воздвигнутых во славу Императора и славных детей Его, дававших лучшее укрытие.

Сот вытер руки о рваный мундир и осторожно побежал по канаве. Внезапно он остановился — впереди что-то негромко рвануло. Сзади все еще доносился постоянный шум битвы на кряже, но взрыв прогремел спереди.

Полковник подумал о тяжелых вратах храма. Подрывной заряд? Теперь он точно знал, что от ракетчиков помощи ждать не приходится. Кем были эти чужаки? Как могли они втроем вырезать целое отделение ПВО так легко и бесшумно? Сот встречался с одним из этих чертей лицом к лицу и точно знал, как.

Он попытался ускориться, но почувствовал себя странно ослабшим. Это была не та война, к которой он привык, спокойно встречая ужасную мощь орков, встречая их примитивную силу и ярость выдержкой и огневой мощью. Теперь примитивными были он и его гвардейцы. Воспоминание о впечатляющей маскировке мертвого эльдар преследовало Сота, пока он бежал, осматривая скалы на другой стороне. Как мог он надеяться засечь противника? Только везение спасло его до этого. В его животе образовался узел, непохожий на обычный всплеск адреналина перед боем. Сот был ветераном. Трезвый ум, дисциплина и тренировки до сих пор спасали его, но теперь, когда пот бежал под высоким воротником его мундира, первое покалывание страха пробилось сквозь его решимость. Что-то послышалось ему впереди. В ту же секунду он прыгнул в сторону, вскидывая лазружье. Но то был лишь шелест мертвых стеблей, колыхающихся от первых порывов легкого вечернего ветерка. Полковник заставил себя глубоко вдохнуть, успокоиться, прежде чем подавать сигнал Ниббету, следовавшему за ним, что все чисто.

Скоро они добрались до рядов огромных монументов, стоявших по сторонам дороги на последнем отрезке пути до храма. Сот всегда считал огромные фигуры, сделанные в стиле древних пустынников, предков луксорийцев, первых колонистов, предвещающими беду. Теперь же, смотря на благородные лики священников, командиров и сановников, он не чувствовал, что эти столпы Империума наблюдают за ним, скорее, они держали на него смутную злобу, не одобряя его неопрятный облик и учащенное сердцебиение.

Он остановился около большой стилизованной ноги изваяния командира Адептус Астартес, который первым ступил на эту планету во имя Императора. Вечерний ветерок подул сильнее, и, когда он взъерошил волосы Сота и высушил его пот, тот успокоился. Что бы сделал тот древний командир на его месте? Вряд ли бы он крался по канавам! Сот внезапно представил себе космического десантника, пытающегося поместиться в канаве в своей силовой броне и, что странно, это развеселило его. Он улыбнулся своим мыслям. В конце концов, разве не тихое приближение с легким вооружением, которым он владел в совершенстве, было тактикой его предков на его родной планете? Теперь эта земля была под его защитой и он сразится с этими чертями! Обычай будет, должен быть, поддержан.

Он скомандовал людям продвигаться и вскоре они достигли места, где канава сворачивала, огибая храм. Он все еще чувствовал себя уязвимым, все еще был напряжен, но облегчение, которое он почувствовал около статуи, еще окончательно не выветрилось. У них был план, пусть и сырой. Они находились у заднего фасада храма, напротив единственного входа. Против них было, вероятно, только три вражеских разведчика. Был шанс, что они смогут прорваться к вратам храма. У каждого из них был свой долг и своя роль и, для Сота, долг и ясная роль были священны.

Он был особенно осторожен, занимая свою позицию, выбираясь из канавы в тени другой огромной статуи. Он, впрочем, был спокойнее, руки не были мокры от пота. Он глянул вправо и увидел Ниббета, тихо занявшего свое место. Впереди, через задний двор, возвышались из глубокого мрака восьмиугольные колонны храмового портика. Он предсказуемо не видел следов врага, но напрягся, когда заметил ужасное свидетельство их действий. На широких ступенях портика лежал один из ракетчиков, прислонившись к большой песчаниковой колонне. В других обстоятельствах, его можно было бы принять за спящего, но Сот знал истину. Чужаки добрались до храма. Но где они были?

Полковник обнаружил, что его кулаки сжались, когда он ждал, пока Соккот перебежит к портику, как было запланировано. Молодой боец сам вызвался бежать первым и Сот не видел причин отказать. Соккот сам сказал, с пылающими рвением глазами, что он был самым неопытным и отличным пушечным мясом для приманки чужаков, чтобы те обнаружили себя. Он, конечно же, был прав и полковник подумал, не было ли это на уме у Годдиша, когда он посылал новобранца. Но времени на такие печальные раздумья не было.

Тихий шорох катящихся камешков заставил Сота обернуться, чтобы увидеть, как Соккот выбирается из канавы на другой стороне дороги и бежит к колоннам. Парень бежал быстро и когда он уже почти добрался до ступеней, он словно бы споткнулся и в следующую секунду уже лежал лицом вниз, только маленькое облачко пыли вздымалось, да удар лазружья о землю служил коротким росчерком его судьбы. Сам Соккот не издал ни звука. И ни следа чужацкого снайпера…

Чувство беспомощности вернулось к Соту, когда он вглядывался в тени между колоннами. Ни следа! Он обследовал каждый участок крыши. Ни следа! Их следующим, запланированным на случай, если черный ход охраняют, действием было выждать пять минут и бежать с трех различных направлений. Полковник глянул направо, чтобы убедиться, что Ниббет выдвигается, вылезает из канавы, готовый к рывку, но коренастый коротышка прижался к стенке, стоя на дне канавы. Он отчаянно махал Соту, чтобы тот присоединился к нему. Несмотря на свое любопытство, Сот заставил себя спуститься с величайшей осторожностью и, пробираясь в тени стены, не издал ни звука, прежде чем оказался рядом с гвардейцем. Ниббет быстро и четко прошептал: «Чужак не на крыше. Он у последней колонны на той стороне».

«Где? Ты его видишь?».

«Нет».

«Но… откуда ты тогда знаешь?».

«Я бы там засел».

Ниббет говорил очень спокойно и слегка пожал плечами, как бы подчеркивая свой значок снайпера. Он продолжил: «Крыша слишком низкая, чтобы был достойный вид и так выстрелить с нее нельзя. В призрачном костюме он может просто стоять у угловой колонны и простреливать оба пути. Он с той стороны, потому что Соккот почти добежал, когда он наконец смог гарантированно уложить его». Гвардеец быстро глянул на наручные часы, прежде чем встретиться взглядом с командиром. «Когда наступит время для рывка, сэр, пусть Тарсес бежит один. Сержант сильно рискует, но если будем просматривать дальнюю колонну, у нас будет лучший шанс прихлопнуть засранца».

Сот мысленно вернулся к тому моменту, когда Соккот спас его жизнь. Молодому гвардейцу помогла контратака, ведомая великаном-сержантом, который и сейчас занимал позицию на другую сторону портика. Один из спасителей полковника уже погиб. Другой тоже умрет? Умрет, атакуя в одиночку, без ожидаемой поддержки? Все это пронеслось в голове командира, но в конце концов он сказал, смотря на собственные часы: «Отлично. По местам, живо!».

Так быстро, как только позволяла осторожность, он вернулся на свою позицию, ожидая тихой смерти после каждого движения. Он уставился на последнюю колонну и почти тут же услышал громоподобный клич вылезшего из канавы Тарсеса. На колонне дернулась тень и Сот услышал треск лазружья позади него, несмотря на то, что выстрелил и сам. Он выстрелил еще дважды, но Ниббет уже вылез из канавы и направлялся к портику. Секунду спустя Сот тоже выпрыгнул из канавы и двое вместе добежали до колонн. Когда они зашли в тень, они увидели Тарсеса, вытаскивающего штык из дохлого эльдар. Он глянул вверх, только длинный бледный шрам виднелся в темноте на темной коже. Он не задавал вопросов, не бранился и не удивлялся, его тихое «Сэр?» было лишь запросом приказов.

Сот времени не терял. «Ниббет, в дальний конец. Тарсес со мной, по этой стороне».

Маленький силуэт Ниббета бесшумно растворился в сумраке портика, пока Сот крался у стены, а сержант перебегал от колонны к колонне. Двое мерзких чужацких разведчиков мертвы, еще с двумя осталось разобраться. Один, очевидно, был перед храмом. Смогут ли они засечь и этого чужака? Полковник двигался быстро, но держался стены. Укрытая тенью портика, она не нагрелась за день и охлаждала его, когда он касался ее. Она давала ощущение безопасности даже если, как мрачно отметил Сот, это было чистой воды иллюзией.

Когда они добрались до внешнего двора храма, они стали продвигаться куда осторожнее. Сот обошел угловую колонну, а Тарсес шел по ступеням. Было тихо, только ветер тихо шелестел иголками на плитах двора.

Тарсес умер так быстро, что его командир едва заметил это. Полковник услышал легкий свист, а затем — шлепки, когда тело сержанта падало на ступени. У Сота сердце ушло в пятки, он вжался в колонну и замер.

Где был этот урод? Он не смел шевельнуться и, прижавшись к холодному камню, уставился на сияющие врата храма. Одну створку взорвали каким-то чужацким зарядом, удивительно аккуратная дыра была пробита насквозь. Вторая оставалась неповрежденной, сияя как прежде, отражая тот слабый свет, что еще оставался. Сот удивился, насколько отличное зеркало она собой представляла и, внезапно обнадеженный, стал высматривать в ней чужака.

Но он ничего не видел, кроме листьев, шуршащих по камням от ветра. Они летали неспешно, еле перемещались, внезапно врезаясь в основание колонны или… Почему эти листья остановились, когда другие, совсем рядом, нет? Там же не было камня, чтобы остановить их!

Сердце полковника пропустило удар. Должно быть, это эльдарский подонок! Он уставился в отражение, отчаянно пытаясь найти хоть намек на очертания призрачного силуэта, который он видел на склоне, когда разбирался с первым разведчиком. В отражении ничего не было видно, но он примерно знал, где засел противник. Став холоднее камня у него за спиной, Сот понял, что, в свою очередь, эльдар точно знал, где находится он! Даже сейчас противник, возможно, изучает его, ожидая движения.

Командир никогда не чувствовал себя таким беспомощным, но тугой узел страха внизу живота затвердел до состояния сжатой массы гнева. Он должен был попытать удачи. Возможно, его попытка отвлечет чужака достаточно, чтобы Ниббет смог его замочить. Он посмотрел на отражение и приготовился к рывку. Обычно не религиозный, Сот сам удивился тому, что мысленно повторяет молитву Императору, вспомнившуюся с детства — и затем прыгнул. Развернувшись, он выстрелил веером, треск выстрелов дико метался среди камней, а злые красные лезвия разрезали сумрак. Послышался стук падающего оружия.

Изумленный Сот осознал, что был все еще жив и что, как он видел, распростершись на плитах, его враг был мертв. Он выстрелил еще раз в голову упавшего чужака и, когда затихло эхо, позвал Ниббета. Ответа не было.

Где был последний разведчик? Далеко в храме или, встревоженный шумом, уже спешил сюда, чтобы выследить их? И где был Ниббет? Полковник снова раздраженно вздохнул, когда поднялся. Раздражение исчезло, как только он вышел из-за колонны и увидел тело Ниббета. Солдат лежал лицом вниз, накрыв собой лазружье. Именно он, а не Сот, отвлек чужака в решающую секунду. Полковник резко развернулся на каблуках и нырнул в дыру в створке храмовых врат.

Оказавшись внутри, Сот тут же прыгнул в укрытие за одним из двух рядов колонн, таких же, как и снаружи. Ему потребовалась секунда, чтобы привыкнуть к освещению, весьма отличавшемуся от сумерек портика. Не яркие, а тихие лампы, аккуратно спрятанные среди орнаментов на высоких стенах, нежно светились. Пол длинного зала, составлявшего большую часть храма и казавшегося совершенно пустым, был покрыт такими же старыми песчаниковыми плитами, как и снаружи.

Сот осторожно осмотрел зал. Пустое помещение, мебели нет, только колонны мешают обзору. Даже орнаменты казались естественной частью камня. Казалось, что все чисто, и он побежал к концу зала, где, как он знал, был вестибюль, из которого лестница вела как в зал управления ирригационной системой, так и в кельи священников. Он чувствовал любопытную уверенность. Ему всегда нравилось это здание, не из-за какой-то духовности, а из-за отсутствия показухи и принадлежность к Имперской дисциплине, столь дорогой ему, с неясным прошлым пустынников его планеты. Если уж ему довелось встретить такого опасного врага, как эти чужаки, так это было прекрасное поле боя.

То, что ему придется столкнуться с третьим эльдар, стало ясным, когда он добрался до вестибюля. Дверь была выбита, а откуда-то снизу доносились звуки борьбы. Он ускорился, все еще пытаясь передвигаться максимально тихо.

Ступеньки были старые и крутые, но свет стал ярче, и Сот перепрыгивал через одну. На маленькой площадке, один проем, с закрытой древней деревянной дверью, вел в помещения священников. Другой, с открытой настежь современной стальной дверью, вел в зал управления. С лазружьем наготове полковник забежал внутрь. Он мгновенно вник в суть сцены.

Священник, Ярендар, очевидно, застал врасплох чужака, пытавшегося разобраться в системе управления. Теперь они боролись друг с другом. Пластичный эльдар был придавлен к шкафу массивным священником, который спиной закрывал чужака и не давал Соту выстрелить, пытавшимся раздавить противника. Священник был силен, но бойцом не был, и как раз когда вошел Сот, мерзкий чужацкий еретик ухитрился вытащить свой лазпистолет и выстрелить. Священник умер, хрипя, выстрел разорвал ему грудную клетку. Его тело закрыло чужака и Сот уловил лишь мелькание поднимаемого пистолета и жуткие линзы, похожие на драгоценные камни, прежде чем еще раз вспыхнул лазерный огонь и мир погрузился во тьму.

Сот не был уверен насчет того, сколько он пробыл без сознания. Не дольше нескольких секунд, поскольку, когда он с болью смог чувствовать, чужак все еще работал с управляющими системами. Его грудь казалась скопищем обжигающей агонии и он наблюдал за работающим эльдар затуманенным взором. Чужак был высоким, но пластичным, и, даже в мельчайших движениях, когда он перемещал какой-то сияющий кристалл над панелью управления, была нечеловеческая грация. Эффект чужеродности усиливал хамелеолиновый плащ, который даже в ярко освещенном зале управления размывал его силуэт.

Мысли Сота были столь же затуманены, как и его взгляд. Ему чудилось тело Ниббета, лежащее рядом с телом священника. Они с Соккотом и Тарсесом умерли только чтобы он проиграл? Он должен попробовать дотянуться до лазружья. Оно было совсем рядом. Сможет ли он поднять его, не вспугнув противника? Жуткое видение лица первого чужака, убитого им, третий глаз раны на лбу, спроецировалось на затылок работающего разведчика. Оно наблюдало за ним, пытающимся пошевелиться. Он ругнулся, закрыл глаза и попытался сосредоточиться, изгнать видения из разума.

Корчась от боли, полковник напрягся и попытался пошевелиться. Единственное, чего он добился — еще больше боли где-то под ребрами и невольный вздох. Чужак развернулся, странный кристалл еще сиял, вскинул лазпистолет грациозным движением. Сот беспомощно уставился в переливающиеся линзы безликой маски, когда существо подходило к нему, направив свое оружие. Оно помедлило и, одним движением изящных сапог откинув лазружье Сота, вернулось к панели управления.

Сот дрожал от боли и гнева, но ничего не мог поделать. Его голова упала, словно отплывая от тела на волне боли, а зрение еще ухудшилось. Он был уверен, что видит призрак Соккота, подкрадывающийся к чужаку сзади. Он хотел крикнуть юнцу, что все напрасно, что чужаки — призраки и что победить их невозможно.

Его губы задрожали, но он не издал ни звука. Дух Соккота почти дошел до эльдар и уже поднял лазружье, чтобы вырубить разведчика. Полковник уставился на наваждение, его зыбкий мир был на грани между сном и реальностью. Почему этот призрак несет не то оружие? Надо урегулировать вопрос!

Но где-то на глубоких, рациональных уровнях сознания, Сот понимал, что это был не дух Соккота, а послушник храма, о котором раньше говорил Ярендар, мелкая деталька замысла Императора. А оружием было не лазружье, а подсвечник. Подсвечник опустился на голову эльдар в ту же секунду, что и тьма на полковника.

На сей раз отключка длилась дольше и, когда Сот очнулся, его несли по лестнице. Голова раскалывалась. Его душа неслась к Императору? Сверху на него глянул кто-то, бледный в ярком свете. Сот опознал инсигнию на воротнике. Значок гвардейского медика.

Полковник моргнул и шевельнул губами, пытаясь сказать что-то. Медик, явно обеспокоенный, решительно сказал ему: «Не пытайтесь говорить, сэр. Вы сильно ранены, но мы Вас поставим на ноги. Противника отбросили. Подкрепления подошли и капитан Годдиш занимается организацией зачистки».

Сот слабо качнул головой. Боль была ужасной, но он чувствовал, что должен это сказать. Он снова шевельнул губами, но теперь слабый сипящий голос был слышен: «Предупреди его!».

«Предупредить кого, сэр?» — нахмурился непонимающий медик.

«Предупреди Годдиша. Скажи… скажи, чтобы следил за мелкими частями. Скажи, что мелкие шестеренки решают».

Медик посмотрел на своего товарища, поднимавшего верх носилок. «Думаю, полковник бредит».

Ангелы

Роберт Эрл

Переводчик: Surt

Это случилось почти сорок зим назад, но я еще помню. Иногда, правда, вспоминать тяжело. В теплых лучах летнего солнца или в чаду таверны, в окружении знакомых лиц, это кажется лишь сном или стариковской байкой, ставшей почти реальной от рассказов.

Но когда прошлой зимой пришли волки, все было ясным, как летнее небо над полями. И когда Мари лежала при первых родах, память была тем единственным, что не дало мне застыть в страхе.

Когда это случилось, Пастернак был меньше, чем сейчас, куда меньше. К северу от речки ничего не было, кроме тени мельницы, а все домики и даже мастерские были надежно спрятаны за частоколом. Они кучковались у поляны, задами к миру, но между их крепкими фасадами мы могли видеть битву между верхушками дальних деревьев и ветром.

Сам частокол был тогда выше. Так было надо, потому что нас тогда волновали куда худшие вещи, чем цены на урожай. Император, да защитят Его боги, тогда еще не начал вычищать лес. А лес был близок.

Время от времени, лежа в кроватях, мы слышали крики, разносящиеся во тьме ночи, дикие крики, не человеческие и не животные. Когда на них стало невозможно не обращать внимания, совет и остальные люди встретились на поляне.

Там, среди уютных запахов дыма, похлебки и навоза, они пили и спорили день или где-то так. Потом они решили сделать то, что решали сделать всегда — послать патруль. Но посылали всегда при свете дня и без особого желания. Иногда патрули возвращались с триумфом, неся с собой тушки кроликов или даже оленя, но в основном они просто возвращались в спешке.

Они были глупцами, что не стали искать врага, прежде чем тот нашел нас, но я не могу их за это винить. Кто из нас не предпочел бы натянуть одеяло на голову и надеяться на лучшее?

Однажды осенью тень леса выросла. Слухи бежали по узким дорогам и стремительным рекам, слухи о северном колдовстве и прячущихся новых приверженцах ужасного искусства.

Один из тощих призракоподобных следопытов, что изредка брели по дороге в город, остановился в деревне на достаточное время, чтобы перепугать нас всех. Он рассказал историю об огнях в небе, огромных огненных вспышках, способных соперничать с северным сиянием, о деревнях, найденных таинственно заброшенными и преданными огню, об ужасных раздвоенных следах двуногого существа на остывающем пепле.

После его ухода, все говорили друг другу, что он был безумцем или лжецом, и что чего еще можно ожидать от следопыта? Но даже я заметил, что после ухода этого человека патрульные держались ближе к дому и еще чаще прикрывали глаза на что-либо. Они даже перестали отшучиваться. Потом, когда убили Малленса, патрули из Пастернака вовсе перестали отправляться.

Малленс был старым покрытым шрамами быком в обличье человека. Он прибыл в деревню за два года до этого, все еще в залатанной форме алебардщика, и, думаю, мы с братом лишь чуть больше боялись его, чем наши родители.

Даже ольдермен Фаузер потерял дар речи, когда старый вояка крепко, до побеления суставов, сжал его руку и позволил двум мощным боевым псам, составлявшим все его имущество, обнюхать штаны нового соседа.

Несмотря на свои странные манеры и южный акцент, Малленс скоро стал известным в Пастернаке. Его гончие притаскивали множество диких кабанов, которых он позволял жарить для всей деревни в обмен на то, чтобы нажраться пива. Когда такие пиршества заканчивались и тихо дотлевали угольки костра, он наполнял наше воображение будоражащими кровь рассказами о смерти и славе из тех времен, когда он служил в великом войске Императора.

Еще более радостным было то обстоятельство, что он нанимал любого, кому нужны были деньги. Километра за три к западу от деревни лежал древний полустанок с парой запущенных полей, который Малленс выкупил себе на пенсию. Поскольку он всегда спрашивал совета у деревенских, равно как и платил их сыновьям за помощь, вся деревня гордилась тем, как Малленс перестроил раскрошившиеся каменные стены сторожки и расчистил землю, на которой та стояла.

К нему настолько привязались, что когда старый солдат не появлялся в деревне целых две недели, патруль почти охотно отправился посмотреть, не случилось ли с ним чего.

Хотя тогда я был юнцом, я никогда не забуду угрюмое молчание по их возвращении к семьям и шок, что въелся в них, словно запах дыма. И вид, и звуки, издаваемые Густавом Кузнецом, железоликим и железоруким, когда он закашлялся и метнулся в свою хибару. Я пытался убедить себя, что стоны и рыдания, которые мы слышали, исходили от жены кузнеца. Мысль о том, что крепчайший человек сломался, была слишком уж сбивающей с толку.

Ни один человек из тех, что пошли на ферму Малленса, а позже сожгли ее дотла, никогда не рассказывал о том, что же они там нашли. Ныне, все похороненные в святой земле у деревенского святилища, они и не расскажут. Но за годы я ухитрился собрать вместе все отрывки тихих бесед и речи мямлящих пьяниц, которых быстро затыкали товарищи. Я могу сказать немного, но и этого достаточно, чтобы подкинуть парочку мыслей, что за кровавый кошмар обнаружили эти люди.

Я знаю, что, среди прочего, они нашли Малленса на ферме — ну или то, что от него осталось. Его обглодали до костей, но даже упав, он не выпустил оружия. Пальцы скелета намертво сжали древко окровавленного копья. Даже сейчас, картина наполняет меня чем-то вроде боязливого удивления.

Его собак нашли лежащими с обеих сторон от него. Их разорванные и искореженные трупы несли свидетельства отчаянного сопротивления, оказанного псами. Они погибли, как и жили — смелые и верные. Немногие люди могут надеяться на такую эпитафию, и мои глаза до сих пор застилают слезы, когда я вспоминаю об этих славных животных.

И не было почти никаких следов нападавших, совершивших такое омерзительное злодеяние. Несколько костей, пара покрытых мухами бурых пятен на каменных стенах и разломанная деревянная дверь. Казалось, что их плоть была столь же сладка для их товарищей, как и любая другая.

Узнать о таком из первых рук словно войти в оживший кошмар — и хотя это покажется извращением, я благодарю богов за это. Ужаса на ферме Малленса было достаточно, чтобы наконец-то довести всю деревню до бессоницы. Стало уже невозможным и дальше не обращать внимания на опасность, и наши жизни изменились и перестроились за одну ночь.

На следующее утро на поляне была сходка. Никто не пил. Единственный спор произошел, когда фрау Хеннинг, мать нашего молодого кузнеца, попыталась отговорить его от того, чтобы вызываться добровольцем ехать в ближайший имперский город за помощью и солдатами. Но отец Гульмара пресек ее слезы и возражения с пылом, граничащим с яростью. По-моему, он гордился храбростью сына и не хотел отказывать ему в возможности показать ее. Через несколько коротких недель эта гордость начала превращаться в едкую смесь горечи и сожаления. Подпитываемая хлебной водкой и ворчащей женой, она, в конце концов, и убила его.

Конечно, мы этого не знали, когда смотрели на прощающихся тем солнечным утром отца и сына. Они были вместе и в живых последний раз на этом свете, и, возможно, чувствуя это, они пожали друг другу руки, как равные, даже как друзья, в первый раз. Гульмар Хеннинг никогда не вернулся, но, по крайней мере, умер взрослым.

Пока стук копыт одолженной лошади кузнеца затихал вдали, мы стояли в долгой и торжественной тишине, нарушаемой только лишь всхлипываниями обезумевшей от горя и неутешной матери мальчика. Потом разгорелся спор, и мы совершили нечто невероятное, безумное. Было решено сделать непредставимое.

Мы бросили урожай.

Пшеница той осенью была оставлена зреть, а потом и сохнуть, за частоколом, пиршество лишь для кишмя кишащих всюду птиц и паразитов. Пока наша золотая кровь прогнивала, возвращаясь в землю, целая деревня работала на грани срыва. Огромное мельничное колесо было снято с места и выкачено за ворота, оставив голую заплату на неровно сложенной каменной стене. Мельник Карстен сам командовал этим актом необходимого вандализма, командовал со сдавленными вскриками и дрожащими руками. Когда он прыгал вокруг, он напомнил мне, несмотря на свои толстые щеки и лысую голову, курицу, потерявшую цыплят. Даже в том возрасте, я, впрочем, догадался оставить это сравнение при себе, к тому же, у меня было личное горе — мы с братом больше не могли использовать огромное деревянное колесо, как нашу личную лестницу через стену в деревню.

Большую часть работы проделали в лесу, где валили деревья, чтобы укрепить частокол. Тогда мне уже запретили выходить из деревни, как и другим детям, но даже оттуда я мог слышать сухие удары топоров, вгрызавшихся в древесину, и внезапные резкие звуки падающих деревьев. На следующие несколько недель, звук, издаваемый людьми, прогрызающимися сквозь лес от окраины, стал постоянным ритмом, в котором мы все жили.

Между тем, мать Гульмара Хеннинга начала постоянно стоять у перил, словно в каком-то болезненно отчаянном дозоре. Она безмолвно стояла над бурной активностью в деревне, сухощавая и похожая на ворону в своем развевающемся от ветра черном плаще. Она наконец нарушила свое молчание через три дня, пронзительным криком, который всех нас пригнал к стене. Мои глаза проследили за направлением, которое она указывала дрожащей рукой, на восток, и я увидел…

Там не было ничего особого, всего лишь оранжевые всполохи на горизонте. Через скрюченные лапы черного леса, далекие огни даже казались уютными. Пламя пылало где-то в направлении Грюнвельдта, километров за пятьдесят, и я вслух поинтересовался, довольно невинно и беззлобно, не пожар ли там у них.

Я повернулся к своему отцу, чтобы спросить его об этом, но промолчал, увидев выражение безмолвного и злого облегчения на его лице. На балконе «похолодало», и я вернулся в кровать, смущенный и испуганный. На следующий день мы начали работать еще быстрее.

У меня особо не было времени, чтобы размышлять над странным поворотом, который приняла наша жизнь, что, пожалуй, было и к лучшему. Мои дни были заполнены очисткой и раскладыванием перьев для растущих связок стрел или верчением точильного камня с той скоростью, при которой я избегал гнева кузнеца Густава. Единственными передышками были неожиданные поручения или же, к моему отвращению, выполнение женской работы — таскание воды для деревни.

Даже несмотря на тяжесть работы, я помню, что наслаждался ей, из-за всей той новизны, привнесенной возбуждением и паникой, которая была прекрасной игрой для такого ребенка, каким я был тогда, хоть и игрой нелегкой. Я не мог взять в толк, почему все такие мрачные и в плохом настроении. Даже пивовар Станислав, обычно самый веселый и уж точно самый краснолицый человек в деревне, рявкнул на меня, когда я споткнулся о связку обручней, которую он тащил от кузнеца.

Затем пришла ночь, и, когда зима сжала свою ледяную хватку на Пастернаке и его окрестностях, вот тогда я понял.

В серо-стальной час перед рассветом меня вырвал из сна звук человеческого крика, никак не прекращавшегося. Я выбрался из кровати, которую делил с братом, все еще не проснувшись окончательно, чтобы действительно встревожиться, когда мой отец ворвался в комнату полуодетый и с безумным взором.

Даже в сумраке я увидел, что костяшки его пальцев побелели, настолько крепко он схватил косу, столь острую и сияющую в тот момент, какой она никогда не была. Он крикнул нам с братом отправляться обратно в постель, но скрытый ужас в его голосе приморозил меня к месту. Я никогда не слышал ничего подобного.

Когда мой отец выбежал наружу, я увидел других деревенских, несущихся к северной стене в свете факелов. Ольдермен Фаузер уже был на верху частокола с полудюжиной других людей, и кромсал темноту впереди. Мне было одинаково странно как услышать непристойные ругательства, издаваемые ольдерменом, так и увидеть кровь на его вилах, когда он выдернул их из одной из теней. Мой отец ступил на нижнюю ступеньку лестницы, когда он остановился, развернулся и проорал предостережение.

Через южную стену с омерзительными хрипами и визгами катилась волна темных бесформенных созданий. Они карабкались по скатам крыш и просачивались в щели в стенах, как бурлящая масса горгулий, пробужденная к жизни бледной луной. Когда они добрались до освещенного святилища на поляне в деревне, я почувствовал себя ничтожным, увидев их.

Твари были мерзкой смесью людей и животных, ужасно сплавленных и слитых воедино. Но их уродства не ослабляли их, напротив, они словно придавали им неестественную силу. Их одежда была похожа на изодранные полоски, но когти, щелкающие на концах их лап, были достаточно остры и блестящи, чтобы заставить меня застыть, а мой крик — не вылететь из раскрытого рта.

Мельник, так же как и я, стоявший с раскрытым ртом, не веря в происходящее, пал первой жертвой этого адского прилива. Не сбавляя шагу, искаженные демоны разорвали его на куски с милосердной скоростью, кромсая и визжа. Даже когда они продолжили свой бег, я видел, с подступающей к горлу тошнотой, куски оторванных человеческих конечностей, запихиваемые ими в клыкастые звериные пасти.

С ужасным ревом мой отец и остальные деревенские развернулись, чтобы встретить эту злобную атаку. Посредине поляны, сталь встретилась с когтем в кошмаре крови и резни. Люди Пастернака сражались с пылающим безумием страха в глазах той ночью, но даже так они ничего не могли противопоставить жестоким тварям и их абсолютному численному превосходству.

Постепенно, безжалостно, жители деревни были отброшены к северной стене жадной ордой перед ними. Любой упавший становился жертвой мерзкой оргии поглощения, которая скорее подогревала аппетит тварей, нежели удовлетворяла его.

Затем, в одну ужасную секунду, произошли сразу две ужасные вещи. Ольдермен, наш выбранный вождь, был сорван со своего места на стене вторым кромсающим роем чудовищ. И, что бесконечно хуже, мой отец упал от ужасного удара. Его противник, перекрученный комок клыков, когтей и мышц, взревел от удовольствия и прыгнул вперед, дабы полакомиться.

В том, что я сделал, не было храбрости, ибо без преодоленного страха не бывает настоящего мужества. Да, мне пришлось нырнуть в волну ужаса, поглотившего меня, чтобы схватить камень и провизжать твари вызов, это так. Но страха-то не было, только что-то вроде праведного гнева на мерзость предо мной.

Поворачиваясь, чтобы сразиться со мной, тварь издала ужасающий лающий смешок. Она возвышалась передо мной, так близко, что я мог чувствовать ее вонь и видеть с кристальной четкостью капельку слюны, сбегающую по кривому желтому клыку. Но, даже перед лицом его смеха и его силы, я поднял свое жалкое оружие и прыгнул в когти твари.

Мой удар не достиг цели, но и надобности не было. В ту ужасную секунду, зная мою слабость и мою веру, боги услышали мои яростные молитвы и ударили за меня! Извращенную тверь предо мной с пронзительным воем разорвало на части в сияющей вспышке света, более яркой, чем во время любой бури. Битва вокруг меня затихла, и люди, и чудовища вместе с удивлением смотрели на поразительную, сбивающую с толку смерть моего врага.

Затем появились ангелы.

Их было четверо, по одному с каждой стороны частокола, и были они равно прекрасны и ужасны. Они выглядели, как огромные бронированные рыцари, и двигались, словно мощь великанов была заключена в них. Их огромные сияющие доспехи странного вида, с завитками и орнаментами на них, были выкрашены в оттенки синего и зеленого. В руках их было странное оружие: зубастые мечи, изукрашенные железные палки, непонятные пучки стальных трубок, неясно мерцавшие со странной злобою.

Один из них носил огроменные перчатки, большущие руки, сделанные из металла, искрившиеся и потрескивавшие от разрядов молний. Он поднял пылающие голубые перчатки над бронированной головой и сжал стальные пальцы в кулак. Это был сигнал к началу.

В полной тишине и совершенно слаженно, три бронированные фигуры прыгнули в кричащую толпу демонов внизу. Резня началась, как только их огромные стальные сапоги коснулись земли.

Клыкастые мечи визжали и вопили, как кошки при пожаре, вгрызаясь в плоть и кость. Они метали капли крови и куски плоти высоко в бездонную темноту ночи, и крики их жертв сливались с общим гулом.

Я почувствовал, что пошел странный теплый дождик и случайно слизнул каплю с губ. Она имела соленый медный привкус свежей крови. Внезапно меня согнуло пополам в спазме, я начал блевать .

Сквозь слезы я видел ужасный голубой огонь стальных кулаков. Существо-владелец шагало сквозь тени своих врагов с завораживающим изяществом, кружась в ужасном танце смерти. Когда оно поворачивалось и изгибалось, тяжелые пылающие руки хватали головы, конечности, тела. Мышцы и кости разлетались на куски от его божественного прикосновения и оставались лишь ужасные дымящиеся раны. Вонь горящего мяса распространялась по деревне.

Сначала извращенная свора мерзких тварей, роившихся под частоколом, дрогнула пред яростью наших спасителей. Они дохли, как животные на скотобойне, испуганные и сбитые с толку, пока гневный рык не вывел их из ступора. Страшный крик подхватило еще одно создание, потом еще одно, пока он не звучал уже из множества искривленных глоток. Он дорос до режущего крещендо, и вновь демоны бросились в атаку с ужасающей дикостью.

Но когда выродки ринулись на покрытых кровью ангелов, резкий визг с небес заглушил их клич. Отчаянно закрыв руками уши, я взглянул наверх и увидел четвертого нашего спасителя, все еще стоящего на частоколе, еле освещаемого мерцающим светом угасающего пламени. Пучок стальных трубок, который он держал, завывал и сиял, метая пылающие копья огня в наступающие ряды противника.

Выжившие были подняты, разорваны на кровавые ошметки и брошены на землю. Мертвые были разрублены еще раз, их останки были втоптаны глубоко во влажную почву. Челюсти тварей были распахнуты в диком вое агонии, неслышном в ужасном шуме их казни.

Но демоны еще сражались. Несмотря на копья святого, волшебного огня, что резали их как новая коса режет спелые стебли, несмотря на свежее мясо, валявшееся кучами, несмотря ни на что, они сражались с ангелами. Их жажда крови вела их к полному уничтожению. Когти и клыки трещали и ломались об небесную броню. Божественное оружие жадно прорубалось сквозь мерзкие шкуры к кривым костям под ними. Зараженная кровь разлеталась, воняя и дымясь, в холодном ночном воздухе. То была бойня.

Наконец, какое-то подобие осознания, должно быть, пришло к последним выжившим членам своры, и чудовища попытались убежать. Я наблюдал за паникой, за чистым ужасом в их выкаченных желтых глазах с мрачным удовлетворением, едва ли способный понять, свидетелем чему стал. Они пронеслись мимо ангела с пылающими стальными кулаками, оставив двоих из них умирать у его ног, и прыгнули на частокол.

Но спасения от божественной ярости наших спасителей не было. Пылающие копья погнались за ними, нашли их и разорвали на кровавые куски. Шипящая кровь стекала по расщепленным кольям частокола блестящими струйками. Я уставился на отвратительные узоры, без единой мысли в голове, и внезапно представил себе, что вижу окровавленное лицо Гульмара, молодого кузнеца, уставившееся на меня в ответ.

Меня начало трясти, я глотал воздух. В моих ушах все еще стоял звон от их опустошительного оружия. Тогда я не мог ничего делать, кроме как ползать, тяжело дыша, и рыдать. Прошло много времени, прежде чем я понял, что битва закончилась.

Ангелы стояли среди огромных гор трупов, молча и недвижно, словно статуи в мареве. Даже тогда, покрытые кровью и воняющие горелым мясом, они были прекрасны. Долгую секунду мы стояли вместе, ангел и мальчик, посредине бойни. Затем, так же безмолвно, как и появились, они скрылись из виду.

Мне нравится думать, что я был единственным, кто увидел звезду, взлетевшую из леса той ночью. Это была лишь тихая, далекая вспышка света, и я бы тоже ее не заметил, если бы не оторвался от колодца ровно в ту секунду. Пока я нес воду, чтобы омыть раны отца, я грезил о том, что был допущен к их небесной колеснице. И даже сейчас я улыбаюсь про себя, когда какой-нибудь странствующий мудрец или еще кто пытается рассказать, что такое звезды.

Это было почти сорок зим назад, но я все еще помню. Когда волки пришли прошлой зимой, память дала мне храбрость выследить и убить их в их же логове, а когда Мари лежала, крича от первых схваток, память дала мне силу нарушить запреты и принять сына.

Сейчас, когда голоса моего народа затихают, и все, что я слышу — тиканье часов, отсчитывающих время до смерти, я вспоминаю события той ночи и не боюсь. Ибо знаю, что в темноте, которую я скоро должен встретить, боги пришлют ангелов вновь присмотреть за мной.

И на сей раз они не скроются из виду.

Побег из ада

Бен Каунтер 

Переводчик: Cypher 

— Ты даже не подозреваешь, как тебе повезло, тварь — прошипел механический голос в ухе комиссара фон Класа.

Невидимая рука протащила его по последним ступеням из мрака прямо в обжигающее сияние арены. Он замешкался от яркого света и споткнулся, упав лицом на грубый песок и содрав кожу со щеки. Отовсюду послышались насмешки. Он взглянул наверх и его охватил ужас, с которым не помогла справиться даже его тренировка.

Вокруг него расстилалась арена, размером с посадочную площадку, песчаный пол был испещрен бурыми полосами крови его предшественников. По краю арены шло кольцо из кольев, каждый кол был высотой с человека и увенчан головой. Там были головы людей и орков, головы эльдар с тонкими чертами лица, странные головы сотен других видов.

За кольцом вздымался амфитеатр, огромный и темный, выкованный из черного железа в формы, взятые, казалось, из фантазий сумасшедшего. Страшные колья и искривленные галереи образовывали рты злобных лиц, огромные железные когти поддерживали частные ложи для избранных. Сооружение было окружено мириадами черных башен и шпилей Комморага, насмешки над красотой, пронзающей небо цвета гниющей раны.

Но не это было самым худшим. Когда фон Клас поднялся на ноги, чувствуя, как его мышцы ноют после неожиданного освобождения от стальных оков, в которых его так долго держали, он ощутил, как их глаза смотрят на него, и услышал их смех. Аудитория из сотен тысяч ренегатов эльдар, была рассажена в строгом соответствии с рангами, их бледные чужацкие лица сияли подобно светильникам на фоне черных и фиолетовых облачений. Серебристые вспышки мерцали повсюду, и он мог слышать, как они говорят друг с другом тихим голосом — возможно делая ставки на то, сможет ли он выжить или нет, или просто насмехаясь над человеком, который еще не понимал, что он уже мертв.

На самом почетном месте, справа от края арены, восседал предводитель. Даже с такого расстояния его лицо казалось фон Класу самым мрачным из жестоким из тех, которые он когда-либо видел. Его фиолетовая мантия лишь наполовину скрывала церемониальную броню с огромными наплечниками в форме полумесяцев. Предводитель был окружен неподвижными телохранителями, которые были вооружены копьями с яркими серебристыми остриями, и огромным числом приспешников и придворных сидящих неподалеку.

У фон Класа было немного времени, чтобы увидеть все это, до того как предводитель протянул тонкую руку к толпе, которая исторгла свое одобрение в оглушительном визге. Фон Клас посмотрел кругом, чтобы понять смысл этого сигнала, но он был один на огромной арене. Дверь, через которую его втащили, ушла в песок позади него.

Краем глаза он заметил, как мелькнуло нечто. За то время пока он разворачивался и посмотрел на это, оно приблизилось. В голове комиссара бушевала буря чувств и страхов, пока его старые натренированные инстинкты не взяли верх, и он напряг свои ноющие мышцы в преддверии схватки.

У человека было, наверное, лишь полторы секунды, чтобы увидеть, как ведьма несется, кувыркаясь, по песку к нему. Она носила броню лишь для того, чтобы выставить напоказ нечеловечески стройное и гибкое тело. Когда она двигалась, ее длинные красно-черные волосы развевались за ней бурной волной. В одной руке у нее была мерцающая металлическая сеть, в другой она вращала алебарду, длиной в ее рост, увенчанную широким, зловеще искривленным лезвием.

* * *

В своей роскошно обставленной ложе, во главе зала, эльдар подавший сигнал, Архонт Кипселон, склонился к Яе, которая полулежала рядом с ним. Высокая и стройная, она возлежала на своем месте, демонстрируя свои змееподобные мускулы. Глава Культа Ярости, наиболее ценный союзник Кипселона, Яе выглядела абсолютно соответствующе своей зловещей репутации. В ее темные волосы были вплетены серебряные цепочки, у нее были прозрачные изумрудные глаза, один лишь взгляд которых мог принудить нижестоящего эльдар к подчинению.

— Я слышал, что это одна из твоих лучших Ведьм — небрежно бросил он — слишком много для одного существа.

— Возможно, мой архонт — Но я слышала, что этот принадлежит к их правящему классу. Может быть, он развлечет нас. Они бывают необыкновенно крепкими.

Тем временем на арене человек повернулся, пригнувшись и высоко подняв руки, приготовившись к первой атаке ведьмы. В фиолетовой дымке стремительного движения можно было увидеть лишь ее лицо, искаженное напряжением и ненавистью, ее глаза пылали от действия священных наркотиков, растекавшихся по ее венам. Изящно заостренные эльдарские уши и огромные глаза не могли скрыть ее первобытной дикости.

— Я надеюсь, она действительно так хороша, как про нее рассказывают — продолжил Кипселон — Кабалу Сломанного Шпиля нужны хорошие воины. Есть те, кто желает отнять у меня власть, которую я заполучил.

— Вы знаете, что Культ Ярости верен вам — улыбнулась Яе — Ваша сила и мудрость достаточна для того, чтобы обеспечить нашу верность.

Кипселон изобразил снисходительную улыбку. Он прожил достаточно, чтобы понимать, что эти слова являются тайным кодом Комморрага — он знал это потому, что видел множество эльдар, которых погубили предательства, в том числе те, которые совершал он сам. Но Яе и ее ведьмы были ему жизненно необходимы. Уэргакс и Кабал Лезвия Клинка угрожали сокрушить утонченную жестокость его владений. Но это были дела для его дворца. А сейчас он постарался сосредоточиться на развлечении. В конце концов, оно было организованно специально для него. Такая почтительность была, несомненно, порождена страхом, но в Комморраге почтительность и страх были одним и тем же.

Ведьма, вскинув алебарду над плечом и высоко выпрыгнув в воздух, издала пронзительный вопль полный ненависти и наслаждения. Клинок, описав сверкающую дугу, обрушился на человека.

Яе выдохнула от возбуждения и привстала с сиденья, в ее глазах сверкало восхищение. Кипселон улыбнулся — старый эльдар все еще ценил простые радости жизни. А мертвый человек был без сомнения радостью жизни.

Человек уперся ногой в песок и, оттолкнувшись, прыгнул в сторону, уходя от удара лезвия, которое серебристо-белой вспышкой мелькнуло около его лица. Любой другой потерял бы равновесие и упал бы в пропитанный кровью песок, но только не ведьма. Она выполнила изящный кульбит, приземлившись на ноги, и крутанулась на каблуках, чтобы встретить жертву лицом к лицу. Но комиссар был уже готов, и быстрее чем смог бы обычный человек, он ударил ладонью в лицо ведьме, ее голова дернулась назад, ярко-алые брызги вырвались из разбитого носа.

Злой свист разочарования понесся с трибун. Кипселон слышал вокруг себя грязные ругательства. Яе вскочила, ее глаза все еще светились от удовольствия — потому что истинная ведьма наслаждается боем вне зависимости от того, кто побеждает. Но остальная публика не была так счастлива.

На арене ведьма перекатилась за один удар сердца, готовая подняться и встретить выскочку-человека, но тот обрушил обутую в ботинок ногу на ее поясницу, придавив ведьму к земле.

— Убей его! — закричал разгневанный зритель. — Убей это животное!

Сотни других голосов присоединились к нему, поднялся рев, который превратился в одобрительные возгласы, когда ведьма, обхватив ногу человека своей ногой, опрокинула его на спину. Она метнулась к жертве, забыв про сеть, готовая снести голову человеку алебардой.

Публика заметила это раньше, чем она: у ведьмы больше не было ее оружия. Оно было у противника. Прежде чем она смогла что-то предпринять, комиссар нанес удар алебардой. Ведьма вскинула над лицом и шеей сеть, зная, что металлические жилы отразят удар и сохранят ей голову на плечах.

Но человек метил не в шею. Ему было наплевать на элегантное обезглавливание — верх мастерства убийцы. Вместо этого лезвие пронзило живот ведьмы и вышло меж лопаток. Когда хлынула кровь, ведьма выглядела неописуемо удивленной, все еще пытаясь осознать, что ее оружие было украдено.

Человек вытащил клинок из тела и поднялся на ноги. Ведьма рухнула на землю, вокруг нее песок начал окрашиваться в красный цвет.

Крики публики превратились в бессловесный вой ярости, который неистово звенел над амфитеатром. Яе все еще была на ногах, неглубоко и часто дыша, ее глаза были распахнуты.

Кипселон поднялся и встал рядом с ней.

— Не бойся — прошептал он ей сквозь шум — Оскорбить меня, так же как и тебя, значит умереть. Я прикажу отдать человека гомункулу. А когда я буду уверен в том, что он больше не выдержит боли, я принесу тебе его шкуру.

Яе не ответила. Ее глаза горели, а на лице было выражение досады. Безмолвным жестом Кипселон приказал своим закованным в черную броню телохранителям забрать человека и унести тело ведьмы.

Увидев приближающихся темных эльдар, человек бросил алебарду ведьмы, вероятно ожидая быстрой смерти в награду за свою победу. Толпа продолжала выть, когда один из воинов оглушил человека ударом копья, и бесчувственное тело утащили прочь, навстречу участи, которую невозможно было даже представить.

Кипселон подумал, что с чужаками всегда так. Они слишком глупы, чтобы понять — лучше им было бы умереть.

* * *

Комната была залита ярким безжалостным светом, лившимся с потолка. Двое чужацких воинов стояли на страже у черной стены. Пол был сделан из металла, его уровень понижался к центру комнаты, где было дренажное отверстие, куда стекали выделения тел. Стены были увешаны кожами, целиком снятыми с людей, вероятно, лучшими из всех, что были сняты палачом за годы. Татуировки были сохранены, и фон Клас узнал эмблемы полков и религиозные тексты, нанесенные на кожи: Катачан, Стратикс, Юрн, даже его родной Гидрафур. Девизы Экклезиархии выведенные замысловатым шрифтом. Примитивные племенные шрамы. Даже зеленовато-коричневая шкура орка, на груди которой были вырезаны символы, обозначавшие количество убитых врагов.

Он посмотрел на себя. Он не был скован. Вероятно, они считали, что один лишь страх удержит его здесь. Они, пожалуй, были правы.

— Я не умру — громко сказал фон Клас, каждое слово подобно удару молота отдавалось в его раскалывающейся от боли голове. — Меня не так просто убить.

Воины ничего не ответили. Дверь между ними открылась с легким шипением, и палач скользнул внутрь. Фон Класу были известны слухи о палачах-художниках эльдарских ренегатов, но только сейчас он начал в них верить.

Эльдар взглянул на фон Класа глазами, которые давно уже провалились так глубоко, что их не было видно, лишь темные глубокие провалы глазниц. Его кожа была мертвенного серо-голубого цвета, растянутая и исполосованная возрастом и немыслимыми пытками, губы ввалились внутрь, как у трупа, нос провалился и исчез, кожа на безволосой голове была настолько тонкой, что белая кость просвечивала сквозь нее.

Мантия, которая скрывала его волочащуюся фигуру, была так же сшита из кож. Он отобрал для мантии лучшие образцы: редкие металлические татуировки, аккуратные медицинские шрамы ветерана Астартес. С пояса, вероятно сделанного из заскорузлой кожи огрина, свешивались множество инструментов, скальпелей и шприцев, странные и таинственные устройства для снятия кожи или для вытаскивания нервных окончаний, будто заноз из пальца. Было и еще кое-что — серебренная сочлененная с рукой перчатка, с медицинскими лезвиями на каждом пальце. Лезвия были настолько острыми, что кислотный свет разбивался на гранях лезвий и в воздух отражались яркие лучи.

За ним находился раб, юная человеческая женщина, одетая в лохмотья, с длинными и свалявшимися волосами, которые когда-то были светлыми. Она быстро трусила за палачом подобно запуганному домашнему животному. У нее было несколько бросающихся в глаза шрамов, палачу нужно было, чтобы она была жива и находилась в здравом рассудке, так как она была его переводчиком.

Палач прошипел несколько слов на своем языке, сухой, будто змеиная кожа язык скользил меж оскаленных зубов.

— Верредаек, гомункул Лорда Архонта Кипселона из Кабала Сломанного Шпиля — запинаясь, начала говорить переводчик на Имперском Готике — хочет, чтобы его… подопечный знал, что он не полагается в своем искусстве на бездушные механизмы. Некоторые гомункулы малодушно применяют машины, которые производят посредственные произведения искусства. Верредаек будет использовать лишь древнее мастерство, которое хранилось палачами Сломанного Шпиля. Он горд этим.

Фон Клас поднялся, его все еще терзала боль. Он был так же высок как стражи, и гораздо выше, чем сморщенный гомункул.

— Я не умру здесь. Я собираюсь истребить каждого из вас — он говорил тем голосом, которым отдавал приказы своим людям. — Я, может, этого не увижу и не буду при этом присутствовать. Но я вас уничтожу.

Запуганная девушка, заикаясь, перевела его слова на язык эльдар. Через нее, Верредаек ответил:

— Хорошо, что ты не сдаешься. Тела и души существ, которые отказываются признавать, что они находятся на грани смерти, подолгу… развлекают меня. Первый надрез будет воистину сладок.

Неуловимым движением у палача в руке оказалось лезвие длинной с указательный палец и острое настолько, что оно будто исчезло, когда его развернули гранью. Палач сделал шаг вперед, кожи его одеяния шелестели, соприкасаясь друг с другом.

— Ты познаешь страх, но знай так же, что ты не умрешь напрасно. Искусство боли продолжает себя через души подобные твоей, их мучения вызревают и продолжаются, и однажды ты станешь частью более грандиозного творения.

Фон Клас перевел взгляд от ножа к невидящим провалам глазниц Верредаека, и тут же понял свою ошибку. Вот как эльдар пытал свои жертвы, не сковывая и не привязывая их. Эти кошмарно пустые впадины, отчетливо освещенные лохмотья сухой кожи, казалось, пригвоздили его к земле и высосали все силы из его конечностей.

Его командиры решили, что из фон Класа выйдет офицер, но он никогда не был выдающимся офицером, никогда не вел атаки, которые опрокидывали армии, никогда не держал строй перед лицом неисчислимых орд. У него были медали, которые обычно вручались всем комиссарам, и ничего больше. Возможно, он успешно командовал бы двадцатью тысячами человек, но Империум сделал из него одного средь миллиона.

Но он выжил в схватке на арене. Он доказал, что для своих захватчиков является чем-то особенным, так что они прислали Верредаека в качестве наказания. И теперь он тоже будет особенным. Он переживет и это. Ему было безразлично, что об этом никогда не узнают. Он все равно должен это сделать.

На секунду гипнотическая аура Верредаека была сломлена, когда фон Клас принес себе клятву выжить. Он закрыл глаза, и его тело вновь принадлежало ему. Второго шанса у него не будет.

Собрав все силы, он ударил, низко и сильно. Его рука пробила рыхлую плоть и углубилась дальше. Гомункул задохнулся от изумления. Комиссар схватил Верредаека, который так и не упал, и заслонился им от выстрелов стражи. Один из залпов хлестнул Верредаека по спине, его кожа разлетелась, разорванная подобно гнилому фрукту под ударом сотен кристаллических осколков. Следующий выстрел задел плечо фон Класа лишь по касательной, тем не менее, около дюжины осколков глубоко вонзились в мышцы. Переводчица кричала и металась в дальнем углу комнаты, обхватив руками голову так, чтобы ничего не видеть.

Фон Клас ударил телом Верредаека в одного из охранников, впечатав того в черную стену и оглушив. Второй страж заколебался. И этого было достаточно. Фон Клас перебирал инструменты на поясе Верредаека пока не почувствовал холодную сталь перчатки. Он с силой вдел руку в нее, ощущая, как сплетенная металлическая сеть обхватывает его руку. Одним движением он сорвал перчатку с пояса и глубоко вонзил ее в грудь второго охранника. Эльдар издал глухой стон и безжизненно осел на пол.

Фон Клас еще раз поднялся, безвольное тело Верредаека соскользнуло с его плеча и упало на пол у стены. Первый страж неподвижно лежал около черной стены, об которую его приложили. Возможно, он был мертв, но, глядя в безжизненные зеленые глаза на шлеме чужого, фон Клас не мог утверждать это наверняка. Но второй точно был мертв, его кровь текла по полу к дренажному отверстию в центре.

Верредаек слегка шевельнулся и неожиданно на фон Класа оказался нацелен чужацкий пистолет, узкий и странный, который сжимала заскорузлая серо-голубая рука. Не размышляя, фон Клас полоснул перчаткой гомункула по эльдару, когда тот повернул голову, чтобы прицелиться. Лезвия ударили в лицо гомункула, срезав тонкую кожу до костей. Эльдар, наконец, рухнул на пол.

Его было трудно убить. Но и меня тоже, подумал Комиссар фон Клас.

Он хотел, было, взять одну из винтовок стражей, но ему понадобились бы обе руки, чтобы стрелять из нее, а он хотел сохранить перчатку-лезвие. И осколки, которые задели его, хоть и вызывали периодически вспышки боли в мышцах, тем не менее, не убили его. Не слишком эффективно, холодно подумал он. Оружие палача может оказаться более полезным. Он вынул пистолет из мертвых рук Верредаека. Он был поразительно легким и очень странно выглядел.

Комиссар повернулся к рабыне-переводчице, которая все еще пряталась в углу под одной из кож.

— Ты идешь? — спросил он — Мы можем сбежать отсюда, если поторопимся.

Переводчица, кажется, не поняла его, как будто она не привыкла, чтобы на Имперском Готике обращались непосредственно к ней и не была уверена как отвечать. Она затрясла головой и удвоила попытки спрятаться от него. Фон Клас решил оставить ее.

Дверь, через которую вошел Верредаек, открылась при простом нажатии на панель, вмонтированную в стену. Коридоры за ней были выполнены из того же отполированного металла, но были причудливо скручены и изогнуты, будто все место целиком было схвачено и сжато гигантом. Фон Клас рысью кинулся по коридору, его мысли роились, пытаясь понять, есть ли у этого места структура, другая часть его мозга наблюдала за тем, нет ли признаков приближения стражей.

Он достиг ряда из четырех камер, двери опять легко открылись от прикосновения к панели. За первой дверью был человек, имперский гвардеец, все еще одетый в грязно-серую форму, его голова была выбрита, а лицо выглядело преждевременно состарившимся.

Человек заморгал от неожиданного света, ибо камеры были погружены в абсолютный мрак, и посмотрел на то, что должно было быть силуэтом фон Класа.

— Ты один из нас — сказал он, пораженный настолько сильно, что он не мог соображать.

— Пошли. Мы убираемся отсюда — ответил фон Клас.

Гвардеец грустно улыбнулся и покачал головой:

— Они будут здесь в любой момент. У нас нет шансов выстоять.

— Это приказ, солдат. Я комиссар и у меня есть пара счетов, которые надо свести. Если я сказал, что мы убираемся, это значит что нас здесь уже не должно быть. Теперь вперед!

Гвардеец пожал плечами и заковылял из камеры — заключенные не были закованы в кандалы, Верредаек должно быть полагал себя выше этого. Фон Клас торопился открыть другие три камеры.

— Сэр! Проблема! — заорал гвардеец. Фрагментарное отражение приближающихся воинов эльдар скользнуло по отполированному металлу и по стенам начали колотить осколки. Когда трое остальных гвардейцев вышли, спотыкающиеся и ошеломленные, фон Клас поднял пистолет Верредаека, чтобы прикрыть их. Он выстрел на первое мелькание фиолетового и серебра, которое показалось из-за угла коридора, крошечные дротики понеслись к цели, оставляя за собой мерцающий след.

Со сдавленным криком первый эльдар рухнул вперед, схватившись за разбитую маску своего шлема. По мере того как крики становились бессвязным воем, тело воина сотрясали конвульсии, оно начало распадаться на части, будто его кто-то раздирал. Брызнула горячая кровь, и осколки костей срикошетировали от стен. Гвардейцы, двое в песчаного цвета форме, возможно с Талларна, последний, в темно-красной форме, которая возможно принадлежала Адептус Механикус — нырнули обратно в камеры, чтобы укрыться. Возможно, фон Клас не понимал языка эльдар, но он понимал страх, когда слышал его, а он слышал именно страх.

— Пошли — быстро сказал фон Клас. — Теперь они нас боятся.

Первый из освобожденных им людей кинулся вперед и схватил две винтовки там, где их бросила охрана, одну из них он бросил талларнцу. После нескольких мгновений, потраченных на освоение оружия, они открыли прерывистый огонь по коридору, а затем поспешили за остальными.

Фон Клас и его люди — а они конечно теперь уже были его людьми, его отрядом — спешили прочь от камер. Фон Клас — впереди, двое бойцов с винтовками замыкали отряд, готовые открыть прикрывающий огонь. Все это время фон Клас слышал голоса, стражи звали подмогу, пытались организовать преследование, или возможно проклинали гвардейцев на своем отвратительном чужацком языке.

Лабиринты тюрьмы раскрывали перед ними еще более мучительные виды. По мере того, как они продвигались вперед, фон Клас начал верить в то, что выжить здесь невозможно даже комиссару. Но стражей больше не было. Не охрана должна была остановить убегающих пленников — а муки и жестокость, которые должны были сломить их волю. Фон Клас и его люди миновали ворота из рубцеватого железа и едва дыша, истощенные и окровавленные двинулись на открытый воздух. Чрево машины пыток Верредаека осталось позади них.

Но чутье командира подсказывало фон Класу, что они еще не в безопасности. Потому что они освободились лишь для того, чтобы попасть в мир-город Темных эльдар. Комморраг.

* * *

Верредаек выглядит старше, подумал Кипселон, старше даже чем разбитое иссушенное существо, что впервые явилось в зал к Архонту. Но, конечно, причиной могло быть искромсанное лицо твари. Кипселон долгое время не видел Верредаека — с тех пор как гомункул впервые укрылся в своем подземном комплексе, чтобы осуществлять искусные пытки по его приказу.

Верредаек жалко ковылял по полу тронной залы Кипселона, по переливающемуся белому мрамору с аметистовыми прожилками. Он выглядел маленьким и ничтожным под взором трех сотен воинов эльдар, которые стояли по краям комнаты, оружие наизготовку, все время настороже.

— Зуб Падшего, что с ним произошло? — пробормотал Екзума, дракон Кипселона, развалившийся на сиденье со встроенными антигравитационными двигателями, так что ему не надо было никуда ходить пешком. Тихо булькающий медицинский блок вкачивал в кровь Экзумы нескончаемый поток наркотиков.

— Он потерпел неудачу — с чувством ответил Кипселон. Когда он поднялся со своего черного железного трона, его наплечники отбросили тень на свет из широкого окна позади трона. Тени сомкнулись вокруг Верредаека подобно двум огромным полумесяцам. Палач, казалось, еще больше усох, и хотя его глаз не было видно, Кипселон мог почувствовать страх в темных глазницах.

— Верредаек, ты припоминаешь, что когда ты впервые поступил ко мне на службу, мои слуги взяли немного твоей крови — глубокий голос Кипселона призрачным эхом разнесся под высоким сводчатым потолком, меж стен, покрытых фиолетовым мрамором.

— Дтааа, архонт — ответил Верредаек, его речи мешал рассеченный недавно язык.

— У меня она все еще есть. Я держу ее, и так поступаю со всеми своими сторонниками, чтобы иметь наглядное доказательство, что ты принадлежишь мне. Ты мой, ты часть моих владений, как улицы и дворцы. Как мой храм. Плата за принадлежность к Сломанному Шпилю это полное подчинение мне. И ты, тем не менее, не смог выполнить моих приказов.

Верредаек попытался что-то сказать, но он жил дольше большинства обитателей Комморрага и знал, что слова его здесь не спасут.

— Я повелел тебе доставить сюда человека, с содранной кожей и сломленного, чтобы я посмотрел, как он умирает. Ты не смог этого сделать. Причины не важны. Ты потерпел неудачу. По определению, будучи моей собственностью, ты должен быть отбракован.

Кипселон бросил короткий взгляд на первый ряд воинов и четверо из них вышли вперед и быстро схватили Верредаека.

Гомункул не сопротивлялся, когда Яе, изогнув стройное в сальто, выпрыгнула из теней прямо в центр комнаты. Ее глаза и улыбка сверкали, когда она обнажила сдвоенные гидроножи. В ее руках они превратились в молнии, когда она танцевала и убивала.

Пока Яе обрушила вихрь клинков, разрезая тело Верредаека на тысячи ошметков, Кипселон повернулся к своему дракону.

— Какова ситуация с Лезвием Клинка?

Экзума посмотрел на него остекленевшими глазами.

— Мало что изменилось, мой архонт. Уэргаксу благоволят мандрагоры и инкубы. Некоторые все еще остаются верными нам, но свой недостаток во владениях Уэргакс компенсирует замечательным искусством дипломатии. Дракон сделал паузу, чтобы задержать дыхание от удовольствия, когда еще одна доза наркотиков была впрыснута в его вены.

Кипселон покачал головой.

— Это нехорошо. Уэргакс скоро может сокрушить меня так же, как я желаю сокрушить его. Лезвие Клинка претендует на нашу часть Комморрага и если подобные случаи некомпетентности продолжат происходить, они ее получат. Яе!

Ведьма развернулась и замерла, позволив истерзанному объекту своей работы обрушиться на пол.

— Архонт?

— Человек, которого мы хотели видеть мертвым, оказался более способным, чем мы думали. Теперь он потерян в Комморраге. Найди его.

Улыбка Яе была полна подлинного удовольствия.

— Это великая честь выполнить задание, которое доставит мне столько удовольствия и по приказу столь великого.

— Не время для обольщений, Яе. Уэргакс истощает нас и мне не нужно, чтобы это сорвавшееся с привязи существо доставило еще большее проблемы. Я полагаюсь на твой успех.

— Да, повелитель.

— И будь осторожна. У этого сердце холоднее, чем у остальных. Ты можешь идти.

Яе стремительно удалилась, так, как могут только ведьмы, чтобы исполнить его приказ. Кипселон повернулся к огромному окну, которое было расположено позади него. Из окна открывался вид на Комморраг, буйство темного безумия и изломленных шпилей, мосты которые вели в никуда, изуродованные соборы в которых служили безумию и злу, город, раскинувшийся на целую планету, одновременно незавершенный и древний, кишащий под великолепным бурлящим грозовым небом. А в центре, непристойный, обесцвеченный и бледный стоял храм Кипселона. Храм, посвященный ему, потому что он жил так долго и поднялся к такому могуществу в Комморраге, что это было практически невозможно, он стал почти богом. Тысячи колонн из бедренных костей поддерживали крышу, увенчанную черепами. На бордюрах и фронтонах скелеты изображали сцены насилия и убийств.

— Каждый эльдар, человек, орк, каждый враг которого я когда-либо убил, находится там Экзума. Каждый. Мой храм это свидетельство тому, что я никогда не сдамся. Я проложил свой путь по телам моих врагов.

Экзума позволил себе прийти в чувства на время, достаточное чтобы ответить:

— Архонт, никто не может сказать, что вы потерпели неудачу хоть в чем-нибудь, за что брались.

— Так было раньше. Я достиг власти, и я не уступлю ее такому юнцу как Уэргакс. Я не стыжусь страха, Экзума, хотя юные выскочки, такие как Уэргакс и ты сам, стыдятся. И я чувствую страх сейчас. Но я использую этот страх, и мой храм вырастет.

Снаружи начал падать разъедающий дождь Комморрага.

* * *

— В городе ты нуждаешься в тех, кому нужны твои деньги или честь. В степях, в пустыне, ты нуждаешься в братьях — Рахимзадех с Талларна был жилистым, крепким человеком. Солдатом он был недолго, но уже хорошо разбирался в отчаянном страхе и безнадежности войны.

— Хотя нас осталось только двое, мы все еще братья.

Ибн, второй талларнец, поднял взгляд с изукрашенной эльдарской винтовки, которую он изучал.

— Ты не поймешь. На твоем Гидрафуре миллионы людей живут на виду друг у друга. Нет места для истинных братьев.

Фон Клас дернулся, когда лексмеханик Склерос извлек еще один осколок из поврежденного плеча комиссара. Было такое ощущение, что бритвенно-острые кристаллы причиняли столько же боли при извлечении, сколько при попадании внутрь.

— Братья или нет, субординацию еще никто не отменял. Я комиссар, а вы теперь мои подчиненные.

— Чего ради? — насмешливо спросил Ибн. — Какой толк здесь от приказов и чинов?

Он обвел рукой окружающие их окрестности — разрушенный остов строения, останки огромного собора, разрушенные арки и колонны. Здание было заброшено, поэтому они здесь остановились. Однако они понимали, что в Комморраге всегда найдутся злобные глаза, и их обнаружат везде, куда бы они не пошли.

— Мы можем вырваться отсюда — ответил комиссар. — Здесь неподалеку есть космопорт, рядом с храмом.

— Храмом? В этом месте нет богов — сказал Рахимзадех. — Даже свет Императора меркнет здесь.

— Он посвящен нечестивому повелителю этой части планеты. Это отродье возвело храм в честь самого себя. Космопорт расположен неподалеку, но его охраняют. Нам надо захватить храм, выманить охрану космопорта и прорваться туда.

— Мы все умрем даже не попав туда — ответил Ибн.

— Не все. Если удастся. Или, может, вы позволите захватить себя еще раз? Они не позволят вам сбежать дважды. Если мы попытаемся сбежать, мы или освободимся или умрем пытаясь. В любом случае это лучше, чем скрываться здесь, пока, кто-нибудь из них не обнаружит нас.

Рахимзадех задумался на мгновение:

— Ты говоришь правильно. Я думаю, ты хороший человек. Но нам нужны остальные.

— Нам нужна целая клятая армия — промолвил Ибн.

Фон Клас повернулся:

— Склерос?

Комиссар был прав — изодранная, темная ржаво-красная форма принадлежала Адептус Механикус. Склерос был лексмехаником, его мозг был приспособлен для сбора огромного количества информации, осуществляя вычисления и формируя отчеты о боевых действиях. Его аугментику выдавал замысловатый серебряный узор вокруг искусственного правого глаза.

— Вы сказали, что существует субординация. Как старший по званию, вы принимаете решения.

— Отлично. А ты?

Четвертый гвардеец был немногословен. Его голова была выбрита, и он носил серую форму, которая могла принадлежать одному из тысяч полков.

— Конечно. Мне все равно. Лишь бы стрелять в этих уродов.

Фон Клас изучал имперского гвардейца: его запавшие глаза, его хмурый взгляд, сломанный два или три раза нос.

— Как тебя зовут, солдат?

— Кеп. Седьмой Некромундский.

Ибн лающе и коротко рассмеялся

— Удачливые Семерки? Пески настолько не ошибаются. Ты из штрафных легионов, друг мой. Татуировка на руке, они прочли ее. У тебя шрам на запястье, там, где машина делает твою кровь безумной.

Кеп пожал плечами и поднял руку. Фон Клас увидел шрам, в том месте, где был имплантирован раздатчик наркотика ярости.

— Я соврал. Я из Первого Штрафного Легиона.

— Из Первого? — переспросил Рахимзадех с неким трепетом в голосе — "Большого"?

— Твое преступление? — спросил фон Клас, его голос напрягся, когда Склерос извлек последнюю эльдарскую шрапнель.

— Ересь. Третья степень. Обычное дело — если появляются эльдарские пираты, вы скармливаете им штрафной легион. Эльдар получают своих рабов, Империум избавляется от очередного отребья, все счастливы.

Синюшные облака прорвались дождем. Начали падать крупные, серые от загрязнения капли. Кеп и талларнцы сорвались, согнувшись, по направлению к углу старого собора, где еще можно было укрыться под остатками крыши.

Фон Клас обернулся к Склеросу, оставшемуся солдату. Как он и ожидал, лексмеханик не проявлял никаких эмоций.

— Что в тебе заложено?

Крупные капли чертили причудливые линии на лице Склероса.

— Протокол подавления эмоций, сэр. Это позволяет мне иметь дело со щекотливой идеологической информацией.

— Я так и думал. Склерос, ты ведь понимаешь, что нам никогда не вырваться с этой планеты, не так ли?

— Я не мог понять, как мы можем сбежать через косморопорт. Мы не сможем воспользоваться космическим кораблем, даже если разберемся в эльдарской технологии. Нас собьют. Мы не сможем отсюда сбежать.

— Я уверен, ты не скажешь этого остальным. Это задание не предусматривает нашего выживания.

Склерос протянул руку и позволил нескольким каплям собраться в его ладони. В лужице плавали серые нечистоты.

— Нам надо уйти с этого дождя. Он может нас заразить.

Вдвоем они пошли к укрытию, в то время как вокруг, душа Комморрага жаждала их крови.

* * *

Сибарит Лаевекью таращился вниз, с площадки на огромном металлическом чудовище, которое приводили в действие множество сотен страшно истощенных рабов-людей, которые были прикованы к пневматическим конечностям. Огромные клубы разъедающего дыма и пара из котла с кипящим железом скрывали их лица, и Лаеквекью ощущал, будто он парит на облаках — бог, смотрящий вниз на убогих, которые одновременно и бояться его и нуждаются в нем, чтобы жить.

Страж-эльдар смотрел, как очередной раб упал. Его руки и ноги безвольно болтались, в то время как лязгающие и шипящие механизмы продолжали движение, голова моталась вперед и назад, когда машина бездушно дергала его. Скоро эльдары Лаевекью спустятся на фабричный уровень и заберут избитый труп, заменив его очередным безликим рабом.

— Сибарит Лаевекью, — торопливо сказал голос в коммуникаторе, — проблема проявила себя.

— Подробнее, Ксарон.

— Это Кителлиас. Она не отзывалась, будучи на патрулировании, и мы отправились ее искать. Ее глотка перерезана, от уха до уха. Очень красиво. Очень чисто.

Лаевекью проклял свою удачу.

— Беглецы. Приведите мне каждого вооруженного эльдар, на площадку расположенную над главным холлом. Мы прочешем весь завод и выпотрошим их на виду у остальных, чтобы эти грубые животные осознали цену непокорства.

— Это может оказаться не такой простой задачей. Леди Яе говорила об сбежавших опасных рабах арены.

— Тогда за их поимку и награда будет большей. Пришлите всех сюда. Это понятно?

Ответа не последовало. Неясные статические помехи скрипели вместо голоса воина.

— Я сказал — это понятно? Ксарон?

Ничего. Лаевекью оглядел паутину площадок, которые охватывали огромное пространство над главным залом фабрики. Он ничего не мог увидеть сквозь клубы пара. Внезапно он почувствовал себя одиноким.

Когда Лаевекью заметил человека, который бежал к нему по площадке, он был уверен, что сможет справиться с ним. Человек был высокого роста, наверняка сильный, его волосы были коротко острижены, мускулистое тело было усеяно шрамами. Хотя человеческое существо где-то нашло режущую перчатку и пистолет стреляющий отравленными шипами, но оно наверняка толком не умеет с ними обращаться.

Лаевекью вытащил свой осколочный пистолет и с наслаждением прицелился. Он представил, как стреляет животному в брюхо, и наслаждается видом чудовищной боли, перед тем как снести человеку голову.

Но прежде чем он смог нажать на спусковой крючок, человек прыгнул и полоснул сверкающими лезвиями режущей перчатки по одной из цепей, соединяющей высокий потолок с площадкой. Он приземлился, практически рухнув лицом вперед. Лаевекью улыбнулся, зная, что не промахнется по лежачей цели. Комната вокруг него взмыла вверх, когда площадка рухнула вертикально вниз, цепь, которая удерживала ее, была перерезана. Последним что видел Лаевекью, были бледные напуганные лица рабов, задравших головы вверх и глядящих на него сквозь дым, а также беспощадный алый жар котла, перед тем как жидкий огонь поглотил его.

Фон Клас встал рядом с Кепом. Гвардеец только что увидел, как расплавленный металл с головой накрыл эльдара.

— Твоя ересь может и третьей степени — сказал комиссар — но убийца ты первоклассный.

— Это позволило мне остаться в живых.

Кеп заглянул за перила площадки, вниз на нижний уровень фабрики. Сотни напуганных глаз смотрели оттуда — Так что теперь?

— Мы начинаем нашу маленькую войну. Пусть Рахимзадех и Ибн начнут расковывать этих рабов. И пришли сюда Склероса, нам нужны его технические навыки. Теперь у нас есть армия.

* * *

Самым невыносимым из всего было то, подумал Кипселон, что он мог видеть все происходящее со своего трона. Прекрасный холодный храм из костей, символ совершенства, которым отмечена его бессмертная жестокая жизнь, теперь был осквернен присутствием двух тысяч чужаков-варваров.

— Как давно они его захватили? — спросил он тихим спокойным голосом. Он говорил так всегда, когда находился в состоянии полного бешенства, будучи очень опасен.

Глаза Екзумы немного прояснились.

— С тех пор как село второе солнце — ответил он — Они атаковали храм и вырезали гарнизон. Некоторые из них теперь хорошо вооружены, там был целый арсенал. Это точно твой человек. Он, должно быть, набрал рабов с захваченной несколько часов назад фабрики Лаевекью. Помнишь Лаевекью? Умный мальчик.

Кипселон резко махнул рукой, и огромное окно затемнилось. Он развернулся, его темные фиолетовые одеяния мели по полу за ним. Кипселон зашагал в центр тронного зала, глаза его элитных воинов следили за каждым его движением. Он воздел руки и начал говорить, его голос был глубоким и звенел от ненависти.

— По машинам, дети мои! — взвыл он — Это такое же оскорбление для вас, как и для меня. Не будет животных оскверняющих мой храм. Не будет варваров отвергающих наше естественное превосходство! Берите оружие, и мы будем пировать в крови рабов.

Воины схватились за оружие и закричали. Их пронзительный боевой клич прокатился по дворцу и вырвался в Комморраг, эхом разносясь меж чудовищных шпилей в воздухе, заполненным злобой.

* * *

Изнутри храм огромной пустой конструкцией, выбеленной, чудовищные позвонки стягивали свод, возвышающийся надо всем, сложенный из черепов алтарь размером с командный бункер. Рабы укрывались за баррикадами, которые они возвели из обломков разрушенных зданий Комморрага, частей рухнувших арок, куч железных шпилей. Те, кто были вооружены пистолетами и винтовками целились вдаль — а те, кто нет, нашли заостренные обломки металла или тяжелые прутья, чтобы сражаться в ближнем бою.

Рахимзадех и Кеп были в первых рядах, рабы выстроились вокруг них. Фон Класу пришло на ум, что потерянные, сломленные рабы были первыми подчиненными, которые когда-либо были у гвардейца. Рядом с алтарем Ибн командовал самыми сильными из рабов, теми кому поручили несколько найденных тяжелых орудий.

— Сколько у нас людей? — спросил Склероса фон Клас.

— Восемь сотен. Из двух тысяч участвовавших в атаке.

— Вооружены?

— Семь сотен — Склероса, казалось, не волновала эта информация.

Фон Клас посмотрел сквозь колонны на вспененное небо. Он увидел нечто, неуловимые мелькающие, словно мухи, черные точки. Он видел их раньше, в неисчислимых миллионах миль отсюда, на небольшой луне Гидрафура. Это были разрушительные боевые машины эльдар: Рейдеры.

* * *

— Ни один из чужаков не должен выжить. Принесите мне голову человеческого отродья, которое осмелилось не подчиниться мне. Кипселон отдал приказ суровым, спокойным голосом, зная, что он будет передан прямиком в мысли каждого из эльдар под его командой.

Его изукрашенная боевая машина коснулась земли и повсюду вокруг него хлынули потоки его сторонников, волной ударив в самодельные баррикады и пронесшись над ними. Первая волна была отражена рабами, вооруженные люди укрывались за баррикадами и палили из осколочных винтовок по врагам. Искалеченные воины падали на пол, сотня за каждый залп, но их можно было заменить.

Из глубины первых рядов вырвалась толпа рабов вооруженная отчаянным страхом и злобой. Их возглавлял обритый налысо маньяк с осколочным пистолетом в каждой руке, ярость в его глазах сплачивала вокруг него рабов, вооруженных грубыми клинками и дубинами.

Ведьмы Яе встретили их, радостно танцуя меж варваров, разя кругом своими серебристыми клинками, рассекая бледнокожие тела рабов. Но рабы не откатывались назад, продолжая атаку, даже когда их предводитель погиб под сдвоенными клинками Яе. Погибло бесчисленное множество рабов. Некоторых раскромсали на куски клинки, других изрешетили шрапнелью. Плотный огонь из украденных темных копий и осколочных орудий выкосил воинов эльдар, но Яе прорвалась и кровь рабов по щиколотку залила пол храма.

Кипселон приказал своей машине двигаться вперед через бойню. У него была лишь одна цель — человеческое отродье, что начало все это, у которого было холодное сердце, которое дерзко стояло на алтаре из черепов, с оружием, украденным у Верредаека.

Приведя легким ударом кулака по лицу жалкую переводчицу Верредаека в состояние готовности, Кипселон приземлился в пределах слышимости человека, чтобы они могли поговорить, и чтобы им не мешали крики умирающих. Телохранители эльдар стояли неподалеку. Кипселон заговорил.

— Кто ты такой, отвергающий мою волю — спросил он через переводчицу.

— Я комиссар фон Клас, с Гидрафура — ответил чужак так, будто совсем не боялся. — Возможно, ты помнишь. Когда ты захватил в плен моих людей, ты отобрал часть из нас, чтобы убить ради своего наслаждения. Десять процентов.

Кипселон задумался на мгновение. Он был стар, он убил так много…

Потом он вспомнил.

— Конечно, — сказал он с гордой улыбкой. — И ты один из десяти.

Человек, фон Клас, холодно улыбнулся:

— Нет, один из миллиона.

Кипселон заметил юнца слишком поздно, юнца в грязной темно-красной форме, с металлической сеткой на части лица, который скрывался у подножия алтаря. Он нажал на взрыватель на пульте, который держал в руках.

Дюжина зарядов украденных с фабрики сработали одновременно. Они подорвали основания колонн и с потолка посыпались осколки костей. Обломки крушили и людей и эльдар, пробивали корпуса эльдарских Рейдеров. Только машина Кипселона смогла проскользнуть меж колонн. Половина из воинов была погребена, когда облако пыли поднялось чтобы скрыть груду взорванных костей, которые когда-то представляли бесконечную карьеру убийств и жестокой славы Кипселона. Обломки черепов сыпались с неба цвета мертвой плоти.

Кипселон ощутил чувство, которое давно его не посещало. Чувство, что он потерял управление.

— Смерть людям — прошипел он всем, кто мог его слышать — Я не желаю, чтобы хоть один раб загрязнял мой город! Убить их всех! Каждого! Эти отвратительные твари никогда больше не смогут пережить встречу со мной.

* * *

Когда фон Клас очнулся, он был прикован к холодному металлу пола. Кожа на его спине была ободрана плетью. Он не мог толком сфокусироваться, во рту стоял привкус крови. В скудном свете он мог разглядеть, что его ноги были переломаны и лежали перед ним подобно бесполезным отросткам. Судя по всему, он умирал. Но победил ли он? Он снова провалился в беспамятство.

Дни или недели спустя, он не мог точно сказать, дверь камеры открылась и еще двоих пленников швырнули внутрь. Одна была человеческой девочкой, с всклокоченными волосами, которые когда-то были светлыми. Она пресмыкалась подобно побитой собачонке.

Другой был эльдар, стройный и хрупкий без своей брони и легионов отборной стражи. Его глаза были тусклыми, его морщинистая кожа была покрыта синяками. Он уставился на фон Класа и начал узнавать его. Затем он заговорил. Переводчица заговорила, переводя шипящий темный язык на уровне инстинкта вложенного в ее душу.

— Я знал, что у тебя холодное сердце, человек — сказал Кипселон с чувством похожим на восхищение.

Фон Клас мрачно засмеялся, несмотря на то, что его глотка саднила.

— Чем же все закончилось? Что тебя добило?

Кипселон обреченно покачал головой.

— Уэргакс. У нас не было рабов, не было фабрик, не было пушечного мяса. Нас подкосило. У него были мандрагоры, инкубы. Он вырезал Сломанный Шпиль так, будто был рожден для этого.

Архонт осел на пол камеры и фон Клас увидел, что огни честолюбия погасли в глазах старого эльдара.

— Твои Рейдеры показались как пятнышки на наших радарах — сказал человек называющий себя комиссаром. — Семьдесят два часа спустя, я был единственным выжившим из семнадцати полных взводов. Но у меня были приказы. Я должен был уничтожить любую угрозу, а комиссар либо выполняет приказ, либо умирает. Я выполнил свой.

Он посмотрел на Кипселона своими глубокими, непонятными чужацкими глазами.

— Мы люди не так глупы, как вы эльдар полагаете. Припомни мои слова, когда Уэргакс придет чтобы казнить нас обоих. Я знаю, что мне перережут горло ножом, как животному.

Но я догадываюсь, что тебе придется испытать много, много больше, прежде чем ты умрешь…  

Битва археозавров

Баррингтон Дж. Бэйли

Переводчик: The Fear, вычитка: Dэн

На овальном голо-проекторе, отделанном отполированной медью, показалась почти идеальная сфера планеты, с четкими краями облаков и блестящими морями. Резким движением командующий флотом капитан Карлэйч дернул ручку, заставляя изображение мира вращаться быстрее.

— Картография неточная, она была сделана исследовательским кораблем с орбиты, который прибыл сюда первым, — объяснял Карлэйч.

Он снова вдавил руну активации, изображение остановилось и начало рывками увеличиваться, пока грушевидный континент не заполнил полностью всю область экрана. Капитан поместил курсор в центре.

— Это как раз то место, где произошла первая высадка людей на планету. Первоначальные данные говорят о малочисленности населения единственного заселенного материка. Как и многие переселенцы из далекой Темной Эры Технологий, эти люди утратили свои технические знания и деградировали до уровня Каменного Века. Как вы знаете, имперские власти в таких случаях должны приземлиться в центре заселенного района и незамедлительно взять управление на себя. Одного батальона легковооруженной пехоты было вполне достаточно, чтобы подчинить малоразвитых людей, создать базу и подготовить планету к высадке представителей Имперских властей. Вы также знаете, что все, кто отправился туда, пропали или были уничтожены, не выжил никто.

Капитан повернулся к своим гостям. Они сидели в его личной каюте — обшитой темными блестящими панелями, с ребристым изогнутым потолком и изображениями Императора на стенах — на борту десантного корабля, которым он командовал. Корабль носил название «Мобилитатум». С тысячью солдат на борту «Мобилитатум» вместе с «Стратериум», кораблем такого же класса, приближался к планете АБЛ 1034. Позади них, на небольшом расстоянии, летели две транспортные капсулы, колоссальных размеров. В них были заключены титаны типа «Полководец». «Лекс эт Аннигилейт» и «Принципио нон Тактика», были двумя яркими примерами боевых машин, существовавших у Адептус Титаникус.

Командующие титанами, принцепс Гаэрий и принцепс Эфферим, сидели напротив капитана, на обоих были ромбовидные фуражки, а на эполетах вышиты черепа. Также в каюте находились полковник Имперской Гвардии Костос и комиссар Хендерек, оба из Пятого Гельветианского полка

Было необычным, что решение этой проблемы поручили командующему флотом, а не офицеру Имперской Гвардии, но безопасность была важнее. Лишь несколько человек, находящихся в этой каюте, должны были знать, что именно произошло на планете АБЛ 1034.

— Более сильная и тяжеловооруженная экспедиция была вновь отправлена на место высадки первой. В поддержку им были выделены несколько танков «Леман Русс» и самоходные артиллерийские установки «Василиск». Но ее постигла та же судьба. В сообщениях, посланных кораблям на орбите, говорилось об огромных животных, которых аборигены использовали в сражениях. Мы получили только одну визуальную передачу.

Изображение АБЛ 1034 исчезло, вместо него появилось другое. Сквозь ужасные помехи можно было различить только колоссальных размеров ноги, толстую шею и челюсти, в которые могла поместиться каюта, где сидели военные. Экран погас, когда запись закончилась.

— Больших животных дрессировали для использования в сражениях на многих примитивных планетах, включая древнюю Терру, — продолжал капитан Карлэйч. — Такого рода войны никогда не представляли никаких проблем для Имперской Гвардии. В нынешней ситуации отличие лишь одно — это гигантские размеры. Империум прежде никогда не сталкивался с такими животными.

И снова командующий флотом нажал на несколько ручек активации голо-проектора. Процессия громыхающих созданий пересекала область обзора, у всех были длинные шеи и толстые хвосты. Схематический рисунок человека в углу экрана давал четкое представление об истинных размерах этих существ, которые были намного больше любого животного, когда-либо жившего на Земле.

— Генеторы Адептус Механикус, изучая отчеты окаменелостей, установили, что подобные животные жили на Терре сотни миллионов лет назад. Похожие создания распространены по всей Галактике, но трудно поддаются дрессировке и не годятся для использования в военных целях. В любом случае их можно было бы уничтожить единственным выстрелом. То, как эти животные используются на данной планете, остается загадкой. Однако генеторы назвали их «археозаврами», из-за их сходства с животными Терры.

На голо-проекторе картинка снова начала меняться, чтобы показать скопления звезд, похожих на облака. Курсор направился к звезде, которая освещала АБЛ 1034.

— У планеты археозавров есть стратегическая ценность, вы можете это сами видеть. Она находится в точке пересечения не менее трех звездных маршрутов, и Империум крайне заинтересован во всех трех. Поступил приказ — ни в коем случае не потерять ее. Она должна быть занята в кратчайшие сроки. Именно поэтому два титана типа «Полководец» направили сюда, чтобы ни у кого не возникло и мысли о возможном поражении.

Полковник Костос мягко кашлянул.

— Не хочу критиковать решения командования, но разве это не чрезмерная мера — обратиться к Адептус Титаникус? Наш Пятый Гельветианский полк закален в сражениях и находится здесь в половинном составе, — он сделал это последнее утверждение с гордостью.

Полки Имперской Гвардии несли огромные потери при исполнении своих прямых обязанностей. Их малочисленные остатки всегда расформировывали и направляли по другим полкам, или на их основе создавали новый. Такой полк означал слабую, не прошедшую боевого крещения в новом составе боевую единицу.

— Вторая высадка производилась частями недавно сформированного Первого полка Икзиста, бойцы которого действовали разобщенно. А предположение, что к первобытным людям нельзя относиться серьезно в военном отношении, оказалось фатальной ошибкой. Я знаю, что мужчины, вооруженные только каменными топорами вызывают у бойцов Гвардии улыбку.

Комиссар Хендерек кивал, соглашаясь. «Или это, или у Первого Икзистианского была недостаточно крепка вера в Императора!»

Принцепс Гаэрий искоса смотрел на комиссара, пока слушал доводы офицеров, на его лице мелькало презрение. Адептус Титаникус был одной из древнейших организаций, основанной задолго до провозгласившего Культ Императора Министорума, и вошедшей потом в состав военных сил Империума под командованием Адептус Механикус. В основном его офицеры следовали постулатам религии Марса, поклоняясь Императору как Богу-Машине и Высшему Знанию. Изображения на мостике титана Гаэрия сильно отличались от святых ликов, которые он видел здесь. Технические символы и тайные формулы делали облик Императора более строгим. В его глазах комиссары Имперской Гвардии, с их эмоциональными разглагольствованиями о вере, казались почти сумасшедшими.

Выражение лица Гаэрия не осталось незамеченным капитаном Карлэйчем. Он осторожно изучал принцепса. Ястребиный нос, без сомнения, выдавал принадлежность к Адептус, он был наследственной чертой большинства Титаникус. Негласно Карлэйч соглашался с полковником Костосом, что было неправильно использовать богоподобные машины в такой банальной миссии. Думали ли Гаэрий и Эфферим так же, оставалось загадкой. Никакими действиями они не выказывали этого. О дисциплине в рядах Адептус Титаникус ходили легенды.

Когда впервые заговорил принцепс Гаэрий, в его голосе прозвучали сухие и язвительные нотки.

— Я думаю, не стоит продолжать этот разговор. Мы — Адептус, и нам не ведом страх. Высадите нас на планете, и давайте побыстрее покончим с этим делом.

Спуск титана с орбиты на поверхность планеты был очень сложным в техническом плане. Выполняя его, чудовищных размеров машина больше всего подвергалась опасности. Принцепс Гаэрий занял свое законное место на мостике «Лекс эт Аннигилейт». Около него выстроились его помощники: офицер по тактике Вириденс, модератус Найфсмит и главный инженер Моринс. Ниже, потея от страха, толпились пять дюжин обычных членов команды титана. Управление спуском на планету было передано команде, отвечающей за приземление-взлет транспортника. Четыре человека сидели за пультами, которые в свою очередь были напрямую связаны с управлением челнока.

Панель управления судном на мостике в реальном времени передавала изображение вне судна. Титан входил в атмосферу планеты АБЛ 1034 ногами вперед. На небольшом расстоянии показался челнок, который нес в себе «Принципио нон Тактика» с принцепсом Эфферием и всей его командой на борту. Трение о верхние слои атмосферы раскалило обшивку судна добела.

Титаны должны были приземлиться первыми. А под их защитой высадилась бы Имперская Гвардия. Используя выработанные многолетними тренировками навыки, команда удерживала челнок в вертикальном положении. При замедлении полета им открылся великолепный пейзаж, там были горы, зеленые долины и равнины, усеянные густыми лесами. Мир принцепсу Гаэрию казался плодородным. Неудивительно, что его давно колонизировали в Темную Эру Технологий. После его захвата он мог превратиться в нечто большее, чем очередной стратегический аванпост. Он представил себе, как планета становиться сельскохозяйственным миром, позже миром-кузницей или превратиться в мир-улей. С этой мыслью он ближе наклонился к панели управления судном, воображая, как будет меняться пейзаж под ними в будущем.

— Во имя Всезнания, что это такое? — воскликнул он — Рулевой, направление на тот горный хребет!

Старший в команде по посадке челнока нервно оглянулся. — Это будет слишком рискованно, принцепс!

— Я сказал, давай к хребту!

Фактически в момент посадки все бразды правления брала на себя команда из четырех рулевых, но старший не осмелился бросить вызов Гаэрию. Вместо этого он начал что-то бормотать мужчинам, сидящим по обе стороны от него. Тщательно консультируясь друг с другом, они направили челнок к другой стороне хребта. Все офицеры Гаэрия, как по команде, начали читать молитвы.

В широкой заросшей папоротниками долине лежали пять громадин. Было видно, что они находились здесь в течение долгих лет, поскольку сильно проржавели и покрылись лишайником. С возрастом в их корпусах появились огромные дыры.

Если их поставить вертикально, то они оказались бы не выше титанов. Но их сферические формы были намного шире. По офицерскому мостику пронеслись слова потрясения.

— Гарганты орков!

По правде говоря, было удивительно видеть эти могущественные машины здесь, грубый аналог титанов, построенных орками и оставленных гнить на этой примитивной планете. — Такое ощущение, что орки тоже пытались захватить этот мир, — глубокомысленно произнес Гаэрий.

— И потерпели поражение? — недоверчиво сказал модератус Найфсмит. — Вериться с трудом!

— Едва победа выскальзывает из рук орков, — ответил ему Гаэрий. — Как те начинают обвинять друг друга в провале и набрасываются на себе подобных. В любом случае, нам ничего не угрожает. Всякий раз, когда титаны встречались в поединке с гаргантами, они всегда выходили из нее победителями. Эти машины больше походят на карикатуры титанов. Вместо силовых связок у них установлены неуклюжие звенящие зубчатыми колесами балки. Вдобавок они работали на паровых двигателях, котлы которых обслуживались целыми армиями орков-истопников, вместо плазменных реакторов имперских титанов!

В те времена никто не мог строить такие превосходные машины как у Адептус Титаникус. На протяжении тысяч лет их восстанавливали и модернизировали, но они так и не утратили внешний вид и свойства, полученные в Темную Эру Технологий. Адептус Механикус попытались построить совершенно новые титаны, но плоды их усилий были тщетны. Эти машины даже близко не сравнились по мощи, быстроте и ужасающей грации с древними Титанами.

— Достаточно! — коротко кинул Гаэрий. — Ложимся на прежний курс.

Гигантский челнок вернулся и начал отлетать дальше от горного хребта. На большом расстоянии Гаэрий заметил что-то похожее на стадо животных, но теперь не оставалось времени, чтобы приблизиться и получше рассмотреть. Ровный гул двигателя исчез, когда челнок мягко приземлился на равнину. Она была усеяна обломками опрокинутых артиллерийских орудий, перевернутыми танками и разорванными шаттлами. Здесь было как раз то место, где вторая экспедиция встретила свою ужасную судьбу. Место, где Империум, наконец, проявит всю свою силу и мощь.

У мира АБЛ 1034 была низкая гравитация, великолепно подходящая для операций титанов, которые первоначально разрабатывались для использования на Марсе. Челнок открылся и отъехал дальше по мху. Во всей своей потрясающей красе появился «Лекс эт Аннигилейт». Он имел гуманоидную форму и высотой достигал двенадцатиэтажного здания, ощетинившегося орудиями разного калибра. На расстоянии ровно в один километр приземлился его собрат — «Принципио нон Тактика».

Принцепс Гаэрий улыбнулся. Каждый раз, когда он видел стоящих рядом титанов, похожих как два близнеца-колосса, он чувствовал желание начать поединок между ними. Он всегда хотел увидеть, как две огромные машины шагают друг к другу, сверкая оружием. Гаэрий был уверен, что его коллега, принцепс Эфферим, на мостике, расположенном в черепе «Принципио нон Тактика», чувствует то же самое. Ему еще ни разу не посчастливилось сразиться с титаном Хаоса, возможно единственным достойным противником Адептус Титаникус. Но однажды…

Вместе с командой приземления, покинувшей капитанский мостик, ушел и главный инженер Моринс. Он спустился в тело «Полководца», чтобы поторопить команду управления титаном. Настала очередь приземляться шаттлам Имперской Гвардии, они спускались, образуя периметр вокруг боевых машин. Большинство севших шаттлов извергло из себя огромное количество артиллерийских установок типа «Василиск», танки «Леман Русс» и гусеничные БТРы типа «Носорог».

После этой третьей высадки планета АБЛ 1034 станет частью Империума. Пока высадка была в полном разгаре, из черепов титанов шло пристальное наблюдение за окружающей местностью, наблюдатели должны были сообщить об атаке, если бы такая последовала.

Титаны давно направились бы искать мести во имя Императора, но их останавливала необходимость защитить высадку Гвардии.

Гвардеец Лече и старшина Хэнджист были последними, кто остался в живых в камере для заключенных. Униформа Осмина Лече была изодрана в клочья и заляпана грязью. Из-за оструганных деревянных прутьев, толщиной с руку, весь напуганный он изучал поселение, в центре которого они находились.

Он всегда думал о деградировавших людях как о шаркающих, сгорбленных, не умеющих логически мыслить животных. Но все, кого он видел среди покрытых папоротником и соломой хижин, абсолютно отличались от его представлений. Среди них были высокие, мускулистые мужчины, а женщины грациозные и добрые, не было и намека на неравенство. Дети были проворными и здоровыми. В царившем мире и спокойствии именно Осмин Лече больше походил на испуганного примитивного человека. Напротив, аборигены, которые должны были сжаться от страха и бежать куда глаза глядят при виде могущества Империума, выказывали волю и стойкость перед врагом.

И неудивительно. Неподалеку гвардеец мог видеть одно из животных, которое аборигены использовали в сражениях. Оно было похоже на движущуюся гору с длинной шеей и огромной головой, с кожей похожей на срез пласта горной породы, а хвост был невероятно длинным и массивным. С места, где сидел Лече, люди, роившиеся вокруг этого монстра, были еле заметными. Он вздрогнул, когда вспомнил нападение гиганта, погубившее большинство его товарищей.

Старшина Хэнджист сел на корточки в углу клетки и положил голову на руки. Единственное, что было верным в рассказах о людях, деградировавших до уровня Каменного века — это их жестокость. В клетке было пятьдесят пленников. Каждый день местные убивали одного, всегда различными способами. Их изобретательность казалась неистощимой.

Пока комиссар был жив, Лече старался держать себя в руках и не поддаваться панике. Комиссар призывал их не терять веры в Императора и обещал скорое освобождение из плена. Жители деревни, казалось, были удивлены его поведением и угрозами, но конечно ничего не могли понять. Они продержали его почти до конца. А вчера наступил и его черед.

По правде говоря, было вдохновляющим стать свидетелем мрачной силы духа комиссара, пока от него отрезали кусочек за кусочком. Только в самом конце его мучители смогли насладиться недолгими криками уже агонизирующего тела. Но это зрелище окончательно сломало старшину Хэнджиста. Да и на Лече подействовала угнетающе.

Лече дрожал. Его бил озноб. Империум был далеко. Император был всего лишь словом. Он снова посмотрел на археозавра, используя понятие, которым называли их на пояснительных лекциях. Животное повернулось к деревне и начало приближаться.

Гвардеец обернулся на скрип сзади. Ворота клетки открылись. В нее вошли несколько мужчин. Они вытащили хныкающего Лече, чтобы он предстал перед своей смертью.

Планета АБЛ 1034 имела одну особенность. Высоко в небе формирование облаков происходило по одному сценарию, они были равномерно распределены от горизонта до горизонта и имели ребристый или бороздчатый вид. Никто из участников экспедиции не спросил себя, при каких условиях происходит такое явление. Ответить на этот вопрос мог только знаток, а военным не стоило задумываться о таких мелочах, как атмосферные особенности планеты, у них и так было дел по горло. Покров белых полосатых облаков мчался через небо, разбивая свет тяжелого белого солнца, и слегка приводил в замешательство людей на поверхности планеты.

Принцепс Гаэрий находил что-то жуткое и одновременно успокаивающее в быстро меняющемся свете. Никто пока не бросил вызов экспедиции, и офицеры наслаждались обедом под открытым небом. Вокруг них гудели артиллерийские орудия и средства передвижения на гусеничном ходу.

Со стороны принцепсов было любезностью отобедать вместе с офицерами Имперской Гвардии во время объединенной операции, хотя и Гаэрий, и Эфферим предпочли бы контролировать полную проверку всех систем своих «Полководцев» вместе с остальной частью команды мостика. Комиссар Хендерек гадал на своих картах Имперского Таро. Он почтительно развернул фиолетовую бархатную ткань, в которую была завернута колода, аккуратно отодвинул остатки еды и положил три карты на стол так, чтобы получился равносторонний треугольник.

Поверхность карт блестела и переливалась разными цветами. В вершине треугольника оказалась карта под названием Сигнификатор или Указующий перст. Изображение на ней начало формироваться и очищаться. Карта озарила комиссара ярким светом, и показался Император, сидящий на троне, вырезанном из цельного гигантского алмаза.

Карта слева тоже закончила преображаться. Она показала Вселенскую Силу, кружащуюся без остановки змею с хвостом в пасти на фоне отдаленных галактик. На третьей карте появилась Дева в легком платье, олицетворяющая Галактику. Позади нее были четко видны звезды в небе, а в руках она держала по кувшину. Разноцветная жидкость из них заливала пейзаж, унося города и леса.

Комиссар ударил кулаком по столу. — Значение ясно! — пояснил он. — Сила возобладает!

— Конечно, — ответил принцепс Гаэрий, растягивая слова и небрежно глядя на треугольник из карт. — Что еще могут сказать карты, кроме правды?

— И что же? — лихорадочно спросил Хендерек. — Хотя гадание двусмысленно. Нужно с осторожностью подходить к интерпретации Имперских Таро. Правда, присутствие Императора на верхней карте подтверждает, что сообщение имеет отношение к нашей текущей операции. Но Вселенская Сила необязательно обращается к силам Бога-Императора. Могут подразумеваться силы, настроенные против него. Кроме того, Галактика…

Глаза комиссара расширились, он с ужасом бросил свой пристальный взгляд на последнюю карту. Изображение на ней менялось, ландшафт начал вздыматься, будто началось землетрясение, угрожая Деве падением.

— Император Всевышний! — закричал он в ужасе. — Мы все погибнем!

Наконец терпение Гаэрия лопнуло. С нескрываемым отвращением он смахнул карты со стола.

— Достаточно ваших суеверий, отступник, — заорал он. — Истинная святость — святость машины. Еще раз скажете, что нашим титанам уготовано поражение на планете животных, я готов буду переработать вас в сервитора!

Комиссар в ярости вскочил на ноги. Нет, он не принял слова принцепса как оскорбление в свой адрес. Он услышал в них оскорбление Императору. Хендерек потянулся рукой к лазерному пистолету.

Полковник Костос собирался вмешаться, когда взволнованный крик от периметра прервал накаляющуюся обстановку. В их сторону бежал сержант-ветеран, торопливо махая рукой.

— Полковник, боевые животные приближаются к лагерю!

Принцепс Гаэрий громко рассмеялся.

— Теперь вы увидите титанов в деле!

— Выводите этих рабов вперед! — приказал гетман клана. Он держался в середине войска аборигенов, его волнистые светлые волосы ниспадали на прямую мускулистую спину, каменный топор был заткнут за пояс, сотканный из листьев папоротника. Старшину Хэнджиста и гвардейца Лече бросили ему под ноги, где те съежились, как собаки, озираясь в страхе по сторонам.

Они не воины! — ревел гетман собравшимся вокруг него местным жителям. — Они — рабы Гигантских Сверкающих Людей, настоящих воинов, которые спустились с небес, чтобы сразиться с нами. Именно поэтому боги дали нам Защитников, чтобы помочь бороться с Гигантскими Сверкающими Воинами!

Конечно, Лече и Хэнджист не понимали, о чем говорит гетман. Все, что они сейчас осознавали, было то, что еще живы и не подвергаются страшным мукам. В то же время, знание, что боль и смерть приближались с каждой секундой, заставляло их души сжиматься в абсолютном страхе. Лече что-то невнятно бормотал, когда его еще раз сбили с ног. Хэнджист стонал в отчаянии.

А затем они увидели их снова. Археозавры, их было двое, медленно приближались, шагая по равнине друг за другом. Они были похожи на пятнистые серо-коричневые горы с массивными головами рептилий на конце длинных, извивающихся шей, противовесом служил огромный хвост.

Это был второй раз, когда бойцы видели этих монстров. Первым был, когда животные разрушили лагерь Имперской Гвардии. Ни мощные заряды танков «Леман Русс», ни массированный обстрел «Василисков» не смогли остановить их. Они растоптали, уничтожили все, двигаясь удивительно быстро на своих восьми ногах, по четыре на каждой стороне. Гвардеец Лече до сих пор не мог поверить, что столь гигантские животные могут существовать. Это было невероятно.

Любое из этих животных могло с легкостью уничтожить целое поселение, просто пройдя сквозь него, но вместо этого они остановились далеко за ее границами. Несмотря на их размеры, в данный момент они выглядели вполне спокойными. Лече знал, что почти все животные таких внушительных размеров были травоядными, но на этой планете не было травы, только папоротники и мох — бескрайние леса папоротника и покрытые мхом равнины. Он представил себе широкие прогалины в зарослях папоротника, когда эти монстры кормятся.

С криками и зуботычинами, аборигены вытолкали Лече и Хэнджиста из деревни. Быть съеденным монстрами было бы намного быстрее, чем умереть от пыток, которые перенесли все его товарищи, так думал Лече. Они подходили все ближе, теперь можно было увидеть мужчин из племени, которые ползали по бокам животных, как по склонам гор. Также гвардеец мог различить странные конструкции в виде хижин на спинах монстров и, что было самым невероятным, по одной конструкции на каждой голове.

Мерцающий свет планеты АБЛ 1034 придал этой сцене нереальный, фантастический вид. Теперь гвардеец Лече видел, как воины племени взбираются на животных. Веревочные лестницы были закреплены на спинах и свисали почти к самой поверхности. Лече оказался возле ноги одного из монстров. Один воин начал подниматься по лестнице, крепко схватил рукой гвардейца и потянул наверх. Несчастный парень вынужден был помогать себе при подъеме, потому что падение с такой высоты грозило неминуемой смертью.

Лече заметил, что старшину Хэнджиста подняли на второго археозавра. Как только гвардеец перевалился через крепления веревочной лестницы, он понял, как легко можно было перемещаться по спине гиганта, покрытой толстой морщинистой кожей. На пологих склонах боков животного имелись складки кожи, похожие на траншеи. Перелезая через них, он и его сопровождающие приблизились к менее морщинистому спинному хребту животного, имевшему вид неровной вершины холма.

Теперь Лече понимал, что животное под ним было практически бронированным. Его кожа больше походила на сталь или адамантий. Воины племени усеивали спину животного. Гетман тоже оказался на спине археозавра вместе с гвардейцем. Он что-то ревел и постоянно жестикулировал. Лече подошел ближе к голове животного. Даже стоя на пороге смерти, в нем проснулось любопытство к происходящему. Это был необычный способ умереть. Приключение, которое он с удовольствием рассказывал бы своим сослуживцам из Первого Икзистианского полка — если бы был хоть один шанс на спасение.

По сравнению с телом, шея археозавра была не длинной. Её должно было хватать настолько, чтобы дотягиваться до земли, когда животное питалось. Таким образом, ее длина составляла приблизительно восемь-девять метров. Поход по ней был более похож на прогулку по горной тропе. А на гигантской голове была установлена конструкция, в которую, сев на корточки, забрались трое воинов племени. Она была открыта спереди и сзади. Лече наполнило странное чувство. Словно смотришь на примитивную конструкцию мостика огромной, внушающей трепет военной машины.

Лече вытолкали через конструкцию вперед. Мимоходом он увидел то, что сначала принял за продолжение спинных позвонков, образующих подобие воротника вокруг черепа археозавра, но это оказались каменные шипы грубой формы, вбитые в голову животного. Прежде чем он понял, что с ним собираются делать, ему показали это. Перед примитивным сооружением на голове животного, чуть позади глаз животного, были установлены два бревна, образующие форму буквы X. Стражники закрепили на ней руки и ноги гвардейца и оставили его там.

Лече слышал тяжелое дыхание животного. Оно было похоже на рычание двигателя танка "Леман Русс". Повернув голову, он увидел старшину Хэнджиста, привязанного к такой же X-образной конструкции выше глаз второго боевого археозавра.

Археозавры шли на битву. Против кого? Другого племени? Или третьей экспедиции Имперской Гвардии?

Позади него послышался звенящий стук. Офицеры Имперской Гвардии, которые столкнулись с этими боевыми животными, были в недоумении, как аборигенам удается управлять ими. Ответ был здесь, хотя Лече не хватало обзора, и он не мог повернуться, чтобы рассмотреть, зато теперь он понял. Люди племени жили на планете АБЛ 1034 в течение многих веков, и они научились этому. Концы каменных шипов в черепе археозавра были подведены непосредственно к крошечному мозгу животного. Ударяя по шипам каменным молотком и заставляя их вибрировать, наездник по желанию мог стимулировать определенные участки нервных окончаний. Шипов было много, и каждый отвечал за определенное движение. Удар по одному, и существо начинает двигаться вперед, по другому — отступать. Еще по нескольким — оно поворачивает налево или направо, гневается, нападает или извергает огонь из пасти.

Гетман отдавал какие-то приказы. Сидящий на корточках наездник ударял то по одному шипу, то по другому. Оба археозавра, громыхая, все дальше отдалялись от деревни.

Прямо по направлению к Гигантским Сверкающим Воинам.

— Вот и они, — сказал принцепс Гаэрий. — Будьте готовы действовать! Члены команды управления "Лекс эт Аннигилейт" расселись по местам, каждый взял контрольный кабель и воткнул себе в гнездо на затылке.

Как командующий, только Гаэрий был свободен от подобного нейроинтерфейса. Больше всех досталось главному инженеру Моринсу. Его голова почти полностью исчезла под трубками, кабелями и проводниками. В его обязанности входило держать полный контакт со всеми механизмами «Полководца», контролировать выполнение всех машинных команд и, несмотря на повреждения, поддерживать их в функциональном состоянии. Тактик Вириденс фактически вел Титана в бой, управляя им как собственным телом, неукоснительно выполняя все приказы принцепса. Его нервная система была полностью объединена с силовыми связками боевой машины.

Главный инженер был полностью отрезан от реальности и оставался в неведении, что происходит вокруг, до окончания сражения. У Гаэрия, Моринса и модератуса Найфсмита была связь с внешним миром через голо-проекторы. Принцепс посмотрел направо, где оживал второй Титан, готовясь к битве.

"Лекс эт Аннигилейт" взревел. В сознании людей четко отпечаталось сходство титанов типа «Полководец» с медведем гризли, сильным и грозным хищником, когда-то жившем на священной Терре. По приказу Гаэрия обе машины сделали гигантский шаг вперед, тщательно выбирая места для прохода, специально расчищенного для них. Несколько шагов, и они оказались вне лагеря, направляясь к горизонту.

— Их всего лишь двое, — пробормотал Гаэрий. — Я ожидал, что их будет больше.

Поначалу было трудно оценить размеры археозавров. Возможно, скорость передвижения существ заставляла их казаться не столь огромными, чем в действительности. Гаэрию они показались едва больше, чем динозавры Терры. Он расслабился. Битва должна занять немного времени, после которой у аборигенов не останется мужества продолжить борьбу.

Как действующий командующий группы, Гаэрий превосходно выполнял свои обязанности. Он четко и кратко отдавал приказы коллеге принцепсу в свой коммуникатор. Связки стальных мышц жужжали, как рои рассерженных шершней, слышался лязг приводов ног, оба титана шли прямиком на своих примитивных противников.

Спустя некоторое время Гаэрий чуть не задохнулся от удивления. Испорченная видеозапись, полученная от второй уничтоженной экспедиции, не могла передать ту картину, которую он сейчас видел перед собой. Археозавры были огромны, больше чем можно было поверить. Даже в условиях низкой гравитации ни одно живое существо и близко не могло вырасти до таких размеров. Когда монстр вытягивал шею, уровень, на котором оказывалась голова, был выше самих «Полководцев».

Под защитой Титанов, позади них, как мыши, сновали люди, в состав сил Имперской Гвардии входили танки, мобильная артиллерия и пехота. Похожая картина вырисовывалась и со стороны противника. Неровная колонна из тысячи обнаженных по пояс аборигенов, вооруженных копьями и каменными топорами, тянулась позади археозавров. Они были готовы убить всех, кто останется в живых после встречи с животными.

«— Как эти существа вставали? Их кости должны быть сделаны из стали, — скептически думал Гаэрий, — или адамантия». Но было очевидно, что они не смогут противостоять вооружению Титанов. Он снова выкрикнул приказы. «Полководцы» изменили направление, чтобы подойти к археозаврам с флангов для более выгодного обстрела. Постепенно их огромные ноги начали двигаться быстрее, переходя в подобие бега.

В настоящий момент, тактик и модератус полностью стали единым целым с духом машины "Лекс эт Аннигилейт". Плечевое орудие стало поворачиваться, нацеливаясь в бок животного, и открыло огонь. Оглушительный рев проник в бронированный череп титана, тем временем смертоносный залп понесся по направлению к беззащитному животному.

Потрясенный Гаэрий наблюдал, как все снаряды отскочили от бронированной спины археозавра. Некоторые взорвались в воздухе, другие упали на землю. Однако археозавр казался абсолютно невредимым. Когда отгрохотали последние выстрелы, перед титанами предстали животные с желтыми глазами. Теперь Гаэрий мог видеть, что управляют существами сидящие на голове воины племени. Как это им удается, оставалось загадкой.

Но там было что-то еще. На конструкции в виде буквы X. К ней — в рваной униформе с лицом покрытым грязью — был привязан гвардеец.

До сих пор чувства, испытываемые Гаэрием к врагу, которого он с трудом мог рассмотреть, были нейтральны. Но теперь его сердце наполнилось ненавистью.

— Бедняга, — бормотал он. Он умрет вместе с археозавром, и нет ни единого шанса помочь ему. Принцепс попытался прогнать тяжелые мысли из головы.

Он сомневался, что модератус Найфсмит сможет поразить качающуюся из стороны в сторону голову животного. — Цельтесь ниже! — приказал он. — В область живота, там менее защищенное место!

Вновь заговорило плечевое орудие. На сей раз несколько снарядов, не долетев, взорвались и создали кратковременную дымовую завесу. Когда она рассеялась, Гаэрий ожидал увидеть разорванное тело гигантского животного, бьющееся в агонии. Он открыл рот от удивления, видя, что археозавр все еще стоит на ногах. Правда некоторые снаряды пробили броню и оставили глубокие зияющие раны. Археозавр даже не обратил на них внимания. Будто он не чувствовал, как огромные куски были вырваны из его тела и толчками текла кровь.

Животное вновь пришло в движение, разворачиваясь к титану передом. Гаэрий собирался приказать снова сделать один залп, когда краем глаза увидел "Принципио нон Тактика" и на мгновение замер от удивления. Второй археозавр, также получивший повреждения от залпов «Полководца» на большой скорости приближался к титану. Внезапно его челюсти раскрылись, и из-за нескольких рядов зубов вырвалось раскаленное добела пламя, окутавшее верхнюю часть корпуса Титана.

К изумлению принцепса оно выглядело точно так же как заряд плазменного оружия, которым, к сожалению, «Полководцы» не были вооружены. Кто же думал, что оно понадобится на таком отсталом мире как этот? Никто даже и представить не мог, что у археозавров окажется столь уникальная пищеварительная система с двадцатью тремя желудками, способными производить ацетилен в огромных количествах под высоким давлением, который из-за необычного метаболизма смешивался с фосфором и воспламенялся при контакте с кислородом. Археозавр выпускал струю огня, когда был рассержен или при ударе каменного топора воина по шипу на голове. Эволюция создала такое явление для защиты от хищников, и не было более эффективного оружия, чем это.

Все на мостике "Принципио" были ослеплены на некоторое время яркой вспышкой, но пустотные щиты должны были защитить их от высокой температуры. Археозавр применил другую тактику нападения. В ярости он поднялся на четырех задних ногах. Теперь он намного возвышался над «Полководцем». Когда изображение на голо-экранах прояснилось, принцепс Эфферим увидел, как животное с силой ударяет по корпусу титана передними ногами, пытаясь свалить того на землю.

— Помогите "Принципио"! — закричал Гаэрий. — Залп из всех орудий!

"Лекс эт Аннигилейт" развернулся. Модератус Найфсмит выстрелил из плечевого орудия и лазерного излучателя встроенного в живот. Оружие "Принципио" тоже сделало несколько выстрелов. Титан, балансируя на грани падения, откачнулся назад, с трудом удерживая чудовищный вес рассерженного археозавра. Возможно, стрельба и попытка сбросить животное помогли бы, но у него была еще одна уловка. Оно немного отклонилось. Внезапно толстый хвост монстра врезался в корпус титана, попав в место, где располагались основные двигатели и источник энергии. Крепления брони разлетелись вдрызг.

Красный пар затмил картину битвы. Два мощных выстрела из лазерного излучателя "Принципио" попали в животное и выбили водопады крови. Через коммуникатор Гаэрий уловил слабый голос главного инженера Эфферима.

— Пустотные щиты обесточены.

С ужасом принцепс наблюдал за падением "Принципио нон Тактика". Сначала титан потерял равновесие, неспособный выдержать удар хвоста археозавра, затем метр за метром огромная величественная машина начала заваливаться назад, пока не врезалась в землю.

У повергнутого наземь титана не было никаких шансов подняться вновь на ноги. Принцепс Гаэрий выкрикивал приказы, возвращая свое внимание к археозавру, угрожающему "Лекс эт Аннигилейт".

— Голова! Цельтесь в голову!

Видя судьбу, которая постигла "Принципио", Вириденс повел титана в другом направлении, чтобы не попасть под подобную атаку. Только сейчас стало понятно, что археозавры были слишком быстрыми и проворными даже при такой низкой гравитации, как на этой планете. Плечевое орудие выстрелило, но оба снаряда прошли мимо извивающейся шеи животного, преследовавшего «Полководца». В пылу сражения Гаэрий увидел, как второй археозавр растаптывает упавшего собрата титана, разрывая и раскалывая его броню. Излучатель все еще стрелял, но был не способен причинить вред животному.

Гаэрия потрясла трусость, проявленная командой титана. Люди выскакивали из трещин в корпусе, как будто гной вытекал из мертвого тела. Он видел, как внутри «Полководца» пылает огонь. Его реактор стал плавиться, а топливные элементы начали возгораться под огромной массой разъяренного археозавра.

Теперь Гаэрий понял, что случилось с гаргантами. И теперь пришел конец и ему, когда второе животное присоединилось к своему собрату. Было пугающим видеть, как монстр все еще был в состоянии двигаться с такими повреждениями от четырех залпов плечевых орудий и нескольких попаданий из двух лазерных излучателей. Их невозможно было остановить. У Гаэрия закралась мысль, что животные были сделаны из железа или даже стали.

— Цель справа, модератус! Цель справа! Целься в хвост!

Предупреждение запоздало. Хвост, с огромной скоростью описав дугу, ударил титана по колену. По корпусу «Полководца» пошла сильная вибрация. Приглушенное сообщение о повреждении пришло от главного инженера Моринса.

— Левая нога повреждена.

Ужас заполонил душу принцепса Гаэрия. Его титан потерял подвижность. Теперь ничто не сможет помешать археозаврам завалить и растоптать их.

— Мозг! — закричал он. — Вы должны добраться до их мозга!

Модератусу Найфсмиту не пришлось повторять приказ дважды. Он все еще пытался навести прицел на голову, к которой был привязан гвардеец Лече. Теперь было легче, поскольку животное подошло ближе. С отчаянием он наблюдал, как снаряды отскакивают от гигантского черепа. Был ли в нем какой-нибудь мозг? Или это была кость, полностью вылитая из металла?

Тактик Вириденс переместил неповрежденную ногу, пытаясь хоть как-то ослабить удары окруживших титан животных. Оба археозавра извергли потоки пламени, временно ослепив команду мостика. Когда раскаленные добела пары рассеялись, животные уже стояли на задних лапах, готовые к удару, полностью заслонив небо своими массивными телами.

Модератор Найфсмит понял, что теперь все зависит от него, и что все завершиться за следующие несколько секунд. Сконцентрировавшись, он направил всю огневую мощь орудий на обоих животных. Он нацелил плечевое орудие на нижнюю челюсть первого археозавра. Одновременно направил излучатель и второе плечевое орудие в одну из глубоких ран второго животного.

Раздалось короткое шипение орудия. Единственный снаряд прошил челюсть археозавра и вошел в череп, чтобы разнести его на части. Тем временем снаряды другого орудия и лазерный луч вошли во внутренности второго животного, взорвавшись в центре массивного тела. Огромный спинной хребет разорвался. Оба животных упали, одно беззвучно, второе с громким ревом, корчась в предсмертных судорогах.

К счастью, ни одно не навалилось на титана. Принцепс Гаэрий сделал глубокий вдох.

— Отлично придумано, Найфсмит! — сказал он, поворачиваясь к главному инженеру. — Моринс, проследи за восстановительными работами.

— Так точно, принцепс, — послышался приглушенный голос из-под маски нейро-интерфейса.

Пехота Имперской Гвардии уже вступила в сражение с аборигенами, начав ужасную резню. Гвардеец Осмин Лече, ослабев от ужаса, умер, ничего не почувствовав. И никто не услышал предсмертного крика старшины Хэнджиста, упавшего с огромной высоты на землю.

Той ночью огни в деревне горели тускло. Женщины оплакивали погибших мужчин, а дети звали своих отцов и братьев. Новый гетман держал слово.

— Мы сражались с честью, — сказал он. — Мы послали только двух Защитников против двух Гигантских Сверкающих Воинов. Теперь есть только один путь. Мы должны использовать целое стадо.

— Но это — позор! — вперед выступил один из немногих выживших молодых воинов.

— Когда мы боремся с другим племенем, тогда это честь, — ответил гетман. — Животное против животного. Итог сражения определяет, какое племя получит лучшее оружие и женщин. Здесь же нет никакой чести. Гигантские Сверкающие Воины сошли с неба, чтобы отнять у нас наш мир. Надо дать им понять, что у них ничего не получится.

Мужчины племени обдумывали его слова и не смогли найти в них противоречий.

Мерцающий рассвет наступил. Ко времени, когда ремонт "Лекс эт Аннигилейт" был полностью завершен, на горизонте появилось стадо. Этот факт ошеломил принцепса Гаэрия, по итогам вчерашнего сражения он предположил, что археозавров на планете было не так много. В стаде же насчитывалось порядком ста голов. И они на огромной скорости бежали прямиком на лагерь Имперской Гвардии.

С каменным лицом он повернулся к Найфсмиту, Вириденсу и Моринсу. Со смешанными чувствами они уставились на картину, разворачивающуюся позади него.

Увеличив изображение на мостике, Гаэрий видел, что на подавляющей части животных не было никаких искусственных надстроек. Никто ими не управлял, за исключением четырех или пяти животных, на головах которых сидели погонщики. Видимо за ними как раз и шло все стадо.

Ничего не оставалось, как принять бой. Ни один офицер, обученный в Коллегиа Титаника, ничего не смог бы с этим поделать. Гаэрий сжал кулаки.

— Приготовиться к бою! Все по местам!

Его приказ никто не оспорил. Все три офицера мостика надевали свои шлемы с нейроинтерфейсами. В теле титана зазвучала сирена. Земля под его ногами дрожала. Сильный гул, как если бы планета раскалывалась на части, был слышен даже на капитанском мостике.

«Полководец» шел в последний бой. Его орудия били без остановки, пока весь боезапас не иссяк. Ни одному археозавру не было причинено ни малейшего ущерба. Лазерный излучатель, подпитываемый непосредственно от реактора, продолжал без перерыва стрелять, пока не расплавился. На титана нахлынул поток животных, их было так много, что он даже не мог упасть, просто места не было. К тому времени, когда стадо поредело, "Лекс эт Аннигилейт" был раздавлен на части. Только череп оставался неповрежденным.

На расстоянии двадцати световых лет уничтожение третьей экспедиции на планете АБЛ 1034 было восстановлено в хронологическом порядке. За начало отсчета сражения взяли момент, когда был уничтожен первый титан. В последние мгновения полковнику Костосу из Пятого Гельветианского полка все же удалось послать неполный отчет последних ужасных событий.

Была собрана комиссия по рассмотрению трагедии, случившейся на планете. В нее входили офицеры по тактике штаба Имперской Гвардии, сопровождаемые комиссаром, офицеры штаба Коллегиа Титаника и священник из Адептус Терра, все они собрались за огромным овальным лакированным столом. Они изучали видео отчеты, включая записи с мостиков обоих титанов. Не нужно говорить, что все присутствующие были потрясены увиденным.

— Планету нельзя потерять, — высказался сановник Адептус Терра. — Ее непременно надо захватить, чего бы это ни стоило. Что вы можете предложить?

Первым печально заговорил офицер Коллегиа Титаника.

— Мы не должны посылать наших титанов сражаться против этих монстров. Мы не можем позволить себе потерять еще одного.

Заговорил комиссар, как представитель Министорума.

— Культ Императора успешно внедряли и более худших местах, чем это. Мы можем пойти более долгим путем. Внедрите обученных миссионеров в местную культуру. За определенный срок они создадут новую религию, благоприятную для власти Империума. Тогда мы сможем приземлиться на планету и взять ее под наше управление без особых потерь.

— Нет! Мы не можем рисковать этим! — выкрикнул один из офицеров Коллегиа Титаника. Его лицо было перекошено от боли. — Разве вы не понимаете? Археозавры — это прямая угроза для нас! Наши титаны из Темной Эры Технологий пусть медленно, но постоянно уменьшаются в числе. Взамен уничтоженного не встанет в строй новый. Но эти археозавры — животные! Они размножаются! Если их раскидать по Галактике, то через некоторое время их окажется несметное множество! Что если орки завладеют ими?

Должно быть трудно для высокопоставленного офицера Адептус Титаникус говорить такое. В его голосе чувствовалась мука. — План комиссара хорош, но он слишком долгосрочный. Тем временем всегда есть риск, что инициативу могут перехватить другие расы — такие как орки — вступить в контакт, изучить и, в конечном счете, обернуть этих животных против нас самих!

— Мы можем сделать то же самое, — встрял комиссар.

Предположение, что археозавры могут вытеснить титанов, явно испугало офицера Коллегиа Титаника. Он энергично замотал головой.

— Это слишком опасно. Остается только один выбор. Экстерминатус!

— Уничтожение жизни на планете не позволит нам использовать ее в течение многих веков, — ответил комиссар. — Я настаиваю на более лояльном курсе.

Члены комиссии погрузились в полное молчание, чтобы обдумать все за и против. Затем тишину нарушили несколько голосов. В их бормотании можно было разобрать одно единственное слово.

— Экстерминатус.

Связанный по рукам и ногам на X-конструкции на мотающейся из стороны в сторону голове животного, принцепс Гаэрий бушевал от осознания своего позора и бессилия. Полковник Костос был прав. Не все примитивные народы бывают глупы. О Император, как они сумели подчинить себе археозавров? Смогли бы Адептус Механикус сделать подобное? Что-нибудь более глобальное?

Гаэрию пришлось признать храбрость и ум аборигенов. Но они уничтожили его возлюбленного титана. Они оскорбили Адептус Механикус! В его душе кипела только ненависть!

На расстоянии в полкилометра справа от него, модератус Найфсмит болтался на втором животном. Офицер по тактике Вириденс был на третьем с левой стороны. Главному инженеру Моринсу повезло больше всех. Он не пережил последнего падения черепа «Лекс эт Аннигилейт».

Гаэрий поднял лицо к небу и изо всех сил, вложив всю свою душу, закричал так, будто хотел, чтобы его крик сломал преграду и ворвался в Варп. — Экстерминатус! — умолял он. — Экстерминатус!  

Знай врага своего

Гэв Торп

Переводчик: Surt 

Тяжёлый бронированный корпус «Громового ястреба» сотрясался и стонал, пока челнок прорывался сквозь атмосферу планеты Слатон. Рёв мощных двигателей и свист воздуха, обтекающего судно, заполняли его оглушительной какофонией звуков. Вокруг челнока светился сам воздух, его бронированный нос и края коротких крыльев раскалились добела от трения во время этого полёта с орбиты.

Брат Рамсис, капеллан четвёртой роты Ордена Саламандр, почувствовал, как судно вошло в зону низкого давления и за пару секунд снизилось на несколько сотен метров, прижав его к ремням безопасности, которыми он был пристёгнут к внутренней стороне челнока. Пока «Громовой ястреб» летел через плотные облака Слатона, трясти стало меньше и спустя тридцать секунд пилот подал сигнал готовности. Ремни со свистом втянулись в стену над головой Рамсиса. Тот вытянул руки, сервомоторы силового доспеха с тихим жужжанием повторили движение. Он почувствовал тяжесть на спине, когда механизмы «Громового ястреба» пристегнули к доспеху ранец, а затем уронили по наплечнику с каждой стороны. Одоспешенный Рамсис встал и спокойно прошёл по «Громовому ястребу» мимо двадцати шести космодесантников. Каждый совершал собственный ритуал: в последний раз проверял оружие, передатчики или доспехи, желал товарищу благословения Императора или просто тихо молился. Рамсис активировал руну, встроенную в шлюз, и ширма, отгораживавшая маленькую молельню, втянулась в пол. Ступив внутрь, капеллан зажёг фигурную жаровню посередине алтаря и затем встал перед ним на колени, поднеся сцепленные руки ко лбу в знак поклонения. Поднявшись, он взял свой розариус, Щит Императора, из реликвария слева от алтаря. Снова встав на колени, он взялся за неё обеими руками, бегая пальцами по круглому краю и глядя на своё отражение в двенадцати драгоценных камнях, в несколько кругов усеивавших эмалированную поверхность розариуса.

— Благодетельный Император, правящий звездами и направляющий человечество, — запел Рамсис, осторожно нажимая на камни розариуса в церемониальном порядке, — защити меня силой Своей, вечного Твоего слугу. Хоть пролью я с радостью кровь свою во имя Твое, охрани меня от бесславной смерти, дабы мог я продолжить служить Твоему величию. Я живу, чтобы служить Тебе. И как служу я Тебе в жизни, так служить буду и в смерти.

По завершении ритуала его розариус ожил. Рамсис услышал как защитная аура Императора выплеснулась из её глубин и умиротворила его душу. Повесив тяжёлую цепь розариуса себе на шею, Рамсис встал и повернулся к правому реликварию. Из резного деревянного ларца, сработанного им самим во время службы капеллан-послушником, Рамсис достал свой Жезл Тайн, крепко держа шестидесятисантиметровую рукоять обеими руками в перчатках. Снова он склонился перед алтарём, прижав Жезл к груди так, что навершие в форме орла касалось такой же эмблемы с орлом на нагруднике.

— Благодетельный Император, правящий звездами и направляющий человечество, направь мою руку, дабы сокрушил я врагов Твоих. Надели оружие сие гневом Твоим. Позволь руке моей стать орудием Твоего божественного гнева. Сохрани мне жизнь, дабы уничтожил я врагов Твоих.

Завершив молитву, Рамсис передвинул рычажок на рукояти Жезла вперёд, включив оружие. Теперь было достаточно нажатия пальца, чтобы навершие Жезла окружило мерцающее силовое поле, способное крушить кости и крепчайшие доспехи. «Воистину чудесны деяния Бога-Машины» — подумал Рамсис.

В завершение Освящения Битвы Рамсис пристегнул Жезл к поясу и взял свой золотой шлем со щитком-черепом с его места перед жаровней.

— Благодетельный Император, правящий звездами и направляющий человечество, позволь моим очам взглянуть на Твое величие. Позволь моим очам верно судить о достойном и мерзком. Позволь моим очам отличать друга от врага, дабы узнал я врага своего… — Рамсис надел шлем и слегка повернул его, чтобы вакуумные замки встали на место. Он повернул диск на левом запястье, и шлем герметично соединился с остальным доспехом.

— Тактический дисплей, — приказал доспеху капеллан, и в его глазах возникло точное изображение внешнего мира: данные о температуре, атмосферном давлении, яркости света и многом другом накладывались на сетчатку глаза. Покрутив головой и проверив настройки доспеха, Рамсис быстро закончил другие предбоевые ритуалы, перепроверив заряд доспеха и предел износа, данные о внешней среде, прицел и множество других систем, чьей задачей было сохранить его жизнь в бою даже в глубинах космоса.

Передатчик в шлеме Рамсиса пискнул, и пилот сообщил капеллану, что они скоро приземлятся.

Рамсис вышел в основной отсек, где космодесантники его отряда ожидали его, тихо переговариваясь и жаждая вступить в бой. Впрочем, увидев его, они затихли.

— Сегодня к нам присоединился брат Ксавьер, доказавший, что готов вступить в ряды космодесантников, — космодесантники вскинули сжатые кулаки вверх, приветствуя новичка, благодарно склонившего голову.

— Брат Ксавьер служил в десятой роте двадцать пять лет и заслужил множество знаков отличия, — сообщил Рамсис. — Я рад поприветствовать его в нашей роте, а этот бой, его первый бой в роли полноправного боевого брата, поистине почётен и благоприятен. Мы прилетели на эту планету, чтобы исполнить наш долг защитников человечества. Нет более праведной задачи.

— Несколько недель назад экспедиция из недавно основанного поселения на планете обнаружила нечто древнее и ужасное. Исследователи нашли чужацкое устройство, таящее великое зло — ибо установили его здесь эльдар.

Саламандры злобно зашипели и оскалились: их Орден давно уже боролся с пиратами эльдар. Их родина, Ноктюрн, тысячи лет страдала под игом корсаров, прежде чем явился Император, принёсший им освобождение. Сам Рамсис множество раз сражался с эльдар и пламенно ненавидел развращённых чужаков.

— Служители Бога-Машины сообщили нам, что это устройство — врата, портал в Нематерию, — мрачно продолжил капеллан. — Гарнизон поселения выделил солдат для охраны портала на время исследования, призванного удостовериться, что эльдар не собираются использовать врата для нападения на Слатон. Однако, солдат мало, и наше данное Богом право на эту планету, равно как и на жизни двухсот тысяч поселенцев, требуют, чтобы мы помогли им. Несколько часов назад нам поступила информация, что эльдар и впрямь напали на Слатон. Уже сейчас, пока мы летим, их войска осаждают слуг Императора у портала. Наши пророки и наблюдатели сообщают, что эльдар на данный момент относительно немного, но, если они получат доступ к вратам, они смогут привести немыслимое количество подкреплений. Если это произойдёт, биться за эту планету станет куда тяжелее.

Рамсис дал боевым братьям пару секунд на обдумывание новостей. Он был счастлив вновь встретиться с эльдар, так как их руки пятнала кровь многих его предков, и он ждал любой возможности отомстить.

— Помолимся же! — приказал Рамсис собравшимся космодесантникам. Они повернулись к нему и согласно склонили головы. Начав молитву, Рамсис пошёл между двух рядов воинов, касаясь груди каждого ладонью в знак благословения от Императора и примарха.

— Да будет Император милостив к нашим делам сегодняшним. Да направит Его вечный дух нас на пути света. Да присмотрит за нами досточтимый Вулкан, примарх нашего Ордена. Да будет у нас сила и мудрость, дабы не подвести Их, исполняя свой долг с честью. Слава Императору!

— Слава Императору! — грянул хор космодесантников. В этот момент дважды провыла сирена, и в передатчиках зазвучал голос пилота.

— Чужацкие перехватчики заходят на атаку, — быстро проговорил он. — Занять боевые позиции.

Все космодесантники отступили в маленькие ниши, в которых находились при полёте, крепко схватившись за медные поручни. Рамсис быстро забежал в молельню, чтобы затушить жаровню, прежде чем занять собственную нишу. «Громовой ястреб» резко метнулся направо, искусственные мышцы доспеха Рамсиса легко нейтрализовали движение. Челнок продолжал быстро маневрировать, уклоняясь от эльдарских истребителей, но тут раздался скрежет, и энергетический сгусток врезался в бронированный корпус, отразившись внутри лиловой вспышкой, от которой брат Лисонис упал на пол. Рамсис шагнул вперёд, чтобы помочь ветеран-сержанту, но тот поднял руку, сообщая, что всё нормально, и медленно поднялся. На его доспехе в районе живота плясали искры, но крови не было, выстрел лишь скользнул по броне космодесантника. Пока Лисонис занимал место в одной из свободных ниш, послышались звуки ещё нескольких попаданий разрядов энергии в бешено вращающийся челнок. За очередным залпом последовал отголосок взрыва, и челнок накренился.

— Мы потеряли два двигателя, — спокойно сообщил пилот. — Приготовиться к аварийной посадке!

Рамсис почувствовал в теле лёгкость, когда «Громовой ястреб» вошёл в крутое пике, стремясь к поверхности Слатона. Около тридцати секунд продолжалось быстрое падение, а затем пилот включил обратные двигатели и челнок практически завис в воздухе. Внезапное увеличение силы тяжести раздавило бы обычного человека, но Рамсис, защищённый своим генно-модифицированным телом и древним силовым доспехом, едва заметил изменения. Спустя пару секунд «Громовой ястреб» скользнул по поверхности, накренившись на правый борт за несколько секунд до остановки. Ещё секунду спустя был опущен трап, и Рамсис выбежал наружу, ведя за собой остальной отряд.

* * *

— Докладывает брат-капитан Нубиан. Мы приземлились удачно, на позиции 2-10, как и планировалось. Рамсис, веди отряд на позицию 2-8, я подойду с другой стороны, — несмотря на то, что Нубиан находился в нескольких километрах от него, Рамсис чётко слышал его голос в передатчике. Капеллан утвердительно ответил и сменил частоту, чтобы отдать приказ космодесантникам под своим началом.

— Продвигаемся отделениями, построение «Поджигатель». Отделения Дельфос и Лисонис впереди; отделение Малести замыкает, — отрывисто приказал Рамсис. Трое сержантов подтвердили, и два отделения выбежали вперёд, быстро преодолевая расстояние длинными шагами. Рамсис присоединился к ветеран-сержанту Малести, которого знал с самого принятия в Орден. Они сражались вместе, будучи разведчиками в десятой роте, и, хотя Рамсис быстрее продвигался в иерархии Ордена, они всё ещё оставались друзьями. Рамсис на бегу настроил передатчик на запястье для личной беседы с Малести.

— Вновь эльдар, брат мой. Нужно быть осторожней, — хотя слова Рамсиса казались мрачными, сам он был в отличном настроении. Со времени последней битвы прошло уже несколько недель, и он с нетерпением ждал очередного боя с врагами Императора.

— Мы уже побеждали эльдар, — ответил Малести. — Мы знаем их уловки. На сей раз волшебные трюки и колдовство не помогут им.

— Разделяю твою уверенность, брат, — сказал Рамсис. — Капитан Нубиан — отличный командир. Четвёртая рота процветает под его началом.

— И твоим! — усмехнулся Малести. — За те годы, что ты служишь нашим капелланом, вера боевых братьев была крепка. Они ведут себя достойно и почтительно и исполняют все наши приказы. Они не терпят неудач, исполняя свой долг Адептус Астартес, и не подведут нас и сегодня.

— Они будут драться, как степные львы, я уверен! — ответил Рамсис.

Некоторое время они бежали молча, легко пробираясь по равнине, покрытой высокой травой, залитой золотым светом заходящего солнца Слатона.

За несколько километров к северу от них равнина резко переходила в холмы, в свою очередь, перераставшие в горный кряж. Со всех же остальных сторон их окружали многие километры колосьев, полных зерна. Большая часть земли на Слатоне принадлежала фермерам. Выращенной здесь пищей кормили рабочих на планетах, где добывали минералы, и промышленных мирах-ульях. Без таких сельхоз-планет рабочая сила Империи будет голодать и вечное производство оружия и бронетехники прекратится, что принесёт с собой смерть людей в этом секторе. Нельзя было допустить падения Слатона в руки эльдар.

* * *

Последние лучи солнца осветили отряд Рамсиса, продолжавший свой быстрый бег по одной из горных долин. Несколько минут назад в крутых горах, окружавших долину, начало раздаваться эхо оружейного огня.

— Похоже, эльдар начали очередную атаку, — предположил Малести. — То, что мы приземлились у них в тылу, можно красиво разыграть: загнать их в ловушку под огонь наших орудий с одной стороны и гвардейцев у портала с другой. Император благословил нас.

— Осторожнее с самоуверенностью, брат мой, — предупредил его Рамсис. — Эльдар скользки, как лавовые змеи, и вдвое ядовитей. Они могли оставить войска в арьергарде на случай подобной атаки.

— Тоже верно, — согласился Малести. — Поэтому мы и высадились по отдельности, так что если один отряд задержат, второй прорвётся. Если Императору угодно… — Малести внезапно умолк. Его внимание привлекло что-то впереди. Рамсис посмотрел в ту же сторону и увидел, что оба отделения, возглавлявших отряд, остановились. Он уже хотел связаться с сержантом Лисонисом, когда у него в ухе запищал передатчик.

— Капеллан Рамсис, на связи сержант Лисонис. Впереди лес, возможно, там устроена засада. Запрашиваю дальнейшие приказы.

— Направляемся к вам. Оставайтесь настороже, — откликнулся Рамсис.

Прошло около минуты, прежде чем Рамсис и отделение Малести добрались до остальных десантников, спрятавшихся в высокой траве и за камнями. Лес впереди занимал всю долину от края до края. Нельзя было сказать точно, насколько далеко он простирался, но Рамсис даже не рассматривал вариант с обходом. Это заняло бы слишком много драгоценного времени и всё равно нельзя было точно сказать, что их не засекут на подходе к вратам. Рамсис уставился на лес, пытаясь различить в его тенистой глубине между тонкими стволами деревьев движение.

— Сержант Лисонис, включите ауспекс. Посмотрите, засечёт ли он что-нибудь в лесу, — тихо, но властно передал Рамсис.

— Эльдар могут перехватить сигнал, капеллан. Они всё ещё могут не знать, что мы здесь, — предупредил его Лисонис.

— Сержант, смею вас уверить, что они прекрасно осведомлены о нашем присутствии. Даже если их техника не засекла нас, то уж псионики точно справились с этим.

Сержант склонился, отцепил ауспекс от разгрузки и настроил его. Держа прибор в одной руке, он водил им в направлении леса. Экран ауспекса отбрасывал мерцающий зелёный отсвет на чёрный доспех сержанта, подсвечивая шлем снизу и делая десантника похожим на демона из глубин Хаоса. Лисонис покрутил медный циферблат рядом с экраном, затем пощёлкал рычажком.

— Точно можно сказать, что в лесу находится около дюжины живых существ размером с человека, капеллан, — доложил Лисонис, пристегнув ауспекс обратно на место и вытащив силовой меч из ножен.

Рамсис снова взглянул на деревья, отыскивая любой признак движения или жизни. Ничего. Посмотрев на часы на ретинальном дисплее, капеллан принял решение.

— У нас нет времени обходить лес. Приготовиться к атаке. Да направит Император наше оружие, — с такими словами Рамсис вышел вперёд.

— За Императора и Вулкана! — прокричал он на бегу, силовой доспех превращал каждый шаг в громадный прыжок. Позади него Саламандры тоже сорвались с места, подхватив боевой клич. Воздух наполнился тихим свистом, и Рамсис заметил мелкие серебристые кристаллы, отскакивавшие от доспехов его братьев. Снова всмотревшись в лес, он уловил едва видимые тени, давшие по космодесантникам ещё один залп. Рамсис услышал сдавленный крик сзади. Он обернулся, чтобы посмотреть, что случилось. Один из космодесантников отделения Дельфос, брат Ласт, схватился рукой за шлем. Его товарищ развернулся, подал Ласту руку и помог ему подняться. Пока капеллан наблюдал за ними, токсины в кристалле уже начали всасываться в кровоток Ласта. Космодесантник снова вскрикнул, когда его тело начало содрогаться. Силовой доспех усиливал движения трясущегося десантника, превращая их в судорожные метания. Ласт выронил болтер и упал на колени.

— Игла снайпера пробила окуляр шлема брата Ласта, — доложил сержант Дельфос.

— Тогда тащите его! — приказал Рамсис, снова переключаясь на лес. Первые десантники уже были в пятидесяти шагах от деревьев. Отделение Лисонис остановилось, вскинуло болтеры и дало залп. Разрывные снаряды ворвались в заросли, взметая в воздух фонтаны рваных листьев и коры, отламывая ветви и пробивая в стволах зияющие дыры.

Рамсис услышал резкий вопль, и из подлеска выросла фигура, зажимавшая рукой рану на предплечье, из которой по мерцающему камуфляжному плащу текла алая кровь. Фигура была высокой и завёрнутой в плащ, менявший окраску в соответствии с цветом деревьев и травы. Рамсис прицелился, совместив прицел на ретинальном дисплее с капюшоном эльдар. Он разглядел тонкий острый нос, изящные черты лица и два больших глаза, светящихся чужацким умом. Капеллан нежно нажал на спусковой крючок, и мгновение спустя череп эльдар взорвался, а обезглавленное тело пролетело ещё несколько метров, отброшенное ударной волной.

Добравшись до леса, Рамсис нашёл ещё три тела. У первых двух были пробиты огромные дыры в груди, нога второго была оторвана начисто, а третьего несколько одновременных попаданий из болтера превратили в багровое месиво. Оглянувшись, Рамсис увидел, как Ласта тащат двое братьев, одновременно стреляющих из болтеров. Раненый десантник всё ещё дёргался, пока его организм пытался побороть чужацкий яд. Доспех другого космодесантника лежал неподалёку, валяясь на траве, словно брошенная кукла. Капеллан увидел в сочленении доспеха на колене маленькую дырочку, пробитую иглой. Очевидно, она поразила крупный кровеносный сосуд, поскольку даже улучшенный организм десантника не смог справиться с отравлением.

— Да пребудет эта душа в свете Императора вечно. Своей милостью забрал Он тебя в свои объятья. Служи Ему в смерти так же, как твоя жертва послужила Ему в жизни, — пропел Рамсис, мысленно проклиная отсутствие в отряде аптекария. Он не мог позволить одному из своих воинов нести труп космодесантника, а к тому времени, как прибудет отряд капитана Нубиана, геносемя павшего будет уже бесполезно. Каждое несобранное геносемя было навсегда потеряно, что ослабляло Орден.

Оглядевшись, Рамсис увидел, что все остальные добрались до деревьев. От эльдар не осталось ни следа. Следующие несколько минут полумрак периодически освещался оранжевыми сполохами огня из огнемёта отделения Дельфос, пока космодесантники методично пробирались между деревьев в поисках выживших эльдар. Рамсис послал отделение Малести вперёд, чтобы убедиться, что дорога к капитану Нубиану очищена, а затем подошёл к брату Ласту.

Капеллан обнаружил десантника присевшим у поваленного дерева и вгоняющим снаряды из подсумка на поясе в магазин болтера. Рядом с ним лежал шлем с треснувшим левым окуляром. Левая сторона лица Ласта была покрыта корочкой засохшей крови, красным пятном на тёмной коже, а левый глаз закрылся. Всё лицо десантника покрывали ритуальные шрамы Саламандр. На лбу были выжжены три драконьих головы, каждая обозначала похвалу от капитана роты, а несколько прямых шрамов на носу и подбородке были выжжены в знак признания за победу над особым врагом. Ласт посмотрел на подошедшего Рамсиса.

— Клянусь, чёртов эльдар целился в брата Нитраса. Мазилы они, эти чужаки! — пошутил космодесантник.

— Как себя чувствуешь, брат? — поинтересовался Рамсис, садясь рядом с Ластом и снимая шлем.

— Драться могу, — заявил Ласт, широко ухмыляясь, от чего его шрамы свернулись кольцами. — Яд всё ещё действует на слух и обоняние, но вижу уже почти чётко. Ну, одним глазом, — он показал большим пальцем на здоровый глаз.

— А как с прицелом, брат Ласт? — спросил Рамсис. Ему нужно было знать, насколько надёжен был в бою десантник.

— Нормально, командир, — заверил его Ласт. Космодесантник ткнул пальцем в шлем. — Это старая модель, четвёртая, «Владыка». Скомпенсирует потерю глаза усилением сигнала через другой окуляр. Я даже не замечу увечья. Немного жмёт — я даже хотел попросить другой, когда мне выдали доспех — но, слава Императору, остался с этим.

Рамсис встал и приказал Ласту доложиться сержанту Дельфосу. Отсалютовав, боевой брат натянул шлем и направился к остальным десантникам.

К Рамсису подошёл сержант Малести и доложил, что зачистка окончена, других эльдар обнаружено не было.

— Принято, — откликнулся Рамсис, проведя рукой по коротким вьющимся волосам, прежде чем снова натянуть шлем. — Веди отряд к кряжу. Эльдар определённо знают, откуда мы идём, а капитан Нубиан вряд ли жаждет мешкать, ожидая нас.

* * *

Рамсис со своим отрядом первыми прибыли на точку сбора. Когда солнце зашло, зрение Рамсиса усилили авто-чувства шлема, залив всё вокруг красноватым светом. Из-за кряжа капеллан видел периодические вспышки залпов орудий Имперской Гвардии. Прошёл ещё час, прежде чем появился капитан Нубиан со своими космодесантниками. При помощи усилителей доспеха капеллан видел жар, окружающий отряд, белый свет, исходящий от вентиляционных решёток их ранцев. Их оружие тускло светилось красным, что, как знал Рамсис, означало продолжительный бой, в который ввязался отряд. Когда они подошли ближе, Рамсис быстро пересчитал десантников: их было двадцать один, на семерых меньше, чем отправлялось. Ещё несколько, похоже, были ранены, и, когда подошёл капитан Нубиан со своим командным отделением, Рамсис увидел, что редуктор аптекария Зуды был покрыт тёмно-красной кровью космодесантников; он явно извлекал уже геносемя из павших десантников. Собранное геносемя позволяло Ордену создать новых космодесантников на замену погибшим.

— Мы попали в засаду вскоре после приземления, — объяснил Нубиан, остановившись перед Рамсисом. — Они быстро приблизились на двух быстрых парящих транспортах, наше оружие не могло пробить силовые поля, защищавшие технику. Там ещё был гравитанк, круживший около нас и пытавшийся накрыть огнём из пульс-лазера. Брат Коленн сумел снять его из лазпушки, но отделение Мория успело потерять троих. В основном встретились обычные солдаты, не слишком-то опасные. Их сюрикенные катапульты не могут пробить наши доспехи, а наши болтеры одним выстрелом уничтожают по солдату. Больше всего проблем вызвали специалисты, те, кого они зовут Жалящими Скорпионами, — мы сражались с ними и раньше, Рамсис…

— Помню. Я был на Коронисе-4. Мастера ближнего боя, с этими проклятыми лазерами на шлемах, — сказал Рамсис, приставив пальцы к челюсти, изображая странное оружие чужаков в форме мандибул.

— Они самые, — согласился Нубиан. — Их доспехи похожи на наши: болтеры почти бесполезны. Они ухитрились зайти нам в тыл, скользкие мрази. Первым под удар попало отделение Гория. Их вожак был вооружён чем-то вроде силовой перчатки, легко пробившей грудь сержанта Гории. Мы смогли отбить остальных, сосредоточив огонь на слабых эльдар, и, убрав раздражитель, заняться рукопашниками. Всех перебили, — усмехнувшись, договорил Нубиан.

Капитан указал на космодесантника, у которого вместо левой руки была обугленная культя; другой рукой раненый махал перед носом сержанта Лисониса, вовсе на беспокоясь о своём увечье.

— Плазмомёт брата Кали взорвался, но он успел-таки уложить двоих, — объяснил Нубиан. — За последние семь высадок у меня уже четвёртый раз плазменное оружие отказывает, хотя впервые взорвалось. Нужно поговорить с Магистром Кузни, как вернёмся. Плевать, что плазменное оружие — древний артефакт, я хочу, чтобы оно лучше обслуживалось.

Капитан посмотрел на далёкие отсветы выстрелов, доносившиеся из лагеря Имперской Гвардии.

— Нужно выдвигаться. Я хочу добраться до гвардейцев до рассвета, — сказал он, снова повернувшись к Рамсису. — Хорошо, что мы не попытались приземлиться сразу на поле боя. Мы наткнулись на пару вражеских мобильных ПВО в шести километрах отсюда. У них такие громадные кристаллиновые лазеры, они бы наши «Громовые ястребы» легко подстрелили.

Слабо улыбнувшись, капитан показал Рамсису на две тонкие струйки дыма к югу.

— Ну, теперь-то они нам не помешают.

Капитан снова помрачнел.

— Хотелось бы, чтобы было больше времени на разведку, но Имперская Гвардия не удержит позиций, пока разведчики ищут лагерь эльдар.

— Никогда не слышал о лагерях эльдар, капитан, — сообщил Рамсис.

— Тоже верно, — согласился капитан, слегка кивнув шлемом. — Задержавшись, чтобы найти их, мы бы потеряли драгоценное время. Как ты когда-то нас учил, Рамсис, мы всегда должны совмещать действие с мудростью. Хотя мы живём для битвы, воюют не только оружием, но и умом.

— Боюсь, это не моя заслуга, брат, — с улыбкой признался Рамсис. — Я вычитал это в проповеди капеллана Горбиама, моего наставника во время послушничества.

Капитан снял шлем и глубоко вдохнул. У него на лбу сияли восемь штифтов, каждый из которых обозначал десять лет службы Императору. Розовый шрам тянулся от правой щеки до подбородка, выделяясь на фоне тёмной кожи. Как и у всех Саламандр, его лицо и шея были покрыты ожогами, каждый сложный знак отличия вырезался прямо на коже. Тёмные глаза капитана мрачно уставились во тьму, в этом взгляде отражались несколько столетий боевого опыта. Кивнув самому себе, он снова надел шлем.

— Хватит болтать. Выдвигаемся.

* * *

Космодесантники стали продвигаться ещё осторожнее, высылая вперёд патрули для поиска засад эльдар. Рамсис шёл вместе с братом-капитаном Нубианом и братом-библиарий Замбиасом из Архива Ордена. Они шли уже полчаса, когда Замбиас поднял руку и Нубиан скомандовал остановку. Библиарий молча снял шлем и уставился ввысь, где звёзды были разбросаны по безоблачному небу, словно алмазная пыль. Лицо библиария помрачнело, лысая голова сверкала от пота. Его глаза, совершенно белые, без зрачков, были похожи на глаза слепца, однако же он, нахмурившись, смотрел в небо, словно ища там что-то. Рамсис увидел бледный жуткий свет вокруг глаз псионика, использовавшего свою силу для поиска вокруг других разумов.

Медленно сморгнув и выдохнув, Замбиас снова закрыл свой разум.

— Эльдар прекратили атаку. Они выдвигаются на север, — сообщил он Нубиану и Рамсису.

— Тогда быстро выдвигаемся, пока они перегруппировываются! — рявкнул Нубиан, подавая отделениям сигнал выдвигаться.

— Узнал что-нибудь об их намерениях? — спросил у Замбиаса Рамсис, когда отряд сорвался с места.

— Их колдовство сильно, как тебе известно, брат-капеллан. Я не могу проникнуть в их разум, только чувствую их присутствие. Оно оставляет в воздухе мерзкий след, разложение в ауре планеты. Эта земля принадлежит Императору, она отторгает злобных чужаков, — объяснил библиарий, сжимая кулаки от ненависти к чужакам, оскверняющим Слатон.

— Я сам размышлял над этим, братья, — вклинился Нубиан. — Я связался с лейтенантом, командующим имперского гарнизона, и есть несколько факторов, которые мне непонятны. Не поможете поразмыслить?

— Как своим оружием мы несём суд Императора, так своим разумом мы несём Его мудрость, — ответил Замбиас, снова надевая шлем.

— Эльдар трижды начинали масштабный штурм имперских позиций, — сказал Нубиан. — Странно. Эльдар на равнине быстры, словно молния, они бьют, затем моментально исчезают. Они прекрасно знают, что не могут совладать с мощными орудиями, но, тем не менее, трижды бросались на танки и отряды имперских гвардейцев.

— Полагаю, они спешат, — помедлив, ответил Замбиас. — Отряд, который они послали на перехват Рамсису, был небольшим и целиком состоял из так называемых следопытов, мастеров скрытности, саботажа и партизанской войны. Даже воинство, что они послали против нас, лишь малая часть их воинов, если пророчества относительно общей численности верны. Похоже, они сосредоточили все свободные силы на портале и его защитниках. Их обычная стратегия молниеносных ударов обескровила бы нас и вынудила перейти в наступление, что дало бы им прекрасные шансы на победу. И тем не менее они кидают свои войска прямо в пасть имперских сил. Они отчаянно жаждут прорваться, я уверен в этом.

— Какая разница, в отчаянии они или невозмутимы? Они в любом случае подохнут под огнём наших болтеров! — выплюнул Рамсис, вытаскивая болтпистолет из кобуры и яростно тыкая им в горизонт. — Если они хотят корчить из себя лёгкую мишень, то мы должны быть просто счастливы. Я не люблю драться с эльдар. Они крадутся и ползают на брюхе, словно скользкие гады, никогда не вставая в полный рост, чтобы драться как честные воины. Их колдовство сильно, их боевые машины быстры и маневренны, так что для нас только лучше, если они в этот раз отбросят свою обычную тактику.

— Тоже верно, — кивнул Нубиан. — Мы сражаемся за правое дело, эльдар не должны добраться до проклятого портала. Если они достигнут устройства, они притащат ещё больше своих собратьев на планету, вырежут поселенцев и она будет потеряна для Императора. Мы должны убедиться, что этого не произойдёт.

— Почему бы просто не уничтожить портал и не покончить с этим раз и навсегда? — спросил Рамсис.

— В состав подразделения Имперской Гвардии был включён слуга Бога-Машины, — ответил Замбиас. — Полагаю, он хочет сохранить его для изучения.

— Тьфу! Бог-Машина. Политика, — в словах Рамсиса сквозило презрение. — Не буду притворяться, будто понимаю, почему мы должны тратить время на подобное. Мы сражаемся, мы убиваем, мы побеждаем. Мы же Саламандры.

— И где бы мы были без техники и оружия, Рамсис? — спокойно парировал Нубиан. — Ты же лучше всех понимаешь, что мы существуем только для защиты владений и слуг Императора. Если Механики хотят исследовать устройство, как бы глупо это ни выглядело для нас, наш долг — защищать их во время исследования.

Выслушивая отповедь, Рамсис бросил взгляд на горы вокруг. Свет двух лун Слатона ещё не проник в долину, и всё вокруг было погружено в тень. Они легко бежали по высокой траве, их путь преграждали лишь странные рощи сухих деревьев и обвалившиеся камни.

— Есть и ещё одна загадка, братья, — сказал Нубиан, вспомнив слова Рамсиса. — Эльдар предпочитают нападать внезапно, исподтишка, но они предупредили гарнизон о своём приближении. Они выслали ему ультиматум — дайте пройти к порталу или умрите. Почему они не воспользовались фактором внезапности, когда, возможно, смогли бы смести оборону одним решающим ударом?

— Возможно, они хотели запугать гвардейцев, чтобы вовсе не сражаться? — предположил Рамсис, даже не пытаясь скрыть своё недоверие к храбрости Имперской Гвардии.

— С тем же успехом внезапная атака могла бы смести всякое сопротивление и дать им свободный доступ к желаемым подкреплениям, — ответил Нубиан, поправляя на бегу правый наплечник, чтобы тот лучше сидел на приводе.

— Рамсис прав, — сказал Замбиас, вытаскивая психосиловой меч из ножен. Пси-энергия заструилась по клинку, и на нём заиграли бледно-голубые огоньки. — Неважно, в чём заключается их хитроумный план. Они всё равно падут под клинком императорского гнева.

* * *

Космодесантники добрались до позиций Имперской Гвардии, не встретив больше эльдар, хотя Замбиас дважды сообщал о том, что вражеский псионик пытается пробиться через пси-щит библиария. Имперские гвардейцы выглядели неважно. Во тьме дымились обгорелые остовы обоих их танков. На земле были сложены трупы с закрытыми шлемами лицами, сложены линией в тридцать шагов. Рамсис видел тридцатиметровую зону, расчищенную гвардейцами перед позицией. Она была выжжена, усеяна воронками от снарядов, но трупов эльдар видно не было. Рамсис предположил, что противник забрал их, отступая под лазружейным огнём гвардейцев.

Немногие выжившие гвардейцы сидели у костров, их плащи и остроконечные шлемы были помяты, разодраны и заляпаны кровью. Лейтенант поспешил поприветствовать новоприбывших. Под глазами у человека были мешки от усталости и напряжения, а тёмно-синий мундир не был застёгнут. На левом бедре была повязка, через которую сочилась кровь, пятнавшая белые брюки. Он отдал честь капитану Нубиану, как было принято в его полку, приложив палец к козырьку.

— Лейтенант Раскиль из четвёртого левиллийского, приданного Адептам Механики для охраны, — доложил он. — Благословен будь Бессмертный Император, что вы пришли спасти нас.

Нубиан взглянул на офицера, чья макушка едва доставала до нагрудного орла космодесантника.

— Вы ошибаетесь, лейтенант, — сказал он Раскилю. — Мы пришли не спасать вас. Мы пришли защитить портал от мерзких эльдар. Ваше выживание лишь необходимо для выполнения задания.

Лейтенант отшатнулся, словно ошпаренный, широко распахнув рот. Прежде чем он смог промямлить что-нибудь, над ним уже возвышалась могучая фигура брата Замбиаса.

— Где чужацкий артефакт, лейтенант? Я желаю его обследовать, — поинтересовался библиарий. Имперский гвардеец всё ещё был в шоке от слов Нубиана.

— Я, эээ… я провожу вас. Хотите сначала отдохнуть и перекусить? — предложил Раскиль.

Рамсис почувствовал нарастающий гнев. Дерзкий человечишка предполагал, что их физические потребности стоят прежде целей задания. Он шагнул навстречу лейтенанту, но Нубиан вмешался, преградив Рамсису путь рукой.

— Нам пока не нужна поддержка, лейтенант, — быстро сказал капитан. — Впрочем, прежде всего нужно заняться обороной позиции. Прикажите своим сержантам доложиться моим братьям. Ваши люди могут отдыхать остаток ночи, мои отделения встанут на караул до рассвета.

— Вы в курсе, что здесь восемнадцатичасовая ночь? — спросил Раскиль.

— Мы осведомлены о цикле вращения Слатона, лейтенант, — сказал Нубиан, в его голосе слышалось недоумение из-за вопроса офицера.

— И ваши люди собираются стоять дозором до рассвета, который наступит через где-то десять часов? — недоверчиво спросил Раскиль. — Я могу выделить людей для караула, это не проблема.

Терпение Рамсиса лопнуло. Он обошёл капитана Нубиана и уставился на Раскиля.

— Вашим людям нужны еда и сон. Нам — нет! — Рамсис проговаривал очевидное. — Если ваши люди не получают этого, их боевые способности резко ухудшаются. У нас такой слабости нет. Мы можем месяц сражаться, живя на протеинах, поставляемых перерабатывающей системой доспеха. Вы также страдаете от вызванных напряжением физических и психических расстройств, долгое время находясь на передовой, вследствие чего я проигнорирую ваши оскорбления. Наши братья встанут дозором. Будьте добры впредь не оспаривать мудрость капитана.

Лейтенант Раскиль настороженно посмотрел на троих огромных космодесантников, стоящих перед ним. Оглядев лагерь, он увидел других десантников, выдвигавшихся на позиции, с которых просматривалась вся долина с севера и с юга. Он ничуть не удивился, заметив, что его люди расступались перед громадными воинами, убираясь с пути задолго до их приближения.

— Тогда следуйте за мной. Магос Симениц изучает… цель уже несколько дней, — наконец сказал он, направляясь к краю лагеря.

* * *

Раскиль привёл Рамсиса и остальных десантников к ровной впадине, окружённой с трёх сторон крутыми утёсами и находившейся сразу за восточной стороной кряжа, где гвардейцы встали лагерем. Артефакт в центре моментально опознавался как эльдарский. Обелиск высотой в два человеческих роста был сделан из фиолетового камня, усыпанного золотыми эльдарскими рунами. Изящные завитки серебряной проволоки свисали со стержней, образовывавших вокруг портала гексаграмму. Воздух заполнял свистящий звук, издаваемый квадратным ящиком длиной в шестьдесят сантиметров и покрытым циферблатами и вентилями, который стоял неподалёку и был соединён с проволокой катушками проводов. Всё вокруг было залито мерцающим светом трёх жаровен, выставленных в низине треугольником. Пока они шли к чужацкому творению, из-за механизмов выступила сутулая фигура в мантии.

— А, Раскиль, вот и вы… — начала фигура, замершая при виде космодесантников. Когда человек повернулся к ним, пламя осветило его лицо под тяжёлым капюшоном мантии. Похожая на пергамент кожа свисала складками со щёк, а спина словно была вечно сгорблена. Из правой глазницы торчал странный оптический прибор с несколькими разнокалиберными линзами, то выезжавшими вперёд, то отъезжавшими назад, пока он фокусировал взгляд. Носа у него также не было, из середины бесформенного лица к маленькому цилиндру на поясе тянулся воздушный шланг.

— Идёмте, смотрите! — предложил Симениц, помахав им правой рукой, из которой торчало несколько мелких антенн. Он подвёл их к аналитическому механизму и ткнул в один из множества экранов, показывавших какие-то синусоиды и причудливые графики. Посланник Адептов Механики потянул за небольшой штепсель, встроенный в его лоб и воткнул его в разъём в самой машине, провод, связывавший его со штепселем, отливал кровью. Экран, на который он показывал, начал меняться, когда техножрец гортанно, почти неслышно, пропел молитву. Появился нарисованный зелёными линиями силуэт артефакта и, когда адепт запел быстрее, рой оранжевых точек сложился в концентрические овалы, которые, казалось, нестройно вращались вокруг центра монолита.

— Видите? — спросил Симениц, радостно тыкая пальцем в экран.

— Мы не разбираемся в работе этого механизма, — тупо глядя на картинку, сказал Нубиан.

Техножрец насмешливо хмыкнул и щёлкнул переключателем, остановившим движение овалов, перед тем как вытащить штепсель из разъёма.

— Это явно энергетическое поле от варп-катушек, — медленно, как терпеливый взрослый, поучающий ребёнка, сказал техножрец. — Наши подозрения подтвердились: это строение способно открыть врата в Паутину, позволяя чему-нибудь пройти сквозь него. Причём немаленькому такому чему-нибудь, если я правильно всё рассчитал. Тем не менее, я заметил некоторые странности. Такое поле не характерно ни для одного искаж-механизма из известных нам. Врата словно бы ведут как в Паутину, так, в то же время, из неё. Также мощность поля нарастала с момента моего прибытия. Похоже, кто-то пытается удалённо включить врата.

— Можете помешать? — спросил Рамсис, глядя на огромный обелиск, который, казалось, не отражал свет жаровен, а поглощал его, оставаясь в тени. Находясь рядом с чужацким творением, ощущая висящую в воздухе вонь внепланетного зла, Рамсис чувствовал, как у него мурашки по коже бегают.

— Я, в принципе, могу дестабилизировать поле Путины, но результаты будут ужасающими, если я всё же ошибаюсь, — пожав тощими плечами, сообщил техножрец.

— Приготовьтесь к дестабилизации по моему приказу, — сказал Нубиан. — Мы попытаемся сохранить портал в целости и сохранности для ваших исследований, но нам приказано не дать эльдар включить его. Если будет необходимо, мы уничтожим его, спасая жизни двухсот тысяч поселенцев.

— Поселенцев? — усмехнувшись, спросил Симениц. — Всегда можно достать ещё поселенцев, а вот такого же качественного образца мы можем ещё лет пятьсот не найти.

— Если эльдар доберутся до портала, мы всё равно его потеряем, — сказал Замбиас. Библиарий развёл руки в стороны и медленно пошёл к порталу, постепенно сводя их вместе на ходу.

— Я чувствую здесь зло. Древнее, чужацкое зло, — сказал он, развернувшись к остальным.

— Мы будем готовы, — уверенно ответил Рамсис.

* * *

До рассвета оставалось несколько часов, когда эльдар снова атаковали. Рамсис всю ночь провёл с Замбиасом и Нубианом, распределяя десантников и гвардейцев по позициям. Основная масса войск была сосредоточена на северном направлении, с которого шли прежние атаки. Тем не менее, Нубиан приказал Рамсису вместе с небольшим отрядом охранять южный подход, на тот случай, если эльдар воспользуются быстрыми гравициклами, чтобы начать атаку с другого направления. Космодесантников было сорок четыре и ещё около шестидесяти имперских гвардейцев, так что Рамсис был уверен, что они продержатся. Когда на севере, на правом фланге, началась стрельба, он был с отделением Лисонис.

Имперские гвардейцы посылали в темноту залп за залпом, резкие белые вспышки выстрелов из их лазружей ярко сияли в ночи. В ответ из тени протягивались тонкие голубые энергетические лучи, за которыми следовали очереди плазменных снарядов, ослепительно ярко взрывавшихся на земле. Доспех Рамсиса автоматически наложил на щиток шлема фильтр, чтобы десантника не слепил резкий свет, но он знал, что у гвардейцев с этим будут проблемы. Пока он наблюдал за боем, из сумрака вылетел энергетический снаряд размером с кулак и врезался в грудь гвардейца, послав разорванный труп в десятиметровый полёт. Рамсис слышал выкрикиваемые сержантами Гвардии приказы, и в редкие моменты тишины его слух вылавливал зловещий свист эльдарских сюрикенов, разрезающих ночной воздух.

— Остаёмся на позиции. Возможно, это всего лишь отвлекающий маневр, — сказал он Лисонису, отвлекая внимание от перестрелки, бушевавшей в сотне шагов справа. Повернувшись налево, Рамсис увидел тепловые следы нескольких эльдарских машин, медленно подкрадывающихся к лагерю.

— Увеличить, — приказал он доспеху, и мерцающие контуры трёх эльдарских гравициклов резко приблизились. Они парили в нескольких метрах над землёй, уклоняясь от камней и деревьев, длинные и округлые, с резной бронированной кабиной спереди и орудийным гнездом сзади. Рамсис немедленно опознал эти быстрые боевые машины с экипажем из двоих эльдар, оснащённые смертоносными тяжёлыми орудиями, которые эльдар, как ему сообщили, называли «Змеями» или «Гадюками», что-то типа того. По мере уверенного приближения к защитникам их корпуса становились всё лучше и лучше различимы.

Предупреждать братьев не было необходимости; он видел, что они также следили за перемещениями эльдар. Глубоко вздохнув, чтобы успокоиться, он снял болтпистолет и Жезл с пояса и стал спокойно ждать, пока чужаки войдут в радиус поражения. Внезапный блеск тонкого ствола орудия ближайшего гравицикла выдал нарастание тепла, и секундой позже голубой разряд энергии разрезал ночной воздух и пробил доспех брата Каммии, стоявшего в пятидесяти метрах по правую руку Рамсиса. Космодесантник ещё пару секунд стоял, словно ничего не случилось, пока дыра в его туловище слабо дымилась. Затем ноги воина подкосились, и он упал на землю. Доспех лязгнул, словно внутри вдруг ничего не стало.

Космодесантники немедленно отреагировали, львиный рык разорвал воздух, когда они разом дали болтружейный залп. Каждый снаряд уносился в тень, оставляя едва заметный трассер, а затем взрывался с характерным треском. Рамсис наблюдал за множеством мелких взрывов рядом с корпусом ведущего гравицикла, разбрасывавших осколки во все стороны. Когда он переключился на нормальный режим зрения, космодесантник сзади, брат Артетис, расставил ноги и вскинул на плечо пусковую установку. «Гадюки» проносились мимо, их стрелки разворачивали изящные орудия, целясь в космодесантников. Артетис развернулся, нацелил установку на ближайший гравицикл, а затем резко нажал на спусковой крючок. Из установки вырвался язык оранжевого пламени. Какое-то мгновение казалось, что ракета не нашла цель: она явно пролетала мимо «Гадюки». Затем дух ракеты увидел пролетающих чужаков и задействовал маневровый двигатель для смены курса ракеты. Секунду спустя боеголовка взорвалась, превратив заднюю часть машины в огненный шар. Гравицикл упал на землю и взорвался.

Космодесантники продолжали стрелять из болтеров по оставшимся «Гадюкам». Рамсис увидел, как один из снарядов врезался в крыло и взорвался, сорвав его начисто. Потеряв управление, машина нырнула вниз, и капеллан увидел, как стрелок вскинул руки, защищая лицо, за секунду до того, как нос гравицикла врезался в землю. По инерции он несколько раз перевернулся и скатился по склону холма, разбрасывая во все стороны куски резной брони. Последняя «Гадюка» сбежала обратно под сень скал и скрылась из виду.

* * *

Битва продолжалась ещё несколько часов, эльдар предпочитали быстро нападать, наносить кое-какой урон и так же быстро отступать обратно в тень, вместо того чтобы развернуть полномасштабный штурм. Такая тактика не позволяла точно оценить их численность, но на кряже догорали обломки двух гравитанков, и Лисонис доложил о более чем пятидесяти эльдарских трупах, найденных в округе. Во время последней атаки Рамсис попал под огонь сюрикенной катапульты, чужацкого устройства, способного выпустить залп бритвенно острых дисков, разрезающих цель на куски. Впрочем, древний доспех капеллана выдержал, и цепочка дисков с мономолекулярной заточкой тянулась от левого наплечника к правому бедру. После победы Рамсис собирался отдать доспех технодесантнику Орлинии, чтобы тот осторожно извлёк их. Он хотел сохранить их на память об этой битве. Но перекрашивать доспех он будет сам, в благодарность за данную ему защиту.

Прошло уже больше часа с момента последней атаки, и капитан Нубиан, убедившись, что это не отвлекающий маневр, повёл своё командное отделение и отделение Дельфос в разведку, чтобы отвлечь эльдар и не дать им перегруппироваться. Он отсутствовал уже около четверти имперского часа, оставив Рамсиса командовать остатками имперских войск.

А их осталось мало. Атаки эльдар были крайне эффективны: только двадцать девять гвардейцев и двадцать семь космодесантников могли сражаться. Рамсис знал, что многие раненые братья пошли бы в бой, если бы он потребовал, но важно было дать их улучшенным телам любую возможность исцелиться, чтобы они могли с полной отдачей сражаться позже, когда это действительно потребуется. Большинство раненных гвардейцев было мертво — их разрезали сюрикены, плавила плазма звёздных пушек и разрывали напополам мощные лазеры. Рамсис засмотрелся на один из трупов, тело молодого капрала, лицо которого выражало умиротворение и покой. «Странно», — отвлечённо отметил Рамсис, «учитывая то, что ему разнесло ноги и половину позвоночника». Затем запищал передатчик капеллана, и тот моментально забыл про труп.

— Возвращаюсь с несколькими эльдар, — услышал он сообщение Нубиана.

Связь оборвалась прежде, чем он успел ответить, но Рамсис был рад, что капитану удалось захватить нескольких мерзких чужаков в плен — их можно было допросить и узнать об их планах и численности войск. Через некоторое время Рамсис увидел возвращающихся космодесантников. Нубиан целеустремлённо шагал в гору в сопровождении Замбиаса. Его телохранители были позади, и за их мощными телами Рамсис едва различал чужаков-пленников.

На всех троих были длинные развевающиеся мантии и украшенные драгоценными камнями шлемы. Их тонкие тела казались истощёнными рядом с громадными космодесантниками, но чужаки были немного выше. Сложные узоры эльдарских рун свисали с их одежд на тонких нитях, плавно покачиваясь в такт движению. Тот, что шёл в центре, был одет богаче прочих, и Рамсис с удивлением понял, что это, должно быть, один из легендарных провидцев, могучих псиоников, по слухам, командовавших эльдар. Двое других были колдунами; он встречал их и раньше, это были мощные боевые маги, явно служившие провидцу телохранителями. Все трое спокойно двигались, легко держась наравне с космодесантниками, несмотря на огромные шаги капитана и библиария. Нубиан и Замбиас были всего в десяти метрах от него, и Рамсис ясно видел троих чужаков. Что-то тут было не так, но, прежде чем он сумел понять, что именно, Нубиан уже был прямо перед ним.

— Идём, брат! Нам нужно срочно кое-что обсудить, — бесцеремонно бросил Нубиан, проходя мимо Рамсиса к порталу.

Только тогда Рамсис понял, что эльдар вовсе не были связаны и что у них всё ещё было при себе оружие: сюрикенные пистолеты в мастерски сделанных кобурах и длинные мечи в ножнах, висевших среди множества кистей и рун.

— Что за чертовщина? — вопросил капеллан, наставив пистолет на провидца. Было очевидно, что космодесантники находились под проклятым воздействием пси-сил эльдар.

— Успокойся, Рамсис! — крикнул Нубиан, встав между капелланом и целью. — Обстоятельства изменились. Опусти оружие.

— Безвольный дурак! — прошипел Рамсис, целясь в капитана. — Это какой-то клятый эльдарский трюк!

Замбиас вновь встал между капелланом и капитаном, положив руку в перчатке на пистолет Рамсиса.

— Нет тут трюка, брат, — холодно сказал библиарий. — Мы оба не околдованы.

Шлем Замбиаса висел у него на поясе, и Рамсис видел, что глаза библиария были нормальными, не выдавая никаких признаков использующихся пси-сил.

Рамсис помедлил и посмотрел на лицо библиария. Увидев лишь благородного и честного десантника, с которым он подружился и которого зауважал за последние несколько лет, он неохотно отступил, опуская пистолет. Трое эльдар прошли мимо них, даже не взглянув на капеллана, словно ничего не произошло. Заносчивость чужаков взбесила Рамсиса, но он смог сдержать свою злобу — на время.

* * *

Портал охранялся братьями Амадеем, Ксавьером и Иоахимом, и те крайне настороженно смотрели на эльдар, сопровождавших Нубиана. Люди Раскиля и остальные десантники наблюдали за долиной, на тот случай, если это всё был обман, призванный внушить слугам Императора ложное чувство уверенности и защищённости. Когда отряд вошёл в ложбину с эльдарским артефактом, магос Симениц оторвался от настройки гексаграммы у портала, и, когда он заметил гостей, у него забавно отвисла челюсть.

— Что они здесь делают? — поинтересовался он, выступая вперёд на защиту своего анализатора. Провидец тоже выступил вперёд, подняв руку и сначала растопырив пальцы, а затем сжав их в кулак. Когда он заговорил, его голос показался музыкой, каждый слог и звук были прекрасно подогнаны и исполнены в своё время.

— Я здесь, дабы отключить врата, устройство, что вы зовёте порталом, — провидец размашисто указал рукой с несколькими толстыми золотыми браслетами на обелиск.

— Ложь! Ты откроешь врата в свой чёртов мир и притащишь сюда своих воинов, — заявил Рамсис, встав рядом с Сименицем.

— Вмешательство нам не нужно, — спокойно сказал провидец, наклонив голову. — Зов нашего дома и наших предков привёл нас сюда, руны привели мой извилистый путь к вашим людям. Тот, кто идёт сюда, порождён кошмаром и питается ужасом. Имя его — Ха-рек, вождь Клыкастой Пасти. Он приходит, убивает вас всех, насыщает свою жажду душами ваших людей.

Рамсис уставился на вожака эльдар, глядя прямо в два зелёных овальных камня, которые, как он предположил, служили шлему окулярами. Невозможно было сказать, что чувствовал провидец или о чём думал, склонённая голова чужака могла быть знаком требования или уступки. Капитан Нубиан снял шлем и подошёл к капеллану, магос Симениц тоже подтянулся. В глазах капитана читалось волнение, и Рамсис чётко видел, что ответственность тяжело давила на него.

— Всё объяснили. Ну, кажется, я понял, — сказал остальным Нубиан. — Группа эльдар-отщепенцев пытается использовать портал для нападения на поселенцев. Провидец прибыл сюда, чтобы полностью закрыть портал, чтобы его больше нельзя было использовать. Нам нужно быстро действовать, чтобы оборвать связь между двумя мирами.

— Нет, — вдруг выкрикнул Симениц, бешено глядя нормальным глазом. — Они пытаются укрыть от нас тайну! Они хотят спрятать свою чудесную технологию от Бога-Машины!

Хрипящий техножрец бросился на провидца, растопырив пальцы, словно когти. Рамсис хотел схватить свихнувшегося адепта, но провидец успел раньше. Эльдарский псионик слегка шевельнул пальцами поднятой руки, и голову Сименица окружил бледный колеблющийся ореол жёлтого света, остановивший техножреца. Замбиас шагнул вперёд, положив руку на рукоять психосилового меча, но тут же путь ему преградил один из колдунов, взмахнувший сверкающим ведьмовским клинком.

— Отпусти его! — потребовал Нубиан, и провидец снова, почти скучающе, повёл пальцами. Симениц грохнулся на землю. Когда Рамсис наклонился, чтобы проверить, жив ли он, техножрец открыл глаз и тихо застонал.

— Он рассказал, — прошептал Симениц. — Показал мне портал. Чудесно…

Техножрец поднялся на ноги и широко раскрытыми глазами уставился на провидца, обратившего внимание на сам портал.

— Какое вам дело до поселенцев? — спросил у эльдар Рамсис.

— Никакого, — со взмахом длиннопалой руки признал псионик. — Дело есть до ваших воинов, узнающих о бойне и ищущих ответы. Натыкаетесь на наш мир-ковчег, мирно плывущий среди звёзд. Не понимаете, что случилось, возлагаете на нас вину за кровопролитие. Собираете флот и нападаете. Мы вас всех убиваем, но многие из нас тоже гибнут. Мы хотим избежать подобного итога. Мы не хотим сражаться с вами. Если Тёмная Родня вырвется из Паутины, нам понадобятся все силы, чтобы сразиться с ней.

— Откуда ты знаешь? — спросил Рамсис, всё ещё считая, что эльдар пытаются их обмануть.

— Откуда ты знаешь, что не спишь? Что вообще жив? — сказал провидец.

— Отвечай чётко! — потребовал Рамсис.

— Мы теряем время! — парировал вожак эльдар. — Я с радостью вас всех оставлю подыхать в самой мучительной агонии, если вы любезно гарантируете, что мой народ не обвинят в вашей смерти или уничтожении навязчивых жителей того сортира, что вы зовёте городом. Я должен закрыть врата в Паутину и закрыть их сейчас!

Провидец поднял руку и указал на портал, мягко напевая на своём странном мелодичном наречии. Пока Рамсис наблюдал за ним, анализатор пискнул. Симениц подбежал к нему и начал проверять поступающие данные, бешено работая с тумблерами и циферблатами.

— Порт… портал открывается, — восторженно прошептал он. Все уставились на камень, вокруг которого появился тёмный ореол, а по поверхности поползли белые молнии. Воздух наполнился гудением, и на их глазах серебряные провода аналитической матрицы Сименица стали плавиться.

— Предательство! — прорычал Рамсис, вскидывая болтпистолет и стреляя в провидца. Вспыхнула пси-энергия и снаряд упал на землю, не разорвавшись. Рамсис увидел, как позади провидца Замбиас обменивался ударами с колдуном. Амадей, Ксавьер и Иоахим выстрелили из болтеров в другого колдуна, но эльдар уклонился от залпа и атаковал, пронзив искрящимся от пси-энергии ведьмовским клинком грудь Амадея.

Рамсис большим пальцем включил Жезл и развернулся к провидцу. Внезапно мозг капеллана взорвался. Он почувствовал, как его душу обволакивает ртуть пси-энергии. Казалось, что сама Вселенная вопила ему в уши и свет самого солнца слепил его. Стиснув зубы, Рамсис заставил себя сосредоточиться на провидце, спокойно стоявшем посреди ложбины и глядевшем на портал, всё ещё протягивая к нему руку.

— Вулкан, придай мне сил! — крикнул Рамсис, освобождаясь от пси-пут провидца резким волевым движением. Рамсис был в двух шагах от эльдар, когда тот повернул к нему голову, словно богомол, выслеживающий жертву. Провидец махнул правой рукой, и ведьмовской клинок, вылетевший из ножен на спине, приземлился ему на ладонь. Рамсис мощным обратным ударом вбил Жезл Тайн в голову чужака. Драгоценные камни посыпались на землю, а провидец пошатнулся. Рамсис попытался ударить ещё раз, но эльдар быстро отреагировал, развернувшись на каблуках и нанеся удар ведьмовским клинком, который он держал обеими руками. Рамсис считал, что эльдар промахнулся, ровно до того момента, как стал поднимать Жезл. Не веря своим глазам, Рамсис понял, что его правая рука заканчивается запястьем. Тупо посмотрев вниз, капеллан увидел лежащий на земле Жезл, рукоять которого всё ещё сжимали его пальцы.

Ведьмовской клинок снова опустился, и Рамсис отскочил в сторону, чужацкое оружие скользнуло по левому наплечнику. В воздух взметнулись искры от нескольких разрезанных авто-приводов, но Рамсис откатился и снова встал на ноги. Провидец словно скользнул к капеллану, не сделав и шага, клинок сверкал энергией. Эльдар широко расставил ноги, его мантия взметнулась от бурлящей пси-энергии, и он медленно взмахнул клинком в воздухе. Рамсис заметил, что один из окуляров был разбит, и было видно часть лица провидца. Через щель на него с презрением смотрел миндалевидный глаз. По мере приближения провидца, жёлтая радужка глаза сияла всё ярче и ярче, наполняясь сполохами энергии, пока не превратилась в маленькую белую звезду.

С громовым раскатом энергии провидца сбили с ног. За скорчившимся эльдар стоял Ксавьер, схватившийся за Жезл Рамсиса обеими руками. Космодесантник бил провидца по голове снова и снова, пока чужак не прекратил дёргаться, а его кровь не смешалась с грязью. Оглядевшись, Рамсис увидел, что оба колдуна также погибли. Брат Амадей лежал на спине, Замбиас помогал ему удерживать органы, пытавшиеся вылезти через огромную дыру в грудине. Симениц ползал по земле, тихо плакал и закрывал глаза. Нубиан подбежал к нему и схватил техножреца за мантию, оторвав того от земли.

— Вырубай портал! — потребовал он, швырнув Сименица к анализатору.

Камень портала раскалился добела. С его поверхности словно дул ледяной ветер, от которого жаровни бешено мерцали. Техножрец начал работать, а Рамсис подошёл к стоящему над провидцем Ксавьеру, с Жезла Тайн в руках которого капала чужацкая кровь.

— Это добрый знак, брат! — ухмыльнулся Рамсис, показывая на Жезл. — Император определённо выделил тебя. Когда вернёмся на Ноктюрн, я предложу тебя в послушники прометейского культа. Однажды ты станешь отличным капелланом.

— Спасибо, брат. Дай Император, чтобы я соответствовал ожиданиям, — откликнулся Ксавьер, в чьих глазах читалась радость.

Рамсис похлопал молодого космодесантника по наплечнику левой рукой и посмотрел на свою культю. Его изменённая кровь уже свернулась и кровотечение остановилось, силовой доспех выпустил болеутоляющие составы в прилегающие ткани. Когда они вернутся в крепость-монастырь, Магистр Кузни сделает ему искусственную руку. Такие протезы были среди Саламандр обычным делом. Тут нечего было стыдиться.

— Кажется, я опоздал, — услышал Рамсис бормотание Сименица.

Все уставились на техножреца, сгорбившегося за анализатором.

— Что ты сказал? — переспросил Нубиан, прищурившись.

— Я опоздал, — повторил Симениц, ткнув пальцем в портал. Белый ореол превратился во вращающееся многометровое кольцо с лиловой тенью в центре. Воздух наполнился пронзительным визгом, одновременно громким и неслышным. Не сговариваясь, космодесантники начали отходить от чужацкого артефакта, занимая позиции по периметру ложбины. Капитан Нубиан выкрикивал приказы в передатчик, требуя всем отделениям прибыть на холм.

С громогласным треском портал раскрылся, создав огромный овал из чистой тьмы, растянувшийся на тридцать шесть метров, по всей ширине впадины. Из черной бездны светили холодные далёкие звёзды. Несколько мгновений ничего не происходило, но затем отщепенцы вырвались из этого энергетического эллипса. Из ниоткуда раздались выстрелы, и в поле зрения выпрыгнули ещё эльдар, их ружья выплёвывали струи смертоносных осколков. В реальность вырвались ещё эльдар на чёрных как ночь гравициклах, покрытых бритвенно острыми клинками, чьи визжащие двигатели пронесли их мимо ошеломлённых людей. Космодесантники и имперские гвардейцы открыли огонь по всё прибывающим и прибывающим злобным тварям. Кожа этих эльдар была бледна до белизны, резко выделяясь на фоне их чёрных доспехов, сделанных из гибких пластин, усыпанных сверкающими клинками. С цепей, намотанных на запястья, пояса и шеи, у них свисали крюки и гарпуны, и на остроконечных шлемах у многих были плюмажи необычных цветов.

Глядя на то, как тёмный портал выплёвывает изящный гравитанк, полный воющих воинов, Рамсис наконец понял, что чужацкий провидец был прав. Их отряд не мог выстоять против чужацкого воинства самостоятельно. Боевая машина медленно и угрожающе спокойно двинулась. Твари на ней размахивали кривыми и зазубренными клинками и стреляли из пистолетов по имперцам перед ними, не целясь. Странное оружие, установленное на носу машины отщепенцев выплюнуло в космодесантников шар тёмной энергии, легко прорезавший доспех брата Ласта. Всё больше и больше воинов выпрыгивало на планету в сопровождении стай чужацких зверей без кожи, с чётко видимыми в отсветах огня мышцами. С душераздирающим воем стаи гончих устремились вверх по склону, прорываясь через гвардейцев при помощи клыков и когтей. Ещё больше гравициклов выплыло из врат, неся с собой бесконечный поток извращённых и жестоких воинов.

Стреляя из болтпистолета в наступающих чужаков, Рамсис почувствовал страх, какого никогда раньше не испытывал. Если бы их войска объединились с эльдар вместо того, чтобы изматывать и ослаблять друг друга днями боёв, они бы смогли остановить хлещущую из портала волну отщепенцев. Теперь же слуги Императора были одни. Рамсис знал, что они были обречены: единственная надежда на победу была уничтожена его же ненавистью и дуболомством.

Решив забрать с собой хоть нескольких, Рамсис вытащил из мёртвой руки лежащего в грязи Малести силовой меч. Впадина была уже забита трупами чужаков, но прибывали всё новые и новые. Крича от ярости, капеллан рванулся в гущу боя. Рамсиса окружили воины, которых он слепо рубил налево и направо, убивая каждым ударом по врагу. Визг антигравитационных движков оглушал, и капеллана сбило с ног волной энергии от пролетавшей мимо машины. Его окружал грохот орудий и лязг клинков, сопровождаемый какофонией криков, резко заглушённых оглушительным рёвом нечеловеческой ярости. Его со всех сторон зажали тёмные воины, его доспехи не выдерживали ударов его врагов, его истинных врагов. И когда над ним сомкнулась тьма, последним, что он видел, были их вытянутые весёлые от злобного ликования лица.

Ярость Кхарна

Уильям Кинг

Переводчик: ShaoLin Monkey, вычитка: (666)_vacuum

Кровь Богу Крови! — проревел Кхарн Предатель, прорываясь сквозь град болтерного огня к Храму Высших Наслаждений. Болты рикошетили от его доспеха, не нанося никакого урона. Десантник Хаоса улыбнулся. Керамит древней брони защищал его уже десять тысяч лет. Он был уверен, что броня не подведет и сегодня. Воины вокруг него падали, держась за свои раны и крича от боли и страха.

Возложив новые души на алтарь Повелителя Резни, Кхарн маниакально усмехнулся. Сегодня Бог Крови будет доволен.

Кхарн заметил, как впереди один из берсеркеров, чей доспех наполовину был расплавлен плазмой, упал, изрешеченный болтерным огнем. Берсеркер выл с гневом и разочарованием, зная, что сегодня принес Кхорну меньше жертв, чем обычно. Из последних сил умирающий воин подобрал свой цепной меч и одним быстрым ударом отрубил себе голову. Его кровь била фонтаном, утоляя жажду Кхорна.

Пройдя мимо, Кхарн пнул голову мертвого воина, закинув ее на парапет защитников. По крайней мере, мертвый соратник Кхарна подарил поклонникам резни пару восхитительных моментов перед смертью. В подобных обстоятельствах это была наименьшая награда, которой Кхарн мог одарить воина. Предатель начал взбегать по горе трупов, стреляя из плазменного пистолета. Один из культистов упал, держась за расплавленное лицо. Дитя Крови, демонический топор Кхарна, выл в его руках. Он размахивал им над головой, крича проклятия в болезненно-желтое небо демонического мира.

Черепа для Его Трона! — кричал Кхарн. Со всех сторон берсеркеры подхватили его крик. Все больше снарядов пролетало мимо, но он игнорировал их как назойливых насекомых. Все больше воинов умирало вокруг него, но Кхарн стоял невредимый, благословленный Богом Крови, зная, что его время еще не пришло.

Пока все шло по плану. Поток воинов Кхорна приближался по изъеденной взрывами земле к редутам культистов. Огонь артиллерии Титана Хаоса превратил большинство стен вокруг древнего храма в горы щебня, а отвратительные фрески, окрашенные во всевозможные цвета, были расщеплены на атомы. Непристойные минареты, окольцовывающие башни, были разрушены. Отвратительные статуи лежали словно огромные безрукие трупы, глядящие в небо мраморными глазами.

Пока Кхарн наблюдал за боем, несколько ракет превратили другую секцию защитной стены в окровавленные обломки, подняв огромные облака пыли. Земля затряслась. Взрывы грохотали подобно грому. Кхарн почувствовал жуткую радость от перспектив грядущего насилия.

Это было то, ради чего он жил. В такие моменты он мог доказать свое превосходство над остальными воинами. За десять тысяч лет своего существования Кхарн не испытывал большей радости, чем радость битвы, не испытывал большей жажды, чем жажда крови. Здесь, на поле боя, он был не просто частью сражения, он был здесь по зову сердца. Ради этого он отверг присягу Императору Человечества, это было его судьбой как космического десантника, подобно всем его собратьям из Легиона Пожирателей Миров. Он никогда не сожалел о том решении. Радость боя была достаточной наградой, чтобы оставить все сомнения.

Он перепрыгнул через яму, чье дно украшали отравленные шипы, и начал карабкаться по скале. Перелетев через небольшое ограждение, он приземлился ботинком прямо на лицо одного из защитников. Человек упал, и крича пополз назад пытаясь остановить кровь из сломанного носа. Кхарн взмахнул своим топором и прекратил его страдания.

— Умри! — орал Кхарн, прорубаясь сквозь толпу культистов. Дитя Крови был в бешенстве. Его зубья вгрызались в керамит, рассыпая искры во все стороны. Топор прошел сквозь доспех защитника, вскрыв тому живот. Противник начал отступать, путаясь в своих внутренностях. Кхарн прикончил его и повернулся к еще живым. Он махал топором направо и налево, убивая с каждым ударом.

В отчаянии лидер культистов начал выкрикивать приказы, но было поздно — Кхарн был уже среди них. Ни один человек не мог похвастаться тем, что столкнулся с Кхарном в ближнем бою и выжил.

Перед глазами мелькали цифры — 2243, 2244. Числа на древнем электронном счетчике убийств быстро увеличивались. Кхарн гордился этим устройством, подаренным ему самим Хорусом. Он усмехался. Число жертв в этой кампании быстро росло. Конечно, ему было еще далеко до его собственного рекорда, но это не значит, что он не собирался хотя бы попытаться побить его.

Люди кричали, умирая. Кхарн ревел, убивая всех, до кого мог дотянуться, упиваясь хрустом костей и брызгами крови. Остальные воины Кхорна пользовались ужасом, посеянным Предателем. Они взбегали на стены, расчленяя культистов. Деморализованные смертью лидера, поклонники Бога Удовольствий не могли сражаться. Они были испуганы, они паниковали и пытались сбежать.

Эти жалкие дураки были достойны только смерти, Кхарн решил убивать всех, кто пробегал слишком близко от него. 2246, 2247, 2248. Нужно сконцентрироваться на задании. Необходимо найти вещь, которую он пришел уничтожить — демонический артефакт, Сердце Желаний. — В атаку! — прорычал Кхарн и устремился внутрь огромной каменной головы, которая служила входом в храм.

Внутри было тихо, грохот боя будто не мог проникнуть через стены. В воздухе витал странный запах, а стены были пористые и толстые на вид. Мерцал розоватый свет. Кхарн переключил системы датчика в своем шлеме, на случай, если это была какая-то иллюзия.

Из полуразрушенных дверных проемов появились одетые в кожаные накидки жрицы с масками на лицах. Они начали хлестать Кхарна кнутами, которые доставляли море боли и удовольствия. Другой человек на его месте был бы поражен такими чувствами, но Кхарн провел на службе своего повелителя тысячелетия, и то, что он сейчас испытывал, было лишь бледным подобием его жажды крови. Он разрубил змееподобную плоть кнута. Из обрубка потекла струя крови и яда, а женщина завопила, будто он разрубил на части ее. Кхарн заметил, что кнут был продолжением ее руки. Демонесса извернулась и вонзила клыки в рукоять топора. Кхарн потерял к ней интерес и убил жрицу одним быстрым ударом.

Задыхающийся крик гнева и ненависти предупредил Кхарна о новой угрозе. Он обернулся и увидел, как один из берсеркеров все-таки поддался злу кнута. Он снял свой шлем, его лицо было искажено мечтательной улыбкой, которая просто не могла появиться на лице избранного Кхорном. Словно во сне он накинулся на Кхарна, махая цепным мечом. Кхарн лишь рассмеялся, отразил удар и разрубил берсеркера.

Быстрого взгляда была достаточно, чтобы понять, что все жрицы, как и большинство его соратников, мертвы. “Отлично”, — подумал Кхарн одновременно с мелькнувшим в нем разочарованием. Он надеялся, что больше берсеркеров поддадутся искушению. Кхарн хотел опробовать свои силы в бою с настоящими воинами, а не этими поклонниками жалкого божества. Дитя Крови завывал и вертелся в его руке, словно грозя обернуться против хозяина, если тот не напоит его. Кхарн понимал, что чувствует топор. Он повернулся к выжившим, махнул им рукой и побежал в коридор.

За мной! — кричал он. — Резня!

Пройдя сквозь гигантскую арку, Десантники попали во внутреннее святилище храма. Очевидно, что они нашли то, за чем пришли. Свет лился через грязный стеклянный потолок. Понаблюдав немного, Кхарн понял, что он не проходит через стекло, но словно исходит из него. Рисунки на стенах жутко мерцали и перемещались. Они изображали, как толпы мужчин, женщин и демонов занимались всем, что только могли вообразить извращенные последователи развратного бога. Предатель отметил, что вообразить они могли многое.

Кхарн поднял пистолет и начал стрелять, но стекло поглощало энергию оружия. В этот момент что-то, похожее на насмешку привлекло внимание Кхарна к дальнему концу зала, где возвышался трон. Он был вырезан из камня, пульсирующего и меняющего цвет от янтарного до лилового, от лилового до розового. На этот водоворот красок было больно смотреть. Кхарн мгновенно понял, что это и есть Сердце Желаний. Чувства, отточенные за тысячи лет, не подвели его. Внутри находилась заключенная в ловушку сущность Принца Демонов. Человек, сидящий на троне, был лишь марионеткой и едва заслуживал внимания Кхарна.

Человек смотрел на Кхарна свысока, будто бы он испытывал те же чувства, что и самый верный воин Кхорна. Левой рукой он гладил волосы обнаженной женщины, лежащей в его ногах будто домашнее животное. В его правой руке был зажат пылающий ярким светом рунный меч.

Кхарн зашагал вперед, бросая вызов новому противнику. Грохот заключенных в керамит ног по мрамору сообщил ему, что берсеркеры шли за ним. Через сотню шагов Кхарн оказался у основания трона, и какая-то сила заставила его остановиться и осмотреться. Предателя не волновало, что он был лицом к лицу с лидером культистов. У человека был взгляд бессмертного старца. Лицо его было очень бледным и изможденным; синяки под глазами частично скрывала косметика, большую часть головы закрывал шлем. Человек поднялся с трона, за его спиной развивался розовый плащ. Кожаные ремни опоясывали его обнаженную грудь, открывая взору загадочные татуировки.

Добро пожаловать в Сердце Желаний, — его голос, мягкий и вкрадчивый, тем не менее, разносился по всему залу, приковывая внимание. Кхарн напрягся, почувствовав в нем колдовство. Он пытался сдержать ярость, разгорающуюся в его груди. — Чего пожелаешь?

Твоей смерти! — заорал Предатель, чувствуя, что его жажда крови слегка поутихла под действием голоса.

Лидер культа вздохнул.

Вы, последователи Кхорна, всегда ужасно предсказуемы. Эти ваши лишенные воображения реплики. Я предполагаю, что это из-за вашего маниакального божества. Однако не думаю, что было бы правильно винить вас в слабоумии вашего бога, не так ли?

Когда Кхорн сожрет твою душу, ты заплатишь за свои слова! — снова проорал Кхарн. Берсеркеры начали высказывать одобрение, но с меньшим энтузиазмом, чем ожидал Кхарн. По какой-то причине человек у трона не был обеспокоен присутствием большого числа вооруженных воинов в своем храме.

Сомневаюсь насчет этого. Понимаешь, моя душа обещана трижды благословленному, и если Кхорн не засунет свои когти себе в глотку или куда-нибудь еще, то для него наступят тяжелые времена.

Достаточно! — Выкрикнул Кхарн. — Умри!

Ох! Будьте благоразумны, — произнес культист, поднимая руку. Кхарн почувствовал поток удовольствия, как от кнута, но в тысячи раз сильнее. Послышались хрипы и стоны его людей.

Подумай! Ты можешь провести вечность, полную удовольствий, подчинившись нашему Повелителю, и отдав свою душу в его объятия. Все, что ты хотел, все, что ты желал, может стать твоим. Все, что требуется от тебя — принести клятву верности. Верь мне, это не доставит неудобств.

Пока человек говорил, Кхарну являлись видения. Он видел свою юность, видел то, что он имел до Восстания и Битвы за Терру. Все это было настолько осязаемым, что он чуть не прослезился. Он видел бесконечные банкеты, вино, лившееся рекой. На мгновение он ощутил на языке множество замечательных вкусов, а его мозг покалывало от удовольствия и возбуждения. Перед глазами замелькали изображения полуодетых девиц.

На мгновение Кхарн почувствовал непреодолимое желание предать Бога Крови. Это было действительно сильное колдовство! Он затряс головой и впился зубами в губы, прокусив их.

Ни один настоящий воин Кхорна не поведется на такие жалкие уловки! — проревел он.

Восславься! — закричал один из берсеркеров.

Слава Лорду Удовольствий! — прозвучал возглас другого.

Позволь нам обожать его, — сказал третий и упал на колени.

Кхарн с недоверием уставился на своих воинов. Казалось, они не обладали железной верой в силу Кхорна, раз готовы были предать его ради пары жалких обещаний. В каждом лице, в каждой позе он видел готовность идти за человеком на троне. Он понял, что в такой ситуации можно сделать лишь одно.

Лидер культа почувствовал то же самое.

Убить его! — прокричал он. -Предложите его душу Повелителю и вас ждет награда!

Один из товарищей Кхарна поднял болт-пистолет и спустил курок. Кхарн бросился в сторону, и снаряд прошел мимо. Предатель вознаградил предателя ударом топора. Дитя Крови визжал, разрубая древний керамит на две части. Воин издал приглушенный всхлип и умер.

В этот момент на Кхарна бросились остальные берсеркеры, и он начал борьбу за свою вечную жизнь. Это были не обычные культисты. Новообращенные последователи Кхорна были полны жаждой крови. Удары обрушивались на Кхарна со всех сторон.

Огромный цепной меч чуть не пробил его рунную броню, болты отрывали куски доспеха. Кхарн дрался как одержимый, радуясь каждый раз, когда Дитя Крови забирал еще одну жизнь. Они были достойными противниками. Числа на счетчике убийств стремительно сменяли друг друга. 2460, 2461 …

Кхарн увернулся от удара, оторвавшего один из черепов, свисающих с пояса. Предатель решил, что восполнит потерю черепом нападавшего. Он начал вращать Дитя Крови «восьмеркой», расчищая место перед собой и послав души еще двух берсеркеров извиняться перед Богом Резни. Безумная жажда крови заполонила мозг Кхарна, вытеснив даже усыпляющее внимание Сердца Желаний. Он превратился в машину разрушения, никто не мог противостоять ему.

Сердце едва не выскакивало из груди. Желание убивать было неконтролируемо, слух ласкал хруст костей и крики боли. Его пистолет забирал не меньше жизней, чем топор. Кхарн игнорировал боль, игнорировал любую угрозу его жизни, он жил ради боя. Он убивал, убивал, убивал …

Скоро все кончилось. Кхарн стоял среди кучи трупов. Через дюжины пробоин в броне сочилась кровь. Он понял, что последний удар, возможно, сломал ему ребро, но ему было все равно. Его переполнял триумф. 2485. Кхарн почувствовал присутствие еще одной цели, и повернулся к фигуре на возвышении.

Лидер культа смотрел на него с отвращением и недоверием. Голая девчонка куда-то убежала.

Верно говорят, — вздохнул человек. — Хочешь что-то сделать — делай это сам.

Мягкий голос притупил ярость Кхарна, он почувствовал себя уставшим. Культист сошел вниз, но Кхарн был слишком утомлен, чтобы парировать его удар. Рунный меч пробил его броню, по венам, подобно яду, растекалось удовольствие и боль. Призвав остатки ярости, он бросился в атаку. Он должен был показать этому слабаку, кто здесь истинный воин.

Кхарн нанес удар. Дитя Крови полоснул по татуировкам на запястье человека. В стороны разлетелись куски плоти. Послышался хруст костей, и кисть, отделенная от запястья, отлетела в сторону, еще шевелясь. Кхарн наступил на нее, и лицо культиста исказилось от боли.

Кхарн покачнулся. Голова культиста отделилась от плеч. Безголовое тело, все еще управляемое владельцем, подняло меч. Клинок коснулся Кхарна, и волна чувств прошла по его телу.

Хороший трюк! — проорал Кхарн, чувствуя, как отрезанная рука извивается возле его ботинка. — Но я видел его раньше.

Он занес свой цепной топор над головой культиста и разрубил ее на части. Тело рухнуло на пол бесформенной кучей. 2486. Кхарн почувствовал удовлетворение.

Предатель подошел к пульсирующему перед ним трону. Он увидел лицо прекрасной женщины. Невыразимо прекрасной и невыразимо злой. У нее были золотые волосы и синие глаза. Губы ее были красными, а маленькие клыки не портили ее совершенства. Она посмотрела на Кхарна, и он понял, что это и есть демон, пойманный в ловушку Сердцем Желаний.

Здравствуй, Кхарн, — зазвучал голос в его голове. — Я знала, что ты одержишь победу. Я знала, что ты будешь моим хозяином.

Голос был волнующим. По сравнению с ним голос лидера культа был лишь жалким эхом. Но голос так же пытался ввести в заблуждение. Кхарн понял, что владеть демоном не может никто, даже падший космический десантник вроде него. Он знал, что его душа в опасности, что он должен сделать еще кое-что. Но снова и снова он отвлекался на голос демона.

Сядь! Стань новым правителем этого мира. Сотри всех нарушителей с лица этой планеты.

Кхарн боролся с голосом, перед глазами пульсировал трон, ноздри заполнил сладкий запах. Он знал, что стоит ему сесть на трон, и он окажется в западне, так же как и демон. Он станет рабом и превратится лишь в слабую тень того Кхарна, которым был. Но тело не слушалось, его ноги медленно, но верно приближались к трону.

И опять разум Кхарна заполнили видения. Демон обещал ему все, что он только сможет вообразить. Он знал, что легко можно одержать победу. Достаточно было выйти наружу и объявить, что он разрушил Сердце Желаний. Он был Кхарном. Ему верили. После этого легко можно было соблазнить поклонников Кхорна удовольствиями и склонить их к рабству.

И разве они этого не заслужили? Они звали его Предатель, хотя все, что он сделал — вырезал тех бесхребетных слабаков, чтобы стать ближе к своему богу. Голос демона утих, видения исчезли, будто создание в троне поняло свою ошибку, но было слишком поздно.

Кхарн был предан Кхорну, и в его сердце было место лишь для одной вещи. Он предал и убил своих товарищей из Легиона Пожирателей Миров, потому что они не были верны идеалам Кровавого Бога и надеялись сбежать с поля боя, когда оставалось еще столько противников.

Воспоминания придали ему сил. Он огляделся. Ноздри заполонил запах крови и расчлененных тел.

Он помнил радость боя. В комнате, полной трупов, с залитым кровью полом, он был один. Он осознал, что по сравнению с настоящим боем, удовольствия, которые сулил демон, были лишь бледной тенью. Кхарн размахнулся и со всей силой обрушил Дитя Крови на трон. Топор выл, пожирая грязную и древнюю душу демона. Предатель не чувствовал сожалений.

2487. "Жизнь стала чуть лучше", — подумал Кхарн. 

Древняя история

Энди Чэмберс

Переводчик: Летающий Свин, вычитка: Erenarch, перевод стиха: nikon

Меж звёзд идите, к славе верной,

Но бойтесь гнева эмпирей.

Служите справно, да внемлите

Сказаниям пучин морей,

О трелях звёзд, мирах что кружат

За горизонтом миражей.

Но знайте, всех нам не наречь

Рождённых в пустоте зверей.

Корабельная песня, сектор Готик, сегментум Обскурус

НАТУЖНО ДЫША и нещадно потея, Натан что есть сил мчался по вонючему переулку. Он услышал за спиною крики и шум драки, когда они всем скопом набросились на Кендриксона. Его разум работал куда быстрее ног, несших его по растрескавшимся плитам. Глупый старый Кендриксон. Но все же лучше он, чем я. Не сбавляя скорости, Натан перескочил практически невидимое во мраке распростертое тело, и тут до него дошла вся ирония происходящего. Теперь это точно последний раз, когда он попытался убить меня.

Уже возле поворота он рискнул оглянуться. Единственная уличная светосфера желтым светом освещала сцену, подозрительно напоминавшую какую-то нравоучительную постановку Министорума. Четыре здоровых бритоголовых мужчины в комбинезонах мышиного цвета рывком подняли Кендриксона на ноги. Он был чрезвычайно удивлен, скорее даже ошеломлен, очутившись в роли беспечного гуляки, попавшегося в лапы головорезам, культистам или кому похуже. Казалось, будто Бог-Император таки решил покарать его за неосмотрительность и потакание слабостям.

Вся картина мигом рухнула, когда из теней вышел офицер, чтобы поздравить своих людей с хорошим уловом. Натану раньше не приходилось видеть офицеров имперского Военно-космического Флота, но сейчас он не сомневался, что видит одного из них. Офицер был высоким, осанистым, одетым в безупречно пошитое форменное пальто и начищенные до блеска черные ботинки, вероятно, никогда не попиравшие пыль планет более пары часов. Для того чтобы командовать подобной бандой, ведущей охоту в темных переулках Юниптауна для набора рабочей команды на борт корабля, он, должно быть, обладал званием не ниже младшего офицера. Но кем бы он ни был, от него исходила аура абсолютной уверенности, возникавшей лишь благодаря долгим упорным тренировкам и родству с древними аристократическими семьями.

Натан начал пятится, его разум бешено работал. Ходили слухи, что имперские военные корабли вышли из Порта Мау к Лёте, но когда меж звезд разгоралась новая война, о подобных вещах говорили все, кому ни лень. Одна половина людей надеялась, что флот спасет их от одним святым известно чего, в то время как другая боялась, что боевые эскадры принесут с собою лишь войну. Никто даже подумать не мог, что имперский Военно-космический Флот придет сюда, дабы забрать людей на корабли в качестве десятины. Людей, которых, если хотя бы половина рассказов были правдивыми, больше никогда не увидят.

Кендриксона схватили, и Натан был не в силах что-либо сделать. А он определенно не намеревался идти на эту банду с голыми руками.

— Так-так, — раздался у него за спиной интеллигентный голос, — похоже, юный Рей упустил одного. Взять его, парни!

Что-то ударило его по голове, и перед глазами засверкали яркие звезды. Уже теряя сознание, Натан повалился в чьи-то вовремя подставленные руки.

НАТАН ОЧНУЛСЯ от голоса. Он был глубоким, зычным и несколько радостным. Натан находился посреди толпы, прижатый к совершенно незнакомому человеку. Голос раздавался в его помутненном сознании подобно маршевой песне — горделивой и настойчивой.

— … И будь на то воля Императора, я мог бы странствовать по пустоте на этом корабле сотню лет и дважды обогнуть галактику. Но кое-что заставляет меня раз в год возвращаться на священные миры человечества! Команда! Парни, вам несказанно повезло, ведь вы получили шанс служить на борту «Возмездия» — одном из лучших кораблей во всем секторе. Вспоминайте это название с гордостью и любовью, а все остальное приложится.

Натан, должно быть, казался смущенным, так как незнакомец, худой смуглолицый мужчина с усталыми глазами, прошептал ему:

— Это капитан. Он вроде как приветствует нас на борту — но что-то подсказывает мне, что мы видим его в первый и последний раз.

Натан моргнул и оглянулся по сторонам.

Слегка изгибающаяся огромная стена исчезала из поля зрения далеко в выси. Тут и там ее пронзали своды, в которых виднелось усыпанное звездами ночное небо. На полпути к потолку находилась выступающая на контрфорсах галерея, откуда и произносил речь капитан. Скорее всего, его голос был неким образом усилен — обычный человеческий голос утонул бы в отдаленном грохоте, доносившемся, казалось, из старого каменного пола. Натана охватила паника, когда он понял, что находился на борту какого-то корабля. Нет, имперского военного корабля, поправил он себя. Звезды в иллюминаторах едва заметно двигались. Они были уже в пути.

НАТАНА ПРИЧИСЛИЛИ к орудийному расчету шестой пушки по левому борту, известной как «Бальтазар». Его, Кендриксона, человека с усталыми глазами, представившегося как Фетчин, и еще пятерых человек последовательно: избили, раздели, обрили, очистили от вшей и вытатуировали порядковые номера. Также им выдали комбинезоны мышиного цвета, явно сшитые таким образом, чтобы по размеру они больше никому не подошли бы. Артиллерийский офицер «Бальтазара» лейтенант Габриель оказался довольно сдержанным мужчиной, который не забавлялся их унижениями. Вместе со своей группой бойцов он просто-напросто смешал их с грязью, популярно при этом объяснив, что они должны подчиняться приказам и не вызывать проблем. Он даже был достаточно любезным, чтобы разъяснить, что на военном корабле люди были таким же предметом потребления, как еда, топливо или боеприпасы. Когда корабль полностью использует ресурс, он летит на планету для пополнения припасов. Все было настолько просто. Еще до того как лейтенант закончил свою краткую речь, Натан уже был полон решимости сбежать отсюда при первой же представившейся возможности.

Их приставили к работе в орудийном отсеке, огромном, похожем на ангар, зале, вонявшем смазкой и озоном. Он был частично заполнен кранами и погрузочными платформами, но над всем возвышалась казенная часть «Бальтазара» — гигантской пушки размером с дом, опутанной безумной сетью индукционных катушек, цепей, труб с охлаждающей эмульсией, электропроводки, гидравлических поршней и других, не столь легко узнаваемых фиксирующих устройств. По негласному правилу, применимому ко всем новобранцам, старики давали им самые рутинные, трудоемкие и неприятные поручения. В данном случае это означало долгие тяжелые смены по счистке ржавчины, на которую, расцветшую подобно сорняку во влажном и богатом на кислород воздухе внутри корабля, участливо указывал старик по имени Крон, или скалыванию замерзшей охладительной эмульсии с рукавов трубопровода. Питались они также в орудийном отсеке, их еда прибывала на металлических подносах сквозь отверстие в стене.

Обеденные перерывы сопровождались приходом членов команды, которых старики называли бойцами. Они входили через одну из двух противовзрывных дверей со стороны, определенной Натаном как южной. Бойцы носили кожаное снаряжение поверх комбинезонов, длинные дубинки, тупоносые пистолеты и дробовики. Пока канониры ели, они держались на почтительном расстоянии, но каждое их движение говорило о готовности в случае необходимости воспользоваться оружием. Когда подносы возвращались обратно в проем, бойцы выходили в северную дверь, очевидно, чтобы провести то же самое бессмысленное действо в следующем орудийном отсеке.

Крон объяснил им цель присмотра за рекрутами.

— Братишки, они здесь стоят, чтобы убедиться, что каждый из вас получает свою долю, — сказал им он. — И чтобы никто не взял лишнего.

Фетчин был потрясен.

— В смысле, мы даже не можем припасти пару крошек на потом или поменяться с другом?

Усмешка Крона представляла собою мрачное зрелище, особенно учитывая то, что подобно большинству стариков, его раны были залатаны сталью. В случае с Кроном, техножрецы облачили половину его черепа в полированный металл и снабдили пылающим алым глазом.

— Ну, если ты не хочешь заработать пару дополнительных ссадин, тогда нет, — фыркнул он.

Увидев написанное на их лицах недоверие, он украдкой добавил.

— Еще давно у нас был… плохой капитан. Он не поддерживал порядок, ребятки. Сначала все было нормально, здоровые парни не зарывались, и никто не ходил голодным. Но потом мы попали на пару месяцев в шторм между Эсперансом и Звездой-К. Эфир терзали перекрестные ветра и остатки материи, а навигаторы только и могли, что удерживать верный курс. Вскоре все впали из-за голода в отчаяние, а голодные люди могут пойти на ужасные поступки.

Крон закрыл настоящий глаз, отгоняя плохие воспоминания. Натан в свое время видел множество отчаявшихся людей в окрестностях Юниптауна во время сезона дождей, когда работы было мало либо же не было вообще.

— Я видел, как целые этажи тонули в крови после драк за корку хлеба. Капитан поступает совершенно верно, поддерживая порядок, — сказал он.

Крон бросил на него удивленный взгляд, а затем кивнул.

— Верно, братишка. Лучше быть твердым сейчас, чем безжалостным потом.

Еду, конечно же, продолжали прятать, перепродавать и устраивать из-за нее потасовки, но все происходило в более тихой и осторожной форме, чего, как подозревал Натан, бойцы предпочитали не замечать. Несколько раз он пробовал поговорить с Кендриксоном, но каждый раз старый враг игнорировал его, или, если Натан начинал давить на него, убегал. Старики пресекали на корню любую попытку бегства, поэтому у Натана были связаны руки. Здраво рассудив, он понял, что старики поступали верно — наказания за потасовки были, как правило, скорыми и жестокими.

В конце каждой рабочей смены канониры шли в кубрик с низким потолком под орудийной палубой. Бойцы всегда сопровождали их вниз, хотя расчет едва ли нуждался в лишних понуканиях, чтобы отложить инструменты и самостоятельно найти путь в темный, освещенный алыми лампами зал. В кубрике был всего один люк, ведущий обратно в орудийный отсек. Душевые и туалеты располагались в крошечных металлических кабинках позади кубрика. Натан наблюдал и выжидал, но возможности для побега все не предоставлялось. Смены сливались в одну бесконечную череду, пока он не потерял всякое ощущение времени. Вскоре остался лишь тяжелый труд и отдых, после которого работа вновь возобновлялась.

ТОЛЬКО КОГДА корабль покинул систему Лёты и вошел в варп-пространство, Натан начал понимать, почему люди здесь были расходным материалом. Варп каким-то образом все изменял. Даже огромная орудийная палуба вызывала клаустрофобию и угнетение, будто извне на корпус что-то давило. Затем начались ночные кошмары, которые после пробуждения оставляли в голове мрак и сонмы наполовину сформировавшихся картин. Некоторые люди во время сна плакали и кричали, сами того не осознавая, другие становились все более замкнутыми и тихими. Фетчин был одним из них, и Натан заметил исходившее из его глаз потустороннее свечение задолго до того, как это случилось.

Рабочая смена подходила к концу. В страхе перед грядущими сновидениями расчет неохотно брел по шлюзу в кубрик. Последние члены команды ушли, а Фетчин еще некоторое время продолжал машинально счищать пятно ржавчины. Бойцы с каменными лицами двинулись в его сторону, и Фетчин, ссутулившись, стремительно попятился от них. Натан, все еще стоя у начала лестницы, повернулся и постарался подобрать ободряющие слова, которые могли бы заставить Фетчина пойти вслед за ним.

Прежде чем он успел что-либо сказать, Фетчин столкнулся с одним из канониров. Мужчина выругался и грубо его оттолкнул. С этого момента в Фетчина будто вселились демоны. Он с рыком бросился на человека и повалил на землю. Со стороны сцепившихся тел донеслось ужасное хриплое бульканье, и пару мгновений спустя Фетчин откатился от распростертого тела. Его губы и подбородок были покрыты бившей из горла канонира кровью. Двое других мужчин попытались схватить его за руки, но тот проворно вывернулся из захвата и с истерическим бессловесным криком вцепился скрюченными пальцами им в глаза.

К месту происшествия немедленно бросились бойцы, и первый из них замахнулся длинной дубинкой, намереваясь сломать Фетчину ключицу. Удар так и не последовал. Фетчин с противоестественной скоростью поймал опускающуюся руку и отбросил бойца назад с ужасным хрустом и треском, говорящим о вывихнутых суставах и переломанных костях. Внезапно безумец повернулся и понесся к люку. Люди бросились в стороны, когда он сделал последний маниакальный прыжок в сторону Натана.

В одно растянувшееся на век мгновение Натан увидел животный блеск в глазах Фетчина, и все внутри него похолодело. В них не было ни следа того спокойного, уставшего от жизни товарища, которого он когда-то знал. Свечение затмило остатки его сознания, а Натан просто продолжал стоять на месте, не в силах даже пошевелиться.

Внезапно между ними со скоростью молнии вклинился Крон. Он отбил в сторону тянущиеся руки и, прежде чем Фетчин успел приземлиться, ударил двумя пальцами тому в горло. Фетчин с низким рычанием рухнул на пол и покатился по плитам палубы. Натан был потрясен — смертельно точный удар Крона должен был наверняка убить его или, по крайней мере, лишить сознания.

Звук взводимого курка. Выстрел.

Звук выстрела эхом разнесся по орудийному отсеку. После него все будто остановилось. Боец стоял с взведенным дробовиком, из ствола которого поднимался дымок. Фетчин с простреленной грудью сполз по переборке, оставляя за собою след из крови, сырой плоти и внутренностей. Натан, забрызганный еще теплой кровью, никак не мог понять, как же Крон мог двигаться с такой скоростью.

Прежде, чем кто-то успел что-либо сказать, бойцы ударами и пинками погнали всех вниз. Крон был настолько любезным, что согнал какого-то старика с нижней койки и разместил на ней Натана так, чтобы тому не довелось спать под опустевшим местом Фетчина. Когда они вышли на следующую рабочую смену, от Фетчина осталось лишь отмытое пятно на переборке.

НАТАН ПРОСНУЛСЯ ОТ крика. Он вскочил со сдавленным воплем, едва не ударившись головою о койку Крона. Он начал дико озираться вокруг, пытаясь набрать в грудь воздух. Кубрик освещался гнетущим багровым светом, а сильнейшие миазмы кислого пота и смазки до сих пор перебивали висевший в воздухе резкий запах охлаждающей эмульсии. В комнате царила тишина, если не считать капания конденсата и разнообразных звуков, которые издавали сорок спящих человек.

Дрожащею рукою Натан протер глаза и воззрился на Кендриксона. Если кто-то и кричал, то наверняка он — его мучили кошмары практически каждую смену для отдыха. Все они страдали в равной степени, но Кендриксон просто не мог свыкнуться с этим. Возможно, он чувствовал на себе вину за произошедшее, а может быть он