/ Language: Русский / Genre:sf,

Должен Вам Рассказать

Михаил Грешнов


Грешнов Михаил

Должен вам рассказать

Грешнов Михаил Николаевич

ДОЛЖЕН ВАМ РАССКАЗАТЬ

Я - Кэбот Финк, судовой врач. Получил медицинское образование в Принстоне. Знаю итальянский язык. Увлекаюсь музыкой Россини и Верди. Хочу побывать в Италии, послушать "Дон Карлоса" с итальянской сцены, поискать новые народные песни: итальянская музыка - мое хобби. Но я далек от фантастики, от политики и от баллистики. Современный мир с Вьетнамом и атомными грибами меня возмущает. Больше - он мне противен. Музыка да солнце над головой - единственно светлое, что еще остается в жизни. Женщина может вам изменить, поэзия - обмануть, фантастика - напугать. Всему этому я не верю. А вот послушать "Дон Карлоса" я бы не отказался. Не откажусь побывать в Италии - в Милане, на пьяцца Челлини. Кстати, в Милане лучший из оперных театров Европы Ла Скала... Не пьяцца Челлини мне нужно найти семью Текки, отца и мать, и рассказать им об их сыне Артуро. Номера дома на пьяцца Челлини я не знаю. Мне надо будет обойти всю площадь. Если встретится несколько семей Текки, у всех придется спрашивать, был ли у них сын Артуро. Это страшно - спрашивать, был ли Артуро, потому что Артуро сейчас нет в живых. А рассказать старикам надо историю, в которую я не верю. Потому что в фантастику я вообще не верю, История мне кажется фантастической от первого до последнего слова.

- Итак, я судовой врач. Плаваю на рефрижераторе "Элмери" из Сиднея в Сан-Франциско и из Сан-Франциско в Сидней. Одиннадцать тысяч девятьсот километров в каждый конец. Это меня устраивает. Океан, солнце над головой, и целые месяцы на горизонте - ни пятнышка. Штормы и шквалы не в счет. К ним можно привыкнуть. В конце концов за все надо платить, за солнце и океан - тоже. Зато какой простор, как легко дышится! И полная безопасность; "Элмери" неплохая посудина. Неторопливая, правда, а куда торопиться бараньим тушам?..

Капитан Фримен шутит по этому поводу:

- Пусть прохлаждаются. Еще успеют зажариться в ресторанах Лос-Анжелоса и Фриско...

С капитаном Фрименом я плаваю шестой год. За это время мы узнали друг друга с достаточной полнотой. И уважаем друг друга. Во всяком случае, в той мере, чтобы не досаждать один другому бессмысленной болтовней. В этом плане все у нас сведено к минимуму:

"Доброе утро, док" - "Доброе утро, сэр", "Добрый день" "Добрый день", "Покойной ночи" - "Взаимно, сэр". И - ничего больше. Ни трепотни, ни политики. Не то, что на других кораблях: "Э, док, все равно наши джиай всыпят красным по ту и по другую сторону от семнадцатой параллели. Это же ясно, как на таблице, док: дважды два - четыре, а не двадцать пять и не кибернетика. Будете спорить?..". Капитаны танкеров и рефрижераторов отчаянные политики - всех бы в советники президенту... Ничего подобного у нас с капитаном Фрименом. "Покойной ночи, док", - и легкий поклон. Может быть, потому, что с "Элмери" за эти шесть лет не было происшествий, а с нами никаких потрясений. До последнего рейса.

Последний рейс - исключение. Но начнем по порядку: сначала и не упуская подробностей. Нет, это не протокол. И не хроника. Это последовательная цепь событий, как они произошли в океане и как запомнились мне, Кэботу Финку. Здесь будет не один мой рассказ. Здесь и рассказ Артуро. Мне бы хотелось подчеркнуть разницу между тем и другим. Об этом я еще скажу впереди, Но все же прошу эту разницу видеть и помнить.

Нас на "Элмери" потрепало тайфуном, сбило с пути, Это была "Джина", наделавшая немало дел в океане. Тайфунам даются ласковые женские имена, что совсем не соответствует их характеру. "Джина" унесла у нас две спасательные шлюпки, сорвала антенну и на протяжении двадцати метров сломала фальшборт на правой стороне корабля. Как ни плясали мы в дрейфе, она стянула нас к югу, в середину акватории, где испытывалось секретное оружие. Когда наконец мы обрели способность ориентироваться, капитан заорал в машинное отделение:

- Полный вперед, дьяволы! Знаете, где мы находимся?..

И не ушел с мостика, пока "Элмери" не выскочил за линию невидимого квадрата.

"Джина" прошла так же внезапно, как началась, океан стал успокаиваться, на корабле команда занималась ремонтом: натягивали антенну, чинили перила.

- Давай, поторапливайся! - покрикивал капитан Фримен.

Больше всего он жалел об утерянных шлюпках. Шлюпки были новые, взамен снятых в Сиднее. Потому мх и унесло, что они, по мнению капитана, не "прилежались" на месте. Будь это старые, добрые, с облупленной краской шлюпки, они, конечно, бы уцелели. Капитан не знал, кого винить за потерю, помощники ходили с независимым видом, придраться не к кому. Виновата во всем инспекция, по настоянию которой шлюпки были заменены. Но инспекция далеко, настроение сорвать не на ком, и потому капитан покрикивал на матросов:

- Поторапливай!..

"Элмери" вышел на линию Сидней-Фриско, каждый час могли встретиться корабли, капитану не хотелось, чтобы в сторону рефрижератора тыкали пальцами.

- Шлюпка слева по борту! - раздался вдруг крик вахтенного. - Капитан, шлюпка слева по борту!

Все свободные от работы ринулись к левому борту, капитан направил бинокль туда, куда показывал вахтенный. Я отчетливо слышал, как Фримен сказал:

- Лопни мои глаза!..

Капитан умел произносить крепкие слова, и - как я убеждался неоднократно, - очень кстати.

- Лопни мои глаза, - повторил он, - если это не шлюпка с "Элмери"!..

Помолчал минуту, вглядываясь, и сказал:

- Наша шлюпка! - Гаркнул в машинное отделение: - Стоп!

Я подошел ближе:

- Капитан, вы сказали, что это наша шлюпка?..

- В ней человек! - вместо ответа воскликнул капитан Фримен. - Листред! - крикнул второму помощнику. - Готовьте спасательный бот!

Матросы бросили работу на палубе, перешли к левому борту. Заскрипели блоки, опуская в море моторный бот. Теперь и матросы увидели, что шлюпка с "Элмери".

- Наша!

- Вот это факт! Нашли свою шлюпку!

- Ребята, в ней кто-то есть!

- Из наших?..

- Наши все на борту!

- Боцман, точно, что наши все на борту?..

- Все, - подтвердил боцман.

- А в шлюпке кто?..

- Эй, внизу! - закричал боцман Листреду, севшему за руль спасательного бота. - В шлюпке кто-то из посторонних!

- Что? - Листред не расслышал - моторист запустил мотор.

- Человек в шлюпке! - закричал боцман.

Листред опять не расслышал, махнул рукой. Бот, развернувшись, круто взял к шлюпке.

На борту все затихли. "Элмери" покачивало на пологой волне. С мостика было видно, как бот подошел к шлюпке и как Листред поднялся во весь рост, заметив наконец человека. Помощник, размахивая руками, отдавал распоряжения. Матрос перепрыгнул с бота на шлюпку, ему бросили конец, который он тотчас закрепил на носу шлюпки. Склонился над человеком, лежавшим на корме, потом обернулся к Листреду, - наверное, что-то сказал, - слов не было слышно. Бот развернулся и пошел к "Элмери", шлюпка шла на буксире. На борту "Элмери" по-прежнему было тихо, все смотрели на бот и на шлюпку, старались рассмотреть в ней человека, лежавшего неподвижно лицом вверх.

- Живой или мертвый? - спросил кто-то у борта.

Ответом было молчание, все продолжали вглядываться в шлюпку и в распростертое тело. Лучше всех было видно капитану в бинокль. Боцман спросил:

- Как там в шлюпке, кэптэн?

Капитан не ответил и не опустил бинокль. Он видел лицо лежавшего в шлюпке, - с закрытыми глазами, с заострившимися чертами, - такое лицо должно быть у человека, найденного в океане, в заброшенной шлюпке, На бороде щетина, глаза ввалились. Но это не было лицо трупа. Человек был жив, и капитан Фримен сказал:

- Похоже, док, что вам предстоит немало работы.

- Да, капитан? - спросил я.

- Уверен, - ответил капитан. - Абсолютно.

Шлюпку подняли на борт. Дюжина рук потянулась к лежавшему без сознания человеку.

- В лазарет! - сказал капитан.

Незнакомца пронесли сквозь коридор расступившихся Моряков и поместили в госпитальной каюте, рядом с моей, врачебной. Человек был в коллапсе - с пониженным кровяным давлением, с признаками аноксии, кислородного голодания. Одежда незнакомца была измята, разорвана, волосы жесткие, сизые от соляного налета. Было похоже, что человек долгое время находился в воде и потом выбрался из воды в шлюпку. Физических повреждений на теле не было, если не считать на висках синеватых пятен, величиной с центовую монету, - похожих на следы удара или присосков. Вокруг губ тоже была синева. Поражала худсба и истощенный вид незнакомца. Пульс и дыхание ощущались слабо, человек был на грани жизни и смерти.

Я дал ему кислород, сделал растирание грудной клетки, чтобы усилить кровообращение. Когда пульс участился, мне удалось сквозь стиснутые зубы незнакомца влить несколько капель спирта. На его щеках появился румянец, ресницы дрогнули, но глаза не открылись; по телу прошла сильнейшая судорога, пальцы вцепились в простыню, точно в испуге, потом мышцы человека расслабились и он несколько раз вздохнул.

Я решил, что для начала достаточно: состояние коллапса прошло, дыхание выровнялось. Человек заснул.

Матрос, который помогал мне в каюте, обратил внимание на его куртку, с застегнутым нагрудным карманом. Я велел передать куртку мне, расстегнул карман. Там оказалась матросская книжка. Вода повредила надписи, - я уже говорил, что, судя по измятой и насквозь просоленной одежде, человек долгое время пробыл в воде; записи в книжке выцвели, расплылись, но все же можно было разобрать крупные буквы имени и фамилии: Артуро Текки.

Книжку я отнес капитану.

- Что, доктор? - встретил он меня вопросом.

- Пока ничто, - ответил я. - Вот матросская книжка.

- Артуро Текки, - прочитал капитан. - Итальянец?

- Наверное, итальянец, - согласился я.

- Откуда?

- Откуда появился в море?

Капитан кивнул.

Я недоуменно пожал плечами.

Вошли оба помощника капитана. Стюард принес обед. Данных для разговора не было. Помощники удовлетворились тем, что подобранный в море - итальянец по имени Артуро Текки. Листред спросил:

- Спит?

- Спит, - ответил я, и разговор был исчерпан.

Вечером незнакомец спал, ночью тоже спал без движения. В середине следующего дня сам перевернулся на бок. Пульс был неравномерным; иногда учащался, иногда бился еле заметно. Принимать какие-либо меры я не хотел: сон - лучшее лекарство. За ужином капитан спросил:

- Ну что, док?

- Спит, - ответил я.

- Спит?..

- Может, его разбудить? - вмешался в разговор Листред.

Кажется, Листред больше всех заинтересовался спасенным, но сдерживал свой интерес, чтобы не забегать вперед капитана. Неписаный этикет - капитан все знает, капитан всегда прав, - соблюдался в нашем кругу, как на всех кораблях.

Капитан взглянул на помощника и промолчал. Листред с большей сосредоточенностью уткнулся в тарелку. На вопрос помощника ответил я:

- Спасенный нуждается в восстановлении сил. Сон для кто полезен.

Однако к ночи в состоянии Текки наступили изменения к худшему. Поднялась температура, участилось дыхание. Больной начал метаться:

- Душно! - повторял он, комкая на груди рубашку. - Спасите!..

Я ввел ему пенициллин, но это не помогло. Спазмы сдавливали ему горло, судороги корчили тело.

- Тону! - выкрикнул он несколько раз. - Тону!

И так же неожиданно затих и открыл глаза.

- Я в каюте? - спросил он, пытаясь приподняться на локтях.

- Успокойтесь, - уложил я его опять на койку. - Не делайте резких движений.

- Я в каюте! - повторил он. - Спасен! Святая Мадонна! упал на подушку, закрыл глаза.

Спустя минуту, спросил:

- Что за корабль?

- "Элмери", - ответил я. - Идем из Сиднея.

- Как я сюда попал?! - вскрикнул Текки.

Коротко я рассказал историю его спасения. Он спросил:

- В шлюпке?..

- В шлюпке, - подтвердил я.

- Святая Мадонна! - повторил он. Некоторое время молчал, потом спросил, как мне показалось, самого себя: - Было это или не было?..

- Успокойтесь, - сказал я, стараясь как можно мягче обращаться к нему. Но эффект получился обратный, Текки вскочил:

- Верить этому или не верить?

Я опять уложил его на подушку.

- Вы ничего не знаете, ничего не знаете, - повторял он. Вы ничего не знаете! Кто это был, скажите? - обратился он ко мне, глядя в глаза. - Кто был? О, мамма мия!..

Похоже, что Текки свихнулся - это в океане бывает.

- Не надо волноваться, Артуро, - просил я.

Текки опять поднялся на локте:

- Вы знаете мое имя? Они тоже знали мое имя! Понимаете, знали!

- Вам надо успокоиться, - сказал я.

- Доктор, - спросил он, - вы католик?

Вопрос был из таких, что застают врасплох и не дают времени думать.

- Католик, - признался я.

- Я тоже католик, - сказал Текки, - и то, что я вам расскажу, будет чистейшая правда, клянусь вам.

Он сложил молитвенно руки, как перед распятием.

- Артуро, - сказал я, - вам надо подкрепиться. Я принесу тарелку бульону...

Больной не обратил внимания на мои слова. Поднявшись на локте и приблизив ко мне лицо, он заговорил горячо и быстро, словно опасаясь, что у него не хватит времени рассказать все.

- Клянусь вам, доктор, это необыкновенное происшествие! Я не поверил бы всему, что случилось, если бы это произошло не со мной. Но это произошло со мной, Артуро Текки из Милана, с пьяцца Челлини. Я могу умереть, доктор, в груди у меня все горит, - я дышал водой и натрудил легкие, - я умру, но я должен вам рассказать все, что случилось. У вас доброе лицо, доктор, вы католик, и вы поверите мне - католику. В святые минуты перед концом люди не лгут. Я не солгу вам. Не солгу ни в одном слове, доктор, только вы меня выслушайте.

Текки был в сильном волнении: руки его тряслись, глаза горели неистовством. Но я не знал, как отнестись к его словам. Был ли это бред, агония? Подозрение, что парень свихнулся, я отбросил. Говорил он логично, темпераментно, правда, но в его словах не было путаницы, все сводилось к одной мысли, которую он страстно желал высказать. И, надо признаться, я начёл уступать ему, он подчинил меня своей воле. Может, здесь примешивалось любопытство с моей стороны - о чем хочет рассказать человек. Определенно скажу: мне хотелось узнать его тайну, выслушать исповедь. И пожалуй, он был прав, ему оставалось недолго жить: щеки его рдели от лихорадочного румянца, на лбу выступил пот. Только глаза жили на исхудалом, заросшем щетиной лице. Они умоляли, требовали, чтобы я выслушал умирающего.

"Элмери" покачивало на легком ходу, в иллюминаторы глядела ночь; две-три круглые звезды качались в овальных стеклах; иллюминаторы казались парой глаз, глядевших на нас из темноты. Слабая лампа под потолком бросала рассеянный свет, вторую лампу в изголовье больного я не включил. Команда спала, лишь неторопливые шаги вахтенного звучали над нами на палубе.

Я дал Текки успокаивающего, и он опустил голову на подушку. Я присел у него в ногах, чтобы лучше видеть его лицо. Приготовился слушать.

Текки начал рассказ:

- Я служил техником на миноносце "Эрл". Команда специально подбиралась на этот рейс: магнитологи, радиотехники, хотя всем нам выдали матросские книжки. Но я сделаю отступление, чтобы стало понятно, как я попал на миноносец: я учился в университете в Болонье, потом с сестрой выехал в Штаты, работал в "Америкой электроник". Отсюда был призван на военную службу и только после этого попал на эсминец. Последнее время "Эрл" базировался на Гонолулу. Когда мы выходили в рейс, мы не знали, куда идем: военно-морская служба так же, как летная,- сплошные потемки. Приказ, тревога, отбой. Хорошо, хоть пока - отбой. Цель похода нам сообщили, когда мы оказались в акватории, ограниченной Пентагоном, предупредившим мир, что в этой части Тихого океана проводятся испытания новых видов оружия. Мы не знали, чем набит трюм эсминца и зачем на борту дюжина обезьян. Теперь нам сказали, что будем испытывать электронные мины. Биоэлектронные - было бы ближе к истине. С автономным поиском и управлением. Приманкой для них служат биотоки мозга - человека, обезьяны, собаки, всего живого... Убийством было посылать нас на такое задание.

В море были опущены деревянные щиты в виде треугольников, в вершине которых помещены клетки с обезьянами, - на каждом щите по одной обезьяне. Щиты устанавливались на расстоянии трех миль от эсминца, строго по сторонам света. Поочередно "Эрл" становился бортом к мишеням. Вытягивалась телескопическая труба - хобот, - чтобы мину отвести как можно дальше от корабля. Мины были трассирующие, оставляли после себя яркий зеленый дым.

Мы трое: лейтенант Хэбл, моторист и я попали в четвертую шлюпку. Отбуксировали щит к северу. Тут мы замешкались: баллоны спустили воздух, и щит потерял устойчивость. Провозились мы с ним полтора часа, - другие шлюпки вернулись на "Эрл", Капитан дважды спрашивал по радиотелефону:

- Скоро вы, Хэбл?..

- Идем, капитан, - ответил наконец Хэбл и повернул шлюпку.

Что-то неблагополучное было на западной мишени. Капитан отвлекся от нас, но, видимо, от радиотелефона не отошел, мы в шлюпке слышали продолжение разговора;

- Что вы говорите?.. - спрашивал капитан.

- Марта не подает признаков жизни.

- Околела она там?.. - Разговор шел об обезьяне.

В это время с пульта у капитана спросили, можно ли делать пуск. "Эрл" стоял бортом к западу, телескопическая труба была направлена к цели.

Капитан, видимо, ждал, когда мы приблизимся. "Поторопитесь, Хэбл!". Но график испытаний - есть график:

- Командир, - время... - напомнили с пульта.

Капитан все еще медлил, может быть, его беспокоило, что Марта не подавала признаков жизни, В телефон было слышно тиканье хронометра. Наконец капитан скомандовал:

- Залп!..

В этот момент я смотрел на наш щит. Все-таки он стоял косовато, как наклонившийся парус. Меня заставило обернуться восклицание Хэбла:

- Сто дьяволов!..

Я оглянулся и сначала не понял, в чем дело. На месте эсминца стояла рогатка в виде буквы V, где расходящимися крыльями были нос и корма, - середина корабля погрузилась в воду. Только через пять-шесть секунд донесся взрыв, когда ни буквы V, ни эсминца уже не стало,- все кануло в воду. Лишь от западного щита зеленой петлей к эсминцу тянулся след трассирующего дыма. Видимо, Марта действительно околела, и мина, не найдя биотоков, повернула обратно к эсминцу, ударила в середину судна и разломила его надвое как пирог. Гибель команды и судна была мгновенной.

- Сто дьяволов! - повторил лейтенант и перекрестился. - А как же мы?..

Ответом ему был порыв шторма, налетевший на шлюпку.

Дальше наступил ад. Шлюпку перевернуло. Моториста или зашибло, или он сразу же захлебнулся. Мы с Хэблом цеплялись за скользкое днище - оба с разных сторон. Подавали друг другу голос, сигнализируя, что живы. Среди молний и рева взбесившихся волн наши голоса были не громче козьего блеяния. Потом Хэбл затих, видимо, сорвал ногти и оторвался от шлюпки.

Мне удалось влезть на перевернутый киль, - в этом мне помогла волна, поддавшая сзади, - и я сел на киль, как наездник. Потом распластался, прильнув телом к продольному брусу и молил небо, чтобы меня не смыло. Наверно, мои мольбы были услышаны: шлюпку несло по волнам, а я лежал сверху, как пласт.

Проходили часы, наступила ночь, меня все болтало вверх, вниз, купая, то в пене, то в соленой пыли. Вряд ли меня могло унести далеко: шлюпка без управления дрейфовала, и каждый час тянулся, кажется, без конца. Я наполовину оглох, наполовину ослеп, задыхался, ни на что не обращал внимания, только бы удержаться. Зачем держаться, - этого я не сказал бы тогда, не скажу сейчас. Даже если бы шторм прекратился, все равно я был обречен на гибель. В центре опасной зоны рассчитывать было не на что, ни один корабль не прошел бы вблизи. Но я все равно цеплялся за шлюпку, за глоток воздуха. Только бы глоток воздуха!.. И все же в хаосе воды, ветра и молний увидел, как, распоров небо, в океан опускалось что-то огромное, иссиня-черное, похожее на сковороду или диск, медленно вращавшийся, почти задевавший волны. Я, наверное, не увидел бы его, если бы не сполохи, дрожавшие в нем, как в зеркале. Мадонна, подумал я, небо опрокидывается в океан!.. Диск показался мне невероятно огромным - во всю ширину небес. Но это было обманчиво: он опускался близко, рядом, и когда задевал за верхушки волн, они обращались в пар и шипели, как если бы в воду погружалась раскаленная сталь. Молнии били беспрерывно, и в их свете я видел как днем этот диск, мчавшийся по волнам. Он катился наклонно, как доллар, пущенный по полу, и одновременно погружался в воду, - краем, до половины и затонул совсем, подняв облако водяной пыли и пара. Меня обдало теплом, как из кузницы, накрыло тучей, и все исчезло.

Может, запущена какая-то штука вместе с электронными минами, мелькнуло у меня в голове, но думать об этом было некогда, - положение мое становилось отчаянным.

Время шло, а я все цеплялся за днище, - распластанный точно камбала. Промок до костей, просолился насквозь, но продолжал держаться за мокрый брус. Иногда меня поднимало волной, отрывало от шлюпки ноги, казалось, наступало последнее для меня мгновенье. Но пальцы сильнее впивались в дерево, - мне, на диво себе самому, удавалось держаться.

К концу ночи я ослабел, как кролик. Ветер выл, молнии слепили глаза. Меня охватывало пеной, пузырьки лопались на лице, на шее, волосы трещали на голове, сгорая в пламени молний. Водяная пыль забивала легкие, набивалась в рот горькой солью. Сколько раз приходила мысль разжать занемевшие пальцы, - лучше погибнуть, чем изнемогать в безнадежной борьбе. Наверно, я так бы и сделал, разжал пальцы, если бы чудовищная волна не перевернула шлюпку и я не оказался в воде. Меня швырнуло по инерции вниз, почти оторвало от днища. Но тут я почувствовал, что лодка идет в глубину и оттолкнулся от нее, чтобы всплыть на поверхность. Это мне удалось, я вдохнул воздух, но вторая волна ударила меня сверху, я потерял сознание и, не сопротивляясь, пошел камнем вниз...

Артуро закашлялся. Несколько капель крови брызнуло ему на рубашку.

- Видите, - сказал он, - я слишком долго дышал водой...

Я подал ему платок, он приложил его к губам и прилег на подушку. Тело его под простыней вытянулось, стало длинным, как у покойника. Я ни о чем не спрашивал, прислушиваясь к его дыханию. Над головой ходил и ходил, как маятник, вахтенный.

Но вот Текки заговорил снова:

- Удивительно, что я не погиб. Но самое удивительное началось после. Я очнулся в круглом, плоском, точно кастрюля, помещении на невысоком столе, чувствуя локтями мягкость подстилки, мне показалось, - поролоновой. Помещение было залито тусклым красноватым светом, который исходил неизвестно откуда и нес с собой теплоту. Пожалуй, это был не свет, как мы его понимаем, а светящееся тепло. У изголовья стоял высокий цилиндрический аппарат, отсвечивавший желтизной меди. От него к моему рту тянулись две гибкие трубки, оканчивавшиеся респиратором. Респиратор плотно присосался к губам. Несколько проводов с присосками были подсоединены к вискам, к шее и к левой руке. Мне казалось, что я весь опутан проводами и шлангами. К респиратору через шланг подводилась вода, я дышал водой, - с трудом, но дышал водой. Я хотел сорвать респиратор, резко повернулся на ложе и сейчас же обмяк: из красных сумерек ко мне приближались тени...

- Я лежал вот так, - Текки сжался в комок, - а они приближались оттуда, - показал он на дверь. - Но это не были тени. Это были живые существа! В страшном сне я не хотел бы увидеть таких...

Текки сделал усилие подняться на койке, но опять закашлялся и приложил к губам платок. Было так тихо, что я слышал ход старинных часов. Брегет я держал в руках. Зачем я его держал в руках? Чтобы не смотреть в глаза Текки? Не выдать смущения от рассказа или недоверия к рассказчику? Я ведь не верю в фантастику!

- В страшном сне, - повторил Текки, - я не хотел бы увидеть таких. Лишь с трудом можно было усмотреть в них человеческое подобие. Они были как свечи - толстые свечи... Внизу они раздваивались на две конечности - мускулистые ноги; вверху от цилиндрического тела отходили две пары щупалец. Выше щупалец туловище заканчивалось чудовищной, невообразимой, на наш взгляд, головой... Вы изучали в школе естествознание, помните рисунок птичьего мозга - два вздутия, разграниченных глубокой бороздой между ними. Такие были головы у этих существ. Лица не было. Передняя часть полушарий иссечена на ромбы, как ананас или фасеточные глаза насекомого; внизу - безгубая щель, рот. По сторонам вздутий две вертикальные щели,-может быть, уши, а может, жабры. Существа дышали водой... Боже, только повидав такую фантастическую картину, познаешь, как прекрасно и гарномично человеческое лицо!.. Прибавьте к увиденному серую, блеска металла, чешуйчатую кожу, - и перед вами портрет пришельцев.

О том, что это пришельцы из инопланетного мира, я узнал позже. В первый момент я испугался, страх парализовал меня, я не мог двинуть рукой, крикнуть... Можете себя представить на моем месте? - Текки приподнялся на койке. - Да и как можно было крикнуть в воде?.. Я был нем, как камень. Я не мог спросить, кто они. К счастью, этого не потребовалось. Они разговаривали между собой, обменивались мыслями. И я понимал их разговор. Они выражали крайнее удивление по поводу меня лично, - находки, которую они выловили в глубине океана, находки, совсем не предполагаемой, потому что она оказалась разумным существом. Видимо, среди них был кто-то главный, может быть, начальник их экспедиции, они привели его посмотреть на меня и теперь твердили: разумное существо, это разумное существо! Оно, - показывали на меня, - обитает вне водной среды и погибло бы в воде, если бы не мы, - тут они употребили слово, мне непонятное, но указали на аппарат у моего изголовья. Очевидно, дело сводилось к тому, что они обогатили воду кислородом и этим поддерживают меня.

- У него разумный график мышления? - спросило одно из существ, шедшее впереди.

- Похожий на наш.

- Странно, - заметил тот, которого привели ко мне. - И неожиданно.

Существа остановились у моего ложа.

- Что показал преобразователь? - спросил первый, буду называть его - Главный.

- Картины инопланетной жизни на суше.

- На суше? - переспросил Главный.

Кажется, он не верил тому, что ему говорили. Приблизился еще, наклонился ко мне. Я опять закричал бы, если бы мог кричать под водой. Он смотрел на меня и в то же время не смотрел. Глаз у него не было, но я чувствовал его взгляд. Боже мой, не могу передать этого ощущения! Гипноз? Давление электрического поля на расстоянии?.. Этого нельзя выразить словами, оно даже не поддается чувству. Только во сне можно ощутить такой взгляд и увидеть таких существ - человеческий глаз не отличал одного от другого...

Я беспокойно заерзал на ложе, зажмурил глаза - взгляды, скрещенные на мне странными существами, давили меня, стискивали голову словно обручем.

Главный спросил меня:

- Кто ты?

- Человек, - хотел я сказать, но не выдавил из себя ни звука - только подумал.

- Человек... - повторил он, не шевельнув ни безгубым ртом, ни какой-либо другой частью "лица", - не подберешь слов, чтобы описать их обличье. Повторилне то слово. Его "человек" прозвучало у меня в мозгу без какой-либо эмоциональной окраски и тембра - как шелест листьев.

- Как называется ваша планета? - спросил он.

- Земля.

- А звезда?

- Солнце.

Все четверо существ, обступивших меня, были поражены.

Был поражен и я. Тем, что живу, и тем, что вижу. Страх постепенно прошел, обстановка прояснилась. У меня уже не было ощущения бреда или, как мне внушали в детстве, "того света", ада, скажем, или рая. Я сознавал реальность происходящего, видел круглое помещение, существ, стоявших рядом со мной. Я мог бы протянуть руку и дотронуться до кого-нибудь из них. Словом, я жил - в очень странной, немыслимой обстановке, но жил и сознавал, что живу. То, что эти существа поддерживали мою жизнь, тоже казалось мне естественным. Пожалуй, это оттого, что мозг мой работал нормально, как работает сейчас, когда я говорю с вами. Телом я ощущал воду, тепло, дышал, хотя дыхание было затруднено: приходилось втягивать в себя воду и выталкивать из легких, - это тяжелее, чем дышать воздухом. Главное - я мыслил, обменивался мыслями с чуждыми для меня существами, это даже интересовало меня, несмотря на парадоксальность моего положения. Вы верите мне?..

Вопрос Текки опять был неожиданным, как тогда, когда он спросил - я католик? Но на этот раз я промолчал. Рассказ его был нелеп, как нелепа была обстановка, которую он описывал. Но рассказ был интересен, и на этом интересе строились наши взаимоотношения. Он рассказывал - я слушал.

Пусть рассказывает еще.

Не дождавшись ответа, Текки закрыл глаза. Казалось, он прислушивался к своему дыханию. В груди у него булькало и хрипело. Двадцативаттная лампочка тускло горела под потолком лазарета. Вверху, на палубе, ходил и ходил, как маятник, вахтенный.

- Пожалуй, изумление было обоюдным, - заговорил Текки, с их стороны и с моей. Сколько бы оно ни продолжалось, оно прошло. Началось знакомство друг с другом. Оказывается, они уже знали мое имя - Артуро... Не буду говорить о приборах и приемах, которые употребили пришельцы при разговоре со мной. Скоро я понял, что мне нужно максимально напрягать мысль и воображение, чтобы они меня понимали. И я делал это в угоду им, потому что они тоже старались отдать мне все, что могли. Кроме любопытства с их стороны и, как мне показалось, растерянности, - я ничего другого в них не увидел: ни страха, ни злости. Может быть, их растерянность была отражением моей собственной, - они хотели понять, что я такое, примениться ко мне и поначалу, возможно, считали страх и растерянность естественным для меня состоянием. Чтобы понять меня, пытались "влезть" в мою шкуру... Это были ученые, и обращение со мной было для них экспериментом над неведомым существом. Существо, к их удивлению, оказалось разумным. Они хотели иметь сведения о землянах, я им подробно передавал эти сведения. Они мне - свои.

Их информацию я усвоил не полностью, отрывками - как из старой книги, где целые главы оказались стертыми или выцветшими. Сейчас я не могу изложить все последовательно, мешает жар, головная боль, - ведь я умираю, доктор... Спрячьте свои часы, не глядите на них! Они мешают вам сосредоточиться. Мне тоже мешают... Вот так, в карман, и не доставайте их больше.

Текки на минуту замолк, оправил простыню на груди, переложил платок из правой руки в левую, - все это были мелкие ненужные движения, но ему надо было успокоиться или собраться с мыслями перед главным, что он хотел сказать.

- Они с далекой звезды, - заговорил Текки, когда уже нечего было делать рукам: простыня оправлена, платок переложен из одной руки в другую. - Это черная невидимая звезда вблизи Центра Галактики, которая имеет несколько планет, близко обращающихся вокруг нее. Звезда почти погасла, не светит, она только греет, но дает достаточно тепла, чтобы на их планете существовала жизнь. Планета покрыта водой, жизнь, в том числе и разумная, зародилась и существует в воде. Планета называется Ири - так это звучало в моем мозгу. Иряне не знают, что такое солнечный свет, кванты и радиоволны. Свет они воспринимают как ту или иную дозу тепла. Энергетика их построена на освоении теплоты, гравитации и нейтринного излучения. Радиотехника у них отсутствует. Понятие об электромагнитных колебаниях чуждо их сознанию полностью. Зато нейтринная энергетика ими освоена хорошо, - связь на своей планете они ведут при помощи нейтринных потоков. Они исследуют вселенную в поисках планет для колонизации. Земля привлекла их внимание потому, что на две трети покрыта водой. Иряне понятия не имели, что Земля заселена разумными существами. Их приемная аппаратура, созданная на иных принципах, чем на Земле, не обнаружила человечества. Наше Солнце для их органов чувств было мощным источником тепла, и только. На всех диапазонах нейтринной и гравиосвязи Земля молчала, радиоволн их аппаратура не воспринимает, - Земля казалась необитаемой... Встреча со мной была для них все равно, что гром с ясного неба. Только через мой мозг они увидели наши города, машины, корабли, самолеты - все многообразие земной жизни. Поэтому они были так поражены. Мы со своей стороны не могли обнаружить их корабль; он полностью поглощал радиоволны, превращая их в тепло - как солнечные лучи. Электричества они тоже не знали. Потоки электронов считали помехами, превращая их в теплоту. Вся их техники основывалась на трех видах энергии: гравитационной, нейтринной и тепловой. Развитие цивилизации шло совсем другими путями.

- Немного повторяюсь, - сказал Текки. - Но, поверьте, от всего этого у меня голова как паровой котел. Я не понял, наверно, и половины того, что они пытались передать мне. Многого из их представлений я вообще не принял. Не мог понять их подводную жизнь, - лезла в голову какая-то мешанина. Об их нравах, обычаях и говорить нечего. Как рни живут, развлекаются, любят - все это не дошло до меня. Они казались мне безобразными уродами, я изо всех сил крепился, чтобы не выдать негативного отношения к ним. Не дай бог, если они это поняли. По-своему они были гуманны; гостеприимны и вежливы, но в конце концов совершенно не знали, что со мной делать.

Я буквально свалился им на голову, едва они вышли из своего корабля. Это был биологический вид, попавшийся им на глаза, они увидели во мне что-то общее с собой и тотчас доставили меня на корабль, который находился в плавучем положении под водой. Они тут же обнаружили, что я в бессознательном состоянии, и поступили так, как поступали, оказывая скорую помощь своим попавшим в мертвую воду, отравленную сероводородом или другой какой гадостью, - подали мне в легкие обогащенную кислородом воду. Подсоединенные датчики сказали им, что я разумное существо, память показала картины земной жизни. Бесконечно это не могло продолжаться. Они составили общее мнение о планете, о землянах, и тогда встал вопрос, что делать со мной, и вообще, - что делать?

Экспедиция не была готова к контакту с нашей цивилизацией. Не только потому, что иряне и мы были разными существами. Экспедиция не ожидала на планете разумной жизни и не имела полномочий вступать с ней в контакт. Такое разрешение мог дать правящий Совет Ири. Разведывательная экспедиция не могла вступить в переговоры. Требовалась другая экспедиция, которая была бы послана с этой целью. Но все-таки - что делать со мной? Ознакомившись по впечатлениям моего мозга с жизнью Земли, они поняли, что планета занята, для колонизации недоступна. Совместить на планете две цивилизации нельзя, пусть даже пришельцам нужен только океан. Он нужен им весь. Но ведь он нужен землянам! Нельзя допустить столкновения интересов, конфликта. Иряне приняли решение - улететь. Но как быть со мной? Они предложили мне лететь с ними. Я отказался. Тогда они подняли меня на поверхность и оставили в шлюпке, хотя, как они это сделали, я не знаю. - Вот и все, закончил рассказ Артуро Текки. Молча я глядел на него. Его рассказ окончился так же внезапно, каким было его появление. Тысячи вопросов возникали в моей голове сразу, но я знал, что рассказчик не ответит на них. Его час пробил. Последний его час пробил. И все-таки... Кто ты, Артуро Текки? - пытался я трезво посмотреть на рассказчика. Матрос - это подтверждал документ. Итальянец - об этом говорили глаза, темперамент. Образованный человек - недаром тебе знакомы нейтрино и гравитация. Но откуда ты взялся? То, что тебя нашли в шлюпке нашего рефрижератора, - случайность: шлюпка была сорвана ураганом, могла уцелеть. Как ты оказался в ней, Артуро Текки?.. Здесь кончалась действительность и начиналась фантастика. Принять твой рассказ, как он есть, значит, поверить в неправдоподобное. Бывает ли оно, неправдоподобное, или не бывает?.. Может, ты все это выдумал? Положим, что "Эрл" затонул. Положим даже, что от электронной мины, с такими игрушками не шутят. Примем, что тебя трепало по океану на перевернутой шлюпке. Чьей шлюпки - с "Эрла" или с "Элмери"? Тут уже теряется линия рассуждения, раздваивается. А еще точнее - уходит в глубь океана. Были пришельцы или их не было? Если были, то это - эпоха. Но эпоха умрет вместе с тобой. Ты ведь умираешь, Артуро Текки. Умрешь и никому не сможешь повторить свой рассказ. А для меня он нелеп и необычен. В моей голове он не помещается. Я не могуне могу! - проверить из рассказа ни одного слова. И ты не можешь представить никаких доказательств. Как же быть, милый Артуро? Ты умрешь, а это все равно, что тебя не было. И если встреча с инопланетными существами была, то и ее все равно, что не было. Круг замыкается на тебе, Артуро, и никто его никогда не разомкнет.

Я тоже не разомкну.

- Все, - повторил Текки. - По сути мне не дано права на жизнь. Я мертв с той минуты, как шлюпка с "Эрла" пошла ко дну. То, что произошло, - случайность. Величайшая из случайностей, но все же - случайность. Я нахлебался воды уже тогда, когда тонул под ударами шторма. Только благодаря искусству ирян я жил под водой. Они поддерживали во мне жизнь, исследовали меня, но они ничем не могли помочь мне. Мои легкие надорваны и разъедены солью. В шлюпке я был в бессознательном состоянии и наверняка бы умер, не подбери меня "Элмери".

- Я и теперь умру, - сказал он спокойно. - Но, - он с трудом поднялся с подушки, - обещайте мне побывать в Милане, рассказать родным о моей кончине. Обещайте, - просил он, вы католик, выполните мое последнее желание. Обещайте!

- Обещаю, - сказал я.

Артуро умер к утру. Наверно, я задремал у кровати и упустил его последний вздох. Но глаза ему я закрыл - прекрасные черные глаза, которые даже под тусклой лампочкой блестели живо и молодо. Мне было жаль парня.

Утром за завтраком капитан Фримен спросил побудничному спокойно:

- Умер?

- Умер, - ответил я и попытался передать рассказ Артуро о встрече с пришельцами. Где-то в середине рассказа капитан покачал головой:

- Что делают с людьми, - сказал он, - солнце и океан. В шестьдесять четвертом году мы в океане подобрали трех канадцев с "Олимпии", утопленной штормом под Гебридами. Здоровенные парни за две недели дошли до одичания, скалили зубы и рычали на наших матросов. А этот - итальянец. Итальянцы, вообще, фантазеры. - Капитан покрутил рукой возле уха: Тру-люлю...

Больше к этой теме не возвращались, - даже Листред, который вчера интересовался спасенным, а сегодня, когда тот умер, не нашел нужным что-либо спросить о нем. Пришельцы его не интересовали: Листред плавает на "Элмери" со дня выхода рефрижератора в море и знает случай с канадцами, принимал участие в их спасении. Мало ли какой бред бывает под южным солнцем? Надо считаться с фактами. Фактом для Листреда был океан, который дает людям работу, кормит их, сводит с ума и требует жертв.

Артуро похоронили по морскому обычаю: зашили в парусину и сбросили в воду с куском антрацита в ногах. Цинкового гроба на рефрижераторе не было, везти тело в холодильнике запрещено: что скажут потребители бараньих бифштексов?..

Я пока не был в Милане, хотя с тех пор как похоронили Артуро, прошло полгода. Но я католик, я давал слово и выполню волю погибшего. Поеду в Милан, найду родителей Текки. Кроме того, в Милане лучший из европейских театров - Ла Скала... Но прежде всего разыщу стариков. Только - будут ли они слушать рассказ о пришельцах? Какими глазами будут смотреть на меня?..

Если же судить о происшествии в океане и о рассказе Артуро, то я хочу здесь все разграничить и поставить на место: я - это одно, рассказ Текки - другое. Грань я провожу со всей решительностью, чтобы меня не заподозрили в фантазерстве и в сумасшествии. В фантастику я не верю. Всем говорю: не верю. Но Текки не был сумасшедшим. Это я подтверждаю как врач, иначе мое образование не стоит медного цента. Это меня смущает: в чем-то здесь концы с концами не вяжутся. Иногда я готов поверить, что все в рассказе Артуро правда, иногда считаю рассказ чистой выдумкой. Ведь Текки - итальянец. А итальянцы, вообще - фантазеры, как сказал капитан Фримен: Тру-лю-лю...