/ Language: Русский / Genre:love_short,

Ты – моя принцесса

Марта Гудмен

Случай сводит Роуз с Джеффом – человеком, который много лет назад нанес ей глубокую сердечную рану, не зажившую до сих пор. Роуз решает доказать себе и ему, что прошлое больше не имеет над ней власти. Однако все идет не так, как задумано: Джефф не узнал в обольстительной красавице девчонку, которая была влюблена в него много лет назад и от которой он отвернулся, а Роуз поняла, что ее чувства к нему все еще не остыли. Для того чтобы обрести любовь, Роуз и Джеффу приходится заново узнавать друг друга и учиться друг другу доверять.

ruen Е.К.Денякинаcafc77b3-2a80-102a-9ae1-2dfe723fe7c7 Miledi PHP Conv, FB Writer v1.1 07 January 2008 http://www.litportal.ru 00006886-238b-102a-b1f8-a26c34c231af 1.1

Марта Гудмен

Ты – моя принцесса

Глава 1

Разговор с Сильвией оставил неприятный осадок в душе Джеффа. У Сильвии, конечно, характер не ангельский и их отношения явно зашли в тупик, но в ее словах содержалось рациональное зерно. Он действительно слишком много работает и порой забывает, что жизнь – это не только работа. С Сильвией пора расставаться, давно пора, она стала слишком навязчивой, но суть от этого не меняется, ему и впрямь нужно изменить стиль жизни.

Под занавес устроенной ею бурной сцены Сильвия заявила, что вечеринка по случаю его дня рождения – последний шанс Джеффа. Если он не предпримет конкретных шагов к тому, чтобы изменить свою жизнь…

Джефф поджал губы. Она зашла слишком далеко! Рассчитывать, что он перестроит свою жизнь по ее шаблону, это уж слишком! Сильвия не может упрекнуть его в неверности, и она явно не возражала, когда он тратил на нее изрядную долю заработанных упорным трудом денег, более того: когда заходила речь об ужине, она всегда выбирала самые дорогие и шикарные рестораны, а когда о походе в театр – модные премьеры. Брайан прав: она выжимает из него все, что можно.

Но Джеффа больше всего раздражало даже не это. В конце концов, для чего существуют деньги, как не для того чтобы покупать себе удовольствия, которые может предложить жизнь? Хотя, если разобраться, сама Сильвия доставляла ему не так уж много удовольствия… Она стала не в меру придирчивой, ворчливой, почти как старая жена, их вечерние встречи все чаще заканчивались ссорами по пустякам, после которых у Джеффа напрочь пропадало желание заниматься с Сильвией сексом. Дело не в усталости, ему этого просто не хотелось.

«Последний шанс»…

Джефф всерьез подумывал о том, чтобы покончить с их отношениями еще до вечеринки, которую Сильвия, конечно, не хотела пропустить. Да и кто бы на ее месте захотел бы? Брайан решил устроить вечеринку в парке с видом на океан. По такому случаю там должен быть сооружен временный шатер с дощатым полом. Джефф пригласил джаз-оркестр из самого Нового Орлеана, заказал угощение в лучшем ресторане. Так называемая вечеринка на самом деле обещала вылиться в грандиозный прием, пусть неформальный, на котором должно было собраться немало молодых преуспевающих бизнесменов. Естественно, Сильвия видела в этом отличную возможность, что называется, людей посмотреть и себя показать.

Ну и Бог с ней, мрачно подумал Джефф. Возможно, мне тоже стоит начать оглядываться по сторонам. Где-нибудь обязательно существуют женщины, более терпимые к моему стилю жизни, такие, которые и сами найдут, чем заняться, пока я занят делами. А без недовольного ворчания и пилежки я вполне могу обойтись.

Офис дизайнерского бюро «Холинбрук и Кэмерон» гудел как растревоженный улей. Впрочем, в понедельник утром так всегда бывало, сотрудники торопились обменяться впечатлениями от прошедшего уик-энда до того, как погрузиться в работу. Но в этот раз Джефф Холинбрук не принял участия в общем разговоре. Он лишь коротко поздоровался с коллегами и быстро прошел в свой кабинет. Брайан Кэмерон, друг и деловой партнер Джеффа, едва поспевал за ним. Как только дверь кабинета закрылась за ними, Джефф перестал сдерживаться и дал выход своему недовольству. Брайан был единственным, кто мог – и должен был – понять его положение.

– Знаешь, что Сильвия сказала мне в эту субботу, когда я отменил нашу встречу?

Брайан понимающе усмехнулся.

– Не знаю, но могу догадаться.

Джефф поморщился, вспомнив, что Брайан совсем недавно порвал с подружкой, с которой жил одним домом несколько месяцев.

– Она сказала, что мне нужна не живая женщина, а заводная кукла, которая не обидится, если ее поставить на полку пылиться до следующего раза, когда мне захочется с ней поиграть!

– А что, мысль интересная! Кукла, по крайней мере, не станет тебя пилить.

– А еще лучше – кукла-фея.

– Точно, – оживился Брайан, – прекрасная добрая фея в длинном платье, с длинными белокурыми волосами, сияющими глазами и улыбкой, способной растопить мужское сердце…

Джефф осадил друга:

– К сожалению, Сильвия выразилась не столь поэтично. Она заявила, что только фея, взмахнув своей волшебной палочкой, может превратить меня в того пылкого любовника, каким рассчитывает видеть мужчину даже пластиковая кукла.

– Ого, чувствую, мы ступаем на стезю порока.

– Брайан, дело очень серьезное! И нам надо поговорить о нем со всей серьезностью.

Брайан усмехнулся.

– О женщинах?

– О бизнесе! – отрезал Джефф. Он обошел письменный стол и занял свое место. – Садись. И будь любезен, сотри с лица эту дурацкую ухмылку. Повторяю, дело очень серьезное.

– Раненый медведь опасен, – пробормотал себе под нос Брайан и со скорбным вздохом сел на стул.

Брайан знал, что, когда Джефф в таком настроении, его дразнить опасно, поэтому постарался принять серьезный вид. Как все творческие натуры, Джефф порой впадал в мрачное расположение духа, и тогда дружеская шутка приходилась очень кстати, но сейчас явно не тот случай, решил Брайан. Говорят, противоположности сходятся, и дружба Джеффа и Брайана это наглядно демонстрировала. Брайан и Джефф были во многом не схожи, а в чем-то и являли полную противоположность друг другу. Даже внешне они резко отличались. Джефф был высоким, сероглазым брюнетом – редкое сочетание! – черты его лица да и весь облик несли на себе отпечаток мужественности и силы – как физической, так и духовной. Как ни странно, Брайану никогда не казалось, что Джефф его подавляет, хотя сам он был среднего роста, не худым, но и не атлетического сложения, с зелеными глазами, а волосы имели вполне заурядный темно-каштановый цвет. Брайан обладал особым даром – при своей самой что ни на есть обычной внешности он был способен привлечь любую женщину, какую пожелает.

Вместе Джефф и Брайан – гений дизайна и удачливый торговец – образовывали слаженную команду, и Брайан не собирался неосторожным словом или поступком разрушать этот тандем. Кроме того, душевное равновесие его партнера было жизненно необходимо для их общего делового успеха.

– Перейдем к делу. В последнее время мы завалены работой, заказов становится все больше. Я чувствую себя так, словно на меня обрушилась лавина. Думаю, нам нужно нанять еще двух художников или одного художника и фотографа.

– Но это снизит нашу прибыль, – напомнил Брайан.

– Деньги – это замечательно, но должен же я когда-то жить!

Брайан округлил глаза.

– Я тебя не узнаю. Джефф. Уж не из-за Сильвии ли ты так заговорил? Поверь, ты зря принимаешь ее недовольство так близко к сердцу, ты – не ее собственность. И положись на мое мнение…

Во взгляде Джеффа полыхнул огонь.

– Я только и делаю, что полагаюсь на твое мнение, Брайан. Не спорю, ты гений в своей области, наша компания процветает во многом благодаря твоей деловой сметке, но я больше не могу работать с такой нагрузкой. Брайан примирительно вскинул руки.

– Ладно, ладно, успокойся. Я согласен – коль скоро это твои слова, а не мнение Силыши. Не ты ли любил повторять, что если работать как вол до тридцати, то…

– На следующей неделе мне стукнет тридцать. В прошлом году каждый из нас положил на счет по пять миллионов долларов…

– А в этом году, вполне вероятно, сможет положить вдвое больше, – вставил Брайан.

– Но мы дорого заплатили за свое процветание. Ты потерял Мэрион… Брайан снова перебил друга:

– Джефф, кажется, ты сам предлагал не впутывать в это дело женщин.

– Черт возьми, Брайан! – взорвался Джефф. – Не знаю, как тебе, но мне кроме работы нужна еще и жизнь. Мне скоро исполняется тридцать, когда же жить, как не сейчас? Я хочу нанять дополнительных сотрудников.

– Хорошо-хорошо, не кипятись, я позвоню в кадровое агентство, пусть кого-нибудь подыщут. Джефф поднял вверх два пальца.

– Не одного, а двух.

Брайан вздохнул. Значит, придется выплачивать две зарплаты. Он решил пойти на компромисс.

– Давай сделаем так: возьмем одного опытного художника и одного новичка, выпускника художественного колледжа. Как тебе нравится такой вариант?

– По-моему, это крохоборство.

– Вовсе нет, это здравый смысл. По-моему, вполне разумно, если мы обучим его по-своему, с учетом нашей специфики, разве я не прав?

Джефф в душе был согласен с другом, но не желал смягчать свою позицию.

– Займись этим делом срочно и не затягивай. Мне все равно, сколько это будет стоить, в любом случае, если я дойду до полного нервного истощения, это обойдется гораздо дороже.

– Типун тебе на язык! – Изобразив на лице ужас, Брайан вскочил со стула и вытянулся в струнку. – Твое желание для меня – закон, я пойду и прямо сейчас займусь поиском сотрудника.

– И про стажера не забудь.

– Не забуду, не волнуйся. Вот увидишь, от желающих поступить к нам на работу отбою не будет. – Уже подойдя к двери, Брайан помедлил, оглянулся и насмешливо заметил:

– Может, Сильвия на тебя и обиделась, но, готов поспорить, вечеринку по случаю твоего дня рождения она не пропустит. Ей не нравится, что ты пропадаешь на работе, но она ничего не имеет против денег, которые ты таким образом зарабатываешь. Не забудь напомнить ей об этом, когда она в следующий раз закатит скандал.

– Брайан, займись делом! – отрезал Джефф. Когда за Брайаном закрылась дверь, Джефф достал папку с эскизами и попытался настроиться на рабочий лад. Но слова друга запали ему в душу.

По пути в свой кабинет Брайан думал о разговоре и Джеффом. Он искренне надеялся, что своей последней ремаркой расстроил замыслы Сильвии, этой эгоистичной стервы. Она выкачивает из Джеффа все, что удастся, не давая ничего взамен. Брайан подумывал о том, чтобы пригласить на предстоящую вечеринку девчонок погорячее – пусть покажут Джеффу, что в море полно рыбы и всегда можно найти такую, которая рада поплавать с тобой, не поднимая при этом волну. А еще лучше…

Брайан улыбнулся своим мыслям. Кукла – сказочная принцесса, а еще лучше фея с волшебной палочкой, вот что ему нужно! Рядом с ней Сильвия, как в сказке, сразу превратится в лягушку. Улыбка Брайана сменилась широкой усмешкой.

– Фирма «Живые сюрпризы». – Плечом прижимая трубку к уху, Клэр Гудвин потянулась за блокнотом и ручкой, чтобы принять выгодный, как она надеялась, заказ. – Чем могу быть полезной?

– Это вы организуете оригинальные поздравления именинников? – спросил мужской голос.

– Да, именно этим мы и занимаемся. Что вы желали бы заказать? Могу предложить веселых зайчат для детского утренника, а также…

– Мне нужна сказочная принцесса с волшебной палочкой. Она должна спеть песенку «С днем рождения!» и осыпать зал блестками, – последовал решительный ответ. – Вы можете предоставить такую услугу?

Клэр улыбнулась Роуз Лоуренс – подруге и партнеру по бизнесу, которая до сих пор не пришла в себя после вчерашнего выступления в роли клоунессы перед тридцатью горластыми сорванцами в возрасте от трех до пяти лет.

– Думаю, у нас есть как раз такой персонаж, который вам подойдет, прекрасная принцесса эльфов.

Роуз устало покачала головой. За прошедшие выходные ей пришлось выступить на четырех утренниках, такая нагрузка кого угодно оставит без сил! Клэр подумала, что роль принцессы эльфов должна быть намного легче, чем клоунессы на детском празднике.

– На какой день вы хотите заказать принцессу эльфов? – спросила Клэр клиента и услышала осторожный ответ:

– Прежде чем делать заказ, я хотел бы убедиться в качестве услуг. Вы сказали «персонаж, который вам подойдет». Мне нужна прекрасная…

– О, она прекрасна, уверяю вас.

–..с длинными белокурыми волосами, – продолжал заказчик. – Волосы должны ниспадать на плечи мягкими волнами.

– Ее волосы именно такие, как вы описали.

– Надеюсь, это не парик? Парик нас не устроит.

– Обещаю, никакого парика не будет.

– Отлично. А как насчет улыбки? Зубы у нее хорошие? Мне нужна открытая добрая улыбка.

– Улыбка у нее просто ослепительная.

– Ослепительная, говорите? Что ж, пока вроде бы все подходит. Какого она роста? Клэр нахмурилась и переспросила:

– Роста?

– Ну да, роста! Нам не нужна маленькая девочка, одетая по-взрослому.

– Понимаю. Не волнуйтесь, наша принцесса – молодая женщина выше среднего роста, но и не слишком высокая, на манекенщицу, пожалуй, не потянет.

Роуз состроила гримасу: оскалилась и разлохматила волосы, изображая ведьму. Клэр показала ей язык.

– Отлично! – обрадовался заказчик. – Судя по всему, это то, что нам нужно. Остался еще один вопрос: как вы оценили бы ее фигуру?

Клэр опешила.

– Прошу прощения?..

– Какая у нее фигура? Имеются ли выпуклости во всех положенных местах?

– Угу, – пробурчала Клэр, спрашивая себя, как далеко зайдут его расспросы по данному конкретному пункту.

– Уточняю: костлявая вешалка не пойдет, – серьезно заявил он. – Если у нее сексапильная фигура, то считайте, что вопрос решен.

– Гм.;.

Слово «сексапильная» насторожило Клэр, у нее закралось неприятное подозрение. Пару раз им звонили какие-то извращенцы, похоже, пора разобраться и с этим «заказчиком».

– Скажите, сэр, вы оформляете заказ на детский праздник?

– О нет! На этом празднике детей не будет!

– Тогда это, случайно, не мальчишник? – поинтересовалась Клэр елейным голоском.

– О нет! – повторил клиент. – Поверьте, свадьбой здесь и не пахнет. Речь идет о торжестве по случаю тридцатилетия моего друга. Мне хотелось сделать ему особый сюрприз.

– На этом мероприятии будут присутствовать и женщины?

– Конечно! Можно сказать, там соберутся самые преуспевающие холостяки и незамужние женщины делового Окленда. – Предваряя следующий вопрос Клэр, он добавил:

– Уверяю вас, это будет не какое-то тайное сборище, а вполне пристойное светское мероприятие – Понятно. – Клэр уже обдумывала, какие перспективы сулит им выступление на подобном приеме. Самые завидные женихи Окленда, собранные в одном месте… в этом что-то есть. – Э-э-э… я вынуждена настаивать на том, чтобы сопровождать мою принцессу на случай… скажем так, возможных непредвиденных ситуаций.

– Пожалуйста, приходите. Мы будем рады, если вы после выступления присоединитесь к гостям.

Именно это Клэр и надеялась услышать.

– Насколько я понимаю, ваша принцесса эльфов выглядит достаточно сексапильно? – добавил клиент, ожидая подтверждения.

Клэр снова насторожилась.

– У нее, безусловно, женственная фигура, но я не хочу, чтобы кто-то мог истолковать ее появление превратно. Если я правильно вас поняла, ее задача – появиться в костюме принцессы эльфов и спеть песенку «С днем рождения!». Верно?

– Совершенно верно. Кстати, совсем забыл: она умеет петь? Я имею в виду – петь по-настоящему?

– Она гастролировала по стране как профессиональная певица. Вас это устраивает?

– Вполне!

Ну, мистер, этот заказ обойдется вам в кругленькую сумму, думала Клэр, оформляя сделку.

Подсчитав предполагаемые расходы, она решила увеличить гонорар в четыре раза по сравнению с обычным: во-первых, мероприятие проходило в нерабочее время, а во-вторых, имело смысл накинуть некоторую сумму за риск. Клэр, правда, не думала, что Роуз может угрожать какая-то серьезная опасность, но осторожность никогда не бывает лишней.

Сумма, которую Клэр указала в счете за услуги, ошеломила Роуз. Но она не собиралась спорить: благодаря этому выгодному заказу они смогут немного расслабиться на следующей неделе. С тех пор, как открыли фирму «Живые сюрпризы», они с Клэр постоянно пытались свести концы с концами, однако это было все-таки лучше, чем колесить по стране с ансамблем музыки в стиле «кантри» и каждую ночь проводить в новом отеле.

Однако, слушая разговор Клэр с клиентом, Роуз поняла, что речь шла вовсе не о выступлении на детском празднике: судя по репликам Клэр, предстояло нечто довольно рискованное. Конечно, когда тебе нужно платить за квартиру, оплачивать счета за электричество, бензин да еще и есть каждый день, не приходится быть слишком разборчивой, но все же…

Наконец Клэр повесила трубку и воскликнула:

– Есть!

Ее карие глаза с золотистыми искорками горели победным огнем, как бывало, когда удавалось заключить особенно выгодный контракт.

Из Клэр с ее миниатюрной фигуркой и задорными коротко стриженными огненно-рыжими кудряшками получился бы отличный задорный гном. Да и характер у нее был под стать – живой, озорной… Вот и сейчас Роуз чувствовала, что подруга затевает какое-то озорство.

– Что именно «есть»? – осторожно поинтересовалась она.

– Его даже не смутила цена! – возбужденно тараторила Клэр. – По всему видно, деньги у него есть и он не боится их тратить. Люблю таких мужчин, просто обожаю – Надеюсь, это не еще один развратный старикашка?

– Насчет развратного – не знаю, но что не старикашка – это точно, – заверила подругу Клэр. – Ему лет тридцать, и он холостяк. Насколько я поняла, он один из владельцев какого-то дизайнерского бюро. – Она склонила голову набок. – Может, попросить его разработать рекламный плакат нашей фирмы?

– Ну да, нам как раз сейчас деньги девать некуда, – сухо заметила Роуз.

Клэр всегда отличалась склонностью витать в облаках и придумывать несбыточные проекты, Роуз приходилось возвращать ее с небес на землю, но подруга не обижалась. Вот и сейчас она лишь пожала плечами и небрежно заметила:

– Ладно, я просто строю планы на будущее. Но этот заказ для нас вправду очень важен, и не только из-за денег. Вечер в компании преуспевающих молодых мужчин, к тому же холостяков – ты только представь, какие возможности это сулит! Правда, там будут и женщины, но это неважно…

– Когда соизволишь спуститься с облаков на землю, будь так любезна, объясни мне толком, что за заказ ты приняла.

Клэр, пританцовывая от радостного возбуждения, рассказала подруге о предстоящей работе и о том, что их пригласили присоединиться к гостям вечеринки после выступления. Роуз не могла отрицать, что все это звучит заманчиво, тем более что в последнее время они с Клэр практически не бывали в обществе, детские утренники – не в счет.

– Как зовут этого парня, который заказывает для своего друга сказочную принцессу? – спросила Роуз, думая, что неплохо бы заранее навести справки о его порядочности, если, конечно, удастся.

– Брайан Кэмерон.

Брайан Кэмерон… Имя показалось Роуз знакомым. Не так ли звали университетского приятеля Джеффа Холинбрука?

– А как зовут его друга, именинника? – спросила Роуз.

– Джефф Холинбрук. – Клэр закружилась по комнате, напевая. – С днем рождения, Джефф, с днем рождения. Джефф, с днем рождения, милый Джеффи…

– Прекрати! – закричала Роуз, вскакивая со стула.

Клэр застыла на месте и воззрилась на подругу, как на сумасшедшую.

– В чем дело?

От лица Роуз отхлынула кровь, но почти одновременно с этим нахлынули воспоминания – воспоминания о самом жестоком унижении, которое ей довелось пережить, и она снова покраснела.

– А ты не помнишь?

– Что не помню? – недоуменно переспросила Клэр.

Зеленые глаза на раскрасневшемся лице Роуз вспыхнули холодным огнем. В отличие от Клэр она слишком хорошо помнила мужчину, который разбил ее сердце на мелкие кусочки.

– Девять лет назад я пела на дне рождения Джеффа Холинбрука.

Клэр по-прежнему ничего не понимала.

– Ты пела на его празднике?

– Ну да, а потом плакалась тебе в жилетку на то, как он… – Роуз умолкла на полуслове, отвернулась, пытаясь совладать с собой, затем снова повернулась к подруге и решительно заявила:

– Я больше никогда, слышишь, никогда не буду петь для него!

– Но… о-ох! – Клэр наконец вспомнила историю девятилетней давности и поморщилась. – Это тот парень, в которого ты была влюблена, когда мы были еще школьницами.

– Мне было шестнадцать лет!

Боль, причиненная воспоминаниями, была так сильна, что у Роуз дрогнул голос. Она любила Джеффа Холинбрука всем сердцем, но тот растоптал ее любовь, предпочтя чистой и наивной шестнадцатилетней девушке легкодоступную особу в ярко-красной спортивной машине. Это со всей очевидностью доказало Роуз, что Джефф оказался не тем человеком, за которого она его принимала. Тогда Роуз твердила себе, что, если Джеффа прельстил поверхностный лоск, значит, он человек неглубокий, совсем не тот, кто ей нужен, но это не очень помогло: она все равно чувствовала себя раздавленной, уничтоженной.

– Роуз, но ведь это было так давно! С тех пор много воды утекло!

Все верно, но рана на сердце Роуз до сих пор не зажила, за все эти годы она ни к одному мужчине не испытала и сотой доли тех чувств, что испытывала к Джеффу. Он подорвал ее веру в любовь и, кажется, лишил и способности мечтать.

– Но, Роуз, твое выступление займет не больше десяти минут, зато принесет нам хорошую прибыль, – возразила Клэр и попыталась уговорить подругу:

– Он, наверное, тебя даже не узнает, ты изменила прическу, тогда ты стриглась короче, и волосы у тебя были гораздо светлее.

Еще бы, с горечью вспомнила Роуз, я была тогда похожа на пуделя, друзья Джеффа так и дразнили меня. Теперь, повзрослев, Роуз понимала, что ребятам старше ее, вероятно, просто не нравилось, что вокруг них вертится малявка, но тогда ей было очень обидно.

– Тогда ты носила специальные очки от косоглазия, – продолжала Клэр. – А еще ты в детстве была ужасно тощей, сейчас у тебя куда более женственная фигура.

– Дело не в этом! – воскликнула Роуз. – Для него я петь не собираюсь! Если хочешь, пой сама.

– Ну да, – протянула Клэр, – как будто меня можно принять за сексапильную блондинку! Принцесса эльфов – это твоя роль, Роуз, а не моя. Кроме того, я пообещала Брайану Кэмерону, что принцесса будет натуральной блондинкой.

– Тогда отмени заказ.

– И упустить громадный гонорар? Не говорят уже о том, что мы упустим возможность пообщаться с преуспевающими холостяками. – Клэр покачала головой, в ее глазах горела решимость. – Вот что, дорогая, лучше сядь, успокойся и поразмысли обо всем трезво. Если через девять лет ты взвиваешься при одном только упоминании имени Джеффа Холинбрука, значит, у тебя серьезная проблема. По-моему, тебе как раз представляется подходящий случай ее решить.

Роуз села, но сдаваться не собиралась. Я никогда больше не буду петь для Джеффа Холинбрука, никогда! – упрямо думала она.

– Если ты так против него настроена, может, тогда переоформить этот заказ на другую часть нашей фирмы – «Убийственные сюрпризы»? – предложила Клэр. – Только тогда нам придется выполнять его бесплатно, – она усмехнулась, – вряд ли этот Кэмерон согласится платить за то, что его приятелю доставят в день рождения букет увядших роз.

Мало кто из обращавшихся в «Живые сюрпризы» знал, что Роуз и Клэр держат и еще одну фирму, «Убийственные сюрпризы». Несмотря на грозное название, вторая фирма всего лишь выполняла заказы на доставку увядших цветов. Клэр, по чьей инициативе было создано это предприятие, считала, что таким образом они предоставляют людям возможность отомстить обидчикам вполне безобидным способом, но Роуз все же отдавала предпочтение приятным сюрпризам, а доставку увядших цветов, по возможности, перекладывала на плечи подруги.

– Клэр, тебе не удастся меня переубедить. Я вообще не хочу его видеть! Да я с большей радостью встретилась бы с гремучей змеей, чем с Джеффом Холинбруком, хотя я терпеть не могу змей.

Роуз пожала плечами и откинулась на спинку кресла, всем своим видом показывая, что она спокойна и может сидеть сколько угодно, но отступать от принятого решения не намерена.

Клэр попыталась зайти с другой стороны.

– Ладно, Роуз, забудь об увядших цветах, у меня есть идея получше. По-моему, тебе просто необходимо взяться за эту работу. Подумай сама: если ты выступишь перед Джеффом и как ни в чем не бывало поздравишь его с днем рождения, ты тем самым покажешь ему, что переросла свою детскую влюбленность! Ты даже, возможно, получишь удовольствие!

– Что ты имеешь в виду?

– Ты можешь отомстить этому типу за то, что он дурно с тобой обошелся. Знаешь пословицу? Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Ты посмеешься над ним и забудешь о нем навсегда, эта давняя история перестанет тебя мучить, и ты сможешь жить дальше с сознанием, что поквиталась с обидчиком. Месть – штука сладкая! – торжественно провозгласила Клэр. В ее глазах снова появился блеск, она раскинула руки, словно фокусник, который собирается показать свой коронный номер. – Итак, Роуз, представь…

Глава 2

Ожидая своего выхода на сцену, Роуз в буквальном смысле дрожала. Нервы ее были на пределе. Она в который раз пожалела, что поддалась на уговоры Клэр. Каким-то образом Клэр удалось растормошить ее гордость и настроить Роуз так, что она всерьез вообразила, будто вид ошеломленной физиономии Джеффа Холинбрука – особенно после того, как она с фальшивой улыбкой осыплет его блестками, понарошку превратив в ребенка, – сможет залечить шрамы на ее сердце. Клэр называла их затею «сладкой местью», но в эту конкретную минуту Роуз очень сомневалась, что шутка обернется для нее чем бы то ни было сладким. Она не знала, что было бы для нее более неприятным: если Джефф ее узнает или если не узнает. А о том, чтобы сделать вид, будто она его забыла, нечего было и мечтать – ей все равно не удалось бы убедительно притвориться.

И вот, несмотря ни на что, она здесь, стоит возле нарядного шатра, разбитого над дощатым настилом, на котором расставлены столики для гостей. Отступать поздно. В шатре кто-то – Брайан Кэмерон? – произносил поздравительную речь, которую то и дело прерывали взрывы смеха и отдельные выкрики. По информации Клэр, на праздник собралось около сотни гостей, дамы были в изысканных вечерних платьях, мужчины – в смокингах… словом, блестящее собрание.

Благодаря тому, что шатер был выполнен из прозрачного пластика, гостям открывался прекрасный вид на набережную, мерцающую сотнями огней. Клэр заняла пост у входа в шатер, чтобы сделать подруге знак, когда пора будет начинать действо.

По крайней мере, мы сможем быстро удалиться, поглаживая капот, утешала себя Роуз, скрывавшаяся за машиной от глаз гостей и виновника торжества. Мне нужно набраться мужества всего на десять минут – десять минут я должна побыть принцессой эльфов, а потом могу быть свободной.

Клэр, конечно, не хотела уезжать, она и оделась, как подобает на званом приеме, – в элегантное и очень сексуальное платье из переливающегося зеленого атласа, но подруги договорились, что, если Роуз захочет уехать раньше, она возьмет машину, а Клэр доберется до дома самостоятельно.

Гром аплодисментов заставил сердце Роуз тревожно подпрыгнуть. Клэр подняла руку: приготовься, мол. Роуз на миг зажмурилась и помолилась, чтобы все прошло гладко: чтобы крылья не отвалились, длинный шлейф не за что не зацепился, голос не подвел бы ее, а приспособление, благодаря которому из ее «волшебной палочки» должны посыпаться блестки, сработало.

Аплодисменты после речи Брайана Кэмерона стали стихать, он оглядел толпу гостей.

– Прошу всех садиться. Тридцать лет – юбилей особый, и сегодня для Джеффа приготовлен особый сюрприз. В этот день мы решили прибегнуть к помощи волшебства.

Над столиками прокатился ропот. Сделав знак дирижеру, Брайан спустился с подиума. Джефф смотрел, как его друг идет через площадку для танцев к столику, и думал, что Брайан превзошел самого себя. Сначала он произнес приличествующую случаю, но остроумную речь, а теперь приготовил еще что-то интересное. Брайан всегда был мастером по части организации вечеринок и умел повеселиться. За годы учебы в университете, да и позже, когда они вместе открывали и ставили на ноги фирму, они провели вместе немало веселых часов. Джефф думал и о том, что за эти годы они с Брайаном узнали и стали понимать друг друга так, как не дано понять ни одной женщине.

Оркестр заиграл что-то знакомое, но Джефф не мог вспомнить, что именно, пока не вступил кларнет. Узнав мелодию, Джефф рассмеялся.

– Брайан, это же вальс из «Щелкунчика»!

– Тебе не кажется, что вы уже выросли из коротких штанишек? – прошипела Сильвия.

Джефф стиснул зубы, с трудом сдерживаясь, чтобы не послать ее к черту. Сильвия весь вечер пребывала в отвратительном настроении, критиковала всех и вся, и Джеффа уже не раз подмывало посоветовать ей пересесть за другой столик.

Брайан одарил Сильвию улыбкой, в которой чувствовалось тайное удовлетворение.

– Я решил подарить Джеффу немного романтики ему это не помешает.

Джефф почувствовал, что Сильвия ощетинилась, и приготовился выслушать очередную колкость, но, к счастью, в это время со всех сторон послышались удивленные и восхищенные возгласы, и это отвлекло ее внимание. Джефф посмотрел туда же, куда смотрели и его гости.

В первый момент он был настолько ошеломлен, что потерял дар речи, не поверил своим глазам: сногсшибательная блондинка с тонкими как паутинка крыльями за спиной? Но затем он рассмотрел ее целиком и едва сдержал восхищенный смех. Брайан со свойственным ему изощренным юмором пригласил на день рождения друга принцессу эльфов! Сильвия, как и следовало ожидать, не оценила шутку, но Джеффа больше не волновало, что думает и что делает Сильвия. Более того, если бы по мановению волшебной палочки она исчезла совсем, он не расстроился бы.

Джефф улыбнулся принцессе. Если бы она досталась ему, уж ее-то он не оставлял бы пылиться на полке надолго! Это была прекраснейшая фантазия, воплотившаяся в реальность! А реальность впечатляла. Платье из тончайшей серебристой ткани мерцало и переливалось на каждом изгибе ее женственной фигуры, причем благодаря крою было ясно, что все эти соблазнительные изгибы имеют самое что ни на есть естественное происхождение. Перед ним стояла настоящая, живая женщина, но настолько прекрасная, что вполне могла бы сойти со страниц волшебной сказки.

Ее прекрасное лицо озарилось улыбкой, способной растопить даже камень, глаза сверкали ярче, чем блестки, которыми были усыпаны ее волосы. Ее голову венчала ажурная диадема, а на плечи принцессы эльфов ниспадал шелковый водопад вьющихся белокурых волос, которые выглядели еще прекраснее на фоне тончайших серебристых крыльев, поднимающихся за спиной.

Настоящая принцесса эльфов, думал Джефф, было бы здорово, если бы она согласилась остаться до конца вечеринки, уж мы бы с ней поколдовали всласть…

Пока все идет неплохо, подумала Роуз, улыбаясь так старательно, что заболели мышцы лица. Она продефилировала по проходу между столиками к площадке для танцев без всяких происшествий. Сюрприз удался, гости встретили ее появление как раз так, как Роуз хотелось бы, – гулом одобрения.

Выйдя на площадку, Роуз сразу же заметила Джеффа Холинбрука. Брайан предупредил Клэр, что будет сидеть вместе с виновником торжества за столиком у самого оркестра. Глядя Роуз в глаза, Брайан указал ей на именинника. Роуз в ответ кивнула. Джефф счастливо улыбался, он был еще красивее, чем помнилось Роуз. Голубая рубашка, оттеняя смуглую кожу и черные волосы, выгодно подчеркивала блеск глаз. А эти глаза… глаза пожирали ее так, словно она олицетворяла собой все, что могло желать его сердце.

От радости ее собственное сердце подпрыгнуло в груди: она понравилась Джеффу! Но затем разум трезво напомнил: это не любовь, дурочка, это похоть. Если бы из именинного торта выскочила фигуристая девица в крошечном бикини, он смотрел бы на нее точно так же.

Роуз мельком взглянула на женщину, сидящую рядом с Джеффом: грива черных волос, рассыпавшихся по плечам в якобы естественном беспорядке, кроваво-красные губы, почему-то недовольно поджатые, красное платье с глубоким декольте. Роуз подумалось, что сегодняшняя подруга Джеффа явно принадлежит к той же породе женщин, что и красотка, на которую он променял ее, Роуз, на своем двадцать первом дне рождения. Она возненавидела ее с первого взгляда. Но и эта женщина даже не пыталась скрыть своей неприязни по отношению к принцессе эльфов. Подарок Джеффу от друга явно пришелся ей не по вкусу.

Испытывая какое-то мстительное удовлетворение, Роуз одарила Джеффа особенно теплой улыбкой и стала подниматься на сцену. Идя к микрофону, она нарочито покачивала бедрами, лукаво думая: пусть Джефф смотрит с вожделением на меня, а не на свою черноволосую сирену! Клэр была права насчет мести. Если Джефф к концу сегодняшнего вечера будет сохнуть по ней, это прольет бальзам на ее сердечные раны. Конечно, сей факт лишь подтвердит, что он жалкий субъект, но такое подтверждение, несомненно, поможет ей наконец избавиться от мыслей о нем и жить дальше. Она наконец сможет переступить через него самого и через свое юношеское увлечение.

Роуз рассчитала так, чтобы ее появление на сцене совпало с последними аккордами мелодии, которую исполнял оркестр. Музыканты заулыбались, по достоинству оценив ее эффектный выход. Дирижер одобрительно подмигнул Роуз. Ей вдруг пришла в голову еще одна озорная идея.

– Помните, как Мэрилин Монро пела: «С днем рождения, мистер президент»? – шепотом спросила она дирижера.

Тот кивнул.

– Можете подыграть мне в таком же темпе?

– Конечно, детка.

Роуз взяла микрофон и сглотнула слюну чтобы смочить пересохшее горло. Одним из ее талантов было умение правдоподобно подражать известным певицам. Роуз, конечно, не была профессиональным имитатором, но решила рискнуть, даже если голос пару раз ее подведет. Джеффу Холинбруку нужна сексуальность? Что ж, он получит ее в избытке.

Гости уселись поудобнее и затихли. Клэр, по-прежнему стоявшая у входа в шатер, подняла большой палец. Брайан Кэмерон подался вперед и что-то тихо сказал Джеффу. Брюнетка, сидевшая по другую руку от именинника, кипела от ярости, она что-то прошипела, но Джефф пренебрежительно усмехнулся и, повернувшись спиной к своей даме, переключил все внимание на принцессу эльфов, которая приготовилась петь.

Его глаза выражают не вежливое внимание, с торжеством отметила про себя Роуз, а прямо-таки волчий голод!

Оркестр заиграл вступление. Роуз глубоко вздохнула, отцепила микрофон от стойки, поднесла его ко рту и замурлыкала:

– С днем рождения. Джефф… – еще один вздох, – с днем рождения, Джефф…

По шатру пронесся ропот удивления и одобрения. Джефф был в восторге, он наклонил голову и издал низкий смешок… Этот смешок показался Роуз лучшей музыкой, какую ей только доводилось слышать.

Она повторила куплет, на этот раз с еще более сексуальным придыханием. Оркестр выдержал паузу, дожидаясь, пока в зале стихнет восторженный смех, и заиграл снова. Роуз опять запела «С днем рождения!», но на этот раз начала громче, на более высокой ноте, чтобы в конце внезапно понизить голос и нежно прошептать «милый Джеффи», вложив в эти два слова многозначительный подтекст. Последние два слова прозвучали как соблазнительное обещание.

Джефф ничуть не смутился. Он слушал поздравление, чуть склонив голову набок, как будто все это казалось ему занятным и он ждал продолжения.

Желаете продолжения? Извольте! Роуз растянула последнюю строчку и, заканчивая ее словами «с днем рожденья те-е-ебя!», округлила губы в обольстительный овал и послала Джеффу долгий воздушный поцелуй.

Что тут началось! Гости вскочили с мест, некоторые, самые импульсивные молодые люди, неистово аплодируя, залезли на стулья, послышались свист, крики… Казалось, шатер рухнет на головы собравшихся. Брайан Кэмерон встал и поклонился собравшимся, принимая благодарность в качестве импресарио, который и организовал этот номер.

Но Джефф даже не взглянул на друга, он словно не видел беснующихся гостей. Он не сводил глаз с Роуз, казалось, от его глаз к ней протянулась невидимая ниточка – да что там ниточка, провод, по которому шел ток высокого напряжения! В ответ Роуз послала ему еще одну ослепительную улыбку. Вернув микрофон в гнездо на стойке, Роуз стала спускаться по лесенке, настраиваясь на заключительный акт своего представления.

Брайан повернулся к гостям и задорно крикнул:

– А теперь поем все вместе!

Оркестр заиграл более быструю версию «С днем рождения!» и все запели поздравление единственному человеку, который остался сидеть. Роуз подошла к юбиляру, поднимая «волшебную палочку». Сильвия ревнивым жестом собственницы положила руку с ярко-красными ногтями на плечо Джеффа. Джефф даже не подал виду, что заметил это. Он не повернулся к женщине, не улыбнулся ей… словно ее и не было рядом. Джефф неотрывно смотрел на приближающуюся «принцессу», упиваясь каждым мгновением иллюзии.

Роуз в свою очередь упивалась ощущением власти над Джеффом. Это пьянящее ощущение было приятнее любых самых бурных аплодисментов, которыми зрители когда-либо вознаграждали ее за выступление. Это была настоящая власть женщины над мужчиной, и Роуз обладала этой властью над единственным в мире мужчиной, над которым хотела бы обладать… над Джеффом Холинбруком.

От волнения у нее сосало под ложечкой, но ощущение было приятным, груди, казалось, стали выше и чуть больше выглядывали в декольте платья, бедра соблазнительно покачивались при каждом шаге. Роуз вдруг с непривычной остротой осознала не только свою женскую власть, но и саму свою женственность, словно какая-то часть ее существа, дремавшая много лет, пробудилась к жизни.

Джефф все еще сидел за столом, наблюдая за ее приближением. Наконец Роуз остановилась всего лишь в шаге от него. Оставалось только удивляться, как она вообще не забыла, зачем находится здесь и что ей нужно делать с «волшебной палочкой». Горящий взгляд Джеффа, прикованный к ее глазам, выражал молчаливый призыв, желание познать ее во всех смыслах, в том числе и в библейском.

Роуз улыбнулась, подняла над головой Джеффа «волшебную палочку» и с хрипотцой прошептала:

– Загадайте желание.

Нажав на незаметную кнопку, расположенную в нижней части палочки, она привела в действие скрытый механизм, звезда-наконечник раскрылась и из нее посыпались блестки, осыпая волосы именинника, лицо, костюм… Казалось, блеск глаз Джеффа стад еще ярче, в нем появилось что-то магнетическое.

Роуз склонилась над сидящим именинником, чтобы поцеловать его в щеку. Сердце ее билось так сильно, что в ушах шумело, от этого голоса и музыка доносились до нее словно издалека. Она увидела, что Джефф невольно чуть приоткрыл губы, и ее одолело искушение: вместо того чтобы поцеловать его в щеку, как было запланировано, какая-то неодолимая сила подтолкнула ее к губам Джеффа.

Первый миг соприкосновения их губ был одновременно последним мигом, когда Роуз еще хоть как-то владела собой. Джефф встал, большим пальцем приподнял ее лицо за подбородок, затем крепко обнял Роуз и жадно припал к ее губам.

Роуз не впервые целовалась с мужчиной, но этот поцелуй не походил ни на какой другой. Была в нем какая-то неистовая, штормовая сила, которая зарядила энергией каждую клеточку ее тела, каждый ее нерв, превратила всю ее в сплошной сгусток фантастических ощущений. Этот страстный поцелуй за несколько секунд показал Роуз, что простое физическое влечение, похоть – это первобытная сила, с которой нельзя не считаться. Ошеломленная этим открытием, Роуз даже не заметила, что «волшебную палочку» вырвали у нее из рук, более того, она вообще не сознавала, где находятся ее собственные руки и чем они заняты.

Но тут губы, которые дарили ей неземное наслаждение, внезапно оторвались от ее рта – или какая-то сила заставила их оторваться.

– Какого черта! – произнес визгливый женский голос над ухом Роуз.

Она открыла глаза в тот самый миг, когда венчавшая «волшебную палочку» звезда словно мухобойка шлепнула Джеффа по голове. От сильного удара блестки полетели во все стороны.

– Я тебе покажу волшебство! – завизжала женщина, занося палочку для следующего удара.

Джефф поспешно высвободил одну руку, которой обнимал Роуз, и отбил удар.

– Сильвия, прекрати!

– Сам прекрати! – взвизгнула та в ответ. Значит, эту черноволосую стерву зовут Сильвия, поняла Роуз. Она посмотрела на взбешенную женщину – красивое лицо Сильвии, искаженное злобой, стало почти уродливым.

– Как ты смел целовать ее в моем присутствии! – прошипела Сильвия.

Джефф изловчился выхватить у нее из рук «волшебную палочку», но Сильвия умудрилась снова завладеть ею и нацелилась теперь уже на Роуз. Искривив кроваво-красные губы в злобной ухмылке, Сильвия замахнулась палочкой, готовая обрушить ее на голову Роуз.

– Ах ты… корова белобрысая! Поищи себе другого мужика для секса. Джефф мой!

К счастью, Брайан Камерон подоспел вовремя. Перехватив «волшебную палочку» в воздухе, он вырвал ее из рук Сильвии и бросил на пол.

– Сильвия, возьми себя в руки!

Но Сильвия, лишившись оружия, вовсе не растеряла боевой пыл. Зашипев как змея, она растопырила пальцы с острыми алыми ногтями и двинулась на Роуз. Джефф выступил вперед и заслонил Роуз собой, одновременно с этим Брайан схватил разъяренную женщину за руки и крепко прижал их к бокам. Все происходило так стремительно, что Роуз не успела опомниться от первого потрясения, она была словно в тумане и не успевала реагировать на события, ее реакция выразилась только в том, что все тело сотрясала дрожь.

– Отпусти меня! – завизжала Сильвия.

– Не отпущу, пока ты не возьмешь себя в руки и не пообещаешь вести себя прилично, – твердо возразил Брайан.

– Это верно! – раздался еще один голос. Клэр!

– Кажется, мистер Кэмерон, вы уверяли, что моей принцессе эльфов ничто не угрожает. – Весь вид Клэр выражал возмущение и справедливое негодование. Она смерила обоих мужчин взглядом, полным презрения. – И еще, помнится, вы заявляли, что здесь соберутся сливки общества.

Брайан, все еще державший Сильвию, попытался оправдаться:

– Клэр… то есть мисс Гудвин…

– Хороши сливки! На принцессу эльфов набросились, ваш именинник лапал ее в присутствии доброй сотни гостей…

– Я не предполагал, что она окажется такой…

– Мы доставили именно-то, что вы заказывали, – оборвала Брайана Клэр. – Вам же нужна была сексуальная принцесса, не так ли? «Действительно сексуальная», так вы выразились.

– Да, но…

– Мистер Кэмерон, это вы должны были следить за порядком.

– Я и слежу… Как видите, я спас ее от нападения. Сильвия, извинись перед дамами.

– Тоже мне, дамы! – фыркнула Сильвия. – Да они просто шлюхи!

– Еще одно оскорбление! – констатировала Клэр и строго посмотрела на Джеффа. – Сэр, будьте любезны отпустить мою принцессу, я забираю ее из этого сомнительного места.

Джефф отпустил Роуз. Перестав ощущать его теплую сильную руку, она вдруг почувствовала себя одинокой, покинутой.

Джефф покаянно развел руками.

– Мисс Гудвин, прошу прощения за то, что ситуация вышла из-под контроля…

– Полагаю, вам стоит снова взять ее под контроль! – отрезала Клэр, выразительно посмотрев на Сильвию. – Мистер Кэмерон, я рассчитываю, что вы проводите нас до выхода из шатра, чтобы обеспечить безопасность моей принцессы эльфов. Что касается вас, сэр, – она полоснула Джеффа взглядом, – не могу не заметить, что ваша подруга – далеко не леди.

– Да кем ты себя возомнила! – взорвалась Сильвия.

Пропустив ее реплику мимо ушей, Клэр кивнула Роуз.

– Пойдем отсюда, только сначала соберем реквизит.

Роуз глубоко вздохнула и постаралась внутренне собраться, чтобы удалиться по возможности с достоинством. Она отошла от Джеффа и наклонилась за лежавшей на полу «волшебной палочкой».

– Нет, подождите! – взмолился Джефф. Роуз колебалась: с одной стороны, она все еще чувствовала воздействие магнетизма Джеффа, но, с другой, понимала, что Клэр была права в его оценке, как права и в том, что им нужно поскорее убираться отсюда. Задержка не сулит им ничего хорошего. Как выяснилось, месть – штука обоюдоострая, с ней играть опасно, можно порезаться.

– Прошу вас, останьтесь!

На этот раз в голосе Джеффа слышалась боль, к которой Роуз не могла остаться равнодушной. Она растерялась, но не успела ответить ни «да», ни «нет», как вдруг почувствовала, как ее хватают за крылья, прикрепленные к спинке платья. Послышался треск. Вскрикнув, Роуз оглянулась и увидела, что Джефф ошеломленно смотрит на крылья, оставшиеся в его руках.

– Я не нарочно… я только хотел… извините…

– Еще одно оскорбление! – с жаром воскликнула Клэр. – Мистер Кэмерон…

– Джефф, ради Бога, – взмолился Брайан, – оставь ты ее в покое и забери от меня Сильвию!

– Сильвия мне не нужна! – рявкнул Джефф. – Пусть убирается ко всем чертям, мне все равно!

– Ах ты сволочь!

Сильвия вырвалась из рук Брайана и набросилась на Джеффа с кулаками. Крылья выпали из его рук, и Сильвия с бешеной яростью принялась топтать их ногами. На ней были босоножки, и ногти на ногах, покрытые ярко-красным лаком, казались капельками крови, брызнувшими из раздавленных серебристых крыльев. Впечатление было настолько жутким, что на несколько секунд всех буквально парализовало.

– Нет!.. – вскрикнула Роуз.

Ее возглас вывел Джеффа из оцепенения. Он схватил обезумевшую от злости Сильвию за талию, бесцеремонно приподнял над полом и оттащил подальше от места действия, чтобы не дать ей навредить еще больше, чем она уже навредила.

Роуз уставилась на раздавленные крылья. Сколько часов она потратила на их создание… они были такими красивыми… теперь их уже не восстановить. Слезы туманили ее взгляд.

Кто-то тронул ее за руку и передал «волшебную палочку», которую она собиралась поднять, да так и не успела. Палочка тоже пострадала: поникшая звезда болталась на одной ниточке.

– Мистер Кэмерон, предупреждаю: вам будет выставлен счет за причиненный ущерб! На кругленькую сумму! – мрачно пообещала Клэр.

Брайан вздохнул и безропотно согласился:

– Хорошо, мы все оплатим. Надеюсь, мы уже можем уходить?

Брайан проводил Клэр и Роуз к выходу из шатра. Растоптанные крылья остались лежать на полу. По дороге Брайан пробормотал что-то в том духе, что задумка была хорошая, только все пошло не так, как планировалось. Клэр отчитывала его за то, что он не обеспечил надлежащую защиту. Роуз молчала, глядя на сломанную «волшебную палочку» в своей руке.

Говорят, когда падает звезда, можно загадывать желание. Относится ли это к звезде, упавшей с ее «волшебной палочки»?

Глава 3

Как обычно, в понедельник утром Брайан заглянул в кабинет Джеффа для короткого совещания. Но если он надеялся, что друг уже выкинул из головы неприятный инцидент, имевший место на вечеринке в честь его дня рождения, то, переступив порог, сразу же воочию убедился в обратном. На рабочем столе Джеффа лежали злосчастные крылья, вернее то, что от них осталось.

– Как это понимать? – недовольно спросил Брайан, указывая на обрывки серебристой ткани.

Джефф поднял голову и воинственно заявил:

– Я собираюсь их починить!

– Интересно, каким образом? Сильвия своими каблуками наделала в них столько дыр, что ткань уже не залатаешь.

– Сам знаю. – Джефф нахмурился. – Именно поэтому мне нужно найти точно такую же ткань, чтобы заменить разорванную. Если ты не возражаешь, я хотел бы одолжить у тебя секретаршу на одно утро, надеюсь, она сможет обзвонить…

– Ты не можешь использовать Кэтрин в личных целях.

Одна черная бровь Джеффа вызывающе изогнулась.

– Ты так считаешь? Не могу?

– Джефф, но это же нелепо! – попытался Брайан урезонить друга. – Мы договорились, что они выставят нам счет за причиненный ущерб, и мы его оплатим, разве этого недостаточно?

– Я хочу восстановить крылья, – упрямо повторил Джефф.

– С какой стати?

– Потому что я так хочу. Потому что, когда я верну их ей в прежнем виде, это будет что-то значить.

Брайан вздохнул. Джефф явно рехнулся. Он еще раз попытался воззвать к здравому смыслу друга.

– Джефф, это была всего лишь игра, спектакль, который я оплатил, ничего более. Это просто…

– Игра переросла в нечто большее.

– Джефф, я не спорю, она красива, она сексуальна, она тебя завела… Но ты ее даже не знаешь! Может быть, она…

Джефф так грохнул ладонью по столу, что лежавшие на нем карандаши и ручки подпрыгнули.

– Мне все равно, кто она такая. – Он встал и заходил по кабинету. – Я хочу испытать это чувство снова. А насчет того, что я ее не знаю… Я хочу ее узнать и я это сделаю! – Меряя шагами кабинет, Джефф возбужденно жестикулировал. – Когда я ее поцеловал… Я целовал многих женщин, Брайан, ты знаешь, но никогда не испытывал ничего подобного. Она не такая, как все.

– Джефф, сказочная принцесса эльфов и должна быть не такой, как все, она, знаешь ли, существо из мечты.

В ответ на это вполне разумное замечание Джефф бросил на друга взгляд, полный такого негодования, что Брайан понял: спорить бесполезно, бедняга безнадежен.

– Я не могу отпустить ее просто так, – заявил Джефф с железной решимостью в голосе.

Так и есть, совершенно безнадежен, подумал Брайан.

– Тогда, полагаю, ты проследил за ней, позвонил ей, договорился о встрече в нормальной обстановке?

Лицо Джеффа исказила гримаса досады.

– Я вчера весь день названивал в «Живые сюрпризы», там никто не берет трубку. Сегодня утром мне наконец удалось застать Клэр Гудвин, но она отказалась сообщить мне даже имя своей принцессы эльфов, не говоря уже о номере домашнего телефона. Говорит, в их фирме это не принято.

Мудрое решение, одобрительно подумал Брайан, не стоит смешивать фантазии с реальностью. Действительность всегда разочаровывает, глупо тратить время на погоню за несбыточным.

Джефф поморщился и пробормотал:

– Но я все равно узнаю. До того, как я начал задавать вопросы, Клэр Гудвин упоминала о каких-то «Веселых зайчатах». Я попрошу сестру устроить для своих детей утренник и заказать этот номер. Моя принцесса эльфов… она же работает в этой фирме? Значит, она вполне может оказаться одним из зайчат.

Нотки отчаяния, прозвучавшие в голове Джеффа, подсказали Брайану, что его друг нуждается в срочной помощи, иначе вся творческая работа намертво застопорится, а компания как раз сейчас завалена заказами на разработку дизайна рекламной продукции. Чем быстрее Джефф поймет, что сказка не имеет ничего общего с реальностью, тем лучше и для него, и для дела. Рассудив так, Брайан быстро пересмотрел свое отношение к проблеме Джеффа.

– Джефф, не надо так напрягаться…

– Я готов пойти на все, – тут же возразил Джефф. В его глазах горела непоколебимая решимость. – Я должен ее разыскать.

– Конечно, должен, я с этим не спорю, – быстро вставил Брайан. – Я хотел сказать, что ты можешь предоставить это дело мне. Я постараюсь узнать для тебя ее имя и адрес, надеюсь, что еще до вечера мне удастся это сделать.

Джефф нахмурился, явно сомневаясь в способностях друга.

– Как это тебе удастся?

– Я позвоню Клэр Гудвин и приглашу ее на ланч в качестве извинения за субботний инцидент. Ресторан она выберет сама. Пообещаю ей выписать чек на покрытие ущерба, постараюсь ее умаслить – это как раз то, что нужно. Уверен, мне удастся ее обработать.

– А как же правила их фирмы?

– Ничего, я найду лазейку, положись на меня.

Джефф вздохнул, потом ему вдруг пришла в голову мысль. Он прищурился.

– Надеюсь, ты не оттолкнешь ее еще дальше? Брайан рассмеялся.

– Что значит «еще дальше»? Я ее вовсе не отталкивал, кстати, она сама старалась ковать железо, пока горячо. Клэр Гудвин – вроде меня, не упускает возможности, думаю, у нас с ней гораздо больше общего, чем кажется на первый взгляд. Честно говоря, я с удовольствием встречусь с ней за ланчем. Интуиция мне подсказывает, что мы с мисс Гудвин говорим на одном и том же языке.

– Надеюсь, что ты не ошибаешься. Только не промахнись, для меня это очень важно.

– Не волнуйся. Джефф, я все сделаю, как надо, обещаю. А ты спрячь эти крылья в стол и займись делом, пока я…

– Я все-таки хочу их восстановить. Если бы ты прислал сюда Кэтрин…

– Ладно, – нехотя уступил Брайан, – только не отрывай ее от основной работы надолго. Не годится загружать секретарей личными поручениями, это плохо для бизнеса. Между прочим, Джефф, у тебя у самого дел полно.

– Я помню, мне только нужно посоветоваться с Кэтрин.

– Хорошо, я попрошу ее заглянуть к тебе. Брайан ушел, недовольный собой и тем, как складываются обстоятельства. Ох уж эти женщины, думал он, только избавил друга от Сильвии, как на ее месте тут же появилась другая. Подразумевалось, что прекрасная принцесса, она же фея, поможет решить проблему, а не создаст новую. Он совершил большую ошибку, нужно было заказать не живую женщину, а заводную куклу. Хотя, если задуматься, и в этой ситуации есть положительные моменты. Брайан улыбнулся своим мыслям. Например, эта рыжеволосая злючка очень даже ничего, он с удовольствием встретится с ней еще разок. Да, это определенно положительный момент.

Клэр уехала на встречу с Брайаном Кэмероном. Роуз, оставшись одна, пыталась починить «волшебную палочку». В это время зазвонил телефон, зарегистрированный на фирму «Убийственные сюрпризы». Роуз нахмурилась. Она не раз принимала заказы сама, но обычно на «Живые сюрпризы», во вторую фирму клиенты обращались куда реже, и ими почти всегда занималась Клэр. К тому же после катастрофической встречи с Джеффом Холинбруком Роуз стала с опаской относиться к самой идее мести.

– Что ж, работа есть работа, – пробормотала Роуз и, отложив палочку, сняла трубку. – «Убийственные сюрпризы», чем могу быть полезной? – сказала она без всякого энтузиазма.

– Я хочу заказать дюжину увядших роз для человека по имени Джефф Холинбрук.

У Роуз екнуло сердце. Женский голос в трубке показался ей знакомым. Уж не та ли это черноволосая стерва, что растоптала ее крылья?

– Назовите ваше имя, мадам.

– Сильвия Филдс.

Сильвия! Так и есть. Вероятность того, что в Окленде найдется два Джеффа Холинбрука, на каждого из которых точит зуб некая Сильвия, близка к нулю. Да и голос Роуз узнала, слышать его было так же приятно, как скрип железа по стеклу.

– Я хочу, чтобы к цветам была приложена карточка с единственным словом – «Неудачник».

– Вы не желаете указать, от кого послание?

– Нет, он и так поймет от кого, – последовал зловещий ответ. – И еще одно: я хочу, чтобы цветы были доставлены сегодня же, чем раньше, тем лучше.

По тону было ясно, что эта женщина привыкла делать все по-своему. Больше всего на свете Роуз хотелось послать Сильвию Филдс к черту и бросить трубку, но клиент – любой клиент – вправе рассчитывать на услуги, за которые он платит деньги. Поэтому она бесстрастно ответила;

– Минуточку, я уточню.

«Неудачник»! Что ж, возможно, Сильвия Филдс и мнит о себе слишком много, но нельзя исключить, что у нее были-основания полагать, что Джефф ценит ее саму и их отношения. Если это действительно так, то на вечеринке он повел себя глупо. С другой стороны, возможно, все женщины нужны ему только в одном качестве, и он уже нашел ту, которая заменит в его постели нынешнюю подружку. Не потому ли он настойчиво стремился узнать имя и адрес принцессы эльфов?

– Ну, так когда вы можете доставить ему увядшие розы? – нетерпеливо спросила Сильвия.

– Завтра.

– Завтра меня не устраивает! – категорично заявила Сильвия. – Заказ должен быть выполнен немедленно.

– Но, мадам, «Убийственные сюрпризы» работают по предоплате, – попыталась возразить Роуз.

– Это не проблема, скажите, сколько я должна заплатить, и я пришлю наличные с шофером.

На это Роуз нечего было возразить, хотя ей очень не хотелось исполнять прихоть Сильвии. Она назвала сумму и нехотя сказала:

– Если заказ будет незамедлительно оплачен, пожалуй, мы сможем выполнить его в три часа пополудни.

– А нельзя ли еще раньше?

Нельзя – если заказом займется Клэр. Но, может быть, доставить розы самой? – размышляла Роуз. Можно одеться в черное, спрятать волосы под шляпу, закрыть пол-лица темными очками… в таком облике Джеффу будет трудно узнать во мне сказочную принцессу, которая восхитила его на субботней вечеринке. А если даже узнает – не беда, тем больнее будет удар по его самолюбию. Пусть это послужит ему уроком, может, тогда впредь он будет более ответственно относиться к своим словам и поступкам.

Кроме того, Роуз было интересно увидеть его снова, на этот раз в рабочей обстановке. Искушение было очень велико.

– Пожалуй, мы могли бы организовать доставку раньше, например, в два часа, если вас это устроит.

Роуз посмотрела на часы – почти двенадцать, переодеться и доехать она успеет.

– Отлично, это испортит ему настроение на всю вторую половину рабочего дня!

Роуз нахмурилась. Сильвия Филдс – на редкость злобная особа, не хотелось бы потакать ее желаниям… С другой стороны, не зная о ее отношениях с Джеффом, нельзя судить женщину строго, возможно, у нее есть причины злиться…

Оформив заказ и повесив трубку, Роуз снова засомневалась, правильно ли поступила. То, что Джефф звонил в «Живые сюрпризы», доказывает, что он хочет увидеть ее снова, но не знает, кто она. Но, если узнает, его реакция может быть самой непредсказуемой. Одно дело – сексуальная фантазия, 41 совсем другое – реальность.

Когда-то Роуз мечтала, чтобы Джефф Холинбрук ее поцеловал, – теперь ее давняя мечта сбылась, она узнала вкус его поцелуев, он целовал ее, не скрывая своего желания. Но эксперимент на вечеринке нельзя считать чистым, тогда сама обстановка подогревала страсти с обеих сторон. А его грубое замечание, что Сильвия может убираться ко всем чертям, несомненно, свидетельствовало о том, что они были довольно близки до того, как на сцене появилась принцесса эльфов.

Месть…

Роуз подумала, что даже не знает наверняка, не было ли поведение Джеффа на вечеринке тоже актом мести Сильвии за какой-нибудь ее проступок. Она уставилась застывшим взглядом на бланк заказа. Может быть, ей все-таки не стоит идти… Можно дождаться возвращения Клэр, пусть доставка немного запоздает, что из того?

Нет! Она должна увидеть Джеффа в более прозаической обстановке, при ясном свете дня! Клэр права, пора избавиться от застарелого подросткового комплекса. Предполагалось, что эту задачу решит их встреча на вечеринке, но, когда Джефф ее поцеловал, все стало только хуже, его поцелуй разбудил эмоции, которые долго дремали под спудом и от которых Роуз надеялась избавиться навсегда. Сегодня все должно быть по-другому. Нужно встретиться с Джеффом и подвести черту под прошлым. Ей нужно убедиться, что в нем нет ничего такого, что стоило бы бережно хранить в памяти.

Глава 4

Джефф аккуратно прислонил сломанные крылья к шкафу и придвинул к ним стул. После того как он вырезал из них небольшой кусок ткани, чтобы подыскать подходящую, крылья выглядели еще более жалко. В магазине тканей, куда ему посоветовала обратиться Кэтрин, заверили, что у них есть тонкий шелк точно такого оттенка и фактуры.

Развязав сверток, доставленный из магазина, Джефф развернул шелк и повесил его на спинку стула, придвинутого к крыльям. Затем отошел на несколько шагов и взглянул со стороны. Продавец не обманул – Джефф вздохнул с облегчением – ткань не просто очень похожа, это один и тот же материал.

В дверь его кабинета неуверенно постучали. Джефф улыбнулся, думая, что Кэтрин пришла поинтересоваться, подошла ли ткань, и, не оглядываясь на дверь, бросил через плечо:

– Войдите.

Роуз набрала в грудь побольше воздуху, как перед прыжком в воду. Дойти до этой двери под перекрестным огнем любопытных взглядов оказалось куда труднее, чем она предполагала. Секретарша в приемной даже не скрывала, что сомневается, стоит ли показывать незнакомой женщине дорогу к кабинету Джеффа Холинбрука. Идя по коридору, Роуз каждую секунду ждала, что ее остановят и начнут расспрашивать подробно, кто она такая и зачем явилась. Однако она дошла до нужной двери без помех – вероятно, траурный наряд послужил ей на пользу, отпугивая от нее людей, и вот сейчас голос Джеффа приглашает ее войти.

Бежать поздно, да и глупо, когда дело почти сделано. Роуз взялась за ручку двери. Сердце ее тревожно забилось. От волнения у нее даже немного закружилась голова и возникло странное ощущение, будто она не идет, а плывет по воздуху. Но делать нечего, нужно войти и встретиться лицом к лицу с Джеффом, сказала себе Роуз.

Однако Джефф на нее даже не смотрел. Он стоял к ней спиной, все его внимание было приковано… к ее крыльям!

– Видите? – спросил Джефф, не оборачиваясь. – Ткань точно такая же!

От неожиданности Роуз лишилась дара речи. Она медленно перевела взгляд с отреза, перекинутого через спинку стула, на мужчину, который взял на себя труд эту ткань разыскать. Стал бы беспринципный мерзавец возиться с испорченным реквизитом? Кажется, Брайан Кэмерон именно сейчас должен договариваться с Клэр о сумме компенсации за причиненный ущерб… Что здесь происходит?

Как бы Роуз хотелось уметь читать мысли! Она видела Джеффа только в профиль, ей показалось, что его черты немного расслабились, складываясь в улыбку, но что означает эта улыбка? Может, он вспоминает сказочную принцессу эльфов, которой эти крылья принадлежали? Или прикидывает, как добиться от нее большего?

По спине Роуз пробежала дрожь, но вовсе не от страха. Даже в рабочей обстановке и даже в профиль Джефф был невероятно красив… он такой мужественный… Густые черные волосы, которые давно пора было подстричь, касались воротничка белоснежной рубашки. Роуз не могла не отметить, что у него широкие плечи, достойные чемпиона по плаванию. Облегающие серые брюки подчеркивали мускулистые бедра. Роуз вспомнила, как эти самые бедра прижимались к ней, как она ощущала его твердую неподатливую мужественность, как ее груди были прижаты к горячей стене его груди…

Внезапно Джефф повернулся к ней лицом, пронзительные серые глаза смотрели испытующе. Расслабленная улыбка вмиг исчезла с его лица. Взглядом он окинул Роуз с ног до головы и обратно и нахмурился.

Роуз вдруг охватила паника: что, если Джефф ее узнает, несмотря на черную шляпу и огромные темные очки? Ее пальцы невольно крепче сжали завернутый в черную бумагу букет увядших роз. Мелькнула нелепая мысль, что в случае чего можно использовать этот букет как оружие.

– Кто вы? – отрывисто спросил Джефф. Роуз едва сдержала вздох облегчения: слава Богу, не узнал! Она попыталась взять себя в руки. Она пришла сюда затем, чтобы выполнить заказ, сделать свою работу, а не для того, чтобы этот человек снова выбивал почву у нее из-под ног. Инстинкт самосохранения приказывал ей заканчивать дело побыстрее и убираться.

– Вы мистер Холинбрук? Джефф Холинбрук?

Голос прозвучал слишком слабо и хрипло, Роуз запоздало спохватилась, что нужно было откашляться или хотя бы сглотнуть, прежде чем открывать рот. Хмурая складка на лбу Джеффа стала еще глубже, но в глазах мелькнуло недоумение. Неужели он узнал ее голос и сравнивает его с тем, что слышал на своем дне рождения?

– Да, это я.

Джефф перевел взгляд на губы Роуз и посмотрел на них так пристально, что под его взглядом Роуз почувствовала себя очень неуютно. Казалось, какая-то неведомая сила притянула ее взгляд к губам Джеффа. Роуз вспомнила, что чувствовала, когда рот Джеффа сливался с ее ртом, какую бурю ощущений вызвал тот поцелуй… Она на минуту зажмурилась, чтобы избавиться от наваждения, и, злясь на себя за то, что отвлеклась от цели, заговорила подчеркнуто деловито:

– Я здесь для того, чтобы доставить вам «Убийственный сюрприз».

– Что-что? – переспросил Джефф. Резкость его тона больно резанула по натянутым до предела нервам Роуз. Но она каким-то чудом нашла в себе силы сделать шаг вперед и протянуть ему обернутый черной бумагой букет.

– Мне поручено доставить вам эту посылку.

– Кем поручено?

Джефф не взял сверток, даже руки не поднял, и в самом его отказе Роуз почувствовала вызов. А еще она поняла, что, подойдя к Джеффу ближе, очутилась в опасной зоне. Казалось, он распространяет вокруг себя мощное энергетическое поле, попав в которое, она ощутила странное покалывание во всем теле. Роуз захотелось повернуться и бежать прочь, но она инстинктивно чувствовала, что Джефф ее не отпустит.

Черная бумага зашуршала – Роуз поняла, что дрожит. Желание сбежать стало еще сильнее. Она скороговоркой произнесла:

– По словам заказчика, вы поймете, от кого эта посылка.

– Интересно, кто бы мог пожелать, чтобы я свалился замертво? – с сарказмом осведомился Джефф. – Кто бы это мог быть?

Роуз казалось, что серые глаза Джеффа прожигают ее темные очки насквозь, но она успокаивала себя тем, что это лишь иллюзия, стекла очень темные и он не может видеть выражение ее глаз. Она судорожно вздохнула. От вздоха ткань черного костюма натянулась на ее полной груди, и это привлекло внимание Джеффа. Поняв, куда он смотрит, Роуз со стыдом почувствовала, что соски предательски набухли и затвердели.

– Я всего лишь посыльный, – проскрипела она.

Джефф медленно поднял взгляд и снова уставился на ее губы, затем попытался разглядеть глаза под темными очками.

– Я вижу.

Что он видит? Вдруг он меня узнал, что тогда делать? Что вообще происходит? Почему Джефф Холинбрук вызывает у меня такую острую реакцию? И дело не в отголосках прошлого, это происходит здесь, сейчас.

– Я вижу, что вы посыльный, одетый в траур. Полагаю, ваш наряд призван подчеркнуть мрачный характер этого, с позволения сказать, подарка. И вам заплатили за это представление.

Чувствуя себя пришпиленной к стене бабочкой, которую пристально рассматривает в лупу исследователь, Роуз внутренне сжалась и пролепетала:

– Да, мне заплатили за эту работу. Лицо Джеффа посуровело, но в глазах мелькнул огонек мрачной насмешки.

– Вы, по-видимому, гордитесь своим вниманием к деталям. Скажите, вы выполняете до конца все поручения, за которые вам платят?

Он знает! – в ужасе поняла Роуз. Он меня узнал и вовсе не в восторге от своего открытия. Я оказалась взаперти в клетке, которую сама же и построила!

Джефф взял, точнее выхватил из рук Роуз сверток и еще раз прошелся взглядом по всему ее телу с головы до ног – на этот раз оценивая не столько ее траурный наряд, сколько фигуру. Роуз не могла отделаться от мысли, что он вспоминает ее в другой одежде.

Но почему она чувствует себя виноватой? Ведь она не совершила ничего дурного. Ее целью было лишь похоронить наконец болезненные воспоминания, оборвать нити, тянущиеся из прошлого.

Сама того не желая, Роуз снова посмотрела на сломанные крылья и на шелк, с помощью которого их, видимо, собирались восстановить. Зачем Джефф с ними возится?

– Букет увядших роз, – медленно проговорил он. – Полагаю, он должен символизировать конец любви?

Роуз снова перевела взгляд на Джеффа. Вся эта авантюра для того и была задумана, чтобы подвести завершающую черту под одной давней историей, но о каком завершении может идти речь, если без ответа осталось множество мучительных вопросов?

Дело было сделано. Джефф взял посылку. Роуз понимала, что нужно уходить, но не могла двинуться с места, ее словно парализовало.

Джефф добрался до вложенной в букет карточки.

– Неудачник. – Его губы изогнулись в иронической усмешке. – Как это похоже на Сильвию, вечно она стремится отставить последнее слово за собой. Только на этот раз она потратила деньги напрасно, этот заключительный всплеск злобы меня не волнует.

Но его волнует судьба моих крыльев, подумала Роуз, иначе они здесь не стояли бы.

– А клиенты уточняют, кто именно должен доставить посылку?

Роуз пришло в голову, что Джефф может счесть ее соучастницей Сильвии, подумать, будто Сильвия попросила лично ее доставить посылку. В какой-то степени Роуз действительно можно было считать соучастницей, но она не желала, чтобы Джефф ее узнал и сопоставил одно с другим.

Правда, она тоже думала, что Джефф заслуживает наказания за свое распутное поведение, но то, что он потратил время и силы на поиски ткани для крыльев, не вписывалось в образ бессердечного распутника, глухого к чувствам других. Роуз заподозрила, что с самого начала ошиблась в его оценке, но исправить ошибку не было никакой возможности. Ей нужно просто уйти отсюда, и побыстрее.

– Нет, личность посыльного не оговаривается, предполагается, что ни заказчик, ни получатель его не знают, – ответила Роуз. – Доставка осуществляется анонимно.

Она неуверенно попятилась к двери, проверяя, слушаются ли ее ноги настолько, чтобы можно было быстро удрать.

– Анонимно, говорите… – повторил Джефф. Его глаза опасно блеснули, Роуз всей кожей почувствовала опасность.

– Да, – еле слышно пролепетала она. – И, поскольку моя миссия окончена, позвольте мне уйти.

Она повернулась к двери, стремясь как можно быстрее остаться в одиночестве и обдумать сложившуюся ситуацию.

Сильная рука сжала плечо Роуз, вынуждая ее остановиться. А в следующее мгновение, к ужасу Роуз, Джефф сорвал с нее шляпу. Волосы, которые она тщательно прятала под шляпой – и которые, без сомнения, ассоциируются у Джеффа с образом принцессы эльфов, – рассыпались по ее плечам.

Глава 5

Действиями Роуз управляло отчаяние. Все, абсолютно все пошло не так, как было задумано, события вырвались из-под контроля. Она подняла руки, чтобы отвести от лица волосы, вырвалась из хватки Джеффа и повернулась к нему.

– Отдайте мою шляпу! – От волнения голос Роуз сорвался на визг.

Лицо Джеффа выражало агрессивную решимость, серые глаза горели победно и чуть насмешливо. Ее протест не произвел на него никакого впечатления. Он молниеносно протянул руку и сорвал темные очки, лишив лицо Роуз последней защиты.

– Итак, – с мрачным удовлетворением заключил он, – мы снова встретились. Весьма интригующее… переселение душ.

Внезапное разоблачение повергло Роуз в шок, ей требовалось время, чтобы прийти в себя. Она по-прежнему придерживала руками волосы. О спасении нечего было и думать. Она только и могла, что беспомощно наблюдать, как Джефф складывает ее темные очки и сует в нагрудный карман рубашки.

– Отдайте, это мои очки, – пробормотала она, пытаясь восстановить хотя бы остатки самообладания.

– Я временно беру их на хранение, – невозмутимо сообщил Джефф.

То, что он сделал дальше, ошеломило Роуз еще сильнее. Джефф решительно прошел мимо нее к двери и не только закрыл ее, но и прислонился к ней спиной, блокируя Роуз путь к отступлению.

– А это чтобы нам не помешали. Роуз стояла к нему вполоборота, но его фигура словно мощный магнит притягивала к себе ее взгляд. Она замерла, завороженно глядя на Джеффа и уже зная, что будет дальше. От бешеного стука сердца кровь зашумела в ушах. Руки Роуз, придерживавшие волосы, безвольно упали. О шляпе она и вовсе позабыла, все ее мысли и чувства были поглощены только Джеффом Холинбруком.

– Какое разительное перевоплощение: из доброй феи, исполняющей желания, в черного ангела мщения, – заметил он с мрачной усмешкой. – Вам нравится играть в такие игры?

Вопрос Джеффа напомнил Роуз о цели ее прихода.

– Предполагалось, что вы не узнаете посыльного.

Джефф вскинул брови.

– Значит, вы хотели понаблюдать за мной со стороны в тот момент, когда я получу прощальное послание от Сильвии?

– Что-то в этом роде, – призналась Роуз.

– Наши отношения с Сильвией находились на последнем издыхании еще до вечеринки. Мы оба не были в восторге друг от друга.

– Тогда почему вы были вместе?

– Вечеринка была запланирована давно, мне показалось… – Джефф пожал плечами, – что получится некрасиво, если я отменю приглашение. – Помолчав, он медленно добавил совсем другим тоном:

– Однако позже я много раз пожалел об этой своей ошибке.

По тому, как блеснули его глаза, Роуз догадалась, что Джефф вспоминает эпизод на празднике. От его мягкого вкрадчивого голоса ее кожа покрылась мурашками.

Пытаясь справиться с неконтролируемым откликом своего тела, Роуз воскресила в памяти обиду девятилетней давности. Тогда Джефф не считался с ее чувствами. Вежливо поблагодарив ее за подарок ко дню рождения – о, как жестоко ей пришлось экономить, чтобы купить те часы! – Джефф, даже не открыв, отложил футляр в сторону и забыл о нем. Но, когда сексапильная красотка, та самая, что гоняла на спортивной машине, подарила ему золотую авторучку «Паркер», Джефф продемонстрировал ее подарок всем, тем самым показывая, чье внимание он ценит выше.

– Вы не подумали о чувствах Сильвии! – с жаром воскликнула Роуз.

– Некоторые чувства способны заглушить все остальные, – возразил Джефф.

Еще бы, подумала Роуз, особенно если речь идет о «чувствах», которые рождаются не в сердце, а ниже пояса.

– Иногда они пробиваются даже сквозь маскировку, – продолжал Джефф. Он отошел от двери и шагнул к Роуз. Казалось, температура в комнате сразу поднялась на несколько градусов. – Я стоял здесь, смотрел на сломанные крылья, как вдруг внезапно почувствовал ваше присутствие.

Это невозможно, чудес не бывает, мысленно возразила Роуз, не желая ему верить.

– Я почувствовал это затылком, вдруг ощутил на коже под волосами странное покалывание. – Джефф медленно, даже нарочито медленно подошел еще ближе.

Под взглядом Джеффа с Роуз стало твориться что-то странное, она испытала то самое покалывание под кожей, о котором говорил Джефф. Неужели, когда она смотрела на Джеффа и вспоминала, как он ее целовал, ее взгляд подействовал на него так же, как его взгляд – на нее?

– Удивительное ощущение, – продолжал Джефф. – Словно я попал в сильное поле, только не в магнитное, а в магическое.

Желудок Роуз сжал спазм, и она не могла бы сказать, страх тому причиной или предательское возбуждение, но точно знала: чем ближе Джефф подходил к ней, тем острее она ощущала его присутствие. Удивительно, но у нее даже не возникло мысли попятиться, она лишь зачарованно наблюдала за приближением Джеффа. А, когда Джефф указал на ее наряд, Роуз даже дышать перестала – просто забыла.

– Я оглянулся, увидел незнакомую женщину в черном и решил, что все мои инстинкты разладились.

Джефф внезапно остановился на расстоянии вытянутой руки и окинул Роуз взглядом, в котором читалась насмешка над ее жалкими попытками остаться не узнанной.

– А потом вы заговорили… Этот голос я бы не спутал ни с чьим другим.

От возмущения Роуз шумно выдохнула. Если это так, почему он по голосу не узнал в ней Роуз Лоуренс, когда она пела в субботу на его празднике? Или за все те годы, когда они дружили семьями, он даже не удосужился прислушаться к ее голосу? Или у него такая короткая память? Как бы там ни было, Роуз была возмущена. Джефф истолковал ее реакцию по-своему.

– Сердитесь, потому что ваш обман не удался?

– Я вам не верю. Зачем было срывать с меня шляпу, если вы и так меня узнали?

– Чтобы не дать вам уйти.

– А очки?

– Терпеть не могу разговаривать с людьми, когда они прячут выражение глаз за темными очками! Мне хотелось видеть ваши глаза.

– Вы не имели права так себя вести!

– Вы сами сюда пришли, никто вас не заставлял браться за эту работу, вы за нее взялись, потому что дело касалось меня. Думаю, это дает мне право спросить вас почему… и прочесть ответ по вашим глазам.

Роуз вызывающе промолчала.

– Может, вы не смогли удержаться, чтобы не повидаться со мной еще раз? – вкрадчиво подсказал Джефф.

– Ерунда! – отрезала Роуз, невольно испытывая силу его притяжения и злясь из-за этого. – Речь шла о работе, с какой стати мне отказываться от выгодного заказа только потому, что получатель – вы? Вы не властны над моей жизнью, Джефф Холинбрук!

В глазах Джеффа сверкнул вызов.

– В таком случае, вы спокойно можете сообщить мне свое имя.

– Я делаю только то, за что мне заплатил клиент, требовать большего вы не имеете права, – возразила Роуз.

– Вам не платили за то, чтобы вы отвечали на мой поцелуй так, как вы ответили, – резанул Джефф. – Не спорю, Сильвия все испортила, но не пытайтесь меня убедить', что сегодня вас привел сюда только бизнес. Я понял: вы рассчитывали, что это будет безопасный способ увидеть меня еще раз и проверить, почувствуете ли вы снова то же самое, что тогда.

Роуз показалось, что ее сердце сжали стальным обручем. Она желала Джеффа – она всегда его желала, – но как можно испытывать это неистовое, неконтролируемое желание к человеку, который обошелся с ее юношеской любовью как бесчувственный чурбан? Она перевела взгляд на сломанные крылья.

– Я хотел восстановить их для вас, – прошептал Джефф.

Это куда легче, чем склеить разбитое сердце, подумала Роуз. Она снова посмотрела в глаза Джеффу и со смятением отметила, что в них вспыхнул огонь желания. Интересно, а он может страдать от разбитого сердца? Есть ли оно у него?

– Почему?

– Потому что эти крылья – часть волшебства, которое возникло между нами. Они были прекрасны, и я не хотел, что бы что-то, принадлежащее вам или тому удивительному моменту, было испорчено.

Девять лет назад он ничего подобного не говорил и не думал, сказала себе Роуз, но почему-то на этот раз даже воспоминание о давней боли не притупило чувства, которые будоражили ее душу сейчас. Джефф изменился, стал более внимательным. Или она лишь видит то, что хочет видеть?

Джефф протянул руку и нежно погладил Роуз по щеке.

– То, что мы почувствовали… происходило на самом деле, и то, что происходит сейчас, – тоже реальность. Значит, это не было фантазией.

Под его пальцами кожа Роуз пылала, в эту минуту она не могла бы сдвинуться с места, наверное, даже под страхом смерти. Джефф едва дотрагивался до нее, однако ее пульс бился все чаще и чаще, голос Джеффа отзывался эхом в голове Роуз, в сердце, во всем теле…

– И те чувства не были односторонними, вы отвечали на мой поцелуй, вы участвовали в этом наравне со мной.

Наравне с ним… с ним…

Странное томление охватило Роуз, красотка в спортивной машине, черноволосая стерва Сильвия, – обе были забыты, настал ее час с Джеффом, с мужчиной, которого она любила и ненавидела одновременно, о котором она мечтала. Так почему бы не воспользоваться отпущенным временем? Что ей мешает?

Джефф погрузил пальцы в ее волосы, его губы приближались к ее губам… Роуз охватило сладостное предвкушение, все тревожные мысли улетели прочь. Она знала, что Джефф сейчас ее поцелует, и ждала этого поцелуя, стремилась к нему всем существом. Будет ли он таким же, как предыдущий? Лучше? Хуже?

Губы Джеффа слегка коснулись ее губ. Роуз закрыла глаза, все ее чувства и помыслы были сосредоточенны на нежной чувственности этого первого соприкосновения, на давлении губ Джеффа, на их движениях, на интимной ласке его языка. Джефф раздвинул языком ее губы и проник в сладкие глубины ее рта, нежно исследуя, побуждая ее взять инициативу на себя. И Роуз вняла его молчаливому призыву, ей захотелось вызвать в Джеффе такое же возбуждение, какое он вызывал в ней, она не желала, чтобы чувственность их поцелуя осталась односторонней.

В ответ на ее робкую атаку рот Джеффа стал более агрессивным, и Роуз неожиданно для себя оказалась захваченной страстным порывом, который не имел ничего общего с эфемерной материей мечтаний и воздушных замков. Яростный взрыв ощущений был подобен фейерверку, каскаду разноцветных огней, которые, вспыхивая, рождали все новые и новые огни.

Роуз упивалась своими ощущениями, она обняла Джеффа за шею, желая прижаться к нему еще крепче, стремясь почувствовать все, что чувствовала субботней ночью перед тем, как Сильвия грубо разрушила волшебные чары. Джефф не был плодом воображения, и твердое свидетельство его желания было тому ярчайшим подтверждением. Роуз забыла о своих обидах, и прошлое, и будущее перестали для нее существовать, осталось только настоящее, то, что происходило здесь и сейчас: мужчина и женщина и их не подконтрольное разуму стремление к близости, требующее немедленного удовлетворения.

– Джефф!

Голос Брайана прорвал пелену жаркого тумана, окутавшего Джеффа и Роуз, прозвучав резким диссонансом их чувствам. Но оба были так поглощены друг другом, что, даже осознав, что их уединение нарушено, не сразу оторвались друг от друга.

– Джефф, ты совсем спятил?! – раздраженно спросил Брайан.

Джефф нехотя прервал поцелуй и прорычал:

– Убирайся!

– Ну знаешь ли! – Брайан задохнулся от возмущения. – Я стараюсь изо всех сил, даже привел к тебе Клэр Гудвин, чтобы ты лично засвидетельствовал ей свое почтение, и что же, оказывается, принцесса эльфов уже забыта?!

Клэр Гудвин? Услышав имя подруги, Роуз открыла глаза, затуманенное страстью сознание вмиг прояснилось. Клэр может все испортить!

– Мне не нужна помощь! – рявкнул Джефф. Он ослабил объятия, опустил одну руку и повернулся вполоборота, давая Брайану возможность рассмотреть Роуз. – Она здесь, со мной, так что можешь быть свободен.

– Роуз! – ужаснулась Клэр.

Роуз похолодела. Клэр ее почти выдала! Если Джефф, узнав ее имя, вспомнит, кто она такая, это может уничтожить все, что возникло между ними. Он вспомнит, как она была влюблена в него в шестнадцать лет, и станет относиться к ней по-другому, вместо волнения она будет вызывать у него лишь насмешку… Роуз уставилась на подругу, стоящую рядом с Брайаном Кэмероном у самой двери, и в панике пыталась придумать, как предотвратить разоблачение.

– Так это она! – удивленно воскликнул Брайан. Он окинул взглядом спутанную массу белокурых волос, рассыпавшихся по плечам, скрытым под черным платьем. – А почему в трауре?

Роуз поспешила ответить:

– Гарпия, которая сломала мои крылья, позвонила в «Убийственные сюрпризы» и сделала заказ на доставку увядших роз. – Она многозначительно посмотрела на Клэр, взглядом умоляя подругу о поддержке. – Нужно было доставить…

– Значит, ты здесь по делу, – перебила ее Клэр, бросая осуждающий взгляд на Джеффа. – А он снова на тебя набросился.

Брайан покачал головой.

– Позвольте с вами не согласиться, мисс Гудвин. По-моему, тут никто ни на кого не набрасывался, все происходило по обоюдному согласию. На этот раз вам не удастся взыскать с нас моральный ущерб. Вы же видели, ваша коллега явно не сопротивлялась, я не заметил никаких признаков борьбы, скорее…

– Брайан, – прервал друга Джефф, – позволь тебе напомнить, это мой личный кабинет.

– Но он предназначен для работы, Джефф, не растерялся Брайан. – Есть такое понятие «работа», ты не забыл? Это то, чем мы должны здесь заниматься.

Клэр тоже явно не одобрила использование кабинета не по назначению.

– А я вижу, что посылка доставлена, – сказала она, – так что, Роуз, нам пора.

– Роуз… – задумчиво повторил Джефф. Роуз снова запаниковала. Нельзя допустить, чтобы Джефф задумался, связал ее имя с именем девушки, которая когда-то жила по соседству с ним.

– Это просто прозвище, Клэр меня так называет, потому что… – Роуз импровизировала на ходу, – один мой бывший знакомый сказал, что я как роза: на вид красивая, но с острыми шипами. – Получилось не очень складно, но ничего лучше она придумать не смогла. – Я действительно бываю колючей с мужчинами, которые проявляют ко мне интерес.

– Тебе и с этим нужно быть поосторожнее, строго заметила Клэр, – он не просто проявляет интерес, он тобой командует.

Джефф игнорировал ее замечание, он вообще перестал обращать внимание на Клэр и Брайана, смотрел только на Роуз. Его серые глаза безмолвно умоляли продлить то, что они не успели закончить. В его взгляде горело неприкрытое желание, не омраченное никакими воспоминаниями девятилетней давности. Роуз с облегчением поняла, что Джефф ее не вспомнил.

– А как вас зовут на самом деле?

– Элис! – выпалила Роуз, назвав второе имя, данное ей при крещении. С фамилией было сложнее, тут нужно было напрячь воображение, да еще и придумать такую фамилию, чтобы самой потом не забыть. Она решила воспользоваться девичьей фамилией матери. – Фоултон.

Джефф улыбнулся одновременно одобрительно и удовлетворенно.

– Ну вот, можно считать, что мы официально знакомы.

Его голос ласкал Роуз как теплый бархат.

– Вот и славно, – вмешался Брайан, – раз этот вопрос улажен…

– Заткнись, Брайан, – оборвал Джефф. – У меня осталось еще много вопросов.

Он посмотрел на друга и на Клэр, выражение его глаз разительно изменилось, во взгляде появилась властная решимость.

– Если вы с мисс Гудвин будете столь любезны оставить нас не несколько минут… Брайан пожал плечами и фыркнул:

– Изволь.

– Я подожду в приемной, – сказала Клэр, глядя на подругу, как на ненормальную.

Провожая взглядом Клэр, Роуз спрашивала себя: может, я и впрямь сошла с ума? Но дверь за Брайаном и Клэр закрылась, Джефф повернулся к Роуз и, продолжая обнимать ее одной рукой, другой нежно погладил по щеке и по волосам. Его взгляд говорил ей, какой желанной она для него стала, – точнее та женщина, в которую она превратилась. Осознание, что Джефф ее хочет, пьянило Роуз как шампанское, ощущение было настолько пленительным, что ей было жаль портить его горькими воспоминаниями.

– Давайте встретимся после работы, поужинаем вместе. Это возможно?

– Где?

– А где вы живете?

Ответить на этот простой вопрос было не так-то просто. Если Роуз хотела сохранить свою тайну, а сейчас это стало важнее, чем когда-либо, то не стоило приводить Джеффа в их квартиру, где Клэр могла в любой момент выдать ее неосторожным словом.

– Давайте встретимся возле ресторана. Джефф уловил в ее голосе сомнение, но истолковал его по-своему. Он решил, что Роуз боится показаться слишком доступной, и ободряюще улыбнулся.

– Знаете ресторан «Колоннада» на набережной?

– Да, знаю.

– Давайте встретимся у входа. В семь часов вам удобно?

– Вполне.

– Вы не исчезните снова?

– Встретимся у ресторана.

Кроме этого – никаких обещаний, сказала себе Роуз. Может, это неразумно, но я не могу отказать себе в удовольствии встретиться с Джеффом хотя бы еще один раз, просто чтобы посмотреть…

– Буду ждать с нетерпением.

Красивое лицо Джеффа осветилось счастливой улыбкой. Он отпустил Роуз и достал из кармана ее темные очки.

– Надеюсь, вы больше не будете маскироваться?

Она вспыхнула.

– Я выполняла свою работу.

– Об этом мне бы тоже хотелось узнать побольше, поговорим вечером. – Джефф отдал ей темные очки и наклонился, чтобы поднять с пола шляпу. – Прошу прощения, но я просто не мог не сорвать с вас эту штуку. – Вручая ей шляпу, он виновато улыбнулся. – У вас слишком красивые волосы, чтобы их прятать.

– Спасибо. Но мне пора идти, Клэр ждет.

– Она ваша начальница?

– Нет, скорее мы с ней равноправные партнеры.

К счастью, Джефф удовлетворился ее уклончивым ответом и не стал развивать эту тему дальше.

– Значит, до вечера.

Джефф проводил ее до двери. Уже выходя из кабинета, Роуз еще раз взглянула на сломанные крылья. Не гоняются ли они оба за несбыточной фантазией? Она помедлила, оглянулась и испытующе посмотрела на Джеффа. Но желание, которое она прочла в его взгляде, явно не принадлежало к области фантазий. И отклик ее тела на взгляд Джеффа тоже был очень, очень реальным.

– До вечера, – повторил Джефф. Не доверяя своему голосу, Роуз только кивнула. Ей было трудно не то что говорить, но даже думать, ее переполняли чувства, которые пробуждал в ней Джефф, и ей было жаль спугнуть эти восхитительные ощущения.

Глава 6

– Элис Фоултон? – насмешливо переспросила Клэр, когда они сели в машину.

Роуз вздохнула. Она догадывалась, что Клэр не сможет долго сдерживать любопытство, но пока была не готова отвечать на вопросы. Она не хотела ничего объяснять. Да и как можно объяснить чувства?!

– Роуз, тебе не кажется, что дело зашло слишком далеко?

Замечание Клэр было не лишено оснований, но Роуз быстро нашла для себя оправдание. Клэр не понимала, да и не могла понять, что если Джефф узнает правду, поймет, что она – та самая девушка, от которой он отвернулся девять лет назад, это непоправимо испортит то новое и прекрасное, что возникло между ними сейчас. Роуз не заглядывала далеко в будущее, ей хотелось только одного: продлить счастье еще хотя бы ненадолго, не дать прошлому бросить тень на настоящее.

Дизайнерское бюро «Холинбрук и Кэмерон» располагалось в старом районе города, где многие дома были перестроены в соответствии с требованиями времени и превратились в рестораны, в магазины модной одежды или в художественные галереи. Глядя на них из окна автомобиля, Роуз думала о том, что меняются не только дома, но и люди, по крайней мере, их взгляды. Например, Джефф явно стал смотреть на нее по-другому, сейчас она определенно ему нужна, он вовсе не стремится выкинуть ее из своей жизни, как девять лет назад.

Клэр, сидевшая за рулем, фыркнула.

– Интересно, как долго ты собираешься скрываться под вымышленным именем?

– Достаточно долго, – неопределенно ответила Роуз.

– Достаточно для чего?

– Неважно.

– Роуз, если это часть твоего плана мести, имей в виду, что ты играешь с огнем, как бы тебе не обжечься по-настоящему. Одно дело субботняя вечеринка, тогда это было безобидной шуткой, полезной для твоей гордости, но, если ты планируешь сойтись с ним ближе…

– Клэр, месть тут ни при чем.

Повисло напряженное молчание. Клэр сосредоточенно вела машину, глядя прямо перед собой. Роуз чувствовала себя виноватой в том, что их взаимопонимание нарушено. Пытаясь заделать трещину, она решила прибегнуть к единственному имевшемуся в ее распоряжении доказательству того, что Джефф – вовсе не беспринципный мерзавец.

– Он разыскал подходящую ткань, чтобы отреставрировать мои крылья.

Клэр хмыкнула и скептически заметила:

– Хитрость. Этот парень пойдет на все, лишь бы заполучить тебя, и он почти достиг цели, не так ли? Готова поспорить, как только он добьется своего, он и думать забудет об этих несчастных крыльях.

На это Роуз возразить было нечего. Только время покажет, кто из них прав.

– А что дальше? – безжалостно продолжала Клэр. – Ужин, постель и завтрак?

Роуз поморщилась от ядовитого сарказма в голосе подруги, но спорить не собиралась, ей вдруг стало безразлично, что подумает Клэр.

– Ужин, – ответила она бесстрастно. – Мы встречаемся с ним у ресторана, поэтому, если ты не против, я возьму машину.

– Ужин, я так и знала, – мрачно заметила Клэр. – С этого все начинается. – Она бросила на подругу предостерегающий взгляд. – Не обманывай себя, остальные пункты наверняка стоят в его программе.

Роуз с вызовом вздернула подбородок, злясь на заливший щеки предательский румянец.

– Даже если так, что из этого? Может, я хочу того же? Ты сама говорила, что мне нужно им переболеть и забыть.

– Но не такой ценой, Роуз.

– Между прочим, именно ты открыла этот ящик Пандоры, нечего теперь возмущаться, что он не закрывается. Это ты настояла на том, чтобы принять заказ Брайана Кэмерона, я от тебя не скрывала своего отношения к Джеффу. Я сохла по нему с детства.

– Роуз, ты гоняешься за мечтой.

– А почему бы и нет?

– Хотя бы потому, что нельзя строить отношения на обмане. Ты обманула Джеффа, назвавшись вымышленным именем.

– Имена ничего не значат. Главное, каков сам человек, а не как его зовут.

– Если имя не имеет значения, зачем тогда его скрывать?

Роуз не парировала очередную реплику Клэр и надолго замолчала. Этот спор ее раздражал: в конце концов, дело касается только ее, а не Клэр. Не Клэр, а она когда-то жила по соседству с Джеффом Холинбруком. Не Клэр, а ее подростковые годы были окрашены юношеской влюбленностью в Джеффа.

Роуз была уверена, что, стоит только Джеффу вспомнить те времена, все его нынешние чувства умрут, он снова будет смотреть на нее как на надоедливую девчонку. Но если сейчас между ними установятся хорошие отношения, возможно, впоследствии оба смогут посмеяться над тем, что быльем поросло.

– Тебе нужна моя помощь?

В голосе Клэр явственно слышались нотки неодобрения, и Роуз без колебаний решила освободить подругу от ответственности за последствия своих решений и поступков, какими бы они ни были.

– Нет, не нужна. Спасибо, что не выдала меня в кабинете Джеффа. Впредь я постараюсь не впутывать тебя в это дело, это моя игра.

– Трудновато будет держать меня в стороне, если учесть, что Брайан пригласил меня на свидание.

Роуз не поверила своим ушам. Такого исхода сегодняшней авантюры она никак не ожидала.

– Что-о?

Клэр пожала плечами.

– А что, он мне нравится, с ним интересно. Он пригласил меня на прием, который состоится в субботу.

Роуз откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза. Если Клэр будет поддерживать отношения с Брайаном Кэмероном, это сильно осложнит дело. Брайан – друг Джеффа, они дружат еще с университета, наверняка они так же разговаривают друг с другом обо всем, как она с Клэр. Но просить Клэр порвать с Брайаном было бы несправедливо, он ей нравится…

– Придется постараться, чтобы наши пути не пересекались, – решительно заявила Роуз. – Вы с Брайаном сами по себе, мы с Джеффом – сами по себе.

– Есть и другой вариант: ты расскажешь ему правду и перестанешь волноваться по этому поводу, – предложила Клэр.

– Не могу, по крайней мере, не сейчас.

– Роуз, я не хочу лгать про тебя Брайану.

– Тогда не говори ему ничего, разве вам больше не о чем разговаривать? Делай, что считаешь нужным, и позволь мне поступать, как мне нравится, договорились?

Клэр не ответила. Больше подруги не возвращались к этому вопросу, но обе ни на минуту не забывали, что у них возникли очень серьезные разногласия. Между ними пролегла трещина Стоит ли Джефф Холинбрук их дружбы? Роуз мрачно сказала себе, что должна выяснить это до субботнего вечера… выяснить окончательно, чтобы не осталось ни тени сомнения.

Джефф объяснил Брайану происхождение букета увядших роз, завернутого в черную бумагу, рассказал, как узнал в доставившей их даме принцессу эльфов, и счел, что больше не обязан ничего объяснять другу. Элис Фоултон стала теперь его личным делом, и Брайан не имеет права требовать каких-либо объяснений.

Во избежание дальнейших расспросов, Джефф перевел разговор на другую тему:

– Спасибо, что взял на себя разговор с Клэр Гудвин. Надеюсь, она тебя не слишком утомила. Дальше мы с Элис сами решим все свои проблемы, так что можешь больше не тратить время на фирму «Живые сюрпризы». Ну что, теперь все в порядке, можно вернуться к работе?

– Нет, не все в порядке! – неожиданно резко возразил Брайан.

– Но ты сам, когда ворвался ко мне в кабинет, напомнил, что нам нужно заниматься делом, – сухо заметил Джефф.

Брайан укоризненно покачал головой.

– Клэр была права. Джефф, ты прешь напролом как бык. Не удивлюсь, если ты уже назначил Элис свидание и строишь планы как можно быстрее затащить ее в постель.

Как можно быстрее? Ничего подобного, подумал Джефф. Я не собираюсь спешить, я намерен прочувствовать каждый миг сладостного предвкушения и как можно дольше продлить наслаждение, которое – о, я уверен! – ждет меня в объятиях принцессы эльфов.

Но объяснить свои чувства Брайану он не мог, да и не хотел.

– Сегодня вечером я не работаю, так что это не твоя забота, – небрежно бросил Джефф.

– Не моя забота?! – Брайан вскочил со стула, едва не опрокинув его, и принялся расхаживать по кабинету, энергично жестикулируя. – Значит, по-твоему, я должен спокойно смотреть, как ты влезаешь в очередную историю? Тебе что, мало скандала с Сильвией? Ты ничему не научился? Помнится, ты уложил ее в постель после первого же свидания, а потом месяца четыре убеждался в том, какая она стерва. Слишком уж ты скор. Джефф.

Джефф снова не мог согласиться с другом. Элис и Сильвия – как небо и земля, у них нет ничего общего. Раздраженный замечаниями Брайана, Джефф бросил на него уничтожающий взгляд.

– Кто бы говорил! Брайан не смутился.

– Каюсь, я тоже грешен. Я брал то, что мне предлагали, когда испытывал такую потребность. Все происходило по взаимному согласию, и никому от этого не было вреда. Но разрыв с Мэрион меня кое-чему научил. Даже самый потрясающий секс теряет привлекательность, когда начинаешь понимать, что между тобой и партнершей нет ничего общего, как, например, между тобой и Сильвией.

Джефф откинулся на спинку стула и с любопытством всмотрелся в лицо друга.

– Скажи на милость, когда на тебя снизошла подобная мудрость? Помнится, ты рассуждал по-другому, когда в последний раз уходил с вечеринки с очередной…

Брайан не дал Джеффу договорить.

– Это была одна из многих случайных интрижек, которые не имеют никакого значения, – с нажимом произнес он. – Но ты говоришь, что эта Элис для тебя важна.

– Ну и что из этого?

– Так обращайся с ней как следует. Познакомься поближе.

– Это я и собираюсь сделать. Брайан скептически поднял брови.

– Вот как? Когда мы с Клэр вошли в кабинет, ситуация выглядела несколько по-другому. Джефф с раздражением подумал, что Брайан говорит как пастор, наставляющий грешника на путь истинный. Он нахмурился. Уж лучше бы Брайан занимался своим делом и не лез в чужое.

– Я ценю твою заботу, Брайан, но давай на этом закончим, хорошо?

Брайан перестал расхаживать по кабинету, остановился и с досадой посмотрел на Джеффа.

– Элис и Клэр – подруги, давние подруги, и к тому же деловые партнеры.

– Я это понял.

– Клэр готова броситься на защиту Элис, когда дело касается не в меру настойчивых мужчин.

– Это я тоже понял.

Джефф лишь не мог взять в толк, к чему Брайан клонит.

– Клэр Гудвин мне нравится, мы с ней настроены на одну и ту же волну, возможно, мы будем встречаться.

Джеффа наконец осенило: Брайан увлекся рыженькой!

– Брайан, каждому своя.

Если Джефф рассчитывал этими словами успокоить друга, то он не достиг результата. Брайан не только не расслабился, но, напротив, стал еще более напряженным. Он принялся нервно сжимать и разжимать кулаки, словно собирался двинуть другу в челюсть. Озадаченный необъяснимой агрессивностью Брайана, Джефф молча ждал, когда тот объяснит свою позицию.

– Джефф, наши интересы пересекаются. – В голосе Брайана, обычно беззаботного и добродушного, послышались металлические нотки. – Я не хочу, чтобы ты все испортил.

– Об этом можешь не волноваться, – сказал Джефф примирительно, – я посылаю только положительные сигналы.

– Но все же ты подумай о том, что я сказал. Если Клэр так опекает Элис, значит, у нее есть на то причины. Вероятно, в прошлом с ней приключилась какая-то дрянная история, в которой был замешан богатый парень. На твоем месте, Джефф, я выяснил бы, в чем дело, прежде чем заявлять на нее права. Иначе мы оба можем оказаться втянутыми в крупный конфликт.

Закончив на этой патетической ноте, Брайан наконец вышел из кабинета, хлопнув дверью, чем как бы поставил точку в своем монологе.

Джеффу былого чем призадуматься. Брайан не просто заинтересовался рыженькой, он явно увлекся ею всерьез. И он прав, ситуация непростая. Сильное сексуальное влечение может разрушить дружбу – ситуации, когда женщина встает между мужчинами или мужчина встает между двумя женщинами, Джефф наблюдал не раз. Случалось, страдала не только дружба, но и семейные отношения, когда родные не одобряли увлечения одного из членов семьи. Однако Джефф не видел причин, почему нечто подобное должно произойти именно сейчас и именно с ним. Он уже понял, что Клэр относится к Элис, как старшая сестра, и, по-видимому, Элис в прошлом пострадала от какого-то мужчины. Так что можно считать, что он предупрежден. Элис настороженно относится к любому мужчине, который пытается с ней заигрывать.

Но он-то с ней не заигрывал, она сама поцеловала его на вечеринке в честь его дня рождения. Сегодня, правда, он сам ее поцеловал, но она прекрасно осознавала, что он собирается сделать, и не попыталась ему помешать ни словом, ни действием.

Джеффу вспомнился вкус ее губ… Прикосновение ее языка, пусть несмелое, вовсе не было невольным, Элис хотелось пробовать его на вкус, ласкать его рот так же интимно, как он ласкал ее… Джефф заерзал на стуле, воспоминания всколыхнули в нем желание.

Сомнений у него не было: Элис так же стремилась получить удовольствие от их поцелуя, как и он, она хотела его. Джеффа, не меньше, чем он ее. Их желание взаимно, так почему же что-то может пойти не так, как надо?

Глава 7

– Ваш столик, сэр.

Важный метрдотель проводил Джеффа к заказанному столику на террасе под козырьком, поддерживаемым внушительными мраморными колоннами.

– Вы будете ужинать один? – осведомился подлетевший официант.

– Нет, дама присоединится ко мне позже.

– Желаете пока что-нибудь выпить, сэр?

– Принесите воды со льдом.

– Одну минуту, сэр.

Официант вернулся, как и обещал, буквально через минуту и принес воду со льдом в запотевшем высоком кувшине. Налив Джеффу полный стакан, он удалился. Обычно Джефф заказывал перед ужином аперитив или пиво, чтобы снять напряжение после трудового дня, но напряжение, которое он ощущал сейчас, имело другую природу. К тому же ему именно сегодня хотелось иметь трезвую голову. Вино он закажет позже, когда придет Элис. Один-два бокала за ужином не притупят его ум и не помешают сосредоточиться на том, что говорит Элис. Джефф откинулся на спинку стула и посмотрел на набережную. За лесом яхтенных мачт синело море, по улице прогуливались нарядные парочки и праздные компании. Джефф поймал себя на мысли, что сегодня все краски кажутся ему ярче обычного, все его чувства обострены, он вдруг осознал, что давно, пожалуй даже никогда, не чувствовал себя таким живым, ожидая женщину.

Джефф посмотрел на часы: без пяти семь, до назначенного времени еще пять минут. Из-за своего столика ему было очень удобно следить за входом, и он с удовольствием наблюдал за жизнью набережной. Обычно Джефф слишком спешил, чтобы обращать внимание на знакомый пейзаж, тем более получать от его созерцания удовольствие, – сегодня же даже воздух, казалось, был слаще.

Стоял теплый летний вечер. По набережной фланировали нарядно одетые мужчины и женщины, но ни одна из дам не привлекла внимание Джеффа. По сравнению с Элис все блекли.

Элис он заметил издалека, его взгляд выделил ее в толпе, еще когда она находилась в метрах пятидесяти от ресторана. У Джеффа захватило дух. Казалось, от Элис исходит сияние, и все вокруг по сравнению с ней стало вдруг бесцветным. Ее прекрасные белокурые волосы струились по плечам, черный костюм сменило платье цвета восходящего солнца.

Покрой лифа выгодно подчеркивал все изгибы фигуры, юбка, плавно расширяющаяся книзу, заканчивалась чуть выше колен, открывая стройные ноги. На плечи Элис набросила кремовый шарф из тонкого шелка. Ансамбль завершали босоножки цвета золота и такого же цвета маленькая сумочка на тонком длинном ремешке.

Элис Фоултон была не просто ошеломляюще прекрасна, она была еще и невероятно женственна. Все мужские инстинкты Джеффа пробудились к жизни, требуя немедленного удовлетворения. Не задумываясь, он быстро встал из-за стола и пошел навстречу Элис, едва сдерживаясь, чтобы не побежать, не схватить ее и не прижать к себе.

«Прешь напролом как бык…»

Джефф вовремя вспомнил предостережение Брайана, и это помогло ему совладать с собой. Он приказал себе расслабиться. Не, спеши, ты должен лучше узнать ее, строго сказал себе Джефф. Однако его внутренний голос не просто нашептывал, он кричал, что все эти условности не имеют значения, что важны только чувства.

Роуз приближалась к ресторану, когда ее внимание привлекло какое-то движение на террасе. Оказалось, один мужчина резко встал из-за стола. Сердце Роуз подпрыгнуло в груди. Джефф! Он ждет ее!

Ей пришлось призвать на помощь всю выдержку, чтобы походка не выдала ее неуверенности. Джефф не должен знать, что она колебалась, прежде чем отправиться на свидание, тогда как женщина, которую влечет к мужчине, должна была бы лететь на свидание словно на крыльях. Она должна выглядеть так, будто ждет этой встречи с нетерпением и очень рада видеть Джеффа. Роуз напомнила себе, что она уже не та шестнадцатилетняя девчонка, которая смущалась при виде своего кумира. Та девчонка осталась в прошлом.

У Роуз возникло жутковатое ощущение, будто между ней и Джеффом образовался незримый туннель и какая-то неведомая, но очень мощная сила неотвратимо затягивает ее в этот туннель, на другом конце которого ее поджидает Джефф. И эта сила действует на нее на самом глубинном уровне, вытягивает из ее существа примитивную, первобытную сексуальность, возбуждая желания и потребности, опровергающие все ее романтические представления об отношениях с мужчиной.

Роуз по-прежнему окружали люди, но в ее сознании они словно поблекли, отошли в тень, реальными казались только Джефф и она сама, вес остальное не имело значения. Роуз даже не осознавала, что продолжает идти, переставлять ноги, она только чувствовала, что становится все ближе и ближе к Джеффу. Все ее тело беззвучно зазвенело в предвкушении их встречи.

Джефф переоделся, сменив деловой костюм на черные брюки и на темно-красную рубашку с открытым воротом – эта одежда каким-то образом еще сильнее подчеркнула его мужественность, усилила впечатление властной силы, исходящей от его крупной фигуры. Это чувство одновременно восхищало Роуз и заставляло острее ощутить свою хрупкость по сравнению с ним. Она перевела взгляд на опасно красивое лицо Джеффа, столько раз являвшееся ей в снах. Джефф улыбнулся, и его улыбка, подобно солнечному лучу, разгоняющему тьму, развеяла тени прошлого.

Я Элис, напомнила себе Роуз, улыбаясь в ответ.

Джефф обошел столик и галантно отодвинул для нее стул.

– Вы прекрасно выглядите, Элис. От его низкого голоса с чуть заметной хрипотцой по коже Роуз пробежали мурашки, но не от страха, а от удовольствия. У нее слегка закружилась голова, мысли путались, и она не нашла ничего лучше, чем просто поблагодарить:

– Спасибо.

Джефф подождал, пока она села, затем помог Роуз пододвинуть стул ближе к столу, но не спешил отходить от ее стула, и от близости его тела Роуз окутало ласковое тепло.

Ей только кажется или Джефф вправду дотронулся до ее волос? А может, это ветерок, долетающий с моря, шевелит шелковистые пряди? Роуз собиралась поднять голову и посмотреть ему в лицо, но в это время Джефф отошел и занял свое место. Когда он сел напротив Роуз, его улыбка буквально искрилась чувственным удовлетворением, и Роуз сделала вывод, что он действительно погладил ее по волосам.

– Приятный вечер, не правда ли? – заметила она, пытаясь не обращать внимания на участившееся биение собственного сердца.

– Превосходный.

Живые серые глаза смотрели прямо на нее, придавая нейтральному замечанию о погоде интимность.

– Это ваш любимый ресторан?

– Здесь неплохо готовят, и я живу неподалеку, – уклончиво ответил Джефф.

– Вот как?

У Роуз тревожно засосало под ложечкой. Может, Клэр была права, что у Джеффа на повестке дня не только ужин? Как Роуз ни храбрилась, сколько бы ни повторяла про себя, что хочет того же, не слишком ли быстро происходят события?

Джефф вопросительно посмотрел на нее.

– Вас это беспокоит? Роуз пожала плечами.

– С какой стати? Должны же вы где-то жить.

Хотя в этом районе, наверное, очень высокая квартплата.

– Я не снимаю квартиру, я купил апартаменты в башне над колоннадой.

– Над колоннадой?

Роуз была потрясена и не, смогла этого скрыть. Она помнила, что Джефф происходил из состоятельной семьи, его родителям принадлежал двухэтажный кирпичный особняк в пригороде Гамильтона, в семье было две машины, впрочем, не самых дорогих марок, они жили в достатке, но Роуз не воспринимала их как миллионеров. Но апартаменты в недавно построенном небоскребе в самом центре Окленда, который местные жители прозвали башней… Неужели Джефф в партнерстве с Брайаном Кэмероном достиг таких успехов?

Джефф нахмурился.

– Я вижу, что вас это тревожит.

– Дело в том… – Роуз замялась, – в башне очень дорогие квартиры, это всем известно… я не осознавала…

Роуз запоздало сообразила, что могла бы сделать выводы о материальном положении Джеффа еще на субботней вечеринке. А здание, где находится его фирма… интересно, оно тоже принадлежит ему?

– Не осознавали чего?

– Что вы настолько богаты! – выпалила Роуз. Губы Джеффа дрогнули и искривились.

– Это что, страшный порок?

Вопрос, конечно, нелепый, как может быть пороком богатство, нажитое при помощи таланта и упорного труда? Однако это обстоятельство несколько меняет дело, потому что Джефф находится на несколько ступеней выше, чем они с Клэр, ведь их бизнес пока почти не приносит дохода. Роуз не могла не задаться вопросом, кто же в таком случае Сильвия Филдс. Успешная бизнес-леди? Светская львица? Все это время, думая о Джеффе и мечтая, чтобы он ее полюбил, она видела его тем же Джеффом, каким знала раньше. Он же, оказывается, шагнул далеко вперед, оставив ее позади. Что может думать о ней этот новый Джефф?

– В чем дело, Элис? – тихо спросил Джефф.

Элис…

Она тоже изменилась, они оба стали другими. Правила игры изменились, и надо принимать их как реальность сегодняшнего дня, а не гоняться за призраками прошлого. Погоня за старой мечтой вдруг показалась Роуз ужасной глупостью. Однако, глядя на Джеффа сегодняшнего, она чувствовала, что его влечет к нему так же, как прежде, даже, пожалуй, еще сильнее.

Роуз вздохнула и сказала правду, точнее ту часть правды, которую было невозможно отрицать и при этом относительно безопасно открыть:

– Мы с вами играем в разных лигах. Я – профессиональная певица, но не звезда, и у меня никогда не было того, что называют стабильной работой. Просто мне нравится петь, и этим я зарабатываю на жизнь.

– Не вижу в этом ничего плохого, – заметил Джефф. – Не многие могут похвастаться, что зарабатывают на жизнь, занимаясь тем, что им действительно нравится. Это здорово, что вы сумели найти себе нишу, насколько мне известно, в вашем бизнесе очень жестокая конкуренция. – Он подался вперед, глаза его смотрели на Роуз серьезно и явно одобрительно. – Я восхищаюсь вашей смелостью.

Говорит он складно и убедительно, подумала Роуз, но вот искренне ли?

– Мы с подругой снимаем на двоих самую обыкновенную квартирку с двумя спальнями. Ничего шикарного.

Желая расставить все точки над «i», Роуз говорила чуть резче, чем следовало. Джефф иронично улыбнулся.

– Когда я приехал в Окленд, я снимал комнату в захолустном многоквартирном доме – ничего лучшего просто не мог себе позволить. Элис, я понимаю, что значит зарабатывать себе на жизнь, я уважаю таких людей.

– Но сейчас у вас все по-другому, и вы, наверное, давно привыкли к новому уровню жизни.

– Да, и не стану утверждать, будто недоволен, что наконец могу позволить купить себе большинство вещей, которые мне нравятся.

Может, он думает, что может купить и меня? – пронеслось в голове у Роуз. Не деньги ли привлекали к нему Сильвию Филдс?

– Вещи, Элис, – с нажимом повторил Джефф. – Например, обеды в хороших ресторанах, классную машину, путешествия, роскошную квартиру и прочие блага, которые можно купить за деньги. Но мои потребности этим не ограничиваются. – Он посмотрел в глаза Роуз горящим взглядом. – А ваши, Элис?

Роуз покраснела.

– Я не золотоискательница.

– А я не ищу дешевых приключений. Наставления скептически настроенной Клэр не прошли даром. Роуз с некоторым вызовом спросила:

– А чего вы хотите от меня?

– Я хочу вас узнать.

На этот раз Роуз не раздумывала долго.

– Слово «узнать» имеет много значений. – Ее глаза блеснули, выдавая ее мысли. – Какой смысл вкладываете в него вы?

– Все.

Роуз пристально посмотрела ему в глаза, отчаянно желая верить, что он говорит правду. Джефф выдержал ее взгляд, молчаливо отметая все ее сомнения в его намерениях. Напряжение немного отпустило Роуз. Джефф выглядел очень искренним в своем желании узнать о ней побольше, и она сказала себе, что Клэр ошиблась, ему нужна не просто «стоянка на одну ночь».

Неожиданно Джефф тихо спросил:

– Скажите, Элис, вас обидел какой-нибудь богатый парень?

Роуз снова вспыхнула.

– Почему вы так думаете?

– Вы сногсшибательно красивы. Любой мужчина был бы горд, если бы вы выбрали его. Кроме того, в среде преуспевающих бизнесменов считается признаком успеха иметь рядом с собой красивую женщину.

– Вы тоже так думаете? Джефф замотал головой.

– Мне нужно от женщины нечто большее, чем внешняя красота. – Помолчав, он сухо добавил:

– Пару раз я попадался на приманку красивой внешности, за которой ничего не стояло, все мы совершаем ошибки. Я просто подумал, что, возможно, вас тоже обманули. Как мне показалось, вас расстроило известие, что я богат.

Роуз в волнении всплеснула руками.

– Я не думала о вас в таком ключе, просто для меня это было неожиданностью, и я почувствовала… почувствовала себя глупо.

Джефф протянул руку и накрыл пальцы Роуз своими. Этот жест был призван успокоить ее, развеять ее страхи, однако его прикосновение, тепло его пальцев подействовали на Роуз как угодно, только не успокаивающе. Ее захлестнула жаркая волна, мечта о более интимном прикосновении.

– Элис, дайте нам шанс, мне и вам. Неужели я прошу очень многого?

– Нет, – прошептала Роуз.

Джефф стал поглаживать пальцем ее ладонь, и это простое действие возымело сокрушительный эффект. Роуз не смела даже вздохнуть, чтобы не выдать своего возбуждения. Джефф проникновенно посмотрел ей в глаза и тихо начал:

– Я чувствую…

Появление официанта помешало ему закончить. Момент был упущен, и Роуз с трудом скрыла досаду: она чувствовала, что Джефф хотел поделиться с ней чем-то глубоко личным, важным. Но он убрал руку и повернулся к официанту, который перечислял «блюда дня».

Роуз слушала вполуха, и, когда Джефф спросил, что она будет заказывать, ей пришлось попросить официанта повторить названия блюд. Но словосочетания, которые он с пафосом произносил, были для нее пустым звуком. Роуз не привыкла к изысканной кухне, модные рестораны вроде этого были ей не по карману, а самостоятельно готовить что-нибудь мудреное у нее не было времени. Не желая показать свое невежество, она обратилась за помощью к Джеффу:

– А что бы вы посоветовали?

– Вы любите дары моря?

– Обожаю.

– Здешнему повару особенно удаются кальмар под кориандровым соусом и язык, жареный на гриле с дольками лайма.

По тому, как легко и непринужденно Джефф оперировал этими названиями, Роуз поняла, что он в отличие от нее частый гость в дорогих ресторанах. Ей стало ясно и другое: Джефф явно ожидает, что она выберет закуску и основное блюдо, не заботясь об их цене.

– Вы себе это заказываете? – спросила она.

– Да.

– Тогда я буду то же самое.

Роуз только надеялась, что столь непривычная и экзотическая пища не ляжет камнем в ее желудок.

– Вино, сэр?

– Шабли ля Гардэ, – ответил Джефф, даже не заглянув в карту. Он улыбнулся Роуз. – Если вы не возражаете.

– Нет, конечно, – быстро ответила она, хотя марка вина ей ровным счетом ни о чем не говорила.

Они с Клэр покупали вино не так уж часто и обычно какое-нибудь недорогое, из тех, что продаются в ближайшем супермаркете.

– Мне не стоит много пить, – предупредила Роуз, – я за рулем.

– Понимаю.

Она украдкой вздохнула с облегчением. Джефф даже не попытался уговорить ее выпить. Предостережения Клэр ни на секунду не выходили у нее из головы. Если бы у Джеффа в повестке дня стояла задача соблазнить ее сегодня же вечером, он наверняка сказал бы что-нибудь вроде: «Пара бокалов вам не повредит».

Официант ушел, снова оставив их наедине. Радуясь, что с выбором блюд покончено, Роуз вернулась мыслями к тому, что говорил Джефф перед появлением официанта. Ей очень хотелось спросить, что же он собирался сказать, но она решила, что это будет не тактично. Продолжить разговор или сменить тему, решать самому Джеффу.

– Не хотите воды со льдом? – спросил он.

– Спасибо, не откажусь.

Джефф наполнил ее бокал, и Роуз снова отметила, что он с уважением отнесся к ее выбору и не пытается уговаривать ее делать что-то, чего она не хочет. Если у нее и оставались какие-то сомнения в мотивах Джеффа, то теперь он их почти развеял.

Некоторое время они сидели молча, изучая друг друга. У Джеффа был довольный вид, казалось, он удовлетворен уже тем, что Роуз сидит с ним за одним столом. Он держался уверенно, но без самодовольства, его уверенность в себе казалась естественной, что в общем-то неудивительно, если вспомнить о его успехах. Роуз подумалось, что, возможно, уверенность в себе была присуща Джеффу всегда, задатки лидера были заметны у него еще в детстве, в играх он всегда был заводилой. С его мнением все считались, Джефф устанавливал правила игры, Джефф решал, что делать, он был умным, смелым, с ним было интересно, Может быть, то, что происходит сейчас, для него – очередная игра?

«Дайте нам шанс, мне и вам». Магические слова. Если она пойдет на поводу у своих сомнений и страхов, то лишит и себя, и Джеффа этого шанса…

Задумавшись, Роуз не заметила, что выражение лица Джеффа изменилось. Но, когда он заговорил, его слова мгновенно разрушили хрупкий душевный покой, который она на время обрела.

– Вы напоминаете мне одну девушку, с которой я когда-то был знаком.

Джефф произнес это непринужденно, словно размышляя вслух, но Роуз насторожилась. Но еще больше, чем слова, ее насторожило выражение его глаз – сосредоточенное, напряженное. Ее сердце словно сжали стальные тиски.

Глава 8

Джефф увидел, как изменилось выражение лица сидящей напротив него женщины. В первое мгновение ее глаза вспыхнули гневом, потом в них отразилась внутренняя борьба… и это развеяло последние сомнения, если они у него были. Элис Фоултон и Роуз Лоуренс – одна и та же женщина.

Ему бы следовало догадаться еще раньше, прислушаться к своим ощущениям, к неясному чувству узнавания, которое он испытал, когда увидел ее на своем дне рождения, его должна была насторожить сама острота отклика его тела на ее поцелуй. Да и Клэр Гудвин называла ее Роуз…

Но у него были оправдания: годы притупили воспоминания, к тому же Роуз изменилась внешне, да и необычные обстоятельства их первой после долгого перерыва встречи отнюдь не способствовали ясности мышления и трезвости восприятия. Но сейчас он видел все очень отчетливо и понимал, что оказался в крайне сложном положении. Он чувствовал себя канатоходцем, один неверный шаг – и он может распрощаться со всякой надеждой на новые отношения с Роуз.

Джеффу было необходимо понять, о чем Роуз думает. Что она чувствует, есть ли у него хотя бы малейший шанс. «Дрянная история». Брайан попал в точку, беда в том, что эта история касалась самого Джеффа, а не какого-то неведомого «богатого парня». Это он нанес Роуз рану, которая до сих пор не зажила.

Она опустила взгляд, густые ресницы скрыли от Джеффа выражение глаз. Стараясь выиграть время, чтобы совладать с собой, Роуз взяла бокал, отпила воды. Рука ее дрожала, и Джефф это заметил. Девять лет назад он поступил с ней отвратительно, хотя и твердил себе, что делает это ради ее же блага. И вот сейчас, наблюдая за ее нервными движениями, Джефф лишний раз убеждался, что ранил Роуз очень больно.

Нетрудно догадаться, почему она сыграла роль принцессы эльфов на вечеринке в честь его дня рождения именно так, как сыграла. Она стремилась разжечь в нем интерес, желание, заставить его пожалеть о том, что он когда-то отверг, подразнить его обещанием и уйти, оставив мучиться. Он невольно задавал себе вопрос, не является ли сегодняшняя встреча попыткой раззадорить его еще сильнее, прежде чем бросить ему в лицо правду и оставить ни с чем? Когда она поставит бокал на стол, кто посмотрит ему в лицо: Элис или Роуз?

Роуз отпила еще глоток, используя бокал как прикрытие, а холодную воду – как средство остудить охвативший ее жар. Неужели Джефф начинает ее узнавать? Роуз попыталась подавить приступ паники, сказав себе, что, если она кого-то напомнила ему, это еще не означает, что Джефф точно знает, кто она. Может, он вообще думает не о Роуз Лоуренс, а о другой женщине?

Мысль о встрече с прошлым вызвала у нее, бурный внутренний протест. Только не сейчас! Между ней и Джеффом зарождались совершенно новые, не омраченные тенями прошлого отношения, и ей было до боли жалко терять то, что еще толком и не началось. Желание вопреки голосу разума уговаривало ее не спешить с саморазоблачением, потянуть время. Вдруг Джефф ее пока не узнал?

Более-менее совладав со своими чувствами, Роуз поставила бокал на стол и попыталась улыбнуться. Улыбка получилась жалкой.

– По-моему, женщинам не нравится, когда их считают на кого-то похожими.

Джефф ответил не сразу, казалось, ему понадобилось время, чтобы переварить это замечание. Нервы Роуз натянулись до предела, внутренний голос, подстегиваемый страхом, нашептывал, что Джефф ждет от нее признания. Но Джефф, к ее огромному облегчению, рассмеялся и покачал головой. Положив локти на стол, он подался вперед, обдав Роуз теплом взгляда.

– Я вас ни с кем не сравниваю, вы, Элис, прекрасны сами по себе, вы светитесь собственным, а не отраженным светом. Я считаю, что мне невероятно повезло, что наши пути пересеклись.

Роуз, поняв, что разоблачение в данную минуту ей не грозит, немного расслабилась и улыбнулась в ответ на комплимент Джеффа. Она даже нашла в себе силы пошутить:

– Тогда чем же я вам кого-то напоминаю?

– Глазами. – Джефф всмотрелся в ее глаза и кивнул. – Да, все дело в глазах, они у вас чистого зеленого цвета. Чаще всего зеленые глаза содержат примесь карего или отдают в желтизну, а у вас настоящие зеленые глаза, словно изумруды, я видел такие лишь однажды.

Роуз опешила. Неужели много лет назад Джефф обращал внимание на цвет ее глаз, да еще и рассмотрел его так подробно? Любопытство подтолкнуло ее спросить:

– И у кого же были такие же глаза, как у меня?

Джефф небрежно пожал плечами.

– Это было давно. Когда я еще жил с родителями в пригороде Гамильтона, по соседству было много ребятни и мы играли все вместе. У одной девочки были такие же глаза, как у вас.

Этой девочкой была я! – чуть не закричала Роуз. Она внезапно испытала острую боль оттого, что Джефф упомянул ее как просто девчонку, жившую по соседству.

Женщина мудрая, осторожная на ее месте сменила бы тему, тем более что возврат к прошлому не привес бы ей ничего хорошего, а потерять она могла многое. Элис Фоултон для Джеффа Холинбрука – не просто одна из соседских девчонок, она «светится собственным светом».

Но демон давней муки заворочался внутри, настойчиво требуя освобождения. Роуз поняла, что ей предоставляется возможность, не выдав себя, узнать, что именно думал Джефф о ней девять лет назад и еще раньше. Она осознавала, что ступает на опасный путь, на котором ее поджидает немало ловушек, что ответ Джеффа может причинить ей боль, но не могла упустить случай.

– Видно, вы очень хорошо помните ту девушку. Она чем-то отличалась от других?

Джефф улыбнулся, взгляд стал задумчивым.

– Да, отличалась. Ребята частенько, ее гнали, но ее было не так-то легко прогнать, она участвовала во всех наших играх. Она не желала от нас отставать, никогда не жаловалась, не плакала, даже если ей бывало больно, а такое случалось. Она ходила за нами повсюду, как собачка.

Роуз вспомнила обидное прозвище, которым ее дразнили мальчишки, и у нее защемило сердце, но она упорно не желала сворачивать с пути, полная решимости выяснить все до конца.

– Она вас раздражала, вы считали ее несносной?

– Нет. – Джефф посерьезнел. – Возможно, это покажется странным, но сейчас, когда я оглядываюсь назад, я понимаю, что на самом деле она была бесстрашной, даже мужественной, и в этом ее бесстрашии была какая-то трогательная невинность. Мне всегда хотелось ее защитить.

– Мне кажется, девочка, которую вы описали, не захотела бы, чтобы ее защищали.

Глаза Джеффа одобрительно блеснули.

– Вы правы, она была страшно гордая. Но я был на пять лет старше, поэтому чувствовал, что на мне лежит определенная ответственность.

– Почему именно на вас, ведь, насколько я понимаю, у вас была большая компания?

– Наверное, потому, – Джефф иронично усмехнулся, – что она ко мне прислушивалась. Мне казалось, что только я имел на нее влияние. – Помолчав, он тихо добавил:

– И в результате именно я положил этому конец.

Роуз чуть не ахнула. Признание Джеффа, что он преднамеренно оттолкнул ее, застало ее врасплох. Она даже не догадывалась, что он заранее все продумал и взвесил. Вопрос сорвался с губ сам собой:

– Почему?

– Потому что дело приняло слишком личный оборот.

– Насколько личный? – тут же спросила Роуз.

Джефф поморщился.

– Она даже не замечала, что мой младший брат, который куда больше подходил ей по возрасту, был по уши в нее влюблен.

Еще один сюрприз! Скромный, застенчивый Мэтью, который и говорил-то с ней только об уроках, был в нее влюблен? Роуз всегда старалась быть с ним помягче, отчасти потому, что он брат Джеффа, но и видела в нем только брата Джеффа, не более того.

– Вы хотите сказать, что она обращала внимание только на вас?

– Что-то в этом роде. Мэтт очень переживал. Он на меня злился, но я тут был ни при чем, я не пытался ее соблазнить. В любом случае, она была для меня слишком молода.

– И как же вы положили этому конец? – не могла не спросить Роуз. Джефф вздохнул.

– Дал ей понять, что мне нравится другая.

– А она вам нравилась?

– Скажем так: я мог ее терпеть. После этого Мэтью от меня отстал.

– А девушка? Она тоже отстала?

Снова вопрос вырвался у Роуз раньше, чем она успела подумать. Она только надеялась, что Джефф не заметит горечи в ее голосе.

В глазах Джеффа отразилась боль, и Роуз поняла, что Джефф не обрадован тем, что его маневр оказался успешным.

– Да, в этом смысле моя тактика оказалась эффективной, – подтвердил он. – Но Мэтью это не помогло, да я, честно говоря, и не очень рассчитывал, что поможет. Девушка просто перестала с нами общаться, а примерно через год ее семья переехала, не знаю точно куда.

– Но вы до сих пор ее помните… и, кажется, очень хорошо. – Роуз старалась говорить бесстрастно, Джефф пожал плечами.

– В определенный период, и довольно большой, она была частью моей жизни. – Взгляд Джеффа потеплел, казалось, он приглашал ее поделиться собственными воспоминаниями. – Вы, наверное, тоже помните людей, которые так или иначе окрасили определенный период вашей жизни.

Как же не помнить! Джефф Холинбрук, например, определенно окрасил ее юношеские годы в черный цвет! Во всяком случае, так думала Роуз все девять последних лет, но сейчас стала понимать, что не все так просто и кроме черного и белого существует много других цветов, оттенков и полутонов. Оказывается, Джефф вовсе не беспринципный повеса, каким она его долгое время считала. Он думал о чувствах брата, милого Мэтью, который ничего для нее, Роуз, не значил.

– Элис, где живут ваши родители? – спросил Джефф.

Роуз усилием воли заставила себя вернуться к действительности. Благодаря откровениям Джеффа, она увидела прошлое в новом свете, но сейчас было не время об этом раздумывать, важнее сосредоточиться на настоящем. Джефф сейчас с ней, и она не хотела терять то, что могло возникнуть между ними на этот раз. Она сказала правду:

– В Палмерстоне.

– Вы уехали далеко от дома.

– Я с восемнадцати лет ездила по всей стране – мне пришлось, ведь я выступала на самых разных площадках.

Джефф понимающе улыбнулся.

– Конечно.

Роуз попыталась перевести разговор на более безопасную тему:

– А ваши родители, где они живут?

– Все там же, в пригороде Гамильтона. Значит, ничего не изменилось, подумала Роуз.

– Остальные члены семьи разъехались, кто куда, – продолжал Джефф. – Сестра живет в Австралии, она замужем, у нее двое детей.

Роуз вспомнила Синди. Девушка была на два года старше ее и лет с четырнадцати фанатично следовала моде и весьма интересовалась мальчиками. Хорошо, что она благополучно вышла замуж.

– А брат? Тот, о котором вы упоминали?

– Мэтью? О, он далеко, в Америке, в Майами, занимается парусным спортом. Мэтт с детства был помешан на яхтах.

Роуз не забыла, что семейству Холинбрук принадлежал небольшой катамаран и Мэтью ходил на нем. Несколько раз он звал с собой Роуз, и она принимала приглашение – не столько ради того, чтобы побыть в обществе Мэтью, сколько ради самого приключения.

Роуз с облегчением узнала, что Мэтью далеко: по крайней мере, он не помешает развитию ее новых отношений с Джеффом.

К ним подошли сразу три официанта: один стал разливать вино, другой предлагал на выбор несколько сортов хлеба и булочек, третий принес закуски. Роуз была рада, что суета вокруг их столика отвлекла внимание Джеффа от ее персоны. Она не ожидала, что притворяться так трудно: приходилось взвешивать каждое слово, постоянно следить, чтобы вопросы звучали как проявление естественного любопытства.

Она взяла булочку, улыбнулась официанту, пожелавшему ей приятного аппетита, и кивнула тому, который налил ей вина. К тому времени, когда они с Джеффом снова остались одни, Роуз почти убедила себя, что не винит Джеффа за его решение «покончить с этим», хотя невозможно так же легко покончить с чувствами. Чувства могут быть похоронены в памяти, могут трансформироваться во что-то другое, но не исчезают бесследно.

В память о тех годах в душе Джеффа остались смешанные чувства: теплое, даже с оттенком восхищения отношение к соседской девчонке, сожаление о конфликте с братом, пожалуй, даже легкое сожаление о том, что он потерял в результате предпринятой им попытки уладить этот конфликт. Однако Роуз не хотела вновь переживать давнее унижение, говоря о нем открыто. Для того чтобы залечить вновь открывшуюся рану, восхищение Джеффа было ей необходимо, как чудодейственный бальзам.

– Что-нибудь не так? – спросил вдруг Джефф. Роуз встретила его вопросительный взгляд.

– Нет, все в порядке, а что?

– Мне показалось, что вы смотрите на салат с каким-то сомнением. Может, хотите заказать что-то другое?

– Нет, просто салат так красиво уложен, что его даже есть жалко.

Джефф улыбнулся и первым вонзил вилку в кулинарный шедевр, показывая Роуз пример. Роуз тоже принялась за еду.

Тем временем в голове Джеффа кипела лихорадочная работа. Он пытался понять, что происходит в хорошенькой головке Роуз. И в ее сердце. Она по-прежнему скрывалась от него под чужим именем, и он не мог понять, удалось ли ему своими ответами объяснить, что двигало его поступками в прошлом, показать, как он к ней относился. Он не знал ничего наверняка, но надеялся, что Роуз примет во внимание смягчающие обстоятельства, отчасти оправдывающие его поступок девятилетней давности.

Но сейчас, похоже, сама Роуз накладывает ограничения на наши отношения, думал Джефф, и, если я хочу, чтобы у меня был какой-то шанс, мне придется уважать ее выбор. Она не пожелала поделиться своей версией событий. Почему? Слишком больно? Или она боится почувствовать себя уязвимой? Слишком сильно раскрыться?

Эти вопросы навели Джеффа на мысль о защите. Сегодня днем, входя к нему в кабинет, Роуз считала, что ее надежно защищает костюм. А сейчас Элис Фоултон защищает Роуз Лоуренс, девушку, которую он когда-то знал. Вот только защита это или нечто другое? Может, она нарочно обманывает его, чтобы затем нанести болезненный удар в тот миг, когда он будет наиболее уязвим?

Последнее предположение Джефф инстинктивно отбросил, слишком уж оно было мрачным, да и маловероятным. Прошло девять лет, за столь долгий срок любая боль притупляется. Настороженность Роуз вполне понятна, она может бояться своего влечения к нему, но строить хитроумные планы, чтобы заманить его в ловушку… нет, в это Джефф не желал верить.

Роуз Лоуренс, которую он помнил, была искренней во всем, что говорила и делала, и даже порой чересчур прямолинейной. Характер человека не меняется с годами. Возможно, гордость заставляет ее делать вид, будто прошлого не существует, но в ее отклике на его поцелуи не было никакой фальши, никакого притворства, никакого обмана. Страсть, которая вспыхнула между ними, в равной степени поглотила и его, и ее. Желание было взаимным.

Или он обманывает себя?

Роуз отложила вилку и нож и улыбнулась Джеффу.

– Еда была восхитительной. Спасибо за совет. Джеффа словно ударило током, тело охватил жар, концентрирующийся в самой чувствительной его части.

– Я рад, что вам понравилось, – тепло откликнулся он, отбросив все сомнения в мотивах поведения Роуз.

Неважно, как она себя называет, он ее хочет, куда бы ни завело его это желание. Джефф не собирался терять это чувство, как не собирался отпускать Роуз.

Глава 9

Роуз почувствовала, как от улыбки Джеффа по всему ее телу разливается приятное тепло. Его улыбка всегда на нее так действовала, даже в детстве, когда Джефф улыбался, ее охватывало удивительное ощущение чего-то теплого и радостного. Тогда, много лет назад, ей казалось, что улыбка говорит, что она нравится Джеффу. Возможно, так оно и было, только другие вещи оказались для него важнее.

Сейчас, когда она стала взрослой женщиной и Джефф уже не мог сказать, что она для него слишком молода, его улыбка подействовала на Роуз еще сильнее. Эта улыбка выражала не просто симпатию, но влечение, тягу мужчины к женщине, глаза Джеффа говорили, что он знает, что Роуз чувствовала в его объятиях, когда откликалась на его поцелуи. Роуз читала в них желание повторять этот опыт снова и снова.

Под взглядом Джеффа в крови Роуз шевельнулось желание, груди отяжелели, соски налились и отвердели. Никогда еще ни один мужчина не возбуждал ее до такой степени одним лишь взглядом! К тому же одно дело желать кого-то издали, и совсем другое, когда желанный мужчина сидит рядом и испытывает то же самое.

Что могло бы случиться, если бы Джефф посмотрел так же на нее шестнадцатилетнюю? Если бы он поцеловал ее тогда?

Роуз встряхнула головой. Незачем все время возвращаться к прошлому, нужно жить настоящим.

– О чем вы думаете? – спросил Джефф.

– Я удивляюсь, что мы сидим вот так… – Роуз подумалось, что ее ответ содержит больше правды, чем может понять Джефф.

– Судьба улыбнулась нам, сведя нас. Роуз рассмеялась.

– Вы верите в судьбу?

Джефф пожал плечами и как-то странно улыбнулся.

– Иногда обстоятельства складываются самым удивительным образом, люди встречаются в нужное время в нужном месте, не раньше и не позже. Кто знает, как это происходит? Слепая ли это игра случая или действие каких-то неизвестных нам сил? – Он помолчал и очень внимательно всмотрелся в ее глаза. – Как знать, может быть, нам было назначено судьбой встретиться именно здесь и сейчас.

При мысли о том, что все это было предопределено заранее, по коже Роуз пробежали мурашки.

– Я могла ответить на ваше приглашение отказом.

– Но вы не сказали «нет».

Роуз мысленно призналась себе, что не смогла бы отказать, слишком сильно было притяжение между ними, ей не хватило бы сил ему воспротивиться.

Джефф не ждал ответа. Все еще пристально вглядываясь в ее глаза, он тихо сказал:

– У меня такое ощущение, будто я ждал вас очень долго, всю жизнь.

Его слова задели больную струну в душе Роуз. Джефф мог бы найти ее куда раньше, если бы захотел. Но Роуз тут же напомнила себе, что он даже не догадывается, кто она. Ее охватили противоречивые чувства, она не знала, как быть дальше. Сказать Джеффу правду прямо сейчас? И увидеть, как изменится выражение его лица, как на смену желанию придет удивление или смущение?

Нет, этого она не хотела.

– Может быть, мы были знакомы в прошлой жизни? – шутливо предположила Роуз.

– И обстоятельства вынудили нас расстаться. Джефф, казалось, подыграл ей, но его глаза как-то странно блеснули, и Роуз почувствовала себя неуютно, словно его взгляд проник в самую ее душу.

– Очень романтичная фантазия, – заметила она сухо и, чтобы иметь повод отвести взгляд от глаз Джеффа, взяла бокал вина и поднесла к губам.

На несколько мгновений за столиком воцарилась тишина, потом Джефф вдруг рассмеялся и тем самым разрядил напряжение, которое сам же и создал.

– А что, пожалуй, мне нравится мысль, – что людям дается второй шанс. В первый раз мы часто принимаем ошибочные решения.

– Да, это верно, – с готовностью согласилась Роуз, такой поворот событий ее вполне устраивал. – Хотя, судя по тому что ваш бизнес преуспевает, вы, наверное, приняли в своей жизни немало правильных решений.

Джефф пожал плечами и небрежно заметил:

– Дело не только в моей проницательности, во многом нам с Брайаном повезло.

Роуз поставила бокал на стол и подалась вперед. Ей очень хотелось узнать о нынешней жизни Джеффа как можно больше.

– Простите мое невежество, но чем конкретно занимается ваша фирма?

– Мы предоставляем дизайнерские услуги.

Например, разрабатываем дизайн рекламной продукции, логотипы, в зависимости от контракта.

– А контракты находит ваш партнер?

Джефф кивнул.

– Мы с Брайаном удачно дополняем друг друга. Он – большой мастер вести переговоры и заключать контракты, общую концепцию мы разрабатываем вместе, а потом я воплощаю ее в конкретные образы.

Джефф не стремился выпятить свою роль, но Роуз, задавая вопросы по ходу его рассказа, поняла, что он является главным дизайнером компании и отвечает за всю творческую работу.

Роуз помнила, что творческие наклонности были замечены у Джеффа еще в детстве, но почему-то считала, что рисование не вышло за рамки хобби, так как после школы Джефф поступил в университет, чтобы изучать экономику и менеджмент. Теперь она поняла, что он сумел удачно применить свой дар на практике.

Было заметно, что Джеффу нравится работа и он получает огромное удовлетворение от ее результатов. Он с энтузиазмом рассказывал, как стремится, чтобы каждый штрих ложился на нужное место, нес в себе определенный смысл, какое удовольствие ему доставляет донести свое видение предмета до других. Слушая его рассказ, Роуз чувствовала, что Джефф не только, а может быть, даже не столько стремился к финансовому успеху, сколько получал удовлетворение от самой работы. Вместе с тем она чувствовала, что успех его фирмы обеспечен не одними деловыми качествами Брайана, но и талантом главного дизайнера, мощным магнетизмом личности Джеффа. Он верил в себя. Джефф – прирожденный лидер, он из тех, кто прокладывает новые пути, которыми затем идут остальные.

В глубине души Роуз хотелось быть каким-то образом причастной к его делу, ведь это означало бы более глубокую связь с самим Джеффом. Только сейчас, повзрослев, она стала понимать, что и в подростковые годы ее привлекали не сами игры, в которых она участвовала, а скорее возможность заняться каким-то общим с Джеффом делом, принять участие в осуществлении его планов.

Когда Джефф ушел из ее жизни, он оставил после себя пустоту, и сейчас потребность Роуз заполнить эту пустоту была настолько острой, что она жадно ловила каждое слово, каждый взгляд Джеффа. То, что он рассказывал, подробности из жизни, которыми он делился, – все это в каком-то смысле было даже более интимным, чем поцелуй. Это было равносильно признанию, что Джефф видит в ней ровню, человека, способного его понять.

Официант принес основное блюдо. Разговор на время прервался. Джефф откинулся на спинку стула и виновато улыбнулся.

– Кажется, я слишком разговорился о себе.

Вам не стало скучно?

– Нет, что вы, – быстро возразила Роуз. – Мне очень интересно.

Восторг в ее глазах показался Джеффу искренним.

– Но моя работа очень далека от вашей.

– Разве я должна интересоваться только своей? Джефф покачал головой.

– Нет, просто я обычно не говорю о работе за пределами офиса.

– В таком случае, я польщена.

– О нет, это я польщен. Я вижу, что вам действительно интересно.

– Работа – важная часть вашей жизни.

– Да, такая часть, которая не всем моим знакомь(tm) интересна.

– Вы имеете в виду Сильвию?

Едва спросив, Роуз пожалела, что не промолчала: глупо упоминать в разговоре женщину, с которой Джефф больше не встречается. Однако она не могла скрыть своего негодования тем, какого сорта женщин Джефф выбирал все эти годы, на протяжении которых якобы ждал ее.

Сильвия Филдс – не просто неприятная особа, она злобная и мстительная. Неужели Джефф этого не замечал? Или его интересовал только секс? Может, он взял на вооружение известный принцип «люби и бросай»? Может быть, и в ней, Роуз, его на самом деле привлекает не ее индивидуальность, а только новизна, которая быстро приестся?

– Я вас понимаю, у вас нет причин питать симпатии к Сильвии, – сказал Джефф. – Но, когда она в хорошем настроении, с ней бывает весело.

– Весело, – задумчиво повторила Роуз, и воображение услужливо нарисовало ей несколько картинок забав в постели.

– И она помогала мне расслабиться, забыть о работе, – добавил Джефф.

– Значит, я зря стала расспрашивать вас о работе.

– Нет, с вами все по-другому, вы не такая, как все.

Джефф снова улыбнулся, и снова его улыбка самым разрушительным образом подействовала на самообладание Роуз. Чтобы унять волнение, она глубоко вздохнула, взяла нож и вилку и целеустремленно принялась за основное блюдо.

«Не такая, как все». Услышать это из уст Джеффа оказалось так приятно, что у Роуз немного закружилась голова. Неважно, что объединяло Джеффа с Сильвией, да и с другими женщинами. В конце концов, у Роуз тоже было несколько романов, которые не давали ей того, к чему она стремилась. Иногда неудовлетворенность подталкивает людей совершать ошибки, так стоит ли винить Джеффа?

С ней все по-другому. Судьба дала им второй шанс, и Роуз всем своим существом жаждала воспользоваться этим шансом, чем бы дело ни закончилось.

Джефф машинально жевал рыбу, даже не чувствуя вкуса. Напоминание о Сильвии внезапно вызвало у него ощущение, будто он подсудимый, и это ему совсем не понравилось. Кажется, он объяснил Роуз мотивы своего поступка девятилетней давности, на ее месте любой разумный человек должен бы был принять объяснение. Он дал ей время осмыслить информацию, предоставил еще одну возможность признаться, кто она, он старался подбодрить ее, показать, как рад с ней встретиться. Что же ей еще нужно? Почему она не воспользовалась случаем сказать правду? Какие ей еще нужны поощрения?

Джеффа преследовали воспоминания о празднике в честь его дня рождения – о вечере, когда он дал юной невинной Роуз Лоуренс от ворот поворот. После того как внесли именинный торт, Роуз спела поздравительную песню. Все это было бы замечательно, если бы Роуз не спела ее так… так, как спела. Во время исполнения песни ее чувства к Джеффу стали настолько очевидными, что он почувствовал себя неловко, и позже, когда Роуз вручила ему свой подарок, он, едва взглянув, поспешно сунул его в карман.

Лишь позже Джефф открыл футляр и увидел часы. На тыльной стороне корпуса были выгравированы ее инициалы. На душе у Джеффа стало еще хуже. Роуз подарила ему не просто вещь, она вложила в подарок частичку своей души, и, проигнорировав дар, он больно ранил Роуз. Он и без того обошелся с ней в тот вечер очень жестоко, хотя и твердил себе, что поступает так ради ее же блага. Слишком уж она была юной.

Но сейчас их время пришло.

Или Роуз до сих пор не простила ему ту обиду?

Может, она готовится нанести ответный удар в отместку за то, как он обошелся с ней девять лет назад? Живой интерес к его работе – он подлинный или это лишь уловка? Возможно ли, что милая невинная Роуз превратилась в коварную интриганку и теперь пытается завлечь его как можно дальше, вознести как можно выше, чтобы потом ему было больнее падать? Может, она хочет, чтобы он почувствовал себя так же, как она девять лет назад?

Но, черт возьми, она была слишком молода!

Но сейчас…

Джефф украдкой наблюдал за тем, как Роуз ест. Подцепляет вилкой кусочки еды, отправляет в рот. Ее красивые руки с изящными тонкими пальцами двигались уверенно, но, глядя на их движения, Джефф думал совсем не о еде. Он представлял, как эти руки ласкают его тело. Даже движения губ Роуз вызывали у него отнюдь не гастрономические ассоциации.

Длинные пушистые ресницы Роуз опустились, скрывая от Джеффа выражение ее глаз. Ее блестящие волосы, казалось, излучали свет. Джеффу представилось, как они светлой волной растекаются по подушке рядом с ним, касаются его кожи…

Роуз закончила есть, аккуратно сложила вилку и нож и посмотрела на Джеффа.

– Если вы питаетесь так каждый день, вам можно только позавидовать, – чинно сказала она. – Еда выше всех похвал.

Во взгляде ее изумрудных глаз Джефф не заметил никакого притворства, однако точно знал, что она водит его за нос, иначе зачем бы ей скрывать свое настоящее имя? Игра затянулась, до каких пор Роуз намерена ее продолжать? Сколько она готова отдать, прежде чем повернется к нему спиной?

– В этом районе много хороших ресторанов. – Джефф, улыбаясь, отодвинул от себя тарелку и добавил:

– Я был бы рад побывать с вами во всех.

Роуз покраснела – Джеффу хотелось бы понять, от удовольствия или от чувства вины.

– Я бы тоже этого хотела, – просто сказала она.

По ее взгляду Джефф понял, что главная приманка он сам, а вовсе не превосходная кухня. Джеффа бросило в жар. Он испытал непреодолимое желание форсировать события, припереть Роуз к стенке и посмотреть, как далеко она готова с ним зайти.

– Десерт будете? Роуз замотала головой.

– Нет, спасибо.

– В таком случае позвольте показать вам, где я живу. Предлагаю выпить кофе у меня в квартире.

Роуз опешила. Покраснев еще гуще, она в нерешительности посмотрела на Джеффа. Он и глазом не моргнул, в его глазах читался вызов, но Роуз не знала, каких усилий ему стоит сохранять невозмутимость. В ожидании ее ответа он напрягся как сжатая пружина: если желание Роуз – не притворство, пусть она это докажет, согласившись пойти с ним.

Если это лишь игра, цель которой – месть, рассуждал Джефф, то пусть Роуз раскроет карты прямо сейчас, иначе ей придется остаться со мной наедине в моей квартире, рискуя перейти на новый, куда более интимный уровень отношений с объектом мести. Возможно, Брайан, услышь он этот разговор, имел бы повод снова сравнить меня с разбушевавшимся быком, но что поделать, если передо мной постоянно размахивают красной тряпкой.

– Хорошо, – тихо, с придыханием вымолвила Роуз.

Джефф словно от души глотнул хмельного коктейля, замешанного на облегчении и возбуждении. Соглашаясь пойти с ним, Роуз частично уступает контроль над ситуацией ему, она ставит на кон больше, чем рискнул бы поставить разумный игрок. Или она бесстрашно повышает ставки? Как бы то ни было, мяч теперь на его половине поля и он намерен играть в полную силу.

– Давно вы купили эту квартиру? – спросила Роуз.

– Два года назад.

– Достаточный срок, чтобы сделать ее домом.

Роуз хочет увидеть мое жилье, ей интересно узнать обо мне побольше, понял Джефф, но зачем? Чтобы лучше узнать слабые места противника?

– Я обставил квартиру по своему вкусу, если вы имеете в виду именно это.

Интересно, хватит ли ей смелости зайти в спальню? Джеффу хотелось увидеть Роуз там, испытать силу и истинность ее желания.

– Вы приглашали профессионального декоратора?

– Нет, я просто ходил по магазинам и покупал то, что нравилось. Роуз кивнула.

– Понимаю, вы руководствовались собственным художественным вкусом.

Джефф поразился: Роуз понимала его даже лучше, чем Брайан. Тот в свое время заявил, что ходить по магазинам в поисках мебели – пустая трата времени. Каждым делом должен заниматься специалист, таков был лозунг Брайана, и в соответствии с ним он доверил оформление квартиры декоратору. Джефф не спорил, что результат получился впечатляющим, однако свою квартиру предпочел оформить сам. Он испытывал глубокое удовлетворение оттого, что создал себе жилье по собственному вкусу.

– Стиль для меня не так важен, – признался он, – куда важнее, чтобы я чувствовал себя уютно и непринужденно.

Но еще больше Джеффу хотелось чувствовать себя уютно и непринужденно с Роуз, чтобы у них не было друг от друга тайн. И он не отступит, он заставит ее признаться, что у нее на уме.

Подошел официант.

– Желаете выбрать десерт?

– Нет, мы закончили. Принесите счет.

– Сию минуту, сэр.

Заметив, что бокал Роуз опустел, Джефф спросил:

– Еще вина?

– Нет, спасибо, Взгляд Роуз выдавал волнение, но голос прозвучал твердо, в нем слышалась решимость. Она явно не собиралась идти на попятный… пока не собиралась.

Бутылка шабли опустела лишь наполовину, обычно в таких случаях Джефф просил официанта закупорить вино, чтобы можно было взять его домой, но сегодня он не думал об экономии. Предвкушение бурлило в его крови, он едва сдерживался, чтобы не дотронуться до Роуз.

Она поднесла к губам бокал с ледяной водой и немного отпила. Джефф невольно задался вопросом, от чего ей нужно остыть. Может, ее одолевают такие мысли, что ей нужно их остудить? Или в ее крови, как и в его, бушует огонь желания? Что ж, скоро он это узнает.

Официант вернулся со счетом. Джефф расплатился и встал, ему не терпелось поскорее перевести игру на свое поле. Но прежде чем он успел подойти к Роуз, она уже встала из-за стола и напряженно застыла, сжимая маленькую золотую сумочку. Несколько мгновений Джеффу казалось, что Роуз ринется в бой, паника, охватившая ее, была почти осязаемой, к тому же он помнил, что ключи от машины лежат у нее в сумочке, а их со всех сторон окружают люди, так что у нее есть все возможности сбежать.

Джефф взял со спинки стула шарфик Роуз и набросил ей на плечи. Он заметил, что ее кожа покрылась пупырышками.

– Замерзли?

– Немножко. – Роуз снова заговорила с придыханием.

– Ничего, в моей квартире вам будет тепло, – пообещал Джефф.

Высвобождая ее волосы из-под шарфа, он позволил себе пропустить шелковистые локоны между пальцами, наслаждаясь их мягкостью. Роуз вздрогнула и резко подняла голову, как пугливая лошадка, но ничего не сказала по поводу допущенной им вольности. Джефф понял, что она не собирается отступать, во всяком случае, сейчас, и ощутил всплеск торжества. Направляясь к выходу, он взял Роуз за руку и переплел ее пальцы со своими. Этот невинный жест, казалось, нес в себе символическое значение:

Джефф подчинял Роуз собственным правилам игры.

За миг до того, как сжать пальцы, он почувствовал, как нежные пальчики Роуз затрепетали. Она быстро вздохнула украдкой. Эти маленькие проявления ее уязвимости слегка подпортили Джеффу радость победы. Ему снова вспомнилось предостережение Брайана: «Ты слишком скор… обращайся с ней как подобает… познакомься с ней поближе».

Очень правильные слова, с сарказмом подумал Джефф, я непременно так и сделал бы… если бы Роуз в свою очередь обращалась со мной как подобает. Она сама затеяла эту игру, сама закрывала двери, которые я раз за разом давал ей возможность открыть. Не может быть и речи о том, чтобы по-настоящему узнать друг друга, когда преднамеренный обман входит в правила игры.

Джефф чувствовал, что имеет полное право выбить эти самые двери. Он должен, непременно должен узнать, чем Роуз живет и чего хочет, достичь. Пока эти вопросы не решены, ни о каком движении вперед и думать нечего, а Джеффу нужна была не короткая интрижка, он хотел, чтобы у его отношений с Роуз было будущее. С Роуз Лоуренс… девушкой, которую он потерял, и с женщиной, которую нашел.

Он нашел ее – и больше не упустит. Во всяком случае, не отпустит без боя.

Глава 10

– Пройдем пешком, здесь совсем близко, – предложил Джефф.

Сердце Роуз пустилось галопом. Клэр решила бы, что подруга сошла с ума. Еще бы – согласиться пойти к Джеффу домой! Роуз и сама понимала, что заходит слишком далеко и слишком быстро, но Джефф шел рядом, держал ее за руку, разговаривал с ней по дороге, и она не могла, не хотела вырваться и уйти, что бы он ни замышлял. Желание остаться с ним пересиливало любые доводы здравого смысла. Все правила о том, как следует вести себя на первом свидании, оказались ненужными, потому что у них все было не так, как у всех. Ей недолго удастся сохранять свою тайну. С тех пор, как Джефф признался, что Элис Фоултон дорога ему сама по себе, Роуз отчаянно нуждалась в подтверждении, что это действительно так, и ради того, чтобы получить такое подтверждение, она стремилась использовать каждую минуту в обществе Джеффа.

Увидеть, как он живет, очень важно для того, чтобы понять его самого, рассуждала Роуз, хотя, будучи честной сама с собой, она вынуждена была признать, что ей не нужны никакие предлоги и оправдания. Тепло руки Джеффа обволакивало ее, от его крупного тела исходила притягательная сила. Джефф ее хочет, она ему нужна, и неважно с какой целью и на сколько времени. Чувствовать себя желанной было так приятно, что Роуз согласилась бы пойти за Джеффом куда угодно.

Чтобы не казаться совсем уж потерявшей голову от его близости, Роуз попыталась завести разговор на нейтральную тему.

– Вы когда-нибудь готовите себе сами?

– Редко, разве что только завтраки. «Постель и завтрак». Роуз постаралась не думать о предостережениях Клэр, но желание вести незначащую беседу пропало. Нервное возбуждение поглотило ее, а молчание Джеффа, казалось, передавало то же самое внутреннее напряжение, ту же настоятельную потребность остаться с ней наедине, только с ней.

Роуз не знала, далеко ли они прошли по набережной, она не замечала, мимо чего они проходили. Она словно перенеслась в мир снов, в мир, где мечты сбываются, и не желала задумываться о реальности, которая могла отличаться от ее сна.

Джефф провел ее под мраморной аркой, и они вошли в полукруглый вестибюль, из которого брала начало широкая винтовая лестница.

– Мы пойдем по лестнице? – спросила Роуз. Ее голос, гулко прозвучавший в тишине просторного вестибюля, каким-то образом усилил ощущение оторванности от внешнего мира.

– Нет, лестница ведет только на второй этаж, где расположены офисы нескольких фирм, – ответил Джефф.

Продолжая держать Роуз за руку, он потянул ее к лифтам и нажал кнопку. Войдя в кабину, Джефф достал из кармана ключ, вставил его в специальную скважину и только после этого нажал на кнопку шестого этажа. Роуз поняла, что частный ключ от лифта – еще одна примета исключительности, доступной лишь очень богатым людям.

В лифте оба молчали. Роуз думала о том, что ждет ее в апартаментах с видом на набережную, и чувствовала себя так, словно попала в сказку. Будет ли Джефф обращаться с ней, как с принцессой… или ей предстоит упасть с небес на землю?

Она отбросила неприятный вопрос, решив просто следовать за Джеффом. Он говорил, что испытывал потребность ее защитить… правда речь шла о той Роуз, какой она была раньше, не о нынешней Элис, но почему-то она ему доверяла, интуиция подсказывала, что он не сделает ничего против ее воли.

Лифт остановился. Джефф выпустил ее руку, чтобы отпереть дверь, и Роуз испытала странное чувство потери, словно для полного благополучия ей нужно было непременно прикасаться к Джеффу. В ее душе опять шевельнулось сомнение в том, что она делает. Но Джефф открыл дверь, снова повернулся к Роуз и посмотрел на нее с некоторым вызовом, словно сомневался, хватит ли ей смелости войти.

Сердце в груди Роуз перевернулось. История повторяется: хватит ли ей смелости не отставать от Джеффа, делать то, что он делает, делить с ним радости и горести?

Гордость и желание заслужить его одобрение – еще одно наследие Роуз Лоуренс! – побудили ее шагнуть вперед. Джефф включил свет. Из небольшой прихожей была видна гостиная – настолько просторная, что это каким-то образом уменьшило ощущение опасности. Несмотря на размеры, комната производила впечатление уютной и гостеприимной. Роуз шагнула вперед, не дожидаясь приглашения, она стремилась увидеть и понять мир, в котором живет Джефф – мужчина, которому не нужна была Роуз Лоуренс, но нужна Элис Фоултон.

– Как уютно! – искренне воскликнула она.

В гостиной главенствующее место занимали два длинных дивана, обитые темно-зеленым бархатом в мелкую коричневую крапинку, между диванами стоял низкий кофейный столик и изящный бронзовый торшер, разливавший вокруг мягкий золотистый свет. Длинные, от пола до потолка, портьеры, как догадывалась Роуз, скрывали великолепный вид на набережную. Едва она об этом подумала, как Джефф нажал на какую-то кнопку в стене, и портьеры с тихим жужжанием раздвинулись.

У Роуз захватило дух. Внизу сияла огнями набережная, впереди, насколько хватало глаз, темнело море, на котором тут и там мерцали огоньки яхт и судов самых разных типов и размеров. Вдали, почти на горизонте, светился огнями всех своих палуб огромный океанский лайнер, по-видимому, заходивший в порт. Роуз невольно ахнула от восхищения и подошла ближе к окну.

– Замечательно! Вы можете каждый день наблюдать за жизнью набережной и порта, не выходя из квартиры.

– Да, это очень занятное зрелище, в порту все время что-то происходит, одни суда причаливают, другие отчаливают…

Джефф тоже подошел ближе к окну и остановился совсем близко от Роуз. У нее снова, в который уже раз, захватило дух от его поразительной мужественности, ее кровь запульсировала с бешеной скоростью. Внезапно ей показалось, что Джефф изменился, в его облике появилось нечто агрессивное, черты лица в неверном свете торшера стали как будто резче, во взгляде появилось что-то темное, от всей фигуры повеяло какой-то мрачной целеустремленностью.

– Думаю, здесь вам это не понадобится, – сказал Джефф, снимая с ее плеч шарф и бросая его на ближайший диван.

Он обнял Роуз за плечи и развернул, поворачивая лицом к стойке бара, отделявшей от гостиной небольшой кухонный отсек. Здесь стояли два высоких табурета, сидя на которых можно было одновременно и наслаждаться видом из окна, и разговаривать с человеком, находящимся за стойкой.

– Планировка квартиры позволяет наслаждаться видом из любой точки, – пояснил Джефф. Пальцы, поглаживавшие плечо Роуз, замерли. – Похожий вид открывается и из спальни. Хотите посмотреть?

В его вопросе Роуз послышался скрытый вызов, вероятно, Джефф проверял, хватит ли ей смелости пойти с ним в спальню. Она подняла на него взгляд. Действительно, Джефф смотрел на нее с каким-то странным напряжением. Но прежде чем Роуз успела расшифровать выражение его глаз, он отвернулся и повел ее к двери.

Прижатая к его боку, Роуз с каждым шагом ощущала тепло и силу его крупного тела, упругость мускулов. Она двигалась, как в тумане, почти ничего не видя перед собой, в мозгу ее повторялось одно и то же слово: «спальня».

В душе Роуз воцарилось смятение, ожили все страхи и надежды, ее больше не интересовал живописный вид из окна. В самой мысли, что Джефф ведет ее в свою спальню, было что-то пугающее и одновременно неотвратимо влекущее, Роуз вдруг поняла, что не в силах остановить то, что последует дальше.

Джефф открыл еще одну дверь, включил свет, и Роуз оказалась в самой личной из всех комнат. Джефф подошел к столику, стоящему у кровати, и нажал на какую-то кнопку. Как и в гостиной, портьеры с тихим жужжанием раздвинулись, но Роуз даже не взглянула в окно – ее взгляд как магнитом притягивала роскошная кровать. Покрывало выглядело так, словно было выполнено из собольего меха, густой пушистый ворс так и манил его погладить. В изголовье кровати лежали подушки в наволочках из серебристо-серого шелка, по-видимому, такими же были простыни.

Роуз, не удержавшись, погладила покрывало рукой.

– Это настоящий мех?

– Нет, искусственный.

– А выглядит как настоящий.

– Да, великолепная подделка. – Джефф повернулся к Роуз, на его губах заиграла ироничная улыбка. – Он выглядит как настоящий, и на ощупь как настоящий, достаточно хорош, чтобы обмануть любого. Но это лишь имитация. Как вы…

– Что?

– Когда вы были принцессой эльфов. Детям вы, наверное, казались самой настоящей принцессой, хотя в действительности вы ее лишь изображали.

У Роуз возникло неприятное чувство, будто Джефф подвергает сомнению ее порядочность.

– Вот я и думаю, Элис, а вы настоящая? Неужели он догадался?! Как? Роуз попыталась не паниковать.

– Не понимаю, о чем вы.

Джефф подошел достаточно близко, чтобы протянуть руку и погладить ее по щеке, достаточно близко, чтобы его глаза впились взглядом в ее глаза, что-то высматривая в их глубине.

– Вы приходили ко мне в разных обличьях. Роуз ощутила потребность оправдаться.

– Я всего лишь переодевалась, но под разными костюмами оставался один и тот же человек.

Джефф обнял ее за талию и развернул так, что ее тело оказалось по всей длине прижатым к его телу. В инстинктивной попытке отстраниться хотя бы для того, чтобы свободно дышать, Роуз положила руки ему на грудь. Она не понимала, что происходит, но у нее почему-то возникло ощущение, будто она стоит в зале суда, а судья – Джефф и он полон решимости вывести ее на чистую воду. Может, общение с Сильвией сделало его таким?

– Вы и на ощупь как настоящая. Низкий голос Джеффа отозвался в груди Роуз вибрирующим эхом. Он погрузил пальцы в ее волосы, легонько погладил большим пальцем висок, словно хотел проникнуть в ее тайные мысли.

– А я, как по-вашему, я настоящий? Роуз затрепетала – она не знала, от страха или от возбуждения. В голове воцарился сумбур. Находясь в объятиях Джеффа, было невозможно мыслить трезво. Она отчетливо помнила, что чувствовала, когда он ее целовал. Тогда между ними существовала полная гармония. Внезапно потребность восстановить эту гармонию стала непреодолимой. Не в силах думать ни о чем другом, Роуз прошептала:

– Поцелуй меня.

Увидев, что глаза Джеффа потемнели, Роуз запаниковала. Значит, он ждал от меня других слов. Каких? Что он хотел услышать?

Но в следующее мгновение Джефф яростно впился в ее губы, и Роуз перестала задавать себе какие бы то ни было вопросы и ответила на поцелуй с равным пылом. Ее паника трансформировалась в страсть. Это не был нежный поцелуй-приглашение или поцелуй-исследование, это был страстный натиск, Джефф будто стремился смести все барьеры, существующие между ними и одновременно испытать Роуз, проверить, насколько далеко она готова зайти, подлинно ли ее желание или это фантазия.

В поцелуе Джеффа был гнев, неудовлетворенность, потребность не давать, а брать. Он вел себя так, словно это был его единственный шанс взять то, чего в его жизни недоставало и что взять было больше неоткуда. Но Роуз не уступала ему в страсти, одинаковый жар бурлил в крови обоих, обоих подстегивало стремление познать друг друга, доказать правоту того, чего каждый из них жаждал.

Какой-то частью своего сознания, еще сохранившей способность мыслить здраво, Роуз осознавала, что поступает безрассудно, но ей было уже все равно. Пути назад не было. Теперь не Джефф Холинбрук вел ее как собачку на поводке, а она сама, по собственной воле шла с ним, упиваясь ощущением его близости, твердостью его тела, прижатого к ее телу, жаром его губ, снова и снова терзающих ее губы, его желанием познать ее и решимостью дойти до конца.

Джефф приподнял ее волосы, чтобы освободить доступ к молнии на спине ее платья. Роуз тут же взялась за планку его рубашки и рванула ее в стороны, обрывая пуговицы. Я могу делать все, что можешь ты, ты меня не обгонишь, не оставишь меня позади. Только не в этот раз, мысленно повторяла она.

Их одежда полетела на пол, за ней последовала обувь. Обхватив Роуз за талию, Джефф приподнял ее над полом и швырнул на кровать. Она распласталась на покрывале, утопая в его мягкости. Было нечто порочно-чувственное в том, как густой мех ласкал обнаженную кожу.

Джефф пожирал Роуз глазами, как, наверное, первобытный человек – драгоценную добычу, которую принес в свою пещеру.

– Ты действительно готова зайти так далеко? – хрипло спросил он.

– Я и так уже зашла, – с жаром откликнулась Роуз и соблазнительно потянулась. – Тебе остается только присоединиться ко мне.

Джефф обладал поистине недюжинной силой. Под гладкой кожей перекатывались упругие рельефные мускулы. Но во власти Роуз было вызвать в этом сильном мужчине желание, и возбуждение Джеффа подтверждало это. Хорошо, что теперь он сам должен прийти ко мне, думала Роуз, замечательно в кои-то веки побыть не ведомой, а ведущей, заставить его следовать за мной, потому что он во мне нуждается, он хочет быть со мной.

Роуз упивалась огнем в глазах Джеффа. Он поставил одно колено на кровать, другим коленом раздвинул ее ноги и навис над ней. Роуз почувствовала себя чуть более уязвимой – Джефф снова становился хозяином положения. Но она не желала ему уступать. Она не выкажет страха перед Джеффом. Даже когда он навис над ней, угрожающе властный, подавляющий своей мощью, Роуз смотрела на него с вызовом, в ее глазах не было и намека на покорность, на готовность сдаться на милость победителя в этой древней как мир игре.

Приди и возьми меня! – говорили ее глаза. Игра в прятки окончилась. Остались только мужчина и женщина, стремящиеся друг к другу.

Джефф снова завладел ртом Роуз, вторгаясь в него с такой чувственной страстью, что она выгнулась ему навстречу, мечтая о более интимном вторжении. Однако Джефф отстранился. Роуз пыталась притянуть его к себе, но он сопротивлялся, продолжая мучить ее лишь обещанием грядущего наслаждения. Роуз в порыве страсти вонзила ногти в его спину. Джефф поднял голову, и она заметила в его глазах победный блеск, удовлетворение, что он довел ее до крайней степени возбуждения.

Но в следующее мгновение Джефф изменил положение, склонил голову к ее груди и стал поочередно брать в рот то один напрягшийся сосок, то другой. И Роуз забыла обо всем, для нее существовали только всплески сладчайшего удовольствия, которое дарил ей Джефф своими ищущими губами, нежным языком, ей хотелось продлить это наслаждение как можно дольше, и в то же время хотелось большего. Она погрузила пальцы в его волосы, обхватила его голову и наклонила ее еще ниже, чтобы удовлетворить свое ненасытное желание.

И снова Джефф не подчинился ее воле, он вырвался из ее рук и стал покрывать поцелуями живот Роуз. Его губы двигались ниже, еще ниже. Раздвинув рукой нежные складки между ее ног, он стал ласкать средоточие ее женственности. Роуз закрыла глаза и всецело отдалась переполнявшим ее ощущениям. Внезапно она почувствовала прикосновение его губ и чуть не отпрянула от неожиданности. Но Джефф крепко обнимал ее за бедра, и вскоре ее потрясение интимностью его ласк и смущение были сметены новой, еще более мощной волной наслаждения. Однако тело Роуз требовало большего, она жаждала подлинного слияния. Из горла ее вырвался хриплый стон. Не в силах дольше сдерживаться, она взмолилась:

– Джефф, иди ко мне! Сейчас!

Она протянула руки в отчаянной решимости побороться за то, чего жаждала, но бороться не пришлось. Джефф опустил ее на простыни, приподнялся над Роуз и выполнил ее и свое желание, соединил их тела воедино. Никогда еще ничто не казалось Роуз таким правильным, как это единение.

– Да… – облегченно выдохнула Роуз. Ее мышцы сжались вокруг плоти Джеффа в чудеснейшем и интимнейшем из объятий.

– Открой глаза! – хрипло потребовал он. Роуз подчинилась и встретила его горящий взгляд.

– Не закрывай их, смотри на меня. Я хочу, чтобы ты знала, что это не фантазия, а реальность. – Он отстранился, заставив Роуз несколько мгновений испытывать ощущение пустоты и потери, и снова глубоко вонзился в нее. – Это настоящее, – подытожил он.

Он снова медленно отстранился, заставляя Роуз трепетать в предвкушении, и опять пришел к ней, наполняя ее, подчиняя себе и заставляя ее содрогаться – на этот раз от страсти.

– Тебе это нравится? – прохрипел Джефф, впиваясь горящим взглядом в ее лицо.

Роуз едва могла говорить. У нее мелькнула мысль: может, он смеется над моим желанием?

Неужели ему действительно требуется подтверждение?

– Д-да! – вскрикнула она. – Ты сам знаешь, зачем спрашивать?

– Потому что я хочу услышать, как ты это говоришь.

Может, для него это только игра, в которой он хочет стать победителем?

– Джефф, не играй со мной. – Роуз подняла руку и погладила его по щеке. – Просто будь со мной, разве ты не хочешь того же, что и я?

Джефф закрыл глаза, испустил долгий вздох и, ни слова больше ни говоря, стал двигаться, подчиняя их тела единому всепоглощающему ритму. Казалось, даже их сердца забились в унисон. Свершалось то, о чем Роуз тайно мечтала все эти годы, то, что было предначертано ей судьбой.

Джефф и она… Быть с ним, ощущать его тело – это прекрасно. Роуз нравилось думать, что и Джеффу хорошо с ней. Она уже не считала, сколько раз достигла вершины экстаза, Джефф не останавливался, не сбавлял темп, и это было восхитительно. Роуз обняла Джеффа, ей хотелось, чтобы ее восторг и удивление передались ему, перетекли в него, как ток по проводам. Было невыразимо приятно ласкать его сильное тело, гладить рельефно выступающие вод кожей мускулы. По тому, как Джефф ускорил темп, Роуз с радостью поняла, что ее ласки еще сильнее возбуждают его. Чувствуя, что он приближается к кульминации, она стала сама двигаться навстречу ему, используя не только руки, но все тело, чтобы подарить ему еще большее наслаждение, дать ему то же, что он дал ей.

Наконец Джефф дал выход своей страсти, обнял Роуз крепко-крепко и расслабился, опустившись на нее. Свершилось. Они стали единым целым.

Какое блаженство – лежать вот так, вместе! Даже когда Джефф перекатился на бок, он потянул Роуз за собой, не отпуская от себя. Ее охватила приятная истома, ей хотелось, чтобы ощущение блаженного удовлетворения длилось вечно.

Или это была лишь фантазия?

Роуз снова вернулась мыслями к тому, что говорил Джефф раньше, и нахмурилась. Нехорошо, что блаженство, которое они пережили вместе, связано с каким-то обманом, она чувствовала, что так не должно быть. Роуз пока не могла признаться Джеффу во всем, но ей хотелось внести ясность хотя бы в то, о чем она могла говорить.

– Джефф, это для меня не фантазия, не сказка, скорее это мечта, ставшая реальностью.

Джефф лежал, зарывшись лицом в ее шелковистые волосы, вдыхая их аромат и наслаждаясь их мягкостью. Он услышал слова Роуз и удивился: мечта? какая мечта?

Вспомнив, с каким упорством Роуз уклонялась от признания, Джефф нахмурился. Не открыв ему своего настоящего имени, она предлагала ему себя поцеловать, провоцировала его, возбуждала, а затем умоляла закончить то, что он начал, и это притупило в нем тревожное ощущение не правильности происходящего. Джеффу было так хорошо с ней, что сейчас ему стоило большого труда просто сосредоточиться и подумать об их отношениях. Но факт остается фактом: Роуз так и не сказала ему правду.

Джеффу не хотелось думать о прошлом, о девушке, которую он когда-то прогнал, куда приятнее было смаковать настоящее, думать о женщине, лежащей сейчас в его объятиях. Но он не мог не задавать себе вопрос: какую мечту лелеяла в душе Роуз Лоуренс? Что за мечта стала реальностью?

Может быть, она мечтала сделать его своим любовником и показать ему, чего он лишал себя все эти годы? Если так, то каков будет ее следующий шаг? Она швырнет правду ему в лицо и уйдет, лишь раздразнив его, лишь один раз позволив отведать вкус плода, который мог бы принадлежать ему, если бы он обошелся с ней по-другому?

Тревожные раздумья Джеффа были внезапно прерваны: Роуз сомкнула губы вокруг его левого соска, и он мгновенно утратил способность думать. Испытав неожиданный бурный всплеск эротических ощущений. Джефф запустил пальцы в роскошные волосы Роуз.

– Джефф, ты делал это со мной, теперь моя очередь. – В глазах Роуз горели озорные огоньки.

– Око за око? Роуз улыбнулась так открыто и искренне, что Джефф не мог поверить, будто в ее действиях есть какие-то скрытие мотивы.

– Позволь мне, мне так хочется, – прошептала она нежно.

И Джефф позволил.

Роуз покрывала поцелуями все его тело, ее пальцы не обошли вниманием ни один, даже самый крохотный, его участок, она делала с Джеффом все, что он чуть ранее проделал с ней. Джеффа охватил огонь, а когда Роуз, покрыв поцелуями его плоский живот, опустила голову ниже. Джефф понял, что не сможет долго сдерживаться. С низким животным рыком, он приподнялся, схватил Роуз за талию и усадил на себя. Сейчас ему было все равно, кто она, что она ему наговорила, к чему может привести эта ночь. Все мысли и тревоги потонули в желании, захлестнувшем его целиком. Джефф мог думать только о том, что сейчас Роуз с ним, она принадлежит ему так же, как он принадлежит ей.

Но то, что происходило между ними, выходило за рамки сексуального удовлетворения. Желание не угасло даже с разрядкой. Казалось, тело Роуз способно возбуждать Джеффа бесконечно. У него было немало женщин, но никогда еще, ни с одной из них он не испытывал ничего подобного. Она придала истертому от частого употребления словосочетанию «заниматься любовью» новый смысл. И когда Джефф, утомленный и насытившийся не сексом, а любовью, в конце концов заснул, он погружался в сон с ощущением, что все произошло именно так, как и должно было произойти. Никогда еще ничто не казалось ему таким безоговорочно правильным.

Джефф спал глубоким спокойным сном, ничто его не тревожило. Ничто не насторожило его во сне, он ничего не слышал, и шестое чувство не подсказало ему, что он остался один.

В половине седьмого, как обычно, зазвенел будильник, возвещая о начале нового дня. С блаженной улыбкой на губах Джефф открыл глаза, протянул руку – и обнаружил, что рядом с ним никого нет.

Роуз исчезла, ушла, и ничто не давало повода надеяться, что она когда-нибудь вернется.

Глава 11

Джефф припарковал «феррари» на специально отведенном месте на стоянке и увидел, что Брайан как раз выходит из своего «мерседеса». Джефф тут же пожалел, что не приехал на пять минут раньше или позже: у него совершенно не было настроения беседовать с Брайаном на личные темы, а о чем первым делом заговорит Брайан, можно было не сомневаться.

Вынув ключ зажигания из замка, Джефф, тем не менее, не спешил выходить из машины. Более того, он даже раздумывал, не повернуть ли обратно. С той минуты, когда он проснулся и обнаружил, что Роуз исчезла, он постоянно боролся с желанием поехать к ней домой, встретиться с ней лицом к лицу и заставить наконец признаться, кто она такая. Но еще вопрос, помогло бы ему это или навредило.

Если такой финал был запланирован Роуз с самого начала, то пытаться переубедить ее бесполезно, это все равно что напрашиваться на новое наказание. Если же нет, то ей нужно дать время подумать, переосмыслить события, разобраться в себе, понять, нужен ли он ей… тогда время работает на него. Если, же нет… Джефф гнал от себя ненавистную мысль, что для него наступил день Страшного суда.

Брайан, комично жестикулируя, постучал в стекло «феррари». Деваться некуда, подумал Джефф и со вздохом открыл дверцу. Однако он не собирался удовлетворять любопытство друга, тем более что у него и не было ответов на вопросы – во всяком случае, таких, какие бы его самого устраивали.

– Ну как, оправдала очаровательная Элис твои ожидания? – Джефф метнул на друга свирепый взгляд.

– Брайан, почему тебе не заняться своими делами?

– Не забывай, что в этом деле я – тоже заинтересованная сторона, – парировал Брайан.

Занятый своими проблемами, Джефф совсем забыл, что Брайан интересуется Клэр Гудвин. Он закрыл дверцу и запер машину. Будучи подругой и партнершей Роуз по бизнесу, Клэр не может не знать о ее обмане. И как это характеризует Клэр Гудвин?

– Она в конце концов оказалась не той, кто тебе нужен? – не унимался Брайан.

– Именно той, – отрезал Джефф, желая прекратить этот разговор как можно быстрее. Ему нужно было побыть одному и как следует все обдумать.

Не дожидаясь друга, Джефф зашагал к зданию. Брайан догнал его и скептически поинтересовался:

– Тогда почему тебя не распирает от счастья?

– Потому что я не могу с уверенностью сказать, как она ко мне относится. И оставим эту тему.

– Надеюсь, ты не стал ее торопить?

– Я же сказал, оставим эту тему! – рявкнул Джефф.

– Ясно. Что ж, я согласен оставить тебя в покое – если Клэр со мной не поссорится из-за этого.

Рыжеволосая злючка тоже участвует в игре Роуз. Когда Роуз вчера представилась как Элис Фоултон, ее подруга не возражала. Не исключено, что они на пару дурачат меня и Брайана.

Мысль не понравилась Джеффу, но он не спешил высказывать ее вслух. Пока он не разберется до конца, в чем состоит их игра, не имеет смысла предупреждать Брайана.

– Надеюсь, ты способен сосредоточиться на работе? – спросил Брайан. – Я назначил собеседования нескольким кандидатам.

– Какие еще собеседования? Брайан пробурчал что-то нелицеприятное и язвительно напомнил:

– С теми самыми дизайнерами, которые, как ты уверял, тебе крайне необходимы. Конечно, я Понимаю, что твои нынешние проблемы не имеют ничего общего с работой, но все же…

– Ладно, я их приму. Когда они явятся, посылай их в мой кабинет.

– Первое собеседование назначено на десять.

– Отлично.

– Джефф, не забудь еще разок просмотреть резюме каждого, мы не можем брать в компанию кого попало.

– Не учи меня работать! – снова рявкнул Джефф. – Я сам знаю, что делать.

– Вот и отлично.

Брайан повернул в сторону своего кабинета, Джефф поморщился и пошел к себе. Его страшно раздражало, что он попал в столь неловкое положение. Почему Роуз не могла рассказать ему все как есть? И какого черта она ушла, не попрощавшись и даже не разбудив его? Неужели она думает, что можно достичь такой сексуальной гармонии, какой они достигли прошлой ночью, с кем попало?

К тому времени, когда Джефф сел за стол и приготовился заняться делами, он понял, что должен так или иначе вынудить ее принять решение. Затронуты не только его чувства, но и чувства Брайана.

Джефф взял справочник, нашел нужный телефон и с мрачной решимостью снял трубку. Набрав номер и услышав длинные гудки, он затаил дыхание, отчаянно желая, чтобы ему ответили.

– «Живые сюрпризы», – прощебетала Клэр Гудвин. – Чем могу быть полезной?

Джеффа так и подмывало сказать: «Попросите к телефону Роуз Лоуренс», – чтобы насладиться реакцией подруги и соучастницы обмана, но он сдержался – в основном, потому, что желал услышать признание от самой Роуз, причем предпочитал, чтобы она сделала это добровольно, а не под давлением с его стороны.

– Это Джефф Холинбрук. Я бы хотел поговорить с… Элис Фоултон. – Вымышленное имя буквально застревало у него в горле.

– С Элис, – повторила Клэр, судя по тону, ей тоже было непривычно произносить это имя. – Минуточку, я сейчас ее найду.

– Спасибо.

Начало неплохое, думал Джефф, Клэр Гудвин не послала меня к черту – впрочем, возможно, Роуз собирается сделать это сама. Не исключено, что Клэр Гудвин не одобряет обман подруги и не пожелала делать за нее грязную работу. Если Клэр нравится Брайан, ей не нужны осложнения, касающиеся его друга и партнера. Допускаю, что как раз сейчас Клэр убеждает подругу сказать правду.

Джефф постарался сосредоточиться на предстоящем разговоре. Если у него есть хотя бы малейший шанс на успех, он не имеет права его упустить.

– Просыпайся, соня, подъем! Разбуженная бодрым голосом Клэр, Роуз вздрогнула и села в кровати.

– Что случилось?

Клэр смотрела на встрепанную спросонья подругу без малейшего сочувствия.

– Уже десятый час, и твой красавчик просит тебя к телефону.

– Красавчик?

– Ну да, Джефф Холинбрук. У тебя что, много красавчиков в запасе? Постарайся решить личные проблемы до начала рабочего дня, ладно?

– Джефф просит меня к телефону? – Сердце Роуз забилось учащенно.

– Он попросил Элис Фоултон, из чего я сделала вывод, что ты не призналась.

Роуз вскочила с кровати, бросилась было к двери, но вдруг остановилась в нерешительности. Что она скажет Джеффу? Он, наверное, хочет узнать, почему она сбежала, не попрощавшись. Не могла же она признаться, что сомневалась, нужна ли она ему по-прежнему! Не зная, кто она на самом деле, он на первом же свидании привел ее в спальню… может, это его обычная манера общения с любой женщиной, которая его привлекла?

Ночью, как только Джефф уснул, Роуз снова одолели сомнения. Она опять вспомнила слова Клэр насчет «ночлега и завтрака» и стала сомневаться, так ли важна эта ночь для Джеффа, как для нее. Она просто побоялась остаться, побоялась посмотреть ему в глаза при свете дня и увидеть в них… меньшее, чем то, о чем она мечтала. Поэтому она трусливо сбежала.

– Не представляю, о чем можно было говорить до трех часов утра и не сказать самого главного, – подозрительно заметила Клэр. – Кстати, я не знаю ни одного ресторана, который закрывался бы так поздно… Или лучше сказать рано?

– Разве я вернулась в три часа?

Роуз не осознавала, что ушла из квартиры Джеффа так поздно, она ни разу не взглянула на часы, ее голова была слишком занята другим, чтобы вспоминать о времени.

– Когда я услышала, как ты входишь, было почти четыре, – сухо уточнила Клэр. – Он что, повез тебя в ночной клуб?

Роуз уклонилась от ответа и напомнила:

– Джефф ждет у телефона. Кроме того, Клэр, мы, кажется, договорились, что это мое личное дело.

– Точно! – насмешливо согласилась Клэр. – Валяй, запутай все еще сильнее.

Роуз поморщилась, понимая, что нечего ждать от подруги понимания и полезного совета.

– Спасибо, что разбудила.

– Надеюсь, ты наконец откроешь глаза, – пробурчала Клэр.

Она явно не одобряла отношений Роуз и Джеффа в их нынешнем виде, но тактично ушла в свою комнату, чтобы не мешать подруге разговаривать по телефону.

– И не забудь, что сегодняшний вечер у нас занят, не планируй ничего.

Торопясь к телефону, Роуз на ходу махнула рукой: слышу, мол, без тебя знаю. Мысленно она уже готовилась к разговору с Джеффом. Его звонок мог означать только одно: Джефф хочет продолжить отношения с Элис Фоултон. Или еще раз заняться с ней сексом… Может, она совершила роковую ошибку, согласившись лечь с ним в постель? Роуз с ужасом вспомнила, как сама подталкивала его к этому, забыв о стыдливости, не слушая доводов рассудка… Она густо покраснела и, утешая себя мыслью, что Джефф не видит ее лица, только и смогла, что робко сказать:

– Привет.

– И тебе привет.

Роуз не знала, как заполнить возникшую паузу. Наконец Джефф сказал:

– Ты ушла, не попрощавшись.

Роуз покраснела еще гуще и пролепетала:

– Я думала, так будет лучше… я сомневалась… то есть… я оставила машину на улице и не знала, на сколько времени ее разрешается там оставить… утром все поедут на работу, моя машина будет мешать… к тому же меня ждала Клэр и…

– И ты не захотела меня разбудить, чтобы попрощаться, – сухо подсказал Джефф.

Роуз вздохнула. Кажется, ее объяснение удовлетворило Джеффа. Она не могла вдаваться в эмоциональные тонкости: воспоминания о том, что произошло девять лет назад, все еще делали ее незащищенной перед Джеффом, а после того, что произошло минувшей ночью, она стала еще более уязвимой.

В разговоре снова возникла пауза, и снова Роуз не знала, как ее заполнить.

– Я задавал себе вопрос, значила ли эта ночь для тебя так же много, как для меня. Для меня она была особенной.

– Для меня тоже, – призналась Роуз. Они оба знали, что в их близости она была добровольным и равноправным партнером и наслаждалась каждой минутой, проведенной в постели с Джеффом.

– Значит, тебя ничто не… тревожит? Еще как тревожит, подумала Роуз. Однако ни об одной из своих тревог она не могла сказать вслух.

– Со мной все в порядке, Джефф, – заверила она. – Извини, что ушла, не попрощавшись, но было поздно…

– Понимаю. Я только сейчас сообразил, что мы почти не разговаривали после того, как… начали общаться другим образом. Может, ты собиралась что-нибудь сказать, может, тебя что-то беспокоит… Я очень хочу встретиться с тобой снова.

– Я тоже этого хочу! – выпалила Роуз, отбросив все сомнения, и тут же успокоила себя мыслью, что время покажет, что она для него значит.

– Может, встретимся сегодня вечером? Роуз чуть было не согласилась, но вовремя вспомнила предупреждение Клэр.

– Джефф, сегодня вечером я не могу, у меня работа. Но завтра свободна.

– Отлично, я заеду за тобой в семь.

– Сюда? – Роуз нахмурилась, представив отпускающую саркастические замечания Клэр. – Мы можем встретиться в городе.

– Думаю, тебе не стоит связываться с машиной, я готов отвезти тебя домой в любое время, тебе достаточно только сказать.

Роуз почувствовала угрызения совести. С ее стороны нехорошо было удирать тайком, заставляя Джеффа думать и гадать, как она чувствовала себя наутро.

– Извини, Джефф, мне следовало оставить тебе записку. Заезжай за мной вечером, к семи я буду готова. – И постараюсь сбежать до того, как Клэр выглянет из своей комнаты, мысленно добавила Роуз. – Ты знаешь адрес?

– Да, он есть в телефонном справочнике. Только скажи номер квартиры.

– Седьмая.

– Значит, договорились. С нетерпением жду встречи.

– Я тоже, – искренне заверила Роуз. Она повесила трубку и, улыбаясь, пошла одеваться.

Джефф не улыбался. Он только что дал Роуз еще один шанс открыться, но она продолжала держаться за свой обман, и он по-прежнему не знал, то ли она его испытывает, то ли последовательно воплощает в жизнь план мести. Для того чтобы сделать следующий шаг, ему придется ждать больше суток.

Чего Роуз от него ждет? Что он должен пообещать, что доказать, прежде чем она скажет правду… или пошлет его ко всем чертям? Извинения по телефону, ее смущение, удовольствие, что она слышит его голос, – была ли это игра или Роуз вела себя искренне?

Джефф покачал головой. Во всей этой истории он точно знал только одно: что ему невыносимо продолжать отношения, основанные на фальши. Это нечестно с обеих сторон: он скрывает, что знает, кто такая на самом деле Элис Фоултон, а Роуз притворяется, будто не встречала его раньше. Нужно прекратить это, и как можно скорее.

Он понимал, что не сможет держаться естественно на следующем свидании с Роуз. Если она станет упорствовать в своем притворстве – а Роуз только что дала понять, что именно так и намерена действовать, – ему придется стиснув зубы постоянно следить за собой, взвешивать каждое слово. Однако напрямик уличить ее во лжи было бы слишком рискованно. Поняв, что Джефф раскрыл ее инкогнито, Роуз почувствует себя глупо, она может даже обратить против него их недавнюю близость – несмотря на то что для него это было нечто неповторимое, уникальное наслаждение, равного которому он никогда не испытывал. Да и с ее стороны, наверное, было так же.

Джефф не мог допустить, чтобы то прекрасное, что возникло между ними, переродилось в нечто дурное. Несмотря на то что в его душе сейчас царило полное смятение, он должен был найти какой-то выход из этого ненормального положения. Подумав, Джефф понял, что ему не обойтись без вмешательства со стороны. Какая-то внешняя сила должна вынудить Роуз открыть истинные мотивы, стоящие за ее действиями. Как только он узнает точно, с чем имеет дело, он сможет склонить ее на свою сторону и уговорить хотя бы попытаться построить общее будущее. Роуз не могла бы вести себя так, как вела минувшей ночью, если бы не испытывала к нему искренней симпатии, это Джефф знал точно.

Кто же может послужить ему в качестве внешней силы? Брайан? Эту кандидатуру Джефф отбросил сразу же: он многим делился с другом, но не представлял, как расскажет Брайану об этой конкретной проблеме. Клэр Гудвин? Она и так все знает, но с какой стати станет помогать ему? И тут Джеффа осенило. Сестра, вот кто ему поможет! Он подумывал обратиться к ней за помощью, еще когда собирался разыскивать принцессу эльфов. Если Синди закажет на детский праздник выступление «Веселых зайчат» или еще какой-нибудь номер из репертуара «Живых сюрпризов»… Синди наверняка помнит Роуз Лоуренс, она ее узнает, «проболтается» брату, и Роуз больше не сможет прятаться под вымышленным именем.

Джефф снял телефонную трубку и стал набирать номер. Он не тратил время на раздумья, правильно ли поступает. Ему нужна Роуз Лоуренс, а не Элис Фоултон, и нужна уже завтра вечером.

Глава 12

Клэр и Роуз приехали по указанному адресу.

– Что-то я не вижу тут толпы дошкольников, – сказала Роуз, окинув взглядом аккуратно подстриженную лужайку, расстилающуюся перед домом. – Ты правильно записала адрес?

– Уверена, я всегда перепроверяю адрес у заказчика.

Но Роуз слова Клэр не убедили. Внушительный особняк в престижном пригороде Окленда совершенно не походил на жилище молодой семьи.

– Как-то это подозрительно, и заказ сделали в последний момент. Может, чья-то глупая шутка?

– Какая разница, – отмахнулась Клэр, – они заплатили наличными вперед. – Она посмотрела на часы. – В нашем распоряжении десять минут. Пора переодеваться и выходить.

Девушки облачились в серые комбинезоны с задорными белыми хвостиками еще дома, каждой оставалось только надеть головы из папье-маше с прорезями для лиц и с огромными заячьими ушами.

– Смотри, из дома вышла какая-то женщина, – сказала Клэр, – видно, ждала нас. Поторопись, Роуз, это, наверное, миссис Уилсон, по возрасту она как раз может быть матерью двухлетних близнецов.

Поправляя на голове бутафорские заячьи уши, Роуз даже не взглянула на женщину, которая вышла их встречать. Их ждали, значит, никакой ошибки не произошло, детский праздник действительно состоится, вызов не был ложным, только это ее и интересовало в данный момент.

Клэр вышла из машины первой и подошла поздороваться с клиенткой. Роуз выбралась из салона и поспешила вдогонку, прихватив портативный магнитофон, с помощью которого обеспечивалось звуковое оформление их номера.

– Добрый день, как хорошо, что вы вовремя! – сказала женщина. – Дети собрались в гостиной, за ними присматривают их мамаши, я хотела, чтобы ваше появление стало сюрпризом.

– Вы миссис Уилсон? – спросила Клэр.

– Да, меня зовут Синди Уилсон. Дженна и Крис – мои дети.

– Очень приятно, Клэр Гудвин. А это моя коллега…

Роуз улыбнулась клиентке, собираясь представиться, Но женщина, опередив ее, воскликнула:

– Роуз Лоуренс!

Улыбка застыла на губах Роуз. Синди Уилсон оказалась урожденной Синди Холинбрук, сестрой Джеффа! В восемнадцать лет она была отчаянной модницей, а сейчас превратилась в элегантную женщину. Ее прямые черные волосы были коротко подстрижены, одежда, явно из дорогого бути-ка, была превосходно подобрана по цвету и идеально сидела на стройной фигуре.

– Роуз Лоуренс? Я не ошиблась? – Синди всмотрелась в лицо, выглядывающее в круглую прорезь. – Вижу, что не ошиблась, твои глаза невозможно спутать ни с чьими другими. Роуз, сколько же лет мы не виделись? Десять? – Она покачала головой, все еще не придя в себя от изумления. – Ты меня узнаешь? Раньше меня звали Синди Холинбрук, мы учились в одной школе, только я была на два класса старше. У меня еще были братья Джефф и Мэтью, впрочем, что это я, они и сейчас у меня есть.

– Синди… – механически повторила Роуз.

– Вспомнила, последний раз мы виделись девять лет назад! На дне рождения Джеффа, ты тогда спела ему песню. – Лицо Синди лучилось неподдельной радостью. – Ты стала певицей?

– В некотором роде, – пробормотала Роуз, все еще не оправившись от потрясения. Кто бы мог подумать, что их пригласили к родственникам Джеффа!

– Фантастика! – продолжала восторгаться Синди. В глазах, очень похожих на глаза Джеффа, светились радость и любопытство. Она отошла на шаг, окинула Роуз взглядом с ног до головы и рассмеялась. – Из тебя получился очень симпатичный заяц. – Она перевела взгляд на Клэр. – Из вас тоже.

– Спасибо, – быстро сказала Клэр. – Надеюсь, детям тоже понравится. Вы покажете нам, куда идти?

– Да, конечно. – Синди слегка покраснела и виновато улыбнулась. – Сейчас не время предаваться воспоминаниям.

Она повернулась к дому, прошла несколько шагов, потом остановилась и просительно посмотрела на Роуз.

– Может, останешься на кофе после выступления? Мы так давно не виделись, очень хочется с тобой поболтать…

– Мы… у нас сегодня днем еще одно выступление, – солгала Роуз, отчаянно выискивая любой предлог отказаться.

Неожиданно помощь пришла от Клэр.

– Даже если бы мы были свободны, это не очень удачная мысль, миссис Уилсон, – сказала она. – Нам лучше сразу уехать: если дети увидят, что мы обыкновенные люди, впечатление будет испорчено.

– Наверное, вы правы, – нехотя согласилась Синди.

– Кстати, вы нам не сказали, у кого сегодня день рождения, у ваших близнецов или у кого-то из родственников? – затараторила Клэр, отвлекая внимание от Роуз.

– Ни у кого. На прошлой неделе Крис сломал руку, и ему пока не разрешается играть на детской площадке, вот мне и захотелось его немного подбодрить.

Теперь понятно, почему заказ не был сделан загодя, подумала Роуз. Она все еще не могла оправиться от шока. Поразительное совпадение: с интервалом в несколько дней она встречается через «Живые сюрпризы» с двумя членами семьи Холинбрук! Встреча с сестрой Джеффа угрожала ей разоблачением. Синди всегда любила посплетничать.

Синди снова посмотрела на Роуз.

– Из-за этой неприятности с Крисом мы не смогли пойти на день рождения Джеффа. Кстати…

Не дав ей договорить, Клэр сочувственно заметила:

– Да, с детьми всякое бывает. Миссис Уилсон, раз дети собрались в гостиной, может быть, вы возьмете магнитофон с собой, пойдете вперед и включите его в розетку? Как только мы откроем двери, вы нажмете вот на эту клавишу, тогда получится настоящий сюрприз.

Роуз была несказанно благодарна подруге за помощь и временную передышку.

– Думаю, вам лучше подождать в холле, – сказала хозяйка, – там дети вас не увидят раньше времени. Как только я включу музыку, вы войдете.

Войдя в дом, Синди проводила их в холл и показала на дверь в дальнем конце коридора, из-за которой доносились детские голоса и смех. Затем она ушла, оставив «зайчат» дожидаться сигнала.

– Роуз, соберись! – прошипела Клэр. – Не могу же я выступать одна! Роуз вздохнула.

– Постараюсь. Спасибо, что отвлекла ее внимание.

– У тебя был такой вид, будто ты вот-вот грохнешься в обморок. А сейчас забудь обо всем и думай о выступлении.

– Не волнуйся, я тебя не подведу.

– Да уж, постарайся, ты сама заварила эту кашу, так что нечестно заставлять меня ее расхлебывать.

– Я готова.

– Тогда пошли.

Представление удалось на славу. Как только они вошли в двери, на них устремилось с десяток пар детских глазенок. Позже, увлеченные представлением, дети стали хлопать в ладоши, подпевать и повторять простые танцевальные движения, явно получая от всего этого огромное удовольствие.

Вся энергия Роуз уходила на общение с детьми, и она почти не замечала их матерей, которые наблюдали за представлением. На Синди она старалась не смотреть даже мельком, боясь сбиться с ритма, а лица остальных женщин сливались для нее в одно размытое белое пятно на заднем плане. Однако позже, когда они с Клэр закончили выступление, матери им очень помогли: не дали детям повалить гурьбой за полюбившимися им за это время персонажами.

Синди вышла вместе с Клэр и Роуз, она несла магнитофон.

– Это было великолепно! – воскликнула она, как только все трое вышли из дома. – Моим друзьям тоже очень понравилось.

– Мы очень рады. – Клэр достала из потайного карманчика несколько визитных карточек. – В таком случае, раздайте, пожалуйста, это своим гостям. В нашей работе рекомендации очень помогают. – Она взяла у Синди магнитофон и поблагодарила:

– Большое спасибо за помощь. Возвращайтесь к детям, дальше мы сами найдем дорогу.

– Да, Синди, дальше мы сами справимся.

Рада была снова тебя увидеть, – быстро вставила Роуз.

Она надеялась, что сестра Джеффа поймет намек и избавит ее от воспоминаний, предаваться которым у нее не было ни малейшего желания. Но ее надежды не оправдались.

– Нет, я провожу вас до машины. Роуз, я тут подумала…

Ради Бога не надо! – мысленно взмолилась Роуз. Ей каким-то чудом удалось изобразить на лице вежливую улыбку, но мечтала Роуз о том, чтобы сестра Джеффа оказалась за тысячу миль отсюда. Но Синди продолжала:

– В эти выходные мы с мужем даем прием в честь маминого пятидесятилетия. По такому случаю даже Мэтью прилетит из Америки. Это будет большое семейное торжество, все соберутся, как тогда, девять лет назад на день рождения Джеффа. Было бы замечательно, если бы ты…

Напоминание о дне рождения Джеффа вызвало у Роуз резкую, почти инстинктивную реакцию. Не задумываясь о том, как это будет выглядеть в свете ее нынешних отношений с Джеффом, Роуз выпалила:

– Спасибо за приглашение, но я занята.

– Какая жалость! Было бы здорово, если бы ты спела для нашей мамы свою коронную песенку. Ей всегда нравился твой голос.

Замечание Синди прозвучало настолько бестактно, что Роуз чуть не заскрипела зубами:

– Синди, я теперь делаю это за деньги! напомнила она чуть резче, чем следовало.

Синди осознала собственную ошибку и смутилась.

– Ой, Роуз, прости, я не имела в виду, что ты должна прийти только для этого… – Она вздохнула и взглядом взмолилась о прощении. -Просто наши семьи раньше дружили, и я подумала, что было бы неплохо…

– В другой раз, Синди.

– Честное слово, Роуз, я вовсе не пыталась заполучить бесплатно то, за что другие платят деньги, я просто хотела пригласить тебя в гости. Соберется вся семья, приедут наши старые друзья из Гамильтона, тебе, наверное, будет интересно с ними встретиться.

На этот раз вымученная улыбка далась Роуз еще тяжелее. Она взялась за ручку передней дверцы машины.

– Что ж, надеюсь, праздник удастся на славу, и вы приятно проведете время вместе.

Клэр села за руль и завела мотор, намекая, что пора двигаться в обратный путь. Роуз кивнула Синди.

– Еще раз спасибо за приглашение, но нам пора ехать.

– Да, нам действительно пора, – поддержала ее Клэр. – Позвольте заметить, миссис Уилсон, у вас очень милые малыши. Вы счастливая мать.

Прощальная фраза получилась удачной, Роуз мысленно поблагодарила подругу за находчивость. Клэр выехала на дорогу, но дом Уилсонов стоял почти в самом конце тупика, и, чтобы вернуться на основную магистраль, им предстояло развернуться и еще раз проехать мимо дома Синди. Сестра Джеффа стояла на прежнем месте, ее лицо выражало тревогу. Проезжая мимо, Роуз помахала ей рукой, немного сожалея, что слишком бурно отреагировала на нетактичное приглашение. Это осложнит ее следующую встречу с сестрой Джеффа… если такая вообще когда-нибудь произойдет.

Одно Роуз знала точно: ей больше не удастся прятаться под личиной Элис Фоултон. Если Джефф в ближайшее время пообщается с сестрой, а, учитывая подготовку к юбилею миссис Холинбрук, это вполне вероятно, ее инкогнито будет раскрыто. Синди непременно расскажет брату об этой встрече.

– Насколько я понимаю, Джефф не пригласил тебя на семейное торжество? – с сарказмом поинтересовалась Клэр.

– Нет. Пока нет.

– Он даже ни разу не упоминал об этом знаменательном событии за все те часы, что вы проговорили прошлой ночью?

Роуз не понравилось, что Клэр насмешливо подчеркнула слово «проговорили», она ощетинилась.

– С какой стати ему об этом упоминать? Не забывай, что, с точки зрения Джеффа, мы едва знакомы. Он же не знает, что я знакома с его родными.

Клэр бросила на нее презрительный взгляд.

– Роуз, кого ты пытаешься обмануть? Он с самого начала морочил тебе голову, чтобы добиться своей цели. Вы, наверное, провели больше времени в постели, чем где-нибудь еще!

– Это мое личное дело! – раздраженно буркнула Роуз, невольно стискивая кулаки.

– В таком случае, хотя бы сними шоры и постарайся увидеть вещи такими, какие они есть, – парировала Клэр. – Еще до того, как закончилась ночь, которую ты провела в его постели, Джефф Холинбрук знал, что ты никакая не Элис Фоултон. Даже если и не знал, точно, то догадывался, потому и решил проверить. Как ты думаешь, чего ради он затеял этот трюк с сестрой?

Клэр говорила уверенно, ни на секунду не сомневаясь в своей правоте, и Роуз растерялась. – Не понимаю, о чем ты.

– Заказ от Синди Уилсон поступил через час после того, как ты разговаривала по телефону с Джеффом и по-прежнему называла себя Элис Фоултон. Если ты настолько потеряла голову, что не в состоянии сложить два и два, то у меня с мозгами все в порядке. Он хотел сегодня же получить подтверждение от своей сестры, что напарница Клэр Гудвин – действительно Роуз Лоуренс.

Картина событий в изложении Клэр выглядела отвратительно. Роуз захлестнула волна унижения, пытаясь не утонуть, она ухватилась за соломинку и предположила:

– Может, это совпадение?

– Ну да! Если это совпадение, то я – английская королева, – Я не верю, что Джефф рассказал про меня сестре! – пылко возразила Роуз. – Синди меня явно не ожидала увидеть.

– «Незабываемые глаза»! – передразнила Клэр. – Интересно, сколько времени Джефф пялился на них за ужином? Думаешь, он тебя не вспомнил? А раньше, в его кабинете, я назвала тебя Роуз еще до того, как у тебя помутился ум и ты назвалась вымышленным именем. Полагаешь, он ничего не заметил? Ты что, считаешь его недоумком?!

У Роуз неприятно засосало под ложечкой. Она вспомнила замечание Джеффа насчет ее удивительных глаз… которые напомнили ему о другой девушке.

– Роуз, да открой же наконец глаза и посмотри в лицо правде! – вспылила Клэр – Игра окончена. Джефф использовал свою сестру, чтобы окончательно убедиться, что ты – это ты. В эту самую минуту Синди наверняка звонит брату, чтобы доложить о результатах проверки. Умоляю, не ставь себя в дурацкое положение, когда встретишься с Джеффом сегодня вечером, не выдавай себя за другую!

«Не ставь себя в дурацкое положение», мысленно повторила Роуз. О, я уже это сделала, только Клэр не догадывается, что дело обстоит еще хуже.

Роуз вспомнились слова Джеффа об искусной подделке. Тогда она не догадывалась, что в его словах скрыт многозначительный подтекст. А как она себя вела… умоляла поцеловать ее, срывала с него одежду… Представив, что Джефф все это время знал или хотя бы подозревал, что она – та самая Роуз Лоуренс, которую он когда-то вышвырнул из своей жизни, Роуз готова была провалиться сквозь землю от стыда.

– Между прочим, Роуз, – задумчиво сказала Клэр, – Брайан пригласил меня на прием, о котором распространялась Синди. Он состоится в субботу вечером. – Она покосилась на подругу. – Что ты собираешься делать?

Роуз покачала головой.

– Не знаю.

– Полагаю, ты не хочешь услышать от меня сакраментальное «я тебя предупреждала». Что ж, по крайней мере у тебя в запасе есть полдня на то, чтобы найти выход.

Роуз закрыла глаза. Она чувствовала себя настолько отвратительно, что не могла даже говорить. Видя состояние подруги, Клэр немного смягчилась.

– Надеюсь, ты что-нибудь придумаешь.

Глава 13

Джефф с нетерпением ждал, когда можно будет позвонить сестре. Он хотел, чтобы во время предстоящего разговора внимание Синди безраздельно принадлежало ему, чтобы она не отвлекалась на детей, поэтому нужно было дождаться, когда она уложит близнецов спать.

Наконец Джефф решил, что можно звонить. Он снял трубку и набрал номер. Синди долго не подходила к телефону.

– Алло?

– Синди, это Джефф. Где ты была?

– Наводила порядок внизу.

– Как прошел детский праздник?

– Ой, Джефф, ты ни за что не угадаешь…

– Что не угадаю?

Джефф затаил дыхание. Это должно было случиться. Роуз все-таки пришлось понять, что ее обман больше не сработает.

– Праздник прошел замечательно, все дети были в восторге. Ты молодец, что посоветовал обратиться в фирму «Живые сюрпризы».

Ну же, переходи к главному, мысленно торопил сестру Джефф.

– К нам приехали две артистки, и одна из них… Джефф, ты не поверишь, одной из них оказалась Роуз Лоуренс! Помнишь Роуз? Девушку, в которую был влюблен Мэтью?

– Да, помню.

– Я так удивилась! Я понятия не имела, что она стала профессиональной певицей! И она очень хорошая певица, правда. Джефф, просто потрясающая. Мне хотелось с ней поболтать, но…

Синди вздохнула. Джеффу это не понравилось.

– Но что?

– Кажется, для нее сюрприз оказался неприятным… то есть она была не рада меня видеть.

– Почему ты так решила?

– Обычно когда два человека встречаются после долгого перерыва, они начинают вспоминать общих знакомых, расспрашивают друг друга обо всем, что произошло за это время… Но Роуз говорила только о деле, а все мои попытки завести разговор о личном пресекала.

Джефф подумал, что Роуз испытала шок, вполне объяснимый в сложившейся ситуации.

– Это я еще могу понять, – продолжала Синди, – потому что она очень серьезно относится к своей работе и делает ее великолепно.

– Что ж, я очень рад.

– Мне пришло в голову, что было бы неплохо, если бы Роуз пришла на мамин праздник… знаешь, как в старые времена… – Синди замялась, и в душе Джеффа шевельнулось нехорошее предчувствие. – Знаешь, Джефф, кажется, я села в калошу. Мне так неловко…

Неприятное предчувствие Джеффа окрепло.

– Да расскажи ты толком, что случилось!

– Сначала Роуз ясно дала понять, что не сможет прийти. Я действительно пригласила ее слишком поздно, нехорошо получилось. Но она даже не задумалась, сможет ли выкроить время, чтобы заглянуть к нам хотя бы ненадолго. По-моему, ее совсем не заинтересовало мое приглашение.

Джефф нахмурился. Должно было заинтересовать, если она всерьез интересуется мною.

Может, Роуз пугала необходимость сначала признаться во всем мне? А я в разговоре с ней за ужином ни словом не упомянул о предстоящем юбилее матери, думал только о том, как вытянуть из Роуз признание.

Вздохнув, Синди продолжала:

– Я допустила ошибку, сказав, что было бы здорово, если бы она пришла и спела для мамы, как когда-то на дне твоего рождения.

Джефф едва сдержался, чтобы не застонать в голос. Ничего хуже Сидни не могла предложить!

– Она так на меня посмотрела… честное слово, таким взглядом и убить можно… а потом сказала, что теперь поет за деньги. Получилось так, словно я пыталась использовать ее труд даром. Ужасно неловко, – подытожила Синди.

– Да, неудачно получилось. И это еще мягко сказано.

– Я пыталась исправить положение, объяснила, что отношусь к ней, как к подруге, но она держалась с ледяной вежливостью. У меня возникло такое ощущение, что я для нее – не лучше какого-нибудь червяка под ногами. А мне вправду просто хотелось увидеться с ней еще.

– Возможно, у тебя еще будет такая возможность, – утешил сестру Джефф, размышляя, сможет ли его и Роуз взаимное влечение исправить дело. Достаточна ли сила их взаимного притяжения для того, чтобы устранить нанесенный ущерб?

– Нет, – возразила Синди. – Роуз уехала так поспешно, словно я нанесла ей смертельное оскорбление. – Она снова вздохнула. – Грустно все это, когда-то мы были друзьями, я не хотела ее обидеть, я вовсе не имела в виду, что хочу ее использовать, что наша дружба для меня только тем и ценна, что дает мне право просить ее выступить бесплатно.

«Использовать». Джефф подавил внезапно охватившую его панику. Нет, Роуз не может думать, что я лишь использовал ее для секса, она сама меня желала, умоляла заняться с ней любовью. Может, дело обстоит как раз наоборот: она меня использовала? Мечта стала явью?..

Джефф потряс головой. Задумавшись, он чуть не потерял нить разговора.

– Синди, думаю, ты задела больное место. Получилось, как с врачом, к которому на светском приеме обращаются за медицинским советом.

В трубке послышался очередной вздох.

– Наверное, ты прав. Я как-то об этом не подумала, но в мире шоу-бизнеса людей действительно эксплуатируют. И кто знает, как Роуз жила с тех пор, как их семья переехала из Гамильтона. Прошло много лет. Может быть, она не хочет возвращаться в прошлое?

Джефф подумал, что сестра попала в точку, только, к сожалению, никто не волен изменить то, что уже сделано.

– Синди, вернуться в прошлое не может никто.

Такого исхода Джефф не предвидел. Ему хотелось, чтобы Роуз перестала его обманывать, но ее встреча с Синди показала ему, что ему предстоит нелегкая борьба за то, чтобы у его отношений с Роуз появился шанс на будущее.

– Это я во всем виновата, – покаянно пробормотала Синди, – я повела себя бестактно.

Джефф попытался утешить сестру, осознавая, что изрядная доля вины лежит на нем.

– Возможно, дело не только в этом.

– А в чем еще? Роуз не хочет иметь с нами дело?

– Может быть.

– Но ведь это ужасно, вот так отвергнуть нас, вычеркнуть из своей жизни!

– Да.

Девять лет назад он глубоко ранил Роуз Лоуренс, причем не случайно, а преднамеренно… так же, как теперь она намеренно соблазняла, провоцировала его, чтобы он затащил ее в постель. Итак, это все-таки месть? Джефф Холинбрук, который когда-то ее отверг, теперь желает ее? Может, это Роуз и имела в виду, говоря, что мечта сбылась?

Синди нервно рассмеялась.

– Впрочем, богатому холостяку вроде тебя, наверное, неизвестно, что значит быть отвергнутым.

У Джеффа возникло неприятное предчувствие, что именно это он как раз очень скоро узнает.

– Сестренка, мой путь не устлан розами, – мрачно заметил Джефф, добавив про себя, что скорее уж он утыкан шипами.

– Что, отношения с Сильвией не ладятся? – поддразнила Синди.

– С Сильвией все кончено.

– Вот как? Ты приведешь в субботу на прием новую подружку?

– Это не тема для разговора, – отрезал Джефф.

– Ладно, спасибо, что выслушал, братец. Кстати, ты молодец, что посоветовал позвонить в «Живые сюрпризы», Крис больше не ноет и не считает себя самым несчастным на свете.

– Я рад. Поцелуй его от меня. И Дженну тоже. Извини, но меня ждут дела.

Джефф повесил трубку с неприятным предчувствием, что завтра вечером женщина, которая могла бы стать для него всем, осуществит свою давно задуманную месть – вышвырнет его из своей жизни.

Но сможет ли она?

Возможно, Роуз собиралась бросить его еще после первой встречи, предварительно возбудив в нем желание, но то, что между ними произошло, превзошло ее ожидания, оказалось настолько прекрасным, что ей захотелось повторить опыт? Если так, то он может использовать это в своей борьбе. А в том, что он будет бороться, причем бороться любыми доступными средствами, Джефф не сомневался.

Пришло время открыть карты, и завтра вечером он выведет «Элис Фоултон» на чистую воду. Ради него и ради себя самой Роуз должна понять, что прошлое нужно оставить в прошлом. Месть не приведет ни к чему хорошему, за местью нет будущего, а Джеффу нужно было будущее с Роуз Лоуренс.

Глава 14

– Хватит, я ухожу!

Роуз оторвала голову от подушки, уткнувшись в которую лежала уже довольно долго, и посмотрела на подругу.

– Куда ты собралась?

– В кино. Или еще куда-нибудь, неважно куда. – Клэр неодобрительно посмотрела на ее растрепанные волосы. – Насколько я понимаю, ты не собираешься идти на свидание с Джеффом, а я не хочу торчать тут, чтобы меня ранило рикошетом, когда у вас с Джеффом начнется перестрелка. Затея с Элис Фоултон – целиком и полностью твоя идея, я ее никогда не поддерживала.

– Я не могу встретиться с Джеффом.

– Но он сюда придет, – напомнила Клэр. – Что ты собираешься делать? Не пустишь его на порог?

Роуз вздохнула.

– Не знаю. Не представляю, что делать.

– Если хочешь знать мое мнение. Джефф Холинбрук не производит впечатление парня, который позволит захлопнуть дверь у него перед носом, так что я от греха подальше лучше уйду. Между прочим, сейчас без четверти семь, тебе пора бы привести себя в, порядок.

И Клэр ушла, оставив подругу самостоятельно заниматься ее «личным делом».

До прихода Джеффа осталось пятнадцать минут…

Подстегиваемая гордостью, Роуз встала, расчесала волосы и надела джинсы и светло-зеленую рубашку, которую оставила навыпуск – ей не хотелось подчеркивать фигуру и вообще выглядеть сексуально в присутствии Джеффа. Из этих же соображений Роуз отказалась от макияжа. Посмотрев на себя в зеркало, она насмешливо подумала, что перед Джеффом предстанет Роуз Лоуренс в самом что ни на есть неприкрашенном виде. Сегодня он не сможет упрекнуть ее в том, что она скрывается под личиной.

В дверь позвонили.

Сердце Роуз подпрыгнуло в груди. Бессовестный, беспринципный тип, который равнодушно позволил ей попасться в собственную ловушку, явился, чтобы унизить ее еще сильнее.

Джефф прекрасно знал, что она – Роуз Лоуренс еще до того, как пригласить ее в свою спальню. Все, что произошло дальше, не имело никакого отношения к Элис Фоултон, женщине, с которой он недавно познакомился и которую возжелал. Когда она не помнила себя от страсти, он хладнокровно вытягивал из нее признания, чтобы использовать их как козырь при следующем столкновении с ней.

А она-то, она… она его желала, умоляла его овладеть ею, заняться с ней любовью…

Роуз не знала, куда деваться от стыда. Унизительные воспоминания придавили ее плечи тяжким бременем. Идя к входной двери, за которой стоял Джефф Холинбрук, она с трудом переставляла ноги. Открывать ужасно не хотелось, но Клэр была права: Джефф просто так не уйдет. А еще ей было любопытно, как он объяснит свое поведение на этот раз.

На этот раз под боком у Джеффа не было младшего брата Мэтью, на которого можно сослаться, оправдывая игру, которую он затеял, А зачем он втянул в это дело сестру – вообще уму непостижимо. Джефф знал, кто она такая, и без помощи сестры. Похоже, он просто играл с ней как кошка с мышкой, прежде чем наброситься в последний раз и проглотить. И той ночью – незабываемой, волшебной – он вел себя точно так же!

Заведя себя негодованием на двуличие Джеффа, Роуз открыла дверь. Она уже готова была наброситься на него с обвинениями, как вдруг стрелы ее праведного гнева наткнулись на неожиданное препятствие. Крылья принцессы эльфов! Джефф держал их перед собой, они были как новенькие, не осталось ни малейших следов повреждений.

С первого взгляда на Роуз Джефф понял, что сегодня может не рассчитывать на игру в счастливую парочку. А когда он оглядел Роуз и заметил, что она решительно отказалась от всех уловок, к которым прибегают женщины, чтобы выглядеть привлекательнее в глазах мужчины, настроение у него упало до нуля. Лицо без макияжа, губы не тронуты помадой, а одежда… в такой одежде женщина убирает квартиру или копается в саду, но только не встречает мужчину, к которому проявляет интерес. Из всего этого Джефф сделал только один вывод: Роуз с самого начала готовилась к тому, чтобы нанести ему самый сильный, какой только могла, удар в сердце.

Джеффа обуяли гнев и злость. Он этого не заслужил! Он этого не допустит!

– Открой дверь пошире, чтобы я мог внести крылья, – решительно сказал он, намереваясь воспользоваться замешательством Роуз, чтобы проникнуть в квартиру. – Если, конечно, не хочешь, чтобы они снова пострадали.

Захваченная врасплох, Роуз еще не успела взять себя в руки. Она послушно распахнула дверь и посторонилась. Джефф внес крылья в холл и прислонил к стене рядом с дверью, которая вела в спальню. Роуз запоздало осознала свою ошибку: Джефф оказался в центре ее суверенной территории и явно не собирается отступать.

Она машинально закрыла дверь и прислонилась к ней, взирая на неопровержимое доказательство того, что Джеффу не были безразличны ее беды. Он выполнил обещание и починил крылья. Но когда он успел?

– Как тебе удалось? – спросила Роуз, отказываясь верить своим глазам.

Джефф пожал плечами и улыбнулся.

– Связался с портнихой, работающей в театре, и попросил ее решить эту проблему.

– Значит, ты поручил заботу о крыльях специалисту.

– Мне хотелось, чтобы они снова стали такими же прекрасными, как были.

– Деньги для тебя не проблема, – пробормотала Роуз, вспоминая скептическое отношение Клэр к его намерению восстановить крылья. – Ты, наверное, давно понял, что с помощью денег можешь получить все, что захочешь.

Джефф прищурился, явно недовольный тем, что Роуз не оценила его усилия.

– Я просто хотел сделать тебе приятное.

– Скорее уж самому себе, – парировала Роуз. – Представляю, как ты забавлялся, наблюдая за мной и прикидывая, далеко ли зайдет маленькая Роуз Лоуренс.

Голова Джеффа дернулась, словно Роуз влепила ему пощечину, но Роуз не обратила на это внимания. Ярость, которая зрела в ней весь день, наконец вырвалась наружу. Ее глаза метали молнии.

– Не думай. Джефф, что тебе удастся снова меня одурачить! Мне известно, что ты знаешь, кто я такая. Я даже могу точно сказать, где и когда ты это понял: в ресторане, когда высказался насчет моих неповторимых глаз.

– Так почему ты не сказала правду тогда же?! – взорвался Джефф. – Зачем вообще придумала себе другое имя?! Я давал тебе столько возможностей открыться, почему ты ни одной не воспользовалась? Сдается мне, не я Тебя, а ты меня дурачила.

Роуз скрестила руки на груди, как будто это могло придать ей сил противостоять Джеффу.

– Я не хотела, чтобы ты связывал меня с надоедливой малявкой Роуз Лоуренс.

– Я никогда тебя так не называл!

– Но ты наверняка так думал. Ведь малявка Роуз повсюду таскалась за вами, большими ребятами, как собачка. Я до того тебе надоела, что ты даже взял на себя труд от меня избавиться.

Губы Джеффа сурово сжались в тонкую линию.

– Элис Фоултон позволила мне быть самой собой – сегодняшней, – продолжала Роуз. Мысль, что Джефф использовал свое знание для того, чтобы добиться личных целей, причиняла ей острую боль. – Мне хотелось, чтобы ты увидел во мне ту женщину, которой я стала, а не жалкую девчонку, которую когда-то презирал. Когда я перестала быть для тебя Элис Фоултон, ты должен был мне об этом сказать честно, но ты предпочел вести тайную игру.

– Это ты играла в игры, не я, – возразил Джефф. – Я не мог понять, что ты затеяла.

– Если тебя это тревожило, почему ты не спросил напрямик?

– Чтобы ты от меня ушла?

– Как ты от меня когда-то? Чувствуешь себя виноватым, Джефф? Может, ты решил, что я вознамерилась тебя соблазнить и бросить?

Румянец на щеках Джеффа подсказал Роуз, что она попала в точку.

– Ясно. Значит, вместо того чтобы рисковать, ты решил представить прошлое в несколько ином виде, рассказал мне трогательную историю про Мэтью с его безответной любовью, а сам предстал в образе этакого благородного старшего брата, который отошел в сторону, уступая место младшему.

– Но это правда, Роуз! – с жаром воскликнул Джефф.

Она покачала головой, не желая прислушиваться к его доводам.

– Что ж, на этот раз ты точно не стоял в стороне. Ты привел меня в свою квартиру, в спальню…

– Ты могла остановить меня в любой момент, – холодно оборвал ее Джефф.

Казалось, воздух между ними звенит от напряжения.

– Ты тоже. – Горечь Роуз перелилась через край, и она уже не могла остановиться. – Представляю, ты, должно быть, здорово поразвлекся. Еще бы, девчонка, которая когда-то по тебе с ума сходила, выросла и стала достаточно взрослой женщиной, чтобы можно было затащить ее в постель! Приятно, наверное, было добиваться от меня признаний, что я тебя хочу, доводить меня до крайности, а потом сдерживаться, заставляя меня молить о…

– Черт возьми, Роуз! Ты все переворачиваешь с ног на голову! Я только хотел, чтобы ты призналась, кто ты. Мне хотелось, чтобы между нами все было по-настоящему, чтобы это было не фантазией, а реальностью.

– Тебе что, мало было? Я тебе отдалась, какая тебе еще нужна реальность?

– Я не думал, что ты зайдешь так далеко, не назвав своего настоящего имени. Видит Бог, Роуз, я давал тебе возможность признаться, и не раз.

Джефф шагнул к ней, призывно протягивая руки. Глаза Роуз сверкнули, предупреждая его, чтобы он не смел заходить слишком далеко.

– Хватит, Джефф Холинбрук! Теперь я устанавливаю правила игры!

Джефф остановился и бессильно уронил руки.

– Ты с самого начала их устанавливала. Роль; сказочной принцессы эльфов, которую ты играла, была задумана с таким расчетом, чтобы меня завести, и не пытайся это отрицать.

– Я и не отрицаю. – Роуз вызывающе задрала подбородок. – Мне хотелось добиться от тебя другой реакции, чем девять лет назад.

Джефф покачал головой.

– Так я и думал. Ты мечтала о мести. Ну что, на этот раз ты получила удовольствие, когда ушла от меня, исполнив свою песню?

Но Роуз не желала чувствовать себя виноватой. Если она и пыталась отомстить Джеффу, то он заставил ее сполна расплатиться за эту попытку.

– Да, я собиралась, – честно призналась она, – но, когда ты меня поцеловал… – Даже сейчас воспоминание о том поцелуе, точнее о собственном отклике на него, вогнало ее в краску. – Все изменилось, и я пожалела о своей затее.

– Однако быстро передумала и пришла ко мне на работу, чтобы посмотреть, нельзя ли добиться еще большего результата, – мрачно заявил Джефф. – Оказалось, что можно, и ты решила продолжать. Ты добилась от меня такой реакции, к какой всегда стремилась, не отрицай.

– Но я не знала, что ты видел во мне Роуз Лоуренс! – воскликнула Роуз.

Джефф снова двинулся в ее сторону, продолжая сыпать обвинениями:

– Но тебе-то расклад был известен с самого начала! Ты задавала мне вопросы, словно обвинитель на судебном процессе, думаешь, я этого не чувствовал?

Роуз понимала, что Джефф прав, и ей стало неловко. Обвиняя его в тайных замыслах, она тем временем вынашивала собственные.

– Я не хотела, чтобы ты так себя чувствовал, мне просто нужно было понять, чего от тебя ожидать.

– Не давая мне понять, чего ожидать от тебя. – Джефф невесело усмехнулся. – Интересно, до каких пор ты собиралась продолжать эту игру? Когда Элис Фоултон должна была наконец превратиться в Роуз Лоуренс? Когда бы я тебе наскучил, чтобы ты могла без сожаления повернуться и уйти, оставив меня изнывать от желания?

– Джефф, все было не так! Я думала о мести только в самом начале, когда наряжалась сказочной феей. А потом я хотела сказать правду, но сначала мне нужно было убедиться, что я для тебя не просто женщина на одну ночь. Как только я почувствовала бы себя уверенно, я сразу призналась бы.

Он подошел совсем близко, и Роуз расцепила руки, подсознательно готовясь обороняться.

Джефф навис над ней, пользуясь преимуществом в росте.

– Если ты действительно надеялась, что у наших отношений может быть будущее, тогда почему ты так резко обошлась с моей сестрой? Ты отказалась не только от приглашения на семейный праздник, но и вообще отказалась возобновить старую дружбу.

– Я была потрясена, такое удивительное совпадение… но ведь это не было совпадением, – с горечью добавила Роуз. – Зря ты втянул в это дело сестру.

– Я не видел другого способа заставить тебя признаться. Мне необходимо было понять, что ты держишь в сердце: надежду на наше общее будущее или злость на давнюю обиду.

То была надежда. Но сейчас Роуз с болью осознала, что никакой надежды на взаимопонимание больше нет и быть не может. Своим обманом она все непоправимо испортила, а ответные действия Джеффа лишь усугубили положение.

Джефф окинул ее презрительным взглядом.

– Видя, во что ты оделась, я понял ответ. Ты даже поджидала под дверью, чтобы сразу вытолкать меня вон.

Неужели это конец? – обреченно думала Роуз. Конец всего, что так многообещающе началось в понедельник ночью? У нее упало сердце. Надо найти способ уйти с достоинством, мелькнула паническая мысль.

Но прежде, чем Роуз успела что-то сказать или сделать, Джефф взял ее за плечи и развернул к себе так резко, словно собирался хорошенько встряхнуть.

– Но это еще не конец, Роуз. Прежде чем я уйду, я так и быть, удовлетворю твою жажду мести самым приятным способом.

Он наклонился к ней и впился в глаза взглядом, который, казалось, вытягивал из нее всю душу. Роуз разрывалась на части. С одной стороны, ей хотелось все отрицать, но в то же время она виновато осознавала, что втайне действительно мечтала сравнять счет.

Джефф отпустил ее плечи и обхватил ладонями голову. От его голоса сердце Роуз болезненно сжалось.

– Роуз Лоуренс, ты мне нужна. Даже понимая, что ты вонзила в меня нож и готова повернуть его в ране, я все равно тебя хочу.

Он медленно погладил пальцами ее щеки.

– Теперь ты довольна? Тебе приятно это слышать? – Взгляд его глаз обжигал. – Я могу доставить тебе еще большее удовольствие, пусть твоя месть станет еще слаще.

Сердце Роуз билось так сильно, что она не могла даже думать, а о том, чтобы пошевелиться, и речи быть не могло. Джефф медленно склонил голову, и она поняла, что он собирается ее поцеловать. В его глазах горел вызов, воспламенявший ее кровь, его взгляд порождал желание, которое Роуз была не в силах подавить, пробуждал воспоминания о том, как им было хорошо вместе.

Джефф медленно накрыл ее рот своим. Его теплые губы обольстительно терлись о ее губы, дразнили, язык не принуждал к ответу, но мягко убеждал, искушая обещаниями наслаждения.

Неужели это возможно? Даже сейчас, когда столько всего дурного сказано? Роуз больше не знала, что хорошо, а что плохо. Ее губы жаждали более глубокого, настоящего поцелуя. Она не принимала никаких решений, губы сами приоткрылись, приглашая Джеффа продолжать.

И в тот же миг поток ощущений захватил Роуз целиком, от макушки до кончиков пальцев на ногах, каждая клеточка в ее теле ожила и затрепетала в предвкушении еще большего наслаждения. Поцелуй Джеффа был властным и таким страстным, что противиться ему не было никакой возможности, да Роуз такое и в голову не приходило. У нее вообще не осталось ни одной мысли, только неистовое стремление давать и брать так же, как давал и брал Джефф.

Она обхватила его голову руками, приближая ее к себе. Джефф опустил руки, обнял Роуз за талию и прижал ее тело к своему. Она почувствовала красноречивый признак его возбуждения. Тело не обманывало, желание не было ложью, Роуз его чувствовала, ощущала его вкус и упивалась им.

Рука Джеффа нырнула под ее рубашку, скользнула вверх по спине и расстегнула застежку бюстгальтера. Щелчок застежки подействовал на Роуз, как звонок сигнализации. Туман, окутавший ее сознание, рассеялся, в мозгу забился тревожный вопрос: правильно ли она поступает? Не напрасно ли подчиняется слепому стремлению к сексуальной разрядке?

Ее груди жаждали ласк Джеффа. Роуз обостренно ощущала, как его рука скользнула вперед и, отодвинув чашечку бюстгальтера, обхватила нежный холмик. Пальцы Джеффа нежно мяли плоть, большой палец поглаживал сосок, ставший твердым и невероятно чувствительным. От остроты пронзивших ее ощущений Роуз невольно застонала. Сомнений не осталось, она не хотела, чтобы Джефф останавливался, и не желала ни о чем думать.

Оставив ее грудь, Джефф опустил руку к поясу ее джинсов, нащупал язычок «молнии» и потянул вниз. Роуз вдруг осознала, что он собирается овладеть ею прямо здесь, и потрясение от этой мысли ее отрезвило. Неужели секс – единственное, что Джеффу от нее нужно? Использует ли он секс как средство, чтобы удержать ее при себе… для того, чтобы получить еще больше секса?

Внезапная боль пронзила сердце и пересилила желание. Роуз замотала головой, пытаясь прервать поцелуй, уперлась ладонями в крепкую грудь Джеффа и прохрипела:

– Нет!.. – Она отпрянула, жадно ловя ртом воздух. – Нет!

– Роуз, больше никакого обмана, ты – это ты. Ты это чувствуешь, это настоящее. Роуз, дай нам шанс, – взмолился Джефф.

Положив руки на ее бедра, он прижал Роуз к себе, давая еще раз ощутить силу его желания.

– То, что возникло между нами, не встречается на каждом шагу, это нечто особенное. Ты сама это знаешь. Я не дам тебе уйти только потому, что девять лет назад сделал то, что, как мне казалось, будет в твоих интересах.

В се интересах? Жестокий удар, который он даже не попытался смягчить добрым словом, – в ее интересах?

Это ложь!

Желание, которое он испытывает к ней сейчас – не притворство, не ложь, но Джефф пытается манипулировать ее чувствами, как манипулировал ими в понедельник ночью, да и сегодня, когда подстроил встречу с Синди. В этом смысле Джефф за девять лет не изменился, он все так же поступает по-своему, не считаясь с ее чувствами.

Упираясь ладонями в его грудь, Роуз изо всех сил оттолкнула Джеффа.

– Отпусти! Отойди от меня!

Столько неистовства было в ее возгласе, столько ярости в жесте, что Джефф отпрянул и даже вскинул руки. Отказ Роуз удивил и рассердил его.

– Но почему? Ты участвовала в этом наравне со мной, как и ночью, когда мы занимались любовью. Я тебя не принуждал.

– Нет, но секс не решает всех проблем, во всяком случае, для меня! – воскликнула Роуз.

Ее взгляд красноречиво обвинял Джеффа в том, что он воспользовался ее уязвимостью, однако Джефф не спешил признавать себя виновным.

– Верно, не решает, но в постели мы были честны друг с другом.

– Не спорю, только мне нужно нечто большее, чем «честная» похоть. Говоришь, ты действовал ради моего же блага? – насмешливо повторила Роуз. – Не правда! Ты всегда заботился только о собственном благе, девять лет назад тебе было плевать на мои чувства, и сейчас все осталось по-прежнему! – с горечью выкрикнула она. – Ты не можешь допустить, чтобы что-нибудь пошло не по-твоему, поэтому и подстроил встречу с Синди… устроил мне ловушку.

Джефф покачал головой. Когда он снова встретился взглядом с Роуз, его глаза словно потускнели, в них больше не было огня, прожигавшего ее насквозь.

– Роуз, я действительно думал, что делаю то, что пойдет тебе на пользу, – сказал он тихо. – Ты была удивительной девушкой, особенной, не похожей на других. Было бы не правильно, если бы все твои помыслы сосредоточились только на мне. В шестнадцать лет перед тобой открывался весь мир, тебе предстояло открыть и испытать очень многое в жизни.

Его спокойная рассудительность лишь подсыпала соли на раны Роуз. Джефф говорил с ней, как умудренный опытом взрослый с ребенком, но она давно не ребенок. Задетая до глубины души, она нашла в логике Джеффа изъян и избрала его объектом атаки.

– Если я, как ты утверждаешь, была такой неповторимой, почему ты никогда не пытался меня найти? Я имею в виду, после того как я повзрослела и открыла для себя все, что, по-твоему, мне следовало открыть.

Но Джефф лишь пожал плечами, и Роуз поняла, что ее стрела не достигла цели.

– Так сложилась жизнь. Ты переехала, я занялся бизнесом.

Столь прозаичным объяснением Джефф лишь подлил масла в огонь.

– Ты попросту больше не вспоминал обо мне до тех пор, пока я снова не вошла в твою жизнь!

– Роуз, это не так. – Джефф устало вздохнул. -Я не могу изменить прошлое, мне очень жаль, что мой давний поступок тебя так обидел, я понимаю, что действовал не слишком тонко.

В памяти Роуз снова ожила боль того давнего дня. Как же ей тогда хотелось прочесть в его глазах понимание, одобрение… Но ничего этого не было и быть не могло – Джефф так решил. Вот и сейчас Роуз всмотрелась в его глаза, ища в них чувство, теплоту, пусть даже просто желание… но взгляд Джеффа оставался совершенно пустым, безжизненным.

– А позже… – продолжал Джефф чуть мягче, в его голосе послышалась грусть, которая заставила Роуз обратиться в слух, – я решил, что наши жизненные пути разошлись. Так и случилось. И разошлись слишком далеко, мне до тебя уже не дотянуться. Хотел бы я, чтобы было по-другому, но, видно, второго шанса нам не дано.

Джефф сунул руку в нагрудный карман рубашки и достал какой-то предмет. Часы! Сердечко Роуз подпрыгнуло. Не может быть, чтобы Джефф столько лет хранил ее подарок…

– Возьми, – грубовато приказал он. Роуз послушно взяла часы, перевернула их циферблатом вниз и увидела выгравированные на задней стенке инициалы «Р.Л.» Так и есть, это ее подарок!

– Я тебя не искал, ты права, но я никогда тебя не забывал, Роуз.

Она не нашлась, что сказать, она даже головы поднять не успела – Джефф обошел ее, открыл дверь и ушел.

Глава 15

Еще один шанс…

Роуз хотелось думать, что это так. Расческой распределяя по волосам блестки, она думала о том, что ей предстоит. В этот вечер ее костюм принцессы эльфов должен быть безукоризненным, как, впрочем, и все остальное. Сегодня ей придется сотворить настоящее колдовство. Роуз предстояло самое ответственное выступление за всю ее карьеру, от того, как она выступит, зависит будущее ее отношений с Джеффом.

Джефф должен понять, что ею двигала надежда, а не жажда мести. Однако, когда Роуз смотрела на подарок, который Джефф вернул ей через девять лет, ее сердце сжималось от страха.

А вдруг она своими руками убила всякую надежду, не пожелав понять его мотивы, отвергнув его объяснения, не попытавшись понять причины его гнева?

Она погладила заднюю стенку часов с выгравированными на ней буквами и положила часы в сумочку. Джефф не выбросил, хранил девять лет ее подарок, так пусть же теперь он послужит ей талисманом. Роуз в последний раз посмотрелась в зеркало: все готово, можно выезжать. Если она поставит себя в дурацкое положение, пусть, ерунда, все равно ей терять нечего, но зато если она победит…

При мысли о том, что Джефф снова посмотрит на нее таким взглядом, словно она для него – самая желанная женщина на свете, у Роуз сладко заныло сердце. Она глубоко вздохнула, За Клэр заехал Брайан Кэмерон два часа назад, значит, прием должен быть в самом разгаре. Появление доброй феи станет для Клэр таким же сюрпризом, как для всех остальных. Роуз оставалось только надеяться, что подруга ее поймет. Она не поделилась с Клэр своими планами: это неизбежно вызвало бы споры, а спорить Роуз не собиралась. Она уже все решила для себя, сегодняшнее представление – ее единственный шанс с Джеффом. К тому же у нее есть оправдание: Синди Уилсон просила ее прийти на праздник и спеть для виновницы торжества. Если Джефф не ответит так, как Роуз надеялась… что ж, она уйдет сразу после выступления, и отношениям Клэр с Брайаном ее появление-сюрприз никак не повредит.

Крылья и «волшебная палочка» уже лежали в машине. Роуз оставалось только взять магнитофон.

Выйдя из дома, она села в машину, еще раз все проверила и выехала со стоянки. В этот вечер не слишком длинный путь до дома Уилсонов показался ей бесконечным. Но вот наконец Роуз выехала на тихую улицу, где стоял нужный ей особняк. Вдоль тротуара сплошной вереницей стояли припаркованные машины. Только на подъездной дороге Роуз удалось найти свободный пятачок. Правда, она заблокировала выезд другим автомобилям, но сейчас это волновало Роуз меньше всего.

Закрепить крылья в прорезях на спинке платья без посторонней помощи оказалось нелегко, однако в конце концов Роуз справилась. Прихватив все необходимое, Роуз пошла к двери. Голоса и музыка доносились откуда-то из глубины дома, что было только на руку Роуз. Мысленно повторяя заранее заготовленную фразу, что она актриса, приглашенная поздравить миссис Холинбрук с пятидесятилетием, и надеясь, что тот, кто откроет дверь, удовлетворится таким объяснением, Роуз нажала на кнопку звонка.

С полминуты Роуз ждала, затаив дыхание и моля Бога, чтобы дверь открыл кто угодно, только не Джефф.

Дверь открылась, на пороге стояла Синди Уилсон.

– Роуз?

– Я пришла спеть для твоей матери, – затараторила Роуз, – ты меня просила… Сначала я думала, что не смогу выбраться, но все-таки удалось… Ты говорила, что миссис Холинбрук будет приятно…

– Конечно, какой приятный сюрприз! – с неподдельной радостью воскликнула Синди. – Я очень рада, что ты смогла приехать! И прямо с другого праздника… – Синди окинула взглядом ее костюм. – Роуз, ты чудесно выглядишь.

– Значит, это ничего, что я без предупреждения…

– Это здорово!

– Синди, ты можешь мне помочь?

– Конечно.

Роуз протянула ей магнитофон.

– Включи музыку, когда я подам знак. Глаза Синди блеснули, она заговорщически прошептала:

– Гости бродят по всему дому, подожди минутку, я соберу всех в гостиной, в эту комнату со второго этажа ведет лестница, по которой ты можешь очень эффектно спуститься. Сделаем им такой же сюрприз, как в прошлый раз детям.

Роуз вздохнула с облегчением, именно на такое развитие событий она и надеялась.

– Это будет замечательно. Впуская гостью в вестибюль, Синди вдруг озабоченно нахмурилась.

– Роуз, я, конечно, заплачу тебе за выступление, я не хотела…

– Перестань, пожалуйста. Синди, если ты оставишь дверь приоткрытой, я услышу, когда ты включишь музыку, и в нужный момент войду…

– Ладно, о деньгах поговорим позже. Ты сможешь остаться после выступления?

– Да, – скрывая радость, ответила Роуз. Синди просияла.

– Отлично, я очень рада! Итак, чтобы собрать всех в гостиной, у меня уйдет минут пять. Ты пока поднимайся вон по той лестнице и жди в нише возле двери. Когда я включу музыку, ты войдешь и окажешься на верхней площадке внутренней лестницы. Эффектный получится выход.

– Отлично, спасибо тебе, Синди. На кассете две мелодии, «С днем рождения!» – вторая, думаю, ты не запутаешься.

– Это тебе спасибо, мама будет тронута. – Синди снова улыбнулась. – Ну я пошла.

Стоя в своем укрытии и слушая деловитые распоряжения Синди, Роуз твердила себе, что до сих пор ей везло и можно надеяться, что дальше дела пойдут не хуже. Голоса в гостиной стали стихать. Заиграла музыка. Вздохнув, Роуз открыла дверь. Отступать некуда. Вступление закончилось, и Роуз запела.

Никогда еще ее голос не звучал так чисто, так сильно и мелодично, но Роуз этого не осознавала. Спускаясь по лестнице с поистине королевским достоинством, она пела потому, что должна была петь. Она не слышала ни удивленных шепотков, ни приглушенных возгласов восхищения.

Синди разместила гостей так, чтобы все оказались лицом к лестнице, по которой спускалась Роуз. Мебель была сдвинута к стене, вероятно, чтобы оставить больше места для танцев, и в центре комнаты было пусто.

Спустившись по лестнице, Роуз двинулась вдоль стоявших полукругом гостей. Она заметила родителей Джеффа – виновница торжества и ее муж сидели в креслах почти напротив лестницы, рядом с ними стояли Джефф, Мэтью, Синди и, по-видимому, ее муж. Все, кроме Джеффа, улыбались.

Сердце Роуз на секунду сбилось с ритма, но она, как могла, старалась не замечать мрачного выражения лица Джеффа, она не могла допустить, чтобы страх испортил ее выступление. Песня должна звучать радостно. Заметив в толпе гостей Клэр, Роуз с облегчением отметила, что подруга одобрительно кивнула.

Поймет ли Джефф, что она пришла на сегодняшний праздник ради него, как бы хорошо она ни относилась к его матери? Перейдя к последнему куплету, Роуз остановилась перед новорожденной и ее родными и раскинула руки, словно открывая свое сердце.

Песня закончилась, последние аккорды сопровождения потонули в громе аплодисментов. Эвелин Холинбрук была так тронута, что даже прослезилась. Счастливо улыбаясь, она вытирала слезы кружевным платочком. Улыбнувшись ей, Роуз рискнула бросить быстрый взгляд на Джеффа. Он по-прежнему не улыбался, но выражение его лица неуловимо изменилось: чуть склонив голову набок, он наблюдал за Роуз из-под прищуренных век.

В сердце Роуз затеплилась надежда: по крайней мере, его ледяная маска стала таять.

Синди замахала руками, призывая всех к тишине и предупреждая, что выступление не закончено. Раздалось вступление ко второй песне, и голоса быстро стихли. Для миссис Холинбрук Роуз выбрала не такую версию песни «С днем рождения!», как для Джеффа, а более традиционную, с несколько сентиментальными интонациями, и пела она без того сексуального придыхания, с которым пела для Джеффа. Заканчивая песню, Роуз подошла к Эвелин Холинбрук и взмахнула «волшебной палочкой», осыпая именинницу блестками. Когда музыка стихла, она поцеловала женщину в щеку и тихо сказала:

– С днем рождения!

– Спасибо, Роуз, я очень тронута, – ответила Эвелин и снова прослезилась.

Роберт Холинбрук положил руку на плечо жены.

– И от меня тоже спасибо, Роуз, мы очень рады тебя видеть.

Заиграла музыка. Роберт встал и склонился перед женой в галантном поклоне.

– Позвольте пригласить вас на танец, мадам.

Супруги вышли на середину комнаты и закружились в танце. Как-то получилось, что Роуз оказалась рядом с Мэтью. Он потянул ее за руку, привлекая к себе внимание, и радостно улыбнулся. Роуз отметила, что Мэтью сильно изменился, от прежней стеснительности не осталось и следа. Застенчивый подросток превратился во взрослого, уверенного в себе мужчину, он смотрел на Роуз с явным одобрением, в глазах плясали смешливые огоньки.

– Ты отлично поешь! – похвалил Мэтью. – Вовремя я вернулся домой. Ты стала такой красавицей!

И очень сексапильной, говорили его глаза, только Роуз хотела услышать эти слова от другого мужчины, Мэтью никогда ее не привлекал, и в этом смысле ничто не изменилось. Она тревожно покосилась на Джеффа: как-то он отнесется к тому, что Мэтью снова проявляет к ней интерес? Посмотрела – и опешила. Джефф больше не притворялся равнодушным, он внимательно следил за каждым ее движением. Зачем ты пришла, чего ты хочешь, это примирение или месть? – казалось, спрашивали его глаза.

– Роуз, потанцуешь со мной? – спросил Мэтью.

– Нет!

Неожиданно резкий окрик старшего брата заставил Мэтью вздрогнуть. От внушительной фигуры Джеффа, застывшей в напряжении, казалось, исходил запах агрессии.

– Не сейчас, Мэтью. Этот танец мой, а ты поищи себе другую женщину.

Мэтью разинул рот от удивления, однако Роуз отпустил и примирительно поднял руки.

– Расслабься, Джефф, я всего лишь…

– Бесцеремонно вмешиваешься, как и девять лет назад.

Мэтью покраснел.

– Черт побери, да что с тобой?! Это уже древняя история!

– Для тебя – возможно, но не для меня, – отрезал Джефф. – Прочь с дороги!

– Хорошо-хорошо, я ухожу, – пятясь, бормотал все еще красный как рак Мэтью.

Джефф шагнул к Роуз, взял ее за руку и вывел на площадку, освобожденную для танцев. При этом он неотрывно смотрел ей в глаза, взглядом приказывая повиноваться. Сердце Роуз пустилось вскачь. Джефф властно обнял ее и привлек к себе.

– Эй вы, двое, не двигайтесь! – деловито скомандовала Клэр.

Подойдя к Роуз, она отсоединила от платья крылья и передала их Брайану.

– Брайан, подержи, я отцеплю шлейф, пока на него кто-нибудь не наступил. И «волшебную палочку» лучше убрать от греха подальше. – Собрав реквизит, Клэр милостиво распорядилась:

– Ну вот, теперь можете танцевать… или драться, если вам так больше нравится.

– Вы закончили? – прорычал Джефф. Напряжение, исходившее от него, опутало Роуз словно паутина, она стояла, не в силах пошевелиться, но жадно вслушивалась, надеясь заметить хоть какие-то обнадеживающие признаки.

– Да, я закончила, – невозмутимо ответила Клэр. – Брайан, теперь, когда мы спасли костюм феи от гибели, пора выбираться из опасной зоны.

– Я всегда с тобой, детка!

Дружная парочка удалилась, оставив Роуз и Джеффа решать их личные проблемы. Джефф взял правую руку Роуз и сплел ее пальцы со своими, словно боялся, что иначе она сбежит.

– Роуз, скажи, что это не игра, – потребовал он, пристально всматриваясь в ее глаза.

– Больше никаких игр, обещаю, – с чувством сказала Роуз.

Мимо них, плавно кружась в танце, проплыли родители Джеффа.

– Вы танцуете или нет? – спросила Эвелин. Чтобы не привлекать ненужного внимания, Джефф придвинул Роуз ближе к себе и под медленную лирическую мелодию повел в танце. Его бедра касались ее бедер, ее груди были прижаты к его широкой твердой груди. Сердце ее билось так сильно, что в ушах шумела кровь, и она почти не слышала музыки.

Джефф наклонился к самому ее уху и тихо спросил:

– Ты предлагаешь начать с начала? А вдруг Джефф этого не хочет? Роуз охватила паника. Она поняла, что должна каким-то образом дать понять Джеффу, что эта попытка отличается от предыдущей.

– Джефф, я знаю, что сделала все не так, прикрылась вымышленным именем… Мне очень жаль, что я все испортила, – выпалила она. – У меня есть только одно оправдание: под именем Роуз Лоуренс я чувствовала себя ужасно… уязвимой.

Джефф вздохнул и с горечью сказал:

– Я сам виноват, действовал слишком быстро и напористо. Если бы я на тебя не давил, не мешал бы тебе и дальше называться Элис Фоултон, ты в конце концов научилась бы мне доверять.

Джефф думает о прошлом, не о будущем, поняла Роуз. Она не слышала в его голосе надежды, только грусть и сожаление о совершенных ошибках. Он не верит, что они могут вернуть то, что потеряли.

Прозвучал последний аккорд, и Джефф выпустил Роуз из объятий. Ее охватило отчаяние: все кончено, у них нет шансов. Но Джефф схватил ее за руку и потребовал:

– Пойдем!

Не дожидаясь согласия, он потянул Роуз за собой через толпу гостей. Открыв раздвижные стеклянные двери, он вывел Роуз во внутренний дворик и тут же снова плотно закрыл двери. Не останавливаясь. Джефф пересек дворик и свернул за угол дома. Сюда не проникал ни свет, ни звуки вечеринки, они оказались в тишине и в темноте.

– Здесь нам не помешают, – пробормотал Джефф.

Выпустив руку Роуз, он отошел на несколько шагов и только потом повернулся к ней лицом.

Роуз не знала, что и думать. У нее появилась робкая надежда: все-таки Джефф с ней, хотя и держится на расстоянии. По-видимому, он хочет с ней поговорить, а разговор может пойти им на пользу. Но ей не приходило в голову ни одной подходящей к случаю фразы.

– Доверие, вот что было самым главным, не так ли? – Он замотал головой, словно его мучила боль. – Девять лет назад я обманул твое доверие…

– Джефф, давай не будем вспоминать прошлое! – взмолилась Роуз, которой хотелось думать только о будущем.

– Мы не можем делать вид, будто ничего не произошло! – с каким-то даже ожесточением возразил Джефф. – Роуз, я хочу, чтобы ты попыталась меня понять. Ты должна знать, что я всегда относился к тебе по-особому, даже когда ты была еще девчонкой. Я помню, как ты смотрела на меня своими огромными ясными глазами с такой трогательной доверчивостью… как будто верила, что, когда я рядом, с тобой не может случиться ничего плохого.

– Это называется подростковым обожанием, – иронично заметила Роуз, боясь, что воспоминания не доведут их до добра, и от всей души желая, чтобы Джефф перестал ворошить прошлое и обратился в будущее.

– Нет, это было нечто большее. Ты как будто дарила меня… чистой любовью, никто другой не вызывал у меня такого чувства, и у меня возникало стремление стать лучше, стать достойным твоего поклонения. Я упивался этим ощущением, пока не осознал, насколько это эгоистично, Я сам решил положить этому конец и убеждал себя, что действую ради твоего блага, отпускаю тебя на свободу, чтобы ты взглянула на жизнь шире… но на самом деле я подорвал твое доверие ко мне.

Это было не доверие, а настоящая любовь! – хотелось воскликнуть Роуз, но ей не хватило смелости сказать правду, и она промолчала.

– Как же мне не хотелось это делать! – продолжал Джефф. – Я понимал, что разрушенного не восстановить. Поэтому, когда я узнал в Элис Фоултон Роуз Лоуренс… – От волнения он заговорил сбивчиво:

– Я мечтал, чтобы ты снова мне поверила. И, когда ты этого не сделала, мне следовало бы понять, что я пожинаю плоды собственных трудов, а я вместо этого стал винить тебя…

Жестом, выдающим отчаяние. Джефф протянул к ней руки.

– Клянусь, Роуз, я говорю правду! За эти девять лет у меня было немало женщин, но ни одна из них не затронула мое сердце. Но неделю назад… – Джефф медленно подошел к Роуз и положил руки на ее плечи. В потемневших глазах застыло напряженное выражение, он всматривался в лицо Роуз, пытаясь прочесть, что у нее на душе. – Неделю назад я встретил добрую фею. И, когда она меня поцеловала, ее поцелуй меня околдовал.

– Меня тоже, Джефф, – прошептала Роуз. – Вот почему я сегодня тоже оделась феей, я надеялась, что волшебство повторится.

– Роуз…

Он резко втянул воздух и припал к ее губам. Роуз ответила на поцелуй, вложив в свой отклик всю страсть, все стремление вернуть утерянное волшебство, разогнать тени, омрачавшие их жизнь. Прошлое осталось в прошлом, только настоящее важно, то, что происходит между ней и Джеффом здесь и сейчас. И будущее, которое начнется с этого момента.

Было невероятно приятно ощущать силу его желания и иметь возможность свободно, не таясь, выразить собственное желание, осознавая, что она для него так же важна, как он для нее. Когда Джеффу перестало хватать воздуху, он оторвался от губ Роуз и, переведя дыхание, прошептал ей на ухо:

– Я на все готов, чтобы снова завоевать твое доверие, только дай мне шанс.

– Джеффа не отпускай меня.

– Никогда! – заверил он. – Больше я тебя не отпущу, клянусь!

Он скрепил эту клятву новым поцелуем. Переполняемые любовью, их сердца забились в унисон.

– Джефф, Роуз, вы здесь? – окликнула Синди.

Джефф с большой неохотой прервал поцелуй и прерывисто вздохнул.

– Здесь. Что тебе нужно?

– Я собираюсь вносить именинный пирог. Ты не хочешь при этом присутствовать?

– Возвращайся к гостям, мы будем через минуту, – пообещал Джефф. Снова повернувшись к Роуз, он нежно обхватил ее лицо ладонями. – Ты не против, если мы вернемся вместе?

– А ты против?

– Наоборот, я счастлив, если все увидят тебя рядом со мной – там, где я и хочу тебя видеть.

– Тогда я тоже счастлива.

Он нежно погладил ее по щеке.

– Я не отпущу тебя ни на шаг!

– Очень на это надеюсь, Джефф!

Он улыбнулся, но Роуз с удивлением заметила в его глазах робость. Перед чем Джефф робеет?

– Роуз, ты согласна быть со мной рядом всегда? Ты выйдешь за меня замуж?

Джефф затаил дыхание в ожидании ответа. Роуз задохнулась от счастья. Все-таки мечты сбываются!

– Да, Джефф, да!

– Мы поженимся немедленно!

– Джефф, к чему такая спешка? Можно…

– Ну нет, теперь, когда я тебя нашел, мне не терпится надеть на твой палец обручальное кольцо с изумрудом под цвет твоих глаз. Я хочу, чтобы все видели, что ты – моя. А свадебный банкет устроим там же, где мы встретились после девяти лет разлуки, там, где ты меня околдовала. Это место для меня теперь навсегда будет связано с волшебством, с любовной магией.

Но самое большое чудо, подумал Джефф, заключается в том, что Роуз ждала меня все эти годы, и, когда наши дороги по милости судьбы снова пересеклись, дала мне шанс понять, что она и есть моя единственная, настоящая любовь.