/ / Language: Русский / Genre:fantasy_fight, popadanec / Series: Полный набор

Империя

Милослав Князев

Ну как уважающий себя попаданец может обойтись без империи? Маленькой такой… на полконтинента?

Хоть Вадим, а в доставшемся ему мире «меча и магии» северный князь Ва'Дим, и не совсем правильный попаданец, решать вопрос с империей придется и ему. Ведь княжество он уже добыл и почти обустроил, на эльфийской принцессе, точнее даже на двух разом, женился, дерево посадил, детей родил, приключениями сыт по горло… Ну чем еще заниматься? Тем более что соседи так и норовят быть завоеванными, недооценившие правителя Проклятых Земель короли – выгнанными с трона, да еще и лишенными короны, а всякие прочие интриганы просто мечтают оказаться разоблаченными и понести заслуженное наказание. Сказано – сделано. Приступаем к работе…


Литагент «Эксмо»334eb225-f845-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 Князев М. Полный набор. Империя Эксмо Москва 2013 978-5-699-62038-8

Милослав Князев

Полный набор. Империя

Написано на литературном форуме «В вихре времен». Выражаю благодарность всем форумчанам и читателям с Самиздата за оказанную помощь.

Пролог 1

Сим Ралиэль. Журналист и издатель

Нет, гномам до меня далеко. Никогда этого не скрывал и готов повторить еще раз. Но теперь и вся долина окончательно убедилась. В очередной раз, между прочим.

Князь Ва’Дим вернулся не с самого утра, а чуть позже. И что? Где гномий хваленый листок, ошибочно именуемый газетой? Правильно, нету. А еще смеют называться «Новостями долины Единорога». Хороши же новости, недельной давности. Вот я совсем другое дело. Скромно назвал газету «Наша долина» и каждый раз пишу о важном и действительно интересном для жителей. Не успел князь вернуться, а еще до полудня по городу побежали мальчишки, разнося экстренный выпуск. На улицах раздаются их выкрики:

– Князь вернулся домой!

– Князь Ва’Дим привел в замок двух новых жен!

– Дети найдены!

– Князь Ва’Дим – победитель дракона!

Понятно, что за столь короткое время с нуля полноценный выпуск не подготовить. Да что там говорить, даже одну приличную статью не написать, не говоря о том, чтобы в печать запустить. Но в том-то и дело, что запас готовых статей на нейтральные темы у меня всегда имеется. Дело лишь за главной страницей. А ее я начал готовить чуть ли не в тот же день, как правитель с эльфийками покинул столицу. Ну, не совсем в тот же день, но уже достаточно давно. Как банду «Черный единорог» поймали и последний материал о ней в печать сдали, так сразу и начал.

И о счастливом возвращении детей, и о победе над драконом, и о новых женах, естественно. И много еще о чем, буквально на все случаи жизни. Сегодня только осталось внести небольшие правки в заготовки и сразу в печать. Если честно, то можно было и не вносить. Подумаешь, Морнэмирэ не совсем темная, а менестрель Иркана не совсем эльфийская принцесса. Кого это волнует в день, когда вся долина празднует возвращение правителя? Именно что почти никого.

Зато гномам в очередной раз нос утер. Они, конечно, печатники самые лучшие (никогда этого не оспаривал), но оперативности не хватает. А она в газетном деле – самое главное. Тут я вне конкуренции. Понятно, что бородатые журналисты в долгу не останутся, все разнюхают по своим каналам и обязательно выпустят солидный номер, освещающий события. Но ведь и я без дела сидеть не стану! К тому времени новые подробности насочиняю (это в крайнем случае, если вдруг добыть не получится).

Самое главное, князь Ва’Дим, принцесса Эледриэль, принцесса Ларинэ, а также маленькие принц и принцесса Иваниил с Мариэль вернулись в долину и теперь тут начнется интересная жизнь. А у меня как раз столько материала насочинялось, в смысле накопилось…

Пролог 2

Сигирий. Сотник императорской гвардии

До чего же мне надоело сидеть в дешевом кабаке этого занюханного городишки, гордо именующего себя столицей королевства. Королевство, ха-ха! Да любая из задрипанных провинций империи куда его крупнее. Уж я-то знаю, много где довелось послужить. Хуже всего – приходится изображать простого наемника. Мне! Сотнику императорской гвардии! Чей статус выше, чем у генералов этого королевства! Соратнику и бывшему вестовому самого императора. Да мы с ним в походах из одного котла ели!

И совершенно неважно, что еще совсем недавно я был простым солдатом в отдаленном гарнизоне на юго-востоке, куда ссылали за не очень серьезные проступки, так как существовали места и похуже. Главное – вовремя примкнул к очередному претенденту на трон, и оказался прав. Многие тогда открыто смеялись, сомневаясь в правах Мимантия на престол. Где теперь те сомневавшиеся? А самые преданные, первыми примкнувшие соратники, вроде меня, добились высших должностей.

Но у всего есть своя цена. Моей стало пребывание в этом городе в качестве простого наемника. Мало собрать добровольцев, возмутителей спокойствия и просто недовольных, их еще организовывать, контролировать, направлять нужно.

И таких «наемников» накопилось тут уже довольно много. Поначалу никто особого внимания не обращал. После нескольких последних переворотов имперский гвардеец, согласный на работу простого охранника, удивления не вызывал. Не то чтобы совсем обычное дело, но и ничего из ряда вон выходящего. Однако когда нас накопилась достаточная масса и уже не проходило дня без нескольких драк с местными или между собой…

Казна Казгарда давно не могла похвастать изобилием, но на подкуп чиновников в таких государствах все еще хватало. Так что пока получалось замять подобные эксцессы. Впрочем, ничего, недолго ждать осталось. Скоро в окрестных городах соберутся все силы, не только простые солдаты и командиры, но и инженеры с магами, тогда и начнем. Не сами, конечно же. Мы всего лишь наемники, которых позвали помочь. Коронные войска отправятся возвращать хитростью оторванные у них земли.

На самом деле все началось еще при предыдущем императоре, хотя и имело совсем другую направленность. Ормадион тоже поддерживал связи с Зинским королевством. Это было не при мне, а лет пять назад. Местный король вдруг обнаружил, что часть его королевства, граничащая с Проклятыми Землями, ни с того ни с сего стала считаться спорной. Более крупный сосед на севере с завистью смотрел на растущую торговлю с новым княжеством и наконец обвинил Зинское королевство в пособничестве контрабандистам.

И если бы только обвинил. В тот же день объявил войну и успешно ее начал. Буквально за считаные дни захватил территорию, на которую претендовал. Отличный полководец и мудрый политик. Во-первых, сумел заранее и, что самое главное, тайно подготовиться к войне. Во-вторых, обвинения в контрабанде вовсе не были беспочвенными, в Зинском королевстве на это дело смотрели ну очень сквозь пальцы. В-третьих, не перекрывал торговлю с Проклятыми Землями, а только присоединился к ней, новая граница прошла как раз по торговому тракту. Поэтому желающих заступаться за проигравшего не нашлось.

Однако и зинский король не пожелал смириться с потерей части территории, тем более что королевство и так было самым маленьким в регионе. Обратился к императору Казгарда за помощью, как к не имеющему своих интересов в данной войне. В качестве платы предложил сырой мифрил, который и закупался в новом княжестве.

Империя прислала «наемников» и военных советников. Армия королевства была в кратчайшие сроки реорганизована, увеличена и быстро одержала победу, не только вернув свое, но и захватив у северного соседа еще больший кусок территории. На этот раз уже никто не пожелал вступиться за неудачливого завоевателя, так как во всем виноват был именно он сам. А затем в Казгарде сменился император. Новый государь прислал новых советников, которые стали подталкивать короля к захвату, а вернее, возвращению Проклятых Земель.

Глава 1

Дим. Попаданец

Посольство из Зинского королевства явилось совершенно неожиданно. Для меня. Жены явно не удивились, хотя не исключено, что виной тому эльфийское достоинство. Правда, при мне они им уже давно не пользовались, но мало ли что.

Раньше королю до князя с купленным титулом вообще дела не было, хотя и торговало его государство с моим княжеством очень активно и с немалой для себя выгодой. А тут вдруг вспомнили, что Проклятые Земли не только рынок сбыта, но и какая-никакая, а монархия. Совершенно официально передали мне документ из королевской канцелярии. Свиток дорогого пергамента метра два длиной, полный словоблудия, весь смысл которого сводился к простому факту, что мой княжеский титул аннулируется, а земли возвращаются короне.

Интересно получается. Еще интересней, есть ли у зинского короля вообще такое право? Хотя бы теоретически? Покупал-то титул я вовсе не у него. Королевство-продавец после того, как монарх умер, не оставив наследников, мирно перешло ближайшему родственнику, которым и оказался эльфийский король. Два небольших государства без эксцессов и революций слились в одно. Произошло это примерно десять лет назад, и до сих пор никаких претензий ко мне не возникало. Многие настолько привыкли, что уже путают и думают, будто Проклятые Земли и раньше формально принадлежали эльфийской короне. Да что уж там, даже я сам иной раз путаю.

– Ушастые, – обратился я к женам, которые тоже присутствовали на официальном приеме посла, – давайте я возьму малярную кисть и красной краской напишу поверх этого транспаранта, куда король может его себе засунуть.

Идея эльфийкам понравилась, по лицам вижу, но говорить не стали. Даже наоборот, не поддержали любимого мужа.

– Нельзя, – сразу ответила Лара.

– Почему? – не очень-то удивился я.

– Князья так не поступают, – объяснила, по ее мнению, совершенно очевидное Эль.

– Ну, так я, это, слегка северный варвар. Мы и не такое могем.

– Северные князья, даже не женатые на эльфийских принцессах, тоже так не делают, – категорическим тоном заявила темная.

– А если передать на словах?

– Нет!

– И на фига я тогда в князья подался? Того нельзя, этого тоже…

Затем повернулся наконец к стоящему в тронном зале послу, делающему вид, что мы вообще не его короля обсуждаем. Достоинство изобразил ничуть не хуже эльфийского. Даже лучше. Мог бы моим женам уроки давать. Платные.

– Повезло твоему королю, не помню, как его по имени, что у меня такие воспитанные эльфийки.

Тот вместо ответа достал еще один свиток.

– Вот список понесенного ущерба, – пояснил он.

Списочек, нужно сказать, что надо. Там было почти все, начиная с нелегальной охоты и заканчивая нарушением обороноспособности центральной долины посредством прорубания несанкционированных проходов в горах. О таких мелочах, как сговор с нечистью в лице полулисов, можно даже не упоминать.

– Нет. Это уже форменная наглость! – возмутился я. – Почему нигде не упомянуты оргии с эльфийскими принцессами?! Или в Зинском королевстве такие дела давно уже в порядке вещей?

Естественно, никто мне не ответил. Посол даже не предложил дописать самому. Странно, что еще в сликовники не записали, хотя нет, имя бога Слика промелькнуло. Вроде бы: «фальсификация амулетов сликовников…» Интересно, кто был экспертом по амулетам? Или настоящих адептов пригласили?

– Эй! Стража или кто там у дверей! Принесите большую кисть и ведро красной краски.

Ждать долго не пришлось, так как ремонт и строительство у меня в столице и замке последние десять лет были явлением перманентным. Оно и понятно, ремонт, даже в однокомнатной квартире, нельзя закончить, а можно только прекратить. Приказ поняли слишком буквально, и кисть оказалась действительно большой, такой даже на двухметровом свитке особо не развернешься, пришлось писать коротко и конкретно, без всякого политеса.

– И зачем ты это сделал? – спросила Лара, когда посол ушел.

– Неужели непонятно, что королевству нужен только повод? – поддержала ее Эль.

В голосе ни у той, ни у другой не было ни капли сожаления. Явно считают поступок правильным, но все равно придираются. Завидуют! Сами-то так поступить не могут!

– А разве письмо такого содержания, что нам прислали, уже не достаточный повод? – слегка удивился я.

– Нет, самое обычное дело, – ответила темная. – Любой король или приравниваемый к таковому может прислать подобное другому монарху. Обвинить в чем угодно, потребовать чего угодно, послать, как ты выражаешься, сколь угодно далеко, но исключительно вежливо, дипломатично и очень длинно.

– И что делать в ответ? – не понял я.

– В ответ нужно написать такое же, но еще более длинное и витиеватое, – стала объяснять уже светлая. – А если необходим повод к войне, то им может стать опять же что угодно, но только не такое письмо. Твоя же выходка способна иметь политические последствия.

И что на этот маразм ответить? Критиковать традиции и способы развлечения местных монархов я не стал. Спросил о более актуальном:

– Какие, например? Войну бы они нам и так объявили.

– Например, теперь ни один уважающий себя король свою дочь за князя Проклятых Земель не отдаст, – с весьма серьезным, если не сказать довольным, видом ответила Эль.

– И не только дочь, а даже самую дальнюю родственницу, – поддержала ее Лара.

– То-то вы, ушастые, не особо меня и отговаривали.

Но эльфийки на такое обвинение даже ухом не повели. Мол, ты князь, и на людях, там более посторонних, хорошие жены тебе возражать и прекословить не станут.

– Ладно, с этим все ясно. Но другой вопрос по-прежнему актуален. Разве они не нашли бы такой повод без моих художеств?

– Конечно же, нашли бы, – ответила Лара. – Только зачем облегчать врагу задачу?

– А я и не облегчал. Просто решил, что пускай этот повод будет самым глупым и несуразным из всех возможных.

Грубый и откровенный посыл по определенному маршруту соседнего короля, да еще отправленный по официальным посольским каналам, с точки зрения моих длинноухих жен, мелочью или глупостью не являлся, но спорить они не стали. Уж что сделано, то сделано, тем более другой повод в королевстве все равно нашли бы без особого труда, что бы Лара ни говорила.

– Зато я уверен, что истинную причину войны так просто уже не скажешь, во всяком случае, публично и при дамах, – усмехнулся в ответ на их скептическое мнение. – Придется дипломатам придумывать целые речи, вместо того чтобы сказать прямо.

– Уж можешь не сомневаться, придумают.

– Работа у них такая.

– Чего я не пойму, ушастые, зачем им этот повод вообще нужен? Да еще добытый таким образом. Ведь напрочь исчезает эффект неожиданности.

– Никакого эффекта в любом случае не получилось бы, – ответила Лара. – Мне разведка уже давно докладывает, что королевство к чему-то похожему готовится. Повышены пошлины на торговлю выше приемлемого уровня. Купцам стало выгодней обходить, чем платить. Количество наемников уже в несколько раз превышает армию, и не какой-нибудь сброд, а бывшие военные из Казгарда. По донесениям, новый император сумел навести порядок в стране, после чего чуть ли не половину армии распустил, вот и ищут, куда податься. А раз собрались в одном месте, значит, точно что-то назревает.

– Весь вопрос, откуда у совсем небогатого королевства такие деньги? – поинтересовалась Эль. – Внезапная дешевизна казгардских наемников и временные прибыли от повышения пошлин все равно не покроют и малой доли расходов. Что-то тут не так. Мы-то платим больше всех окружающих, а все равно рабочих рук не хватает и наплыва в связи с недавними событиями в империи не наблюдается.

– А может, сама империя деньжат и подкинула? – предположил я.

– Зачем? – не поняла светлая. – Казгард далеко и никаких интересов в этом регионе не имеет.

– Это может как раз и оказаться главным преимуществом. Ссудить дальнему соседу некую сумму денег и спихнуть на него излишки своей армии, которая ничего, кроме войны, уже делать не умеет и не желает. В моем мире один правитель примерно так и поступил.

– Сомнительно, – ответила Эль. – Да и у империи после всех смут таких денег, скорей всего, просто нет.

– Пока ничего точно не известно, но обязательно выясним, – пообещала моя темная жена, на которой кроме всего прочего еще и разведка с контрразведкой лежали.

Я только кивнул в ответ, собираясь сделать то же самое по своим собственным каналам. Сим Ралиэль, конечно, не разведка, а всего лишь главный журналист в долине, но ни за что не поверю, что он не сможет получить нужную информацию.

Ларинэ. Темная эльфийка

Шутки шутками, а королевство действительно готовилось к войне, явно имея в виду нас. Обычное, в общем-то, дело, но совершенно непонятно, на что они рассчитывают?

Во-первых, у нас есть двойное Древо Жизни, и мы с Эледриэль его жрицы, способные ставить очень серьезную защиту в пределах долины. Ничуть не хуже, чем в настоящих эльфийских лесах. И не нужно думать, что Древо для такого слишком молодое. Поставим, я в этом ни на миг не сомневаюсь. Светлая тоже.

Во-вторых, ветка-артефакт мужа. Если он даже не сможет толком научиться ею пользоваться, то все равно недалеко от Древа это грозная сила. Достаточно вспомнить, как дракона в прошлый раз отогнал. А тот Краборамидур мог разметать армию любого мелкого королевства и даже не заметить. Конечно, в слухи о том, что это сделал князь без нашей помощи, никто не поверит, но мы-то тоже тут.

В-третьих, наш человек плюс мы со светлой, а вернее, наша смешанная кровь и Лирмилиэль в качестве направляющей этой мощи. Не хотелось бы, конечно, прибегать к неприятному ритуалу, но пренебрегать им тоже не стоит. И ведь враг не может не знать! Подробности, конечно, вряд ли, но то, что у княжества есть сила, прожигающая проходы в горах, известно всем. Опять же происхождение Ли даже у эльфов вызывает споры.

В-четвертых, древняя эльфийка сама по себе боевой звездный линкор (знать бы еще, что это такое, но, если верить ей самой и мужу, вещь серьезная) с главным калибром, способным выжигать целые континенты и мгновенно пробивать защиту архимага, сидящего в башне на источнике силы (хотя в прошлый раз у нее не очень-то получилось). В любом случае древняя на нашей стороне и одна стоит армии.

В-пятых, Иркана. Менестрель-дракон. Их панически боятся (драконов, а не менестрелей) все люди (да и эльфы тоже), на нее действует только очень сильная магия, которой мало кто в этом мире обладает (вот только она еще не отошла от действия амулета и до сих пор пребывает в облике простой человеческой женщины). Но если война затянется, то не исключено, что и ей придется поучаствовать. Это будет, как выразился Ва’Дим, «козырной туз в рукаве». Или попросим ту же Лирмилиэль. Она драконов не любит, но при необходимости наверняка подключится.

В-шестых, Анжа – охотник на нечисть и магов. Правда, не уверена, что она с любым архимагом справится, но с просто сильным – однозначно. И в том, что эта авантюристка захочет подраться, можно не сомневаться. Как воин совершенно неуправляема и не хотела бы ее иметь в своей армии, но на то и есть чужая. Отправим за линию фронта, пусть по тылам развлекается. Многие до сих пор считают ее родственником демонов, что в данном случае только плюс.

В-седьмых, предполагаемые союзники – темные и светлые эльфы, а также гномы и некоторые людские королевства. По разным причинам, но участвовать будут. А те, которые не будут, останутся нейтральными в нашу пользу, что тоже неплохо.

В-восьмых, рабочие порталы, благодаря которым ни о какой блокаде княжества теперь не может быть и речи. Да и войска союзников, если такие найдутся, всегда перекинуть можно.

В-девятых, новая игрушка мужа, меч-артефакт, предназначенный для борьбы с драконами (хотя я сильно сомневаюсь в его полезности, так как вряд ли у врага окажутся дрессированные ящеры). Но целый монашеский орден, что к мечу прилагается, – реальная сила. И это не говоря о самой долине, являющейся природной крепостью, и нечисти вокруг…

А ведь есть еще в-десятых, в-одиннадцатых, в-двенадцатых и так далее. Например, мы просто богаче, что бы там ни говорила Эледриэль. Про некоторые договоры, заключенные с зелеными орками после войны, не стоит забывать. Дим настоял тогда, к нашему недовольству, вот и пригодилась бумажка, если ее Эль не выбросила…

Хотя о чем это я? Рассуждаю, будто у потенциального противника в разведке средней руки боги подрабатывают. Да ни о чем они, кроме нечисти, что кишит в Проклятых Землях, и предполагаемых союзников, знать не могут. Противника недооценивать, разумеется, нельзя, но и переоценивать не стоит.

А вообще, если бы королевство сумело объединить всех наших соседей, тогда да, доставили бы кучу серьезных неприятностей. Сила Древа Жизни, несомненно, велика, но оно еще действительно молодое, и абсолютной уверенности в нем нет. Долину-то защитит, а на большее лучше не рассчитывать. Все остальное из перечисленного тоже имеет свои недостатки и слабые места.

Но это на деле не столь важно, так как королевство точно не предпринимало никаких попыток собрать коалицию из всех окружающих нас государств. Да большинству соседей такое будет откровенно невыгодно, чего нельзя сказать о самой войне. Многие наверняка неплохо заработают на поставках. И большинство, без всякого сомнения, будут торговать с обеими сторонами конфликта, если только у них появится такая возможность. К счастью, у нас на данный момент свободных средств куда больше, чем у любого другого, а значит, сможем победить в гонке цен. Светлой не понравится, эти средства можно и на что-то полезное пустить, но ничего не поделаешь.

Существовала еще одна стандартная схема развития событий. Война планировалась не с нами, а с другим государством. Устроить скандал с одним соседом, начать усиленно готовиться к войне, а потом неожиданно напасть не на него, а на другого. Только, к сожалению, тут был не этот случай, хотя многие внешние признаки налицо. Не до конца понятно зачем, но воевать собирались именно с нами. Вернее, совершенно неясно, на что они надеются?

Должна признать, что с разведкой, которая на мне, несмотря на бодрые доклады мужу, у нас не очень. Да почти никак, если быть до конца откровенной. Просто пока не требовалось. Нет, информация обо всех окружающих собиралась, но не более того. Агентура при дворах соседних королей точно не вербуется. Привыкли думать, что сидим в неприступной долине посреди Проклятых Земель, вот и не организовывали такую сеть по всем правилам.

Поначалу, в общем-то, так и было, но постепенно росло благосостояние, и со временем могли появиться желающие на него позариться, несмотря на опасность. Вовремя не подумала, теперь предстоит наверстывать упущенное и отстраивать чуть ли не с нуля. А ведь была идея перепоручить это дело Анже. Тогда отказалась. Зря. Ведь даже если бы она и не очень справилась, все равно было бы хоть что-то, а так ноль. Помню, муж пошутил (конечно же, пошутил!), назначить этого выскочку Сима Ралиэля. Я даже обсуждать такую глупость не стала. А то, что он всегда способен добыть информацию, не аргумент. Как правило, ничего полезного, лишь всякие сплетни.

Как бы мы ни были уверены в победе, но предстоящая война все равно очень некстати. Большая часть сил занята вывозом ценностей из гномьего города, и этому не видно конца. Сокращать свое присутствие очень нежелательно. Коротышек там и так уже в разы больше, чем нас. Только отвернись… И вообще, стройка не окончена, перевалы не все расчищены, а на проходимых толком крепости не поставлены. Привыкли думать, что впереди еще столетия, и на тебе. Хотя некоторые шаги муж в этом направлении делал. Он раздавал развалины чуть ли не направо и налево со строгим указом произвести ремонт на предоставленной территории (за наш счет!). Светлая разыгрывала недовольство, но деньги выдавала. Чувствую, скоро придется инспектировать эти инвестиции.

Победить-то нас не победят, а ущерб нанести могут совсем немалый. Такое впечатление, будто кто-то специально момент подобрал. И даже если самой войны не будет, наша подготовка к ней – уже огромные расходы. Возникло подозрение, что это и есть настоящая цель. Эледриэль со мной не согласна.

– Закупим продовольствие и запасов на годы осады по высоким ценам, а войны не будет, – внес свое предположение муж.

– Вряд ли, – ответила я. – С помощью магии припасы хранить можно очень долго. А у нас население пока растет, так что ничего не пропадет.

– Каковы бы ни были наши расходы, у врага они все равно получатся большими, – заявила Эледриэль. – А для экономики маленького королевства без посторонней помощи вообще фатальными.

– Про помощь ты точно заметила, – подхватила я. – Вдруг это цель не королевства, а кого-то другого?

Тут мы со светлой полностью сошлись во мнениях. Вне зависимости от конечной цели без финансовых вливаний со стороны точно не обошлось.

– И потом, если они только делают вид, а не готовятся, то расходы получатся не такими уж и большими, – вставил Дим.

– Ровно до того момента, как мы об этом узнаем, – ответила Эль. – Потом опять им это будет обходиться дороже, чем нам.

Глава 2

Дим. Попаданец

Будет ли война на самом деле или нет, еще неизвестно, но подготовка к ней позволила произвести что-то вроде ревизии уже имеющегося в княжестве. И так знал, что успели построить немало, теперь еще раз убедился в этом.

Ну, с замком все ясно. Там мы ничего нового не достраивали и не собирались. И так хватало еще не занятых помещений любого вида и размеров. Неудивительно, что дети умудрились целую систему подземелий с порталом найти, хотя мы тут уже больше десяти лет прожили. Не исключено, что еще много о чем не знаем. Даже, скорей всего, так и есть.

Если в замке шел перманентный ремонт, который нельзя закончить, а можно только прекратить, то город отстроился, и сильно. Буквально на пустом месте выросла столица княжества. Замок стоял с северо-восточного края долины, частично уходя в глубь скал. От него расширяющимися лучами отходили сектора, отданные разным народам.

Северо-западный склон достался гномам. Его еще Нарин застолбил, когда о городе шла речь скорее в шутку, чем на самом деле. Хитрый гном, как и все коротышки. Причина такого выбора была проста: дальше именно по этому склону находился перевал, который вел как раз в его родные горы. Да и к остальным гномам такая дорога в теории получалась ближе. Но пока мы его не расчистили. Гномы, между прочим, все время напоминали, и в планах следующим шел как раз он. Некоторые их представители даже настаивали именно на подземном туннеле. Древняя обещала подумать над данным проектом.

Потом был сектор людей, застроенный в основном жилыми домами. За ним – темных эльфов. Длинноухие успели там не только свое посольство возвести, но и несколько гостиниц, жилые помещения и даже целый дворец. Не меньше половины территории выделили под парк, который не только разбили, но и полностью вырастили с помощью своей эльфийской магии. Красивенькие дорожки в тени деревьев, скамеечки, беседки, фонтаны и много-много живых изгородей не только там, но вообще по всему их сектору и вокруг него. Приятные такие на вид кустики, а если вздумаешь лезть через них, то обнаружишь, что ужасно колючие и на всякий случай прячущие за собой еще и каменную стену.

Следом опять шел район людей, за которым расположились зеленые орки. Правда, им целого сектора, да еще и по самому центру, никто не дал. Половина, та, что ближе к замку, была отведена мэрии, главной городской площади и всяким административным зданиям вокруг нее. Потом храм всех богов, личный особняк градоначальника, гнома Гельфа, гостиницы и представительства различных купеческих домов, гномий банк и уже на самой окраине – орки. Зеленомордые, между прочим, не в юртах жили, как многие ожидали, а тоже отстроились, и не хуже других. Даже лучше, потому что не сами дома возводили, а гномов наняли. Ну а бородатым коротышкам только исправно плати, они и эльфам дворцы из каменных деревьев выстроят.

Дальше был еще один человеческий район (людьми не просто так всех остальных отгораживали, их вообще было больше других), за которым шли светлые эльфы. От своих темных собратьев они практически ничем не отличались и отстроили все то же самое. В плагиате друг друга, между прочим, обвинять и не думали. Ушастые вообще в архитектуре и быту были друг на друга похожи, как родные. Люблю на эту тему своих красавиц дразнить. Те только фыркают, но не спорят.

Затем опять люди, и на противоположном горном склоне расположилась небольшая колония ненастоящих гномов. Вообще-то Нарин хотел застолбить и это место, но я решил, что с гномов хватит и одного, тем более что глубиной подгорной части их никто не ограничивал. Пускай роют, сколько захотят или смогут.

Еще были полулисы, которые также имели несколько кварталов тоже на правом склоне. Им вполне хватало, так как в своем секторе не нуждались, достаточно и тех долинок в горах, что уже получили. Да и это место выбрали исключительно потому, что сюда вел небольшой проход из ближайшей долины.

Внешняя стена у города отсутствовала, а чтоб все кому не лень не отстроили вокруг своих территорий настоящих крепостей, я издал указ, запрещающий возведение заборов по границам секторов выше метра и с обязательными проходами не реже чем через каждые пятьдесят. Внутри же ограничения были не выше двух метров.

Эльфы, как светлые, так и темные, тут же этот мой запрет обошли. Хитроухие построили по периметру своих секторов, как и положено, метровые стены, а на три метра вглубь двухметровые живые изгороди, маскирующие каменные заборы. Размеры эльфийских территорий таким образом уменьшились, но им несильно актуально, так как толпами все равно к нам не наезжали.

Я совершенно не возражал против того, что они воспользовались несовершенством указа. Во-первых, виноват я сам, а не они. Во-вторых, не сами ведь ушастые стены возводили, а притащили на строительство много народа. Большая же часть каменщиков по окончании работ на эльфов осталась в городе и принялась выполнять другие заказы.

Гномы, увидев, что устроили длинноухие, решили быть не хуже и тоже поставили себе второй забор. Солидный такой, каменный, не любой танк проломит. Да что я говорю?! Никакой танк не проломит! Правда, коротышки сначала попытались схитрить и поставить его не в трех, а в полутора метрах от первого, мотивируя тем, что у них шаг короче. Но со мной такой номер не прошел, единицы измерения – они ведь разные бывают.

– Или так же, или будем учитывать рост при определении высоты, – заявил я.

Идея ставить крепостную стену высотой в гномий рост или на голову выше им сразу не понравилась. Совсем! Так что больше жульничать не пытались.

Что до мобилизационных ресурсов, ни эльфийские, ни гномьи посольства, а также весь их вспомогательный персонал принимать участия в войнах, которые вело княжество, естественно, обязаны не были. Но тем не менее все общины без исключения, получившие сектора, обязывались их оборонять от любого внешнего врага.

Не думал, что такая необходимость когда-нибудь возникнет, но специальный пункт в договоре имелся. Он вообще был стандартным для такого рода договоров, несмотря на то что подобных городов вроде бы нигде больше не существовало. Видать, пережиток старины. Хотя отдельные анклавы той или иной расы кое-где встретить можно, так что вполне себе действующая юридическая практика.

Вообще, в княжестве с регулярной армией было не так чтоб очень. В том смысле что министр обороны имелся, а армия как таковая отсутствовала. Нет, дружина, конечно же, была, причем вполне боеспособная по местным меркам. К сожалению, совсем небольшая. Не возникало пока необходимости даже в такой. Зарин отряд «Мифриловый дракон» давно превратился в отдельное подразделение в составе армии, но по численности вырос совсем незначительно. Так что тоже серьезным козырем в настоящей войне никак не мог считаться. Так получилось, что в руках самой Зары осталось управление городской стражей, а ее бывший заместитель Нур (тот, у которого полное имя на эльфийский манер: Нуриэль) возглавлял армию, но развитием последней он особо не заморачивался.

Самое время пожалеть, что князь Ва’Лет со своими людьми ушел. Уж он бы развернулся по полной при соответствующем финансировании. Замечал эту черту за северянином, если отряд в пятьдесят человек можно превратить в тысячную армию, то так и сделает, не особо переживая, что у самого от этого хлопот прибавится. Хотя, с другой стороны, чем бы они тут десять лет без каких-либо серьезных войн и потрясений занимались (не считать же таковыми давний конфликт с орками и сликовниками?). Эль бы такого расточительства не поняла и не одобрила, в этом можно ни на минуту не сомневаться. Лара, скорей всего, тоже. А генерал, постоянно конфликтующий с министрами финансов и обороны, тоже не самый хороший вариант.

Магистр монашеского ордена драконоборцев заверил, что всех его бойцов тоже могу считать частью своей дружины. Это, конечно, хорошо, даже очень… Однако, во-первых, их тоже было не так уж много. Далеко не все монахи оказались воинами, как я ошибочно думал с самого начала. А во-вторых, они скорее являлись специфическим спецназом – хорошо подготовленными бойцами-одиночками, чем армией. С такими вполне можно рассчитывать на эффективные, но небольшие спецоперации.

Еще имелось небольшое количество присягнувших мне рыцарей, но совершенно недостаточное для того, чтобы их можно было рассматривать как реальную тяжелую кавалерию. Да и не рассчитывал я на них в таком качестве. Всех желающих вообще расселил по заброшенным башенкам, как местного Дон Кихота, чтоб за порядком в отдаленных местах следили. Шерифы не шерифы, но что-то вроде. В большинстве своем это были развалины старых башен на дорогах, которые планировалось расчищать и осваивать. Вокруг замков-башен постепенно образовывались деревни, чаще всего человеческие, хотя попадались и смешанные.

А с орденом рыцарей Прекрасного Далека дело вообще не заладилось. Причины две. Первая: ни я, ни мои ушастые жены никакого энтузиазма и особых усилий в этом направлении не прилагали. Об учреждении объявили, магистра назначили, в финансировании не отказывали… Чего еще нужно? Вот пускай и организовывает. Вторая: никто не желал вступать в орден, где магистр – девчонка (настоящих рыцарей имею в виду). Что интересно, Гилия давно уже была вполне взрослой девушкой, а все равно большинством воспринималась исключительно в таком ключе. Частично в этом следовало винить ее внешность. Гилия выглядела намного моложе своего возраста (как позже выяснилось, обычное дело для людей, побывавших в эльфийском лесу) и вообще была миниатюрной. Со спины (да и спереди, если особо не приглядываться) – девчонка.

Вот и насобирала полтора десятка себе подобных рыцарей. Не в смысле малолетних девочек, а прежде всего тех, кто когда-то, как и она, сбежал из дома. Но самое главное, все были такими же упертыми, как и сама магистр. Если понадобится встать насмерть и не сделать ни шагу назад, лучших кандидатов просто не найти. А если будет необходимо нечто большее, чем героическая смерть, то никакой гарантии, что у этих рыцарей что-то получится.

А еще нужно не забывать, что мой старый приказ о том, что старший рыцарь ордена Прекрасного Далека, то есть Гилия, становится главной в отсутствие князя и его жен, никто не отменял. Все прекрасно понимали, что это скорее формальность, но тем не менее. Существует немало ситуаций, когда формальности важнее реального положения дел. Уже дважды девушка вполне успешно справилась, но даже сама понимает, что в первый раз ей сильно помог в этом Ва’Лет, а во второй практически все, кто был в долине.

Стоило нам в тот раз отправиться на поиски исчезнувших детей, как в долине объявилась неуловимая банда «Черный единорог». Своего рода насмешка, учитывая, что герб княжества – единорог, только белый. Убийства, грабежи, поджоги, шантаж, банальное воровство… Чем только не занималась эта пестрая компания. Даже у Алисы алюминиевую, в смысле мифриловую, ложку прямо из эльфийского посольства во второй раз украсть умудрились. И Гилия формально на тот момент в долине была за главную, то есть за все отвечала. Не окажись тогда в княжестве сыскных дел мастера Гаты, возможно, ловили бы «Черного единорога» до самого нашего возвращения[1]. Но я отвлекся.

Вдоль всех проходимых на данный момент перевалов пригодные для обитания долины были заселены кланами полулисов (другие дикие полуэльфы тоже имелись, но не в таких количествах). На них, собственно, охрана проходов в основном и лежала. Тем более что до сих пор ничего серьезного собой это дело не представляло. Нечисть сама не лезла, а большие армии тоже не предвиделись.

Правда, воины из хвостатых получались, прямо скажем, не очень. Даже хуже. Но зато лучниками являлись превосходными, почти как настоящие эльфы. Именно на это и рассчитывали, оборудовали себе точки на скалах, недостижимые снизу, и намеревались оттуда расстреливать незваных гостей. Пускай приходят в любых количествах. Но опять же банду, даже крупную, так задержать получится, а с настоящей армией фокус вряд ли сработает.

Если верить имеющейся в замке карте, каждый из перевалов в свое время охраняло по несколько крепостей, расположенных не только при входе и выходе, но еще и в местах, для штурмующих проходы крайне неудобных. Восстановлена была лишь парочка самых небольших укреплений. Да и те полулисами, так как охраняли не только перевалы, но и проходы в их долинки. Последнее для моих хвостатых подданных было весьма актуально, так как собственного Древа Жизни у них не росло. В том смысле, что вообще не предполагалось.

Этот факт объяснялся просто. Сами мы вообще не собирались отстраивать крепости в таких количествах. Численность одних только гарнизонов превысила бы в разы всю имеющуюся армию. Экономика долины такое никак бы не потянула, не рассчитывать же на постоянные поступления в виде разграбленных сокровищниц залетных драконов и древних городов. Нет, по одной крепости на каждый перевал поставим обязательно, но пока все откладывали. К тому же расчищены не все проходы, поэтому рано думать о строительстве.

Таким образом, вышло, что в этом смысле княжество к войне совершенно не готово. Но мы не особо и переживали. Заблокировать или вообще завалить все дороги можно в любой момент. Но на будущее стоит учесть. Вообще, очень многое нужно учесть, как-то привыкли чувствовать себя в долине Единорога в полной безопасности.

А еще имелась художественная, в смысле магическая, академия. Их пока путал не только я один, во всяком случае, в военном плане толку от обеих было одинаково, в смысле никакого. Хотя вру, поскольку в художественную никаких импрессионистов и прочих альтернативно мыслящих не брали, им спокойно можно заказать серию плакатов типа «Родина-мать зовет» или «Ты записался добровольцем?!». От Магической академии не стоит ждать вообще ничего, так как от нее осталось только название. Комплекс зданий еще до конца не отстроили, и вообще это скорее были красивые планы на далекое будущее, чем реальность.

В результате получалось, что, с одной стороны, мы за эти годы успели сделать очень мало, а с другой, наоборот, невероятно много. Кто еще может похвастать, что практически целое государство почти с нуля построил? Да никто, наверное. Нас вон не только ближайшие соседи признали, но и оба эльфийских Первых леса. Мало кому такая честь оказывалась, а чтоб еще и постоянные посольства ушастые открыли, так вообще…

И созданное государство, между прочим, реально могло быть самодостаточным, хотя изначально рассчитывалось как транзитное с первичным притоком переселенцев. Но если вдруг кто нехороший заблокирует перевалы, все равно выживем. Кроме моих Ива с Марой тут уже целое поколение, родившееся в долине и считающее ее единственным домом, подрастает.

Со снаряжением возможной армии дела обстояли лучше: у нас с гномами как раз на случай войны имелся договор о первоочередности изготовления доспехов, оружия, оборонительных орудий и прочих услуг для княжеской армии. Эль в свое время огромные скидки сумела выторговать. Настолько большие, что гномы этим договором старались не хвастать. Вернее, хвастались, конечно, но весьма однобоко.

Глава 3

Ларинэ. Темная эльфийка

Война еще не началась, а тревожные сигналы поступали все чаще. Напряжение росло. Вот и сейчас через амулет дальней связи пришло сообщение от Анжи о нападении на ведомый ею караван. Выглядело все как засада, устроенная разбойниками, но верилось с трудом. Вообще не верилось.

На самом деле хвостатая теперь была достаточно богата (подозреваю, что и раньше не бедствовала) и могла отказаться от опасного задания, но в силу своей авантюрной натуры сама же и вызвалась. План был прост. Дойти с караваном до королевства, с которым у нас резко испортились отношения, потом вдоль его границ по самой кромке Проклятых Земель на север, до следующего государства.

Главной целью было не сопровождение именно этих купцов. Они и так за то, что согласились участвовать в операции, получили больше, чем стоил весь товар с телегами (которые в случае успеха все равно оставались за ними). Торговать мы, кстати, пока прекрасно могли с западным направлением. Тамошние купцы особых неудобств не испытывали, так как редко ходили транзитом, а продавали свои товары в долине. На самом деле целью была разведка, и она-то как раз удалась.

Анжа. Неизвестно кто

Война – это хорошо. Вернее, интересно. Не будь войн, жизнь стала бы совсем скучной. Охотиться на нечисть, исследовать то, что сохранилось от древних, менять любовников и копить сокровища… Все это тоже весело, но без войн жизнь нельзя назвать полноценной. Я вообще могла бы не одну сотню лет назад купить домик или там не слишком большое королевство (денег и на большое хватило бы) и жить себе долго и счастливо. Но такое не по мне. Скоро бы оттуда сбежала.

Что люди, что эльфы, что гномы и даже орки, все они одинаковые, как бы ни пытались это отрицать. Похоже, во всем княжестве известие о возможной войне только я одна с энтузиазмом восприняла. Не понимаю, чего они опасаются? Долина ведь абсолютно неприступна! Какую бы армию ни собрал противник, все равно у него ничего не получится. Перевалы и половиной имеющихся сил можно удерживать сколь угодно долго. Это даже если не учитывать Древо Жизни и ту силу, которой обладают князь и его эльфийские жены.

Ситуация идеальная. Сиди в обороне и под настроение делай рейды по тылам противника. Но тут почему-то так не считают. Княжьих жен еще понять можно, у эльфиек очень сильный инстинкт. Как только рождаются дети, так сразу мозг отключается, причем надолго. Готовы залезть под свое Древо и сидеть там, пока молодежь не вырастет. Остальные обитатели долины каким-то образом от них заразились.

Узнав, что власти решили разобраться с проблемой пропадающих торговцев (причем исчезают они в направлении Зинского королевства, с которым назревает конфликт) и отправляют на разведку фальшивый караван, я сразу вызвалась сопровождать. Мне в подчинение кроме обычной охраны каких-то непонятных воинов выделили. Гарантированно не из дружины и не из «Мифрилового дракона», каких-то новых, найденных князем, когда тот пропавших детей искал. Но очень умелых, сама проверяла. С такими точно можно изобразить малочисленную охрану, особо ничем не рискуя. Задание мне сразу начало нравиться куда больше.

До границы дошли без проблем и приключений. Даже скучно. После того как князь Ва’Дим прожег проход на эту сторону, нечисти тут осталось не так уж и много. Первое время почти и не было. Даже я тогда охотиться в других секторах предпочитала. Постепенно численность восстановилась, тут по-другому не бывает, но на большие караваны и серьезные отряды нападения стали редкостью. Если те, конечно, двигались, а не останавливались на одном месте на несколько дней.

Однако то, что за нами следили, чувствовалось на протяжении всего пути. Особенно по ночам. Во время одного из привалов решила поохотиться, раз нечисть такая пугливая пошла и сама не желает нападать. Но, увы, не преуспела. Кто бы за нами ни наблюдал, они прекрасно чувствовали исходящую от меня опасность и предпочитали вовремя убираться с дороги.

– Ну ничего, на обратном пути, – пообещала я в темноту, возвращаясь в лагерь.

В ответ послышался громкий издевательский хохот. За мной не просто наблюдали, но еще и показали, что думают. Если до этого мои слова ничего не значили, то теперь решила точно вернуться и всерьез поохотиться. Наглецов непременно нужно проучить, даже если это всего лишь безмозглая нечисть.

Четкой границы у Проклятых Земель никогда не было. Имею в виду такую, чтоб сделал шаг, и уже с уверенностью можешь не опасаться местных обитателей. На бумаге-то она имелась и в магическом плане тоже, только вот нечисть не очень-то признавала даже вторую, а уж о первой, скорей всего, просто не ведала. В реальности существовала полоса примерно в половину дневного перехода, на которой шансы нарваться на какого-нибудь обитателя Проклятых Земель были примерно равны, вне зависимости от того, по какую сторону от границы ты находишься. Но при этом значительно ниже, чем обычно.

Поэтому и двигались по самой кромке вдоль границы, не пересекая ее. Будь моя воля, срезала бы угол по краю королевства, но раз пообещала, что сама провоцировать никого не стану, пришлось идти по заранее запланированному маршруту. Тропы тут, кстати, имелись и вполне проходимые. Контрабандисты протоптали не за одно столетие. Они тоже не любят платить всякие пошлины, поэтому избрали обходной путь.

Так и шли. Никто на нас не нападал. Уже начинала думать, что зря взялась за это скучное дело. И понимать купцов, дерущих за привозной товар такие деньги. После месяцев однообразной дороги без каких-либо приключений сама потребовала бы куда больше.

Засаду на нас выставили очень грамотную. Даже я не заметила, не говоря об остальных. Тем глупее казалась маскировка под разбойников, которыми хотели выглядеть напавшие. Подобный уровень подготовки и исполнения для простых бандитов недостижим. Для непростых тоже. Серьезная армейская операция. Не будь в караване меня, у них вполне могло бы и получиться.

Мы вообще ни о чем не подозревали и ничего не заметили до самого момента нападения (не скажу за других, однако для меня такое абсолютно нетипично). Сами беспечно зашли в ловушку, которую захлопнули у нас за спиной.

Вообще-то на нечто подобное как раз и рассчитывалось. Только главным пунктом плана было притвориться, будто спокойно едем себе по Проклятым Землям и не понимаем, что уже попали в расставленные сети. Лицедейства не понадобилось, хватило недооценки противника. Я сама сориентировалась лишь на мгновение раньше остальных. Почувствовала, что сейчас на меня будет произведена магическая атака, и свалилась под телегу, не дожидаясь ее начала.

Еле успела!

Еще одно подтверждение того, что это армейская спецоперация. Не архимаг, конечно, но как минимум один очень серьезный боевой чародей. Такие иногда бывают даже более опасными, так как еще не настолько беспечны и самоуверенны. И в любом случае мастера подобного уровня в разбойники не идут. Факт. Хоть и не люблю магов, вынуждена это признать.

Засвистели арбалетные болты. Не эльфийка, конечно, но слышу хорошо и звук болтов от звука стрел отличить могу. Да и сами арбалеты выпускают свои смертоносные подарки отнюдь не беззвучно. Впрочем, это не так страшно. У всех членов отряда, как купцов, так и охраны, есть серьезные защитные амулеты, и внезапных выстрелов можно не опасаться.

Поспешила с выводами!

На лошадях такой защиты нет! И судя по тому, что неизвестный противник первым же залпом расстрелял в числе прочих и всех животных, можно было сделать вывод – его интересует вовсе не товар, а мы сами. Вернее, наши жизни. И зачем тогда притворяться разбойниками? Но об этом лучше подумать потом. Сейчас определила себе первоочередную задачу – мага. Уж с ним-то кроме меня никто не справится.

Как я падала с телеги, видели все, кто в тот момент смотрел в нужную сторону. То есть враг в первую очередь. Окажись маг менее опытным, наверняка счел бы, что попал. Как приземлилась, уже вряд ли кто сумел разглядеть. Отводить глаза всем, кто смотрит и не смотрит, я начала на половине падения, сразу как скрылась за бортом телеги.

И вообще, кто сказал, что я упала? Коснувшись земли, побежала в сторону от опасного места. По небольшой дуге в том направлении, откуда, по моим расчетам, и пришла магическая атака. А маг тем временем счел меня опасной, всерьез забеспокоился промахом и нанес куда более основательный удар по телеге, за которой я должна была прятаться.

Вот и хорошо!

Чем больше повозок с товаром разгромит, тем меньше достанется людям. Их амулеты таких ударов, скорей всего, не выдержат, а уйти в сторону за мгновение до того, как маг произведет атаку, никто, кроме меня, точно не сможет.

Вот только сжечь еще одну телегу или кого-то из отряда я ему уже не позволила. Подобралась сбоку к позиции. Кроме самого мага там находились еще три воина. Двое явно простые охранники, а третий кто-то поважнее. Наверняка командир всей этой банды.

В обычной ситуации я сначала уничтожила бы охрану, потом командира, а затем еще какое-то время поиграла в прятки с колдуном. Но теперь на мне лежала ответственность за весь отряд. Пришлось просто убить мага с сообщником, а потом добить охранников.

У последних, кстати, были заряженные арбалеты, которыми они не успели воспользоваться. Подобрала один и выпустила болт в ближайшего арбалетчика, что продолжал стрельбу в сторону попавшего в ловушку каравана. Потом с той же целью воспользовалась и вторым самострелом. Перезаряжать не стала, вместо этого побежала по тылам противника. Мои парные мифриловые клинки и хвост с таким же наконечником куда надежнее.

Особо не беспокоилась. С теми бандитами, что пошли врукопашную, и монахи-охранники справятся, да и купцы в этот караван подбирались из таких, которые мечом махать горазды ничуть не хуже, чем торговать, а то и лучше. Я же занялась в первую очередь стрелками. Амулеты – вещь, несомненно, хорошая, но имеют неприятное свойство разряжаться. Я не устраивала игр, как хотелось бы, а просто подбиралась, отводя глаза, и тихо убивала.

Легко перебила почти всех арбалетчиков, похоже, отряд резерва, что должен был перекрыть дорогу, если бы нам вздумалось бросить телеги и бежать. Во всяком случае, располагались они именно с таким расчетом. Потом расправилась с охраной у лошадей. Из последних одному удалось уйти. Он с самого начала находился в седле, к тому же чуть в стороне. Да еще и умнее остальных. Не стал проверять, с какой это стати его товарищи падают без каких-либо видимых причин, а сразу бросился прочь.

Преследовать не могла по нескольким причинам. Во-первых, не до того, необходимо было в первую очередь проверить, как там дела у остальных. Во-вторых, отсутствовала уверенность в успехе. Неизвестно, насколько хорош конь у сбежавшего. Может, ни на одной из оставшихся лошадей вообще невозможно его нагнать?

Жаль. Я надеялась устроить им то же самое, что они уготовили нам. Караван шел через Проклятые Земли и исчез. Ни люди, ни товары больше нигде не всплыли. Ясно, что во всем виновата нечисть. Потеряли бдительность, и вот результат. Этот же теперь обо всем расскажет хозяевам.

Хотя стоп! А что он, собственно, мог видеть? В том-то и дело, ничего, кроме смерти. Меня в любом случае разглядеть не успел. Поэтому самой вероятной остается прежняя версия. Послали зачем-то отряд в Проклятые Земли. Он не вернулся. Виноваты прежде всего сами зараженные территории и нечисть, в них обитающая.

Но об этом стоит подумать потом. А пока назад.

Вернувшись, обнаружила, что все кончено. Правда, с нашей стороны получилось неожиданно много раненых. Хорошо хоть, все живы. Что характерно, на монахах-воинах только несколько царапин, а среди простых охранников и купцов не было такого, которому не досталось. И еще выяснилось, что я недооценила своих подчиненных. Оказалось, у устроивших нам засаду имелся второй боевой маг. Не такой сильный, как первый, но все равно серьезный противник. И монахи сумели его завалить простыми мечами.

Они, кстати, еще и пару пленных захватить подумали. В отличие от меня. Правда, толку от тех не было совершенно никакого. Оказались простыми наемниками, которые делают, что прикажут, и не задают глупых, то есть никаких, вопросов (за исключением двух: сколько нам заплатят и когда мы будем есть?). Не стоило удивляться, что ни планы, ни мелкие подробности им известны не были. Вот если бы я мага или командира захватила…

Но признаваться в оплошности, естественно, не стала. Да меня никто и не попрекал. Они ведь и сами своего мага даже не думали брать в плен, а сразу убили, не устраивая дискуссий. Что, между прочим, правильно, маги – народ неприятный. Затем главный монах прошел по тылам, после чего их компания стала относиться ко мне куда более уважительно, чем до этого. Раньше они подчинялись только потому, что приказал князь.

С исцелением раненых проблем не возникло. Амулетов у нас вообще хватало, в том числе и с магией жизни. Потом принялись подсчитывать потери. Из пяти телег две сгорели полностью со всем товаром, а одна была сильно повреждена. Отремонтировать, в принципе, можно, но не в дороге. Да и лошади, как верховые, так и тягловые, перебиты все до единой.

– Под седло можно взять и трофейных, их хватает, – заявила я, – а запрягать их же в две оставшиеся телеги – не очень.

– Это еще почему? – удивился один из купцов. – Пусть и не так хорошо, но тащить-то они потащат, никуда не денутся.

– Потому, что я за то, чтобы бросить тут все лишнее.

Им такая идея явно не понравилась. В чем я, в общем-то, и не сомневалась.

– План простой, – объявила я. – Наведываемся в тот трактир, о котором рассказали пленные. Он на расстоянии одного дневного перехода от границы Проклятых Земель, так что недалеко. Посмотрим, с кем они там встречались. Может, кого из заказчиков выловить получится?

– У нас слишком много раненых, – тут же возразил другой купец. – Исцеляющие амулеты с эльфийской магией жизни – вещь, несомненно, хорошая, не пройдет нескольких дней, и будем в норме, я вообще готов закупить такие в любом количестве. Но это не значит, что нужно бросаться сразу в бой.

Тут я была полностью с ним согласна. Правда, совсем по другой причине. Просто не собиралась брать в рейд как купцов, так и простых охранников.

– И потом, нужно спасать уцелевший товар, – добавил другой. – Во второй раз точно не нападут. Дойдем, куда шли, и неплохо расторгуемся. Раз тут такая блокада, можно получить хорошую цену.

– Вам и так его уже полностью оплатили, – напомнила я.

– Это еще не причина бросать, – не согласился он.

Кто бы сомневался. Если честно, не понимаю, зачем на такое задание настоящих купцов отправили? Ну и что с того, что их все знают в этом направлении? Да тут каждый год появляются новые, особенно после открытия перевалов. Монахи-воины запросто смогли бы сыграть роль таких. Да я сама могла бы товаром прикинуться, не впервой.

В любом случае нужно было выйти на связь с замком, доложить о случившемся и уже потом думать, что делать дальше. Амулет дальней связи у меня имелся, десяток заряженных кристаллов к нему тоже. Не люблю магию, но иной раз без нее никак.

Глава 4

Дим. Попаданец

После того как Анжа вышла на связь с моей темной женой и коротко доложила о случившемся на границе Проклятых Земель, та попросила немного подождать и позвала нас с Эль. Во второй раз открыли канал уже с нашей стороны. Таким образом его можно поддерживать куда дольше, хотя сила из кристалла, что имелся у хвостатой, все равно расходуется.

Анжа еще раз повторила то, что рассказала Ларе, но уже с подробностями.

– Считаю самым оптимальным сделать рейд с наиболее боеспособной частью отряда в глубь территории противника и выяснить обстановку, а по возможности и имя заказчика, – закончила она.

– А разве и так не ясно?! – удивился я. – Другое дело поубивать всех, до кого получится дотянуться, из связанных с этим, чтоб остальным неповадно было.

– Так еще лучше, – не без энтузиазма ответила хвостатая.

– А как же наши товары? – послышался голос, принадлежащий кому-то присутствующему с той стороны, но не попадающему в поле зрения (купцу, естественно, кому же еще). – Кто нам заплатит?

– Попросите у принцессы Эледриэль, – с некоторым раздражением ответила Анжа (похоже, они там на эту тему давно дискутируют). – Может, и компенсирует. Еще раз.

– Ага, как же. У этой эльфийки явно в роду гномы были, и немало. Лишней капли воды не уступит, даже стоя по пояс в реке.

– Слышишь, ушастая, что о тебе говорят в народе? – обратился я к жене. – Репутация – это сила!

– Только некоторые ее мне постоянно портят, транжиря семейные деньги, – ответила она мне тем же тоном.

– Прошу меня простить, – послышалось с той стороны канала. – Я ни в коем случае не хотел оскорбить госпожу Эледриэль, но принцесса сама должна понимать, что все, кроме гномов, – чистая правда.

Эль и не думала обижаться. Моей светлой на самом деле такие слухи нравились. Я даже было заподозрил, кто Симу Ралиэлю на самом деле от имени купцов на данную тему интервью давал. Но потом отбросил такую мысль, мои ушастые этого журналиста терпеть не могли. И потом Эль сама же не стеснялась те слухи распускать, поддерживая таким образом имидж. Очень способствовало при ведении торговых переговоров. Когда все знают, что тебя невозможно переиграть на этом поле, даже легкая уступка воспринимается как великая победа. Все остаются довольны. И партнеры счастливы, и наши деньги целее.

– И потом, – послышался другой голос, – мы согласились на эту авантюру исключительно потому, что рассчитывали получить двойную цену за свои товары. Одну вы оплатили, а второй уже явно не предвидится.

Прав был Карл (не тот, что папа, а тот, который дедушка) – за двести процентов прибыли капитал согласится на все что угодно. Или, раз уж вспомнили другого Карла, который папа, то в знаменитом советском фильме про Буратино, «Золотой ключик», имелась песенка с тем же смыслом:

Покуда живы жадины вокруг,
Удачи мы не выпустим из рук.
На жадину не нужен нож,
Ему покажешь медный грош
И делай с ним, что хошь!

Вот не нашлись бы эти самые жадины, в смысле добровольцы, пришлось бы формировать фальшивый караван из своих людей. Во-первых, никакой гарантии, что у них получилось бы достаточно безупречно сыграть роль, во-вторых, долина стала бы слабее на немалое количество воинов, которые сейчас и в княжестве будут не лишними, а в-третьих, вся затея обошлась бы нам куда дороже.

А так хватило лишь намекнуть нескольким заинтересованным лицам, что имеют шансы продать тот же самый товар два раза, и из желающих очередь выстроилась. К нам и так робкие купцы не ходят, поэтому осталось самых боевых выбрать. С их же собственной охраной, что немаловажно. Ну и небольшой отряд монахов-воинов с Анжей во главе добавить. Для усиления, так сказать. Тут купцы часто кого-то из местных в качестве проводников нанимают.

Поймал себя на том, что это не просто фигура речи, в княжестве уже живут и те, кто совершенно серьезно называет себя местными. Но об этом стоило подумать потом, на досуге, сейчас имелись дела и поважнее. В любом случае утверждение купца про двойную цену было чистой правдой. Глянул на свою светлую. Та едва заметно кивнула. Сама она такое произносить не собиралась. Репутация прежде всего.

– Ладно, – объявил я. – Купцы с охраной налегке возвращаются назад и получают еще одну цену за товар, а Анжа с братьями могут пройтись по тылам предполагаемого противника. Раз они первыми начали партизанскую войну, то пускай теперь ощутят ее на себе.

Эль тут же начала ворчать, причем так, чтобы было слышно на другой стороне. Артистка!

– Ну, что я говорила! Ночей не сплю, медяки экономлю, думаю, как детей на ноги поставить, а он семейные деньги транжирит. Одно слово – человек. Не умеете вы о будущем думать.

С противоположной стороны, наоборот, шел поток благодарности, который я прервал.

– Только не забудьте про слово «налегке», – предупредил их. – Анжа, проконтролируй. А то, если застрянут где-нибудь перегруженные, тебе же их и вытаскивать.

На этом разговор через амулет связи прервали, а мы еще какое-то время обсуждали возникшую ситуацию. Зинское королевство оставило в покое эпистолярный жанр и перешло к реальным действиям.

– Это ты во всем виноват, – не упустила случая напомнить Эль. – Если бы не тот неприличный ответ, еще долго можно было бы вести переписку и попутно готовиться к войне.

– Признаю, что виноват, – не стал спорить я. – Вот только не нужно забывать, что противник тоже готовился бы и напал в самый удобный для себя момент, а так вынужден торопиться. Мы в обороне, нам проще.

– Тут муж прав, – вставила Лара.

– Золотые слова! Их нужно вставить в рамочку и повесить в тронном зале под гербом в качестве второго девиза. Или лучше первого?

– Обойдешься! – ответили ушастые хором.

– Ну вот, опять длинноухий заговор. И вообще мы отошли от темы.

Вернувшись к обсуждаемому вопросу, пришли к выводу, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Все в пределах ожидаемого. Также не возникло сомнений, что хвостатая им теперь шороху наведет. Занятие как раз по ней. Последняя мысль навела меня на одну интересную идею.

– Лара, дорогая, у тебя вроде вампиры знакомые были? Почему бы им не поручить похожее задание?

Обе ушастые сморщились от такого моего предложения.

– Это был исключительный случай! – заявила темная. – Пропал любимый, и я не представляла, что делать. Поступок, вызванный отчаянием, а не разумом.

– С нечистью лучше никаких дел не иметь, – поддержала ее светлая.

– Нет, так нет, – не стал настаивать я. – Мое дело было предложить…

Анжа. Неизвестно кто

Ну вот, начальство одобрило именно мой план, в чем я и не сомневалась (иначе на связь, скорее всего, не стала бы выходить). Вообще, половину порученного дела уже сделали. Как исчезают караваны, выяснили. А ведь шли не совсем тем путем, которым здесь обычно купцы ходят. Во всяком случае, те, что легальный товар везут. Наверняка существует несколько таких устраивающих засады отрядов, а примерно в том месте, где мы свернули, сидит дозорный, и не один. В Проклятых Землях, где постоянно чувствуешь на себе недобрые взгляды, такого соглядатая даже архимаг не обнаружит.

Идеальным вариантом было бы пройтись по всем приграничным деревням и трактирам и выловить отряды, каких, по идее, должно быть не менее трех. Один на тех, кто пойдет прямо, и два на случай, если купцы надумают свернуть, как это сделали мы. Однако решила подумать об этом позже. В первую очередь конкретное место сбора, о котором уже известно.

Купцам с охраной достались все лишние лошади. Их было совсем немало, но и народу тоже в караване имелось достаточно, в качестве вьючных на уцелевший товар по-любому не хватало. По приказу князя проследила, чтоб слишком сильно не перегружали, а то идея получить хотя бы за часть тройную цену торговцам показалась слишком уж соблазнительной. Они даже пытались скандалить, мол, не собираются учить меня, как убивать врагов, следовательно, и я не должна рассказывать им, как перевозить грузы.

В любом случае, забрать все и при этом передвигаться достаточно быстро у них не было никаких шансов. Да и трофейного оружия скопилось немало. Бросать его купцы также не собирались. Поэтому устроили чуть в стороне тайник и отправились назад в долину, с расчетом сюда еще вернуться. Может, как все уляжется, у них и получится. Иные тайники в Проклятых Землях и тысячелетиями никем не тронутые лежат. Знаю, сама на такие несколько раз натыкалась. И не все разоряла, пусть лежат уже в качестве моих тайников. Целее будут.

Потом купцы отправились в одну сторону, а мой отряд – в другую. К стоящей у дороги деревеньке, где находился нужный нам постоялый двор, доехали еще до наступления темноты. Дневные переходы рассчитываются на неспешный шаг, а не галоп, поэтому если конный отряд торопится, то он может проделать этот путь куда как быстрее.

– Всем вместе туда соваться не стоит, – посоветовал главный монах.

Прежде всего он как раз меня и имел в виду. Был прав, и я не собиралась это оспаривать.

– Понимаю, – согласилась я. – В любом другом месте вообще пошла бы одна.

Собеседник слегка нахмурился.

– Но, увы, вблизи Проклятых Земель практически всем известно, что такая красивая, неповторимая, ушастая, рогатая и хвостатая живет в княжеском замке. Слухи тут ходят самые разнообразные, начиная от любовницы князя и заканчивая тем, что Ва’Дим является тайным Темным Властелином, заключившим союз с повелительницей нечисти, то есть со мной. Но сплетни обо мне, несмотря на все их разнообразие, страдают однобокостью. Так что и в последнем случае, впрочем, как и в остальных, я все равно зачисляюсь в любовницы. Никакой фантазии у людей!

– Я не совсем это имел в виду, – ответил монах на мою речь.

– А что?

– Знаю, что ты умеешь маскироваться, меняя облик, но одинокая женщина все равно вызовет подозрения.

Пришлось с ним согласиться. Решили ничего особенного не придумывать и послать тройку монахов. Случайные путники, и не более. Да и никто не распознает в них служителей храма, если сами не признаются. Куда больше на наемников похожи. В общем, обычное дело в этих местах.

Уже хорошо после полуночи один из разведчиков вернулся. Неплохо они там посидели. Не только я с моим повышенным обонянием учуяла. Остальной отряд тоже. Горячие закуски, пиво, пусть и не гномье, и вообще все, что в таких случаях положено. Мы вон в лесочке у костра ужин разогревали. Естественно, без пива. Все у купцов осталось.

– Чтоб не вызывать подозрений, – счел нужным объяснить разведчик.

Вообще-то это и так было понятно. Далее последовал нормальный отчет об обстановке и численности противника:

– Три группы наемников, две тройки и одна четверка. Между собой почти не общаются, хотя, по словам хозяина, в трактире они который день и сидят целенаправленно, то есть точно не проездом. Кого-то ждут. Наше появление восприняли как должное, будто еще одна такая же группа пришла. Но выходить на контакт не пытались.

С самого начала у нас не было идеи разделить двенадцать человек отряда вот на такие же тройки или четверки и прийти туда как бы по отдельности. Да и поздно уже. Одна группа, явившись ночью, и так подозрения вызовет, а уж все – тем более. И в любом случае я предпочла другой план. Тоже очень хороший. Даже еще лучше, просто замечательный, так как мой любимый. Гениальный, как не упускает случая пошутить про любой план князь Ва’Дим. А именно сделать все самой.

Глава 5

Анжа. Неизвестно кто

В темноте я вижу очень хорошо, получше эльфов. Слух, должна признать, у ушастых превосходит мой самую малость, а зрение нет. Как умею глаза отводить и бесшумно передвигаться, остальные убедиться уже успели. Поэтому сомнений, что должна идти именно я, ни у кого не возникло. К тому же все прекрасно понимали: дерусь я намного лучше любого из них, как с оружием, так и без. Сначала не хотели верить, но после нынешнего боя больше сомневающихся не осталось. Хотя по-прежнему продолжают считать князя Ва’Дима лучшим мечником. И с чего им такое в головы взбрело? Мол, их священный меч другого просто не выбрал бы.

Выяснила у вернувшегося разведчика, где спят хозяин трактира и главный в четверке, который выглядел побогаче и занимал отдельную комнату. Не сомневалась, и тот, и другой просто обязаны хоть что-то знать.

Проскользнула никем не замеченной (даже собаками) в трактир и быстро отыскала нужные комнаты. С главарем проблем не возникло. Тихо вошла, позаботилась о том, чтоб без моего желания уже не проснулся, и выволокла в окно. С трактирщиком так просто не получилось, и вовсе не потому, что он спал не один. Его самого и жену (или просто толстую тетку) усыпила даже легче, чем перед этим воина. Они на пару храпели так, что можно было мебель ронять, все равно никто не услышит. А вот вытащить… Я, конечно, сильная, но такую тушу, да еще и без шума, не унесу.

Вот на такой случай двое оставшихся монахов и пригодились. Не завидовала я им, тащить пленника до лесочка еще то удовольствие. Это магам хорошо, поставил полог молчания и допрашивай где хочешь, не опасаясь, что весь трактир криками пытаемого перебудишь. Но я как-нибудь и простыми методами обойдусь.

Как оказалось, трактирщика тащили зря. Он ничего не знал. Вернее, мог очень подробно рассказать (и охотно рассказывал даже без применения пыток и других методов воздействия, тем более что мы у него вовсе не деньги требовали), когда и сколько воинов прошло через его заведение. На какое время останавливались, что ели и пили, сколько за это заплатили, в каких комнатах ночевали…

Клялся любыми богами, что не врет. Мол, у него все записано, и готов в любой момент свою книгу показать. Книга – это, конечно, хорошо, но мы предпочли поверить на слово. Память на все, что связано с трактиром и торговыми операциями, у этого толстяка оказалась идеальной.

Своими подозрениями насчет того, чем все эти люди тут могли заниматься, он делился менее охотно. По его мнению, все дело в контрабанде. Занятие по местным меркам обычное. Только не был до конца уверен, сами ли его новые клиенты товар возят или грабят других контрабандистов. Более склонялся ко второму в силу слишком уж большого количества народа. Хотя не исключал, что одно другому не мешает.

– И кто тут всем заправляет? – спросила я.

– Не знаю, – ответил трактирщик.

Потом спохватился и быстро добавил:

– По имени не знаю. Не представлялся и вообще у меня ни разу не ночевал. Только иногда приезжал, причем совсем ненадолго. Всегда с охраной и боевым магом. По всем приметам завтра, самое позднее послезавтра, тоже будет.

Закончив допрос трактирщика, перешли к воину. Второй пленный таким словоохотливым не оказался. Но и он продержался недолго. Оказалось, что прекрасно знал, кто я такая. Причем по каким-то непонятным причинам был сторонником самой странной части слухов. Той, что причисляла меня к нечисти из самого сердца Проклятых Земель. Обещание, что скормлю своим слугам, на него очень подействовало. Больше всего боялся превратиться в ходячего мертвеца.

– Поклянись, что после того, как все тебе расскажу, обязательно отрубишь мне голову, – потребовал он.

– Клянусь, – легко согласилась я.

– Нет, не так. Поклянись Проклятыми Землями, Темными Богами, сердцем дракона, кровью вампира, алтарем Слика и своим мужем – князем Ва’Димом.

Ну и набор предрассудков и суеверий! Подобное не от любого крестьянина услышишь. Этот же не просто наемник, а командир, пускай и мелкий. Но я не стала объяснять ему всю глупость, противоречивость и необязательность к исполнению такой клятвы, а просто повторила то, что он хотел. Однако и после этого словоохотливости пленник не проявил и сам ничего не рассказывал. Отвечал на задаваемые ему вопросы без попыток лжи и не более.

В трактире на данный момент находилось четыре тройки, одна из которых была в непосредственном подчинении у допрашиваемого (это мы и так знали). Он и пришедших этим вечером наших монахов посчитал. Те пароля не назвали, но это случалось постоянно. Такие наемники обычно дожидаются начальства, которое и решает, что с ними делать.

Еще днем прискакал упущенный мной сторож. Расписал нападение на отряд ярчайшими красками. Нечисть, оказывается, уничтожила торговый караван, потом приняла его облик и таким образом смогла взять врасплох устроивших ловушку. Кого там только не было! Темные Боги лично с неба не спускались, но все остальные присутствовали. Живые мертвецы, оборотни, вампиры, стая драконов…

Естественно, ему никто не поверил. Однако исчезновение целого отряда, отправившегося по наводке, оставалось фактом. Вот и спровадили паникера к начальству, чтобы там свои байки рассказывал. А то никому не хотелось пересказывать услышанное, но и не докладывать было никак нельзя. В общем, логичный поступок, сам придумал, сам и доказывай.

Последнее допрашиваемый говорил уже не так уверенно. Увидев меня, начал подозревать, что часть рассказа могла оказаться правдой. Не стала его разубеждать.

План был простой (опять гениальный). Захватить всех еще спящими, потом занять их места и дожидаться начальства. Все это мы проделали без проблем. Чисто и без шума. Не стоит даже упоминания. Ждать до послезавтра не пришлось, гости явились уже к полудню следующего дня. Встречал их сам трактирщик. Очень милый человек, сразу согласился нам помогать, даже уговаривать не пришлось.

Начальство, два человека, один из которых, несомненно, маг, прибыло под охраной двух десятков воинов. В зале их ждала вполне обычная картина: три тройки и одна четверка наемников, рассевшихся по периметру помещения. Мне самой пришлось даже шлем надеть, чтоб рогов и ушей видно не было. Не люблю этого дела, если что, глаза предпочитаю отводить или, в крайнем случае, капюшон набросить, только тут по-другому не очень получалось. Еще иллюзию могу изобразить, но опять же неизвестно, какой маг попадется. Охрана, как и предполагалось, расселась по свободным местам и оказалась в нашем окружении.

– Где Крин? – сразу обратился главарь к трактирщику.

– Болеет, – ответил тот.

– И чем же? – подозрительно спросил уже маг.

– Мне не говорил. Но вина со своими людьми он вчера заказывал больше, чем обычно. Да и ночь у них длинной получилась. Мне тоже пришлось не спать.

– Понятно. Зови.

Трактирщик, довольный тем, что удалось обмануть мага, побежал наверх. Настолько быстро, насколько это вообще было возможно при его комплекции. Все шло точно по плану. Хотя момент с магом с самого начала являлся довольно скользким. Сама я умела и подробно объяснила хозяину трактира, но не было абсолютной уверенности, что у него получится с первого раза.

Маг разума, даже если специально не обращает внимания, все равно почувствует прямую ложь. Так и получилось. Да не успел он понять, насколько сильно и в чем его пытаются обмануть. А затем, когда задал вопрос и следил внимательно, трактирщик говорил исключительно правду. Вино действительно заказывалось и чуть больше, чем обычно. Ночь получилась длинной. Сам трактирщик тоже не спал, причем по вине наемников. Не придерешься.

Дальше совсем просто. Все разумные, и маги в том числе, не любят задавать «глупых» вопросов, когда имеют возможность сделать собственные очень «умные» выводы. Вот маг и решил, что нужный им человек просто пьяный у себя в комнате спит, а хозяин врет, чтобы его прикрыть. Обычное дело.

Уход трактирщика был заранее оговоренным сигналом к действию (ему самому эта часть плана особенно понравилась). Мага и главаря опять взяла на себя я. Только на этот раз они были нужны живыми. С двумя десятками наемников монахи справились и без меня. Большинство даже из-за столов повыскакивать не успели. В смысле разбойники не успели, монахи как раз наоборот, хотя, если бы поставили себе такую цель, наверняка смогли бы уложить многих, даже не вставая.

Позже выяснилось, что маг на самом деле был неопасен. Его главной специализацией оказалась магия разума, и ехал сюда для выяснения обстоятельств случившегося. Видел ли кто еще стаю драконов и прочие ужасы? У гонца ко времени допроса уже было с головой не совсем в порядке, и магия разума не давала однозначного ответа на вопрос, говорит ли он правду или врет.

Шевар. Монах-воин

После того как грабители караванов избрали этот трактир своей постоянной базой, крестьяне из соседней деревни, что стояла рядом с дорогой, сюда захаживать перестали. Хватило нескольких показательных драк, вернее избиений, чтобы уяснили: пить куда лучше дома, а не по кабакам шляться. Трактирщик внакладе не остался, так как новые клиенты всегда аккуратно расплачивались, да и съедали и выпивали куда больше крестьян. Да и ночевать оставались, что тоже деньги. И главную его статью доходов, путников, что иногда тоже останавливались на ночлег, не трогали.

Не простые бандиты эти планы разрабатывали, не на один-два налета рассчитывали. И нехорошие слухи вокруг трактира им точно были не нужны. То, что чего-то ждущие наемники, которых в последнее время во всех гостиницах и трактирах королевства хватало, пару раз крестьян отлупили – не событие. Да и били совершенно беззлобно, ни зубов никому не повыбивали, ни костей не переломали. А одного здорового мужика, который сумел и сдачи дать, даже похвалили и к себе пригласили.

В общем, допрос пленных можно было проводить прямо в трактире, не опасаясь наплыва посетителей. Разве что какой случайный путник забредет, но риск небольшой.

– Первым делом маг, – заявила Анжа. – И то, что он может отличать правду ото лжи, в данном случае большой плюс.

– Всегда думал, что их допрашивать не так просто, а уж магов разума в особенности, – удивился я.

– Только не в моем случае, – ответила рогатая. – Смотри и все поймешь.

Как только мы привели пленного в сознание, Анжа с ходу ошарашила его заявлением:

– Я убила много магов!

Поверил. Куда ему было деваться? Такой красавице и без магии разума поверишь.

– Могу убить и тебя, – продолжила она. – А могу и не убивать. Даже отпустить живым и здоровым.

– На каких условиях? – сразу же спросил он.

– Самых простых. Ты рассказываешь все, что знаешь о тех, кто уничтожает караваны, идущие через Проклятые Земли, помогаешь в допросе второго пленного и можешь идти, куда захочешь. Вряд ли тебя будет кто-то искать по другую сторону княжества. Даже материк покидать не придется. В любом случае южный не рекомендую, я там бывала, и мне совершенно не понравилось. Жарко и вообще. Да и не мне тебе рассказывать, что маг где угодно хорошо устроиться сможет.

Анжа говорила с магом так, будто он уже согласился и теперь обсуждается вопрос, куда ему лучше ехать после того, как все кончится. Да и думал он, в общем-то, недолго. Можно сказать, совсем не думал. Сразу согласился.

Пленный поведал, что инициатива исходила чуть ли не из королевской канцелярии. Но не от тех чиновников, которые давно там служат, а от новых. Так что совершенно непонятно, это их личная идея или используются в качестве страховки. Вдруг не выгорит, тогда останутся виноватыми. А вообще, в последнее время таких очень много понанимали, причем в большинстве своем не местных. Раньше в королевстве и пятой части от того, что сейчас, не удалось бы насчитать при всем желании, хотя бюрократии хватало.

Структура засад оказалась именно такой, как нами и предполагалась. По несколько наблюдателей на основной дороге с обеих сторон от границы. Отслеживают караваны, как идущие из княжества, так и туда. Дорога сравнительно оживленная, трактиров достаточно, поэтому несколько крупных отрядов наемников хоть и находятся на самом виду, но подозрений ни у кого не вызывают. Тем более что их в последнее время во всем королевстве хватает. Даже с избытком. Есть возможность маскироваться. В результате достаточно быстро собраться, чтобы устроить засаду, всегда успевают. На случай таких хитрых, как мы, что решают обходить королевство по границе на север или, наоборот, на юг к городу со странным названием Волкодав, существуют другие отряды. Один такой мы как раз и разгромили.

Уничтожали всех, как купцов, так и контрабандистов. Только светлых эльфов не трогали (темные этой дорогой вообще не ездили). Почему – маг понятия не имел. Прямой приказ сверху без каких-либо объяснений.

Он действительно рассказал все, что знал. Как и обещал. Второго пленного допрашивали уже скорее для формальности, не ожидая услышать ничего нового. Маг разума принимал в этом деле участие, и немалое. Можно сказать, главное. Его ведь как раз для допросов и посылали, только никто не ожидал, что рабочим материалом станет тот, кого назначили командиром. Оказалось, этот маг – специалист по получению сведений без применения пыток. Входил в контакт с разумом пленного и подавлял его волю, после чего тот сам отвечал на все вопросы.

И зря мы думали, что не узнаем ничего нового. К удивлению мага, его формальный командир оказался куда более осведомленным, чем он предполагал. Причем знал не просто чуть больше, а еще и тех, кто связан с этим делом в высших кругах королевства. Сейчас нам от этого никакой пользы, но князю доложить необходимо. Впоследствии может пригодиться. Амулет связи и кристаллы-накопители не только у Анжи имеются. Мне князь Ва’Дим лично вручил с поручением докладывать о самом важном, особенно если хвостатой какая дурь в голову взбредет. Так и сказал, а еще добавил:

– Воин она, конечно, хороший, возможно, самый лучший, но никогда не угадаешь, что выкинет в следующий раз.

Когда уходил, услышал, как темная эльфийка ему говорит:

– Надо же, а я всегда о тебе самом такое думала.

– С кем поведешься, – ответил князь.

– Только интересно, кто из вас и от кого набрался?

– Вообще-то я имел в виду скорее вас с Эль…

Дальше не слышал, так как отошел уже слишком далеко.

Глава 6

Дим. Попаданец

На этот раз на связь вышла не только Анжа, но и главный монах в их маленьком отряде. Сообщили практически аналогичную информацию. Причиной же дублирования являлось их разнящееся видение того, как нужно действовать дальше. Первая часть вообще-то полностью совпадала. Пройтись вдоль границы и уничтожить кого получится, желательно главарей и приближенных к ним лиц. Точечные акции преимущественно по ночам и без лишнего риска. Дальше их планы сильно отличались. Монах считал, что после этого нужно сразу возвращаться, а Анжа загорелась желанием наведаться в столицу и навести там шороху.

– Ну и что по этому поводу думают мои остроухие советники? – спросил я первым делом, когда мы начали обсуждать сложившуюся ситуацию в семейном кругу.

– Слишком рано, – тут же заявила Лара. – Разобраться с теми, кто грабит караваны, – это одно, а устраивать акции в столице еще до начала войны – совсем другое.

Эль была полностью с ней согласна. Я, в общем-то, тоже. Осталось только хвостатую убедить. А то я ее знаю: если вобьет себе чего в голову, пока не сделает – не успокоится. Или вдруг загорится другим занятием, которое ей покажется еще более интересным.

Однако уже через неделю произошло событие, изменившее наше мнение на противоположное. И случилось оно не где-нибудь далеко, а в нашей столице, недалеко от замка. Выехал я туда с самого утра. Без какой-либо конкретной цели. Просто чтобы показать, что «в Багдаде все спокойно» и нет причин для паники. Никто, собственно, паниковать и не собирался, но в последнее время кто-нибудь из нашей семьи ежедневно уделял не меньше часа таким поездкам.

Еду я, значит, никого не трогаю, даже мигалку не включаю. Не предусмотрена она почему-то в лошадиной конструкции. Хотя ничуть не сомневаюсь, что маг средней руки без труда сумел бы соорудить нечто подобное или еще похлеще, но у местных до такого фантазия не дошла. Дикари.

А потом как будто кто-то выключил свет.

Когда включили снова, обнаружил, что нахожусь в собственной постели, а склонившись надо мной сидит Эль. По глазам видно, что плакала. Редкое явление! Они у меня обе, что светлая, что темная, к слезам не склонны.

Захотел подняться, чтобы обнять и утешить, а заодно пообещать наказать всех, кто посмел обидеть мою маленькую ушастую принцессу, но не смог. Застонал, если не сказать закричал, от пронзившей все тело боли. Эль тут же встрепенулась и приложила руки мне к голове. Немного полегчало, но заметил, что сама эльфийка вся скривилась.

– Эль, ты что, забираешь себе мою боль?! – спросил я. – Прекрати немедленно! Как-нибудь потерплю.

Но жена не стала меня слушать и не остановилась, пока боль полностью не ушла.

– Лучше не двигайся, – только потом объяснила она. – Просто так снять не получается, только пропустив через себя.

– А что хоть было? – наконец додумался спросить о самом главном.

– В тебя стреляли.

– И куда попали? Боль пронзила все тело до кончиков пальцев ног, а не какое-то конкретное место.

– В сердце, – ответила Эль.

Шутить про амура и третью жену не возникло ни малейшего желания. Тем более что практически сразу дошел смысл сказанного.

– Постой, – удивился я. – Разве в таких случаях не умирают?

– Умирают, – согласилась эльфийка. – И сделай ты это, я бы потом сама тебя еще раз убила. Древо не позволило тебе умереть, поддерживало жизнь через артефакт, тебя с ним связывающий, пока не доставили в замок. Потом подоспела я, но все равно ты почти умер. Слишком страшной магией начинили стрелу.

– На мне были куча амулетов, универсальный щит и мифриловая кольчуга, – вспомнил я. – Неужели все удалось пробить одной стрелой?

– Амулеты и щит – да, кольчугу – нет, – ответила светлая.

– Тогда как? – не понял я.

– Сверху через шею и по диагонали вниз до сердца.

Подавил в себе порыв потрогать место предполагаемого входа стрелы. Слишком близким и отчетливым было воспоминание о боли, а также то, какой ценой она снимается.

Проведенное по горячим следам расследование ничего не дало. Кроме трупа стрелявшего. Если в меня попала светлоэльфийская стрела с очень неэльфийской магией, то стрелку досталась самая обыкновенная темноэльфийская. Типа, темные эльфы наняли убийцу, выдали ему фальшивую светлую стрелу, а потом его самого прикончили. Вряд ли кто-нибудь всерьез мог рассчитывать, что мы в это поверим. Но концов-то все равно не нашли. Скорей всего, надеялись, что эльфийский след заставит нас потерять какое-то время. Так и получилось.

Что интересно, личность стрелка установили без труда. Пришел несколько месяцев назад с торговым караваном со стороны графства Шер. С тех пор несколько раз нанимался охранником к разным купцам, но всегда возвращался в долину. Все, с кем имел дело, отзывались исключительно положительно. Особенно хвалили за умение виртуозно стрелять из лука (ну это и без того было ясно).

Если его послали из Зинского королевства, то операцию начали планировать никак не позднее, чем год назад. Ведь не случайного человека уже тут наняли. Подобный выстрел, как неохотно признались мои ушастые, не любому эльфу по плечу, а уж человеку…

Нечто вроде гильдии убийц в этом мире существовала, но единой организацией ее нельзя назвать при всем желании. Даже куда в меньшей степени, чем воровскую. Зато, в отличие от членов последней, убийцы маскировались очень умело. И ни о каких специальных знаках и тем более таких популярных у умственно неполноценных преступников татуировках не могло быть и речи. Поэтому, если убийца и принадлежал к подобной организации, доказать такое было невозможно.

Следствие быстро зашло в тупик, и никаких перспектив не предвиделось. Хотя в розыске очень активное участие принимали и эльфы, как светлые, так и темные. Еще бы, кто-то попытался навести ложный след на них. А что так бездарно, еще хуже. Можно считать дополнительным оскорблением. Однако у остроухих тоже ничего не вышло.

Впрочем, все это было где-то там, в городе. Я же в это время лежал в постели и не мог пошевелиться. Уж очень сильную магию кто-то сумел вставить в стрелу. И дорогую. Убийца, или, вернее, тот, кто его нанял, сумел где-то раздобыть настоящую эльфийскую стрелу, что, в общем-то, не так уж трудно, с настоящим эльфийским мифриловым наконечником, что почти невозможно, во всяком случае, очень сложно и совсем недешево, даже не учитывая цену металла. Ну так вот, во сколько бы это ему ни обошлось, все равно получилась лишь дешевая упаковка для сразившего меня заклинания. Даже Древо Жизни не могло его снять, а только не давало мне умереть.

И рыжая Ли пыталась помочь, но и у нее тоже ничего не получилось. Один способ она все же предложила. Смешать кровь, пропустить через меня и моих жен получившуюся энергию и сбросить потом куда-нибудь ее излишки. Например, еще один перевал прочистить, гору какую испарить или еще что. Только непременно в полную силу, а не так, как в последний раз, когда она придумала контролирующее процесс плетение. Мои ушастые почему-то опять были против. Сомневались в результате, раз уж даже у Древа ничего не получилось.

Однако, когда я узнал, что провалялся без сознания целую неделю и надо мной дежурила не только Эль, а несколько раз ее подменяла дочь, снимая боль тем же способом, сразу выдвинул ультиматум:

– Смешиваем кровь и выбрасываем излишки энергии хоть на ближайшую скалу, хоть в космос!

Именно последнее и пришлось проделать, так как транспортировка моего тела до любой ненужной горы, не говоря о перевалах, оказалась весьма проблематичной задачей. Ближе всего находился космос, то есть крыша замка, куда и направились. Но даже из этого получилась целая эпопея.

В конце концов, забрались, куда планировали, и в небо ушел столб огня. Если сам процесс был очень болезненным, то результат оправдал все ожидания. Почувствовал себя заново родившимся. Эль, что важно, тоже. А то ведь ей, считай, ни за что досталось.

– Надеюсь, мы ничего там не сбили? – обратился к Ли, кивая вверх.

– Нет, – уверенно ответила рыжая. – Уже давно могу сканировать всю полусферу от горизонта до горизонта. Там пусто.

– А дальше?

– Вероятность попадания столь ничтожно мала, что не стоит и учитывать, – стала объяснять древняя эльфийка. – И потом, сила с расстоянием рассеивается, и если на ее пути все же вдруг окажется корабль, то ему наверняка хватит щитов.

– И какая разница? – неожиданно вмешалась Лара. – Собьем – имеем право. Нечего над нашим замком летать кому ни попадя.

– Именно, – поддержала ее Эль.

Интересная интерпретация космического права получилась у моих ушастых. Хотя, с другой стороны, абсолютно правильно. Ведь сначала территориальные воды тоже измерялись расстоянием, на котором можно было потопить незваного гостя из пушки. Позже нарушителей воздушного пространства так же определяли по собранным обломкам сбитого самолета. А не смог сбить, значит, и нарушения не было. Радары, говорите? Какие еще радары? Врут они все!

Первым делом по выздоровлении захотел отправиться в город, чтобы показать населению: князь жив-здоров, полный порядок, и вообще «в Багдаде все спокойно». Только неожиданно столкнулся с непониманием со стороны ушастых. Пришлось буквально целое сражение выдержать.

– Мне что, теперь из замка вообще выезжать нельзя? – удивился я.

– Пока не найдем второго стрелка, – сразу же ответила Эль.

– Ага. А если он давно уже уехал? – задал я резонный вопрос.

– За это время долину не покинул ни один караван, – напомнила Лара. – В одиночку же через Проклятые Земли никто не пойдет.

– Хвостатая всегда ходит, – напомнил уже я.

– К счастью, второй такой нет, – поморщилась светлая.

Анжу недолюбливали обе мои длинноухие жены. К хвостато-рогато-ушастой у них отношение было неоднозначное. С одной стороны, благодарны за то, что доставила меня домой, когда мы с ней провалились в подземную тюрьму и выбрались на другом конце орочьих степей. А с другой – слегка ревновали, так как слишком уж много я в тот раз провел с Анжей времени.

– И вообще, тот фейерверк, что мы устроили, – лучшее доказательство, – заявила Эль. – Весь город точно видел!

– Тем более, – ответил я. – Вдруг они подумают, что это вторая попытка покушения? Мол, кто-то из богов тоже невзлюбил нашу семью.

– О князе Проклятых Земель в народе слухи ходят как о любимчике богов, – напомнила светлая.

– И еще как о лорде тьмы, – вставил я.

– И потом, у тебя не такие глупые подданные, – добавила темная.

– В большинстве своем – несомненно, – не стал возражать я. – Вся беда в том, что и враги, скорей всего, не полные дебилы. С их стороны было бы глупо не воспользоваться ситуацией и не начать распускать соответственные слухи.

В общем, уговорил я своих ушастых. А когда я их не уговаривал? Так или иначе, но всегда получалось. Мало того, выехали на этот раз всей семьей, включая детей. Никакой охраны, кроме Дрейка, я не заметил, да и пес побежал исключительно по собственной инициативе. Но, несомненно, по всему пути за безопасностью следили более чем серьезно. Не зря же Лара попросила три дня отсрочки.

Все прошло хорошо. Проехались по столице, показались народу, не забыв навестить каждый сектор. И кстати, идея со слухами себя оправдала. Мы их сами заранее запустили, но противоположного содержания. Боги действительно имели место быть, только не покушались, а, наоборот, исцелили. Все видели столб огня, пришедший с неба? Какие еще нужны доказательства? Нет, специальный храм, посвященный тем богам, строить не нужно, они не настаивали. Что? Любимчик богов? Официальный титул? Идея, в принципе, интересная, и ее стоит всесторонне обдумать, но уже после того, как будет решена большая часть проблем.

Кстати, о проблемах. Хотя следствие и зашло в тупик, его никто не отменял. Правда, чем дальше, тем меньше оставалось шансов на то, что удастся поймать злоумышленников. Но все равно вызвал из Пограничного Гату. Придя туда с моей рекомендацией, она уже успела собственными силами заработать репутацию, пусть и в определенных кругах. Особой надежды не возлагалось и на нее, но попробовать стоило. Зато в городе весть о том, что прибывает знаменитая сыскных дел мастер, восприняли весьма положительно. Тут Сим Ралиэль со своей газетой постарался. После событий с «Черным единорогом» все были уверены, что уж она-то непременно найдет.

Соблюдать политесы уже не имело смысла, и Анжа получила карт-бланш на свои авантюры.

– После завершения уже одобренной операции по наведению порядка на границах княжества братья возвращаются в долину, а Анжа получает отпуск, о котором давно просила, – официально заявил я во время следующего сеанса связи через амулет.

О произошедшем у нас они узнали еще во время прошлого сеанса, когда я без сознания лежал, поэтому глупых вопросов никто не задавал.

Еще хвостатой послал напарницу. Вовсе не для того, чтобы они вместе по ночам в гости к замешанным в деле чиновникам ходили, а на случай если Анжа все-таки попадется. Будет кому оказать помощь при освобождении, и, если понадобится, вдвоем легче вырываться. Ну а коли ее содействие не пригодится, разведчицей поработает. Балы там всякие попосещает и прочие мероприятия подобного рода. Со знатью опять же пообщается и все такое. В общем, самая настоящая Миледи ушастого разлива.

Почему ушастого? Так в Зинском королевстве светлых эльфов не трогают. Кого же еще посылать? А тут такое совпадение. Широко известный своим неравнодушием к женщинам вообще и эльфийкам в особенности князь Проклятых Земель положил глаз на одну бедную девушку из провинциальной рощи. Но жены вовремя узнали, устроили настоящий скандал, забыв об эльфийском достоинстве, и выперли бедняжку из долины. По счастью, как раз отряд эльфов по каким-то своим делам в Первый лес отправлялся, иначе в одиночку через Проклятые Земли точно не перебралась бы. Сгинула бы, как и многие до нее.

Но после такого позора в родную рощу ей возвращаться не имело никакого смысла, да и денег на столь дальнюю дорогу не было. В Первом лесу таким, как она, тоже делать нечего, вот и осталась искать прибежища среди людей. В Зинском королевстве, как она не раз слышала, к эльфам очень хорошо относятся. Оно и понятно: цивилизация, а не «не пойми что» с северным варваром вместо правителя.

– А давайте сначала мы с Морнэмирэ несколько свиданий устроим? – предложил я женам. – Исключительно для правдоподобия. Погуляем, взявшись за ручки, по парку, пару-тройку фотосессий проведем, одну обязательно в бикини у водопада. Помните тот водопад?

Эль с Ларой помнили и были против. Категорически. Особенно что касалось фотосессий. Зато скандал на следующий день устроили от души. Заявились с самого утра в светлоэльфийский сектор города, где Морнэмирэ особняк себе строить собиралась. Всех там буквально на уши поставили, как в прямом, так и в переносном смыслах. Полстолицы скандал слышали, другая половина сплетни о нем, в пересказе первой. Поэтому можно было не сомневаться, что вражеские агенты, которые, несомненно, в городе имелись, обо всем знали.

Морнэмирэ же не забыла содрать с нас дополнительную плату за компрометирующий ее скандал плюс моральный ущерб, так как многие поверили, что у нее могли быть какие-то отношения с человеком, пусть и местным князем. И как только у Эль деньги вытащила, ума не приложу. Сумма-то вышла вовсе не маленькая.

Глава 7

Дрейк. Сенбернар

Ну вот, Хозяина чуть не убили, а меня опять рядом не оказалось. Хотя на этот раз есть серьезное оправдание: был делом занят. Детей его охранял, чтобы опять не потерялись. Когда человека ранили, сразу почувствовал. Только пока прибежал, его уже в комнату заносили. Понял, что рану надо вылизать, но меня не пустили.

Остался лежать перед дверью, охранять. Я пес серьезный. Своих чувств стараюсь не показывать. Но за Хозяина любого порву. Ррр! Хотя в последнее время он меня мало замечает. Особенно когда дети появились. Понимаю, у самого щенки были. Но все равно обидно. Я даже повыл несколько раз по ночам. Тихонько, чтобы никто не услышал.

У этих людей и эльфов все не как у нормальных собак, а по-глупому. Мясо перед едой жарят, всякими вонючими вещами портят, и дети у них медленно растут. К тому же Хозяин ничего в воспитании не понимает. Разве можно таких маленьких щенят одних оставлять? Пришлось это брать на себя. Я ведь сразу понял, что их защищать надо. Они меня слушались. А что за уши и хвост часто тягали, так совсем и не страшно. Однако все равно не углядел я за ними. Нашли какую-то странно пахнущую штуку. Из-за нее потерялись. В этом замке вообще много чего странного.

Когда Хозяин детей искать поехал, я думал, он меня возьмет. Только он не взял. Черного коня взял, а меня нет. Обманул. Зря я тогда свои намерения показал, все поняли и в комнате заперли, а сами уехали. Ух, как я лаял. Потом скулил. А меня все равно не выпустили. На третий день почувствовал, что уже не догоню. Замолчал. А меня еще полдня не выпускали. По-моему, боялись. Хотя чего меня бояться? Я за все время здесь никого не укусил. Только один раз. А чего этот конопатый мне на хвост наступил? И нечего ему было так орать. Я его чуть-чуть укусил. Попробовал бы он хвостатой женщине со странным запахом на хвост наступить. Убила бы. Точно! Я знаю. Она даже на оборотней, и то лучше меня охотиться умеет! А я тихонько, только чтоб напугать. Хозяин тогда ругался. Ему хорошо, у него хвоста нет. Вернее, плохо, без хвоста неудобно, но зато и не наступят. А я все равно кусаться буду, если попробуют наступать. Пусть смотрят, куда ноги ставить.

Выпустила меня из комнаты та девчонка, которая любит железяками махать. И ей еще другие человечьи щенята подчиняются. Она хорошая, не испугалась. Все меня кормить пыталась. А я почти не ел ничего, грустно было. Не хотелось. Зато как радовался, когда Хозяин вернулся. Я прыгал, лаял, вылизал всех – Хозяина, его самок, щенят. Вообще-то, я так обычно не делаю. Я пес серьезный. Просто тогда обрадовался сильно. А детей я теперь не один охраняю. Хозяин какую-то женщину притащил. Запах от нее опасный. Но я ее не боюсь. Она теперь тоже с щенятами возится. Петь их зачем-то обучает. Я даже ревновать стал.

А вон она идет. Может, зарычать на нее? Нет, не буду. Она хорошая, хоть и пахнет страшно. А вот тот эльф, что еще до того, как Хозяина убить пытались, приходил, – плохой. Почувствовал, про Хозяина нехорошее думает. Даже колдовать начал. Я зарычал – он бросил. С тех пор боится меня. Чувствую, из-за него Хозяина чуть не убили. Еще раз придет – укушу. По-настоящему. Ррр!!!

Нарин. Гном

Вот стоило уехать ненадолго из Проклятых Земель, как самое интересное без меня случилось.

Но обо всем по порядку. Засиделся я что-то у князя Ва’Дима. Почтенные гномы, переселившиеся в столицу, начали на меня слишком подозрительно поглядывать, в гости звать да ненароком своих дочек показывать. Того и гляди – женят, и здесь от этого не скрыться. Вот напасть! Только башковитый гном, соображающий, всегда найдет выход. Вот я и надумал опять пуститься в странствия.

Давно не видал я старого знакомца Ва’Лета. Как там он, на Севере? От приходящих иногда редких купцов, что торгуют даже с теми землями, доходили слухи, будто варварский князь сумел очистить свои родовые земли от нечисти. А заодно разобрался с соседями, решившими нажиться на готовеньком, и в итоге объединил под своим началом множество разрозненных княжеств. Еще бы ему этого не сделать! С братом-чародеем, поддержкой Великого Храма и ледяными троллями до кучи. Объявил себя Ва’Лет Императором Севера, ввел порядки в духе казгардских, насколько это у северян вообще возможно, и, судя по разговорам, процветает.

Очень мне стало любопытно, так что, едва получил очередное приглашение к градоначальнику, мастеру Гельфу, самому длиннобородому и, видимо, поэтому самому кичливому гному в нашей долине, сразу стал собираться в дорогу. Компанию мне решил составить полулис Фокс, с ним увязались несколько его сородичей. И пятеро моих закадычных друзей-гномов тоже вздумали отправиться в странствия. Денег у нас было достаточно, товаров на продажу собрали быстро, несколько хороших гномьих повозок тоже нашлось. И началось наше путешествие. Ва’Лет, как оказалось, успел жениться и сейчас был отцом семейства из пяти сыновей и дочери. Но подробно о том, что увидел в его государстве, как-нибудь потом. Сейчас о более важном.

Обратная дорога, на удивление, оказалась сложной. До Зинского королевства доехали без проблем (почти все время попивали северное пиво с моими старыми приятелями Нудом и Снорром, которых Ва’Лет отрядил в послы к Ва’Диму). А там началось… Всюду снуют какие-то подозрительные личности, полно военных отрядов. Это в самом-то невоинственном королевстве! Северяне с удивлением признали в некоторых из них казгардцев, причем коренных граждан тамошней империи. Да что это такое делается? Потом уже около самых Проклятых Земель подозрительные люди разбойничьего вида попытались ограбить наш караван. Не на тех напали! Получите арбалетный болт промеж глаз!

В столицу в долине Единорога я прибыл, полный возмущения. Что это такое, почему князь Ва’Дим не может порядок обеспечить! Правда, быстро поостыл под лавиной новостей. Оказалось, почти сразу после нашего отъезда все самое интересное и началось. Исчезли княжеские дети. Эльфийки были в шоке. Сами виноваты! Женам нужно дома сидеть и за детьми присматривать, а не государственными делами заниматься.

Дальше больше. Выяснилось, как пропали дети. Нашли действующий портал! Давно такого не было! Во многих подгорных королевствах эти штуки имеются, но никто не помнит, когда в последний раз удавалось включить. А тут два несмышленыша так просто прошли.

Стоило князю и эльфийкам рвануть на поиски своих отпрысков, кто-то начал в самой долине воду мутить. Банда непонятная объявилась, «Черным единорогом» назвалась. Хуже всего, в этом темном деле как-то и мои сородичи замешаны были. Хорошо хоть, потом выяснилось, что в самой банде никого из наших не было. Банду на чистую воду вывела сыскных дел мастер Гата, а помогали ей, как ни странно, Сим Ралиэль и его помощница полукровка Клариэль.

Почему странно? Не доверяю я этому журналисту. Совсем. У самого почти четверть гномьей крови, а называет себя чуть ли не полуэльфом. И что о таком можно сказать? Правильно, ничего хорошего. Помню, предлагал мои поучительные и веселые истории в его газетенке печатать, а когда я отказался, сам князю Ва’Диму как-то голову задурил и от него иногда получает.

Но я отвлекся, пропажа княжьих детей, распоясавшиеся бандиты и даже портал были не главной новостью! Древний гномий город! Князь Ва’Дим и его жены давно его нашли и молчали. Явно эльфийки придумали все скрыть от нас, гномов. Кто же еще?!

Магическим способом определили направление, в котором находятся пропавшие дети, и бросились спасать. И поскольку оно совпало с древним городом, то рассказали о его существовании и экспедицию снарядили, чтобы позже там встретиться. Окажись я тогда в долине, непременно пошел бы с тем караваном, а так узнаю обо всем последним из гномов. Поспешил я с путешествием на Север, сильно поспешил. Ва’Лет, конечно, друг, но кто же мог знать?!

Однако это все в прошлом, сейчас, оказалось, дела обстоят еще хуже. Моего друга чуть не убили. Какой-то подозрительный лучник совершил дерзкий выстрел, только магия Древа Жизни удержала князя от гибели. Выходит, и от эльфийских растений толк есть. Несостоявшийся убийца сам не избежал смерти. Все это походило на заговор, для запутывания следов которого приплели эльфийские стрелы. И никто не мог понять, кто организатор всего этого безобразия.

Мы с Фоксом пошли глянуть на труп того негодяя.

– Я узнал его! – едва не вскрикнул полулис. – Помнишь, мастер Нарин, турнир у Рохмарда? Это тот лучник, из «Волчьих голов», что жульничал на соревнованиях. Применял он магию и был разоблачен Жимаром. Я его хорошо запомнил, хоть сейчас этот наемник и без приметной рыжей бороды. Еще по переходу через Проклятые Земли. Все он норовил поиздеваться надо мной, да поизощреннее. Неужели это жители Волкодава покушались на нашего князя?

Сим Ралиэль. Журналист и издатель

До чего же не вовремя произошло это покушение на правителя. Ой, не вовремя. Я, конечно же, не в том смысле, будто лучше бы позже. Вообще ничего такого не надо, без князя Ва’Дима долина Единорога, скорей всего, передерется. Но эти злоумышленники нарушили и мои планы, поэтому и говорю, что не вовремя.

В связи с тем что князь вернулся в столицу, и не один, а в его свите появились две новые особы женского пола, я собирался повторно опубликовать свою статью-исследование на тему реального количества жен у нашего правителя. Дополненный вариант, естественно. Даже пробный экземпляр успели отпечатать, но в свете последних событий пускать это в тираж будет не самой хорошей идеей. Только и остается, как временно отложить в архив. А неплохая статья получилась.

Ну ничего, теперь буду писать о расследовании покушения. Надеюсь на сотрудничество сыскных дел мастера Гаты и ее помощницы Хатсы. Уже доводилось с ними сотрудничать. Правда, в тот раз Гата каким-то образом быстро сумела выяснить, что я на самом деле работаю не на себя, а на князя и газета «Наша долина» больше чем наполовину принадлежит государству. Но никому не рассказала, даже своей помощнице. Умеет хранить чужие тайны, если это никак не связано с расследованием. Так что с ней вполне можно иметь дело.

Ходят слухи, что настоящий заказчик покушения давно покинул долину, и придется отправляться на его поиски. Хатса уже намекала, что, если захочу, могу ехать с ними. Я сам как-то об этом не думал, а моя помощница Лисичка Клариэль вдруг загорелась. Даже не знаю, что выбрать? Остаться в долине и пописывать статейки о предстоящей войне с Зинским королевством (которой, скорей всего, не будет) или отправляться на поиски злоумышленников? Если поймаем настоящего виновника, женам князя придется изменить мнение обо мне.

Глава 8

Эледриэль. Светлая эльфийка

После скандала в светлоэльфийском секторе я зашла к послу. Вовсе не извиняться, с ним и так все было заранее согласовано. Интересовал вопрос, как поведут себя эльфы в случае войны. Вторжение в долину являлось крайне маловероятным, но все равно стоило обсудить на всякий случай, какой бы мизерной она ни была. Да и в случае наших действий на вражеской территории тоже.

Ответ, к сожалению, получился вполне ожидаемым. Защищать свой сектор столицы при нападении внешнего врага они собирались, как и положено по договору, но не более того. Даже предложение поделиться артефактами, найденными в заброшенном городе, не помогло. Тоже вполне предсказуемо. А перечисленные артефакты, рано или поздно, все равно в лес попадут. Проданные нами или гномами, без разницы. Уж я-то знаю, эльфы ждать умеют и переплачивать при необходимости тоже.

Только посол зачем-то начал оправдываться. Мол, так далеко от любого светлого Древа (наше не считается) у эльфов нет надежного источника магии, и они не могут себе позволить ввязываться в чужие войны. И ведь вовсе не пытался выторговать право исследовать двойное Древо Жизни. Понятно, что, когда Алисилиэль и темная принцесса оставались за главных жриц, пытались разузнать о феномене все, что только можно, и не преуспели. И зачем тогда эти пустые отговорки?

Ларинэ посещала другое посольство с той же целью, но результат ничем не отличался от моего.

– Я же говорила, что именно так и будет, – обратилась она к мужу.

– Отрицательный результат – тоже результат, – ответил человек.

– И в чем же он заключается? – с сомнением поинтересовалась темная.

– В том, что попробовать в любом случае стоило, и мы это сделали. Больше можем к вопросу не возвращаться.

– Тебе тоже с сожалением рассказывали, что без собственного Древа под боком не могут рисковать? – спросила я у Лары.

– Да. Причем ближайшая темная роща на самом деле не так уж и далеко. В орочьих степях.

– Давайте им по желудю подарим, – совершенно неожиданно вмешалась в разговор Мариэль.

Иваниил тоже оказался рядом. И как только сумели незаметно подкрасться?

– Да, на нашем Древе их много, – продолжил сын.

– Нельзя, – ответила я.

– Почему? – хором удивились дети.

– Все дело в том, что нужно в первую очередь подходящее место, – стала объяснять им. – Если такое удается найти, то даже в желуде нет необходимости. Достаточно воткнуть в землю ветвь или всего лишь положить там лист, и Древо все равно прорастет. Но все такие места давно найдены и заняты.

– А если место не подходящее? – спросила Мариэль.

– Тогда Древо Жизни просто не захочет там расти.

– А мы очень хорошо попросим, – предложила с надеждой дочь.

Я помотала головой в ответ. Темная повторила мой жест. Удовлетворившись ответом, дети ушли, а я вдруг поняла, что мы недостаточно внимания уделяем их образованию, раз вообще возникают такие вопросы. Поймала взгляд Ларинэ, говорящий о том же самом.

Дим. Попаданец

Рано утром меня разбудили эльфийские послы. Не лично, конечно, такая привилегия только у двух моих длинноухих принцесс имеется. На самом деле это сделали слуги, сообщив, что оба главных эльфа требуют встречи. Причем немедленно. Еще вчера!

Продрав глаза, понял, что «рано утром» не совсем подходящая характеристика. Слишком рано, очень рано, до неприличия рано – куда более точные выражения, чтобы описать сложившуюся ситуацию. Однако раз все равно уже встал, то быстро оделся, во что пришлось, и потопал в тронный зал. Вопреки ожиданиям жен и там не оказалось. А дети, наоборот, были тут как тут.

– Мы не виноваты! – заранее объявил Ив.

– Да, – добавила Мара.

Это уже интересно. С чего бы им начинать оправдываться?

– А ну-ка, мелкие и ушастые, признавайтесь, чего еще натворили? – спросил их.

– Ничего! – хором ответили дети.

Ага, так я им и поверил. То, что врут, было очевидно. Вели себя так, будто Древо Жизни в одном из парков спилили. А судя по тому, что, не дожидаясь рассвета, к нам в гости рвались оба посла, то как минимум в двух. К счастью, ни у темных, ни у светлых в парках ничего даже близко похожего на Древо (обычные дубы не считаются) не росло, так что ничего необратимого произойти не могло.

Но допросить ушастиков не успел. Наконец появились Эль с Ларой, чмокнули меня в обе щеки, заняли свои троны, после чего сразу были запущены послы. Те громко возмущались, перебивая друг друга, в результате чего не получалось даже приблизительно понять, в чем суть вопроса. Единственное, что не вызывало сомнений, – во всем обвиняли нас.

– А можно по одному, медленно и простыми словами, чтобы сумел понять даже северный варвар? – воспользовавшись паузой, вставил я. – Чего моя семья еще натворить успела?

– Мы не виноваты! – раздалось из-за трона.

– Мы только помочь хотели!

– Иваниил! Мариэль! Немедленно прекратили прятаться, вышли сюда и рассказали, как все было! – строго приказал я. – А то эльфы сегодня и двух слов связать не могут. С похмелья, наверное.

Послов такое мое заявление, естественно, возмутило, но способности членораздельно изъясняться не прибавило. Скорее, наоборот.

– Мы хотели помочь, – повторила Мариэль, встав уже по эту сторону трона.

– Да, – присоединился к ней брат. – Услышали, как папа с мамами обсуждают нежелание эльфов участвовать в войне на нашей стороне потому, что ни у темных, ни у светлых собственного Древа в долине нет, а нашим пользоваться почему-то не желают. Вот и решили помочь.

– И? – спросил я, когда сын замолчал.

– Пошли ночью к Древу Жизни, – продолжила дочь, – и срезали по ветке.

– Так просто взяли и срезали?! – удивился я.

– Да, – ответил Ив, пожимая плечами.

– Вот видите, ушастые? Что я говорил?! – обратился к женам, хотя на самом деле ничего подобного никогда не говорил. – Вот как надо! А вы… Древо то, Древо се, Древо это…

Все присутствующие длинноухие, включая Эль и Лару, находились в глубоком шоке и ничего не ответили.

– И что было дальше? – вернулся я к теме разговора, от которой сам же и ушел.

– Отнесли в эльфийские парки и воткнули в землю на специальных местах, – как о чем-то само собой разумеющемся рассказала Мара, мол, до чего же порой непонятливыми бывают эти взрослые, даже папа с мамами.

Большую часть как светлого, так и темного ушастых секторов представляли собой парки. И тот, и другой являлись как бы маленькой копией Первого эльфийского леса и, соответственно, зеркальными отражениями друг друга. В каждом имелось специальное место для Древа Жизни, если бы оно пожелало там расти. Своего рода традиция. Или пустая клумба, если без романтики, а по факту. Вот туда, выходит, они ветки и повтыкали. С чего тогда эльфы взбеленились, непонятно.

– И всего-то? – подвел итог я. – С какой тогда стати меня так рано разбудили?

– Но так нельзя! – возмутился темный посол.

Светлый его полностью поддержал. Второй случай такого единодушия среди разноцветных ушастых, первый – это когда Эль с Ларой выступают против меня единым фронтом.

– Мелкие вам что, ветки перепутали? – спросил я о единственном, что сумел предположить.

Ив с Марой тут же отрицательно помотали головами. Мол, папа, как ты мог подумать?!

– Нет, не перепутали, – ответил светлый, подтверждая их жест.

– Тогда еще скажите, что проросли, – пошутил я.

– Именно! Проросли! – воскликнул темный.

– Так радоваться нужно! – сильно удивился я.

Оказалось, что радоваться мешало сформировавшееся за многие тысячелетия мировоззрение. Ну не может прорасти ветвь Древа Жизни там, где любому полукровке вздумается ее воткнуть. А уж остаться при этом самой по себе, без связи с Древом, от которого была отрезана, тем более. По сути, у моих ищущих приключения детей получилось не размножить деревья со всеми присущими свойствами, а высадить эльфам по бесплатному источнику энергии, которые никогда не превратятся в полноценные Древа. Вот это больше всего длинноухих и пугало.

– А от меня-то вы чего хотите? – наконец задал им главный вопрос.

Выяснилось, что сами толком не знают. Так были потрясены случившимся, что побежали скандалить и предъявлять претензии, даже не обдумав требований.

– Могу, например, сходить в ваши парки, повыдергивать эти злосчастные ветки и использовать их по прямому назначению, то есть в качестве розог для двух маленьких паршивцев. Потому что резать или не резать ветви с Древа Жизни они могут сколько угодно по своему ушастому усмотрению. Я в эльфийские дела никогда не лез и не собираюсь. Честно! А покидать замок без разрешения и охраны, да еще и ночью… После чего шляться по городу, где совсем недавно в папу вражеские агенты стреляли, – это очень серьезный проступок.

Послы тут же заверили, что выдирать проросшие ветви вовсе не обязательно, они как-нибудь сами решат возникшую проблему. Тем более при моей нелюбви лезть в эльфийские дела не хотят меня затруднять. После чего быстро удалились, наверное, опасаясь, что я могу придумать что-то еще, не менее радикальное. И чего вообще шум нужно было поднимать? Получили два бесплатных реактора, в смысле источника энергии, которые, в отличие от настоящего Древа, не требуют поклонения, и побежали предъявлять претензии – у нас, мол, так не принято. Вот теперь мои жены непременно должны, просто обязаны выторговать у длинноухих как минимум поддержку в предстоящей войне.

Мы остались в узком семейном кругу. Если когда я начинал фразу про розги, Эль с Ларой посмотрели неодобрительно, то к ее окончанию мнение изменилось. Нет, пороть ушастиков не собирались, но религиозные чувства к Древу Жизни поубавились или скорее отошли на второй план, а материнские инстинкты, говорящие, что детям никак нельзя шататься ночью по городу, да еще и одним, возобладали.

– У нас была охрана, – сразу заявил сын.

Ага. Почуял, что когда папа грозится наделать розог из Древа Жизни, – это несерьезно, а когда мамы вот так смотрят – точно что-то будет.

– И какая же? – спросила Эль.

– Дрейк, – сообщила Мара. – Он смелый пес. От любого эльфа защитит. И даже на тетю Анжу напасть сможет.

А вот про хвостатую я не был так уверен. Во всяком случае, на спор не стал бы на нее пса натравливать, еще неизвестно, кто кого в результате покусал бы. Но сказал совсем про другое:

– Да, Дрейк, конечно, пес умный и серьезный, но даже у него не получилось бы быть в двух противоположных точках города одновременно.

– Он охранял сестру, – признался Ив.

– У меня другой вопрос, – начала Лара. – Как вы смогли незамеченными пройти через все защитные системы? В темноэльфийском секторе города они очень серьезные, и я сомневаюсь, что в светлоэльфийском намного хуже.

Мы встретили два искренних взгляда, совершенно красноречиво говорящих: «А там что, еще и какая-то защита была?».

– Ну вот, ушастые, – заявил я. – Наши гениальные и очень красивые дети (первое в папу, второе в мам) сделали еще одно открытие. Если срезать ветвь Древа Жизни, то с нею в руках можно преспокойно проходить через любую эльфийскую сигнализацию.

А как еще можно было объяснить произошедшее? Правда, ставить эксперименты мои остроухие красавицы не собирались. Я, в общем-то, тоже.

Наказанием детей не занимался, оставив это ответственное занятие на эльфиек. Свой отцовский долг полностью выполнил, наобещав розог, а дальше пускай сами разбираются.

Глава 9

Эледриэль. Светлая эльфийка

И муж, и темная как-то незаметно испарились, оставив мне самую неприятную миссию. У него, видите ли, государственные дела, у нее армия, а Мариэль с Иваниилом на мне. Не наказывают эльфы детей. Никогда! Но и дети тоже ничего подобного не вытворяют. Мало того, что поступок нельзя было оставлять без внимания сам по себе, так они еще и домашний арест нарушили, под которым сидели за то, что через портал без предупреждения и разрешения ушли. То, что все равно не отпустили бы, – не аргумент!

И что мне теперь с ними делать? Причем так, чтобы потом Ва’Дим и Ларинэ не вздумали отменить. Мол, мама Эль плохая, наказала, а папа с мамой Ларой хорошие, спасли. Пусть только попробуют! Раз сами сбежали, то их голоса можно теперь не учитывать. Хотя Дим, скорей всего, ничего не скажет, он в дела воспитания не лезет. За что его люблю еще сильнее. Помню, как малыши впервые сами залезли на отвесную стену замка. Мы с темной обрадовались и позвали мужа. Не подумали, что человек такое может воспринять совсем иначе. Но он у нас хороший, ничего не сказал, хотя смотрел с очень сильным опасением.

Однако это муж не станет вмешиваться, а темная может. В любом случае пусть только попробует!

– Что же мне теперь с вами делать? – спросила ждущих моего решения дочь с сыном.

– Лишить сладкого на два дня! – с готовностью воскликнула Мариэль.

– Или на три, – поддержал сестру Иваниил.

Глупо, конечно, было предполагать, что они сами подходящее наказание предложат. Вот если бы хотелось придумать что-то чисто формальное, тогда да.

– Отправим-ка вас в монастырь, на обучение, – наконец объявила я.

Им такая идея явно не понравилась. Категорически! А мне наоборот, даже очень. Спонтанная мысль оказалась ко времени и месту. И чем больше я ее обдумывала, тем сильнее нравилась. Обучение боевым искусствам у тех монахов очень хорошо поставлено, а в какой-то степени и магии, так что зря время точно не пропадет. Пригодится. Заодно подальше от опасности окажутся. Уж туда-то быстрее чем за год только на драконе долететь и можно. Тем более там послушников все время не хватает. Правда, от перспективы взять только на время точно в восторге не будут, но, если муж прикажет, выполнят.

– Мама, не надо! – тут же жалобно попросила дочь.

Очень жалобно. Любая эльфийка что угодно бы сделала. И мне огромных усилий стоило, чтобы не отказаться от плана с монастырем. Но смогла удержаться.

– Мы больше не будем, – добавил сын тем же тоном.

Но я не собиралась отступать.

– Конечно, не будете. В монастыре драконоборцев правила очень строгие.

Спорить не стали, но у обоих по щекам покатились слезы. Мне самой больно сделалось. Опустилась на колени, обняла и прижала к себе. Но решения менять не стала.

– Так надо, – начала нашептывать детям. – Вот научитесь у братьев драться, сможете долину по-настоящему защищать. А мы с мамой Ларой и папой будем к вам часто в гости приезжать…

Ларинэ. Темная эльфийка

Светлая с наказанием, пожалуй, перегнула. Сама бы я на такое точно не решилась. Но, с другой стороны, в одном она абсолютно права – чем дальше будут находиться дети во время войны, тем лучше. И вовсе не потому, что существует реальная опасность осады города и тем более взятия замка. Вряд ли вообще в долину сумеют прорваться, а если и прорвутся, то точно сильно об этом пожалеют. Как очень точно выразился по этому поводу князь Ва’Дим:

– Они не пройдут! А если пройдут, то не выйдут.

Однако главная беда в том, что Иваниил с Мариэль вполне могут сами надумать в войне поучаствовать. Это куда хуже. Учитывая, что наши дети если уж чего удумают, то обязательно сделают, тем более. Поэтому и я, и Ва’Дим решение Эледриэль полностью одобрили. Что касается расставания, не страшно. Всегда можно найти время, чтобы спуститься в подземелья замка, пройти через портал, подняться в храм и встретиться.

Глава ордена, как и предполагалось, в восторге вовсе не был. В смысле, совсем. Мало того, что временные послушники, а такое у них не принято, так еще и очень точно предположил постоянные посещения родителями. Но куда ему было деваться, если сам Достойный попросил?

Да и детям в конечном итоге польза будет. В ордене в любом случае с подготовкой все в порядке, так что основы они получат, а дальше я сама уже подтяну. Или ту же Анжу заставлю, пускай пользу приносит.

Не успели отправить детей, как пришли новые тревожные вести. Их принесли те самые орки, с которыми мы в прошлый раз воевали. Новый император Казгарда распустил большую часть армии, там традиционно хватало орков-наемников. Повозвращались в свои степи и начали воду мутить. Агитировали сородичей на нас напасть. Причем не просто так, а ударить из степей, когда война с Зинским королевством начнется. У нас к ней только подготовка ведется, а те уже точно знают, что война обязательно будет.

Те, кто уже пробовал, были против. Но все больше и больше кланов склонялось к мысли, что идея хорошая. Пока же начинали теснить скептиков. Вот те и пришли просить помощи. Мол, сами они на нас нападать не хотят, но может возникнуть ситуация, когда просто не будет иного выбора.

У нас его теперь тоже практически не оставалось. Или помогаем оркам, и пускай воюют у себя в степях друг с другом, или не помогаем, ожидая их у перевалов. Прорваться не прорвутся, а дорогу в Пограничный, как и в прошлый раз, перекроют. Между тем, на нее у меня кое-какие планы. Еще чего доброго блокаду устроить попробуют, если не считать порталов, может даже получиться.

Дим. Попаданец

– И что будем с этими орками делать? – спросил у темной. – Ты у нас главная по обороне, вот и решай.

– Тут скорее вопрос к Эледриэль, – ответила она. – А вообще, помогать в любом случае придется, вот только лишней армии у нас нет.

– Раз уж на то пошло, почти никакой нет, – вставил я. – И почему вопрос к Эль?

– Потому, что придется в основном деньгами помогать, – ответила темная. – Может, в какой-то степени оружием, но куда больше деньгами.

Присутствующая Эль возражать не стала.

– С оружием все понятно, только много ли они деньгами навоюют? – задал вполне логичный, на мой взгляд, вопрос. Не подкупят же в самом деле вражеские кланы, чтобы те не нападали?

Оказалось, что я не прав. Не в смысле подкупа врагов, а вообще. Обе мои ушастые к оркам относились, мягко говоря, негативно и тем не менее прочли целую лекцию в их защиту. Казалось бы, какая разница, получать ли деньги от нас и драться с другими орками или, наоборот, объединиться с теми, напасть на долину, разграбить и заиметь те же деньги в качестве добычи, не говоря о других трофеях? Выяснилось, что она очень даже была.

Хотя в степях и существовало немало крупных и мелких государств, но по сути орки имели клановое общество. А в таком интересы клана всегда выше интересов отдельного индивидуума. Этим они в первую очередь и отличались от большинства других наемников. И поэтому пришедшие к нам за помощью более чем охотно были готовы получить ее наличными.

Орочьи степи велики и тянутся далеко на запад. Там проживает множество племен, которым одинаково плевать как на восточные кланы с мутящими воду и обещающими золотые горы казгардскими ветеранами, так и на новое княжество в Проклятых Землях. Вот там и собирались вербовать воинов на полученные от нас деньги. Причем платить не каждому наемнику лично, а сразу клану. Если такой воин погибнет в бою, его клан все равно уже получил деньги и сможет купить на них оружие, лошадей, еду и будет если не процветать, то не бедствовать. А ведь орк не обязательно погибнет. Он очень даже может и с добычей вернуться, чем сделать свой клан еще сильнее. Если же направить тех же воинов в набег на княжество Проклятых Земель, то в случае победы выжившие вернутся с богатой добычей, а в случае поражения вообще ни с чем. И по-любому погибшие и так и так не дадут клану ничего.

Вот такая простая математика, благодаря которой орки вообще редко воевали с внешним миром, предпочитая отправлять туда самых горячих и беспокойных.

– А почему бы и нам не нанять армию против Зинского королевства именно в западных степях, раз все так прекрасно? – спросил я, выслушав лекцию по особенностям кланового общества.

– Ты у нас, несомненно, гениальный муж! – вместо ответа заявила темная.

– И что бы мы без тебя делали?! – поддержала ее светлая.

– А если по делу? – с подозрением спросил я.

– Если по делу, то я послала гонцов практически сразу, как поняла, что угроза войны реально существует, – ответила моя министр обороны. – И эти конкретные орки тоже явились к нам сами и заранее, а не будучи загнанными противником, когда уже поздно, в том числе и по этой причине.

– И только половина денег, что мы им выделим, будет безвозмездной помощью, – продолжила Эль. – На вторую они станут нанимать армию уже для нас.

– Часть оставим в Пограничном, в качестве резерва, а вторую часть придется размещать в долине, раз все так серьезно, – опять взяла слово Лара.

– Да, удружил нам император Казгарда, – подвел итог я. – Хоть бери и счет ему выставляй.

– Не надо! – на всякий случай сказала Эль.

– Нам еще третьего врага не хватало, – добавила Лара. – Как ты любишь говорить: «для полного счастья».

– А разве мы и так уже не находимся в близком к состоянию войны с половиной армии Казгарда? – удивился я. – А что до самой империи, то на карте смотрел, лично воевать нам будет весьма затруднительно. География станет очень сильно возражать.

– Все равно не надо.

– Да ладно, не собираюсь. Это была просто шутка.

– С тобой никогда не угадаешь.

Затем Эль вдруг сменила тему и начала жаловаться на газету «Наша долина» и прежде всего ее владельца Сима Ралиэля. Мол, я ему покровительствую, а он о нашей семье такое пишет…

– Вот «Новости долины Единорога» – совсем другое дело, – продолжала светлая. – Приличное солидное издание.

– Вот никогда бы не подумал, что моя светлая жена станет когда-нибудь хвалить гномью газету, – усмехнулся в ответ.

– Я не хвалю, а сравниваю, – ничуть не смутившись, ответила светлая. – Ты посмотри, что он о нас пишет! А если это дети прочитают?!

– Ну, во-первых, кое-кто, вся такая светлая и ушастая, их практически на противоположную часть континента отправила, так что точно не прочитают.

– Это нечестно, – обиделась Эль.

Тут я, пожалуй, перегнул палку. Не нужно было ей об этом напоминать.

– Извини, больше не буду, – попросил прощения я. – А чем тебе, собственно, его статьи не понравились?

– И ты еще спрашиваешь! Нет, точно не читал!

– Читал и поэтому не понимаю, что вам, красавицы, не нравится на этот раз? Цикл статей о покушении? Так с его подачи теперь вся столица уверена, что меня именно боги исцелили.

– А также в том, что мы не способны сами найти убийц и теперь ждем не дождемся сыскных дел мастера Гату и ее помощницу Хатсу, – тут же нашла, что ответить, Эль. – Ну это ладно, неприятно, но факт. А каких он подробностей о твоей любовнице Морнэмирэ и ваших с ней приключениях понаписал!

– И что тут такого?

– Как это что?!

– Мы ж сами хотели раздуть скандал как можно сильнее. Сим постарался, лучше не придумаешь.

Светлая смутилась, но совсем ненадолго. Почти сразу нашла еще неубиваемый, по ее мнению, аргумент:

– И потом, он о наших детях нехорошо написал!

– Как отважные ушастики в преддверии войны сумели в эльфийских рощах вырастить по Древу Жизни, чем увеличили обороноспособность города? Такой статьей гордиться надо! Вставить в рамочку и повесить в тронном зале.

Никто в рамочку газету вставлять и тем более на виду вывешивать, естественно, не собирался, но то, что она у обеих ушастых имеется, можно было не сомневаться. У светлой аргументы кончились, тогда высказалась темная:

– Еще он хочет перед самой войной поссорить нас с Волкодавом.

– Это каким образом?

– Объявил в своей газете, что стрелявший в тебя наемник из этого города.

– А вот тут, ушастые, вы просто ревнуете. Потому что он первым эту информацию добыть сумел. И все потому, что не стесняется с дикими полуэльфами общаться.

Женам такой аргумент не понравился, но с ходу больше ничего придумать не смогли.

Глава 10

Дим. Попаданец

На самом деле имелись и хорошие новости, а не только плохие или не очень плохие. Обнаружился потенциальный союзник. Причем сам пришел, не мы его нашли.

Новый король наконец навел порядок в далеком Северном королевстве и укрепил там свою власть, сделавшись не только номинальным, но и реальным правителем. Наши агенты в Драконьем Черепе регулярно о тамошней обстановке доклады присылали. Что интересно, этот город король вообще не трогал, ограничившись для начала просто формальным признанием своей власти населением. С другими был куда менее щепетилен.

Выяснил, что Драконий Череп сбывает в больших количествах строительный лес через недавно появившихся в горах гномов, но не им самим, а кому-то довольно могущественному и, несомненно, богатому. Теперь через горожан прислал послов. Те, заходя в гномье подземелье, никак не ожидали, что окажутся не по ту сторону хребта, а чуть ли не по другую сторону мира. Однако сделали морды кирпичом и отправились на аудиенцию, словно по три раза на дню через порталы ходят.

Правда, большая часть их заготовок была сделана в расчете на сильное государство, находящееся по другую сторону гор, а не на небольшое княжество в центре континента. Но менять ничего не стали, а прошли по всем пунктам, в надежде что так или иначе если не большая, то хоть какая-то часть все равно может подойти. Тем более что благодаря порталу во многих случаях это имело не такое уж решающее значение. А из-за разницы в ценах многие их предложения оказались даже более заманчивыми, чем они сами предполагали. Эль позаключала кучу договоров, несущих непосредственную прибыль или иную косвенную выгоду княжеству.

Затем глава посольства задал мне интересный вопрос:

– Князь Ва’Дим, не собираешься ли ты в ближайшее время с кем-нибудь воевать?

Я-то собирался, вернее, со мной собирались, но откуда они об этом узнали? Вот в чем вопрос. Видимо, этот самый вопрос отразился у меня на лице, так как посол решил объяснить:

– Твои люди в Драконьем Черепе не только строительную древесину закупают, причем любую, а не исключительно самую ценную, что раньше западные купцы вывозили. Они еще и ищут желающих переехать в княжество, хоть на заработки, хоть на постоянное проживание. А в последнее время предпочтение отдается воинам, и плата, им предлагаемая, увеличилась.

– Так и есть, – не стал скрывать я. – В последнее время наблюдается очень нехорошая активность у соседей, вот и приходится быть готовым ко всему. А будет ли война или нет, и если будет, то насколько серьезная, пока с абсолютной точностью сказать нельзя. Впрочем, хотелось бы узнать, чем вызван ваш интерес?

– У меня, то есть, я хотел сказать, у моего короля, сейчас имеется большая армия. Воины хорошие, проверенные в боях, и не хотелось бы их распускать по домам или оставлять бездельничать по гарнизонам. Вот он, король я имею в виду, и решил, что есть возможность поучаствовать в чужой войне на взаимовыгодных условиях.

– Предложение, несомненно, заманчивое, и готов его всесторонне обдумать, – ответил я. – Вот только оборонительная война особых трофеев не предполагает, а учитывая географическую удаленность, для вас о территориальных завоеваниях тоже не может быть и речи.

– Да, – досадливо ответил посол. – Этого мы как-то не учли. А жаль.

– Мне тоже жаль. Однако услуги какого-то количества воинов я могу и золотом оплатить. Да вот беда, подготовка к войне съедает большую часть бюджета. Деньги еще есть, но не так много, как хотелось бы. Вот и не знаю, согласятся ли хорошие, проверенные в боях воины на ту же цену, что и остальные? И согласится ли их король?

На самом деле денег как раз хватало, и я готов был заплатить за такой подарок столько, сколько северный правитель попросит. Но зачем? В смысле зачем платить много, когда они, несомненно, согласятся и на меньшее? Ведь рассказывая о большой армии, посол явно опустил слово «слишком». Король, скорей всего, и сам не знает, куда своих воинов пристроить, чтобы они не хулиганили от безделья дома.

– Нужно будет посоветоваться, в смысле спросить короля, – ответил посол. – Я уверен, что мы сможем найти решение.

У меня сложилось впечатление, что на самом деле собеседник имеет право решать этот вопрос прямо здесь и сейчас. Не отходя от кассы, так сказать. И вообще, не простой это посол, а к примеру, министр, серый кардинал или кто-то вроде. Одна его оговорка «я, в смысле мой король» чего стоила.

Торопить события, естественно, не стал. Договориться-то договоримся, но обойдется куда дороже. Пускай лучше моя министр финансов принцесса Эледриэль про деньги торгуется. Тем более что пока враг у ворот еще не стоит и времени достаточно. На то, чтобы посол прогулялся туда и обратно порталами, его точно хватит.

– Учитесь, ушастые, – объявил женам, когда мы остались одни. – Умная обезьяна спокойно сидит на дереве и смотрит, как тигры и драконы дерутся внизу.

Но моим эльфийским принцессам китайская пословица не понравилась. Вещи, сделанные мастерами из Поднебесной, оценили весьма высоко, а идеи не очень. Или зря я дерево упомянул? На Земле ведь тоже многие не желают быть произошедшими от обезьян, требуют, чтобы их бог произвел. Ага, лично, руками, из грязи. По образу и подобию, так сказать.

А ведь по сути поговорка очень даже к месту. Один император решил проблемы у себя дома, избавившись от излишне большой армии, распустив ее довольно целенаправленно на запад. Отчего уже у нас возникли серьезные проблемы. У другого короля появились аналогичные затруднения, что и у казгардского правителя, только в меньших масштабах. Однако он оказался хитрее, решив на этом еще и заработать.

Ва’Харр. Король

Помоги, Во’Дан, что за напасти на мою голову! Ведь когда-то я мечтал всего лишь расширить свои владения, завоевать парочку ближайших соседей, еще нескольких обложить данью и титуловаться Великим князем. Получилось. Даже легче, чем предполагал. Потом появился этот Ранон, проклятый архимаг, и нанялся на службу. С его подачи я существенно увеличил свои владения, мой титул стал не простым звуком.

Да, прекрасно понимал: Ранон преследует какие-то свои загадочные цели, но не думал, что мне это помешает получить желаемое. Тем более все обещания он выполнял, не придерешься. В мечтах я уже видел себя владыкой всего Севера. Но чародей справедливо заметил, что на Севере у нас и взять нечего, а добыча есть в лежащих южнее королевствах. Вот если их завоевать. И стать императором не хуже повелителя Казгарда…

Красивые мечты. И невыполнимые. Реальность внесла свои серьезные поправки. Какой император?! Мне бы королевство удержать. Все силы на него уходят. Я на Севере, в родовом княжестве, даже не бываю. И сына не послал, молод он еще. Туда бы старшего, но бедного Ва’Дорра уничтожил дракон. Пришлось отправлять наместником Ва’Зана, дальнего родича, которому я даровал какой-то здешний титул. Графа, а может, и герцога, не разобрался я еще в иерархии местной аристократии. Обещался мне Ва’Зан быть верным вассалом. Вроде сомнений в этом пока нет. Получаю от него несколько бочек пива да соленой рыбы, будто здесь этого добра не хватает. И оба мы понимаем, что вся верность новоявленного герцога будет ровно до того момента, как я потребую хоть чего-то большего.

Пока я усмирял и брал под свою руку оставшуюся без власти страну, все было хорошо. Где легче, где тяжелее, но вполне ожидаемо и понятно. Позвал еще северных князей да свободных воинов в подмогу, того количества войск, которое шло со мной ранее, не набралось, но усмирить строптивых баронов, не пожелавших признать нового короля, хватило. Вернее, поначалу не хватало, а как страна почувствовала за мной силу и поверила, что смогу стать настоящим королем, так армия начала расти куда быстрее, чем мог себе представить. Образовалось полноценное войско, и шансов у этих недалеких феодалов не было, они меж собой даже договориться не могли. Так и разбили их поодиночке. Особо верным сподвижникам даровал захваченные замки вместе с титулами бывших владельцев. Затем с помощью войск покончил с разбойниками, которых развелось во время смуты немало.

И тут передо мной в полный рост встала неразрешимая задача. Армию распускать никак нельзя, потому что только часть вернется по домам, а остальные превратятся в тех же разбойников, а то и в бунтующих баронов. Завоевывать больше некого. Это королевство оказалось ловушкой. На юге и востоке горы да непроходимые леса, в которых, как говорят, полно троллей, на западе неизвестно как далеко тянущееся каменистое побережье с редкими рыбацкими деревушками, не нужными никому, кроме обитателей (там даже своих князей нет!). Ну а Север, он и есть Север. Уж я-то знаю, что он собой представляет. Завоевывать тамошние бесчисленные острова и островки можно бесконечно долго и с нулевыми результатами. Сегодня они твои вассалы, а завтра независимые великие князья, и так до бесконечности. А главное, взять там нечего. Плодородных земель практически нет, рыбу можно и в других водах ловить, а железо проще купить.

Часть войска я все же сумел распустить без последствий. Повезло, что кое-кто из союзников желал вернуться на свои острова с добычей. Эти если и превратятся в нарушителей спокойствия, то где-то там, а не у меня. И повезло, что некоторые из земляков, вчерашние рыбаки, пастухи да крестьяне, жаждали получить за службу землю. Конечно же, дал, уж этого-то добра после войны хватало. Пускай обрабатывают, родне на Севере зерно продают да хоть какие-то налоги в казну платят. И верной опорой трону в случае чего будут.

Но армия все равно была намного больше, чем королевству необходимо. Можно оставить все как есть спокойствия ради и уменьшать постепенно. Вот только воинов кормить надо, да жалованье платить, а казна после войны не могла похвастать полнотой. Если по чести, то вообще ничем похвастать не могла. Не было у меня казны как таковой.

И тут вдруг выяснилось, что на границах моего королевства гномы через южные горы тоннель прорыли. И не сами, а по чьему-то заказу! И этот кто-то, явно богатый и могущественный правитель, начал вести активную торговлю с ближайшими к горам поселениями. Скупал чуть ли не все, что они соглашались продавать, и прежде всего лес. Оно и понятно, таких лесов, как на Севере, больше нигде нет, недаром купцы буквально вокруг света за ними плавают. Кроме этого, он активно переманивал к себе любых мастеров.

Нужно сказать, что я многих отдаленных городов и тем более поселков не завоевывал. Если кто сразу соглашался признать мою власть, тех вообще не трогал. Зачем разорять собственную страну? Горожане да крестьяне не рыцари с баронами, им без разницы, кто правитель. Лишь бы три шкуры не драл. И, как оказалось, не зря я так делал. Теперь не только скромные налоги течь в мою столицу начали, но и информация.

В последнее время у загорного правителя вдруг сменились приоритеты. В первую очередь стали требоваться воины. То есть все складывалось очень удачно для меня. Не только смогу решить проблемы с излишками армии, но еще и казну пополнить. Осталось только выбрать, кого послом отправить. Вся беда в том, что по сути некого. Толковых и умных, чтобы к другому правителю на переговоры послать, и не просто мою волю передать, а на месте решения принимать, нет. Достаточно надежных вассалов, чтобы управление королевством на время доверить, хватает, а умных нет. Сын слишком молод, ему учиться еще. Хоть сам поезжай.

А это идея!

Дим. Попаданец

Посольство явилось еще раз уже в расширенном составе. Того, что северная армия может оказаться троянским конем, а сами послы шпионами Зинского королевства или тех, кто за ним стоит, мы не опасались. Паранойя – вещь, конечно, хорошая и, несомненно, полезная, но не до такой степени. В данном конкретном случае география очень мешала. Это за сколько же лет нужно было начать ко всему готовиться? И в придачу предсказать смену власти как в Казгарде, так и в Северном королевстве.

Допустим, империя – главный фактор в комбинации, и там кто-то сумел это организовать. Но очень вряд ли у них получилось бы договориться с драконом, чтобы тот в нужный момент северную столицу сжег. Иначе действительно получится паранойя, но не та, что мания преследования, а та, которая мания величия. Воспользоваться же возникшей ситуацией в полной мере мешали расстояния. Поэтому, если новый король что нехорошее и задумал, это будет исключительно его личная инициатива.

Предположим, решил в самый неподходящий момент ударить нам в спину и таким образом максимально ослабить. Зачем? Да кто его величество знает?! Например, чтобы больше не лезли на его южные территории со своей торговлей. Логично? Ага, очень! И лишиться таким образом единственного источника налогов не натуральными продуктами, а живыми деньгами. Торговать-то после войны с ними пока никто больше не рвется. Не говоря о том, что отправленной армией придется тоже пожертвовать. Кто ж ее после такого порталом обратно отправлять станет?

Естественно, этот вопрос мы обсудить тоже успели и справедливо пришли к выводу, что такой путь развития событий наименее вероятен. В смысле, вообще. Поэтому оставалось решить вопрос с оплатой и количеством войск, которые нам пришлют. Но там уже мой министр финансов торговалась. Поскольку те послы видели принцессу Эледриэль за столом переговоров не впервые, ее способности в таких делах для них уже не являлись неожиданностью. Подозреваю, в этом и заключалась основная причина, по которой главный посол не воспользовался своими полномочиями, а отправился советоваться с королем. Просто захотел получше подготовиться.

– Знаешь, Эль, по-моему, на этот раз ты переплатила, – сказал я жене, когда переговоры закончились и все договора были подписаны.

– С чего ты взял? – удивилась остроухая. – И потом, почему не предупредил?

– Думал, что это у тебя такая хитрая стратегия, и не хотел мешать, – честно признался ей.

Согласно кивнув, та напомнила:

– Ты не ответил на первый вопрос.

– Просто прикинул обещанное нам количество воинов. Регулярная армия в большинстве центральных королевств куда меньше. Не удивлюсь, если они все имеющиеся войска пришлют, а себе новые навербуют. На наши деньги! А такое возможно при значительной разнице в цене.

– Всего на десять процентов больше от стандартной платы для наемников пообещала, – ответила Эль.

Потом сделала многозначительную паузу и добавила:

– По ценам мирного времени!

– Так я и думал. Стареешь, ушастая.

Эледриэль надулась, но скорее для виду. Ей самой было интересно, с чего я так решил и где она совершила ошибку? О том, что муж в финансовых вопросах порой бывает более дальновидным, чем можно ожидать, по опыту знала. Не стал затягивать паузу, а сразу высказал свои догадки:

– В том-то и дело, что в центральных королевствах цены на наемников в мирное время все равно выше, чем в северных княжествах в военное. Как же ты так? Про разницу цен на обычные товары вспомнила, а про наемников – нет.

Собственно, я Эль вовсе не обвинял. В конце концов, не обеднеем. Да и немудрено было ошибиться. Все привыкли, что среди наемников серьезный процент занимают именно северные варвары, и как-то забывали, что едут они в центральные королевства в таких количествах в том числе и из-за разницы цен на подобного рода услуги.

Можно сказать, что у нас ситуация постепенно налаживалась. Какая-никакая, а собственная армия имелась. Это раз. Эльфы, как темные, так и светлые, после получения двух бесплатных источников магической энергии, хоть и со скрипом, но обещали помощь, причем вполне реальную. Это два. Гномы, те вообще еще до каких-либо договоренностей стали стягивать в долину небольшие отряды, постепенно накапливая силы. Тут уже нам пришлось дать слово, что, как только исчезнет опасность для княжества, возьмемся за их перевал. Они вообще предпочитали (и не забывали об этом напоминать), чтобы мы не горы испаряли, как раньше (еще чего не хватало!!!), а прожгли тоннель. Гномам так удобнее. Ли заверила, что не видит проблемы. И это было уже три. Ну и орки с северянами – четыре и пять.

В общем, хоть сам Зинское королевство оккупировать отправляйся. Планов таких не строил, но осознание самого факта, что могу, успокаивало и вселяло уверенность – все будет хорошо. Можно оставить авралы и продолжать обустраивать княжество в обычном порядке. Учитывая возможность войны, естественно, но все равно без паники и спешки.

Нуд. Посол Северной империи

Когда к нам неожиданно приехал Нарин, перевалив через Восточный Кряж, я и думать не мог, что из этого выйдет. Кроме как на череду дружеских попоек и не рассчитывал. Ну, может быть, на торжественный прием. Ва’Лет не больно любит церемонии, особенно когда дело касается старых друзей. Но если надо, может устроить не хуже, чем в Казгарде. Империя у нас, в конце концов, или княжество захудалое?

Правда, перед боевым товарищем, хоть и не видал его больше десяти лет, нечего хвастаться. Лучше посидеть за столом, выпить доброго пива или казгардского, как раз недавно корабль с сотней бочек пришел, поесть жаренного на вертеле кабана, коего сам перед этим добыл, вспомнить былое. Пусть Нарин свои истории расскажет, вдруг он новую книгу выпустил. Вот тут и мы в грязь лицом не ударим. Похвастаемся, как из Семиозерья нечисть выгоняли, с орками воевали, оборотнями и прочими ледяными великанами. Как обустраивали княжество, а потом приструняли соседей, решивших, что у нас есть чем поживиться.

И тут император, совершенно неожиданно, мне говорит:

– Нуд, поедешь вместе с Нарином к князю Ва’Диму. Назначаю тебя послом нашей империи в тамошнем княжестве. Возьмешь в компанию Снорра. Вы уже там бывали, повелителя Проклятых Земель знаете, да и он вас неплохо. Будете представителями наших интересов.

Вот так и оказался я в долине Единорога в третий раз. За это время около замка разросся целый город, в котором каждая раса получила свой сектор. Были здесь и орки, и гномы, и эльфы, и полулисы. Я тут же предложил для северян место выделить, на что князь обещал подумать. Но потом, когда наступит затишье.

А пока княжество готовилось к войне. Я уже на своей шкуре убедился, что в Зинском королевстве что-то готовится. Полно там стало казгардских воинов, причем коренных, не чужеземных наемников. Но зачем тамошнему императору Проклятые Земли? До них добираться – не ближний свет. Соберись Казгард воевать с нами, было бы понятно. Хоть между империями и огромный горный хребет, перевалы чрезвычайно узкие и редкие, купчина с небольшим караваном на вьючных лошадях, может, и проедет с трудом, а армия уже нет. Так ведь есть возможность морского пути, о котором не стоит совсем забывать. Но к нам южные соседи не лезли. Так какого демона им понадобилось у Ва’Дима?

Но об этом пусть у князя голова болит. Мы же со Снорром решили, что если случится война, то будь мы трижды послы, оставаться в стороне негоже. Попросили у князя аудиенцию. Тут оказалось, что повелитель Проклятых Земель принимает послов какого-то северо-западного королевства. Стали мы ждать.

Но вот открывается дверь княжеского кабинета и выходят несколько человек. Мой глаз не обманешь – наши, северяне. Судя по всему – воины бывалые. А вот этого я точно знаю. Был моим десятником, правда, недолго. Куда-то пропал. Как же его зовут?

– Ва’Харр! – вспомнил я его имя. – Сколько лет, сколько зим! Помнишь Нуда? Какими судьбами здесь?

Тут воцарилась тишина. Бывший мой десятник застыл с открытым ртом.

Каликрис. Архимаг

То, что после прошлой неудачи я прекратил все попытки вредить новому княжеству, образовавшемуся посреди Проклятых Земель, вовсе не означает, что смирился с поражением. Конечно, я проигрывать умею и спокойно принять это могу, не возвращаясь более к вопросу, но не в данном случае. Появление нового Древа-гибрида просто так оставлять нельзя. Но рисковать и тратить силы там, где можно просто подождать удобного случая, тоже не собирался. Зачем? Время работает на долгоживущих, и мы, эльфы, ждать умеем.

Не появлялся в той долине лет десять и не думал, что в ближайшее столетие придется. Но подходящая ситуация образовалась куда раньше, чем можно было ожидать. И это уже второй случай. В первый раз исчезли дети, и князь с женами бросился на поиски. Даже странно для человека. Эльфийки понятно, но северный варвар, скорей всего, их и послал бы, сам оставшись дом охранять. Или вообще не отпустил. У северян считается нормой отправлять детей в странствия, чтоб опытом да добром обрастали. Нужно признать, что не в таком возрасте и только сыновей, но факт остается фактом.

Однако они все втроем оставили всю долину без руководства, и ее можно было ослабить, причем значительно и малыми усилиями. Но в тот раз не имел никакой возможности. Над всеми эльфийскими лесами тогда висела угроза нападения дракона, и ни один сильный маг не покидал дома. Правда, совсем ничего не предпринимать тоже не стал. Отправил в долину ответственное лицо с заданием. Кариил – эльф хоть молодой и невысокого рода, но сообразительный. Воспользовался ситуацией с бандой «Черный единорог» и кое-чего добился. Не так много, как сделал бы я, но все же лучше, чем ничего.

Впрочем, прошло совсем немного времени, и случай опять представился. Ничего удивительного, этот князь много врагов нажил, и кто-то из них постарался. Не само же Зинское королевство все это затеяло?!

Приехал туда, чтобы все проверить на месте, и еще раз убедился в своей догадке. Да тут чужих теперь больше, чем местных. Особенно в окружении короля и на всех ключевых постах. И в армии, естественно. Причем все больше из Казгарда.

Главной трудностью стало подозрительное отношение ко мне, которое непременно бы появилось, попробуй я лично наладить контакты с кем-нибудь из новых, да впрочем, и старых чиновников. К светлым эльфам тут по-прежнему относились очень хорошо, но при этом держали определенную дистанцию. О постоянном эльфийском посольстве, устроенном в Проклятых Землях, тут все знали.

Однако я все-таки архимаг! Сначала нашел посредников, а потом, когда уже мог выйти на прямой контакт с нужными людьми, решил этого не делать. В конце концов, лично в войне в любом случае участвовать не собирался, а информацию о долине Единорога, которую от простых купцов точно не получишь, и так без проблем передал. Тем более что на данном этапе ничего другого и не планировал делать. Прослежу за развитием событий и тогда решу, как поступить дальше. Разве что новые сведения буду подкидывать по мере поступления. Подозревать меня никто точно не станет, а в эльфийское посольство мне всегда путь открыт.

Глава 11

Дим. Попаданец

Стоило ситуации немного стабилизироваться, как жены сразу начали прозрачно намекать, что детей можно бы и вернуть.

– Ушастые! Напомните, пожалуйста, что я вам обещал? – обратился к ним.

– Что? – спросила Лара.

– Ты нам много чего обещал, – сочла нужным заметить Эль. – На руках носить, пылинки сдувать…

– Про детей, – уточнил я, – наших, то есть Ива и Мару, или, как вы их еще называете, Иваниила и Мариэль.

– И?

– Что не стану вмешиваться в ваш процесс воспитания. Вообще. Совсем. Никак… И вот к чему это привело! Понимаю, в лесу эльфята могут делать все, что им вздумается. Ничего там с ними не случится, а покинуть дом не позволит сильнейший инстинкт. Но наши ушастики не совсем эльфята, а долина не совсем эльфийский лес.

Жены смотрели на меня виновато. Глаза опущены, уши прижаты к голове, и вообще представляли собой живую иллюстрацию к так и не повешенной над троном табличке: «Муж всегда прав!». Хоть бери и фотографируй. Но я уже довольно давно постоянно с собой фотоаппарат не таскаю (старею, наверное), да и полную коллекцию собрал всех выражений лиц своих ушастых, какие вообще могут быть. Вот только, несмотря на полное и вполне искреннее признание своей вины, менять эльфийки ничего не собирались. И любое мое поползновение в этом направлении натолкнулось бы на стену полного непонимания и неприятия.

Поэтому вместо того, чтобы приказывать и требовать, просто обнял обеих, прижал к себе, расцеловал в щеки и начал объяснять, почему именно сейчас нельзя возвращать детей домой.

– В этом отношении главная опасность не только не миновала, а даже усилилась, – серьезно сказал я им.

– Почему? – спросила Эль.

– Надеюсь, вы не станете спорить, что реальной угрозы для долины вообще и замка в частности и раньше не существовало?

Они не спорили. Против Древа особо не попрешь, против нашей крови, когда она смешана, тоже.

– Но при чисто оборонительной войне Ив с Марой наверняка бы тоже начали готовиться к защите замка, – продолжил я. – Выбрали бы себе башню, скорей всего, Ирканину, и стали туда тайно таскать припасы и оружие.

Эльфийки согласились (на самом деле так и было, мелкие действительно начали и кое-что уже успели собрать).

– А теперь, чего доброго, надумают присоединиться к экспедиционному корпусу. Тайно спрячутся в какой телеге, и ищи их потом, – закончил я.

Такой аргумент мои ушастые оспорить не смогли и были вынуждены согласиться.

– Зато можем теперь всей семьей отправиться навестить, раз главная опасность миновала, – предложил я женам компромиссный вариант.

Те идею горячо одобрили и помчались собираться. Нужно сказать, что до этого мы в храм к детям наведывались достаточно регулярно, но по одному. Чаще кто-то из жен. И вот теперь могли себе позволить посещение всей семьей. Сам особо тратить время на сборы я не стал, прихватил тот самый меч, и хватит.

Меня в храме с этим клинком всегда охотно принимали. И если мелкие чего-то натворили (а это наверняка), претензий, даже завуалированных, высказано не будет.

Иваниил. Маленький принц

Сначала нам с сестрой тут не понравилось. Очень! Потом тоже. Но в самый первый день в особенности. Прежде всего тем, что это наказание! Никак такого не могли ожидать. Грозиться и мамы, и особенно папа могли, но чтобы сделать…

Когда сами без предупреждения прошли через портал и остались одни, все понятно, но так… Так нечестно! Так неправильно! Так не должно быть!

В храме нас с сестрой разместили в одном помещении с послушниками того же возраста, что и мы. Дрейка, который увязался в качестве охранника, не пустили, оставили на дворе с остальными собаками. Соседи по комнате в первый же вечер начали рассказывать небылицы про дракона, спящего в подземельях храма. Глупость полнейшая. А ведь сами верят, Мара почувствовала. Но даже если бы и мы поверили, то все равно не испугались. Про тетю Иркану им говорить не стали (мы про нее вообще никому не говорим), а про Крабодура рассказали. И про то, как с сестрой его сокровищницу ограбили, и про то, как потом всей семьей убили.

Не поверили. Совсем! Папа, как Достойный и владеющий тем самым мечом, еще может быть, даже скорей всего, а мы – никак. А уж про сокровищницу, так вообще. Тут все почему-то уверены, что ограбить дракона намного трудней, чем убить. Странная мысль. Мы с Марой знаем, что самое сложное в воровстве сокровищ у драконов – это их унести, потому что тяжелые.

– С драконом сражались вместе, – признался им. – Папа, обе мамы, тетя Иркана и мы с сестрой.

– Из сокровищницы вынесли столько, сколько смогли поднять я, брат и менестрель, – добавила сестра. – Когда вернулись во второй раз, дракон уже все перепрятал. Знал, что придем опять.

– А повторить, положа руку на алтарь, сможете? – спросил один из сомневающихся.

– Да хоть сейчас, – ответил я.

Сестра кивнула, подтверждая.

– Сейчас нельзя! – тут же предупредил другой. – Ночью!

Пожал плечами в ответ.

Ждать в любом случае осталось недолго. Вся наша комната сделала вид, что легла спать в срок. Потом вместе прокрались в главный зал храма. Мы с сестрой положили руки на алтарь и повторили все то, что уже рассказали. Как только начал говорить, сразу понял, что алтарь не даст соврать. Все они это тоже знали. Теперь на нас смотрели иначе. А я вспомнил рассказ родителей, как именно папа стал Достойным и получил тот самый меч. Взял и запрыгнул на алтарь! Протянул руку сестре, помогая и ей залезть.

– Давайте к нам, – позвал остальных. – Раз уж пришли.

Ни на мгновение не сомневался, что никто не решится. Так и получилось. Смотрели на нас со смесью страха и некоторого восхищения. Решил еще усилить впечатление, поднял шлем и надел на голову.

– Жаль, не мой размер, – объявил, возвращая на место.

С утра многие пожалели о ночной прогулке. Нет, никто не узнал, и наказания не было. Просто разбудили нас рано утром. Слишком рано! И погнали бегом на утреннюю разминку. Как оказалось, тут вообще почти все делается бегом. А наставник еще и издевался, кричал:

– Чего вы такие сонные?! Посмотрите на новеньких, они и то лучше бегут! И их пес, вон рядом трусит, для такой огромной псины это вообще редкость. А ну, прибавили шагу!

А что тут такого? Мы с сестрой и быстрее, и дальше можем. Дрейк тоже, хотя обычно предпочитает найти спокойное место и там спать. Потом была разминка, совсем легкая. Затем опять побежали, на этот раз к полосе препятствий, сложенной из разных бревен (это наставник ее так назвал, я ни при чем). Мы так и не поняли, зачем она нужна? Если с первого раза и с завязанными глазами, тогда да, будет трудно, а так ничего особенного. Мы с Мариэль, когда были совсем маленькими, на куда более сложных играли.

Тренировки на мечах и другом оружии вообще оказались какими-то ненастоящими. Как и сами мечи. Мама Лара нас намного лучше учила, причем с мифриловыми, а не деревянными. Только зря я об этом сказал наставнику. Тот просто отправил в группу постарше и предложил показать, что можем.

Показали. Только это не очень помогло. В смысле, совсем. Позвали парня и девушку из еще более старшей группы, по человеческим меркам почти взрослых, и те с нами легко справились. Чтоб не зазнавались. А мы и не собирались, просто хотели как лучше.

А та группа, что немного старше нашей, в которой мы с сестрой всех победили, явно затаила обиду…

Дрейк. Сенбернар

Хозяин, когда выздоровел, решил щенят учиться отправить. Пошел с ними. Охранять. А страшно пахнущую женщину и черного коня с собой не взял. Пусть Хозяина охраняют. Сначала меня брать не хотели, говорили, что туда с собаками нельзя. Неправда! Если куда собаке нельзя, значит, место плохое и щенят туда лучше не посылать.

Прошли мы через ту штуку, из-за которой дети потерялись, она портал называется, и оказались не в замке, а в другом месте. Оно монастырем зовется, а люди, которые там живут, – монахами. Теперь дети здесь учатся, а я охраняю и слежу, чтобы их правильно учили. Тут еще много человечьих щенят учится. И их стал охранять. Эти монахи правильно обучают, только зря поместили вместе с другими того же возраста. Дети у Хозяина намного сильнее и ловчее, их со старшими обучать нужно. Еще неправильно, что меня во дворе оставили.

Но все равно учат их тут лучше, чем женщина со страшным запахом. Песни не поют. Зато утром, перед завтраком щенят бегать заставляют. Я тоже с ними бегаю. Это интересно и весело – по горному лесу бегать. На одной из таких пробежек волка загрыз. Глупый волк был. Дурной. Я же еще в первый день все окрестности пометил. Так он мало того, что пришел на чужую территорию, так еще не убежал от меня, а драться кинулся. Сам виноват! Монахи с него шкуру содрали. Люди любят зачем-то шкуры сдирать. Теперь половина монастыря волком воняет. Пришлось еще раз территорию метить.

После завтрака щенят учат разными железками махать. Тоже полезная вещь. Такие железки больно кусаться умеют. Знаю. Меня, помню, один раз плохой человек такой железкой укусил, до сих пор шрам остался.

А после обеда дети зачем-то в книги смотрят и их нюхают. Я тоже подошел, понюхал. Ничего интересного. Даже мышами не пахнет. Но вроде безопасно. Разрешил.

Монахи меня тоже слушаются. Особенно после того, как я волка загрыз. Кормят хорошо. Несколько раз сук приводили. Некоторых по два раза. Но я пес серьезный, мне кто попало не нужен. К тому же некогда. Надо щенят охранять. Чувствую, опять что-то задумали. Какую-то книгу нашли и все чаще ее нюхают, а потом шепчутся. Не живется им спокойно! Как и Хозяину.

Мариэль. Маленькая принцесса

Так и жили в монастыре. Привыкли. До этого мамы нас часто навещали, но, к сожалению, не каждый день. А иногда и папа появлялся. Мы, конечно, сами виноваты, но наказание все равно слишком суровое. Так нельзя. В очередной день меня и брата освободили от общих занятий, потому что приехали родители. На этот раз все вместе!

– Вы хотите нас забрать?! – первым делом спросила я, когда закончили обниматься.

– Что, не нравится тут? – поинтересовался папа.

– Скучно, – ответил брат.

– Неинтересно, – добавила я. – Даже библиотека, и та хуже нашей.

– И соскучились по дому!

– И больше ничего не будем делать без спросу.

– Честно!

– Да! Честно-пречестно!

Глава 12

Дим. Попаданец

В одно совсем не прекрасное утро по магической связи пришло сообщение, что враг наконец решился и перешел границу моего княжества. Неожиданностью это не стало. Агенты регулярно докладывали и о ходе подготовки, и о сборах армии у самого края Проклятых Земель. Весь вопрос стоял только когда, и этот день наступил. Как и предполагалось, они дожидались армию орков, что шла вдоль моих границ.

В этом смысле субсидии принесли свои плоды. Союзные нам кланы успешно сопротивлялись, и, вздумай враг попереться через Проклятые Земли к южным перевалам, те непременно ударили бы в спину.

Не обошлось и без неприятных сюрпризов. К двум вражеским армиям присоединилась третья, правда, совсем небольшая. Ее выделил город Волкодав. Это моя разведка проморгала, хотя, в принципе, вполне было ожидаемо. И вовсе не из-за наших прошлых конфликтов с одним из их лучших отрядов «Волчьи головы». Те явно сами виноваты, и этого никто никогда не оспаривал (кроме них самих, естественно). Статья в газете «Новости долины Единорога» о том, что покушавшийся на меня родом из Волкодава, тоже ни при чем.

Мое покровительство диким эльфам являлось лишь поводом. Главная причина – деньги. Как всегда. После открытия всего пары перевалов Волкодав потерял доход с шедших через него по самой кромке орочьих степей караванов. Кто-то еще ходил, но не так много, как раньше, да и те не до Пограничного, а до перевала, охраняемого полулисами. Короче путь – меньше закупки продовольствия и прочих припасов.

Не повезло Волкодаву. Город, в отличие от большинства других, не был столь древним и возник уже после образования Проклятых Земель. В результате располагался не как другие, на удобных местах, а в качестве форпоста, на стыке Проклятых Земель, орочьих степей и человеческих территорий. Это уже много позже, когда все устаканилось, по нему прошла торговая тропа. При вновь открытых перевалах все изменилось. А располагайся Волкодав, как Пограничный, на древнем торговом пути, я и для них был бы самым лучшим правителем, теперь же почти Темный Властелин.

– Может, стоит прожечь дорогу в горах и к ним? – спросил я у своих эльфиек. – Понятно, что энергии понадобится куда больше, зато превратим Волкодав в союзника.

– Экономически перспектив мало, хотя и убытков не предвидится, – выдала свое заключение Эль.

– Но в самую последнюю очередь, – вставила Лара. – Особенно учитывая, какую сторону они выбрали в этой войне.

Уже примерно с месяц ситуация была крайне удобна для внезапного удара по готовящемуся к войне Зинскому королевству. Останавливали две вещи. Во-первых, ожидание орков, а они могли прийти и через Проклятые Земли и таким образом ударить нам в спину. Во-вторых, каким бы заманчивым ни был подобный маневр, именно в моем положении оборона на начальном этапе войны являлась наиболее перспективной стратегией.

Устраивать партизанскую войну с тактикой выжженной земли мы не собирались. Зачем? Все это и так как бы само собой разумелось. Проклятые Земли как-никак, а не эльфийский лес. Хотя туда тоже лучше не соваться без приглашения, еще неизвестно, что хуже закончится. В нашем же положении все было просто и понятно. Даже если нечисть на большую армию нападать особо не будет, продовольствие врагам в любом случае придется везти исключительно свое. Нет по пути ни городов, ни деревень, ни охотничьих угодий. Так что оставалось занять оборону и ждать.

Жены попробовали было заикнуться, что правитель обязан остаться в столице и руководить военными действиями оттуда. Ага, с балкона в бинокль и по глобусу. Знаю, слышал о таких. И большинство, несомненно, великие и гениальные полководцы. Черчилль, например, или Рузвельт, ну и, естественно, Гитлер, который в этой компании смотрится весьма органично. Но не тут-то было, ничего у моих остроухих жен не выгорело. Я категорически воспротивился. Они особо и не настаивали. Скорее для порядка попробовали. Лара шла по-любому, военный министр как-никак, а раз я участвовал, то и Эль. И тоже не имело смысла отговаривать. Останься в замке дети, тогда несомненно, а так – нет. Сильный маг жизни в войске тоже необходим.

Военный совет на этот раз получился весьма представительный. Я, Эледриэль с Ларинэ, Зара, Нур, который давно оставил пост помощника командира «Мифрилового дракона» и постепенно дорос до должности командующего дружиной, Гилия, у которой какой-никакой, а все же рыцарский орден имелся. И это только со стороны княжества. Еще было по паре эльфов, от темных и светлых, трое гномов, четверо зеленых орков и столько же полулисов (и у тех, и у других по представителю от клана) и посол Ва’Харр, оказавшийся еще и Великим князем, с двумя помощниками. И послы из Северной империи, что сколотил мой старый знакомый князь Ва’Лет, но они в качестве наблюдателей. Журналист Сим Ралиэль пытался проскользнуть, но его не пустили.

– Надеюсь, никто не хочет дать генеральное сражение? – начал я.

Таких не нашлось. Только один из орков проворчал:

– В степях оно, конечно, по правилам именно так и нужно. Но мы не в степях, и тут другие законы.

Остальные закивали. Общие правила – вещь, несомненно, хорошая, но при прочих равных условиях. Если же имеешь заведомое преимущество, то глупо им не воспользоваться. А оно у нас было, и очень серьезное. Во-первых, единственная дорога – узкое выжженное в горах ущелье, которое и небольшой отряд способен достаточно долго оборонять от целой армии. Не так эффективно, как петляющую через перевалы естественного происхождения тропу, но все равно нападающим мало не покажется.

Во-вторых, последнее время авральными темпами велось строительство давным-давно начатых, а если быть до конца честным, намеченных, сторожевых башен на выходе. Двойную стену между ними, со шлюзами ворот, как на проекте, даже не пытались возвести. Однако сами башни успели построить в срок. Ни гобеленов на стенах, ни витражей из цветного стекла на окнах, ни много чего еще там, естественно, пока не было, и неизвестно, когда вообще появится, но оборону держать уже можно.

Всю нашу армию целиком они, по понятным причинам, вместить не могли, но, к счастью, это и не требовалось. Проект предусматривал в том числе и подобную необходимость. Башни являлись частью скальных массивов по обеим сторонам дороги, и от каждой дальше наверх вела вырубленная в камне лестница. Дополнительно, еще выше, на двух относительно ровных и совсем немаленьких площадках встали лагерем наши резервы. Продовольствие сюда завозили и таскали наверх уже целый месяц, поэтому его скопилось в любом случае больше, чем сможет привезти с собой армия вторжения. Это не говоря о тайных тропах, по которым возможны пусть и ограниченные, но регулярные поставки из центральной долины.

В-третьих, башни стояли не просто на выходе с перевала, а на невидимой черте, отделяющей настоящие Проклятые Земли от безопасного центра. И если внешнюю границу нечисть порой пересекала, хотя и редко от нее удалялась больше чем на один дневной переход, то внутреннюю – никогда. Почему – неизвестно, но сам факт сомнений не вызывал. Поэтому чем дольше протянется противостояние именно на этой линии, тем больше небоевых потерь понесет враг. Это передвигающуюся армию местные обитатели, возможно, и не рискнут тревожить, а стоит ей остановиться на одном месте, да еще и надолго…

Все вышеперечисленное собравшиеся на военном совете и сами прекрасно понимали. А учитывая тот простой факт, что большая часть из них так или иначе были наемниками, то в бой там, где можно отсидеться на стенах, никто не рвался. Даже Гилия со своими рыцарями. В общем, все как всегда: солдат спит, служба идет.

Таким образом, весь военный совет свелся к обсуждению мелких тактических ходов, ловушек, заготовок и прочих сюрпризов, приготовленных для неприятеля. Стратегия была ясна с самого начала.

А уже к полудню следующего дня на горизонте показались первые отряды армии вторжения. Легкая орочья конница и тяжелые рыцари попытались прорваться с ходу. На первый взгляд логичное решение. Проскочи на максимальной скорости мимо двух сторожевых башен, понеся куда меньшие потери, чем при их штурме, – и проход твой. На стенах, конечно, стрелки, полностью перекрывающие узкое пространство, но орки надеялись на скорость своих коней, а рыцари на доспехи, полностью покрывающие все тело. От удара в спину со стороны гарнизона их потом должно было защитить подходящее войско.

Однако на башнях их ждали не абы кто, и даже не полулисы, а эльфийские лучники. На правой темные, на левой светлые (до выступления общим строем ушастое племя еще не дозрело). Они согласились участвовать в военных действиях исключительно в качестве стрелков с безопасных позиций. Но как раз именно это от них прежде всего и требовалось. Желающих подраться врукопашную и так хватало.

И гномы, и орки, и северные варвары эльфов одинаково недолюбливали. Причем как светлых, так и темных, без разницы. Но все они признавали, что сражаться, когда из-за спины врагу в подарок прилетают эльфийские стрелы, куда как предпочтительней, чем когда наоборот.

Узкое пространство между башнями было завалено импровизированной баррикадой из строительного мусора, кольев и всего, что попалось под руку. Время на постройку пусть не стены, но чего-то посолиднее имелось, однако толку от этого все равно было бы ничуть не больше. Когда несущимся впереди всадникам до преграды оставалось всего несколько корпусов, из их гущи кто-то нанес магический удар и баррикаду разметало, как если бы она состояла из телег с сеном. Орки повалили в открывшийся проход.

И теперь остроухие, как эльфы, так и эльфийки, стреляли с башен по несущейся мимо коннице орков. Несколько сильных магических ударов по противнику не принесли видимых результатов и лавину не остановили. Но это и не являлось их главной целью. Дело было сделано, защитные амулеты порядком разряжены, и теперь стрелы легко находили свои цели. Мимо башен чаще мчались кони уже без всадников. Те немногие, которым удалось проскочить, погоды не делали. Дальше, в глубине гор, находились небольшие крепости полулисов, которые ставились для перекрытия проходов в их долины, но и главную дорогу заодно охраняли.

Второй волной шла тяжелая рыцарская конница. Полностью закованных в сталь с ног до головы людей я уже видел. Тут как раз именно такие и были. Но аналогичным образом защищенных лошадей встречать не доводилось, как и слышать о существовании подобной брони. Ноги в любом случае всегда оставались открытыми.

Вообще, эльфы в лошадей стрелять не любят. Но вовсе не из-за религиозно-этических соображений, как многие ошибочно полагают. Просто стрела в коня означает, что лучник не сумел попасть в зазор в доспехах всадника. То есть почти признание собственного бессилия. Только, глядя на рыцаря сверху, не очень-то такую брешь и обнаружишь, а лошадиные ноги вполне себе мелькают и оттого доступны. Не любому стрелку, естественно, но эльфийскому вполне достаточно и этого.

Потери среди рыцарей все равно получились куда ниже. Боевые кони, даже получая стрелу в ногу, не всегда падали или сбрасывали своих всадников. Многие несли дальше. Потом от такого коня в бою толку будет уже мало, но здесь и сейчас он спасал жизнь наезднику. Упавшие же рыцари оказывались куда более удобными мишенями, и эльфийские стрелы легко находили щели в стыках доспехов и забралах шлемов.

В общем, первое столкновение в этой войне по очкам осталось за нами.

– Скорей всего, это была лишь разведка боем, – высказал свое мнение я. – Даже магия толком не применялась.

– Такая разведка имеет смысл, только если есть достаточная уверенность, что из рейда хоть кто-то вернется, чтобы доложить о результатах, – сразу ответил князь Ва’Харр.

– Или есть амулеты связи, – вставил один из светлых эльфов, являющийся сильным магом.

– В принципе, если они надеялись на внезапность, то вполне могут рассчитывать на прорыв в долину, – поделился своим мнением гном.

– Или на возврат с перевала под прикрытием штурма пехотой башен, – добавил второй.

– Или ничего из этого, – сказал я.

Поймав несколько вопросительных взглядов, продолжил:

– Ведь результат со стороны и так прекрасно виден. То есть получилось прорваться или нет, и если да, насколько просто. Теперь тот, кто командует армией вторжения, сможет сделать соответствующие выводы и планировать дальнейший штурм.

Мы обсуждали случившееся, а по дороге тем временем приближалась эта самая армия.

В том, что с прорвавшимися орками и рыцарями справятся заставы диких эльфов, я не сомневался. Мои жены, все еще недолюбливающие рыжих, тоже не оспаривали этого утверждения. Однако и пускать все на самотек не хотелось. Но лично придумать хорошего решения я так и не успел. По той простой причине, что оно само ко мне пришло.

Гилия явилась с идеей, что на проскочивших рыцарей может поохотиться ее орден. Девушка была реалисткой и прекрасно понимала: настоящего таранного удара в центр вражеской армии у нее все равно не получится. А тут несомненная возможность продемонстрировать способности своих подопечных.

– Хорошо, выполняй, – разрешил я.

– Ты уверен? – спросила Лара, как только Гилия ушла.

Не понял, то ли она не одобрила моего решения, то ли осталась недовольна, что с ней не посоветовался? Все-таки военный министр и главнокомандующий она, а не я. Сам же и назначил. Вот только ушастую не понять, то она всячески поощряет, чтоб я сам командовал, то наоборот.

– Уверен. Во-первых, противника, каким бы незначительным он ни был, в тылу лучше не оставлять. Ты согласна?

Лара кивнула в ответ. С подобным утверждением особо не поспоришь.

– Во-вторых, ордену Прекрасного Далека прорвавшиеся вполне по силам, тем более что сама знаешь: все имевшиеся в долине рыцари временно причислены к нему.

– Знаю, – ответила Ларинэ. – И помню, как многие были недовольны.

– Но с тем, что на данный момент в отряде и настоящих рыцарей хватает, согласна?

– Да, – была вынуждена признать жена. – А если они проиграют?

– Не так страшно, – ответил я. – Основные силы противника об этом не узнают, и победа окажется в бою местного значения, не имеющем никакого решающего смысла. То есть нам она нужна и будет получена, Гилией или кем другим, а врагу не стычки на перевалах, а прорыв необходим.

Естественно, коней нашего сводного рыцарского отряда в башни, и тем более наверх, никто не тащил. С плоскогорья по небольшому ущелью можно было спуститься вниз, но только пешком и по одному. Заканчивалось ущелье небольшой долинкой, где и паслись все наши кони под охраной полулисов и части рыцарей. Оттуда по такому же узкому переходу можно было выбраться на дорогу основного перевала. Причем ущелье оказалось настолько неприметным, что десять раз пройдешь мимо и не заметишь. Его дикие эльфы обнаружили, да и то случайно.

Вот из того пункта Гилия со своим орденом и должна была нанести контрудар. Мы же остались наблюдать с высоты плоскогорья за готовящейся вражеской армией. Второй раз они с ходу нападать не собирались, что только подтверждало мое предположение о разведке боем. Хотя возникал другой вопрос: кто для такой цели бросит свои лучшие силы, а именно тяжелых рыцарей?

– Как думаешь, ночью не попытаются залезть к нам? – обратился я к Ларе.

– Эльфы, наверное, смогли бы, но их там нет. А больше некому, – ответила темная.

– Да? – усомнился я. – Почему-то уверен, что та же Анжа сумела бы ничуть не хуже. Да и вампиры тоже.

Сравнение жене явно не понравилось, но оспаривать его она не стала.

– В любом случае, если в той армии и есть несколько вампиров, или сородичей Анжи, кем бы она ни являлась, или даже эльфов, скорее всего, светлых, пара-тройка, пусть даже десяток прорвавшихся воинов ничего не изменят.

– Будем надеяться, – согласился я. – Но посты все равно поставь и о магической защите позаботься.

Лара согласилась. Несомненно, все то же самое сделала бы и без моих мудрых советов.

Гилия. Магистр рыцарского ордена

Командовал нами фактически сэр Рикнилий, хотя со стороны это и выглядело как раздача мудрых советов. Вовсе не думала возражать, что-то из себя изображать или доказывать. Я еще ни разу не участвовала в настоящем сражении (стычки с разбойниками и сликовниками не в счет), а он успел, причем и в качестве командира тяжелой конницы. Полностью отдаю себе отчет: окажись в княжестве больше рыцарей или просто тяжеловооруженных всадников, и командиром назначили бы сэра Рикнилия. А так есть орден, есть магистр, и всех случайных рыцарей туда.

Спуск по узкому ущелью занял куда больше времени, чем потом погоня за прорвавшимся противником. Хорошо хоть, додумались оставить часть доспехов внизу, вместе с лошадьми. Правда, наиболее умные и дальновидные предпочли переждать там сами. В качестве охраны, конечно, так как рыжие со своими луками – это, несомненно, хорошо, но мало ли что. Нам оставалось только завидовать и тихо ворчать себе под нос, что им просто было лень подниматься на плоскогорье.

Когда нагнали противника, пришлось разделить силы. Прожженный тремя эльфийками и князем Ва’Димом проход хоть и узок сам по себе, но в некоторых местах проходит по естественным расширениям. Там и развернуться есть где, и целое сражение устроить, особенно если армии вроде наших отрядов. Вот в одном из подобных мест нас и ждали. Рыцари, большая часть которых пересела на освободившихся оркских лошадей, в стороне, а сами орки в противоположном конце долины.

На кого бы мы ни напали в первую очередь, другие сразу ударят сбоку. Поэтому и пришлось разделиться. Сэр Рикнилий с «настоящими» рыцарями вступил в бой с тяжелой кавалерией. А я со своими против орков. Прекрасно знаю, что некоторые называют членов ордена Прекрасного Далека ненастоящими или игрушечными рыцарями, но не собиралась для того, чтобы доказать обратное, сейчас оспаривать предложение своего помощника.

Тактика оказалась верной (в правильности решений моего временного заместителя я и не сомневалась). Сэр Рикнилий разбил своего противника, взяв половину рыцарей в плен. Те, встав в оборону, сразу оказались в невыгодном положении, не считая того, что и так многие сидели не на собственных боевых конях. Мне с поставленной задачей справиться было и того легче. И на что рассчитывали орки, когда понеслись галопом нам навстречу?! Уж по вооружению и внешне мои рыцари ничем не отличаются от именуемых настоящими. Таранный удар закончился в нашу пользу. Несколько вывалившихся из седла, несколько раненых, и бой окончен. Тройка орков умчалась в глубь перевала, а один даже сумел проскочить мимо нас в обратном направлении. Но это нестрашно.

Невосполнимых потерь во всем сводном отряде не было. Только четверо тяжелораненых (легких вообще не считали, амулетов с магией жизни хватало). Вернулись с победой еще до начала настоящих военных действий. Князь Ва’Дим очень обрадовался, отличившимся приказал вручить медали. Заказал гномам заранее, причем чуть ли не на все случаи жизни. На кружке металла с одной стороны изображался конный рыцарь, а с другой была надпись: «За оборону перевала». К петле крепилась лента с цветами княжества. Мне и сэру Рикнилию Ва’Дим вручил лично золотые первой степени и велел на свое усмотрение наградить тех, кто заслужил, такими же, только серебряными и бронзовыми.

Глава 13

Ларинэ. Темная эльфийка

Когда муж в шутку и еще для того, чтобы не провоцировать нашей со светлой ссоры и не называть ни одну первой женой, назначил меня военным министром, не предполагала, что не только стану таким на деле, но и взвалю на себя заботы о целом княжестве в военное время. Я многого тогда не могла представить из ставшего теперь привычным. Ва’Дим, конечно, поддерживает и помогает в меру сил, но он у меня, увы, не полководец. Оригинальных идей у мужа всегда хватает, однако таким образом можно выиграть сражение-другое, но не войну в целом.

Хотя что это я сразу увы?! Скорее к счастью, не полководец! Будет больше времени дома сидеть, вместо того чтобы с соседями по любому поводу и без воевать…

В одном вопросе у нас противоречий изначально не возникло. Где встретить вражескую армию? У стен замка? Самый надежный вариант. Сиди себе внутри и ничего не бойся. Силы, которую дает Древо нам со светлой, хватило бы, чтоб не дать прорваться никакой армии, будь в ней хоть сотня архимагов. Да что там архимаги, даже если бы на драконах прилетели, все равно отбились бы. Это когда Краборамидур в первый раз прилетел, немного растерялись, а потом поняли, что ничего бы он нам не смог сделать. Недаром улетел и больше не возвращался.

Но допускать чужие войска в свою долину не хотелось. Это почти как в собственный лес пустить и потом на поляне с Древом Жизни встретить. Да и город с самого начала строился без внешней стены… В общем, этот вариант даже не обсуждался.

Можно было встретить с внутренней стороны перевала. Сразу на выходе. И в таком случае от Древа получили бы более чем достаточно сил. Жгли бы с помощью чар всех, кто оттуда прет, не разбирая и не экономя. Только достаточно сильные маги смогли бы уже поставить приемлемую защиту, и какая-то часть армии гарантированно прорвалась бы в долину. Все бы зависело от того, сколько таких магов окажется у противника. То есть риск был, но не слишком большой.

Изначально именно такой вариант и планировали, так как на встречу врага у наружного входа на перевал просто не хватало сил. Чем дальше от Древа, тем меньше мы с Эледриэль получали, и это была самая последняя черта, на которой еще возможен прямой контакт. Чтобы компенсировать потерю магических сил, необходима достаточно большая армия, и такая у нас теперь имелась. Для встречи в чистом поле с теми войсками, что привел враг, слишком мало, даже если подтянуть все резервы, а для обороны узкого перевала – вполне. А значит, глупо было бы не воспользоваться ситуацией.

Сразу, как получила сообщение о том, что прорвавшиеся уничтожены или взяты в плен, приказала убрать тела под башнями, собрать трофеи и восстановить разрушенную баррикаду. И поставить еще одну, в сотне шагов в глубь прохода, за которой встала пехота. Следующая попытка прорыва будет стоить врагу еще дороже, тем более что обе баррикады на этот раз были защищены в том числе и магией.

Впрочем, ни на этот, ни на следующий день сражения не состоялось. Получили только ультиматум. Текст был обычным: разоружиться, освободить укрепления и ожидать справедливого суда. Муж тоже в своей обычной манере предложил им все то же самое. А ближе к вечеру Дим наконец показал свое секретное оружие, на которое уже несколько раз намекал и которое изготавливал вместе с гномами.

Дим. Попаданец

Дождался, когда Эль отойдет, и обратился к Ларе:

– Жаль, что сейчас с нами Анжи нет. Хвостатая была бы очень кстати.

– Зачем? – подозрительно спросила жена.

– Чтобы ночью распространить во вражеском лагере вот это, – ответил я, протягивая небольшой лист бумаги.

Сотрудничество с гномами в области книгоиздания не прошло даром, и не только в экономическом смысле. Бородатые коротышки организовали небольшую типографию и у меня в долине, там выпускали не только книги, но и собственную газету «Новости долины Единорога». И этот скромный листок вышел именно оттуда:

Великие, славные и отважные воины, вступившие на территорию княжества Проклятых Земель. Вас приветствует здешний правитель, князь Ва’Дим. Моей армии как раз нужны такие, как вы!

Высокая плата, качественное оружие, отпуск в удобное время…

Хотел бы порадовать вас этим, однако у меня печальные новости.

Обычно ваш риск хорошо оплачивается, но не теперь. Король, нанявший отряды для этого похода, обманул вас. Не так много лет назад он, чтобы пополнить пустую казну, продал мне княжество. Увы, этих денег хватило ненадолго. Теперь король опять на мели и пытается отнять княжество силой, чтобы иметь возможность снова продать его и выручить хоть какие-то деньги. Заплатить вам сейчас он просто не сможет.

Как только король поймет, что не в состоянии захватить мое княжество, а поймет он это быстро, вы станете ему не нужны и он постарается положить все наемные отряды под стенами моих крепостей в бессмысленных штурмах, чтобы не платить никому.

Такое не устраивает меня, князя Ва’Дима. После этой войны я собираюсь увеличивать гарнизоны своих крепостей, мне понадобятся сильные и отважные воины. Тех из вас, кто доживет до окончания нынешнего контракта, я буду рад увидеть среди них. Гарантирую высокую плату, качественное оружие и обмундирование за мой счет.

Тем же, кто не имеет обязательств перед Зинским королевством, предлагаю уже сейчас переходить на мою сторону. Пришедшие ко мне в первую ночь получат по золотому сверх оговоренной платы, во вторую – по серебряному. Даже если потом не сойдемся в цене, этот золотой или серебряный в любом случае останутся у вас.

Выбравших правильную сторону ждут великие битвы и богатая добыча, а оставшихся на неправильной только бесславная смерть.

Приходите! Князь ждет каждого!

В общем, полная ахинея, но вместо печати к бумаге была приклеена маленькая серебряная монета моей чеканки. С гербом, естественно. О ней в тексте вообще ничего не говорилось. Мол, мелочь, не стоящая упоминания, так что спешите к князю на службу, там вас ждут золотые горы.

– Всего-то? – спросила жена, прочтя содержимое. – Для этого и Анжа не нужна.

Лара сосредоточилась, и образовавшийся порыв ветра унес листок в сторону армии противника.

Подал знак стоящим чуть в стороне гномам. Те притащили заранее приготовленные пачки с листовками. Пять тысяч штук. Можно было отпечатать и больше, не обеднел бы. Но так и задумывалось: достанется далеко не всем, и некоторые перейдут на нашу сторону, чувствуя себя несправедливо обделенными, чтобы компенсировать неполученную прибыль. А вообще, и эти пять тысяч – дорогое удовольствие. Даже если не учитывать цену бумаги и полиграфии.

– А с таким количеством справишься? Или помощников позвать? – спросил я темную.

– Не надо, – ответила жена. – Это ураган, способный причинить реальный вред армии противника, я на таком расстоянии от Древа не осилю, а ветерок, который донесет несколько листков бумаги, без труда устрою.

– Надеюсь, эти бумажки нанесут куда больший вред, чем любой ураган, – поделился я. – В том, что прочтут все, кто вообще умеет, а тут таких достаточно, не сомневаюсь.

– Естественно, с такой-то печатью! – ответила темная. – Даже совсем небедному станет любопытно, что же там написано? А вот в эффекте сомневаюсь.

– Почему? – не понял я.

– Наемники клянутся богам и не могут предать, пока не кончится срок контракта, – объяснила Лара. – Мало того, если в мирное время можно уйти почти в любой момент, прельстившись более высокой платой и отказавшись от того, что тебе задолжал наниматель, то в военное такое не предусмотрено.

– Именно на это я в первую очередь и рассчитываю, – удивил жену.

– Как?! – не поняла она.

– Тут какой-то сумасшедший князь, которому денег девать некуда, предлагает небывалые по выгоде условия, а они не могут их принять, так как уже взяли на себя обязательства. Причем наверняка Зинское королевство или тот, кто за ним стоит, очень уж хорошо платить не может. Где наемников слишком много, там цены на их услуги далеко не высоки. Тот, кто все это затеял, провернул неплохую комбинацию: сначала заманил в королевство большое количество военных и сбил таким способом цены, что позволило нанять за те же деньги большую армию.

Эльфийка кивнула, соглашаясь с моими предположениями. Я же продолжил объяснять, для чего потратился на листовки:

– Таким образом, во-первых, благодаря этим листовкам усилится недовольство во вражеской армии, которое и так уже должно было возникнуть. Во-вторых, клятва верности, не суть важно, при найме на разовую работу или в качестве вассала, штука двухсторонняя. Стоит теперь королю или кому-то из его представителей нарушить обязательства со своей стороны, и многие наемники могут счесть себя свободными и перейти к нам уже на законных основаниях.

Жена покачала головой, давая понять, что она об этом думает.

– Или почти на законных, – поправился я. – В любом случае дисциплины и рвения это не прибавит. Одна из главных целей такой листовки как раз и состоит в снижении боевого духа наемников, создании такой ситуации, когда те не захотят чрезмерного риска при штурмах наших крепостей, а будут тихо сидеть в осаде, ожидая завершения войны, а с ней и текущего контракта с королем. К тому же есть еще и в-третьих. Противостоящая нам армия – сборная солянка. Очень сомневаюсь, что войска Волкодава давали хоть какую-то клятву королю. Да там, по-видимому, не все и городу присягу принесли. С кланами орков ситуация аналогичная. Поскольку никто их не нанимал, то каждый сам по себе, хотя в пределах клана верны и надежны. По донесениям разведки, есть даже целые отряды наемников, что пришли как союзники, то есть им никто не платит, просто обещали долю в трофеях. Так что кому дезертировать, не нарушая никаких клятв, там тоже хватает.

– Такие и нам не слишком нужны, – высказала очевидное темная эльфийка.

– Но даже от них будет реальная польза.

– Какая?

– Сам факт их перехода на нашу сторону точно не прибавит боевого духа оставшимся. Или ты думала, что я хочу банально увеличить нашу армию, переманив из вражеской самых глупых и жадных?

– Ничего подобного я не думала, – слегка соврала жена. – Ты у меня очень хитрый, и не сомневалась, что придумаешь что-то необычное. Просто не сразу поняла, что именно.

Лесть лестью, а я сам тоже не сразу понял. Поначалу только хотел разворошить осиное гнездо вражеской армии и заодно соригинальничать, прилепив на листовки такую печать. Но постепенно, обдумывая все новую информацию, поступающую от разведки, приходил к выводу, что пользы будет куда больше, чем представлял с самого начала. Только признаваться в этом, разумеется, не собирался.

– Ну, раз мы все выяснили, отправляй послание по назначению, – обратился к жене.

Устроенный Ларой поток воздуха легко донес листовки на нужное расстояние и развеял их над вражеской армией. Современные черные пиар-технологии начали свое разлагающее воздействие на неокрепшие мозги аборигенов. Вернее, не совсем современные, я идею в одной книжке вычитал. Хорошо было тем героям с дубликатором, могли лепить на свои листовки золотые червонцы. Мне же пришлось довольствоваться тем, что имел.

– Эль знает? – спросила темная, когда внешние признаки ажиотажа во вражеской армии затихли.

– Нет, – честно признался я.

– Когда узнает, сама тебя убьет.

– Не должна, – не так чтобы очень уверенно ответил я. – И вообще, это было целевое использование средств.

– Интересно, каким образом? – действительно с любопытством спросила Лара.

В моей способности объяснить что угодно Лара не сомневалась и теперь ожидала, как планирую выкручиваться.

– Ну так, на репрезентационные расходы, – изображая, что удивлен ее непонятливостью, ответил я.

Взгляд ушастой ясно говорил, что она эти самые расходы представляет себе несколько иначе. Пришлось объяснять:

– Ведь что такое эта самая репрезентация? Если объяснять простыми словами, понятными даже дикому северному варвару вроде меня?

– И что же?

– По сути, пускание пыли в глаза и демонстрация, что ты богаче, чем есть на самом деле.

Темная скривилась от такой интерпретации, но возражать не стала.

– Надеюсь, не будешь спорить, что листовки с подобной печатью справятся и с тем, и с другим вне зависимости от содержания?

Спорить она тоже не стала, вместо этого повторила:

– Все равно убьет. А уж если акция не начнет приносить реальных результатов, то тем более.

Хотел было возразить, что результаты принесут куда большие расходы, чем их отсутствие, ведь дезертирам придется платить что обещано, но не успел.

– Это за что я должна убить нашего мужа? Признавайся, что ты еще натворить успел?

Эль подошла совершенно незаметно и успела услышать последнюю часть разговора.

– Ничего, – честно соврал я. – Все идет по плану.

Однако мое умение говорить правду давно уже не действовало на этого конкретного хитроухого мага разума. Привыкла. Эль посмотрела на темную. Та тут же протянула заныканный экземпляр наглядной агитации своей подруге. Вот где нецелевое использование бюджетных средств!

– И много? – спросила Эль, прочитав.

– Нет, – ответил я.

– Пять тысяч, – наябедничала Лара.

Еще раз, теперь уже светлой, рассказал, что думаю о репрезентационных расходах. И самое главное, объяснял настоящую цель листовок. Не то чтобы согласилась, но и оспаривать мое утверждение о разлагающем действии на вражескую армию с помощью таких призывов не стала.

– Вот явится к нам сегодня ночью несколько тысяч дезертиров, где я каждому по золотому возьму? – вместо этого задала она актуальный вопрос.

– Столько вряд ли будет, – усомнилась Лара.

– Да сколько бы их ни было, – ответила Эль. – Денег-то с собой не брали. Воевать ехали, а не на ярмарку.

– Кто не брал, а кто очень даже наоборот, – признался я. – Всю последнюю партию монет новой чеканки погрузили в один из контейнеров, уменьшающих размер и вес.

Министр финансов сразу же отправилась производить ревизию наличности, а министр обороны запустила последнюю листовку в полет к лагерю противника и тоже ушла готовиться принимать гостей. Теперь оставалось ждать результатов моих экспериментов с черными пиар-технологиями. Также следовало позаботиться, чтобы не проскочил троянский конь, или даже целый табун таковых, которых могут к нам отправить под видом дезертиров. Но как раз этого сильно опасаться не следовало. Именно на такой случай маги разума и имеются. Нагнал темную и поделился с ней своими мыслями по этому вопросу:

– Всех выявленных вражеских агентов разоружать и сажать под арест.

– Это само собой разумеется, – ответила Лара.

– Подожди, ты не дала мне договорить. Так вот, всех агентов сажать под арест, но обещанный в листовке золотой все равно выдать каждому без исключения.

– Что?! – удивилась успевшая вернуться светлая.

Выражение лица темной говорило, что и она не поняла шутки юмора.

– Князь Проклятых Земель и муж двух эльфийских принцесс всегда держит слово! – начал с пафосом объяснять я. – И это только во-первых. Во-вторых, выдавать монеты нужно так, чтобы это обязательно видели настоящие дезертиры. Мол, вы правильно выбрали сторону, тут деньгами не обидят. И за каждый медяк солдатского жалованья не цепляются. Ну и, в-третьих, охранять вражеских лазутчиков можно не особо тщательно.

Лара вопросительно подняла бровь.

– Мало ли что? – продолжил я. – Вдруг стража устанет или у нее какой бочонок вина заваляется? Думаю, добровольцы на столь ответственное задание найдутся.

Естественно, они нашлись. Напиться на посту за казенный счет и вместо наказания получить благодарность. Мечта, а не работа!

Глава 14

Арнаульф. Разведчик

Мне сразу же не понравилось это задание. Но командованию, увы, видней. Ага, настолько, что может посылать людей на верный провал. Будь мы в любом другом месте, просто вышел бы ночью, но направился не к вражеской армии, а в другую сторону. После такого приказа клятва, данная богам, уже не очень действительна. Во всяком случае, наказания, если не поймают, можно не опасаться. Однако кругом Проклятые Земли, и в одиночку идти просто некуда. Попробовать собрать отряд из таких же, как я? Так ведь поймают раньше, соглядатаев хватает.

– Если уж князь надумал переманивать из нашей армии наемников, то о магах разума точно позаботился, – только и нашел, что возразить, я. – Всем известно, что одна из его эльфийских жен как раз такая.

– Мы об этом тоже подумали, – ответили мне.

Кроме амулетов связи выдали еще и те, что не позволяют магу разума понять, врешь ты или говоришь правду. Других это полностью удовлетворило, а меня нет. Знаю я такие амулеты, и их главный недостаток тоже. Маг не может определить, лжет ли его владелец или нет. Вроде бы все прекрасно, цель достигнута, но именно это и выдает агента с головой. Неопытного мага разума низшей ступени так провести еще можно, но любой другой сразу поймет, в чем дело.

На деле оказалось куда проще. Перед опросом предлагалось снять все имеющиеся амулеты и положить на стол. Попытка что-либо оставить тоже провалилась. И таких, как я, было выявлено куда больше, чем предполагал. Возникло впечатление, что каждый командир сам послал разведку, не согласовывая действий с остальными. Всех пойманных агентов отправили в специально огороженное место между двух баррикад. Причем ближе к внешней.

– Чтоб никаких секретов не вынюхали, – охотно объяснил один из охранников.

Глупость, конечно. Во-первых, в один загон с нами поместили и пленных рыцарей с орками, которые сумели прорваться довольно глубоко и теперь рассказывали нам, что успели увидеть и вообще как все было. Никто не собирался им мешать. А во-вторых, амулет связи, замаскированный под слабенький защитный, у меня все равно отняли. Вообще все амулеты отобрали. И оружие, естественно, тоже. Обыскивали вообще очень тщательно, ничего из спрятанного в одежде не удалось сохранить. Но что интересно, больше ничего не забирали. Даже деньги, и те оставили, а их у меня имелось немало. Выделили на случай, если понадобится кого подкупить.

– Деньги – тоже оружие, – отправляющий меня был серьезен, но явно не верил в успех. – И поднявший меч должен ждать ответного удара.

Враг действительно придумал нечто невиданное. Сначала по серебряной монете вместо печати на призывах к нашей армии, потом по золотому каждому перебежчику. Даже нам, как в насмешку, выдали.

Ох, как же за эти листовки поначалу дрались!.. Стоило пройти слухам о монетах вместо печати, и началось. И ведь всего лишь неполновесная серебряная монетка, а эффект, как от двойного золотого. Кроме простых драк многие уже и за оружие похвататься успели. Только с помощью казгардских гвардейцев и утихомирили. Те избивали драчунов с превеликим удовольствием и все больше потому, что самим не досталось. Деньги действительно оружие, и добавь князь сотню-другую листовок с золотыми монетами, мы бы так просто не отделались. К нашему счастью, не додумался. Без того трое убитых и несколько десятков раненых.

Потом ведь их еще и прочитали. Очень внимательно. Еще бы, после такого вступления. И пошел шепот по войску. Не будь клятвы, от армии и десятой части к утру не осталось, все перебежали бы на сторону княжества. Без того были сильно недовольны. Те, кому не досталось мелкой монеты, потому, что оказались такими нерасторопными, те, кому досталось, тем, что мало, все вместе той платой, которую предложил король, и еще очень много чем.

– Я бы вам точно не давал, лучше бы среди своих воинов разделил, – прокомментировал тем временем все тот же словоохотливый охранник. – Но князь Ва’Дим у нас честный и слово всегда держит. Сказал каждому пришедшему, значит, каждому.

Когда пленные рыцари и особенно орки узнали, то очень удивились.

– А я могу перейти в княжескую армию? – спросил один из зеленомордых.

– Ты – нет, – ответил уже другой охранник.

– Почему? Князю много орков служит.

– Потому что не сам пришел, а тебя поймали.

– Но перед тем, как поймали, я все-таки сам пришел, – не упустил случая продемонстрировать логическое мышление орк.

– Вон видишь проход в баррикаде? – спросил первый охранник.

Тот кивнул.

– Вот если сумеешь из своего загона выскочить и до него добежать, а затем хотя бы десяток шагов дальше, потом можешь возвращаться. Но даже тогда золотой все равно не получишь, – хохотнул охранник.

– Почему?! – с возмущением спросил орк, как будто действительно рассчитывал прорваться через охрану и пробежать нужное расстояние под эльфийскими стрелами.

– Потому что пришедшим во второй день обещан только серебряный.

Орки немного повозмущались несправедливости и успокоились. На самом деле никто из них и не рассчитывал прорваться за баррикаду только для того, чтобы вернуться обратно. Но чем еще в плену заниматься, кроме как обсуждением планов побега?

Потом в лагере началось веселье. Открывали бочки с вином, праздновали победу. Не заранее. Просто у них так называлось то, что худшие воины в армии Зинского королевства перешли на сторону князя, польстившись соблазнительными обещаниями. Охранникам тоже бочонок прикатили, только не такой большой, как другим, потому что на посту. И это у них называется дисциплина?! На посту вообще пить нельзя, а не меньше, чем остальным! Тот, что считал своим долгом комментировать все и вся, еще долго возмущался. Мол, от него, хоть трезвого, хоть пьяного, еще никто не уходил.

Естественно, такого бочонка десятку стражников хватило ненадолго. Когда появился гном с тележкой, на которую собирали пустую тару, начальник нашей охраны потребовал еще.

– Плати и будет, – охотно откликнулся коротышка. – За счет князя только один бочонок положен.

Интересные тут у них порядки. Выходит, стоящему на посту не возбраняется пить сколько угодно, если за свой счет? Или князь с гномами договорился и таким образом казну пополняет? Что солдатам заплатит, то потом же и вернет, продав им выпивку.

– Так чем платить? – тем временем продолжался спор охранника и бородача. – Все золото на них ушло.

Для убедительности он указал пальцем в нашу сторону.

– Вот у них и одолжи, – ехидно ответил гном.

Коротышка уже собрался уходить, явно не ожидая продолжения и посмеиваясь своей последней шутке, но охранник думал иначе.

– И одолжу! Вернее, предложу поделиться, – ответил он, после чего обратился уже к нам: – Эй! Шпионы! Выпить хотите? Всего один золотой – и вино поровну.

Я понял, что это какой-то, пусть и призрачный, но шанс, и вмешался в разговор:

– У вас что, гномы лучшими эльфийскими винами торгуют? Слышал про князя Ва’Дима много странного, но до такого никто из рассказчиков пока не додумался.

– Нет, конечно! – ответил бородач. – С чего тебе пришла в голову такая глупость?

– Только эльфийские вина по золотому за такой маленький бочонок и идут. Пробовал, знаю.

Коротышка недобро зыркнул на охранника, мол, зачем гномов позоришь, после чего ответил:

– Я Тирин, сын Тарина, внук Турина, заявляю: у меня честные цены!

Раз в таком ключе, то это уже серьезно. Решил не ругаться и задать приятный любому гному вопрос, тем более что это как нельзя кстати соответствовало моим планам:

– А гномий самогон у тебя, Тирин, сын Тарина, внук Турина, есть? А то вино – это несерьезно.

– Конечно, есть! Что за вопрос?

– Тогда кати! Только бочонок побольше. Мы этих хвастливых охранников на раз перепьем.

Пока гном отсутствовал, главный в карауле озабоченно переводил взгляд на нас, на своих подчиненных, опять на нас… В конце концов, придя к определенным выводам, заявил:

– Так нечестно! Вас больше.

Ну вот. Не нужно было так резко. Основная часть моего плана провалилась. Однако оказалось, что оппонент понимает «перепить» несколько иначе. Не дольше оставаться трезвым, в смысле на ногах, а просто успеть выпить больше, пока не опустел бочонок.

– Вас вон как много. Поэтому делаем так: делим самогон поровну. Половина страже, другая тебе. И можешь потом угощать кого захочешь.

– Я с самого начала именно это и имел в виду, – честно признался ему.

Так и сделали. Полбочонка средних размеров пусть и крепкого гномьего самогона на всю нашу толпу – считай, ничего. А охранникам хватило. Когда в очередной раз подошел гном Тирин, с ним торговался уже я сам, без посредников. Заказал бочонок пива. Естественно, гномьего. Уже темнело, и стражникам оставалось совсем немного, чтобы допиться до полного беспамятства. Никто на них внимания не обращал, все были заняты праздником. Как они собираются принимать следующую партию дезертиров, я не представлял. Будь возможность сообщить командованию о царящем тут бардаке, или, как они это называют, празднике, вместо перебежчиков нагрянула бы вся армия.

Но связь отсутствовала, и оставалось попытаться бежать самому. Эльфы, они, конечно, стрелки отменные и поголовно маги, хоть в большинстве и слабые, но все равно вина не пьют. Почти. Однако и им будет непросто угадать, кто, куда и откуда, когда пойдут дезертиры. Шанс в любом случае есть, и приличный. Большинство пленных, включая рыцарей и орков, были со мной согласны.

Дим. Попаданец

Утром мне сообщили, что все пленные сбежали. Как я и планировал. Правда, совершенно неожиданно вышло, что не совсем все. За исключением десятка орков. С этими зеленомордыми вообще презабавная история получилась. Они только выбрались через проход в баррикаде и тут же вернулись обратно. Громче всех требовали обещанные монеты, кричали, что князь обещал, а он всегда слово держит. Чуть ли не в подробностях рассказывали, когда, кому и сколько я успел наобещать. Причем почти лично.

Я ничего подобного не помнил. Начальник караула, на которого ссылались беглецы, тоже. Очень уж добросовестно он и его люди выполнили задание упиться до беспамятства. А дешевое вино, гномий самогон и гномье же пиво, будучи смешанными, дают потрясающий результат. Сам не пробовал, но не имею основания не верить тем, кто рассказывал.

Посмеялся и приказал относиться к ним, как и к прочим перебежчикам.

Некоторые на полном серьезе предлагали казнить. Не в смысле этих хитросбежавших из плена орков, но и вообще всех польстившихся на обещания в листовках. Но, во-первых, это было бы нарушением данного слова. К тому же имелось еще и во-вторых…

– А в первых рядах кто стоять будет? – спросил я отстаивающих самые радикальные идеи.

– У нас достаточно и своих воинов! – ответил Нур. – Проверенных и надежных. А не этих…

– Вот я и хочу, чтобы их, проверенных и надежных, и после войны оставалось как можно больше, – совершенно серьезно ответил ему и всем остальным.

У моего взгляда на проблему были свои основания. Еще на Земле не раз приходилось слышать, как отсидевший в тюрьме с гордостью рассказывает, что искупил свою вину. И ведь на полном серьезе. Уголовник ладно, он вам легко сумеет объяснить, почему был вынужден украсть, вскрыть сейф, убить, изнасиловать… Что интересно, многие совершенно нормальные люди в это верят. Если не в неизбежность воровства и убийств, то в искупление вины.

Ага, как же! В тюрьме отбывают наказание, а искупить вину можно только в штрафбате. Дошел до Берлина – значит герой, и неважно, за что тебя посадили. Не дошел – значит, мертвый герой, и тоже уже неважно. Так что все по-честному.

Еще существует версия, в которую многие верят, что в тюрьме не «искупают вину» (как это любят расписывать уголовники и родственные им по духу правозащитники) и не «отбывают наказание» (хотя такой термин тоже применяется и вполне обоснованно), а «исправляются». Ага, три раза. Вот мне очень интересно, существовало ли когда-нибудь за всю историю человечества хоть одно тюремное заведение, которое могло бы похвастать такими результатами? На Земле в России (да и во всем назначившем себя цивилизованным мире) цель тюремной системы – не наказание (месть) или искупление (возмещение), а переделка человека. По крайней мере, такова официальная научная позиция, которая и в законодательстве закреплена.

По сути это красивые слова, не имеющие ничего общего с реальностью. Даже если не учитывать, что из мест лишения свободы выходят более готовые нарушать законы, чем туда попадают. На деле с преступностью можно бороться только превенцией. Вот тюрьма ею и является. Пока они сидят там, то физически не могут совершать преступления здесь. А те, кто не сидит, боятся сесть и тоже не совершают. Хотя бы некоторые из них.

Правда, смертная казнь в этом смысле куда надежнее. И пока никому не удалось оспорить абсолютного факта, что уничтоженный преступник больше никого не ограбит, не убьет, не изнасилует да не оскорбит и не напугает самим фактом своего присутствия рядом, в конце концов. И в этом предложение Нура имело свои резоны, но слово было дано, и его нельзя нарушать.

– Помните, к кому были обращены листовки? – спросил я у своего штаба. – К славным и великим воинам. И там была написана абсолютная правда.

Все на меня посмотрели с некоторым подозрением. Разве что Эль с Ларой с любопытством. Моим остроухим стало интересно, как сейчас всем буду доказывать, что черное – это белое, а белое – наоборот. Только фиг они угадали! Я говорил именно то, что думал.

– Если перебежчики погибнут в первых рядах, то они будут мертвыми, славными и великими воинами. Кто-нибудь с этим не согласен?

Спорить никто не стал. Не все были готовы принять такое утверждение безоговорочно, но и возразить с ходу было нечего.

– Если же они доживут до конца войны, то будут славными и великими воинами, но уже живыми, – продолжил я. – А такие мне в армии действительно нужны. Поэтому я и утверждаю, что в листовках не было ни слова лжи.

Да, сила в правде. И я им всем, то есть куче скептически настроенного народа, сумел это доказать.

Что до этих конкретных орков, то они во вражеской армии вообще оказались случайно. Возвращались после службы в одном графстве к себе в степи и по пути встретили отряд из соседнего клана, идущий в Зинское королевство. Никому никаких обязательств не давали, а в первой попытке прорыва участвовали за обещание самых высоких трофеев. Обычная вообще-то практика. Первый ворвавшийся в город не складывает своих трофеев в общий котел. Все, что смог захватить, – твое. Именно это им и было предложено, как и всем участвовавшим в той атаке. Как я и предполагал, противник провел разведку боем чужими силами. И причины сменить сторону у этих орков имелись серьезные. Получив прямое предложение, они, несомненно, бы отказались, а так, на общих основаниях, сначала честно сбежав, оказалось можно.

Глава 15

Дим. Попаданец

А уже после полудня вражеская армия двинулась в нашу сторону. Операция по предоставлению шпионам возможности сбежать дала результаты. Ведь что они могли доложить своему начальству? Наши войска заранее празднуют победу. Князь выкатил бочки с дешевым вином, а по лагерю ходят гномы и продают всем желающим пиво и самогон. То есть самый удачный момент для нападения.

И поверить в такое вовсе не трудно. Тут подобное не то чтобы в порядке вещей, однако и не является чем-то невероятным. Не в столь крайних проявлениях, как изобразили специально обученные люди и гномы, но все равно. Можно вспомнить тот анекдот, что самое удобное время для нападения на Россию – первая неделя января. Только никто не нападает. Во-первых, зима, а во-вторых, сами у своих систем ПРО сидят и от страха трясутся, как бы эти русские спьяну не ту кнопку не нажали.

Вот и враг попался. Как только допросили сбежавших пленных, выслушали донесения вернувшихся агентов, выяснили что к чему, так сразу и начали готовиться, чтобы не упустить удобного момента.

У них даже осадные машины имелись, которые и замедляли все дело. Хотя было бы странно, не окажись таких. Не на прогулку все-таки выехали, а воевать. Ну и мы, естественно, сюрпризами запаслись с избытком. Эльфийские лучники на башнях – это так, неприятная мелочь.

Армия подошла на достаточное расстояние, и начался обмен ударами. Разумеется, магическими. Из всего мною читанного о здешнем военном деле знал, что существует два способа взятия крепостей и прочих к ним приравниваемых укрепленных объектов. Быстрый и наоборот. Первый, как правило, удавался, когда у защитников было не очень с магами. То есть при штурме баронских и графских замков да рыцарских башен. Правда, в таких случаях и у нападающих, как правило, с сильными магами не очень, так что долгий способ и там дело обычное. Когда же воюют королевства и империи, на доску выставляют совсем другие фигуры.

Поэтому ни Лара, ни Эль, ни кто другой особо не верили, что враг выступит сразу, как только узнает о грандиозной пьянке в нашем лагере. Возражать против спектакля не возражали, но придавали ему совсем не то значение, что я.

– Ну, что я говорил?! – объявил женам, когда появились первые признаки шевеления в лагере противника. – Не повесили над троном табличку, что муж всегда прав, теперь постоянно забываете.

– Хорошо, повесим, – неожиданно согласилась Эль. – Только в спальне, – потом сделала паузу, загадочно улыбнулась и добавила: – Под гобеленом. Чтоб никто посторонний не узнал главную государственную тайну.

После чего поцеловала меня в щеку. Мол, мы-то знаем, и ладно.

– А если серьезно, как ты догадался? – спросила Лара.

– Враг совершил большую ошибку, не напав сразу, и теперь об этом сильно жалеет, – начал я.

– Но и понять их тоже можно, – ответила темная. – Отдых армии после похода необходим.

– Это так, но никто не ожидал тех фокусов, что я устроил. Да и Проклятые Земли не то место, где можно держать осаду до бесконечности. В общем, их командование осознало ошибку и воспользовалось первым же поводом для нападения. А пьянка ли это в лагере, при том что маги, с которых и начнется сражение, заведомо спиртного не употребляют, или слухи о прыще, выскочившем на заднице у князя, который помешает ему, то есть мне, адекватно командовать, уже дело десятое. Враг окончательно уверовал в мою способность разлагающе влиять на боевой дух его солдат и решил напасть, пока от армии хоть что-то осталось.

Жен такое объяснение вполне удовлетворило. А я решил, что самое время, так как все заранее заготовленные трюки уже закончились. Во всяком случае, те, что предназначались для стоящей лагерем армии противника. Вот для нападающей – другое дело…

Однако использовать их раньше времени не стоило. Ну не мог враг быть настолько туп, чтобы ничего не предвидеть и планировать просто задавить нас численным перевесом, идя напролом. Наверняка имел очень большого и жирного туза в рукаве, с помощью которого рассчитывал не просто захватить долину, но и взять сам замок. Одной из целей встречи на внешней границе перевала как раз и было заставить врага использовать козыри раньше времени.

Артподготовка с обеих сторон постепенно сошла на нет, и вражеская армия двинулась вперед. Понятно, что у нас еще оставались силы. Например, мои ушастые, будучи жрицами Древа Жизни, вообще могли черпать их без ограничения. Та же рыжая Ли тоже на многое была способна, правда, все еще опасалась работать в полную силу, учитывая прошлый опыт. Ну и на самый крайний случай оставался аналог ядерного оружия, то есть смешивание крови. Сам я предлагал шарахнуть сразу и забыть, но меня не поддержали.

Пока же задумал немного похулиганить. Внести, так сказать, фактор непредсказуемости. Вытащил свой артефакт-деревяшку и настроился на Древо (давно уже научился это делать). Что интересно, расстояние в этом смысле на качество связи никак не влияло, только на количество передаваемой энергии. Выбранное нами место являлось самой крайней точкой, где силу еще можно было получать напрямую.

Сосредоточился и представил себе систему залпового огня. Точно такую, как при нападении дракона на замок. На этот раз получилось куда проще. Вокруг меня начало формироваться пламя, и ракеты с ревом понеслись ввысь. Огонь не обжигал, и дым не мешал дышать, по сути, и то, и другое являлось не более чем иллюзией, но звук в отличие от них оглушал по-взрослому. Бил по ушам ничуть не хуже настоящего.

На крыше замка, с Древом Жизни под боком, эффект получился потрясающим. В самом буквальном смысле. Ракеты вышли, наверное, в разы мощнее настоящих. Во всяком случае, Ли потом рассказывала, что в ее время такой мелочью дракона не очень-то и получалось напугать. А у меня запросто! Он еле улетел раны зализывать. Тут же был скорее фейерверк, чем боевое оружие. С самого начала я это прекрасно понимал и больше, чем на мелкое хулиганство, не рассчитывал. С помощью имеющегося артефакта мог нанести смертельный удар в одну точку, но никак не по площадям.

Шутиха, конечно, вещь и сама по себе вовсе не безобидная. Каждый Новый год на планете Земля тысячи остаются без пальцев, а то и без глаз (просто получивших ожоги вообще никто не считал). Но это в основном те, у которых изначально мозгов нет, игнорирующие все имеющиеся инструкции по технике безопасности или увлекающиеся самоделками. В любом случае в качестве реального оружия такое не используешь, да и самая простейшая защита от магических атак не пропустит.

Зато красиво, если смотреть с безопасного расстояния. И страшно, когда летит на тебя как минимум до того момента, пока об эту самую защиту не разобьется. Прекрасно все это себе представлял и более чем на щекотку нервов для солдат и отвлечение внимания для командования не рассчитывал.

Поэтому результаты эксперимента удивили прежде всего меня самого. Во-первых, враг установил слишком умную защиту. Она не сочла мои ракеты опасными и беспрепятственно пропустила. И в самом деле, зачем тратить энергию на борьбу с иллюзиями и прочими спецэффектами, когда она может в любой момент понадобиться для отражения реальной атаки? И не тратили. Кому-то в свое время пришло в голову мудрое решение, которое он сумел воплотить в жизнь. Вот только разрабатывавшие эту, несомненно, прекрасную защиту архимаги не учли простейшей вещи: между ними самими и рядовыми солдатами существует разница. Причем очень большая.

Мага простой, даже очень большой хлопушкой не напугаешь, особенно если он прекрасно видит, что это именно хлопушка, а не боевое заклинание. Вот и посчитали такое действие защиты весьма оптимальным. Обычный солдат, живущий в мире, где магическая атака способна в любой момент убить, реагирует на такие вещи иначе. И системы обучения, которая вбивает на уровне рефлексов порядок действий после команды: «вспышка справа!», тут почему-то нет. Ну, может быть, в каких элитных войсках вроде казгардской гвардии и ей подобных нечто похожее и имеется, но точно не у массы противостоящей нам армии. Поэтому, когда в их рядах начали рваться, несомненно, магические заклинания, центр побежал.

Флангам не досталось, и там после первого испуга прекрасно видели, что никакой реальной опасности мои системы залпового огня не представляют. Они могли бы оставаться на месте, но командование решило не рисковать и не оставлять сломанный строй. Армия медленно отползла назад, так и не перейдя в настоящую атаку. Получилось, что я своей выходкой сорвал планы обеим сторонам. Хорошо хоть, обороняющиеся в этом смысле находятся в заведомо более выгодном положении, для них ничейный результат – победа.

Первой ко мне прибежала Лара, выяснять, чего я еще натворил? Мол, ни на минуту без присмотра оставить нельзя. Ничего такого высказано не было, даже наоборот, объяснила все то, что я увидел сверху. И про защиту (ей Ли рассказать успела в реальном времени), и про действия магов, и все прочее. Но я и сам понял, какие упреки не прозвучали.

Прежде всего до меня дошло, что, задумав мелкое хулиганство, неожиданно израсходовал серьезный козырь. Темная, когда все выяснила, и об этом говорить не стала, даже похвалила за отбитую атаку. Хорошая жена, которая не станет попрекать мужа из-за промаха, раз уже все равно ничего не вернуть. Но и я тоже хороший муж, поэтому сам признал свои ошибки. И не постеснялся об этом ей рассказать.

– Кто же мог знать, что получится такой потрясающий эффект? – закончил я.

Во взгляде Лары легко читалось, мол, муж, конечно же, всегда прав, но и с женами изредка (каждый раз!!!) советоваться стоит. Вот только в данном конкретном случае и у нее вряд ли получилось бы предсказать результат. Однако говорить такое в свое оправдание я, естественно, не стал, а, наоборот, признал ее правоту.

– Как задумаю очередную шутку или хулиганство, то непременно! – совершенно искренне пообещал я.

Темная только вздохнула в ответ, явно не поверив.

Ларинэ. Темная эльфийка

Отсрочка, которой совершенно неожиданно добился муж, в сложившейся ситуации была совершенно не нужна ни нам, ни врагу. Все готовы к бою, маги противника вымотаны, еще чуть, и начнется сражение… Утешало, что вражеской армии это стоило куда большего расхода небоевых ресурсов.

Вообще, у мужа имеется еще много всяких сюрпризов. Что-то прятал, вроде тех же листовок с монетами, а чего-то не скрывал с самого начала. Он сразу после первых сообщений о том, что Зинское королевство всерьез намерено с нами воевать, начал параллельную подготовку. Нет, Дим честно пытался все объяснить и показать мне и Эледриэль. Какой-то непонятный черный порошок поджигал, еще что-то. У любого боевого мага низших ступеней получится лучше и без лишнего вонючего дыма. Весь замок проветривать тогда пришлось, может, в этом и заключался эффект? Так и этого можно магией добиться с куда меньшими затратами. Что Эледриэль мужу сразу и сказала. Показывать не собиралась, и так еле проветрили.

Но лично я возражать против его подготовки не стала, тем более что ничего, кроме денег, не тратил. Так всегда бывает, если иметь дело с гномами. Вот теперь понатаскали наверх катапульты с кучей специальных зарядов. Не думаю, что от них будет толку больше, чем от горящего масла, которое обычно льют со стен осажденных крепостей. Вот только цена совсем другая, но пускай он по этому поводу со светлой ругается.

Однако, немного успокоившись, я пришла к выводу: и от его последней выходки с фальшивой магической атакой тоже толк будет. Велика вероятность, что уже в скором времени добьемся того, ради чего вышли встречать противника так далеко от Древа. То есть нападавшие применят свое секретное оружие. Я это уже чувствую. Знать бы еще, чем оно окажется?

Одимарис. Архимаг

Сегодня ночью все маги в армии получили приказ собраться и отойти на восток как можно дальше. Означать это могло только одно: командование решилось применить артефакт. В любой другой ситуации я подумал бы, что слишком рано, но с нестандартными выходками этого князя никогда нельзя угадать, чем закончится следующая. Как бы не получилось слишком поздно.

Впрочем, существовала и куда более важная причина. Разведке удалось выяснить, что все основные магические силы противника собрались именно тут. Ударь кто сейчас с востока даже вполовину меньшей армией, у него точно получилось бы прорваться в долину и, скорей всего, ее захватить. Но у нас не было другой армии, а если бы и имелась, то незаметно ее не подведешь и расклад получился бы совсем другим. Точно не столь удачным.

Оснований не верить донесениям агента у нас не было. Во-первых, сам князь. Какой именно магией он обладает, так никому и не удалось выяснить, но в том, что очень сильной, никто не сомневался (уж очень хорошая защита, абсолютно непроницаемая, с иллюзией полного отсутствия любой силы). Потом его жены – эльфийки. Обе жрицы выращенного в долине Древа Жизни, и этим все сказано. Еще одна непонятная эльфийка. Не светлая и не темная. О ней известно было так же мало, как и о самом князе, даже то, является ли она третьей женой или нет, не получилось выяснить. Слухи ходят разные. Если верить газетам, выходящим в самом княжестве, то точно жена. Однако одна информация не вызывает никакого сомнения. Проходы в горах, окружающих долину, прожигала невиданной силы магией именно эта четверка.

Князь Ва’Дим, принцесса Эледриэль, принцесса Ларинэ, загадочная Лирмилиэль… Основной причиной, по которой вся армия шла напролом, и было собрать их вместе и как можно дальше от Древа. Ловушка сработала! Даже лучше, чем предполагалось, – в нее попалась не только главная дичь, но и множество магов помельче (вот никогда бы не подумал, что так стану высказываться об эльфийских архимагах). Теперь осталось только активировать артефакт, и все. Долина, а вместе с ней и все княжество – наши.

Такой большой группе магов, как у нас, причем в основном боевых, передвигаться без охраны по Проклятым Землям можно хоть днем, хоть ночью. Ни одна местная тварь напасть не посмеет. Ну а с той, у которой ни ума, ни инстинктов не хватит, чтобы удержаться от столь опрометчивого поступка, точно легко справимся. Вот мы и не торопились, но все же отошли на обозначенное в манускрипте, что прилагался к артефакту, расстояние еще до утра. Устроили лагерь и принялись ждать. Большинство вообще спать завалились. Ничего удивительного, они и не знали, что конкретно должно произойти. Дежурить остались только мы, пятеро архимагов. В войске нас было восемь, но трое должны активировать артефакт.

Все произошло точно в заранее оговоренный срок – за час до полудня. Но что-то пошло явно не так. Щиты, которые мы поставили в точности как описано в том манускрипте, сорвало первой же волной. Она вообще не должна была до нас докатиться! Потом начало высасывать силы с неимоверной скоростью. Стоило мне подумать, что этот отход – пустая трата времени и все равно совсем лишусь магии, действие древнего артефакта прекратилось.

Когда пришли в себя и провели перекличку, выяснили, что на всех без исключения докатившаяся до нас волна подействовала одинаково. Будь ты хоть архимагом, хоть новичком с двенадцатой ступенью, досуха высосала весь резерв силы, но оставила магические способности на том уровне, как и были.

– Значит, второй пункт плана провалился, и с возвращением можем не спешить, – объявил коллега Махталеот. – Все равно помочь войску при штурме прохода ничем не сможем. При полном опустошении резерва он восстанавливается очень медленно и неохотно. Как минимум пару недель, а то и месяц. Знаю, у меня раза два так было.

Ничего нового он не сказал. Ну, разве что для магов низших ступеней. Архимаг – это не только сила, но и опыт, отрицательный в том числе. Однако Махталеот был неправ, о чем я ему и сказал:

– Но командование об этом не знает и рассчитывает на нас. У противника маги не только сил лишились, но и магических способностей вообще. Раз уж по нам так ударило, то можно не сомневаться, что артефакт подействовал как надо и на близком расстоянии ничего магического не осталось. Вообще ничего: ни магов, ни амулетов, ни артефактов. Необходимо предупредить, чтобы на нас больше не рассчитывали.

Большинство молодых магов меня поддержало, только коллега Калинон продолжал молчать. Но не желающий рисковать Махталеот быстро всех охладил:

– И как вы собрались их предупреждать? Нам самим бы сейчас выжить. Если кто забыл, находимся в Проклятых Землях и без капли магических сил. Кто еще помнит, как держать в руках клинок? Так что войску придется обойтись как без нашей помощи, так и без информации о том, что ее не будет.

Однако про меч он зря сказал. Многие молодые и слабые маги как раз прекрасно помнили и не пренебрегали такой возможностью защитить себя. Да и немолодые тоже. Боевой маг – это не только заклинания. Лишь становясь архимагами, большинство забывает обо всем остальном.

– А разве на нечисть это не подействовало? – логично предположил один из молодых.

– В любом случае, чем ближе к армии, тем безопаснее, – подвел итог я.

С последним утверждением все согласились. Наскоро перекусив, мы отправились обратно. В дороге обдумывал случившееся. План был прост и эффективен. С помощью древнего артефакта лишить всю армию противника магии, в чем бы та ни заключалась: маги, амулеты, артефакты, кристаллы-накопители… После чего начать штурм превосходящими силами, дожидаясь нашего возвращения. Но даже и без нас все должно получиться. Двойное, а то и тройное превосходство плюс такой неожиданный удар. Все преимущества врага, занявшего оборону, будут сведены на нет.

В большинстве своем древние артефакты – дело ненадежное. Но, как работает этот конкретный, сомнений не было – не каждый артефакт сопровождается отдельным подробным манускриптом по использованию. Он много тысячелетий хранился в сокровищнице императоров Казгарда. А то, что его до сегодняшнего дня не применяли ни разу, – так это тоже вполне естественно. Ведь для активации нужны целых три архимага, которые первыми же и лишатся своих способностей. Потом для восстановления необходим магический источник, причем немалой силы.

Глава 16

Дим. Попаданец

Если в первый раз вражеская армия подходила медленно, затем остановилась на определенном расстоянии, после чего начался обмен магическими ударами, то сегодня этого не было. Шли решительно, будто собирались ввязаться в бой сразу, наплевав на те потери, что нанесут маги, пока не начнется общая свалка.

Иногда так тоже делают, я читал. Но точно не в сложившихся условиях. Во-первых, всегда исключительно первым ударом, как тот оркско-рыцарский прорыв. И точно не со второй, третьей или еще какой попытки. Во-вторых, такое делается при куда большем численном перевесе в пользу нападающих и куда менее удобных укреплениях у защищающихся. Такая тактика предусматривает значительные потери среди простых солдат первой волны, как правило, дешевых наемников, и экономию сил магов, которые в результате имеют преимущество при последующих поединках со своими коллегами.

Однако армия противника перла так, будто бы собиралась воспользоваться именно этим тактическим маневром. Учитывая то, что случай совершенно не наш, было очень подозрительно. Наблюдая сверху, все ожидал подвоха, но ничего такого не происходило. Первые ряды уже давно перешли ту невидимую черту, за которой их должны были настичь магические удары, и даже переступили ту, на которой эльфийские лучники могли попадать белке в глаз в самом буквальном, а не переносном смысле. Оказалось, какой-то подвох все-таки был. Ни заклинания, ни даже эльфийские стрелы не летели во врага!

Я совершенно не мог понять в чем дело? Первые нападающие уже достигли баррикады между башен, и там завязалась схватка.

– Хоть простые воины не заснули, в отличие от магов и эльфов, – в сердцах произнес я.

Похоже, вслух, так как незаметно появившаяся радом Лара ответила:

– Катастрофа! Не знаю, что применил враг, но магия не действует!

– Тихо, ушастая, без паники! Что, совсем?

– Совсем!

– Как тогда, при сражении с драконом? – уточнил я.

– Хуже, – с отчаянием в голосе ответила темная. – Тогда мы лишились только сил, а теперь вообще всех способностей. Как Иркана.

Такой я свою темную жену еще не видел. Всегда железная и непробиваемая Ларинэ была готова расплакаться. Присоединившаяся к нам Эль вообще не пыталась скрыть слез.

– Так, ушастые, а ну быстро взяли себя в руки! С магами все понятно. Но почему не стреляют эльфы?!

– Так ведь нет магии, – ответила Эль.

– Для стрельбы из лука она тоже необходима? – удивился я.

– Нет, – ответила за нее Лара. – Однако вдруг лишиться магии – сильнейший удар.

– Ничего не знаю! Немедленно хватаете луки и показываете пример своим соплеменникам.

Но этого не понадобилось. Эльфы очухались сами. Сначала одна, потом другая, третья, десятая… и вот стрелы полетели со стен в нужном темпе. Однако было уже поздно. Враг смел баррикады и прорвался в расширяющееся пространство за сторожевыми башнями. Теперь каждая стрела поражала только одного воина, не влияя на общий ход сражения. Да и сами крепости почти сразу подверглись штурму отдельными отрядами.

Ва’Харр. Король

Сам не заметил, как втянулся в эту войну. Сперва хотел лишних воинов из королевства выманить и казну в придачу пополнить. А теперь стою во главе левого фланга армии княжества Проклятых Земель, под моим началом тысяча солдат, и все готовы к сражению. Вот-вот начнется бой. На этот раз настоящий, а не как вчера, когда все закончилось магическими ударами и враг отступил.

Еще раз окидываю взором подопечных. Вот северяне. Пехота, большей частью тяжелая. Немудрено, силой нас Во’Дан не обделил, Во’Тар железа много дал. Если бы чем еще северная земля богата была. Ну да ладно, все остальное возьмем. Давайте, ребята, не подведите!

Много вас набралось. Как узнал я, что князь Ва’Дим такие деньги готов платить, то среди ближайших к моему королевству земель клич пустил. А то уйду со всей армией, решат соседи, мол, старине Ва’Харру удалось королевство взять, так чем мы хуже. Нет уж, пусть лучше на другом конце материка воюют. Вызвал сюда и новоявленного герцога Ва’Зана, наместника в моем родовом княжестве. Так, на всякий случай. Он молодец, не подвел. Быстро явился с лучшими из бойцов. Так что будет врагам сюрприз, такого количества воинов с севера они точно не ожидают.

Северяне выстроились стеной, выставили щиты, ощетинились копьями. Не хуже, чем в Казгарде. Их сломить будет сложно. Будь вся моя армия такой – можно было бы обещать победу. Но, увы. Больше половины – не велики вояки. Честно говоря, привел я их на убой. Можно надеяться только на рыцарскую конницу, что досталась мне от прежнего короля, да и их не много. Ладно, посмотрим, бой покажет, кто чего стоит.

Поймал себя на мысли, что думаю совсем не как король. До полководца дорос, но никак не до государя. Будь я настоящим королем – завершил бы переговоры, отправил сюда лишних вояк да занялся делами своей державы. Эта война – не моя. Честно. Так что я тут делаю, Во’Дан раздери?! Польстился на плату? Или не могу без боя?

Еще раз оглядел войска, кивнул Нуду. Некогда мой подчиненный в Варварской гвардии Казгарда, теперь посол Северной империи в Проклятых Землях. Доверенный человек Ва’Лета. Если выживу в этой войне, надо будет наведаться к бывшему сослуживцу, ныне «брату моему», как коронованные особы друг о друге говорят. Глянул на Нуда и подумал, что и ему, казалось бы, делать тут нечего. Посол воевать не должен. Да только северяне без битв и сражений не могут.

К нашему строю тем временем прискакал один из подчиненных князя Ва’Дима. Полулис, вроде Фоксом его звать.

– Пора начинать! Враги прорвались через первую линию баррикад и ударили по правому крылу! – произнес он. – Князь велел передать, что по третьему сигналу трубы…

Я привстал в стременах, вытащил из ножен свой верный меч.

– Воины! Дети Севера! Благородные рыцари! Честные жители королевства! В этот час от нас ждут только победы… – Слова лились из горла, словно кто-то нашептывал их в ухо. С трудом поверил, что произнесу это, думал что-то сказать о деньгах, которые нам щедро платят.

В ответ раздались удары кулаком по груди. Традиционное приветствие в Варварской гвардии, одной пятой моих вояк оно знакомо не понаслышке, а остальные переняли.

– Ва’Харр! – крикнул кто-то в строю, и громким рычанием мое имя понеслось над рядами.

Не ожидал, право слово.

Вот и сигнал. Лучники дают залп и расступаются. Рыцари устремляются вперед, где уже поджидают зеленомордые орки. Терпеть их не могу. Поубивал бы всех до единого. Но не королевское дело рваться на каждого противника. Даю сигнал пехоте. Первыми идут мои новые верноподданные. Чего им дома не сиделось? Возились бы в земле или в городских цехах, кормили бы настоящих воинов. Но нет, всей толпой ломились в армию. Вот и расплачивайтесь теперь сполна. Впрочем, ваши луки, сулицы и пращи послужат общему делу. Давайте поддержите кавалерию.

Проклятье! Всегда знал, что от рыцарей толку мало. Каждый мнит себя полководцем не хуже Лаода Казгардского. Строй же держать надо было, на таран идти. Могли ведь смять орков напрочь. Так какого демона рассеялись? Чего ради? Ну сбили каждый по противнику, кто-то даже вожака захватил. Так теперь всех поодиночке окружили, сейчас орочьи шаманы подойдут, и прощайте, рыцари. Чему я, собственно, удивляюсь? Цвет рыцарства еще дракон вместе со столицей сжег, и у меня теперь только то, что осталось. Может, и получше того, что у князя Ва’Дима с девчонкой во главе, но не сильно.

Странно, ни одного шамана со стороны противника. Рыцари – их, правда, стало меньше – собрались, отступают. Пора вмешиваться.

– Лучники, вперед! Стреляйте кучно, цель найдется! Легкие копейщики, будьте наготове, – кричу я, потом обращаюсь к Нуду: – Как в бой пойдем, конно или пеше?

– А давно ты, десятник, в седло влез? – смеется он в ответ. – Не узнаю одного из лучших бойцов нашей сотни щитоносцев, победителя императорского турнира среди мечников. Только в пешем строю, в левой руке щит, в правой – клинок, хотя я предпочту секиру. И хирд наш будет не хуже легендарного гномьего, Торина Длиннобородого. Запевай нашу любимую!

– Верно говоришь, боец!

– Погоди, Ва’Харр, не спеши слезать с коня. – Это подал голос герцог Ва’Зан. – Успеем еще навоеваться. У меня тут сюрприз для врага заготовлен. Вот как только орки сокрушат твоих якобы бойцов, я пущу…

Герцог не успел договорить, как к нам подбежал запыхавшийся маг, один из немногих, что был в моем войске. Боевых чародеев у меня не было, только несколько целителей, один понимал толк в магии разума, и вот этот, вроде бы звать его Зербальд, универсал, который умел все понемножку, но достаточно плохо. Поэтому всех мастеров волшбы я оставил далеко в тылу, пока их помощь не нужна. Что же заставило Зербальда покинуть обоз?

– Ваше величество, беда! – едва ли не кричал он, размахивая руками. – Ни у кого из моих собратьев по ремеслу нет больше ни сил, ни способностей. Я не знаю почему, но мы больше не маги. Это катастрофа! Я не могу ничего сделать, но это полбеды. Без огненных шаров войско как-нибудь справится. Но и целители ничего не могут.

Проклятье! Впрочем, а что еще от этих земель ждать?

Гельф. Гном. Осадных дел мастер

По приказу князя Ва’Дима мои бородачи загодя затащили на стены башни, а затем и на плоскогорье осадные машины. Естественно, по частям, целиком и горному троллю с такими не справиться. Сколько же мы над ними трудились… Князь – молодец, понимает толк в механизмах. И советы дельные дал, и оплатил щедро.

Вовремя я послушал Нарина, переехал в долину Единорога и открыл здесь свои кузнечные мастерские. Хоть и зовутся земли эти Проклятыми, но зажили мы куда лучше, чем в родных Громовых Скалах. Сам вот даже в градоначальники выбился. Если бы не война, я бы сейчас дочку замуж выдал. За того же Нарина. Гном он толковый, руки откуда надо растут. Опять же богатый, а его очередную книгу забавных и поучительных историй весь наш квартал друг другу пересказывает. Кто из них больше новых технических новинок придумал – Нарин или наш князь, – я и сказать затрудняюсь. Один только недостаток у потенциального зятя. Не домосед он, больно странствовать любит. И, похоже, о семье еще не думает. Но это мы исправим. Вот кончится война, поговорю я с Ва’Димом.

Бородачи возились с катапультами, где подправляли пружину, там натягивали ремни, в ином месте наскоро переставляли винты. Чуть в отдалении на стене стоял Нарин и вглядывался вдаль. В руке он держал какую-то штуковину. Хвастался давеча, что создал что-то, позволяющее мерить расстояния. При наших машинах вещь не лишняя.

А вот и князь Ва’Дим. Что-то говорит моему соседу, мастеру Бофу. Последнее время они, насколько мне известно, возились над неким взрывающимся порошком. Что интересно, совсем не магическая штука. Не знаю, какой от нее толк. Вроде дымит ужасно, гремит не хуже грома, а разрушений толком нет. Правда, Боф недавно рассказывал, мол, что-то добавил в свою рецептуру. Грозился всех противников разнести. Кто разберет, сосед хвастун известный, особенно когда пива выпьет. Только Боф вернулся к своим бочонкам, как к князю одна за другой жены-эльфийки прибежали. Панику затеяли! Даже темная!

А потом князь потребовал огниво. И надо же было мне так опозориться! Никогда. Никогда! Больше не доверюсь магии.

Тем временем события начали складываться не очень удачно для нашей армии. Враги, словно таран, ворвались в проход между башен, из одной эльфов выбили. Остроухие толком и не стреляли из своих хваленых луков. Ничего, вот сейчас мои машины как ударят, живо враг улепетывать начнет.

Дим. Попаданец

Первое, что я сделал, поджег фитиль. Ага! Попытался. Надежнейший амулет, вот уже лет десять используемый мною вместо зажигалки, отказался сотрудничать. Когда жены в ужасе рассказывали, будто нет магии, в смысле совсем, не подумал, что столь всеобъемлюще. Козырять своим умением добывать огонь трением было не место и не время, тем более что мои ушастые и так знают.

Оглянулся по сторонам, высматривая, у кого можно одолжить огоньку. Так, эльфийки не в счет, у них и амулетов-то нет, сами в случае чего поджигали. Гномы, что толпились у катапульт, совсем другое дело.

– Гельф! Огниво есть?! – заорал я.

– Конечно! – закричал гном в ответ. – Сегодня специально новое взял, знал, что понадобится.

– Тогда поджигай! – приказал подбежавшему гному, указывая на связку фитилей.

Тот порылся в кармане и вытащил оттуда вовсе не огниво, а тоже амулет. Пусть гномьей работы, но так же бездействующий, как и все магическое. Перестраховался, называется. Знал, что к снарядам для катапульт нужно будет поджигать фитили, и озаботился более надежным средством.

– У кого-нибудь вообще есть нормальное гномье огниво?! Не эльфийское! – еще раз прокричал я, выделяя голосом гномье происхождение требуемого.

Естественно, нашлось. И даже никто не стал напоминать, что я же и запретил кому бы то ни было приближаться к пороху с подобными приборами в карманах. Сразу несколько бородатых коротышек подбежали ко мне, и фитили с треском запылали. А уже вскоре ввысь понеслись ракеты. На систему залпового огня это не было похоже ни разу. Даже приблизительно. Да и порох в местных условиях почему-то не получался. Шипел, дымил сверх всякой меры, вонял еще сильнее, а если и взрывался, то лениво и неохотно. Сам я не являюсь специалистом и точную рецептуру не знаю, хотя в подростковом возрасте и изготавливал много чего взрывающегося, но и у местных алхимиков тоже не выходило получить нормальный дымный порох.

Ракеты улетели, но опять же не совсем туда, куда было нужно. Нацелил их заранее. На авангард наступающей армии. Во всяком случае, примерно в то место, где он должен был бы находиться в определенный момент. Но все пошло к демонам на рога, и теперь там был уже арьергард. Перенацеливать уже просто не было времени и возможности. Хорошо, хоть так. Успел садануть по врагу, а не в пустое место, иначе вообще столько времени и средств на подготовку пропало бы даром. А так, возможно, десяток и ранило да сотню-другую испугало до смерти.

Деморализовать армию противника все равно уже не было никаких шансов. Замедлил наступление центра и резервов – уже хорошо. Главное было показать противнику, что он просчитался, и магия у нас все-таки есть. Ведь по сути со стороны эти китайские ракеты мало чем отличались от иллюзии. В прошлый раз самые невезучие из тех, в кого попало, тоже не только испугом отделались. Тогда жгло магией, теперь порохом.

Если сменить прицел ракет не получилось, то с катапультами дело обстояло иначе. Своего рода парадокс. Громоздкие и тяжелые машины, затащенные на плоскогорье по частям, оказались более мобильными, чем картонные трубки, набитые суррогатом пороха. Гномы дружно стали разворачивать свои агрегаты, и уже вскоре на головы врага посыпались бочонки с горючим порошком.

Нужно признать, что в чисто физическом плане толку от них было не намного больше, чем от точно таких же, наполненных простым песком. Если попадет прямо по голове, то убьет гарантированно, а если нет, то уже как повезет. Нет, конечно же, оказавшихся рядом ослепляло и обжигало, но не так чтобы очень сильно. Главное было поддерживать в противнике уверенность, что у нас все еще есть маги.

Я, конечно же, гений, но не настолько, чтобы предвидеть сложившуюся ситуацию заранее. И порох по сути был неудавшимся экспериментом, притащенным сюда под лозунгом: «Не пропадать же добру!». Рассчитывал пощекотать нервы вражеским волшебникам абсолютно непонятной им магией, после чего использовать катапульты по прямому назначению. Кстати, порох почти сразу кончился, и гномы продолжили обстрел бочонками с маслом и прочими зажигательными смесями. Получалось не так эффектно, но куда более эффективно. Правда, вскоре были вынуждены прекратить, так как войска смешались и вероятность задеть своих превысила все допустимые нормы.

Вскоре на плоскогорье начали подниматься светлые эльфы. Враг смог взять правую башню-крепость, и остроухие стрелки строго в рамках договора не стали вступать в ближний бой, а поднялись сюда. Противник было сунулся их преследовать, но не тут-то было. Уж такую узкую и длинную лестницу ушастые смогут отстоять от кого угодно.

Внизу сложилось хрупкое равновесие, и я приказал доставать последний довод королей. Нет, не пушки. В этом мире, как и на Земле, существовала пословица про осла, груженного золотом, способного открыть ворота любой крепости. Почему-то никто не подумал, что этот же самый осел с таким же успехом может их и закрыть. На свет были вытащены и заряжены в катапульты пачки с листовками. Нет, никаких призывов на сей раз там не было и в помине. Просто листы с анекдотами (подозреваю, бородатые коротышки сбагрили мне под это дело весь свой типографский брак). И на каждом вместо печати была монета. Золотая!

Нет, я вовсе не рассчитывал, что кто-нибудь в горячке боя станет их читать. Но о деньгах, приклеенных к бумаге, знала вся вражеская армия, как, впрочем, и моя. А золото обладает магией, которую пока никому не удалось обнулить. Листовки, естественно, полетели не куда попало, а в сторону выхода из перевала, куда и устремились остатки обеих армий. А под конец я вообще сыпанул в катапульты просто серебряных монет. Сражение сразу местами превратилось в простую драку, но часть моих людей сохранила строй, и победа осталась за нами.

Жимар. Маг

Меня хотели в замке оставить. Мол, пусть ты, братец Жимар, и маг-универсал, но всего лишь двенадцатой ступени. Все амулеты твои не много прибавят, навыки быстрого восстановления силы, почерпнутые из казгардской книги, тоже существенно не помогут. Пришлось спорить, доказывать, что я еще и мечом владеть могу, если что. Выпросил. На свою голову.

Нет, я сразу и не заметил, что магические способности пропали. Стоял среди прочих воинов в строю, в одной из последних шеренг. Собирался, когда понадобится, оказывать помощь. Вражеские стрелы отвести, хоть одну из десяти. Рану несложную залечить, а при сложной ненадолго задержать смерть, пока подоспеет более умелый целитель. И, если боги будут благосклонны, выпустить огненный шар. Благодаря амулету, разумеется.

Ларг, что сотней командовал, грамотно расставил бойцов. Против нас отборный отряд орков пошел. На конях, панцирные, с тяжелыми копьями. Не иначе – бывшая Орочья гвардия Казгарда. А может, и действующая. Серьезные соперники. Скакуны у них – загляденье, каждый бы рыцарь о подобном мечтал. А по бокам – орочьи волкодавы. Видя все это, наш сотник велел первой шеренге встать на колени, выставить вперед щиты, ощетиниться копьями. Второй же ряд должен подойти вплотную, тоже выставить щиты и копья. Третьими же встали арбалетчики. Первый залп дали по псам. Только я собрался против этих шавок магию применить, как бац – не могу. Никаких чародейских способностей. Ни собственных, ни тех, что амулеты усиливают. Полная пустота. Теперь только на меч надежда. Спасибо князю Ва’Лету за уроки. И как хорошо, что в Замке Единорога я не забросил эти занятия.

Пока противник приближался, я лихорадочно соображал, что же случилось. Поскольку перед этим о северном варваре вспомнил, то и книжка, некогда им подаренная, на ум пришла. Казгардская школа магии весьма серьезная, от нашей отличается, а кроме того, известны были тамошним коллегам некоторые хитрости и артефакты древних. Читал я про один такой, вроде бы он назывался «выпей силу». Мощная вещь, позволяет полностью убрать абсолютно всю магию – амулеты, артефакты, природные способности. Если найдутся три архимастера, что запустят ее, то во всей округе, уже и не помню насколько, но на достаточное расстояние, все будет абсолютно без волшебства. Только применившие сами же первыми силы лишатся. Поэтому никогда такое не используется. Но исключения всегда бывают.

– Ларг, – крикнул сотнику, – я больше не маг. Долго объяснять, поверь, что это так. Рассчитывай на меня как на воина. Куда мне встать?

– Бери арбалет! – среагировал наш командир. – И бей по оркским собакам. Всадников мы должны сдюжить, но от волкодавов нашей стене придется худо.

От псов мы отбились, пришлось часть воинов с мечами по бокам выпускать. Первую волну всадников подняли на копья. А дальше строй сломался, и я взял в руки мечи.

– Бей-руби, руби-бей, – кричал Ларг, переняв у гномов их боевой клич.

Видать, у Гленда, командира гномьих наемников, много лет назад научился. Настроение сотника передалось и всем нам. Мы рубили направо и налево, крушили врага. Но нас становилось все меньше и меньше.

– Вставай в круг, спина к спине, – дал команду Ларг.

И тут со стены башни, в которой расположился князь Ва’Дим, словно ударил гром и заполыхал огонь. Я было подумал, что магия вернулась. Но странно, ничего не чувствовал. Хотя, если вернулась не ко всем, я и не должен чувствовать. Потом вспомнил, князь с гномами последнее время все что-то творил. Не чародейство – изобретение. Может, оно и есть.

Наши противники этого не поняли и пустились прочь. Я уже потом узнал из рассказов пленных, что командование донесло до них новость о полном отсутствии магии. Де, сражайтесь, доблестные воины, рассчитывайте на мощь своего оружия. Вас больше, вы сильнее. И никакой магии не будет. А тут – гром и молнии, огонь, дым. Поневоле подумаешь, что повелитель Проклятых Земель сильнее казгардского чародейства оказался. Еще позже выяснилось, что далеко не до всех дошла эта новость и многие решили, будто магии их лишили жрицы Древа Жизни. Отчего паника только усилилась.

Ларг оглядел поле боя. Вокруг лежали тела убитых, вперемежку люди и орки, волкодавы и кони, раздавались стоны раненых. Увы, от всей его сотни осталось не больше двадцати бойцов. Орков, правда, полегло раза в три больше. Победа. Но какой ценой.

Глава 17

Ва’Ндэл. Сотник гвардии Казгарда

С самого начала этого похода нам, казгардским гвардейцам, многое не нравилось. Во-первых, мы не могли понять, отчего император вдруг взялся помогать Зинскому королевству. Да еще и тайно! Как будто возможно скрыть не сотню-другую, а целую армию. Зачем нам вообще нужна эта долина? Во-вторых, командование армией передали магам. Причем не знакомым нам, проверенным боевым чародеям, а новым, никому не известным архимагам. Нет, я понимаю, волшебники – это, конечно, всегда сила, а архимаг в особенности, но как на войне использовать эту силу, должен решать опытный полководец, а не замшелый чародей (пусть и очень могучий), который всю жизнь в своей башне просидел.

Эти маги простых солдат вообще за людей не считают, а в воинском искусстве понимают меньше, чем я в магии. В первый же день провели «гениально продуманную» операцию, атаковав вражеские укрепления только конницей авангарда. Брать укрепленный объект силами одной кавалерии – это действительно новое слово в воинском искусстве. Вообще-то я так и не понял смысл данного маневра. Шанс прорваться мимо башен у отряда, может, и был, но нам это абсолютно ничего не давало. Оставлять в тылу не взятые крепости армия не могла. А прорвавшийся отряд без поддержки основных сил все равно бы уничтожили. В этой глупой атаке армия бесполезно потеряла не меньше пяти сотен воинов. Пускай чужих, но все равно.

Наши главнокомандующие важно заявили, что это была разведка боем и она прошла успешно. Придурки! Чего они разведали? То, что противник оказался подготовлен к появлению нашей армии? Или то, что мимо крепостей можно прорваться? Спросили бы любого ветерана, он бы им и так об этом сказал. Единственный способ взять крепости без использования мощной магии – это завалить их трупами пехоты. Потери будут ужасные, но другого выхода лично я здесь не видел.

Правда, князь Ва’Дим тоже глупости совершал. Под стать нашим архимагам. Раскидал зачем-то по лагерю письма с приклеенными монетами и предложением сдаться, обещая при этом несусветные блага. Волнения, конечно, были, но их быстро подавили. Кое-кто, правда, сдался, но, по-моему, без их присутствия стало даже лучше. Зато некоторые другие наемники при виде богатства долины Единорога решили, что выгодней будет взять их самим, а не в виде милости князя.

Шпионам же, посланным под видом перебежчиков, князь почему-то дал возможность бежать. Ну, не верю я во вдруг перепившуюся армию! По чарке вина в честь первого успеха любой нормальный полководец нальет, но никак не больше. Поэтому – явная дезинформация. Но и другие, достоверные сведения они все-таки принесли. Много им, конечно, не показали, только опытный воин и по малозначительным по отдельности приметам, если видит их все вместе, может сделать правильные выводы. Тем более что с ними сбежали плененные рыцари и орки из авангарда, которым удалось прорваться довольно далеко и увидеть куда больше. Таким образом «разведка боем» все же дала результаты, но я сильно сомневаюсь, что архимаги, задумавшие эту авантюру, рассчитывали именно на такие с самого начала.

Однако долгая осада крепостей была не в наших интересах. Проклятые Земли начали оправдывать свое название. Обозы с припасами доходили до армии все реже и реже. И даже из самого лагеря стали пропадать люди. И пойди угадай: вражеские лазутчики постарались или местная нечисть.

Наконец отдали приказ на атаку. Войско вновь расположили «гениально», поставив в центре растянутые отряды неопытных зинских ополченцев. Неужели было трудно догадаться, что при первых же потерях они побегут? Это «мясо» нужно было пускать вперед огромными массами, чтобы задние ряды напирали на передние, не давая последним возможности отступить. А для верности подпереть толпу ветеранскими отрядами с распоряжением убивать всех бегущих и позаботиться, чтобы все эти вооруженные лавочники и крестьяне знали о таком приказе.

Нет, я понимаю, что мгновенного штурма не планировалось и предстоял длительный обмен магическими ударами. Теоретически враг будет бить в основном по центру, и, если защита не выдержит, таких потерь наименее жалко. Но то в теории, а на практике, даже стоя под щитами, выдержка необходима. В итоге получилось куда хуже, чем я ждал. Они бежали, еще не понеся вообще никаких потерь, перепугавшись обыкновенной иллюзии и нескольких несерьезных ожогов. Для восстановления порядка вся армия была вынуждена отступить.

На следующий день наши военачальники вновь погнали войска на штурм. Причем совсем без магической поддержки. Противник же магию использовал. Правда, странную, такую я еще не видел. Чем-то похожую на давешнюю иллюзию, но и от нее отличающуюся. Солдаты же заметили, что все амулеты перестали действовать. Объяснение было только одно – волшебники Ва’Дима каким-то образом заблокировали всю магию нашей армии. Сами же продолжали ее использовать.

И тогда наш командир Крумил отдал приказ атаковать. На первый взгляд глупость, ведь видно, что сражение, да что уж там, не сражение, война проиграна. Ясно, если противник обладает такой силой, нас всех ждет либо плен, либо смерть. Но в плен гвардия не сдается, а перед смертью хотелось, чтобы нас здесь надолго запомнили. Кроме того, если удастся занять хотя бы одну крепость, то выбить нас оттуда, даже с помощью волшебства, будет непросто.

Под грохот барабанов, развернув знамя (и плевать, что мы тут тайно, все равно всем прекрасно известно), гвардия пошла в свою последнюю атаку. Оказавшихся на пути отряд зинских наемников, чтобы не терять времени, мы разогнали, а самых нерасторопных просто вырезали. И через минуту наша фаланга врезалась в войско князя.

Уже празднующие победу солдаты долины Единорога просто не ожидали такой наглости. Во всяком случае, когда наш строй прорывал укрепления перегороженной дороги, сопротивление нам практически не оказывалось. И даже эльфийские стрелы со стен начали лететь с каким-то запозданием. Среди убитых обороняющихся я со злорадством узнал наших перебежчиков. Но некоторые потери, в основном от эльфийских стрел, у нас все-таки имелись. Именно так был убит Крумил.

Я взял командование на себя и приказал атаковать левую башню. Закрывшись щитами от сыпавшихся стрел, фаланга двинулась вперед. Хлипкий заслон из небольшого отряда обороняющих тропу мы просто смели. Атаман раскиданной маленькой вооруженной банды (назвать эту необученную толпу отрядом я просто не могу) кинулся на меня с мечом. Неплохо. Но против стены щитов тебе это не поможет. Поединок с тобой устраивать не собираюсь. Вместо того чтобы уделять такое внимание фехтованию, лучше бы обучал своих людей строю. И я просто отшвырнул щитом надоедливого храбреца. Солдат отлетел в сторону, ударился о скалу и сполз на землю, его свалившийся шлем откатился в сторону. Женщина?! Даже еще девчонка. Ну, что ж, прости, девочка! Зря ты ввязалась в мужские дела. Шагнув вперед, я поднял меч, намереваясь добить, но передумал. Пусть живет. Прощай, девочка. Пусть твои боги даруют тебе счастливую жизнь и много детей. Мне же уже скоро предстоит пир в чертогах Во’Дана. Мы двинулись дальше.

Путь перегородили ворота, перекрывавшие вход в крепость.

Закрывшись щитами, мы стояли перед башней под обстрелом и ломали ворота. Все чаще стрелы находили щели в защите. Прорехи из упавших воинов мгновенно закрывались новыми щитами. И все же отряд таял.

Наконец правая створка поддалась. Мои солдаты хлынули в пролом.

Я сражался в первых рядах и был горд. Мы, конечно, погибнем, но и в Казгарде, и на родном Севере о нас будут петь песни. Что такое бешеный наскок орков и презрение к смерти северных берсеркеров по сравнению с обреченной яростью лучших воинов этого мира? Еще ни в одном сражении ни одному отряду простых воинов не удавалось взять защищенную чарами крепость, а мы порубили ворота простыми топорами, даже без осадных орудий. Преследуя врагов по лестницам, добрались до последнего этажа башни. Но противника не обнаружили. По приготовленному мосту, обрушив его за собой, враги перебрались на соседнюю скалу и теперь осыпали нас сверху стрелами.

Окинув с вершины башни поле боя, я выругался. Наша армия бежала. Трусы! Теперь, когда одна башня уже захвачена, при решительном ударе всех войск были реальные шансы на победу. И главная заслуга в ней была бы у славной гвардии Казгарда. Теперь же мы находились в этом укреплении, как в ловушке.

Чтобы не терять людей от стрел сбежавших эльфов, приказал воинам покинуть верхнюю площадку и велел готовить башню к обороне. Солдаты начали заваливать пролом, через который мы проникли внутрь. Кроме камней использовали для этого и трупы бывших защитников (в основном людей, что занимали нижние этажи, трусливых эльфов почти не было). Своих погибших складывали отдельно. Разузнал о количестве потерь. Видимо, опасаясь задеть своих, магию против нас противник не использовал, но тем не менее потеряли мы много. Из тысячи, начинавшей атаку, в живых оставалась всего половина. Даже странно, ожидал куда больших потерь. Раненых же, к удивлению, оказалось довольно мало, сказалась всем известная привычка эльфов бить только насмерть.

– Командир, кажется, нас собираются атаковать, – крикнул солдат, поставленный следить за подходами к укреплению.

Через бойницу выглянул наружу. К занятой нами башне подходил отряд. Я заметил хорошо мне знакомые доспехи, бороды, у многих в руках секиры. Видимо, мне суждено принять смерть так далеко от родины от своих земляков.

Ва’Харр. Король

– Ва’Зан, похоже, и твой сюрприз не сгодится? – усомнился я.

– Еще как сгодится, твое величество, – радостно ответил он. – Ребята, расступись!

И из строя вышел тролль. Огромадный великан, весь зарос черной шерстью. Если не считать кожаной повязки вокруг чресел, то одежды нет. В руках дубина.

– Что? Удерживающий его в подчинении магический ошейник еще работает? – удивился я.

– Нет! Но это уже неважно, – ответил Ва’Зан.

И действительно, с диким ревом тролль бросился на орков. Он разил своим оружием куда ни попадя, нашим доставалось под горячую руку не меньше, чем врагу.

Я огляделся. Пока великан на себя оттягивает зеленомордых, нужно ударить по тому направлению. Вроде там не столь могучие бойцы.

Даю сигнал своим северянам. Вперед!..

Час спустя все было кончено. Я вытер меч и вложил его в ножны. Славная была битва. Многие из моих людей уже пируют в чертогах Во’Дана. От всей армии осталось меньше половины. Вот и Ва’Зана пронесли с тяжелой раной в груди. Колонна с ним во главе опрокинула орков, но за теми пошли отборные вояки, судя по повадкам – казгардцы. Что они тут делали? Да кто их знает. Неплохой был противник, сражаться с таким – честь.

И я нисколько не жалею, что пошел на эту войну. С князем Ва’Димом следует быть союзником. По многим причинам. Что он достойно платит – не главное. И то, что от торговли с Проклятыми Землями будут моему королевству выгоды, – тоже не самое важное. Вот то, что он сразил того самого дракона, который уничтожил моего старшего сына и многих с ним воинов, – за это я буду с ним до конца.

Но вдруг выяснилось, что еще не все кончено и одна башня занята противником. Надо же, сумели эльфов из нее выбить, а это серьезно. Пусть и без магии, но и одними луками остроухие могут добиться очень многого. И теперь нам придется сражаться с теми, кто победил их.

Ва’Ндэл. Сотник гвардии Казгарда

– Эй, вояки, чего за стенами спрятались? – крикнул один из подошедших воинов, богато снаряженный рыцарь. – Сдавайтесь. Убивать не будем. Нам работники понадобятся трупы трусливых зинцев хоронить.

– Попроси об этом тех воинов, которых наши мечи успокоили. Их тоже немало. И вообще, кто ты такой, чтобы мне что-то предлагать? Судя по твоим словам, ты здесь уборкой лагеря заведуешь. Разговаривать я буду с воином, а не с уборщиком.

– Как ты смеешь так говорить с бароном Гликом, смерд?! – завизжал рыцарь. – Ты знаешь, кто я такой?

– Знаю, – ответил я. – Ты главный дворник лагеря. Судя по чистым доспехам и грязи вокруг – хреновый дворник. Целую битву в тылу просидел, а когда бой закончился и опасность поцарапаться о вражеские клинки миновала, бегаешь, ищешь себе подобных. Видимо, опасаешься, что князь Ва’Дим тебя за плохую работу вожжами выдерет. Не переживай ты так. Дворнику необязательно смелостью блистать, а твоей заднице к порке не привыкать.

Мои гвардейцы расхохотались, их поддержали и готовые к штурму северяне. Барон же просто покраснел от злости.

– Я вызываю тебя! – крикнул он. – Выходи и с оружием в руках ответь за свои слова.

– Ну, вообще-то я с дворниками не дерусь, но для тебя так и быть сделаю исключение, жди, – ответил я и стал готовиться к поединку.

На самом деле на войне им не место, но есть и исключения. Во-первых, перед самым сражением двух армий каждая может выставить лучшего воина. Их бой на последующие результаты не влияет, поэтому вообще редко случается, но все же бывает. А во-вторых, как раз ситуация вроде нашей, когда сражение проиграно, а какой-то из отрядов не желает сдаваться. И если заранее условия не оговорены, то тоже результат остальных ни к чему не обязывает.

Перво-наперво отстегнул пехотные наручи и поножи, то, что хорошо в строю, не всегда удобно в поединке. Оставил свой тяжелый ростовой щит с гербом гвардии, взяв оставшийся от одного из убитых эльфов. У остроухих они и меньше, и значительно легче. С грустью посмотрел на свой меч. Я бы предпочел северную секиру – Сокрушающую Щиты, но удобного топора ни у моих людей, ни среди трофеев не обнаружилось. Ладно, и так пойдет, решил я и через полузаваленный вход вылез наружу.

– Наконец-то, – бросил мне барон. – Я уже ждать устал.

– Мог бы пока прибраться, – ответил я. – Совсем забыл о своих обязанностях.

– Умри, негодяй! – прорычал рыцарь, нанося первый удар.

Легко парировав его выпад, я ответной атакой заставил противника отступить. Под ободряющие выкрики моих гвардейцев и северных воинов мы закружились перед стеной, пытаясь достать друг друга. Фехтовальное искусство рыцаря меня особо не впечатлило. Видно, что он привык больше полагаться на свой рост и силу. Но его размер и мощь были велики только если сравнивать барона с местными недомерками, по сравнению же с гвардейцами и северянами телосложение барона было весьма средним. Закончив разведку, я решил завершать поединок. Замахнувшись мечом, двинул противника щитом и, меняя направление удара, слегка довернул меч, и вонзил клинок в грудь раскрывшегося рыцаря. Даже если бы у барона была мифриловая кольчуга, мало бы ему не показалось, но таковой у него не оказалось, и мой меч, распоров доспех, на пядь вошел в тело противника.

Мой успех зрители приветствовали громкими одобряющими криками. Причем громче орали воины долины Единорога.

– Может, попробуешь теперь со мной? – послышалось сзади.

– Почему бы и нет, – ответил я, обернувшись и внимательно разглядывая нового противника.

В поединщике сразу был виден опытный вояка, причем мой соотечественник – я с завистью посмотрел на отличную секиру в его руках. А судя по усам, противник успел послужить в Варварской гвардии. Дождавшись моей готовности, воин бросился на меня и, неудачно споткнувшись о камень, полетел на землю.

– Думаю, следует повторить, а то я ничего не успел понять, – любуясь на упавшего противника, усмехнулся я. – Видимо, ты давно не был на родине и забыл, зачем на месте проведения поединков тщательно разравнивают землю.

Выругавшись, северянин встал на ноги и снова напал на меня.

Этот противник был посерьезней дохлого барона. Я никак не мог вскрыть его защиту – он не рисковал, не делал ставку на один удар, а просто рубил своей замечательной секирой, не особенно заботясь, куда приходятся удары. Эльфийский щит на такое рассчитан явно не был, несмотря на всю крепость заговоренного дерева, а мне не всегда удавалось пускать его удары вскользь. Наконец раздался треск, стряхнув с левой руки обломки и покрепче ухватившись за меч, я приготовился к смерти. Однако нападать бывший гвардеец почему-то не спешил. Положив секиру на плечо, воин насмешливо глядел на меня.

– Возьми другой щит, – приказал он.

– Это будет не по правилам, – уперся я.

– Видимо, ты давно не был на родине и забыл: во время поединка разрешено трижды менять щит, – ухмыляясь, передразнил он меня.

– В таком случае я лучше сменю оружие, – сказал я, убирая меч и поднимая из-под стен башни давно облюбованную огромную палицу, которая, видимо, принадлежала одному из погибших защитников укрепления.

Бой продолжился, но теперь роли поменялись. Сейчас уже я, пользуясь длиной оружия, не подпускал соперника для решающего удара. Сам же просто бил, не заботясь об особой точности. И, наконец, смог его подловить. Мой удар пришелся выше центра щита, который в свою очередь железной кромкой ударил противника в челюсть. Обливаясь кровью из разбитого лица, северянин рухнул на землю.

– Еще желающие есть? – гордо спросил я.

– Есть, – послышался властный голос.

Ко мне вышел человек с бородой, как у северянина, но снаряженный в богатые рыцарские доспехи. Его появление воины встретили громким ревом и криками:

– Ва’Харр! Ва’Харр!

– Может, сначала отдохнешь, воин? – предложил он и, усмехнувшись, добавил: – И если желаешь, смени оружие.

– Благодарю, не устал, – ответил я. – Что до оружия… Если позволишь, сражаться буду этим.

Я поднял секиру и щит поверженного северянина.

– Твое право как победителя, – пожал плечами Ва’Харр.

Дождавшись, когда вооружусь, новый поединщик вынул меч. Еще раз полюбовавшись на теперь уже мою секиру, я бросился в атаку. И, к своему удивлению, почувствовал, что промахиваюсь. Каким-то чудом противник ускользнул в сторону, мой удар ушел в пустоту, а в ушах вдруг раздался звон, больше я ничего не помню.

Ва’Харр. Король

Орков мы разбили, и я дал команду рвануть к башне. Полулис вроде сказывал, что ее захватили, эльфы отступили к скалам. Надо выбивать противника. Чеканным шагом, распевая очередную боевую песню, на этот раз северную, мы подошли и с удивлением уставились на казгардское знамя. Гвардия. Только стяг мне не знаком. Одинаково похож и на наш, варварский, и на орочий. Впрочем, довелось мне слышать, будто после очередного переворота новый император остатки гвардии в одно подразделение свел.

Засевшие в башне устроили перебранку. Как обычно – дразнилки, обидные слова. Больше всех задирался какой-то детина, внешне похожий на северянина. Наш, не иначе. И борода присутствует, и волосы длинные. Наемник из вольных князей или в новой гвардии отказались от обычая брить все, кроме усов? Ну да Во’Дан с ним, а крикуна надо укоротить.

– Дозволь, государь, – обратился ко мне барон Глик, один из моих новых вассалов.

– Иди, победи или погибни во славу своего короля, – ответил я ему стандартной формулой.

Надо же, обычаи моей новой державы усваиваются. Но, увы, прав я оказался во второй части своего высказывания.

– А давай-ка я тряхну стариной! – произнес Нуд. – Тот вояка силен, но и я – не пальцем деланный.

– Ты же посол! Но не мой подданный, не вправе тебя удерживать.

Это был бой мастеров, настоящий поединок по всем правилам Севера. Соперники даже проявили благородство – когда Нуд упал, споткнувшись о камень, тот неизвестный вояка дал ему подняться. Посол Ва’Лета не остался в долгу – разбив щит противника, позволил сменить оружие. Увы, это и стало для него роковым. Тот северянин поднял тяжелую палицу, а потом изловчился и так ударил, что Нуд полетел на землю.

Нет, с этим надо кончать. Давненько я не разминал свои кости, пора показать, кто был лучшим поединщиком на императорской арене. Еще раз глянул на противника. Вроде бы в гвардии я его не встречал. Имя бы спросить, да некогда. Потом узнаю. Выглядит он внушительно, я чуть ниже и легче буду, хоть среди северян не последний, а среди новых подданных – так даже первый. Но то, что он тяжелее, – мне на руку. Прет напролом, это его и погубит. Вот замахнулся секирой Нуда, захваченной как трофей. Я моментально отвел корпус в сторону, а когда тяжесть оружия повела противника вниз, ударил мечом. Тот покачнулся и упал.

Дим. Попаданец

– Что за шум, а драки нет? – спросил я, неожиданно появившись возле импровизированной арены.

И действительно, никто не предполагал меня тут увидеть. Ведь я был наверху, а спуск с плоскогорья находился в захваченной башне. К тому же эльфы там мост на всякий случай при бегстве, в смысле стратегическом отступлении, разрушили. Разумная предосторожность, после которой засевшим в крепости можно было не опасаться за свои тылы.

А то, что есть и другой проход, совсем рядом, никому знать необязательно. Да и не имеет он никакого стратегического значения. Армию там точно не проведешь. Сам со своими ушастыми и парой воинов едва протиснулся.

– Только что была, – ответил один из северян.

– И еще будет, – добавил другой.

– Не думаю, – высказал свое авторитетное мнение я.

Все молчали, ожидая продолжения. Однако ничего пояснять не стал, а сразу крикнул, обращаясь к осажденным:

– Эй! На башне! А не пойти ли вам на… в смысле восток?

– Как?! – раздалось в ответ.

– Очень просто. Ножками. Вон в том направлении. Если кто забыл, восток именно там. Можете поверить, я сам проверял, у меня даже карта где-то была.

Мне не поверили. Видимо, решили, что это очередной виток взаимных оскорблений и издевательств. Когда меня давно без документов не пускали в приличные места, было понятно, но тут…

– Князь я или не князь, в конце концов?!

– Вот когда научишься вести себя соответственно и не паясничать там, где не надо, тогда и станут воспринимать всерьез, – произнесла светлая одними губами, так, что, кроме меня и, пожалуй, темной, никто не расслышал.

Ларинэ кивнула, подтверждая мою догадку.

Понятно. Последний вопрос я задал вслух. Без магии даже мои длинноухие мыслей читать не умеют. Но ничего, прорвемся.

– Я Ва’Дим, князь Проклятых Земель, Великий и Ужасный и прочая, прочая, прочая… Объявляю свою волю. Трусы бежали с поля боя, а славные воины не отступили, даже когда стало совершенно очевидно поражение. Считаю, что вы более заслуживаете жизни, чем сбежавшие, поэтому отпускаю. Можете возвращаться, откуда пришли.

– Знамя не отдадим! – раздалось из бойницы.

– Да на фига оно мне нужно?! – ответил я.

Хотел было добавить про портянки, однако сдержался. Пусть официальная часть и закончилась, но все же.

– Оружие?

Ответить то же самое не успел. Эледриэль сразу зашептала мне на ухо свое мнение по этому вопросу.

– Посмотрите вокруг. Видите, сколько валяется железа? Думаете, мне нужно еще несколько ваших мечей? Свое можете уносить. Но эльфийское и вообще любое трофейное оставьте тут. По-моему, это будет более чем справедливо.

Спорить никто не стал. И так условия были невероятно щедрыми. Однако вопросы еще не кончились:

– Как с нашими ранеными?

– Уносите, если хотите и можете. Тут их лечить никто не станет. Благодаря вашему начальству у нас самих нет магии жизни.

Когда колонна гвардейцев, покинувших взятую крепость, уходила на восток, я крикнул им вслед:

– И не забудьте передать королю, что мы скоро будем с ответным визитом.

В то время как говорил с укрывшимися в башне казгардцами, мне никто не возражал, даже Ва’Харр. Но теперь увидел по лицам, что многие недовольны принятым решением.

– Сколько у тебя осталось воинов? – вместо объяснений обратился я к королю-послу.

Тот оглянулся назад. Видимо, хотел дать точный ответ, но подсчетами пока не занимался.

– Подожди, – прервал его я. – Дай сам угадаю. Слишком мало. А погибло, наоборот, слишком много. И ты хотел положить под стенами крепости оставшихся? Уже после победы? А ведь нам предстоит еще армию восстанавливать, так как обещанного ответного визита никто не отменял.

– Вот именно, – ответил северянин. – И там нас встретят те, кого ты только что отпустил. Отдохнувшие, восстановившие силы и подготовившиеся.

– Ты совершенно прав, – согласился я, – однако имеется несколько «но». Во-первых, это будет потом, а не сейчас. Во-вторых, играть мы будем уже по моим правилам, которые им очень не понравятся. В-третьих, в поход отправится армия-победительница, а встречать ее будут уже однажды нами побежденные.

Глава 18

Дим. Попаданец

Мы победили, но итоги оказались не самыми радостными. Потери куда выше ожидаемых. Если бы все шло по плану, то и сражение, где главное магия, а остальное войско только прилагается, точно кончилось иначе. Мы магически куда сильней. Увы, врагу это тоже было известно. Правильно кто-то сказал, что ни одно сражение еще не прошло строго по плану со времен обезьяны, впервые взявшей в руки палку.

И вот нет половины армии, и вообще нет магии. Даже наша семейная кровь, и та не действует. Применить во время боя и не пытались, так как Лирмилиэль находилась на противоположном плоскогорье. А без ее контроля это получился бы удар по всем, без разбора – свои или чужие. Вообще, рыжая была способна через эту пропасть перепрыгнуть. Пока сила при ней. Несколько раз демонстрировала на зависть эльфам из обоих лагерей. Вообще-то красивый трюк и не более, на деле она, конечно же, не прыгала, а левитировала. Вот после активации артефакта и оказалась отрезанной. А без магии она вообще была беспомощной. Даже меч толком в руках держать не могла и из лука стреляла отвратительно (для эльфийки, конечно).

По окончании сражения Ли перебралась на нашу сторону и первым делом проверила возможность смешать кровь. Надеялась таким образом подзарядиться и восстановить магические способности. Но не тут-то было. Полный ноль! У всех без исключения. Даже светлые и темные эльфы перестали ощущать друг друга. Не то чтобы негативно, а вообще.

– А ведь предлагал в первый же день шарахнуть по вражеской армии, и дело с концом, – напомнил всем трем разноцветным ушастым.

Те стояли молча, потупив глаза. Ответить было нечего. Если бы сейчас потребовал ту самую табличку в рамочке, согласились бы. Но я не стал, им и так без магии тоскливо. Обнял, расцеловал и вообще старался всячески поддерживать.

Понятно, что ни о каком немедленном преследовании побежденного противника не могло быть и речи. Как, впрочем, совершенно ясно, что рано или поздно все равно придется. И чем позже, тем труднее это будет сделать. Посол Ва’Харр, который в придачу оказался еще и королем, так прямо и заявил. Как будто я сам об этом не знал. Не про короля, это оказалось полной неожиданностью, а про необходимость добить противника.

– Нет, посол, в смысле король, – ответил я ему. – Сейчас возвращаемся назад, к Древу, и прежде всего восстанавливаем магические силы. Самые тяжелые раненые так долго не протянут, но хоть кого-то успеем спасти. Потом приводим в порядок армию – и в поход на Зинское королевство и тех, кто за ним стоит.

– Враг их тоже восстановит, – напомнил король.

– Но и мы церемониться больше не будем. Очень пожалеют, что использовали последний артефакт. Дракону мало не покажется.

Аргумент про дракона на него, как ни странно, сразу подействовал. Тогда Ва’Харр сменил тему и задал совсем другой вопрос:

– Кто останется охранять перевал?

– Полулисы, что не участвовали в общем сражении, так как находились в резерве на случай прорыва. Ну и орочьи отряды пришлем.

Услышав про орков, собеседник поморщился: недолюбливал он их, как и большинство северян. Извечные враги там, на севере, и соперники тут, в центральных королевствах, когда речь идет о найме. Но возражать не стал. Да и в сегодняшнем сражении орков было немало по обе стороны.

– Думаешь, враг может вернуться? – спросил я, видя, что он все еще в чем-то сомневается.

– Нет. Но это Проклятые Земли, и после сражения тут будет немало поднявшихся мертвецов.

– Вдруг не поднимутся? Магии-то нет!

– Если не сейчас, то позже, – уверенно заявил король.

В этом он был абсолютно прав. Магии на сжигание гор трупов у нас не было. Дров тоже. Рубить головы всем тоже не получалось, солдаты и так были вымотаны боем. Оставалось надеяться, что невидимую черту, обороняющую долину от всякой нечисти, они не пересекут.

Можно было подумать, что у северного короля больше опыта по Проклятым Землям, чем у местного правителя, то есть меня. Полагаю, что он просто перестраховывался, указывая на самое худшее из возможного. А вообще, вариант с большим опытом тоже не исключен. Всевозможных проклятых земель на планете немало, и на севере тоже встречаются. Мои – самые опасные, самые большие и самые неисследованные. Таковыми являются уже три тысячи лет и только недавно стали понемногу изучаться исключительно потому, что я тут поселился. Те, кто живет рядом со всякими мелкими, иной раз действительно имеют куда больше опыта и знаний в подобных вопросах.

Секретное вражеское оружие принесли остроухие. Целой делегацией. Эледриэль, Ларинэ, Лирмилиэль, еще трое светлых и двое темных. Вовсе не по причине огромного веса артефакта, который невозможно поднять в одиночку. Просто каждый из делегатов тащил свой собственный кусок.

– Наверное, во время сражения случайно разбился, – невинным голосом произнесла Эль, передавая мне свой кусок.

Слишком невинным! И вся остальная эльфийская семерка дружно закивала. Да так синхронно, будто три недели репетировали. И ведь знают, что никакая магия разума не работает. Ничего не докажешь.

Понятно, что ушастому племени, вне зависимости от расцветки, уж очень не понравилось действие этой штуки. Первыми бросились на поиски, нашли и позаботились, чтобы больше никогда. А моих жен, значит, в соучастницы приняли. Я, собственно, и не собирался возражать против такой официальной версии событий. Так в летописи и запишем.

– И что прикажете с этим делать? – обратился к делегатам.

– Уничтожить! – тут же предложила Лара, как будто они уже не произвели такого действия.

– Понятно.

Мне действительно было все ясно. Эльфам вообще и моим женам в частности зачем-то понадобилась официальная версия, по которой древний артефакт сильно, буквально безвозвратно пострадал в бою. Ужасная потеря для мировой магической науки! Ну а князь, как известно, северный варвар. Только услышал, что все равно восстановить невозможно, так сразу и приказал уничтожить окончательно. Вот ругают меня за всякие выходки, а как самим нужно, не стесняются пользоваться уже сформировавшейся репутацией.

Я оглянулся по сторонам, подыскивая, что бы использовать в качестве орудия. Как-то незаметно вокруг нас собралась толпа. Увидев среди них как нельзя кстати оказавшегося тут нужного гнома, обратился к нему:

– Мастер Гельф, у тебя случайно кувалды не найдется? Только настоящей, гномьей, которая даже без магии работает.

У того, естественно, нашелся необходимый инструмент. К тому же гном попросил доверить ответственную миссию по окончательному уничтожению зловредного артефакта ему. Эльфы, что характерно, совершенно не возражали. Длинноухие вообще делали вид, будто тут ни при чем. Они просто случайно нашли обломки вражеского оружия, и не более того.

Получив дозволение, мастер Гельф принялся крушить обломки древнего изобретения, пока буквально не превратил их в мелкий порошок. Гном считал эту штуковину главной причиной своего позора с огнивом и теперь отомстил. Или скорее выместил накопившуюся злость.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Как только покончили с самыми неотложными делами, сразу отправились назад в долину. Прежде всего торопились маги и вообще все те, кто раньше имел хоть какой-то дар. Мы с Ларинэ ни на мгновение не сомневались, что с помощью Древа получится восстановить. Об ином даже думать было страшно.

Второй отряд вез раненых. С одной стороны, многим из них передвижение было противопоказано, но с другой – чем ближе они окажутся к магам жизни, когда те вернут силу, тем больше шансов на спасение.

Остальные войска пока ожидали подхода резервов, которые должны их сменить. Однако без дела не сидели. Занимались в основном сбором трофеев, оттаскиванием тел убитых врагов подальше от Проклятых Земель и похоронами своих погибших. Слишком уж их было много, и об отдельной могиле для каждого не могло быть и речи. Муж предложил возвести общий курган прямо в центре долины за башнями, где и произошло основное сражение. Согласились все, кроме эльфов. Ничего удивительного, у темных погибло всего двое (их башню никто не штурмовал), а у светлых – одиннадцать. Теперь всех везли в свои посольства, с намерением похоронить в парках, высадив для каждого по дереву.

Ехали максимально быстро, но куда медленней, чем хотелось бы. Все очень просто. Нет магии – нет возможности поддерживать физические силы на необходимом уровне. Почувствовали, каково это, быть простыми смертными. Однако все равно прибыли сначала в долину, а потом и в замок.

Стоило прикоснуться к Древу, как все восстановилось, будто бы и не пропадало. Я с самого начала в это верила. Так и вышло. Потом мы с Ларинэ вернули способности всем эльфам, магам и шаманам, которые их лишились. Оказалось не так уж и трудно. С силами было куда сложнее, естественный процесс мог затянуться на недели или даже месяцы.

– Нужно смешать кровь, – заявила Лирмилиэль.

– Но… – попыталась возразить я.

– Излишки перенаправлю в небо, как и прошлый раз. Все получится, и маги силу восстановят. Не ждать же месяцы, пока она вернется обычным путем?

Пусть это был не первый раз, но все равно не хотелось. Однако магию было необходимо восстанавливать как можно быстрее, поэтому согласились. Мы с темной, муж и так был готов. На этот раз все прошло буднично. Смешали, выпустили разряд и ушли в свои покои, оставив древнюю восстанавливать магов. Завтра предстояло отправляться в обратный путь, чтобы спасти как можно больше раненых, а эта ночь была наша. После смешивания крови меня, Ларинэ и Дима всегда тянуло друг к другу. Единственный приятный побочный эффект.

Дим. Попаданец

Утром, когда собирались в дорогу, к нам подошла Ли.

– Хочу поговорить об одном очень важном деле, – сразу начала она.

– Слушаю?

– Менестрель. Та, которая ваших детей обучает. Вы знаете, кто она такая?

– И что с ней не так? – задал нейтральный вопрос, хотя прекрасно представлял, куда может клонить рыжая.

– Вчера вечером, когда я восстанавливала силы магам, она тоже подошла, – начала объяснять Ли то, о чем я уже догадывался.

– Так, значит, получилось? Хорошая новость.

– Полностью она не восстановилась, но, кто такая на самом деле, уже понять можно. Так вы знали?

– Конечно, знали, – ответила темная.

– Неужели у наших детей не может быть собственного ручного дракона?! – в тон ей добавила светлая.

Вот значит как. Собственный дракон. Напомнить бы им, как сопротивлялись всеми силами. Но я, естественно, ничего такого делать не стал. Мои жены остались очень довольными собой и произведенным эффектом, а древняя в полном офигении.

Ехать навстречу каравану с ранеными мы собирались все вместе, хотя, по сути, ни я, ни Лара там совсем не требовались. Тратить время только на составление компании светлой в сложившихся обстоятельствах было нерационально.

– Лучше детей проведайте, – предложила сама Эль.

– А как же ты? – спросил ее.

– Я сразу по возвращении. И потом, победа в первом сражении – еще не победа в войне.

– Она права, – поддержала подругу темная.

Так и получилось, что готовились к путешествию в одну сторону, а отправились в другую. Сходили. Повидались. Рассказали о великой победе. Причем не только детям, но и вообще всем в храме, так как многие их братья в том сражении участвовали и погибли.

– Значит, мы теперь можем вернуться домой? – сделал свои выводы и не упустил случая сын.

– Да! – сразу же поддержала его Мара. – Будем послушными-препослушными.

Этот номер у них не прошел! Почти. Однако хитроухие каким-то неведомым образом сумели выманить у меня обещание взять в родной замок на каникулы.

– Только не сейчас, – единственное, что сумел выторговать я.

– А когда? – спросила дочь.

– Только, пап, не говори, что после окончания войны, – добавил Ив.

На самом деле у меня как раз такая идея и была. Очень хорошая, между прочим. А то неизвестно, каких еще древних артефактов поназапасал враг. Но ответил другое:

– Когда приду сюда с обеими мамами.

Глава 19

Мирил. Королева гнезда

Когда через земли моего гнезда проходила армия, я приказала даже не пытаться нападать. И совсем неважно, действующие это части из ветеранов под защитой боевых магов или просто обозы. Пройдет ли удачно отдельное нападение или нет – не самое главное. Еще целенаправленной охоты на вампиров мне тут не хватало!

Вообще, после того как выполнила свои обязательства и помогла Анже с князем вернуться домой, решила тут и обосноваться. Поближе к границе, чтобы жить в Проклятых Землях, но также иметь возможность покидать их и возвращаться в течение ночи. К тому же место оказалось очень хорошим и, что самое главное, почти незанятым. Раньше тут дело обстояло иначе.

Последний мой укус получился весьма удачным. Прежде всего для моего развития. Хотя сначала было очень плохо и думала, что вообще не выживу. Однако постепенно не только полностью восстановилась, но и заметила, что становлюсь куда сильнее, чем была раньше. С легкостью смогла отвоевать себе неплохой участок и основать собственное гнездо.

Разбойников и контрабандистов тут хватало, поэтому даже могла выбирать, кого обращать, а кого нет. Основой для гнезда суждено было стать первому захваченному мною каравану. Те решили сильно сэкономить на охране, за что и поплатились. Кроме других товаров, там оказалось три рабыни с юга, которых везли в чей-то гарем.

Вот им первым и предложила. Почти честный выбор: или-или. Или принимают обращение добровольно и занимают в иерархии будущего гнезда высшие ступени (по собственной воле ставший вампиром всегда сильнее обращенного насильно), или могут идти на все четыре стороны. В одиночку. По Проклятым Землям. Даже кровь пить не стану.

А разве я говорила, что собираюсь работать освободительницей рабынь? Нет. Альтруизмом я никогда не болела. И так троих совершенно бесплатно спасла, но еще и охранять – извините. В общем, они согласились. Королева, три старшие вампирши и полтора десятка младших, набранных из разбойников и контрабандистов. Реальная сила! Большей может похвастать только достаточно древний вампир, а таких мало.

То, что я запретила нападать на армию, ушедшую воевать с княжеством, вовсе не означает, что оставила ее совсем без внимания. Постоянно посылала младших вампиров следить за тропой, по которой шли обозы, а нескольких вообще отправила присматривать за самим войском.

И вот один из них вернулся. Днем! Встал на самом солнце у входа и заорал:

– Ну что, маленькая королева… съела?! Великого контрабандиста Нурдила Счастливчика ловили многие, но он всегда и ото всех уходил! И от тебя ушел.

Дальше подробно рассказал, что же произошло (хотя информация сильно разбавлялась хвастовством и оскорблениями). Даже отвечать и поощрять репликами не понадобилось. Полное игнорирование его нисколько не смущало. Сам недавно был одним из нас и ничуть не сомневался, что мы все прекрасно слышим.

Нападающая армия применила какой-то артефакт, уничтожающий магию. Всю без исключения, в том числе и магию крови. И он опять стал человеком. Очень интересно. Никогда не подозревала о такой возможности. Хотя, с другой стороны, при обращении я никого ведь не убивала (так у вампира остается больше силы).

– Прощай, маленькая королева, – закончил свой монолог Нурдил.

Развернулся и зашагал прочь. Потом передумал и вернулся назад.

– Хотя нет. Лучше скажу: до свидания. Вот сейчас пойду к людям, найду мага, который согласится меня учить, и стану охотником на вампиров. Лучшим охотником, так как ваши повадки знаю прекрасно. Тогда и вернусь. А то ты многих честных контрабандистов ограбила, и лежит это добро в гнезде совершенно без пользы.

Однако Нурдил никогда особым умом не отличался. И еще раз это доказал. Во-первых, рассказывал о случившемся с армией так, словно все произошло именно благодаря ему. Будто это не артефакт его освободил, а он сам. Во-вторых, хвастал планами на будущее, словно они имели хоть какие-то шансы осуществиться. Нурдил Счастливчик – охотник на вампиров. Нет, не так. Нурдил Счастливчик – Великий Охотник на Вампиров! В этом месте можно смеяться. Ну и, в-третьих, даже если этот идиот теперь будет бежать весь день, ночью мы его все равно догоним.

А его рассказ меня натолкнул на еще одну интересную мысль. Если в отступающих остатках войска есть лишившиеся сил маги, то стоит на них поохотиться. Ведь кровь архимага, даже если у него не осталось ни капли силы, может дать очень многое (с не лишившимся я все равно не справлюсь). А Великого Охотника мы в другой раз поймаем.

Анжа. Неизвестно кто

О результатах сражения я узнала первой в столице. Без магии новости распространяются всего лишь со скоростью гонца. Слухи, те чуть быстрее, но ненамного. Ларинэ и Эледриэль быстро сумели восстановиться с помощью своего Древа и установили связь со мной. Достаточно подробно рассказали о последних событиях, а князь дал наконец добро на, как он сказал, террор в столице. Правда, покушение на королевскую семью почему-то запретил. Очень вовремя, так как мне уже надоело тут прятаться.

Это эльфийке Морнэмирэ хорошо. Балы, приемы, обеды и все такое. За счет князя, так как собственные деньги она не хуже принцессы Эледриэль считать умеет (подозреваю, что они не просто из одной рощи, а вообще родственницы). И теперь строит из себя как минимум дочку лорда Первого леса. Уж очень большие комплексы у девочки, с этим делом связанные.

Поскольку убивать короля мне пока никто не разрешил, начать решила с небольшого хулиганства, тем более такой вариант был одобрен уже давно и только ждал своего часа. Правда, я внесла в план некоторые творческие дополнения. Уверена, что так получится намного эффектней. И эффективней. Ну и веселей, естественно. Нужно признать, что мелким хулиганством задуманное назвать уже будет трудно, но это совсем не мои проблемы.

В любом случае план требовал проникновения во дворец. Поскольку все готовилось заранее, подходы я разведала уже давно, а также имела подробное описание внутренней планировки. Теперь оставалось самое интересное, то есть осуществить задуманное и потом наблюдать за шумом и суетой, которые произведет моя выходка.

Ничего особо сложного я не ожидала. Дворец охранялся так себе. Стража, причем многочисленная, конечно же, была, всякие магические ловушки тоже. Но! Вот именно, что большое «но». Против местной воровской гильдии этого, несомненно, более чем хватало, однако меня никак не могло удержать.

Кстати, о гильдии. Если верить ее представителям, с которыми я общалась в последнее время, меры безопасности усилили, и значительно. Из того, что мне рассказали, напрашивался вывод: если раньше дворец вообще охранялся, то чисто символически. Естественно, я жаловаться не стала, а просто наведалась следующей же ночью.

Ограда – это было что-то. Представляла собой крепостную стену в миниатюре. То есть ни от настоящего штурма, ни от тайного проникновения защитить не могла по определению. Зато солидно смотрелась и еще бродячих собак не пропускала. Хотя от последних и деревянного забора обычно хватает, но королю, понятно, не положено.

На забор, в смысле стену, залезла без труда. Как пробралась между линий магической сигнализации, даже упоминать не стоит. Их какой-то лентяй от магии накладывал. Толстый орк без труда пролезет, а если и заденет, то исключительно случайно. За стеной располагался королевский парк. Богато живет его величество, учитывая, что все это находится внутри городской стены. В королевствах побольше правители себе такого позволить не могут. Да и стены стараются делать как можно более декоративными, чтобы скрыть их реальные функции.

По ту сторону меня уже ждали. Воры предупреждали, что так и будет, поэтому всегда считали охрану дворца достаточной. Будь я эльфийкой, прошла бы и не заметила, а теперь… Орочьи волкодавы не архимаги, и глаза им так просто не отвести. Да и нюх со слухом в любом случае никуда не денутся. Одному бы я, может, и смогла, но сразу трем, которые к тому же меня уже успели обнаружить, – никак.

Вообще, орочьи волкодавы – твари крайне злобные и к магии мало восприимчивые. Нет, от боевого заклинания, того же огненного шара, поджарятся ничуть не хуже любой другой крупной собаки. Это факт. Но обмануть или усыпить бдительность не так просто. Да и не маг я, чтоб пытаться. Однако эти милые собачки имеют и недостатки. Например, очень молчаливые, даже почти не рычат, а лаять вообще не умеют. Для самих орков это не проблема, они кроме волкодавов всегда еще и гончих держат. Как раз для лая, ну и охоты в степях, разумеется.

Но королевский парк не степь, и гончих или каких других громко тявкающих собак тут заводить не стали. И правильно. Зачем зря беспокоить придворных всяким посторонним шумом?

Волкодавы собрались под стеной и злобно, но при этом практически беззвучно, рычали на меня. Глупые собаки! Не понимают, на кого стоит пасть разевать, а кого лучше и не заметить. Защищать хозяина и его имущество где-нибудь в степном кочевье – их абсолютная и не отменяемая никем и ничем обязанность. Но королю-то они ничего не должны. Прыжок вниз, и раньше, чем мои ноги коснулись земли, на нее замертво рухнули три собачьих тела. Два клинка и мифриловый наконечник на хвосте сделали свое дело. Что мне нравится в этой породе, умирают они так же тихо, как и живут. Но это их единственное положительное качество.

В самом парке меня больше никто не заметил. Была в пределах видимости еще пара орочьих волкодавов, но одному я сумела отвести глаза, а второй вообще находился слишком далеко и смотрел в другую сторону. Во дворец проникла через незапертое окно второго этажа. Надо же! Сигнальные нити тут были чуть чаще, чем на стене, и толстый орк, пожалуй, уже не пролез бы. Меня они, естественно, не остановили.

Во дворце во многих коридорах стояли парные посты стражи. Интересно, от кого они эти самые коридоры охраняли? В полном доспехе и с алебардами. Днем – понятно, какое-никакое, а украшение. Но кому они ночью такие расфуфыренные нужны? В любом случае отвести им глаза ничего не стоило. Единственная сложность возникла при входе в тронный зал. Не так-то просто незаметно открыть большую двустворчатую дверь, с городские ворота размером.

Сначала даже подумала, что, может, ну их на фиг? Просто пройти дальше по коридору, вылезти в окно, пробраться по карнизу и залезть обратно уже в тронном зале. Ничего сложного, только это было бы отступлением. Но вдруг поняла, что бояться нечего. Эти болваны в полных доспехах и закрытых шлемах и так ничего не видят. Некоторые даже преспокойно спят себе стоя. Это нужно уметь, так, чтобы еще и без храпа! Поэтому отвести взгляд не только от себя, но и от дверей можно без труда. Так и поступила. Слегка приоткрыла одну створку и проскользнула в зал.

Корона оказалась именно на том месте, где и ожидала ее увидеть. Рассказы были верны. Специальная подушка лежала на троне, а уже на ней корона. Своего рода символ, мол, король всегда на посту. Ну что ж, эта традиция мне на руку.

Взяла корону, хвостом смахнула на пол подушку и уселась на трон. Естественно, не удержалась и примерила. Сразу на ум пришла одна из присказок князя Ва’Дима:

– Только сдвинь корону набок, чтоб не висла на ушах.

У меня именно на них и повисла. И что только люди в этих коронах находят? Кусок золота с камнями, и только. Но от намерения ее спереть я все равно не отказалась. Вдруг в хозяйстве пригодится? Повешу на стену среди своих трофеев, пусть все завидуют. Или той же Морнэмирэ отдам, пускай у нее на ушах виснет.

Слезла с трона, положила подушку на место, а на нее вместо короны последнюю книгу анекдотов с авторским автографом. Самым обыкновенным, мол, моему читателю, королю такому-то от автора. Дата, подпись, печать. Только последняя не государственная, а специальная, книжная. С двумя голыми эльфийками, имеющими некоторое сходство с Ларинэ и Эледриэль. Причем штамп был характерной гномьей работы. Любая из ушастых простым кухонным ножом из куска дерева куда лучше бы вырезала, но я сильно сомневаюсь, что они ее вообще видели. Когда-нибудь будет принцессам сюрприз. Но это вряд ли скоро, а короля он ждет уже сегодня утром. Книгу мне привезла Морнэмирэ. Планировалось в нужный момент ее просто подсунуть, а то и по почте послать. Подменить на корону – это уже исключительно моя импровизация.

Покинуть дворец, разумеется, получилось куда легче, чем сюда попасть. Перед самым уходом из зала возникла еще одна интересная идея. Взяла нож и на задней стороне спинки трона вырезала несколько великих изречений, какие обычно попадаются на стенах в общественных туалетах.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

Ночью проснулась, почувствовав, что у меня в спальне кто-то есть. Незаметно потянулась к оружию. Швырять боевыми заклинаниями у себя дома не хотелось, слишком разорительно, к тому же неплохо было сначала выяснить, кто это такой шустрый, что через всю защиту особняка сумел незаметно проникнуть? Вдруг поклонник, а я его того?

– И чего это мы все такие нервные? – раздался знакомый голос.

Понятно. Рогатая. И не в первый раз, между прочим. К тому же нужно признать, что проснулась я вовсе не благодаря собственному чутью. Если бы она не захотела, то я и не узнала бы, что в спальне кто-то есть. Уж в этом-то можно не сомневаться.

– А зайти, как все нормальные разумные, через дверь и днем уже боги не позволяют? – произнесла в пустоту спальни.

– Я похожа на ту, которая станет спрашивать разрешения у богов? – с долей деланого возмущения спросила все еще невидимая Анжа.

– Нет, – честно ответила я.

– То-то же! – обрадовалась хвостатая, материализовываясь прямо у меня на кровати.

Эта нахалка залезла сюда прямо в сапогах! Сидела на противоположном конце, скрестив ноги, и откровенно любовалась произведенным эффектом.

– У хозяев дома, да, иной раз и могу попросить разрешения. Для разнообразия. Но у богов-то с какой стати?!

– Кстати, о разрешениях, все воспитанные эльфы (невоспитанных эльфов не бывает, даже темных!) и прочие разумные, прежде чем залезть в чужую постель, обычно тоже спрашивают. Да и сапоги снимают.

– Так то воспитанные, – с довольным видом ответила она. – И потом, они у меня почти чистые. Честно!

– Ладно, ритуал будем считать выполненным. Зачем пожаловала?

– Сообщить, что задание выполнено. Книга доставлена адресату.

Я ей сразу не поверила. Нет, про книгу наверняка не соврала, но из-за такой малости точно не явилась бы ночью.

– Событие, несомненно, важное, но не настолько, чтобы меня будить, – ответила я. – Могла бы и до утра подождать. Не на трон же ты ее положила.

– Как ты догадалась?! – с фальшивым восхищением спросила рогатая. – Сама такая умная, или это свойственно всем эльфам?

И в самом деле, как я сразу не догадалась? Раз ко мне в спальню сумела проникнуть, то и к королю сможет. С нее станется.

– Даже о таком экзотическом способе доставки почты можно было доложить, дождавшись утра, – сообщила ей свое мнение.

– Просто возникла одна трудность, – нехотя призналась Анжа.

Или опять разыгрывает? Не исключено, хотя о любых трудностях она действительно не любит распространяться.

– Какая? – все же решила спросить я.

– Место на троне было занято. Там вот эта штука лежала.

Сказав последнее, хвостатая швырнула мне довольно тяжелый предмет, в котором я поначалу даже не смогла опознать корону.

– Ты что, с ума сошла?! – вскрикнула от неожиданности.

– Не-а. Всегда такой была, – обрадовалась произведенному эффекту Анжа. – Спорим, такое послание не смогут проигнорировать?

– Не дождешься, не буду с тобой спорить и вообще играть.

– Это еще почему? – удивилась хвостатая.

– Ты всегда жульничаешь!

– Неправда! Я честная девушка. И вообще пока никто за руку не поймал.

– А за хвост? – с самым невинным видом спросила ее.

Та только фыркнула в ответ. Еще бы! Я же ее и поймала, когда она хвостом пыталась двигать игральные кости.

– Ладно, хватит спорить на посторонние темы, – решила вернуться я к главному. – Что мне с этим делать?

– Ты же вроде собираешь вокруг себя всех недовольных нынешним положением в королевстве вообще и во власти в частности? – полувопросительно-полуутвердительно заявила хвостатая. – Теперь будешь иметь, что им предложить.

Странное, однако, у Анжи представление о преемственности власти. Или опять придуривается? Та как будто поняла, о чем я думаю, и сказала:

– Как говорит князь Ва’Дим: кто первым встал, того и тапки. К коронам это тоже относится.

Он действительно так говорит. Но слышала от Эледриэль и Ларинэ, что только когда сам встает первым. В остальных случаях не признает эту мудрость справедливой. Так Анже и сказала. Та лишь пожала плечами.

– Корона-то теперь у тебя.

– И что? – не поняла я.

– Тебе и решать, кто встал первым.

Спорить с ней было бесполезно. Отвернулась, чтобы спрятать корону, для начала хотя бы под подушку. Ненадежное, конечно, укрытие, но, по крайней мере, от случайного взгляда защитит. Когда повернулась обратно, хвостатой уже не было. Как появилась, так и исчезла.

Ей хорошо, корону украла, теперь доложит князю об успешно выполненном задании (книгу-то адресату при этом тоже доставила), а мне выкручиваться. Не предлагать же, в самом деле, корону новым претендентам на трон? Верю, что эта сумасшедшая вполне могла так поступить, но я, к счастью, не она. В отличие от некоторых, хвостато-рогатых, живу в городе совершенно официально. Роскошный особняк (почти дворец) имею, приемы регулярно устраиваю, у самого короля на балах несколько раз бывала. Стоит возникнуть подозрениям, и рискую всего лишиться. А мне бы этого совсем не хотелось.

Тут я считаюсь выгнанной из леса за то, что была против участия светлых эльфов в войне на стороне Проклятых Земель. Причем именно выгнанной, а не изгнанной. Большая разница! Строже наказать не смогли, так как являюсь прямой родственницей лорда. Официально любимой племянницей, а на самом деле дочерью, но не от законной жены. Ничего подобного я не говорила ни о своих взглядах на войну, ни о наказании, ни о родстве с лордом. Сами понапридумывали. Естественно, опровергать не стала. Раз им тут нравится так думать, то мне не жалко.

И при этом как-то так получалось, что никто не обращал внимания на одну особенность. Среди моих знакомых немало тех, кто недоволен теперешним положением в королевстве. Считали нормальным для эксцентричной эльфийской принцессы, тем более что в большинстве своем такие лица еще совсем недавно были весьма влиятельны и занимали высокое положение. То есть какая-никакая, а знать. Я такую репутацию всячески поддерживала, для чего дополнительно общалась со всякими поэтами, художниками и прочими странными людьми.

Вообще, когда получила это задание, была от него, прямо скажем, не в восторге. Прежде всего от того, что предстояло снова покинуть пусть на этот раз и не эльфийский лес, а всего лишь парк и опять общаться исключительно с людьми. Но постепенно привыкла, и даже стало нравиться. Нет, не сами люди, конечно же, а их отношение. Как ни крути, а среди эльфов я низкородная. Уже не нищая, как раньше, а очень даже состоятельная, но все равно. А среди людей как минимум принцесса. И вся знать считает за счастье со мной пообщаться.

Стыдно признаться, но нескольких любовников завела. Кто раньше сказал бы – ни за что не поверила. А еще Эледриэль сумасшедшей считала. Хотя о ней и сейчас так же думаю. Любовник – это одно, а муж – совсем другое.

В этот день я корону так и не успела спрятать в надежное место. Не то чтобы с самого утра, но точно хорошо до обеда ко мне явились несколько знакомых придворных. Каждый по большому секрету сообщил о неслыханном событии. Пропала корона, и подброшена книга с анекдотами. Прямо на трон!

О пропаже стало известно уже с утра. Король так рано не вставал, но не он один обитает во дворце. Сразу же было принято решение все засекретить и проводить исключительно тайное расследование. Тем более что серьезных официальных мероприятий все равно в ближайшие недели не ожидалось, а всякую мелочь можно было и отложить. Следовательно, появляться непременно в короне у монарха необходимости как бы и нет.

Однако уже к вечеру весь город «по секрету» знал о случившемся. Объяви об этом королевский глашатай на главной площади, и то не удалось бы распространить новость столь повсеместно. Но власти все равно продолжали официально молчать и вести свое неофициальное расследование.

Глава 20

Фрин-Ян-Дин. Мудрец, советник зинского короля

Его величество с утра изволил пребывать в дурном расположении духа. Двух слуг собственноручно отколотил так, что один полдня потом на людях не показывался, второй же старался по возможности повернуться боком, чтобы его синяк под глазом не был виден окружающим. Первому, кстати, по заслугам досталось, а другой просто под горячую руку попал.

Капитана дворцовой стражи король приказал лишить дворянства, прогнать из столицы, а имущество отписать казне. У половины стражников со шлемов велел плюмажи снять. Другие гадают, не ожидает ли их подобная участь. Правда, не прошло и часа, как они и такое наказание стали считать чуть ли не за счастье. Прошел слух, что король собственноручно написал указ об отправке их всех на войну в Проклятые Земли. Никто того пергамента не видел, но не сомневались в его существовании. В довершение всего был повешен начальник королевской псарни.

Причина этого гнева хоть засекречена от большинства обитателей дворца, но кому, если не мне, известно, в чем тут дело. А если быть до конца честным, то сомневаюсь, что тут есть хоть один из придворных, который еще не знает. Забрался к нам вор, да еще какой! Пропала корона. Просто ужас! Во дворец! В тронный зал! Самое охраняемое место в королевстве. В довершение же всего была подсунута книжка дурацких, но смешных историй, написанная мятежным вассалом, коему мы некогда Проклятые Земли продали. А ныне с ним войну ведем.

Вообще-то на самом деле продали не мы, а покойный правитель Кирского королевства, когда оно еще не являлось частью Зинского. Но вслух об этом лучше не говорить, особенно в свете последних событий. Да никто особо и не рвется. Многие вообще уже свято верят, что Проклятые Земли всегда принадлежали нам. Но главное не кому и что принадлежало раньше, а война, которая формально из-за королевского наследства ведется.

Последнее хуже всего. Будь это простые воры, не так страшно. Золото и камни можно восстановить, а со временем и похитителя найти. Тут, в принципе, не так важно, через день, год или десятилетие. Даже если следующий король покарает потомков преступника, тоже приемлемо. Но книжка ясно и недвусмысленно показывала, что дело политическое. Враг давал понять, что имеет огромные возможности и от него нельзя укрыться даже в тронном зале.

Нет, не зря я советовал королю: не лез бы ты, государь, в это дело. Не слушай заезжих магов и казгардских вояк да новоявленных советников. Проклятые Земли неспроста так называются, да и толку от них все эти три тысячи лет Кирскому королевству никакого не было. Одна лишь видимость. А об их князе слава идет еще та. Он и сликовников одолел, и на двух эльфийских принцессах женился, и, впрочем, сие не достоверно, дракона победил.

У нас в Шокаре есть одна древняя легенда. Жили как-то три брата. Старший – умный, средний – сильный и младший – дурак. Пошли братья однажды в пустыню и увидели там яму, в которой кто-то сидел.

– Кто ты? – спрашивают братья.

– Счастье, – отвечает им из ямы.

– Не может быть! – усомнился старший.

– А чего ты хочешь? – спросило его счастье.

– Конечно же, хочу стать еще умнее, – уверенно ответил умный брат.

– Это очень просто, – заверило его счастье. – Видишь вон ту дорогу? Иди по ней и станешь.

И пошел старший брат по указанной дороге, и встретил на пути учителя, узнал все, что тот мог ему рассказать, потом второго, третьего, затем поступил в академию… К концу жизни стал величайшим мудрецом, поселился в пустыне, и короли не считали зазорным лично приходить к нему в гости и спрашивать совета.

– А тебе чего? – спросило счастье у среднего.

– Я хочу стать еще сильнее, – с не меньшей уверенностью ответил сильный брат.

– Это еще проще, – сказало ему счастье. – Видишь вон ту дорогу? Иди по ней и станешь.

И пошел средний брат по указанной дороге, и встретил на пути воина, который согласился его обучать. Превзошел его, нашел другого, третьего… К концу жизни стал великим воителем, которому не было равных и которого никто не мог победить.

– А тебе чего? – спросило счастье у дурака.

– А тебе чего? – спросил дурак у счастья.

– Мне бы из ямы выбраться, – призналось оно.

– Так это совсем просто, – ответил младший брат.

Потом размотал веревку, что была у него вместо пояса, бросил конец в яму и вытащил счастье. И пошел своей дорогой. А счастье за ним побежало. Так до сих пор и бегает.

Ну так вот, если хотя бы половина того, что рассказывают об этом князе Ва’Диме, правда, то он как минимум нашел яму, в которой сидела богиня удачи. И не исключено, что не одна, а с подругами. Тут тоже вопрос, не имеющий однозначного ответа. В том, что Скрили – богиня удачи Шокара и всего южного континента – и Скрила – это одна и та же богиня, почти никто не сомневается. Хотя есть и те, кто утверждает, будто это два разных божества. А Уо’Смила златокудрая – богиня удачи северных варваров, несомненно, к Скриле не имеет никакого отношения. И как минимум одна из этих богинь постоянно приглядывает за князем Ва’Димом.

Взять хотя бы его покупку Проклятых Земель у Кирского королевства. Обычное дело вроде бы. Они эти никому не нужные зараженные территории постоянно желающим получить титул продавали. Но чтобы без обязательного вассалитета по отношению к короне и фактически в вечное пользование, такого ни разу не было. И надо же князю Ва’Диму подсуетиться в единственный удачный момент, когда всему королевству не до того было. Решалась судьба Кирской короны, и такие документы подписывали не глядя. Не иначе одна из богинь удачи этому загадочному человеку помогла.

Но кто же послушается старого книжника? Особенно если этот человек – чужеземец, пусть и бывший воспитатель. Расхлебывай теперь, король, заваренную кашу.

Да и обычай, признаться, оставлять корону на троне – весьма глуп (никогда об этом вслух не говорил, даже после кражи, но продолжаю так считать). В Шокаре, на моей родине, так никогда не поступали. В Казгарде тоже подобного нет. Да и в большинстве королевств, насколько мне известно, не практикуют ничего похожего. Но традиция, и этим все сказано.

Как по мне, корона должна храниться в личных покоях государя, в сундуке гномьей работы с надежным замком, который может лишь сам король отпереть. Безусловно, с заклятьем от воров и прочих посторонних. Читал я в одной старинной книге, будто у древних еще интереснее хранилища были. Если авторы не наврали, то отворить замок мог только сам государь, а в случае его гибели – наследник и верховный жрец. Любопытно, конечно, а если эти двое сумеют договориться да решат корону украсть? Правда, в случае их заговора проще и надежнее короля сперва убить.

Что-то я много размышлять стал. Вот государь опять на кого-то орет. Ба, да это он историю из подброшенной книги в присутствии лорда Тобальда, только что назначенного капитаном дворцовой стражи, прочитал, а его светлость изволил засмеяться. Вот и получил по заслугам. Не позавидуешь ему. Как бы не разжаловали сразу.

Морнэмирэ. Светлая эльфийка

В результате секретного расследования пропажи короны больше всего не повезло воровской гильдии. У случайного горожанина на базаре срезали кошелек с медью. Власти объявили войну преступности. Глава столичной стражи поклялся найти вора и вернуть украденное. И ведь не только на словах, реально занялись делом. Чиновники, они везде одинаковые. Если сверху поступила команда «Фас!», горы свернут, но выполнят. Вскоре напали на след настоящего преступника.

В очередную ночь Анжа явилась не в самом лучшем настроении, если не сказать просто злой. Ее разыскивала вся городская стража. Сам факт хвостатую нисколько не беспокоил. Не впервой и не страшно. Пусть ловят, если делать нечего. С одной стороны, слишком самонадеянно, а с другой – у ее самоуверенности была реальная основа. Пока действительно никто не смог поймать. Причина ее злости крылась совсем в другом.

– Могут ловить сколько им вздумается, – с ходу заявила она, подтверждая мои мысли.

– Тогда чем же ты недовольна? – не поняла я.

– Обвинением!

– И каким же?

– Меня ловят за кражу дырявого кошелька с тремя медными монетами! Представляешь? Меня!

– Не представляю, – честно ответила ей. – Вот если бы их там было пять, тогда да, можно было бы и заподозрить, а три – совсем не твой уровень.

Однако Анжа не была настроена шутить. Восприняла обвинение слишком близко к сердцу. И не важно, что вся столица прекрасно знала настоящую причину, которой являлась похищенная корона. Все равно ей не нравилось.

– Как только изготовят новую, украду и ее, – пообещала она.

Анжа. Неизвестно кто

На воровскую гильдию, за то, что сразу же выдали меня, я совсем не обижалась. В конце концов, их чуть ли не в полном составе арестовали именно из-за моего визита во дворец. Но и воры сами виноваты. Стоило мне появиться в городе, сразу попытались захватить, ограбить и сдать властям как шпионку князя Ва’Дима. Пришлось напоминать, что в таких случаях бывает.

Смерть одного из глав воровской гильдии в собственной постели, от своего же кинжала и без всяких следов постороннего проникновения, если не считать нарисованной на стене черной кошки, весьма стимулирует правильное поведение. Больше меня не трогали. И информацией делились совершенно бесплатно, хотя нельзя сказать, чтобы очень охотно.

Будучи арестованными, не сговариваясь, сразу свалили на меня все нераскрытые преступления в городе и его окрестностях как минимум за последние десять лет. Однако тайную королевскую стражу, усиленную специалистами из Казгарда, интересовало только одно. А по описанию, сделанному арестованными, я очень уж походила на главную охотницу на нечисть в княжестве Проклятых Земель. То есть на себя. Еще бы! Другой такой просто нет.

Но, как уже сказала, я на них не в обиде. Даже на того вора, что поклялся, будто бы лично видел, как я кошелек с тремя медяками обрезала. А вот на тайную стражу, которая додумалась меня в этом публично обвинить, наоборот, и сильно.

Поэтому с нетерпением ждала, когда же придворные, которые часто бывают у Морнэмирэ, сообщат эльфийке о том, что король спрятал наконец в сундук золотой обруч своего предка, что временно носил на голове. Это вскоре произошло. Мастера изготовили новую корону, и предстоял королевский бал. Вовсе не по этой причине! Но повод, как известно, придумать нетрудно. Разве плох день рождения любимого прапрапрадедушки, несомненно, знаменитого правителя, хоть никто и не помнит, чем именно? В общем, король решил срочно показаться перед своими подданными в новой короне, и проигранное недавно сражение не стало препятствием.

Хуже всего то, что к балу заранее не готовились. Утром объявили, что вечером нужно явиться. Какая жалость! У меня же подходящего платья нет! Кто сказал, что меня никто не приглашал? А объявление, что разыскиваюсь, зря, что ли, по всей столице развешаны? Как по мне, ничуть не хуже официального приглашения. Ну ладно, я не гордая, могу и не приходить, но какие скандалы закатывают, наверное, сегодня те дамы, которые получили повеления явиться в обязательном порядке.

Никакого почтения у короля к своим подданным. Особенно к женской их части. Отложи он бал хотя бы на завтра, было бы хорошо и приглашенным дамам, и мне. Обязательно наведалась бы в гости за второй короной. Чтоб не обвиняли в воровстве на базаре.

Всю нужную информацию о происходящем во дворце я получала, подслушивая разговоры Морнэмирэ и ее гостей. Совсем нетрудно, учитывая тот факт, что давно жила у нее в особняке. Правда, самой эльфийке о своем соседстве не сообщила. Когда она купила свой маленький дворец, я обратила внимание, что большой и просторный чердак совсем не используется. Тогда и решила – это место в самый раз подходит для моего убежища.

Ну что рассказать о бале? Он получился коротким. Естественно, никто же его заранее не планировал. Мне только на руку, меньше ждать пришлось. На этот раз стража стояла и на заборе, изображающем крепостную стену. Смех, да и только. Кого они надеялись не пропустить? Меня, конечно же. Так вот, скажу по секрету, я вообще не почувствовала разницы по сравнению с прошлым разом при преодолении этой преграды.

С собаками ситуация изменилась. Сад теперь патрулировали охранники с псами на поводках. Причем не только оркскими волкодавами. Идеальный вариант! Это одна я от стаи собак не всегда могу гарантированно спрятаться, особенно если они меня уже заметили, а в такой толпе, как тут сейчас охрану дворца изображает – никаких проблем.

Решила сегодня не шататься по коридорам, а сразу лезть в тронный зал, тем более что теперь точно знала расположение окон. Тут обстановка тоже изменилась. Первое, что заметила, залезая в зал, двух стражей по обе стороны трона. Логично. Раз считается, что король все время на посту, то и охрана ему необходима. Но если честно, этого я никак не ожидала. Знала бы заранее, обязательно бы захватила пару бантиков им на шлемы, а так пришлось ограничиться только тем, что приготовила.

Вообще, в этот момент в зале не хватало только князя Ва’Дима с его фотоартефактом. Красивая бы картинка получилась. Трон, на нем на специальной подушке новенькая корона, по сторонам стражи, а сверху на спинке я, цепляющая хвостом охраняемый предмет. Кстати, не забыла оставить на подушке три медные монеты, в краже которых меня обвинили. Правда, не совсем уверена, что точно таких. Заранее приготовила специальной чеканки, те, которые предназначены для оплаты услуг в борделях. Их и на базарах охотно принимают, но картинки на одной стороне весьма специфические.

Мысленно вздохнула из-за отсутствия бантиков стражам на шлемы. Мелькнула было идея вырезать две полоски из занавесок, но я от нее отказалась. Никаких суррогатов! Совсем не тот эффект. Покинула дворец так же незаметно, как и в него проникла.

Повторять церемонию вручения короны эльфийке я с самого начала не планировала. Однако буквально в последний момент подумала, а почему бы и нет? Переться-то на другой конец города не нужно, живу у Морнэмирэ на чердаке.

Так и сделала. И сразу же об этом пожалела. Не зря ведь с самого начала не хотела и вовсе не из распространенного заблуждения, что повторенная шутка не так смешна. Слишком уж довольной проснулась эльфийка. Хуже всего, что она старалась эту радость скрыть.

– Скоро у меня будет целая коллекция корон, – заявила Морнэмирэ. – Так и рождаются странные хобби.

– Вообще-то это моя коллекция, – напомнила я ей. – У тебя она только хранится. А за идею с хобби спасибо, я над ней подумаю.

Та даже спорить не стала. Еще один подозрительный признак. Вот в этот момент все и произошло. Внезапно почувствовала, как что-то схватило меня за хвост. Странно. Ни чьего-либо присутствия, ни магии, ни опасности я с той стороны не ощутила.

Осторожно, не делая резких движений и не обращая внимания на с интересом наблюдающую за мной ушастую, повернула голову. То, что я увидела, мне не понравилось. Была бы там какая-нибудь сверххитрая ловушка, еще куда ни шло. Так ведь нет! Хвост застрял в самом обыкновенном силке для кроликов.

– Буду в следующий раз во дворце, непременно посоветую разогнать ленивую стражу и расставить эльфийские силки, – пообещала остроухая.

– Совершенно не смешно, – прокомментировала я.

Освободить хвост из хитро завязанной веревки оказалось не так-то просто. Пришлось резать узлы.

– Как и залезать в чужую постель в сапогах, – тут же ответила эльфийка.

Подумаешь, сапоги! Они у меня чистые. Почти. И как будто я не знаю, что после чьих-либо визитов, вне зависимости от того, в обуви те были или без, она все равно приводит постель в порядок с помощью бытовой магии. Да приди я хоть с болота, ущерба все равно было бы не больше.

Фрин-Ян-Дин. Мудрец, советник зинского короля

Каждый новый день во дворце жить все хуже и хуже. Слухи о том, что из тронного зала выкрали корону, в тот же день распространились по городу. Пришлось королю доставать из сокровищницы какой-то древний золотой обруч. Для основателя династии он, несомненно, был хорош, но для нынешнего правителя не очень подходил. И особо разговорчивых стали тащить в тюремные подвалы, а кого и на плаху.

Но это еще что. Вскоре со стороны Проклятых Земель появились первые беглецы. Принесенные ими новости никак не радовали. Мятежник одержал несколько побед. В первом же бою был разбит отряд рыцарей, подкрепленный наемными орками. Это полбеды, да и рыцари, раз уж на то пошло, были не совсем наши. Про второй бой вообще рассказывали очень неохотно, плели что-то про драконов, а на деле просто испугались ярмарочных фокусов. Хуже, что армия так и не сумела выйти к замку князя Проклятых Земель или хотя бы прорваться в центральную долину, захватить там плацдарм и взять под контроль дорогу.

Генеральное сражение произошло у ближайшего к нам перевала. Маги применили артефакт. Тот самый, казгардский, что начисто должен был лишать всяких способностей к волшебству. А вот правильно ли он сработал – тут мнения расходились. Половина наших и заезжих чародеев пропала. Что с ними стало, никто доподлинно не мог сказать. Один из добравшихся до столицы магов утверждал, что полностью потерял силу и для восстановления без магического источника понадобится никак не меньше месяца, а чтоб вернуться на прежний уровень – и того больше. Еще говорили, что князь Ва’Дим применил какую-то странную магию Огня. И это после того, как артефакт сработал. Только тут трудно было сказать, что правда, что вымысел, а что и просто примерещилось со страху. Другие вон про сотню ручных троллей и стаю драконов рассказывали, чего однозначно быть не могло.

Король, который продолжал пребывать в гневе, совсем озверел. С трудом отговорили его от решения казнить главнокомандующего армией, когда тот вернулся в столицу и принес официальные сведения о ходе войны и потерях. Убедили, что герцог Нарат невиновен, свой долг исполнил до конца. Что поражение в битве – еще не проигрыш войны, у Проклятых Земель тоже существенные потери. Нужно пополнять армию и готовиться к новым сражениям. Тем более что у нас резервов куда больше, чем у мятежного княжества.

Жизнь между тем продолжалась, золотых дел мастера наконец изготовили новую корону, даже лучше прежней. Им вообще-то заказывали точную копию, но за столь короткий срок не стоило и ожидать абсолютного сходства с предметом, которого они вообще в руках не держали. Однако это было не так важно, потому что мало кто, кроме короля, мог похвастать этим же, а уж кричать: «Корона ненастоящая!» дураков нет.

Государь в тот же день устроил бал, чтобы показаться перед гостями в новой короне. Нехорошо так думать о монархах, но, по-моему, ребячество в чистом виде. Все равно ведь нет человека в столице, который не знал бы о пропаже. Да и в королевстве, пожалуй, тоже.

Вообще, на мой взгляд, вся затея с секретностью была ошибкой. Но, к великому сожалению, король послушал не меня, а новых советников. А ведь я ему еще когда говорил: казгардцы до добра не доведут. Не зря у меня на родине, в Шокаре, есть изречение: «Поверить Казгарду». Означает оно – сделать большую глупость. Слышал, у них имеется похожая про Шокар, но ничего другого от той империи и ждать не стоит.

Ну да ладно, бал прошел вполне пристойно, учитывая, что к нему совершенно не готовились. А утром…

Опять пропала корона!

А ведь я советовал сразу после первого случая объявить о краже, сделать новую и ввести в связи с таким удобным поводом новую традицию. Держать такой важный предмет не на подушке из эльфийского бархата, а в сундуке гномьей работы с секретными замками. Хотя, можно и совместить. У гномов сундуки большие получаются, туда, кроме короны, любая подушка поместится.

Однако после недолгого размышления понял: хорошо, что меня не послушались. Вора, вернее воровку, которая смогла дважды похитить корону из охраняемого дворца (особенно во второй раз, когда меры были усилены), никакой гномий сундук не остановил бы. И во всем виноват оказался бы я. Теперь же король гневается на казгардских советников. И поделом, так как в данном случае их вина действительно несомненна.

Если в первый раз воровка просто выполняла приказ, пусть и мятежника, но своего повелителя, то во второй мстила исключительно по собственной инициативе. Подброшенные монеты красноречиво говорили об этом. Если казгардцы надеялись ее таким образом спровоцировать, то у них, несомненно, получилось.

Нетрудно догадаться, что король рвал и метал. Еще бы! Вторая корона! Нерадивых стражей грозился заточить в темницу, казнить и послать на войну в Проклятые Земли. Причем все это одновременно. А еще выпустить из камер членов воровской гильдии и их в охрану дворца назначить.

– Пусть хоть каждый день серебряные ложки воруют, но зато корона останется на месте! – кричал король.

От последней угрозы нехорошо стало не только стражникам, но и слугам. Нужно признать, что ложки и без всякой воровской гильдии иногда пропадали, и теперь все боялись попасть под горячую руку еще и из-за них. Однако на этот раз больше всех досталось казгардским советникам. Только почему-то его величество ограничился лишь угрозами, никого не велев казнить или даже заточить.

Стоило государю немного остыть, как перед дворцом запела труба. Прошло куда меньше времени, чем обычно бывает в таких случаях, как капитан стражи сообщил, что прибыл посол короля Айторунского. Наш повелитель долго пытался вспомнить, что же это за страна такая? Потом у своих казгардских советников спрашивал, но те ничего не смогли ответить. Наконец ко мне пришел, а я хоть и с трудом, но вспомнил.

Еще при деде нынешнего короля появлялся у нас рыцарь из тех земель. Принял участие в турнире, даже какой-то трофей выиграл, а потом отправился в Казгард. Королевство это находится далеко на северо-западе, чуть дальше, чем на рогах у демона. Почти со всех сторон оно окружено горами, а сверху нависают над ним земли северных варваров. Да и жители королевства не столь от варваров отличаются, разве что отвергли их наиболее дикие обычаи, знатных людей зовут не князьями, а титулуют баронами да графами. Добираться до Айторуна от наших границ – больше года, а из Шокара так вообще не представляю. Я ведь тогда не ограничился рассказами того рыцаря, но и в книгах поискал.

Что же забыл здесь тамошний посол? Пришлось повелителю опять доставать из сундука золотой обруч предка (хорошо, хоть его не додумались украсть).

– Барон Гудым Торнудский, посол короля Айторуна и всего Северо-Запада Великого князя Ва’Харра Еруана Первого! – доложил мажордом.

Я отметил про себя, что имя у короля довольно нетипичное. Начальное Ва’ характерно для северных варваров, у них так каждый мало-мальский князек зовется, а часто и просто его родственник, порой даже побочный. Это – часть титула, но всюду южнее горного хребта всех так назвавшихся приравнивают к безземельным дворянам, да и то чисто формально. Однако в Айторуне, насколько мне известно, давно от подобного обычая отказались, только потому королевством и именуются. Еруан же – сильно искаженное эльфийское Эруано, в переводе «дар богов». Я не забыл, что айторунские короли имели привычку брать в качестве имен подобные эльфийские слова. Испорченные, впрочем, до невозможности.

Откуда пошла такая мода – затрудняюсь сказать. Но, как рассказывал тот рыцарь, ей следуют уже больше трех сотен лет, хотя никакого, даже самого маленького эльфийского листочка в гербе нету, то есть реально с перворожденными никогда не роднились.

А тем временем показался посол. Я принял его за сильно выросшего гнома. Росту он был как обычный человек, но плотный, крепкий и широкоплечий. Про таких говорят – подковы гнет и быка кулаком сшибет. И не всегда для красивого словца. Матерый волчара, сразу видно. Не удивлюсь, если он самолично больше сотни противников убил. Внешне этот Гудым выглядел как типичный северный варвар, грубый и неотесанный, никаких признаков благородных кровей нет и в помине. Огромная рыжая борода расчесана на две половины и заплетена, каждая в паре с соответствующим усом, в косы. Голова, похоже, пару дней назад обрита. А вот снаряжен посол не хуже иного рыцаря. На нем были богатые доспехи, судя по всему, недавно побывавшие в ремонте. Поверх – серая накидка, украшенная гербом. На плечи небрежно наброшен малиновый плащ казгардской работы, между прочим, из эльфийской парчи. В руках сжимал шлем, украшенный баронской короной.

– Привет тебе, зинский король! Я, барон Гудым, владетель Торнудского баронства, принес тебе послание моего государя, – на свет был предъявлен свиток внушительных размеров с подвешенной золотой печатью. – Мой король повелел сказать, что ты поступаешь не по правде! Посему он объявляет тебе войну!

Час от часу не легче. Государь порывался вскочить с трона, мысленно он уже велел казнить этого варвара с баронским титулом. Я тихонько положил ему руку на плечо.

– Посол – лицо неприкосновенное, даже если это и северный варвар, – шепнул ему на ухо. – Если бы он был от мятежника, еще куда ни шло, а этот от настоящего короля, и хватать его никак нельзя. Пусть уходит.

– Мы принимаем вызов! – произнес мой король, пробежав глазами по свитку. – Зинское королевство не боится войны. И передай своему повелителю, что негоже истинным королям выступать на стороне мятежников. Мой ответ не заставит себя долго ждать.

В тот момент я подумал, что последние слова – чистая формальность, как и само объявление войны. Не позволяли расстояния нашим странам воевать при всем желании. Однако уже вскоре выяснилось, что и я, и мой король ошиблись.

Глава 21

Дим. Попаданец

Моему решению выступить в ответный поход на Зинское королевство сразу же, как только восстановятся маги и будут собраны минимальные силы, удивились многие. Да что там многие, все без исключения. И это еще мягко сказано, иные совсем не стеснялись в выражениях. Некоторые вообще сомневались, хватит ли такого отряда, чтобы просто провести торговый караван через Проклятые Земли. Понятно, что сильно преувеличивали опасность сопровождения купцов и преуменьшали имеющиеся в наличии силы. Это мне подобным образом старались показать всю абсурдность военного похода с такой микроскопической армией.

Потом этот король Ва’Харр со своим «царственным братом». Нет, братья если у него и есть, то самые обыкновенные. Это он меня так называет. Как снял с себя инкогнито, в смысле маску посла, так с тех пор чуть ли не любую обращенную ко мне фразу начинает со слов: «Мой царственный брат». Сразу видно, что в королях недавно. Только интересно, это он сам старинных книжек начитался или кто-то из его советников? Насколько мне известно, сейчас монархи даже в случае очень официальной переписки крайне редко используют эту форму обращения, а уж в разговоре никогда. Есть вероятность, что специально так придуривается, но очень вряд ли. Это я уже по себе сужу, так как вполне мог бы.

Ну так вот, король Ва’Харр со своим «царственным братом» считал, что для начала нужно как следует подготовиться. Мысль совсем неоригинальная, но вполне в духе времени. Остальные, невзирая на пол, возраст и расовую принадлежность, придерживались похожих взглядов.

– Враг тоже успеет это сделать, – напомнил я королю. – А у него, как ни крути, на данный момент ресурсов больше.

– Зинское королевство и так вполне готово, – ответил тот. – К обороне – в любом случае. У них города и крепости, и там гарнизоны стоят.

– А за время, пока мы будем готовиться к походу, они это сделают еще лучше и встретятся нам где-нибудь на полдороге, а то и ближе, – объяснил я свое видение ситуации. – Не хочу подобного допускать.

– Наоборот! Такой вариант наиболее предпочтителен, – настаивал Ва’Харр. – Лучше встретить врага в чистом поле, чем выкуривать из-за крепостных стен.

Вообще-то он был прав. В обычных условиях. К тому же, как я узнал, король успел отправить послов в Зинское королевство с объявлением тому войны и теперь переживал, что и сам не успеет подготовиться. Быть наемником – это одно, за какие силы заплатили, такие и привел, а союзником – совсем другое.

Лично мне ситуация почему-то напомнила Русско-японскую войну, а именно ситуацию с Черногорией. Когда эта балканская страна, будучи союзником Российской империи, тоже объявила войну японцам. Пикантность же положения заключалась в том, что, когда все закончилось, черногорцев как-то забыли пригласить на подписание мира. Вообще ни одной из сторон, включая и самих виновников, от этого не было ни тепло ни холодно. Но вот в начале двадцать первого века японцы вдруг неожиданно для себя обнаружили, что все еще находятся в состоянии войны с маленькой, но гордой страной. Вот где настоящая Столетняя война!

Вроде бы курьез, а найдись у Черногории пара десантных дивизий, и сумей Российская империя доставить их морем или по железной дороге к театру военный действий, отношение к такому союзнику резко изменилось бы.

В этом мире дивизиями не мыслили даже императоры. Поэтому силы, имеющиеся у Ва’Харра, были вполне серьезными, а мои порталы давали возможность перекинуть их через полконтинента. То есть ситуация была совсем иной, несмотря на мои личные ассоциации.

Вообще, и Ва’Харр, и Эль с Ларой, и все, кто советовал не рваться вперед, а хорошо подготовиться, были правы. По-своему. Для этого времени и места. Однако и у моей спешки была причина, а именно – изменившееся отношение к войне.

Обещая воевать по моим правилам, вовсе не преувеличивал. Все дело в этих самых правилах. Когда попал в этот мир, делал все, чтобы выжить. Стрелял в спину, оставлял неупокоенными разбойников в Проклятых Землях, нарушал любые писаные и неписаные законы. Позже продолжал поступать так же уже не только для себя, но и своих ушастых, потому что никого, кроме них, у меня не было, да и уже тогда любил их обеих. Эта ответственность сильно стимулировала.

Немного обжился, остепенился, стал играть по местным правилам, слушаться своих жен и все такое. И вот чем кончилось.

– Если бы не устраивали сражений, а сразу смешали кровь и сожгли на фиг армию вторжения еще до того, как она вообще успела подойти к перевалу, было бы все иначе, – объявил я женам и рыжей, которая тоже присутствовала, так как все вопросы с магией крови ее непосредственно касались.

– А если… – начала было Эль.

– Если бы нашелся дурак, который додумался прислать вторую армию, то сожгли и ее. Но это крайне сомнительно, и от первой вряд ли кто вернулся бы.

Те, как ни странно, особо не возражали. Лара прекрасно понимала всю справедливость моих слов с военной точки зрения. Эль вообще подсчитала все наши расходы на войну и пришла в ужас. Древняя эльфийка, та в этом вопросе меня с самого начала поддерживала, потому что мыслила похоже.

Через Проклятые Земли шли почти парадным строем. Это я, конечно, преувеличиваю, но армия все равно получилась достаточно большой, чтобы не опасаться нападений нечисти. Некоторые, помнится, заявляли, будто и для охраны купеческого каравана не хватит, так вот, мы даже на обозы никого не отвлекали, потому как у тех имелись собственные силы.

Только король Ва’Харр не упускал случая пожаловаться на слишком маленькую армию. Он успел вызвать через портал всего один отряд для пополнения, да и тот, как я понял, скорей всего, с какого-то важного участка снял. И теперь сильно по этому поводу переживал.

Мои заверения, что уже имеющегося более чем достаточно, так как воевать будем вундервафлями, то есть сверхмощной магией, его не успокаивали. Даже демонстрация возможностей не помогла. Сразу напомнил, что в последний раз было, когда на магические ресурсы долины понадеялись.

– Или опять серебром да золотом из гномьих катапульт отстреляться рассчитываешь? – спрашивал он. – Так они все в обозе, в разобранном виде лежат. Можно и не успеть. Да и деньги, даже у тебя, рано или поздно кончатся. При таком использовании скорей именно рано.

Только от «царственного брата» мне речей на данную тему и не хватало для полного счастья. Про это стреляние деньгами и без него светлая жена все уши прожужжала. Не забывала при любом удобном случае напомнить. Мол, как им с темной повезло с человеком, все в дом тащит, не то что некоторые. Отсутствие повода ее тоже не слишком останавливало.

Причины для недовольства у Эль имелись. Во-первых, ее не предупредил (как будто она такое дело могла одобрить!), а во-вторых, все попытки найти хоть что-нибудь после сражения результата не дали. Лично я все равно считал, что деньги пропали не зря. Своих-то мы не обыскивали, а именно в их карманах большая часть монет, в конце концов, и осела. Заслужили. Но попробуй убедить в этом министра финансов, светлоэльфийскую принцессу Эледриэль!

Кстати, о неоправданных расходах. Показательный выстрел магической энергией от смешанной крови мы все-таки произвели, и вовсе не для успокоения северного короля. Хотя и это, несомненно, было необходимо. Ну не верил Ва’Харр в возможность ведения войны такими малыми силами, что бы мы ни говорили о магии. И это тот, кто когда-то отправлялся завоевывать Северное королевство с не намного большей армией и поддержкой всего одного мага-советника?! А может, потому и не верил, что испытал на себе? Прекрасно понимал, что короной обязан дракону, который, охотясь за Ирканой и моими детьми, успевшими спереть немного денег у него из сокровищницы, заодно и столицу сжег, и всех сражавшихся уничтожил.

Сначала Лирмилиэль, за ней Эль с Ларой, а потом и все остальные маги почувствовали нечисть. Вообще-то они ее все время чувствовали, Проклятые Земли как-никак, а не эльфийский лес. Но в данном случае было совсем другое.

– Что-то дикое и совсем молодое, – попыталась объяснить древняя. – Зародившееся недавно, по меркам эволюции – буквально только что. Не успевшее еще пройти естественного отбора и поэтому ничего не боящееся.

– Да, – согласилась светлая. – Другая нечисть от одного только нашего количества предпочитает убираться с дороги, а эти точно могут напасть.

– Хуже всего, что их слишком много, – продолжила Лирмилиэль. – Могу сканировать пространство до горизонта и чувствую там такое количество дикой злобы, что нас просто задавят числом и не заметят.

– Бестолковая какая-то нечисть в моем княжестве, – констатировал я с сожалением. – Нет чтобы на армию вторжения напасть.

С этим спорить никто не стал. Я же сразу предложил смешать кровь и решить проблему одним махом.

– Шарахнуть широким конусом по тому направлению, откуда исходит основная угроза, сможешь? – спросил у Ли.

– Не вижу ничего сложного, – ответила рыжая.

Мои жены не пытались возражать, как делали каждый раз, стоило только заговорить о смешивании крови. Если уж согласились жечь таким способом вражеские армии, то стаи нечисти – сам муж велел.

В общем, отошли вчетвером в сторонку, чтобы оказаться между армией и опасным направлением, а не наоборот, встали в круг, уже привычно смешали кровь, и древняя направила высвободившуюся силу куда нужно.

– Как оцениваешь эффект? – спросил я у Ли, когда вернулись в лагерь.

– На один дневной переход в том направлении никого не осталось, – ответила она. – Живого или не живого, не суть важно. Дальше – как повезет.

– А почему бы не пройтись таким образом по всем Проклятым Землям? – подал идею я.

– Нет! – сразу ответила Эль.

– Не надо, – поддержала подругу Лара.

– Не советую, – добавила древняя.

Признаться, такого единодушия от всех трех разноцветных эльфиек не ожидал.

– Это еще почему? – не скрывая удивления, спросил я.

– Мы ведь уже не один раз это обсуждали, – стала объяснять светлая. – Такие действия не дают постоянного эффекта. Потом становится еще хуже, и лишь через некоторое время равновесие восстанавливается. И так на протяжении трех тысяч лет, что существуют Проклятые Земли. Подозреваю, сегодняшняя угроза – это первые отголоски того опустошения, что мы тут устроили, когда прожгли перевал через горы.

Я это действительно уже не один раз слышал, но не стал перебивать.

– Полностью очистить эти земли все равно не получится, – продолжала Эль. – Нечисть – всего лишь внешнее проявление данного места.

– Именно так, – подтвердила Лирмилиэль. – Уничтожив больше определенного количества, нарушаешь баланс, и начинают появляться стаи вроде сегодняшней, никого и ничего не боящиеся. Со временем их либо уничтожают более приспособленные конкуренты, либо теснятся сами, давая какую-то территорию.

– А мы, значит, борясь с нечистью в основном вдоль дорог, сами становимся частью этого экологического баланса? – спросил или скорее сделал вывод я.

– Примерно так, – кивнула Ли.

Вообще-то Эль вовсе не преувеличивала, разговоры на данную тему у нас происходили не в первый раз. Я всегда выступал за очистку и заселение княжества, а не сидение исключительно в долине. Жены на словах меня поддерживали, то есть не спорили, что идея хорошая, но сильно сомневались в принципиальной возможности ее осуществить. Поэтому всегда сопротивлялись бессмысленной трате ресурсов, хотя бы на эксперименты. Форпост на месте бывшего алтаря сликовников, и тот с трудом отвоевал.

Древняя же как-то случайно проговорилась, что, наверное, смогла бы отодвинуть внутреннюю границу безопасной территории. Совсем немного и не сразу. Однако, по ее словам, это требовало колоссальных затрат времени, энергии и некоторых других ресурсов. То есть не только дорого, но и лично она ничем другим заниматься не сможет, пока не сделает. Рыжая эльфийка на данный момент находилась в чем-то вроде творческого поиска. Сама не знала, чего же она хочет. Строить звездолет, обосноваться на одном месте или еще чего?

После уничтожения неведомой угрозы отправились дальше. Обнаружил, что Эль с Ларой начали вести себя как-то странно. Нервничали, что ли? На мои вопросы отвечать отказались, мол, все в порядке, мне мерещится. Однако я и сам быстро вычислил, в чем дело. По армии поползли слухи, что странная рыжая эльфийка – моя третья жена.

Вообще-то подобного рода сплетни и раньше имели хождение, но всегда носили статус непроверенных. Даже после скандальной статьи Сима Ралиэля на эту тему. В общем, их рассказывать любили, но не очень верили, и заключать пари мало бы кто рискнул. Да и не докажешь (лично у меня спросить почему-то ни один не додумался, даже гномы!). Теперь же вообще никто в армии не сомневался. А как иначе объяснить, что мы смогли вызвать такую силу исключительно вчетвером? То есть статус сплетни изменился на проверенный и несомненный. И это при том, что все прекрасно знали, кто и как прожигал заваленные перевалы. Странная логика иной раз бывает у сплетен.

Глава 22

Ларинэ. Темная эльфийка

Сама не знаю, от чего проснулась. В палатке и за ее пределами было абсолютно спокойно, не считая естественных звуков вставшего на ночь военного лагеря. Никакой опасности не ощущалось и в магическом зрении. Но почему-то ведь я проснулась.

Вдруг почувствовала невозможность пошевелиться! Что-то мешало. Но при этом ни паралича, ни ощущения каких-либо пут или оков. Только голова относительно свободна. Осмотрела все пространство палатки и наконец в самом темном углу заметила фигуру, которой, готова поклясться, при первом взгляде туда точно не было. В первый момент даже показалось, что это Анжа. Да и такие шуточки как раз в ее духе. Однако сразу же поняла: не она, только одежда и очертания чем-то похожи.

– Ну вот, и я тебя поймала, – раздалось из темноты.

И только после этих слов я узнала. Да и то исключительно потому, что ночная гостья сняла защиту, и мне удалось почувствовать вампира. Интересно, как она смогла меня обездвижить? При мне ведь всегда несколько амулетов из сырого мифрила. Да и проникнуть в лагерь тоже задача не из самых простых. И еще одно неясно: допустим, защиту, скрывающую, что перед тобой вампир, сделать пусть и непросто, но можно, но зато сам такой щит будет прекрасно и гарантированно ощущаться. А тут полная невидимость.

– И чего ты хочешь? – решила спросить я.

– Того же самого.

Интересное заявление. Как ни странно, у меня сразу возник в голове достойный на него ответ:

– У тебя тоже муж пропал? Не знала, что вампиры вступают в подобного рода отношения.

– К счастью, нет, – совершенно серьезно ответила «девочка». – Ты у меня потребовала желание, и я его выполнила. Сопровождала хвостатую Анжу и твоего человека примерно до этих мест. Даже зуб сломала, когда от злобного мага спасала. Вот теперь и от тебя хочу выполнения желания.

– Вообще-то я не вампир, – напомнила ей.

– Могу устранить этот досадный недостаток, – тут же предложила ночная гостья.

– Не надо!

Кто ее знает, шутит или говорит серьезно?!

– Если ты не отказываешься от моих пожеланий, то сможем обойтись и без такой формальности, – продолжила вампирша.

Стоило ей упомянуть о формальностях, как я вспомнила еще одну. Анжа довольно точно описала условия, чтобы вампир выполнил задание – его нужно поймать непременно бодрствующим, а не спящим. Иначе наобещает чего угодно, но делать не будет. На всякий случай не стала об этом упоминать. Мало ли что? И потом, формально она никаких правил не нарушила. Сейчас ночь, и мой сон – моя проблема. В любом случае сначала нужно было выяснить, что у нее за желание. О чем и спросила.

– Не трогать меня и мое гнездо, – ответила та.

– А разве мы объявляли охоту? – удивилась я.

– Пока нет, – согласилась она. – Но вы и без всяких охот много чего можете. О том, что произошло несколько ночей назад дальше на западе, я уже знаю. Выжигание больших участков Проклятых Земель сверхмощной магией убивает ничуть не хуже, чем персональный охотник.

– Вообще-то там мы просто оборонялись, – сочла нужным объяснить я. – Устраивать очистку всех Проклятых Земель таким способом не собираемся. О том, что это даст только временный эффект, и какими могут быть последствия, прекрасно знаем.

Вампиршу такой ответ удовлетворил, а я тем временем лихорадочно думала – как? Как у нее вообще вышло проникнуть в охраняемый лагерь и сквозь всю магическую защиту? Как получилось меня обездвижить? Как удалось вообще приблизиться, несмотря на амулеты из сырого мифрила? Как…

Древо Жизни было далеко, и напрямую силу я от него брать не могла, но это в данном случае и не важно. И собственные силы вовсе не малы, да и несколько кристаллов-накопителей при себе имеется. Могу при необходимости такой фейерверк устроить, что окружающим мало не покажется. Когда на меня напали наемные убийцы, подосланные братом, всю гостиницу спалила, хотя и самой досталось. Сейчас могу намного больше, но случай совсем не тот. Куда важнее получить ответы на возникшие вопросы, чем проучить нахалку. Поэтому не пыталась ни подать сигнал, ни вырваться, ни уничтожить все вокруг себя, а продолжала беседу:

– Что же касается не трогать, то это дело как минимум обоюдное.

– Хорошо, что напомнила, – преувеличенно обрадовалась она. – За все годы, что я живу тут, ни сама, ни один из моих подданных ни разу не напали на караваны или каких-либо путников, идущих в вашу долину или из нее. Если не считать разбитой армии, что недавно возвращалась.

Оговорку про подданных комментировать не стала, но к сведению приняла.

– На кого же вы тогда охотитесь? – с подозрением спросила я.

– На этой дороге разбойников с контрабандистами всегда хватало, – ответила вампирша. – Мы даже опасную нечисть со своей территории гоним, чтоб им комфортней было. Ну и пограничные поселения иной раз посещаем. Не поверишь, но в некоторых есть люди, что добровольно кровь дают.

Я, естественно, не поверила, но говорить об этом не стала.

– Правда, не бесплатно, – продолжила рассказчица. – Кому-то нужны деньги, кому-то артефакты… В этих землях вообще много чего ценного добыть можно, особенно если тут живешь.

Ну-ну, светлой на них нет! Она этих добытчиков быстро бы налогами обложила. Мало того, что живут в нашем княжестве бесплатно, так еще и ресурсы бесконтрольно используют. Но раньше времени финансовый вопрос затрагивать не стала, заговорила о другом:

– Ладно. Допустим, я тебе верю. Да и что мне остается, будучи связанной?

Ночная гостья ничего не ответила, но я почувствовала, как удерживающие меня загадочные путы ослабли, а затем и вообще исчезли. Увидела, как мое тело покинула длинная и очень тонкая змейка. Вернулась к своей хозяйке, обвилась вокруг нее и исчезла, слившись с кожей одежды. Интересная штука и совершенно невидимая в магическом зрении. Никогда ни о чем подобном не слышала, но уже хочу такую же.

Попробовала пошевелиться. Убедилась, что больше ничего меня не удерживает, и села в постели.

– Хорошо, могу пообещать, но предупреждаю сразу: одна я ничего не решаю, особенно про вампиров.

– Так уж и ничего? – с иронией спросила собеседница. – А когда ты меня поймала, со многими советовалась?

– Тогда был особый случай, – ответила я.

– А сейчас разве нет?

– Хорошо, – согласилась я. – Постараюсь убедить мужа и светлую. Только не надейся, что князь Проклятых Земель примет твою присягу!

– Королевы князьям не присягают! – гордо ответила она.

– Хоть одна хорошая новость на сегодня, – честно сказала я.

– Когда прийти за ответом? – проигнорировав мою последнюю фразу, спросила назвавшаяся королевой.

– Завтра в это же время.

– Надеюсь, связывать снова не придется? – задала вопрос собеседница, продемонстрировав конец непонятной змейки.

– Пожалуй, обойдусь, – ответила я.

– Меня, кстати, Мирил зовут, – произнесла вампирша и растворилась в темноте.

Как будто мне ее имя сильно нужно. Все переговоры провела прекрасно и без него.

Утром мне предстоял разговор с мужем и светлой. То, что он будет трудным, я слегка преувеличила. Примерно наполовину. Дим к подобным вещам относится спокойно, даже слишком. Подозреваю, для него между вампиром и эльфом вообще никакой разницы нет. Муж вполне может даже вассалами Мирил и ее гнездо принять. Не подумав. Но я не собиралась ничего такого допускать. Эледриэль меня, несомненно, поддержит. Да и сама ночная «королева» явно к этому не стремится.

Хотя светлая наверняка вообще будет против заключения любых договоров с такими «друзьями». Интересно, поможет ли аргумент, что именно эта Мирил нашего человека до дома сопровождала, когда он потерялся?

Эледриэль. Светлая эльфийка

Нет, я всегда знала, что Ларинэ у нас ненормальная. С самого первого дня, когда ее в клетке увидела. Чего еще ожидать от темной? И мужа с пути именно она сбивает. Сам Дим хороший, белый и пушистый, просто попал под дурное влияние, и я теперь точно знаю чье. Это надо же додуматься связаться с вампирами! Не в первый раз, между прочим. И не нужно нам рассказывать, мол, невиноватая я, она сама пришла. К остальным почему-то если и приходят, то совсем с другими намерениями, точно не для разговоров.

От злого мага нашего человека спасла? Зуб сломала? Так все это только с ее слов известно, как там на самом деле было, никто не расскажет. Магия разума в случае с вампирами никакой гарантии дать не может, да я и проверять не собираюсь.

С другой стороны, темная успела дать обещание от себя лично, что практически равносильно, как от нас троих. Да и связываться с той, которая сумела шутя проникнуть в лагерь и играючи обездвижить лучшего нашего боевого мага, не стоит. Особенно во время войны. А вот выяснить, как она это сделала, наоборот, стоит в обязательном порядке. И меры принять.

Кстати, о лучших бойцах. У Анжи бы так не получилось, что тоже говорит о многом. Проникнуть хвостатая бы проникла, в этом можно не сомневаться, а вот связать Лару, да так, чтобы та ничего не почувствовала, точно нет.

– Пусть лучше на наших врагов охотятся, чем на нас, – подвел итог обсуждения Дим.

– Только не вздумай их в подданные принимать, – еще раз напомнила я.

– Да разве я…

– Да, именно ты, – не дала договорить мужу.

– Мы тебя знаем, – поддержала меня темная.

– Ну вот, опять ушастый заговор.

Дим всегда так говорит, когда признает нашу правоту и больше ничего ответить не может.

Дим. Попаданец

Естественно, оставаться на месте до следующей ночи лишь только для того, чтобы дождаться мелкую королеву вампиров, никто не собирался. Да и условлено было встретиться в то же самое время, об остальном ничего не говорилось. Плюс не было никаких причин объявлять всей армии, с кем мы имеем дело. Меня и так иной раз Темным Властелином называют, зачем и в самом деле им становиться? К тому же никто вампиров на совместные боевые действия приглашать не собирался, да они и сами не рвались, а пакт о ненападении афишировать вовсе не обязательно. Да и лишний раз врать, выдумывая, по какой это причине мы застряли на сутки на одном месте посреди Проклятых Земель, не хотелось.

Ожидали ночную гостью не у Лары, а у меня в шатре. И места больше, и политически правильнее. Та появилась точно в срок, материализовавшись на оставленном для нее месте. Знаю одну хвостатую, которая любит такие же эффекты. Глянул на Эль. Та явно не ожидала. А ведь моя светлая ушастая на данный момент очень сильный маг разума, и так просто отвести ей глаза только у Анжи получается. Эледриэль как-то сказала, что вряд ли существует еще кто с подобными возможностями. Получается, ошиблась.

Кстати, о хвостатой охотнице на нечисть. У нее в Проклятых Землях, оказывается, есть поклонница. Одного взгляда на гостью хватило, чтобы это определить. Причесана и одета в точности, как наша диверсантка-разведчица. Уши едва заметно заострены. У людей, бывает, такие попадаются без всякой примеси эльфийской крови, но явно не в данном случае. То ли вручную вытянула, то ли просто захотела, и те сами стали расти. Кто их, высших вампиров, знает, что они могут?

Да и выточенные из кости и прилепленные на лоб миниатюрные рожки говорили сами за себя. Уж их-то в качестве дополнительного оружия точно не используешь, так что никаких рациональных причин для подобного украшения не придумать. Довершала картину живая веревка, частично обвитая вокруг тела, частично изображающая хвост. В общем, выглядела как тринадцати-четырнадцатилетняя девочка в костюме тифлинга (хоть бери и фотографируй на память). Только не нужно ни на минуту забывать, что этой «девочке» может оказаться больше лет, чем моей Ларе.

Встреча прошла в теплой, дружественной обстановке. Если не считать, что мои ушастые пребывали точно не в восторге и не пытались этого скрыть. Лично мне было просто любопытно увидеть вблизи живую вампиршу, да еще и королеву. Сама она вела себя так, будто действительно имела тот возраст, на который выглядела. Несомненно, это одна из ее масок.

Договор о ненападении получилось заключить без особых проблем. Мирил обещала и дальше не трогать движущихся из моей долины и туда, мы – не устраивать тотальных зачисток, кроме случаев вроде недавнего. То есть никто не брал на себя никаких дополнительных обязательств, все оставалось по-прежнему. Договор закреплял и так существующее положение дел.

Затем Мирил неожиданно поинтересовалась, почему в лагере нет Анжи? Не просто так она нашу хвостатую копирует. Только никак не подозревал, что королева вампиров может быть поклонницей охотницы на нечисть. Выяснив, что Анжа выполняет очень важное задание во вражеской столице (ага, короны ворует, но этого мы, естественно, рассказывать не стали), Мирил вдруг изъявила желание идти с нами. Причем не одна, а с самыми сильными воинами из своего гнезда.

Эль с Ларой сразу же высказались против. Вполне ожидаемо. Да и я сам, представив фургон с гробами, в котором вампиры будут прятаться днем, не запрыгал от восторга из-за таких союзников. Стоило мне заикнуться про гробы, как Мирил засмеялась. Красивым, искренним, звонким детским смехом. Глянул на своих красавиц, мол, чего это она, а те тоже вовсю улыбаются.

И что я такого сказал? Когда специально шучу, фиг рассмешишь, а если и улыбнутся, то скорее из вежливости, а тут все по-настоящему. Даже видно, как усилия прилагают, чтобы не захохотать вместе с вампиршей.

– И чего я такого сказал? – произнес, на этот раз вслух.

Смех только усилился. Через некоторое время, отсмеявшись, девочка вытерла слезы (вот не думал, что у вампиров бывают) и ответила:

– Гробы.

Очень исчерпывающе. Пришлось задавать уточняющие вопросы:

– Что гробы?

– Зачем… нам… гробы? – спросила вампирша, делая длинные паузы, на тот случай, если я не пойму какого-нибудь из слов.

– Ну так это, чтоб в них спать в дневное время суток, – как маленькой, стал объяснять мелкой вампирше.

Подумал бы, что надо мной издевается, но слишком уж искренне она смеялась. Разыграть такое мало у кого получится. Слова, голос, выражение лица еще могут врать, но смех куда чаще показывает правду. Вообще, нужно сказать, у меня уже успели зародиться подозрения, что с гробами не все чисто, но решил идти до конца, а не замолкать на полуслове.

– С чего ты вдруг решил, что мы должны спать непременно в гробах? – спросила Мирил (смеяться у нее уже все равно не получалось).

– Общеизвестный факт, – как можно более нейтральным тоном заявил я.

– Видимо, это известно всем, кроме самих вампиров, – ответила она, показывая глазами на улыбающихся эльфиек, прозрачно давая понять, что круг находящихся в неведении лиц куда шире.

Хорошо хоть, длинноухие комментировать не стали. Они у меня при посторонних этого никогда не делают. Честь семьи превыше всего!

– Еще скажи, что вампиры серебра не боятся? – попытался реабилитироваться я.

Снова захохотать у Мирил не получилось. Просто сидела и хватала воздух ртом. Затем, немного успокоившись и перестав содрогаться, потянулась к висящему на поясе кожаному мешочку, оказавшемуся самым обычным кошельком (и на фига вампирам деньги?). Вытащила серебряную монету, повертела в руках, попробовала на зуб, легко прокусив. Затем бросила ее мне со словами:

– Держи. Можешь повесить на шею в качестве амулета от вампиров.

– И поможет?

– От моих подданных – да. За остальных не ручаюсь.

Рассмотрел брошенную мне монету. Несомненно, серебро, до мельхиора тут пока не додумались, а те подделки, что иной раз встречаются, как правило, представляют собой медь, покрытую сверху тонким слоем опять же настоящего серебра. То есть воздействие и у них должно быть аналогичным, только цена ниже. С краю имелась аккуратная дырочка, и не скажешь, что прокушена. Помню, еще в детстве рубли с Лениным гвоздем пробивал и на ключи вешал. Имел одновременно и оригинальный по тем временам брелок, и резервный фонд на непредвиденные расходы. Ну так вот, у меня дырки получались куда кривее. Передал монету Эль.

– Ты у меня специалист по финансам. Что скажешь?

– Настоящая, – ответила светлая, практически не глядя.

Потом бросила монету обратно ночной королеве, мол, нам таких амулетов не надо.

– А как насчет чеснока? – продолжил я задавать глупые вопросы. – Это такой овощ, который гномы очень любят. Его-то хоть вампиры боятся?

Повторного взрыва смеха не последовало только потому, что Мирил сегодня израсходовала весь свой годовой резерв. Но взгляд давал понять, что она думает о таком гениальном способе защиты.

– Эту байку бородатые коротышки сами придумали, – вдруг вмешалась Эль. – Чтобы оправдать свое нездоровое пристрастие к чесноку.

Интересно получается. Она теперь что, вампиров защищать принялась? Вслед за светлой в разговор вступила темная. В точности копируя мою манеру, она спросила:

– Еще скажи, что вампиры амулетов из сырого мифрила не боятся.

Действительно актуальный вопрос. Я тоже был не против узнать ответ. Ну и Эль навострила уши, что же скажет ночная гостья? Та усмехнулась в ответ. Не рассмеялась, а именно усмехнулась, большая разница. Медленно встала, подошла к Ларе, осторожно протянула руку и прикоснулась кончиком пальца к когда-то подаренному мною комсомольскому значку.

Ничего не произошло.

Еще раз усмехнувшись и явно довольная произведенным эффектом, Мирил вернулась на свое место. Темная не смеха ради задала вопрос. Она решила воспользоваться моим невежеством в том, что касается вампиров, и выяснить важное для нас всех. После такой демонстрации тем более не собиралась сдаваться.

– И в чем фокус? Обездвижить меня ты могла и с помощью своего фальшивого хвоста, но действие мифриловых амулетов – бесспорный факт. Причем вовсе не общеизвестный, о нем знают только знакомые с темой.

– Могу рассказать, – ответила королева вампиров. – Мы ведь союзники.

– Вообще-то пакт о ненападении – еще не союз, – счел нужным уточнить я.

– Но мы внимательно слушаем, – вставила Эль.

Мирил пожала плечами и начала объяснять:

– Во-первых, но не главных, для такого фокуса необходимо быть сильным вампиром. Не просто высшим, а как минимум лордом гнезда.

– А в главных? – спросила Лара, когда пауза затянулась.

– Нужно не иметь никаких, даже самых мимолетных враждебных намерений. Я пришла заключить мирный договор и не собираюсь его нарушать. Как формально, так и по духу.

Рулф. Вампир из гнезда Мирил

Скажу честно, не понимаю, с чего королева не разрешает нападать на караваны местного князя, считающего себя повелителем Проклятых Земель? И если бы только на них! Вообще на всех, кто идет к нему и от него.

И еще одна странность. Некоторым охотникам за артефактами и прочими редкостями платит за кровь, кому деньгами, а кому – теми самыми артефактами. Охотников вообще легко можно было бы переловить, так ведь нет. Каждому по лично прокушенной монете с охранной магией выдала. Даже если ослушаться приказа и напасть, такая кровь не только жажды не утолит, а наоборот, обожжет. Хуже всего то, что эти самые артефакты не сама ищет и не своих старших вампирш посылает. Сидят себе в гнезде, а нам бегай.

Также не нравится, что раньше я как раз караванщиков и охотников-одиночек главной добычей и считал. Когда был простым смертным разбойником. Хорошие времена, есть что вспомнить. А теперь вдруг стало их трогать нельзя. И запретил кто? Совсем девчонка, а старшими у нее бывшие шлюхи из гарема. Тут хочешь не хочешь, а вырвавшемуся из-под власти королевы Счастливчику позавидуешь.

То, что Мирил все самое лучшее себе оставляет, правильно, так и должно быть. Королева гнезда, и с этим не поспоришь. Но гаремных девок зачем возвышать? Чем мы, бывшие разбойники, то есть настоящие воины, хуже? Недавно, например, охотились на магов. Сама высшая архимага выпить сумела! Пусть и оставшегося совсем без силы, но все равно архимага. Назначенным старшими девкам тоже по магу досталось, а нам ничего. Пришлось простыми солдатами довольствоваться. Кровь, она у всех красная, но сила, получаемая вместе с ней, разная.

Однако в этот раз королева сделала вовсе немыслимое – она договорилась о ненападении с князем Ва’Димом, как будто непонятно, что они сразу же нарушат любое соглашение только потому, что таковое заключено с нами. Живые, они все такие, а эльфы в особенности. Князь, конечно, к длинноухому племени не принадлежит, но кто его жены, известно всем. Нет, я, конечно, верен королеве, и у меня нет бунтарских идей, но в этот раз Мирил совершила смертельную глупость.

А уж когда королева заявила, что отправляется с княжеской армией и берет самых лучших из гнезда, я понял – беда. Слышал, высшие вампиры иногда от прожитых лет с ума сходят, но ей-то вроде и пары сотен лет нет. Наверняка в этом все и дело. Не зря обращать детей не принято. Или она думает Счастливчика поймать и обратно вернуть? Зря! Счастливчик – он и есть Счастливчик.

Мирил. Королева вампиров

Готовилась к встрече серьезно, узнала о князе и его женах все, что смогла, даже одну книжку этого гнома Нарина прочитала. И что в ней другие смешного находят? Не понимаю. Я, во всяком случае, ничего такого там не обнаружила. Хотя человек, который у нас покупает всякие древности, найденные в Проклятых Землях, утверждал, будто истории весьма забавные. Тогда подумала, что соврал. Но, когда князь начал расспрашивать меня про гробы, серебро и чеснок, поняла: действительно умеет смешить, просто эта конкретная книга для гномов и людей написана. Оно и понятно, гном же собирал, человек рассказывал. Если задумает для нас, несомненно, получится ничуть не хуже. Я так не смеялась, даже когда была простой человеческой девочкой.

Вообще, переговоры прошли куда удачнее, чем я рассчитывала. Не вышло осуществить только одно из запланированных дел. Все остальное получилось. Во-первых, поймала темную эльфийку, как она меня когда-то. Теперь мы с нею в расчете. Во-вторых, заключила необходимый моему гнезду договор, причем не идя на некоторые уступки, к которым готовилась заранее. Пускай кое-кто и ворчит, но королева обязана смотреть в будущее. В-третьих, испытала свои силы не на каких-то там контрабандистах, а на равных соперниках. Сейчас точно знаю, что могу многое.

Непрост оказался маг, о которого я тогда зуб сломала, очень непрост. Раньше об этом даже не подозревала, воспринимая свои новые способности как должное. Однако, когда два полностью выпитых архимага из отступающего войска не дали мне и десятой доли того, что получила от сравнительно легкого и точно не смертельного укуса, изменила свои взгляды. Кем же он был на самом деле? Теперь уже не выяснишь, да лучше и не пробовать, могу так легко не отделаться.

Когда отвечала на вопросы темной эльфийки и описывала необходимые условия, чтобы вампир смог без последствий прикоснуться к мифриловому амулету, не соврала. Просто кое о чем умолчала. Мало быть высшим или лордом и не иметь абсолютно никаких враждебных намерений. Необходимо, чтобы уровень силы вампира был никак не ниже моего. Не уверена, существуют ли другие такие. Поэтому еще раз нужно повторить: тот маг был очень непрост. Укуси его высший вампир, сил бы получил куда больше, чем я. Но в том-то и дело, высшего никакая клятва не заставила бы и близко подойти. Вот и думаю, что подобного уровня ни у кого из вампиров больше нет.

Имеется и дополнительный скользкий момент. Необходимо, чтобы не только я не имела враждебных намерений, но и владелец амулета тоже, ну и страха не испытывал. Не просто так я медленно подходила. Эльфийка Ларинэ даже не представляет, насколько была права, когда спрашивала про фокус. Он самый и есть. Очень эффектно для тех, кто знает о воздействии амулетов из сырого мифрила, и абсолютно бесполезно.

Ну и последним результатом переговоров стало согласие князя и его жен на мое сопровождение его армии. Под предлогом повидаться с Анжей. Нет, я действительно хочу с ней встретиться. Хвостатая представительница непонятного народа когда-то сумела поймать и заставить выполнить свое желание моего лорда. Причем вовсе не из крайней необходимости и безысходности, как это сделала темноэльфийская принцесса Ларинэ. Нет, Анже это просто показалось забавным. Вот и хочу помериться с ней силами. Окончательно убедиться, что переросла своего бывшего лорда. Не сомневаюсь, что этой авантюристке самой будет любопытно.

Есть еще одна причина. Полностью и совершенно добровольно верны мне только те вампирши, которых я сделала старшими. На самом деле такое редкость. Во все времена подчинение в гнезде строилось исключительно на основе силы. Нормальное дело, и бунтовать никто не станет. Но побег Счастливчика нарушал устои. Тут даже не стоял вопрос хочу не хочу. Вопрос принципа.

Понятно, не в гробах ехали! Находили себе убежище на день, а ночью легко нагоняли армию. При их-то скорости мы вообще могли несколько дней в гнезде посидеть и только потом отправиться. К войску князя, понятно, не присоединялись, о моем сопровождении вообще только сам Ва’Дим и его эльфийские жены знали.

Глава 23

Дим. Попаданец

Границу Проклятых Земель (или Зинского королевства, это с какой стороны посмотреть) пересекли вполне буднично. Первый город, хоть и стоял ближе всех к зараженным территориям, стен вообще не имел, как и городского статуса. Стихийное образование, которое разрослось из нескольких деревушек, когда ко мне в долину пошли караваны. Естественно, брать его не пришлось, но и задерживаться тут не имело смысла. Могли и дальше идти таким же темпом, тем более что рекордов с самого начала ставить никто не стремился, но я все равно приказал сделать привал на однодневный отдых. И так понятно, ни о каком внезапном нападении не могло быть и речи.

Остановились у небольшой развилки в нескольких часах пути от самообразовавшегося поселения. Сравнительно широкая дорога дальше на восток вела к столице, а почти перпендикулярное ответвление на север – к небольшому городку. Последний был вообще всего в часе пути, поэтому на военном совете решили в первую очередь зайти именно туда.

– Потренируемся на кошках, – заявил я.

Как всегда, никто ничего не понял. Вообще, давно уже считаю этот мир своим. И не только потому, что тут у меня жены и дети. Привык, нравится, покидать его не собираюсь. И исключительно в такие вот моменты, когда никто не понимает самой обычной шутки, вспоминаю, что где-то есть еще и Земля. Нет, без всякой тоски и ностальгии, просто вспоминаю.

Но я отвлекся. Испытать новую стратегию решили на этом городке не из-за его расположения на нашем пути. Имеющейся армии должно было с избытком хватить и на его взятие старыми методами, то есть без всяких артефактов, спецэффектов и смешивания крови. Мало ли что, вдруг план не сработает? Всегда лучше быть готовым к худшему.

Пока войска отдыхали, отправил в город парламентеров. Если перевести мое обращение с матерного, то есть, я хотел сказать, дипломатического, на нормальный язык, то оно укладывалось в простую фразу: сдавайтесь, иначе хуже будет. А вообще там было много длинных, красивых и ровным счетом ничего не означающих фраз (это не я, а Эль постаралась). Зинский король Колвир объявлялся узурпатором, незаконно присвоившим себе Кирское королевство, я освободителем, ну и дальше в том же духе. Обычное, в общем-то, дело. И не так важно, что то королевство ему перешло строго по праву наследования. Раз меня с какого-то перепою объявили мятежником, то и я сам умею ничуть не хуже. Ну а что до правды, в которой сила, то с этим делом, как обычно. Кто выиграет, тот и окажется правым. Добро, оно всегда побеждает. В книгах или фильмах изредка бывает и наоборот, а в жизни всегда.

Естественно, на то, что вдруг сразу послушают дельных советов и сдадутся, никто не рассчитывал. Даже если у властей города по каким-то только им ведомым причинам и имелись подобные намерения, все равно бы для приличия сначала дождались настоящей осады. Только в мои планы ничего долгоиграющего не входило. Необходимо было действовать быстро и по возможности эффектно. По принципу: не хотите по-плохому, по-хорошему будет хуже.

Когда к следующему полудню подошли к городу и я рассмотрел его лично, понял, что такой вряд ли сдаваться станет. Одно дело увидеть точку на карте и услышать описание вроде того, что маленький провинциальный городок, мол, иные деревни и больше бывают, а совсем другое, когда становятся известны некоторые местные особенности. И у этого такие имелись, недаром он назывался Большой Камень. Слишком уж массивными, я бы даже сказал, монументальными выглядели стены. Для столь небольшого населенного пункта явление, прямо скажем, необычное. Скорее можно было ожидать деревянного частокола.

Причину долго искать не пришлось, она была вполне очевидна. Этот самый камень, который большой. При наличии дармового стройматериала почему бы и не возвести стены понадежнее? Тем более что Проклятые Земли под боком. Мало ли что? Вдруг всякая нечисть полезет? Чуть в стороне из земли торчал холм не холм, но какое-то каменное образование. Почему никто не додумался построить на его вершине крепость, а вокруг сам город, непонятно. Но, по всей видимости, какие-то причины имелись. Однако устраивать каменоломни они явно не мешали.

– Нам туда, – объявил я всем трем эльфийкам, показывая на противоположную сторону холма.

Те отвечать не торопились, как и идти в указанном направлении. Ждали продолжения.

– Ли, дорогая, сможешь направить силу удара так, чтобы горожанам на головы полетели только мелкие обломки, а не вся скала?

– Зачем? – удивилась рыжая.

– Ну, наверное, потому, что между сброшенным на город камешком почти с него размером, этим же камнем, испаренным в сторону города, и прямым сожжением населенного пункта большой разницы не будет, – стал объяснять я. – Нам же необходимо не поголовное уничтожение жителей, а их быстрая сдача.

– Я не это имела в виду, – ответила древняя. – Зачем куда-то ходить? При полном отсутствии противодействия со стороны противника я и отсюда могу легко распределить энергию на объект и щиты вокруг него. Большая часть силы, не нужная на уничтожение камня, уйдет в космос, а щиты не дадут обломкам упасть никуда, кроме заранее запланированных мест.

Да, красиво звучит. Только когда наш недоучившийся капитан начинала говорить так уверенно, обязательно случалось что-нибудь непредвиденное. С другой стороны, из какой бы точки мы ни стреляли, Ли в любом случае придется расставлять щиты и локализовывать воздействие. Поэтому единственное, на чем я настоял, это встать между холмом и нашей армией, чтобы даже случайно не задеть своих.

Все получилось красиво и эффектно. Вместо крупного холма неправильной формы осталась лишь воронка. Быть ей когда-нибудь озером. Крыши городских построек, как и договаривались, слегка побило мелким щебнем, а по периметру, на расстоянии пятьдесят – сто метров от стены попадало несколько десятков камешков с двух-трех-этажный дом размером. Это не считая всякой мелочи, которой кругом насыпалось очень немало.

Город тут же затребовал мирных переговоров. Так у них называлась безоговорочная капитуляция. Правда, распахнуть ворота сразу не получилось. Не было больше ворот. Кадет-капитан все-таки разок слегка промахнулась, и один обломок влетел как раз между башнями главного входа. Красиво так приземлился, аккуратно, даже сами башни и стены с обеих сторон остались стоять, почти не потрескавшись. Если бы не знал, что ничего такого не планировалось, непременно решил, что Ли специально так сделала. Горожане, которым никто про промах не рассказывал, именно так и подумали.

Делегация в срочном порядке примчалась от противоположных ворот. Городские власти и жители были готовы без промедления войти в княжество Проклятых Земель, признать меня королем, императором, верховным жрецом любого бога или еще кем на мое усмотрение. Ну и выдать замуж всех самых красивых девушек города, а то как-то несолидно такому великому правителю иметь всего двух…

Последнюю фразу глава горсовета, или как он там называется, так и не закончил. Под взглядами моих ушастых не только заткнулся, но и явно в размерах уменьшился (не знал, что Эль с Ларой владеют такой магией). Этот горе-политик вдруг понял: на свете бывают вещи и пострашнее той, что произошла с их любимым каменным холмом.

Честно говоря, идея с самыми красивыми девушками была весьма интересной. Только я не дурак и говорить вслух ничего такого не собирался. Все остальное из перечисленного и даром не нужно. Громкие титулы, признанные взятым провинциальным городком, откровенно смешны, а его вхождение в состав княжества не одобрили даже ушастые, и вовсе не из-за сомнительных предложений, касающихся невест. Просто в силу большой удаленности от основной долины и дороги через Проклятые Земли убытков от такого приобретения могло быть больше, чем прибыли.

Данью мы их, конечно, обложили. Что это за война, если бесплатно? И вообще, не фиг было отклонять вчерашнее великодушное предложение о мире. Но имелся и пряник. Заключили кучу всяких торговых, и не только, договоров, а также пригласили в княжество желающих хорошо заработать. Тут, судя по стенам и прочей архитектуре, каменщики весьма умелые, а у меня столица не достроена.

Идти завоевывать остальное королевство таким же образом не спешил. Подумал сначала позволить слухам сделать за меня хотя бы часть работы. Остальные такое решение полностью поддержали. Вообще-то горожане почему-то не додумались предложить нам погостить, но, когда я сам изъявил такое желание, были весьма благодарны. Еще бы, ведь между армией, стоящей лагерем возле города и честно оплачивающей нужные ей товары и услуги, пусть и по льготным ценам, и этой же армией, расположившейся в самом городе и берущей все ей понравившееся бесплатно – большая разница.

Вскоре к войску потянулись люди, желающие эти товары и услуги предложить. Было и немало девушек, которым не удалось выскочить за меня замуж. Ну, может, и не совсем тех же самых, не проверял, да и не суть важно. Искали ли они утешения из-за несостоявшейся свадьбы или решили не упускать случая подзаработать, история умалчивает.

Кстати, об армии. Она еще и увеличилась. Нет, город свою стражу и ополчение мне не предоставил. Наверняка согласились бы, куда им деваться, но я просто не просил. Однако, кроме тех, имелись и обыкновенные наемники. Вот их-то горсовет и поувольнял под тем благовидным предлогом, что денег в казне нет, мол, все на дань князю ушли. В большинстве своем они ко мне и явились. А куда еще, если деньги тут? Все прежние обязательства либо аннулированы, либо выполнены в полной мере, можно и нового нанимателя поискать.

Но с ними уже мои ушастые разбирались. В основном приняли и попутно даже нескольких шпионов поймали. Половину от местного короля, а другую, что интересно, от Казгардской империи. Первых с шумом арестовали, вторых «не заметили». Как ушастые, и прежде всего светлая, определили без допросов, кто от кого, не знаю, но поверил им на слово.

Почему именно тех похватали, а других оставили под наблюдением, вполне понятно. То, что всю аферу с войной затеял не зинский король сам по себе, было ясно. Малому королевству завоевать в одиночку княжество, спрятавшееся где-то в центре Проклятых Земель? Это просто нереально, даже если бы у нас напрочь отсутствовали магические силы. Естественно, что первым под подозрение попадал новый император Казгарда. Эта естественность и настораживала. Не слишком ли много улик указывало на него? Либо совсем дурак, либо абсолютно не сомневается в успехе и по этой причине не считает нужным конспирироваться.

Первые, как всем известно, императорами не становятся. В том смысле, что сами. Они если и получают корону в наследство, то, как правило, ненадолго, и в любом случае от их имени правит кто-то другой. Второй вариант в принципе возможен, но и в него мало верилось. Даже если уверен в успехе, то зачем же заранее портить себе репутацию?

В любом случае в том, что ниточка ведет именно в Казгард, можно было не сомневаться. Вот только к кому? Сам император, между прочим, тоже мог умышленно наоставлять кучу косвенных улик. Мол, если бы это был я, то сделал бы куда чище. Или кто-то в Казгарде назначил нового и недостаточно опытного в интригах правителя главным виновником? Но тогда этот кто-то почему-то уверен именно в моей победе и последующем походе на империю. Не слишком ли расточительный способ смены власти да еще со множеством неизвестных?

– Однако проблемы необходимо решать по мере их поступления, – заявил я своим остроухим министрам на мини военном совете, что проходил ночью в нашей палатке. – Поэтому сегодня королевство, а империя уже завтра, а то и послезавтра.

– Не слишком ли самоуверенно? – поинтересовалась Эль, пытаясь повалить меня в постели.

– Нет, точно рассчитываю свои возможности, – ответил и повалил туда ее.

Только был утянут следом, и пока барахтался со светлой, на меня коварно со спины напала темная, после чего они легко одержали победу.

Три дня, что мы стояли у Большого Камня, сделали свое дело. Слухи разлетелись по королевству, и теперь маленькие города нас встречали с распахнутыми воротами или ключами от них. В общем, шли, как на параде. Задерживали нас две вещи. Во-первых, подарки и дань со сдавшихся городов. И то, и другое мелочь, но отказываться было никак нельзя. А то еще неправильно поймут. Во-вторых, мы шли не прямо на столицу, а отвлекались на города по всей территории королевства, чтобы быть уверенными в отсутствии врага в тылу.

Силу применить пришлось только один раз. Город средних размеров не пожелал открывать ворота. То ли его власти слухам не поверили, то ли почему-то решили, что камни испарять – это одно, а сами города – другое, и я на такое не решусь.

– Никакого уважения, – объявил я на военном совете. – Как за глаза, так Темным Властелином называют, не стесняются, а стоит к стенам города подойти, так почему-то сразу думают, будто настолько белый и пушистый, что не рискну их разрушить вместе с самим городом.

– А рискнешь? – спросила Лирмилиэль.

Интересный вопрос. Рыжая вообще-то была единственной среди нас, в которой я не сомневался, что при необходимости сможет. И город, и всю вражескую планету сожжет, если понадобится.

– Варвар я или не варвар, в конце концов? – попытался уклониться от прямого ответа.

– Я, например, тоже северный варвар, но, скорей всего, не решился бы, – вставил король Ва’Харр. – Времена Великих Войн давно прошли, и не хотелось бы стать тем, кто начнет еще одну.

– Вообще-то даже для маленькой Великой Войны нужно хотя бы два противника, обладающих подобными силами, – начал я.

Никто не ответил. Здесь, в этом мире, эти самые войны, которые Великие, наложили на менталитет местных довольно сильный отпечаток. Никто не желал использовать ничего хоть близкого к тем силам. Честно говоря, я тоже не хотел сжигать города вместе с жителями, тем более что для этого необходимо сотрудничество Эль и Лары. Таким образом попал в ловушку, ни заставлять эльфиек, ни отступать было никак нельзя.

– Разрушить городишко – дело нехитрое, – продолжил я. – Но поставить их в глупейшее положение политически будет куда вернее.

– И каким образом? – спросил Ва’Харр.

– Способов множество, но необходим такой, от которого будет не смешно, – ответил я. – Чтобы другим не захотелось испытывать на себе.

Такое заявление всех заинтересовало, а когда объяснил, в чем суть идеи, очень понравилось. И эффектно, и эффективно, и никто не усомнится в силе и серьезности намерений. В нерешительности тоже никто не обвинит. Зачем разрушать город вместе с добычей, если можно ее забрать, особо не утруждаясь? Полет моей фантазии прервала Ли.

– Три недели, – заявила древняя.

– Что три недели? – не понял я.

– Столько времени понадобится мне, чтобы сделать необходимые плетения-отражатели, – объяснила она.

– А без них никак нельзя? В прошлый раз ты прекрасно обошлась простыми щитами.

– Никак. Вот смотри, – рыжая эльфийка показала на карте-плане города, – нужно расставить здесь, здесь, здесь и здесь. По-другому не получится.

– Тогда у меня есть план Б.

– И какой же?

– Делаем все не одним ударом, а пятью по порядку. Сначала тут, потом тут, потом тут, ну и так далее, – объяснил я, тоже показав на карте.

– Долго, – поморщилась Лара.

– Все жители разбегутся, пока вы будете ходить от одной точки к другой, – согласился с ней северный король.

– А армия нам на что? – спросил я его. – Вот пускай и не позволяет разбегаться, пока мы не закончим. По крайней мере, городским властям и состоятельным жителям.

Со мной, в принципе, согласились, и мы занялись делом, не откладывая в долгий ящик. Не прошло и часа, как все расположились согласно новому плану. Я и три эльфийки встали на заранее рассчитанном месте (Ли с первого раза прицелиться не смогла, несколько раз переходила то на пару метров вправо, то на столько же влево). Затем смешали кровь и произвели удар. Гигантский нож силы прорезал глубокую борозду в земле параллельно одной из стен. Буквально впритык, заодно и фундамент задев.

Результата долго ждать не пришлось. Наш удар не просто оголил фундамент и убрал из-под него грунт, но еще и прилично подрезал. Вся стена вместе с башнями и прочими архитектурными излишествами медленно сползла в новый, более качественный ров. Красиво и эффектно. Мне понравилось. Что интересно, большинство тех, кто стоял на самой стене, даже выжили. Находившимся в башнях повезло куда меньше.

– Одна готова, осталось еще четыре, – объявила Ли.

– Додумались же местные пятиконечный город строить, – прокомментировал я, пока мы шли к новой точке. – Им, видите ли, так удобней, а нам лишняя работа.

Второй выстрел произвели точно так же, как и первый. Естественно, с такими же результатами. А до следующего угла нужно было идти гораздо дальше, к тому же по приличной дуге. Хотя последнее, пожалуй, необязательно. Все, кто поумнее, стены наверняка уже покинули, а дураки вряд ли метко стреляют, хоть из луков, хоть магией. А даже если какой случайно попадет, так на то щиты Лирмилиэль держит. Правда, ей мои ушастые доверять не научились, после того первого провала, но не суть важно, мы никуда не спешили и не собирались менять планы прямо на ходу.

Кстати, о планах. Пока шли, вдруг понял, что можно рушить не соседние стены, а через одну. Таких точек понадобится три – из двух будет обрушено по две стены, а из третьей – одна оставшаяся. На плане эти точки расположены на концах лучей звезды, образованной продолжением стен. Да, когда-то такие геометрические задачки на раз решал, а как понадобилось применить на практике, даже не подумал. Вот что значит почти не ограниченная сила. И древняя эльфийка тоже хороша, капитан звездолета, должна уметь мыслить пространственно. Хотя не стоит валить все на Ли, сам виноват.

Однако похвастать своим открытием я так и не успел. Мы вообще не дошли до следующей точки. Нам наперерез из-за разрушенных стен вырвались, нет, не войска, а парламентеры. Причем со странным набором подарков. Во-первых, ключ от города. Ага, от тех самых ворот, что исчезли вместе со стеной.

– И куда мне его вставлять? – сразу спросил у делегатов.

Те, естественно, не нашли, что ответить. А скорее не смогли предложить ничего приличного. Правильный ответ-то они, несомненно, знали, но подозреваю, опасались, что на них и проверю.

– Будь он хотя бы золотым, – продолжил смущать парламентеров я. – А то от ближайшего амбарного замка схватили и пытаетесь выдать за городской. Пользуетесь тем, что уже не проверить.

Говоря о происхождении ключа, я ничуть не преувеличивал. Именно там и взяли. В тех городах, что распахивали ворота сами, ключи мне вручали примерно такие же и добытые тем же способом. Но там было другое дело, и вслух не комментировал.

Во-вторых, был серебряный поднос с головой в короне. Вроде бы графской, а может, и нет. Я в них несильно разбираюсь.

– А это что? – спросил я.

– Голова, – усмехнулся король Ва’Харр, который к этому времени тоже успел подойти.

– Сам вижу, что не задница. Хотя если ее решили принести в таком виде, то подозреваю, разница не слишком большая. Вот только на фига она мне?

– Это граф Боргальд. Королевский наместник, – ответил один из представителей города. – Именно он приказал закрыть ворота перед твоей доблестной армией, могущественнейший князь Ва’Дим.

Оперативно, однако, горожане убедили своего правителя в том, что он фатально ошибается. Даже если граф в момент обрушения стен находился где-то рядом, времени на доставку все равно должно было уйти больше, чем на принятие решения и приведение его в исполнение.

– Ладно, так и быть, тарелку и корону возьму, остальное оставьте себе, – согласился я. – Не до последней же нитки вас обирать.

Дальше шли сундуки и шкатулки разных форм и размеров, которые все еще продолжали подносить. Не пустые, естественно, а с подарками. Те, что поменьше, наполнены драгоценностями, а то и просто деньгами, а повместительнее – всякими дорогими вещами, богатыми доспехами и оружием. Причем как минимум половина всего этого добра была явно из графских запасов.

– Ну, хоть что-то полезное, – заявил я, чем, несомненно, обрадовал переговорщиков.

– В этом городе знают, что предложить князю, – прокомментировала Эль.

– Не то что в Большом Камне, – согласилась Лара.

Только рано ушастые обрадовались, так как тут мне тоже предложили невест. Правда, пожадничали, не всех самых красивых девушек города, а только трех. Оказалось, что это вовсе не скупость, а наоборот, отдают самых-самых. Предложили бы и больше, для такого дорогого гостя ничего не жалко, но у графа Боргальда других дочерей не было.

Новым властям города не повезло, причем вдвойне. Сначала из-за самого факта. Естественно, мои длинноухие красавицы не обрадовались. Ревности эльфийки не разыгрывали, просто считали такого рода предложения личным оскорблением. А затем, когда узнали, что старшей из предполагаемых невест нет и двенадцати лет и, если я не приму подарок, девочки будут казнены…

В общем, горе-парламентеры бежали обратно в город очень быстро. Как получилось, что ни один из них не был казнен на месте, для меня загадка. Когда эльфийки немного остыли, город прислал других представителей. Дань с них мой министр финансов содрала по максимуму. А то, что первые принесли? Так это были подарки и не считаются. И продукты для армии… бесплатно! Ну и графских дочек на всякий случай. Не в качестве невест, разумеется. Выяснили у перепуганных девочек, что их брат в столице обучается, а мать как раз перед войной к нему уехала. Вот и обещали подвезти, тем более что нам как раз по пути.

У города останавливаться лагерем вообще не стали. А то Эль с Ларой могли и оставшиеся стены без всякого смешения крови посносить.

Глава 24

Фрин-Ян-Дин. Мудрец, советник зинского короля

В столице с каждым днем все неспокойнее и неспокойнее. Слухи, подобно волнам от нашего Шокарского моря, приходят один другого ужаснее. Говорят, что армия повелителя Проклятых Земель, «узурпатора, изменника, мятежника и незаконного северного князька Ва’Дима», как велено его величать по королевскому указу, уже вовсю идет по нашим землям. Первый город непонятной магией стерт в прах, остальные предпочитают открывать ворота и предоставлять «узурпатору, изменнику и мятежнику» припасы, оружие, а то и войска. Если верить досужим сплетням, то скоро армия князя, то есть «незаконного северного князька», будет под стенами столицы.

Наше главное преимущество в силе, за счет наемников, и не только из Казгарда, теперь играет на руку врагу. Стоит городу сдаться, как они считают себя свободными от договора и предлагают свои услуги князю, хотел сказать, мятежнику. Я ведь предупреждал, наемникам доверять нельзя, если казгардские гвардейцы еще пытаются соблюдать приличия, то простые солдаты удачи и не думают.

А король только начал собирать новую армию. Мы и ожидать не могли, что враг подойдет так быстро. И наши полководцы, и казгардские советники уверяли, что Ва’Дим понес достаточные потери и так скоро не оправится. Единственный, кто возражал и требовал поспешить, это командир преданных нам императорских гвардейцев Ва’Ндэл.

Мне удалось побеседовать с этим варваром, чью службу в Казгарде не прервала череда бесконечных переворотов, дельно он говорил. Зря сочли остальные, что движут им месть и обида – еще бы, поединка «короля Айторуна и всего Северо-Запада Великого князя Ва’Харра Еруана Первого» удостоился и был повержен, хоть и считали его лучшим бойцом в империи. Ва’Ндэл немало рассказал мне, что слышал, как переговаривались на поле боя Ва’Харр и Ва’Дим, когда сам он лежал на земле после битвы. Так вот, повелитель Проклятых Земель намекал, что нужно срочно идти вперед, а то противник, то есть мы, сил поднакопит и сражаться с ним будет затруднительно. И хоть король Айторуна возражал, желая сам сделать то же самое, то есть поднакопить силы, явно не его голос был решающим.

Увы, не вняли мы совету Ва’Ндэла. Теперь, может статься, и армию собирать поздно. В столице полно недовольных. Вчера ночью из казарм едва ли не сотня воинов дезертировала. Так, по крайней мере, утром его величеству доложили. Позже, правда, выяснилось, что не сто, а только двадцать. Но гнев короля от этого не уменьшился. Лорда Тобальда, нового капитана дворцовой стражи, велел на плаху отправить. Его-то за что?

Оказалось, про украденную корону вспомнил наш государь. Так и заявил мне. Мол, этот бездельник Тобальд ни за чем уследить не может. И увещевания мои, что дезертиры дворцовой страже никак не подчинялись, а казармы от королевского жилища далеко, – помогли мало. Разве что согласился государь пока казнь отложить. Пусть лорд капитан пойдет в первых рядах армии против «узурпатора, изменника и мятежника».

Попробовал я было поговорить с королем серьезно, может, он еще прислушается к голосу бывшего наставника. Что-то надо делать. Скорее всего – заключать мир, пока еще можно отделаться малыми потерями. Ведь каждый взятый врагом город, а тем более открывший ему ворота, мало того, что аппетиты соперника увеличивает, так еще и наших к войне не располагает. А пока можно сохранить лицо, власть, в конце концов. Подтвердить незыблемость княжеского титула Ва’Дима, признать его независимым государем, выплатить контрибуцию какую-нибудь. Ведь, по сути, не Зинское королевство ему Проклятые Земли продало, а Кирское. Объявить, что произошла ошибка, мол, чиновники потеряли копию договора, по которому князь становился независимым правителем.

Король слушал сначала спокойно, даже не пытался возражать. Неужели хоть что-то понял? Вынес какой-то урок? Значит, не все потеряно для королевства. Я было обрадовался. Но, увы, по жесту государя меня схватили два казгардца, неизвестно как появившиеся в зале.

– Вот, король, мы же говорили, что Фрин-Ян-Дин – шокарский шпион, изменник и ренегат. Он давно продал тебя и твою державу. Ты пригрел на своей груди змею, зинский король!

– Я давно догадывался об этом! Стража! Увести этого негодяя в темницу.

Ага, догадывался он об этом. Видимо, еще с тех пор, как я ругал его, тогда принца, за плохое прилежание в учебе. О боги, куда катится этот мир!

Анжа. Неизвестно кто

О том, что армия князя Ва’Дима приближается, не встречая никакого сопротивления, знала уже вся столица. О том, как города сдаются один за другим, не желая быть разрушенными, тоже. И не стесняясь обсуждали, как самим лучше сдаться?

Преобладали две версии будущих событий. Первая предполагала все валить на казгардских наемников. Выдать их князю и заключить если не союзный договор, то хотя бы мир на почетных условиях. Весьма заманчивая идея, и всем хорошая, только вот было у нее два недостатка. Во-первых, наемники наверняка не согласятся с такой постановкой вопроса. А учитывая, что их в столице больше, чем собственных войск, – серьезный аргумент. Во-вторых, сам князь наверняка тоже будет против. Если бы мир заключался примерно на границах государств, тогда ладно, хватило бы любого мало-мальски приличного повода, а когда армия одного готовится штурмовать столицу другого – совсем другие ставки.

Вторая версия была куда более правдоподобной. Во всем виноват король! (А кто же еще?!) Уж этого-то точно не оспоришь. Без его приказа война точно не могла быть начата. Это не какая-нибудь мелочь, где более чем достаточно отсутствия запрета. И потом, слухи о том, как жители одного не самого маленького города отрубили голову королевскому наместнику и преподнесли в подарок князю Ва’Диму, спасаясь таким образом от разрушения, уже успели дойти, обрасти подробностями и наводили на определенные мысли.

Правда, сам монарх вполне искренне считал, что правитель виноватым быть не может. Все дело в окружении, то есть свите. Тоже по-своему справедливая точка зрения, имеющая право на существование. Но кто его в подобных обстоятельствах слушать будет?

А сегодня мне по амулету связи поступил приказ этого самого короля поймать. Живым. Пока придворные не додумались укоротить на голову. Потому как необходимо выяснить кое-какие сведения, а уж кто еще может быть более информирован? Если смогу, конечно. Это князь подобным образом шутит. Чтобы я и не смогла?! Так не бывает!

Вообще-то план операции нужно было предварительно как следует продумать и даже с Морнэмирэ посоветоваться. Как оказалось, она получила аналогичное задание. Нет, не поимку монарха, а оказание мне в этом деле помощи, причем в полном объеме, какой может понадобиться. Вот только не представляю я ее лезущей со мной во дворец, чтобы похитить короля. Честно ей об этом сказала. Та почему-то обиделась.

– Это еще почему? Я тоже многое умею!

– Даже заметить мое проникновение в твою спальню? – парировала я. – О проникновении в дом даже не говорю.

Та не нашла что ответить.

– А повторить нечто подобное со мной? – продолжила я.

– Ладно, признаю, что в такого рода вопросах с тобой сравниться не смогу, – неохотно признала Морнэмирэ.

– В том, чтобы до него добраться, не вижу ничего сложного, – начала я объяснять эльфийке, что думаю о задании. – Даже проще, чем до короны.

– Неужели король хуже охраняется? – усомнилась Морнэмирэ.

– Не знаю, не проверяла, – честно призналась я. – Но если бы задачей было его убийство, справилась бы без проблем. Зашла, сделала, вышла.

– Да, действительно просто, – с едва уловимой долей иронии ответила собеседница.

Но я на ее интонации внимания обращать не стала, так как прекрасно знаю свои возможности.

– Но как утащить короля из дворца, да так, чтобы не сразу заметили? – задала я главный вопрос.

Эльфийка тоже ничего дельного посоветовать не смогла. Однако разговор с Морнэмирэ натолкнул меня на одну интересную мысль. А зачем, собственно, сразу утаскивать? Живу-то я в особняке у эльфийки на чердаке, и никто об этом не подозревает, включая хозяйку. Неужто во дворце нескольких укромных местечек не найдется?

– Ладно, на месте что-нибудь придумаю, – объявила я напарнице.

Делиться планом не стала, чтобы ненужные подозрения о моем истинном убежище не возникали. А то мало ли что? Эльфийка, может, и не умеет проникать в чужие дворцы так, как я, но вовсе не глупа и вполне способна сделать правильные выводы.

Во дворец проникла уже привычным способом. Король явно не желает учиться на ошибках. Ничего удивительного, учитывая то, в какую авантюру ввязался с этой войной. Нет, не могу сказать, чтобы совсем никаких мер не предпринималось. И стража опять увеличилась в числе, и сигнальная сеть стала куда плотнее, и новые магические ловушки появились… Неужели эти остолопы не поняли, что лишь увеличивают средства, уже показавшие свою неэффективность? Все перечисленное было не против меня. Если сравнивать по трудности проникновения, то не заметила никакой разницы.

Но это если говорить о заборе, изображающем стену, и парке, а во дворце могли присутствовать и другие перемены. Подойдя к самому зданию, остановилась. Нет, не из-за возникших трудностей. Просто родилась мысль, что раз уж я все равно тут, то можно заодно еще одну корону прихватить. Тем более какой это король, если без короны? Правильно, не совсем настоящий. И вообще в комплекте положено.

Поэтому направилась уже разведанным путем в окно тронного зала. Что интересно, защита на этот раз стояла серьезная, даже мне не сразу удалось пролезть. Приятно осознавать, что уважают. Пусть и со второго раза, но все же до некоторых доходит. Хотя, пожалуй, перехвалила. Ставивший защиту маг и силой обладал, и мастерством, но при этом откровенно схалтурил. Он почему-то решил, что единственный путь в окно лежит через подоконник.

И откуда только у некоторых людей берутся такие странные представления? Уж если кто-то залез на второй этаж, то до верхней части высокого окна тоже как-нибудь доберется. Тем более тут великое множество всевозможных барельефов и прочих украшений поналеплено, что это уже и не стена вовсе, а скорее парадная лестница.

В общем, после короткой задержки вовнутрь я проникла, но и тут обнаружила перемены. Кроме появившихся в прошлый раз стражников, что стояли по обеим сторонам от трона, имелись еще двое. Эти расположились по разным углам с противоположной стороны зала и наблюдали оттуда за первой парой и короной.

Да, про бантики на этот раз можно было не думать. Незаметно повязать-то я их могу, только наблюдатели заметят практически сразу в момент появления. Таким образом смысл просто отсутствовал, ведь вся шутка в том, что украшения заметит только под утро начальник караула. А ведь я ленточки на всякий случай прихватила! С короной ситуация аналогичная: подойти и взять можно, но так, чтобы стражники не сразу заметили ее исчезновение, не получится. То есть придется воспользоваться грубой силой и просто забрать корону без всяких изысков.

Осмотрела тронный зал еще раз. Теперь уже в магическом зрении. Неважно, что оно у меня похуже, чем даже у мага двенадцатой ступени, но реальную опасность не пропущу, как бы ее ни прятали. Тут тоже главное увидела сразу, стоило лишь глянуть. Одна точка на троне, даже через массивную спинку разглядеть можно, и две у отдельно стоящих стражей. Все три источника магии, бесспорно, сигнальные, а тот, что возле короны, похоже, еще и ловушка. Но меня такие мелочи никогда не останавливали.

Первого, стоящего в углу зала, охранника я оглушила легко. Тут все понятно, подошла к нему вплотную, отводя глаза всей четверке. Со вторым тоже проблем не возникло. Он честно следил за троном и, как падает его напарник, уже не увидел. Ни один из них не успел активировать амулеты, поднимающие тревогу. Хорошо, что они не были настроены на потерю сознания или смерть носителя. Стоят такие намного дороже, но в данном случае дело не в цене. Тут как раз все более чем понятно. Кому охота поднимать по тревоге весь дворец из-за уснувшего на посту часового? И в любом случае, окажись амулеты именно такими, чутье бы меня не подвело и предупредило заранее.

Да и не спасли бы такие ухищрения от похищения короны. Наглое – схватить и убежать – никто не отменял. Не так красиво и профессионально, но абсолютно надежно. Во всяком случае, в моем исполнении.

Осталось еще два стражника, и они уже успели заметить произошедшее с их соглядатаями. Вернее, только увидеть, что те вдруг присели подремать на своих местах. Ага, оба сразу. Понять они еще ничего не успели, просто прошли всего мгновения, но много времени на такое и не нужно. Однако у пары у трона почему-то сигнальных амулетов не было. От этих даже скрываться не стала. Все равно скоро город будет взят или, скорее, сам сдастся.

И вот я осталась наедине с короной, вернее, тем, чем ее заменили. Какой-то совсем простой золотой обруч, баронские, и те, попрезентабельнее будут. Разве что этот принадлежал когда-то древним королям и поэтому имеет формальное право именоваться короной. Однако вещь я возьму в любом случае, раз пришла, но прежде всего следовало разобраться с сигнализацией.

То, что заклинание настроено на ауру короля, было понятно и так. Я, может, их не различаю в подробностях, но это не беда, тут и элементарного здравого смысла достаточно. На чью же еще? В первый момент даже возникла идея притащить сюда самого монарха и забрать в комплекте. Потом же сказать, что заходила всего лишь за третьей короной, а короля по случаю захватила, раз уж такую неудобную сигнализацию его маги устроили. Довольно интересный вариант, однако он был равносилен признанию собственного поражения.

Присмотревшись внимательнее, обнаружила одну странную или даже забавную вещь. Сигнальные плетения и ловушка были очень сложны, мне точно не по силам. Схватить, наплевав на первое, и до того, как сработает второе, я могла без проблем, но не более того. Что тут забавного? Да тот простой факт, что все плетения были вставлены в подушку, а не в трон. Приподняла ее с обручем, к нему самому не прикасаясь. Ничего не произошло. Да, весьма оригинально. По всей видимости, тот самый маг-халтурщик ставил, что и сигнализацию на окнах. Чувствуется почерк настоящего мастера. Скорей всего, сделал, как приказали, даже не задумываясь о результате.

Немного подумав, решила, что тут дело все-таки в другом. Причина та же самая, по которой плетения вставлены не в саму корону. Правителю явно неохота таскать лишнюю магию у себя на голове. Не на голове, то есть заднице, тоже. Вот и осталась подушка. Представила, как уносила бы корону со здоровым креслом. Не смешно, хоть поднять и могу.

Возможно, я и выглядела глупо, расхаживая по дворцу с подушкой на вытянутых руках, но этого все равно никто не видел. Однако неудобно, поэтому решила побыстрее избавиться от столь несуразной вещи. Заодно и место найти, где можно похищенного короля на несколько дней спрятать. В подвалы лучше не лезть. Во дворце их наверняка великое множество, но там нетрудно и самой себя в ловушку загнать. Да и сыро, а я этого не люблю. Поэтому сразу отправилась исследовать чердаки.

Их тоже оказалось немало и, что для меня самое важное, вообще все необитаемые. Судя по слою пыли, во многие вообще никто с момента строительства не забирался. Странно. Уж всякие принцы с принцессами просто обязаны были эти места исследовать самым тщательнейшим образом. Дети, они такие невзирая на происхождение. Оставила подушку в первом приглянувшемся, если что, всегда смогу выбрать другой, и отправилась заниматься тем, ради чего, собственно, во дворец и явилась.

Где располагаются королевские покои, я узнала заранее. Еще перед тем, как отправляться за своей первой короной. Тогда предполагала, что она должна находиться где-то там, и намеревалась не просто ее украсть, но и книгу королю буквально под подушку подсунуть. В тот раз не пришлось, однако добытая информация не пропала даром и сегодня пригодилась.

Без труда прошла в нужное крыло дворца. Я тут уже ничуть не хуже, чем у Морнэмирэ в особняке, ориентируюсь, скоро вообще начну чувствовать себя как дома. Но короля в спальне не обнаружилось. И вся обстановка не просто говорила, а буквально кричала, что не засиделся он где-то за государственными делами.

Предположение о другом, опередившем меня похитителе отбросила сразу как совершенно невероятное. Значит, сам сбежал, причем совсем недавно, буквально за несколько мгновений до моего появления. Зря начала с короны! Уж она бы точно никуда не делась. Но шанс перехватить еще имелся, и я бросилась в погоню. Прежде всего в тронный зал. Почему-то появилась абсолютная уверенность, что король не захочет оставлять свой любимый золотой обруч. Воспитанный на традициях, не позволяющих прятать корону в сокровищницу, а обязывающих держать на троне несмотря ни на что, непременно пожелает лишить того, кто займет его место, такого козыря. Может, даже задержится немного, о