/ / Language: Русский / Genre:fantasy_fight, popadanec / Series: Полный набор

Магия Фиора

Милослав Князев

Добро пожаловать в Полный набор!

Безымянный бог слепого случая, чтобы закрепить свою победу в пари с богиней любви и красоты Любвитой, продолжает подбрасывать Вадиму, попаданцу из нашего мира, новые испытания. Теперь в сопровождении двух своих прелестных женушек-эльфиек и Анжи, девушки неизвестного происхождения, князь Ва’Дим отправляется на Фиор — загадочный материк, отделенный от остального мира океаном. Несметные сокровища и бесчисленные враги поджидают отважную четверку, а еще… магия. Ох уж эта странная магия Фиора…


Милослав Князев

Полный набор. Магия Фиора

Пролог

Герцог Квирдин. Древний вампир

Все признали вернувшуюся королеву. Все, кроме Флипира, что, если подумать, то же самое. Как, впрочем, и ожидалось с самого начала. Только многие так и не поняли, зачем мне это все понадобилось. Что, опять же, было более чем предсказуемо. Некоторые полагают, будто как раз из-за Флипира. Наивные. И это прожившие не одну сотню, а то и тысячу лет вампиры? Мог бы уничтожить этого выскочку в любой момент, и никакая Анжа мне для этого не понадобилась бы.

Хотя, следует признать, на деле только двое во всем гнезде точно знают, что я просто позволял играть в оппозицию до поры до времени. Ну, пожалуй, еще трое или четверо догадываются. И все. Остальные на протяжении всего этого времени искренне верили, что второму по силе вампиру в гнезде лишь самую малость не хватало, чтобы бросить мне вызов. Вот все недовольные вокруг него и собирались.

В любом случае, сейчас и те, и другие недоумевают, зачем старому герцогу Квирдину это понадобилось? Да, Анжа действительно когда-то была нашей королевой и в те далекие времена пользовалась моей полной поддержкой, но теперь она уже не вампир и предыдущая клятва верности не имеет силы. Встретиться и вспомнить времена былой славы, конечно, можно, но какая польза от чего-то большего? Ведь все прекрасно понимают, что даже если бывшую королеву опять обратить, то пройдет немало времени, пока она наберет прежнюю силу. А без этого какая польза от нее гнезду?

И потом, королеву Анжу прекрасно помнят как возмутительницу спокойствия, которой никогда не сиделось на одном месте. Даже на драконьем троне. Тогда шла война, и многое ей прощалось, а сейчас ни объединенных войск нескольких королевств под стенами, ни драконов в небе. Зачем что-то менять?

Память — интересная штука. Как у смертных, так и у бессмертных или мертвых. Например, возмутительницу спокойствия помнят все, а то, что проблему с тем, который живет во дворце, она решила, еще будучи совсем слабым вампиром, — забывают. Уже одно это многого стоит.

А те, кто опасается, что рогатая и хвостатая королева может задержаться у нас надолго — ошибаются. Уж я-то Анжу знаю прекрасно. Она просто неспособна сидеть на одном месте достаточно продолжительное время. В прошлый раз осталась исключительно из-за войны. А потом, подозреваю, не погибла, а ушла сама. Сейчас вообще не имеет никаких причин оставаться. Явно куда-то торопится со своими странными спутниками.

Нет, понятно, что задержится, пока не узнает все о своем прошлом, но не более того. Она мне и раньше рассказывала об этой своей особенности. Умирая, воскресает вновь в другом месте, без памяти о прошлой жизни. И теперь, имея уникальную возможность узнать хоть об одной из них, точно ее не упустит.

Сидя и размышляя о сегодняшних событиях, вдруг почувствовал чье-то присутствие. Это могла быть только Анжа. Лишь она способна подкрасться ко мне незаметно. Вернее, почти незаметно. Странно, почему совсем не обнаружил, что она вошла? Видеть-то я ее в таких случаях не видел никогда, но чувствовал всегда! Может, дело в том, что она больше не вампир?

— Моя королева? — вопросительно произнес я.

Ответа не последовало. Странно. Раньше, будучи обнаруженной, Анжа больше не пряталась. Напряг чувства в полную силу, влив туда немного магии крови. Ощущения мне не понравились. Очень не понравились. Давно такого не было. Только божественного внимания моему гнезду и не хватало для полного счастья. Сначала королева вернулась, потом боги заглянули на огонек. Боюсь, это вовсе не совпадение.

Однако страха как такового я не испытывал. Признаюсь, вовсе не потому, что слишком смелый или безрассудный, просто уже много тысяч лет назад забыл, что это такое. Как, впрочем, и многие другие чувства.

— Кто бы ты ни был, покажись! — уверенно произнес я.

— Ну вот, теперь другое дело, — раздалось в ответ. — А то «моя королева», «моя королева»…

В кресле напротив материализовался мужчина. Человек. Средний рост, средняя внешность, одежда тоже средняя. Ну разве что борода не подходит под такое определение. Но опять же совсем не гномья, а маленькая, аккуратно подстриженная. Однако от человека у незваного гостя была лишь внешность, больше ничего общего.

— Кто ты и чего хочешь? — задал я вопрос.

— А просто так зайти проведать я разве не мог? — стал зачем-то придуриваться бог.

Плохой признак. Если небожители начинают так себя вести, никогда не угадаешь, чего от них ждать. Но ответить на вопрос придется:

— Извини, но не поверю. И потом, мы незнакомы, чтобы проведывать.

— С тобой нет, а с твоей королевой? И в любом случае правильно сделаешь, что не поверишь, — не стал спорить посетитель. — Как, думаю, ты уже догадался, я — бог. Слепой случай, исполнение желаний, месть и еще кое-какая мелочь.

— Теперь понял, кто ты! — воскликнул я. — Только зачем прибедняешься и, главное, называешь мелочью такие важные вещи?

Гость лишь неопределенно пожал плечами.

— Ладно. Хорошо, хоть не один из богов войны, — закончил я.

— А вот это ты зря.

— Что зря? — не понял я заявления гостя.

— Зря думаешь, что мирные боги по сравнению со своими боевыми коллегами менее опасны. С вояками ведь как? Либо сразу прибьет, либо вообще не тронет. С остальными никогда нельзя быть в чем-либо уверенным до конца. Вот ты, например, видел когда-нибудь трезвого бога виноделия?

Я не стал отвечать на риторический вопрос. И так понятно, что раз собеседник почему-то решил мне что-то рассказать, придется выслушать до конца. С богами не спорят, хотя… Вот именно, окажись на моем месте королева, она обязательно попыталась бы. И еще не факт, что у Анжи не получилось бы. Но, в любом случае, спорить я не собирался еще и потому, что гость сумел меня заинтересовать.

— Ну так вот, когда у нас там происходит столь грандиозное событие, то есть явление трезвого алкоголика, я хотел сказать винодела, даже боги войны стараются оказаться где-нибудь подальше. А то мало ли что. Поверь, были прецеденты.

Повисла пауза.

— Тебе, наверное, интересно, почему я зашел именно сюда и именно сейчас? — сменил тему никогда не называющий своего имени бог. — У вас тут, кроме меня, недавно появились необычные гости. Я бы не хотел, чтобы с ними что-нибудь случилось. Ни в этом городе, ни в проклятых землях вообще.

— Анжа — королева нашего гнезда, — заявил я. — Ни ей, ни ее спутникам здесь ничего не угрожает.

— Вот и хорошо, — кивнул бог. — Тогда… Хотя нет. Все равно у вас ничего не получится.

— Что не получится? — заинтересовался я его словами.

— На самом деле не хотел говорить, но раз ты настаиваешь… Если какая-нибудь из твоих вампирш сумеет соблазнить князя хотя бы на одну ночь, тогда для нее я буду богом исполнения желаний, причем без тех мелочей, о которых ты догадался. Но повторяю, вероятность столь мала, что у нее вряд ли что получится. Поэтому ни о чем не прошу.

— В чем подвох? — искренне не понял я. — Умение соблазнять — одно из основных у вампиров. Да любая из моих девочек легко заставит влюбиться в себя не только смертного, но даже… Или не любая, но все равно сможет. Вот хочешь, прямо сейчас позову Слирит, и посмотрим, сумеешь ли ты устоять перед ее чарами?

— Не стоит. Устоять-то я устою, но готов поверить, что появится желание притвориться, будто у нее получилось. Но сейчас речь не обо мне, и у твоей Слирит ничего не выйдет. Поэтому еще раз повторяю, что ни о чем просить тебя не собираюсь, сколько бы ты тут ни старался меня уговаривать.

Бог исчез, а я остался обдумывать странный визит. Ведь совершенно ясно, он хочет, чтобы одна из вампирш соблазнила князя. Зачем это ему понадобилось, не имеет особого значения. К тому же есть другой, куда более важный вопрос. Зачем нужно было устраивать тут целый спектакль и упорно повторять, будто именно этого он совсем не просит, несмотря на мои попытки уговорить?

Глава 1

Дим. Попаданец

Анжа — королева вампиров.

Кто бы мог подумать?! Хотя если, опять же, подумать, то из всех моих знакомых на эту должность больше всего подходит именно она. Вон как на троне расселась, будто с малых лет исключительно к этой роли готовилась. Выглядит потрясающе, что совсем не просто, учитывая сам трон. На таком совсем нетрудно затеряться, превратившись в невзрачное приложение.

Ни у кого из известных мне королей и императоров нет даже близко похожего трона. Да и не любой решится такой построить. На его фоне недолго предстать совсем маленьким, вместо того, чтобы продемонстрировать величие. Сзади стоит целое чучело дракона. Куда меньше Крабодура, но крупнее того, чья голова находится у меня в замке. Нет никаких сомнений в том, что мастер, который его делал, постарался на славу. Дракон вытянул вперед шею, и его голова с грозно оскаленной пастью нависает над троном, прикрывая его сверху, передними лапами держится за спинку, а расправленными крыльями закрывает слева и справа. При жизни тот, из кого сделано чучело, был врагом, а после смерти превратился в защитника. Серьезного, а не бутафорского защитника. Ведь не просто так из шкур драконов делают доспехи, несмотря на излишний вес. И пробить трудно, и от многих видов магии защищает.

В общем, именно теперь перед нами предстала настоящая королева вампиров. Хотя, кто ее знает, кем хвостатая успела побывать в своих прошлых жизнях? Во всяком случае, сама она ни одной из них не помнит. Только представить рогатую маленькой девочкой, принцессой или оборванкой, не важно, у меня решительно не получается. Будто бы она все время была только взрослой.

Естественно, неожиданный поворот событий сильно менял наши планы. И не только потому, что город из потенциально очень опасного превратился в почти обычный. Да окажись тут хоть гостиница с прекрасными номерами, все равно на время большее, чем необходимо на обследование эльфийского посольства, задерживаться не стали бы. И совсем не важно, что дети находятся дома в безопасности, эльфийки по ним сильно соскучились. Я тоже. Мы — ладно, могли бы и потерпеть, но ведь и Ив с Марой скучают без мамы с папой.

Однако прошлое Анжи — важная причина. И я, и мои жены прекрасно понимали, что, пока не выясним все возможное, никуда отсюда не уйдем. Хвостатая — наша равноправная спутница в этом походе, и с ее желаниями и потребностями тоже необходимо считаться. Да и мне самому, если честно, было интересно. У Эль с Ларой тоже нашлись личные причины для того, чтобы задержка не превратилась в скучное выполнение обязанностей. Слишком уж много загадочного имелось в этом городе. Хватило на всех.

Моих ушастых, понятно, в первую очередь интересовала тайна общего эльфийского посольства. Они у меня вообще чуть ли не коллекционируют любые слухи о возможном сосуществовании светлых и темных. Стараются это свое хобби особо не афишировать, даже стесняются его, но я-то знаю. И мимо таких серьезных доказательств просто не могут пройти. Теперь наверняка втайне рады появлению важной причины не спешить, а исследовать более подробно.

Меня же, если честно, больше интересуют королева вампиров и ее подданные. Когда еще случится посмотреть на жизнь кровососов вблизи и без риска для своей? К тому же мне почему-то кажется, что это какие-то неправильные вампиры. Да и в самом городе много других интересных тайн.

Анжа. Королева вампиров

— Ты, наверное, хочешь узнать о своем прошлом? — заговорил герцог.

Естественно, я этого хотела! С того самого мгновения, как Квирдин назвал меня по имени. И чем дальше, тем это желание усиливалось. А уж после драконьего трона… Но не сомневалась, что сами мне все расскажут, поэтому ждала. Вот момент и настал.

Как я оказалась на Фиоре, вампиры не знали. Зачем пришла в проклятые земли — тоже. Сама виновата, никогда им не рассказывала о своем прошлом. Хотя не исключено, что просто в тот момент ничего не помнила, очнувшись в каком-то саркофаге неподалеку. Подозреваю, таких событий в моей жизни могло быть не два и не три.

Четыре тысячи лет назад совет архимагов Фиора решил, что почти тысячелетие, прошедшее со времени последней Великой Войны, достаточно долгий срок и уже можно попытаться очистить оставшиеся после нее зараженные территории. Раньше получалось и в более короткие промежутки времени, но тогда и маги были сильней, и наука более развитой, теперь же приходилось мириться с тем, что во время войн были утеряны многие знания и могущество.

Однако время пришло, и они взялись за дело. Несколько городов на границе очистили без труда. Вместе с этим успешно отодвинули внутрь невидимую границу. Из почти правильного круга проклятые земли ужались до неправильного яйца. Довольно большие территории стали пригодны для жизни, и туда потянулись переселенцы и искатели древних сокровищ. Все шло по плану, так как уже бывало не раз до этого.

Воодушевленные первыми успехами маги думали, что и дальше будет так. Однако впереди ждал неприятный сюрприз, на древней столице они неожиданно застряли. Выяснилось, что не все так просто, как могло показаться на первый взгляд, и очистка проклятых земель постепенно переросла в затяжную войну. И если бы просто с безмозглой нечистью, с таким вызовом архимаги бы справились. Вопрос времени, и не более того. На самом деле воевать пришлось с разумными обитателями, и в первую очередь с самым многочисленным гнездом вампиров, которое сумело оказать организованное сопротивление.

Только маги особо не разбирались, кто нечисть, а кто случайно тут оказался. Когда им на пути попалась девушка непонятной расы, исключения делать не стали. Да и зачем разбираться? Хвост есть, рога есть, какие еще нужны доказательства, особенно учитывая место? Она почти не имела магических способностей, но архимага, возглавлявшего тот отряд, это не спасло. Простых магов и учеников из его свиты тоже. Охрана из сопровождавших их воинов, и та многих потеряла. Но и попавшаяся им на пути хвостатая путешественница вовсе не была всемогущей.

— Когда мы тебя нашли, ты уже почти умерла, — закончил вступительную часть рассказа герцог. — Архимагу жизни, наверное, удалось бы излечить такие тяжелые раны, но среди вампиров они не встречаются. У нас с жизнью вообще отношения особые. Зато мы можем другое.

Я уже поняла, что сейчас скажет Квирдин, но перебивать не стала.

— Как говорят у некоторых народов: «Враг моего врага — мой друг». Это далеко не всегда верно, но мы решили рискнуть и обратили умирающую незнакомку. Да и серьезные потери, которые к тому времени уже понесло гнездо, необходимо было как-то возмещать. Дошло до того, что начали принимать к себе не только людей, но и представителей других рас. Так что в этом смысле ты не стала исключением.

— Не люблю магов, — наконец произнесла я.

— Это были первые слова, которые мы от тебя услышали, — усмехнулся герцог.

Потом продолжил рассказывать уже о моей жизни в гнезде. Королевой меня назначили, естественно, не в тот же день. И не в тот же год. Все равно невероятно быстро по меркам вампиров, да и не назначают на это место. Его нужно завоевать силой.

Однако удача в войне с того дня перешла на нашу сторону. Маги стали слишком часто умирать. Даже Великий боевой архимаг, прилетевший на единственном прирученном драконе, ничего не изменил, если не считать пополнения моей коллекции. Ну и еще кое-что. После победы над драконом я вызвала на поединок старшего вампира в гнезде. На тот момент уже никто не сомневался, что я сильнее. Кровь мага, даже очень слабого, — особый напиток. Невероятно желанный и еще более опасный. Она делает вампира сильнее, но далеко не все после одного глотка выживают, и вообще никто не может выпить всю до последней капли. Я после обращения сохранила не только свою нелюбовь к магам, но и все способности. Что, кстати, тоже большая редкость. В общем, могла безбоязненно пить их кровь и наращивать силу.

Но формальности нужно было соблюсти. Бой и получился чисто формальным. Я стала королевой, после чего мы жили долго и счастливо. Целых сто лет.

Войну, объявленную нам советом архимагов, никто не отменял, но и постоянных боевых действий никогда не велось. Маги изредка наведывались в столицу, почему-то уверенные, что именно на этот раз у них получится. Иногда получалось, чаще наоборот. Некоторые оставались у нас в гнезде.

Даже слабого мага очень трудно обратить в вампира против его воли, а сильного вообще невозможно. Но когда альтернатива этому — смерть, некоторые соглашались. Кстати, вампир, отказавшийся повторить данную когда-то мне присягу, оказался одним из таких.

Тогда совет архимагов извлек из какого-то своего тайника неиспользованный артефакт еще времен последней Великой Войны. Решили, что если не получается очистить зараженные земли, то будет весьма хорошей идеей еще раз уничтожить тут все живое и не живое, а через несколько столетий попробовать снова.

В том совете, понятно, у вампиров агентов не было, но архимаги не считали нужным делать из своих планов тайну. Мало того, сообщили всем заинтересованным и порекомендовали проживающим поблизости этих территорий временно убраться куда-нибудь подальше. Стало известно даже о том, что ни у кого из организаторов не хватало силы для использования древнего артефакта сразу и в одиночку. Только совместно и после длительной подготовки.

— Тогда королева Анжа отправилась к ним сама, — закончил историю герцог Квирдин. — Обещала вернуться, но мы все прекрасно понимали, что шансов практически никаких. Даже у нее.

Затем вампир вдруг понял, что говорит обо мне в третьем лице, и продолжил уже нормально:

— Ты предупредила нас, что сама не знаешь, когда и как произойдет твое возвращение, но, скорей всего, к тому времени ничего не вспомнишь и уже не будешь вампиром. Поверить в последнее мало у кого получилось.

Из дальнейшего следовало, что я ушла и не вернулась. Гнездо почувствовало мою смерть, а позже пришло известие, что совет архимагов Фиора перестал существовать. Нет, не настолько я была крута, чтобы уничтожить их всех до единого, но кое-что все-таки получилось, остальные распались на отдельные фракции, которые больше никогда не объединялись. А древний артефакт исчез бесследно. Может, кто из магов припрятал, а может, и я сама. В последнем случае никто уже не узнает, куда, так как я не помню.

— И хотя мы почувствовали смерть королевы, но в благодарность решили оставить это место свободным, — закончил Квирдин. — Тем более что ты обещала вернуться.

Глава 2

Дим. Попаданец

Когда вампир закончил свой рассказ, мы стали задавать вопросы. Анжу, понятно, интересовали подробности. Много и всяких, иной раз спрашивала о важном, а в другой сразу могла заговорить о какой-то мелочи, типа одежды, в которой обычно выходила к подданным.

— Почти в точно такой, как сейчас, — ответил на последнее вампир. — Ты всегда так одевалась, что в бой, что на прием. Хотя, учитывая специфику, с королевскими приемами у нас туго.

Эль с Ларой, наоборот, интересовались более древними временами. Когда город еще жил нормальной жизнью и в нем действовало эльфийское посольство. Вернее, два в одном парке и даже здании. На это герцог не мог ответить ничего вразумительного.

Ну а я, наконец, спросил о том, чем же такое количество вампиров питается в этой глуши? Оказалось, ничем. В самом буквальном смысле. Ну почти. Нет, вегетарианцами они не стали, просто большую часть времени проводили в спячке, отчего им требовалось на порядки меньше пищи. Некоторые вообще столетиями не вылезали из своих убежищ. Сегодня, впервые за последнюю пару тысяч лет, вместе собралось все гнездо. Что, кстати, сильно сократило запасы крови, хранимые с помощью магии и специальных артефактов.

Хотел поинтересоваться происхождением этих запасов, но не успел, моих жен интересовала вовсе не кровь.

— Посольство всегда таким было, сколько себя помню, — ответил герцог, когда Эль в очередной раз задала тот же вопрос. — То есть еще две Великих Войны назад. Я в этом вопросе помочь не могу, специально не задумывался, а всегда считал чем-то привычным и само собой разумеющимся. Лучше спросить у самих эльфов.

— Разве они тут есть? — удивилась светлая. — Мы ведь всех вампиров видели, когда те давали присягу вернувшейся королеве. Или ты советуешь сходить к одной из эльфийских рощ?

— Сходить в ближайшую, конечно, будет куда полезней, — ответил Квирдин. — Тем более что она стоит почти на границе проклятых земель прямо на юг отсюда. Но в данном случае я имел в виду наших эльфов.

— И сколько их в гнезде? — спросила уже Лара.

— Восемнадцать. И, кстати, все темные.

А еще говорят, у вампиров нет чувства юмора. Есть, только особое, вампирское. Насладившись произведенным эффектом, герцог все-таки начал пояснять, почему ни мои ушастые, ни я, ни Анжа не заметили эльфов во время церемонии:

— Обычно расовый состав вампирских гнезд однотипен. У нас и так хватает внутренних конфликтов и еще такие не нужны. Но бывают и исключения. Самое распространенное — молодые гнезда с неопытным вожаком, да еще и не имеющие возможности расширяться за счет представителей одной расы. Но такие обычно долго не держатся. Набрав чуть силы, распадаются на составляющие группы, каждая из которых либо пытается стать отдельным гнездом, либо присоединяется к другому, более сильному, но своего расового состава, а то и уничтожается охотниками на вампиров.

— А менее распространенное? — спросил я.

Вампирское красноречие — это, конечно, хорошо, но пока он не рассказал ничего нового. Все это я уже слышал от нашей союзницы королевы вампиров Мирил. Кстати, как оказалось, девочка вовсе не зря старалась подражать Анже во всем, вплоть до одежды. Очень удачно выбрала себе кумира.

— Менее распространены случаи, когда сильное гнездо с сильным лидером обращает представителей других рас, потому что способно их контролировать, — ответил герцог.

— И у вас, конечно, второй случай? — догадался я.

— Нет, — возразил вампир. — Все-таки скорее первый с элементами второго.

— То есть как?

— В войне гнездо понесло большие потери и было вынуждено принимать всех подходящих, чтобы не исчезнуть совсем. А после победы оказалось достаточно сильным, чтобы не распасться.

— Все это, несомненно, очень познавательно, — вмешалась Лара, — но я пока не услышала ответа на заданный вопрос. Почему во время повторной присяги вернувшейся после долгого отсутствия королеве Анже я не заметила и не почувствовала ни одного темного эльфа, которых, по твоим словам, тут аж восемнадцать?

— Не почувствовала потому, что они теперь вампиры, — словно о чем-то само собой разумеющемся произнес герцог. — А не увидела… Мы, вампиры, умеем менять внешность. Не мгновенно, конечно, но и спешить обычно некуда. Пара-тройка столетий, и даже самый слабый будет выглядеть так, как пожелает. Вот и эти эльфы изменились, чтобы не выделяться на фоне основного состава гнезда.

Затем Квирдин обратился почему-то конкретно ко мне:

— Видел, какие вампирши красавицы? А ведь далеко не все они были такими при жизни. Но достаточно пройти сотне лет после посвящения, и любая сможет легко конкурировать хоть с эльфийской принцессой.

— У меня и так уже есть две эльфийские принцессы, — ответил я, приобняв своих жен. — И, кстати, ни одной тут красивее Эль с Ларой не заметил.

— Это потому, что мои девочки очень скромные, — улыбнулся каким-то своим мыслям вампир. — И еще по причине этикета. Нельзя быть красивее королевы в ее присутствии.

Про скромность сильно сомневаюсь, а второму я был готов поверить. Потом разговор опять вернулся к Анже. Она задала еще несколько незначительных вопросов, после чего спросила о состоянии финансовых дел гнезда.

— Если честно, не знаю, что на это ответить, — пожал плечами герцог Квирдин.

— Почему? — не поняла королева.

— Никто и никогда специально не подсчитывал. Есть отдельный фонд для закупок крови и королевская сокровищница. Но сколько и чего хранится в последней — понятия не имею, хотя и то, и другое находится в одном помещении. Ее начала собирать именно ты, и после твоего исчезновения дело как-то само заглохло. Бывает, если попадается что-то ценное или необычное, относим туда. Но скорее, чтобы просто под ногами не валялось, чем в виде стратегического запаса. Ни системы, ни учета никто не ведет.

Как только в рассказе прозвучало волшебное слово «сокровищница», хвостатая сразу захотела ее увидеть. Да и мы были не против. Особенно учитывая тот факт, что их предполагалось две. Общая, называемая фондом для закупки крови, где хранились только наличность и простенькие артефакты, принадлежащая гнезду, и личная, королевы. То есть Анжа могла распоряжаться своей, как ей вздумается, не оглядываясь на мнение других вампиров. Герцог это особо подчеркнул.

Когда Квирдин отвел нас в большое помещение, находящееся глубоко под замком, я сразу безо всяких объяснений понял, какая часть сокровищ кому принадлежит. С одной стороны сложенные аккуратными рядами сундуки с монетами, ценности, оружие, просто дорогие вещи, с другой все далеко не так аккуратно рассортировано, а местами вообще навалено кучами. До педантичности строгая во всем, что касалось ее личного оружия и охотничьих трофеев, хвостатая на остальные сферы жизни эти свои черты не распространяла. Видимо, экономила.

Гора монет, где медь и золото перемешаны просто так, куча драгоценностей и откровенной бижутерии, дорогая одежда и какие-то лохмотья… В одной из куч были просто насыпаны магические амулеты и прочие предметы подобного назначения. Оно и понятно, Анжа магов особо никогда не любила, а уж тут вообще вела с ними настоящую войну. Ну и от трофеев, соответственно, не отказывалась, хотя именно от таких толку для нее было меньше всего.

Увидев откровенную заинтересованность в глазах эльфиек, она предложила:

— Сама я, конечно, ничего не помню, но поищите, вдруг найдете что-нибудь интересное.

Уговаривать никого не пришлось. Мои остроухие жены сорвались с места и бросились разгребать эту гору. Это мне что-то определенно напоминало. Сходство получилось поразительное, разве что «Моя прелесть!» не звучало. Эль с Ларой все подряд не интересовало, эльфийки рыли целенаправленно, будто почуяв в глубине свалки что-то для себя весьма интересное. Вскоре на свет были извлечены две дубинки или, скорее, два коротких посоха. И тот, и другой украшала искусная резьба, повторяющая листья Древа Жизни, и много кристаллов-накопителей в виде желудей. В эльфийском происхождении предметов можно было не сомневаться.

— Откуда это у тебя? — спросила Эль у Анжи.

Та лишь пожала плечами, а моя светлая жена запоздало поняла, что не у нее нужно интересоваться. Повернулась к вампиру. Тот повторил жест своей королевы, но ответил:

— Какой же совет без эльфийских архимагов? Конечно, и они туда входили. Вам ли не знать?

Ушастые не знали. А мне кое-что сразу стало понятно. Нет, не о совместных эльфийских посольствах. Наверняка совет архимагов Фиора распался навсегда не потому, что Анжа в свое время его основательно проредила, а из-за светлых и темных эльфов, которые раньше почему-то довольно терпимо относились друг к другу, а потом передумали. Тогда как-то могли ужиться вместе, но те времена прошли.

Анжа протянула руки к жезлам. Ушастые, явно неохотно, отдали ей свою добычу. Королева повертела находки так и эдак, пожала плечами и вернула обратно.

— Дарю, — заявила хвостатая таким тоном, будто речь шла о какой-то мелочи.

Герцог на разбазаривание ценностей, нажитых непосильным трудом, никак не отреагировал. Я ничуть не удивлюсь, если хвостатая таким образом проверяла, насколько тут все ее на деле, а не на словах. Хотя, с другой стороны, для вампиров все эти магические штучки просто бесполезны. Недаром небрежно свалены в одну кучу.

Эль с Ларой остались подарком довольны и сразу начали подумывать о возвращении в парк. Ничего вслух не сказали, но я своих ушастых хорошо знаю. Не то чтобы мне сильно нравилось гостеприимство вампиров, только еще было рановато. Пока эльфийки исследовали то, что когда-то досталось Анже от магов, я решил немного порыться в другой куче. Складывалось такое впечатление, что в нее в свое время сваливали вообще все подряд. Там лежали вещи без какой-либо системы, но в основном такое, что с трудом поддавалось классификации.

Прежде всего мое внимание привлекла самая обыкновенная борсетка из черной кожи. Сначала я удивился, но, стоило взять в руки, понял, что это всего лишь очень похожая маленькая сумка. Нет, на Земле могли бы сшить и такую, однако не в данном конкретном случае. Да и откуда там взяться дракону, из кожи которого она и была изготовлена? Повертел в руках, обнаружил, что была предусмотрена возможность вешать на ремень, промерил.

— Тоже дарю, — щедро заявила Анжа.

— Спасибо за подарок, — только и ответил я.

Хвостатая пожала плечами, мол, не за что, тут такого добра навалом. Кивнул в благодарность, хотя на деле предмет был не очень-то и нужен. Или мне показалось, или Эль при этом глянула неодобрительно? Мол, смотри, какие ценные подарки получили мы с темной, а ты какую-то фигню взял. И драконья кожа не оправдание, так как предмет в этом случае стоит никак не дороже материала, из которого сделан.

Сколько лет прошло. Моя маленькая Эль стала министром финансов не самого бедного государства на континенте, а все равно осталась той молоденькой эльфийкой, которую я повстречал, только попав в этот мир. Не откажется даже от мелкой прибыли в семейный бюджет. Хозяйственная, в общем.

Как я уже заметил, обе эльфийки желали вернуться в посольство. И вовсе не потому, что им так не нравилось в замке. Подозреваю, все дело было в их находках. Какие-то древние артефакты перворожденных, которые они желали проверить или испытать. А для этого, похоже, требовалась сила тех самых деревьев.

Также я еще раз убедился, из-за вновь открывшихся фактов можно не сомневаться, наше пребывание в этом городе затянется на неопределенный срок. Хвостатая непременно захочет получить всю имеющуюся у вампиров информацию о своем прошлом, а это наверняка дело не одного дня. Эль с Ларой тоже нашли что исследовать. Один я остался без какого-то особого интереса, но торопить спутниц не собирался.

— Большое спасибо за гостеприимство, — начал я, обращаясь к герцогу Квирдину. — Не знаю, как Анжа, но я и мои жены вынуждены откланяться.

— Я остаюсь, и вы тоже можете, — сразу ответила хвостатая.

— Не сомневаюсь, что тут безопасно, но мы предпочитаем в качестве ночлега эльфийский парк, — возразила Лара.

— Но до вечера еще далеко, — не поняла королева вампиров.

— Не так чтобы очень, — поправил я, глянув на часы. — И в любом случае место нужно подготовить. Если ты забыла, нас прервали еще до того, как мы успели это сделать.

— Вас проводят, — ответил вампир.

— И еще, — решил воспользоваться ситуацией я, — в башне у ворот у нас остались вещи и некоторые припасы. Нельзя ли их принести в парк?

На этот раз герцог не стал отвечать сразу, а сначала посмотрел на свою королеву. Та кивнула.

— Хорошо, но только ночью. У нас не так много запасов крови, а без нее расхаживать под солнечным светом не получится ни у какого вампира, несмотря на тысячелетия или амулеты.

Глава 3

Дим. Попаданец

Сопровождающая пара вампиров довела нас только до первых деревьев парка, а внутрь соваться не стала. Видимо, защита действительно прекрасно сохранилась, раз не желали испытывать ее на себе. Нет, женам в этом вопросе я и так верил, но все-таки. Сильнейший вампир города преодолел ее почти всю, кроме последней линии, а эти наверняка застрянут где-нибудь посередине, если не раньше. Да и не сомневаюсь, что пройденное расстояние вряд ли оставит у них приятные воспоминания. Нам же лучше, если посторонние не будут шастать. Хоть вампиры, хоть кто другой.

— Кстати, — обратился я к сопровождающим, пока они не ушли. — Герцог пообещал, что пришлет за нашими вещами к городским воротам ночью, мол, для этого кровь нужна, которой мало.

— Так и есть, — подтвердил один из них.

— И, тем не менее, послал вас в качестве охраны, хотя мы и не настаивали. Где логика?

— Кровь еще есть, — ответил все тот же.

— И потом, сопровождать личных гостей королевы отправили одних из самых сильных в гнезде, — добавил другой. — Нам и охранять не нужно, почти любая нечисть в городе почувствует присутствие и предпочтет убраться. И мне, и Ирмину для короткого пребывания под солнцем достаточно капли крови. Вещи же таскать пошлют занимающих низшие ступени иерархии, а у них в таких же условиях совсем другие потребности.

— Тогда понятно, — признал справедливость аргументов я.

А сам, пока шли по парку, еще раз задумался об источнике запасов крови. Нужно будет прояснить этот момент. И еще, если человеческим вампирам нужна человеческая кровь, то чем питаются эльфийские вампиры? И что будет, если темный глотнет крови светлого?

— Ну и глупости же лезут в голову! — подвел итог я.

— Какие глупости? — сразу спросила Эль.

— Для начала то, что уже думаю вслух, — попытался отшутиться.

— И о чем же ты так громко думал? — вступила в разговор Лара.

— Да вот, вспомнил, что бывает, если умышленно пролитая кровь темного попадет на светлого или наоборот. Отсюда возник вопрос, а если темноэльфийский вампир попробует крови светлого эльфа?

— Действительно, глупости, — признали жены хором.

— Не вздумай спрашивать и нас позорить, — добавила Эль.

— Вам что, так важно мнение о вас каких-то вампиров? — изобразил изумление я.

— Нет, не важно. Но все равно не вздумай!

Организацию ночлега ушастые, не сговариваясь, переложили на меня, а сами, даже не входя в брошенное посольство, сразу направились каждая к своему дереву. Повытаскивали подаренные хвостатой посохи и уселись поудобнее. Из опыта знал, что это может быть либо надолго, либо очень надолго. Поэтому не стал ждать, а отправился готовить ночлег. Учитывая, что часть вещей мы оставили в башне, возможности в этом смысле были не очень широкие.

Одно одеяло постелить на пол, устроиться на нем поудобнее втроем и укрыться вторым. Вот и вся премудрость походной жизни. Нет, можно веток или лапника нарубить и засунуть под нижнее одеяло для мягкости. Даже нужно. Но решил раньше времени не хулиганить в парке и сначала поинтересоваться, с каких деревьев и кустов желательно начать.

То есть времени предполагаемая операция много не требовала, и я мог более внимательно обследовать здание посольства, пока жены заняты. И практически сразу обнаружил то, чего мы не заметили утром. К сожалению, это был не подвал с сокровищами и тем более не включенный портал, соединенный с нашим замком. Всего лишь еще одно крыло здания. Тоже пустое.

Само по себе новообнаруженное крыло не представляло никакого интереса. Но благодаря ему получалось, что у комплекса имеется закрытый со всех сторон внутренний двор. От фасадного он отличался прежде всего отсутствием нетипичной для эльфов каменной брусчатки. Перворожденные вообще камень не любят и предпочитают мостить дороги чурками крепких пород дерева. Получается, между прочим, не хуже, особенно, если зачаровать магией от гниения.

Тут был травяной ковер, по которому приятно ходить босиком и ничуть не хуже лежать. Знаю, пробовал. Ушастые такой же у нас в долинке с Древом Жизни вырастили. У меня сразу возникла мысль, что ночевать тут, пожалуй, будет удобней, чем в пустом помещении с голым полом и стенами. И лапник с ветками заготавливать опять же не придется.

Тем более что бывшие хозяева предусмотрительно высадили не только травку, но и некоторые весьма удобные в хозяйстве деревья. Один вид как раз для нужных мне целей и был приспособлен. Хитрое переплетение веток и листьев гарантировало, что даже в сильнейший ливень ни одна капля не упадет на спрятавшегося под кроной. Зачем это во внутреннем дворе крупного здания, где и так прекрасно можно прятаться от непогоды, непонятно, но меня вопросы ушастой психологии не сильно занимали. Выбрал один экземпляр с мягким мхом, растущим под стволом, и перенес туда наши одеяла. Не сомневался, что ушастые одобрят такое решение.

Потом вернулся к главному входу, уселся на ступенях и стал ждать, когда жены закончат свои магические обряды. Вообще-то уже был глубокий вечер, не всю же ночь они собрались колдовать? Хотя хитроухие шаманки очень даже могут. Когда речь заходит о подобных вещах, от моих красавиц всего можно ожидать.

От нечего делать стал размышлять на темы недавно посетивших меня мыслей. Например, портал в подвале посольства. Понятно, что мечтать не вредно и ничего там такого быть не может. Весь вопрос, почему? Ведь эльфы одни из сильнейших магов этого мира, почему тогда не озаботились порталами между своими рощами? Вот бы удобно было. Не любят камень, пусть вытачивают из дерева с красивой резьбой. Нужно будет подкинуть идею своим ушастым. Кстати, как там они?

К счастью, до утра на этот раз караулить не понадобилось. Как только на небе зажглись первые звезды, Эль и Лара практически одновременно поднялись и пошли в мою сторону. Обе были невероятно довольные и очень усталые. Сразу понял, что допрос лучше устраивать завтра утром.

— Получилось, — все же сообщила светлая.

— Теперь все будет хорошо, — добавила темная.

— Рад за вас, — похвалил остроухих. — Пойдем, покажу, что я нашел.

Стоило подвести красавиц к найденному дереву, ушастые выбор сразу одобрили и мгновенно провалились в сон. Укрывал уже вырубившихся. Подозреваю, что в своем теперешнем состоянии ничуть не хуже заснули бы и на голых камнях. Полежал немного, поглаживая две ушастые головки, покоящиеся у меня на плечах. Буквально ощущал, как к ним возвращаются утраченные при изучении посохов силы.

Ларинэ. Темная эльфийка

Мы со светлой проснулись практически одновременно. Очень рано утром. Еще даже солнце не взошло. От вчерашней усталости не осталось и следа. Судя по всему, не только у меня, но и у Эледриэль. Дим очень хорошее место нашел. Это дерево не только дает мягкую постель и не протекающую крышу над головой, но еще и прекрасно восстанавливает силы. Конечно же, не случайно такое выросло, — одна из древних эльфийских разработок.

Сам муж еще спал. К сожалению, он человек, а на них чары дерева не распространяются. Но ничего, пускай отдыхает, мы же со светлой обсудим, а вернее, сравним возможности своих новых магических жезлов. Странно, но они оказались идентичными. Если, конечно, не считать, что один когда-то принадлежал темному эльфийскому архимагу, а другой — светлому.

Помню, лет сто назад, когда обучалась боевой магии, наш архимаг дал ненадолго подержать свой посох. Исключительно для того, чтобы поняла — магия такого уровня не для меня. Урок я тогда хорошо усвоила и более ложных иллюзий не питала. И, между прочим, тот посох был в разы слабее этого. Да чего уж там, в нем было всего три кристалла-накопителя, а тут восемнадцать!

Все имеющиеся возможности я использовать пока не могла, но в этом нет ничего страшного, поскольку и на освоение уже доступного необходимы даже не годы, а десятилетия. И это при самых благоприятных условиях. У светлой с ее жезлом ситуация аналогичная. При том что изначально как маг она была слабее меня. Специализация же в данном случае значения вообще не имела, артефакты оказались еще и универсальными.

Если задуматься, то в том, что мы сумели настолько легко справиться со столь сложными магическими предметами, была своя закономерность. Еще в тот раз архимаг сказал, что единственная для меня возможность овладеть его посохом — это стать верховной жрицей Древа Жизни. Он тогда считал, что очень удачно пошутил. А вон как все обернулось. Я действительно верховная жрица собственного Древа, и доступные мне возможности найденного жезла куда выше, чем те, о которых тогда не могла и думать.

Когда полностью обсудили свои новые посохи, решили осмотреть найденный мужем внутренний дворик. Он оказался весьма интересным. Тут было немало полезных и очень редких деревьев. Некоторые считались давно исчезнувшими, и их описания попадались лишь в древних книгах.

— Было бы у нас в чем транспортировать, непременно озаботились бы саженцами, — сокрушалась светлая.

Она пусть и моложе меня, но старых книг прочитать успела больше и поэтому могла более точно оценить находку. Я лишь пожала плечами, мол, чего нет, того нет.

— А так придется довольствоваться только теми растениями, у которых найдутся уже созревшие семена, — констатировала Эледриэль очевидное.

Уже осмотрев весь двор, почувствовали, что наш человек скоро проснется, и вернулись к нему. В самый подходящий момент. Муж как раз открыл один глаз. Посмотрел им на меня, закрыл, чтобы открыть другой и посмотреть на находящуюся с другой стороны светлую. Любит он этот трюк. Нам тоже нравится.

— С добрым утром, ушастые, — поздоровался он. — Давно проснулись?

— Достаточно, — ответила Эледриэль.

— И все это время просидели, оберегая мой сон?

Я пожала плечами, чтобы не отрицать. Светлая кивнула, но не на сам вопрос, а на мой жест. Ложь бы муж несомненно почувствовал, а так пускай сам делает выводы. Давно от него же научились таким фокусам. Теперь на равных.

— А завтрак в постель будет или придется помогать готовить? — спросил тем временем он таким тоном, как будто действительно собирался помогать (ага, тот самый).

— Будет, — сразу ответила светлая. — Но не в постель.

Пока обследовали сад во дворе, мы с ней зря времени не теряли. Собрали и ягод, и плодов, и орехов. Как раз чтобы хватило на троих хорошо поесть. Теперь перешли к фасаду посольства, расположились там на ступенях (из-за них, собственно, и перешли, мебели-то тут нет) и там вместе позавтракали. Муж за едой продолжил нас расспрашивать:

— Ну а с дубинками каковы успехи? Вчера вы так устали, что не приставать к вам.

С удовольствием рассказали Диму о вчерашних открытиях, даже на «дубинки» обижаться не стали. Потом Эледриэль неожиданно добавила:

— А еще мы обнаружили, что те два дерева не только источники магической энергии. Там также собрана вся информация, скопившаяся за время существования посольства.

— Мы? — подняла бровь я.

— А разве ты нет? — фальшиво удивилась светлая. — Это же очевидно!

Так я ей и поверила. Сама нашла и молчала. Специально, чтобы первой перед мужем похвастать. Девчонка она еще совсем.

— Ничего, я тебе потом покажу, как все на жезл переписать, — спокойно продолжила хитрюшка.

Сделала хитрую паузу в надежде, что воскликну что-то вроде: «Так на него и записывать можно?!» Только зря, я не стала. Поняв, что не дождется, Эль продолжила:

— Могла бы и сама, но темное дерево мне, скорей всего, не позволит.

— Так, значит, ты теперь можешь нам рассказать, что тут было раньше? — сделал вывод Ва’Дим. — Во всяком случае, версию светлых. Раз уж не только прочитать, но еще и скопировать успела.

— Нет, — ответила Эледриэль.

— Почему?

— Там все сжато и зашифровано. На прочтение могут понадобиться годы, а скорей всего, и десятилетия. Сейчас со второго дерева перепишем, а читать можно будет, когда домой вернемся. В спокойной обстановке.

Тут я с ней полностью согласна. Муж, кстати, тоже. Теперь у нас не было особых причин оставаться в этом городе надолго (если не считать Анжу и ее «королевство»). Даже если чего-нибудь не сумеем расшифровать сами, всегда можно попросить помощи у Лирмилиэль. Не хотелось бы, поэтому так поступим только в самом крайнем случае.

Глава 4

Ларинэ. Темная эльфийка

Однако еще до полудня нашим планам было суждено опять поменяться на почти противоположные. Нашлась причина задержаться в городе на более длительный срок, и это была вовсе не Анжа. Дим еще раз осмотрел полученный от нашей хвостатой спутницы подарок и обнаружил там нечто вроде тайного отделения. Попытался засунуть несколько монет, а когда ничего не вышло, пришел показать нам, справедливо полагая, что дело в магии.

Мы со светлой сразу поняли, что это не просто сумочка с секретным отделением, а артефакт, уменьшающий размер и вес. Но какой-то необычный, если не сказать странный. На те сундучки из покинутого гномьего города он был совершенно не похож. Внешний вид я вообще не имею в виду, все дело в принципе работы, а именно он отличался, причем кардинально.

Во-первых, его нельзя было заметить магическим зрением. Совсем. То есть не было видно ни самого артефакта, ни маскирующих его заклинаний, а это невозможно в принципе. Особенно учитывая, что подобные вещи требуют сильной магии, а следовательно, еще более заметны. Но как бы мы ни старались смотреть, даже используя силу подаренных нам жезлов, перед нами лежала маленькая сумочка из драконьей кожи, и ничего более.

— Может, все дело именно в материале? — спросил муж, когда выслушал наши объяснения. — Я еще от князя Ва’Лета слышал, что его доспех из драконьей чешуи способен поглощать магические атаки.

— Может, но совсем несильные, — сочла нужным пояснить я. — Любой амулет будет куда надежней.

— Тут главное не сила, а сам факт, — не унимался муж. — Если эта кожа способна поглощать, то наверняка может и маскировать.

— Может, — согласилась уже светлая. — Только опять совсем несильно, и поверь, уж это-то мы проверили в первую очередь.

Во-вторых, способ применения. Он тоже оказался совершенно нестандартным. Для хранения предметов не использовалась магическая энергия. Вообще ни капли! Никогда о таком не слышала. А чтобы хоть что-то туда положить или, наоборот, вытащить, уже требовалось потратить силу, и немалую. С одной стороны, таким артефактом может пользоваться далеко не любой маг. А с другой — он не требует дополнительного присмотра и постоянной подзарядки.

И еще мы со светлой так и не смогли понять, каков же внутренний объем этой сумочки. Единственное, что получилось выяснить однозначно, это реакцию артефакта на положенную внутрь массу. Или скорее внешнее проявление. Она полностью обнулялась. В этом смысле объект походил на драконий пространственный карман. Материал, из которого его изготовили, тоже наводил на определенные мысли.

— А может, драконий карман и есть? — спросил муж.

— Вряд ли, — ответила я. — Если дракон умирает, то все содержимое кармана высыпается. То есть тот разрушается в первую очередь.

— Так и есть, — поддержала меня светлая. — В древности многократно проводились эксперименты, но так никому и не удалось добиться результатов.

— Тогда что это, если на самом деле ничего не удалось? — резонно спросил Дим.

— Не знаю, но точно не драконий пространственный карман, — ответила светлая. — Видимо, что-то очень похожее, только созданное искусственно. А кожу использовали для пущего сходства.

— Ладно, вернемся домой, спросим у Ирканы, — подвел итог муж. — Она должна знать.

Эледриэль явно сомневалась, что молодая и необразованная дракониха обязательно должна разбираться в таких вопросах лучше, чем она. И то, что Иркана постарше нас всех вместе взятых, ничего не меняет, по меркам летающих ящеров именно молодая.

Пока испытывали сумку, успели сложить туда все наши охотничьи трофеи (за ними пришлось сходить к границе парка, куда за ночь все вещи были снесены вампирами) и собранные уже тут саженцы. Затем я заметила знакомый блеск в глазах у Эледриэль. В принципе, этого и следовало ожидать. Чтобы она имела такой артефакт и им не воспользовалась? Ни за что не поверю! Поэтому предложение светлой не стало ни для кого неожиданностью:

— Давайте тут, в смысле, в городе, а не только в посольском парке, соберем все более-менее ценное и возьмем с собой, — заявила она. — Пока деревья, снабжающие нас магической силой, под боком, это несложно. А то ведь потом каждый раз придется хорошенько подумать, прежде чем туда что-либо положить.

— Дать тебе волю, весь город с собой утащишь, — пошутил Дим.

— Хорошая идея! — воскликнула светлая. — И заметь, не я ее первая высказала. Представляешь, как будет замечательно, не нужно тратиться на строительство новых кварталов, доставай и ставь, где нужно.

— А потом от нечисти очищай, — в тон ей ответил Дим. — Да тебя Гельф убьет и не посмотрит, что жена князя.

— Градоначальник может, — вставила я. — Гномы убытков не любят.

Светлая лишь отмахнулась. У нее с Гельфом уже было несколько конфликтов на экономической почве, но в основном они ладили очень хорошо.

Шутки шутками, но муж с предложением Эледриэль согласился. Не про кварталы, конечно, а вообще. Мне ничего не оставалось, как примкнуть к ним. Тем более что и сама придерживалась похожего мнения. Какое же это путешествие на Фиор, если отсюда ничего не привезем? Детям подарки опять же нужны. И не важно, что изначально никуда ехать не собирались. Раз уж так получилось, не стоит упускать появившихся возможностей. Теперь осталось разработать план, чтобы слишком уж не задерживаться. А то муж про светлую не просто так пошутил, доля правды в его словах была, и совсем немаленькая.

— Жаль, тот дворец не получится навестить, он наверняка совсем не разграблен, — произнес человек, явно прощупывая нашу реакцию.

— Даже не думай! — воскликнули мы со светлой одновременно.

— Да у меня и в мыслях не было, — тут же пошел на попятную он. — Вообще лучше дать задание хвостатой.

— Не согласится, — уверенно заявила Эледриэль.

— Почему? Да нет, не посылать ее туда, пускай у своих вампиров выяснит, что тут да как. Уж они-то самые перспективные места должны знать.

— Самое перспективное место — это подвал в их замке, — сразу нашлась Эль. — Только сильно сомневаюсь, что нас туда с таким артефактом пустят.

— Тут ты права, — согласился Дим. — Пускай вампирам всякое золото и прочие ценности не особо нужны, но разрешить: «Берите столько, сколько сумеете вынести в руках», — это одно. И совсем другое — позволить запихнуть все, что поместится в пространственный карман.

— И потом, — заметила я, — не стоит так надеяться на Анжу. Еще неизвестно, может, она вообще предпочтет тут остаться?

— Я бы поставил на то, что, скорей всего, и дальше пойдет с нами, — высказал свое мнение муж. — И вообще, давайте ее саму спросим.

Стоило о ней заговорить, как тут же явилась. Хорошо, хоть без свиты.

— Ну что решила, хвостатая королева? — без предисловий спросил Ва’Дим. — Пойдешь дальше с нами или останешься со своими подданными?

Дим. Попаданец

Ответом на этот вопрос интересовался не только я. Как бы Эль с Ларой ни ревновали меня к рогатой красавице (совершенно без причин! Честно!), они прекрасно понимали, что с ней у нашего маленького отряда шансов будет намного больше. Не только вернуться, но и вообще выжить. Поэтому ее ответа ждали все мы.

— С вами, — наконец сказала Анжа. — При условии, что подождете, пока я закончу некоторые дела.

— А как же твои подданные останутся без своей великой королевы? — усмехнулась Лара.

— Четыре тысячи лет как-то обходились и дальше переживут. Не маленькие.

— Подозреваю, что они еще и доплатят, чтобы ты побыстрее убралась, — заметил я.

— Наверное, в чем-то ты прав, — не стала спорить хвостатая. — Я для них легендарная личность. Спасительница гнезда и еще много чего, но, что делать со мной живой, они не представляют.

— Кстати, о доплате, — вмешалась светлая. — За совсем скромный, я бы даже сказала, чисто символический, процент мы готовы помочь с транспортировкой до нашего княжества твоей доли сокровищ (если отдадут) и любых других ценных вещей. Объем и масса пока не ограничены.

— Вы что, и тут контейнеры нашли? — удивилась Анжа.

— Нет, гораздо лучше! — гордо ответила Эль.

Будто бы это она лично обнаружила борсетку, а потом коварно выманила ее у хвостатой. Вот напомню ей позже (наедине), какие взгляды на меня кидала, пока не знала, что это такое.

— И что же? — захотела узнать заинтригованная Анжа.

— Драконий пространственный карман!

О том, что это всего лишь предположение, против которого она же первая и возражала, моя светлая, конечно, скромно умолчала.

— А разве к ним в комплекте не прилагаются драконы? — удивилась хвостатая.

Шутки шутками, а Анжа предложением заинтересовалась. Обещала, что поговорит с герцогом и выяснит, какую часть сокровищ может забрать на самом деле. А то, что официально в ее распоряжении все, — это, конечно, здорово, но реальность может не соответствовать таким заявлениям. Заодно дали ей поручение поинтересоваться, какие наиболее перспективные, то есть не тронутые мародерами дома имеются в округе.

— Только завтра, — добавила она. — Сегодня намерена навестить тот дворец, на подступах к которому вы заснули.

— Зачем тебе еще и это? — не понял я. — Или думаешь, вампиры что-то скрывают?

— Не думаю. Но они утверждают, что не знают, кто там прячется. Со слов герцога Квирдина получается, что я была единственная, кто туда зашел и вернулся. Но почему-то потом не рассказала своим подданным, что там и как. Однако сумела договориться с обитателем, и он с тех пор не охотится на вампиров, если они сами к нему не лезут. Отсюда делаю вывод, он знает обо мне что-то, неизвестное более никому. Однако после моего исчезновения шаткое равновесие не раз нарушалось. В последнее время слишком уж часто. Вот меня и попросили договориться еще раз.

— Тогда не забудь потом и нам рассказать, — предложил я. — Мои ушастые красивым почерком запишут, и будет в библиотеке княжества храниться «Жизнеописание Анжи, великой и ужасной, лучшей охотницы на нечисть, грозы архимагов и орочьих волкодавов, коллекционерки корон, победительницы дракона, королевы вампиров и прочая, прочая, прочая». Когда в следующий раз потеряешь память, просто зайдешь и перечитаешь.

К моему шуточному предложению хвостатая отнеслась неожиданно серьезно. И сразу нашла самое слабое место.

— Если я потеряю память, то откуда узнаю, что у вас в библиотеке хранится такая книга? — задала она вполне логичный вопрос. — Да и не особо вы любите туда пускать посторонних. Многие и не подозревают, что такое место вообще есть.

— И нечего там посторонним делать, — сразу заявила Эль. — Но тебя, если будешь там хранить свои книги, пустим.

— Чтобы меня пустили, я должна хотя бы знать, что мне туда вообще нужно, — резонно заметила королева вампиров.

— Ну так, это самое, — начал я, по ходу соображая, что бы еще предложить. — Наиболее интересные моменты мы переработаем в анекдоты и отдадим гномам. Те издадут, и рано или поздно такая книга попадет тебе в руки. А там будет оставлена маленькая сносочка, что полное собрание приключений некоей Анжи хранится там-то. Как тебе идея?

— Идея мне нравится, — признала хвостатая. — Так и поступим.

Глава 5

Анжа. Королева вампиров

Князь Ва’Дим думает, будто сказал что-то для меня новое. На самом деле я дневник веду уже почти две сотни лет. Именно из опасения опять потерять память. И прячу его копии в самых разных местах. Подозреваю, что и в своей прошлой жизни (или скорее жизнях) поступала точно так же. Однако до вчерашнего дня ни одного из них не находила. Правда, нужно признать, идея оформить его в виде интересной для многих книги мне никогда в голову не приходила. А ведь если такая будет в любой уважающей себя библиотеке, вероятность случайно наткнуться на нее сильно увеличится.

Вернувшись в замок и оставшись одна в зале с охотничьими трофеями, села на драконий трон и задумалась. Именно об этом, то есть куда бы я тут спрятала свои мемуары? И всего с третьей попытки нашла их. Возникло острое желание сразу на месте перечитать все до последней страницы. Но пересилила его и стала думать, что делать дальше? Надо бы забрать с собой (это непременно!), только и тут на всякий случай оставить стоит. Место себя оправдало. Получается, придется делать копию. Но сама я так быстро писать не умею. Значит, остается вопрос, кому доверить содержимое, своим новым подданным или эльфийкам? Не сомневаюсь, что Эледриэль с такой задачей справилась бы без труда.

Просмотрела первые страницы и остановилась на вампирах. Все равно о моей жизни до попадания к ним там почти ничего не было сказано. То ли предыдущий дневник остался в другом месте, то ли очнулась в очередной раз именно незадолго перед тем, как стать королевой вампиров. В любом случае, можно доверить им эти знания. И теперь появится в гнезде что-то вроде своей священной книги. Ведь на самом деле все эти четыре тысячи лет никто не ждал, что вернется легендарная королева. Я для них скорее объект поклонения, чем какая-то власть. Да, так и сделаю, а заодно приказ отдам показывать мне книгу при каждом следующем посещении после долгого отсутствия.

С другой стороны, и от эльфиек скрывать дневник не имеет смысла, раз уж заранее согласилась поместить в их библиотеку. И правильно, чем больше копий, тем лучше. А если в чужие руки попадет? Тоже не очень страшно, там ведь описано прошлое, которое имеет со мной теперешней мало общего. Действительно книга о старинных приключениях великой королевы вампиров Анжи Первой.

Но это все потом, сейчас я собиралась заполнить еще один пробел из своего прошлого. О том, что произошло во время моего посещения таинственного дворца, в дневнике почему-то не было ни слова. То место я легко отыскала, но там только констатация факта и не более. Пришла, выяснила, договорилась. Или существует еще один дневник, лучше спрятанный? Возможно, но я его не нашла, хотя и обыскала весь зал с трофеями.

Однако это совсем не важно, так как скоро в любом случае все выяснится. Откуда такая уверенность? Просто я себя хорошо знаю. Могу быть достаточно упрямой и очень убедительной. Не отвяжусь от обитателя замка, пока он не расскажет мне всего, что я хочу, вне зависимости от того, желает он или нет.

Решила не лезть в неизвестные ворота, а прошла через уже знакомую дыру. Туда, где мы уже были, то есть до беседки с оставленной посудой, добралась быстро, а дальше пошла куда осторожней. Особо не боялась, но мало ли что? Хотя существовала и обратная вероятность — можно вообще никого не встретить. Не исключено, что теперешний хозяин этого дворца днем спит, рассеявшись туманом и осев пылью на полках. Попробуй такого найти, если он этого сам не захочет. На тот случай, если все окажется именно так, у меня имелся запасной план. Какой? Очень хитрый. Просто приду сюда еще раз ночью, как собиралась с самого начала.

Поднялась еще на один ярус и оказалась перед дворцом. Он находился еще в лучшем состоянии, чем замок вампиров. И окна, что интересно, не были ничем заделаны, хотя его обитатель вроде бы тоже ночной охотник. Из чего можно сделать вывод, что, несмотря на свои привычки, света он не боится. Или я все не так поняла и живет он не в замке, а в его подвалах.

Стекла во всех окнах, несмотря на прошедшие тысячи лет, оказались целы. Невероятно, но факт. Можно было, конечно, разбить. Нет, не забавы ради (хотя и по этой причине тоже), а чтобы пробраться внутрь. Но я решила этого не делать. После нескольких безуспешных попыток все-таки нашла такое окно, которое сумела открыть снаружи. Если не считать слоя пыли, обстановка в комнате, в которую я проникла, была в полном порядке. Шторы, мебель, картины на стенах… Ничто не сгнило и не рассыпалось в труху. Ну что ж, так даже интереснее.

Прошла в коридор и проверила еще несколько комнат. Там ситуация была аналогичной. То есть можно предположить: действует не какая-то местная аномалия, а весь дворец такой. В принципе, ничего удивительного, если бы не одно «но». Ни сохраняющей магии, ни равносильных ей рун я нигде не почувствовала и не увидела. А без них дворец так мог сохраниться не пять тысяч лет, а всего пять. Подобное впечатление и складывалось. Нет, могла и не заметить что-то очень хорошо замаскированное, я скрытую магию, если это не ловушка, не всегда определяю. Но сильно сомневаюсь. Хотя бы потому, что вряд ли кто-то станет маскировать такое.

Попав в главный коридор, оглянулась на входную дверь. Странно. Подошла поближе, чтобы убедиться. Так и есть. И зачем я тогда вскрывала окно, если дверь не заперта? Ну ладно, будем считать, что так интересней.

Больше проверять попадающиеся по пути помещения не стала, а решила сразу направиться в тронный зал. Возможно, и глупо считать, что нынешний обитатель выберет для своего логова место, которое когда-то официально считалось главным, но такой вариант был ничуть не хуже любого другого. Не с подвала же начинать, в самом деле? Поэтому не раздумывая пошла туда. Однако на полпути меня что-то остановило. То ли предчувствие, то ли нечто иное, сама не знаю. В любом случае это ощущение заставило заглянуть в ближайшую дверь.

Увидеть представшее моему взору я ожидала меньше всего. Помещение было чуть ли не до потолка завалено мумиями. Во всяком случае, войти внутрь не удалось бы при всем желании из-за отсутствия свободного пространства. В остальных ближайших помещениях было то же самое. Тут, по всей видимости, лежала добыча или, скорее, ее остатки. За тысячелетия скопилось немало. Открытым оставался вопрос, что же брал у своих жертв таинственный обитатель дворца? Специально осмотрела несколько тел и не обнаружила никаких видимых повреждений.

Кровью, как вампир, он питаться не мог. Я так решила даже не потому, что не нашла след от зубов. Просто среди мумий люди и звери составляли заметно меньше половины. Остальная часть представляла собой всевозможную нечисть и нежить, а у большинства из них крови вообще нет. Я-то знаю, не зря уже не один год охотой занимаюсь.

Однако загадки подобного рода меня интересовали исключительно постольку-поскольку. При встрече с хозяином логова можно спросить, а можно и не спрашивать. Все будет зависеть от настроения последнего. Поэтому я решительно направилась в сторону тронного зала с намерением более нигде не задерживаться. Но почти сразу опять пришлось изменить свои планы. Нет, никто на меня не напал и из-за угла не выскочил.

Просто проснулось то же самое смутное чувство, которое на этот раз заставило свернуть в другой коридор и привело в довольно большой зал. Там тоже лежали мумии, но немного. Всего одиннадцать. Зато каких! Три дракона разной величины (один из которых довольно крупный), пять саблезубых единорогов, не уступающих габаритами среднему из ящеров, и еще три зверя разных пород, которые тоже отличались большими размерами.

И как же они все сюда попали? Пускай двери в этот зал и широкие, но ни через них, ни тем более через куда меньшие окна ни один из одиннадцати «объектов» при всем желании не пролез бы. Ну, разве что кроме драконов. В их случае можно предположить, что хозяин дворца усыпил летающих ящеров, когда те были в двуногом виде, принес сюда, убил и только после этого драконы вернули свой истинный облик. Но как в зал попали остальные? Не вырастил же он их прямо тут?!

Но больше всего меня интересовали именно драконы. Причем не столько вопрос, каким образом их затащили в этот зал, а как вообще они попались? Неужели я сильнее их? Уж об этом-то у хозяина замка обязательно спрошу!

Уже в третий раз пошла в сторону тронного зала с намерением никуда больше не сворачивать. И теперь чутье больше не заставило меня изменить решение или остановиться на полпути. Почему-то ожидала, что в тронном зале увижу главное логово хищника и кучу мумий. Возможно, самых свежих, еще не растащенных по остальным помещениям.

Ошиблась.

Зал был полон статуй! Невероятно хорошо сделанных, раскрашенных под живых людей и даже одетых. Казалось, придворные собрались на прием к королеве и так застыли. Затем я начала подозревать, что, возможно, именно так и произошло. Только с той оговоркой, что прием был скорее у принцессы, учитывая молодость статуи, восседающей на троне.

Присмотревшись внимательней к тем, которые стояли ближе к выходу, а следовательно, и ко мне, осознала, что они вполне могут оказаться еще живыми. Невероятно, но чего только на свете не бывает. Неужели все пять тысяч лет так и простояли, ожидая неизвестно чего? А где в таком случае тот, кто усыпляет случайных визитеров или просто прохожих? И почему тогда такие превращаются в мумии, а не в живые статуи?

Проходя между рядами придворных, прикидывала, сколько их тут может быть? Считать не считала, но предположила, что если и меньше тысячи, то ненамного. Зал был, как положено, большой и целиком заполненный. Преобладали люди, но имелись и представители других рас. У одной из дальних стен небольшой группой собрались гномы. Из-за спин других посетителей коротышкам явно не было видно, что происходит у трона. Однако, похоже, их такое положение вполне устраивало. Ведь и гномов тоже оттуда видно не было.

У другой стены еще одной отдельной группой собрались красные орки. Эти, наоборот, благодаря своему росту и оттуда могли все прекрасно рассмотреть, поэтому никаких неудобств не испытывали. Зеленые и черные тут, кстати, тоже имелись. Но в куда меньших количествах и в отдельные группы не сбивались. Что интересно, орки, вне зависимости от цвета кожи, на дикарей не походили. И если их одежда и отличалась от той, что носили большинство в этом зале, то не очень сильно.

Ближе к трону стали попадаться эльфы. Как светлые, так и темные. В отдельные кучки остроухие не собирались, а перемешались, причем как с людьми, так и между собой. Обратила внимание на одного темного, наклонившегося, чтобы прошептать что-то на ухо светлой, и застывшего в такой позе. Похоже, он ее даже за руку взять намеревался или, наоборот, только что отпустил.

Понятно, что чем ближе к трону, тем богаче выглядели придворные и тем больше драгоценностей висело на дамах. Еще у самых ступеней стояли несколько пожилых людей в мантиях магов и жрецы явно высокого ранга. В общем, все как на любом торжественном приеме, если не считать количества приглашенных. Хотя мало ли какой у них повод. Да и, учитывая размеры города, можно легко предположить, что сюда позвали еще не всех желающих.

— Опять ты! — вдруг прозвучало сбоку.

Глава 6

Анжа. Королева вампиров

Так и напугать можно. Даже меня. Возникло острое желание выхватить клинки, отскочить в сторону и стать невидимой. Или, вернее, сначала стать невидимой и уже потом все остальное. Но я его пересилила. Не спеша остановилась и медленно, будто нехотя, повернулась на звук. Не сомневалась, оппонент поймет, что это все показное, но готовность демонстрировать лень и отсутствие страха, вместо того чтобы бежать в панике или нападать, — тоже сигнал.

Итак, повернулась и стала рассматривать, какая из статуй вдруг вздумала ожить? Говорил один из старичков-магов, который, как я правильно догадалась, оказался очень даже живым, а вовсе не истуканом. Чего-то подобного, учитывая продемонстрированную мне способность принимать чужой облик, следовало ожидать если не с самого начала, то сразу при входе в зал. Однако не подумала, а теперь было поздно менять тактику. Но сейчас меня заботило совершенно другое. Момент, когда статуя ожила, я не почувствовала, и это плохо.

— У нас договор! — продолжил маг.

— Вот как раз по этому поводу я и пришла, — ответила ему.

— Пересмотру не подлежит! — решительно заявил старичок.

Что интересно, на этот раз превращаться в мою копию и вообще менять облик он не собирался. Может, днем и не умел? В любом случае думаю, что мне он не опасен, какой бы облик ни принял, иначе той ночью не сбежал бы, а еще раньше не стал бы заключать никаких соглашений.

— Есть одна маленькая, но очень большая проблема, — призналась я.

— Какая? — несколько удивился он, сбитый с толку построением фразы.

Когда-то меня саму сбивали с толку вот такие высказывания князя Ва’Дима. Но ничего, привыкла. Зато теперь представляю, как это действует на других.

— О том договоре я ничего не помню. Вообще своего прошлого не помню. Вот и пришла уточнить детали, чтобы случайно ничего не нарушить.

Довольно удобно получилось. Я не о своем прошлом выпытывать пришла, а хочу договор наиболее тщательно соблюсти. Маг задумался. Он явно мне поверил и теперь не знал, что делать. Потом махнул рукой, поудобнее уселся прямо на ступени около трона (мне не предложил) и рассказал свою историю. Вообще-то меня интересовала прежде всего моя, но я решила не перебивать, а то еще передумает.

Над Фиором гремела Четырнадцатая Великая Война. Вообще-то, если быть до конца честным, она гремела над всей планетой, но времена первых Великих Войн, когда один континент мог воевать против другого, давно прошли. Теперь, хоть в одно время, каждая часть света дралась в основном сама по себе, решая свои мелкие, но от этого ничуть не менее глобальные проблемы.

Центральная империя Фиора подверглась нападению всех своих соседей одновременно. С любым из них имперские легионы справились бы не глядя. Да что там с любым, с половиной! Но со всеми уже не получалось. А если учесть, что кроме срединных к войне на стороне врага присоединились и многие прибрежные страны, которых тот конфликт, в общем-то, и не касался, то можно было не сомневаться в исходе войны. Центральная империя была обречена.

Правда, нападавших это не спасло. Сами виноваты! Не ограничились просто армиями, а когда используются заклинания, после применения которых огромные территории остаются зараженными не одну тысячу лет, победителей почти никогда не бывает. А сильных магов, способных дать адекватный ответ, в империи хватало. К их чести можно сказать только то, что не они первые высвободили страшные силы.

Сиварилан Гранорский как раз был одним из сильнейших архимагов не только империи, но и всего Фиора. Но боевые заклинания его никогда особо не интересовали. Занимался все больше теорией, изготовлением сильных артефактов и разработкой новых плетений. То есть в военных действиях особой пользы принести не мог (во всяком случае, официально так считалось, а он не стремился опровергать), и его направили в охрану к наследнице престола. В помощь оставили еще пару весьма умелых боевых магов, но с очень малым резервом. У Сиварилана, наоборот, запас магических сил был огромным. Поэтому трудно было понять, ему ли они подчиняются или он у них в качестве источника энергии.

По сути, и то, и другое было сделано скорее для успокоения, потому что уже тогда никто не сомневался, какие артефакты задействует враг и чем ему ответят. Архимаг в тот раз наплевал на все приказы и использовал одну из своих разработок. В принципе, она была не слабей тех ударов, которые обрушили на Центральную империю враги. Но цель была другая. Не разрушить, а остановить в одной точке время, чтобы переждать войну и ее последствия.

Вот только одна беда. Разработанное Сивариланом плетение было экспериментальным. Даже не так, слишком экспериментальным! Он просто не думал, что придется применять свое изобретение, во всяком случае, в ближайшие столетия. Поэтому плетение пока представляло из себя если не чистую теорию, то нечто схематичное и незаконченное. Ни о каких, даже предварительных, проверках или испытаниях не шло и речи.

Архимаг-теоретик прекрасно отдавал себе отчет, чем применение такого состряпанного на скорую руку артефакта может закончиться. Но он также понимал, что выжить в этой войне у столицы шансов просто нет. А бежать… Некуда, в общем, бежать. Поэтому, когда настало время и враг ударил по столичному округу древней магией, Сиварилан, не раздумывая, применил свой щит.

То, что этот щит сработал не совсем штатно, а вернее, совсем не так, как планировалось, неудивительно. Скорее нужно удивляться вообще хоть какой-то удаче. Во-первых, архимаг втайне надеялся, что у него получится накрыть если не весь Гранор, то большую часть столицы. Но не вышло, и ладно. Значит, не судьба. В конце концов, ему поручили защищать наследницу престола, а ее дворец вместе с холмом удалось накрыть целиком. Во-вторых, вместо остановки времени получилось что-то другое. Все, кто находился на обозначенной территории, впали в очень медленный сон.

— И что было дальше? — спросила я, когда маг сделал слишком длинную паузу и вроде даже забыл, что нужно продолжать.

— Дальше? — очнулся он. — Я перенес уснувших со всего дворца в этот зал и начал охотиться на все, что могло дать хоть немного жизненной силы, для поддержания своих подопечных.

История получилась интересная, но имелись в ней и некоторые пробелы.

— Кто тогда пробил те дыры в крепостной стене и, самое главное, кто защищал дворец, если внутри все спали? — задала я вопрос, как раз касающийся одного несоответствия.

— Если ты не знаешь, то могу сообщить, что проклятые земли образуются далеко не сразу после применения сильного магического оружия, — усмехнулся Сиварилан. — Процесс всегда постепенный и длительный. Иногда на это уходят годы, а иной раз и столетия.

Кивнула, соглашаясь, хотя на сам вопрос он так и не ответил.

— Поэтому сразу после уничтожения основных наших сил началось вторжение, — закончил маг.

— И зачем нападать на заведомо обреченную территорию, которая в ближайшее время станет непригодной для жизни? — не поняла я.

— Чтобы собрать все самое ценное и добить уцелевших, — удивленный моей непонятливостью, ответил он.

Да, не подумала. Хотя на самом деле все логично. Почти все так поступают.

— Вот тогда-то пара боевых магов и пригодилась, — продолжил он. — Гораздо позже я научился усыплять любую добычу и вытягивать из нее жизненную силу, а тогда еще ничего не умел. Но это не важно. Разбудил магов, и они сумели остановить нападавших на дворец.

— Так, значит, ты можешь и остальных разбудить? — сделала главный вывод я.

— В самом начале мог, а теперь уже нет.

— Почему?

— Сил давно не хватает, — уныло ответил старик. — Сейчас с трудом удается просто поддерживать их жизнь.

Потом вроде как задумался и пробормотал себе под нос:

— Вот если бы дракона поймать, тогда да, много сил получить можно. Но ящеры давно не залетают сюда.

Последнее меня заинтересовало, хотя, скорей всего, предназначалось вовсе не для моих ушей.

— Кстати, о драконах, — вспомнила я. — Видела в одном зале целых три мумии. Как ты сумел их туда затащить?

— Уж точно не на плечах, — усмехнулся маг. — Или ты думаешь, я всю добычу в руках ношу?

— Подозреваю, что нет, — была вынуждена ответить я.

— Вот именно. Растворяюсь туманом вместе с добычей и возвращаюсь в нормальное состояние уже тут.

— Понятно. Но драконы…

— А что драконы? Ловятся не хуже и не лучше других. Хотя одно отличие есть — жизненной силы в них намного больше, чем в ком угодно.

— Но меня-то ты не поймал! — с некоторой гордостью прокомментировала я.

— Не поймал. И сам до сих пор не могу понять, почему.

— Но ты так и не рассказал, что за договор у нас и как мы его заключили? — вспомнила, зачем сюда пришла.

— Да ничего особенного, — ответил архимаг, хотя сам явно так не считал. — Явилась как-то сюда молодая и глупая королева вампиров, на которую мои способности, являющиеся побочным эффектом нештатно сработавшего артефакта, не действовали. Ей, видите ли, было просто любопытно, кто тут живет.

Вампиры мне рассказывали несколько другую историю. Обитатель дворца охотился на них по ночам, и они ничего не могли с этим поделать. А я сумела прекратить медленное истребление клана. Но озвучивать это не стала.

— Вот мы тогда и договорились, — продолжил маг. — Ты и твои подданные не лезут на мою территорию, а я не охочусь на вампиров. И ты, кстати, соглашение нарушила! Мало того, что залезла, так еще законную добычу из-под носа увела. Один человек и две эльфийки — это серьезно!

— Могу компенсировать, — попыталась успокоить разошедшегося собеседника.

— Как?! — сразу заинтересовался он.

— Прикажу вампирам иногда по ночам загонять на твою территорию нечисть, которая найдется поблизости. Если, конечно, не станешь охотиться и на них самих.

— Подходит! — сразу ответил Сиварилан.

Потом, видимо, понял, что поспешил, и попытался добавить:

— Нечисть — это, конечно, не эльфийки, но при достаточном количестве тоже кое-что.

Однако было уже поздно. Слишком быстро и с готовностью он согласился. Похоже, дела у мага идут далеко не самым лучшим образом.

— Кстати, об упомянутых тобой эльфийках и человеке, — напомнила я архимагу. — Возможно, в следующий раз они захотят прийти сюда со мной. Не надо их усыплять.

— Если не усыплять, то зачем они тут нужны? — недовольно проворчал Сиварилан.

— Эльфийки — маги, вдруг они поделятся так нужной тебе силой?

— Много они могут дать, эти современные маги? Вот в мое время…

Старик начал перечислять, как все было замечательно в его время. Но против гостей больше не возражал.

— Постой! — вдруг воскликнул маг.

— Что еще? — самым невинным голосом спросила я, пытаясь понять, где прокололась.

— Корону верни, — подтвердил он мои опасения.

— Какую корону?

— Ту, что сняла с принцессы.

— Да я к трону даже близко не подходила! — попыталась изобразить праведное возмущение, хотя было уже поздно.

— Сам видел, что не подходила, — согласился маг. — И не могу понять, каким образом корона исчезла у Льювилении с головы и оказалась у тебя за пазухой?

— Надо уметь! — произнесла я, бросая ему золотой обруч.

Глава 7

Дим. Попаданец

Новости, рассказанные Анжей, оказались довольно интересными. У меня сразу возникла одна сумасшедшая идея.

— Эль, Лара, красавицы, нам подданные нужны? — обратился я к своим женам и по совместительству министрам.

— Рассказывай, чего еще придумал, — неожиданно почти благосклонно спросила светлая.

Темная тоже, вместо того чтобы сразу возражать, приготовилась слушать. А ведь не догадаться, в чем суть моего «гениального» плана, было трудно. Значит, все поняли и в принципе не возражали. Что хуже, ждали деталей. С чего бы это? Хотя хвостатая вроде бы говорила, что и эльфов там видела. Причем как светлых, так и темных. Вот и желают мои ушастые побеседовать с живыми свидетелями былых времен. Только проблема в том, что я по сути ничего не планировал. Просто так, для красивого словца ляпнул в расчете на то, что они будут против и я позволю себя убедить. Теперь придется выкручиваться, придумывая на ходу.

— План, значит, такой, — начал я, заодно выигрывая немного времени, — сначала возвращаемся домой.

— Гениально! — не скрывая иронии, заявила Лара. — А дальше?

— Потом заставляем рыжую починить порталы. Тем более, адрес местного нам известен. Заодно и ту долинку застолбим, и будет у нашего княжества опорный пункт на Фиоре.

— Не отвлекайся, — напомнила Эль.

— Ах да. В общем, все просто. Прибудем сюда с хорошо подготовленным отрядом, доберемся до столицы, разбудим спящую красавицу и ее свиту, после чего вернемся тем же путем.

Все три спутницы какое-то время молчали, переваривая сказанное мною. Потом заговорила хвостатая:

— А как ты их будить собираешься? Или у тебя в запасе имеется неучтенный дракон?

— Вообще-то имеется, — удивил я ее. — Но думаю, не понадобится. Вон, какие замечательные жезлы ты моим длинноухим волшебницам подарила. Не сомневаюсь, что и их хватит.

Эль с Ларой явно не были столь уверены, но и признаваться, что, возможно, у них недостаточно сильные магические посохи или, скорее, что они ими просто не умеют пользоваться, не хотели.

— Тогда и Ли с собой на всякий случай позовем, — успокоил я эльфиек. — Уж у нее-то сил всяко должно хватить. В крайнем случае кровь смешаем.

— А куда ты их собрался селить? — задала вопрос по делу темная. — Тысяча с лишним — это не так чтобы много, но и долина у нас не безразмерная или, как ты любишь говорить, «не резиновая». Но дело даже не в этом. Небезопасно принимать сразу так много чужаков, да еще и организованных.

— Зачем же сразу в долину? — удивился я. — У нас вокруг Проклятые Земли. То есть огромные пустующие территории, которые рано или поздно осваивать придется. Прожжем в горах еще один перевал и на другом конце место выделим.

— Все это, конечно, хорошо, но с чего ты так уверен, что они согласятся? — вмешалась Анжа.

— Жить в Проклятых Землях? Так им не привыкать.

— Нет, переселяться на другой континент, — объяснила хвостатая.

— А давайте прямо сейчас сходим и спросим? — предложил я. — Заодно и возможности посохов испробуем.

Ушастые даже не стали возражать. Нет, явно хотели на своих древних родичей поближе посмотреть. Пусть Лирмилиэль в этом смысле и постарше будет раза эдак в три, но она не считается. Во-первых, вся рыжая, а во-вторых, совершенно неправильная. А местные эльфы, в отличие от нее, как положено всем нормальным перворожденным, на светлых и темных делятся. Хотя тоже со странностями.

Естественно, мы не рванули туда сразу же, а отложили поход на следующее утро. Хозяин дворца гостям был явно не рад. Однако не усыпил нас еще на подходе, а это означало, что принять все-таки готов. Маскироваться под статую на этот раз не стал, скрывать недовольство, впрочем, тоже. Только королева вампиров быстро подняла ему настроение, спросив:

— И как охота этой ночью?

— Хорошо, — сразу подтвердил он. — Больше всего жизненной силы дают крысы-переростки. Но и от остальной добычи не отказываюсь. Всегда бы так.

— Ну, всегда вряд ли, это мы специально облаву устроили, — пояснила хвостатая. — А так будут по ночам гнать в твою сторону тех, кто случайно попадется.

Анжа нам еще с утра объяснила, что этот приказ вампиры будут выполнять и после ее ухода, так как он им самим выгоден. Специальная охота на соседей — дело хлопотное, не всегда безопасное и мало что дающее. А так — отогнал в нужную сторону и избавился от конкурента.

— А как ты относишься не к жизненной силе, а просто к чистой магической энергии? — спросила Эль, протягивая в сторону архимага свой жезл.

Там засветился один желудь-кристалл. Я еще перед выходом предупредил своих ушастых, чтобы много сразу не давали. Даже не из опасения, что останемся безоружными, просто заранее придумал, как использовать эту энергию в собственных целях. Да и поторговаться, в случае чего, лишним не будет.

Но об этом потом, а сейчас маг очень быстро вобрал в себя всю энергию, накопленную в предлагаемом кристалле, и с надеждой посмотрел на остальные. Он явно знал, что это за посох и сколько может дать. Но светлая пока не собиралась так расточительно делиться. Вместо нее на своем жезле один желудь активировала Лара. Его энергию архимаг забрал еще быстрее.

Я воспользовался подходящим настроением собеседника и задал интересующий нас вопрос. О возможном переселении в мое княжество всех его подопечных. Странно, но он дал положительный ответ если не быстрее, чем я закончил говорить, то практически одновременно. Как будто заранее ждал и три недели репетировал. Это, конечно, вряд ли. Скорее всего, ему надоело тысячелетиями охранять живые статуи.

Со слов Сиварилана выходило, что силы, только что полученной от кристалла, могло хватить на то, чтобы разбудить троих или даже четверых. Теоретически. На практике куда меньше. Ведь на поддержку остальных тоже энергия постоянно нужна. К тому же маг пообещал, что при переходе к порталу через зараженные территории он берется охранять всех по ночам. Остался самый главный вопрос — а пожелает ли местная принцесса отправляться на другой континент и становиться моей подданной?

— Давайте спросим у нее самой! — вдруг предложил собеседник.

— Неужели с ними можно общаться в таком состоянии? — несколько удивился я.

— Нет, нельзя, — просто ответил он.

— Значит, можешь разбудить на время, а потом опять усыпить, — догадался я.

— И этого не могу. Если проснется, то второй раз так же усыпить не получится и у меня. Артефакт, которым я воспользовался, сгорел, а на новый не оставалось сил. Да и не до того было.

— Тогда как?

Не знаю, почему сразу не ляпнул, мол, давай и в самом деле спросим принцессу, а начал задавать вопросы, но они оказались вовсе не лишними.

— В таком случае наследница будет вынуждена сразу пойти с вами, — как о чем-то само собой разумеющемся, высказался маг. — Не оставаться же ей одной среди спящих придворных? Да и с пропитанием для живых тут проблемы.

Ни фига себе логика! Или у него крыша поехала за пять тысячелетий одиночества? Вполне может быть, даже скорей всего. Мое офигение Эль с Ларой восприняли как размышление и очень нехорошо посмотрели. Мол, не нужно нам в походе еще одной принцессы. Двух вполне хватит. Тут все понятно, наверняка им же с ней придется нянчиться, а она чего доброго еще и на мужа позарится. Причем данный взгляд на обычно разыгрываемую ревность походил мало. Все совершенно серьезно.

Глянул еще раз на предполагаемую соперницу моих ушастых. Девушка, восседающая на троне, конечно же, была красивой, как, впрочем, и положено любой уважающей себя принцессе. Эта — даже значительно выше среднего. От природы или маги постарались, не знаю, да и неинтересно. В любом случае я ни о чем таком не думал. Куда важнее то, что брать в опасный поход императорскую дочку, о которой совершенно ничего не знаешь, — не самая хорошая идея.

— В чем подвох? — все же спросил я у мага. — Ее высочество если и обладает скверным характером, то сейчас во сне это вряд ли хоть как-то проявляется. Почему же стараешься от нее побыстрее избавиться?

Тот изобразил на лице оскорбленную невинность, но при этом ответил вовсе не на заданный вопрос:

— У принцессы Льювилении нормальный характер. Я ее знаю если не с детства, то достаточно давно.

Ага, пять тысяч лет. И ни слова лжи.

— Я спрашивал о другом. В чем подвох?

— Никакого подвоха нет. А причина действительно есть. За последние пять тысяч мои подопечные уже постарели на пять лет.

— Не так уж и много, — вставила Эль. — И не только для эльфов или сильных одаренных.

— Немного, — не стал спорить маг. — Дело совсем в другом: процесс ускоряется. Хуже того, скоро наступит тот час, когда скорости течения времени вообще уравняются.

Довод действительно был серьезным. Несомненно, маг что-то недоговаривал, но и не врал. Только мы пока вежливо отказались, пообещав вернуться при помощи портала.

— А если не сумеете его включить? — задал он очень важный вопрос.

— Тогда и само переселение потеряет смысл, — честно ответил я. — Не пешком же до другого континента добираться? Но не переживай, у нас есть специалист из тех времен, когда порталы делали. Так что обязательно придем.

Попутно задал хозяину невинный вопрос, не хочет ли он избавиться от части мумий? А то ведь скоро и складировать негде будет.

— Да хоть все забирайте, — удивился он смене темы.

— Анжа, где, ты говоришь, драконы валялись? — сразу обозначил я главную цель.

Хвостатая повела нас в зал, о котором рассказывала, а хозяин пошел следом. Возмущаться или возражать он вроде не собирался. Ему, похоже, было любопытно, как мы это «имущество» вынесем?

В борсетку отправились не только три мумии летающих ящеров, но и вообще все, бывшие в этом зале. Конечно, на то, чтобы положить хоть что-то в карман, необходимо потратить уйму энергии, но на простое его открытие еще больше, поэтому решили не упускать случая. Сейчас-то можно сколько угодно подзаряжать кристаллы в эльфийском парке, потом такой халявы не будет.

— Имеется ли у тебя еще что-нибудь ненужное, но интересное? — обратился я к Сиварилану.

Тот как-то подозрительно на меня посмотрел.

— Не бойся, на сокровищницу мы не претендуем, — успокоил я его.

— Например, библиотека, — самым невинным голосом, на какой была способна, пропела Эль. — Ведь, если отправитесь с нами, все равно придется тут бросить.

— Это еще почему? — не понял тот.

— Книги, особенно если не две-три штуки, а целая библиотека, громоздки, тяжелы, требуют специального обращения и вообще, — начала расписывать трудности светлая. — А у вас и так найдется что взять с собой.

— При двух условиях, — ответил маг, после того как немного подумал.

— Каких?

— Потом у нас останется доступ к этим книгам.

— Хорошо, — сразу согласилась Эль. — Я вас и к современной литературе пущу.

Че-то моя светлая сегодня щедрая. Правда, не сказала, что имеет в виду. Ну а гномьей продукции ей не слишком жалко. Тем временем архимаг озвучил свое второе условие:

— И еще, будете давать мне столько магической энергии, сколько понадобится, чтобы поместить предметы в ваш артефакт.

С этим тоже согласились, но старик почему-то не спешил провожать нас в дворцовую библиотеку. Оказалось, сначала желает получить плату за уже взятые нами мумии драконов. И хотя перед этим он их вроде как подарил, во всяком случае, о плате точно не заикался, все равно три кристалла на посохах пришлось разрядить. Мой министр финансов недовольно при этом морщилась. Считала, что ее обманули и переторговали на ее же поле, но ради древнего книгохранилища была готова и не на такие жертвы.

Библиотеку мы упаковали в пространственный карман вместе со шкафами. А чего мелочиться? К тому же так получилось куда проще и быстрее. По энергии затратней, но ненамного. Хозяин не возражал. Можно было не сомневаться, что прежде всего именно из-за дополнительной силы. А кроме того, забрали всю мебель, статуи, картины… Подозреваю, вымели из дворца почти все, не считая мумий и сокровищницы.

Не за один раз, конечно. Пришлось несколько дней сновать челноками туда-сюда, чтобы заряжать эльфийские жезлы. Зато о дальнейшем обследовании города, на предмет найти что-нибудь ценное, больше не было и речи. Все равно столько нетронутых богатств, какие были во дворце, нам не найти. Разве что в замке у вампиров, но там не такие сговорчивые хозяева, да и платить в этом случае нам было нечем. Донорство, несомненно, занятие почетное, но не в этом случае.

И, кстати, о мумиях. Часть из них забрала Анжа. Во время очередного визита я разговорился с архимагом и спросил о жизненной силе, получаемой им от нежити. Мол, откуда она там?

— Вампиры — ладно, — рассуждал я. — Они хоть и не живые, но существуют во многом за счет магии крови, и ее ты, наверное, как-то можешь конвертировать, превращая их нежизнь в нужную тебе жизненную силу. А остальные? Ты ведь и ходячими скелетами не брезгуешь.

— Ты прав, — ответил Сиварилан. — Много с них всех не получишь. Поэтому предпочитаю мутантов, вроде крыс-переростков. Но в моем положении нельзя пренебрегать ничем. И, кстати, нежизнь у вампиров я не забираю.

— То есть? — не понял я намека.

— То есть они остались тем, кем были, — пояснил архимаг. — Напоить кровью, и опять поднимутся. Только подозреваю, крови понадобится много.

Об этом сначала узнала королева вампиров, а потом и герцог Квирдин. Последний лично явился во дворец, чтобы проверить. Когда убедились, что все двести восемнадцать мумий действительно могут быть подняты, их перенесли в гнездо. Лишней крови там пока не было ни капли, но сочли, что в собственном замке им будет лучше. После этой находки авторитет королевы поднялся еще выше. При том, что заслуга на самом деле была моей.

Глава 8

Дим. Попаданец

— Красавицы, помните мой гениальный план по обретению новых подданных для нашего княжества? — обратился я к женам.

— Помним, — кивнула Эль.

— Редко кто такой придумает, — поддержала ее Лара.

Решил не замечать иронии в их голосах. Да и не так много ее там было. Скорее играют напоказ, чем на самом деле так думают. Поэтому продолжил в том же духе:

— Ну так вот, я уже говорил, что вам повезло с мужем?

— Говорил.

— И не раз.

— Но это вообще-то тебе повезло с женами, — напомнила Лара.

— Особенно со светлой, — не упустила случая вставить Эль. — Не представляю, что бы вы без меня делали?

— Ну, допустим, о том, как мне повезло с замечательными, красивыми, ушастыми женами, я говорил в сто раз чаще, — заявил эльфийкам, пока те не начали играть в свою любимую игру: кого из них Дим любит больше.

— Действительно, говорил, — признала темная. — Поэтому рассказывай, что еще придумал?

— Ничего особенного, просто еще более гениальный план. Сейчас зовем Анжу и обсуждаем, как его лучше всего осуществить.

— А она-то нам зачем? — на всякий случай спросила светлая.

— Она нужна в качестве королевы вампиров, — пояснил я. — Без этого никак.

Когда собрались вчетвером, начал рассказывать, что придумал:

— Как вы относитесь к тому, чтобы присоединить к нашему княжеству не только местную долинку с порталом, но и этот город, предварительно очистив его от нечисти? Прежде чем сразу возражать, напирая на невозможность такого плана, послушайте. Треть города будет принадлежать принцессе и ее подданным. Думаю, они с радостью согласятся. Не нужно уходить неизвестно куда. Не просто в другую страну, а вообще на другой континент, который тут всегда считался населенным исключительно северными варварами. Живи себе в привычном месте и постепенно восстанавливай сначала столицу, а потом, возможно, и империю.

С этим пока никто не спорил. Уже хорошо. Можно продолжать:

— Вторая треть — вампирам. Восстановление — и для них большой плюс. Жители их части города будут платить налоги не золотом, а кровью. Думаю, найдутся те, кто посчитает данный вариант наиболее предпочтительным. Особенно, если власти не потребуют много. Конечно, принцессе и ее советникам такие соседи не слишком понравятся, но ничего не поделаешь. Да и привыкнут, учитывая, что вампиры будут еще и естественной защитой от всякой нечисти (о том, что сами таковой являются, возможно, даже и забудется). Ну а оставшаяся треть — наша.

— Не потянем экономически, — сразу заявила мой министр финансов.

— А нам и не надо ничего тянуть, — ответил я. — Все сделают остальные партнеры. Мы будем только законы на своей трети устанавливать и налоги взымать.

— И что, за красивые глаза? — усмехнулась Анжа. — Я не налоги, а все остальное имею в виду.

— Нет. За наш огромный, неоценимый вклад в формирование нового государства на его начальном этапе.

Все задумались, пытаясь понять, куда я все-таки клоню. И действительно, что такого можно вложить сначала, причем имеющееся у нас здесь и сейчас, чтобы потом получить в свое распоряжение треть большого города почти за красивые глаза? Не стал тянуть время и пояснил:

— Я разговаривал с архимагом Сивариланом Гранорским.

— И? — чуть ли не хором спросили все три собеседницы.

— Поинтересовался, сколько он может взять энергии за один раз. Говорит, что много.

— Много — растяжимое понятие, — усомнилась темная.

— Вот и я так подумал. Поэтому попросил уточнить поконкретнее. Не получилось. Ни я, ни он до такого количества просто считать не умеем. Пальцев не хватает. Даже если загибать те, которые на ногах.

Что-то в рассказе дворцового мага о том, как он дошел до жизни такой, уже давно не давало мне покоя. Вернее, не так. Местный вариант сказки про спящую красавицу не особо волновал. Вечный сюжет, который, наверное, есть во всех обитаемых мирах. То, что это не сказка вовсе, а реальность, которую можно пощупать руками (ага, так Эль с Ларой мне и позволили щупать постороннюю принцессу), ничего не меняло. Тут было что-то другое. Какая-то идея, появившаяся на грани сознания, поманившая пальчиком и скрывшаяся.

Вот! Для поддержания анабиоза не хватает магии жизни, в которую он способен перерабатывать любую другую силу, вплоть до смерти, за чей счет существуют вампиры и многие другие виды нежити. И не только переработать, а либо использовать, либо аккумулировать чуть ли не в неограниченных количествах. А у меня и от моих жен энергии хоть отбавляй. Если смешать кровь, конечно. Правда, пока никому, кроме Ли, было не под силу такие выбросы контролировать или хотя бы перенаправлять. Но мне почему-то кажется, что маг, способный забрать всю силу до капли у дракона, с такой задачей тоже справится. Осталось уговорить ушастых.

Впервые за все время при упоминании смешивания крови Эль с Ларой проявили энтузиазм. Нет, от счастья не прыгали, но возражать и сопротивляться, как обычно, не стали. А были точно за.

— С чего бы такие перемены? — на всякий случай спросил я. — Раньше вы вели себя иначе.

— Пусть само действие крайне неприятно, но должна признать, что после него каждый раз полностью восстанавливаются магические силы и даже немного увеличивается резерв, — пояснила темная. — А мы после событий в лунном городе находимся не в лучшей форме. И прежде всего именно в магическом плане.

— И еще возьмем с собой наши новые жезлы. Наверняка удастся их полностью инициировать, — добавила светлая. — Но это не самое главное. Есть некоторая вероятность, что магический всплеск уловят дети и поймут, что мы живы. Дома Мариэль с Иваниилом всегда его чувствовали. Правда, тогда это происходило рядом с долиной, а сейчас расстояние многократно большее, но все равно есть надежда.

Самое главное, Эль с Ларой были согласны. Осталось заинтересовать мага. Уж с ним-то не должно было возникнуть трудностей. И не возникло. У него энтузиазм проявлялся намного ярче, чем у моих жен. Буквально носился по главному залу, останавливаясь у застывших фигур и разговаривая с ними.

— Ну все, с катушек съехал, — констатировал я.

— Если эта фраза означает сойти с ума, то нет, — ответил Сиварилан, хотя в этот момент находился в противоположной стороне зала и, по идее, не должен был услышать. — Я совершенно нормален. Насколько вообще возможно быть нормальным в моем положении.

«То есть совсем невозможно», — подумал я, но вслух не произнес. Судя по взглядам моих ушастых, у них в головках проскочили похожие мысли.

— Тогда в чем дело? — спросил я.

— Вы просто не представляете, что именно предложили! С каждым столетием мне все труднее поддерживать в них жизнь, но это не главная беда. Чем дальше, тем больше сил необходимо, чтобы разбудить. Уже больше тысячи лет назад я перешагнул ту черту, когда мог накопить силы хотя бы на десяток. Сегодня могу разбудить только принцессу или кого-то вместо нее. И тут приходите вы и предлагаете оживить всех сразу!

— Вообще-то мы предлагаем другое, — напомнил я.

— И пока не договорились об оплате, — не забыла вставить Эль.

— Все, что угодно! — ответил маг.

— Да? — по-хозяйски осмотрела зал светлая. — Мне нравится, как ты торгуешься. Но «все, что угодно» — слишком растяжимое понятие. Хотелось бы конкретики, а она возможна лишь после того, как мы узнаем о твоих дальнейших планах. Что ты собираешься делать, когда разбудишь эту толпу? Если останетесь тут и попытаетесь очистить город от нечисти — это одно, а если пойдете искать лучшей доли прочь из проклятых земель — совсем другое.

— Нам некуда идти, — опустил голову Сиварилан Гранорский. — Такие осколки минувших войн и империй во внешнем мире никому не нужны. Поэтому, если будет хоть один шанс очистить город и минимальные, способные его прокормить территории вокруг, а он обязательно появится, если вы согласитесь помочь силой еще хотя бы пару раз, то мы останемся тут.

Аппетиты, однако, у этого мага. Еще пару раз, и это «хотя бы». Но я решил не вмешиваться и посмотреть, как будет вести переговоры моя светлая.

— Тогда треть города и прилегающих к нему земель в нашу полную и неограниченную собственность, — заявила Эль. — И за повторные сеансы плата отдельно.

— Хорошо, — согласился маг. — И почему только треть? Когда переговоры идут в таких масштабах, обычно просят половину или больше.

— Потому что, во-первых, мы свою часть чистить от нечисти не будем, это останется за вами. А во-вторых, одна часть тебе, другая нам, а третья ей с вампирами, — как о чем-то само собой разумеющемся пояснила Эледриэль.

— Понятно, — не очень обрадованно ответил маг. — Значит, придется иметь в соседях и союзниках вампиров.

— Мне они тоже не нравятся, — посочувствовала ему светлая. — Но если планируете долго жить в городе посреди проклятых земель, да еще незащищенном ничем, кроме стены, то союзники подходящие. И только от вас самих зависит, сможете ли ужиться вместе и удержаться от грызни и борьбы за влияние или нет.

— А от вас? Ведь треть города просят не просто так.

— А мы еще долго не собираемся держать тут большие силы и вообще… — вставил уже я. — Своего рода недоступная почти никому база на Фиоре. Как будет дальше, поглядим. И это опять во многом зависит от вас и вампиров.

— И сбор налогов, когда появится что собирать, — добавила Эль.

Естественно, такие вопросы с ходу не решаются. Но главное — принципиальное согласие получено было. Настоящее решение принималось через три дня в замке у вампиров. На совещании от каждой из высоких договаривающих сторон присутствовало по трое участников. От нас, понятно, князь Проклятых Земель Ва’Дим Первый, то есть я, министр финансов принцесса Эледриэль и министр обороны принцесса Ларинэ (это без перечисления всех должностей и титулов).

От вампиров королева, которая просто Анжа, герцог Квирдин и еще одна ничем не примечательная личность, на которую второй раз посмотришь и не узнаешь. Имя у советника оказалось ему под стать, вроде и представили, и уже не первый раз, а никто не запомнил. Я, во всяком случае, точно.

Третью сторону представлял архимаг Сиварилан Гранорский, с ним были принцесса Льювиления и еще один советник. Имени последнего тоже никто не запомнил, но уже по противоположной причине. Уж слишком много было к нему приставлено всяких звучных титулов и званий.

Об одном можно было сказать точно. Поскольку архимаг разбудил свою принцессу, то обратной дороги у них не осталось.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Естественно, чуть ли не самое первое, что попытались сделать мы с Ларинэ, получив доступ к почти неограниченной энергии деревьев в брошенном эльфийском посольстве, это наладить связь с домом. И прежде всего с детьми. Странно, но не удалось. При желании могли их почувствовать (с этой силой даже легче), а связаться — никак. По всем нашим подсчетам, энергии для такого должно хватать с избытком, но все равно не получалось. Понятно, сообщили мужу о неудачной попытке.

— Может, местное загрязнение здешней неправильной магией или еще что сигнал блокирует? — попытался успокоить он.

Не исключено, что именно так и было. Когда получили от Анжи эльфийские магические жезлы и научились ими пользоваться, попробовали еще раз. Опять с тем же результатом. Хотя нет, детей смогли ощутить еще отчетливее, но нормальная связь восстанавливаться упорно не желала. Мало того, теперь даже у темной получалось почувствовать Иваниила самой, а не как раньше, с моей помощью. Оставалось дождаться, когда окажемся за пределами этих проклятых земель, и попробовать уже там.

Именно это и было одной из главных причин, почему мы согласились смешать кровь. Во-первых, дети действительно могут почувствовать всплеск от выделившейся магической энергии. Это уже само по себе хорошо. А еще оставалась надежда, что после этого всплеска получится наладить уже обычную связь с малышами. Ведь если вызывать сразу с обеих сторон, то найти друг друга намного проще.

Глава 9

Дим. Попаданец

В целом все три высокие договаривающиеся стороны были согласны. Но в мелких деталях… Казалось, все участники задались целью спорить по любому минимальному поводу. Хотя нет, не все. От вампиров это была непримечательная личность, изредка поддерживаемая герцогом, от принцессы второй советник, а от нас, естественно, моя Эль, которую иногда заменяла Лара, если речь касалась военных вопросов. И у меня очень скоро сложилось впечатление, что главным участникам переговоров доставляет удовольствие сам процесс.

Стоп! А где хвостатая? Понятно, Анжа прикинулась невидимой и просто смылась со скучнейшего мероприятия. А не последовать ли мне ее мудрому примеру? Тем более что жены и сами прекрасно справятся. Наверняка даже не заметят. Сделал осторожный шаг спиной в сторону выхода. Никто не посмотрел в мою сторону. Еще один. То же самое. Или герцог все же увидел? Если и так, то главный вампир сделал вид, будто ничего не было. Так, не торопясь и делая небольшие паузы, покинул зал для совещаний.

Смыться-то я смылся, и что дальше?

— А не прогуляться ли мне по замку? — спросил сам себя, находясь уже в коридоре и на приличном расстоянии от дверей. — Достопримечательности, например, посмотреть и все такое. Наверняка ведь вампиры не все показали.

— Замечательная идея! — раздался голос у меня из-за спины.

Резко обернулся. Там стояла девушка. Блондинистая, но ничем более не примечательная. Хотя нет, чем-то похожая на мою Эль, только принадлежащая человеческой расе, но не такая красивая, разумеется. Вспомнил, зовут Слирит. Мне герцог зачем-то представлял эту вампиршу, причем отдельно. Эль с Ларой тогда еще с подозрением на нее глянули, но тут же успокоились. Если бы где-нибудь устраивали конкурс серых мышек, то Слирит обязательно заняла бы на нем первое место.

Только зря мои ушастые забыли слова герцога о том, что этикет не позволяет ни одной женщине в гнезде выглядеть красивее королевы в ее присутствии. Вот и сейчас приближающаяся ко мне обитательница замка не выглядела такой уж невзрачной. Она хорошела буквально на глазах с каждым шагом. Подошедшая ко мне вплотную девушка уже не уступала моей светлоэльфийской принцессе ни в чем (если не считать длины и остроты ушей).

— Сильно, — оценил я.

Та молча поклонилась. Мол, сама знаю, но все равно спасибо. Мне же стало интересно, это она на самом деле такая красавица или использует, чтобы понравиться, присущую вампирам ментальную магию? Или и то, и другое? Скорей всего, последнее. У меня ведь есть амулет с защитой как раз от подобного, Эледриэль постаралась. Если и пропускает, то самую малость. Кстати, что-то такое чувствовалось, но без агрессии и давления. В магическом мире это можно приравнять к использованию косметики, не более того.

— Так что там было про идею? — вспомнил я.

— Прогуляться по замку, — обворожительно улыбаясь, ответила она. — Я как раз свободна и могу все здесь показать.

— И что тут самое интересное?

— Много чего. Моя спальня, например, — совершенно невинно ответила Слирит.

Понимай, как хочешь. Шутка, намек, предложение? Кто их, вампиров, знает.

— Моя спальня ничуть не хуже, даже лучше, — раздалось сзади.

К нам присоединилась еще одна обитательница замка. Эта была брюнеткой. И к тому же эльфийкой. Пожалуй, даже покрасивее Лары. Если раньше, в тронном зале, она старалась скрыть как красоту, так и происхождение и рядом с королевой выглядела совсем неприметно, то теперь наоборот. Теперь я совершенно не сомневался, что все спланировано заранее и сейчас меня будут соблазнять.

— Я, кстати, Каэлафель, — представилась она. — Но для близких и друзей просто Кали.

Соблазнять? Очень хорошо. Просто замечательно! Всегда нравилось, когда меня соблазняют. На Земле в таких случаях обычно старался съесть сыр и проигнорировать мышеловку. Или, если сыр оказывался достаточно вкусным, почти попасться, чтобы повторили попытку.

Увы и ах, но тут так не получится. Нет, вовсе не потому, что соблазнительницы настолько мне понравились, что потерял голову, причем заранее. Все-таки солидный семейный человек, двое очаровательных детей, столько же прелестных жен (или, по слухам, уже больше?), хотя…

Нет, изменять своим ушастым я не собираюсь и слово «увы» употребил не из сожаления, а просто как фигуру речи. Однако имеются и другие варианты извлечения пользы из ситуации. Какие? Может, кто и начал забывать, но не зря же я фотоаппарат с собой таскаю? Фотосессий с вампиршами у нас пока не было. Интересно, их ментальная магия через фотографии будет действовать? Анжа, например, перестает быть невидимой. Вариант хорош во всех отношениях! И не изменяю, и ушастые немного поревнуют, и удовольствие, пусть только эстетическое, получу, и даже научный эксперимент проведу.

Идея моим добровольным гидам сразу же понравилась. Уловили главное и выразили согласие, даже не выслушав до конца. Даже объяснять, что такое фотоаппарат и зачем он нужен, не пришлось.

— Без одежды я еще красивее, — мгновенно выделив главное, заявила Слирит.

— Верю, — ответил ей.

— И я тоже, — не стала отставать Кали. — Перворожденные вообще в этом смысле превосходят людей, а уж становясь вампирами, мы только усиливаем разницу.

— Но не в моем случае! — возразила блондинка.

— Зачем мы спорим? — пожала плечами темная. — Пусть князь Ва’Дим решит, кто из нас красивее.

— Согласен, — ответил я. — Осталось только выбрать место.

— А чем тебе моя спальня не нравится? — сразу напомнила Слирит.

— Или моя? — вставила Кали.

— Нет, в гробах фотографироваться неинтересно, — покачал головой я.

— Почему сразу в гробах? — удивилась блондинка.

Судя по выражению лица темной эльфийки, ее тоже интересовал этот вопрос. Тут я вспомнил, что уже делал эту ошибку, накладывая земные стереотипы на мир, в который попал. Причем именно про вампиров, спящих днем в гробах. Но раз ляпнул глупость, решил идти до конца и объяснить красавицам, что именно имел в виду.

Девушки смеялись звонко, громко и заразительно. А еще некоторые говорят, что вампиры, не являясь ни живыми, ни мертвыми, не могут иметь чувств (как будто мертвые могут). Теперь я понял, что это всего лишь ошибочный стереотип. Такой смех не подделаешь.

Успокоившись, Слирит и Кали все-таки потащили меня по очереди в свои спальни, дабы убедился, что никаких гробов с сырой землей и червями там нет. И действительно, ничего такого не обнаружилось. Обычные кровати в обычно обставленных комнатах. Вернее, обычные для очень богатых. Не рядовые члены гнезда взялись меня соблазнять. Но фотосессий там устраивать все-таки не стали. Исключительно из-за плохого, почти отсутствующего освещения. С этим в замке действительно было проблематично.

— Давайте выберем место посветлее, — предложил я. — Все-таки для качественной фотографии необходимо соответственное освещение. Или у вас везде полумрак?

— Везде, — ответила Слирит. — Но вовсе не потому, что света нет вообще, а потому, что не нужно.

— Выбирай место, сделаем, сколько понадобится, — добавила эльфийка, пожимая плечами.

И действительно, сделали. Стоило подобрать подходящий зал, как набежали вампиры рангом пониже и принесли несколько осветительных шаров. Магический свет вампирам никаких неудобств не доставлял, а то, что почти не использовался, так исключительно из-за очень хорошего ночного зрения. Фотоаппарату же не было особой разницы, электрические это лампочки или что другое. И теперь в зале хватало света даже для того, чтобы фотографировать без вспышки. Но я предпочитаю работать с ней, что бы там эстетствующие фотографы, почему-то считающие себя элитой, ни говорили. Поэтому попросил часть шаров убрать.

Теперь предстояло проверить, как на вспышку будут реагировать мои сегодняшние модели? На всякий случай предупредил и попробовал. Как я и надеялся, все обошлось вполне спокойно. Искусственный свет для вампиров — не проблема. Тут дело вообще не в самом свете, а в особой магии, заставляющей их бояться солнца.

Сделал первый кадр, показал на экранчике, чтобы поняли, чего от них хочу, и началось. Отсутствие опыта Слирит и Кали прекрасно компенсировали поистине вампирским бесстыдством, в смысле, смелостью. Вспоминая всех своих моделей в этом мире, начиная, разумеется, с Эль, могу сказать, что те были куда скромнее, и тут дело вовсе не в каких-то табу на обнаженное тело.

И все это время меня пытались соблазнить, как по отдельности, так и обе сразу. Причем делалось это не грубым давлением или напором, а какой-то очень тонкой магией. Нет, я вовсе не святой и не такой уж правильный, как некоторые могут подумать. Но для верности своим ушастым женам у меня есть причины (если даже не считать самой главной, которая называется — любовь). Во-первых, Эль с Ларой меня более чем устраивают. И как женщины, и как подруги, и как соратницы. Для многих мужчин это еще не причина, чтобы отказать себе в удовольствии переспать с прекрасной незнакомкой, если та сама пришла и жена никогда не узнает. Не то чтобы я совсем не такой, но в том-то и дело, мы в мире магии, и тут жена всегда узнает. Если она, конечно, сама маг. Поэтому отличных мужей здесь всегда было много.

И тем не менее, не представляю, как я удержался на этот раз. Вдруг обнаружил, что передо мной две невероятные красавицы, ради которых готов на все. То есть никакой силы воли не хватит, чтобы отказать им в самой малости. Но у меня получилось, и я даже догадываюсь, почему. Спас фотоаппарат, а точнее, профессионализм фотографа. Работа прежде всего, какими бы соблазнительными и желанными ни были модели.

Потом, просматривая получившиеся кадры на экранчике фотоаппарата, понял, что дело не только в особой вампирской магии. Слирит с Кали сами по себе были невероятно красивы. Потом, девушки очень старались, и фотографии получились просто шикарные. У таких талантливых моделей и моим ушастым будет не стыдно поучиться.

Остался нерешенным один вопрос. А куда и зачем мы шли, прежде чем устроить эту фотосессию?

Слирит. Вампир

Когда герцог предупредил меня, что, возможно, я не смогу соблазнить этого человека, решила, что он шутит. Редко, но такое случается. Только обычно, пусть и раз в несколько столетий, но это бывает действительно смешно и забавно. Зачастую имеет даже не два, а несколько скрытых смыслов. На этот раз звучало откровенно глупо. Нет, я знаю, что есть и такой вид юмора, когда смешат именно глупостью, но наш глава никогда за таким замечен не был.

Чтобы я, и не смогла соблазнить мужчину, какой бы расе он ни принадлежал?! Да хоть эльфийского лорда (проверено, кстати, и не на одном). Квирдин хоть и может, но никогда не читает мысли своих подданных, но, похоже, от возмущения я потеряла контроль над собой, и все чувства отразились на лице. Любой другой, скорей всего, вообще бы ничего не заметил, но не он. Хозяин усмехнулся и произнес:

— Зря ты так самоуверенна, Слирит.

— У меня есть на то основания, знаешь ли, — вернула ему усмешку.

— Раньше бы я с тобой согласился, но не сейчас, — ответил герцог. — И поверь, мне очень жаль.

— Почему? — спросила я, имея в виду обе части его фразы.

— Не то чтобы меня попросили об этом прямо, но намекнули, что было бы очень желательно, если бы кому-нибудь в гнезде удалось соблазнить одного необычного человека. При этом была выражена абсолютная уверенность, что все равно не получится. И я склонен доверять тому, кто это сказал, хотя и не против того, чтобы попробовать. Уж слишком велика награда, в случае удачи.

— И кто же мог нас попросить о подобном? — удивилась и заинтересовалась я. — Эльфийкам надоел их муж-человек? Не исключено, только сомневаюсь в их возможности нам предложить что-то реально ценное. Анжа? Тоже вряд ли. Но больше посреди проклятых земель и некому.

— Есть те, для кого расстояния не имеют никакого значения, — уклончиво ответил герцог. — А с нашей королевой я уже говорил на эту тему. Анжа призналась, что у нее в свое время ничего не получилось, это пусть и косвенно, но подтверждает опасения того, кто ко мне обратился.

— Королева, конечно же, легендарная личность, но искусство соблазнения — не ее сильная сторона, — уверенно ответила я.

— Поэтому я и прошу попробовать, — кивнул Квирдин. — И еще, возьми с собой Каэлафель.

— Зачем? — не поняла его. — Я и сама…

— Кали в этом деле если и уступает тебе, то ненамного, — прервал меня повелитель. — Князь Ва’Дим предпочитает эльфиек, и вдвоем у вас будет больше шансов.

Мне уже самой не терпелось принять брошенный вызов и проверить свои силы. Сначала все шло, как бывает обычно. А когда мужчина сам предложил довольно забавную игру, я окончательно поняла, что кто-то сильно преувеличил его устойчивость и верность женам. У такого развлечения может быть только одна цель, уж я-то знаю.

И вдруг все прекратилось. Нет, игра продолжалась и дальше, но это было только игрой, не более того. Я чувствовала, что мы с Кали нравимся этому человеку и он нас очень хочет (еще бы ему не хотеть, под таким потоком ментальной магии), но почему-то держится. Сколько мы ни старались, ничего не получилось.

Это было первое мое поражение за пять тысяч лет. Вообще-то второе, но тот случай не считается. Тогда я была наивной девчонкой, не вампиром, и не сумела соблазнить принца. Но сейчас такое не могло и не должно было произойти! Ну, ничего, хорошо подготовлюсь и попробую еще раз.

Глава 10

Эледриэль. Светлая эльфийка

Перед тем как смешать нашу кровь и выделить магу силу, необходимую для пробуждения, которое скорее будет воскрешением его подопечных, мы не только договорились об условиях будущего существования имперской столицы. Еще я пообщалась с принцессой Льювиленией на разные темы. Несмотря на то, что древняя, она оказалась обычной человеческой девушкой своего социального круга, каковых и сейчас много. Никаких откровений я от нее не услышала. Балы, кавалеры, придворные интриги, наряды, драгоценности…

Скажу честно, я разочаровалась. Прекрасно понимала, что пять тысяч лет сна — это совсем не то же, что эти же тысячи лет жизни, и все равно ожидала чего-то большего. Но ничего, в свите у этой принцессы и маги есть, и эльфы, как светлые, так и темные, и много кто еще. Позже наверняка появится возможность пообщаться и с ними. Никуда не денутся, не просто так я в договор внесла пункт об обмене знаниями.

И вот мы втроем стоим в зале, полном спящих статуй. Я, муж и Ларинэ. Сиварилана нет. Вернее, есть, но у него свои методы, иные, чем у рыжей эльфийки Лирмилиэль. Облако белого тумана, окутывающее нас, и есть маг. Он заверил, что в таком состоянии лучше всего поглощает магическую силу любой направленности. Пообещал, что, сколько бы ни выделилось при нашем ритуале, заберет все, не потеряв ни капли.

— Ну что, начинаем? — спросил Дим, доставая маленький кинжал.

Вроде бы новый, раньше я у него такого не видела. И где только успел найти? Стоп! О чем я вообще сейчас думаю? И какая разница? Чтобы князь Проклятых Земель Ва’Дим и не раздобыл еще одного ножика? Так не бывает.

— Давай, — согласилась темная.

Я только подтверждающе кивнула и приготовилась к боли, всегда сопутствующей смешению крови.

— Начинайте уже, — глухо произнес туман. — Или будем ждать всю ночь?

Муж сначала уколол себе указательный палец, затем темной и мне. И вот мы соединили их вместе. Ничего не произошло. Вернее, не так. Огромная сила пошла, как положено, но боли не было совсем. Всю ее без остатка впитывал туман, который начал разрастаться на глазах. Сначала заполнил весь зал, потом замок и холм, на котором тот стоял, потом большую часть города.

Что?! Откуда я узнала про город? Да, я в тот момент была частью тумана и видела его глазами, не понимая, как такое вообще возможно. Но самое главное, я почувствовала отклик Древа. А это значит, что и дети нас точно почувствуют.

Дим. Попаданец

Вообще-то я предлагал сначала проверить способности нашего нового знакомого где-нибудь за городом. А то кто его знает? Может, и не сумеет поглотить выброс энергии целиком. Трудно оценить ее в привычных значениях. В чем-то уступал такой взрыв тактическому ядерному, а в чем-то его сильно превосходил. Магия — она и есть магия. Но после некоторого раздумья мои ушастые решили поверить Сиварилану. Не просто так, конечно, а как-то его испытав с помощью своих посохов.

Изначально договорились, что излишки полученной энергии маг направит на очистку города от нечисти, нежити и вообще всего вредного, включая просто диких хищников, если такие найдутся. Но вампирский замок и прилегающие к нему территории трогать не будет, там хозяева намеревались справиться сами. Эльфийский парк тоже. Все равно в нем ничего опасного нет, а защиту может испортить.

Однако вампиры, на всякий случай, решили эвакуироваться подальше. Мало ли что пойдет не так у сумасшедшего мага? Нашли себе заброшенный, но почти целый замок в половине дневного перехода от столицы и прошлой ночью туда переселились всем составом. Принцессу Льювилению, кстати, временно взяли к себе. Ну и ее советника тоже. Вообще-то, когда очнутся придворные, им желательно находиться как можно ближе, но безопасность наследницы прежде всего. Так что придется архимагу Сиварилану Гранорскому первое время самому отдуваться и все объяснять.

Единственной, кто хотел поприсутствовать при самом процессе, была Анжа. Как же без хвостатой? Но тут оказался против маг. Заявил, что не понимает природу королевы вампиров, поэтому не представляет, как ее присутствие может повлиять на процесс, и не гарантирует результата. Фыркнув что-то типа, мол, не очень-то и хотелось, хвостатая удалилась. Теперь непонятно, откуда наблюдает. Подозреваю, что с крыши главной башни герцогского замка, оттуда прекрасный обзор и видно почти всю столицу.

То, что сам процесс смешения крови отличается от тех, что всегда контролировала Ли, стало заметно даже мне. Раньше я обычно ничего не чувствовал и наблюдал только за внешними проявлениями. Ну так вот, тут они тоже заметно отличались, никаких эффектов, все растворялось в непрозрачном тумане, густеющем прямо на глазах. А сам туман…

Я его чувствовал! Вернее, чувствовал им? Видел и слышал все вокруг, будто сам являлся частью этого тумана. Непривычно и непонятно. Да и как слышать и тем более видеть с помощью непонятной субстанции? А это кто тут рядом? Такие знакомые и родные. Несомненно, мои ушастые.

— Эль, Лара, это вы?

— Да, любимый, — сразу ответила светлая.

— Мы тут, — подтвердила темная.

— Знать бы, где? — спросил я. — И как здесь ориентироваться?

Жены тут же принялись пытаться, в меру своих возможностей, мне объяснить и помогать. До этого они явно сами волновались, но теперь, занявшись делом, взяли себя в руки. Через некоторое время у нас даже получилось видеть то, что хотим сами, а не только то, что в случайном порядке показывает туман. Густое облако покрыло примерно три четверти города, очистив его от любого влияния проклятых земель. Нетронутыми оказались только парк и замок вампиров с прилегающими к ним территориями. Но сам туман имел куда большие объемы, чем имперская столица. Излишки перетекли на восток, очистив там территорию в несколько десятков километров.

Потом мы почувствовали, как белая мгла начала стягиваться обратно в этот зал, а вокруг стали оживать статуи. В момент пробуждения каждого спящего перед глазами у нас как бы пробегала информация о нем. Хорошо, хоть не вся его жизнь, а только имя и еще кое-что. У меня почти все сразу вылетало из головы. И неудивительно. Попробуйте сразу перезнакомиться с несколькими десятками человек. Скольких запомните? То-то и оно.

А теперь представим себе ситуацию. Долгая война, закончившаяся поражением империи. Сначала взятие столицы и штурм отдельных дворцов и замков внутри. Никто не ждет пощады, и все готовы подороже продать свои жизни. Во дворце наследницы скопились не только ее свита и охрана, но и многие случайные разумные. Люди, эльфы, гномы и даже орки. Но врагу все равно, кто ты и как сюда попал. Вырежут всех без исключения.

И вот местный архимаг заявил, что у него есть очень сильное заклинание, которое их спасет. Вместо защиты чисто символических стен, окружающих дворец, всех до последнего стражника и слуги собрали в тронном зале на что-то вроде пира. Маг произнес заклинание, и их окутал туман. А когда тот рассеялся, прошло более пяти тысяч лет.

И далеко не все отреагируют на такую новость адекватно. Об этом можно было судить по принцессе Льювилении, разбуженной несколько дней назад. Истерики вроде не случилось, но и в чувство девушку привели далеко не сразу. А тут целая толпа очень разных людей и других разумных.

И нам предстояло всех по возможности успокаивать. С эльфами проблем ожидалось меньше всего, и вовсе не потому, что ушастых было мало (даже орков, и тех больше). Знаменитое эльфийское достоинство просто не позволит вести себя неадекватно, в какую бы непонятную ситуацию ушастые ни попали. Тем более, рядом были Эль с Ларой, которые взяли на себя перворожденных. Людей должен был успокаивать архимаг. Ну а с гномами и, возможно, орками обещал поговорить я.

С чего бы это вдруг такой выбор? Все очень просто, обнаружил у вампиров в закромах бочки с гномьим пивом и самогоном. Причем содержимое было относительно свежим, не более нескольких лет, что еще раз подтверждало предположение о поддержании связей с внешним миром. Вопрос, зачем вампирам пиво, самогон, а также вина разных видов, включая эльфийские, так и остался без ответа. Да я, собственно, и не спрашивал. Просто позаимствовал пару приличных бочонков с гномьими рунами на крышках, гарантирующими сохранность продукта. Теперь не сомневался, что сумею привлечь внимание бородатых коротышек.

Гномы сидели за столом в самом дальнем конце зала и с недоумением разглядывали высохшие кружки. Пыль, скопившаяся за прошедшие тысячи лет в бородах, их так сильно не смущала. Некоторые с подозрением переворачивали тару и осматривали дно, как будто это могло хоть что-то объяснить. На все нарастающую суету вокруг они вообще никакого внимания не обращали.

— Не угостите ли пивом, уважаемые? — задал я невинный вопрос, приблизившись к столам.

На меня тут же уставились восемнадцать пар глаз. Гномы явно заподозрили, что я над ними издеваюсь. Вполне понятная реакция. Кружки высохли, и некоторые даже успели паутиной затянуться, что невероятно для гномьей посуды, если та предназначена для пива. Бочки, припрятанные под столами, постигла та же участь. Коротышки уже успели проверить. И тут подходит неизвестно кто с такой просьбой.

— Только не говорите, что не припасли пару бочонков в качестве заначки, — опередил я их возмущенные выкрики. — Чтобы гномы и так не сделали, ни за что не поверю!

— Не припасли, — все же ответил один из коротышек.

— А это тогда что? — спросил я, указывая на заранее припрятанные бочки.

Долго уговаривать никого не пришлось. Вообще не пришлось. Гномы тут же повскакивали из-за столов и нашли спрятанные мною в углу бочонки. Проверили руны на крышках, убедились в их сохранности и тут же вскрыли, добравшись до содержимого. Пиво и самогон сразу разлились по мгновенно вычищенным кружкам. Я был приглашен за стол в качестве почетного гостя. В том, кто именно припрятал бочки, никто не сомневался.

Естественно, гномы понимали, что вокруг происходит нечто необычное. Однако достоинство, как понимают его они, соблюдать умеют не хуже эльфов. Особенно за столом (только ушастым не говорите, не поверят). Поэтому мы сидели и дегустировали напитки, а заодно знакомились. Я к месту вспомнил, что являюсь почетным членом одного из гномьих кланов, о чем не забыл упомянуть. Произвел на всех должное впечатление. Людей гномы в свои кланы принимают очень редко. Если и чаще, чем эльфов, то ненамного. То есть почти никогда. А раз такое произошло, значит, очень сильно это заслужил.

Вскоре к компании присоединились орки всех цветов и оттенков. Черные, зеленые, белые, красные и их вариации. В зале представителей этой расы оказалось даже больше, чем я предполагал, когда разглядывал в первый раз. Просто гномы собрались одной компактной группой с самого начала, эльфы хоть и рассыпались среди других, но находились ближе к трону и были на виду, а эти рассеялись по залу в дальней его части и в большинстве старались не попадаться лишний раз на глаза еще тогда. Теперь же все стягивались к столам гномов.

Зная, что гномы с орками не очень ладят, опасался возникновения конфликта, тем более что последних набралось слишком много. Однако обошлось, видимо, на Фиоре напряженность между этими расами не столь явная, как на Северном континенте. Коротышки не стали жадничать и наливали подошедшим. Содержимое бочонков быстро таяло. Зато в зале с растерянными и не понимающими, что вокруг происходит, разумными образовался небольшой островок спокойствия.

Глава 11

Герцог Квирдин. Древний вампир

Все настолько удивлены моей дальновидностью, что даже не решаются возражать против заключенного договора. Да и с какой стати возражать? Город очистится от нечисти, и тут появятся постоянные жители. Живые разумные. А это кровь! Так или иначе, но она станет поступать в гнездо в куда больших количествах, чем сейчас.

Даже тот факт, что в нашем городе нам самим будет принадлежать всего треть территории, никого не смущает. Во-первых, и сейчас реально контролируем в лучшем случае лишь десятую часть, ближе к моему фамильному замку. В большем просто нет необходимости. Во-вторых, чем больше разумных, тем больше крови, которую можно от них получить. В-третьих, и в-главных, находясь в самом центре проклятых земель, можно совершенно не опасаться численного превосходства новых союзников. Мы им тут нужны ничуть не меньше, чем они нам.

Все гнездо думает примерно так и одобряет принятое решение. Даже стали «догадываться», зачем понадобилось признавать Анжу королевой. Кто же кроме нее смог бы договориться с магом, обитающим во дворце наследной принцессы? И опять только двое точно знают, насколько моя «дальновидность» оказалась неожиданной для меня самого. Возможно, еще несколько догадываются.

Однако репутация Анжи, как вечной возмутительницы спокойствия, оправдалась полностью и абсолютно. Только вернулась — и уже такие перемены. Некоторые даже вспомнили, что и раньше нашу королеву считали лишившейся памяти жрицей Мэритари, богини перемен. Вряд ли, конечно, отмеченных богами вампиры чувствуют прекрасно, но все равно должность Ветра Перемен для Анжи самая подходящая.

Кстати, о богах. Теперь понял некоторые намеки безымянного исполнителя желаний. Невероятно, но у Слирит ничего не получилось. И у ее подруги Каэлафель — тоже. И только потом, присмотревшись внимательно к князю и его женам, увидел скрытые метки Любвиты. Не такие, как бывают у жриц, но все же. А отмеченный богиней любви сумеет устоять перед любой соблазнительницей. Если сам этого захочет, разумеется.

Узнав, в чем дело, Слирит и Кали, вопреки ожиданиям, не смирились с поражением, а восприняли его как дополнительный вызов. Девочки вознамерились взять реванш и обязательно затащить в постель князя Ва’Дима. Думаю, виноват я сам, проговорившись, кто на самом деле хочет этого и что обещано в качестве награды.

— Богиня любви не властна надо мной так же, как над любым вампиром, — уверенно заявила Слирит.

В этом она абсолютно права. Любвита не станет вмешиваться в ее действия или как-то влиять на них. Но ей это и не нужно, богине более чем достаточно меток, оставленных на противоположной стороне.

— Надо мной она не властна вдвойне, — не упустила случая Каэлафель. — И как над вампиром, и как над эльфийкой.

— Эледриэль и Ларинэ тоже эльфийки, — напомнил я. — Обе являются жрицами Древа Жизни, что не мешает им находиться под покровительством богини любви.

— Все очень просто. Это их выбор и их желание.

— Поэтому у нас есть шансы на успех, — добавила Слирит. — Мы не сможем соблазнить князя Ва’Дима, если он сам того не захочет. Но ведь он может захотеть, и тогда никакие боги не сумеют помешать нам.

Естественно, сразу же бросаться повторять попытку никто не собирался. Как Слирит, так и Кали занимают довольно высокое положение в иерархии гнезда, поэтому точно не могут вести себя, словно глупые девчонки. Далеко не все тут задерживаются, одной силы для этого мало, нужно и в голове что-то иметь. Интриги ничуть не хуже, чем при дворе во времена империи.

Необходимо подобрать подходящее время и место, иначе опять ждет провал. Ну а тот факт, что князь с женами вскоре собирается нас покинуть — не беда. До границы проклятых земель в какую угодно сторону дорога дальняя, и мы в любом случае выделим сопровождающих для своей королевы. И почему бы среди них не оказаться обеим красавицам? Ведь и та, и другая — сильные вампиры. Ну а по пути всякое может случиться.

Однако это все потом. Сейчас гнездо целиком переехало в развалины замка, стоящего недалеко от столицы. Город был виден на самом горизонте. Хоть архимаг Сиварилан и утверждал, что сколько бы силы ни выделилось, он сможет взять всю ее под контроль, но сам же посоветовал так поступить, когда мы остались с ним наедине.

— То есть все же ты не уверен? — спросил я его.

Ничуть не удивился и не собирался возражать, но все же стоило услышать подробности.

— Нет, абсолютно уверен, — ответил маг.

— Тогда почему предлагаешь нам покинуть город?

— В том, что смогу контролировать любое количество силы — не сомневаюсь, — пояснил Сиварилан. — А вот смогу ли контролировать при этом себя, не знаю. Никогда не имел дела с таким количеством магической энергии. Поэтому лучше, если рядом не окажется никого из тех, кого раньше считал врагами или добычей.

Я знал Сиварилана Гранорского, еще когда был просто герцогом в империи. Нет, лично хорошими знакомыми мы не были, просто иногда виделись на приемах. Однако уже тогда об архимаге ходили всякие слухи. Мол, странный и все такое. Как, впрочем, и обо всех архимагах. Но, поскольку он предложил проявить разумную осторожность, а не наоборот, то послушать стоило. Да и в любом случае я сам планировал проделать нечто подобное.

Все гнездо переехало в упомянутый замок. Вообще хорошее место. Нужно будет оставить часть вампиров тут, чтобы сохранить права на крепость за собой. Она не является частью города, и условия договора на нее не распространяются. Спешить не нужно, но думаю, постепенно мы сможем занять самые лучшие территории вокруг, поскольку остальные не пожелают селиться в опасных проклятых землях.

Еще с нами были принцесса Льювиления и советник Крикасий. Девушка нашла в гнезде нескольких старых знакомых и пыталась общаться, вспоминая былые времена. Они разговор вежливо поддерживали, хотя для вампиров давно уже не было общих с ней тем. Отсутствовала только Анжа. Королева захотела посмотреть на происходящее поближе. Однако не думаю, что с ней хоть что-то может случиться.

Но настало назначенное время. Сумерки между днем и ночью, когда еще достаточно светло, но и мы уже можем не бояться солнечных лучей. Все, кому было интересно, собрались на крыше замка. Началось. Возмущение силы не почувствовать нельзя. Даже принцесса, которая никогда не обладала магическими способностями, поняла это. Затем над городом выросло белое облако-купол. Но какой-то неправильной формы. Присмотревшись, понял, что облако не накрывает всю столицу, а уходит в противоположную сторону. Значит, архимаг сдержал слово и не стал трогать мой замок.

Дим. Попаданец

Эксперимент по массовому выходу из стазиса всех погруженных в него пять тысяч лет назад прошел более чем успешно. Мало того, архимаг заныкал чуть ли не половину полученной энергии, которая не понадобилась в данном случае. И это как минимум. Если не считать жизненную силу высушенной нечисти, которая попала под его туман. По сравнению с выделенным нами — капля, но весьма и весьма крупная, о какой раньше он и мечтать не мог.

Благодаря своеобразному слиянию во время смешения крови, и я, и мои ушастые об этом узнали, поэтому аргумент, что для полного восстановления Сиварилану необходимо еще хотя бы несколько таких вливаний, не прошел. Архимаг даже пытался настаивать, пока не понял, что мы обо всем знаем. Он сильно удивился, потому как сам никакого слияния не заметил.

Сразу после пробуждения дворца началась суета, которая продолжалась, пока все не обустроились хотя бы по минимуму. Но лично меня она практически не касалась. Напоил гномов и орков и больше никуда не лез. Чего нельзя было сказать об Эль и Ларе. Те вцепились в своих соплеменников, стараясь узнать все, что можно, о жизни эльфов Фиора в старые времена. Весьма этому способствовало, что те в большинстве своем предпочли переселиться в посольство, то есть на территорию, которая теперь формально принадлежала моему княжеству. В результате наш уход из имперской столицы опять откладывался. Если не на неопределенное время, то как минимум на неделю, а то и больше.

Вот и получилось, что я один слонялся по ставшему почти безопасным городу без дела. Была еще Анжа, но хвостатая находила себе приключения без проблем. У меня даже возникла идея устроить еще одну фотосессию с вампиршами, но те словно вымерли. Гнездо истратило в последнее время практически все запасы крови, и никто там не делал лишних движений.

В общем, мне тут начало надоедать. Осталось дождаться, когда жены закончат с неожиданно появившимися делами, и отправляться в путь. А пока стоило им напомнить. Вот только в последнее время виделись мы с ушастыми в основном по ночам, когда они возвращались в постель, причем, как правило, очень поздно, чтобы утром вскочить первыми и опять исчезнуть. Еще одна причина моего не самого лучшего настроения.

Очередным вечером, или скорее уже поздней ночью, дождался возвращения эльфиек и заговорил:

— Красавицы, а вам не кажется, что мы начали злоупотреблять гостеприимством принцессы Льювилении и герцога Квирдина?

— Кажется, — спокойно признала темная.

— Но, дорогой, ты даже не представляешь, какую библиотеку мы нашли! — воскликнула светлая. — Эльфийскую! Причем прямо тут, в подвалах посольства. Кто бы мог подумать, что они вообще есть?

— Так вот где вы пропадали! А я весь день не мог найти своих ушастых, чтобы поговорить.

— Но библиотека действительно интересная, — возразила Лара.

— И ты туда же, — покачал я головой. — Не ожидал. Вот если бы вы нашли оружейную, тогда понял бы.

— Ее мы тоже нашли, — усмехнулась Эль. — Причем там же, в подземельях посольства, которые нам показали проснувшиеся эльфы. Но произошло это сегодня, поэтому не успели даже рассказать. И редких эльфийских ножей там хватает.

Хитроухость последнего замечания зашкаливала. Наверняка именно из-за тех ножей они мне раньше ничего и не сказали.

— На самом деле даже не оружейная, а целый арсенал, — добавила мой военный министр.

— Еще немножко, и я начну ревновать, — почти не пошутил я в ответ, имея в виду не оружие с книгами, а эльфов, с которыми мои жены стали проводить слишком много времени.

Нечестный аргумент, что Эль с Ларой совсем забыли про детей, использовать не стал. Договорились, что они как можно быстрее заканчивают свои дела, а я постепенно готовлюсь к походу.

Глава 12

Дим. Попаданец

Предстояло решить, каким путем пойдем дальше. Мы сейчас почти в самом центре проклятых земель. Только если идти обратно на запад, получилось бы дальше, а восточная, южная или северная границы находились примерно на равном расстоянии. Поэтому совсем неудивительно, что выбор пал на южное направление. Причина была всего одна, но очень веская. Там, почти на самом краю, но все еще в проклятых землях, расположилась темноэльфийская роща. Вовсе не старая и заброшенная, а живая и обитаемая. Естественно, Эль с Ларой захотели там побывать.

Вампиры, которые эльфы и родом именно оттуда, были готовы проводить. Самое удивительное, выяснилось, что они иногда там бывают. Нечасто, конечно, примерно раз в несколько столетий. Родню навещают или просто в гости к знакомым заходят. Не то чтобы моих жен эта новость шокировала, но реально удивила. А ведь они у меня давно ко многому привычные. Представляю, что бы было, узнай о подобном какой-нибудь совсем неподготовленный эльф Северного континента.

Однако главный спор у нас возник совсем по другому поводу. И вопрос был очень важный. Когда идти? В том смысле, что в дневное или ночное время? У каждого варианта были как свои плюсы, так и минусы. Эльфы-вампиры, понятно, настаивали на ночных переходах. У них имелся давно проверенный маршрут с безопасными убежищами, в которых можно переждать день.

— А нельзя ли посмотреть его на карте? — попросил я. — Будет легче решить, а если и не подойдет, возможно, придумаем что-нибудь.

Оказалось, нельзя. Нет, вовсе не из-за секретности. Просто такой карты вообще не существовало за ненадобностью. Вампирам и так тут все возможные маршруты прекрасно известны, и никому постороннему ничего подобного показывать не планировалось. Правда, выход нашли очень просто. Один из эльфов взял лист бумаги и набросал схему предстоящего похода. Очень подробно отметил все возможные препятствия и точки стоянок.

— К сожалению, не подходит, — сразу заявил я, лишь только бросив взгляд на карту.

— Почему? — не понял тот. — Я абсолютно уверен, вы там точно пройдете.

— Я не так выразился. Не подходит не предполагаемый маршрут сам по себе, а схема движения по ночам. Ведь, судя по количеству убежищ, предполагается, что мы доберемся до рощи всего за три ночи?

— Да, — пожал плечами вампир.

— В этом и заключается главная помеха, — обрадовал я его. — Мы так быстро пешком передвигаться не можем.

— Я могу, — не упустила случая вмешаться Анжа.

— Не сомневаюсь, — согласился я с ней. — Но скорость отряда равна скорости самого медленного пешехода. То есть моей.

За выбор именно дневных переходов был еще один аргумент. А вернее, целых пять. Три темных эльфа и две эльфийки. Все родом из той самой рощи. Ушастые были разбужены вместе со всем дворцом. Они выразили желание отправиться с нами, чтобы проведать дом. И тоже предпочли бы идти в светлое время суток.

Вообще-то и вампиры не имели принципиальных возражений против передвижения днем. При наличии необходимого количества крови, разумеется. А ее как раз и не было. За время нашего пребывания в столице запасы гнезда сильно сократились, упав до критического уровня. Впору было большей части вообще в спячку впадать, а не в путешествия отправляться.

Пришлось выбирать самый худший из всех вариантов. То есть они идут ночами, а мы днями, и встречаемся уже возле рощи. Длина переходов не совпадала, и таким образом смысл в вампирском эскорте терялся. По сути, хватит и одного эльфа-вампира, который чаще всего бывал дома и сможет рекомендовать нас.

И тогда всех удивила моя темная жена.

Ларинэ. Темная эльфийка

Посетить странную рощу, где спокойно принимают в гости вампиров, пусть те даже тысячу раз бывшие эльфы, мне, признаться, очень хотелось. И тот факт, что она находится в проклятых землях, совсем ничего не объяснял, даже наоборот. Живя бок о бок с нечистью и подвергаясь постоянным нападениям, эльфы должны были за это время выработать абсолютно негативное отношение к любым ее проявлениям. А оказалось, на деле все обстоит иначе.

Последнюю неделю мы с Эледриэль много общались с эльфами, разбуженными во дворце. Почти все время проводили с ними. Даже муж начал беспокоиться и слегка ревновать. Причем на самом деле. Обычно Дим просто играет, лишь изображая ревность, а теперь по-настоящему ее испытывал и старался скрыть. Новое и необычное ощущение. И неожиданно приятное. Естественно, мы со светлой не собирались бросать своего человека. Играть с его чувствами — тоже. Все ночи проводили только с ним, даже когда вместо сна можно было получить больше знаний и информации.

Однако перворожденные из дворца принцессы могли рассказать лишь о прошлом, а те, которые жили все это время в роще, знают о настоящем. Именно поэтому хотелось пообщаться в том числе и с ними. Но я прекрасно понимаю, что любой лишний путь, который придется пройти по проклятым землям, — это дополнительный риск. Рисковать без особой необходимости у меня нет никакого желания. Тут эскорт из новых подданных нашей охотницы на нечисть будет очень кстати. Да, пятеро темных сородичей, которые изъявили желания пройтись до рощи с нами, — тоже серьезная поддержка, но и десяток вампиров не будет лишним.

В конце концов, можно идти и по ночам. Нехватка уже оборудованных дневных стоянок, в принципе, решаемая проблема. Во всяком случае, частично. Например, выходим вечером вместе и идем так сколько сможем. Вампиры отрываются вперед и потом ждут нас в своем убежище. Через день их нагоняем, сутки там отдыхаем и опять идем в таком же составе. В результате, как минимум, треть пути отряд будет усилен. К сожалению, не самый лучший график, и оставшиеся две трети мы будем даже более уязвимы, чем если пойдем с самого начала без сопровождения.

Немного подумав, я нашла другой выход, который почему-то никому не пришел в голову, несмотря на всю его очевидность.

— Сколько крови необходимо одному вампиру в день? — спросила я того, кто изъявил желание нас сопровождать.

— Смотря кому и какой, — ответил бывший перворожденный, догадавшись, куда я клоню. — Любому из наших эльфов хватит одной капли, если эльфийской, и как минимум в десять раз больше, если человеческой.

— Так мало? Тогда я дам свою.

После такого заявления все эльфы гнезда выразили желание сопровождать нас до рощи и обратно. Что совсем неудивительно. Ведь кровь не только поддерживает в вампирах их нежизнь, усиливает магические способности и позволяет сопротивляться солнечному свету. Она для них невероятно желанна сама по себе. Даже не знаю, с чем сравнить. Ну, например… как для эльфов конфеты.

Кстати, о них. Я ни на секунду не сомневалась, что все запасенное нами со светлой для детей было переправлено в этот мир. Не могу ответить, как и почему, но чувствовала, и все тут. Просто лунные маги себе забрали и сказали, будто события происходили во сне. Коллективный разум, как же. Но потом почему-то вернули, спрятав в вещах один нестандартный контейнер, уменьшающий размер и вес. То-то мне постоянно казалось, что рюкзак немного тяжелее, чем должен быть.

Как только обнаружили этот контейнер и поняли, что в нем, муж сразу конфисковал наши запасы и заставил перепрятать все в его драконью сумочку, которую подарила Анжа. Нам с Эледриэль только по одной конфете выделил. И правильно сделал! Мы ведь не для себя, а для детей брали. А еще я заметила, как Дим целую горсть в карман спрятал, когда думал, что никто его не видит. Понятно, что не себе, а для меня и светлой. Он нас любит. Теперь будет иногда угощать.

— А как на вас действует кровь светлых эльфов? — безразличным голосом спросила Эледриэль.

Это других может обмануть ее «безразличие». Даже настоящих эльфов, проживших не одну тысячу лет. Но я-то свою подругу знаю. Ой! Вспомнила про конфеты, отвлеклась, размечталась и что-то пропустила.

— Точно так же, как кровь темных, — ответил вампир. — После обращения это перестает иметь значение.

— Но в гнезде нет ни одного светлого, — заметила она.

— Просто потому, что ближайшая роща именно темная, а светлые в проклятых землях, наверное, вообще не бывают.

Эледриэль кивнула, но развивать тему не стала. Да и про то, почему в гнезде нет ее светлых родичей, она и так знала. Явно задала этот вопрос, чтобы скрыть свой главный интерес. Она что, торговать с вампирами вздумала? С нее станется. Потом еще нас с Димом попрекать начнет тем, что только она о семейном благосостоянии заботится. Ага, все в дом несет, последней капли крови не жалея. В буквальном смысле.

Город покинули рано утром, еще затемно. Мы вчетвером, пятеро темных, один светлый и двенадцать эльфов-вампиров. Также к эскорту присоединилось несколько вампиров-людей. Последние в рощу идти не собирались, а только планировали сопроводить до нее. И то хорошо, а то я уже начала думать, что здешние родичи вообще всех подряд к себе пускают.

Вернемся сюда или нет в ближайшее время, мы не знали. Но, скорее всего, вряд ли. Делать лишний крюк по проклятым землям даже с такой охраной нет никаких причин. А когда появимся тут как представители своего княжества, вообще неизвестно (туда еще вернуться для начала нужно). Поэтому попрощались со всеми заранее. Провожать свою королеву вышло все гнездо. Принцесса Льювиления тоже была, а с нею большая часть свиты.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Хорошо торговать, когда твой партнер не считает деньги чем-то ценным, а твой товар ему очень нужен. Это примерно как если бы мне кто-то предлагал земные конфеты или мороженое, а в качестве оплаты требовал опавшие листья из леса. Обыкновенные листья из обыкновенного леса!

Учитывая, что в ближайшее время цены нормализуются и второго такого шанса уже не представится, я не собиралась его упускать. Ну а немного крови — ерунда. Я все-таки маг жизни и могу легко восстановить даже серьезную потерю, не говоря о нескольких лишних каплях.

Вообще-то я немного погорячилась, сравнивая деньги с листьями в лесу. Все вампиры когда-то были эльфами, людьми или другими разумными. Поэтому цену таким вещам должны помнить, вне зависимости от того, что сейчас у них совсем другие приоритеты. Иначе с чего бы появиться таким запасам? Что бы они там ни говорили, но практически каждый имел личную кубышку, а то и настоящую сокровищницу. Чем старше и опытнее разумный, тем больше. Эльфы в этом смысле превосходят остальных и, став вампирами, не изменили своих привычек.

Самое главное, запасы имелись, и из них мне несли не только деньги, но и ценные вещи. Много чего там было. Драгоценности, редкие предметы, артефакты, оружие и доспехи… Жаль, тут эльфов мало, а бывшим людям моя кровь не так сильно нужна. Продавать по грабительскому курсу один к десяти я не собираюсь. Но даже в этом есть свои плюсы. Среди перворожденных спрос намного выше. Похоже, жители темной рощи, куда мы идем, не сильно-то спешат снабжать своих бывших родственников кровью. Вот мне и несли самое ценное и лучшее, чтобы не передумала.

Конечно, было приятно рассматривать доставшееся почти бесплатно добро. Но слишком большая добыча получилась, а времени у нас сейчас не так уж и много. А деньги и тем более вещи, которые трудно точно оценить, в спешке считать никак нельзя. Почти все упаковала в сундуки и спрятала в новый артефакт мужа, из которого без сильной магии не вытащишь. Целее будет. Дома разберемся подробней, что там и сколько.

— Дальше положишь, ближе возьмешь, — пошутил Дим.

— Надо же, и у тебя иногда бывают умные мысли, — в тон ему ответила я. — Даже когда на самом деле пытаешься глупо пошутить.

— Это мы могем, — не перестал дурачиться муж.

— Ладно, мой дикий северный варвар, ты, главное, артефакт по пути не потеряй.

И вот мы покинули столицу. Все бы хорошо, только зачем было брать с собой эту вертихвостку Слирит, которая чуть ли не с первого дня пытается соблазнить моего мужа? Ничего у нее, конечно же, не получится, но все равно не слишком приятно. Понятно, что никто ее не приглашал, сама увязалась вместе со своей подругой Каэлафель. И повод для путешествия придумала самый глупейший. Мол, всегда мечтала побывать в эльфийской роще и посмотреть на настоящих живых эльфов. Ага, говорят, они очень красивые. А то, что сейчас в городе при дворце принцессы такие есть, забыла? Вот и сходила бы посмотреть. Да и с нами теперь несколько моих сородичей путешествуют.

Соблазнить князя Ва’Дима Слирит не сумела, а снабжать себя кровью на время путешествия как-то смогла уговорить. Зря он так. Мог хотя бы продавать. Получилось бы куда справедливее. Все равно от этой вертихвостки толку как от охранницы никакого. Скорее, именно она под нашей защитой передвигается.

Глава 13

Дим. Попаданец

Путешествовать по проклятым землям большим отрядом вполне безопасно. Если, конечно, не ходить регулярно одним и тем же маршрутом. Тогда вероятность попасть в ловушку усиливается многократно, и даже большая охрана не поможет. Это мне еще по собственному княжеству известно. А если сопровождением и безопасностью заняты местные жители, то тем более можно не беспокоиться. Тот факт, что вампиры сами этим маршрутом пользуются, причем именно регулярно, не имеет никакого значения. Раз в несколько столетий — не считается.

Будь у нас еще и транспорт, вообще хорошо получилось бы. Но чего нет, того нет. Причем вовсе не потому, что в столице не могло быть лошадей по определению. У этих проклятых земель вообще такая особенность — кони не выживают. Даже в городах вокруг, за редкими исключениями, используют в качестве транспорта быков.

— Мой Ужас наверняка бы тут выжил, — уверенно заявила Лара. — Он и в наших Проклятых Землях себя, даже в отличие от большинства эльфийских лошадей, нормально чувствует.

— Да, жаль, что его с нами нет, — согласился я. — Хороший конь.

— Вообще-то породистым эльфийским лошадям не совсем место в каких бы то ни было проклятых землях, — заметила Эль.

— Ты просто завидуешь, потому что так и не сумела найти себе такого же коня, — с долей превосходства ответила темная.

Однако ни его, ни волов, ни каких-либо других верховых или тягловых животных у нас не было и не предвиделось, поэтому приходилось передвигаться на своих двоих. К чему, в общем-то, не привыкать. Да и пешком тоже можно двигаться достаточно быстро, особенно, если обо всем заботится кто-то другой. Где-то даже читал, что пешая армия способна идти ничуть не медленней конной, учитывая время, необходимое на уход за лошадьми. Чушь, конечно же, но какая-то доля правды в этом есть.

Кроме тех вампиров, которые нас сопровождали, имелся еще и отряд обеспечения. Они тоже получили в качестве платы кровь, но передвигались в основном по ночам. Работали носильщиками, а также заранее готовили места предполагаемых стоянок, заготавливая дрова и вообще все, что может понадобиться. Вечером мы с ними встречались и обустраивались на выбранном месте, а они шли дальше, чтобы завтра все повторить. Хорошо и удобно. Полученную авансом кровь они отрабатывали честно и качественно.

Слирит и ее подруга, темная эльфийка Кали, вроде бы не оставили своей затеи непременно меня соблазнить (иначе зачем вообще первая с нами поперлась?). Но в дороге не особо старались. Этикет — великая сила. В присутствии Анжи они не решались выглядеть красивее и соблазнительнее своей королевы, хотя сейчас обстановка и считалась неофициальной. В этом смысле у Эль с Ларой было огромное преимущество. Хвостатая им ни разу не королева, а даже слегка наоборот. У нас в княжестве она пусть и полуофициально, но главной охотницей на нечисть числится. А следовательно, обе мои ушастые ей прямые начальницы. У светлой зарплату получает, а темная, в случае войны, станет командующей.

Ночью у вампирш тоже не было никаких шансов. Уж тут обе ушастые меня охраняли надежно. Ведь у нас на троих была одна семейная палатка. Если еще совсем недавно Эль с Ларой уделяли мне мало времени, стараясь получить как можно больше знаний от проснувшихся эльфов, то теперь с лихвой его компенсировали. А чем еще в дороге заняться-то?

Парадокс, но наиболее безопасно мы ощущали себя именно по ночам. Вампиры не спят и замечательно себя чувствуют в темное время суток. А если учесть получаемую каждым из них каплю крови, то еще и в магическом плане весьма сильны. Нет, огненными шарами швыряться кто не умел раньше, тому и магия крови это не даст, но чувствовать все живое и неживое вокруг точно поможет. То есть можно спокойно отдыхать и ничего не бояться. Однако именно ночью на нас напали.

— Вампиры!!! — раздался дикий крик.

— Оригинально, — воскликнул я, хватая меч и натягивая штаны.

Эльфийки все равно успели одеться, вооружиться и выскочить из палатки первыми.

Действительно, оригинально, чтобы вампиры предупреждали об опасности таким вот воплем. Вообще-то за последнее время я однозначно уяснил, что пусть и своеобразное, но чувство юмора неживым кровососам очень даже знакомо. Однако именно в этот момент, в последнюю очередь, подумал о глупой шутке. Слишком уж отчаянным был тот крик.

Выскочил из палатки и приготовился к бою. К сожалению, эта стоянка была расположена на совершенно ровной местности из-за отсутствия в этом месте леса. Или, скорее, к счастью, учитывая, кто в местных лесах может водиться. Сожалел об отсутствии рядом деревьев я по совершенно понятной причине. Обычно туда сразу забиралась Эль и прикрывала нас с Ларой сверху. Теперь светлой придется рисковать наравне с нами, а боец она похуже, хоть и сильный маг. Небоевой, правда.

Рядом со мной сразу материализовалась Слирит. Ее темная подруга тоже была поблизости. Света костров хватало, чтобы я смог разглядеть на лицах девушек настоящий страх. Однако. Не думал, что их можно испугать.

— В чем дело? — воспользовался случаем и спросил я.

— Вампиры, — произнесла она.

— А ты тогда кто? — удивился ее ответу. — Обыкновенная человеческая девушка?

— Дикие вампиры! — прозвучало уточнение, которое мне ничего не дало.

— Ты, выходит, домашняя? Или у них нет собственного гнезда? Тогда и бояться нечего. Наверняка неорганизованные и, как следствие, слабые.

— Мы не домашние, мы высшие, — с гордостью произнесла она. — Ты не понимаешь. Это дикие вампиры. Бывшие орки. У них действительно нет гнезд и…

Что именно «и», она сказать не успела. Перед нами выскочили три монстра. До этого я как-то вампиров совершенно не опасался благодаря амулетам из сырого мифрила. А точнее, из-за их побочного свойства вытягивать жизнь из любого напавшего на тебя вампира. Или нежизнь, не суть важно. Главное, тот превращался в груду костей и праха до того, как что-либо успевал тебе сделать. Однако теперь я понял, что против этих данная особенность может и не сработать. Нет, рассыпаться-то любой из них наверняка рассыплется, только имеет все шансы прикончить меня самого куда раньше. Да просто массой задавит, не говоря о когтях, клыках и оружии.

Те красные орки, которых мне доводилось видеть раньше, габаритами от своих черных или зеленых сородичей совершенно не отличались. Эти же были намного крупнее и намного уродливее. Например, кинжал, который сжимал в правой руке бросившийся на меня орк, раньше был типичным мечом этого племени. То есть он и сейчас остался им, но в руках гиганта казался просто крупным ножом. Отсюда нетрудно вычислить масштабы.

Однако было не до подсчетов. Быстрая и ловкая, несмотря на свои габариты, тварь неслась на меня. Увернуться точно не выйдет, а сталкиваться лбами очень не хотелось, несмотря ни на какие амулеты. Две стрелы, понятно чьи, не остановили подросшего от превращения в дикого вампира красного орка. И тут ему наперерез бросилась Слирит. Столкновение неравных масс, как и положено, выиграла многократно большая. Но положившей на меня глаз девушке все же удалось сбить нападавшего с траектории.

Только теперь помощь была необходима ей, и срочно. Странно, но Кали куда-то исчезла, и, кроме меня, это сделать просто некому. Оставалось надеяться, что остальные два орка-вампира если и вмешаются, то не мгновенно, а еще лучше не в эту часть драки. Только я сильно сомневался, что они просто встанут в сторонке и начнут изображать зрителей. Куда вероятней, найдут другую жертву и лишь поэтому не тронут нас. И пускай этими другими будут не Эль с Ларой. А то знаю я своих ушастых, если кто придет мне на помощь, то именно они. Не слишком ли многого я хочу? Да нет, самую малость. Только необходимо быть реалистом и отдавать себе отчет в том, что мечты если и сбываются, то точно не в бою.

Пока думал, на месте не стоял, а бежал в нужную сторону. Повалившему Слирит гиганту, уже собравшемуся ее укусить, я сунул в пасть клинок. Пусть и плашмя, однако острая полоска эльфийского мифрила, засунутая между зубов, кого угодно заставит хоть и ненадолго, но передумать кусаться.

Резко развернувшись, я нанес удар в пустоту. Поскольку оружия лишился, то просто кулаком. Я вовсе не почувствовал опасность с той стороны. Просто логически предположил, что ее там не может не быть. Ну а если и ошибусь, то глупый вид — наименьшая из проблем. Однако логика меня не подвела. Удар пришелся в плечо подоспевшему краснокожему гиганту. Не очень удачно, но, учитывая, что бил вообще наугад, лучше, чем могло бы быть. Понятно, что ни остановить противника, ни хотя бы замедлить не смог. Зато его ответная оплеуха отшвырнула меня на приличное расстояние. С серьезной разницей в массе не поспоришь.

Только я и не рассчитывал пробить пресс или отправить орка в нокаут с первого же удара. План заключался совсем в другом. Ведь, даже лишившись меча, бил я вовсе не голыми руками. Маленького алюминиевого колечка на пальце, куда моя светлая жена напихала целую кучу чар магии разума, должно было хватить вампиру с лихвой.

Когда поднялся на ноги и посмотрел в ту сторону, понял, что не хватило. Это был какой-то неправильный вампир, и наверняка он пил неправильную кровь. Плечо, по которому пришелся удар, у орка все же рассыпалось в прах, но только оно. Обездвиженная правая рука теперь болталась на обнажившейся кости, но отваливаться явно не собиралась. Левая, как, впрочем, и остальные части тела, продолжала функционировать, будто ничего не произошло.

Странно, но бросился пострадавший орк не на своего обидчика — меня, а постарался достать Слирит. Та воспользовалась подаренными секундами и выскользнула из-под повалившего ее гиганта. Мало того, успела моим клинком завладеть. Третий попавший в мое поле зрения враг тоже не собирался нападать на меня. Похоже, все дикие вампиры в первую очередь стремятся покусать своих «домашних» коллег, а от живых просто отмахиваются, словно от досадных препятствий. Как бы моя шутка про неправильную кровь не оказалась вовсе не шуткой.

Это вселяло определенные надежды, а вернее, уравновешивало мои шансы против оказавшихся куда менее уязвимыми, чем обычные, вампиров. Пока они не станут воспринимать живого человека всерьез, то есть ни в качестве добычи, ни в качестве врага, а будут лишь отмахиваться, словно от назойливого комара, некоторых вполне успею уничтожить. Потом уже будет поздно.

Приняв решение, бросился спасать Слирит, окруженную сразу тремя противниками. Подскочил сзади к ближайшему. Два удара кулаками в бок и в бедро. Сразу прыжок к следующему. План прост, как три копейки. Если вампира нельзя уничтожить одним касанием, то для начала нужно его этим же касанием хотя бы обездвижить. На одной ноге сложно за кем-либо гоняться, как, впрочем, и убегать. Рассыпавшееся в прах бедро это гарантирует. Да и дыра в боку не добавляет здоровья. Второму вампиру я, недолго думая, бросился прямо под ноги и провел два несильных удара по коленям. Хватит и таких. Этот тоже больше не бегун.

Третий, которого я считал самым безопасным, потому что успел ранить в плечо еще вначале, все же сумел добраться до вампирши. Он последовал моему примеру и прыгнул ей в ноги. Сразу же вцепился зубами в ту, до которой сумел дотянуться. Как по волшебству, оголенные кости плеча стали прямо на глазах затягиваться плотью.

Девушка взревела на очень высокой ноте. От такого звука наверняка разлетаются в мелкие дребезги оконные стекла и граненые стаканы. При этом она изо всех сил колола врага моим мечом. Однако все бесполезно. Орк, похоже, ударов вообще не замечал, высасывая из жертвы кровь и жизнь. А если и замечал, то регенерировал быстрее.

Подбежав, я саданул ему изо всех сил в ухо. От такого удара по голове куда больше шансов переломать кости у себя на пальцах, чем чужой череп. Однако повезло. Голова врага рассыпалась прахом, а ветхий череп раскололся на части раньше, чем получил какой-либо вред я сам. Мигом проделал этот же трюк с оставшимися орками, чтобы ненароком кого не цапнули. Они, даже обездвиженные, оказались чересчур прыткими.

— Мне нужна кровь, — еле слышно простонала Слирит. — Быстрей! Я не хочу становиться такой.

— Много? — спросил у нее, доставая кинжал и надрезая себе ладонь.

Первые капли упали вампирше в рот, отчего ей сразу стало лучше.

— Нет, — осторожно ответила она, стараясь не упустить ни одной. — Если сразу после укуса, то немного. Но больше, чем для защиты от солнца.

— Хорошо, — ответил ей.

— Тогда направь несколько капель на рану, — попросила девушка.

Выполнил ее просьбу. Затем поднял сложенную лодочкой ладонь чуть выше рта вампирши. Решил отдать Слирит все, что натечет (не выбрасывать же, в самом деле?). При этом внимательно оглядывался по сторонам, не появятся ли еще орки? Но их больше не было. В темноте, да еще с потухающими кострами, я, конечно, далеко разглядеть почти ничего не могу, однако и звуки боя тоже затихли. Можно было не сомневаться, что наши выиграли. Ведь если я, по мнению диких вампиров, может, и невкусный, то за Слирит на сладкое они точно прибежали бы.

— А что это вы тут делаете? — вдруг раздался из-за спины голос Лары.

Да, как я ни старался смотреть по сторонам, а опасность все-таки проворонил.

— Все, понимаешь, рискуя жизнями, нападение на лагерь отражают, а они, видите ли, развлекаются, — добавила Эль.

Глава 14

Слирит. Высший вампир

Надо же было так просчитаться! И о чем я только думала? Хотя прекрасно помню, о чем именно. Решила, спасу князя Ва’Дима от дикого вампира, и он останется мне обязан. А там, глядишь, и до постели недалеко. И задание от патриарха гнезда выполню, и награду от бога получу, и Каэлафель в очередной раз обойду, несмотря на то, что она бывшая эльфийка, а я всего лишь человеческая женщина. Кто же знал, что все сложится именно так?

Вообще-то я сама прекрасно все знала. Только знания эти были чисто теоретическими, непроверенными собственной практикой. Да и откуда ей взяться? Дикие вампиры еще ни разу не забирались так глубоко в проклятые земли. Обитают в основном на самой границе, ближе к степям красных орков, на которых в основном и охотятся. Вообще не брезгуют никакой кровью, в том числе и самых мерзких животных. При этом предпочитают жрать друг друга.

Дикие вампиры, как правило, получаются из обычных, совсем недавно обращенных. Обезумев от голода, такие чаще всего бросаются друг на друга. В результате меняются. Становятся сильнее, крупнее и глупее. Если обычный вампир всегда умнее себя живого, то эти наоборот. Скорее полуразумные животные. Все бы ничего, но, вкусив крови собратьев, они уже не могут устоять и постоянно ищут еще. Те, у кого остается хоть доля разума, часто массово обращают любых разумных, а потом сами же и пожирают. Но главным лакомством для них является кровь высших вампиров. К счастью, им ее крайне редко удается попробовать.

Я все это прекрасно знала и раньше, но инстинкты сработали быстрее разума. Ведь для вампира важен совсем не размер, а возраст. Чем старше, тем сильней. Нет, если ты всего на пару десятков лет моложе, возможно, и не окажешься слабее, но, когда речь идет о разнице в столетия, то результат противостояния абсолютно предсказуем. И что мне с моими тысячелетиями за спиной трое каких-то гигантов, которые обратились лишь в этом году? Однако выяснилось, что любой из них значительно сильнее, чем я. И они чуть не сожрали одну очень много о себе возомнившую вампиршу.

В результате я оказалась не только в опасном, но и в глупом положении. Самоуверенно бросилась спасать мужчину, предвкушая, какие выгоды от этого получу, а кончилось тем, что именно он спас меня. Сначала от полной смерти, убив всех трех монстров, а потом и от еще худшей судьбы. Ничего себе из меня получилась спасительница.

С другой стороны, не все так плохо, как может показаться с первого взгляда. Ведь спасенной женщине соблазнить своего рыцаря ничуть не сложнее. В некоторых случаях даже проще. Мужчины, как правило, больше любят вовсе не сильных женщин, а наоборот, слабых и беззащитных. Таких, как я, например.

И, кстати, жены князя Ва’Дима теперь ко мне стали намного лучше относиться, чем раньше. Внешне вроде бы ничего не изменилось. По-прежнему ворчат, что пью кровь их человека бочками, и прочие тому подобные глупости, но разница заметна. Эльфийки ведь прекрасно видели, как я в самом начале бросилась наперерез орку, напавшему на их мужа.

Еще меня сильно смутило, что Кали не пришла тогда на помощь. Она мне, конечно же, не близкая подруга, даже скорее, наоборот, соперница. Занимает второе место в гнезде по мастерству обольщения. Неприятно подозревать, что она решила таким нехитрым образом стать первой. Но позже выяснилось, что зря я о ней плохо думала. Каэлафель в то же самое время отбивалась еще от пары таких же диких орков-вампиров, напавших с другой стороны.

Вообще их оказалось невероятно много. Еще одна неприятная новость. Раньше они не только никогда так глубоко в проклятые земли не заходили, но и в таких количествах не собирались. Возникает впечатление, будто кто-то обратил клан красных орков. Причем сделал это слабый и неопытный вампир. Не сумел удержать власть в только что образованном гнезде, и там все перегрызлись. В буквальном смысле. Попробовали крови друг друга, а результат нам расхлебывать.

Обычно в похожих случаях выживает только кто-то один, реже несколько. Но, видимо, на этот раз орочий клан был действительно большим. Получилась довольно крупная и даже в какой-то мере организованная банда, насколько вообще могут быть организованны дикие вампиры. Мы их, конечно же, уничтожили, но в результате, кроме меня, покусали еще троих. К счастью, всех успели спасти. Кровью поделилась светлая эльфийка, принцесса Эледриэль.

Сама! Сразу! Бесплатно!!!

Это она-то, которая за каждую капельку требовала чуть ли не полцарства и сундук золота в придачу.

Эледриэль. Светлая эльфийка

И чего все так удивляются, словно у меня вдруг рога и хвост появились? Даже сильнее, потому что маг жизни и то, и другое, в принципе, способен себе отрастить. Если ему неожиданно придет в голову такая дикая мысль. А ведь я не сделала ничего для себя необычного. Кстати, муж и темная совсем не удивлены, потому что прекрасно понимают, почему я поступила именно так, а не иначе. Но остальные…

Я все-таки маг жизни, и исцелять нуждающихся для меня нормально. Естественно, за большие деньги. А если болезнь или рана не опасны и могут пройти сами по себе, но пациент все равно желает получить услуги мага светлых эльфов, то за очень большие деньги. Ведь это уже получится не необходимость, а роскошь, а она просто обязана стоить дороже.

Однако все это исключительно в мирное время. В бою или после него раны друзьям или союзникам, если есть такая возможность, всегда исцеляю сразу на месте и бесплатно. А магию жизни туда вливать или кровь, какая разница? Главное, чтобы помогало.

В любом случае, удивление вампиров — не беда. Оно даже в какой-то мере забавно. А то, что взятая с собой охрана может оказаться недостаточной, — реальная проблема. Кому-то может показаться, будто я хочу слишком многого. Еще совсем недавно мы шли по этим проклятым землям вчетвером и как-то справлялись. А тут вдруг обзавелись серьезным отрядом, и я недовольна.

Все правильно. С чего мне радоваться, если наемники не оправдали вложенных средств? Ведь этой ночью получилось, что не вампиры нас охраняли, а мы их. Троих диких убил Ва’Дим, еще стольких же Ларинэ, одного я, восемнадцать Анжа, одного пятеро темных эльфов с трудом расстреляли из луков, и еще с четырьмя кое-как справились все вампиры отряда, вместе взятые.

То есть в ночной банде было три десятка диких, и соотношение получилось двадцать шесть и четыре. Вампиры сразу вспомнили, что Анжа их королева, и пересчитали по-другому. У них получилось восемь на двадцать два. Как будто это хоть что-то изменяет. Факт остается фактом. По дороге к роще именно они должны заботиться о нашей безопасности, а не наоборот. И с этим необходимо что-то делать.

— Например, выдать, в смысле, продать, им какие-нибудь амулеты из сырого мифрила, — предложил муж, соглашаясь с моими выводами. — Ведь неучтенным фактором оказались именно дикие вампиры, ко всему остальному мы подготовились еще до выхода из столицы.

— Хорошая идея, — ответила я. — Только, к сожалению, неосуществимая.

— Это если пытаться использовать что-то уже готовое, — возразил Дим. — А если сделать специально под них, с завязкой на магию крови, то вполне может сработать.

— Действительно может…

Я задумалась. Вообще-то муж магией не владеет и в ней не разбирается, но иногда, сказав просто наугад, выдает хорошие идеи. Даже если при их осуществлении все делается совсем не так, как он придумал. Вот и теперь предложенное было вполне осуществимо. Жаль, что пришло в голову только сейчас. Кто же знал? Хоть бери и в самом деле возвращайся.

Происходи это в замке герцога Квирдина, я бы за амулеты из сырого мифрила всю сокровищницу вымела и большую часть мебели в придачу забрала. Остались бы вампиры в одних гробах, как любит шутить Дим. А здесь и сейчас что с них взять? Однако собственная безопасность важнее, и придется потрудиться, отдавая часть запасов редкого металла практически за бесценок.

— И какие заклинания будем в эти амулеты вкладывать? — произнесла я, скорее размышляя вслух, чем спрашивая.

— Да какая разница? — махнул рукой муж. — Хоть мыльные пузыри, хоть пятна на стене, хоть что другое столь же полезное. Ведь главное свойство такого амулета — защита от вампиров, а что он там еще может — дело десятое.

Я, в принципе, была с человеком согласна. Однако вампиры по этому поводу имели совсем другое мнение. На самом деле у любого из них шанс встретиться с диким сородичем крайне мал. Он очень опасен, и защита от такого точно не будет лишней, но сам шанс, что амулет понадобится, все равно остается мизерным. Поэтому им хотелось, чтоб и основная функция была полезна. Все без исключения изъявили желание иметь амулет, защищающий от солнечного света. Кто бы сомневался? Второе лакомство для них, как мороженое после конфет (что-то я последнее время слишком часто применяю это сравнение).

Как очень точно говорит в таких случаях муж — мечтать не вредно. Не то чтобы нельзя было нечто подобное изготовить. Теоретически, конечно, можно. Мифрилу вообще все равно, какое заклинание в себе держать. Этим он очень выгодно отличается от драгоценных камней и других материалов. Только для того, чтобы создать амулет или тем более артефакт с какими-либо заданными свойствами, как минимум необходимо знать заклинание, это свойство дающее. По вполне понятным причинам ни я, ни Ларинэ данной магией никогда не интересовались. Вот если нужно наоборот, то есть не спасать, а убивать вампиров, то кое-что подыскать сможем.

Потенциальных клиентов, разумеется, подобный вариант не устроил. К тому же они сами нашли того, кто знает подходящее заклинание. Оказалось, одна из эльфиек владеет нужной магией. Нет, то, что она предложила, изначально никакого отношения к вампирам не имело. Но при этом было завязано на кровь и предназначалось для защиты от солнца. Идеальный вариант, хоть и разрабатывалось совсем для другой цели.

Вообще странно. Зачем темной понадобилось предохраняться от загара? Ведь у них, в отличие от нас, слегка смуглая кожа считается красивой. Или на Фиоре иначе? В принципе, не важно, главное, работает и всех устраивает. Получившиеся амулеты позволяли находиться на солнце от четверти часа до полутора. Тут все зависело от личного магического потенциала каждого отдельно взятого вампира.

Еще пришлось увеличить раздачу крови. Не по капле в сутки, как договаривались, а по две. Ведь это один из главных параметров, от которого зависит сила вампиров, а значит, и потенциал всего нашего отряда.

Дим. Попаданец

Дальнейшее путешествие шло без лишних приключений. Днем двигались из пункта А в пункт Б, ночью отдыхали, потом все повторялось. Скучно, но зато надежно. К тому же один раз застигнутые врасплох вампиры перестали считать себя хозяевами проклятых земель и начали держаться намного осторожнее. Всерьез занялись патрулированием всего пространства вокруг, как во время дневных переходов, так и во время ночных стоянок. Особенно ночью (им сон точно не нужен).

Больше дикие вампиры нам не попадались. Те действительно являлись редкими зверями, занесенными в очень красную книгу проклятых земель. Однако сказать, что все принятые меры безопасности были напрасными, нельзя. Тут и другой нечисти хватало. Ее теперь перехватывали или отгоняли еще на дальних подступах. Да всего лишь одна стая оборотней, обнаруженная на последний день пути, стоила всех затрат.

Волки устроили за нами слежку с явным намерением познакомиться поближе следующей ночью. Напади на нас три десятка этих тварей, могло плохо кончиться. Но усилившие бдительность вампиры обнаружили чужое внимание. Несколько стычек с дозорами, и запланированное нападение на лагерь не состоялось.

Глава 15

Дим. Попаданец

К границе эльфийской рощи подошли еще до полудня. И это действительно была граница, которую мог увидеть человек, не обладающий никакими магическими способностями или познаниями перворожденных в растительном мире. То есть совершенно невооруженным глазом. До ближайших деревьев было расстояние, равное максимальному полету эльфийской стрелы. В этом даже я разбираюсь, семейное положение, так сказать, обязывает.

Хотя это скорее декларация, чем факт. Нет, долететь-то она, скорей всего, долетит, никуда не денется. Тут все по-честному. А у некоторых, особо талантливых, даже по меркам лесного народа, стрелков, может быть, и в мишень попадет. Но на причинение какого-либо реального вреда сил уже точно не хватит.

Еще одним признаком четкой границы была трава. По ту сторону ярко-зеленая, по эту не то чтобы совсем чахлая и бледная, но разница просматривалась прекрасно. Ну и для особо тупых пограничные столбы, как же без них. На каждом был нанизан чей-нибудь череп. Вон тот принадлежал непонятному мутанту, тот, скорей всего, оборотню, а этот, точно, вампиру.

— Не из нашего гнезда, — заявила Слирит, проследив за моим взглядом.

— Откуда такая уверенность? — усомнился я. — Или всех своих по оскалу опознать можешь, как эльфы по ушам?

В такой способности эльфов я, кстати, сам уверен не был, просто к слову пришлось красивое сравнение. Хотя не исключено, что это правда. Вон, лично я, будучи только человеком, могу по их хитрым остреньким ушкам Эль с Ларой отличить. Так почему бы эльфам вообще всех знакомых сородичей не узнавать по ушам?

— Нет. Но за время своего существования гнездо не несло потерь на этом направлении, — ответила она.

— Это еще ничего не доказывает, — пожал плечами я. — При желании могу придумать больше десятка более или менее правдоподобных объяснений, как долачи тут оказались.

Не то чтобы этот вопрос нас так сильно волновал, но, с ходу и без разрешения хозяев, такую границу лучше не пересекать, вот и обсуждали не особо значимые темы.

— Например, — продолжил я, — эльфы выловили одного из ваших вампиров где-нибудь в другом месте и прихватили голову для коллекции. Или он сам заблудился? Шел куда-то по своим делам, а вышел сюда. Тут не стали разбираться, а сразу цап и на кол.

Слирит давно поняла, что я просто развлекаюсь, но все равно ответила:

— Не знаю, как другие, но эти эльфы очень не любят покидать свою рощу. Поэтому их охота на вампиров где-либо кроме окрестностей крайне маловероятна. Мы же по определению неспособны заблудиться. Любой вампир всегда чувствует направление на гнездо, как бы далеко от него ни находился.

— Кстати, смотри, орочьих черепов тут намного больше, чем любых других, — решила сменить тему девушка.

И действительно, они заметно преобладали. Причем самые обыкновенные. Здоровенных, как были у встреченных нами недавно диких орков-вампиров, не наблюдалось. Объяснялось данное нарушение баланса довольно просто. До границы проклятых земель отсюда всего ничего. Пара-тройка часов пешком. А сразу за ней степи красных орков. И те, понятно, совершали регулярные однодневные туры. Утром сюда, днем попытаться пограбить, вечером обратно. Не потому, что местные эльфы являлись такой легкой добычей. Просто других соседей в радиусе однодневной доступности не было.

Мне это напомнило финских туристов, приезжающих культурно отдохнуть в Питер. Если ящик русской водки стоит как всего лишь одна бутылка «Финляндии» и при этом не сильно уступает той по качеству, то не выпить этот ящик прямо на месте будет самым настоящим преступлением. А горячие финские парни в большинстве своем законопослушны и чувствовать себя преступниками не любят.

Только если пьяных в доску финских туристов вечером грузят в их же автобусы и отправляют обратно на родину, то темные эльфы излишней гуманностью русского народа никогда не страдали. Колья с оркскими черепами — лучшее тому доказательство. Да и автобусы в проклятых землях не ходят.

Понятно, мы не стали соваться без приглашения в место, хозяева которого столь красноречиво показали свою нелюбовь к нежеланным гостям. Поэтому сначала вперед отправился всего один эльф-вампир, который был родом из этой рощи. Он ее неоднократно навещал уже после обращения и знал правила.

— Дорогой, не забудь, что ты обещал прилично себя вести, — напомнила мне Лара.

В очередной раз, между прочим. Как будто я раньше нарушал данное слово.

— Не забуду. Я вообще в эльфийских рощах веду себя строго в пределах разумного.

— Ага, рассказывай.

— Нет, я серьезно. И потом вы сами забываете, что развлекались мы, кстати говоря, все втроем, только в Первых Лесах светлых и темных. Позже не раз посещали разные рощи рангом пониже, и вел я себя там вполне прилично. Буквально образцово-показательный муж двух эльфийских принцесс.

— Прилично — это исключительно в твоем понимании, — сочла нужным заметить Эль. — Просто у некоего северного князя дома успела сложиться определенная репутация, поэтому на многие его поступки даже эльфы стали смотреть сквозь ветви. Очень густые ветви, с очень плотной листвой. А здешние мало того, что о князе Ва’Диме ничего не слышали, так еще и живут почти затворниками между проклятыми землями и орочьими степями. В связи с этим наверняка консервативней любых своих сородичей.

— Ну, во-первых, репутация успела сформироваться не только у некоего северного князя, но и у двух эльфийских принцесс, светлой и темной, — усмехнулся я. — Не будем называть имен и показывать пальцами, но вот они обе рядом стоят. Во-вторых, имею все основания сильно сомневаться в консервативных взглядах обитателей этой конкретной рощи.

— Почему? — прозвучал вполне ожидаемый вопрос.

— А ты можешь представить, чтобы у нас на Северном континенте вампиры к эльфам толпами в гости ходили? — усмехнулся я. — А тут пожалуйста.

— Могу! — хитро прищурилась светлая.

— Запросто! — поддержала ее темная.

Да, тут ушастые меня подловили. Как раз у нас в княжестве и эльфы есть, и вампиры. И пока не передрались, что вызывает всеобщее удивление. И в гости тоже, бывало, друг к другу захаживали. Правда, очень неофициально, и почти никто об этом факте не знал.

— Кстати, о репутации, — продолжила Эль. — Ты прав, у нас с Ларинэ она тоже есть. Довольно своеобразная. Но местным-то это неизвестно. И мы очень надеемся, что они и дальше останутся в неведении!

Ага, останутся. Ждите. После того как проведают, что вы обе замужем за одним человеком. Однако вслух ничего такого говорить не стал, а еще раз пообещал, что буду вести себя прилично, по мере сил, обстоятельств и необходимости.

Парламентер вернулся в сопровождении нескольких лучников, и нас пригласили пройти на эльфийскую территорию. Если ты видел одну такую рощу, значит, ты видел их все. Фиор в этом смысле не мог похвастать разнообразием. Отличались эльфийские рощи одна от другой исключительно размерами. Эта была совсем маленькой. Нет, сами ушастые могли найти тысячи отличий, но исключительно в виде деревьев. Я же не видел разницы.

Поэтому очень скоро, примерно через час пути, мы вошли во дворец местного лорда, который, как ему и положено, располагался недалеко от Древа Жизни. Он поздоровался с нами первым, причем очень неожиданно:

— Приветствую в своей роще правителя Проклятых Земель Северного континента князя Ва’Дима и его жен принцессу Ларинэ и принцессу Эледриэль. А также не менее знаменитую Анжу, королеву вампиров.

— Вот видите, ушастые, нас даже здесь знают! — шепотом воскликнул я. — А вы все заладили — не может быть, не может быть. Я вам всегда говорил, Фиор — не такая уж и провинция.

Потом вдруг «опомнился» и обратился к лорду рощи:

— Прошу прощения. Тоже приветствую своего коллегу, пусть и наполовину.

— Почему наполовину? — удивился тот.

— Ну, подозреваю, что, как минимум, одна эльфийская принцесса в женах у тебя есть. Или тоже две? Тогда еще раз прошу прощения и очень рад приветствовать своего полного коллегу. Хоть одного правильного эльфа повстречал за время своих странствий.

— Нет, только одна, — ответил лорд.

Потом заметил, какие взгляды бросают на меня мои красавицы, и добавил:

— К счастью.

Эль с Ларой стояли и мило улыбались. Ровно настолько, насколько это положено по уставу, то есть по эльфийским правилам хорошего тона. Тем временем ко мне через алюминиевое колечко-амулет летело все, что они обо мне думают. Я выразил сожаление, что не знаю полного имени лорда со всеми положенными титулами, и он как раз представлялся. Поэтому времени у нас хватало.

— Это так в твоем понимании выглядит «прилично»? — первым делом возмутилась Лара.

— Я знала, что в таких вопросах ему нельзя доверять, — добавила Эль.

— А вот и можно! — попытался защищаться я. — Ведь оказалось, что лорду и так известно, кто мы, и, соответственно, наша репутация. Поэтому наиболее неприличным поступком стало бы обманывать ожидания столь достойного чело… в смысле эльфа и вести себя как-то иначе.

Ушастые даже мысленно замолчали от такой моей логики. Горжусь! Столько лет вместе, а иногда мне все-таки удается их удивить. Но в этот раз совсем ненадолго.

— А подумать? Хотя бы немного, — попросила темная. – Ничего лорд о нас не знает и знать не может. Имена же впервые услышал буквально только что, от посланного вперед вампира.

— Да, думать — очень полезное занятие, — согласился я с ней. — К сожалению, никто, кроме меня, в нашей семье не желает этим заниматься. Разве что Эль изредка, при подсчете денег, да и она все больше использует пальцы.

Эль фыркнула. Причем не мысленно, а самым натуральным образом, пусть и очень тихо. И кто из нас после этого неприлично себя ведет? Лорд, понимаешь, старается, свое полное имя вспоминает, а она фыркает. Я тем временем продолжил:

— Разве вы не заметили, что он сначала поприветствовал меня, затем двух эльфийских принцесс, моих жен, и только потом «не менее знаменитую» королеву вампиров, Анжу? То есть самая знаменитая личность в округе за последние тысячелетия всего лишь «не менее знаменита», чем какой-то князек с далекого континента!

«Совпадение», — не очень уверенно подумала Лара.

Я даже не стал это комментировать, а просто продолжил:

— Во-вторых, я все чаще начинаю думать, что уши у эльфов исключительно для красоты. У эльфиек — так сто процентов. Я со своим несовершенным человеческим слухом и то уловил, какие интонации были у лорда, когда тот нас приветствовал. Да он явно ждет, что мы прямо после аудиенции бросимся купаться в главном священном фонтане, после чего обязательно залезем на Древо Жизни и сожрем там все желуди. И еще, видели, как он нам под ноги посмотрел? Будто искал, где полагающиеся по штату гном, полулис и собака? Не удивлюсь, если уже втайне назначил кого-то из провинившихся подданных на роль быть покусанным Дрейком. Поэтому давайте не будем портить человеку, в смысле, эльфу, праздник. Ведем себя как можно естественней.

Ответить ушастые ничего не успели, так как закончилось перечисление титулов и прочих листьев с ветками, входящих в полное имя хозяина рощи. Дальше молчать и мысленно ругаться было нельзя.

— Красивое у тебя имя, длинное, — сразу ответил ему я. — Только сам понимаешь, будучи северным варваром, я неспособен запомнить столько слов за один раз. Поэтому, надеюсь, не обидишься, если буду называть тебя просто лордом Легалом? Признаюсь честно, я до сих пор не смог выучить наизусть полные имена своих жен, хотя у каждой оно раза в три короче, чем твое.

Сделал небольшую паузу. Лорд не стал в нее встревать, и я продолжил:

— Но это не так страшно, как может показаться. У меня в замке, на случай официальных приемов и прочих торжественных церемоний, есть специально обученный мажордом. Он, если понадобится, всегда бумажку с именем нужной жены подсунет. Ты не смотри, что я слегка северный варвар, читать все же умею. Да и мажордом — парень, знающий свое дело, пока ни разу листки не перепутал. Правда, скорее всего, потому, что я сам приказал одно имя написать на светлой бумаге, а другое на темной.

Эль с Ларой театрально закатили глаза. Мол, за что нам такое наказание? Пусть радуются, что местного правителя вообще Легаласом не обозвал. А ведь они тоже развлекаются! Окажись иначе, стояли бы с непроницаемым эльфийским достоинством на лицах и делали вид, что ничего особенного не происходит, и вообще они тут сами по себе и меня впервые видят.

— Можно, — наконец ответил лорд на заданный вопрос. — Меня обычно именно так и называют. Полный официальный титул вообще в последний раз произносился лет триста назад. Нужно будет тоже на бумажке записать, а то, действительно, и забыть недолго.

— Очень рад, что кому-то пригодится моя идея, — учтиво поклонился я в ответ. — Только если надумаешь таким способом «запоминать» имя жены, будь предельно осторожен. Можно запросто и по ушам получить. Женщины, они такие. Не посмотрит, что ты лорд. Мои тоже при посторонних белые и пушистые, а когда остаемся наедине… Одно спасение, что две. Почти никогда не могут сразу решить, кто на этот раз должен первой бить меня по ушам. А потом забывают это сделать.

— Непременно воспользуюсь твоим советом, — ответил лорд.

А ведь ему ситуация казалась забавной. Я впервые видел эльфа, который с первого раза и без специальной подготовки мог понять мой юмор.

— Скажи, лорд Легал, когда ты узнал обо мне и моих принцессах? А то я с женами немного поспорил. Они почему-то думают, что впервые ты услышал наши имена только сегодня от вампира, доложившего о прибытии, я же уверен, что гораздо раньше.

— Раньше, — кивнул эльф. — Вот из этой довольно занимательной книги.

Он даже позволил себе немного улыбнуться. Нам был продемонстрирован том за авторством гнома Нарина, сына Нили, внука Нарина, из Придорожных гор и полуэльфа Сима Ралиэля из долины Единорога.

«Жизнь и удивительные приключения северного варвара князя Ва’Дима, а также самый полный список всех его жен, официальных и реальных»

Забавное издание. Только почему я его не видел раньше? Нет, о том, что Нарин с Симом это дело планируют, прекрасно знал. Сам же им идею подкинул и эксклюзивными материалами снабжал. О чем Эль с Ларой, надеюсь, не узнают. Но не думал, что они успели книгу выпустить. Неужели во время последней войны? Но все равно стоило бы подождать моего возвращения. Хотя там, как минимум, десятитомник планировался, так что первую по срокам вполне могли. Нужно попросить у лорда почитать. Не исключено, что узнаю о себе много нового и интересного.

Глава 16

Дим. Попаданец

— Я этого самого полугнома Сима Ралиэля убью!!! — бушевала Эледриэль.

Моя ушастая волшебница, конечно же, поставила полог молчания на наши гостевые апартаменты, но все равно необязательно так громко кричать. Вот если бы, наоборот, работала на публику, тогда да, а так зачем? Однако я не собирался даже пытаться просить сделать звук потише. Потому что гном и журналист — далеко, а муж-то — рядом. Как бы недовольные эльфийки еще и на меня не переключились.

— Не убьешь, — вдруг уверенно произнесла Лара.

— Нет! На этот раз точно убью. И совсем не важно, что я это уже много раз обещала. Теперь точно не выкрутится.

— Все равно не убьешь, — продолжила гнуть свою линию темная.

— Почему ты так в этом уверена? — на всякий случай спросила светлая.

— Потому что я это сделаю первой! — торжественно заявила Ларинэ.

— Да? Я бы на твоем месте не зарекалась. В данном конкретном случае боевые навыки ничего не решают. Кто первая поймает, та и прибьет. Только тебя он побаивается и постарается не попадать под руку, а меня пока нет.

Попытался завладеть книгой, пока жены сотрясают воздух угрозами в адрес авторов, но не тут-то было. Обозленные эльфийки опять принялись читать. Время от времени ругаясь, возмущаясь и громко высказывая все, что они думают обо всяких писаках. Причем больше всего опять досталось журналисту Симу Ралиэлю, а не гному Нарину. Хотя по логике должно бы быть наоборот.

Я пока успел ознакомиться лишь с содержанием и кое-что по-быстрому перелистать. Это был серьезный, солидный фолиант, состоящий из четырех вещей. «Великая миссия», «Месть темной эльфийки», «Свой замок» и «Дорога в Проклятые Земли». Первые три ясно, а четвертая, насколько успел понять, более чем наполовину вообще была не про нас. Князь Ва’Лет, леди Гилия, гном Нарин и остальная часть отряда возвращались из Первого Леса темных эльфов в Проклятые Земли. Учитывая, что Нарин шел именно с ними, понятно, почему этому событию уделялось столько внимания.

Когда у нас в княжестве зарождалось свое печатное дело, я ввел некоторые правила. По ним каждая вышедшая книга обязана иметь минимум стандартных реквизитов: год, тираж, типографию и прочее. Думал, что теперь по ним узнаю хоть что-нибудь, но тут меня ждало разочарование. Это была пиратская копия. Качеством намного лучше, чем оригинал, переписанная великолепным почерком на прекрасной эльфийской бумаге. С картинками! Вернее, с иллюстрациями, которым место не в книге, а на стенах музея. Но все равно копия.

Обычно у эльфов в таких случаях на последней странице принято указывать имя переписавшего или весь список таковых, если он был не единственным. Но этот конкретный книжный пират предпочел сохранить анонимность. Из врожденной скромности, наверное. Или потому, что переписывание гномьих книжек у эльфов вовсе не тот вид деятельности, которым принято гордиться.

Когда накал страстей достиг высшей точки и обвинения против Сима и Нарина были готовы перерасти во взаимные, мол, это из-за тебя обо мне такого понаписали, я решил, что пора вмешаться:

— Стоп, ушастые! А с чего вы, собственно, взяли, что во всем виноваты гном и журналист?

Замолчали. Удивились. Ненадолго.

— А кто же еще?! — возмутилась темная.

— Эльфы, которые ее переписывали, — как можно убедительнее пожал плечами я. — Эль, дорогая, помнишь, ты сама мне рассказывала, что у вас хороший переписчик книг ценится даже выше, чем хороший автор? Вроде бы потому, что каждый вносит что-то свое, постоянно улучшая текст.

— Да, это так, — согласилась светлая.

— Вот и навносили. Причем так много, что даже свои имена в конце поставить «забыли», дабы никто потом по ушам не надавал.

— Ничего подобного, — возразила жена. — Во-первых, отсутствие имени переписчика говорит о том, что книга скопирована без изменений и дополнений до самой последней буквы. А во-вторых, не могли они так точно нафантазировать то, чего не знали.

— То есть?

— То есть в книге нет ни слова лжи. Даже преувеличений и приукрашиваний пока не нашли. Формально придраться невозможно.

— Зато выдранного из контекста и недосказанного — полно, — продолжила уже Лара. — Довольно хитро расставлено, чтобы читатели в большинстве своем поняли именно так, как задумал автор. И сами нафантазировали тоже в задуманном им направлении.

— Знакомая манера, — вдруг прищурилась Эль. — Я бы заподозрила одного северного князя, но у него мифриловое алиби, даже два.

— Писать не умею? — сразу спросил я.

— Нет. Все время был при нас и такую большую книгу точно не сумел бы тайно написать. Максимум, тоненькую брошюрку.

— Понятно. А второе алиби какое?

— Куда более серьезное, — ответила уже темная. — Тебя эта книга удивила ничуть не меньше, чем нас. За столько лет вместе мы давно научились замечать и чувствовать, когда играешь, а когда все на самом деле.

— Ну, раз меня и эльфов-переписчиков из подозреваемых вычеркнули, осталось только две кандидатуры. Вы обе!

Я сидел и любовался произведенным эффектом. До чего же Эль с Ларой у меня красивые. И сами по себе, а уж когда глаза от удивления увеличиваются и уши чуть в стороны оттопыриваются, то тем более.

— Ты… Хочешь… Сказать… Что… Это… Мы… Сами… Написали?… — делая длинные паузы после каждого слова, спросила Лара.

— Нет, конечно, — честно ответил ей. — До такого даже я не додумаюсь. Но, тем не менее, виноваты в первую очередь именно вы. Хотя Эль, понятно, больше.

— Объясни, пожалуйста, свою особую логику, — неожиданно спокойно попросила светлая.

А вот это уже опасно. Не только они меня изучили и чувствуют, но и я их. Пока эльфийки злятся и ругаются — ничего страшного. Я научил их не скрывать чувств хотя бы наедине. Поэтому нельзя сказать, что это только игра. Но если вдруг становятся спокойными, как сейчас, нужно быть осторожным.

— Все очень просто! Кто обещал написать и издать мемуары? Причем как минимум в двух вариантах. Один для внутрисемейного пользования, а второй для всеобщего. С целью поднятия престижа княжества и пополнения казны. И где? Когда я заглядывал в тот черновик в последний раз, книжка была раза в два толще этой, но там мы только Лару из клетки вытащили и до замка дошли. А издали бы сразу с открытием печатного дела в городе, и ни у каких Симов Ралиэлей не возникло бы желания ничем подобным заниматься. И деньги бы все в казну пошли, а не жалкий пятидесятипроцентный налог.

— И ничего она не толстая, — проворчала Эль так, словно речь шла не о книге, а о фигуре.

— Именно! — поддержала Лара. — И вообще, ты сам виноват!

— Опять я? Так и знал, о чем бы мы ни спорили, виноватым назначат именно меня. Семейная традиция, однако. Ладно. Согласен. Но пускай это будет вариант для семейного пользования. В силе остается вопрос, кто мешал дописать другой, сокращенный, быстрее и сразу выпустить? Хотя бы «Великую миссию» для начала.

— Ничего ты не понимаешь, — отмахнулась светлая. — Так нельзя!

— Нельзя — значит, нельзя, — согласился я.

Тем более что мои эльфийки теперь успокоились по-настоящему. Дальше читали книгу уже без излишних эмоциональных всплесков. Даже увлеклись и мне наиболее интересные места цитировали. Хотя авторов убить все еще время от времени обещали.

Обычно, находясь у эльфов, мы всегда ощущали какую-то напряженность. Вполне понятно и объяснимо. Если человек, женатый на двух эльфийках, одна из которых светлая, а другая темная, придет в любую рощу, там ему вряд ли будут рады. Проверено! А уж если целый балаган с собой притащит, то тем более.

Но тут все было иначе. Отдохнули с дороги и реально чувствовали себя в полной безопасности. Впервые с того момента, как шагнули в портал, забросивший нас в Москву. Почти как в собственном замке. И вовсе не из-за контраста, который давали находящиеся вокруг рощи проклятые земли. Просто фиорские эльфы сильно отличались от известных мне своих сородичей Северного континента. Этих точно можно назвать гостеприимными.

И еще, я угадал. Лорд совсем не был против, если мы устроим у него в роще свое коронное представление с фонтаном и Древом. А мы что? Раз народ хочет, то всегда пожалуйста. Заодно и сами вспомним молодость. Анжа в этом деле к нам присоединилась. Правда, только наполовину. В фотосессии с купанием в священном фонтане королева вампиров участвовала, а на Древо лезть не решилась. Обошла вокруг, даже руку к стволу приложила, чего ни один эльф без очень веской причины делать не станет, но вверх все-таки не полезла. Видимо, что-то почувствовала.

Это была, так сказать, культурно-развлекательная программа. Большую же часть времени проводили в библиотеках и беседах с местными жителями. Не я, понятно, а мои жены. Что интересно, темные к светлой относились вполне терпимо. Даже лучше, чем к вампирам. Я же был предоставлен самому себе. Все больше отдыхал и бродил по роще.

Были и два интересных события, которых я изначально не планировал. Оба — фотосессии. Десяток местных эльфиек тоже захотели поплескаться голышом в фонтане перед Древом. Сильно подозреваю, что такое занятие не запрещено традициями исключительно потому, что до нас никому не приходило в голову. И вдруг такой повод. Сами они точно ни за что не решились бы. А так с неофициального одобрения лорда можно. Эльфийки порезвились на всю катушку.

Еще одно точно такое же мероприятие и непременно в фонтане буквально потребовали устроить Слирит и Кали. Правда, эти подходить близко к Древу Жизни не отважились. Да и вода в том фонтане оказалась если и не совсем святой, то все равно столь же опасной для вампиров, как яркий солнечный свет. Девушки нашли другой точно такой же, но расположенный подальше, на уединенной поляне. Место идеально подходило для их коварных планов. Однако мое «облико морале» опять оказалось сильнее.

Что-то я в последнее время стал слишком популярным. Вон, ушастые эльфийки готовы прыгнуть в постель если не дивизиями, то десятками (будем считать, что именно готовы, а не играют). Вампирши опять же, одна из которых тоже эльфийка (эти точно готовы, скорее всего, одна с другой пари заключили, кто сумеет первой меня соблазнить). Среди придворных разбуженного дворца также было несколько дам, смотревших в мою сторону весьма благосклонно.

С этим Фиором что-то неясно. Хотя сильно подозреваю, что виноват вовсе не континент. У многих возникает законный вопрос: а что такого две эльфийские принцессы нашли в этом человеке? Вот некоторые и пытаются найти ответ практическими методами.

Нет, подобное внимание ни в коем случае нельзя назвать неприятным, даже наоборот, оно весьма и весьма лестно. Как бы в результате не привезти отсюда домой еще одну, а то и парочку жен. А то с каждым разом держаться все труднее. Но это вряд ли. Две мои верные принцессы стоят на страже княжеской нравственности. Особенно по ночам. Порой утром на женщин уже не хочется смотреть даже через видоискатель фотоаппарата. Это внешне мои ушастые такие скромные, а в постели очень даже большие выдумщицы.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Роща меня, скажу честно, разочаровала. Самая обыкновенная, каких у нас дома, что у светлых, что у темных, хватает. Она размерами даже уступает той, в которой я родилась и выросла. А ведь раньше была абсолютно уверена, что меньше просто некуда. Оказалось, ошибалась, возможно и такое.

Правда, поведение местных жителей сильно отличается. У нас эльфы подобным образом не поступают. Вообще-то мы именно такое рассказываем о темных, а они, в свою очередь, о светлых. Только все прекрасно знают, что ничего столь неприличного нет и быть не может. Тут, оказалось, есть. Каждый раз, когда я начинаю думать, что уже видела все и ничто на свете не сможет меня сильно удивить, обязательно случается что-нибудь подобное. Словно кто-то из богов задался целью время от времени подшучивать над маленькой эльфийкой.

Кстати, об эльфийках. Местных, разумеется. Они, наверное, сговорились. Чуть ли не половина всех живущих в этой роще женщин подходили ко мне с нескромными вопросами (подозреваю, вторая половина обращалась с той же целью к Ларинэ).

— Каково это, быть женой человека?

— Чем он в постели отличается от нормального мужчины, то есть эльфа?

— Каково это, быть второй женой?

И бесполезно доказывать, что именно я — первая жена. Ни одна из них не желает верить, что темная может быть второй. Зато на вопрос, чем отличается, гордо отвечала, что не знаю. Дим у меня первый и единственный мужчина. Если действительно хотят так сильно услышать о подобного рода отличиях, пусть у Ларинэ спрашивают. У нее до Ва’Дима мужчины точно были. Поэтому, кстати, темная и останется только второй женой. А я первая, и самая любимая.

Невероятно, но наше купание в священном фонтане никого не возмутило. Мало того, группа молоденьких эльфиек решила его повторить. При этом откровенно строили глазки князю Ва’Диму и всячески намекали, что не против продолжить где-нибудь в другом месте. В спальне, например. Причем хоть любая из них, хоть все сразу. Конечно же, только играли, особенно касательно того, что все вместе. Хотела бы я посмотреть, как станут они выкручиваться, согласись человек с таким предложением. Вернее, не так. С моим мужем в главной роли не хотела бы. Кто их, местных эльфиек, знает, вдруг какая и решится идти до конца? А с другим человеком в той же ситуации можно было бы и посмотреть.

Но роща меня разочаровала вовсе не из-за всего вышеперечисленного. Я надеялась, что здесь, на Фиоре, в изолированном от всего мира эльфийском поселении, смогу найти такие знания, которые не сохранились у нас. Оказалось, тут все то же самое. Даже куда беднее, чем в любом Первом Лесу, хоть у нас, хоть у темных. А чего я, собственно, ожидала? Тут ведь провинция. Да и с изоляцией большой вопрос, если копии таких книжек по рукам ходят. Поэтому и оставались здесь ровно столько времени, сколько необходимо для того, чтобы убедиться в справедливости такой моей догадки.

Глава 17

Дим. Попаданец

То, какой дорогой пойти дальше, обсуждали не очень и долго. Из трех возможных вариантов первый отпал сразу. Заманчиво покинуть проклятые земли и вдоль их границы продвигаться на восток, не углубляясь при этом в степи красных орков. Благо от рощи до границы — несколько часов неспешным шагом. Другой вопрос, какой с этого толк? И у нас на материке между Проклятых Земель и орочьих степей до сих пор ходить небезопасно. А тут даже караванной тропы нет, вообще так никто не ходит.

По слухам, красные орки более цивилизованны, чем их зеленые, белые и черные сородичи. Хоть я слушал вполуха, но кое-что из рассказанного уловил. Дальше на юг, у побережья, есть несколько королевств и даже целая империя, не уступающие по уровню своего населения большинству человеческих государств. Но это где-то там, далеко, а тут они дикари похуже черных. Нападают на все, что шевелится, и не признают никакого другого образа жизни. А если учесть, что и твари из проклятых земель свои территории нередко покидают, то вариант совсем плох. Не сильно уменьшится одна опасность, а к ней прибавится другая.

Осталось еще два варианта. Вернуться под охраной вампиров в Гронор, а уже оттуда идти с новым отрядом на восток, к ближайшему человеческому городу. Или сразу туда, не делая крюк в древнюю имперскую столицу, а следуя по диагонали этого участка проклятых земель. Второй вариант быстрее, первый безопаснее. Им бы и воспользовались, но удалось уговорить часть вампиров прогуляться с нами напрямую к восточным границам.

Это все и решило. Вообще-то их уговорила Эль, сумевшая доказать, что сделанные нами амулеты из сырого мифрила пока не оплачены даже на одну десятую. Еще к нам присоединилась Слирит, «вспомнившая», что у нее как раз дела в том городе, куда мы идем. Причем «вспомнила» она только после того, как проведала, что ее подружка Кали записалась в отряд охраны. То есть мое предположение, что эти две красавицы заключили между собой пари, подтвердилось если не на все сто, то как минимум на девяносто девять процентов.

И вот мы отправились в путь вдесятером. Я, Эль с Ларой, Анжа, четверо эльфов-вампиров и две вампирши, Слирит и Кали. Двигались не совсем по диагонали, а скорее по дуге с незначительным смещением в сторону севера. Первую неделю путешествия вообще ничего не происходило. Возникло впечатление, будто находимся не в проклятых, а в покинутых землях. Вообще ничего удивительного, похожие случаи и у нас дома бывают, если повезет.

Один раз заночевали в развалинах какого-то замка. Вампиры сразу определили, что еще пару столетий назад это место занимало небольшое гнездо. Но потом их сородичи почему-то оттуда ушли. Это нам ничуть не мешало, даже наоборот. По утверждениям охраны, всякая мелкая нечисть не любит такие места даже через столетия после того, как их покидают хозяева.

Эледриэль. Светлая эльфийка

И вот настал день, когда мы отправились в путь. То есть не погостить в эльфийскую рощу, а точно домой. Сначала на восток, к границе проклятых земель, потом дальше к побережью, а там найти корабль и морем как минимум до полуострова с Первым Лесом темных. Ну а оттуда уже дорога знакомая. Давно пора, и надеюсь, больше откладывать и задерживаться не станем.

К тому же теперь шли не наобум, а точно знали, куда — среди вампиров оказался не так давно обращенный охотник за древностями, которого они почему-то не выпили до последней капли, как всех попадавшихся до него, а приняли в клан. Всего двести лет назад это было, поэтому его информации вполне можно доверять. Он в эльфийскую рощу не пошел, но карту по памяти нарисовал достаточно подробную. Да и остальные кровососы на месте не сидели и нередко тайно наведывались в человеческие города.

От них смогли получить консультации и уточнения к имеющейся у нас карте. А главное, узнали, что находится за пределами зараженных территорий и их приграничья. Если говорить о самом молодом вампире гнезда, то что там находилось в его бытность человеком. В любом случае, за пару столетий вряд ли все могло измениться до неузнаваемости, тем более что он и сам слишком подробной информацией не обладал.

Кроме того, вампиры с самого начала хотели отправить отряд для сопровождения своей королевы. Да они бы еще официальную делегацию послали. Вот именно, до самого нашего княжества. Но в таком их желании был и свой плюс. Мне куда легче удалось уговорить четверку бывших эльфов сопроводить нас до границы. А то, что еще две вертихвостки, положившие глаз на нашего с Ларой мужа, следом увязались, не беда. Все равно у них ничего не получится.

В общем, мы опять были в пути, но на этот раз хотя бы знали, куда идем. Как минимум в том, что город, обозначенный на карте как Порубежный, все еще стоит на своем месте, можно не сомневаться. У вампиров там есть собственная агентура, от которой исправными ручейками текут информация и кровь. Что интересно, для получения последней вовсе не отлавливают по ночам бродяг, а честно покупают. Это они не нам рассказывали, а перед Анжей хвастались, как ловко все устроено, следовательно, и врать причин не имели.

— Неужели тут додумались до подобного донорства в медицинских целях? — удивился муж.

Сначала его не поняли (не только вампиры). Но потом, когда он рассказал, что такое донорство, объяснили. Оказывается, охотник на нечисть, пожелавший купить бутылку человеческой крови, не вызовет никаких подозрений. Эту жидкость, по словам вампиров, тут довольно активно использовали. Приманка, установление ложного следа и много еще чего подобного. Да и для некоторых зелий магия крови используется, и тут тоже без самой крови не обойтись никак.

Таким образом, поголовье бродяг в приграничных городах не только не сокращалось, но они еще имели постоянный источник дохода. А то, что количество продаваемой крови превышает любые необходимые потребности, никого и никогда не волновало. Ведь вампиры этим занимались не первую тысячу лет, и не в одном-единственном городе, поэтому именно такой оборот всеми воспринимался как нормальный. Странно, что у нас в княжестве ничего подобного не было. Хотя, с другой стороны, и охотники на нечисть не такая уж популярная профессия, чтобы появились целые города, с них живущие. Наше княжество чуть ли не первое, которое начало вкладывать в это дело большие деньги.

Несколько дней после того, как заночевали в развалинах какого-то замка, мы шли без особых происшествий. Можно сказать, вообще без каких-либо. Столица Центральной империи получила основной удар и была самым зараженным местом, и чем дальше от нее, чем ближе к границам, тем спокойнее. Кстати, эти самые границы вовсе не являлись бывшими рубежами самой империи. Всего лишь столичного округа и не более того.

Вероятность встретить людей с каждым днем все увеличивалась. Следов было довольно много, что не только мы и вампиры охраны, но даже наш муж начал их замечать, хотя не лесной житель, как бы мы с Ларинэ ни старались сделать его таковым. В любом случае, странно, что до сих пор никто не попался на пути. Но долго так продолжаться не могло, и однажды в полдень это произошло. Только услышали мы людей раньше, чем смогли увидеть. И острый эльфийский слух тут был почти ни при чем. Хотя он, конечно, тоже помог. И я, и Ларинэ услышали звуки раньше всех, включая Анжу и вампиров. Они хоть и бывшие эльфы, но нам в этом смысле однозначно уступают. Особенно днем.

Для Проклятых Земель ситуация, в принципе, типичная, хотя и говорящая о конкретном происшествии. Дело в том, что в нашем княжестве кто бы ни вышел за пределы безопасной долины Единорога, будь то охотники, воины или купцы, ведущие караваны, все они предпочитают без крайней необходимости не шуметь. Что более чем понятно. Нечисти и так хватает, зачем же лишний раз привлекать ее внимание? Поэтому, если заранее что и расслышишь, то в девяноста девяти случаях из ста это будут звуки боя, когда соблюдать тишину не получится при всем желании.

Это если идешь обычной, относительно безопасной дорогой многолюдного королевства и откуда-то из-за поворота донесся шум, то не обязательно там дерутся. Причин может быть великое множество и каких угодно. Да хоть две крестьянские телеги сцепятся колесами, и возницы, вместо того чтобы попытаться разойтись, станут выяснять самый главный вопрос: кто виноват? Почему он самый главный, я так и не поняла, но Дим утверждает, что именно так. И я ему даже верю, во всяком случае, пока дело касается людей. Эльфы если бы и стали спорить, то о том, как поудобнее расцепиться. Или, например, два купеческих каравана на перекрестке встретятся и прямо на месте базар устроят, выступая одновременно и продавцами, и покупателями. Тоже шуму будет предостаточно.

Тут ни крестьян, ни купцов не предвиделось, да и случись такие, предпочтут сделать все свои дела без лишнего шума. Поэтому в том, что впереди идет бой, никаких сомнений возникнуть не могло в принципе. Оставалось только уточнить, кто с кем сражается. Вопрос, почему, тоже стоял. Командир охраны из вампиров хотел было уже отдать приказ, но не успел. Выяснить это сразу вызвалась добровольно взявшая на себя роль разведки в нашем отряде Анжа и убежала вперед, пока не передумали. Только с какой стати нам это делать? Лучше нее все равно никто не справится. Вот если бы в лесу, тогда…

Пока она отсутствовала, мы на всякий случай выбрали удобное для обороны место. Жаль только, подходящей скалы поблизости не оказалось. А то ведь неизвестно, кто и с кем там сцепился. Вдруг люди от монстра, вроде клыкастого единорога, отбиваются?

Дим. Попаданец

Хвостатая вернулась очень быстро и сразу начала рассказывать:

— Два отряда. Люди и красные орки. Тридцать один человек против сорока трех красномордых. Сцепились не на шутку, уже есть потери с обеих сторон.

— Так точно посчитала? — скорее для порядка спросил у нее.

— Не вижу ничего особенного, — пожала плечами она. — Я и совсем близко подойти могу так, что никто и не заметит, особенно, если чем-то вроде драки заняты.

Что может, то может. Пожалуй, в этом ей на планете вообще равных нет. Тут королева вампиров однозначно поступила правильно, пойдя сама и запретив подчиненным следовать за собой. Кровососы, они, конечно, в таких делах тоже мастера, но до Анжи им как отсюда до Северного континента пешком. Тем временем хвостатая спросила:

— Вмешиваться будем?

— Маги там есть? — для начала решила уточнить Лара.

— У орков шаман, но слабый, у людей вообще никого, — ответила разведка министру обороны.

— Тогда можно, — сделала вывод темная. — Весь вопрос, на чьей стороне? А то еще бросимся спасать грабителей от их жертв.

— На стороне людей, против орков, — как о чем-то само собой разумеющемся проговорила светлая.

Эль у меня орков откровенно не любит. Почти как Лара сликовников. Все после того случая в нейтральном лесу, когда мы, собственно, и встретились. Только светлая — рационалистка и редко позволяет чувствам собою управлять. Поэтому на всякий случай спросил:

— Почему именно так?

— Ты что, против? — удивилась она.

— Конечно, нет. Просто хотел услышать твои мотивы.

— Лучше внимательней бы слушал, что вампиры рассказывали, — улыбнулась Эль.

— Слушал, конечно, но нет никакой гарантии, что тут те же самые орки, — с сомнением покачал головой я. — Вдруг это не дикие, а цивилизованные? А про них нам почти ничего не рассказывали. А вдруг нападем с ходу и поможем грабителям справиться с мирным караваном.

— Про самих «цивилизованных» орков действительно ничего, а про земли, на которых они живут, рассказывали, — светлая при этом скривилась и сделала ударение на нужном слове, чтобы показать свое отношение. — Их территория далеко на юго-западе. С зараженными землями вообще не граничит, хотя они тут и появляются. До столицы, бывает, добираются, но если идут дальше на восток или юг, то исключительно с целью поохотиться на более удачливых конкурентов. Ну а здесь, рядом, живут только дикари, вроде тех черных.

— Орки, люди, какая разница? — проворчала Анжа. — В любом случае, быстрей решайте, иначе, судя по звукам, там скоро не во что будет вмешиваться.

— Тогда пошли, на месте разберемся, — предложил я.

Возражений не последовало, и мы поспешили вперед. Представившееся нам соотношение сил уже отличалось от того, что описала Анжа. Количество орков сократилось более чем наполовину, а людей вообще почти не осталось. Что неудивительно, учитывая изначальный численный перевес и наличие шамана у краснокожих.

Хвостатая сразу выхватила клинки и рванула вперед. За королевой четверка вампиров не последовала, подчиняясь приказу. Они вместо этого побежали по дуге, чтобы оказаться с противоположной стороны. Однако при всей своей скорости успела только добить раненых, так как Лара не стала церемониться и ждать, пока Анжа наиграется. Темная просто ударила жезлом издали. У шамана защита если и была, то не выдержала, а об остальных вообще говорить не стоит.

Только у людей к тому моменту, как последний орк упал, на ногах оставался лишь один. Позже нашли еще двух раненых, да и первого краснорожие успели пару раз задеть, просто тот еще держался. Всем им требовалась медицинская помощь, причем тем двоим немедленная. Эль взялась за раненых, поэтому сбором трофеев пришлось заниматься нам с темной. Да и хвостатая не отставала. Вампиры держались на удивление спокойно, несмотря на лужи крови вокруг.

Можно сказать, зря потеряли время, потому что ничего интересного не нашли. И стоило устраивать побоище из-за нескольких мешков непонятного хабара? Ну ладно, нескольких десятков, но все равно откровенного барахла. Возможно, с точки зрения местных, там что-то невероятно ценное, но я сильно сомневаюсь, окупятся ли затраты энергии, необходимые, чтобы сложить все это в борсетку, а потом еще и вытащить. Ларинэ и Анжа согласились с моим мнением. Да и в любом случае наличие пространственного кармана при свидетелях светить не стоит.

Поэтому собрали все монеты, какие нашли у орков (в основном мелочь), на чем и успокоились. Ну и я еще пару интересных ножиков для коллекции выбрал. Уже сколько времени на Фиоре, а у меня пока почти ни одного местного ножа. Это упущение было необходимо исправлять, что и сделал.

Тем временем исцеленные Эль раненые пришли в себя и смотрели на нас с некоторым подозрением. Или я не совсем правильно подобрал слово. Скорее, с удивлением, в котором и подозрение присутствовало. Привычная, в общем-то, ситуация. Так на нас почти везде, кроме долины Единорога, смотрят. Оно и понятно, где еще можно встретить человека и с ним двух эльфиек, светлую и темную? А когда узнают, что Эль с Ларой не просто погулять вышли и случайно встретились, а еще являются моими женами и принцессами в придачу, большинство вообще офигевает.

А если учесть, что на этот раз с нами еще и непонятно кто, рогатая и хвостатая, похожая на тифлинга, присутствует… Хотя стоп. Анжа исчезла. Не в том смысле, что опять стала невидимой. Просто вместо нее рядом стояла эльфийка-полукровка со слегка похожими на бывшую королеву вампиров чертами лица. Ни о каких рогах и хвосте не было и речи. Значит, решила на всякий случай замаскироваться. И правильно. А то личность она в этих местах легендарная, вдруг кто-нибудь вспомнит? Если не лично, в конце концов, четыре тысячелетия прошло, то по описанию. Еще неизвестно, может, ее именем тут детей пугать принято? Кстати, вампиры тоже не демонстрировали своих клыков, а выглядели вполне добропорядочными темными эльфами.

Глава 18

Шир Шершень. Охотник на нечисть

Найти нетронутую усадьбу, да еще так близко от границы — невероятная удача. И то, что ее еще в далекие времена полностью накрыл оползень со стоящего рядом холма, не так страшно. Тут копать всяко лучше, чем в столицу с большим риском соваться. Вот мы и копали. Никто не жаловался, тем более что находки однозначно говорили — усадьба действительно не разграблена, и хозяева в свое время не бедствовали.

Нужно признать, что давно такого не было. На моей памяти вообще ни разу. Все известные истории — это байки, рассказывающие о древних временах, когда богатства лежали прямо под ногами. Выходи за городские ворота и успевай мешки лопатой наполнять. Только в подобные истории не верят даже наивные новички, мечтающие найти невероятный клад.

На деле все куда сложнее. Хотя я вовсе не исключаю, что и до нас такие усадьбы на ровном месте находили, может, даже не засыпанными. Только кто же станет хвастаться? Вообще-то в гильдии это дело редкий не любит, но есть одна особенность: у нас принято хвалиться своими охотничьими трофеями, а не древними находками. И совсем не важно, что все прекрасно понимают, от чего идет основная прибыль. Традиции — дело такое.

Вот и моя команда, найдя неразграбленный дом совсем недалеко от Порубежного, не стала никому об этом рассказывать. Тем более что за один раз все находки вынести было просто невозможно. Как, впрочем, и за два. В первую ходку доставили все самое дорогое и при этом малогабаритное. Поскольку большая часть времени ушла на раскопки и сортировку находок, вернулись не слишком быстро. По времени получилась средняя вылазка в проклятые земли.

Когда в Порубежном стало известно о наших трофеях, почти все предположили, что мы удачно сходили в Гронор — столицу Центральной империи. Ничего особенного. Многие оттуда не возвращались, но те, кому везло, бывало, всего за один раз обеспечивали себя на всю оставшуюся жизнь.

Вздумай мы рвануть на следующий день после возвращения с такой грандиозной добычей за тем, что оставили, такое поведение непременно вызвало бы подозрения. Кто-нибудь вполне мог попытаться выследить или устроить засаду при возвращении. Да что там говорить, такие нашлись бы обязательно. Поэтому поступили так, как договаривались заранее. Отгуляли больше месяца по кабакам и только потом засобирались в следующий поход. Все понятно и объяснимо. Деньги кончились, и снова пора на работу. Ведь никто не знал, сколько мы на самом деле принесли. А те, кто и слышал о реальных суммах, скорей подумали, что это обычное преувеличение, чем поверили.

Теперь на очереди были дорогие, но габаритные вещи. Жаль, в зараженные территории лошадей брать нельзя. Ну или хотя бы мулов. Да что там, я бы и на ослов согласился. Но увы, мрут непонятно от чего и те, и другие, и третьи. Правда, слышал, эльфийские кони могут какое-то время продержаться, но где ж их взять? Да и цены на этих животных такие, что никакой добычей не окупишь.

В любом случае, ничего плохого от второй ходки не ожидалось. Вот когда вернемся слишком быстро, любой дурак поймет — нашли что-то совсем близко к границе. Потом нужно будет подумать, за третьей партией идти самим или поделиться с каким-нибудь отрядом. В том, что найдутся желающие выследить и устроить засаду, можно не сомневаться.

Больше всего опасались жителей своего города, а опасность пришла с противоположной стороны. До места добрались без происшествий, откопали заранее сложенную в отдельный тайник часть добычи и отправились обратно. На этом этапе засады никто не ждал, так как усадьбу нашли в стороне от дороги. Поэтому именно тут и именно такое нападение оказалось совершенно неожиданным.

Пусть и окраина зараженной территории, но быть готовым к нападению любого, даже крайне редкого монстра, нужно всегда. Нельзя исключать вероятность, что кто-нибудь сюда забредет случайно, как до того мы сами, и решит воспользоваться ситуацией. Не важно, будет он из Порубежного или какого соседнего городка. Но полноценная, заранее расставленная ловушка, устроенная красными орками…

Вообще с шайками красномордых всем сталкиваться приходилось. То, что они грабят других охотников ничуть не реже, чем ищут добычу сами, общеизвестный факт. На зараженных территориях никакие законы не действуют, и все этим грешат, но грабеж у красномордых — самая главная цель. С другой стороны, орки чаще других занимаются именно охотой на всяких монстров, а не раскопками древних ценностей. И даже не ради продажи пользующихся спросом трофеев (хотя не выбрасывают, конечно), а чтобы доказать соплеменникам свои силу и удаль.

Но так далеко на восток, в любом случае, никогда не заходят. Вообще. Ни сам такого не припомню, ни от других не слышал. Да и с какой стати им сюда забираться? Пешком! Вот именно, не любят орки путешествовать без своих коней, поэтому и предпочитают действовать вдоль границы. Только таким необычным поведением красномордых и можно объяснить нашу оплошность.

Пусть мы и не ждали ни засады, ни орков, но это вовсе не означает, что им удалось взять нас голыми руками. Только мне с самого начала стало ясно, речь идет о возможности как можно дороже продать свои жизни, а не о шансе выжить хоть кому-то. Сдаваться и отдавать добычу не имело смысла, сомнений не было — грабители свидетелей точно не оставят. Окажись они другими орками, с побережья, тогда да, можно было бы попытаться договориться и рассказать об оставшемся тайнике. С дикарями же бесполезно.

Когда я остался один, а противников больше десятка, лишь зло усмехнулся. Мы-то погибли, но и для них от победы не будет никакого толку. Десяток орков (надеюсь, к моменту моей смерти он будет неполным) только оружие и вещи своих убитых сумеет унести. Ну и из наших, может, самое лучшее смогут забрать. А о добыче придется забыть! И неизвестно, дойдут ли при этом до дому? Пусть орки сильнее людей, но намного больше тащить все равно не смогут, да и у такой малой группы пройти вдоль всей зараженной территории шансы невелики. Даже у маленького отряда и налегке возможностей дойти не так уж много.

Уже приготовился умереть, и тут отвернувшаяся от меня и моих людей богиня удачи неожиданно передумала. Скри — капризная женщина. И непредсказуемая. Одинаково бессмысленно просить ее о чем-то или, наоборот, ругать. Захочет — поможет, не захочет — нет. И совсем не важно, чем ты до этого провинился или наоборот.

Вдруг откуда-то со стороны прилетели три явно магических удара, и орки кончились. Все сразу. Сила использовалась такая, что будь красномордых в несколько раз больше, это не имело бы никакого значения. Я остался стоять один, ничего не понимая. Тупо думал, уже можно благодарить Скри или лучше подождать? Те, кто слишком быстро это делал, потом часто сожалели. Любит богиня удачи иной раз пошутить так, что от ее помощи бывает больше вреда, чем пользы. Решил не спешить и поблагодарить, только добравшись до храма. У нас в Порубежном один, ей посвященный, точно есть. Скри хоть и капризная, но уважаемая богиня.

Какое-то время ничего не происходило. Потом с того же направления, откуда прилетели магические удары, вышли трое. Почему только трое? Слишком мало. Хотя нет, четверо. Но когда появилась последняя, хоть убей, не заметил. А смотрел в ту сторону очень внимательно. И крови пока совсем немного потерял, чтобы проваливаться в короткое беспамятство и не замечать этого. Однако трое или четверо, все равно мало для таких мест.

Точно! Так и думал. Еще шестеро вышли с двух разных сторон. Прежде чем вмешаться, заранее окружили. Правильная тактика. Только… Эльфы! Темные. Целый отряд. Откуда они тут вообще взялись? Нет, на картах роща отмечена, и ходят слухи, что она обитаемая, но самих перворожденных в проклятых землях никто из охотников на нечисть никогда не видел. Мы не ходим в ту сторону, а они не забредают к нам. Или теперь уже правильнее говорить — не забредали.

Когда незнакомцы приблизились и я смог их толком рассмотреть, вопросы не то чтобы отпали, но отошли на второй план, вытесненные другими. Две эльфийки: темная и светлая! Как же они друг дружку терпят?! А это у них что? Жезлы архимагов?! Я не то чтобы в таких вещах сильно разбираюсь, но не опознать затруднительно.

С эльфийками человек и полукровка. Слуги, наверное. Первый у светлой, вторая у темной. Но где свита? Эти четверо эльфов, одна эльфийка и одна человеческая женщина на нее никак не тянут. Слишком мало для таких важных персон. Любой архимаг, конечно, силен, но ни один из них без двух-трех отрядов сопровождения вроде моего на зараженные территории ни за что не сунется. Тут полно существ, на которых магия либо слабо, либо вообще не действует. Порой отогнать можно только количеством.

Полукровка отправилась добивать раненых орков, а остальные начали осматривать моих людей. И не зря, вскоре нашли двух еще живых. Зирил Волк и Ком Камень. Одного взгляда на раны хватило понять — у обоих нет никаких шансов. Даже добивать, чтобы не мучились, нет необходимости — оба без сознания. Исцелить без сильного мага жизни, а желательно архимага, невозможно. Только где тут такого взять?

Хотя стоп! Вдруг?!

Светлая осталась с нами, другие пошли осматривать поле боя. Эльфийка действительно оказалась архимагом, не просто так жезл таскала. И магией жизни тоже владела. Ребят без труда подняла, а мои раны вообще чуть ли не взглядом затянула. Почти сразу вернулись остальные. Явно ничего не взяли, только человек ритуальный оркский нож вертел в руках. Он и заговорил первым.

— Я Ва’Дим, — произнес он, делая небольшую паузу после первого слога в имени. — Это мои жены Эледриэль и Ларинэ, а это…

— Анжела, — перебила его полукровка, видимо, предпочитающая говорить за себя сама.

— Слирит, — вдруг влезла вне всякой очереди человеческая блондинка.

— Каэлафель, — вслед за ней представилась эльфийка.

Остальные перворожденные ничего говорить не стали. Да и не положено охране этого делать, вне зависимости от того, кто перед ними, король или случайный охотник на нечисть, вроде меня. Настала моя очередь представиться:

— Я Шир Шершень, командир отряда охотников на нечисть. Это мои люди Ком Камень и Зирил Волк.

Перечислил и настоящие имена, и гильдейские прозвища, и свое звание, хотя собеседники ничего такого не сделали. Просто, пока говорил о привычном и хорошо известном, мог немного оправиться от удивления. А над чем подумать точно было. И ведь человек наверняка не врал! Такая дикая ложь просто не могла никому прийти в голову.

— Мы издалека, совсем не местные и вообще отстали от каравана, — тем временем начал говорить нечто несуразное Ва’Дим.

Какой еще караван?! Тут караваны уже пять тысяч лет не ходят. Однако ничего подобного вслух говорить не стал. Решил подождать, может, все само собой прояснится?

— В общем, немного заблудились, — закончил мужчина.

При последнем заявлении одна из эльфиек скривила физиономию. Явно не считала себя заблудившейся. Ничего удивительного. Обычное поведение для перворожденных. Заблудиться они, конечно, могут, как все разумные. Ну ладно, не как все, а гораздо реже, но все равно могут. Только вот признать такой факт — никогда!

— А куда вы держите путь? — воспользовался поводом, чтобы спросить, я.

— В город Порубежный, — ответил все тот же человек. — Вроде он должен находиться где-то тут, но опасаемся, как бы не промахнуться.

— На самом деле до города еще три дня пути, — пояснил я. — Мы тоже туда идем, можем проводить.

Дальше быстро договорились о совместном путешествии. Причем, если у нас практически не было иного выхода (втроем даже недалеко от границы мало шансов выжить), то они о себе явно так не считали. Рассматривали трех опытных охотников на нечисть не как дополнительные мечи и шансы, а просто как проводников. К тому же совсем необязательных. Мол, с нами наверняка быстрее, но, в случае чего, и сами дойти могут.

Я, конечно, понимаю, что архимаги — сила, но все равно слишком самонадеянно. Особенно если учитывать, что здесь находятся впервые и многих местных реалий не знают. Хотя что это я в самом деле удивляюсь? От эльфов как раз чего-то подобного и нужно ожидать.

Глава 19

Дим. Попаданец

Первый шаг на пути легализации в здешнем обществе, считай, сделан. Если войдем в город в сопровождении членов местной гильдии охотников на нечисть, это снимет немало вопросов. Особенно учитывая то, что мы получались не просто случайными попутчиками, а спасителями. Нет, потом, скорее всего, и спросят, и поинтересуются, но уже не так, как спрашивали бы у посторонних.

Правда, пришлось задержаться на время, пока местные черные археологи разбирались со своими погибшими. Оркам мы сами по-быстрому поотрубали головы, сложили оружие и вещи в отдельные кучи, на чем и успокоились. Охотники на нечисть со своими покойниками обращались куда более почтительно, хотя все дело в конечном итоге свелось к тому же самому: обезглавить, чтобы трупы не поднялись, и собрать барахло.

Но это-то просто. Проблема, понятно, была в другом. Втроем они не могли утащить даже наиболее ценные вещи своих погибших, не говоря о той добыче, которую несли с самого начала. А показывать наличие пространственного кармана я не собирался. Да и полагающаяся лично нам часть добычи (как минимум все, что было у орков) не стоила того. Даже Эль смотрела на оставляемую кучу без какого бы то ни было сожаления. Мол, деньги взяли, и ладно.

— Почему бы не оставить все тут, а потом прийти с достаточным количеством народа? — предложил я. — Тем более до города сравнительно недалеко.

— Придется, — с сожалением ответил Шершень.

Несомненно, он и сам что-то такое планировал. Тут и вопросов быть не могло. А какой частью придется делиться, еще неоднократно встанет, не исключено, что весьма остро. Чтобы это угадать, вовсе не нужно быть великим ясновидцем или большим знатоком местных реалий. В любом случае, это не наши проблемы. Лично я ни на какую часть не претендовал, о чем командиру охотников прямо и сказал. Причем и от себя лично, и от имени всего нашего отряда. Очень местного аборигена таким заявлением обрадовав. В первую очередь удивил, но и обрадовал. Как, впрочем, и тем, что орочье барахло и оружие мы тоже брать не собираемся. Убедившись, что я не шучу, охотники взялись и за эту кучу. Причем не удовлетворились собранным нами, а обыскали красномордых еще раз.

Шершень очень сожалел, что не имеет возможности спрятать трофеи по всем правилам охотничьего искусства. Мол, надо бы закопать и потом место замаскировать. Но втроем не очень-то лопатами помахаешь (того, что мы или вампиры, выдающие себя за эльфов, станем в таком деле помогать, ни у кого и в мыслях не было). И даже это являлось не главным. В проклятых землях вообще, а в таком месте, где совсем недавно пролилась кровь, да еще в больших количествах, в частности, оставаться крайне опасно. А маленькому отряду в особенности.

К тому же у меня нашелся еще один аргумент, как заставить их поторопиться. В первую очередь указал на одну странность, которую заметил, еще когда охотники рассказывали о нападении. А именно то, что, учитывая число потерь у орков, их засада не имела смысла.

— Что-то с этим нападением не так, — начал я. — Побеждать такой ценой (что даже трофеи не утащить) неразумно.

— Это же орки, — тут же вставила Анжа.

— Понятно, что они не особо умны, — как бы согласился я, — но все-таки… Отсюда несколько возможных предположений. Во-первых, они могли ждать не вас. Во-вторых, ждали именно вас, но думали, что будет меньше людей. Ну и в-третьих, за орками кто-то стоит, и трофеи по-любому предстояло выносить не им. А в таком случае, чем меньше орков, тем меньше им платить.

— Знаешь, скорее всего, именно первый вариант, то есть ждали не нас, — ответил Шершень.

— Откуда такая уверенность?

— Во время боя было не до размышлений, а теперь, после того, как ты обратил на это внимание, стало совершенно ясно. Ловушка была рассчитана на тех, кого ожидали с другой стороны. Сунься мы именно оттуда, и тогда у моего отряда не осталось бы никаких шансов не только выжить, но и нанести противнику хоть какой-то существенный урон.

— Это значит, необходимо поторопиться и убраться отсюда как можно быстрее, — сделал главный вывод я. — Орков уже не допросишь, а тот, кого они поджидали, может тут оказаться в любой момент, и еще неясно, окажется ли рад встрече с нами. Враг моего врага далеко не всегда мой друг. Особенно, когда первый враг уже мертв.

Никто со мной не спорил. Тут от случайных встреч явно не привыкли ждать хорошего. Охотники были вынуждены пока удовлетвориться лишь тем, что могли унести с собой, остальное оттащили к стоящим чуть в стороне кустам. Теперь им оставалось надеяться, что успеют вернуться прежде, чем кто-нибудь другой случайно найдет их добычу.

Пока трое охотников на нечисть занимались своими делами, Эль не забыла на меня поворчать. Мол, разбазариваю семейное добро, пока она, вся такая белая и пушистая, экономит каждый медяк. С тем, что белая и пушистая, причем не только она, но и Лара, пришлось согласиться. А вот с остальным — нет. Да и звучали ее обвинения крайне неубедительно. Скорее, это делалось по привычке. Все-таки должность министра финансов небедного княжества налагает свой отпечаток. Медяки моя светлая давно не считает, а оперирует куда более серьезными суммами.

Не знаю, какие они охотники на нечисть, но проводниками Шир Шершень и его люди оказались вполне приличными. Даже получше наших вампиров. За день мы теперь проходили заметно больше, чем когда путешествовали одни. И не только потому, что тогда не слишком торопились. Теперь совсем не нужно было подыскивать места для ночлегов или более удобную дорогу. И то, и другое всегда было известно заранее.

Против того, что все ночные дежурства будут распределены между четверкой вампиров, наши новые знакомые не стали возражать. Охрану на то и нанимают. В способности эльфов не заснуть посреди ночи они ничуть не сомневались и не пытались доказать, что охотник на нечисть в этом смысле лучше.

Всю дорогу, естественно, мы расспрашивали о порядках в Порубежном в частности и о местной геополитике вообще. В городе, куда мы направлялись, власть принадлежала гильдии охотников на нечисть. На самом деле там и городской совет имелся, и бургомистр. Все, как бывает у цивилизованных и демократичных. И они даже что-то решали. Например, вопросы по уборке и освещению улиц. А городская стража могла и разбуянившегося охотника арестовать, не глядя, гильдейский он или независимый.

Но, как положено цивилизованным и демократичным, реальная власть избираемым органам принадлежать не могла. Не для того их придумывали.

Сам город, как большинство таких же, не только считался, но и являлся вольным. С одной стороны, прибыль неплохая, а с другой — буфер между зараженными землями и остальным миром. Поэтому пограничные города в состав королевств, княжеств и прочих государств не входили. Бывало, какой-нибудь король начинал думать, что от прямых налогов получит в казну больше, чем от торговли, и захватывал один из них. Но, как правило, ненадолго.

Народ в приграничье собрался очень негативно к налогам относящийся. За уборку мусора и освещение улиц они платить еще были готовы, за гильдейские услуги тоже, но в королевскую казну — нет. И опытные охотники, а за ними и многие другие жители постепенно перебирались к соседям. Добыча резко сокращалась, и со временем все возвращалось на прежние позиции. Существовало и несколько исключений из общих правил, но все по сугубо политическим мотивам.

Порубежный был самым крупным городом на границе зараженных территорий, и ему ничего такого не грозило. Хотя размер тут являлся не главным фактором, а скорее следствием. Конечно же, реальной войны с любым из соседних государств вольный город выиграть не мог, но продержаться достаточно времени — вполне. Учитывая, что стоит на границе двух королевств, этого вполне хватало. Кто из королей ни нападал, другой тут же вмешивался, не желая терять своей доли.

— А если договорятся и сделают это вместе? — спросила Анжа.

— Могут, — согласился Шир. — Они сейчас как раз союзники. Но тогда пропадет весь смысл захвата Порубежного. Города пополам не делятся.

Вообще-то хвостатую проблемы такого рода мало волновали. Ее в первую очередь интересовала древняя королева вампиров. При первом же удобном случае наша спутница свела разговор к этой теме. Узнала о себе много нового и интересного. Оказалось, никакая она не древняя, а очень даже современная. Обитает в этих местах до сих пор. Мало того, ежегодно от ее клыков гибнет множество опытных охотников. А уж награда за ее голову обещана вообще невообразимая. И гильдией охотников на нечисть, и почти всеми приграничными королями, и магической академией… Если все вместе собрать, сумма, накопившаяся за тысячелетия, превысит бюджет среднего государства.

— Да если бы не она со своим гнездом, мы бы давно уже проклятые земли очистили и все сокровища древней столицы Центральной империи собрали! — искренне возмущался Шершень.

Вполне натурально и без тени фальши. Слишком уж много чувств вложил в голос для разговора о древней легенде.

— Возникает впечатление, что она как-то задела тебя лично, — заметила Анжа.

— Да, — ответил он. — Не люблю об этом вспоминать, но да.

— Все-таки хотелось бы узнать, как это было? — сразу заинтересовалась хвостатая. — А то про вампиров приходилось слышать всякое. Чаще, конечно, плохое, но бывало и хорошее.

Командир наемников вздохнул, потом махнул рукой и заговорил:

— Я тогда был совсем новичком, не вступившим в гильдию. Да что там, только пришел в Порубежный и еще ни разу даже на самый краешек проклятых земель не ступал. Больше месяца пытался найти отряд, который бы меня принял, но ничего не выходило. Неопытный и молодой был никому не нужен, а где же в таком случае набраться опыта?

— Негде, — согласилась Анжа.

— Вот и я о том же. Взятые из дома деньги уже заканчивались, и я начал думать хотя бы о какой-то работе, когда повезло. Трое охотников собирали новый отряд, куда брали всех желающих, причем не одного-двух неопытных, как иногда бывает, а вообще сколько найдется. Рассказывали, что нашли сокровища, которые нужно только донести, а бывалым, да еще и состоящим в гильдии, придется отдавать слишком большую долю.

Шершень на минуту задумался, усмехнулся и добавил:

— А ведь нам, похоже, придется делать то же самое.

Его спутники, которые слушали историю командира, согласно покивали. Судьба оставленного и даже толком не спрятанного их волновала куда больше прошлых ходок, обросших подробностями и легендами.

— Что было дальше? — спросила Анжа, когда поняла, что рассказчик впал в размышления о будущих планах.

— Отправились за обещанными сокровищами, но не дошли. По пути наш отряд перехватили вампиры со своей королевой во главе. Я ее лично видел! Вот прямо как тебя сейчас.

— Неужели? — хитро усмехнулась хвостатая.

— Ну, не совсем, — слегка смутился Шир. — С чуть большего расстояния, но все равно отчетливо и запомнил прекрасно. Все это произошло в самом начале, потому что позже уже не разглядел бы. Ни о каком бое не было и речи, новички, а в их числе и я, бросились врассыпную. Сам не понимаю, почему меня не поймали и каким образом добрался до Порубежного? Через день пришел еще один такой же. Больше никто не выжил.

— Может, вампиры вас специально отпустили? — предположила Анжа. — Чтобы вернувшиеся всем еще раз рассказали, как страшно и ужасно в проклятых землях.

— Многие опытные охотники именно так и говорили, — согласился Шир. — Слишком часто после встречи с королевой вампиров кто-нибудь возвращался. Причем всегда новичок.

Рассказчик опять на какое-то время замолк, после чего продолжил:

— Большего ужаса, чем тогда, я не испытывал ни разу в жизни. Ни до, ни после. Но имелись и положительные стороны. Во-первых, я остался жив, что само по себе немало. А во-вторых, меня теперь был готов принять любой, даже самый лучший отряд.

— Почему? — не понял я.

— Тот, кто увидел королеву вампиров и остался после этого жив, целый год может ничего не бояться. Даже в гильдию охотников на нечисть принимают без рекомендации и с возможностью заплатить вступительный взнос в рассрочку. Моим первым гильдейским именем как раз и было: Шир Счастливчик. И целый год я являлся неофициальным талисманом отряда.

— Интересно, сама королева вампиров о такой своей особенности знает? — усмехнулся я.

— Вряд ли ей это интересно, — ответил Шир.

— А зря, — начал я развивать понравившуюся мне идею. — Могла бы приехать к вам в город, открыть лавку и показываться всем желающим за большие деньги. Озолотилась бы!

— Не смешно, — прокомментировал охотник. — Вампирам деньги не нужны.

А хвостатая, для которой, собственно, шутка и предназначалась, оценила.

Глава 20

Анжа. Королева вампиров

Странно. Мне вампиры о том, что поддерживают в пограничных землях миф, будто их королева до сих пор лично правит гнездом, ничего не говорили. И на случайность такое никак не спишешь. Раз-другой кому-нибудь слишком впечатлительному могло и померещиться, но, судя по рассказам этого Шира, тут действуют целенаправленно. Уже традиции успели сформироваться. И то, что выживать удается только новичкам, это только подтверждает. Именно молодым и неопытным легче внушить все, что угодно, а мои подданные в таком деле большие мастера.

Только с легендой, будто увидевший меня и при этом оставшийся живым может ничего не опасаться целый год, не все ясно. В то, что вампиры потом таких счастливчиков берут под охрану, я сильно сомневаюсь. Не станут трогать, встретив еще раз, это да, вполне возможно, но не более того. Наверняка все дело в слухах, причем сами люди прилагают куда больше усилий в их распространении.

В любом случае, можно воспользоваться теми контактами, что дал герцог, и поинтересоваться подробностями. Уж агенты, постоянно живущие среди людей, наверняка должны знать больше. Особенно о том, как этот механизм действует на месте. Или, может, стоит показаться кому-нибудь ночью на улице в своем настоящем виде? Князь Ва’Дим и его эльфийки точно не одобрят. Но думаю, что перед самым уходом можно будет немножко похулиганить.

А пока придется спросить у тех, которые сейчас с нами. Странно, но они все начинали смущаться, стоило мне заговорить на эту тему. Смущенный вампир — это нечто! Никогда не думала, что увижу такое. И все при этом указывали на Кали. Интересно. Очень интересно. Она что, и есть исполняющая обязанности королевы вампиров в мое отсутствие?

— Ты на меня совершенно не похожа, — заявила я наугад.

И действительно, угадала! Кали смутилась еще больше. А затем решилась и превратилась в меня. И не просто внешне, я точно почувствовала тот же тип магии, который использую, когда хочу изменить внешность. Неплохо получилось. Тот, кто меня знает лично, понятно, не перепутает, но любой, кто только слышал обо мне, ни на мгновение не усомнится.

— Ладно, признаю, похожа. Даже очень. А теперь не объяснишь, зачем это понадобилось? Сама бы я могла такое делать разве что ради развлечения, но подозреваю, у тебя другая причина.

— Не у меня, у гнезда, — сочла нужным уточнить она.

— Все равно рассказывай.

— Когда ты погибла, то есть исчезла, прихватив с собой нескольких самых сильных вражеских архимагов, война закончилась, — стала рассказывать Кали. — Но мы подумали на перспективу и поняли, что в покое нас точно не оставят. Одно, максимум два столетия, и все повторится.

Я кивнула, соглашаясь. Таких соседей никто не любит, а уж если вампиры сумели одержать победу над армиями нескольких королевств, это тем более не делает их популярными. Нападут сразу, как только накопят достаточные силы. И как я раньше об этом не подумала?

— Нас бы в любом случае постарались уничтожить, а учитывая такие богатые территории в самом центре континента, это не вызывало сомнений. Это так заманчиво — и доброе дело совершить, и в накладе не остаться. Проклятые земли постепенно очищаются сами по себе и во многих местах давно таковыми являются лишь по названию, а не по сути. Пока приличная армия с парой архимагов целиком их очистить не сможет, но отхватить значительный кусок — запросто. Потом еще и еще. И рано или поздно нам просто не останется места. А поскольку бывшая столица — самый заманчивый приз, то скорее рано.

— И тогда вы решили подделать меня, чтобы запугивать окружающих? — поняла, куда она клонит.

— Да. Потому что пока тут живет Анжа, великая королева вампиров, ни один сильный маг в проклятые земли не сунется ни за какие деньги.

— Ладно, это понятно, — согласилась я. — Как именно убеждали молодых охотников, что они видели меня, тоже. А год полной безопасности в проклятых землях для такого счастливчика совсем не ясен. Или просто красивая выдумка?

— Сильное преувеличение. Мы, понятно, их больше не трогаем, и не только в течение года, вообще, а остальное… Такой выживший целый год считается талисманом принявшего его отряда, а с талисманами принято обращаться очень бережно. Поэтому на фоне остальных новичков этот действительно выглядит невероятным счастливчиком, поймавшим за хвост богиню удачи.

При последних словах эльфийка повела иллюзорным хвостом.

— Кстати, интересное выражение, — задумалась она. — Насколько я знаю, Скрилла во всех храмах изображается обыкновенной человеческой женщиной. Без хвоста! Правда, до меня доходили слухи, что существует храм, в котором статуя богини удачи подозрительно похожа на тебя.

— Где?! — сразу заинтересовалась я.

— Точно не знаю. Вообще это только слухи. Говорят, где-то на востоке, на каком-то острове. В ту сторону мало кто плавает и еще меньше возвращается.

Интересная информация. Наемницей я была, любовницей нескольких королей была, охотницей на вампиров была, королевой вампиров тоже была. Неужели когда-то еще и богиней подрабатывала? Обязательно нужно как можно больше узнать о том острове и постараться его посетить. Тем более что нам как раз по пути.

Шир Шершень. Охотник на нечисть

— Что-то в этом отряде точно не так, — обратился ко мне на привале Зирил Волк, когда мы остались наедине.

— Ха! Смешно! — чуть не подавился я. — Да все у них не так, куда ни глянь.

Действительно все. Темная эльфийская принцесса-архимаг путешествует по проклятым землям в сопровождении всего четырех эльфов-охранников, еще одной эльфийки и служанки-полукровки. Уже невероятно, но хоть как-то объяснимо. Но стоит добавить любой из оставшихся фактов, и какая бы то ни было доля вероятности бесследно исчезает. Поскольку они и сами по себе невообразимы, не то что сразу все вместе.

У второй темной эльфийки подруга человеческая женщина. Может такое быть? Почему бы и нет, но только если это компаньонка, выполняющая роль служанки, а не как Слирит, ведущая себя, словно именно она в паре старшая.

Идем дальше. Вторая эльфийка-архимаг, но уже светлая, в той же компании. Хорошие отношения между архимагами — обычное дело. Кто бы сомневался. Но только на расстоянии, когда каждый сидит в собственной башне и отправляет письмо коллеге раз в пару десятилетий. Это у них и называется быть очень близкими друзьями. А чтобы двое уживались в одном маленьком отряде, о таком я не слышал. И тот факт, что это темная и светлая эльфийки, практически ничего не меняет.

И в качестве последнего штриха, если кому-то покажется мало, человек, женатый на двух эльфийках. Светлой и темной. Он же — самый главный в отряде.

И теперь мне и моим людям кажется, будто с этим отрядом что-то не так? Не смешно ли? Нет, вовсе не смешно, и у меня действительно имеются такие ощущения. А я им привык доверять. Наверняка все еще жив, исключительно поэтому. И, кстати, все вышеперечисленные странности вовсе ни при чем, тут что-то совсем другое. Чутье охотника на нечисть не желает давать покоя.

Вот! Нечисть! Так сильно удивился невероятному, собранному в одном отряде, что пропустил то, о чем предупреждает чутье. После встречи с королевой вампиров я обрел одно очень полезное в моем деле умение. С небольшого расстояния могу почувствовать кровососа даже лучше, чем жрецы или гильдийские маги. И сейчас именно оно меня предупреждает.

Но как? Или кто? Неужели в отряде затаился враг, которого никто не заметил? Эльфов отметаем сразу, не бывает среди них вампиров, это вам любой скажет. А если предположить невероятное, то остальные его сразу почуют. Полукровка? Маловероятно, но уже возможно. Только опять не в присутствии перворожденных по той же самой причине. Свою кровь эльфы способны чувствовать ничуть не хуже вампиров, и это тоже общеизвестно. Остаются Слирит и князь Ва’Дим. Нет, их свои бы заметили так же, как и других.

А может? Да! Как я сразу об этом не подумал? Вампиры не в отряде, они следят за отрядом. Но почему тогда я их почувствовал, а перворожденные нет? Опять не сходится. Мой дар, конечно, особый, но на больших расстояниях не лучше, чем у других. В любом случае я обязан доложить князю о своих подозрениях. Одно из главных правил охотников на нечисть: что-то заметил, почувствовал или заподозрил? Сразу иди к командиру.

— С чего ты решил, что следят именно за нами, а не за вами? — спросил князь Ва’Дим после того, как внимательно меня выслушал. — Та же королева вампиров, например? Никак не забудет твоего поцелуя. Эй! Анжела! Как думаешь, такое возможно?

Ну вот, такую серьезную тему обратить в шутку. И не где-нибудь в безопасном кабаке, что допустимо, а посреди проклятых земель. Еще и полукровку зачем-то позвал.

— Тебе, скорее всего, непонятна моя реакция? — спросил князь, угадав мои мысли.

Я лишь кивнул. Какой еще может быть ответ?

— Так и быть, объясню. Начнем с того, зачем я позвал Анжелу. У нас в княжестве именно она главная охотница на нечисть. То есть твоя коллега. И о том, что неподалеку есть вампиры, она мне давно уже доложила.

— Тогда почему?.. — произнес в недоумении я, даже не закончив фразу.

— Ты знаешь, как амулеты действуют на вампиров из сырого мифрила? — задал неожиданный вопрос Ва’Дим.

— Знаю, — кивнул я.

— Тогда смотри.

Он показал мне палец с кольцом из невзрачного белого металла. Так и есть! Сырой мифрил! Я никогда его не видел, только изредка клинки из обычного, но не узнать такое просто невозможно.

— Надеюсь, не станешь никому рассказывать, что у нас в отряде у каждого есть что-то подобное, — закончил князь.

— Обещаю! — ответил я.

Так вот в чем дело. Они давно заметили слежку и то ли игнорируют, чувствуя себя в полной безопасности, то ли зачем-то играют с вампирами.

Дим. Попаданец

Порубежный заметно отличался от своего тезки Пограничного или того же Волкодава. Прежде всего бросались в глаза широчайший ров и высокие стены. Сразу было видно, что и за тем, и за этим постоянно ухаживали и содержали в идеальном состоянии. Но на самом деле они были не причиной, а следствием главного отличия. И Волкодав, и Пограничный, и все другие города вокруг моих проклятых земель стояли примерно в дне пути от границы зараженной территории. Порубежный же построили буквально впритык. Условная граница проходила по берегу рва, а реальная была слишком размытой, поэтому запросто могла находиться и внутри городских стен. И город, к которому мы вышли, вовсе не являлся исключением из общих правил, с остальными тут дело обстояло точно так же.

Во-первых, место стало проклятым не в последнюю, а в предпоследнюю Великую Войну, и часть вредной остаточной магии успела рассеяться. Во-вторых, если у нас под удар попала малообитаемая местность с горами, преграждающими дорогу, с единственной удобной долиной посередине, то тут накрыло центральную и густонаселенную область богатейшей империи. Поэтому все, что удалось отстоять, отстояли и укрепили. Некоторые деревушки превратились в города, кроме них, в удобных местах выросли новые. Так вроде бы и Порубежный?

В-третьих, и это скорее тоже следствие, у нас охотников на нечисть и черных археологов было совсем мало и города служили опорными пунктами обходных караванных путей, а тут наоборот. Где ходить купцам, и так имелось, а города кормились исключительно с проклятых земель. В-четвертых, желающих захватить приносящие прибыль населенные пункты всегда хватало, и те жались поближе к местам, куда завоеватели не захотят соваться.

Ну и в-пятых, Фиор, похоже, был заселен куда гуще нашего континента. Ни о каких покинутых землях, занимающих под четверть материка, тут не было и речи. Все это рассказали нам Шир Шершень и его люди, а сравнения и выводы я уже сделал сам.

Порубежный имел трое главных ворот: южные, северные и охотничьи. От первых двух отходили дороги, ведущие в королевства, на границе между которыми расположился город. Третьи, понятно, смотрели на проклятые земли. Вот к ним мы и подошли.

Я беспокоился за Анжу, а вернее, за ее маскировку. Ну и о наших вампирах тоже. Успел расспросить Шира и знал, что на воротах всегда дежурят не меньше двух магов, один из которых обязательно гильдейский, и еще жрец какого-нибудь из богов. Но хвостатая была по этому поводу совершенно спокойна. Мол, не родился еще архимаг, способный заглянуть под ее маску. Вампиры, кстати, тоже не сомневались в собственной безопасности. Именно этот город был их главным закупочным пунктом крови. Правда, с архимагами они бы предпочли не сталкиваться.

Ну, во-первых, архимага вряд ли кто на ворота поставит, так что с этой стороны и ей, и им действительно опасаться было совершенно нечего. Во-вторых, мой амулет, защищающий от магии разума и позволяющий заглядывать под личину, перед Анжей пасовал. Эль сначала попыталась это объяснить тем, что я и так знаю, кто передо мной, а потом признала: не понимает она магических механизмов, имеющихся у хвостатой. Мол, и ее магия неправильная, и она сама от кончика хвоста до рогов — тоже. Замаскировавшихся вампиров амулет тоже никак не определял. Правда, они своей внешности и не меняли.

В любом случае, ни жрец, ни оба мага в нашей спутнице королеву вампиров не опознали. В ней-то я и не сомневался, если честно. Самих вампиров тоже пропустили без проблем. Сильно удивлялись отряду перворожденных, но и только. Быть эльфом, даже темным — не преступление. А проверяли тщательно и всех без исключения, как нас, так и охотников. И сколько бы Слирит глазки ни строила, ее тоже (хотя никого, кроме красивой женщины, не обнаружили).

— Незаконный гильдейский амулет, — заявил один из магов, когда подошла моя очередь.

— Какой еще на фиг амулет?.. — начал возмущаться я, но вдруг вспомнил. — А… это, наверное, тот, что мы сняли с упокоенного ходячего мертвеца. Там еще грамота была. Как раз собирался при случае в гильдию занести. Показать?

— Не надо, — ответил маг. — Пускай в гильдии и разбираются.

Однако и стража, и спутники-охотники, когда узнали, что я несу в город найденный амулет, посмотрели одобрительно. Магические процедуры завершились, и стало ясно: охотники именно те, за кого себя выдают, Шершня и его подчиненных пропустили без вопросов. Да и нас тоже, стоило ему сказать, что мы с ним.

— Неужели никому не интересно, что случилось с большей частью твоего отряда? — спросил я, после того как вошли внутрь.

— Интересно, но на воротах об этом не принято рассказывать, — ответил он. — Вот придем в гильдию, тогда и дадим полный отчет.

Затем Шершень туда и отправился, предварительно порекомендовав пару лучших гостиниц в Порубежном. Сказал, что первый день к нам приставать с вопросами никто не станет, но потом лучше самим зайти в гильдию.

Мы выбрали одну из подсказанных гостиниц, а вампиры предпочли свою. Находящуюся в другой части города. Звали и нас, но мы отказались. Нет, понятно, гостиничный бизнес точно не их основная цель. Вот и построили заведение, в которое клиенты не стремятся. Богатым не по вкусу, а бедным не по карману. Но ничего страшного, мы их только для сопровождения до этого города и нанимали, а дальше уже каждый сам по себе.

Наконец-то мы оказались в цивилизованных условиях. Нахождения на другом континенте даже не ощущалось. Не только язык, но и культура на разных краях мира на первый взгляд ничем особым не отличались. Во всяком случае, такого резкого контраста, как на Земле между древними римлянами и, например, ацтеками или не менее древними китайцами, не наблюдалось. Да первый день нас это совершенно не интересовало. Сняли два номера, двухкомнатный мне и Эль с Ларой и однокомнатный для Анжелы. Прилично приготовленная еда, купальня, мягкие постели и вообще весь комплекс гостиничных услуг (кроме сговорчивых горничных). Вот что было на первом месте.

Следует упомянуть, что еще раньше Эль с Ларой выяснили, как тут с магосвязью, и сразу успокоились. Оказалось, на всех проклятых землях и вокруг них действует аномалия, препятствующая этому. То есть можно было зря не переживать, лишь отойди на достаточное расстояние и звони кому хочешь (если сил хватит). А несколькими днями раньше или позже, учитывая, сколько еще придется добираться до дома, уже значения не имело.

Глава 21

Эледриэль. Светлая эльфийка

Теперь, когда стало понятно, почему до сих пор не удавалось поговорить с детьми с помощью магии, почувствовала себя намного спокойнее. Темная тоже. А то какие только мысли не лезли в голову. Ведь была убеждена, что живы-здоровы, а все равно. Понимание ситуации позволило немного расслабиться. Поплескались с мужем в купальне, устроили ему (и себе) бурную ночь… Я ведь знаю, человек для нас старается казаться спокойным и невозмутимым, а на деле переживает ничуть не меньше.

На следующий день, как нам и рекомендовалось, посетили местную гильдию охотников на нечисть. Отдать тот амулет, рассказать об обстоятельствах встречи с отрядом Шира Шершня, заодно самим получить как можно больше информации из первых рук и еще пройти какие-то формальности регистрации магов. Последнее очень странно. Нигде и никогда до этого ничего подобного не было. Как только узнали об этом, сразу с Ларинэ договорились, что, если непонятная регистрация окажется больше чем формальностью и наложит хоть какие-нибудь обязательства (например, попытаются нас заставить на воротах дежурить или еще что-то в этом роде), сразу уйдем из города, не задерживаясь тут ни на час. А попытаются задержать — им же хуже.

К счастью, оказалось, ни к чему не обязывает. Почти. В случае нападения на город со стороны проклятых земель или любого из королевств приезжим магам предлагалось на выбор либо принимать участие в обороне (за что позже будет заплачено), либо не вмешиваться и вообще оставаться по домам.

Убедились, что мы поняли, после чего просто записали имена, магические ступени и специализацию. И все. Правда, это только для тех, кто остановился в городе на время и не собирается зарабатывать магической деятельностью. Для тех, кто приехал как раз для этого, условия были несколько другими. И защита города в случае нападения становилась обязательной, и дежурства на воротах — тоже.

Странные порядки! Да никакой маг не согласится на такие условия, и их в городе просто не останется. Или на Фиоре везде так? Допустим, магов много, а возможностей заработать, наоборот, мало. Тогда может быть. Хотя все равно странно. У нас никакого мага нельзя заставить делать то, чего он не желает. Разве что сам на службу поступил, но это совсем другое дело.

Еще гильдейские чиновники подробно расспросили нас обо всех известных обстоятельствах нападения орков на отряд охотников и вообще попросили описать все подробности своего путешествия по зараженным территориям. Кроме некоторых нюансов нам скрывать было нечего. Честно рассказали о своем путешествии с запада на восток через все проклятые земли, чем их довольно сильно удивили. Но сомневаться никто не сомневался. Явно в помещении находился какой-то амулет, определяющий правду.

А мы и не врали. Про королеву вампиров или спящую магическим сном принцессу со своей свитой спросить никто не додумался. О том, что та уже проснулась и древняя имперская столица полностью очищена от нечисти, тоже. Почти — это не считая вампиров, которые теперь там добропорядочные граждане. Скорее всего, что новость дойдет и сюда, но это уже не наши проблемы.

Они больше эльфийской рощей интересовались. Оказывается, о том, что та обитаема, тут только слухи ходят, и не более того. И тут вдруг в город приходит небольшой отряд темных. Причем вовсе не оттуда, но побывавший в роще проездом. О купании в фонтане рассказывать не стали. Опять никто не спрашивал. А официальные приемы у эльфов везде одинаковы.

— Ну вот, по-моему, и все, что могло бы вас заинтересовать, — закончил Дим. — Надеюсь, мелкие подробности вроде порядка ночных дежурств и того, кто с кем и в каком порядке спал, никого не интересуют?

— Нет, это необязательно, — ответил представитель гильдии.

По такой фразе мужа и я, будучи опытным магом разума, не определила бы, что он пытается скрыть нечто очень важное, а уж амулету такое не дано. Тем не менее, весь наш марш отметили на довольно подробной карте. Особенно места встречи с оборотнями и клыкастыми единорогами. И все. А кто мы вообще такие и откуда взялись, тут, похоже, никого совершенно не интересовало. Ни прямых вопросов, ни даже намеков мы не услышали.

Оказалось, такие вопросы в приграничных городах задавать как минимум верх неприличия. Даже представители власти не являются исключением. Любой может прийти, назваться понравившимся именем и жить спокойно. Пока не нарушит местных законов, никаких претензий к нему не будет.

— А за пределами Порубежного, то есть не на границе, а подальше, хоть кто-нибудь признает такое новое имя? — заинтересовался Ва’Дим.

— Конечно, — ответил представитель гильдии. — Граница не только поставляет древние артефакты и ингредиенты из местных монстров на рынки Фиора, мы еще и щит, не позволяющий этим самым монстрам расползтись по всему континенту. А в проклятых землях гибнет много народу, и население нужно как-то пополнять. Поэтому граница — шанс начать новую жизнь, и это признают все государства Фиора.

При этом он так посмотрел на моего мужа, будто не понимал, из какой дыры тот вылез, что не знает общеизвестных фактов. Но Дим ничуть не смутился и продолжал уточнять:

— Значит, любой желающий может прийти в Порубежный, назваться понравившимся ему именем, вступить в вашу гильдию, получить амулет и документ, подтверждающие новую личность, после чего поселиться в любом королевстве Фиора уже под этим именем?

— Теоретически так, а на практике все куда сложней.

— Например?

— Во-первых, для вступления в гильдию необходимо получить рекомендации, как минимум от двух членов гильдии, — начал перечислять чиновник. — Хотя именно для вас это не проблема. Не сомневаюсь, что каждый может рассчитывать на троих, один из которых опытный командир отряда и член совета гильдии.

— Шир Счастливчик? — вставила Анжа.

Собеседник в недоумении поднял бровь.

— Он нам сам рассказал, — пояснила хвостатая свою осведомленность.

— Странно. Шершень не любит распространяться о тех временах. Но вам, пожалуй, мог.

— А во-вторых? — спросил Ва’Дим.

Я уже давно догадалась, куда клонит муж. Хочет получить местные документы, чтобы потом пользоваться ими все время нашего пребывания на Фиоре. И раньше замечала за ним стремление по любому поводу иметь официальную бумагу, а лучше пергамент, с как можно большим количеством печатей. Тогда относилась к этому со снисхождением, как к коллекционированию ножей, а увидев мир, в котором родился и вырос мой человек, многое поняла.

И сейчас была совсем не против официального статуса, который дает членство в гильдии. Не то чтобы считала его обязательным, но в одном не сомневалась — времени такое может сэкономить немало. Уж пусть лучше нас считают авантюристами, законно прикрывающимися гильдейскими именами, чем не пойми кем. Правда, будет стоить наверняка недешево, но ничего, не обеднеем.

— Во-вторых, членский взнос при вступлении в гильдию совсем немаленький, — продолжил чиновник, будто прочитал мои мысли. — Особенно для тех, кто явно не собирается заниматься охотой и добычей древних сокровищ. Вовсе не символическая сумма, а реальные деньги. Но, думаю, для вас и это не проблема.

— Полагаю, что есть еще и в-третьих? — заподозрил муж.

— Есть. Либо испытательный срок ровно год, либо уничтожение какого-нибудь опасного монстра или другой равнозначный поступок. Упокоение бывшего члена гильдии с последующей доставкой его амулета и помощь отряду Шершня вам, конечно, зачтутся, но этого точно недостаточно.

— А два прибитых саблезубых носорога уже не считаются?! — удивился Дим, как это он умеет. — Или они у вас проходят как почти неопасные домашние животные?

Сначала на всякий случай уточнили, кого он имеет в виду под таким названием? Потом, когда убедились, что именно того зверя, на которого сразу и подумали, удивились. А также заинтересовались, почему мы не сообщили об этом, еще когда рассказывали о своем путешествии?

— Как это не сообщили?! — возмутился муж. — У вас даже на карте отмечено. Тут и тут.

— Вы рассказывали, что встретили этих зверей. Про убийство ничего не было.

— И чего о них говорить-то? Это же не дракон, — проворчала Анжа.

Но явно специально так, чтобы, кроме нас, никто не услышал.

— А носороги, наверное, из тех милых зверушек, которых при встрече можно угостить яблоком, почесать за ухом и мирно разойтись? — невинно усмехнулся тем временем муж (он умеет!). — Вот что значит быть не местным и не знать общеизвестных фактов. Но уже как-то поздно сожалеть о том, что мы прибили тварей, показавшихся нам опасными.

— Но на рогозубов магия не действует, — высказался молчавший до этого член гильдии.

— Зато прекрасно действует на землю у него под ногами, — вставила Ларинэ.

— И вообще магия не так уж обязательна, — продолжил Дим. — Это первого мы по неопытности одолели вчетвером, а второго вон Анжела почти голыми руками, всего с двумя короткими клинками зарезала. Если не верите, можем и клыки предъявить.

— Мы верим, — ответил чиновник после затянувшейся паузы. — Но если решите вступить в гильдию, предъявить все же придется.

— И, кстати, — вдруг вспомнил Дим, — про оборотней и диких орков-вампиров мы тоже лишь упомянули, что повстречали.

— То есть вы хотите сказать…

— Да, именно это. Естественно, после таких встреч в живых остается только одна сторона.

Дальше муж уступил право вести переговоры мне. Ведь, по сути, речь шла вовсе не о вступлении в гильдию, а о покупке документов, дающих все права членов этой самой гильдии и не накладывающих соответствующих обязанностей. Нет, так прямо произнесено, конечно, не было, однако все заинтересованные лица прекрасно поняли. Да никого это особо не удивило, поскольку тоже практиковалось.

Не знаю, за какие качества этих троих назначили представителями гильдии, но хорошими торговцами они точно не были. Да и вряд ли на их посту такое умение сильно требовалось. Может, клиенты вроде нас иногда и появляются (наверняка появляются!), но, несомненно, очень редко и идут другим, менее официальным путем. Им же еще и рекомендации добывать приходится, и от годового испытательного срока как-то откупаться.

В общем, эти гильдийцы потребовали с нас стандартный вступительный взнос, даже не попытавшись поднять цену по причине особых условий. Правда, и у меня в сложившейся ситуации оставалось меньше возможностей для маневра, но кое-что все же смогла. Например, оплатить членство не деньгами, а теми же клыками и защитными пластинами рогозуба. Естественно, не по закупочной цене гильдии, а по отпускной.

Уже на следующий день мы стали, как говорит муж, счастливыми обладателями амулетов и пергаментов, подтверждающих нашу принадлежность к гильдии охотников на нечисть города Порубежный.

Дим. Попаданец

Поскольку членство в гильдии нам требовалось исключительно с целью легализации на Фиоре, фальшивыми именами называться не было никаких причин. Во всяком случае, у всех, кроме Анжи. Но хвостатая однозначно никуда вляпываться, в смысле, вступать, не собиралась. У меня в княжестве она и так была главной охотницей на нечисть, без всяких амулетов и бумажек с печатями, и не видела никакой необходимости их заводить.

— Рога и хвост, вот мои документы! — процитировала Анжа.

Надо же, когда были на Земле, успела посмотреть этот мультик. Или не успела, а цитирует меня? Теперь уже и не упомню, какими песнями, анекдотами и крылатыми фразами успел поделиться с этим миром, а какими нет.

В любом случае сейчас речь не об этом. Если у нас когда-нибудь и образуется подобная организация, то Анжа станет основной, если не единственной претенденткой на должность главы (если не сбежит).

Я хвостатой даже намекнул. Нет, не про княжескую гильдию. Просто было бы весело, если королева вампиров вступит в организацию, которая охотится на этих самых вампиров. Она посмеялась, но заявила, что шутка хоть и забавная, но не стоит тех денег, которые придется заплатить за членство. Не хочет — ее дело. Анжа при своих способностях и без документов где угодно пройдет.

Стоило мне подумать, что с настоящими именами никаких проблем не будет, как возникло неожиданное затруднение. Хотя сам виноват, не спросил заранее.

— Имя? — официальным тоном спросил чиновник, заполняя пергамент, которому предстояло стать моим документом.

— Князь Ва’Дим, — привычно ответил я.

Он, вместо того чтобы записать, поднял голову. Потом пояснил:

— Имя можно назвать любое. Даже необязательно то, которым ты представился при проходе через городские ворота или в гильдии. Но титулы могут быть только настоящие.

Логично. А то ведь все станут князьями да герцогами. И лишь только те немногие, у кого с фантазией хуже, графами или, в крайнем случае, баронами. Однако отказываться от титула тоже не хотелось. Слишком полезная штука в этом мире. Да и привык уже как-то.

— И как мне подтвердить подлинность своего княжеского достоинства? Даже если при себе имеются документы, то там вполне может стоять совсем другое имя, которое мне по вполне понятным причинам не хочется разглашать.

— Никаких документов показывать не требуется, — вмешался другой чиновник. — Даже нежелательно. Вон в том углу стоит «камень правды». Положи на него руку и скажи, что имеешь право называться князем. Этого хватит. Только…

— Что только?

— Это не простой камень, а с серьезным плетением. Врать такому «камню правды» небезопасно. Убить не убьет, но болевые ощущения нешуточные. Мелкую ложь он показывает, большую наказывает болевыми ощущениями разной силы (многие и сознание теряют), а за такую серьезную, как присвоение титула, может и руку сжечь.

Я пожал плечами и шагнул в сторону артефакта. Интересная формулировка. Не являюсь или имею право на титул, а право называться. Какое совпадение! Я как раз имею право называть себя хоть космонавтом, хоть ювелиром, да хоть английской королевой! Однако в данном конкретном случае пользоваться расплывчатостью формулировок не придется. И купленный титул есть, и реальное княжество к нему в придачу.

— Имею право называться князем, — заявил я, держа руку на артефакте.

Камень никак не отреагировал, то есть признал, что в моих словах не было лжи. Тогда с какой стати в его названии присутствует слово «правда»? Он не газета, в конце концов. Куда правильнее было бы назвать именно «камнем лжи», раз он только на нее и отзывается. Но, скорее всего, местным так больше нравится, или изготовитель — маг с юмором.

— Имею право называться эльфийской принцессой, — тем временем повторила мой маневр Ларинэ.

Вслед за темной то же самое проделала Эледриэль. Чиновники сильно удивились такому обилию титулов, но в бумаги занесли. Теперь мы были самыми настоящими членами гильдии охотников на нечисть. Со всеми правами и обязанностями. Правда, и то и другое действовало исключительно на территории Порубежного, а во всех остальных местах документы удостоверяли личность и не более. К тому же Эль выторговала месячную отсрочку по отношению к обязанностям. Это при том, что на деле на подготовку к дальнейшему путешествию нам и нескольких дней за глаза должно хватить.

Глава 22

Дим. Попаданец

Вообще мы могли выйти хоть сегодня, но в том-то и дело, что хотелось не идти, а ехать, и желательно с комфортом. Только возникла одна маленькая проблема, о которой мы слышали от Шершня, еще по дороге к городу, но как-то не придавали значения услышанному. С лошадьми в Порубежном, да и во всем приграничье, дела обстояли туго. Не то чтобы совсем не было, но очень мало. В том смысле, что мало кто держал, и те немногие, которые все-таки решались, продавать не собирались.

Дело в том, что на зараженных территориях лошади почему-то долго не жили. Странно, в моих Проклятых Землях чувствовали себя нормально. Нет, отпустить где подальше в глубине, скорее всего, не выживет, а под присмотром просто так не сдохнет. Но здесь свои условия. На границе тоже чувствуют себя не самым лучшим образом. Эльфийские еще ничего, но где же их столько взять? Купцы, которые посещают город регулярно, завозя продовольствие и вывозя добычу, предпочитают запрягать в телеги волов. Но ждать очередного каравана и ехать с ним не хотелось.

Правда, с одной лошадью нам повезло буквально сразу. И хорошая, и недорогая. Стоило поинтересоваться, и продавец тут же появился. Пусть и не чистопородная, но примесь крови эльфийских скакунов присутствовала, и немалая. Можно было заподозрить что-то неладное, но хозяин и сам ничего не скрывал. Да и я, совершенно не разбирающийся в вопросе, видел — животное больное. И серьезно. Владелец был бы рад получить за него хоть что-то, но вряд ли рассчитывал. Однако, узнав, что в городе появились новички, которым срочно требуются любые лошади, решил рискнуть. Увидев среди покупателей сразу двух эльфиек, приуныл, поняв, что обмануть, сославшись на временность болезни, не выйдет. Поэтому без торга согласился на цену, предложенную Эль.

Светлая покупкой осталась довольна и без труда вылечила конягу.

— Скажи, Эль, разве хозяин животного не мог найти мага, который сделал бы то же самое? — заинтересовался я. — Учитывая здешние цены на лошадей, было бы логичней, чем продавать нам за бесценок. Или ты применила что-то особое, тайно-ушастое и другим недоступное?

— Ничего особенного я не сделала, — призналась жена. — Почти любой маг жизни так сможет. Только толку от этого много не будет.

— Почему?

— Я всего лишь приостановила болезнь, а не устранила причину, которой является это место. Но, когда отойдем на достаточное расстояние, вылечу уже по-настоящему.

На следующий день двух оркских коньков нам привели прямо в гостиницу. И цену не постеснялись заломить, как за лучших эльфийских. Мелкие, неказистые, лохматые… Меня всегда удивляло, как крупные орки умудряются ездить на такой мелочи? Вообще-то у них и нормальные породы есть, но и от этой не спешат отказываться. Выносливые, неприхотливые, не требующие почти никакого ухода… Однако, несмотря на все свои преимущества, в близости от проклятых земель они не выживали.

Каким ветром пару этих коньков вообще в город занесло, непонятно, но хозяин увидел возможность заработать и цену снижать не желал категорически. Сразу понял, что мы так долго ждать, как он, не можем. Даже Эль ничего выторговать не сумела. Пришлось брать за предложенную грабительскую цену.

Остальные владельцы верховых животных даже разговаривать на тему продажи не желали. Казалось бы, дорого отдай, дождись каравана, съезди туда, где лошади не в дефиците, купи за нормальную цену, и вся разница твоя. Ан нет. Те животные, что уже имелись, были проверены, а с новыми никогда не угадаешь. Вдруг подохнут в первые же месяцы?

Таким образом, мы оказались в ситуации, когда три коня на четверых. Вроде бы и можно потесниться, доехав до места, где нетрудно купить недостающего, а то и всех на нормальных поменять. Но большую скорость в случае чего развить не получится. И ни о каком комфорте не будет даже речи. И это еще хорошо, что вампиры с нами дальше не едут, а то Слирит с Кали о такой возможности намекали.

— Хоть бери и ставь условие, что возьмем, если каждая добудет по паре лошадей, — пошутил я.

— Не надо, — сразу отозвалась Эль.

— Боишься, что смогут с задачей справиться лучше тебя?

— Нет. Но все равно не надо.

Спорить я не стал. Мне и самому такие попутчицы не очень нравились. Особенно когда необходимость в вампирах полностью отпала. А в том, что не смогут достать, я был совсем не уверен. У их местной агентуры возможности немалые.

Решили, что дальше искать не имеет смысла и в любом случае пора отсюда убираться. И так деньгами сорим, а учитывая местный контингент, слишком велик риск нарваться на неприятности. Всегда могут найтись безбашенные, которым и маги нипочем.

Ларинэ. Темная эльфийка

С опасениями мужа я была полностью согласна. Город, обитатели которого за пределами стен боятся друг друга куда больше, чем нечисти проклятых земель, не может быть безопасным. Этому способствует то, что местные власти готовы легализовать любые отбросы общества, помогая уходить от ответственности за прошлые преступления. Или ту их часть, которую не успели переловить и перевешать за разбой на дорогах или что похуже.

Не то чтобы я ожидала нападения. Достаточно отчаянные и глупые, чтобы решиться напасть на сильных магов, обычно долго не живут, а тут скорее собрались те, кто поумней и потрусливей. Но защиту на наш номер в гостинице я в любом случае поставила серьезную, а Эледриэль добавила и от себя. Кроме прямого нападения, возможны и банальные кражи. Предложили то же самое Анже, но та отказалась.

— Сами нападут, сами пусть и выкручиваются, — заявила она.

Знакомая фразочка. Даже знаю, от кого набралась. Да муж и не скрывал авторства, довольно улыбаясь. Вообще, это ее дело. Нравится рисковать — пускай. Подозреваю, что ожидает, будто на нас не решатся, а к ней могут залезть, чего и добивается. Не удивлюсь, если и дверь в номер закрыть «забудет». По той же причине отказалась от охраны своих подданных. Я знаю, они хоть и предпочитали останавливаться в собственной гостинице, но были готовы поселиться и рядом со своей королевой.

Ночью я проснулась от смутного беспокойства. Вроде бы все в порядке, справа муж, дальше светлая… Но что-то все равно не так. И то, что он во сне ее, а не меня обнимает, тут совершенно ни при чем. Много лет уже вместе живем, давно привыкла не обращать на такие мелочи внимания. Вон и Эледриэль тоже пробудилась и на меня смотрит.

Стоп! А где вся поставленная мною на окна и двери защита?! И не только собственных заклинаний не чувствую. Вокруг вообще нет никакой магии! Понять, как и почему, не успела. Распахнулись двери! Но не входные и не в соседнюю комнату номера, а еще одни, о существовании которых мы и не подозревали. Раньше там была пустая боковая стена. Может, и странно, что никакой мебели не поставили, но для гостиницы явление нормальное.

Причем произошло все очень тихо. Для человеческого уха, разумеется (Дим, вон, до сих пор спит), я бы в любом случае расслышала и не такой звук. Решила, что пытающийся проникнуть в нашу спальню по определению враг, по которому можно сразу бить боевым заклинанием, не выясняя и не церемонясь. Да и зачем ждать нападающих? Только у меня ничего не вышло. Саму магическую силу я чувствовала, как раньше, заклинание тоже сформировала без проблем, а использовать почему-то не могла.

Думать, почему, не было времени. Просто скатилась с кровати навстречу уже ворвавшимся в комнату первым нападающим, по пути выхватывая поставленный вечером у изголовья меч. Магия не действует, брони нет, но кое-что все равно могу. В чем первые двое и убедились.

Краем глаза заметила, как светлая скатывается с кровати на противоположную сторону, стаскивая за собой еще толком не проснувшегося мужа. Хорошо. Хотя бы о них можно теперь не беспокоиться.

Нападавших за тайной дверью оказалось немало, и только первые, видимо, в расчете на тишину и скорость, были легко вооружены. У задних уже имелись доспехи, а у некоторых еще и арбалеты. Первый болт я отбила мечом, от второго увернулась, заранее рассчитав, куда стрелок целится. Однако оставался риск, что тот в следующий раз поймает в прицел не меня одну, а еще и кого-то сзади. Тогда ни Дим, ни Эль просто не успеют отреагировать. Из-за спины полетели стрелы. Светлая наконец добралась до лука и решила эту проблему.

Дим. Попаданец

В Порубежном улицы по ночам освещались довольно ярко. Не жалеют магической энергии, хотя для этого имеется своя, очень простая причина. Город стоит на нескольких источниках, и если не использовать их силу, она просто уйдет в никуда. Вот по ночам и тратили излишки. Обычно каждый подобный захватывается сильным магом, который строит себе башню, но тут такого не случилось. И я даже догадываюсь, почему. Близость к предполагаемому месту обитания легендарной королевы вампиров отбивает охоту у многих.

Света, льющегося в окно, вполне хватало, чтобы рассмотреть все в спальне, даже не зажигая своих огней. Все было как в анекдоте про голую эльфийку с луком. Самым буквальным образом. Особенно в той части, что голая — это когда совсем без одежды. Тут, в общем-то, все понятно. Нормальные люди и нормальные эльфийки не в доспехах в постель ложатся. Такого странного изобретения, как пижама, ни я, ни мои жены тоже никогда не практиковали. Поэтому и получилось, как в том анекдоте. Только у Эль было откуда доставать стрелы.

По другую сторону кровати находилась Лара, на которой из одежды был только меч. Однако темную повышенное внимание мужчин, рвущихся в нашу спальню через непонятно куда исчезнувшую часть стены, ничуть не смущало. Она молча рубила тех, кого не успевали достать стрелы Эль.

Я, как говорится, тоже был далеко не при галстуке. Но в выборе между штанами и магобластером победил последний. Выхватил его с намерением поддержать огнем Лару и обнаружил, что артефакт не работает. Только зря драгоценное время потерял, уж лучше бы выбрал штаны. И ведь мои ушастые тоже магию не используют, что весьма странно. Эль ладно, она далеко не боевой маг, но Лара… Перевес на стороне нападающих слишком велик, чтобы играть в фехтование.

Но размышлять, почему все так происходит, времени не было. Бросил отказавший артефакт на кровать и взялся за меч. Появился соблазн все же начать со штанов, но я его пересилил. Хотя чуть времени вроде и имелось. Лара дерется по ту сторону кровати, и мне туда лучше не соваться. Эль стреляет отсюда, а я стою возле, переводя голову от окна к двери и обратно. То есть прикрываю, на случай если нападающие решат, что добыча оказалась им не по зубам и открывающейся стены недостаточно.

Уже вскоре убедился, что прав. Двери начали очень медленно приотворяться. Не следи специально, и не заметил бы. А ведь мы дверь запирали и ключ с этой стороны в замке оставили! Только подпереть мебелью, к сожалению, не додумались. Подскочил вплотную и не глядя сунул меч в образовавшуюся щель. Короткий вскрик свидетельствовал о том, что в кого-то попал. Ногой захлопнул дверь обратно и повернул в замке ключ. Только толку-то, учитывая, что один раз он их уже не остановил. Дернул к проему сундук, стоящий в стороне, какая-никакая, а преграда. Не остановит, так гарантированно задержит, да и шум привлечет внимание, поэтому больше незаметно не откроют.

Затем оглянулся и увидел в окне арбалетчика, целящегося в Эль. Ни предупредить, ни тем более добежать уже никак не успевал, поэтому сделал единственное, что мог, — швырнул меч. Оружие попало совсем неудачно, плашмя, и не причинило никакого вреда, но прицел все же сбило, и болт ушел в потолок. Голый и безоружный, побежал к окну, хватая по пути первый попавшийся предмет.

Подушка, конечно, грозное оружие. Если использовать ее в постельных битвах. Мы с ушастыми иногда дурачимся, поэтому точно знаю, о чем говорю. Но против меча все равно не котируется. Хотя от одного удара прикрыть все же может. Но у наполовину залезшего в окно врага в руках был только незаряженный арбалет, и победа досталась подушке. Противник вывалился обратно, судя по звуку, увлекая за собой еще кого-то.

А я, уже второй раз за короткую схватку, лишился оружия. Не стал искать свой, а взял стоящий у изголовья кровати меч светлой. О штанах на этот раз даже не думал. Только продолжения уже не последовало. Сначала, после короткого шума из коридора, прекратили долбить подпертую сундуком дверь, затем и из смежного помещения напирать перестали. Вскоре оттуда показалась Анжа. В своем настоящем облике, с рогами и хвостом. Одета тоже довольно легко: парные клинки и пятна крови. Лара, кстати, тоже вся в крови. Сразу стало ясно, почему светлые с темными в рукопашную предпочитают не лезть.

В общем, в результате схватки у меня в спальне теперь находились три голые красавицы с оружием и только я один в штанах (все-таки успел их натянуть, когда понял, что все кончилось). Эль последовала моему примеру, не забыв поддоспешник и кольчугу, а также конфисковала у меня свой меч. Я тоже полностью вооружился, а заодно нашел собственный клинок под самым подоконником. Лара стащила простыню с кровати, вытерла ею с себя кровь и сделала то же, что и мы. Голой осталась только хвостатая.

Глава 23

Анжа. Королева вампиров

Я проснулась от непонятного шума за стеной. Кто-то там возился. Для гостиницы явление, в общем-то, не считающееся необычным, но эта была из дорогих, и тут заботились в том числе и о магической защите от шума. Соседи производили непонятно что, не столько в своем номере, столько с самой стеной. Наверное, от того звук и просачивался.

Потом преграда вдруг распахнулась, и в комнату ворвались сразу четверо людей с оружием. Я привычно стала невидимой, выскользнула из постели, захватив по пути оба клинка, и встала чуть в стороне. Странно и необычно, но вся четверка вовсе не вертела головами в поисках исчезнувшей жертвы, а смотрела прямо на меня. И ведь ни на одном я не почувствовала достаточно мощного амулета, защищающего от магии разума. Вообще никакого не почувствовала. Хотя такие против моих способностей обычно малоэффективны или вообще бесполезны. Но не было и их! Только сейчас поняла, что вообще никакой магии вокруг не было. Абсолютная пустота.

Пока все это обдумывала, в комнате появились еще трое. Однако никто не спешил нападать. Вся семерка стояла и смотрела на меня со смесью удивления и страха. Только сильно сомневаюсь, что их могла удивить и тем более напугать голая полуэльфийка с парой коротких клинков. А легендарная и ужасная королева вампиров как раз очень даже могла. И если по каким-то причинам не действует отвод глаз, хотя, по моим собственным ощущениям, все прекрасно работает, то и иллюзия тоже. То есть видят они меня сейчас настоящую, а значит, в живых оставлять никого нельзя. Тем более что не поболтать о погоде зашли, а со вполне понятными намерениями.

Первых двух я достала очень быстро, они даже отскочить назад не успели. Еще одного почти так же. Эти трое хотя бы пытались или, скорее, намеревались сопротивляться, но, понятно, безуспешно. А потом стало трудно, потому что когда на тебя нападают — это одно, а когда пытаются в панике убежать — совсем другое. Они сильно мешали друг другу, что понятно, и мне, чего никак не ожидала. Однако и это препятствие сумела преодолеть, в спину бить оказалось не труднее, чем в грудь.

Эти семь и в смежном помещении еще один. Маловато для того, чтобы взять меня. Или, наоборот, много? Учитывая, что они собирались напасть на спящую беззащитную полуэльфийку. Может, слухи о том, что я в одиночку сумела справиться с саблезубым единорогом, уже успели распространиться по городу и нападающие сочли подобную предосторожность не лишней?

Осмотрела стену, через которую они проникли. Интересная конструкция. Если смотреть из моей комнаты, то, и точно зная, что она там есть, нет гарантии, что удастся ее обнаружить. Есть возможность открыть одну половинку, а при необходимости несложно распахнуть в большую двустворчатую дверь. Одно можно сказать с абсолютной точностью: не поздняя доработка, а закладывалось еще при строительстве гостиницы. Что тоже небезынтересно.

Тут из коридора послышался шум, похожий на попытку выломать дверь, и я поняла, что лезут не только ко мне. Естественно. Князь с эльфийками — заманчивая добыча. А если магия не действует не только в моем номере, но и во всей гостинице, то нападающим может показаться и безопасной.

Выглянула в коридор. Сразу напротив меня трое мужчин пытались выбить ногами подпертую чем-то изнутри дверь. Четвертый, явно раненый, сидел в стороне, облокотившись на стену. Он и умер первым, поскольку заметил мое появление. Возник вопрос, почему так грубо работают? Там что, тайного входа нет? Непредусмотрительно со стороны строителей. Но решила отложить этот вопрос на потом. Оставшихся троих успокоить было нетрудно, тем более что в панике не убегали и мне этим не мешали.

Потом заметила, что двери в соседний номер приоткрыты и именно оттуда раздаются звуки боя. Осторожно заглянула вовнутрь и увидела аналогичную ситуацию. То есть тайный вход имелся не только ко мне. Стена между комнатами была распахнута, и нападающие пытались проникнуть в чужой номер, но их успешно сдерживала темная эльфийка. Еще у нее из-за спины прилетали стрелы. Это, несомненно, старалась светлая.

Эльфийка с луком — это всегда хорошо. Можно не опасаться, что случайно заденет меня. Вот если Ва’Дим, тогда да. Он стрелок, скажем так, довольно своеобразный. Прекрасно владеет арбалетом, а что касается лука, по его же словам: «эта глупая палка с веревкой не желает с ним сотрудничать». Настолько, что даже обе жены не пытаются изменить ситуацию. Стрелы всегда летят куда угодно, только не в мишень. Причем иной раз избирают настолько своеобразную траекторию, что потом ни один эльф, при всем желании, не сумеет повторить.

В общем, не опасаясь получить стрелу от своих, напала сзади и добила остатки нападавших.

Дим. Попаданец

Стоило хвостатой отправиться к себе одеваться, как из коридора опять раздался какой-то шум. Выскочили следом, но было уже поздно. Нет, с Анжей ничего не произошло. Просто она нарвалась на еще четырех бандитов (или скорее они на нее), тащивших по лестнице с третьего этажа связанную парочку. Вот всех и перебила. Исключая пленных, естественно. Тем более что те находились без сознания и ее настоящей внешности, не прикрытой ни иллюзией, ни одеждой, увидеть не могли. Получалось, не мы одни подверглись этой ночью нападению.

Хвостатая оставила освобожденных пленников на нас и все-таки пошла в свой номер одеваться. В гостинице тем временем постепенно просыпались люди и нарастал шум. Вот снизу появилась пожилая служанка, то ли жена хозяина, то ли какая-то его родственница. Но, увидев нас, вдруг испуганно вскрикнула и побежала обратно. Странно, Анжи рядом нет, а больше тут ни у кого рога с хвостами не растут. Я даже на всякий случай оглянулся, вдруг наша экзотическая спутница успела вернуться? Но нет. Вернее, да, но только что, то есть сбежавшая женщина никак не могла ее увидеть. Ну испугалась и испугалась, не до нее сейчас.

— Что делаем дальше?

Вопрос я задал всем, но прежде всего имел в виду именно Анжу. А точнее, ее неспособность в данный момент замаскироваться под кого-то безобидного. Выходить в компании королевы вампиров из гостиницы как-то не хотелось. Потом доказывай, что это на тебя тут напали, а не наоборот.

— Я уйду по крышам, — сразу ответила она, прекрасно понимая, в чем дело. — Раз магические светильники на улице горят, значит, возможность пользоваться силой исчезла только в гостинице, а не во всем городе. В случае чего потом скажу, что погналась за убегающими бандитами. Заодно и вас смогу со стороны подстраховать, если понадобится.

— Хорошо, — согласился я. — Тем более что как минимум двое пытались к нам в окно залезть, поэтому и лжи в твоем утверждении не будет. Но если вдруг не получится изменить внешность и за пределами гостиницы, уходи к своим вампирам, они точно смогут тебя спрятать.

— Ладно, — серьезно кивнула Анжа. — Хотя сомневаюсь, что понадобится.

Обе эльфийки тоже план хвостатой одобрили, и она отправилась на третий этаж, чтобы уже оттуда перебраться на крышу. Мы же развязали парня с девушкой, и Эль, наконец, привела их в сознание. Был риск, что они, очнувшись, именно нас и сочтут похитителями, но обошлось. Объяснить, в чем дело, оказалось совсем нетрудно. Те опознали в нас соседей, которых видели в ресторане гостиницы, но главное, были захвачены не во сне и успели разглядеть нападавших. Трупы последних, валяющиеся чуть в стороне, оказались самым лучшим доказательством.

Стоило рассказать, что мы собираемся выбираться наружу, а там действовать по обстоятельствам, парочка попросилась с нами. Вернее, парень, девушка была с ним абсолютно согласна и вообще предпочитала молчать. Он подобрал меч одного из своих похитителей, чтобы не возвращаться за собственным оружием в номер.

— Я Глайнир, а это моя невеста, вернее, уже жена, Велинара, — представился он.

Интересное они выбрали место для медового месяца. Но вслух говорить не стал, вдруг для такого решения есть серьезная причина?

— Только держитесь сзади, не высовывайтесь и не мешайте, — предупредила Лара.

— Хорошо, — согласился Глайнир.

Умеет моя темная жена предложить таким тоном, что возражать ни у кого не возникает желания. Разве что у меня, только она хитрая и по отношению к любимому мужу эту свою способность не использует. Вот и сейчас глянула так, будто собиралась сказать, что и ко мне это тоже относится. Но не произнесла больше ни слова.

Отправились вниз, готовые в любой момент отразить нападение. Но не понадобилось. Общий зал гостиницы, являющийся по совместительству и рестораном, оказался пуст.

— Непонятно, — признался я. — То ли тут изначально никого не было, то ли нападавшие успели убежать?

— Я точно слышала шум, и это явно были постояльцы, — сразу ответила Эль.

— Я тоже, — добавила Лара. — И та служанка куда-то должна была деться.

— Подозреваю, что выбежали наружу, — сделал нехитрый вывод я.

С этим никто спорить не стал. Осталось решить, стоит ли так же поступать нам самим? И Эль, и Лара были за. Существовал, конечно, очень минимальный риск, что все произошедшее — не чья-то частная инициатива, а акция, санкционированная городскими властями. В таком случае стоило либо оставаться внутри до выяснения, либо пробовать прорваться другим путем, а никак не через главный выход. Однако в том-то и дело, что подобная вероятность была очень минимальной. Во-первых, власти организовали бы все иначе, а во-вторых, вряд ли стали бы захватывать других постояльцев.

Я хотел было выйти первым, но темная меня не пустила.

— Какая разница, кто?! — возмутился я. — Магия не работает, поэтому у тебя все равно нет основного преимущества, благодаря которому имела бы приоритет.

— Сможешь поймать на лету, отбить или хотя бы уклониться от стрелы или арбалетного болта? — спокойно спросила жена.

— Нет, — пришлось признать мне.

— Тогда вопрос исчерпан.

Хорошо хоть, не завели со светлой свою любимую песню про пользу тренировок, и что они не раз предупреждали. Не дожидаясь, пока я придумаю еще какой-нибудь аргумент, темная шагнула наружу. Не услышав предупреждения, звуков боя или ударов стрел, я вышел следом за ней.

Для ночи народу на улице вокруг гостиницы собралось многовато. Тут были и два патруля ночной стражи, и несколько магов, и высокопоставленные члены гильдии охотников на нечисть (хотя бы тот же Шир Шершень), и просто вооруженные горожане. Для позднего времени так вообще толпа собралась. И все почему-то стояли на одном расстоянии или дальше, будто не желая пересекать невидимую черту.

Почти сразу вслед за мной вышла Эль, а потом и парочка молодоженов. Поскольку толпа как-то напряженно молчала и никто не горел желанием ничего говорить, я сделал шаг вперед. Эльфийки последовали за мной. Без каких-либо эксцессов подошли поближе. Толпа молча расступилась.

— Опять чувствую магию, — сообщила мне шепотом темная, когда мы пересекли невидимую черту.

— Я тоже, — подтвердила светлая.

И в этот момент как будто кто-то повернул рубильник, включающий звук. Заговорили все разом. Ну или почти все. В первую очередь представители властей, которые желали знать, что же произошло в гостинице?

— А самим зайти и посмотреть боги не позволяют? — разозлился я.

И действительно, стражи вокруг полно, в гостинице происходит что-то подозрительное, а вовнутрь никто так и не сунулся, когда нас пытались ограбить. К тому же тут оказалось немало других постояльцев, выбравшихся раньше нас. Но сообщить ничего полезного они не могли, а только запутывали и так неясную ситуацию. Те, кто честнее, рассказывали, что услышали звуки боя из соседних номеров и предпочли убраться на улицу.

— Чтобы позвать на помощь! — веря в собственные слова, сообщил нам один из них.

— Когда задействуется артефакт, полностью блокирующий магию, это всегда очень серьезно, — не обращая на остальных внимания, ответил на мой вопрос один из магов (вроде бы тот, которого мы видели на воротах, входя в город). — Никто не станет соваться в такое место без подготовки.

— Что за артефакт? — заинтересовалась Лара.

— Как?! — не поверил маг. — Мы думали, что произошедшее — ваша работа. Оба городских на месте, это уже успели проверить.

— Точно не наша, но я уже хочу такую игрушку, — вставил в ответ.

— Они очень редкие, и секрет их изготовления утрачен. В городе всего два, и оба не продаются.

— Жаль, — ответил я. — Однако, судя по всему, есть третий, и он вполне может стать чьим-то трофеем.

Никто прямо не возразил, хотя идея им явно не понравилась. А я сразу вспомнил амулет, которым лишили силы дракона. Но тот вроде действовал по иному принципу. Точно по-иному. Он лишает магии не место, а тех, кто попал под его воздействие.

— И долго вы намерены ждать? — опять спросила темная.

— Сейчас гильдия собирает команду из сильных магов и лучших охотников для проверки «Принцессы и дракона», — добавил Шир Шершень. — Так что же там все-таки произошло?

— Банальная попытка ограбления и похищения, — наконец рассказал я. — И хозяин гостиницы, несомненно, в деле. Кстати, Шир, вроде как раз ты нам ее и присоветовал.

— Вы просили лучшую, а эта такая и есть. Вернее, была, — стал оправдываться охотник.

— А вторая?

— Которая? — не понял он.

— Ты ведь рекомендовал две. Так такая же «безопасная»?

— А… Нет. Может, чуть похуже, но что касается безопасности, могу гарантировать.

— Откуда такая уверенность? — стало интересно мне.

— Я на треть ее хозяин.

— Так почему сразу не предложил только свое заведение?

— Вы просили лучшую, — честно ответил Шир. — Вот и назвал в первую очередь «Принцессу и дракона».

Затем Шершень предложил всем пострадавшим переселиться в его гостиницу совершенно бесплатно. После чего пересчитал таковых и добавил, что только на эту ночь. Грамотный коммерческий ход. Вроде бы оправдывается за неудачный совет, а на деле получает прибыль. Ведь за остаток ночи много в любом случае не возьмешь, зато те, кто воспользуется его предложением, наверняка останутся и на более долгий срок. Позже наедине сообщил, что это касалось остальных, а мы можем и дальше не платить.

Тем временем стражники стали интересоваться подробностями произошедшего в гостинице. Чем дальше, тем больше проявляли желания идти внутрь, не дожидаясь специальной команды. Но в самый последний момент их прервала появившаяся из боковой улицы Анжа. Хвостатая, не церемонясь, тащила за собой мужика, громко ругающегося и подпрыгивающего на одной ноге. К лицам во время нападения я особо не приглядывался, но арбалетчика, пришибленного подушкой, опознал. Сама Анжа опять была в облике полуэльфийки.

— Поймала только одного, остальные сбежали, — доложила она.

— Я Сорк Сиреневый, член гильдии охотников, требую немедленно меня отпустить и взять под стражу эту… эту… эту недоделанную полукровку за ни на чем не обоснованные смехотворные обвинения и нападение на…

Дальше он не договорил, потому что получил весьма прицельный пинок от Анжи. «Недоделанной» хвостатой быть не понравилось, и за это она била не куда-нибудь, а по больной ноге.

— Это один из нападавших, — подтвердил я. — Лез в окно спальни, но получил по голове подушкой и убежал.

Тот пытался возмущаться и чего-то требовать, но его все равно арестовали до выяснения. Стражники же, наконец, решились и направились ко входу в гостиницу. За ними последовали охотники. Маги остались за пределами невидимой черты, так как внутри зоны от них все равно не будет никакого толку. Мы тоже не горели желанием опять туда идти, хотя лично на меня это вообще никак не действовало.

Вскоре стали поступать первые сведения, подтверждающие нашу версию. Затем прибыла обещанная спецгруппа и занялась расследованием уже всерьез. Я сразу понял, что это надолго. Поэтому не стал ждать до утра, а воспользовался предложением Шира Шершня и позвал спутниц в его гостиницу. Большинство бывших постояльцев «Принцессы и дракона» последовали нашему примеру. Правда, в отличие от нас, они повыбегали почти без вещей и сначала вернулись за ними. Мы же, благодаря моей борсетке, почти ничего не оставили, поэтому могли вообще спокойно уходить. Только Эль договорилась о нашей части трофеев и куда их доставить.

Глава 24

Ларинэ. Темная эльфийка

В ночном нападении было много странностей. Даже слишком. Особенно учитывая, что в Порубежном существовали особые правила на случай применения подобных артефактов, и ничего скрыть точно не получилось бы при любом исходе. На что они вообще рассчитывали?

Мало кто мог решиться на такое. И не важно, что после применения самого артефакта не остается никаких магических следов. По словам местных, в той гостинице еще пару недель, а то и месяц нельзя будет пользоваться силой. Все, что удалось выяснить, амулет был активирован еще до нападения на нас и унесен через подземный ход.

Допустим, у них бы все вышло, как планировалось. И нас похитили, и ту парочку, и ушли никем не замеченные. Что дальше? Забыть о ценнейшем древнем артефакте и больше никогда его не применять? Ведь при следующем использовании или попытке продать сразу станет ясно, кто ответственен за все предыдущие случаи. За нападением, несомненно, стоит кто-то влиятельный, а не случайные бандиты. Не случайные, то есть местная полулегальная ночная гильдия тоже очень вряд ли. Если бы, например, отряд охотников нашел такой артефакт где-то в проклятых землях, то с его продажи они бы получили куда больше, чем с банального ограбления. Воры, в принципе, тоже.

Еще одной особенностью стал тот факт, что напали только на нас и на ту парочку молодоженов. Совсем не простую, как можно было подумать с первого раза. Небедные — это да, но в той гостинице нищие и не останавливались. Вот только то, что юноша оказался сыном одного из глав гильдии охотников на нечисть, а девушка — дочерью торговца из столицы соседнего королевства, который контролировал основной товаропоток с Порубежным, кое-что объясняло. Похищенные дети могли превратиться в серьезный рычаг давления как на одного, так и на другого.

Можно было заподозрить, что они и являлись основной целью, а на нас напали только для отвода глаз или по случаю, например, из жадности, однако в этой версии не все сходится. Почему тогда за парочкой отправили всего четверых, а за нами почти полный отряд охотников, усиленный простыми бандитами, не входящими в гильдию? Если же главной целью были именно мы, то почему отвлекающей избрали только молодоженов? Гостиница действительно для богатых постояльцев, и таких там хватало.

В общем, загадок было достаточно, и ответы на них могут появиться только по завершении расследования. Если оно даст хоть какой-то результат. А могут и не появиться, даже при успешной поимке организаторов. Сюда бы Гату из Пограничного, она бы, скорей всего, нашла причины.

Еще довольно интересен примененный артефакт. По предположению мужа, он наиболее похож на тот, с помощью которого были лишены силы драконы Крабодур и Иркана. Внешне, может быть, и так, но на самом деле ничего общего. Тот рассчитан исключительно на драконов, а воздействие на остальную магию — побочный эффект. Подозреваю, что вообще вызванный неисправностью, неумелым применением или чем-то вроде того.

Сразу вспомнили и остальные случаи, имеющие хоть что-то общее. Например, во время нападения на наше княжество армии Зинского королевства его маги тоже применили нечто подобного характера. Решили, что полное отсутствие магии даст преимущество большей армии. И опять похож был только внешний эффект, а на деле ничего общего. И главное, там необходимо участие большого числа сильных магов. Еще вспомнилась зона в покинутых землях, на которой вообще никакая магия не действует. Мы там от мутанта прятались. По своим свойствам было наиболее похоже, хотя и осталось со времен древней войны.

Чем бы это ни было, вывод прост: в любой момент необходимо быть готовыми к нападению. На зараженных территориях и то спокойней. Как любит говорить муж: самый опасный хищник — человек. Ерунда, конечно же, мы будем поопасней, но в такой ситуации начинаешь верить, что он прав.

Однако и у нас есть скрытые козыри. Та же Анжа. О том, кто она такая, никто не догадывается. И о вампирах в городе тоже. Вот они нам и понадобились. Возобновили договор об охране, только не явной, как раньше, а тайной. Теперь, если кто нападет, его ждет дополнительный сюрприз.

Дим. Попаданец

Утром стала поступать интересная информация. В том, что гостиница изначально строилась с возможностью тайно проникать в любой номер, больше ни у кого не оставалось сомнений. В осведомленности об этом хозяина заведения — тоже. Однако допросить его не получилось. Как сам хозяин, так и большая честь персонала, состоящая с ним в родстве, куда-то исчезли. Немногие оставшиеся вообще ничего не знали.

Единственное, что удалось выяснить, — это способ, которым они сбежали, а также сначала проникли, а потом исчезли бандиты. Кроме тайных дверей во все номера и наблюдательных отверстий, чтобы следить за постояльцами, стража нашла еще и подземный ход, ведущий в небольшой домик по соседству, из которого имелся выход на другую улицу.

По поводу артефакта, блокирующего магию, удалось выяснить только то, что он однозначно был не одним из двух городских, хотя и работал по тому же принципу. Поначалу рассматривалась даже версия, по которой кто-то сумел незаметно позаимствовать один из них, воспользоваться и быстро вернуть на место. Но она не выдерживала никакой критики. Во-первых, после срабатывания артефакт долго заряжается даже от источника. Но найди кто-нибудь способ ускорить процесс, ничего бы не изменилось, потому что, во-вторых, каждый оставлял уникальный магический след. Забавная ситуация, все остальные магические следы и структуры исчезали напрочь, а его собственный оставался.

Потом начали находить трупы. Первым в списке оказался Сорк Сиреневый. Его зарезали прямо в одиночной камере городской тюрьмы. Затем шли несколько членов того же отряда охотников на нечисть (половина трупов из гостиницы тоже принадлежала этой компании). Кто-то умер у себя дома в постели, а кто-то прямо на улице в районе трущоб. К вечеру отыскалась и вся семья хозяина гостиницы. Тоже покойники.

Кто-то радикально заметал следы. Не просто какой-нибудь бандитский главарь, а человек, занимающий достаточно высокое положение, если сумел все провернуть. И следующими на очереди могли быть мы. Но скорее вряд ли. Ведь обрубались прежде всего нити, которые могли разоблачить организатора. Мы же не свидетели, а пострадавшие, и любые действия будут по сути местью. То есть вместо того, чтобы повысить свою безопасность, враг станет ею рисковать.

В любом случае от предложенной властями охраны я отказался, а Эль с Ларой одобрили это решение. Раз уж Сиреневого охотника не спасла тюремная камера, то и местная охрана не поможет. Вернее, кто-то из них, скорее всего, и окажется убийцей.

Но в течение двух дней никаких попыток покушения на нас не последовало. Вообще-то мы давно бы покинули Порубежный, но нападение с использованием неучтенного артефакта, да еще и в самом центре города, по местным меркам, оказалось весьма серьезным событием. Кто-то явно переоценил свое влияние, и теперь расследование велось весьма активно. Ну и нас попросили остаться, пока все не выяснится.

Хорошо хоть время не пропало зря. Уже на следующий день на наш новый адрес явился человек, у которого мы сами до этого безуспешно пытались купить коня. Теперь он, похоже, передумал.

— Пускай поднимается в номер, — сказал я слуге, передавшему сообщение.

— Не может, — как-то странно ответил он.

— Почему?

— Тут тесновато, и с конем на второй этаж подняться никак не получится, а без него мой хозяин никуда не пойдет.

Странное заявление. Складывалось впечатление, что слуга насмехается, только непонятно, чему или над чем? То ли над хозяином, то ли над шуткой, которую считает общеизвестной. Заинтригованные, мы спустились во двор. Первое, что увидели, это выставленного на продажу коня. Он был очень похож на Лариного Ужаса, если не считать белой масти. Повернулся к Эль, чтобы об этом сказать, но, судя по ее глазам, моя светлая уже влюбилась с первого взгляда.

— Я готов вам продать своего Ослепительного при двух условиях, — сразу безо всяких предисловий начал хозяин животного. — Моя цена окончательная, и торговаться не собираюсь.

— Хорошо! — мгновенно ответила Эледриэль, даже не поинтересовавшись, о какой сумме идет речь.

Нет, точно влюбилась! Такое поведение для нее нетипично. Да что там, никогда раньше себя так не вела!

— И еще вы не станете продавать коня никому в Порубежном, а представителям семьи Зоров вообще где бы то ни было.

— Я его в любом случае никому продавать не намерена, — опять, не задумываясь, ответила Эль.

Поскольку моя светлая жена не только не собиралась торговаться, но и о причинах таких условий спрашивать не спешила, это пришлось делать мне:

— Какие у тебя разногласия с названной семьей и чем это может грозить нам?

— Несколько лет назад старший Зор собирался купить этого коня у местного купца, к которому тот попал вообще загадочным образом (если верить его рассказам, получается, сам вышел из проклятых земель). Но не удалось. Сами виноваты, слишком долго торговались. Купцу надоело, и он продал коня мне. С тех пор Зоры не раз пытались оспорить покупку, но всегда безуспешно. А вчера купец умер, и у него якобы нашли расписку, подтверждающую выдачу задатка и обязательство продать коня именно той семье, и никому другому.

— И настоящая подпись? — заинтересовался я.

— Скорее всего, да. Только в том-то и дело, что они тогда не сумели сговориться даже о размере задатка, не говоря об окончательной цене. И уже оформленный документ просто остался у Зоров. Раньше не предъявляли, ибо купец его бы легко оспорил, а после смерти бывшего владельца уже ничего не докажешь.

— И как же у вас в Порубежном принято разрешать споры, когда нечто имеет двух «законных» хозяев? — спросила Лара.

— Дуэлью, — ответил тот. — Но у меня нет шансов против Зора Серого Медведя.

— А у нас, значит, есть?

— Вам вообще необязательно принимать вызов. Можете просто взять и уйти из города. Никто ничего не сможет сделать.

Шир Шершень, очень кстати подошедший в разгар беседы, подтвердил слова продавца. Как о нашем праве не принимать вызов, так и вообще всю историю с конем, которая в городе была общеизвестной. После этого Эль просто спросила цену и сразу расплатилась, даже не поморщившись от размера названной цифры. Не то чтобы я был против. Для моих остроухих красавиц ничего не жалко, и в любом случае, не обеднеем. Зато теперь, когда кто-то, вся такая светлая и ушастая (не будем называть имени, но точно Эледриэль), попробует ворчать, будто я транжирю семейный бюджет, у меня появится чем ответить.

— Молодец, Эль, хорошего коня выбрала, — похвалил я жену. — Чем-то на Лариного Ужаса похож. Имя старое оставишь или новое придумаешь?

Светлая посмотрела коню в глаза, будто интересуясь его мнением, затем повернулась ко мне и заявила:

— Поменяю.

— У меня идея! Назови его так же, Ужасом. Только Летящим На Крыльях Дня.

Жена даже отвечать не стала, просто фыркнула. Конь повторил за ней, как будто они сговорились.

— Не хочешь Ужасом, назови Пушком, Снежком или Перышком. Ему по цвету точно подойдет.

Эль картинно закатила глаза, мол, с кем я связалась? Конь опять повторил за ней. Нет, они явно друг другу подходят, раз сразу нашли общий язык. Лично мне теперешнее имя Ослепительного почему-то не нравилось и вместе с тем вызывало какие-то ассоциации, причем вовсе не отрицательные. В голове вертелся какой-то ослепительный миг. Почему именно миг, непонятно. Хотя вспомнил! Есть только миг — ослепительный миг!

— Тогда предлагаю назвать: Миг Между Прошлым И Будущим, — заявил я, цитируя слова песни.

На этот раз Эль с конем смотрели друг на друга достаточно долго. Потом показалось, что он кивает, соглашаясь, после чего светлая озвучила их общее решение:

— Мы согласны.

Именно так, «мы», а не «я». Раньше такое замечал только за Ларой, а теперь и Эль туда же.

— А откуда эти слова? — заинтересовалась жена.

— Из песни, — честно признался я.

— Какой? — сразу навострила ухи светлая.

Петь-то я, понятно, не умею, но процитировать по памяти смог:

Призрачно все в этом мире бушующем.
Есть только миг — за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь.

Вечный покой сердце вряд ли обрадует.
Вечный покой для седых пирамид,
А для звезды, что сорвалась и падает,
Есть только миг — ослепительный миг[1].

Услышав всю песню, Эль осталась еще более довольной. Еще бы, откуда взято имя для коня темной, она прекрасно помнила. Чувствую, меня по этому поводу ждет скандал. Хорошо, что не заставят придумывать еще одно конское имя. Ужаса-то переименовывать теперь поздно! Да и не нанимался я коней называть. Хорошо хоть это редко требуется.

Однако у меня такое впечатление, что эту песню я своим ушастым уже переводил на местный. Точно, так и было! Неужели забыли? Нет, за эльфами такого наблюдать не приходилось. Тогда почему? Уж в таком серьезном вопросе, как придумывание имени для коня, Эль придуриваться точно не стала бы. Или все дело в том, что тогда был мой неумелый перевод, а сейчас процитировал в оригинале? Скорей всего.

Не прошло и часа, в гостиницу явился тот самый Зор Серый Медведь и потребовал вернуть его собственность. Поскольку лично к нам претензий не имел, «великодушно» предложил компенсацию. Примерно десять процентов от уплаченного моей женой.

— Иначе, по законам Порубежного, буду вынужден вызвать тебя на поединок, — закончил он, обращаясь ко мне.

— Коня покупала я, и вызывать придется меня, — не терпящим возражений тоном заявила Эль.

Тот лишь пожал плечами, мол, вам виднее, а мне без разницы.

А мы с Ларой забеспокоились. Купить понравившегося коня за невероятно большие деньги — это одно, а делать потом из-за этого глупости и рисковать — совсем другое.

— Вижу, ты обладаешь даром, — продолжила светлая. — Если не ошибаюсь, то двенадцатая ступень, а то и вся одиннадцатая? Поэтому поединок в любом случае будет магическим.

Сказав последнее, Эледриэль продемонстрировала посох архимага и зажгла на нем все кристаллы-накопители разом. Мало того, еще вокруг себя какое-то светящееся защитное поле изобразила. Даже я увидел, хоть к магии и не чувствителен.

Претендент на эльфийского коня тут же сдулся и пошел на попятный. Начал извиняться и уверять, что он вовсе не это имел в виду. И вообще, только идиот захочет держать лошадь в Порубежном. Мы же — совсем другое дело. Скоро уезжаем, и действительно может понадобиться.

Глава 25

Ларинэ. Темная эльфийка

Эледриэль себе хорошего коня купила. Неожиданно для такого места, но чистокровного, эльфийского. В этом не может быть сомнений. Почти такого же, как мой Ужас. Ну ладно, признаю, не хуже моего. И укрощать не пришлось, сразу признал своей хозяйкой. Редкое явление для такого замечательного жеребца. Хотя, нужно признать, человека до этого он тоже таким признавал. Поэтому Ужас все равно лучше!

Муж еще пошутил, предложив назвать так же, только Летящим На Крыльях Дня. Совсем не остроумно и не смешно. Моему имя подошло идеально, а у этого сразу видно, что совсем другой характер. Ва’Дим осознал свою ошибку и тут же исправился, придумав настоящее имя. Опять же, как в тот раз, с моим Ужасом. Умеет, если захочет. Он у нас умный. Эледриэль и Ослепительный сразу признали новое имя.

В любом случае, конь очень хороший, даже если не сравнивать его с моим. И светлая такого на Фиоре ни за что не оставит. Это, конечно, дополнительные трудности с транспортировкой. До побережья все прекрасно, именно он повезет свою хозяйку, а через океан уже ей придется искать место на корабле. Но я ее прекрасно понимаю и возражать точно не стану. Такое сокровище терять никак нельзя, они в лучших эльфийских табунах раз в несколько столетий появляются, а тут простой человеческий город.

— Тот претендент на теперь уже наше имущество мне не нравится, — заявил муж. — Пусть магического поединка испугался и от претензий отказался, от такого типа чего угодно ожидать можно.

— Пусть только попробует! — встрепенулась светлая.

— В том-то и дело, что попробует, — ответил человек. — Даже если не будет иметь возможности получить желаемое, навредит просто из мести. Нам или коню, но точно попытается что-то сделать.

Тут он был совершенно прав. Сама за тем типом нечто такое почувствовала. Не проводись расследование, стоило бы наведаться к нему ночью домой и сразу решить все проблемы. Прежде всего, чтобы этого не вздумала сделать Эледриэль. Ведь из-за коня может решиться, а гарантии, что получится, нет. Не для нее такое занятие. А так придется быть более бдительными.

— Эта задержка из-за следствия мешает нам отправиться в путь, — будто прочтя мои мысли, продолжил муж. — С количеством лошадей у нас теперь все в порядке.

Вот и попробуй угадай, действительно понял, о чем я думаю, или просто совпадение? Вообще у него довольно часто получается. Но увы, пока не было возможности воспользоваться ни его, ни моей идеей. И, кстати, расследование шло своим чередом, и явно никто не собирался бросать это дело. Естественно, не из-за нас, а в первую очередь по причине попытки похитить сына одного из глав правящей в городе гильдии. Использование неучтенного мощного артефакта — тоже серьезный проступок. Особенно учитывая нездоровую склонность местных регистрировать магов.

Через три дня нашли одну выжившую свидетельницу. Ту самую служанку, которая испуганно убежала, увидев нас в коридоре. Она оказалась сестрой хозяина гостиницы и много знала о его делах, в том числе и незаконных. Имен назвать не могла, но то, что настоящими владельцами заведения были один из глав гильдии охотников на нечисть на пару с кем-то из ночной гильдии, а не ее брат, рассказала. Также показала тайник, где брат прятал счета и другие документы, на случай, если его убьют как слишком много знающего.

Для охраны свидетельницы каждый глава гильдии охотников предоставил по нескольку своих людей. Никто никому не доверял. К тайнику тоже пошли целой толпой. Подробностей того, что там произошло, нам никто не рассказывал, но если кратко, то стоило открыть тайник и убедиться в наличии там бумаг, как тут же один из охранников активировал амулет, который все выжег. После чего завязалась драка, и он, прикрываемый своим напарником, попытался сбежать. Один из них погиб, другой был легко ранен, но сумел вырваться на улицу, чтобы там получить арбалетный болт откуда-то с крыши. Стрелка так и не поймали.

Главу гильдии, которого они представляли, это не спасло не только от подозрений, но и от прямых обвинений. Наличие доказательств уже никого не интересовало. Тот все отрицал, сначала назвал произошедшее личной инициативой исполнителей, после чего обвинил всех остальных, что это они его людей подкупили. Однако повторить все то же самое на камне правды отказался. В Порубежном началась гражданская война. Только довольно странная.

Дим. Попаданец

Охрану гостиницы усилили городской стражей и охотниками из отряда Шира Шершня. Всех постояльцев (а особенно нас) предупредили о нежелательности выхода в город. Официально никто никому ничего не запрещал, но и ответственность потом ложилась исключительно на смельчака. На улицах пока было относительно спокойно. Так, мелкие стычки между отдельными охотниками, городскими стражниками и просто бандитами. Причем, кто на какой стороне окажется, заранее предсказать было затруднительно.

— Только это все на виду, а за кулисами ведется невидимая война, — просветил нас Шир Шершень.

— Весь вопрос в том, каковы ее цели? — поинтересовался я.

— Официально… — начал охотник.

— Нас больше интересуют настоящие, — перебила его Лара.

— Хорошо, — не стал возражать Шир. — Официальные действительно очень разные, и каждая группировка декларирует свои. А на деле вся суть сводится к тому, на каких условиях заговорщикам разрешат покинуть город и, самое главное, что разрешат забрать с собой.

— Понимаю, что каждый из них сможет прийти в любой город на границе с зараженными территориями и начать новую жизнь, назвавшись каким угодно именем, но захотят ли там принять сразу такую толпу возмутителей спокойствия? — усомнился я.

— Ты прав, всех сразу в один город точно не пустят, придется расходиться по разным. Но двум-трем отрядам опытных охотников будут рады везде.

А толпа действительно оказалась изрядной. Член малого совета гильдии охотников на нечисть — это не просто человек сам по себе, а представитель клана власти, да еще и со связями в других гильдиях и группировках. У него в сообщниках как минимум было еще четыре чиновника гильдии рангом пониже, три сильных мага и больше десятка отрядов охотников. Таких, кстати, могло быть и больше, но после радикального уничтожения свидетелей часть отрядов предпочла перейти на другую сторону. Кроме того, среди заговорщиков оказалось больше трети полулегальной ночной гильдии, объединяющей контрабандистов, воров и убийц, и где-то четверть городского совета. Пусть эти чиновники реальной власти не имели, но какую-то часть стражи контролировали. Ну и напоследок сколько-то наемников. Совсем немного, но все же.

Драки никто не хотел, прекрасно понимая, какие могут быть последствия. Давно бы договорились, назначив нескольких самых виноватых, позволив им покинуть город, прихватив все нажитое «непосильным трудом». Но отец едва не похищенного парня требовал голову главного виновного и по совместительству своего основного политического оппонента. Противоположная сторона по вполне понятным причинам была категорически не согласна. Нашего мнения вообще никто не спрашивал, хотя мы и являлись главными пострадавшими (противоположная сторона, наоборот, пыталась назначить во всем виновными, но их мнением интересовались еще меньше).

Понятно, что подобное положение дел ни мне, ни женам, ни Анже не могло понравиться. Политика дело такое, сегодня дерутся — завтра целуются. Будучи чужаками, действительно можем запросто оказаться крайними. Хвостатая вообще предложила взять дело в свои руки и наведаться с ответным визитом. Темная ее неожиданно поддержала, и у них буквально сразу сформировалась команда ниндзя, к которой практически тут же присоединились еще две особы. Кали и Слирит.

Анжа со своими вампиршами могла заниматься чем угодно, а от участия в ее авантюрах жены я в восторге не был. И если честно, совершенно не ожидал подобного от Лары. Но, с другой стороны, не самому же по стенам и крышам лазать? Уж этого-то таланта у меня никогда не было и в помине. А делать что-то, несомненно, нужно. Предупредил только Лару, чтобы вела себя осторожно и не ввязывалась в авантюры. Звучало довольно двусмысленно, учитывая, что именно авантюру они и затеяли.

— И раз все равно идешь, присмотрись там к одному интересному артефакту, — напутствовала подругу Эль. — Думаю, догадываешься, к какому. В любом случае по возможности бери все, что попадется, дома разберемся.

Анжа. Королева вампиров

Вышли не ночью, а вечером, и на это имелись свои причины. Начать решила со сбора информации, чем, несомненно, удивила темную. Та почему-то пребывает в уверенности, что я сначала делаю и только потом думаю, да и то не всегда. Хотя, в общем-то, понятно, почему сложилось подобное мнение. Я сама же себе такую репутацию старательно создавала. А потом тщательно поддерживала. Совсем нетрудно, особенно если иногда именно так и поступать.

Сейчас можно было легко наладить связь с местной ночной гильдией. Учитывая то, что раскололась она почти пополам, найти тех, кто захочет помочь, было бы нетрудно. Только на полностью объективную информацию в таком случае рассчитывать не стоит. Поймут, зачем спрашиваю, и еще от кого-нибудь из своих личных врагов попытаются избавиться с моей помощью. А времени на проверку нет. Ларинэ — не Эледриэль и магией разума не владеет. Так же как и я. Правда, и Слирит, и Кали тоже могут легко отличить правду ото лжи, пусть и другими методами. Но я решила на этот раз их талантами не пользоваться. Да и зачем лишние трудности, если в городе уже есть целая агентурная сеть, которая не откажет мне в помощи?

Конечно же, правильнее было бы идти на такую встречу одной, но раз темная на этот раз моя напарница, решила взять ее с собой. В лавку, торгующую всевозможными ингредиентами для алхимических зелий, мы зашли вместе. Уже был поздний вечер, но та и не собиралась закрываться, что понятно, учитывая, кто ее содержит.

— Чем могу помочь? — спросил тут же появившийся из заднего помещения хозяин.

Защита на нем была очень хорошая, даже Ларинэ не смогла понять, что перед ней вампир, хотя уже и догадалась. Я тоже ничего не заметила, просто, в отличие от темной, знала об этом. Таких амулетов, позволяющих долгое время жить среди людей, не вызывая подозрений даже у самых сильных магов, в гнезде имелось мало, и все они использовались владельцами подобных лавок в приграничных городах. Кровь ведь тоже ингредиент для алхимических зелий, и она тут самый ходовой товар. А то, что скупают намного больше, чем продают, никто никогда не проверял.

На самом деле кое-кто в малом совете гильдии охотников на нечисть прекрасно осведомлен о такой деятельности этой и ей подобных лавок. Без помощи местных в любом случае не удалось бы вести подобные дела. К счастью для вампиров, знают об этом далеко не все главы гильдии, не говоря о рядовых членах совета, вроде того же Шира Шершня, иначе так долго хранить секрет точно не получилось бы. И опять же к счастью, опальный глава и его сообщники не входят в круг посвященных.

Пароль я произнесла одновременно со снятием иллюзии с облика. Было интересно наблюдать за реакцией вампира. Он переводил взгляд с меня на эльфийку и обратно и не мог решить, как себя вести? Ларинэ немного постояла, а потом заявила, что она со мной. Как будто и так не видно. Затем успокоила, объяснив, что мне ничего, кроме информации, не нужно.

Вообще-то, где живет необходимый нам глава гильдии охотников, можно было выяснить и без вампиров, но так лучше. Никто потом не сможет заявить, будто я интересовалась перед самым покушением. У скупщика крови оказалось много интересных сведений о тайных ходах, ведущих чуть ли не в любое здание города.

— Откуда? — удивилась такой осведомленности. — Главы гильдии вовсе не тот народ, что станет торговать собственными секретами.

— Я тут не одно столетие лавку держу, — гордо усмехнулся он. — И тот, кто был до меня, тоже информацию собирал. Теперь о тайнах Порубежного знаю куда больше, чем большинство из его жителей.

— Может, тогда знаешь, где лежит один интересующий нас артефакт? — спросила темная.

— Раньше он все компрометирующее держал в секретном доме, что стоит буквально напротив его особняка и соединен с ним подземным ходом, а теперь ничего не могу гарантировать. Не исключено, что все ценное перетащил к себе. Или, наоборот, в тот дом, в расчете бежать именно оттуда.

— Тогда с него и начнем, — предложила Ларинэ.

Я согласилась, а вампир, узнав о наших планах, предложил помощь.

— Если собираешься нападать в таком виде, то почему бы этим не воспользоваться? — заявил он. — Пошлю с тобой нескольких наших, а потом распустим слухи о том, что королева вампиров посещала Порубежный.

Темная была против. А мне идея понравилась, хотя от путающихся под ногами кровососов тоже не в восторге. Быстро убедила эльфийку, что свалить всю вину на вампиров будет очень даже неплохо, тем более что они и сами этого хотят. Она согласилась, при условии, что те будут действовать отдельно.

Странная она, как, впрочем, и все эльфы. В древней столице нормально общалась, потом в дороге тоже, а тут вдруг вспомнила старые предрассудки. Или это потому, что с нами шли те вампиры, которые раньше были темными эльфами, а теперь будут бывшие люди?

Глава 26

Анжа. Королева вампиров

Покинули лавку и сразу зашли в находящуюся неподалеку нашу, в смысле принадлежавшую вампирам, гостиницу. Забрали ждавших там Слирит и Кали. Кроме них с нами пошли городские вампиры. Эльфов охраны решили не брать, еще увидит кто и сделает неправильные выводы. Пусть лучше за князем и его светлой женой присматривают, пока мы работаем. И так получалось целых две эльфийки в одном отряде.

Вообще-то я привыкла работать одна, но сегодня согласилась на помощь. Что бы обо мне ни думали, всегда оцениваю свои возможности. И это как раз тот случай, когда могу не справиться. Уйти-то в любом случае уйду, но задание не выполню. Это вам не корону у какого-нибудь провинциального императора стащить.

О том, что неприметный домик, стоящий на противоположной стороне улицы от особняка, принадлежит тому же самому главе гильдии, никто, кроме вампиров, не знал. О подземном ходе — тем более. Слишком давно он соседний участок прикупил через подставных лиц, и те потом не вернулись с очередного похода в проклятые земли. Один из невернувшихся тогда стал вампиром, откуда разведка гнезда и получила информацию. Жил в доме ушедший на покой охотник, и, соответственно, никакой охраны, которую можно разглядеть снаружи, не было. Откуда она у простого старика? Кроме собак. Больших и злобных, похуже оркских волкодавов.

Хоть какая-то польза от эльфийки была. Та перемахнула через забор, и ни один не тявкнул. Все только хвостами виляли и лезли, чтобы Ларинэ их, блохастых, за ушами почесала и погладила. Когда появилась я, проклятые шавки явно собрались лаять, но темная их успокоила. Все равно косились недовольно и порыкивали. Не люблю собак! Слирит и Кали это мое чувство разделяют. При их появлении темной опять пришлось успокаивать волкодавов.

Ларинэ. Темная эльфийка

И зачем так сердиться из-за такого пустяка, как нелюбовь собак? Неэльфийка Анжа прекрасно это понимает. Они бы на любого неперворожденного крайне негативно реагировали, порода такая. А уж на вампиров в особенности. Все-таки город на границе проклятых земель стоит, и сторожевых псов именно на это дело в первую очередь натаскивают.

Или ей не понравилось то, с какой легкостью я всю свору успокоила? Похоже на то. Но понять, почему в дом Анжа входила раздраженной до крайности, было легко. Внутри уже была охрана, и хвостатая ее всю перебила, сразу после того, как те отказались сдаться. Даже странно, что предложила. Но все равно поступок вряд ли можно назвать очень умным.

— И кого мы теперь будем допрашивать? — спросила у нее.

— А зачем? Где подземный ход, и так знаем.

— Хотя бы для того, чтобы выяснить, сколько сейчас народу в особняке.

— Тоже известно: много.

— Довольно точное число, — только и осталось мне сказать.

Кстати, обе вампирши на свою королеву тоже смотрели не очень одобрительно, хотя ничего и не говорили. Только тут не совсем понятно, их поведение Анжи не устраивает само по себе или тот факт, что кровь пропадает зря. Напарница лишь пожала плечами, мол, десятком трупов больше, десятком меньше, какая разница. О тайниках с артефактами и прочими ценностями я вообще говорить не стала. Вряд ли о таком простым охранникам известно.

— Ладно, впредь буду сдержанней, — пообещала Анжа.

Прекрасно понимает, что поступила неправильно, только вот толку мало. Дальше не будет возможности спокойно допросить перед следующим ходом. Но что сделано, то сделано, и говорить ей этого не стала.

В подземный ход первой вошла хвостатая. Вполне понятно, я хоть магию и вижу намного лучше, а она просто чувствует опасную. Однако ловушек никаких не оказалось. Видимо, посчитали, что их отсутствие — лучшая маскировка. Тихо прошли из одного подвала в другой. Ход, кстати, оказался достаточно широким, если не мебель, то сундуки с ценностями можно перетащить. Или большой отряд быстро перебросить. Не для одиночного побега среди ночи готовили.

Однако если магию не использовали, это еще не значит, что вообще все стояло открытым, иди — не хочу. Несколько тайных запоров нашла я и открыла с помощью магии. А если быть более точной, то просто сломала. В любом случае, больше не понадобятся, главное, тихо и незаметно.

В подземелье особняка обнаружилось что-то вроде небольшой частной тюрьмы, но камеры пустовали. Зато было свалено много имущества, которое, скорее всего, готовили к перевозке. Жаль, не догадалась прихватить с собой артефакт мужа, просто взяла и сбросила бы туда все, что есть, дома разобрались бы. Но чего нет, того нет. Послать кого-то из вампиров? Нет, нельзя, светлая просто не позволит без присмотра куда-то нести уже прилично наполненный артефакт и наверняка придет сама. Лучше не надо. Осталось подняться наверх, где и людей, и охраны очень много.

Все оказалось куда проще, чем можно было подумать. Зато теперь я прекрасно представляла, как проникает Анжа во дворцы и похищает короны. Хвостатая шла первой и беззвучно убивала ничего не подозревающих стражей. Только один раз пришлось вмешаться и мне, да и то, чтобы не поднимать шума. В одном крупном помещении, вроде общего зала, находилось сразу больше двух десятков вооруженных людей, и не отреагировать, как кто-то невидимый их убивает одного за другим, они не могли.

Я ворвалась туда, ставя одновременно полог молчания. Раньше и небольшую комнату не могла накрыть, а теперь была абсолютно уверена, что справлюсь с целым залом. Так и получилось. Заметив меня, охотники сразу решили, что видят главную виновницу, и набросились с уже готовым к бою оружием. Пусть я и хорошая фехтовальщица, но против больше чем десятка опытных воинов долго не продержусь. На открытом месте вообще без магии не получится, а в помещении, когда они мешают друг другу, сколько-то могу.

Достала одного в первый же момент, потом ушла в оборону. Магию применять не хотела, так как тут, несомненно, мог оказаться кто-то из гильдейских магов. Полог молчания — это одно, пассивное заклинание, его, если специально не искать, вряд ли заметишь. С боевыми все по-другому. Еще одному выскочившему неосторожно на меня пронзила мечом горло и продолжала отбиваться, глядя, как число противников уменьшается.

Теперь была уверена, что продержусь, сколько понадобится. Однако долго и не пришлось. Тем более что вскоре подоспели и Слирит с Кали. Я уложила всего четверых, остальных достали все еще невидимая Анжа и ее вампирши. Они вместе раза в два меньше, чем их королева. Невидимость — страшная сила. И как только у нее получается? Даже сильный маг разума в бою способен отводить глаза одному, максимум двум противникам, а хвостатой как будто без разницы, сколько врагов.

Правда, как ни старались, шум все равно подняли, но не по нашей вине. Это явно подчиненные королевы вампиров включились в игру. Другой причины, почему бы крики раздавались сразу с нескольких сторон, я не видела. Разве что особняк одновременно с нами решил штурмовать кто-то еще. Но это очень сомнительно.

— Что делаем? — спросила я. — Помогаем твоим подданным, или сами справятся?

Если честно, желания помогать вампирам у меня не было ни малейшего. Но раз так получилось, что участвуем в бою на одной стороне, необходимо играть по правилам.

— Идем к главному, пока вампиры отвлекают оставшуюся охрану, — обрадовала меня напарница. — Мы сюда за его головой и явились. А подданные сами справятся.

— Тогда пошли. Он вроде на втором этаже?

— Да. Если верить полученной информации.

— Там он не один, — вмешалась в разговор Кали.

— И я чувствую сильного мага, — добавила Слирит.

Однако их предупреждение запоздало. Щит я успела поставить в самый последний момент, да и то по какому-то непонятному мне самой наитию. Атака была невероятно сильной. Моего собственного резерва могло и не хватить. Даже имеющийся жезл помогал не сильно, израсходовав за несколько мгновений энергию из одного кристалла. Это был мне урок, показывающий, как мало я умею. Но откуда тут архимаг?! Только он мог так сильно атаковать!

Пока я держала защиту, хвостатая смогла проскочить вперед по лестнице и прикончить мага одним из своих клинков. Подойдя поближе, поняла, что никакой это не архимаг, просто использовал мощный артефакт. Учитывая, что Анжа к таким вещам относится отрицательно, даже не стала спрашивать насчет трофея, а сразу забрала себе. Потом разберусь, чем это он меня так ударил?

На втором этаже сразу разделились. Я в сопровождении Кали устремилась направо, а Анжа и Слирит налево. И там, и там была охрана, но совсем немного. Поскольку хранить тишину и прятаться больше не имело смысла, не стала размахивать мечом, а воспользовалась боевой магией. Но все равно хвостатая справилась первой.

С дверями в кабинет хозяина особняка церемониться не стала и просто вышибла их магическим ударом. А то мало ли, вдруг там есть тайный ход и, пока будем разбираться с замками, противник просто сбежит? Мы вошли внутрь. Камень в руках у человека за столом мне сразу не понравился. Очень! И хотя в магическом зрении ничего не видела, просто небольшой булыжник, и только, все равно не понравился. Не задумываясь бросила в него одно из самых сильных атакующих заклинаний, которое имела в запасе, и…

И ничего не произошло. Нет, с моей руки сформировавшаяся сила смерти слетела, через комнату тоже пронеслась, а потом исчезла. Оказалось, артефакт, даже не активированный, защищает от магии. А ведь человек собирался его задействовать. Это его бы не спасло, против любой из нас он не имел никаких шансов, но все равно не хотелось бы. Как реагируют местные жители на использование таких артефактов, я уже знала. Да и что станет с вампирами, неизвестно. Как бы не пришлось их потом на себе через подземный ход тащить.

Я еще только думала, как поступить, и ругала себя за то, что не взяла с собой лук, а Анжа просто рванулась вперед и опрокинула главу гильдии вместе со стулом. Они катались по полу, а я подошла к столу, взяла артефакт и использовала совсем не по назначению, ударив противника хвостатой по голове.

Когда та поднялась на ноги, в комнату ворвались ее подчиненные. Увидев, что с королевой все в порядке, немного успокоились.

— Госпожа, особняк полностью очищен. Из живых только один пленный, — доложил ближайший вампир.

— Этот? — спросила она, указывая на главу гильдии.

— Нет, другой. Тогда получается два.

— Значит, этот ваш, — заключила Анжа. — Только не обращать! Тут должны найти его тело.

Пока они говорили, я думала, как бы спрятать артефакт. Камень с два кулака размером в карман не засунешь. Хотя засунуть, конечно, можно, но спрятать таким образом точно не спрячешь. Но, похоже, никто на него и так не претендовал. Очень хорошая новость. С вампирами бы я в любом случае даже обсуждать ничего не стала, а с напарницей пришлось бы.

Однако не стоит останавливаться на достигнутом. Артефакт, несомненно, хорошо, но не забудем, что в гостинице ждет светлая, и она не поймет, если, имея возможность взять еще что-то ценное, я ею не воспользуюсь. Поэтому быстро проверила стол и шкафы в кабинете. Искать и тем более вскрывать тайники не собиралась, но и на поверхности кое-что обнаружилось. Несколько тугих кошельков с золотом, еще пара таких же, но с камнями и шкатулка с драгоценностями. И потом в одном кошельке камешки оказались не простыми, а сродни кристаллам-накопителям. Не так чтобы много, но хотя бы светлая ворчать не будет.

Вру, будет. Анжа вроде и беседовала со своими подчиненными, но успела все заметить и бросить на меня достаточно красноречивый взгляд. Мол, артефакт не интересует, а остальным будем честно делиться. Пришлось согласно кивнуть в ответ. Вампиры и вампирши на деньги не претендовали, у них имелись свои интересы. Совсем нетрудно догадаться, какие именно.

— А зачем понадобился второй? — спросила тем временем хвостатая.

— Госпожа, мы хотели бы, чтобы ты его отпустила, — неожиданно ответил все тот же вампир.

— Зачем? — не поняла напарница.

— Пусть всем расскажет, что видел королеву вампиров.

— А разве у вас нет запасной королевы? — усмехнулась Анжа. — Как раз тут присутствует. Она в таких делах явно опытнее меня будет.

— Есть. Но лучше, если это сделаешь именно ты.

— Ладно, ведите, — махнула рукой хвостатая.

У меня по этому поводу сразу возникла идея, которой я и поделилась с Анжей. Ей она тоже понравилась, и мы спустились к комнате с пленным. Поскольку того собирались оставить в живых, я входить не стала, а смотрела через дверь на стоящего ко мне спиной.

— И кто же этот грозный охотник на нечисть? — обратилась Анжа к пленному.

Перед ней сидел привязанный к стулу совсем молодой парень, если не подросток. Очень напуганный.

— Я не грозный, госпожа, — со страхом ответил он.

— Неужели? Так почему тогда еще жив? Тут была как минимум пара полных отрядов опытных охотников, и ни один человек, кроме тебя, не выжил.

Анжа откровенно насмехалась над пленным. Тот промолчал в ответ.

— И я спросила имя, — напомнила хвостатая.

— Тим, госпожа, — ответил тот.

— Новичок?

— Да, госпожа.

— Знаешь, кто я?

— Да, госпожа.

— И кто же?

— Анжа, королева вампиров.

— Забыл добавить «великая и ужасная», — изобразила обиду хвостатая.

Паренек ничего не ответил, лишь испугался еще больше, хотя, казалось, дальше некуда.

— Ну так вот, Грозный Тим — Счастливчик, я тебе сейчас расскажу, почему ты до сих пор жив. Хочу, чтобы ты передал жителям Порубежного, что воровать нехорошо, особенно у меня.

— Но мы ничего…

— Молчи и слушай! Мне не важно, сам ли этот глава гильдии украл мой артефакт или кто-то из его охотников. Скажу честно, до недавнего времени я не знала, из какого города те наглецы, что осмелились на такое. Но несколько дней назад я почувствовала, что тут была использована моя собственность, и пришла ее забрать.

Затем Анжа чиркнула ему по щеке острым кончиком своего хвоста, слегка оцарапав, чтобы выступила всего капля крови, слизала ее с костяного отростка и демонстративно растворилась в воздухе в своей обычной манере. Дешевый трюк. Когда перед тобой до смерти перепуганный мальчишка, который мечтает, чтобы ты исчезла, это совсем нетрудно даже без заклинаний. Так и я смогла бы, хоть и не владею магией разума, а уж Эледриэль еще лучше (не считая хвоста, конечно).

— Оставляешь его сидеть связанным, пока не найдут? — спросила я, когда немного отошли. — А если первыми явятся враги и, не разбираясь, убьют твоего «грозного» посыльного, так и не выслушав?

— Веревки давно разрезаны, — усмехнулась Анжа. — Немного осмелеет — сам поймет.

— Ловко, — пришлось похвалить напарницу. — Я не заметила.

Хвостатая только усмехнулась. В своих способностях она не сомневалась. Вот нарвется еще на кого-нибудь вроде того саблезубого единорога, будет знать.

Вампиры не стали исчезать тем же способом, как появились, а предпочли отступить подземным ходом вместе с нами. В принципе, понятно. В том, что за особняком наблюдают, можно не сомневаться, и если проникнуть кто-то вроде вампиров может и незаметно, то выбраться после звуков боя уже не получится. Один-два — ладно, но никак не целая толпа. Задержать, возможно, даже не попытаются и точно из-за неожиданности не смогут, но зачем это нам? Загадочное и бесследное исчезновение куда интересней.

Когда спустились в подвал, еще раз осмотрела приготовленные к эвакуации вещи. И не одна я, кстати. Вампиров они тоже заинтересовали. Вполне понятно, живут в городе, следовательно, для этого необходимы средства. Кровь тоже им сдают не бесплатно. К сожалению, я ничего достаточно ценного и при этом компактного не нашла. А дорогой ковер — вещь не настолько заманчивая, чтобы ее тащить через весь город, сколько бы ни стоила. Анжа придерживалась похожего мнения, а ее подданные явно думали иначе, каждый схватил по тюку, мешку или ящику и потащил с собой.

Глава 27

Дим. Попаданец

Диверсионная группа в составе Лары, Анжи, Слирит и Кали явилась в гостиницу еще ночью. Мы с Эль не спали, а ждали нашу темную. В том, что вернется, не сомневались, но мало ли, вдруг ранят и понадобится срочная помощь? Ларинэ первым делом приняла объятия и поцелуй от меня, после чего то же самое от светлой и только потом сдала Эль несколько кошельков и шкатулку, какой-то амулет, а также непонятный булыжник. Последний и оказался интересующим нас артефактом.

— Хороший улов, — похвалил я жену.

И действительно, того, что ей так сразу удастся стащить главную причину переполоха последних дней, никто, в том числе и она сама, не ожидал. Но так даже лучше.

— Предлагаю избавиться от улик, — сразу заявил я.

— Но… — усомнилась Эль.

— Не выбрасывать, конечно, а спрятать в… Ну, вы поняли, куда.

Они действительно поняли. Так же как причину, по которой я не стал говорить прямо. Причиной этой были присутствующие тут вампирши, которых Лара с Анжей непонятно зачем в наш гостиничный номер притащили. Потом до меня вдруг дошло, что и Слирит, и Кали прекрасно осведомлены о наличии у меня борсетки с пространственным карманом. Ну и что? Конспирация в любом случае лишней не будет. Вдруг кто другой подслушивает? Полог молчания — штука, конечно, хорошая, но кто его, этот Фиор, знает?

С самим предложением ушастые сразу согласились, не время сейчас для исследований. А деньги, камни и драгоценности из шкатулки, как оказалось, сначала нужно поделить на обеих участниц вылазки. Светлая устраивать по этому поводу цирк не стала, тем более что делила сама, и Анжа с результатом согласилась. А что выдать своим подданным, пусть сама решает.

Сразу после этого камень-артефакт и обе доли (Ларина и без какой-то малости Анжина) были упрятаны ко мне в борсетку. Потом все отправились спать к себе в номера. Хвостатая отдельно, а наша семья вместе. На этот раз в середине оказалась темная, как самая заслужившая ласку. Хотя просто спали в объятиях друг друга и не более того.

Уже с самого утра весь город обсуждал новости. Причем неожиданно для нас основной стала вовсе не смерть опального главы гильдии и даже не визит королевы вампиров. Их, конечно, тоже обсуждали, но в большинстве случаев лишь как дополнение к главной новости. Тим Счастливчик! Оказалось, что в Порубежном это переходящее прозвище, от которого избавиться ничуть не легче, чем получить. Счастливчик мог быть только один. Чтобы им стать, необходимо повстречать королеву вампиров и остаться в живых. Чтобы избавиться от очередного, нужно дождаться появления следующего.

А охотники на нечисть — народ весьма суеверный. И если быть Счастливчиком первый год весьма почетно и выгодно, то потом приходится доказывать окружающим свое право на такое прозвище и постоянно опасаться шуточек со стороны Скри. Богиня удачи — она такая, никогда заранее не угадаешь, чего от нее ожидать.

В общем, желающих рассказать о случившемся было больше чем достаточно, да с такими подробностями, будто сами там присутствовали. И мы не стеснялись спрашивать, причем в первую очередь о нападении на особняк. Никаких подозрений такие вопросы вызвать не могли, учитывая нашу заинтересованность. Оказалось, что Згир Толстяк украл артефакт, принадлежащий королеве вампиров, и, воспользовавшись им против нас, выдал себя с головой. Вот она и явилась за своей собственностью. Никому и в голову не пришло назвать ее действия несправедливыми.

Странное дело, в городе, которым правила гильдия охотников на нечисть и все существование было завязано на это, Анжа — королева вампиров не считалась отрицательным персонажем. Грозная, ужасная, опасная и справедливая. Хоть бери и храм ставь (кстати, по словам местных, такая идея действительно иной раз высказывается). В любом случае, симпатии были на стороне Анжи. Могла ведь весь Порубежный за воровство наказать, ан нет, разобралась, нашла настоящего виновника и отомстила только ему.

— Неплохо тебя подданные за прошедшие тысячелетия разрекламировали, — сказал я хвостатой, когда все лишние свидетели ушли.

— Ничего хорошего не вижу, — ответила она.

— Ну да, тягаться по степени популярности с богами не самая хорошая идея, — вставила Эль. — Мы, эльфы, кроме Древа Жизни никому не поклоняемся, и все равно предпочли бы не связываться.

— Богов я не люблю почти так же, как и магов, — ответила хвостатая.

— Почему? — заинтересовался я.

— Не знаю, просто не люблю.

— А магов?

— Тоже не знаю. Но не люблю.

Жаль, что она не помнила своих прошлых жизней, вдруг и с богами приходилось сталкиваться, оттого и негативное к ним отношение. В любом случае, Анже явно не нравилось то, что о ней в Порубежном ходят подобные слухи. Причем тем, чего добилась сама в прошлой жизни, она вроде бы даже гордилась, хоть и не помнила, а к созданной легенде относилась отрицательно. Даже при том, что на этот раз именно слухи нам очень помогли избежать подозрений.

Вообще после смерти главного злоумышленника конфликт в Порубежном быстро сошел на нет. Большая часть охотников тут же вернулась в гильдию с повинной, воры и убийцы тоже расправились с основными конкурентами, к магам вообще претензий почти не было. В общем, город покинули что-то около десятка человек, которым никто не препятствовал и не запрещал вывозить любое имущество. То есть вмешательством королевы вампиров все остались довольны. Устрой резню кто-нибудь из находящихся в городе, все могло сложиться иначе.

Главное, нас в Порубежном больше ничто не держало, и уже следующим утром мы отправились в путешествие.

Вирлен. Охотник на нечисть

Очень удачно получилось с кланом Згира Толстяка. Одним ударом решилось сразу столько проблем, которые копились даже не годами, а веками. Что ни говори, нападение на князя Ва’Дима и его жен, эльфийских принцесс, произошло весьма и весьма кстати. Для тех, кто не имел к нему никакого отношения, для других, понятно, наоборот.

Клан Толстяка Згира подставился таким поступком невероятно серьезно, и любые последствия были выгодны их противникам. Очень приятно находиться в положении, когда, какой бы следующий шаг ни сделал твой враг, ты все равно окажешься в выигрыше. Большем или меньшем, но в любом случае не проиграешь.

Потеря влияния, распад клана, изгнание из города, смерть от клыков вампиров… Любой вариант хорош, но последний просто идеален. Не только потому, что уничтоженный враг лучше изгнанного или ослабленного. На самом деле убить Згира было не так уж и трудно. Однако это если и не кончилось бы войной, то проблем принесло бы куда больше, чем пользы. А какие претензии могут быть к королеве вампиров, если она пришла забрать то, что ей принадлежит? Правильно, никаких.

В сложившейся ситуации мой клан вообще вел себя просто идеально. Мы всячески старались избежать конфликта, в то время как Згир его нагнетал. Толстяк вообще умудрился нарушить все писаные и неписаные законы и правила Порубежного, какие только есть. Напал на гостей, похитил моего сына и дочь очень уважаемого в городе купца, применил запрещенный артефакт, развязал войну… В конечном итоге был уничтожен не нами, а вообще третьей силой. Даже не так. Сумел разозлить лично королеву вампиров, за что и поплатился. Анжу в Порубежном очень уважают, хоть громко обычно об этом не говорят.

Я сразу послал надежных людей распускать нужные слухи. Згир Толстяк не просто украл артефакт у королевы вампиров, он собирался применить его против гнезда и сильно поссорить ее и Порубежный. А на волне войны с вампирами захватить власть в городе. Очень правдоподобная версия, в которую все поверили. Тем более что она совпала с рассказом нового Счастливчика. Позже мне сообщили, что вампиры, живущие в городе, распускают похожие слухи. Они же сами и сообщили. Настоящую причину тайные партнеры не назвали даже мне. Понял только, что это как-то связано с князем Ва’Димом и его эльфийками.

Вообще о вампирах, постоянно живущих в городе и скупающих кровь, известно очень узкому кругу лиц. Знают эту тайну только главы и их ближайшие помощники двух кланов из семи, вернее, уже шести, входящих в малый совет гильдии охотников на нечисть. Началось все так давно, что никто толком не помнит. Так же как причин, давших начало этой странной «дружбе».

Во-первых, она есть и приносит городу реальную пользу. Например, зелья и эликсиры на основе крови. Кто их варит? Правильно, лучше вампиров никто ничего подобного делать не умеет. В Порубежном постоянно имеется широкий ассортимент таких товаров по сравнительно низким ценам. Понятно, что скупщики большую часть крови оставляют себе. Но и того, что они производят, городу хватает.

Во-вторых, сами вампиры. За последние сто лет в Порубежном было всего три нападения кровососов, считая недавнее. Два других совершили случайные молодые вампиры, не входящие в гнездо королевы Анжи. Их городские охотники легко выловили. Самое интересное, кто у нас в Порубежном охотниками на вампиров подрабатывает. Да, именно они.

Ну и в-третьих, казна моего и союзного кланов постоянно пополняется за счет платы, вносимой вампирами. Все бы партнеры так аккуратно и вовремя платили!

Через несколько дней после ухода князя и его жен мне принесли довольно странную книгу, которая ответила на некоторые вопросы. Но в основном все еще более запутала:

«Жизнь и удивительные приключения северного варвара князя Ва’Дима, а также самый полный список всех его жен, официальных и реальных».

Вот именно. Вопросов появилось куда больше, чем было. Как правитель небольшого княжества Северного континента вдруг ни с того ни с сего оказался в самом центре Фиора? Зачем ему и его женам называться своими настоящими именами и титулами при получении документов, основная цель которых эти имена и титулы скрыть? Кто такая Анжа — охотница на нечисть, названная в книге третьей женой князя и на всех иллюстрациях так похожая на нашу королеву вампиров? И кто такая полукровка Анжела, имеющая с ними обеими явное сходство?

Хотя, в последнем случае, совсем нетрудно догадаться. Обе Анжи, скорее всего, родственницы, а Анжела и есть полукровка. Только не эльфийки и человека, как все думают, а человека и одной из хвостатых. Теперь становится понятным, что эта компания делала в наших проклятых землях. Родню навещала. Это, опять же, прекрасно объясняет, почему вампиры сразу стали им помогать.

Но это единственный, пусть и косвенный, но важный ответ, который дала книга. Все остальное — новые вопросы. Например, как лично мне поступить в свете открывшейся информации? Наверное, лучше всего никак. То есть сделать вид, что ничего не знаю и ни о чем не догадываюсь. Ушли? Вот и прекрасно. Пускай идут своей дорогой. Ссориться с королевой вампиров у меня нет ни малейшего желания. Что с такими глупцами бывает, она буквально на днях лично продемонстрировала.

Глава 28

Эледриэль. Светлая эльфийка

Наконец-то мы покинули город и двинулись от зараженных территорий. Первое, что мы с темной сделали, попав в Порубежный, это разузнали, как там обстоят дела с магической связью на большие расстояния. Выяснили самое главное — достаточно отойти на дневной пеший переход (иногда хватает половины), и связь восстановится.

Нетрудно посчитать, что половина конного перехода превосходит полный пеший, но мы решили для гарантии двигаться до самого вечера. Был соблазн попытаться уже на полпути, но не стали. Не то чтобы мы сильно спешили, но и останавливаться нигде не собирались. Естественно, учитывая то, чем собирались заняться, для ночлега выбрали не один из попавшихся по пути трактиров, а небольшую рощу. Лишние свидетели нам совершенно не нужны. И в любом случае хорошая поляна в лесу для такого дела подходит намного лучше, чем комната придорожного трактира.

Муж и Анжа занялись обустройством лагеря, две увязавшиеся за нами вампирши остались на страже, а мы с темной расположились на облюбованной поляне и начали готовиться к сеансу связи. Сели, взялись за руки, объединили свою силу. Ее и без посохов хватило бы, а уж с ними и подавно. Докричаться до детей пыталась я, Ларинэ только поддерживала. И уже скоро это получилось. Сначала почувствовала Мариэль, потом она меня, затем раздался голос дочери:

— Мама?

— Да, милая.

— Мама! Почему так долго?!

— Так получилось, — виновато ответила я.

— Где Иваниил? — спросила темная.

— Сейчас позову, — ответила дочь, после чего ненадолго замолчала.

Расстояние давало о себе знать. Изображения получить не удалось, а звук был сильно искажен, но в том, что это моя дочь Мариэль, я совершенно не сомневалась. Чувствовала. Темная тоже, особенно когда к нам присоединился Иваниил.

— Мамы! Папа! Это вы? Почему так долго? — раздался голос сына.

И действительно долго. По самым скромным подсчетам, прошло не меньше полугода с того момента, как неправильно сработал портал. И для нас с темной большой срок, а уж для детей тем более. Ну ничего, теперь до самого возвращения домой сможем выходить на связь достаточно часто, запаса силы в посохах хватит. Именно это первым делом и пообещала детям. Те обрадовались и стали рассказывать, как соскучились. Мы с темной ответили тем же, и муж не отставал.

— Как там княжество без нас? — спросил в конце концов Дим.

— Все хорошо, — ответил Иваниил.

— Приемлемо, — поправила брата Мариэль.

— Мы с сестрой правим до вашего возвращения, — сообщил сын.

— Под присмотром регентского совета, — опять добавила дочь.

— И кто в него входит? — сразу заинтересовалась я.

— Тетя Ли, тетя Иркана и временные верховные жрицы Древа Жизни тетя Алисилиэль и тетя Кирзимирэ, — перечислила Мариэль.

— Интересное сочетание, — сразу заметил муж. — Светлая, темная и рыжая эльфийки, а к ним в придачу дракон. Скажи, Мара, они там не передрались?

— Нет.

— Наверное, не знают, кто такая Иркана на самом деле, — предположил Дим. — Хотя нет, должны, кто же простого менестреля в регентский совет примет?

— Знают, — ответила дочь, — к тете Иркане давно все ее способности и силы вернулись.

— Но мы им передраться не позволяем, хотя несколько раз и пытались, — гордо ответил сын. — Держим регентский совет в строгости и следим за порядком.

Мариэль едва заметно фыркнула, но сообщать, что брат говорит неправду или сильно преувеличивает, не стала.

— Представляю, — сказал тем временем муж. — Темная со светлой объединились против драконихи, а древняя выступала в роли арбитра.

— Так и было, — ответил Иваниил. — Мы с Мар разнимали.

— А где вы сейчас? — вдруг вспомнила, что до сих пор не был задан этот вопрос, Мариэль.

— На Фиоре, — ответила темная.

— Вы опять отправились в интересное путешествие без нас, — с оттенком обиды произнес Иваниил.

— Мы не специально, — стала оправдываться темная.

— Как только вернемся с Фиора, попросим тетю Ли восстановить портал сюда, после чего возьмем и вас с собой, — опрометчиво пообещал муж. — Тут непредвиденно получилось присоединить к нашим проклятым землям примерно треть здешних.

Нам с темной это не понравилось, но возражать не стали. Во-первых, уже поздно, обещание произнесено, а во-вторых, искренняя радость детей, которую мы почувствовали, не позволила бы.

— А когда вернетесь? — спросила дочь.

— Настолько быстро, насколько получится, — честно ответила я. — Фиор очень далеко.

Дети не стали возражать, они у нас умные и такие вещи прекрасно понимают. Хотела продолжить разговор, но не смогла, связь прервала резкая боль. Опустила глаза и увидела торчащий из груди наконечник арбалетного болта. При попытке залечить рану магией жизни ничего не получилось, не хватило сил. Последнее, что увидела, теряя сознание, как темная тоже получила болт.

Дим. Попаданец

То, что связь прервалась, я заметил не сразу. Это примерно как с радиопередачей, где не музыка играет, а о чем-то рассказывают. Если прервать не на полуслове, то не сразу и поймешь, паузу сделал ведущий или что-то с приемником. Хотя, чего уж там, на радио уже давно предпочитают брать тех, кто паузы в принципе делать не умеет, а способен болтать без умолку на все темы без разбора. В любом случае, схватившуюся за грудь и начавшую заваливаться набок Эль не заметить было просто невозможно.

Только прыгнул к светлой, чтобы не дать ей упасть, как услышал вскрик от темной. Однако Лара вроде двигалась, а Эль явно находилась без сознания, поэтому занялся ею. Первое, что увидел, — это торчащий из груди тупой наконечник арбалетного болта и расплывающееся вокруг него по одежде красное пятно крови. На спине нащупал стальное оперение. Серьезный болт, цельнометаллический.

— Ну почему?! Почему вы сняли мифриловые кольчуги?! — вскрикнул в сердцах я.

Естественно, эльфийка не ответила, да я и не ожидал.

— Ведь сами же говорили, что для магической связи они не помеха. Зачем их было снимать? И вот, доигрались.

Я не просто так причитал и плакал. Первым делом сорвал с груди амулет с магией жизни и прижал его к ране Эль. Не позволит какое-то время умереть даже со стрелой в сердце, а тут вроде не должно задеть, насколько я знаю эльфийскую анатомию. Хотел еще хоть как-то помочь любимой, но прекрасно понимал, что если сейчас схвачу такой же болт, то уже ничего не смогу сделать. И то, что я сам кольчугу не снимал, поможет не сильно, попасть ведь могут и в голову. Аккуратно положил жену на бок и отскочил в сторону, выхватывая магобластер. Противника пока разглядеть не успел, но справедливо решил, что любые резкие движения лишними не будут.

Оказался прав. Нескольких арбалетчиков удалось пристрелить легко и сразу. Правда, справедливости ради стоит заметить, что целились они не в меня, а в скачущую рывками по всей поляне Анжу. Почему рывками, понял без труда — хвостатая явно была ранена, я увидел как минимум два торчащих болта, а почему все еще видимая, неясно. И что с Ларой?

Благодаря моей помощи, хвостатая смогла увернуться от четвертого противника и достала его своими короткими клинками. Только это не спасло, так как пятый смог попасть в нее саму. Мифриловой кольчуги у Анжи никогда не было, да и недолюбливала она этот вид доспехов, но и ее кожаная одежда кое-что могла. Снаряд хоть и пробил куртку, но вошел неглубоко. Только это был уже не первый болт. Анжа без сил опустилась на траву. Наконец, заметил почти в такой же позе сидящую Лару. Темной досталось не меньше двух болтов. Но вроде пока жива и в сознании.

Пристрелил последнего пытающегося перезарядиться арбалетчика и перевел огонь на выскакивающих на поляну вооруженных людей. К счастью, ничего дальнобойного больше ни у кого из них не было, только мечи и топоры. Но и на простых разбойников они не походили. Семерых достал, только их было слишком много, и я прекрасно понимал, что на всех элементарно не хватит энергии. Перезарядить магобластер мне тоже никто не позволит.

Увидев знакомое лицо, выстрелил в него. Ничего не произошло. Второй и третий выстрелы тоже не дали результата, а затем амулет просто сдох. Кончилась энергия.

— Как символично, — усмехнувшись, произнес главарь. — Мой защитный амулет полностью разряжен, но и с твоим атакующим произошло то же самое. Видимо, все-таки судьба нам сойтись в поединке на мечах, как я и предлагал с самого начала.

Глава 29

Дим. Попаданец

Да, он предлагал. Это был тот самый, не помню имени, который претендовал на коня Эль. Странно, что, имея такой подавляющий численный перевес, продолжал настаивать на поединке. Или не странно? Сможет положить руку на камень правды и сказать, что конь по праву его. Учитывая, что с этим жеребцом и так были какие-то юридические проблемы, желательно иметь возможность доказать свое право.

— В случае твоей победы тебе достанется Ослепительный, это понятно, — начал я. — А кто помешает твоим людям забрать коня, если удача окажется на моей стороне?

— Никто, — ничуть не смутившись, ответил он. — Именно так и сделают.

— Тогда какой мне смысл с тобой драться?

— Ну, во-первых, у тебя нет другого выхода, а во-вторых, я готов проявить великодушие и предложить в случае твоей победы выбор.

— Какой?

— Забрать моего коня или попытаться спасти своих женщин.

— По-моему, ситуация ничуть не изменится, — заметил отсутствие логики я. — Твой труп и мой конь. И куча твоих сообщников, которые все равно убьют меня и заберут Ослепительного. Тебе конь уже не нужен, а им пригодится.

— Не совсем так. Во-первых, конь все равно принадлежит моей семье, и они наняты не для вашего убийства, а для возвращения собственности. Во-вторых, если ты добровольно признаешь это право за моим родом, тогда тебя оставят в живых.

— А почему бы мне не признать такое право на тех же самых условиях и обойтись без поединка? — спросил я.

На самом деле тянул время, зная, что где-то должны прятаться две вампирши. Но тех все не было. Хотя, если бы главарь нападавших согласился с последним предложением, отдал бы коня, не задумываясь. Светлая меня потом убьет, но сначала нужно спасти ее. И это сейчас самое главное!

— Нет! Честный поединок — лучший вариант, — настаивал претендент на коня. — Соглашайся, пока даю тебе право выбирать.

Да, выбор того стоил. И самое главное, имелся пусть и очень слабый, но шанс на то, что этот тип сдержит слово. Если не он сам, то его люди. Уже ради этого стоило драться. Правда, с трудом верилось, но выбора, увы, все равно не было. Однако сначала решил кое-что спросить, тем более что противник почему-то не сомневался в собственной победе и находился в подходящем настроении:

— Мне вот что интересно. Почему эльфийки не воспользовались магией?

— А на этот случай у нас амулет имеется, — усмехнулся претендент на коня. — Мы не дураки, чтобы с голыми руками против сильных магов переть.

— Еще один амулет?! Да сколько можно!

— Ты находишься на границе зараженных территорий, тут такого добра навалом, — ответил он, после чего почему-то счел нужным пояснить: — Вообще вещь простенькая. Ненадолго лишает магов их способностей. Заметь, только магов, любые амулеты и артефакты продолжают работать как ни в чем не бывало.

Если противник не врет, а у него пока нет для этого причин, то многое становится понятным. И о теперешнем положении, в которое мы вляпались из-за незнания реалий Фиора, и вообще. Та же регистрация магов. У нас такого никому даже в голову не могло прийти, а тут в порядке вещей. Традиции, конечно, штука сильная, но стоило подумать, что просто так они не возникают. Значит, у местных определенно есть управа на магов, а мы об этом не подумали. Оставалось надеяться, что про временность эффекта он сказал правду. Ведь сам тоже маг, следовательно, не захочет лишаться сил навсегда.

— Ладно, с этим понятно, но зачем было сразу из арбалетов женщин расстреливать? Лишили магии, и хватило бы, вон вас сколько, неужели испугались?

— Чтобы зря не рисковать, — недобро усмехнулся собеседник.

Зрители его поддержали, а я сразу понял две вещи. Во-первых, это была месть за унижение, которое он испытал, когда Эль заявила о том, что поединок будет только с ней и исключительно магический. А во-вторых, в случае моей победы слова никто держать не станет. Шанс, конечно, есть, но слишком призрачный. Вернее, не так. Противник может вполне искренне его дать, но после смерти Зора Серого Медведя (наконец-то вспомнил его имя!) на остальных оно вряд ли распространится. Ведь это, скорее всего, простые наемники, которым посулили легкую работу: пристрелить нескольких лишенных сил магов, а тут вон как вышло. Я один больше десятка перебил, да и Анжа успела, как минимум, двоих.

Скорее они нанимателя прибьют, чем согласятся теперь меня просто так отпустить. Ему зачем-то нужен этот поединок, а точнее, официальная победа. Наемникам — и на фиг не нужен, но, пока наниматель дерется сам, они не против того, чтобы посмотреть. Вот если победа будет за мной, нетрудно догадаться, чем все кончится. И то, что у хозяина коня потом будут какие-то юридические трудности, — не их проблема.

Поэтому просто выиграть дуэль мало, нужно думать, как выкрутиться из самой ситуации. Я теперь далеко не тот, кем попал в этот мир, и эльфийки меня в фехтовании натаскали, но с двумя десятками подготовленных наемников однозначно не справлюсь, как бы ни старался.

Амулеты, значит, работают? Уже хоть какой-то плюс. Магобластер все еще в руках, и запасные пластины-обоймы находятся прямо в рукояти. Только перезарядить мне его никто не позволит, и это минус. Можно попробовать один трюк, но надежды мало. Универсальный щит? Лежит в вещах. Ругался на снявших кольчуги эльфиек, а сам ничуть не лучше. Артефакт-деревяшка? Тут шансов еще меньше. Стоявшие на страже и проворонившие нападение две вампирши? Скорей всего, их первыми и сняли. Если до сих пор не появились, то и дальше ждать нечего. Если не нас, то свою королеву они попытались бы спасти. Все равно придется что-то делать. Но, прежде чем начать, решил задать еще один вопрос:

— А как вам удалось нас догнать? Без лошадей.

— Головой пользоваться нужно, — довольный собой, ответил Зор Серый Медведь. — Мы просчитали, куда вы направитесь, и вышли заранее. И вообще, хватит болтать, пора и за дело браться.

— За дело так за дело, — пожал плечами я.

Выхватил из ножен мифриловый клинок и одновременно выбросил бесполезный бластер. Расчет был на то, что бросок через голову назад никто не воспримет как прицельный, да и внимание будет в основном на меч. А где сидят раненые Лара и Анжа, я помнил. И то, что обе в сознании, тоже. И та и другая знали, как пользоваться моим оружием.

Выхватить меч, убить и убрать обратно в ножны — этим приемом я владел прекрасно. Что интересно, действует даже на очень опытных бойцов (против них когда-то техника и была разработана). Но сразу бросаться на врага не стал, стоило прощупать его возможности. Тот явно придерживался похожих взглядов, и поединок поначалу проходил довольно медленно. Со стороны, наверное, было похоже на танец деревенского увальня с придворным. Несмотря на медвежье прозвище, увальнем был вовсе не мой противник.

И я скоро понял, почему он настаивал на дуэли. Очень опытный боец. Еще один ответ на вопрос, по какой причине не ограничился просто действием амулета, обезвреживающего магов, а приказал стрелять. Эльфы, даже не будучи выдающимися фехтовальщиками, способны выиграть исключительно за счет преимущества в силе, скорости и реакции. И он хотел сразиться с человеком.

А того, что я сам мечом владею не хуже его, точно не учел. Того, что ненамного уступаю эльфам в силе и скорости, тем более. Мои ушастые красавицы, и в первую очередь Эль, постарались. Кстати, о них, с одной стороны, чем дольше я тут фехтую, тем, возможно, хуже их положение без своевременной помощи, но с другой — стоит раньше времени победить, и все может обернуться общим нападением. Поэтому пока разыгрывал опытного, но уступающего противнику бойца. То есть того самого первого парня на деревне, вышедшего против городского дуэлянта. Опасная игра. Можно и на удар нарваться, или, что ничуть не лучше, противник заметит фальшь и прекратит поединок, приказав просто пристрелить меня.

Уже через несколько минут сумел, не дав врагу ничего заподозрить, пропустить пару ударов. Естественно, в мифриловую кольчугу. Тот только усмехнулся, предвкушая богатые трофеи. Решил, что я слабее и держусь исключительно за счет более совершенного и дорогого оружия. А значит, победа уже у него в кармане, и это только вопрос времени.

Я в основном оборонялся и отступал. Совершенно беспорядочно, туда, куда гнал меня противник. Поэтому совершенно не моя вина, что мы постепенно переместились на противоположную часть поляны, а затем вообще оказались среди редких деревьев. Зрители не стали мешать и потянулись за нами, негромко комментируя действия. Оружие давно все убрали в ножны, а четыре арбалета были хоть и заряжены, но опущены. То есть можно было начинать осуществлять то, к чему я подготавливал обстановку.

Однако не успел. Противник вдруг удивленно уставился мне за спину. Почти сразу понял, что это не трюк. Выкрик говорил сам за себя:

— Королева вампиров!

Почему они не заметили истинную внешность Анжи сразу, я не знаю. Амулет лишил магии и ее, это точно. Скорее всего, первые арбалетчики разглядеть успели, но из них никто не остался в живых, а потом в сидящей, прислонившись к дереву, израненной и опустившей лицо полуэльфийке никому просто не пришло в голову увидеть такого грозного врага.

Зор Серый Медведь прекратил поединок и явно испытывал неподдельный страх. Эта возможность была ничуть не хуже любой другой, и я проткнул шею врагу, одновременно отскакивая вбок. Даже не стал смотреть туда, где предположительно должна была находиться подошедшая Анжа, а рванул в противоположную сторону.

Первого арбалетчика я достал легко, неожиданность все же была на моей стороне. Второго не успел, тот не целясь разрядил арбалет и попал мне в бедро навылет. Боли я вообще не почувствовал. Вроде и неопасная рана, кость точно не задета, и двигаться пока почти не мешает, а все равно сильно снижала темп. Потом тяжелый болт, прилетевший в грудь, вышиб из меня воздух. Это был третий арбалетчик, которого я вообще умудрился не заметить.

Мифриловая кольчуга — это вещь, эльфийский поддоспешник тоже, но удар в грудь, равный по силе кувалде с хорошим замахом, все равно остается ударом кувалды. Стой я ровно на ногах и будь к нему готовым, наверняка удержался бы, а в движении с пробитым бедром не сохранил равновесия и свалился. И, как ни странно, это сыграло нехорошую шутку с врагами. Меня сразу сочли убитым или тяжелораненым и переключились на более опасного противника. Тем более что в роще уже успели раздаться крики:

— Анжа!

— Королева вампиров!

— Нам конец!

Но, несмотря на это, неуверенно стоящую на ногах, к тому же прижимающуюся спиной к стволу рогатую и хвостатую девушку начали окружать. С одной стороны, перед ней испытывали ужас, сродни религиозному, а с другой — жадность сильней любой веры, а награда за хвост и голову нашей подруги была огромной. У Анжи в левой руке был клинок, в правой мой магобластер, что давало нам серьезные шансы. Надеюсь, она не забыла перезарядить оружие?

Первый поднявший арбалет вспыхнул, получив огненный шар. Значит, не забыла. Во второго хвостатая выстрелила, не дожидаясь, пока тот прицелится, и промахнулась. Но и тот от страху не успел среагировать, поэтому был сожжен третьим выстрелом. Я понял, что непобедимая охотница на нечисть находится в ужасном состоянии и против окруживших ее бандитов долго не продержится. Убьет еще двух-трех — и все. Кое-как поднялся и заковылял к ней на помощь.

Глава 30

Дим. Попаданец

Результатом первого шага была сильная боль, пронзившая ногу. Может, рана вовсе не такая безопасная, как показалось с самого начала? В голову сразу полезли мысли про множество важных сосудов в бедре и возможность просто истечь кровью от пустяковой раны. Откуда-то всплыло воспоминание из забытой книжки, что в человеческом бедре меньше всего нервных клеток, и боли оно почти не чувствует. Вот бы автору пальнуть из арбалета в ногу, чтобы всякую ахинею не писал.

Но чего-то я отвлекся, хотя свои здравые мысли в этом имелись, если отстреливать не забытых авторов, а наемников. Осмотрелся по сторонам, в поисках арбалета, но почти сразу передумал. Разбираться на ходу в неизвестной системе, искать болты, заряжать… И потом, скорострельность такого оружия оставляет желать лучшего.

Второй шаг оказался менее болезненным, а третий вообще терпимым. Может, и в самом деле рана не такая уж опасная? Например, штанину навылет пробило, а ногу лишь слегка задело? Крови много? Так порой и от простой царапины в первый момент целая лужа натекает. Понимал, что пытаюсь себя успокоить, но в любом случае о последствиях придется думать потом, а сейчас главное — выжить.

Первых двух я сумел убить еще до того, как те меня заметили. В основном это была заслуга Анжи, которая перестреляла арбалетчиков и теперь не подпускала к себе остальных, время от времени выпуская огненные шары из моего магобластера. В половине случаев промахивалась, чем держала нападающих в постоянном тонусе, вселяя уверенность, что сумеют в случае чего увернуться. И резко всем скопом нападать не решались, и не упускали королеву вампиров из поля зрения. Этим я, собственно, и воспользовался. На минус пятом наемнике меня заметили. Анжа к этому времени смогла достать еще двоих, при этом трижды промахнувшись.

Меня заметили, но почему-то не сочли опасным. После победы над сильным фехтовальщиком-то! Вот что значит репутация! Не моя, а королевы вампиров. Не удивлюсь, если и мою победу записали на ее счет. Вовсе не собирался их разубеждать, раз это повышало наши шансы. Еще с одним противником справился легко, со следующим было сложнее, нога давала о себе знать. А потом…

Потом враг побежал.

Странное дело, их семеро здоровых крепких наемников, а нас двое израненных, еле стоящих на ногах. Пусть о том, что у Анжи в магобластере скоро должны кончиться заряды, никто не знал, но все равно. Окружить хвостатую было не так трудно. Подобрать уцелевшие арбалеты и расстрелять тоже. Но враг сломался, и это нас спасло.

— Предлагаю их сегодня не преследовать, — заявил я, подходя к хвостатой.

— А так хотелось, — с трудом произнесла она тем же тоном.

О самочувствии спрашивать не имело смысла, и так видно, что ничего хорошего, но я поинтересовался:

— Долго сможешь продержаться?

— Сколько потребуется. И вообще, раз до сих пор жива, то ничего мне не сделается. Займись своими остроухими, а я пока посижу отдохну.

С этими словами Анжа сползла по стволу, на который опиралась. Взял у нее бластер, перезарядил и вернул обратно. Ей нужнее, я пока хоть мечом драться могу. Неизвестно, все ли нападавшие сбежали и не вернутся ли?

Отправился в сторону нашей поляны. К счастью, было недалеко, да и нога почти не беспокоила, если без резких движений. Добрался сначала до вещей и нашел там амулеты с магией жизни. После той засады на узкой дороге у скал их у нас с собой всегда было с запасом. Дилеммы, кому помогать в первую очередь, светлой или темной, не возникло. Просто выбора не было, уже весь измазан в крови Эль и своей, значит, к Ларе подходить просто опасно.

— Ты как? — спросил темную, надеясь, что она в сознании.

— Плохо, — ответила она.

— Держи, — бросил ей амулет.

Почему такого не оказалось у Эль, понятно, она почти никогда не носила, надеясь на собственную магию. Анжа тоже относилась с некоторым пренебрежением, но Лара… Кто-то непременно по ушам получит, когда выздоровеет. И за кольчуги тоже. Да, расслабились мы все.

Эль была жива, но находилась по-прежнему без сознания. Трудно сказать, хорошо это или плохо. Хотя бы не испытывала боли в отличие от Лары. Не знаю, насколько серьезную рану нанес ей единственный болт. Хотя понятно, что несерьезных сквозных ранений в грудь не бывает! Однако амулет не позволил ей умереть. Теперь у меня, кроме него, имелись еще и кристаллы-накопители. Вообще-то преобразовывать хранящуюся в них силу в нужную разновидность может только маг, но мне в свое время еще Ли показала одну хитрость. Если активировать какой-нибудь амулет и приложить к нему кристалл, то по мере надобности первый начнет тянуть энергию из второго, даже если владелец сам этим процессом управлять не умеет.

— Только потери будут слишком большие, — предупредила меня тогда древняя эльфийка.

— Какие? — спросил я.

— Не меньше половины. Но для немага лучше, чем ничего.

Еще Ли пообещала сделать для меня конвертер, который сведет потерю силы к минимуму, но как-то не сложилось. Она много чего успела пообещать, только постоянно забывала. Не то чтобы отказывалась, просто, если постоянно не напоминать, не делала. А в такого рода конвертере до сего дня просто не возникало необходимости.

Однако поздно было горевать о том, чего нет, и оставалось использовать то, что есть. Сложил вместе амулет и кристалл, прижал их к ране Эль и выдернул болт за оперение. Одна из положительных сторон цельнометаллического арбалетного болта в том, что его наконечник просто сужается и не имеет никаких зубцов и прочих излишеств. То есть его можно выдернуть с минимальным вредом для раненого. Эльфы умеют вытаскивать лю