/ / Language: Русский / Genre:fantasy_fight, popadanec / Series: Полный набор

Пираты Драконьих островов

Милослав Князев

Добро пожаловать в полный набор! Казалось бы, там уже было все, и даже пираты, но на этот раз о них чуть подробнее. Тем более что морские разбойники не придумали ничего лучшего, чем основать свою пиратскую республику прямо на Драконьих островах. А попаданец из нашего мира Ва'Дим не придумал ничего лучшего, чтобы отправиться к этим самым островам вместе с полным набором своих милых эльфийских женушек. Впрочем, у Ва'Дима особого выбора не было. Ведь между ним и его новым домом пролегал океан…

Литагент «1 редакция»0058d61b-69a7-11e4-a35a-002590591ed2 Полный набор. Пираты Драконьих островов Эксмо М. 2015 978-5-699-77221-6

Милослав Князев

Полный набор. Пираты Драконьих островов

© Князев М., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Пролог

Любвита. Богиня любви и красоты

Вынуждена признать, что Безымянный нас со Скриллой обыграл. Очень хитро и даже красиво. И ведь до самого последнего момента не вмешивался, а когда это все-таки сделал, то исключительно выполняя договор и спасая свою подопечную. Таким странным способом? В том-то и дело, что ничего странного, учитывая его характер и репутацию. Шутка в его репертуаре, не придерешься. Сделал бы как-то иначе, тогда было бы действительно необычно.

Формально мы еще не проиграли, но обе прекрасно понимаем, что это лишь вопрос времени. Или вмешаемся и нарушим правила, или все будет именно так, как будет. В сложившейся ситуации, увы, я не могу сказать, что вправе действовать ради спасения любви. Третья жена для этого человека и, как это ни парадоксально, для всей их семьи в перспективе скорее принесет пользу, чем вред.

Скрилла, конечно же, способна предотвратить любое событие, но только здесь и сейчас, в долгосрочной перспективе у подруги точно не получится. Однако, когда мы уже почти смирились с поражением, Безымянный перехитрил сам себя. Предложил повысить ставки. Пообещал, что на тех же условиях найдет еще одну женщину для князя Ва'Дима. Неужели он думает, что если удалось перехитрить Любовь и Удачу один раз, то выйдет и во второй?

Естественно, мы согласились.

Глава 1

Дим. Попаданец

Сюрприз, однако. Третья эльфийка на мою голову, и к тому же сразу в жены! И попробуй отказаться. Не получится, ведь она находится в теле моей светлой и самой любимой.

Единственный не перепутавший, кто есть кто и где теперь его Хозяйка, это Миг. Конь сразу ткнулся мордой в темную, безошибочно определив настоящую Эледриэль. Начал ее успокаивать. Так и представил его слова, если бы он умел говорить:

– Не переживай, Хозяйка, справимся. Со всяким может случиться. Я и сам как-то раз, когда через болото шел, в него провалился, так тоже долго бегал весь грязный и черный. До первой достаточно глубокой речки с чистой водой. Вот и тебя, Хозяйка, непременно отмоем.

Стоп! Чего-то меня не туда занесло. Есть куда более важные проблемы, чем предполагаемые мысли коня. Ага, целых три. Вон, напротив сидят.

– Итак, ушастые, что будем делать? – начал я.

Все три поморщились, только две привычно, как бывает, когда их так при посторонних называю, а одна на самом деле недовольно. Давно я такого выражения на мордочке у Эль не видел. Даже слегка залюбовался, вспоминая первые дни нашего знакомства. Да, было время…

Стоп! Опять я не в том направлении думаю. Хотя так похожа. Отряхнув с себя наваждение, протянул руку и погладил по щеке темную. Теперь только к ней могу свободно прикасаться, не рискуя вызвать ничьего недовольства. Но нет, ошибся. Та, что сейчас находилась в теле Эледриэль, опять поморщилась. И что ей не понравилось? А, понял, человек, ласкающий эльфийку. Ну и фиг с ней. Уж ее мнение меня меньше всего интересует, лишь бы то, что моей жене принадлежит, не испортила.

– Выбора у нас в любом случае никакого, – ответила Ларинэ. – Возвращаемся домой, идем к Древу Жизни, оно все исправит.

– К сожалению, темная права, – согласилась Эль.

Забавно было слышать от темной такое высказывание по отношению к светлой, однако придется привыкать. Третья эльфийка кивнула, соглашаясь с планом. Ага, она просто еще не знает, куда именно мы собираемся возвращаться. Но об этом ей можно рассказать и позже. Например, когда отплывем на достаточное расстояние от берега. А то мало ли? Я уже как-то привык, что у моей Эль именно это тело, и отказываться от своих привычек не собирался.

– А вы ничего не забыли? – обратился я к эльфийкам.

Они с некоторым недоумением уставились на меня. Все три.

– Например, познакомиться, – напомнил ушастым.

Теперь мы втроем смотрели на новенькую. Однако та почему-то молчала. Возможно, считала, что занимает более высокое положение и не обязана представляться первой? Логика в таком образе мыслей, конечно, есть, обычно если какую эльфийку и выдают замуж за человека, то совсем низкородную. Ну что ж, красавица, тогда тебя ждет сюрприз.

– Князь Ва'Дим, – скромно назвался я. – Для жен и вообще всех хороших эльфиек просто Дим.

О том, что я – из северных варваров, пока решил умолчать. И обо всем, как-либо связанном с другим континентом, – тоже. Ну а о другой планете вообще не собираюсь признаваться. Даже любимым женам далеко на сразу рассказал о Земле.

– Темноэльфийская принцесса Ларинэ, жена князя Ва'Дима, – сделала то же самое темная, в смысле, бывшая темная, в смысле…

Молодец, Лара, сразу поняла ход моих мыслей, и про Первый Лес ни слова.

– Светлоэльфийская принцесса Эледриэль, жена князя Ва'Дима, – гордо произнесла светлая, которая теперь немного темная.

Потом хитро сощурилась и добавила:

– Душой и телом.

– Радмириэль. Маг стихии огня пятой ступени, – после небольшой паузы представилась гостья.

– Как? Разве не принцесса? – уточнил я.

– Нет, – равнодушно пожала плечами она.

Может, кто другой и не заметил бы, да что там, точно не смог бы проникнуть взглядом сквозь эльфийское достоинство, а я давно привык. Равнодушие получилось явно наигранным. Повод для давным-давно придуманной шутки был идеальным. Прекрасно понимал, что она не совсем уместная, но не удержался:

– Я протестую! Просто эльфийка! Не принцесса! И вы знаете, ушастые, я догадываюсь, чьи это глупые шутки. Лара, ты его должна помнить.

Жены прекрасно поняли, кого я имел в виду, но восторга шутка не вызвала. Зря я ее вообще озвучил. На этот раз все три эльфийки уже морщились по-настоящему. Да, пора привыкать, что среди нас посторонняя, и чем быстрее, тем лучше.

– Сумасшедшая семейка, – прокомментировала Рада или как ее там полностью.

Радмириэль. Светлая эльфийка

Вот скажи мне кто-нибудь, когда я попала в лапы к диким сликовникам, что может стать и хуже, точно бы не поверила. Что может быть хуже? Рабские рынки Зервикала? Рудники Ядовитых гор? Ошейник, подавляющий магию, и гарем одного из вождей красных орков? Арена в Крошкара? Отовсюду можно сбежать, причем с немалыми разрушениями для тех, кто осмелится удерживать мага-стихийника. А с алтаря одна дорога – в полное забвение.

Но теперь уже не пребывала в такой уверенности. Безумная семейка! А чего я, собственно, ожидала? Светлая эльфийка вышла замуж за человека, у которого другая жена темная. Уже одного этого факта достаточно, чтобы больше ничему не удивляться. А когда они обе назвались принцессами…

Раньше просто не поверила бы. Теперь же деваться некуда. Магией разума, которой обладает доставшееся мне тело, еще нескоро научусь толком пользоваться, но даже простого соприкосновения с нею уже достаточно, чтобы понять – говорят правду. Тут самое время не своих вынужденных попутчиков в безумии обвинять, а начинать следить, как бы самой не свихнуться. Уж очень реальная перспектива. Хотя, с другой стороны, маги разума с ума не сходят. Вернее, не сходят, как все остальные. Если уж случится, то сразу и полностью. Это как внезапно умереть, ни заметить, ни пожалеть уже не сможешь.

Одна надежда на Древо. Сколь бы ни были невероятны их рассказы, но причин не верить опять нет. Жрицы двойного Древа Жизни… Невозможно! И в то же время очень хочется верить, что все на самом деле. Ведь ничто другое вернуть тело мне не поможет. Шутку или ошибку одного бога способен исправить только другой. Не к Слику же обращаться?! А поскольку в деле замешана темная, одного только светлого Древа будет тоже недостаточно.

Судя по некоторым намекам и оговоркам, путешествовать вместе нам предстоит долго. Это как раз понятно. Описанное ими Древо Жизни, если такое вообще существует, должно находиться очень далеко, причем в абсолютной глуши. Иначе все бы о нем знали. Во всяком случае, все эльфы. И раз нам суждено долгое время быть попутчиками, необходимо налаживать хоть какие-то отношения. Не вечно же препираться? Только как? Одна светлая в теле темной, другая темная в моем собственном и в довершение человек, который, как бы дико это ни звучало, в их компании главный. И еще обе эльфийки меня разве что вслух не обвиняют, будто это я все подстроила!

– Ага. Всю жизнь только и мечтала найти вашего человека и стать его третьей женой, – сказала им, не выдержав, после очередного намека.

– Я же говорила! – тут же воскликнула бывшая светлая.

Ничего она на самом деле не говорила. Специально к моим словам придирается, делая вид, будто восприняла буквально. Вообще, разумом они все сами прекрасно понимают (не окончательно свихнулись), но все равно относятся ко мне с подозрением. Хуже всего то, что прекрасно знают – после алтаря мне деваться некуда. И сами ведут себя так, будто на них это вообще не распространяется.

– Я тоже примерно так думала, когда по воле обстоятельств была вынуждена какое-то время путешествовать вместе с этим необычным человеком, – сочла нужным объяснить Эледриэль. – Потом сама не заметила, как стала его женой. И ни разу об этом не пожалела. Ни тогда, ни сейчас.

– А меня он из клетки вытащил перед самым жертвоприношением, – добавила Ларинэ. – И тоже некуда было деваться, пришлось идти со странной компанией. Как тогда светлую не убила, сама не представляю.

– Ва'Дим нам не позволил друг друга поубивать, – пояснила уже для меня Эледриэль.

Потом она повернулась к оппонентке и добавила:

– А вообще скорее бы я тебя убила. Сама знаешь почему.

Странно, но Ларинэ кивнула, не возражая. Действительно, непонятно. Маг жизни имел больше шансов, чем боевой, и обе с этим согласны. Интересная информация. Учитывая то, что я сама теперь на неопределенный срок маг жизни и разума, нужно будет узнать все подробности, а то непривычно себя чувствовать совсем беспомощной. Но пока решила сменить тему. Поинтересовалась, что нам делать теперь? Ведь все вместе побывали на алтаре сликовников, а это гарантированное изгнание из леса.

– Меня уже изгоняли, – пожала плечами Ларинэ. – Ничего страшного.

Сказала это так спокойно, будто речь идет о какой-то мелочи.

– А меня отвергали, – с какой-то непонятной гордостью добавила Эледриэль. – Потом признали, что ошиблись. Даже прощения просили. Официально!

Этим она удивила меня еще больше. Редко кого объявляют отверженным, и еще ни разу не было, чтобы наказание отменили. Ведь не просто формальность, целый ритуал с участием Древа Жизни. Таким никто шутить не будет. Да и само Древо решений не меняет.

Затем обе вдруг стали успокаивать меня и обещать, что на их личное Древо любые чужие решения не распространяются, поэтому смогу жить в их долине сколько угодно. Только что подозревали, будто у них мужа отбить хочу, а теперь к себе приглашают. Видимо, изгнание для них болезненная тема, как бы они ни хотели показать его чем-то несущественным. На всякий случай поблагодарила. Мало ли, вдруг действительно придется себе место искать?

Дим. Попаданец

При первой же возможности оставил Эль и Лару с новенькой наедине. В моем присутствии точно передерутся, а так, может, сработает женская солидарность. Что бы ни думал я лично или любая из жен, но Рада теперь надолго в нашей компании. Абсолютная необходимость обратного обмена разумами никем не обсуждалась и уж точно не оспаривалась.

Тем более причины удалиться у меня были вполне серьезными. Городские власти очень хотели пообщаться в связи с последними событиями. И тут могли быть неприятности. Официально все в порядке, уничтожили гнездо сликовников, и за это ждала исключительно благодарность. Но я прекрасно понимал, что нелегальные жрецы не могли действовать без покровительства кого-то из властей города. Наказывать официально, конечно же, не станут, но отомстить могут множеством других способов.

К счастью, вероятность мести прямо сейчас резко сократилась по причине того, что у меня появился неожиданный союзник. Посол Сликирана и его главный помощник жрец бога Слика. Последний требовал выдать им всех преступников, а поскольку после нашего посещения доков живых сликовников там не осталось, то хотя бы их сообщников.

Если тех, кто стоял ближе к власти, еще предстояло выяснить, часть простых исполнителей уже была выловлена. И не кем-то, а Анжей. То-то ее у алтаря не было. Отправилась по пеленгу своей магической метки и очутилась в подвале. А там кроме единственного пленника оказался заперт весь персонал торгового дома, из тех, которые не являлись сликовниками. Не в том смысле, что их туда насильно запихнули, нет, сами спрятались на время жертвоприношения.

Только хвостатая этого сразу не поняла и объявила, что всех освобождает. Ага, освободительница нашлась. А подумать для начала? Кто станет содержать такую ораву пленных в одном подвале, да еще так просто? Ну, если думать не желает, могла бы хотя бы обратить внимание на оружие, которое у большинства имелось при себе.

Анжа, наверное, впервые в жизни получила дубиной по голове, причем не от серьезного противника, а от простого охранника портового склада. Так ей и надо! Учитывая, что успел спасти Эль с Ларой с алтаря в самый последний момент, я на хвостатую сильно разозлился. Она бы точно могла ворваться туда гораздо раньше, а вместо этого полезла в подвал. Ну и схлопотала промеж рогов. Сам бы при случае добавил.

Однако череп, из которого растут такие украшения, слабым не бывает, и она сознания не лишилась. После чего устроила в подвале настоящий погром, стараясь всех там избить, причем как можно сильнее. Только поэтому живы и остались. За один удар между рогов каждый получил по десятку между ног, чтобы, значит, надолго запомнил. Слишком этим делом увлеклась и опять задержалась.

Зато в результате у нас оказалась целая толпа пленных, которых и требовал выдать помощник посла. Зная, какая их ждет участь, городские власти не возражали. Я, в принципе, тоже был совсем не против, весь вопрос в компенсации, которую нам заплатят, и гарантиях, что преступники точно окажутся на алтаре, а не будут отпущены сразу после пересечения границы.

Первый вопрос еще предстояло согласовывать с Эль, а стоило мне лишь заикнуться о втором, жрец сразу захотел пойти навстречу и пригласить меня лично на ритуал, хоть сегодня прямо в посольство. Ага, при условии, что спертую часть переносного алтаря верну.

– Какую еще часть? – изобразил удивление я. – Ничего подобного не брал. На фига он мне вообще может быть нужен, тем более не весь, а часть?

– Шестнадцатую, – ответил помощник посла. – Вот такую…

Он изобразил пальцами в воздухе фигуру в виде острого треугольника с закругленной короткой стороной, после чего продолжил:

– Мы сами не представляем, зачем она тебе могла понадобиться, но нам точно известно, что по твоему приказу плиту погрузили на ваш корабль.

Ага, а по местным правилам мой корабль – моя крепость. На него местные власти никак не могут повлиять. Так же, как послы. Тут никакая коррупция не поможет, договариваться нужно исключительно с капитаном или владельцем.

– Ах эту… – «вспомнил» я. – Смотрю, на складе какие-то бесхозные камни неправильной формы валяются, а у нас корабль недавно куплен, и как раз балласта не хватает. Вот и подумал, раз прежние хозяева мертвы, никто возражать не станет.

На самом деле прекрасно знал, о чем идет речь. Если бы меня в тот момент кто-нибудь спросил, зачем я приказал тащить тяжеленный каменный кусок пиццы на корабль, ни за что не смог бы ответить, а сейчас оказался козырь на переговорах. Вообще-то я хотел разбить алтарь, как тот, самый первый, но не получилось. Местный и так оказался не монолитным, а составным.

Но это было потом, после эпопеи с поиском одежды для трех голых эльфиек. Мой первый порыв кинуть красавицам (прежде всего своим) по балахону сликовников остался не понят. Сильно и категорически не понят! Все три наотрез отказались даже прикасаться, не говоря о необходимости в это заворачиваться. И плевать, что уже целая куча народу глазеет на их прелести. Они согласились бы так и через весь город пройти, но балахоны на себя не надевать. Даже холод, которого на самом деле боятся все эльфы, наверняка помог бы не сразу. Лара на меня укоризненно посмотрела (тогда я еще не знал, что это на самом деле Эль). Намек сразу понял и приказал одному из воинов принести одежду моих жен из соседнего помещения.

Вот тогда-то я поначалу и офигел. Первой мыслью было, не свихнулись ли эльфийки от чуть не состоявшегося жертвоприношения? И было от чего. Комплектов эльфийской одежды нашлось только два. Темная тут же натянула на себя платье Эледриэль, незнакомая светлая уверенно надела боевой повседневный костюм Ларинэ, а Эль тем временем стояла, прикрывшись руками, словно бедная родственница.

– Эль, дорогая, в чем дело?! – удивился я, скидывая с себя куртку и пытаясь обнять светлую.

Та сразу отпрянула.

– Я не Эль! – после некоторой паузы решила пояснить она, видя мое удивление.

– Она не Эль! – поддержала темная. – Не знаю, кто сейчас в моем теле, но я тут.

Голос принадлежал Ларе, но интонации точно были моей светлой жены. Причем из тех, которыми она обычно давала понять, что очень недовольна. Вообще-то они легко умеют подражать друг другу, при необходимости и эльфийское ухо обмануть смогут, не только мое, но сейчас точно было не до шуток. Да и странное поведение при дележе одежды настораживало.

– Это не Эль и не я, – добавила чужая эльфийка с Лариными интонациями в голосе.

Затем одетые вдруг опомнились и кинулись прикрывать обнаженную от посторонних взглядов. А затем и своей одеждой с ней делиться.

– И нечего на чужих эльфиек пялиться, – заявила мне темная.

– Ничего себе чужих! – еще раз офигел я. – Неужто свою Эль не опознаю?

– Вот за то, что не опознал, еще при случае получишь.

Счел за благо не продолжать дискуссию и во всех странностях разбираться позже. Тем более что и повод переключиться на другую тему возник. Появилась Анжа с докладом о пленных. Хвостатая виду не подала, но и так было ясно, прекрасно понимает совершенную ошибку с выбором приоритетов. Поэтому, узнав, что как минимум один сликовник сбежал, бросилась в погоню. Не верил я, будто у нее может получиться, и оказался прав. Тот исчез бесследно.

Как по мне, невелика потеря. Сейчас у него главная цель спрятаться, а если и надумает мстить, то нас на Фиоре давно уже не будет. Пускай его официально разрешенные сликовники ловят. Они им как раз необычайно заинтересовались и готовы были заплатить огромные деньги за любую помощь. Чем-то им не понравился жрец, прошедший неполное посвящение. Особенно после того, как я рассказал подробности нашего с ним боя. Но это уже их проблемы, главное, в остальном к нам не было никаких претензий, кроме части алтаря. Вот из-за него и торговались понемногу.

Я, кстати, под это дело неплохую операцию провернул. С торговым домом, являющимся прикрытием сликовников, у нас договор на поставки был, вот и выгреб с их складов все, что могло понадобиться для дальнего плавания. Мне пытались мягко намекнуть, что пересечение внутреннего моря никак не может считаться дальним плаванием, но я не верил.

– Для таких сугубо сухопутных людей, как я, все, что шире реки – дальнее плавание! – с гордостью заявил им.

Такой аргумент крыть было нечем. Все они считали себя великими мореплавателями (даже те, кто родился в порту и ни разу в жизни его не покидал) и с долей презрения относились ко всем остальным. Фразу эту не раз приходилось слышать от местных. Вот и получили ее обратно.

Оплата? Обязательно! Как только суд состоится и станет ясно, кому мы должны платить. Эль еще не до конца очухалась от пребывания в чужом теле, но осталась высокого мнения о проведенной мною махинации, в смысле, торговой операции. Казнь ведь состоялась в посольстве Сликирана после того, как удалось собрать весь алтарь, а мы свою плиту отдали перед самым отплытием.

Глава 2

Дим. Попаданец

Спокойно отплыть нам так и не дали. Если честно, чего-то подобного я опасался с самого начала, поэтому заранее подготовился. Команда была вооружена и предупреждена о возможном нападении, абордаже или запрете на отплытие. Последнее беспокоило меньше всего, в большинстве своем люди покидали город навсегда, а значит, и драться будут с любым напавшим. Весь вопрос – пошлют власти на перехват сторожевые корабли или нет, в случае, если мы не подчинимся. К сожалению, таких недавно городу оставили аж целых три штуки, потопив или захватив все остальное.

Однако, к счастью, виной всему были не власти и не сликовники, а красные орки. Правда, об этом мы узнали чуть позже, а сначала поднялся нехороший шум на пристани. Корабль успел отойти на считаные метры, я все ожидал окрика. И он прозвучал:

– Остановитесь!

– Задержите корабль!

– Не дайте ей уйти!

Именно ей. Мы лично преследователей не интересовали, а только появившаяся в самый последний момент незапланированная пассажирка. Когда между бортом и пристанью уже было никак не меньше десяти метров, на него прыгнула гибкая фигура. Вслед за ней полетели несколько воинов – красных орков, но для них продолжающее увеличиваться расстояние оказалось уже слишком большим, и они грохнулись в воду. Остальным оставалось только кричать.

Капитан, не получив команды с моей стороны, продолжил начатый маневр, а я решительно направился к безбилетнице. А то ведь команда может воспринять ее как авангард абордажа и неправильно отреагировать. Еще когда увидел ее прыжок, уловил нечто знакомое, сейчас это чувство только усиливалось. И пусть одета женщина была совсем не так, как при последней нашей встрече, не опознать единственную знакомую мне красную полуорчанку было бы трудно.

– Сризка! А тебя сюда каким ветром занесло?

Она явно удивилась, узнав, кто с ней говорит, но ответила так, будто бы именно меня и рассчитывала увидеть:

– Решила воспользоваться твоим предложением путешествовать вместе. Еле успела.

Так я ей и поверил. Оказавшиеся рядом Эль с Ларой так же усомнились в правдивости услышанного, только в отличие от меня они новой попутчице были совершенно не рады. Я тоже не то чтобы очень, но и негативных чувств не испытывал.

– Вообще-то мы собрались далеко, – решил с самого начала прояснить ситуацию.

– Хорошо, – пожала плечами Сризка, косясь на удаляющийся берег.

– Когда я сказал «далеко», то имел в виду очень далеко.

– Так еще лучше, – вполне искренне обрадовалась она.

Уже собрался сказать, что согласен, если она сама не передумает, но вовремя уловил взгляды обеих жен. В результате фраза была несколько отредактирована:

– Прежде чем примем окончательное решение на твой счет, хочу услышать о причинах готовности плыть на край света, даже не интересуясь, в какой он стороне.

Сризка. Красная полуорчанка

Причины. Их слишком много, чтобы рассказывать обо всех, но по сути всего одна – хочу остаться в живых.

Неприятности у меня начались сравнительно недавно, когда Закар, вождь большого племени, решил официально признать дочь-полукровку. До этого на меня вообще никто внимания не обращал, и вдруг… Напрямую никаких конфликтов не было, даже наоборот, многие предлагали дружбу, дарили подарки и всячески уделяли внимание, к чему я совершенно не привыкла. Однако мелкие неприятности стали на меня буквально сыпаться. Только и оставалось ожидать чего-нибудь серьезного, и оно произошло.

Когда мне передали поручение отца съездить с небольшим отрядом в ближайший человеческий город и вручить тамошнему правителю письмо, я не удивилась. И пускай раньше таких заданий никогда не получала. Тогда я была никем, а теперь законная дочь вождя. Только потом, когда появилось много свободного времени, кое-что поняла. Воспитывай отец меня подобным образом с самого начала, наверняка бы заметила странности, связанные с этим делом, а так все списывалось на новизну.

Стоило отряду покинуть земли орков, как на него было совершено нападение. Очень грамотная засада. Хорошо подготовленная и эффективная. Всех сопровождающих воинов перебили первым же ударом, а меня захватили в плен. Вообще почти ничего о том бесславном бое не помню, поскольку сразу потеряла сознание, получив магический удар. Очнулась уже в замке герцога Скириина.

Такие огромные усилия, и лишь для того, чтобы захватить одну наложницу? Сначала не хотела в это верить, особенно учитывая, насколько далеко королевство находилось от земель моего племени. Несколько раз пыталась бежать, но ничего не получалось, герцогский маг сразу наложил на меня серьезные заклинания.

– А потом пришли вы и меня освободили, – закончила я рассказ.

– Интересная история, – сразу заявила темная эльфийка. – Только не отвечает на вопрос, почему ты сейчас тут?

Странно. Не знаю почему, но что-то в ее словах мне показалось неуловимо неправильным. Не смысл, а интонация. И еще, рядом с ней стояла не Эледриэль, а незнакомая светлая. Вообще нечасто встретишь эльфов даже по отдельности, а уж светлых с темными вместе – особенно. Однако думать об этом решила потом, а теперь ответила на вопрос:

– Зато объясняет, почему я рада плыть именно с вами.

– Это понятно, – согласился человек. – Нас куда больше интересует, кто и почему за тобой гонится? И насколько это опасно для нас самих?

Законный вопрос. Я бы на его месте тоже заинтересовалась. Пока думала, с чего начинать ответ, Ва'Дим продолжил:

– Постой. Дай сам угадаю. Уйдя из герцогского гарема, ты умудрилась угодить в другой. К вождю красных орков, например. Сбежала оттуда, и теперь тебя преследуют воины опозоренного правителя. Только зря ты меня выбрала, тут ведь тоже теперь что-то вроде плавучего гарема.

При последних словах человек получил два весьма увесистых подзатыльника от эльфиек. После чего обе недобро уставились на меня в ожидании ответа.

– Нет, не угадал, второй раз в гарем не попадала и не собираюсь, – ответила я им.

– Жа… в смысле, желание похвальное.

Эльфийки сделали вид, что оговорку не заметили, а меня она вообще не касалась. Я начала вспоминать дальше.

Мне тогда повезло. Можно сказать, сильно. Я ведь рванула прямиком к отцу, чтобы сообщить о невыполненном поручении. Все думала, как буду оправдываться, ведь первый раз получила задание и его провалила. В дороге совершенно случайно встретила старую подругу, которая рассказала новости, скопившиеся за время моего отсутствия. Все они оказались плохими, и прежде всего – для меня. Отец умер, и место вождя занял Кызрым, глава другого клана. Не то чтобы дружественного, но и враждебным он никогда не был.

Подруга сразу посоветовала убираться из наших земель. Мало ли что, со смертью вождя не все понятно, убийцу пока так и не нашли. Зря я ее не послушала. Тогда думала, что мне нечего опасаться. Действительно, с какой стати? Недавно признанная дочь бывшего вождя, у которой в любом случае не могло быть никаких прав на наследство, не говоря уже о месте отца.

Стоило вернуться к себе, как поняла, что это уже не мой дом. Но было поздно. Меня схватили и доставили к вождю. Тут же были предъявлены обвинения в заговоре против моего отца и его убийстве. С целью захвата власти, разумеется. Еще требовали выдать сообщников. Все было настолько абсурдным, и я не сразу нашла что ответить. К тому времени, когда смогла хоть что-то осмысленно сказать, вождь приказал оставить нас одних.

– Можешь не оправдываться, – усмехнулся он. – Сам знаю, что не виновна.

– Но тогда…

– Ты очень вовремя появилась. Теперь будет кого казнить за убийство вождя.

– Но я не убивала! Меня вообще тут не было!

– Как я уже сказал, знаю. Поскольку живой отсюда не выйдешь, могу рассказать, как все было.

И он рассказал. Засада на мой отряд и само поручение вождя были частью заговора. Не стоило обольщаться, таким образом убрать хотели вовсе не меня, а охрану. Пусть и небольшой отряд, но это были верные отцу воины. С точно такими же или похожими поручениями заговорщики сумели разослать в разные стороны очень многих и всех уничтожить.

Потом было убийство вождя и выборы нового. Заговорщики все очень точно рассчитали. Убийца неизвестен, большая часть сторонников и родственников вождя исчезла, на границе неспокойно, того и гляди война начнется, поэтому медлить нельзя.

Мне это ничего не давало. Свидетелей его признания не было. Если стражи, стоящие снаружи, что-то слышали, то они наверняка и сами участвовали в заговоре. Кызрым меня не боялся совершенно. Еще бы, он мужчина, воин и чистокровный орк, а я женщина-полукровка. В этом и была его главная ошибка. Да, люди слабее орков, и полукровки, соответственно, тоже. Только почему-то никто не учитывает, где я росла и кто был моими друзьями по играм.

Нет, справиться с одним из сильнейших воинов (другой вождем не станет), да еще и без оружия, у меня не было никаких шансов. Однако удивить внезапным ударом, который окажется сильней, чем от меня ожидают, могу. Что и сделала, стоило возникнуть первому удобному моменту.

Все получилось даже лучше, чем могла надеяться я сама. Быстрый удар в лицо и по ноге, в результате чего Кызрым не просто пошатнулся, а упал. Главная цель – его кинжал – был у меня. Еще удар… Воин уже успел прийти в себя и отбил мою руку. Вместо шеи нож прочертил линию по щеке.

Дальше продолжать не имело смысла. Выбежав из шатра, я вскочила на коня. И вскоре уже мчалась по просторам степи. Каким образом миновала всех воинов, которые должны были охранять кочевье, сама не представляю. Бегство было очень долгим. Иногда удавалось оторваться, запутав следы, только потом меня опять находили. Каким чудом получилось добраться аж до Ямсорга, до сих пор не понимаю. Но тут удача покинула меня. В городе оказался крупный отряд орков моего племени, и все они бросились ловить убийцу вождя.

Бежала по пристани, не представляя, что делать. И конь, и все вещи остались в гостинице. Увидела отплывающий корабль и прыгнула. Не ожидала получить помощь, просто уже не могла остановиться.

Дим. Попаданец

– Интересная история, – подвел итог я. – А ты не думала требовать суда? С обязательным присутствием магов разума или шамана той же специализации?

– Судить должен вождь, это его привилегия и обязанность, – вздохнула наша незапланированная пассажирка. – Поэтому ни до какого суда я просто не дожила бы. Не сомневаюсь, что виновного в моей смерти непременно наказали бы. Однако и на снисхождение он наверняка мог рассчитывать. Ведь он напал на убийцу вождя. То есть виноват не в самом факте, а лишь в том, что не вытерпел и не дождался, пока меня осудят вождь с шаманом.

– Ладно, с этим тоже понятно. И какие у тебя планы на будущее?

– Плыть с вами! – сразу ответила полукровка. – Надеюсь, предложение наняться к вам в охрану еще в силе? Правда, ни оружия, ни коня, ни денег у меня не осталось, но я и так кое-что могу. А если одолжите что-нибудь из своего, потом обязательно верну.

Посмотрел в сторону своих эльфиек. Все еще не привыкну, что Эль теперь темная, а Лара светлая, к тому же чужая. Хотя бы с именованием разобрались быстро. Да и думать тут было нечего. Темная-светлая – по телам, а имена – по сознаниям. Главное, несмотря ни на какие обмены, мог по мимике определять их желания. Вот и сейчас обе неуловимо кивнули, давая согласие.

– И то, что мы плывем очень далеко, тебя не смущает?

– Как я уже сказала, так даже лучше, и от слов своих отказываться не собираюсь.

– Очень далеко – растяжимое понятие, – продолжил я. – В нашем случае это другой континент.

Собеседница на миг смутилась. Потом решительно мотнула головой и ответила:

– Тоже выход.

– Что ж, так тому и быть.

Полуорчанка все же решила задать еще один вопрос:

– Который из двух материков?

– Северный. Красных орков там точно нет, только зеленые и черные.

На этом вопросы к Сризке не закончились. Их было немало, и не только у меня. Хотелось уточнить, эти орки посланы новым вождем (когда успели?) или все верят в убийство (если так, то не сходится со встречей подруги). И вообще, чего это орки так хозяйничают в городе? Еще – не очень умный поступок полуорчанки, не на корабль бежать надо, а к страже. И требовать суда с магами разума. На большую часть вопросов она ответить не смогла. Сама не знала.

– А бежала туда, куда получилось, – закончила Сризка.

Дальше стали обсуждать то, с чего по-хорошему следовало начать. Не надумают ли орки нас преследовать? Если бы плыли сразу домой, без остановки в Гавани Тысячи Островов, то не страшно, а так могут и нагнать. Все сошлись во мнении, что весьма сомнительно. Уж мы-то знали, как трудно после недавних событий нанять в этом порту нужный корабль.

Вообще-то и просто пиратов тут хватало (и корабли у некоторых наверняка где-то припрятаны), только попробуй таких с ходу найди и договорись. Через какое-то время, скорей всего, получится, но поди нас потом догони. Даже тот факт, что весь Ямсорг прекрасно знает, куда именно мы направляемся, не очень поможет. Думаю, к тому времени мы успеем сделать все свои дела в соседней гавани и отчалить от этих гостеприимных берегов навсегда. А учитывая, что Северный континент и Фиор находятся буквально в противоположных точках планеты, плыть от одного к другому можно очень разными маршрутами. В какую сторону ни направься, рано или поздно доберешься до цели.

Однако это все потом, когда наймем корабль и команду, а пока наш путь лежал в Гавань Тысячи Островов. К сожалению, в Ямсорге это известно всем заинтересованным лицам, так что оркам будет нетрудно узнать, куда плывет обвиняемая в убийстве вождя Сризка.

Глава 3

Дим. Попаданец

Гавань Тысячи Островов на самом деле насчитывала таких гораздо меньше. Крупнейший город-порт Фиора располагался на нескольких крупных островах и еще примерно сотне с лишним мелких, занимающих почти всю акваторию небольшого залива, который, в свою очередь, являлся частью то ли куда более крупного, то ли вообще моря. Вольный порт граничил с тремя королевствами, но ни официально, ни реально не являлся частью ни одного из них. По слухам, тут можно было нанять корабль, идущий куда угодно, что и послужило причиной нашего желания попасть именно сюда.

И как часто бывает, слухи, что в Гавани Тысячи Островов можно найти корабль, готовый плыть в любую точку мира, оказались сильно преувеличенным рекламным лозунгом. Нет, если вам необходимо в любой судоходный порт островов – тогда пожалуйста. С большей или меньшей регулярностью, но точно без каких-либо проблем.

О другом континенте никто не желал даже разговаривать. В том смысле, что вообще. Ни тебе баснословных цен, чтобы потом долго торговаться, ни каких других трудновыполнимых условий. Ничего. Нам оставалась только покупка корабля. Тот, который уже был, для дальних плаваний не подходил абсолютно.

Если не считать цены, а океанский лайнер стоит приличных денег (не на яхте же или простом торговце отправляться в такое плавание!), дело само по себе нехитрое. Только этого мало. Необходимо еще нанять команду, которая согласится не просто выйти в дальнее и долгое плавание, но и переселиться на другой континент (обратно-то мы потом не собираемся). Нетрудно догадаться, что в очередь никто не выстраивался. Вообще желающих не находилось. А те, кто приплыл с нами из Ямсорга, на большее и не подписывались. Несколько матросов, в принципе, были не против, но капитан даже не думал о таком варианте.

Оставался еще один вариант. По прибытии к родным берегам передать корабль в собственность команде или капитану, и пускай потом плывут куда хотят. Эль от такой идеи была откровенно не в восторге. Предлагая подобное, вообще ожидал долгого рассказа о том, что хочу разорить семью. Но светлая вопреки обыкновению ничего такого говорить не стала (может, потому, что она теперь темная?). Просто пообещала подумать, а после двух недель безуспешных поисков других вариантов наконец сдалась.

Очень кстати оказались средства, выбитые у сликовников за приватизированный сектор алтаря. А то деньги у нас вроде бы и есть, причем огромные по любым меркам (на небольшой флот хватит и еще на второй останется), но при этом их как бы и нет. Почти вся наличность и вообще более-менее ценные вещи находятся в моей барсетке, только оттуда что-либо достать может лишь сильный маг. Желания показывать хоть кому-то постороннему этот артефакт не было ни малейшего. Жены меня в данном вопросе полностью поддерживали. Даже когда они обладали магическими силами почти на уровне архимагов, не стоило светить такую ценность, а сейчас тем более.

После того как обе побывали на алтаре, способности к ним вернулись, но пока не в полной мере, и, что самое главное, они еще не привыкли пользоваться чужой магией. Надежда, что скоро все нормализуется, есть, но иметь запас точно не помешает.

Даже при наличии необходимых денег и готовности подарить корабль экипажу сразу по прибытии мы точно не получили все желаемое в тот же день. Все знают, что романтика дальних странствий весьма популярна среди моряков. Ага, когда о ней толкуют в портовых тавернах. Как доходит до дела, так у них мгновенно находится куча очень важных занятий: проверенные фрахты, на скуку во время которых они буквально минуту назад жаловались, а то и просто каботажные рейсы вдоль побережья.

Однако нас теперь хотя бы выслушивали, и некоторые даже интересовались предполагаемыми маршрутами и дополнительными условиями, а не посылали сразу. Можно сказать, тоже своего рода прогресс.

Пока же мы постепенно обживались в портовом городе с твердым намерением отплыть отсюда уже в сторону дома, а не еще куда-нибудь. Понемногу заводили знакомства, большую часть которых даже можно назвать нужными или полезными. Во всяком случае, к некоторым кораблям, способным гарантированно пересечь океан, успели прицениться. Официально на продажу был выставлен только один, но мы теперь располагали достаточно точной информацией, кому и сколько необходимо предложить, чтобы купить любой из них. Только пока, по вполне понятным причинам, никаких шагов в этом направлении не предпринимали. Нужно сначала хотя бы нанять капитана и уже с ним советоваться, который из кораблей подойдет больше.

Нетрудно догадаться, что появление в вольном городе чужаков, открыто ищущих большой корабль, выставленный на продажу, не могло не привлечь к нам особо пристального внимания среди некоторых кругов. Увы, с этим ничего не поделаешь, и приходится мириться. В первую очередь проявили интерес местные власти. Тут все было просто. Несколько умеренных взяток решили проблему, и с этой стороны нас больше не беспокоили. Такой наглости и назойливости, как до этого в Ямсорге, здесь не наблюдалось. Когда будем покупать корабль, скорее всего, придется добавить, а пока можно было жить спокойно.

Нужно заметить, что информация обо всех подходящих плавсредствах, а также финансовом положении их владельцев (кто за сколько и почему согласится продать), как раз от тех чиновников и поступила. Так что это даже не взятки получались, а плата за полезные сведения и дополнительную работу, которую они делать не обязаны.

Начальник стражи островного района, где мы остановились, тоже намекал, что за вполне умеренные деньги может позаботиться об охране от ночных гильдий. Мол, это, конечно же, и так его обязанность, и он по мере сил и возможностей ее исполняет, но бюджет города далеко не бездонный, и стражников на все просто не хватает. Поэтому уже давно сложилось так, что те, кто рассчитывает получать защиту в первую очередь, готовы нести определенные расходы. На этот раз платила Анжа, причем из своих личных средств. Я сначала сильно удивился и не поверил. Потом узнал, в чем дело, и сразу все стало понятно. Платила она не совсем за то, что предлагал начальник, о чем своевременно его предупредила.

– Тогда за что? – удивился он. – Нет, мы всегда готовы пойти навстречу уважаемым людям и…

Тут он слегка запнулся, пытаясь определить расу собеседницы, из внешних признаков которой на виду были только почти эльфийские уши, после чего, недолго думая, продолжил:

– Людям, эльфочелкам и эльфийкам. Только необходимо точно знать, чего именно вы хотите и сколько готовы заплатить?

Хвостатую, кстати, далеко не первый раз тут так называют, путая с полуэльфийкой. Такое именование полукровок существует и на Северном континенте, но там употребляется крайне редко. Обычно первой идет раса матери. Эльфийка плюс человек равно эльфочел, эльфочелка (тому, кто посмеет так назвать Ива с Марой в присутствии Эль или Лары, очень не поздоровится). Еще есть гномочел и гномочелка, оркочел и оркочелка, троллечел и троллечелка, челоэльф, челоорк… Ну так вот, у нас дома подобные наименования можно услышать крайне редко, и они считаются признаком необразованности, а на Фиоре – обычное дело.

– Хочу, чтобы стража не вмешивалась, если у нас возникнет конфликт с ночными гильдиями, и, самое главное, не защищала последних, – спокойно пояснила Анжа.

Не знаю, как стража, но мне следовало вмешаться самому еще тогда. Однако не сделал, о чем позже было несколько поводов пожалеть. У меня всего одно оправдание – был слишком занят отношениями со своими тремя эльфийками. В смысле, двумя своими и одной чужой, у которой во временном пользовании тело моей Эль.

Отвечающий за стражу на этом острове с большим скептицизмом отнесся к такому заявлению гостьи, но возражать не стал, а быстро назвал цену. Мол, любой каприз за ваши деньги. Лицензия на отстрел преступников в здешнем заповеднике оказалась недорогой. Чиновник запросил совсем уж смешную сумму серебром. Просто не очень верил, что у странной полукровки и ее спутников хоть что-то получится, ибо, когда эти деньги оказались у него в кармане, напомнил, мол, его первое предложение остается в силе, и если предполагаемый конфликт все же пойдет не совсем так, как нам представляется, он всегда будет готов помочь. Мол, тариф остается прежним, а с учетом уже заплаченной суммы, возможна даже небольшая скидка.

Спорить никто не стал, мало ли что. Всегда полезно иметь запасной вариант. Кстати, я потом отошел с ним в сторонку и намекнул, что если дело пойдет не по намеченному Анжей сценарию, то стража вполне может вмешиваться, не спрашивая разрешения. И поскольку не заплачено вперед, постфактум не против двойной цены. То есть проблемы с женами пусть и заставили проморгать потенциально опасную ситуацию, но хоть что-то сделал, на случай если она зайдет слишком далеко.

И еще было бы неплохо нанять собственную охрану, раз уже очевидно, что придется остаться тут дольше, чем хотелось. Поинтересовался этим вопросом, и чиновник вполне доброжелательно отнесся к идее. Сразу порекомендовал несколько отрядов. Явно и с этого имеет доход.

А вообще у меня возникло подозрение, что у стражи, вернее, у некоторых ее представителей, существуют некие договоренности с преступными организациями города. Не в том смысле, что кого-то совместно грабят, просто предупреждают партнеров, кого нельзя трогать, так как тот заплатил за дополнительную охрану, и, случись что, представители закона будут рьяно выполнять свои обязанности не за страх, а за деньги.

Может быть, это просто совпадение, но стоило уйти чиновнику, как буквально через час явились представители воровской гильдии по тому же самому вопросу, то есть с предложением защиты за скромную плату. Получилось весьма удобно, Анже самой их и искать не пришлось.

Дальше ни я, ни Эль, ни Лара, ни тем более Рада не вмешивались (как выяснилось позже, зря, но кто же мог знать?). Этими делами занималась исключительно хвостатая. Всю неделю тут ходили всевозможные невероятные, а скорее нелепые слухи о неприятностях и несчастных случаях, которые преследуют глав ночных гильдий портового города. Причем далеко не все заканчивались смертельным исходом. Таких вообще было всего два. Остальные просто глупые и нелепые. Вплоть до сползания штанов у вора, присматривающего за порядком на главном базаре. Естественно, прямо на торговой площади во время максимального стечения народа. При исполнении, так сказать.

В общем, город смеялся над воровской и ей сопутствующими гильдиями. При каждом следующем пересказе истории обрастали все новыми и новыми невероятными подробностями. Даже жаль, что тут газетное дело не развито, было бы интересно почитать окончательный вариант.

Только зря мы пустили все на самотек, поскольку хвостатая доигралась. Не знаю, ждала ли она, что к нам в гостиницу явится делегация от ночных гильдий с подарками и заверениями в вечной дружбе, или ее вообще не интересовал результат как таковой. Понятно, что ничего такого не произошло. Да и было бы очень странно, случись нечто подобное. Почему я не вспомнил о своем желании нанять охрану, сам не знаю. Решил, что нескольких человек, одного орка и Сризки пока хватит, особенно в дополнение к тем, кого содержит хозяин гостиницы. Расслабился, наверное, привыкнув к тому, что бандиты в этом мире редко ведут себя вызывающе. А следовало бы вспомнить «Черного единорога», но почему-то я этого не сделал.

В вольном городе Гавань Тысячи Островов имелась не только воровская гильдия, были еще контрабандисты всех мастей, пираты, наемные убийцы… Вот эту публику и раздраконила Анжа. А мы вовремя не подумали, чем все это непременно закончится. В одну из ночей к нам в гостиницу явилась команда мстителей. Только странные они какие-то были. Это чуть позже выяснилось, что основные силы брошены на неуловимую эльфочелку Анжу, а меня и трех эльфиек почему-то сочли неопасными, ограничившись минимумом.

Операция, которую планировал полный идиот, не могла не провалиться. И пускай Эль с Ларой магией не владеют (официальная версия), а у Рады исключительно специализация в жизни и разуме, и это каким-то образом стало известно кому не следует… Но послать трех бугаев с дубинками против такого же количества эльфиек с луками… Это нужно додуматься. Сильно подозреваю, что они по каким-то только им ведомым причинам решили – если и будет сопротивление, то лишь с моей стороны, а жены и их дальняя родственница сразу сами сдадутся, как только я буду схвачен. Что ж, нам же проще. Эти трое даже понять ничего не успели, так быстро мои остроухие красавицы стреляют. И за луки, что характерно, хватаются раньше, чем за одежду. То, что Рада ночевала в смежной спальне, ничего не изменило, там ситуация была аналогичной.

Кстати, о спальнях. Впервые для себя выбрали не с одной кроватью, на которой можно разместиться втроем, а с двумя поскромнее. Вроде и в одной комнате спали, но отдельно. Только Эль в теле Лары была моей женой, как заявила она уже несколько раз, «душой и телом», поэтому могла делить со мной постель на законных основаниях. Сама Лара только душой, поэтому в спальню допускалась, а в постель нет. Ну и Рада, которая сейчас пользовалась телом Эледриэль, ночевала в смежной комнате. Все это эльфийки решили как-то между собой и меня спросить вообще забыли.

Однако задумываться на такие темы было не время и не место, стоило вернуться к нападению.

– Учитывая «гениальность» той части плана, которой мы только что стали свидетелями, проверять, как там Анжа, можно и не идти, – предложил я, когда мы собрались в гостиной. – Хвостатая точно справится без нашей помощи.

– Ты наверняка прав, но все же интересно, стоит сходить посмотреть, – ответила Лара.

Чем именно заинтересовалась моя жена, спрашивать не стал. А посмотреть действительно стоило. Но, понятно, не сразу.

– Тогда сначала оденьтесь, – заметил я ушастым.

– Нам и так хорошо, – усмехнулась темная.

– Анекдот про голую эльфийку с луком напомнить? – не остался в долгу я.

– Так мы и колчаны возьмем, – нашлась светлая.

– Как хотите, – пожал плечами я. – Если думаете, что стану ревновать к расстреливаемым бандитам, то не дождетесь.

За всем этим с офигевшим видом наблюдала Рада (она-то, перед тем как направиться в гостиную, одеться не забыла). Не привыкла еще к подобным сценам. Даже как-то не обратила внимания, что Лара демонстрирует не свои, а ее прелести. Да и то, что я не очень одет, тоже вроде бы не заметила. А ведь мои хитроухие это специально для нее разыграли. Знать бы еще зачем?

Сам я, конечно, сделал то, что предложил. Жены последовали моему примеру и тоже оделись и вооружились более существенно. В коридоре караулили еще двое амбалов с такими же дубинками. Слившийся воедино звук спускаемых луков, и эта пара присоединилась к тем, что ворвались в нашу спальню. Однако легкая прогулка очень быстро закончилась. Стоило сунуться к Анже в комнату, как сразу стало ясно, что дело предельно серьезное. Мы даже на всякий случай слегка попятились, чтобы не загораживать друг другу сектор обстрела и, в свою очередь, не нарваться на удар.

Самой хвостатой видно не было, что, в принципе, понятно. Но в полутемном помещении метались еще три едва различимые тени, не сильно уступающие нашей невидимке. И их быстрое беспорядочное перемещение довольно ясно свидетельствовало о том, что «гости» Анжу тоже могут видеть, иначе она бы не в догонялки с ними играла. Вернее, она как раз вполне могла, но совсем не так.

Эль с Ларой сразу начали стрелять и… не попадали. Присоединившаяся к ним Рада – тоже. Эльфийки промахивались с расстояния в несколько шагов! Только не надо рассказывать, что происходило это из-за обмена телами. Ушастыми они были как до, так и после. Ладно, моя светлая, она, по меркам перворожденных, никогда не была великой лучницей и превосходила лишь представителей других рас, да и то не всех. Но темная… Ларинэ не только боевой маг, но и хороший воин, и все равно не могла попасть. А я раньше был уверен, что если она пусть даже мельком увидит мишень или хотя бы услышит, то все, не промахнется. Да и Рада тоже была магом стихии огня, такие, как правило, становились воинами.

Колчаны пустели с пулеметной быстротой, а результата все не наблюдалось. Соваться в комнату было бы пределом глупости, поэтому я достал свой магобластер и произвел несколько выстрелов. Ни в кого не попал и запоздало подумал, что рискую задеть хвостатую. И еще подпалить гостиницу. Во всяком случае, стена в месте попадания огненных шаров уже начала гореть. Хотя возможный пожар меня сейчас меньше всего беспокоил, да и в таком дорогом заведении не могли не позаботиться о магической защите от огня.

Однако положительный результат, как ни странно, имелся. Может, из-за этого огня или, возможно, от сработавшего рядом боевого заклинания, но тени стали как бы более видимыми. Только результатом воспользовались вовсе не мои ушастые лучницы, а сама Анжа. Почти сразу одна из теней вдруг материализовалась, держась за резаную рану в горле. Это оказался мужчина в черной кожаной броне и такой же маске. Из оружия у него было всего два коротких кинжала. Сама хвостатая при этом так и осталась невидимой.

Второго все-таки достала темная, в смысле Лара, истратив при этом последнюю стрелу. Тот тоже стал видимым и ничем внешне не отличался от первого. Третий, вместо того чтобы продолжать бесполезную беготню за неуловимой жертвой, бросился на моих безоружных жен (Рада стояла чуть сзади).

Может, он и ничего плохого не имел в виду, а просто хотел сбежать, но я это проверять или просто так оставлять не собирался. За считаные секунды, которые понадобились противнику, чтобы преодолеть совсем небольшое расстояние, я успел совершить сразу несколько действий. Во-первых, выстрелил и в отличие от некоторых даже попал. Только толку от этого не было никакого. На противнике оказалась какая-то защита, поглотившая огненный шар без остатка. Во-вторых, сумел понять вышеперечисленное. В-третьих, выпустил из рук оказавшийся бесполезным амулет и выхватил мифриловый клинок. И самое главное, в-четвертых, успел выскочить наперерез размытому силуэту.

Сколько бы я ни тренировался, но такие скорости совсем не для меня. Сам не понимаю, как сумел это проделать, действуя даже не на пределе, а за пределами восприятия. Однако успел и буквально сразу свалился, получив одновременно два удара – один в грудь, а второй в ногу. Но и противник упал сверху и больше не шевелился. Оказалось, я его все-таки сумел достать, несмотря на всю скорость и относительную невидимость незваного визитера.

Рада с луком осталась на страже, а Эль с Ларой тут же бросились освобождать меня от объятий трупа и проверять последствия. Удар в грудь не представлял никакой опасности. Мифриловая кольчуга и сама по себе его бы выдержала, а уж с эльфийским поддоспешником подавно. И даже причиной падения был вовсе не он, а скорость и масса навалившегося тела. С ногой получилось куда хуже. Вроде там и нет никаких жизненно важных органов, а все равно лишняя дырка – удовольствие еще то.

Кинжал из меня выдернула Лара, но это не особо помогло. Нога уже начала неметь. Я сразу заподозрил, что клинок мог быть отравлен, о чем поспешил сообщить. Магические силы к женам давно вернулись, особенно если дело касалось такой мелочи, как этот удар, но способности к целительству остались у тела Эледриэль, поэтому большая часть амулетов хранилась у них теперь в соответствии с привычной специализацией. Боевые – у бывшей темной, а с магией жизни – у бывшей светлой. Вот Эль теперь и хлопотала над моей раной, зажав в руках один из них.

Боль исчезла сразу, а онемение – нет. Наоборот, оно продолжало ускоренно распространяться по всему телу, пока я не потерял сознание.

Глава 4

Радмириэль. Светлая эльфийка

Я уже не удивляюсь тому, что две эльфийки выбрали себе мужем человека (почти не удивляюсь), и тому, что светлая и темная могут так легко уживаться одна с другой. Сумасшедшая парочка! Рядом с ними даже князь Ва'Дим начинает смотреться почти адекватным. Единственный, кто следит за соблюдением хоть каких-то приличий.

В бою, понятно, если враг сумел застать тебя в постели, о таких мелочах размышлять некогда. В первую очередь бьешь магией или хватаешься за оружие и только потом думаешь об одежде. Но когда все кончилось… Нет, я совсем не молоденькая эльфийка, которая падает в обморок при виде голого мужчины и считает, будто обязательно произойдет что-то страшное, если обнаженной увидят ее саму. Только зачем этим специально бравировать?

Уверена, не заставь их человек одеться, обязательно пошли бы по коридорам в таком виде, ссылаясь на какой-то анекдот (мне его позже рассказали, ничего смешного). Прекрасно понимаю, что отчасти это было цирком, устроенным специально для меня. Двум чокнутым эльфийкам почему-то такое действие казалось весьма забавным. Только, играя на публику, пусть даже состоящую всего из одного зрителя, меня (возможно, из двух, если считать и мужа), никогда не совершишь такого, к чему не готов внутренне. То есть, притворяясь, нередко рассказываешь о себе настоящем куда больше, чем оставаясь собой.

Но это ладно, совсем коротенькое представление. Что было на протяжении всего плавания от вольного порта Ямсорга до Гавани Тысячи Островов, трудно описать. Я думала, что попала в какой-то сумасшедший лес. О Древо и все боги, вместе взятые, отдайте мое тело и сделайте так, чтобы я оказалась как можно дальше от этих безумных, по ошибке родившихся эльфийками! Сама не представляю, как смогла удержаться и не выпрыгнуть за борт.

Они целыми днями только и обсуждали, кто теперь может спать с их человеком, а кто нет. И вовсе не шутки ради или специально, чтобы меня шокировать, нет, на полном серьезе. Бывшая светлая Эледриэль настаивала на том, что это теперь исключительно ее привилегия, поскольку лишь она и телом, и разумом является законной женой князя Ва'Дима. Бывшей темной Ларинэ, занимающей мое тело, разрешалось ночевать в той же спальне, но исключительно на другой кровати. Она пыталась возражать и выторговать себе право спать в той же постели, пусть и на самом краешке, только делала это как-то неуверенно.

Обе сумасшедшие выступали одним фронтом против меня, чтобы я даже не думала ни о чем подобном. Это было смешно. Первый раз. Второй тоже. Потом стало не до смеха. Хуже всего то, что эти, даже язык не поворачивается назвать их перворожденными, ревнуют вообще ко всем подряд. Например, к полуорчанке Сризке! И меня ставят с нею в один ряд!

Отпускать меня тоже никто не хотел, даже на очень короткое время. А то еще потеряю чужое тело или, того хуже, изменю неизвестно с кем законному мужу. Именно в таких выражениях, то есть гипотетическая измена в их понимании хуже потери. Я и сама никуда не собиралась отходить от собственного тела. И приглядывать тут было нужно куда более тщательно. Ведь если «измена» с моей стороны была исключительно гипотетическим понятием, то определенные действия со стороны Ларинэ вполне предсказуемы. В моем теле! Не собираюсь этого допускать.

Когда князь пострадал от отравленного кинжала, лечила его не я, а все та же Эледриэль. Вовсе не потому, что мне не доверяют и не желают подпускать к телу своего драгоценного мужа ни при каких обстоятельствах. Магией жизни я владею, только опыта пока нет никакого. Не будь другого выхода, попыталась бы что-нибудь сделать, но, к счастью, не пришлось. У бывшей светлой нашлись заранее заготовленные амулеты, которые она и использовала. Не справилась! Яд оказался слишком сильным для нее. Я пыталась помогать, вливая в рану сырую магию жизни, но и это не дало результата, а лишь отсрочило конец.

По неопытности использовала не только магию жизни, но и разума. Поняла, что Эледриэль и Ларинэ действительно сумасшедшие, а не притворяются таковыми. Влюблены в своего человека до безумия.

Эледриэль. Светлая эльфийка

Совсем не обязательно быть архимагом, чтобы понять, насколько это опасный яд. Мой исцеляющий амулет, сделанный из сырого мифрила, с использованием силы двойного Древа Жизни, легко обезвредит любую отраву. Любую!!! С этой же не смог справиться не только сам по себе, но даже опустошив целый кристалл-накопитель. Невероятно! Такого просто не может быть. Даже сырая сила из кристалла, будучи использована в таких количествах, просто обязана обезвредить какой угодно яд. А ведь была еще Радмириэль. Пусть совсем неопытная в целительстве, но вполне способная вливать в больного магию жизни, чего в большинстве случаев вполне достаточно, хоть и расточительно. Тоже не помогло.

Удалось лишь приостановить действие яда, причем неизвестно, на какой срок. Возможно, на несколько дней, а может, и прямо сейчас опять начнет творить свое черное дело. Быстро перенесли мужа в нашу спальню и уложили на кровать. Я осталась дежурить возле любимого с еще одним неиспользованным амулетом и полным кристаллом, а также Радмириэль на подхвате. Всех остальных послала за магом жизни. Сильным магом.

Прекрасно представляю, как трудно найти такого среди ночи в малознакомом городе. А уж отыскав, вытянуть хоть куда-нибудь – тем более. Но ничего, справятся (в крайнем случае Анжа насильно притащит), лишь бы успели. Правда, в таком случае стоимость его услуг может оказаться запредельной, но сейчас речь не о деньгах. Главное, чтобы нашли и привели.

Маг жизни оказался человеком неопределенного возраста. Конечно, куда предпочтительней, если бы он был эльфом, и желательно светлым, но откуда тут перворожденному взяться? Громко возмущался и требовал не меньше десяти золотых за один только ночной вызов, иначе просто не станет осматривать раненого. За осмотр еще столько же. Грабитель! Пришлось заплатить.

– Вам повезло! – объявил маг почти сразу. – Это очень опасный яд, который используют кланы наемных убийц с южных островов. Противоядия не существует, и даже магия почти бессильна.

Услышанное мне совершенно не понравилось. Очень. Но использованное магом выражение оставляло надежду. И полную уверенность в том, что цену он заломит самую большую, какую только сможет придумать. А у магов с фантазией все в порядке.

– Я бы точно не называла происходящее везением, – ответила ему.

– Везение в том, что я один из очень немногих, кто способен его нейтрализовывать. В Гавани Тысячи Островов вообще единственный.

Говорил он с невероятно гордым видом, но амулет, содержащий заклинание магии разума, показывал, все – правда. Что целителю совсем не мешало торговаться и всячески набивать себе цену. Даже, наоборот, очень помогало. По сути, мог бы вообще заявить, либо столько, либо не стану лечить, но магу явно нравился сам процесс. Такие вещи я прекрасно чувствую. Сообщил, что той силы, которую мы с Радмириэль уже успели вогнать в человека, хватит не меньше чем на один день, и теперь развлекался.

Я тоже своего не упустила, тем более что непосредственная опасность отступила. По опыту знаю, что с теми, кто это делает не ради денег как таковых, а из любви к искусству, торговаться на самом деле довольно просто, хотя и очень долго. Однако в конце концов удалось договориться, не потратив при этом остаток ночи плюс половину следующего дня, и маг взялся за дело. На само целительство ушло гораздо меньше времени, чем мы торговались. Муж так и не очнулся, но я без всякого волшебства почувствовала, что беспамятство перешло в здоровый сон.

Маг получил деньги и удалился, а я осталась возле постели Ва'Дима. Если бы не это, пошла бы и рассказала Анже все, что думаю о ее глупых играх с ночными гильдиями. Вообще-то нужно было это сделать раньше, но прошлого, увы, не вернешь. Разумеется, часть вины была и на нас с Ларинэ, заигрались немного с Радмириэль и забыли обо всем вокруг. Но темная решила сходить и выложить ей все за нас обеих, только почти сразу вернулась ни с чем. Хвостатая куда-то исчезла.

Утром весь город обсуждал вовсе не покушение на нас, а таинственную смерть глав всех пяти ночных гильдий.

Дим. Попаданец

Проснулся с определенным ощущением, будто что-то не так. Никак не мог понять причину, но в ее наличии не сомневался. Рядом со мной под одеялом ушастые красавицы отсутствовали. Но это точно не повод для беспокойства. Они могут запросто проснуться и выскользнуть из постели так, что, даже если и сам уже не спишь, ничего не почувствуешь. Неоднократно в этом убеждался и давно уже привык. Тем более что в последнее время там могла быть только одна, которая на ощупь Лара, а на деле Эль. Нет, мне не понравилось совсем другое. Обе любимые были тут, но сидели чуть в стороне и с озабоченным видом смотрели на меня. В спальне присутствовала еще и Рада, что тоже не совсем обычно, если не сказать больше.

– Что хоть произошло, ушастые? – спросил я и сразу сам все вспомнил.

– Произошло, – ответила темная.

– Но уже все хорошо, – добавила светлая.

Быстро проверил свои ощущения. От удара в грудь ничего плохого и не ожидал, даже маленького синяка. Как заметил еще вчера, мифриловая кольчуга в сочетании с эльфийским поддоспешником – более чем надежная защита. Нога – совсем другое дело. Там у меня никакой брони не было. А если вспомнить об онемении, которое началось перед тем как я потерял сознание… Отравленный кинжал – далеко не самое лучшее приключение.

Никаких отрицательных ощущений не было и там. Ни боли, ни онемения, ни вообще чего-либо. То есть можно вставать. Однако, прежде чем это сделать, на всякий случай предпочел спросить у своих сиделок, мало ли что. Те врать не стали, вставать мне можно было хоть сейчас. Но обе ушастые явно предпочли бы видеть меня в постели и безопасности еще как минимум несколько дней, а то и до самой покупки корабля. Конечно же, ни на чем подобном они настаивать не собирались, просто это был такой намек, чтобы вел себя осторожно и не искал приключений.

– Не буду, – честно пообещал я.

Убедившись, что со мной все в порядке, жены решили высказать, что они думают о моем безрассудном поступке.

– Ну вы даете, ушастые! Вместо слов благодарности за спасение читаете мне нотации. Мне что, нужно было спокойно смотреть, как смертоносная тень бросается на вас безоружных?

– Да, – ответила Ларинэ.

– Но яд… – попытался возразить я.

– Эльфийский организм намного лучше сопротивляется любой отраве, – тоном лектора заявила Эледриэль. – Любая из нас смогла бы продержаться гораздо дольше. А если бы мы вовремя не нашли мага жизни?! Мы бы тебя потом сами убили за подобное безрассудство!

Да, женская логика в самом крайнем своем проявлении. И от расы не зависит, и эльфийки ей подвержены ничуть не меньше, чем люди. Вон, даже Рада, которая считает моих жен безумными и не скрывает этого, последнее их заявление восприняла спокойно, как нечто должное. Но вслух, разумеется, ничего такого я говорить не стал.

Почти сразу после моего пробуждения явились представители властей с официальным расследованием (они и раньше приходили, но эльфийки не пускали). Оказывается, на нас напали не просто местные бандиты, а «тени» с южных островов. То есть дело серьезное, потому что данная организация как в большинстве королевств, так и в вольном портовом городе Гавань Тысячи Островов запрещена. Их и двоих хватило бы для убийства кого угодно, а чтобы нападала пятерка – вообще дело небывалое (кроме виденных мною троих, были еще два убийцы, которых Анжа сумела прикончить с самого начала).

Первым делом у нас конфисковали трофейные отравленные кинжалы. Девять – ладно, улики и все такое, согласен, а десятый, извлеченный у меня из ноги, я попытался отстоять. Тем более что был в своем праве. В конце концов, трофей, особенно такой – дело святое.

Сразу возник конфликт законов. С одной стороны, полный запрет на отравленное оружие подобного типа, а с другой – на трофеи далеко не все запреты и не всегда распространяются. Я вообще не понимал, в чем, собственно, проблема?

– Вытирайте яд тряпочкой и возвращайте мне ножичек в коллекцию, – прямо заявил десятнику городской стражи, который больше всех настаивал.

Оказалось, все не так просто. Клинки вовсе не были намазаны ядом, а являлись им сами по себе. Пришлось отдать, чтобы не обострять конфликт. Было желание вытребовать что-нибудь взамен, но не стал мелочиться. Еще нам намекнули, что и амулеты убийц тоже неплохо бы сдать.

– Какие еще амулеты? Не было никаких амулетов! Лично я ни одного не видел.

– И мы не видели.

Эль, Лара и Анжа с самым честным видом заявили то же, что и я, хотя явно врали безо всякого стеснения. Однако в данном случае никто особо настаивать не стал. Отравленные клинки получили и успокоились. Как только посторонние удалились, я поинтересовался, что же это за амулеты такие?

– Те, благодаря которым убийцы были почти невидимы, – ответила Анжа. – Сами они этого делать не умеют.

– Так, значит, и мы… – размечтался я.

– Нет, – сразу разочаровала меня хвостатая.

– Почему? – заинтересовался я.

– Удалось выяснить, что они действуют только при быстром движении, – объяснила Лара.

– А разве нам кто-нибудь мешает? – не понял я.

– Никто. Просто не удастся двигаться с нужной скоростью, чтобы стать действительно невидимыми. Лично у меня не выйдет, уже проверила, а у остальных тем более.

Я тем временем заметил выражение лица хвостатой. Она явно придерживалась иного мнения и считала, что сможет двигаться быстрее моей темной, просто и без всяких недоделанных амулетов умеет становиться невидимой. С этим не поспоришь.

– А если двигаться медленней, совсем работать не станет? – продолжил расспрашивать жену.

– В лучшем случае, получится просто расплывчатый силуэт, не более, – ответила она. – Тоже уже проверила. Именно так у меня и получилось.

– Все равно в хозяйстве пригодится, – подвел итог я. – Не отдавать же, в самом деле? С них и кинжалов хватит.

С этим все согласились. Как ни странно, в первую очередь – Анжа. Именно она была против попадания такого оружия в посторонние руки. И совсем не важно, что им толково могут воспользоваться исключительно «тени» южных островов, у которых оно и так есть, все равно против. Наша хвостатая крайне болезненно относится к любому варианту, когда на кого-то перестает действовать ее невидимость.

Кто уничтожил верхушку ночных гильдий, все, кому надо, в городе были прекрасно осведомлены. И тем не менее к нам у властей никаких претензий не возникло. Во всяком случае, официально. И вовсе не потому, что они такие честные и не коррумпированные. Свою долю представители власти, несомненно, имели, и исключительно поэтому преступные организации в городе могли существовать. Только, наняв «теней», те нарушили одно из негласных соглашений, и теперь сами были виноваты. Места убитых займут другие, которые будут более осмотрительными и таких ошибок больше не совершат.

Однако в одном можно было не сомневаться – мы нажили себе немало серьезных врагов, и если бы только среди бандитов. Увы, и многим у власти мы наступили на любимую мозоль. Теперь только вопрос времени, когда они нанесут удар. Хорошо, хоть официально ничего предпринимать не станут, а вот неофициально…

Перспектива не из приятных, и самое худшее, что ничего с нею нельзя поделать. Как сказал известный многим великий странник: «Одна из радостей путешествия заключается в возможности посетить новые города и познакомиться с новыми людьми». Слова Чингисхана в нашей ситуации оказались весьма к месту. Его ведь тоже многие недолюбливали. Оставалось надеяться, что сумеем нанять корабль и исчезнуть отсюда раньше, чем у врагов появится удобная возможность отомстить.

Глава 5

Дим. Попаданец

Не прошло и недели, как мне пришлось вспомнить другую известную фразу: «Не было бы счастья, да несчастье помогло». К счастью, несчастье в данном случае было совсем не наше, а чужое. В порт прибыл корабль, который кроме своих обычных грузов привез остатки команды другого, потопленного пиратами.

На Земле, во всяких Карибских морях, джентльмены удачи предпочитали не оставлять живых свидетелей, банально выбрасывая их за борт. Тут поступали аналогичным образом, за исключением тех случаев, когда сами пассажиры и команда становились товаром. Если же нет, то обычно даже не утруждали себя добиванием. Зачем? Кругом океан, и до любого берега как минимум несколько дней пути. Поэтому никуда, кроме как на корм рыбам, выброшенные за борт не денутся.

Этим повезло. Проплывавший мимо купец подобрал тех, кто еще держался на плаву, цепляясь за скудные обломки, оставшиеся после морского боя. Среди спасенных был и капитан, который по совместительству являлся совладельцем потопленного корабля. И теперь не только лишился судна с грузом, но еще и остался должен всем вокруг. Если не найдет новую работу, то не будет иметь никаких шансов расплатиться, а с такими долгами его точно никто не наймет. Вернее, дворником – запросто, а корабль однозначно не доверит. Замкнутый круг.

И тут появляемся мы с предложением, от которого невозможно отказаться. Только это вовсе не означает, что капитан с радостью ухватится за подвернувшуюся возможность. Отправляться на поиски таинственного Северного континента, о котором на Фиоре ничего толком не известно, кроме невероятных слухов, и куда изредка плавают эльфы (а они никому ничего не рассказывают), ему категорически не хотелось.

Поэтому торговался капитан отчаянно. Спорил по поводу каждой мелочи в договоре. Эль пришлось нелегко. В соглашении даже появилось условие – в случае повреждения корабля ремонт оплачиваем мы или вообще покупаем новый. А еще мы обязывались оплатить его долги здесь. И как моя светлая на такое только согласилась? Впору самому указать ей на разбазаривание семейного бюджета. Не иначе всему виной то, что она сейчас слегка темная, а это на Эль плохо влияет.

Однако дело сдвинулось с мертвой точки, и это главное. Капитан Хазгант сразу сумел переманить к нам на службу большую часть своей бывшей команды, из тех, кто уцелел, и занялся поисками недостающих людей. Единственное, что не потребовало много времени, так это покупка самого корабля. Плати и забирай. Нетрудно догадаться, капитан выбрал самый дорогой из тех, которые продавались. Поскольку он являлся и самым лучшим, а нам на нем пересекать океан, ни я, ни Эль не возражали.

Теперь у нас не осталось свободного времени. Подготовка к дальнему плаванию – дело хлопотное. Сколько всего необходимо взять с собой, просто уму не растяжимо. А тут еще все купцы, словно сговорившись, встали к нам в очередь со своими товарами, доказывая, что именно предлагаемое ими наиболее подходит для наших целей. И если бы так, а то ведь каждый норовил сплавить ненужное и залежалое. Понятно, на самом деле никто из них не сговаривался. Все предпочли бы быть единственными поставщиками, но не получалось.

К счастью, лично я в этом бардаке не участвовал, имелись куда более опытные персоны. Во-первых, капитан Хазгант, который лучше других знал, что на самом деле необходимо, что может понадобиться, а что и даром не нужно. Во-вторых, светлая, которая за все расплачивалась и торговалась с поставщиками. В-третьих, Рада. Да, именно она! Маг разума, пусть и неопытный, все равно в торговых сделках лишним быть не может. Эльфийка хотя бы могла сказать, когда кто-то явно врет.

Это вовсе не значит, что все заботы были сброшены на слабые, хрупкие уши, в смысле, плечи Эль и Рады, а остальные, то есть я, Лара и Анжа, тем временем бездельничали. Нашлось занятие и нам, и еще большой вопрос, чье менее скучное? Мы осуществляли охрану, ибо очередного удара тайных врагов можно было ожидать в любой момент.

Следили за безопасностью мы, естественно, не втроем. Имею в виду вовсе не тех нескольких наемников со Сризкой во главе. После того случая наняли целый отряд охранников и к ним в придачу четырех магов. Получилось очень серьезно, любой хорошо подумает, стоит ли связываться. Обошлось весьма недешево (особенно маги), но ничего не поделаешь. Если вообще хотим покинуть Фиор, то денег лучше не жалеть. Тем более мы их в основном тут и добыли.

К сожалению, большая часть охраны и все без исключения маги согласились наняться только до нашего отплытия. Отправляться на другой конец света почти никто не хотел. Хотя несколько человек, желающих переселиться, все-таки нашлось. В случае чего, место в долине им точно выделю.

Один из них был весьма колоритным персонажем. Вылитый Джон Сильвер, только с двумя глазами, без деревянной ноги и попугая. Или это Флинт был? Да какая разница? Тем более что имя имел созвучное с первым: Ожон Серебряная Борода (за что так прозван, не знаю, но точно не за седину, которой не наблюдалось). Бывший пиратский капитан, прощенный за какие-то заслуги перед городом.

Поскольку Серебряная Борода согласился плыть с нами, то капитан Хазгант, который был с ним хорошо знаком, попытался уговорить его занять место боцмана. Но тот категорически отказался. Какая-то там была история, связанная с богиней удачи Скри, которой пират Ожон поклялся больше не выходить в море ни капитаном, ни простым матросом. Богиня в тот раз помогла, и он не собирался рисковать, нарушая слово.

К счастью для нас, оказалось, что на охранника это обещание не распространяется (Борода специально ходил в храм проверить, и Скри разрешила). Наш капитан, не заполучив такого боцмана, не сильно и расстроился. Присутствие на борту кого-либо в любом качестве, с благословения богини удачи, – уже удача.

Дело постепенно продвигалось, трюмы заполнялись, команда собиралась. Как только удалось набрать минимальное количество людей, необходимое для управления приобретенным кораблем, сразу сделали пробный выход в море. Вернулись следующим утром, довольные результатами испытаний. Капитан Хазгант самим кораблем, а мы в основном тем фактом, что уже скоро поплывем домой. Понятно, что для такого дальнего плавания команда должна быть как минимум вдвое большей, но это теперь было лишь вопросом времени.

Однако слишком тесно в Гавани Тысячи Островов нам стало вовсе не из-за Анжиных приключений с ночными гильдиями. Они превратились скорее в неприятность, чем в реальную опасность. В конце концов, основная масса пострадавших больше точила зуб на хвостатую, чем на нас. Все познается в сравнении, и теперь нашлось с чем сравнивать.

В вольном портовом городе появились орки. Будь они белыми – ладно, их небольшие племена живут как раз по эту сторону внутреннего моря. Зеленые и даже черные есть дальше, на севере и западе. Красные, из цивилизованных, с южного побережья – тоже ничего необычного. Моряки из этих – не редкость в любом порту, поскольку сами имеют немалый флот.

Однако Сризкины сородичи или любые другие красные орки, ведущие кочевой образ жизни, тут никогда не появлялись. Вернее, не так. В качестве наемников – да, бывают, но, как правило, каждый сам по себе или небольшими группами. Целым сложившимся отрядом, с собственным шаманом, ищущим группового найма за высокую плату, хоть и редко, но тоже бывает. Только такие отряды, опять же, как правило, находят работу гораздо ближе к своим степям. Но, чем боги не шутят? Вдруг нанялись на корабль, и тогда немудрено, что контракт закончился в очередном порту.

Только эти искали вовсе не нанимателя. Совсем нетрудно догадаться, кого именно. Особенно учитывая тот факт, что расспрашивали всех вокруг, не скрываясь. Других полуорчанок, обвиняемых в убийстве вождя, в городе не наблюдалось. Однако главный вопрос заключался в том, как эти орки тут оказались, причем настолько быстро? И ведь не вдогонку на корабле приплыли, что можно было бы еще понять, а появились со стороны материка. Информацию о том, что разыскивается опасный преступник, передать несложно (сильные шаманы могут общаться на любые расстояния и в отличие от магов даже рядом с проклятыми землями). Но сам отряд?

– Это может быть Шауд Дид Дид, – ответила Сризка, когда ее спросили.

– Что еще за Дид? – спросил я.

– Не Дид, а Шауд Дид Дид! – возразила она. – Великий шаман, имя которого нельзя сокращать.

– Поверь, мне можно, – усмехнулся я. – Правда, ушастые?

Эльфийки одобрительно закивали. Все три, даже Рада. И на «ушастых» почти не поморщились. Это имена перворожденных сокращать нельзя, а всяких оркских шаманов сами духи велели. Оркам вообще больше трех букв в имени не положено, а если этого правила не придерживаются, то никто, кроме них, не виноват.

Из рассказа Сризки следовало, что посреди орочьих степей есть большая пустыня, и в ее центре оазис. Именно там живет великий шаман Шауд Дид Дид. Правда, уже больше тысячи лет его никто не видел. Все смельчаки, отправлявшиеся на поиски оазиса, не возвращались. И непонятно, суровая пустыня тому виной, лично двойной Дид или ловушки, оставшиеся после его смерти. Сам великий шаман последний раз активные действия предпринимал вообще во времена предыдущей Великой Войны. Поэтому вполне мог спокойно жить в своем оазисе, не контактируя с внешним миром.

– Почему же ты так уверенно говоришь, что это мог быть он? – не понял я.

– Шаману раз в десять лет оставляют в пустыне самую красивую орчанку в племенах, – ответила она.

– И что?

– Забирает. Во всяком случае, костей или каких других следов, доказывающих, что они погибают, ни разу не обнаружили.

Потом на мгновение замолчала и продолжила с неподдельной гордостью:

– Однажды хотели отправить меня.

– Почему не отправили? – влезла в разговор Лара. – Сейчас бы и у нас проблем меньше было. Всем хорошо.

– Потому что полукровка, – поморщилась девушка.

– Бывает, – пожал плечами я. – Но ты так и не сказала, почему это обязательно должен быть ваш Дид?

– По слухам, Шауд Дид Дид умел открывать порталы куда угодно, – пояснила Сризка.

– Такая большая, а в сказки веришь, – сделал вывод я.

– Но пустыня в степях, что южнее проклятых земель, есть, я сама ее видела! – возмутилась полуорчанка.

– Эль, Лара, слышали? Пустыня, оказывается, есть, – обратился я к женам.

Те понимающе заулыбались такой «железной» логике.

– Ладно, – продолжил я, – допустим, твой великий Дид действительно существует, до сих пор не выжил из ума и обладает всеми заявленными способностями. Тогда ответь мне, пожалуйста, на один вопрос: с какой стати он весь из себя такой великий и ужасный вдруг станет помогать очередному претенденту на власть в одном из многочисленных племен, вместо того, чтобы развлекаться со своим гаремом? Только не забудь, что, с твоих же слов, этот Шауд Дид Дид более трех тысяч лет ни в чем подобном замечен не был.

Сризка не нашла что ответить. Сама поняла, что, рассказывая о легендарном шамане, которым в стойбищах пугают маленьких девочек, сморозила глупость.

– Думаю, все гораздо проще, – предположил я. – Это, скорее всего, самый обыкновенный отряд красных орков, ищущий, к кому бы наняться на службу. Оказались в нужный момент ближе всех к Гавани Тысячи Островов. Вот их и наняли, чтобы искать нашу прекрасную полуорчанку.

На слове «прекрасная» Лара фыркнула, а Эль сморщила носик. Но с самой версией все согласились. Ведь шаманы могут поддерживать связь на больших расстояниях, почему бы и не нанять подобным образом ближайший к жертве отряд? В таких вопросах они даже магов превосходят и могут общаться рядом с проклятыми землями или внутри. Ведь им необязательно говорить напрямую, всегда могут послать духа с сообщением.

К сожалению, решение вопроса, как преследователи оказались в городе, не давало ответа на куда более важный – что делать нам? И тут Анжины художества с ночными гильдиями играли против нас. Нажила она врагов немало, а это потенциальные союзники орков. И ладно бы только бандиты, их ряды хвостатая успела прилично почистить. Ни тут, ни на Земле организованная преступность не может существовать сама по себе, без молчаливого согласия властей. Власть, даже самая слабая, способна ее уничтожить на корню, буквально в приказном порядке. Но почему-то почти никогда этого не делает. Значит, кого-то там существующее положение дел устраивает. Это справедливо для любого государственного устройства, а уж для вольного портового города, где пиратство и контрабанда почти легальны, в особенности.

Анжа своим робингудством задела интересы очень многих. Ее до сих пор не прикончили (или не попытались решить вопрос радикально, то есть полицейско-войсковой операцией, а не подсылом убийств) только потому, что чиновники – не единая сплоченная партия. Потери одних – прибыль и увеличение влияния других. Но уж оркам помочь недовольные точно не откажутся.

– Орки – это всегда плохо! – заявил я на очередном совещании по этому поводу.

Жены меня сразу поддержали. Рада безоговорочно присоединилась к ним. Что-то часто новая эльфийка соглашается с Эль и Ларой. Хотя по этому пункту было бы очень странно, возникни у нее другое мнение. Самое странное, что данное утверждение не оспаривала и Сризка.

В любом случае, из-за появившегося в городе отряда планов мы менять не собирались. Я вовсе не единолично так решил. Перед этим состоялся долгий совет, на котором были учтены все возможности и последствия. В первую очередь выслушали самых в этом деле опытных, то есть капитана Хазганта и Серебряную Бороду. Сразу же всплыла главная причина, которой пока не придавалось особого значения. Оба в один голос утверждали, что для долгого плавания у нас не хватает команды. Даже если охрану на это дело поставить, все равно в обрез.

– Поэтому вопрос, менять или не менять планы, вообще не стоит, – категорически закончил капитан. – Мы просто не можем себе этого позволить.

– Тогда и не будем, – подвел итог я. – Нет смысла пускаться в плавание на другую сторону мира, если опасаешься небольшого отряда орков. У себя в степях, они, возможно, и грозная сила, но на море точно нет. Приходилось уже сталкиваться.

К счастью, можно было уплыть отсюда в любой момент и при этом не нарушать планов. Как? Очень просто. Вообще-то это предусматривалось, если не с самого начала, то когда поняли, что полную команду тут не навербуем при всем желании, разве что будем полгода сидеть на одном месте. В связи с этим планировали зайти еще как минимум в один крупный порт на Фиоре. И, к счастью, мы никому об этом не рассказывали. Не из подозрительности, а просто не было причин для откровенности, да и сами тогда еще точно не знали, куда возьмем курс. Как, впрочем, и сейчас.

Портовый город Гавань Тысячи Островов расположился на прибрежных островах в самой глубине большого залива, который еще называли Внутренним морем. Действительно большого. Например, Средиземное море, по сути, тоже залив. Причем, по мнению историков, в самом буквальном смысле этого слова. Когда-то давно размыло перемычку Гибралтара, и океанские воды залили низину за ней.

Врут или нет – не знаю, но здешний заливчик был лишь чуть скромней Средиземноморья. Главное отличие – отсутствие узкого горлышка при выходе. Однако это вовсе не помешало возникновению крупных портов по обеим сторонам. Нам теперь оставалось выбирать, к которому плыть? Или какой выбрать первым, если не удастся быстро набрать достаточное количество желающих в одном.

Глава 6

Дим. Попаданец

Порт назывался Золотая Скала. Почему золотая, непонятно. Почему скала – тоже. Какие-то скалы там были, но ни одной настолько приметной или хотя бы большой, чтобы в честь нее называть город. Находился он справа, то есть на южном берегу выхода из Внутреннего моря. Не то чтобы таким образом мы сильно рассчитывали сбить со следа возможную погоню, но все же. Ведь все прекрасно знали, что мы собираемся на Северный континент.

Однако была другая, куда более важная причина. В Золотой Скале не любили орков. Сильно. Красных, зеленых, белых, черных, в крапинку и в полосочку, не важно. И сами орки об этом тоже были осведомлены, отвечая взаимностью. Та же Сризка не пожелала сходить на берег, мол, ей и на борту хорошо. А ведь она к нам пожаловала в том, в чем была, и теперь нуждалась в покупках (кошелек при себе имела), однако упорно не хотела покидать корабль. И то, что она полукровка, у которой от матери куда больше, чем от отца, дела не меняло, все равно предпочла отсидеться на корабле.

Вообще-то наша краснокожая была не единственной, кто предпочел каюту комнате в гостинице. Практически все сделали то же самое, разве что не ограничивали себя с выходами в город. Вовсе не из опасения, будто орки станут преследовать корабль по берегу и тут нападут. Уж в это-то точно никто не верил. Мести со стороны сликовников тоже не особо боялись (я строго запретил женам выходить в город без охраны, но это отдельный разговор и чуть ли не скандал со стороны Лары). Просто не собирались тут задерживаться. Да и основные каюты на купленном корабле вовсе не походили на собачьи будки как размерами, так и убранством.

Арендовали только столик в портовом трактире, где местные обычно нанимали матросов. Но там все время сидел либо капитан, либо кто-то разбирающийся в морском деле. Мы в этом процессе были совершенно не нужны, потом все равно всех, кого удавалось найти, отправляли на проверку к Раде. До Эль ей, конечно, далеко, но пользоваться магией разума на уровне да-нет уже научилась. Даже сумела отсеять пару бандитов, которые против нас лично ничего не замышляли, а просто собирались воспользоваться удобным случаем, чтобы сбежать от закона.

Этих мы, естественно, не взяли. Вовсе не потому, что нам было какое-то дело до местных законов и их нарушителей. Причина совсем в другом – от таких субъектов всегда можно ожидать неприятностей. А бунт на корабле – дело непредсказуемое. В большинстве случаев он не удается, но остаться посреди океана с неполной командой и на поврежденном плавсредстве тоже удовольствие весьма сомнительное. Запросто потом можно вообще никуда не доплыть.

Единственное, в чем мы не нуждались, – это запасы на дальнюю дорогу. Купцы – сторонники сликовников нас обеспечили по полной. В Ямсорге много взять не смогли, но у тех имелась собственность и в Гавани Тысячи Островов, которую мы частично унаследовали. Власти одного портового города и не думали оспаривать решение суда второго. С чего бы им это делать, если налог на такого рода собственность порой составляет больше половины ее стоимости? Грабеж? Так и есть. Как большинство налогов вообще. Но, поскольку склады на другой материк не увезешь, нам хватило наполнить трюмы запасами, остальное наличными.

Это вовсе не означает, что мы стали отказываться от свежих продуктов. На такое даже бережливость Эль не распространялась. Может, я не прав, но в последнее время все больше кажется, что на нее начало оказывать влияние темное тело. Хотя, с другой стороны, если вспомнить, на комфорте моя светлая жена никогда не экономила. Лучшие комнаты в гостинице – норма. Лучшая обстановка для кают на корабле, в которых нам придется провести полгода, а то и больше, – тоже.

Однако неприятности подкрались, откуда их меньше всего ждали. Причем не где-то в городе, а прямо на пристани. К кораблю подошел местный представитель власти с неопределенными полномочиями и десятком городских стражников, показывающих, что это не самозванец, а хоть какой-то статус у него есть. В общем, даже толком не представившись, с ходу потребовал выдать государственную преступницу Сризку-орчанку, обвиняемую в осквернении храма всех богов.

– Ты нам точно ничего рассказать не забыла? – на всякий случай спросил я у виновницы торжества.

– Нет! – уверенно ответила девушка. – В этом городе ни разу в жизни не была и тем более никаких храмов не оскверняла.

– Ну что ж, тогда ты не будешь против моего предложения.

Потом я сошел с корабля и обратился к так и не представившемуся представителю города:

– Я тут человек новый, поэтому хотел бы уточнить, в славном порту Золотая Скала правило «Мой корабль – моя крепость» уже отменили?

– Не отменили, – неохотно признал оппонент. – Но укрывательство государственных преступников – серьезный проступок.

– И обвинение в нем – тоже! – сразу добавил я.

– У меня есть на то серьезные основания.

– Не сомневаюсь. Поэтому предлагаю компромисс: суд на нейтральной территории. Прямо тут, на пристани. С участием двух магов разума, одного городского, другого нашего. В качестве наблюдателей пусть участвуют капитаны кораблей. Как тебе такая идея?

Тип явно не обрадовался моему предложению. Не знаю почему, но первой версией, которую я придумал, была попытка красных орков таким способом, через посредников, заполучить беглянку. Как же они опять узнали, где мы, и каким образом так оперативно связались с нужным человеком – дело десятое. Мне понравилась такая возможность, поэтому продолжил, имея в виду в первую очередь ее:

– Если окажется виновной, то казним прямо тут, на пристани, а если нет, то тоже казним… – Сделал паузу, оглядывая уже начавшую собираться толпу. Подождал, когда до всех дойдет смысл сказанного, и только тогда продолжил:

– Только в этом случае казним уже тебя, за лживые обвинения и сговор с красными орками.

– У тебя нет никаких доказательств! – воскликнул чиновник.

А вот тут он попался. У меня действительно не было и не могло быть доказательств. Он мог просто послать меня в ответ, мог рассмеяться или проигнорировать, но его реакция показала, что я угадал.

– Стоять! – крикнул я, когда заметил, что оппонент собирается улизнуть. – Ни на чем не основанные обвинения в укрывательстве преступников – серьезное оскорбление. Вызываю тебя на поединок здесь и сейчас.

Тот явно вызов принимать не собирался. А приказать стражникам меня арестовать или еще что-то сделать – очень даже может быть. Однако его остановили явно неодобрительные взгляды собравшейся толпы. Да и мои люди уже успели вооружиться и сойти на берег. Плюс три эльфийки, наблюдавшие за происходящим с мачт, – тоже аргумент. Пусть луки ни одна из них не натягивала, но все имели при себе.

– Для дуэли нужны двое, – успокоившись, усмехнулся он. – Я не приму вызов.

– Тогда предлагаю компромисс. Думаю, ты уже заметил, что я большой специалист по компромиссам? Люблю и умею это дело. Ну так вот, если тебе религиозные убеждения не позволяют принять вызов – ничего страшного. Обвинение в сотрудничестве с орками – тоже серьезное оскорбление. Так что ты смело можешь сам вызывать меня на поединок, и мы решим дело опять же здесь и сейчас.

Противник офигел от такого понимания сущности компромисса. Не знаю, счел меня сумасшедшим или просто испугался, что не сможет отказаться, но развернулся и быстро пошел вон с пристани, почти срываясь на бег. Из толпы раздались свист и крики. Стражники, оставшиеся без начальника, тоже предпочли ретироваться.

– И зачем ты этот цирк устроил? – очень серьезно спросила Лара, когда я вернулся на корабль.

– А что нужно было делать? Выдать Сризку? А если завтра придут требовать уже вас? Мало ли, вдруг Древо Жизни в городском парке срубили? Люди старались, растили, потом пришли три злые эльфийки и срубили. Обычное дело.

– Не надо паясничать, – вздохнула Эль.

При этом жена указала глазами на Раду. Мол, мы к твоим шуточкам привыкли, а она нет. Еще поверит в такое предположение. Что тогда о нас думать будет?

– Выдавать не нужно, – продолжила Лара, – но и клоунаду устраивать не обязательно.

– Зато горожане теперь на нашей стороне, – использовал последний аргумент я. – Слышала, как ему свистели вслед?

С этим бывшая темная спорить не стала. Но потребовала сократить любые выходы в город, кроме необходимых. На это возражать не собирался уже я. Только за. Тем более что наем команды в любом случае не пострадает. Все и так знают, кого и для чего мы ищем. Если найдутся желающие, то сами придут.

– Надеюсь, того факта, что этого типа подослали орки, никто оспаривать не будет? – обратился я ко все еще недовольным моей выходкой Эль с Ларой.

– Это еще не причина вести себя так вызывающе в незнакомом городе, – вмешалась в разговор Рада.

Мои жены поспешили присоединиться к ее мнению. Вот и новый ушастый заговор против бедного меня. Однако эту мысль озвучивать не стал, ибо имел куда более убедительный аргумент:

– Если бы я вел себя прилично, то мы бы сейчас сидели и гадали, зачем ему понадобилась наша Сризка, а теперь знаем точно.

– То, что от этой орчанки будут одни неприятности, я с самого начала предупреждала, – не упустила случая озвучить свое мнение Радмириэль.

На самом деле эльфийка ничего подобного не говорила. А то, что ее отношения с полукровкой сразу не сложились – это факт. Чего они не поделили, не представляю, но Рада, по сути, если не считать тела Эль, была для нас такой же чужой, как Сризка. Однако вместо того чтобы развивать данную тему, я обратился к женам с другим вопросом:

– Раз дело в красных орках, то явно не обошлось без магосвязи. А это значит…

Оказалось, не один я такой умный. Вернее, умные как раз Эль с Ларой, а я не очень. Им эта мысль пришла в голову буквально в тот же день, как вернулись магические способности. И мои любимые ушастые тут же попробовали установить связь с детьми. Естественно, ничего не вышло. Ведь главной в этом деле всегда была светлая, а теперь она вместе с телом потеряла и магию разума. Как только Радмириэль была принята в отряд, с ней договорились и попробовали еще раз. Опять неудачно. У новой эльфийки пока не хватало опыта. Да и на наших мелких ушастиков она не могла настроиться, потому что ни разу их не видела.

– Почему мне тогда ничего не рассказали? – даже слегка обиделся я.

– Зачем зря беспокоить? – ответила Эль. – Все равно ничего не получилось. Даже контакта не нащупали. Вот когда удастся, обязательно позовем. Мариэль и Иваниил захотят поговорить с папой.

Да. Все продумали, попробовали и решили мужа лишний раз не беспокоить. Однако у меня появилось подозрение, что чего-то ушастые недоговаривают. Весь вопрос, что именно? Самому можно нафантазировать чего угодно.

Ну, например, что у каждого мага есть личный код для раскрытия заранее приготовленных заклятий (допустим, для связи с нашими детьми, и в первую очередь с Марой, у Эль такое было), делиться которыми по вполне понятным причинам с посторонними никак нельзя. Остаешься перед ним, в случае чего, магически полностью беззащитен, поскольку, узнав несколько кодов, можно подобрать алгоритм ко всем. Лара Эль, конечно, все свои шифры, явки, пароли рассказала, а сама Эль Раде и Рада Ларе, вполне понятно, нет. В связи с этим можно предположить, что та, которая на данный момент темная (Эль), лучше всех освоила новое тело и вместе с ним направление магии и чужие заклятия, а остальные изучают, составляют «магическую базу» с нуля, и прошлые заготовки им недоступны.

Ни фига меня занесло! Даже сам не понял половины того, что нафантазировал. Не магия, а компьютерное программирование получается. Хотя, если вспомнить рассказы той же рыжей Ли, в ее время именно что-то такое и было. Недаром она кривится при слове «заклинание», предпочитая использовать вместо него «плетение». Однако все равно сильно сомневаюсь, что моя «теория» правильная. И главным тому доказательством служит простой факт – чужое тело лучше освоила Эль, а чужую магию – Лара. Вместо боевых огненных шаров и близких им заклинаний она пользуется стихией огня.

Куда проще предположить, что для разговоров с другим континентом нужна полная сила, какая была у эльфиек прежде, а это связано с магией смешения крови, которую сейчас без Рыжей и с перемешанными телами делать мы ни за что не рискнули бы. Здесь тоже не все просто. Ведь все три утверждают, что сила как раз вернулась полностью еще на алтаре сликовников, только чужими способностями пока пользоваться не научились.

Можно, конечно, спровоцировать ушастых на откровенный разговор. Причем в сложившейся ситуации совсем нетрудно. Ляпнуть, как бы невзначай, что точно знаю, почему у них ничего не получается. К примеру, необходима та связь и неощутимая сила, которой мы меняемся при контакте, и особенно в постели. Тут такое начнется… будут, конечно, ругаться. Сильно. Все три. Но в процессе могут и проговориться.

Посмотрел внимательно на Эль и Лару, а потом на Раду. И решил не рисковать. Как-нибудь обойдусь и без их временных тайн. Да и, скорей всего, эльфийки сами толком ничего не знают. Именно это и скрывают. Хорошо, хоть больше из-за спектакля на пристани не ворчат.

Когда я предложил так и не представившемуся городскому чиновнику после суда казнить либо полукровку, если она окажется виновной, либо его, если нет, вовсе не выпалил экспромтом первую глупость, которая пришла в голову. Но и заранее подготовленной именно к сложившейся ситуации речью это тоже не было. Не такой я предусмотрительный, как порою кажется окружающим.

Я просто высказал свои реальные взгляды по данному вопросу вообще. Обвинил кого-то в преступлении? Будь готов понести адекватное наказание, если окажется, что тот ничего такого не совершал. Так должно быть. Только так. Многим покажется непривычным и странным, но у себя в княжестве надеюсь постепенно ввести именно такую систему. Пока предпринял только первые шаги.

Современное как земное, так и местное правосудие мне не нравится. Обвинил, допустим, меня кто-нибудь в краже. Был суд, где не смогли доказать мою вину. Меня отпускают, обвиняющий остается ни с чем и еще оплачивает судебные расходы. Тут все понятно. А если я на суде доказываю свою полную невиновность? То же самое! Почему?! Ведь он пытался посадить в тюрьму невиновного человека. То есть теперь автоматически должен получить то наказание, которое угрожало мне. Максимальное, и это по самому минимуму.

Глава 7

Дим. Попаданец

Некоторое время ничего не происходило. Даже к снятому в портовой таверне столику перестали подходить заинтересованные лица. Слухи по городу расползлись очень быстро, и все теперь ждали, чем же это дело закончится?

Вообще-то мы могли просто плюнуть на все и уплыть. Достаточного количества людей еще не собрали, однако этот порт не единственный на Фиоре. Но, обсудив данный вариант со всех возможных сторон, в результате отказались. При многих его очевидных плюсах был один очень большой минус. Если орки нагоняют Сризку уже не первый раз и сумели дотянуться до нас тут, в городе, где им, мягко говоря, не рады, то тем более смогут и в любом другом месте. Подозреваю, они вообще не отслеживали наш корабль, а разослали одно и то же предложение всем возможным адресатам. Непонятно только, с какой стати затрачивают такие огромные ресурсы из-за какой-то беглянки?

Что-то тут не так. Очень и явно не так! Новый вождь – дурак? Судя по всему, да, причем с большой буквы «Д». Такие обычно заговоров не устраивают, вернее, именно они в первую очередь и устраивают, но не успешные. Вполне возможно истребить поодиночке сторонников прежнего лидера. Кого отослать, кого убить на охоте, на кого напасть в дороге, кого-то отправить в ловушку под видом охраны дочери вождя… После этого устранить уже его самого. То есть все именно так, как рассказала нам Сризка.

И вот вернулась его дочка. Мало того что полуорчанка, которую и признали-то недавно, так еще и дочь, а не сын. В брутальном оркском обществе – не конкурент. Слышал, исключения бывают (ага, в легендах, причем обязательно древних), но точно не этот случай. Зачем тогда все эти хваталки, допросы, безумные обвинения? Можно все провернуть гораздо проще, безопаснее и безобиднее.

Приласкать, пожалеть. Ах ты, моя бедная, дескать, как же ты натерпелась. Кто же так тебя? Герцог Скириин? Ах он гад ползучий, эльф безухий, гном безбородый, орк не красный… хотя орков, наверное, поминать не надо. Не по его ли, герцога Скириина, милости нашего любимого вождя, твоего отца, убили? Точно, лет пятьдесят назад с дедушкой этого феодала твой прадедушка подрался. Мы обязательно пойдем на него войной. Но не сейчас. В степи неспокойно. Что, герцог уже убит? Хвала богам! Но мы все равно пойдем в набег на людские племена. Но не сейчас. Пора разобраться с кланами Черного Волка, Рыжей Лисицы и Зеленой Жабы. Они что-то замышляют против нас.

Далее – по обстоятельствам. Устроить через месяц-другой Сризке несчастный случай на охоте, отравить по-тихому. Или вообще взять себе, лишняя наложница не помешает, а легитимности как дочь прежнего вождя добавит. И, кстати, о легитимности. Если она так нужна, то можно и не наложницей, а младшей женой. Тогда вообще никто слова сказать не сможет. Даже она сама. Как я понял, девушка совсем не против быть женой вождя. Не этого, конечно, а вообще.

Весь вопрос, почему он так не поступил? Может быть, дело в том, что все происходило «в брутальном оркском обществе»? Да кто она такая, чтобы перед ней комедию ломать?! Прежнего вождя нет, а тут появляется его дочь, не важно, чистокровная или полукровка, главное – признанная. То есть сама она никто и звать никак, но соперники могут использовать против нового вождя (к примеру, взяв замуж и объявив себя наследником предыдущего правителя). А ведь после переворота не могут быть все довольны. Тут только свистни. Поэтому вполне нормальная реакция: избавиться от возможной проблемы. Конечно, можно было придумать что-нибудь поизящней, но тут, пожалуй, сыграл фактор неожиданности, не до раздумий. И потом, вождь сказал – убийца, значит, так и есть.

Вся беда в том, что мы ничего этого не знаем, а можем только предполагать и фантазировать. И Сризка тоже понятия не имеет. А тут еще проблемы с местными, все из-за той же причины.

У нас с дружественными визитами успели отметиться капитаны примерно половины пришвартованных поблизости кораблей, и кроме них еще несколько вообще из другой части порта. Поделились теми самыми слухами, высказали свои соображения и не только. Самое главное, заверили, что всячески поддерживают и, в случае чего, даже окажут посильную помощь. Нет, если что-то произойдет в самом городе, никто из них вмешиваться точно не собирается, а на корабле или в какой-то степени нейтральной территории пристани вполне имеют право.

Через три дня сидения на месте к нам явился совсем другой гость. Вполне ожидаемый, между прочим. Осталось только выслушать, что он может предложить. Представитель городских властей как-никак. На этот раз куда более вежливый и сам, не в сопровождении стражи. Сразу и без лишних предисловий перешел к делу и рассказал о сложившейся ситуации.

Тот, с кем у нас возник конфликт из-за Сризки, переросший в вызов на поединок, оказался кем-то вроде старшего советника у младшего помощника. Должность настолько невысокая, что ее даже смешно упоминать. Так что вроде как и ничего страшного. Для нас. Одних только подозрений в связях с орками могло хватить, чтобы, как минимум, вышвырнуть такого с работы. Вся беда в том, что его формальный статус не совпадал с реальным. Он являлся не очень дальним родственником одного из реальных правителей города и занимался для него не совсем легальными делами.

Вообще-то гость пока не сообщил ничего нового. Мы и так все это уже знали. Никакой разведки и спецагентов, всего лишь слухи. Как я уже упоминал, они распространялись очень быстро, и нашлись те, кто поделился с нами.

– Если честно, многие рассчитывали, что вы просто уплывете, – перешел к следующей стадии посетитель. – Вы ничего не теряете, а наглый выскочка получил удар по репутации, что большинство более чем устраивает.

– Мы бы так и сделали, – честно признался я. – Просто пока не собрали достаточно желающих плыть на другой континент. Конечно, Золотая Скала – не единственный порт на Фиоре, но задержка из-за последних событий и время, которое понадобится на поиски другого, практически равносильны.

Последняя фраза содержала не всю правду, но и лжи в ней не было ни капли. Поэтому если у собеседника имеется соответствующий амулет или он сам обладает магическими способностями, то не сможет понять, что его обманывают. Уж в этом я ни на минуту не сомневался, имею более чем богатый опыт. Тем временем он продолжил:

– В связи с этим у нас есть одно предложение, которое позволит выйти из сложившейся тупиковой ситуации.

– И какое?

– Оно тебе должно понравиться. Дуэль на пристани, как ты и хотел с самого начала.

Скажу честно, ожидал чего угодно, только не этого. Не знаю, получилось ли у меня скрыть свое удивление или нет. Просто продолжил переговоры:

– И в чем подвох?

– Ни в чем. Вы просто никогда больше не возвращаетесь в наш город. Но именно это условие для вас не имеет особого значения, учитывая то, куда вы держите путь.

В этом он был прав, возвращаться сюда действительно никто из нас не собирался. Дальше стали обсуждать остальные условия и гарантии. А также причины и подробности. Все очень просто: виновник происходящего уже успел достать многих в городе, и горевать по нему тут уже почти некому. Даже влиятельный родственник не особо расстроится. Ему уже надоело вытаскивать своего человека из всяких неприятных ситуаций.

– И что, сделает вид, будто ничего не произошло? – спросил я.

– Нет, мстить он тебе, конечно же, будет, но никак не раньше, чем через неделю, – уверенно заявил представитель города.

У меня же возникло подозрение, что на самом деле визитер представляет не столько город, сколько того влиятельного покровителя. А что? От успевшего всем надоесть слишком дальнего родственника избавится, и на его место кандидатуру наверняка давно имеет. Не исключено, что как раз того, кто сейчас сидит передо мной.

– Через две недели, – принял решение я. – Нам еще команду нанимать, а из-за этого инцидента и так подзадержались.

Немного поторговавшись, сошлись на десяти днях. Маловато, конечно, но ничего не поделаешь, в любом случае, на несколько месяцев тут оставаться не собирались. Обсудили другие условия. Переговорщик был настолько любезен, что пообещал договориться и под недостающую часть команды специально для нас выпустить из городских тюрем находящихся там моряков. Причем можно даже без оглядки на тяжесть преступления и оставшийся срок заключения. При непременном условии, что те никогда больше не вернутся ни в город, ни в страну.

Ага, делать нам больше нечего, кроме как всякий сброд с собой тащить. Если бы с самого начала были менее разборчивыми, давно не одну, а три команды имели бы. Собеседник сильно удивился, откровенно не понимая, в чем дело. Мол, среди моряков всегда таких хватало. В принципе, он был прав. К сожалению, мы на собственном опыте один раз уже успели убедиться в этой истине и не собирались повторять подобную ошибку.

– Ты уверен, что точно этого хочешь? – первым делом спросила меня Лара, когда представитель города ушел.

Вообще-то на такого рода переговорах, как правило, присутствуют и жены, но на этот раз мы решили, что стратегически правильней будет, если это сделаю я один. В конце концов, все началось с вызова на дуэль. Однако это ничуть не мешало им воспользоваться своими эльфийскими ушами и подслушивать из соседней каюты. Теперь же на совет собрались в расширенном «семейном» составе. Кроме Эль с Ларой присутствовали Анжа, Рада и Сризка.

– Уверен, что не хочу, но не вижу другого выхода, – честно признался я.

– Выход есть всегда, – возразила Эль.

– Например, отдать нашу орчанку, – кивнул я в сторону полукровки. – Вот только когда я в первый раз отказался, вы мое решение одобрили.

Ушастые не стали поддаваться на провокацию. Ведь поддержали не при свидетелях, наедине, то есть в самом деле, а не играя на публику, и не собирались отказываться от своих слов. Тогда я продолжил выдвигать другие варианты:

– Все еще можем по-тихому уплыть, целая ночь впереди. Кстати, о ночи. Можем послать нашу хвостатую в город, и мне утром не с кем будет драться.

Анжа с готовностью кивнула, мол, мне нетрудно, ушастые же (те, которые мои) от такого предложения оказались совсем не в восторге. Мол, знаем мы ее, полгорода перережет, а отвечать потом всем вместе. Вообще-то они давно уже не сомневались в моих возможностях и были невысокого мнения о противнике, о чем и поведали. Получилось – куча комплиментов и констатация факта в одном флаконе.

Затем слово взяла Сризка. Поблагодарила за уже оказанную помощь. И за освобождение из замка, и за то, что приняли на корабль, и теперь еще за это. Признала, что находится в большом долгу и надеется когда-нибудь его вернуть. Высказала сожаление, что сама не имеет права участвовать в этом поединке. Еще раз поблагодарила уже Эль с Ларой за оказанное доверие и обещала его оправдать. Ушастые всего-то подтвердили, что не против, чтобы я дрался за нее и вместо нее. После чего Сризка зачем-то уставилась на Раду, хотя уже прекрасно знала – в теле Эледриэль находится чужая эльфийка. Та всем своим видом выразила удивление. Мол, я-то тут при чем? Велосипед, в смысле, муж, не мой, поэтому и против не могу быть, как, впрочем, и за.

Глава 8

Дим. Попаданец

На следующий день с самого утра на пристани начал собираться народ. Толпа не толпа, а вполне заметно, что куда больше, чем обычно в такое время. Кто-то делал вид, что просто прогуливается, кто-то увлеченно разглядывал корабли, а большинство не притворялись и заранее занимали удобные места согласно купленным билетам. К сожалению, эти самые билеты никто так и не додумался продавать.

– Столько денег мимо прошло, – пошутил я, обращаясь к Эль.

Светлая, в смысле, темная, юмор не оценила.

– Ты бы еще тотализатор организовать предложил, – сказала она.

– Где ты раньше была?! Такой шанс упустили.

– Вообще-то он и так действует, – совершенно серьезно просветила нас Анжа. – Я уже на тебя поставила, так что попробуй только проиграть.

– И большие ставки?

– Приличные.

– Тогда и мне нужно сделать то же самое, чтобы не зря драться, – ответил я.

Передал деньги хвостатой. Тогда удивило, что искать букмекера Анжа не поторопилась, а молча засунула монеты за пояс. Как позже выяснилось, эта авантюристка заранее поставила на кон и многое из нашего, и если бы я проиграл, даже корабль пришлось бы выкупать заново. Впрочем, в случае проигрыша меня бы это уже не коснулось. Мертвецы в таких сделках не участвуют. Правда, на большую часть сделок у рогатой не было никаких прав, но это скорее проблема тех, кто пришел бы за выигрышем. И ее, естественно. Очень сомневаюсь, что Эль с Ларой стали бы выручать королеву вампиров. Но все это мы узнали потом.

К полудню явился виновник торжества. Опять в сопровождении десятка стражников. На первый взгляд все было, как и в прошлый раз, а на деле наверняка эти ему не подчинялись, несомненно, следили, чтобы не сбежал. Да и так тут стражи уже хватало.

Никаких секундантов не предполагалось. Выбора, каким оружием и по каким правилам будем драться, тоже. В городе существовали определенные стандарты, как раз на тот случай, если оппоненты не могут договориться сами. В нашей ситуации кто-то заранее решил использовать именно их, а не затягивать дело за счет переговоров. Наверное, чтобы не начали препираться, кто кого больше оскорбил и первым вызвал.

Дуэль на мечах. Никакого другого оружия. Дополнительной строкой особо прописывался запрет на метательное. Нет, если хочешь швырнуть в противника свой меч, это, в принципе, не запрещалось. Также никакой магии. Ни атакующей, ни защитной, ни собственной, ни амулетной, ни божественной. Последнее – на случай, если в поединке будет участвовать жрец или паладин (интересно, как проверить, тот сам незаконно помощи попросил, или бог по собственной инициативе вмешался?). Броня, наоборот, разрешалась любая. Причем, если вздумаешь бросить во врага шлемом, щитом или кольчугой – твое право.

Кстати, в связи со щитами имелась специальная оговорка, только по другому поводу. Формально он – броня. Уж этого не оспоришь, как ты ни старайся. Тем не менее многие считают его еще одним оружием и прекрасно умеют использовать в таком качестве. Поэтому, если один из поединщиков выходил со щитом, второй получал право кроме меча взять еще одно оружие в другую руку. Любое, по своему усмотрению. Второй меч, топор, кинжал… да хоть рыцарское копье, если тебе взбредет в голову такая блажь. Вернее, почти любое. Стал понятен дополнительный пункт о запрете метательного оружия. Компенсировать щит чем-то подобным не разрешалось.

На сами мечи никаких ограничений не было. Что имеешь и чем лучше всего умеешь пользоваться, то и приноси. И если у тебя шпага, а у твоего противника двуручник с него самого размером – твои проблемы. Раньше нужно было думать. Или его, тут как посмотреть.

Из доспехов на мне была мифриловая кольчуга, которую спутать ни с чем другим просто невозможно. Остальная броня и сама по себе смотрелась не столь эффектно, а на ее фоне тем более. Можно было бы даже сказать, убого, не угадывайся сразу во всех предметах тончайшая эльфийская работа. И цена тоже угадывалась, поэтому где-то на балу легкая кожаная броня к мифриловой кольчуге, возможно, вполне логична, а в настоящем бою выглядит довольно нелепо. По мнению многих, тяжелые кованые вещи гномьей работы подошли бы куда больше.

Ну что ж, если кому-то нравится так думать – их личное дело и полное право. Как выглядит мифриловый доспех гномьей работы, который бородатые коротышки для себя делают, мало кто видел, но все прекрасно знают. Непробиваемый металл там зачем-то со всех сторон закован в сталь. Эльфы ведь тоже так умеют. И того, что в слоях кожи везде вставлены мифриловые пластинки, никому раньше времени знать не обязательно, если своих мозгов нет додуматься. Да и с мозгами вряд ли додумаешься, эльфийские доспехи тем и знамениты, что внешне простой кожаный от очень непростого никак не отличается. Ушастые ссылаются на свою природную скромность, но все остальные почему-то не верят подобному и приписывают это ничуть не менее природной хитрости.

Противник вообще пришел безоружным и без явных доспехов. Осмотрел меня, усмехнулся и позвал кого-то из толпы. У него оказался оруженосец. И не один, а целая бригада. Никаких правил не нарушил, при этом все равно сжульничал. Сначала оценил мое снаряжение и только потом вооружился сам, выбирая из целого арсенала наиболее выгодное соотношение.

Полностью заковываться в броню, словно рыцарь, несущийся на прорыв строя пехоты, мой соперник не стал, но со стороны, если не знать секрета моих кожаных доспехов, он выглядел куда более защищенным. Меч такой же длины, как мой, но за счет стали клинка заметно более тяжелый. И завершал картину круглый щит вроде тех, какие на Земле были у викингов, а у нас предпочитают северные варвары.

У меня появилось право на второе оружие. Возник соблазн выбрать кинжал или нож, официально не являющийся метательным, и закончить поединок одним метким броском. Ведь я не просто всякий мусор (как почему-то думают и ворчат Эль с Ларой) коллекционирую, а с ним еще и обращаться умею. Нет, ножевому бою совершенно не обучен, да и глупости все это – против противника с мечом, особенно когда самому никто не запрещает носить более серьезное оружие. Зато бросаю нож совсем неплохо. Однако в том-то и дело, что неплохо вовсе не означает идеально, и при наличии всего одной попытки недостаточно. Поэтому от заманчивой идеи отказался.

Выбрал второй меч. Парный к своему, но заметно меньше. У них, у обоих, есть красивые, длинные и практически непроизносимые названия на эльфийском языке. Люди и представители других рас иногда такие пары называют эльф и эльфа, что не соответствует действительности. Лара, когда услышит, кривится. Хотя на самом деле вовсе не ушастые эти клинки придумали, а именно люди. Правда, как в те времена эти мечи назывались, никто уже не помнит. То есть очень давно. Темная мне как-то под настроение проговорилась (это когда я пытался уклониться от тренировок под тем предлогом, что эльфийское оружие мне не совсем подходит).

Зато эльфы не только переняли форму клинков, но и разработали под них целую школу фехтования. Ну так вот, названия и история – дело десятое. Главное, меня ушастые красавицы, в том числе и по системе этой школы, тренировали, что вполне логично, если сам эти мечи имею.

Кстати, о школах. Бывший пират Ожон Серебряная Борода попытался посоветовать мне свой меч. Мол, против врага со щитом второй клинок должен быть короткий, но тяжелый, чтобы его массу вместо щита использовать. Вроде бы тоже есть какая-то система, используемая моряками при абордажах. Не знаю, может, она и существует и на деле совсем неплохая, но у нее есть один решающий недостаток: я о такой школе только что впервые услышал. Поэтому выбор остался в пользу второго мифрилового клинка.

Противник опять усмехнулся. Видимо, посчитал, что я поступил не лучшим образом. Тут опять же, кого чему учили. Может, он с такой парой клинков никогда всерьез не сталкивался и просто не представляет всех возможностей, а не исключено, что, наоборот, как раз против чего-то подобного и тренировался, поэтому не сомневается в успехе.

Перед тем как начать, нас обоих проверили маги на наличие магических амулетов, а также жрец на предмет божественной помощи. О том, что так будет, я узнал заранее и, если честно, забеспокоился по поводу эльфийского поддоспешника. Раз запрещена вообще любая магия, в том числе и пассивной защиты, то мне могут запретить его надеть на поединок. Эль, Лара и даже Рада в один голос стали уверять меня, что такая глупость невозможна в принципе.

– При его изготовлении действительно используется много силы и сложные заклинания, но сам он амулетом не является, – уверенно заявила Эль.

– И потом, большая часть магии вообще идет на выращивание, которое занимает немало времени, – добавила Рада.

– Это все равно что запретить оружие, например мифриловый меч, на том основании, что при его изготовлении использовали магию, – высказалась Лара.

Что-то слишком уж часто эльфийки стали находить общий язык. Не к добру это.

Вообще остроухие оказались правы. При проверке маги моим поддоспешником не заинтересовались. Они вообще ничего запрещенного не обнаружили, ни у меня, ни у противника. Сам поединок начался без лишних церемоний, буднично. Просто стража расчистила достаточно большую площадку на пристани, прозвучала команда, и мы стали сближаться.

Эледриэль. Темная эльфийка

Да, я знаю, что Дим давно уже владеет мечом лучше меня, иногда даже нашу темную побеждает, но все равно сильно беспокоюсь. Пусть тот мелкий чиновник сбежал, как только услышал о возможной дуэли, и это внушало оптимизм, но то, что я узнала позже, мне не понравилось. Не просто не понравилось, а наводило на некоторые нехорошие мысли и подозрения.

Муж может думать как ему заблагорассудится, но о принимаемых на исход поединка ставках я разузнала раньше, чем Анжа. И о махинациях хвостатой тоже сразу узнала (не обо всех, к сожалению, а о том, что всю наличность, до какой смогла дотянуться, она унесла и даже собственные клинки заложила, точно). Вот эти-то ставки мне и не понравились. Пусть местные и болеют за своего, если даже лично к нему относятся плохо, но для соотношения три, а иногда и четыре к одному в его пользу только этого абсолютно недостаточно. Из-за подобного заведомого труса и слабого бойца со своими деньгами расставаться никто не захочет, каким бы патриотом города он ни был. Из этого можно сделать самый простой вывод – местным известно что-то, чего не знаем мы.

Не хотелось лишний раз беспокоить мужа, но все же я сделала то, что должна, и намекнула, чтобы был осторожней, поскольку противник опасней, чем кажется. Дим пообещал. Он мне в таких делах доверяет. А то, что моя магия разума вместе с телом сейчас у Радмириэль, не имеет значения – опыт-то остался.

В любом случае, не зря я старалась столько времени. Вливала магию жизни капля за каплей, переделывая и улучшая своего человека. Да и та загадочная сила, которая шла от нас к нему и от него к нам, тоже не пропала даром. Муж теперь значительно сильнее даже более крупного представителя своей расы, а еще он быстрее и выносливее. Любого равного по опыту фехтовальщика-человека он победит уже только за счет этого. Да и не верю я, что его противник может быть равным.

Радмириэль. Светлая эльфийка

Смотрю на начавшийся поединок и ловлю себя на том, что переживаю из-за князя Ва'Дима. С одной стороны, понятно, нахожусь с ним на одной стороне и связана с его женами сильнее, чем можно представить, но все равно то, ощущаемое сейчас, совсем не похоже на ожидаемое чувство. Нечто куда большее, чем от себя ожидала, и это мне категорически не нравится. Неужели последствие обмена телами?

Поединок обсуждался еще вчера, и мне уже тогда показалось, что этот человек ведет себя слишком самоуверенно. Или даже раньше. Вызывать незнакомца с таким видом, как будто уже победил… И то, что тот совсем не выглядит великим бойцом, еще ровным счетом ничего не значит. Знала я нескольких таких, на первый взгляд полное ничтожество, на второй тоже, а как дело доходит до боя, его противника ждет неприятный сюрприз.

С самим князем Ва'Димом говорить не стала, но попыталась донести эту мысль до его жен. Какими бы сумасбродными вышедшие замуж за одного человека (вообще за человека!) эти странные эльфийки ни казались, все-таки они перворожденные и хоть какой-то разум должны иметь. Однако обе восприняли мое предупреждение слишком легкомысленно.

– Наш Дим намного сильнее, чем кажется, – с непонятной гордостью произнесла Эледриэль. – Я сама его много лет улучшала при помощи магии жизни.

– И намного лучше владеет мечом, чем можно подумать, – добавила та, которая раньше была темной.

Ага, того, что сама его обучала, не сказала, но явно тоже имела в виду. Заметив мой скепсис, Ларинэ продолжила:

– Ты вроде была боевым магом-стихийником? Надеюсь, можешь драться не только сырой силой?

– Это так, – ответила я. – И пускай сейчас нахожусь в чужом теле, эти способности – мои, и не сомневаюсь, что смогу ими воспользоваться не намного хуже, чем раньше.

– То есть с любым человеком справиться хватит?

Она постаралась произнести это как можно более нейтральным тоном. Находись Ларинэ в собственном теле, возможно, и сумела бы меня обмануть. Но сейчас-то нет! Сразу поняла, куда она клонит. Ну что ж, тем хуже для нее. Для всех них.

– Да, – тоже нейтрально ответила я (учитывая, что всего одним словом, а не фразой, думаю, получилось).

– Тогда, надеюсь, не откажешься провести тренировочный бой с нашим мужем? Как раз кстати. Может, перед поединком чему и научишь.

Сарказм в последней ее фразе переливался через край.

– Мне нетрудно, – усмехнулась я. – Обещаю перед настоящим поединком его не калечить.

Темная со светлой заговорщически переглянулись и позвали мужа. Неужели они так уверены в победе своего человека? Придя и услышав, чего мы от него хотим, тот первым делом спросил:

– А какие ставки?

– Радмириэль в случае проигрыша обязуется не претендовать на место третьей жены! – тут же выпалила Эледриэль.

Я ничуть не менее быстро согласилась.

– А в случае моего выигрыша – поцелуй, – выдвинул свои условия человек.

Жены на него очень нехорошо посмотрели. Он даже предусмотрительно отступил на шаг.

– Стоп! Ушастые! Не вздумайте драться, не разобравшись! Разве я сказал, чей поцелуй? – затараторил скороговоркой человек. – И потом, губы Эль я давно изучил, причем в обоих вариантах. Поэтому имел в виду исключительно Ларин поцелуй. Если выиграю я, то смогу целоваться со своей темной женой, которая сейчас временно светлая, и присутствующая тут Радмириэль не станет этому как-либо препятствовать.

Эльфийки сразу смягчились и закивали. Хитрый человек! Ведь совершенно очевидно, что не для меня, а исключительно для своих жен это условие придумал. Они уши развесили, еще и гордятся находчивостью мужа.

Могла долго так размышлять, если бы до меня вдруг не дошла одна простая вещь. Эледриэль с Ларинэ считаю глупыми, а сама ничуть не лучше. Спокойно слушаю, словно здесь обсуждаются условия на тот случай, если проиграю я, и на тот, если выиграет он, как это не одно и то же. И воспринимаю все как нечто само собой разумеющееся.

– А что будет, если все-таки победа останется за мной? – вложив в голос побольше иронии, спросила я.

– А ты собираешься выигрывать? – изобразил ничуть не меньшее удивление, чем я иронию, Ва'Дим.

– Представь себе, да.

– Видите, ушастые, она не желает лишиться права стать третьей женой.

– Если выиграю я, то никогда больше не услышу в свой адрес шуток, намеков или чего бы то ни было еще на тему третьей жены.

– Согласны! – ответили эльфийки хором.

Человек лишь пожал плечами.

Потом обсудили правила. Договорились об одном-единственном первом ударе, который можно будет назвать смертельным или просто опасным, чтобы не затягивать дело. Ва'Диму все-таки на следующий день предстоял настоящий поединок. Да и демонстрировать всем подряд посторонним возможности будущего дуэлянта тоже не стоило. Вроде бы и не должен никто из таких увидеть, а все равно лишний раз рисковать не надо. Поэтому кто первый нанесет нужный удар – тот и выиграл.

Действие происходило на палубе. Вышли в эльфийских поддоспешниках и мифриловых кольчугах (у меня собственной никогда не было, но досталась та, что раньше принадлежала Ларинэ), поэтому бить можно было хоть в полную силу, не стесняясь и не сдерживая себя. Единственное правило – никуда, кроме брони. Решила не затягивать, а все сделать просто: быстро выхватить меч, шагнуть вперед и нанести единственный колющий удар еще до того, как человек вообще сумеет понять, что же произошло. Так и получилось. Только, пока я готовилась, атаковал Ва'Дим.

Человек первым делом, даже не убирая клинка в ножны, подошел к нынешней (временной!) хозяйке моего тела, обнял ее и поцеловал. Так они стояли довольно долго (я бы даже сказала слишком!). Затем он повернулся ко мне:

– Кстати, о шуточках, право на отсутствие которых ты так и не выиграла, – усмехнулся он, после чего сделал длинную паузу: – Не переживай, шанс стать третьей женой, несмотря на поражение в поединке, у тебя все еще есть. Ведь по условиям ты обязалась не претендовать на меня лично, но если все произойдет не по твоей инициативе, тогда вовсе не обязана отказываться.

Я тогда ничего отвечать не стала. Ларинэ с Эледриэль тоже почему-то не возражали. Хотя тут все понятно. Человек пользовался выигранным правом на глупые шутки, и они гордились своим мужем. Было бы чем.

Но это происходило вчера, а сегодня я смотрю на поединок и, сама не знаю почему, сильно переживаю за наглого человека, целовавшего мои губы. Или это на меня так оказывает влияние новое тело, бывшая хозяйка которого любила Ва'Дима? Глупости! К телу привязана только предрасположенность к определенной магии и ничего больше. Чувства принадлежат разуму! Все они, какими бы ни были, сейчас находятся в другой голове!

Происходящее на арене мне начало резко не нравиться. Противник вдруг провел прием, по уровню сложности и мастерства превосходящий все продемонстрированное им до этого. Любой, сам владеющий мечом на достаточно высоком уровне, просто обязан заметить такую перемену. Только не знаю, что мне больше не понравилось? То, что Ва'Дим едва сумел избежать серьезной опасности, или то, как при этом у меня сжалось сердце?

Конечно, первое! Второе – это всего лишь рефлекс. Реакция чужого тела и не более.

Глава 9

Дим. Попаданец

Вообще щит против мифрилового клинка – хороший выбор, а против двух еще лучший. И этому есть серьезная причина. С красивым звоном мечи бьются один о другой только в кино. В реальном бою все стараются этого избегать, и в самую последнюю очередь из нежелания нарушать тишину. Если нет другого выхода, то, конечно, жизнь важнее порчи клинка, а так скорее уклоняются от ударов, чем их парируют даже плашмя. Исключение составляют только почти не заточенные мечи-дубины, которые с равным успехом можно хватать как за рукоять, так и за лезвие.

На мифрил это правило не распространяется. Бей со всей дури, не опасаясь не только испортить, но даже затупить. Будь мои клинки еще и чуть тяжелее, я бы и щит без труда раскрошил, а так противник смело принимал все удары на него. Он неожиданно оказался опытным бойцом и держался вполне уверенно. Логично, между прочим: того, кто ни на что не способен, никто не возьмет на службу, которая связана с не совсем чистыми делишками. Поэтому я чего-то подобного ожидал и к предупреждениям Эль отнесся весьма серьезно. Единственное, что оставалось непонятным, – почему он в прошлый раз сбежал с пристани?

Однако о таких вещах лучше думать, когда все закончится (если они к тому времени все еще будут интересны). Сейчас точно не до этого. Ни я, ни противник не стали с первого же момента бросаться в бой сломя голову. Сначала стоило осторожно разведать и понять, с кем имеешь дело. Я двигался быстрее. Мог себе позволить, не вызывая подозрений, ведь очевидно, что мифриловая кольчуга и клинки заметно легче. О том, что я намного сильнее и выносливее, раньше времени никому знать не обязательно.

Так и крутились какое-то время. Вскоре я убедился, что подготовлен гораздо лучше. И раньше это предполагал, но одно дело – с очень большой вероятностью подозревать, и совсем другое – точно знать. Что немаловажно, похоже, сумел и ему внушить похожую идею, только о нем самом. Возникла даже мысль, как бы не оказалось, что я и сам попал в точно такую же ловушку. Это стоило проверить…

Разорвал дистанцию и бросил короткий взгляд в сторону зрителей. Поймал ответный кивок от Лары, мол, все в порядке. В первый момент чуть не ошибся, посмотрев на Эль, но вовремя вспомнил, кто есть кто на самом деле. О таком тесте мы договорились заранее. Со стороны, имея перед собой общую картину, оценить намного проще, ведь я сам занят боем и не могу тратить силы еще и на анализ. Ну все, разведка закончена, можно переходить к делу.

Несколько попыток уже всерьез достать противника выше или ниже щита он успешно отбивает. Ничего страшного, это тоже предусмотрено. Почти. На щит изначально не рассчитывал, но все равно справлюсь, есть варианты. В конце концов, боец несомненно опытный, хотя и не такой, как я (и не важно, что большая часть моего умения достигнута в тренировках, – когда эльфийки что-то в свои ушастые головы вобьют, то своего точно добьются).

Враг не остается в глухой обороне, как вроде бы планировал сначала, и отвечает атакой. Тоже все нормально, отбиваю, просто подставляя один из мечей. Мифриловый клинок прекрасно заменяет щит. Попутно отмечаю, что Серебряная Борода был прав, массы действительно не хватает, но это не такая уж проблема, пока прекрасно компенсирую силой.

Пару раз я его все же достаю, но оба в доспехи. С самого начала предполагал, что так получится, просто пока проверяю. Теперь можно идти ва-банк. Бью со всей дури по щиту, как бы пытаясь отклонить его таким способом, и одновременно открываюсь, замахнувшись вторым мечом. Получилось! Именно, как хотел! Сразу получаю удар в грудь и наношу ответный по морде. Однако легкой победы одним ударом не достигаю, враг каким-то образом сумел увернуться, получив лишь глубокую царапину на пол-лица.

Все равно пролилась первая кровь!

Для меня удар прошел без последствий. Мифриловую кольчугу не пробить, а эльфийский поддоспешник надежно поглотил и распределил всю силу, тут главное – устоять на ногах. Второй раз противник на такую уловку попадаться не хочет и больше в корпус меня не бьет, хотя специально раскрываюсь еще пару раз, один даже довольно рискованно (все равно реакции и скорости отскочить должно хватить). Очень быстро учится. Ну что ж, как раз на такой случай в запасе есть еще одна заготовка.

Однако ее пришлось отложить на некоторое время. Противник вдруг провел прием куда более сложный, чем все до этого. Сложность – ерунда, при желании и обезьяну заставить можно, главное – мастерство. А его уровень тоже был куда выше. Достать не достал, но мне увернуться от одного выпада и отбить другой стоило немалых усилий. Странно, но потом опять пошло все, как было и до этого, словно передо мной два разных противника.

Ситуация повторялась еще дважды, но я был готов и справился куда уверенней. Противник увеличивал степень мастерства, но ему явно не хватало скорости и реакции, что меня успокоило. Решил провести свою заготовку.

Такой красивый и вместе с тем совершенно ненадежный на вид наруч из тонкой кожи оказался заманчивой приманкой, особенно для тяжелого и пока еще достаточно острого меча. Ведь в поединке чаще всего хватает одной несмертельной и даже не очень опасной раны. Как правило, это потеря крови, сил и скорости, а вместе с ними и жизни. Во время следующей атаки я «случайно» подставил левую руку и тут же получил по ней. Тонкой эльфийской работы жалко, но ничего, ушастые в достаточной степени владеют бытовой магией и смогут легко исправить.

Я не остался в долгу и ударил куда-то между щитом и телом. Достал! Куда – сам не заметил, но противник перестал активно шевелить левой рукой. А это уже почти гарантирует поражение. Если он, конечно, не притворяется. Но нет, на камни пристани упали капли крови.

Враг тоже понял, что теперь время работает против него. Если станет затягивать бой, то, без всякого сомнения, проиграет. Поэтому сразу бросился в атаку. Теперь уже я ушел в оборону. Достаточно немного подождать – и все, главное, самому какую-нибудь ошибку не совершить. Именно поэтому лишний раз и не рисковал ради красивой победы. Мы тут вовсе не для развлечения зрителей.

Однако теперь уже противник слишком широко размахнулся, тем самым полностью раскрывшись. Я решил не ждать следующего раза и ткнул ему в незащищенное горло коротким мечом. Сразу получил ответный удар щитом, только совсем слабый. Это была последняя его попытка.

Анжа. Неизвестно кто

За поединком я наблюдала вовсе не из группы поддержки князя Ва'Дима, вместе с его женами и командой, а растворившись в толпе. Полностью невидимой не становилась, хватало всего лишь окутать себя незаметностью. Это совсем не сложно и не требует даже минимальных усилий, когда внимание всех приковано к сражающимся в центре. Превратилась в еще одну самую обыкновенную зрительницу, до которой никому нет никакого дела.

Передвигаясь по толпе, прислушивалась к разговорам. Странно. Абсолютное большинство было уверено в победе представителя города, и обсуждался лишь вопрос, как быстро это произойдет. В любом случае меня бы обеспокоила такая новость, а учитывая, какие деньги поставила на Ва'Дима и под какие обязательства набрала долгов, стала внимательней прислушиваться к разговорам в надежде выловить из них конкретную информацию. И вскоре кое-что услышала:

– Неужели мастер Трилий согласился? – спросил один из зевак.

– А ты думаешь, почему почти никто не ставит на чужака? – усмехнулся в ответ другой.

– Но раньше он всегда отказывался, – настаивал первый.

– То было раньше.

– Все зависит от того, как хорошо и кто именно попросит, – вмешался третий, видимо, считающий себя самым осведомленным.

– И кто попросил? – тут же прозвучал ожидаемый вопрос.

– Не хочу называть никаких имен, но кое-что мне известно…

И тогда мне повезло. К ним сунулся знакомый, поставивший на Ва'Дима и теперь пытающийся выяснить, в чем тут дело. Ему охотно и подробно объяснили, снисходительно посмеиваясь над простаком.

Оказалось, в городе живет очень сильный маг разума. Почти архимаг, но не в этом суть, а в его очень редкой способности. Он может забрать любое умение у одного и передать другому. Охотно оказывает эту услугу всем желающим, но, как нетрудно догадаться, за большие деньги. Однако самого желания и готовности платить названную цену еще недостаточно. Необходимо найти готового расстаться с каким-то из своих умений.

Вообще-то для настоящего мастера боя на мечах лишиться пары-тройки приемов – невелика потеря. Он без труда быстро восстановит утраченное. Некоторые время от времени так неплохо зарабатывают, развивая определенный комплекс приемов и продавая его богатым клиентам, не желающим потеть на тренировках, чтобы позже повторить все еще раз. Однако лучший мастер меча в городе Трилий Зирганский никогда не соглашался на подобное «обучение», сколько бы его ни уговаривали и какие бы деньги ни предлагали, считая подобный метод в корне нечестным. Но вчера кому-то (точно не лично участнику поединка, он и раньше безуспешно пытался) удалось уговорить упрямого мастера, и о таком неординарном событии практически сразу узнал почти весь город.

А это уже очень серьезно. Всего несколько приобретенных приемов, какими бы отточенными они ни были, еще не превратят в великого бойца, но нанести неожиданный удар вполне могут помочь. Продолжать слушать разговоры зрителей дальше не имело смысла, и я переключила все свое внимание на поединок.

Вовремя! Нет, там ничего еще не изменилось, противники пока продолжали прощупывать друг друга, но я почувствовала – что-то не так. Сначала не могла понять, что именно привлекло мое внимание? Взгляд зацепился за нечто неуловимое на периферии зрения и опять соскользнул. Без отводящей глаза магии тут явно не обошлось. Тогда стала искать целенаправленно именно ее. Рядом ничего, зато дальше, за пределами пристани, на одной из крыш кто-то прятался.

Вряд ли это могло быть совпадением. Все бросила и побежала туда, не забыв сама стать невидимой. Хотя спешила, но вела себя предельно осторожно. Зашла сзади, забравшись на соседнюю крышу. Только потом тихо перепрыгнула на нужную.

Успела в самый последний момент!

Услышала из того места, где кто-то прячется под невидимостью, звук натягиваемой тетивы и не раздумывая бросилась туда. Стрела сорвалась в тот момент, когда я об кого-то ударилась. Вместо того чтобы продолжать, мы оба замерли, следя за ее полетом. Хорошо я ему прицел сбила, стрела, никем не замеченная, перелетела через всю пристань и упала в воду.

Мы, кстати, уже стали видимыми друг для друга. Его магия была очень похожа на ту, которую использую я, но под ней скрывался вовсе не представитель моей расы, а самый обыкновенный человек. Он быстрее опомнился и ударил первым, хотя, наверно, некоторое мое разочарование стало тому виной. Хотела его захватить живым, но с кинжалом в боку особо не до выбора. Ложный выпад рукой, и убила хвостом, наличия у меня которого враг точно не предполагал. Было не до церемоний, а то он успел бы наделать во мне еще дырок.

Обыск почти ничего не дал, кроме амулета невидимости, очень качественного лука неизвестного происхождения, нашелся колчан со всего тремя явно эльфийскими стрелами. Последняя находка наводила на размышления. В кого он вообще собирался стрелять? В Ва'Дима или в его противника? Стрела эльфийская, и главными подозреваемыми сразу становимся мы. Единственные эльфы в городе сейчас находятся на нашем корабле (специально интересовались). А то, что все три эльфийки сейчас стоят на виду, ничего не меняет, вдруг мы прячем на корабле еще одну из них, как раз на такой случай?

Когда вернулась на пристань, поединок уже закончился.

Глава 10

Дим. Попаданец

Неофициально было заверено, что никаких действий город против нас не станет предпринимать в течение ранее оговоренных десяти дней. Причем не только со стороны властей, любые поползновения частных лиц тоже обещали пресекать. Сообщением Анжи о покушении, которому она помешала, очень заинтересовались и обещали провести самое тщательное расследование. То есть мы могли спокойно заниматься своими делами, в результате чего уложились всего за девять дней. Оставаться в порту по истечении срока тоже не запрещалось, но уже исключительно на свое усмотрение.

Наем недостающей команды был далеко не самым требующим много времени фактором. Тут как раз все в порядке. После победы в поединке я стал довольно популярным, и желающих хватало. В очереди не стояли, однако и недостатка в кандидатах не ощущалось. Собрали не только полный штат моряков, но и абордажную команду в увеличенном составе. На самом деле с этим вообще в три дня управились.

Куда сложнее оказалось получить выигранные средства. Когда услышал от представителя букмекеров, будто они не могут быстро собрать так много денег, сразу заподозрил его в желании воспользоваться нашей ограниченностью по времени и намерении банально не платить. Однако, узнав, о каких суммах идет речь, понял – не врут. Тут очень кстати оказались пусть и не официальные, но серьезные гарантии от городских властей, что нас никто не тронет в течение оговоренного срока. Не задумываясь, убивают и за куда более скромные деньги. Хотя, с другой стороны, если есть возможность просто потянуть время и таким образом не платить, то не убивают.

Хвостатая аферистка умудрилась поставить огромную сумму, которой у нее вообще-то не было. Да и у нас тоже. После покупки корабля основные деньги находились в моей борсетке-артефакте, к которой пока отсутствовал доступ, несмотря на вернувшиеся к эльфийкам магические способности. Однако Анжа сумела. Мало того что вынесла всю доступную наличность и поставила все свои более-менее ценные вещи, так еще наодалживала денег под обязательство в случае проигрыша отработать в городском борделе. Но это ладно, ее дело, хвостатая умудрилась заложить большую часть запасов, которые имеются у нас в трюме, и сам корабль в придачу!

Как это ей удалось, не представляю, тут дело совсем в другом. У букмекеров просто не было нужной суммы. Вернее, не так, деньги, в принципе, имелись, даже с избытком, ибо основная масса ставок делалась против меня, вся беда в том, что не наличными. Тут, оказывается, многие вносили не звонкую монету, а закладные на все, что угодно, даже чьи-то долговые расписки столетней давности имели хождение. Понятно, нам такие активы были без надобности. Зато хоть частично стало ясно, как хвостатая провернула свою аферу: тут подобные ставки оказались если и не нормой, то и из ряда вон не слишком выходили.

Большую часть оставшегося времени Эль с охраной носилась по городу в попытке выбить хоть какие-то долги или перепродать обязательства за полцены, а то и дешевле. Желающие, как ни странно, находились. Хотя чего тут странного? Ведь это должнику выгодней всего дождаться нашего отбытия ни с чем, для любого другого, наоборот, это шанс очень выгодно вложить деньги сейчас и получить потом сто, двести, триста, а то и больше процентов чистой прибыли. Или, наоборот, вернуть свои старые долговые обязательства по заниженной цене.

Кое-что жена вообще соглашалась брать не деньгами, а ценными предметами. Далеко не все были компактными, поэтому и так вовсе не пустые трюмы корабля заполнились под завязку. Чего стоит только трехметровая бронзовая статуя голой эльфийки! Даже не стал спрашивать Эль, на фига? Раз взяла, значит, считает возможным потом перепродать. Не в тронном же зале нашего замка ставить вознамерилась!

Однако ни наем недостающей команды, ни выцарапывание долгов, ни даже сообщение Анжи, что во время дуэли она тихо сорвала попытку покушения на одного из участников (на меня или противника, сама не поняла), ни тем более все остальное, вместе взятое, не имело значения по сравнению с действительно важной и совершенно неожиданной новостью, которую я узнал только на следующий день после отплытия.

У меня появилась третья жена!

Если кто-то думает, что это Радмириэль, находящаяся в теле Эледриэль, то он очень сильно не угадал. Я сам сначала сделал именно такое предположение и даже сдуру озвучил его.

– Уж лучше бы она! – в сердцах призналась Лара.

Уже интересно! Услышать такое от бывшей темной никак не ожидал. Неужели тело, которым она сейчас пользуется, начало оказывать влияние? На всякий случай глянул на Эль, но и та не стала оспаривать слов подруги.

– Надеюсь, тут нет милого обычая, требующего от победителя взять в жены малолетнюю дочь убитого противника или, что еще хуже, его старую толстую жену? – с нехорошим предчувствием спросил я.

– Нет, – уверенно ответила Лара.

– Уже хорошо. Хотя, в таком случае мы бы узнали сразу после поединка, а не после отплытия.

У меня появилось еще одно предположение из той же серии. Если местные так вольно относились к ставкам, не заложил ли кто свою дочь, сестру, жену или какую другую родственницу? Однако вряд ли. Да и Эль сумела бы от такого «приза» избавиться, а не притащила бы тайно на корабль. Экзотические версии закончились, и тогда я просто задал прямой вопрос:

– И на ком же я так хитро успел жениться, что даже сам не помню?

Вдруг понял, что опять сказал лишнее. Вернее, сформулировал не самым удачным образом. Шутки шутками, но ведь и мой брак с обеими эльфийками произошел так же, при моем полном неведении. Нехорошая аналогия. Однако они вроде бы не стали обижаться за невольное непроизнесенное сравнение.

– На полуорчанке Сризке, – с упреком ответила Эль.

Действительно, с другой эльфийкой моим ушастым было бы куда проще найти общий язык, а тут такое «счастье» привалило.

– Но как?! – все же захотел выяснить я.

– У нас так принято, – ответила появившаяся из соседней каюты Сризка.

Явно там пряталась и подслушивала.

– А поконкретней?

Вопрос имел вовсе не праздный интерес. Может, не все так плохо, и окажется, что на меня подобные обычаи вообще не распространяются? Полукровка охотно просветила меня.

Интересные обычаи у орков (если не считать, что мы в них самым неожиданным образом вляпались). Когда двое дерутся насмерть из-за незамужней женщины – она автоматически становится женой победителя. Дикари, одним словом, иначе и не назовешь. Я и назвал, не стесняясь в выражениях. Эль с Ларой охотно подтвердили и еще от себя добавили. Эльфийский язык весьма богат на идиомы, но они предпочли гномий.

– Конечно же, все не так просто! – возмутилась Сризка. – Имеется целый ряд дополнительных условий, которые необходимо обязательно соблюсти.

– И каких? – заинтересовался я.

Эльфийки явно тоже пожелали это узнать. Наша новая «родственница» стала подробно выкладывать:

– Во-первых, должна не возражать сама предполагаемая невеста. Причем если она за, то обязана высказать это до начала предполагаемого поединка, а не после. Во-вторых, все то же самое относится к ее отцу. Третьими идут уже имеющиеся жены претендента на руку и сердце. Их «невеста» обязана опросить тоже до начала поединка и получить персональное согласие от каждой (что странно, поскольку при выборе орком еще одной жены обычным порядком их мнением никто не интересуется).

И последним остается предполагаемый муж. Его почему-то никто не обязан спрашивать ни до, ни после. Считается, что вся дуэль исключительно с этой целью и затевается, а официальная причина, если она какая-то другая, – лишь предлог.

– Стоп! – нашел самое серьезное несоответствие я. – Говоришь, необходимо заручиться согласием уже имеющихся жен? Уж в этом-то я могу быть уверенным на все сто! Мои ревнивые ушастые никогда бы его не дали.

– Но они дали!

Последнее заявление меня не просто удивило, по сравнению, например, с известием о неожиданно заведшейся третьей жене (как говорится, одной больше, одной…), а буквально шокировало. Они и на Раду-то в таком качестве ни за какие деньги по собственной воле не согласятся, разве что не получится обменяться телами обратно, но чтобы какая-то орчанка-полукровка…

Заметил, что мои ушастые в отличие от меня вовсе не шокированы, да и не сильно удивлены. Ни в какой эльфийский заговор, с целью подсунуть мужу в постель вместо себя орчанку, я, разумеется, не поверил. Все гораздо проще, Сризка в первую очередь сообщила им, и теперь Эль с Ларой в какой-то степени подготовлены. Хотя явно сами далеко не все знают.

После более подробного допроса, в смысле, опроса, оказалось, что недостаточно просто подойти и заявить: «Здравствуйте, я ваша тетя из Бразилии, где много диких черных орков, вернее, тоже здравствуйте, я принцесса степного народа и хочу стать третьей женой вашему мужу». Нет, нужно произнести специальную ритуальную фразу, которая буквально не означает ничего, кроме благодарности. Именно это и было проделано.

Сризка искренне не понимала, чем мы, собственно, недовольны? Ведь она действовала по всем правилам, причем придерживалась их настолько строго, как мало кто обычно делает. И, что самое главное, согласие от всех заинтересованных сторон получила. Пускай ритуал бракосочетания исключительно оркский, да и у них самих нечасто применяемый, это не имеет ровным счетом никакого значения. На Фиоре он признается наравне со всеми остальными.

А я не мог понять, насколько она на самом деле искренна. То, что совершенно сознательно захотела выйти за меня замуж и воспользовалась первой же возможностью, сомнений не вызывало. Дальше были варианты. Она действительно все проделала честно и просто не знала, что мы не местные и не знаем здешних реалий, или, наоборот, лукавит, поскольку именно на это и рассчитывала?

Девушка, скорее всего, думает, что хорошо устроилась. Была лишившейся всего сиротой, а теперь жена князя, пусть и третья. И изображает полную невинность. Мол, какие могут быть претензии? Она все сделала правильно и честно. Так почему мы вдруг передумали и хотим отказаться от обязательств? Вот только это ее удивление смотрелось ненатурально. Иначе с какой стати она нам во всем призналась не сразу, а только после отплытия? Быть выброшенной за борт не опасается, чего нельзя сказать о возможности остаться в порту?

Еще раз рассмотрел девушку. В отличие от типичных орчанок, которые если красивы, то чисто эстетически и издалека, Сризка была хороша собой и по человеческим меркам. Ничего странного, ведь внешность полукровкам чаще всего доставалась от матери, лишь с некоторыми чертами расы отца. Вот и она получилась вполне симпатичной и миниатюрной. Мускулистой, да, но не слишком, на культуристку точно не тянула. Кожа красная, заметно светлей, чем у орков, волосы черные. Клыки опять же совсем маленькие, почти не видно, и не уродуют, а придают некоторый шарм.

Поймал себя на том, что слишком подробно рассматриваю полуорчанку. Но это ничего страшного, я так практически всех красивых женщин рассматриваю, без всяких планов о пополнении количества жен. Хуже другое. Обнаружил, что при этом верчу на языке имя Сризка и им категорически недоволен. Для случайной попутчицы и наемной охранницы сойдет, но совсем неподходящее имя для жены, а сокращения еще хуже. Но самым тревожным сигналом прозвучал вопрос, как ее будут называть дети, тетя Сризка или мама Сризка? Хотя есть вариант куда проще. Клыкастая!

И опять я не о том думаю.

То ли бог, то ли демон. Имя удалено цензурой

Ну что, Любвита, не ожидала? Нашла, с кем связываться! Выиграть у меня никакая богиня удачи не поможет. И даже если теперь человек выкинет полуорчанку за борт, ничего не изменится. Формально-то брак абсолютно законен. А при заключении любых договоров именно это единственное, что имеет какое-то значение, во всяком случае, куда важней, чем скучная реальность.

Победить удачу в споре или игре очень трудно, практически нереально, но почему-то почти все забывают о возможности ее просто обмануть. Я не раз проделывал такое со смертными, поэтому решил испробовать проверенный метод и на равных себе. Пока обе богини не спускали глаз с подсунутой специально для них третьей эльфийки, настоящая кандидатка прошла незамеченная буквально под носом.

Нужно было видеть, как растерялась Любвита. Действительно не ожидала, что проиграет на своем же поле. Изобразил на лице покровительственное превосходство (тут главное – не переиграть) и предложил взять реванш, раз она так уверена в своих силах и не сомневается, что проиграла по чистой случайности.

– На что будем спорить в этот раз? – спросила богиня любви.

– На четвертую жену для человека.

– Тогда заключим новый договор, – попыталась перехитрить меня она.

– Нет! Либо на тех же условиях, либо ничего не будет.

Любвита не особо огорчилась неудаче. Сразу согласилась, даже не подозревая, что попала в свою собственную ловушку. Не понимают, что даже простое наше внимание меняет окружающий мир. Две богини слишком много его уделяли этой эльфийке, и теперь ей и любовь, и удача обеспечены, хочет она того или нет.

Глава 11

Дим. Попаданец

Мы уже вторую неделю в море. И главную проблему – что делать со Сризкой – пока не решили. Выбрасывать за борт ее никто не собирался (хотя два голоса за такой вариант в случае чего получить было бы несложно), признавать настоящей женой – тоже. Как для меня, так и для моих ушастых юридические особенности Фиора на самом деле значили ненамного больше, чем пустой звук, особенно после того, как мы наконец покинули этот континент. Однако необходимо было учитывать еще и капитана с командой, для которых эти законы – норма. Точно не поняли бы.

Вопрос с разводом пока не стоял по одной простой причине: он не был проблемой. Добраться до своего княжества и издать указ, только и всего. Пока же нужно придерживаться приличий. Ведь капитан, команда и охрана мне не подданные, а наемные работники, у которых исчезнет доверие к нанимателю, если он не выполняет взятые на себя обязательства.

Поэтому приличия были соблюдены. Отдельную каюту выделили, все-таки статус жены никто не отменял. Как, впрочем, и обязанности наемницы. Пускай совмещает, раз такая умная. Она и совмещала. Получила под начало половину наемников из новичков и самых неопытных, с заданием подготовить из них противоабордажную команду, а если понадобится, то и наоборот. Вот большую часть времени тренировками и занималась. Кстати, никакого недовольства по этому поводу не испытывала, а вполне искренне считала повышением, которое еще нужно оправдать.

У меня имелось несколько мыслей насчет того, как можно использовать неожиданно свалившуюся на голову неэльфийскую жену. Например, Эль с Ларой немножко подразнить. Замечательная идея! Увы, исключительно «до того», теперь они таких шуток точно не оценят. Правда, на Раду это ограничение не распространялось, поэтому первым делом «обрадовал» ее:

– Зря ты так переживала.

– Из-за чего? – с подозрением спросила эльфийка.

– Твой проигрыш в тренировочном бою можно считать недействительным из-за исчезновения его причины. К тебе возвращается возможность добиваться права стать моей женой. Только не третьей, с этим делом ты опоздала, а четвертой.

– Очень хорошо! – «обрадовалась» эльфийка. – Тогда и ты оставишь свои шуточки на эту тему.

– Э нет! Аннулируется только твой проигрыш, мой выигрыш остается в силе. Недаром эти вещи оговаривались отдельно.

Рада несколько офигела от такой логики и не нашла сразу ответа. Однако потом высказалась в совершенно неожиданном для меня ключе:

– Тогда я все расскажу Ларинэ, а еще лучше Эледриэль!

Аргумент, однако. Это раньше мои ушастые красавицы шутки про еще одну жену воспринимали совершенно спокойно и только делали вид, будто недовольны. Игра, правила которой были заранее известны и всех устраивали. Теперь же все резко изменилось. Серьезного разговора пока не было и, скорее всего, не будет. Эльфийки сами признавали, что виноваты, не заметив тогда ритуальной фразы, которая была совершенно очевидна и отличалась от обычной речи полуорчанки. Но я и так прекрасно все чувствовал. Пора было завязывать и придумать какое-нибудь новое развлечение. Хотя одна тема уже сама отыскалась. Теперь время от времени, как бы в шутку, обговаривали, принимать ли специальный закон о разводах или достаточно простого княжеского указа?

Так же подробно обсуждался вопрос, а стоит ли вообще эту самозваную дикую принцессу тащить домой? Может, до оркских степей довезти и там оставить? А зеленые морды или красные, какая разница?

– Так же как светлые с темными эльфами, – вставил я.

Но подколка цели не достигла. Обе лишь пожали плечами. Мол, предрассудки это все и не более. Привели в пример рыжую Лирмилиэль и опять переключились на Сризку. Последовало еще несколько вариантов. От высаживания ее на необитаемом острове до выдачи приличной суммы денег откупного (Эль предложила!).

– Я все понимаю, – начала Лара. – Быть преданной и проданной в рабство, потерять семью, оказаться преследуемой в любом месте континента… Неудивительно, что схватилась за первый же шанс, дающий возможность спастись. А тут ты на пути попался, весь такой добрый и доверчивый. Однако…

– Однако она перестаралась, – продолжила Эль. – Могла бы просто попросить, мы бы обязательно помогли. Так эта орчанка в семью залезла! Решено! Предложу ей денег. Возьмет и согласится уйти – значит, так и было, действовала от безысходности, а начнет дополнительные требования выдвигать – аферистка и сама виновата.

Я спорить не собирался. С самого начала не сомневался, что вопрос со Сризкой будут решать именно мои эльфийки, поэтому ничего и не предпринимал. И от наглой, хоть и красивой полуорчанки избавлюсь, и сам белым и пушистым останусь. Как очень точно отметила Лара: «Весь такой добрый и доверчивый». Ага, а еще умный, красивый и особенно – скромный.

О чем предпочли умолчать мои ушастые, это о слухах, циркулирующих среди команды. Вообще я и сам был в курсе. О Сризке мнение у всех было самым простым: князь взял очередную экзотическую жену. О том, что меня женили без моего ведома, никто даже не подозревал. Все считали, что очень хорошо устроился, на то и князь, мало трех жен, еще и любовницу вожу, а сами жены даже не возражают. Все эти разговоры работают на укрепление моего авторитета, поэтому от полуорчанки польза уже имеется. Хотя, конечно, моим эльфийкам слухи не нравятся (это еще мягко говоря), но портить игру они не собираются и о престиже не забывают. Странное это понятие – престиж. Иногда в такие дебри логики заводит, что никогда и не подумаешь специально.

Хазгант. Капитан

В последнее время все больше задумываюсь, прав ли я был, нанимаясь к этому странному князю. Понятно, что выбора особого и не наблюдалось, его предложение буквально свалилось на голову, словно сама богиня удачи Скри постаралась, однако все равно. Сначала Ва'Дим показался мне достаточно здравомыслящим человеком, но чем дальше, тем больше глупостей он совершает. Всем известно, что у благородных свои причуды, только одно дело – совершать глупые поступки, сидя у себя в замке, и совсем другое – в полном опасностей походе.

Командиром отряда князь Ва'Дим вообще оказался абсолютно никчемным. Да какой он командир?! Только название! Сначала я сильно удивился, что главной по всем военным делам назначена темная эльфийка Ларинэ, но позже понял, что это, наверное, самое правильное решение. Хоть на такое ума у этого человека хватило, значит, не совсем безнадежен.

Ну а сам князь… Его рогатая спутница (недавно узнал, у нее еще и хвост имеется) вообще княжеских приказов не слушает. Даже непонятно, кем она у него числится и какие обязанности выполняет? В любом случае все по-своему делает, а он принимает это как само собой разумеющееся.

Результат не заставил себя долго ждать. Его же эльфиек похитили и чуть не убили. Спаслись они только благодаря случайности. Хотя, пожалуй, я был прав, предполагая вмешательство Скри. Без богини удачи точно не обошлось. Вышел князь Ва'Дим из сложившейся ситуации с большой прибылью, причем как денежной, так и семейной, теперь у него не две жены-эльфийки, а три. Правда, телами и разумами перемешанные, не иначе богиня и тут пошутила.

Вообще-то данный факт не афишируется, но я случайно узнал. Проходил мимо не до конца прикрытой двери каюты нанимателя и услышал неожиданный разговор. А скорее спор. Две эльфийки обвиняли третью в посягательствах на их мужа, а та возмущенно оправдывалась. Нет, специально не подслушивал, но у эльфов есть странная, ничем не оправданная привычка считать, будто только у них одних острый слух, а представители всех остальных рас вообще глухие с рождения.

Дальше – хуже. В следующем же порту ввязались мы в мутную историю с оркской то ли принцессой, то ли убийцей, то ли и то и другое сразу. Самое умное в той ситуации было просто выдать ее погоне, ну или, на худой конец, тому идиоту-чиновнику, которого князь потом в поединке убил. Вот только по уму никак нельзя, она успела наняться, причем перед этим честно рассказала, что ее преследуют. Хоть вассальной присяги не давала, а все равно нельзя. Но зачем всякие дуэли устраивать? Мы были в своем праве и могли вообще ничего не делать. Мой корабль – моя крепость! Любой портовый город Фиора это правило признает. А недостающую команду можно и в другом порту нанять. Правда, опять получилось, что этот Ва'Дим вышел сухим из воды, с большой прибылью и с новой женой.

Потом оказалось, что ни князь, ни его спутницы не знают простейших законов и обычаев Фиора. Нет, не про оркские свадьбы, этим у нас мало кто интересуется, а про то, что законы разных народов, при правильном их соблюдении, признаются во всех королевствах. В принципе, неудивительно, учитывая, что здесь они чужие, только…

Вот именно! Мало того, даже не пытаются их изучать, но при этом безоглядно верят всем, кто им про эти законы рассказывает. Хотя опять же неудивительно. Он сам из каких-то непонятных северных варваров, а эльфийки наверняка никогда раньше из своих лесов ушей не высовывали.

Орчанка Сризка, из-за которой мы в неприятности ввязались, ловко воспользовалась ситуацией. Это не Ва'Дим ее в жены взял, а она сама повернула все так, что князь теперь официально является ее мужем. Команда думает, будто наниматель специально все подстроил, чтобы очередную экзотическую жену завести. Завидуют. Обсуждают, сколько жен князя в родном замке дожидается, а сколько еще в течение плавания наберется.

Придурки! Я вот сразу понял, что Ва'Дим на такое прибавление семейства не рассчитывал. Да это сразу видно! Достаточно посмотреть, как он к своим эльфийкам относится (первым двум), как смотрит на них, как разговаривает, и как с новой супругой. А то, что каюту отдельную выделил, так это ничего не значит.

Зачем вообще эта орчанка ему понадобилась? Воинов на корабле и так хватает, неужели действительно влюбился? Никаких расспросов про законность оркских обычаев для людей и, самое главное, о разводах от него не слышно. А зря! Уж я бы подсказал! Все просто, законно, и вариантов куча! Никто не подкопается! Видимо, действительно влюбился. Или дурак. И то и другое – плохо. Получается, нанимателем бабы, как вздумается, вертеть могут, а он и радуется.

Если бы меня какая обманом на себе жениться заставила, уж я бы так ответил… К примеру, в этих водах акулы водятся, суп из них вкусный, вот пусть бы новая жена для любимого мужа поработала. Наживкой. Морские разбойники так часто делают. Я сам не пират, однако некоторые их обычаи порой кажутся весьма разумными.

Но особенно удивило меня другое распоряжение князя. Обманувшей его орчанке он отдал под командование половину абордажной команды. Пусть самых молодых и неопытных, но все же поразительная беспечность. Если ситуация сложится так, что князя убьют и второй отряд, которым командует Ожон Серебряная Борода, проредят, большой вопрос, кому подчинится остальная команда, новой жене или эльфийкам. Пусть те сильные маги, а все равно сразу не угадаешь. Не зря матросы шуточки непристойные отпускают, когда думают, что их никто не слышит. Признаться, и я в такой ситуации задумаюсь. С эльфами мне никогда общаться не нравилось, и сверх оговоренного с них не получишь, а с орчанкой легче общий язык найду и договор найма в сторону увеличения гонорара пересмотреть сумею.

В любом случае, как только доберемся до Северного континента, дальше с князем и его компанией у меня дорожки разные. Корабль сразу станет моей собственностью, получу оставшуюся плату, и прощайте. И об этом стоит думать уже сейчас.

Глава 12

Дим. Попаданец

Вообще плавание – скучнейшее времяпрепровождение. Особенно если по океану. Бывает, не то чтобы целыми днями, а неделями и месяцами ничего не меняется. Вся романтика улетучивается очень быстро.

Кроме нас на корабле собралось немало народу. Команда, набранная с избытком, уже сейчас начала изнывать от безделья. Какие бы занятия им ни придумывал капитан, это не очень помогало. А ведь была еще и охрана, у которой по своей профессии дела вообще отсутствовали. Поскольку этот контингент уже и так поделили на две части, один под формальным командованием Сризки, другой – Ожона Серебряной Бороды, им начали устраивать совместные тренировки. Вот две банды ежедневно и пытались захватить корабль друг у друга (орчанка почти всегда проигрывала, ибо ей досталась заведомо слабая часть наемников). Одно время на это смотрели как на развлечение, но очень скоро всем, кто не участвовал, надоело и только раздражало.

Хуже всего то, что скука – опасная вещь, особенно на корабле. Я и сам это прекрасно понимал, к тому же получил предупреждение от капитана Хазганта:

– Как человек, немало знающий о мореплавателях вообще и пиратах в частности, вынужден отметить крайнюю опасность создавшейся ситуации, – начал он. – Если раньше, когда плыли практически вдоль берега, от одного большого порта до другого, это почти не имело значения, то теперь, наоборот, все сильно осложнилось. Возникновение заговора почти неизбежно, и тебе как хозяину корабля стоит это иметь в виду.

Давно начал замечать, что капитан в последнее время стал смотреть в мою сторону если не откровенно негативно, то близко к тому. Вот и сейчас обращается вроде ко мне, а на деле говорит все Ларинэ. С одной стороны, вроде бы правильно, она у нас министр обороны и подобные вопросы как раз в ее компетенции, а с другой, никто Хазганту не запрещает прямо к эльфийке и обратиться.

– И кто конкретно затевает заговор? – задал я вопрос. – Уже известно?

– Никто. В этом вся проблема. На эльфиек матросы и стражники смотрят давно не из желания созерцать прекрасное. Не будь страха перед магами, опасность была бы реальной, но и так зреет недовольство. В любом случае считаю своим долгом предупредить.

– А на Сризку с Анжой? – задал вопрос я.

– На полуорчанку поначалу тоже так смотрели и считали ее куда более доступной, – ответил капитан. – Потом она очень качественно избила троих самых задиристых, и все прекратилось. Теперь уважают и побаиваются. Анжа же – еще одна проблема. И не менее серьезная.

– Почему?

– Спит с кем попало и делает все, что ей заблагорассудится. Из-за нее уже и так несколько драк было. И если устроенные Сризкой выяснения отношений дисциплину только подняли, то эти – наоборот.

Кроме капитана с тем же предупреждением подошел и Ожон Серебряная Борода. Был настроен куда более дружелюбно и выбирал другие выражения, но предупредил о том же самом. Хотя главный консультант по здешним пиратам и начальник противоабордажной команды на самом деле не очень-то и беспокоился. Он на наем к нам чуть ли не прямое благословение от богини удачи получил, поэтому многое воспринимал в положительном ключе. Мол, надо же, до чего удачно получилось, не иначе моя покровительница руку приложила!

Однако монотонность плавания и связанные с ней проблемы больше касались персонала, мы сами тоже скучали, но несколько по-другому. Дальняя дорога вообще интересное явление, во время нее можно, наконец, заняться чем-то таким, на что обычно не хватает этого самого времени или терпения. Кто-то весьма метко сказал: «В очереди к стоматологу люди обычно читают такое, чего бы ни за что и никогда не стали читать по доброй воле». В дороге почти так же.

Ушастым, всем трем, занятие нашлось сразу. Делились опытом и учили друг друга пользоваться магией, завязанной на тела. Причем в первую очередь наседали на Раду, чтобы она как можно быстрее освоила магию разума в полном объеме. Совсем нетрудно догадаться, что делалось это не из благотворительности, ушастой солидарности или сочувствия к одинокой эльфийке, лишившейся возможности попасть в свой родной лес. Просто рассчитывали, что, как только Рада достигнет уровня, который был раньше у Эль, они сразу смогут наладить связь с детьми. Очень правильное начинание. Я был обеими руками за и сожалел лишь о том, что не могу помочь.

Таким образом, получилось, что я один остался совсем без дела. Эль с Ларой даже на моем участии в тренировках абордажных команд не настаивали. Это было нечто новое и совершенно для них не типичное. Пока до меня не дошло, откуда на самом деле уши растут. Все просто – чтобы со Сризкой меньше контактировал.

Только все вышеперечисленное оставалось чем-то внешним. На самом деле мы находились в постоянном напряжении и ожидали неприятностей. Причем совсем не тех или не столько тех, о которых предупреждал капитан. Нет, мы опасались нападения пиратов, которое могло произойти в любой момент. Слишком уж много народа знало о размерах Анжиного выигрыша. Это не говоря о том, что и сам наш корабль неплохая добыча.

Не существует такого портового города, в котором морские разбойники не имели бы своих осведомителей. Серебряная Борода нас по этому поводу просветил довольно подробно. Мало того, на некоторых, кто, по его мнению, скорее всего, являлся такими агентами, указал еще в городе. Поэтому любой встречный корабль следовало заведомо воспринимать как враждебный. Тем более что давно уже плыли в водах, в которых никакого регулярного судоходства не бывает.

Однако все проблемы отошли на второй план, и их решение было отложено на неопределенный срок. Ждали одного, а случилось совсем другое. Совершенно неожиданно нагрянул самый банальный шторм. Причем неожиданно не только для меня, но и для бывалых моряков. Поэтому банальным его, наверное, называть не стоит. Ничто не предзнаменовало смену погоды. От горизонта и до горизонта было абсолютно чистое небо со спокойным морем. Капитан еще жаловался на слишком слабый ветер и необходимость тратить заряды артефактов для движения корабля вперед.

Новый ветер подул – мало не покажется. Пришлось сначала убирать все до единого паруса, а чуть позже вообще снимать весь такелаж, какой только можно. Последнее получилось исключительно благодаря еще одному специальному артефакту, позволяющему на короткий срок создать спокойную ситуацию вокруг мачт (жаль, что они сами не были съемными). Но даже так несло по воле шторма с куда большей скоростью, чем можно ожидать при самых благоприятных обстоятельствах. Хорошо, хоть не в противоположную сторону. Правда, и не точно туда, куда надо. Крюк получался небольшим, но с каждым часом увеличивался.

– Ветер меняет направление, – сообщил капитан, появившись в нашей каюте.

– Это хорошо или плохо? – сразу спросил я.

– Для корабля без разницы, а с точки зрения курса – не очень. У меня такое впечатление, что шторм идет по очень большому кругу. Такому большому, что меньше чем за несколько дней и не заметишь. Все, что мы выиграли за счет большой скорости, теперь начинаем терять.

– Надеюсь, вокруг Фиора нас не протащит, – пошутил я.

Однако капитан остался совершенно серьезен и заявил, что, во-первых, дуга гораздо меньше, а во-вторых, таких длительных штормов не бывает. В любом случае, сделать мы ничего не могли, и оставалось только ждать. Корабль я купил очень дорогой, но при этом полностью оправдывающий свою цену. Даже более сильный шторм ему ничем серьезным не угрожал. Во всяком случае, в открытом океане. Вот появись впереди земля, тогда другое дело. Находиться на борту неуправляемого корабля, несущегося на прибрежные скалы, – не самое лучшее приключение. К счастью, ничего подобного можно было не опасаться. Карты однозначно показывали, что впереди никакой земли быть не может. В то, что шторм продлится достаточно долго и мы, пройдя полную дугу, выскочим на берег Фиора, никто из моряков не верил.

Последний прогноз оказался самым точным. Еще три дня, и ураган стих так же внезапно, как начался. Словно его включили и выключили. Когда матросы полезли на мачты восстанавливать такелаж и натягивать паруса, раздался крик:

– Земля!

Первыми, кто решил и смог проверить, оказались эльфийки. Неудивительно, с их умением лазить по всему, что хоть немного напоминало деревья. Как, впрочем, и по всему остальному. Если бы я сам сорвался с места и начал карабкаться наверх, мне бы потом прочли целую лекцию о подрыве княжеского достоинства. К себе же Эль с Ларой применяют совсем другие стандарты.

Ушастые подтвердили, что на горизонте действительно виднеется полоска суши, а не другой корабль или что-то еще. Она была совсем не по пути, но и не далеко, поэтому единогласно решили сплавать посмотреть. Ремонта, которого нельзя произвести прямо на море, кораблю не требовалось, но после шторма команде совсем не помешал бы отдых. Так почему бы не на подвернувшейся суше?

Удобную гавань искать не пришлось, она нас сама нашла. Просто оказалась прямо по курсу. Что интересно, искусственного происхождения. Вернее, естественного, но дополнительно оборудована. Молы, волнорезы, сторожевые башни по краям… И никакого движения или других признаков жизни.

И вовсе не потому, что все попрятались от шторма и пока не вылезли из своих укрытий. Даже с борта корабля было видно, что все давно брошено, но при этом почему-то находится в почти идеальном состоянии. Хотя тут как раз ничего удивительного, смотря кто и как строит. Иной раз такие чары наложат, что тысячелетиями держатся. В любом случае, только порта-призрака нам и не хватало для полного счастья. Однако не стоило прямо сразу разворачиваться и уплывать, если уже находимся в гавани.

Сначала отправили разведку. Десять человек из противоабордажной команды с командиром. Те вернулись очень быстро и доложили, что это не совсем порт и не совсем город, а вообще храмовый комплекс. То есть отсутствие обычной суеты вполне объяснимо, но, с другой стороны, жрецов и прочих служителей культа тоже нигде не видно.

При этом почему-то косились на Анжу. Обычно самая активная в нашей компании, хвостатая на этот раз первой на берег не сошла. Еще когда подплывали к суше, достала целый ворох старинных карт, которые скупала и воровала во всех портах, убедилась, что найденный нами остров не тот, который ей нужен, и махнула рукой. А то, что на всех у нее имеющихся он был отмечен в разных местах, почему-то не учла.

– Чей хоть храм? – спросил я.

– Богини удачи Скри, – ответил командир разведчиков и опять бросил загадочный взгляд на Анжу.

Наконец и она заметила повышенное внимание к своей персоне. Очень быстро сделала определенные выводы и рванула за борт. Уже через несколько секунд появилась обратно.

– Кто-нибудь отправится со мной? – спросила хвостатая.

Шлюпка-то уже пуста. И большая. А грести наша королева вампиров совсем не любит. Ей куда проще сплавать самой.

– Почему бы и не поплыть, – согласился я.

На этот раз к берегу поплыли Анжа, я, Эль, Лара и в самый последний момент увязавшаяся за нами Рада. Ну и охрана с матросами, разумеется. Сойдя на каменную набережную, сразу поняли справедливость выводов разведки. Порт не был похож ни на один виденный раньше. Он представлял собой лишь фасад, за которым отсутствовала необходимая инфраструктура. Принять единовременно большое количество паломников – запросто, в то время как с грузами возникнут неизбежные проблемы. Он явно строился в расчете на первое, а не на второе.

Сразу за фасадом располагалась очень большая площадь и храм на другом ее конце. Когда подошли ближе, по надписям на стенах поняли, кому он принадлежит. Богине удачи. Письмена были на древнем языке, который сейчас знали очень немногие, однако имена богов мог опознать даже безграмотный. Правда, тут ее имя звучало несколько иначе, но вполне узнавалось: Скрижа. Это сумела прочитать только Эль. Для всех остальных закорючка в конце не имела вообще никакого значения.

– Я знал, что этот шторм неспроста, – обрадовался Ожон Серебряная Борода. – Чувствовал, что Скри приложила свою руку. Нужно обязательно зайти в храм и принести ей дары.

Сказав это, бывший пират решительно шагнул внутрь. Мы все пошли следом. И именно там нас ждал главный сюрприз. Архитектура и внутреннее убранство храмов основным богам не меняются на планете уже много тысячелетий. Тут тоже все было стандартным. Кроме статуи богини. Обычно богов создают люди (или другие разумные) по образу и подобию своему. Бывает и наоборот, но главное правило все равно остается неизменным. А в редких случаях, когда боги сильно отличаются от тех, кто им поклоняется, статуи и другие изображения очень быстро трансформируются, пока не становятся окончательно похожими на верующих.

Ну так вот, эта конкретная богиня удачи была как две капли воды похожа на нашу Анжу. Не просто хвост, рога, острые, почти эльфийские уши, размер лифчика, а абсолютно все. Хвостатая тут же скинула с себя одежду и взобралась на пьедестал, приобняв богиню. Явно чтобы ни у кого не осталось даже малейших подозрений.

– Князь Ва'Дим, – обратилась она ко мне. – Я знаю, ты всегда таскаешь с собой фотоаппарат.

Да разве я был хоть когда-нибудь против? Фото на память превратилось в целую фотосессию. Не знаю, показалось или произошло на самом деле, но статуя вроде бы мне подмигнула. Нет, скорее всего, показалось. Специально потом пересмотрел все кадры, ничего подобного на фотографиях не обнаружил.

– Ушастые, не желаете присоединиться? – обратился я не только к женам, но вообще ко всем трем эльфийкам.

– Да нет, – махнула рукой Эль. – Мы с Ларой предпочитаем сниматься в священном фонтане возле Древа Жизни.

– Ага, – поддержала ее подруга. – Ты же знаешь, перворожденным нежелательно залезать голышом на чужие алтари. Не то чтобы совсем запрещено, но считается неприличным. Да и богиня может быть против.

Ушастые говорили совершенно непринужденно, словно о чем-то обыденном, а сами хитро косились на меня и украдкой посматривали на Раду. Весь концерт был предназначен исключительно для нее. Та уже успела достаточно освоиться с магией разума и была абсолютно уверена, что мои жены говорят правду. И теперь находилась в очередном офигении. Полный разрыв шаблонов. С одной стороны, не доверять магии нельзя, а с другой – только что услышанное слишком, даже для таких сумасшедших, как Эль с Ларой.

– Богиня не против, но если все три, – вдруг объявил Ожон Серебряная Борода.

Любого другого можно было заподозрить в том, что просто хочет полюбоваться на фотосессию с обнаженными эльфийками. Но только не его и не в том случае, когда он говорит от имени богини удачи.

– Слышали, ушастые, хозяйка не против, – обратился я к эльфийкам.

– Что, при всех? – подняла бровь Лара.

Как будто раньше моих хитроухих это останавливало. Правда, во всех остальных случаях считалось, что никто не видит, а о тайно подглядывающих наивные эльфийки не подозревают. Откровенно глазеющих еще ни разу не было. И я, разумеется, не собирался настаивать.

– К тому же Рада боится, – вставила Эль. – Она вместе со своим телом и смелости лишилась.

– И чье отсутствие смелости я тогда приобрела? – задала вполне логичный вопрос провоцируемая эльфийка.

– Не знаю, – пожала плечами Эль. – Моя точно осталась при мне. У Ларинэ с этим делом тоже все в порядке. А ты боишься.

– Я? Боюсь?

– Конечно! Мы в любой момент можем присоединиться к Анже, а ты никогда в жизни.

Тут в перепалку вступила Лара, которая, естественно, поддержала находящуюся в ее теле Эль, и вскоре получилось, что Радмириэль сама начала требовать провести фотосессию.

– А давайте все-таки в другой раз? – предложил я разошедшимся ушастым. – Без лишних свидетелей.

Они согласились, но взяли с меня слово, что не уплывем с острова без обещанной фотосессии. Никогда бы не подумал, что меня зачислят в противники этого дела, святошу, которого необходимо долго уговаривать.

Прекратили шутки и продолжили осмотр. Вообще место было странным. И не только из-за несоответствия статуи общепринятым канонам. В храмовом порту мы не нашли никого живого. Судя по датам на стенах главного здания, ему было никак не менее десяти тысяч лет. При этом все дышало древностью, только поддерживаемой в идеальном состоянии. И никакой дополнительной магии, кроме самой распространенной, которая без присмотра сама более десяти лет не продержится. Значит, кто-то должен регулярно появляться и обновлять, а где надо ремонтировать.

Не сама же Скрилла этим занимается. Собственную статую – еще куда ни шло, к этому делу боги иногда относятся довольно трепетно, особенно если в нее хоть раз воплощались, храм – тоже бывает, но крайне редко, а чтобы все вокруг – такого никому не придет в голову требовать и у куда более педантичного божества, чем ветреная удача.

Скажу честно, меня, да и всех нас, эта тайна не очень-то и интересовала. Подумаешь, древний храм, изредка посещаемый паломниками с соседнего острова или даже с самого Фиора. Если им так нравится жить в одном месте, а молиться в другом, то пускай. Их право.

Однако некая хвостатая личность думала совсем иначе. Ей непременно хотелось узнать абсолютно все, связанное с этим храмом. Тот факт, что статуе десять тысяч лет и натурщицу, которая позировала скульптору, она точно не найдет, Анжу совершенно не волновал.

Глава 13

Дим. Попаданец

Хвостатая все-таки нашла. Конечно же, не совсем ту натурщицу, а совсем не ту и вообще не одну, а целое племя таких. Да и внешне этот народ не идеально походил на статую богини или саму Анжу. Но ведь походил. Куда больше, чем любой другой. Рожки чуть поменьше, уши не такие острые и хвост куда короче, а у многих он вообще отсутствовал. Я бы принял таких за полукровок, которые могли получиться у Анжи от союза с человеком. О чем ей сразу и сказал.

– Но у меня не может быть детей! – заявила она после того, как вернулась из похода на другую часть острова и рассказала нам о результатах. – Я проверяла. Со всеми.

– То, что не может у тебя, вовсе не означает, что не может вообще ни у кого из тебе подобных, – логично заметила Эль.

– И, кстати, что они сами говорят? – спросил я.

– Не знаю, – ответила хвостатая.

– Как это не знаешь?! Один из самых важных для тебя вопросов, и ты его не задала.

– Нет. Я вообще с ними не разговаривала. Только издалека наблюдала.

– Ушастые, смотрите! – обратился я к женам. – Оказывается, наша бесстрашная охотница на нечисть все-таки кое-чего боится. Общения с теми, кто хоть немного похож на нее саму. Нужно будет навербовать на этом райском островке наемников, а лучше наемниц. Чтобы в случае чего держали в узде. А еще будем сдавать в аренду всяким королям и императорам, чтобы тронный зал охраняли.

– Тогда короны станут продавать еще чаще, – нашлась Анжа.

– На самом деле она боится, что толпа ребятишек бросится ей на шею с криком: «Бабушка!» – предположила моя светлая жена.

И это было ближе всего к правде. Не про бабушку, конечно, а вообще. Наша хвостатая детей не то чтобы не любила, но слегка опасалась. К великому удовольствию Эль и Лары, на воспитание Ива и Мары не влияла никак. Мало того, старалась контактировать с ними как можно меньше. Когда они сами приставали, предпочитала отдать на растерзание мелким ушастикам свой зал с трофеями и куда-нибудь смыться, чем просто рассказывать что-то интересное.

Естественно, королева вампиров не пожелала признаваться в такой своей слабости. Заявила, что все это глупости и ничего подобного не было хотя бы потому, что просто не может быть. Вспомнив про вампиров, я выдвинул другое предположение. Ведь они точно не могут иметь детей, хотя до обращения и обладали такой способностью. Так что вовсе не исключено, что на острове обитают именно ее потомки.

Анжа сразу опровергла мое заявление, но явно задумалась. В любом случае, вместо фотосессии в храме начали готовиться к походу в поселок аборигенов. Сразу выяснилось, что добраться туда можно исключительно по суше, несмотря на то, что расположен он на берегу живописной гавани. Очень живописной, очень красивой, очень большой и очень несудоходной. Кажущийся удобным широкий вход имел глубину на всей своей протяженности один-два метра. Хорошо устроились. Сами могут рыбачить, как внутри, так и снаружи, используя небольшие лодки, а к ним ни один корабль не заплывет.

Однако мы никаких десантных операций планировать не собирались, поэтому спокойно пошли пешком. Я, обе жены, Рада, Анжа и десять человек охраны. Предсказание Эль оказалось очень близким к истине. Стоило местным нас завидеть, как к хвостатой на шею бросились более десятка ребятишек разного возраста. Правда, кричали они вовсе не «бабушка» и даже не «тетя».

– Пророчество!

– Пророчество.

– Сбылось!

Анжа стояла в окружении детей и не знала, что делать. Не привыкла она к популярности среди такого контингента. А мелкие захватчики потащили свою «добычу» в глубь поселка. Нам ничего не оставалось, кроме как идти следом.

– Надеюсь, в том пророчестве не сказано, что придет богиня удачи Скрилла и начнет сотворять чудеса, – шепнула мне Эль.

– Пророчества, как правило, штуки очень гибкие и расплывчатые, позволяющие трактовать их как выгодно находящимся у власти жрецам, – успокоил я. – Нужно будет чудо, признают таковым любое действие нашей хвостатой, а нет, так и настоящее объявят дешевым фокусом ярмарочного шарлатана.

Однако я не угадал. Во-первых, Анжу объявили вовсе не богиней, а лишь ее посланницей. И не просто какой-то там, а выполнившей обещание и вернувшейся после долгого отсутствия. Но это далеко не самое главное. Во-вторых, текст пророчества вовсе не был расплывчатым, а наоборот, очень даже конкретным. И это мне сразу не понравилось, потому что, кроме возвращения блудной хвостатой, там упоминался еще и человек из другого мира, женатый на двух эльфийках, светлой и темной. Сомневаюсь, что они где-нибудь найдут еще одного такого же.

Как в том анекдоте. Сижу дома один. Дверь закрыта на все замки, цепочку и засов. Окна тоже закрыты и занавешены плотными шторами. Включаю телевизор, а мне оттуда и говорят:

– Здравствуйте, вы смотрите первый канал.

Откуда они узнали?!

Вот и тут то же самое. Откуда они узнали? Свиток, на котором записано пророчество, вовсе не производил впечатления новодела. Да и текст был на древнем языке, который прочитать смогла только Эледриэль. В другой ситуации я заподозрил бы, что моя ушастая нас разыгрывает, просто сочиняя на ходу, однако на то, чтобы заявить, будто по пророчеству третья эльфийка тоже станет моей женой, у нее никакого чувства юмора не хватило бы. Имелся еще один вариант – шуточки самой богини. Уж она-то могла переписать любой древний свиток прямо на ходу, да так, что никто не сможет отличить. Однако этому предположению противоречила одна вещь. Все в поселке знали текст наизусть, хоть и не умели читать. Они подтвердили переведенное Эль.

Понятно, что древнее пророчество было не о моей семейной жизни. Посланница богини удачи и человек из другого мира, женатый на двух эльфийках, которые позже сами примут в семью третью, были всего лишь точкой отсчета. Знаком, с которого все должно начаться. К сожалению, Нострадамус местного разлива решил сэкономить. Как? Очень просто. Зачем выдумывать дополнительных действующих лиц, если мы уже и так на острове, к тому же в нужное время. Вот и должны совместными усилиями сделать все, что надо.

Жители деревни когда-то давным-давно совершили какой-то плохой поступок. Какой именно, не рассказали, то ли не желали, то ли сами давно забыли. В результате лишились права посещать храм Скриллы когда им вздумается. Оставался только один день в году. Самый короткий. Существовало еще одно племя условных потомков Анжи, которое проживало на соседнем острове. И оно приплывало на паломничество в храм в день летнего солнцестояния. Племена официально враждовали, хотя реальные конфликты случались очень редко. Они как бы не замечали друг друга. Вот в свитке и говорилось, что приплывет однажды посланница богини удачи, помирит племена, после чего заживут они долго и счастливо.

– Ну кто так пишет пророчества?! – возмутился я.

– А что не так? – удивился вождь.

– Все не так. Меня с женами описали в таких мелких подробностях, что хоть картину рисуй, а о способе примирения племен никаких инструкций.

– Посланнице богини инструкции не нуж– ны! – уверенно заявил он.

С этим я был вынужден согласиться, хотя и по несколько другой причине. Писать какие-либо инструкции для Анжи бесполезно, все равно сделает по-своему. Неужели автор пророчества и это учел? Неплохо бы самому придумать какой-нибудь план, на тот случай, если у хвостатой не получится. Тем более что до летнего солнцестояния осталось всего несколько дней. Интересно, как тут принято отмечать Ивана Купалу?

Жители поселка ничего по этому поводу рассказать не могли, ни о своих противниках, ни о себе, потому что с теми никак не контактировали, а сами в этот день ничего не праздновали. Поэтому ничего не оставалось, кроме как ждать. Заодно и запланированную фотосессию наконец устроили. Не при паломниках же, в самом деле!

Потом начали прибывать эти самые паломники. Не на примитивных лодках вроде тех, на которых рыбачили местные, или чуть совершеннее, как можно было предположить, а на кораблях не хуже нашего. Пожалуй, даже лучше. Катамараны, тримараны, четыре– и пятимараны (или как там называются корабли с соответствующим количеством корпусов?) размерами же не уступали нашему кораблю.

Например, на Земле таких больших никогда не строили. И вовсе не потому, что не хотели. От авианосца-тримарана с одной общей палубой точно никто не отказался бы. Однако все равно не строили. Значит, либо не могли вообще, либо в принципе возможно, но настолько дорого и сложно, что лучше не связываться. А тут основной вид кораблей, понятно, размерами до земных авианосцев и прочих титаников этим было далеко, но сам факт говорил о многом.

Прибывающих паломников нельзя было назвать полукровками. Явно отдельный, давно сформировавшийся народ, имеющий общие черты как с людьми, так и с расой Анжи. Выгодно отличались от племени, с которым нам довелось познакомиться здесь, не только своими кораблестроительными возможностями, но и чисто внешне. Они были куда ближе к Анже и более одинаковыми, что ли. Во всяком случае, такого разнобоя в длине и форме рогов, ушей и хвостов, как тут, у жителей рыбацкого поселка, не наблюдалось. То есть еще одно доказательство, что перед нами давно сформировавшийся народ.

Они называли себя ашунами, а местных жителей ажунами. И еще у них не было никакого пророчества. Ашунам и так хорошо жилось. Против исполнения чужого ничего не имели, не один раз сами пытались цивилизовать своих диких дальних родичей, пока не махнули рукой. Те не желали не только цивилизовываться, но и вообще ничего менять. Самым буквальным образом уперлись рогами, и все тут. Мол, без пророчества нельзя.

– И что нам делать теперь? – спросил я у капитана одного из катамаранов, который рассказал о сложившемся положении дел.

– Не знаю, – пожал плечами он. – Вы посланцы богини удачи, вам и решать.

Последнее было сказано тоном: сами теперь выкручивайтесь. Но при этом без тени иронии.

– Вообще-то посланница только она. – Я сразу указал на Анжу. – Кстати, у вас королева какое-то время назад не сбегала?

– Нет, а в чем дело? – удивился он.

– Дело в нашей Анже. В последнее время, куда бы она ни пришла, ее постоянно кем-то назначают. То королевой, то посланницей богини, то еще кем-нибудь похожим.

– Ее внешность – действительно идеал, к которому мы все стремимся, – признался капитан. – И если бы королеву у нас выбирали, то ваша спутница только из-за этого имела бы немалые шансы. Но нет, не выбирают. И вообще ашунами правит не королева, а совет архимагов.

Я вел эту беседу чисто из вежливости, а сам тем временем обдумывал плохие новости. Вовсе не трудности с выполнением пророчества. Да плевать мне на него, если честно! Даже несмотря на то, что мое появление на этом острове кто-то сумел предсказать неизвестно сколько тысячелетий назад. Плохая новость была куда хуже. Настоящие хозяева острова и всех морей вокруг недвусмысленно дали нам понять, что отпускать свидетелей своего существования никуда не собираются.

Причины нам объяснили очень просто – безопасность народа выше желаний и удобств отдельных индивидуумов. Особенно если эти индивиды – чужаки. Никто на Фиоре даже не подозревал, что прямо у них под боком находится целая морская империя народа ашунов, расположенная на нескольких архипелагах и отдельных островах. Местные жители хотели, чтобы положение и дальше оставалось именно таким. В империи существовал даже специальный остров, на котором селили всех попадавшихся им представителей других рас.

Перспектива, мягко говоря, неприятная. Да что там неприятная, откровенно катастрофическая. Мы домой к детям и подданным плывем, а не разыскиваем райский островок, на котором можно провести остаток дней. Тем более что остров-тюрьма вряд ли может быть райским. Случайные купцы, которых штормом занесло в эту часть океана, представляли меньшинство населения той резервации. Основная часть состояла из пиратов.

Нет, ашуны вовсе не рыскали по морям и океанам, отлавливая морских разбойников. Те приплывали сами. Появлялись из ниоткуда, грабили прибрежные города и рейсовые катамараны, захватывали рабов и исчезали в никуда. Пиратские корабли неоднократно удавалось захватывать вместе с экипажем и капитаном. Допрашивали, выясняли нужный курс (да что его выяснять, все в уцелевших бортовых журналах было) и плыли с ответным визитом вежливости. Ну а чтобы никто не усомнился в этой самой вежливости, прихватывали с собой пару боевых эскадр.

И ни разу ничего не нашли. Пираты появлялись из ниоткуда и умели хранить свои тайны, несмотря на откровенность попавших в плен. К счастью, тайну существования империи ашунов и островка, населенного ажунами, они тоже хорошо хранили. Однако вовсе не из благородных побуждений, просто считали своими охотничьими угодьями. Война продолжалась уже несколько столетий. Постепенно граждане островной империи выяснили, что на каждом вражеском корабле есть специальный амулет, без которого на пиратские базы не попасть. Только пока не удалось захватить ни одного неповрежденного. В случае малейшей опасности, капитаны первым делом уничтожали амулеты.

Нас, кстати, вначале за таких пиратов и приняли. Очень удивились, потому что морские разбойники прекрасно знали об этом острове и никогда сюда не наведывались. Ссориться с богиней удачи из-за нескольких небольших селений, жители которых ловят рыбу и пасут коз в прибрежных холмах, никто не хотел.

– Надо что-то делать! – заявил я, когда собрались на военный совет. – Твои ашуны сами нас точно не выпустят.

– Они не мои! – тут же открестилась Анжа, к которой и была обращена последняя фраза.

– И еще до того, как эти уроды отберут у нас корабль, – добавил капитан Хазгант, игнорируя нашу перепалку с хвостатой. – Странно, почему до сих пор этого не сделали?

– Тут ничего странного нет, – возразила Лара. – Команду необходимо где-то держать и контролировать, а с собственного корабля сами не захотят бежать в надежде сделать это с помощью амулета.

– Еще одно подтверждение того, что их катамараны быстроходнее, – сделал вывод я. – Просто не сомневаются, что раз поймали в гавани, а не в открытом море, то теперь точно не сбежим. Тем более что на время паломничества в сторожевых башнях появляется охрана.

Выводы мы сделали, но идей, как решить возникшую проблему, не появилось. Морской бой с абордажем даже не рассматривался. Он еще имел шансы на успех против одного из многокорпусников, да и то ценой больших потерь. Представители народа ашунов в силе, ловкости и скорости уступали самой Анже, но немного превосходили людей. Тихо уйти под покровом ночи тоже никак не получится. Охраняют нас очень качественно, и ждать, что в день летнего солнцестояния все без исключения отправятся на праздник, не стоит.

– Я заметила одну вещь, – поделилась Анжа. – Никто из народа ашуанов не обладает одним моим качеством.

– Каким? – спросила Эль.

– Способностью отводить глаза до почти полной невидимости или просто становиться незаметными. Да и маги у них самые обыкновенные. Той силы, которая есть у меня, у них точно нет. В рыбацком поселке – наоборот, и сами умеют прятаться, и меня видят.

– Надеюсь, ты не собираешься собрать всех воинов поселка и напасть на имперский флот? – с подозрением спросил я.

– Нет, конечно! – возмутилась Анжа. – Но сама могу забраться на любой корабль и устроить там диверсию. Да хоть на все по очереди.

– Не стоит, – возразила Лара. – Только разозлишь и заставишь усилить бдительность. И это в самом лучшем случае.

После недолгого обсуждения, решили все-таки кое-что предпринять. Диверсий не надо, а предупредить оригинальным образом можно. Например, оставить во всех капитанских каютах записки, что посланница богини удачи берет наш корабль под защиту и будет очень недовольна, если к ее советам не прислушаются. И пусть ашуны ни в какое пророчество не верят или, скорее, не придают ему значения, но игнорировать таким загадочным образом доставленный совет они не смогут.

Они и не игнорировали. Усилили охрану нашего корабля, подогнав к нему почти вплотную три патрульных катамарана. Вполне ожидаемая реакция. Хотя это могло происходить и в связи с тем, что наступил самый длинный день лета и начался праздник.

Анжа. Посланница богини удачи

Проникать на стоящие в гавани корабли оказалось проще, чем я думала. Однако прекрасно понимаю, что оставить записку в каюте капитана или прямо на груди у спящего корабельного мага – это одно, а совершить реальную диверсию – совсем другое. Сделать, конечно, могу, причем играючи. И говорю это без всякого преувеличения. Один раз получится, второй и третий тоже, а потом – все. Поднимут тревогу и перекроют большую часть возможностей. Меня одной на весь флот точно не хватит.

А если не одной? Не надо недооценивать диких рыбаков. Тем более что на самом деле они не такие уж дикие и их не так мало, как кажется. На берегу залива расположено не только то поселение, которое мы навещали. Идея интересная, и стоит попробовать ее осуществить.

Думала, что придется уговаривать, доказывать, ссылаться на то, что я посланница богини удачи, и еще много чего. Не пришлось. Моя идея местным понравилась. И я оказалась права, не такие уж они и дикие. Например, пираты не посещают этот остров вовсе не потому, что боятся богини удачи. Вернее, именно ее гнева и боятся, только не подозревают, что сама Скрилла в их неприятностях совсем не виновата.

В том, что ни один пиратский корабль, подплывший к берегам этого острова, не вернулся обратно, заслуга исключительно местных жителей. Например, кроме рыбацких, у них имелись еще и боевые лодки, на два десятка гребцов каждая. Казалось бы, что может такая поделать против полноценного военного корабля? Ничего. Если она одна. А если много и все невидимые? Тогда баланс сил меняется совсем в другую сторону.

Это для меня стало сюрпризом. Каждый в отдельности островитяне заметно уступали мне в возможностях маскировки, но, объединяясь в группы, превосходили. Когда я осторожно усомнилась, вождь просто сказал:

– Смотри.

Деревня у него за спиной просто исчезла. То есть стала невидимой. Для меня! Это было невероятно, но это было так.

– А теперь еще раз смотри.

Деревня появилась опять, только была она немного другой. Кроме рыбацких лачуг имелись дома из камня. Не дворцы или крепости, но все же строения, показывающие совсем иной уровень развития.

– А как же ваш запрет на посещение храма Скриллы во все дни, кроме одного? – уточнила один важный момент.

– Так мы и не собираемся его посещать, – пожал плечами вождь. – К тому же нельзя пересекать остров пешком. Плавать вокруг – сколько угодно. И потом, нас ведь поведет посланница богини, исполняющая пророчество, а значит, все запреты снимаются.

Целый флот боевых лодок покинул свою гавань еще днем. Нужно было успеть обогнуть остров и провести операцию по захвату в течение самой короткой ночи в году. Это была не боевая операция, а самое настоящее издевательство. Лодки тихо подплывали к катамаранам, гребцы невидимыми тенями скользили вверх, усыпляли немногих оставшихся на борту, и вскоре сам корабль становился невидимым. Один, второй, третий, десятый…

Абсолютно неинтересно. Никакого развлечения. Когда все закончилось, я отправилась на наш корабль сообщить князю Ва'Диму и его эльфийкам, что пророчество сбылось, и теперь мы можем уплывать.

Дим. Попаданец

Удивила нас хвостатая изрядно. Сначала куда-то исчезла, потом вернулась почти под утро и совершенно буднично заявила:

– Мы можем уплывать.

– Ты что, сумела договориться с местными? – удивилась Эль.

– Договорилась. Только не с теми местными, что на кораблях, а с теми, которые здесь живут. Пророчество сбылось, и нам тут больше нечего делать. Разве что вы еще одну фотосессию в храме устроить хотите. Тогда без меня.

– А как же флот? – все же спросил я.

– Какой флот?! – делая широкий жест, задала вопрос Анжа.

Как раз начало светать, и все увидели, что в гавани остался только один корабль. Наш.

– Так мы плывем или нет? – еще раз спросила хвостатая.

Конечно же, мы поплыли. Не стали ставить паруса, а воспользовались магическим двигателем. Неспешно, на глазах у тысяч собравшихся на набережной паломников, корабль покинул гавань. Тогда Анжа все-таки рассказала, что все это устроила не она одна. Вообще-то с хвостатой станется, если не присвоить всю славу, то не опровергать тех, кто сам так считает. Только оказалось, что у нас на борту присутствуют вождь рыбацкого поселка и несколько его воинов. Именно он нам и рассказал все в подробностях.

– А у вашего племени теперь из-за нас неприятностей не будет? – на всякий случай спросил я.

– Какие еще неприятности? – удивился он. – Пророчество сбылось, народы объединились, все довольны.

– У другой стороны на этот счет может быть совсем противоположное мнение, – заметил я.

– Главное, какое мнение будет у их совета архимагов.

– Ты так говоришь, словно знаешь это наперед.

– Конечно, знаю. Почему бы мне не знать, если моя дочь уже больше ста лет в том совете заседает, а племянник – тот последние пятьдесят лет вообще его председатель?

Это была еще одна новость. Тут на острове жило не больше одной десятой племени. В основном те, кто не был внешне похож на представителей народа ашунов. Остальные прекрасно устроились в островной империи. Даже половину совета архимагов под себя подмяли. В остальных сферах тоже были далеко не чернорабочими. Ашуны считали своих дальних родичей отсталыми дикарями, и те не стремились никого разубеждать, хотя на самом деле были более развиты.

Мы попрощались с вождем, который пересел в одну из сопровождавших нас боевых лодок. Абсолютно невидимых, кстати, даже для Анжи. Позвал заглядывать, если будем проплывать мимо. Пообещали, что непременно, прекрасно понимая, что вряд ли ближайшие несколько столетий нас занесет в эту часть света.

Глава 14

Дим. Попаданец

Приключений на головы или другие места тела бывает много только в тот момент, когда они происходят. Стоило покинуть гостеприимный остров, и уже через несколько дней навалилась все та же скука. И ожидания всего того же самого. Опасностей, бунта команды, нападения пиратов. Ну, пусть не через несколько дней, а через неделю, это дела не меняет.

Если очень долго чего-то ждешь, то обязательно дождешься. С миллионным выигрышем в лотерею этот фокус почему-то не срабатывает, а с неприятностями всегда и надежно. Поэтому, когда на горизонте показались три паруса, мы даже не сомневались в их принадлежности. И тот факт, что они двигались встречным курсом, а вовсе не преследовали, ровным счетом ничего не менял. Вернее, лишь добавил уверенности, что это точно не ашуны. Никто и не думал, что морские разбойники попытаются нас нагнать на чем-нибудь быстроходном.

Серебряная Борода рассказывал, что в этой части света у пиратов чаще всего тактика строится на перехвате. Все очень просто – осведомители, магическая связь и маячки.

– Теоретически мы давно покинули Фиор, плюс неожиданный шторм унес неизвестно куда, поэтому ничего такого произойти не должно, но все равно произошло, – закончил он.

– То есть как?! – удивился тогда я. – И ты не предупредил заранее, чтобы мы могли обследовать корабль и избавиться от этой дряни?

Разговор слышали мои жены (не считая Сризки) и тоже были удивлены.

– Не получится, – сказал Ожон.

– Почему?

– Потому что избавляться придется не от чего-то, а от кого-то.

– Это не меняет дела, – заявила Лара. – Главное – найти.

– В том-то и вся сложность. Воруется какая-нибудь мелочь из личных вещей у кого-нибудь из команды, после чего маг с ее помощью делает маяк, вернее, поисковый амулет, указывающий направление на хозяина. В последнем порту ни у кого из вас ничего не пропадало?

Бывший пират рассказал нам не только о способах поиска морскими разбойниками заранее выбранных жертв в открытом море, но и многое другое. По словам Серебряной Бороды, его бывшие коллеги (да и он сам когда-то) чаще всего избирают для базы необитаемый островок поближе к материку, но не на самом торговом пути. То есть вовсе не там, куда мы плывем. Точной информацией он не располагал, но на протяжении долгого времени ходили слухи о чуть ли не настоящем государстве где-то на никому не известных пиратских островах.

Обычные зеваки в подобные байки охотно верили, они же их в основном и распространяли, но бывалые моряки сильно сомневались. Все очень просто – для существования большого количества пиратов в одном районе необходимо, чтобы там же было никак не меньше чем десятикратное количество богатых купцов, которых можно грабить. А там, где никто регулярно не плавает, и морским разбойникам делать совершенно нечего. Правда, и совсем на пустом месте слухи тоже возникают редко, особенно такие устойчивые. Поэтому пиратская республика вряд ли, а какая-то дальняя база вполне могла существовать.

К тому же новая информация, полученная от почти Анжиных сородичей, косвенно эти слухи подтверждала. Они тоже постоянно страдали от набегов загадочных пиратов, фактически вели с ними непрекращающуюся войну. То есть, если может существовать целая морская империя, о которой на ближайшем материке никто не знает, к тому же населенная никому не известным народом, почему бы не быть и пиратскому государству?

В любом случае, совершенно не важно, откуда в этих водах взялись идущие нам на перехват корабли – они уже здесь, встреча неизбежна, и намерения оппонентов более чем очевидны. Мы покупали вовсе не быстроходную яхту, а большой надежный корабль, на котором не страшно пересечь океан. И если учесть, насколько он загружен, то тем более нечего думать о бегстве.

Когда паруса приблизились, стало окончательно ясно, что мы правы в своих худших догадках. Это были вовсе не случайные проходимцы (те, которые проходят мимо и не обращают на тебя внимания), а именно имеющие в виду нас пираты. Корабли разделились, два стали окружать с обеих сторон, чтобы лишить даже малейшего шанса на побег, в то время как более крупный продолжал идти навстречу.

Любой из пиратских кораблей был явно меньше нашего (и быстроходней), однако в общей сложности у них не могло не быть больше народу, чем у нас. В предстоящем морском сражении основная надежда возлагалась на магию. Весь вопрос, есть ли кому колдовать у пиратов и насколько они сильны? Хотя наверняка есть! Иначе вряд ли на магов полезли бы, точно зная, с кем имеют дело. Поэтому главное – не в наличии у них колдунов, а в количестве разбойников.

Никто не сомневался, что сейчас произойдет, и все давно заняли свои места. Те, кому предстояло сражаться, вооружились и ожидали, без разделения на абордажную и противоабордажную команды, матросы тоже были готовы в любой момент прийти на помощь, хотя пока управляли кораблем. Капитан не собирался ложиться в дрейф и давать пиратам подойти так, как им удобнее. Вовремя сделанный поворот может сильно затруднить жизнь их абордажной команде, тем более что на полной скорости она и так никому малиной не покажется.

Главная надежда возлагалась на двух наших боевых магов – Лару и Эль, однако первый удар неожиданно приняла на себя Рада. Эльфийка стояла рядом, готовая в случае необходимости поделиться со своими напарницами силой, как вдруг вскрикнула и стала падать на палубу. И, кстати, не только она одна. Я увидел, как несколько человек из команды тоже свалились, кто, словно подкошенный, а кто, медленно оседая. Однако остальные пусть справляются как-нибудь сами, я поймал только светлую, проверяя, жива ли? Ну и что, пускай не жена, тело-то принадлежит Эледриэль! Начал смотреть по сторонам, кому бы передать, чтобы позаботились.

Сцен ревности никто устраивать не собирался. И не только потому, что морской бой – не место и не время для таких дел.

– Ментальный удар! – скривилась Эль.

– Опасная вещь, – подтвердила Лара.

Я тоже почувствовал что-то неприятное в голове. К счастью, обошлось только этим. Мало того что я сам по себе менее восприимчив к такого рода магическому воздействию, так еще всегда носимый защитный амулет выполнил свое предназначение. Позже выяснилось, что светлая (то есть сейчас темная, но не суть важно) оказалась права, противник нанес именно сильный ментальный удар. Перед сражением все три эльфийки поставили магические щиты, и Рада в том числе. Однако по неопытности, вместо того чтобы отбить атаку, приняла на себя большую ее часть.

Только это все обсуждали потом, сейчас нам предстоял бой. Ждать, пока вражеский маг накопит силы и повторит свою атаку, не стали, и две оставшиеся в сознании эльфийки нанесли ответный удар. Эль бросила несколько огненных шаров разной величины, а Лара послала стену огня. Я тоже начал стрелять из магобластера. Поскольку стихийная магия Ларинэ была явно сильней, поддержал неопытную в боевой магии Эледриэль.

Ни поджечь, ни тем более сразу потопить морских разбойников не удалось (да на это никто и не рассчитывал), однако стихия огня буквально вскипятила воду вокруг пиратского флагмана, окутав его клубами пара. Второму кораблю наши огненные шары вообще не причинили никакого вреда. Но тот почему-то вильнул, немного сходя с курса. Третий пока был слишком далеко для магии.

Вообще-то корабли от магических атак всегда прилично защищены. Не меньше половины себестоимости при постройке как раз это и составляет (чаще всего куда больше). От атакующего дракона такое, понятно, не спасет, от архимага тоже совсем недолго продержится, а от сильного боевого мага уже защитит вполне надежно. Во всяком случае, от пары-тройки приличных заклинаний – гарантированно, дальше – как получится.

К сожалению, из экономии щиты ставились только те, что рассчитаны на магию, опасную для конструкции судна, а противник применил воздействующую исключительно на экипаж. Серьезные военные корабли могли оснащаться защитой от чего угодно, но это точно не наш случай. У простого торговца только стандартные встроенные амулеты, а из дополнительного скорее встретишь лишнюю руну, препятствующую гниению дерева и обрастанию днища ракушками.

А вообще без магических артефактов корабли никто не строил. Дешево? Да. Но в данном конкретном случае малая цена себя не оправдывала. Просто не имело смысла, ведь главным был контролирующий ветер (в какую бы сторону тот ни дул, вся сила направлялась в паруса), и ставить одно, но не добавить другое было глупо.

Однако отсутствие защиты от факторов, не влияющих на корабли, ударило и по самим пиратам. Уж от тумана на море никто не додумается защищаться, тем более тратя на это дело ценные магические ресурсы. А что такое туман? Правильно, пар. Разница в температурах особого значения не имеет, ибо кипящая вода для самого корабля совершенно не опасна. Чего нельзя сказать о команде. Так что в этом смысле счет пока был равным.

У многих в нашей команде, и особенно у тех, кто нанялся охранником, имелись и собственные амулеты, в том числе и от ментальных атак. Даже простенький способен защитить от сильного мага разума, когда тот бьет по площадям, а не в тебя лично. Особенно если с большого расстояния. В любом случае, не перетяни Рада на себя почти все, мы могли бы лишиться половины команды. Тут ведь не так важно, убило, лишило разума, отправило в бессознательное состояние или лишь оглушило – и те, и другие, и третьи, и десятые на какое-то время – не бойцы.

Второй раз пиратам не позволила ударить уже Лара, не прекращавшая направлять на приближающийся трехмачтовый корабль стихию огня. Самому судну пока ничего не было, но, когда вокруг кипит вода и ты задыхаешься от горячего пара, особо не поколдуешь. Весь вопрос состоял лишь в том, что быстрее произойдет? Закончатся силы у моей жены, выгорят все резервы защитных систем их корабля, или начнется абордаж?

Все три события произошли почти одновременно. Сначала, даже сквозь туман, мы увидели, как вспыхнули давно промокшие паруса, потом едва не рухнула обессилевшая Лара (был к этому готов и вовремя поймал), и сразу после этого нас окутало облако пара с пиратским кораблем в центре. Начался бой.

Поначалу все шло весьма благоприятно для нас. Пар сильнее ухудшил видимость пиратам, и капитан в последний момент успел подкорректировать курс, чтобы корабли встали не параллельно один другому, а сошлись только передними четвертями бортов, лишив пиратов возможности массированного абордажа. Очень разумно, часть борта куда проще защищать, чем весь. Даже удалось оттолкнуться и начать расходиться, но брошенные абордажные крючья сделали свое дело. Правда, не мгновенно, что позволило нашим людям проредить неосторожных пиратов из луков и арбалетов. Ответный залп унес намного меньше жизней. Перерубить все тросы и цепи крючьев не получилось, и вскоре прилетели новые.

Вторым плюсом опять же был горячий пар. Нам достались лишь остатки, а пираты выскакивали, словно ошпаренные (хотя почему словно? Именно ошпаренные!), и практически сразу нарывались на удары, кто по голове, кто еще куда. Не абордаж, а сказка. Всегда бы так (или лучше вообще никак). Левый борт защищала Сризка со своим отрядом, и они развернулись по полной.

Хуже всего то, что нам не удалось разделить бой на три части, уничтожая противников по одному. Почти сразу с правого борта появился другой корабль. Тут все преимущество в свободе передвижения было исключительно у пирата, и он встал ровно, как на маневрах. Огненные шары Эль и моя стрельба из бластера мало что могли сделать. Это не стена из стихии огня, которая при должном упорстве преодолеет защиту корабля. Не встал во всю длину борта – и то удача.

А ведь капитан Хазгант не случайно в первую очередь подставил именно левый борт, который был на полуорчанке и ее менее опытных людях. На более опасном участке теперь стояли Ожон Серебряная Борода и его отряд. Очень правильный расчет, значительно увеличивающий наши шансы. Ничего не скажешь, бывалый капитан нам достался, хотя в последнее время он почему-то на меня косо смотрит. И не важно, лишь бы дело знал.

Практически сразу приблизился третий пират. Его капитан почему-то выбрал не более чем наполовину свободный левый борт, а корму. Странно. Ну и что, пускай она у нашего корабля совсем невысокая, все равно странно. В любом случае, нам же лучше. Эта часть, как наиболее легкая в обороне и менее вероятная в качестве плацдарма для нападения, была на мне и эльфийках. Вот только две уже выбыли из боя. Но ничего, справимся, не зря я с самого начала не так уж много стрелял из магобластера, теперь имел почти полностью заряженные пластины-накопители. Тем более что, когда корабли сцепляются вместе, защита от магии перестает действовать. Нет, если я попробую пролезть в трюм и начну стрелять в днище с целью пробить его, то вряд ли что получится, а команду общие артефакты уже не защищали.

На узком пространстве кормы моего бластера и боевой магии Эль вполне хватило, чтобы сдержать первый натиск пиратского абордажа. Почти сразу к нам присоединилась и Анжа. Весьма вовремя. Но хвостатая лишь на мгновение показалась, ворвавшись в первые ряды и разметав их (продемонстрировала таким образом мне свое присутствие), после чего рванула вперед, растворяясь в воздухе. Дальше путь королевы вампиров и посланницы богини удачи при желании можно было проследить лишь по валившимся на палубу трупам врагов. Зря она так. Убьет, возможно, и больше, но для обороны кормы проку меньше.

Однако ни одиночная диверсантка, к тому же бьющаяся там, где ей понравится, ни мы с Эль не могли долго сдерживать натиск целой абордажной команды. Тем более у эльфийки уже практически иссякли силы, и она взялась за лук. Все равно атака Анжи получилась вовремя и к месту. Выигранного ею времени хватило на то, чтобы капитан прислал подмогу из успевших вооружиться матросов.

В какой-то момент и мне пришлось схватиться за меч. Полные пластины еще имелись, но не было времени перезаряжать, даже усовершенствованная конструкция не помогала. Именно в такие моменты четче всего понимаешь, почему пистолет считается не боевым, а вспомогательным оружием. Успел толкнуть Эль на мачту, и то хорошо. Тем более что это повышало не только ее безопасность, но и мои шансы. Теперь точно в любой момент мог рассчитывать на стрелу, которая исправит кризисную ситуацию.

Кстати, о стрелах. Вскоре они начали прилетать гуще. Благодаря им возникла небольшая передышка, и я смог бросить взгляд вверх. На реях уже находились Лара и Рада. Когда они лишились сил и чувств, оставил под охраной нескольких вооруженных людей с приказом отнести в безопасный трюм, но остроухие, похоже, очнулись раньше и поступили самым правильным образом. Магия, конечно, хорошо, но и три лука с почти пулеметной скорострельностью тоже неплохо. Ну, пусть и не совсем пулеметной, но как минимум в две-три секунды каждый, причем выстрел эльфийки, в отличие от огнестрельных механизмов, бил без промаха.

Глава 15

Дим. Попаданец

У меня теперь имелось два персональных ангела-хранителя (не считая Рады), да и остальным воинам при необходимости оказывалась поддержка. Появилась возможность осмотреться, без риска получить удар мечом, тем более что облако пара, накрывшее бой с самого начала, уже почти развеялось. Но первым делом я все-таки поменял пластину в магобластере и только потом окинул взглядом поле боя (или палубу, не суть).

На нашем направлении атака начала захлебываться. Моя заслуга в этом, несомненно, тоже присутствовала, но не так чтобы основная. Пираты наконец заметили у себя в тылу устроенную Анжой резню, некоторые стали отступать, другие, беспокойно оглядываясь, топтались на месте, не решались двигаться ни вперед, ни назад. Таких очень эффектно подбадривали эльфийки с помощью стрел. Причем старались не убивать, а серьезно ранить, чтобы их вопли оказывали максимальное стимулирующее воздействие на сомневающихся.

У остальных наших ситуация складывалась неоднозначно. Ожон Серебряная Борода надежно держал свой борт, и его люди пока успешно отбивали все попытки морских разбойников перепрыгнуть к нам. Лихая рубка, похоже, сошла на нет, и с обеих сторон в дело пошли арбалеты. Это давало некоторое преимущество нам, за счет того, что у противника борт был чуть ниже.

А у борта, за который отвечала Сризка, творился форменный бардак. Бой шел и у нас, и на пиратском флагмане. Полуорчанка еще не отбила атаку, а уже устроила встречный абордаж, и как там у нее успехи, совершенно непонятно. Центр корабля и заднюю половину левого борта держал капитан с вооруженными матросами. Они и не давали устроенному Сризкой беспорядку распространиться по всем палубам.

Поскольку тылы были относительно защищены, я повел своих людей в атаку. Предварительно замененная пластина в магобластере оказалась очень кстати, и теперь я расчищал путь огнем, чем значительно уменьшил возможные потери с нашей стороны. Нужно признать, хвостатая тут развернулась от всей души. Захватить корабль в одиночку у нее, естественно, не получилось, а почти полностью парализовать сопротивление – запросто. Паника – страшная сила. Целиком противника она пока не охватила, но отдельных очагов хватало. Осталось только продвигаться вперед и добивать немногочисленных, бестолково мечущихся пиратов.

Кроме таких была еще организованная группа на мостике, успешно державшая оборону. Что странно, туда, похоже, не удалось прорваться и хвостатой. Иначе с какой стати пока ничего не сделала? Выстрелил в ту сторону и сразу понял причину – огненный шар растаял в воздухе, натолкнувшись на невидимую стену. Еще один маг или особо мощный амулет, но этот явно был настроен на защиту.

Через мгновение заметил Анжу, материализовавшуюся сбоку на мостике. Сначала появилась одна рука с мечом, затем вторая, после чего вся рогатая авантюристка. Создавалось впечатление, будто она проникает через какую-то преграду, проницаемую для всего, кроме магии. Подтверждал это обрубок ее хвоста. Нет, он был совершенно цел, но конец то исчезал, то опять становился видимым, в зависимости от того, куда попадал.

Анжа пыталась выскочить неожиданно, но ничего не вышло. Даже я довольно подробно рассмотрел, а обороняющиеся давно поняли, что имеют дело с невидимкой, и были готовы. Легко отбили оба ее ложных выпада короткими мечами, и даже настоящий – хвостом – не достиг результата (хвост вообще чуть не уполовинили). Не знаю, обладала ли диверсантка умениями ящерицы, проверить на этот раз не удалось, она успела отскочить, опять став невидимой.

Быстро прикинул численность пиратов. Несмотря на понесенные потери, их было заметно больше, чем нас. Да и положение, если щит держит не маг, а мощный артефакт с накопителем, тоже лучше.

– Эй, на мостике! – нагло крикнул я. – Предлагаю сдаваться.

– Предлагаю то же самое! – прозвучало в ответ. – Хотя не гарантирую, что на тех же условиях.

После чего со стороны обороняющихся раздался смех. Они явно посчитали шутку удачной.

– Я пока не озвучивал условий.

– И правильно, нам они неинтересны.

Смех повторился. После чего юморист продолжил:

– Поэтому складывай оружие и успокой свою хвостатую шлюху, пока мы ей хвост не укоротили.

У пиратов явно было хорошее настроение, не соответствующее реальному положению дел (численный перевес ничего не значит, тем более что в самом начале боя он был куда выше). Готовы поржать над любым высказыванием. Что ж, сейчас я им его подпорчу, озвучив кое-что неприятное:

– Вообще-то именно мое положение больше подходит для того, чтобы диктовать условия. Имейте в виду, чем бы вы там ни отгородились, долго все равно не продержитесь.

– Думаешь? Тогда мы просто подождем, пока сюда прибудет подмога с двух других наших кораблей. Хотя лично ты точно этого не увидишь, потому что не доживешь.

Говорящий сделал знак рукой, и у него из-за спины появились арбалетчики. Не один или два, а куда больше, чем там в принципе могло прятаться. Однако подумать, откуда они могли выскочить и сколько еще сюрпризов у противника, не успел. Двойной удар в грудь швырнул меня на доски палубы.

Мощный гномий арбалет – штука серьезная. Тяжелый болт, выпущенный из него, мифриловую кольчугу, конечно, не пробьет, но с ног сшибет любого. Разве что какой-нибудь бородатый коротышка устоит благодаря низко расположенному центру тяжести, однако и он одними неприятными впечатлениями не отделается. Эльфийский поддоспешник тоже вещь серьезная, только двух гномьих болтов единовременно даже для него оказалось слишком много. Ребра мне вроде бы не переломало, но ощущения были очень похожими. По-простому говоря, получилось очень больно. А ведь на мне еще и защитные амулеты, для которых пара стрел – мелочь. Ничего не помогло!

Рядом со мной упал воин. Ему повезло куда меньше, обычный кожаный доспех гномьему болту не преграда. Даже выпущенному из самого обыкновенного арбалета, а из такого вообще прошибет навылет и не заметит. Потом раздались крики, но уже не на нашей стороне, а где-то на мостике. Поднялся на локте, чтобы посмотреть. Больше арбалетчиков я не увидел. Меньше тоже. Не было их вообще.

Не знаю, щит, за которым прятались пираты, все время был проницаем для стрел и не пропускал лишь магию, или его сняли только перед тем, как сами решили пострелять (скорее всего, последнее), в любом случае эльфийки воспользовались ситуацией сразу же. Сначала перебили всех арбалетчиков, потом переключились на прочих воинов. И, похоже, достали-таки ничем не выделяющегося между другими врагами мага.

Среди пиратов начался переполох совсем иного рода, чем от простого обстрела. Это свидетельствовало о присутствии Анжи, хотя самой хвостатой видно не было. Тогда бросились в атаку и мои воины. Я кое-как встал и пошел следом. Немного подташнивало и шатало после полученного удара, но не страшно, на ногах вроде стоял, кровью тоже не плевался. Правда, полной грудью дышать было трудно. Но ничего, моей помощи ни стрельбой, ни мечом не понадобилось, к тому времени как добрел до мостика, справились и сами.

– Ну вот, один корабль мы захватили, осталось еще два, – произнес я.

– Ага, как бы там наоборот не получилось, – ответил сам себе.

– Не получится. Справимся.

Так! Уже разговариваю с собой. Плохой признак. С чего бы это? Меня вроде в грудь, а не в голову из арбалетов долбанули. Кстати, о голове. Давно пора обзавестись шлемом. Мощный амулет, его заменяющий, – штука хорошая, однако недостаточная. Обычную стрелу или удар мечом от головы отклоняет без проблем, но с таким болтом, как я получил сегодня в грудь, точно не справится. Пока спасает камуфляжная куртка, надеваемая прямо на кольчугу. Все думают, что не имею доспехов вообще, и бьют в корпус (жены только и успевают дырки бытовой магией штопать).

Анжа там временем притащила ко мне связанного пленника (подозреваю, капитана) и сразу рванула на наш корабль, чтобы продолжить развлекаться. Сначала она бежала в сторону пиратского флагмана, где все еще был бардак. Видимо, собиралась добавить и от себя. Потом вдруг передумала и сменила траекторию, увидев, что второй корабль пытается отчалить. Морские разбойники уже пообрубали собственные абордажные крючья, но не тут-то было. Кошки полетели уже с нашей стороны.

Серебряная Борода решил не отпускать своих бывших коллег. Возможно, излишняя самоуверенность, учитывая, что бой еще далеко не закончен и неясно, кто окажется победителем. Отпустив часть пиратов, мы освободим силы, необходимые, чтобы расправиться с оставшимися. Ну да ладно, он в таких делах более опытен.

Хвостатая, не задумываясь, перепрыгнула на чужой борт. Ей хорошо, да и бояться особо нечего, опять растворилась в воздухе. Я было тоже рванул в ту сторону, но, не сделав и шага, сморщился от резкой боли в груди. Сразу понял, что в абордаже от меня сегодня толку точно больше не будет. Сунул меч обратно в ножны. Оставалась огневая поддержка бластером. Правда, отсюда далековато, да и своих задеть можно.

Посмотрел на арбалеты, из которых мне так серьезно прилетело. Точно гномья работа. Еще складывалось впечатление, будто кто-то заказал бородатым коротышкам ручной вариант малого крепостного арбалета, и они успешно справились с заданием. То-то меня так приложило! Всю амулетную защиту пробило, словно ее и не было. Хорошо хоть, мифрил ничем метательным не взять. Даже из противотанковой пушки стреляй, не пробьешь! Правда, этого и не надо, после такого выстрела и без пробития брони от того, кто внутри доспехов, мало что останется. Ага, почти как со мной сейчас, только хуже.

Чем дальше, тем сильнее сказывались последствия полученного удара. Похоже, ребра мне все-таки сломало, а то и какие внутренние повреждения имеются. Хотел идти поддержать огнем из магобластера своих людей, но понял, что через борт, и тем более пусть и невысокую корму точно не переберусь. Тогда уселся на мостике, решив контролировать все отсюда. Заодно и пленного пиратского капитана покараулю.

Радмириэль. Светлая эльфийка

Когда очнулась, почувствовала, что меня непонятно куда тащат какие-то люди. Если бы не слабость во всем теле и жуткая головная боль, наверняка бы попыталась вырваться и, скорее всего, поубивала похитителей. А с какой еще целью люди могут тащить эльфийку? Конечно, похитители. Слабость и боль опять же. Наверняка воспользовались какой-то ментальной магией. Но ничего, долго оставаться беспомощной я не собираюсь. Тут они точно просчитались. Человеческую женщину такой удар наверняка лишит сознания очень надолго, но я не человек, а эльфийка. Сейчас немного наберусь сил и устрою им веселую, но недолгую жизнь.

По мере того как приходила в сознание и обретала способность трезво мыслить, возвращались и воспоминания. Неприятные воспоминания. Уход из родной рощи, плен, сликовники, длительное ожидание жертвоприношения, две странные эльфийки…

Обмен телами!

Думала, такое просто невозможно забыть, и на тебе. Вылетело из головы от обыкновенного удара по голове. И вообще, что сейчас происходит? Почему вокруг звуки боя?

Еще раз все вспомнила, ментальный удар – не ловушка похитителей, а часть морского сражения. Я его отразила. Вроде бы. Но в любом случае не полностью. И теперь вместо того чтобы сражаться, лежу безвольной куклой в чьих-то руках.

Вырвалась из рук несущих меня матросов, но никого убивать не стала. Магический резерв пуст? Не важно! Я и из лука стрелять могу. Кстати, где он? Прошло совсем немного времени, и я оказалась на мачте, недалеко от темной эльфийки Эледриэль. Вскоре к нам присоединилась светлая Ларинэ, которой сейчас принадлежит мое тело.

– Постарайся поменьше промахиваться, – бросила мне темная.

Она что, издевается?! Нет, эти две эльфийки точно сумасшедшие! Чтобы я и промахнулась? Не бывать такому!

– Если кто забыл, я боевой маг и воин, – бросила ей в ответ. – Еще большой вопрос, кто из нас промахнется.

– Ну да, ну да, – усмехнулась бывшая темная.

Пока Эледриэль и Ларинэ опекали своего драгоценного мужа, не давая к нему приблизиться не то что кому-то опасному, а вообще любому противнику, я отстреливала пиратов на других направлениях. Раз даже помогла полуорчанке Сризке, слишком увлекшейся боем и попавшей в очень затруднительное положение. Да что там затруднительное? Не прилети вовремя моя стрела, ей бы точно не жить.

– Что это вы свою родственницу в беде оставили? – кивнула я напарницам. – Или хотите, чтобы ваш муж на одну треть овдовел?

Мне ничего не ответили. Но взглядами одарили далеко не самыми добрыми. Неужели действительно хотят? Не удивлюсь. Мне бы полуорчанка в родственницах точно не понравилась. Как, впрочем, и темная эльфийка. Хотя кто этих двух сумасшедших разберет? Может, просто шутка пришлась не по вкусу? Однако в одном они правы, сейчас бой, и точно не до шуток.

Неожиданно Эледриэль вскрикнула и начала стрелять быстрее обычного. Ларинэ повторила ее действия. И что у них там? Князь Ва'Дим лежит на палубе, а эльфийки расстреливают неизвестно как появившийся на капитанском мостике большой отряд арбалетчиков. Не стала ждать приглашения и присоединилась к ним. Втроем мы очень быстро перебили всех самых опасных врагов. Эледриэль сразу после этого бросилась было вниз, но Ларинэ ее не пустила.

– Куда?!

– Но Дим!

– Он жив. Видела, поднимается. А наше место тут, пока в колчанах есть стрелы.

Темная в ответ с укором посмотрела на свою светлую подругу.

– И потом, все равно сейчас не сможешь помочь, – добавила Ларинэ. – Или забыла, что ты уже не маг жизни?

Та, наконец, согласилась и принялась высматривать, кого бы еще пристрелить.

Сризка. Красная полуорчанка

Настоящей женой князя Ва'Дима я так и не стала. Если честно, сама не знаю почему? Моя внешность ничуть не хуже, чем у его эльфиек. Ладно, с человеческой или тем более эльфийской точки зрения, хуже, и с этим не поспоришь. Однако и некрасивой меня еще никто не называл. Точно знаю, что одинаково нравлюсь как оркским, так и человеческим мужчинам. Однажды мне даже один эльф сказал, что я красивая для полукровки. Хотя сам он тоже был не абсолютно чистокровным. Но это совсем не важно, главное, моя внешность тут совершенно ни при чем.

Две первые жены князя чем-то недовольны, и я не могу понять причину. Ведь я их заранее спросила по всем правилам. Они дали согласие! А теперь заявляют, что у них в княжестве так не принято. Но мы-то в тот момент были на Фиоре!

Однако главное, что меня не прогнали и дали шанс. Выдали отряд новичков и приказали сделать из них настоящую абордажную команду. Не самый лучший материал, конечно, но и не худший. Ничем, кроме испытания, это быть не может. Я старалась изо всех сил и не сомневаюсь, что достигла неплохих результатов. Каких вообще можно достичь за такой короткий срок и с такими людьми. Вот если бы мне дали отряд красных орков, тогда бы я всем показала, на что способна. Но орков среди наемников всего несколько, и придется обходиться тем, что есть. Ничего, справлюсь.

Нападение пиратов оказалось совсем некстати. Я еще толком не успела подготовить свой отряд. Остается надеяться, что князь понимает разницу между новичком и профессионалом.

К демонам надежды!

Я должна победить, несмотря ни на что, и принести мужу голову пиратского капитана.

Глава 16

Хазгант. Капитан

Скажу честно, нападение пиратов я считал не самой главной опасностью, которая нам может встретиться при пересечении океана. Не знаю, как там у них на далеком Северном континенте, но у нас морские разбойники в основном шалят на главных торговых линиях в прибрежных водах. Есть еще несколько густонаселенных крупных островов, но и они не так чтобы очень далеко.

Из рассказов князя Ва'Дима понял, что у них дела обстоят несколько иначе. Северный и Южный материки расположены достаточно близко друг от друга, и между ними осуществляется весьма оживленная торговля, а иногда даже войны случаются. Там, понятно, пиратам есть где развернуться.

Однако тут у нас по-другому. Покинул, пускай и очень широкую, но все же прибрежную зону, и все. Шансы встретить хоть кого-то становятся ничтожными. Ожон Серебряная Борода, конечно, не врет, и наводки из портов тоже случаются, но почти сразу и точно не по прошествии такого количества времени. Да и уплыли мы уже более чем на приличное расстояние. А сказки о пиратских республиках, прячущихся в неведомых морях, и о невиданных морских чудовищах – всего лишь сказки. Причем во второе я поверю скорее, чем в первое. Даже после того, как мы нашли целую островную империю, населенную неизвестным народом.

Только против двойного количества не только матросов, но и воинов в абордажной команде возражать не собирался. В таком дальнем плавании всякое может случиться, и каждый пригодится, кем бы он изначально ни нанимался. Главное, припасов тоже взяли более чем достаточно. Это когда за все расплачиваешься из собственного кошелька, постоянно стоишь перед дилеммой: что необходимо взять в любом случае, а на чем можно сэкономить? Когда за все платит наниматель – совсем другое дело.

Иной раз приходится целое сражение с клиентом выдерживать, доказывая абсолютную необходимость буквально каждой вещи. Теперь все получалось куда проще. Не то чтобы я изменил свое мнение о князе Ва'Диме в лучшую сторону, но в скупости этого человека обвинить точно нельзя. Денег при организации дальнего плавания он не жалел. В обычной жизни такое качество, может, не самое лучшее (недаром он и его жена Эледриэль иногда встречаются взглядами, в которых проходят целые невидимые баталии за каждую монету), но для меня как для капитана такой наниматель – подарок судьбы. Его любимым высказыванием на любое требование было:

– Это точно необходимо?

– Да.

– Тогда возьми два.

Правда, деньги хранились не у него, а у той самой эльфийки Эледриэль (ну какой нормальный мужчина на такое согласится?!), и приходилось доказывать необходимость покупки уже ей. А это не так-то просто. С иным гномом торговаться порой куда легче.

Если честно, не люблю эльфов и особенно их высокомерие. Большинство остроухих ни за что в жизни не признают, будто в чем-то разбираются хуже, чем представитель другой расы. Даже тех же гномов в кузнечном деле якобы превосходят. Сам однажды слышал! Однако эта не изображала из себя всезнающую мореплавательницу и в большинстве случаев со мной соглашалась. Признаю честно, воспользовался ситуацией и кое-чем загрузился в куда больших количествах, чем это необходимо, но ничего, запас балластом не бывает.

В любом случае готовность нанимателей не экономить на будущем плавании оказалась весьма кстати. Когда, вопреки всем ожиданиям, пираты все-таки появились, у нас оказалось достаточно сил, чтобы отбиться. Морские разбойники, похоже, были точно осведомлены о возможностях моего будущего корабля (нужно сказать, очень высоких, с такой защитой мне самому определенно было бы купить не по карману). Неужели Серебряная Борода прав и у этих были сообщники в последнем порту?

Положим, о том, что такой крупный корабль, хоть имеет большую площадь парусов и приличную скорость, будучи загруженным под завязку, особо разогнаться все равно не сможет, догадаться нетрудно, даже глядя издали. Определив тип судна, можно заранее подготовить один из проверенных способов абордажа. То, что выбрали стандартный для тройки, два корабля по бортам и третий сзади, заставляя обороняющихся распылять силы, неудивительно. Корма у нас широкая и низкая, даже если не получится успешно атаковать с этого направления, все равно силы на оборону оттянут немалые, что наверняка изначально и планировалось.

Всем известно, что основная тактика любых морских сражений, с момента появления надежной магической защиты самого корабля, стала очень простой – сцепиться бортами и запустить абордажную команду. Но и предварительным обстрелом обычно никто не пренебрегает. Только тут пираты словно абсолютно уверились, что толку от него никакого не будет. Явно кто-то предупредил. Прав Ожон Серебряная Борода. Иначе как можно объяснить тот факт, что нас даже из луков и арбалетов для приличия не пытались обстрелять, а сразу пошли на абордаж? Уж тут на глаз не очень-то и определишь, какая у корабля защита. Ведь стрелы самому судну никакой опасности не несут, и некоторые на магии в данном направлении экономят. Значит, точно знали, что все будет без толку.

Нужно заметить, что предварительная магическая атака все-таки была, но какая-то слабая. Ментальный удар, на который мой личный защитный амулет лишь едва отреагировал. Понятно, что не в меня конкретно целились, а по площадям, в расчете достать как можно больше незащищенного народу, но и я не у архимага эту вещь брал. Однако я не собирался жаловаться на слабость пиратского чародея. Не вышло, и хорошо. Я всего двух потерявших сознание матросов заметил. Вряд ли по всему кораблю ситуация другая.

Жены князя Ва'Дима меня удивили. То, что они маги, я, конечно, знал, но даже не предполагал, насколько сильные. Эльфийки каким-то образом сумели прожечь защиту пиратского флагмана! А ведь она была никак не хуже, чем у нас. Если честно, даже лучше. Пусть и старая, но явно военная постройка, такое многое значит. А если учесть, что это сделала только одна эльфийка Ларинэ, в то время как Эледриэль и сам князь с помощью какого-то боевого артефакта отпугивали второй корабль, то тем более она сильна.

Пират в самый последний момент лишился управления, что помогло мне удачно сманеврировать. Сошлись бортами не по всей длине, а только частично. Мог просто уйти от столкновения, но такой поступок ничего бы не дал. Даже хуже – выигрыш во времени и проигрыш в положении. Дальнейшее уже никак не зависело от движения корабля, и я отдал приказ немногим еще занятым матросам вооружаться.

План на случай нападения пиратов был просчитан уже давно, и все заняли свои места. Я больше всего опасался, что не справятся Сризка и князь Ва'Дим. А когда узнал, что две из трех его эльфиек лишились сил, окончательно утвердился в своем мнении и приготовился слать подмогу в первую очередь именно ему.

С орчанкой как раз так и получилось. Сама она дралась вроде неплохо, однако про организацию общей обороны забыла сразу и напрочь. Лично рванула в атаку. Хоть и полукровка, но такая же дикарка, как все ее сородичи. Теперь мне приходилось все делать за нее, локализовывая прорыв.

А князь неожиданно показал себя с хорошей стороны. Признаюсь, вообще не думал, что этот человек сможет чего-то добиться сам, без остроухих помощниц. Ошибся. Сначала он отбил первую атаку при помощи мощного магического артефакта, а потом и сам ворвался на вражеский корабль. Причем не так, как глупая орчанка, – в одиночку, но и не прячась за чужими спинами. Шел впереди и вел за собой. И первым нарвался на серьезный отпор.

Как князь сумел выжить после ударов нескольких тяжелых арбалетных болтов, непонятно. Да, кольчуга у него дорогая, мифриловая, только одной ее мало. Пробить не пробьют, но все, что под ней, в фарш превратят. Мало кто после такого без помощи сильного мага жизни выживет. Причем срочной помощи. Однако это мы выясняли потом, а в тот момент мне хватило информации, что один корабль взят, и оттуда опасаться больше нечего.

Поскольку угроза со стороны кормы миновала, а второй корабль сам попытался сбежать, я направил людей к флагману. В первую очередь очистили нашу палубу от недобитых пиратов, прорвавшихся из-за недосмотра глупой орчанки, после чего перебрались на чужую. Вовремя! Спасли Сризку и немногих уцелевших из тех, кто прорвался вместе с ней на мостик, но там застряли.

Будь эта сумасшедшая моей женой, просто выбросил бы за борт (на самом деле когда у меня была жена, я ее в плавания вообще не брал). Надеюсь, князь так и сделает. Или хотя бы накажет. Но, скорее всего, нет, ему явно именно сумасшедшие и нравятся.

Победа осталась за нами, но какой ценой?! Потери оказались весьма серьезными. На вторую такую уже точно не хватит людей даже при самых благоприятных условиях. Хотя, с другой стороны, при слаженном нападении трех военных кораблей на один торговый последнему редко удается хотя бы просто отбиться, не говоря уже о том, чтобы захватить своих неосторожных врагов. Поэтому любые потери все равно меньше, чем следовало ожидать в нашей ситуации.

И людей мы совсем не зря наняли гораздо больше, чем необходимо. Теперь, даже несмотря на большие потери, хватит как на команду своего корабля, так и на призовые. Хотя последнее совсем лишнее. Не тащить же их через океан? Уж на это сил у нас точно нет. Но решать не мне, а князю Ва'Диму. Надеюсь, он прислушается к советам и поступит благоразумно.

Дим. Попаданец

Когда открыл глаза, увидел над собой лицо Лары. Хотя стоп, сейчас это вроде Эль. Нет, точно Эль. Только как я тут вообще оказался? И где это тут? Немного приподняв голову и повертев по сторонам, понял, что нахожусь возле мостика. Правильно. Там и присел отдохнуть. Точно помню, это было на пиратском корабле, а сейчас мы почему-то на нашем. Значит, все-таки отключился и не заметил.

– И сильно меня? – спросил у Эль.

– Сильно, – не стала скрывать она. – Половину ребер переломало.

– Да? Странно, я думал, всего пару.

– Точно не пару. На самом деле все хуже, чем даже я сказала.

– Тогда лечила не ты? – сделал вывод я. – Или амулет использовала?

Вместо ответа жена показала глазами и немного движением ушей чуть в сторону. Там стояла Рада.

– И долго я находился без сознания? – задал следующий вопрос.

– Нет. Мы тут еще даже толком не закончили. Только с мачт слезли, смотрим, ты уже не стоишь, а сидишь, к стенке прислонившись. Я сильно испугалась! Не делай так больше!

– Хорошо, – не стал спорить я. – Вставать можно?

– Можно, – кивнула Эль.

Последнее я спросил только на всякий случай, поскольку чувствовал себя хорошо. Вернее, не так. Не ощущал никаких последствий от полученных травм. Рада уже научилась пользоваться магией жизни в достаточной мере. Да и Эль не препятствовала, когда я приподнимался, чтобы осмотреться, значит, все в порядке. Однако встать на ноги жена мне все-таки помогла, хотя я в этом и не нуждался.

Бой действительно закончился буквально только что. Всюду валялись тела убитых, которые лишь теперь начали убирать и сортировать. Радмириэль убедилась, что со мной все в порядке, и ушла помогать другим раненым. Тоже правильно. И вообще давно пора. Странно, что не сделала этого раньше. И непонятно, такое скорее можно ждать от жен, чем от чужой эльфийки.

Не успел еще толком осмотреться, как ко мне выбежала Сризка. Вся в крови, порванной одежде и битых доспехах, с порезом на щеке… и двумя головами в руках. Последние она держала за волосы, а из обрубленных шей прямо на палубу еще капала густеющая кровь. Полуорчанка встала на одно колено, низко поклонилась и положила мне к ногам свои трофеи. Сильно подозреваю, одна голова раньше принадлежала капитану, а другая магу. Не простых же пиратов она подобрала.

Мне почему-то вспомнилась наша кошка Мурка. Вообще всех кошек, сколько их у меня ни было, звали Мурками. Котов по-разному, а кошек почему-то всегда одинаково. Только та была особенной. Лет мне тогда, наверное, исполнилось не больше шести, но все прекрасно помню. Жил с родителями в пригороде в старом доме, в котором мышей и крыс водилось предостаточно. До тех пор, пока у нас не появилась Мурка. Сама она их не ела, но каждую ночь охотилась. И раскладывала трофеи по ранжиру, от самой большой крысиной тушки до самой маленькой мышиной, хоть линейкой меряй. Хорошо, если на пороге так разложит, а то могла и на столе, и в постели. Мол, смотрите, какая я полезная. Когда мыши с крысами в доме закончились, начала убегать в поля и таскать оттуда.

Вот Сризка и напомнила мне Мурку своим желанием доказать полезность кошачьим способом. И что теперь с ней делать? Кошку за трофеи ругать было нельзя ни в коем случае, где бы она их ни разложила. Но жена, тем более фиктивная, вовсе не кошка. Единственное сходство – цвет волос (Мурка тоже была рыжей) и клыки.

– Не знаю, как принято у орков, но у нас обычно дарят цветы или драгоценности, а не головы убитых врагов, – заявил я.

– Но ведь ты… – начала, но не договорила Сризка.

Совсем нетрудно было догадаться, что она имеет в виду.

– Ага, он самый, – подтвердил я. – Северный варвар. Только головы врагов у нас все равно никто к ногам не бросает. Как говорят у меня на родине: «Женщинам нужно дарить золото». И заметь, женщинам, а не наоборот.

Полуорчанка так и стояла на одном колене, не зная, что ответить. Хотелось добавить, что в моем княжестве живет немало зеленых орков, и у них тоже обычаи совсем не такие. Женщины зеленокожих очень даже боевые, но в одном строю с мужчинами воюют редко, обычно остаются лагерь защищать. Да и при сборе трофеев после боя все больше не головы убитых врагов в шатры тащат, а мешки с деньгами и другими ценностями – да хоть с едой. Тогда совсем другое дело, за такое и старшей женой можно назначить. Однако именно из-за последней особенности оркских обычаев предпочел данную тему не развивать (мало ли?). Эль с Ларой до сих пор иногда на тему старшинства пробивает. Очень уж они к этому неравнодушны.

– Поступок, несомненно, смелый, – продолжил я, – и не исключено, что достоин быть воспетым в оркских балладах, повествующих о подвигах отважной краснокожей принцессы, в смысле, дочери степного вождя, но… Но награждать тебя или, наоборот, наказывать, решу, когда выяснятся все обстоятельства.

– За что? – обиженно спросила Сризка.

– В том числе и за этот вопрос. Если сама на него ответишь правильно, наказание будет уменьшено.

И действительно, геройствовать отдельно от всех можно, не будучи частью отряда и тем более – его командиром. Вон та же Анжа, например. Она вроде бы с нами, но при этом, как кошка, сама по себе (опять меня на сравнения с Мурками потянуло). И кстати, на этот раз хвостатая, даже против своего обыкновения, капитана пиратов живым захватила, а не бесполезную голову. Да и второго Ожон Серебряная Борода не без ее помощи пленил.

Результаты столкновения с пиратами оказались неутешительными. Никто и не ожидал, что будет что-то вроде легкой прогулки, но получилось похуже пессимистичных прогнозов. Раньше у нас и во время военных действий потери были ниже. Меньше всего выживших, понятно, осталось в отряде, которым руководила Сризка. Воином она оказалась даже лучше, чем ожидалось, но этого еще недостаточно, чтобы стать хорошим командиром.

Нужно признать, под начало полуорчанке были отданы самые неопытные, которых за короткий срок не особо-то и научишь, но и начальные условия боя именно у них оказались самыми благоприятными – защищать неполный борт от уже частично оглушенного противника, неорганизованно к тебе выскакивающего. Однако не вина воинов, что командир оказался еще менее опытным, чем они сами. У Ожона тоже были потери. В результате общая абордажная команда уменьшилась почти наполовину. Да и среди принимавших участие в бою матросов не обошлось без потерь.

Что делать с тремя трофейными кораблями, просто не представляю. Нет, если развернуться и плыть к ближайшему порту, то людей для перегона вполне хватит. Прозвучала мысль, что таким образом заодно и команду пополним. Однако мало кому идея понравилась, в первую очередь из тех, чей голос учитывался. Получение прибыли за продажу трофейных кораблей в наши планы не входило, особенно если значительно увеличивало сроки самого путешествия.

И то, что самая большая вероятность встретить пиратов как раз в прибрежных водах, – не главная причина. Морские разбойники вряд ли решатся напасть на крупное купеческое судно, сопровождаемое тремя кораблями военной постройки.

Только последнее – исключительно при условии, что никто не узнает о реальном состоянии экипажей. К счастью, вероятность, что такая информация попадет к кому-то постороннему, близка к нулю. Ведь четыре корабля, на каждом из которых едва хватает людей для управления парусами, – идеальная добыча. Не спасет даже то, что на суда при постройке устанавливается артефакт, который позволяет вообще наплевать на направление ветра. В какую бы сторону тот ни дул, толкать будет исключительно вперед. Однако эта роскошь рассчитывалась только на ведение морских сражений, а не на постоянное плавание. Заряд в накопителе заканчивается быстро, после чего остается плыть обычными методами или ждать, пока не накопится по капле.

Правда, как выяснилось, и безопасные воды открытого океана оказались не такими уж безопасными. Сначала тайная морская империя, потом пираты в том месте, где их никак не ждешь, кто будет следующим? Для полного счастья только не хватает морских чудовищ или драконов. Поэтому и выбор был бы далеко не однозначен, не имей мы твердой решимости плыть дальше.

Как можно избавиться от двух трофейных кораблей (предварительно забрав оттуда все ценное), я придумал сразу. На флагмане похоронили наших погибших. Варвар я, в конце концов, или нет? Вот именно, северный. А у нас самых достойных принято хоронить исключительно в море, сжигая вместе с кораблем. Так и поступили. Тем более Ларе с Эль почти удалось еще в самом начале боя вывести из строя его защитные артефакты, и доломать было совсем нетрудно. А иначе поджечь корабль – задача не из простых. Северяне для этих целей специальные одноразовые строят.

Всех мертвых пиратов свалили на второй корабль и отпустили в свободное плавание. Ковыряться со взломом защиты, чтобы тоже поджечь, никто не стал. Окажись у нас на борту некромант, я бы еще напоследок и поднять врагов приказал. А что? Пусть болтается по морям «Летучий голландец» местного разлива. Но ничего, и так сойдет. Вдруг сами случайно в какие-нибудь проклятые воды заплывут? Слыхал, на планете такие тоже встречаются. Тогда дохлые пираты и без посторонней помощи поднимутся.

Осталось решить, что делать с последним трофеем. Но для начала стоило допросить пленных. Кроме простых матросов, нам достались два капитана, а эти наверняка обладают нужной информацией.

Глава 17

Эледриэль. Темная эльфийка

Допрос взятых живыми пиратов по вполне понятным причинам проводила не я, а Радмириэль. Она сразу предложила отложить это дело хотя бы до завтра. Я ее прекрасно понимала. Мы все за этот долгий день очень устали, а она – в особенности. Мало того что в самом начале получила ментальный удар, прикрыв всех остальных, так потом несколько раз полностью опустошала магический резерв, пополняя его из кристаллов-накопителей, пока те не кончились. Раненых у нас оказалось очень много, и всем нужно было помочь. Уж я-то знаю, каково это.

Потом еще мы с Ларинэ поделились с ней силой. Сами давно уже умели это делать напрямую, что вообще-то крайне трудно, а между светлой и темной считается принципиально невозможным. Когда-то и я бы подтвердила этот принцип, а теперь не вижу ничего особенного. Ну меняемся, и что? Но в данном случае поступили простым и давно проверенным способом – перелили на один из кристаллов и отдали Радмириэль. Определенный процент потери силы при таком методе есть, и с этим ничего не поделать.

– Если бы дело было только в отсутствии силы… – попыталась она опять отложить допрос на завтра. – Я так устала…

– Сама понимаешь, чем быстрее это сделаем, тем лучше, – ответила ей. – Я тебе постараюсь помочь, чем получится.

Неожиданно нам задачу упростил Ва'Дим. Муж пригрозил несговорчивым пообрубать руки и ноги, после чего пересадить на корабль с мертвецами.

– И не смотрите, что мы его уже отпустили. Вон он, совсем рядом дрейфует, нагнать недолго.

Может, Радмириэль сразу и не поняла, что действительно стало проще и почему это вообще произошло. Но я-то в магии разума разбираюсь, и совершенно не важно, что это тело ею не обладает. Теперь, даже если капитаны и продолжат упрямиться, страх оказаться беспомощными на корабле, полном мертвецов, все равно поможет при допросе. В таком случае информацию будет труднее скрыть даже от совсем неопытного мага. Однако никто из пиратов и не собирался геройствовать.

– Что будет с нами, если ничего не расскажем, и так понятно, – начал один из капитанов. – А что в противоположном случае? Какие перспективы и гарантии? Ради чего стараться?

– Единственная гарантия, которую могу пообещать, – это мое княжеское слово, – ответил Ва'Дим.

– Не так уж много, но в нашем положении на что-то большее глупо рассчитывать, – отозвался второй капитан. – А как со всем остальным?

– Ну а перспективы будут уже зависеть только от вас самих, – продолжил муж. – Что расскажете? Что предложите? Чего сами пожелаете? Последнее, понятно, в пределах разумного.

– Значит, того, чтобы отпустили нас и других пленных на оставшемся корабле, можно не просить? – догадался пират.

– Правильно. А если укажешь пригодный для жизни островок вдали от морских путей, то вполне можем там высадить. Но это в любом случае потом.

Дальше уже пошел допрос, во время которого пленные по большей части сами все рассказывали. Радмириэль лишь следила, чтобы не врали. И иной раз даже ловила на умышленном недоговаривании. Я и не думала, что она с моей магией уже так хорошо освоилась, нужно будет проверить еще раз, может, и связь с детьми наладить получится. Обязательно займемся этим вопросом, как только разберемся с пленными.

Огромной пиратской империи, расположенной далеко в океане, естественно, не обнаружилось. Об этом мы и сами прекрасно догадывались. Было бы странно, существуй тут целых две империи, о которых никто во всем оставшемся мире не подозревает. Но какое-то небольшое государство, скрывающееся на никому не известных островах, все-таки было. О чем-то таком из рассказов ашунов можно было догадаться.

Правда, морской разбой у них являлся далеко не единственным и даже не главным источником существования. Нет, если кто случайно попадется и будет возможность его безнаказанно ограбить, то так и сделают, превратив попутно весь выживший экипаж и, если таковые окажутся, пассажиров в рабов, но специально на торговых путях никто с такой целью давно не дежурит. Время от времени организуют экспедиции в другую часть океана, в первую очередь не за товарами, перевозимыми морем, а за рабами, которых можно попутно захватить. Нередко совершают набеги на острова ашунов, опять же за рабами. Или, как в нашем случае, заранее получив от своих шпионов в портах Фиора информацию о добыче, которая сама идет в руки.

– И зачем вам рабы? – спросил муж. – Особенно в таких количествах. Как я понял, невольничьи рынки всех соседних государств вы не снабжаете товаром из боязни, что о пиратском государстве узнают и уничтожат его. Ведь в отличие от золота или магических артефактов рабы – это товар, умеющий поведать все тайны своих бывших хозяев, какие только знает или догадывается.

– Для сельского хозяйства, строительства и много чего еще, – уклончиво ответил пиратский капитан.

– А конкретнее?

– В первую очередь для добычи того, что и составляет основу нашего благополучия, – опять не дал точного ответа он.

Тут и без сигналов со стороны Радмириэль было абсолютно ясно, что недоговаривает. Ну и зачем ему понадобились эти игры в таинственность? Как будто не понимает – все равно спросим и добьемся ответа. Если не от него, то от кого-то из других пленников. Раз уж начал говорить, то выкладывай все до конца. Да он, собственно, и не отпирался, как только прозвучал конкретный вопрос, сразу на него ответил:

– Останки драконов. Кости, клыки, когти, чешую, скорлупу яиц…

– И сокровища! – сразу добавила я.

– И их тоже, – нехотя признал пират. – Но до драконьего клада удается добраться крайне редко. Летающие ящеры умели прятать свои кубышки.

В последнем я и сама не сомневалась. Однако, учитывая опыт наших детей… На всякий случай бросила взгляд на Радмириэль. Та кивнула, значит, не соврал. Потом по отдельности были опрошены все пленники. Поскольку мы уже знали, о чем спрашивать, дело шло намного быстрее. Кто-то рассказал больше, кто-то меньше, но по основным пунктам все совпадало. Стоило закончить с последним пиратом, Радмириэль заявила:

– Вы как хотите, а я спать! Буду в своей каюте, но сутки, а лучше двое, меня не беспокоить.

День действительно получился трудным и длинным, и мы все жутко устали, но она больше других. Сама знаю, каково это – долго использовать магию разума, контролируя допрос, а до этого исцелить почти целую армию. Никто не возражал против ее ухода, мы же решили сначала обсудить сложившуюся ситуацию и подвести хотя бы общие итоги.

История началась около трехсот лет назад. Корабль дерзкого и бесстрашного капитана, известного во многих землях и еще больших водах, приговоренного как минимум в пяти королевствах к повешению, в трех – к отрубанию головы и еще в двух к сожжению живьем, безнадежно спасался бегством от преследователей. Лихому разбойнику и всей его команде очень хотелось жить, но на этот раз, кажется, песенка его была спета. Не повезло – захватил корабль с дочкой короля на борту и отправил ее в числе прочих на корм рыбам и морским чудовищам. Знал бы капитан, кто его пленница, наверняка повел бы себя по-другому. Даже трудно сказать, о чем больше жалел – о последствиях или об упущенной выгоде. Это же, кроме всего прочего, такие деньги в качестве выкупа!

И когда казалось, что расправа неминуема, произошло невероятное. Тогда преследуемый королевским флотом пиратский корабль вдруг неожиданно, даже для себя, оторвался от погони. Этого не должно и не могло произойти, однако произошло. Пират плыл прямо, а все четыре преследователя начали отклоняться по дуге, пока не исчезли за горизонтом.

Это выглядело очень странно. Военные корабли были готовы преследовать убийцу принцессы хоть до соседнего материка и вдруг непонятно куда и зачем свернули. И никому не было интересно, что пираты ничего такого изначально не планировали и даже не подозревали о принцессе. Напали на случайное одинокое судно, во время шторма оторвавшееся от конвоя, встретили ожесточенное сопротивление и поубивали там всех. В том числе и королевскую дочь, дравшуюся наравне с остальными.

Позже придумали красивую легенду об отважном мореплавателе, прекрасной принцессе и злом короле, который не желал, чтобы соединились любящие сердца. Монарх до того был злобен, что приказал убить собственную дочь, когда она ослушалась отца и попыталась сбежать к любимому. В эту историю никто не верил. Пираты вообще не понимали, зачем основатель их островного государства ее сочинил. Сами нам так и сказали.

Однако в тот раз произошло чудо, и пиратскому кораблю удалось спастись. Гораздо позже морские разбойники обнаружили, что довольно большой участок океана как бы прикрыт невидимым куполом силы, которая рассеивает внимание и заставляет все корабли его огибать, при полной уверенности команды, что они плывут прямо. Редкий маг разума способен пересечь невидимую черту, которая отгоняет незваных гостей. Причем все дело не в уровне силы или магической ступени, а в особом умении. Капитан пиратов совершенно случайно оказался именно таким, что их всех и спасло.

В центре спрятанного от посторонних глаз участка океана находились покрытые горами необитаемые острова. Идеальная пиратская база. Точнее, была бы таковой, не располагайся так далеко от любых морских путей (хотя, окажись те острова поближе, их рано или поздно, но уже давно кто-нибудь обнаружил бы). Однако, учитывая положение, в которое они попали, пираты решили затаиться именно тут и переждать опасное время. Потом нашли на первом же острове, к которому пристали, останки дракона и надумали все-таки устроить базу. Капитан сразу вспомнил семейную легенду о том, что когда-то очень давно у него в роду был дракон. Раньше в это и сам не верил, но теперь счел единственной причиной, по которой защита пропустила его корабль.

Пока отсиживались на архипелаге, собирали то, что можно было хорошо продать, и вывозили на Фиор. Делали большой крюк, чтобы никого не навести на богатые острова и не нарваться на флот того самого королевства.

О своем основном занятии тоже не забывали, но сначала нападали на заведомо слабые корабли, на которых ничем особо ценным не поживишься. Теперь главной добычей становились люди, которых превращали в рабов, отправляя на рудники и плантации островов, морские разбойники назвали их Драконьими. Сами пираты работать не желали, и если делали это, то исключительно по необходимости. Даже в самом начале, когда за чешуйкой со шкуры древнего ящера было достаточно просто нагнуться и подобрать, и уж тем более потом.

Постепенно острова заселялись, а после находки первого клада, позволившего закупить на большой земле все, что только может понадобиться, превратились в настоящее государство. Почти самодостаточное. Так не спеша развивались, продолжая вести с внешним миром торговлю и захватывая чужие корабли. Но и то и другое по-прежнему предпочитали осуществлять как можно дальше от своих островов. И делали исключения, только когда это касалось таких, как мы, кого никто не хватится.

В этом рассказе была лишь одна нестыковка. По словам ашунов, пираты совершают набеги на их империю куда больше времени, чем три сотни лет.

Дим. Попаданец

Какой бы заманчивой идеей ни было посетить острова, где прячутся пираты (и драконьи сокровища!), пришлось от нее отказаться. По этому поводу никаких споров и разногласий не возникло. Даже Эль не настаивала! Она первая была против. Оно и понятно, куда на двух неукомплектованных кораблях тягаться пусть и с карликовым, но все же государством, причем не каким-нибудь, а морским (второй мы пока не топили, а оставили для перевозки пленных пиратов). И совсем не важно, что мы уже успели прилично сократить их флот, все равно задача не по силам. Да никто ее перед нами и не ставил.

К счастью, чтобы не попасть на их территорию, достаточно ничего не делать. Главное, никому не надевать на себя трех капитанских амулетов, и все. Драконья магия сама нас туда не пустит, даже не заметим. Кстати, об амулетах. Странно, что ашуны охотились за ними долгое время и так ни одного не добыли. Мы вон никаких планов не строили, и уже имеем три. Пираты даже не пытались их уничтожить. В любом случае воспользоваться своей добычей мы не имели ни малейшего намерения. Может быть, когда-нибудь в другой раз…

С данными доводами все были согласны, поэтому куда дольше обсуждали другой вопрос. Что делать с последним трофейным кораблем? В принципе, чтобы полноценно управлять двумя, людей у нас пока хватало, и даже в случае боя с не превосходящими силами вполне имели шансы отбиться. Однако главная причина, по которой решили оставить себе эту посудину, была вполне прозаична. Нет, на самом деле вовсе не перевозка пленных. Вернее, не только она.

Трофеи. Много трофеев. Мы и так с самого начала плыли загруженные припасами под завязку, и теперь все наиболее ценное, собранное с трех пиратов, просто некуда было девать. Да и основательный перегруз уже ощущался. Дрейфовать еще можно, а целенаправленно куда-то плыть уже проблематично. Вернее, тоже вполне можно, но очень медленно, что нас категорически не устраивало.

Выбросить все за борт? Да нас никто не поймет. Сами еще можем пожертвовать ценным имуществом ради скорости, но наемные моряки и абордажники – ни за что на свете. Ведь по договору немалая доля возможных трофеев как раз им и принадлежала.

А ведь еще нужно что-то делать почти с тремя десятками пленных пиратов. До самого Северного континента их тащить никто не собирался. Тем более что оба капитана указали на наличие необитаемого острова, не входящего в аномальную зону, а находящегося сразу за ней и поэтому никому не известного (кроме самих пиратов, но они его вообще не посещают). Там и договорились всех высадить. Часть пленных пока даже использовали при управлении парусами. Ведь большинство выживших пиратов было в основном из матросов.

Целую неделю плыли без каких-либо происшествий, пока очередной ночью к нам в каюту не ворвалась Рада.

– В чем дело? – не до конца проснувшись, спросил я. – Хочешь к нам в постель? Так место занято.

– Мы пересекли черту! – не обращая внимания на мои глупые шутки, ответила она.

– Какую? – первой опомнилась Эль.

– Не знаю. Но подозреваю, что ту самую.

Окончательно проснувшись, оделись и отправились доставать из трюмов пиратских капитанов. Версию, что эльфийке просто померещилось, обсуждать не стали. В конце концов, она сейчас маг разума, а поскольку для преодоления невидимой преграды такой и нужен, только предположительно с каплей драконьей крови в далеких предках, то кто-нибудь другой, если не пересечь, то хотя бы заметить сможет. Во всяком случае, в теории было именно так.

Эль с Ларой не забыли поворчать, мол, не исключено, что во всем как раз сама Радмириэль и виновата. Кто этих фиорских эльфов знает? Правильно, никто. Странные они какие-то. И вообще, может, у них тут скрещиваться с драконами – обычное дело? Стихия огня, опять же, совершенно нетипичная для настоящих перворожденных магия. Такую ни одно нормальное Древо Жизни рядом с собой терпеть не будет. Неудивительно, что из рощи выперли. Не стал указывать своим ушастым на некоторое отсутствие логики в их рассуждениях. Если стихия огня действительно раньше принадлежала Раде, то магом разума была моя Эль.

Вытащенные ночью из трюма капитаны клялись, что обо всем честно рассказали и в случившемся совершенно ни при чем, в том смысле, что не виноваты. Если специальный амулет не висит у кого-нибудь на шее, а лежит в шкатулке, он бездействует. Те мы тоже проверили, все три были на месте.

– А может, есть четвертый? – предположил я. – Допустим, вам не доверяют, и в экипаже был тайный агент с запасным амулетом. Раз у вас государство, то и тайная стража просто обязана быть.

Недоверия лично к ним и наличия тайной стражи капитаны оспаривать или как-либо комментировать не стали, чего не скажешь о неучтенном амулете.

– Эти артефакты – самое ценное, что есть на Драконьих островах, – стал говорить один из них. – Наш флот всегда был ограничен тем количеством, которое успел изготовить капитан-основатель. Вы нанесли невосполнимый ущерб именно захватом амулетов, а не кораблей.

– Уже хорошо, – сделал главный вывод я. – А если вообще без амулета, то каковы шансы проплыть?

– За триста лет известны только два случая. Самый первый капитан, основавший государство на Драконьих островах, и один из его правнуков.

– Если первый не рассчитывал на рост флота, то почему второй не наклепал амулетов столько, сколько понадобится? – спросил я.

– Не сумел, – коротко ответил пират.

Что-то в их рассказе было не так. Сильно не так. Отсутствие логики или… Точно! Несовпадение с другим рассказом, услышанным ранее, причем совсем не от пиратов. Анжины потомки или дальние родственники утверждали, что совершающие набеги на их острова пираты уничтожают амулеты при малейшем риске быть захваченными. А тут оказывается, что артефакты прохода – самая большая ценность. Время тоже не совпадало. Однако в то, что в океане существуют целых две пиратские республики с похожими свойствами, поверить было очень трудно.

Ответить на этот вопрос капитаны не смогли. Утверждали, что такого просто не может быть. При этом не врали. Но наличие на островах приличного количества рабов неизвестной расы, с рогами и хвостами, подтвердили. Нам осталось гадать, что бы это значило?

В любом случае, не стали верить на слово, даже проверенное магом разума, и еще раз тщательно обыскали всех пленных пиратов. Ни у кого из них ничего магического не нашлось. Вероятность того, что воспользовался, а потом припрятал, тоже учли. Обыску подвергся трофейный корабль. Обнаружили несколько небольших тайников с золотом, но и только. Оставалось предположить, что шпион, если таковой на борту имеется, после применения выбросил артефакт за борт. Хотя у меня была совсем другая теория.

– Я тут совершенно ни при чем! – заявила уже Рада, когда мы перешли для обсуждения сложившейся ситуации в каюту. – И потом, если тому виной магия разума, то она не моя, а Эледриэль.

Затем эльфийка перечислила в качестве аргументов в свое оправдание все то, до чего я сумел додуматься куда раньше.

– Зато мы при чем, – ответил я.

Эль с Ларой удивленно на меня уставились.

– Ушастые, помните меч драконоборцев? – обратился я к женам.

– Помним, – ответила Лара. – Но его сейчас с тобой нет.

Эль кивнула, подтверждая отсутствие опасного оружия, которое, несмотря на всю полезность, моим остроухим женам категорически не нравилось. Разумом они понимали, что вещь хорошая, но испытывали к ней какую-то иррациональную антипатию, смешанную со страхом.

– А по какой причине меч признал меня достойным, помните? – напомнил я им.

Это они тоже прекрасно помнили. Вся наша семья, включая детей, принимала участие в уничтожении того залетного ящера. Следовательно, любой из нас мог быть причиной беспрепятственного прохождения барьера, скрывающего Драконьи острова от посторонних глаз. Тем более что второй необходимый элемент – магия разума – тоже был в наличии. Это, конечно, только теория, но другой никто не предложил.

С самого утра оба корабля встали в дрейф. Члены команды были при деле: кто оправлял такелаж, кто отрабатывал абордажные приемы. Ну а мы, прихватив капитана, Ожона и главарей пленных пиратов, стали решать, как быть дальше? Ночью больше всего опасались, что трофейный корабль в любой момент может отстать и поплыть вокруг, но обошлось, проскочил вместе с нами.

По словам пиратов, архипелаг состоял из тринадцати крупных островов и неизвестного количества мелких. Поскольку драконы жили только в горах больших островов, мелочь, где нельзя найти ничего ценного, пиратов совершенно не интересовала. Поэтому за все время не была не то что исследована, но даже подсчитана. Это можно было бы отнести к слабости пиратского государства. Если бы не одно большое «но». Даже два, причем очень больших.

Два самых крупных государства на Земле тоже вряд ли хотя бы приблизительно представляют, сколько у них в северных водах островов. Нет, всякая мелочь, размером примерно с Британию, наверняка учтена, а если что-нибудь еще меньше, то уже никакой гарантии. Оно и понятно, кто станет считать то, чем не пользуется? Особенно если цифры как минимум четырехзначные (это у России, у Канады куда больше). Так и местные не обращают внимания на то, что им и на фиг не нужно.

Решили не маячить на виду, а для начала спрятаться на одном из таких островков и уже потом думать, как быть дальше? Тем более что земля на горизонте уже виднелась.

Глава 18

Ларинэ. Светлая эльфийка

Островок оказался совсем маленьким, но нам подошел. У него были три несомненных достоинства. В первую очередь то, что находился он в стороне от любых маршрутов, которыми могли пользоваться нынешние хозяева архипелага. Во-вторых, удобная бухта, в которой не просто прекрасно помещались оба наших корабля, но и полностью скрывались скалами от случайных взглядов с моря. И в-третьих, мы с Эледриэль нашли в глубине островка удобный горный лесочек, вполне подходящий для наших целей. Не эльфийская роща, конечно, но тоже очень светлый и чистый.

Сначала обошли его весь и выбрали подходящее место. Ровный скальный выступ, огибающий его с обеих сторон небольшой водопад, маленькое озеро внизу и вокруг старые, но сильные деревья, сумевшие вырасти на камнях скудного острова. От них даже можно было взять немного магической силы, что для предстоящего ритуала будет совсем не лишним.

Потом позвали мужа и Радмириэль, без которой, к сожалению, нельзя никак. Сели втроем на ровный камень, а Ва'Дим остался стоять чуть в стороне. На этот раз докричаться до детей удалось практически сразу. Первой откликнулась Мариэль:

– Мама?!

– Да, милая, – ответила Эледриэль моим голосом. – Она сейчас занята, держит связь. Но мы обе тут, и папа тоже.

По вполне понятным причинам общаться могла только она, иначе пришлось бы слишком долго объяснять, почему мамы говорят не своими голосами. Вообще-то это в любом случае придется сделать, только не сразу. Неизвестно, сколько продержится связь, и нужно поговорить о более важном. Вот когда наладим надежную, тогда все и расскажем.

– Почему так долго?! – продолжила дочь.

– Были проблемы с магией, но теперь все хорошо.

На самом деле не так уж и хорошо. Удавалось только говорить с Мариэль, а видно ничего не было. Судя по всему, и с ее стороны происходило то же самое. Дочь, похоже, сразу все поняла, она у нас умная. Но допытываться не стала, решила, что, когда придет время, сами все объясним.

– Сейчас сбегаю за братом, и пойдем к Древу. Оттуда должно получиться лучше, и вам не придется силу тратить. Сможем дольше поговорить.

– Хорошо, милая, – согласилась светлая.

Решение действительно правильное, потому что сил у нас не безграничное количество, а после морского боя накопители вообще опустели. Мы сразу хотели предложить детям воспользоваться Древом, но Мариэль сама догадалась. Ждать пришлось совсем недолго. Уже скоро оборванная связь восстановилась (это как же они быстро бежали? Из комнат в замке до долинки с Древом Жизни не так уж и близко).

– Мама! Папа! – прозвучали два голоса с той стороны.

Звук получился намного лучше, хотя, как было и прежде, немного искажался. Однако легко можно было опознать, кто именно говорит. Только окно так и не открылось. Что-то мешало, и вряд ли неопытность Радмириэль (уж Древо точно может компенсировать то, с чем не справится чужая эльфийка в теле Эледриэль). Скорее всего, виноват именно барьер, который не пускает сюда посторонних. Но это терпимо, главное, что можем общаться с детьми и их успокоить.

Теперь, когда возникла надежная связь, не угрожающая тем, что в любой момент может оборваться, мы в первую очередь рассказали Иваниилу и Мариэль о произошедшем с нами обмене тел. А то только светлая и смогла бы разговаривать, к тому же притворяясь мною. И вообще обманывать детей нехорошо. Пусть они у нас еще совсем маленькие, но уже умные, все поймут. Так и оказалось. Сразу выразили уверенность что стоит нам вернуться в Долину Единорога, как Древо все исправит. Очень хорошо, что они не сомневаются в этом.

Потом дети рассказали о делах в княжестве. Там все в полном порядке. Они с сестрой временно правят, а все остальные помогают. Идиллия да и только. Что-то мне подсказывало, не все так гладко, как хотят они показать.

– Точно все хорошо? – требовательно спросила я.

– Да! – слишком быстро ответила дочь.

– А если кто бывает недоволен, так у нас есть тетя Ли и особенно тетя Иркана, – закончил отчет сын.

– Да, менестрель – это аргумент, – усмехнулся Ва'Дим. – Про любого неугодного такую балладу сочинит, что не один век потом оправдываться будет.

– Ага. Особенно если все вокруг точно знают, кто она такая на самом деле, – ответил тем же тоном Иваниил.

Ну вот, так я и знала! Не успели ненадолго уехать из дома, как дракониха всем разболтала, кто она такая. Не зря мы со светлой ей с самого начала не доверяли. Ящерам вообще верить нельзя! Чувствую, будут у нас с ней еще проблемы, и немалые.

– Надеюсь, вы над городом на драконе не летали? – спросила Эледриэль.

– Нет! – хором ответили дети.

Слишком быстро. Я прямо ощутила, что они отрицательно машут головами и при этом хитро переглядываются.

– Обманывать родителей нехорошо, – продолжила светлая.

– Мы не обманываем!

– Почти.

– Над городом точно не летали!

Судя по тому, как сын выделил слово «город», можно догадаться, что летали в другом месте. А это еще хуже. Потому что вокруг горы, а за ними Проклятые Земли. Упадут крошки со спины Ирканы, и кто будет их спасать в самой глуши? Нет, нужно с этой безответственной дракошей серьезно поговорить. Муж, видимо, подумал о том же, потому что спросил:

– И как к этому относятся эльфы? Ну, вы поняли, что я имею в виду.

– Какие эльфы? – самым невинным голосом процитировал фразу из книжки с глупыми анекдотами сын. – Нету больше никаких эльфов.

– Не слушайте его, – вмешалась дочь. – Посольства уже давно отстроили заново. И деревья в парках выросли, почти как раньше, а гномы даже разницу не сразу замечают.

Да, гномы – это аргумент. Подросли наши малыши и слишком быстро повзрослели. Ведь не просто отца бездумно копируют, к месту и не к месту повторяя его словечки и выражения, как это бывало раньше, а подбирают их точно и туда, куда нужно. Когда совсем вырастут, будут это делать даже лучше, чем наш Дим. Страшно об этом подумать. Я мужа, конечно же, люблю, но совсем не за это, и чтобы сын перенимал некоторые его привычки, все равно не хочу.

Хоть мы детей и не видели, но лично я не сомневалась, что они сейчас жутко довольные. Причина очень простая – удалось разыграть перед родителями заранее отрепетированный спектакль. И ведь наверняка не наврали даже ни полслова, но рассказали о событиях именно так, как с самого начала запланировали, чтобы произвести максимальный эффект. Поймала взгляд Эледриэль, которая явно думала точно так же. Уж мы-то своих детей знаем.

– Ладно, мелкие хитрые ушастики, поднапугали папу и особенно мам, теперь рассказывайте, как все было на самом деле? – спросил муж.

– А так и было, – ответил уже серьезно Иваниил. – Эльфы сами виноваты.

– После двойного покушения тетя Иркана немного обиделась и сожгла оба посольства с окружающими их парками, – добавила Мариэль.

– Ну да, совсем немножко… – вставил Дим.

– Конечно! – бросилась защищать дракош девочка. – Ни один эльф не пострадал. Почти. Ну, кроме тех, которые пытались тушить пожар. Но и они не сильно. Точно, я сама потом ожоги им исцеляла, за полдня с помощью силы Древа справилась.

Полдня для совсем неопытного мага жизни на целую толпу эльфов (а они наверняка все пытались пожар тушить) – это действительно немного, но если Мариэль брала напрямую силу у Древа Жизни, то вырисовывается другая картина. Дочь преуменьшает последствия, причем очень сильно. Эледриэль опять кивнула, словно прочла мои мысли.

– Поправьте меня, если что-то не до конца поняла, – вступила в разговор я. – Темные и светлые эльфы, сговорившись, вместе попытались убить Иркану, когда менестрель была в человеческом облике, выстрелив одновременно в затылок двумя специальными стрелами с мифриловыми наконечниками. Так?

– Так, – подтвердил сын. – Я и говорил, что сами виноваты.

– Именно, – добавила дочь.

– В таком случае, почему она осталась жива и в придачу посжигала эльфийские секторы города? В таких идеальных условиях дракона и гном убить сможет, причем даже не из арбалета, а из лука. Чтобы промахнулись два эльфа – ни за что не поверю.

– Потому и сожгла, что осталась живой, – не удержался от шутки в отцовской манере Иваниил.

Нет, точно весь в Ва'Дима растет. Знать бы, хорошо это или плохо?

– Мы ей специальный амулет, защищающий от эльфийских стрел, подарили, – пояснила Мариэль.

– Откуда вы такой интересный взяли? – подозрительно спросила уже Эледриэль.

– Я сама сделала! – гордо заявила дочь, но на последнем слове как-то странно запнулась.

– Она не виновата! Это я предложил, – бросился защищать сестру сын.

– Что предложил?

– Знаю, мы обещали больше не резать ветки с Древа Жизни, но обстоятельства… – стал оправдываться он.

– Там совсем маленькая веточка была, – добавила девочка.

Теперь понятно. Из такого материала почти любой амулет изготовить можно. Особенно если он будет рассчитан на эльфов.

– А потом тетя Морнэмирэ побила тетю Иркану, – резко сменила тему дочь.

– Как?! – воскликнули мы со светлой.

То, что тему поменяли специально, чтобы нас отвлечь, совершенно понятно. Но мы все равно не удержались. Слишком уж невероятные вещи дети рассказывают. А они у нас никогда не врали. Сильно преувеличивали – бывало. На манер отца выдавали не всю информацию, а только им самим выгодную – тоже. Но прямой лжи – никогда.

– Ну, не совсем побила, – начал объяснять сын. – Они скорее просто подрались.

– Ага, всего лишь, – вставил муж. – И действительно, невелика разница, наемники в дешевом кабаке или эльфийка с разъяренной дракошей. Обычное дело. Такими мелочами, как правило, городская стража занимается и князю даже не докладывает.

– Она что, приняла человеческий облик и во время нападения Морнэмирэ опять в ящера не обращалась? – на всякий случай уточнила я.

Заявление детей во всех отношениях было странным. Но то, что они рассказали дальше, звучало еще более невероятно.

– Собиралась принять, но не успела, – ответил Иваниил. – Эльфийка стреляла не из лука, а из гномьего арбалета. Попала Иркане прямо в нос. Та начала чихать и перестала плевать огнем. Да и взлететь не успела или не смогла, хотя с крыльями все было в полном порядке.

– Тогда тетя Морнэмирэ сначала схватила дракошу за хвост, потом сама прыгнула на нее, пробежала по спине между крыльями и вцепилась в шею возле самой головы, – перехватила рассказ дочь.

Мариэль говорила с неподдельной гордостью, и становилось совершенно непонятно, за кого же она болеет, за дракошу-менестреля или за эльфийку? Но то, что сама хотела бы так попробовать, было несомненно. Тем временем девочка продолжала:

– Заявила, что светлые эльфы отдельно, а она сама отдельно. Поэтому не отпустит пойманную дракошу, пока не получит от нее компенсацию за сожженный особняк, средства на который она с таким трудом собрала.

Дочь остановилась, и, когда мы не дождались продолжения, муж спросил:

– И что было потом?

– Ничего, – как-то недовольно ответил Иваниил.

– Пришла тетя Ли и всех разогнала, – закончила историю Мариэль.

– Зато именно потом, как я подозреваю, уже никто не сомневался в легитимности вашей власти, – сделал вывод Ва'Дим. – С такими-то помощницами.

– А Иркана заплатила компенсацию за особняк? – заинтересовалась денежным вопросом Эледриэль.

– Нет, – ответил сын.

– Так я и думала! Чего еще ожидать от дракоши?

– Пришлось нам из казны возмещать, – пояснила дочь. – Только, мама, не ругайся! Там не так уж и много было. Особняк у тети Морнэмирэ маленький, и он почти совсем не весь сгорел.

– Это еще с какой стати?! – возмутилась светлая.

– Ну, так вы нас сами учили, – искренне удивилась Мариэль.

– Да, – поддержал сестру Иваниил.

– Это когда же? – еще больше изумилась Эледриэль, которой даже в голову не могло прийти учить подобному детей.

– Когда конь мамы Лары, Ужас, съел на базаре яблоки, она расплатилась, – тут же нашлась дочь.

– И когда Дрэйк какого-то случайного эльфа чуть не укусил, но за плащ цапнуть все же успел и порвал, папа тоже заплатил, – добавил сын. – А плащ был эльфийский, дорогой, не то что яблоки.

– Вот и мы за своего дракона честно расплачиваемся, – сделала логическое заключение Мариэль.

Ничего себе наши детки домашнего питомца нашли! Но эту тему я поднимать не стала, да и не успела.

– Надеюсь, посольства восстанавливались не за наш счет? – очень нехорошо спросила Эледриэль.

Хоть за семейный бюджет отвечаю не я, но мне тоже стало не по себе, когда представила, во что может обойтись детская «зверушка».

– Нет, – ответила дочь. – Эльфы сами виноваты.

– Что было потом? – в очередной раз спросил муж, теперь уже явно помогая девочке соскользнуть с неприятной темы.

– Потом менестрель целую неделю петь не могла. Ходила, ругаясь и чихая, хотя гномий болт из носа давно вытащила. За это время целую балладу про глупых, подлых и коварных эльфов сочинила. Мы с братом выучили, хотите, споем?

– Не стоит, – ответила Эледриэль.

– Потом как-нибудь, – добавил Ва'Дим, чем заработал от нас со светлой два взгляда (да и Радмириэль тоже свой бросила), но притворился, будто их не заметил.

– А тетя Морнэмирэ до сих пор гордо с арбалетом вместо лука расхаживает, – продолжил сын. – Нарисовала себе герб, на котором драконья морда с гномьим болтом в носу (только тот побольше иного рыцарского копья будет). Уже успела предложения от нескольких эльфийских лордов получить, теперь думает, за которого замуж выходить.

– И, кстати, о свадьбе, – вдруг «вспомнила» Мариэль. – Ив у нас уже давно помолвлен. Правда, невеста, принцесса Первого Леса светлых Алисилиэль, чуть постарше, но ничего страшного, у мамы Лары с папой еще больше разница в возрасте.

Мы со светлой посмотрели друг на друга. Шутки шутками, а это может быть серьезно. Но в любом случае до возвращения домой данный вопрос обсуждать не стоит. Тем более что времени до свадьбы, если таковая состоится, еще много. Потом я буквально почувствовала, как дети переглянулись, кивнули друг другу (они часто так делают) и опять сменили тему:

– Папа, мамы, а где точно вы сейчас находитесь? – спросил Иваниил. – Мы можем навстречу спасательную экспедицию послать.

– Нет! – хором воскликнули мы с Эледриэль.

– Не сейчас, – поддержал муж.

Как будто мы не знаем, что они сами обязательно отправятся с этой экспедицией. Сразу стало понятно, зачем «проговорились» о помолвке. Собирались таким нехитрым способом нас со светлой с толку сбить. Не получилось. Лучше пусть в замке посидят. Или в монастыре у драконоборцев.

Получив с детей обещание, что без разрешения никуда не поедут и ничего раньше времени организовывать не будут, все-таки рассказали, где находимся. Услышав о Драконьих островах, тут же загорелись идеей послать к нам на помощь тетю Иркану. Сама мысль, несомненно, хорошая, такая поддержка в сложившейся ситуации совсем не лишняя, но опять пришлось отказаться. Совсем нетрудно догадаться, что лично прилететь на драконе спасать родителей – мечта Иваниила и Мариэль. Тут пришлось какое-то время поспорить, убеждая детей не совершать необдуманных и опрометчивых поступков. Но получилось не у нас, а у Ва'Дима:

– А давайте отложим решение такого важного вопроса до выяснения всех обстоятельств? У нас имеется оперативная информация, что на центральном острове есть каменное кольцо портала. Пираты считают его нерабочим, но это еще ничего не значит.

– Вот и хорошо! – обрадовался Иваниил. – Туда на драконе, а обратно порталом.

Сын случайно проговорился о своих планах. Подтверждением тому был шепот, донесшийся до нас. Это явно Мариэль объясняла брату, что он наделал.

– Хорошо, говоришь? – продолжил отец. – Представьте, мы найдем портал, сумеем передать точный адрес тете Ли, она его включит… А когда Иркана долетит, нас уже тут не будет. Некрасиво получится.

Глава 19

Дрейк. Серьезный пес

Я пес серьезный, и если Хозяин приказал охранять его щенят, так и делаю. И то, что на этот раз он со своими остроухими самками пропадает дольше, чем обычно, еще не причина увиливать от обязанностей. Его щенки даже подрасти успели, но все равно их нужно охранять. Да и выросли они совсем немного. У всех двуногих потомство медленно растет, а у тех, которые с острыми ушами, в особенности. Мои щенки, которые родились даже позже, чем у Хозяина, давно уже взрослые псы. Почти такие же серьезные, как я. Все их уважают, а враги еще и боятся.

Но я пес серьезный и хозяйских щенят охраняю хорошо. Выбрал себе место как раз между дверей в их комнаты и там сплю по ночам. Никто посторонний не пройдет. В замок вообще никто чужой проникнуть не сможет, недаром мои бывшие щенки охраняют двор, но все равно осторожность не помешает. И главное – дети Хозяина теперь сами, как тогда без меня, никуда не потеряются. Они очень хитрые, но второй раз не получится. Я пес серьезный, и дважды меня не проведешь.

Одной ночью проснулся, услышав, как дочь Хозяина с кем-то разговаривает у себя в комнате. С кем, и как он туда попал? Я пес серьезный, и мимо меня, даже спящего, никто незаметно не проскочит. Правда, есть еще окна. Глупое изобретение! Зачем в стенах жилища лишние дыры? Но двуногие так строят. Все, кроме низких и бородатых, те роют норы. Потому что тоже серьезные.

Слух у меня очень хороший, толстая дверь – не преграда, только все равно не мог понять, с кем она говорит. Хотел было подойти поближе, но поздно, все закончилось, и хозяйская дочь почти сразу выскочила из своей комнаты, пробежала мимо меня по коридору и ворвалась к брату. Сунулся было за ней, но не успел. Уже скоро оба неслись в дальнюю часть замка. Бегают они быстро, но, как любые щенки, медленнее меня. Хотя я пес серьезный и больше люблю передвигаться не спеша, с положенным достоинством. Но если надо, и волка, и оборотня, и оленя догоню. Поэтому не отставал ни на шаг.

– Гляди, Мара, Дрейк за нами увязался, не сидится ему на месте, – сказал сын Хозяина.

Я гавкнул в ответ. Это мне не сидится? Вот спали бы в своих комнатах, как всем щенятам положено, не пришлось бы серьезному псу за вами по всему замку гоняться.

– Пусть бежит, – ответила она брату, – тоже с папой и мамами пообщается.

Совсем успокоился, когда выбрались на большую поляну за стенами замка. Я ее уже проверял, со всех сторон горы, и другого выхода из нее нет. Можно лечь прямо тут и просто ждать, пока набегаются. Но я пес серьезный, все равно пошел за щенятами к большому дереву в середине поляны. Помню, однажды его пометил (тогда дерево еще маленьким было), так обе самки Хозяина долго на меня злились и шипели, а он, наоборот, веселился. Глупые, не понимают, что так надо. Дерево с тех пор тоже под моей охраной.

Подобрался совсем близко и услышал, как щенята разговаривают с Хозяином и его самками. Но вмешиваться не стал, я пес серьезный и без приглашения не лезу. Голоса звучали странно, наверное, потому, что очень далеко, я даже запаха не почувствовал.

Только все происходило совсем не так, как говорили они Хозяину! Неправильно щенята рассказывают! Неправда это! Любые щенята вообще-то часто так делают. Чего-нибудь натворят, а потом преданно смотрят в глаза и виляют хвостами, как будто они тут ни при чем. У двуногих даже специальное слово есть: «преувеличивать». Они много слов для такого поведения понапридумывали.

Когда женщина со странным запахом, которая еще любит на луну выть и щенят этому учит, превратилась в дракона и начала безобразничать, это я порядок навел. Как только выбежал и начал громко лаять, сразу все прекратилось. Это потому, что все знают – я пес серьезный, и меня в городе уважают. А остроухая, которая рыжей масти, сзади бежала и ничего сделать не успела.

И еще, я пес серьезный, а не какая-нибудь никчемная лошадь, чтобы безобразничать. Ничего я не творил. Остроухому двуногому плащ порвал? Так его вообще нужно было покусать, нехороший двуногий, и запах у него плохой. Это я так Хозяина предупредить хотел, но он не понял. Умный у меня Хозяин, но запахов совсем не понимает. Как все двуногие, кроме оборотней. Но те не совсем двуногие. А за глупую черную лошадь платить пришлось не потому, что яблоки сожрала (подумаешь, несколько яблочек, их вообще-то возами продают), а потому, что прилавок сломал.

Дим. Попаданец

Во время сеанса связи забавнее всего было наблюдать за реакцией Рады. Поскольку проходил только звук, все равно смотреть было больше не на что. С одной стороны, ничего особенного. Мало ли чего там маленькие дети про драконов нафантазируют? А с другой, наше более чем серьезное отношение ко всему услышанному достаточно ясно давало понять, что это вовсе не выдумки непоседливых ушастиков. Да и благодаря магии разума Рада легко могла заметить, что не врем, в смысле, не изображаем специально для нее или для детей.

Но вообще-то, что именно обо всем услышанном думает чужая эльфийка, меня не очень и волновало. Как я уже сказал, забавно и не более того. Куда важнее был анализ разговора, который я проделал сразу после того, как связь прервалась. Чего-то дети недоговаривали! Вернее, даже не так. Складывалось впечатление, будто к этому разговору они давно и заранее готовились. Написали сценарий, отрепетировали и сыграли выбранные роли. И все их «случайные» оговорки были вовсе не случайны, а имели какую-то свою цель. Поделился своим наблюдением с женами. Те подтвердили, что тоже заметили нечто похожее. Что-то наши ушастики не просто скрывали, а явно затевали.

– Только они еще слишком маленькие для таких интриг и многоходовых комбинаций, – все же возразила Эль.

– Ага, маленькие, – согласился я. – И умные.

Два одобряющих кивка.

– И хитрые.

Тоже понимание во взглядах эльфиек.

– Вернее, не так. Не хитрые, а хитрющие! В своих мам пошли, наверное.

Данного факта жены тоже оспаривать не стали. Вместо этого вдруг буквально напали на меня, чтобы о портале даже не думал, не говоря уже о пользовании столь опасной вещью. Не понял, с чего они так резко? Я, в общем-то, и не собирался, просто вовремя вспомнил сведения, полученные на допросах пиратов, и сказал, чтобы мелких от преждевременных действий отговорить.

Сама по себе идея, конечно, заманчивая: один шаг – и дома. Но, во-первых, до того портала еще как-то добраться нужно, что в сложившихся обстоятельствах точно не будет просто. В нормальном королевстве еще можно прикинуться случайными путниками (какими мы, по сути, и являемся) и пройти куда нужно, а тут элементарно не бывает посторонних. Во-вторых, нет никакой гарантии, что тот портал вообще получится запустить. Даже если полностью исправен, только выключен. Ведь не откроешь визуальный канал и не продемонстрируешь для рыжей эльфийки картинку, а словами передать все закорючки на каменном колесе – задача не из простых.

Идея с прилетом Ирканы выглядела куда более заманчиво. Вот «обрадуются» пираты, увидев в небе вернувшуюся хозяйку островов. Любой с детства знает, что воровать вообще нехорошо, а у драконов – в особенности. Тут, думаю, никаких особых сложностей не возникнет. Достаточно будет взять с нее слово, что полетит одна, без двух мелких и хитрых учеников, на которых не будем показывать пальцами по причине отсутствия картинки. Дети и сами пообещать могут, но… Нет, они у нас честные, просто потом наверняка возникнут какие-нибудь «непредвиденные» обстоятельства.

Эль с Ларой, в принципе, одобрили мой план. Потом обсудили его на расширенном совете. Как, впрочем, и ожидалось, всех сильно удивила возможность позвать на помощь настоящего дракона. Многие отнеслись к этому с недоверием и большой опаской. Оказалось, Крабодур в свое время успел отметиться и на Фиоре. К летающим ящерам народ вообще особой любви никогда не испытывал (не без причин), а уж по свежей памяти – тем более.

Не стал никому рассказывать, что, мол, наша дракоша в отличие от всех прочих хорошая. Вряд ли кто поверит, да и Эль с Ларой такую версию точно не поддержат. Использовал совсем другой аргумент:

– Иркане очень не понравится, что кто-то хозяйничает на островах ее предков.

– А если она просто не станет разбираться, кто прав, кто виноват? – задал актуальный вопрос Ожон Серебряная Борода. – Драконы, они такие.

– В любой другой ситуации, скорее всего, так бы и было, – не стал спорить я. – Но нас-то она знает.

Результат совещания был вполне ожидаемым. Наличие такой союзницы, за неимением других, реальных протестов не вызывало, хотя опасение было, и немалое.

Эледриэль. Темная эльфийка

Наконец-то удалось нормально поговорить с детьми. Я так соскучилась! Мы с темной обе соскучились. И Дим тоже, хотя старался этого не показывать. Только я такие вещи по-прежнему чувствую, даже без магии разума. Да и в любом случае просто не может быть иначе!

Новости, с одной стороны, оказались неплохими. Дети живы-здоровы, сидят дома под присмотром. А с другой, именно этот присмотр теперь больше всего и беспокоит. Ну чему их может научить дракоша? Не в менестрельском, а в своем истинном облике! Эльфийские рощи жечь или что еще похуже? Вон, с посольств уже начала. Эльфы сами виноваты? А даже если и так, слишком уж часто наши дети эту фразу повторяют.

Да и та же Лирмилиэль, хоть и эльфийка, но все равно личность весьма подозрительная. С такими воспитательницами малюток и на один-то день оставить страшно, не говоря о годе. Единственное утешение – с такими защитницами детям действительно ничего не угрожает. Муж в этом случае обязательно сказал бы, что кроме них самих, ну да ладно.

Вообще-то детей еще и Древо Жизни поддерживает (порой даже кажется, что сильнее, чем нас с Ларинэ). Однако Мариэль с Иваниилом пока слишком малы, чтобы распоряжаться такой силой. Поэтому без защитников и наставников не обойтись никак. Ну а то, что не тому научат – не самое страшное. Вернемся, проверим и наведем порядок. Хотя они у нас хитрые, все в папу, сами могут чего угодно натворить без чужих подсказок, а потом сказать, мол, так и было. В любом случае, еще рано говорить что-то определенное. Согласились дождаться следующей связи, все подробно обсудить и уже тогда принимать конкретные решения.

И еще я полностью согласна с мужем – дети точно скрывают что-то очень важное. Хорошо бы это было желанием приготовить нам приятный сюрприз. Остается лишь гадать, какой? И ведь ни за что не расскажут, пока домой не вернемся. В том, что это точно не помолвка Иваниила, о которой «случайно» проговорилась Мариэль, можно не сомневаться.

А вообще, дочь Лорда Первого Леса – хороший вариант. И совсем ненамного старше, по эльфийским меркам, разница не стоит даже упоминания. Правда, девочка непоседливая и хулиганистая, но это не так уж и страшно. Сын и сам такой, найдет на нее управу. Однако именно поэтому ему лучше подобрать в пару спокойную, рассудительную и хозяйственную. Только где же ее взять? Такие эльфийки по родным рощам в библиотеках сидят, а не шляются неизвестно где, как вся наша семья. Ну и ладно, главное, для Мариэль потом хорошего эльфа найти.

Однако все это еще не скоро, лет через сто, никак не раньше. В самом крайнем случае через пятьдесят. Сейчас же имеются совсем другие проблемы, которые необходимо решать. Если раньше мы все усилия направляли на Радмириэль, вернее, на ее обучение магии разума, то после установления стабильной связи с детьми переключились на меня. Точнее, Ларинэ переключилась.

Я с самого обмена телами начала учиться боевой магии и запоминать простейшие заклинания, теперь же пришло время более серьезных, и не только. За несколько дней все равно не освоить то, чему темная обучалась полтора столетия, и мы обе это прекрасно понимали. Главное, суметь как-то использовать один из эльфийских артефактов, которые мы нашли в проклятых землях Фиора.

Жезл архимага – очень полезная штука, особенно учитывая наше теперешнее положение. Понятно, что за столь короткое время такой артефакт не освоить (темная и сама им пользоваться толком не научилась, да и повода не было), но если получится хотя бы брать силу из его кристаллов-накопителей – уже большое достижение.

Радмириэль тоже пыталась мне помочь, но ее познания стихии огня оказались самыми бесполезными. Действительно, странные магические способности для представительницы лесного народа. Так волей-неволей возникнет подозрение о каком-то завалящем драконе в ее далеких предках. Хотя и не представляю, как такое могло произойти, даже чисто теоретически.

Нет, сам процесс вполне объясним, дракон принимает свою человеческую форму и приходит к эльфийке (у некоторых драконов эта форма вообще может быть эльфийской). Но дальше что? Ведь перворожденная обязательно почувствует, кто перед ней. Силой возьмет? Но даже если и так, то зачать насильно все равно не заставит. И вообще не о том я сейчас думаю.

Ларинэ. Светлая эльфийка

Эледриэль, конечно же, права, получить дочь Лорда Первого Леса в жены сыну – идеальный вариант. Многие об этом могут только мечтать. Тем более статус нашего мальчика такое вполне позволяет. Пусть больше формально, но тем не менее. Только этот вариант был бы на самом деле идеальным, окажись принцесса темной. Никаких предубеждений по поводу светлых я давно не испытываю, просто не хочу.

– Я тебя понимаю, – шепнул мне на ухо муж, обнимая. – Вовсе не обязательно быть расистом, чтобы категорически и от всей души не желать своему ребенку в пару негритянку. Зато случись такое, стать им очень даже можно.

Муж прав. Стоило представить в качестве невесты для Иваниила дочь вождя черных орков, сразу стало не по себе. Уж лучше светлые!

Стоп! А ведь Ва'Дим специально об этом сказал, чтобы мне первый вариант таким плохим не казался. Умеет он «успокоить», продемонстрировав более непривлекательную возможность. В любом случае, о самой свадьбе думать еще слишком рано. И уж точно она не состоится без нашего одобрения. А помолвка? И что помолвка? Она на самом деле еще ни к чему не обязывает. Особенно в таком возрасте и совершенная без родителей жениха.

Ва'Дим намекал, но я не думаю, чтобы дети все просто насочиняли. С такими вещами они точно не стали бы шутить. Завтра нужно будет расспросить их подробней. Тут ведь сопутствующие обстоятельства важны не менее, а даже более факта помолвки как такового. Сами придумали так поступить? Если да, то почему пришла в головы именно эта идея? Не влюбились же Иваниил и Алисилиэль друг в дружку с первого взгляда. Или, может, кто подсказал? Или еще вариант – уверены, что сами, а на деле кто-то аккуратно подвел к такой идее. Словом, завтра все узнаю. Какими бы хитрыми ни были наши дети, но, если правильно спрашивать, обо всем расскажут, даже не заметив. Не только они учились у отца, мы тоже многое переняли…

Глава 20

Дим. Попаданец

Второй раз на связь вышли, как планировали, на следующий день, только не в то же самое время, а с таким расчетом, чтобы у обеих сторон было светло на дворе. С нами на этот раз пришла еще и Анжа (больше никого не приглашали). Рано детям про тетю Сризку знать, надеюсь, когда прибудем домой, она вообще перестанет являться таковой или где-нибудь по дороге потеряется. На это в основном надеются мои ушастые жены, но я с ними вполне солидарен. С той стороны добавились Ли и Иркана (полного регентского совета тоже решили не созывать).

Древняя эльфийка сразу отчиталась о работе порталов. Призналась, что не понимает, каким образом мы могли попасть не туда, куда отправлялись. Услышав наш ответный отчет о лунной базе, оставшейся со времен Первой Великой Войны, рыжая очень заинтересовалась. Это еще мягко сказано. Информацию о попадании в мой родной мир вообще мимо ушей пропустила как малоинтересную. Была готова бросить все и отправиться на лунную базу прямо сейчас. Ага, пешком. Или на метле.

– Успела за время нашего отсутствия себе звездолет построить? – удивился я.

– Нет. Но то, что долетит до луны, я из подручных средств соберу за несколько дней. Вот только такой «корабль» ничем от большой бочки отличаться не будет (при желании даже ее саму можно за основу брать) и полетит исключительно на моей личной энергии. Но ничего, как-нибудь доберусь. Слетать туда и обратно у меня сил точно хватит.

– А ты не боишься обычных у тебя сбоев? – на всякий случай спросил я. – Если это случится, когда стоишь на твердой земле, – одно, а в космосе – совсем другое.

– Уже нет, – ответила Ли. – Все давно восстановлено.

– Мы поможем! – сразу отозвался Ив.

– Не сметь! – воскликнул я, опередив даже своих ушастых.

Эль с Ларой одобрительно на меня посмотрели.

– Вот когда тетя Ли соберет нормальный корабль, сможете с ней слетать. Но не раньше!

Вся одобрительность в глазах эльфиек исчезла, но спорить не стали. А зря. В смысле, не спорить, а не одобрять мой вариант. Учитывая, как долго рыжая вынашивает планы постройки своего корабля. Хотела бы, давно улететь могла. Поэтому мое обещание на деле ни к чему не обязывало. Да и дети рано или поздно вырастут и обретут самостоятельность. Тогда в любом случае не удержим.

– Брат имел в виду, что мы поможем с энергией, – стала объяснять Мара. – Попросим у Древа, оно даст, сколько нужно.

Можно было не сомневаться, что дочь говорит правду. Как бы ни хотелось мелким слетать на луну, в первую очередь они будут рваться к нам. Что тут же подтвердилось из следующих ее слов:

– На самом деле мы сейчас ни на какую луну не собираемся. Полетим с тетей Ирканой к вам, на ее острова.

Теперь первыми успели возразить ушастые. Ругались долго. Ни одна из сторон не желала уступать. Даже прямые приказы не очень действовали (эльфийки вообще старались не использовать это средство, пытаясь убедить). Тогда в дискуссию вступил я:

– Мелкие ушастики, а вы подумали, на кого княжество оставите на время вашего отсутствия? Ли – на луну, Иркана – сюда, дома вообще никого не останется.

– Мы совсем ненадолго, – сразу ответил сын.

– У брата невеста есть, вот ее и оставим. Хоть какая польза от этой Алисы будет, – заявила дочь.

Невесту я предпочел проигнорировать, а первый аргумент решил прокомментировать:

– Мы с вашими мамами тоже совсем «ненадолго» отлучились, а что вышло, знаете. И самое главное: Алиса не сможет воспользоваться силой Древа, значит, княжество будет практически беззащитно. Ну и доверять прямо так сразу управление княжеством малознакомым… воздержитесь.

– Она не малознакомая, а моя невеста! – сразу заявил сын.

– И силой Древа пользоваться может, – добавила дочь. – Не так, как мы или мамы, но все равно может.

– И потом, светлую и темную принцессу вы сами оставляли вместо жриц, когда отлучались.

Аргументы, которые трудно оспорить. Я и не стал. Просто вернулся к предыдущему заявлению и еще раз напомнил, что ненадолго вовсе не гарантируется. Вдруг все дело чуть не испортила рыжая, заявив, что с отправкой на лунную базу подождет, пока не наладит окончательно порталы. Решение правильное, только могла бы вслух этого не говорить. Но, в конце концов, уговорили детей не спешить. И самое главное, с Ирканы слово взяли, что полетит одна (дракоша и сама была рада такое обещание дать, так что можно было не сомневаться, выполнит).

Конечно же, мы не только ругались и запрещали. Рассказывали детям о своих приключениях, о местах, в которых успели побывать (далеко не обо всех и не обо всем, маленькие они еще). Про якобы виртуальное попадание на Землю, по поводу которого до сих пор имелись некоторые сомнения (ну не мог я в одиночку насочинять будущее своей планеты даже на пару месяцев отсутствия и, самое главное, в собственной голове снять несколько новых фильмов, которые мы там посмотрели), но Ив с Марой слушали во все уши. Про то, что оно было не виртуальное, а самое настоящее, на время мы предпочли умолчать. Доказательства-то у нас есть (мешок конфет, например), но с этим пока самим надо во всем разобраться.

Зато про лунную базу, сначала виртуальную, а потом настоящую, говорили немало и откровенно. Тем более что Ли задавала много конкретных вопросов. Также про чужие проклятые земли, вампиров, потерю магии, пиратов… Анжа тоже участвовала, похвасталась, что теперь она королева вампиров. А потом про тетю Сризку наябедничала (точно по рогам получит, и не от меня одного!).

Мелкие, в свою очередь, делились новостями из дома. Получалось, ушастики совсем не скучали. Слишком уж много событий произошло за время нашего отсутствия. Даже если предположить, что большая часть рассказанного взята из скандальной газеты Сима Ралиэля и делить не на два, а на десять, все равно выходило слишком много (а ведь это они еще далеко не все рассказать успели!). Как будто приключения сами наших детей находят. Да так и есть!

Взять хотя бы прошлый случай. Это когда Ив с Марой нашли в замковых подземельях рабочий портал и потерялись при его исследовании. Одного дракона ограбили, другую из клетки вызволили, учениками странствующего менестреля заделались, банду разбойников обезвредили, в разборки с воровской гильдией ввязались… В конце концов, до безопасной долины с башней архимага добрались, где их почти одновременно догнали мы, война и ограбленный дракон. И все это за очень короткий срок! Вот какие у нас детки. Чувствую, не появись мы вовремя, они сами и войну бы выиграли, и дракона победили, и меч драконоборцев с алтаря сперли. Дома же тогда, за время нашего отсутствия, всего лишь банда «Черный единорог» завелась, которую к возвращению уже обезвредили.

Ну так вот, после нашего невозвращения вовремя с войны с Казгардом приключения Ива и Мару не оставляли. К счастью, все происходило в долине Единорога, где они безвылазно находились. Но чувствую, и не только я, а Эль с Ларой тоже, что они нам далеко не все рассказали. Как бы не пришлось некоторые вещи узнавать из архивной подшивки газет того же Сима Ралиэля.

Главным итогом долгого разговора стал план на ближайшие две недели. Именно за такой срок Иркана обещала добраться до родных островов. Мне стало интересно, как проще дракоше долететь? Просто махая крыльями или поднявшись в космос и подождав, пока планета сама совершит оборот до нужной точки (теоретически всего лишь половина суток до противоположной стороны). А если будет при этом двигаться против вращения планеты, то и того меньше. Правда, тут неизвестно, сколько времени ей понадобится на сам выход в космос и последующую посадку. А учитывая, что все мы летим с той же скоростью, что и планета, то это движение еще преодолеть нужно. Тот факт, что всякие стратегические и прочие баллистические ракеты предпочитают летать через космос, еще не аргумент. Им проще, они крыльями не машут. Своими гениальными идеями делиться с дракошей не стал, чтобы не ляпнуть откровенную глупость. В конце концов, ей виднее.

Нам ближайшее время предстояло сидеть тихо на островке и просто ждать.

Радмириэль. Светлая эльфийка

Пусть у меня своих детей никогда не было (да и рано еще), но чувства Эледриэль и Ларинэ прекрасно понимала. Оставили малышей дома и теперь стремились как можно быстрее к ним вернуться. А до того хотя бы поговорить с помощью магии и успокоить. Поэтому изо всех сил старалась научиться пользоваться доставшимися мне вместе с телом возможностями, чтобы помочь. Понять я не могла другого. Как можно оставить малышей дома одних, а самим отправиться на другой конец света?

Странные эльфийки? Да они вообще не эльфийки после этого. Еще смеют на мою стихию огня после этого косо смотреть! Однако, как бы я ни относилась к нерадивым мамашам, на детей это не могло распространяться. Поэтому старалась изо всех сил и в конце концов достигла нужного мастерства.

Признаюсь честно, мои возможности в магии разума пока далеки от идеала, и связываться с кем-то прямо с палубы корабля точно не получится. Тем более с находящимися на другом краю света и лично мне незнакомыми. Но, стоя на твердой земле и в окружении деревьев небольшой рощицы, смогла бы.

Удивлялась, что оставили маленьких детей одних? Да это мелочь по сравнению с тем, что я услышала. Нет, некоторые намеки были и раньше, только я им не верила или не хотела верить, а теперь… Оставить малышей на попечение дракону!!! А потом еще недовольны, что те не слушаются родителей. Да и недовольство это какое-то половинчатое. Почти все в порядке, но, чтобы летать верхом на драконе, они еще слишком маленькие.

С самого начала эта компания мне казалась слишком странной. Человек, у которого в женах две эльфийки, причем светлая и темная. А еще – неизвестно кем им приходящееся, похожее на тифлинга существо, которое многие считают третьей женой. Но теперь все, что я успела увидеть и услышать раньше, выглядит скучным и банальным.

А ведь дети явно чего-то недоговаривали. Я хоть и не знала их раньше, но сразу это почувствовала. Не иначе щадят чувства родителей. И еще, они мне показались старше заявленного возраста. Но, если подумать, в этом нет ничего удивительного. Вот что бывает, когда бросают малышей на воспитание чужим теткам, одна из которых к тому же еще и дракон. Ведь в слишком быстром взрослении нет ничего хорошего. Кроме всего прочего, это еще и потеря детства. Когда у меня будут дети, я с ними так не поступлю.

И вообще, необходимо как можно быстрее добираться до Древа Жизни, возвращать свое тело и бежать от этой компании, пока от них чем-нибудь не заразилась. Считала себя странной эльфийкой из-за того, что являюсь магом стихии огня? Ну уж нет! Теперь точно знаю, что я самая обыкновенная.

Миг Между Прошлым и Будущим. Эльфийский конь

Наконец-то! Земля! Как только двуногие умудряются доверять свою жизнь этим плавающим повозкам с тряпками на палках? Пол шатает, пробовал даже поджимать ноги и лежать по-собачьи, но получилось только хуже. Стоять тут хоть и неудобно, но как-то можно. Раньше приходилось не раз переправляться через реки на других плавающих повозках, так там совсем другое дело. Главное, верх открытый, всегда можно выпрыгнуть и самому доплыть до берега. А тут, даже если сумеешь выбраться, все равно непонятно, в какую сторону двигаться? Большая соленая вода. Но никуда не деться, не бросать же Хозяйку одну.

Когда разгорелась битва, я было вскочил, думая, что порву арканы, выбью копытом двери и явлюсь, как любит говорить главный в нашем табуне двуногий круглоухий, весь белый и пушистый, спасу свою Хозяйку от гибели… Не тут-то было: ноги затекли, копыт вообще не чувствовал. О том, чтобы порвать веревочку, которой меня привязали к балке, не было и речи. Так и пришлось пропустить сражение, ведя собственную битву с качкой.

Конечно, я элитной эльфийской породы, но опыта таких путешествий у меня нет. Хозяйка осталась жива, но в трюм, проверить мое состояние, спустилась не сразу. А я страдал. Другие кони равнодушно смотрели на мое мужественное противостояние свалившимся неприятностям, но пришло время, и я дождался своего.

Долгий путь закончен, и мы вошли в порт. Точнее, это был дикий пляж, но главное – ЗЕМЛЯ! После всей этой тесноты так хочется бежать и бежать вперед навстречу чудным луговым ветрам. Хозяйка поняла мое желание, и вот я на твердой поверхности. Пока она отдыхала с Давшим Имя и другими, я не упускал возможности и бегал по всему острову. Чувствовал, что чужих тут нет, и спокойно носился по редкому горному лесу, маленьким полянам и высоким лугам. Хитрая черная птица, которая любит ездить у меня на спине, во время плавания таких притеснений, как я, не испытывала. Она у своей Хозяйки в каюте сидела. Но погулять вылетела со мной.

Это были самые лучшие минуты блаженства. Ни странные корни, ни совершенно незнакомые запахи не мешали мне наслаждаться легкой рысцой. Пока копытом не погрузился в мокрый песок. Тогда вдруг понял, что эта земля очень маленькая и, скорее всего, не настоящая… Дурное предчувствие посетило меня, и я помчался вдоль берега… Очень правильно сделал, потому что увидел точно такую же повозку с тряпками, на какой мы сами сюда прибыли. Мне она сразу не понравилась. Понял, что нужно срочно предупредить Хозяйку! Птица со мной согласилась и полетела предупреждать свою.

Глава 21

Дим. Попаданец

Тихо отсидеться на гостеприимном островке, дожидаясь прилета дракоши, не получилось. А ведь мы уже успели настроиться на скорое завершение затянувшегося похода. Чувствовали себя почти дома, каждый день разговаривали с детьми и узнавали все больше нового о последних событиях в княжестве. Так ведь нет…

Нежданно-негаданно на горизонте показался корабль, который начал приближаться, причем явно имея в виду наш остров. Слишком уж целенаправленно держал курс, и надежды на то, что проплывет мимо, вскоре не осталось. К тому же заметили его не дежурные, выставленные в самых высоких точках, а носящийся целыми днями по острову Миг. Именно это лучше всего показывало, насколько мы успели расслабиться. И не важно, что пират приближался с противоположной стороны. Удобная бухта тут всего одна. Конечно, на скалах, прикрывающих вход, сидели дозорные, которые точно не проворонили бы незваного гостя, но все-таки заранее знать намного лучше. И подготовить почетную встречу можно, и спрятать тех же наблюдателей на скалах, если капитан все же проплывет мимо.

Устроить полноценную засаду у нас в любом случае не получалось, и дефицит времени тут был совершенно ни при чем. В маленькой бухте два корабля не спрячешь при всем желании. С моря не видно – уже хорошо, но стоит сунуться внутрь, и сразу все как на ладони. Да что там, третий просто не влезет. Вернее, просунуться между нашими место как раз еще есть, но потом развернуться, чтобы выбраться наружу, любому будет непросто. Таким образом, получалось, что ловушка имеется, но захотят ли соваться в нее пираты, зависит исключительно от них самих. С другой стороны, и развернуться прямо в проходе, поняв, что место занято, тоже не выйдет. Дать задний ход с помощью магического двигателя? Это можно. И нам предстояло не допустить такой вариант.

На этом, собственно, и строился весь наш расчет будущего боя. Часть немногочисленной команды оставили на кораблях, которые подогнали поближе к выходу, чтобы их борта как бы продолжили узкий проход, другую поместили на скалы, нависающие над ним. Расстояние получалось настолько небольшим, что прыгнуть прямо на такелаж почти любой сможет, а уж бывалый моряк тем более. Теперь, что бы ни решили пираты, если сунутся, мы в любом случае успеем атаковать. Лишь бы их не оказалось слишком много, а то начнем, и потом будет поздно что-либо менять. Хотя и отступать с острова тоже некуда.

По опыту прошлого столкновения были распределены командные посты. На флагмане, то есть нашем основном корабле, командовал его капитан Хазгант, а на трофейном – я. Эльфийки, как положено, расположились на мачтах с луками в руках. Магия, конечно, хорошо, но без крайней необходимости решили ее не применять. Особенно это касалось Лары с ее стихией огня. Вероятность, что возмущения силы обнаружат с главного острова, невероятно мала, но все же стоит и ее иметь в виду. Поэтому, если пираты начнут первыми, ответим, а если нет, то и не нужно. Разделенным на две части отрядом на скалах командовал Ожон Серебряная Борода. Сризку от этого дела отстранили. Хочется полуорчанке геройствовать в одиночку? Пожалуйста. Флаг в руки и вперед (знамя я ей на самом деле не доверил, и вовсе не по причине отсутствия такового).

Попытался подсунуть краснокожую красавицу Анже в ученицы, мол, у вас привычки похожие и вообще. Однако хвостатая сразу же отказалась. Даже заподозрил, что немного обиделась из-за подобного сравнения, хотя на деле ее трудно обидеть. Разозлить можно, пусть и непросто, а этого за ней не замечал. В результате они теперь собирались прыгать на снасти пиратского корабля с разных сторон узкого входа в бухту.

Распыление сил – дело неблагодарное, порой смертельное в буквальном смысле этого слова, но у нас не было иного выхода. В результате так получилось, что самый маленький отряд оказался под моим началом. Считалось, что на этот корабль пираты нападут в последнюю очередь. Однако главная причина заключалась совсем в другом. В общем-то, логично, учитывая, кого прежде всего прикрывали три эльфийских лука. Да и магическая поддержка в случае необходимости тоже мне первому достанется. Поэтому пришлось передать все резервы туда, где они более необходимы.

Незваные гости явно превосходно знали эту бухту. Помню, как совсем недавно сюда заплывали мы сами, буквально на каждом шагу замеряя глубину фарватера. Эти же неслись, будто находятся не в узком проливчике, а посреди океана. Именно потому, что чувствовали себя как дома, влетели в нашу нехитрую ловушку по самую корму. Даже отрядам на скалах пришлось немного менять позицию, в то время как бой у нас уже начался.

Первым прыгнувшим на нашу палубу был один из пиратов. Гигант в полном доспехе и с большим мечом в руках. Такое вдруг на себя не напялишь, нужно заранее готовиться (или все время носить). Додумать столь интересную мысль не успел, потому что пират выбрал целью своей атаки именно меня.

От первого удара его двуручника я легко отклонился, попутно отмечая, как сначала две, а вслед за ними еще одна стрела отскочили от доспехов гиганта. Сразу понял – это иллюзия. Нет, стрелы-то как раз настоящие, китайские, в смысле, эльфийские, и отлетели они тоже на самом деле, только не от брони. Вывод напрашивался сам собой: противника защищала какая-то магия. Сомневаться в меткости ушастых у меня не было никаких причин, и из всех трех стрел только одна, да и то чисто теоретически, могла попасть в пластину доспеха, остальные гарантированно летели в незащищенные участки тела. Почему одна? Как стреляют Эль с Ларой, я знаю точно, а про Раду в основном с ее слов и пары боев, поэтому уверен всего лишь на сто процентов.

Несколько следующих ударов я отбил, что оказалось не так просто, как отскочить от первого. Противник явно подстраивался под мой стиль боя, причем быстро. И это еще не единственная причина. Против силы и массы умение, конечно, имеет значение, но после каждого блока я прилично отлетал назад. Да и мифриловый клинок – вовсе не то оружие, которым удобно останавливать лом. Вот если есть точка опоры, тогда да, без проблем, а в движении уже не очень. Законы физики не всегда можно победить даже магией. Спасали только скорость и реакция, которые у меня были заметно выше.

А вообще очень странный выбор для пирата, какими бы габаритами и силой он ни обладал. Двуручник – оружие специфическое, требующее много пространства, которого на корабле заведомо нет. Никто тут такими мечами не бьется – прежде всего для самого опасно. Мачты, ванты, бимсы, брамсели, паруса всякие… Поэтому что у наших моряков-наемников, что у пирата на вооружении, как правило, либо обычные абордажные, либо такие же, но утяжеленные сабли. Последняя может быть даже тяжелее типичного двуручника за счет большей толщины и ширины, но длину при этом имеет небольшую. Широкое лезвие с очень толстым «обухом». Заточка – полуторная, наконечник заточен с двух сторон.

Стрелы тем временем продолжали сыпаться сверху, но по-прежнему не причиняли врагу никакого вреда. И хотя договаривались без необходимости не применять магии, несколько огненных шаров постигла та же участь, а когда очередной чуть не отскочил в меня, Эль прекратила попытки. Другой вопрос, почему ушастые вместо помощи остальным продолжают стрелять в моего неуязвимого врага? И почему не пользуются давно придуманным мною методом для преодоления амулетной защиты от стрел? Хотя с последним как раз, скорее всего, просто. Пытались, но не вышло, потому что тут применена какая-то другая система, на которой хитрость не срабатывает.

Ко мне на помощь, наконец, сунулись несколько вооруженных матросов. Но весьма неудачно. Один из них, еще ничего не успев сделать, получил удар большим мечом и буквально улетел за борт. Остальные сразу опять отступили, предоставив разбираться мне. Да, не наемники, а именно вооруженные матросы. Первые наверняка попытались бы достать врага сзади, пока я его отвлекаю.

Одно хорошо – у гиганта магическая защита распространялась только на метательное оружие, и мой меч уже несколько раз успел коснуться цели. Совсем несильно, но достаточно для обозначения самого факта. Хорошо хоть, закован в доспехи враг был не наглухо. Щелей хватало. Пролилась первая кровь, и, к счастью, она была не моя, уж я бы царапиной не обошелся, такую дуру если пропустишь, то все. Вскоре обнаружилось еще одно мое преимущество (это кроме того, что большой шкаф громче падает). Противник быстрее уставал. Я в заданном темпе мог двигаться если не весь день, то достаточно долго, и размахивать очень легким клинком – тоже, а враг точно нет.

Чем дальше, тем легче мне удавалось уворачиваться от опасных ударов, а мои ответные уже наносили не царапины, а пусть и неглубокие, но все же реальные раны. От использования всех преимуществ мифрилового клинка тоже отказываться не собирался. Целил не только в редкие незащищенные места, но и по доспехам рубил, не особо выбирая. Саму броню пока нигде не пробил, да и шансов не имел (малый вес мифрила не только достоинство, но и одновременно его недостаток), зато посшибал множество всяких ремешков, застежек, заклепок и прочих архитектурных излишеств. Некоторые пластины у противника теперь не плотно прилегали к телу, а болтались, что не прибавляло надежности.

С уменьшением темпа боя появилась возможность оглядеться по сторонам. Странное дело, почувствовал себя вовсе не в центре абордажа, а на каком-то поединке. Если не сказать, рыцарском турнире. Вокруг на безопасном расстоянии собрались зрители, которые следили за нашим боем. Ни фига себе! Там были не только те матросы, что состояли в моем отряде, но и люди из всех групп. Даже Анжа со Сризкой, и те не вмешивались! Что-то изменилось, а меня никто не предупредил?

И почему Эль с Ларой не стреляют? Ведь есть еще один способ обойти защиту. Целиться не в ноги, а в доски палубы рядом. Противник может просто споткнуться. Идея пришла мне в голову прямо сейчас. Нужно будет потом рассказать эльфийкам.

От удивления даже пропустил очередной удар. Непробиваемая кольчуга и эльфийский поддоспешник в очередной раз меня спасли. Однако не только отлетел на пару метров, но и на ногах не устоял. Следующий удар гиганта пришелся по палубе, точно в то место, где я лежал мгновение назад. Откатываясь в сторону, заметил уязвимое место врага и не стал мешкать. Тем более что мне открылось единственное незащищенное место любых доспехов. Удар снизу между ног не обязательно должен быть смертельным, но, если вогнать клинок не меньше чем на половину лезвия, результат вполне предсказуем. Отпустил рукоять и вскочил на ноги, уворачиваясь от последнего предсмертного взмаха. Одновременно противник свалился на доски палубы.

– Цирк окончен! – объявил я. – Попрошу оплатить билеты.

Денег, естественно, не получил, но хотя бы узнал, в чем дело. Пиратский корабль удалось захватить быстро и практически бескровно (даже пытавшийся мне помочь и в результате улетевший за борт матрос остался почти цел). Это только мне достался самый опасный и упертый противник.

Ларинэ. Светлая эльфийка

Когда наши стрелы начали отскакивать от перепрыгнувшего через борт вражеского воина, я серьезно испугалась за мужа. Причем опасения постепенно нарастали. Сначала окончательно поняли, что крупного и полностью бронированного пирата со слишком большим для абордажа мечом из луков никак не достать, потом, так же испугавшись за нашего человека и забыв про договоренность, Эледриэль попыталась применить боевую магию. Тоже неудачно. Я даже не стала пробовать. Моя теперешняя стихия огня слишком непредсказуема и поэтому опасна. Она весьма хороша, чтобы бить по площадям, аккуратно же уничтожить кого-то одного, не повредив окружающим, не получится.

Не сомневаюсь, любую защиту пирата я бы прожгла, вложив совсем немного силы. Для такого мнения имею все основания, раз с корабельной почти справилась. В то же время прекрасно понимаю, что, сделай я так, нам понадобится новый палубный настил. И демоны с ней, с палубой, да и со всем трофейным кораблем, такие потери меня точно не остановили бы. Но может пострадать и Ва'Дим, а это совсем другое дело.

Появилось острое желание спрыгнуть с мачты и помочь мужу, но не стала этого делать. Во-первых, в случае крайней необходимости всегда успею. А во-вторых, трезво оценила возможности сторон и поняла, что мой человек имеет куда больше шансов на победу, раз до сих пор продержался. Тем более вскоре и общий бой закончился. Пиратский корабль удалось захватить неожиданно легко, и только муж продолжал драку с единственным упрямым бойцом.

Окончательно решила не вмешиваться без крайней необходимости. Личная победа князя в поединке с самым сильным воином противника полезна для укрепления престижа и власти. Не ошиблась в своих прогнозах, Ва'Дим выиграл на глазах у всей команды. Только в последний момент напугал меня и особенно Эледриэль, на мгновение отвлекшись, пропустив удар и упав на палубу. В результате получилась грубоватая, но эффектная победа. Однако лучше бы он обошелся более традиционными методами. Традиционными для него. Как-то давно привыкла, что мой муж достигает результата совсем по-другому, вовсе не размахивая клинками.

Вообще, если не считать этого довольно странного боя, все прошло идеально по нашему плану. Пираты заплыли, не останавливаясь, даже когда стало очевидно, что в бухте уже стоят два корабля. Наш штурм со всех сторон закончился, даже не успев толком начаться. Вот только виной всему был вовсе не гениальный план, просто нам крупно повезло: на пиратском корабле была минимальная команда и вообще отсутствовала абордажная. Они на этот всеми забытый островок не воевать приплыли, а совсем с другой целью.

Где есть государство, будут и контрабандисты. И совсем не важно, огромная ли это империя или маленькая пиратская республика. Ничего не изменится. Вот нам такие и попались. Вполне понятно, что представителям подобных профессий лишние свидетели не нужны, поэтому старались обойтись минимальным количеством народу, тем более что в пределах архипелага не ожидали для себя опасности.

Во время допроса пленных вскрылась целая сеть контрабандистов. Попавшиеся нам только перевозили на перевалочную базу то, что удавалось утаить из добываемого на рудниках и раскопках. Этой базой и оказался выбранный нами островок. Весь вопрос, как мы сами не заметили, что он регулярно посещается?! Контрабандисты оказались очень осторожными, выходили на берег исключительно возле скалы с тайной пещерой и возвращались назад, заметая следы на пляже. В глубь острова вообще никогда никто не лез. Не тот это народ, чтобы любоваться дикой природой, попутно ее захламляя и одомашнивая. В результате тут все и выглядело таким нетронутым.

Свой тайник контрабандисты тоже показали. Неудивительно, что мы его не заметили. Мало естественной природной маскировки (пройди в двух шагах и не обратишь внимания), так еще и находился в таком месте, где искали бы в самую последнюю очередь, даже зная, что он на острове точно есть. Неудобная скала, торчащая прямо из воды. Вернее, их две, одна прикрывает другую, но создается иллюзия, что одна. Только подойдя вплотную, замечаешь узкую щель между ними. Пещера оказалась пустой. Оно и понятно, прошлую партию товара давно вывезли, а новую как раз сегодня доставили.

Сам доставленный груз нас не впечатлил, даже Эледриэль. Чего нельзя сказать о людях, которыми заинтересовался Ва'Дим. Я было подумала, что муж собирается навербовать среди них недостающую команду, и уже приготовилась возражать, но оказалось, у него совсем другие идеи. Нужно сказать, довольно странные.

– Считай, захватили готовую шпионскую сеть, – заявил человек.

– Знать бы, зачем она нам нужна? – вставила я.

– А чтобы была!

Глава 22

Дим. Попаданец

Хороший вопрос Лара задала, тем более что шпионские игры именно в сфере ее ответственности как министра обороны.

– Если честно, сам не знаю, зачем они нам, – ответил ей. – Однако в одном уверен.

– И в чем же?

– В том, что в сотрудничестве пленных можно не сомневаться.

– Почему? – спросила уже Рада.

– Классика жанра – преступники всегда и везде легче всего поддаются вербовке. Потом в случае смены власти именно они громче всех кричат, как боролись с ненавистным режимом. Некоторые даже не стесняются показывать справки от иностранных разведок, а иные и вовсе из психушек.

Жены со мной не то чтобы абсолютно согласились, но хотя бы представляли, откуда я набрался таких идей. Планета Земля и ее реалии. Только зря они так думают, тут все то же самое, пусть и выглядит несколько иначе. Зато для Рады мои откровения были вообще в новинку. Явно не согласилась. Разве у виска пальцем не крутила, да и то лишь потому, что у эльфов такой жест не принят.

Если же говорить об этих конкретных преступниках, то кнут и пряник у нас были в полном комплекте. Под угрозой физического уничтожения любой пират легко пообещает, что угодно, а потом, будучи отпущенным, благополучно забудет. Мы же теперь имели куда более существенный козырь – в воровской среде воровство, как это ни парадоксально, считается очень серьезным преступлением. Естественно, у своих, у всех остальных – подвиг.

Пряник тоже имелся. Мало того что при захвате корабля никто не пострадал. Почти. Но по поводу убитого мною берсерка желающих предъявлять претензии не нашлось, многие даже вздохнули с облегчением. Тот всех уже успел достать. Всегда сначала бросался в бой со своим здоровенным мечом в руках и лишь потом начинал думать. Своеобразный вариант нашей Сризки, но в отличие от полуорчанки ни капли не красивый. К тому же краснокожая только на врагов кидается, а этот и со своими постоянно дрался.

– Если бы еще вдруг кто-нибудь его братца Ерка прибил, вообще хорошо бы стало, – откровенно заявил один из контрабандистов.

Ну так вот, о прянике. Мало того что почти все пираты уцелели, даже Сризка умудрилась никого не убить, так я еще обещал при согласовании на сотрудничество вернуть им как саму посудину, так и весь товар. Нам в любом случае некуда было все это грузить, да не очень-то тот ценный хлам и нужен (Эль по этому поводу слегка поморщилась, явно так не считая, но возражать не стала). А если учесть, что за любую полезную информацию, действия и связи я еще и платить не отказывался…

– Жаль, что мы не собираемся вести долгие шпионские игры с целью свержения нынешней власти на Драконьих островах, – поделился я со своими ушастыми.

Им было совершенно не жаль, и эльфийки не собирались этого скрывать. Наверное, впервые остались рады тому, что в ближайшее время прилетит дракон и всех разгонит. Однако и против вербовки не возражали. Мало ли, вдруг получим от пленных контрабандистов какую полезную информацию. А на деле вопрос сводился к выбору: отпускать их сразу или все-таки немного придержать. Это если не принять вариант с массовым убийством.

В первом случае гарантированно придется самим покидать остров. Никаких иллюзий по этому поводу я не испытывал. Контрабандисты вполне могли и не выдавать нас властям, а попытаться захватить самостоятельно, собрав коллег со всего архипелага. Такой публике доверять нельзя ни при каких обстоятельствах, разговаривать имеет смысл только с позиции силы. Тут меня начали горячо поддерживать и капитан Хазгант, и Ожон Серебряная Борода, а они в таких делах не могли не разбираться. Да и эльфийки считали точно так же.

Поэтому пока выбрали более простой второй вариант. Сами контрабандисты не особо возражали. Явно собирались дождаться корабля, перевозящего нелегальный товар на Фиор, и предупредить партнеров о возникших обстоятельствах. Похвальное стремление, основанное на желании избежать возможных убытков, случись конфликт или, того хуже, настоящее побоище.

У нас имелась еще одна причина не отпускать пиратов на все четыре стороны. Что бы там ни думали представители преступных кланов и организаций, но любое государство, каким бы оно ни было, прекрасно осведомлено об их существовании и вообще почти обо всем с ними связанном. Даже если это первобытное племя из нескольких десятков человек, живущих в одной пещере, и все его спецслужбы состоят из шамана и его ученика (тайну исповеди придумали уже тогда, причем исключительно с такой целью).

Поэтому в одном можно было не сомневаться, стоит нам отпустить контрабандистов, и властям вскоре станет известно о проникших на архипелаг чужаках. Буквально сразу, если агент был прямо на корабле, или чуть позже, если где-то в организации. После прилета Ирканы это по-любому перестанет иметь какое-либо значение, но до того лучше не рисковать.

На данный момент главной проблемой стал лишний корабль, вернее, его размещение. Трем в бухточке было тесно, но кое-как, в основном вручную и с помощью тросов, за которые команды будут тянуть с берега, развернуться они еще могли, а стоит засунуть четвертый, и все, полная пробка. Даже при наличии магических двигателей. Если договоримся с остальными контрабандистами, ладно, можно будет и канатами вытягивать, а если нет? Бухта же превратится в ловушку.

Последний корабль притянули к самым скалам и там привязали. Места стало чуть больше, но не намного. Свои развернули носами к выходу и тоже пришвартовали к скалам в нишах сразу за ним (хорошо, что кроме полоски пляжа вся бухта была довольно глубокой, даже у берегов). Больше ничего сделать не получалось. Зато теперь еще один поместится, и даже с ходу сначала заметит только своего коллегу на противоположной стороне. А там, глядишь, успеем или начать переговоры, или напасть.

Однако, сколько мы ни готовились, все произошло совсем не так, как планировалось. Обычное, в общем-то, дело. Хорошо хоть, не по известному принципу: «Хотели, как лучше, а получилось, как всегда». Начать с того, что прибыл не один, а два корабля. Понятно, данное обстоятельство от нас не зависело никак. То есть сразу стало ясно – в случае неблагоприятного исхода нет шансов захватить всех пиратов без исключения. Во-первых, людей не хватит, и, во-вторых, оба в любом случае в бухту не войдут, даже если очень захотят. Только поздно было что-то менять, и вся надежда оставалась на переговоры контрабандистов друг с другом. Увы, переговоры тоже провалились.

Сначала повторился залет корабля внутрь на максимальной скорости, видимо, у контрабандистов такой способ является чем-то вроде фирменного знака. Одному это удалось, а второму пришлось остановиться в узком проходе, хотя он тоже пытался. Капитан первых контрабандистов прыгнул на борт буквально притершегося к нашему корабля и закричал, что, мол, все в порядке, тут почти свои. Зря он это слово употребил, гигант в доспехах и со здоровым мечом в руках (не иначе тот самый братец Ерк) посчитал, что почти не считается, и нанес удар.

Остальные тоже оказались на редкость нервными и не стали разбираться, что к чему. Нам ничего другого не оставалось, и я приказал начать абордаж. Как ни странно, он прошел не просто успешно, а, считай, образцово-показательно и почти без потерь с нашей стороны. Если не считать нескольких раненых, которых быстро исцелила Рада, всех сразу ввела в строй, кроме одного, который обещал поправиться уже завтра. На этот раз даже с братом давешнего берсерка мне не пришлось сражаться. Две эльфийские стрелы сразу решили дело. Заодно и выяснилось, что этот хоть и с большим мечом, но без амулета.

Но это все касалось первого корабля. Второй только сунулся в проход. Его капитан явно сразу понял: если двинется дальше, то качественно застрянет. Он сначала остановился, потом, воспользовавшись магическим двигателем, дал задний ход. Штука, жрущая много энергии из накопителей и непригодная даже для коротких переходов, а рассчитанная исключительно для маневрирования во время боя. Но на то, чтобы выбраться из бухты, его хватит с лихвой. Почему контрабандист не помог своему напарнику, не знаю, но именно это в первую очередь и решило исход боя.

Ожон, который, как было и в прошлый раз, возглавлял отряд на скалах, атаковать не стал, правильно оценив риск. А хвостатая вообще сразу прыгнула на снасти, затем и на палубу. Увидев поступок своей конкурентки, с другого берега сиганула и Сризка. Как это ни странно и нелогично, но полуорчанка по неясной причине считала конкурентками вовсе не Эль с Ларой, и тем более не Раду, а именно рогатую воительницу непонятной расы.

Теоретически и одна хвостатая способна перебить всю команду. С такой безбашенной помощницей-соперницей тем более. Однако на практике все вышло несколько иначе, и через какое-то время обе появились на берегу мокрые и злые. Пиратский маг не растерялся и, поняв, что имеет дело с невидимкой, ударил по площадям. Ничего фатального или смертельного, даже ничего особо сильного, просто выкинул за борт всех, кто находился в том месте, где, по его мнению, была Анжа. Мол, своих потом сами выловим, а чужих не пустим. Сризке в одиночку вообще ничего не светило, и она выпрыгнула уже сама. По словам незадачливых абордажниц, выходило, что они не успели прикончить и десятка пиратов на двоих.

Вырвавшийся корабль подобрал оказавшихся за бортом членов команды, сделал несколько кругов напротив выхода в бухту, его капитан убедился, что угодившего в ловушку коллегу не дождется, и уплыл куда-то в направлении центра архипелага. И черт бы с ним, но наше тайное убежище было раскрыто.

Неприятно, но это вовсе не означало, что нужно срочно готовиться к бою или, наоборот, бежать без оглядки. Несколько дней у нас в запасе точно было, и это как минимум. Если контрабандисты сразу рванут к ближайшему населенному острову, соберут там подмогу и, не задерживаясь, отправятся обратно. Со слов сотрудничающих с нами пленных выходило так, и у нас пока не было оснований им не верить (проверку магом разума никто не отменял). Особенно после того, как их капитана сообщники убили, даже не дав сказать, в чем дело. В общем, время у нас было. Если не начнут собирать желающих или отправятся к центральному острову… В случае же задержки более чем на неделю им точно станет не до нас, потому что на родину вернется Иркана.

Рассчитывать на самый предпочтительный последний вариант точно не стоило. Надеяться на то, что вообще никому не сообщат и сделают вид, будто ничего не произошло, тем более не имело смысла. Именно эта группа контрабандистов Драконьи острова покидала совершенно легально. В результате легенда напрашивалась сама собой: плыли назад, заметили что-то подозрительное на одном из островков, приблизились для проверки и были атакованы. В такой ситуации, даже если позже выяснится факт незаконных делишек, скорее всего, все простят. Тем более что они как бы лично не воровали у своих, а только продавали добытое.

Поэтому суетиться мы не собирались, но и больше трех дней сидеть на одном месте не стоило. Ну а дальше время играет уже на нас. Неисследованных островков тут много, ищи хоть до возвращения драконов. Кстати, фраза, употребляемая пиратами в значении «Когда рак на горе свистнет». Ну что ж, их ждет сюрприз, большой и красный, причем совсем не рак.

Первым делом допросили новых пленных. Что-то слишком много их у нас собралось, того и гляди бунт поднимут и даже без оружия задавят числом. А ведь, по сути, только начало плавания. Сразу же выяснили две вещи. Во-первых, причину, по которой контрабандисты приплыли не на одном, как планировалось, а на двух кораблях. И, во-вторых, почему у нас получилось так легко захватить первый, другой же предпочел не ввязываться в бой, а сбежать. Ведь предполагалось, что это будет полностью снаряженная и подготовленная для плавания на Фиор экспедиция. С повышенной абордажной командой и вообще всем необходимым. Такая вполне могла выдержать бой и с куда более серьезным противником.

Изначально она именно такой и была. Но по возвращении домой пираты наткнулись на случайного купца вдали от обычных торговых путей и воспользовались случаем. Захватить-то захватили, но и сами понесли немалые потери, столкнувшись с неожиданно сильным сопротивлением. Вот этот корабль с призовой командой нам и достался. Основные силы морских разбойников, к тому же неслабо потрепанные, находились на том, которому удалось уйти. О наших же силах они ничего не знали, поэтому нетрудно догадаться, что предположили полный комплект.

Почему пираты так нервно отреагировали, осталось тайной. На этот раз мы боялись больших сил противника и по возможности били сразу на поражение. Те немногие, кого все же захватили, сами не могли сказать, чего это Ерку в голову взбрело. Он вроде почти спокойный, по сравнению со старшим братом Урлом.

Больше всего порадовало то, что на захваченном корабле вместо груза находились пленные. Пираты сразу перетащили все ценное к себе, а в трюм загнали оставшуюся команду купца, самого хозяина и пассажиров. В любом другом случае выбросили бы за борт, особенно после тех потерь, которые сами понесли, но рабы им требовались всегда. Исключительно благодаря этому люди были все еще живы, а раненые даже получили какую-то минимальную помощь. То есть теперь и нам было где брать пополнение. Спасенные – это вовсе не пленные, за которыми необходимо постоянно следить.

Купец, капитан и владелец судна по совместительству, мастер Аврий Фигор, был не слишком рад, что у него забирают половину и так прореженной при прошлом захвате команды. Однако громко возражать и не думал. У нас вообще было полное право и корабль себе оставить, и с него плату за спасение потребовать. Только нам и так некуда было девать все, что уже накопилось, а деньги у освобожденных пленников все равно отсутствовали.

Пассажирами оказалась большая семья, даже скорее клан. Глава – пожилой мужчина неопределенного, но явно весьма преклонного возраста. Его молодая жена. Эль мне сразу шепнула, что никакая та не молодая, а даже постарше своего супруга будет, просто имеет небольшую (одну восьмую или меньше) примесь эльфийской крови. Так мало, что во внешности уже не проявляется, но эффект все еще есть. Намного дольше человека точно не проживет, а молодую внешность почти до самой смерти сохранить может. Их взрослые дети – четыре сына и три дочери. У троих сыновей и двоих дочерей имелись собственные жены и мужья, и у всех семейных свои дети разного возраста. Также присутствовали дальние родственники-вассалы и слуги с семьями. То есть, как я уже говорил, целый клан.

Его главой оказался барон Клюргар, бегущий из своего королевства. Узнав, что я целый князь со статусом монарха, который как раз к себе в княжество и возвращается, тут же попросился в вассалы от имени всей своей семьи.

– Почему бежите от короля? – прежде всего спросил я.

– По причине обвинения в организации мятежа против короны, – честно ответил он.

– Надеюсь, ложного?

– Нет, самого настоящего.

– Интересно получается, – удивился я. – Признаешься в мятеже против одного суверена и тут же просишься к другому. Я бы еще понял, если бы твой король был моим врагом, а так не вижу причин, зачем в нашем княжестве потенциальные нарушители спокойствия?

– Король был сам виноват, – спокойно ответил барон Клюргар.

– А если завтра окажусь виноватым я?

– Маловероятно.

– Почему? На Северном континенте я как раз славлюсь маловероятными или вообще невероятными поступками.

Обе жены при таком признании поморщились. Мол, дома и так все всё знают, но зачем лишний раз хвастать перед немногими неосведомленными? Однако вслух ничего говорить не стали.

– Когда новый король освободил от должностей меня и моего старшего сына, я ничего не говорил, тут он в своем праве, – начал издалека барон. – Когда отобрал земли, пожалованные его дядей, доволен, конечно же, не был, но опять же не возражал. Снова его право. Однако, когда молодой король захотел забрать еще и часть наших фамильных владений, чтобы раздать их своим людям, я не стал молчать. И таких недовольных собралось немало. Мы подняли бунт. Учитывая мою должность при покойном короле, во главе именно я и оказался. Только не учли, что новый правитель потому и отбирает наши земли, что у него слишком много преданных людей, которых необходимо наградить.

Барон замолчал на некоторое время, после чего добавил:

– Тебе нечего у нас отбирать, кроме того, что дашь сам.

– Да? А если захочу твою младшую дочь себе четвертой женой?

– Очень хорошо! – не скрывая энтузиазма, ответил Клюргар. – Если честно, не представляю, как ей приличного мужа найти после всего случившегося. И так почти без денег бежали, а теперь вообще ничего не осталось. Кто ее такую возьмет?

– Э-э-э нет! – сразу же «передумал» я. – Мне бы самому от третьей жены как-нибудь избавиться.

– В этом вопросе тоже можем помочь, – не моргнув глазом, ответил собеседник.

– Интересно, как? – усмехнулся я на его слова. – Если именно то, о чем я подумал, то не подходит. Она в первую очередь нанялась в охрану и лишь потом замуж выскочила. Того, что воспользовалась благоприятной ситуацией, не скрывает, но виновато и мое незнание чужих законов и обычаев.

– Тогда сложнее, – не стал возражать барон.

– Разве что твой неженатый сын ее отобьет и заберет себе в жены, – в шутку предложил я.

Однако мои слова были восприняты совершенно серьезно.

– Тоже возможно, – согласился старый барон, хотя такого энтузиазма, как при мысли о выдаче замуж дочери, не испытывал.

Вообще понять его можно. Сначала лишился всего, что получил за долгую службу предыдущему королю, потом фамильных земель и замка, и уже под конец пираты отобрали вообще все деньги и ценности, которые удалось прихватить с собой. Предстояло все начинать с нуля, и я в этом смысле выглядел перспективным вариантом. Ведь они мне за спасение своего клана обязаны, а при поступлении на службу этот долг хотя бы частично аннулируется, вернее, отдается уже добросовестной службой, а не деньгами.

Его, конечно, нужно будет еще проверить (их всех), но сама идея принять целый клан, никак и ни с кем не связанный, у нас дома мне показалась интересной. Только для начала еще нужно выяснить, кем этот барон Клюргар служил при своем короле. Сдается мне, вовсе не простым гвардейцем. И еще я заметил одну деталь: за весь рассказ барон так ни разу не произнес имени своего бывшего короля.

Глава 23

Дим. Попаданец

Перед тем как покинуть гостеприимную бухточку, собрали всех пленных контрабандистов и устроили новый допрос на предмет удобных, но редко посещаемых островов. Уж если кому и обладать подобной информацией, то прежде всего именно этой публике. С какой стати они должны нам помогать, выдавая удобные места? Я пообещал, что в случае сотрудничества оставлю их тут с запасом продуктов и почти целым, но слегка поврежденным кораблем. Причем не раздолбанным от всей души, а аккуратно поломанным, чтобы было нетрудно починить, но требовало никак не меньше недели времени. То есть даже если они сами тут же рванут предупреждать своих, нас уже и близко не будет.

Не то чтобы мы так сильно нуждались в этой информации, да и способов ее добыть, ничего не обещая, существовало немало. К тому же про острова, которые знают эти пираты, известно и другим, в то время как поплывшего наугад, сам не зная куда, выследить труднее всего. Другой вопрос, что делать с лишним кораблем и пленными? Именно это придумать куда труднее. Просто всех перебить, как советовали некоторые, не хотелось. Вот и совместил. Никто, в принципе, не возражал, даже советчики радикальных мер. Разве что купец не мог понять, как это я могу оставлять такой ценный трофей? Ведь это же целый корабль! Даже у очень богатых князей они не бывают лишними. Ни у кого не бывают.

– И кто им будет управлять? – задал я ему совершенно очевидный вопрос. – Или предлагаешь взять на буксир и так тащить через половину океана?

– Что за глупо… в смысле, странная идея? Зачем сразу на буксир? Конечно, нет! Заставить пленных пиратов! – уверенно заявил он.

Ну хоть в самый последний момент вспомнил, что с князем разговаривает. А то пришлось бы и его вместе с пиратами оставлять. Однако и на такие заявления я имел что ответить:

– Хорошая идея! Как я сам сразу до нее не додумался?

Присутствовавшие при разговоре Эль, Лара, капитан Хазгант, Ожон Серебряная Борода, а также старый барон Клюргар с подозрением на меня посмотрели. Никто из них явно идею хорошей не считал. А зря! Лично мне очень даже нравится.

– А ты знаешь, – продолжил я, – у меня есть еще одна, намного лучшая идея. Подарю-ка этот трофей тебе вместе со всеми пленными пиратами. Ты капитан опытный, организуешь из них две команды. Всем хорошо, мы получаем две дополнительные боевые единицы во флот, а ты по возвращении сможешь продать корабль и возместить свои потери.

Купец сразу скис, так как понял всю невозможность такого плана. Главное, больше столь ценных советов не давал.

Очень скоро нам рассказали как минимум о пяти островках, похожих на этот. Все они иногда использовались контрабандистами в качестве перевалочных баз, имели тайники и удобные бухточки. После подтверждения Радой правдивости показаний отпустил желающих на берег. Странно, но не все туда рвались. Нашлись и те, кто предпочел остаться с нами, опасаясь за свою дальнейшую судьбу в пиратском обществе. Помощник убитого своими же коллегами капитана и еще четверо из первой команды контрабандистов. Эти, видимо, точно знали, чем именно для них все закончится, и считали, что с нами будет куда безопаснее.

Естественно, в команду, да еще и на те же должности, их принимать никто не собирался, но решили, что могут пригодиться. Да и много ли может навредить простой матрос в спокойной обстановке у всех на виду? Зато дополнительные рабочие руки лишними не будут.

Именно эти пираты начали агитировать – не плыть к островкам с удобными бухтами, координаты которых были получены у контрабандистов. Как будто я сам прекрасно не представляю, что именно там нас и будут искать в первую очередь. Собственно, для этих целей об островах и расспрашивал. Очень удобно оказалось, что в ближайших водах имеется таких целых пять, да еще достаточно далеко друг от друга, буквально с разных сторон от места нашей первой остановки. Преследователям будет чем заняться и из чего выбирать.

Как только наш остров скрылся из виду, приказал менять курс на почти противоположный и плыть в сторону центра Драконьего архипелага. Такое решение у многих вызвало недоумение, только я быстро их убедил в своей правоте. Идиоты среди пиратов, несомненно, встречаются, но не все поголовно. Ложный след обязательно проверят, да наверняка найдутся и те, которые быстрей других поймут, что как раз там ловить нечего. И самое последнее направление, в котором нас станут искать, – это в сторону центра. Главное – случайно там ни на кого не нарваться. Шансов было не так уж много, все зависело от того, как быстро найдем место, в котором можно спрятаться. Чем меньше будем мотаться в этих водах, тем лучше.

Сначала все шло нормально, однако стоило свернуть к северу от очередного островка, и контрабандисты, которые предпочли остаться с нами, сильно забеспокоились. Начали нести какую-то чушь о страшных морских чудовищах. Если отбросить все «архитектурные излишества», то членораздельным из этого было лишь то, что половина всех заплывавших в эти воды не возвращалась. Причин не верить местным обитателям у меня не имелось. Тем более что для простого суеверия они были слишком уж единодушны. Но все равно стоило для начала расспросить.

– Неужели тут сохранились драконы? – усмехнулась Анжа, которой все опасности были нипочем.

– Русалки! – со страхом сообщил самый разговорчивый из пленных.

– Не понял?! – удивился я. – Они тут у вас настолько некрасивые, что называются страшными морскими чудовищами?

– Красивые. Даже очень, – прозвучало в ответ. – Еще они прекрасно поют. Заслушаешься и не заметишь, как сам прыгнешь за борт.

– С этим мы как-нибудь справимся, – вмешалась Эль. – Чары голоса обычно слабы, в том числе и у сильных магов. Им вообще далеко не любой поддается, даже не маг, да и надежную защиту поставить нетрудно.

– А у нас на севере в таких случаях принято уши воском заливать, – поделился я рецептом хитрожо… то есть хитроумного Одиссея. – Действует с гарантией.

– Если бы только голоса, – ответил пират. – Русалки носятся по волнам на крупных разумных дельфинах.

– Тоже не страшно, – отмахнулась эльфийка.

– И управляют настоящими морскими чудовищами разных видов. Мелкие, размером с человека, по ночам забираются на палубу и вырезают там всех, кого находят. Почему-то никогда не суются ни в трюм, ни в каюты. А крупные способны топить или переворачивать корабли целиком.

Только один пират закончил говорить, как эстафету перенял другой:

– К счастью, русалки и их чудовища живут только в районе нескольких десятков не нужных нам мелких островков, и если за пределы своей территории заплывают, то сами никого не трогают и вообще стараются лишний раз не показываться. Но собственные воды при этом всегда защищают.

– Подожди, – не до конца понял я. – Если островки никому не нужны, то в чем проблема? Вы не трогаете их, они не лезут к вам. Идиллия!

– В том, что расположены они на одном из главных путей, и каждый раз приходится делать очень приличный крюк. Да и течение там сильное, причем постоянно меняющееся. Чуть зазевался, и ты уже внутри Запретного моря.

Было ясно, что пираты не пересказывают услышанные в портовых тавернах небылицы, а говорят о том, что видели сами. Половина случайно или с умыслом сунувшихся в воды, где живут русалки, все-таки возвращалась. То ли морские жительницы не всех могли поймать, то ли специально отпускали, чтобы было кому рассказывать страшные истории, то ли существовали какие-то неизвестные пиратам правила, придерживаясь которых можно ничего не опасаться, и случайно их не нарушившие выживали.

Проверять на себе никто не собирался, поэтому было принято решение обогнуть потенциально опасные воды, но не по большой дуге, где возрастали шансы встретиться с местными, а проплыв по самой их кромке. Плохо, что именно тут как раз и проходит один из путей, но сами морские разбойники предпочитают делать крюк чуть побольше и не приближаться к проклятым водам. Оставалось надеяться, что пронесет.

Не зря мы все-таки согласились взять с собой контрабандистов. Они плавали тут везде и даже по этой кромке неоднократно проскальзывали. На трофейной карте были обозначены только самые крупные острова архипелага и лишь некоторые мелкие на главных путях. Опасная зона, кстати, тоже была отмечена пунктиром и рисунком русалки в центре. Однако без пояснений ни за что не догадаешься об истинном значении таких отметок.

Сначала все шло просто замечательно. Плыли себе, никого не трогали, и, самое главное, никто не трогал нас. Пока очередным утром я вдруг не обнаружил, что это самое утро не спешит начинаться. Вообще-то мог и слишком рано проснуться, такое тоже иногда бывало. Спящие с обеих сторон Эль с Ларой такую версию подтверждали (обычно они встают раньше меня). Эльфы вообще спят меньше людей, хотя и способны дрыхнуть сутки напролет.

Однако слабый непривычный свет, проникающий в иллюминаторы, все-таки вызывал подозрения. Встать с узкой корабельной койки, не потревожив при этом обнявших меня ушастых, не представлялось возможным. Да и не пришлось. Светлая, то есть Лара, повела ухом, видимо, учуяв, что я проснулся, открыла один глаз и спросила:

– В чем дело, дорогой?

– Утро ненастоящее, – только и нашел что ответить ей.

Лара подняла бровь в некотором удивлении, открыла второй глаз, повернула голову в сторону ближайшего иллюминатора и посмотрела уже туда.

– Туман, – констатировала она.

После чего собралась спать дальше, используя мое плечо в качестве подушки.

– Как бы с курса не сбились? – высказал свое опасение я.

– Не думаю, – ответила тоже проснувшаяся Эль.

– Но я все равно пойду посмотрю.

Ушастые возражать не стали и выпустили меня из своих объятий. Правда, не сразу. Да и я не сильно вырывался. Оделся и потопал к выходу. Снаружи действительно был туман. Причем с очень большой буквы «Т». Сплошная белая стена, через которую с трудом проникал солнечный свет. Вытяни руку и не увидишь уже локтя.

Почти не преувеличиваю, локоть еще при большом желании рассмотреть было можно, но ладонь уже точно нет. Пошевелил пальцами и вроде бы что-то заметил. Только трудно сказать, глаза тому причиной или сигнал от мышц наложился на тот центр в мозгу, который отвечает за зрение. Ведь если в полной темноте зажмуриться и потом пошевелить рукой, то тоже начинаешь «видеть» ее силуэт.

Обо всем этом я размышлял совершенно отстраненно и одновременно прикидывал, как бы из каюты добраться до мостика и при этом не заблудиться? Корабль вроде небольшой, но при такой видимости очень даже можно. Не кричать же потом «Ау!», в самом деле. Вдоль вот этой стенки до лестницы, там, помню, удобные перила, потом направо, затем… Точный маршрут, наконец, сформировался в голове, и я пошел не спеша, стараясь все время держаться за что-нибудь рукой. Так добрался до мостика. И что? Все равно ни черта не видно! Раньше почему-то об этом не подумал.

Однако было прекрасно слышно всех, там находящихся. Поэтому быстро узнал, кто, что и почему. А также причину, по которой мои жены ничуть не переживали из-за тумана. Корабль лежал в дрейфе, и хитроухие в отличие от меня это почувствовали даже спросонья.

Немного поговорил с капитаном Хазгантом и выяснил все, что хотел узнать. Навигация вполне возможна и в таких условиях. Радары и спутники, понятно, отсутствуют, но магический мир может предложить и свои интересные решения. Однако капитан сразу предпочел лечь в дрейф. Его коллеги на двух других кораблях приняли аналогичное решение. Риск заблудиться или свернуть сильно не туда вообще отсутствовал, налететь на землю имелся, но столь мизерный, что его не стоило учитывать, а потерять друг друга было уже вполне реально.

Два других судна пришвартовались к нашему флагману с обеих сторон, создавая таким способом общее пространство. Оставалось ждать погоды. Обычные в таких случаях праздники или мелкие ремонтные работы не предвиделись, общие тренировки тоже. Отсутствие видимости не позволяло. Проводить проверку по отражению абордажа в условиях плохой видимости я не стал. Даже не заикался о такой.

Как по мне, прятаться от пиратов в тумане можно ничуть не хуже, чем на необитаемом острове. Почти все были полностью согласны со мной. Если кто и придерживался абсолютно противоположной точки зрения, то это конь Эледриэль Миг. Но его, понятно, никто не спрашивал. Шансы, что кто-то случайно проведает одинокий островок, на самом деле даже больше, чем нарваться на него же самого в непроглядной мгле. Ведь тут он может в сотне метров мимо проплыть, и мы об этом никогда не узнаем.

И еще этот туман показался откровенно аномальным. Тоже не мне одному. В первую очередь опросили контрабандистов, бывает такое в этих местах и насколько часто? И не магическая ли его природа? Оказалось, случается. Не то чтобы очень часто, но и чем-то небывалым не считается. Природы феномена никто не знает, да и не выяснял. Прямой опасности не несет, почти не мешает, и ладно. Назвали явление «Дыханием дракона» и успокоились. Правда, бывает, что вообще весь архипелаг затягивает, но дня на два-три, не больше. Потом туман так же внезапно исчезает, как появился.

Те два дня, которые он продержался, может, кто и скучал, но я со своими женами (настоящими, орчанка не в счет) точно нет. Вынужденное безделье – хороший повод больше общаться с детьми. Простая звуковая связь без изображения, конечно, не давала полноценного эффекта, но все равно лучше, чем ничего. Ив с Марой тоже были в восторге, что папа с мамами могут им уделять почти все время.

Впечатление, что детки скрывают что-то очень, с их точки зрения, важное, нас и дальше не покидало. Однако ушастики каждый раз умело уходили от неудобных тем. То просили наконец познакомить их с новой тетей Сризкой (обойдутся!), то признавались в своих мелких проделках, то рассказывали о совсем не мелких событиях в княжестве, о которых в прошлые разы «забыли» даже упомянуть.

Мы не пытались давить на детей авторитетом и требовать, чтобы немедленно все выложили. Самим давно стало интересно, как долго Ив с Марой сумеют так играть и не проговорятся ли? Да и решившись на прямой вопрос: «Признавайся во всем!», можно нарваться на такой же прямой ответ: «В чем именно – всем?»

Утром третьего дня обнаружили, что туман заметно поредел, превратившись из аномального в почти нормальный. Да и ветер появился, пусть слабый, но способствующий улучшению погоды. К сожалению, обнаружилось не только это. Совсем недалеко «зимовали», в смысле, так же, как мы, пережидали туман, четыре корабля. Один большой, точно не уступающий нашему основному, и три поменьше.

Это с первого взгляда показалось, что и они тут дрейфуют, как мы, но почти сразу поняли, все куда хуже. На самом деле у пиратов не было никаких причин, чтобы ложиться в дрейф и терять несколько дней. Они просто медленно плыли, да и то по причине очень слабого ветра. И надо же было такому случиться, что видимость улучшилась в тот самый момент, когда они оказались почти рядом с нами. Поэтому и остановились, чтобы проверить, кто такие. В результате мы попали в опасное положение. Три корабля, пришвартованные друг к другу, совершенно не готовые ни убегать, ни сражаться.

Естественно, стали готовить свой плавающий остров в тот самый момент, как поняли, что мы тут не одни. Но, увы, вся инициатива была на стороне противника, и по любым подсчетам выходило – в лучшем случае, едва успеем расцепиться и поднять паруса.

Повезло. Пираты совсем не спешили. Да и с чего мы взяли, что они обязаны немедленно нападать сразу, как только заметят точку на горизонте? Тут ведь их воды, где по определению не может быть чужаков. Увидели незнакомые корабли, сразу предположили, что это кто-то захвативший большую добычу пережидает «Дыхание дракона», и решили подойти поближе, посмотреть, кому это так крупно повезло? Вдруг помощь какая нужна? За соответствующую плату, разумеется. Здесь ведь что-то вроде тайного государства, а не подобие Тортуги, где в порту все друг другу – береговое братство, а на море – законная добыча.

Глава 24

Дим. Попаданец

Группа парусников какое-то время стояла, ничего не предпринимая. Очень хорошо. Просто замечательно! У нас появились реальные шансы подготовиться к предстоящему столкновению. Затем один корабль отделился от остальных и неспешно направился в нашу сторону. Пока только посмотреть поближе.

Однако все прекрасно понимали – это всего лишь отсрочка, и боя избежать никак не удастся. Разве что у них на борту тоже народу по минимуму и не захотят связываться. Теоретически – возможно, ведь пираты находятся в собственных внутренних водах, о которых посторонним вообще ничего не известно. Зачем в таких условиях избыточная команда плюс лишние абордажники? На практике – я в этом сильно сомневался.

Пленные тут же подтвердили правильность моих предположений. Командой, урезанной до самого минимума, предпочитают обходиться только контрабандисты вроде них самих. Этим и лишние свидетели совсем не нужны, и прибыль потом делить приходится между меньшим количеством сообщников. Остальные для плавания во внутренних водах полных абордажных команд, понятно, не набирают, но и совсем без охраны не остаются. Все же пираты, и до конца друг другу не доверяют. Да и за рабами, которые активно используются всеми, кроме тех, кто покидает Драконьи острова, кому-то присматривать необходимо. Русалки с морскими чудовищами опять же. В любом случае на нас сил хватит.

– Фактором внезапности удастся воспользоваться только в случае с подплывающим единичным кораблем, если нападем первыми, – объявил капитан Хазгант. – Но это все равно ничего не даст.

– Почему? – спросил я.

И сам мог назвать несколько причин, но для начала стоило выслушать мнение специалиста.

– Быстро захватить или обезвредить не выйдет. Остальные подоспеют, скорее всего, в самый разгар боя, поэтому даже шансы не уравняем, а, наоборот, загоним себя в ловушку.

– К сожалению, при попытке убежать все закончится аналогично, – добавил Ожон Серебряная Борода. – Сначала нагонит кто-то один, потом подоспеют остальные.

– Именно, – согласился капитан, – но тогда даже минимальной внезапности не будет.

– Я бы могла запрыгнуть к ним на борт и устроить пиратам веселую жизнь, пока вы занимаетесь остальными, – предложила Анжа. – Гарантирую, какое-то время им точно будет не до вас. Главное, позже не забудьте меня подобрать.

– Напомнить, чем закончилось твое прошлое подобное приключение? – спросил капитан.

– Это получилось случайно, – отмахнулась хвостатая.

– Мы не можем полагаться на случай.

– Тогда за дело возьмусь я! – вдруг заявила Лара.

Мне это сразу не понравилось.

– Как? – спросил тем временем Хазгант.

– Снаружи корабль от магии защищен хорошо, быстро не пробить и архимагу, а изнутри намного более уязвим. Перепрыгну первой на борт и пройдусь там стихией огня. Утопить не утоплю, но из строя точно выведу. Ничего серьезного, однако такелаж после этого менять придется однозначно.

– А это надолго, – усмехнулся Ожон, соглашаясь с эффективностью такого плана.

– Нет! – воскликнул я. – И в любом случае без меня никуда не пойдешь!

– А зачем ты там нужен? – спросила жена. – У нас и так мало людей, хорошо владеющих оружием, и для каждого найдется дело.

Того, что ей не только пиратов жечь придется, но еще и за мной приглядывать, Лара озвучивать не стала, но я ее прекрасно понял.

– Прикрою из магобластера, – ответил я на формальный вопрос. – Эль с Радой с соседнего корабля не факт, что смогут. Даже, скорее всего, нет, защиту-то без полной сцепки кораблей никто не отменял.

Ничего не вышло. Моя темная жена, если надо, умеет быть очень убедительной. Муж, конечно же, всегда прав, но иногда и он ошибается.

– Анжа, пойдешь с ней! – приказал я. – Проследи, чтобы ничего не случилось. И ты, Сризка, тоже.

Никто против этого возражать не стал, и я принялся на ходу придумывать оставшуюся часть плана:

– Думаю, вполне логично предположить, что разведчик обязательно подойдет к самому большому нашему кораблю.

– Скорее всего, – согласился капитан Хазгант. – Я бы поступил именно так.

– Поэтому Лара, Анжа и Сризка прыгают к ним с мачт, не дожидаясь швартовки. Нам же тем временем необходимо поступить нестандартно.

– Как именно? – с подозрением спросила Лара.

– Я немедленно перехожу на второй корабль, возглавлю его, и мы, в свою очередь, как можно быстрее направимся к пиратскому флагману. В первый момент никаких подозрений возникнуть не должно, поскольку будет выглядеть ответным визитом вежливости. Купец с небольшой задержкой пойдет за мной.

– Даже если не учитывать еще двух пиратов, допустим, мы их оттянем на себя, все равно никаких шансов, – высказал свое мнение Ожон Серебряная Борода.

– Захватить – да, – согласился я. – Но для нас в отличие от противника и ничья – победа. А размен малого корабля на флагман – тем более. Поэтому просто тараним и, не вступая в абордажный бой, пересаживаемся на следующего за нами торговца. Утопить не утопим, но из строя на какое-то время точно выведем. Скорее всего, даже надолго. В остатке получим наши большой и малый корабли против двух малых пиратских.

– Нет! И в любом случае без меня никуда! – повторила мои недавние слова Эледриэль.

Ларинэ согласно кивнула, ей поздно было что-то говорить. Спорить не имело смысла, и я не стал. Будет сидеть высоко на мачте, там безопаснее. Снайпер в любом случае пригодится.

– Даже если все получится, что не факт, выигрыш по кораблям еще ничего не дает, – предупредил капитан Хазгант.

– Знаю, но пиратам наша ситуация точно неизвестна. Возможно, и не решатся нападать. И в любом случае, поздно придумывать что-либо другое. Они уже близко.

Мы успели!

Когда устремились к флагману, не экономя ни амулет, перераспределяющий вектор силы ветра, ни магический двигатель (все равно после тарана ни то ни другое больше не понадобится), увидел сзади всполохи огня на пиратском корабле. Значит, Лара уже начала. Надеюсь, с ней ничего не случится. Однако нужно было думать о выполнении собственной задачи. К счастью, ветер успел усилиться и окончательно разогнал остатки тумана. Появился шанс нанести достаточно разрушительный удар, а это было, пожалуй, самой слабой частью плана.

Чтобы противник раньше времени не догадался о реальных наших намерениях, приказал держать такой курс, по которому можно подумать, будто мы собираемся лихо подойти борт к борту и начать абордаж. Самое логичное решение, если не знать, сколько бойцов на корабле. Была еще слабая надежда, что лихость у пиратов в норме и враг, все еще считая нас своими (ага, несмотря на огонь, уже бушующий на другом корабле), решит, будто мы пытаемся именно так пришвартоваться. Но это до начала устроенного Ларой фейерверка, теперь точно заподозрят готовящийся абордаж. Ну а то, что в самый последний момент мы собираемся резко развернуться, они узнают уже слишком поздно и ничего не смогут предпринять.

Понятно, максимальный урон тараном можно нанести, если его произвести строго под прямым углом. Но кто же позволит нам это сделать? Достаточно предполагаемой жертве немного развернуться, и вся энергия уйдет в скользящий удар. Вот и приходилось надеяться, что сумеем получить угол, близкий к желаемому. И потом, у меня цель не утопить, а обездвижить, уж с этим как-нибудь справлюсь.

На этот раз богиня удачи была на нашей стороне, все получилось в точности, как планировалось. Пираты вообще не стали ничего предпринимать, хотя и поняли, что мы вовсе не их коллеги, подплывающие с ответным визитом вежливости, а чужаки, задумавшие абордаж. Их понять можно – раз добыча сама идет в руки, зачем ей мешать?

Резкий поворот и сразу удар. Именно этого ожидали, но все равно некоторые из урезанного до минимума экипажа попадали (хорошо хоть, за борт никто не улетел!). Я, кстати, тоже не удержался на ногах, потому что больше переживал вовсе не за себя, а о том, как бы Эль не свалилась с мачты. Эльфийке как раз ничего не сделалось. У ушастых это врожденное, ураган скорее вырвет дерево с корнями, чем стряхнет с веток кого-то из их племени. А тут специально приспособленные для удобного лазанья даже в шторм снасти. Однако я все равно переживал.

Враги к такому удару заранее не готовились, и все же у них на ногах сумел устоять куда больший процент народу. Разница в массах кораблей сыграла свою роль. Пираты опомнились раньше нас и бросились на абордаж. Ведь они именно его и ожидали, а через борт прыгать или через разбитый нос – уже частности. Эти развалины, кстати, их неплохо сдерживали, не позволяя кинуться всей толпой.

Пока не подошел торговец, чтобы эвакуировать нас с обреченного корабля, приходилось обороняться. Причем по возможности лучше вообще никого не пускать на палубу, чем отбиваться, забаррикадировавшись на корме. Ближе к спасению – да, но легко можно и не дождаться. К счастью, нос нам помяло основательно, и, не сцепись корабли намертво во время столкновения, мы бы уже наверняка начали тонуть. Главное, в результате образовался приличный завал покореженного дерева, оборонять который можно было и десятком против намного превосходящих сил противника. А еще стоило иметь в виду мой магобластер и лук Эль.

Первую атаку отбили легко. Можно сказать, играючи. Понятно, из-за благоприятного стечения обстоятельств и внезапности, поэтому не стоило надеяться, что так будет все время. Вторая была куда более обдуманной и осторожной. Плюс к тому, пираты достали луки. К счастью для нас, толку от последних вышло немного. Прежде всего потому, что основной мишенью выбрали меня. Это были вовсе не тяжелые гномьи арбалеты, и все стрелы, попавшие в мифриловую кольчугу, даже не заставили попятиться назад, не говоря о сбивании с ног. Да и Эль в первую очередь уничтожила именно стрелков.

Пираты опять понесли потери и больше не горели энтузиазмом. До подхода купца все шло приемлемо, а стоило нам оставить завал на носу, как начались проблемы. Пираты легко прорвались на палубу. Отступать приходилось с боем и под серьезным натиском. Я отходил последним, являясь самым непробиваемым. Да еще был вынужден постоянно следить, чтобы Эль не отстала. Но все обошлось, жена даже вниз не спускалась, а просто перепрыгивала с мачты на мачту, не переставая стрелять. Расстояние для прыжка, кстати, было совсем не маленьким, но эльфийке не привыкать.

Как только отчалили, подвели итоги. Можно сказать, нам сильно повезло и легко отделались. Четверо раненых, трое из которых легкие. Когда Эль в первую очередь принялась лечить меня амулетом с магией жизни, который когда-то сама и сделала, понял, что раненых все же пять. Я и не заметил, когда меня успели достать. Причем трижды.

Пока Эль исцеляла меня, а затем и остальных, сам я следил за покинутыми нами кораблями. Стоило от них немного отойти, и стала видна общая картина. С нашим и так все было ясно – не жилец. Нос в гармошку – с таким повреждением никуда не уплывешь. С пиратским флагманом не все так радужно. В борту то ли пробоина, то ли серьезная вмятина. Затонуть с такой в любом случае не затонет, но и резво бегать по волнам наверняка не сможет. В принципе, именно это нам и требовалось, от одного возможного преследователя точно избавились. А если учесть, что на поврежденном трофее еще и весь груз остался, на перетаскивание которого у нас не было никакого времени, то есть вероятность, что не пожелают его терять и не станут раньше времени избавляться.

У противника, так или иначе, минус два. Теперь стоило посмотреть, чем занята оставшаяся пара? Как бы сейчас именно на нас не напали, посчитав самым слабым звеном.

Надежда на то, что они, под впечатлением наших быстрых и столь эффектных побед, предпочтут не связываться, не оправдалась. Сама скорость нас и подвела. Не было у противника времени на обдумывание ни впечатлений, ни ситуации. Пара оставшихся пиратов именно в этот момент пыталась брать на абордаж наш флагман. Или даже не пыталась, а именно брала. Было желание сплавать назад и забрать Лару, но это могло оказаться серьезной ошибкой, придется потом. Приказал как можно быстрее идти на помощь нашему капитану.

Хазгант. Капитан

План, придуманный князем Ва'Димом, мне откровенно не понравился. Оригинальный, неожиданный и… невыполнимый. Слишком уж многое в нем было оставлено на волю случая. И еще больше веры в магические способности своих эльфийских жен. Вообще некоторые моменты сомнительны, даже при благоприятных обстоятельствах. У него имелось только одно неоспоримое достоинство – отсутствие чего-то другого. В такой короткий срок лучше и не придумаешь. Ничего не придумаешь. Оставалось пытаться выполнить, с надеждой на то, что хоть какая-то часть получится, а дальше уже действовать по обстоятельствам.

Первая часть плана действительно прошла без нареканий. В этом, в общем-то, никто особо и не сомневался. Проскользнул мимо неспешно приближающегося к нам корабля, позволив Ларинэ, Анже и Сризке перепрыгнуть на его мачты. Совсем впритык не подходил, но с помощью канатов им удалось долететь. Отплывая, увидел сзади всполохи боевой магии. Эта троица точно имеет все шансы справиться.

У нас была своя задача. И, к сожалению, по наилучшему ее выполнению решение принимать пришлось не мне. Сначала один, а затем и второй малые корабли противника устремились в мою сторону. Пираты разделились и стали приближаться на приличном расстоянии друг от друга, не давая никаких шансов оставить обоих с одной стороны. В скорости и маневренности они меня превосходили, и намного. Практически одновременно оказались один с правого, а другой с левого борта. Начался неравный бой.

С одним я, может быть, и справился бы, но с двумя никак. Нас постепенно теснили. Очень скоро палуба осталась за пиратами. Сильно не хватало двух сумасшедших – Анжи и Сризки. Хотя старина Ожон тоже вспомнил молодость и дорого продал противнику каждый шаг, на который отступил. В любом случае, уже вскоре мы были полностью вытеснены с главной палубы.

Нас на мостике собралось совсем мало. Я, Серебряная Борода, десяток матросов и эльфийка Радмириэль. Она сначала стреляла из лука с мачты, потом, когда закончились стрелы, взялась за боевой амулет и била магией. Только тот дал всего дюжину огненных шаров, и результативность у них была ниже, чем у стрел. Тогда остроухая спрыгнула вниз с луком в левой руке и мечом в правой. Прорывалась к трупу убитого ею ранее пирата, выдергивала стрелу, пускала в следующего, и так несколько раз.

Хотя я и негативно отношусь к перворожденным, но вынужден признать, эта эльфийка очень помогла нам при отступлении. Теперь стоит рядом вся в крови, как своей, так и чужой. Тут вообще нет ни одного не раненого. Вон, даже один из контрабандистов с нами, и тот весь в крови. Остальные его коллеги погибли. И нам жить осталось совсем недолго. План князя Ва'Дима оказался хорош только в одном – пиратов сегодня перебили втрое, а то и вчетверо больше, чем они нас. Очень даже может быть, им не хватит людей, чтобы перегнать захваченные корабли. Только это слабое утешение.

– Рано вы собрались умирать, – вдруг заявила Радмириэль.

Будто мои мысли прочитала. Или так и есть? Ведь она не только маг жизни, но и разума тоже, как до этого Эледриэль. Однако куда важнее был смысл слов эльфийки. Посмотрел в указанную ее глазами и ушами сторону (даже не подозревал, что эльфы умеют ими шевелить) и увидел быстро приближающийся наш корабль. Раньше совершенно некогда было даже подумать, как там дела у князя. Теперь понял, что хотя бы у него все получилось и он спешит на помощь.

Небольшой торговый корабль причалил к борту одного из сцепленных с нами пиратов, и туда сразу стали прыгать вооруженные люди. Практически мгновенно смели немногих находившихся там противников и принялись за подбегающих. Вскоре перебирались уже к нам на борт.

На этот раз такого ожесточенного боя, как тот, через который пришлось пройти мне и моим людям, не случилось. Мы успели основательно проредить пиратов и хорошо при этом вымотать. Продолжать драться, как в самом начале, да еще и со свежим противником, они уже не могли. А тут еще новые эльфийские стрелы, опять начавшие прилетать откуда-то сверху. Они окончательно сломили морских разбойников.

Хотел бы помочь и атаковать еще и со стороны мостика, но на это просто не было сил. Максимум, что могли сделать, просто добивали пиратов, пытающихся сунуться в нашу сторону. Все, кроме Радмириэль, эльфийка вновь взялась за лук. Три стрелы прилетели сверху и вонзились в деревянный настил прямо у ее ног. Должно быть, Эледриэль поделилась. Вскоре противник был вытеснен на последний корабль и добит уже там.

– Быстро отцепляем лишние посудины, швыряем за борт все, что мешает, и плывем за Ларой! – начал командовать князь. – Вдруг ей нужна помощь!

Только он вскоре понял, что переоценил наши силы. Потери оказались слишком большими, да и такелаж местами поврежден. Ва'Дима это не остановило. Он отправил половину людей с торговца к нам приводить корабль в относительный порядок, а сам отправился забирать жену.

Поскольку какое-то время имелось, мы не стали спешить и избавляться от двух захваченных кораблей. Сначала стоило посмотреть, что там в трюмах. Ценных товаров не нашли, но обнаружили загнанных в самый низ рабов. Я не стал разбираться, что к чему, а сразу погнал всех помогать наводить порядок, исправлять повреждения и выбрасывать трупы пиратов за борт (последнее делалось с заметным энтузиазмом). Вернется князь Ва’Дим, пускай сам решает, что с ними делать, а сейчас для любых рук работа найдется.

Люди, бывшие в авантюрном налете с князем, успели рассказать, чем закончился его таран. Полного выведения большого корабля из строя, как и предполагалось, не произошло. И я теперь больше всего опасался, как бы поврежденный пиратский флагман не надумал избавиться от застрявшей в борту обузы и не поплелся в нашу сторону, пока мы не восстановили свои судоходные качества. Ва’Дим, понятно, человек сухопутный и мало что в морском деле понимает, иначе не рассказывал бы о вмятинах в борту пирата. Деревянные корабли не мнутся, а ломаются, поэтому там несомненно пробоина, весь вопрос в ее размерах. Но доползти до нас, при большом желании, смогут и так.

Однако пираты не спешили продолжать бой. Только нам от этого не стало легче. На горизонте показались паруса. Еще одна четверка кораблей, и это как минимум. Можно было не сомневаться, кому конкретно они принадлежат. Совсем некстати именно сегодня рассеялся этот драконий туман и восстановилось судоходство. Кто ему мешал продержаться еще хотя бы денек?

Глава 25

Дим. Попаданец

С Ларой было все в полном порядке. Однако, прежде чем броситься обнимать жену, внимательно ее осмотрел с ног до головы. Точно ни царапины! Она меня, кстати, тоже окинула взглядом. Явно заметила наскоро исцеленные раны и не только. Ведь изорваный стрелами камуфляж вообще никто чинить не собирался. После чего укоризненно посмотрела на Эль, мол, не уберегла. Но все равно обнялись все втроем. Бой был трудным, шансы невысоки, а мы выжили. И не только выжили, но и в плен не попали.

Анжа тоже осталась невредимой, хотя и была вся в чужой крови. Сризке повезло чуть меньше. Полуорчанка успела заработать несколько неглубоких порезов, на которые, впрочем, не обращала внимания.

Что самое интересное, троица не просто парализовала своим присутствием корабль, сумев продержаться до нашего подхода, как было запланировано. Нет, они втроем сумели его полностью захватить! Правда, управлять теперь тем, что осталось, было некому. Полтора десятка рабов не в счет. Да и сгоревшие паруса отнюдь не улучшают ходовых качеств судна. Это не говоря об уничтоженном такелаже и кое-где поврежденных мачтах.

Кстати, о рабах. Ларинэ уже успела их мобилизовать, пообещав свободу и гражданство в нашем княжестве. Вот только не все такой перспективе обрадовались. Захваченные пиратами и превращенные в рабов не собирались упускать представившийся случай, а некоторые из родившихся на Драконьих островах вовсе не были уверены, что изменения в их судьбе окажутся к лучшему.

– Кто хочет, плывет с нами, остальные могут оставаться. Уговаривать никого точно не собираюсь, – объявил я. – Корабль в вашем распоряжении.

В результате двенадцать решили перейти к нам на борт, а трое остаться. Что ж, каждый сам выбирает свою судьбу. Вообще-то желающих остаться рабами можно и не спрашивать, чего они хотят, а чего нет. Сразу заставлять работать без разговоров. Однако и надсмотрщиков у нас тоже не было. Освобожденные рабы присоединились к нам не с пустыми руками. Поняв, что никто не планирует не то что грабить захваченный корабль, но даже собирать трофеи, похватали кто оружие, кто доспехи, а кто кое-какие вещи из кают. Я не возражал. Обзаведутся благодаря ничего не стоящей мне щедрости собственностью – тоже плюс.

Едва вернулись к основному кораблю, увидели на горизонте паруса. Опять пираты! Четыре крупных корабля. Теперь совершенно не имело значения, насколько они укомплектованы, нам и с одним не справиться. Не увидев другого выхода, я отдал приказ сворачивать в опасную зону, в расчете, что местные туда не полезут. Ожидания оправдались не в полной мере, два пирата решились нас преследовать, два других остались на месте выигранного, но покинутого нами морского сражения.

Очень скоро выяснилось, что корабли противника быстроходнее наших и проверить, насколько глубоко пираты готовы проникнуть в воды русалок, не получится. По всему выходило, что они нас нагонят намного раньше, еще на самой кромке чужой территории. К тому же у них оставались еще свежие амулеты, перераспределяющие вектор силы ветра, а мы свои уже израсходовали во время боя, и зарядятся они нескоро.

– Эль, Лара, помните, на лунной базе русалки приветствовали нас какой-то песней на непонятном языке? – спросил я ушастых.

Эльфийки недоуменно кивнули. Помнить-то они помнили, особенно то, что я заслушался и засмотрелся на обнаженных подводных жительниц, только не понимали, с чего это вдруг заговорил об этом именно сейчас?

– Тогда пойте ее или что-нибудь максимально похожее. Только громче! – приказал я.

– Зачем? – спросила Эль.

– Чтобы преследователи подумали, будто страшные хозяева этих вод где-то рядом, – пояснил я. – Согласись, если матросы хором затянут, никого не обманешь, а если вы с Ларой запоете, то лишь эльфийское ухо и сможет определить, что точно не русалки.

Жены, наконец, поняли мою идею и затянули в два голоса нечто очень похожее на ту песню, которую нам довелось услышать на виртуальной лунной базе. А может, и ту самую, лично я вообще от оригинала не сумел отличить. В любом случае, завораживало почти так же, как тогда.

Над водой звуки иногда разносятся очень хорошо и далеко. Это был как раз один из таких случаев. Эффект получился потрясающий. Оба преследователя остановились, как вкопанные, словно кто-то резко нажал на тормоза. Не иначе действительно нажал. Не на якоря, конечно, но воспользовался амулетом. Потом они быстро развернулись и рванули в обратную сторону, теперь уже однозначно с использованием всех имеющихся в распоряжении магических артефактов. Хитрость сработала как нельзя лучше, только имела и неожиданные последствия. Откуда-то издалека донеслось ответное пение.

Убегать в ту же сторону, что и пираты, мы, понятно, не стали. Кроме всего прочего, даже неудобно как-то, вроде сами и позвали хозяев этих вод. Но и прямо на всякий случай тоже не поплыли. Оба наших корабля легли в дрейф, в ожидании, что будет дальше. На луне, пусть и с виртуальными русалками, мы уже общались. Весьма симпатичны и приятны. Можно надеяться, что и эти будут такими. А что пиратов не любят, так это нормально. Кто же, находясь в здравом уме, станет испытывать симпатии к морским разбойникам? Это только в Голливуде всякие Джеки Воробьи почему-то считаются положительными персонажами. На деле хороших пиратов не бывает.

Ждать пришлось совсем недолго. Пение несколько раз повторялось, все ближе и ближе, однозначно показывая, что его источник стремится к нам. Потом среди волн появились крупные дельфины. Сначала сами по себе, затем и с прелестными обнаженными русалками на спинах. От одной опасности мы гарантированно спаслись, как бы теперь лекарство не оказалось страшнее болезни.

Весь мой расчет строился на том, что, услышав знакомую песню, русалки как минимум заинтересуются, кто мы такие, и не станут топить сразу. Вернее, поначалу вообще никакого расчета не было, просто нашел единственный выход и им воспользовался, а уже задним числом объяснил, какой весь из себя умный и хитрый. Даже строчки из песни под это дело вспомнил:

«Самоубийца!» – слышу за спиной.
Но знаете, на том, на этом свете ли,
Я не вступаю в безнадежный бой.
Там выход был. Вы просто не заметили.

Особенно актуально сейчас звучало продолжение:

Стратег? Ну да, возможно, я такой.
Один клинок – на сотню небожителей?
Я не вступаю в безнадежный бой.
Я собираюсь выйти победителем[1].

Эти слова были более уместны, когда разрабатывался план почти безнадежного последнего морского сражения, но и теперь попали в точку. В любом случае, все вышло именно так, как я спланировал, пусть и задним числом. Обнаженная красавица, восседающая на дельфине, дождалась, пока ее рассмотрят все желающие, после чего пропела короткую фразу. Это явно было не частью первой песни, а уже обращение к нам. Естественно, никто ничего не понял.

– Мы вас приветствуем и просим убежища, – пропела в ответ Эль на общем языке.

Водная жительница отрицательно покачала головой. К счастью, это был всего лишь знак того, что она тоже ничего не поняла. У меня возникло впечатление, что сам язык русалка узнала, просто не владеет им. Потом она сделала еще одну попытку:

– Кто вы такие и откуда знаете слова нашего древнего приветствия? Этот вариант известен только жрицам глубинного храма!

Несколько раз прокрутил на языке «древнее приветствие», пока до меня вдруг не дошло, что оно действительно в самом буквальном смысле древнее. Русалка обращалась к нам на общем языке, каким он был во времена Первой Великой войны. И я ее понял! Эль, Лара и Анжа – тоже. А ведь он давно забыт. Ни они, ни я этого языка никогда не слышали. Вернее, не так, несколько фраз когда-то рыжая Ли перевела, но этого точно недостаточно. Выходит, когда находились на луне в виртуале, созданном коллективным разумом, нам этот язык в головы все же вставили. Хоть какая-то польза. Только странно, почему этот остался, а русалочий нет? Хотя совсем не помню, на каком языке мы с ними тогда разговаривали.

– Мы путешественники, – ответил я. – А песню слышали от представительниц вашего народа, когда гостили у них в подлунном море.

Удивил. Причем очень сильно. Можно было не сомневаться, что теперь нас точно топить никто не будет. Во всяком случае сразу. Так и оказалось. Дельфинья всадница попросила никуда не уплывать, пока она не сообщит своей королеве.

– Королева – это, конечно, хорошо, но нельзя ли нам подождать на каком-нибудь острове? – поинтересовался я. – И очень желательно, не посещаемом пиратами, а то у нас с ними возникли некоторые разногласия, в результате чего приходится убегать.

– Можно. Плывите в ту сторону. О пиратах не беспокойтесь, их сюда не пустят.

Эледриэль. Темная эльфийка

Опять Дим пялится на обнаженную грудь русалки. У всех мужчин одно на уме! Даже у нашего. Причем сама по себе она мужу не так интересна (будто он их не видел самых разных). Человек исподтишка на нас с Ларинэ поглядывает. Как мы отреагируем. А никак! При других обстоятельствах, конечно, а сейчас совсем не время разыгрывать сцены ревности.

Еще один рассказ лунных жителей оказался правдой. Они вообще напрямую старались не врать, но угадать, что имелось в виду, практически невозможно. Из их пояснений следовало, будто совсем немногие русалки легли в саркофаги, при помощи которых слились в единый разум, большинство предпочло воспользоваться порталом и перебраться на планету. Подводным жителям не так важно, какие войны бушуют на суше.

Оказывается, их потомки прячутся на этих островах уже много тысяч лет, и во всем мире о них никто толком ничего не знает, кроме смутных слухов, что где-то живут русалки. И ведь даже воспоминания о пришедших с луны предках сохранить сумели. Мы, эльфы, о том, что когда-то не делились на светлых и темных, давно забыли.

Пока неспешно плыли в указанном направлении, мы с Радмириэль занимались ранеными. Исцеляла, конечно, только она, а я помогала советами. Работы было очень много, а опыта у мага стихии огня в целительстве, наоборот, крайне мало, без меня она вообще только силой в чистом виде и действовала. Последний бой нам обошелся очень дорого. На главном корабле из выживших не ранеными остались только прятавшиеся в самых нижних помещениях трюма дети и женщины из клана Клюргаров. Все их мужчины серьезно пострадали.

Никогда бы не поверила, что так скажу, но быстрее бы эта дракоша прилетала! Надеюсь, уже скоро. Хотелось бы отсидеться в безопасных водах, пока все не закончится. Только, зная наше «везение», боюсь, приключения могут найти нас где угодно, а у водных жителей и подавно.

Заметила одну странную вещь: хотя лечила раненых Радмириэль, но при этом не только она, но и я невероятно устала. Создавалось впечатление, будто осталась связь с моим телом, и я получаю если не все, то самые сильные его ощущения. В любом случае, вечером представилась возможность отдохнуть, и я не собиралась ее упускать.

Лучший отдых – это возможность пообщаться с детьми. Только рано я успокоилась. Мариэль с Иваниилом на этот раз нас «обрадовали», проговорившись, что нашли в библиотеке мои старые недописанные дневники о Великой Миссии. Сколько же лет прошло? Для эльфа – так пустяк, а все равно впечатление, будто было это уже давно. Казалось, еще вчера познакомилась со странным северным варваром, а на деле годы пролетели. Каждый раз, вспоминая, собираюсь привести те записи в порядок и оформить в виде книги, но как-то в делах и заботах руки не доходят. А зря.

И вот, оказывается, дети уже добрались до дневников, им совсем не предназначенных. Там же черновики! В них много мыслей и подробностей, которые вообще не должны попасть в окончательный вариант, даже если он будет исключительно для семейного пользования. Да я там про темную такого понаписала…

Хоть мы с Ларинэ мужа за это и ругаем, но правильно он иногда маленьких непосед называет хитроухими ушастиками. Есть за что.

– Мы планируем устроить экспедицию за описанным там кладом, – вдруг заявил сын.

– Там ничего нет! – сразу ответила ему. – Я о нем вашим бабушке с дедушкой рассказала. Из их рощи давно организовали экспедицию родственники погибших и все забрали.

– Мы не про тот клад, – пояснил Иваниил.

– А про какой тогда? – не поняла я.

– Про папин.

– Ничего не выйдет, потому что о его местоположении даже сам папа толком ничего рассказать не может, – успокоилась я. – Если кто и помнит, то старый пес Дрейк, но от него вы точно ничего не узнаете.

– Мамы, папа, вы только не сердитесь, – начала дочь, – но мы эту экспедицию не совсем планируем, вернее, совсем не планируем.

– А что тогда? – спросил муж. – Ждете, когда мы вернемся, и хотите отправиться вместе?

Толкнула Ва'Дима локтем в бок. Вот так всегда, сейчас наобещает, а потом придется выполнять. Но ответ сына меня удивил:

– Уже все спланировали и осуществили. Как раз Дрейк нашел это место.

– Кто вас отпустил?! – воскликнули мы с Ларинэ хором.

– Тетя Ли, – сразу призналась Мариэль.

– Только она не отпускала, а вместе с нами отправилась, – уточнил Иваниил. – Ее очень заинтересовало описание некоторых папиных вещей.

Ну вот. Зря я тогда всю болтовню человека записывала, не разбираясь, что пригодится, а что нет. Точно зря. И с этой «тетей Ли» по возвращении нужно будет серьезно поговорить. Надо еще до такого додуматься – таскать маленьких детей в экспедиции ради удовлетворения мимолетного любопытства! Сама же говорила, что техника у нашего мужа примитивная. Вот и не лезла бы, куда не просят. Поэтому если мы с темной и сердимся (точно сердимся!), то никак не на детей, а на эту ненормальную рыжую эльфийку.

«Это еще большой вопрос, кто кого куда потащил?» – вдруг прозвучало в моей голове.

– Как?! – вырвалось у меня.

– Что как? – сразу спросил Иваниил.

– Ничего, милые, это я случайно, – ответила детям.

А сама уставилась на мужа. Ведь это был его голос!

– Ага, мой, – улыбнулся он.

«Но как?» – спросила я уже мысленно.

– Откуда я знаю? В конце концов, маг разума у нас ты.

– Почему без меня? – вдруг присоединилась Ларинэ.

«Выходит, мы опять можем общаться, даже несмотря на сменившиеся тела», – сделала вывод я.

– Если вы сейчас же не прекратите, то прервете связь с детьми, – вмешалась Радмириэль. – Не могу я одна ее держать.

Дети. Что они подумают о паузе?

– И что нашли? – спросил тем временем первым сориентировавшийся Дим. – Хоть что-то сохранилось, или все сгнило?

– Все прекрасно сохранилось, – ответил сын. – Фотоаппарат мы с сестрой сами включить сумели без помощи тети Ли. А она так ни в чем толком и не разобралась.

– Ладно, фотоаппарат – дело хорошее, – высказался муж. – С ним, другими вещами, а также с двумя мелкими любопытными ушастиками мы разберемся по возвращении.

Ва'Дим попытался изобразить строгость в голосе, но у него плохо получилось. Раздавшееся с той стороны едва заметное хихиканье – лучшее тому подтверждение. Отец притворился, что ничего не расслышал, и продолжил:

– А теперь, мелкие, признавайтесь, с кем и в какие еще экспедиции успели сходить в наше отсутствие?

– Ни в какие! – сразу ответила дочь.

Слишком уж быстро, что подозрительно.

– Тетя Ли и тетя Иркана не пускают, – начал жаловаться сын. – Когда им нужно, мы уже совсем взрослые, а как куда-нибудь из Долины Единорога съездить, так опять маленькие. И еще заводят свою любимую песню о том, что трон нельзя оставлять пустым, мол, вернется папа, и особенно мамы, им уши оторвут, если узнают, что за нами плохо следили.

Про уши – это хорошая идея!

– Точно никуда? – продолжил спрашивать отец.

На этот раз у него получилось действительно строго.

– Не совсем, – призналась Мариэль. – Но это не считается.

– Почему?

– Потому что, во-первых, дворец тети Ирканы находится совсем рядом, в наших же горах. То есть из княжества ни ногой.

– И летели вы туда, конечно же, на драконе? – вставила Ларинэ.

– А как же еще? – удивился сын. – Там неприступные горы кругом. На драконе – самый безопасный способ. Вы же нас и учили, что никогда не нужно зря рисковать, особенно когда можно этого избежать. И это во-вторых, потому что мы не ходили, а летали! И что за экспедиция, когда для достижения цели тратится полчаса? Тогда уж любой поход по лавкам точно экспедиция.

Тяжелый вздох мужа подтвердил, что так оно и есть.

– Вот и избегали бы, оставаясь в замке, – продолжила темная. – Самое безопасное и надежное место.

– Но мама! – возмутилась дочь. – Мы были официально приглашены на открытие дворца и просто не могли отказаться, будучи правителями долины. Престиж княжества очень важен, и поведение правителя играет в нем не последнюю роль.

Ведь это она нас с темной процитировала, когда мы выговаривали мужу за очередную его выходку. Тут и ответить-то нечего.

– Вы лучше скажите, откуда у Ирканы собственный дворец? – заинтересовалась я. – Нашла в наших горах и без спросу себе оставила? Только не говорите, что вы просто так взяли и ей подарили.

– Я бы точно не дарила, – ответила Мариэль. – Почти бесплатно сдать в аренду то, что самим трудно использовать, можно, но дарить такой горный дворец – никак.

– Молодец, дочка! – похвалила я.

– Ага, вся в маму, – добавил Дим.

– На самом деле его гномы построили, – пояснил Иваниил.

– Гномы?! Дракоше?! Нет, коротышки построят что угодно и кому угодно, лишь бы платил. В этом можно не сомневаться. Но неужели Иркана поделилась своими сокровищами?!

– Точно не делилась.

– Тогда почему?

– Мы не знаем. Но гномы остались довольны и к тете Иркане с тех пор относятся с большим уважением. Их для строительства дворца в княжество немало приехало, многие потом в долине остались. Сейчас свою часть города усиленно отстраивают. В основном вглубь роют, но уже и вся гора в террасах.

И вот опять! Вроде подробно рассказывают то, о чем спрашиваем, а все равно ощущение, будто что-то не так. И пока не вернемся домой, точно не узнаем, в чем дело.

Глава 26

Дим. Попаданец

На пляже, из которого, собственно, и состоял почти весь предоставленный нам островок, прохлаждались недолго. Даже Рада не успела восстановить силы, поэтому пока полностью всех нуждающихся в помощи не исцеляла, только тех, чьи раны могли оказаться смертельными. Остальным ускорила естественные процессы и обещала помочь чуть позже. Приведение в порядок основного корабля и восстановление всего, что успели разрушить во время боя, тоже только началось. Пока в основном лишь кровь с палубы отмыли. Да и не было никаких причин особо напрягаться. Какая разница, где именно ждать прилета Ирканы? Этот островок куда лучше любого другого места.

Уже на следующий день из глубин прибыла очередная делегация, и мы были приглашены на прием к подводной королеве (таких делегаций до этого всплывало несколько, но те просто смотрели, то ли наблюдая, то ли сторожа). Отправились не всей толпой, конечно, а только четверо. Понятно, что это были я, Эль с Ларой и Анжа. Да никто другой особо и не рвался под воду. Только ворон Саурон вдруг заволновался, хотя до этого все плавание вел себя образцово-показательно.

Нам предоставили амулеты, позволяющие свободно дышать под водой. Точно такие же, как те, которые давали лунные жительницы, когда мы посещали их море-пруд. Вернее, не давали, а показывали в виртуале, будто бы дают. Но не суть важно, главное, эти ничем не отличались от тех, и пользоваться ими мы умели.

Заметив, с какой осторожностью, если не сказать благоговением, русалки выдают нам эти реликвии, почему-то подумал, что они как раз с тех времен и сохранились. Наверняка больше нет, поэтому и пригласили всего четверых (не могут же они знать, что из всех, кто есть на обоих кораблях, лишь мы побывали на луне). Хотя, с другой стороны, древнего общего языка, кроме нас, в любом случае никто не знает, и об этом русалкам уже известно.

Вообще-то самим подводным обитательницам, несмотря на анатомию и образ жизни, точно нравится выбираться на песчаные пляжи и лежать часами, греясь на солнышке. Однако королева может принимать в таком виде разве что очень близких друзей, а предстать так перед незнакомцами как минимум политически неверно. Вот мы и спускались под воду, а не беседовали, отдыхая на пляже.

Русалки устроились совсем неплохо. Не представляю как, но под толщей воды отстроили дворцы ничуть не хуже того, который был показан нам на луне. Королева принимала почетных гостей в самом грандиозном из залов. Такого, пожалуй, не было и у древних во времена их расцвета.

Во-первых, намного больше места. Оно и понятно, там искусственно вырубленный в лунных скалах водоем, а тут целый океан. Во дворце имелись просторные залы с высокими потолками, не просто бесполезное использование пространства, как в наземных дворцах и храмах, в таких можно было плавать на любом уровне. Хотя с какими на фиг потолками? Стены и колонны зачем-то были, а потолки присутствовали только в некоторых помещениях.

Посмотрев по сторонам, понял, зачем тут стены. Для красоты, чтобы было где картины вешать. На самом деле их никто не писал масляными красками, а выложили красочными мозаиками из полудрагоценных и драгоценных камней, изображающими разные события подводной жизни. Ожидал эпических битв с драконами, но ничего подобного не обнаружил. На одной грандиозной мозаике со стадион размером изображалось нечто похожее на переселение русалок с луны через портал на поверхность планеты, в смысле, в океан.

Не знаю, зачем подводным жительницам в стенах окна, но они, как ни странно, тоже имелись. Правда, без стекла, но зато с прекрасными рамами, выложенными жемчугом разных форм и цветов. Своего рода проходы в стенах, через которые можно проплывать из одного помещения в другое.

Пол местами являлся мозаикой из драгоценных камней, а в других помещениях был устлан ракушками, опять же узорно, изображая ковры с различным орнаментом. Тут и там пробивались вроде и случайно, но на деле в строгом порядке и количестве какие-то полупрозрачные водоросли, будто тончайший шелк, струятся до потолка, где он был, а в других помещениях и выше, причудливо изгибаясь от направления воды. Более того, они источали свет, мягкий, не резкий, от которого все вокруг сверкало и переливалось. Эти подводные растения заинтересовали Эль с Ларой. Чувствую, и дома попытаются что-нибудь подобное вывести.

Сам бы я пропустил все это мимо, но эльфийки любовались, а русалки явно никуда не спешили, желая показать великолепие дворца редким, едва не единственным гостям. Вот и приходилось тоже разглядывать. Было много статуй на морскую тематику. Большинство самих русалок и изображали. Хотел было предложить ушастым поставить такие у нас в замке у какого-нибудь из фонтанов, но потом передумал. И так еле плелись, а если еще начнем изобразительное искусство обсуждать, то вообще застрянем.

Кстати, о фонтанах. Первое, что заметил, войдя в тронный зал, это именно их. Даже не сразу понял, в чем дело, мы ведь и так под водой. Русалки каким-то образом додумались использовать для этой цели песок. Как он не расплывался в стороны и не мутил воду, не представляю. Хотя что тут странного? Магия и никакого мошенничества.

Вообще в архитектуре чувствовалось сильное влияние жителей суши. Ну не может у подводных обитателей такое возникнуть естественным путем. Явно перенимали и изменяли под себя. Но потом сделали стандартом и сохранили на тысячелетия.

Для большинства это было всего лишь красивой древней легендой, и не более того. Официальная история народа, живущего на архипелаге, а вернее, в подводных пещерах под ним, начиналась двенадцать тысяч лет назад, с прилета первого дракона. Тому понравились острова. Тот факт, что они уже кем-то заняты, его совершенно не интересовал. Простая истина, будто русалкам с драконами совершенно нечего делить – не аргумент, ящеры не собирались терпеть никого постороннего там, где были их гнезда. Хотя, наверное, только это и спасло.

Драконы прекрасно себя чувствуют и под водой, но редко когда туда суются, предпочитая горы. У русалок не было другого выхода, кроме как выбрать себе пустынную зону, где не было ничего, кроме низких песчаных островков, и затаиться там на долгие тысячелетия. Правда, одна группа покинула архипелаг в поисках лучшего места, но о них больше никто ничего не слышал.

Последний по-настоящему могучий дракон улетел отсюда более трех тысяч лет назад, а примерно через две тысячи после того неожиданно появился еще один, совсем молодой, но и он надолго не задержался. Однако за такое время скрытный образ жизни стал второй натурой русалок, и три столетия назад появившиеся тут пираты далеко не сразу поняли, что острова вовсе не являются необитаемыми. Когда узнали, попытались начать охотиться на экзотических морских обитательниц, но не тут-то было. Люди не драконы, им русалки без труда сумели дать отпор в водной стихии.

И, кстати, оказалось, что на протяжении всего проживания на архипелаге русалки все-таки контактировали с драконами. Был один, избравший водяного в качестве своего второго облика. Теперешняя тритонья гвардия – как раз далекие потомки его и одной из королев. Еще одна причина, почему их не трогали, – хоть и далекая, но все же родня.

Истории были рассказаны, и началась совместная беседа. Вот тогда я случайно и проговорился, поначалу сам этого не заметив. На вопрос, какую бы помощь мы хотели получить, сказал, что ничего особенного не нужно. Всего лишь переждать в безопасном месте максимум неделю, а может быть, и меньше.

– Почему именно столько? – сразу заинтересовалась королева.

И тут я понял, что придется сказать правду, которая, скорее всего, хозяевам не понравится. Но все же дал честный ответ:

– Сюда летит последний дракон, чтобы отобрать у пиратов свои острова.

Как я и предполагал, им такая новость совсем не пришлась по вкусу. Пираты для русалок не представляли никакой реальной угрозы. Мало того, являлись источником некоторых редких предметов, добываемых с затонувших кораблей. Драконы – совсем другое дело.

– Откуда это вам известно? – задала вполне ожидаемый вопрос королева.

Вот тут и начинался наиболее тонкой лед. И ведь не соврешь, что случайно узнал.

– Мы сами ее позвали на помощь, – пришлось признаться мне.

Странно, но никто ни в чем нас обвинять не стал. Разве что в слишком высоком о себе мнении. За тысячелетия жизни на Драконьих островах у русалок к ящерам сложилось отношение как к чему-то абсолютно неизбежному. К тому же у меня нашлась и хорошая новость:

– Как только Иркана очистит главный остров от пиратов и откроет нам доступ к порталу, сразу вызовем сюда древнюю эльфийку. Лирмилиэль либо восстановит канал на луну, либо сумеет попасть туда другим способом. Так что можете готовить послание своим сородичам из далекой старины. Думаю, она не откажется передать.

Не знаю, чему больше удивились русалки, факту, будто дракон неизвестно с какого перепою станет освобождать острова для нас, или возможности попасть на луну? Однако, что интересно, поверили сразу. У них, по всей видимости, просто в головы не укладывалось, будто о таких вещах можно врать. А на то, что у человека в женах две эльфийки, причем одна светлая, а другая темная, вообще никак не отреагировали. Видимо, и не подозревали, насколько это считается невероятным событием.

Что интересно и совершенно неожиданно, нам практически сразу предложили военную помощь для захвата главного острова и портала. И действительно, чего зря ждать какую-то дракошу? Займем остров, восстановим портал, пророем к нему канал и будем наведываться друг к другу в гости. А заодно и на луну. И, кстати, о канале, по легендам, он там когда-то был и вел от самого портала до бухты. Потом то ли песком времени занесло, то ли драконы за ненадобностью засыпали.

– В гости – это, конечно, хорошо, но у нас в замке из водных просторов только баня и фонтан во дворе, – признался я.

– Неужели совсем никакого водоема? – искренне удивилась королева.

– Водопад и пруд в городе, – перечислил я. – Но портал глубоко в подвале замка, и к воде от него выходов точно нет.

– Жаль. Но тогда вы к нам сможете приходить. Тут пляжи хорошие.

Против пляжей никто ничего не имел, но по поводу всего остального энтузиазм королевы русалок разделяла только королева вампиров. Они практически сразу пришли к общему мнению, что главный удар лучше всего наносить ночью. Странная это была беседа, в которой перемежались планы боевых действий, женские секреты, сравнение достоинств любовников и многое другое.

– Хорошо, что мы в этой войне больше не участвуем, а то они такого напланируют… – шепнул я своим ушастым.

Они полностью со мной согласились, особенно Лара. Анжа тем временем хвасталась, что со специалисткой по различным порталам древней эльфийкой Лирмилиэль находится в превосходных отношениях (в совместный поход ходили грабить мифриловые подземелья), поэтому при первом удобном случае замолвит словечко. Все ждал, когда же она в манере северного короля Ва’Харра начнет называть русалку «царственной сестрой», но до этого не дошло.

С дракошей-менестрелем Анжа тоже оказалась в не менее прекрасных отношениях. Рассказала историю, как вдвоем они однажды завалились в гномий трактир и устроили с коротышками соревнования по распитию гномьего самогона с непременным запиванием гномьим же пивом. Ага, кружка одного, кружка другого, все по правилам. С хвостатой давно никто не желал в эти игры играть, так она новенькую привела.

Когда все бородатые коротышки оказались под столами, Анжа гордо удалилась, лишь слегка опираясь на плечо менестреля, у которой вообще не было ни в одном глазу. Иркана тогда еще не восстановила свои возможности, но драконий метаболизм уже давал о себе знать.

Слышал я эту историю. Вернее, сначала прочитал о ней в газете Сима Ралиэля (гномье издание не сочло событие достаточно важным, чтобы помещать на страницы прессы), а потом слышал, и не раз. При каждом следующем пересказе количество выпитого увеличивалось на пару бочек.

Но это все уже не имело особого значения. Главное – нас приняли и гнать не собираются. А если хвостатая горит желанием ввязаться в очередную авантюру – ее дело. Все равно уже недолго ждать осталось.

Глава 27

Анжа. Королева вампиров

С королевой русалок мы быстро нашли общий язык. Она хоть и правительница, но личностью оказалась интересной. А когда я призналась, что тоже королева, только вампиров, быстро заключили союз между нашими государствами. Ну и что, что чисто формальный? Многие короли так делают. Оно даже надежней, не будет никаких причин друг друга предавать. И вообще давно замечено, чем дальше страны одна от другой, тем крепче их дружба, делить-то нечего. В желании захватить врата портала еще до прилета дракоши тоже пришли к полному взаимопониманию. И действительно, нечего все заслуги оставлять Иркане. Она просто прилетит, огнем плюнет, и все дела. Нечестно.

Королева Льювильяла по вполне понятным причинам лично в налете участвовать не могла, но посылала свои сухопутные войска. Правда, те, по ее словам, не были способны на самостоятельные действия, нуждаясь в управлении, и она надеялась, что я с этим справлюсь. Сама знаю, что справлюсь. Вообще-то дело нехитрое, но мне такое не очень нравится. Привыкла отвечать только за себя.

Быстро обсудили план. Льювильяла звала не только меня, но князь Ва'Дим откровенно назвал затею авантюрой и участвовать не собирался. Даже странно, обычно именно он выдвигал авантюрные планы или их поддерживал. Эльфиек такое решение мужа более чем устроило, а в мои дела они лезть и не подумали. Когда позже рассказала оставшейся команде, из всех идея понравилась только Сризке. И еще мой ворон Саурон за нами увязался. Как-то неожиданно, до этого все время или на мачте, или у меня в каюте сидел и ни во что не лез. Не стала прогонять птицу, если передумает, сам на корабль всегда сможет вернуться. Ему проще, у него крылья, раз между мирами сумел пролететь, то внутри архипелага между островами точно сможет.

Странно, но от владений русалок до главного острова было сравнительно недалеко. Подводные жительницы все эти тысячелетия скрывались чуть ли не на виду у всех буквально в центре архипелага. Королева обещала, что мы отправимся на боевых водных единорогах. На вид они оказались теми же дельфинами, только форма головы чуть другая, и у каждого на лбу был длинный рог. Выбор пал на них вовсе не потому, что предполагалось сражение в море. Просто оказались не только опасными, но и самыми быстрыми морскими животными. Причем не исключительно из верховых, а вообще.

В планируемом набеге участвовали и тритоны, способные свободно передвигаться как в воде, так и на суше, и немалые силы самих русалок. Они собирались устроить серьезный разгром в крупнейшей пиратской гавани.

Никогда раньше подданные морской королевы подобных операций не проводили. Тому имелось несколько причин. Во-первых, просто не было необходимости. Пираты быстро поняли, что на море не имеют реальных шансов, и не совались в опасные воды. Теперь же такая необходимость появилась – успеть раньше дракоши и заявить свои права на пользование порталом. Льювильяла явно хотела войти в историю как великая королева, вернувшая русалкам древнюю прародину – луну. Во-вторых, раньше при всем желании морские обитательницы не имели возможности занять острова. Сами они не могут воевать на суше, а боевые тритоны без командования мало на что способны. И тут, по мнению королевы, могло хватить и меня одной, а уж при наличии помощницы – тем более.

– Необязательно быть великим стратегом и полководцем, достаточно только вовремя отдавать простейшие команды в соответствии с изменяющейся обстановкой, – заверила меня Льювильяла. – Тритоны сильны и отважны, но, к сожалению, последний приказ для них самый главный. Не отдашь в сменившихся условиях боя новый – они будут выполнять уже неактуальный. Потом поймут, но время будет упущено.

– Еще скажи, что всей твоей армией легко сможет командовать полуорчанка? – усмехнулась я, вспоминая первые неудачи Сризки в руководстве абордажной командой.

Королева посмотрела на устроившуюся чуть дальше на пляже обсуждаемую особу и ответила положительно. Мы говорили, не опасаясь, что она нас поймет. Древнего общего языка Сризка точно не знала.

– Точно? Она сама бросается в бой и только потом думает.

– Ну и что? Главное, реагирует на смену обстановки быстрее, чем тритоны. Этого вполне хватит.

Я лишь пожала плечами. Если Льювильяла так уверена, ее право.

Существовала еще третья, самая главная причина, по которой русалки не пытались захватить ни одного острова раньше и были готовы это делать сейчас. А именно – я. Вернее, моя способность убивать магов вне зависимости от их силы. Почему ни пленные, ни контрабандисты нам этого не рассказали, неизвестно, но последние полторы сотни лет Драконьими островами правил один очень сильный маг. Формально власть принадлежала совету капитанов, председателем которого тот являлся, но на деле он был единоличным правителем.

– Если это такой сильный маг, что вы его всерьез опасаетесь, то почему пираты стараются не соваться в ваши воды, а обходят по очень приличной дуге? – спросила я.

– Просто на море с любым сильным магом мы справимся легко, – уверенно ответила королева. – Поэтому и не лезет. Но на острове есть очень щедрый источник магической силы, оставшийся еще со времен драконов. Пока маг находится рядом с ним, он непобедим. Уверена, что справишься?

– Уверена, – ответила я. – Источник мне не помешает.

Все выглядело легко и просто, пока мы обсуждали планы, лежа на пляже (Льювильяла по такому поводу покинула свой подводный дворец). На деле оказалось куда сложней. Действуй я, как привыкла, неприятностей и не возникло бы (с чего бы им появиться-то?). Нет ничего трудного в том, чтоб сначала затеряться в городе, а потом добраться до мага, им правящего. Но мне приходилось еще и командовать войском, а эти два занятия несовместимы.

Вообще-то, если честно, я и опытными наемниками, способными самостоятельно думать, руководить не люблю, а эти оказались намного тупее, чем предполагалось. Кое-что стало понятным. Например, истории о морских чудовищах, которые по ночам забираются на палубы, вырезают там всех, кого найдут, и прыгают обратно за борт, не проверяя ни кают, ни трюмов. Очень похоже на тритонов! Любой из них, сунувшись во внутренние помещения корабля, скорее всего, там заблудится и самостоятельно наружу уже не выберется. Или выберется, но перед этим переполошит весь корабль.

Таким войском и против заведомо более слабого противника командовать не подарок, а пираты оказались неожиданно сильны. Один на один с человеком тритон еще держался неплохо (да что там скромничать, очень хорошо держался и почти всегда побеждал, не просто так их всего несколько могло всю палубную команду безнаказанно вырезать). Естественная природная броня, двузубый гарпун, короткий кинжал и возможность неожиданного удара хвостом – все это очень помогало. Если небольшие группы – отряд на отряд – уже хуже, но все же держались, особенно когда бой без затей. А если что-нибудь сложнее – это точно не их стихия.

Когда противник стал активно использовать магические амулеты, все пропало. Вообще-то у тритонов имелось наследие предка-дракона – естественная защита от магии. Вот только слишком слабая. Да обычно и такой не требовалось. Под водой и не нужно, там сама среда защищает, а теперь она стала совершенно недостаточной.

Вместо того чтобы прорваться к командующему вражеской армии и просто его уничтожить, я была вынуждена следить за своей. Не управлять, а именно следить, не позволяя окончательно развалиться. Сризка честно пыталась мне помочь, но толку от этого было откровенно немного. Подозреваю, мои собственные усилия со стороны выглядели ничуть не лучше. Хорошо, что князь Ва'Дим отказался участвовать и этого не видел.

Неожиданно полезным помощником стал увязавшийся за мной на войну ворон. Думала, из-за него будут только лишние заботы, и не прогоняла лишь потому, что птица в любой момент и сама могла улететь. Оказалась не права. Саурон подлетал с наиболее опасного направления, выкрикивая свое имя, привлекая таким образом мое внимание.

Наконец со стороны гавани протрубили в раковину. Русалки поняли, что план провалился, и отзывали войска обратно. Уж эту команду тритоны выполнят и без моей помощи, теперь я могла заняться делом, ни на что не отвлекаясь. Ага, размечталась! Сризка тоже тут осталась. Теперь приглядывай за ней. Хотя князь Ва'Дим вряд ли сильно расстроится, если его третья жена геройски погибнет, а уж две первые вообще будут искренне рады.

И Саурон, что характерно, никуда улетать не собирался. Сначала мы с ним откровенно развлекались. Я использовала на полную силу заклинание, отводящее глаза, и подкрадывалась вплотную к какой-нибудь группе пиратов. Ворон каким-то образом определял, где я нахожусь, и, внезапно вылетев из-за какого-нибудь здания, пикировал на ближайшего ко мне врага, но в последний момент резко тормозил и, сев мне на спину, изо всех сил вцеплялся в кожу брони. Все видели только то, как на человека набрасывается небольшая и совершенно неопасная птица, после чего тот падал замертво, а сама птица пропадала из виду, будто растаяв в воздухе. После нескольких таких случаев оставшиеся в живых стали бросаться врассыпную даже от пролетающего мимо воробья и кричали о неизвестном заклинании вражеского мага.

Полуорчанка тоже участвовала. Она сразу после этого бросалась на оставшуюся группу, с целью добить. План похвальный, только не всегда совпадал с ее реальными возможностями. Пару раз мне пришлось выручать эту сумасшедшую. Один раз вообще получилось совсем непросто. Враг активно использовал амулеты с боевой магией и бил по площадям, особо не целясь. Если противник сам не знает, куда попадет, то как такое предугадать мне? Никакая магия не поможет. Мне хоть и вскользь, но тоже досталось.

Развлечение – это, несомненно, хорошая штука, но пора было закругляться и браться за настоящее дело. То есть заканчивать как с весельем, так и вообще с войной. То, что пиратами правит сильный маг, мы знали, еще отправляясь сюда, но никто не говорил о его уровне. Оказался, если и ниже архимага, то ненамного.