/ Language: Русский / Genre:sf_action,sf_space, / Series: Warhammer 40000: Ересь Хоруса

Падшие Ангелы

Майк Ли

Любое воспроизведение или онлайн публикация отдельных статей или всего содержимого без указания авторства перевода, ссылки на Games Workshop запрещено. Права Games Workshop должны рассматриваться и быть упомянуты как действительного автора содержимого. © 2009-2010 Any reproduction or on-line publication of individual articles or entire document without the indication of the authorship of translation and reference to the Games Workshop is forbidden. The rights of Games Workshop must be considered and referred to as the original authors of the information. © Copyright Games Workshop Limited 2009. Games Workshop , BL Publishing, Black Library , Warhammer, Warhammer 40,000, Warhammer Historical, the foregoing marks’ respective logos and all associated marks, logos, places, names, creatures, races and race insignia/devices/logos/symbols, vehicles, locations, weapons, units, characters, products, illustrations and images from the Warhammer world and Warhammer 40,000 universe are either ®, ™ and/or © Games Workshop Ltd 2000-2010, variably registered in the UK and other countries around the world. Used without permission. No challenge to status is intended.

Действующие лица

С 4-м экспедиционным флотом Императора

Лев Эль’Джонсон - сын Императора, примарх Первого Легиона

Брат-Искупитель Немиил - капеллан

Капитан Стений - капитан боевой баржи «Несокрушимый Рассудок»

Сержант Коль - выходец с Терры, ветеран многих кампаний

Технодесантник Аскелон - член ветеранского отделения сержанта Коля

Марфей - член ветеранского отделения сержанта Коля

Вард - член ветеранского отделения сержанта Коля

Ефриал - член ветеранского отделения сержанта Коля

Юнг - член ветеранского отделения сержанта Коля

Корт - член ветеранского отделения сержанта Коля

Тит - дредноут

На Калибане

Лютер - некогда великий рыцарь; теперь, за отсутствием Льва, повелитель Калибана

Лорд Сайфер - Хранитель Секретов

Брат-библиарий Израфаил - главный эпистолярий на Калибане

Брат-библиарий Захариил - учащийся библиарий

Магистр Ордена Астелян - выходец с Терры, один из магистров обучения Лютера

Магистр Ремиил - старый и почитаемый магистр обучения Легиона

Брат Аттий - ветеран Сароша и член тренировочного персонала

Генерал Мортен - выходец с Терры, командир «Калибанских Егерей»

Магос Администратума Талия Боск - выходец с Терры, главный имперский чиновник на Калибане

Сар Давиил - бывший рыцарь ордена

Лорд Туриил - отпрыск когда-то могущественного благородного дома

Леди Алера - благородная леди и повелительница своего дома

Лорд Малхиал - сын известного рыцаря, переживающий теперь трудные времена

На Диамате

Губернатор Таддей Кулик - имперский губернатор Диамата

Магос Архой - повелитель кузницы Диамата

Пролог

Верность и честь

Калибан

В году 147-м Великого Крестового похода Императора

ОБ ИХ ПРИБЫТИИ не возвещали трубы, дома их не встречали приветствующие толпы. Они вернулись на Калибан глухой ночью, спускаясь сквозь темные облака свирепствующей поздней осенью бури.

Летевшие к посадочному полю десантные корабли один за другим прорывались сквозь тяжелые тучи, пронзая мрак находившимися на их шасси белыми сигнальными огнями. На несколько мгновений черные корпуса «Штормовых Птиц» осветились резким желтым светом прожекторов космического порта, и на широких крыльях транспортников стал виден крылатый меч - символ Первого Легиона Императора.

Штурмовые корабли включили маневровые двигатели и приземлились на посадочную площадку во вздымающихся клубах шипящего пара. Спустя несколько мгновений послышался металлический лязг ударяемых о пермакрит штурмовых рамп, сопровождавшийся тяжелым стуком бронированных ботинок - из тумана начали выходить огромные широкоплечие гиганты. Дождь стегал по изогнутым пластинам черных силовых доспехов Темных Ангелов и впитывался в белые рясы посвященных воинов. Тут и там, окуляры боевых шлемов мерцали тусклым багровым светом, но по большей части Астартес подставляли свои лица буре. Вода образовывала капли на тяжелых бровях и широких скулах, на мерцающих инфоразъемах и бритых головах. Их лица в своей суровости и безразличности были подобны камню.

Астартес промаршировали к дальнему концу пермакритовой площадки и выстроились молчаливыми рядами лицом к «Штормовым Птицам», прижимая болтеры к груди. Над их сомкнутыми рядами не реяли гордые знамена, в их главе не стояли смелые чемпионы в церемониальных доспехах и с искусно изготовленными клинками. Все эти почести остались с их родными орденами, которые все еще сражались вместе с примархом и четвертым экспедиционным флотом на Сароше. На некоторых начищенных и ничем не украшенных доспехах виднелись следы залатанных во время долгого путешествия боевых шрамов. После того, как воины покинули Калибан и присоединились к Крестовому Походу Императора, они участвовали всего в одной кампании, и лишь нескольким из них удалось увидеть сражение перед тем, как получить приказ о возвращении домой.

Маневровые двигатели взревели, когда «Штормовые Птицы» начали тяжело подниматься в воздух, освобождая место для других десантных кораблей, снижавшихся сквозь серо-стальной облачный покров. Ряды возвращающихся воинов росли, быстро заполняя северный край посадочного поля. Для того чтобы беспрерывно летавшие десантные корабли перевезли весь контингент на поверхность планеты, ушло четыре часа - собиравшиеся воины ждали и наблюдали в полной тишине, бесстрастные и неподвижные словно статуи, в то время как вокруг них завывал ветер и бушевала буря.

Последние транспортники приземлились за два часа до рассвета. Ряды Астартес немного зашевелились, воины выходили из транса и обращались в полное внимание, когда четыре последние «Штормовые Птицы» опустили рампы, и оттуда вышли их пассажиры.

Первыми вынесли раненых, тех из Астартес, которые получили тяжелые ранения во время боевой высадки на Сароше. Их бесчувственные тела лежали на грави-санях, и за ними наблюдали участливые апотекарии Легиона. Затем вышла почетная гвардия, состоявшая из самых старших посвященных воинов персонала. Во главе их шагал брат-библиарий Израфаил, чье строгое лицо было скрыто под полами широкого черного капюшона. Все входившие в почетную гвардию Астартес носили стихари, окаймленные рубинами, сапфирами, изумрудами, адамантином или золотом, что показывало их посвящение в одно из Высших Таинств. Все, кроме одного.

Захариил шел в десяти шагах от брата Израфаила, его голова, как и у наставника, также была под капюшоном, а бронированные руки скрывались в широких рукавах простого стихаря. Он чувствовал себя смущенным и совсем не к месту среди чемпионов и старших послушников, но Израфаил был непреклонен.

- На Сароше ты спас всех нас, - объявил библиарий на борту «Гнева Калибана», - включая и примарха. И в эти дни ты проводишь возле Лютера больше времени, чем все мы вместе взятые. И если ты не заслуживаешь стоять в почетной гвардии, то никто из нас и подавно.

Почетная гвардия шла размеренным шагом за своими ранеными братьями, которые, пройдя сквозь ряды ожидавших Темных Ангелов, двинулись дальше по направлению к обширному медицинскому отсеку Альдурука. Израфаил остановил гвардию перед собравшимися Астартес и резко отдал команду повернуться кругом. Шесть пар ботинок одновременно громыхнули по скользкому от дождя пермакриту, и все воины напряглись от внимания. Дождь падал на капюшон Захариила, медленно приклеивая материю к макушке его обритой головы.

Со слабым шипением гидравлики опустилась рампа последней «Штормовой Птицы». Трап осветился красноватым светом, и вдоль выжженного покрытия пролегла длинная тень, когда в ярящуюся бурей ночь вышла облаченная в доспехи фигура.

Проливной дождь замедлился, а воющий ветер стих подобно затаенному дыханию, когда на землю Калибана вновь ступил Лютер. Бывший рыцарь был закован в блестящие черно-золотые доспехи, которые, в отличие от крупных и громоздких доспехов модели «Крестоносец» большинства Астартес, были созданы в облегающем калибанском стиле. К его левому предплечью крепился изогнутый адамантиевый боевой щит со знаком Калибанского Змея, в то время, как на правом наплечнике был изображен символ Первого Легиона Императора - крылатый меч на темно-зеленом поле. На левом бедре Лютера висели «Сумерки» - устрашающий полуторный силовой меч, подаренный ему когда-то самим Львом Эль'Джонсоном, справа же в кобуре находился старый, видавший виды пистолет, часто применявшийся в кишевших монстрами лесах Калибана. Черты рыцаря были скрыты за большим крылатым шлемом, и когда он стремительно двинулся к собравшимся воинам, за ним волочился тяжелый черный плащ.

Все взоры сфокусировались на Лютере, когда он остановился точно в двадцати шагах от Астартес и оглядел их ряды пылающими неумолимыми глазами. Хотя он и подвергся многим физическим аугментациям как Захариил и остальные, Лютер был слишком стар, чтобы получить генное семя. Но даже сейчас, когда воины возвышались над ним на полторы головы, его аура присутствия, казалось, заполняла пространство вокруг него, заставляя Лютера казаться больше, чем он был на самом деле. Даже рожденный на Терре Израфаил был немного напуган заместителем Льва. Он был из той породы людей, которые появляются раз на тысячу лет, человек, который смог бы объединить весь Калибан, не появись другая, более великая личность - Лев Эль'Джонсон.

Лютер еще какое-то мгновение изучал Астартес, а затем снял шлем. У него было привлекательное лицо с квадратной челюстью, мощными скулами и орлиным носом. Его глаза были темными и острыми подобно кусочкам отполированного обсидиана, а черные как смоль волосы были коротко подстрижены.

На юге прогремел гром и вновь начал подниматься ветер, неся по посадочному полю завесу холодного дождя. Лютер обратил лицо к небесам и закрыл глаза, и Захариилу показалось, будто он заметил промелькнувшую на его лице тень улыбки, когда на него упали капли воды. Слабая морось вновь переросла в ливень.

Захариил видел, как Лютер сделал глубокий вдох, и взглянул на собравшиеся войска. На этот раз его улыбка была широкой и дружеской, но Захариил отметил, что этой радости не было в глазах Лютера.

- Добро пожаловать домой, братья, - сказал Лютер, его сильный голос с легкостью перекрывал дождь и ветер, от стоявших в первых рядах Астартес донеслись невеселые смешки. - К сожалению, я не могу обещать вам великий пир, которым приветствовались вернувшиеся из странствий рыцари. Если мы будем смелыми, и нам будет сопутствовать удача, то, возможно, мы сумеем организовать быстрый набег на кухню мастера Лювина и вынести оттуда немного свежего провианта до начала рабочего дня.

Многие из Темных Ангелов рассмеялись от воспоминания о Лювине, вечно орущем тиране всея кухни старого Альдурука. Не сумев сдержаться, Захариил также хихикнул, мысленно вернувшись к временам, когда он был оруженосцем, и с нежностью вспомнив залы и внутренние дворы крепости. Впервые после отбытия с Сароша он подумал, что вновь желает взглянуть на Альдурук.

Прежде, чем смех успел полностью утихнуть, Лютер взял шлем под правую руку и кивнул почетной гвардии.

- Ладно, - произнес он, - давайте посмотрим, насколько сильно изменилась скала за наше отсутствие.

Не сказав больше ни слова, Лютер, распрямив плечи и высоко подняв голову, развернулся и направился к подъездной дороге, ведущей к посадочным полям. Почетная гвардия немедленно двинулась за ним, а несколькими мгновениями позже покрытие наполнилось грохотом сотен ботинок, когда остальная часть персонала начала марш к отдаленной крепости.

Лютер шел во главе колонны подобно герою-завоевателю, вернувшемуся на Калибан скорее во славе, нежели в изгнании. Это было впечатляющее действо, подумал Захариил, но он задался вопросом, были ли обмануты этим его братья.

ОФИЦИАЛЬНО им приказали вернуться на Калибан потому, что Великий Крестовый Поход скоро должен был вступить в новую операционную фазу, и Первый Легион очень нуждался в новобранцах для того, чтобы суметь исполнить то, что запланировал для них Император. Лев огласил, что на их родине требовались опытные воины для того, чтобы ускорить учебный процесс, и составленный по этому поводу список имен был оглашен на всех кораблях флота. Спустя неделю после высадки в их первой кампании, Захариил и более пятисот его братьев, - более половины ордена, обнаружили свои имена занесенными в этот список.

Новости ошеломили их всех. Захариил видел это в глазах своих боевых братьев, когда они собрались на посадочной палубе, чтобы начать долгое путешествие обратно на Калибан. Если Легион так сильно нуждался в воинах, тогда почему их отвели с линии фронта? Тренировка рекрутов было делом для старших, полных мудрости людей, которые были уже не такими сильными как раньше. На Калибане так было испокон веков - и это не обошло стороной никого, ведь фактически все отосланные домой Астарес были родом именно с Калибана, а не Терры.

Как ни странно, было оглашено, что ответственность за тренировку будет нести сам Лютер, и это только укрепило их мысли в том, что здесь было что-то не так. Лютер, человек, на протяжении десятилетий бывший правой рукой Джонсона, и сумевший стать заместителем командующего Легиона даже не будучи Астартес, не должен был покидать Крестовый Поход ради обучения новых рекрутов в Альдуруке. Его просто отослали как можно дальше ото Льва, и остальной персонал ушел в изгнание вместе с ним.

Они последовали приказу неукоснительно, без вопросов и колебаний, как они и были обучены поступать. Но Захариил мог видеть, как в его боевых братьях пускали корни сомнения. Что мы сделали? Чем мы подвели его? Но Лютер оставил Астартес мало времени для размышлений - когда «Гнев Калибана» вошел в варп, он установил строгий режим для поддержания оборудования в надлежащем состоянии, боевые тренировки и внезапные тревоги, которые свели их досуг к минимуму. Что бы там на самом деле не случилось, казалось, будто заместитель командующего Легиона очень серьезно отнесся к возложенным на него обязанностям и намеревался выполнить их как можно лучше. Когда он не принимал деятельное участие, осматривая вооружение или инспектируя проведение боевой подготовки, Лютер проводил остаток времени, уединяясь в личных покоях, составляя планы относительно изменения тренировочной практики в Альдуруке.

Захариил был столь же занятым, как и все остальные, хотя его быстро освободили от мирских занятий вроде корабельных осмотров и внезапных тревог, оставив больше времени для развития своих психических сил под присмотром брата-библиария Израфаила и служению Лютеру в качестве неофициального адъютанта.

Вскоре после начала путешествия пришел приказ. Лютеру требовался помощник для помощи в составлении планов новой системы тренировок и организации работы на борту корабля. Для этой задачи он выбрал Захариила. Наиболее предположительно выбор пал на юного Астартес из-за их общего подвига во время попытки теракта сарошийцев на борту флагмана примарха, «Несокрушимом Рассудке». Это было верно, хотя и не по тем причинам, о которых можно было подумать.

Сарошийцы были очень культурными людьми, скрывающими в основе своей цивилизации ужасную язву. Когда-то, во время кошмара, именуемого Эрой Борьбы, они подписали договор с адской сущностью в обмен на собственное выживание. Когда Темные Ангелы приняли задачу по формализации согласия Сароша, планетарные лидеры предприняли попытку убийства их примарха, контрабандно провезя на флагман ядерную боеголовку. Если бы Лютер и Захариил не нашли и не обезвредили бомбу, то Легиону был бы нанесен удар, от которого тот не смог бы оправится.

Во время путешествия обратно на Калибан, Лютер никогда не вспоминал об этом инциденте, но между ними все время висел вопрос. Подозревал ли Джонсон правду? Не из-за этого ли Лютера отослали обратно, а вместе с ним и Захариила, как соучастника? Не было никакого способа узнать об этом.

ЭТО БЫЛ один из пяти космических портов, расположенных в пределах двухсот квадратных километров вокруг Альдурука, крепости Легиона. Захариил помнил о временах, когда эта земля была покрыта плотным лесом, изобиловавшим смертоносными растениями и животными. ПО определению имперских картографов Калибан был «миром смерти» - планетой не просто опасной, но активно враждебной к человеческой форме жизни. Каждый день представлял собою борьбу за выживание, и жизнь здесь была как очень тяжелой, так часто и очень короткой. Местное человечество выжило только благодаря храбрости и жертве благородных орденов планеты.

Лев Эль'Джонсон объединил все рыцарские ордена под своим командованием и возглавил успешную кампанию по уничтожению наиболее смертоносных монстров Калибана, но окончательный удар по устоям пришел в виде Империума. Слуги Императора спустились на планету вместе с гигантскими машинами и, очищая десятки километров леса в день, оставляли за собою одну выровненную безжизненную землю. Затем они построили шахты, очистительные заводы и мануфакторумы, необходимые для переработки богатых ресурсов планеты в жизненно важные военные материалы для Крестового Похода Императора. Для снабжения увеличивающихся промышленных зон возводили города, которые с каждым проходящим годом все быстрее росли ввысь и вширь, в то время как села и городки пустели.

В прошлом крепость Альдурук поддерживало более двух десятков деревень и поселков, обеспечивавших воинов всем от еды до одежды, железной руды и лекарств, так что рыцари могли свободно оттачивать свои навыки и защищать землю от зверей. Теперь они исчезли - окружающая крепость земля была выровнена и превращена в огромный военный и снабженческий комплекс. Сейчас Захариил едва ли сумел бы вспомнить, где когда-то находилась каждая из деревень. Теперь, в дополнение к космическим портам, здесь располагались учебные центры, казармы, арсеналы, склады и хозяйственные площадки, простиравшиеся настолько, насколько мог видеть глаз. Все это предназначались для снабжения Легиона людьми и техникой, в котором тот нуждался, чтобы играть отведенную ему роль в Великом Крестовом Походе.

В столь поздний час персонал шел почти незамеченным среди окружающей крепость шумной деятельности. Грузовые лихтеры и челноки сновали туда-сюда между космическими портами и доками на высокой орбите, перевозя товары и команды специалистов, предназначенные для фронтовых линий. Темные Ангелы проходили мимо длинных колонн артиллерийских тягачей и грузовиков с продовольствием, следовавших к посадочным полям или же от них. По дороге с ревом проносились взводы бронированных автомобилей, направляющиеся к перегрузочным станциям к югу от крепости или к учебным полигонам ауксиларии Имперской Армии Легиона. Как-то раз, целый полк рекрутов Имперской Армии остановился и быстро убрался с дороги, чтобы уступить дорогу Астартес. Молодые мужчины и женщины в чистых новых формах с открытыми ртами глазели на марширующих гигантов и возглавлявшую их фигуру в золотых доспехах.

Они шагали сквозь дождь и ветер десять километров, проходя через пермакритовые навесные стены, усеянные проекторами защитных щитов и точками автоматических орудий. Чем ближе они подходили к Альдуруку, тем плотнее и выше становились постройки, пока, наконец, Астартес не оказались в рукотворных каньонах, освещаемых лишь сферами искусственного света.

И все же Альдурук возвышался над всем остальным, подобно бастиону силы и традиции, окруженному морем постоянного изменения. Его гранитные склоны были очищены имперскими конструкторскими машинами, - даже сейчас, титанические экскаваторы снимали его отвесные склоны, вырезая выступы и прорывая туннели глубоко в скалу, расширяя крепость до самого сердца горы. Захариил слыхал о планах однажды создать у подножия горы ряд ворот, которые должны были обеспечить доступ к подземным уровням крепости, как и о лифтах, которые за пару секунд смогут доставить пассажиров в центр крепости. Даже, несмотря на всю свою эффективность, это изобретение казалось ему смутно отвратительным, - путь по Дороге Заблудших к замковым вратам столетиями прокладывался рыцарями Ордена, и имел в их легендах и преданиях великое духовное значение. Его братья могли воспользоваться лифтами, если бы они того пожелали, но Захариил собирался идти построенным древними путем так долго, как он бы сумел.

К его облегчению, крепость была еще не столь сильно изменена за годы отсутствия. У основания горы, неуместно поднимаясь между двумя казарменными постройками, стояли древние обветренные менгиры, отмечавшие начало старой дороги. Старые камни изображали начальные и конечные стадии путешествия рыцаря. Левый был вырезан в сходстве с направляющимся в мир гордым рыцарем, державшим в руках цепной меч и пистолет, тогда как правый был выполнен в форме потрепанного и изможденного воина в расколотых доспехах и со сломанным оружием, стоявшего на коленях от усталости, но державшего голову высоко поднятой и оглядывавшего лежавшую перед ним дорогу.

Захариил улыбнулся, увидев, что проходивший мимо Лютер погладил кончиками пальцев правый каменный столб - традиция, восходившая к самым ранним дням их братства. Он повторил движение, чувствуя под рукой гладкий камень и думая о поколениях предков, в течение тысячелетий делавших то самое.

Буря внезапно стихла, когда они вышли на узкую извилистую дорогу, хотя ветер все еще спутывал им стихари и дергал капюшоны. Облака бледнели с первыми лучами рассвета. Подъем, хотя и был долгим, прошел все же скорее, чем Захариил ожидал. После того, что показалось ему парой часов, он обнаружил, что находится на широком вымощенном квадрате земли, который в прошлом представлял собою очищенный от леса участок, где кандидаты на вступление в Орден проводили долгую и мучительную ночь перед замковыми вратами.

Когда Темные Ангелы приблизились, то увидели, что ворота были открыты нараспашку, и Захариил с удивлением обнаружил, что внутренний двор был заполнен рядами юных рекрутов, выстроенными так, чтобы создать проход к подножью внутренней цитадели замка. Рекруты были явно созваны в спешке - многие из них глазели на новоприбывших со смесью любопытства и удивления.

Лютер вел своих воинов с таким видом, будто это импровизированное собрание входило в его планы. В дальнем конце длинной линии рекрутов их ожидали две фигуры: одна слабая и согбенная от возраста, и вторая, облаченная в темные доспехи и отороченный золотом стихарь. Лютер остановился на почтительном расстоянии от обеих, и находившиеся за ним Астартес также с грохотом прекратили движение.

Будто по команде, собравшиеся рекруты припали на колено и склонили головы перед золотым рыцарем. Из сторожки замка донеслись звуки трубы - традиционный сигнал приветствия вернувшегося из долгого и опасного задания рыцаря. Магистр Ремиил, в последнее время бывший Кастеляном Альдурука, также стал на колено перед Лютером. Стоявший за Ремиилом Лорд Сайфер уважительно склонил голову перед заместителем командующего Легиона, хотя Захариил не смог не заметить слабый отблеск удивления в глазах воина.

Сайфер было не имя, но титул - тот, который восходил к наиболее ранним дням Ордена. Его роль состояла в поддержании традиций, обычаев и истории братства, так же, как и в поддержании целостности Высших Таинств - совершенных тактики и учений, которые разделяли все посвященные. Так как Сайфер был буквальной персонификацией Ордена и его верований, каждый, кто принимал этот титул, с этого времени навсегда должен был оставить свое имя. Он был краеугольным камнем братства, рыцарем великого опыта и мудрости, который хоть и имел мало реальной власти, все же оказывал огромное влияние на членов внутренней организации.

Текущий Лорд Сайфер был даже большей загадкой, чем все предыдущие, и не в последнюю очередь из-за своей юности и и отсутствие его среди высших эшелонов братства. Когда Лев Эль'Джонсон стал Гроссмейстером Ордена, все ожидали, что он назначит на этот пост магистра Ремиила, но вместо этого он возвысил малоизвестного рыцаря, который был младше Лютера и многих других высокопоставленных лордов. Поговаривали, что новый Сайфер проходил обучение в одной из меньших крепостей Ордена возле кишевшего Зверьми Нортвайлда, но даже это было не более чем слухом. Никто не мог понять причину такого выбора Джонсона, но также ни у кого не было повода и пожаловаться на это. По общему мнению, нынешний Лорд Сайфер был в большей степени отшельником и ученым, чем все кто был до него, он проводил долгие часы за изучением спрятанных в замке библиотек и архивов, хотя два пистолета на поясе намекали, что, как и все в братстве, он был способным бойцом.

Лютер казался искренне удивленным жестом верности магистра Ремиила. Он быстро шагнул вперед, протягивая руку.

- Вас беспокоят колени, магистр? - спросил он. - Пожалуйста, позвольте мне помочь вам встать.

Он оглянулся на ряды также стоявших на коленях воинов.

- Во имя Льва, вставайте, - сказал Лютер, и его голос эхом разнесся от стен цитадели. - Мы все здесь братья, и притом равные. Не так ли, Лорд Сайфер?

Сайфер вновь склонил голову перед Лютером.

- Воистину, это так, - ответил он тихим голосом. На лице Сайфера заиграла мимолетная улыбка. - Это то, благодаря чему мы преуспели и вошли в историю.

Мгновение магистр Ремиил смотрел на протянутую ему руку. Затем он неохотно принял ее и встал. Он сильно постарел за прошедшие несколько лет, отметил Захариил, и казался почти крохотным между высокими фигурами Сайфера и Лютера. Как и большинство старших членов Ордена, Ремиил был принят в Легион, но был слишком стар для получения генного семени Темных Ангелов. Странно, но он также отказался и от базовой физической аугментации и омоложения, которые приняли Лютер и все остальные. Он оставался продуктом прошлого, которое быстро исчезало в тумане времени.

- Альдурук приветствует тебя, брат, - сказал Ремиил. Его голос с возрастом стал хриплым, отчего его тон казался еще более строгим и грозным. - Капитан «Гнева Калибана» проинформировал нас о вашем прибытии, но у нас не было достаточно времени, чтобы устроить надлежащий прием.

Он посмотрел на Лютера, выставив острый подбородок в гордой, почти вызывающей форме.

- Рекруты готовы к проверке. Я надеюсь услышать вашу оценку.

Впервые Захариил заметил витающий во дворе слабый дух напряженности: по слабому напряжению плеч Лютера было ясно, что он также это чувствовал. Тщательно осмотрев собравшихся людей, юный Астартес понял, что возможно Ремиил устроил этот прием не просто так, он будто хотел с его помощью что-то показать персоналу.

Магистр Ремиил считает, что Лев потерял веру и в него, подумал Захариил. Почему же тогда ему нужно было посылать Лютера и половину ордена Астартес обратно на Калибан, чтобы принять на себя тренировку новобранцев?

Никогда раньше Захариил не подвергал сомнению приказы примарха. Одна мысль о том, что Джонсон мог совершить ошибку, казалась невообразимой. Но теперь его внутренности холоднели от дурного предчувствия.

Лютера, казалось, тон Ремиила совершенно не затронул. Он хихикнул, и тепло сжал руку магистра.

- Вы забыли об обучении бойцов больше, чем я вообще когда-либо знал, магистр, - сказал он достаточно громко, чтобы все смогли услышать. - Мы здесь для того, чтобы тренировать больше рекрутов, а не качественнее.

Лютер обернулся к собравшимся мужчинам и горделиво улыбнулся.

- Сам Император сказал это, братья! Он ожидает великих свершений от нашего Легиона, и мы покажем ему, что люди Калибана достойны его уважения! Вас ждет слава, братья; есть ли у вас верность и честь, чтобы получить ее?

- Так точно! - рваным криком ответили новобранцы.

Лютер гордо кивнул.

- Я и не ожидал меньшего от воспитанников магистра Ремиила, - сказал он. - Но у нас мало времени, а работы еще непочатый край. Великому Крестовому Походу нужны люди, и в ближайшее время меня и моих братьев отзовут обратно в гущу сражения. Мы намерены забрать с собою вас так много, как только сможем. Лев нуждается в вас. Мы нуждаемся в вас. И, начиная с сегодняшнего дня, вы будете проверенны так, как никогда раньше.

Собрание начало шевелится, - не только новобранцы, но и окружающие Захариила Темные Ангелы. Куда бы он ни взглянул, он везде видел написанное на лицах выражение решительности и гордости. В одно мгновение слова Лютера преобразовали царившую во дворе атмосферу - даже магистр Ремиил, казалось, зашевелился от убежденности в голосе Лютера. Персонал также это почувствовал. Они впервые увидели благородную цель в том, что им поручили делать. Их не забыли. Скоро они вернутся к своим братьям среди звезд во главе армии, которую они помогли создать и которая занесет Первый Легион в анналы легенд.

Лютер заговорил снова, на этот раз в его голосе чувствовались стальные нотки приказа.

- Братья, вы свободны, - приказал он. - Возвращайтесь к своей утренней медитации и приготовьтесь к сегодняшнему учебному циклу. Будьте готовы к тому, что вы столкнетесь на этот день со многими новыми проблемами.

Новобранцы начали быстро и бесшумно расходиться со двора под пристальным взором магистра Ремиила. Астартес из тренировочного персонала остались стоять на месте, ожидая, когда Лютер вновь заговорит. Захариил видел, как он сказал пару тихих слов Ремиилу после того, как ушел последний рекрут. Лорд Сайфер исчез в какой-то момент краткой речи Лютера, и Захариил не мог точно сказать, как или когда именно.

Пару мгновений спустя, Ремиил поклонился Лютеру и удалился. Лютер с деловым выражением лица повернулся к ожидавшим Астартес.

- Отлично, братья, теперь вы видите, какое задание лежит перед нами, - сказал он со слабой усмешкой. - Чем скорее мы здесь закончим, тем скорее мы сможем вернуться к сражению, поэтому я не собираюсь тратить ни минуты. Сразу же сообщите о своем прибытии в тренировочные полигоны. Мы собираемся проверить этих юнцов в деле.

Почетная гвардия Лютера склонила головы и разошлась, и остальная часть персонала немедленно последовала за ними. Захариил повернулся было, чтобы уйти, когда на него посмотрел Лютер.

- На два слова, брат, - сказал рыцарь, поманив его к себе.

Когда персонал покинул дворик, Захариил присоединился к Лютеру. Быстро говоря, Лютер суммировал детали своего учебного плана, который он намеревался осуществить в течение дня.

- Согласуй все с магистром Ремиилом, чтобы удостоверится, что все инструкторы проинформированы об изменениях, - сказал он. - Я оказываюсь перед необходимостью оставить проблемы реализации полностью в твоих руках, брат. В настоящее время я собираюсь заняться полным рассмотрением всего, что случилось в крепости за время нашего отсутствия.

- Я прослежу за этим, - сказал Захариил, удивленный и польщенный тем, что Лютер так сильно верил в него. Несмотря на то, какая обязанность только что была возложена на его плечи, Захариил с удивлением обнаружил, что его настроение сильно улучшилось по сравнению с тем, каким оно было все время после памятной битвы на Сароше.

На мгновение, они оказались одни в обширном дворе. Лютер пристально оглядывал пустое пространство, его уже ум переключился на другие проблемы. Спонтанно, Захариил произнес:

- Это было хорошо сделано, брат.

Лютер недоуменно взглянул на юного Астартес.

- Ты о чем?

- То, что вы сказали мгновением раньше, - ответил Захариил. - Это было воодушевляюще. Говоря по правде, многие из нас были в плохом расположении духа с тех пор, как мы покинули флот. Мы… ладно, нам приятно узнать, что мы здесь ненадолго. Все мы стремимся вернуться к Крестовому Походу.

Пока Захариил говорил, свет, казалось, покинул глаза Лютера.

- Ах, это, - сказал он, его голос странно стих. К удивлению Захариила, Лютер отвернулся, глядя на облачное небо.

- Все это было ложью, брат, - сказал он со вздохом. - Мы впали в немилость, и ничто из того, что мы здесь сделаем, не изменит этого. Для нас Великий Крестовый Поход окончился.

Глава первая

Тревоги и колебания

Гордия IV

200-й год Великого Крестового похода Императора

ВЫЗОВ ПРИМАРХА застал брата-искупителя Немиила на передовой базе седьмого ордена в предгорьях Хулдарана, всего в двадцати километрах южнее планетарной столицы. До рассвета оставалось еще два часа, и боевые братья ордена заканчивали последнюю проверку оружия и оснащения. Оставшиеся в живых потрепанные тяжелые подразделения гордианцев наконец прекратили длинное и горькое отступление, решив закрепиться между крутых железно-серых холмов. Темные Ангелы ощущали, что это будет последнее сражение в многомесячной кампании по приведению непокорного мира к согласию.

На открытых всем ветрам равнинах царила беспокойная ночь. В прошлый день седьмой орден преодолел двести километров, изматывая арьергард гордианцев, и поэтому у них было недостаточно времени для подготовки к штурму вражеских укреплений на рассвете. Немиил потратил большую часть времени, носясь между четырьмя районами дислокации войск ордена, разговаривая с воинами отделений, оценивая их готовность, и, когда его об этом просили, принимал боевые клятвы во имя Льва и Императора. Он едва успел доложить магистру ордена Тораннену о полной готовности ордена к сражению, когда от флота пришло сообщение о том, что брату-искупителю Немиилу и его отделению следовало немедленно прибыть на борт флагмана, и транспорт, который должен был их забрать, уже находился в пути.

«Штормовая Птица» коснулась земли спустя пятнадцать минут после того, как на передовые позиции врага обрушился предварительный артобстрел имперцев. Удивленный и немного смущенный Немиил мог только пожать руку Тораненну и принять его боевую клятву, а затем наблюдать, как бронетехника седьмого ордена с ревом неслась на север, в этот раз без него и его людей.

Не прошло и пары минут, как десантный корабль вновь поднялся ввысь. Совершив один виток вокруг истерзанной войной планеты, пролетев над покрытыми штормами океанами, увенчанными шапками снега горными цепями, пилот корабля отрегулировал курс и пошел на сближение со стоявшими на якоре над Гордией IV имперскими эскадрами. «Штормовую Птицу» заставили совершить пару дополнительных кругов, пока на боевой барже заканчивали пополнение припасов и освобождали пространство на посадочной палубе. После всей спешки и безотлагательности Немиилу теперь оставалось только сидеть и ждать, разглядывая серовато-зеленый мир внизу и задаваясь вопросом, как идут дела у Тораннена и его ордена.

Прошло полчаса. Немиил без интереса слушал вокс-переговоры по командной сети флота и изучал окружающую боевую баржу примарха группу военных кораблей и транспортов. Он вспомнил, что пятьдесят лет назад в 4-ом экспедиционном флоте насчитывалось не более семи кораблей; на Гордии IV флагман сопровождало двадцать пять кораблей самых разных классов, и это было едва ли третью от общей его численности. Все остальные были организованы в боевые группы различных размеров и действовали во всех уголках Щитовых Миров, сражаясь с Гордианской Лигой и союзными ей ксено-выродками.

Находящиеся на якоре возле флагмана боевые корабли состояли из резервных эскадр флота и суден, получивших повреждения в бою с небольшими, но сильными кораблями Лиги. Борта гранд-крейсеров «Железный Герцог» и «Герцогиня Арбеллатрис», пострадавших в сражении, ремонтировались вспомогательными космическими базами. В темноте холодно мерцали плазменные горелки, когда сотни сервиторов занимались ремонтом пробитых пластин корпусов и демонтажем орудийных позиций. После нескольких минут праздного изучения, Немиил также заметил безумную активность возле десятка других боевых кораблей. С огромных грузовых суден флота летали лихтеры и челноки, спешно доставляя все, начиная от реакторного топлива и заканчивая консервами. Впервые его начало одолевать беспокойство, и он задался вопросом, не удалось ли Лиге начать неожиданное контрнаступление, которое застало Легион врасплох.

Когда «Штормовой Птице» дали, наконец, разрешение на посадку, напряжение, которое почувствовал Немиил в воздухе пещерообразной посадочной палубы, только усугубило его тревогу. Измотанного вида офицеры и матросы работали в поте лица, распределяя сотни тонн груза и укладывая их по местам со всей возможной скоростью. Выкрики рабочих команд и сердитые тирады нетерпеливых старшин заглушились громким треском магнитного барьера палубы, когда на борт одна за другой влетели еще две «Штормовые Птицы» и приземлились позади челнока Немиила.

Штурмовые рампы десантных кораблей задрожали под весом бронированных сапог, и брат-сержант Коль вывел свое отделение наружу. Терран снял шлем, и, закрепив его на поясе, оглянулся по сторонам, с озадаченным и хмурым лицом разглядывая лихорадочную деятельность. Немиил взглянул на Коля, когда командир отделения присоединился к нему у основания рампы.

- Что, по-твоему, это все значит? - спросил он.

Коль покачал головой. Сержант был одним из старейших Астартес, которым удалось выживать в Легионе, сражаясь на протяжении всех двухсот лет Великого Крестового Похода. Его широкое лицо состояло из прямых линий и выступающих граней, испещренное старыми шрамами и обветренное за столетия тяжелой борьбы в своем служении Императору. Его волосы были заплетены в тугие косички, ниспадающие на бычью шею, над правой бровью сверкали четыре отполированных штифта выслуги лет. Он заговорил сиплым басом.

- Никогда не видел ничего подобного, - осторожно сказал Коль. - Что-то случилось, это точно. Флот выглядит так, будто готовится к битве.

Ограничивающее поле затрещало вновь, пропуская еще две «Штормовые Птицы» на постепенно заполняемую палубу. Штурмовые рампы открылись, и еще больше отделений Астартес, - судя по боевым отличиям, украшающим их нагрудники и наплечники, все до одного ветераны, - выгрузились с той же смесью оперативности и профессиональной быстроты.

Из установленных наверху вокс-динамиков зазвучал сигнал тревоги.

- Всем командирам отделений и командному составу по прибытии немедленно пройти в стратегиум.

Немиил нахмурился и посмотрел вверх. Даже голос диктора с мостика казался необычайно взволнованным.

- Похоже, будто все знают нечто такое, чего не знаем мы, - пробормотал он.

Коль покачал головой.

- Добро пожаловать в Великий Крестовый Поход, брат, - ответил он.

Немиил издал короткий смешок, покачав головой в ложном раздражении. За несколько последних десятилетий он сражался вместе с Колем и его отделением множество раз, и поэтому научился по достоинству оценивать саркастическое остроумие сержанта, но в этот раз Немиил не смог не заметить в голосе ветерана затаенное чувство напряженности.

- Пошли, - сказал он, направившись к лифтам в дальней стороне посадочной палубы. - Узнаем, что все это значит.

Члены корабельной команды ставали по стойке «смирно», братья Астартес уважительно склоняли головы, когда мимо них проходил Немиил. Пятьдесят лет тяжелейших кампаний не прошли бесследно для юного калибанита. Его доспехи, половину столетия назад изготовленные на Марсе, теперь были покрыты рубцами и повреждены на бесчисленных полях битв. Его левый наплечник, замененный оружейниками Легиона после боевой высадки на Киборисе, был покрыт гравировками сцен боев, которые ознаменовали атаку его ордена на киборийских охотников-убийц. На правом наплечнике трепетали прикрепленные печатями из плавленого золота и серебра пергаментные ленты, восхваляющие доблестные деяния против множества врагов человечества. Плечи Немиила покрывал окаймленный двойными полосами красных и золотых цветов плащ старшего посвященного, что показывало его ранг в Высших Таинствах, - традиция времен старого Ордена Калибана, теперь введенная их примархом и в Легионе. Подобно своим братьям с Терры, он также отрастил себе волосы, и носил их туго завязанными косичками, переплетенными серебряными нитями. Но из всех наград и почестей, которые Немиил заработал за половину столетия, он наиболее гордился мерцающим посохом, который он сжимал сейчас в руке.

Крозиус аквилум означал, что его владелец был одним из капелланов Легиона, избранных ордена, главной задачей которых было поддержание боевого духа своих братьев и сохранение древних традиций братства. Его назначили на этот пост десять лет назад, после мрачной осады Барракана, когда зеленокожие на восемнадцать месяцев отрезали его орден от основных сил на огневой базе «Эндриаго». В самом конце они сражались с идущими на приступ пришельцами кулаками и заостренными стальными кусками разбомбленных опорных пунктов, но тогда Немиил не колебался ни мгновения. Он без устали насмехался над орками и призывал своих братьев перед таким неравенством сил действовать даже с еще большим пренебрежением к собственным жизням. Когда грубо смастеренный топор зеленокожего раздробил ему колено, Немиил схватил его за клык, и, повалив на землю, забил до смерти. Когда их последнюю линию обороны прорвали, он оказался лицом к лицу с огромным чемпионом ксеносов и сразился с ним в эпической дуэли, благодаря которой у ордена появилось время для начала контратаки, которая, наконец, истощила силы врага. Когда на следующий день деблокирующая группа смогла прорваться к огневой базе, Немиил вместе с остальными братьями стоял на крепостном валу и приветствовал их. У него ушло несколько минут, прежде чем он пришел в себя после отмеченных им хлопков по плечам и спине и не понял, что воины ордена приветствуют не победу, а его. Спустя некоторое время все единодушно проголосовали за то, чтобы он занял место брата-искупителя Бартиила, павшего в мрачнейшие часы осады.

Даже спустя десятилетие, все это казалось ему немного нереальным. Он, образец идеалов Легиона? Ведь он знал, что был тогда просто слишком зол и упрям, чтобы позволить каким-то зеленокожим взять над ним верх. В свободное время он часто воздевал крозиус и потрясенно тряс головой, так, будто он принадлежал кому-то другому.

Он должен был быть в руках Захариила, часто думал он. Он был идеалистом, верящим. Я же всего лишь хотел быть рыцарем.

И месяца не проходило, чтобы он не задумывался над тем, как его кузен поживал на Калибане, и не сожалел, что он так и не смог попрощаться с ним на Сароше. Отбытие Лютера и остальных было поспешным, почти стремительным, и тогда Немиил, как впрочем, и все остальные, считали, что они скоро вернутся во флот. Но с тех пор Джонсон о них никогда не заговаривал, он даже уже не читал регулярных донесений с Калибана, поручая эту задачу членам своего штаба. Казалось, что Лютер и остальные полностью покинули мысли примарха, и когда годы начали растягиваться в десятилетия, по рядам космических десантников начали шириться слухи и предположения. Некоторые полагали, что размолвка между Джонсоном и Лютером произошла из-за сорванного покушения на Сароше, выросшей до предела старой ревности и мелкой вражды. Другие считали, что Лютер вместе с остальными несли ответственность за то, что позволили пропустить сарошийскую бомбу на борт «Несокрушимого Рассудка». Все это иногда приводило к горячим спорам между группировками калибанитов и терран внутри Легиона. Примарх Джонсон так и не подтвердил или опроверг любые слухи, и о них со временем позабыли. Нигде более не упоминалось об изгнанниках, кроме как в назидательных историях для новых посвященных: если ты однажды попадешь в немилость ко Льву Эль’Джонсону, тебе более никогда не подняться вновь.

Мне нужно отправить Захариилу письмо, рассеянно думал он. Он несколько раз начинал писать его, но как только орден начинал готовиться к высадке на очередном поле боя, каждый раз откладывал в сторону. Затем он начал проходить обучение капеллана, что занимало все оставшееся свободное время, которое он не тратил на сражения или подготовку к нему. И так незаметно проходили годы. Он решил вновь попробовать после того, как они одержат победу в этой войне.

Какой бы ни была текущая ситуация, мрачно думал Немиил, он был уверен, что Джонсон и 4-ый экспедиционный флот будут готовы к любым задачам.

СТРАТЕГИУМ боевой баржи, из которого открывался вид на мостик военного корабля и служивший боевым центром управления как «Несокрушимого Рассудка», так и всего 4-ого экспедиционного флота, был уже заполнен до предела, когда туда прибыл Немиил. Офицеры склоняли перед капелланом головы, когда он и Коль проходили мимо них, чтобы присоединиться к своим братьям у корпуса главного гололита стратегиума. На палубе царила напряженность, на лицах Астартес и офицеров читалась неловкость, каких бы усилий они не прикладывали, чтобы скрыть это. Некоторые пытались замаскировать свою тревогу с помощью грубого подшучивания, другие же отходили в сторону, обращая свое внимание на инфопланшеты или прослушивая через вокс-бусины донесения своих подчиненных, но во всем этом присутствовали знаки, которые обученный искупитель мог с легкостью прочитать.

Спустя пару мгновений после прибытия Немиила, по собранию прошло движение. Все присутствующие обратились во внимание, когда у входа в стратегиум появился Лев Эль’Джонсон, примарх Первого Легиона.

Как и все сыновья Императора, Джонсон был продуктом самой совершенной генной инженерии, известной человечеству. Он не был рожден, его изваяли на клеточном уровне руки гения. Его сияющие золотые волосы тяжелыми кудрями спадали на широкие плечи, кожа была бледной и гладкой, подобно алебастру. Зеленые глаза вбирали в себя свет, и казалось, будто они светятся изнутри, как отполированные изумруды. Его взгляд был острым и пронизывающим, по своей интенсивности подобным лазеру.

Обычно Джонсон предпочитал носить простой белый стихарь, обвязанный поясом из золотых цепей, который служил только для того, чтоб подчеркнуть его подавляющее физическое присутствие и генетически прекрасное телосложение. Тем не менее, в этот раз он был одет для войны, закованный в мастерски сработанные силовые доспехи, подаренные ему лично Императором. Пластины керамита были созданы в форме изгибающегося декоративного золотого орнамента, изображая леса далекого Калибана. На нагруднике располагалось чеканное изображение сражающегося со Львом Калибана молодого Джонсона. Спина монстра была выгнута, его лапы яростно полосовали воздух, а шея напряглась до предела в могучей хватке примарха. На бедре Джонсона висел «Меч Льва» - отличный клинок, выкованный на Терре мастерами-оружейниками Императора. За спиной примарха взметнулся изумрудно-зеленый плащ, когда Лев вышагивал подобно ангелу-мстителю.

При приближении Льва все голоса затихли. Немиил наблюдал, как при виде примарха меняются выражения лиц людей и Астартес. Даже сейчас, после того, как он сражался бок о бок с Джонсоном на протяжении стольких десятилетий, Немиил все еще чувствовал себя несколько напуганным всякий раз, когда оказывался в присутствии Льва. Он часто говорил Колю и остальным, что Император не ошибся, когда посвятил себя делу избавления рода человеческого от религиозного суеверия, иначе было бы очень легко принять примархов за богов, и почитать их соответственно.

Сам же Джонсон выглядел так, будто он не осознавал того эффекта, который производил на остальных, или же был настолько приучен к нему, что просто принимал его как фундаментальный факт, подобно свету или силе тяжести. Прежде чем занять свое место у округлого гололитического проектора стратегиума, он приветствовал высокопоставленных офицеров и ветеранов Астартес, мрачно кивая каждому. Джонсон вставил в гнездо проектора информационный кристалл, затем замер на мгновение, выстраивая мысли, и начал говорить.

- Рад встрече, братья, - начал Джонсон. Его обычно мелодичный голос сейчас был подавленным, будто кто-то только что нанес примарху ужасный удар. - Сожалею, что оторвал вас от обязанностей, но этим утром мы получили от Императора мрачные известия.

Он сделал паузу и встретился взглядами с ближайшими к нему офицерами и Астартес.

- Воитель Гор и его Легион отказались от своих присяг верности вместе с Пожирателями Миров Ангрона, Гвардией Смерти Мортариона и Детьми Императора Фулгрима. Они подвергли вирусной бомбардировке Истваан ІІІ, наиболее густо заселенный мир системы, и очистили его от всего живого. По подсчетам, погибло около двенадцати миллиардов человек.

Многие офицеры флота издали потрясенные вздохи и испуганные вскрики. Немиил едва все это слышал. Он чувствовал только шум крови в висках и ужасающий холод, который, казалось, ширился подобно ране в груди. Отзывающиеся эхом в его голове слова примарха были лишены всякого смысла. В них просто не могло быть смысла. Его разум отказывался принимать их.

Он обернулся к Колю. Выражение лица старого ветерана было стоическим, но его глаза остекленели от шока. Остальные Астартес также приняли вести в тишине, но Немиил мог видеть, что эти слова погрузились в них подобно ножу палача. Искупитель медленно потряс головой, будто это помогло бы ему выбросить оттуда ужасное знание.

Примарх терпеливо ждал, когда собрание восстановит подобие порядка. Он набрал серию команд на корпусе гололитического проектора, и устройство замигало, оживая. Перед собравшимися людьми замерцала карта Эриденского сектора. Расположенные там имперские системы были голубыми, в то время как в их сердце, агрессивно красным цветом пульсировала система Истваан. Джонсон нажал еще несколько кнопок, и многие из окружающих Истваан звездных систем начали постепенно изменять свои цвета. Немиил и многие другие были потрясены, увидев как множество синих систем превратились в красные, а другие, мерцая, становились тускло-серыми.

- Причины восстания Гора неясны, но размах его действий трудно переоценить. Новости о мятеже распространяются по сектору и за его пределами подобно раку, - сказал Джонсон, - вновь воспламеняя старые проблемы и территориальные притязания. Некоторые губернаторы открыто присягнули Гору, в то время как другие видят в бунте возможность построить собственные мелкие империи. За два с половиной месяца имперская власть в сегментуме Ультима подверглась существенному риску, и инакомыслие начинает распространяться также и на сегментум Соляр.

Джонсон остановился и начал разглядывать отображенную на карте схему беспорядков так, будто в ней содержались секреты, которые мог видеть только он.

- Вероятно, что лояльные Воителю агенты действуют в обоих сегментумах, подпитывая растущее инакомыслие. Заметьте, как вспышки беззакония распространяются из системы в систему по наиболее стабильным варп-маршрутам из тех, которые ведут к Терре, то есть в направлении, откуда бесспорно придет полномасштабное возмездие.

Немиил вздохнул, воспользовавшись психолингвистической методикой, которой он обучился за время тренировок, чтобы подавить эмоции и сконцентрироваться на зависшей в воздухе перед ним информации. Для него случаи восстания в сегментуме Ультима казались спонтанными, но Лев Эль’Джонсон был известен в Легионе, и вероятно за его пределами, за свой стратегический гений. Он почти интуитивно понимал баланс сил в конфликте и мог предсказывать его курс с потрясающей точностью. Из-за этого он стал одним из лучших генералов Императора, вторым после Гора, - и, по мнению многих Темных Ангелов, даже лучшим.

- Как только весть о восстании Воителя достигла Терры, Император начал собирать карательные силы, которые бы вступили в бой с мятежниками и пленили Гора, - мрачно продолжил Лев. - Согласно нашим донесениям, на пути в Истваан находятся семь полных легионов во главе с Феррусом Манусом и Железными Руками, но пройдет, по крайней мере, еще от четырех до шести месяцев, прежде чем они прибудут туда. Тем временем Гор разместился на Истваане V и занялся укреплением планеты в преддверии скорого нападения.

Немиил краем глаза заметил, как Коль скрестил руки на груди. Он взглянул на терранского сержанта и увидел, что он был нахмурен и озадачен.

- Следующие несколько месяцев будут крайне важны для Гора и мятежных Легионов, - сказал Джонсон. - Воитель знает, что Император нанесет удар всеми доступными ему силами. Теперь я понимаю, что наше размещение на Щитовых Мирах было попыткой рассеять самых верных слуг Императора для того, чтобы минимизировать количество Легионов, с которыми ему придется столкнуться, а также, чтобы выиграть время. Даже в этом случае ударные силы семи полных Легионов представляют для Гора страшную угрозу, а для того, чтобы выжить в планетарной осаде такой силы, не говоря уже о победе, потребуется преобразование Истваана V в настоящий мир-крепость. Также для этого будут нужны огромные количества поставок различных товаров за очень короткий промежуток времени - а подобное может обеспечить только полностью действующий мир-кузница.

Примарх нажал несколько кнопок на проекторе, и вид сектора смазался, а затем сфокусировался на Эриденском субсекторе и его соседях. Внезапно на первый план выдвинулась близкая к Истваану система, продолжающая упрямо оставаться синей в море красного и серого.

- Перед вами система Танагра, расположенная на границе смежного субсектора Ульторис. Как вы можете видеть, она находится всего в 52,7 световых годах от Истваана, и лежит у наиболее стабильного варп-пути на Терру. Также она является самой индустриализированной системой во всем секторе, в ней находится мир-кузница класса И-Ультима под названием Диамат, а также более двух десятков шахтерских аванпостов и очистительных заводов. Танагра была заново открыта Легионом Гора и приведена к согласию на относительно раннем этапе Великого Крестового Похода. С тех пор она стала ключевым логистическим центром всего региона, - вдумчиво кивнув, Джонсон указал на выделенную систему. - Не было бы преувеличением сказать что тот, кто владеет Тангрой, определяет судьбу всего Империума.

По собранию начало ширится роптание, но примарх с легкостью пересилил его.

- Предательство Воителя всех нас застало врасплох, как раз так, как он и намеревался это сделать, - произнес Джонсон. В его голосе были холодные злые нотки. - На этом этапе наши силы слишком сильно увязли на Щитовых Мирах, и поэтому мы не можем быстро ответить на предательство Гора - по лучшим подсчетам моего штаба, для того, чтобы завершить наши наступательные операции, даже на чрезвычайной основе, и передислоцироваться для удара по Истваану нам потребуется восемь месяцев. Даже если бы мы могли сделать все быстрее, агенты Гора вовремя оповестили бы Воителя, и он успел бы организовать контрманевр.

Джонсон сделал паузу, еще раз оглядел окружающие его шокированные лица, и его губы изогнулись в хищной улыбке.

- Небольшой, хорошо оснащенный контингент сможет достичь того, чего не сумеет целый Легион, - он указал на систему Танагра. - Диамат это ключ. Если мы сумеем защитить его промышленные богатства от Гора, то тогда его Легионы можно будет считать уже разгромленными.

Ропот собрания перерос во взволнованный гул. Внезапно Немиил понял, что означала вся та лихорадочная деятельность, которой была занята большая часть флота и то, почему примарх вызвал его прямо с планеты. Наряду со всеми пришедшими на борт Астартес, он был избран. В его груди начала расти жестокая гордость. Оглядевшись, он увидел, что многие из братьев также это почувствовали.

Джонсон поднял руку, взывая к тишине.

- Как многим из вас уже известно, я отдал приказы нескольким нашим резервным эскадрам для переоснащения и подготовки к немедленному развертыванию. Также я призвал с планеты двести ветеранов из наших орденов - так как я чувствую, это самое большее, что мы можем выделить. Как вы уже отлично знаете, кампания на Щитовых Мирах находится в критической стадии. Мы месяцами сражались с гордианцами и их ублюдочными союзниками ксеносами, и сейчас нам представилась отличная возможность раз и навсегда сломить этот альянс. В течение часа мой командный штаб должен переместиться на борт крупного крейсера «Дециматор» и оставаться на орбите до скорейшего завершения операции на Щитовых Мирах. Я лично возглавлю экспедицию на Диамат вместе с боевой группой из пятнадцати кораблей. Мы будем двигаться налегке, оставив медленные обслуживающие судна и корабли с продовольствием позади, в надежде, что на Танагре мы сможем пополнить припасы. Навигаторы полагают, что если текущие условия варпа останутся неизменными, мы сможем достичь Диамата за два месяца.

Джонсон сложил руки и взглянул на офицеров флота.

- Еще одно. Как только флот и остальная часть Легиона приступят к выполнению боевой задачи, «Несокрушимый Рассудок» и корабли боевой группы отступают для переоснащения и ремонта на Карнассус. Для поддержания видимости мы возьмем с собою несколько поврежденных суден. Секретность жизненно необходима. У Гора бесспорно имеются в этом регионе наблюдающие за нами агенты, и они не должны ничего заподозрить о том, куда мы направляемся на самом деле, до тех пор, пока не станет слишком поздно как либо помешать этому. Это всем ясно?

Офицеры все как один ответили кивками и согласным бормотанием. Немиил и остальные Астартес ничего не сказали. Без слов было ясно, что они подчинятся.

Примарх быстро кивнул.

- Боевая группа снимется с якоря и отбудет к точке скачка в системе в пределах десяти часов и сорока пяти минут. К этому времени должны быть завершены все идущие сейчас ремонтные работы, пополнения припасов и проверки оснащения. Без исключений.

Джонсон вновь обратил свое внимание на гололитический проектор.

- В настоящий момент, думаю, что Воитель выслал на Диамат мародерский флот, который должен начать вывоз необходимых ресурсов, - сказал он. - Когда через восемь недель, начиная с этого момента, мы прибудем в систему Танагра, мы должны быть во всеоружии.

Глава вторая

Произвол пренебрежения

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

МИНИАТЮРНЫЕ алгоритмические узлы в медном голоскрипторе тихо жужжали, записывая информацию на портативное ядро памяти. Пока буфер опорожнялся, Захариил замер и просмотрел хранимые в собственной памяти цифры и факты. Когда встроенная наверху скриптора индикаторная лампочка сменила цвет с янтарного на зеленый, он продолжил доклад.

- Усилия брата Лютера по всепланетарному набору новобранцев продолжают показывать устойчивое возрастание на двадцать процентов каждый тренировочный цикл. Чтобы разместить новых кандидатов, мы в третий раз подряд были вынуждены увеличить количество наших тренировочных орденов, и магос апотекариума докладывает, что благодаря новой экранирующей модели нам удалось резко уменьшить количество случаев отторжения органов среди новобранцев. Фактически за два последних тренировочных цикла не было ни одного подобного трагического случая, и магос уверен, что подобная тенденция может длиться вечно.

Захариил немного выпрямился, крепко стиснув руки за спиной и высоко подняв голову, когда он взглянул в линзу скриптора и представил себе, будто сейчас говорит напрямую с примархом и его старшим штабом.

- С гордостью передаю вам четыре тысячи двести двенадцать новобранцев Астартес, готовых присоединиться к своим братьям в передовых орденах. Это представляет аттестационную норму в девяносто восемь процентов - чрезвычайное достижение по меркам любого из Легионов Императора. Также с радостью сообщаю, магос Логистум одобрил привезенные из кузниц Марса две тысячи доспехов новой модели «Марк IV», сто новых костюмов тактических дредноутских доспехов и двести новых прыжковых ранцев модели «Тирсис» для их дальнейшей транспортировки на флот. В мануфакториях Калибана хранится две тысячи новых цепных мечей для арсенала флота и двенадцать миллионов болтерных снарядов. Мы ожидаем выгрузку бронетехники Механикумов в течение двух месяцев, и отправим их сразу же после проверки и одобрения. Если все пойдет по плану, на флот их будут сопровождать две новые дивизии егерей, которые сейчас проводят заключительные учебные маневры.

Захариил прервался на половину удара сердца, чтобы пройтись по цифрам в своей голове и удостоверится, что он ничего не упустил. Удовлетворенный, он кивнул скриптору.

- На этом я заканчиваю свой доклад. К тому времени, как вы получите его, мы уже начнем девятнадцатый тренировочный цикл. Брат Лютер и магистры обучения согласились, что дальнейшее сокращение времени цикла только ухудшило бы подготовку новобранцев, поэтому мы остановились на оптимальных двадцати четырех месяцах обучения, соединяя ускоренную хирургическую имплантацию с продолжительным режимом кондиционирования и обучения. По текущим предположениям, у нас будет пять тысяч готовых к бою Астартес к концу 315-го. Механикумы заверили нас, что выгрузка вооружения будет и дальше идти ускоренными темпами, пока приказ не будет изменен.

Его лицо помрачнело, когда он достиг заключительного пункта своего доклада.

- В качестве постскриптума, с горечью вынужден вам сообщить, что магистр Ремиил покинул Легион в возрасте ста двенадцати лет. С гордостью доношу до вашего сведения, что магистр с копьем в руках уехал по Дороге Заблудших. Все мы, а в особенности брат Лютер, скорбим о его потере. Мы больше никогда его не увидим. Полагаю, этот доклад найдет вас на переднем краю Крестового Похода Императора, отбрасывающим тени Старой Ночи и прибавляющим славы нашему досточтимому Легиону. От имени Лютера и остального тренировочного персонала, мы остаемся вашими верными и покорными братьями по оружию.

Он глубоко поклонился скриптору.

- Виктория ут Император. Брат-библиарий Захариил, конец связи.

Захариил потянулся вперед и щелкнул выключателем. Алгоритмические узлы зажужжали и защелкали, передавая остальную часть сообщения в ядро памяти. Слушая работающую машину, он продолжил свои размышления. Подстрекнет ли он гнев примарха? Этого он не мог знать. С другой стороны, с сожалением подумал он, что изменилось, если бы даже он знал?

Скриптор завершил работу. Захариил замер, собираясь с мыслями, а затем набрал комбинацию цифр на лицевой панели машины. Когда устройство защелкало, создавая новый заголовок сообщения, Захариил шагнул назад, став перед линзой. Когда янтарная лампочка дважды мигнула, он произнес:

- Приложенный файл сообщения, классификация четыре-альфа, стандартный шифр. Получатель - примарх Лев Эль'Джонсон, Первый Легион.

Когда свет изменился на зеленый, Захариил глубоко вдохнул и начал свою просьбу.

- Заранее прошу прощения, мой лорд, и надеюсь, что вы не подумаете, будто я говорю не к месту, но я был бы небрежным в своих обязанностях, если бы не прилагал всех усилий, чтобы улучшить состояние нашего Легиона в столь тяжелые времена, - он колебался, тщательно подбирая слова. - Наш тренировочный персонал старательно работал последние пятьдесят лет, совершенствуя процесс пополнения и процедуры обучения, чтобы быть в состоянии выполнять поставленные Императором перед нами задачи. Полагаю, что мои доклады, также как и постоянный приток воинов и поставок, свидетельствуют о нашей преданности и успехах. Мы достигли такой степени скорости и эффективности, которую не может превзойти любой другой Легион, и справедливо гордимся своими достижениями. На данном этапе у нас существуют оправдавшие себя методы и очень развитая инфраструктура для продолжения процесса набора. Сейчас Легион наиболее нуждается в воинах-ветеранах, которые по возвращении домой разделят полученный за последние пятьдесят лет опыт. К тому же, наши братья на Калибане остро осознают собственный ограниченный опыт, и стремятся отточить свои навыки на врагах Императора. Особенно это относится к брату Лютеру, который, как я предполагаю, будет намного лучше служить Легиону возле вас, чем занимаясь пополнением здесь, на Калибане.

Захариил старался выглядеть спокойным и бесстрастным, даже когда его разум изо всех сил старался подыскать такой аргумент, которые поколебал бы примарха.

- Думаю, не было бы ложью сказать, что мы сделали здесь все что могли, и в интересах Легиона будет наше возвращение в родные ордена на флоте. Особенно это касается брата Лютера, чьи навыки воина и дипломата известны повсеместно. Если вы решите призвать одного из нас, мой лорд, то пусть это будет он.

Его сомкнутые за спиной руки сжались в кулаки. Он хотел бы сказать больше, но боялся, что уже исчерпал весь свой запас удачи. Захариил склонил голову перед линзой.

- Надеюсь, что после получения докладов вы увидите логичность моего запроса. У всех у нас есть обязанность перед Императором, мой лорд - все, чего мы просим, это шанс исполнить то, для чего мы были предназначены - побеждать Его врагов и возвращать утерянные миры человечества.

Захариил быстро кивнул, и чтобы не испытывать желания говорить дальше, потянулся вперед и выключил регистратор. На небольшой кабинет опустилась тишина, которую нарушало лишь жужжание алгоритмических узлов скриптора и бормочущие голоса, доносящиеся из прилегающего операционного центра. Слабо вздохнув, юный библиарий отвернулся от устройства и оглядел тесное, убранное пространство с отполированным настольным гололитом серого цвета, аккуратно сложенными в стопки ядрами сообщений, в которых содержались отчеты состояния обо всем, начиная с графиков тренировок и заканчивая нормами производства вооружения. Из располагавшегося за столом высокого узкого окна в Башне Ангелов открывался вид на южный сектор разросшихся во все стороны складов оружия, казарм и учебных полигонов Легиона. В послеобеденном смоге мерцающими красными и зелеными навигационными огнями обрисовывались высокие шпили. Выглянув из окна, он осмотрел шумную деятельность, энергичную промышленность войны и задался вопросом, что стало со старым магистром Ремиилом.

Внутренние механизмы затрещали, и из скриптора вылезло ядро памяти. Захариил двумя пальцами аккуратно вытянул маленький цилиндр из гнезда и засунул его в декоративную латунную переносную трубку, отмеченную гербом Легиона. Сверившись с внутренним хронометром, он заметил, что у него было еще достаточно времени, чтобы добраться к части, прежде чем они не отбыли на посадочное поле. Он нажал пальцем на вокс-бусину и вызвал транспорт, затем надел капюшон стихаря и направился к лифтам на противоположной стороне операционного центра. За ним неотступно следовало дурное предчувствие, пока он заходил в лифт и спускался в глубины великой горы.

Захариил не мог сказать, почему в последнее время на него начала давить тяжесть лет. Большая часть этих пятидесяти лет прошла действительно быстро, затерявшись в вихре тяжелой работы и кажущихся бесконечными повторениями стратегий вербовки, планов подготовки и расширения производства. Лютер сразу заметил, что просто ускорить темп обучения было бы недостаточно - выполнение поставленных примархом целей требовало создания раскинувшейся по всей планете огромной структуры поддержки. Это было геркулесовой задачей, и то, что Джонсон избрал именно их для ее выполнения, Захариил сначала считал великой честью.

Лютер вовлекал себя в каждый аспект планетарной администрации, от сбора десятины до промышленной и аркологической инфраструктуры, и Захариил всегда следовал за ним. Лютер зависел от него все больше и больше, поручая ему принимать решения, ежедневно затрагивающие жизни десятков миллионов людей. Сначала его ужасала столь явная тяжесть обязанностей. Но он собрал всю свою храбрость и взял дело под контроль, решив искупить себя в глазах примарха. Леса Калибана исчезали, на их месте основывались шахты, очистительные заводы и промышленные агломерации. С ростом населения планеты повсеместно возникали огромные аркологии вроде искусственных гор. По земному шару распространялась цивилизация, и ряды Легиона неуклонно росли, когда Лютер нашел способ уменьшить тренировочный цикл с восьми лет всего до двух. Тем временем до Калибана доходили вести о деяниях Джонсона, и их сердца наполнялись гордостью, когда Темные Ангелы следовали от одной победы к следующей. Транспортные корабли из сотен отдаленных миров привозили на Альдурук боевые отличия и военные трофеи, свидетельствующие о доблести примарха и боевых орденов Легиона. Члены тренировочного персонала восхищались каждым посланным их братьями символом, и по-дружески хвастались, как они превысят их достижения, когда Джонсон призовет их обратно в бой.

Но проходили десятилетия, а вызов так и не последовал. Джонсон ни разу не посетил Калибан - два запланированных визита были отменены в последний момент, ссылаясь на поступившие новые приказы от Императора или неожиданные события в текущей кампании. С каждым годом данное Лютером во внутреннем дворе крепости обещание персоналу становилось все более и более пустым, но ни один воин не винил его. Во время ссылки их верность Лютеру выросла как ничто другое. Он разделял вместе с ними тяготы и хвалил их за успехи, вдохновляя их собственной самоотверженной работой, смирением и личным обаянием. Хотя каждый из них бы и отрицал, если его спросили бы об этом, но Захариил знал, что многие из его братьев были более верны Лютеру, чем их далекому примарху, и со временем это начинало волновать его все больше и больше.

Только в такие моменты уединения, когда они путешествовали по Калибану, проверяя работу мануфакторий, или проводили долгие часы за работой вместе с Лютером в санктуме Гроссмейстера, Захариил видел смятение в глазах великого человека.

С продвижением экспедиционных флотов все дальше по галактике, новости шли до Калибана все дольше. Нагруженные награбленным добром и военными трофеями транспортные корабли в последнее время становились все менее частыми. Затем, недавно, до них дошли новости о том, что Император назвал Гора Луперкаля своим Воителем и оставил ведущие Крестовый Поход Легионы, чтобы вернуться на Терру. Сначала Лютер надеялся скрыть эти новости. Но это было глупо. Очень скоро уже все боевые братья говорили о случившемся, как и том, что это для них означало.

Никто из них не был глупцом. Они видели, что Крестовый Поход вступал в свои заключительные фазы, и их последний шанс добыть славу уходил навсегда.

После нескольких долгих минут лифт доставил Захариила к основанию горы, в пещерные районы стоянки транспортных средств. Плазменные горелки шипели и брызгали, пока технодесантники и сервиторы трудились над починкой нескольких поврежденных «Носорогов» и «Хищников», отосланных с линий фронта обратно на Калибан. Он даже не успел выйти из кабины лифта, когда из транспортного отделения плавно выкатился персональный четырехколесный автомобиль и остановился возле библиария. Он залез в пассажирское купе с открытым верхом, достаточно большое, чтобы в нем поместилось двое Астартес в полных доспехах.

- Сектор сорок семь, тренировочный орден семь, главный район сбора, - приказал он сервитору в купе водителя, и транспорт тут же двинулся с места, начав наращивать скорость, как только въехал в один из транзитных туннелей пещеры.

Мысли Захариила блуждали, пока они проносились мимо рядов бронетранспортеров, танков и десантных боевых машин. Он снова и снова вертел в руках ядро памяти, задаваясь вопросом о причинах того беспокойства, которое засело в глубинах его разума. Даже медитативные техники Израфаила не могли притупить ощущаемое им дурное предчувствие. Оно было подобно осколку под кожей, болью напоминавшим о своем присутствии и сопротивляющимся всем попыткам извлечь его.

Он не мог объяснить, почему было так важно, чтобы Лютер вернулся к Джонсону. Все они стоически переносили свою ссылку и полностью посвящали себя обязанностям, как и положено любому Астартес, и Лютер в первую очередь. Конечно, Захариилу было известно почему - заместитель командующего Легионом искал искупления за то, что он едва не совершил на борту «Несокрушимого Рассудка». Лютер обнаружил бомбу, втайне завезенную сарошийской делегацией на боевую баржу Темных Ангелов, и ничего не предпринял. На короткое время он позволил ревности достижениям Льва Эль'Джонсона затмить свою лучшую половину, но в последний момент он пришел в себя и попытался исправить положение вещей. Он и Захариил едва не погибли, избавляясь от сарошийской бомбы, но примарх каким-то образом заподозрил этот проступок Лютера и сослал его на Калибан. Теперь Лютер работал, чтобы загладить свою вину, но все его старания проходили незамеченными.

И все же, был ли у Лютера иной выбор? Даже если бы он захотел бросить вызов пожеланиям Льва, какие у него были варианты? Потребовать справедливого рассмотрения и вернуться на линию фронта? Сделать это означало бросить Калибан и искать примарха, пойдя против ясных приказов Джонсона, а это означало прямое восстание. Лютер никогда бы не согласился на подобное. Это было просто невообразимо.

Но если Джонсон пустил бы все на самотек, Если бы он оставил своих верных воинов сидеть здесь, в то время как Крестовый Поход подходил к концу, то это оставило бы в их братстве рану, которая по-настоящему никогда бы не зажила. А у подобных ран со временем проявлялась склонность к гноению, пока все тело не начинало подвергаться опасности. Когда-то давно на Калибане подобное происходило постоянно.

Захариил потер лоб, когда автомобиль выехал из туннеля наружу. Он не мог вообразить прямого инакомыслия внутри Легиона, но эта мысль не давала ему покоя.

Библиарий крепче сжал трубку с посланием. Если из-за этого на него падет гнев примарха, значит, так тому и быть. Это было намного более важным.

Потребовался почти час, чтобы добраться от горы к сорок седьмому тренировочному объекту ордена, минуя последовательные кольца защитных стен и контрольно-пропускных пунктов прежде, чем выехать на край широкого плаца, с трех сторон окруженного казармами, стрельбищами и центрами симуляторов боев.

Когда автомобиль затормозил, Захариил резко выпрямился, его брови удивленно поднялись. Плац был пуст. Он вновь сверился с хронометром. Согласно посадочным спискам, здесь должна была находиться тысяча Астартес в полном обмундировании, ожидая погрузки на транспорт, который должен был доставить их на высокую орбиту.

- Жди здесь, - сказал он сервитору, выпрыгнув из автомобиля и быстро направившись к обители магистра ордена. Захариил открыл дверь и влетел в комнату, чтобы обнаружить, что магистр ордена проводил неформальный брифинг со своими недавно обученными командирами отделений. При приближении библиария молодые Астартес обернулись, не в состоянии скрыть удивленные выражения на лицах.

- Магистр ордена Астелян, что все это значит? - спокойным, но строгим голосом спросил Захариил. - В эту самую минуту твои Астартес должны были собираться на посадку, но плац пуст.

Газа Астеляна сузились, наблюдая за приближением библиария. Он был одним из нескольких терран, служащих Легиону на Калибане, его послали на Альдурук приблизительно через пятнадцать лет после Лютера и остального тренировочного персонала. Он был воином-ветераном, быстро возвысившимся до звания командующего орденом в годы, последовавшие за появлением примарха, и его внезапный перевод по службе был в точности таким же непонятным для Захариила, как и его собственный. Он предполагал, что Лютеру было известно об этих обстоятельствах, но если Астелян и был сослан с экспедиционных флотов как все остальные, повелитель Калибана не разглашал этот факт. Вместо этого он немедля поручил террану возглавить один из недавно сформированных учебных орденов, и относился к Астеляну со всем почтением и уважением, которые он выказывал другим боевым братьям. Обаяние и лидерские качества Лютера быстро покорили его, и теперь Захариилу, скрипя сердце, приходилось называть еще одного члена Легиона более верным повелителю Калибана.

- Сбор был отменен два часа назад, - глубоким голосом произнес Астелян. У него было грубое лицо с квадратной челюстью и глубоко посаженными глазами, затеняемыми нависающими бровями. Его правую бровь рассекал пополам тонкий белый шрам, идущий через весь лоб до края скальпа. По прибытии на Калибан его волосы были заплетены в длинные, крепко затянутые косички, но в течение первых нескольких дней он обрил голову.

- По чьему приказу? - потребовал Захариил.

- Лютера, конечно, - ответил Астелян. - Кого же еще?

Библиарий нахмурился.

- Не понимаю. Твои воины прошли аттестацию для погрузки. Я своими глазами видел доклад.

Астелян развел руками.

- К моим Астартес это не имеет отношения, брат. Лютер отменил все вылеты за пределы планеты.

Внезапно Захариил ощутил сжимаемую им в руке трубку с сообщением.

- Этого не может быть, - сказал он. - Это невозможно.

Бровь со шрамом Астеляна слегка приподнялась.

- Кажется, Лютер думает иначе, - ответил он. Один из командиров отделений прыснул, но магистр ордена косым взглядом заставил его замолчать. - Он ведь здесь командует, или кто?

Захариил проигнорировал вызов в тоне Астеляна.

- Почему он отменил посадку? Флот зависит от этих подкреплений.

Магистр ордена пожал плечами.

- Тебе придется спросить у него, брат.

Воздержавшись от колкого ответа, Захариил развернулся на месте.

- Я так и сделаю, Астелян, - сказал он, идя к двери. - Можешь быть уверенным в этом.

ОН НАШЕЛ ЛЮТЕРА в самой верхней башне крепости, занятого работой в палатах Гроссмейстера. В лучшие времена Лютер и Джонсон делили вместе рабочее пространство, формируя здесь сначала будущее Ордена, а затем и Легиона. Как обычно, в прилегающих комнатах суетились писцы и штабные помощники, выполняя бесчисленные ежедневные задачи имперского правления.

Стол Лютера представлял собою массивный бастион из полированного дуба Северной глуши, достаточно толстого, чтобы остановить заряд болтера даже без установленного на нем тяжелого гололитического проектора и когитаторов. Он использовал его как защиту, чтобы держать наносящих визиты бюрократов на расстоянии вытянутой руки, как он любил шутить.

Прямо позади стола находилась узкая арка, ведущая на маленький открытый балкон. Захариил увидел Лютера в лучах света, задумчиво смотревшего в безоблачное небо. Он обошел стол и вышел на край балкона, даже в подобных обстоятельствах с неохотой вторгаясь сюда.

- Могу ли я поговорить с вами минутку, брат?

Лютер оглянулся через плечо и махнул Захариилу, чтобы тот подошел ближе.

- Полагаю, тебе уже известно о погрузке, - сказал он.

- Что происходит? - спросил Захариил. - Поступили какие-то приказы от примарха?

- Нет, - ответил Лютер. - К сожалению. Произошли… события, здесь, на Калибане.

Захариил нахмурился.

- События? Что это значит?

Поначалу Лютер не отвечал. Он прислонился к поручням балкона, смотря на раскинувшиеся в тысячах метрах под ними промышленные агломерации. Захариил не мог сказать, что его тревожило.

- Мы получили сообщения о беспорядках в Штормхолде и Виндмире, - сказал он. - Рабочие забастовки. Протесты. Были даже некоторые случаи саботажа на оружейных мануфакториях.

- Саботаж? - воскликнул Захариил, не сумев скрыть удивления. - Сколько это уже длится?

- Несколько месяцев, - мрачно сказал Лютер. - Возможно год. Все началось с нескольких разрозненных инцидентов, но проблемы вышли наружу подобно ползучим стеблям, глубоко укоренившись в каждой щели и трещине. Теперь это истощает наши силы сразу в сотне мест. В результате забастовок производство боеприпасов сократилось на пятнадцать процентов.

Захариил покачал головой. Он поднял трубку с сообщением.

- Этого не может быть. Я лично готовил доклад. У нас наоборот переизбыток.

Лютер печально улыбнулся.

- Я покрыл нехватку, забрав боеприпасы из чрезвычайных запасов крепости. Теперь их у нас критически мало.

Библиарий сделал долгий выдох. Чрезвычайные запасы были резервом, который должен был использоваться для защиты Калибана от вражеских атак.

- Джонсон будет в ярости, если узнает, что мы выскребли их до дна. Что насчет полицейских сил? Почему они не положили этому конец?

- Полицейские силы были менее чем эффективными, - сказал Лютер, многозначительно взглянув на Захариила.

- Вы хотите сказать, что они помогают тем… тем повстанцам?

- Косвенно, да, - произнес Лютер. - Хотя у меня и нет доказательств, но по-другому я не в состоянии это объяснить. Было проведено пару арестов, но в попытках раскрыть личности тех, кто организовывает инакомыслящих, было совершенно мало прогресса.

Захариил обдумал значение всего этого.

- В высших эшелонах полицейских сил полно воинов из более не существующих благородных орденов, - начал он размышлять. Дурное предчувствие вновь стало покалывать его подсознание. Он помассировал лоб кончиками пальцев.

- Во многом я думал так же, - сказал Лютер. - Есть множество бывших дворян и могучих рыцарей, ушедших из Ордена, когда мы поклялись в верности Императору. Многие из них обладают значительным богатством и влиянием в своих бывших доменах.

- Но чего хотят повстанцы?

Лютер повернулся к Захариилу. На этот раз его глаза холодно пылали.

- Я пока не знаю, брат, но намереваюсь узнать это, - сказал он. - Мне будут нужны воины, которым смогу доверять, и поэтому я отменил все погрузки до дальнейших приказов.

Захариил прислонился к балкону. Решение имело смысл, но он боялся, что Лютер шагал по краю пропасти.

- Примарх нуждается в этих воинах на Щитовых Мирах, - сказал он. - Если мы задержим их, то это может привести к пагубным последствиям.

- Худшим, чем доведение Калибана до состояния анархии? - возразил Лютер. - Не волнуйся брат. Я много об этом думал. Мы пошлем первый егерский. Если возникнут вопросы, я освобожу новых Астартес для немедленной транспортировки на флот.

Захариил кивнул, все еще ощущая смятение.

- Нам нужно найти их главарей, - произнес он. - Вытащить их наружу и поставить лицом к лицу со своими злодеяниями. Это положит конец воцарившемуся беззаконию.

Лютер кивнул.

- Начало уже положено, - сказал он. - Пока мы здесь разговариваем, Лорд Сайфер начал их поиски.

Глава третья

Молот и наковальня

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

- ВОКС ПЕРЕДАЧА от 12-й эскадры эсминцев, - доложил Капитан Стений, присоединяясь к примарху у главного гололитического дисплея стратегиума. - Наблюдатели сообщают о тридцати кораблях, стоящих на якоре на высокой орбите мира-кузницы. Размеры реакторов и датчики выброса газов говорят о смешанной группе крупных боевых кораблей и большегрузных транспортов.

Руки Льва Эль’Джонсона продолжали сжимать отполированную металлическую оправу резервуара, слабая улыбка играла в уголках его рта.

- Идентификация?

Стений покачал головой. Он был одним из ветеранов самых ранних кампаний Легиона, и отметины шрамов гордо говорили о его службе. Его глаза были оправлены в серебро, дымчатые линзы искусно закреплены в гнездах, гармонируя со шрамами. Нервы, поврежденные при взрыве гололитического дисплея острыми, как бритва осколками стекла, превратили его лицо в мрачную, непроницаемую маску.

- Ни одно из судов на орбите не передает идентификационные коды, - ответил капитан. - Но командор Браккий, на борту «Рапиры», подтвердил сигнатуры реакторов двух самых больших крейсеров как «Форина» и «Леоний».

Примарх кивнул.

- Грозные корабли, но их лучшие дни уже прошли. Я ожидал большего: Гор послал резервную группу флота, состоящую из предавших Империум военных кораблей и армейских частей, чтобы разграбить Диамат, при этом, удерживая своих Астартес, чтобы защитить Истваан V.

Стений с серьезным видом наблюдал за новыми данными, отображаемые гололитом, стоящим на столе. Диамат висел в центре дисплея, окрашенный в крапчатые оттенки ржавчины, охры и пережженного железа. Крошечные красные пиктограммы пунктиром отображались на поверхности мира, стоящего перед приближающимися боевыми группами Темных Ангелов, отмечая приблизительный размер и местонахождение вражеских кораблей на орбите. Две пиктограммы были ориентировочно классифицированы как сверхтяжелые крейсера мятежников, остальным были даны приблизительные классификации, основанные на размере и показаниях о выбросах их реакторов. В настоящее время, схема отображала не менее двадцати значков контактов, каждый из которых был размером с крейсер, сгруппировавшихся вокруг десяти тяжелых транспортов, находящихся на якоре у Диамата.

Немиил, стоявший слева от Джонсона, с другой стороны гололитического стола, заметил беспокойство в глазах капитана. Мятежники имели вдвое больше крупных боевых кораблей, чем они полагали. В настоящий момент, Темные Ангелы обладали преимуществом неожиданности, и враги могли быть пойманы на небольшом пространстве для маневров, но можно было только догадываться, как долго оно будет продолжаться.

Напряжение и неопределенность тяжестью висели в плохо освещенных помещениях; Немиил видел опустившиеся плечи и безмолвный обмен взглядами между офицерами флота. В течение двухмесячного полета из системы Гордия, новости о предательстве Гора и их тайное задание оставили несмываемые пятна на психике экипажа.

Они потеряли веру, думал Немиил. А почему нет? Случилось невиданное. Воитель Гор, любимый сын Императора, отвернулся от него, и брат пошел против брата. Он изучил лица мужчин в стратегиуме и увидел то же самое опасение, скрывающееся в глубинах их глаз. Никто не знал, кому можно доверять. Если даже Гор пал, то кто будет следующим?

Двести Астартес на борту флагманского судна боролись с собственной неопределенностью, так как они делали это всегда: оттачивая свои навыки, морально и физически готовясь к сражению. Еще в начале полета, Джонсон издал ряд приказов, преобразующих находящиеся под его командованием отделения в две маленьких компании и устанавливающих строгий режим тренировок, чтобы превратить их в сплоченную боевую единицу.

Как единственный Капеллан на борту боевой баржи, Немиил лично отвечал перед Джонсоном, за контроль над тренировками Астартес и за их физической и психологической пригодностью. Так как практически все старшие офицеры Легиона были оставлены на Гордии IV, Немиил обнаружил, что его обязанности расширились, включив логистику и действия флота. Он принял дополнительные обязанности с гордостью и определенным беспокойством, потому что, чем больше он работал рядом со Львом Эль'Джонсоном, тем меньше смысла видел в путешествии к Диамату. Такое маленькое войско как у них не сможет долго выстоять против полной силы четырех Легионов мятежников, и Немиил не мог себе представить, что Император дал Джонсону такое задание. И чем больше он думал об этом, тем больше убеждался, что примарх организовал экспедицию к Диамату по своим собственным мотивам.

Немиил попытался отложить свои предчувствия в сторону и сосредоточил свое внимание на тактическом плане.

- Мятежники превосходят нас численностью, мой лорд, - подчеркнул он.

Джонсон искоса посмотрел на Немиила.

- В своем уме я могу проводить гиперпространственные вычисления, брат, - сказал он сдержано. - И, я думаю, что могу справиться со счетом в пределах тридцати без посторонней помощи.

Немиил почувствовал себя неловко.

- Да, конечно, мой лорд, - быстро сказал он. - Я не хотел сказать ничего такого, я просто хотел узнать относительно нашей стратегии.

- Не волнуйся, - Джонсон ухмыльнулся, хлопая Немиила по плечу. - Я знаю, что ты хотел сказать.

Он указал на группу транспортов над Диаматом.

- Это их слабое звено, - сказал он. - Успех или провал их миссии зависит от того, выживут или нет эти большие, громоздкие корабли, а они словно якорь висят на шее адмирала мятежников.

Он обернулся к Стению.

- Дозорные корабли?

Стений кивнул.

- Браккий сообщает о трех эскадрильях кораблей сопровождения сформированных в ступенчатом построении, - сообщил он. - Они обнаружили наших разведчиков и легли на курс для атаки. При текущем курсе и скорости время до контакта - один час пятнадцать минут.

Он выпрямился, руки, сжаты за спиной.

- Какие будут распоряжения, мой лорд? - официально спросил он.

Боевая группа достигла точки невозвращения. В этой точке, лежащей более чем в полутора астрономических единиц от Диамата, боевая группа все еще имела время и место для маневра, чтобы покинуть систему. Если Джонсон хотел двигаться вперед, то это безвозвратно толкало его небольшую армию в бой.

Джонсон не колебался.

- Выполняйте план нападения «Альфа», - спокойно сказал он, - и передайте сигнал запуска всем «Штормовым птицам». Браккий должен сохранять скорость и открыть огонь, как только дозорные корабли появятся в пределах видимости. Ему выпала честь нанести первый удар по мятежникам Гора.

Стений поклонился примарху и, развернувшись, разразился целым потоком приказов к команде флагманского судна. Джонсон вернулся к тактическому плану.

- Брат-искупитель Немиил, передайте командирам роты, чтобы они подготовили свои отряды к нападению с орбиты, - сказал он. - Я ожидаю, что мы будем на позиции атаки примерно через три часа.

- Слушаюсь, мой лорд, - ответил Немиил, и начал отдавать команды по вокс-связи. Изображение на гололите изменилось, на сей раз, показывая приблизительное местоположение трех маленьких эскадрилий боевой группы разведчиков. Перед ними, ярко красным отображались три превосходящих их в размере эскадры, медленно перестраивающихся в грубое подобие полумесяца. Концы полумесяца направленные на приближающихся имперских разведчиков, были похожи на пару рук, пытающихся их схватить. Синие и красные числовые данные показывали расстояние, курс и скорость двух формирований, изменяясь с постоянно увеличивающимся темпом.

Лев Эль'Джонсон изучил пылающие пятнышки данных и сложил руки, его лицо было вдумчивым и холодным. Когда оба войска построились для битвы, Немиил увидел призрачное подобие улыбки на лице примарха, поборовшее мелькнувшую неловкость. В тот момент он многое бы дал, чтобы узнать, что Джонсон увидел на мрачном изображении, но он этого не сделал.

КАК ТОЛЬКО боевая группа Темных Ангелов прибыла в систему звезды Гехиннон, она эффективно разделилась на две части. Шесть из шестнадцати судов группы были обтекаемыми, быстрыми миноносцами, которым вместе с тройкой легких крейсеров примарх немедленно приказал выдвинуться перед основным соединением, чтобы обеспечить поддержку.

Эскадрильи разведчиков быстро обогнали большие и медлительные крейсера, их сканеры дальнего действия прочесывали вакуум, пытаясь установить размер и расположение вражеского флота.

Как только враг был обнаружен, вокс-сигналы были переданы двум эскадрильям миноносцев и тройке легких крейсеров, следовавшим за ними по курсу. Дозорные корабли мятежников - не менее пятнадцати вражеских эсминцев, сформированных в три больших эскадрильи - развернулись в стандартный полумесяц. Легкие крейсера Джонсона включили двигатели малой тяги и выстроились в боевую линию вместе с оставшимися разведчиками.

Тысячи километров остались позади, основной флот боевой группы Джонсона также изменил построение. «Неукротимый Разум» и ударные крейсера «Амадис» и «Эзикиль» обошли два сверхтяжелых крейсера и два тяжелых, которые составляли оставшуюся часть основного соединения. В это же время, бронированные двери, скрывающие жерла ангаров на носах этих трех судов медленно распахнулись и «Штормовые птицы» одна за другой словно выпущенные во тьму стрелы начали свой полет. В течение минуты, семь эскадрилий тяжеловооруженных штурмовых кораблей устремились вперед, мчась, чтобы соединиться с разведчиками прежде, чем эсминцы мятежников достигнут предельной дальности стрельбы.

Через четыре минуты после контакта, передовое соединение мятежников внезапно увеличило скорость; возможно командующий вражеским флотом обнаружил приближение «Штормовых птиц», или слишком рвался в бой, но было уже поздно, слишком поздно. «Штормовые птицы» Джонсона пронеслись через огневой рубеж эскадрильи разведчиков одновременно с тем, как вражеские эсминцы открыли огонь.

Открыв торпедные шлюзы и дав залп смертоносными торпедами по приближающимся разведчикам, корабли повстанцев ввязались в бой, как и ожидал Джонсон. Тридцать мощных ракет, каждой из которых достаточно, чтобы уничтожить судно размером с миноносец, приближались к кораблям разведчиков по широкой дуге, не оставляя имперским судам пространства для маневра и отступления.

Сканеры на борту «Штормовых птиц» мгновенно обнаружили запуск, и строй пилотируемых Астартес кораблей рассеялся настоль широко, насколько это было возможно, чтобы перехватить приближающиеся торпеды. Они нескольких секунд неслись сквозь залп ракет; лазерные пушки плевались пучками жгучего света, врезаясь во внутренности торпед и взрывая их огромные топливные баки. В темноте на пути «Штормовых птиц» сердито мерцали огромные взрывы, распадаясь облаками сверкающего газа и обломков, которые быстро исчезли в вакууме. Почти половина торпед была уничтожена; остальные продолжали мчаться к своим целям, слишком быстро для атакующих кораблей, чтобы те могли изменить свой курс. Астартес продолжили атаку, выбирая цели среди приближающихся кораблей противника.

Эскадрилья разведчиков открыла огонь по приближающимся торпедам, как только те вошли в зону поражения их огня. Макро-пушки и скоростные мегалазеры создали в вакууме перед маленькими судами настоящую стену огня. Копья силы - огромные лучи электрической энергии, превратились в горящие дуги перед легкими крейсерами. Огненные шары расцветали на пути наступающих разведчиков, превращаясь в области, заполненные испаряющимся кипящим металлом и радиоактивным газом.

Пять торпед миновали огненный водоворот. Менее чем за секунду они пересекли оставшееся до целей расстояние, влетев во второе, но уже меньшее облако взрывающихся снарядов - батареи зенитной артиллерии эсминцев открыли огонь. Команды оружейных сервиторов уничтожили еще две из оставшихся ракет.

Три торпеды из тридцати достигли цели. Одна из них ударила в нос эсминца «Смелого», но не взорвалась, «Вспыльчивый» и «Стилет» оказались менее удачливы. Плазменные боеголовки торпед разорвали легкобронированные эсминцы на части, в один миг, превратив их в облака газа и обломков. Мятежники Гора попробовали первой крови.

Выжившие корабли проходили сквозь облака газов, оставшиеся от перехваченных торпед, опутывая свои пустотные щиты потоками плазмы, засоряющих показания ауспексов. Жаждущие мести, поисковые команды напрягались перед своими устройствами, выискивая следы движения среди бушующего шторма. Прошли мгновения; следы выхлопов размылись как звезды в радиоактивном тумане. Но расстояния и векторы были вычислены и переданы торпедникам, которые ввели данные в свои смертоносные машины. Пока враг перезаряжал свои торпедные аппараты, разведчики произвели свой торпедный залп.

Когда оба соединения вышли на расстояние прямого огня, вражеский дозор столкнулся с дилеммой: выпустить торпеды в приближающихся «Штормовых птиц» или по эскадрильи разведчиков позади них. Командующий флотом был вынужден принять решение за доли секунды, приказав всем оружейным батареям нацелиться на скаутов, с остальными должна разобраться зенитная артиллерия.

Это был отважный ход, но он мог обойтись слишком дорого. «Штормовые птицы» достигли передовых кораблей врага, эскадрилья распределила цели и словно гром обрушила свою мощь. Взрывающиеся снаряды и многочисленные лазерные вспышки молотом обрушились на нападающих, но тяжелобронированные «Штормовые птицы» прорвались сквозь заграждающий огонь. Здесь и там вражеские выстрелы находили цели; двигатели взрывались, кабины пилотов разрушались под прямыми ударами, но остальные продолжали атаку. Они неслись над верхними палубами миноносцев, поливая их корпуса и надстройки орудийным огнем и мелта-ракетами. Четыре корабля из вражеского дозора выпали из построения, их разбитые мостики и палубы пылали в огне.

Секунду спустя, подоспели имперские торпеды. Семь из них поразили свои цели, уничтожая эсминцы мятежников. Четыре оставшихся корабля рванулись вперед, упорно посылая удар за ударом по эскадрильи разведки. Их пустотные щиты сверкали под дождем взрывов и хищных копий лазерных лучей, когда они все глубже погружались в построение имперских кораблей. На таком близком расстоянии стрелки едва ли могли упустить свои цели; один за другим щиты кораблей повстанцев исчезали, а интенсивный Имперский огонь вспарывал их от носа до кормы.

Но корабли Гора и их испытанные в боях экипажи было трудно уничтожить. Они сконцентрировали свой огонь на оставшихся в живых эсминцах Двенадцатой эскадры, огонь обрушился на «Рапиру» и «Храбрый». Пустотные щиты этих двух миноносцев разрушились под напором врага; «Храбрый» погиб спустя мгновение, снаряд попал в его главный реактор. «Рапира» продержалась на несколько мгновений дольше, разрушив один из кораблей противника своим последним залпом, но перед этим вражеский снаряд, подорвал торпеды находящиеся в его трюме.

С первого залпа мятежников прошло сорок секунд. Иверс, капитан легкого крейсера «Грозный», послал краткое вокс-сообщение флагманскому судну - путь к Диамату чист.

- УВЕЛИЧИТЬ СКОРОСТЬ, - приказал Джонсон, наблюдая обновившиеся данные на тактическом плане. Они находились в менее чем четверти миллиона километров от Диамата, вражеский флот попал в пределы видимости сканеров боевой группы, и все обновления о его позициях они получали в режиме реального времени.

Больше часа прошло после стычки с передовыми силами мятежников. «Штормовые птицы» вернулись и пополняли запасы для следующей вылазки. Немиил ожидал, что выжившие корабли сопровождения присоединятся к ним, но вместо этого Джонсон отослал потрепанные войска по обходному курсу, который пролегал в опасной близости к крайнему левому флангу вражеской эскадры, которая, снявшись с якоря, выстраивала линию обороны между войсками Джонсона и планетой. Транспортники мятежников все еще были на высокой орбите Диамата, окруженные защитным кордоном из восьми крейсеров.

Немиил почувствовал, как грохот двигателей боевой баржи отразился от палубы, «Неукротимый Разум» развил максимальное ускорение. Боевая баржа и ударные крейсеры по ее флангам перестроились клином, став первоочередной мишенью для кораблей мятежников. Суда Астартес, спроектированные для того, чтобы прокладывать путь сквозь сеть обороны вражеской планеты и развертывания высадки на планету, были более бронированы, чем обычные корабли. Джонсон просчитал, что вражеские суда сосредоточат большую часть огня на боевой барже, обеспечивая тем самым драгоценные секунды для других кораблей, чтобы те смогли выйти на расстояние огня.

- Есть ответ на наш запрос? - спросил Джонсон капитана Стения. Они пробовали связаться с имперскими властями на Диамате, как только вошли в зону действия вокс-связи.

Стений покачал головой.

- Ничего, - ответил он. - Есть признаки тяжелой ионизации в атмосфере, мы не можем передать сигнал, пока не достигнем орбиты.

- Атомная бомбардировка? - спросил примарх.

Капитан кивнул.

- Похоже, что мятежники нанесли очень много орбитальных ударов, вероятно целясь в группировки войск и защитные сооружения.

- Мятежники достигли кузниц? - спросил Немиил.

- Если и нет, то они близки к этому, - сказал Джонсон. - Иначе транспортники покинули бы орбиту, как только они нас обнаружили.

Он кивнул на следы, оставленные крейсерами сопровождения.

- Также бы они не оставили позади себя такой сильный резерв, чтобы охранять их, если бы те уже не содержали нечто ценное. Таким образом, мы должны полагать, что враг, по крайней мере, сумел разрушить несколько вторичных кузниц планеты. Если силы планетарной обороны все еще в действии, то они будут сосредоточены вокруг основного комплекса кузницы и завода по производству Титанов.

- Титаны? - спросил Немиил. - Легион базируется на Диамате?

Джонсон кивнул.

- Легио Гладиус, - ответил он. - К сожалению, машины отправлены с 27-ым Экспедиционным Флотом далеко на юг галактики. Я мог бы добавить - по приказу Гора.

- С чем тогда остались защитники?

Примарх сделал паузу, сверяясь с памятью.

- Восемь полков драгун Танаграна, плюс два танковых полка и несколько батальонов тяжелой артиллерии.

Немиил кивнул. Это была огромная армия. Но он задался вопросом, сколько же из всего этого уцелело.

- Какие силы сможет собрать кузница?

Джонсон пожал плечами.

- Неизвестное количество войск Механикумов. Потомки Марса не обязаны делиться тайнами своей обороны, - он сделал паузу, изучая тактический план. - Маловероятно, что мятежники выделят силы из основного флота, чтобы попытаться перехватить нас. Они сильно полагаются на крейсера, составляющие их резерв, оставляя нас лицом к лицу с не менее чем двенадцатью кораблями.

- Десять минут до контакта, - объявил Стений. - Приказы, мой лорд?

- «Штормовые птицы» готовы к следующей вылазке? - спросил Джонсон.

- Мы имеем две эскадрильи, готовые к запуску, «Амадис» сообщает, о готовности еще одной. На «Эзикиле» в устье ангара разбилась при посадке «Штормовая птица» и у них пожар. Им требуется еще приблизительно четырнадцать минут, чтобы они смогли возобновить запуск.

- Сражение будет закончено в десять, - прорычал Джонсон. - Отлично: свяжитесь с разведчиками и прикажите им подготовить торпеды. Приготовитесь к изменению курса по моему сигналу. Передайте тот же самый сигнал основной эскадре, и добавьте - никто не должен стрелять, пока не будет приказа.

Стений быстро поклонился и начал отдавать приказы по стратегиуму. На тактическом плане расстояние между флотами быстро сокращалось. Через несколько мгновений они были на расстоянии прицельного огня. Немиил вспомнил безумие первой атаки и подготовился к грядущей буре.

Основные силы вражеского флота составляли четыре сверхтяжелых крейсера; на таком расстоянии офицеры на борту флагманского судна идентифицировали их корабли как крейсера класса «Мститель» - «Форина» и «Леоний», и класса «Месть» - «Каратель» и «Доказывающий». Фланги этого мощного соединения кораблей были разбиты на эскадрильи, по четыре крейсера в каждой: соединение «Крестоносцев», корпуса которых ощетинились оружейными батареями, и быстрые «Оруженосцы». Против такой армии, Темные Ангелы могли противопоставить только боевую баржу и два ударных крейсера, плюс «Железного герцога» и «Герцогиню Арбеллатрис» сверхтяжелые крейсера класса «Мститель», а также тяжелые крейсера класса «Инфернус» - «Фламбер» и «Лорд Данте». Хотя мятежники и имели перевес в количестве и огневой мощи, у них больше не было кораблей, способных к запуску торпед - того небольшого преимущества, на котором намеревался сыграть Джонсон.

Проходили секунды. Капитан Стений наблюдал показания на тактическом плане.

- Мы в радиусе действия торпед, - объявил он.

- Еще не время, - приказал Джонсон. Он наблюдал, как силы разведчиков проходят рядом с основной эскадрой мятежников, направляясь к Диамату и уязвимым транспортам.

Стений кивнул.

- Две минуты до прямого огневого контакта.

- Какие-нибудь сигналы с поверхности планеты? - спросил Джонсон.

- Никаких, - ответил капитан.

- Очень хорошо, - Джонсон повернулся к Немиилу. - Если мы к тому времени, когда достигнем орбиты не получим ответа от губернатора или его сил защиты, я собираюсь послать десант к основному комплексу кузницы. Ваше задание будет состоять в том, чтобы защитить кузницу и устранить любые войска мятежников в зоне высадки. Ясно?

- Так точно, мой лорд, - немедля ответил Немиил.

Боевая группа двигалась вперед, прямо на ожидающие орудия кораблей мятежников. Две минуты спустя один из офицеров доложил.

- Они открыли огонь!

- Всем кораблям приготовиться к атаке! - приказал примарх.

Лучи, словно копья, вылетали из носовых батарей крейсеров мятежников, разрывая вакуум жгучей энергией. Они хлестали по носу «Неукротимого Разума» и двух ударных крейсеров, заставляя их щиты полыхать со сверкающей яростью. Фиолетовый свет сверкнул за укрепленным обзорным окном мостика, и мощный удар сотряс корпус судна.

- Пробоина в корпусе, палуба двенадцать, структура шестьдесят три! - сообщил офицер ответственный за защиту. - Сообщений о жертвах нет.

Капитан Стений кивнув, принял новость.

- Открываем огонь? - спросил он у примарха.

- Еще нет, - ответил Джонсон. Он пристально изучал показания тактического плана. - Сообщите разведчикам: курс один-два-ноль, торпедная атака сверхтяжелых крейсеров мятежников.

Корабли Астартес разрывали пылающие облака плазмы и испаряющегося металла, продолжая сближаться с кораблями мятежников. Когда они приблизились к оптимальному расстоянию для ведения огня, враг начал медленно разворачивать правые борта своих кораблей, так чтобы их внушающие страх оружия были нацелены на имперские суда. Как только они начали свой маневр, Немиил увидел, что разведчики изменили курс. Быстрые корабли эскорта напряженно застыли в тылу вражеских судов, их присутствие до этого было скрыто собственной реакторной эмиссией кораблей мятежников.

Западня захлопнулась. Джонсон холодно улыбнулся.

- Передайте «Амадису» и «Эзекилю»: целится в сверхтяжелые крейсера, и начинайте запуск торпед. Капитан Стений, можете открыть огонь.

Силы мятежников усилили огонь, вражеские орудийные батареи вступили в бой, швыряя потоки сверкающих снарядов в приближающихся имперцев. Одновременно с этим торпеды покинули свои вместилища на кораблях разведки. Астартес, опутали сверхтяжелые крейсера мятежников спереди и сзади

Сокрушительные удары вонзались в боевую баржу с левого и правого борта. Вопила тревога.

- Многочисленные повреждения, палубы пять - двадцать! - сообщил офицер защиты. - Огонь на палубе двенадцать!

- Сообщите основным силам, - спокойно сказал Джонсон. - Новый курс - три-ноль-ноль. Всем: цель вражеские крейсера по левому борту. Огонь.

В водовороте огня, имперские суда тяжело перевалились на левый борт, стремясь оказаться подальше от центра вражеского построения и вместе с тем ближе к четырем крейсерам мятежников на фланге. Носовая орудийная батарея боевой баржи, медленно повернула турели, обеспечивая своим массивным орудиям бомбардировки, прицеливание на крейсер класса «Оруженосец». В то же время орудийные батареи правого борта пришли в действие, застучав по пустотным щитам корабля мятежников градом макро-снарядов. Щиты вражеского крейсера сердито мерцали под неустанным огнем, пока не разрушились полностью. Вражеские лазерные батареи, направленные на «Неукротимый Разум», обстреливали его пустотный щит от носа до кормы. Энергетические лучи, проникая сквозь защитные поля, трепали его бронированный корпус.

Секунду спустя боевая баржа ответила раскатистым залпом своих орудий для бомбардировки. Он прокатился по всему корпусу, словно звук боевых барабанов, становясь громче у мостика корабля. Снаряды пылали, устремляясь в вакуум, и разбились о корабли на флангах мятежников. Немиил с трепетом наблюдал, как массивные вспышки взрывов прокатились по палубам крейсера, пока тот не разлетелся на куски во вспышке плазмы.

Где-то вдали, сверхтяжелые крейсеры в центре вражеского построения раскачивались от ударов имперских торпед, которые поражали их по всему корпусу. «Форина» выбилась из построения, ее мостик был объят огнем, три мощных удара уничтожило большинство орудийных палуб правого борта «Карателя». Отряд разведчиков замедлил скорость и продолжил свой рейд в тылу мятежников, поливая вражеские суда из своих орудийных батарей копьями энергии.

ИМПЕРСКИЕ СУДА врезались в построения мятежников, обмениваясь залпами бортовых орудий с врагом. Небольшие крейсера сильно пострадали от выстрелов тяжелых кораблей Джонсона; «Крестоносец» получил бортовые залпы от «Амадиса» и « Железного Герцога» распоровшие и превратившие его в горящий остов, второй «Оруженосец» разлетелся на кусочки в огромной шаровой молнии, его реактор был разрушен. Лучи и снаряды молотили по имперским кораблям; флагманское судно и ударные крейсера приняли на себя основной удар вражеского огня, их бронированные корпуса, были пронизаны множественными выстрелами и пылающими следами от ударов лазеров. «Герцогиня Арбеллатрис» стонала под градом огня; ее второпях залатанный корпус прогибался от ударов, пока внутренние взрывы не разрушили гордое судно, отправив его в неконтролируемый дрейф. «Фламберг» и «Лорд Данте» тоже пострадали, их верхние палубы и надстройки были разбиты градом вражеских снарядов, но даже поврежденные тяжелые крейсера держали курс и вели огонь из всех имеющихся на борту орудий.

Обмен выстрелами длился всего пятнадцать секунд, хотя для Немиила он длился вечность. Пустота взяла свою плату огнем и ливнем сверкающих обломков. Корабли и люди погибали в мгновение ока, пока два войска ложились на противоположные курсы. Силы разведки продолжали изматывать мятежников, потихоньку ускоряясь и медленно разворачиваясь в сторону имперских сил.

- Сообщите о потерях! - приказал Джонсон. Приближающийся к Диамату «Неукротимый Разум» дрожал как раненное животное. Воздух стратегиума заволок туманный дым, идущий от пожаров, пылающих по всему судну.

Капитан Стений согнулся над пультом офицера защиты, его аугметические линзы пылали зеленым, отражая свет мерцающих показаний.

- Все корабли сообщают о повреждениях, от умеренных до серьезных, - ответил он. - «Герцогиня Арбеллатрис» не отвечает на сигналы. «Фламберг» и «Лорд Данте» сообщают о тяжелых потерях. «Железный Герцог» и «Амадис» докладывают о поврежденных двигателях, также «Амадис» сообщает, что его батареи зенитной артиллерии неисправны. Ремонт начался.

- Что у нас? - спросил примарх. - Каковы повреждения?

Стений скривился.

- Наша броня выдержала большинство ударов, но имеются пробоины в корпусе по всей длине судна, пожары бушуют на трех палубах. С торпедной палубы сообщают, что передний аппарат забит, но они работают над его очисткой, - он пожал плечами. - Это плохо, но могло быть и хуже.

Джонсон мрачно улыбнулся.

- Не соблазняйте судьбу, капитан. Мы еще не закончили. Передайте основной эскадре, чтобы изменили курс на три-три-ноль и выпускали «Штормовых птиц». Мы подойдем к транспортам и посмотрим, сможем ли вынудить их сняться с якоря. Я держу пари, что резервные силы скорее решат рассредоточиться, чем рискнуть этими кораблями.

Он повернулся к Немиилу.

- Брат, пришло время занять свое место в десантной капсуле. Мы будем на Диамате меньше чем через десять минут.

Глава четвертая

Сомнительная преданность

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

ПО ЗАЛАМ АЛЬДУРУКА проносился зловещий ветер, и Захариил боялся, что он был единственным, кто его ощущал. Внутренний двор остался почти таким же, как и тогда, когда он был юным кандидатом - белые булыжники были безупречно чисты, по большей части для того, чтобы подчеркнуть темно-серый камень спирали, которую проложили здесь множество столетий назад. Орден использовал ее в качестве тренажера, включив изгибающиеся линии в практику владения мечом и строевую подготовку, но брат-библиарий Израфаил огласил, что значение ее было куда более древним.

- Ежедневно ходите Лабиринтом и медитируйте, - говорил он своим ученикам. - Обратите свой взор на путь, и он поможет сфокусировать ваш разум.

Захариил шел по спирали медленными осторожными шагами, его голова была покрыта глубоким шерстяным капюшоном, а руки скрыты в рукавах стихаря. Его глаза следовали за бесконечно извивающейся линией из темного камня, уже по-настоящему не видя того, что находилось перед ними. Разум библиария был обращен в себя, он боролся с незримой бурей.

Он чувствовал энергии варпа подобно бросающемуся на него ветру, злому и непокорному. Во время их путешествия с Сароша Израфаил предупредил его, что на Калибане ветры варпа были намного сильнее, чем на любом другом мире, который он посещал, и после их возвращения старший библиарий провел очень много времени за изучением этого феномена. По собственным наблюдениям Захариила, за последние пару месяцев окружающие огромную крепость энергии стали намного более взбудораженными. Из обучения ему было известно, что варп был чувствительным к сильным эмоциям - особенно к более темным страстям страха, печали и ненависти. Принимая во внимание тревожные события, происходившие за стенами Альдурука, этот ветер был подобно дурному предзнаменованию грядущих событий.

Распространявшиеся по Калибану гражданские беспорядки печалили и беспокоили Захариила, особенно из-за того, что они, очевидно, продолжались уже довольно долго. Он с тревогой обнаружил, что намеки на это были всегда. После того, как он услышал от Лютера о сложившемся положении, он каждое свободное мгновение проводил за тщательным изучением огромных архивов сообщений в библиотеке крепости. Империум контролировал и поддерживал быстро растущие вокс- и информационные сети Калибана, и каждая частица трафика сообщений, - от личных звонков до передач новостей - стандартно фиксировалась и архивировалась. На этот момент ему уже удалось обработать ценную информацию сроком в несколько лет, и благодаря своему обучению Астартес он точно знал, что следовало искать. Для того, кого научили вести войну бесчисленными способами, это было очевидно.

По Калибану распространялся мятеж. Он был хорошо организован, оснащен, и с каждым днем становился все более смелым. И он продолжался не пару месяцев или год, как заявил Лютер, а возможно уже на протяжении десятилетия.

Кто бы ни стоял за этими волнениями, он был очень осторожным, сначала начав с небольших беспорядков в разбросанных поселениях, а затем медленно расширяя свое дело с приобретением навыков и опыта. Доклады о произошедших когда-то несчастных случаях на производстве в оружейных мануфакториях и других промышленных объектах списывались на неудачные последствия слишком агрессивной программы расширения, но теперь Захариила мучил вопрос, как много из этих несчастных случаев было организовано лишь для того, чтобы утаить кражу оружия и другого военного оснащения. Расследования сотрудников Муниторума и местной полиции в лучшем случае были поверхностными, но имперская бюрократия на Калибане была перегружена и страдала от нехватки персонала, и к тому же было серьезное основание полагать, что правоохранительные органы планеты участвовали в сговоре. В наличии было множество доказательств того, что полицейские силы в течение длительного времени утаивали степень угрозы, но все же…

Как Лютер мог не знать об этом?

Призрачное давление варпа исчезло подобно снятому со свечи нагару. Захариил замер, сделал глубокий вдох и попытался восстановить концентрацию.

То, что Лютер так долго не замечал этих намеков, казалось ему невообразимым. Он был справедливо знаменит своим интеллектом, и одним из немногих на Калибане, кто мог общаться с Джонсоном почти на равных. Захариил знал, что Лютер всегда просматривал доклады Администратума, местного ополчения и полиции - он считал это само собой разумеющейся частью своих обязанностей повелителя Калибана. Если даже для него угроза была очевидной, то для такого человека как Лютер, она должна была быть явной. Значение происходящего было тревожным, если не сказать больше.

Захариил хотел, чтоб рядом с ним был кто-то, с кем он смог бы поговорить о своих опасениях. Не раз у него возникало желание донести этот до брата Израфаила, но строгое и отчужденное поведение библиария убеждало его в обратном. Другим членом Легиона, с которым он смог бы поговорить, был магистр Ремиил, но теперь его не стало.

Юный библиарий поднял глаза и вновь пожелал, чтобы Немиила также отправили домой. Захариил знал, что временами его кузен мог быть чрезмерно циничным, но прямо сейчас он нуждался в прагматичной точке зрения больше, чем в чем-либо другом. Как бы ему не хотелось верить, что в глубине души Лютер все еще оставался благородным и добродетельным рыцарем, у Захариила была священная обязанность перед Легионом, примархом, и прежде всего, самим Императором. Если в их рядах было разложение, то ему следовало что-то сделать, независимо от того, кто в этом мог быть замешан. Но прежде, чем предпринять какое-либо действие, он должен был быть абсолютно уверен. В действительности, сейчас у братьев был довольно низкий боевой дух.

Захариил еще раз сделал глубокий вдох и попытался сфокусироваться на медитации. Он закрыл глаза и задействовал ментальную методику, которой обучил его Израфаил, чтобы отогнать грызущие сердце заботы. Он безжалостно отринул сознательную мысль и очистил разум.

В этот раз порывы призрачного ветра удивили его своей силой. Невидимый и нематериальный, он, тем не менее, дул с неистовой яростью. Его мощь заставила библиария покачнуться - он без размышлений открыл глаза и обнаружил себя смотрящим прямо в лицо бури.

Внутренний двор заливало бледно-голубое свечение, похожее на лунный свет, но замутненное, будто масло. Вокруг него, обрисовываясь в оттенках черного и серого, вертелись и циркулировали дикие потоки - когда он пытался сфокусироваться на них, они принимали формы, неприятно пощипывавшие его разум. Голову заполонило слабое неразборчивое стенание. Яркость видения на мгновение поразила молодого библиария. Его концентрация пошатнулась, но ощущение становилось все сильнее.

На границах его поля зрения зашевелились темные, одетые в капюшоны фигуры, а затем в его разуме эхом раздался чужой и одновременно до дрожи знакомый голос.

Помни о клятве, которую ты нам дал.

Захариил испустил испуганный крик и развернулся на пятках, ища источник голоса. В одно мгновение на него нахлынули воспоминания о его поиске Калибанского Льва пятьдесят лет назад. Он вспомнил о своих блужданиях в отдаленной части леса, пропитанной магией и злом, и о странных, одетых в капюшоны фигурах, с которыми он там столкнулся.

С дико колотящимся сердцем Захариил изучал тени двора, ища Смотрящих во Мраке. Голубое свечение и неистовый ветер испарились в мгновение ока, и, когда его зрение прояснилось, Захариил обнаружил в другом конце двора задумчивую фигуру Лютера. Повелитель Калибана пристально разглядывал Захариила.

- Что-то не так, брат? - тихо спросил Лютер. Хотя его голос и был полон беспокойства, но по выражению лица рыцаря было невозможно сказать, о чем тот думает.

Захариил быстро взял себя в руки, несколькими управляемыми вдохами отрегулировав поток адреналина и понизив сердечный ритм.

- Брат-библиарий Израфаил отчитал бы меня за то, что я позволил застать себя врасплох во время медитации, - сказал он. Его потрясло, как быстро с его губ сорвалась ложь.

Оба воина некоторое время молчали. Лютер довольно долго изучал Захариила, а затем печально улыбнулся.

- В эти дни у каждого из нас есть о чем подумать, не так ли?

- Даже больше, чем когда-либо раньше, - выдавил из себя Захариил.

Лютер согласно кивнул. Он быстро пересек двор, и хотя его поведение и было официальным, но выражение лица оставалось настороженным.

- Я искал тебя по всей крепости, - сказал он.

Захариил нахмурился.

- Тогда почему вы не связались со мной по воксу?

- Потому что некоторые разговоры не предназначены для сети, - низким тоном ответил Лютер. - Я собираюсь посетить очень важную встречу, и мне бы хотелось, чтобы ты также там присутствовал.

Библиарий нахмурился еще больше.

- Конечно, - тут же ответил он. Затем, уже нерешительно, он сказал:

- Уже очень поздно, брат. Что за встреча? Что-то случилось?

Красивое лицо Лютера помрачнело.

- Час назад мятежники предприняли ряд атак на плавильни, мануфактории и здания Администратума по всему Калибану, - сказал он. - С тех пор бунты вспыхнули во многих аркологиях, включительно с теми новыми, в Северной глуши.

Его губы скривились в злобном рыке.

- Полиция оказалась не в состоянии возобладать с кризисом, поэтому я послал десять полков егерей для восстановления порядка.

Новости потрясли Захариила. Внезапно, решение Лютера удержать подкрепления Легиона оказалось почти пророческим. Мятеж на Калибане вступил в новую, опасную фазу. Его разум принялся быстро работать, вспоминая груды информации о боевой готовности, времени развертывания и логистических нуждах, размещенных на планете орденов Астартес и подразделений поддержки.

- Это будет рабочая встреча или стратегическая? - спросил он. - Мне понадобится несколько минут, чтобы собрать все нужные файлы данных.

- Не угадал, - ответил Лютер. Его лицо приняло настороженное выражение.

- Лидеры повстанцев вышли на связь с Лордом Сайфером. Они хотят встретиться со мной под флагом переговоров, и я согласился. Они прибудут в течение часа.

ШАТТЛ стандартного имперского дизайна был незаметным среди сотен кораблей, прилетающих и отлетающих с посадочных полей вокруг Альдурука. Ровно в два часа после полуночи, транспорт коснулся земли и опустил посадочную рампу. Сила его двигателей снизилась до холостого гула, когда пять персон быстро и целеустремленно спустились по рампе и пересекли пермакритовую площадку по направлению к открытым воротам ближайшего ангара. Они вошли в огромную постройку осторожно, исследуя глубокие тени на предмет потенциальных угроз. Ничего не обнаружив, лидеры повстанцев и их сопровождающий вышли на середину здания, где под ярким светом одного из многих прожекторов ангара стояли Лютер и Захариил.

Захариил следил за приближающимися предателями и старался оставаться внешне спокойным. Его разум разрывался между жаждой расправы и подчинением приказу. Решение Лютера встретиться с лидерами мятежников потрясло его до глубины души - это шло вразрез со всем, чему его учили в Легионе. Неповиновение имперскому закону каралось быстрыми и безжалостными действиями, без пощады или компромисса. Переговоры любого толка совершенно исключались, грозя подорвать власть Императора. Целые миры уничтожались и за меньшие проступки.

Но это была не какая-то странная и изолированная планета подобно Сарошу. Это был Калибан. Это были его люди, и в глубине души Захариил знал, что они не были ни развращенными, ни злыми. Возможно, Лютер считал так же, подумал он. То, что миллионы невинных жизней могло быть потеряны из-за действий группы заблуждающихся людей, никому бы не пошло на пользу, особенно Императору. И если кто-то и мог убедить этих людей бросить свою затею, то это был Лютер. Сказав себе все это, Захариил попытался совладать с грызшими его душу сомнениями.

Пять фигур были облачены в стихари кандидатов с капюшонами, скрывающими их лица в тени. По древним традициям переговоров, никто из них не был вооружен. Когда они вступили в круг света, Захариил почувствовал растущую боль в затылке. Его зрение поплыло - фигуры в капюшонах двоились у него перед глазами, а свет странно замерцал. Закрыв глаза, библиарий использовал выученную у Израфаила методику очищения и прояснения рассудка. Когда он вновь их открыл, зрение вновь было ясным, хотя боль не ушла.

Один за другим лидеры повстанцев сняли капюшоны. Первым был Лорд Сайфер, по его спокойному выражению лица ничего невозможно было прочитать. Захариил узнал других со смесью злости и смятения.

Первым из лидеров повстанцев был лорд Туриил, отпрыск благородной семьи из южных областей, которая все еще упрямо цеплялась за последние остатки богатства и власти. Следующим был лорд Малхиал, сын известного рыцаря, прославившегося во время крестового похода Джонсона против Великих Зверей. Осознание того, что он и Туриил были их горькими врагами на протяжении десятилетия, заставило Захариила задуматься, что именно должно было заставить их объединиться.

Следом за Малхиалом последовала еще одна неожиданность - третьим лидером повстанцев была женщина. Леди Алера унаследовала свой титул после того, как все ее четыре брата сгинули в Северной глуши, и под ее управлением родовое имение процветало вплоть до прихода Императора. Теперь, как и у всех благородных семей Калибана, ее состояние почти иссякло, но она все еще оставалась силой, с которой приходилось считаться.

Но последний из повстанцев был самым удивительным. Захариил сразу узнал обезображенное лицо этого человека - более пятидесяти лет назад сар Давиил входил в число рыцарей, которые штурмовали крепость Рыцарей Люпуса, и был одним из воинов, сражавшихся с ужасными Зверями, которых спустил на силы Ордена их враг. Огромная лапа монстра раздробила всю правую часть его лица, сокрушив ему скулу и выбив глаз. Когти существа разрезали плоть Давиила до костей пятью рваными дугами, шедшими от уха к подбородку. Ему каким-то чудом удалось выжить, но когда прибыл Император и Орден вошел в состав Легиона, его запрос по вступлению в ряды Астартес отклонили. Вскоре молодой рыцарь покинул Альдурук, и никто не знал, что с ним стало. Теперь Давиил был стариком - его волосы поседели, а лицо покрылось морщинами из-за десятилетий тяжелой жизни на постоянно уменьшающемся фронтире Калибана, но его тело все еще было поджарым и сильным для человека семидесяти лет.

Туриил заметил Захариила, и заостренные аристократичные черты дворянина потемнели от гнева. Он повернулся к Сайферу.

- Вы заверили нас, что на переговорах будет присутствовать только Лютер, - резко сказал он. Леди Алера и лорд Малхиал бросили подозрительные взгляды на высокого и внушительного библиария.

- Это решать не Лорду Сайферу, - стальным тоном ответил Лютер. - Брат-библиарий Захариил мой лейтенант - все, что вы говорите мне, может быть сказанным также и ему.

Он скрестил руки и грозно взглянул на повстанцев.

- Вы просили этой встречи, поэтому давайте послушаем, что вы хотели сказать.

Холодная угроза в голосе Лютера заставила лорда Туриила немного побледнеть. Малхиал и леди Алера обменялись друг с другом неуверенными взглядами, но казалось, что никто не желал говорить первым. Наконец сар Давиил испустил нетерпеливый рык и произнес:

- Мы говорим от имени свободных людей Калибана, мой повелитель, и заявляем, что имперская оккупация должна прекратиться.

- Оккупация? - эхом отозвался Лютер, его голос был немного недоверчивым. - Калибан теперь имперский мир, управляемый и защищаемый законом Императора и мощью Первого Легиона.

- Защищаемый? Скорее как завоеванный, - вставил Малхиал. - Именно Лев Эль'Джонсон приветствовал Императора - если верить слухам, своего отца, - на Калибане и передал планету ему в руки.

- Насколько мы знаем, в этом и состоял их план, - отрезала леди Алера. - Мне кажется очень удобным то, что Джонсон прибыл на Калибан при столь загадочных обстоятельствах, а затем, как раз после того, как он получил контроль над рыцарскими орденами планеты, его и нашел Император.

- Это самая глупая вещь, которую я слышал, - резко сказал Захариил. - Вы не знаете, о чем говорите! Если бы вы представляли себе, насколько огромен Империум…

Лютер прервал библиария поднятой рукой и предупреждающим взглядом.

- Мой лейтенант не знает, когда лучше смолчать, - сказал он спокойно. - Тем не менее, леди Алера, ваши подозрения в лучшем случае беспочвенны. А вы, лорд Малхиал, утверждаете, что мой примарх отдал Калибан Императору? В наших собственных легендах говорится о связи Калибана с далекой Террой. И теперь, благодаря Императору, эта связь восстановилась, и наша планета вышла на новый уровень процветания.

- Процветание? - прорычал лорд Туриил. Прежняя бледность дворянина исчезла под разливающимся потоком возмущения. - Так вы называете массовое разграбление нашего мира? Возможно, если бы вы высунули голову за стены этой расширяющейся опухоли, которую вы называете крепостью, то вы бы увидели, как страдает Калибан! Наши леса исчезли, наши деревни срыты, горы взломаны подобно орехам и счищены огромными шахтерскими машинами! Благородные семьи, которые поколениями сражались и проливали кровь за свои земли и людей были лишены наследия, их сервов захватили и заставили работать на имперских заводах и шахтах. А рыцарские ордена, которые могли защитить нас от всего этого, были расформированы или…

Он бросил взгляд на огромную фигуру Захариила.

- … Изменены почти до неузнаваемости.

Кулаки Захариила сжались от намека на оскорбление. Только спокойное поведение Лютера и принципы неприкасаемости переговорщиков держали гнев Захариила в узде. В отличие от него, повелитель Калибана развел руками и тихо рассмеялся.

- Вот теперь-то мы и подошли к сути вещей, - сказал он с безрадостной усмешкой. Взмахом руки он указал на лидеров повстанцев. - На самом деле ваши обиды носят личный характер, а не общественный. Вы восстаете не ради своих крепостных, как вы говорите, но из-за того, что вы потеряли богатство и власть, которые ваши семьи копили столетиями. Вы действительно считаете, что большинство наших людей вновь бы захотело стать крепостными фермерами? Император завершил процесс, который начал Джонсон вместе с Орденом - обеспечил безопасность, охрану, и прежде всего, равноправие для всех, независимо от сословия или положения в обществе.

Леди Алера переводила язвительный взгляд с Лютера на Захариила.

- Ясно, что некоторые люди более равны, чем другие, - произнесла она.

Лютер покачал головой, отказываясь проглотить наживку.

- Внешность может быть обманчивой, - спокойно сказал он.

- Действительно, может, - ответил сар Давиил, выйдя наперед. - Взгляни на меня, брат. Я не избалованный графский сынок. Я получил эти шрамы бок о бок с тобой в Северной глуши, служа исполнению видения Джонсона. И как меня вознаградили?

Лютер вздохнул.

- Брат, ты не вступил в ряды Легиона по роковой случайности. Твои ранения были слишком серьезны для процесса трансформации, в то время как я был уже очень стар для этого. Ты сам решил уйти. У тебя все еще есть место в Альдуруке.

- И что я там буду делать? - парировал Давиил. - Полировать доспехи тех, кто оказался удачливее меня? Носится по залам подобно мальчику на побегушках?

На краях его целого глаза заблестели слезы.

- Я рыцарь, Лютер. Это должно что-то значить. Когда-то это и для тебя нечто значило. Ты был величайшим среди нас, и мне было искренне жаль наблюдать за тем, как Джонсон использовал тебя все эти годы.

Захариил заметил, как Лютер немного напрягся. Удар Давиила достиг своей цели.

- Осторожней, брат, - подавленным голосом сказал Лютер. - Ты слишком много себе позволяешь. Джонсон объединил этот мир. Он спас нас от угрозы Зверей. Я никогда не совершил бы ничего подобного.

Но Давиил не заколебался. Он, не дрогнув, выдержал взгляд Лютера.

- Думаю, ты бы сумел, - ответил он. - Джонсон мог никогда не убедить другие рыцарские ордена поддержать его крестовый поход против Зверей. Это сделал ты. Пускай план принадлежал ему, но ты был тем, кто сплотил за ним весь мир. Правда состоит в том, что Джонсон обязан тебе всем. И посмотри, чем он тебе отплатил. Он отбросил тебя в сторону, также как и меня.

- Ты не знаешь, о чем говоришь! - резким от гнева голосом прорычал Лютер.

- Это не так, - сказал Давиил, печально качая головой. - Я был там, брат. Я видел, как все это происходило. Когда я был ребенком, моей величайшей мечтой было стать рыцарем и странствовать рядом с тобой. Я знаю, насколько ты великий человек, даже если на Калибане об этом больше никто не помнит. Джонсону это также известно. А почему бы и нет? В конце концов, ты воспитал его как родного сына. И теперь он оставил тебя позади, подобно всем остальным.

Леди Алера ступила вперед.

- Что в действительности дал нам Империум? Да, леса исчезли, а вместе с ними и Звери, но теперь наших людей загнали в аркологии и приставили к работе в мануфакториях или набрали на службу в Имперскую Армию. Каждый день мы видим, как все больше наших соотечественников увозят к звездам служить цели, которая не принесет нам какой-либо пользы.

- Вы можете презирать старый образ жизни, если желаете, Лютер, - добавил лорд Туриил, - но до того, как был создан Орден, благородные дома обеспечивали Калибан рыцарями, которые сражались и гибли ради крестьянства. Да, мы взимали налоги, но также и отдавали. Мы служили своим собственным способом. А как нам служат Джонсон и Император? Они забирают самое лучшее из того, что мы можем дать, и взамен дают нам мало либо совсем ничего. Конечно же, ты видишь это.

- Не вижу ничего подобного, - ответил Лютер, но его лицо омрачилось. - А как насчет медицины и лучшего образования? Как насчет искусства и цивилизации?

Малхиал насмешливо фыркнул.

- Вы имели в виду, медицина и образование, которые делают из нас лучших чернорабочих? И чем хорошо искусство или развлечения, если ты слишком занят, подобно рабу трудясь в мануфактории, чтобы оценить их?

- Ты понимаешь, что это не единственный мир, который должен способствовать продвижению Великого Крестового Похода? - ответил Лютер. - Захариил прав. Если бы вы только могли представить себе масштаб дела Императора.

- Нам известно лишь то, что нас довели до нищеты ради людей, которых мы не знаем и никогда даже не видели, - возразил Туриил.

- У нас отобрали нашу культуру и традиции, - прервал его Давиил. - И теперь наши люди в большей опасности, чем когда-либо прежде.

Лютер нахмурился.

- Что это означает? - спросил он, в его голос вернулась часть былого гнева.

Давиил начал было отвечать, но Малхиал оборвал его.

- Это значит, что Калибан страдает все сильнее под имперским правлением. Вопрос в том, будете ли вы стоять в стороне и позволите ли этому случиться?

- Вы нам не враг, сар Лютер, - сказала леди Алера. - Нам известно, что вы храбрый и благородный человек. Мы сражаемся с Империумом, а не с вами или вашими воинами.

Захариил шагнул вперед.

- Мы слуги Императора, миледи.

- Но вы также сыны Калибана, - возразила дворянка. - И это мрачнейший час вашего мира.

- Присоединяйся к нам, брат, - сказал сар Давиил Лютеру. - Ты слишком долго отрицал свою судьбу. Прими ее, наконец. Вспомни, каково это быть рыцарем, который едет на защиту своих людей.

- Защиту? - сказал Захариил. - Это вы подняли оружие против своих сограждан. Даже сейчас ваши повстанцы сражаются с полицией и егерями по всей планете, и невинные люди страдают в восстаниях, которые вы и устроили.

Он зло повернулся к Лютеру.

- Вы видите, что они пытаются совершить, не так ли. Если мы будем стремительны, боевые братья смогут сокрушить этот мятеж в течение пары часов. Не позволяйте играть им на своей ревности…

Лютер обернулся к Захариилу.

- Достаточно, брат, - твердым, как железо, голосом произнес он. Резкий тон оборвал библиария на полуслове. Еще некоторое время повелитель Калибана впивался в него взглядом, а затем обернулся к мятежникам.

- Эти переговоры закончены, - огласил он. - Лорд Сайфер вернет вас туда, откуда вы пришли. После этого, у вас будет двадцать четыре часа, чтобы приказать свои силам прекратить все операции и вернутся под юрисдикцию местных властей.

Лидеры повстанцев зло смотрели на Лютера, все за исключением Давиила, который печально покачал головой.

- Как ты можешь так поступать? - спросил он.

- А как ты мог подумать, что я поступлю не так? - парировал Лютер. - Если ты думаешь, что я ценю свою честь настолько дешево, тогда ты мне не брат, - сказал он. - У вас двадцать четыре часа. Используйте их разумно.

Туриил повернулся к леди Алере и лорду Малхиалу.

- Вот видите? Я говорил вам, что это бессмысленно, - он бросил ядовитый взгляд на Лорда Сайфера. - Мы готовы к отбытию, - сказал дворянин, и быстро направился к ждущему шаттлу. Один за другим, лидеры повстанцев двинулись за Туриилом и вышли в предрассветную мглу. Захариил почувствовал, как с шеи спадает напряжение, когда боль в голове начала утихать. Он сделал мысленную заметку расспросить Израфаила об этих болях. Чтобы их не вызывало, они явно становились сильнее.

Погруженный в раздумье Лютер шел за уходящими мятежниками. Мгновение спустя, Захариил двинулся следом. Одна часть его хотела настоять на том, чтобы Лютер арестовал лидеров повстанцев на месте - переговоры были конвенцией военного права Калибана, но не Империума, поэтому в действительности Легион не был ею связан. Но другая часть его разума предупреждала, что он уже переступил свою границу дозволенного в общении с Лютером, и Захариил был неуверен насчет того, что могло произойти, если бы он надавил на него и дальше.

Двигатели шаттла начали издавать пульсирующий рев, когда повстанцы поспешили к посадочной рампе. Захариил остановился у ворот ангара, но Лютер продолжал идти следом за лидерами мятежников.

Давиил последним вошел в шаттл. Остановившись возле рампы, он обернулся и посмотрел на Лютера. Захариил увидел, что старый рыцарь сказал что-то повелителю Калибана, но его голос затерялся в вое турбин шаттла.

Когда Давиил исчез внутри шаттла, Лютер повернулся и пошел обратно к ангару. За ним, транспорт поднялся в облаке пыли и умчался на запад, обгоняя рассвет.

Захариил следил за приближением Лютера и готовился к острому упреку. Лицо рыцаря было глубоко встревоженным. Подойдя к библиарию, он обернулся, чтобы проследить за уменьшающимися огнями двигателей шаттла и вздохнул.

- Нам следует вернутся в стратегиум, - сказал он. - Предстоит много работы.

Библиарий кивнул.

- Вы думаете, они учтут это предложение?

- Нет, конечно, нет, - ответил Лютер. - Но, тем не менее, это нужно было сказать.

Мгновение спустя он добавил.

- Будет лучше, если все случившееся останется между нами, брат. Мне бы не хотелось, чтобы какие-либо недоразумения повлияли на боевой дух.

Захариил понимал, когда ему отдавали приказ. Он быстро кивнул и посмотрел, как шаттл исчезает с поля зрения.

- Что же вам сказал сар Давиил перед отлетом? - спросил он осторожно-безразличным голосом.

Лютер уставился в темноту.

- Он сказал, что Джонсон предал всех нас. Леса исчезли, но Звери все еще остались.

Глава пятая

В котле

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

НЕМИИЛ ДОСТИГ артиллерийской палубы, находящейся в середине судна. В шлеме отсчитывались секунды, имеющиеся у него в запасе, пока боевая баржа не вошла в атмосферу Диамата. Он чувствовал ритмичный гром орудийных батарей корабля, эхом отдающийся сквозь палубу под его ногами, это означало, что боевое соединение начало схватку с вражеской резервной эскадрой. Чтобы развернуть силы Астартес на осажденном мире-кузнице, Джонсон гнал свои корабли так быстро, как мог, и Немиил не хотел заставлять примарха ждать.

Толстые, тяжелые стальные люки, испещрившие весь десантный отсек с лязгом закрывались, когда похожие на негабаритные торпеды десантные капсулы загружались в пусковые аппараты. Лишь одна капсула все еще находилась в погрузочной люльке, зависнув над последней из пусковых труб левого борта. Единственный люк все еще был открыт, красный свет лился по стальной рампе из похожего на кокон внутреннего отсека.

Одинокий, сокрушительный удар резким звоном раздался сквозь переборки; вражеский снаряд пробил броню флагманского судна и взорвался на одной из палуб выше. Артиллерийская команда ждала Немиила здесь, у подножия открытой капсулы. Они сопроводили его по рампе, чтобы помочь застегнуть ремни безопасности и присоединить дата-кабели к интерфейсу, встроенному в его шлем и к электрогенератору. Выполнив свои задачи, через несколько секунда они без единого слова отступили от капсулы. Немиил практически не заметил, как через систему вокс-связи посадочного модуля он подключился к сети командования флотом.

Индикаторы на линзах шлема холодно мерцали. Красные и синие значки на орбите планеты то вспыхивали, то гасли. Он изо всех сил пытался уловить смысл из потоков информации, и спустя несколько секунд связная картина орбитального сражения обрела форму. Резервная эскадра, словно стальная стена, встала между тяжелыми грузовыми судами и наступающими кораблями Джонсона. «Штормовые птицы» Темных Ангелов, несмотря ни на что, прорвали вражеский кордон и открыли огонь по беззащитным транспортам. Вместе с неисправной «Герцогиней Арбеллатрис», Джонсон оставался только с шестью кораблями против восьми неповрежденных вражеских крейсеров, но суда мятежников стояли на якоре, оставляя ограниченное пространство для маневра, по сравнению со стремительными кораблями Астартес. Торпеды устремились к фланговым крейсерам мятежников, а боевая баржа и ударные крейсера были на расстоянии, с которого могли открыть огонь разрушительными орудиями орбитальной бомбардировки. Пока враг был занят защитой транспортов, его крейсеры были практически неподвижной мишенью для объединенной огневой мощи боевого соединения.

Едва закрылась рампа, капсула наклонилась и начала спускаться в пусковую трубу. Из вокс-бусинки Немиила раздался грубый, язвительный голос Коля.

- Хорошо, что ты присоединился к нам, брат, - сказал он саркастически. - Я уже начал думать, что мы потеряли тебя.

- Мы не можем проводить все наше время, околачиваясь возле посадочного модуля, сержант, - усмехнувшись, произнес Немиил. С громким лязгом капсула замерла, затем раздался глухой стук запечатываемого наверху люка. - Некоторым из нас надо выполнять свою работу, чтобы вы на досуге могли наслаждаться бытием.

По воксу прозвучал негромкий смех глубоких голосов. Немиил улыбнулся и посмотрел на показания о состоянии Астартес Коля. Все девять воинов на дисплее отображались зеленым, как он и ожидал. Он сражался рядом с ними так долго, что иногда думал об этих воинах как о собственном отделении, предпочитая их насмешки почтительному отношению со стороны большинства из Легиона.

Коль было хотел прорычать опровержение, но был отключен приоритетным сигналом по каналу командования флотом.

- Боевая группа «Альфа», это - командующий, - Капитан Стений вызывал по воксу.

- Тридцать секунд до орбитального десантирования, - глухой удар эхом прокатился по корпусу боевой баржи и на несколько секунд канал наполнился визгом статики. - ...Установили связь с имперскими силами на планете. Сейчас вам загружаются новые координаты высадки и тактические данные. Будьте наготове.

Спустя секунду схема орбитального сражения исчезла, сменившись детальной картой разрушенного города и отдаленных районов массивного комплекса кузницы. Город на переданном изображении назывался Ксанф. Столица Диамата была построена на берегу беспокойного серого океана и простиралась на множество километров на север и юг по скалистой береговой линии. В двадцати километрах к востоку от городских окраин, в пустыне из черных камней и красных барханов диоксида кремния, возвышались конические склоны огромного вулкана, который лежал в основе главной кузницы Адептус Механикус на Диамате. Много сотен лет назад потомки Марса пробурили тело бездействующего вулкана и добрались до скрытой внутри геотермальной энергии, которая питала обширные плавильни, литейные заводы и окружающие их заводы. На дальнем краю большой равнины встречались раскинувшийся город и складские комплексы кузни. Пермакритовая стена отделяла размеренный мир Механикумов от нищенского существования и вонючих трущоб обычных людей.

Немиил запоминал, поглощая каждую деталь остро отточенным умом. Пиктограммы мигали, живя собственной жизнью в «серой зоне», лежащей между городом и великой кузницей: синие - подразделения драгунов Танаграна, красные - предатели Гора. Для искупителя потребовалось только мгновение чтобы понять, что ситуация на планете была действительно отчаянной.

В течение нескольких недель Ксанф подвергался длительной орбитальной бомбардировке. Центр города был выжженной пустошью, а огромный искусственный залив в районе гавани усеян корпусами сотен разбитых и опрокинутых кораблей. На юго-востоке находился главный космопорт планеты, который связывался с городом и кузнечным комплексом железной дорогой. Он был захвачен мятежниками. Немиил насчитал шесть приземлившихся тяжелых транспортников, окруженных частями поддержки мятежников и, по крайней мере, полком механизированных войск.

Четыре полка пехоты и близко полка тяжеловооруженных наземных войск мятежников приближались по железнодорожным путям к комплексу кузницы, очевидно сумев прорвать имперские укрепления, защищающие южные подходы к кузне. Точных данных о вражеских войсках и обороняющих комплекс силах Механикумов не было. Немиил подозревал, что все данные поступили от имперских планетарных сил, а они понятия не имели, что творилось за стенами вотчины Механикумов.

Синие пиктограммы двигались на юг и восток через «серую зону» к мятежникам у железной дороги - два неполных полка при поддержке батальона бронетехники попытались уничтожить мятежников на флангах и оттеснить их от кузницы. Это было смелое решение, но приблизительно в пяти километрах к северу от железнодорожных путей мятежники отразили имперскую контратаку.

- Десять секунд до выхода на орбиту, - передал Капитан Стений по воксу. - Боевая группа «Альфа», будьте готовы к десантированию.

На тактической карте появились пылающие синие круги, показывая зону высадки десанта. Две роты должны были приземлиться рядом с цепью предгорий у южного края равнины, примерно в двух километрах к югу от захваченной мятежниками железной дороги. Стратегия решения была очевидна: Астартес продвигаются на север и нападают на мятежников с другого фланга, ограничивая доступ к дороге и заманивая их в ловушку расположенных на севере имперских сил. Высокий ландшафт к югу от железнодорожных путей обеспечивал превосходные зоны для ведения огня и неплохое укрытие для Темных Ангелов, позволяя им выбирать свои мишени по желанию. Как только сопротивление будет устранено, по расчетам Немиила одна из рот должна остаться охранять дорогу, дожидаясь подкрепления, приближающегося со стороны космопорта, в то время как другая вошла бы в комплекс кузницы и уничтожила находящиеся там силы мятежников.

- Пять секунд. Четыре … три … две … одна. Десант пошел.

Словно удар молота обрушился на левый борт «Неукротимого Разума», ремни безопасности, удерживающие Немиила, натянулись, и все поплыло черным.

ДЖОНСОН И ЕГО боевое соединение подошло к Диамату под довольно крутым углом, сблизившись с мятежниками столь быстро, насколько это было возможно, и начало высадку. Поскольку крейсера и транспорты, которые они охраняли, стояли на геосинхронной орбите над основным комплексом кузниц Диамата, это привело к тому, что оба войска сошлись на расстоянии прямого выстрела. Орудийные батарей и лазерные турели вели огонь по имперским кораблям, которые отвечали торпедными залпами и огнем смертоносных орудий орбитальной бомбардировки флагманского корабля и ударных крейсеров.

Боевая баржа была ближе всего к вражеской линии огня, и ее накрыло градом снарядов. В последний момент «Неукротимый Разум» и ударные крейсера повернули правые борта, почти параллельно вражеским кораблям, флагман готовился к запуску десантных капсул.

С расстояния менее чем в пятьдесят километров по левому борту - угрожающе близкая дистанция для космического сражения, - крейсер мятежников типа «Оруженосец» обстрелял борт боевой баржи из тяжелых батарей излучателей.

Попавшая торпеда оставила глубокий кратер в корпусе «Оруженосца», распространяя огонь по внутренностям крейсера. Орудия бомбардировки флагмана дали раскатистый залп по «Оруженосцу». На таком близком расстоянии каждый выстрел нашел цель. Гигантские снаряды, в пять раз больше и мощнее стандартного макро-снаряда, врезались в броню крейсера, и по корпусу прокатилась цепь катастрофических взрывов, уничтожая плазменный реактор судна. Огромный военный корабль распался в сильнейшей вспышке, разбрасывая во все стороны оплавленные обломки.

Одна из частей уничтоженного крейсера - кусок железа размером с городской квартал, - врезалась в левый борт флагмана, когда тот начал выброс десанта. От удара «Неукротимый Разум» накренился на правый борт, сбивая все проведенные артиллерийскими офицерами корабля расчеты. Но было уже слишком поздно что-либо менять - механизм был активирован, и капсулы покидали корабль одна за другой. В течение десяти секунд все двести посадочных модулей Астартес были запущены и пробивались сквозь атмосферу к полю битвы.

БОРТОВАЯ СИЛОВАЯ УСТАНОВКА на капсуле перезапустилась спустя секунду после запуска. Дисплей с данными, мигнув, ожил, заработали подруливающие устройства, корректируя спиралевидное падение капсулы сквозь атмосферу. Модуль вибрировал и трясся, словно игрушка в грубых руках гиганта. Измученный воздух выл, рассекаемый небольшими стабилизаторами десантной капсулы. Головокружительная спираль, по которой она сначала двигалась, выпрямилась.

Флагманское судно было тяжело повреждено. Немиил рассчитывал, что никто из сил развертывания не погиб. Он быстро просмотрел показания, логические приборы модуля рассчитали траекторию и показали координаты новой точки приземления.

На тактической карте пульсировал желтый круг. Немиил нахмурился. Они собирались приземлиться в нескольких километрах к северу от железной дороги, а сейчас место посадки находилось прямо среди сил мятежников, которые сдерживали имперскую контратаку. Это усложняло дело. Немиил проверил командную частоту, но услышал только статику. Из-за атмосферной ионизации и толстого корпуса десантной капсулы он не мог связаться с командующим войсками Ламносом, пока Астартес не достигнут земли.

Искупитель переключился на канал отделения.

- Все здесь? - запросил он.

- А ты ожидал, что мы куда-нибудь денемся, брат? - сразу ответил Коль.

Новый голос пробился сквозь вокс-связь, более мягкий, чем у Коля, но такой же удивленный.

- Не знаю как у вас, но у меня был реальный шанс протянуть ноги, - смеясь, сказал Аскелон, их технодесантник. - Подобное плохо влияет на кровообращение.

- Так говорят те, кто проводит все свое время в залах обслуживания, с головой погружаясь в работу, - парировал Коль.

- Но она наделяет меня властью над подчиненными, согласись? - ответил Аскелон.

- Вряд ли, - фыркнул брат Марфей, мелта-стрелок отделения. - Для сержанта Коля будет неприятен лишь тот день, когда он перестанет дышать.

- Это самая глупая вещь, которую я когда-либо слышал, - проворчал Коль, и отделение засмеялось в ответ.

Турбулентность от входа в плотные потоки возрастала, и кости начали отбивать крещендо. Это продолжалось в течение девяти с половиной мучительных минут, пока на экранах не зажглось предупредительное изображение, и не сработали тормозные двигатели. Артиллерийский расчет на борту флагмана запрограммировал капсулы так, чтобы они включили двигатели в последний момент для снижения угрозы обстрела из зенитных орудий. Толчок был таким, словно Титан дал под зад, подумал Немиил.

Под ногами раздался оглушительный рев, в течение трех секунд двигатели развили полную мощь, пока модуль не приземлился. Немиил почувствовал еще один, уже не такой сильный толчок, и краем уха услышал треск, а затем серию маленьких острых щелчков, прошедших по корпусу десантного модуля прежде, чем он, наконец, не замер на месте.

Мигнув тревожным красным цветом, дисплей Немиила погас.

- Расстегнуть ремни и развернуться! - приказал он отделению по каналу связи, и быстро расстегнул удерживающие его ремни безопасности.

Раздалось шипение, и в лицо ударил порыв горячего, резко пахнущего воздуха, рампа начала опускаться и вдруг застыла под углом примерно в шестьдесят градусов. Гидравлика, надрываясь, скулила, пытаясь сместить часть капсулы, пока система безопасности не отключила ее.

Немиил ощутил, как палуба под ним немного накренилась. Он раздраженно зарычал, шагнул вперед и уперся ногой в рампу. Немиил услышал, как затрещала каменная кладка - трап отскочил, а затем опустился еще на полградуса.

Удушливый дым и волны жара начали проникать во внутреннюю часть десантного отсека. Немиил слышал по вокс-сети приглушенные проклятия, пока десантники отделения пытались покинуть капсулу. Одной рукой он ухватился за входной проем, другой за край рампы, и, выкарабкавшись, сразу увидел, что произошло.

Капсула приземлилась прямо на крышу многоэтажного здания, прошив, словно пуля, четыре-пять этажей, и погрузилась в ветхий фундамент. Слабый солнечный свет пробивался сквозь зияющее отверстие на потолке, затянутое облаками плотного дыма. Тормозные двигатели капсулы прожгли верхние этажи здания.

Несколько рамп капсулы смогли раскрыться полностью, в то время как другие, подобно Немииловой, были заблокированы грудами обломков. Брат-сержант Коль кружил вокруг капсулы, помогая вылезти брату Варду с тяжелым болтером.

Из-за ближайшей к Немиилу капсулы показался брат Аскелон. Его мощная серворука с тихоньким скулением поднялась над плечом.

- Отойди! - крикнул он, открывая захват руки и протягивая ее к посадочному модулю. Двигатели сервомотора зажужжали, набирая обороты. Аскелон подался на несколько сантиметров назад, тогда как Немиил подошел ближе и попытался ему помочь. Посыпалась штукатурка, застонал металл, и капсула медленно начала приобретать вертикальное положение.

- Отлично, брат, - сказал Немиил, хлопая технодесантника по плечу, когда рампы капсулы полностью открылись. - Сержант Коль, выведи нас отсюда.

- Есть, брат-искупитель, - деловито ответил Коль. Он отдал приказы отделению, и Астартес принялись за работу. Немиил услышал раздающиеся снаружи щелчки и треск лазганов, сопровождаемые глухим лаем болтеров.

За несколько секунд все отделение вскарабкалось по упавшей пермакритовой плите, и достигло первого этажа здания. Пылающие обломки падали на Астартес словно метеориты, отскакивая от их брони. Сержант Коль снял с пояса ауспекс и попытался определить направление в дымном тумане.

- Приказы? - спросил он Немиила.

Искупитель быстро принял решение.

- Мы идем на север, - сказал он Колю.

Сержант проверил высветившиеся показания еще раз, быстро кивнул и ринулся в темноту. Астартес не стали возиться в поисках дверного проема - своими массивными телам за считанные секунды они пробили брешь в стене. Мгновение, и перед десантниками появилась большая площадь, залитая туманным светом. Коль повел отделение прямо в отверстие, выскочив на улицу в ливне блестящих стеклянных осколков и клубах грязного серого дыма.

Они оказались на узкой авеню, бежавшей с востока на запад через «серую зону». Груды развалин и множество почерневших тел усеивали дорогу по всей территории, которую охватывал взгляд Немиила. Большинство зданий были разрушены взрывами снарядов, но не меньше было и домов, чьи почерневшие фасады украшали выбоины от стрелкового оружия. Разбитый вдребезги шестиколесный военный транспорт лежал в нескольких десятках метров справа от отделения, его шины все еще горели. Воздух дрожал от треска оружейных выстрелов и зловещего свиста минометов.

С узкой улицы в двадцати метрах слева от отделения раздался рев двигателя. Немиил сразу узнал этот звук: идущий на полной скорости имперский БТР. А точнее четыре - полный механизированный взвод.

- Засадное формирование «эпсилон»! - приказал он, махая половине отделения на противоположной стороне улицы. Коль последовал за своими воинами, его болт-пистолет рыскал в поисках угрозы. Брат Марфей встал на колени позади груды почерневшего щебня слева от Немиила, установив поверх кучи тяжелый болтер. Искупитель вытащил болт-пистолет и нажал кнопку активации крозиуса аквилума. Двуглавый орел на вершине посоха засверкал потрескивающими синими пучками энергии.

БТР должны были достигнуть угла через пару секунд и показаться на перекрестке с улицей, ведущей к линии фронта в нескольких километрах к северу. Это были легкобронированные транспортники «Тестудо», вооруженные турелью с автопушкой и предназначенные для транспортировки целого отделения. Они шли полным ходом, поднимая черные толстые клубы дыма из выхлопных труб.

Темные Ангелы двинулись к ним с прекрасной скоростью и навыками, скрывая свое присутствие в грудах развалин или в нишах разрушенных зданий. Как только БТРы показались в поле зрения, брат Марфей нацелил противотанковое оружие на боковую броню ведущего «Тестудо» и нажал на гашетку, освобождая высокоинтенсивные микроволны, превратившие металлический корпус транспортника в перегретую плазму. Топливные баки БТРа с грохотом взорвались, разнеся «Тестудо» на кучу пылающих облмоков. Секунду спустя открыл огонь брат Вард, обстреливая тыловой «Тестудо» длинными очередями из тяжелого болтера. Масс-реактивные пули, взрывались на бронированной шкуре БТР, выдалбливали воронки в его твердых шинах. Тут и там они находили швы в пластинах брони и проникали в бронетранспортер, уничтожая перевозимых машиной людей. Покачнувшись, «Тестудо» остановился, дым клубился из его пробоин.

Два средних БТР свернули влево, пытаясь увернуться от горящего остова ведущего транспорта и покинуть огневой мешок. Их турели развернулись вправо и выплюнули поток бризантных снарядов вниз по улице, оставляя еще больше выбоин в обгоревших зданиях и вздымая из груд щебня пермакритовую пыль. Брат Марфей сменил мишень и выстрелил в следующий БТР в линии, но на сей раз его выстрел прошел немного выше, попав в маленькую турель и сорвав ее. Боезапас автопушки исчез во взрыве, озарив верх «Тестудо» красной вспышкой. БТР резко затормозил. Второй «Тестудо» врезался в заднюю часть поврежденного бронетранспортера, развернув его вправо на девяносто градусов, практически перевернув.

Вард направил тяжелый болтер в остановившийся БТР и прошил его короткой точной очередью. Немиил увидел как задняя рампа второго «Тестудо» опускается, и поднял болт-пистолет. Экипаж попытался сбежать из подбитого бронетранспортера, но был уничтожен залпом болтерного огня. Последние из мятежников еще только должны были ступить на землю, когда Марфей вновь выстрелил в поврежденный БТР, на сей раз нанося прямой удар, который уничтожил пойманных в ловушку людей.

Это так не похоже на старые рыцарские истории, которые он слышал на Калибане, думал Немиил, с болезненной отрешенностью рассматривая бойню. Война это резня, откровенная и простая. Понятия о славе придут позже, придуманные теми, кто никогда не видел ее собственными глазами.

Вокс-бусинка Немиила ожила.

- Всем подразделениям, проверка дислокации и статуса, - кратко произнес командующий войсками Ламнос.

Брат-сержант Коль и еще двое человек из отделения двинулись перебежками к разрушенным БТР удостовериться, что никто не выжил. Немиил вызвал карту места посадки на тактическом дисплее и проверял координаты. Они приземлились в полутора километрах к северу от железной дороги, недалеко от южного входа в кузницу.

- Отделение «Альфа Шесть». Статус зеленый. Ждем приказов, - ответил он, передавая свои координаты.

- Подтверждаю, «Альфа Шесть». Будьте готовы, - сразу ответил Ламнос. Меньше чем через минуту командующий войсками снова вышел на связь. - «Альфа Шесть», мы получили сигнал от посадочного модуля «Эхо Четыре». Он приземлился, но не может передислоцироваться. Вражеские силы приближаются к нему с юга. Незамедлительно свяжитесь с «Эхо Четыре» и установите его статус. Передаю координаты.

Немиил сравнил координаты с тактической картой. «Эхо Четыре» приземлился в полукилометре к юго-востоку, ближе к кузнечному комплексу.

- Он у нас на пути. «Альфа Шесть» конец связи, - ответил он.

Коль и его воины вернулись с поля боя.

- Это механизированная пехота, и она направлялась к железной дороге, - сообщил он.

- Они будут ее ждать, - сказал Немиил. - Мы направляемся на восток. У «Эхо Четыре» неприятности - вероятно, модуль приземлился в еще одном здании, и рампы не раскрылись. Мы должны добраться туда прежде, чем это сделают мятежники.

Коль кивнул облаченной в шлем головой и обратился к отделению.

- Аскелон, ты хотел прогуляться под солнышком, так что избавь меня от своих жалоб, раз тебе представилась такая возможность. Брат Юнг и брат Корт, занять позиции. Вперед!

Отделение беззвучно поднялось из укрытия и двинулось на восток вниз по улице, их болт-пистолеты рыскали в поисках целей. Немиил присоединился к технодесантнику Аскелону и брату Марфею, в то время как Коль и три других члена отделения охраняли тыл. Вдалеке на востоке над дымящимися развалинами «серой зоны» возвышались темные стены кузницы. Высокие мерцающие башни, словно металлический лес стояли перед ними заставой, окружая фланги вулкана - цитадели Механикумов. Плюмажи оранжевого и черного дыма тяжелыми тучами нависали над комплексом, давая повод для невеселых размышлений.

Мы прошли весь этот путь, чтобы защитить вот это? Немиил с сожалением усмехнулся. Трудно было даже предположить, что за это место можно отдать жизнь.

Глава шестая

Ангелы Смерти

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

- ЭТО ТРАНСПОРТНОЕ СУДНО «Ипсилон Три-Девять», поднимаюсь из зоны четыре! По мне ведется огонь!

Наполненная паникой вокс-передача нарушила беспокойный гул голосов в стратегиуме крепости, оторвав внимание Захариила от проектируемых над его столом светящихся панелей отчетов о результатах проделанной работы. Скрипя зубами, он погасил гололитический дисплей и быстро вышел из своего кабинета в находившуюся прямо за ним шумную палату.

Был полдень. С тех пор, как началась глобальная кампания мятежников, прошло четырнадцать дней, но накал насилия не ослабевал. Стартегиум работал круглосуточно, в его штат входила совместная группа офицеров Легиона, помощников и старших командиров егерских полков, действовавших по всему Калибану. Егеря из всех сил старались справиться с постоянно изменяющимся характером вражеских атак и поддерживать общественный порядок, одновременно пытаясь вступить в бой с ячейками повстанцев, которые максимально избегали прямых столкновений. Офицеры кружками пили горький чай и принимали стим-капсулы, подражая стоическому спокойствию возвышающихся среди них Астартес, но библиарий чувствовал их отчаяние так же, как слышал раздающийся из вокс-устройства по всей комнате сигнал бедствия грузового корабля. Возле вокс-аппарата Захариил заметил Лютера, пристально слушающего передачу. Насколько ему было известно, повелитель Калибана уже много дней не покидал стратегиум.

По воксу затрещал новый голос, и Захариил начал пробираться через палату. Он услышал, как диспетчер противовоздушной обороны Легиона сказал:

- Транспортное судно «Ипсилон Три-Девять», сообщаем вам, что боевой воздушный патруль был приведен в готовность и направлен к вашей позиции. Время прибытия - тридцать секунд. Что вы видите?

Гражданский пилот «Ипсилона» тут же вышел на вокс-связь.

- Мой второй пилот говорит, что видит вне периметра на севере красные вспышки. Двигатель правого борта поврежден! Температура скачет! Я должен развернуться и совершить вынужденную посадку!

- Ответ отрицательный, транспортное судно «Три-Девять», - ответил диспетчер. - Увеличьте скорость и высоту. Не пытайтесь, повторяю, не пытайтесь сесть.

Захариил раздраженно покачал головой. Гражданские пилоты при первых же признаках проблемы всегда стараются вернуть свои транспортники назад, не понимая, что разворот и замедление для посадки делает их только еще более уязвимыми целями для огня с земли. В комнате затряслись окна, когда мимо шпилей Альдурука с ревом пролетел воздушный боевой патруль, на полной скорости направляясь на север.

- Что мятежники придумали в этот раз? - приблизившись к Лютеру, спросил Захариил.

- Транспортное судно класса ІІ загружено десятью тысячами тонн прометия, - мрачно ответил Лютер, сконцентрировав взгляд на решетке вокс-аппарата. - Лучшей цели просто не найти.

Глаза Захариила расширились. Фактически, «Ипсилон Три-Девять» был летящей бомбой. Точное попадание в один из герметичных резервуаров с прометием в его грузовом отсеке превратило бы корабль в огромный огненный шар, обломки и горящее топливо разлетелись бы по всем северным посадочным зонам. Он подумал обо всех топливных подстанциях и складах в этом секторе и попытался оценить разрушения, которые мог вызвать подобный взрыв.

Вокс-аппарат вновь затрещал. На этот раз из решетки прозвучал глубокий голос Астартес.

- «Лев Четыре» на связи. Вижу «Ипсилон Три-Девять». Прием, - мгновением позже пилот вновь заговорил. - Есть контакт! Засек группу повстанцев, управляющих лазпушкой из гражданского грузовика в двух километрах от периметра. Вступаю в сражение.

- Быстрее, «Лев Четыре»! - закричал пилот «Ипсилона Три-Девять». - В нас опять попали!

Какое-то время «Лев Четыре» не отвечал. Проходили секунды, и Захариил понял, что стратегиум погрузился в молчание. Затем, пару мгновений спустя, вокс вновь затрещал.

- «Лев Четыре» на связи. Цель уничтожена. Повторяю, цель уничтожена. «Ипсилон Три-Девять» в безопасности.

Среди офицеров егерей и помощников Легиона раздались радостные крики - в таком положении любая, даже столь маленькая победа была достойна того, чтобы ее праздновать. Находившиеся в палате Астартес спокойно приняли новости и продолжили работу. Захариил глубоко вдохнул и взглянул на Лютера.

- Повстанцы смелеют, - сделал он наблюдение. - За последние двенадцать часов это уже третья попытка.

Повелитель Калибана задумчиво нахмурился.

- Нам нужно отодвинуть периметр еще где-то на пять километров, и увеличить мобильные патрули. Рано или поздно они поймут, что установленные на машинах лазпушки слишком легко засечь и перейдут на ракетницы, что сделает нашу работу намного тяжелее.

Захариил согласно кивнул. До этого времени удача была с ними - за последние две недели было подбито два шаттла, но ни один из больших транспортных кораблей не получил каких-либо серьезных повреждений. Было ясно, что повстанцы пытались перекрыть все орбитальное движение с Альдурука в сторону ожидавших поставок кораблей, но Лютер был настроен продолжать полеты, несмотря на все более и более громкие протесты со стороны гражданских пилотов, которые перевозили грузы. Еще больше Захариила беспокоил тот факт, что на замену поставкам, отосланным на орбиту, новые ресурсы больше не поступали.

- У нас есть четыре полка егерей, проходящих обучение, но они достаточно квалифицированы, чтобы вести основные боевые патрули, - предложил библиарий. - Мы можем немедленно отправить их на патрулирование периметра.

- А что с регулярными полками? - спросил Лютер.

Захариил покачал головой.

- Все наши полностью обученные подразделения уже улетели. Сейчас силы егерей растянуты до предела, - он помедлил. - У нас готов к сражению почти весь орден скаутов, брат. Мы можем послать их попарно патрулировать местность вокруг Альдурука и охотиться на орудийные расчеты повстанцев вместо того, чтобы вызывать новобранцев.

Лютер, казалось, какое-то время обдумывал это.

- Если атаки повстанцев участятся, я приму это к рассмотрению, - четко сказал он. - А пока определи патрульные маршруты для учебных полков.

- Отлично, - ответил Захариил, пытаясь скрыть сквозившее в голосе раздражение. На Калибане вот уже две недели бушевала война, а Темные Ангелы до сих пор не выбрались из Альдурука. Он не мог понять нежелание Лютера задействовать Легион. Захариил решил для себя полагать, что повелитель Калибана держал их в резерве для быстрого и решительного удара по мятежникам.

Другой вариант состоял в том, что Лютер не был уверен в собственной верности, но это просто было слишком кошмарно, чтобы быть правдой.

- СИТУАЦИЯ абсолютно неприемлема, - увенчанные металлом пальцы магоса Администратума Талии Боск в раздражении рассекли воздух. Она сидела на краю высокого, похожего на трон кресла в покоях Гроссмейстера, ее небольшая фигурка почти скрывалась в массивных слоях одеяний. - Нормы выработки продукции уже упали на шестьдесят три процента. С этими нападениями нужно немедленно что-то сделать, или мы окажемся не в состоянии исполнять наши обязанности перед Крестовым Походом Императора.

По ужасу в голосе Боск можно было предположить, что она описывала конец жизни, такой, каким она его понимала - и который, по ее точке зрения, должен был вскоре произойти.

Боск вместе с большей частью ее персонала были с Терры, Администратум послал их на Калибан для присмотра за растущим бюрократическим аппаратом планеты и головокружительной программой индустриализации. Блестящие металлические кабели бежали из расположенных у основания ее черепа инфоразъемов, извивались у птичьей шеи, а затем исчезали под широким воротником одеяний. Ее обритая голова была украшена наколотой голографическими чернилами татуировкой, настроенной на ее биоэлектрическое поле, которое проецировало мерцающее изображение Имперской Аквилы в паре миллиметров под кожей. Тактильные интерфейсы на кончиках ее пальцев были украшены крошечными драгоценными камнями и выгравированными на платиновой поверхности аккуратными завитушками, похожими на отпечатки пальцев. Ее аугметические глаза светились холодным голубым светом, когда она посмотрела на Лютера через массивный дубовый стол.

Было уже далеко за полдень, и по полу из высоких окон на западной стороне комнаты ползли косые лучи света. Палата, обычно казавшаяся Захариилу просторной, была заполнена полковыми офицерами, штабными помощниками и беспокойной свитой бюрократов Боск. Он терпеливо стоял у окна, его широкие плечи силуэтом вырисовывались на фоне садившегося солнца, в руке свободно лежал инфопланшет. Встреча, назначенная для того, чтобы предоставить Лютеру доклады о положении дел от старших имперских чиновников планеты, проходила напряженно.

Лютер оперся на огромную спинку кресла Гроссмейстера. Сделанное, чтобы вмещать огромное тело Льва Эль’Джонсона, оно заставляло сидевшего в нем рыцаря казаться ребенком. Он облокотился на широкие подлокотники и одарил Боск прохладным взглядом.

- Можете быть спокойны, магос Боск, на этой планете нет никого, кто сильнее бы чувствовал свои обязательства перед Легионом, чем я, - ответил Лютер. Только тот, кто хорошо знал великого рыцаря, мог почувствовать затаившуюся в его голосе напряженность. - Генерал Мортен, возможно вы сможете просветить нас о текущей ситуации с безопасностью.

Генерал Мортен, облаченный в темно-зеленую форму Калибанских Егерей, откашлялся и медленно встал с кресла. Как и Боск, он был родом с Терры, солдатом, за многолетнюю службу получившим огромное количество наград, и которому поручили создание сил планетарной обороны. Он был невысоким крепким мужчиной с отвисшей челюстью и носом, который ломали так много раз, что теперь он был не более чем деформированной луковицей посреди его обветренного лица. У него был стальной скрежещущий голос из-за года сражений среди токсичных пепельных шельфов Камбиона Прайма.

- В основных аркологиях Калибана введены военное положение и комендантский час, - начал генерал. - Из-за этого бунты, похоже, поутихли, по крайней мере, в настоящий момент, но мы все еще сталкиваемся с одиночными нападениями на контрольно-пропускные пункты, полицейские участки и объекты инфраструктуры вроде водокачек и энергетических подстанций.

Он вздохнул.

- Присутствие значительного контингента войск в аркологиях резко уменьшило количество атак, но не смогло полностью устранить угрозу.

Лютер кивнул.

- Что насчет промышленных зон?

- Там мы добились больших успехов, - продолжил Мортен. - К большим мануфакториям и шахтерским заставам мы приписали небольшие гарнизоны, и разместили неподалеку силы быстрого реагирования, чтобы в случае атаки обеспечить их подкреплениями. В результате, в течение нескольких последних дней нам удалось отбить значительное количество крупных нападений.

- Хотя, похоже, мятежники чувствуют себя достаточно уверенно, чтобы стрелять по транспортам и шаттлам, летящим к Альдуруку, - пожаловалась Боск. Не далее чем через полчаса после спасения «Ипсилона Три-Девять», мятежники быстро обстреляли из автопушки шаттл Боск при приближении к крепости. - Кто эти преступники, и как им удалось достичь столь многого за такой короткий промежуток времени?

Лютер вздохнул, тщательно выбирая слова.

- Есть признаки того, что повстанцы главным образом состоят из недовольных дворян и бывших рыцарей. Мы полагаем, что они готовились к этой кампании много лет, запасаясь оружием и организовывая силы.

- У них превосходная дисциплина, - неохотно признал Мортен. - И очень децентрализованная организация. У меня нет доказательств, но я очень сильно подозреваю, что, по крайней мере, один из их старших лидеров когда-то прошел имперскую военную подготовку. Нам не удалось собрать каких-либо полезных разведданных об их командовании и коммуникационных сетях, а тем более идентифицировать их лидеров.

Захариил внимательно следил за Лютером, задаваясь вопросом, выдаст ли он лорда Туриила и других лидеров повстанцев, но рыцарь молчал.

- Чего хотят эти преступники? - потребовала ответа Боск.

Лютер с непроницаемым выражением лица взглянул на магоса.

- Они хотят вернуть себе могущество и влияние.

- Тогда они могут идти работать на заводы по изготовлению боеприпасов, - отрезала Боск. - У этой планеты есть обязанности - строгие обязанности перед войсками Императора, и я должна следить за тем, чтобы они исполнялись. Что было сделано для того, чтобы вычленить этих вожаков и разобраться с ними?

Мортен вздохнул.

- Это легче сказать, чем сделать, магос. Мои войска растянуты до предела, поддерживая общественный порядок и защищая ваши промышленные зоны.

- Которые и так не работают, потому что на сборочных линиях нет рабочих, - парировала Боск. - Из-за военного положения они не могут покинуть жилые районы.

Слои тканей зашелестели, когда магос вытянула тонкие руки и посмотрела на Лютера.

- Где же Легион, магистр Лютер? Почему вы не задействуете его против повстанцев?

Захариил выпрямился. Боск перешла к сути дела. Теперь они, возможно, услышат правду.

Лютер наклонился вперед, опустив руки на массивный дубовый стол и бесстрашно встретив взгляд администратора.

- Администратор, мои воины способны на очень многое, но в это многое не входит охота на преступников. Только когда наступит подходящее время, и представятся нужные цели, Темные Ангелы приступят к действию - но не раньше.

Боск вся напряглась от ответа Лютера.

- Так не пойдет, магистр Лютер, - кратко сказала она. - Эти беспорядки должны быть немедленно остановлены. Обязанности Калибана должны исполняться без задержек. Если вы не желаете действовать, я буду вынуждена доложить о ситуации примарху Джонсону и Адептус Терра.

В палате внезапно повисло напряжение. Взгляд Лютера стал твердым и холодным. Захариил решил вступить в разговор и попытаться разрядить обстановку, когда двери палаты открылись, и внутрь вбежал один из помощников Мортена. Смущенно кивнув Лютеру, помощник обернулся к генералу и что-то быстро начал шептать тому на ухо. Мортен нахмурился, затем начал настойчиво о чем-то расспрашивать помощника. Магос следила за разговором со все возрастающей тревогой.

- Что случилось? - спросила Боск, ее металлические пальцы щелкнули, когда она обхватила деревянные подлокотники кресла. - Генерал Мортен? Что происходит?

Мортен махнул рукой, приказывая помощнику удалиться. Он вопросительно взглянул на Лютера, который быстрым взмахом руки дал свое разрешение. Генерал глубоко вздохнул и обратился к магосу.

- Произошел… инцидент на Сигме Пять-Один-Семь, - сказал он.

- Инцидент? - повысив голос, спросила Боск. - Вы имеете в виду нападение?

- Возможно, - ответил генерал. - Мы пока не уверенны.

- Тогда что вам известно?

Мортен не мог полностью подавить свое недовольство от требовательного тона администратора. Он рассказал все, что знал, в сжатой, деловой манере.

- Приблизительно сорок восемь минут назад наш штаб получил искаженную передачу от гарнизона на Сигме Пять-Один-Семь. Вокс-оператор подтвердил, что связист использовал надлежащие позывные и код шифрования, но ему не удалось разобрать, что он пытался сказать. Передача длилась тридцать две секунды, прежде чем была отключена. С тех пор от гарнизона больше не было вестей.

- Помехи? - спросил Лютер.

Мортен покачал головой.

- Нет, сэр. Передача просто остановилась. Связиста отключило прямо посреди предложения.

Повелитель Калибана обратил внимание на магоса Боска.

- Что такое Сигма Пять-Один-Семь?

- Завод по обработке материалов в Северной глуши, - ответила она. - Он начал работать в прошлом месяце, но все еще полностью не был введен в эксплуатацию.

- Сколько рабочих?

- Четыре тысячи на одну смену при нормальных обстоятельствах, но, как я уже сказала, завод не был полностью функционирующим, - Боск наморщила губы, обращаясь к хранившимся в коре мозга информационным соединениям. - У нас были проблемы с термальным силовым ядром завода. На объекте находилась техническая команда, пытающаяся найти источник проблемы, но это все.

Лютер кивнул.

- А гарнизон?

- Взвод егерей и отделение тяжелого вооружения, - ответил Мортен. - Этого достаточно, чтобы защитить зону от всего кроме масштабной атаки повстанцев.

- Что ж, очевидно произошло именно это, - отрезала Боск. - Вы сказали, у вас есть мобильные подкрепления? Почему вы их не послали?

Генерал с негодованием посмотрел на Боск.

- Мы послали их, магос. Они приземлились на участке пять минут назад.

- Хорошо, и что же, во имя Императора, они там нашли? - требовательно спросила Боск.

Лицо Мортена помрачнело.

- Не знаю, - сказал он неохотно. - Мы потеряли с ними связь сразу после того, как они сели.

Лютер резко выпрямился в кресле Гроссмейстера. Захариил почувствовал, как его омывает волной беспокойства - происходило что-то очень странное. По взгляду темных глаз Лютера было ясно, повелитель Калибана чувствовал нечто схожее.

- Насколько крупными были вспомогательные силы? - спросил Лютер.

- Усиленная рота, - ответил Мортен. - Двести человек, плюс тяжелое вооружение и десять десантных транспортов «Кондор».

Беспокойство Захариила усугубилось. Подобных сил было достаточно, чтобы отбить любую атаку мятежников.

- Возможно, начальная передача было простой уловкой, с целью заманить подкрепление в ловушку.

- Может быть, - с сомнением сказал Лютер. - Но почему нет вокс-сигналов? Мы ведь должны были что-то услышать.

Он повернулся к Мортену.

- Есть ли на участке другие силы быстрого реагирования?

- Ближайшая находится более чем в двух часах, - ответил генерал. - Я могу послать их в зону, но это оставит сектор Красных Холмов без подкреплений в случае еще одного нападения.

Боск сердито встала.

- Это возмутительно, - объявила она. - Магистр Лютер, я не хочу проявить по отношению к вам какой-либо непочтительности, но я вынуждена доложить об этом примарху Джонсону и своему командованию на Терре. Ситуация ухудшается, и, насколько я поняла, вы не желаете вводить Астартес в бой против своих людей. Возможно, для того, чтобы положить конец восстанию, мы сможем послать силы другого Легиона.

Красивое лицо Лютера побелело от гнева. Генерал Мортен заметил опасность и начал, запинаясь, быстро говорить ответ, но Захариил прервал его.

- Защита Калибана не должна волновать Адептус Терра, - строгим голосом сказал он. - И в настоящее время у примарха есть более важные дела. Магистр Лютер объяснил вам, что ждал подходящего времени для вступления в бой, и теперь, без сомнений, этот час настал.

Лютер обернулся к Захариилу во время его речи, и два воина встретились взглядами. Повелитель Калибана какое-то время смотрел на библиария, его темные глаза блестели от гнева. Захариил, не дрогнув, встретил взгляд рыцаря.

Мгновение спустя Лютер, казалось, совладал с раздражением. Он медленно кивнул, хотя выражение его лица было глубоко встревоженным.

- Отлично сказано, брат. Собери отделение ветеранов, и сразу отправляйся на Сигму Пять-Один-Семь. Подавите любое сопротивление и возьмите зону под контроль, затем доложишь мне. Все ясно?

Внутри Захариил испустил облегченный вздох. Библиарий сожалел о том, что ему пришлось форсировать события, хотя он был уверен, что со временем повелитель Калибана простит ему. Он поклонился Лютеру, уважительно кивнул генералу Мортену и магосу Боск, а затем целеустремленно вышел из комнаты.

Его совесть была чиста. Ради Императора и чести Легиона, Темные Ангелы шли на войну.

Глава седьмая

Братья по оружию

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

КОМАНДА НЕМИИЛА, в любой момент готовая столкнуться с войсками мятежников, мчалась по узкой улице к месту приземления капсулы «Эхо Четыре». Звуки боя между отделениями Астартес и вражескими войсками эхом отражались по всей «серой зоне», их интенсивность возрастала, поскольку мятежники осознали угрозу, направленную на них. Немиил слышал лай автопушек, то здесь, то там раздавался ровный рокот танковых орудий.

- Поверните на юг на следующем углу, - сообщил он отделению. - «Эхо Четыре» должен быть в метрах четырехстах от перекрестка и чуть левее.

- Есть, - сказал брат Юнг, один из двух находящихся в этой точке воинов. Немиил наблюдал, как Астартес промчались к углу улицы и прислонились спинами к обгоревшему фронтону магазина, болтеры они держали на уровне груди. Один из воинов - Немиил подумал, что всего вернее брат Корт, - дошел до конца стены и выглянул за угол.

Немиил услышал выстрел пушки и увидел, как буквально за удар сердца исчез угол здания. Оба Астартес скрылись в метели из распыленного камня и стальных осколков. Вздымающееся облако пыли и дыма окутало перекресток и покатилось по улице к оставшейся части отделения.

Инстинктивно воины ринулись в укрытие, присев за грудами щебня или прижавшись к стене здания. Немиил проверил показания на дисплее шлема и увидел, как пиктограмма состояния брата Корта поменяла цвет с зеленого на янтарный. Он был жив, но ранен, возможно даже серьезно. Должно быть, стены здания спасли Астартес от основной части взрыва.

Меньше минуты спустя из облака дыма появился брат Юнг, его черную броню покрывала корка коричневой пыли. Он полунес, полутянул брата Корта. Немиил встал из-за укрытия и побежал вперед к Юнгу, который пытался усадить раненного воина рядом с разрушенной опорой дома.

Корт пытался встать и стянуть шлем. Один бок керамитового шлема был поврежден, трещина пробежала от макушки до затылка, а правый окуляр уничтожен. Юнг подал руку и помог раненному Астартес снять шлем.

- Состояние? - спросил Немиил.

Разбитый шлем, брошенный братом Кортом, подпрыгивая, покатился по улице. Кожа на правой стороне его лица была глубоко разорвана, местами, из-под плоти, виднелась кость. Правый глаз представлял собой кровавое месиво, но кровь уже свернулась, благодаря улучшенной заживляющей способности Корта.

- Один танк и четыре БТРа, в трехстах метрах на юге, - сказал он, его голос загрубел от боли. - Приблизительно взвод пехоты в поспешно возведенных укрытиях, возможно больше.

- Я говорил о голове, брат.

Корт с изумлением посмотрел на искупителя, моргая здоровым глазом.

- А, это... - сказал он, успокаиваясь. - Ничего страшного. Кто-нибудь видел, что случилось с моим болтером?

- Здесь, - лаконично сказал Юнг, передавая Корту покрытое коркой грязи оружие.

Лицо раненного воина посветлело.

- Спасибо, брат, - ответил он. - Коль спустил бы с меня шкуру, если бы я потерял его.

- И правильно бы сделал! - прорычал сержант Коль, присаживаясь рядом с Немиилом.

- Кажется, мятежники отрезали нас от «Эхо Четыре», - сказал он искупителю. - Мы прибыли слишком поздно.

- Или как раз вовремя - возразил Немиил. - Триста метров слишком большое расстояние, чтобы уничтожить противника из мелты. Мы должны подойти ближе.

Он осмотрел путь, которым они пришли, ища переулок, который можно использовать, чтобы обойти вражеские позиции с фланга, но таковых не было.

- Мы срежем путь через здание, - решил он. - Сержант, ты и Аскелон пойдете вперед.

Коль кивнул и подозвал технодесантника. Немиил помог Корту встать на ноги, а затем последовал за сержантом в зияющий дверной проем жилого здания.

Отделению потребовалось десять минут, чтобы проложить путь сквозь полуразрушенное здание. Коль и Аскелон разгребали щебень на своем пути, в некоторых местах технодесантник использовал руку сервомотора, чтобы укрепить поврежденные опорные конструкции так, чтобы отделение могло продолжить движение, не вызвав обвал. Они вышли из здания через разрушенное окно, пересекли узкий, усыпанный грязью переулок, и вошли в остов следующего строения, стоящего в глубине улицы.

Второе здание практически полностью осело, вынуждая Астартес взбираться по огромным грудам щебня, чтобы достигнуть противоположной стороны. Теперь Немиил мог слышать грохот работающих вхолостую бензинохимических двигателей и отдаленные звуки отдающихся приказов.

Они взобрались на гребень кучи щебня, прилегающего к дальнему углу здания, и затаились. Немиил присоединился к Колю и Аскелону, ведущим наблюдение с вершины кучи. Его броня была так покрыта затвердевшей пылью, что почти сливалась с окружающими развалинами.

Сквозь высокое разрушенное окно в углу здания он увидел вражеские позиции. Танк, окутанный выхлопными газами, стоял в центре перекрестка. Позади его в разомкнутом строю стояли четыре БТР; рампы были опущены, а покинувшие их войска заняли оборону по обе стороны улицы. На противоположной стороне перекрестка стоял разрушенный жилой дом, на верхних этажах которого зияла огромная рваная дыра, жадно облизываемая огнем.

- Мы нашли «Эхо Четыре», - объявил Немиил по воксу. - Марфей, заряжай. Всем остальным, приготовится выдвигаться.

Брат Марфей поднялся по груде щебня к проему окна и навел мелтаган на танк. Остальная часть отделения вскарабкалась по склону на другой стороне, их оружие было наготове.

Мелтастрелок посмотрел на Немиила и кивнул.

- Стреляй! - сказал Немиил.

С шипящим воплем перегретого воздуха заряд мелты покинул ствол и ударил в борт танка, прямо рядом с двигателем. Оплавленные куски брони и обломки траков взмыли в воздух. Немиил поднялся во весь рост.

- Верность и честь! - прокричал искупитель. - В атаку!

Темные Ангелы с ревом перемахнули через груду щебня и выпрыгнули из оконных проемов, их болтеры сверкали огнем. Солдаты мятежников валились на землю, их легкая броня не могла состязаться с мощными залпами болтеров, но те, кто остались в живых, немедленно начали стрелять в ответ. Выстрелы из лазганов гудели в воздухе, звонким стаккато отражаясь от фасадов почерневших зданий.

Немиил выбежал на улицу, направляясь к стоящему рядом БТР. Турели «Тестудо» были наведены на него, но Астартес был уже слишком близко к транспорту, чтобы его орудия могли действовать эффективно. Заряды лазгана выжигали воздух вокруг него. Он поднял болт-пистолет и сделал два быстрых выстрела, попав в солдата, прячущегося в дверном проеме здания, стоящего дальше по улице.

- Пересекайте перекресток! - приказал он по воксу.

- К зданию на противоположной стороне - там приземлился «Эхо Четыре»! - сказал Немиил, пробегая мимо горящего танка. Аскелон и Коль следовали по пятам, ведя огонь по войскам мятежников. Когда они пробегали между двух стоящих БТРов, сержант бросил осколочные гранаты в пассажирские отсеки транспортников. Марфей прицелился и выстрелил вновь, попав в один из «Тестудо», стоящих дальше по улице. Заряд ударил в лобовую плиту БТР, с легкостью прожигая броню и превращаясь в огромный взрыв.

За несколько секунд Немиил достиг противоположной стороны перекрестка и обнаружил, что оказался под огнем сразу с трех сторон. Враг занял оборону вокруг здания, где приземлился «Эхо Четыре», и теперь практически в упор вел огонь по наступающим Астартес. Лазерный разряд ударил Немила в грудь, следующий выбил пылающий кратер на левом оплечье, но керамитовая броня выдерживала и худшие попадания. В Аскелона также попали несколько раз, но его украшенные доспехи, изготовленные лучшими мастерами на самом Марсе, с легкостью отражали удары.

Справа от Немиила, брат-сержант Коль из болт-пистолета в упор расстрелял одного из солдат мятежников, затем силовым мечом развалил на части другого. Слева от себя Немиил заметил вражеского сержанта, торопливо перезаряжавшего аккумуляторы лазерного пистолета. Искупитель дважды выстрелил в него, а затем обрушился на оставшихся солдат, дикими ударами крозиуса уничтожая каждого мятежника, до которого мог дотянуться. Лазерный огонь полыхнул в открытом дверном проеме здания и попал ему в торс, он почувствовал жгучую боль, выстрел нашел слабое место в броне, но керамитовые пластины сумели отразить большую часть энергии.

Ревя проклятия, Немиил ворвался в здание, оставив выживших врагов своим собратьям. Он оказался в разрушенном, обгоревшем остове, крыша и три этажа жилого здания были обрушены совсем недавно, только разбитые внешние стены еще продолжали стоять. В углу здания, прямо напротив входа лежал «Эхо Четыре». Посадочный модуль приземлился практически под углом в сорок пять градусов, зарывшись в кучу строительного мусора и каменной кладки. При таком наклоне ни одна из рамп не могла открыться должным образом, оставляя своих пассажиров пойманными в ловушку.

Фигуры, рассеянные по темному помещению, стреляли в Немиила из лазганов и лазерных пистолетов. Один выстрел попал в правое бедро, еще два в грудь. Показатели брони замерцали янтарным цветом, но целостность доспехов все еще соответствовала допустимым нормам. Немиил рванулся к капсуле, мощные ноги несли его по осыпающейся щебенке. Болт-пистолет искупителя лаял вновь и вновь, каждый выстрел находил цель, уничтожая солдат мятежников, поднимающихся из укрытия или пытающихся обойти его с флангов.

Немиил взобрался на самую высокую груду обломков, всего лишь десять метров отделяло его от посадочного модуля, когда слева он увидел вспышку силового поля. Не раздумывая, искупитель уклонился вправо и опустил крозиус, чтобы заблокировать удар, с большим трудом спасая ногу от рубящего удара в колено. Но все же энергетический меч лейтенанта мятежников глубоко врезался в левую голень, вынудив его споткнуться.

Боль была настолько сильной, что у него дыхание перехватило. Даже используя самогипноз, рана ввергла его почти в шоковое состояние. Броня, получив повреждение, мгновенно компенсировала его, укрепив псевдомускулатуру левой голени и зафиксировав ее, словно шина из керамита. Внезапное изменение подвижности подтолкнуло Немиила вперед, и он покатился по куче обломков прямо в объятия небольшого отряда, сопровождавшего вражеского командира.

Мятежники бросились на Немиила со всех сторон, стреляя в него из лазерных пистолетов. Выстрелы попадали в голову, плечи и грудь, броня останавливала их, но датчики целостности начали менять свой оттенок с янтарного на красный. Он услышал характерное потрескивание энергетического меча лейтенанта мятежников, когда тот начал спускаться по склону следом за ним.

Немиил застрял в сплетении стальных подпорок в основании кучи и пытался выбраться, когда вражеский офицер приблизился к нему. Энергетический меч уже летел к груди, когда он сумел извернуться и отбить его своим крозиусом. Рыча, лейтенант занес оружие для нового удара, но Немиил взвел болт-пистолет и выстрелил ему прямо в сердце.

Один из солдат мятежников промчался рядом с падающим телом лейтенанта и попытался вонзить штык в горло Немиила. Искупитель с презрением блокировал колющий удар крозиусом и обратным движением размозжил солдату голову. Остальные мятежники разбежались, поскольку брат-сержант Коль уже взобрался на вершину развалин и открыл огонь из болт-пистолета. Оставшиеся в живых скрылись с глаз за одной из куч обвалившегося пермакрита.

Коль вложил в ножны энергетическое оружие и проворно спустился вниз по склону.

- Все в порядке, брат? - спросил он, протягивая руку.

Немиил отказался от помощи.

- Все хорошо, - сказал он, быстро поднимаясь на ноги. Он собирался спросить о брате Аскелоне, когда технодесантник появился наверху кучи и начал быстро спускаться, чтобы присоединиться к ним. Вместо того чтобы справиться о Немииле, его внимание было устремлено на десантную капсулу.

Аскелон указал на открытую корзину, стоящую в нескольких метрах от них. Четыре дискообразных заряда мелты были аккуратно распакованы и уложены в стопки на маленькой деревянной пластине.

- Я сказал бы, что мы как раз во время, - заметил он, бросая многозначительный взгляд на Коля.

- Ну, ты же знаешь, о чем я хотел сказать, Аскелон? - огрызнулся Коль. Оставшаяся часть его возражений пропала в громогласном раскате, когда стоящий снаружи танк выстрелил по покинутому зданию. Взрыв уничтожил секцию главного входа здания в десять метров шириной, забросав Астартес градом щербатого камня и металла. Когда облако пыли и дыма рассеялось, Немиил увидел в проделанном снарядом отверстии вражеский танк, все еще стоявший на том же месте, где Марфей попал в него. Выстрел из мелты уничтожил двигатель, но команда была все еще жива.

- Марфей! - позвал Немиил по воксу.

- Знаю, брат, знаю! - отозвался Марфей. - Я в южном конце здания вместе с половиной отделения. Дайте мне минуту, чтобы занять позицию.

- Возможно, у нас не будет минуты! - бросил Немиил в ответ. Но это касалось ни его, ни членов команды, он волновался о посадочном модуле, который стал очень соблазнительной целью.

- Аскелон, мы должны попытаться открыть капсулу! - прокричал он.

Технодесантник кивнул облаченной в шлем головой.

- Нам нужно выровнять ее, и рампы смогут открыться! - сказал он. Его пристальный взгляд упал на заряды мелты.

- Помоги мне! - крикнул он и взял два диска.

Немиил и Коль схватили по заряду, и пошли за Аскелоном к дальней стороне модуля. Технодесантник осмотрел груду щебня, затем активизировал серворуку и начал копать в определенных местах под скошенными концами капсулы глубокие ямки.

- Ты не сможешь раскопать эту кучу достаточно быстро! - пролаял Коль.

- Я и не планирую, брат, - сказал Аскелон. Он взял один из мелта зарядов, установил его на таймер и запихнул в одно из отверстий, затем следующий.

Немиил услышал скуление сервоприводов, башня танка начала вращаться, чтобы найти новую цель. Раздался вопль перегретого воздуха, и выстрел из мелты ударил в танк справа. Взрыв прокатился по улице, но когда дым растаял, Немиил понял, что Марфей стрелял издалека, и заряд не полностью проник сквозь броню танка. Удар, вероятно, ошеломил экипаж, но не больше чем на несколько секунд.

Аскелон выхватил заряд из рук Немиила.

- На твоем месте я бы нашел какое-нибудь укрытие, - сказал он, устанавливая таймер и засовывая мелта-заряд в насыпь.

Трое Астартес отбежали от капсулы, и укрылись в основании кучи обломков. Едва они успели опуститься на колено, как четыре заряда взорвались в тщательно-организованной последовательности.

Взрывы были так близки друг к другу, что звук слился в единый громовой раскат. Оплавленный камень и пласты испаряющейся земли вырвались из-под модуля в местах размещения зарядов. Аскелон одним ударом удалил десять кубометров щебня из-под одного из концов модуля. Медленно, с нарастающей скоростью, поднятый угол капсулы начал выпрямляться, пока с глухим металлическим лязгом не встал вертикально. Бок модуля врезался в угол здания, разветвляющиеся трещины побежали по поврежденной стене.

В тот же миг, Немиил услышал металлический глухой стук расстегивающихся ремней безопасности, гудение сервомоторов, и четыре больших рампы десантной капсулы, наконец, раскрылись, открывая взору одинокого пассажира «Эхо Четыре».

Огромная фигура в центре модуля отдалено напоминала человека, с двумя короткими мощными ногами и парой могучих вооруженных рук, присоединенных к гигантскому бочкообразному туловищу. Сенсорная турель, формой напоминавшая одетый на голову шлем, поворачивалась то влево, то вправо, выглядывая из-за бронированного воротника находящегося немного выше середины туловища. Складывалось впечатление, что это был неповоротливый горбатый гигант, облаченный в матово-черную керамитовую шкуру. Оба плеча украшали эмблемы крылатого меча Первого Легиона. Знаки заслуженных боевых почестей трепетали на лобовой пластине дредноута. На украшенной ремесленниками Механикумов золотыми витками пластине, которая находилась под воображаемой головой дредноута, было выгравировано имя - Тит.

Механизмы и сервомоторы затрещали, брат Тит выходил из модуля, но в этот момент танк выстрелил вновь. Снаряд влетел в капсулу, где за мгновение до этого стоял Тит и разнес ее на части.

Раскаленная шрапнель, словно капли дождя, застучала по плечам брата Тита. Дредноут тремя длинными шагами покинул рампу и, разгребая кучи щебня, начал прокладывать путь к танку мятежников. В то время пока экипаж пытался перезарядить орудие, башня танка поворачивалась вправо, отчаянно пытаясь отследить приближающуюся боевую машину.

У брата Тита была стандартная конфигурация вооружения дредноута. Правая рука оканчивалась большой, многоствольной штурмовой пушкой, способной выпускать поток высокоскоростных снарядов, которые были смертельны для пехоты и легких транспортных средств, но вряд ли могли пробить толстую броню танка. Левая рука Тита оканчивалась мощной четырехпалой кистью, которая потрескивала заключенной в ней энергией, словно энергетический кулак Астартес. Сквозь пробитую в здании брешь Немиил и братья наблюдали за атакой Тита, видели, как он обрушил огромный кулак на вершину квадратной башни танка. Броня смялась, словно олово, брызнули яркие фиолетовые искры, и башня раскололась. Огонь полыхнул из разорванных швов.

Немиил покачал головой, сила дредноута внушала страх.

- Брат-сержант Коль, переформируйте отделение, - сказал он и, прихрамывая, быстро вышел из здания. Боль в ноге притупилась, благодаря инъекциям множества встроенных в доспехи блокираторов, а также собственной улучшенной заживляющей способности. Он переключился на командную сеть.

- Командующий войсками Ламнос, «Альфа Шесть» на связи, - сказал он. - Мы обнаружили «Эхо Четыре» и освободили брата Тита. Вражеских сил поблизости не обнаружено. Какие будут приказы?

- Хорошая работа «Альфа Шесть», - ответил Ламнос. - Тит был единственным, чья судьба оставалась неизвестной. Остальная часть десанта атаковала войска мятежников на железной дороге, и мы получили весть, что передовые части драгунов Танаграна движутся с юга для соединения с нами.

Возникла короткая пауза, пока Ламнос советовался со своими командирами.

- В настоящее время есть вражеские войска, которые находятся около входа в комплекс кузни, приблизительно в одном километре к юго-востоку от вас. Возьмите Тита и атакуйте силы мятежников.

- Есть, - ответил Немиил. - «Альфа Шесть», конец связи.

Искупитель захромал к Колю и Аскелону, которые стояли в тени брата Тита. Технодесантник был в явном трепете перед могущественным дредноутом, Коль рассматривал сенсорную турель Тита, его голова поднята, словно они беседовали. Он понял, что это так, вероятно они разговаривали по индивидуальному каналу. Дредноуты были редки в Легионах, так как для их работы требовался человеческий разум. И только тяжелораненым Астартес выпадала возможность продолжить служить Императору, заключив себя в одну из этих боевых машин. Те, кому это предлагалось, были настоящими воинами, отважными в сражении и сильными духом, которые могли перенести погребение в саркофаге дредноута. В итоге они пользовались огромным уважением со стороны своих братьев.

Голова Тита немного повернулась, когда подошел Немиил.

- Мои благодарности тебе и твоему отделению, брат-искупитель, - сказал он по вокс-каналу. Голос Тита был глубоким и мощным, синтетическим, полностью лишенным человеческих интонаций. - В настоящее время командующий войсками Ламнос направил меня для сопровождения вашего отделения. Какова наша задача?

- Мятежники захватили южный вход в кузнечный комплекс, - сказал Немиил, поворачиваясь и указывая на юго-восток. - Мы собираемся вернуть его обратно.

Глава восьмая

Темные намерения

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

МУТНЫЕ СЕРЫЕ тучи нависали над башнями Сигмы Пять-Один-Семь, поглощая последние лучи заходящего солнца и погружая большую часть обрабатывающего завода в тень, когда Захариил и его воины достигли предместий зоны.

Они ехали по главному подъездному пути завода, за гремящим стальными гусеницами «Лэндрейдером» вздымался след черного масляного дыма от огромного нефтехимического двигателя машины. Сидя в десантном отсеке штурмового танка, Захариил настроил тактический дисплей на переборке возле своего кресла и переключился со светоусиливающего режима на термальное отображение. Массивные очертания основных построек завода и просеивающих башен тут же превратились в застывшие силуэты на ярко-зеленом фоне, их стены были усеяны яркими белыми пятнами, отмечавшими расположение химических очагов горения.

Внимательно рассматривая дисплей, он сумел различить слабый белый нимб, окрашивающий воздух в центре завода - исходя из своих знаний о планировке зоны, Захариил подозревал, что это, скорее всего, было тепло, поднимавшееся от двигателей «Кондоров». Согласно чертежам, у зоны было огромное центральное посадочное поле для разгрузки тяжелых грузовых тягачей. Подкрепления могли приземлиться там, высадившись под прикрытием орудий без боязни быть обстрелянными расположившихся вокруг посадочной площадки повстанцами.

Хотя, насколько видел Захариил, никаких повстанцев здесь не было. Темные предгорья, очищенные имперскими краулерами до голой скалы, были безмолвны и неподвижны. Еще более странным казалось отсутствие явных следов нападения - в высоком ограждении завода не было прорех, на стенах зданий не было тепловых следов от стрелкового оружия или легкой артиллерии. Все сильнее он склонялся к выводу, что угроза была скорее внутренней, чем внешней. Во время ближнего перелета с Альдурука он получил доступ к докладам о состоянии зоны и, поработав с логами, обнаружил, что техническая команда, ремонтирующая тепловой энергоблок Сигмы Пять-Один-Семь, состояла из двадцати пяти инженеров-специалистов с Терры и сотни калибанитских рабочих. Могли ли повстанцы проникнуть в ряды рабочей силы? Захариил подумал, что это было вполне вероятно. Таким образом, можно было с легкостью нелегально провезти на зону оружие и спрятать его на подуровнях завода до подходящего времени. Используя эффект неожиданности, подобные силы могли одолеть остальных инженеров и ничего не подозревающий гарнизон, а затем подготовить засаду для прибывших на помощь имперских сил.

Захариил мог понять, как такое можно было сделать. Он только не понимал зачем. Подобная атака не соответствовала тактике повстанцев, которую они использовали до настоящего времени, и это походило на несоразмерную трату времени и человеческих ресурсов на цель, находившуюся далеко от главных популяционных центров планеты. Пока мятежники чрезвычайно успешно вредили промышленности планеты через разжигание бунтов в аркологиях и организацию молниеносных налетов маленькими, хорошо вооруженными партизанскими отрядами. А этот завод в любом случае был нефункционирующим - Захариил мог навскидку придумать десяток целей, которые представляли лучшие цели для захвата. В этой ситуации было много неувязок, и он не собирался отправляться обратно на Альдурук, пока не найдет некоторых ответов.

В вокс-бусине Захариила затрещал голос водителя «Лэндрейдера».

- Приближаемся к главным воротам, - сказал он. - Приказы?

- Увеличить скорость, - ответил Захариил. - Двигаться по главной дороге к центральному посадочному полю.

Двигатель штурмового танка взревел в ответ, и, когда «Лэндрейдер» ринулся вперед, находившиеся в десантном отсеке воины затряслись на сиденьях. Машина столкнулась с главными воротами завода и презрительно смяла их. Захариил услышал слабый лязг удара и скрип металла, когда выбитые ворота упали под гусеницы тяжелого танка, но преграда едва замедлила продвижение «Лэндрейдера». Пока машина с ревом неслась главной дорогой, библиарий переключился на командную частоту Легиона и вышел на связь с Альдуруком.

- Серафим, Ангелюс-Шесть на связи, - сообщил он. - Достигли Объекта Альфа и продолжаем брать под контроль зону. Прием.

Ответ пришел немедленно. Захариил был удивлен, услышав по воксу голос Лютера вместо дежурного офицера стратегиума.

- Вас понял, Ангелюс-Шесть. Какие-либо признаки гарнизона или вспомогательных сил?

- Отрицательно, - ответил Захариил. - Также нет явных признаков сражения. Полагаю, станет известно больше, когда мы достигнем центрального посадочного поля.

- Вас понял, - сказал Лютер. - Звено «Палаш» на позиции и в полной боевой готовности, в случае, если вам потребуется поддержка, Ангелюс-Шесть. Оставайтесь все время на связи.

Библиарий покрутил диски на тактическом дисплее и вызвал региональную карту сектора Северной глуши. Зеленый ромб, представляющий транспортное судно, доставившее сюда с Альдурука «Лэндрейдер», двигался на юг, покидая зону. Также здесь был маленький красный угольник, который, мерцая над горами к северо-западу от зоны, летал кругами между Сигмой Пять-Один-Семь и недавно основанной аркологией Северной глуши. Алфавитно-цифровой код под угольником сказал ему, что звено «Палаш» состояло из трех «Штормовых Птиц», каждая из которых была под завязку набита оружием класса «воздух-земля». Лютер дал в распоряжение Захариила огневую мощь, достаточную для уничтожения целого бронетанкового полка. Библиарий был более благодарным за столь очевидный признак поддержки Лютера, чем за сами «Штормовые Птицы».

- Вас понял, Серафим, - ответил он. - Мы будем держать вас в курсе событий.

Захариил переключил тактический дисплей обратно на фронтальные ауспексы танка, затем отвернулся от экрана и нагнулся, чтобы подобрать с палубы свой шлем.

- Подходим к границе района десантирования, - сказал он, перекрикивая ревущий двигатель танка. - Готовьтесь к высадке. Брат Аттий, возьми управление станковым болтером.

Молчаливо и целеустремленно, ветеранское отделение надело шлемы и проверило вооружение. Напротив Захариила, магистр ордена Астелян осмотрел свой болт-пистолет и энергетический меч. Когда поступило приказание собрать боевой патруль для исследования зоны, Астелян был в числе первых добровольцев. Проведя более половины столетия в гарнизоне, каждый член тренировочного персонал Лютера рвался в бой, и Захариил был рад иметь в своем отделении воина подобного Астеляну.

В дальнем конце десантного отсека, брат Аттий поднялся на ноги и прошел по узкому проходу между своими товарищами. Аттий был оруженосцем Ордена в то же время, что и Захариил с Немиилом, и получал тогда немало резкой критики за нервозность и чрезмерно прилежную натуру. Все изменилось на Сароше, когда монстр-пришелец расплавил его шлем потоком едкой слизи. Аттию удалось выжить, но апотекарии Легиона оказались не в силах залечить вызванные кислотой монстра раны. В конце концов, им пришлось удалить большую часть плоти и мускулов и закрепить прямо на черепе Аттия полированные металлические пластины, превратив его лицо в сверкающую посмертную маску. После года восстановления он присоединился к тренировочному персоналу Астеляна, где его откровенно боялись новобранцы ордена. В последовавшие после возвращения на Калибан годы Захариил мало общался с ним. Аттий с тех пор вообще редко с кем разговаривал.

Захариил наблюдал за тем, как Аттий прошел мимо него и включил дистанционное управление станкового штурмового болтера. На крыше танка заскулили сервомоторы, когда оружие поднялось и начало крутится, наводясь на крыши внешних строений. Тяжелобронированный «Лэндрейдер» был неуязвим для любого вооружения, кроме наиболее мощного противотанкового, но группа повстанцев с мелта-бомбами, - или хуже, с мелтаганом, - в пределах промышленного завода может стать для них серьезной угрозой.

Некоторое время они просто ждали. Захариил потянулся и взял висевший на бронированной переборке танка свой силовой посох, обеими руками схватившись за холодное адамантиновое древко. Посох был как оружием, так и фокусом психических сил библиария, и Захариил некоторое время медитировал над ним, как учил его Израфаил. Он последовательно сделал несколько медленных ровных вдохов, сначала войдя в контакт с кристаллическим психическим капюшоном, встроенным в его силовые доспехи. Матрица, вмонтированная в металлический каркас, поднимавшийся над задней пластиной кирасы и практически скрывавший его лысую голову, служило главным щитом, экранировавшим его мозг от ужасных энергий варпа. Без него он рисковал впасть в безумие - или того хуже, - всякий раз, когда высвобождал свои психические силы в бою.

Интерфейсные кабели у затылка Захариила, соединяющие его с капюшоном, потеплели, когда он связался с устройством и сфокусировал свое сознание на посохе. Только после того, как он хорошо сосредоточился, Захариил начал расширять разум и всматриваться в психические энергии, окружающие Сигму Пять-Один-Семь.

Охвативший кожу шок был подобен ледяной буре. Захариил почувствовал покалывание по всей плоти - его мускулы напряглись, а в разуме завыл алчущий ветер. Он чувствовал, как кристаллическая матрица теплеет из-за того, что психический поток угрожал сокрушить глушители капюшона. Это походило на ту психическую бурю, которую он пережил в Альдуруке, только еще более сильную и неистовую. Еще хуже было то, что библиарий ощущал в этом шторме некую потустороннюю неправильность - порчу, которая, казалось, проникала в само его естество.

Захариил внутренне отпрянул от психического шока. Закрыв глаза, он убрал оттуда сознание так быстро, как только мог, но эфирная мерзость продолжала покалывать его подобно неким извивающимся усикам. Одну ужасную секунду библиарий чувствовал, будто за психической силой стояло некое сознание, и ему вспомнилось кошмарное зрелище, свидетелем которому он стал на Сароше.

После того, что показалось Захариилу вечностью, он все-таки сумел освободиться от заразы. Она отступила, хотя его и дальше продолжало трясти.

- С тобой все в порядке, брат?

Подняв глаза, Захариил увидел встревоженное лицо Астеляна. Тяжело дыша, он кивнул.

- Конечно, - ответил он. - Просто сосредотачивал мысли.

Магистр ордена поднял темную бровь.

- Должно быть, это очень тяжелые мысли. Мне даже отсюда видна пульсация на твоих висках.

Захариил не знал, что сказать. Ощущал ли он то, что ему только что пришлось испытать? Волновало ли это Астеляна или остальное отделение? Подобной ситуации он не переживал еще ни в одном тренировочном сценарии. Однако он утратил нить размышлений, когда водитель внезапно вызвал его по интеркому.

- Мы достигли района высадки десанта. Вижу десять воздушных транспортов «Кондор» в тактическом посадочном построении в ста пятидесяти метрах.

Библиарий отогнал прочь сомнения и вопросы. Если он и был в чем-то уверен, так это в том, что подобные колебания во время сражения часто становились фатальными

- Остановиться, отделение - развернуться! - произнес он по внутренней связи. Вскакивая с сиденья, Захариил вытянул из кобуры болт-пистолет и обратился к отделению.

- Тактическое построение «дельта»! Рассматривать все контакты как враждебные до поступления других приказов.

Он поднял посох, впервые заметив покрывающий металлическое древко иней.

- Верность и честь!

«Лэндрейдер» с грохотом остановился, под шипение мощной гидравлики танка опустилась штурмовая рампа. Астелян поднялся, активируя энергетическое поле меча.

- За Лютера! - крикнул он воинам.

Темные Ангелы, как один, ответили на клич Астеляна. У Захариила не было времени удивиться столь странной клятве магистра Ордена - он уже мчался к штурмовой рампе, выставив перед собою позолоченного двуглавого орла на вершине посоха подобно талисману.

Посадочное поле представляло собою мрачную серую равнину из пермакрита площадью около пятисот квадратных метров, с трех сторон окруженную огромным многоэтажным очистительным заводом и складскими помещениями. Над бездействующими цехами по очистке высились цилиндрические просеивающие башни, каждые десять метров опоясанные мигающими красными огоньками. Они отбрасывали длинные тени через все поле, деля пополам ровные ряды «Кондоров», молчаливо стоявших на приземистых посадочных распорках.

Захариил обвел посадочное поле болт-пистолетом в поисках цели, в то время как отделение рассредоточилось вокруг него.

Штурмовые рампы транспортов были опущены, и у всех кораблей, которые они могли видеть, были открыты один или больше эксплуатационных люков, хотя вокруг не было ни души.

Библиарий почувствовал покалывание на скальпе, начиная осознавать висевшую над заводом смертельную неподвижность. Он взглянул на воина, обводившего поле портативным ауспексом.

- Есть что-то? - спросил Захариил.

- Никакого движения. Никаких признаков жизни, - ответил Астартес. - Только тепловой след на двигателях транспортов.

Глаза Захариила подозрительно сузились. По напряженному голосу воина, он чувствовал, что это было далеко не все. Было нечто еще, нечто невидимое, что-то, чего не мог засечь ни один их прибор. Однажды он уже ощущал это, много, много лет назад, блуждая по лесу в поисках последнего Калибанского Льва.

Захариил знал, что это гиблое место. Здешний воздух был тяжелым от злобы и медленного, наполненного ненавистью разложения, и нечто знало, что он уже бывал здесь раньше.

Его посетило ужасное чувство дежа вю. Подняв голову, Захариил посмотрел мимо громадных зданий и молчаливых башен, глядя на горизонт в поисках ответа. Он оглядел изломанную линию гор, из которых состояла близлежащая часть Северной глуши, и понял, что находился сейчас недалеко от того места, где десятки лет назад сражался со Зверем. Ужасные искривленные деревья исчезли, а отзывающиеся эхом пустоты были очищены, но сам дух этого места каким-то образом сохранился.

- Недалеко отсюда, - прозвучал в ухе Захариила глухой голос. Мгновенно обернувшись, он заметил стоявшего всего в нескольких метрах и пристально смотревшего на него Аттия. На его отполированном, похожем на череп лице, линзы аугметических глаз казались плоскими и в то же время бездонными.

- Что такое, брат? - спросил Захариил.

- Замок, - ответил Аттий. Ровные и лишенные эмоций слова резонировали из встроенной в горло маленькой серебристой вокс-решетки. Он поднял цепной меч и указал им на северо-восток. - Крепость Рыцарей Люпуса находилась всего в нескольких километрах отсюда. Помнишь?

Захариил проследил за острием стрекочущего меча и вгляделся в собирающуюся тьму. Ему вполне удалось различить отдаленный склон Волчьей Головы, древний пик, в честь которого и получили свое название опальные рыцари. То был последний рыцарский орден, не согласный с планом Джонсона по всеобщему объединению против терроризировавших людей Калибана Великих Зверей, и в конечном итоге их непримиримость привела к открытому конфликту. Он помнил ужасающий штурм крепости так ясно, будто он происходил вчера. Тогда он впервые ощутил вкус настоящей войны.

Хотя еще более сильное потрясение ждало его далее, когда рыцари Ордена, пробив брешь во внешних стенах, начали прорываться к самому замку. Внутренний двор крепости был заполнен клетками, в большей части которых находились искаженные чудовища. Захариил и его братья с ужасом поняли, что Рыцари Люпуса собрали так много Великих Зверей, как только сумели, чтобы уберечь их от гнева воинства Льва. Джонсон был в такой ярости, что приказал полностью уничтожить крепость. От нее не осталось даже камня на камне, и все следы Рыцарей Люпуса были стерты.

Кроме их библиотеки, внезапно понял Захариил. Библиотека рыцарей-отступников была обширной, большей даже, чем в Альдуруке, и заполненной огромным количеством древних эзотерических томов. К всеобщему удивлению, Джонсон приказал, чтобы библиотеку каталогизировали и перевезли на Скалу. Никто не знал, зачем это было сделано, и Захариил никогда не интересовался, что случилось с книгами после этого.

Северная глушь всегда была наиболее древним, диким и страшным регионом на Калибане. Сейчас практически все леса исчезли, - но не могло ли нечто очень старое и опасное каким-то образом сохраниться?

Голос Астеляна оторвал Захариила от размышлений.

- У тебя работает вокс-устройство, брат? - спросил он. Он кивнул в сторону бездействующего «Лэндрейдера». - Я пытался связаться с командой, но никто не отвечает.

Захариил обернулся и встревожено взглянул на огромный транспорт. Он включил вокс-устройство.

- Рейдер Два-Один, прием.

Ничего. Ни помех, ни статики. Только мертвый эфир.

Библиарий шагнул к штурмовому танку как раз тогда, когда водительский люк поднялся на гидравлических петлях, и оттуда появилась одетая в шлем голова воина.

- Мы пытались связаться с вами целую минуту, - сказал водитель, перекрикивая грохотание двигателя. - Наш вокс-аппарат не работает.

Нахмурившись внутри шлема, Захариил попытался связаться с Лютером. Орбитальная сеть коммуникаций и намного более мощная вокс-установка Скалы с легкостью должны были уловить сигнал, но вновь, все, что он услышал, был мертвый эфир. Он знал, что с аппаратом все было в порядке, не было и признаков помех. Походило на то, что их вокс-сигналы просто проглатывались, хотя Захариил не мог себе представить, как такое было возможно.

- На территории завода с воксом все было в порядке, - сказал Астелян, определенно думая о том же. - Мы можем отослать «Лэндрейдер» назад для поддержания связи с Альдуруком, пока берем зону под контроль.

Захариил покачал головой. «Лэндрейдер» был здесь как раз для того, чтобы обеспечить отделение тяжелой огневой поддержкой и служить мобильным опорным пунктом, куда Астартес смогут отступить в случае чрезвычайной ситуации. До тех пор, пока Захариил не узнал больше о происходящем, он хотел, чтобы танк был неподалеку.

- Закройте люки и следите за показаниями ауспексов, - приказал он водителю. - И держите штурмовую рампу поднятой, пока мы не подадим сигнал.

Водитель быстрым кивком подтвердил приказание и запрыгнул обратно в танк. Пару секунд спустя круглый люк и тяжелая рампа с лязгом закрылись. После этого Захариил повернулся к Астеляну.

- Возьми двух братьев и осмотри центр управления завода, - сказал он. - Там, по крайней мере, должен быть лог вокс-передач.

Взмахом посоха он указал на посадочное поле.

- Мы осмотрим транспорты и попытаемся узнать, что случилось с вспомогательными силами.

Астелян кивком подтвердил приказ.

- Ионий и Гидеон, вы со мной, - сказал он и вместе с двумя воинами быстрой трусцой направился через поле.

Захариил махнул остальной части отделения, приказывая идти вперед.

- Рассредоточиться, - сказал он. - Но все время оставайтесь в визуальном контакте. Если заметите что-то странное, тут же докладывайте мне.

С оружием наготове, Темные Ангелы двинулись к ближайшему «Кондору». Под ногами хрустел пермакрит - посмотрев вниз, Захариил увидел бежавшие по покрытию посадочной площадки глубокие трещины. Тут и там он замечал пробивающиеся сквозь них верхушки гладких, коричневых и черных корней. Леса Калибана не сдавались просто так перед землеройными машинами Империума. Захариил знал, что его родная планета была миром смерти, а подобные места было почти невозможно приручить. И все же, ему казались странными такие повреждения зоне, которой не могло быть больше восьми месяцев. Укрепленный пермакрит мог столетиями противостоять различным воздействиям.

Он подошел к первому транспорту в ряду, приближаясь к нему со стороны левого борта. Захариил тут же заметил, что расположенная между воздухозаборниками кабина «Кондора» была пустой. Библиарий пошел к кормовой части, пока отделение окружало транспорт. С болт-пистолетом наготове, он скользнул взглядом по опущенной штурмовой рампе и заглянул в освещенный красным светом десантный отсек. Он был пуст, если не считать лежавший в центре палубы открытый ящик с инструментами.

- Со стороны правого борта открыты съемные панели, - всматриваясь в фюзеляж судна, сказал Аттий.

Захариил обошел транспорт и осмотрел открытые панели.

- Ауспекс и вокс-системы, - задумчиво произнес он. - Подозреваю, команды тестировали их, пытаясь определить, почему не работали вокс-установки.

- А потом? - спросил Атитй своим замогильным голосом.

Захариил пожал плечами.

- Не знаю. Следов борьбы нет. Транспортам не нанесены повреждения. Похоже, будто все команды просто ушли.

- Как на Сароше, - заявил Аттий.

- Нет, не как на Сароше, - ответил Захариил. - Люди Сароша сошли с ума. Здесь же что-то другое.

Аттий ничего не сказал, его аугметические глаза на холодной стальной маске были безжизненными и ничего не выражающими.

По пермакритовой равнине кто-то бежал. Обернувшись, Захариил увидел что есть мочи бегущего к ним брата Гидеона.

- Астелян сказал, чтобы вы немедленно шли к нему, - позвал их Гидеон. - Мы что-то нашли.

Глава девятая

В брешь

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

- ВИЖУ, драгуны построили мятежникам замечательные укрепления, - проворчал Коль.

Немиил и сержант сидели возле угла выжженного здания приблизительно в двухстах пятидесяти метрах от входа в кузнечный комплекс, разглядывая заваленный щебнем и скрученными балками пустырь, который когда-то был чьим-то жильем. С их наблюдательной точки было видно примерно пятьсот метров железной дороги и высокие, широкие ворота, ведущие в приграничные районы великой кузницы. То, что они видели, ни одного Астартес не беспокоило.

Когда-то, в недавнем прошлом, имперский гарнизон основательно укрепил вход, создав пару пермакритовых бастионов по обе стороны ворот. Огневые позиции для тяжелого вооружения были размещены для ведения смертельного перекрестного огня по подходам к воротам, была возведена насыпь, чтобы обеспечить укрытие для бронетехники. Здания находились в двухстах метрах от укреплений, создав «огневой мешок», лишенный всяческих укрытий. Это была огромный укрепленный опорный пункт, и Немиила ободрял его вид, не радовал лишь тот факт, что вместо драгунов Танаграна укрепления теперь занимали войска мятежников.

- Похоже, что танагранцы по крайней мере пытались сражаться, - Немиил рассматривал укрепления. Его усовершенствованное зрение, сравнимое со зрением человека с магнокуляром, позволяло тщательно исследовать бастионы. Большинство орудийных окопов было уничтожено, за насыпью виднелись сгоревшие танки. Именно поэтому мятежники поставили свою технику вдоль железной дороги.

Коль пессимистически проворчал. Они видели четыре «Тестудо», выстроенные в линию за откосом, корпуса скрыты, видны только приземистые башни автопушек.

- Странно, почему нет танков?

- Наверно их отозвали, чтобы укрепить другой участок фронта, - предположил Немиил.

Сержант кивнул.

- Могу поспорить, что поле заминировано, - сказал он, кивая в сторону широкого участка перерытой земли, который вел к бастионам.

Искупитель с сожалением покачал головой.

- Вы - истинный маяк надежды, брат.

- Надежда - ваша сфера деятельности, - заявил Коль. - А мне, среди прочих обязанностей, вменяется увести неоперившихся молодых офицеров подальше от минных полей.

- И за это мы все тебе премного благодарны, - ответил Немиил. Он глубоко вздохнул, сосредоточил внимание, и начал вновь изучать бастионы.

Он видел много признаков того, что укрепления побывали под сильным обстрелом, но он не мог понять, как мятежники смогли взять их. Ни одного тела в поле видимости, по которым можно судить о направлении атаки, ни одного обгоревшего корпуса, указывающего на прорыв бронетехники. Если бы он мог выяснить, как враг сумел преодолеть укрепления, то шанс был бы. Он мог использовать ту же самую уязвимость.

- Что думаешь, брат-сержант? - спросил Немиил. - Как мы будем брать бастион?

Коль изучал укрепления всего несколько мгновений.

- Зачем? Я рассчитываю, что мы подойдем к ним вплотную и попросим, чтобы нам разрешили войти.

Немиил бросил на сержанта мрачный взгляд, но из-за надетого шлема он пропал попусту.

- Это не смешно, сержант.

- Странно, но я не шучу, - ответил Коль.

- НЕ ТАК БЫСТРО, - Немиил пытался перекричать ревущий двигатель «Тестудо». - Последняя вещь, в которой мы сейчас нуждаемся, так это вспугнуть какого-нибудь воинственно настроенного стрелка мятежников, чтобы тот начал стрелять по своим же.

Два БТРа во вьющихся облаках пыли цвета охры и выхлопных газов нефтехимических двигателей решительно ехали к железной дороге, направляясь к входу в кузницу. Аскелон, использовав серворуку и плазменный резак, снял внутри бронетранспортеров все что мог, от скамей до ящиков с боеприпасами для башенной автопушки, но места хватало только для одного Астартес впереди и еще трех в десантном отсеке. Брату Марфею, сидевшему за рулем «Тестудо» в котором находился Немиил, придется выползать из водительского отделения на четвереньках, перед тем как выйти через штурмовую рампу позади транспорта. Сотый раз Немиил задавался вопросом, как он позволил брату-сержанту Колю уговорить его на это.

- Сержант сказал, чтобы походило на то, будто мы от кого-то бежим - прокричал Марфей в ответ. - Если мы будем ехать слишком медленно, это может вызвать подозрение.

- А если они подумают, что мы едем слишком быстро, и начнут стрелять по нам?

Марфей задумался.

- Признаю, когда брат-сержант Коль объяснял нам план, то такое поведение имело смысл, - ответил он.

Немиил раздраженно вскинул голову. По крайней мере, Коль был столь любезен, что первым из всего отделения вызвался добровольцем для участия в плане. Он находился во втором БТР, вместе с Аскелоном, Юнгом и братом Фаррой. Вместе с Немиилом в тесном десантном отсеке находились брат Корт и брат Эфриал, размещаясь плечом к плечу в глухом, заполненном выхлопами и шумом пространстве. Немиил, находясь всех ближе к месту водителя, вытянув шею, попытался посмотреть в один из передних смотровых блоков, но у него не получилось.

- Сколько еще до бастионов? - спросил он.

- Сто пятьдесят метров, - ответил Марфей. - Они заметили наше приближение приблизительно минуту назад. Вижу несколько «Тестудо», направивших на нас свои орудия.

Немиил кивнул. Отвечающий за гарнизон командующий, без сомнения, пробовал вызвать их по воксу и узнать, кто приближается к их позициям. Аскелон старался изо всех сил, расстреливая антенну БТР из болт-пистолета, но убедило ли это мятежников? Может, они даже не заметили этого, или просто решили не дать нам шансов даже открыть огонь? Так бы он и сделал, находясь на их месте.

Искупитель нервно теребил вокс.

- Брат Тит, ты и остальная часть отделения на месте? - спросил он.

- Подтверждаю, - ответил дредноут резким звенящим голосом. - Вижу вас на сенсорах.

- Прекрасно, - сказал Немиил. - Огонь по готовности.

В двухстах метрах северней, в том же самом месте, откуда Коль и Немиил осматривали укрепления полчаса назад, брат Тит вышел из-за угла обгоревшего здания и приготовил штурмовую пушку к атаке. Шесть стволов оружия начали вращаться со зловещим, возрастающим воем электрических двигателей, пока не превратились в размытый силуэт стального цвета. Дредноут осмотрел вражеские позиции за единственный поворот сенсорной турели и выпустил длинную ревущую очередь.

Бронебойные снаряды с диамантиновым наконечником обрушились на северный бастион, а затем вниз, на стоящие рядом с ним бронетранспортеры. Они выбивали кратеры в формованном пермакрите, не успевшие укрыться вражеские войска были буквально разорваны на части масс-реактивными снарядами. Снаряды пробили тонкую броню башни самого восточного БТРа и угодили в систему подачи боеприпасов, взрыв вспух желтой шаровой молнией и окатил бронетранспортер штормом смертельных осколков.

Оставшиеся воины ветеранского отделения Коля развернулись веером вокруг дредноута и начали продвигаться через ничейную землю к бастионам, стреляя на ходу. Их выстрелы добавились к шторму снарядов, заставляя ошеломленных мятежников отступить к ближайшему укрытию.

Башни трех уцелевших «Тестудо» быстро поворачивались, нацеливаясь на надвигающегося с севера врага.

- Сработало! - прокричал брат Марфей. - Они переключились на Тита!

- Не заставляйте его ждать больше, чем необходимо, - ответил Немиил. - Увеличить скорость!

Два БТРа рванулись к железной дороге на полном газу, создавая видимость того, будто они пытаются укрыться в укреплениях вокруг ворот. Приблизившись к вражеской технике, сержант притаился и срочно начал указывать на позиции рядом с уступом, оба «Тестудо» попали в тупик.

- Э-э-э, брат-искупитель Немиил? - сказал Марфей. - Ты ничего не упоминал о баррикаде между этими укреплениями.

- Во время разведки мы не могли видеть то, что находится между укреплениями, - ответил Немиил. - Мы сможем прорваться?

- Сейчас узнаем, - мрачно сказал Астартес. - Приготовьтесь к столкновению!

Секунду спустя «Тестудо» врезался в пару пермакритовых надолбов, лежащих поперек входа в кузню. Раздался ужасный треск, металл перемешивался с камнем и сорокатонный бронетранспортер взлетел на край баррикады, словно кит, выбросившийся на берег. Там бы он и остался, если бы второй БТР не врезался в него сзади.

Удар швырнул «Тестудо» прямо на баррикаду, проталкивая его в брешь возле бастиона. БТР остановился поперек железной дороги, после чего оба передних колеса слетели напрочь.

- Опустить рампу! - закричал Немиил. Снаружи слышались тревожные крики и треск лазганов.

Он услышал глухое гудение позади десантного отсека, затем металлический скрип, когда брат Эфриал попытался открыть заклинившую рампу. Звуки боя заполнили отсек - злые крики, потрескивание лазеров, отдаленный рык штурмовой пушки дредноута и глухие звуки выстрелов болтеров. В борт БТР стаккато крошечных взрывов попадали лазерные лучи.

Эфриал выбрался из разрушенного «Тестудо» и открыл огонь короткими очередями по насыпному валу северного бастиона. Корт был следующим, он выбрался значительно быстрее, и благодаря освободившемуся месту он с разбега бросился на рампу, пригнув ее еще ближе к земле. Лазерный выстрел чиркнул по задней части его шлема, когда Коль появился в проеме. Он потряс головой, словно разгневанный медведь и встал на ноги, его болтер выплюнул первую порцию смерти в мятежников.

- Марфей! Выходим! - прокричал Немиил.

Сжимая крозиус в кулаке, искупитель ринулся вперед. Он ворвался в неистовый шторм огня с обеих сторон ворот, и обнаружил, что смотрит на БТР брата-сержанта Коля, лежащий на правом борту поверх разрушенной баррикады. Темные Ангелы смогли быстрее открыть рампу, и теперь, укрывшись за подбитым бронетранспортером, обменивались огнем с мятежниками на южной баррикаде.

Немиил вытащил болт-пистолет и ринулся направо, стреляя на ходу по крепостному валу северного бастиона. Укрепление походило на трехъярусную ступенчатую пирамиду, с валом и огневыми точками на каждом уровне. К несчастью для мятежников, там был всего лишь один узкий участок, с которого просматривалось пространство между укреплениями, линия обороны была спроектирована, прежде всего, от внешнего нападения, охватывая сотни метров мертвой зоны и длинный, широкий участок железной дороги. Войска мятежников сбились в кучу на этом узком валу, поливая Астартес огнем из лазганов, но Темные Ангелы наносили огромный урон вражеским рядам.

- Брат-сержант Коль, займите свой сектор! - передал Немиил по воксу. - Эфриал! Корт! За мной!

Прихрамывая, он бежал к дальнему углу бастиона, находящемуся недалеко от ворот. Как он и ожидал, здесь был уклон, ведущий в укрепление.

- Гранаты! - приказал он. Эфриал и Корт немедленно достали пару осколочных гранат из раздатчиков на поясах, установили запал и бросили на вал первого уровня. Немиил с взведенным болт-пистолетом уже взбирался по склону.

Гранаты разорвались парой глухих ударов и хором агонизирующих криков и всхлипов. Немиил достиг вершины ската, и резко повернув направо, вылетел на первый вал. Это было стандартное имперское укрепление, точь-в-точь по армейскому уставу, и ему была хорошо известна его планировка. Он обогнул угол, стреляя из болт-пистолета и ошеломляя мятежников свирепым боевым кличем.

Вал представлял собою место бойни. Мертвые и раненные люди были свалены в кучу у основания узкого, подобного траншее прохода, рассеченные снарядами штурмового орудия дредноута или были разорваны на части болтерными пулями. Оставшиеся в живых повстанцы, бешено отстреливаясь, отступали по телам товарищей к концу вала. Еще больше лазерных выстрелов дождем обрушивалось с бастиона выше, они ударяли в широкие оплечья его брони или чиркали по макушке обтекаемого шлема. Немиил продолжал двигаться вперед, периодически стреляя и каждым хорошо выверенным выстрелом убивая врага. Через мгновение к нему присоединились Эфриал и Корт, стреляя по верхнему бастиону, чтобы подавить вражеский огонь.

Укрепления убегали метров на пятнадцать на запад, и резко поворачивали на северо-восток. На углу, Немиил остановился и бросил гранату, затем пошел прямо в направлении взрыва. В нескольких метрах позади, он услышал визжащий выстрел мелтагана и понял, что к ним наконец-то присоединился Марфей.

За углом бастион простирался более чем на сорок метров, его орудия смотрели на ничейную землю, которую в данный момент пытались преодолеть брат Тит и остатки отделения. Парапет был словно пережеван штурмовой пушкой дредноута и мелтой брата Марфея, здесь было намного больше мертвых мятежников, чем живых, продолжавших удерживать траншею. В пятнадцати метрах был еще один склон, ведущий ко второму уровню.

Мятежники медленно отступали под натиском Немиила, не бросая очередной склон, а удерживая позиции до последнего. Они обрушивали огонь лазганов на наступающих Астартес. Но это оружие предназначалось для борьбы с легкобронированной пехотой, а не безжалостными Темными Ангелами. Немиил, стреляя раз за разом, упорно двигался вперед в вихрь огня. Предупреждающая иконка настойчиво мигала на визоре шлема, но он не обращал на нее внимание. Собравшись с силами, он преодолел последние десять метров, пока не оказался на расстоянии рукопашной схватки, и тогда началась настоящая бойня.

Сверкающий крозиус обрушился шипящей дугой, разбивая шлемы и круша кости. Здесь, в узком пространстве, некуда было бежать, и никто не пробовал зайти Немиилу с фланга. Мятежники оказались перед его гневом, и он убивал их без милосердия. Когда их отвага, наконец, иссякла, они развернулись и побежали к концу вала, Немиил понял, что находился в тридцати метрах от склона на второй уровень, а его броня покрыта разводами крови до середины бедер. Он целых десять минут пробивался вперед по сожженным и сломанным трупам.

Внизу на железной дороге, в ливне расплавленной стали взорвался еще один БТР. Брат Тит и оставшаяся часть отделения Коля практически добрались до уступа, выжившие войска мятежников отступали, убегая так быстро, как могли по колее в направлении захваченного космопорта. Позади Немиила, Корт, Эфриал и Марфей вели перестрелку с мятежниками на втором ярусе. Искупитель вставил новую обойму в болт-пистолет и зашагал, чтобы присоединиться к ним.

Мятежники сражались упорно, вынуждая Астартес бороться за каждый метр, на который они взбирались, но Темные Ангелы были непреклонны. Немиил вновь взял на себя инициативу, расстреливая из болт-пистолета тех, до кого не мог дотянуться его несущий смерть крозиус. Он был ранен с полдесятка раз. Лазерные выстрелы прожигали насквозь поврежденные участки на его броне и обжигали плоть. Один из солдат мятежников атаковал его лазганом с пристегнутым штыком и вонзил лезвие в сустав левого бедра. Наконечник глубоко проник в его плоть и выпал лишь тогда, когда Немиил пригвоздил врага к земле небрежным взмахом крозиуса, рана лишь слегка замедлила его. Победа была практически в руках.

Они бросили последние гранаты на склон третьего яруса и помчались вперед, на штурм последней линии обороны мятежников. Во время атаки Эфриал упал с простреленным правым коленом. Он приземлился на пермакрит и с увлечением продолжал стрелять по врагу из болтера. Наверху пирамиды Астартес смогли перестроиться и сразу же напали на врага, дикая схватка бушевала в течение почти трех минут, пока последние из мятежников не пали под крозиусом Немиила. Он искал среди тел командиров отрядов, но не нашел ни одного офицера.

- Северный бастион захвачен, - сообщил Немиил по воксу. - Один раненый.

- Южный бастион захвачен, - ответил брат-сержант Коль минуту спустя. - Раненых нет.

- Ворота захвачены, - сообщил брат Тит. - Брат-искупитель Немиил, я обнаружил движение в кузнечном комплексе, приблизительно шесть объектов направляющихся сюда.

- Отлично, - ответил Немиил. - Я спускаюсь. Брат-сержант Коль, оставьте наблюдателем одного из людей, а затем присоединяйтесь ко мне у ворот.

Немиил оставил брата Эфриала охранять северный бастион и начал спускаться вниз. Вдали на северо-западе, он слышал грохот нефтехимических двигателей и лязг танковых траков. Новые сообщения в командной сети указывали, что Танагранские драгуны прорвались и были на подходе к железной дороге.

Коль и его воины подошли к воротам одновременно с Немиилом. Брат Тит стоял прямо в проломе, его дымящееся штурмовое орудие обшаривало широкое авеню, ведущее на северо-восток в огромный комплекс.

- Где объекты сейчас? - спросил Немиил у дредноута.

- Двести метров на северо-восток, - ответил Тит. - Получаю странные отчеты от сенсоров. Кто бы это ни был, они хорошо используют укрытия и избегают попадать в поле зрения. Он сделал паузу.

- Не думаю, что это войска мятежников.

- Это могут быть техностражи, - сказал Аскелон. - Здесь должен быть смешанный гарнизон для защиты кузницы.

- Будем надеяться, что это так, - ответил Немиил. - Хотя, похоже, что враг, по крайней мере, сумел проникнуть в приграничные районы прежде, чем прибыли мы. Нам следует исследовать сигналы независимо оттого, что это.

Он повернулся к дредноуту.

- Удерживайте ворота, брат Тит. Это не должно занять много времени.

Немиил провел группу через ворота во владения Механикумов. Дорога под ногами была не из пермакрита, а из какой-то разновидности гладкого, серого металлического покрытия, которое тихо звенело от каждого шага. Шоссе, прямое как луч лазера, вело на северо-восток к дальним склонам большого вулкана. Высокие темные сооружения возвышались по обе стороны дороги. Немиил предположил, что это склады или цеха, пустующие из-за атаки мятежников.

Искупитель двигался вперед, пристально вглядываясь в тени, окружающие тихие здания. Он знал, где примерно должны находиться эти шестеро объектов, но как ни старался, не мог определить, где точно.

- Они должны быть за углом одного из этих зданий, - спокойно сказал он. - Если это так, то они, вероятно, не знают, что мы здесь.

Технодесантник Аскелон покачал головой.

- Я бы на это не рассчитывал, - ответил он. - Если это техностражи, то у них могут быть сенсоры мощней, чем у брата Тита.

Немиил не хотел и слушать о том, что у кого-то зрение могло быть лучше, чем у него.

- Стоять, - сказал он воинам, а сам пошел вперед. Он прошел лишь пятнадцать метров, как пришел вызов по воксу от брата Тита.

- Объекты перемещаются, - сообщил Тит. - Они в тридцати метрах северней - северо-восточней вас и движутся на встречу.

Астартес сориентировались по направлению, указанному дредноутом, их оружие было опущено, но наготове. Как ни странно, но именно брат Корт, у которого был всего один глаз, заметил их первым.

- Там! - сказал он, указывая на узкий переулок кивком головы налево.

Шесть фигур выплыли из переулка и построились полукругом, двигаясь прямо на Астартес. Как только они появились из тени между зданиями, Немиил увидел, что это были массивные люди, каждый из которых был такого же размера и так же мощно сложен, как и Астартес. Сочленения пластин брони закрывали их сверхмускулистые тела, и даже с такого расстояния Немиил мог четко видеть, что их конечности и головы были в большой степени усовершенствованы бионическими и химическими имплантами. Их руки было полностью заменены целым набором внушающего страх оружия, энергетическим, огнестрельным и другими смертоносными приспособлениями для ближнего боя. Когда они подошли, он мог расслышать разговор друг с другом на бинарном коде. Их аугметические глаза пылали бледно-зеленым цветом из отполированных металлических оправ.

Немиил повернулся к Аскелону

- О чем они говорят друг другу? - спросил он.

Технодесантник покачал головой.

- Не знаю, сэр. Это все очень сильно закодировано. Но их боевые системы и сенсоры полностью активны.

Немиил вернулся к приближающимся фигурам.

- Вы узнаете их?

- О, да, - сказал Аскелон. - Это скитарии, а если точнее - преторианцы. Они элитная охрана Механикумов.

Преторианцы приближались, щелкая и свистя друг другу на зловеще звучащем коде. Немиил сделал шаг вперед, придав большое значение своему опущенному оружию.

- Аве, преторианцы, - начал он. - Я - брат-искупитель Немиил, из Первого легиона Императора. Мы прибыли сюда, чтобы помочь вам защищать кузню...

Оставшаяся часть приветствия Немиила была прервана, когда преторианцы подняли руки-оружия и открыли огонь.

Глава десятая

Скрытое зло

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

НЕБОЛЬШОЙ гарнизон завода использовал цокольный этаж центра управления Сигмы Пять-Один-Семь в качестве импровизированных казарм. Приземистое строение с толстыми стенами было идеальным местом для обороны, с доступом к вокс-установке завода и общей сети камер наблюдения, собиравшей оперативные данные и покрывавшей всю территорию предприятия - и каждая такая камера делала сцену резни еще более тяжелой для восприятия.

Захариил как раз стоял в дверях единственного входа в центр управления и пытался разобраться в разрухе, царившей в широком зале с низким потолком. Три четверти пространства было заставлено аккуратными рядами столов и алгоритмическими узлами, предназначенных для надзирателей и старших инженеров, когда завод начнет функционировать. Остальная часть комнаты находилась в распоряжении, по крайней мере, одного отделения егерей. Захариил видел порванные и окровавленные солдатские скатки, опрокинутые груды пакетов с рационами и разбросанные ящики с запасными энергетическими ячейками. Охряные стены были все в подпалинах, а на столах виднелись повреждения и выбоины от лучей лазганов.

Библиарий сделал глубокий вдох, принюхиваясь к дыму с горьким привкусом крови. Астелян стоял в центре разрушенной комнаты, мрачно разглядывая развернувшуюся перед ним картину.

- Нападающие зашли через главную дверь, - тихо произнес магистр ордена. Он указал на стену по обе стороны от Захариила.

- Судя по этим подпалинам, егеря стреляли в дверной проем от своих скаток.

- Они не пытались укрыться за столами, даже находясь от них всего в паре метров, - сделал наблюдение Захариил.

- Очевидно, у них просто не было времени, - сказал Астелян. - Находившиеся здесь егеря не были в карауле, и, скорее всего, спали, когда сюда пришли нападавшие.

Он кивнул в сторону дальней стены, где располагались еще одни двери.

- В следующей комнате жило второе отделение взвода, а она осталась нетронутой.

Захариил задумчиво сжал губы, прокручивая в уме произошедшие здесь события.

- Второе отделение патрулировало местность, когда вокс-станция вышла из строя. Сначала нападавшие разделались с ним, а затем добрались до центра управления и преподнесли сюрприз первому отделению, - сузив глаза, он взглянул на Астеляна. - Хотя все это в принципе невозможно, учитывая, что нападающие должны были истребить целое отделение на виду у камер наблюдения, а затем взорвать укрепленные двери этого здания.

Магистр ордена кивнул.

- Мы нашли много следов крови наверху в диспетчерской.

- Покажи мне.

Астелян повел Захариила в глубину здания через пустующие кабинеты и отзывающиеся эхом коридоры центра управления. Окружающие это место злые энергии кружили возле идущих воинов. Ощущение было сходным с тем, будто ты, идя по дремучей, укрытой тенями части леса, ощущаешь на себе взгляд зверя, и по положению плеч магистра ордена Захариил подозревал, что Астелян также это чувствовал.

Они поднялись на третий этаж здания с помощью лифта, и Захариил вышел в огромную диспетчерскую завода. От десятков пустующих рабочих мест доносилось жужжание и щелканье алгоритмических узлов, на зеленых мерцающих пикт-устройствах отображались бегущие вниз потоки данных, детализирующие каждый аспект деятельности неработающих механизмов предприятия. Брат Гидеон стоял на коленях у центра управления безопасностью завода, установленной в затемненном алькове справа от лифта. Отодвинув стул рабочего места, который был сделан по меркам обычного человека и в целом представлялся слишком хрупким для бронированного тела Гидеона, он усердно работал с управлением. Его правое колено находилось в центре широкой лужи из большей частью подсохшей крови.

Захариил вновь замер и осмотрел комнату, ища какие-либо подсказки. Большинство рабочих мест находилось в режиме ожидания, кроме двух. Он быстро изучил показания на их экранах - оба отвечали за мониторинг операций с термальным силовым ядром завода. Библиарий снова взглянул на лужу крови.

- Кто-то подобрался достаточно близко, чтобы перерезать горло дежурному офицеру, - начал он размышлять вслух.

- Тогда был как раз полдень, поэтому это мог быть командир взвода или старший сержант, - сказал Астелян.

Захариил задумчиво кивнул.

- Он, должно быть, погиб первым. А вслед за ним были уничтожены патрулировавшие периметр солдаты.

Астелян указал на дисплей станции безопасности.

- Убийца, скорее всего, контролировал размещение засад именно отсюда - а возможно даже и координировал их с командами, находящимися снаружи. Потом, когда наступило подходящее время, он спустился и открыл нападающим двери, чтобы они закончили свою работу.

Библиарий сжал бронированные кулаки. Это было отлично организованное и безжалостно исполненное нападение. Но ради чего?

- Что насчет вокс-логов? - спросил он.

Астелян жестом указал Захариилу следовать за ним к другому алькову, располагавшемуся в задней части зала. Там находилась все еще работающая вокс-станция. Захариил слышал слабый гул энергии, но динамик был зловеще молчалив.

Магистр ордена обернулся к индикаторной панели и нажал несколько переключателей. В ту же секунду по дисплею побежала длинная вереница данных.

- Сегодня была всего одна передача, - сказал он. - Временная метка соответствует сигналу, который мы получили в Альдуруке.

Астелян развел руками.

- Судя по пятну крови в станции безопасности, думаю, сигнал послали в промежутке времени от тридцати минут до часа после убийства дежурного офицера.

- Возможно, они получили необходимые коды из сумки вокс-оператора. Потом им осталось только исказить голос связиста и ждать наших дальнейших действий.

Последний кусочек головоломки встал на свое место, и Захариилу очень не понравилась открывшаяся ему картина.

- Лютер был прав. Силы быстрого реагирования попали в засаду.

Астелян кивнул.

- Похоже, мятежникам таки удалось проникнуть в ряды рабочих, - сказал он.

- Но с какой целью? - возразил Захариил. - Очевидно, они не собирались уничтожать завод.

Магистр ордена поднял тонкую бровь.

- Им удалось уничтожить целую роту егерей. Этого разве мало?

- А откуда нам известно, что егеря погибли? - спросил он. - Ты нашел их тела?

Астелян потупил взгляд. Впервые, он почувствовал себя здесь неуютно.

- Нет, - ответил он. От этой мысли у Захариила пробежал по спине холодок. - Мы обнаружили только много следов крови.

- И кто бы ни послал сигнал, у него был контроль над той силой, что сейчас блокирует наши вокс-передачи, - продолжил Захариил. - Что бы это ни было, мятежники раньше не использовали ничего подобного.

Он отвернулся от вокс-установки и зашагал по комнате, остановившись только для того, чтобы еще раз изучить два функционирующих рабочих места.

- Что нам известно о рабочих? - спросил Захариил.

Астелян пожал плечами.

- Согласно учетному журналу, они прибыли две недели назад в составе квартальной смены. Администратум доставил их на шаттле из аркологии Северной глуши и разместил в паре спален в северном конце зоны.

- И от них также не осталось ни единого следа? - спросил Захариил. - Хотя мы еще и не проверяли спальни, чувствую, там ничего не найдем.

Захариил покачал головой.

- Они должны быть где-то здесь, брат, - мрачно сказал он. - Три сотни тел не исчезают вот так бесследно.

- Магистр ордена Астелян! - крикнул Гидеон. - Я что-то нашел!

Захариил вместе с Астеляном понеслись к станции безопасности. Пикт-дисплеи рабочего места были темными.

- Что такое? - спросил библиарий.

- Я проверил все камеры наблюдения и пикт-устройства, контролирующие зону, - ответил Гидеон. - До этого времени все устройства были в полном порядке, но аппаратура на уровне Б6, кажется, отключена.

Захариил искоса взглянул на Астеляна. Все они до мельчайших деталей помнили схемы планировки Сигмы Пять-Один-Семь.

- Там находится термальный выход, - произнес магистр ордена.

Захариил видел, что глубоко в глазах Астеляна скрывались воспоминания о Сароше. Каждый из них помнил об огромной подземной каверне, наполненной миллионами миллионов трупов, предложенных отвратительному богу сарошийцев.

Только не здесь, хотел сказать он. Это Калибан. Здесь просто не может произойти ничего подобного.

Вместо этого Захариил сильнее сжал психосиловой посох и обратился к магистру ордена.

- Собери отделение, - сказал он, его голос не выдал ощущаемого им отчаяния.

Астелян быстро кивнул.

- Какие будут приказания?

Захариил еще раз взглянул на темные пикт-экраны.

- Мы спустимся туда и найдем тех, кто стоит за всем этим, - ответил библиарий. - А затем, во имя примарха, они заплатят за содеянное.

ОНИ ВЫСТРОИЛИСЬ возле «Лэндрейдера», когда солнце уже садилось за горами на западе. Плотные серые тучи медленно приближались к зоне с юга, неся в себе угрозу бури. Погода становилась все более дикой и непредсказуемой за годы, когда Империум трансформировал поверхность планеты и заполнял небеса клубами дыма из мануфакторий. Магос Боск и остальные члены Администратума настаивали на том, что об изменениях не стоило беспокоиться. Захариил с опаской проследил за клубящимися тучами и задался вопросом, вела ли магос Багос когда-либо перестрелку на уровне отделений во время неистовой бури. Они признался себе, что ответ казался очень даже отрицательным.

Они погрузились в штурмовой танк и пересекли широкое посадочное поле, направляясь в наполненные глубокими тенями переулки и проезды к востоку от зоны. Массивная теплообменная установка завода представляла собою черную башню - широкую у основания, затем несколько сужающуюся к середине, и вновь раздающуюся вширь, устремляясь в небеса над Сигмой Пять-Один-Семь. Красные и синие сигнальные огни настойчиво вспыхивали по всей ее длине, предупреждая низко летящие самолеты о том, чтобы они держались подальше - когда завод начнет функционировать на полную мощность, башня будет окутана шипящими клубами отработанного пара, слегка окрашенного болезненно-оранжевым светом химических прожекторов.

Водитель «Лэндрейдера» обогнул основание огромной башни, пока не натолкнулся на широкий проход с низким потолком на ее юго-восточной стороне. По команде Захариила, танк с грохотом остановился в нескольких десятках метров от входа, и отделение выскочило в собирающуюся тьму. Астелян тут же указал на три груды ящиков из-под товаров, каждая из которых была выстроена в форме полукруга, чья закрытая сторона указывала в сторону входа в башню. Захариил узнал их даже раньше, чем заметил знакомые формы тяжелых стабберов, нацеленных на вход в термальную установку.

Астартес осторожно приблизились к импровизированным укреплениям, целясь болт-пистолетами в тени. Пермакрит вокруг каждой позиции был весь в пятнах засохшей крови - острые глаза Захариила обнаружили множество маленьких воронок в покрытии, куда попали лазерные заряды. Возле центрального укрепления лежала запятнанная кровью портативная вокс-установка, ее панель была разбита вдребезги.

Захариил осмотрел тяжелые стабберы. Все они выглядели так, будто из них не стреляли.

- Похоже, вспомогательные силы пытались выставить кордон вокруг входа в термальную станцию, - огласил он, - стрелки, должно быть, оказались в ловушке уже после того, как исчезли все остальные.

Астелян согласно кивнул.

- Думаешь, они понимали, что происходит?

Библиарий покачал головой.

- Им было известно только то, что им сказал враг, - ответил Захариил. - Полагаю, когда командир роты вышел из своего «Кондора», он обнаружил впавшего в истерику человека в рабочем комбинезоне, который сказал ему, что повстанцы захватили термальную установку и собираются взорвать ее. Поэтому командир со всех ног рванулся туда вместе со всем, что было у него в наличии, надеясь остановить врага пока не стало слишком поздно.

Астелян взглянул на Захариила.

- А теперь мы также туда пойдем?

Захариил мрачно кивнул, подняв психосиловой посох.

- Кого бы враг не ожидал, он не готов к таким как мы.

Воины отделения в безмолвном согласии проверили оружие. Аттий шел возле Захариила, его серебряная маска-череп казалась будто бы выплывающей из мрака.

- Верность и честь, - проскрежетал он.

- Верность и честь, братья, - ответил Захариил и повел свое отделение внутрь.

ВОЗДУХ ВНУТРИ теплообменной установки был горячим, влажным и порывистым, словно дыхание огромного голодного зверя. Красное аварийное освещение окрашивало внутренние помещения в багрянец, подчеркивая вздымающиеся клубы пара и отблескивая на каплях конденсата, вытекающего с находящихся над их головами труб и воздухоотводов. Захариил почувствовал прогорклую вонь ржавого металла и недавно пролитой крови.

- Я думал, теплообменник находится в нерабочем состоянии, - громко сказал он.

- Это так, - ответил Гидеон. - Я сам проверил показания.

Он достал из-за пояса ауспекс и проверил его. Экран замерцал, а затем наполнился каскадом данных. Астартес попробовал несколько различных методов поиска, но затем в отвращении покачал головой и убрал аппарат.

- Нет показаний, - доложил он, - или в них, по крайней мере, нет никакого смысла. Я уловил множественные помехи где-то рядом.

- Где-то, - эхом отозвался Аттий, - или что-то.

- Тактическое построение «эпсилон», - коротко вставил Захариил, не желая продолжения потока предположений. - Будьте начеку и следите за точками вероятных засад.

В течение нескольких мгновений отделение выстроилось в грубое восьмиугольное построение, каждый воин стал в один из углов октагона, а Захариил вместе с несущим ауспекс Гидеоном расположились в центре. Это было оптимальное построение, почерпнутое из древних учений Ордена, которое лучше всего подходило для рукопашного отражения атаки на близкой дистанции с любых направлений. Внезапно он пожалел о том, что не додумался оснастить отделение одним или двумя огнеметами, прежде чем покинуть Альдурук, но сейчас было уже слишком поздно раскаиваться. Убедившись, что все воины находились на своих местах, Захариил жестом указал отделению выдвигаться.

Полагаясь на карты, которые он запомнил, Захариил вел отделение извивающимися коридорами, проходящими в основании термальной башни. Видимость была ограниченной - даже обладая улучшенными чувствами Астартес, клубы пара и тусклое красное освещение создавали иллюзорное подобие движения, и укрывали мраком все, что находилось за пределами двух метров. Захариил не мог не восхищаться храбростью егерей, которые вошли сюда перед ними - обычные люди должны были идти совершенно вслепую, пытаясь добраться до нижних уровней башни. Он сомневался в том, что им удалось далеко зайти.

Чем дальше они шли вглубь, тем сильнее становились жара и вонь разложения, а ощущение злобы сконцентрировалось на Захарииле и его отделении. Он чувствовал ее тяготение подобно затрудняющему дыхание облаку, она исследовала его доспехи в поисках пути внутрь. Соединяющие его разум с психическим капюшоном кабели стали смертельно холодными, и, несмотря на надоедливую жару, на древке его силового посоха образовался тоненький слой льда. Ему хотелось - очень сильно хотелось, - потянуться психической силой и ощутить находившихся где-то впереди врагов, но годы тренировок с братом-библиарием Израфаилом не дали ему сделать этого. Не трать свою энергию впустую, слепо разбрасываясь ей, не раз говорил ему Израфаил. Или хуже того, оставляя себя открытым для неожиданной атаки. Сохраняй свои силы, поддерживай защиту и жди, пока враг не откроется сам. И когда он это сделает, решительно выдвигай отделение и жди начала схватки.

Доступ к нижним уровням башни обеспечивали четыре промышленных лифта, но Захариил опасался, что они были смертельными ловушками. Если у врага был мелтаган - а у сил быстрого реагирования их было с собой два, - тогда один выстрел в столь ограниченное пространство сможет уничтожить половину его отделения. Он приказал брату Гидеону повредить их управление, чтобы враг также не мог ими пользоваться, а затем они начали спускаться по одной из четырех длинных лестниц.

Ступени не вились пролет за пролетом, как в большинстве зданий, но вели вниз длинной, образующей дугу спиралью, все глубже и глубже вгрызающейся в землю. Витавшее в воздухе чувство отвратительного присутствия усиливалось с каждым шагом. Захариил сконцентрировался на том, чтобы переставлять ноги, вспоминая о пути лабиринта, въевшегося в древний камень, на котором стоял сам Альдурук. Пока он шел, в его уме мелькали воспоминания - об его посвящении в Орден и о долгом путешествии сквозь мрак рядом с Джонсоном. Приходили и уходили отрывчатые образы - каменные ступени и факелы, шелест ткани, присутствие Немиила, когда они спускались по лестничному пролету… куда? Этого он вспомнить не мог. Воспоминания были туманными и только наполовину сформировавшимися, подобно сценам из сновидений. В затылке нарастала тупая боль, когда он пытался сконцентрироваться на образах, пока, в конце концов, он не был вынужден отогнать эти мысли.

Его встревожили трещины, которые начали появляться на внешних стенах шахты лестницы, пока они спускались все ниже под землю. Сквозь недавно поставленный пермакрит более метра толщиной пробивались черные корни, которые распространялись по внутренней поверхности изгибающихся стен и проливали на ступени темную, отвратительно пахнущую грязь. Красный свет поблескивал на сегментированных телах ползающих и копошащихся среди корней насекомых. Призрачно-белые пещерные пауки размером с руку Захариила вылезали из своих гнезд и вызывающе размахивали длинными лапами, когда мимо них проходили Астартес.

К тому времени, как они достигли нижних уровней, лестница представляла собою немногим больше чем туннель из сырой земли с истекающими гноем растениями, полный разнообразной живности. Странные, деформированные, раздувшиеся отвратительные насекомые корчились среди плотных сетей гниющей дернины. Висевшая на кривом клубке корней длинная сегментированная многоножка размером с предплечье Захариила развернулась подобно пружине и свалилась ему на плечо, начав неистово наносить удары по пластинам доспехов своим похожим на иглу жалом. Он сбросил отвратительное создание психосиловым посохом, а затем раздавил его ботинком.

Однако отделение продолжало продвигаться вперед, пробиваясь сквозь все время сужающийся туннель до тех пор, пока Захариил не начал думать, что дальнейший путь им придется прокладывать при помощи цепных мечей. Наконец, идущий впереди построения Астелян и еще один воин остановились. Воздух был душным, густым от жары и запаха гнили, красные аварийные огни давным-давно погасли. Захариил смутно различил справа от плеча Астеляна видневшееся впереди неопределенное зеленоватое свечение.

- Мы достигли конца лестницы, - тихо сказал Астелян, бросив осторожный взгляд на непрерывно шелестящие вверху рои насекомых. - Какие будут приказания?

Они и представить себе не могли, что обнаружат за дверями уровня Б6. Захариил был удивлен тем, что враг позволил им проникнуть столь далеко - он предполагал, что они столкнутся с сопротивлением практически мгновенно, что дало бы им, по крайней мере, понимание того, чему они противостоят. Очень скоро могло наступить время, когда ему придется воспользоваться своими психическими способностями, хотелось ему этого или нет. Сейчас он нуждался в информации больше, чем в чем-либо другом.

- Идем вперед, - сказал он. - Направляемся к термальному ядру. Это самый большой зал на этом этаже.

Магистр ордена кивнул и без колебаний ступил в зеленоватую мглу. Захариил, держа болт-пистолет наготове, вместе с остальной частью отделения последовал за ним. Он шел по толстым корням и похожим на кабели вьющимся стеблям, раскинувшимися по всему полу за шахтой лестницы. Вокруг него проносились порывы зловонного воздуха, а окружающие воинов насекомые начали бешеную деятельность.

Они прошли по коридору с низким потолком более ста метров, миновав по пути множество поперечных переходов. Цепкие растения и дальше продолжали прорастать по всей длине коридора, и Захариил понял, что бледное зеленоватое свечение исходило от колоний вздувшихся личинок, крепко вцепившихся в кривые корни. Вокруг них эхом разносились звуки неустанного движения, которые, казалось, с каждым мигом становились все громче. В какое-то мгновение Захариил услышал скрежетание когтей за наполовину скрытой среди сетей вьющихся растений группой труб, бегущей вдоль одной из стен, но ему не удалось заметить издавшее звук существо.

- Сколько еще? - тихо спросил Гидеон. Голос воина был напряженным. Непрестанные повизгивания и шелесты держали все отделение в напряжении.

- Еще пятьдесят… - начал было Захариил, когда воздух наполнился отвратительным визгом и из растительности вокруг них вырвались бронированные тени.

Он взглянул над головой Гидеона как раз тогда, когда на Астартес из бегущей наверху сети толстых труб бросилось какое-то существо. Оно было быстрым как гадюка, но в то же время толстым, размером с верхнюю часть руки Захариила, с сотнями защищенных хитином лап и приплюснутой головой с тремя парами фасетчатых глаз. В один миг оно обернулось вокруг туловища Гидеона и подняло огромного воина над землей, делая выпады и кусая заднюю часть его шлема кривыми жвалами.

В тесном пространстве коридора залаяли болт-пистолеты и взревели цепные мечи, отделение было уже окружено со всех сторон. Гидеон изворачивался в хватке монстра, кромсая его тело ревущим лезвием. Захариил одним выстрелом из болт-пистолета взорвал существу голову, когда сильный удар по задней части шлема сбил его с ног.

Упав, Захариил попытался перевернуться, но существо жвалами схватило его шлем. Тварь по силе превосходила даже его. Оно прижало его лицом к полу и принялось выворачивать ему голову влево и вправо, пытаясь прокусить шлем. Нечто острое, похожее на кинжал, било в заднюю пластину шлема Захариила, вновь и вновь пытаясь пробиться сквозь керамит. Перед глазами Захариила замерцали предупредительные иконки, извещая его о нарушении целостности доспеха.

Упершись в твердую землю локтями и коленями, библиарий напряг аугментированные мускулы и сумел перекатиться на правый бок. Психосиловой посох оказался прижатым его собственным телом, но Захариил кое-как сумел прицелиться в извивающееся тело существа позади себя. Он быстро произвел три последовательных выстрела из болт-пистолета, разорвав существо на части и обдав себя осколками хитина и вонючего ихора. Во вспышках выстрелов Захариилу удалось заметить еще троих лезущих по стенам монстров, они клацали жвалами, готовясь нанести удар. Он без колебаний собрал всю свою силу воли и высвободил психическую ярость варпа.

Под руководством Израфаила он отрабатывал эту атаку бессчетное количество раз, но интенсивность текущей сквозь него чистой энергии застала Захариила врасплох. Она хлестала из него подобно потоку и была намного более сильной и управляемой, чем он когда-либо испытывал прежде. Библиария окружил нимб потрескивающей энергии - он чувствовал, как каждая его вена покрывается льдом, исходящим из кабелей психического капюшона, и трех существ охватило потоком неистового огня, вытекавшим будто бы из самого воздуха. От сильного жара монстров разорвало на части, их панцири лопнули изнутри.

Захариил издал победный клич и вскочил на ноги. По поверхности его посоха пробегали вереницы потрескивающих молний, а в конечностях бушевала ледяная сила. В течение одного головокружительного мгновения его восприятие обострилось до сверхъестественного уровня, достигнув измерений, находящихся вне понимания обычных людей. Пермакрит и металл коридора почти растаяли, в то время как живность высветилась с новой отчетливостью. Он мог видеть покрывающие стены с потолком слои корней и вьющихся растений, и каждое из тысяч насекомых, обитающих среди них. Он также мог видеть окружающее его отделение бесчисленное множество червей, которые обвивали его воинов и кусали их доспехи.

Но наихудшим было то, что он мог видеть пульсировавшую во всем этом ужасную неестественную заразу. Ею было запятнано каждое живое существо в коридоре, и она действовала на них подобно разлагающей раковой опухоли. Раковой опухоли, кипевшей ужасным потусторонним сознанием.

Захариила ошеломила картина увиденного. Это навеки отпечаталось в его разуме. Это было намного хуже всех тех ужасов, свидетелем которых он стал на Сароше. Здесь он также находился глубоко под землей, окруженный смертью и разложением, но на Сароше омерзительное желеобразное существо, с которым им пришлось столкнуться, явно было порождено текущим безумием варпа. Эта же зараза, это заливавшее каждый корень и вьющееся растение зло, было неразрывной частью самого Калибана.

Глава одиннадцатая

Беседы при свете звезд

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

АТАКА БЫЛА НАСТОЛЬКО стремительной, что застала Немиила врасплох. В течение одного удара сердца Преторианцы, чьи смертоносные движения превратились в размытое пятно, пустили в ход оружие и преодолели те несколько метров, что оставались между ними и Астартес. Пули из множества стволов ударили в Темных Ангелов, разрываясь на керамитовой поверхности их брони серией ярких вспышек. Воины пошатывались под градом снарядов, кровь хлестала из их ран на руках, телах и ногах. Тревожный красный сигнал высветился на дисплее шлема Немиила, боль вспыхнула в груди и в руках, которые внезапно стали вдвое тяжелее, вероятно, преторианский снаряд разорвал связку синтетических мышечных волокон под его нагрудником.

Брат-сержант Коль опомнился первым. Для вопросов или взаимных упреков не было времени, Преторианцы обрушились на них со скоростью молнии, размахивая силовыми когтями и шоковыми дубинками, словно насмехаясь над их броней типа «Крестоносец». Терранин отступал под лавиной разрывных пуль, ревя проклятия на одном из забытых языков и отстреливаясь из болт-пистолета. Снаряды попали в грудь и голову одного из атакующих скитариев, расплющившись о доспехи аугментированного воина, и не причинив серьезных ран, но этого жеста сопротивления было достаточно, чтобы потрясенные члены отделения приступили к действиям.

Болтеры ударили по нападающим Преторианцам, замедляя их продвижение плотным огнем. Кровь и другие жидкости струями били из небольших ран, там, где болты попадали в перегруженную бионику Преторианцев, брызги превращались в пар. Немиила обдало вонью от смеси адреналина и других гормонов.

Справа от Немиила завизжал перегретый воздух, брат Марфей выстрелил в одного из приближающихся скитариев из мелтагана. От огня противотанкового оружия преторианец разлетелся на части в ливне искр и обугленных частиц плоти.

Преторианец, мчащийся на Немиила оказался здоровенным детиной, выглядевшим больше машиной, чем человеком: сложные бионические суставы, синтетическая мускулатура, адреналиновые шунты и разъеденная коррозией броня. Голова заключена в безликую металлическую оболочку, на месте ушей, носа и рта усыпанную узлами мультиспектрового ауспекса. Его нагрудник украшали, если можно так сказать, эмблемы штрих-кода и маленькие сверкающие знаки отличия из переливающегося металла. Возможно, он был чемпионом или командиром отделения, но Немиил не был в этом уверен. Левую руку Преторианца заменял огромный, трехпалый силовой коготь, его изогнутые лезвия, покрытые адамантием, были заточены до зеркального блеска. Воин с ошеломляющей скоростью сделал выпад в сторону Немиила, метя когтем в лицо.

Немиил знал, что не стоит парировать удар, силовой коготь мог легко отбить его крозиус в сторону или, что хуже, разрезать его напополам. Вместо этого он увернулся, позволив замаху Преторианца безопасно пройти над его головой, и из-за всех сил ударил своим посохом в локоть воина. Вспышкой мерцающего голубого света силовое поле крозиуса врезалось в бионические суставы и сочленения, но Преторианец, казалось, даже не заметил этого. Огромный воин крутанулся на левой пятке и, выставив правый локоть, ударил Немиила в лоб.

В ушах Немиила раздался треск керамита, и удар свалил его с ног. Он упал на спину, дисплеи шлема заливали потрескивающие статические помехи. Не раздумывая, он пальнул в направлении Преторианца и был вознагражден звуком пули, ударившей в доспех врага. На поврежденных оптических системах шлема скитарий представлял собой расплывчатую фигуру, то появляющуюся, то исчезающую, словно огромный призрак. Преторианец подошел ближе, его рука-коготь протянулась к правой ноге Немиила.

Вспышка света и вой истязаемого воздуха пронеслись над Немиилом. Выстрел Марфея испарил руку-коготь Преторианца в локте и покрыл пузырями бронированные плечи и грудь воина. Скитарий отшатнулся, его авточувства на мгновение перегрузились.

Немиил бросил пистолет и вцепился в шлем, пытаясь его снять. Ловкими пальцами он расстегнул захваты и сорвал поврежденный шлем с головы, и тусклый, красный свет далекого солнца Диамата на мгновение ослепил его. Вокруг него бушевала неистовая схватка, его боевые братья сражались против тяжеловооруженных Преторианцев. Брат Юнг лежал, его нагрудник, был порван, словно бумажный, и запятнан кровью. Технодесантник Аскелон вцепился одному из Преторианцев в горло, поднял его над землей своей серворукой и сломал заключенный в металлическую оболочку позвоночник скитария.

Он мгновенно перевел внимание на однорукого Преторианца, стоявшего в нескольких метрах от него. Улучшенный воин скорчился, воздух мерцал вокруг его опаленной брони, тело угрожающе застыло, он перезагружал узлы ауспекса. Немиил подхватил с земли болт-пистолет и аккуратно прицелился, готовясь всадить пулю в горло Преторианца.

Внезапно странный, ревущий звук бинарного кода, словно ножом отрезал звуки боя, и Преторианцы буквально отскочили от Темных Ангелов. Отступив на дюжину шагов, они опустили руки-оружия, их грудные клетки вздымались от примененных боевых наркотиков, кипящих в их венах. Астартес замерли, их оружие было направлено на врага. Коль смотрел на Немиила в ожидании указаний.

Но внимание Искупителя было сосредоточено на больших силах бронированных скитариев, стремительно приближающихся по дороге с северо-востока. Их возглавляла высокая, скрытая капюшоном фигура, одетая в темно-красные одежды Механикумов, стоящая на жужжащем суспензорном диске.

Как только фигура подплыла ближе, Немиил мгновенно оказался у ее ног - Что это значит, магос? - прорычал он, его гнев был, практически не управляем.

- Ошибка. Неправильное определение параметров угрозы. Ошибочная идентификация - выпалил магос на высоком готике. Его голос был резок и атонален, слова видоизменены, но узнаваемы. Магос замер, подняв руку, блестевшую в ржавом солнечном свете. - Приносим извинения - продолжил он, теперь его синтетический голос был более тщательно смодулирован. - Серьезные извинения Вам и вашей команде, благородные Астартес. Скитарии находились в режиме «поиск и уничтожение», выискивая вражеские войска, которые проникли на территорию комплекса. Ваше появление на Диамате… неожиданно. Я не мог отменить атакующие протоколы Преторианцев, пока не стало слишком поздно.

- Я вижу - кратко ответил Немиил. - Значит это еще и наша ошибка, что мы примчались сюда, чтобы защитить вас - подумал он. Посмотрев на брата-сержанта Коля и воинственную позу терранина Немиил предположил, что тот думает почти о том же самом. - Как брат Юнг?

- Кома - прорычал Коль. - Его раны серьезны.

- Позвольте нам проводить его до апотекариума кузни - сразу же предложил магос. - Мы восстановим его тело и починим поврежденную броню.

Почему-то предложение магоса озадачило Немиила. - Этого не потребуется - быстро ответил он - Когда битва закончится, мы переправим его на корабль, и наши братья присмотрят за ним. Он осторожно изучал скрывающуюся под капюшоном фигуру. - Я - брат-искупитель Немиил, из Первого легиона Императора. Кто - Вы?

Магос положил одну из металлических рук поверх другой и поклонился - Я - Архой, магос Кузницы и бывший помощник Архимагоса Вертулла - сказал он.

- Бывший? - спросил Немил.

Архой кивнул - Я скорблю о том, что уважаемый Архимагос был убит, 12.8 часов назад, координируя оборону Кузницы - сказал он. - Как старший из выживших помощников Вертулла, теперь я - действующий Архимагос Диамата.

Где-то на юге глубокий, металлический грохот сотряс воздух. Немиил развернулся и увидел, как пара кораблей на столбах голубого цвета с трудом устремляется на орбиту.

- Мятежники достаточно получили - объявил Коль. В его голосе проскальзывали мрачные нотки триумфа - Они уходят.

- Действительно - ответил Архой - Ваш примарх связался с нами 6.37 минут назад, сообщив, что силы мятежников, находящиеся на орбите, отступают. Магос поднял руки, будто в благословении - Вы победили, благородные Астартес. Диамат спасен.

Синтезированный голос Архоя затих, уступая место стихающему грому пытающихся сбежать транспортов и отдаленному грохоту имперской техники. Скрежет выстрелов из ручного оружия эхом отзывался вдали. Преторианцы безмолвно смотрели на Немиила и Темных Ангелов, их улучшенные тела застыли как статуи. Кровь и смазка медленно сочилась из ран.

Немиил не сказал, но подумал, что Архой немного поторопился с выводами.

- КОНЕЧНО, МЫ ОЧЕНЬ БЛАГОДАРНЫ ВАМ за то, что Вы прибыли сюда - сказал Тадеуш Кулик, хотя пытающийся спрятаться взгляд губернатора говорил об обратном.

Санктум примарха на борту «Неукротимого Разума» было единственным большим помещением, которое простиралось с одной стороны надстроек корабля до другой, разбиваясь рифлеными колоннами и стальными конструкциями, на маленькие, более тесные секции. Высокие, изогнутые смотровые окна по левому и правому борту бросали на инкрустированную в палубу мозаику длинные зазубренные тени, похожие на угловатые контуры кораблей в окружающем космосе. Осколки от обшивки корпуса оставили выбоины на смотровом окне левого борта, и через них красный свет солнца Диамата преломлялся, словно в отполированном рубине.

Обычно Джонсон держал в санктуме приглушенное освещения, предпочитая работать, если выпадала такая возможность, исключительно при свете звезд, но оказывая уважение к своим гостям, он зажег на колонах окружающих шестиугольное место встречи, находящееся в центре огромного помещения, люмо-свечи. Вырезанный из дерева стул предназначался для губернатора, который во время контратаки Драгунов был ранен в ногу выстрелом из лазгана. Хирург из Императорского дворца и медицинский сервитор стояли неподалеку, держа наготове болеутоляющие, если те потребуются Кулику. Губернатор, мужчина средних лет, все еще был облачен в разбитый нагрудный панцирь, в котором он сражался всего лишь несколько часов назад. Запятнанная перевязка украшала правую ногу, на бедре в ножнах висел старый силовой меч. Его светло-серые глаза были наполнены болью и усталостью, и хотя, чтобы расслабиться, он откинулся на спинку стула, положение его плеч выдавало напряжение.

Магос Архой стоял несколькими шагами правее губернатора, его металлические руки были сложены на талии. Для встречи с примархом он сменил обычную одежду Механикумов, облачившись в официальное одеяние его покойного предшественника. Тяжелая ритуальная одежда была выткана золотыми и платиновыми нитями, сработанными в сложные узоры, которые так сильно напоминали дорожки микросхемы. Широкие рукава заканчивались ниже локтя, открывая сложные хитросплетения бионических рук Архоя. Магос откинул капюшон, демонстрируя отполированный металл нижней части головы и шеи. Инфокабели и трубки хладагента бухтами вились по обе стороны стального горла, бугры ауспекса и оспины рецепторов окружали решетку вокса на том месте, где обычно бывает рот. Аугметические глаза, установленные в верхней части лица сияли тусклыми огоньками синего света. Бледную лысую голову покрывали точки небольших шрамов. Немиил не мог сказать о магосе совершенно ничего, телодвижения Архоя придавали тому еще большую загадочность. Пара помощников со склоненными головами, скрытыми капюшонами, стояли ровно в шести шагах позади него, что-то приглушенно бормоча друг другу на одной из разновидности бинарного кода.

Лев Эль’Джонсон сложил ладони пирамидой и из-за кончиков своих пальцев внимательно изучал этих двух представителей власти. Он сидел на вырезанном из Калибанского дуба стуле с высокой спинкой, более походившим на трон, который только подчеркивал его физическое превосходство, уверенное поведение и абсолютную выдержку. И глядя на него, никто бы и не подумал, что он только что сражался за свою жизнь в космическом бою.

- Проблемы на Диамате вовсе не окончились, губернатор Кулик - серьезно сказал Джонсон. - Здесь есть ресурсы, которые нужны Гору, чтобы одержать победу в назревающем конфликте с Императором. Как только остатки совершившего набег флота вернуться на Истваан, он немедленно начнет формировать новое войско - и на сей раз, оно будут состоять не из мятежных военных кораблей и бывших солдат Имперской гвардии. Его взгляд упал на усеянное красными вкраплениями смотровое окно, и лицо приобрело задумчивое выражение. - Я полагаю, что у нас имеется не более двух с половиной недель, самое большее три, прежде, чем они вернуться. И мы должны максимально использовать этот срок.

Кулик осторожно взглянул на Джонсона - И что Вы прикажете нам делать, примарх Джонсон? - спросил он.

Цинизм в голосе губернатора потряс Немиила. Он стоял справа от стула Джонсона, развернувшись так, чтобы иметь возможность общаться с примархом и обоими чиновникам, если это потребуется. После возвращения на флагманский корабль он позаботился о потребностях своего отделения, а затем более часа провел в Апотекариуме, удаляя из тела стальные осколки. Его разбитое боевое снаряжение было передано корабельным оружейникам для ремонта и, одевшись в простой стихарь с капюшоном, он явился на доклад к примарху. От наглости в тоне голоса губернатора его руки рефлекторно сжались в кулаки.

Кулик действовал так, словно Джонсон был так же опасен, как и Гор. А почему бы и нет? - подумал Немиил. Четыре Легиона уже разорвали свои узы с Императором, и весь Сегментум трещит по швам. У всех есть повод подозревать друг друга, и понимание этого обдало его холодом.

Джонсон также не упустил интонации в голосе Кулика. С ледяной маской на лице он повернулся к губернатору - Я хочу, чтобы Вы продолжали выполнять ваши обязанности - холодно сказал он. - Мы должны защитить планету любой ценой. Будущее Империума может зависеть от этого.

Лицо губернатора свело судорогой, он помялся на месте и потер повязку на ноге, но Немиил задался вопросом, именно ли она причиняла ему боль. - С моих людей многого не возьмешь - серьезно сказал он. - Мятежники уничтожили с орбиты практически все города. Мы даже не знаем наверняка, сколько людей выжило. Нет времени даже на то, чтобы сосчитать тела, не говоря уже о том, чтобы похоронить их.

- Что с Драгунами? - Спросил примарх.

Калик вздохнул. - Мы бросили все, что осталось, в контратаку, как только узнали, что войска, прикрывающие южный вход кузни, были атакованы.

В юности губернатор был военным. Когда в начале нападения мятежников при ядерном ударе командующий Драгунами был убит, а Императорский дворец разбомблен до основания, он надел доспехи Драгун и взял ответственность за оборону планеты. Кулик был тем человеком, который серьезно относился к долгу, возложенному на него Империумом.

- Возможно, я и соберу один полный боеспособный полк, соединив полдюжины подразделений и то, что осталось от бронебатальона - сказал он, бросив ядовитый взгляд на магоса Архоя - Зато войска Механикумов практически не подверглись атаке, или не были атакованы вообще, так что, вероятно они , в полном составе.

Джонсон повернулся к магосу и с любопытством повел бровью. - Это так? - спросил он. Голос был спокоен, но Немиил увидел разгорающийся гнев в глазах примарха.

Магос Архой склонил голову в сожалении. - Это была директива архимагоса Вертулла, использовать техногвардию только для обороны кузнечного комплекса на планете - сказал он. - Многие из нас пробовали переубедить его, но он ответил, что этот приказ пришел с самого Марса.

- Впрочем, что это изменило - зло ответил Кулик - Повстанцы разграбили все малые кузницы и предприятия.

- Но они не смогли захватить более двенадцати процентов нашего основного комплекса снаружи Ксанфа - подчеркнул магос Архой.

Губернатор впился в него взглядом - Если бы мы не проливали свою кровь, чтобы сдержать их, держу пари, что процент был бы намного выше - отрезал он, его негодование росло.

- Друзья мои, сейчас не время для взаимных обвинений - сказал Джонсон, подняв руку, чтобы предупредить дальнейшие высказывания. - Мы выдержали трудный бой и выиграли временную отсрочку, но это - все. Теперь скажите нам, магос Архой, сколько войск Механикумов вы можете собрать для обороны Диамата?

Магос сделал паузу. Один из его аколитов слегка поднял укрытую капюшоном голову и издал пронзительную атональную последовательность импульсов. Архой что-то пробормотал в ответ на двоичном коде, а затем сказал - Как подчеркнул губернатор Кулик, все наши малые кузницы были захвачены врагом, а их защитники - убиты. Бои вокруг южного входа в главную кузницу были очень тяжелыми, и наш гарнизон понес серьезные потери. На данном этапе мы можем собрать только одну тысячу двести двенадцать скитариев.

Немиил заметил, как Кулик заскрежетал зубами, мгновенно оценив ситуацию, но губернатор мудро сдержал свой гнев.

Благодарю вас, магос - сказал Джонсон, вновь взяв под контроль беседу. - Со своей стороны для защиты планеты, я могу собрать сто восемьдесят семь ветеранов Астартес. Я все еще жду оценку повреждений от командующего боевой группой, но могу сказать точно, что все уцелевшие корабли имеют повреждения от умеренных до серьезных, а запасы топлива, амуниции и боеприпасов подходят к концу.

Магос Архой поклонился примарху. - Все ресурсы нашей кузницы к вашим услугам, примарх Джонсон - сказал он. - Мы можем начать пополнять запасы ваших кораблей и осуществить их ремонт незамедлительно.

- В том случае, если ваши корабли будут починены и экипированы, Вы сможете отразить следующую атаку? - спросил Калик.

Джонсон обдумал ответ. - Маловероятно - признал он - Мы будем удерживать их, сколько сможем, но мои корабли не в том состоянии, чтобы выдержать длительный бой. Однако, имейте в виду, что время не на стороне Гора. Он знает, что огромные силы Астартес находится на пути к Истваану и могут прибыть туда в ближайшие недели. И каждый день, что мы сможем сдержать его, приблизит нас к победе.

- Если все, что мы должны сделать, это впиться пятками в землю и биться до последнего за каждый километр, то в этом у нас предостаточно опыта - мрачно сказал Кулик.

- И мы будем с вами на всем пути - сказал Джонсон, кивнув головой. Он повернулся к магосу Архою. - Есть множество планов, требующих обсуждения - начал он. - Могу ли я вас спросить, магос?

- Естественно, примарх - ответил Архой.

Джонсон улыбнулся. - Что мне требуется больше всего на данный момент, так это информация - начал он - Особенно, учет того имущества, которое мятежники успешно извлекли из ваших кузниц, а так же опись того, что осталось, и где это храниться.

В течение нескольких мгновений Архой не отвечал. Кулик обратил все свое внимание на магоса, его лицо было задумчиво.

- Данный запрос проблематичен - наконец сказал магос. - Младшие кузницы были практически полностью разрушены, и большой объем данных был утрачен.

Джонсон поднял руку в успокаивающем жесте - Конечно, магос. Я понимаю вас - сказал он. - Но если бы вы смогли произвести инвентаризацию того, что все еще храниться в главной кузнице, этого было бы достаточно.

Магос поклонился. - Спасибо за понимание, примарх - ответил он. - Я проинструктирую своих помощников, чтобы они сразу начали собирать данные.

Примарх улыбнулся, но в его взгляде была видна расчетливость. - Благодарю вас, магос Архой - сказал он. - А сейчас, простите меня, но я должен позаботиться о нуждах моих собратьев. Завтра мы встретимся вновь, чтобы начать обсуждение совместного плана обороны.

Магос Архой поклонился примарху и быстро ушел, обмениваясь целым шквалом двоичного кода со своими помощниками, пока они не растворились в глубоких тенях приемного зала. Губернатор Кулик неуклюже встал, отказавшись от помощи парящего хирурга. Он с уважением кивнул головой Джонсону, который в свою очередь кивнул раненому в ответ, и, хромая, скрылся во мраке. После того, как губернатор ушел, примарх повернулся к Немиилу.

- Что ты думаешь о них? - спросил он.

Вопрос удивил Немиила. Он задумался, собираясь с мыслями. - Губернатор Кулик выглядит как храбрый и благородный человек - ответил он. - Скольких планетарных правителей мы встречали, которые, съежившись в своих дворцах, посылали лучших людей, чтобы они умирали в их честь?

- Хорошо, что его дворец разнесли вдребезги - заметил Джонсон.

Немиил усмехнулся. - Он мог бы сбежать в холмы со своими людьми но не сделал этого. Он сдержал свою клятву, а это уже что-то.

Джонсон кивнул. - Ты думаешь, можно доверять ему?

Искупитель нахмурился. Он всматривался в невозмутимое лицо примарха. Была ли это еще одна шутка Джонсона? - Я… ему верю - сказал он мгновенье спустя. - Насколько ему выгодно предавать нас сейчас?

Примарх одарил его слегка раздраженным взглядом. - Немиил, губернатор был довольно хорош против пушечного мяса Гора. Я соглашусь с тобой в этом. - сказал он. - Но Воитель в следующий раз может послать не Ауксилиариев. Мы почти наверняка столкнемся с другими Астартес. Как ты представляешь его реакцию на это?

Немиил сдвинул брови. Было нелегко даже подумать о том, что они будут сражаться с братьями Астартес. Сама мысль об этом наполняла его страхом. - Губернатор Кулик не трус. - уверено сказал он. - Он будет сражаться, не смотря ни на что. Это у него в крови.

Джонсон еще раз кивнул, и Немиил заметил, что примарху стало легче. Неужто для примарха настали тяжелые времена, и он не может оценить такого прямолинейного человека как Кулик? Была ли это та же самая личность, что объединила Калибан в крестовом походе против Великих зверей?

Но тогда, поразило Немиила, Джонсон не объединил бы Калибан. План был его, но человек, который убедил рыцарские ордена и благородные семейства отбросить в сторону древние традиции и встать под знамена Джонсона был Лютер. Это было его ораторское искусство, его персональное обаяние и чувство дипломатии и прежде всего его глубокое понимание человеческой натуры, это позволило ему выковать величайший союз, который смог изменить лицо Калибана. Джонсон, его противоположность, проведший молодые годы в одиночестве, живя словно зверь в одном из самых страшных и недоступных диких мест планеты, в глубине Северных пустошей. В первые несколько месяцев в Альдруке он не мог сказать и слова, и в последующие годы всегда был намеренно холоден и отстранен. Он мыслил как интеллектуальный человек и ученый, и Немиил знал, что это так, но теперь он задавался вопросом, тогда почему Лев Эль`Джонсон, сверхчеловек и сын императора, не может объединить людей вокруг себя.

Он сверхъестественным образом мог предсказать ситуацию на поле боя, но не мог отличить храбреца от труса. Мы для него загадка, изумился Искупитель? Каким образом получилось так, что Джонсон, не понимает обычных людей, и почему это произошло?

Внезапно Немиил осознал, что Джонсон пристально смотрит на него. Ему стало неловко. - Мои извинения, повелитель - сказал он - Вы что-то сказали?

- Я спросил тебя, что ты думаешь о магосе Архое - сказал он.

- А - ответил Немиил - Честно, я не знаю, что делать с ним. Как может человек добровольно расстаться с частью своей плоти и заменить ее холодным, бесчувственным металлом и пластиком? Мне кажется это неестественным.

- А ты не думал о капитане Стении? Я считаю, он с охотой согласился стать обладателем пары рабочих глаз - сдержано сказал Джонсон.

- Это разные вещи, мой повелитель. Стений потерял зрение в битве. Он не добровольно отказался от них, их забрали у него. Джонсон кивнул. - Как ты думаешь, мы можем доверять ему?

- Я не знаю, что и думать о нем, это все что я могу сказать - он вздохнул - Признаться, я могу быть пристрастным после нашего первого столкновения.

Джонсон кивнул. - Понятно - сказал он. - Как брат Юнг?

- Апотекарии присматривают за ним - ответил Немиил - Он перенес серьезные внутренние повреждения, и его тело почти сразу поместили в стазис. Благодаря особенности своих расширенных физических и генетических модификаций, все Астартес обладали способностью выжить, получив тяжелейшие физические повреждения, они впадали в умышленную кому, концентрируя свою энергию на элементарном выживании. - Хирургеоны говорят - он будет жить. Но нет никаких шансов, что он вернется в строй ближайшие несколько месяцев.

- Как остальное отделение?

Немиил пожал плечами. - Многочисленные легкие ранения, но это было ожидаемо. Нога брата Эфриала излечена, и через двенадцать часов он будет готов исполнять свои обязанности - он усмехнулся - Но не посылайте нас в битву на следующей неделе или около того, иначе половина отделения будет сражаться в стихарях.

Джонсон улыбнулся в ответ. - Я думаю, вы справитесь и так - сказал он, вставая с кресла. - Иди и отдыхай. Дай своему телу время восстановиться. Мы начнем обсуждать план завтра.

Немиил поклонился примарху и собрался идти, но что-то из предыдущей беседы заставило его остановиться. - Мой повелитель?

Джонсон в раздумьях молчал в тени. Немиил видел его сосредоточенный силуэт в алых потоках света, струящихся через смотровое окно. - Что еще? - спросил он.

- Почему вы попросили магоса Архоя провести инвентаризацию? - сказал он без вступления.

Примарх слегка напрягся. - Я думаю, это очевидно - ответил он. - Если мы хотим разработать эффективный боевой план против мятежников, мы нуждаемся в исчерпывающем отчете о наших запасах и свободных активах.

Немиил кивнул. - Да, конечно, повелитель. Я полностью согласен. Но… - он остановился. - Этот запрос значительно обеспокоил магоса. В эти тяжелые времена с Воителем, объявившим открытое восстание, и армиями на подходе, легко неправильно истолковать умысел, лежащий в этой просьбе.

Джонсон не спешил отвечать. Он пристально смотрел на Немиила из тени, его могучее тело полностью застыло - Я не грабитель, Немиил - сказал он, его голос был тих и холоден.

Искупитель склонил голову. - Конечно нет, мой повелитель - сказал он, чувствуя себя глупцом, вернувшись к вопросу вызвавшему спор - Я не это имел в виду. Но Архой и губернатор Кулик много натерпелись от рук людей Гора. И никто не знает, кому еще можно доверять.

Буравящий взгляд Джонсона уперся в Немиила. - Ты веришь мне, Немиил? - спросил примарх.

- Конечно - ответил он.

- Тогда отдыхай - сказал Джонсон - И оставь Архоя и Кулика мне.

Примарх развернулся и скользнул во тьму, словно лесной кот. Немиил наблюдал за тем, как он уходил, чувствуя, как в животе растет тревожный ком.

Глава двенадцатая

Ужасные истины

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

СТРАХ И ОТВРАЩЕНИЕ грозили захлестнуть Захариила. Он яростно закричал от увиденной вокруг скверны - а затем все вновь изменилось.

Коридор был погружен в тусклый свет, усиливающийся вокруг братьев Астартес и искаженных чудовищ, с которыми они сражались. В мгновение ока мир будто бы полностью замер, превратив отчаянную битву в своеобразную мрачную картину. Захариил в равной степени видел сквозь тела друзей и врагов - бьющиеся внутри них сердца, и вены, в которых вяло бежала теплая кровь. Он видел темный ихор, наполнявший тела ужасных червей, и разрастающееся в них страшное разложение. Одно из чудищ обвилось вокруг брата Аттия и впилось жвалами в его закованный в сталь череп. Во рту у существа находился длинный, оканчивающийся иглою, костяной шип, скрытый в мощном узле мускулов, который раз за разом с силой пули выбрасывал его в затылок Аттия. В полом канале внутри костяной иглы пульсировал отвратительный яд.

Ужас Захариила перерос в чистый праведный гнев. Он призвал ярость варпа и широко взмахнул посохом, а после выпустил вихри иссушающего белого огня по направлению ко всем существам, которые ему удалось заметить. Подобно разрядам молний, они проходили сквозь тела монстров и превращали в пар текущий в них ихор. Вены библиария заледенели, оба сердца сжались в агонии, а затем весь мир резко пришел в движение.

Десяток существ тут же взорвались, забросав отделение кусками хитина и зловонным ихором. Захариил покачнулся, ошеломленный ясностью своего видения. «Взгляд ужаса», как называл его Израфаил. Он пережил подобное всего раз, когда сражался со Львом Калибана. На одно-единственное мгновение он частично перенес свое сознание в варп. Катушки психического капюшона были настолько холодными, что сушили кожу. Он с содроганием подумал о том, что бы произошло, окажись он перед витавшими в коридоре энергиями порчи без защиты капюшона.

Царившая в переходе тьма рассеивалась только вспышками выстрелов, когда отделение сплотилось, чтобы дать отпор внезапному нападению бронированных червей. Все еще стоявший на ногах магистр ордена Астелян разорвал двух монстров на куски точными выстрелами из пистолета и взмахом цепного меча рассек напополам еще одного. Брат Гидеон вскочил на ноги, сбросив с себя тело убитого им червя, и разрубил на части другого, уцепившегося за спину товарища воина. Аттий ринулся в атаку, чтобы помочь освободиться еще одному упавшему брату, его внушающая страх маска озарялась адским болтерным огнем.

С устрашающим боевым кличем Захариил бросился на врагов. Он сфокусировал своей гнев на силовом посохе, оплетая его потрескивающей аурой психической силы. Каждый червь, которого он ударил, во вспышке голубого огня превращался в пепел, а следовавший за этим удар грома подбрасывал в воздух их сожженные останки. За пару секунд он уничтожил пять червей, и после этого схватка так же внезапно завершилась, как и началась. Астартес стояли неровным кругом, повернувшись лицом наружу, их доспехи были в рубцах и вмятинах, пистолеты все еще дымились. В загустевшем воздухе вокруг них витал сизый пороховой туман, у ног громоздились кучи поверженных червей. У нескольких Астартес были незначительные раны, но ни один из них не стал жертвой внушающих страх жал.

- Что это за существа? - спросил Захариил, исследуя один из трупов торцом посоха.

- Черви-похитители, - сказал Астелян, ударив ногой одно из существ. - Когда я был ребенком, мы частенько охотились на них, но там, откуда я родом, они никогда не вырастали больше чем на полметра.

Как и большинство калибанитских детей, Захариил слышал о червях-похитителях, но никогда их не видел. Они были угрозой для человеческих поселений по всему Калибану, превращая мелких зверей и домашний скот в живые инкубаторы для своих яиц. Обернувшись вокруг шеи жертвы, черви вводили жало в хребет добычи и впрыскивали туда огромное количество нейротоксина. Яд уничтожал высшие функции мозга, оставляя в целости только автономные функции, и делал нервную систему жертвы сверхпроводящей. Все еще прикрепленный к существу, червь затем выделял энзимы в спинной мозг добычи, благодаря которым он получал элементарный контроль над ее моторными функциями. И после этого червь в буквальном смысле вел свою жертву к групповому гнезду, где во все еще живую добычу королева гнезда откладывала яйца. Иногда черви забирались в человеческие могилы и пытались похитить труп к огромному ужасу родственников покойного. У Захариила пошли мурашки по коже от мысли о стиснувшем его шлем черве и кинжалоподобном жале, которое пыталось пробиться сквозь его затылок.

- Теперь мы, похоже, знаем, что случилось с егерями, - мрачно сказал он. - А также и большинством рабочих.

- Большинством? - не понял Астелян.

- Не черви же послали радиопередачу в Альдурук, - объяснил Захариил.

- Император защити нас, - с отвращением прошипел магистр ордена.

- Подобное уже случалось прежде, - сказал Аттий. - Помнишь, как Рыцари Люпуса натравили на нас Зверей?

- Но Рыцарей Люпуса больше нет, - резко произнес Астелян. - А Великих Зверей полностью истребили. Поэтому возникает вопрос - откуда пришли эти мерзкие твари?

- Прямо сейчас это не имеет значения, - Захариилу не терпелось сменить тему разговора. - Раз черви увели тела егерей, значит, здесь внизу у них есть гнездо и откладывающая яйца королева.

Астелян согласно кивнул.

- Королева по размерам превосходит остальных червей, - предупредил он.

- Тогда она должна быть где-то возле термального ядра, - объявил Захариил. Проверив обойму болт-пистолета, он затем вложил его обратно в кобуру и взял с пояса осколочную гранату. - Сначала гранаты, затем мы атакуем. Я пойду первым. Вопросы?

Их, конечно же, не было. Воины отделения получили приказ. Астартес вновь сформировали построение и без колебаний проверили оружие. Захариил занял место Астеляна в голове группы и быстрым шагом двинулся по коридору. Он почувствовал, что в конце коридора их поджидало еще несколько червей, и обрушил на монстров волну психической энергии. Воздух наполнился отвратительным визгом, и из-под сокрытых корней вырвались извивающиеся в смертельных судорогах могучие бронированные тела. Захариил вновь нанес по ним удар, вкладывая в него каждую частичку своего гнева, и вопящие черви превратились в полыхающие пурпурным и индиговым пламенем костры.

Захариил вырвал из гранаты чеку.

- За Императора! - крикнул он и бросил ее в коридор. Секундой позже мимо его головы ровными прицельными дугами пролетело еще девять гранат, которые взорвались прямо за входом в зал. Их осколки впились в поджидавших у двери существ, и воздух вновь содрогнулся от визга. Захариил ответил им яростным криком и перешел на бег, его силовой посох был подобен пылающей головне.

Ставший на защиту своего гнезда рой червей был готов к их атаке. Библиарий метнул в них поток психического пламени, который многих сжег и еще больше оглушил. Он вместе с братьями влетел в кучу мгновением позже, и битва разгорелась уже не на шутку.

Захариил взмахнул потрескивающим силовым посохом и убил двух червей, бросившихся на него справа. Еще один монстр атаковал слева, уцепившись жвалами за его керамитовый наплечник - быстрым движением библиарий поднял болт-пистолет и прицельным выстрелом обезглавил существо. Вокруг него ревели цепные мечи и рокотали болт-пистолеты, пока Ангелы Смерти выкашивали врагов.

Зал представлял собою огромную искусственную пещеру, заканчивающуюся куполообразным потолком в тридцати метрах над их головами. В центре палаты возвышался огромный цилиндр самого термального ядра, выраставший из скважины, пробуренной больше чем на пятьсот метров в основание планеты, и исчезавший в проеме на вершине купола, откуда он дальше нес геотермическое тепло к устройствам обмена энергии, которые и питали остальной завод.

Царившая в зале жара была пропитана миазмами гнили. Воздух вокруг термального ядра мерцал подобно миражу, и Захариила начала одолевать сильная дезориентация. Кабели психического капюшона жгли череп, и, несмотря на глушители, в его мозг погрузился шип тупой агонии. В этом месте барьер между варпом и физическим миром был очень тонким, а безумие и разложение почти ощутимым, подобно покрывающему его кожу слою масла. Благодаря курсу обучения он знал, что здесь было задействовано колдовство, сердце которого находилось всего в паре десятков метров от них.

В центре зала, прямо у подножия колонны термального ядра, лежала массивная гора трупов. Их верхний слой, насколько мог видеть Захариил, был одет в окровавленную форму защитного цвета - прибывшие в зону вспомогательные силы егерей. Но, по подсчетам библиария, груда была намного больше - в ней, вероятно, находились и все рабочие завода.

С шипением и визгом защитники гнезда червей-похитителей со всех сторон бросились на Темных Ангелов. Захариил парой выстрелов убил одного прямо в воздухе и взмахом посоха превратил еще двух в горящий пепел. Астартес продолжали стоять в октагональном построении, рубя мечами любого монстра, попадавшего в пределы досягаемости. Обучение Легиона и ритуалы Ордена хорошо подготовили воинов Калибана, и тела поверженных врагов начали кучами скапливаться у их ног. Но всякий раз, когда они убивали очередного монстра, Захариил чувствовал, что витавшие в зале невидимые энергии становились все более активными. Какие бы темные силы здесь не были приведены в движение, казалось, что все действия Астартес были направлены только на их подпитку.

- Вперед, братья! - воскликнул Захариил и отделение, сохраняя построение, медленно двинулось к термальному ядру. Выжившие черви удвоили усилия, бросаясь в открывавшиеся слабины построения воинов, но каждая такая попытка встречалась лезвием или вспышкой болт-пистолета. Темные Ангелы безостановочно продвигались по залу, оставляя за собою кровавый след из разорванных монстров. Тем не менее, с каждым шагом воздух вокруг них становился все более и более напряженным. По всей длине ядра потрескивали странные вспышки, и вокруг Астартес начали раздаваться неземные стоны. Когда они приблизились к груде тел, Захариил увидел, что все они лежали внутри широкой спирали. Вьющаяся линия представляла собою последовательность аккуратных рун, вырезанных в полу плазменной горелкой и заполненных теперь уже запекшейся кровью. Символы терзали его глаза, и, когда он пытался сконцентрироваться на них, посылали в его мозг иззубренные иглы - чем дольше он следил за линией спирали, тем хуже становился эффект.

Выжившие черви прекратили свою яростную атаку и теперь отступали от Астартес неровным кругом, их быстрые гибкие тела скользили по влажному полу, уходя из-под ударов цепных мечей. Отделение Захариила продолжило свою кровавую работу, начав отстреливать чудищ точными выстрелами из болт-пистолетов. В усиливающийся вихрь вливались все новые эманации смерти, дальше подпитывая невидимый огонь. Захариил заскрежетал зубами от усиливающейся боли в затылке, но продолжал вести отделение вперед. Теперь они были всего в десяти метрах от кучи трупов - он увидел, что каждое тело было отмечено собственными рунами и покрыто прозрачной слизью, слабо мерцающей в дрожащих наверху странных энергиях. Со вспышкой разряда энергии Захариил заметил нарисованный на стенке термального ядра некого рода символ, где-то в десяти метрах над кучей тел. Но прежде, чему он сумел приглядеться к нему, черви внезапно повернулись и вновь обрушились на его отделение.

Захариила охватило ужасное предчувствие. Он уже было открыл рот, чтобы предупредить братьев, когда все девять болт-пистолетов взревели в одновременном залпе, разрывая на куски последних червей. Их эманации смерти ворвались в эфир подобно удару молота, и скрывавшиеся в зале силы наконец-то высвободились.

Дезориентация Захариила резко обострилась, когда барьер между реальностями начал исчезать. Он пошатнулся, когда едва не перегрузившиеся глушители послали в его мозг иглы сильнейшей боли.

Гора трупов перед ним зашевелилась.

В течение одного мимолетного мгновения Захариил думал, что перенапрягшиеся нервы просто сыграли с ним злую шутку. Но затем один из мертвых егерей раздвинул руки и неуклюже приподнял себя в вертикальное положение, открыв покрывающие туловище и шею ужасные раны. Лицо мертвого солдата было дряблым, из его открытого рта и глаз исходил неземной зеленый свет.

Еще один труп пошевелился, за ним другой, пока вся куча не пришла в движение. Под егерями лежали вздувшиеся гниющие трупы мужчин и женщин в серых рабочих комбинезонах, их залитые слизью лица были искажены агонией и ужасом. Тела рабочих были покрыты клочками плесени и колониями копошащихся личинок - у многих отсутствовали лоскуты кожи или остались огрызки сломанных костей вместо конечностей. Хотя то, что скрывалось под их гниющими телами, было намного кошмарнее.

Когда сотни трупов начали идти пошатывающейся походкой или же ползти к ошеломленным Астартес, под ними обнаружилось множество раздувшихся копошащихся личинок, когда-то бывших людьми. Их кости размякли, а мускулы растянулись до такой степени, что их очертания теперь уже мало чем напоминали о человеческом происхождении - только их атрофированные конечности и искаженные агонией лица выдавали то, кем они когда-то были. Захариил отчетливо видел постепенно созревающих черных червей-похитителей, свернувшихся и извивающихся в желеобразных туловищах личинок, они медленно питались телами своих все еще живых носителей.

Личинки уползали с открытого пространства, безуспешно пытаясь укрыться под бронированными кольцами огромного червя, который лежал посреди колдовской спирали. Измазанная богохульными рунами и блестящей слизью, королева червей приподняла массивный череп и яростно завизжала на пищу, посмевшую вторгнуться в ее обитель.

Подобная картина сломила бы решимость других людей, но крепкая дисциплина и узы братства удержали Астартес на месте. Магистр ордена Астелян сделал пару шагов и стал возле Захариила.

- Какие будут приказания? - спросил он стальным голосом, смотря на приближающихся живых мертвецов.

Захариил обратился к медитации, которой его обучил Израфаил, и унял пульсирующую боль, которая вот-вот должна была пересилить его.

- Построится стрелковой цепью! - приказал он.

Ближайшие из трупов были всего в пяти метрах. Когда восемь остальных Астартес быстро стали плечом к плечу с Захариилом и Астеляном, библиарий выкрикнул:

- Сменить магазины!

Девять пар рук синхронно приступили к работе, вынимая почти опустевшие обоймы и загоняя обратно новые. Рожки вставали на место с хорошо смазанными щелчками.

Волочащая ноги толпа была в двух метрах, к ним уже почти можно было прикоснуться.

- Отделение! - заорал Захариил. - Шаг назад! Беглым по пять болтов. Огонь!

Плотный строй одновременно ступил назад, десять пар ботинок громыхнули по пермакриту. Болт-пистолеты залаяли чередующимися залпами. Одетые в зеленую форму тела дергались и взрывались в буре масс-реактивных зарядов. Оружейным огнем скосило первый ряд трупов.

- Шаг назад. Беглым по пять болтов. Огонь!

Болт-пистолеты вновь загрохотали. Каждый снаряд нашел свою цель, и пятьдесят трупов разлетелись на кровавые куски. Остальная толпа шла, покачиваясь, вперед, их вытянутые руки были уже менее чем в метре от них.

По команде Захариила отделение сделало еще шаг назад и выпустило по пять болтов в толпу. Ударные механизмы щелкнули - магазины были пусты, но все же еще пятьдесят тел разлетелось в алом тумане. За двадцать секунд скопление мертвецов уменьшилось наполовину, но выжившие продолжали идти.

Окутанный оружейным дымом Захариил поднял потрескивающий энергией посох.

- Верность и честь! - взревел он. - В атаку!

С бешеным криком Темные Ангелы бросились прямо в гущу чудовищ, их цепные клинки выли. Направляемые сверхчеловеческой силой, мечи разрубали туловища и отсекали конечности каждым молниеносным ударом. Трупы кучами валились от касания силового посоха Захариила, их гниющая плоть шипела от ударов психической энергии библиария.

Мрачно сражавшиеся Астартес были со всех сторон окружены нежитью, которая скребла и пыталась схватить их бронированные тела. То, для чего им не хватало силы и навыков, они пытались достичь количеством, но Темные Ангелы были мастерами в искусстве резни, и ряды мертвецов таяли подобно льду на раскаленном железе. Какое-то время казалось, что Астартес выйдут победителями из сражения - но затем атаковала королева червей.

Астартес спасла лишь своевременная вспышка молнии, осветившая зал. На термальном ядре зашипел мигающий свет, и Захариил увидел поднявшееся тело огромного червя, подобно приготовившейся к атаке змее. Библиарий бросился в сторону, когда существо сделало выпад прямо в центр построения с силой неудержимого поезда.

Захариил с криком обернулся, чтобы встать лицом к зверю, когда королева свернулась подобно пружине и вновь бросилась в атаку, схватив на этот раз своими огромными жвалами Гидеона и двух мертвецов. Кривые зубы сомкнулись подобно гигантским ножницам. Два трупа в ту же секунду были раскушены пополам доспехи Гидеона, прежде чем поддаться, сопротивлялись еще полсекунды.

Астелян и Йонас развернулись на пятках и начали неистового рубить королеву, но их цепные мечи оставляли лишь небольшие порезы на толстых бронированных пластинах червя. Гневно возопив, тварь взмахом костистой головы отбросила Йонаса в сторону, а затем попыталась ухватить Астеляна окровавленными жвалами. Магистр ордена отпрыгнул в последний момент и отсек один из огромных резцов, прежде чем ловко откатиться. Червь раздавил под своим телом еще полдесятка трупов, сворачиваясь для очередного прыжка. Трое Астартес бросились на монстра с разных направлений, рубя его могучими ударами, которые, впрочем, оставляли всего лишь царапины на толстой черной броне червя. Один из Темных Ангелов замешкался, и королева ударила его хвостом по спине. От сильнейшего толчка огромный воин полетел кубарем и тяжело рухнул на пол. Взревел болт-пистолет - Гидеон, лежа в луже собственной крови, перезарядил оружие и теперь целился в глаза червя. Два из них лопнули в ливне ихора, заставив королеву биться и визжать от боли, но раны, казалось, нисколько ее не замедлили.

Захариил отбросил опустевший болт-пистолет и обеими руками взялся за силовой посох. Ему нужно было как можно скорее окончить бой, пока монстр не убил или ранил еще кого-то из его отделения. Библиарий направил свою волю в психовосприимчивые матрицы, вмонтированные в посох. Вокруг металлической рукояти завращались потрескивающие дуги фиолетового света, создавая сверкающий ореол вокруг двуглавого орла на конце посоха. Воздев оружие над головой, Захариил с диким криком понесся на существо.

Движение и мерцающий свет возымели свой эффект. Королева червей повертела кровоточащей головой и сделала выпад в сторону Захариила, врезавшись в атакующего библиария.

Колоссальной силы удар оглушил Захариила. В одно мгновение он бежал к существу, а уже в следующее лежал на спине с сомкнувшимися на поясе жвалами червя. На визоре шлема замерцало множество красных рун, предупреждающих об обширных повреждениях серводвигателей и пробоинах в доспехах. Его зрение восстанавливалось и меркло в разрядах статики, когда похожие на ножницы зубы существа вцепились в кабели питания, идущие из силовой установки на его спине. Он слышал стон и треск керамитовых пластин, поддающихся ужасной силе жвал червя. Он видел свои избитые доспехи, отражавшиеся в миллиардах фасет четырех черных бездушных глаз, каждое из которых было величиной с обеденную тарелку и находилось достаточно близко, чтобы к нему прикоснутся.

Захариил обрушил торец потрескивающего посоха на череп королевы, прямо промеж ее ужасных глаз.

Силовой посох, вспыхнув бело-голубым светом, с сильным ударом грома пробил кость, когда библиарий направил каждый эрг своей психической силы в тело существа. Внутри твари сгорели все нервные окончания, вскипело мозговое вещество - оставшиеся глаза червя лопнули, а его бронированные пластины треснули, испустив пар. Захариил за долю секунды уничтожил жизненную энергию монстра вместе с неистовствующими ветрами варпа. Тварь испустила душераздирающий вопль и забила головой в смертельной судороге, приложив Захариила оземь достаточно сильно, чтобы тот лишился сознания.

ОЧНУВШИСЬ, он обнаружил себя лежащим на спине в паре метров от дымящегося трупа червя. Астелян стоял возле него на коленях, вправляя ему ноги в надлежащее положение. Он смутно чувствовал покалывание подавителей боли, размывающих границы его разума.

- Лежи спокойно еще пару секунд, пока не срастутся кости, - сказал магистр ордена, когда вправил правую голень и начал проверять серводвигатели вокруг коленной чашечки. - Большинство твоих двигателей вышло из строя, но ты еще должен быть в состоянии передвигаться.

Захариил кивнул, сосредотачиваясь на ускорении исцеления и изучении состояния доспехов.

- Королева? - прокряхтел он.

- Мертва, - подтвердил Астелян. - Вместе с нею отключились и трупы. Это было хорошо сделано, брат. Лютер мог бы гордиться.

- Что с братом Гидеоном? - спросил Захариил.

- В коме. Доспехи поддерживают его жизненные показатели на достаточно стабильном уровне, чтобы мы смогли доставить его обратно в Альдурук.

Удовлетворенный, библиарий опустил голову обратно на землю и провел несколько секунд, проверяя силу мускул и прочность костей. Пластины брони скрипели, а в уголках глаз настойчиво мигали багряные руны, когда он осторожно согнул сначала левую ногу, а затем правую. Ему еще предстояло оставаться слабым несколько минут, пока тело более-менее не восстановится, но он был в норме. Астелян протянул ему руку, которую он с благодарностью принял, поднимаясь на ноги.

Вокруг трупа королевы червей вился черный дым. Захариил медленно приблизился к телу монстра и вытащил из его лба посох. Трупы, которые контролировала королева, растянулись по полу подобно марионеткам, которым обрезали нити.

Захариил заметил слабое движение в зале. Личинки-носители королевы корчились и извивались, пытаясь убраться как можно дальше от места схватки, будто некий первобытный инстинкт самосохранения вел их к иллюзорной безопасности термального ядра. Захариил медленно похромал за ними, вновь собирая психические силы варпа. Энергия приходила неохотно, протекая по глушителям в посох.

Это было ничто по сравнению с тем диким потоком силы, который он чувствовал ранее, и Захариил с удовлетворением отметил, что его дезориентация отступала. Тем не менее, маслянистое разложение все еще оставалось, окрашивая собою сам камень зала и скапливаясь в вырезанных в полу и покрытых кровью рунах.

Захариил убивал личинку одну за другой, используя силу посоха, чтобы испепелять носителей и забирать эманации жизни таящихся внутри них монстров. Последняя из тварей добралась до основания термального ядра, ее искаженное лицо и вытянутые тонкие руки будто бы молили о помощи у некой безымянной атавистической силы.

Когда последняя личинка сгорела, библиарий взглянул на ядро. Теперь он находился достаточно близко, чтобы разглядеть нарисованный на стенке термальной установки символ. Изображение было составлено из сотен крошечных рун, которые кололи его глаза, когда он пытался на них сконцентрироваться, но сформированную ими картинку было довольно легко признать - огромная змея, пожирающая свой хвост. Уроборос, подумал Захариил.

Его размышления прервал внезапно затрещавший в вокс-устройстве голос.

- Ангелюс-Шесть, Рейдер два-один на связи. Ангелюс-Шесть, ответьте.

- Ангелюс-Шесть на связи, - ответил Захариил.

- Рад слышать тебя, брат, - сказал водитель «Лэндрейдера». - Мы вновь ловим сигналы извне. Серафим требует немедленного обновления статуса.

Захариил бросил последний взгляд на символ и повернулся к отделению. То, что ему предстояло сказать Лютеру, не должно было попасть в вокс-сеть.

- Скажи Серафиму, что мы взяли под контроль Объект «Альфу» и возвращаемся на базу. Я лично доложу ему. Мы будем на поверхности через десять минут.

- Принято, Ангелюс-Шесть. Оставайтесь на связи.

Астелян стоял посреди того, что было центром колдовской спирали, довольно далеко от остальных братьев. Он снял шлем и изучал вырезанные в камне руны. Магистр ордена взглянул на приблизившегося библиария. Он был явно обеспокоен.

- Что мы будем с этим делать? - тихо спросил он.

Захариилу были прекрасно известно, что Астелян имел в виду. Он стянул шлем, скривившись от витавшей в воздухе странной смеси озона и разложения.

- Я присмотрю за этим, - сказал он. - Собери отделение. Нам нужно немедленно уходить и доложить обо всем Лютеру.

Магистр ордена кивнул и отвернулся. Захариил последовал за ним, на ходу включая вокс-устройство.

- Звено «Палаш», это Ангелюс-Шесть.

В этот раз ответ был четким и ясным - неестественные помехи полностью исчезли.

- Звено «Палаш» на связи, - сказал лидер «Штормовых Птиц».

- Объект Альфа под угрозой, повторяю - Объект Альфа под угрозой, - произнес Захариил. - Мы отступим через пятнадцать минут. Затем приступайте к плану «Дамокл».

Из ведущей «Штормовой Птицы» ответили без колебаний.

- Принято, Ангелюс-Шесть. План «Дамокл» через один и пять минут.

Захариил ускорил шаг и обогнал Астеляна вместе с остальным отделением. Астартес двинулись за ним, неся между собою обе половины обмякшего тела Гидеона.

У них было мало времени. Через пятнадцать минут «Штормовые Птицы» звена «Палаш» сровняют Сигму Пять-Один-Семь с землей, уничтожив все доказательства того, что они нашли на территории зоны.

Лишь одним Темным Ангелам будет известна правда. В ином случае Калибан наверняка погибнет.

Глава тринадцатая

Секреты прошлого

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

СЛЕДУЮЩИЕ две с половиной недели Темные Ангелы и народ Диамата работали круглосуточно, готовясь к грядущей буре. Губернатор Кулик посылал войска по окрестностям, в поисках лагерей беженцев, мобилизуя всех здоровых мужчин и женщин которых мог найти и направлял их на работы по созданию новых укреплений, под присмотром опытных воинов-ветеранов Джонсона. В вышине над кузницей боевые корабли Джонсона встали на якорь и даже брошенная «Герцогиня Арбеллатрис» была отбуксирована на Диамат легкими крейсерами разведсил и теперь над ней день и ночь работали лучшие техноадепты магоса Архоя. Ежедневно прибывало и убывало огромное количество грузовых шатлов, пополняющих истощенные боеприпасы тяжелой артиллерии и амуницию боевой группы. Некоторые из них перевозили губернатора Кулика и магоса Архоя на «Неукротимый разум» и обратно, на уже ставшие постоянными совещаниями с примархом Джонсоном по уточнению плана битвы.

Немиил был занят как никогда. Когда было свободное от составления планов по ремонту и снабжению или выставления запросов капитанам боевой группы время, он спускался на поверхность планеты, чтобы присматривать за строительством оборонительных позиций по всей «серой зоне» и выполнением планов Джонсона по реорганизации сил планетарной обороны. Он мало ел, а спал еще меньше, посвящая всю свою энергию и внимание тем задачам, которые были возложены на него. Офицеры флота и персонал штаба Кулика отмечали его преданность и энтузиазм, ставя его, в пример для подражания, вдохновляя им людей под своим командованием. Немиил напрочь отказывался от их похвалы. Он просто был надлежащим примером, как и требовал долг от любого капеллана.

В действительности, он погрузился с головой в работу, потому что его сомнения в безысходности продолжали расти. Он не мог не думать о своем разговоре с Джонсоном, и его уклончивых ответах. Примарх не был грабителем и Немиил это знал, он пришел на Диамат не для того, что бы разграбить кузницы, как сделали это люди Гора. Но в голове не укладывалось, почему Джонсон не сказал ему всей правды, и пошел вопреки всему тому что, по мнению Немиила, представлял собой легион. Неоднократно, он замечал, что хочет, чтобы Лютер и Захариил оказались рядом. Он обнаружил, что ему до боли не хватает непоколебимого идеализма кузена.

Был уже вечер, когда примарх вызвал Немиила к себе в рабочий кабинет. Он обнаружил Джонсона сидящим в своей любимой позе, под высокими смотровыми окнами, идущими вдоль левого борта. Красный свет освещал лицо Джонсона склонившегося над серией аэрофотоснимков рассыпанных по столешнице низкого, деревянного стола. Он поднял голову и посмотрел на вошедшего Искупителя.

- Вот ты где, Немиил - коротко сказал он, собирая изображения в небольшую кучку - в последнее время ты редко показываешься.

- Не по своей воле, мой лорд - сдержанно ответил Немиил. - Надо многое успеть, перед тем как мятежники вернуться.

Джонсон одобрительно проворчал.

- Верно - он вновь посмотрел на Немиила и улыбнулся. - Убери этот виноватый взгляд со своего лица, Немиил. Я ни в чем тебя не обвиняю - он откинулся на спинку стула. - Каков текущий статус боевой группы?

Немиил немного расслабился, довольный тем, что разговор перешел в знакомое русло.

- Наши разведывательные силы практически закончили пополнение запасов и будут готовы к действиям в течение пяти часов - припоминая, сообщил он. - Ударные крейсера «Амадис» и «Эзекиль» закончили основной ремонт и начали погрузку боеприпасов и амуниции. Пополнение «Штормовых птиц» прибыло с поверхности, чтобы заменить те, что были потерянны в бою. Тяжелые крейсеры «Фламберг» и «Лорд Данте» сообщают о полном окончании ремонта, и в течение часа ожидают завершения пополнения запасов - он сделал паузу. - «Железный Герцог» сообщает, что все его оружейные батареи вернулись в строй, но повреждения корпуса настолько велики, что требуется постановка в сухой док, чтобы произвести какой либо значимый ремонт. Команда «Герцогини Арбеллатрис» работает круглосуточно, и капитан Рашид настаивает, что она может вернуться в строй в течении нескольких недель, но техноадепты, приписанные к ней полагают, что ремонт корабля - безнадежное дело.

- Передайте капитану Рашиду, что у него есть сорок восемь часов, для того чтобы сделать все возможное и если корабль к тому времени не будет способен вернуться в строй, его надлежит оставить, а экипаж распределить по другим кораблям группы - сказал Джонсон. - Это все время, которое мы можем себе позволить.

- Есть, какие либо новости? - спросил Немиил, внезапно насторожившись.

Примарх покачал головой.

- Пока нет. Но, исходя из расстояний между системами, и минимумом времени я полагаю, что Гору собирает эскадру, чтобы послать ее сюда, прибытие мятежников в систему неизбежно. Воителю требуется напасть вновь как можно скорее, или у него не хватит времени, чтобы разграбить кузницу и ее ресурсы, а затем отправить их для использования на Истваан.

Джонсон выровнял небольшую стопку картинок.

- А это влечет за собой следующее - он протянул изображения Немиилу. Искупитель взял их и начал просматривать. - Это похоже на аэрофотосъемку кузнечного комплекса - сказал он с мрачным видом.

- А именно, склад и станция обслуживания на южной окраине кузницы, ближайшие к воротам - подтвердил Джонсон. - Заметь, что ряд зданий размещен так, чтобы облегчить подход к ним.

Немиил стал еще мрачнее.

- Я не уверен, что понимаю, мой лорд - сказал он, внезапно почувствовав себя неловко.

Джонсон, молча, разглядывал Немиила.

- Магос Архой не выполнил мой запрос о полной инвентаризации складов - сказал он, тщательно подбирая слова. - Время кончается. Так как он не предоставил мне информацию, в которой я нуждаюсь, я должен буду получить ее другими путями.

- Но …, это не правильно - возразил Немиил. - Архой представил детализированные отчеты о материалах, которые у него имеются. Я лично просматривал их.

Глаза примарха немного сузились.

- У меня есть причина полагать, что те отчеты неполны.

- Почему? - надавил Немиил. Его беспокойство росло, угрожая перерасти в отчаяние. - Зачем мы находимся здесь, мой лорд? Вы утверждаете, что для того чтобы остановить Гора, но вся логика ситуации, и ваши собственные действия противоречат этому. Есть что-то еще, что привлекло Вас сюда?

Джонсон выправился в своем кресле. Его лицо было спокойно, но в зеленых глазах заиграла сталь.

- Ты называешь меня лжецом, брат-искупитель Немиил? - спросил он.

Дыхание Немиила сперло в горле. Внезапно он ощутил смертельную пропасть, зияющую под его ногами. И будь он проклят, если позволит себе замолчать и поставить под угрозу свою священную присягу - даже, несмотря на то, что это сам примарх.

- Вы отрицаете то, что у Вас имеется скрытый повод для того, чтобы мы прибыли сюда? - сказал он.

Искупитель смело смотрел на примарха, готовый принять последствия. На мгновение Джонсон впился взглядом в Немиила, и что-то обдумывал, перед тем как медленно кивнуть головой.

- Хорошо - сказал Джонсон, - я думаю ты бы мог стать хорошим дознавателем - он расцепил руки. - Диамат важен для Воителя и по другим причинам кроме боеприпасов и строительных материалов - сказал он. - Я решил, что лучше всего было держать эти причины в тайне, в целях обеспечения секретности операции. Ограничение в информации не то же самое, что обман, Немиил.

- Я никогда не говорил, что Вы лгали нам, мой лорд - заметил Немиил. - Но какая польза от того, чтобы отказать в жизненно важной информации вашим собственным воинам и союзникам?

Джонсон нахмурился.

- Будучи рыцарем ордена, я думаю, что для тебя это очевидно - сказал он. - Каждый аспект вашего обучения на Калибане управлялся традициями, порядками и ритуалами. Кандидат не мог стать новобранцем, пока не проходил определенные испытания, чтобы доказать свои знания, характер и пригодность. Таким образом, новобранец не мог стать рыцарем, не отточив свои знания и навыки. Даже после достижения желанного рыцарства, существуют еще степени посвящения и звания которые открывают для каждого воина новые уровни знания и опыта, и так вплоть до самого высокого ранга - магистра ордена. Почему так? Почему мастера не посвящают новичков, только вставших на путь обучения в сокровенные тайны?

- Поскольку новичок не знает, что делать со знаниями - сразу ответил Немил. - Прежде всего, ему надо обучиться большинству базовых умений и навыков. Попытка использовать более продвинутые умения без надлежащей подготовки только убьет его.

Примарх улыбнулся.

- Верно. Знание - сила, Немиил. Никогда не забывай это. А сила не в тех руках, может причинить ужасный вред.

Немиил обдумал слова.

- Я понял, мой лорд - сказал он, наконец. - Здесь есть что-то особенное, что я должен найти?

Джонсон мгновенье изучал его, а затем кивнул.

- Техника - сказал он. - Приблизительно шесть - восемь единиц, упоминания, которые я видел о ней, не передавали точное количество. По имеющимся данным она была построена более чем сто пятьдесят лет назад, и вероятно хранится где-нибудь на территории комплекса.

- Какая техника? - спросил Немиил.

- Военные машины - ответил Джонсон. - Такие, что никто из нас не видел таких прежде.

Немил нахмурился.

- Но если у Механикумов есть эти машины, почему они не используют их?

Джонсон пожал плечами.

- Возможно, что Архой не знает, что они - здесь, или Механикумы решили отказаться от их использования, почти так же как они сделали это со скитариями - он предупреждающе поднял палец. - Но что на самом деле важно, так это то, что Воитель нуждается в них, и мы должны сделать все, чтобы они не попали ему в руки.

- Как Гор узнал об этих машинах? - спросил Немиил.

- Как? - сказал примарх - В первую очередь, он тот, кто уполномочил их создание.

ПУТЬ от космопорта Ксанфа до южного входа в кузнечный комплекс был длинным и окольным. «Рино» Немиила, недавно сошедший со сборочных линий Диамата и до сих пор сияющий черной фабричной краской, должен был вначале продвигаться на север мимо ряда укрепленных заградительных постов, а затем на восток, по узким улицам похожим на лабиринт. Путь по железной дороге был закрыт - за две прошлые недели по всей ее длине установили мины, заградили пермакритовыми противотанковыми барьерами и увесили километрами колючей проволоки. Тяжелая техника, пытающаяся достигнуть кузницы с северо-востока, должна была с боем прорываться от одной преграды к другой, находясь, все время под огнем из замаскированных бункеров на северной и южной стороне железной дороги. Проходимые для пехоты, но не для техники, Пепельные пустоши, лежащие на юге, находились в зоне огня сохранившихся артиллеристских батарей Драгун. Единственной альтернативой был путь с севера на восток, по которому и следовал «Рино» Немиила, но мятежникам придется прорываться через заградительные посты, а затем искать безопасную дорогу по улицам, усеянным минами, противотанковыми ловушками и огромным количеством засад. Подходы были непроходимы, и защитники это знали, что бы пробить в них брешь требовалось много времени - того самого, которого у противника было в обрез.

Южные ворота, с того времени, когда Немиил последний раз был там, значительно укрепили. Группы рабочих растянулись по стенам по обе стороны железной дороги, демонтируя разрушенные орудия и заменяя его новым тяжелым вооружением, доставленным с кузницы. Также в стратегически важных точках стены, адепты Архоя установили дистанционные охранные турели, а с виду неуклюжие скитарии стояли на страже бастионов плечом к плечу с Драгунами Кулика. Магос Архой предложил объединить части скитариев с людьми губернатора и Темными Ангелами, чтобы увеличить их боевую силу, и примарх посчитал такую идею мудрой. Большинство скитарий было присоединено к малочисленным Драгунам, ответственным за оборону железной дороги и «серой зоны». Темные Ангелы оставались подвижным резервом, для укрепления ключевых точек в случае неожиданного вражеского нападения. Драгуны целыми днями возводящие укрепления там же и ночевали, в то время как для Астартес было выделено временное жилье в пустующих складах кузнечного комплекса, неподалеку от ворот. В каждое отделение в качестве подкрепления было добавлено по три скитария-преторианца.

«Рино» Немиила подъехал к воротам и остановился в облаке вздымающейся пыли. Рабочие смахнув пот со лба, всматривались как Искупитель вылезший из транспорта начал пробираться через усиленные пермакритовые ограждения лежащие в чередующемся порядке между высокими бастионами. Драгуны и скитарии стоящие на зубчатых стенах также наблюдали за Немиилом. Взгляд Искупителя рыскал среди них, ища облаченные в шлемы головы своего отделения.

- Мы здесь, брат! - прокричал Коль, махая рукой с вершины южного бастиона. Немиил замахал в ответ и поспешил наверх, чтобы присоединиться к ним.

Он нашел Коля и технодесантника Аскелона на самом верху, наблюдающими за установкой улучшенных баллистических вычислителей, которые помогут Драгунам вести более эффективный артиллеристский огонь по нападающим мятежникам. Троица грозно выглядящих скитариев стояла рядом, с беспристрастностью машин наблюдая за работами.

- Приехал проверить нас, брат? - добродушно проворчал Коль.

Немиил оглядел команду Драгун и беспокойных техноадептов, устанавливающих какой-то сверхчувствительный механизм и улыбнулся.

- Как-то слишком тихо в последнее время. Примарх полагает, что ты что-то замышляешь.

- Все время - с неподвижным лицом проворчал Коль. - Передай ему, что я тронут его беспокойством.

Искупитель посмотрел на окружающих скитариев. - Как тебе новые помощники отделения? - спросил он.

Коль скривился.

- Даже толком и не поговорить, только шумят, хотя Аскелон и настаивает что такова их речь - сказал он. - Хотя, по большей части они только стоят рядом и пялятся на все подряд.

- Магос Архой расквартировал их вместе с вами?

- Да - ответил Коль, в его голосе не было злобы, но взгляд говорило о том как он несчастен из-за сложившейся ситуации. - Наша вторая рота заняла три сообщающихся склада, приблизительно в полукилометре отсюда.

Немиил в раздумье кивнул. Это несколько усложняло некоторые вещи.

- А где сейчас остальное отделение?

- В бастионе - ответил Коль, - обучают новобранцев обращению с тяжелым оружием. А что?

- Я возьму пятерых из вас, и через несколько часов вы отправитесь со мной на орбиту, - ответил Немиил и, предвосхищая вопрос Коля, поднял руку. - Не спрашивай меня зачем, я и сам не знаю. У примарха есть для нас работа.

- Понял. К не добру все это - сказал Коль с присущим ему фатализмом, мельком бросив взгляд на рабочих. - Мы будем после заката. Успеем?

Немиил посмотрел на запад, где солнце уже садилось в далекие руины Ксанфа.

- В сумерки. Пойдет - сказал он кивнув.

ТРИ ЧАСА СПУСТЯ, Астартес поднялись по задней рампе работающего на малых оборотах «Рино» Немиила и заняли свои места на узких скамьям по обе стороны десантного отсека. Как только рампа с лязгом закрылась, взревел нефтехимический двигатель и, покачнувшись, бронетранспортер поехал.

Брат-сержант Коль и технодесантник Аскелон, с ними Марфей, Вард и Эфриал. Едва БТР тронулся, как командир отделения повернулся к Немиилу и спросил - А сейчас, что это за ерунда о личном послании от примарха?

Немиил улыбнулся.

- Я должен был придумать что-то походящее на правду, что бы скитарии находящиеся там ни о чем не заподозрили - сказал он. - Примарх хочет, чтобы мы выполнили разведывательную миссию внутри кузнечного комплекса.

Пока «Рино» медленно ехал к воротам по подъездной дороге, Немиил достал снимки, которые дал ему Джонсон и выложил детали миссии. При упоминании о секретных военных машинах, настроение в отделении стало по-настоящему серьезным.

- И чтобы прочесать этот участок у нас есть всего несколько часов - сказал Немиил, оканчивая брифинг. - Брат Аскелон, с какой угрозой мы можем столкнуться?

- Там может оказаться множество электронных датчиков, каждый из которых отвечает за свой участок хранения - ответил он, - плюс патрули скитариев с полным набором всевозможных ауспексов. Если эти военные машины столь ценны, как полагает примарх, у них могут быть дополнительные системы безопасности.

Немил кивнул.

- От патрулей мы можем скрыться - уверенно сказал он. - Сможешь ли ты провести нас мимо датчиков?

Брат Аскелон несколько секунд обдумывал задачи, затем кивнул.

- По крайней мере, если мы подойдем ближе, я смогу получить данные о том, что скрывается в здании - сказал он.

- Хорошо - кивнув, сказал Немиил - Как только мы покинем «Рино, никаких вокс-передач, только слова или жесты. Мы не можем рисковать тем, что наши передачи могут быть обнаружены. Вопросы?

Вопросов не было. Немиил встал со скамьи и, пригнувшись, открыл правую боковую дверь «Рино». Быстро осмотрев мрак вокруг подъездной дороги, он легонько спрыгнул с бронетранспортера. Пять других Астартес следовали за ним, рефлекторно заняв стандартное тактическое построение, пока не скрылись в глубинах тени между двумя огромными складами.

Немиил достал болт-пистолет, оставив Крозиус Аквилум пристегнутым к поясу.

- Постарайтесь сделать так, чтобы не пришлось сражаться с нашими союзниками - негромко сказал он. Тихие смешки раздались из темноты. - Аскелон, ты впереди, я знаю, что это не твоя привычная позиция, но ты сможешь определить системы безопасности кузницы быстрее всех нас. Брат Вард, ты прикрываешь тыл. Всем ясно? Тогда за дело.

ОНИ ШАГАЛИ ПО обширному кузнечному комплексу уже несколько часов, взошел тонкий полумесяц луны Диамата и скользил по туманному небу цвета охры. Время от времени они натыкались на патрули скитариев. Эти техногвардейцы не были такими массивными и бионически улучшенными машинами для убийства как Преторианцы, а более походили на простых солдат, сродни Драгунам, хотя и были экипированы прекрасной панцирной броней и мощными лазганами. Их компактные ауспексы были установлены фронтальные части шлемов, превращая лица в странные, насекомоподобные маски. Они двигались быстро, и умело, постоянно находясь на чеку, но Астартес с их улучшенными чувствами обнаруживали патрули и находили укрытие прежде, чем скитарии замечали их. Кроме случайных патрулей, десантники не обнаружили никаких признаков жизни.

В южном секторе кузнечного комплекса находились сотни складов и хранилищ. В большинстве это были одноэтажные здания, но встречались и такие что походили на высокие пещеры с тяжелыми подъемными дверями, они могли вместить в себя, целую роту тяжелых танков. Без привязки к местности, которой снабдил их Джонсон они никоим образом бы, не закончили свои поиски за единственную ночь, хотя Немиил уже начал побаиваться, что их работа и так затянется до рассвета.

У каждого из строений, отмеченных на снимках Немиила, отделение занимало оборонительную позицию, и брат Аскелон отправлялся на осмотр содержимого здания. Каждый раз, когда технодесантник возвращался, он отрицательно мотал головой, и отделение выдвигалось к следующему зданию.

К полуночи они прошли половину поискового маршрута и повернули на восток, к складским участкам на другой стороне подъездной дороги. Они были значительно севернее того места где остановились на постой наземные силы Астартес. Отсюда было видно высокие, похожие на крепости заводы, лежащие дальше на севере, которые неровным кругом окружали подножие вулкана. Высокие, узкие дымовые трубы и приземистые градирни, почерневшие и покрытые коррозией, устремлялись в небо, словно кости мертвых богов. Холодные, белые огни на склонах вулкана сияли словно звезды, а еще дальше на северо-востоке, высокий монолит здания завода по производству Титанов сиял искрящимися точками сапфирного, темно-красного и изумрудного цветов.

- Я шагал по мертвым городам, но там было не так жутко как тут - пробормотал брат- сержант Коль рядом с Немиилом. - Я думал, что кузница похожа на механический муравейник. Где все?

Немиил пожал плечами, его взгляд впился во тьму на юге, ища признаки опасности, Коль же сосредоточил свое внимание на севере.

- Магос Архой упоминал на оперативном совещании о глубинных убежищах в центре комплекса, в которых он соберет всех уцелевших техноадептов и аколитов. Только несколько сотен добровольцев останутся на поверхности и на орбите, для помощи боевой группе и снабжения наземных войск. Архой сказал, что во время последнего налета, они и так понесли достаточно большие потери, и он больше не собирается способствовать этому.

Коль с сомнением проворчал.

- Достаточно чистое поле битвы, ты так не думаешь?

Немиил скосил взгляд на сержанта.

- Это ты о чем?

Брат-сержант Коль пожал плечами, уставившись на стены темных зданий справа от него.

- Где воронки от снарядов? Следы пожарищ? Где разрушенные здания? Если бои в этом секторе были столь тяжелы, почему мы до сих пор не видели никаких следов?

Замечание чуть не сбило Немиила с мысли. Что-что давно крутилось у него на уме, что - то странное и неуместное, но он пока не мог понять что именно.

- Возможно, участки, где проходил бой еще впереди - нахмурившись, ответил он. - Архой и его воины вышли на нас с северо-востока. Давайте посмотрим, что будет дальше.

Но в следующие три часа Немиил и Коль видели тоже самое: здание за зданием, выстроенные в идеально прямые ряды, их пермакритовые стены, безупречно сохранившиеся, если бы не разводы и ржавые пятна от кислотных дождей. Беспокойство Немиила росло. Что-то было неправильно.

Только за два часа до рассвета, Аскелон что-то обнаружил. Они подошли к огромному двухэтажному зданию склада, достаточно широкому, что бы пара сверхтяжелых танков могла въехать в него бок обок. Технодесантник украдкой зашел внутрь, в то время как остальная часть отделения осталась наблюдать за патрулями Механикумов. Он вернулся менее чем через пять минут. - Ты должен это увидеть - сказал он Немиилу.

Искупитель встал и дал сигнал отделению, чтобы они следовали за ним. Аскелон вел воинов по замысловатому маршруту, который провел их охранных датчиков, окружающих периметр здания. Вскоре, Немиил стоял в просторном, похожем на ангар помещении, чей свод поддерживали металлические арки, сплетающиеся под потолком.

- Здесь ничего нет - сказал он Аскелону. Его голос, слабым эхом пронесся по пустому зданию.

- Нет. Не совсем - сказал технодесантник, развернувшись и указав на внутреннюю поверхность высоких металлических складских дверей.

Немиил обернулся и видел, что металлические плиты были забрызганы и заляпаны спекшейся кровью.

Он шагнул вперед, даже в почти отсутствующем свете его улучшенное зрение, легко находило детали.

- Множественные следы нагара - подметил он - Похоже на то, что стреляли из мощного лазгана.

Коль кивнул, устраиваясь рядом с Немиилом. Палец латной перчатки чертил по воздуху, вырисовывая примерную схему расположения пятен.

- Я бы предположил, что порядка десяти-пятнадцати человек, стреляли с близкого расстояния - сделал он вывод. - Судя по интенсивности огня, они стояли практически рядом. Это был не бой. Это был казнь.

- Я думаю о том же самом - сказал Аскелон. Он подошел к дверям и провел кончиком пальца по одному из засохших пятен. - Не все что здесь есть - кровь. Имеются следы бионической смазки и хладагентов.

Брат-сержант Коль нахмурился.

- Разве Магос Архой не говорил, что Архимагос Вертулл был убит в бою?

Немиил почувствовал, что мурашки холода на коже.

- Магос никогда не говорил, где и как погиб Вертулл.

Коль уставился на Немиила.

- Ты думаешь, что здесь случилось что-то наподобие переворота? - с недоверием сказал старый сержант.

- С Архоем было много Преторианцев - размышлял Немиил. - Нападение предоставило ему удобный случай. Он мог убить Вертулла и других старших магосов, избавиться от тел, и никого не узнает - Внезапно глаза Немиила расширились. - Тела. Клянусь Императором, это - то, чего не хватает. Тела!

Коль испуганно покачал головой.

- О чем ты говоришь?

- Губернатор Кулик сказал, что здесь была целая рота Драгун, прикрывающих вход в южные ворота - пояснил Немиил. - По общему мнению, мятежники уничтожили их. Но там нигде не было, ни одного мертвого имперца. Что случилось с телами?

Сержант нахмурился.

- Я не знаю. Я сомневаюсь, что они просто встали и ушли.

- Но возможно это сделал кто-то другой - сказал Немил. - Что, если рота Драгун, охраняющая ворота была предана теми самыми людьми, которых они должны были защищать?

Лицо Коля помрачнело.

- Это означает то, что магос Архой - в союзе с Гором - сказал он. - Мы немедленно должны сообщить об этом примарху!

Немиил поднял руку.

- Еще нет. Нужно больше доказательств, чем эти - сказал он, указывая на стену запятнанную кровью. Он сделал паузу, рассматривая высокие двери, а затем оглядел пустое пространство за собой. - Во-первых, что здесь мог делать Вертулл? - задался он вопросом. - Возможно военные машины, которые мы ищем, хранились здесь, и он прибыл сюда, чтобы проверить их?

- Здание достаточно велико чтобы вместить от шести до восьми крупных единиц техники - подтвердил Аскелон. - Пыль и мусор в углах, наводят на мысль, что это помещение долгое время не использовалось. Но где тогда военные машины сейчас?

Ум Немиила напряженно работал, пытаясь разгадать тайну.

- Если Архой заодно с мятежниками, то в тот момент, когда мы прибыли сюда, он пытался передать им боевые машины - сказал он. - Технике, которая провела на складах полтора столетия, требуется восстановительный ремонт. Ему и его последователям требовалось найти место, где они могли работать, не боясь быть обнаруженными, возможно это случилось как раз за несколько недель до набега Гора.

Аскелон покачал головой.

- В тот момент заводы работали на полную мощность. У них не было возможности их использовать.

- Согласен, где еще есть оборудование, которое могло им потребоваться? - спросил Немиил.

Технодесантник развел рукам.

- Кроме завода по производству Титанов ничего не приходит в голову - сказал он. - Но я гарантирую, что адепты Легио неодобрительно смотрят на то, что бы кто-то пользовался их оборудованием.

Немиил посмотрел на Коля.

- За исключением одного, Легио Гладиус здесь нет. Кто - то другой запустил завод.

Глава четырнадцатая

Идя спиралью

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

- КАК ТАКОЕ могло случиться? - требовательно спросил Лютер, его голос, звучавший в стенах санктума Гроссмейстера, срывался от напряжения. Он поднялся из массивного дубового кресла за широким столом санктума и принялся мерить шагами комнату. - Почему этого никто раньше не заметил?

Поврежденные серводвигатели заскулили, когда Захариил развел руками. Он и Астелян даже не успели выйти из транспорта, привезшего их с Сигмы Пять-Один-Семь, когда им приказали пройти в покои Гроссмейстера. Каменный пол санктума был заставлен портативными алгоритмическими узлами, кипами бумаг и столами с картами, а также источающими пар полупустыми кружками кафеина. Чтобы предоставить доклад, им пришлось прервать очень важную встречу - вестибюль санктума был заполнен полковыми офицерами и членами персонала, которые, без сомнений, терзались любопытством, для чего нужна была подобная секретность.

Одному Лорду Сайферу было позволено остаться в комнате и услышать доклад воинов. Молчаливый и полускрытый тенью, он стоял у одного из окон зала. Брат-библиарий Израфаил также присутствовал - повелитель Калибана вызвал его сразу же, как только услышал суть доклада Захариила и Астеляна.

- Подсказки были все время, - ответил Захариил. - Что еще могло породить Великих Зверей? Что еще могло превратить обычную глухомань в такое крайне злобное и опасное для людей место?

- Калибан - мир смерти, брат, - отметил Израфаил. - Как Катачан или Писцина V. Это не значит, что он испорчен по своей сути.

- Может быть и нет, - признал Захариил. - Возможно, эти две черты не связаны между собой, но факт остается фактом - так или иначе, Калибан заражен. Я своими глазами видел это.

Лютер прекратил безостановочно шагать и принялся сверлить Астеляна взглядом.

- Как насчет тебя, магистр ордена? Ты также видел доказательства этому?

Расправив плечи и сжав руки за спиной, Астелян стоял по стойке «смирно» с тех пор, как он вместе с Захариилом пришел сюда с докладом. Он бесстрашно встретил твердый взгляд Лютера.

- Мой повелитель, в тех существах не было ничего естественного, - произнес он. - Признаю, я не видел следов разложения, о которых доложил брат Захариил, но я не псайкер. Если он говорит, что видел это, то я склонен доверять ему.

Он пожал плечами.

- Мой повелитель, вам самому известно, что Северная глушь испокон веков считалась заколдованным местом.

Ответ едва ли удовлетворил Лютера.

- Проклятье, - прошипел повелитель Калибана и повернулся к Израфаилу. - Как Империум не заметил этого?

Библиарий пожал плечами.

- Нас ведь никто не просил искать, - сказал он.

- Осторожней, брат, - проворчал Лютер. - Я не в настроении шутить.

- Я не пытался дерзить, - ответил Израфаил. - Когда сюда прибыл флот, мы не обнаружили никаких очевидных следов разложения - более того, нас удивило столь малое количество псайкеров среди населения планеты.

- Это из-за того, что местных ведьм и мутантов сотни лет уничтожали без лишних слов, - пробормотал Астелян.

Израфаил взмахом руки признал это.

- Это объединяет миры, пережившие Эру Раздора и падение Долгой Ночи, - сказал он. - Останься один из этих Великих Зверей в живых, когда нашли ваш мир, возможно, мы и увидели бы необходимость в более пристальном расследовании, но, тем не менее, нашего беспокойства ничто не пробудило. Варп-зараза, чем бы она ни была, погребена действительно глубоко.

- Согласен, - сказал Захариил. - И, полагаю, она проявила себя открыто относительно недавно, вместе с началом восстания. Нам известно, что варп-зараза питается человеческими страстями и кровопролитием. Восстания в аркологиях могли стать тем катализатором, из-за которого произошли события на Сигме Пять-Один-Семь.

Глаза Лютера сузились.

- Значит, ты говоришь, что за этим стоят мятежники?

- Вовсе нет, - ответил Захариил. - На зоне вообще не было следов активности мятежников. Полагаю, нападения и восстания создали условия, жертвами которых стали некоторые люди.

- Кто, например? - требовательно спросил Лютер.

- Мы нашли тела егерей из гарнизона, сил быстрого реагирования и рабочих, которых послали на работу на термальный завод. Назначенных на завод терранских инженеров мы нигде не обнаружили.

- Они могли быть где-нибудь еще на зоне, - возразил Израфаил. - К примеру, ты доложил, что отделение не обыскивало спальни рабочих. Их могли убить во время сна.

- Я также думал о подобном, - сказал Захариил. - Но я и Астелян пришли к выводу, что гарнизон зоны предали изнутри. Всех калибанитских рабочих убили вместе с егерями, что в итоге оставляет нам только терран.

Прежде чем Израфаил успел возразить, Лютер прервал их.

- Ладно, давайте на мгновение предположим, что за этим стоят терране. Для чего нужен был ритуал?

- Трудно сказать, - ответил Захириил. - Ясно то, что черви-похитители были его неотъемлемой его частью. В ином случае, зачем терранам было искать себе столько проблем, чтобы достать для королевы сотни трупов?

Какое-то время он обдумывал ситуацию.

- Колдуны исчезли еще до нашего прибытия, и, исходя из этого, мы можем предположить, что ритуал прошел успешно, и они получили то, за чем пришли. Сам ритуал был сложным, и его наверняка очень долго планировали. Учитывая то, что терране были на зоне всего шесть дней, полагаю, операция была задумана в другом месте и только потом исполнена на заводе.

- А откуда пришли те терране? - спросил Лютер.

- Аркология Северной глуши, - ответил библиарий. Внезапно он встрепенулся, вспомнив нечто, о чем забыл на ранних стадиях операции. - И, скорее всего, они туда и вернулись. Прежде чем мы вошли в периметр, я засек на камерах наблюдения шаттл, идущий с запада в направлении аркологии. Они сбежали из зоны за пару минут до нашего прибытия.

Кусочки начинали ставать на свои места. Захариил задумчиво кивнул.

- Думаю, ритуал был всего лишь частью более глобального плана, братья. Они провели обряд на Сигме Пять-Один-Семь, получили результат колдовства и вернулись в аркологию для следующей фазы операции.

Лютер возобновил ходьбу, крепко сжав руки за спиной.

- В той аркологии работает более тысячи терранских инженеров, - проворчал он. - Нам придется проверить каждую промышленную зону, на которой они работали последний месяц, чтобы быть, по крайней мере, уверенными, что они и там не проводили ритуалы.

Израфаил рассердился.

- Вы действуете так, будто каждый терран из аркологии был развращен!

- Покажи мне развращенного калибанита, и я изменю свое мнение, - холодно ответил Лютер. - Пока же нам следует как можно быстрее и без лишнего шума найти каждого из тех инженеров.

- Это будет нелегко, мой повелитель, - сказал Астелян. - Именно те инженеры и построили аркологию Северной глуши. Там, внутри, километры туннелей и мест технического обслуживания, в которых они могут спрятаться в случае опасности - не говоря уже о повстанцах, связывающих наши войска в этом секторе.

- Будь прокляты эти мятежники! - резко сказал Лютер. - Пускай они хоть сожгут ту аркологию, главное, чтобы мы поймали этих терранских дьяволов, и тогда не останется даже свидетелей!

Глаза Израфаила тревожно расширились.

- Уверен, вы не хотели сказать, что мы будем держать все это в тайне. Нам следует немедленно доложить примарху и Адептус Терра!

- Если вести об этом достигнут Терры, Калибан погибнет, - огласил Лютер. - Миры испепеляли и за гораздо меньшие проступки.

Террану хотелось возразить, но он понял, что сказать в ответ было нечего.

- Это правда, - тяжело сказал он. - Я не могу отрицать этого.

- Тогда ты должен понимать, почему я не могу позволить этому случиться, - произнес Лютер. - Не здесь. Не во время моей вахты. Народ Калибана невиновен и не заслуживает подобной участи, и я не позволю этому произойти.

Израфаил медленно встал и остановился напротив Лютера.

- То, что вы задумали, идет вразрез с Имперским Законом, - серьезно сказал он. - На самом деле, это попахивает изменой.

- Тебе легко об этом говорить, - прорычал Лютер. - Это не твой дом. Ты не давал этим людям торжественной клятвы защищать их.

- Конечно же, давал! - повысив голос, парировал Израфаил. - Разве я не Астартес? Империум…

- Это Империум довел нас до этого! - заорал Лютер. С мученическим выражением лица он повернулся к Израфаилу, сжав кулаки. - До вашего прибытия здесь не было восстаний, не было отвратительных ритуалов и человеческих жертвоприношений! Здесь был порядок, закон и добродетельные люди, стоявшими между невинными и ужасами леса. Все это случилось по вине твоих людей, которые копали слишком глубоко и пытались взять слишком много, а расплачиваться за это придется мне и моим людям!

Израфаил напрягся и воздух вокруг него буквально затрещал от яростной силы. Астелян немного повернулся, чтобы оказаться напротив старшего библиария, и медленно потянулся к оружию. Захариил вспомнил о клятве магистра ордена в Сигме Пять-Один-Семь и понял, насколько опасной стала ситуация. Он бросился вперед и стал между Лютером и Израфаилом.

- Мы все здесь братья, - твердо сказал он. - Не калибаниты или терране, а Темные Ангелы, всегда первые. Если мы хотя бы на секунду забудем об этом, то для нас все будет кончено. И кто тогда будет защищать наших людей, магистр Лютер?

Взгляд Лютера упал на Захариила. Довольно долго он молчал, затем его лицо погрустнело, и он медленно разжал кулаки. Повелитель Калибана отвернулся, опустив руки на тяжелый стол.

- Захариил, конечно же, прав, - наконец произнес он. - Надеюсь, ты простишь меня за несдержанность, брат Израфаил.

- Конечно, - натянуто сказал библиарий.

Лютер обогнул стол и медленно опустился на подобное трону кресло. Он выглядел отрешенным, глаза задумчиво смотрели вдаль.

- Мне нужно подумать над этим, - бесцветно сказал он. - Над слишком многими жизнями нависла угроза, чтобы действовать поспешно. Сейчас нам нужно убедиться, что восстание не будет и дальше распространятся. Захариил, вышли скаутов в Северную глушь. Пусть они исследуют каждую промышленную зону в секторе на наличие разложения. Проверь записи Администратума и выясни, каких инженеров назначили на Сигму Пять-Один-Семь, затем передай их личные данные егерским полкам в аркологии Северной глуши. Их нужно немедленно арестовать и доставить в Альдурук.

Он вздохнул.

- Братья, я понимаю, что подобный вопрос находится далеко за пределами нашего характера и обучения, но все нужно сделать с предельной секретностью. Нам больше некому это доверить.

Захариил уважительно склонил голову.

- Я тут же возьмусь за работу.

Лютер обернулся к Астеляну.

- Магистр ордена, с этого момента я назначаю тебя командиром защитных сил Калибана. Приведи братьев в боевую готовность. Мне нужно, чтобы ударные отряды были готовы к развертыванию в случае выявления еще одной ритуальной активности, но ни один из них не должен действовать без моего специального разрешения. Ясно?

- Так точно, - твердо ответил Астелян. - Мы будем готовы, мой повелитель.

- Давайте заодно вышлем несколько отрядов скаутов и в аркологию, - сказал Захариил. - Наиболее вероятно, колдуны проводят свои ритуалы у термального ядра. Если нам удастся их быстро обнаружить, мы сможем…

Лютер предупредительно поднял руку.

- Пока нет. Если мы начнем передислоцировать войска сейчас, во время относительного затишья гражданских беспорядков, это почти наверняка привлечет внимание Администратума. Подобное никоим образом не пойдет нам на пользу.

- Магоса Боска нужно поставить в известность об уничтожении Сигмы Пять-Один-Семь, - указал Израфаил.

- Если будет нужен рапорт, я его предоставлю, - серьезно сказал Лютер. - Из соображений безопасности никто из вас не должен распространяться о том, что произошло на зоне. Понятно?

Четверо Астартес кивнули.

- Тогда все свободны, - сказал Лютер. - Кроме вас, Лорд Сайфер. Мне нужно вас кое о чем расспросить.

Израфаил развернулся на месте и без лишних слов покинул комнату. Астелян последовал за ним, его лицо выражало рвение. Захариил колебался, терзаемый сомнениями. Только он увидел, как Лорд Сайфер бесшумно выскользнул из теней и стал возле походившего на трон кресла Гроссмейстера.

Он не был уверен, что встревожило его больше - вид Лютера, с искаженным лицом смотревшего на собственные руки, или загадочная улыбка, подобно тени мелькнувшая на лице Лорда Сайфера.

В НЕБЕ ЗЛО сверкнула молния, за один удар сердца разогнавшая тьму и ослепившая Захариила. Последовавший за ней гром встряхнул библиария, по лицу заструились тяжелые капли дождя. Он замер, пытаясь успокоить мысли и избавиться от рябивших в глазах цветных точек. Когда его зрение прояснилось, он вновь ступил на спираль.

Со времени стычки на Сигме Пять-Один-Семь прошло уже больше недели. Из Скалы немедленно поступили приказания - ордену скаутов на Калибане предписывалось в пределах пары часов начать операцию по зачистке всех промышленных зон в секторе Северной глуши. В то же время, поиск в архивах обеспечил их информацией об инженерной команде с Терры, назначенной на Сигму Пять-Один-Семь. Информацию передали размещенным в аркологии Северной глуши егерским полкам, но, к сожалению, так называемый Терранский квартал был разграблен и сожжен еще во время первой волны восстаний, и всех его обитателей ради безопасности распределили по другим местам. Проблема состояла в том, что все детали перемещения затерялись в царившем вокруг хаосе, и теперь никому не было известно наверняка, куда отправили большую часть терран. Егеря пытались найти их, но из-за постоянной угрозы вражеского нападения местные полки могли выделить для этого совсем немного войск. Хотя Лютер, казалось, был согласен сжечь аркологию дотла, чтобы только разыскать колдунов, осуществить это на практике было невозможно, не подняв при этом множества ненужных вопросов. Захариил краем уха слышал о ссоре между Лютером и магосом Боск по поводу уничтожения Сигмы Пять-один-Семь, и, судя по всему, она была действительно грандиозной. Боск пришла в ярость от потери таких промышленных мощностей, и Лютеру потребовалась каждая толика своего обаяния и авторитета, чтобы не дать ей вновь нарушить протокол и доложить о ситуации Адептус Терра.

У них оставалось мало времени. Каждый прошедший час играл на руку беглым колдунам, которые, без сомнений, работали над своим планом где-нибудь в глубинных лабиринтах аркологии. Егеря предпринимали скоординированные шаги по их поимке, однако у них не было доступа к большей части аркологии из-за высокой вероятности атак повстанцев. Такие недоступные зоны были отличным укрытием для колдунов, где они могли безбоязненно продолжать свою работу.

Захариил знал, что единственным вариантом было послать туда силы Легиона. Проведи орден скаутов, при поддержке одного или больше штурмовых орденов, зачистку аркологии уровень за уровнем, они в течение пары часов подавили бы сопротивление повстанцев и изолировали реальную угрозу. Такая операция, если проводить ее с надлежащей жестокостью, могла даже убедить лидеров повстанцев в бессмысленности дальнейшего сопротивления и одновременно положить конец обеим угрозам.

Проблема состояла в том, что только у Лютера были полномочия привести такой план в действие, а он уединился спустя пару часов после получения доклада о Сигме Пять-Один-Семь. Никто не мог с уверенностью сказать, куда девался повелитель Калибана, кроме загадочного Лорда Сайфера, но он предпочел хранить молчание. Захариил уже передал Сайферу около десяти адресованных Лютеру посланий, в которых срочно просил у него разрешения послать силы Легиона в аркологию, но ни на одно из них ответа так и не пришло.

В действительности его обуревало сильнейшее желание, наплевав на Лютера, самому приказать Астартес начать военные действия. Он был заместителем Лютера, и подобное теоретически было в пределах его полномочий - пока повелитель Калибана был в уединении, Захариил имел полное право принимать решения, но совершить подобное означало предать свои клятвы повиновения Императору и Легиону. Но, тем не менее, что если Лютер был прав, и настоящая угроза Калибану исходила от самого Империума? Если это было правдой, тогда его клятвы Императору были основаны на лжи и потому ничего не стоили. Он не знал, чему верить. То, свидетелем чему он стал на Сигме Пять-Один-Семь, поколебало его веру до самого основания.

За всю свою жизнь у Захариила никогда не было нехватки в уверенности. Вера в себя и свои мотивы были непоколебимы. Теперь же казалось, будто сами основы мира содрогались у него под ногами. Если он не будет осторожным, то следующий шаг может стать для него последним.

Над Захариилом ярилась буря, отражая царившую в его голове сумятицу. Он с силой втянул воздух и направил все свое отчаяние в умственный вызов.

- Покажитесь, Смотрящие во Мраке! - закричал он в бушующий ветер. - Когда-то давно я предложил вам свой меч, чтобы сражаться с тем же злом, что и вы. Теперь я вижу правду - этот мир развращен, а мои люди находятся в страшной опасности.

На умственный зов ответил еще один разряд молнии, разогнавший все, кроме самых глубоких теней и осветив внутренний двор резкими контрастными цветами. Но в этот раз сверкающий свет не погас - он начал темнеть, переливаясь из резкого сине-белого в оттенок серебристого, подобного лунному сиянию. Захариил больше не чувствовал падающего на щеки дождя, и вой ветра казался странно приглушенным, почти жалобным. Затем он увидел в центре спирали три закутанные фигурки. Они были облачены подобно оруженосцам в стихари, цвет которых, казалось, все время переливался из черного в коричневый и серый. Их головы были скрыты под просторными капюшонами, прячущими их лица во мраке. Их руки покоились в рукавах стихарей, так, чтобы не было видно ни единой части тела.

Смотрящие во Мраке не были людьми. Насчет этого Захариил был уверен. Просто в таком виде они решили показаться ему, потому что, увидев их истинное обличье, он, скорее всего, сошел бы с ума.

Один из троих заговорил - Захариил не знал, какой именно. Их голоса походили на запутанные клубки шепчущих звуков, которые сплетались вместе в подобие человеческих слов.

- Тебе ничего не известно о правде, Захариил, - произнес Смотрящий. - Если бы правда и ложь были столь просты, то наш древний враг никогда бы не нашел путь в человеческую душу.

- Я знаю, что правильно, а что - нет! - ответил Захариил. - Мне известна разница между честью и позором, верностью и предательством! Чего более человеку - или Астартес - следует знать?

- Он слеп, - сказал один из Смотрящих. - Он всегда таким был. Убьем его, пока он не нанес больше вреда, чем может себе представить.

Хотя по меркам Астартес Смотрящие во Мраке были крошечными - каждый из них едва ли превышал метр в высоту - Захариил чувствовал окружающие их ауры из психической энергии, и знал, что его жизнь была для них все равно, что пламя свечи, которое они могли потушить в любой момент. Но сейчас он совершенно не боялся этих существ, только не тогда, когда под угрозой находилось будущее Калибана.

- Возможно, когда-то это и было правдой, но я многому научился со времен нашей первой встречи, - парировал Захариил. - Вы не призраки или злые духи, как когда-то верил лесной народ. Вы - разновидность ксеносов, которые уже очень долго что-то стерегут на Калибане. Что же это?

- То, с чем человечеству лучше не шутить, - прошипел один из Смотрящих. - Оно всегда было таким. Ваш вид слишком любопытен, жаден и невежественен. В этом будет ваша погибель.

- Если мы и невежественны, то только из-за того, что существа, подобные вам, скрывают от нас правду, - крикнул Захариил. - Знание - сила.

- А человечество на каждом шагу неверно использует свою силу. Однажды вы разожжете огонь, которым не сможете управлять, и вся вселенная будет полыхать.

- Тогда научите нас! - крикнул Захариил. - Покажите нам лучший путь вместо того, чтобы просто ждать катастрофы. Если вы этого не сделаете, то будете так же виноватыми в том, что произойдет, как и мы.

Три существа шевельнулись, и от них, подобно холодной волне, покатилась волна психической энергии, которая охватила Захариила и заморозила его до самого нутра. От подобного шока у обычного человека остановилось бы сердце - но кровеносная и нервная системы Захариила старались удержать его в сознании. И все же, его не испугало их проявление враждебности.

- Когда-то давно, вы сказали мне, что с этим злом можно бороться, - произнес он. - И вот я стою здесь, готовый сражаться с ним. Просто скажите мне, что я должен делать.

Какое-то время Смотрящие не отвечали. Они вновь шевельнулись, и эфир наполнился пульсацией и рябью невидимой силы. Он ощущал, что существа о чем-то между собой говорили, но общение происходило на слишком тонком уровне, чтобы он мог их понять.

После того, что показалось Захариилу вечностью, эфир вновь успокоился, и один из Смотрящих заговорил.

- Задавай свои вопросы, человек. Мы ответим на все, что сможем.

Разрешение сначала удивило Захариила, но затем он вспомнил, как Смотрящие когда-то признали, что были частью большей кабалы, посвятившей себя борьбе с древнейшим из зол. Впервые он понял, что и у этих могущественных существ были свои пределы.

- Хорошо, - начал Захариил. - Как давно Калибан был заражен этим злом?

- Всегда, - был хладный ответ Смотрящего.

- Тогда почему оно не коснулось ни одного калибанита?

- Из-за наших стараний, глупый ты человек, - сказал другой Смотрящий.

Захариил уже начал узнавать тональные различия между существами, хотя все еще не мог определить, кому какой голос принадлежал.

- И, по иронии, из-за самих Великих Зверей, - добавил третий Смотрящий. - Они были порождены заразой, и держались тех мест, где ее разложение ближе всего подходило к поверхности. Они убивали большинство приближавшихся слишком близко людей, а тех немногих, кому посчастливилось выжить, в конечном итоге уничтожали ваши же люди как колдунов прежде, чем их сила могла стать слишком большой.

Захариила внезапно пробрал озноб, когда он вспомнил давно минувшее прошлое. Он вспомнил, как стоял в огромной библиотеке Рыцарей Люпуса, слушая мрачные слова обреченного на смерть магистра, Лорда Сартаны… Наихудшее… из всего происходящего, это миссия Льва по уничтожению Великих Зверей. Вот в чем настоящая опасность. Все мы будем в конце об этом сожалеть.

- А теперь сюда прибыли терране, которые принялись рубить леса и пробираться в самые негостеприимные части Калибана в поисках ресурсов, чтобы питать военную машину Империума.

- Термальные ядра, - задумчиво произнес Захариил. - Они погружают термальные ядра глубоко в землю и тем самым выпускают заразу в Северную глушь.

- А теперь другие подпитывают ее огнем и резней, - добавил Смотрящий.

Захариил кивнул, думая о куче трупов в Сигме Пять-Один-Семь. Несомненно, многих из них отдали королеве червей для откладывания яиц, но остальных - вероятно, всех калибанитских рабочих - предложили в качестве жертвы, чтобы напитать ритуал силой и сконцентрировать выпущенную колдунами энергию. Если они сумели воспользоваться энергиями ужаса и кровопролития, которые высвобождали мятежники, то какие кошмарные вещи они могли совершить?

В некотором роде, повстанцы представляли большую опасность, чем сами колдуны, мрачно подумал Захариил. И, что еще трагичней, их причины не были полностью несправедливы. Империум действительно создавал серьезную опасность для Калибана - но не так, как многие думали.

Кроме старого рыцаря, сар Давиила. Он знал. Захариил вспомнил его прощальные слова Лютеру.

Леса исчезли, но Звери все еще остались.

Внезапно Захариил понял, что ему следовало сделать. Он повернулся к Смотрящим и уважительно поклонился.

- Благодарю вас за совет, - серьезно сказал он. - Даю слово, что вашей мудрости будет найдено подходящее применение. Я спасу Калибан от уничтожения. Я клянусь в этом.

Довольно долго Смотрящие изучали его, в то время как над ними выли призрачные крылья имматериума. Затем стоявший посередине Смотрящий медленно покачал головой.

В этом ты ошибаешься, Захариил из Темных Ангелов, ответил Смотрящий. Его неземной голос был тихим, почти грустным. Калибан обречен. И что бы ты не сделал, этого не предотвратить.

Ошеломленный словами Смотрящего, Захариил удивленно моргнул. Когда он вновь открыл веки, остаточное изображение молнии уже исчезало. По его лицу хлестнул дождь, и Смотрящие во Мраке исчезли.

ЗАХАРИИЛ БЕЗ СТУКА ворвался в санктум Гроссмейстера, толкнув толстую дубовую дверь с такой силой, что она с грохотом отлетела от старых каменных стен. Сидевший за столом Гроссмейстера Лорд Сайфер оторвался от аккуратно разложенных инфопланшетов и копий отчетов о готовности и взглянул на библиария.

На лице загадочного Астартес не дрогнул ни единый мускул от такой внезапности визита.

- Магистр Лютер все еще в уединении размышляет над текущим кризисом, - холодно сказал он. - Ты принес ему еще одно послание?

- Мне нужен не магистр Лютер, - ответил Захариил, целеустремленно идя по комнате. - Я хотел поговорить с вами, мой повелитель.

- Правда? - Сайфер откинулся на спинку кресла, небрежно заложив большие пальцы за кожаный ремень для оружия. - И чем я могу тебе помочь, брат-библиарий Захариил?

- Мне нужны еще одни переговоры с лидерами повстанцев, - сказал Захариил. - Особенно с сар Давиилом. И они должны произойти в течение следующих двадцати четырех часов.

Запрос, казалось, искренне развеселил Сайфера.

- Может мне тебе заодно и луну с неба достать? - спросил он со слабой усмешкой.

- Вы уже раз говорили с ними, - упрямо продолжал Захариил. - Не сомневаюсь, что те каналы все еще будут открыты для вас, если вы решите ими воспользоваться.

Традиции переговоров на Калибане восходили корнями в глубину веков, когда открытые военные действия между рыцарскими орденами были более частыми. Даже самые заклятые враги поддерживали каналы связи для облегчения процессов переговоров или обсуждения условий сдачи. Благодаря им можно было избежать ненужных потерь и быстро завершить открытое противостояние, пока обе стороны не понесли слишком сильные потери, чтобы исполнять свою обязанность перед народом Калибана.

Лорд Сайфер перестал усмехаться. Его губы сжались в тонкую линию.

- Только Гроссмейстер вправе начать переговоры, - сказал он.

- Это не совсем так, - возразил Захариил. - Астелян и я являемся его уполномоченными представителями, и пока он не общается с внешним миром, мы можем вести войну так, как посчитаем нужным. И я желаю немедленно провести переговоры с повстанцами.

Некоторое время Лорд Сайфер колебался, но, в конце концов, согласно кивнул.

- В этот раз повстанцы не согласятся на встречу в Альдуруке, - предупредил он.

- Это мне и не нужно, - сказал Захариил. - Скажите сар Давиилу, что я встречусь с ними только в одном месте - в аркологии Северной глуши. Другие варианты неприемлемы.

Сайфер пристально посмотрел на Захариила.

- Это необычный запрос, - сказал он. - Им наверняка будет интересно, почему именно там.

- Потому что там будет решена судьба нашего мира, - ответил Захариил. - Хотим мы этого или нет.

Глава пятнадцатая

Механизм войны

Диамант

200-й год Великого Крестового похода Императора

ОГРОМНЫЕ ЦЕХА по производству Титанов представляли собой набор циклопических зданий, размещенных, на площади в пять квадратных километров, неподалеку от южных ворот комплекса. Независимый завод, имеющий оборудование для полного цикла производства, начиная от адамантиевых частей скелета и заканчивая закаленными пласталевыми бронепластинами, а также всего того, что находится между ними. Высокие здания в центре завода - огромные сборочные цеха, где одновременно могли строиться до четырех гигантских военных машин, соединяли широкие дороги, приспособленные для перевозки тяжеловесных грузов. Когда строительство Титана заканчивалось, в торжественной церемонии он передавался адептам Легио Гладиус , и механизм делал свои первые шаги, чтобы присоединиться к своим братьям в крепости легиона, находящейся примерно в десяти километрах на севере.

На краю заводского сектора Немиил и его отделение натолкнулись на первый из патрулей скиитариев. Это были прекрасно вооруженные войска, занимающие стационарную позицию, на которой были размещены лазпушки и тяжелые стабберы, каждые несколько секунд множество улучшенных ауспексов проверяли периметр.

Он остановил отделение в тени неработающего цеха и махнул брату Аскелону - Это похоже на сборочный комплекс, и это единственная часть завода, которая работает - сказал он, кивая в направлении высокого хорошо освещенного здания. - Магос Архой не рискует. Он расширил периметр безопасности до самого края сектора. Ты можешь найти путь, по которому мы сможем обойти ауспексы? Мы обязаны узнать, что задумал Архой.

Несколько мгновений технодесантник обдумывал проблему, а затем кивнул.

- Все местные заводы снабжаются энергией от тепловых реакторов, расположенных внутри вулкана - сказал он. - Подача мощности осуществляется через технические туннели, которыми соединены все здания. Скорее всего, они охраняются автоматизированными системами безопасности, но я полагаю, что смогу обойти их.

Немиил кивнул. - Идем. До рассвета осталось не так уж и много времени.

Аскелон повел отделение назад, по тому пути, по которому они пришли, к служебному входу в глубине завода. В то время как Немиил и остальные Темные Ангелы стояли на страже, в ожидании патрулей Механикумов, технодесантник взломал систему безопасности дверей и проскользнул внутрь. Спустя пятнадцать секунд он вернулся и подозвал Немиила. - Несколько малых, кибернетических часовых бродят по зданию - прошептал Аскелон. - Они движутся установленными маршрутами, используя свои сенсоры для обнаружения признаков тепла и движения, но у них небольшой радиус обнаружения. Стоим и двигаемся только тогда, когда я скажу.

Технодесантник вел отделение по темному цеху, проскальзывая между огромными штамповочными машинами и автоматизированными сварочными агрегатами. Аскелон выверял каждый угол, продумывая маршрут через завод, время от времени останавливаясь и вслушиваясь в предательский сверхзвуковой писк ауспекс-передатчика. Спустя нескольких долгих минут они достигли низкой, приземистой пермакритовой конструкции в центре цеха. С боку сооружения Аскелон обнаружил пластсталевую дверь, и быстро обезвредив датчики, повел в нее отделение. Внутри помещения, из круглого отверстия в центре пермакритового пола, выходили пучки гигантских кабелей в металлической оболочке, похожие на толстых, серебристых червей и соединялись с большими распределительными коробами на трех из четырех стен. Контрольные панели на стене около двери управляли подачей энергии к системам предприятия.

Аскелон подошел к краю дыры и увидел ряд металлических ступенек, спускающихся вниз туннеля. Горячий, сухой воздух, пахнущий озоном и серой, поднимался из глубины.

- Через него мы пройдем к точке входа под сборочным цехом - сказал он отделению. - Будьте бдительны, братья. Здесь также могут оказаться кибернетические часовые.

- Что делать, если мы заметим их? - спросил Коль.

- Стреляйте - ответил технодесантник, пожав плечами - и надейтесь, чтобы они не передали сигнал прежде, чем будут уничтожены.

Коль и Немиил обменялись мрачными взглядами и стали спускаться за Аскелоном вниз по туннелю.

Технический туннель был высок и широк, по его круглым стенам вились толстые металлические провода, покрытые нитями бинарного кода. Технодесантник двигался по туннелю в направлении завода, время от времени останавливаясь, чтобы прочитать символы на кабелях по левую сторону от него.

Они прошли уже более двух километров, следуя по основному стволу магистрали, от одного пересечения к другому. Наконец, Аскелон, за которым следовало отделение, остановился и медленно опустился на корточки.

Немиил бесшумно продвинулся вперед и опустился на колени возле технодесантника.

- Что случилось? - прошептал он.

Аскелон слегка поднял подбородок, словно собака, почуявшая запах.

- Слабый импульс от сенсора, идет из глубины туннеля - сказал он. - Мы - вне его диапазона.

Искупитель вытащил болт-пистолет.

- Часовой?

- Да - ответил Аскелон. - Это - последовательность сигма-импульсов, а значит это не патруль. Вероятней всего, это стационарный пост - сторожевое орудие.

- И скорее всего, оно находится прямо у подножия лестницы, ведущей на завод - сказал Немиил. - Есть какой-либо путь, чтобы обойти его с фланга?

Аскелон покачал головой. - Вряд ли. Но можно временно вывести его из строя.

- Говори.

Технодесантник указал на провода, идущие по стенам.

- Это - кабель девятой категории, он покрыт самой мощной экранирующей изоляцией - пояснил он. - Но энергия, передаваемая по нему настолько велика, что, даже не смотря на защиту, существенная часть электромагнитного излучения просачивается в туннель.

- И каким образом нам это поможет?

- Если я врежусь в кабель, то смогу использовать силовую установку моего доспеха, чтобы направить энергию в сторону сторожевого орудия - сказал Аскелон. - Достаточно мощный скачок электромагнитного излучения перегрузит рецепторы его ауспекса и вызовет перезагрузку. Оно ослепнет и будет не способно на передачу сигнала в течение приблизительно тридцати секунд.

- Приблизительно? - спросил Немиил.

- Если бы я мог увидеть это сторожевое орудие, то сказал бы вплоть до миллисекунд - ответил Аскелон. - Однако, это может оказаться любая из полудюжины моделей. Тридцать секунд - это все, что есть у нас при самом неблагоприятном исходе.

Немиил кивнул.

- Приступай.

Искупитель вернулся к отделению и сообщил о том, что произошло. В это время Аскелон быстро отметил по каким кабелям идет сигнал и начал работу. Ловкими движениями он вытащил маленькую, мощную плазменную горелку и вскрыл полдюжины стальных кабельканалов, затем, открыв съемную панель на боку энергоблока ранца, начал присоединять толстые кабели к контактам внутри.

Несколько минут спустя технодесантник закончил подготовительные работы. Посмотрел на Немиила, тот кивнул ему, чтобы он продолжал. Аскелон быстро присоединил провода к линиям подачи энергии в кабелепроводах. Аскелон застыл. И сразу же на дисплее шлема Немиил увидел, как тревожно вспыхнул индикатор статуса технодесантника. Показания его энергоблока превысили допустимые нормы и продолжали расти. Физические показатели Аскелона также становились неустойчивыми, поскольку отдача, проходящая через нейро-интерфейсы доспеха, уходила в тело.

- От его энергоустановки идет дым - с тревогой прошептал Коль.

- Надо дать ему закончить! - прошипел Немиил. - Это - единственный путь.

Шли секунды. Немиил наблюдал, как показатели Аскелона сменяли цвет с зеленого на янтарный, а затем и на красный. Внезапно фонтан искр вылетел из крепления серворуки между плечами технодесантника. Аскелона скрутило в спазме, и, оттолкнувшись руками, он отбросил себя подальше от силовых кабелей. Технодесантник в изнеможении упал и врезался в дальнюю стену туннеля.

Немиил и остальное отделение бросились к упавшему Астартес. Воздух вокруг Аскелона переливался от жара, идущего от его перегруженного энергоблока. Технодесантник повернул голову, из потрескивавшего спикера на его шлеме раздался громкий скрип. Немиил не понял ни слова, но знал, что Аскелон пытался сказать.

- Он послал импульс - сказал Немиил отделению. - Брат Марфей, вперед. Сержант Коль, помогите мне с братом Аскелоном. - Идем!

Астартес ринулись по туннелю за Марфеем, держащим свой мелтаган наготове. Коль и Немиил замыкали строй, таща обмякшего Аскелона.

Через триста метров туннель переходил в большое квадратное помещение, напоминавшее пермакритовое строение, в которое они вошли на заводе. Пластсталевые ступеньки лестницы вели вверх, по-видимому, в здание сборочного цеха. Как и подозревал Немиил, на них смотрело матово-черное сторожевое оружие, установленное на ножки. Автоматизированная единица, вооруженная турелью со спаренными лазпушками, припала к земле на четырех коротких ногах, словно голодный паук, ждущий добычу. Когда они подошли ближе, Немиил услышал, как гудит ее силовая установка. Ее спаренные орудия были нацелены прямо на Астартес, показавшихся из туннеля. Единственный выстрел разрезал бы их броню словно ткань.

- Лестница! - приказал он отделению - Подходите и поднимайтесь!

Марфей обошел сторожевое орудие и сразу же начал подниматься. Вард, поставив ногу на ступень, приостановился, его тяжелый болтер висел на боку.

- Что с Аскелоном? - спросил он.

- Мы справимся - бросил Искупитель - А теперь поспеши, брат!

Вард начал подниматься, Эфриал следовал за ним по пятам. Немиил сверился с внутренним хронометром, у них оставалось всего лишь двенадцать секунд. Когда они подошли к лестнице, он посмотрел на Коля.

- Мы должны найти способ отключить сторожевое оружие - сказал он. - Тут должна быть панель доступа.

Аскелон внезапно закачал головой, края керамитового шлема заскребли по латному воротнику, говоря о том, что фибро-мускулы брони повреждены.

- Нет - сказал он, его голос, идущий через поврежденный громкоговоритель шлема, казался измученным карканьем. - Не рискуйте. Я … я смогу подняться наверх.

- Хорошо - прорычал Немиил. - Ты идешь первым, Коль за тобой. Поможешь ему, чем сможешь.

Он останется до последнего момента, и если они не успеют, то ему придется вскрыть панель доступа к сторожевому оружию и попытаться отключить его.

Аскелон ухватился за металлическую ступеньку и начал подниматься, собираясь с силами каждый раз, когда требовалось переставить ногу. Коль был прямо позади него, готовый подтолкнуть, если технодесантник остановится. Немиил считал секунды и осматривал сторожевое оружие, ища вероятную точку доступа.

Вард и Эфриал, склонившиеся на отверстием в полу, схватили Аскелона за свернутую серворуку и затащили его наверх. Коль вылетел следом за ним.

- Чисто! - прошипел он Немиилу.

Искупитель вспрыгнул на ступеньку и начал взбираться вверх со всей скоростью, на которую был способен. Когда он прополз полпути, таймер на его дисплее показал - ноль. Снизу раздались несколько резких щелчков и тресков, сторожевое оружие вернулось к жизни.

Сверху опустились руки и ухватили за края его наплечников. Немиил почувствовал, что его, словно мешок с зерном, потащили вверх, а затем небрежно бросили на пермакритовый пол.

Астартес замерли, внимательно вслушиваясь. Внизу сторожевое оружие еще несколько мгновений гремело и трещало, а затем возобновило свою тихую бессменную вахту.

Немиил взглянул на лежащего Аскелона.

- Признаки тревоги?

Технодесантник медленно потянулся к шлему, сорвал застежку и отбросил его в сторону. Показалось покрытое потом лицо с отметинами от лопнувших кровеносных сосудов. Кровь сочилась из носа и уголков глаз.

- Без изменений - сказал он хриплым голосом. Зубы технодесантника покрывала пленка крови.

Немиил подошел и опустился на колени около Аскелона.

- Насколько тяжелы твои повреждения? - спокойно спросил он. Технодесантник слабо улыбнулся - Я не апотекарий, брат - ответил он. - Механизм живого тела слишком сложен для меня. С рыком он принял сидячее положение. - Целостность брони - шестьдесят пять процентов. Уровень энергии - сорок. Мышечные рефлексы под угрозой, и я думаю, что сгорел привод серворуки.

Немиил нахмурился.

- Ты не упоминал, что подключение к силовым кабелям может убить тебя - прорычал он.

Технодесантник выдавил усмешку - В то время это казалось не уместным. Он поднял руку. - Помогите мне встать, пожалуйста.

Коль и Немиил помогли Аскелону занять вертикальное положение. Искупитель осторожно посмотрел на край отверстия.

- Орудие может почувствовать нас здесь?

- Частично, да - ответил технодесантник. - Но активность наверху не переводит его в боевой режим. Оно должно охранять подходы к зданию, и все.

- Хорошо. Куда идти дальше?

Аскелон осмотрелся в помещении, идентичном комнате с кабелями, что была в цеху, только существенно больше. Он кивнул на металлическую дверь на другой стороне. - Она ведет в подуровень под главным сборочным цехом. Оттуда мы сможем получить доступ почти ко всем точкам здания.

Немиил снова проверил свой хронометр. До рассвета оставалось не больше часа. - Подобное здание обязано иметь подмостки на верхних ярусах, верно?

Аскелон кивнул.

- В данном случае на трех ярусах. Несколько из них ты можешь увидеть над сборочной площадкой.

- Тогда это то место, куда мы должны попасть - сказал он. - Идем!

Коль встал во главе и повел отделение по территории подуровня согласно указаниям, полученным от брата Аскелона, до тех пор, пока они не достигли узкой лестничной клетки, ведущей наверх сборочного цеха. С оружием наготове, они осторожно двигались по пермакритовой лестнице, прислушиваясь к малейшему шороху. Немиил слышал острое потрескивание газовых горелок и ворчание механизмов, раскатывающееся по стенам, стук стали о сталь, будто звуки отдаленного боя.

Они поднимались вверх, от одной слабо освещенной лестничной площадки до другой, пока Немиил не дал сигнал остановиться. - Этого достаточно - сказал он. - Нам не требуется подниматься на самый верх, я просто хочу осмотреть, что здесь твориться - сказал им он. Искупитель развернулся к Аскелону. - Есть ли риск в этой точке, что нас обнаружит какой-либо датчик?

- Нет - ответил технодесантник. - Мы прошли периметр обнаружения.

- Хорошо. Марфей, ты и Вард остаетесь здесь и охраняете лестничную клетку. Коль, Аскелон и Эфриал - со мной.

Немиил присел рядом с пластсталевой дверью и, взломав ее, слегка приоткрыл. Помост, лежащий за ней, был залит красным светом идущим снизу. Его авточувства уловили вонь расплавленного пластика, нефтехимических веществ и раскаленного металла. Вдалеке слышались резкие визги на бинарном коде, а так же множество голосов, говорящих на готике. Искупитель сконцентрировался, но через шум машин так и не смог разобрать то, о чем они разговаривали.

Он внимательно осмотрел помост так далеко, насколько мог видеть, выискивая любые признаки движения. Удостоверившись, что в пределах видимости никого нет, он полностью открыл дверь и тихонько выполз на пластсталевую платформу.

Сборочный цех имел прямоугольную форму, большой зал, окруженный шестью огромными нишами, которые простирались от пола до потолка. Гигантские серворуки были расположены по обе стороны ниш и, благодаря рельсам, установленным на пермакрит, могли подниматься на разную высоту. Несколько огромных подъемных кранов свешивались с подобных направляющих высоко наверху. В каждой нише когда-то собирали Титанов, начиная от скелета ног и заканчивая головой.

Немиил сидел на А-образной секции трехэтажной платформы на одном из торцов здания. Ярусы, находившиеся выше, были погружены во тьму, если не считать несколько горящих сигнальных ламп. Снизу, со сборочной площадки поднимался красный свет, словно сияние настоящего горна. Порывистый горячий воздух, смешанный с запахами промышленных газовых горелок, дул прямо в лицевую пластину шлема. Где-то высоко, в глубине теней, звучал шелест музыкальный и холодный железных цепей.

Сотни их свешивались с потолка сборочного цеха, сплетаясь друг с другом и звеня на ветру. Цепи, каждая длиной более пятидесяти метров, были усыпаны множеством крюков, и на каждом из них висел свежий труп. Немиил разглядел тела Танагранских Драгун, скиитарий и даже искореженные тела мертвых Преторианцев вместе с небольшими фигурами техноадептов и полумеханических магосов. Их трупы были пронизаны пулями, разорваны на части энергетическими зарядами, распороты силовыми когтями или расплющены механическими кулаками. Кровь и другие жидкости непрерывным дождем сочились из них на корпуса ужасающих боевых машин, стоящих внизу.

Немиил насчитал их шесть штук. Ходовая часть машин была настолько широкой, что если их построить в одну шеренгу, то они заняли бы пространство от одного края здания сборочного цеха до другого. С каждой стороны бронированного корпуса со скошенным передом, возвышающимся, словно обрывистый холм в два этажа высотой, были установлены сдвоенные комплекты гусениц. Генераторы пустотных щитов вместе с гнездами счетверенных лазеров и мега-болтеров покрывали броню, но Немиила привлекли вовсе не они. Его пристальный взгляд был прикован к огромному орудию, расположенному вдоль осевой линии машины. Сложные цепи подъемников и гигантских подпорок, окружающих ствол, указывали на то, что он наводился и вел огонь как обычная пушка. Кормовая часть каждой из машин была разбита на сегменты, словно тело гигантского насекомого, и казалась еще более бронированной, чем остальной корпус.

- Во имя Император, что это за штуки? - присвистнул Коль. Впервые Немиил услышал, как что-то серьезно озадачило сержанта.

Аскелон осторожно присел рядом с ними. Глаза технодесантника расширились, когда тот увидел машины в сборочном цехе.

- Осадные орудия - сказал он, в его голосе слышался страх - намного больше всех тех, которые я когда-либо прежде видел. Эти больше похожи на макро-пушки, заключенные в специальные корпуса. Он указал на ближайшую машину. - Видите сдвоенные гусеницы? Это не часть трансмиссии, работающей от единого привода. У каждой отдельный двигатель, сравнимый по размеру и мощности с теми, что используются на сверхтяжелых танках «Губительный клинок». По три на каждую сторону, и это только для того, чтобы создать базу для самой машины.

По каждой из военных машин, словно муравьи, ползали техноадепты, лихорадочно работая под дождем из крови по всей длине бронированного корпуса. Вдоль бортов, через равные расстояния наносились кровавые символы, но Немиил не мог разобрать их на таком расстоянии. Искупитель заметил, что на ближайшей к нему машине на главной палубе, справа от орудия, имеется большой, открытый люк. - Что ты думаешь об этом? - сказал он, указывая на двух техноадептов, работающих в непосредственной близи от люка.

Аскелон слегка наклонился вперед, пристально рассматривая отверстие. Его глаза расширились.

- Это - отсек MIU - сказал он - интерфейса нейронной связи, почти такого же, какой мы используем на наших Титанах. Похоже, что они модернизировали управление и приспособили его под себя.

- То есть, единственный оператор сможет управлять одним из этих чудовищ? - сказал Немиил.

Технодесантник кивнул.

- Конечно. Хоть они и велики, они гораздо менее требовательны, чем двуногие Титаны - ответил он - А MIU делает практически невозможным их управление в случае захвата.

Немиил с мрачным видом кивнул, его взгляд устремился на трупы, висящие перед ним.

- Теперь мы знаем, что случилось с Драгунами, защищавшими южный вход - сказал он, в его голосе сквозило отвращение - да в принципе и с собственным персоналом кузницы. Магос Архой - сумасшедший. А все что происходит, выглядит как некий непристойный и суеверный ритуал. Как мог такой человек, как Гор Луперкаль, пасть так низко? - Воспоминания о тех грязных вещах, которые он видел на Сароше, внезапно всплыли в памяти Немиила. Он потряс головой и усилием воли он отбросил их в сторону.

Коль оторвал взгляд от вызывающего отвращение зрелища и краем глаза заметил неуловимое движение в сборочном цехе.

- Здесь находится сам первосвященник - прорычал он, указывая на узкий проход, справа от стоящих военных машин.

Немиил выпрямился и вытянул шею, чтобы разглядеть магоса Архоя, идущего к строю машин. Пара техноадептов, следовавших за магосом, держались отдаленно, их руки были спрятаны в рукава. В отличие от них, четверо мужчин в форме упорно следовали за Архоем по пятам, критически изучая осадное оружие. Один из мужчин что-то обсуждал с магосом, говоря с ним на повышенных тонах. Немиилу потребовалось меньше минуты, чтобы узнать форму, которую тот носил.

- 15-ый полк Гесперанских Улан - пробормотал он - приписаны к 53-му экспедиционному флоту Гора. Похоже, что некоторые мятежники остались после того, как их наземные войска покинули планету. Должно быть, они встречались с предателем Архоем и подготавливали погрузку машин, когда мы прибыли сюда.

- И они были здесь все время, выжидая удобного случая - прорычал Коль. - Этот проклятый магос внедрил своих воинов во все наши боевые подразделения. Мы должны предупредить примарха или ответственность за бойню будет на наших руках!

В тот же момент брат Вард высунулся из входа на лестничную клетку.

- Движение на лестнице! - прошептал он, - сверху и снизу.

Коль оглянулся на Варда.

- Одновременно?

Вард кивнул.

- Они двигаются не спеша. Это может оказаться пара патрулей.

Внезапно Аскелон указал на противоположную сторону похожего на пещеру помещения.

- Я вижу движение на другой стороне платформы! - спокойно сказал он. - Они что-то несут.

Немиил почувствовал, как волосы на его шее встают дыбом. Он посмотрел вниз на сборочный цех. Магос Архой стоял там, окруженный ошеломленными мятежниками. Предатель поднял скрытую капюшоном голову и смотрел прямо на него.

- Они знают, что мы - здесь! - прокричал он, снимая Крозиус с пояса. - Это - ловушка!

С платформы на противоположной стороне здания раздались выстрелы из лазгана, красные разряды шипели в воздухе, выбивая воронки в пермакритовых стенах. Вдалеке застучал тяжелый болтер, выплевывая бешеными очередями трассирующие болты, которые наполнили пространство. Многие пули попадали в висячие цепи, раскалывая их звенья, и те сбрасывали свой ужасный груз на землю.

Немиил пальнул в направлении тяжелого болтера и активизировал бусинку голоса (вокса).

- «Неукротимый разум» - это брат Немиил! - прокричал он. - Вы слышите меня? - растущий визг статики был ему ответом. Искупитель перебирал частоты, но результат был тот же. Предатели Архоя забивали вокс-каналы.

Огонь раздался с лестничной клетки позади Немиила. Гремели автоматы, лазганы выплевывали вспышки света в Марфея и Варда, который в ответ метал осколочные гранаты. Марфей навел мелтаган вниз по лестнице и выстрелил, а затем скрылся в проходе. - Отряд скитариев поднимается по лестнице! - выкрикнул он.

Темные фигуры, на ходу стреляя из лазганов, мчались на них по платформе от дальней стороны здания. Коль и Эфриал вели ответный огонь, уничтожив нескольких меткими выстрелами. Огонь тяжелого болтера обрушился на них, стегнув Астартес потоком снарядов. Оба воина были ошеломлены ударами, но их броня выдержала удар.

- Марфей! Стреляй в проход! - заорал Немиил, свесившись через тонкие металлические перила и целясь из пистолета в магоса Архоя. Предатель даже не дрогнул, когда искупитель навел оружие на тень, скрывающуюся под капюшоном, и нажал курок. Прицельно выпущенные пули взорвались на поверхности силового поля, не долетев несколько сантиметров до цели. Офицеры, сопровождающие магоса вытащили лаз-пистолеты и ответили огнем, попав несколько раз в ногу и живот.

Марфей взял на себя путь к платформе и выстрелил из мелтагана по тяжелому болтеру, скрытому вдали. Микроволновый всплеск накрыл стрелка и платформу под ним, за несколько секунд обратив метал в пар, швырнув горящего скитария на пол сборочного цеха.

- Мы отрезаны! - прокричал Коль, подстреливая еще одного атакующего скитария. - Куда нам двигаться?

Немиил свирепо посмотрел на Архоя. В нескольких метрах от него горящий скитарий, падающий вниз, запутался в одной из цепей, дергаясь и кривляясь, в то время как его пожирал огонь.

Искупитель машинально перезарядил пистолет.

- Следуйте за мной! - сказал он, встав ногой на перила, и прыгнул.

Тонкий металл прогнулся под его весом, и он потерял равновесие, но прыжок был достаточно силен, и он долетел до одной из отвратительных, усыпанных трупами цепей. Уцепившись за нее одной рукой, он заскользил вниз, пока липкий от крови металл не закончился под ладонью. Немиил пролетел оставшиеся несколько метров и приземлился на вершине осадного орудия. Техноадепт вырос рядом с ним, держа наготове потрескивающую газовую горелку, но он двигался слишком медленно. Взмахом Крозиуса Астартес отбросил предателя в сторону и побежал по уходящему под уклон корпусу к Архою и офицерам мятежников.

- За Льва! - проревел он, поднимая Крозиус Аквилум, и бросился на предателей.

Глава шестнадцатая

Хитросплетения

Калибан

200-й год Великого Крестового похода Императора

НЕУДОБНО ПРИСТЕГНУТЫЙ РЕМНЯМИ безопасности генерал Мортен поерзал в чрезмерно большом откидном с