/ Language: Русский / Genre:nonfiction,sci_psychology, / Series: Анатомия

Анатомия глупости

Марина Линдхолм

Однажды я заметила, что люди часто говорят одни и те же фразы, не задумываясь… А вы такое замечали? Люди разные, а фразы одинаковые. От частого употребления эти фразы стали привычными, почти эталонными… А ведь большинство таких эталонов – глупость. Честно-честно. Мы говорим фразы, которые придумали не мы, но с которыми сроднились с детства. Они стали незаметными, эти фразы, и наше отношение к себе и к жизни часто автоматически скопировано с этих слов. «Не по Сеньке шапка». «Ты не в сказке живешь». «Сам погибай, а товарища выручай!». И так далее. Привычные глупости и глупые привычки, от которых сводит зубы и сгибает спину. Рабство, которое внутри нас. Глупость, которую мы не замечаем. А ведь у нее есть анатомия. Эта книга написана для тех, кто жив. "Анатомия глупости" – вторая книга в серии "Анатомий", в которой я пытаюсь рассказать об Играх, о том, как мы играем и как играют нами, и о том, как выиграть".

Марина Линдхолм

Анатомия глупости

Предисловие

Эта книга, как и любая другая, имеет свою историю и свой характер. Сначала я писала ее для женщин и про женщин. Примерно к середине книги я поняла, что тема успеха и неудач – это не женская тема, вернее, не только женская. Просто мне, как женщине, особенно видны и понятны именно женские проблемы и именно женские страдания. Иногда женщины обвиняют мужчин, а мужчины – женщин в том, что жизнь сложна и тяжела, население обвиняет в этом правительства, а правительства – экономическую ситуацию.

Органы правопорядка обвиняют криминальный мир, а руководители предприятий – персонал. Больные обвиняют врачей, а врачи – патогенную микрофлору … И почти никогда и никто не обвиняет то, что является на самом деле причиной всех бед и проблем, то, что и делает нашу жизнь сложной и тяжелой, то, что заставляет людей враждовать и нарушать все возможные нормы и правила.

Имя этому – Глупость. У глупости есть лицо, есть язык, есть особые приметы, и все это я попыталась описать, сделать известным, чтобы вы могли распознавать глупость в жизни и избавиться от глупости и глупцов.

Если угодно, эта книга – своеобразный учебник, анатомия глупости, ведь есть же учебники по психопатологии, дефектологии, медицинской патологии и прочим другим патологиям.

Так и назовем.

Автор.

Один на один с этой жизнью

Один на один с этой жизнью

Когда мне было лет двадцать пять, у меня страшно чесались руки написать какую-нибудь серьезную прозу. Я тогда начала немного печататься в районной газетке «Н-ская правда». Зав. отделом по работе с читателями или что-то вроде того, передвигая сигарету из одного угла рта в другой и прищурившись от дыма, перечитывала мой первый рассказик и комментировала:

– Ты, детка, наивная дурочка. Думаешь, я не могу писать, как Чехов? Могу. Вопрос, кому это надо?

– А Вам самой?

– Сама себе я заплатить не могу.

И она элегантно стряхнула пепел себе на юбку.

Галина Циммерман, умница и неряха, учила меня, что писать надо либо честно, либо никак.

Писать честно очень страшно. А вдруг те, о ком я пишу, узнают себя? А еще страшнее, что они догадаются, что пишу я о себе. По крайней мере, из себя.

Тогда я опубликовала свой рассказ про бабушку.

Я очень любила свою бабушку и очень не любила ее сына, моего дядьку, который жил с ней, пил и не давал ей покоя. Я хотела заступиться за нее. А моя мама сказала: как я посмела такое напечатать? Теперь все узнают о семейном позоре, о том, что дядька – алкоголик. Как будто до этого никто не знал.

Очень типично для моей мамы. Как будто люди слепые. И как будто люди нуждаются в официальном заявлении со стороны моей мамы, что дядька алкоголик. Ей всегда казалось и кажется, что она может накинуть платок на чужой роток, если будет все что можно скрывать и притворяться.

Рассказик мой напечатали, и ко мне пришла слава, примерно неделю я получала на него отзывы. То есть, мои знакомые, встречая меня, говорили что-то типа: «Ну ты, блин, даешь…».

Я была счастлива.

Потом я напечатала еще несколько маленьких рассказиков, а потом вдруг поняла, что я хочу написать большую книгу. Про женщин. Не хочу писать про мужчин. Мужчины уже достаточно много написали про самих себя. Они, мужчины, очень любят сами себя, хотя всегда говорят, что любят женщин и Родину.

На самом деле женщин могут любить только женщины. Потому что женщину может понять только женщина. Вы не подумайте, что я какая-нибудь феминистка или что-нибудь похуже… Нет, просто я сама – женщина, и все.

Чтобы понять, чем же мы отличаемся от них… То есть, чем наши женщины отличаются от не наших…

Хотя, постойте, неужели наши женщины отличаются не только от мужчин, но даже и от западных женщин? Ого!

Эту книгу я задумала давно, только не знала, о чем она будет. Понимаете, книга может быть о чем угодно: о природе, о преступлениях, о разведении цветов или щенков, но все равно книга будет о том, что больше всего волнует автора. Больше всего меня волную я сама. Всю мою жизнь я пытаюсь понять, почему все так по-дурацки в моей жизни и что со мной не так. Честно-честно.

Одновременно с этим я наблюдаю жизнь других женщин. Какие-то из них выглядят вполне благополучными и успешными. Какие-то – еще более странными, чем я сама. В результате глубоких и длительных раздумий я пришла к выводу: чтобы понять себя саму, мне надо исследовать женщин как класс, или отряд, или вид, и при исследовании класса обнаружатся и мои особенности как представителя этого класса или вида…

Но одно препятствие всегда стояло на моем пути. Как можно описать класс или вид, если все его представители, точнее, представительницы – столь шокирующе разные?

Однажды я проснулась с гениальной идеей – просто надо класс женщин разделить на подклассы. Например, на наших, советских, и не наших, импортных. При сравнении обнаружится общее и противоположное.

Ладно, там увидим, что обнаружится. Давайте начнем с наших.

С кого бы начать? Может, с бабушки? Эту женщину я, кажется, изучила достаточно хорошо. Или с мамы? Нет, все это как-то нетипично. Хотя много раз, когда мои приятельницы пересказывали мне очередные разборки с мамами, я невольно переспрашивала:

– Это ты про мою маму рассказываешь или про свою?

Так они похожи, так они банальны. Перечислю некоторые фразы, которые мне кажутся особенно смешными:

– А мне, думаешь, было легко?

– Ничего, жили с твоим отцом не хуже других, не пил, не бил.

– Что люди скажут…

– Принесешь в подоле…

– Опять посуду не помыла?

– Как ты разговариваешь со своей матерью!

– Простенько и со вкусом…

– А накрасилась-то…

Ну и так далее. При желании можете добавить пару-тройку фраз, которые я пропустила.

Моя мама работала на заводе всю свою жизнь, начала с рабочей, закончила начальником участка. Она была красавицей, карие глаза, брови, губы как у Софи Лорен. Клянусь, я однажды разглядывала ее фото и поразилась: «Ба, да она же красавица!» Но мама всегда покупала самые уродские очки, которые только можно было достать, и носила самые уродские прически, какие только можно было себе устроить.

Наверное, мама не могла согласиться с тем, что она красавица. Наверное, ей было стыдно быть красивее других.

Мамина мама осталась вдовой лет в тридцать с небольшим. Даже на свадебной фотографии бабушка выглядит почти так же, как и в 50, и в 60. Серьезная. Нет, суровая.

Бабушка была сиротой, росла без мамы. Неоткуда было взяться ласковому взгляду и огню в глазах. Надо было выживать. Деда я не помню. Но, по рассказам, дед был крутым и суровым человеком. Хозяином и властелином своей семьи. Мог, придя домой, смахнуть со стола книжки и тетрадки и отправить дочку за папиросами. Ночью.

Дед был деспотом, почти тираном. Бабушка преклонялась перед ним. Уважала, ценила, боялась потерять. Дед пришел с войны почти здоровый. Не болел, руки-ноги целы. А у других мужья не пришли с войны. Моя бабушка была очень везучей: после войны и с мужем – неслыханное счастье. Одно движение брови – и все летели выполнять желание деда.

Дед побывал в плену, поэтому вся семья жила со страхом в душе. Боялись всего, от страха переехали в другой город, потом вернулись, но страх отравил всех. Мама боялась школы, экзаменов, темноты, болезней, боялась и боялась. Пугала нас, своих детей. В детстве я боялась темноты, пауков, привидений, покойников, подпола, боялась умереть. Я боялась, что наше солнце взорвется, успокаивалась днем, когда это самое солнце появлялось на небе.

Я боялась собак, волков, темного леса… проще перечислить, чего я не боялась. Наверное, я чувствовала мамин страх и переделывала его в понятные мне самой страхи.

Всю мою жизнь я борюсь с этим моим страхом, которым я заболела в раннем детстве. Я боюсь нищеты, болезней, неудачи, боюсь, что жизнь пройдет впустую. В советские времена, когда страх гнал людей совершать трудовые подвиги, его называли «целеустремленностью». От страха, что затопчут и обойдут, люди становились передовиками производства.

Моя мама точно так же металась по квартире, чтобы накормить отца, как когда-то моя бабушка при виде деда. Отец был сверхценностью.

Муж – нечто божественно-священное, что нужно холить и лелеять. Поклонение мужу – главная религия моей семьи. Никогда не забуду, как моя бабушка, придя ко мне в гости, вскакивала из-за стола, когда приходил домой мой муж, пихала кулачком в бок и шептала:

– Корми мужика-то…

Неважно, что сама она не допила свою чашку чая, неважно,

что ей было 80 лет, а ему чуть за тридцать. Пришел МУЖ, главная ценность в доме.

Я понимаю, что все это пошло от недостатка мужиков после войны, когда из 100 ушедших на фронт возвращались двое-трое. Мужик стал сверхдефицитом, и баба при мужике получала как бы сертификат качества. Повезло.

Моя мама впитала это от бабушки. А я от своей мамы.

В глазах моей мамы и бабушки муж имеет положительные качества с приставкой НЕ – не пьет, не курит, не гуляет, не бьет, не ворует. Этого достаточно.

Мое детство прошло под девизом «Как бы чего не вышло». Не ходи туда, а то…

Последствия можно перечислить длинным списком, начиная от «Придет серенький волчок» и заканчивая злым милиционером.

Мои родители сами боялись жизни и пугали нас, детей. Мама продолжала учиться, уже будучи мамой, заканчивала второй техникум. Первое образование повергло ее просто в панику. Она закончила торговый техникум, пришла на практику и мгновенно осознала, что обязательно попадет в тюрьму, потому что в торговле по-другому было невозможно. От страха просчитаться или сделать ошибку мама не спала ночами. Второй техникум, индустриальный, был стартом для новой счастливой жизни на производстве. Мама стала технологом.

Дома я помню бесконечные разговоры про шихту, стеклобой, отгрузку, наряды, бригаду, ночные смены, транспортер, который ломался. Мама часами пересказывала отцу свои разговоры с начальником смены или цеха.

В этих разговорах она переживала заново все приключения за день и доказывала свою правоту и нужность для производства. Вероятно, спорить с самими начальниками в момент разговора у нее не хватало духу.

Отец работал вместе с ней в одном цеху, знал всех этих людей и молча смотрел в окно или в телевизор, пока мама не успокаивалась, высказав ему все, что не осмеливалась сказать днем на работе. Эти бесконечные: «А он говорит… А я говорю… А он… А я…» составляли, вероятно, основу их отношений.

Отец никогда не давал советов. Он просто молча слушал, а может, и не слушал, просто терпеливо ждал, когда наступит время обеда или ужина.

Отец был флегматиком. Наверное, он тоже испытывал страх, но как-то неясно, глухо. Он лежал на диване, когда был дома, читал газеты, иногда спал, но никогда не возмущался, не кричал, не суетился.

Однажды я услышала, как мать жалуется на нехватку денег: нужно купить детям одежду, а денег мало. Отец с равнодушным лицом, не отрываясь от газеты, спросил:

– Я отдаю тебе зарплату? Отдаю. Что еще?

Действительно, что еще? Одежда у меня всегда была ужасной. Мать сама не умела одеваться, не чувствовала вкуса к одежде, носила, что придется, зачастую просто рабочий халат, и меня одевала по необходимости, чтобы было не холодно и не дыряво. Никогда не забуду ощущение стыда за свои старые сапоги и немодные туфли. Вишневые старческие туфли с ремешком и пуговкой. Девочки в классе носили блестящие сапоги-чулки, а я прятала ноги под парту. Пальто мои были всегда самых невероятных цветов – синие, красные, зеленые…

Школьная форма и спортивный костюм – это все, чем я располагала в детстве. Мама всегда рассказывала, что у нее самой было два платья – школьное и домашнее. Мне было запрещено красить глаза, носить челку, я должна была быть скромной и незаметной. Накрашенные глаза были признаком женщины легкого поведения.

И бабушка, и мама постоянно говорили одну и ту же фразу: «Слушайся учителей». Учителя определяли мою жизнь. Слушаться учителей – означало быть послушной, удобной для них, не вызывать раздражения со стороны старших. Само собой разумелось, что послушные девочки рано или поздно получат от учителей хорошие отметки, а это даст возможность получить от жизни какой-нибудь кусок какого-нибудь пирога, будто есть кто-то старший, сильный и умный, который решит мою судьбу в мою пользу. Если я буду хорошей девочкой, конечно.

Если я жаловалась на несправедливость учителей, то мама всегда затыкала мне рот фразой: «Сама виновата». Она сразу же раздражалась и говорила мне, что с моим характером ни один учитель не сможет справиться. Что я должна учиться лучше. Что «не смей говорить так про учителей, потому что они – УЧИТЕЛЯ».

В переводе с маминого на человеческий это примерно означало: «Если ты только допустишь мысль, что учитель может быть не прав, то следующей твоей мыслью будет, что мама может быть не права, а возможно, и мамины начальники! А там и до директора завода недалеко! А уж это – прямая контрреволюция! А начальники всегда правы, и линия Партии и правительства – самая правильная линия, и не тебе судить, а то…». Дальше даже думать было страшно.

Моя мама всегда была хорошей девочкой, которая слушала маму, папу, учителей, начальников и прочих старших товарищей. А хорошие девочки – это послушные девочки. Хорошие девочки не думают, а слушаются. Главное, найти того, кого слушаться. Быть послушной – безопасно, спокойно, и остается только один страх – быть недостаточно послушной, недостаточно хорошей для них, великих начальников.

Однако мамин страх был такой невероятной силы и мощи, что все пространство рядом с мамой было заражено страхом. В доме не говорили о страхе как о чем-то типа болезни или стресса, нет, страх был частью жизни как воздух. А кто же будет говорить про воздух?

Говорят, что дети копируют родителей в поведении, манере речи, привычках. Но дети копируют родителей и в эмоциях. Говорят, животные чувствуют страх жертвы. Но мы тоже животные, только в одежде. Мы тоже чувствуем страх.

Мамин страх, ставший моим, доставшийся мне по наследству, изуродовал мою жизнь, и я до сих пор получаю отрыжки своих глупых поступков, совершенных в молодости.

Страх застилает глаза, лишает человека рассудка, отнимает здравомыслие.

Страх остаться одной я почувствовала в самом начале школьной жизни. У всех были подружки, а у меня не было. Подружки в школе заводятся очень легко – живем в соседних квартирах или домах, ходим в школу вместе и из школы вместе – вот тебе и подружки.

Так получилось, что рядом со мной никто из моих одноклассниц не жил. Все жили как-то парами и приходили в школу парами. А я приходила одна.

У меня, по сути, не было выбора – с кем дружить, все девочки уже дружили между собой, и я была рада, что хоть еще одна девочка оказалась одна за партой, она и стала моей подружкой на долгие восемь лет.

Была ли она добра? Нет. Была ли она умна? Нет. Была ли она красива? Тоже нет. А что же было в ней такого, что тянуло меня к ней как магнитом?

Она была уверена в себе. Непроходимо, несокрушимо, невероятно уверена в себе.

Этим она и притягивала меня. Это было как гипноз. Если ей нужно было что-то списать у меня, она говорила об этом так, будто делала мне одолжение.

– Не сделала математику, возьму у тебя списать, надеюсь, ты не ошиблась?

И я была счастлива, что она списывает у меня, а не у кого-то другого, что я могу быть ей полезна. Что у меня есть возможность получить от нее благодарный кивок. Однажды она списала очередную математику и сказала:

– У тебя неважный почерк, не понимаю, что ты пишешь…

Надо ли говорить, что мой почерк мгновенно стал лучше. У меня и сейчас красивый почерк, может быть, благодаря этой моей подружке?

Эта подружкина уверенность в себе была для меня чем-то немыслимым, непостижимым. Я-то была ужасно неуверенная в себе. У меня были большие уши, маленькие глаза, я краснела и бледнела, когда меня вызывали к доске, а она не краснела и не бледнела, даже когда лепила самую невероятную чушь. Обычной ее реакцией было: «Подумаешь! Ерунда!» Я была в восхищении.

Так я провосхищалась примерно до 8-го класса, когда она уехала учиться в музыкальное училище, А Я ОСТАЛАСЬ ОДИН НА ОДИН С ЭТОЙ ЖИЗНЬЮ…

Некому было воскликнуть: «Подумаешь! Ерунда!» Никто не мог подсказать мне, хорошо или плохо я сделала то или это. Никто не придумывал, о чем бы помечтать или чем бы заняться. Понимаете?

То, чего я всегда боялась, случилось. Я осталась с этой жизнью один на один. Мама была не в счет. Мама говорила одни и те же фразы, реагировала одним и тем же образом, как инфузория-туфелька. Посуда вымыта – мама довольна. Посуда не вымыта – мама кричит.

Мне и в голову не приходило спросить что-нибудь у мамы. Тем более что-нибудь типа: «Как ты относишься к Алле Пугачевой?», или: «Какая помада лучше?», или: «Пойти постричься или сделать перманент?»

Все девочки в классе сделали перманент, покрасили волосы хной и ходили восхитительно рыжие и лохматые. Мама поджимала губы. От меня требовалось хорошо учиться, приходить домой не позже девяти вечера и мыть посуду с мылом, а не просто споласкивать под краном.

Мама никогда не шутила со мной, никогда не играла ни в какие игры, никогда не смеялась.

Мама была занята борьбой за место под солнцем в виде квартальной премии. Столько всего надо было учесть и обсудить с отцом! До меня ли…

Не помню, чтобы мама хоть раз погладила меня по голове или поцеловала…

Однажды, будучи уже сама матерью двоих оболтусов, я как-то намекнула на это мутное обстоятельство. Мама ответила совершенно стандартно:

– А меня тоже никто не целовал и не гладил по головке.

Когда я докладывала об очередной пятерке по физике или литературе, мама хмурила брови, потом поджимала губы и, наконец, выдавливала свое «Хорошо». Без восклицательного знака. Выглядело это как: «Ну, иди пока, а там посмотрим».

С родительских собраний мама приходила со скучающим выражением на лице, говорила, что все нормально и что меня не ругали. Хотя я точно знала, что была в классе лучшей ученицей.

Постепенно я потеряла всякую надежду получить от мамы хоть какое-то подтверждение своего существования и переключилась на внешний мир.

Я старалась успевать везде: занималась плаванием, ходила в разные студии, вышивала, шила и вязала, рисовала, пела под гитару… Мама меня игнорировала.

Как-то само собой в моей голове возникло твердое убеждение, что недостаток родительской любви можно восполнить любовью от мальчиков. Вернее, это сейчас я понимаю, что именно от недостатка родительской любви у меня что-то в голове повернулось.

Тогда же, как томимый жаждой путник, я открыла для себя новую область человеческих отношений – любовь. Я думала про эту таинственную область почти постоянно. Гимном отношений между мальчиками и девочками стал мультфильм «Бременские музыканты» с прекрасной музыкой. Я плакала, когда Магомаев обращался к своей принцессе и убеждал ее, что солнце взойдет.

Я была уверена, что и меня кто-то полюбит точно так же, как эту мультяшную принцессу. Каждый раз, когда какой-нибудь мальчик обращал на меня внимание, я вздрагивала от волнения, а в голове начинала звучать волшебная песня про «солнце взойдет».

Но мальчики были грубыми и глупыми. Они дергали меня за косички, смеялись своим непонятным шуткам, дрались на переменах, и от них противно пахло куревом и несвежим бельем. Ни один не хотел быть принцем.

Когда я вспоминаю себя в подростковом периоде, у меня всегда возникает чувство отделенности от всех остальных.

Книги, которые я читала, фильмы, которые мне нравились, музыка, которую я слушала, – все это было так далеко от моего окружения! Мама никогда не говорила со мной о чем-то, кроме посуды и уборки, подружка меня покинула, мальчик-принц не завелся, и я чувствовала себя если и не белой вороной, то, по крайней мере, какой-то посторонней птицей на этом празднике жизни.

Мне хотелось говорить о чем-то важном, интересном, жизнь была полна загадок, тайн, все дышало чем-то сокровенным… А поговорить было не с кем.

Я привыкла к тому, что с людьми мне было странно, неуютно, что к людям надо приспособиться, что люди заняты чем-то обычным, бытом, наверное.

Таким образом, я вышла в большую жизнь. Без руля и без ветрил. С отличным аттестатом. Без цели.

Только одна мечта занимала меня – выйти замуж. Мне казалось, что замужество – и есть то стабильное счастливое состояние, которого мне не хватает. Я не понимала тогда, что мужчина – такое же существо, как и я, а вовсе не царь и бог. Иначе почему все так носятся с этим делом: ах, муж, замуж, мужчина, развелась, свадьба, живут… Носились с этим делом все поголовно.

Моя школьная подружка вернулась благополучно из своего музыкального училища и сразу же вышла замуж за мальчика, который учился в нашей школе года на два старше нас и был звездой! И родители его были звездами, и друзья его тоже были звездами – играли на танцах, были музыкантами! А мальчик этот собирался стать режиссером.

Она пригласила меня на свадьбу, и я отчаянно ей завидовала. Она же смотрела на меня с таким превосходством, что ни о каком реванше не могло быть и речи. Ничего, что я застала ее в туалете ресторана сидящей в своем роскошном платье прямо на крышке унитаза и ревущей в три ручья. Поругалась с женихом. Ничего, что они доругивались потом еще и еще на протяжении всей свадьбы. Это все были приметы таинственной взрослой жизни, о которой мне было только мечтать и мечтать!

Она забеременела сразу же и носила свой живот гордо и с достоинством. Я не знала, как себя вести, о чем говорить. А она беспокоилась, что Саша придет скоро домой, а она еще не успела приготовить ужин. Боже мой! Она будет готовить ужин вот этими своими музыкальными ручками с короткими ноготками! Как прекрасно! И Саша ее будет есть с руки, как собачка! И будет смотреть на нее ласковыми глазами! Вот оно, счастье.

В то же время у меня завелась приятельница, с которой мы работали вместе в одном учреждении. Я почти влюбилась в нее. Надо ли говорить, что она была старше меня лет на пять и покорила меня своим веселым характером и удивительным здравомыслием. Всегда она была весела, добра и оптимистична. И, конечно же, любила своего мужа без памяти.

С этим Димой они учились вместе в строительном институте, он был младше нее на два года, они поженились перед дипломом, приехали в мой город по распределению, чтобы начать новую жизнь вдали от родителей. Милка была потрясающей хозяйкой. Таких супчиков и котлеток я, кажется, не ела потом никогда в жизни.

Она носилась по дому, как ветер, казалось, что у нее не две, а шесть рук. Стирка гудит, пылесос шумит, вода на плите кипит, телефон звонит, собака лает – тарарам, но как весело! И вот приходит с работы Дима. Милка всеми глазами и губами и руками улыбается ему, обнимает, а он буркает что-то типа «привет…» и садится есть. Тут же газету под нос, а Милка щебечет, заливается соловьем…

А когда сытый Дима с покрасневшими от сытости ушами переползал на кресло к телевизору, мы пили чай, и Милка рассказывала про жизнь.

– И вот мы переехали сюда. Диме не понравилось сначала, квартира была плохая, сырая. Он сразу стал работать прорабом, работа тяжелая. Уставал сильно. Тут Темка родился, Дима не высыпался, по ночам Темка плакал, Дима злился, я перешла спать в другую комнату, чтобы не мешать. Потом родители дали нам денег, и мы поменяли квартиру вот на эту. Дима сказал, что со временем, может быть, получим другую, а эту оставим Темке. Дима хочет купить машину, а потом купим новый холодильник. Ой, мясо горит! Дима не любит пережаренное. Блин, опять прозевала. Мама моя работает в книжном магазине, у нас всегда хорошие книги, Дима любит детективы…

Я слушала и млела – вот это жизнь! Сразу видно – у человека есть смысл в жизни. Есть Тот, Кому можно и должно служить. Муж!!! Я совершенно не замечала, что про себя-то она почти ничего не говорит, сама она просто часть Его жизни, его удовольствий.

Знаете, что случилось через 17 лет? Он просто ушел от нее к молоденькой секретарше. Милка не хотела больше жить. Осталась на этом свете только из-за детей. Теперь я услышала от нее совсем другие слова.

– Все они похотливые кобели. Ни одному нельзя верить, если у них в одном месте зашевелится, ни перед чем не остановятся.

– Что же, у тебя никого нет сейчас?

– Почему нет, есть. Организм своего требует, надо думать о здоровье. Я их держу для здоровья.

Мне не хватило мужества сказать, что вообще-то удивляться нечему, Дима ее никогда не любил. А любил он только одного человека – себя. И все это было так очевидно! Когда у Милки образовалась какая-то шишка в груди, и ей сделали операцию, Дима не приходил в больницу и вообще вел себя так, будто ничего не происходит. А Милка безмятежно улыбалась и оправдывала его:

– Ты же знаешь мужиков? Они живут в своем выдуманном мире, где только работа… Не замечает – и хорошо. Еще, чего доброго, не захочет меня больше. Знаешь, как это бывает? На их сексуальность влияет все что угодно, еще превратится в импотента. Потом замучаешься по врачам бегать… Надо будет купить красивое белье, чтобы шрам прикрывать…

А когда умерла Милкина мама, которая, кстати, подарила им полквартиры, а заодно еженедельно посылала с оказией так любимые Димой детективы, так вот, когда она умерла, то Дима не поехал на похороны, потому что у него обострился радикулит. Милка тогда, помнится, сказала:

– Да я его сама не пустила, еще не хватало, чтобы его разбил паралич, и потом держать его год на больничном…

При всем своем здравомыслии – а Милка преподавала строительное черчение и детали машин в индустриальном техникуме, – она тупела и совершенно ничего не видела, когда дело касалось Димы. Дима не оценивался по стандартным меркам. Стандартные мерки применялись ко всем остальным людям, к детям, подругам, даже к родителям. А к Диме применялись особенные стандарты. Всегда находилось какое-нибудь очень серьезное оправдание, почему Дима не смог сделать то, что полагалось бы сделать приличному человеку в той или иной ситуации. Раньше, во времена русской классической литературы, это называлось бы двойной моралью.

Только одна из всех моих знакомых женщин имела смелость и достоинство предъявлять своему мужу моральные требования. Таня, Татьяна Николаевна, была завучем в одном ПТУ, где я проработала примерно год учителем русского языка, когда еще училась на четвертом курсе университета. Танин папа был то ли первым, то ли вторым секретарем горкома партии нашего городка, а Танин муж только начинал свою карьеру по партийной линии.

Однажды я слышала, как Тага отчитывала своего Михаила Андреевича по телефону, уж не знаю за что:

– Разве приличные папочки так поступают? Приличные папочки приходят домой раньше жены, убирают квартиру, готовят ужин, чтобы жена пришла домой к столу, и папочки говорят: «Дорогая, ты прекрасно выглядишь! Давай поужинаем и пойдем в кино на вечерний сеанс. Посуду я потом уберу».

Что-что-что? Не каждый день? А почему не каждый? Я лично работаю каждый день, и устаю каждый день. Поэтому ты должен заботиться о своей жене каждый день. Я ведь тоже забочусь о тебе каждый день!

Ну, это смешно, наконец. Ты же не ребенок, ты отец и муж. Вот сам и придумай…

Помню, что остальные училки в нашем ПТУ своими маленькими язычками осуждали Татьяну Николаевну за жестокое обращение с же… ой, то есть с мужем.

Говорили, что она уж больно крута, что она его заездила, что он ее избаловал, что вот пожила бы с моим, который трезвым бывает только по утрам, да еще и из дома все пропивает, а у нее мужик и не пьет, и не бьет, и не гуляет, и по магазинам ходит, и готовит, а ей все не так. Зажралась.

Помню, что я сама не любила ее манеру разговаривать с мужем и посмеиваться над ним. В моей родительской семье было не принято посмеиваться над мужчинами, даже думать об этом было не принято. Все очень серьезно, мужчина – это серьезно.

А Таня цвела и улыбалась. Конечно, она могла себе позволить предъявлять моральные требования к мужу, за ее спиной стояла мощная фигура папы, и ее муж был не столько ее мужем, сколько зятем ее отца. Остальные женщины в нашем коллективе такого себе позволить не могли ни при каких обстоятельствах.

До ПТУ я работала в одной пригородной школе, она считалась сельской, кадров не хватало, и меня взяли на работу с двумя курсами.

Однажды у меня было «окно», я вышла из своего кабинета, пошла по длинному коридору и вдруг поразилась тому, что в тишине урока я слышу только женские голоса коллег и ни одного мужского.

В то время я была молодой незамужней девкой, которая мечтала о браке как об исполнении своей главной цели в жизни. Я остановилась и стояла, оглушенная неожиданным озарением, что здесь, в этой школе, я и закончу свою жизнь старой девой. За кого же мне выходить замуж? Во всем коллективе только два мужика – учитель физкультуры, который женат на учительнице начальных классов, и военрук, старый и скучный. Половина моих коллег были одинокими, а вторая половина женщин жили со своими алкоголиками не очень-то весело.

Я решила бежать из школы и из поселка.

Однако перед побегом, который пришлось отложить до конца учебного года, мне довелось познакомиться с Наташей, моей полной коллегой, то есть тоже учительницей русского языка. Как я потом поняла, Наташа сбежала из своего маленького городка из-за скандала, связанного с ее молодым мужем.

Они приехали сюда вместе, поселились на квартире, начали работать в нашей школе, он тоже был учителем физкультуры.

Однажды я застала их в лаборантской за неприличным занятием: она облокотилась на наш общий письменный стол, а он задирал ее юбку, приговаривая и припрыгивая от нетерпения. Они встрепенулись, она засмеялась смущенно, а он повернулся ко мне и хлопнул руками, как бы прогоняя меня.

Я вышла из кабинета, через минуту Наташа выглянула и затащила меня внутрь, а он выскользнул за моей спиной.

Она нравилась мне, у нее был очень легкий характер, и она была очень доброжелательной со всеми людьми. Говорила она мягко, медленно, всегда подшучивала, словечки у нее были все сплошь уменьшительно-ласкательные: девчонки, мальчишечки, зайка, киска, малышка, детка…

Она была певунья, быстро организовала хор, они потом ездили на всякие конкурсы, занимали первые места. Она была очень порядочным человеком. Даже ее белые вязаные воротнички, шелковые шали, муфты зимой и шляпки летом – все это говорило о том, что она из хорошей семьи, где все всех любили и уважали, потом оказалось, что ее родители прожили вместе 50 лет, папа полковник в отставке, души не чает в маме, а мама обожает их с сестрой.

Мне не нравился ее Миша, потому что он был хам, тискал молоденьких училок по углам, плоско шутил, обращался с Наташей как с уличной девкой: точно так же тискал и ее на глазах у всех, а мне делал неприличные предложения доставить ему удовольствие и что, дескать, никто об этом ничего не узнает. Мне было очень странно, что они – пара, что живут вместе, и она, похоже, не замечает, что он обычный здоровый конь под 190 ростом и 100 весом.

Она его любила, быстро забеременела раз и другой, у них появились детки, и Наташа уже не сияла как прежде и не пела на бегу, когда поднималась на наш третий этаж. Поговаривали, что Мишка пьет, шляется по бабам, не дает ей денег и вообще ведет себя как свинья.

Лет через 10, когда я уже давно ушла из этой школы и почти перестала даже перезваниваться с Наташей, я встретила его на заправочной станции, я стояла около своей «девятки», а он вышел из своего «газика». Он меня узнал, заулыбался, сказал, что как это так, что такие красивые женщины и без охраны, и не поехать ли нам куда-нибудь обмыть встречу…

Еще через несколько лет я узнала, что они развелись, что он забрал из квартиры почти все, и что они до сих пор делят саму квартиру, потому что он имел право на 25 процентов площади, а подходящего размена все не было. Что Наташа страшно постарела, потеряла почти все свои роскошные волосы, что дети у нее учатся в институтах и большие молодцы, что Мишка ходит к ним под окна ругаться и иногда даже стреляет у них под окном из своего охотничьего ружья и кричит, чтобы Наташка-сука отдала его норковую шапку.

Что же это такое? Неужели нет ни одной хорошей истории для моей повести? Неужели только грустные и печальные?

Очень часто я думаю про мою маму. Наверное, она была счастлива с моим отцом. Они прожили вместе всю жизнь, отец умер несколько лет назад, и мама одна до сих пор. Конечно, она его любила, заботилась, как умела, была ему преданной. А моя бабушка часто напевала шутливую припевку:

– Да, хорошо тебе, маменька, с родным-то батюшкой, а меня отдаете за чужого дяденьку.

Моя бабушка часто напевала старые русские народные песни. Я их слышала все свое детство, никогда особенно не задумывалась – а что же в них такого грустного, почему они такие протяжные?

Женщины жалуются на свою долю, на злодея-мужа, который их бьет, на бедность, на свекровь, на мужнину родню. В некоторых песнях женщины предостерегают молодух не ходить замуж, подольше оставаться в родительском доме. В других песнях женщины насмехаются над злодеем-мужем и его родней с весельем висельника, а, была – не была! Часто в женских песнях говорится о том, что хороша жизнь, если муж хороший, а если плохой – то жизнь тяжела. А песням этим очень много лет, то есть выходит, что женщины были несчастливы с мужьями и до революции, и до войны, и до перестройки? И очень интересно, только ли мы, русские женщины, рассуждаем так?

История моего первого замужества, которое продлилось всего два или три месяца, может быть одной из затейливых иллюстраций к всемирной женской истории.

Когда мне было лет 18, я пала жертвой своей первой настоящей любви. Школьные истории и дружбы, а до них почти детсадовские влюбленности – не в счет.

Итак, мне было 18, и я только что сдала свою первую в жизни сессию в институте. На новогодней дискотеке в холле общежития среди шума и мигающих огоньков он увидел меня. Я-то его как раз не видела. Я была занята своим платьем, которое мне сшила мама чуть ли не из занавески, по крайней мере, ткань выглядела как тюль. Я навертела волосы на бигуди, потом взбила их до невероятного объема, подвела глаза и накрасила губы, и со всей этой красотой, невероятно погруженная в себя, стояла у колонны.

Тут Он и возник. Все мы переживали нечто подобное – вот тут Он и …

Он взял меня за руку и повел танцевать. Он ничего не говорил, просто смотрел на меня, откинув голову. Представьте, какая каша у меня возникла в голове. Неужели платье сыграло? Или прическа? Я ему понравилась! А что говорить-то? Надо что-то говорить. Но я могла только глупо улыбаться. И он произнес свою коронную фразу:

– Так улыбаться может только настоящая женщина.

Это я-то? Я и не женщина вовсе, а девушка. Вот оно, определение третьего пола. Не женщина – это значит мужчина. Но и не мужчина. Тогда кто? Третий пол, то есть девушка…

Так я хотела ему понравиться, так хотела быть около него! Меня не отпугнуло ничто – ни резкий запах пота, ни рыжие волосы, ни белесые ресницы, ни заумные разговоры о призвании и творчестве. Что вы! Ведь он учился на четыре года старше и вот-вот должен был стать дипломированным архитектором.

Он и тогда уже был звездой на своем курсе, и это еще больше толкало меня ему понравиться. Я старалась. Каким-то своим чутьем я поняла, что нравиться легко, надо просто мимикрировать. Точно копировать его, подражать ему, говорить то, что ему хочется услышать.

Если ему нравилась деревянная резьба на старых домах, то и я отчаянно восхищалась этим. Он рассказывал мне про белую, черную и красную керамику, и я немедленно стала любить и это. Всякие висюльки на лямочках – пожалуйста! Роль женщины в семье – как пожелаете, могу и хозяйством заниматься. Я была как воск в его руках, а он говорил об удивительном родстве душ.

Однажды он решил познакомить меня со своими родителями:

– Перед свадьбой было бы неплохо нам всем познакомиться.

Мы ехали к нему домой и смеялись.

Я окончательно растаяла. Я превратилась в растопленное сливочное масло. Я потеряла всякую форму. Я была его.

Нетрудно догадаться, что через пару недель после нашего знакомства с его родителями он меня бросил. Он просто исчез! Сбежал. Потом он ко мне уже никогда не вернулся. А я сидела под его дверью в общежитии, и в животе у меня был дикий холод. Я умирала. У меня не было формы, я не могла быть больше ничьей, даже своей. Тянулись какие-то дни, какие-то ночи, моя жизнь исчезла.

Я не говорю, что я умерла. Нет, я жива, как видите. Просто моя жизнь тогда исчезла.

От горя, и не зная, куда себя деть, я очень часто приезжала к его другу домой. Друг был женатый, проживал в отдельной комнате, его жена накрывала стол, и народу у них набивалось достаточно. Мне казалось, что, бывая у его друга, я продолжаю общаться с ним самим.

На одной из таких посиделок некий Саша взял меня за руку и сказал, что сегодня он меня будет провожать. Я не сказала «нет» потому, что вообще ничего сказать не могла. Во мне не было жизни, воли, желаний, вкусов – ничего.

Раз провожать – значит, провожать. Если бы он, этот Саша, сказал: «Сейчас будем прыгать с крыши», я бы прыгнула. Мне было все равно. Саша поехал меня провожать, а по пути домой сделал мне предложение руки и сердца. Я подумала, что вот как хорошо, можно выйти замуж. А то вдруг больше никто не позовет. Заодно можно переехать от мамы, потому что мама, как мне тогда казалось, меня порядочно достала.

Конечно, никто меня не спросил ни о какой любви. Саша мне не понравился. Но это не имело значения. Я даже не пыталась себя остановить. По дороге в ЗАГС я подумала: «Если что, разведусь».

Что такое это «если что», я не знала, но смутно понимала, что все неправильно.

Через пару дней семейной жизни я поняла, что не могу спать со своим новым мужем. Не в смысле иметь секс, а в прямом смысле – спать в одной кровати.

Он мне был противен. Но не говорить же сразу на третий день, что пора разводиться.

Я стала терпеть. Отворачивалась, когда он меня целовал. Не хотела смеяться, когда он шутил. Не любила на него смотреть. Особенно меня раздражало, что на мое негативное к нему отношение он не обращал никакого внимания, продолжал смеяться и лез целоваться.

Через пару месяцев мы развелись. Я его допекла. Он ушел от меня к своей соседке по служебному кабинету. Прожили они довольно долго, завели детей и, наверное, были счастливы.

И вот я думаю: почему это все со мной случилось? Ведь я никогда не была дурой, а выходит, что была, и именно дурой. Почему я не выбирала себе пару сама? Почему я была выбираемой?

Кажется, этот страдательный залог, или как это там называется, сыграл со мной очень злую шутку.

Ответ будет таков – мне и в голову не приходило, что я могу выбирать. Я могу притягивать как магнит. Как душистый цветок на раскаленном зноем поле распространяет сладкий аромат и приманивает пчел, так и я должна была нравиться мальчикам, быть удобной и приятной для них, а уж кто прилетит и сядет на мой цветок – это как Бог даст. То и будем кушать.

Вместо того чтобы хоть как-то постараться разобраться в своем избраннике, я была занята копанием в себе. Я решала глобальную проблему – а нравлюсь ли я ему? Если нет, то что делать и кто виноват?

Сегодня по телевизору увидела ток-шоу про женщин. Какие они одинокие и несчастные. Одна из героинь, плача, рассказывала, что муж избил ее, когда она была на четвертом месяце беременности. С мужем пришлось расстаться.

Ведущая, одна наша музыкальная дива, спросила героиню, а что такое вдруг случилось с мужем, что он напал на беременную жену? Может, у него произошло временное помешательство рассудка? И так ли внезапно он помешался в уме?

И героиня, плача еще больше, рассказала, что он ее поколачивал и до беременности. Но она не обращала на это внимания. Думала, что это просто единичный случай. В голову лезла всякая чушь, вроде «бьет – значит любит».

Она мечтала о семье и не смотрела правде в глаза. Только чудом удалось сохранить беременность.

Одна моя знакомая рассказала мне, что во время очередной ссоры ее муж растоптал пластиковое ведро для мытья пола и сломал металлическую швабру. Дальше она добавила:

– Вот такой у него характер. А я что? Я молчу, ничего не говорю, пройдет. Покричал, конечно…

– А как насчет извиниться?

– А, ерунда. Если у него такой характер, что поделаешь?

И правда…

А сегодня моя сотрудница рассказывала о себе…

Все здешние истории укладываются в несколько предложений. Была замужем. Дети. Жили обеспеченно, была счастлива. Затем что-то случилось, например, операция, или авария, или просто дети начали подрастать. Муж начал пить. Жена должна была взять на себя всю ответственность. Не потому что она этого хочет, просто потому, что больше некому.

Ира рассказала примерно такую историю. Что стала инвалидом, муж запил, а дети были маленькие. Она развелась с ним четырнадцать лет назад, и только два года назад заставила его выехать из ее дома. Двенадцать лет она кормила своего бывшего мужа.

– Я готовила для детей, прятала еду в холодильник, а ночью слушала, как он ворует еду.

– Почему ты его не выгнала? Почему двенадцать лет ты позволяла ему воровать еду? – спрашиваю я.

– Не знаю. Вот такой я человек. Мне его было жалко. Не знаю.

– Но ведь он разрушал тебя?

– Да.

– И воровал еду у твоих детей?

– Да.

– И напивался каждый день?

– Да.

– Так почему же, черт побери, ты его не выгоняла9

– Не знаю.

Вот где тайна-то! Она не может ответить. Она даже не пытается оправдаться или придумать какую-нибудь философию про помощь ближнему, про сострадание, про «Все мы под небом едины».

Я слушала ее и думала о сотнях, тысячах таких Ир. И подобных мне. Эта Ира живет сейчас в комнате, где есть только матрац на полу и два стула. У нее нет телевизора, нет компьютера, ничего нет. Она должна за эту комнату уже 1000 баксов. С ней вместе в квартире живет сын хозяина, который вечно голоден и выпрашивает у Иры даже ту жалкую еду, которую она может себе позволить. Ира говорит, что когда она варит макароны, он приходит и жалуется на головокружение и голод. Ира отдает ему свои макароны.

– Мне его жалко.

Я спрашиваю, почему он не работает?

– Потому что ничего не умеет, молодой, всего 22 года.

– А раз ничего не умеет, пусть сидит голодный.

Ира посмотрела на меня так, как будто я предложила ей ограбить банк. Голодный человек – это ужасно. Его надо накормить. Пусть даже собственным ужином.

Перед уходом она сказала:

– Каждому человеку дается испытание по силам, только не каждый знает, есть ли у него эти силы. Многие верят, что сил нет, и сдаются. А некоторые верят, что силы есть, и продолжают барахтаться.

Когда моя мама гостила у меня, она рассказала, что одна моя одноклассница превратилась в алкоголичку. Я позвонила ей. На счастье, она была дома. Долго соображала, кто ей звонит. Потом очень быстро перевела разговор на себя и сказала с почти детским бесстыдством:

– А я совсем спилась. Стала алкоголичкой.

– Почему?

– Интересный вопрос, – помолчав, сказала она. – Не знаю, почему я спилась, а вот интересно, почему ты не спилась? Что тебя держит?

– Дети.

Мне не надо было даже думать, что меня удерживает на плаву. Конечно, дети. У моей одноклассницы детей не было.

Еще одна моя знакомая сказала однажды, что никогда не узнаешь человека, пока с ним не случится беда. В экстремальных условиях сразу станет видно, сломался человек или продолжает жить. Для меня живой человек не только тот, кто еще не умер, а тот, кто имеет надежду, мечты, планы, что-то такое, что заставляет его жить. И как же много вокруг таких, кто еще ходит по земле, дышит, но давно умер. Глаза тусклые, голос слабый, руки не гнутся, язык не шевелится, не задумываясь, отвечают «Да» или «НЕТ» на любые вопросы.

Сегодня получила письмо от мамы. На четырех страницах плотного текста мама учит меня жить. Припоминает мои старые грехи и ошибки, вспоминает, как она сама меня воспитывала, и как ей было тяжело. Наставляет меня, как вести себя с моими собственными детьми.

Приведу дословно одну ее фразу:

– Я, конечно, не должна вмешиваться в вашу жизнь, но мне кажется, мать может подсказать, посоветовать, и не просто может, а должна.

Вот такая логика у наших мам. Не может, но может, не должна, но должна. Письмо скучное, как лекция по марксизму-ленинизму. Или как история КПСС. Кто учил, тот помнит, а кто не учил – ничего не потерял.

Иногда я думаю – почему моя мама не говорит со мной? Не умеет? Не знает, о чем? Или просто я ей не интересна? Она пишет, что нехорошо говорить о себе, что ты умная. У людей может быть «другая» реакция. И дочке я не должна говорить, что она красивая. А то она, дочка то есть, испортится.

А, вспомнила, что мне это мамино письмо напоминает. Антон Павлович Чехов – «Человек в футляре». Лошади кушают овес и сено. Волга впадает в Каспийское море. Надо делать то, а другое не надо. Бедная моя мамочка. Всю жизнь она учит меня, что «как бы чего не вышло».

Когда родился мой сын, у моих соседей на три этажа ниже тоже родился сынок, и мы необыкновенно подружились. Я жила с родителями, а они жили одни, и я часто сидела у них дома, мы с Людочкой болтали и наблюдали за детьми. Мы вместе гуляли, проводили почти все время вместе.

Людочкина мама Алла Ивановна часто заходила к ним, чтобы помочь. Она мыла посуду или готовила, или убирала, или гладила – делала все, что придется, и всегда улыбалась, и всегда она была ласковая с Людочкой, и были они как подружки.

Я завидовала Людочке. Ее мама никогда не давала ей советов, никогда не критиковала, никогда не была раздраженной. Что бы Людочка ни сделала, все было хорошо, всем она была довольна. Стоит ли говорить, что я завидовала Людочке отчаянно.

Когда мне было лет двадцать, телевидение разродилось сериалом «Санта-Барбара». Довольно большая часть моей жизни прошла под звуки музыки из этой энциклопедии богатой жизни. Иногда я, сама смеясь над собой, зависала перед телеэкраном с надкушенным бутербродом в руке.

Почему смеялась? Да уже в то время наши юмористы потешались над домохозяйками, которые заняты уходом за детьми и ничего, кроме телевизора и телесериалов, знать не желают.

Телесериалы стали символом жизни обывателя, почти пошлости. В то время я училась в университете и считала себя прогрессивной и продвинутой. Тем не менее «Санта-Барбара» приковывала меня к себе вопреки моему слегка ироническому к ней отношению.

Помню, меня потрясали диалоги между матерью семейства и ее взрослыми дочерьми. Мать разговаривала с ними так, как будто это были не ее дети, а взрослые женщины, глубоко ею уважаемые. Она была вежлива с ними, шутила, очень деликатно спрашивала об их жизни, постоянно оговариваясь, что извиняется, если это может как-то повлиять на их, дочерей, самочувствие.

Иногда меня раздражали эти диалоги, я не могла поверить, что такое бывает в реальной жизни. Потом я подумала, что невозможно обмануть целую страну – Соединенные Штаты Америки, что если бы в этом сериале все было выдумкой, то никто бы не стал смотреть такой длинный фильм. Значит, все диалоги в фильме – правда. Это было так не похоже на мою жизнь, на мою семью.

Мои мысли скачут, но это только кажется, что все, о чем я рассказываю, – случайный набор событий и наблюдений. На самом деле все это о нас, о женщинах.

И история моей жизни, и другие истории, и первая любовь, и все остальное – о нас.

Истерическое воспитание

Говорят, у каждого народа, в каждой стране есть свой стиль общения. Итальянцы жестикулируют, японцы улыбаются и кланяются, англичане холодны и вежливы, шведы спокойны и приветливы. Русские раздражены.

Раздражены постоянно, непрерывно, перманентно, хронически.

Моя мама и многие мамы моих приятельниц, а также папы, бабушки, тети и дяди раздражены дома, на работе, в транспорте, в магазине. Быть вежливым и спокойным – это большая редкость.

Когда я переехала на постоянное жительство в Швецию, то мое первое впечатление от шведов было такое – блаженные. Всегда спокойные, всегда улыбаются, всегда приветливые.

Знаете, как здесь попадают к врачу на прием? Сначала вы ожидаете в небольшой приемной, а потом врач выходит к вам, называет вас по имени, пожимает вам руку, спрашивает, как дела, провожает в кабинет, усаживает и только потом начинает осматривать. Я это серьезно, это не шутка.

Когда вы входите в автобус через переднюю дверь – здесь так принято – и покупаете билет или предъявляете проездной, то водитель с вами здоровается и говорит «спасибо» за то, что вы вошли в автобус.

Кассиры в супермаркетах здороваются с КАЖДЫМ покупателем. Контролеры в метро улыбаются и очень вежливо, как бы извиняясь, просят предъявить билет, а потом говорят «спасибо» и «приятного пути».

Здесь принято называть свое имя, когда звонишь по телефону, да много всего другого здесь принято делать, когда вступаешь в контакт с другим человеком, чего не делают в России.

Мы, русские, – гораздо больше раздражены, чем все остальные люди. Русские женщины – это просто концентрированное раздражение.

В своей массе русские женщины говорят громче, плачут чаще, кричат резче, чаще, чем европейские женщины, бьют детей и даже мужей…

Лиля, 36 лет.

– Когда мне было 6 лет, я не могла написать цифру «2». Мама кричала на меня, что я сука и б…, и что она мне оторвет руки, если я не напишу эту б… цифру. Эти крики услышала наша соседка и зашла к нам. Она сказала маме, что Лиля устала, и что давай мы сходим с ней погулять, а она потом напишет все, что нужно. Мама стукнула меня по голове тапкой, крикнула, что у нее зла не хватает, и чтобы мы выметались из дома к едрене фене. Потом я ненавидела цифру «2» и всегда хотела в туалет, если получала двойку.

Сейчас Лиля живет со своим мужем здесь, в Швеции. Маме звонит часто, поскольку чувствует себя обязанной звонить. После звонка и разговора с мамой у нее всегда плохое настроение.

Марина, 43 года.

– Моя мама била меня ремнем за то, что я не сделала вовремя уроки. Она держала меня за руку одной рукой, а второй рукой хлестала по заднице. Я бегала вокруг нее, а она крутилась на месте и хлестала, хлестала, пока я не описалась.

Марина вышла замуж довольно поздно. Муж Марины пил и бил ее и маленькую дочку. Однажды он избил Марину так сильно, что пробил барабанную перепонку. После этого Марина с ним развелась, воспитывает дочку одна, глухая на левое ухо.

Алла, 38 лет.

– Когда мне было 7 лет и я получила двойку в школе, мой отец поставил меня на колени, зажал голову между колен и набил ремнем по заднице. Потом пытался меня бить еще несколько раз, но я научилась кусаться. Однажды он сломал мне 2 зуба, к счастью, зубы выросли.

Алла живет с мужем, который кричит на нее и называет дурой и уродкой.

Тамара, 44 года.

– Мама била меня по лицу, если видела, что я накрасила губы. Драла меня за волосы за плохие отметки, била за грязь в комнате, невымытую посуду, короткие юбки.

Тамарин первый муж пил и бил жену, разбивал в доме все, что попадалось под руку. Однажды столкнул ее с лестницы, она упала в погреб и сломала ногу. Второй муж не пьет и не бьет жену. Тамара говорит, что счастлива с ним.

Светлана, 36 лет

– Мама снимала с меня трусы и заставляла сидеть на диване без трусов. Она говорила, что это наказание, и чтобы я не могла пойти гулять без спроса, она отбирает у меня трусы. Мне было 7 лет.

Света развелась в третий раз, не может получить удовлетворение в сексе.

Это лишь несколько историй.

Все эти женщины – мои подруги или знакомые. А их мамы – ровесницы или почти ровесницы моей мамы. Военные дети, которые пережили войну, видели войну или почувствовали на себе ее ужасы и лишения.

Эти дети голодали, родители этих детей – наши бабушки – перенесли такие страдания и лишения, что это не могло не отразиться на их психике.

Все мы видели собак, все мы знаем, что такое забитая собака. Собака, которую били, никогда не подпустит к себе человека, никогда не будет вилять хвостом и радостно лаять, никогда не забудет боли.

Люди, которых унижали, которые испытывали страх или подавление со стороны других людей, в той или иной степени будут вести себя как эта побитая собака.

Люди, которые перенесли войну или просто видели войну, навсегда останутся ранеными эмоционально, психологически.

Наши бабушки и дедушки в своей массе кричали на своих детей, били их и унижали. Наши родители, которые видели войну или ее последствия и на которых кричали их родители, продолжали кричать на своих детей, бить и унижать их. Мы, поколение детей военных детей, тоже, и немало, подвергались подавлению и насилию со стороны своих родителей.

Боже мой, как тяжело об этом писать и говорить! Тем более что об этом не принято говорить просто так, за чашкой чая. Но подумайте, ведь в нашей стране почти в каждой семье кричат на ребенка, и многие бьют детей.

Хотя хитроумные родители, которые бьют детей, называют это по-другому: дать затрещину, навесить тумака, отшлепать, дать подзатыльник, выпороть… Много раз я видела и слышала, как родители обсуждают поведение своих детей и соглашаются друг с другом, что невозможно не бить ребенка – нервы-то не железные! Ведь доводят!

После 4 лет, проведенных в Швеции, я и моя пятилетняя дочка приехали на родину. Моя подруга, моя дочь и я как-то зашли в киоск купить хлеба, а дочка в это время открыла холодильный прилавок, достала мороженое и протянула мне, чтобы я заплатила. Так мы делаем в Швеции. Продавщица, молодая тридцатилетняя баба, вдруг ринулась в направлении моей дочери и заголосила:

– Это что это ты делаешь, а? Это кто тебе разрешил открывать? Смотри, какая умная, открыла, достала, для тебя поставили? А потом воровка вырастет!

Я обалдела до такой степени, что даже забыла дышать. Моя подруга, менее чувствительная и более привычная, отодвинула меня и встала на пути у этой фурии. Я услышала, как сквозь туман:

– А ну заткнись, чего орешь? Никто ничего не ворует, мы стоим и платим. И вообще, не ори на ребенка!

А ребенок с вытаращенными глазами готовился заплакать. Я вывела ее на улицу и начала улыбаться:

– Да что ты, малышка, тетя пошутила!

Но малышка расплакалась и повторяла, что тетя злая.

Буквально в этот же день мы с дочуркой ехали в автобусе, она встала на коленки на сиденье и смотрела в окно. Кондуктор, проходя мимо, гаркнула на нее:

– А ну, убери ноги с сиденья! Дома у себя с ногами сидишь! Мамаша, чего не следишь?

Через несколько дней я наблюдала молодую мамашу с маленьким мальчиком лет двух. Они вышли из поликлиники, малыш нес в руках использованный шприц без иголки, наверное, только что получил прививку.

Мамаша что-то проверяла в сумочке, держа мальчика за ручку. Вдруг ребенок запнулся и повис у матери в руке. Мамаша дернула его вверх, потом дернула еще раз, закричала на него:

– Ты что, не видишь, куда идешь? Ослеп? Гляди под ноги!

И еще раз дернула его за ручку. А ребенок просто болтался у нее в руке, и такой он был маленький, такой трогательный в своих ямочках на пухлых ручках…

Никто, НИКТО даже не посмотрел в ее сторону. Никто. Привычное дело.

Расскажу подобную историю, которую я наблюдала в шведском супермаркете. Расшалившаяся девочка лет трех убегала от папы, который катил продуктовую тележку и вел за руку еще одного ребенка, помладше. Папа поймал девочку один раз, потом еще раз.

Все это я видела очень хорошо, поскольку шла за ними. Девочка продолжала шалить и бегать вокруг папы. Папа поймал ее в очередной раз и прикрикнул на нее, требуя оставаться рядом с ним.

Вокруг немедленно повисла тишина, почти все покупатели остановились и посмотрели на этого папу. И продолжали стоять и смотреть, а папа смутился и пошел к кассе, взяв дочку на руки. Никто ничего не сказал, но атмосфера была как перед грозой.

Моя дочка, как и все дети, на которых никогда и никто не кричал, а уж тем более не бил, очень легко заговаривает с людьми. Она здоровается, улыбается, задает вопросы. Ни разу никто не оборвал ее, не ответил грубо или неприветливо. Все взрослые, которые ее окружают, – дружелюбные и вежливые, и она уверена, что ее общение никто и никогда не прервет.

Физическое насилие в семьях – не единственный вид насилия. Моральное насилие или подавление не так заметно, от него не остается синяков, но оно не менее опасно, и последствия его не менее серьезны.

Чтобы понимать, что такое моральное, психологическое насилие, нужно сначала описать, что такое нормальное общение с ребенком, чтобы сравнить нормальное с ненормальным.

Я читала в одной умной книге, что в США существуют специальные школы для родителей и детей. И те, и другие могут приходить на занятия вместе.

Дети играют или учатся, а родители наблюдают, как правильно общаться с детьми. Специально обученный персонал показывает на примере, как говорить с ребенком, как отвечать на вопросы, какое выражение лица должно быть у человека, который разговаривает с ребенком, даже какая интонация лучшая для ребенка.

Для меня как белый день ясно, что если с ребенком разговаривать грубо, резко, на повышенных тонах, то этот же самый ребенок, когда вырастет, будет точно так же разговаривать со своими детьми.

Вернемся к нам, женщинам.

Если девочка подвергалась моральному или, тем более, физическому насилию в семье, то, став женщиной, она не сможет распознать моральное насилие со стороны мужчины. То есть, другими словами, если девочка росла в семье, где морально-психологическое насилие было нормой жизни, то, став взрослой женщиной, она будет воспринимать морально-психологическое давление или насилие как норму.

То есть, красная лампочка тревоги не загорится, когда ее друг или жених толкнет ее, крикнет на нее, ударит…

Многие женщины находят оправдание таким поступкам в том, что мужчина был зол, устал, напился и ничего не помнит. Ерунда. Ничто не оправдывает мужчину или женщину, когда они бьют ребенка или орут на своего партнера по браку.

Однажды мой двадцатилетний сын поспорил о чем-то с моей пятилетней дочкой и дал ей щелчка.

Видели бы вы, какая это была трагедия! Она рыдала горючими слезами, потому что «братик ее набил».

А братик сказал:

– Мама, что ты над ней трясешься? Подумаешь, щелбана получила! В жизни еще и не то придется получать…

– Если ты ей будешь давать щелбанов достаточно часто, она рано или поздно к ним привыкнет, потом она встретит молодого человека, который сначала даст ей щелбана, потом пощечину, потом стукнет кулаком в глаз, потом…

– Ой, ну ты скажешь, неужели из-за одного щелбана у нее вся жизнь пойдет наперекосяк…

Что тут возразишь? Может, и не пойдет, но за первым щелбаном может последовать второй, потом третий…

По крайней мере, сейчас моя дочь понимает, что щелбан – это что-то ужасное, ненормальное.

Я постараюсь сделать все, чтобы это и оставалось для нее ненормальным, тогда, может быть, она не захочет связать свою жизнь с человеком, который «дает ей щелбаны».

Почему судьба наказываем нас?

Да, почему и за что судьба наказывает нас?

На самом деле судьбу делаем мы сами.

Это мы выбираем себе мужа и живем с ним хорошо или маемся всю оставшуюся жизнь, это мы воспитываем своих детей так или иначе, а потом наши дети приносят нам радость или заставляют краснеть, это мы едим те или иные продукты и засоряем ими свой организм. Это мы выбираем себе работу по призванию или по необходимости… Конечно, мы сами.

Что ответить женщинам, которые спросят:

– В чем моя вина, если мой муж бросил меня с двумя детьми?

– В чем моя вина, если мой муж пропивает свою зарплату, да еще ворует из дома?

Я бы ответила так:

– Почему ты родила двух детей человеку безнравственному? Никогда не поверю, что до рождения детей ты не видела в нем никаких пороков, никаких признаков непорядочности. И почему ты продолжаешь жить с человеком, который пропивает свою зарплату и часть твоей?

Одна из коллег моей мамы регулярно приходила на работу с синяками на лице, руках и других частях тела.

О ее побоях, о том, что Вага избивает Люду, знали, кажется, все, шушукались и обсуждали на каждом углу. Но никто и никогда не спросил ее, как она дальше думает жить с Ваней. Я слышала много раз фразы типа «в чужой монастырь со своим уставом не ходят», «милые бранятся – только тешатся», «между двух соваться – третьему попадет».

Однажды Люда не пришла на работу совсем, а в коридорах зашушукались, что Ваня Люду порезал, и она в реанимации.

Люда вышла на работу через 2 месяца, худая, бледная, но счастливая. Все эти 2 месяца Ваня носил ее на руках, ухаживал за ней, вымаливая прощение за «неприятность».

Угадайте, сколько времени прошло до очередного синяка? Два месяца. Наивная Люда поверила в сто первый раз, что Ваня исправился, встал на путь добродетели, что он никогда-никогда больше не ударит ее.

Наверное, когда Ваня говорил ей об этом, он и сам верил, что никогда-никогда.

Я знала родителей Люды. Отец, маленький пьянчужка с обезьяньим выражением лица, всю жизнь бил ее мать. Мать же, согнутая в три погибели, бесшумная, как тень, вечно таскалась с авоськами то в хлебный, то в молочный, разговаривала сама с собой, не замечая, что в свои сорок выглядела на семьдесят.

Люда, наверное, привыкла, что отец бьет мать, а мать разговаривает сама с собой, и ничего не меняется.

Когда я еще училась в школе, часто засматривалась на девочку из соседнего подъезда. Девочка эта была удивительно красива, миниатюрна, грациозна.

Рядом с ней всегда находился ее мальчик. Он нависал над ней, как туча, и лицо ее гасло, когда они разговаривали. Я не слышала, о чем они говорили, но она как будто вечно оправдывалась, а он вечно ее обвинял. Потом они закончили школу и поженились.

У них родились дети, младшая девочка была очень больна, у нее был какой-то редкий вид экземы, кожа ее лопалась от жары, холода, солнца и ветра. Оба, мама и папа, постоянно где-то ее лечили, возили на юг, доставали какие-то мази и кремы…

Они выстроили дом и переехали, вся их жизнь была посвящена детям. Однажды я узнала, что он оставил ее, и она слегла в больницу с нервным срывом, не могла есть.

Я всегда расстраиваюсь, когда узнаю, что кто-то от кого-то ушел. Это как бы напоминает мне, что люди – сволочи. А я не хочу об этом помнить. Хочется верить, что все люди – братья.

Так вот, тогда я подумала, почему же он ушел от нее? Сейчас бы я подумала иначе – зачем вообще она вышла за него замуж? С самого начала было понятно, что он ее доведет своими обвинениями, уж не знаю, в чем.

И голос его я помню, без слов, только он ей всегда что-то втолковывал – бу-бу-бу-бу…

Да, мрачновато получилось, самой стало страшно.

Но – есть и хорошая новость, как говорят американцы, и новость эта состоит в том, что положение не совсем безнадежно, и что-то еще можно сделать.

Девчонки, держитесь! Не так все плохо с нами, и не все еще плохо с ними, мальчишками.

Может быть, мы еще с ними разберемся?

Знаете, в чем их сила, я имею в виду парней, мужчин, принцев и папиков? Они все время учатся, читают книги, ходят на семинары, пишут доклады и служебные записки, тренируют мозг. А мы по большей части страдаем, плачем, переживаем и тренируем чувства.

Дальше чувств дело редко заходит, потому что подруги плачут вместе с нами и некому остановить этот водопад. А давайте попробуем по-другому?

Кто виноват и что делать?

Действительно, кто виноват, что жизнь такая? И что семья такая? И что начальник такой?

Невозможно ответить правильно. Бывают такие вопросы, которые не подразумевают ответа вообще, или на которые невозможно правильно ответить простым «да» или «нет».

Например, вас спросят:

– Вы все еще продолжаете спать с тремя мужчинами одновременно?

Или:

– Вы все еще принимаете наркотики?

Если вы ответите: нет, не продолжаю, нет, не принимаю, – вам скажут:

– Ага, но до этого принимали? Спали?

Что тут скажешь? Правильно будет убить вопрос на входе, сказав: я на глупые вопросы не отвечаю.

Вопрос «Кто виноват?» из той же серии. На него невозможно ответить правильно, потому что это вопрос – ловушка.

Этот вопрос направляет внимание в область поиска виноватого, вместо того, чтобы направить внимание на поиск оптимального решения. В поисках виноватого вы тратите время, силы, и даже если вы нашли этого виноватого – дальше что? Даже если этот виноватый признается вам, что он виноват? Что дальше? В тюрьму его?

А как это изменит вашу жизнь? Его жизнь изменится в связи с тюремным заключением, а вы останетесь с той же жаждой мести?

Многие фильмы, которые стали хитами, многие книги в мировой литературе, которые хорошо продавались, эксплуатируют именно это низменное чувство – найти виноватого и наказать.

Как сладко смотреть фильм, где Ума Турман восстает с того света, чтобы убить Билла. Сердце каждой или почти каждой женщины сладко сжимается, слезы умиления подступают к глазам: она все же убила этого мерзавца Билла, она отомстила за всех нас, обманутых, брошенных, униженных и оскорбленных.

И как хорошо, что много крови! Так ему и надо, этому противному Биллу. А кстати, в чем там была его вина? Сломал ей ноготь? Или пролил лак для ногтей на новую сумочку? Или еще страшнее – проверил ее телефон на предмет левых CMC?

На день или два у вас поднимается настроение, вам весело, появляется чувство, что в этом мире не все так плохо. На самом деле жажда мести и поиск виноватого – это очень распространенное умственное заболевание, которое опасно тем, что уводит человека от позитивных целей, занимает его ум поисками этого самого «виноватого», а жизнь между тем проходит мимо.

Очень трудно перестать это делать. Столько эмоций кипит в душе! Столько обид, столько жажды справедливости! Как перестать хотеть мести?

Первое – не переставайте. Дайте себе возможность выговориться.

Какое счастье, что у нас есть подруги!

Подруги – это небесное благо, которое нам посылает судьба. Подруги – очень полезная вещь.

Существует много злых шуток по поводу подруг, но на самом деле все, что в них верного, можно пережить. Если вам нужно выговориться, и вас буквально распирает от эмоций, выбирайте самую молчаливую из всех своих подруг, и да поможет вам Бог.

Говорите, говорите и говорите, пока не почувствуете скуку и пустоту в душе. Это то, что нужно. Скука и пустота образовались от того, что отрицательные эмоции ушли и освободили место для чего-то другого, более позитивного.

Но об этом позднее.

Иногда мы не можем выговориться, потому что боимся, что над нами будут смеяться, что кто-то узнает наши секреты.

Мои мама и бабушка всегда говорили, что я болтушка, и рассказываю про свои проблемы налево и направо. А так делать нельзя, потому что «что же скажут люди?»

То есть надо держать в душе весь этот бурлящий котел, затыкать дырки, которые образовались от переизбытка эмоций, паять и лудить, чтобы ни одна слезинка не просочилась наружу.

Другими словами, нельзя рассказывать о себе, это опасно. Да, верно, это опасно и чревато взрывами, если этого не делать. Не случайно говорят, что более счастливы семьи, где время от времени происходят взрывы.

Да здравствует очищающий взрыв эмоций! Да здравствует возможность выговориться, ничего не боясь!

Итак, предположим, мы договорились до скуки и пустоты. Это то, что нужно, ибо пустота гораздо лучше, чем взрывная смесь эмоций.

Что же делать с пустотой дальше?

А делать придется много и в больших количествах, даже если вы уже много сделали для себя в более ранние периоды. Мы не будем говорить о фитнесе, косметологе, одежде и прическах, и даже не будем рассматривать диеты и последние модные тенденции. Потому что не это делает нас счастливыми, хотя иногда и радует.

Поговорим о нас самих.

Чтобы что-то сделать с этой жизнью, как-то ее улучшить, надо бы вообще рассмотреть, что же это такое – жизнь.

Представьте, что у вас есть отпуск длиною в месяц.

Наверняка вы планируете свой отпуск заранее, рассчитываете все варианты, копите деньги, узнаете про курорт, куда вы поедете, затем рассматриваете проспекты, покупаете одежду и купальные принадлежности.

Словом, чтобы отпуск удался, его надо планировать.

То же самое с жизнью. Чтобы жизнь удалась и у вас было много черной и красной икры, жизнь надо планировать.

Но легко сказать – планировать жизнь.

Сколько идей и разных мнений существует на этот счет! Например, что жизнью управляют Бог, Космос, высшие силы, высший разум, карма, другие люди, собственные ошибки, мама, папа, муж, дети, работа. Что жизнь идет. Вот послушайте. Еще раз. Жизнь идет. То есть моя жизнь – это нечто отдельное от меня, и она куда-то там идет отдельно от меня. А я наблюдаю со стороны, как жизнь идет.

Заметьте, моя собственная жизнь проходит мимо меня. Я просто рассматриваю все эти фразы и мысли типа «жизнь идет».

Так и хочется сказать, что жизнь, идет как поезд, мелькают вагоны, и в каждом свет, музыка, люди, что-то там происходит, а мы стоим на берегу, то есть на перроне, и наблюдаем, как это все с музыкой, вином и всеми удовольствиями ПРОХОДИТ мимо.

Не обидно ли?

Итак, чтобы вскочить в этот поезд и куда-то доехать, надо как минимум захотеть в него вскочить.

Хотим ли мы? Спросите у себя: хотите ли вы напрягать себя, бежать за поездом, карабкаться, царапать коленки, возможно, даже порвать колготки? Чаще всего проблема жизни не в том, что жизнь такая или сякая, а что никто даже не пытается захотеть что-то в ней изменить.

Однажды я ехала куда-то на своей машине и увидела на обочине одноклассника. Давно не виделись, настроение у меня было хорошее, решила его подвезти. После «привет, как дела» он с некоторой завистью сказал:

– У, на машине ездишь, везет тебе.

– А ты почему пешком, сломалась?

– А у меня вообще нет машины, – сказал он.

Я задала дурацкий вопрос, который сам собой слетел с языка:

– Почему?

– А я никогда машину не хотел. Зачем мне это надо? Ремонт, бензин, сигнализация, одни проблемы.

Вот вам и ответ: у человека нет машины не потому, что нет машин или нет денег, или он слепой и безногий, а просто потому, что он ее не хотел.

Этот пример можно распространить несколько шире.

У человека нет нормальной работы, потому что он ее не хочет. Нет квартиры потому, что он ее не хочет. Нет нормальной жизни, потому что он ее не хочет.

Почему же человек не хочет? Это очень важный момент. Важнее, чем способности, возможности, таланты, деньги и прочее.

Чтобы завершить эту главу, напишу, что ответ на вопрос «что делать?» скорее всего такой: хотеть, желать, мечтать, жаждать, стремиться, вожделеть и алкать.

Все.

Переходим к следующему пункту.

Почему мы не хотим?

Посмотрите на детей.

Все знают, что самое ужасное – это прийти с ребенком в игрушечный магазин без денег.

Умный ребенок мгновенно включает все свои ресурсы и начинает на разные голоса выпрашивать игрушку. И вы видите, что ребенок ХОЧЕТ эту игрушку.

Он вам демонстрирует чистое, концентрированное желание, не испорченное никакими дурацкими идеями, он весь – желание, хотение, стремление и жажда.

Он нацелен на игрушку, он готов валять дурака, ныть и плакать, он будет играть по вашим правилам, притворяться несчастным, обещать мыть посуду, одним словом, пойдет на все, чтобы получить свою игрушку.

Посмотрите еще раз – вот оно, то, что мы ищем, химически чистое, без примесей, желание.

Как и когда возникло желание у ребенка? Давайте найдем эту точку Ч, когда желание возникло.

Даю подсказку – именно в тот момент, когда вы зашли в магазин, у ребенка появилось желание. Он увидел игрушку, и он ее захотел.

Он не хотел ее до того, как увидел, но захотел сразу, как только увидел. В вульгарном истолковании мы сталкиваемся с чем-то подобным в жизни, когда испытываем зависть.

Вот купила подружка золотые сережки – теперь и мне надо купить золотые сережки. Зачем? Для чего? Не важно, увидела – и хочу! И куплю! (И ведь купит!)

Мы хотим то, что мы видим.

Если вы никогда не пробовали мамукайский папукат, то вы и не хотите его попробовать. Надеюсь, что не хотите, потому что это придуманное слово. Если кто-то решил это дело попробовать при любом раскладе, смешайте кетчуп, варенье, соль и майонез в равных долях. Примерно так.

Мы не можем хотеть то, что никогда не видели.

Сначала мы должны это увидеть. Отсюда возникает много разнообразных ситуаций. Например, при продаже туристической поездки продавцам надо так показать курорт покупателям, чтобы у них потекли слюнки, и им страшно захотелось поехать именно на этот курорт.

Клиент должен увидеть.

И рекламные буклеты всегда намного красивее, чем натуральные ландшафты.

Увы. Но это и объяснимо. Вы должны захотеть оторвать свою задницу от дивана и тронуться в путешествие, даже не зная, куда вы едете. Так или иначе, туроператоры помогают вам это сделать, и спасибо им большое за это.

То есть, чтобы захотеть чего-либо, надо это увидеть. Легко сказать, когда дело касается сережек, платья или новой кухни. Здесь более или менее просто: сережки у подружки, платье в витрине, кухня в салоне.

Увидел – захотел.

А как насчет жизни? Ведь мы сейчас говорим о жизни, мы как будто пытаемся что-то сделать не с платьем, не с кухней, а с жизнью.

Здесь как раз и возникают всем известные проблемы.

Что такое вообще эта жизнь? Из чего она состоит? Как вообще к ней подступиться?

Ну, все на самом деле просто. Жизнь – как отпуск.

У жизни есть начало, середина и конец. Да, увы, конец тоже есть.

В жизни есть события. Есть удовольствия, есть проблемы, есть друзья, и есть много всякого разного.

Жизнь может быть удачной, плавной, веселой, полной удовольствий, а может быть неудачной, дождливой, люди вокруг могут быть вредными, а удовольствия – сомнительными.

И чтобы улучшить жизнь, надо этого захотеть.

Чтобы увидеть, какой может быть ваша новая жизнь, надо посмотреть на других людей, почитать книги, пересмотреть любимые фильмы – только не про Уму Турман и Билла.

Также не советую смотреть боевики, детективы, чернуху, фильмы со страданиями и кровью. После таких фильмов поневоле впадаешь в депрессию и начинаешь верить, что в жизни все плохо.

Посмотрите лирические комедии типа «Москва слезам не верит», «Любовь и голуби», далее выбирайте сами.

Фильмы должны быть позитивные, они должны показывать лучшую жизнь, чем у вас.

В этом же и секрет сериалов. Вы смотрите на что-то, что не очень вас касается, но вызывает положительные эмоции. Без особых усилий вы получаете чувство победы, успеха, получаете то, что мы называем «хэппи энд».

Итак, очень важно найти то, что вам нравится, именно нравится, что для вас является идеалом, привлекает вас, доставляет радость.

Допустим, желание чего-то лучшего мы получили.

Ура!

Но сразу же вслед за этим приходит расстройство.

Откуда оно берется, это чувство тоски и грусти?

Почему мы перестаем хотеть?

Иногда бывает так, что человек хочет, мечтает, желает, а потом бросает это дело, скатывается в тоску и апатию.

Часто можно слышать:

– А, все фигня. Проживу и так. Все так живут.

– На каждое хотение есть терпение.

– Не все сбывается, что желается.

– Принцев на всех не хватает. Принцесс, кстати, тоже.

– Лучше синица в руке, чем журавль в небе.

– Надо быть реалистом.

– Ты не в сказке живешь.

– Поближе к земле, будь попроще, и к тебе потянутся люди.

– Живи как все.

– Тут вам не Швеция.

– Золотые рыбки закончились.

– У меня есть три желания, нету рыбки золотой.

– А что я могу?

– Жизнь тяжелая штука, от нее умирают.

Кстати, сюда же можно отнести большинство русских пословиц и поговорок.

Например:

– терпение и труд все перетрут – то есть терпением и трудом можно чего-то добиться, и только этими двумя штуками;

– жизнь прожить – не поле перейти – то есть жизнь – это не гладкое поле, а куча проблем;

– где родился, там и сгодился – типа не рыпайся что-то поменять;

– всяк сверчок знай свой шесток.

А то и еще хуже:

– выше головы не прыгнешь;

– что на роду написано… и прочая чушь;

– не в свои сани не садись – то есть кто-то уже за тебя решил, какие сани твои, а какие не твои, и надо спросить разрешения у вышестоящего начальника, в какие сани садиться можно;

– по Сеньке и шапка – заметьте, не корона или гоночный шлем … и так далее.

Если кому интересно, могу продолжить в отдельной книге составлять список самых распространенных идей на тему: почему не надо мечтать, или почему мечты не сбываются и почему лучше даже не запариваться.

Все эти идеи настолько привычны и настолько распространенны, что каждый нормальный человек рано или поздно покупается на так называемую «народную мудрость», начинает думать так же, верит во всю эту чушь.

Надеюсь, вы не из этих? Ребенок, которому с рождения промывают мозги подобной ерундой, с пеленок обречен вырасти неудачником.

Представьте, дома мама и папа говорят про синицу, которая лучше журавля, вокруг соседи, учителя, родители одноклассников, да вообще практически все окружающие люди качают головами на его робкие попытки помечтать. Один маленький человек против всех – шансов ноль.

Вот и сломали, вот и приземлили, и пошел парнишка на завод к станку фрезеровать такие же болванки, как и он сам.

Часто я слышу, что трудно начать бизнес, если ты из бедной семьи, потому что нет денег на стартовый капитал. Верно. Трудно начать бизнес, если ты из бедной семьи, и именно потому, что у тебя нет стартового капитала в виде правильного отношения к жизни, а есть у тебя стартовый капитал в виде вот этой самой народной мудрости, которую я приводила выше по тексту.

И вместо мозга – склад пыльных глупостей.

Теперь давайте серьезно.

Слышали ли вы подобные высказывания в вашей повседневной жизни? Как часто? Кто это говорил?

Проходили ли в школе на уроках русского языка и литературы эти или подобные пословицы и поговорки?

Смотрели ли вы фильмы, где герои страдали и мучались, и в конце концов вы облегченно вздыхали, что в вашей жизни нет таких страданий, и на самом деле не все так у вас плохо, а могло быть хуже?

Жаловались ли вы сами своим подругам на жизнь, и получали ли вы утешение в виде: ну, все так живут, а что делать? Соглашались ли вы с этим?

Приведу один пример из собственной жизни.

Однажды мой бывший муж ударил меня по лицу и еще в разные другие места. Я рассказала об этом маме. Знаете, что моя мама мне сказала?

Перевожу с маминого на русский, подстрочно.

– Решай сама, я не могу взять ответственность за твою жизнь, даже если тебя избил твой муж, но посмотри вокруг, какие у других женщин мужья, твой-то хоть деньги зарабатывает, да не пьет, а у других и пьют, и денег не зарабатывают, а гоняют их только так.

А ты и сама виновата, придержи язык-то, и не лезь на рожон.

Посмотри вокруг. Не думай, что ты такая уж уникальная и ценная, ты – как все, такая же, как другие, и для меня ты и все другие одинаково ценны или неценны, ну и что, что твой муж тебя бьет, он же за это платит, и у него есть очень большое положительное качество – он нормальный в смысле алкоголя, а еще он писает в унитаз, а не мимо, и у него две ноги, а не пять, то есть он нормальный, и за это им надо восхищаться и прощать ему мелкие недостатки в виде битья по лицу.

Ты ему ничего не говори, не предъявляй никаких требований, ни моральных, ни материальных, а то он обидится и уйдет от тебя, и никто не даст тебе денег, а сама ты – ничто, и никогда не сможешь деньги зарабатывать, а я тебя не могу содержать, потому что тоже не умею деньги зарабатывать, и вообще, когда бьют, надо опустить голову и не высовываться, может, пронесет.

Тем более что не все так плохо, у других еще хуже, их бьют каждый день, а тебя не каждый.

Надо радоваться, что все так хорошо.

Такие вот мамины рассуждения, типа того.

Я уверена, что если моей маме дать прочитать этот текст, она возмутится и скажет, что ничего подобного она не имела в виду, что она желает добра собственной дочке, что это гнусная ложь и передергивание фактов.

И это будет правдой. Она не старалась меня обмануть или сделать мою жизнь хуже. Она сама жила так же, и она старалась научить меня, как любая мать, тому, во что верит сама. Это и есть главный секрет неудачной жизни. Так и получаются неудачники.

Если учитель умеет считать только до десяти, он вас не научит строить мосты и шить одежду. Вы можете научиться строить мосты только у того, кто умеет их строить. А у землекопа вы научитесь копать землю. Или не копать, но опять же землю. В этом секрет семейных династий ученых или бизнесменов, и в этом же секрет семейных династий неудачников, то, что в просторечии называется семейным проклятием.

Образ жизни, образ мыслей, активное отношение к жизни или заранее спланированная неудачность – вот что дает родительская семья.

Я на самом деле пишу страшные вещи. Но если вам страшно – бросьте и не читайте, может, вам и так повезет. Но если у вас есть хоть капля мужества – следуйте за мною дальше, обещаю, что будет еще интереснее.

Итак, как только человек начинает хоть немного высовывать голову и мечтать, на него наваливается вся эта так называемая народная мудрость, и у него происходит короткое замыкание, которое выражается в апатии, запоях, попытках самоубийства, потому что главный вывод, к которому человек приходит, – ВЫХОДА НЕТ!

Ложные исходные данные

Причина такого замыкания в том, что в уме человека сталкиваются два типа или две группы исходных положений, исходных данных, взаимоисключающих одна другую.

Представьте компьютер, у которого одновременно работают две программы, одна говорит: пиши буквами, а другая говорит: не пиши буквами. Каждый знает, что в таком случае компьютер зависнет, он не будет делать ни того, ни другого.

То же самое с человеческим умом. Наш ум работает так же, как компьютер. Мы принимаем решения на основе данных, которые получаем из внешней среды или путем собственных рассуждений.

Если рассмотреть данные типа «живи как все», добавить к ним данные типа «мечтай и живи, как ты хочешь, а не как все», то мы видим, что это противоположные данные.

Теперь используем одно очень хорошее логическое правило: ЕСЛИ ДВА МНОЖЕСТВА ДАННЫХ ОДНОГО ПОРЯДКА ПРОТИВОРЕЧАТ ДРУГ ДРУГУ, ТО ОДНО ИЛИ ОБА МНОЖЕСТВА ДАННЫХ – ЛОЖНЫЕ.

Далее путем простых операций мы должны установить, какое же из двух множеств данных или, возможно, оба сразу являются ложными.

Способ проверки множеств данных на истинность или ложность простой: работает ли это на практике или нет.

Если вам говорят: копай землю чайной чашкой, а не лопатой, то легко проверить, можно ли копать землю чайной чашкой, просто взяв такую чашку и немного покопать. Удобно? Теперь попробуем лопатой. Лучше? Значит, заявление насчет чайной чашки ложное.

Если вам говорят: экономь деньги, и у тебя будут деньги, и вы экономите все сильнее и сильнее, а денег все равно не становится больше, значит, это заявление принадлежит к ложным исходным данным.

Если вам говорят: терпи, и будет легче, и вы терпите, а вам все хуже, значит, эти данные – ложные.

Как распознать ложные данные?

Ложные данные пропитывают, пронизывают нашу жизнь, как свет и воздух. Они везде, их миллионы, и они настолько прочно сидят в нашей голове, что становятся частью нас самих. Порой их так трудно увидеть, что до оценки данных дело не доходит.

Но на самом деле все гораздо проще, чем кажется.

ИСТИННЫЕ ДАННЫЕ ПОМОГАЮТ ЖИТЬ ЛУЧШЕ И СЧАСТЛИВЕЕ. ЛОЖНЫЕ ДАННЫЕ ЗАПУТЫВАЮТ И УХУДШАЮТ ЖИЗНЬ, ДЕЛАЮТ ЕЕ ТЯЖЕЛЕЕ И БЕЗРАДОСТНЕЕ.

Сейчас приведу примеры данных и сделаю оценку.

Алкоголь помогает сделать жизнь веселее… что-то я не видела счастливых и веселых алкоголиков, в большинстве своем они мрачные и несчастные, и никаких проблем они не решают, а только создают их другим.

Надо жить по средствам – экономить и урезать себя во всем, стирать пакетики из-под крупы, штопать колготки, пить вчерашний чай, экономить на шампуне и парикмахерской, носить старую одежду, не ездить в отпуск, отказывать детям в сладостях и игрушках?

Кому это надо?

Правильные данные – надо иметь средства для своей жизни, чтобы хватало на все.

Видите, просто поменяли местами причину и следствие, как просто. То есть вместо того, чтобы сказать: заработай достаточно денег, чтобы было удобно жить, тебе говорят: не зарабатывай достаточно денег, а живи неудобно, и нет проблем.

Будь реалистом, прекрати витать в облаках – то есть смотри на то, как оно есть, как все плохо, и привыкай к мысли, что так и есть и что так и будет, смотри, смотри, будь реалистом, потому что если ты начинаешь мечтать, ты уже смотришь не на реальную жизнь с ее проблемами, а на мечты.

А вдруг мечты сбудутся? И вдруг ты будешь жить лучше? А кто же тогда будет смотреть на эту реальность, на эти грязные стены, убогую мебель, дешевые туфли? Я один?

Я живу так, смотрю на все это, сижу в дерьме, и ты делай как я, потому что все мои предки так делали, и их предки, и вообще все. И это правильно, потому что ВСЕ так делали, а раз все так делают, то это и правильно. Не мечтай, смотри под ноги!

Разве это данное улучшает вашу жизнь?

Делу время, потехе час. Работай долго, очень долго, монотонно и тяжко. Потом выпадет короткий час для веселья. Может быть. А потом потянется долгое время для работы. Скучной и тяжелой. И снова один час на веселье.

Кому это помогает жить?

Книги – источник знаний. Молодежь должна читать, а она не читает.

Остановлюсь подробнее на последнем пункте.

Я филолог, я изучала русскую и зарубежную литературу в университете, и вот что я вам скажу. Большинство книг, которые должна читать молодежь, безумно устарели. Романы, в которых описаны страдания и безумства, ничему хорошему не научат молодежь. Учат только страдать и безумствовать.

Детективы оставим для нас, женщин. Фэнтези хороши тем, что развивают нестандартный взгляд на жизнь.

Я бы сказала, что наши дети должны читать научную и техническую литературу, фэнтези, учебники, энциклопедии, книги о природе, открытиях, путешествиях, – и все! Книга – не всегда источник знаний. Часто книга так же замусорена, как и наши головы.

То есть утверждение, что книга – источник знаний, оставим без оценки на ваше усмотрение.

Мужчины – сильный пол, женщины – слабый.

Эти данные вообще являются краеугольным камнем в нашей женской философской системе взглядов на мир.

Исходя из этой посылки, многие женщины стремятся просто выйти замуж и считают, что на этом можно успокоиться и дальше спокойно варить супы. Сильный мужчина вывезет на своей шее и ее саму, и детей, ну и про себя не забудет. Женщины, которые в это верят, требуют от мужа заботы, опеки, как будто он не муж, а отец. Мне приходилось видеть семьи, где жена не способна выйти из дому, чтобы купить хлеба.

Хотя чаще женщины страдают от противоречия между воображаемым и реальным положением вещей.

Так вот, всем известно, что именно женщина рожает детей и именно женщины в массе живут дольше.

Достаточно?

Мужчины не являются сильным полом. Они и не слабый пол. Они просто другие.

К чему приводит использование этих данных? Мы даже не пытаемся что-либо делать сами, нас как бы оскорбляет само предположение, что мы – слабые женщины – должны сами работать и сами себе устраивать жизнь.

Приходят в голову не раз виденные сцены, когда стоят две подружки, и одна из них возмущенно рассказывает второй:

– Представь, я и с детьми, я и дома, я и на работе, а он только телевизор смотрит.

Да, это правда.

Потому что мужчины – не сильный пол, и надо очень хорошо подумать, хватит ли твоих собственных сил и на ребенка, и на работу, и на все прочее, а не заводить ребенка с расчетом, что ваш мужчина женится и все будет хорошо. Время покажет.

Эти данные просто сносят голову, если посмотреть на них более пристально. Мы делаем что-то в нашей жизни, затем наступает момент, когда нам надо сделать что-то еще, но мы не понимаем, что и как.

Вместо того чтобы все спланировать и решить это немедленно, мы говорим, что время покажет. То есть наши действия нам не подвластны, а управляет нашей жизнью какое-то время, которое что-то нам покажет.

Кстати, именно в русском языке такое безумное количество безличных глаголов: темнеет, светает, покажет, идет, пройдет, наступит, случилось, не случилось, не получилось и так далее.

Кто покажет, кто сделал так, что случилось? Никто, просто случилось.

За счет таких слов мы сами себя помещаем в положение маленького ребенка, который говорит «чашка упала» вместо «я уронил чашку». Нет даже такого глагола в русском языке, что-нибудь типа «я случил мою жизнь» или «я наступил это событие».

Вроде как для нас, русских, эти вещи и не требуются.

Говорят, если из языка исчезло слово, значит, исчезло само понятие, явление, предмет.

Никто не вспомнит теперь, как называется гармошка для раздувания самовара, потому что нет самоваров и нет этих гармошек, или как там их называли.

Конечно, появляются новые слова, которые нужны нам для называния новых событий, но слов, о которых я говорю, нет в принципе.

Я веду свою жизнь. Я управляю своей жизнью. М-мм, не совсем то. Управлять можно чем-то, что отдельно от тебя, – машиной, самолетом, работой. А жизнь – это мы и есть, я и есть моя жизнь, я внутри или я часть, или я и есть источник моей жизни.

Можно сказать: я вкладываю намерение в свою жизнь. Я вкладываю жизнь в мою жизнь. Я устремляю мою жизнь. Все как-то неловко. А раз нет слова, то нет и действия, – понимаете, о чем я говорю? Вот беда-то!

Продолжу раскопки в области ложных данных.

– Белье надо стирать и гладить.

А в Швеции не гладят постельное белье, потому что у них есть сушильные машины и белье выходит оттуда практически глаженое.

Моя мама, приехав ко мне на пару месяцев в гости, первым делом вытащила из гардероба кучу постельного белья и перегладила все белье за неделю.

Без комментариев.

– Нельзя выбрасывать хлеб, нельзя оставлять еду в тарелке.

А куда девать старый хлеб? И зачем доедать всю еду на тарелке, чтобы потом неделю сидеть на воде и худеть?

– Суп надо есть с хлебом.

А хлеб вообще есть вредно, особенно белый, от него в животе образуются клейкие камни.

– Худые женщины красивее полных.

Эта идея вошла в жизнь с началом индустриального массового пошива одежды, чтобы было легче продавать и шить одежду.

– Надо худеть.

Смотри выше

– Партия – наш рулевой.

Без комментариев.

– Все равны.

Это вообще из области научной фантастики.

– Без труда не вынешь рыбку из пруда.

Эти широко распространенные данные придуманы и внедрены в наши головы специально для того, чтобы мы в это верили и послушно стояли у фрезерных станков, а потом копались на своих 10 сотках, и чтобы у нас не оставалось времени подумать: а что я, собственно говоря, делаю?

Некоторые секреты и тайны

Как все это начиналось? Авторская версия

Иногда мне кажется, что на заре человеческой истории несколько умных ребят придумали такую игру: как бы ничего не делать, а чтобы все работали, и у нас все было?

Давай скажем этим всем, что жизнь – это борьба за выживание, что надо вытаскивать рыбку из пруда, что жизнь – это страдание, но потом вам отплатят вечной райской жизнью, и что радость и счастье – вещи недостижимые в пределах данной жизни.

Пусть все думают, что ими управляет карма или Бог, и пусть все боятся, что умрут голодной смертью, если не будут работать в поте лица своего.

Что-то такое я уже слышала, не помню где.

А, ну да, изгнание Адама и Евы из Рая.

Смотрите, сначала у них был Рай, ничего не надо было делать, жизнь была легкой и приятной, и видимо такой приятной, что даже спустя тысячелетия люди помнят об этом, когда говорят – райская жизнь. Потом что-то там у них не сложилось, кто-то с кем-то что-то не поделил, и те парни, которые захватили власть, зомбировали и Адама, и Еву.

Что-то типа гипноза. Идите, говорят, отсюда, вы теперь должны работать.

История умалчивает, что точно там произошло и что точно эти парни сделали с бедными Адамом и Евой, может, напоили или вкололи что, но наши прародители начали плодиться и размножаться и жить по указаниям руководства.

То есть, до какого-то момента они жили просто так, как попало, без указаний, и все у них было хорошо, и еда была, и одежда, и развлечения.

А потом вдруг они стали страдать, мучиться, работать в поте лица своего, думать про себя, что они грешные, что на них лежит большой грех, и что теперь им нужен какой-то крутой менеджер, который ими будет управлять и давать им счастье в дозированных количествах по своему усмотрению.

А сам этот менеджер, чтобы не убили террористы, спрятался за Бога: типа это не я, это Бог, он вами управляет, он генеральный директор, а я просто так, руководитель на местах. А десятину-то мне несите, несите, я уж сам ее Богу передам.

Вот так мне все это кажется.

И вот что интересно: как же жили в Раю до этого переворота? Что там такое происходило, что была у них за райская жизнь?

Никто не работал в поте лица.

Выходит, все так само собой и росло? И само собой возникало? Да, жаль, что не было в то время дигитальных камер.

Но и без камер понятно – изгнание из Рая – голимый пиар, масс-медиа в лучшем своем проявлении.

Легенда, как у шпионов. Мулька. Дезинформация. До правды не доберешься, но можно попробовать.

Самое главное – это понимать, что человечество живет ужасно давно, и нам только кажется, что жизнь меняется очень быстро, на самом деле все меняется очень медленно.

Если не считать технических новинок типа телефонов и компьютеров, человек использует очень много старых идей, которые сначала долго приживались в нас, и так же долго будут владеть нами.

Идеи – вот, что движет нами, вот, что делает нашу жизнь счастливой или несчастной. Идеи заставляют нас работать, совершать поступки или не совершать поступки.

За идею люди шли в атаку и умирали.

Самое сильное, что заставляет человека страдать и радоваться – это идеи.

Недавно по телевизору услышала интересную историю о том, как знаменитый путешественник Тур Хейердал побывал в гостях у племени людоедов. Тур сидел и

разговаривал с вождем племени и задавал ему вопросы:

– А правда, что вы воюете с соседними племенами?

– Правда, – ответил вождь.

– А правда, что вы убиваете людей?

– Да, убиваем, – согласился вождь.

– А что вы делаете с убитыми?

– Иногда съедаем.

И Тур Хейердал обхватил голову руками и воскликнул:

– Какой кошмар, убиваете и съедаете!

Тогда вождь попросил разрешения задать свои вопросы.

– Правда ли, что вы тоже воюете и убиваете людей?

– Да, такое бывает, – ответил путешественник.

– А что вы делаете с убитыми?

– Закапываем их в землю.

И тогда вождь обхватил голову руками и воскликнул:

– Какой ужас, вы их закапываете! Мы-то хоть съедаем, а вы просто закапываете!

Посмотрите, какие из этих исходных данных будут более правильными? Нам казалось, что каннибализм – это абсолютное зло, но для каннибала зло есть то, что делаем мы. И где-то он прав.

Одна моя подруга как-то воскликнула:

– Как же ты умудряешься находить эти ложные данные, почему ты их видишь, а я нет? Но когда ты мне о них говоришь, я вижу, что ты права, но сама ни за что бы не догадалась.

– Не знаю, как, скажу честно, – ответила я.

Наверное, важно просто задуматься однажды, так ли уж правы наши мамы и бабушки, так ли уж правильно они жили, и так ли уж ценно все, чему нас учат.

Моя мама любит давать советы, особенно часто она говорит мне, чтобы я учила и своего сына, как ему жить.

Обычно я отвечаю ей: чему я могу его научить, если сама мало что понимаю в этой жизни? Тем более что жизнь сейчас совершенно другая.

Еще сто лет назад было неприлично красить губы, теперь же это абсолютно нормально.

Для моей бабушки символом достатка в семье было наличие коровы. В современном европейском мире корову вряд ли посчитают признаком достатка, скорее решат, что вы большой оригинал.

В Швеции я начала свою трудовую карьеру с уборок, как, впрочем, все иностранцы.

Я думала, что уборку заказывают далеко не бедные люди, состоятельные, но когда я приходила в эти дома, я видела простую мебель, гладкие стены, простые полы.

Никакого хрусталя или бронзы, все очень просто – белые половички, плетеные стулья, старомодные тумбочки.

Постепенно я начала понимать, что они, шведы, не покупают больше того, что им нужно, они живут по принципу «достаточно – значит хорошо».

Они не тратят деньги на дорогую мебель, зато ездят в отпуска и ходят в бассейн вместе с детьми.

Они живут очень просто, скромно, даже имея возможность купить дом подороже или машину лучше.

Они не стремятся к роскоши, потому что им достаточно того, что есть.

Мы, русские, чрезмерно беспокоимся по поводу своего имущества. У нас обязательно должна быть квартира, стенка, хрустальная люстра, ковер, зеркало в бронзовой раме, мраморный бассейн, крутая тачка, ну и далее по списку.

Само по себе это хорошо, даже ковры. Одно плохо – количество беспокойства по этому поводу.

Чтобы закончить эту главу по поводу данных, давайте условимся еще вот о чем.

Обычно истинные данные вызывают положительные эмоции, а ложные – отрицательные.

Несколько слов о страхах

Страх – это то, что делает человека мертвым.

Страх – это резкое осознание того, что вам угрожает потеря, и эта потеря очень близка или велика.

Это может быть угроза потери имущества, здоровья, жизни, близкого человека, репутации, положения в обществе, карьеры и так далее.

Человек может испытывать страх быть смешным – то есть потерять свой статус, или страх темноты – та же самая угроза жизни, или воды – тоже угроза жизни, или бедности – в прямом смысле тоже угроза жизни.

Другими словами, все другие страхи, которые я не перечислила в этом списке, более или менее связаны с угрозой потери чего-либо. Когда человек перенес потерю, уже потерял что-либо, он обычно испытывает горе, но не страх.

Страх – это постоянный исходящий поток внимания в попытке контролировать положение вещей.

Страх – это лихорадочный поиск угрозы, поиск врага.

Когда-то страх имел значение для выживания, он помогал избегать смерти от клыков саблезубых мамонтов или травоядных тигров. Сегодня страх продолжает служить человеку, например, в виде инстинкта самосохранения. Однако, когда человек постоянно испытывает страх, тревожится из-за какой-то ситуации непрерывно, тогда стоит на него посмотреть более пристально.

Часто мы не можем изменить ситуацию только из страха, что будет хуже, что-нибудь случится, как бы чего не вышло. То есть мы боимся потери.

Страх мешает нам мечтать. Слышали вы такое высказывание: не буду никого любить, а то привяжешься, а он или она меня бросит, и я буду страдать?

Из-за страха испытать страдание, которое, быть может, и не наступит, человек отказывает себе в любви.

Из-за страха потерять свободу мужчины отказываются от детей, а женщины – от замужества.

И наоборот. Страх потерять карьеру не дает нам спать по ночам.

Страх одиночества гонит в объятия подозрительных мужчин или нелюбимых женщин.

Страх потерять здоровье заставляет платить сумасшедшие деньги врачам в дорогих клиниках.

Страх не дает нам изменить свою жизнь. Именно страх.

Но немногие люди признаются в этом, большинство же будет оправдываться, говоря, что все это глупости, что их жизнь им нравится, что им хорошо и так, что все так живут, и ничего, что им сначала нужны гарантии, что все будет хорошо, что им лень, что…

Дальше продолжайте сами, потому что существуют тысячи объяснений, почему именно вам не сознаются в том, как страшно менять жизнь.

Современная социальная жизнь заставляет человека забывать о страхах, видимость всеобщего братства убаюкивает чувство страха, но люди, тем не менее, говорят о нем постоянно.

Послушайте:

– Я боюсь, что не успею.

– Страшно подумать, что…

– Как это только им не страшно качаться на качелях? Я бы ни за что…

– Не люблю эти фильмы про вампиров, так страшно потом.

– Боюсь темноты.

– Боюсь ходить через парк, площадь, улицу, подъезд.

Далее по списку:

– Боюсь старости.

– Боюсь поправиться.

– Боюсь, что забыла чайник на плите, включенный утюг, свет.

– Боюсь рака.

– Боюсь, что с детьми что-то случится.

– Боюсь, что меня бросит муж.

– Боюсь, что я не привлекательная.

И так далее.

Страхи здесь, они никуда не ушли, просто редко, кто может сказать: ах, я боюсь жизни.

Люди так не говорят. Предпочитают говорить о чем-то незаметном, естественном.

Например, разве не естественно бояться за детей?

Отвечаю. Нет. Не естественно. Детей надо любить, учить, играть с ними, верить в них, но не бояться за них.

Как мечтать правильно?

Мы вроде уже договорились, что, не мечтая, невозможно изменить свою жизнь.

Почему иногда мечты сбываются, а иногда – нет?

Ответ простой. Сбываются самые страстные, самые настоящие, самые сильные мечты. Мечты слабенькие, полуживые, задрипанные не сбываются.

Теперь придется разбираться и с этим.

Страстная мечта – это как идея-фикс.

Это когда человек говорит, как сумасшедший, только о своей будущей машине.

Он говорит и утром, и вечером, и ночью, и друзьям, и подругам, он всех достал этой машиной, у него с собой фотография любимой машины, а дома плакаты на стенах.

Он знает все про эту машину – какой у нее салон, и руль, и какие колеса, и какой мотор. Он сидит и перебирает руками кнопочки и ручечки своей будущей машины. Он практически ее уже имеет, он уже общается с нею, он уже счастлив от того, что она у него есть.

Ни о каких сомнениях не идет даже речи. Он просто мечтает, он НЕ считает деньги на покупку, потому что в этот момент он начинает думать негативно, особенно если денег не хватает. Он просто, просто, просто мечтает. Непрерывно. Страстно. Маниакально.

И знаете что? Он ее покупает! Наступает момент, когда он покупает эту машину. Все, что я имела или достигала в своей жизни, случалось именно так. Если я начинала мечтать вот так, страстно, то результат всегда наступал, так или иначе.

Смотрите, как мечтает большинство из нас:

– Ой, хочу новую квартиру. Так хочу. Так хочу. Но все равно не куплю, денег нет.

Все, мечта, не успев родиться, уже упала маленьким трупиком к ногам своей хозяйки. И хозяйка придавила этот трупик мечты своим красивым каблучком.

Самое страшное, что эта дама потом будет рассказывать своим подружкам, что мечтай-не мечтай, все равно мечты не сбываются.

Звонила сегодня своей подруге в Россию. Мы с ней дружим лет двадцать, и самое удивительное в ней, что она очень любопытная до жизни, все ей интересно, и если я придумываю что-нибудь у себя, то она так открыто и так искренне восхищается этим.

Я спросила ее сегодня, как дела с бизнесом – у нее небольшой книжный прилавок. Она сказала, что неважно, потому что… Я спросила, продолжает ли она мечтать о том состоянии бизнеса, который ей хочется иметь.

Знаете, что она ответила?

– Нет, не продолжаю, сил не хватило.

Не хватило сил мечтать. Как точно сказано! Чтобы мечтать, надо быть сильным. Жизнь с ее заботами и проблемами так и сталкивает нас вниз, с наших вершин мечты.

Жизнь так и макает нас лицом во все что попало.

Жизнь так и обнажает то одну, то другую свои ужасные стороны. И мы «ведемся» на эти игры, мы бросаем свои мечты, мы начинаем играть в игру под названием: «А не устроить ли нам маленький ералаш?»

Помните песенку из фильма «Король-олень»?

Там два волшебника шли на поезд. Один был добрый, второй – злой. Злой по дороге развлекался, как мог: рвал книжки, обижал мышей и малышей, а добрый за ним подбирал обрывки книжек и утешал малышей и, соответственно, мышей.

В конце концов злой волшебник запрыгнул в поезд и уехал, а добрый-то опоздал!

Вот и скажите, почему он, такой добрый, оказался таким глупым? Какая же на самом деле у него была цель? Утешать малышей? Тогда не беги на поезд!

Попасть на поезд? Тогда не занимайся чужими проблемами. Когда мы мечтаем, мечта стоит перед нами, как сверкающая горная вершина. Она возвышается над всей нашей жизнью, ее видно из любой точки равнины.

Иногда эту вершину загораживают облака, иногда ее не видно из-за деревьев, но мы-то знаем, что она там, наша мечта.

Большинство людей полагают, что мечта – это нечто похожее на любовь, которая «нечаянно нагрянет».

Вот, кстати, еще одна дурацкая идея про любовь, которая нечаянно нагрянет и поразит вас в самое сердце.

Но об этом позднее.

Итак, большинство людей думают, что мечта – нечто внешнее, судьбоносное, как комета, что-то такое, что откуда-то придет и захватит их своей яркостью и фееричностью.

Как вялы и неинтересны люди без мечты! Как скучны их лица! Как пусты их глаза!

Знаете, что делают такие люди? Они ждут. Вот наступит в жизни перемена, или вот появится мечта, как появляется солнце по утрам. Или как появляются хорошие фильмы.

Вспомните, какое приятное волнение охватывает нас, когда мы ожидаем выхода второй части любимого фильма! Он вот-вот появится! Явит нам свое лицо!

И мы будем наслаждаться и ничего не надо делать, сиди и смотри! Уау!

Так же точно люди ждут перемен в своей жизни.

Много раз я слышала от своих знакомых: «Так скучно жить, ничего не происходит! Моя жизнь скучна. У меня нет цели, нет мечты, не знаю, чем заняться».

Что тут скажешь?

Ну, сиди дальше. Как будто не ты сам мечтаешь. Как будто кто-то должен прийти и показать тебе разные штуки, чтобы ты выбрал себе мечту.

Или можно мечтать чужую мечту. Многие дамы от недостатка собственных мечт начинают мечтать мечты своих мужей, извините за тавтологию. Но по-другому не скажешь.

Мечтает муж купить ружье – и она с ним. Мечтает он поехать на футбол – и она туда же. Мечтает построить дом – ей и это хорошо.

Только потом, когда мечта сбывается, ей почему-то не радостно. А потому и не радостно, что это была его, а не ее мечта.

Мужчины тоже ведутся на женские мечты. Например, о ребенке: ах, она хочет ребенка, и она такая душка, надо попробовать.

Через несколько лет, когда муж запивает, а жена не знает, куда деваться с пьющим мужем и маленьким ребенком на руках, становится понятно, что чужие мечты не вносят радости в нашу жизнь.

Мы все ищем спутника, партнера, друга, любовника, с которым было бы интересно.

Обычно интересно с человеком, который мечтает, который к чему-то стремится.

Но таких людей немного. Иногда в своем стремлении к мечте они не замечают нас, тех, которые их любят, но как же с ними интересно!

Итак, чтобы правильно мечтать, надо мечтать СИЛЬНО, СТРАСТНО! В тот момент, когда вы решаетесь на мечту, не думайте о том, сбудется она или нет.

Конечно, сбудется! Воплотите свою мечту в какой-нибудь материальный предмет, объект.

Нарисуйте, сфотографируйте, повесьте картинку в десяти разных местах, но чтобы картинки всегда были у вас перед глазами. Включите воображение и проживайте приятные моменты в объятиях своей мечты!

Думайте о мечте, наслаждайтесь, смакуйте!

Гоните прочь мысли, что ничего не получится.

Особенно вредоносна мысль типа: «А как же моя мечта придет в реальность?»

Это ужасная мысль, и это главное, что разрушает и убивает мечты. Как? Да так! Ваше дело – мечтать, а уж как – дело десятое. Если мечтать хорошо, качественно, с большим намерением, то появится и «как», причем очень быстро.

Поддерживайте себя в хорошей форме, смейтесь, улыбайтесь, веселитесь, чтобы дать энергию мечте.

Приятные моменты

Приятные моменты – это воспоминания, которые доставляют удовольствия.

Например, фотографии из отпуска, письма вашего любовника, покупка золотых сережек, игра с котятами, разговоры с подругой по телефону, просто чашка чая. Да мало ли что?!

Когда вы вспоминаете приятные моменты, вы возвращаете себе ту положительную эмоцию, которая в них заключена.

В приятных моментах очень много положительной энергии.

Полезно помечтать о приятном, когда вы идете спать.

Например, я люблю расставлять мебель и часто думаю о том, как буду расставлять мебель в своем новом доме.

Или как я свяжу красивую кофточку для дочки.

Или как завтра пойду покупать новые туфли.

Можно думать о цветах, вспоминая разные цветы в разных местах, о рыбках, об одежде, мехах, золоте, о красивых интерьерах, об отдыхе, о музыке, о своих друзьях, о поездке на автомобиле, о вкусной еде, о собаках, кошках, лошадях, куклах.

О чем угодно приятном.

Вспомните, как вам подарили что-нибудь хорошее.

Вспомните, как вы подарили что-то хорошее. Продолжайте. Посмотрите свои фотографии из детства. Позвоните друзьям. Поболтайте с ними. Посмейтесь. Удачи!

Кто же вы на самом деле?

Про любовь

Наконец-то мы дошли до любви!

Это моя любимая тема!

Знаете, почему?

Потому что любовь – это жизнь. Странные мужчины думают, что счастье в труде. Ну, что же, бывает и такое.

Думаете, мы начнем с любви между мужчиной и женщиной? Нет. И даже не между женщинами или между мужчинами. Мы начнем с любви к себе.

Постарайтесь искренне ответить на один простой вопрос: любите ли вы себя?

Знаю-знаю, что происходит у вас в голове: это неприлично и аморально – любить себя. Только эгоисты любят себя.

Что значит – любить себя? Я же не нарцисс какой-нибудь… Это что, сексом заниматься в одиночку?

Пусть меня кто-то другой сначала полюбит, если такой смелый, а там и я подтянусь…

Я вообще ненавижу эту тему! И людей я не люблю, потому что они не любят меня…

Я такой некрасивый или такая некрасивая, как меня можно любить… Вот если бы убрать этот противный живот (подбородок, нос, глаз), то я бы полюбила себя…

Вообще, о чем мы тут говорим? Меня даже мама не любила, говорила, что я дрянная девчонка, грязнуля, тупица, лентяйка, шалава…

Я сделала четыре (пять, шесть…) абортов, я грызу ногти, я плохо пахну, я не влезаю в свои джинсы, я ем по ночам, я курю, у меня кривые зубы, я не могу смотреть на себя в зеркало по утрам, я не принимаю душ каждый вечер, а через день, я иногда мастурбирую, иногда – нет, иногда смотрю – о, ужас! – порно.

Я боюсь своей матери и тихо ее ненавижу. Я презираю отца за то, что он сделал с матерью. Или не сделал. У меня есть любовник. У меня нет любовника. Я ковыряю в зубах. И в ушах, кстати, тоже. Я прилепляю старые жвачки под стулья.

Можете продолжать список, если вы более испорчены и оригинальны, чем я.

И вообще, любить себя – это грех.

Это я продолжаю список того, что еще может нам всем прийти в голову.

И любить кого бы то ни было – тоже грех. Надо любить Бога, а лучше опустить глаза и не пытаться даже любить.

К сожалению, раннее христианство очень сильно вмешалось в нашу жизнь. Именно оттуда пошли эти мысли, что любовь земная греховна, что надо усмирять плоть… А чего ее усмирять, плоть эту, она сама собой устает к вечеру и идет в кровать.

Что каждый человек – раб Божий и прах у ног его. Какая уж тут любовь к самому себе, если ты натурального вида прах, пепел?

Не забудем о том, что человечество учится очень медленно. Идеи раннего христианства долго еще будут сидеть в наших головах, вбитые нашими пра-пра-пра-родителями.

Те передавали эти идеи детям, те – своим детям…

Дошло и до нас.

Сейчас никто уже не помнит, почему девушка должна соблюдать себя, а мальчикам можно об этом не думать.

Или почему секс – что-то стыдное… Или почему женщина в определенные дни считается нечистой.

Вы помните? Нет? А идеи-то до сих пор живы.

Уходя из детства в юность, а затем во взрослую жизнь, человек все больше и больше начинает брать ответственность за свою жизнь, все больше и больше предъявлять себе требований, все сильнее и сильнее загонять себя.

В детстве нам говорили: учись, учись, работай, достигай, стремись…

Забывают только сказать, что надо еще постараться любить себя, быть счастливым, быть веселым.

Нам приводили примеры из жизни героев, но только книжные герои не ходят в туалет, не пахнут, не жалуются на кривизну зубов. Они совершенны.

Знаете, что меня потрясло в одном шведском музее, в бывшей королевской резиденции? Ночной горшок. А что, короли тоже иногда писают.

Это было так трогательно, так непривычно… Я сразу прониклась симпатией к этому давно умершему королю, потому что он был такой же, как я. Иногда ходил в туалет.

Часто мы испытываем стыд за себя, за свое тело, прическу, кошелек, мужа…

Стыд – очень интересное чувство.

Это желание отвернуться и не видеть того, что мы делаем сами. Это полный разрыв общения с самим собой.

Одной рукой мы делаем что-то, а другой пытаемся загородить себе лицо, чтобы этого не видеть.

То есть, у нас происходит конфликт программ. Мы в плену двух противоречащих установок.

Я делаю это, но я не хочу, чтобы это случилось…

Я имею это тело, но я не хочу иметь это тело.

Я имею этот нос, но я не хочу иметь этот нос.

Я хочу секса, но я не хочу, чтобы я хотела секса.

Или еще лучше – я хочу секса, но другие люди не хотят, чтобы я имела секс, и я тоже его не хочу.

В общем, все очень запутано… Стыд за себя или перед людьми – прямой сигнал, что у вас конфликт установок, одна установка борется с другой. Но побеждает дружба!

Наконец можно поговорить о любви к себе.

Встаньте перед зеркалом.

Посмотрите на себя. Нет-нет, не на зеркало, а на себя.

На свое тело.

Это – ваше тело. Оно действительно ваше.

Представьте себе, что у вас есть дом, и каждое утро вы просыпаетесь в этом доме и кривите нос оттого, что вам здесь не нравится. Грязно, некрасиво, тесно или наоборот слишком просторно, какой-то хлам валяется по углам. Ничего не работает, окна отвалились…

Вы уходите из дома с мыслью, что дом ужасный.

Потом вы возвращаетесь в дом с той же мыслью.

Вы ненавидите свой дом.

Вы бы хотели его изменить.

Но вы ничего не делаете, а только ворчите. И ворчите, и ворчите… И ничего не делаете.

Так и хочется сказать: или переезжай уже, или наведи порядок. Это же твой дом, действительно твой, и другого, судя по тому, что ты возвращаешься сюда, нет.

Так же точно и с телом. Это ваше тело.

Если вам не нравится ваше тело, у вас есть четыре выхода.

Первый – продолжать ворчать и быть несчастным, второй – привести тело в порядок, третий – переехать, и четвертый – подружиться с телом.

Переехать – отпадает, по крайней мере не в этой жизни, первый вариант малоперспективный, остаются второй и четвертый.

В любом случае продолжайте смотреть на себя в зеркало. Вам захочется отвернуться, подтянуть живот, поднять голову, встать в более красивую позу.

Это нормальное чувство неловкости, надо просто продолжать смотреть на себя.

Смотрите и ловите все мысли, которые вам приходят в голову, пока вы смотрите, даже если это мысли типа «Упс! Блин! Ну и…! Фу! Не могу… Таких коров (баранов, коз, лошадей…) надо убивать в детстве… Боже мой, какая же я уродка! Ненавижу это… эту… эти…»

Просто продолжайте смотреть.

Постепенно поток мыслей (если это вообще можно назвать мыслями) иссякнет, и вы опять же получите пустоту. Молчание в радиоэфире.

То есть вы должны смотреть на себя в зеркало и ни о чем не думать. Просто ни о чем. И ничего не чувствовать. Как если бы вы смотрели на гардероб или стену.

Это еще не любовь к себе, но уже гораздо лучше – скука вместо ненависти.

На первый раз достаточно. Но надо продолжать сеанс самогипноза, пока не появится хотя бы умеренный интерес к своему телу.

Это упражнение хорошо тем, что ваше общение с телом восстанавливается.

Физическая активность, массаж, сауна, прогулки – все это улучшает общение с телом. Надо просто это делать.

Следующее упражнение: выберите самую добрую из своих подруг, самую деликатную, попросите ее поговорить с вами о вашем теле.

Обсудите с подругой все свои тайные сомнения, задайте все вопросы, выскажите вслух все свои тайные мысли и страхи.

– Дорогая, как ты думаешь, у меня не очень толстоватая попа?

– Да как сказать… Ну, есть немного, толстоватая.

– А талия у меня нормальная?

– Если в профиль, то нормальная, а так…. А где у тебя талия, извини?

– Зато у меня длинные ноги…

– Да, если надеть туфли с 12 сантиметровым каблуком…

– Тогда нет ли у тебя случайно с собой мыла и веревки, пойти, что ли, и повеситься…

Конечно, это шутка, но где-то так, да…

То, что вы думаете о своем теле, будучи невысказанным, продолжает вас мучить, растет в вашей душе, как ржавчина, вы прячете это, а оно растет. Если вы называете эти вещи вслух, то они теряют силу над вами, они исчезают. Проверено, работает.

Следующее упражнение: вам надо оказаться в каком-нибудь людном месте и начать рассматривать людей.

Например, на автобусной остановке.

Рассматривайте людей, думая о том, что у них тоже есть тела, и они тоже стесняются своих тел. Вы это увидите. Найдите молодые и старые тела, красивые и безобразные, модные и не очень, девушек и парней, мужчин и женщин…

Вы должны почувствовать некоторое веселье, радость.

Следующее упражнение: рассмотрите тело обнаженного человека на репродукции, в энциклопедии.

Рассмотрите, наконец.

Никто у вас это теперь не отберет. Теперь можно.

А теперь один маленький секрет.

Нам не нравятся наши тела, потому что мы сомневаемся, понравится ли наше тело другому человеку.

Вот есть где-то другой человек, который однажды придет и скажет: «Слушай, ты, красавица, у тебя на самом деле не тело, а какой-то сарай, кошмар!»

Если этого человека не подпускать к нам близко, то окажется, что нам вполне удобно, уютно и приятно в наших телах.

А сколько всего приятного и полезного можно делать с телами! Можно водить их гулять, кормить, мыть, массировать, стричь волосы, целоваться, обниматься, дальше сами можете продолжить: одевать, раздевать, поить вином (без злоупотреблений!), можно курить, бросать их в воду, сбрасывать с парашютом, загорать и даже болеть.

Девушкам повезло – они еще красят глаза и губы, делают маникюр и ходят к косметологу.

Какому именно человеку вы боитесь не понравиться?

Кто и что говорил вам что-либо о вашем теле?

Кто и что говорил что-либо о телах других людей?

Чье тело не нравится вам?

Чье тело вам нравится?

Какое тело вы хотели бы иметь?

Похоже ли ваше тело на ваш идеал?

А теперь возвращайтесь к началу и пройдите по всем упражнениям и вопросам еще раз.

И без дураков, не ленитесь, а то так и будете бояться того человека, ну, который придет.

С телами более или менее понятно.

Теперь поговорим о нас самих.

Почему же мы себя не любим?

Ну, легче ответить на вопрос: почему не всегда у нас лето или почему не всегда светит солнце.

Себя любить вообще очень сложно, практически невозможно. Мы постоянно себя сравниваем с другими, и сравнение обычно не в нашу пользу.

Вспомните школу.

Первый класс, первые уроки, и уже учитель открывает рот и говорит: «А вот эти буквы кривые, а вот эта цифра неправильная». И ставит жирный красный кол.

Типа оценки знаний – один балл.

В моем школьном детстве была такая учительница по физике. Она была садисткой, сейчас я понимаю это.

Садистка – это не та, которая любит работать в саду и сажать цветочки. Это та, которая любит причинять боль другому человеку и наблюдать, как он страдает.

Это страдание возбуждает садистку. Ее глаза загораются, ноздри раздуваются, она дышит полной грудью, начинает притопывать и прихлопывать, голос звенит – у нее прилив энергии. Она счастлива.

Входя в класс, она устремлялась к доске и на ходу сообщала тему урока.

Не здоровалась. Не смотрела на нас.

Затем следовало быстрое объяснение новой темы спиной к классу, затем начиналась кульминация урока – фронтальный опрос.

Она задавала вопрос из предыдущего урока и поднимала учеников одного за другим.

Мои товарищи мычали и блеяли, потому что от страха теряли дар речи, а наша валькирия продолжала указывать пальцем на очередную жертву: ты, ты, ты…

Доходило до того, что столбами стоял весь класс.

Бедняги, те, до кого еще не дошла очередь, не догадывались даже заглянуть в учебник, чтобы ответить на ее вопрос. Все были парализованы.

Заканчивалась экзекуция тем, что из 30 человек хоть один, но выходил из ступора и отвечал на вопрос. Остальные получали оценку «два».

В классном журнале столбиком могли появиться 25–27 двоек. Она называла это «принципиальностью».

Позднее я видела такие же лица, как у нас, в фильмах про войну, когда фашисты выбирали из строя пленных группу к расстрелу. Ты, ты, ты и ты… очень похоже.

Замечу, что нам тогда было лет по 12–13, а повторялась экзекуция чуть ли не каждый день.

Вообще советская школа очень способствовала тому, чтобы маленький человек находился в состоянии постоянного обесценивания.

Обесценивание – вот тот дьявол, который пожирает наши бессмертные души. Вот тот дракон, который разрушает нашу любовь к жизни, к людям, к себе самим.

Вот тот вампир, который выпивает из нас радость, надежды, мечты…

Обесценивание – уничтожение того, что человек думает, видит, полагает.

В конечном итоге это уничтожение самого человека.

Нет, не физическое, но нравственное, эстетическое, общечеловеческое.

Обесценивание происходит на каждом шагу, ежесекундно.

Обесценивание стало привычным и обычным. К нему перестали относиться как к чему-то ужасному, словно оно – всего лишь плохие манеры.

Вот что я вам скажу – обесценивание – это очень, очень, очень плохие манеры.

Уверена, что вы слышали:

– Сама дура.

– Ишь, какая умная…

– На себя посмотри.

– То, что ты сделала, ужасно.

– Никуда не годится.

– Как курица лапой.

– Что это за каракули?

Одна моя школьная подружка, ну, та самая, которая была уверена в себе, любила говорить мне, оценивая мою обновку:

– Ну, тебе-то нормально, сойдет. Но я бы себе ни за что не купила.

Мама и иже херувимы любили поджимать губы на любые мои действия. У мамы это называлось: я хочу, чтобы ты сделала еще лучше. То есть хорошо – это еще недостаточно и похвалы недостойно, надо, чтобы было совершенно.

Помните, как мама приходила с родительского собрания? Повторю, я была отличница, на собрании про меня не могли сказать ничего плохого. Тем не менее мама поджимала губы. Хвалить меня – значило перестать делать меня еще лучше.

Хвалить нельзя, потому что можно человека испортить, он зазнается, станет увереннее.

А если человек станет увереннее, станет труднее им управлять. Всегда легче управлять человеком слабым, запуганным, неуверенным в себе.

Тут и выходит на сцену ее величество Скромность.

Скромность

Вот что надо бы рассмотреть под микроскопом – скромность.

Материал из Википедии:

Скромность – качество характера человека, выражающееся в следующем:

– умеренность во всех требованиях;

– не стремление к богатству и роскоши;

– не стремление первенствовать, показывать себя;

– соблюдение рамок приличия;

– степенность в общении с другими людьми.

Качества, противоположные скромности: самоуверенный, самонадеянный, самолюбивый, себялюбивый, гордый, заносчивый, наглый, нахальный и пр.

Умеренность во всех требованиях: буду есть, что дадут, спать, где придется, носить какую попало одежду, делать ту работу, которую дадут, получать ту зарплату, которую назначили, жить в той квартире, которую мне выделили, думать те мысли, по поводу которых мне внушили, что они хорошие.

Не стремление к богатству и роскоши.

Смотрите, в этом определении слепились два слова – богатство и роскошь.

Богатство – это просто достаточно денег и чуть больше. Роскошь – это очень, очень много денег, большие излишки.

Согласитесь, что и то, и другое все еще имеет в нашем уме негативные оттенки, что-то типа «все богатые – буржуи и кровопийцы, все богатые-преступники, плохие и злые…»

То есть, противопоставив себя плохим богатым, мы автоматически попадаем в разряд хороших. Но бедных и скромных.

Скромность считалась и считается чуть ли не основной добродетелью христианской морали.

Христианство скромность возвышает до смирения, то есть отсутствия протеста против тягот жизни, покорного согласия с тем, что происходит с тобой в этой жизни.

Бьют тебя – молчи и терпи. Бог терпел и нам велел.

Ох, найти бы мне этого гения, который сочинил эту присказку-поговорку.

Кто-то очень умный, просто мастер живого слова. Наверняка сам этот сочинитель жил в палатах каменных, имел достаточно богатства и жил себе припеваючи.

А вы терпите, иначе как же я буду вами управлять?

Не стремление первенствовать. Во-о-от!

Таки мы дошли до собаки, которая здесь зарыта.

Вот он, главный тезис, на которое опираются христианство и вообще любые философские системы, связанные с управлением и подавлением народных масс.

Не стремитесь быть первыми.

Не пытайтесь быть лучше других.

Не старайтесь чего-то добиться.

Даже не думайте об этом, ибо «Стадо» вам имя.

Аминь!

Да простят меня за мои ерничество и сарказм, но не могу удержаться и не пройтись по этим «основам человеческой культуры».

Эти основы на самом деле – никакие не основы, а рабство, обесценивание и подавление.

В защиту слабых и неспособных, глупых и неталантливых сказано: не стремитесь, не дерзайте, не пытайтесь, не ищите, а будьте скромными, как все.

Я бы сказала: пусть талантливые работают, сколько могут, и пусть сильные дерзают, и пусть яркие проявляют себя, и помогут другим, тем, кто не так ярок и талантлив.

Всем будет хорошо.

Однако я еще не удовлетворила свои кровожадные настроения по поводу скромности, ибо скромность и обесценивание мешают нам любить себя, делают любовь к себе чем-то неприличным, аморальным, отвратительным.

Хочу разгромить их до основания, порвать на молекулы.

В противоположных скромности качествах записаны: самоуверенность, самонадеянность, самолюбие, гордость, заносчивость и, кажется, наглость…

Да, точно, наглость.

Какой винегрет! Шик-блеск-красота!

Самоуверенность – это просто уверенность в себе, своих силах. Самоуверенный человек знает, что он может, знает, как это делать и знает, что он справится.

Не нуждается в советах и помощи.

Перевожу с русского на русский… Компетентный. Профессиональный. Обученный. Неплохие качества, а?

Самолюбие также имеет негативные оттенки в нашем повседневном понимании.

Хотя, переведя на наш с вами русский, получим просто человека, который любит сам себя. Что и требовалось доказать.

Другое дело, что только себя любить – недостаточно, хорошо бы, чтобы эта любовь простиралась и на других людей тоже, но точно могу сказать, что человек, который не может любить самого себя, не способен любить никого.

Есть даже старый анекдот на эту тему.

Еврейская притча.

К равви Леви пришел подросток и горестно застенал:

– Равви! Почему меня никто не любит, особенно девушки?

И равви ответил ему:

– Потому что ты сам никого не любишь, особенно себя.

Продолжим нашу битву со словами. Ибо вначале было слово, слово определяет нашу жизнь и наши мысли.

Ну, с гордостью все понятно, перепутали гордость и гордыню.

Гордость попала в этот список по некомпетентности авторов Википедии, потому что гордость – это просто осознание собственных успехов, достижений, результатов. То есть гордость возникает непосредственно сразу после какого-нибудь хорошего результата.

Построил дом – гордись, получил новую работу – гордись, закончил обучение – гордись, родили ребенка – гордитесь.

То есть гордость – чувство законное, заработанное, натуральное.

А вот гордыня – это просто требования признания там, где признавать нечего.

Например, женщина глупая и некомпетентная, но требующая, чтобы ее называли Ваше Величество, явно страдает приступом гордыни.

Или маленький начальник, который пришел на участок неделю назад, но уже требующий называть его господин Президент Компании, также заражен гордыней.

Наглость – это неуважение к другим людям, это, безусловно, плохое воспитание и отвратительные манеры. Однако посмотрите, как все запутано и перепутано!

Будучи журналистом некоторое время своей жизни, я получила отличный урок от своего редактора.

Помню, он мне однажды сказал:

– Пиши только факты, будь точной в датах, именах, названиях, потому что за неточность могут засудить. Если артист Пупкин был женат пять раз, так и пиши – пять, а не четыре и не шесть. Именно пять. Но тебя невозможно засудить за окраску, за оттенки настроения.

Можно написать: «Артист Пупкин и его пять жен», можно «Артист Пупкин и все его пять спутниц жизни», можно «Пупкин и его многочисленные жены», «Пупкин и его гарем», и так далее. Или написать: «Пупкин и его компания», или «Пупкин и его банда».

Можно написать: «Пострадали люди, а можно – женщины и дети».

Можно написать «Она – хороший человек», а можно – «Она и ее отморозки».

То есть ты ставишь имя какого-то человека, а рядом – имя другого человека, или название банды, или название благотворительного фонда, и первое имя окрашивается, рефлексирует…

Ты вроде ничего не сказала о самом человеке, в суд не подашь, но оттенок присутствует.

Так и в нашем случае со скромностью.

Поставив в противовес наглость, хамство, делаем скромность положительным качеством просто от противного.

На самом деле скромность – это специально введенное, придуманное слово, продукт древнего масс-медийного штурма, целью которого являлось сделать людей более удобными для управления, менее капризными и активными, более покорными, слабыми, рабами.

Невозможно на каждого надеть ошейник и каждого заковать в кандалы.

Куда проще промыть мозги, засадить в голову самоограничительную программу, как у робота-полицейского, помните?

Директива № 111.

Не стремись быть первым. Не старайся чего-то достичь. Не ищи лучших решений. Будь скромным.

Однако вернемся к обесцениванию.

Эта практика тоже искусственно создана и введена в наш обиход, чтобы делать других людей более слабыми и неуверенными.

Только скромность действует мягче, изнутри, через идеологию, а вот обесценивание работает грубее, топорнее, но тоже очень эффективно.

Как легко расстроить человека, который что-то там пилил, строгал, клеил, шил или рисовал! Творил, ваял и создавал!

Просто скажите ему, что он не художник, а так, неизвестно кто, и вообще, все, что он там накрасил и нашил – некрасиво и никому не надо. Увидите, как он расстроится.

На 95 % могу предсказать, что такой человек расстроится и скажет:

– А, гори оно огнем, чтобы я еще хоть раз взял в руки это…эти… эту… Не буду больше ничего делать. Буду сидеть, как пенек. Буду, как все, не высовываться, а то опять получу по голове.

Супер!

Результат достигнут, перед вами новый средний человек, которого легко поставить на его место, посадить в его сани, на свой шесток, дать ему в руки фрезу, надеть на него сенькину шапку, и он не будет прыгать выше головы, а будет фрезеровать.

Потом надо похвалить его за это фрезерование, и вы получаете фактически бесплатно вечного раба, который вас же еще и поблагодарит за оказанное доверие.

Сейчас разрыдаюсь от тоски.

Мало того, что в принципе нелегко создавать что-то новое, прекрасное, надо уметь и быть способным, чтобы это в голову приходило, так еще и мешают те, которые с дубинками!

Вот почему надо точно знать, что такое ложные данные и как они мешают быть счастливыми.

Вопросы «кто это все сделал» и «когда это произошло» оставим за рамками этой книги, это отдельная история и отдельная книга.

Пока нам важно понять, что был какой-то кто-то, и что это было сделано, а не произошло само по себе, и что цель всего этого промывания мозгов – управление, управление и еще раз управление.

В настоящее время этот процесс происходит так же активно, как и раньше, только появились новые мульки типа телевиденья.

Приведу пример того, как рекламщики используют всякие трюки, чтобы внушить нам нужные мысли и чувства, заставить купить тот или иной товар.

Управляют нами и с помощью других слов:

– Гель для душа с микросоками канадского клена!

Что такое? Какие такие микросоки?

Наверное, что-то очень эксклюзивное, невероятное, тем более канадского клена… Надо купить. Бегом!

Косметическая продукция – это комната смеха.

Женщинам вбивают в голову сведения, которых часто просто не существует в природе.

Введите в рекламный текст какие-нибудь цифры, чтобы сделать его более наукообразным, и наши образованные женщины купятся на это.

– На 35 % больше волокон! На 76 % более упругая кожа! На 25 % выше содержание масла!

Кто эти проценты считал? Как считал, если считал?

Как можно считать кожу в процентах?

Но звучит очень научно.

Чувствуете себя профессорами косметологии? То-то.

Боюсь, что у вас появилось чувство недоумения – кому же верить? Что делать? Все кажется таким зыбким, расплывчатым, нестабильным…

Человеку свойственно держаться за какие-то мысли и представления, как за краеугольные камни.

Когда человек читает что-то новое, он должен это новое как-то переварить, куда-то поместить, как-то соотнести со своими более ранними знаниями.

Поневоле человек сравнивает все новое, с чем ему приходится сталкиваться, с тем, что он уже знал. Если более ранние знания окажутся не очень правильными, человек может оттолкнуть от себя новые данные, просто из-за того, что они противоречат его представлениям.

Это очень понятно и очень естественно.

Выход один – думать самим, проверять все новые данные на практике, и если они работают, соглашаться с ними, а старые данные архивировать или выбросить в корзинку.

Это требует мужества. Это труд.

А никто и не обещал, что будет легко.

Но я верю в вас, и если вы добрались до этого места, значит, мы вместе будем продираться дальше.

Главное, надо вовремя кушать обед, чтобы не быть голодными и гулять на свежем воздухе, чтобы проветривать голову.

Все, о чем мы сейчас говорим, имеет самое прямое отношение к любви.

Любовь – это поток эмоций, которые мы испускаем. Именно поток и именно из нас.

Если мы не способны испускать этот поток, нас надо ремонтировать, что-то нам мешает его испускать.

Многие люди оправдывают свою неспособность любить тем, что люди вокруг них – сплошь козлы.

Некого любить.

На самом деле наша любовь зависит не от тех людей, которых мы любим или не любим, а от нас самих – способны мы на любовь или нет.

Греет наш моторчик или не греет.

Если нас обесценивали в детстве, то моторчик может сломаться, в нем что-то повернулось, и он не работает.

А ремонтируется он просто, достаточно понять, в чем причина поломки, как сразу начинается работа внутри нашего моторчика.

Страшная сказка

Жила-была снежная королева.

Неважно, в какой стране она жила, и неважно, чем она вообще любила заниматься.

Просто однажды ей стало скучно и она решила завести себе друга.

Но никто не хотел с ней дружить. Людям не нравилось, что она такая холодная и равнодушная.

Королева пыталась найти себе друга, предлагая бриллианты, серебро, покой – всего этого у нее было в избытке.

Но бриллиантами сыт не будешь, а серебро не греет.

Покой в больших количествах быстро превращался в скуку и больше не привлекал жаждущих и страждущих.

Тогда королева решилась на последнее средство – заморозить самого красивого мальчика, чтобы он не рвался обратно к своим друзьям и вообще к людям.

Было у нее одно секретное средство для заморозки.

Королева выбрала себе жертву и одним ловким движением заморозила его до нужной температуры.

Он был жив и даже продолжал двигаться, однако его сердце перестало биться и томиться, что и требовалось по условию задачи.

By а ля! И друг готов.

Так приятно было вместе с ним сидеть в холодном ледяном зале и замерзать еще больше, покрываться инеем, звенеть пальцами, целоваться сверкающими губами, не закрывая глаз, наблюдать за его прозрачными глазами.

А мальчик дышал эфемерным паром и почти не моргал – глаза покрывались льдом как естественной защитой.

Он был прекрасен в своем холодном бездвижии.

Но как всегда бывает в сказках, откуда ни возьмись, явилась его девочка.

Девочка была неприлично теплой и шумной, щеки ее горели, из носа текло, уши она терла варежками, и самое противное – от нее пахло человеком, то есть духами, сигаретами, жевательной резинкой, маникюрным лаком… Королева растерялась. Она, конечно же, не могла не знать, что любое волшебство имеет секретное условие на реорганизацию, на обратный ход, на обратную метаморфозу.

И королева почувствовала легкое беспокойство, потому что для обратного превращения как раз и нужна была такая девочка – шумная, теплая, темпераментная, а главное – любящая.

Эта-то как раз и была любящая. Еще как любящая. Именно, что всем сердцем. Именно, что безгранично.

– Привет всем! – сказала девочка, – курите или так воздух гоняете?

Королева наклонила голову с осторожностью. Очень холодные предметы становятся хрупкими.

Она заботилась о себе как об очень-очень холодном предмете.

– А я тут мимо случайно проходила, дай, думаю, зайду, вдруг вам помощь нужна, или там мобильник уронили и не можете позвонить… А че не топите? Отключили за неуплату?

Королева медленно перевела взгляд на мальчика. Он был спокоен, величав и прекрасен.

– Да, весело тут у вас, хоть бы музычку включили…

Девочка продолжала приближаться.

– Стой там, – королева вытянула руку. Стало градусов на десять холоднее. Воздух зазвенел.

– Да ладно тебе, я же не крокодил какой. Поздороваюсь с другом и пойду дальше.

Девочка приближалась, ступая по острым ледяным кромкам.

Королева начала медленно подниматься со своего места, однако все еще была очень спокойна: девочка слишком глупа, чтобы догадаться, что именно она должна сделать, чтобы убить этого прекрасного совершенного мальчика. Убить для нее, королевы.

Он жив, пока холоден, и спокоен, и мертв, если вдруг запылает своими тридцатью семью по Цельсию.

Но девочка все же глупа.

Она и не представляет, что разжечь пожар в его теле и душе можно, только перелив в него собственное универсальное горючее – горячую девичью кровь.

А уж крови у нее в избытке. Щеки так и пылают, сердце так и стучит…

– Ты его погубишь! – безразличным голосом сказала королева. Она вложила всю свою страсть и силу в эти слова, но звучало это все равно как шелест снежинок по бумаге.

– Я? Это я его погублю? Я? – закричала девочка, – Да он почти мертв! То есть он уже умер! Посмотри на него! На что он стал похож! На восковую куклу! На стеклянного болвана! На дешевую игрушку!

Девочка захлебнулась криком, потеряла равновесие и упала. Ледяные лезвия под ее руками окрасились в красное.

Она поднялась на колени, потом встала и пошла вперед, держа в руке обломок льда. С обломка стекала тоненькая красная струйка.

Девочка все шла и шла, а королева смотрела на нее и ждала.

Красивый мальчик медленно повернул лицо к своей подруге. Девочка подошла к нему почти вплотную, неловко подняла руку с обломком, и тут несколько капель ее крови упали на его лицо.

Лед начал плавиться, превращаясь в нормальную человеческую кожу.

Все трое замерли.

Кровь впиталась в лед, испарилась, исчезла.

Льда оставалось очень много. А кожи было очень мало. Королева отвернулась и села.

Девочка поняла, в чем дело. Она начала резать ладони ледяным обломком и прикасаться к щекам, рукам, плечам мальчика.

Кровь топила лед, но живой кожи было все еще очень мало. Она торопилась, но дело шло медленно.

– Ты ничего не сможешь исправить. Его сердце для тебя закрыто, – прозвенела королева, – Ты слаба, и жертва твоя напрасна. Уходи и оставь его мне.

Девочка не отрывала рук от своего мальчика. Его лицо почти очистилось от льда, но все остальное было холодно и звенело от ее прикосновений.

– Ладно, – сказала девочка, – я тоже не на барахолке куплена и не пальцем делана.

Она полоснула осколком льда по запястью, кровь полилась обильно, глаза мальчика заморгали, он наклонился вперед, и его начало рвать. Он корчился и сгибался, а она стояла над ним, поддерживая одну руку другой.

– Говоришь, уходить? Так мы и уходим. Пошли?

Мальчик перестал качаться и кашлять, вытер рот рукой, посмотрел на девочку.

Девочка ослабела и побледнела, волосы были мокрыми, а лицо почти белым. Она зажимала левое запястье правой ладонью, но кровь все равно сочилась сквозь пальцы.

Мальчик начал рвать с нее шарф и никак не мог вытащить конец шарфа из-под капюшона. Наконец он дернул сильнее, она покачнулась и начала сплывать вниз, держась за него здоровой рукой. Он придерживал ее и пытался перетянуть ее раненую руку шарфом.

Она опустилась на лед и затихла. Мальчик перетягивал ее запястье шарфом, от его головы шел пар, а она лежала у его колен совершенно мокрая.

– Ты не спасешь ее. Лед забрал у нее все силы. Она умирает – сказала королева.

Мальчик заплакал и снова начал кашлять. Королева медленно подошла к нему и положила руку ему на голову.

– Пойдем. Здесь больше нечего делать.

Он продолжал плакать, Королева продолжала стоять над ним, девочка продолжала лежать на льду. Только лед был очень красный.

Эгоизм и жертвизм

Все в нашей жизни должно быть сбалансировано.

Слишком много или слишком мало чего-либо заставляет об этом постоянно думать.

Слишком мало денег – проблема.

Слишком много людей в однокомнатной квартире – тоже проблема.

Слишком мало еды – плохо, слишком много еды – проблемы с кишечником.

Слишком мало общения – скучно, слишком много – стресс.

Короче говоря, в отношениях с самим собой и другими людьми должен быть некоторый баланс между «я» и «мы».

Чтобы понять, как этот баланс выглядит, можно рассмотреть его крайние стороны, и тогда будет понятно, где золотая середина.

Одной крайностью при нарушении такого равновесия между «я» и «мы» будет эгоизм, другой крайностью – принесение себя в жертву.

С эгоизмом все более или менее просто, это когда человек концентрирует свою жизнь вокруг самого себя и не желает или не способен замечать других людей.

Однажды в центре Стокгольма я видела такую сцену: порядком пьяная дама бомжеобразной наружности, стоя на верхней ступени лестницы между двумя тротуарами, кричала такого же вида кавалеру, который стоял внизу:

– Эгоист! Эгоист!

На всех языках мира это слово звучит одинаково, поэтому переводчик был не нужен. Даже эта пьяненькая женщина знала это слово.

Признаки эгоиста: он никогда не звонит вам сам, он никогда не дарит вам подарки в ответ на ваши подарки, он никогда не спросит, как ваши дела, никогда не предлагает помощь, никогда не поддерживает разговоры о ваших делах, но охотно говорит о своих, он не помнит ваш день рождения, как, впрочем, и всех других людей, не знает, как зовут его соседей, тем более соседских детей.

Иногда эгоисты могут иметь животных, если это не очень обременительно, но чаще – нет.

В речи эгоистов часто слышно слово «Я», и на любые ваши рассказы он ответит: «А вот я…» или: «А вот у меня…».

Эгоисты не приглашают к себе в гости, не смеются вашим шуткам, не восхищаются вашим новым платьем. Если вы говорите эгоисту, что любите его, он отвечает «окей» или «угу», но не говорит в ответ о своей любви.

Они берут чашку для себя, но не для вас, когда варят кофе. Они не предлагают сигарету, если собираются закурить. Они никогда не спрашивают вас, не голодны ли вы, не устали ли, не хотите ли отдохнуть.

Если у вашего спутника есть эти черты, это не обязательно означает, что он эгоист, но если этих черт очень много, можно задуматься.

Эгоисты очень редко меняются.

Умение или способность уживаться с другими людьми, вообще понимание, что другие люди существуют, формируется в очень раннем возрасте, примерно до 7 лет.

Говорят, если человек не научился говорить в этом возрасте, то уже не научится.

Так и с эгоизмом.

Дорогие подруги, сестры, приятельницы и коллеги!

Не оправдывайте знакомых вам эгоистов тем, что они мужчины, и у мужчин все по-другому, что мужчины суровы и скупые на эмоции. У мужчин действительно все по-другому, но совсем в другом месте.

Если он эгоист, то это только потому, что он эгоист, а не потому, что он мужчина. Хотя надежда умирает последней.

Жертвизм (не путать с жертвенностью), или стремление принести себя в жертву по поводу и без повода, описаны меньше и не так явно видны. Большинство из нас сталкивались с жертвизмом, и не раз.

– Я живу ради детей.

– Я всю жизнь (молодость, лучшие годы, все свое время, деньги и пр.) ему отдала.

– Главное, чтобы тебе (ему, ей, им) было хорошо.

– Я и так перебьюсь, а вот им надо.

– Я и в этом похожу, а дочке надо купить новые сапожки.

Жертвизм – это тяжелое нервно-психическое заболевание. Причины – низкая самооценка.

Человек, приносящий себя в жертву, не верит, что он имеет хоть какую-то ценность.

Его одолевает жажда оценки.

Пусть его хоть кто-нибудь оценит, хоть кто-нибудь, хоть как-нибудь… Пусть про него скажут: ах, он был такой душка, отдал нам все, все-все, даже свою последнюю рубашку.

И что интересно – ему хорошо! Он счастлив, что у него нет даже рубашки, и ему нечего больше отдавать. Нечего отдавать, но он все равно счастлив, странный человек.

Но раз ему так хочется – мы возьмем у него и эту рубашку. Даром. Ни за что. Просто потому, что ему в кайф отдавать.

Мы же не можем сделать его несчастным, он так хочет все отдать…

Интересно, что такие люди, то есть жертвисты, не только приносят себя в жертву, но это они, эти люди, несут свои деньги мошенникам, они верят всякой ерунде, их легко обмануть и использовать, потому что они этого хотят, жаждут, вожделеют!

Такие люди спят на краешке кровати, даже если кровать размером четыре на четыре…

Это они доедают все старые остатки из холодильника, это они донашивают старые блузки своей сестры, это они едут на курорт сопровождать свою золовку, потому что одна она ехать не может.

Они тратят свой отпуск на ремонт в квартире детей, они варят себе суп из куриных лапок, а деньги – пенсию – складывают на сберкнижку. Это они любят власть, даже если и ругают ее на лавочке у подъезда.

Это они живут с алкоголиками, убирают за ними и готовят им еду.

Это они позволяют хамам – хамить, ворам – воровать, лентяям – не работать и сидеть на шее у родителей.

Эти люди не имеют собственного мнения, а говорят лозунгами и слоганами из газет.

Это они заканчивают жизнь в богадельне, в нищете и забвении.

Это они боятся перемен, потому что могут потерять даже те жалкие крохи… чего? Жизни? Разве это жизнь?

Это на их медном лбу написано: распни меня, используй, съешь мое тело и запей моей кровью…

Куда меня понесло, мама дорогая…

В конце концов находятся умники, которые решают прекратить это безобразие и дают этим людям то, о чем они просят – сладкую боль распятия, сладкую боль жертвы, сладкую боль унижения.

Нормальный человек уже должен несколько раз содрогнуться, читая эти строчки.

Содрогнулись? Значит, вы нормальный.

Я лично буквально трясусь от содроганий.

Жертвисты и эгоисты дополняют друг друга, как штепсель и розетка.

Эгоисты не могут жить с нормальными людьми.

Жертвисты не протянут и дня с нормальными людьми. Надо, чтобы партнер эгоиста позволял ему быть эгоистом, обеспечивал его эгоизм хлебом, маслом и икрой.

Жертвисту нужен тот, кто будет принимать его жертвы.

Сейчас объясню.

Представьте, к вам пришел ваш сосед дядя Петя и принес свою пенсию. Со словами: «Мне не надо!» он пытается вручить вам свои деньги, он буквально встает на колени и засовывает деньги вам в карман, он умоляет вас принять его деньги на том основании, что вы ему доставите радость.

Он просто-таки будет счастлив избавиться от пенсии, потому что надо помогать ближнему и надо заботиться о других людях.

Допустим, вы ему пытаетесь сказать, что так нельзя, деньги не дают за просто так, что вы сами работаете, и у вас достаточно денег, и что вы позвоните в психиатрическую «неотложку»…

Бесполезно. Дядя Петя приходит к вам регулярно, он пытается подкинуть свои деньги вам под дверь, в почтовый ящик, в форточку…

Смешно?

Смешно, но именно так ведут себя жертвисты.

Видели вы матерей, которые работают полный день, а потом приходят домой и убирают за своей взрослой дочкой, готовят ей еду, а она спит днем и гуляет ночью и не ставит мать ни в грош?

Видели вы жен, которые живут с негодяями мужьями?

Некоторые такие негодяи не работают, пьют, бьют и плюют на все.

Почему эти несчастные жены продолжают оставаться с ними?

Они, жены то есть, могут рассказывать целые истории, новеллы, поэмы, почему так невозможно развестись, уйти, оставить своего негодяя мужа.

Не слушайте эти истории, не верьте этим слезам.

На самом деле эти несчастные счастливы: ведь они делают именно то, что хотят – приносят себя в жертву.

Чем больше у них мучений, тем ярче впечатления, чем синее синяки, тем больше удовлетворение от выполнения своей миссии.

Для того чтобы оправдать себя, эти жертвы собственного жертвизма используют целую идеологию.

Вот некоторые перлы жертвизма:

– Ради детей…

– Если я его брошу, он совсем пропадет.

Не могу удержаться от комментариев. А так пропадешь ты! Туда ему и дорога, пусть пьет, валяется в лужах и прочее…

– Мне его жалко…

– Он болеет, я не могу предать больного…

– Я сама виновата…

– Такая жизнь…

Даже если эти люди ходят с несчастными лицами и стенают в голос, – не верьте им.

Если ваша рука попала в огонь свечи, и вы действительно не можете ее там держать, вас будет трудно остановить отдернуть руку.

Вы отдернете руку, черт побери!

А если кто-то держит руку в огне и кричит: «Ой, мне больно, больше не могу!», но продолжает держать руку в огне, значит, или огонь фальшивый, или рука не настоящая, или он мазохист…

В нашей стране просто невероятное количество женщин, которые держат свои руки в огне.

Они несчастны, на их лицах печать вечного горя и страдания, они скрипят зубами по ночам, они никогда не смеются, они больны, они стареют уже в сорок, они сгибаются под своей ношей – но они ничего не меняют! Вот что поразительно!

Они продолжают держать руку в огне.

Сказка к главе «Эгоисты и жертвисты». Тоже страшная

Меня зовут Номер Первый.

Первый, потому что есть Номер Второй, то есть был.

Теперь я остался один, то есть мой номер теперь не имеет значения.

Я сижу и жду конца.

Конец наступит примерно часов через пять. Может, раньше.

Дело, видите ли в том, что мы близнецы, сиамские близнецы, Номер Первый и Номер Второй.

Мы соединены друг с другом чем-то вроде пуповины, она достаточно длинная, и много раз мы думали о том, чтобы разъединиться, ну, типа сделать операцию.

Но каждый раз решали, что не будем. Уж раз мы связаны с рождения, зачем бы нам разрезать эту связь?

Мы привыкли жить так, связанными.

И все шло хорошо, мы всегда были вместе, хотя, вы понимаете, трудно уединиться, когда к тебе привязан еще один человек.

И в этом было много хорошего, такая полная уверенность, что ты никогда не останешься один.

Мы любили друг друга, если это вообще можно назвать любовью. Мы почти что думали одинаково, читали одни и те же книги, смотрели одни и те же

фильмы, дружили с одними и теми же людьми, слушали одну и ту же музыку…

Но пару лет назад началась эта история, которая должна завершиться сегодня.

Мой близнец выпил пива, и ему это понравилось.

Пиво, а потом и другие напитки, пил он, а голова кружилась у нас обоих.

Я просил, умолял, запрещал, я чуть ли не на коленях стоял, прося его прекратить свое пагубное занятие.

Он обещал, плакал, извинялся, а потом снова покупал в магазине пиво или что-то другое…

Я не мог его остановить. Я заболел и впал в депрессию. Так мы переругивались почти полгода или больше.

Однажды я серьезно сказал ему, что хочу отъединиться и сделать операцию. Он взмолился, просил не покидать его, поверить ему еще раз, кричал, что покончит жизнь самоубийством сразу же после операции…

Короче, я отложил это дело.

Потом неоднократно я заговаривал об операции, потому что он не мог остановиться и пил, пил…

Но он снова убеждал меня, что все исправится, что я должен дать ему шанс.

Я любил его, как себя, даже больше. И я всегда давал ему этот шанс.

Я думал, что еще не наступил тот момент, когда я должен спасать себя.

Я думал, что я должен спасать его.

Моя почка работала на него, потому что его почка была слабой с рождения. У нас их было две на двоих.

Я не мог решиться на операцию.

Я не знал, когда же надо остановиться и разъединиться, когда уже промедление может стать для меня смертельно опасным.

Я думал о нем, я хотел вдохнуть в него жизнь.

Я старался. Это как в горах…

Сам я не был в горах, но читал, что иногда тот, кто идет в связке, падает с горы, и второй его начинает вытягивать. И самое страшное – решить, что ты уже не можешь вытянуть того, кто сорвался.

Ты веришь до последнего, что у тебя получится, ты тянешь и теряешь силы.

И тогда вы срываетесь оба.

Невозможно отрезать веревку, потому что ты думаешь: а вдруг еще не все?

Где та грань, за которую нельзя перейти?

Сегодня ночью он умер. Я думаю, часов пять-шесть назад.

Когда я проснулся, я почувствовал, что у меня жар.

Я позвал его, стал будить, и почувствовал, какой он холодный.

Я понял, что он умер.

Я не могу встать и дойти до телефона. Я перетянул нашу пуповину обрывками простыни, чтобы его отравленная смертью кровь не убила меня.

Но за то время, пока я спал и не знал, что он умер, я получил достаточно.

Теперь я могу надеяться только на чудо.

Но шансов у меня нет.

Я не могу отрезать пуповину сам – к сожалению, там полно нервов, и я мог умереть от болевого шока или паралича.

Я не могу тащить его на себе – я ослаб за эту ночь.

Я могу только лежать и чувствовать, как нарастает жар.

Я не жалею ни о чем. Я любил его.

Мне грустно и одновременно пусто.

Все закончилось.

Я его не предал.

Я не сволочь.

Я мог спасти себя, конечно, мог.

Но как бы тогда я узнал, что сделал все, что мог?

Теперь я знаю точно – я сделал все, что мог.

Мне не повезло, я не справился. Но я сделал все, что мог. Я все сделал правильно.

Как жарко… Он холодный, а мне жарко…

Надо взять второе одеяло и согреть его…

Хотя он будет злиться… Или нет?

Кажется, он не дышит…

Ах, да, точно, он умер, а я пока нет…

Как жарко…

Но я был прав, точно был прав…

Первые успехи и страдания

В школе все девочки хотят дружить с мальчиками.

Это вызывает жуткое беспокойство – ну когда же ко мне наконец подойдет мальчик?

Мальчики ходят с независимым видом и не подходят к девочкам.

У них своя мальчиковая жизнь, они заняты своими спортивными секциями, рисованием моделей машин, музыкой, самолетиками и пистолетиками.

Все девочки в моем классе одержимо следовали особой внутришкольной моде.

В мои времена существовала школьная форма, и форма подгонялась по фигуре, ушивалась до невероятных теснот, укорачивалась до невозможной короткости, воротнички кокетливо помахивали воланами и рюшами, фартучки завязывались и застегивались до корсетного состояния, волосы следовало носить с челкой, заколки и резинки для волос украшались висюльками, самые смелые девочки красили ресницы, а самые ретивые учителя гоняли девочек в туалет умываться.

Моя школьная подружка подвергалась репрессиям особенно часто, поскольку имела от природы черные ресницы. Ее коронным номером было покорно выйти из класса, вернуться через 10 минут, демонстративно подойти к учителю и похлопать ресницами, подняв глаза к потолку.

Учителя не признавали поражения и заявляли, что так стало гораздо лучше.

Ни одна из сторон не признавала поражения.

Вопросы тендерного благополучия волновали меня не меньше, чем остальных.

В наличии или отсутствии мальчика для дружбы и для ношения портфеля концентрировалось слишком много жизненно важных факторов: моя ценность как девочки относительно других девочек, самоутверждение, самооценка, ореол победности, успешность, элитность.

Представьте еще, что при всеобщей забитости моих одноклассников и одноклассниц это было едва ли не единственным способом получить всеобщее внимание и восхищение.

Других способов – типа собственного телефона или карманных денег или хорошей одежды или престижного хобби – не существовало в силу повальной нищеты.

Нищими были все, исключая одну девочку Свету, чьи родители регулярно барражировали между Алжиром и Марокко и привозили ей шикарные фломастеры и жевательную резинку.

Я была самой первой девочкой в нашем классе, у которой появился такой мальчик. Он был красивым и высоким, честно ходил за мной по пятам, провожал меня в школу и из школы и носил портфель.

Это было гораздо лучше, чем фломастеры и даже джинсы с фирменными этикетками.

Это был Чистый Концентрированный Успех.

За это я разрешала ему списывать математику и русский, но это были такие мелочи!

Помню, что я не особенно заботилась о темах для разговоров, мне это и в голову не приходило.

Мальчик был не собеседником и другом, а элементом престижа.

Завистливые взгляды моих подруг питали мою жажду восхищения, я была почти счастлива.

Мы ходили гулять, делали уроки, катались на лыжах и печатали слепые фотографии наших простых досугов.

Естественно, решено было, что мы поженимся сразу по достижении брачного возраста, невзирая на финансовые трудности.

Будем работать – решили мы…

Заканчивая последний класс школы, мой друг начал заметно нервничать.

Аттестат, даже при моей активной поддержке, ожидался средненьким, мечты о высшем образовании можно было оставить навсегда.

Я решила, что непременно помогу ему, мы выбрали институт, где был не самый высокий конкурс, и пошли сдавать экзамены вместе.

За контрольное время я успела сделать два задания – для него и для себя, и нас благополучно зачислили в одну группу.

Институт был техническим, а я была и остаюсь по характеру чистым гуманитарием, но в тот момент это было неважно.

Буквально через несколько недель у меня открылись глаза на жизнь. Я вдруг обнаружила такое количество разнообразных интересных мальчиков, что у меня начались головокружения. Мой друг резко потерял свою исключительную ценность.

Я отправилась в свободное плавание.

Пропустим несколько сомнительных месяцев и рассмотрим историю моего первого брака.

Мой будущий муж предложил мне пожениться следующим образом:

– Если ты не выйдешь за меня замуж немедленно, я тебя убью!!!!

«Вот это да! – подумала я, – ну и чувства, наверное, он меня так любит! У него такое сильное стремление жениться на мне! Он будет любить меня до конца моей жизни, это и коту понятно».

И я согласилась.

Надо ли говорить, что с тем же темпераментом он принялся воспитывать меня и вколачивать в меня понимание основ семейной жизни.

Мы развелись через пару месяцев.

Этим разводом закончилась моя юность, которая была наполнена страданиями, как тюбик зубной пастой. Страдания выдавливались из меня, стоило только открыть крышку.

Вот некоторые мои случаи – посмейтесь вместе со мной.

Мы с подружкой должны идти на танцы, но вдруг у меня на лице появляется нечто красно-зудящее.

Боже мой!

С таким лицом невозможно выйти из дома, не то чтобы идти на танцы, где я должна встретиться с Ним.

Надо что-то делать. Удалять, резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонита. Затем сверху надо замазать зеленкой и наложить пластырь крест-накрест.

Гораздо лучше!

Наконец через пару недель вопрос с лицом улажен.

Я ожидаю этого вечера, меня трясет от нетерпения и волнения. Я уже решила, что я надену, все готово.

И тут наступают критические дни!

Господи, есть ли на земле справедливость! Еще неделя ожидания! Неделя кажется вечностью!

Когда, наконец, я попадаю на танцы и вижу Его в полумраке и моргании ламп, он уже танцует с другой девочкой.

Жизнь окончена. Ноги холодеют, силы оставляют меня, надо пойти и утопиться.

Но музыка меняется, Он проходит через зал и, кажется, идет ко мне!

Да, точно ко мне! Боже, кажется, можно еще задержаться на этом свете, не все еще потеряно!

Он заметил меня, он помнил и страдал обо мне все эти недели, что я не была здесь!

Он приглашает меня танцевать!!!

– Как тебя зовут? – спрашивает Он.

Он не помнит меня! Конечно, в моей одежде из местного магазина меня очень трудно запомнить.

А я страдала и любила его целых четыре недели, с момента, когда мы танцевали наш единственный танец!

Он пригласил не меня как меня, а просто симпатичную девочку!

Он бабник!

Я плачу от обиды, говорю, что разболелась голова.

Чтобы не врать, надо слишком многое объяснить – и про четыре недели, и что Он мне ужасно понравился, и что я не могла придти на танцы, и что постоянно думала о нем и додумалась до двух наших детей и даже внуков…

А он даже не помнит меня!

Какое страдание разрывает мое сердце!

В школе не лучше.

Все девочки постригли свои детские длинные волосы и сделали перманент. А я нет.

Надо сделать то же самое, а то я выгляжу как белая ворона. Наконец я добираюсь до парикмахерской, получаю свою прическу, прихожу в школу, и первый же встреченный мною одноклассник крутит пальцем у виска и говорит мне, что я дура.

Это ли не страдание?

Однажды я решила перекраситься в блондинку и получила восхитительно желтый цвет во всю голову.

Желтый, конечно, ближе к блондину, чем мой натуральный русый, но все же хотелось платинового отлива.

Почему-то я решила, что если на желтый цвет наложить немного басмы, то будет то, что надо – благородная платина.

Однако из-под шапочки для окраски волос возник изумрудно-зеленый!

Мама дорогая! Дома нет больше никакой другой краски, надо идти в магазин, а на дворе лето красное, шапку не наденешь, да и никакой шапкой не закрыть то, что я себе устроила на голове.

Пришлось передвигаться короткими перебежками до парфюмерного магазина, и, конечно, я встретила всех своих знакомых, которых даже не видела со времен детского сада.

Не успела я вбежать домой, как тут же позвонила мама и спросила, что у меня с волосами и почему я гуляю с этими волосами по улицам родного города.

Это означает, что меня видели несколько маминых знакомых и донесли об этом маме по телефону.

Эпопея с окраской закончилась короткой стрижкой, и я говорила знакомым, что это мой стиль.

Как говорил Наполеон: если вам достался лимон, вы можете сделать лимонад.

Колготки, которые съезжают именно в тот момент, когда надо выходить к доске, потому что самые дешевые колготки не могут не съезжать, лямки и бретельки, которые выглядывают из-под одежды потому что одежда сделана в России, ногти, которые обломались как раз перед свиданием, дождь, который испортил прическу, тушь, которая размазалась на глазах, потому что «Ленинградская» за 40 копеек – страданиям девочки-подростка несть числа.

Мой знакомый мальчик обронил накануне, что позвонит мне завтра, и вот весь день я сижу как пришитая около телефона.

Я не могу смотреть телевизор, пойти в душ, я не могу даже выйти на балкон – вдруг я не услышу звонок.

В этот день телефон звонит непрерывно, какие-то знакомые родителей, какие-то проверки телефонной линии, подружки, которым нечем заняться, – все, кто угодно, кроме нужного мне человека.

Мое настроение катится под гору, я почти плачу, потому что день давно перевалил за вечер, а я все жду.

Я думаю о том, что он занят неотложными делами, что он тоже думает обо мне, но непреодолимые силы удерживают его и не пускают ко мне.

Я бы позвонила сама, но, во-первых, не знаю его номера, а во-вторых, это неприлично.

И что я скажу, если он мне позвонит? А вдруг он подумает, что я имела ввиду… Нет, лучше этого не говорить, а то он ответит, что… Что же мне сказать?

Наконец он мне звонит и спрашивает, сделала ли я уже математику.

Боже мой! Ему интересна не я, а моя математика.

– Конечно, сделала. – Мой голос звенит как лед.

Он разочаровал меня.

Я надеялась, что первыми его словами будут:

– Боже мой, как было трудно добраться до телефона, но я так стремился к тебе, ты моя голубая мечта розового детства! Я думал только о тебе, и все цветы мира готов принести к твоим ногам. (Интересно, вместились бы все цветы мира в подъезд панельной пятиэтажки?)

Дальше мы говорим про уроки и завтрашний день, о какой-то еще ерунде, он говорит «Пока!» и мой день меркнет как свет в кинотеатре.

Все. Ждать больше нечего.

Лет в 14 оказалось, что у меня слабое зрение, и мне нужны очки.

Красивую оправу добыть не удалось, и мама купила мне что-то пластмассово-зеленое.

Мукам моим не было предела.

Мне казалось, что все смотрят на меня и только и делают, что обсуждают мои уродские очки.

Я прятала их в еще более уродский футляр, потом в портфель, и мне не приходило в голову, что очки – это одежда для глаз, и что они могут быть красивыми и элегантными…

И почему моя мама даже не приложила усилий, чтобы достать красивую оправу?

Разрушающая и разъедающая душу бедность – вот ответ.

Обычные подростковые заморочки бедность делала просто непереносимыми, острыми, мучительно жестокими.

Намучившись в подростковом возрасте со всеми несовершенствами и уродствами, позднее я утоляла свою жажду душевного комфорта покупкой шуб, золотых колец, машин, домов, дубовой мебели, еды, шоколада, хорошей обуви…

Шуба была важна не только потому, что она красивая и теплая, а потому, что в ней можно явиться перед глазами очень многих людей, кто унижал меня и смеялся надо мной, когда я была ребенком и подростком.

Моя учительница истории, которая кричала на меня, что я «политическая кретинка» и «безнравственная тварь», побледнела, когда я «случайно» заглянула в свою школу проведать учителей.

Надо ли говорить, что на мне была надета норковая шуба, все золотые вещи, которые у меня тогда были, а на пальце болтался ключ от собственной машины.

У меня были красивые очки из дорогого бутика, хороший мейкап, дорогие духи.

Я чувствовала себя королевой, победительницей.

Все эти штуки как бы защищали меня, как бы говорили за меня, что я не кретинка и не уродка.

Посмотрите на меня! Уродка и кретинка не может так хорошо выглядеть и так хорошо пахнуть. Уродки и кретинки не способны иметь мужа, который им купил машину и вообще новую жизнь.

Если кто-то покупает для меня дорогие вещи, значит, не такая уж я и кретинка. Теорема доказана с блеском.

Реванш, триумф и полный разгром противника – вот что чувствовала я тогда, в школе.

Да простят меня все те люди, перед которыми я красовалась и выпендривалась – я не могла тогда вести себя по-другому.

Это просто вылезало из меня, это было выше моих сил – быть скромной и не выпячивать своих шуб и колец.

Сейчас я очень часто думаю о многих поколениях аристократов, которые были привычны к достатку, избегали унижений и стыда бедности и которые никогда не гордились своим достатком, а напротив, старались быть скромными и деликатными, чтобы не обидеть других людей, которых достаток обошел стороной.

Многие российские женщины, прошедшие через подобное детство и юность, дети бетонных пятиэтажек и четырехметровых кухонь, не раздумывая выходят замуж за мужчин, которые могут купить им хотя бы какой-то комфорт, хоть какую-то жизнь.

Если в родительской семье она ела картошку три раза в день, а муж привозит ее раз в неделю на рынок за продуктами – это уже резкая разница, это уже счастье.

Голодному человеку не до нравственных и этических исканий. Голодному человеку тупо хочется есть!

Одна моя приятельница как-то рассказала, что ее муж стал больше зарабатывать, и что первое, что они купили себе, когда денег стало чуть больше, – банку сгущенки.

Это была ее мечта – поесть сгущенки досыта, и чтобы никто не отбирал.

Вторая моя приятельница совершенно серьезно уверяла меня, что если хватает денег на копченую колбасу хорошего качества вместо крахмальной – это признак благополучия и достатка.

Третья говорила, что не может остановиться и пожирает бананы, потому что хотела бананов все свое детство, а их никогда не было.

Мои приятельницы покупают себе одежду десятками единиц, новые и новые сумки, новые и новые кольца и серьги, и вечная жажда наесться досыта гонит их на рынки и в магазины.

Это просто уму непостижимо, сколько барахла ввозится в Россию и сколько барахла наши женщины покупают ежедневно!

Ни одна страна мира, кажется, не имеет такого жуткого товарооборота.

У каждой женщины в России должна быть минимум одна шуба и одна дубленка.

Иногда шуба покупается на сбережения целой семьи, бабушки и мамы отдают свои гробовые деньги, чтобы у девочки была шубка, как у всех.

Знакомые шведы часто спрашивают меня: почему ваши русские девушки и женщины одеты в дорогие шубы, если у них иногда нет приличной квартиры и накоплений в банке? Это выглядит очень странно.

Обычно я отвечаю, что дорогая шубка – это как сертификат качества, как штамп о соответствии нормам, знак качества.

Разве человек должен иметь сертификат качества? – спрашивают наивные шведы.

Еще как должен, – отвечаю я, – если это человек из России.

Вся российская история – это по сути попытка внушить этому человеку, что он не имеет никакой ценности, он винтик или шпунтик в колеснице истории, что его жизнь и его личность не имеют никакой цены.

Поэтому русский человек вынужден присвоить себе хоть какую-то ценность вещами и предметами, которые он надевает на себя или окружает себя.

Женщины надевают шубы и бриллианты, мужчины – покупают автомобили и дорогие часы.

Мир сходит с ума, когда русские начинают шопинг.

Никто не может понять, почему русские скупают самые дорогие вещи, почему они так азартны, откуда такие понты.

Оттуда, из винтиков, шпунтиков и всеобщей нищеты!

По приезде в Швецию я была шокирована и ошарашена, разглядывая шведок.

Без косметики, в кроссовках, сандалетах, с рюкзачками, с простыми прическами, без укладки и лака на волосах, без маникюра, а иногда просто в застиранных футболках – непостижимо! Сначала я думала, что они просто бедные, те, кто без макияжа.

Потом, приглядевшись, прислушавшись и порасспрашивав, узнала, что они приезжают в магазины на собственных «Вольво» и «Саабах», живут в хороших домах и зарабатывают тысячи по три-четыре евро в месяц.

И тут я начала понимать, что им, этим шведкам, не надо навешивать на себя дорогие кольца, им не нужны шубы и другие понты, потому что им и в голову не приходит, что им вообще в принципе надо подтверждать свою ценность, что ее надо доказывать и показывать.

Они, шведки, ценны сами по себе – априори, от рождения, просто по факту существования в этой жизни. Каждая ценна, независимо от возраста, красоты, ухоженности, наличия денег в банке, ни от чего.

Параллельно с первым шоком я получила второй – шведские мужчины, поголовные красавцы, носятся со своими лохматыми и ненакрашенными шведками, как курицы с золотыми яйцами!

Они, мужчины, берут декретные отпуска и ухаживают за грудными детками, они проводят все свое время с семьей, они стирают и убирают в доме, готовят еду, выводят своих жен и подруг в рестораны, чтобы тем не приходилось готовить еду после работы, а не потому, что это престижно, и в ресторане они сидят в тех же кроссовках и футболках, ну, может губы слегка накрасят.

И все это они делают просто потому, что так надо, положено, или они сами этого хотят, а не потому чтобы удивить или поразить или завоевать женщину, пустить ей пыль в глаза.

Если в середине дня на улице Стокгольма вы увидите красивую молодую женщину с идеальным макияжем и прической, на каблуках, в юбке, а не в брюках, с золотыми кольцами на руках, серьгами в ушах, цепочками на шее, почувствуете запах дорогих духов, с сумкой от «Гуччи» и очками от не знаю от кого – уверенно можно сказать, что она русская.

Она пришла на выставку престижных товаров, и самый престижный товар – она сама.

Шведки оценивают товары, а русские – ждут оценок себя как товара.

За семь лет жизни в Швеции я не перестала красить глаза и делать прическу – это привычка длиною в жизнь, но я гораздо спокойнее отношусь к одежде, шубам, золоту и прочим сертификатам качества.

У меня нет ни одной шубы.

Иногда я думаю, что, приехав домой в свой родной город, я буду выглядеть как рыночная торговка.

Но покупать себе шубу для поездки в Россию больше не хочется.

Этот вопрос я не могу разрешить до сих пор.

Мои русские коллеги, которые работают со мной в моей уборочной компании, где я, слава Богу, начальник, получив первую, часто довольно небольшую зарплату, бегут в местные шведские магазины и покупают себе дорогие сапоги или сумку, и с выражением абсолютного счастья на лице едут на работу – напомню, что это уборка – в сапогах с десятисантиметровым каблуком.

Я уже привыкла к этому, я понимаю, в чем тут дело, я знаю, что все мои уговоры бесполезны.

Для девочек из России важнее навесить на себя хоть какую-то ценность в виде сапог или сумки.

Пока это для них важнее, чем понимание собственной абсолютной ценности, которая, конечно же, появится скоро, совсем скоро, просто не может не появиться, потому что это так естественно для человека, если только перестать его подавлять и обесценивать и дать ему ощущение безопасности и комфорта.

Честные и плуты

Эта глава очень странно не хотела писаться, потому что никак не могло определиться название главы.

Про честных я поняла очень быстро, однако плуты никак не хотели обнаруживать себя.

Потому что плуты – это нечто фальшивое, ненастоящее, нереальное. Как можно описать то, что не показывает себя?

Задача плутов – притвориться так, чтобы никто и никогда не понял, кто же они на самом деле.

Плуты – это отдельная группа литературных героев, и плуты – очень любимые герои в литературе.

Там, где присутствует плут, – всегда авантюра, приключения, горы оружия и моря крови.

Плуты бывают коварные, а бывают милые.

Про таких говорят – плутишка.

Мой любимый плутишка – Остап Бендер.

Он играет с жизнью в веселую игру, избегая конфликтов и больших разрушений. Однако можно видеть, что он принимает сотни различных образов, он умен, блестящ, хитер, активен, предприимчив, и только одно отличает его от честного человека – его цель.

Однако Остап и не скрывает своей цели, как минимум от своих «сподвижников».

Такие плутишки не так опасны, как плуты со злыми намерениями или разрушители.

Трудно увидеть или распознать плута, если плуты встречаются на каждом шагу.

Глаз замыливается. Кажется, что плутуют все – мы, женщины, накрасив глазки, тоже немного плутуем, хотим быть красивее, чем на самом деле.

Мужчины надевают на себя дорогие костюмы, покупают машины, квартиры и дома, иногда даже компании. Плутуют.

Дети притворяются, что у них болит живот, чтобы не ходить в школу, реклама плутует, чтобы убедить нас купить товар.

Мы говорим о любви, чтобы казаться возвышеннее, чище, духовнее…

Но речь все же не об этом плутовстве.

Самые страшные плуты – это те, кто разрушает нашу жизнь. Такие плуты-террористы или плуты-разрушители обнаруживают себя определенным образом.

Во-первых, они врут.

Легко увидеть их вранье по противоречиям.

Например, он говорит, что владеет компанией, а брючки-то староваты и коротковаты… И всегда-то он дома.

Или она говорит, что любит вас, а сама никогда не спросит, как ваши дела.

Он говорит, что отдаст вам все, но сейчас ему надо немного денег взаймы, потому что у него временные финансовые трудности.

Или она говорит, что хочет от вас ребенка, но не разводится со своим мужем.

Или он убеждает вас выйти за него замуж, но паспорт не показывает.

Тайны, секреты, недоговоренности, спрятанный мобильный телефон, тихие разговоры по телефону в дальнем углу, отговорки типа – дела, работа, не будем об этом, это одна знакомая – не две же, в самом деле… – все это признаки плутовства.

Во-вторых, плуты стремятся уверить окружающих в своей честности.

Нормальный человек не заботится доказывать свою честность, потому что честен. Ему не надо убеждать других людей в своей честности.

Плут только этим и занят. С большой частотой и усилием он повторяет: я же честный человек, я не обманываю, спроси кого хочешь, я не из таковских, да я докажу чем хочешь, мне можно верить… если вам хоть на минуту показалось, что вас хотят уверить в честности, насторожитесь, возможно, перед вами плут.

В-третьих, за спиной плута, в его прошлом, какие-то странные истории, разборки, разрушенные жизни, странные обстоятельства.

На них кто-то наехал, они пострадали от чьей-то жестокости, к ним не справедливы, их притесняли, компания, где они работали, развалилась, отношения с предыдущим партнером превратились в ад, их преследуют, за ними охотятся, их ищут…

Одним словом, область предыдущей жизни как бы взбудоражена, вспенена, там нет ясности и покоя.

И эту взбудораженность сделали они сами, хотя никогда в этом не признаются.

В-четвертых, они очень активны, что-то затевают, энергия бьет ключом, глаза горят, они вас торопят, подгоняют, им надо быстрее, они не дают опомниться и подумать.

В-пятых, плуты излучают внимание, они само обаяние. Еще бы, обаяние – это их рабочий инструмент.

Они идеальные собеседники, они точно знают, как расположить к себе собеседника, они очень красноречивы, владеют речью, могут насмешить, артистичны.

Я бы даже сказала – креативны.

Надо ли говорить, что плуты умны, часто хорошо образованны, однако иногда говорят откровенно циничные вещи типа: «Люди любят, чтобы их обманывали, это придает соль жизни».

Лично я была замужем за одним из самых ярких и талантливых плутов нашего столетия.

Это был очень обаятельный человек с хорошими музыкальными способностями, он очень хорошо умел слушать собеседника – голову держал прямо, немного наклонялся вперед, как бы желая расслышать каждое слово, следил глазами за каждым мимическим движением собеседника, поддакивал, смеялся громко и открыто, хлопал себя по колену, задавал вопросы, интересовался собеседником, его семьей, работой, хобби, себя не навязывал, был заинтересован собеседником почти по-собачьи.

Я видела, как люди таяли под его лучистым и внимательным взглядом.

Через пару часов и пару рюмок водки он уже обнимался и хлопал по плечу нужного человека, заверял его, что никогда не встречал такого хорошего собеседника, клялся в вечной дружбе и говорил, что сделает для него все.

Через неделю у них начинались общие дела – какие-нибудь коммерческие сделки, а через два-три месяца наш плут разводил своего новоявленного партнера по полной программе.

Затем наступал период разборок, когда разгневанный партнер звонил и требовал свои деньги, а наш плут не подходил к телефону или просто исчезал на пару недель, предоставив мне отвечать на звонки и записывать имена звонивших.

Сам он говорил, что просто забрал свою долю.

Затем, через месяц-другой, он находил новую жертву, и все повторялось. Он врал, что у него есть объемы, товары, контакты, выходы, он может решить вопрос, что возьмет на себя всю самую тяжелую часть работы.

Главным его оружием было личное обаяние.

Иногда после деловой встречи он сидел в кресле с потухшим лицом и опущенными глазами, и невозможно было поверить, что еще пятнадцать минут назад он излучал тепло и веселье.

Я относила его странные перепады в настроении на усталость от тяжелого дня…

У меня был институтский друг, скажем, звали его Андрей, с которым мы иногда встречались за чашкой чая. Наши семейные жизни удивительно совпадали по датам, и мы часто шутили на эту тему.

Однажды мы встретились вчетвером – мы с Андреем, его жена и мой муж. Мы пообедали и разъехались.

Спустя какое-то время Андрей развелся и, оставив жене квартиру, переехал к другу.

Мы опять встретились в кафе, и Андрей поведал мне душераздирающую историю:

– Моя дура Алка продала квартиру и живет у мамы. Нашелся какой-то перец, который заморочил ей голову и забрал у нее эти деньги, двадцать тысяч «зеленых».

Я, конечно, не муж ей больше, но жалко дуру, поехал разбираться, а она говорит мне: не твое дело.

У меня кольнуло в области седалищного нерва.

Примерно неделю назад мой муж хвастался, что заработал именно эту сумму.

Я попросила Андрея позвонить Алке и спросить, не мой ли это орел пощипал ее «капусту».

Так и оказалось. Он обещал ей жениться, а деньги взял на развитие бизнеса, которого у него отродясь не бывало.

Андрей выронил из рук телефон и сказал

– Ну и ни фига себе, типа твой муж отобрал мои деньги у моей бывшей? Не ожидал я от тебя…

От меня… Мы посмеялись, но было невесело. Надо ли говорить, что наши отношения разладились навсегда, а Алка начала уголовное преследование моего мужа по факту мошенничества.

К слову сказать, она была чуть ли не сто первой в очереди и так ничего и не добилась. Однажды мой бывший муж работал в компании по пошиву автомобильных чехлов. Кажется, чехлов. Его работа была – доставлять партии чехлов на автозавод и забирать за товар машины.

Денег тогда в стране почему-то не было.

Так вот он умудрился однажды украсть целую машину. Просто по накладным он получил их десять, а на стоянку поставил девять.

Директор предприятия долго допытывался, где же десятая машина. А плут делал круглые глаза и уверял, что поставил десять, и одна машина неизвестно куда пропала. Самое смешное, что он начал на ней ездить у всех на глазах, и все закончилось страшным скандалом и изгнанием его с работы.

Позднее он рассказывал об этом случае как о низком заговоре руководства против него, самого компетентного и производительного работника.

И многие ему верили.

Следующий случай плутовства надо описать подробнее. Тут плут попал на плута, и они меня окружили.

Он затеял любовь и секс с моей Лучшей Подругой.

Забавник начал заводить разговоры о разводе, наплел мне душераздирающую историю о своей любимой еврейской девушке, которая временно вынуждена жить в Америке, поскольку работает там по контракту, но скоро вернется, и тогда он от меня уйдет.

И неизменно добавлял: но еще не завтра, не беспокойся. Я, естественно, шла к своей Лучшей Подруге и рыдала у нее на кухне, не подозревая, что это и есть ОНА.

Правду я узнала случайно, но поговорить с Лучшей Подругой (читай – набить морду) мне так и не удалось.

На моем пути в буквальном смысле встал ее муж, который ужасно ее любил.

Позднее, через несколько лет, я отправила ей письмо о разрыве отношений.

Вот оно дословно.

Есть одно дело давностью примерно лет в 10.

Говорят, все проходит. Говорят, надо жить просто.

Говорят много всякого. Кто-то умный придумал вот этот сайт, чтобы старые друзья могли найти друг друга и теперь сказать кое-что, чего не смогли или не успели, или не захотели раньше. Хорошо, что теперь есть такая возможность.

И у меня есть кое-что для тебя. И ты знаешь что.

Мне повезло, что ты у меня была. Я теперь знаю цену людям, особенно подругам типа тебя.

Зла не держу, как и на многих других, кто тоже показал себя во всей красе.

Жалко тебя, ведь ты знаешь про себя кое-что, и никогда этого не забудешь.

Ты-то знаешь, о чем я говорю. Конечно, знаешь.

Так много хотела тебе сказать, а теперь только одно осталось – я разрываю с тобой отношения в одностороннем порядке по причине предательства.

Десять лет не было возможности это сказать, а теперь все счета закрыты, все дела закончены, между нами ничего больше нет.

Надеюсь, у тебя остались еще другие подруги? Не могла же ты всех предать, кто-то, наверное, выжил?

Удачи им с тобой…

Мы расстались с моим плутом. Но такого письма я ему не отправила, не знаю адреса.

Я прожила с ним долгих тринадцать лет.

Эти несколько эпизодов, которые я рассказала, довольно хорошо его показывают с его лучшей стороны.

И сам собой возникает вопрос: какого черта я смотрела на это долгих тринадцать лет?

И я отвечу.

Я не верила своим глазам. Я оправдывала его тем, что жизнь тяжелая, и все так живут в большей или меньшей степени.

Я не хотела ничего менять.

Иногда, после особенно крупных скандалов, он просил прощения и обещал исправиться. Я охотно его прощала, тем более что потом я получала дорогие подарки в виде норковых шуб и автомобилей.

Я привыкла к его образу жизни. Я не видела никакой разницы между его поведением и заботой о семье.

Я думала, что люблю его. Я гордилась своими шубами и машинами перед подругами.

Я говорила себе, что я-то не ворую, это он ворует. А я чиста аки агнец.

Но на самом деле я просто позволяла ему делать все это. Мы были очень похожи. Мы были одно целое.

Я ничем не отличалась от него. Поэтому я так и не ушла от него. Это он бросил меня ради очередной авантюры.

Когда вы живете с плутом, вы молчаливо позволяете ему плутовать и сами превращаетесь в плута.

Тогда грани между нормой и преступлением размываются, и вы становитесь соучастником плута либо его жертвой.

И в обоих случаях с вами не происходит ничего хорошего.

Секреты и тайны русской души

Загадочная русская душа…

Сколько перьев сломано и сколько чернил потрачено на работу по разгадке этой великой тайны!

Русская душа – это нечто похожее на русского медведя, который может ездить в цирке на велосипеде, а может убить человека одним легким движением лапы, может облизывать вам пальцы и танцевать, а может откусить голову.

Никто точно не знает, почему медведь меняет настроение так резко, самые опытные дрессировщики не берутся предсказать, что придет медведю в голову через минуту.

Просто потому, что он медведь. Он не кошка и не попугай, которые по природе своей не могут убить человека, ну, поцарапать или клюнуть – это да, но не до смерти.

Русские непостижимы и непонятны.

Они щедры, открыты, дружелюбны, легко плачут и легко смеются, но так же легко раздражаются и обижаются, не считая нужным скрывать свое плохое настроение.

Национальной чертой русских можно считать нестабильность настроения.

Русские действуют на основе специального русского здравомыслия.

Русские принимают в расчет внешние факторы – экономику, географию, физику и химию, а также некоторые нерациональные вещи типа собственной гордости, собственных представлений о добре и зле и нечто такое, что не переводится ни на один язык мира – западло.

Западло – это не описываемый, не поддающийся моделированию и прогнозированию фактор, который трудно или почти невозможно описать, и который включается и выключается по желанию решающей стороны.

То, что для иностранца исчисляется в категориях «хорошо-плохо», «выгодно-невыгодно», «дорого-дешево», «легко-трудно», «эстетично-неэстетично», у русского искажается введением произвольной величины под названием «западло».

Эта произвольность сбивает иностранцев с толку, путает расчеты, пугает их, в конце концов.

В «западло» входит сиюминутное ощущение собственного соответствия или несоответствия ситуации, а также оценка самой ситуации в применении к человеку.

Чего-то очень умные слова получились.

Давайте разбавим, а то я уже начинаю путаться.

Например, русский бизнесмен хочет подписать контракт на поставку рогов и копыт.

В результате переговоров появилась цена контракта – один миллион денег.

Договор практически готов к подписанию, кофе выпит, пирожные съедены, руки пожаты, и тут вдруг наш Вася говорит – нет.

Почему? А западло за один миллион, хочу два.

Что произошло в его душе и мозгу?

Почему вдруг ему разонравился миллион?

Почему два миллиона кажутся ему лучше, чем один именно в эту минуту?

Ответа нет.

Хотя ответ на самом деле есть.

Западное общество уже очень давно живет гораздо спокойнее и обеспеченнее, чем русское общество.

На Западе люди живут давно в достатке, привычка к хорошей жизни расслабляет нервы, улучшает характер, поднимает настроение, люди не должны и не хотят бороться, хитрить, придумывать всякие коварства и хитрости.

Им это не надо.

Они сыты и веселы.

Они занимаются бизнесом по привычке – надо же чем-то заниматься!

Для них бизнес – это скорее хобби, как бадминтон или бридж.

Они планируют свою жизнь на десятилетия.

Например, шведские банки, которым исполнилось сто лет еще в конце прошлого века, рекламируют стабильность как реальную ценность, которую они имеют.

Как может говорить о стабильности российский банк, которому восемь лет?

Что это за стабильность в рамках страны – восемь лет?

Банк притворяется, что это стабильность, мы притворяемся, что мы ему верим, все нервничают, но что поделаешь – такова русская душа…

Русские люди в большинстве своем живут втроем-вчетвером в 30-метровых квартирах, завтракают в кухнях, где все отовсюду можно достать рукой, не вставая с табуретки, именно табуретки, потому что стул со спинкой поставить некуда.

Туалет, где невозможно снять штаны и потом развернуться, а надо сначала развернуться, а потом снимать штаны.

Подъезды, из которых гробы выносят вертикально, потому что горизонтально они не помещаются.

Удивительно, кто планировал такие дома, неужели проектировщики думали, что люди там будут жить вечно и никогда не умрут?

Представьте утро советской семьи, когда все торопятся, а туалет один, а вентиляция плохая, а повернуться негде – поневоле начнешь раздражаться.

Репрессии, войны, экономические потрясения и катаклизмы испортили характер русских людей до полного пердимонокля.

Мы вынуждены бороться за все – за утреннее посещение туалета, за место в общественном транспорте, за зарплату, за хорошие оценки своих детей в школе, за любую бумажку из любого учреждения, за уколы и таблетки, за безопасность своих квартир, за чистоту в подъезде – за все, куда ни повернись.

Меня шокировало, когда мой друг, приехавший в гости на 10 дней, рассказал, что в России с его машины сняли колеса…

Я забыла, что такое бывает! Еще и за колеса надо бороться! То есть, чтобы их не сняли!

Человек, которому всегда и за все надо бороться, превращается в солдата-убийцу.

А у солдата-убийцы совершенно специальная психика. Он хитер и коварен, он убивает без предупреждения и сомнения. Он не рассуждает о добре и зле. Он не сожалеет. Он готов умереть в любую минуту, так как у него снижено или совсем исчезло ощущение опасности, риска.

Чувство самосохранения также снижено.

Он всегда настороже, всегда спит вполуха и вполглаза, всегда напряжен и готов к атаке или защите, иногда такой солдат-убийца может затаиться и выжидать и казаться спокойным и мирным.

Но это только кажется.

Поскольку он готов умереть и не знает, как скоро это произойдет, то и планировать ничего невозможно и не стоит, все равно планы рухнут.

Отсюда фантастическая терпимость к плохим условиям жизни и быта, существование на подножном корму.

Что толку строить дом, если завтра война?

Такой солдат-убийца опускается в апатию ко всему существующему вокруг него.

Апатия – это такое состояние, когда нет никакой реакции там, где реакция должна быть.

Например, если при вас бьют ребенка, а вы не ужасаетесь, то у вас апатия по поводу битья детей.

Если в подъезде запах кошачьих экскрементов, а никто не реагирует, значит, у всех апатия по этому поводу.

Если кругом разруха, а вы не пытаетесь это исправить, то у вас апатия по поводу разрухи.

Итак, солдат-убийца находится в апатии по поводу окружающей жизни, а чтобы снять стресс, принимает сто граммов полковых.

Невеселая получилась картинка?

Самое интересное, что солдаты-убийцы производят подобных себе.

Они воспитывают детей в соответствии со своим представлением о мире.

Они думают, что жизнь – борьба, что кругом враги, хочешь жить – умей вертеться.

Кстати, правильный слоган: хочешь жить – живи.

Посмотрите, сколько борьбы вокруг нас!

Мы боремся за урожай, за рекорды, боремся с пьянством, за мировую революцию, с невежеством, с неуспеваемостью, с наркоманией, с организованной преступностью, с незаконным оборотом наркотиков, с ветхим жилым фондом, с половодьями и пожарами, с коррупцией и политической пассивностью.

Вы думаете, все это далеко в социалистическом прошлом?

Слоганы, возможно, устарели, но сама суть, концепт борьбы остались прежними.

Дети борются с родителями, родители с детьми, иначе откуда может взяться столько крика в момент семейных слияний?

Женщины борются с мужчинами – почитайте женские журналы, это просто учебник по захвату и уничтожению противника!

Мужчины борются с женщинами.

Почитайте мужские анекдоты про блондинок.

Цель мужской борьбы – не дать себя завоевать, цель женской – завоевать, но и те, и другие проигрывают, потому что эта борьба – не естественное состояние между нами, а результат того, что и мы, и они стали солдатами-киллерами.

Молодые воюют со стариками. Старики – с молодыми. Посмотрите, что происходит в общественном транспорте.

Особый тип солдат-убийц – охотники.

Эти не ждут нападения, не готовы отразить атаку, как большинство из нас.

Эти считают, что лучший способ защиты – нападение.

Охотники выходят на тропу войны, чтобы убить врага и отобрать трофеи.

Охотники-мужчины чаще всего охотятся в бизнесе, пожирая и уничтожая компаньонов и конкурентов. Главное – добыть трофеи и убить врага, чтобы не пришел и не отомстил.

Одно из проявлений охоты на себе подобных – это когда происходит силовой захват собственности, бессовестный и наглый.

А что вы хотите от охотников?

Охотники-женщины охотятся на мужчин.

Они красивы, умны, обаятельны, красноречивы, умело мимикрируют под мужскую мечту всех времен и народов – безумно влюбленную ласковую и нежную, которая готова сложить все свои трофеи к ногам любимого.

– Я все тебе отдам! – говорит она, блестя глазами.

– Я готова на все для тебя!

– Мне ничего для тебя не жалко!

Умный мужчина добавляет – чужого.

Тебе ничего чужого для меня не жалко.

Конечно, она готова сложить к его ногам все уже добытые трофеи, чтобы он расслабился, поверил в свою исключительность, и вот тогда она рванет своими прекрасными зубами самый теплый и мягкий кусок из его живота.

Она получила свой трофей – его любовь, она уверена в своей исключительности.

Но одной любви ей мало, ей нужно несколько Любовей, и погорячей.

И от денег она никогда не откажется. Увидев богатого мужчину, она бросает все свои дела и выходит на охоту. Охота может проходить под кодовым названием БРАК.

Раздел имущества, дома или квартиры после мужа – это и есть трофеи.

Секреты русской души и секреты семейного или просто женского счастья очень связаны между собой.

Невозможно, копаясь только в наших женских проблемах, не затронуть нашу русскость.

И наоборот.

Вероятно, здесь же зарыта проблема мечты – почему мы не мечтаем, как положено, а также почему мы, женщины, соглашаемся с тем, с чем соглашаться невозможно – с алкоголизмом, безответственностью, агрессивностью, неверностью…

Любые выверты и синдромы русской души – это просто следствия болезни, плохого воспитания, плохой жизни и так далее.

Например, если ребенка с детства бить, то у него могут появиться сотни разных болезней – энурез (это когда человек писается в любое время дня и ночи), заикание, слабоумие, искривление позвоночника, аллергии, нервные тики, пониженный или повышенный аппетит…

Одним словом, все, что угодно.

Список заболеваний может составить все содержание медицинской энциклопедии.

Лечение может занять всю жизнь, в конце концов окажется, что после излечения заикания обостряется энурез, а после того, как прошла аллергия на домашнюю пыль, обостряется язва желудка.

Бесполезно лечить болезнь, если причина болезни неизвестна и не устранена.

Точно так же и с русской душой, у которой совершенно точные заболевания – лень, то есть апатия к созиданию, раздражительность, то есть повышенная агрессивность, непредсказуемость поведения, то есть отсутствие понятий о добре и зле, лживость, то есть коварство, и прочее…

Все эти болезни невозможно вылечить никакими средствами, кроме одного – внесением разумности, целесообразности, здравомыслия в эту самую жизнь.

А такое внесение здравомыслия позволит человеку самому увидеть, насколько далеко иногда мы уходим от нормы.

Здесь неплохо бы определить, что такое норма жизни. Вероятно, нормой жизни будет стремление к созиданию, к лучшему, к выживанию на возможно высоком уровне, возможно долгое время – как тело, разум, как духовное существо, как член семьи и член группы, и так далее.

Максимально хорошо и максимально долго.

Любые попытки снизить качество жизни или наполнить его страданиями и ограничениями следует считать преступными.

Будучи глубоко и давно больной, русская душа создает целые философии в оправдание своей болезни.

Например, философию об исключительной пассионарности – я не знаю, что это такое, наверное, нечто, связанное с мировой миссией по духовному возрождению всего мира, типа того.

То есть мы, русские, можем и должны пойти и духовно возродить весь мир, пойти и научить весь мир, как надо духовно жить, то есть не разлагаться от изобилия продуктов и товаров, а духовно страдать, метаться и устраивать время от времени социальные потрясения, чтобы жизнь медом не казалась.

Будто бы нам, русским, присуще некое специальное духовное видение жизни, которое якобы на западе давно утрачено.

Типа мы, русские, ближе к Богу и знаем, что такое духовность, а они там на Западе ничего не знают ни про Бога, ни про духовность, а все насквозь материальные и приземленные.

Типа наша русская литература – яркое бронебойное доказательство нашей избранности, нашей исключительности.

У меня есть одна приятельница, которая шесть лет живет в Швеции, будучи замужем за очень состоятельным шведом.

Работать ей нет нужды, поскольку все расходы на ее проживание муж взял на себя, поэтому ее главное занятие – жаловаться на свою духовную деградацию.

Все наши телефонные разговоры сводятся к тому, как ей плохо, грустно и одиноко, как она страдает от безделья, какое у нее плохое настроение, как ее засосал быт.

Когда я намекаю ей на то, что надо бы просто взять себя в руки и почувствовать удовольствие от жизни, гулять в парке, ходить в бассейн, посещать концерты, то она неизменно отвечает, что ее душа страдает от бездуховности, что ее нравственные искания зашли в тупик, что сытая и спокойная жизнь размягчила мозг, что творческому человеку нужны страдания, чтобы дух мог подняться над бытом, и прочую чушь.

Слушая ее, я понимаю, что она просто озвучивает свою болезнь, вернее, нашу общую болезнь, будто бы смысл жизни – в страданиях и нравственных исканиях… исканиях чего?

Какого ответа? На какой вопрос?

О вопросах и ответах давно никто не говорит, важнее вопросов и ответов само присутствие, наличие страданий и исканий. То есть ее жизнь станет комфортной и удобной, если в этой жизни появятся страдания и искания.

Она не может согласиться с тем, что сама по себе жизнь и есть ответ на все вопросы.

Для нее жизнь может стать приемлемой только при наличии страданий. То есть страдания делают жизнь ценной, достойной, осмысленной.

Я считаю это полной чушью и обычно сворачиваю наши телефонные зависания под предлогом позднего времени – дескать, пора идти спать…

Длительный исторический эксперимент по созданию особого вида людей – советского человека – завершился полным политическим крахом.

Но последствия эксперимента оказались чудовищными. Искажения в общественном и персональном сознании у русских настолько велики, что меня приводит в ужас одна только мысль о том, как долго и как трудно придется восстанавливать это сознание до разумно приемлемой нормы.

Чтобы вернуть русским здравомыслие, придется убрать тонны, горы, километры всякой чуши, которая плотно вбита нам в головы.

Это касается литературы, музыки, кино, идеологии, масс-медиа, школы, религии, да куда ни ткни пальцем – попадешь в штампы, в ложь, противоречивые определения, пустые лозунги и образы.

Все это лежит тяжелыми засохшими пластами, переплетаясь и замыкаясь одно на другом.

Моя подруга в день своего сорокалетия получила поздравление от мамы, которая пожелала ей того-другого… но главное – терпения!

Тут же после маминого звонка подруге позвонила ее то ли сестра, то ли соседка и пожелала… терпения!

Фантастика! На дворе 21 век, права человека и все такое, а ей желают не счастья и радости, а терпения!

Наше женское счастье – вещь эфемерная, непредсказуемая, как сама любовь.

Столько всего должно совпасть и сложиться, чтобы два человека объединили свои жизни, что кажется это и есть главная трудность, главное «почему» в жизни.

Но когда в отношения между двумя людьми вмешивается вся эта ветхая чушь о русской душе, о страданиях, все эти деформации личности, связанные с прошлыми подавлениями, все эти побочные эффекты прошлого социального эксперимента, – сами отношения превращаются в полигон для тренировки солдат-убийц, упражнений на поражение цели.

Два солдата-убийцы могут быть вместе только при наличии третьего, более опасного врага.

Иногда таким внешним врагом становится угроза выживанию, экономические проблемы, преодоление препятствий на пути к общим целям.

Но когда враг уничтожен, цели достигнуты, препятствия пройдены, солдаты-убийцы поворачивают свои пистолеты навстречу друг другу, и прячьтесь все – кто не спрятался, тот попал на проблемы.

Итак, давайте завершим эту главу некоторыми выводами.

Никакой специальной русской души не существует.

Есть богатый и талантливый народ, обладающий удивительно широкими возможностями, рождающий великих музыкантов, композиторов, художников, спортсменов, певцов и артистов.

И есть набор, комплекс побочных эффектов в результате длительного подавления и уничтожения народа.

Болезнь тяжела и приняла хронический характер.

Чтобы оправдать свое болезненное восприятие мира, русский народ или его идеологи создали специальную оправдательную философию, сходную с теорией Ломброзо, что только больные шизофренией могут быть гениальными, а все гении больны шизофренией.

Лекарством или способом избавления от этих побочных эффектов является внесение здравомыслия в жизнь, обучение логике, основам жизнеутверждающих философий.

Было бы нечестным, разворошив весь этот муравейник проблем и сложностей, просто оставить все, как есть.

Нет ничего хорошего в бесцельном тыкании пальцем в болезненные места, в раны и нарывы.

Оправдать меня в моем садизме или жестокости может только одно – я хочу, чтобы все плохое исчезло, ушло, исправилось. И должна появиться надежда, и даже уверенность в том, что есть выход из нынешней деградации жизни.

И все же, несмотря на величину темы – все же я пишу о русской душе, а не про таракана какого-то – нам надо переместиться ближе к нам самим, к нашей жизни, к нашим личным проблемам.

Что ей будет, русской душе?

Да ничего!

А вот нам с вами очень даже что-нибудь неважное будет, особенно если мы живем не с тем человеком, вот в чем дело!

Шутка!

Как же выбрать себе пару?

Вспомните, как говорят в народе: они – пара или они – не пара…

Что это значит – пара? Нечто, соответствующее одно другому по качеству, размеру, виду, способностям и прочему.

Кто же соответствует именно вам? Кто ваша пара?

Давайте выясним, как чаще всего выбирают себе пару?

Познакомились случайно на танцах, в ресторане, на улице, на работе… Провели какое-то время вместе, повеселились, вроде бы вместе весело, значит, любовь… Надо жениться…

А теперь давайте посмотрим, как люди выбирают, например, автомобиль.

Во-первых, при покупке автомобиля будущий владелец, как правило, точно знает, какую именно марку он ищет, какую модель, какого года, сколько такая машина должна стоить, какие у нее технические особенности, насколько такая машина подходит именно ему, в каком техническом состоянии она должна быть, и прочее.

Похоже, что машину мы выбираем себе более разумно, чем будущего спутника жизни, по крайней мере, с большей разборчивостью.

Выборы партнера похожи на то, как мы берем и покупаем первую попавшуюся машину, садимся в нее и начинаем кататься и пробовать – нравится или нет.

Если не нравится, берем следующую точно по такому же принципу – случайно. И снова катаемся туда-сюда, иногда врезаемся в дерево.

Называется это развод.

Иногда у нас ее воруют. Называется «жена ушла к другому». Иногда мы сами ее бросаем, где попало. Называется «я нашел себе другую». Иногда она не хочет ехать, это называется «семейный кризис». Иногда машина моргает, бибикает, открывает и закрывает двери, откидывает и ставит на место крышу, убирает фары, стучит колесами…

Это называется – я не знаю, что с ней (с ним) делать. Какая-то она (он) странная (-ый).

Ни один водитель не сядет за руль без водительской школы.

В семейную или парную жизнь мы вступаем совершенными неучами. Единственный пример для нас – родительская семья. Хорошо, если удачная. А если нет?

Что делать? Где научиться этой науке – быть вместе?

Ну, невелика наука для человека современного и с интеллектом. Современные молодые женщины, обучившиеся на менеджеров и руководителей, знают практически всю технологию по набору персонала, они обучены, как выбрать правильного работника, коллегу, да и многие из нас что-то где-то слышали и видели, не так уж все плохо со знаниями.

Другое дело, что в вопросах личной жизни многие из нас не хотят или не могут, а иные просто считают неприличным применять стандартные технологии по найму и управлению персоналом.

Причем тут персонал – скажете вы. Вроде говорим про пару, про любовь, а тут персонал, технологии. Где же романтизм, страсть, томления духа, где же безрассудство, потеря головы, пучина наслаждений?

Да все там же, в паре, только не ДО, а ПОСЛЕ приема на работу, то есть после назначения на должность друга, мужа, любовника.

То есть, если смотреть на вступление в союз как на деловое соглашение, дальше все становится просто и понятно.

Цель союза – семья и длительные хорошие отношения, форма союза – взаимоприятное сосуществование, продукт союза – хорошее настроение, радость и душевный комфорт.

Итак, для начала надо определиться с требованиями.

При найме на работу работодатель (в данном случае вы) должен четко описать свою компанию или фирму, чтобы соискатели могли понять, подходит им это или нет.

Например, я молодая девушка 54 лет с хорошей фигурой, размер груди 156 см, блондинка, люблю природу, музыку, креативная (некреативная), умная (глупая), без детей, с собакой, веду пассивный образ жизни, друзей не имею из-за их плохого характера и их же повальной вредности, машины нет, потому что разбила, муж скончался от голода, не работаю из-за низкой квалификации, ленива, нечистоплотна, зловредна, слепа на один глаз, в душ хожу редко, курю, пью, жую табак…

Теперь работодатель (то есть вы) описывает требования к соискателю.

Например, так. Я ищу молодого, до 35 лет, красивого стройного мужчину, латинского типа, без вредных привычек, спортивного, с хорошей работой, успешного, доброго, заботливого, честного, технически грамотного, с музыкальным талантом, чувствительного к искусству, хорошего танцора, со знанием персонального компьютера, с чувством юмора, состоятельного, желательно из аристократической семьи.

Ну, теперь осталось выбрать одного из тысячи желающих познакомиться с вами. Нет таких? Странно…

Ваши личные качества, возможно, не так уж привлекательны. Или не нашлось аристократа с музыкальными талантами.

Можно идти двумя путями – улучшить собственные качества и характеристики, например, получить образование и найти приличную работу, можно снизить требования к соискателям соответственно собственным качествам, а можно плюнуть на все и ворчать на мужчин, что они все сплошь козлы и не хотят проявить заботу о бедной женщине.

Итак, важно очень точно описать собственные качества. Например, так.

Поставьте напротив каждого вопроса баллы от 1 до 10 в зависимости от того, как высоко вы оцениваете свои качества.

10 – высший балл.

1. Я добрая.

2. Я заботливая.

3. Я люблю общаться с другими людьми.

4. Я имею хороший доход.

5. Я успешна в жизни.

6. Я умею добиваться своих целей.

7. Я люблю активный образ жизни.

8. Я люблю пассивный образ жизни.

9. Я люблю музыку.

10. Я люблю искусство.

11. Я люблю технику.

12. Я люблю порядок во всем.

13. Я люблю расслабиться, порядок не имеет большого значения.

14. Я люблю одиночество.

15. Я люблю детей.

16. Я ценю свою свободу.

17. Я беру ответственность за свою жизнь сама.

18. Я говорю и ем быстро.

19. Я «сова».

20. Я «жаворонок».

21. Я веду здоровый образ жизни. И так далее.

Какие бы вы ни поставили цифры напротив этих вопросов, это именно ваш портрет.

Портрет вашего избранника должен быть очень близок к вашему. Это только кажется, что противоположности сходятся.

О чем говорят противоположности? Сколько времени они проводят вместе? Счастливы ли они вместе или только спорят обо всем?

Есть ли на самом деле у противоположностей что-то общее?

Ваш портрет показывает вам, кто вы есть на самом деле, и это очень важно.

Добавьте любые другие вопросы и любые другие ответы, не в вопросах дело. Важно понимать, кто вы есть на самом деле.

Основное, что важно при выборе партнера – ваш избранник должен быть добрым. Это видно по его отношениям с родителями, друзьями, братьями и сестрами.

Если у него хорошие социальные отношения, значит, он добрый. Если у него разорваны отношения с родителями, друзьями и так далее, то что бы он вам ни объяснял про этот разрыв – надо как следует подумать, прежде чем….

Ваш избранник должен говорить, есть, двигаться, реагировать на шутки с равной вашей скоростью.

Скорость реакции – очень важный показатель: если у вас будут разные скорости, то тот, у кого скорость выше, будет постоянно ожидать ответа и раздражаться от этого.

Скорость реакции – это в целом скорость жизни. Точно так, как человек говорит быстро или медленно, точно так же он принимает решения, размышляет, двигается по жизни. Если у вас высокая скорость, то и партнер вам нужен быстрый, если вы двигаетесь по жизни не торопясь, то и выбирайте себе неторопливого партнера.

Следующее – чувство юмора.

Важно, чтобы у вас было одинаковое чувство юмора.

Затем креативность, то есть способность творить.

Не верьте тому человеку, который жалуется на обстоятельства, на то, что пока не нашел себя, не смог проявиться никаким образом, что жизнь не дает ему шансов, что ему трудно и прочее.

Креативный человек всегда в движении, всегда может показать какие-то результаты.

Мы, женщины, очень часто проникаемся жалостью и сочувствием к неудачникам, нам кажется, что именно с нами наш друг проявит свои лучшие качества, и креативность, наконец, покажет свое лицо.

Выходя замуж за неудачника, вы получите большую тележку, которую будете толкать до конца своих или его дней.

Если он креативный, то почему не проявил себя? А если собирается проявить вместе с вами, почему не проявил раньше? Либо ему наплевать на себя и жизнь вообще, либо он врет, чтобы заманить вас в брак.

Креативность – это нечто, что либо дается с рождения, либо не дается вообще. Ищите креативного человека, иначе до конца дней вы должны будете давать ему команды по каждому мелкому поводу.

Моя молодая соседка однажды остановила меня около дома и начала очень бурно рассказывать, что, уходя на работу, попросила своего мужа выбить ковры.

Вернувшись с работы, она увидела два ковра, выбитых и свернутых, и несколько половичков в прихожей, которых не касалась рука человека.

На ее вопрос, почему он их не тронул, он невозмутимо ответил, что не было команды, и про половички она ничего не говорила. А сам он не догадался. Это и есть отсутствие креативности.

Другой пример – некто Лена, моя приятельница, говорит о своем разводе:

– Все, больше не могу. Развожусь. Купили пылесос, и коробка стояла несколько дней в квартире посреди комнаты.

Я не вытерпела и спросила мужа, сколько еще времени коробка будет здесь стоять. Он сказал, что я должна показать ему, куда ее поставить.

Я просто взорвалась – я живу в той же самой квартире, и я точно так же должна встать и пройтись по всей квартире, чтобы увидеть, где есть место для коробки.

Что, так трудно самому решить? Или нет мозгов?

Мужья, которые ничего не могут решить сами, которые не знают, что куда положить, куда пойти, что купить жене в подарок, чем занять выходные дни – это абсолютно некреативные, не производительные люди.

Остерегайтесь их!

Однако если вы не знаете, кто вы есть, вам трудно выбрать пару.

Мы говорили о том, какая вы, но какая кто?

Кошка? Рыбка? Зайка? Тигра? Змея?

Кто же вы на самом деле?

Кто же вы на самом деле?

Понимание того, кто вы есть – главное условие успешной жизни.

Можно смоделировать этот выбор на примере техники.

Велосипед? Мопед? Малолитражка 15 лет от роду? «Жигули»? «Волга»? «Мерседес»? «Кадиллак»? Вертолет? Самолет? Ракета? Спутник Земли? Яхта? Трактор? Локомотив?

Велосипеду будет неудобно с трактором, а ракете – с яхтой. Надо точно понимать свой класс, свою силу, свой размер – не физический, конечно, а духовный.

Ваш размер – это ваши амбиции, ваши мечты.

Вы велики настолько, насколько велики ваши стремления, желания и мечты.

Если человек говорит: «Да мне и так хорошо», то, скорее всего, его размер – от велосипеда до малолитражки в лучшем случае.

Если мечты простираются далеко в будущее, и вам предстоит многое сделать, то ваш размер – от «Мерседеса» до ракеты.

Именно локомотивы в связи с велосипедами становятся несчастными, им приходится придерживать себя, снижая скорость, ожидая, пока велосипед приковыляет вслед за ними.

Именно велосипеды в связи с локомотивами часто жалуются, что спутника постоянно где-то носит, что ему интересно где угодно, но не дома, что они вечно заняты и прочее…

У каждого из нас в жизни были свои велосипеды и свои локомотивы.

Вспомните, не приходилось ли вам общаться с человеком, который медленно ест, медленно думает, медленно говорит, трудно раскачивается, которого трудно развеселить, про таких еще говорят – не живет, не умирает…

Такие велосипеды скудны умом и душой, скудны эмоциями, фантазия их бедна, а типичные представители велосипедов в литературе – это чеховский «человек в футляре», Обломов, Акакий Акакиевич из гоголевской «Шинели».

Еще их называют маленькими людьми, бедными людьми, скромными и так далее.

С ними ужасно скучно, события их жизни так незначительны, что кажется, будто ничего не происходит.

Это они живут по 80 лет на одном месте, никогда и никуда не ездят, работают на малооплачиваемой работе, покорны и послушны, в общем, не представляют из себя ничего интересного.

Лет в 17 я лежала в больнице по поводу воспаления какого-то уха.

Ко мне прицепился один ужасный мальчик, которому удалили миндалины.

Он приходил в нашу палату и садился на стул у двери.

Он всегда молчал, а когда мне приходила охота с ним поговорить, и я спрашивала: «Ну что?», он всегда говорил, что ничего.

Вот именно – ничего, там не было ничего.

О чем бы я ни заговорила, он не мог сказать ни слова. Только однажды, когда я спросила, что у него в руках, он ответил: «Шапочка».

Ну бляха ж муха ж! Уродится же такое на белый свет!

В школе у меня была одноклассница, с которой мы сидели за одной партой и жили рядом.

Она была беленькая, полненькая, с кудрявыми волосами и совершеннейший велосипед, даже, кажется, детский трехколесный.

Если мне хотелось в кино и не с кем было пойти, кроме нее, я должна была начинать говорить с ней о походе в кино чуть ли не за неделю. Продираясь через бесконечные: «Да я не знаю, да я не хочу…», я уговаривала и уговаривала ее, пока ей не начинало хотеться.

Это было ужасно, ужасно!

Она вечно сидела на уроках с полузакрытыми глазами, как будто дремала, а если ее вызывали к доске, то она равнодушно шла туда и молчала, и дремала там.

Какая разница, где дремать.

Впоследствии она вышла замуж, родила детей, и муж у нее был такой же вялый и полусонный. Но жили они спокойно и тихо. Два велосипеда – отличный тандем.

Примером локомотива приведу девочку Ларису тоже из нашей школы. Она однажды громко заявила, что хочет стать артисткой и работать в московском театре.

Надо напомнить, что выросла я в маленьком районном центре, и школа наша была районная и заштатная.

Лариса уехала в Москву, поступила в театральное училище и осталась работать в московском театре.

Ее мечта сбылась, и очень многие ей завидовали и завидуют до сих пор.

Но секрет ее успеха в том, что она была и есть локомотив.

Были ли в вашей жизни люди, которые казались безумными в своих мечтах?

Которые говорили о невозможных вещах?

Знаете ли вы таких, которые не признают никаких авторитетов, не прислушиваются ни к чьему мнению, не испытывают никаких страхов?

Которые ездят туда-сюда, меняют работу, мужа или жену, начинают водить машину, потом летать на дельтаплане, потом увлекаются йогой, потом становятся экстрасенсами, потом пишут картины, потом заводят собаку, потом начинают бегать по утрам…

Знаете таких?

Они могут быть устремлены к одной цели, а могут жить более или менее без цели…

Но они определенно локомотивы, они летят по жизни на всех парах, производят много шума и пара, от них летят искры во все стороны…

Они вечно что-то затевают, у них куча новостей, они то появляются в вашей жизни, то исчезают…

Они мобильные и быстрые…

Настоящие локомотивы не теряют скорости всю свою жизнь, даже в самые последние годы жизни они заняты какими-то планами и проектами, им вечно надо успеть доделать то и это…

Примерами локомотивов в литературе будут Андрей Штольц из «Обломова», Павка Корчагин, Саня Григорьев из «Двух капитанов», Остап Бендер, Наташа Ростова…

Если вам повезло, вы могли встретить яхты и атлантические суда.

Это люди громадной силы и громадного размера.

Их жизненные планы так грандиозны, что захватывает дух.

Это они меняют политические системы, это они становятся президентами и великими писателями, пишут гениальную музыку, создают университеты, становятся вехами в истории, поднимают на своих плечах культуру и науку…

Из разряда таких людей были академик Сахаров, академик Лихачев, Михаил Булгаков, Владимир Высоцкий, Александр Пушкин и многие другие, которых я не упоминаю, просто чтобы не наскучить читателю длинным списком имен.

Важно, очень важно понять, кто же вы?

Возможно, вы «Мерседес», но паркуетесь на велосипедной стоянке и роняете бедные велосипеды, занимаете слишком много места, и вам постоянно царапают бока.

Кроме того, велосипеды вас не любят, потому что вы их роняете, а вы чувствуете себя неловко и постоянно извиняетесь.

В конце концов, вы начинаете думать, что жизнь не удалась, и что ваша самая большая мечта – стать как все, велосипедом.

А если бы вы понимали, что вы – хорошая красивая машина, то могли бы работать представительской машиной и зарабатывать кучу денег.

А всего то и надо было, что перебраться на правильную стоянку и ждать своего агента.

Еще хуже, если вы локомотив, но вам приходится работать в такси.

Но совсем плохо, если велосипеду приходится работать грузовой машиной, и он все пытается понять, почему ему так тяжело, и так болят колеса по ночам.

Если вы понимаете, каков ваш размер, то будет несложно понять, кто именно подходит вам.

Если вы велосипед, то вам нужен велосипед.

Если вы грузовик, то и надо искать грузовик.

Если ракета, то ракету. Все просто.

Самая большая проблема при самоидентификации – скромность.

Скромность мешает вам точно понять, кто вы.

О скромности было написано ранее, если пропустили, читайте еще раз.

Скромность останавливает нас в нашем понимании своего размера.

Скажу по секрету, что велосипедов и мопедов встречается в жизни гораздо больше, чем локомотивов и ракет, просто потому, что их больше.

Постоянно находясь среди велосипедов, поневоле привыкаешь к их виду и образу жизни, быт заедает, начинаешь думать как они, стыдишься своей звездности.

А велосипеды, стараясь защититься от поломок из-за ваших поворотов, уговаривают вас летать пониже и потише, чтобы чего не вышло.

Велосипеды имеют свою собственную велосипедную философию, свой фольклор, о котором я писала ранее, типа «не в свои сани не садись, не говори гоп, пока не перепрыгнешь».

Вот, кстати, замечательная поговорка.

Знаете, что она означает?

Не верь в победу – многие разбивались при прыжках, но никто их не жалел, потому что они были так уверены в своей победе, что разозлили многих своей уверенностью.

Люди не любят, когда кто-то умнее их или талантливее. Лучше не высовываться и посмотреть на результат.

То есть, не ты хозяин результата, а сама ситуация диктует тебе, победишь ты или нет.

Это и есть пораженческое настроение, пессимизм, философия неудачника. От тебя ничего не зависит, ты просто пылинка в море случайностей.

Скромность заморачивает большие машины, отрывает им крылья, покрывает их ржавчиной и плесенью …

Тем, кто все еще не решил, кто же он на самом деле, или просто не может поверить в найденный ответ, предлагаю ответить на следующие вопросы.

Легко ли вы сходитесь с людьми?

Знаете ли вы, где, что и почем?

Легко ли вам ориентироваться в незнакомой обстановке?

Легко ли вы обучаетесь новым вещам – шить, вязать, играть на музыкальном инструменте, делать ремонт, управлять бизнесом, рисовать картины, водить автомобиль?

Кажется ли вам, что надо много всего успеть, и что времени не хватает?

Нравится ли вам переезжать на новое место?

Рождаются ли в вашей голове новые идеи?

Легко ли вам пересказать фильм?

Легко ли вам читать?

Можно ли назвать вашу жизнь активной?

Нравится ли вам быть в центре событий?

Затеваете ли вы бизнес или перемены в жизни без напряжения?

Управляете ли вы своей жизнью?

Если на большинство вопросов вы ответили «да», то это серьезный повод подумать, что вы точно не велосипед, а как минимум – автомобиль.

Управляете ли вы бизнесом?

Ведете ли какие-либо крупные проекты длиннее, чем 3 месяца?

Длиннее, чем 6 месяцев?

Можно ли сказать, что вам не нужны советчики?

Вы почти всегда уверены в своей правоте и не сомневаетесь в ней, если приняли решение?

Если вы отвечаете «да» и на эти вопросы, возможно, ваш размер больше, чем просто машина.

Итак, будем считать, что мы определились с нашим размером.

Осталось определить размер партнера.

Примените те же самые вопросы к нему, и многое прояснится.

Совпадение размеров личностей – большая удача.

Крупные и яркие люди обычно выбирают себе в пару тоже людей незаурядных, ярких.

Такие пары видны издалека, они обращают на себя внимание, у них куча друзей, которые их преданно любят, их дом полон народа, там весело и тепло, часто такие люди заняты творческими профессиями – это художники, писатели, артисты, музыканты, профессора.

Люди некрупные и неяркие тяготеют к себе подобным, их пары обычно незаметны, у них размеренная жизнь, наполненная только тихими радостями типа чаепития на веранде или просмотра телевизионных программ.

Эти люди редко рассказывают анекдоты и редко смеются, но и редко плачут – у них недостаточно темперамента даже для слез.

Кстати, темперамент – один из признаков крупных личностей.

Часто мы говорим – харизма, темперамент, обаяние личности, интересный человек, человечище…

Все это – описательные признаки большого размера, таланта.

Яркий и талантливый человек в попытках найти себе пару может встречаться с велосипедами и удивляться, почему ему так скучно, почему все девушки такие скучные…

Да потому. Размерчик подкачал.

Итак, вы поняли, кто вы есть на самом деле, то есть познали самого себя, вы определились с подходящим партнером, вас устроили его креативность, доброта, юмор, скорость и даже размер.

Кстати, с человеком, подобным вам, должно быть очень удобно, он не должен вас стеснять или напрягать, вы не должны уставать в его присутствии, вам должно быть комфортно, как в старом халате, извините за сравнение.

Неужели этого достаточно?

Нет-нет-нет, это только начало, это первый шаг к найму.

Переходим к целям.

Семья – это как организация, с целями и планами, с персоналом и трудовой дисциплиной.

Для чего создается организация?

Ну, например, для продажи телефонов.

Целью такой организации будет стопроцентный охват населения страны или планеты своими телефонами.

Все сотрудники такой организации знают, что они должны делать на работе.

Если они начинают продавать картофель или петь песни в переходе, то есть отклоняться от цели компании, то их увольняют.

Два человека, объединенные в союз, должны иметь общие цели, поскольку семья или пара создается, чтобы было легче достигать своих целей.

Целью может быть покупка квартиры, рождение и воспитание детей, путешествия, хорошее общение, веселый досуг, поддержание друг друга в трудное время, а может быть игра в ревность, причинение друг другу страданий, измены, локальные войны, отравление жизни.

Цели необходимо прояснить до начала плотного общения. Разные цели разведут партнеров по жизни рано или поздно.

Вообще главная цель жизни у человека практически сформирована уже при рождении.

Цель – это нечто такое, чего очень хочется, чего человек жаждет, вожделеет.

Цель, если она настоящая, притягивает к себе как магнит, вам почти не нужно ничего делать, чтобы двигаться к ней. Она сама вас как бы тащит, тянет и манит.

Выставив цель перед собой, вы легко скользите по направлению к ней.

Женщины склонны задвигать свои цели на задний план ради любимого. В определенные моменты жизни женщинам кажется, что их собственные цели не важны и не нужны, лишь бы ему, любимому, было хорошо, удобно и приятно…

Женщины отличаются особенной тягой к созданию пар и готовы на все ради этого.

Именно мы, женщины, бросаем институты ради любимого, переезжаем в другой город, перекрашиваемся в блондинок, худеем и меняем стиль. Мы автоматически ставим ЕГО цели выше и главнее своих.

Нам кажется, что замужество – это и есть цель нашей жизни, не случайно все сказки заканчиваются свадьбой как результатом долгих поисков и мечтаний.

Подумайте о своих целях.

Каковы они?

Знаете ли вы их в лицо?

Помните ли, о чем мечтали в детстве?

Что случилось с вашими целями?

Стали ли они ярче и сильнее или, напротив, померкли и растворились?

Кажутся ли вам ваши цели важными и ценными?

Или вы думаете, что ваши цели – нечто неважное, второстепенное, а главное – чтобы костюмчик сидел? То есть свадебное платье…

Теперь расспросите своего партнера о его целях, задайте те же самые вопросы, послушайте ответы и сделайте выводы.

Человек с сильными, яркими целями скорее всего достигнет успеха и принесет вам много интересных минут и дней.

Человек без целей никуда не придет, будет бессмысленно шататься по жизненным просторам.

Часто целеустремленный человек заражает своей целеустремленностью и партнера, и тот как бы становится единомышленником, зеркалом своего более яркого друга. В народе это называется – она в нем растворилась, она дышит с ним одним воздухом…

Само по себе это неплохо, только такой отражатель светит не своим, а отраженным светом, и совсем не греет, если вам интересно это услышать…

Кстати, если вы не знаете, какая у вас цель – ничего страшного, надо только подумать об этом несколько дней, и цель обязательно появится из-под завалов памяти.

Она есть у каждого человека, только некоторые о ней забыли…

Ну и, наконец, очень важное действие – рассказать о себе и выслушать вашего предполагаемого партнера.

Сначала расскажите о себе. Кто вы, что вы, чего вы хотите, что любите, что не любите, чего вы хотите от партнерства, какой видите свою роль в паре, что вы собираетесь взять на себя, а что бы вы хотели, чтобы ваш партнер улаживал сам.

В этом моменте нет мелких деталей, здесь важно все, каждая мелочь.

Возможно, это действие займет долгое время – неделю, месяц, год, но зато вы убережете себя от неприятных сюрпризов.

Затем пусть ваш предполагаемый партнер расскажет, кто и что он, его желания и представления о ваших отношениях, о вашей и своей роли в вашей паре.

Если не возникло противоречий, и вы со всем согласны, делайте то, чего от вас ожидают, и побуждайте вашего партнера делать то, чего вы от него ожидаете.

Любовь и забота помогут вам пройти через этот период, и пусть все у вас будет хорошо!

Креативность

Я постоянно говорю о креативности, о способности создавать новое, о творчестве.

Давайте посмотрим на это, потому что тема уж больно интересная.

Меня очень умиляют женские журналы по рукоделию, где на вкладках с выкройками приложены не только выкройки блузок и платьев, но и выкройки диванных подушек с подробным описанием, сколько сантиметров надо отступить от края, с рисунком, который надо вышивать, отмечены даже места для пуговиц.

Конечно, существует особые стандарты в швейной и рукодельной технологии, но такие несложные вещи можно делать и самой…

И самое удивительное, что я видела таких «рукодельниц», которые тщательно отмеряют положенные 49 сантиметров на ткани, переводят предложенный рисунок и вышивают его, не отступая от линии ни на миллиметр.

Они называют это творчеством.

Я называю это копированием.

Копирование само по себе – хорошая вещь. Во многих областях человеческой деятельности копирование является основной способностью.

Представьте себе инженера, который не может скопировать чертеж, или строительного мастера, который, глядя на чертеж, будет строить дом, как в голову придет.

Умение копировать, точно повторять заданный размер, форму, цвет, объем, – очень важное умение человека, которое говорит о его душевном здоровье.

Нездоровый душевно человек не способен копировать, не способен воспроизвести сказанное, не способен следовать инструкциям и порядку действия.

Другим отклонением от душевного здоровья будет болезненное стремление к точно заведенному порядку.

Приходит на ум моя приятельница, у которой в кухонном шкафу чашки стояли ручками налево, а чайные ложки лежали ровными рядами в специальной коробочке.

Она ужасно расстраивалась, если я, наливая чай из чайника, ставила его криво, как она говорила. Чайник должен был стоять ровно, параллельно краю стола.

Мы были с ней соседками, иногда пили чай по вечерам, но во время этих чаепитий меня всегда охватывала глухая тоска по свободе, и я вырывалась от нее через пару часов совершенно измученной.

Говорила она только о простых и совершенно определенных вещах – об автобусных билетах, расписаниях, телепрограммах.

Например, если в программе происходили изменения, она заболевала на несколько дней – фильм должен был быть в семь вечера, а начался в полвосьмого.

Это была для нее катастрофа.

Она плакала, рвала на себе волосы, говорила о всеобщей безответственности, о том, можно ли доверять хоть кому-нибудь, хоть в чем-нибудь, если даже на телевидении все перепутано.

Малейшее отклонение от порядка приводило ее в панику.

Мир вокруг нее был таким угрожающим, что выдержать его можно было, только следуя точному расписанию. Не важно, чего.

Она была одинока тогда, в годы нашей всеобщей юности, и она осталась одинока до сих пор, насколько я знаю. Соседка Валечка.

Мать одной моей одноклассницы была помешана на педантичном порядке, доводя домочадцев до нервных срывов.

Постельное белье в ее шкафах лежало геометрически идеально, простыни и пододеяльники хранились уголок к уголку, сложенные, как толстые книги, корешками наружу. Полотенца были уложены в соответствии с размером, большие снизу, маленькие сверху, диванные подушки было страшно тронуть, они были словно приклеены к дивану. Вазочки и безделушки на столах и подоконниках сверкали чистотой, и их было запрещено сдвигать под страхом смерти.

Она проверяла, как у Ленки уложены учебники в портфеле, все должно было быть уложено идеально.

Ленка тряслась, когда шла домой, перепроверяя по сто раз содержимое портфеля, поправляя воротнички, колготки и прическу.

Ленкина мама была маньячкой, если сказать честно.

Она почти не разговаривала, никогда не смеялась, не спрашивала Ленку про ее школьную жизнь, зато была задвинута на вещах, предметах, положении предметов, их количестве, и прочее.

А попадались вам люди, которые всегда что-то ремонтируют или меняют?

Был у меня один такой знакомый.

Если его попросить передать книгу, то он обязательно скажет: «А давай лучше я передам книгу и пару стульев в придачу, а то тебе неудобно».

Особенно часто такие люди мне встречались в связи с приемом на работу.

Я провожу собеседование и начинаю рассказывать, что нужно делать.

Вдруг новый сотрудник раскрывает глаза пошире и говорит с придыханием: «А давай вот здесь изменим документ, и тебе сразу будет лучше. Эту учетную форму уберем, а эту введем, а вот здесь вычеркнем две строчки»…

Передо мной человек, который не может копировать, ему нужно все изменять, даже если это что-то новое, чего он еще не изучил.

Просто ему необходимо все изменить, чтобы ему было удобно, а как там другим – неважно.

У него собственное представление о порядке, о правильном. Он не слышит, не понимает по-настоящему никого кроме себя.

С такими сотрудниками очень тяжело работать, потому что их надо контролировать в пять, десять раз больше обычного.

А лучше их не иметь вовсе.

Видели вы когда-нибудь старенькие «Жигули» с тюнингом? Например, на лобовом стекле нарисованы розы, какие-то блестящие полосочки наклеены на колесные арки, в салоне навешаны цветные гирлянды и лохматые обезьянки, молдинги и холдинги, и прочие дела.

Хозяин машины явно не способен воспринимать свою машину, как она есть. Ему надо ее изменить, переделать под свое представление о машине, хотя машина уже создана каким-то дизайнером, пусть она и старенькая, но она именно такая.

Люди с потребностью все изменять – не креативные.

Это не творчество, это как бы заболевание.

Например, эти люди любят сказать художнику о его картине, что все хорошо, но вот здесь надо пририсовать еще один глаз.

Возьми кисть и нарисуй свою картину, и хоть пять глаз на одну сторону!

Эти люди дорисовывают усы и бороды на плакатах, пишут неприличные слова на чистой стене, раскрашивают обложки учебников.

Эти люди критикуют чужую музыку, это они начинают убирать у вас в доме, когда приходят в гости, это они стараются давать вам советы, как поступать, чтобы изменить вас и вашу жизнь.

Это люди с потребностью изменить уже существующее. Они не создатели нового.

Креативные люди создают новое, то, чего еще никогда до них не было. Они вяжут кофточки, выпиливают портсигары, тренируют свое тело, поют и сочиняют музыку, пишут картины, сажают цветы, делают ремонты, заводят друзей, устраивают праздники себе и другим, едут в путешествия, словом, зажигают.

Каждый ребенок рождается более или менее креативным.

Дети играют в игрушки, которые и не игрушки вовсе, они рисуют вещи, которые не существуют, они приклеивают одно к другому, придумывают слова и вообще делают невозможное.

Взрослые, если они умны, должны умиляться детским проделкам и изобретениям.

Детские фантазии – это та самая креативность, которую мы потом будем пробуждать и насаждать во взрослых.

Чтобы создать что-то новое, надо в уме придумать и мгновенно создать миллионы разных картинок, затем выбрать одну из них и материализовать.

Представляете, какое производство?

Точно так же, как дизайнер делает десятки эскизов на бумаге, мы при создании нового производим миллионы картинок, просто это случается с гигантской скоростью и не всегда все картинки нами осознаются.

Когда человек говорит – надо подумать, имеется в виду, что надо придумать.

Чтобы создавать миллионы вариантов в уме, нужно много энергии, ведь на картинки, хоть и умственные, тоже идет энергия.

И нужна скорость. Иначе создание миллионов картинок займет миллионы лет, и вот вам роденовский «Мыслитель» в навечно застывшем камне.

Смотрите, что получается.

Чтобы быть креативным, надо быть быстрым, а чтобы быть быстрым, надо иметь неограниченный источник энергии, а чтобы иметь эту энергию, надо ее где-то брать.

Где же?

В супе или котлетах? Или в витаминах? Или от Солнца? Или из окружающей среды в виде растворенной там праны?

Очевидно, что достаточно энергии можно получить только одним способом – производить ее в достаточных количествах.

Кем или чем производить? Да вами же.

Это вы производите столько энергии, сколько вам требуется. Если у вас недостаточно энергии, значит, вы ее не производите по какой-то причине.

Причины бывают разные. Расстройства. Плохое окружение. Неуспехи. Неудачи. Да мало ли что.

Итак, люди с большой скоростью жизни, живые, энергичные, яркие, как правило, и являются креативными, творческими.

И понятно, почему.

У них достаточно энергии, чтобы производить миллионы вариантов и выбирать из них один, лучший.

Наши дети, как правило, более энергичные, чем мы.

Они вечно в движении, постоянно что-то придумывают, создают, сочиняют.

И это кажется неважным нам, взрослым. И мы, устав от шума и суеты, от детского крика, говорим:

– Перестань делать глупости.

– Остановись.

– Не порти обои.

– Не стриги мамину шубу.

– Не сочиняй дурацкие истории.

– Не ври, так не бывает.

– Посиди спокойно.

– Хватит строить самолетики, в доме не осталось больше места для самолетиков.

Другими словами, мы говорим – не создавай. Не твори. Не делай ничего.

Если это повторять достаточно часто, да еще громким голосом, да еще шлепать по попе, то можно и совсем прекратить созидательный процесс у ребенка, потому что все, что он делает, для нас неправильно, не нужно, неудобно, раздражает нас.

И ребенок терпит одну неудачу за другой.

Он проигрывает. Он останавливается.

Когда ему исполняется 40 лет, мы вдруг говорим: «Когда же ты сделаешь что-нибудь со своей жизнью? Придумай что-нибудь…»

А что он может придумать, если он страшно боится придумывать, потому что ему попадало в детстве за придумки. Или что похуже.

Он остановлен.

Он разрушен.

Он почти мертв.

Но креативность нелегко убить или задушить. Это как основной инстинкт.

Если нам не позволяют творить что-нибудь большое и хорошее, мы начинаем создавать что-нибудь поменьше и не такое хорошее.

Но нас продолжают останавливать, тогда мы начинаем создавать что-нибудь совсем нехорошее.

Переходный возраст у подростков, которые протестуют против всего, выражается в том, что они создают протест против как форму жизни.

Любые разрушения, хулиганство – это тоже творчество, просто вывернутое наизнанку, со знаком минус.

Хулиганы очень изобретательны в своих хулиганствах.

Они тоже творят, просто их творчество разрушительное.

Человек, который не может писать музыку или сочинять стихи, хотя делал это раньше, имеет слишком мало энергии, чтобы создавать миллионы вариантов.

Скорее всего, он потерпел какую-то серьезную неудачу в жизни, и эта неудача отняла у него энергию, сломала его моторчик или генератор.

Его просто надо починить, и энергия вернется.

Тем, кто потерял энергию, кто не может писать свою музыку и сочинять свои стихи, надо восстановиться.

Очень помогают переключение, здоровый образ жизни, путешествия, хорошее общение, словом, любые приятные впечатления, любые активные действия.

О дружбе

Возможна ли дружба между мальчиками и девочками? Или просто между девочками?

Что первое приходит на ум при слове «подруга»?

Убей свою подругу?

Заклятая подруга?

Что еще хорошего?

Сплетни, скандалы, ревность. Ух, хорошо!

Подруги – особенное социальное явление.

У мужчин не бывает подруг. У них бывают любовницы или друзья.

С любовницами они спят, с друзьями пьют пиво и обсуждают политические и экономические новости.

Мужчины в принципе гораздо меньше нуждаются в разборе полетов за день.

Они не любят анализировать чувства, они предпочитают действовать.

Затем проводят заседание генштаба, военный совет, обсуждая стратегию и тактику на предстоящий день, возможные трудности и особенности врага.

Мужской гормон тестостерон толкает их на активные военные операции.

Когда женщины жалуются на то, что мужчины не замечают их плохого настроения, то, по сути, они жалуются на то, что «солнце всходит и заходит, а в тюрьме моей темно».

Это неизменно и не поддается коррекции. Или почти не поддается.

Женское настроение – это нечто нереальное для мужчин. Мужчины живут по принципу: делать – не делать, да – нет, черное – белое.

Женщины живут иначе.

Их базовая программа: хорошие чувства – плохие чувства – почему хорошие – почему плохие – надо поговорить с подругой – надо поплакать – надо подумать – надо снова поплакать – прочее.

Мужчины не понимают, как обсуждать чувства, поэтому и не любят этого делать. В этой теме они плавают, как двоечники у доски перед строгим учителем.

У них нет такого места в мозгу, которым анализируют чувства. Повторю, они предпочитают действовать.

– Дорогой, мне плохо.

– ?

– Дорогой, мне очень плохо!

– ???

– Послушай, любимый, скажи что-нибудь!

– …???????

– Блин, ну скажи что-нибудь? Что ты молчишь?

– Я думаю, что делать.

Чего ожидает она?

Она ожидает, что он скажет в ответ: «Боже мой! Тебе плохо? Что случилось, любимая? Кто тебя обидел? Пойду и порву его (ее) на молекулы! Расскажи, солнце мое, я тебя пожалею и спасу! Я весь внимание! Мои дела подождут, друзья, хоккей, футбол, политика и деньги – все на… Я весь твой! Говори!»

О чем он молчит и думает, когда ей плохо, а?

«Боже мой, ей плохо, сейчас она будет плакать, и что делать?

Куда бежать? Чего хватать? Кого убивать?

Что ей купить? Шубу? Кольцо?

Может, просто деньгами?

Ой, сейчас заплачет!

Что делать? Что же делать?»

Ей хочется, чтобы он ее просто ПОЖАЛЕЛ, а ему это в голову не приходит.

Пожалеть – это слишком ничтожное действие для мужчины, пожалеть – слишком мелко, не стоит ничего, никакого подвига в этом нет.

Надо куда-то бежать, тушить пожар, взрывать горы врагов, делать ремонт в квартире, купить ей новую шубу или что-то такое, одним словом, надо что-то делать, а жалеть – это не делать, это так, ерунда.

Если бы мужчины знали, как легко утешить женщину! Если бы они просто открывали рот и говорили несколько слов и гладили бы ее по голове! Если бы они прижали бы ее к своей сильной и широкой груди и дали бы ей поплакать минуты три. Потом бы поцеловали в макушку и сказали: все будет хорошо, не плачь.

И все! И все!!! Она счастлива!!!!!

Если бы женщины только знали, насколько мужчины не понимают, что им надо делать с ними, женщинами, когда они расстроены!

Что же делать?

Делаем упражнение.

Упражнение на утешение, или «Побудь моей подругой, другом».

Участники упражнения: он, она и тренер. Тренером может быть кто угодно, та же подруга.

Тренер: сядьте напротив друг друга на стулья.

Ты – жена, а ты – муж.

(Назначается произвольно, независимо от пола).

Жена начинает плакать, муж ее утешает.

Начали!

Теперь жена начинает плакать, а муж должен протянуть руки, обнять ее, привлечь к себе, похлопывать нежно по спинке, гладить по головке и говорить что-нибудь примерно такое: ну-ну-ну, ой-ёй-ёй, Боже мой! Да-да-да! Бедная моя!

Жена постепенно перестает плакать и рассказывает о своем горе. Муж продолжает гладить ее по коленке и говорит примерно то же самое.

Затем тренер меняет роли, и упражнение повторяется.

Это упражнение нужно повторять до тех пор, пока у мужа не исчезнет желание куда-либо бежать и что-либо делать при виде ее слез.

Упражнение завершено, когда он способен мгновенно начать ее обнимать, если она плачет или расстроена.

Мои наблюдения показывают, что при выполнении этого упражнения мужчина чаще всего не может поверить, что все так просто.

ОН ПРОСТО НЕ МОЖЕТ В ЭТО ПОВЕРИТЬ!

Он сидит в ступоре, полностью парализованный, начинает хихикать, чесаться, доставать мобильный телефон, ерзать на стуле, тереть глаза, складывать руки на груди, закидывать ногу на ногу, вздыхать, краснеть, бледнеть и все такое прочее.

Он никак не может начать упражнение – просто утешать девушку.

Иногда надо потратить около получаса, чтобы пройти через все эти хихиканья, ужимки и прыжки, чтобы мужчина просто начал это делать.

Попробуйте, и вы увидите, как все непросто у мужчин в голове! Вот, собственно, зачем нужны подруги. Они делают то, чего наши любимые делать не могут или не хотят.

Они утешают!

Они подставляют нам свое слабое плечо, чтобы мы могли поплакать всласть, они гладят нас по головке, они утешают нас, вставая на нашу сторону, они выслушивают нас и вообще спасают от депрессии.

Но подруги тоже иногда страдают, и тогда наша очередь подставить им плечо и гладить по головке.

Настоящая подруга – это:

– Одинаковый с вами размер.

– Одинаковая скорость жизни.

– Позитивное отношение к жизни.

– Доброта.

– Одинаковое чувство юмора.

– Общие интересы.

Ничего не напоминает?

Не похоже ли это на выбор партнера?

Конечно, настоящие подруги, как сестры, появляются, как правило, в начале жизни, когда мы молоды, и способность общаться еще очень сильная.

Тогда притяжение и очарование молодости, гибкость и открытость помогают подружиться на всю жизнь.

Но и в более зрелом возрасте может повезти с подругами, если специально их от себя не отталкивать.

Профессиональная подруга – это умная и добрая женщина, идеально – не обремененная семьей и детьми, хорошо образованная, разбирающаяся в жизни, оптимистка, экономически независимая, умеющая водить машину и имеющая эту самую машину, с хорошим чувством юмора и изрядным терпением.

Так не бывает, скажете вы.

Ну, может, и не бывает, но к этому надо стремиться.

Кстати, то же самое касается и нас с вами.

Хороши ли мы как подруги?

Умны ли?

Добры ли?

Разбираемся ли в жизни?

Кроме того, дружба – это нечто, связанное с обменом и сотрудничеством.

Теорию обмена однажды очень точно и просто изложила моя бабушка, которая едва могла расписаться в пенсионной ведомости.

Когда я была молода и непроходимо глупа, мне довелось зайти в гости к моей тетке, жене маминого брата.

Тетка моя тоже была молода и весела в то время, она обрадовалась моему приходу, быстренько наметала на стол все, что было вкусного в холодильнике, мы попили чайку, поболтали, и я, довольная собой и проведенным вечером, ушла домой.

Мне так понравилось гостить у тетки, что я еще пару-тройку раз заглядывала к ней на огонек.

И каждый раз она одинаково ласково встречала меня.

Однажды, навещая бабушку, я рассказала ей, какое приятное время я проводила у ее снохи. Бабушка мгновенно сощурила глаза и спросила:

– Хорошо, говоришь, принимает? А к себе ты ее зовешь?

– Куда же я ее позову, я же живу с мамой. Нет, не зову.

– А раз некуда звать и не зовешь, нечего и шататься по гостям.

Бац! Меня словно ударило током!

Мне стало очень обидно, что бабушка так приземлила, упростила весь романтизм наших с теткой посиделок.

Бабушка не стала разбираться ни в мотивах, ни в чувствах, ни в духовной общности, а резанула правду-матку прямо в глаза.

Мне и в голову не приходило, что наши приятные вечера надо бы рассматривать и с этой точки зрения.

Этого бабушкиного урока мне хватило на всю жизнь, чтобы понять: в любой дружбе должен быть обмен.

Вы и ваша подруга обмениваетесь пирогами, блинами и сушеными грибами и, кроме того, новостями, подарками, журналами, сладостями, обновками, поцелуйчиками, но самое главное – общением и заботой.

Чтобы понять, все ли у вас хорошо с подругами, предлагаю помыслить на тему: равный или одинаковый обмен вы производите с вашей подругой, другом, любимым и прочими чадами и домочадцами.

Сколько раз в день, неделю, месяц вы звоните ей, ему?

Сколько раз в день, неделю, месяц она, он звонит вам? Кто из вас чаще спрашивает – как дела? – вы или она, он? Кто из вас больше времени тратит на рассказы о своих приключениях, расстройствах, ситуациях – вы или она, он? Сколько CMC-сообщений посылаете вы? Сколько она?

Кто чаще первым начинает общение – вы или она, он? Кто больше рассказывает о хорошем – вы или она, он? Кто больше рассказывает о плохом – вы или она, он? У кого больше проблем в жизни, которые вы должны обсуждать – у вас или у нее, у него? Кто кому больше помогает – вы ей, ему или она, он вам? На чьей машине вы ездите, когда вместе? На чьей территории происходят праздники и совместные посиделки? Кто платит за кофе, когда вы сидите в кафе? Кто кого чаще подбадривает – вы ее или его или наоборот? Кто чаще проявляет заботу – вы о ней, о нем или наоборот? Чьи подарки ко дню рождения дороже и интереснее? Вопросы простые, и ответы на них простые. Если на большинство вопросов вы отвечаете: я, мои, я, снова я, равно как и она, ее, с ней, она, то ситуация у вас не очень хорошая. Правильный ответ – почти поровну, одинаково, вместе, поровну…

Если кто-то из вас больше тратит времени, денег, нервов, заботы, общения, доброты, чем другая, то у вас нарушен обмен.

Если ваша подруга тянет с вас заботу, время и деньги, то автоматически встает вопрос – зачем вам такая подруга? Какой от нее прок?

Она слабее вас, и если вам нравится спасать утопающих и заниматься благотворительностью – это понятно.

Но если вы принимаете все это за дружбу – вы ошибаетесь и находитесь в зоне риска.

Когда вам понадобится помощь или забота, этого человека просто не окажется рядом, помощь не придет, внимания вы не получите и будете еще более раздавлены «предательством».

Часто так и бывает, у вас как бы есть подруга, но когда жизнь припирает вас к стенке, и вам нужна помощь, то подруги как бы и нет, она не может вам по-мочь, придумывает разные отмазы, предает по большому счету.

Однако все это можно было бы предусмотреть и предугадать, и своевременно защититься от предательства.

Предательство – это обман в ответ на доверие.

То есть, чтобы возникло предательство, сначала надо начать доверять будущему предателю.

А тут уже ваша ответственность – кому и на каком основании вы доверяете.

То, что человек говорит сам о себе – всего лишь пиар, реклама, пропаганда. Смотрите на действия, ибо судят о дереве по плодам его, а не по цветам и листьям. Смотрите, как о вас заботятся, возвращают ли вам ваше общение, вашу заботу, вашу любовь.

И здесь речь идет не только о подругах, но и о наших любимых.

Дружба хороша, но еще слаще любовь.

О! Неземное блаженство – влюбиться и взлететь над этим бренным миром! Воспарить к небесам! Стать бессмертной в своей любви! Приобщиться к Великой Тайне! И не спать, и страдать, и пылать, и гореть, и быть счастливой!

Вы пишете ему CMC-сообщения по 30 раз в день, а обратно получаете 3–4.

Ничего, просто у него сейчас тяжелый период, он занят или болен или страдает, или просто пока не привык!

Вашу любовь не остановишь такой ерундой, ее не задушишь, не убьешь, как у всех других с их мелкими и банальными Любовями, уж ваша Любовь преодолеет все трудности и расстояния, сметет все барьеры и преграды.

Ваша Любовь размером с Вселенную, хватит ее на двоих.

Вы вдохнете в него любовь своим жаром, и в его сердце разгорится огонь, и он очнется ото сна!

Еще совсем немного, ведь уже тепло!

Уже он стал желать вам доброго утра по утрам и спокойной ночи по вечерам!

Вы не спите по ночам, мечтая о нем, пишете любовные письма на трех страницах, и все там АХ! И ОХ!

А в ответ ни-че-го.

Иногда он даже жалуется, что ему немного «влом»: так много всего и сразу. Что у него нет пока этого чувства, потому что сил нет.

Но вы летите на всех парах, Любовь к нему дает вам такие скорости и просторы, и так жалко снова приземлиться, не хочется верить, что он, такой прекрасный и почти уже свой, вас не любит. Не обменивается с вами любовью, заботой, общением, или обменивается недостаточно.

Ничего, вот поженимся, я буду его облизывать, и все станет как надо, все будет хорошо, он полюбит меня и будет носить на руках.

Да не полюбит, не будет, не захочет.

Он не может любить, потому что не может обмениваться с вами теми чувствами, которые вы ему отдаете.

Возможно, только с вами, потому что ваша любовь не убирается в размер его души.

Его аккумулятор уже полон и заряжен по самую красную лампочку, и ваша атомная электростанция просто разнесет его на атомы, если он примет еще хотя бы один ватт. Кто не знает, тому объясняю: ватт – это что-то про электричество.

Все любовные трагедии происходят только потому, что один любит сильнее, чем другой.

Тот, кто любит сильнее, сначала просто любит и отдает, отдает, отдает, потом начинается смутное чувство пустоты, вроде все, как и раньше, и любовь все та же, только что-то случилось.

А случилось то, что ожидание ответа слишком затянулось, и это ожидание, растягиваясь и растягиваясь во времени, превращается в струну, в лазер, в лазерный прицел, который нацелен в вашу же голову.

Вот сюда должен прийти ответ, это я жду ответа, которого все нет и нет…

Огонь! И весь луч, вся струна, мгновенно сжимаясь, несется вам в голову, превратившись в пулю.

By а ля! Вы убиты горем, это называется: «У меня открылись глаза!»

А почему, собственно, ваши глаза были закрыты прежде? Почему вы не видели раньше, что обмена нет?

Нет разницы, любовь это или дружба …

Глаза должны быть открыты, голова должна работать, обмен должен происходить, и это основа жизни.

Позволять себе отдавать больше, чем вы можете, – значит, разрушать себя, опустошать, эксплуатировать себя, ничего не получая взамен.

Позволять другому человеку вкладывать в вас свою любовь, дружбу, заботу, внимание и ничего не отдавать взамен – значит, позволять ему опустошаться, растрачиваться, и это нечестно по отношению к нему.

Когда отношения только начинаются, всегда есть вероятность, что партнеры или друзья научатся друг от друга обмениваться, и обмен выровняется.

Тот, кто общается больше, плотнее, немного остынет, а тот, кто общался меньше, поднимется.

Но в целом соотношение сил останется прежним.

Приведу, простите, анекдот в качестве примера.

В супружеской кровати лежат Ваня и Маня.

Маня: Вань, ну чо, ты спишь, чо ли? Вань, ну не спи, давай повернись, чо ли?

Ваня: М-м-м-м.

Маня: Ну Вань, уже вторую неделю все ммм да ммм. Ну, пощекоти меня, чо ли?

Ваня: Ммммм.

Маня: Ну Вань, ну давай уже, повернись, руку вот так положи, ну скажи, дескать, давай, Мань…

Ваня: Ну давай, чо ли…

Маня: Ой, уломал-таки, черт языкастый!

Оправдания типа – да он устает, да он такой молчаливый, да он же мужчина, другие оправдания – суть левые отмазки.

Человек либо общается, либо нет, и все это можно и нужно наблюдать, несмотря на неземную любовь, простирающуюся в века и миры.

Растительная любовь

Маленькая фиалка и алоэ жили на одном подоконнике на восточной стороне квартиры.

Фиалка была молода и хороша собою.

Она очень любила утреннее солнце и вытягивала вверх все свои пушистые листочки, когда день был солнечным. В пасмурные дни ее цветы поникали и почти прятались под листья.

Старый алоэ одинаково любил и солнце, и непогоду, но в солнечные дни он старался не загораживать своей тенью фиалку, чтобы каждый миллиметр ее листиков был омыт солнцем.

Она появилась на подоконнике этой весной, сначала дрожала и дулась на него, но потом постепенно привыкла, начала болтать, рассказывая нехитрые истории из своей оранжерейной и магазинной жизни, про своих сестер фиалок, про яркие лампы, про влажные запахи земли, про теплые руки, которые ухаживали за ними, про долгий переезд и холодные сквозняки в магазине, про шум и духоту, а потом про свой переезд сюда, на этот милый светлый подоконник.

Вся она была такая свежая, красивая, упругая, ароматная, веселая, что алоэ влюбился в нее безумно.

Иногда по ночам, когда она дремала, он смотрел на нее и улыбался.

Он и не знал, что умеет улыбаться.

Все его листья и колючки наполнялись теплом, соки двигались прерывисто и ритмично, ему становилось легко и весело, как тогда, когда он был молод и абсолютно зелен.

Он терпеливо ждал утра, когда она просыпалась и всегда говорила одно и то же:

– Ах, простите, кажется, я спала. Но вы ведь не скучали? Отвернитесь, пожалуйста, я приведу себя в порядок.

Он отворачивался, он умел отворачиваться, как будто бы тянулся к свету, и ждал.

Он никогда не видел, как это она «приводит себя в порядок». В его воображении носились какие-то туманы, водяные брызги, капли и ручейки. Хотя откуда бы было взяться ручейкам на их подоконнике?

Потом они беседовали.

Он рассказывал ей обо всем, что видел сам, а повидал он немало.

Он жил несколько лет в конторе, потом его перевезли в школу, и там он провел несколько очень плодотворных лет. Затем «на лето» его перенесли на подоконник, пока в школе каникулы, и за это лето он так вырос и окреп, что его не стали трогать и оставили жить здесь, на подоконнике.

Он рассказывал ей про дальние страны, про людей и их удивительных детей, которые с самого рождения отделены от родителей и не имеют никаких общих с родителями стебельков или корней.

– Неужели? – восклицала она и дрожала листиками.

Часто он рассказывал про внешний мир, как там много места и солнца, ведь его неоднократно переносили из одного помещения в другое прямо на руках.

– А я переезжала в бумажном пакете и ничего не видела. Как должно быть прекрасен этот внешний мир, – говорила она мечтательно.

Так прошло лето, фиалка вырастила новые листья и бутоны, и со дня на день ожидалось появление новых розовых цветков.

Каждое утро алоэ улыбался на ее ахи и охи, что бутоны совсем не набирают в объеме, и не надо ли добавить света, ведь наступала осень…

Однажды на подоконнике появился красавец-фикус.

У него были блестящие твердые листья, прямой ствол, и выглядел он очень браво.

Его поместили по другую сторону от фиалки, так что она оказалась в центре, между алоэ и фикусом.

Фикус сразу же распрямил и расправил свои роскошные листья, огляделся, увидел фиалку и заговорил:

– Надо же, какая прелесть!

Дорогая, вам никто не говорил, что у вас восхитительный цвет бутонов? Должно быть, здесь очень мило, если такие красотки так отлично себя чувствуют.

Позвольте представиться – фикус.

А кто это там, в дальнем углу? Привет, дружище, как тут у вас с досугом? Есть что-нибудь интересное, кроме полива? На моем прежнем месте нам включали музыку, облучали специальными лампами и купали под душем каждую субботу.

Больше он уже не останавливался, говорил без перерывов.

Наивная фиалка слушала, замерев и прижав к себе листики.

Она уже не ахала по поводу бутонов, забывала подставлять листики под солнце, плохо спала и вздыхала чаще обычного.

Алоэ понял, что она влюблена.

Он заволновался, и не потому, что ревновал, а потому, что испугался за фиалку.

Она такая наивная, такая неопытная!

Скоро фикус перерастет размеры оконного проема, и его перенесут в комнату или к другому окну, и тогда она умрет от горя. Или того хуже – фикус влюбится в ту лохматую герань, что стоит немного в стороне, на маленьком столике.

Он уже начал перебрасываться фразами с этой знойной красавицей.

Каждый раз, когда он начинал свою беседу с геранью, фиалка сжималась и плакала.

Однажды ночью алоэ решил спасти свою маленькую подругу.

Он любил ее так сильно и так нежно, что скорее бы умер, чем допустил бы ее страдания.

Она плакала все чаще.

Фикус начал покрикивать на нее и совершенно загородил от нее солнце.

Ее робкие просьбы и нежные упреки приводили его в бешенство.

У алоэ появился план.

Он начал накачивать влагу в те свои листья, которые упирались в стекло.

Листья становились твердыми и отжимали горшок с алоэ в противоположную сторону.

Он двигался очень медленно, вспоминая своего старого друга кактуса, который и научил его этой штуке с листьями. Просто листья должны быть очень твердыми, тогда можно двигаться по подоконнику.

Кактус перемещался вслед за солнцем, алоэ же никогда раньше этого не делал.

Он двигался очень медленно, перекачивая влагу в другие листья, те, что поворачивались к стеклу.

Это была большая работа – перекачать воду из одних листьев в другие, но времени было достаточно.

Алоэ приблизился и миновал фиалку.

Она спала, вздыхая и всхлипывая.

Бедняга, – подумал алоэ, – завтра утром она увидит, что фикус исчез, расплачется, заболеет на пару дней, но потом утешится и снова станет веселой и нарядной.

Наконец его листья коснулись керамического горшка с фикусом.

Алоэ втиснулся между окном и фикусом и начал сталкивать его с подоконника.

То, что было трудно для собственного тяжелого горшка, оказалось почти невозможным для двух крупных растений.

Алоэ напрягся, почувствовал, как лопаются внутренние протоки, и клеточный сок вытекает на поверхность листьев. Он продолжал увеличивать давление и буквально рвал свои ткани. Фикус сдвинулся. Давления не хватало, потому что сок вытекал наружу, Алоэ подумал, что есть еще резервы, которые он приберегал для своих детей, но им все равно не суждено родиться, поэтому резервы можно использовать. Он еще увеличил давление, фикус вздрогнул и проснулся.

– Ты чего, старик, ты чего? Ты что делаешь? Ты заболел? Стой! Мы же упадем!

Дрогнула занавеска, раздался грохот, оба упали на пол. Утром мусор убрали, пол вымыли, шторы задернули.

– Наверное, ночью был ветер, окно открылось, и два горшка с цветами разбились. Ничего, купим новые.

И никто не заметил, как плакала маленькая фиалка и какие красивые цветы раскрылись среди ее листьев сегодня утром.

О сексе

Ура! Наконец-то мы дошли до всеми любимого пункта!

Все знают про секс и все этим занимаются более или менее регулярно, и все хотят знать больше о сексе, и все читают книжки и журнальные статьи – где же, блин, находится эта точка, и как же сделать секс идеальным, частым и безопасным?

Сейчас-сейчас, потерпите, и я отвечу на все вопросы.

Первое – понятия не имею, где находится та самая точка.

Второе – как сделать секс идеальным.

Давайте начнем отсюда.

Предупреждаю – никакой «Камасутры» не будет.

Технические детали надо обсуждать с доктором, а я не доктор. Но про идеальный секс – про него я готова порассуждать.

Идеальный для кого?

Что вообще это за зверь – идеальный секс?

Наверное, такой, как в кино, или такой, о котором рассказывает одна моя знакомая.

– О! Это что-то неземное! Это так прекрасно!

Я могу это получить в любое время!

Он всегда ждет меня! Никогда не было так, чтобы я пришла, а его не было бы дома…

Он такой большой, такой стабильный!

Он дает мне все ощущения, которые я только пожелаю!

Мне не надо ничего делать, только подойти близко и начать.

Сначала мне трудно, я должна войти в форму, потом я начинаю чувствовать ритм, и мое тело начинает просыпаться и отзываться на все его движения. Я могу убыстрить и замедлить темп по своему желанию.

Конечно, 20 минут в день достаточно, чтобы ни о чем не беспокоиться! А потом в теле такое приятное чувство легкой усталости, наслаждения, и просто не понимаю, почему же ты до сих пор не купила себе велотренажер?

А вы что подумали?

Я просто хотела привести пример, как женщина может восхищаться чем-то идеальным, прекрасным…

То есть мы будем говорить об идеальном сексе с этой точки зрения?

Положа руку на … сердце, конечно же, скажите мне – знаете ли вы, каков он, именно ваш идеальный секс?

Как часто и как долго?

Как быстро и в каком положении?

Если знаете – переходим ко второму пункту.

Если нет – тогда надо провести исследование. Путем проб и ошибок найти свой идеальный секс. Как, например, мы ищем идеальное платье или идеальный дом.

Что, уже задумались, как это – путем проб и ошибок?

Вот именно.

Пробовать и оценивать.

Придется, наверное, встречаться с несколькими партнерами по очереди, пока вы не поймете, что именно вам надо.

Неприлично?

Конечно, неприлично искать то, что подходит именно вам. Гораздо приличнее терпеть неудобства, быть скромными, приличными, не получать никакого удовольствия от секса, постоянно задавать себе один и тот же вопрос – почему именно я?

Почему именно у меня все так сложно?

Нипочему. Потому что гладиолус.

Потому что эта область ничем не отличается от всех прочих. Пока вы не найдете вашего собственного дантиста, тренера, мужа, подругу, начальника, до тех пор у вас будут проблемы с зубами, семьей, дружбой и работой.

Теперь переходим ко второй части вопроса.

Допустим, вы выяснили, каков он, ваш идеальный секс.

Все параметры описаны, и все технические детали известны. Партнер найден, все готово к началу новой счастливой жизни.

У вас происходит 2-3-4 или более встреч, и вдруг секс уже не так хорош, что-то изменилось, что-то не так…

Вы ищете причину в технических деталях, в себе, в плохом настроении и головной боли…

Все это может быть причиной, но я бы спросила вас вот о чем:

– Восхищает ли вас ваш партнер?

Секс напрямую связан с восхищением.

Восхищение – это подтверждение или осознание превосходства чего-либо над чем-либо, абсолютное совершенство чего-либо в отношении схожих объектов.

Человек, которым вы восхищаетесь, абсолютно превосходит всех других людей в своей хорошести.

Он самый-самый-самый лучший, и это бесспорно.

Как вы восхищаетесь своим партнером, и как он восхищается вами – в этом и есть секрет вашего хорошего секса.

В самом начале отношений люди, как правило, только и делают, что восхищаются и открыто об этом говорят.

Ах, у нее такие длинные ноги и такой короткий ум!

Восхитительно!

Ах, у него бицепсы и шикарная машина!

Восхитительно!

Новая пара буквально окутана восхищением, восхищение изливается из глаз, струится через кожу, пьянит и дурманит! Влюбленные могут говорить только об одном – как прекрасен (прекрасна) их возлюбленный (возлюбленная)! Какой он умный, добрый, щедрый, какая она прекрасная, нежная, мягкая!

Эмоционально восхищение создает такой настрой, дает такую энергию, что секс становится идеальным, как бы вы ни старались это испортить!

Затем, с течением времени, глаза начинают открываться, некоторые вещи, которые не были видны раньше, становятся видимыми, некоторые ожидания не исполняются, некоторые события мешают чувствовать то самое восхищение, что раньше…

Ваше настроение начинает снижаться, вам уже не так радостно, не так весело, мир как бы опускается на землю.

Дома становятся ниже, деревья не такие зеленые, мороженое не такое вкусное, вино не такое пьяное, солнце не такое яркое, ночи не такие теплые…

Ваша реальная картина начинает отделяться от идеальной картины.

Реальная картина начинает снижаться, опускаться поближе к земле, а идеальная картина продолжает парить под облаками.

Идеальной картиной является то, как вы бы хотели, желали, чтобы это было. Реальная картина – как это выглядит на самом деле.

Разница между идеальной и реальной картинами – драматический момент жизни. Эта-то разница, бросаясь в глаза, неизменно портит нам настроение.

Именно эта разница заставляет нас страдать, жаловаться на несовершенство жизни, отношений, мужчин, женщин и прочего.

Именно эта разница и создает невыносимость бытия и прочие стрессы.

Есть люди, которые всегда не довольны достигнутым результатом. Им говорят – все хорошо, ты уже получил то и это, но они-то знают, как это все еще далеко от их идеальной картины.

В случае с любовью и сексом надо бы рассмотреть, откуда берутся идеальные картины, которые никогда не соответствуют реальности.

Первые идеальные картины будущих любовных отношений берутся, конечно же, из сказок.

Он – принц, прекрасный, хорошо воспитанный, добрый, в красивой одежде, пишет стихи, мечтает о любви, заранее влюблен в свою принцессу, которую он автоматически сделает королевой.

Никаких бытовых проблем, никаких проблем с образованием, работой и алкоголем.

Образ принца в большинстве сказок очень феминизирован, то есть сказочные принцы какие-то уж очень женственные.

У них золотые кудри, кружевные воротнички, белые чулки, туфли с золотыми пряжками, они сидят на перилах своих дворцов, как девушки, и мечтают, глядя на луну.

Иногда они поют прекрасными тенорами.

Кстати, очень спорный вопрос с этими тенорами – на самом ли деле это высокий мужской голос или, скорее, низкий женский?

Кружева и белые чулки говорят о чистоте и невинности этих самых принцев, и никаких грязных носков или порванных джинсов.

Еще принцы играют на музыкальных инструментах типа арфы или лиры, иногда гуляют по парку, затевают балы и скучают в перерывах между ними.

Вот, кажется, все, что лично я знаю о принцах.

Какой-то образ получился сахарно-сиропный, мягкий, нежный и романтичный.

Подозреваю, что все сказки о принцах писали некие старые девы, которым так и не удалось попробовать настоящей любви и настоящих отношений, и они писали эти сказки, исходя из собственных стародевических желаний и мечтаний.

Скажите мне честно, существует ли на всем белом свете хоть один молодой мужчина, который бы соответствовал этой сладкой картинке?

Ответ – нет, не существует. Увы.

Поиски идеала – это поиски несуществующего мужчины, который бы соответствовал этому идеалу.

Задача не имеет положительного решения, так как в условие введены противоречивые данные – найти то, чего не существует.

Женщины из поколения в поколение ищут то, чем можно было бы восхищаться, то есть свою идеальную картину, которой не существует, которую когда-то и кто-то придумал и засадил им в голову, причем так аккуратно, нежно, что они и не заметили.

Анестезией были романтизм, вечная любовь, возвышенные чувства, воспарение над реальностью.

Посмотрите, что говорят и пишут о любви?

Любовь – это кровь. Вечная бессмертная любовь. Неземная любовь. Идеальная любовь. Любовь, похожая на сон. Любовь зажигает сердца. Любовь – это страсть. Любовь – смертельная игра.

Все об этом слышали, все об этом читали, все об этом поют, снимают фильмы.

Когда человек плачет над очередной любовной историей, которая закончилась смертью героев, то, по сути, он плачет о крушении собственной мечты, собственной надежды на идеальную любовь.

Люди! Есть одна тайна, которую давно пора открыть!

Эти мечты об идеальной любви и должны были рухнуть! Они обязаны были рухнуть, потому что это мечты о том, чего вообще не бывает и быть не может!!!!

Мы мечтаем о принце в белых носочках, добром, ласковом и нежном с нами, немного женственном, но при этом и мужественном, успешном в жизни, способном заработать деньги для семьи, активном, немного агрессивном, ответственном, о таком, знаете ли, пирате, добытчике мамонтов, который подставит плечо, защитит, будучи, повторюсь, одетым в белые носочки и бархатный берет, и с лирой в руках. Или с арфой.

То, что я только что описала, – это абсурд, то есть вещь, противоречащая самой себе. Как холодный жар или сухая вода, или мягкая твердость, или твердая мягкость. Именно это и есть наши представления об идеальном избраннике, которым мы готовы и будем всей душой восхищаться, как только найдем.

А пока мы находим заменители, нормальных живых мужчин, из крови и плоти, которые стараются изо всех сил нас очаровать, чем только могут, и никогда не могут нас очаровать, потому что, чтобы нас очаровать, они должны стать мягкими твердостями и холодными горячестями, или чем-то в этом роде.

Кстати, мужчины, читающие эту книгу, не очень-то торжествуйте! Вы мало чем отличаетесь от нас, женщин, и тоже недалеко от нас ушли.

Ваши идеальные картинки не намного разумнее.

Итак, что же на самом деле происходит в реальности?

Мы находим партнера, который случайно вышел за сигаретами в белых носках.

Сердце ударяется об голову – это ОН!

Мы берем его, наш идеал, и запихиваем его прямо в свою волшебную картинку про любовь, со всеми его руками, ногами, головой, слабостями и несовершенствами.

Повторю, что картинка висит высоко над землей, под облаками.

Наш избранник, находясь в состоянии шока, не сопротивляется и покорно сидит внутри картинки об идеальном принце, втайне радуясь, что ему досталось такое почетное место.

Затем мы начинаем наши игры с этой картинкой, мы показываем ее своим подругам, которые нам завидуют – смотри-ка, чего у нее есть, красота!

Мы сами чуть ли не молимся на наше творение, мы восхищаемся этой картинкой, прыгаем и хлопаем в ладоши! Ура, наконец-то счастье пришло, оно есть и будет!

Вдруг его рука или нога или его футбол вываливается из картинки прямо нам на голову.

Мы возмущаемся, злимся, но потом берем себя в руки и уговариваем его посидеть еще немного в нашей картинке, ведь он такой душка, такая лапа: ну что тебе, трудно, что ли?

Он соглашается, чтобы нас не обижать, но потом у него затекает нога, ему хочется в туалет, покурить,

и вот он обрушивается на землю, писает, курит, пьет пиво и вообще возвращается к жизни.

У нас происходит душевная драма – ах, он не оправдал моих надежд, негодяй!

Моя семилетняя дочь очень любит ловить толстых садовых жаб, которых она называет жабочками.

Она сажает их в коробку из-под книг, накладывает туда травки, ставит блюдечко с молоком, потом носится весь день по саду и ловит мошек и комаров, чтобы накормить очередную свою подопечную.

Бедная жабочка сидит, вытаращив глаза, часа три-четыре, пока я не уговорю дочку отпустить пленницу на свободу к деткам.

Моя дочка верит, что жабочке гораздо лучше у нее в коробке, чем в саду, ведь это же она, дочка, придумала эту коробку, эту травку, и так все это весело, потому что все жабы любят сидеть в коробке и таращить глаза.

А когда жаба убегает, дочка плачет и говорит, что какая противная жаба, и чем ей тут плохо, и как она, дочка, теперь расстроена.

Не буду комментировать, скажу только, что обычно с годами у детей проходит это желание засадить садовую жабу в коробку.

Однако молодые женщины продолжают мечтать о несбыточном, изрядно засиделись в детстве.

И здесь самое время поговорить о разнице между детьми и взрослыми.

Между нами, взрослыми, и ими, детьми, есть одна большая разница. Дети совершенно не думают о последствиях, дети не смотрят на реальность, дети живут исключительно желаниями и внешними ограничениями.

Как только ребенок становится способным адекватно оценивать реальность, свое место в ней и последствия своих поступков, он считается взрослым.

Желание иметь идеального принца вместо реальных отношений – это невзрослое отношение к жизни, капризное и безответственное. Называется оно инфантильность.

Ваш паспортный возраст и ваше служебное положение не гарантирует вам то, что вы совершенно взрослый человек.

Взрослый человек создает идеальную картину, которая как минимум логична, на основании наблюдений, оценок, разумных требований на основе здравомыслия.

Например, если вам нужен хороший любовник, то глупо ожидать от него, что он будет играть на арфе и возиться с вашими детьми.

Скорее всего, и суп он вам варить не будет.

Если вы ищете творческого человека, не ожидайте от него сексуальных подвигов, скорее всего, вам придется ограничиться долгими разговорами на кухне.

Если вам нужен отец для ваших детей, то приготовьтесь к тому, что он не будет гонять на мотоцикле и швыряться деньгами направо и налево.

Уложите свою идеальную картину вашего партнера в трезвые рамки, приведите все части в соответствие одна к другой, примерьте к нему, и теперь, когда одно другому более или менее соответствует, начинайте им восхищаться.

Восхищайтесь тем, какой у него голос, как он классно играет с ребенком, как внимательно он следит за вашим здоровьем, как не забывает купить ваш любимый сок.

И никаких: «А, просто сок…».

Он думал о вас, он заботился, он потратил время на то, чтобы это сделать…

Восхищайтесь его уборкой, тем, как он водит машину, как он разговаривает с начальником, как он убирает за собой в душе, как он учит вас работать на компьютере, как ловко он обходится с домашней техникой, как весело смеется вашим шуткам…

Всегда есть что-то, что он делает лучше вас.

Умение восхищаться – одна из форм созидательности.

Можно сидеть, повесив нос, и ждать, когда же этот мир родит что-то достойное вашего восхищения.

Видели таких людей, которые даже вблизи от египетских пирамид говорят: «Ну и что? Подумаешь. Видали и покруче»…

Их невозможно удивить или восхитить, с ними скучно и противно. Бр-р-р!

Надеюсь, мы с вами не из тех.

Тренируйте умение восхищаться на кошках, цветах, фильмах, детях, музыке, беседе с друзьями, на книгах, выражайте свое восхищение часто, находите новые и новые объекты для восхищения, показывайте на них пальцем, кричите в голос: «Вот это да! Ух ты! Наша планета так прекрасна и каждую секунду дарит нам чудеса – травку, цветочки, листочки, букашек» …

А разве не чудо ваши друзья, которые звонят вам, помнят о вас, заботятся о вас, приносят вам подарки? А наши дети? Какие они прекрасные, добрые и чистые?

Ваш друг, партнер, любимый, муж живет рядом с вами и каждый день делает что-то для вас. Даже просто находясь с вами в одном пространстве, в одном времени, поддерживая вас своим присутствием, он достоин восхищения.

– А где же секс? – скажете вы.

Вот это все и было про секс.

Не умея восхититься своим партнером, секса вы точно не получите. Чтобы помочь вам восхищаться им, мы поговорили об идеальной картине жизни. Кстати, все это можно приложить и к другим областям жизни, но в сексе это очень заметно.

Стоит вам почувствовать хоть какое-то недовольство своим партнером, как желание заняться любовью мгновенно пропадает.

Конечно, если нет восхищения, то какой уж тут секс…

Недовольство отравляет жизнь.

Недовольство возникает, если вы не получили ожидаемого результата, или получили неожидаемый, нежелательный результат.

Например, вы ожидали, что ваш друг подарит вам цветы именно сегодня, а он их не подарил.

Правильно будет сказать об этом так.

– Любимый, я ожидала сегодня получить цветы, но не получила. Мне грустно.

Заметьте, вы говорите о себе, о своих чувствах, не касаясь его действий. Умному достаточно, и вы никого не обидели, но сказали о своих расстройствах.

Неправильные варианты следуют ниже.

– Опять без цветов? Какая ты все-таки скотина бесчувственная!

– Другим женщинам другие мужчины…

– Я сто раз просила тебя в мой день рождения…

– Только такие тупицы, как ты…

– Иди отсюда и без цветов не возвращайся…

Другой пример.

Вы ожидали бриллиантовое кольцо, а получили пирожное с бантиком.

Неправильно будет притвориться, что вы счастливы такой замене, но все же надо сказать спасибо за пирожное, а потом добавить, что вы ожидали несколько другого, если это вообще возможно обсудить.

Не оставляйте ничего, что вас расстроило, в глубине души. Обязательно обсудите со своим партнером ваши чувства. Но не его действия!

Когда вы говорите о себе, то вы просто сообщаете о своих чувствах.

Когда вы ему говорите о нем же, вы даете оценку его действиям, это не приносит удовольствия ни одному человеку.

Любые недовольства надо обсудить.

Если у вас хорошее общение с вашим другом, то вы не будете накапливать недоразумения и проблемы, доводя ситуацию до взрыва.

Самое глупое – молчать. Самое разумное – обсуждать.

Что еще можно сказать о сексе, кроме того, что это приятно?

Любой человек заслуживает хорошего секса.

Часто, помимо физических разногласий, в область секса вмешиваются ложные данные, с которыми нелегко справиться, особенно новичкам.

Обязательно читайте книги о сексе, чтобы получить образование по этому вопросу. Не полагайтесь на подруг или, еще хуже, на мам и бабушек.

Найдите книги, которые написали профессионалы, например, врачи, отнеситесь к этому серьезно, насколько вообще может быть серьезной эта область знания.

А в остальном будем полагаться на природу и нашу добрую волю…

Собирание умственного мусора – мое хобби

Определение счастья как научной категории

Польский исследователь В. Татаркевич, написавший фундаментальный труд «О счастье», выделил четыре основных значения этого понятия:

1) благосклонность судьбы, удача;

2) состояние интенсивной радости;

3) обладание наивысшими благами, положительный баланс жизни;

4) чувство удовлетворения жизнью.

Как всегда, ученые все запутали.

Одно простое счастье разделили на четыре части.

Почему не на десять или двадцать?

Сейчас отбросим все лишнее, и останется настоящее, чистое, концентрированное счастье.

Благосклонность судьбы и удачу выкидываем сразу.

Удача и есть удача, чего удачу приплетать к счастью, тем более что удача – это что-то непостоянное, ветреное, как молодая девушка, к науке не приспособленная.

Итак, долой удачу.

Далее – обладание благами – это из области материального мира, денег, богатства, это пусть забирают себе экономисты, маркетологи и бизнесмены.

Это нам не надо.

Чувство удовлетворения жизнью можно отдать философам, пусть они это пристегнут к гордости за свои результаты, или пусть кто-то другой подберет.

Вот то, что нам нужно – чувство интенсивной радости. Восторг, воодушевление, вдохновение.

Возьмем за основу чувство интенсивной радости.

Кто у нас самый интенсивный радовалыцик?

Дети! Конечно, дети!

Они понятия не имеют о благосостоянии, удаче, обладании и прочих штуках.

Они просто интенсивно радуются сами по себе, без причин и оснований.

Посмотрите на детей – им достаточно не мешать и их не останавливать, и они сами по себе будут радоваться 24 часа в сутки. Даже спать не будут, и есть не захотят, им не нужны еда и одежда, ну только если совсем немного.

Годовалый малыш танцует в своей кроватке, улыбаясь беззубым ртом. Красота! Счастье подбрасывает его к потолку, он готов улыбаться всем, кто улыбается ему.

Никаких облаков на небе.

Вот заплакал, а через минуту снова весел, хотя слезы еще не высохли.

Потом с детьми что-то такое происходит, и они превращаются в нас, взрослых – скучных, вялых, неинтересных, несчастных.

Мы говорим про детей, что они счастливы, потому что они будто бы глупы и ничего не понимают.

Интересно, что же такое понимаем мы или чем таким мы умны, что почти не способны быть счастливыми сами по себе?

Нам нужны клоуны, большие деньги, сумасшедшая любовь, успех, власть, чтобы мы хотя бы на минуту смогли почувствовать себя счастливыми.

Иногда мы не можем продержаться даже минуты.

Что же с нами произошло?

Куда подевалось наше счастье?

Кто его у нас забрал?

И где оно хранится?

Как получить его обратно?

Хорошие вопросы?

Добавлю еще несколько.

Чем мы отличаемся от детей, которые счастливы натуральным образом?

Что такого есть у нас, чего нет у них? Может быть, у нас есть что-то такое, что мешает нам быть счастливыми?

Нет, не то, что вы подумали, эта штука как раз дает нам счастье, если ею пользоваться с умом.

А все же? Что так мешает счастью?

Уж не горе ли от ума?

Говорят, что дети глупы, но счастливы, а взрослые умны, но несчастны.

Неужели все дело в этом самом уме?

Не могу поверить. Просто в голове, то есть в этом самом уме, не укладывается.

Умом не могу понять, что ум отобрал у меня счастье.

Помните детскую сказку про кувшинчик и дудочку?

Одна девочка пошла в лес за ягодами, заблудилась, встретила лесного человечка.

Этот хитрый дядька подарил ей волшебный кувшинчик и волшебную же дудочку. Подуешь в дудочку – все ягодки показываются из-под листиков.

Тут бы надо брать кувшинчик и собирать эти самые ягодки. Но как только девочка перестает дудеть, ягодки снова прячутся под листики.

И собирать нечего. Надо снова дудеть.

Подудишь – ягодки показываются, но стоит взять в руки кувшинчик, как никаких ягодок не видно.

Замкнутый круг.

Пока глуп счастлив.

Как только появляется ум – счастье пропадает.

Значит, надо избавиться от ума, и будет тебе счастье.

Вот и решение проблемы.

Чтобы избавиться от ума, большого ума не надо.

Можно, например, принять наркотики или выпить водки. Многие так и делают.

По большому счету, все алкоголики и наркоманы – это те, кто давно все просек про дудочку и кувшинчик. Они нашли гениальное решение – отключить ум путем приема алкоголя или наркотиков, и стали счастливыми.

Правда, не надолго, и говорят, у них время от времени происходят ломки и абстиненции, то есть похмелье, но ведь зато между ломками и абстиненцией сплошное концентрированное счастье, счастье в чистом виде, дальние страны, волшебные замки, полет души и прочее.

Хотя они почему-то рано умирают и в основном в канавах.

Однако решение все равно гениальное.

Тем, кто не так умен и смел, приходится хуже.

Нам, обычным непосвященным, выпало на долю мучиться и страдать от всяких проблем, на нас нападают стрессы, мы ссоримся с другими людьми, нас одолевают комплексы, мы создаем себе бурю в стакане, мы страстно ищем ответа на простой вопрос: как стать счастливым?

Что делать?

Куда бежать?

Кого хватать?

Где можно купить ту таблетку, которая дает гарантированное 24-часовое счастье? В какой аптеке?

Самое смешное, что ответ мы ищем при помощи ТОГО САМОГО УМА, КОТОРЫЙ И МЕШАЕТ НАШЕМУ СЧАСТЬЮ!

Мы пытаемся использовать в качестве инструмента для починки механизм, который и является причиной неисправности.

Это похоже на то, как если бы в вашем компьютере завелся вирус, который бы вам постоянно путал все программы, а вы бы попытались все исправить и взяли бы в качестве лекарства для компьютера дискету с этим же самым вирусом.

Или если бы в вашем доме завелась сырость от избытка воды в подвале, а вы, чтобы решить эту проблему, поливали бы водой пол и стены.

Похоже, что мы в тупике.

Как можно разрешить проблему счастья, не разрешив проблему ума?

Придется разбираться с умом, чтобы понять, как он мешает нашему счастью.

И вообще, что это такое и из чего он сделан – этот самый ум?

Есть одна хорошая новость – мы с вами в этой ситуации не одиноки. Мы должны при помощи ума, который нам мешает, понять, как же он нам мешает.

Проблемы такого рода – исследование объекта при помощи самого же объекта – стоят в филологии как науке.

Наука о языке изучает язык при помощи самого же языка. И наука, надо сказать, очень успешная: как-то они там с этим делом справляются, смотрите, они изучают, например, русский язык при помощи методик, описанных русским же языком.

А вы думали, почему вы до сих пор не знаете все правила правописания?

Потому что у них там в языке все очень запутано…

Так что с умом как-нибудь тоже разберемся, тем более что все в этом прекрасно разбираются, ведь мы все же хотим понять – как быть счастливыми, не впадая в детство и не принимая наркотики и алкоголь?

Что мы вообще знаем об уме?

Что его надо тренировать. Что ум бывает задний, и, вероятно, должен быть и передний. Что своего ума нет – чужого не вложишь. Что бывает хитрый ум, он же хитроумный, он же кривой. Бывает извращенный ум, испорченный, дьявольский, блестящий, убогий, бедный, скудный, большой, логический, женский и мужской, а также оригинальный.

Вроде бы все характеристики я собрала.

Ну, и что со всем этим добром делать?

Тренировки для ума обычно помещают на самых последних! – страницах популярных журналов, типа «Сделай сам» или «Деревенский левша».

Там обычно нарисованы квадратики и кружочки, которые надо разложить или закрасить по каким-то одному автору известным законам. Если вы угадали замысел автора, то вас назовут умным. Если вы не проникли в его, автора, идею, то так и останетесь дураком.

Один мой знакомый, умница и успешный руководитель, в соответствии с оргполитикой компании, где он работает, должен был сдать зачет по деловому этикету или что-то типа того.

С первой попытки сдать зачет не удалось, и он прокомментировал свою неудачу таким образом: не вижу никакой логики в ответах.

Как ни посмотри – возможны все четыре ответа.

Наверное, тест составляла женщина. Вероятно, так оно и было.

Если текст зачетных вопросов выглядит, как шарады с последней страницы журнала для крестьянок, нормальному человеку трудно подогнать свой ум под чужую логику, тем более, женскую.

Самую большую нагрузку на ум мы испытываем в начальной и средней школе.

Именно школьное образование формирует способы мышления. Именно в школе наш ум приобретает качества инструмента, которым мы пользуемся всю оставшуюся жизнь.

Если наш ум плохо заточен или не служит нам в достижении наших целей – это, скорее всего, школьный брак.

Ответы раньше вопросов

Для чего, вообще говоря, нам нужен ум?

Наверное, чтобы понимать, чего же мы хотим на самом деле, чтобы приводить нас к желаемым результатам, чтобы показывать нам самые рациональные маршруты, чтобы искать самые оптимальные решения.

Чтобы, в конце концов, делать нас счастливыми.

Искать… Решать… Приводить…

Чтобы все это делать, ум должен быть способен задавать вопросы: КАК получить результат? ЧТО является оптимальным? ЧТО есть правильное решение? ЧЕГО хотим мы? ЧТО сделает нас счастливыми?

Смотрите, что происходит в школе.

Нам не дают возможность задавать вопросы.

Нам дают ответы еще до того, как вопросы появились.

Например, когда нас учат считать, нам просто объясняют, что такое счет, сколько будет два плюс два, как пишутся буквы.

Затем нас учат географии, химии, биологии, литературе и прочим премудростям.

Урок начинается со слов: тема урока…, и далее идет собственно тема.

Никто не спрашивает у нас – хотите узнать про Африку? А хотите про Австралию? Может, про Азию?

Нет такого учителя, который бы рискнул задать подобные вопросы.

Школьные учителя вкладывают нам в головы ответы до того, как у нас вообще появляются хоть какие-то вопросы.

Каждый день в головы детям вкладывают ответы, ответы, ответы, ответы и ответы. Шесть-семь уроков в день, и на каждом уроке 45 минут ответов.

Иногда учителя задают вопросы – повторю, именно учителя, а дети опять же отвечают.

Детям не дают возможности спрашивать, они заняты складированием ответов, потому что очень скоро их, детей, будут спрашивать, им, детям, будут задавать вопросы.

Иногда учителя играют в демократию и спрашивают учеников, есть ли у них вопросы.

Но умные ученики знают, что лучше не высовываться, иначе получишь по шапке, и что все эти заигрывания со стороны учителей – суть провокация.

Вопросы учеников – чистая формальность. Никому на самом деле они не нужны.

Представьте, что у вас есть новый дом, и вам надо подумать и решить, какую мебель вы хотите купить в свой новый дом, чтобы вам было удобно и вы были бы счастливы.

Вы стоите посредине пустого холла и грезите.

Вот-вот в вашем уме возникнет картинка идеального для вас интерьера…

Вы перебираете в уме все виденные вами варианты, вспоминаете дома своих друзей, представляете такую и сякую мебель в этой и той комнате…

Вы ставите вопросы и разрешаете их. Решение вот-вот должно появиться в виде яркой картинки.

Вдруг вы видите, как к вашему дому подъехала громадная грузовая машина, и четверо бравых грузчиков начинают бодро затаскивать в ваш дом всякие там диваны, гардеробы, кресла, зеркала, коробки с посудой, кровати с поющими часами…

Вы испытываете шок, вы растеряны, вы пытаетесь спросить, что все это значит, но грузчики вас не слушают и все продолжают заносить в ваш дом все новую и новую мебель.

На ходу они сообщают вам, что завтра придет проверка, будут осматривать, насколько успешно вы используете мебель и знаете ли вы, как надо спать на кровати и включать поющие часы, а иначе – двойка по поведению.

Вы пугаетесь и начинаете помогать грузчикам.

Вам уже не до вопросов и грез, ваша голова занята тем, как бы поплотнее утолкать мебель в комнатах и как бы научиться пользоваться поющими часами, которые вы и в глаза не видели.

А мебель все прибывает, подъезжает еще одна машина, за ней еще одна, затем еще одна.

В ваш дом все несут и несут вещи, вы ставите их вторым слоем, диван на диван, стол на кровать, коробки с книгами – не вами выбранными – запихиваете в душ, на кухонном столе стоит кресло, в холодильнике – постельное белье, вам почти негде ходить, последние тропинки вы умоляете оставить для справления естественных нужд, и вот она, ваша жизнь…

Вы давно позабыли все свои вопросы и мечты.

Ваши глаза потухли, вам скучно и неудобно, в доме почти не осталось места для ВАШИХ собственных вещей, и вы теряете саму надежду что-то изменить. Вы просто пытаетесь распихать присланные вещи поплотнее, чтобы не выпирали углы.

А те, что выпирают особенно сильно, стараетесь подпилить, подтесать.

Ни одним из предметов в вашем доме невозможно пользоваться – они лежат мертвым грузом, пылятся и загораживают свет.

Вам страшно выйти из дома – а вдруг придет проверка, а вас нет дома? Тогда кто-то большой и страшный поставит вам двойку, и тогда…

Об этом тогда даже подумать жутко, это даже представить невозможно…

Окна, через которые вы смотрите на мир и могли бы узнать что-то новое, запылились, да и не хочется ничего нового, у вас появилось отвращение к новым вещам, вы ненавидите вещи, потому что вокруг вас столько вещей, которых вы не хотели, какие уж тут новые вещи…

Вам хочется выть на луну, напиться и заснуть, чтобы не проснуться.

Вот что происходит с нашим умом и с нашей жизнью, когда ответы приходят раньше вопросов.

Вы мечтали о прекрасном доме, вы хотели поставить тренажеры и иметь библиотеку для вечернего чтения, а здесь должен был стоять прекрасный рояль, сюда бы вы повесили свои любимые картины, а здесь должен бы стоять аквариум с золотыми рыбками, в этом углу – шахматный стол, в другом – музыкальный центр…

Вы бы наслаждались музыкой, рыбками, цветами и тренажерами, а вместо этого должны хранить у себя в доме чей-то хлам, который кто-то решил положить именно к вам в дом, и неизвестно, что со всем этим делать.

Остается слоняться без дела и стенать от тоски.

Ну, и как тут быть счастливым? Не вами выбранная мебель, наваленная горами, которую вы должны хранить неизвестно почему, да вам и в голову не приходит спросить – почему?

Ведь понятно почему – потому что придет проверка, и вам могут поставить двойку по поведению….

Из поколения в поколение именно так мы тренируем свой ум. Именно так мы доводим себя до апатии и именно так мы становимся несчастными.

Наши предки воспитывали так своих потомков, нас с вами, именно потому, что с ними поступали именно так их предки, которым тоже давали ответы раньше вопросов, поколение за поколением повторяет заученный образец поведения, потому что так было всегда, потому что это естественно, как восходы и закаты солнца, потому что невозможно по-другому.

Но если это делает нас несчастными, может быть, самое время развернуть поток мысли?

Может быть, пора превратиться из принимающей стороны в ищущую, из пассивного кладовщика в активного экспедитора?

Может, выкинуть весь этот старый хлам и, наконец, сделать так, как мы хотим сами?

Выбросить старый мусор? А вдруг пригодится…

Итак, мы живем в доме, забитом до отказа вещами, которые, строго говоря, не мы выбирали.

Напомню, что дом – это и есть наш ум, который забит до отказа всяким хламом. Или не хламом… Кое-что все таки не хлам. Кое-что может пригодиться… Или, возможно, вообще все…

У меня есть знакомые старушки, которые никогда и ничего не выбрасывают. Они складывают каждую тряпочку, каждый гвоздик, каждую коробочку до определенного момента, когда это пригодится.

Обычно это никогда не пригождается, про это забывают, все это лежит и пылится.

С уверенностью можно сказать, что чем больше хлама человек имеет в своем настоящем доме, тем более он консервативен в своих взглядах на жизнь.

Если человек избавляется от мусора легко и регулярно, тем больше вероятность, что он открыт для новых идей.

Давайте немного поиграем в вопросы.

– Есть ли в вашем гардеробе вещи, которые вы не надевали более года?

– Думали ли вы о том, чтобы избавиться от них?

– Если вы собираетесь выбросить те или другие вещи из одежды, приходят ли вам в голову такие мысли: я заплатил за это так дорого! Не буду пока выбрасывать… Может быть, это снова войдет в моду… Отдам в переделку, потом посмотрим… Надену, когда поеду на дачу… Отдам бедным, соседям, тетке, племянникам…

– Есть ли в ваших кухонных шкафах предметы, которыми вы не пользовались более года – например, какие-нибудь терочки для морковки, вафельницы, какие-нибудь салатнички, миксеры для блинов и прочая ерунда?

Собираетесь ли вы использовать эти вещи, даже если вы не использовали их более года?

– Есть ли у вас в кладовках старые чемоданы, сумки, коробки из-под утюга и микроволновки? Для чего вы их храните?

Вопрос для женщин – сохраняете ли вы футлярчики от губной помады, в которой закончилась помада? Сохраняете ли флакончики от духов, коробочки от ювелирных изделий, упаковку от косметики? Старомодные дамские сумочки? Шляпки? Пластмассовую бижутерию?

Для мужчин – сохраняете ли вы инструкции ко всем бытовым приборам, даже к тем, что давно не работают? Есть ли в вашем письменном столе старые мобильные телефоны, пейджеры, наушники, калькуляторы, дешевые фотокамеры, которыми вы не пользуетесь?

– Сохраняете ли вы футляры от часов, перьевых ручек «Паркер», шнуры и кабели от старых телефонов, избыточный крепеж после сборки мебели?

– Выбрасываете ли вы старую спортивную обувь, купальные принадлежности, старые бритвенные приборы, старые полотенца и постельное белье?

– Выбрасываете ли старые носки, когда покупаете новые?

– Есть ли в вашем доме чайники и кофейники с отбитыми носиками и ручками, чашки без ручек, сломанные вилки, погнутые ножи?

– Сохраняете ли вы все поздравительные открытки от всех родственников за все годы?

– Можете ли вы с уверенностью сказать, что хранится в шкафах в вашей прихожей, на антресолях, в кладовках и подвале? На балконе в старых тумбочках?

– Сохраняете ли вы свои детские лыжи, коньки, трехколесные велосипеды?

Если вы отвечаете «да» на большинство вопросов, то это о многом говорит.

Человек, который так трепетно относится к старым и ненужным вещам, скорее всего, делает это по привычке все сохранять, прижимать к себе, окружать себя вещами, пусть даже и старыми.

Скорее всего, такой человек точно так же сохраняет все старые представления, идеи, решения, концепты, которые когда-либо попадали ему в голову.

Чтобы начать задавать вопросы: «Как стать счастливым? Счастлив ли я? Что нужно делать?» – надо освободить хоть немного места в доме и в голове.

Давайте сделаем первое упражнение.

Возьмите большой мусорный пакет и пройдитесь по своему дому, соберите все вещи, которые давно пора выкинуть, но все не доходили руки.

Разберите свой гардероб, выбросьте все блузки, юбки, брюки, пиджаки, куртки и джемпера, которые вы уже не наденете.

Разберите свою обувь. Все, что вам неудобно или не нравится – долой. Сломанные и протертые туфли – долой. Трехлетней давности зимние сапоги – долой. Старые стельки, шнурки, засохшие тюбики с обувным кремом – все это долой.

Переходите в кухню. Выложите всю посуду из шкафов. Оставьте только то, что вы используете не реже одного раза в месяц. Остальное сложите в коробки и поставьте у подъезда.

Напишите на коробке «Берите, кто хочет», и вы почувствуете себя героем.

Избавьтесь от старой мясорубки – помню, такие чугунные с грубым штативом и ужасным винтом внутри! Бр-р-р! Избавьтесь от пельменницы, старой электровафельницы, старого дуршлага, старых кастрюль с отбитой эмалью. Солонки и сахарницы обычно тоже надо заменить. Салфетницы, половники, формы для печенья, которые достались еще от бабушки, – все это надо безжалостно выкидывать.

Переходите в ванную.

Все старые бутылочки и коробочки, мыльницы и банные шапочки – все долой! Загляните под ванну, если она не закрыта кафелем. Выгребайте оттуда все! Иногда там можно найти старые банки с краской, щетки, мочалки, даже заплесневелую книгу!

Все долой! Краска давно высохла, мочалка давно испортилась, все прочее не поддается описанию.

Антресоли – вот где истинный клондайк старья и пыли! Детские валенки и лыжи, старые шапки и варежки, елочные игрушки, меховые воротники, чемоданы и связки газет – все вон!

Что, начинаете нервничать? Неужели так уж все и долой? Может быть, именно этот чемодан мне пригодится, чтобы сложить вещи, когда я поеду в отпуск?

Помню, как сейчас, мы с женой в сорок первом ездили в Крым (на Кавказ, в Минеральные Воды, на дачу в Дубровку, и номер такси был 125 АГА!)

А эти духи – такой красивый флакончик! – мне подарил мой возлюбленный в 78-м году, обещал жениться, но так и сгинул в своем Старопупенске, вот еще его два с половиной письма и одна фотография.

А в этой пижаме мой другой возлюбленный собирался ко мне переехать, но так и не переехал, хотя пижаму перевез.

Эти старые шлепанцы пригодятся мне, когда придут гости (какие гости, и кто из них захочет надеть эти страшные крокодилы?).

Эту вафельницу еще можно использовать, не такая уж она и старая и не такая уж ржавая, чуть-чуть потереть – и все, как новая!

А эта чудная блузка! Правда, она на два размера маловата и вышла из моды, но стоила двухмесячной зарплаты…

А этот чудный песцовый воротник! Немного побит молью, но из него можно сделать очень красивые стельки в мои будущие зимние сапоги…

Я знаю, как это нелегко – выбрасывать вещи. Сама такая.

Мне повезло, в своей жизни я переезжала раз двадцать, иногда после пяти лет на одном месте, иногда после года.

При каждом переезде меня потрясало одно и то же – как быстро средний нормальный человек обрастает барахлом! Сколько ненужных вещей буквально прилипает к нашим квартирам и домам!

За неделю до переезда я начинаю сортировку – что выбросить, а что взять с собой.

По моему опыту выбрасывается процентов двадцать пять. Часто старые вещи сохраняются не потому, что они ценны или полезны, а потому, что с ними связаны воспоминания, какие-то идеи, решения, то есть умственные действия.

Вещи лежат в кладовках, а ум загромождается всякой ерундой!

Сортируя и выбрасывая вещи, вы разгружаете ум. Кроме того, тренируется способность управлять своей жизнью, способность как притягивать вещи и идеи, так и отталкивать их, избавляться.

Если вам невероятно тяжело выбрасывать старые вещи – просто продолжайте их выбрасывать, пока не достигнете состояния легкости, веселья, удовольствия.

Получить что-то хорошее – безусловно удовольствие. Но избавиться от чего-то плохого, ненужного – тоже удовольствие, и еще какое!

Однажды, во время ремонта в моем доме, мастера выломали старый треснутый унитаз и вынесли его в угол нашего участка.

В самом углу у нас была яма, которую мы забрасывали ветками, садовым мусором, камнями и прочим. Я позвала своего 13-летнего сына и попросила его разбить старый унитаз на маленькие кусочки. Он взял молоток, поднял руку и замер.

– Что, так вот и бить? Прям взять и бить?

– Да, разбивай.

– Я не могу! Я не могу разбивать! Ты будешь меня ругать!

Хороший пример! После долгих уговоров он все же начал разбивать унитаз и вскоре развеселился, и уже с шутками и прибаутками доломал его до мелкой крошки.

Впоследствии он много раз вспоминал это событие как приятный момент в жизни.

– А классно было раздолбить это старье на мелкие кусочки!

В другом своем доме мы решили избавиться от книжного шкафа, комната была небольшой, и места было маловато.

Сначала решено было аккуратно вынести шкаф через дверь. Потом меня вдруг охватил азарт, и я предложила выбросить шкаф в окно, благо, это был первый этаж, и дом наш собственный.

Выбросить целый шкаф в окно! Не коробку и не вазочку какую-нибудь, а целый шкаф!

Мы аккуратно, чтобы не поцарапать подоконник, наклонили шкаф в оконный проем – и ууууааааууууу! Шкаф полетел вниз, сложился ромбиком и развалился на досочки! Я чувствовала себя отлично!

Однажды я увидела, что стекло на моих наручных часах треснуло, я зашла в первый попавшийся магазин и купила новые часы. Старые же я взяла двумя пальцами и понесла в мусорную корзину.

Я приподняла старые часы над отверстием корзины, посмотрела на них в последний раз и разжала пальцы.

В первый раз в жизни я выбросила часы в мусорную корзину! Удовольствие было сравнимо только с покупкой новой машины.

Кто попробовал выкинуть свои старые вещи, тот понял, как это нелегко. Над каждой вещью приходится задумываться, оценивать, надо ли ее сохранить или надо выбросить, спланировать, как ее использовать в будущем, если сохранить, придумать, куда ее положить, как потом доставать и как запомнить, где она лежит.

И так над каждой мелочью!

Подумайте только, какой это гигантский труд!

Кстати, многие из тех, кто никогда и ничего не выбрасывают, делают это именно поэтому – не хотят брать на себя такую работу и такую ответственность.

Ведь если выбросить что-то нужное, потом замучаешься кусать локти.