/ Language: Русский / Genre:love_contemporary, / Series: Панорама романов о любви

Мимолетный Каприз?

Маргарет Нетли

Джоан, преуспевающий финансовый аналитик, переживает душевную драму: от нее ушел любовник. Подруга посоветовала ей завести краткосрочную интрижку со слесарем Майком, обслуживающим их дом. По словам соседских девушек, парень отличный любовник и умеет залечивать разбитые женские сердца. Джоан долго сомневалась, но потом решилась. Через некоторое время она почувствовала, что влюбляется в Майка. Но возможны ли серьезные отношения между женщиной, делающей прекрасную карьеру, и мужчиной со столь прозаической профессией?..

ru en Л. М. Данько Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-10-13 OCR AngelBooks 0C459903-E0CE-4B50-8B53-E49FC181ED55 1.0 Мимолетный каприз? Панорама Москва 2000 5-7024-1405-5

Маргарет Нетли

Мимолетный каприз?

1

Вытирая со лба испарину полотенцем, Джоан вяло поплелась следом за Кэтрин из тренажерного зала в смежное помещение, где располагался безалкогольный бар. Там она без сил шлепнулась на стул и с удивлением взглянула на подругу: несмотря на длительную ходьбу по механической беговой дорожке, та почти не запыхалась.

— Ничего, через недельку-другую освоишься, — ободряюще улыбнулась Кэтрин. — Давно надо было тебя сюда затащить. — Она отошла к стойке и через минуту вернулась с двумя бокалами фирменного напитка под названием «Землянично-манговое безумие». — Держи. Это вкусно.

Джоан попробовала и кивнула. Сок ей действительно понравился, чего нельзя сказать о занятиях на здешних тренажерах. Она уже начала жалеть, что поддалась на уговоры приятельницы и уплатила за месяц вперед. Теперь придется ходить сюда регулярно.

— Хоть тебе и не нужно избавляться от избытка веса, хорошую форму поддерживать не мешает, — продолжила Кэтрин, беззаботно потягивая коктейль через соломинку. — Вот посмотришь, как быстро улучшится настроение. Через несколько дней ты и думать забудешь о своем распрекрасном Ирвине.

Джоан слушала подружку вполуха. Она всецело отдалась Отдыху. К тому же из установленных по обе стороны украшенной елки динамиков лилась ее любимая мелодия «Рождественские колокольчики».

— …а лучше всего подцепить на вечерок какого-нибудь симпатичного парня, — донесся до Джоан голос приятельницы. — Иногда, знаешь ли, хочется некоторой компенсации. Точно! — шлепнула Кэтрин ладонью по столу. — Тебе нужен мужчина.

— Рано или поздно я с кем-нибудь познакомлюсь, — пожала Джоан плечами.

Ей не хотелось вспоминать Ирвина. Они изначально не подходили друг другу, но он убедил Джоан, что все наладится, если она научится расслабляться в постели. Этого так и не произошло. Уход Ирвина стал для нее облегчением и окончательно помог убедиться, что она никогда по-настоящему не любила его, а только фантазировала на эту тему.

И все же Джоан недоставало некоторых вещей, таких, например, как запах лосьона после бритья в ванной, рокочущих звуков мужского смеха, сидения по вечерам на диване в обнимку. С Ирвином это удавалось нечасто, но пару раз было, когда выдавались дождливые дни.

Поглядывая на притихшую приятельницу, Кэтрин помешивала сок. Спустя минуту она осторожно обронила:

— Тебе никогда не приходилось слышать от наших соседок о Майке?

— Ты имеешь в виду Майка Поттера? А что о нем говорят.

Речь шла о парне, в обязанности которого входил ремонт труб, кранов, электрических розеток и тому подобного. Он обслуживал все квартиры многоэтажного здания, где жили Джоан и Кэтрин.

О, немало интересного! — многозначительно усмехнулась Кэтрин.

— Вот как?.. — Что бы Джоан ни думала о Майке, всякий раз при воспоминании о нем ее охватывало приятное и в каком-то смысле даже запретное волнение. Первая же встреча с ним, состоявшаяся вскоре после переезда Джоан в дом, где она сейчас жила, вызвала у нее прилив чувственного трепета. Прежде с Джоан подобного не случалось.

С тех пор Майк стал постоянным участником ее тайных фантазий, возникновение которых само по себе было совершенно ей не свойственно. Даже когда Джоан увлеклась Ирвином, она время от времени представляла на его месте Майка. В последнее время грезы о нем посещали ее все чаще. Но Джоан не собиралась претворять их в жизнь. Она была не из тех, кто делает первый шаг.

— Думаешь, мне следует им заняться? — спросила Джоан, усмехаясь про себя заблуждению Кэтрин насчет ее храбрости. Никакая сила не заставила бы ее обратиться к Майку Поттеру с просьбой об интимной услуге.

Приятельница смерила ее изучающим взглядом, словно сомневаясь, следует ли продолжать начатый разговор.

— Обещай, что никому не расскажешь, — пригнулась она к Джоан. — То, что я сейчас сообщу, совершенно конфиденциально. Майк хороший парень, но может потерять работу, если его босс о чем-то пронюхает.

— О чем? — По спине Джоан пробежала приятная дрожь. Не далее как сегодня утром ей привиделось совместное с Майком омовение под душем.

— Помнишь, как я переживала разрыв с Роджером? Так вот, именно Майк стал для меня чудесной компенсацией.

— Неужели?

— Тише, нас могут услышать. Меня во все посвятила Рита из пятьдесят шестой квартиры. Похоже, Майк специализируется на исцелении разбитых сердец преуспевающих деловых женщин из нашего дома.

— Ты хочешь сказать, что он… — Джоан умолкла. Договорить ей помешало разочарование. Выходит, Поттер сродни Казанове. Странно, он больше походит на человека, которому нужна лишь одна женщина. В мечтах Джоан он клялся в любви ей, и только ей.

— Вот именно, — улыбнулась Кэтрин. — Он великолепен, Джоан. Отлично помогает восстановиться после душевной травмы. Внимательный, обходительный, превосходно понимает недолговечность отношений, которая является естественным следствием огромной разницы в образе жизни его самого и очередной приятельницы. Похоже, ему даже нравится, что ситуация именно такова.

— Очень интересно. — Разумеется, Джоан никогда не хватит мужества воспользоваться полученной только что информацией и лечь в постель с Майком. Опыт этого парня в интимной сфере уже сейчас пугает ее. Но отныне фантазии Джоан примут иное направление, ведь Майк оказался душевным другом не ей одной. — Выходит, Майк похож на рыцаря — персонажа этакой урбанистической легенды.

— Действительно, — кивнула Кэтрин. — В нашем доме образовалось нечто вроде сестринского заговора. И все посвященные строго хранят тайну, чтобы Майк ненароком не лишился работы. Ты тоже должна молчать о том, что я тебе рассказала. А если и надумаешь передать эстафету какой-нибудь подружке, то только проверенной.

— Понятно. Спасибо за доверие.

— Если бы я сомневалась в тебе, ничего бы не сказала. Но знай: ты должна дать Майку ясно понять, что не подвергнешь его риску лишиться места. Сам он никогда не сделает первого шага, что вполне естественно. Как правило, девушки приглашают его исправить что-нибудь в их квартире и, пока он возится с поломкой, заводят разговор о своем недавнем поражении на любовном фронте. Тебе стоит только начать, а дальше он сам перехватит инициативу.

Не могу себе этого представить.

— Брось! И не пытайся меня убедить, что никогда не обращала внимания на потрясающую фигуру нашего сантехника.

Джоан покраснела.

— Да нет, это я отметила. — Ее тайные грезы были очень детальными и включали в себя форму и размеры некоторых обычно скрытых от посторонних глаз частей тела. — Мне трудно представить, что я сама проявлю инициативу. Первый контакт с мужчиной всегда был моим слабым местом. К тому же мы с Поттером едва знакомы.

Кроме того, он оказался совсем не таким, каким Джоан его представляла.

— Так ведь в этом и заключается вся прелесть! — Джоан зарделась. Подобная перспектива распаляла ее, хотела она этого или нет.

— В отличие от твоего Ирвина, Майк никогда не назовет женщину замороженным реликтовым ископаемым, — заметила Кэтрин. — Вообще, должна сказать, что он очень романтичен. И умеет сделать девушку по-настоящему счастливой.

Джоан окинула взглядом задорный хвост своей белокурой приятельницы, ее лилово-розовый спортивный купальник. По натуре Кэтрин инициатор. Джоан, напротив, предпочитает пассивно наблюдать за ходом событий. И далеко не все, что происходит в ее жизни, можно назвать замечательным. История с Ирвином относится к разряду неудач. Их отношения стали возможны, в основном благодаря его эгоистичной уверенности в своей способности зарядить ее сексуальной энергией и превратить в этакую податливую чувственную киску.

— Идея стоящая, Джоан, — сказала Кэтрин.

— Только, боюсь, не для меня. Ты почти всегда добиваешься желаемого, а я… Нет, ничего не выйдет.

— Знаешь, из-за этого я и предложила тебе позаниматься в спортивном зале. Здесь тебе поневоле придется проявить активность.

— Ну, я ее проявила, и что? Взгляни на меня: ни дать, ни взять, вытащенная из воды рыба! Это не мой стиль, Кэт. Я с детства была очень сдержанной и осторожной. Кстати, именно эти качества и помогли мне добиться успеха в области финансовой аналитики. В противном случае я бы не поднялась выше уровня продавщицы из отдела бижутерии. Но все равно спасибо за то, что доверила мне секрет. Я никому его не выдам.

— Ты несешь полную чушь. Ведь нужно только обратиться к Майку, а уж он…

— Знаешь что, идем-ка лучше на ступенчатые тренажеры. Кажется, на них мы еще сегодня не занимались. — Только так, по мнению Джоан, можно было заставить Кэтрин прекратить разговор о сантехнике Майке, мужчине-компенсации.

Разминка на последнем тренажере далась Джоан нелегко. У нее и без того ныли все мышцы. Зато подружка не поднимала тему Майка,

Подарили на работе во время вечеринки, посвященной грядущему Рождеству. Благодаря цветку и небольшой ярко украшенной елочке, гостиная приобрела очень праздничный вид.

Все еще держа в руке спортивную сумку, Джоан направилась в спальню. Давно уже она не чувствовала себя такой усталой. Медленно раздевшись, она открыла краны в ванной, чтобы набиралась вода. Затем, стоя перед зеркалом, принялась закреплять на макушке волосы, как вдруг почувствовала, что коврик под ее босой ногой стал влажным.

Наклонившись, Джоан обнаружила под ванной лужицу. Несколько мгновений она смотрела на неизвестно откуда взявшуюся воду — при этом из обоих кранов продолжала бить струя. Спустя пару минут Джоан нашла место протечки. Оно образовалось на выгнутом участке одной из труб.

Джоан поискала глазами, что бы подоткнуть под ванну, и, в конце концов, воспользовалась половой тряпкой. Когда та намокнет, ее можно будет заменить старым полотенцем. Придерживаясь подобной тактики, удастся продержаться несколько дней. Однако Джоан не относилась к той категории жильцов, которые способны долго мириться с протечкой.

Не сегодня и не завтра, но когда-нибудь ей все же придется вызвать слесаря.

Когда Джоан Кристофер из сорок шестой квартиры позвонила насчет протечки в ванной, сердце Майка дрогнуло. Он питал слабость к этой женщине с того самого дня, когда она впервые прошла мимо него в холле. Случилось это около года назад.

Майку очень нравились ее пышные волосы цвета красного дерева, колыхавшиеся при малейшем движении. Джоан пыталась усмирить кудри при помощи заколки или обруча, но они поддавались с трудом и вообще, словно жили собственной жизнью. При виде рассыпанных по плечам прекрасных локонов у Майка перехватывало дыхание.

В одежде Джоан придерживалась консервативного стиля. Она обладала восхитительной фигурой, но ее очертания едва угадывались под платьем. В рабочие дни Джоан носила строгие костюмы нейтральных оттенков, чаще всего, отдавая предпочтение черному цвету. По выходным облачалась в мешковатые свитера или просторные блузки. Казалось, ей хочется свести к минимуму свою женскую привлекательность.

Но в глазах Майка это делало Джоан еще более желанной. Когда в один прекрасный день ему, наконец, удалось прямо посмотреть ей в лицо, он едва не потерял голову. Ему всегда нравились голубые глаза, а у Джоан они имели чудный небесный оттенок, что порой встречается у сиамских кошек. С той разницей, что взгляд мисс Кристофер выражал ум и врожденную интеллигентность. Все вместе едва не заставило Майка нарушить свое правило, запрещавшее заводить близкие отношения с местными обитательницами.

Позже рядом с Джоан появился биржевой брокер Ирвин, и это уберегло Майка от совершения ошибки. Здравый смысл возобладал. Он не мог позволить себе интриг с проживавшими в этом доме девушками, которые всерьез занимались карьерой и получали достаточно денег, чтобы оплачивать дорогие апартаменты. Он и так сильно рисковал, беседуя с ними о душевных проблемах, но ему было приятно залечивать сердечные раны, нанесенные бедняжкам преуспевающими, благополучными во всех отношениях приятелями, когда те пресыщались интимным общением.

Разумеется, собеседницы пытались флиртовать с Майком, но он всячески избегал физического аспекта общения и сосредоточивал внимание на разговоре. Причем делал это очень осторожно. Выслушивая сокровенные жалобы, Поттер осознавал, что эти образованные, нацеленные на постоянный служебный рост девушки никогда не заведут серьезных отношений с человеком его рода занятий, к тому же не имеющим высшего образования. А если даже возникнет роман, все кончится разрывом, как в свое время с Натали. Или они начнут его «улучшать» по своему разумению, направляя, как им кажется, на путь истинный. Но даже ради такой красавицы, как Джоан Кристофер, олицетворяющей все, что Майку нравилось в женщинах, он не стал бы отказываться от своей индивидуальности.

Еще раз, напомнив себе об этом, Майк захватил увесистый деревянный ящичек с инструментами, унаследованный от отца, и направился пешком на третий этаж. Он был настолько лишен карьерных амбиций, что даже не любил лифты, хотя с их помощью гораздо легче возноситься на высоту.

Вообще-то, Натали оказала мне услугу, бросив меня, когда я решил оставить колледж и отдать все отложенные на учебу деньги овдовевшей матери, размышлял Майк, взбираясь по ступеням. Если бы не это, я сейчас наверняка трудился бы в поте лица, чтобы заработать достаточно средств для получения дальнейшего образования, которое со временем позволило бы мне стать частью ее мира. Иными словами, к этому моменту я бы вовсю участвовал в крысиной возне, скрывающейся под красивым названием «построение деловой карьеры». И стал бы похож на надменного, распираемого от сознания собственной важности Ирвина, с некоторых пор, к удовольствию Майка, переставшего показываться в этом здании.

Майк содрогнулся от отвращения. Вообще, он не слишком присматривался к тому, кто въезжает в обсуживаемый им дом, а кто выезжает из него, но в данном случае дело касалось Джоан, поэтому ему было известно все. Майк сразу заприметил, что преуспевающий брокер больше не бывает здесь. Возможно, для Джоан это даже к лучшему. По мнению Майка, Ирвин относился к категории людей, не способных посмеяться над собой. Биржевой делец воспринимал себя всерьез, чем, похоже, пугал свою подругу, которая — это было заметно за милю — относилась к очень чувствительным натурам.

Месяца три назад, в субботу, Майку пришлось выручать Ирвина, который отправился без ключей на утреннюю пробежку, а когда вернулся, то очутился перед запертой дверью, потому что Джоан ушла в магазин. Забавно, но этот самоуверенный тип повернул дело так, что виноватой оказалась именно Джоан.

По мнению Майка, без Ирвина ей стало лучше. Но она, наверное, грустит, бедняжка. А если учесть, что Джоан дружит с Кэтрин, вполне можно предположить, что та посоветовала ей потолковать с Майком.

Что, вообще-то, не так уж плохо. Майку нравилась умственная стимуляция. Флирт он тоже воспринимал хорошо. Кэтрин была одной из немногих местных девушек, которая поцеловала Поттера, причем не без взаимности с его стороны. Кто стал бы упрекать за подобные вольности нормального здорового парня? Но дальше этого дело с Кэтрин — как, впрочем, и со всеми остальными нуждающимися в моральной поддержке особами — не пошло. Майк деликатно уклонился от развития отношений.

Внутренне собравшись и приказав себе держаться в рамках дозволенного, он позвонил в дверь Джоан.

2

Майк сразу заметил, что, придя с работы и ожидая его визита, хозяйка квартиры не переоделась во что-нибудь более удобное. На ней все еще оставался деловой костюм, состоявший из темного замшевого жакета и юбки. Волосы были аккуратно скреплены на затылке заколкой, украшенной черным бархатным бантом. Мало того, на ногах отворившей дверь Джоан до сих пор были туфли на высоком каблуке, от которых женщины обычно избавляются, едва переступив порог дома.

Майку показалось, что Джоан еще предстоит сегодня какая-то встреча. Возможно, она и не собиралась изливать ему душу. Не исключено, что у нее в ванной действительно неполадки с трубой.

Разочарование, охватившее Майка при этой мысли, насторожило его. Он еще раз напомнил себе, что должен быть очень осторожным.

— Собираетесь уходить? Если так, то я могу устранить протечку в ваше отсутствие — Майк улыбнулся, стремясь согнать с лица Джоан озабоченное выражение. — Не беспокойтесь, здесь все будет в порядке.

— Нет, я никуда не ухожу. — Без ответной улыбки Джоан отступила в сторонку, пропуская его в квартиру. — Прошу.

— Вы выглядите так официально. Мне показалось, что вам предстоит отправиться на деловую встречу.

— Нет-нет.

— Превосходно. — Итак, они будут разговаривать. И только. Поцелуи здесь совершенно исключены. Джоан ведь не Кэтрин.

Майк прошел через гостиную, по дороге отметив изысканный декор в белых и кремовых тонах. Он впервые оказался в этой квартире, потому что с момента въезда Джоан еще не пользовалась его услугами. Обоняние Майка уловило легкий аромат хвои, и сразу вслед за этим он увидел в углу мигающую разноцветными огоньками елочку.

— Очень красиво, — снова улыбнулся Поттер.

— Благодарю.

На этот раз на лице Джоан тоже появилась улыбка, но довольно нервная. Майка впечатлило то обстоятельство, что Джоан решила поставить в этом году елку. Ведь прошлое Рождество она наверняка встречала с Ирвином, а нынешнее ей придется провести в одиночестве. Вероятно, она решила, что ничто не должно помешать празднику. Майк порадовался за нее. Украшенное деревцо свидетельствовало о своеобразном мужестве.

Красная подушка посреди белого дивана тоже кое о чем говорила. Исходя из психологических тестов, попадавшихся Майку в специализированной литературе, яркое пятно на светлом фоне указывало на скрытую чувственность. Эротичная натура Джоан пряталась под покровами внешней сдержанности.

Однако Майк пришел сюда не для того, чтобы их срывать. Ему нужно укрепить стык труб, расшатанный, скорее всего, нарочно, а потом выслушать жалобы на бывшего приятеля. Возможно, потом он пригласит Джоан в ближайший китайский ресторанчик и предоставит ей возможность выплакаться в жилетку, А затем уверит, как не раз бывало с другими девушками, что она чересчур хороша для бросившего ее парня.

И все же Поттера смущал нарочито официальный вид Джоан. Она не походила на женщину, готовую расплакаться на груди едва знакомого человека.

— Труба течет уже три дня, — сообщила она, провожая, Майка в ванную. — Но я только сейчас смогла вызвать вас.

Еще одна неожиданность. Джоан явно была не из тех людей, что способны сочинять истории о долговременных протечках. Впрочем, может статься, что сначала она расшатала стык, а потом испугалась и начала придумывать небылицы.

Если так, Майк будет счастлив, вернуть ей уверенность в себе. Самым платоническим образом, разумеется.

В ванную можно было попасть, лишь пройдя через спальню, которая выглядела какой-то очень девичьей. Постель была накрыта покрывалом, украшенным элегантными розочками. Но на подушках — вот уж что действительно странно было видеть! — сидел чертенок.

Конечно, не настоящий, а игрушечный, наряженный в ярко-красный костюм. С рожками, хвостом и лукавой ухмылкой на рожице. «Дьявол заставляет меня грешить», — было начертано поперек его груди.

Вот это да! Выходит, Майк верно угадал скрытое волнение под внешне спокойной гладью озера Джоан Кристофер, если можно так выразиться.

В спальне ощущался слабый аромат роз, но, войдя в ванную, Майк просто окунулся в него. Собственное воображение едва не сразило его, подсунув образ обнаженной Джоан, принимающей ванну в душистой розовой пене. Воистину, дьявол заставляет меня грешить! Нынче рогатый, по всей вероятности, вышел на охоту. Сейчас он всюду сует свой пятак, пытаясь обнаружить лазейки в изначальных, невинных намерениях Майка.

Пытаясь утихомирить волнение в крови, тот опустился на колени и заглянул под ванну. Подоткнутое под трубу полотенце совсем промокло. В этой картине было мало эротики, поэтому, будто в награду за неприглядное зрелище, перед глазами Майка возник образ Джоан, выходящей из-под душа с покрытым капельками воды телом. Поттер невольно задумался, будет ли большой бедой, если он разок нарушит правила, уступит желаниям и увлечет эту фантастическую женщину в постель.

Да, риск велик. Однако на сей раз дело того стоит.

— Что, трудный случай? — спросила Джоан с порога ванной.

— Пока не пойму, — хрипловато ответил Майк, тут же прокашлявшись. — Но, похоже, труба порядком прохудилась. — Порывшись в ящике с инструментами, он извлек фонарик и направил луч света под дно ванны. Через секунду ему стала ясна причина протечки. Всему виной ржавчина.

Разумеется, Джоан не могла ее создать. Как ни досадно было Майку это признавать, но вызов в квартиру номер пятьдесят шесть имел под собой совершенно законную основу. Железо действительно выглядело старым, так что Джоан не имела к протечке никакого отношения.

А жаль!

С первой минуты, когда Майк вошел в квартиру, Джоан поняла, что должна срочно придумать какую-нибудь отговорку — хотя бы насчет назначенного на нынешний вечер свидания — и попросить устранить неполадку в ее отсутствие. Но она не сделала чего-либо подобного, потому что ей стало любопытно. Кроме того, ее квартира была для нее очень личным местом, чтобы она могла позволить едва знакомому человеку разгуливать здесь в ее отсутствие. В особенности это относилось к парню с такой репутацией.

К тому же он мог обнаружить целую стопку эротических романов, над которыми в свое время немало потешился Ирвин. Он утверждал, что эти произведения будоражат Джоан больше, нежели общение с живым мужчиной из плоти и крови. Вдобавок, говорил Ирвин, ни один реальный парень не ведет себя так, как герои популярного дамского чтива. Невероятно, он был прав, потому что Джоан, в самом деле, еще ни разу в жизни не посчастливилось встретиться с человеком, похожим на безупречный литературный персонаж.

Однако, несмотря на все эти соображения, ей все-таки следовало оставить Майка в квартире одного, потому что пребывание рядом с ним явилось колоссальной ошибкой. От него исходили слишком приятные и мужественные ароматы — смесь крема для бритья и изысканного одеколона, — чтобы одинокая девушка осталась равнодушной. Несмотря на все внутреннее сопротивление Джоан, Майк взволновал ее.

Разумеется, она в любой момент могла уйти, но что-то удерживало ее — та же сила, с которой фары мчащегося в ночи автомобиля гипнотизируют выбежавшего на шоссе оленя. Когда Майк нагнулся, чтобы заглянуть под ванну, его мускулы напряглись. Джоан не раз наблюдала подобную картину во время двух посещений с Кэтрин тренажерного зала, но там парни напружинивали мышцы нарочно. Случайное взбухание бицепсов выглядело гораздо более эротичным.

— Вам что-нибудь нужно? — спросила она. — Могу предложить кофе, сок, минеральную воду…

Презерватив.

— Нет, спасибо.

Майк сел на пол и принялся рыться в ящике с инструментами. Уверенность, с которой он взял гаечный ключ, повергла Джоан в трепет. В ее воображении идеальный любовник должен был обладать именно такими руками — сильными, но вместе с тем нежными, с такими же красивыми длинными пальцами и поросшими темными волосками предплечьями.

Он носил недорогие часы, которые можно приобрести в любой аптеке, и обходился без всяких колец. Впрочем, последнее неудивительно, учитывая сказанное Кэтрин. Майк был современным донжуаном, человеком, предпочитающим обходиться без сдерживающих факторов.

Любовь с этим парнем была бы для Джоан своеобразным проявлением свободы. Ведь ей не пришлось бы думать, станет ли Майк хорошим мужем или отцом и какое произведет впечатление на мать. Они просто испытывали бы обоюдное удовольствие, и больше ничего.

Для Джоан подобный взгляд на вещи был новым. До сих пор она подсознательно прикидывала, не наполнится ли ее связь с мужчиной такими же горькими моментами, какие частенько бывали у матери с отцом. Неудивительно, что Джоан так и не научилась расслабляться в постели. Уж слишком большое значение придавала она физической любви. С Майком все наверняка вышло бы по-другому. Возможно, ей, наконец, удалось бы испытать то блаженство, о котором она столько раз читала в романах.

Майк взглянул на нее снизу вверх.

— Вы, наверное, голодны. Поужинайте, пока я буду тут возиться.

Джоан отвела взгляд, словно опасаясь, что Майк прочтет ее мысли.

— Ничего, у меня был поздний ланч.

Вероятно, он не правильно истолковал мой голодный взгляд, мелькнуло в ее голове. На самом деле Джоан меньше всего думала сейчас о еде.

— Я хочу разобрать систему и сходить за другой трубой, чтобы потом заменить негодный участок. Это потребует некоторого времени, так что предупреждаю вас заранее.

Джоан не могла и дальше избегать его взгляда, это свидетельствовало бы о ее неуверенности. Поэтому она посмотрела прямо Майку в лицо, как всегда делала во время беседы с коллегами.

— Не вижу проблем.

В его зеленых глазах сквозил вопрос. Вероятно, Майку интересно, когда я предприму шаги к сближению, подумала Джоан. Ведь именно с таких ситуаций начинались его приключения со здешними девушками.

Но она не собиралась ложиться в постель с малознакомым мужчиной.

Он вновь нырнул под ванну, и Джоан оценила его тактичность. Парень давал ей возможность собраться с духом.

Она могла бы удалиться, но вместо этого воспользовалась тем, что он не смотрит на нее, и оглядела его внимательнее.

Майк был в черной футболке, заправленной в джинсы, ремень отсутствовал. Впрочем, без этой детали туалета вполне можно обойтись. Скорее всего, он считает, что чем проще, тем лучше. Меньше придется возиться с раздеванием, если вдруг случится вспышка страсти.

Пока Джоан смотрела на него, он переменил позу и лег на бок, чтобы удобнее было работать. При этом край футболки выполз из-под пояса джинсов, обнажив часть живота и пупок:

Глядя на столь интимный участок тела, Джоан проглотила слюну. Соблазнительная впадинка была окружена порослью темных волосков. Когда Майк напрягался, между поясом и плоским животом образовывалось пространство, в которое вполне можно было бы просунуть руку и…

Джоан облизнула губы. Нет, она никогда не решится сделать что-либо в таком духе. Кроме того, не ожидая с ее стороны подобных действий, Майк наверняка резко примет сидячее положение и обязательно стукнется лбом о ванну.

И все же Джоан хорошо представила себе, что произойдет, если она запустит руку парню в джинсы. Этого оказалось достаточно для возникновения в ее теле приятной дрожи. Ткань потертых, не раз стиранных рабочих брюк выглядела мягкой. Когда Майк двигался, она натягивалась на его бедрах, помогая Джоан лучше представить, что находится под застегнутой на пуговицы ширинкой.

В рассказах Кэтрин Майк выглядел этаким скверным мальчишкой, любившим путаться с хорошими девочками и обучать их всяким дрянным вещам. Глядя на него, Джоан готова была в это поверить. Если бы даже у нее хватило духу пойти на сближение, она не знала бы, как держаться со столь искушенным парнем.

Хотя… Кэтрин утверждает, что Майк очень романтичен и внимателен. Если так, то Джоан вовсе незачем выглядеть всезнающей. Скорее это он должен быть таким, подобно литературным героям-любовникам.

Но, если предположить, что Джоан решится начать интригу с Майком, который успел стать легендой среди незамужних обитательниц их дома, а потом выяснится, что она действительно представляет собой «замороженное реликтовое ископаемое», как быть тогда? После такого поражения Джоан вообще никогда не сможет ни с кем встречаться. Ей придется всецело посвятить себя карьере и напрочь забыть о личной жизни. В итоге она станет состоятельной дамой, проживающей в шикарном пентхаузе в компании стаи кошек. Обеспеченное, но довольно жалкое существование.

Но если ей суждено потерпеть с Майком фиаско, то лучше ничего и не начинать. Иначе получится, как с тем приятелем из студенческих времен, кстати, очень похожим на Ирвина, который уговорил Джоан хотя бы разок рвануть с места в карьер на ее первом и потому чрезвычайно любимом автомобиле. Она согласилась, но, вероятно, сделала что-то не так, потому что механическая система ее «форда» сразу вылетела из строя.

Роман с Майком может привести к столь же плачевным результатам, только на сей раз дело коснется душевной структуры самой Джоан. А если учесть тот факт, что после занятий на тренажерах все ее тело ноет как побитое, то ни о каком сексе не может быть и речи. Она окажется не в состоянии толком пошевелить ни рукой, ни ногой.

Постельное приключение с Майком наверняка сведется к простой формуле: мужчина, женщина и пресловутый древний инстинкт. Судя по манере одеваться, Майк не относится к той категории людей, которых больше всего заботит, какие этикетки наклеены на бутылки с минеральной водой, стоящие в холодильнике Джоан, и достаточно ли престижна фирма, выпустившая постельное белье, на котором она спит.

Джоан не знала, как воспримет упрощенный подход к интимной близости. До сих пор ее сексуальная жизнь подразумевала нечто более сложное. Но, наблюдая, за движениями Майка, вслушиваясь в его удовлетворенное ворчание, раздавшееся, когда ему, наконец, удалось отсоединить прохудившуюся трубу, Джоан подумала, что, может быть, не отягощенный условностями взгляд на секс не так уж плох.

Когда Майк начал выдвигаться из-под ванны, Джоан попятилась в спальню, освобождая для него место. Ей пришло в голову, что, если даже она и решится на что-нибудь, у нее нет ни единой идеи насчет того, как начать разговор.

Я слыхала о тебе много интересного. Нет, не годится. Избитая фраза, многократно повторяемая на разного рода вечеринках.

Знаешь, я сейчас свободна, Майк. Великолепно. Иными словами, у нее есть десять минут, в которые нужно уложиться.

Буду рада, если мы подружимся. Лучше, но не намного. Друзья у Джоан есть. На самом деле она нуждается в любовнике, способном повысить ее изрядно пострадавшую самооценку.

Майк завернул извлеченный фрагмент трубы в рогожку и выпрямился.

— Ничего, если мои инструменты пока побудут здесь?

— Да, конечно.

Вот удобный момент для намека, что не стоит спешить с работой. Майк вполне мог бы отложить сверток в сторонку и дать своим рукам гораздо более интересное занятие. Эх, надо было спросить у Кэтрин, как она преодолела этот неловкий момент!

— Отлично, благодарю. — Майк прошел мимо Джоан, бросив через плечо:

— Не забудьте закрыть за мной дверь. Вообще-то, у нас в доме спокойно, но предосторожность не помешает.

Вместо того чтобы предложить ему остаться, Джоан лишь выдавила:

— Хорошо.

— Минут через десять я вернусь.

— Ладно.

Целых десять минут! Вполне достаточно, чтобы позвонить Кэтрин и спросить совета.

Дверь за Майком закрылась. Джоан прилежно заперла ее на замок. Подобные вещи ей удавались неплохо. Лучше всех об этом знал Ирвин, которому как-то раз пришлось дежурить на площадке без ключа. Сам виноват. Нечего быть таким безалаберным. Вот Джоан, например, никогда не попадала в подобные ситуации.

Она набрала телефонный номер подружки и нетерпеливо притоптывала, пока та не взяла трубку.

— Привет, это я. Майк чинит у меня трубу.

— Поздравляю!

— Она, в самом деле, протекает.

— Да-да, разумеется, кто же спорит, — рассмеялась Кэтрин. — Надеюсь, ты насладишься сполна.

— Сейчас Майк ушел к себе, но скоро вернется. Пока между нами еще ничего не началось, и я хотела спросить, как ты вышла с ним на… личную тему.

— Ну, сказала, что, мол, не понимаю я мужчин… или что-то в таком роде. Майк попросил меня пояснить свою мысль, и с этого все началось.

— Неплохой ход, — одобрила Джоан. К сожалению, ей он не подходит.

— Майк очень милый. Неважно как, но начни с ним говорить. А дальше все будет очень просто.

Слова подруги породили в душе Джоан беспокойство,

— Знаешь, все-таки это не для меня. Я никогда не отважусь.

— Примерно то же самое ты говорила, когда я пыталась затащить тебя в гимнастический зал, а сейчас взгляни-ка на себя!

— Вот именно! У меня болят все мышцы, даже те, о существовании которых я прежде не подозревала. Если история с Майком закончится тем же, то лучше ее и не начинать.

Кэтрин снова засмеялась.

— Фу, какая плакса! С Майком все будет иначе, поверь. Этот парень…

Внезапно прозвучавший дверной звонок заставил Джоан вздрогнуть.

— Он вернулся. Пока, Кэт!

— Действуй, подруга! — успела крикнуть та.

Однако Джоан отправилась в прихожую, твердо решив ничего не предпринимать. Только что она и так едва не лишилась чувств, представив себе, что сейчас он вновь войдет в ее квартиру.

3

Майк надеялся, что в его отсутствие Джоан переоденется, но нет, она встретила его в том же деловом костюме. И в тех же неудобных туфлях. Трудно поверить, однако они по-прежнему оставались на ее ногах.

Ничто в поведении молодой женщины не указывало на желание сойтись с ним поближе. Он уже почти поверил, что Джоан вообще не собиралась заводить разговор о неудачах в личной жизни. Но все-таки интуиция подсказывала ему, что что-то здесь не так.

— К счастью, у меня нашелся требуемый фрагмент, — сообщил он.

— Чудесно, — улыбнулась она.

Тот отметил про себя, что Джоан нервничает. Скорее всего, Кэтрин что-то сказала ей — в этом можно было не сомневаться, — и сейчас она не знает, как использовать полученную информацию.

— Теперь дело пойдет быстрее, — заметил Майк, направляясь в ванную. — Скоро вы сможете вернуться к своим делам.

— Было бы неплохо. — Джоан направилась следом.

Ее присутствия совершенно не требовалось, поэтому Майку осталось лишь предположить, что она готовится к началу настоящего разговора. Пересекая спальню, он кивнул на чертенка.

— Симпатичный сорванец.

Мне он тоже понравился. Я увидела его в отделе игрушек и не устояла.

Итак, Джоан купила чертенка для себя. Более того, усадила на свою кровать, что весьма примечательно. Хвостатый приятель свидетельствует о том же, что и красная подушка в гостиной.

Выходит, Майку попалась робкая девушка, до поры скрывающая свою шаловливую натуру. Но ведь именно такой женский образ чаще всего посещал его фантазии! Впрочем, если Джоан излишне стеснительна, ей никогда не удастся перешагнуть через разделяющий их барьер.

А может, это и к лучшему. Потому что с каждой минутой Майку все труднее становилось соблюдать дистанцию. Джоан оказалась слишком близка к его идеалу, чтобы он мог чувствовать себя непринужденно рядом с ней. Если она проявит хоть капельку интереса к нему, он пропал.

Если они сойдутся, Джоан рано или поздно непременно поинтересуется, почему он не окончил колледж. А когда узнает, что формальное образование его не интересует, их отношения продлятся очень недолго. Джоан или уйдет, или начнет давить на него, а он этого не вынесет.

Сейчас Майк знал достаточно, чтобы не повторять ошибки, некогда совершенной с Натали. Глупо с его стороны грезить о встрече с умной и амбициозной женщиной, которая спокойно позволит ему жить так, как он желает. И все же эта надежда еще не покинула его.

Джоан задержалась на пороге ванной, а Майк тем временем вновь опустился на пол, чтобы удобнее было работать. Занимаясь своим делом, он подумал о том, что Джоан очень напоминает его кошку Люсиль. Когда Майк подобрал ее два года назад, та всего боялась. Но потом он завоевал доверие пушистой красавицы, и она разительно переменилась. Майк предпочитал иметь дело с людьми и животными, которые раскрывались постепенно. Поначалу с ними бывало нелегко, но зато по прошествии некоторого времени отношения становились устойчивыми.

И все же чем дальше, тем все больше Майк утверждался во мнении, что нынче ему придется просто починить трубу и удалиться. Что ж, так тому и быть. Он слишком увлечен Джоан, а для него это опасно.

Все верно, но что если перед ним именно та женщина, которую он давно ищет?

Промелькнувшая в голове мысль заставила Майка поддаться внезапному импульсу и нарушить правила.

— Что-то в последнее время не видно вашего приятеля, — обронил он как бы, между прочим, бросив на Джоан короткий взгляд.

В ее глазах появилась паника.

— Он… э-э…

— Вообще-то, это не мое дело, конечно. — Майк вернулся к прерванному занятию. Вполне может статься, что он составил ошибочное мнение насчет Джоан. В конце концов, труба под ее ванной действительно проржавела. И все же он был готов спорить на миллион, что не Джоан была инициатором разрыва отношений со своим приятелем. Ему хотелось как-то помочь, но, похоже, хозяйка квартиры не нуждается в утешении.

Ладно, по крайней мере, в ее ванной не будет течь труба. Что же касается всего остального, тут уж не Майку решать.

Вынырнув из-под ванны, он оглянулся, желая проверить, стоит ли Джоан на пороге. Там было пусто. По-видимому, Майк все же испугал ее своим замечанием.

Да, ему следовало придержать язык. Что с ним происходит? Наверное, всему виной длительное воздержание. Ведь Майк не был с женщиной уже несколько месяцев. С тех пор как расстался с Мелани.

Примерно месяцев семь назад он нашел один уютный бар, где очень быстро освоился и стал чувствовать себя как дома. Каждую неделю там проводились состязания по бильярду, в которых Майк неизменно принимал участие.

Мелани частенько становилась его противницей, они флиртовали за игрой, однако никаких более интимных отношений между ними не существовало. Майку и не следовало ничего предпринимать, но однажды пара выпитых сверх обычной нормы кружек пива и вызывающе эротичное алое платье приятельницы затмили ему разум. У Мелани был легкий характер и не лишенное изящества тело, но ее ум никто не назвал бы выдающимся.

Тогда-то Майк и узнал, что, если женщина не стимулирует его интеллект, его физические органы тоже остаются невостребованными. Во всяком случае, уже со второго свидания между Майком и партнершей по бильярду начались сложности. К счастью, добрячка Мелани не держала на него зла. В баре у нее хватало ухажеров, поэтому жизнь быстро вернулась в привычную колею. Майк и Мелани по-прежнему встречались за крытым зеленым сукном столом, и все было нормально.

За исключением того, что Майк вновь остался в одиночестве.

Непритязательные подружки его не устраивали, а девушки, подобные Джоан, никогда не свяжут свою жизнь с простым слесарем. Майк сам загнал себя в угол, и у него не было ни малейшего представления, как оттуда выбираться.

Направляясь в прихожую и проходя через спальню, он отметил, что замшевый жакет Джоан лежит на кровати. У него промелькнула мысль, не следует ли расценивать это обстоятельство как некий знак, и его пульс ускорился.

С другой стороны, Джоан, наверное, просто решила приготовить себе ужин и избавилась от ненужной детали туалета. Да, скорее всего, так и есть.

— Увидимся позже, приятель, — подмигнул Майк восседавшему на постели чертенку, хотя в глубине души был почти уверен, что этому не бывать.

Он нашел Джоан на кухне. Она помешивала в кастрюльке томатный суп. Без жакета она стала в тысячу раз привлекательнее. На ней была шелковая кремовая блузка с длинными рукавами. Дорогая ткань льнула к груди Джоан, подчеркивая ее красоту. Под шелком Майк разглядел намек на кружева элегантного открытого лифчика, что едва не свело его с ума. Если бы они с Джоан были любовниками, он поставил бы на пол ящик с инструментами, подошел бы к ней сзади и обнял. А потом нежно сжал бы грудь…

Майк глотнул воздух, почти ощутив под ладонями прохладный шелк. Справившись с собой, он прокашлялся.

— Все готово. Труба больше не течет.

Джоан обернулась.

— Большое спасибо. Вы меня выручили.

Если бы она не выглядела такой напряженной, Майк нашел бы повод остаться, но в данный момент это не представлялось возможным.

— Что ж, пойду, пожалуй. — Потоптавшись, он двинулся к выходу.

— Э-э… вы не хотите… Майк мгновенно обернулся.

— Что?

Щеки Джоан были ярче розочек на постельном покрывале в спальне.

— Не желаете немного супа?

Он помедлил, взвешивая, является ли ее предложение простой любезностью или Джоан действительно хочет, чтобы он остался.

— Правда, он консервированный, — добавила она, — ничего особенного. Я предпочитаю простую пищу. — Джоан кивнула на стол, где на доске лежал кусок сыра и специальный нож для его нарезки. По соседству располагалась пачка крекеров. — Это все, что у меня припасено сегодня на ужин.

Последнее замечание решило дело. Никакая сила не заставила бы Майка отклонить заманчивое предложение. И совершенно неважно, консервированный это суп или нет.

— Спасибо, с удовольствием присоединюсь к вам. — Он поискал глазами местечко, куда можно было бы поставить ящик с инструментами.

— Вот здесь, у плиты, будет в самый раз, — подсказала она. Майк последовал ее совету. — Какой у вас интересный ящичек, никогда не видела такого, — заметила Джоан. — Разве их делают не из металла?

— Новые — да. А этот принадлежал еще моему отцу. — Майк не помни случая, чтобы жильцы интересовались его ящиком, и ему было прият но, что Джоан сделала это. — Вам нужна помощь?

— Да нет, тут всего-то и требуется, что помешивать.

Кухня была маленькой и тесной. Вдоль одной стены располагались плита и холодильник, у другой — раковина и шкафчики. Майку хотелось вымыть руки перед едой, но он понимал, что, если подойдет к кранам, им с Джоан станет тесно. В то же время возвращение в ванную выглядело неуместным.

— Я сполосну руки, если вы не возражаете?

— Конечно, — ответила она, сосредоточенно помешивая суп.

Майк осторожно, стараясь не задеть Джоан, протиснулся к раковине. На столь близком расстоянии он отчетливо ощутил исходивший от нее запах роз. Наклонившись и подставив ладони под струю воды, он все же нечаянно дотронулся бедром до ноги Джоан. Ему почудилось, что она судорожно вздохнула. Неужели она испытала такой же прилив желания, как и он сам?

— Простите, — негромко произнес Майк, отодвигаясь.

— Ничего страшного.

Он услышал дрожь в ее голосе.

— Вероятно, здешние кухни не рассчитывались на двух человек, — усмехнулся он.

На самом деле Майк полагал, что это идеальные местечки для приготовления еды влюбленными. Потянув бумажное полотенце, он заметил, что болты поддерживавшего рулон устройства разболтались.

— Ваш держатель скоро отвалится от стены, Надо бы его закрепить. — Не признаваясь самому себе, он искал повод, чтобы оказаться на некотором расстоянии от Джоан.

— Может, позже? Суп уже готов. Если вы пересыплете крекеры в сухарницу и захватите сыр, мы сможем переместиться в гостиную.

Майк выполнил просьбу, но на пороге кухни остановился.

— Вы не боитесь, есть томатный суп, сидя на белом диване?

— Там специальное покрывало, которому не страшны пятна, — пояснила Джоан, вынимая из шкафчика две керамические миски. При этом она поморщилась, как будто поднятие рук причиняет ей боль.

— С вами все в порядке?

Она удивленно обернулась.

— Да, а что?

— Мне, показалось, у вас что-то болит.

— А! Это я ходила в тренажерный зал с Кэтрин, и сейчас мои мышцы выражают недовольство.

Майк живо представил себе Джоан в обтягивающем спортивном костюме. Странно, зачем, имея такую фигуру, изнурять себя физическими упражнениями? Ни одному тренажеру не дано улучшить столь безупречное тело.

— Вам бы следовало что-то предпринять, чтобы избежать последствий.

— Я уже сделала это, — сказала Джоан, принимаясь разливать суп по мискам. — Полежала в горячей ванне с солью и экстрактом трав.

Воображение вновь представило Майку соблазнительную картину. О Боже! Джоан улыбнулась ему.

— Я сейчас не в очень хорошей форме. Но мое состояние скоро улучшится. Во всяком случае, так обещает Кэтрин.

— Вам отлично помог бы массаж.

Все-таки не стоило заводить этот разговор. На сей раз, перед внутренним взором Майка Джоан предстала обнаженной и лежащей на массажном столе, в то время как некто — лучше всего он сам! — наносит масло на ее нежную кожу. Примерно месяц назад Майк приобрел руководство по так называемому тантрическому массажу, потому что всегда интересовался этим предметом. Пролистав книжку до конца, он понял, что с ее помощью можно научиться приемам, позволяющим помочь женщине достичь вершин чувственного блаженства. Но применить на практике полученные знания Майку так до сих пор и не удалось.

— Неплохая идея. — Джоан зарделась, словно прочтя его мысли. — Думаю, в штат тренажерного зала входят массажисты. Обращусь к ним.

— Сделайте это, — кивнул Майк, которому меньше всего хотелось отдавать Джоан в руки штатного персонала. Он сам с удовольствием занялся бы ею, причем сию минуту.

Джоан взяла в каждую руку по тарелке и взглянула на него.

— Готовы?

Надо же, она пригласила Майка на ужин, состоящий из консервированного супа и сыра! Чересчур по-домашнему и очень глупо. Для такого здоровяка, как красавец-слесарь, да еще учитывая, что дело происходит зимой, миска томатного варева послужит всего лишь легкой закуской, усиливающей аппетит перед основным блюдом.

Перед каким?

— Можно мне передвинуть гардению? — спросил он.

— Даже нужно. И журналы тоже, если не трудно.

Подождав, пока он справится с задачей, Джоан поставила миски на кофейный столик. Ей было приятно, что Майк аккуратно обошелся с цветком. Будь на его месте Ирвин, гардения непременно лишилась бы нескольких листиков.

Джоан тоже удалось поставить миски, не пролив ни капли супа на гладкую поверхность столика. Это стало верхом эквилибристики, потому что с той самой минуты, как Джоан уловила на кухне взгляд Майка, она до сих пор дрожала. Она не помнила случая, чтобы мужчина смотрел на нее с таким обожанием. С чувственным обожанием, если выражаться точнее.

Прежде Джоан казалось, что, случись ей испытать подобный обжигающий взгляд, он низведет ее самоощущение до уровня удобного для мужчины сексуального объекта. Но в реальности все обернулось иначе. Увидев, как Майк смотрит на нее, Джоан испытала прилив радости, пронизавшей каждую клеточку ее тела. Его глаза так подстегнули уровень ее самооценки, что тот в один миг подскочил выше, чем за два сеанса занятий в тренажерном зале. Да, этот парень действительно получше любой гимнастики!

Впрочем, из этого вовсе не следует, что Джоан отправится с ним в постель. Страстные взгляды — одно, а прикосновения — совсем другое. Но кто обвинит ее за то, что она задержит Майка у себя чуть подольше? Может, ей и не потребуется проходить полный курс реабилитации. Еще пара таких взглядов, и Джоан вновь окажется на коне, что позволит ей вернуться к нормальному общению с мужчинами.

Но как же восхитительно ощущать себя желанной! Сказочные переживания…

Она оглядела стол, проверяя, все ли на месте,

— Мы забыли салфетки. Сейчас вернусь.

Вбежав в кухню, Джоан вынула из ящичка пакет бумажных салфеток, но, секунду подумав, отложила их и взяла красные, полотняные, по цвету гармонирующие с лежавшей на диване подушкой. Ей еще не представлялось случая их использовать.

Вернувшись в гостиную, Джоан увидела, что Майк листает один из ее журналов.

— Похоже, вас интересует интерьер жилых помещений, — обронил он.

Она села на некотором расстоянии от него и протянула ему салфетку.

— Да, люблю иногда выдумать что-нибудь необычное.

Майк вновь обжег ее взглядом. Затем он расстелил квадрат красной ткани на коленях.

— Понимаю.

Его тон заставил Джоан смущенно опустить глаза.

— Я имею в виду украшение жилища.

— Конечно, что же еще. — Майк взял миску, и Джоан, не удержавшись, исподтишка взглянула на его сильные уверенные руки. — Кстати, это заметно.

Джоан испугалась, что ее интерес к этому парню слишком очевиден. Нужно быть осторожнее, иначе он может не правильно истолковать ее поведение и начать действовать. Она поспешно схватила кусочек сыра и положила его на крекер с таким видом, будто ей не терпелось приступить к еде.

— Если не ошибаюсь, в будущем вы хотели бы обзавестись большим домом? — произнес Майк.

Собственной виллой с просторной спальней и широкой кроватью, а также похожим на Майка мужчиной, который лежал бы на простынях обнаженным…

— Да, неплохо бы, — сказала Джоан вслух. Она всегда мечтала о собственном доме, муже и парочке ребятишек. Словом, о нормальной семье. Представив себе, Майка распростертым на постели в столь соблазнительном виде, Джоан почувствовала прилив любопытства. Интересно, каковы его планы на будущее? — А вам хотелось бы иметь большой дом?

— Да, но не слишком. Мне, знаете, больше по душе уютные интимные уголки.

Джоан едва не подавилась откушенным кусочком крекера.

— Что с вами? — всполошился он, когда она закашлялась.

Жестом, показав, что все в порядке, она глотнула ложку супа. Уютные интимные уголки! Этот малый умеет выбирать слова.

— Все прошло? — снова с беспокойством спросил Майк.

— Не волнуйтесь. Просто я вдохнула в не подходящий момент… Итак, вы хотели бы поселиться в маленьком бунгало?

— Лучше в коттедже. Вероятно, мне придется постоянно работать в городе, но я мечтаю иметь такое местечко на берегу озера, куда можно было бы уезжать на уик-энды или в отпуск. И чтобы в гостиной обязательно был камин.

— Очень заманчивая картина.

Джоан представила, как приятно свернуться калачиком на диване, когда в камине потрескивают дрова, а за окошком завывает вьюга. Она взглянула на Майка, и по ее спине пробежала дрожь. В эту минуту она многое отдала бы, чтобы ее приласкали, обняли, поцеловали. Если верить Кэтрин, сидящий рядом парень мастер по этой части.

Но все равно он чужой человек, а Джоан не ложится в постель с первым встречным.

— Вы упомянули, что ваш деревянный ящичек принадлежал вашему отцу, — произнесла она, сочтя, что пауза затянулась, — Выходит, он тоже выполнял такую же работу, как вы сейчас?

Судя во всему. Майка удивил этот вопрос.

— Да, — сказал он, — именно так.

— И вы решили пойти по его стопам?

— Не сразу. Сначала я… — Майк умолк и перевел взгляд на свою тарелку. Спустя минуту он вновь посмотрел на Джоан и улыбнулся. — Знаете, как бывает… Дети не всегда хотят заниматься тем же, что их родители.

Похоже, он не хочет говорить о чем-то важном. Про коттедж на берегу озера Майк рассказывал легко, а когда речь зашла об отце, вдруг замялся. Если он и желает уложить ее в постель, то посвящать в свои секреты явно не собирается.

Возможно, так и следует вести себя истинному Казанове. Тайны связывают людей, а Майку этого не нужно. Он помогает женщине повысить самооценку и удаляется.

Джоан понимала, что должна принять правила игры, но вместо этого загорелась желанием узнать, почему такой красивый парень предпочитает одиночество. Может, виной тому подсознательное желание защититься от всего, что способно причинить боль? Не исключено, что какая-то девушка в прошлом заставила его страдать.

— Вы любите свою работу? — осторожно спросила Джоан.

— В общем, да. Жалованье невелико, но я обеспечен жильем и по большей части сам себе хозяин. Кроме того, мне нравится создавать людям комфортные условия для проживания.

— Ясно.

А в свободное от работы время он утешает приунывших женщин. Если у тебя сломался выключатель, вызови Майка. Если разбито сердце — обращайся к нему же. Но кто же он, сей гарцующий на белом коне рыцарь? Чем наполнена его душа?

Джоан очень хотелось узнать, что движет Майком Поттером.

— А как вы? — спросил тот. — Вам нравится ваше занятие?

Он аккуратно уводил разговор в сторону от своей персоны, и Джоан решила пока не препятствовать ему в этом.

— Очень нравится.

Какие у Майка красивые уши! — пронеслось в ее мозгу. Некоторые мужчины любят, когда подружки прикусывают или ласкают мочку языком. Интересно, Майку это нравится?

— Чем конкретно вы занимаетесь, если не секрет? — продолжал расспрашивать Майк.

Его зеленые глаза обладают чарующим эффектом. Поддавшись силе их воздействия, женщина рискует забыть обо всем на свете.

— Я финансовый аналитик, работаю в фирме, занимающейся консалтингом.

Майк кивнул.

— Признаться, я ожидал услыхать нечто в этом роде.

— Хотите сказать, что я похожа на аналитика? — улыбнулась Джоан.

Ирвин обычно подшучивал над ней по этому поводу. Он полагал, что, если даже девушка весь день занимается проблемами финансового рынка, ей вовсе не обязательно походить на человека подобной профессии. В конце концов, Джоан сообразила, что Ирвину нужна женщина, с одного взгляда на которую становилось бы понятно, что она зарабатывает деньги в сфере моделирования женского белья или тому подобных вещей.

— Похожи, — признал Майк с ответной улыбкой. — И мне кажется…

— Знаю. Не нужно говорить. Вы считаете, что, образно говоря, я должна расшнуроваться, начать одеваться менее консервативно и перестать выглядеть как финансист. — Джоан еще стерпела бы подобные речи от Ирвина, но не от водопроводчика Майка Поттера — странной личности, окружившей себя непроницаемой пеленой таинственности.

— Я лишь хотел сказать, что вид финансиста придает вам еще больше сексуальной привлекательности, — заметил Майк, спокойно продолжая, есть суп.

— Вот как? — Джоан оглядела свою блузку. — Вряд ли. Впрочем, отправляясь на работу, я и не ставлю перед собой цели выглядеть сексуально.

— Конечно. Но это происходит помимо вашего желания.

Джоан на миг встретила его прямой взгляд, и вдруг ей расхотелось продолжать игру.

— Возможно, некоторые девушки падки на лесть, но со мной этот прием не срабатывает, — тихо заметила она. — Мне прекрасно известно, какую женскую одежду и поведение мужчины находят сексуальными, но это не та область, в которой я могла бы проявиться во всем блеске.

Майк чуть наклонился к ней и произнес так же негромко:

— Простите мою дерзость, мисс Кристофер, но, судя по вашему замечанию, в финансах вы разбираетесь больше, нежели в вопросах эротики.

Щеки Джоан окрасились румянцем. Она ожидала, что собеседник сдаст позиции, а он предпринял контратаку. Кроме того, ей показалось, что лексикон этого человека, а также манера выражаться не соответствуют образу малообразованного сантехника.

— И все же у меня имеется кое-какой опыт в упомянутой сфере, — возразила она.

— Вероятно, все же недостаточный,

— Не такой, как у вас? — Они уже довольно побродили вокруг да около, и сейчас Джоан вознамерилась приподнять завесу тайны, за которой прячется этот парень, — Почему бы вам не поведать, что питает вашу безапелляционную уверенность в вопросах, касающихся сексуальной привлекательности?

Майк поставил на столик опустевшую керамическую миску.

— Вопрос взаимного чувственного притяжения мужчин и женщин является моей излюбленной темой разговора, Я тщательно изучал этот предмет.

— Правда? Каким же образом?

Его взгляд затуманился.

— Предпочту не отвечать. Однако могу авторитетно заявить, что, если обладающая великолепной фигурой женщина оденется в элегантный деловой костюм, многие мужчины найдут ее чертовски привлекательной, Они подумают, что искусительница просто прячется под официальным экстерьером, и сочтут это личным вызовом, У них непременно возникнет желание сорвать с дамы покровы и убедиться, что интуиция их не обманула.

Джоан выпрямилась с сильно бьющимся сердцем.

— Но они могут разочароваться. Ведь бывает и так.

— Иногда.

— Со мной получилось бы именно это.

Майк окинул ее изучающим взглядом.

— Вы полагаете?

Джоан смутилась. Ситуация быстро выходила из-под контроля. Чей-то голос, скорее всего принадлежавший Кэтрин, посоветовал ей хотя бы раз в жизни поддаться. Пусть произойдет то, чему суждено произойти. Однако какой-то другой голосок, вероятно, ее собственный и достаточно перепуганный, взывал к благоразумию.

Майк избавил Джоан от принятия решения, отведя глаза и прокашлявшись.

— Знаете, мне пора. — Он встал. — Спасибо за суп и беседу.

— Всегда к вашим… То есть… пожалуйста. — Она едва не испортила ситуацию намеком на возможность дальнейших встреч. Этот парень был для Джоан опаснее динамита, и, как всегда, она предпочла проявить осторожность и избежать потенциального взрыва.

— Пойду, заберу инструменты. — Майк направился в кухню.

Глядя ему вслед, Джоан понимала, что приняла правильное решение. У нее не хватило бы духу лечь в постель с парнем, на котором так идеально сидят джинсы и который двигается с такой грацией. Наверняка он и в постели бесподобен.

К тому же Майк разочаровался бы в ней, потому что она не является искусительницей, которую он надеется обнаружить под деловым костюмом. Конечно, из вежливости он даже виду не подаст, но Джоан и так все поймет, а ей сейчас только таких переживаний и недоставало.

Майк вернулся, неся ящик в руке.

— Если с трубами снова что-то случится, дайте знать.

— Непременно. Благодарю вас.

— Не за что. — Он обвел взглядом гостиную. — А вы действительно очень хорошо здесь все устроили. — С этими словами он удалился.

Вот и все. Сердечных дел мастер явился, устранил протечку, посидел рядом с Джоан на диване, растревожил ее чувственность и был таков. И то сказать, не оставаться же ему здесь вечно…

Очень хорошо, что этот парень исчез, размышляла Джоан, собирая посуду со стола. Теперь можно спокойно заварить зеленый чай, послушать классическую музыку и сделать маникюр.

Какая скука!

Джоан остановилась посреди кухни, держа в каждой руке по миске, пораженная внезапным ощущением пустоты, возникшим после ухода Майка. Совсем иначе чувствовала она себя, когда ее бросил Ирвин. Вместе с собой тот унес грохочущую музыку с изломанными ритмами, громыхание собственного голоса, привычку поминутно переключать телевизионные программы и стремление жить в звуковом хаосе, который безмерно раздражал и угнетал Джоан.

Сейчас у нее и в помине не было того облегчения, что снизошло вместе с вернувшейся возможностью побыть в одиночестве. В отличие от Ирвина, закрыв за собой дверь, Майк словно унес частицу жизни Джоан, Без него мир будто поблек.

Но никакая сила не заставила бы ее отправиться следом и попросить его вернуться. Джоан не привыкла вести себя с мужчинами подобным образом. Словно Спящая Красавица, она пассивно ждала, когда к ней явится принц. Подобная тактика чаще всего приводила к тому, что в ее жизни появлялся человек, похожий на Ирвина. Из чего следует, что, если Джоан желает найти мужчину, более соответствующего ее душевному складу, ей необходимо научиться делать первый шаг. Будь сейчас рядом Кэтрин, она непременно посоветовала бы подружке попрактиковаться на Майке.

Нервное напряжение Джоан достигло такого предела, что ее всю затрясло от дрожи. Ей пришлось поскорей поставить миски на стол, иначе она уронила бы их на пол. Обхватив себя за плечи, Джоан подумала, что пора принять решение. «Если женщина обладает великолепной фигурой…» — сказал Майк. Завуалированный комплимент содержал намек на желание раздеть Джоан, но она все же отдала сказанному должное. Ясно, что Майк хочет ее.

Осознание этого факта помогло Джоан решиться на первый шаг. В конце концов, в жизни нечасто встретишь такого парня, как Майк. С ним гарантировано и удовольствие, и отсутствие дальнейшей мороки. Да, он именно тот человек, который необходим Джоан для радикальной перемены привычного стиля жизни. С ним осечки не произойдет.

4

— Ты стала жутко избалованной, Люсиль! — сказал Майк, кладя перед кошкой очередной кусочек курятины из сандвича, который он приготовил себе, вернувшись от Джоан. — И я знаю, кто в этом виноват.

Тот самый человек, который только что свалял дурака в квартире на третьем этаже. Удивительно низкая самооценка Джоан, несомненно, внушенная ей кретином Ирвином, заставила Майка наговорить лишнего. Он никогда не был столь напорист с девушками. Счастье, что ему вовремя удалось заметить, как смутилась Джоан, когда он заговорил о раздевании деловой женщины. Если бы не это, Майк наверняка потерял бы голову настолько, что подтвердил бы свои слова действиями, только чтобы доказать собственную правоту. Он и так едва не схватил Джоан в объятия с намерением тут же припасть к ее губам. Однако она явно выглядела испуганной, и это отрезвило его. Тем не менее, недостаток ее уверенности в себе побуждал Майка срочно что-то предпринять. И все же он не мог позволить себе дать волю желаниям. Ведь и о последствиях нужно подумать. О своей работе и возможности потерять ее, не говоря уже о собственном сердце. Службу можно сменить, но, если Майк разрешит еще одной женщине пронзить каблучком его сердце — как это в свое время сделала Натали, — он может больше не восстановиться.

Пока Майк мыл оставшуюся с утра в раковине посуду, Люсиль прохаживалась по кухне, ожидая, когда он обратит на нее внимание. Пользуясь, случаем, Майк подлил воды в резервуар, где стояла елка, которая была немного выше, чем у Джоан. Он еще не украсил деревце по той простой причине, что в его доме отсутствовали елочные игрушки. Майку было достаточно запаха хвои, который он очень любил.

Он включил радио и нашел канал, передававший рождественские мелодии. Когда Майк опустился в кресло, в котором обычно читал, Люсиль с довольным урчанием прыгнула к нему на колени, тут же свернувшись калачиком. Майк погладил ее и взял книгу, со вчерашнего вечера ожидавшую его на журнальном столике. Это был сборник произведений Стивенсона.

Майк немного почитал, но его мысли постоянно возвращались к Джоан. В конце концов, он отложил томик и закрыл глаза, легонько поглаживая кошку. Перед его внутренним взором немедленно предстала обворожительная мисс Кристофер с разметавшимися по плечам кудрями. Стоя на цыпочках и подставив губы для поцелуя, она тянулась к Майку, и в ее голубых глазах полыхала такая страсть, словно накануне ей довелось выпить древнего любовного напитка, приготовленного из настоя срезанной в канун Рождества омелы. Майк жаждал поцеловать эту женщину так сильно, как никакую другую. К сожалению, ему оставалось лишь грезить, сколь пленителен, окажется миг, когда их губы впервые соприкоснутся. Сердце Джоан будет биться в унисон с его собственным, руки обовьют шею, словно напоминая, что это только начало… Когда прозвучала трель дверного звонка, Люси ль поспешно спрыгнула с колен Майка и скрылась в спальне. Сам он поморщился от досады: нежданный гость прервал приятные мечтания на самом интересном месте. Направляясь в прихожую, Майк гадал, кто бы мог его навестить. Если местный жилец, у которого произошла какая-то поломка, то почему он не воспользовался телефоном? Обычно все поступали именно так. После того как Майк отворил дверь, его недовольство вмиг улетучилось. На пороге стояла Джоан.

— Привет, Майк!

Она выглядела очень красивой и в то же время нервной. Ее волнистые локоны были распущены и лежали на плечах, деловой костюм она сменила на черное трикотажное платье с длинными рукавами и молнией спереди, заканчивавшейся ниже талии. Снять такой наряд — сущие пустяки.

И тогда она предстанет перед тобой во всей своей прелести! Эта мысль молнией вспыхнула в мозгу Майка. Он готов был поспорить на любимый томик стихов Бернса, что на гостье отсутствует бюстгальтер.

— Труба снова потекла? — спросил он, уверенный, что этого не может быть. Но тогда зачем Джоан понадобилось лично спускаться сюда?

— Нет, с этим все в порядке.

Майк с отчаянно бьющимся сердцем смотрел на гостью, ожидая, когда она объяснит причину визита. Еще ни одна из его здешних приятельниц не заходила к нему в квартиру. Как правило, душеспасительные беседы проходили на их территории. Джоан действовала не по правилам. И еще Майк не был уверен, для чего она нарядилась в столь провокационный наряд. Подсказал бы кто, что у нее на уме!

Джоан быстро взглянула на него и снова опустила глаза.

— Я… э-э… хотела поговорить с вами. — Короткая фраза явно далась ей с трудом.

— Пожалуйста. — Майк не двинулся с места. Может, она желает побеседовать прямо здесь?

Так было бы безопасней, в первую очередь для него самого.

— Можно мне… войти?

Какая уж тут безопасность! Майку придется сидеть с Джоан в той самой комнате, где он только что предавался смелым фантазиям. Но не отказывать же ей!

— Разумеется. Прошу. — Майк пропустил гостью вперед, жестом указав путь в гостиную.

Она заметно удивилась, увидав целиком, заполнявшие пространство от пола до потолка полки с книгами.

— Это все ваше?

— Да. Отличная звукоизоляция, знаете ли, — привычно отшутился он.

Джоан обежала взглядом гостиную, отметив раскрытую книгу на столике возле кресла.

— Ой, это моя любимая рождественская песенка! — воскликнула она, повернувшись к приемнику.

— И моя тоже. — Спеша предупредить дальнейшие расспросы, Майк сказал:

— Желаете чего-нибудь выпить? Кока-колы, например, или могу сварить кофе.

— А нет ли у вас вина?

Майк развел руками.

— К сожалению, нет. — В холодильнике у него стояло пиво, но он не собирался предлагать

Джоан никакого алкоголя. Не говоря уже о том, что владельцы здания убили бы его, узнав, что он поит одну из здешних обитательниц пивом.

Джоан прищелкнула языком.

— Эх, как я не догадалась принести с собой бутылочку! Надо было раньше об этом подумать. Послушайте, Майк, можно мне сразу перейти к делу?

— Конечно. Догадываюсь, что речь пойдет об Ирвине.

— О ком? — удивилась она. — При чем здесь Ирвин?

Снова поведение Джоан вышло за рамки привычного сюжета!

— Не смущайтесь, я готов вас выслушать. — Майк указал гостье на свое любимое кресло, потому что на нем удобнее всего было сидеть. Для себя он придвинул стул. — Сейчас приготовлю кофе, и мы сможем… Вероятно, так вы принимаете других женщин, — прервала его Джоан, — но мне кажется, что это напрасная потеря времени. — Опустившись в кресло, она так крепко сплела пальцы на коленях, что побелели суставы.

— И все же им это помогает.

— Возможно. Однако я не думаю, что разговор об Ирвине облегчит мое состояние. — Голос Джоан дрожал. — В общем, мне бы хотелось опустить не нужную болтовню и перейти к действиям.

Горло Майка стиснулось.

— Я не совсем понимаю… какие действия вы имеете в виду?

Джоан нервно сглотнула.

— Я хочу, чтобы вы переспали со мной.

По радио невидимый хор грянул «Серебряные колокольчики». Майк в эту минуту чувствовал себя так, словно в его груди вместо сердца работал отбойный молоток,

— Это невозможно, Джоан.

Вот куда завели его необдуманные высказывания! Сейчас мисс Кристофер желает, чтобы он на деле продемонстрировал то, о чем рассуждал за супом с крекерами.

Она вздрогнула словно от пощечины.

— То есть как невозможно? Почему?

Майка начала сотрясать мелкая дрожь. Реальная перспектива близости с Джоан вскружила ему голову, но ситуация складывалась не лучшим образом. Очаровательная гостья повернула дело так, будто перед ней находится жеребец, в любой момент готовый спариться с кобылой.

Конечно, это его вина, что у Джоан сложилось подобное мнение.

— Нет, — произнес Майк со всем спокойствием, на какое только был способен. — Сожалею, если давешний разговор создал у вас неверное впечатление, но я, в самом деле, не могу выполнить ваше пожелание.

— Но… почему?

— Не могу, и все.

Нужно быть идиотом, чтобы упустить шанс заняться любовью с женщиной, о которой мечтаешь столько времени. Но то, как она просит о близости, ясно показывает, что между ними произойдет лишь короткий поверхностный контакт. Однако в мечтах Майка не содержалось ничего поверхностного.

— Понятно… — медленно произнесла Джоан, поднимаясь и глядя на него. Ее нижняя губа задрожала.

Боже, кажется, она сейчас расплачется! Наверное, ей стоило немалых усилий прийти сюда с подобной просьбой, а Майк так решительно отказал. Мог бы проявить побольше такта, ведь сам виноват в том, что сейчас происходит.

— Джоан, послушайте, я вовсе не хотел…

— Да-да… Не нужно ничего объяснять. — Несколько раз, быстро моргнув, чтобы прогнать слезы, Джоан гордо выпрямилась и направилась к выходу. — Мне не следовало ни приходить сюда, ни затевать разговор, который смутил нас обоих. По-моему, удобнее всего делать вид, будто ничего не произошло.

Майку трудно было с этим согласиться, ведь сегодня едва не осуществилась его тайная мечта. Он до сих пор пребывал, словно во сне. Даже сейчас, когда Джоан еще находилась рядом, ему все не верилось, что она действительно попросила его заняться с ней любовью. Он лихорадочно искал способ обернуть ситуацию к лучшему.

Пока он размышлял, из спальни показалась Люсиль. Она прошлась перед Джоан с высоко поднятым хвостом, а потом принялась тереться о ноги хозяина.

Гостья изумленно уставилась на нее.

— Это ваша?

— Вроде того…

— Обожаю кошек! — Джоан присела на корточки и протянула руку. — Здравствуй, красавица. Как тебя зовут?

— Люсиль, — ответил Майк. — Я стараюсь держать ее подальше от посторонних глаз.

— Да, конечно. — Джоан опустилась на одно колено. — Ведь здесь запрещено заводить питомцев. Не бойся, киска, иди ко мне. Ты такая милая, Люсиль. Можно тебя погладить?

— Думаю, она не дастся, — заметил Майк. — Люсиль побаивается незнакомых.

— Точь-в-точь как я, — усмехнулась Джоан, продолжая протягивать руку.

У Майка зашумело в голове. После недавнего разговора с ним эта женщина пришла к выводу, что ей достаточно вымолвить заветное слово, и он станет ее любовником, этаким домашним парнем по вызову. Она набралась храбрости и произнесла требуемое, но, как оказалось, только для того, чтобы узнать: Майк не подразумевал ничего подобного.

А сейчас, после того как он отверг Джоан, то же самое делает его кошка!

— Видите ли, я подобрал Люсиль на улице, — пояснил Майк. — Она до сих пор не доверяет никому, кроме…

— Иди сюда, малышка, — ласково произнесла Джоан, не обращая внимания на его слова. — Вот молодец! Ты такая мягкая, пушистая … Хорошая кошечка …

Не веря собственным глазам, Майк увидел, что его любимица и впрямь приблизилась к Джоан, обнюхала ее пальцы и позволила себя погладить. Та продолжала нежно разговаривать с кошкой. Майк не слышал всего» но завораживающие интонации женского голоса проникли ему в самое сердце. Точно так Джоан могла бы обращаться к возлюбленному.

Которым едва не стал он сам. Будь на его месте более сильный человек, он наверняка принял бы то, что предлагает эта женщина, не ожидая большего.

Новая волна дрожи пробежала по телу Майка, пока он прислушивался к воркованию Джоан. Ему пришло в голову, что женский голос пробудил любопытство Люсиль и продолжает гипнотизировать сейчас, как и его самого.

Может, Люсиль некогда принадлежала женщине? С тех пор как Майк обзавелся кошкой, в его квартире не было ни единой дамы. А от мужчин Люсиль неизменно пряталась. Вот он и сделал вывод, что пушистая приятельница способна общаться лишь с ним одним.

Однако сейчас по мягкой шерстке Люсиль скользила ладонь Джоан, что, по-видимому, доставляло той немалое удовольствие. Майк тоже мог испытать сладость этих прикосновений, но сам же все испортил.

— Она мурлычет! — восторженно прошептала Джоан, подняв на Майка потеплевшие голубые глаза.

Их выражение напомнило ему недавние грезы о поцелуе. Майк готов был утонуть в этих бездонных голубых озерах, хотя прекрасно знал, что позже, когда Джоан покинет его, чтобы связать судьбу с человеком более достойным, нежели простой сантехник, он испытает боль. Спустя мгновение взгляд Джоан затуманился, будто она вдруг вспомнила о неловкости, возникшей между ними за несколько минут до появления Люсиль.

— Ну, мне пора, — заметила прелестная гостья, поднимаясь.

И почти не отдавая себе отчета в том, что делает, Майк произнес то единственное, чего требовало его сердце:

— Останьтесь.

Джоан будто молнией ударило. Она никак не ожидала, что Майк скажет это. Лаская кошку, она успокоилась настолько, что уже могла уйти с достоинством. А Майк тем временем решил ее пожалеть.

Наверное, она действительно вызывает сострадание — этакое несчастное создание, приползшее к его двери с мольбами о любви. Как это унизительно!

Джоан гордо подняла голову и прямо взглянула в пленительные зеленые глаза.

— Я скорее соглашусь вылизать вестибюль собственным языком, чем останусь здесь хотя бы на одну минуту! Извините, что испортила вам вечер. — Она взялась за дверную ручку.

Джоан, подождите!

— Очень сожалею, но у меня неотложные дела.

Сейчас же позвоню Кэтрин и выскажу все, что о ней думаю! С чего она взяла, что Майк готов на услуги?

— Прошу вас, Джоан, позвольте мне…

— Забудьте! — В ее груди словно образовался пылающий шар гнева. — Мне безразлично, что я вызываю у вас жалость. Благотворительность мне не нужна!

У Майка едва не отвалилась челюсть.

— Благотворительность?!

— Да! Вероятно, вы испытываете вину за то, что отказали просящему в дни перед Рождеством, но это не тот случай, дорогой Санта-Клаус. Я не до такой степени нуждаюсь в дарах.

— Какая еще вина? Просто так вышло, что я…

— В особенно щедром настроении сегодня? Тогда не лучше ли вам обронить доллар-другой в кружку Армии спасения? — Джоан повернула замочную щеколду.

— Вы не можете так уйти.

— Других вариантов не существует.

— Джоан… — Ладонь Майка легла на ее запястье.

Джоан судорожно ахнула, пронзенная мгновенным электрическим разрядом, и обернулась. Он посмел дотронуться до нее! Но… какое волшебное ощущение…

Взгляд Джоан упал на пальцы Майка, продолжавшего удерживать ее руку уверенно, но не слишком крепко. Одно движение — и Джоан высвободится. Только она почему-то не торопилась с этим. Глаза Майка сияли такой страстью, что захватывало дух.

— Пусти… — шепнула она.

— Нет. — Его голос звучал хрипло и интимно, большой палец медленно поглаживал то место пониже ладони, где бился пульс.

Сквозившее во взгляде Майка желание оказывало на Джоан гипнотизирующее действие. Если на самом деле Майк не хочет ее, он великий артист!

— Почему? Ты меня жалеешь? Приглушенный смех Майка прозвучал совершенно искренне.

— Едва ли.

— Но ведь ты сказал…

— Я все помню. — Не отрываясь от глаз Джоан, он снял ее руку с замка. — Мои слова глупость. Я беру их обратно.

Кровь так громко зашумела в ушах Джоан, что она почти оглохла. Слух едва различал льющуюся из приемника рождественскую мелодию.

— Потому что я приласкала твою кошку?

Майк покачал головой, потихоньку увлекая Джоан обратно в гостиную.

— Тогда почему? — Прикосновение его руки было очень приятно, но так больше не может продолжаться. Джоан должна уйти. — Почему ты передумал?

— Я был бы последним дураком, если бы упустил шанс заняться любовью с такой женщиной, как ты. — Он провел ее мимо Люсиль, возившейся на полу с игрушечным мышонком, мимо кресла и пахучей елки.

Спустя минуту они оказались перед распахнутой дверью спальни. Джоан заглянула внутрь, в приглушенный полумрак открывшегося перед ней интерьера. Падающий из гостиной свет обнаружил кофейного оттенка плед, которым была накрыта старомодная металлическая кровать с замысловатыми металлическими решетками в ногах и в изголовье. С того места, где стояла Джоан, было видно достаточно, чтобы понять: если войдешь сюда, возврата не будет. «С такой женщиной, как ты». Джоан охватил приступ паники, но ноги будто приросли к полу.

Тем временем Майк, выждав несколько мгновений, вопросительно поднял бровь.

— Знаешь, я начинаю думать, что первый порыв, толкнувший тебя к отказу, был правильным, — пролепетала она. — Я не та, что ты думаешь, не искусительница, скрывающаяся под видом деловой женщины. Со мной скучно, у меня недостаточно воображения, особенно когда дело доходит до… постели. Майк чуть сильнее сжал ее руку.

— Что заставляет тебя так думать?

Унизительный опыт, подумала Джоан. Но она не собиралась распространяться о тех нередких случаях, когда Ирвин с досадой и презрением уходил смотреть телевизор, потому что у нее не хватало смелости включиться в начатую им эротическую игру. А до него было еще два романа, и оба приятеля весьма недвусмысленно давали Джоан понять, что ей необходимо научиться расслабляться.

С Майком будет то же самое, глупо надеяться, что на этот раз что-то изменится.

— Понимаешь, мой приход сюда создал у тебя ошибочное представление обо мне. Ты, наверное, думаешь, что я горячая штучка, а это совсем не так.

Майк пристально вгляделся в ее лицо.

— Ты боишься, что не сможешь доставить мне удовольствие?

Его нежные интонации тронули ее до глубины души, породив приятное ощущение защищенности, которое придало ей силы быть честной с ним.

— Да.

Майк не стал ее разубеждать, утверждая, что она не сможет разочаровать его. Вместо этого он вновь окинул Джоан задумчивым взглядом. Казалось, его в этот момент занимают какие-то серьезные мысли.

— В таком случае, прежде чем мы переступим порог спальни, давай слегка ослабим напряжение. Договоримся, что ни ты, ни я не станем ожидать друг от друга ничего сверхъестественного. Мы должны быть готовы к тому, что следующий час или около того не принесет нам ничего особенного.

— Час?

Майк улыбнулся.

— Думаешь, нам потребуется больше времени?

— Наоборот, меньше! Проклятые тренажеры чуть не доконали меня, так что я сейчас не в самой лучшей форме. И к тому же мы едва знакомы.

С губ Майка слетел смешок.

— Так, может, нам следует быстренько прыгнуть в постель, чтобы проверить, стоит ли продолжать? Знаешь, как в кафе, где посетителям предлагают на пробу сразу несколько сортов мороженого, а те потом заказывают понравившееся. Или попросту уходят.

Джоан через силу улыбнулась.

— Вот видишь, именно это я и имела в виду. У меня никогда не получалось «быстренько прыгнуть в постель». Тем более что звучит это так спортивно, а я, как мы уже выяснили, пребываю не в лучшем состоянии. Мне хорошо известно, что многим мужчинам нравится секс на скорую руку, если можно так выразиться, но сама я… — Она умолкла, видя, что Майк качает головой.

— Мне не нравится.

— Что?

— Секс на скорую руку. — Его тон был веселым, но в глазах поблескивали искорки чувственности.

— Правда?

Пока Джоан глядела в эти чудесные глаза, ей впервые подумалось, что, возможно, с Майком действительно все будет иначе, не так, как с ее прежними приятелями. В унисон ее мыслям по приемнику зазвучала песенка «Снежное Рождество».

— Вообще-то, я подразумевал нечто иное, — добавил Майк.

Его взгляд совершенно очаровал Джоан. Она едва отдавала себе отчет в том, что их с Майком пальцы снова сплелись, и он потихоньку ведет ее вперед, в сумрачную спальню. Вероятно, подсознательно ее тянуло туда, и она не могла противостоять силе, более властной, чем страх. Джоан чувствовала стеснение в груди, ее дыхание стало частым и поверхностным.

— То есть? — спросила она.

— Что сегодня тебе придется испытать удовольствие только один раз.

Джоан вновь захлестнула волна паники.

— Но ведь мы договорились не ждать от нашей встречи чего-то особенного.

Майк остановился.

— Хочешь сказать, что никогда не испытывала…

Нет! Ничего такого я не говорю. — Ее щеки пылали, и она была рада, что в спальне не горит свет. — Просто у меня это не всегда получалось.

Прежде она никогда не говорила с мужчиной о подобных вещах. Разумеется, Джоан умела имитировать оргазм, что и делала порой. Но сейчас не имело смысла притворяться. Майк ведь временный приятель, так что ей нет нужды демонстрировать ему свою способность наслаждаться постельными утехами.

— Не забывай, что у меня все тело болит после гимнастического зала, — напомнила Джоан.

— Хочешь, я начну с массажа?

— Нет!

«Слишком интимно!», испуганно взвизгнул кто-то в ее мозгу, хотя Джоан понимала, насколько глупо выглядит отказ, после того как она сама пришла сюда.

Майк погладил ее ладонь большим пальцем.

— Мы начнем постепенно и посмотрим, что из этого получится.

Это медлительное прикосновение, а также осознание того, что постель находится уже совсем рядом, взбудоражили Джоан. Возможно, она смогла бы заниматься с Майком любовью всю ночь и даже испытать многократное удовольствие, но, принуждая ее к чему-то, он рискует все испортить.

— Ты наверняка ожидаешь от меня определенного отклика, а я… не хочу тебя разочаровать.

Майк вздохнул и что-то пробормотал. Его голос был заглушен рождественским гимном, но Джоан разобрала нечто типа: «Чертовы кретины!». Что это должно было означать, для нее осталось тайной.

— Вот насчет этого не беспокойся, — произнес Майк. — Разочаровать меня ты не сможешь.

Ее боязнь слегка отступила. Еще ни один мужчина не разговаривал так с Джоан. Возможно, Майк и не вкладывал в сказанное прямого смысла, а обронил эту фразу, чтобы снять нервное напряжение перед близостью, однако Джоан с благодарностью впитала его слова.

5

Полумрак спальни способствовал созданию доверительной атмосферы. Лицо Майка было в тени, поэтому определить его выражение не представлялось возможным. А может, так даже лучше, подумала Джоан.

В полутьме виднелись очертания старинной двуспальной металлической кровати и тумбочки с выключенной лампой. Спальня была небольшой, в ней помешалось немного мебели. Дверь с противоположной стороны вела, как позже выяснилось, в ванную.

Майк протянул руку к выключателю, но Джоан остановила его.

— Не нужно.

— Предпочитаешь без света?

— Да. — Она вспомнила, что под платьем на ней ничего нет. — Свет тебе не понадобится.

Джоан сказала это и затаила дыхание, приготовившись к обычному в подобных случаях спору; ее опыт свидетельствовал о пристрастии мужчин к разглядыванию, а также о любви к зеркалам. Она же предпочитала таинственный полумрак, — Ладно, — согласился он, — Будем действовать на ощупь.

Хрипотца его голоса несказанно взволновала Джоан. Все больше и больше уверялась она, что действия, Майка продиктованы вовсе не соображениями благотворительности. Возможно, начиналось все с этого, но сейчас он был полностью захвачен происходящим.

— Только придется закрыть дверь в гостиную, чтобы Люсиль не беспокоила нас, — предупредил он. — Но тогда здесь будет совсем темно.

— Не возражаю.

Дыхание Джоан еще больше участилось. Чем темнее, тем лучше, думала она. Может, во мраке легче будет вообразить, что это не я, а кто-то менее робкий.

Майк закрыл дверь, и Джоан уловила звук сработавшей защелки. Музыка стала едва слышна.

— Я захлопнул поплотнее, потому что Люсиль хорошо научилась открывать дверь.

— А что случится, если она войдет? — полюбопытствовала Джоан. Возможно, у Майка уже был плачевный опыт с кем-то из любовниц?

— Не знаю… — Его голос зазвучал совсем рядом. — Ей может показаться, что мы играем. — Он взял лицо Джоан в ладони. — Что, в общем, недалеко от истины.

Сердце Джоан громко застучало, когда она ощутила прикосновение его дыхания.

— Играем?

— По-моему, очень удачное определение, — тихо произнес он. — Не правда ли?

У Джоан перехватило дыхание. Она решилась на самое рискованное приключение в своей жизни, хорошо хоть дело происходит в темноте. Из гостиной слышалась ее любимая рождественская песенка. Джоан сочла это хорошим признаком.

— Да, — слетел с ее губ тихий шепот. — Научи меня играть.

Майку отчаянно хотелось увидеть глаза Джоан. Наступило мгновение, о котором он давно мечтал: ее лицо было в его ладонях, и очень скоро должен был состояться их первый поцелуй. Его очень интересовало, появится ли в голубых глазах то теплое выражение, которое он представлял. Однако в этой чернильной мгле ничего невозможно было разглядеть. С равным успехом Майк мог бы быть слепым.

Оставалось действовать, как он и обещал, на ощупь. И по запаху. Ноздри Майка затрепетали, уловив аромат роз с тончайшим мускусным оттенком, обычно появляющимся у женщин, когда они волнуются. Если Джоан нуждается в темноте, чтобы подарить себя Майку, так тому и быть. Возможно, как-нибудь в другой раз… Нет, не нужно загадывать наперед. Нынешний вечер и так следует считать подарком.

Майк ощущал под пальцами гладкую теплую кожу Джоан и поглаживал ее любовно, как скульптор. Он скользил по щекам, лбу, изгибам бровей. Отсутствие возможности видеть обострило другие его чувства. Майк услышал, как изменилось дыхание Джоан, когда он коснулся кончиков ее губ.

Она заметно напряглась, ее ресницы затрепетали. Ему же хотелось, чтобы она расслабилась. Однако даже кромешной темноте не уда лось этому помочь. Тогда он предпринял ту же тактику, которую некогда использовал, добиваясь расположения Люсиль. Он заговорил, не переставая легонько поглаживать Джоан по лицу.

— Сегодня все, что мы станем делать, будет сопровождаться комментариями.

— Вот как? — голос Джоан дрожал.

Майк услыхал в нем страх вперемешку с приятным волнением — такие чувства испытываешь, качаясь на качелях.

— Таким образом, я не спугну тебя, сделав что-то неожиданное.

— А-а…

— Мне хочется изучить твое лицо, прежде чем я тебя поцелую.

— Почему?

— Мне нравится дотрагиваться до тебя. Но поцелуй наверняка очень сильно взбудоражит меня, и я захочу прикоснуться… к некоторым другим твоим местечкам.

Майк был рад услышать легкий ответный вздох Джоан. Потом он почувствовал, что напряженность покидает ее.

— Я очарован твоими волосами. — Он погрузил пальцы в пышную шелковистую массу и принялся поглаживать затылок Джоан. — Мне нравится, как они струятся в моих руках, как изумительно пахнут.

При мысли о том, что скоро должно случиться, его сердце забилось как сумасшедшее, в районе бедер неуклонно нарастало напряжение. К счастью, несмотря на то, что прежде Майк никогда не приглашал женщин к себе, он на всякий случай запасся презервативами, которые сейчас находились здесь же, в ящике комода. Ему не придется бежать за ними в ванную, рискуя нарушить интимный настрой, который он с такой тщательностью создавал. Одно неверное движение, и Джоан умчится как напуганная дикая серна…

— Закрой глаза, — прошептал он, — и не думай ни о чем. Пусть твои чувства обострятся и помогут тебе настроиться на мои прикосновения, ласки… Да, вот так, молодец…

Джоан запрокинула голову, и Майк понял, что она готова к поцелую,

— Облизни губы. — Он нагнулся над ее чудесным ртом. Неизвестно, как сильно хотела поцелуя его прелестная гостья, но он просто жаждал его. — Я собираюсь поцеловать тебя, Джоан. — Он намеренно назвал ее по имени, лаская голосом звуки короткого слова. Одновременно Майк приподнял подбородок Джоан и провел большим пальцем по ее влажной нижней губе. — Откройся мне. Он выждал секунду, по истечении которой Джоан издала слабый стон. Этот тихий звук, словно огнем опалил его. Она тоже желает поцелуя! Майк закрыл глаза, но пальца с губ Джоан не убрал, чтобы легче было найти их. В самый последний миг он переместил палец на ее щеку и припал к желанному рту.

Стон Майка тоже стал своеобразным комментарием к происходящему, хотя он не планировал ничего подобного. Просто не смог удержаться. После долгих месяцев мечтаний об этом мгновении Майк целовал Джоан, которая оказалась именно такой, как он и представлял, — теплой, бархатистой на ощупь, влажной и жаждущей. Майк хотел сделать поцелуй медленным, но, когда Джоан обхватила ладонью его затылок и слегка повернула собственную голову, чтобы было удобнее, не сдержался и проник в ее рот языком. Она снова издала негромкий стон.

Преодолевая желание добраться до молнии на ее платье, Майк крепко стиснул плечи Джоан в попытке вернуть самообладание. Возможно, сказывалось чудодейственное воздействие темноты, но сейчас эта комната стала для него центром вселенной. Впрочем, долгие месяцы воздержания тоже способствовали взрыву чувственности. Однако каковой бы ни была причина, Майк знал одно: никогда еще он не испытывал ничего подобного.

Радость бурлила в нем, ища выхода, и ему было отлично известно, в какой форме она выразится. Желание будет двигать Майком до тех пор, пока он не очутится в сладостной глубине женского тела, ища того взлелеянного в мечтах единства, которое до сей поры, ускользало от него. Он и сейчас ни в чем не был уверен, но поцелуй с абсолютной определенностью подсказывал, что любовь с Джоан станет самым знаменательным событием его жизни.

Только не нужно торопиться. Излишний напор может испугать гостью. Пусть мощь эмоций Майка будет его тайной до той поры, покуда он и Джоан больше не смогут выдержать экстаз, который они создадут вместе. Интересно, Джоан понимает, чему здесь сегодня будет положено начало?

Пока контроль над собой еще находится в его руках, Майк решил слегка замедлить развитие событий. Сейчас наступил момент, когда упустить Джоан было очень легко. Вероятно, так и происходило с ее прежними приятелями. Но Майку не хотелось стать одним из бесславной череды недалеких парней, воспринявших поцелуй с Джоан как лицензию на право использовать ее по своему усмотрению. Он осторожно отстранился, превратив этот процесс в серию мелких ласк с участием губ, зубов и языка.

Майк поднял голову, но руки Джоан не отпустили его. Она желала продолжения.

Он приказал себе не спешить. Джоан не знала, насколько близок он был в эту секунду к пределу, за которым наступит полное затмение разума и придет ослепляющая власть страсти. Другие парни поддавались желанию, однако из женских исповедей Майк знал, что подобное поведение любовников влечет за собой весьма неприятные последствия, особенно если все происходит впервые.

Позже, когда они с Джоан узнают друг друга получше, Майк сможет чувствовать себя свободнее и перестанет сдерживать страсть, которую она в нем распаляет, но сейчас…

Дьявол! Снова он планирует будущее, в то время как ничего подобного может и не быть! Нужно заставить себя настроиться на настоящее и наслаждаться текущим моментом.

Майк прерывисто втянул воздух и провел тыльной стороной ладони по щеке Джоан.

— Ну вот… это для начала.

Она тоже задыхалась.

— Неплохо!

— Да… — Майк задрожал при мысли, что сейчас можно предпринять следующий шаг.

— Нельзя ли… повторить? — донесся до него шепот Джоан,

— Секундочку. — Новый поцелуй в губы, слишком выразительно олицетворявший собой его главную цель, оказался бы для Майка губительным. — Сначала я поцелую тебя сюда, — прикоснулся он к ее подбородку. — И сюда. — Майк переместился к шее, попутно найдя молнию на платье. — Я хочу расстегнуть это.

— Хорошо. — Голос Джоан отражал весь ее внутренний трепет.

Спускаемый движок молнии издал характерный звук.

— Теперь я могу добраться сюда, — прошептал Майк, прижимаясь губами к теплой обнаженной коже пониже ключиц Джоан. — Ты слаще меда, который тает на языке. — Он с наслаждением втянул аромат ее тела и почувствовал, как усилилась ее дрожь, когда молния расстегнулась до конца.

Одной рукой поддерживая затылок Джоан, а другой — обнимая за плечи, Майк осторожно повернул ее к постели.

— Знаешь ли ты, как я тебя хочу?

— Я…

— Вздох Джоан звучал музыкой. — Нет, не знаю… Расскажи мне.

— Мое желание так велико, что меня всего трясет. — Он медленно сел на кровать. — Я схожу с ума при мысли, что сейчас смогу сжать твою грудь. Что соски упрутся мне в ладони. И что потом я поочередно возьму их в рот.

Джоан застонала.

— В темноте прикосновения заменяют мне зрение. — Майк просунул руки под платье и обвил талию Джоан. Мысль о том, что предмет мечтаний находится в его объятиях, наполнила его душу вое торгом. Он придвинул Джоан поближе, так, что она очутилась между его раздвинутых ног и уперлась коленями в матрас.

— Я хочу погладить тебя всю.

— Мне хочется того же…

— Это займет немало времени, потому что я не пропущу ни единого укромного уголка.

Он медленно очертил кончиками пальцев контуры ее обнаженной груди и поместил ладони под упругими округлостями, задержав их там, на несколько секунд, чтобы этот чудный миг навсегда запечатлелся в его памяти. Ощутив ускоренное сердцебиение Джоан, он нагнулся вперед и покрыл мелкими поцелуями каждый сосок.

Она со свистом втянула воздух сквозь сжатые зубы.

— Это только начало, — тихо сообщил он.

Майк сжал ее грудь ладонями и закрыл глаза в немом блаженстве. Если даже эта ночь никогда не повторится, волшебные ощущения навечно запечатлеются в его мозгу. До конца своих дней запомнит он, как чудесно было любить Джоан.

Когда Майк накрыл мозолистыми ладонями ее грудь, Джоан едва не растаяла от удовольствия. В романах, которые она так любила читать, героинь часто нежили мужчины с «загрубевшими от работы руками». Наконец-то она узнала, что это означает — отдаться ласкам человека, физическим трудом зарабатывающего себе на хлеб насущный.

Ощущение прикосновения загрубевшей кожи к ее собственной, нежной и бархатистой, подчеркивало существующий между ними контраст. Но, кроме того, оно как никогда заставило Джоан почувствовать себя женщиной.

Погрузив пальцы в волосы на затылке Майка, она прижала его лицо к своей груди.

— Сейчас! — требовательно сорвалось с ее губ. Голос Джоан звучал сдавленно от желания.

Ответный хрипловатый смешок Майка вызвал появление мурашек на ее коже. В нем ощущался истинно мужской триумф. Руки Майка ласкали, поглаживали, сжимали ее грудь.

— Как леди пожелает, — негромко произнес он.

Джоан задохнулась, когда он нежно стиснул зубами сосок. Невыносимо сладостный импульс пронзил ее тело, устремившись в самую сердцевину женского естества.

— Еще…

Ей с трудом верилось, что она способна повелевать мужчиной. Нынешнее поведение Джоан вполне соответствовало тому эротическому стереотипу, который она никогда всерьез не пыталась примерить на себя. Но темнота придала ей храбрости. Это тайное свидание будто сделало ее другим человеком.

— Разумеется, — прошептал он. — Обязательно продолжим…

Его мягкий влажный язык обвел участок кожи, окружавший сосок, а затем принялся дразнить отвердевший столбик, скользя туда и обратно в неспешном ритме. С каждым движением напряженность меж бедер Джоан нарастала. Горячее дыхание Майка обжигало ее грудь.

— Я жажду тебя… — тихо произнес он и медленно втянул сосок в рот.

Это простое действие едва не свело ее с ума. Страсть вспыхнула в ней с небывалой силой. Вцепившись пальцами в его широкие плечи, она громко застонала. Тот скользнул ладонью по бедру Джоан, затем надавил на ягодицы, плотнее прижимая ее к себе, одновременно глубже вбирая в рот сосок.

Джоан взяла его лицо в ладони, желая ощущать, как образуются впадинки на щеках, когда Майк делает всасывающее движение, а также осязать линии его подбородка и щекочущую поросль волосков. При свете она ни за что не решилась бы на это. Но нынешняя ночь была необычной; кроме Майка, о ней не узнает ни один человек, а он никому не скажет.

Обласкав и другой сосок, он поднял лицо в немом вопросе.

— Я хочу… — начала Джоан и запнулась. Даже мрак не помог ей преодолеть застенчивость в том, что касается желаний.

— Чего ты хочешь, солнышко? — сдавленно спросил Майк.

— Мне бы хотелось, чтобы ты…

— Остановился? — подсказал он с напряженной и грустной улыбкой.

— Нет. Помог мне испытать оргазм, — выдохнула Джоан, с натугой произнеся последнее слово. Это стоило ей немалых сил, но желание было слишком велико.

— Думаешь, я смогу?

— Да! — Страсть оказалась сильнее смущения. — Сделай это!

— Как?

— Безразлично, лишь бы получилось! — Джоан почудился смешок, и она нащупала пальцами губы Майка. Похоже, он действительно улыбается. — Ты смеешься надо мной?

— Нет. — Он взял ее руку и поцеловал ладонь. — Ничуть. Это я от счастья. — Его голос стал глуше. — Во всем мире не найдется ничего такого, чего я не сделал бы для исполнения твоего желания. — Майк поцеловал ложбинку в центре ее груди. Потом спустился ниже. И еще ниже.

— Погоди. — Возможно, она все-таки не обрела достаточно храбрости.

— Выходит, тебе не все равно, как это произойдет, — заметил он.

Ну вот, подобно всем остальным, он тоже ждет от нее готовности ко всему. Джоан замялась, разрываясь между желанием и привычными страхами.

— Ладно, — пробормотал Майк, — ни о чем не думай. Иди сюда. — Он переместился подальше и усадил Джоан между своих раздвинутых ног.

Таким образом, она впервые соприкоснулась с его сильно разбухшей под джинсами плотью.

— Ой!

— Пусть это тебя не беспокоит.

— Но тебе, наверное, нужно…

— Да, но не сейчас.

Предыдущий опыт подсказывал Джоан, что мужчины не могут долго оставаться в подобном положении.

— И все же…

— Прислонись ко мне спиной. — Майк нежно притянул ее к себе и прошептал на ухо:

— Предоставь мне самому справляться с тем, что творится в моих джинсах.

Его нежность, обращение с Джоан, будто с самой большой драгоценностью в мире, быстро развеяли все ее треволнения. Голос Майка звучал чрезвычайно интимно, а руки беспрестанно поглаживали грудь.

— Тебя еще беспокоят последствия занятий на тренажерах?

— Я уже забыла о них. — Парень, специализирующийся на починке ржавых труб. и электрических розеток, обладает руками искусного эротического массажиста. Джоан постаралась отбросить мысль о том, каким образом он шлифовал свой талант и скольких женщин ласкал вот так, усадив перед собой.

— Отлично. Ах, Джоан, ты такая нежная! — Он принялся поглаживать ее живот, постепенно спускаясь все ниже. Вот его ладонь оказалась под пупком, потом переместилась на внутреннюю поверхность бедра, где он помедлил, словно ожидая реакции, после чего коснулся пальцами влажных волосков. — Какая приятная неожиданность!.. Ты пришла без трусиков.

— Да.

— Я и не знал.

— Мне подумалось, что… — У Джоан перехватило дыхание, потому что в этот момент пальцы Майка подобрались к прячущемуся средь кудряшек чувствительному выступу. Осторожно помассировав его, они двинулись ниже, раздвинули нежные складочки и очень медленно скользнули внутрь.

— Чудесная идея, — хрипло шепнул Майк. — И у тебя здесь столько влаги…

— Ммм… — прозвучало в ответ. Джоан были так приятны его действия, что пришлось стиснуть зубы, чтобы не начать умолять о большем.

Дыхание Майка стало тяжелым. Он вынул пальцы из недр горячей мокрой плоти и тут же погрузил вновь.

— Думаю, ты, в самом деле, готова. Знаешь… — Он с трудом сглотнул. — Знаешь, что испытывает мужчина, вот так вводя женщине пальцы и обнаруживая, что она влажная и горячая, как ты?

— Нет… — простонала Джоан.

— В этот миг он готов сделать для нее что угодно. — Майк вновь потер большим пальцем ее чувствительный бугорок, затем прошептал лихорадочно и многообещающе:

— Все, что в человеческих силах, особенно если женщина принимает мужчину, как ты меня. Я чувствую, как ты стискиваешь мои пальцы мышцами там, в глубине, как тебе приятно, что они находятся внутри тебя. Ты совершенно готова, солнышко.

— Пожалуйста! — Это слово слетело с губ Джоан помимо ее воли.

— Сейчас, сейчас, моя прелесть. Только ты должна говорить, доставляю ли я тебе удовольствие. Так хорошо? — Он принялся ритмично скользить пальцами вглубь и обратно.

— Да! — почти всхлипнула Джоан.

— А так? — Не прекращая своих действий, Майк стал надавливать на чувствительную точку основанием ладони. Эта ласка заставила Джоан громко застонать. — Думаю, это можно расценить как да.

Дыхание Майка стало таким же учащенным, как у Джоан, которая судорожно изогнулась, словно ища возможности сбросить напряжение.

— Все… хорошо… — хрипло произнесла она.

Казалось, он сам угадывает, когда углубиться, когда создать вибрацию, а когда надавить, чтобы в итоге добиться наибольшего эффекта. И, тем не менее, он не шел к цели прямиком. Дважды Джоан оказывалась на грани, но Майк замедлял действия, не давая ей разрядиться.

Во второй раз она выкрикнула его имя.

Тот легонько укусил ее за мочку уха и произнес со страстным ворчанием:

— Знаю, малышка. Но удовольствие иной раз неплохо и продлить.

Возможно, но Джоан уже не могла терпеть.

— Достаточно, Майк…

— Ладно. Держись, мы взлетаем.

С этой минуты он не делал пауз. Его пальцы сновали все быстрее, быстрее… и вот он, заветный миг!

Ух! Взрыв удовольствия потряс Джоан до кончиков ногтей. Несколько мгновений в ее теле бесновались волны чистого блаженства. Их наплывы Джоан сопровождала вскриками, не узнавая собственного голоса.

Майк крепко обнял ее одной рукой, пальцы другой оставив в распаленной глубине. Так продолжалось до тех пор, пока Джоан не обмякла, откинувшись ему на грудь с глуповатой счастливой улыбкой на лице.

— Это… это… непередаваемо! — Она не смогла найти определения пережитому наслаждению отчасти потому, что ее мозг все еще был, затянут чувственным туманом.

Прежде она всегда волновалась, наступит или нет прекрасное мгновение, но сейчас ничего этого не было. С той минуты, когда Майк впервые поцеловал Джоан, в ней нарастало напряжение, и очень скоро вопрос «случится ли?» сменился другим — «когда?».

— Рад, что тебе понравилось. — Майк прижался губами к бьющейся на ее шее жилке и медленно, словно нехотя, извлек пальцы. — Мне тоже.

— Правда?

— Конечно. Любой мужчина будет взбудоражен, если под его рукой женщина испытывает такое удовольствие, что не может удержаться от крика.

— Я… очень громко кричала? — смущенно спросила Джоан. — Мне бы не хотелось доставлять тебе неприятности. Надеюсь, никто не…

— Не мог слышать. Потому что мы находимся в полуподвальном помещении. Вдобавок я усилил изоляцию сверху, чтобы не слышать, как люди ходят по вестибюлю.

И чтобы они не слышали, как ты занимаешься здесь любовью с местными девчонками, пронеслось в голове Джоан, но она отогнала эту мысль.

— Спасибо, что не зажег света. — Майк только что подарил ей самое острое наслаждение в жизни, но она стеснялась сказать об этом.

— Не за что. Знаешь, что мы сейчас должны сделать?

— Что? — Джоан надеялась, что он не предложит включить лампу.

— Думаю, после такого успешного начала мы не должны искушать судьбу.

— Да? — Слегка притихшее сердце Джоан вновь ускоренно забилось. Ну вот, Майк собирается выставить ее, потому что, как всегда, у нее оказалось недостаточно воображения. Но она этого не допустит! Соскользнув с кровати, Джоан опустилась перед ним на колени.

— Малышка, что ты делаешь?

Глубоко вздохнув, она провела ладонями по его узким бедрам, затем погладила бугор, образованный упирающейся изнутри в джинсы плотью, и сказала:

— Искушаю судьбу.

Майк никогда не отказывался, если подружке хотелось приласкать его губами и языком, но сейчас у него возникло сильное чувство, что на сей раз лучше поступить иначе. Он лишь опасался, что распалившаяся Джоан истолкует его поведение не правильно.

Он взял ее за руки в тот самый миг, когда она расстегнула верхнюю пуговицу джинсов.

— Погоди, солнышко. — Дьявол, должно быть, он сошел с ума! Ему бы следовало уступить. Одной лишь мысли о том, что его член окажется во рту Джоан, уже было достаточно, чтобы привести к взрыву. Каковой же окажется реальность?

— Подождать? Почему? Разве тебе не хочется, чтобы я…

— Больше, чем ты можешь себе представить. Но мне кажется…

— Что у меня недостанет совести восстановить справедливость?

— Да нет…

— Ты хочешь сказать, что я чересчур правильная?

Майк поморщился, уловив стоящую за этими словами неуверенность в себе.

— Ты вовсе не правильная! — горячо возразил он, потом осекся и кашлянул. Боже, что я несу! — То есть я хотел сказать, что правильная, как ты выражаешься, девушка не пришла бы ко мне без белья под платьем. Подумай, не лучше ли нам, не пытаясь втиснуть все события в один вечер, отложить кое-что на потом. Скажем, на завтра? И на послезавтра?

В тишине, последовавшей за этим предложением, Майк спросил себя, не сделал ли он только что самую большую ошибку в своей жизни. Джоан находится здесь и желает расстегнуть ему джинсы. Неизвестно, что случится, если она уйдет и по-новому взглянет на вещи. Импульс, толкнувший ее спуститься сюда, к завтрашнему утру может исчезнуть.

Однако, подарив ей первое удовольствие, Майк опасался, что, если они станут заниматься любовью всю ночь, Джоан сочтет, что на этом его программа исчерпана, и больше не вернется. Если же остановиться сейчас, ее любопытство будет подстегнуто, и, чтобы удовлетворить его, она придет на следующее свидание. А Майк уж припасет кое-что на потом.

Конечно, это не совсем честная игра, тем более что в темноте не видно лица Джоан и непонятно, как она воспринимает сказанное. Судя по тому, что она молчит. Майк потерпел фиаско.

Наконец Джоан кашлянула.

— Майк, если ты больше не хочешь видеть меня, так и скажи. Я уже большая девочка и пойму.

Ее слова потрясли его до глубины души. Ему даже в голову не могло прийти, что Джоан так думает. Он поспешно встал с кровати и тоже опустился на колени, взяв ее лицо в ладони.

— Если ты считаешь себя большой девочкой, то должна понять, что следующие двадцать четыре часа я буду мечтать о том, что вскоре увижу тебя снова и смогу целовать, обнимать и заниматься с тобой любовью.

— Правда?

— Разумеется! Решение за тобой. Хочешь, чтобы все произошло сегодня? Если да, то меня дважды просить не придется. Выбирай.

Джоан помедлила.

— Ты не станешь возражать, если завтра я снова приду сюда?

— Нет.

— Когда?

— Когда сможешь.

— Мне придется сходить с Кэтрин в спортзал.

— Тогда после спортзала, — сказал Майк, и вдруг его осенило. — Поможешь мне завтра украсить елку?

— Это что, такая условная фраза, под которой скрывается понятие «оральный секс»?

Майк рассмеялся.

— Нет, я в самом деле хочу, чтобы ты помогла мне нарядить елку, потому что она выглядит голой. Вдвоем заниматься такими вещами веселее. — Тут ему подумалось, что свое рождественское деревце Джоан, вероятно, украшала в одиночестве.

— Надеюсь, ты не будешь настаивать, чтобы мы наряжали елку голыми? — спросила она.

А что, неплохая идея, подумал Майк. Однако он знал, что Джоан еще не готова к чему-либо подобному.

— Нет, это в мои планы не входит. — Может, позже, если повезет.

— А могло бы войти, будь я менее скованной, — вздохнула Джоан.

— Послушай… — Майк погладил ее щеки большими пальцами. — Для меня ты именно та, о которой я всегда мечтал. Сегодня был чудесный вечер, и я уже с нетерпением жду завтрашнего.

— Я тоже, — шепнула она.

— Но сейчас нам пора прощаться. — Майк взял ее за руку и помог подняться. — Не забудь застегнуть платье, а то еще увидит кто-нибудь…

— Хорошо.

Звук застегиваемой молнии подсказал Майку, что Джоан последовала его совету.

— Не буду целовать тебя на прощание, — сказал он, — потому что я сейчас не вполне владею собой.

— Майк, мне так неловко. Все ты должен был позволить мне…

— Нет, — мягко возразил он. — Отложим до другого раза. А сейчас ступай наверх.

Если он правильно понял, Джоан до сих пор испытывает некоторую робость. Скорее всего, она предпочитает, чтобы он остался в спальне и не провожал ее до двери. Майка это тоже устраивало, потому что из-за своего возбужденного состояния он с трудом смог бы сделать эти несколько шагов.

— Хорошо. Спокойной ночи, Майк.

— И тебе, Джоан. Приятных снов.

— Уверена, что они мне приснятся.

Майк услыхал, что она направилась к выходу.

Потом дверь отворилась, в проеме промелькнул силуэт Джоан, и в спальню хлынули звуки гимна «Аллилуйя» в исполнении церковного хора.

Майк подумал, что это величественное песнопение как нельзя лучше подходит к образу Джоан, освещенной льющимся из гостиной теплым светом. Он был уверен, что завтра она придет снова, иначе ни за что не отпустил бы ее сейчас.

В этот миг Люсиль, которая, как всегда, была начеку, приблизилась к отворенной двери и мяукнула.

— Привет, красавица, — сказала Джоан, наклоняясь и гладя кошку.

Майк наблюдал за ними с затаенной завистью и ноющей болью внизу живота. Давеча Джоан спросила, не из-за своей ли пушистой любимицы он передумал насчет их нынешней близости. В глубине души Майк признавал, что она угадала. До определенного момента он еще мог противостоять чарам Джоан, но, когда той удалось завоевать расположение Люсиль, сдался.

Джоан обернулась и взглянула в его сторону.

— Тебе тоже приятных снов.

— Они обязательно мне приснятся, — ответил он почти ее же словами.

— Запри за мной дверь, — весело велела Джоан, несомненно вспомнив, как Майк сказал это в ее квартире. Через минуту за ней хлопнула закрывшаяся входная дверь.

Почти сразу же в спальню вошла Люсиль. Громко мурлыча, она потерлась о ноги Майка. Вероятно, ей хотелось, чтобы он поскорей вернулся в кресло и пустил ее к себе на колени. Однако у Майка осталась нерешенной одна важная проблема.

— Подожди немножко, — сказал он кошке. Нагибаясь, чтобы поднять любимицу, он поморщился, потому что джинсы стали слишком тесными для него. Выдворив Люсиль за порог спальни, он закрыл дверь, и его вновь окутал мрак.

Темнота усиливала эффект присутствия Джоан, поэтому свет Майку только помешал бы.

Он быстро стянул джинсы и трусы и распростерся на постели. Потом протянул руку к тумбочке, открыл дверцу и вынул флакон миндального массажного масла, которое купил, изучив пособие по тантрическому массажу. Он намеревался испробовать описанную методику с какой-нибудь женщиной, но случая так и не представилось.

Теперь ему было ясно, что задолго до нынешнего дня этой потенциальной «пациенткой» для него стала Джоан. Ее образ заслонил остальные.

Сегодня маслом воспользоваться не пришлось, но, возможно, завтра, после того как Джоан посетит тренажерный зал, оно окажется весьма кстати. Наверняка она найдет массаж при свечах очень романтичным.

Представив себе обнаженную Джоан лежащей на кровати и освещенной светом пляшущих язычков пламени, Майк почувствовал, что напряжение меж бедер стало невыносимым. Тогда он плеснул себе на руку немного миндального масла и растер его в ладонях.

Когда он наконец сомкнул пальцы вокруг отвердевшего до предела члена, с его губ слетел вздох облегчения. Он поступил правильно, отослав Джоан домой. Никто не смог бы быть хорошим любовником после стольких месяцев воздержания.

Майк представлял, что это руки Джоан гладят и дразнят его плоть, подводя к кульминации. Ему безумно захотелось войти в ее сладостные женские глубины, пусть даже он владел бы собой всего несколько секунд… Нет, уж лучше так, в одиночестве. Намного правильнее…

Хрипло вскрикнув, Майк пережил тягучее мгновение взрыва удовольствия. Потом расслабился и еще долго лежал в темноте, по-прежнему продолжая желать Джоан.

6

— Неужели ты даже в общих чертах не расскажешь мне, что у вас с ним произошло? — несколько, обиженно спросила Кэтрин.

Они сидели с Джоан друг против друга на тренажерах, вертикальные планки которых не позволяли свободно сдвигать колени, хотя именно это и следовало делать для укрепления мышц бедер и ягодиц, Кто такой «он» уточнять не было нужды, потому что Майк Поттер стал предметом разговора с первых минут встречи подружек на автобусной остановке.

— Ведь я уже все рассказала.

После огромного усилия Джоан один раз удалось соединить ноги, которые механизм тут же вернул в исходную позицию. Этот тренажер определенно был придуман мужчиной, причем таким, который увлекается изучением пыточных приспособлений испанской инквизиции.

— Не все, а только то, что Майк отремонтировал трубу, после чего ты накормила его супом, — возразила Кэтрин. — Но о самом главном ты наверняка умолчала.

Джоан стиснула зубы и вновь попыталась сдвинуть колени.

— Погоди, сейчас я не могу разговаривать, — пропыхтела она. Ей не очень хотелось откровенничать с подружкой.

Тем не менее позже все равно пришлось вернуться к этому вопросу. Кэтрин проявляла большую настойчивость, так что Джоан даже слегка вспылила.

— Послушай, — сказала она, — давай не будем вникать в личную жизнь друг друга. Ведь я же не спрашиваю, хорошо ли тебе было в постели с Майком!

Наступила небольшая пауза, потом Кэтрин произнесла:

— Я не спала с ним.

Джоан едва не поперхнулась соком, который пила в этот момент.

— Нет? — В ее голове сразу завертелась уйма вопросов. — Но разве не это ты подразумевала, утверждая, что Майк может стать для девушки прекрасной компенсацией за все прежние не приятности? И как ты могла это говорить, если не спала с ним?

Кэтрин насупилась.

— Если ты проболтаешься кому-нибудь о моих словах, я проберусь к тебе в квартиру и залью красным вином все твои белые покрывала!

После такого заявления Джоан осталось лишь изумленно разинуть рот. Подружка взглянула на нее и улыбнулась.

— Ладно, не обращай внимания. Ты лучше меня умеешь хранить секреты. Мне сразу следовало сказать тебе правду.

В душу Джоан прокралось подозрение, не с умыслом ли подруга утешает ее.

— Тебе вовсе незачем щадить мои чувства, Кэт. Кстати, детали ваших отношений меня совершенно не интересуют.

— Никаких отношений и не было. Мы всего лишь разок поцеловались, и то по моей инициативе. По правде говоря, мне неловко признаваться, потому что это задевает мою дурацкую гордость. Не хочется, знаешь ли, быть исключением, единственной девушкой, с которой Майк не спал. Вот я и решила помалкивать на этот счет.

— А остальных его подружек ты знаешь?

— Только двоих, но молва о Поттере идет по всему дому.

— Надеюсь, сам он не трубит о своих победах? — Перспектива разглашения ее тайны вовсе не улыбалась Джоан.

— Что ты! Майк чрезвычайно осмотрителен. Это девчонки болтают между собой. Так что, если ты будешь держать рот на замке, никто ни о чем не узнает. — Кэтрин сокрушенно вздохнула. — Это мое самолюбие заставило меня намекнуть, что я будто бы переспала с Майком. Самое странное заключается в том, что он даже без физической близости помог мне восстановить уверенность в себе лучше, чем самый пылкий влюбленный.

Джоан кивнула.

— Майк способен сделать это одним взглядом.

— Не правда ли? Он смотрит на тебя с таким восхищением, что ты тоже непроизвольно начинаешь видеть себя в ином свете.

— Точно, — вяло сказала Джоан.

Кэтрин протянула руку через столик и сжала пальцы подруги.

— Ладно, не буду больше выуживать у тебя информацию. По твоему лицу несложно догадаться, что Майк повел себя с тобой более… дружелюбно, нежели со мной. Но это нормально. Тут всякий способ годится.

Джоан замялась, не зная, как реагировать на слова Кэтрин.

— Да нет, мы только…

— Я все понимаю, дорогуша. Майк прелесть, но нам с тобой отлично известно, что это лишь краткосрочный роман, вне зависимости от того, насколько он приятен. Поттер не заинтересован в долговременной связи, а ты тем более не захочешь всерьез увлечься парнем, который хоть и хорош в постели, но… ведь он простой слесарь.

Джоан заморгала.

— А это здесь при чем?

— Сама подумай, ты высококлассный специалист, а у него, возможно, нет даже среднего образования. Со временем ты начала бы чувствовать себя рядом с Майком не в своей тарелке. Ведь нельзя же всю жизнь провести в постели. О чем вы станете разговаривать после секса?

Джоан вспомнила о забитых книгами полках в квартире Майка, а также о его необычайно обширном словарном запасе.

— Ну, теперь понимаешь, о чем я толкую? — улыбнулась Кэтрин. — Майк чувствует женщину, как никто другой, но позже с ним неизменно начнутся проблемы. Хорошо, хоть он сам все понимает. Именно это и делает его особенным, не похожим на остальных.

— Наверное, ты права, — согласилась Джоан.

Ей и без вопросов было ясно, что Кэтрин ни разу не была в квартире Майка. В противном случае она не стала бы нести эту снобистскую чушь.

Скорее всего, вообще никто из девушек не спускался к Майку. Одна Джоан явилась в платье, надетом на голое тело. Интересно, что Майк подумал о ней? И что думает сейчас, когда ему уже известно, что подобное поведение ей отнюдь не свойственно.

— Задам только один вопрос, — сказала Кэтрин. — Ты и дальше намерена с ним встречаться?

— Гм… да. — Сердце Джоан сладко сжалось, словно от приятного предчувствия.

— Очень хорошо. Когда вы с Ирвином расстались, ты ходила будто в воду опущенная. Тебе не мешает как следует развлечься.

— А как же Майк? — спросила Джоан. — Тебе не кажется, что мы используем его?

Кэтрин рассмеялась.

— Думаю, он всем доволен. Похоже, Майку доставляет удовольствие собирать по частям и склеивать наши разбитые сердца. И, вообще, кто не хотел бы оказаться на его месте? Ты когда-нибудь встречала мужика, помешанного на моногамии? Зато о гареме мечтают многие.

— Вот Майк и образовал себе персональный сераль в нашем доме.

— Да уж.

Джоан не хотелось думать об этом, Как всякая женщина, она желала бы видеть себя единственной. Майк создал у нее эту иллюзию. Казалось, пребывание с Джоан стало для него лучшим подарком. Поэтому, несмотря на слова Кэтрин, ей все же было интересно, действительно ли Майка устраивает роль, которую он играет в их доме.

Джоан почему-то не могла отделаться от ощущения, что он очень одинок.

7

Утром Майк спохватился, что у него нет елочных игрушек. Справившись с немногочисленной намеченной на сегодня работой, он отправился в супермаркет, где приобрел кучу украшений, электрических гирлянд и блестящей мишуры. Все это время его не покидали мысли о Джоан, особенно когда он покупал ароматизированные свечи, которые собирался зажечь вечером.

Дома Майк сложил все на столике в гостиной, свечи установил в канделябры и поместил вместе с массажным маслом на тумбочку возле кровати. Поначалу он собирался купить вина, но потом отказался от этой идеи. Вино помогло бы Джоан расслабиться, но одновременно притупило бы ощущения, а в планы Майка это не входило. Еще до выхода в магазин он — к величайшему отвращению Люсиль — навел в квартире идеальный порядок.

Наконец, Майк поставил в проигрыватель вновь купленную пластинку с рождественскими мелодиями и стал ждать Джоан. А вдруг она не придет? Мысль об этом настолько удручала Майка, что он не мог ни читать, ни смотреть телевизор, а только бродил взад-вперед по гостиной, тем самым немало раздражая Люсиль.

Кошка поначалу следовала за ним по пятам, но потом устала от бессмысленного хождения и в одиночестве свернулась в кресле калачиком. Время от времени она поднимала голову и пристально поглядывала на Майка, будто желая удостовериться, не свихнулся ли тот часом.

Майк и сам задавался подобным вопросом. Он не мог припомнить, когда в последний раз так нервничал из-за женщины. Впрочем, здесь Майк слегка лукавил. В похожем состоянии он находился, встречаясь с Натали. Впрочем, Джоан совершенно на нее не похожа, так что он не пытался найти замену утраченной любви.

Натали Соваж являлась избалованной дочкой состоятельных родителей. Майка она покорила своей внешностью, но справедливости ради следует учесть, что тогда ему было всего двадцать. Джоан наверняка многие сочли бы даже большей красавицей, однако сейчас Майк принимал во внимание не только общую привлекательность, но также внутренний мир женщины.

Майк в сотый раз взглянул на настольные часы. Если Джоан не придет…

Додумать мысль до конца помешал дверной звонок. Вздрогнув почти так же сильно, как Люсиль, которую будто ветром сдуло с кресла, Майк поспешил в прихожую, краем глаза заметив, что пушистая любимица, по своему обыкновению, бросилась прятаться в спальню.

— Не бойся, малышка, — сказал он. — Это всего лишь Джоан.

Всего лишь! С таким же успехом можно сказать, что Чарли Чаплин всего лишь комедийный актер.

Весь день Майк гадал, какую одежду предпочтет Джоан на этот раз. Нечто легкое, свободно поддающееся снятию? Хорошо бы.

С сильно бьющимся сердцем он открыл дверь.

Джоан выглядела великолепно, но одета была так, словно ей предстояло участие в вечеринке с множеством гостей, — в светло-голубой кашемировый свитер, короткую черную юбку и замшевые сапожки на молнии. Ее ноги обтягивали ажурные чулки, Майк заподозрил, что на самом деле это колготки. Он терпеть их не мог. С ними столько возни!

Судя по очертаниям слегка вздымавшейся под свитером груди, Джоан надела бюстгальтер. Иными словами, легкого доступа к ней нынче не предвидится. Хорошо хоть волосы оставила распущенными. А может, это своеобразный вызов? Или намек, что она собирается помочь ему украсить елку и сразу после этого уйдет?

Все-таки надо было купить бутылочку вина! Майк еще днем задумал при встрече поцеловать гостью, однако то, как она держала пред собой красную бумажную сумочку для подарков, не способствовало осуществлению этого замысла. В конце концов Майк велел себе присматриваться к Джоан и действовать по обстоятельствам, чтобы в спешке не наломать дров.

— Привет! — произнес он, стараясь говорить самым обычном тоном. — Как прошли занятия в спортзале?

— И не спрашивай! Чувствую себя калекой. — Слова с легкостью слетали с ее уст, но в осанке ощущалась скованность. После того как Майк запер дверь, Джоан протянула ему красную сумочку. — В обеденный перерыв я купила украшения для твоей елки.

Сама того не зная, своими словами она ошеломила Майка.

— Спасибо! — тихо произнес он и заглянул в сумочку.

Там лежало два больших стеклянных шара. Серебристый и малиновый. Интересно, знает ли Джоан, что своим рождественским подарком навсегда обеспечила себе место в жизни Майка? В его семье принято хранить елочные украшения, а также воспоминания, связанные с каждым из них. Кроме игрушек в сумочке лежала записная книжка в кожаном переплете.

— Положишь возле телефона, — сказала Джоан. — Надеюсь, она будет гармонировать с остальными книгами, которые ты так любишь читать.

— А как ты догадалась, что я держу их не только для того, чтобы производить впечатление на девушек, которых задумал уложить в постель?

Джоан пристально взглянула ему в глаза.

— Разве я ошиблась?

— Нет.

— Вот и чудесно.

Голос Джоан звенел, щеки порозовели. Она намерена остаться и после украшения елки! — понял Майк.

— Вижу, у тебя все готово, — заметила Джоан, увидев разложенные на столике игрушки. Тут из спальни показалась Люсиль. — А вот и ты, красавица! — Она наклонилась и ласково погладила кошку. — Я все ждала, когда ты выйдешь…

Люсиль с урчанием выгнула спину и подняла пушистый хвост. Глядя на нее, Майк мог, думать лишь о том, как вчера Джоан попыталась расстегнуть на нем джинсы, чтобы затем приласкать его точно так же, как сейчас киску.

— В сумочке есть подарок и для Люсиль, — сказала Джоан.

Сунув руку поглубже, Майк извлек банку дорогих кошачьих консервов.

— О, это ей понравится! Но тогда уж угости ее сама, чтобы она знала, от кого презент.

— Ладно. Где ее миска?

— На кухне. Сейчас я открою банку…

Мгновенно учуяв соблазнительный запах, Люсиль начала громко мяукать. Джоан выложила на тарелку несколько ложек смеси, и кошка принялась с аппетитом уплетать лакомство.

Джоан выпрямилась, с улыбкой наблюдая за Люсиль. Майк счел это неплохим признаком. По-видимому, она все же пребывает в хорошем настроении.

— В сумочке осталось еще кое-что, — повернулась к нему Джоан.

— Вот как?

Порывшись, Майк извлек нечто неожиданное — веточку омелы, издревле известное средство для повышения здоровья и плодовитости. Символ мужской силы. Впрочем, женщин это растение тоже наделяет необычайной чувственностью.

Майк поднял взгляд на Джоан, и его пульс ускорился. Ее лицо пылало, глаза блестели.

— Только Люсиль не давай, иначе придется искать твоей киске приятеля, — негромко произнесла она.

По телу Майка пробежал трепет предвкушения.

— Дорогая, мне не терпелось поцеловать тебя с того самого мгновения, как ты переступила мой порог!

— Что ж, сейчас у тебя есть повод, — шепнула Джоан.

Она еще днем решила, что должна взять на себя часть инициативы. С Майком ей хотелось стать другой, не похожей на себя. Потому-то она и купила веточку известного своей силой растения.

Судя по тому, как жадно он притянул ее к себе, идея оказалась неплохой.

— Тебе известно, что мы целовались всего один раз?

Джоан обвила его шею руками. Гулко стучащее в ее груди сердце заглушало ненавязчиво звучавшую в гостиной рождественскую музыку.

— Зато как! — слетел с ее губ прерывистый шепот.

— Жаль только, что это произошло в темноте, — Майк провел веточкой омелы по бровям

Джоан, сопроводив свое действие серией мелких поцелуев. Затем он чуть отстранился и оглядел ее, словно прикидывая, к каким еще местечкам можно применить волшебное растение.

Будто прочтя его мысли, Джоан тоже представила некоторые участки своего тела, которые он мог бы пощекотать омелой.

— Прошлой ночью я нуждалась в темноте, — потупилась она.

— Знаю, солнышко, — кивнул он. — Мрак иногда бывает чрезвычайно эротичным.

— Возможно, мне и сегодня… потребуется темнота, — с запинкой произнесла она.

— Все, что пожелаешь. — Пристально глядя — Тогда почему ты отодвинулась?

Разве могла Джоан признаться, о чем подумала?

— Я… э-э… В общем, не нужно было отдавать тебе эту веточку до тех пор, пока мы не украсим елку. Ведь ты хотел покончить с этим до того, как мы… — Все-таки у нее не хватало смелости произносить некоторые слова.

— Займемся любовью, — докончил Майк фразу. Он тоже говорил с трудом, но по другой причине: из-за возросшего чувственного накала. — Не спорю, я так сказал, но, сейчас мне очень хочется изменить последовательность событий.

Судя по бугру под джинсами в районе бедер Майка, он действительно был готов переместиться в спальню. А Джоан пока нет. Украшение елки даст ей время вспомнить истинную цель, с которой она сюда пришла: чтобы стать временной любовницей Майка и обрести в его объятиях уверенность в себе, а вовсе не для того, чтобы влюбиться в этого парня, пусть даже он и целуется как сам дьявол-искуситель!

— Все-таки давай сначала займемся твоим рождественским деревцем, — попросила Джоан. — И сохраним омелу… э-э… на потом.

— Ладно.

Они принялись наряжать елку, подавая друг другу игрушки. Через полчаса, показавшиеся Майку вечностью, он обронил:

— Что-то дело медленно продвигается, ты не находишь?

— Но ведь впереди у нас еще много времени.

— Вся ночь? — с надеждой спросил Майк. Ах, как бы Джоан хотелось в самом деле пробыть у него до утра! Ее щеки окрасились легким румянцем.

— Понимаешь, мне нужно хоть немножко поспать. Завтра рабочий день и…

Майк улыбнулся. Практичность Джоан умиляла его.

— Намекаешь, что мне следует поскорее что-то предпринять? В таком случае предлагаю оставить елку в покое.

Покраснев, Джоан быстро произнесла:

— Нет! Нужно закончить начатое. — Она машинально перевела взгляд на книжные полки, и тут ей очень кстати попался на глаза корешок с надписью «Взлет и падение Римской империи». Джоан ухватилась за находку, спеша сменить тему, — Ты и этим интересуешься? — спросила она, кивнув на томик.

— Не только.

Действительно, скользнув взглядом дальше, Джоан увидела сочинения Платона и «Камасутру». Последнюю книгу она разглядывала несколько дольше, чем следовало.

Майк даже подумал, не следует ли объяснить, почему он приобрел это произведение, на случай если Джоан приходилось его читать и она оскорбилась духом мужского шовинизма, пронизывающим данный труд насквозь.

Тут уж ничего не поделаешь, хотел сказать Майк, в те времена между мужчинами и женщинами не существовало равноправия, в том числе и в сфере интимного общения.

Однако пока он размышлял, Джоан перевела взгляд на другие книги — по истории, философии, экономике и тому подобным дисциплинам.

— Кое-что из этого мы проходили в университете, — пробормотала она, обращаясь в большей степени к себе самой. Затем изумленно взглянула на Майка. — Интересно, существует предмет, который ты еще не изучил?

— Астрономия, — коротко произнес тот. — Но после новогоднего праздника думаю ею заняться.

Ответив, Майк помрачнел, ожидая, что сейчас, вместо того чтобы заняться с ним любовью, Джоан не устоит перед искушением отмыть найденный в грязи бриллиант и начнет читать ему лекцию, объясняя, что он зарывает свой талант в землю, работая слесарем, вместо того чтобы получить образование. Однако в свое время Майк сознательно принял такое решение, и сейчас ему хотелось, чтобы Джоан с уважением приняла этот выбор. Но, к его величайшему удивлению, она даже не спросила, почему он, сантехник, столько всего знает. Она лишь окинула его долгим задумчивым взглядом, а потом сказала:

— Ну что, продолжим наше занятие?

Майк был полон сюрпризов. Пока Джоан развешивала на елке гирлянды, в ее голове вертелся вопрос, который задала Кэтрин сегодня в тренажерном зале: «О чем вы станете разговаривать после секса?». Судя по содержимому книжных полок, у Джоан темы для бесед окажутся исчерпанными гораздо раньше, чем у Майка. Разумеется, Кэтрин ничего не знает о его книгах. Интересно, известно ли о них хоть кому-нибудь в доме?

Джоан сгорала от желания спросить у Майка, бывали ли в его квартире другие девушки, но ей казалось бестактным обсуждать его предыдущие романы. Тем более что, по словам Кэтрин, он предпочитает помалкивать на этот счет. Что ж, это его качество достойно уважения, подумала Джоан.

Вешая на елку малиновый шар, она поморщилась, что не укрылось от внимания Майка.

— Мышцы до сих пор болят? — спросил он.

Джоан сообразила, что он все время наблюдает за ней, причем очень пристально. От этой мысли у нее потеплело на душе.

— Немножко.

— Тогда пора заканчивать. Я помогу тебе устранить мышечную усталость, если мы…

— Но ведь еще не все игрушки развешены, — кивнула Джоан на загроможденный коробками столик.

— Да, теперь я вижу, что купил их слишком много.

— Думаю, тебе хотелось, чтобы елка была красивой.

— По-моему, она и так неплохо выглядит.

— Только нужно добавить этих нанизанных на нити блесток. Тут где-то была коробка, ты не видел?

— Нет. Вообще, я их не люблю.

— Зачем же тогда купил?

— Сам не знаю. По традиции, наверное. Давай обойдемся без них.

— Без блесток будет совсем не то. А, вот эта коробка! Эй, что ты делаешь? Дай мне ее!

— Нет уж, дудки. Ты начнешь развешивать эти штучки по одной.

— Что же, пучками их разбрасывать?

— Я бы эту дурацкую мишуру раскидал вилами, как сено.

Джоан видела, куда Майк отступает. Еще шаг — и он окажется в спальне. Скоро, скоро она вновь позволит этому пар-

Ню прикасаться к ней, ласкать, целовать. Сейчас, когда Джоан узнала о Майке побольше, все волнующие моменты их общения прибрели совершенно иной смысл. Необыкновенный парень Майк желает нынче ночью заняться с ней любовью, и она была чрезвычайно этому рада. Только в ходе упомянутого процесса Джоан следует так изловчиться, чтобы ненароком не влюбиться в своего постельного партнера. В данных обстоятельствах это недопустимо.

— Идея! — провозгласил Майк, пятясь в спальню. — Мы закончим наряжать елку завтра вечером.

Завтра. Сердцебиение Джоан ускорилось. Она не позволяла себе загадывать наперед. Прежде у нее не бывало временных любовников, поэтому ей трудно была определить, какие сроки считаются нормальными для подобных отношений.

— Я согласен на компромисс, дорогая, — заметил Майк. — Если тебе так нравятся блестки, можешь взять их. Вот они, посреди постели. — Он скрылся в спальне, и спустя мгновение до слуха Джоан донесся нежный шелест высыпаемой на простыни мишуры. Когда она осознала весь юмор ситуации, то не смогла удержаться от смеха. Женщина, способная войти в спальню мужчины и вынести оттуда блестки, чтобы с их помощью создать на еловых ветках иллюзию снега, сама должна

Быть холоднее сосульки!

Ну нет! Ирвин называл Джоан замороженным реликтовым ископаемым, и сегодня она пришла в квартиру Майка с целью доказать обратное. Поэтому рождественское деревце будет не полностью украшено. Ничего, это не смертельно. Тем более что Майк предлагает продолжить начатое завтра.

Замирая в предчувствии блаженства, Джоан

Медленно двинулась в направлении спальни.

— Ладно, твоя взяла, — сказала она. — Блестки могут подождать.

В смежной с гостиной комнате все еще было темно. По спине Джоан пробежали мурашки, потому что она знала: Майк и сегодня позволит ей поступить по своему усмотрению и решить, включать или не включать свет. Вообще, Джоан не возражала против освещения, только мягкого, деликатного. Хорошо, если настольная лампа у него, низенькая. На как бы то ни было, Джоан все равно намерена доказать, что сегодня она уже не та робкая девушка, которая накануне требовала полной темноты. Этой перемене немало способствовали минуты, проведенные за украшением елки в обществе сгорающего от нетерпения парня.

И все же идя в спальню, Джоан чувствовала, как у нее подгибаются колени. Не потому ли новоиспеченные мужья переносят юных жен через порог? Просто те не способны передвигаться самостоятельно, зная, что ждет их за дверью брачных покоев.

Едва Джоан шагнула в темноту, как ее поймали сильные мужские руки. Майк притянул добычу к себе, сразу же захлопнув дверь ногой. И вновь они очутились в полном мраке. Нужно ли говорить, что Джоан уже трепетала! С тихим стоном она обвила его шею руками и отдалась жаркому поцелую.

Наконец-то!

8

Майк был преисполнен благодарности Джоан за то, что она уступила и позволила заняться с нею любовью. Разумеется, ему нравилось наряжать с ней елку, но они потратили на это уже достаточно времени. А вот любить Джоан он никогда не устанет.

Поцелуй с ней был для Майка слаще райского нектара. Однако он слишком долго ждал этого сказочного мгновения, чтобы удержаться от немедленных поисков застежки на ее юбке. Но сначала следовало снять с Джоан свитер. С этой задачей Майк справился в два счета. Он не забью о прячущихся под юбкой колготках, но надеялся избавиться от них в самом начале игры. Если не сделать этого сейчас, позже возросшая страсть может привести к тому, что тонкий предмет туалета окажется разорванным в клочья.

Джоан вытянула задний край футболки Майка из-под пояса джинсов, забралась руками, внутрь и скользнула ладонями по обнаженной мужской спине. Он нашел ее действие крайне воодушевляющим. И еще он все время помнил, что прелестная гостья принесла сегодня веточку омелы, тем самым намекая на желание играть более активную роль в нынешнем приключении. Вместе с тем в гостиной она почему-то прервала их поцелуй.

Об этом тоже не следует забывать. Даже сейчас, когда каждое прикосновение Джоан усиливает жар в его чреслах, Майку следует соблюдать осторожность. Хотя ему не стоит никакого труда вообразить, как эти дивные ручки примутся ласкать другие части его тела, те, к которым он не позволил прикоснуться вчера. Уж сегодня Майк не откажет себе в подобном удовольствии! Только при этом он должен постоянно быть начеку и исключить всякую вероятность ошибки.

Расстегнув молнию на юбке Джоан, он сдвинул мягкую замшу вниз по стройным бедрам, затем уронил ее на пол и подхватил ладонями округлые ягодицы. Тогда-то и обнаружилась его ошибка. То, что Майк ранее принял за колготки, на самом деле оказалось чулками. У него перехватило дыхание: он питал особую слабость к женщинам в чулках и поясе. А когда вдобавок эти предметы находятся на такой длинноногой красотке, как Джоан… О, это обязательно нужно видеть при свете!

Майк медленно отпустил ее губы.

— Скажи… пояс того же цвета, что и чулки?

— Да, черный. — Шепот Джоан был таким же хриплым, как и его собственный. Чуть помедлив, она спросила:

— Хочешь посмотреть?

Еще бы! Можно? — Майк с трепетом ждал ответа.

— А твоя лампа… очень яркая?

Как хорошо, что он обо всем позаботился заранее!

— У меня есть кое-что получше лампы. Оставайся на месте. — Майк подошел к тумбочке и нашарил припасенный коробок спичек. Зажигая свечи, он провозился несколько дольше, чем хотелось бы, потому что его руки сильно дрожали. Боже правый, чулки и пояс! Потрясающе. Плюс возможность видеть Джоан, когда они начнут заниматься любовью. Прежде Майк без конца представлял себе ее наготу, а сейчас в этом больше нет необходимости. Он все увидит воочию. Услыхав сзади шорох, Майк обронил через плечо:

— Пожалуйста, не снимай поясок! Я…

— Не волнуйся, не буду.

Что-то в ее тоне переменилось. Голос звучал низко и томно. Похоже, глубоко спрятанная чувственность Джоан наконец начала проявляться.

Все еще держа в руке горящую спичку, Майк повернулся, и от представшей перед глазами картины его сердце на миг замерло. Джоан успела снять сапожки и сейчас была вся в черных кружевах — в лифчике, пояске и ажурных чулках. Мало того, она лежала на кровати, опутав себя нитями блесток. В их бесчисленных плоскостях отражалось пламя свечей, и Майку подумалось, как приятно будет убирать эти украшения… по одному.

Он вскрикнул, когда огонь обжег ему пальцы. Он-то и забыл, что держит в руке спичку!

— Хочешь, поцелую, чтобы не болело? поинтересовалась Джоан все тем же томным голосом.

— Если бы я знал, что ты это предложишь, не побоялся бы опалить и некоторые более чувствительные части тела, — тихо заметил он. Впрочем, органы, которые он имел в виду, и так пылали.

— Покажи мне бедняжку, — попросила Джоан, протягивая к Майку руки.

Того не требовалось просить дважды. Он присел на кровать, и Джоан сразу же завладела его кистью.

— Малыш, — произнесла она, поднося палец к полным губам. В его мозгу вспыхнула одна мысль, и Джоан тут же сделала то, чего он пожелал: принялась сосать палец, обвивая вокруг него язык и наблюдая за реакцией его владельца. Одним словом, имитировала то, что ей не удалось осуществить вчерашним вечером.

Тесные джинсы стали для Майка инструментом пытки. Сейчас они безжалостно сдерживали продолжающееся естественное расширение, У него возникла острая необходимость раздеться, но для этого требовалось две руки, а он не хотел прерывать затеянную Джоан своеобразную эротическую демонстрацию.

И все же придется это сделать, решил Майк, иначе я получу серьезную травму.

— Мы к этому вернемся, — пробормотал он, вынимая палец изо рта Джоан. Затем он встал и стянул через голову футболку, из кармашка которой выпала веточка омелы. Он поднял ее и положил на тумбочку. Джоан молча наблюдала за ним. — Позже она нам пригодится, — сказал Майк.' — У меня есть кое-какие идеи насчет ее применения.

— У меня тоже.

Очаровательно! Ранее Майк представлял, как Джоан постепенно становится все более раскованной и искусительной, но не мог даже вообразить, что ее голос станет таким же приятным, как… хорошее виски!

Дьявол, сколько времени мы потеряли впустую, возясь с елкой! — подумал Майк, стягивая кроссовки и носки.

А может, и нет. Может, Джоан нравилось заставлять его ждать. Не исключено, что она начала понимать силу своей женственности.

Глядя Джоан в глаза, он расстегнул джинсы и стянул их, оставшись в трусах.

— Видишь, что ты делаешь со мной?

Ее голубые глаза сверкнули триумфом: картина крайнего возбуждения Майка предстала перед ней во всей полноте. Спустя мгновение Джоан отвела взгляд и слегка переменила позу. Лежавшие на ее животе нити блесток змеями соскользнули вниз и засверкали серебром на обтянутых черным ажуром ляжках.

— Мне доводилось слышать, что дамские пояса способны производить подобный эффект.

Она явно потешалась над Майком. Он же все не мог поверить в свою удачу и упорно смотрел на сияющие елочные украшения.

— Эффект произошел задолго до того, как я увидел твой поясок. — С этими словами он снял трусы.

У Джоан перехватило дыхание, и она непроизвольно издала сдавленный звук.

О, какой музыкой прозвучал он для Майка! В подобной ситуации самооценка любого мужчины подскочила бы на небывалую высоту.

Он уперся коленом в матрас и тихо спросил:

— Приступим?

Джоан подняла глаза. Даже в неярком свете свечей было видно, что ее лицо пылает от желания. Она часто и прерывисто дышала, грудь ее вздымалась.

— Да, — произнесла она все так же томно. Затем медленно добавила:

— Я вся твоя.

Сердце молотом бухало в груди Майка, когда он улыбнулся в ответ, понимая, что лукавый красный чертенок Джоан явился на сцену.

— Сейчас, солнышко. Я лишь решу, с чего начать. Ты вся в блестках.

— Сам виноват. Не разрешил мне повесить их на елку, вот теперь и пеняй на себя…

— Здесь они мне нравятся гораздо больше. — Майк взял сразу несколько нитей и провел ими по выпуклостям груди. — Щекотно?

— Да.

— Хорошо. — Он отбросил мишуру в сторонку, наклонился и провел языком вдоль кружевных краев ее лифчика.

— Так… тоже… щекотно.

— Великолепно.

Отстранившись. Майк поискал взглядом новую цель. Его внимание привлекли остатки блесток на животе. Он немного подразнил ими Джоан, после чего то же самое сделал языком. Ее кожа раскраснелась и потеплела. Сама Джоан затрепетала, лежа под ним.

— Я хотела поддразнить тебя этими блестками, но не знала, что мне будет так приятно, когда ты начнешь их убирать, — призналась она, слегка задыхаясь.

— Тебе нравится? — Майк углубился языком в ямку ее пупка, а рукой убрал серебристые нити с чулочного пояса.

— Ммм… — Джоан задрожала сильнее.

— Мне тоже пришлась по душе твоя выдумка.

Убирая блестки с ее ног, он покрыл поцелуями все пространство от верхней части обтянутых черным нейлоном бедер до колен. Наконец все нити были сброшены, кроме одной. Сложив ее вчетверо, Майк принялся водить концами вверх-вниз вдоль внутренней поверхности бедер Джоан. Потом он намеренно уронил блестки.

— Ой, упали! Надо же… Можно, я ее подниму? — Он сделал вид, будто роется в поисках утраченной мишуры.

Джоан судорожно втянула воздух, когда он якобы нечаянно дотронулся до влажного участка ее трусиков между слегка раздвинутых ног.

— Кажется, нашел! — Майк потер мерный шелк тыльной стороной ладони. — Раздвинь бедра пошире, чтобы мне было удобнее.

— Послушай…

— Ну же, детка, — прошептал он. — Ты сама завернулась в блестки, так что, думаю, тебе этого хочется.

Джоан с тихим стоном уступила. Ее ноги разошлись, и он, взволнованно дыша, просунул пальцы под ткань трусиков. Это было начало, а не конец, как вчера, поэтому он намеревался действовать несколько иначе.

— Скажи, что действительно желаешь этого, — хрипловато попросил он, осторожно погружая два пальца во влажное лоно.

— Да.

Короткое слово повергло его в трепет. Еще больше углубившись, он поместил большой палец на самую чувствительную точку женского тела.

Джоан снова издала стон, и Майк начал.

Установив медленный ритм, он лег рядом с ней и увидел, что она зажмурилась.

— Джоан, посмотри на меня.

Ее ресницы дрогнули, и она открыла глаза. Зрачки были расширены, взгляд затуманен страстью.

— Гораздо лучше, когда я могу видеть твои глаза, — заметил Майк и тут же ощутил, как мышцы спастически стиснули его пальцы. — Тебе хорошо?

— Да…

— Это только начало. — Он ускорил ритм. — Я хочу раздразнить твой аппетит.

Джоан взглянула на него недоверчиво, будто спрашивая, неужели можно желать чего-то еще, но он-то знал, что до конца ночи подарит ей гораздо более сильные ощущения.

— Не забывай, у нас впереди еще много времени. А сейчас испытай наслаждение, солнышко. Для меня.

Он усилил ласки, и вскоре Джоан судорожно изогнулась на постели, издав протяжный хриплый вскрик.

В этот миг Майк испытал к Джоан прилив, особенно нежных чувств. Он прижал ее к себе и держал, пока не утихли конвульсии и не исчезла дрожь. Ему не хотелось признаваться себе, что означает этот всплеск эмоций, но в глубине души он знал, в чем заключается их скрытый смысл.

Поначалу Джоан казалось, что привычная робость нарушит знаменательный миг, но Майк помог ей преодолеть себя. И она пришла в восторг при мысли, что впервые в жизни вела себя непосредственно.

Он нежно поцеловал ее в шею.

— Мне нравятся звуки, которые ты издаешь на пике удовольствия.

— Какие звуки?

Он чуть отодвинулся, чтобы взглянуть ей в лицо.

— Разве ты не знаешь?

Джоан смущенно покачала головой. Оба раза когда Майк подарил ей наслаждение, она был; слишком захвачена ощущениями, пронзавшими все ее тело, чтобы думать о чем-то еще.

— Это стон, больше похожий на крик. Очень красивый и чрезвычайно чувственный. Неужели никто не говорил тебе об этом?

— Нет.

Ирвину, как правило, было не до того. Его настолько поглощало собственное удовольствие, что временами Джоан спрашивала себя, замечает ли он ее вообще? Она вдруг подумала, что ни один мужчина не уделял ей столько внимания, сколько Майк. Остальные ожидали от Джоан участия в их задумках относительно новой эротической позы или места, где можно было бы ее испробовать. Чаще всего она чувствовала себя скорее средством для достижения известной цели, нежели полноправной и лелеемой партнершей.

— Может, ты впервые так застонала? — Похоже, Майку понравилась эта мысль.

— Наверное.

— Ладно. Но, учти, вскоре мне снова захочется это услышать. — Подхватив ягодицы Джоан, он прижал ее животом к своей твердой плоти. — Как же мне нравится твое белье!

— Я очень рада.

С каждым комплиментом ее уверенность в себе возрастала. Теперь Джоан была готова предпринять следующий шаг, тот, который задумала, облачаясь сегодня в это белье. Джоан купила его еще в дни романа с Ирвином, но никогда не осмеливалась надеть. Сейчас оно словно поощряло ее к осуществлению своих фантазий.

Она взялась за расположенную спереди на лифчике застежку.

— Может, без этого я понравлюсь тебе еще больше? — Раздался тихий щелчок, и кружевные чашечки разошлись. Спустя мгновение Джоан стянула их с груди. — Ну, что скажешь?

Он прикипел к обнажившимся упругим округлостям жадным взглядом и долго не отводил глаз. Кожей бедра Джоан ощущала, как из-за усилившейся пульсации содрогается разбухшая мужская плоть Майка.

— Скажу, что ты само совершенство. — Он с усилием оторвал взгляд от ее груди и посмотрел в глаза. — Спасибо.

— Думаю, это мне следует тебя поблагодарить. — Джоан провела кончиком пальца по его губам. — За то, что передумал вчера. Что захотел меня.

Он медленно покачал головой.

— Я всегда тебя хотел. — Он нежно сжал ладонью одну прелестную округлость. — Ты самая чудесная женщина из всех, кого я встречал в жизни.

Джоан хотела что-то сказать, но он прижался губами к ее рту, и она тут же потеряла мысль.

Руки Майка поглаживали, массировали полную грудь Джоан, дразнили отвердевшие соски. И все это время он прижимался к ее рту, пока оба они едва не задохнулись.

— Жаль, что я не могу раздвоиться. Тогда можно было бы не отрываться от твоих губ и одновременно целовать другие местечки.

— Мне и так безумно приятно.

— Чего я и добиваюсь. — Он стал покрывать ее шею частыми поцелуями. — Хочу, чтобы ты потеряла голову от удовольствия и забылась настолько, что снова начала бы издавать те волшебные звуки.

Джоан жадно втянула воздух открытым ртом. В это мгновение Майк легонько сжал зубами ее сосок.

— Это так чудесно! — простонала она, погрузив пальцы в его волосы.

Тогда он втянул твердый столбик в рот и принялся сосать. Джоан судорожно содрогалась под ним. Вскоре рука Майка, словно сама собой отправилась вниз, сдвинула трусики Джоан и нырнула между ног. Не прошло и секунды, как мужские пальцы вновь проникли в манящую женскую глубину.

Изнывая от сладкой неги, Джоан подалась нижней частью тела навстречу его руке.

Это безмолвное подтверждение желания наполнило Майка безудержной радостью. Нынешней ночью он даст ей все, что она сможет принять. Сейчас, когда его лицо прижималось к ее груди, а пальцы сновали между поросших волосками складочек, он был просто счастлив. Потому что ощущал себя частицей Джоан. Ему недоставало лишь одного — полного слияния. Его безмерно отвердевшая плоть вожделела этого. Внизу живота у него словно полыхал пожар… но как сладостно было это пламя!

Не извлекая пальцев, Майк создал с их помощью вибрацию и ощутил первый спазм в горячей глубине. В этот миг до него и донесся желанный звук — Джоан вновь издала свой чудесный стон. Пока он звучал, ее внутренние мышцы несколько раз судорожно сократились, словно в попытке втянуть его пальцы поглубже.

Майк оставался с Джоан, удерживая сосок во рту, а руку между бедер, пока дрожь не улеглась и из ее груди не перестали рваться хриплые возгласы. Только тогда он медленно разомкнул губы и вынул пальцы.

Подняв голову и взглянув в затуманенные глаза Джоан. Майк вновь ощутил опасный прилив чувств. Если он влюбился и околдовавшая его женщина окажется такой же, как другие приятельницы, которые ожидали от него коренного изменения стиля жизни, это катастрофа.

— Восхитительно… — прошептала Джоан.

Майк решил до поры забыть о своих страхах. Слишком уж чудесным был переживаемый момент.

— Это ты восхитительна. — Он помог Джоан окончательно освободиться от бюстгальтера. — Потому-то мне и хотелось зажечь свечи, иначе я не увидел бы, каким прекрасным становится твое лицо в заветный миг.

— А мне казалось, что мужчинам нравится заниматься любовью при свете, потому что они любят поглазеть на женскую наготу.

От смеха Майка удержала лишь обида, сквозившая в этих словах. Похоже, Джоан не шутит.

— Скажу честно, такое бывало и со мной. — Майк нежно коснулся губами ее рта. — Раза два. Часто мужчина смотрит на подружку так, будто перед ним набор частей тела, а не живая женщина, с которой можно разделить всю гамму эмоций.

Майк знал, о чем говорит. Девушки нередко жаловались ему по этому поводу.

Взгляд Джоан потеплел.

— Вот именно. Так и бывает. В подобные минуты я чувствую себя словно некий выставленный напоказ экспонат.

— Мне бы не хотелось, чтобы ты испытывала такие эмоции. Напротив, ты должна чувствовать себя желанной. Чувствуешь?

Она счастливо вздохнула.

— Да.

Услыхав слетевшее с ее губ слово, Майк замер. Так невеста отвечает во время брачной церемонии. До сих пор в воображении Майка только Натали говорила это. Но, когда она исчезла из его жизни, вместе с ней улетучились и матримониальные мысли. И вот сейчас — да поможет ему Господь! — Майк снова задумался о чем-то подобном, на сей раз подразумевая Джоан.

Разумеется, мысль еще не сформировалась окончательно и от нее следует поскорее избавиться, если он еще не совсем свихнулся. Впрочем, возможно, это уже произошло.

Воспользовавшись паузой, Джоан протянула руку к его бедрам и сомкнула ладонь вокруг пульсирующего члена. Ее прикосновение мгновенно выветрило всякие мысли из головы Майка. Нынешняя ночь не для тревожных мыслей. Джоан нежно ласкает его, а все остальное не имеет значения.

— Ты тоже должен чувствовать себя желанным, — сказала она. — Со мной пока повременим.

— Ладно, — с трудом выдавил Майк. Как тут прикажешь разговаривать, когда женская рука ритмично поглаживает тебя! Собственное имя, и то едва вспомнишь. Хорошо, что вчера он догадался выпустить пар, иначе сейчас не продержался бы и двух секунд.

— Можешь подать мне веточку омелы? — попросила Джоан таким же медовым голосом, как ее прикосновения.

— С превеликим удовольствием, вот только бы вспомнить, куда я ее подевал.

— Она лежит на тумбочке, — подсказала Джоан. — Впрочем, не нужно. Сама возьму.

Не прекращая своих волшебных действий, она оседлала бедра Майка, но, устраиваясь поудобнее, поморщилась.

— Что случилось? — спросил Майк.

— Все то же, чрезмерные занятия на тренажерах. Не обращай внимания.

Он погладил Джоан по внутренней части бедер.

— Позволь помассировать тебя…

— Ну нет! — Она схватила его за запястья. — Известно, что произойдет, если ты вновь начнешь массировать меня.

— Но…

— Позже. — Джоан бросила взгляд на тумбочку. — Для этого ты припас массажное масло?

— Да.

— Хорошая идея, — мягко произнесла она. — Но сейчас моя очередь, так что убери-ка руки. Сможешь?

— Не уверен.

Тогда я не отпущу их. А пока не сделаю этого, не смогу продолжать… — Джоан выразительно посмотрела вниз, на напряженно выпрямленный член.

— Убираю, — сразу сдался Майк.

— Так-то лучше. — На всякий случай бросив на него строгий взгляд, Джоан разжала пальцы, чтобы тут же сомкнуть вокруг чудесной твердой плоти.

Майк задохнулся от удовольствия.

Потом его посетила мысль, не позабыла ли Джоан об омеле, хотя того, что она делает сейчас, было вполне достаточно для счастья. Вскоре Майк уже стонал, растворяясь в изысканных ласках. Труднее всего было удержаться от прикосновений к упругой атласной груди, которая находилась в дразнящей близости. В конце концов он не выдержал и накрыл ладонями полные колышущиеся выпуклости.

— Майк! — предостерегающе произнесла Джоан.

Он тут же послушно опустил руки, радуясь, как уверенно она держится. Но, когда она склонилась над ним, потянувшись за веточкой омелы, он приподнял голову и ухватил губами оказавшийся прямо перед его лицом сосок.

С загадочной улыбкой Джоан выпрямилась, тем самым высвободив плененную грудь.

— Ведь запрет относится только к рукам, — заметил Майк тоном обиженного мальчугана, которому не купили обещанный леденец на палочке.

— К губам тоже, — возразила Джоан. — Лежи смирно.

— Это выше человеческих сил.

— Ничего, у тебя получится.

Он взглянул в ее глаза и увидел обещание эротического приключения. Он находится с женщиной, которую долго искал и наконец нашел. Следующие несколько минут Джоан дразнила Майка омелой и целовала, повторяя его собственные действия, только у нее это получалось гораздо изысканнее. Пощекотав веточкой ухо, она склонилась к нему и прошептала:

— Тебе нравится?

Майк наслаждался. Немногим женщинам довелось узнать, что здесь расположена одна из его наиболее чувствительных эрогенных зон.

— Да.

Джоан немного поиграла языком с мочкой, потом легонько прикусила ее.

— А так?

Это было блаженство.

— Да.

Тогда Джоан ввела язык прямехонько ему в ухо. Вздрогнув от удовольствия, Майк судорожно скомкал пальцами простыню. Только одна часть его тела обладала подобной чувствительностью, и он догадывался, что Джоан не потребуется много времени, чтобы добраться туда. Она занялась вторым ухом, и Майк разжал руки. Однако ему все равно требовалось за что-то держаться. В конце концов он схватился за попку Джоан.

— Пусти, — тихо раздалось над его ухом.

— Мне нужно за что-то взяться…

— Ты только что держался за простыню.

— И когда она успевает все замечать?

Майк опустил руки, а Джоан переместилась ниже. Она несколько раз провела веточкой по его груди, а потом принялась лизать соски. Он вновь вцепился в постельное белье. Путь омелы к пупку потребовал от него повышенного умения владеть собой. Затем Майк приготовился к завершающему натиску.

К его удивлению, Джоан пропустила главную цель и занялась ступнями, медленно перемещаясь от кончиков пальцев к бедрам. Он сначала постанывал, а потом с его губ начали слетать странные хнычущие звуки. Поначалу он сам не понял, откуда они взялись, но, когда Джоан принялась щекотать языком впадинки под его коленями, сообразил, что к чему. Оказывается, это не кто иной, как он сам, поскуливает будто проголодавшийся щенок. Вдобавок Майка начало трясти.

К тому моменту, когда Джоан встала на колени между его ног, он дрожал как в лихорадке. Вскоре ему пришлось узнать, что ни мочки, ни внутренние области ушных раковин по чувствительности не способны сравниться с другим участком тела. В этом смысле округлости у основания его разгоряченного ствола побили предыдущий рекорд. Грудь Майка вздымалась, он стискивал зубы, боясь, что не выдержит и тогда сказочное приключение закончится раньше времени.

Наконец Джоан медленно провела омелой снизу вверх по всей длине его вздрагивающей плоти. За веточкой, как и прежде, последовали губы. Джоан знала, что Майк сейчас находится в полной ее власти, и пользовалась этим вовсю. Он держался, сколько мог, но очень скоро ему пришлось погрузить пальцы в пушистые волосы Джоан, притянуть ее к себе и слиться с ней в долгом глубоком поцелуе.

Не размыкая губ, Майк перекатил Джоан на спину и на ощупь открыл дверцу тумбочки. Его выдержка была уже почти исчерпана, но ему не хотелось, чтобы конец наступил до того, как он овладеет этой женщиной, на которой не останется ничего, кроме чулок и пояса. Трусики Майку придется разорвать, чтобы не терять времени попусту, но ему будет приятно купить новые.

Нащупав пакетик с презервативом, он заставил себя оторваться от сладостных губ.

Джоан дышала так же тяжело, как и он сам.

— Помочь?

Он посмотрел в ее потемневшие от желания глаза и сглотнул,

— Если ты еще разок прикоснешься ко мне, я не выдержу.

— На тебя слишком сильно подействовала омела.

— Наверное. — Сдавленный смешок Майка был полон предвкушения. Спустя секунду он надорвал пакетик зубами и надел презерватив. — Все дело в ней. — Он окинул Джоан взглядом. — А сейчас я хочу полностью осуществить свои грезы. — С этими словами Майк взялся за самый влажный участок женских трусиков и одним движением разорвал тонкую ткань.

Джоан ахнула, ее глаза полыхнули пламенем.

— Ты порвал мои трусики!

— Совершенно верно.

Последовало еще одно уверенное, властное движение, и Майк наконец вошел туда, куда так давно стремился. И это оказалось даже чудеснее, чем ему виделось в мечтах: С бешено бьющимся сердцем он замер, наслаждаясь влажным теплом сомкнувшихся вокруг его тугой плоти мышц и сказочно интимным ощущением полного единения с Джоан.

Ее глаза блестели, когда она скользнула ладонями вверх по спине Майка и впилась ногтями в плечи.

— Не могу поверить, что ты порвал мои трусики!

— Ведь ты сама этого хотела, — натужно прошептал он. Она кивнула.

— Какое твое желание я еще не выполнил? — спросил Майк.

— Самое последнее. Но ты уже приступил к его выполнению.

— Прекрасно. — Он наклонился и поцеловал Джоан в губы. — Но сначала мне хочется немножко поглазеть. Самую капельку.

Джоан снисходительно улыбнулась.

— Ладно уж.

Уступая его желанию, она отпустила его плечи и завела руки за голову. Майк, затаив дыхание, уперся ладонями в постель, приподнялся и посмотрел вниз, на распростертую под ним Джоан, чья обнаженная грудь слегка подрагивала при каждом вдохе. Пониже, там, где темнели остатки трусиков и обнимал бедра поясок, к резинкам которого были пристегнуты чулки, находился он сам, погруженный в женское тело. Восхитительно!

Он хрипло кашлянул.

— Обними меня ногами. — Тут он вспомнил о занятиях в тренажерном зале и добавил:

— Если только тебе не будет больно,

— Не волнуйся.

Джоан с удовольствием выполнила просьбу Майка, раскрывшись еще больше. Когда стройные ноги скрестились на его пояснице, он встал на колени — потому что не в силах был удержаться от осуществления своей фантазии, — подхватил ягодицы Джоан ладонями и придвинул ее к себе. В таком положении Поттер и начал медленное ритмичное движение.

Сейчас он действительно обозревал прелестную картину во всей полноте. Джоан лежала перед ним с запрокинутыми за голову руками, ее полная грудь колыхалась при каждом его движении, а сам он переживал мгновения наивысшего эротического накала. Да, Майк без зазрения совести разглядывал Джоан, но — странное дело! — она, похоже, ничуть не возражала против этого. Ее глаза не отрывались от его лица, взгляд был затуманен и полон страсти.

Интуиция подсказывала Поттеру, что не следует долго удерживать избранную позицию, несмотря на то что выражение глаз Джоан поощряет его к ускорению ритма. Он должен помнить, что не все женщины способны получить удовлетворение в подобном положении. Но как же Майку не хотелось останавливаться! Сейчас его ощущения были невыразимо приятны. Просто восхитительны…

Когда он участил движения, губы Джоан приоткрылись, голова запрокинулась. Он мог бы поклясться, что она близка к решающему мгновению. В следующую секунду Джоан крепко вцепилась в металлические прутья изголовья.

— Сейчас! — шепнула она.

— У тебя получится?

— Да. — Ее глаза были черны. — Да!

И почти без паузы, издав столь полюбившийся Майку протяжный крик, она запрокинула голову еще дальше и ее тело начало содрогаться от череды спазмов.

Большего Майку не требовалось. Мощно войдя напоследок в ее тело, он излил поток горячей влаги, после чего, ослепленный и задыхающийся, всецело отдался пронзительно сладостному ощущению освобождения…

Когда к Майку вернулась способность рассуждать здраво, вместе с ней пришло и отчетливое осознание истины. Джоан олицетворяет собой самые смелые его мечты, а в постели превзошла все, на что он мог надеяться. Иными словами, она объединяет в себе черты возлюбленной, партнерши и друга. Если вдобавок Джоан не станет превращать Майка в более приемлемую для нее личность, то это означает, что он наконец-то нашел женщину, на которой стоит жениться.

9

Пора уходить, подумала Джоан, лежа рядом с медленно приходящим в себя Майком. После любви он ласкал ее лучше любого известного ей мужчины, чем немало напугал.

Сердце подсказывало Джоан, что она нашла чудесного мужчину, но ей все не верилось. В конце концов, сейчас она не может рассуждать здраво. Совсем недавно у Джоан произошел тяжелый разрыв с мужчиной, и сейчас любой, подаривший ей три оргазма за ночь, стал бы для нее самим совершенством.

Главная причина не прислушиваться к доводам сердца заключается в самом Майке. У него необычное хобби — утешать разочаровавшихся в любви женщин, но та же Кэтрин, к примеру, ясно дала понять, что он не любит связывать себя долговременными отношениями. К тому же он наверняка не будет чувствовать себя уютно рядом с женой, принадлежащей к другому слою общества.

С женой! Не слишком ли ты спешишь, подруга? — спросила себя Джоан. Ведь Майк еще не считает тебя даже постоянной подружкой, не то что спутницей жизни.

Ей следует поскорее убраться из этой квартиры, подальше от здешних искусов, иначе она может сделать или сказать что-то несуразное. Ну да, у них с Майком был хороший секс. Джоан даже назвала бы его великолепным. Однако для него он не является чем-то особенным. Он и не такое видал.

Эта угнетающая мысль заставила Джоан начать потихоньку высвобождаться из объятий Майка.

— Пожалуй, мне пора отправляться домой.

Он удержал ее.

— Побудь еще немножко. — Его глаза были закрыты, голос звучал сонно, что и понятно: Майку выдалась напряженная ночь.

— Нам обоим завтра предстоит работа, — заметила Джоан.

— Оставайся спать здесь.

— Нет, это невозможно. Не хотелось бы, что бы кто-то утром увидел меня выходящей из твоей квартиры.

Майк открыл глаза, но ничего не сказал. Джоан показалось, что она задела его чувства. Пауза затянулась.

— Мы должны соблюдать осторожность, а то ты лишишься работы, — прервала ее Джоан. — А это наверняка произойдет, если станет известно о твоей связи с одной из здешних обитательниц.

Майк продолжал пристально смотреть на нее.

— Это единственная причина, по которой ты не хочешь остаться?

— Не совсем, — честно призналась Джоан. — Мне бы тоже не хотелось стать объектом сплетен.

— Не желаешь, чтобы кто-то узнал, что ты провела ночь с водопроводчиком?

Джоан поднялась на локте.

— Ничего подобного! То, как ты зарабатываешь средства к существованию, не имеет для меня никакого значения. Просто я ценю свою личную жизнь, вот и все.

Майк снова пристально вгляделся в ее лицо, будто пытаясь понять, правду ли она говорит. Джоан сообразила, что некогда кто-то презрительно отозвался о его работе. Скорее всего, одна из здешних девушек. Если так, то просто чудо, что он до сих пор продолжает исцелять разбитые женские сердца.

— Если тебе кажется, что я ухожу, потому что стыжусь заниматься любовью с сантехником, то ты плохо меня знаешь.

Взгляд Майка стал чуть менее напряженным.

— Тогда почему?

— Не хочу, чтобы из-за меня ты стал безработным.

— Это ясно, но ты также упомянула о сплетнях. Выходит, тебя смущает то, что между нами произошло.

Джоан нежно погладила его по щеке.

— Ты прав, мои слова оставляют такое впечатление. Вообще-то, мне плевать на любые пересуды. Я сказала тебе это лишь потому, что хотела скрыть истинную причину своего ухода.

— В чем же она заключается?

Она глубоко вздохнула.

— Мне необходимо побыть одной. То, что сегодня случилось… В общем, мне еще ни с кем не было так хорошо. Хотя тебе, наверное, частенько приходится слышать такие признания…

— Вовсе нет. Я…

Джоан прижала палец к его губам.

— Ничего. Тебе совершенно не нужно уверять меня, что для тебя нынешняя ночь тоже стала чем-то особенным. Если будешь настаивать, я рассмеюсь.

Майк блеснул глазами.

— Даже если это правда?

Да, Кэтрин была права; этот парень точно знает, что и когда сказать, чтобы девушка чувствовала себя польщенной! Ладно, все равно он очень мил. И определенно талантлив.

Джоан принужденно улыбнулась.

— Позволь мне немного собраться с мыслями. У меня голова идет кругом…

— Почему?

— Кажется, я начинаю влюбляться в тебя. Ясно? Этого достаточно, чтобы ты напугался до смерти. — Она соскочила с кровати, и на сей раз Майю не стал ее останавливать. Судя по выражению его лица, он не был напуган. Ом ужаснулся. С упавшим сердцем Джоан собрала свои вещи и направилась к двери. — Не волнуйся, — обронила она через плечо. — Обещаю, что не буду создавать для тебя проблем.

Джоан ушла. Ее последнее замечание уничтожало надежду на дальнейшие отношения.

10

Минули долгие часы, а Майк все не мог решить, как быть с Джоан. Известие, что она влюбляется в него, радовало, но в ее тоне не ощущалось особого восторга по этому поводу. Похоже, Джоан совершенно не планировала подобного исхода их связи.

Но почему? Ведь сама же сказала, что род его занятий не играет для нее никакой роли. Может, со стороны Майка и глупо было верить словам Джоан, но она выглядела совершенно искренней. Или это страстная ночь повлияла на его голову? Дьявол, вполне может быть и так!

Ясно одно: дальнейшее развитие отношений всецело зависит от Майка. Именно в этом заключался намек Джоан, заявившей перед уходом, что она не будет создавать для Майка проблем. Впрочем, в ее фразе мог содержаться и второй смысл. Полностью противоположный. Например: не желаю, чтобы ты стал для меня проблемой. Попробуй разберись!

А разобраться необходимо, так как, если выяснится, что Джоан принадлежит к тому же разряду людей, что и некоторые, проживающие в данном здании снобы, Майка сей факт уложит на обе лопатки. И хотя она не стала тотчас пытать Майка, как он дошел до жизни такой, у нее еще есть для этого время.

Вот и выходит, что он забрел на минное поле. Однако после сегодняшней ночи можно с уверенностью сказать: Джоан того стоит!

Из любовных романов Джоан знала, что, когда главные героини теряют возлюбленных — вернее, им кажется, что теряют, — они не спят до утра, предаваясь безутешному горю. С ней же все было иначе. Упав в постель, Джоан уснула как сурок. Вероятно, этому немало способствовали три бурных оргазма.

Но, когда на рассвете прозвонил будильник, на Джоан нахлынула тоска. Проведя в обществе Майка всего две ночи, она уже без него не могла. Ей трудно было представить, как жить дальше без его искусных поцелуев и ласк, а еще разговоров, нежности, даже без его кошки, если на то пошло. И если уж быть честной до конца, без некоторых выдающихся частей его тела.

Дело в том, что не один только Майк разглядывал вчера ее во время их сказочной интерлюдии. Джоан тоже впервые в жизни обнаружила радость в лицезрении мужского тела, разумеется на свой, женский лад. Майк обладал самым красивым интимным органом из всех, которые ей доводилось видеть. Но больше она никогда не сможет полюбоваться им. Вот по этому поводу действительно стоит горевать. Не следовало говорить Майку, что она начинает в него влюбляться! Это глупо, глупо, глупо…

Но он так расстроился, вообразив, что Джоан стыдится их отношений, потому что он простой сантехник. А она не могла позволить, чтобы он так думал.

Однако существует тысяча разных способов уйти, не объявляя при этом о своей любви. Неужели нельзя было придумать какую-нибудь отговорку? Что утром ей должна позвонить мама, например? Так нет же, обязательно нужно выложить правду!

С полными слез глазами Джоан взглянула на красного чертенка.

— Это все твои проделки!

Отвернув игрушку лицом к стене, она встала с постели и сразу обнаружила новый повод для расстройства. Оказывается, ей трудно даже шаг ступить. Разумеется, виной тому в основном тренажерный зал, но ночь любви с Майком тоже внесла лепту в нынешнее состояние Джоан.

Горячий душ придал эластичность застывшим мышцам. Кофе и сандвич помогли Джоан вновь почувствовать себя человеком, однако при взгляде на наряженную елку ей хотелось заплакать. Перспектива провести праздники без Майка совершенно уничтожала рождественское настроение.

И еще ей абсолютно не хотелось встречаться с Кэтрин. Обычно они ездили на работу одним автобусом. Если Джоан задержится и не спустится в вестибюль вовремя, подружка зайдет за ней. И тогда не будет конца расспросам о Майке.

Так и не придумав способа избежать встречи с Кэтрин, Джоан надела сапожки и шерстяное пальто, повязав вокруг шеи длинный шарф. И только протянула руку к замку, как увидела белевшую на ковре записку, которую, должно быть, кто-то подсунул под дверь ночью или ранним утром.

Поднимая записку, Джоан уже знала, кто ее автор. Несомненно, Майк. Это в его стиле.

Джоан развернула сложенный вдвое листок.

«Дорогая Джоан, прости, что вчера оставил твои последние слова без ответа. Ты застала меня врасплох. Прошу, никогда не думай, что ты можешь стать для меня проблемой. Я счастлив впустить тебя в свою жизнь, независимо от того, сколько это продлится. И я не готов расстаться с тобой. Если ты действительно хочешь разорвать наши отношения, дай мне знать. Но если нет, то приглашаю тебя сегодня на ужин в одно уютное местечко. Так, ничего особенного, просто соседний бар, где я обычно провожу время с друзьями. Если не получу от тебя известий, буду ждать у твоей двери в шесть вечера. Майк».

Она перечитала записку несколько раз. Майк приглашает ее на ужин. Непонятно почему, но он не хочет расставаться с ней. Напротив, желает познакомить с друзьями.

Звонок в дверь заставил Джоан вздрогнуть. Должно быть, это Кэтрин, которую взволновало опоздание обычно пунктуальной подружки.

Быстро сунув записку в карман пальто, Джоан отворила дверь. Так и есть, Кэтрин. Выглядит озабоченной.

— Ты в порядке?

— Да, если не считать того, что я вся разбита после занятий на том механическом монстре.

— А выглядишь неплохо, — заметила подружка. — Идем, иначе опоздаем. — У лифта она вновь окинула Джоан подозрительным взглядом. — Я еще никогда не видела тебя такой счастливой и сияющей,

— Это все заслуга спортивных упражнений. Они здорово поднимают настроение.

Кэтрин хотела было что-то сказать, но тут приблизилась Рита, тоже жившая на этом этаже. В лифт они вошли вместе.

— Джоан, как прекрасно ты сегодня выглядишь! — воскликнула Рита. — Неужели Кэт уговорила тебя посещать спортклуб?

— Боюсь, что так. — Джоан вспомнила, что именно Рита посвятила Кэтрин в некоторые детали жизни Майка Поттера. То есть Рита тоже… Нет, лучше не думать об этом. — Если в ближайшие дни увидишь меня из последних сил ползущей к лифту, помоги добраться до квартиры. Это, не тренажерный зал, а камера пыток!

— Ничего, сейчас хнычешь, а потом спасибо скажешь, — сказала Кэтрин. — Хорошая физическая форма всегда помогает женщине быть уверенной в себе.

— Еще лучше с этим справляется восхищенный мужской взгляд, — негромко произнесла Рита.

Джоан выходила из лифта последней, поэтому не сразу заметила Майка, стоящего в дальнем конце вестибюля на стремянке и возящегося с пожарным датчиком. Ее пульс неимоверно ускорился при виде этих длинных, стройных ног, мускулистого торса и красивых крепких рук. Всего несколько часов назад обнаженный Майк поддерживал ее ягодицы на своих бедрах, глубоко внедряясь между ног и излучая восхищение чудными зелеными глазами. Джоан будто наяву увидала, как поблескивает в пламени свечей испарина на его груди, в то время как сам он движется все быстрее, быстрее, быстрее…

Вероятно, Рите тоже были известны интимные подробности такого рода, однако сейчас Джоан было не до того.

— Привет, Майк! — крикнула Кэтрин. — Как поживаешь?

Майк оглянулся через плечо, увидел троих девушек и улыбнулся без малейшего следа неловкости.

— А, это ты, Кэт. И Джоан, и Рита. Здравствуйте!

— Привет, Майки, — улыбнулась Рита. — Хорошо, что ты занялся этими штуками.

— А как же еще? Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь оказался в пламени.

Например, я, подумала Джоан. Что обязательно случится, если сегодня ты снова уложишь меня в постель,

Ей тоже хотелось произнести что-то легкое и веселое, но горло было таким же зажатым, как ноющие мышцы бедер,

— Не свались со стремянки, — выдавила она наконец.

Глупее этого вряд ли можно было что-то придумать. Однако Майк отнесся к словам Джоан серьезно.

— Постараюсь, — ответил он. И снова улыбнулся, причем ей одной. — Если зашибусь, от меня будет мало проку.

Джоан явственно ощутила, как вспыхнуло ее лицо.

— Пока, Майк, — помахала Рита рукой. Потом повернулась к спутницам. — У меня тут машина, хотите подвезу?

— Спасибо, но твой офис в другой стороне, — сказала Кэтрин. — Мы и на автобусе прекрасно доберемся.

— Да, не беспокойся, — подхватила Джоан. — До свидания, Майк, — коротко взглянула она в сторону стремянки. После чего, не глядя на приятельниц, направилась к выходу.

Снаружи холодный воздух приятно освежил ее.

— Эй, меня-то подожди! — Скрипя снегом, к Джоан подбежала Кэтрин. Изо рта у нее вырывались клубы пара. — Хорошо, что Майк чинит этот датчик. Искры, летящие от вас с ним, запросто могут вызвать пожар.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. — Они подошли к автобусной остановке, где ей поневоле пришлось остановиться.

Кэтрин ухмыльнулась.

— Ну да, не понимаешь! Вообще-то, я рада за тебя. И не жалею, что посоветовала обратить внимание на Майка. Он хорошее средство от тоски.

Джоан глубоко вздохнула, пытаясь избавиться от ревнивых мыслей, но это ей не удалось, и она выпалила:

— Полагаю, не только для меня, но и для Риты также!

Кэтрин похлопала ее по плечу рукой в перчатке.

— Это не так уж важно, верно? Ведь сейчас твоя очередь.

Утешила, нечего сказать! — подумала Джоан, чувствуя, как неприятно сжался ее желудок после слов подружки. Разве может она сравниться с Ритой, высокой длинноногой брюнеткой, дизайнером модной одежды? Несомненно, темноволосая красотка в постели гораздо искуснее ее, скучного финансового аналитика.

— Рита сказала тебе, что спала с Майком? — спросила Джоан, вероятно, из подсознательного желания быть наказанной за содеянное.

— Да, — пожала Кэтрин плечами. — Но ты лучше не думай об этом. Помни, что твой роман краткосрочен. Просто развлекайся и не строй планов на будущее.

Джоан принужденно улыбнулась.

— Конечно.

Кто лучше нее знает, что с каждой минутой она все больше влюбляется в Майка?

Каким-то образом Люсиль всегда догадывалась, что Майк собирается уходить. И вела себя так, словно пыталась отговорить его от этого. Сегодня, пока он одевался, она беспрестанно вилась вокруг его ног, выписывая восьмерку и жалобно мяукая.

— Я вернусь, — пообещал ей Майк. — Может, даже вместе с Джоан.

Во всяком случае, он на это надеялся. Конечно, рискованно было приглашать Джоан в простецкий бар, посещаемый столь же незамысловатыми личностями, как и он, сам, но Майк сделал это намеренно. Ему хотелось проверить, начнет ли Джоан задавать вопросы, относящиеся к его образу жизни. А причина данного желания крылась во все возрастающем влечении Майка к этой восхитительной девушке. Он должен знать, может ли оставаться с ней самим собой, в противном случае ему грозит очередная эмоциональная катастрофа.

Когда Майк натягивал сапоги, Люсиль поднялась на задние лапы, впилась когтями ему в колено и мяукнула прямо в лицо. Майк погладил любимицу по спинке, почесал за ушком. — Это очень важно, малышка. Я должен выяснить, останется Джоан со мной или через день-другой упорхнет как пташка.

Вторая часть фразы заставила его помрачнеть. Он и так уже был привязан к Джоан больше, чем ему хотелось бы. Если дело обернется не в его пользу, выбросить новую подружку из сердца будет нелегко.

— Пожелай мне удачи, Люсиль.

Джоан переодевалась четыре раза. На часах было уже около шести, а она снова решила сменить наряд. Виной всему красотка Рита, которой необходимо составить конкуренцию. До нынешнего утра Джоан удавалось не думать об остальных девушках Майка, но сейчас все переменилось.

Как назло, в ее гардеробе не находилось ничего, в чем можно было бы посетить небольшой уютный бар. Прежние приятели не водили Джоан в подобные места, поэтому она не обзавелась подходящей одежкой.

Джоан задумчиво вертела в руках свитер с изображениями лыжников, который отец подарил ей лет пять назад. Однажды она показала свитер Ирвину, и тот моментально назвал его хоккейным, попутно посоветовав отдать его в какую-нибудь благотворительную организацию. Но Джоан его не послушалась.

Окончательно решившись, она облачилась в свитер, темные шерстяные брюки и короткие сапожки. Затем посмотрела на себя в зеркало.

Да, по сравнению с элегантной Ритой она выглядит розовощекой фермерской дочкой. Неудивительно, что в первый день Майк сомневался, стоит ли укладывать ее в постель. Прозвучал дверной звонок, и сердце Джоан едва не выскочило из груди. Вздохнув поглубже, она напомнила себе, что ей следует сохранять спокойствие. Хотя бы внешнее.

Увидев на пороге Майка в куртке нараспашку, в мягкой фланелевой рубашке и синих джинсах, Джоан поняла, что держать себя в руках будет нелегко. С таким парнем хорошо бы отправиться в уединенный коттедж на берегу озера и провести там несколько безумных дней.

— Какой красивый свитер! — похвалил Майк, обежав Джоан взглядом.

— Брось, в нем нет ничего особенного, — смущенно заметила та. — Тем более что я даже не умею стоять на лыжах.

— Разве закон запрещает носить одежду с изображением лыжников, если сам таковым не являешься?

— Вроде нет, — улыбнулась Джоан. Его шутка сразу улучшила ей настроение. Даже мысли о Рите отступили на задний план. Может, она вообще зря волнуется, ведь неизвестно, нравятся ли Майку стильные девушки.

— Я тут принес тебе кое-что. — Он вынул из кармана куртки плоскую коробочку, завернутую в красно-зеленую бумагу.

— Рождественский подарок? — спросила она, беря сверток.

— Не совсем такой, который ты принесла вчера нам с Люсиль.

Джоан порозовела, вспомнив веточку омелы, уложенную на дно подарочной сумочки, а также то, каким образом упомянутое растение было применено.

— Вообще-то, это был не…

— Да и это не подарок, — прервал ее Майк. — Просто перед праздниками продавцы все так заворачивают. Я решил ничего не менять.

Джоан принялась аккуратно разворачивать пеструю бумагу. Услыхав его тихий смешок, она подняла на него вопросительный взгляд.

— Мне нравится наблюдать за тобой, — пояснил Майк.

Сердце Джоан сладко сжалось: в его глазах светилось восхищение. Если даже предположить, что он намеренно выработал подобный взгляд, зная, как это нравится женщинам, все равно данный прием сработал. Джоан готова была купаться в сиянии дивных зеленых глаз всю ночь.

Она усилием воли заставила себя вернуться к прерванному занятию. Подняв крышку коробочки, Джоан увидела черные шелковые трусики. В тот же миг воспоминания о вчерашнем эротическом приключении нахлынули на нее как волна. Кончики ее ушей мгновенно стали лиловыми.

— Надеюсь, размер подойдет. — Вкрадчивые интонации в его голосе вполне соответствовали хаосу чувственных мыслей в голове Джоан. — Эй, с тобой все в порядке?

Она кивнула, не глядя на него из опасения, что он увидит желание в ее глазах. Ей не хотелось идти в бар. Вместо этого она с удовольствием сорвала бы с Майка одежду и повторила все то, что делала вчера.

— Возможно, эти трусики отличаются от тех, которые я порвал, — деловито заметил он. Тогда их можно будет обменять. Продавщица сказала, что мужчины часто не могут определить женских размеров, поэтому…

Не волнуйся, они мне в самый раз. — Сглотнув, Джоан наконец подняла голову. — Ты уверен… — Она умолкла, чтобы прочистить горло. — Что мы должны отправиться в бар прямо сейчас?

11

Увидев чувственный блеск в голубых глазах Джоан, Майк перестал дышать. Сам он пытался сдержать страсть с первой секунды, когда хозяйка впустила его в квартиру. У него моментально возникло ощущение интимного уюта, в котором так приятно было бы заняться… тем, к чему они сейчас близки. Майка била дрожь, голова шла кругом, и в ней звенела лишь одна мысль. Ведь не будет ничего страшного, если мы слегка изменим планы на нынешний вечер?

Майк так и не понял, кто первым проявил инициативу, но его куртка вдруг оказалась на полу, а поверх нее упала коробочка с трусиками. Их с Джоан словно швырнуло друг к другу, и они сошлись в объятиях, целуясь, нащупывая пуговицы и молнии и поспешно расстегивая их. Слов не было, звучали только стоны и учащенное дыхание.

Со свитером и лифчиком Джоан проблем не возникло, но еще надо было справиться с пуговицами на рубашке Майка. В конце концов он стянул рубашку через голову и швырнул на растущую кучу одежды на полу. Джоан тут же занялась его джинсами, а он — ее брюками. Это происходило уже в гостиной.

— Сапоги! — простонала Джоан. — Надо их снять…

— Знаю, — хрипло выдавил Майк.

Но ему так не хотелось отрываться от ее губ и теплого бархатистого тела! Он увлек Джоан на диван, однако брюки все еще не позволяли ей раздвинуть ноги так, как ему хотелось. Вдобавок его собственные сапоги на толстой подошве сейчас казались тяжелее пудовых гирь.

Майк все-таки отстранился от Джоан, чтобы освободиться от последних помех. Дыша, словно запыхавшийся марафонец, он принялся развязывать шнурки на сапогах. Глядя на него, Джоан тоже поспешила завершить раздевание. Казалось, прошла целая вечность, но в итоге они оказались на диване, оба обнаженные. Судя по тому как Джоан стиснула бедрами бока Майка и впилась пальцами в его ягодицы, предварительных ласк сегодня не требовалось.

Майк на мгновение прервал поцелуй.

— Где презервативы?

Повисла напряженная пауза, за которой последовал стон отчаяния.

— У меня нет ни единого! А ты не захватил?

— Нет!

Джоан закатила глаза к потолку.

— О, Майк! Что же делать? Я так хочу…

— Ничего, ты все получишь. — Майк решительно двинулся вниз, пока его лицо не оказалось между раздвинутых бедер Джоан. По крайней мере один из них отправится в бар счастливым.

Однако Джоан стиснула голову Майка, остановив его в самом начале действия.

— Нет, так нечестно.

Он взглянул на нее снизу вверх. — Позволь мне любить тебя.

В ответ глаза Джоан блеснули страстью.

— Уж если так вышло, будем любить друг друга!

Он едва мог поверить, что перед ним та самая девушка, которая совсем недавно настаивала на том, чтобы заниматься любовью в темноте. Сейчас они находились в залитой светом гостиной, и если Майк правильно угадал ее намерения, то она освободилась от всех внутренних запретов.

— Можно я буду сверху? — Тон Джоан был таким же смелым, как взгляд.

— Я не ошибся, мы думаем об одном и том же?

Губы Джоан приоткрылись, дыхание вырывалось короткими толчками. Он дрожала, однако в выражении ее глаз не было и намека на робость.

— Да.

Еще минуту назад Майк неистово желал Джоан, — но сейчас его страсть достигла точки кипения. Несмотря на сильную дрожь, ему удалось обнять Джоан и поместить поверх себя, не свалившись при этом на пол.

Ее горящий взгляд скользнул вдоль его нагого тела. Затем она нашарила сзади красную подушку, которую они отбросили на край дивана, чтобы не мешала.

— Приподними голову, — хрипло велела Джоан.

Уложив Майка на подушку, она повернулась к нему спиной и склонилась над бедрами. Почувствовав, как губы Джоан сомкнулись вокруг его твердой плоти, он стиснул ее бедра горячими ладонями и принялся упоенно ласкать языком самый интимный участок между ног. Его слух жадно впитывал сдавленные женские стоны, и, если бы кто-нибудь в эту минуту спросил Майка, он бы сказал, что может продолжать свое занятие часами.

Однако чувственный голод Джоан препятствовал этому. Вместе с тем наполнивший его рот непередаваемый вкус, показавшийся ему слаще цветочного нектара, больше прежнего распалил его желание и заставил еще ближе притянуть Джоан к лицу. Майк почувствовал, что контроль над ситуацией ускользает от него, даже, несмотря на то, что он знал: требуется еще несколько мгновений, чтобы Джоан достигла наивысшего удовольствия. Минуло пять секунд… и все. Майк хрипло вскрикнул от наслаждения, затем, продолжая стонать и содрогаться, плотнее прижался ртом к Джоан, глубже ввел язык.

В эту минуту по ее телу пробежал знакомый трепет. Ощутив его, Майк ускорил свои действия. Его член обжигало дыхание Джоан. Мгновение назад та выпустила изо рта содрогающийся ствол и напряженно замерла в сладостном предчувствии. Вскоре она судорожно вздрогнула, потом еще раз.

Майк почувствовал, что сходит с ума по этой женщине, что полностью и бесповоротно влюбился в нее. Впившись пальцами в ее нежные атласные ягодицы, он прижал ее к своему лицу так плотно, что стало трудно дышать, и последним усилием подтолкнул к пику блаженства. Охваченный неистовым приливом радости, Майк лежал под Джоан, с наслаждением вслушиваясь в музыку ее криков. Великолепное начало вечера!

Неожиданно для себя Джоан обнаружила, что занятие любовью в гостиной имеет одну особенность: когда все кончилось, здесь не оказалось простыни или одеяла, которыми можно было бы прикрыться. Они с Майком вновь лежали рядом, сплетясь в уютных объятиях, но сейчас Джоан чувствовала себя чересчур оголенной.

Майка, похоже, это совершенно не беспокоило. Он пригладил волосы Джоан, а потом поцеловал ее.

— Здорово было! А ты просто восхитительна.

— Ты тоже.

Что-то в голосе Джоан заставило Майка взглянуть ей в глаза.

— Но?

Она вздохнула.

— Но сейчас мне неловко лежать здесь голой.

Он усмехнулся.

Ничего, Рим не сразу строился.

Иными словами, я постепенно должна превратиться в нудистку?

На сей раз Майк рассмеялся.

— Не знаю. Все возможно. Этот предмет никогда меня особо не интересовал, но если тебя волнует данная тема…

— Вот именно. Не представляю, чтобы я ходила без одежды!

Майк коснулся губами ее щеки.

— А я очень даже представляю. Только мне не хотелось бы, чтобы рядом с тобой кто-то был. Ладно, давай оденемся. Я хочу пригласить тебя в людное место, а там одежда уж точно понадобится.

— Хорошо. — Джоан поднялась и быстренько собрала свои разбросанные по квартире вещи. Но натягивать их под взглядом Майка ей было неловко. — Если не возражаешь, я оденусь в спальне. А перед этим приму душ.

Майк выглядел слегка удивленным.

— Тогда я тоже вернусь к себе и там сполоснусь. Начнем сначала?

Джоан в это время бочком отступала к спальне, держа одежду перед собой.

— Да нет, это глупо. Тем более что тебе, по-моему, душ не нужен. Просто я…

— Ладно, ступай, — сказал Майк. Он уже успел надеть трусы и сейчас, сидя на диване, натягивал носки. — Действуй, как тебе удобнее. Когда будешь готова, я зайду причесаться.

Джоан искренне восхитилась его деликатностью.

— Спасибо, Майк. Наверное, ты находишь мое поведение странным. После всего… я вдруг стала стеснительной…

— Я отношусь к этому совершенно нормально, — тепло взглянул на нее Майк. — Не нужно ничего объяснять. Я благодарен тебе за ту радость, которую ты мне даришь, но вполне способен понять, что все это заставляет тебя немного нервничать.

Невероятный парень! Джоан готова была броситься к нему и расцеловать, но, учитывая, что в руках у нее находился ворох одежды, которым она прикрывала наготу, осуществление подобного порыва наверняка показалось бы ему не слишком изящным. Поэтому Джоан ограничилась улыбкой.

— Спасибо. Я ненадолго

В качестве своеобразного компромисса она оставила дверь спальни открытой. Более того, дверь ванной тоже не заперла. Мельком увидев свое отражение в зеркале, Джоан подумала, что выглядит как девственница, которую силой принудили к соитию. Смешно, учитывая все обстоятельства случившегося.

Во-первых, она сама намекнула ему на близость. А потом предложила очень радикальное — по крайней мере для нее — решение неожиданно возникшей проблемы. Во-вторых, то, что они с Майком делали, чрезвычайно ей понравилось. После столь дикого взрыва страсти она по логике должна разгуливать по дому нагишом без тени смущения. Но Джоан так не могла. Возможно, позже она решится, но не сейчас.

Она ступила под душ, думая о том, какой опасности подвергнутся ее чувства, если их с Майком отношения перейдут на регулярную основу. Ведь неважно, сколь часто станет она повторять себе, что рано или поздно он уйдет, ей все равно будет очень трудно в это поверить. Потому что Майк ведет себя как влюбленный. Однако вполне может быть, что он держался так и с остальными обитательницами их дома. Хотя… По словам Кэтрин, Майк делает только то, о чем девушка его попросит. А Джоан не просила приглашать ее в бар. Более того, она предоставила ему удобную возможность без особых хлопот распрощаться с ней. А он этим не воспользовался.

И очень хорошо, потому что иначе Джоан пропустила бы один из самых эротичных эпизодов своей жизни.

Она вытерлась полотенцем, оделась и тщательно причесалась. Ей осталось надеть лишь сапожки, которые лежали на ковре перед диваном.

Джоан с улыбкой вошла в гостиную, но обнаружила, что там пусто.

— Майк?

— Я здесь, — донеслось из кухни. Заглянув туда, Джоан увидела, что Поттер привинчивает к стене держатель для полотенец. Удивительно, но даже после всего, что здесь только что произошло, он не забыл об обещании закрепить расшатавшиеся болты.

— Готова? — спросил он, завинтив последний болт.

— Да. — Джоан залюбовалась шириной его плеч и контрастирующей с ней узостью бедер. Похоже, она снова готова заняться с Майком любовью!

Но даже этого ей уже было мало. Она всегда мечтала, что ее мужем станет парень, подобный Ирвину, который будет принадлежать к финансовому миру, жить в центре города и вести такую же напряженную жизнь, как и она сама. Но, наблюдая за работающим Майком, Джоан вдруг представила, как приятно было бы вернуться домой после трудного рабочего дня и обнаружить, что вот такой милый во всех отношениях парень ждет ее. Он не участвует в бесконечной погоне за успехом, так свойственной деловому миру, и потому с ним хорошо отдыхать после напряжения дневных трудов.

У Джоан даже горло сжалось, когда она вообразила себе эту уютную картину. Пусть Кэтрин убеждена, что Майк не склонен вить семейное гнездышко, но, если бы она увидела этого парня сейчас, наверняка переменила бы мнение. Нынче вечером Майк как никогда был похож на человека, с которым можно счастливо прожить всю жизнь.

— Вот и все. — Он повернулся и окинул Джоан взглядом. — Прелестно выглядишь. Особенно мне нравится свитер.

Опустив голову, Джоан посмотрела на вывязанных лыжников и рискнула:

— В нем хорошо было бы отправиться в коттедж на берегу озера.

Майк не стал уводить разговор в сторону или превращать все в шутку.

— Ты права.

По ее телу прокатилась волна тепла. Или она совсем не разбирается в человеческих настроениях, или он действительно всерьез интересуется ею.

— А сейчас нам пора. — Майк взял Джоан за руку и повел в гостиную. — Иначе я сейчас стяну с тебя этот чудный свитер, и мы вообще никуда не пойдем.

Майк отлично проводил время, все больше убеждаясь, что предчувствия его не обманули и Джоан действительно оправдывает самые смелые его ожидания. Даже прогулка к знакомому заведению в ее обществе оказалась чрезвычайно приятной.

Бар был заполнен бильярдистами. Приятели Майка тепло приветствовали Джоан, хотя в их взглядах проскальзывало тщательно скрываемое любопытство. И немудрено: Майк никогда не приводил сюда своих девушек. Несмотря на это, даже Мелани — надо отдать ей должное — была очень мила с Джоан.

Джоан тоже держалась весьма достойно. Если ее и смущал не слишком изысканный лексикон местных завсегдатаев, она не подавала виду. С явным удовольствием она уплетала сосиски, запивая их пивом. Когда она отхлебнула из кружки первый раз, над ее губами остался след в виде очень забавных пенных усиков и Майк едва удержался, чтобы прямо тут же не стереть их поцелуем. Однако Джоан слизнула пену сама, не подозревая, что этим действием вызвала значительное отвердение в области бедер наблюдавшего за ней спутника. Позже она даже отважилась сыграть партию в бильярд, хотя до нынешнего вечера никогда не держала кия в руках.

— Похоже, парень, ты врезался в нее по уши, — тихо произнесла Мелани, подойдя к нему сзади с кружкой пива в руке.

— Да, — просто ответил тот. — Но ты не должна принимать это на свой счет. Извини, если я…

Мелани дружески похлопала его по плечу.

— Успокойся. Я лишь хотела сказать, что у тебя стоящая девчонка. Пригласи на свадьбу. — Произнеся это, она с лукавой улыбкой удалилась, прежде чем Майк успел сказать, что они с Джоан вовсе не собираются отправляться под венец.

Это было истинной правдой, и все же с каждым взглядом на Джоан он все больше убеждался, что хотел бы провести рядом с ней всю жизнь. Но самое странное, что она, кажется, тоже продвигается в том же направлении.

Наверняка этому нашлось бы какое-то объяснение. Может быть, Джоан надоели окружающие ее каждый день парни в строгих костюмах, белоснежных сорочках и дорогих галстуках. Возможно, ей просто нравится общаться со слесарем.

Как бы то ни было, все равно придется обговорить с ней вопрос его работы до того, как он окончательно сосредоточится на витающем в воздухе перезвоне свадебных колоколов. Очень может быть, что, подобно всем остальным, Джоан втайне планирует постепенно убедить его сменить профессию. Опыт подсказывал ему, что женщины не способны противиться этому желанию.

— Майки, дружище, тебя, кажется, можно поздравить? — сграбастал его за плечи давний приятель Джеф. — Твоя девчонка паршиво играет в бильярд, но все равно она классная штучка. Одобряю.

— Спасибо, — усмехнулся он. — Однако должен заметить, что мы с ней всего лишь друзья.

— Да ну? А вот Мелани придерживается на сей счет другого мнения, — расплылся в улыбке Джеф. — И я с ней согласен. Кстати, поскольку в отношении Мелани ты дал задний ход, я намерен выдвинуться на передовые позиции.

— Отлично, приятель! Она очень добрая девушка. У меня с ней как-то не склеилось, но тебе я желаю всех благ.

— А я тебе. И, между прочим, должен сказать, что твоя подружка очень тебе подходит. По-моему, она такая же умная, как ты! Ладно, не смущайся, все знают, что ты у нас профессор. А сейчас поспеши. Кажется, твоя милашка готова отправиться домой. Смотри, как бы она по ошибке не ушла с другим!

В сопровождении громогласного приятельского гогота, Майк направился к Джоан, чтобы помочь одеться.

Обратно они шли пешком. Он хотел остановить такси, но Джоан отказалась, ведь бар всего в квартале от их дома. Падал снег. Майк остановился и помог спутнице надеть капюшон, потом обнял и поцеловал. Затем они медленно побрели по улице.

— Ну вот, мы снова одни, — осторожно начал Майк. — Можем спокойно поговорить. Мне кажется, что ты давно хочешь спросить меня о чем-то.

— Разве?

— Конечно. Ведь тебе хочется знать…

— Нет. Я стараюсь не расспрашивать людей, такой у меня принцип.

— Брось, Джоан, Тебе должно быть интересно, почему я работаю сантехником.

— Что?

— Ведь ты видела мои книги и наверняка хотела бы знать, почему я не получил образования, не устроился на более престижную и лучше оплачиваемую работу.

Джоан искоса взглянула на него. То, о чем он говорил, интересовало ее в последнюю очередь.

— Угадал? — спросил он.

— Нет. Но у меня создается сильное впечатление, что кто-то, чьим мнением ты очень дорожил, не одобрял твой выбор. Вот об этом я действительно хотела бы спросить. Кто она?

Слова Джоан настолько потрясли Майка, что в первое мгновение он даже не нашелся с ответом. Затем она увидела в его глазах предостережение.

— Ладно, не хочешь — не говори. Ты не обязан мне ничего объяснять. Но знай, что выбранный тобой стиль жизни не является для меня проблемой. Ни в малейшей степени.

— Ты уверена? — Майк не верил своим ушам.

— Абсолютно. — Джоан теснее прижалась к нему. — Куда пойдем, к тебе или ко мне?

— Ко мне. — Майк вовсе не хотел испортить дискуссией обещавший закончиться так чудесно вечер. — Ведь у тебя нет презервативов.

— Ах да!

Он крепче стиснул рукой ее плечи. Он был просто счастлив, что волнующий его вопрос решился так легко. Даже в самых смелых мечтах Майк не мог надеяться, что Джоан примет его выбор без каких-либо оговорок.

В обнимку они поднялись по ступеням дома. Майк не думал, что в столь поздний час в вестибюле окажется кто-то из жильцов. Он не знал, что случится, если их с Джоан увидят. Возможно, ничего. А может, поползут слухи, которые быстро дойдут до работодателей Майка. Однако сейчас это мало его волновало.

Джоан откинула назад капюшон и стянула перчатки. Ее зубы слегка постукивали от холода.

— Ветер, наверное, дует с озера.

— Похоже на то. — Ему не терпелось увести Джоан в такое место, где он мог бы согреть ее в своих объятиях. — Хочешь сначала зайти к себе?

— Нет. — Ее глаза блестели.

— Превосходно. Тогда прошу вниз, — указал Майк на лестницу, ведущую к его квартире. — Так будет быстрее и…

В этот миг дверь вестибюля распахнулась, впуская порыв морозного воздуха и девичий смех. Майк обернулся и понял, что им с Джоан не удастся улизнуть незамеченными. К счастью, в здание вошли Рита и Джессика, две девушки, которых Майк в свое время утешал после любовных неудач. Они остановились. В глазах у них читалось любопытство.

Что ж, это дело Джоан, подумал Майк. Если она решит не скрывать их отношений, так тому и быть. Он будет только рад.

Однако Джоан хранила молчание.

— Привет, девчонки, — улыбнулся Майк. — Не жарко сегодня, правда?

— Уж это точно, — ответила Рита. Джессика же словно язык проглотила. — А мы, знаете, на концерт ходили.

Джоан прокашлялась.

— Майк тут рассказывает мне о бильярде. Сегодня мы ходили в бар, где собираются игроки, и я получила первый урок.

Это было совсем не то, что рассчитывал услышать Майк. Он почувствовал разочарование.

— Да, у Джоан неплохо получается. — Он взглянул на спутницу и вежливо произнес:

— До свидания, Джоан.

— Пока, Майк.

Она словно пыталась что-то сказать ему взглядом, но он не сообразил, что именно. Впрочем, это уже не имеет значения. Вполне вероятно, что вот так все и кончится.

Изобразив на лице улыбку, Майк повернулся и направился вниз по лестнице. Если Джоан захочет, то, войдя к себе, позвонит ему. А если нет…

Джоан со щемящим сердцем смотрела, как он уходит. У нее создалось впечатление, что она сказала что-то не то. Вообще, все получилось как-то неловко.

Вместе с двумя другими девушками Джоан вошла в лифт.

— Значит, вы с Майком встречаетесь? — спросила рыжеволосая Джессика, впервые за все время подав голос.

— Да, вроде того, — пожала Джоан плечами.

— Не знала, что он играет в бильярд, — вновь обронила Джессика.

— Я тоже, — подхватила Рита. — Наверное, вы хорошо повеселились. Майк замечательный парень. С ним так легко!

— Да. — Больше всего на свете Джоан хотелось поскорее остаться в одиночестве. К счастью, через минуту лифт остановился на этаже, где жили они с Ритой. Спеша избежать дальнейших разговоров, Джоан сказала, что ей пора бежать, быстро открыла дверь своей квартиры и столь же проворно исчезла за ней.

Сбросив пальто, она направилась к телефону и схватила трубку. Однако она тут же вернула ее на место. Нет, это не то. Джоан хотелось видеть глаза Майка, когда она станет объяснять свое поведение в вестибюле. Он должен знать, что Джоан не просто использует его в качестве искусного любовника, подобно другим девушкам их дома. И, возможно, если соберется с духом, она расскажет Майку, как он ей дорог.

— Кажется, я снова остался при своих интересах, Люсиль, — сообщил Майк пушистой любимице, подсчитав, сколько времени Джоан потребовалось, чтобы подняться на лифте, войти в квартиру и снять телефонную трубку. Даже если прибавить к этому несколько минут беседы с Ритой и Джессикой, все равно получалось достаточно, чтобы успеть позвонить.

Майк мерил шагами спальню. Сегодня он установил в подсвечник новые свечи и постелил свежее белье. Более того, он совершил вылазку в цветочный магазин, где купил одну красную розу, которую поставил в вазу. Он остановился перед цветком. — Надеюсь, тебе нравится, Люсиль? Похоже, ты единственная женщина, которая будет любоваться розой. — Он наклонился и взял кошку на руки. Та сразу начала мурлыкать, легонько покалывая его коготками. — А я-то надеялся, что на этот раз попал в цель. Наверное, все-таки надо было рассказать Джоан про Натали. — Он склонил голову и потерся щекой о мягкую кошачью шерстку. Его голос был полон горечи. — А может, это ни к чему бы не привело. Судя по всему, Джоан больше не придет.

В дверь позвонили. Кошка тут же вырвалась из рук Майка и стремглав бросилась прятаться, Он даже не обратил внимания на боль, оставленную пронзившими мягкую фланель когтями. Только один человек мог навестить его в столь поздний час.

Он поспешил в прихожую, отворил дверь и увидел на пороге Джоан. Она куталась в длинное шерстяное пальто, В коридоре было прохладно, но не слишком. Майк удивился, почему Джоан не оставила верхнюю одежду дома.

— Мы куда-нибудь пойдем? — осторожно поинтересовался он.

— Надеюсь, нет. У меня до сих пор ноют мышцы, и я хотела у тебя спросить, где здесь можно найти массажиста. — Она с улыбкой распахнула пальто.

Майку случалось посещать музеи, где он видел статуи, призванные олицетворять женский идеал. Однако ни одна из них не могла сравниться со стройным обнаженным телом Джоан. Майк задохнулся от восхищения. И благодарности.

Может, она в самом деле не хотела признаваться Рите и Джессике, что встречается с ним. Возможно, они проведут вместе еще несколько фантастических ночей и на том все кончится. Пусть так и будет. Он просто возьмет все, что эта восхитительная женщина предложит ему.

— Массажист живет здесь, — хриплым от волнения голосом произнес он, пропуская ее в квартиру. — Прошу!

— С удовольствием. — Джоан проследовала в квартиру.

— Я не профессионал, но и расценки у меня умеренные, — заметил Майк, запирая дверь.

— Приятно слышать.

Обернувшись, он увидел, что гостья успела снять пальто и обувь. Его горло сжалось. Джоан была прекрасна и знала это. Посреди его гостиной с дразнящей улыбкой на лице стояла обнаженная красавица. В ее голубых глазах не было и тени смущения. Напротив, в них светился вызов и… гордость. Да, именно так. Прежде Майк ничего подобного во взгляде Джоан не замечал. Она гордилась тем даром, который принесла ему сегодня.

— Ты восхитительна… — прошептал он. — Спасибо. — Джоан склонила голову, и ее взгляд упал на пальто, которое она уронила на ковер. Люсиль с любопытством обнюхивала его. С минуту потоптавшись, она выбрала местечко среди складок шерстяной ткани и свернулась калачиком. — Похоже, твоя киска предпочитает мне мое же собственное пальто!

— Глупышка она… — Майк протянул руку. — Леди, позвольте проводить вас. — Изо всех сил сдерживая учащенное дыхание, он повел Джоан в спальню, освещенную горевшей на тумбочке лампой, — Желаете, чтобы я зажег свечи? — Достаточно и лампы, — Высвободив пальцы из его руки, Джоан откинула с постели покрывало и распростерлась на простынях. — При свете мы сможем лучше видеть друг друга.

Дрожа от нетерпения, Майк принялся расстегивать рубашку. — Да, солнышко. Взгляд Джоан посерьезнел.

— Там, в вестибюле… Я вела себя так, принимая во внимание твои интересы. Ведь твоя работа…

— Я о ней не беспокоюсь, — мягко произнес Майк.

— Как? Мне казалось, что…

— Все это не так уж и важно.

Сейчас Майку хотелось наслаждаться только настоящим. Перед ним Джоан, жаждущая любви. Он сбросил джинсы и носки и остался в одних трусах. Знает Джоан или нет, но ей действительно предстоит сеанс массажа. Для начала.

— Напротив, очень важно, если в результате ты чувствуешь себя так, будто я тебя использую.

Он усмехнулся.

— Каким образом?

— Ну, сам понимаешь… Как сексуального партнера.

Майк вспомнил все, что они с Джоан вместе испытали за эти дни.

— Я расцениваю это как привилегию.

Джоан долго смотрела на него, потом в ее глазах появился чувственный блеск.

— Ты всегда знаешь, что сказать.

— Что ты, солнышко! Если бы в самом деле так было… — пробормотал Майк, беря с тумбочки флакон с массажным маслом. — А теперь закройте глаза, леди. Я постараюсь доставить вам удовольствие.

12

Джоан опустила ресницы и отдалась волшебным прикосновениям рук Майка. Прежде она ни к одному мужчине не испытывала подобного доверия. Увлажненные ароматным маслом ладони ласково скользили по коже, расслабляя напряженные мускулы. Джоан казалось, что ее тело оживает.

— Расслабься, солнышко, — прошептал Майк, поглаживая ее шею обеими руками.

Джоан подчинилась, растворяясь в неге уверенных, но очень ласковых действий. На нее словно накатывали волны тепла, и вскоре она начала тихонько вздыхать от наслаждения.

Майк продолжал говорить. Его тихий, приятный голос звучал будто прямо в мозгу Джоан.

— Знаешь, — услыхала она, — говорят, что физическая любовь способна превратиться в духовную.

Джоан едва слышно застонала в ответ. Она была уверена, что между ними может произойти нечто подобное.

— Мне всегда было интересно, что это означает. — Майк наклонился и коснулся ее губ своими. — Надеюсь, мы откроем эту тайну вместе.

Джоан тоже питала подобные надежды. В эту минуту она чувствовала себя сочной и спелой сливой, ждущей, когда ее снимут с ветки. И съедят.

Она приоткрыла глаза, наблюдая за действиями Майка. Вскоре ее взгляд переместился на его трусы, которые уже заметно бугрились спереди. Затем она посмотрела ему в лицо.

Он усмехнулся, словно отвечая на ее немой вопрос.

— Боюсь, твоему массажисту нелегко будет сохранить спокойствие.

Голосовые связки Джоан, казалось, совершенно потеряли эластичность. Во всяком случае ей с трудом удалось выдавить одно-единственное слово:

— Понимаю…

Майк снова велел Джоан закрыть глаза, плеснул на ладони еще немного масла и принялся растирать его по ее упругой груди, намеренно задевая соски. Его движения были уверенными и ритмичными, но вышедшее из повиновения дыхание становилось все тяжелее и громче. Джоан улыбнулась, понимая, что Майк попался в собственную ловушку.

— Да-да, — пробормотал он. — Я не могу распалять тебя и оставаться безучастным.

— Хочешь… — Джоан остановилась, чтобы провести языком по пересохшим губам. — Хочешь, займемся любовью прямо сейчас?

— Я уже занимаюсь с тобой любовью, — с оттенком удивления возразил он.

— Нет, я имела в виду…

— Понимаю. Но не сейчас.

Джоан непроизвольно выгнула грудь навстречу его очередному движению.

— Ты уверен?

Майк надавил на ее плечи, прижимая к матрасу.

— Лежи смирно.

— Не знаю, смогу ли.

— Попытайся. Представь, что ты просто кусок теплой мягкой глины в руках гончара.

— Я чувствую себя скорее потоком огнедышащей лавы.

— А выглядишь как ангел. — Майк переместил ладони на ее грудную клетку. — С небольшой примесью чертовщинки.

Джоан нравилось то, что он делает, но хотелось, чтобы его руки переместились ниже. Ее тело помнило наслаждение, которое они могли доставить, и настроилось на этот лад с первого прикосновения. Когда Майк капнул на живот Джоан еще немного масла, она застонала, страстно желая, чтобы он раздвинул ее бедра и помог испытать мгновения наивысшего экстаза.

Тем временем руки Майка заскользили по животу Джоан, но нижние области он пропустил, занявшись стопами и любовно погладив каждый пальчик. Медлительность массажа была пыткой, но настолько приятной и эротичной, что каждая клеточка тела Джоан задрожала в предвкушении.

Постепенно поднимаясь, Майк наконец достиг внутренних поверхностей бедер. Джоан уже вся трепетала в ожидании знакомого блаженства, однако он продолжал массировать ее по всем правилам массажного искусства.

Наконец его сильные руки раздвинули ноги Джоан, и она почувствовала, как капелька масла упала на ее интимные складочки. Дыхание Джоан участилось и тяжело слетало с губ. Каждое его действие доставляло ей острое наслаждение. Вот он проник пальцами поглубже, и, не в силах сдерживаться, она стала подаваться бедрами навстречу его движениям.

Майк скользил все дальше и дальше, но продолжалось это недолго, потому что вскоре первая волна удовольствия, долгожданного, но все равно заставшего Джоан врасплох, прокатилась по ее телу, от кончиков пальцев на ногах до корней волос. Она вскрикнула, но ее тут же настиг второй вал, а за ним третий. Джоан потеряла ощущение времени и пространства. Она даже не заметила, что Майк больше не касается ее, что он вообще встал с кровати.

Джоан еще содрогалась в сладостных конвульсиях, когда Майк оказался поверх нее. Одним уверенным движением войдя в самую глубь ее тела, он остановился и сдавленно попросил:

— Открой глаза.

Она подчинилась, не сразу сумев сосредоточиться, но потом различила зеленые глаза, в которых светилась страсть… и что-то еще. Ее сердце наполнилось радостью.

— Люди могут заниматься любовью годами и при этом не знать друг друга, — произнес он неровным шепотом. — Но я знаю тебя, Джоан. — Он вдвинулся еще глубже и снова замер. — Знаю!

— Да. — Она взяла его лицо в дрожащие ладони. — Да.

— Когда я нахожусь в тебе, как сейчас, мне чудится, что я владею миром.

Джоан понимающе кивнула. Она знала, что заниматься любовью бывает приятно, но чтобы настолько!.. Еще никогда она не испытывала столь всепоглощающего наслаждения.

— Даже двигаться не хочется, — хрипло признался Майк. — И так хорошо.

— Согласна.

Неважно, что произойдет потом, Джоан никогда не забудет этого мгновения, когда он накрыл ее собой и полностью слился с ней, касаясь своей плотью самой сердцевины женского естества.

— Но все же… мне это нужно! — Майк подался назад и на миг закрыл глаза, перед тем как войти вновь. — Вот это!

Единственным движением он вновь вверг Джоан в чувственный трепет. Она скользнула ладонями вниз по его спине и стиснула мускулистые ягодицы. И тогда Майк со стоном принялся двигаться внутри нее.

От лавины сладостных ощущений у Джоан перехватило дыхание.

— Хорошо… — едва слышно шепнула она.

— Божественно! — поправил он, ускоряя ритм. Он уже не владел собой. — Да, правильно, двигайся вместе со мной, Джоан!

Она так и делала. Ее тело сотрясалось от мощных движений Майка, на губах дрожала улыбка. Он сводил Джоан с ума, но ей это нравилось, и она сильнее надавливала на его ягодицы ладонями, принуждая двигаться так быстро, как только возможно. В заветный момент Джоан впилась пальцами в его плечи и прильнула к нему, словно требуя наслаждения, которое он обещал каждым напряженным движением своего сильного тела. Когда оно наконец пришло, Джоан выгнулась дугой, издав полный триумфа стон.

Майк вошел в нее еще один раз, и его тоже сотряс взрыв острого удовольствия. Он упал на Джоан с протяжным рычащим криком.

И, пока волшебные звуки его голоса отдавались эхом в маленькой спальне, Джоан поняла, что окончательно и бесповоротно влюбилась.

— Ее звали Натали, — негромко произнес Майк перед рассветом.

Они занимались любовью еще два раза, и теперь Джоан нужно было отправляться домой. Ведь, кроме пальто и сапожек, у нее не было здесь никакой одежды.

— Женщину, которой не нравилась твоя специальность?

— Тогда она была еще девчонкой. Мы познакомились в колледже. У нее были очень состоятельные родители и…

— Так ты все-таки учился в колледже?

Майк усмехнулся.

— Да, но после смерти отца решил бросить. Моя мать осталась без средств к существованию, так что…

— Понятно, — протянула Джоан. — Как это печально, Майк…

— Раньше я тоже так думал, а мать, наверное, и до сих пор сокрушается, но сейчас мое мнение переменилось. И я люблю свою работу.

Джоан серьезно взглянула на него. — Мне хочется, чтобы ты знал только одно: я не Натали.

Он нашел ее руку и прижал к губам. — Уж это точно. Ты… очень ее любил?

Майк задумался. То, что он испытывал к Натали, отличалось от чувств к Джоан примерно так же, как наскальные рисунки первобытных охотников от картин Рафаэля. И тем не менее он до сих пор не сказал Джоан, что любит ее, да и она ни словом не обмолвилась об этом.

Ничего, подумал Майк, скоро мы признаемся друг другу в своих чувствах. Просто до последнего времени мы осторожничали.

— В ту пору мне казалось, что я люблю Натали. Оставив учебу, я устроился в колледже слесарем, чтобы быть поближе к ней. Но вскоре выяснилось, что такой парень ей не нужен. — Майк умолк и прислушался.

Джоан уловила скрежет коготков по двери спальни.

— Люсиль?

— Да. Наверное, заскучала в одиночестве.

— Бедная киска. — Джоан взглянула на будильник. — Ой, я и не заметила, что прошло столько времени. Пора бежать наверх, иначе меня застукает кто-нибудь из соседей.

— Если бы ты знала, как мне не хочется тебя отпускать!

— А я не хочу уходить. Но придется. — Она чмокнула Майка в нос и спрыгнула с постели. — Все, убегаю. Иначе я никогда отсюда не уйду, а Люсиль проскребет в двери дыру.

— Сходим вечером поужинать?

— В тот самый бар?

— Нет, туда, где можно танцевать.

— Ты танцуешь? Тогда я радостью составлю тебе компанию. До вечера!

Джоан в спешке покинула Майка и поднялась на свой этаж, но у двери квартиры ее ждал неприятный сюрприз. Оказалось, что, уходя накануне, она забыла ключ. Что же делать? Видно, придется возвращаться к Майку за помощью.

В надежде на чудо Джоан повертела круглую дверную ручку, но это не помогло. Вздохнув, она направилась к лифту, однако тут за ее спиной щелкнул замок. Не веря своим ушам, Джоан обернулась и увидела, как открывается дверь ее квартиры. Через мгновение на пороге появился полностью одетый и сонно моргающий Ирвин.

В первую секунду Джоан решила, что все это ей мерещится. Но потом вспомнила, что, вопреки совету Кэтрин, так и не забрала у Ирвина ключ. Втайне она надеялась, что тот просто выбросит его. Как видно, этого не произошло.

Ирвин взглянул на наручные часы, потом на Джоан.

— Где можно шляться всю ночь?

13

Вспомнив, что под пальто на ней ничего нет, Джоан смущенно потупилась, но спустя мгновение подняла голову и смерила непрошеного гостя ледяным взглядом. Потом молча прошла мимо Ирвина в ванную, заперев за собой дверь. По пути Джоан заметила в гостиной пару вместительных сумок с вещами бывшего сожителя. Пальто и сапожки она сбросила в спальне.

— Джоан! — донеслось до нее сквозь шум воды. — Ты мне не ответила!

Игнорируя возгласы Ирвина, Джоан приняла душ и набросила на себя домашний костюм. Пригладив щеткой волосы, она решила, что поспать уже не удастся, и нанесла на лицо легкий макияж, после чего прошла в гостиную.

— А, появилась наконец! — сказал Ирвин. — Стоит оставить тебя ненадолго, как ты сразу начинаешь делать глупости. Тебе определенно нужен мужчина! Послушай, что я тебе скажу…

— Замолчи.

— В каком смысле? — изумленно уставился на нее он.

— В прямом. Закрой рот.

Ирвин прищурился.

— А ты изменилась!

— Какого дьявола ты влез в мою квартиру?

Оглядевшись, она увидела на диване журналы, а на столике тарелку с недоеденным сандвичем, откупоренную бутылку воды и стакан. На полировке обязательно останутся круги.

Красная подушка покоилась на том самом месте, где Джоан и Майк оставили ее после вспышки страсти. Мысль, что Ирвин, лежа на диване, касался красного бархата головой, была ей невыносима.

— Я скучал по тебе, детка, — заявил Ирвин, подступая ближе. — И, знаешь, ты стала еще красивее.

Джоан попятилась.

— Поздно спохватился. Между нами все кончено.

— У меня иное мнение на этот счет. Или… — Ирвин пристально взглянул ей в глаза. — Или у тебя кто-то появился?

— Угадал.

— Кто он?

— Это мое дело.

— Так-так. Я заметил, что ты вернулась домой со слегка помятым видом. У хахаля была?

Джоан решительно протянула руку.

— Отдай мне ключ.

— Послушай, не каждый день случается, что такой человек, как я, приходит к тебе, чтобы сделать предложение.

— Уж это точно, — Джоан содрогнулась, вспомнив, что когда-то мечтала выйти замуж за этого надутого индюка. — Я жду ключ.

Ирвин достал ключ из кармана. Но, кладя его на ладонь Джоан, он неожиданно схватил ее за запястье и с силой притянул к себе.

— Отпусти сейчас же! — воскликнула она.

Но Ирвин лишь крепче сжал ее,

— Брось, детка. Разве ты забыла, как хорошо нам было вдвоем? — Он нагнул голову с явным намерением поцеловать Джоан.

— Укушу, — предупредила та.

На Ирвина это не произвело никакого впечатления.

— Это не твой стиль. — Он прильнул к Джоан, сразу введя язык меж приоткрытых губ.

Не задумываясь ни секунды, она выполнила обещание.

С болезненным возгласом Ирвин отскочил в сторону.

— Ты меня укусила! — Он высунул язык и мазнул по нему пальцем. — Смотри, кровь!

— Может, надо было стукнуть тебя коленом между ног?

— Ты стала вульгарной, Джоан.

Раздался дверной звонок.

— Ну вот, переполошил мне всех соседей! — Она направилась открывать, но слова извинений застыли на ее губах при виде посетителя.

Майк взглянул на Джоан, и его улыбка медленно увяла.

— Я поднялся, чтобы…

— Детка, кто там? — донеслось из недр квартиры,

Джоан съежилась. Глаза Майка сузились.

У тебя Ирвин?

Да, но… — Джоан осеклась. Ирвин уже вышел в холл.

А, я вас знаю! Вы здешний сантехник. Это соседи вас вызвали? Джоан только что принимала душ, и, наверное, вода протекла…

Джоан пребывала в нерешительности. Ей не хотелось сообщать Ирвину, что Майк и есть ее новое увлечение.

Прежде всего, это может не понравиться самому Майку. Между ними столько всего было, но о дальнейшем развитии отношений они не говорили.

В то же время Джоан не могла допустить, чтобы при виде Ирвина, находившегося в ее квартире в столь ранний час, Майк сделал вывод, который напрашивался сам собой.

Пока все эти мысли вертелись в голове Джоан, Майк перевел взгляд на ее рот со смазанной губной помадой, следы которой наверняка присутствовали и на лице Ирвина. Глаза Майка потускнели.

— Должно быть, я ошибся. Меня вызвали в шестьдесят пятую, а я перепутал этажи. Простите за беспокойство.

В этот миг Джоан осенило.

— Э-э… У меня в ванной тоже есть кое-какие неполадки. Когда закончите в шестьдесят пятой, вернитесь сюда, ладно?

— К сожалению, сегодня никак не могу, — ответил Майк, не глядя на нее. — Может, на той неделе. Если протекает вода, подложите пока что-нибудь.

Джоан охватила паника.

— Но там очень сильная течь!

Майк поднял голову и посмотрел ей в глаза.

— В таком случае вам следует попросить помощи у Ирвина.

— О, это я в два счета! — быстро произнес тот.

— Вот видите? — усмехнулся Майк. — Все будет в порядке. — С этими словами он повернулся и ушел.

Джоан закрыла дверь, все еще сжимая ключ в кулаке. Затем она яростно набросилась на Ирвина.

— Убирайся отсюда, слышишь? Прямо сейчас, иначе я вызову полицию!

— Золотце, ты похожа на буйно помешанную.

— Это еще цветочки! Ну что, уходишь или я набираю номер?

— Ухожу. — Ирвин озабоченно потрогал язык. — Ты сильно изменилась, детка. И такая ты мне не нужна.

— Вот и ладно. Прощай, милый.

Сокрушенно покачав головой, Ирвин сходил за своими сумками. На пороге он на секунду остановился и оглядел Джоан с головы до ног.

— Совсем на себя не похожа! — В следующую минуту за ним захлопнулась дверь.

Джоан тут же бросилась к телефону и набрала номер Майка. Она долго ждала, но никто не ответил. Тогда Джоан вышла из квартиры — предварительно проверив, есть ли у нее с собой ключ, — и сбежала по лестнице. Она снова и снова нажимала на кнопку звонка у двери Майка. Тщетно. Наверное, он вообще покинул здание.

Что ж, Майк не сможет скрываться вечно. Рано или поздно Джоан встретит его и все объяснит.

Майк шел по улице, направляясь к центру. Поначалу прохожих не было, но потом тротуары постепенно заполнились горожанами, вышедшими на поиски рождественских подарков. Глядя на спешащих людей, Майк чувствовал, что понемногу начинает успокаиваться, хотя его по-прежнему продолжала терзать мысль о собственной глупости. Как можно было вообразить, что Джоан будет чувствовать себя счастливой с простым слесарем!

Появление Ирвина в квартире Джоан спустя всего час после того, как она покинула постель Майка, оставалось для него загадкой. Однако какое это имеет значение? Парень находился там, причем со следами ее помады на губах.

Ясно, что Джоан смутилась, когда он застал ее с Ирвином, но парочка наверняка уже успела объясниться. Насчет них можно не волноваться.

Майк вспомнил, как он занимался любовью с Джоан и при этом чувствовал себя так, будто ему подарили ключи от вселенной. Тряхнув головой, он поспешил отогнать соблазнительный образ. Придется выбросить из памяти подобные вещи. Они причиняют слишком сильную боль. И к тому же насквозь лживы.

Вообще, Майк совершил ошибку, впустив Джоан к себе в квартиру. Теперь там все напоминает о ней. Даже Люсиль. Позже придется вернуться, чтобы покормить ее, но от одной мысли об этом уныние Майка усиливалось.

Потому что он понимал еще кое-что: пребывание Джоан в его квартире еще не самая большая беда, хуже — что она успела войти в его сердце…

14

Два дня Майк не отвечал на телефонные звонки и не открывал дверь. Джоан надеялась на случайную встречу в вестибюле, но напрасно. К двадцать третьему декабря ее отчаяние достигло предела. На следующий день она должна была сесть в поезд и отправиться к матери в Саскатун, как всегда делала перед Рождеством, но ей до боли не хотелось уезжать, не прояснив ситуации с Майком. Ведь совершенно ясно, что он не правильно расценил визит Ирвина.

И еще Джоан настоятельно требовалось узнать, как заканчивались романы Майка с другими девушками. Кэтрин не спала с ним, оставалась Рита. Если и у нее все завершилось точно так же, то нужно постараться как можно быстрее все забыть и вернуться к своей обычной жизни.

Джоан позвонила Рите на работу и договорилась о встрече в кафе во время ланча. Брюнетка выглядела такой же стильной, как всегда, — от элегантного платья до длинного кожаного пальто.

Глядя на приближающуюся к столику Риту, Джоан спрашивала себя, хватит ли у нее духу пройти через все это.

Представить красавицу в постели Майка уже было пыткой, а если вдобавок выяснится, что он говорил и делал одно и то же, всех сластей этого заведения не хватит, чтобы заглушить горечь поражения.

За фирменным салатом Джоан болтала с Ритой о предстоящих праздниках, но тут внезапно заметила, что время ланча истекает. Когда, отодвинув тарелку, она взялась за чашку с кофе, ее рука дрожала. Наконец кашлянув, Джоан решилась.

— Рита, не подумай, что я пытаюсь сунуть нос в твою личную жизнь, но мне известно о ваших отношениях с Майком. Для меня очень важно узнать…

— Майк! — сверкнула красотка глазами. — Он просто чудо. С ним я… снова смогла почувствовать себя женщиной.

В горле Джоан будто ком образовался. У Риты было все, как у нее, Майк вел себя с ней точно так же.

— Не представляю, чтобы ты ощущала себя иначе.

— Смеешься? Всех нас бросают мужчины, даже самых красивых и богатых.

— Да. Вот тут рядом с нами и появляется такой человек, как Майк. — Джоан удалось изобразить смешок. — Лично я была так подавлена, но Майк справился с моим унынием в два счета. Какой парень!

— Да…

После того как Джоан вышла на самую важную тему, ее понесло.

— А какой эротический массаж он мне сделал! Под его руками я просто таяла.

— Гм, представляю.

Джоан понизила голос и посмотрела Рите прямо в глаза.

— Послушай, мне необходимо знать… Ты испытывала некое подобие духовного единения, когда… занималась любовью с Майком?

— Я…Э-Э…

— Понимаю, это очень личный вопрос, и мы не такие уж близкие подруги, но… ответь, пожалуйста.

Рита явно смутилась, и сердце Джоан болезненно сжалось. Сейчас она скажет, что чувствовала то же самое.

— Могу я быть уверена, что это останется между нами? — спросила наконец Рита.

— Разумеется. — Джоан стиснула руки под столом.

— Я не спала с Манком.

От неожиданности Джоан заморгала.

— Нет? Но мне казалось…

— Понимаешь, мне не хотелось быть единственной девушкой, с которой Майк не занимался любовью, поэтому я держалась так, чтобы все поверили в обратное.

Ошеломленная новостью, Джоан попыталась собраться с мыслями и понять, что же происходит. Сказанное Ритой почти дословно совпадало с тем, о чем ранее поведала Кэтрин. Внезапно на Джоан снизошло прозрение. А что, если вообще ни одна из соседок не спала с Майком?

— Ты никому не расскажешь? — с беспокойством произнесла Рита.

— Можешь быть уверена.

— Он такой душка, и я с удовольствием отправилась бы с ним в постель, но все ограничилось разговорами. Впрочем, может, оно и к лучшему, потому что эти отношения ни к чему бы не привели, учитывая, что он обыкновенный слесарь… — Рита помолчала, потом взглянула на Джоан, — Знаешь, тебе можно позавидовать. Насколько я понимаю, Майк… хорош в постели…

— Э-э… — Теперь настал черед Джоан смутиться.

— Прелестная идея — завести интрижку с парнем, за которого никогда не выйдешь замуж, зато какие восхитительные воспоминания останутся на всю жизнь!

Джоан открыла было рот, чтобы возразить, но вовремя спохватилась. Рита не тот человек, которому можно объяснить, что подобный брак для женщины может стать счастьем. Стоит ли удивляться, что у Майка выработалась повышенная чувствительность к данной теме. Он имел дело с несколькими девушками, каждая из которых считала, что он из-за его работы не годится в мужья. Что ж, тем хуже для них!

Джоан попрощалась с Ритой, и они разошлись в разные стороны. Вечером она снова позвонила Майку, потому что за последние дни это уже вошло у нее в привычку. Никто не ответил. Тогда Джоан написала записку.

«Завтра я уезжаю к матери в Саскатун. Вернусь под самое Рождество, вечером. Желаю тебе веселых праздников».

Свое послание Джоан просунула под дверь квартиры Майка. На обратном пути она заглянула к Джессике. К счастью, та оказалась дома. После нескольких минут словесной эквилибристики Джоан удалось выяснить, что и Джессика не спала с Майком. Таким образом, возникшая днем теория нашла новое подтверждение. И вообще, она уже получила достаточно свидетельств в пользу того, что он обращался с ней совсем иначе, чем с другими девушками. Таким образом, пора было узнать дальнейшие намерения мистера Поттера на ее счет. Вот только как до него добраться?

Майку нравилось навещать мать и сестру, особенно в последние годы, когда переживания по поводу смерти отца улеглись и в дом вновь вернулось веселье. Утром, в канун Рождества, они немало повеселились, вскрывая коробки и разворачивая свертки с подарками. Затем вместе приготовили обильный ужин. Вечером всей семьей сели за стол.

Обычно Майк оставался в родительском доме до утра, но сегодня ему не сиделось. Он то и дело подходил к окну и стоял, всматриваясь в расцвеченную праздничными огнями темноту. Он убеждал себя, что его тревожит Люсиль, которая наверняка заскучала в одиночестве. Но в то же время ему было отлично известно, сколько еды и питья оставлено пушистой красавице. На этих запасах она свободно может продержаться неделю.

На самом деле вовсе не Люсиль влекла Майка домой, а Джоан. Мысли о ней были неотвязны. За последние дни они изрядно измотали его. В конце концов он решил, что должен с ней встретиться. Сразу же после Рождества. Нужно позвонить Джоан и договориться о встрече на какой-нибудь нейтральной территории, скажем в кафе, где вдали от искушений можно будет побеседовать более или менее спокойно.

Не выдержав, Майк попрощался с родными, сел в автобус и отправился к себе. Войдя в квартиру, он сразу обнаружил записку Джоан. Она была очень короткой, на сам факт представлялся чрезвычайно знаменательным. Если бы Джоан решила разорвать отношения с Майком, она не стала бы ему писать. Возможно… еще есть надежда.

Люсиль давно уже терлась о ноги хозяина, не понимая, почему тот не обращает на нее внимания. Спохватившись, Майк взял кошку на руки и приласкал. Потом угостил кусочком рождественской индейки, большую часть которой мать дала с собой.

Пока Люсиль урча расправлялась с лакомством, Майк взял книжку Хемингуэя — подарок матери — устроился в кресле и принялся перелистывать страницы. При каждой встрече мать, как правило, интересовалась, не встретил ли он кого, подразумевая, конечно, девушку. В этот раз отвечать было труднее, чем когда-либо. И чем больше Майк отшучивался, тем многозначительнее становился проницательный взгляд миссис Поттер. Когда сын уходил, она с понимающей улыбкой помахала ему вслед.

Расправившись с угощением, Люсиль присоединилась к Майку на кресле, счастливо мурлыча. Он стал поглаживать ее по спинке — точь-в-точь так, как это недавно делала Джоан. Не успел он подумать об этом, как на него с новой силой нахлынули воспоминания. Словно наяву представил он себе глаза, губы, волосы, тугую грудь Джоан, а также блаженство погружения в ее лоно и радость осознания, что он заставляет ее стонать в его объятиях.

Если бы тем утром Майк не поднялся к Джоан, чтобы пригласить на завтрак, то не застал бы их с Ирвином перемазанных губной помадой. Эта картина надолго засела в его памяти…

Когда зазвонил телефон, его пульс мгновенно приобрел сумасшедшую скорость. Люсиль сразу спрыгнула с кресла, однако сам Майк намеренно не торопился, говоря себе, что это, должно быть, кто-то из жильцов, у которых что-нибудь стряслось, но никак не та, кого он с таким нетерпением ждет. Наконец он взял трубку. — Да?.

— Майк!

Комната покачнулась. Она! Невероятно, но это ее голос.

— Мне казалось, что ты приедешь позже.

— Я села на более ранний поезд, и слава Богу! Майк, у меня здесь такое творится… Просто ужас какой-то! Снова рванула труба. Счастье, что ты оказался дома, иначе не представляю, что бы я делала. Ведь сегодня рождественская ночь! Вряд ли кто-нибудь работает, даже аварийные службы…

— Может быть, и так. — Мозг Майка лихорадочно работал. Действительно ли труба дала течь или нет?

И находится ли рядом с Джоан тот, кто относит исправление подобных неполадок к действиям ниже своего достоинства, — непревзойденный Ирвин. Если он там, то это полный и окончательный разрыв.

— Мне неловко беспокоить тебя в Рождество, но не мог бы ты подняться сюда и помочь мне

— Вообще-то могу. — Майк старался говорить безразличным тоном, однако ему это плохо удавалось.

— Чудесно. Жду.

Он вылетел из квартиры в такой спешке, что позабыл ящик с инструментами. С полпути ему пришлось возвратиться. Затем он в две минуты преодолел лестничные пролеты и остановился перед квартирой Джоан. Если Ирвин здесь, Майк починит эту чертову трубу раз и навсегда, а потом выскажет мисс Кристофер все, что о ней думает.

Но если Ирвина нет… Что ж, тогда будем действовать по ситуации.

Дрожащим от волнения пальцем Майк нажал на кнопку звонка, одновременно пытаясь успокоить дыхание.

Джоан распахнула дверь почти сразу же. Еще никогда она не казалась Майку такой красивой. Ее лицо раскраснелось, волосы были распущены и лежали на плечах. Кроме того, она была босиком и в веселенькой рождественской майке с ангелочками. В руке Джоан держала молоток, который при виде Майка поспешно спрятала за спину.

Майк едва сдержатся, чтобы не схватить ее в охапку и не прильнуть к губам. Вместо этого он крепче стиснул ручку ящика и приказал себе сохранять спокойствие.

— Я уже думала, что ты не появишься, — сказала Джоан.

— Что, сильно течет?

— Ужасно! Просто не знаю, что делать.

Странно, подумал Майк, направляясь в ванную. В прошлый раз я все сделал очень аккуратно.

По пути ему представилась возможность оглядеться, однако признаков Ирвина он нигде не обнаружил, что тоже было неожиданностью. Тот обязательно должен болтаться здесь, Рождество все-таки. Может, торчит в ванной, геройски зажимая пальцем течь? В таком случае придется сделать вид, будто что-то забыл, и вернуться домой. Пусть парень подольше постоит на карачках!

Однако и в ванной Ирвина не оказалось. Как и того ужаса, который Джоан описывала по телефону. Майк присел на коврик, чтобы заглянуть под днище ванны. К еще большему его удивлению, там было абсолютно сухо. Он тщательно осмотрел трубы, но лишь в одном месте обнаружил то, что никак нельзя было назвать поломкой, — участок с вмятинами на краске. По металлу будто колотили чем-то тяжелым.

— Ну что, справишься? — взволнованно спросила Джоан, когда Майк выпрямился.

— Считай, что дело сделано.

— Слава Богу! — возвела она глаза к потолку.

— Тем более что никакой течи нет, — не громко добавил он.

— То есть как? — Отстранив его, Джоан проворно нагнулась и заглянула под ванну. Через секунду она выпрямилась и в сердцах швырнула молоток в угол. — Вот дьявол!

Майк пристально разглядывал ее.

— А теперь скажи, зачем ты пыталась сломать трубу?

Джоан вздохнула.

— Потому что мне давно нужно увидеться с тобой, а ты все прячешься. Идея устроить аварию пришла мне в голову, когда я гостила у папы.

— Разве ты не к маме поехала?

— С ней я провела вчерашний день, а сегодня утром отправилась к папе, в его новую семью. Меня очень хорошо встретили. Вот, видишь, что мне там подарили! — Она указала на свою майку с ангелочками.

— Тебе очень идет, — сказал Майк, но подумал, что еще лучше эта вещица выглядела бы на ковре, стянутая с Джоан, однако тут же спохватился, что подобные мысли уводят его в сторону от избранной линии поведения. — Я так понимаю, что Ирвин сопровождал тебя в поездке?

Взгляд Джоан потемнел.

— Вот об этом я и хотела с тобой поговорить. Той ночью Ирвин явился ко мне без приглашения.

— Правда? Наверное, ты обрадовалась, увидев его.

— Это ты о помаде, верно?

— Да и еще о том, что ты как будто не возражала против его присутствия.

— Я вернулась домой и обнаружила Ирвина в квартире, поэтому…

— У него до сих пор есть ключ?

— Тут я сама виновата. Надо было забрать его сразу. Но я этого не сделала, потому что до того, как увлеклась тобой, наверное, все еще под сознательно ждала возвращения Ирвина.

Ее слова полоснули Майка по сердцу будто ножом.

— Знаешь, мне вовсе незачем это знать. С трубами у тебя все в порядке, так что мне здесь делать нечего. — Он поднял с пола ящик с инструментами и повернул к выходу.

— Постой! — схватила его Джоан за руку. — Разве ты не слышал, что я сказала? Все это было до того, как я увлеклась тобой! Ты помог мне понять, что представляет собой Ирвин.

Майк вздохнул. Хоть какая-то польза…

— Вероятно, окончательно ты убедилась в этом, когда вы целовались?

— Я с ним не целовалась. Это он попытался меня поцеловать, а я укусила его за язык.

Майк изумленно уставился на нее.

— Что ты сделала?

— Цапнула зубами за язык. И сказала, что, мол, пусть радуется, что я не хватила его коленом по… э-э…

Майк недобро усмехнулся.

— Ясно. Прими мои поздравления. Похоже, теперь у тебя все будет хорошо. Рад, что смог тебе помочь. — Он выразительно взглянул на сжимавшие его руку пальцы Джоан. — Теперь ты можешь меня отпустить.

— Еще не время.

Майк взглянул ей в глаза.

— Джоан, будет лучше, если мы…

— Видишь ли, я тут провела небольшое расследование и выяснила, что ты не занимался любовью с половиной живущих в этом доме девушек.

Майк удивленно нахмурился.

— Что ты такое говоришь?

— Поначалу Кэтрин сказала мне, что ты утешаешь брошенных девушек тем, что спишь с ними.

— Что?!

— Но потом она призналась, что, в отличие от остальных, не имела с тобой близких отношений. Поэтому я решила проверить…

— Каких остальных? — взревел Майк. — Я не спал ни с какими девушками! Уму непостижимо… Выходит, у меня здесь репутация альфонса?

Его возмущению не было предела. Беседуя с разочаровавшимися в любви девицами, Майк действовал в качестве бесплатного психоаналитика, а эти негодяйки тем временем распространяли слух, что он утешает их физически! Какая наглость…

— Значит, не спал? — просияла Джоан. — Выходит, я у тебя единственная?

— Разумеется!

— Майк, ты весь побагровел. Может, присядешь? Принести тебе воды?

— Не стану я тут рассиживаться. Сейчас же навещу всех этих вертихвосток и выскажу свое мнение насчет…

— Никуда ты не пойдешь.

— Это почему же?

— Девчонки признались мне по секрету, и, если ты начнешь скандалить, сразу станет ясно, что я проболталась,

Майк на минуту задумался.

— Тебе-то что за беда? Ведь не ты обслуживаешь здесь девушек, как будто это не дом, а какой-то гарем! Этим занимаюсь я, только почему-то узнаю обо всем в последнюю очередь.

— Как бы то ни было, я вправе спросить, почему эти вертихвостки позволяют себе втаптывать в грязь мое честное имя.

Джоан крепче сжала его руку.

— Что ты, никакой грязи. Напротив, они в восхищении от твоих способностей. — Она смущенно потупилась. — Понимаешь, я с самого начала ожидала, что в постели ты окажешься гораздо опытнее меня. Так и вышло. Вот я и сделала вывод, что в этом смысле у тебя было гораздо больше практики.

— Ошибаешься. Так получилось, потому что я люблю тебя! — Майк слишком поздно сообразил, что сказал. Он стоял, глядя в голубые глаза Джоан и понимая, что вылетевших слов не воротишь. — Но ты не беспокойся, я с этим справлюсь…

— Да? — Ее взгляд потускнел. — Ты сможешь забыть все, что между нами было? А я не смогу…

Майк замер. Его сердце забилось сильнее.

— Правда?

— Конечно, — грустно прошептала Джоан. — Именно это я и собиралась сказать. Я люблю тебя, Майк. Даже когда меня уверяли, что ты переспал здесь с каждой второй девушкой, я надеялась, что со мной у тебя происходит нечто особенное.

Майк поймал ее взгляд и увидел в нем все, на что до сих пор мог только надеяться. В тот же миг он отставил свой ящичек в сторонку, быстро притянул Джоан в объятия и покрыл бесчисленным количеством поцелуев.

— Настолько особенное, что ты даже представить себе не можешь! Меня беспокоило только одно: что ты не захочешь связываться с водопроводчиком.

Джоан обвила его шею руками и крепко поцеловала.

— Глупый, ведь в этом случае у меня в ванной и на кухне всегда будет полный порядок с трубами, кранами и всем прочим.

Майк вновь бросился ее целовать.

— Я что угодно могу починить! — вскричал он в воодушевлении.

— Тогда займись моим сердцем. Оно стучит как бешеное.

— Этот случай может оказаться очень сложным. Потребуется немало времени. — Майк подхватил Джоан на руки, вынес в спальню и уложил на кровать. — Думаю, мне следует приступить к починке прямо сейчас.

— Я бы тоже не возражала, — улыбнулась она. — Более того, мне потребуются постоянные услуги мастера. Можем мы заключить договор на обслуживание, скажем, лет на семьдесят вперед?

Майк лег на нее.

— Ты делаешь мне предложение?

— Да. Станешь моим мужем?

Майк взглянул на нее с обожанием.

— Конечно! И чем скорее, тем лучше. — Он склонил голову и легонько коснулся губ Джоан. — С Рождеством, солнышко.

— Ой! А ведь у меня нет для тебя подарка.

Майк усмехнулся, просовывая руку под ее майку.

— Думаю, есть. И никак не дождусь, когда можно будет снять обертки и посмотреть, что ты мне приготовила…