/ Language: Русский / Genre:humor_fantasy,magician_book, / Series: Фея любви

Фея любви или Демон в юбке

Мария Николаева

Я обычная ведьма. Отучилась четыре года, вышла на защиту диплома и… провалилась. Ну кто же знал, что выпускное зелье окажется с приворотным эффектом?! И не надо говорить, что у меня это сплошь и рядом! Неправда! Иногда и обычные зелья выходят. Редко? Ну да… Но выходят же! Жаль, лорду-директору никак не докажешь, что я могу и лучше, даже бабушкины связи не помогли… В общем, выкинули меня за дверь любимой альма-матер, не удосужившись даже разрешение на магическую практику выписать. Ну ничего, выживу. Если этот вредный тип рассчитывал, что я побегу к своей ба и спрячусь за ее юбкой, то сильно просчитался – я и в одиночку справлюсь. Вот открою брачное агентство – и он еще увидит, кого потерял! Я, может, широкопрофильный специалист, вот!

Мария Николаева

Фея любви, или Демон в юбке

Моей ба, с благодарностью. Ты лучшая!

Автор

Часть первая

Брачное агентство для иных

Глава 1

Дело для ведьмы

И почему судьба ко мне так зла? Мне всего девятнадцать, а жизнь уже кончена! И ладно бы причина была весомая, но нет же! Из-за какого-то неудачного зелья! И нашел же, что вспомнить! Он бы меня обвинил еще в том, что я, будучи в пятилетнем возрасте, у него тетрадь с заклинаниями стащила! Это когда было-то?! Вот ведь демон!

Нет, я понимаю, что к нему ни с какой стороны не подкопаешься! Теоретически он прав. Училась я неблестяще (да не то слово), так что он имел все основания отказать мне в праве на продолжение образования. Да и с самого начала учебного года было понятно, что ничего хорошего меня в стенах любимой альма-матер не ждет. Тем более после того случая…

Хотя в терпении лорду-директору не отказать: он не только смиренно выносил все мои выходки, но и не отчислил за некоторое несоответствие содержания дипломной работы (результата моего маготворчества) изначально заявленной теме. В общем, скажем так, защитилась я со скрипом и не по тому направлению, по которому должна была.

Но по крайней мере, ведьмой я теперь могу зваться с полным на то правом.

А вот дальше начались неприятности. Вначале он отказался принимать мое заявление на соискание степени колдуньи, потом не стал подписывать направление на службу при дворе короля, а затем… Вот это уже было действительно унижение! И когда-нибудь я ему припомню! Вот стану именитой ведьмой – и припомню!

Лорд-директор лично – лично! – вышел меня проводить и, если бы мог, думаю, помахал бы мне вслед платочком – типа: «Скатертью дорожка, и чтоб ноги твоей здесь не было». А ведь без направления, с одним только дипломом ведьмы, я не имею права практиковать в течение целого года! И только по истечении этого срока я могу потребовать созвать комиссию, которая выдаст мне документ, подтверждающий мою квалификацию!

Вот же злющий тип! Ну, подумаешь, я его случайно приворотным напоила вместо зелья от насморка! Я же не виновата, что, стоит мне отвлечься на секунду, и у меня сразу из любого зелья получается любовное! Но не сильное же! Подумаешь, глядел на меня влюбленными глазами пару недель! Над ним и не смеялся почти никто… Разве что старшеклассники немного посудачили… Ну, кухарки долго и томно вздыхали вслед начальнику, внезапно потерявшему весь свой недоступный и строгий вид… Правда, первоклашки взрывались хохотом каждый раз, как директор проходил мимо, да и преподаватели… Хм, ладно, признаю, случай был масштабный и запоминающийся.

Но как будто лорд-директор был первым, кто «попал» на мое зелье. Да я за четыре года обучения всех преподавателей им попотчевала, да и многие одноклассники имели неосторожность выпросить у меня склянку-другую бодрящего, тонизирующего или иного крайне полезного и редкого эликсира. Самое забавное, что никто и никогда (в том числе и я сама) не мог угадать, в какой момент зелье сработает, как нужно, а когда окажется приворотным. Как однажды сказала моя любимая ба: «Твои бы способности да в мирное русло».

Ох, бабуля… Она меня убьет, когда узнает! Она же у меня именитая, заслуженная. Бабуля у меня занимает пост верховного мага и астролога королевства. И от меня ждет того же!

А я вылетела из института после окончания четвертого курса без направления, без права на покупку магических книг и дальнейшее развитие как мага!

Нет, дома мне точно лучше не появляться ближайшие пару лет. Папа вон до сих пор по лесам и дальним городам да весям бегает – пытается доказать бабуле, что боевым магом быть тоже неплохо. Не очень-то выходит, если честно. Она, конечно, при встрече все еще бросает в него что-то из разряда «не отразишь, так сильно пожалеешь», но уже скорее по привычке, чем действительно желая испепелить непутевого сына. Ах да, совсем забыла! Бабуля у меня чистокровная демонесса, так что с ней спорить чревато.

В общем, пока не найду способ вернуться в Институт Маготворчества и Волшебства или хотя бы выбиться в люди, домой мне лучше не возвращаться – целее буду.

Но куда мне тогда податься? Ведь даже открыть свое дело я не могу! Для этого требуется разрешение из ратуши того города, в котором я соберусь обосноваться. А кто мне его даст, если я не имею права на магическую практику?! Вот-вот. А жить-то на что-то надо.

Я тяжело вздохнула и уныло побрела вниз по улице. Чем дальше от центра города, а значит, от института и королевского дворца (в котором сидит бабуля!) я окажусь – тем лучше. Вот только из Тейриза я не уеду! Неужели кто-то думает, что я променяю любимые и привычные столичные магазинчики и кафешки на какое-нибудь захолустье, где из всех увеселительных заведений лишь грязный кабак?! Никогда!

Но где взять денег? И ладно бы я была одна, так ведь на моей шее висит рыжее, ушастое и прожорливое существо! Нет, не эльф – хуже. Что может быть хуже эльфа? Фамильяр! Особенно такой, как мой! И зачем я его только взяла тогда? Ведь говорили мне, что ведьме он не подойдет, – не послушала. Вот теперь расплачиваюсь. За три года, что фамильяр у меня, он существенно набрал в весе и стал еще пушистее и милее. Дети, старушки и юные девушки в нем души не чают и всячески пытаются подкормить…

В общем, не фамильяр, а проблема, причем уже увесистая. По крайней мере, руки мне это наглое рыжее создание оттягивает порядочно. Кстати, в фамильярах у меня ходит кролик, обычный декоративный кролик золотистого окраса, с голубыми глазами и длинными ушками.

Но, как и положено фамильяру, он умеет разговаривать. К несчастью.

– Говорил же я тебе, дурехе, чтобы ты внимательнее смотрела, кому и что предлагаешь! А лучше бы вообще к лорду-директору не лезла со своими зельями, – пробурчал он, в тысячный раз уже напомнив о моей последней оплошности и теперешней судьбе.

– Я только помочь хотела… Себастиан же правда простудиться мог…

– Ну-ну, вместо того чтобы простудиться – он влюбился. Как думаешь, какой вариант он бы предпочел?

Я, насупившись, молчала. Ну что я могу поделать, если за четыре года обучения я так и не привыкла видеть в нем только лорда-директора. Для меня Себастиан Арвишше, лорд-маг, член Академии магов и прочее и прочее, всегда оставался старым знакомым, учеником моей любимой ба и вообще образчиком красоты и спокойствия. Да-да, в детстве я была в него по уши влюблена. Да и как иначе, если внешность он унаследовал от матери-альвы, то есть в наличии имелись: светлые волосы, изящное телосложение и очень миленькая мордочка. По описанию вышел эльф? Ну, альвы в некотором роде те же эльфы, но крылатые и без острых ушек. И только красные глаза выдавали в Себастиане примесь демонической крови.

Кстати, ничего странного в том, что он полукровка, нет. Просто королевство Айлетт, в коем я и имею честь пребывать, – многонациональное государство. Раньше, еще на заре истории, сюда бежали все недовольные своей жизнью люди. Разумеется, среди них оказались и существа не совсем человеческой природы. Такие как альвы, эльфы, нимфы или демоны. Земли до их поселения здесь были небогатые, если не сказать откровенно бедные, так что простой люд быстро оценил преимущества от соседства с магическими созданиями, а потом и смешанные браки пошли… В общем, найти у нас кого-то чистокровного сродни чуду. Я сама, например, на четверть демон, еще на четверть человек – это по линии папы, а от матери мне досталась кровь эльфов и нимф творения (специально для непосвященных поясняю: их в простонародье музами зовут). Короче, смесь еще та, а потому нечего и удивляться некоторым моим странным талантам. Например, тем злополучным зельям!

– Эй, девушка, девушка! Да подождите вы!

Я удивленно обернулась.

– Это вы мне? – спросила я, с некоторым недоумением рассматривая молодого парня, судя по одежде, не то помощника писаря, не то чиновника младшего звена. Он выглядел совершенно обыкновенно, разве что нос покраснел и распух, да и глаза странно слезились.

– Вам-вам. На вас же форма выпускницы института, так? – И, не дожидаясь подтверждения, испытующе посмотрел на меня: – У вас средства от аллергии случайно не завалялось?

Бубль, мой фамильяр, ткнулся влажным носом мне в запястье, напоминая, что я уже достаточно натворила глупостей. Действительно, меня же лишили права практиковать магию, а изготовление зелья – это акт маготворчества. С другой стороны, у меня есть партия готовых эликсиров, а их мне никто не запрещает реализовать – на них институтский штамп стоит, утверждающий, что они надлежащего качества. Впрочем, даже при таких условиях я бы побоялась что-либо брать из рук той, которую в насмешку прозвали феей любви, ибо сложно угадать, что выйдет в итоге.

Да и средство от аллергии я вроде уже проверяла, и не сказать, что результат был положительным… Нет, разумеется, оно избавило от заболевания, но были и побочные действия. Уже привычные для меня. Ну, вы поняли.

– Девушка, да вы не жадничайте, – прогундосил мой собеседник. – Умоляю. Мне очень нужно! А где я сейчас найду мага? Даже вы и то случайно встретились!

– Минутку-минутку. Почему такая срочность?

Бубль, выражая свое несогласие с моим решением, уже откровенно жевал мой палец, пока не больно. Я еще ничего и не решила, впрочем, но задумалась, это верно.

– Ну понимаете, – парень заметно покраснел и замямлил (ох, какие знакомые признаки, уж кому как не мне знать, как проявляется сия болезнь – ну, та самая, которая вызывается зельями моего приготовления), – меня девушка ждет в саду… В смысле я хотел к ней зайти… Она меня приглашала, честное слово! И не один раз!.. Но там цветут эти сапфировые лютики, чтоб их кроты погрызли! Алиса точно на меня разобидится, если я и сегодня не приду! А тогда точно – конец! Ну что вам стоит? Девушка?

Ох, случай ясный. Но не сделаю ли я хуже?

– А вы уверены, что вам необходим этот визит? И именно сегодня? – Я подозрительно посмотрела на слишком возбужденного молодого человека. Судя по его виду, в том саду он проторчал уже немало. Раз не виделся с девушкой, значит, к чему-то готовился. Скорее всего, терся на окраине сада, пытаясь набраться смелости и сделать шаг вперед. Потом почувствовал себя хуже и слинял. Но чтобы окончательно оправдать свою трусость, решил попытать счастье со мной.

– Я… Да, необходим!.. Понимаете, я…

– Хотел сделать девушке предложение?

Бубль цапнул меня за палец. Я в отместку дернула его за ухо. Будет знать, как ведьму кусать! Особенно когда та окучивает клиента!

Мой собеседник приобрел ярко-свекольный оттенок. Угадала. Что ж, в таком случае приворотный эффект ему даже на пользу пойдет. Небольшой катализатор его любви совсем не повредит – только придаст уверенности. Ну и сделает его абсолютным романтиком на пару недель. Это же не так страшно, верно? Зато у меня появится свободная мелочь.

Кругом одни плюсы!

– Два серебряных, – произнесла я. – Дешевле отдать не могу – на них стоит знак качества института, а такие эликсиры продаются только по фиксированной цене.

– У вас есть? Правда, есть? – У парня аж глаза загорелись. – Деньги не проблема. Вот, возьмите. – И он сунул мне в руку несколько монет. Я, не посчитав, ссыпала деньги в карман, после чего полезла в свой рюкзак. Хорошо, что я точно помнила, где что лежит, – не пришлось долго копаться.

– Вот. – Я протянула парню пузырек из матово-синего стекла с наклейкой института. На ней говорилось, что за зелье, кто его сварил, стоял срок реализации и срок годности. В общем, это было настоящее проверенное зелье. Единственный его недостаток, как вы уже поняли, заключался в том, что готовила его я, а со мной никогда не угадаешь: просто исцелишься или в процессе подцепишь еще и влюбленность. Причем ни один из магистров, преподающих в институте, так и не понял, почему так происходит. Все проверки подтверждали, что это обычное сваренное по рецептуре зелье – и только действительность вносила свои коррективы.

Зелье, которое я сейчас продала, было как раз из проверенных опытом. В смысле наш физрук уже имел неосторожность его попробовать… Ну что я могу сказать?..

Паренек, выхватив у меня из рук склянку, быстро сорвал пломбу и залпом выпил весь пузырек. Э-э… вообще-то там недельная доза…

К сожалению, этого я сказать не успела. Зато мой теперь уже подопытный вмиг преобразился. Спал отек с носа, перестали слезиться глаза, а еще он сам как-то распрямился и выглядеть стал куда увереннее. Надеюсь, он там дел не натворит…

– О Алисиль, звезда моя! Я иду к тебе, моя любовь! – И парень чуть ли не вприпрыжку побежал к высокому забору, за которым едва-едва угадывался сад.

Я с некоторым удивлением смотрела ему вслед. Бубль, видимо, тоже, потому что, взяв в рот мой палец в сотый раз, он так и забыл закрыть челюсть, чтобы его укусить.

Ох, кажется, немного переборщила. Интересно, почему на физрука этот эликсир оказал более слабое действие? Дело в массе тела? В наличии или отсутствии магических способностей? Или концентрации самого зелья в организме?

– Н-да… нет слов, ты просто любовное оружие массового поражения, – наконец негромко проговорил фамильяр, выплюнув мой несчастный палец.

– Любовное оружие? – несколько озадаченно повторила я. А что? Это ведь идея!

А почему и нет? Если я не могу открыть контору по оказанию магических услуг населению в открытую, то создам совершенно обычную фирму. И займусь тем, что у меня получается лучше всего, – сводить людей вместе! Чем не дело для ведьмы?

В замочную скважину

Алисиль Рассветная

Алисиль, средняя дочь баронета Аврийского, пятый день подряд встречала вечер в душном саду. Служанки и кухарки уже стали шептаться за спиной юной госпожи, непрестанно сыпля предположениями о причинах, побудивших девушку покинуть прохладные стены дома и жариться на летнем солнце сутками напролет.

Алисиль терпела. Конечно, от нее не укрылось любопытство окружающих, но она не желала привлекать еще большее внимание. Не хотела, чтобы отец раньше времени узнал о ее увлечении. Нет, ей повезло, крупно повезло: она родилась со слабым фейским даром, а потому, согласно закону, супруга себе могла выбрать сама.

Но где судья, а где отец! Вот и приходилось таиться, пока ее суженый не сделает предложение по всей форме. А этот дурак, Николка, никак не решится! А ведь рано или поздно слухи пойдут! Разве заставишь этих бесстыжих служанок молчать?!

Про себя загадав, что, если и в этот вечер предполагаемый жених не придет, она о нем забудет, Алисиль приготовилась ждать.

Николка появился в саду именно в тот момент, когда терпение девушки подошло к концу. Надменно глянув на непунктуального возлюбленного, Алисиль уже собиралась величественно удалиться в дом и предаться слезам, но тут ее взгляд зацепился за букетик и красивую коробочку…

Неужели?!..

Сердечко юной леди забилось часто-часто, она даже забыла о своем намерении обидеться на глупого Николку.

Непутевый возлюбленный, словно извиняясь за свою медлительность, рухнул на колени и сделал предложение в лучших традициях рыцарских романов! Алисиль счастливо рассмеялась и приняла колечко. Уж теперь-то отцу точно придется одобрить ее выбор!

Глава 2

Открытие

Приняв решение, я на деньги, оставшиеся с выпускной стипендии, арендовала небольшой двухэтажный домик на окраине и заплатила госпошлину за открытие своего дела. Все вместе обошлось мне всего в пятнадцать серебряных монет. По меркам «золотой» столицы, в смысле верхней – аристократической и магической – части города, смешные деньги. Вот только мне так уже не казалось. Ведь на оставшиеся полтора золотых надо было заказать подходящую мебель, сделать вывеску, заплатить нужным людям за распространение слухов…

В общем, открытие своего бизнеса – дело хлопотное.

Не скажу, что моя фирма обещала приносить большую прибыль… Но если понадобятся деньги, то всегда можно продать что-нибудь из драгоценностей или сдать в аптекарскую лавку свои зелья. Короче, выжить можно и не работая. Но почему бы и не придумать себе интересное занятие? А главное – это такая возможность разобраться в механике воздействия моих зелий на разные организмы! Может, я даже смогу понять, что не так и как с этим бороться!

– Ох, зря ты за это взялась, – привычно недовольно заворчал Бубль, заметив, что с очередной прогулки по окрестным лавкам я вернулась с широкой деревянной вывеской. На ней изящными розовыми буквами значилось: «Брачное агентство для иных», а чуть ниже, шрифтом поменьше, не столь броско: «Ведьма Крисси подарит вам любовь». – И как ты это собираешься делать? – изучив надпись, скептически поинтересовался мой фамильяр. Думаю, если бы он умел, как эльфы, шевелить ушами, сейчас бы его ухо указывало на последнюю строчку вывески.

– Скажешь, что я соврала?

– Недоговорила! И много недоговорила! Как ты собираешься им дарить любовь, если сама не знаешь, что это такое?

– А как дантисты рвут другим зубы, не видя своих? Или, думаешь, они сами себя лечат? Вот-вот. А насчет любви… Я ее уже столько раздарила, что еще немного особой роли не сыграет, верно? Видать, судьба у меня такая – вечно быть феей любви. – Последние два слова я произнесла, скривившись от досады. Да-да, меня еще в начальной школе прозвали так за то, что первое же сваренное мной зелье заставило старую уборщицу воспылать страстью к молодому учителю рисования… Целых две недели в школе было очень весело. Всем, кроме самого учителя, разумеется. Но это уже издержки производства. В моем деле угодить всем практически невозможно – какая-либо из сторон все равно пострадает в большей или меньшей степени.

– Ох, влезешь ты со всем этим в неприятности, помяни мое слово! – предрек Бубль.

– Молчать, кролик! А то я из тебя тушенку сделаю! Говорят, крольчатина очень вкусна под майонезом и со сливками. Никогда не пробовал?

– Так и знал, что в ведьмы мне досталась ненормальная садистка с комплексом купидона, – почти неслышно проворчал Бубль, но я все равно услышала. И даже уже набрала в грудь побольше воздуха для ответа, но в этот момент ко мне в дверь негромко поскреблись.

Странно. Открытие только через три дня. Я еще даже вывеску не повесила, а кто-то уже рвется. Ладно, глянем, кого там принесла нелегкая.

Открыв дверь, я удивленно уставилась на девушку в выпускном платье института. Сама до сих пор ходила в таком же – некогда было приобрести соответствующую моему новому занятию обновку, да и не на что пока. Вначале работа – потом все остальное.

– Мм… – протянула я, пытаясь вспомнить имя своей гостьи. Учились мы на разных потоках, но пару раз в семестр наши группы пересекались. Ах да, кажется, так! – Иэлла Разделяющая, верно? – поинтересовалась я, откровенно разглядывая свою гостью. Невысокая, на полголовы ниже меня, хрупкая, изящная. Нимфа, одним словом. Правда, нимфа раздора, но у всех могут быть свои недостатки, так? И еще вопрос: у кого их больше – у меня или этой девочки (из-за ее роста и хрупкости я никак не могла смириться с мыслью, что мы ровесницы).

– Да, все верно. А ты – Крисси. Крисси Фея Любви.

Боги! Как же меня достало это нелепое прозвище!

– Крисса Мария Лиршей, если быть совсем точной, – сухо поправила я.

– Ой, извини, просто все в институте называли тебя… и я… не думала, что тебе неприятно! Я больше не буду!

Искренна и непосредственна. Она мне уже нравится. И пусть по природе своей она вынуждена вносить разлад и строить ссоры, разве это сколько-нибудь умаляет ее достоинства? Из меня вон тоже зельевар не ахти какой, зато магический потенциал в теории ничем не уступает бабулиному! И да, для меня это показатель!

– А ты, собственно, по какому вопросу? – чуть покровительственно улыбнувшись, спросила я. Приятно, конечно, встретить однокурсницу, но дел уйма. У меня открытие на днях, а табличка не приколочена, комнаты не выметены, вязаные салфетки для уюта не постелены, цветы для создания атмосферы не заказаны… В общем, бегать и бегать.

– Я… ну… – Иэлла, опустив взгляд, нерешительно мялась на пороге. Выглядела она до безобразия мило, а милые вещи я с детства люблю. Не зря же у меня единственный кролик-фамильяр за всю историю существования Института Маготворчества и Волшебства.

– Ладно, проходи. За чашкой чая все расскажешь. – Я чуть посторонилась, давая возможность Иэлле пройти мимо меня.

Но девочка была настолько смущена, что не заметила невысокого порога и… ох, такого отборного мата я уже лет пять не слышала. С тех пор как отец вернулся от троллей.

Я удивленно посмотрела на распростертую на полу Иэллу. И куда только подевалась куколка, стоявшая на моем пороге? О нет, сейчас я перед собой видела именно нимфу раздора – самоуверенную, резковатую. И это абсолютно не вязалось с ее видом домашней девочки-отличницы.

– Ну вот опять! Почему стоит мне только начать производить правильное впечатление, как обязательно куда-нибудь улечу или обо что-нибудь споткнусь?! Вот как можно быть милой и спокойной, когда знакомишься ближе с различными твердыми поверхностями?!

– О, подругу себе нашла? Да, в том, что вы найдете общий язык, я уже не сомневаюсь – по крайней мере, выражаетесь вы довольно схоже. Я ведь ничего не перепутал? Это был тот же диалект тролльего, что обычно и ты используешь. Хотя ты гласные не так тянешь и произносишь отдельные звуки чуть глуше…

– Заткнись! – В два голоса. Мне совершенно точно нравится эта девочка! Особенно сейчас!

– Ну вот, снова «заткнись». Хоть бы раз послушали умного кролю, так нет же…

На то, что он там бубнил дальше, я уже внимания не обращала. Вместо этого я протянула руку Иэлле и помогла ей встать.

– А ты не такая, как о тебе говорили, – после секундной заминки произнесла нимфа. Теперь она смотрела прямо, и я наконец увидела ее глаза. Оказалось, что они, как и волосы, теплого каштанового оттенка. Не знай я, что чистокровных нимф у нас в королевстве не найти, подумала б, что она одна из них. Цвет глаз, черты лица, фигура… все очень гармонично, настолько, что даже не хочется искать в ее облике признаки иных рас. Она нимфа раздора. И только.

Возможно, самой Иэлле жилось бы намного проще, если была бы очевидна примесь еще какой-нибудь крови. Все-таки люди побаиваются эту семью. Хотя кто будет любить фей – предвестниц ссор и разлук? Вот-вот, мало кто на это способен.

– Будем считать это комплиментом, – выждав еще мгновение и полностью скопировав ее интонации, ответила я.

– Что же, тогда сразу к делу. Можешь звать меня Элей. Я хочу работать с тобой.

Со мной? Минутку! Ничего не понимаю! Нимфа раздора – и вдруг в брачном агентстве? А не слишком ли это эксцентрично? Может, ее ввели в заблуждение? Все-таки слухов я распустила много, но как они трансформировались при распространении, проследить времени не нашлось…

– Но я планирую открыть брачное агентство, – как-то растерянно попыталась я образумить свою гостью.

– Именно! И кто, как не я, сумеет тебе подсказать, есть ли шанс у пары или ты просто теряешь время с ними. Мы ведь не столько создаем раздоры, сколько раздуваем их. И, разумеется, мы всегда знаем, как далеко зайдет ссора. Разойдутся или нет? Затаят обиду или последует бурное примирение? Думаю, в твоем деле эта информация совсем не будет лишней. Особенно учитывая твой опыт.

Я всерьез задумалась. Ведь кое в чем она, бесспорно, была права. Та же история с Себастианом доказала, что я далеко не всегда могу предсказать последствия своих действий.

– А бухгалтерию ты вести умеешь? Ну и регистрацию? – Я уже приняла решение, но почему бы не выяснить пару дополнительных моментов.

– Да, это не сложно. Я в театральном кружке при институте этим занималась – пришлось освоить.

– Подходишь! – радостно схватив ее за руку, возвестила я.

– Отлично! Значит, нас уже трое! Меня зовут Бубль! – поспешил влезть мой фамильяр. – Погладишь в честь знакомства, а, Эль? Да-да, так… и за ушками почеши… и грудку… да, да, тут… и тут…

Я невольно улыбнулась, глядя, как два милых существа наслаждаются друг другом. Бубль, без сомнений, знает самый короткий путь к сердцу девушек.

– Эй! А я?! Я тоже хочу! – Рокочущий голос откуда-то сверху. Подняв глаза, я с удивлением обнаружила на потолочной балке большого черного ворона. Говорящего. Так, если я не сошла с ума, то, значит, он фамильяр. – Эй, Эля! Выкинь этот коврик для блох и представь уже меня! Эля! Иэлла!

– Ах да, это Крас. Мой фамильяр, – даже не оторвав взгляда от тихо млеющего кролика, произнесла моя новая сотрудница. – Дальше, думаю, вы и сами познакомитесь.

Ох, кажется, мы ее потеряли. Теперь, пока кто-то из этой милой парочки не окажется затискан до потери ориентации в пространстве, они в этот мир не вернутся. Ну и ладно, у меня все равно дел навалом, так что рассиживаться некогда.

Кстати, я едва-едва успела все обустроить к открытию. Зато к утру третьего дня небольшой арендованный домик превратился в настоящий рай для романтически настроенных людей. А уж как в этот интерьер вписалась Иэлла! Среди цветов, гобеленов и ковров она смотрелась сказочной принцессой, легкой и воздушной. И до безобразия юной. Впрочем, если вспомнить мою мамочку, которая до сих пор выглядит как пятнадцатилетняя девчонка, то внешность нимфы не удивляет.

Итак, к церемонии открытия мы подошли во всеоружии. Даже Бубль в честь такого дела разрешил его причесать, хотя обычно категорически против этой процедуры. Хуже этого только подстригать ему отросшие коготки – вот уж когда он шипит и вырывается, а заодно и меня царапает.

Я тоже ради такого случая изменила своим привычкам: распустила косу и постаралась придать своему образу легкость и романтичность. Что из этого вышло? Не мне, конечно, судить, но это не помогло. Как была «надменной ледяной скульптурой», так ей и осталась. Кстати, так меня прозвала Свитти (моя любимая подруга и соратница во всех начинаниях) при первом столкновении, которое произошло еще в далеком детстве. Мне лет семь или восемь было. Конечно, мы потом подружились, но она до сих пор при встрече не устает напоминать, что мне надо быть проще. С чего так? О, сейчас объясню. Дело в том, что в результате смешения различной крови получилась я весьма нестандартной: темноволосой и голубоглазой. Причем глаза того особенного светлого оттенка, который скорее отталкивает своей холодностью, чем привлекает. В общем, внешность у меня совсем не соответствует характеру. Нет во мне этих кажущихся надменности, холодности и важности, напротив, я общительна, довольно легка на подъем, порой, правда, бываю мстительна и в меру стервозна, но это мелочи. Короче, характером я в бабушку. Но как раз демонического в моем облике нет ни капли!

Короче говоря, фея любви из меня еще та вышла. Темненькая такая, более смахивающая на истинницу или наказницу. Ну, я имею в виду тех нимф, которые служат в Отделе магического правопорядка (их еще до жути боятся и тихо ненавидят все окружающие). Кстати, моя любимая Свитти как раз из таких. В смысле она продолжает учиться и сейчас стажируется в МП. И да, она-то шикарная блондинка с мечтательным и мягким взглядом. Так что не верьте внешности, господа! Она обманет – это точно.

Ох, раз уж вспомнила про Свитти, то не мешало бы ей позвонить и сообщить о том, где я устроилась, а то ведь волноваться будет. Правда, надо еще купить новый магофон, а то свой я от злости разбила еще в институте, когда лорд-директор отказал мне в переводе на следующий курс. Не забыть бы…

– Ну скоро клиенты пойдут? – По прошествии двух часов после открытия Бубль не выдержал и поинтересовался в своей любимой манере, то есть ворчливо.

– Да в первый день могут и не прийти, – откликнулась со своего места Эля, не отрываясь от маникюра.

Пилочка так и мелькала у нее в руках. Кстати, маникюр она делает – закачаешься. Я до сих пор своими пальчиками любуюсь: ноготок к ноготку, а какие узоры… Жаль, при дворе в ближайшее время не окажусь, а то остальные дамы удавились бы от зависти. Но это обождет.

– А зачем мы открылись? Для кого все это?!

– Так положено, – сурово произнес Крас, словно ставя точку. Но когда это останавливало моего кролю? Он хоть с виду и лапочка, на самом деле характер имеет отвратительнейший!

– Кем и что покладено? Вот пусть кто поклал – тот и уносит! А я считаю это лишней тратой времени и сил!.. – начал было Бубль, но договорить не успел. В дверь неуверенно постучали, а после в проем просунулась огромная голова тролля.

– У вас тут брачное агентство, что ль? – пробасил он, внимательным взором окинув всех собравшихся.

Я даже растерялась как-то от такого клиента, зато Эля быстро взяла себя в руки, отложила в сторону пилочку и, широко улыбнувшись, произнесла:

– У нас. Вы не смущайтесь – проходите. Я сейчас чай сготовлю – и мы все обсудим.

После слов Эли в проеме вслед за головой показалось и остальное совсем не маленькое тело тролля. Ох, если это первый клиент, то я уже боюсь думать, какими будут остальные…

Глава 3

Клиент клиенту рознь

Я с некоторым недоумением рассматривала тролля. Он сидел напротив меня на диванчике, рассчитанном на трех человек, отчаянно вцепившись в большую полулитровую (сама не знала, что у нас в хозяйстве есть такая) кружку. Он выглядел до того потерянным, что мне его даже жалко стало.

– Так в чем ваша проблема? Или вы зашли просто познакомиться? Я же не ошибусь, если скажу, что именно вас видела в кузне на соседней улице? – как можно дружелюбнее начала я. Как любила говорить моя ба: «Каким бы ни был клиент, если его правильно окучить – он станет образцовым». А уж в клиентах моя бабуля разбирается – как-никак она у меня верховный маг королевства, если помните! Кого она только за годы своей практики не принимала у себя! И первых людей государства, и послов соседних стран, и даже убийц.

– Я… это… ну… – Смотреть, как мнется в попытке найти подходящие слова огромный тролль, было странно и немного забавно. Он был на голову меня выше и раза в три больше в обхвате, но все равно своим поведением будил во мне материнский инстинкт. Да-да, иногда случается и такое. Я вообще имею слабость ко всему милому, как вы уже знаете, даже если милым мне кажется двухметровый тролль. – Да, я тут по соседству… Я Ахринар-кузнец. Меня тут все знают. Вот.

Так, уже что-то. Идем дальше.

– А меня зовут Криссой. А это Эля. Ну и наши любимцы – Бубль и Крас, – представила я всех присутствующих. А потом, изобразив на лице смущение поправдоподобней, поинтересовалась: – А можно как-нибудь сократить ваше имя. Понимаете, я могу не запомнить или случайно ошибиться, а вы обидитесь…

На самом деле у меня память на тролльи имена великолепная, и я никогда не путала ни ударения, ни звуки, но когда в беседе называешь собеседника сокращенным именем, он невольно начинает чувствовать себя свободнее и легче. А именно это мне сейчас и было нужно.

– Ну, друзья Хрином кличут. – Окончательно смутившись, тролль ткнулся носом в чашку. Боги! Так и хотелось его затискать. Я знаю, что он тролль! То есть существо неприятное и агрессивное, но не могу нацепить этот образ на такого обаяшку! И почему только он все еще один? Подумаешь, страшненький и огромный, зато такой что хочешь для тебя сделает! Он же на руках тебя будет носить – и в прямом, и в переносном смыслах!

– Вы разрешите и мне вас так называть? – Я само спокойствие. Ох, видела бы меня сейчас ба! Она бы мной точно гордилась.

– Д-да, только тогда вы это… давайте на «ты», а то неудобно как-то…

Победа! Пусть и маленькая, но полная и безоговорочная.

– Разумеется. Так что тебя привело к нам, Хрин? Дело? Или просто по-соседски на чай?

В том, что он пришел именно по делу, я не сомневалась, но пусть он лучше сам все расскажет – не хочу спугнуть своим энтузиазмом первого же клиента. Ох, никогда не думала, что мне моя внешность так поможет. Тролль явно сейчас видит перед собой спокойную и собранную ведьму, серьезно относящуюся к своему ремеслу, тогда как в действительности… Ладно, собственные эмоции будем препарировать позже, сейчас главное – клиента вывести на откровенность.

– Дык все вместе, наверно. Сначала просто было любопытно, кто тут обосновался, а когда узнал про это ваше агентство, решил попытать удачу…

– Тебе не везет в любви? – прямо спросила я.

– А ты думаешь – везет?! Ты посмотри на меня! – В черных глазах тролля на миг показалось яростное пламя. Ох, не зря их все-таки в чрезмерной агрессивности обвиняют.

– Лично я считаю тебя очень милым, – не стала скрывать я.

Хрин даже растерялся от этого заявления. Как и большинство магических существ, ложь он чувствовал не так, как нимфы истины, конечно, но в достаточной мере, чтобы понять: я не вру.

– Это ты, – смущенно буркнул он и отвернул голову к окну.

Все ясно. Пациент уже болен. Осталось только выяснить, насколько серьезно и как давно. И есть ли шансы заразить причину этого заболевания тем же вирусом.

– Считаешь, что, кроме меня, никто не сумеет рассмотреть твоего очарования? Глупо.

– Но она же не видит!

Вот мы и подошли к самому главному.

– Она? То есть у тебя уже есть кто-то на примете? – как можно мягче поинтересовалась я.

Щеки тролля сразу же заалели. Какой же он все-таки чудесный! Нет, правда! Вы много видели краснеющих троллей?! Вот и для меня – это первый. Хотя в дворцовой охране на них я насмотрелась достаточно. Впрочем, и влюбленный тролль мне попадается впервые.

– Да, есть. Ариадна. Она работает тут по соседству… Ну, знаете, тут есть салон Ари-ткачихи? Так вот это именно она.

Ох. Круто. Нет, реально круто он забрал. Влюбиться в нимфу – для тролля это настоящий подвиг. Я помню Ари, да и как забыть эту приветливую девушку, согласившуюся отложить некоторые свои проекты только для того, чтобы пошить мне пару повседневных платьев. Очаровательное белокурое дитя с наивным и чистым взглядом.

Она и тролль?! Не знаю, не знаю… Нет, я ничего не имею против нестандартных пар (если честно, в результате моей деятельности только такие и получаются), но плохо себе представляю это. Она же миниатюрная! Маленькая, хрупкая, даже меня тянет ее защищать! А он!..

В общем, хм…

Моя думу думает. Долго думать будет. Наверно, до самой беседы с Ари. Все равно ничего предпринимать до обстоятельного разговора с ней я не собираюсь.

– Ладно, давай так: ты придешь ко мне завтра ближе к вечеру, и мы еще раз обсудим этот вопрос. А я за это время постараюсь выяснить все, что смогу, об этой твоей Ариадне и прикинуть наши шансы.

– Думаешь, что это возможно? – со скрытой надеждой спросил меня Хрин.

– Пока говорить рано, но, если удача будет на нашей стороне, в моей практике вы станете далеко не самой странной парой, – честно созналась я, мысленно перебирая результаты всех своих институтских «опытов». По всему выходило, что мне уже медаль положена: столько свадеб среди магов не было, кажется, с самого основания Айлетта!

– Хорошо, Крис, я завтра зайду! – Явно воодушевившись, тролль покинул приемную.

Я подошла к окну и, проводив взглядом нашего первого клиента до ворот, повернулась к Эле. Все это время она сидела тише воды ниже травы. Ну-ну, так мы и верим.

– Что ты там ему намешала? Он же чуть не улетел от твоего пойла. Хотя, возможно, все еще впереди, – негромко закончила я, вспомнив, какой энтузиазм проявил тролль под конец нашей беседы.

– Ничего страшного, обычные расслабляющие травки. Ну немного мяты для аромата да пару капель северной настойки – для общего тонизирующего эффекта.

Я чуть слышно застонала. Знаю я этот коктейль. Им обычно студенты института лечатся перед особо сложными экзаменами – помогает побороть страх и собраться с силами.

К сожалению, у этого зелья есть и еще один эффект – сознание выносит на фиг. То есть принявший этот эликсир далеко не всегда способен следить за тем, что он говорит. Да уж, остается только надеяться, что ничего непоправимого за этот день тролль не совершит, а к завтрашнему утру действие зелья сойдет на нет.

– Эль, в следующий раз, будь добра, предупреди меня, а то мало ли чем все это может закончиться…

– Да ты не волнуйся! У нас на потоке я была одной из тех, кому этот чаек всегда удавался. В общем, ничего с твоим троллем не случится. Ты мне лучше скажи: ты действительно собираешься его свести с Ари? Они же абсолютно друг другу не подходят!

Вот чему я научилась на своих неудачных опытах с зельями, так это тому, что все далеко не всегда так, как кажется. Например, я бы никогда в жизни не подумала, что строгая и ответственная секретарша лорда-директора так безрассудно влюбится в довольно-таки бесшабашного преподавателя по созданию магических конструктов. Или еще, помню, был случай романа между лаборанткой кафедры боевой магии и уже довольно пожилым профессором-теоретиком. Как настолько разные люди могли полюбить друг друга? Сама не знаю, просто срабатывало какое-нибудь из моих зелий и… Вот из-за этого «и» в институте за последние четыре года произошло уже с десяток свадеб, а также многочисленные разборки разной степени серьезности. Весело было. Никогда не забуду, как уже солидный профессор бегал с цветами, сорванными прямо с грядки, за той самой лаборанткой. И ведь сошлись же потом! То ли она привыкла видеть его рядом, то ли он сам действительно влюбился в процессе ухаживаний.

В общем, к нестандартным парам я уже привыкла. Хотя представить Ариадну рядом с Хрином не могу. Но, возможно, это только пока.

– Эль, посиди в приемной. Если будет кто еще – попроси подождать или назначь на завтрашнее утро. Хорошо?

– Как скажешь, шеф. Ты там только не переусердствуй.

Это полетело уже мне вслед, потому что меня в очередной раз обуяло предвкушение чего-то интересного. Ох, вероятно, Бубль был прав, и мне совсем не стоило влезать в человеческие отношения…

Ну уж нет! Все равно найду Хрину невесту! Он достоин счастья!

– Эй, Ариш, время есть? – сунувшись в магазин и не обнаружив нимфу, во все горло прокричала я. Вряд ли она оставила бы дверь открытой, если бы ушла, верно?

– Крис? Я сейчас выйду! Подожди секунду! – раздалось откуда-то из недр магазинчика.

Ждать, разумеется, пришлось подольше, но я не в обиде – было время рассмотреть и ткани (среди которых нашлись и довольно редкие), и висящие на манекенах полуготовые платья. Парочка мне очень понравилась. Жаль, что они на заказ шли – хотя кто мне мешает попросить пошить что-нибудь похожее? Вот-вот, никто.

– Нравится? – внезапно раздалось у меня за спиной. В этот момент я как раз рассматривала платье из тонкого розового муслина и прозрачно-белого кружева.

– Очень. Но цвета не мои. Мне идут лишь холодные оттенки.

– Это ты зря! Только из-за того, что ты постоянно выбираешь темную, холодную гамму, к тебе и относятся как к надменной кукле.

Мило, очень мило. Интересно, почему такие белокурые ангелочки постоянно норовят сказать мне что-то в этом роде? Это как-то обусловлено цветом волос? Или все блондинки думают одинаково? Что-то сомневаюсь. А значит, дело все-таки во мне. Прискорбно.

– Ладно, я сюда пришла по другому вопросу. – Тяжело вздохнув, я решительно отвернулась от так понравившейся мне модели. Все равно лишних денег на обновку нет, да и где мне ходить в таком платье? Балов и приемов в ближайших планах у меня не значится, а этот шедевр швейной промышленности явно делался с расчетом на выход в свет. Жаль, конечно, но мне подобное в скором времени точно не грозит.

– Да? По какому? Что-то не так с платьями?

– Нет-нет, с этим все замечательно. Я тут, можно сказать, по личному делу. Ты местного кузнеца знаешь?

Ари как-то сразу нахмурилась:

– Это ты про Ахринара?

– Да, про Хрина.

Светлая бровка моей собеседницы стремительно поползла вверх. Что ж, реакция есть – уже хорошо. Плохо то, что реакция, кажется, отрицательная. Хотя уже неоднократно мною проверено, что это еще ничего не значит. Надеюсь.

– Что у тебя с ним? Какие-то проблемы?

– Нет-нет, может, ты слышала, я тут брачное агентство открыла. Так вот он ко мне на прием пришел, просит найти ему жену, а так как тролль он довольно замкнутый и много вытянуть информации у него не вышло, решила у соседей поинтересоваться, что за девушка ему подойдет. А лучше тебя я тут никого не знаю… – Пока я все это говорила, внимательно следила за сменой эмоций на лице Ариадны. Иногда очень многое можно узнать, просто наблюдая. Правда, такой бурной реакции я никак не ожидала.

– Вот, значит, как! То есть меня ему уже не хватает! Надоела, значит! Сначала ухаживал, рядом постоянно терся, вытащил меня из довольно щекотливой ситуации, а как к делу переходить – сбежал! Месяц уже на пороге не появлялся! Я за это время тут уже погибнуть могла десять раз от рук конкурентов, а он, значит, себе жену ищет? На стороне!

Ох, никогда не думала, что увижу Ари в таком состоянии. Она же спокойная, мягкая, услужливая… была. Кажется, зря я вообще эту тему подняла. Она же сейчас не на шутку разойдется, а что мне потом говорить клиенту? Что его суженая была почти готова идти под венец, а потом появилась я и все испортила? Как-то непрофессионально.

– Крис! А найди тогда и мне мужа! Пусть этот кобель знает, что я его тут вечно дожидаться не буду!

– Ариш, а может, не надо? Может, я ему просто тебя найду, а? – уже почти ни на что не рассчитывая, поинтересовалась я.

– Нет! Хочу любви и свиданий! Хочу, чтобы все было как у людей! А то знаю я этих троллей: дубинкой по голове – и в койку. Нет, Крис, найди-ка мне лучше хорошего мужа – и забудем об этом.

Ох, как же все нехорошо вышло… Прямо скажу, неудачно. И ведь теперь, пока она не успокоится, Хрину лучше к ней не приближаться…

– Ладно, будет тебе все по-человечески. И цветы, и конфеты, и романтика. И жених. Ты хоть скажи, из кого выбирать? Какой тебе нужен?

– Большой, сильный и такой, чтобы я точно могла на него положиться! И чтобы в случае чего мог постоять и за себя и за меня! Но не грубый и не жесткий. Хорошего хочу!

Да, кого-то он мне определенно напоминает. Вот только где я ей второго Хрина найду, если первый ее теперь не устраивает, а?

В замочную скважину

Ариадна Ткущая

Как нимфа творения могла увлечься троллем? Ариадна и сама не находила ответа на этот вопрос. Иногда ей казалось, что Хрин был в ее жизни всегда. Но порой все-таки вспоминались те годы, когда она работала на одутловатого, грузного купца Войку. Он был ей неприятен, но видела Ариадна его не так уж и часто, а платил он исправно.

Но однажды ей надоело трудиться на постороннего человека, и она решилась исполнить давнюю мечту – открыть свою мастерскую. Купец пусть неохотно, но отпустил талантливую швею, даже денег выдал ровно столько, сколько должен был. Ариадну это окрылило. Она почти без труда оформила лицензию, да и подходящий для ее нужд домик нашелся сразу…

Проблемы начались после открытия. Нет, клиенты были – и торговля шла довольно бойко. Кто-то даже специально ездил из купеческого района, чтобы приобрести ее платья.

Но, как выяснилось, не в клиентах счастье. Повадились в ее магазин личности явно разбойнического вида. Заявлялись под вечер, к закрытию, ходили между манекенами, внимательно посматривая по сторонам и словно бы прицениваясь. Ариадну это не на шутку напугало. Но к кому может обратиться одинокая девушка? В Отдел магического правопорядка? Так преступление-то еще не свершилось. А охрану выделять какой-то начинающей швее точно не станут!

Ариадна даже начала думать о возвращении к купцу – тот хоть за своими магазинами следил зорко, разбойников и бандитов к ним не подпускал. Но пока она решала, что делать дальше, произошло нападение… и все окончилось бы крайне неприятно для нее, если бы не вмешательство соседа. Поначалу девушка испугалась своего защитника пуще самих бандитов, но вскоре застыдилась этого своего страха. Ахринар, как представился ее спаситель, по рождению был чистокровным троллем, чего ужасно стеснялся. Вид смущенного двухметрового детины с палицей наперевес заставил Ариадну улыбнуться. И это была первая улыбка за много дней.

Разве могла она забыть его? Конечно нет. Вот и получилось, что через день, наведя в своем магазинчике относительный порядок, нимфа направилась в кузницу, чтобы как следует поблагодарить своего спасителя. Потом уже сам Хрин пару раз заглядывал к Ариадне, беспокоясь о ее безопасности…

Незаметно они сблизились. Девушка привыкла к своему большому другу. Его присутствие заставляло чувствовать себя защищенной и нужной – и Ариадне очень нравилось это. Она и рада была бы занять особенное место в жизни тролля, но тот вел себя настолько робко и так привык стыдиться своей страшной для большинства обывателей внешности, что не спешил делать шаг навстречу.

Ариадна, не желая давить на него, ждала. Вот и дождалась!

Раздраженно глянув вслед своей новой соседке, нимфа решительно направилась в швейную мастерскую. Как бы там ни было, а заказ надо сдать в срок!

Но Хрин все равно идиот!..

Глава 4

Подруга из Отдела магического правопорядка

В агентство я вернулась в подавленном состоянии. Мало того что испортила отношения Хрина и Ари, так еще и вместо одного счастливого завершения у меня на руках два начинания. И вот как с ними быть? Обоих напоить моим зельем? Можно, конечно, но как бы хуже не стало. Ведь далеко не всегда магия помогает, особенно когда речь идет о уже сформировавшемся чувстве. Вот если бы надо было подтолкнуть… но кого здесь подталкивать? Хрина, который настолько неуверен в себе, что не в состоянии сделать шаг вперед? Или Аришу, которая, кажется, твердо решила обидеться на тролля?

Вот с такими невеселыми мыслями я и ввалилась в арендованный домик. И в тот же момент оказалась вылизана с ног до головы. Шершавый собачий язык каким-то чудом умудрился пройтись по всем открытым участкам тела.

– Муппи, – поймав в очередной раз подпрыгнувшего мопса, я негодующе уставилась в темные бусинки глаз, – тебе не стыдно?!

– Стыдно вообще-то должно быть тебе, – сурово произнес женский голос откуда-то со стороны дивана. – Это же не Муппи сбежал и не давал о себе знать больше недели!

Я медленно повернулась и посмотрела на свою подругу. Свитти была, как всегда, безукоризненна. Будучи наполовину эльфийкой, она взяла все лучшее от этой расы – густые длинные волосы цвета бледного золота, большие ярко-синие глаза, алые пухлые губки и очаровательные ушки. Да-да, в отличие от других полукровок Свитти унаследовала уши от матери – то есть они у нее были длинные, острые и подвижные. В общем, на служительницу Отдела магического правопорядка это прекраснейшее из созданий походило мало.

– Я понимаю, что моя красота поражает и все такое, но, может, ты прекратишь меня пожирать глазами и уже обнимешь по-человечески!

Да, она язва. Как это получилось при такой внешности? Понятия не имею, но все, кто знают мою Свитти, постоянно сетуют на ее совсем не ангельский характер.

– Приветик, – наконец улыбнулась я и, подойдя, привычно чмокнула подругу в щеку. – А как ты здесь оказалась? Неужели тоже решила мужа найти?

– Не в этой жизни! Ты же знаешь, служителям правопорядка лучше не заводить семью – слишком накладно.

– Тогда зачем ты тут?

– Тебя искала. Решила проверить, что тут за фея любви завелась. Оказалось, что та самая, единственная и неповторимая.

– Сама ты фея любви! – обиженно пробурчала я. – Кстати, вы хоть познакомились? – Я вопросительно глянула на Элю.

– Нет, еще не успели. Они пришли минут за пять до тебя, – лукаво улыбнувшись, ответила моя сотрудница.

Ох, кажется, Эля уже что-то успела усмотреть. Интересно, поделится?

– Ясно. Что ж, тогда на правах хозяйки дома я вас и познакомлю. Свитти, это моя сотрудница и, надеюсь, подруга Иэлла Разделяющая. Зови просто Эля. Эль, а это моя давняя подруга, можно сказать, почти сестра, Савита Гросс Лучезарная. Свое имя она не любит, а потому все давно зовут ее Свитти.

Девушки несмело улыбнулись друг другу. Ничего, сейчас выпьем чашечку-другую чая, поговорим, вспомним веселые случаи, произошедшие в институте за время нашего обучения, и все наладится. В первый раз, что ли?

– Эй, а я? Что вы за ведьмы такие, если вечно забываете представлять своих фамильяров?! – проворчал Муппи, и только тогда я вспомнила, что все еще держу его на руках.

– Извини, Муп, совсем из головы вылетело. Эль, это Муппи, фамильяр Свитти. А теперь все подняли взгляд и посмотрели на потолок. Вон та черная клякса на потолочной балке – это Крас, ворон, он фамильяр Эли. В общем, будем знакомы. И давайте уж сразу перейдем к фазе «за это надо выпить»!

Все поддержали меня молчанием. Вот и замечательно, у меня как раз на случай снятия стресса после первого рабочего дня (и не напоминайте мне, что оный пока в самом разгаре!) и прихода дорогих гостей припасена клюквенная настойка из запасов моей любимой ба. Да-да, лучше нее никто такой не делает! Демоны вообще очень хорошо разбираются в спиртном! Так что не верьте гномам и никогда не берите их настойки – их применять можно исключительно в медицинских целях и только наружно!

Наконец, когда все уселись вокруг стола и даже опрокинули в себя по стаканчику для начала беседы, я обратилась к Свитти:

– Ну что хорошего скажешь? В нашей альма-матер все по-прежнему? Или есть новые сплетни.

– Сплетня у нас только одна – твой уход. Без тебя жизнь обещает стать серой и неинтересной. Ах да, еще приезжала твоя ба. Говорят, она сильно разругалась с твоим Тианом.

– Тианом? – недоуменно уточнила Эля, явно не понимая, о ком идет речь. Ох, чувствую, Свитти мне до конца дней будет поминать ту недолгую влюбленность в нашего директора.

– Как?! Ты еще не знаешь?! Это я, разумеется, про Себастиана Арвишше. Разве ты не в курсе, что наш лорд-директор был личным учеником бабушки Крисси? Так что в юные годы наша девочка была по уши влюблена в него и называла его Тианом!

– Свитти! Мне было пять лет! – совершенно искренне возмутилась я. – Я просто не могла выговаривать его имя целиком! И хватит уже разносить сплетни!..

– Стоп! Минутку! Но ведь наставником лорда-директора была сама Марьяса Огненная! То есть… ты ее внучка?! – Эля во все глаза уставилась на меня.

Вот снова. Вечно забываю, что мало кому известна фамилия моей ба, ее все больше Огненной называют – и за взрывной характер, и за внешность, и за любовь именно к этой стихии.

– Ну да, она моя бабушка. Просто мы внешне не похожи, вот мало кто и вспоминает о нашем родстве. В общем, специально я ничего не скрываю.

– Неужели так бывает? Марьяса Огненная в бабках! Лорд-директор в друзьях! Крисси, да ты самое странное существо из всех, кого я знала!

Я польщенно улыбнулась. Всегда приятно, когда кто-то тобой восхищается, даже если это и незаслуженно.

– Как видишь, бывает. Она еще и не то может! Вон у нас половина института в отпуск по уходу за ребенком собралась – и ведь все только благодаря ей!

– Скажи, что ты сейчас несерьезно? – с трудом сдерживая нервный смех, попросила я. Уж таких последствий моих небольших «опытов» лорд-директор точно не ждал, а значит, виноватой вновь объявят меня.

– Очень даже серьезно! После твоего ухода Тиану аж три сотрудницы принесли заявления на бессрочный отпуск! Собственно, думаю, поэтому и твоей ба он отказал, когда та пришла поговорить по поводу тебя. А ты же знаешь свою ба, она не приемлет слова «нет». Короче, институт устоял, но в некоторых аудиториях пришлось проводить внеплановый ремонт.

– И после этого ты еще говоришь, что главная новость – это мой уход?! Свитти, ты как-то предвзято оцениваешь происходящее!

– Нисколько, – мигом оскорбилась моя подруга. – У всех этих событий одна причина – ты. Кстати, поговаривают, что как минимум еще четыре преподавательницы собираются последовать за своими товарками и подать заявления на бессрочный отпуск.

Ох, подобного вмешательства в учебный процесс он мне точно не простит.

– Н-да, Крис, беру свои слова обратно. Ты не любовное оружие – ты хуже. Ты фея семейного очага, та самая, которая младенцев доставляет. Ты за какие-то четыре года разнесла вдребезги всю систему высшего магического образования в стране! Да тебя в качестве диверсанта к врагам засылать надо! – Последнее мой кроль произнес почти восхищенно.

– На этот раз соглашусь с уважаемым Бублем, – задумчиво покивал Крас. – Вашу бы активность да в нужное русло…

И вот как на это реагировать? Оскорбиться? Или польщенно улыбнуться в ответ? Знать бы еще, чего больше в словах фамильяров – обвинения или восхищения.

– Кстати, насчет активности. Ты правда брачное агентство открыла? И как клиенты? Есть? – Вспомнив о моем новом деле, Свитти сразу же захотела вызнать подробности.

– К сожалению, – совершенно искренне произнесла я.

– Что-то случилось? Ты разговаривала с Ариадной? – Это уже влезла Эля, которой стало любопытно, что я выяснила.

– Разговаривала, но лучше бы я этого не делала, – тяжело вздохнула я и снова наполнила свой бокал клюковкой.

– Почему? – Кажется, Элю действительно заинтересовал этот случай.

– Да потому! – раздраженно откликнулась я, одним глотком осушив бокал.

– Стоп, может, вы мне прежде объясните, что тут у вас произошло? – спросила Свитти. Кажется, и ее любопытство мы раздраконили. Ох, придется сейчас каяться в собственных грехах.

– Тролль случился, влюбленный. И мало того что влюбленный, так еще и в нимфу! – пробурчала я, не сильно вдаваясь в подробности.

– Что, правда? – совершенно искренне удивилась Свитти. Странно, но спрашивала она сейчас не меня, а мою сотрудницу.

– Истинная, – без колебаний подтвердила Эля.

– И что ты? Неужели пошла интересоваться мнением самой нимфы? – Теперь Свитти смотрела на меня.

– К сожалению, – подтвердила я.

– Неужели та оскорбилась? Обиделась, что какое-то чудовище желает ее видеть своей женой?

Я уже говорила, что Свитти на редкость «деликатна»? Нет? Ну, думаю, это вы уже и сами поняли.

– Хуже – она и так была в него влюблена! А этот идиот ухаживал, ухаживал, а потом исчез! А девушка осталась в подвешенном состоянии… Ну и я сдуру сказала, что он обратился ко мне в агентство…

– Не может быть! Наша Ари влюблена в Ахринара? Но они же абсолютно друг другу не подходят!

– Абсолютно друг другу не подходят наша секретарь Агриппа и препод по магоконструктам Френс. Вот кто! Но это не мешает им сейчас ожидать прибавления в семействе. Хотя, что будет, если смешать лунную кровь оборотней и солнечную нимф, никто не знает и знать боится. Так что на таком фоне эта ваша пара очень даже нормальная. Кстати, совсем забыла! Помнишь физрука, которого ты от аллергии лечила?

Я, уже предчувствуя очередную подставу, медленно кивнула. Конечно, помню. Ведь из-за него я чуть не завалила свою дипломную тему.

– Так вот, он с нашей цветочницей сошелся! Веришь? Он после твоего зелья только за ней хвостом бегал, все клумбы норовил оборвать. Она сначала думала, что для кого-то другого, а он однажды встал на колено и ей охапку сунул на глазах у всего института! До сих пор все смеются, вспоминая ошарашенное лицо Лизаветы. Уж она-то точно не ждала, что демон посмотрит в сторону эльфийки… Кстати, действие зелья истекло, а их до сих пор только вместе и видят. Тиан при встрече с ними лишь зубами скрипит – чувствует, что и цветочницу нам скоро придется другую искать.

Пока Свитти вываливала информацию на мою больную голову, Эля ржала как ненормальная. Мне это смешным не показалось. Как бы лорд-директор ко мне убийц не прислал, а то ведь решит, что я специально опаиваю его преподавательский состав.

– Кстати, Крис, а у тебя не осталось чего-нибудь из зелий? Ну хоть крем от мозолей! Наши уж очень просили раздобыть! Без тебя же скучно, а так они хоть немного развлекутся. Тем более с начала нового учебного года нам обещают новых преподавателей и, судя по всему, не менее десятка. Так что? Осталось? – И Свитти скорчила самую очаровательную просительную рожицу из всех.

– Мне нельзя практиковать, – мрачно напомнила я.

– А из старых? Должно же было что-то остаться! Ты на защиту диплома столько всего наварила! Я же помню! Не могло ведь все уйти за десять дней! – И фирменные эльфийские умоляющие глаза на пол-лица. Разве такой можно отказать? Знает, как я люблю милые вещи, и внаглую пользуется этой моей слабостью!

– Уже проверенное средство от аллергии устроит?

– Да! – радостно подскочила на месте моя любимая подруга. – То есть это будет чудесно.

– Сейчас. – Я неуверенно утвердилась в вертикальном положении. В голове чуть шумело от клюковки, ноги слегка потяжелели, но мыслила я довольно ясно и шла почти ровно. В общем, до кладовки и обратно я проделала весь путь без проблем. – Кого вы хоть жертвой выбрали? – сжимая в руке заветную бутылочку из синего стекла, поинтересовалась я.

– Да у меня в этом семестре должен быть Анжей Прекрасный. Ну и Мегера, разумеется. Куда ж без нее? – тяжело вздохнула Свитти, при этом она ни на миг не отрывала взгляда от склянки в моей руке.

Мегерой на нашем курсе прозвали куратора боевиков (к коим относилась и я до недавнего времени) Лилею Грейви. По происхождению она, как следует из фамилии, вышла из эльфов. К сожалению, темных. Вот кто принципиально следил за чистотой своей крови. На территории страны находится их довольно большая община, но так как они предпочитают селиться под землей, то с остальными расами практически не пересекаются. И только старшие представители их знати по договору с институтом отправляются в качестве преподавателей наверх. Лилея Грейви как раз из таких. Ей уже около шестисот лет, у нее за спиной опыт двух войн, при этом она ни разу не была замужем и вроде бы не собиралась. Очень суровая дамочка. И до этого момента ей везло натыкаться на мои обычные зелья, не приворотные.

Что же касается второго названного имени, то о нем я почти ничего не знаю. Анжей Прекрасный. Судя по имени, нимф – только к их именам прибавляется эпитет. И скорее всего – из музов. Так называют нимф творения, если кто не в курсе. Моя мама, кстати, наполовину нимфа поэзии, так что и во мне течет кровь муз. Но об этом я, кажется, уже говорила.

– Что за Анжей? Я такого не помню.

– Да потому что он наша личная гроза. В смысле правовиков. Он у нас читает теорию законодательства. При этом требует, чтобы студенты знали наизусть все три с половиной тысячи законов! И не только их, но и границы их применения! И исключения, когда тот или иной правовой акт теряет силу!..

– Подожди-подожди, а разве не он должен был стать твоим старшим на стажировке? – Это вновь о себе решила напомнить Эля. Ничего себе! Оказывается, в некоторых вопросах она осведомлена лучше меня!

Я посмотрела на Свитти. Моя любимая подружка сразу же так скривилась, что мне все стало ясно. Значит, именно он. И, судя по всему, уже порядочно успел достать ее.

– Ну так что, дашь? – Свитти снова скорчила просительную мордочку. Ох, знаю, что не надо потворствовать ей, но не могу отказать – ведь сама не раз обращалась к ней за помощью.

– Хорошо, бери. Только, будь добра, не забудь, что здесь зелья на неделю использования. То есть семь порций. На человека вполне хватит одной. Не переусердствуй.

– Обещаю! – торжественно произнесла моя любимая подруга и, выхватив у меня из рук флакончик, трепетно прижала его к груди.

Я сделала вид, что поверила. Ну и ладно. Сама, что ли, ошибок не совершала? Совершала! Вот пусть и Свитти помучается с собственными – потом умнее будет.

В общем, после того как флакончик с зельем перекочевал к подруге, я рухнула на диван и потянулась за очередной порцией клюковки. Если уж расслабляться – то по полной! И нечего так укоризненно на меня смотреть! На меня все это не действует – моя ба пострашнее будет. Но это так, к слову…

Глава 5

Первые плоды

Утро у меня началось рано. Я бы даже сказала, слишком рано. И совсем не с той ноты, что хотелось. То есть меня банально разбудили. Нет, не так – меня жестоко разбудили. И, к сожалению, этому была причина. Какая? Блондинистая и очень злая. И нет, это не Свитти. Мою подругу, кажется, вчера кто-то приходил забирать. Да, точно! Был довольно симпатичный темненький мальчик с офигительными зелеными глазками. Загорелый, крепкий, с красивыми сильными руками (собственно, практически на них он и унес мою наклюкавшуюся подругу). Почему я позволила свершиться такой наглости? Хм, действительно, почему? Не помню…

Яростный стук в ворота повторился. Я сонно глянула в окно. Первые лучи солнца касались светлой макушки головы девушки. И, разумеется, я знала ее. Ариадна. Но что могло привести ее ко мне в такую рань? Не знаю. Что ж, видимо, придется спускаться и выяснять все самой.

Сладко зевнув напоследок, я схватила халат и, рассеяно завернувшись в него, направилась вниз, на первый этаж. Кстати, совсем забыла упомянуть, мы с Элей живем здесь же, в агентстве, только на втором этаже. Там у нас есть три небольших, но довольно миленьких комнатки. И моя, к сожалению, смотрит окнами на ворота.

– Ариш, тебе чего не спится в такую рань? – не сдержав зевка, поинтересовалась я у нимфы.

– Чего не спится?! Ты еще скажи, что это была не твоя идея! – Ариадна была не на шутку сердита. Боги, что еще могло случиться у нее за то время, что я уделила общению с подругой.

– Ариш, что-то произошло?

– Романтичный тролль произошел! Или, скажешь, это не ты его надоумила? – разъяренно прошипела нимфа.

Так, кажется, я тут чего-то не понимаю.

– Ариш, давай все по порядку, а то я вчера целый вечер пила с подругами-однокашницами и сейчас ну очень туго соображаю.

– То есть ты к этому не имеешь никакого отношения? – все еще подозрительно уточнила она.

– Да к чему?! Ты можешь по-человечески объяснить?! – Теперь настала моя очередь раздражаться.

– Да поняла я, что ты тут ни при чем. Пойду тогда, что ли… – стушевавшись, произнесла Ари и стала осторожно отступать назад.

– Стоять! – резко приказала я. – Проходи, сейчас я выпью чего-нибудь тонизирующего, и мы поговорим. Ты заходи-заходи, не стесняйся. Все равно я от тебя не отстану, пока не узнаю, что произошло.

Странно, но Ариадна подчинилась. Наверно, действительно была сбита с толку, и ей хотелось выговориться. Указав гостье на диванчик в приемной, я прошествовала на кухню. Там меня с улыбкой и чашкой ароматного чая встретила Эля.

– Бери давай, и пойдем уже узнаем, что там случилось у нашей новой клиентки, – произнесла моя сотрудница. Выглядела она при этом до неприличия бодро. А ведь пили мы трое наравне!

Я, с благодарностью посмотрев на Элю, приняла свою кружку, после чего мы вместе направились обратно в приемную комнату. Нимфа раздора тепло улыбнулась нашей гостье, а потом поставила перед ней вазу с конфетами и протянула чашку с чем-то подозрительно-мятным. Будем надеяться, что на этот раз там действительно только мята.

– Рассказывай, – произнесла я, устроившись напротив Ариадны. Кружка приятно согревала пальцы, аромат напитка бодрил и придавал сил. Хорошо. Правда, какая-то мысль упрямо скребется на границе сознания… Хм, что бы это было? Что-то такое, о чем я помнила, когда встала, но что вылетело из головы от стука заявившейся с утра Ариши.

И она рассказала. Ох, честное слово, лучше бы она промолчала!

Оказывается, вчера ближе к вечеру к ней завалился явно слегка неадекватный Хрин. Пришел он, как и полагается, с цветами и конфетами (а ведь именно этим я и угрожала ей днем), вот только при этом он все норовил поцеловать ручки или спеть серенаду собственного сочинения (на этом пункте Эля с хохотом уползла на кухню за успокоительным чаем – для меня). А теперь подробнее о каждом пункте. Цветы оказались сорванными у дороги одуванчиками. Конфеты были куплены, наверно, еще бабушкой нашего тролля и все это время пропылились в дальнем углу его кузни. Помимо этого он еще решил сделать ей подарок собственного изготовления. Что мог сделать кузнец? Правильно – кухонную утварь! Он ей подарил – внимание! – большую литую сковородку! Как сказала сама Ари, если бы она смогла ее поднять, то этой сковородкой его бы и огрела. К сожалению, данная посуда была сделана с расчетом на тролльи габариты. Но и этого Хрину показалось мало! Он посвятил ей серенаду, коей и развлекал ее и соседей до рассвета. Как выглядит серенада в тролльем исполнении? Ариша сказала, что напоминает боевой горн, только не смолкающий ни на секунду. Я оценила. Она – не очень.

– Но ты же хотела романтики, – сквозь смех с трудом выдавила из себя я.

Тонизирующий чай в моей руке давно сменился успокаивающим – благодаренье всем богам, что я приняла на работу Элю! Она чудо! Нет, правда, она – мой спаситель! И плевать, что нимфа раздора – у всех свои недостатки!

– Иди ты со своей романтикой! Что вы из нормального мужика сделали?! Зачем?!

– Да ничего мы не делали, – все еще нервно улыбаясь, произнесла я. Если честно, мышцы лица уже болели, но я ничего с собой не могла поделать.

– А кто тогда мог его на это надоумить?!

– Не знаю. Я его видела вчера только утром, до того, как к тебе ходила! Хотя… Эля! Что ты там намешала ему в чай?! Только серьезно? И, великие боги, откуда ты взяла северную настойку?! – Последнее предложение вышло на высокой истеричной ноте, ибо я, кажется, поняла откуда.

– Ты же знаешь, там был обычный расслабляющий состав. А настойку? Да в кладовке, разуме… ой. – Эля аж изменилась в лице, когда поняла, что сказала. – Только не говори, что и ее варила тоже ты.

Бубль, до этого тихо сидевший в своем углу, вдруг заржал, свалился на спину и задвигал лапками. Так как говорить при посторонних он не мог, то ограничился истерикой.

– Ой, – повторила Эля и виновато посмотрела на Ариадну, – это, кажется, моя вина. Я не подумала как-то… Дура, конечно, могла бы и догадаться…

– Да о чем речь? – сразу же насторожилась наша гостья. Разумеется, она же не училась в институте, поэтому и о моей славе феи любви вряд ли слышала.

– А речь о том, что зелья, сваренные мной из любых ингредиентов, выходят с одним общим свойством, – начала я издалека. Если честно, признаваться в собственной некомпетентности не хотелось, но тут ничего не оставалось. Раз уж сами виноваты, то надо самим и расхлебывать последствия.

– А если подробнее? – нетерпеливо поинтересовалась Ари.

Ответить я не успела, за меня это сделала Эля:

– Да привороты у нее выходят! Не очень мощные, средненькие такие, всего на пару недель агрессивной романтики их и хватает.

– На две недели?! – воскликнула Ари, уловив самую суть высказывания моей сотрудницы. – Вы хотите сказать, что он будет таким целых две недели?!

Я лишь виновато улыбнулась. Именно. Не больше и не меньше – две недели, четырнадцать календарных дней. И да, это будут очень долгие дни.

– И это никак нельзя отменить? – неуверенно поинтересовалась она, цепляясь за последнюю надежду.

Но я отрицательно покачала головой. Никак. Сама, помню, искала возможность снять действие приворота, когда под него попал лорд-директор. Не вышло. Так что в свое время я точно так же вытерпела две весьма непростые недели, а если учесть, что за нами внимательно следил весь институт… В общем, кое в чем мне было даже хуже, чем нашей Ари. Хотя и пара плюсов у той истории была. Пара малюсеньких плюсов, о которых знаю только я… ну и, может, Себастиан. Хотя, если честно, я бы предпочла, чтобы он о них не помнил.

– И что мне теперь, так и страдать две недели? – тяжело вздохнув, поинтересовалась Ари. Ответа от нас она не ждала – просто сетовала на свою незавидную долю. Вот только Эля иногда бывает очень разговорчива. И как раз сейчас ее явно тянуло обсудить сложившуюся ситуацию. Или хотя бы поделиться опытом. Чужим, разумеется.

– Зачем страдать? Наслаждайся! Тут главное – направить действие приворота в правильное русло! Когда он придет с цветами и подарками – просто прими их. Ему это польстит, и он уже не будет столь назойливо пытаться донести до тебя свои чувства. Потом сходи с ним на свидание. А почему нет? Он же сейчас что угодно для тебя сделает! На любое безумство пойдет! Но тут главное показать, что тебе по нраву, а что нет.

– Откуда такая информация? – хмуро поинтересовалась я.

– Из наблюдений! Я уже давно слежу за всеми случайными применениями приворотов. И выявила определенные закономерности: чем больше сопротивляется объект страсти привороженного, тем упертее и агрессивнее становится влюбленный. Причем привороженный и в мыслях не держит причинить вред, даже на откровенные провокации не поддается, просто не замечая их. Если честно, они мне напоминают детей, желающих во что бы то ни стало привлечь внимание. И если это происходит, то они сразу же становятся тихими и послушными.

Хм… никогда не смотрела на происходящее с этой стороны. Ведь действительно, чем сильнее сопротивлялась жертва (будем называть вещи своими именами), тем больше распалялся идиот, принявший зелье моего приготовления. (Нет, честно, а вы, зная о моем таланте, рискнули бы его употребить? Вот-вот.)

– То есть мне просто нужно все взять в свои руки?

– Именно. Но старайся обставлять ситуацию так, чтобы инициатива исходила от него. Нравится цветочек, обрати на него внимание Хрина. Намекни, что не отказалась бы от ажурной кованой ограды – думаю, это займет его на пару дней. Попроси его сходить с тобой к ювелиру или в салон модных шляпок – может, разведешь на обновку. Да, в конце концов, просто погуляйте по парку, устройте себе пикничок у пруда – в жаркий день это самое оно! – Элю явно понесло. Но, боги, я нисколько не жалею, что взяла ее к себе! Да она о любви и отношениях знает побольше меня! И советы, кажется, дает дельные.

– Но это же неудобно, – окончательно смутившись из-за напора моей сотрудницы, едва слышно пробормотала Ариадна.

– Неудобно в туалет на голове ходить, а это нормально!

Та-ак, узнаю выражение и интонации. Эля, кажется, слишком много времени провела с Бублем. Пора их разлучить, пока моя крайне полезная сотрудница окончательно не окролилась.

– Хорошо, я попробую.

– Вот и замечательно! Заодно за эти дни тебе так надоест эта романтика, что в семейной жизни ты ее и видеть не захочешь.

– Охотно верю, – усмехнулась Ари, постепенно оживая.

Так, кажется, с этой парочкой мы сумели разобраться. Если Хрин вечером все-таки придет на прием, вручу ему нормальных конфет, бутылку вина и отправлю к Ариадне. Определенно девочка уже поняла, как использовать это недоразумение по полной. Я даже немного завидую ей – у нее куда больше времени, чем было у меня. Жаль, что у меня тогда не оказалось поблизости советчиков… Возможно, сейчас бы… Нет, не стоит думать о глупостях: альвы – это не те, с кем стоит связываться благородной леди. Даже если они полукровки.

Проводив гостью до ворот, я от всего сердца пожелала ей удачи. Вернувшись же в дом, я обнаружила Элю у окна. Она улыбалась, открыто и радостно. Кажется, у этой пары особых проблем быть не должно.

– Считаешь, свою работу мы выполнили? – все-таки поинтересовалась я на всякий случай.

– Более чем. Они подходят друг другу, уж можешь мне поверить.

Я и поверила. И сразу хочу сказать, что нисколько об этом не пожалела. Все-таки работать в паре с феей раздора – это нечто совершенно особенное. И в этом есть что-то правильное, не находите?

Глава 6

Новый вызов судьбы

После того как Ари и Хрин окончательно сошлись, дела у нас пошли в гору. Многие слышали о том, что именно мое агентство занималось этой сложной ситуацией, и все видели, что разрешилась она хорошо. Да, дело шло к свадьбе. И, кстати, Эля ошиблась: после того как перестало действовать приворотное зелье, романтика не исчезла, просто отношения стали более тонкими, осторожными. И это меня радовало.

Итак, за последние полтора месяца работы я приняла два десятка клиентов. Некоторые из них нуждались только в небольшом толчке да подбодряющем разговоре. Другие, таких было меньше, какие-то потерянные, сами не знали, чего хотели и зачем пришли. С ними было сложно. Но и тут мы с Элей быстро нашли выход. Мы просто устраивали у себя небольшие такие вечера встреч, где и знакомили этих одиноких и запутавшихся людей. Кто-то сразу же находил родственную душу, кто-то недоуменно посматривал на происходящее из угла, но дело шло.

Бывали, конечно, и безнадежные случаи. Но тут мы ничего поделать не могли. Когда приходишь в агентство без желания что-либо изменить, даже моя способность портить все зелья не поможет. Хотя обычно в качестве теста мы добавляли посетителям в чай пару-другую капель северной настойки. Иногда это приносило определенные плоды, чаще – нет. Таких людей мы брали на карандаш и откладывали их дела в отдельную папку. Их время еще не пришло. И мы тут бессильны. Если человек не готов влюбиться – он не влюбится.

– Что у нас на сегодня по плану? – поинтересовалась я у Эли. С каждым днем эта нимфа становилась для меня все незаменимей.

– Хрин обещал привести своего друга. Говорит, что тому действительно нужна наша помощь. Потом собирались снова заглянуть вдовушки – все не теряют надежду найти себе тут развлечение на то место, которым думают. И еще вечером у тебя встреча со Свитти. Она звонила с утра и торжественно клялась отделить твои уши от головы, если ты забудешь о наших посиделках и куда-то денешься.

– Ясно. Надеюсь, что это все и никаких непредвиденных дел не нарисуется. Вдовушек и так хватит по самое не могу, – невольно проворчала я.

Вдовушками мы прозвали двух сестер человеческой расы (тот факт, что на вывеске отчетливо было написано «для иных», они просто проигнорировали), терроризирующих нас вторую неделю. На самом деле вдовой из них являлась только одна, старшая, а младшая так за свои три десятка лет замуж и не вышла. А еще они были до того дотошны и назойливы, что моего терпения хватало лишь на три минуты общения. Боюсь, если бы не Эля, вовремя отвлекающая на себя мое внимание, быть бы этим дамам уже битыми и не единожды.

Ох, уже жду вечера. Тогда смогу наконец увидеть свою подругу и по традиции напиться в ее обществе. А потом согласно все той же традиции из винных паров вынырнет красивая галлюцинация и уведет-унесет мою любимую Свитти. Интересно, когда же я наберусь смелости узнать, что это за видение такое и как близко они знакомы? Ведь посторонние же люди не транспортируют наполовину бесчувственное женское тело до дома, так? А значит, они как минимум знакомы. О максимуме я думать не хочу – взревную, а сие кончится плохо.

И вообще зависть еще никому добра не приносила!

Хотя паренек и правда удивительно миленький. Так и тянет потрогать. Впрочем, о моем отношении к понравившимся вещам вы осведомлены. Как можно смотреть на взрослого мужчину точно так же, как и на дворового котенка? Не знаю, но на милые (пусть и только в моих глазах) вещи я реагирую всегда одинаково – тяну к ним свои загребущие ручонки. От этого чаще всего и страдаю.

Хрин привел своего друга после обеда. К моему удивлению, им оказался гном. Если честно, представителя этой расы я видела в первый раз! В Айлетте они почти не живут – мало гор вокруг, да и месторождений не наблюдается. А потому гномы в королевстве не прижились. Как и тролли, кстати, но это не мешает отдельным личностям селиться в столице и предместьях.

– Добрый день, – оторопело поприветствовала я обоих мужчин, продолжая во все глаза смотреть на гнома. Невысокий, почти вдвое меньше стоящего рядом с ним Хрина, он был столь же широк в плечах, как кузнец. Рыжие волосы, борода и усы. Из этой растительности на лице выглядывают ярко-синие глаза да нос-картофелина. Сразу скажем, нетипичный представитель мужского племени. Впрочем, некоторые дамы падки на экзотику не меньше мужчин, так что шансы есть даже тут. Хотя все будет зависеть от запросов самого клиента, потому что гномиху я ему в столице вряд ли найду.

– Привет, Крис, я тут друга привел. Эля говорила?

– Эля говорила, – подтвердила от дальнего стола моя любимая и единственная сотрудница. – Но Эля не знает, услышал ли ее шеф.

– Шеф услышал, – в том же тоне ответила я. – Шеф помнит. Шеф не нуждается в прочих напоминаниях.

– Эля все поняла. Эля замолкает, – насмешливо фыркнув, произнесла моя помощница и достала из ящика маникюрные принадлежности. Все, она для нас потеряна. По крайней мере, на ближайшие полчаса. Или час – я разглядела, сколько она достала принадлежностей и лаков.

– А у вас тут весело, как я погляжу, – усмехнулся гном.

Голос у него оказался звучный и очень красивый. У меня даже на мгновение дыхание перехватило, а мурашки побежали по спине. Нет, такой экземпляр мужского пола точно долго у меня на полке не залежится – с руками оторвут. А значит, к выбору кандидатки в супруги нужно подходить со всей возможной серьезностью.

– Не жалуюсь, – приветливо улыбнувшись, ответила я. – Крисси.

– Йан ф’н Ррис. Можно просто Йан.

Ох, так гном у нас еще и из благородных. Приставка «ф’н» к имени означает, что он один из боевых вождей племени. Интересно, что он делает у нас? Нет, я понимаю, что время сейчас не военное и все такое, но все же? Обычно вожди гномов надолго не покидают земель племени, а тут такое чувство, будто Йан давно и прочно врос в Тейриз. Или я ошибаюсь?

– Проходите, присаживайтесь. Хрин, ты останешься? Или уже уходишь?

– Ухожу. – Тролль виновато развел руками. – Меня Ари на обед ждет, а ты же ее знаешь…

Я, старательно запрятав улыбку, сочувственно покивала – знаю. Ту сковородку она ему до сих пор поминает.

Проводив тролля, давно ставшего нашим хорошим приятелем, до ворот, я посоветовала ему купить столового вина к обеду и от всей души пожелала удачи – с Ариадной она ему точно пригодится. Нет, девушка она хорошая, спокойная, но никогда не знаешь, когда и что ей ударит в голову. Впрочем, нимфы, они все с заскоками… просто некоторые не сразу заметны.

– Итак, в чем заключается суть вашего дела, Йан? – Вернувшись в приемную, я устроилась в кресле напротив гнома.

– Можно на «ты». А дело у меня, как у всех, – невесту ищу.

– Кого-то уже имеете в виду? Или пока без конкретики?

– А ты не теряешь времени зря, – благодушно усмехнулся гном.

– Да вот слышала, что вы не любите долго ходить вокруг да около.

– Все верно. Мы ж не эльфы какие!

Я чуть приподняла бровь. Сегодня, как и всегда, мои волосы были заплетены в косу, а потому острые кончики ушей были вполне видны. Правда, в отличие от эльфов у меня ушки нормального размера, человеческого, просто немного заостренные.

– Я ни в коем случае не имел в виду вас, леди! – поспешил исправить свою оплошность Йан. Ох, мне нравится этот гном! Он нечто особенное!

– Я не в обиде, – мягко улыбнулась я. Мало кто вообще в силах заметить во мне эльфийскую кровь, так что тут оскорбляться было бы глупо. – Ты продолжай, я ведь все еще не услышала ответа на свой вопрос.

Йан добродушно усмехнулся в усы:

– У меня есть на примете одна девушка… но, думаю, я вряд ли привлеку ее внимание.

– Почему? – совершенно искренне удивилась я.

– Неужели ты еще не заметила? Я несколько нестандартен в размерах, – вполне спокойно произнес Йан.

– Хрин тоже – но это нисколько не помешало ему. Или считаешь иначе?

Йан немного стушевался. Кажется, он не был готов к такому вопросу. Впрочем, гномы ценят прямоту.

– Но это же Хрин!

– Уверяю, у тебя тоже есть достоинства, способные привлечь женское внимание.

– Ты действительно так считаешь? – с живым интересом уточнил Йан.

– Я не стала бы унижать боевого вождя клана ложью, – спокойно произнесла я.

– Так и знал, что ты не из простых, – едва уловимо усмехнулся мой собеседник. – Встречала прежде гномов?

– Нет. Просто получила хорошее образование. Моя бабушка очень серьезно относилась к процессу обучения единственной внучки.

– Ясно. Великая, должно быть, женщина была. – Йан покивал каким-то своим мыслям.

– Почему была? – недоуменно спросила я. – Она и сейчас есть. Просто временно мы предпочитаем существовать в разных пластах общества.

– Ясно. Значит, у вас тоже принято, чтобы будущие лорды и леди уходили в мир для познания его законов и изучения всех подводных течений.

– Не совсем так. По крайней мере, законодательно это не оформлено, просто иногда наступает момент, когда дома становится тесно, и некоторые из нас уходят в свободное плавание, – коротко пояснила я. – Но, может, все-таки вернемся к первоначальной теме беседы?

– Если прекрасная леди просит. – Йан церемонно склонил голову.

Вот сейчас возьму и влюблюсь – что они тогда все делать будут, а? То, что этот гном уже имеет виды на какую-то девушку, я поняла, но что мешает мне использовать свое положение в личных целях? Совесть? А вы уверены, что я знаю, что это такое? Ладно, не будем путать профессиональное и личное. До добра это не доведет.

– Итак? – нетерпеливо напомнила я.

– Ее зовут Ванесса. И она боевой маг.

Без комментариев. Что Хрин, что Йан – они стоят друг друга. И простых путей не ищут. Это факт.

– По твоей реакции смею предположить, что ты ее знаешь, – хмыкнул мой собеседник.

– Знаю. Она выпускалась в год моего поступления. Очень… заметная дама.

Да, именно заметная. Издалека. Ростом, правда, выше Хрина. А так сия парочка, если все же сложится, будет смотреться… крайне любопытно.

Нет, в остальном Ванесса очень привлекательная девушка. Фигуристая, рыжеволосая, правда, у нее оттенок не такой яркий, как у Йана, веснушчатая и зеленоглазая. Но это только одна сторона медали. А другая… Ох, насколько помню, помимо магии она также очень уважает меч, у нее полуторник, тяжеленный. Так что руки у этой девушки довольно крепкие.

Что ж, зато теперь я знаю, какие женщины привлекают гномов. Сильные женщины, причем не только духом, но и телом.

– Думаешь, что с ней у меня шансов мало? – сразу же поинтересовался он, не заметив на моем лице особого воодушевления.

Я лишь пожала плечами. Боги ее знают, эту Ванессу. Что может быть в голове у такой женщины, я представляю смутно. Но, видимо, в скором времени и это мне предстоит выяснить.

– Знаешь что, Йан, приходи-ка ты завтра, ближе к вечеру, там все и обсудим. Думаю, мне стоит прежде увидеть ее, возможно, даже поговорить. Кстати, не знаешь, где я ее могу сейчас найти?

– Почему не знаю? Знаю. Она уже неделю как живет в таверне «Сломанная подкова», которая стоит двумя улицами выше. И еще дней десять планирует быть там.

– Спасибо, – совершенно искренне поблагодарила я гнома, ибо совсем не представляла, как бы стала искать Ванессу. Можно было бы, конечно, и Свитти задействовать, но у нее сейчас стажировка, так что проблем и без меня выше крыши.

– Ну что… я, наверно, пойду… – как-то неуверенно произнес Йан, поднимаясь с дивана.

Я ободряюще улыбнулась ему:

– Иди и ни о чем не беспокойся – я сделаю все, что будет в моих силах. А это, смею верить, немало – ведь не зря меня прозвали феей любви, верно?

Йан лишь неуверенно кивнул. Что ж, хотелось бы верить, что и в этот раз у меня все получится. Не люблю, когда понравившиеся мне люди страдают.

Глава 7

Альв – жених?

Вдовушки так и не пришли. Какое счастье! В общем, за вычетом странной беседы с Йаном день прошел очень даже спокойно. До Ванессы я, разумеется, не дошла. Мне надо посоветоваться с девочками, тем более долго ждать общего сбора не придется, а значит, уже завтра на свежую голову (если кто еще верит в этот миф, особенно после наших посиделок на троих) я и познакомлюсь с избранницей Йана, а пока следует приготовить себя к вечерним возлияниям. Как готовить? Активным отдыхом, то есть подняться на второй этаж и, повесив уже ставшую традиционной табличку «Варю мыло. Ваша Крися», завалиться на любимую кроватку.

Будем думу думать.

Ванессу я помню по первому курсу, хоть и весьма смутно. Но вот ее выступление на арене забыть просто невозможно. Она тогда всех соперников, образно говоря, раскатала в блин. В общем, весьма интересная девушка. К сожалению, чем разносторонней дама, тем меньше мужского внимания она привлекает. Да и кому может прийтись по вкусу девушка довольно простоватой (если не сказать деревенской) наружности? Особенно если она сильнее по всем статьям. Вот только гномы да тролли такими и интересуются. Хотя нет, опытным путем доказано, что троллей больше привлекают нимфы.

Эх, боюсь, тут нелегко придется. Намного хуже, чем с Хрином, хотя и там шансов почти не было. Но раз уж решила стать феей любви не только по прозвищу, но и по факту, то придется работать.

Хотя, если честно, совершенно не представляю их рядом. Неужели все дело в привычном штампе, что мужчина должен быть выше? Не знаю. Но ведь во всем остальном, я уверена, они будут наравне! Вот только как Ванесса воспримет подобный интерес со стороны гнома? Как я сама бы это восприняла? Вот-вот, однозначного ответа тут нет.

В общем, на пару часов я выпала из реальности, полностью уйдя в свои мысли. В себя я пришла от легкого стука по стеклу. Повернув голову к окну, я с удивлением обнаружила улыбающееся мужское лицо. На уровне второго этажа! Правда, мгновение спустя я смогла идентифицировать существо снаружи как альва, а потому успокоилась. Эта бесшабашная братия крылата, а потому появляются они, когда хотят и где хотят.

Подойдя к окну, я чуть приоткрыла его и хмуро поинтересовалась у излишне веселого альва:

– Чего надо?

– Пусти, красавица, не пожалеешь.

Я, пытаясь успокоиться и взять эмоции под контроль, медленно выдохнула и как можно доходчивее произнесла:

– Летел бы ты дальше, крылатый. Здесь ты никого не найдешь.

– Это еще почему, красавица? Или я не мил? Или муж страшен в гневе? – все в том же легком тоне спросил незваный гость.

– Ты, крылатый, домом ошибся. Квартал развлечений на три улицы южнее находится, вот там тебе точно не откажут.

– Значит, не мил? А мне говорили, что ты, фея, именно нас предпочитаешь. Или соврали? – насмешливо сощурив бесстыжие синие глаза, продолжил наглый альв.

Я чуть слышно скрипнула зубами. Кажется, сей плод запретной любви летучей мыши и гадюки прилетел по адресу.

Вот только меня интересует, кто мог ему сообщить о том, что меня привлекают альвы? Немногие были в курсе моей увлеченности Себастианом Арвишше, которое продолжалось целых две недели. Почему только две недели? Нет, дело не в зелье, просто бабуля заметила мой интерес к Тиану и довольно доходчиво объяснила, кто такие альвы и почему благородным дамам не стоит с ними связываться. Я запомнила ее слова накрепко и с тех пор на крылатых не заглядываюсь. Уж слишком ветрены эти дети небес.

– Ввели в заблуждение, – холодно произнесла я, надеясь, что и на этот раз моя внешность сыграет мне на руку.

– Да неужели?! А мне что-то подсказывает, что ты нагло врешь, красавица.

Я в раздражении начала закрывать окно, но альв не позволил мне сделать это.

– Не так быстро, красавица. Может, пустишь внутрь? – И это невозможное существо весьма красноречиво кивнуло на мою кровать. Ну ничего себе нравы у этого крылатого племени! Хоть бы представился, что ли?!

– Если хочешь войти в агентство – иди через дверь. А я мужчин не принимаю.

– Неужели и Ти отказала? – Синие глаза альва вспыхнули неподдельным интересом. Ох, значит, он знаком с лордом-директором. И, судя по всему, хорошо знаком.

– А почему это я должна была потворствовать его желаниям? Я ничем не обязана лорду-директору, как и он мне.

– Ну вот, а я думал, с тобой интересно будет. А ты такая же кислая, как и Ти. Разве можно так жить? Зачем тратить свое время на создание себе проблем, когда можно просто веселиться?

Я в сотый раз медленно вздохнула. Прежде чем отвечать, надо успокоиться. Он ведь не виноват, что смотрит на наш мир не так, как мы. Они и не умеют иначе. Альвы – это альвы, и требовать от них соблюдения норм приличия столь же бессмысленно, как и от троллей.

Я уже открыла рот, чтобы вывалить на незваного гостя все, что думаю о его племени и их поведении, но тут из-за двери раздался голос Эли:

– Крис, заканчивай со своим мылом и спускайся. Свитти уже пришла. Говорит, что принесла фирменную клюковку твоей бабушки!

– Клюковку? – Почувствовав, как в моих глазах зажглись огоньки предвкушения, переспросила я. И, не дожидаясь подтверждения, крикнула: – Разливайте, уже лечу.

Альв чуть удивленно хмыкнул:

– Оказывается, и леди не чураются кое-каких развлечений.

– Заткнись, богов ради, – устало попросила я, чувствуя, как из-за присутствия этого крылатого безобразника у меня начинает болеть голова.

– Никак не могу выполнить просьбу леди, ибо я пришел именно для разговора…

– Тогда кончай мне трепать нервы и заходи через дверь. Заодно познакомлю тебя с девочками – пусть оценят, какие мальчики ко мне по вечерам в окна стучатся, – чуть раздраженно проворчала я.

– Один момент, леди. Сейчас буду.

Улыбнувшись мне во все тридцать два зуба, альв спикировал вниз. Хоть бы представился, зараза! Впрочем, чего еще ждать от непостоянного альва? Воздушники – они все такие. Даже полукровки.

Кое-как успокоив расстроенные нервы, я наконец спустилась вниз. Подруг я обнаружила в приемной, они стояли напротив двери и смотрели на нагло ухмыляющегося альва. Мое появление на таком фоне, разумеется, осталось незамеченным. Действительно, зачем им я, если рядом симпатичный блондинистый мальчик, не отягощенный строгими моральными принципами.

– Девочки? – чуть вопросительно произнесла я, пытаясь понять, что же могло вогнать их в ступор.

Первой ко мне обернулась Свитти, причем смотрела она на меня та-ак… Ох, что тут еще могло произойти за те десять минут, пока я пыталась прийти в себя после беседы с этим не обремененным вежливостью созданием?!

– Крис, родная, скажи, что этот милый мальчик соврал и сейчас он явился к нам не по твоему приглашению и не из твоей комнаты, – очень осторожно, словно тщательно подбирая слова, попросила моя любимая подруга.

– А что такого? – механически спросила я. – Не оставлять же его там – мало ли чего может начудить.

Свитти открыла рот, да так и застыла. Эля выглядела немногим лучше.

Я вопросительно посмотрела на альва как на самого адекватного в этот момент. Он лишь улыбался, многозначительно так улыбался, зараза!

– Что ты им тут наговорил?! – Вперив в крылатого обвиняющий взгляд, я потребовала ответа.

– Ничего такого. Просто сказал, что ты сейчас спустишься и что им лучше тебя пока не беспокоить. А что они там себе надумали, я не знаю. – И снова ослепительная улыбка.

Бабули на него нет! Вот уж кто давно научился приструнивать разгулявшихся альвов. Вот только ее сейчас рядом нет, а потому и эту миссию придется взять на себя.

– То есть ты, зараза крылатая, нам сейчас все наврал?! – Это наконец оттаяла Свитти.

– Нисколько. – Альв в тот же миг оскорбился. – Вы сами тут надумали себе невесть чего! А еще подруги называетесь!

У Свитти хватило совести смутиться, у Эли – нет. Впрочем, от нее я ничего иного и не ждала, с ее характером надо было родиться демонессой.

– Ладно, развлеклись, и хватит. Чего тебе от меня нужно? – прямо спросила я, не желая видеть это открытое улыбчивое лицо ни секундой больше необходимого.

– Как что? Невеста.

Все. Тушите свет. Небеса рухнули, реки потекли вспять, солнце потухло, и прочее и прочее.

– Невеста?! – Не сдержавшись, я перешла на крик: – Какая, к богам, невеста?! Ты же альв! Да за всю историю нет ни одного случая женитьбы альва! Вы же свободолюбивые, сволочи! Даже детей своих не воспитываете, а подкидываете, и хорошо, если родственникам, а не на порог первого приглянувшегося дома!

Да, для меня эта тема больная. До сих пор. А может, все дело в том, что чуть больше года назад Тиан второй раз от всей души потоптался на этой моей любимой мозоли.

– Ну, все не так уж и плохо… – смутившись, начал было альв, но я резким жестом его прервала:

– Еще скажи, что я хоть слово соврала! Вот ты чистокровный – это очевидно, но встречал ли ты хоть одного из своих родителей? Общался с ними? Хоть раз, а? Ведь наверняка тебя воспитывала какая-нибудь бедная семья, пожалевшая сиротку. А то, что сироткой ты стал при живых родителях, это ничего, так?!

– А вот это уже не твое дело, – твердо произнес альв, чуть сощурив глаза.

Меня словно обдало волной холода. Ох, а он еще и так умеет? Обычно крылатые не сильно беспокоятся о других, но этот… Раз он встал на защиту своих приемных родителей, может, все не так уж и плохо. Хотя до свадьбы дело вряд ли дойдет. Альвы не женятся. Впрочем, как и все, в ком течет кровь свободолюбивых детей неба.

– Давай поговорим серьезно, – уже спокойнее произнесла я. – Даже если я найду тебе подходящую девушку, ничто не помешает тебе бросить ее через год или два. Это заложено в вашей природе. Я не хочу никому ломать жизнь, крылатый.

– Из своего опыта исходишь, фея?

Он ударил в ответ. Пусть только словами, но все равно было больно. Именно что из своего. И пусть я сумела удержать равновесие на краю пропасти и не сорваться вниз, я заглянула на самое ее дно. Но в тот раз я была виновата сама, а потому и расхлебывать все приходится в одиночку.

– Пусть будет – из своего, – спокойно произнесла я.

Свитти рядом со мной с шумом втянула в грудь воздух – она знала, чего мне стоило это признание. Эля все еще не понимала, что происходит.

– Так, может, сама и станешь моей невестой? – внезапно улыбнувшись, напрямик спросил этот мальчишка. Вероятно, он намного старше меня – просто все крылатые кажутся удивительно юными из-за своего поведения.

– Не думаю, что способна на это. – Я никак не отреагировала на эту провокацию.

– Неужели так околдовали чужие крылья? – насмешливо поинтересовался альв, снова влезая в то пространство, которое я считаю глубоко личным. Мои воспоминания – только мои. Делиться я ими ни с кем не собираюсь. Точка. – Ясненько. Не претендую, – чуть заметно улыбнувшись, произнес он, а потом повернулся к моим подругам: – А вас, девочки, муж-альв не интересует? Я хороший, правда.

– Докажи, – внезапно произнесла Свитти. Я удивленно вытаращилась на свою подругу. Что еще она задумала?!

– А как?

Альв совершенно по-птичьи склонил голову к плечу. И я только сейчас обратила внимание, что крыльев за его спиной уже нет. Спрятал. Бессмысленное, кстати, занятие: любой встречный с первого же взгляда узнает в нем представителя небесного народа. Ах да, совсем забыла сказать: крылья у них не материальные, а словно связанные неведомой мастерицей из прозрачно-тонких воздушных нитей. Вблизи да в сумерках они смотрятся удивительно, волшебно. И в них действительно можно влюбиться.

– А вот так: я сейчас повешу на тебя следилку и дам поводок кому-нибудь из девочек. Если сумеешь месяц продержаться без свиданий и развлечений, то мы, так и быть, подумаем над твоей просьбой. – Свитти подошла к делу как истинный служитель правопорядка. Хотя авантюра это еще та.

– Думаешь, не вытерплю?

– Честно? Считаю, что ты и недели не продержишься, – совершенно искренне улыбнулась Свитти. – Девочки?

– Ставлю на три дня. Ни один из них больше чисто физически не выдерживал, – без промедления ответила я.

– О, какие познания в сравнительной биологии рас! Неужели лично проверяла? – съязвил явно задетый моим недоверием альв.

– Знаете, а я думаю, он справится, – вдруг произнесла Эля. – У него общий фон спокойный, его не рвут эмоции так, как остальных крылатых. Полагаю, у него есть шанс продержаться не только этот месяц, но и куда больший срок.

Я лишь скептично хмыкнула. Ну а Свитти, убедившись, что ее идею мы приняли единодушно, подвела итог:

– Ну, тогда тебе и вручим поводок, а то Крисси иногда бывает слишком уж… предвзята.

Ну-ну, пусть развлекаются, пытаясь перевоспитать воздушника. А меня сейчас куда больше волнует обещанная клюковка. Мне альвы уже не интересны.

– Тебя хоть как зовут, крылатый? – хмуро спросила я, устраиваясь на диване.

– Валь я, – понятливо усмехнувшись, произнес он и быстро разлил по емкостям красный напиток.

– Ну, за тебя, Валь, – невольно произнесла я и залпом осушила свой бокал.

Его внимательный все понимающий взгляд я чувствовала даже затылком. Боги, ну за что мне этот альв, а? Неужели предыдущего мало было?!

Глава 8

Семейные узы

Проснулась я поздно, да еще с такой головной болью, словно с вечера мы пили не проверенную клюковку, а гномью водку. Хотя, возможно, дело не в качестве, а в количестве…

Как ворожила Свитти, я помнила весьма смутно, точно так же, как и реакцию на это действо участвующих в нем лиц. Зато почему-то в памяти отчетливо запечатлелся образ разъяренного зеленоглазого брюнетика, с ругательствами пытавшегося выцарапать мою любимую подругу из крепких объятий сонного альва, принявшего на грудь не меньше нас.

Н-да, хотелось бы верить, что это мне приснилось. К сожалению, я еще припомнила, как уже далеко после полуночи крылатый вызвался слетать за добавкой, ибо двух бутылок клюковки нам показалось на четверых маловато… Ох, а что ж он потом принес-то?

Боже, как стыдно-то! Впрочем, думаю, хуже всех придется Свитти, ибо тот брюнетик, который на полставки выполняет обязанности ее ангела-хранителя, поутру явно собирался ее просветить, почему юным леди не рекомендуется пить с альвами. А уж безбожно напиваться и подавно!

Медленно открыв веки, я тупо уставилась в потолок. Голова болела зверски. Интересно, что принес этот альв, что мне настолько хреново? Уж что-что, а пить я умею. Ба меня лично учила – она у меня достаточно умная, чтобы понимать: в студенческой компании вечеринки неизбежны, но и лица терять леди права не имеет, а потому… В общем, чего я только не выпила на пару со своей бабулей! И опытным путем мы установили меру, которую я не должна превышать. Видать, на этот раз я немного перестаралась. Что ж, учтем на будущее и Валя больше за добавкой не посылаем – еще вопрос, где он взял наше «продолжение банкета». И какого качества оно было.

Хм, а почему я в своей кровати в одежде?! Неужели сил не было на то, чтобы раздеться? Стоп! Как я вообще оказалась у себя в постели?! Ох, как-то смутно вспомнились изящные, но крепкие руки на талии и темно-синие глаза совсем близко…

Нет! Только не говорите мне, что это…

В голос застонав, я сползла с кровати. Я одета и в постели одна – это бесспорно плюс. Я вчера реально раздумывала над вопросом, а почему бы мне не поцеловать альва – это минус! Сразу вспомнились мягкие, осторожные поцелуи совсем другого представителя сего крылатого племени…

Ну уж нет! Этому альву не удастся поколебать мои принципы! И воскресить ошибки юности тоже!

Ладно, раз уж все-таки умудрилась открыть глаза, то пора ползти в ванную. К сожалению, здесь она одна и находится на первом этаже, а потому в таком потрепанном виде придется пересечь почти весь дом. Ничего, вряд ли Эля выглядит намного лучше. Да и что ее может удивить в моем потрепанном облике? Ничего.

Примерно с такими мыслями я и выползла в коридор, чтобы спустя мгновение столкнуться нос к носу с альвом. А этот тут что забыл?!

– О! Проснулась? А я как раз шел тебя будить! – радостно улыбнулось мне это крылатое чудо.

– А что ты тут делаешь?!

– Завтрак готовлю, – без запинки ответил он.

– А зачем? – Мое затуманенное алкогольными парами сознание отказывалось что-либо воспринимать.

– Что значит – зачем? Чтобы гостей накормить, разумеется.

– А у нас гости? – совершенно искренне удивилась я. Так как моя комната выходит окнами на ворота, обычно я никого не пропускаю.

– Да, у нас гости. И я не думаю, что им стоит видеть тебя в таком виде, – не оценят, – хитро улыбнувшись, произнес Валь. – Давай тихонько прошмыгни в ванную и постарайся привести себя в божеский вид.

Я все еще удивленно хлопала ресницами, когда альв, посчитав свою миссию выполненной, удалился обратно на первый этаж. Я механически последовала за ним и даже сунулась в приемную. Зря.

– Ой, – невольно вырвалось у меня, когда я узрела на уже почти любимом диванчике сидящую в обнимку парочку. Рядом смотрелись они довольно странно: миниатюрная, хрупкая девушка, почти девочка, и мужчина, на вид как минимум вдвое ее старше. Мои родители, что б их и дальше по просторам мира носило! Нет, я их, конечно, люблю и все такое, но предпочитаю это делать на расстоянии – так спокойней. – Вы что тут делаете?! Зачем приехали? Как вы вообще меня нашли? – мигом протрезвев, взвизгнула я.

Мама, заметив меня, открыто улыбнулась. Отец же выдал вполне ожидаемое:

– Папа волнуется, в каких условиях живет его любимая дочурка, – при этом протягивая ко мне руки с явным намерением заключить непутевую дочь в объятия. Но я не спешила подходить ближе, а отец никогда по своей воле не отойдет от мамы.

Нет, вы не подумайте, что он у меня совсем чокнутый, обычно он вполне вменяем, просто, когда дело касается «его любимых девочек», у него начинаются определенные заскоки. К ним сложно привыкнуть, но можно.

– В нормальных условиях, – хмуро ответила я, понимая, что если меня нашли ма и па, то и бабуля это сделать в состоянии. И раз она еще не появилась у меня на пороге во всей своей демонической красе, то, значит, обижена, и обижена сильно.

– Что-то мне не верится насчет условий, – мелодично произнесла мама.

Она же у меня муза. И, к моему сожалению, я уже давно кажусь старше нее. На вид ей максимум можно дать лет пятнадцать, а вот я выгляжу на свои почти двадцать. Нет, я ей не завидую, но как-то неуютно находиться в обществе девочки-подростка и называть ее мамой. Впрочем, и бабуля у меня выглядит довольно молодо (как-никак чистокровная демонесса!), но не на пятнадцать же лет! И только папа смотрится зрелым мужчиной. Вот его мне и жаль больше всего: окружающие давно и прочно записали его в любители малолеток.

– Да все нормально, – недовольно пробурчала я, чувствуя себя нашкодившей пятилетней девчонкой.

– Да? – Мама чуть приподняла темную бровку, правда, лукавые искорки из серых глаз не исчезли, а значит, в действительности она на меня не злится. – А может, ты в таком случае объяснишь, почему с тобой живет альв?

Ррр!.. Из-за Валя мне теперь еще и с родителями объясняться! И как доказать, что это не то, что им кажется?! Ведь даже семилетний ребенок вам с легкостью ответит, что обычно делают крылатые, находясь на одной территории с дамами.

– Работаю я тут, – спокойно ответил Валь, появляясь со стороны кухни. – Пока на испытательном сроке, – заметив мой удивленный взгляд, пояснил он – на этот раз специально для меня.

Мило. Интересно, когда это я успела его принять на работу? И главное, зачем?

Впрочем, этот вопрос мы обсудим позже и уже без моих родителей. Если мне все-таки удастся их спровадить.

– Кстати, Крис, Эля давно встала и занимается бумагами. Я уже успел приготовить завтрак и даже накрыл стол. Но что-то я не заметил, что ты хоть немного посвежела. Хоть бы родителей постеснялась! Что они о тебе подумают!

– Как будто они меня впервые видят в таком состоянии! – машинально окрысилась я, ибо услышала в голосе Валя любимые интонации лорда-директора. Боги! Что-то я в последнее время уж слишком часто вспоминаю его крылатую персону! Не к добру это!

– Кыш в ванную! – прикрикнул на меня альв, явно наслаждаясь ситуацией.

– На мыло пущу! – негромко прошипела я, послушно двинувшись в нужную сторону.

– С нетерпением жду этого момента! – полетело мне вслед.

Вот ведь злющий тип! Почти такой же, как Тиан! Может, они родственники? Нет, точно родственники!

Из ванной комнаты я вышла спустя полчаса, причем чувствовала я себя помолодевшей лет на сто. Эх, не так уж и плох этот день. Даже внезапный визит родителей уже почти не напрягает. Правда, к вечеру ко мне должен Йан прийти, а я еще даже не думала над решением его проблемы… Но раз уж у нас появился новый сотрудник, то вот его сейчас и будем мучить – пусть свой хлеб отрабатывает, подкидывая похмельной ведьме новые идеи. Может, это ходячее искушение хоть какую-нибудь пользу принесет.

– Мариш, ты как себя чувствуешь?

При виде меня мама привычно улыбнулась. Ох, опять они меня вторым именем называют. Даже спорить уже нет желания. Крисси я, даже – Крися. А что, очень даже соответствует содержанию. По крайней мере, это имя не обязывает меня терпеть придворный этикет и улыбаться людям, которые мне неприятны.

– Нормально, – буркнула я и упала на ближайший к выходу стул. Притянув к себе чашку, я схватила с блюда пирог (неужели альв сам испек?!) и с удовольствием вгрызлась в него.

– Крис, где твое воспитание?! – Это снова Валь. Неужели он решил начать меня воспитывать?! Ну-ну.

– Ушло. К бабушке на пирожки. Кстати, вкуфно, – откусив в очередной раз, прочавкала я. Смотреть на родителей я боялась – уж они-то точно поняли причину, по которой я сегодня пошла вразнос. Потому что, как и ба, они были в курсе моей увлеченности одной крылатой сволочью. Правда, в отличие от бабули, они не стали возражать, предоставив своей единственной дочери полную свободу действий.

Да, с семьей мне повезло. Они вообще у меня понимающие. Даже ба, хоть она и бывает порой резковата и быстра на расправу.

– Крис, а что ты думаешь о деле знакомого Хрина? – Эля вмешалась, как всегда, вовремя. Очень чуткая к назревающим ссорам, она всегда находила повод увлечь меня другой проблемой.

– О Йане? Да ничего хорошего не думаю. Вряд ли Ванесса любит мужчин маленького роста. Да и что-то я сомневаюсь, что воительнице хоть сколько-нибудь интересно внимание противоположного пола.

– Это вы о чем, дети?

Я чуть не подавилась, когда сие изрекла моя ма. Да она тут выглядит младше всех!

– О моей работе, – откашлявшись, пояснила я специально для недавно прибывших.

– Минутку. То есть вывеска над дверью – это правда? – Теперь в беседу влез и папа. Он у меня вообще очень любопытный, особенно когда дело касается меня или мамы.

– Иштинная, – в очередной раз прожевала я.

– И как успехи? – Снова мама. Они у меня любят говорить по очереди. Людей, плохо знакомых с ними, эта манера сводит с ума. А я уже притерпелась.

– Да ничего так. Свели тролля и нимфу – они уже свадьбу готовят. Помогли парочке вьюношей открыть сердца их любимым. Вот теперь пытаемся пристроить гнома. А он возьми и влюбись в «самую высокую воительницу».

– Ты шутишь? – осторожно уточнил папа, хотя и сам прекрасно знал, что моего чувства юмора на придумку такого просто не хватило б.

– Не шутит она! Да, народ со всего города приходит посмотреть на прогуливающихся под руку Ахринара и Ариадну. – Комментарии альвов по факту всегда неуместны. Вот и в этот раз он влез тогда, когда не стоило.

– А если вспомнить, сколько пар создалось в институте за время ее обучения! – После Валя не удержалась и Эля. – В этом году половина профессорского состава в декрет собралась!

– Они преувеличивают, – вот и все, что смогла я выдавить из себя, ибо уши предательски заалели.

– Скорее преуменьшают, – холодно поправили меня.

Сердце, бухнув в груди последний раз, настороженно замерло. Боги, а Тиану-то что здесь могло понадобиться?!

Глава 9

Ветер прошлого

– Привет, Ти, какими судьбами? – широко улыбнувшись новому гостю, Валь подскочил с места и стремительно приблизился к лорду-директору.

Я вперила взгляд в тарелку. Вот из чистого упрямства даже не взгляну в его сторону. Я обижена! Смертельно обижена!

Есть уже не хотелось. Абсолютно. Сидеть и смотреть прямо перед собой? Глупо это.

– Извините, я себя неважно чувствую. Пойду полежу немного. – Виновато улыбнувшись родителям, я поспешила покинуть кухню. На лорда-директора я так и не взглянула. Что бы его ни привело сюда, меня это ни в коем случае не касается.

Повесив на дверь традиционное «Варю мыло», я подхватила на руки сонного Бубля и, прижав теплый меховой комочек к груди, свернулась калачиком на одеяле. Кроль не вырывался – чувствовал, что мне плохо. Вот за что я его люблю, так это за умение в нужный момент притвориться плюшевой игрушкой.

А ведь он единственный истинный свидетель истории, произошедшей чуть больше года назад вследствие моей ошибки. Остальные видели только то, что лорд-директор из-за приворота хвостиком таскается за феей любви. Нет, они, конечно, внимательно следили за ним развлечения ради. Но никто из них так и не узнал, что у Себастиана Арвишше, полукровки по рождению, есть крылья. А потому и не было свидетелей наших ночных тайных встреч на балконе в моей комнате. Разумеется, Бубля там тоже не было, но он, кажется, догадывался, куда и к кому я исчезаю…

Да, хорошенько Тиан мне тогда насолил. Ведь поначалу, когда он стал наведываться на мой балкон, я демонстративно не обращала внимания, хоть и остро чувствовала его присутствие за тонкой стеклянной дверью. А дальше? В какой-то момент я поймала себя на том, что жду его появления. И однажды вышла первая. А ему только это и было нужно. Так начались эти встречи. О, их было немного. Всего пять вечеров…

Да, только пять встреч, наполненных хмелем приворотного зелья да частым биением глупого девичьего сердечка. Забавно, но границ моей спальни он так и не пересек. Но я до сих пор задаюсь вопросом, а удержалась бы я от соблазна, если бы он хоть чем-то намекнул?.. Не уверена.

И я не хочу сейчас вспоминать о том разочаровании, которое постигло меня, когда он не пришел. Впрочем, я и не ждала уже. Потому что прекрасно помнила, сколько длится приворотный эффект. Две недели и ни днем больше.

Внезапный стук в окно отвлек меня от мыслей. Невольно подскочив, я посмотрела в нужную сторону. И с трудом сдержала горестный вздох, разглядев улыбающуюся синеглазую мордочку Валя. Интересно, а кого еще я ждала? Никого. Ведь правда никого.

Нацепив на лицо улыбку, я поспешила приоткрыть окно.

– Можно я у тебя здесь побуду? – Валь снова с вопиющей бесцеремонностью попытался проникнуть в мое личное пространство.

Впрочем, сейчас я даже рада была его компании – не так гадко на душе.

– Ладно, а почему через окно? – кивнула я и посторонилась, пропуская альва в помещение.

– У тебя там перед дверью Ти дежурит, а я ему тут решил сюрприз сделать. – И улыбка во все тридцать два зуба.

– Вы братья, что ли? – Не сдержавшись, я озвучила свои подозрения.

Валь удивленно вытаращился на меня. Ясно, кажется, в этот раз я промахнулась. Хотя в том, что они хорошо знакомы, я уже не сомневалась.

– Я и Ти? Нет, но у нас есть общая сестра. В смысле мне она сестра по отцу, а ему – по матери, – пояснил он, поняв, что я с этой альвийской свободой любви скоро окончательно запутаюсь в хитросплетениях их родственных связей.

– У Тиана есть сестра?! – удивленно воскликнула я, когда до меня дошел смысл сказанного. Боги, я знаю лорда-директора уже пятнадцать лет! И впервые слышу, что у него есть сестра!

– А ты не знала? Да, Сабриса Арвишше. Отец Тиана ее удочерил, после того как мать передала дочь на его попечение. Ты же знаешь, у нас не принято воспитывать детей, но мы всегда стараемся оставлять их тем, кому доверяем. И ты зря думаешь, что мы никогда не видим своих детей. Мы даже любим их, но это любовь издалека.

– То есть она чистокровная? – спросила я, не желая обсуждать тему альвийской любви.

– Да. Ты что-то имеешь против нас? – хмуро поинтересовался Валь, с ногами забираясь на мою кровать.

Боги, откуда он такой взялся?!

– Только то, что уже говорила, – спокойно произнесла я, не желая в сотый раз обсуждать особенности мировоззрения альвов.

– Он тебя так сильно обидел?

– Кто? – В первый миг я даже как-то растерялась.

– Себастиан.

– О нет, – через силу рассмеялась я, – между нами ничего не было. Так что даже не пытайся на меня примерить роль брошенной альвом возлюбленной.

Вот только Валь, кажется, совсем мне не поверил, лишь посмотрел так серьезно-серьезно и негромко произнес:

– Не бывает такого, чтобы совсем ничего не было. Особенно когда между людьми встает такая стена недопонимания.

– А вот мне, напротив, кажется, что мы слишком хорошо друг друга понимаем. За редким исключением, конечно. Вот что ему стоило оставить меня еще на один год, а? Ведь диплом колдуньи – это далеко не то же самое, что диплом ведьмы. И если на то пошло, я планировала пойти по стопам своей ба и дойти до степени магистра. А этот твой Ти мне всю жизнь сломал – я, видите ли, не подхожу институту! А то он больно ему подходит!

– Эй, Крис, не надо, не накручивай себя. Тебе и так придется сегодня с ним поговорить, и лучше, если на тот момент ты будешь собранна и спокойна.

– Это еще почему?! Лично я с ним разговаривать не собираюсь, – возмутилась такому произволу я.

– Так он же упертый, пока своего не добьется – не уйдет. А третья жилая комната уже за мной, так что если ты не горишь желанием разделить с ним свою…

– Валь!

– Понял, замолкаю, – уже привычно усмехнулся альв.

Странно, но сейчас он меня совсем не раздражал, напротив, казался мягким и уютным, как старое любимое кресло.

– Как думаешь, что его привело? – спустя пару минут задумчиво спросила я.

Валь уже давно прихватизировал моего мягонького и пушистого кроля и теперь с упоением тискал его. Я молча наблюдала за ними. Кажется, оба получали от процесса бездну удовольствия.

– А какие у тебя есть варианты? – Он глянул на меня чуть вопросительно. Я лишь апатично пожала плечами – кто его знает? Уж точно не я. Валь, заметив, что у меня сейчас идей нет вовсе, сам ответил на свой вопрос: – Вероятнее всего, твоя бабушка. Она женщина не менее упертая, чем лорд-директор. Вот и нашла коса на камень. А главное, что ни один другому не уступит – слишком гордые.

Так, заметка на будущее: узнать, что связывает Валя и мою ба, ибо знает он, как выяснилось, не только Себастиана Арвишше… Ох, что же за альвик мне попался? Видать, не из простых, раз знаком с первыми лицами королевства.

Но вариант, предложенный Валем, вполне имел право на существование. И если моя ба уже основательно достала лорда-директора, тот вполне мог набраться наглости, чтобы заявиться ко мне и потребовать повлиять на родственницу. Как же мне надоела вся эта ситуация! Неужели они не могут просто оставить меня в покое?!

Тяжело вздохнув, я обреченно посмотрела на дверь. Оттягивать неизбежное глупо. Да и дел у меня на сегодня запланировано предостаточно, а потому надо что-то решать.

– Валь, ты составишь мне компанию?

– Боишься, что он на тебя набросится?

– Боюсь, что сама пошлю его на дальний хутор веники вязать.

– Значит, на мыло он не годится? – явно провоцируя меня, поинтересовался альв.

Я невольно хмыкнула. А девочки-то уже успели ему объяснить смысл надписи на табличке, украшающей дверь в мою комнату.

– Нет, не годится. – Впервые с момента прихода лорда-директора я улыбнулась от всей души. – С таким мыла не сваришь, это я тебе как главный мыловар говорю!

– Ладно, раз уж обязанности расписали, то, может, впустим страждущего? – Подмигнув мне, Валь прижал одной рукой Бубля к себе и встал. Приблизившись к двери, он вопросительно оглянулся через плечо. Я решительно кивнула – запускай.

Валь с насмешливым полупоклоном открыл дверь. Я с глупой улыбкой наблюдала за этим действом. Нет, мне совершенно точно все больше нравится этот мальчик! Может, правда себе взять?

Наверно, что-то такое нарисовалось на моем лице, ибо лорд-директор был вынужден напомнить о своем появлении приглушенным кашлем.

Я растерянно уставилась на источник звука. Да-да, на какой-то миг я успела забыть о своей извечной крылатой проблеме. Он стоял рядом с Валем и с легким недовольством поглядывал то на него, то на чуть примятую кровать. Странно, но мне хватило сил не покраснеть и не смутиться. Хотя под алым демоническим взглядом удержать спокойную мину на лице способен далеко не каждый.

– Доброго вам дня, лорд-директор, – мягко произнесла я, не желая давать ему право первого слова. В этом разговоре вести буду я. – Что вас привело в мое агентство? Неужели решили наконец осчастливить отца и обзавестись супругой?

Валь во все глаза уставился на меня. Ах да, он же еще не был свидетелем наших бесед с Тианом и не знает, что периодически рассудок у меня отказывает напрочь. Итак, Крисю понесло. Далеко и надолго.

– Нет, я здесь по другому делу, – как всегда равнодушно, произнес он.

– Я вас внимательно слушаю, – все с той же безразличной улыбкой ответила я.

Тиан не выдержал первым. Возможно, не привык к тому, что я встречаю его в спальне, а может, просто не желал выносить сор из избы.

– Я бы предпочел поговорить с вами наедине.

– Не волнуйтесь, лорд, у меня нет тайн от Валя.

– Могу я тогда поинтересоваться, что вышеупомянутый Валь делает в вашем доме?

– А что, Ти, какие-то проблемы? – Это уже сам альв. Видимо, он тоже не любит, когда его начинают обсуждать при нем самом. – Если было интересно, мог бы прямо меня спросить – я бы ответил. Зачем даму беспокоить? Так вот, я тут пытаюсь убедить Крисси в серьезности своих намерений! А она все не верит да не верит. Как думаешь, с чего бы это? – с хитрым видом поинтересовался Валь. Самое интересное, что он умудрился обыграть наш вчерашний разговор так, что даже не соврал ни в чем! Ведь ложь лорд-директор мог и почувствовать.

– В серьезности каких намерений? – Тиан явно растерялся от такой прямоты и искренности, а потому и вопрос задал скорее механически, чем действительно задумываясь над тем, что и у кого спрашивает.

А Валь только этого и ждал.

– Матримониальных! – радостно воскликнул он. – Жениться я тут надумал, – чуть смущенно пояснил он мгновение спустя. – Как думаешь, хорошее дело?

Я невольно хихикнула. Нет, еще немного – и я точно влюблюсь в этого альва. Так поставить на место Себастиана Арвишше способен не каждый!

Мужчины недоуменно повернулись ко мне.

– Да хорошее это дело, хорошее. И раз уж обещала, то свое слово сдержу. Главное – и ты меня не подведи, Валь, – все еще негромко смеясь, произнесла я. – Так что вас привело, лорд? Как видите, при Вале мы можем говорить совершенно спокойно.

Себастиан, чуть сощурив глаза, внимательно смотрел на меня. Уверена, если бы мы сейчас остались одни, он бы в полной мере проявил свой демонический характер, а так – вынужден сдерживаться. Вот и замечательно. Я сейчас совсем не готова второй раз выслушивать лекцию на тему «Альвы и последствия личных отношений с ними».

– Как скажете, леди, как скажете, – наконец произнес он. – Я пришел просить вас об одолжении.

– Вы? Просить? Кажется, скоро земля и небо поменяются местами, – невольно хмыкнула я, на миг выпав из образа светской львицы. Впрочем, Тиан предпочел не заметить мою грубость. Он же у нас воспитан как положено, а не как придется, так? Ну-ну. Пусть и дальше тешит себя этими иллюзиями.

– Да. Просить. Я прошу вас поговорить с вашей бабушкой и убедить ее в нецелесообразности дальнейших визитов в подведомственное мне учебное заведение.

– Странно, что вы пришли с этой просьбой ко мне, а не к ней самой. Я уже давно не имела чести лицезреть бесподобную Марьясу Лиршей.

– Но все же я смею просить вас об удовлетворении этого моего скромного желания, – скривив губы в ироничной усмешке, продолжил настаивать на своем лорд-директор.

Н-да, вот ведь загнул, сволочь. И не откажешь! Сие просто недопустимо по правилам приличия. Если уж к тебе обратились с просьбой по всем правилам, будь любезен ее удовлетворить. Ну, или хотя бы попытаться это сделать.

– Хорошо, я поговорю с бабушкой. Вы можете быть свободны. Валь, проводи, пожалуйста, нашего гостя. – Церемонно махнув рукой, попросила я альва. Тот улыбнулся мне уголками губ и глубоко поклонился:

– Как пожелает моя леди.

Ну-ну. Не твоя, конечно, но кто я такая, чтобы возражать при посторонних? Вот-вот, а потому оставим все как есть.

Как только дверь за спинами мужчин закрылась, я с глухим стоном откинулась на спину. Матрас мягко спружинил. Ну что? Пять минут отдыха – и вперед на работу. Никакие лорды-директора не могут быть причиной срыва графика, верно?

Глава 10

Невеста для гнома

Из дома я сбежала, никого не поставив в известность. Просто не хотелось видеть лица родителей и друзей. Ведь все всё знают, но делают вид, что ничего не произошло. А вот мне сейчас как-то не до этих игр – просто не сумею притворяться. А потому, тайком выбравшись из комнаты, я отправилась к таверне, упомянутой гномом. Думаю, там мне подскажут, где можно найти Ванессу – ведь не заметить ее довольно сложно.

Так и вышло. Едва я спросила у крупного пухлощекого трактирщика, где я могу найти мага-боевика Ванессу, тот сразу понял, о ком я.

– Ванечку? Она на заднем дворе, дрова колет, – ответил он и вернулся к протиранию стаканов, которые блестели на солнце.

Я в первый момент даже не поняла, о ком он, и только потом до меня дошло, что он так изменил имя воительницы. А что? Ей подходит. И куда больше этого вычурного – Ванесса.

Запоздало поблагодарив трактирщика за сведения, я направилась на задний двор. Думаю, Ваня не сильно обидится, если я оторву ее от дела. Она действительно оказалась за поленницей. В безрукавке и брюках, она сейчас как никогда напоминала древних воительниц. Рослая, мускулистая, рыжие волосы заплетены в плотную косу, опускающуюся до пояса. Топор почти летал в ее руках. Да, барышня, конечно, миленькая, но совершенно точно – на любителя.

– Добрый день, – поздоровалась я, чтобы обратить на себя внимание воительницы.

Ваня отложила в сторону топор и, смахнув тыльной стороной ладони пот со лба, посмотрела на меня. Я приветливо улыбнулась ей:

– Я не думаю, что ты меня помнишь, но, когда ты заканчивала шестой курс, я как раз поступила в институт.

– Отчего ж? Помню. Фею любви помнят все, кто видел хоть один раз результат применения ее зелий, – совсем по-мужски усмехнулась Ванесса.

Я несколько смущенно улыбнулась. Да, сначала и мои зелья продавали в аптечном пункте. Но после первого курса их из свободной продажи изъяли – во избежание последствий. А потому дальше от них страдали только сотрудники института – они-то обязаны пробовать все сваренные на их занятиях и одобренные эликсиры.

– Так чего понадобилось фее любви от просто наемницы? – не дождавшись какого-либо ответа от меня, поинтересовалась воительница.

– Честно? Пока только поговорить. Если все сладится, то потом серьезно поговорить. Кстати, меня можешь звать Крисси – я привыкла.

– Ванесса, но все Ванькой кличут.

Я ободряюще улыбнулась. Ване явно было не по себе от моего внимания, ибо пока она не знала, чего от меня ждать. Я же чуть робела в присутствии рослой наемницы. Да, на ее фоне я, наверно, совсем сопливой девчонкой кажусь. А ведь не так уж и значительна разница в возрасте. Лет пять-шесть – для магов, чья жизнь исчисляется столетиями, это сущая мелочь.

– Ну что, не откажешь мне в беседе? – спросила я.

– В беседе? В беседе – не откажу. В остальном же обещать не могу.

Я понимающе кивнула:

– Мне пока и этого более чем достаточно.

Для разговора мы расположились в зале таверны. Ваня заказала себе кружку пива и теперь неторопливо потягивала хмельной напиток. Я сидела напротив, считала всплывшие светлые косточки в брусничном морсе. Говорить ни о чем не хотелось, в обществе Вани я ощущала себя маленькой и незначительной. Даже с троллем я чувствовала себя увереннее – впрочем, та беседа проходила на моей территории и не я была ее инициатором.

– Так и будешь молчать? – поинтересовалась Ваня, с интересом поглядывая на меня поверх кружки.

– Не знаю. Неуютно мне как-то.

– Не привыкла по кабакам ходить? – понимающе усмехнулась наемница.

– Это тоже, – кивнула я. Действительно, как-то редко я оказывалась в питейных заведениях, особенно рассчитанных на средний класс. Вот по ресторанам верхнего города хаживала как одна, так и с друзьями. В летних кафешках у института тоже отдыхала неоднократно, а вот к тавернам не питаю любви.

– Может, тогда просто расскажешь мне о причинах, побудивших тебя не только искать меня, но и найти.

– Ну, для этого мне как раз усилий прикладывать не пришлось – мне сразу указали, где я могу тебя найти.

– Указали? – удивилась Ваня. – Неужели я настолько известна, что уже достаточно просто спросить у прохожего, где я остановилась, и он укажет на этот трактир.

Произнесено это было с доброй дружеской усмешкой, что позволило мне наконец расслабиться в ее обществе и перейти к делу.

– Не совсем так. Видишь ли, ты заинтересовала одного моего довольно специфичного клиента, и я вызвалась полюбопытствовать, как ты смотришь на завязывание дружеских отношений.

– Дружеских? – подозрительно уточнила Ваня.

– Пока исключительно дружеских, – уверила я. – В любом случае никто тебя не заставляет идти на встречу с ним. Ты вправе отказать мне, и я передам твою волю клиенту.

– И ты всегда идешь к девушкам, если тебе на них указывает клиент?

– Нет, не всегда. Только в том случае, если мне нравится человек, обратившийся ко мне с просьбой.

– Значит, этот тебе нравится? А тебя не смущает тот факт, что у него весьма странные вкусы?

– После того как тролль влюбился в нимфу? Нисколько. Теперь я верю во все.

Ваня понимающе усмехнулась. Наверно, тоже видела прогуливающихся по округе Хрина и Ари. Они действительно смотрятся странно вместе, но только на посторонний взгляд, для тех, кто их знает, – более гармоничной пары нет на свете.

– Понимаю. А что за клиент-то? Насколько он, как ты выразилась, специфичен? – равнодушно поинтересовалась Ваня, отхлебывая пенный напиток.

– Хм… весьма, – не зная, как ей сообщить о габаритах предполагаемого кавалера, призналась я.

– То есть кривой, косой и одноглазый? – хихикнула Ваня. Кажется, она смущена не меньше меня.

– Да нет, таких недостатков за ним замечено не было. Малость волосат, конечно. Да и рыжий он, как тот демон. Но голос красивый, это да, я как услышала – меня чуть не унесло. Таким бы оперы петь, а он команды на плацу выкрикивает.

– Воин, стало быть, – понимающе покивала Ваня и с любопытством посмотрела на меня, ожидая продолжения. Боги, я ее заинтересовала! Правда, до сих пор не объяснила, что Йан – гном. Н-да, для нее это может оказаться самым большим минусом.

– Воин, – подтвердила я, – и не из последних. Один из военачальников, насколько мне известно. Хотя почему его далеко от дома занесло, я не знаю.

– Так что же он не смог себе нормальную девушку найти? Ой, что-то ты замалчиваешь, фея. Точно темнишь. Как есть все говори – все равно же увижу.

– Увидишь, – не стала спорить я, – но только в том случае, если согласишься хоть на одну встречу.

– А не боишься, что я, не узнав сейчас главного, разочаруюсь? И обижусь на весь свет? – чуть насмешливо посмотрела на меня Ваня.

– Так я ж тебя не замуж приглашаю, а в гости на чай. И ни к чему обязывать не собираюсь. Пусть не парой, но друзьями вы станете точно – слишком похожи. Вот, идя к Ари, я сомневалась, что хоть что-то общее найду между нимфой и троллем, а уж два воина тему для разговора всегда найдут. Или думаешь, я тебе в этом соврала?

– Нет, не думаю. Искренна ты сейчас, хоть и скрываешь что-то, но вижу, что сама ты немного значения придаешь тому, что замалчиваешь.

Неужели меня так легко прочитать?! Или Ваня не так проста, как кажется? Я привыкла, что все окончившие шестилетку маги продолжают обучение. Для меня это даже стало своеобразным критерием способностей и ума. А что, если Ваня просто не захотела? Ведь далеко не все рвутся во власть! Мой отец, к примеру, тоже решил не учиться дальше.

Кажется, я становлюсь чересчур предвзятой. Пора брать себя в руки, а то такими темпами скоро начну ошибаться даже при выполнении элементарных заданий.

– Я этому и правда особого значения не придаю. Но ты – совсем другое дело.

– Считаешь, что я могу быть хуже тебя? Из-за чего? Неужели, как и большинство аристократов, веришь в глупость, несдержанность и нетерпимость крестьян?

– Нет, и ты ошибаешься, среди магов нет никого, кто бы не ценил труд простых людей. Но я думаю, что недостаток моего клиента заденет именно тебя.

– Почему?

– Он довольно невысок, – призналась я.

– Ну, для дружбы это не помеха, – усмехнулась Ваня, и я сразу поняла, что все мои опасения не имели под собой оснований. Ее нисколько не смущал тот факт, что большинство мужчин ниже ее. Конечно, она еще не видела Йана, но… Ладно, дадут боги, сами со всем разберутся. А нет – так нет. Лично я сделала все, что было в моих силах.

– Ну что, придешь на встречу?

– Когда?

– Да сегодня! Чего в дальний ящик откладывать? – широко улыбнулась я, чувствуя, как мой мир вновь обрел опору и равновесие.

– Ты права, тянуть смысла мало, да и в столице я надолго не задержусь – в скором времени с караваном на восток, к морю, отправлюсь, – задумчиво произнесла воительница. – Хорошо, приду я сегодня. Хоть посмотрю, кому могла понравиться. Оно всегда приятно заглянуть в чужие глаза и увидеть свое отражение. Но ты, я думаю, осведомлена об этом поболее меня.

Я неопределенно пожала плечами. Не признаваться же, что фея любви сама любить не умеет. Глупо это будет, да и не поверит она. Подумает, что я вру и прибедняюсь.

– Что ж, тогда приходи в мое агентство за час до заката. Знаешь, где оно?

– Найду, – уверила меня Ваня, а потом серьезно глянула на меня и пообещала: – Я приду.

– Буду ждать, – совершенно искренне улыбнулась я на прощанье и покинула таверну. Надеюсь, Йан не упустит этот шанс. К сожалению, влюбить в него насильно я никого не смогу – только чуть подтолкнуть, что сейчас и сделала.

Глава 11

Явление любимой ба

К моему удивлению, знакомство Вани и Йана прошло без проблем. Воительница, казалось, даже и внимания не обратила, что ее кавалер был существенно ниже ее ростом. Кстати, вечером, уже когда стемнело и гости собрались покинуть мое заведение, Йан весьма удачно предложил своей даме выпить за знакомство. Думаю, своей прямотой он окончательно покорил неприступное сердце Вани.

– Удивительно, но они и правда подходят друг другу, – произнесла Эля, из окна наблюдая, как эта странная парочка последовала в сторону ближайшего кабака.

– Думаешь? – не удержавшись, уточнила я.

– Уверена, – спокойно произнесла нимфа раздора.

Значит, мне не почудилось. Правда, ждать от этих двоих стремительного развития отношений не стоит. Но через пару-тройку лет они либо придут к этому, либо так и останутся хорошими друзьями. Лично мне кажется приемлемым любой вариант, потому что в одиночестве они уж точно не останутся.

– Значит, вот это и есть твоя работа? – поинтересовалась до этого сидевшая молча мама.

– Да, это и есть, – подтвердила я.

– И не тяжело дарить надежду другим? – Теперь папа. Я же говорила, что они обычно вставляют реплики по очереди, верно?

– Мне нравится. Хотя, если честно, хотелось бы доучиться. Но, видимо, я сплошное разочарование для ба. Кстати, вы ведь ее увидите в ближайшее время, так? – Я посмотрела на своих родителей. Конечно, они не часто предстают перед бабушкой, но в этот раз им придется сделать исключение – ради меня.

– Увидим, родная, – твердо произнесла мама, зная, что с ней отец никогда в жизни не станет спорить.

– Тогда сообщите ей мой адрес и попросите заглянуть как-нибудь на днях. Думаю, нам стоит обсудить сложившуюся ситуацию.

– Это из-за утреннего визита Себастиана? – прямо спросил папа. Мама сразу же ткнула его локтем в бок, но папа и церемонии – несовместимые вещи.

– Да, из-за него. Не хотелось бы, чтобы сие действо повторилось. Одного раза мне хватило.

– Думаю, ему тоже. Он вылетел из дома, кипя таки-ими эмоциями, – совсем не по-доброму усмехнулась моя любимая сотрудница.

Не знаю, что там рассмотрела Эля, но ее явно заинтересовало увиденное. Иначе бы она не обратила наше внимание на этот факт.

– Да, мальчик в очередной раз споткнулся о фамильный нрав представителей дома Лиршей, – подвела итог мама. Она всегда жалела Тиана – все-таки он вырос без матери, под строгим надзором отца, а потом еще и к моей ба попал… В общем, ему явно не везет по жизни.

Комментировать слова моей мамы никто не стал – и слава богам. Меньше всего мне сейчас хотелось вспоминать, кто из нас и когда обо что спотыкался. Мои взаимоотношения с Себастианом Арвишше – это одна сплошная битва на выживание. И вряд ли эта война когда-нибудь прекратится.

Бабуля выкроила время на визит к единственной внучке только через два дня. Впрочем, с ее плотным графиком и это было чудом. Марьяса Огненная была нарасхват. Она была нужна и на очередном собрании ассамблеи магов, и на церемонии в честь открытия какого-нибудь музея или больницы, а еще в ней постоянно нуждался король, да и королева не выходила из комнаты без составленного лично моей ба гороскопа на день… В общем, моя бабуля действительно была занята все двадцать четыре часа в сутки.

Но для меня, как и всегда, нашла время. За это я ее и люблю. Ну и за то, что вырастила меня, разумеется. Ведь мои ма и па большую часть жизни проводят в разъездах, и вижу я их лишь по праздникам да в дни редких визитов в Тейриз. Даже мой день рождения они умудрялись пропускать с определенной периодичностью. Но на то они и боевые маги, чтобы выполнять различные поручения Военного Министерства вдали от дома. Собственно, поэтому я и хотела доучиться хотя бы до степени леди-магини, чтобы вести оседлый образ жизни и не опасаться, что меня могут послать в какой-нибудь отдаленный район для уничтожения разбушевавшейся нежити, нечисти или еще каких монстров. Я, конечно, авантюристка, но не до такой степени, чтобы самолично лезть в пасть к различным драконам – для этого существуют мои ма и па. А мне хотелось бы вырастить своих детей самой, а не подкидывать их Марьясе Лиршей с просьбой взлелеять-воспитать.

Словом, с родителями у нас разные точки зрения на жизнь. Зато с бабушкой я солидарна во всем. Она хотела видеть меня рядом с собой при дворе, я, если честно, тоже была совсем не против жизни в сытости и уюте. Но такой чести удостаиваются лишь маги, достигшие четвертой ступени и выше. Они являются своеобразной элитой, управляющей всем одаренным социумом Айлетта. Власть как таковая меня не привлекает, но очень хотелось, чтобы ба мной гордилась. Да и лазить по болотам в поисках очередной скалистой виверны не улыбалось. Ну и была, разумеется, еще одна причина, толкавшая меня продолжить обучение во что бы то ни стало… та самая, крылатая и красноглазая… Но я в этом себе не признавалась! Ни-ни!

– Добрый день, – церемонно поприветствовала всех моя ба, появившись в дверях приемной.

– Добрый, – механически откликнулась Эля, не отрываясь от своего маникюра. Валь, стоявший недалеко от нее, едва заметно ткнул ее локтем. Нимфа разъяренно зашипела на альва и только потом поняла, что у этой сцены были свидетели. – Ой, прости… – начала она и замолкла, когда поняла, кто появился у нас на пороге.

Моя ба личность известная, и многие знают ее в лицо. Да и как можно ее с кем-то спутать? Чистокровная демонесса (а таких в наше время в Айлетте осталось мало), без пяти минут архимаг (их еще меньше, чем чистокровных демонов – это факт), главный придворный маг и астролог на протяжении уже двух десятков лет… В общем, моя бабуля знаменита. И красива. Правда, иногда кажется, сама она об этом давно успела забыть. Высокая, статная, не такая изящная, как те, в ком течет кровь нимф или эльфов, но гибкая и стремительно-опасная. Красные волосы заплетены в тугую длинную косу. Иногда она укладывает их короной вокруг головы и закрепляет алмазными булавками, но это случается нечасто – только на приемах государственного значения. Как и все демоны, она имеет узкое лицо с немного заостренными чертами. Прибавьте к этому алые глаза и взрывной характер – и вы поймете, что мою ба невозможно забыть.

К сожалению, после смерти деда (это случилось еще десять лет назад) она носит только зеленое, объясняя это тем, что покойный Антуан Лиршей любил этот цвет. Но с ее внешностью зеленый не смотрится вовсе! Слишком сильный контраст. Ей бы черный носить или фиолетовый, на худой конец золотой или бежевый. Короче, бабуля у меня не менее странная, чем родители. Но к ней я привыкла больше, а потому и прощаю многое из того, что никому другому не простила бы в жизни. Например, излишнюю прямоту и бесцеремонность.

– Ты хотела поговорить, дорогая? Об этом противном мальчишке, так? – Ба сразу же перешла к делу. Впрочем, с ее дефицитом времени сие и не удивляет, верно? Просто я не люблю, когда мне вот так с ходу напоминают о Себастиане.

– Именно. О нем. Каких богов ради ты устраиваешь представления?! Уж ты не хуже меня знаешь, что если он что-то решил, то никогда по своей воле не отступится! – почти прошипела я. Конечно, срываться на ба – последнее дело, но и ее вмешательство в мою частную жизнь я не одобряю.

Бабуля недовольно посмотрела на меня, потом глянула на моих сотрудников. Те поняли ее без слов и предпочли за лучшее удалиться. Вот я и осталась наедине с демонессой, затаившейся под личиной любимой родственницы.

– Я всего лишь пыталась объяснить мальчику, насколько он ошибается, губя твое будущее из-за сиюминутной прихоти, – снизошла до объяснений моя ба.

– Но он в своем праве! Училась я неблестяще. Проблем при моей посильной помощи случилось достаточно, чтобы не желать их повторения в будущем. Да в конце концов он лорд-директор! Он может решать такие вопросы, ни с кем не советуясь!

– Он всего лишь мстительный неразумный мальчишка! – топнула ногой ба, не желая признавать, что кто-то может распоряжаться жизнью ее внучки, кроме нее самой.

– Ба, я не желаю, чтобы ты унижалась и ходила к этому типу! Меня все устраивает и так! Я не хочу его снова видеть на пороге моего дома! – вспылила я. Но бабуля вновь повела себя не так, как я ожидала. Вместо того чтобы разозлиться, она понимающе улыбнулась и чуть грустно сказала:

– Все еще любишь его, да?

Боги, ну чего они прицепились к тому незначительному эпизоду моей биографии?!

– Не люблю. И не любила никогда, хотя готова признать, что была им увлечена целых две недели. Надеюсь, на этом данная тема исчерпана, – все больше выходя из себя, сухо произнесла я.

– Ну-ну. Я была точно такой же. Я оспаривала очевидное до последнего. Ты же знаешь, что для чистокровной демонессы увлечься каким-то человеком, даже не магом, равноценно самоубийству. Вот я и сопротивлялась, сколько могла. Себе сопротивлялась. И, знаешь, было бы лучше, если бы в той битве победила я, а не упрямство Антуана, потому что сейчас я бы не оплакивала его, а продолжала себя убеждать, что и не помню какого-то там человека. Для тебя Тиан станет таким же эпизодом. Альвы никогда не приходят надолго.

– Довольно! Бабуль, веришь ты или нет, но твой ученик меня не волнует. Я не буду тебе обещать, что в моей жизни никогда не случится альвов, ибо все может быть, но уж кого там не будет точно, так это Себастиана Арвишше! И если ты оставишь его в покое, я выкину его из своей жизни и головы намного быстрее, потому что в противном случае этот злющий тип будет периодически появляться на моей территории!

– Девочка моя…

– Бабуль, хватит! Поверь, сейчас меня совершенно все устраивает в жизни. У меня есть любимая работа, друзья, на которых я могу положиться, и родственники, к которым я могу в любой момент обратиться за помощью, – уверенно и твердо произнесла я. В конце концов я сама верила в эти слова, да и кого тут обманывать? Ба всегда была и будет на моей стороне! Просто в данном вопросе ей придется отступиться. Лорд-директор никогда не примет меня на пятый курс. Что ж, его право. Но мне же лучше: не буду видеть его каждый день – быстрее забуду и о своей детской влюбленности, и о двух неделях безумия.

– Хорошо, я больше не потревожу Себастиана по этому вопросу. Если тебя полностью устраивает твоя жизнь, я не буду той, кто все разрушит. Говоря откровенно, мне хотелось видеть тебя рядом с собой. Но раз уж ты нашла свое призвание…

Я невольно усмехнулась. Возможно, это и впрямь призвание. Не зря же меня с самого детства звали феей любви, верно? Почему бы и не попытаться воплотить сей образ в жизнь? Особенно с моими талантами делать приворотные зелья из элементарнейших составов.

– Ну что, ба, мир? – неуверенно улыбнулась я Марьясе Огненной, грозе и главному страху всей столицы. Все-таки она у меня особенная.

– Конечно, мир, дорогая. Кстати, ты хоть изредка появляйся на балах и приемах, а то ведь совсем пылью в этом захолустье зарастешь!

– Ничего, не зарасту. Мне тут просто некогда скучать. Альва видела у меня в приемной? – Бабушка чуть настороженно кивнула. Наверно, вспомнила сейчас мои недавние слова и теперь опасается, как бы я не подалась во все тяжкие с обиды. – Мне тут ему надо найти такую супругу, чтоб он ее никогда в жизни покинуть не вздумал. Как думаешь, достойная задача для феи любви?

У ба явно отлегло от сердца. Все-таки она меня слишком оберегает.

– Я верю в тебя, дорогая. Все у тебя получится, – улыбнулась она. И сейчас эта улыбка для меня была самым дорогим сокровищем в мире. Ведь меня простили. И приняли такой, какая я есть.

Глава 12

Сплетни и влюбленный альв

Всю следующую после визита бабули неделю я провела в ежедневной рутине. Правда, я ни на миг не забывала о том, что сказала своей ба. И раз я решила, что найду Валю достойную жену, от которой он не захочет уйти, – значит, я ее найду. Да и сколько этот альв планирует жить на моей территории? Еще неделю? Месяц? Лично меня такое соседство немного нервирует. Но, как выяснилось, только меня.

Свитти заявилась, как всегда, в середине недели и, разумеется, не одна, а с напитком. На сей раз она взяла его из расчета на четверых – либо Эля сдала ей информацию о пребывании Валя у нас в доме, либо моя давняя подруга и сама догадалась. А может, просто взяла про запас – на всякий случай.

– Ну и как у вас дела? – со всем удобством расположившись на диване, поинтересовалась Свитти. Перед ней уже традиционно стояли пузатые бутылочки с моей любимой клюковкой и четыре бокала. Помимо выпивки на столике нашли свое место: тарелка с пикантным сыром (на любителя в лице Валя), огромное блюдо с фруктами (для девочек) и вытащенные из моей заначки десять конфет, которые принесла ба. Каждая из этих конфеток стоила столько, что можно было прожить неделю в недорогой гостинице. К сожалению, так как сладкоежка во мне не погибла, а выросла в маньяка-сладкоеда, сие сокровище заняло место передо мной и ожидало своей очереди на попадание в желудок.

Друзья поглядывали на меня с улыбкой. Ну что поделать, если на сладкоежку я походила еще меньше, чем на пресловутую фею любви? Вот-вот, а так как знали об этой моей страсти очень немногие близкие люди, то и сладкие шедевры в подарок я получала не так уж и часто.

– Нормально дела, – ответила Эля, поняв, что я настолько ушла в созерцание конфет, что уже не способна разговаривать.

– А что там с тем гномом, на которого так слезно жаловалась Крисси в нашу прошлую встречу? Нашли ему пару? – На этот раз Свитти адресовала свой вопрос напрямик Эле, но тут очнулась я.

– Да все у них ровно, кажется. Ваня, правда, собирается на днях покинуть Тейриз, но Йан вроде бы договорился с хозяином каравана, и его тоже взяли. Что там у них точно, я не знаю, но в том, что из них выйдет слаженная команда, я не сомневаюсь.

– То есть на этот раз обошлись без твоего чудо-зелья?

– К счастью. Не могу себе представить ситуацию, в которой оказалась бы Ваня, если бы Йан глотнул чего-нибудь из моих запасов. Боюсь, она бы его пришибла в первый же день. Уж Ваня любую сковороду смогла бы поднять, – нервно улыбнулась я, вспомнив злосчастный подарок, который преподнес Хрин своей изящной избраннице. Да, если бы Йан повторил подвиг друга, то лежать бы ему с сотрясением мозга (в лучшем случае) или с проломленной головой (в худшем). – Кстати, а как там мое средство от аллергии? Еще не все извели?

– Даже и не начинали! – надулась Свитти, словно я заподозрила ее в чем-то недостойном. – До нового учебного года еще три недели! И если мы все истратим до начала занятий, то как же мы будем развлекаться в процессе обучения?! Так что бережем мы его как зеницу ока. Или ты решила расщедриться еще на пузырек-другой?

Вы бы видели, как загорелись глаза Свитти! Буквально заполыхали алчным пламенем! Так вот я, оказывается, в качестве кого нужна своей лучшей подруге. Значит, зельевар. Ну-ну. Посмотрим, что из всего этого выйдет, когда она опробует мой эликсирчик на своем напарнике… Я же не ошибаюсь, это именно его симпатичную мордаху я вижу каждый раз после наших посиделок, так? Вот я развлекусь! Особенно когда Свитти начнет от него бегать и прятаться!..

Мечтательно улыбнувшись, я закинула в рот конфетку. Нежнейший шоколад сразу же начал таять. Мм… бесподобно. И почему я не могу переманить королевского кондитера к себе в агентство? Я даже готова ему открыть лавку по соседству – лишь бы он был всегда под рукой!

– Так, ну раз уж Крися сегодня находится в шоколадном раю, – Эля смерила меня насмешливым взглядом, – тогда на правах заместителя шефа поддерживать беседу буду я.

Я в отместку показала ей перемазанный в шоколаде язык. Завидует она! Ясно же, что завидует. Она же вечно на диетах! То только салатом зеленым питается, то переходит на брокколи. Скоро с таким рационом она либо растением станет, либо козой какой-нибудь.

– Шеф услышал. Шеф согласен, – поддакнула я, наливая себе рубинной жидкости в бокал. Аромат клюквы был непередаваем. Все-таки сия настоечка у моей ба получается лучше всего. И Свитти, зная мою любовь к этому напитку, раз за разом разводит «грозу и ужас» Тейриза на пару бутылок.

– Ну раз шеф согласен, то и Эля не против, – механически передразнила меня моя сотрудница, но почти сразу же переключила свое внимание на Свитти. – Что нового в институте? Да и в столице в целом? Никогда не поверю, что ты не знаешь всех дворцовых сплетен – тебе по должности положено.

– Не знаю, кем и где покладено… – начала было Свитти, но я недовольно замычала и, проглотив конфетку, произнесла:

– Давайте без любимых присказок Бубля. Мне его и днем с головой хватает! Если вы будете повторять его глупости еще и вечером!..

– Мы поняли, успокойся. – Прежде чем я успела не на шутку разойтись, Свитти поспешила исправить свою оплошность. – Значит, свежие сплетни? Ну, говорят, что десять преподавателей все-таки ушли в бессрочный отпуск в связи с ожиданием прибавления в семействе. Лорд-директор рвал и метал, но подписал все заявления. Король предложил наградить тебя медалью за столь самоотверженный труд во благо исправления демографической ситуации среди магов. Ну ты же в курсе, что эти светлые головы редко когда собственными детьми обзаводятся, предпочитая чужих воспитывать. Правда, он совсем не рад, что приходится так срочно искать преподавателей перед началом учебного года… Но это уже точно от тебя не зависело.

Я нервно усмехнулась. Если бы и это зависело от меня – я бы точно свихнулась на трудовой ниве. Так что пусть сами плодятся и размножаются, без моего посильного участия.

– Потом, говорят, что наследник у нас жениться намеревается. Правда, пока не ясно, когда и на ком, но все первые красавицы королевства терроризируют дворцовую стражу уже второй месяц.

– Ну хоть наследник без моей помощи способен себе девушку найти! А то я уж было испугалась, что реально феей любви становлюсь, – прокомментировала я, закусывая сие известие очередной конфетой.

– Не волнуйся, ему уж точно найдется кому жену выбрать. Там и твоя ба рядом, да и король с супругой не промах – сильно разгуляться наследничку не дадут, – без промедления откликнулась Свитти. – Так, дальше… Кажется, кто-то говорил, что в этом году по договору с институтом на обучение прибывает группа темных эльфов. Прямиком из пещер – к нам за парты. Мучиться, кстати, с ними придется именно пятикурсникам – деток помладше темные нам пока не доверяют. Твой Тиан бьется не первый год. Но пока выторговал лишь группу из пяти эльфят средних лет. Далее, есть сведения, что и из соседних держав к нам по обмену кого-то отправят. Правда, там речь идет уже о тех, кто закончил шестилетку, то есть меняться будут будущими лордами-магами и леди-магинями.

– Ох, кажется, я теперь понимаю Тиана. Я бы на его месте при такой насыщенной жизни в институте тоже главную проблему последних лет за порог бы выставила, – благодушно улыбнулась я. Сейчас я совсем не держала обиды на своего крылатого красноглазого, скорее уж сочувствовала – год у него выдастся далеко не простым.

– Это да, тут он, конечно, был прав. Но что мешает мне протащить пару зелий твоего производства?

– Запрет на магопрактику. Кстати, это он по-умному придумал. Мало того что из института убрал, так еще и новые зелья я варить права не имею… – Ох, что-то на меня после клюковки и конфеток такое благодушное настроение нашло, что я сейчас всех люблю. Даже Тиана.

– А что, мало осталось? – совершенно искренне забеспокоилась Свитти.

Так и думала, что у них на меня какие-то там свои планы. Вернее, даже не на меня – на мои эликсирчики!

– Ну да. Их и было-то чуть больше десятка. Я же из-за нашего физрука тогда половину темы запорола, и зелья пострадали… В общем, мало осталось, очень-очень мало.

– А если приготовить? Ну, тайком? Кто узнает!

Я пьяно захихикала. И это мне предлагает нимфа истины! Служительница Отдела магического правопорядка! Хулиганка она, вот кто!

– Я узнаю! Нет, Свит, если тебе нужно зелье, вари сама. Приворот способен любой первокурсник сварить.

– Но твой никто не раскусит! А от моего за версту будет розами нести!

Я лишь философски пожала плечами и произнесла:

– Тогда экономь. Не трать без повода стратегически ценный продукт – и выйдет, как планируешь.

Свитти обиженно надулась, но возразить ей было нечего. Она не хуже меня понимала, что законы нарушать – последнее дело. И чаще всего опасно для жизни. А мне моя шкурка очень даже нравится в том состоянии, в котором пребывает сейчас. Без лишних дырок и повреждений.

После этих посиделок мы расползлись по своим кроваткам (Свитти традиционно отбыла в неизвестном направлении вместе с красавцем-брюнетом), как обычно, далеко за полночь. Наконец-то сон…

Проснулась я на заре от какого-то странного звука. Кажется, это стук… И кого же это принесло в такую рань?! На двери же еще со вчерашнего вечера появилась волшебная надпись: «Учет до полудня»!

Я, сонно щурясь и постоянно ругая про себя неизвестного дятла, доползла до окна и посмотрела на ворота. Мысленно я уже подготовила просветительскую речь на тему: «Почему похмельных ведьм нельзя будить до обеда», но, к своему удивлению, я обнаружила, что у ворот никого нет. При этом стук не смолкал ни на минуту!

Это еще что за слуховая галлюцинация?!

Я взглянула на такого же взъерошенного со сна Бубля. Он прижимал уши к голове передними лапами. Нет, ладно у меня глюки – это еще можно списать на эффект от клюковки, но чтобы еще и у моего кроли?! Маловероятно.

Я прислушалась к стуку. Боги! Да он же раздается не с улицы, а из коридора! Что там еще могло произойти?! Мигом забыв о вчерашней попойке, я схватила халат и бросилась к двери. Не удосужившись даже тапочки надеть, я как есть, босая и простоволосая, выглянула в коридор и замерла с отвисшей челюстью. Перед дверьми комнаты, которую занимала Эля, на коленях стоял Валь. За спиной в одной руке он держал букет ободранных на заднем дворе маков, а второй методично стучал о косяк.

Мать-перемать! Какой кретин додумался подлить альву одно из моих зелий?! Хотя отвечать не надо – я и так знаю. Правда, то не кретин – кретинка. Влюбленная и совершенно не думающая той частью тела, на которой уши растут!

Нет! Но надо же было додуматься! Напоить альва моим зельем!

– Эля, – прекрасно зная, что та не спит (спать под такой стук не сможет даже мертвый), – выходи! Нам надо немедленно поговорить! И, думаю, ты знаешь о чем!

Валь, услышав за дверью какие-то звуки, сразу же нацепил на лицо счастливую улыбку истинно влюбленного человека. Нет, я, конечно, рада за этих двух идиотов и все такое, но что мне делать следующие две недели?! Терпеть агрессивную романтику в исполнении альва? Ой, Эля еще просто не в курсе, что это такое, а я-то на своей шкуре уже проходила… и повторять пока не тянет.

Глава 13

Маски сброшены

Я сурово смотрела на свою сотрудницу и подругу. От Валя нам отбиться удалось только путем героических усилий с моей стороны и мягкого напоминания о том, что девушки только после вечеринки и им нужен плотный завтрак и какое-нибудь средство от головной боли. Альв внял и пошел готовить. Надеюсь, это займет его на какое-то время.

– Ну? Я тебя внимательно слушаю, – сурово произнесла я, гипнотизируя взглядом свою сотрудницу.

– Я должна была убедиться!

– В чем? – спокойно поинтересовалась я, хотя и так знала, что мне ответят. Знала – и не хотела слышать, ведь так приятно было оправдывать собственную трусость незнанием.

– Что он правда меня любит, а не из спортивного интереса соблазняет!

– А с чего ты взяла, что зелье откроет истину, а не подменит ее красивой иллюзией? – хмуро спросила я, устраиваясь на краю подоконника. Так удобно смотреть вниз на изрядно потрепанную маковую клумбу и думать, что все это бред моего мозга, наспиртовавшегося от обильных возлияний с подругами.

– Да ты же наверняка и сама давно это заметила! Зелье открывает чувства, извлекает их из глубины души, а не создает. Иначе бы все жертвы твоих зелий были бы влюблены в тебя, а не в разных женщин! А единственный из всех, кто уделил внимание тебе…

– Не продолжай! Я помню. Что еще ты поняла из своих наблюдений?

– Как я уже говорила, я заметила, что привороженные, хотя это слово в действительности и не совсем уместно, действуют довольно грубо, но только до тех пор, пока объект их страсти не сделает шага навстречу. Потом они словно переходят в другое состояние – оберегают, окружают любовью и заботой. Привязывают. Утверждаются окончательно. Ты действительно фея любви, Крис. Ты не создаешь – ты открываешь, даришь надежду тем, кто не решается надеяться. Тем, кто загоняет свои чувства и мысли в самый дальний уголок души и изживает их постепенно день за днем. И, думаю, это тебе было известно не хуже меня. Именно поэтому ты с первого взгляда определяла, у кого из наших одиноких и потерянных есть шанс обрести любовь, а кому лучше подождать. Ты знала об истинном свойстве своих зелий, так?

Я молчала. Я просто не могла ничего сказать. Почему-то вспомнился тот влюбленный юноша, с которого и началась вся эта история с брачным агентством… Ведь я знала, что ему не повредит мое зелье, а именно подтолкнет… Точно так же, как и знала, что Тиан меня… Стоп. Даже в мыслях не стоит заходить так далеко. В любом эксперименте всегда присутствует определенная погрешность – вот на нее и спишем лорда-директора.

– Догадывалась, – наконец произнесла я.

– Нет, ты знала. Просто не хотела задумываться на эту тему. И сейчас не хочешь. Тебе легче найти причины того, что случилось, чем того, что не произошло, – печально вздохнула Эля. – Я так не могу. Я должна знать точно, чего мне ждать. От него. И от себя. Это последняя проверка, Крис, и если мы ее выдержим – значит, надежда есть и у нас.

Ох, а ведь эта девочка куда смелее меня. И она действительно готова рискнуть всем, чтобы понять: есть ли шанс. Хотя бы один, призрачный, но самый настоящий шанс.

И не мне ее обвинять. По крайней мере, не в том, что она оказалась сильнее и смелее меня.

– Ладно, как-нибудь продержимся. Хотя эти две недели, думаю, будут долгими. – Краем уха услышав шум падающей посуды на кухне, я невольно поморщилась и произнесла чуть громче: – Очень долгими…

На самом деле все оказалось не так уж и плохо. Вдвоем с Элей мы успевали вовремя находить влюбленному альву занятие по душе, а потому от его агрессивной романтики страдали меньше, чем могли бы. У нас, по крайней мере, был уже опыт наблюдений за подобными «больными». Многим приходилось куда хуже – это факт.

Иногда нам помогала Свитти. Она, посмеиваясь про себя, обычно появлялась под конец рабочего дня, чтобы полюбоваться, как уставший, но довольный собой Валь пристает к нашей Эле, а та как-то не особо и отбивается. На самом деле вместе они смотрелись довольно неплохо, но мне все равно не хотелось терять незаменимую сотрудницу из-за беспутного альва. Да, я ревновала и жутко завидовала, но ничего не могла с собой поделать.

А еще был момент, которого я ждала со страхом. Не знаю, поняла ли Эля, но альвов мое зелье пугало. До паники. Они слишком свободолюбивы по своей природе. А потому, очнувшись от действия эликсира, могут решить просто сбежать – от себя, от чувств, от клетки, которая становится все осязаемей.

Да я даже предположить не могла, как отреагирует Валь после пробуждения. Смирится ли со своей любовью, как это делали другие? Или попытается вырваться на свободу? До этого мое зелье было испытано лишь на одном альве, на полукровке, в котором оказалось так много от воздушников, что даже крылья остались при нем. И он сбежал, как только представился такой шанс.

Как поступит Валь? Он ведь сам явился ко мне? И, насколько я помню, пришел именно в поисках любви. Но устроит ли его результат? И не разочарует ли он Элю?

Ох, как же нелегко приходится феям, особенно феям любви.

К счастью, Эля и не подозревала о моих сомнениях и страхах. Не знаю, что она думала о той истории с Себастианом. Возможно, считала, что я его отвергла уже после окончания действия приворота или просто не придала значения. Кто ее знает? Нимфы раздора – самые загадочные существа из всех. Вроде бы и управляют они лишь мрачными чувствами, да разглядеть способны не только их. И они никогда не будут раздувать ссоры там, где лучше обойтись без них.

Что ж, будем верить, что этот альв воспримет свою клетку со смирением пойманной птицы.

Вечер накануне последнего дня я провела как на иголках. Меня постоянно бросало из крайности в крайность. Хотелось одновременно забраться к себе в норку, прижать к груди Бубля и не высовываться пару суток. Но в то же время хотелось действовать. Мне необходимо было хоть чем-то занять себя, чтобы не думать.

Первым порывом было спустить в канализацию остатки всех своих институтских экспериментов и больше никогда не вспоминать о зельеварении и сопутствующих ему науках.

Но в результате я обошлась самой простой мерой – напилась в одиночестве, да так, что осталась спать на диване в приемной. Н-да, вот вам и леди. Только если кабацкого пошиба. Слава богам, моя ба этого не видела и не увидит. Ибо подобное, смею надеяться, больше не повторится.

Итак, заснула я в приемной, где и была разбужена Валем утром пятнадцатого дня. Ой, мама…

– Неплохо ты тут отдохнула? Был повод? Или просто совесть успокаивала? – ехидно осведомился альв, лукаво поглядывая на меня из-под светлой челки.

– Это уж ты мне скажи, что я тут делала: совесть лечила или чужое счастье отмечала, – хмуро произнесла я, чувствуя, как ощутимо шумит в голове. Ну что за лето?! То я пьяна, то я не в духе! Прям проклятие какое-то! А ведь моя трудовая деятельность только-только началась… Что же тогда будет через пару-тройку лет? Ох, сопьюсь я, точно сопьюсь. Опозорю бабулю и закончу свою долгую жизнь в подворотне. А Тиан осознает потом, как сильно был неправ, но меня уже не будет, а значит, так ему, сволочи бесчувственной, и надо!

– Неужели так не веришь в собственное варево? – с едва заметной насмешкой поинтересовался Валь.

– Скорее все еще не знаю, как оно на вашу крылатую братию действует. Пока результат был отрицательный, – недовольно проворчала я.

– Ну, во-первых, тогда ты опыт ставила на полукровке, так что чистым его не назовешь. Во-вторых, что это за опыт, если эксперимент был всего один, и его ничто не подтверждало и не опровергало. Единичный случай – это случайность и есть. Даже два результата – мало. И ты это знаешь не хуже меня.

– Да где я вас, альвов, столько наберу, а? Да еще и влюбленных?! Вы ведь все на голову в младенчестве уроненные! Вам свободные отношения подавай! И от детей вы отказываетесь еще до их рождения! – Я распалилась не на шутку. Больная тема да больная голова давали о себе знать.

– Шшш… Крис, я же тебе уже говорил, что, если ты обожглась один раз – это еще ничего не значит. И далеко не все альвы таковы, как ты говоришь. Да, у нас нет своего государства, и мы стараемся нигде подолгу не задерживаться и ни к кому не привязываться, но всегда найдется исключение. Например, мать Себастиана. Насколько мне известно, сейчас она вместе с лордом Арвишше воспитывает дочь. Собственно, именно из-за присутствия матери в имении Тиан там и не появляется. Никак не может простить, что та бросила его, да и Сабрису она оставила на долгих пять лет… Но потом вернулась. Возможно, это покажется тебе странным, но мы всегда возвращаемся в место, которое считаем домом, хоть порой и любим побродить по свету.

Несколько долгих секунд я задумчиво вглядывалась в открытое улыбчивое лицо Валя. А потом все-таки рискнула задать вопрос, который меня мучил:

– А у тебя? Скажи, у тебя уже есть место, которое ты считаешь домом?

Валь хитро глянул на меня, загадочно улыбнулся и таинственным шепотом произнес:

– Есть!

– И где он?

– А это уже совсем другой вопрос, красавица. И на него я бы хотел прежде ответить своей будущей супруге, а не ее любимому шефу, – с наглой улыбой заявил этот невозможный альв и удалился на кухню. Оттуда и прозвучала следующая фраза: – Если не хочешь, чтобы Эля тебя увидела и догадалась о причинах твоих страданий, то быстро в душ! И пока не приведешь себя в относительный порядок – к столу можешь не выходить!

Невольно улыбнувшись, я вздохнула свободной грудью. Нет, Эле точно ничего не грозит. Он ее не бросит. И как бы ни ругали ветреность альвов, а есть среди них и верные, и преданные. Просто мало кто находит в себе силы это разглядеть под напускной веселостью и бесшабашностью крылатых.

Эля сумела. И я действительно горжусь ей. Своей подругой-наперсницей.

Так что все у них будет хорошо. Иначе просто не может быть. Или я не фея любви!

Глава 14

Плата для феи

Когда я выбралась из ванной, стол уже был накрыт и привычно пахло ароматной выпечкой. Нет, вот почему, спрашивается, этот идеальный во всех отношениях альв влюбился в мою подругу, а не в меня?! Да ему ж цены нет! Услужливый, понимающий, прекрасно готовящий! Ну да, он иногда бывает несколько бесцеремонным и вредным, но это такая мелочь на фоне всех его бесспорных достоинств.

– Не распускай слюни на то, что уже не твое, – рассмеялся Валь, заметив меня в дверях. – Раньше надо было думать, Крис! Рань-ше! Тогда у тебя еще были шансы, теперь я уже понял, что ты сухая и черствая. Неудивительно, что у Ти с тобой одни сплошные проблемы.

Напряженная до предела Эля, сидящая на самом краешке стула, натянуто улыбнулась. Кажется, она не совсем оказалась готова к такому стремительному развитию отношений. А чего она хотела? Напоила альва зельем, вывернула ему всю душу наизнанку и надеялась, что он ей еще и полгода на раздумья предоставит? Ну-ну, мечтательница!

– У Тиана со мной проблемы исключительно по собственной вредности! Лично я предпочитаю вообще с этим злющим типом не пересекаться, – уже привычно проворчала я. Бесцеремонность альва раздражала, но это был уже свой альв, родной и близкий, а потому ни яростных огоньков в глазах, ни перекошенного от злости лица не получилось.

– Уверена? Точно предпочитаешь держаться подальше от него и от института? – Ох, не нравится мне этот хитрый блеск в глазах данного представителя крылатого племени.

– А что, есть какие-то варианты? – невольно хмыкнула я, вспомнив раздраженный пламенный взгляд Тиана в момент нашей последней встречи. Он явно не был счастлив от того, что ему пришлось снова меня видеть.

– Ну, – протянул Валь, гипнотизируя меня загадочными ярко-синими глазами, – варианты есть всегда. А уж с твоим призванием их открывается бесчисленное множество!

– Эль, ты сейчас хоть что-нибудь понимаешь? – Я посмотрела на подругу, как на единственное вменяемое существо. Почему единственное? Ну альвы, они все на голову нездоровые, а вот теперь и я с ними явно начала сходить с ума.

Нимфа лишь покачала головой. Интересно, с чего это она такая пришибленная с утра?

Теперь я уже повернулась к альву. Тот лишь легкомысленно пожал плечами – кто, мол, вас, женщин, знает?

– Валь?

Знаю я их, альвов, сначала что-нибудь скажут, а потом еще и вид делают, что они здесь ни при чем.

– А что сразу «Валь»? Может, это она о своем поведении задумалась? Опаивать беспутных воздушников чревато последствиями! Вот она сейчас и сидит-горюет, что со мной связалась. – И все это он выдал с такой блаженной улыбкой, что я поняла – садист он первостатейный. И Элю я ему не отдам! Вот будет знать, как издеваться над моими любимыми сотрудницами! – Ладно, я вас пока оставлю – у меня тут внезапно парочка нерешенных дел возникла, но вы не скучайте. К вечеру буду. С подарками.

– Кому подарки-то делать надумал? – подозрительно осведомилась я, про себя дивясь молчаливости Эли. Та, казалось, так и не оторвала ни разу взгляда от тарелки. Неужели альв и правда прочитал ей лекцию о доверии и правомерности использования зелий? Да нет, непохоже. Скорее огорошил каким-то важным известием – вот Эля сейчас и переваривает.

– Да всем! Так что не волнуйся, про тебя я ни в коем случае не забуду – осчастливлю по полной. Так же, как и ты меня. – Последнее прозвучало уже как откровенная угроза. Но спросить что-нибудь еще я не успела – Валь, чмокнув на прощанье Элю в макушку, выскользнул из кухни.

– Может, все-таки объяснишь, что здесь произошло? – растерянно поинтересовалась я, устраиваясь напротив подруги. Эля как-то виновато улыбнулась мне и покачала головой.

– Думаю, эту новость он должен сам тебе сообщить, – едва слышно произнесла она.

Боги, да чем это можно так огорошить нимфу раздора?! У нее же иммунитет к большинству новостей и известий! Ох, попадется мне этот альв!.. Вот я ему устрою сладкую жизнь!

Валь вернулся только к вечеру, веселый и сияющий, как начищенный золотой. Уже одно это настораживало, а те вещи, которые были у него в руках, и вовсе внушали вполне объяснимое опасение. Что мог притащить с собой альв? Да все, что угодно! Они же головой почти не думают! Шебутным и непостоянным, им только веселье и подавай! И чаще всего развлекаются они именно за чужой счет.

– Привет, Крис. Свит сегодня должна заявиться на попойку, верно?

– Не на попойку, а на встречу подруг! – раздраженно откликнулась я. Было очень стыдно за утреннее безобразие, да и продолжать как-то второй день подряд не хотелось. Но не отменять же встречу, верно? Так что я решила просто поменьше сегодня налегать на клюковку и побольше – на друзей. Хоть голова с утра тогда не будет болеть. Или будет – но по другой причине.

– То есть она именно сегодня? Отлично, тогда подождем и Свитти. Заодно организую вам повод для вашего традиционного дебоша.

– Эй! Мы никогда дебошей не устраивали! – совершенно искренне возмутилась я.

– Ну да, вы всегда тихо-мирно набирались клюковки до полной отключки сознания. Ты хоть в курсе, кто обычно твою любимую подругу домой транспортирует? Впрочем, так как к моменту его появления ты обычно в том же состоянии, что и Свитти, то – вряд ли.

– Анжей Прекрасный? – с широченной улыбкой (вот ведь набралась от этого крылатого гада привычек!) предположила я.

– Эй! Когда ты успела с ним познакомиться? – возмутился альв, явно надеявшийся меня подловить на незнании элементарной информации из жизни Свитти.

– Не успела. Это просто логически верный вывод.

Альв посмотрел на меня и скептично усмехнулся.

– Ладно-ладно, больше просто некому, – призналась я. – Остальных ее друзей и знакомых я знаю в лицо и по именам. А сей красавчик прошел мимо меня – значит, это и есть ее новый напарник.

– Знаешь, а ты не так уж и безнадежна, может, из тебя еще и выйдет толк. Хотя с твоей ба это и неудивительно, – произнес Валь и так многозначительно улыбнулся, что я сразу поняла – Марьясу Огненную он знает давно и не понаслышке. Ох, но где он мог сойтись с моей ба?

– Не мучь себя. Вот дождемся Свитти – и я вывалю на тебя столько новой информации, что ты до начала нового учебного года из-под нее выбираться будешь. Кстати, сколько там до него осталось? Неделя?

– Пять дней, – недоуменно откликнулась я. Нет, ну не может же он действительно не знать этого! Это общеизвестно! А если знает, то зачем было задавать глупые вопросы?

– Вот-вот. Ближайшие пять дней для тебя будут очень уж насыщенными, – с непонятной улыбкой пообещал альв и со всеми удобствами расположился на диване – Свитти ждет, гад, демонстративно.

К счастью, подруга на этот раз закончила дежурство чуть пораньше, а потому и нервы мне альв до конца истрепать не успел.

– Ну, теперь твоя крылатая душа всем довольна? Или мы еще кого-нибудь ждем? – Я сидела напротив альва, в кресле. Девочки же заняли места на диване по обе стороны от единственного мужчины в нашей компании.

– Нет, теперь все в сборе, так что можно начинать торжественную часть. Во-первых, позвольте зачитать благодарственную грамоту, подписанную лично его величеством Акнором ди’Айлеттом. – Произнеся это, Валь взял в руки какой-то сверток, поднялся на ноги и, сорвав печать, зачитал: – «Мы, король сего благословенного королевства Акнор Второй, выражаем свою глубочайшую признательность леди Криссе Марии Лиршей за проявленное упорство в нелегком деле налаживания межличностных отношений между магами. Отдельно отмечаем тот факт, что благодаря ее труду всего за год значительно улучшилась демографическая ситуация среди одаренного населения. Леди, творите дальше! Ваш король».

Моя нижняя челюсть совсем упала на грудь. Думаю, этот глухой звук, как и свист ветра, гуляющий у меня между ушами, слышали все.

– Скажи, что ты шутишь, – попросила я, после чего вскочила на ноги и, выхватив у альва грамоту, уже сама вчиталась в написанный текст.

Мама дорогая! Собственноручно! Этот документ действительно вышел из-под пера его величества! Уж почерк собственного короля я знаю. Не раз у бабули в кабинете видела записки от нашего монарха.

– Ну убедилась? Я могу продолжать? – ехидно осведомился Валь, явно наслаждаясь произведенным эффектом. А ведь я всерьез тогда слова Свитти не восприняла… Как оказалось, зря.

– А что, у тебя есть что-то столь же, – я демонстративно потрясла пергаментом, – интересное?

– Даже лучше! Хочешь увидеть? – И фирменная улыбка в тридцать два зуба. Этот альв кого угодно до ручки доведет!

– Уже не уверена, – произнесла я, обессиленно падая в кресло. В руке я по-прежнему держала благодарственную грамоту от короля.

– Кстати, Крис, – я подозрительно посмотрела на странно довольного собой Валя, – к этой бумажке традиционно прилагается следующее, – и он кончиком пальца пододвинул ко мне две вещи, лежавшие перед ним на столе: кошелек и еще один пергамент, – сто золотых и право на земельное владение. Веришь, он тебе имение, соседствующее с поместьем герцога Арвишше, подарил!

Боги, пожалуйста, пусть это будет последний сюрприз на сегодня!

К сожалению, боги, наверно, тоже уже отдыхали от трудов праведных, а потому моей мольбе не вняли.

– Так, идем дальше…

– А можно я прежде выпью? – вмешалась Свитти, потрясенно взирая на мои приобретения. – Что-то не уверена, что смогу в трезвом уме пережить твои следующие известия…

Я тут же поддержала подругу. Эля же и так давно медитировала на бутылку. Кажется, ей сейчас хочется напиться не меньше нашего. И только альв, наглая скотина, лишь покровительственно улыбается, взирая на нас с высоты своего роста.

– Пейте. Но не напивайтесь. Хотя просить о последнем вас, кажется, без толку.

– Все зависит от дальнейшей насыщенности твоих речей, – машинально окрысилась Свит, разливая клюковку. Я в тот же миг вцепилась в свой бокал, как утопающий за соломинку. Ой, чувствую, дорого мне обойдется этот вечер…

– Ну что, теперь я могу продолжать? – ехидно уточнил Валь, после того как рубиновый напиток пламенем упал в наши желудки.

– Продолжай, – махнула рукой я. Если уж помирать, то с музыкой! Ну, или с клюковкой!

– Так, ну тогда переходим к следующему пункту нашей культурно-развлекательной программы, – широко улыбнулся Валь, чтобы сразу было понятно, кто из нас тут развлекается, а кто тихо офигевает от новостей. По всему выходило, что веселей всех альву. Меж тем он достал из-за пазухи следующий свернутый в трубочку пергамент. Если это опять ко мне, я повешусь! Нет, правда, поищу балку покрепче и… Додумать, что там после «и», я не успела, ибо Валь улыбнулся и протянул мне новый… документ? Благодарность? Не знаю, но приняла я его так, словно мне в руки совали гадюку, а я не смела отказаться.

– И что там? – подозрительно спросила я, не отрывая взгляда от слишком уж счастливого альва.

– Прочти и узнаешь, – улыбнулся он. Я не пошевелилась. – Ладно, там моя личная благодарность тебе за помощь в поиске невесты. И не спрашивай, чего мне это стоило.

Ой, не нравятся мне что-то его слова… совсем-совсем не нравятся.

Нервно сорвав печать, я даже не обратила внимания, какой оттиск был на сургуче. Но когда я увидела, что оказалось у меня в руках… Не знаю, если бы я стояла, то точно бы упала. У меня было подписанное собственноручно лордом-директором приглашение в институт! На мое имя!

Я невольно пробежала по строчкам документа до конца, желая убедиться, что все верно. Окончательно добила меня последняя фраза: «Восстановлена по личной просьбе наследника благословенного королевства Айлетт – Валэра ди’Айлетта, с благодарностью за оказанную помощь».

Я потрясенно подняла глаза на альва.

– Валэр ди’Айлетт, значит? И давно у нас среди наследников престола завелись альвы?

Глава 15

Возвращение в альма-матер

Валь лишь виновато улыбнулся и развел руками – так вышло, мол.

– Но я же видела наследника… и не было в нем ничего от вашей крылатой братии! – все еще отказываясь верить в происходящее, произнесла я.

– Я тоже тебя помню, красавица. И, как ты смотрела на Тиа, помню. Правда, совсем недолго, но погасить такое пламя в один миг нельзя, верно? Зато можно спрятать. А что касается внешности… Альва на троне не примут – вот и приходится почти все время под личиной находиться. Мы же, крылатые, талантливые, хоть и всячески это скрываем, – открыто улыбнулся Валь и в тот же миг принял другую форму. Вот теперь я его узнала. Действительно, наследник престола. Правда, когда я его видела в последний раз, он был лет на пять помладше, но узнать все равно несложно.

– С чего такое доверие? – хмуро поинтересовалась я, понимая теперь Элю. Я бы, узнав о подобном, тоже надолго в ступор впала. Когда влюбляешься в шебутного альва, а тот оказывается наследным принцем, это непросто воспринимается… совсем непросто.

– Да не верю я, что ты своей ба способна навредить. А ведь именно она весь этот балаган и покрывает.

– А король и королева? – уточнила я, хотя и так уже знала ответ. Альвы не воспитывают своих детей, зато очень хорошо умеют их пристраивать.

Валь чуть заметно нахмурился:

– Ты же знаешь, зачем тогда спрашиваешь? Нет у них детей. И быть не может. Зато однажды пролетала мимо альва да подбросила ребенка прямо на балкон их опочивальни… Чем не дар небес, а? – Валь чуть грустно улыбнулся, и я поняла, что он действительно их любит. И, возможно, это единственный альв в мире, у которого настоящий дом появился еще в младенчестве. Так стоит ли удивляться тому, что он привязан и к воспитавшим его людям, и к месту, где вырос? Не думаю.

– Ясно. Ты прав, для них это действительно было благословление свыше. И мы будем молчать, верно, девочки?

Свитти чуть заторможенно кивнула. Ну а Эле и так придется с этим каждый день жить – уж что-что, а от своей невесты Валь не откажется, даже если та упрется рогом.

– Вот и я думаю, что вы мою тайну сохраните. Кстати, Крис, как насчет вознаграждения за твою работу? По душе пришлось? Или зря я целый день Тиа терроризировал?

Я опустила глаза на приглашение. Это был тот самый шанс, о котором я уже и не мечтала. Но нужен ли он мне сейчас?

– Крис? – Валь взволнованно глянул на меня. – Эй, красавица, и думать не смей отказываться от королевской милости! Без тебя же институт от скуки загнется! Свит, подтверди!

Моя подруга послушно закивала. Хотя ее можно понять: не каждый день узнаешь, что ты устраивала попойки в обществе наследника престола. Хуже только Эле, которая в этого самого наследника по уши влюбилась.

– Да куда я с тонущей лодки? – как-то обреченно вздохнув, произнесла я. – Так и быть, поразвлекаю еще годочек всех вас. Как ты говорила, Свит? Темные эльфы? Студенты по обмену? Новые преподаватели взамен ушедших в длительный отпуск? Думаю, это должно быть интересно…

– Эй, ты про Тиа не забывай! Я все еще не теряю надежды погулять на вашей свадьбе!

Вот это фантазии! Лично меня на такие смелости не хватает!

– Ты сначала сам женись, а потом других альвов сватай, – механически откликнулась я.

– Не волнуйся, я женюсь.

Я невольно улыбнулась, услышав, сколько уверенности было в его голосе.

– Ты сначала невесту убеди, что ты стоишь того, чтобы ради тебя еще и целый двор в придачу терпеть.

– А что тут убеждать? – расплылся в улыбке альв. – Верно, Эля?

Нимфа лишь обреченно вздохнула. Действительно, и ей некуда с тонущей лодки. Сама хотела – сама и греби. А нечего было приворотами пролетающих мимо альвов опаивать!

В тот вечер, кстати, мы так и не напились. Как-то желания не было, хотя, наверно, и следовало бы гульнуть напоследок. Эх, закрылось мое агентство, даже трех месяцев не продержалось! Впрочем, что мне мешает открыть его в следующем году? Или через год? Или когда там я вырвусь из цепких лап высшего магического образования? Ничто не мешает!

Да и Эля, я уверена, долго при дворе не выдержит – сбежит. А значит, нужно всегда иметь место, где тебя никто, кроме любимого мужа, не найдет. А что? Домик у нас тут хороший. Места, конечно, немного, да и район не самый обеспеченный, зато друзья под боком и старые знакомые…

Да и вообще привыкла я! И к дивану, и к одной-единственной ванной на этаже, и просыпаться из-за стука в ворота внизу!

Решено! Вот оформлю покупку дома (благо денег его величество отсыпал достаточно), приостановлю действие лицензии на срок обучения да повешу объявление, что фея любви ушла с головой в учебу… А что? Каникулы никто не отменял! Да и на выходных иногда можно заявляться… Без любимого дела не останусь.

Итак, в институте я появилась только в последний день летних каникул. А все из-за занятости! Вот ведь навалилось все разом! И не мог Валь чуть раньше мне это приглашение выбить?! А то пришлось сразу по всем инстанциям носиться!

Конечно, по-хорошему мне надо было прибыть в общежитие в тот самый день, когда я получила подписанное лордом-директором извещение о принятии на пятый курс. Но Свитти обещала прикрыть меня, а заодно заняться прочими институтскими проблемами, пока я разбираюсь с агентством. В результате активной деятельности моей подруги удалось вернуть мою старую комнату, выбить мне комплект формы, ну и еще кое-что по мелочи. В общем, мне нужно было только появиться в кабинете директора перед началом учебного года и сообщить о своем прибытии.

Впрочем, это не значит, что я имею право опаздывать. Подобного неуважения лорд-директор не простит. Особенно мне, навязанной ему сверху.

Так что в общежитие я влетела на первой спринтерской скорости… Поправка: попыталась влететь, причем головой вперед, ибо споткнулась о невысокий порожек. Вот только с полом познакомиться поближе не удалось – кто-то ухватил меня под локоть и помог устоять на ногах.

– Спасибо, и извините, что… – на одном дыхании выдала я, но тут подняла глаза на своего спасителя, и все слова сразу же вылетели из головы. Рядом со мной стоял самый необычный мужчина из всех, которых я видела. Во-первых, это был чистокровный демон (ой, ба, как я сейчас понимаю всех твоих кавалеров!..). Во-вторых, у него были глаза непередаваемого насыщенного зеленого цвета (я говорила, что обожаю этот цвет? Нет? Так вот, я его и правда обожаю!). А в-третьих, он был нереально, офигительно красив. Но не той нежной красотой альвов или эльфов, а как-то иначе – я потеряла дар речи и выпала из реальности на долгих пять секунд. Обычно меня так не клинит.

– Девушка, вы целы? – Голос бархатный, мягкий. Да я только из-за него могла бы влюбиться по самые свои острые ушки, а тут все в комплекте…

Ой, мама, кажется, твоя дочь решительно движется в сторону своего окончательного и бесповоротного падения…

– Девушка, вы в порядке? – уже не столь уверенно поинтересовался демон.

– Д-да, – наконец выдавила я из себя.

– Рад, – произнес мужчина и жестом заправского фокусника извлек прямо из воздуха охапку белых роз. – Примите, за предоставленное неудобство. – И он протянул мне букет. Я механически взяла цветы и вдохнула их сладкий, кружащий голову аромат.

– Спасибо. – Я была окончательно покорена. И почему раньше на моем жизненном пути попадались только злющие полукровки, способные лишь портить настроение?!

– Рельм Альсар, – с улыбкой представился он.

Ох, таким ослепительным демонам надо по закону запретить улыбаться в общественных местах! Ибо это уж слишком!

– Мария Лиршей, – представилась я, впервые упустив так нелюбимое бабулей «Крисса». Не подходило оно для этой встречи и этого мужчины, грубое и слишком земное. А Марией меня в честь бабули назвали…

– Рад знакомству. Из рода Лиршей, стало быть? И его глава вам приходится…

– …бабушкой, – окончательно смутившись, произнесла я.

– Что ж, был рад с вами познакомиться. Но сейчас я вынужден вас покинуть – меня ждут дела. Надеюсь, мы с вами еще увидимся, милая Мария… – И, улыбнувшись мне на прощанье, он скрылся в коридорах общежития.

– Эй, Крис, это кто тут с тобой был? Ослепительный мальчик! – За моей спиной раздался подозрительно знакомый голос. Но мыслей в голове после встречи с демоном было немного, а потому я лишь неопределенно пожала плечами:

– Рельм Альсар.

– Красивое имя. Да и сам мальчик очень даже. Как думаешь, демоны ничего против эльфиек не имеют?

И тут я узнала этот наглый тон. Свитти! Резко обернувшись к подруге, я произнесла:

– Я его первым увидела.

– У тебя Тиа есть, тебе Валь велел его женить на себе – вот и жени. А я девушка одинокая, свободная, могу и со студентами по обмену поближе пообщаться. А тебе ба не позволит. Она у тебя стро-огая!

Как будто связь с Тиа бабуля мне разрешит! Кстати, между собой мы действительно стали так называть лорда-директора. Почему? Это был своеобразный компромисс между моим «Тиан» и валевским «Ти». А что? Вроде очень миленько вышло. Главное, чтобы теперь сам лорд-директор не узнал – отчислит же! За неуважение к администрации и подрывную деятельность внутри вверенного ему учебного заведения.

– Кстати, о Тиа, – рассеянно произнесла моя подруга, явно вспомнив о чем-то важном. – Я только от него. И он сказал, что, если через двадцать минут тебя не будет, он с полным на то правом тебя отчислит.

– И когда это было? – сразу же спросила я, без труда представив лорда-директора, сидящего в мрачном кабинете и наблюдающего за тем, как стремительно тает песок в верхней колбе часов, и с каждой упавшей крупинкой времени у меня становится меньше и меньше. Ведь он и правда может осуществить свою угрозу. Уж что-что, а слов на ветер Себастиан никогда не бросает.

– Когда это было? – механически переспросила Свитти. – Минут пятнадцать назад. Бежим?

– Бежим.

И мы с места сразу перешли на первую спринтерскую скорость. Времени оставалось мало. К счастью, студенты нашего учебного заведения давно привыкли, что многие старшекурсники передвигаются по территории института бегом, так что дорогу уступают, еще заслышав вдалеке топот ног. В общем, несмотря на то что у общежития и на аллее, ведущей к административному корпусу, народу было предостаточно, большую часть пути мы преодолели, не снижая скорости, а потому быстро.

Только в дверях ректората какой-то идиот прыгнул почти мне под ноги. Как будто не видел, что дамы спешат! А ведь я еще и на взводе была… Словом, обогнув его в последний момент (при этом существенно саданув локтем в бок – разумеется, случайно), я через плечо бросила ласковое:

– Смотри, куда прешь, урод! – Если честно, то разглядеть это живое препятствие я не успела, но стон определенно был мужским.

– Не думайте, лорд, вы красивы. – В следующее мгновение я с удивлением поняла, что слышу путаные оправдания немного отставшей Свитти. – Просто моя подруга спешит к своему возлюбленному и совершенно не смотрит под ноги!

– Свит, ты чего? – уточнила я, не сбиваясь с темпа, когда она меня нагнала. В конце концов не в первый раз пересекаю эти коридоры на такой скорости – четыре года опыта уже.

– Ты бы хоть смотрела, на кого наступаешь! – разъяренно прошипела Свитти. – Это же темный был! Они же жуть как злопамятны.

– Что, правда?! – Я даже чуть притормозила и оглянулась через плечо. К сожалению, мое препятствие уже успело куда-то смыться.

– А ты не заметила? Все с тобой ясно, только демонов да альвов видишь. Остальных ты принципиально не замечаешь? Или это случайно происходит?

– Свит!

– Не волнуйся, уж сам темный тебя точно запомнил. Так что, думаю, завтра вы познакомитесь, – «успокоила» меня эта добрая девочка. А ведь и правда! Их же на пятый курс брали, так? И вряд ли к бытовикам или артефакторам – не тот менталитет…

Ох, кажется, я еще не начала учиться, а уже влипла в историю. Впрочем, было ли когда-нибудь иначе? Вот и я сомневаюсь.

Кстати, в кабинет директора я ввалилась на последних секундах, но видок у меня был еще тот. И, разумеется, Тиа не преминул пройтись по мне демонстративно-оценивающим взглядом.

– Цветы тоже мне? – ехидно уточнил лорд-директор, небрежно указав на букет.

– Нет, это мне, – широко улыбнувшись, я спрятала розы за спину, словно и вправду опасалась, что этот вредный альв их отберет.

Себастиан чуть удивленно приподнял брови. Весьма красноречивый жест, но сейчас мне было лень задумываться над причинами тех или иных реакций нашего директора.

– Да-а, – протянул Тиа, еще раз тщательнейшим образом осмотрев меня и оценив внешний вид… – Вижу, уже успела найти себе приключение. А ведь и получаса не прошло. Думать боюсь, что же будет дальше…

Я лишь улыбнулась немного смущенно. И почему я всегда крайняя?! Я же не виновата, что неприятности всегда сами меня находят, верно?

Тиа лишь обреченно вздохнул и неохотно поставил печать на моем извещении. Прибыла. И даже принята.

– Свободна. И, Крис, чтоб до конца недели я о тебе ни от кого не слышал! – Последняя фраза полетела мне уже в спину.

Мечтатель! Обернувшись у самых дверей, я, как-то забыв и о воспитании, и о своем уже довольно почтительном возрасте, показала этому злющему типу язык. Пусть помнит, кто тут главная фея любви, ну и неприятностей, но это уже давно следствие, а не причина.

Да, определенно, этот учебный год будет крайне интересным и познавательным… И, думаю, не только для меня.

Часть вторая

Эльфийский покер: кто кого?

Глава 1

Линейка

Утром меня разбудил ор Бубля. Мой кроль, в последние дни проявлявший удивительное понимание и великодушие, на этот раз показал все самое худшее, что в нем было. А именно довольно громкий и хорошо поставленный голос.

– Подъем! – проорал он мне в самое ухо. От неожиданности я даже чуть подскочила и начала озираться в поисках неведомой опасности. Опасность, разумеется, обнаружить не удалось, зато был замечен мой фамильяр. Он сидел на краю подушки и, нисколько не стыдясь своего поведения, смотрел на меня голубыми бусинками глаз. Невиннейшее из созданий!

– Ты чего? Совсем совесть потерял? – широко зевнув, спросила я. Спать хотелось неимоверно – казалось, что я всю ночь занималась тяжелым физическим трудом, а не валялась в своей любимой кроватке.

– Я?! Нет, это не я совесть потерял, а ты! У тебя линейка через пятнадцать минут! Неужели ты думаешь, что лорд-директор простит, если ты пропустишь это мероприятие?!

Не простит. Вот только поощрять его садистские наклонности и выходить на улицу в семь утра как-то не хочется. Что ему мешало назначить сие мероприятие на полдень? Ну или хотя бы на пару часов позже – к десяти я бы точно проснулась. Но чего еще от этого злющего типа ждать? Уж точно не роз поутру! Иногда мне кажется, что он о подобном и не слышал.

Ладно, одеваемся и чешем. В обоих смыслах. То есть и волосы, и ногами.

Надев уже ставшую привычной за предыдущие четыре года форму, я повернулась к зеркалу. Как и всегда, с той стороны на меня смотрела угрюмая, невыспавшаяся ведьма, так что ничего принципиально нового обнаружить не удалось. Разве что цвет платья на этот раз не раздражающе-красный, а темно-зеленый. Ну и нашивка боевого факультета на груди заставляет предвкушающе улыбаться – уж в этом-то году я точно без дела не останусь. Какого дела? Разумеется, моего! По специальности я, может, и маг-боевик, но призвания феи любви никто не отменял, а потому будем творить любовь! Ну и безобразия, но это уже по ходу дела, ибо одно без другого как-то не обходится – уж поверьте моему опыту.

На небольшой площадке перед административным корпусом выстроились в идеально ровные ряды учащиеся института. Найдя взглядом зеленый островок, я поспешила прибиться к нему. Пятикурсников было немного – всего двадцать пять человек, и это на три специальности! Впрочем, после четвертого курса мало кто продолжает обучение: кому-то это не позволяют способности, кому-то деньги (да-да, начиная с пятого года магическое образование платное, хотя многие ученые головы в Ассамблее Магистров бьются над этим вопросом и пытаются хоть часть мест перевести на бюджет королевства), ну а кто-то не изъявляет такого желания. А если учесть, что одаренных детей и так немного, то сразу становится ясно, что группы у нас маленькие. Особенно на старших курсах.

О! А вот и мои любимые боевики! Свитти приветливо помахала мне рукой. Я ответила радостной улыбкой и повернулась к остаткам нашей очень даже сплоченной группы. Итак, кто у нас тут добрался до пятого курса вопреки воле преподавателей и лорда-директора? О, не так уж и много. Помимо Свитти и меня, всего трое. Карнелиа Снежная. Она нимфа, как вы поняли, причем из рода стихийниц, что довольно редко в Айлетте. Нет, не чистокровная, но оказалась одной из немногих счастливиц, унаследовавших дар предков полностью. И внешность она имеет соответствующую имени: высокая, гордая, с копной густых белоснежных волос и голубыми льдинками глаз. Вот только вздернутый носик и россыпь каких-то неуместных веснушек портит образ истинной повелительницы холода. Ну и еще она любит много и долго смеяться. Правда, чаще всего над другими. Но ей прощают и этот недостаток.

Я перевела взгляд на двоих наших мальчишек. Забавно, но с самого первого курса у нас их было только двое. Представить страшно, я провела лучшие годы жизни преимущественно в женском коллективе! Итак, мальчики. Миклай Сияющий, как и моя Свитти, наполовину эльф, наполовину нимф. Дар в нем пробудился, как вы поняли из имени, фейский, а вот внешность… хм, не очень. В общем, выглядит он как чистокровный эльф, разве что ушки чуть меньше и аккуратнее, а во всем остальном – остроухий лесной житель, то есть такой же блондинистый, высокий, изящный и очень даже привлекательный. Правда, на нас, девочек, он внимания не обращает, называет сестренками и вообще предпочитает держаться максимально далеко. Единственный, с кем он близко сошелся, это наш второй мальчик – Констан Орше. И он таки демон! Не совсем чистокровный, но примесь человеческой крови давно растворилась и незаметна. Так что со стороны эта наша «сладкая парочка» (приколы девчонок не прекращались ни на минуту, и пусть они были вызваны завистью, но что с того?) смотрелась более чем странно. Кстати, предупреждая все возможные вопросы, поясню: в Айлетт переселился один-единственный клан демонов, а именно алых, так что все его отпрыски ужасающе красноглазы и красноволосы. И все в некотором смысле являются моими родственниками…

Что ж, теперь познакомимся с новичками. Да-да, я сейчас говорю о внезапном «подарке» от лица лорда-директора, преподнесенном нашей сплоченной группе, а именно о пятерке хмурых темных эльфов. Н-да, симпатяшки. А главное, какое одухотворение на лицах! Интересно, о чем думал Тиа, выписывая этих, так сказать, деток из их родных пенат? Лично мне с такими вот общаться откровенно боязно. Они же даже на форму умудрились нацепить оружие! А ведь его ношение за пределами тренировочных залов запрещено! А эти даже не скрывают! Н-да, мне бы такую наглость, и я давно бы тут стала самой яркой звездой на небосводе…

– Эй, Крисс, – раздраженно прошипела мне на ухо подруга, – кончай тут на красавчиков засматриваться, а то Тиа только на тебя и взирает последние пять минут, причем сурово так взирает… Не злила бы ты его… ну хотя бы первую неделю, лады?

Я украдкой посмотрела в нужном направлении. На сколоченном на скорую руку в центре площади помосте стоял лорд-директор и действительно целил в нашу сторону. Ох, чувствую, в ближайшее время мне обеспечено с его стороны самое повышенное внимание.

– Что ж, раз теперь вы все готовы внимать мне, то, пожалуй, начнем. В этом году нас всех ждет ряд изменений. Во-первых, к боевикам на пятый курс добавилась группа темных эльфов. Это первый эксперимент такого рода, и я надеюсь, что он для всех нас окажется удачным. Очень вас прошу относиться к нашим гостям с пониманием – все-таки они привыкли жить в других условиях, и многие наши законы им пока неизвестны. Помимо темных эльфов, мы также имеем честь принимать у себя студентов по обмену от наших ближайших соседей – Великого Леса и Димиании. Думаю, у вас еще будет возможность познакомиться с ними поближе, так как согласно программе они многим из вас будут читать лекции. Далее, всем вам известно, что несколько преподавателей ушли в бессрочный отпуск, а потому к началу учебного года у нас образовались бреши в расписании. К вашему счастью, – Тиа улыбнулся столь выразительно, что сразу стало ясно, что сейчас он начнет говорить о чем-то крайне для нас неприятном, – их согласились заменить маги ассамблеи, так что вы ничего не потеряете, а, возможно, даже приобретете. Например, у боевиков в этом семестре на всех курсах будет читать несравненная Марьяса Огненная. – Ой, мама, кажется, мы попали. Зная мою ба, я могу предположить только одно – она с нас три шкуры спустит, но не потерпит несерьезного отношения к предмету. – Об остальных заменах будет сообщено позднее лично старостам групп. Кстати, очень прошу их задержаться после линейки – мне бы совсем не хотелось высылать маячки и искать их. Как вы помните, одним порицанием с моей стороны обычно дело не кончается, так что не доводите до греха, и вам зачтется. О зачетной сессии. В этом году в связи с бракосочетанием наследника престола сессия отодвигается на неделю. Она будет позже изначально запланированного срока, так что и тут вам повезло. А теперь я озвучу имена пятикурсников, коим не посчастливилось в этом году встать во главе группы. Старостой факультета прикладной магии назначается Альбина Вейши, общего – Илой Алый и боевого – Крисса Мария Лиршей. – Безразлично улыбнувшись, он посмотрел мне прямо в глаза.

У меня от подобной наглости даже дар речи пропал! Как он мог?! Нет, правда, как он посмел припахать меня к общественной работе?! Неужели не понимает, что ничем хорошим это для нас обоих не кончится! Нет, разумеется, я буду у него под контролем и всегда на глазах, но надо же и меру знать!

– Кстати, так как у боевиков появилось пополнение и новички пока еще не знакомы с нашими традициями, то в качестве помощника старосте я назначаю Рисона Грейви. При нашей первой встрече он зарекомендовал себя очень положительно. Надеюсь, леди, вы найдете с ним общий язык. – Последние слова уже, без сомнений, были адресованы мне. Миленько. Мало того что мне дали массу дополнительной работы, которой раньше занималась Свитти, так еще и в качестве помощника «презентовали» темного! Никак не могу понять: он просто садист или это у него юмор такой черный?!

– Не волнуйся, Крис, прорвемся, – едва слышно прошептала Свитти, чуть заметно прикоснувшись к моей руке. Все-таки она у меня замечательная. Ей бы радоваться, что наконец сбросила с себя это ярмо, гордо именуемое «староста группы», а она меня пытается поддержать. – Я помогу, не дам тебе закопаться во всей этой бумажной рутине. Да и эльфику, думаю, работу найдем – нечего ему без дела сидеть, когда остальные трудятся.

И что бы я без нее делала? Честно, не знаю. Всего парой слов она вселила в меня такую уверенность, что даже страшно стало. Я ведь сейчас не побоялась бы даже лично лорду-директору бросить вызов! Уж как-нибудь с десятком будущих магов справлюсь! И то, что половина группы – темные эльфы, мне уже не казалось сколько-нибудь важным. Подумаешь, выползли из пещер! Что я, темных не видела, что ли?! Да у нас куратор сама Лилея Грейви! Так что темными эльфами нас не испугаешь – мы уже пуганые.

Ох, если бы я только знала тогда, в какую авантюру влезаю! Но все мы сильны задним умом, а вот здесь и сейчас смотрим на мир сквозь розовые очки и призму оптимизма… Последнее, кстати, чревато последствиями. И иногда фатальными. Вот как в моем случае, например.

Глава 2

Встреча старост

Студенты, свободные от обязательств, разошлись в течение следующих пяти минут. Остались лишь самые невезучие. Да-да, не знаю, как с этим в заграничных учебных заведениях, но у нас в институте должность старосты хоть и почетна, но очень уж напрягает, причем сразу по всем направлениям. Во-первых, именно старосты отвечают за происходящее на территории общежитий. Во-вторых, именно они ответственны за явку на занятия и успеваемость всей группы в целом. В-третьих, именно на их плечи ложится вся административная работа, касающаяся выделенного им класса: от распределения поступающих из бюджета средств на питание до распоряжения стипендиальным фондом. Причем на каждую бумажку требуется еще одна – с визой лорда-директора, а потому старосты довольно часто предстают пред его светлы очи. И чаще всего за чужую провинность.

Итак, если говорить откровенно, избранные на эту роль ученики – козлы отпущения. И мне не повезло влиться в их ряды.

Видать, сильно я достала Тиа, раз он решился доверить мне столь серьезное дело. Правда, боюсь, этим он ничего не добьется, только загубит и без того далеко не блестящую экономику на факультете боевых искусств. А уж если в помощники мне выдали темного эльфа…

Я краем глаза посмотрела на мальчика, которому предстояло стать моим напарником в решении непростых административных вопросов. Он был довольно высок и тонок в кости, но даже мешковатая институтская форма не могла скрыть крепкого тренированного тела. Говорят, у темных все мужчины являются защитниками женщин и что они добровольно ушли на вторые роли. Возможно-возможно, я в это не вникала – как-то повода не было. Ба конечно же пыталась в меня вложить знания и по этой теме, но я не особо утруждала себя запоминанием лишней информации, думала, что уж знание повадок и привычек темных мне точно не пригодится. К сожалению, ошиблась. Но с кем не бывает, так? А потому вернемся к процессу изучения своего одноклассника. Итак, что я могу сказать помимо его роста и телосложения? Хотя что вас может заинтересовать? Обычный такой темный эльфик – среднестатистический. То есть ушастый, беловолосый, надменный, гордый. И что очевидно – чернокожий. Единственное, что имеет смысл отметить, так это цвет глаз – лилово-синий. Хм… Как там его Тиа представил? Кажется, Кто-то-там Грейви? Родственник нашей Мегеры? Вероятно, даже очень. По крайней мере, цвет глаз очень похож, а, насколько я помню, оттенок радужки выдает принадлежность к той или иной семье. Вернее, Клану. Именно так, с большой буквы. И не дай вам боги попытаться принизить значимость семейства конкретного темного эльфика в его присутствии: самое малое, что вы получите, – вызов. Но это если повезет. Что будет, если не повезет? Он растерзает вас прямо на месте, достанет ритуальный изогнутый ножик и нарежет на тонкие ленточки (по два сантиметра каждая)…

Короче, раса добрая, терпеливая, и вообще они лучшие союзники и соседи.

Но Тиа у нас всегда отличался нестандартным мышлением и склонностью к всеобщему объединению. К сожалению, это свое стремление он ставит выше всего остального, а потому страдать приходится именно студентам: то преподаватель появится какой-нибудь экзотичный, то переведут в институт несколько представителей малых народностей. Хотя причислять темных эльфов к малым народностям все же не стоит – многовато их, а ввязываться в войну из-за пары случайно оброненных слов – глупо. Другими словами, конкретно мне в обществе дроу лучше молчать в тряпочку и вообще не вспоминать, как их прозвали светлые сородичи. Вообще-то за «дроу» и пристукнуть могут. Как и за многое другое, что у меня часто вертится на языке…

Ох, боюсь, недолго мне осталось жить в добром здравии – что-нибудь да ляпну, а потом придет моя ба разбираться, и уж тогда-то войны с темными нам точно не избежать…

Неплохие перспективы, да? Вот и мне что-то совсем не нравится обрисованная ситуация. Быть мертвым символом войны мне как-то не улыбается, а потому надо учиться держать себя в руках. Ну или хотя бы молчать больше – авось и за умную принимать начнут.

– Итак, раз все собрались, – лорд-директор в последний раз прошелся взглядом по оставшимся студентам, – то, пожалуй, начнем. Прежде всего хотелось попросить вас в этом году вести себя соответствующе. Никаких пьяных дебошей на территории института, никаких попыток отравить преподавателей. – И взгляд в мою сторону, будто я тут всех ядами потчую! Сами виноваты, что пьют! Я никого никогда не заставляла! И вообще до сих пор от моих экспериментов никто не погиб! – Никаких попыток взорвать, поджечь или как-то еще повредить институтское имущество, особенно лабораторные стенды. Не показывайте свою дурость магистрам ассамблеи! Мы и так знаем, что она есть, – не надо посвящать в это других! Далее, в этом году у нас преподают иностранцы и представители редких рас. Не позорьте Айлетт и не лезьте на рожон! Думаю, вам не хочется провести самые светлые и радостные годы своей молодости в окопах под вражеским огнем, а потому не нарывайтесь. Все ясно? Или вам зачитать новую редакцию правил в полном объеме?

Мы быстро закивали – все, мол, ясно. После того как в прошлом году один приколист сказал, что недопонял, лорд-директор лично зачитывал свод правил на протяжении трех с половиной часов. Свитти тогда едва живая приползла в общежитие, а ведь ей по долгу службы приходится запоминать огромное количество правовых актов и нормативов, так что на том собрании она была едва ли не самой подготовленной… В общем, проверять знания Себастиана мы не спешили, ибо и так были уверены, что он, в отличие от нас, помнит все внутривузовские законы наизусть.

– Вот и отлично. Новую редакцию правил вы можете получить у секретаря и, пожалуйста, доведите их содержание до сведения учащихся. Далее, расписание уже составлено, и вы можете ознакомиться с ним в диспетчерской службе. Ряд лабораторий были перенесены в другие аудитории, поэтому прошу быть предельно внимательными и смотреть не только на время и название дисциплины, но и на номер комнаты, где будет проходить занятие. Пары не пропускать и не опаздывать. Магистры ассамблеи – не я, они не обязаны терпеть ваши детские выходки. И да, они имеют право подать документы на отчисление любого учащегося, подчеркиваю для непонятливых – любого! Кстати, не забудьте обратить внимание, что в этом году поменялись многие преподаватели. Имена лекторов будут стоять все в том же расписании – неплохо было бы запомнить их еще до начала занятий.

Я украдкой вздохнула. Интересно, он за кого нас держит? За детсадовскую группу? Очень похоже. Такое чувство, будто мы только и делаем, что взрываем кабинеты, портим лабораторное оборудование, курим пыльцу в туалетах да травим разными токсичными зельями преподавателей! Нет, и такое иногда случается, но чаще всего случайно! А случайности, как известно, не поддаются контролю. Ни с чьей стороны!

– Так, базовые курсы – свободны, остаются только старосты пятого и шестого годов, – произнес лорд-директор. Нас сразу же стало заметно меньше. Всего семеро. И тут уже никак не затеряться. – Я очень надеюсь, вы понимаете, что теперь институт вам ничего не должен. Он дал вам начальное магическое образование, и продолжать его вы решили сами – мы вас сюда за уши не тянули. И, в отличие от молодняка, вас мы тут держать не обязаны, так что никаких поблажек. Вы взрослые люди и, думаю, уже сами способны нести ответственность за свои действия. Отдельная просьба к боевикам: рассчитывайте свои силы! И научитесь уже держать себя в руках! И напоминаю для особо забывчивых: дуэли на территории института запрещены! Совсем! Хоть об одной узнаю – вылетите отсюда, прежде чем успеете сказать свое коронное «ой». Также повторяю прикладным магам, что бытовые заклинания на территории общежития использовать нельзя. Особенно высшего порядка. И «Мы случайно» – это не оправдание, а отягчающее обстоятельство, ибо если вы к пятому, шестому курсам не научились сдерживать свои порывы, то вам тут делать нечего. Надеюсь, старостам общего факультета не надо объяснять, что к ним относятся оба этих правила. И да, на этот раз все прописано в приказе отдельным пунктом – для особо одаренных. Также напоминаю, что распространять магические предметы и зелья собственного производства без согласования с куратором курса и полной проверки его качества запрещено. Потчевать товарищей чем-нибудь экспериментальным по доброте душевной – тоже. Давайте хоть в этом году не будем создавать друг другу лишних проблем. – И снова взгляд в мою сторону, как будто последние четыре года я посвятила только подрывной деятельности. Вот как такого терпеть, а? Ведь я правда – случайно. И вообще, они сами виноваты, что влюбляются! На тех, кто не заглядывается на коллег и учеников, мое зелье не действует!

– Ладно, так и быть, верю, что вы не только меня слушали, но и поняли. Свободны. Все, кроме боевиков-пятикурсников. Думаю, нам есть о чем с вами поговорить.

Темный важно кивнул. Я лишь безразлично повела плечиком. Лично мне казалось, что Тиа сегодня сказал даже больше, чем нужно.

– Прежде чем начать, я хотел бы узнать: вы успели познакомиться?

Я отрицательно мотнула головой. А вот темный как-то совсем не по-доброму оскалился.

– Успели, – лаконично ответил дроу. Себастиан чуть вопросительно поднял бровь. – Вчера, – пояснил он.

Лорд-директор, разумеется, не понял, а вот я… Я поняла. К сожалению.

Тиа, заметив мой нервный взгляд, сразу же полез за разъяснениями. Промолчать он, конечно, не мог! Ох, любопытный на мою голову!

– И при каких обстоятельствах? – подозрительно поинтересовался он.

Чувствую, выйдет мне все это боком.

– Эта леди очень вежливо попросила меня посторониться, ибо изволила спешить.

Вот это загнул! Я уважительно посмотрела на темного. Конечно, сарказма в этой фразе не заметил бы разве что глухой, но как изящно он выразил свое недовольство!

– Вот как. Да, Крис и вежливость – это вещи прямо противоположные. Говори уж, что ты на этот раз натворило, чудовище? – как-то обреченно спросил Тиа, гипнотизируя меня алыми глазами. При его общей блондинистости смотрелось это почти страшно. По крайней мере, первогодок он вгоняет в ступор одним своим видом. Но я уже привычная, а потому только красными глазками меня не запугаешь.

Впрочем, это не помешало мне совершенно по-детски смутиться. Ведь чудовищем он меня называл только тогда, когда его терпение действительно иссякало.

– Ну я же не виновата, что он плелся как черепаха по центру коридора, когда леди изволили спешить!

– Хм… куда ты так торопилась, спрашивать не буду, ибо помню, в каком виде ты ввалилась в мой кабинет. Вместо этого я спрошу о другом: ты извинилась? – Лорд-директор сурово посмотрел на меня. Ох, вот в такие моменты мне он напоминает мою бабушку. Особенно взглядом – алым и укоризненным.

– Это еще почему я должна была извиняться?! Это он стоял на дороге, а я летать еще не научилась! – Из чистого упрямства я гнула свою линию. Ведь я еще вчера поняла, осознала и прониклась. И будь мы с этим темным наедине, возможно, действительно бы извинилась, но – на глазах Тиа?! Никогда!

– Крис! Мы принимаем у себя в институте темных эльфов. Они гости. И к ним особое отношение. Так что имей совесть признавать свои ошибки.

Разумеется, я сразу надулась, как тот хомяк на крупу. А нечего обижать фею любви, которая имеет благодарность короля и учится по протекции наследника престола!

Вот же злющий тип! Это почему я должна извиняться, когда у нас даже перваки знают, что, едва заслышав топот ног, нужно прижаться к стеночке и переждать.

– Рисон, я надеюсь, что обошлось без травм и серьезных последствий. Она не со зла. Ну чего еще ждать от избалованной девчонки.

Значит, я еще и избалованная?! А кто баловал-то? Ба? Или вечно гуляющие по лесам и селам родители? А может, лично ты, а? Нет, Тиа, такого я тебе точно не прощу. Выставить меня дурой перед представителем темной делегации?! Да я тебе тут такую веселую жизнь устрою, что ты до конца года меня вспоминать со страхом будешь!

– Ничего серьезного. Один острый удар локотком под дых и пара «ласковых» слов в качестве извинения – это такая мелочь, – протянул темный, нагло щуря лиловые глаза. Вот ведь остроухая зараза! Понял же, что Тиа смотрит на меня как на бедствие мирового масштаба, – и пользуется.

– Крис! Ты хоть понимаешь, что, если бы не доброта твоего однокурсника, быть тебе отчисленной еще до начала учебного года?

Та-ак, значит, Себастиан решил играть на стороне чернокожих ушастиков? Ну-ну. Попутного ветра ему в спину и ковер-самолет навстречу!

– Лично я понимаю, что вы, директор, как-то предвзято смотрите на ситуацию. Этот молодой эльф мешал передвижению студентов, так что моей вины в том, что я натолкнулась на него, не заметив на фоне темных стен, нет. Что же касается отчисления, то это столкновение никак не дотягивает до «нанесения тяжелых травм и вреда здоровью», а значит, нет и повода. Или вы считаете иначе? Может, вы специально под дроу переписали основные правила института? – Ох, Крисю снова понесло, держите, кто может, она же совсем не думает, что, где, а главное, кому говорит!

– Дроу?! – Свистящий шепот в метре от меня.

Так и знала, что все это для меня плохо закончится…

Как вы уже знаете, назвать в лицо темных этим прозвищем равноценно самоубийству. Почему? О, это отдельная история. Вообще-то так темных прозвали их лесные сородичи, и в переводе с их языка «дроу» означает «черный», если быть точнее, «чернушный». На самом же деле «дроу» – лишь первая часть фразы «Дроури-анни вайс!», которой они встречали всех чужаков. Кстати, в переводе это звучит примерно так: «Великий народ приветствует!» А что? Очень простенько так и со вкусом, а главное – скро-о-омно! Так что нет ничего странного в том, что лесные ушастики оскорбились и извратили эту фразу на свой манер.

В ответ на это оскорбление-сокращение темные обозвали лесных соседей эльроу – в переводе на всеобщий «деревяшники». Так их и называют, чтобы даже незнающие поняли и прониклись.

– Успокоились! Оба! – Резкий окрик директора заставил меня вздрогнуть. Кажется, впервые за долгое время я умудрилась вывести Себастиана из себя. – Как бы там ни было, но следующий год вам придется провести в тесном общении. Смиритесь. И, Крис, называть темных прозвищем, которое им дали их лесные сородичи, невежливо. Рисон, мы разрешили вам носить оружие в стенах института только потому, что Лилея Грейви лично гарантировала, что вы в состоянии держать себя в руках. Советую вам обоим учиться лучше себя контролировать. Можете быть свободны. – Последнее лорд-директор произнес с поистине отеческой улыбкой. Ну-ну, так я ему и поверила. Наверно, у самого терпение закончилось, вот и спешит нас покинуть, чтобы в одиночестве выместить всю злость на какой-нибудь безвинно уничтоженной вещичке.

Ладно, боги с ним, с директором. У меня временно другие приоритеты. Например, выживание в одной клетке с пятеркой дроу. И почему я на этом представлении не зритель, а главный дрессировщик?!

Да, начало не вдохновляет… Остается лишь верить, что дальше будет лучше.

– Что ж, мой темный друг, пойдем познакомимся с остальными.

– Беспутный альв тебе друг, а не я! – возмутился дроу, но я лишь сладко-сладко улыбнулась и произнесла:

– Такой уже есть. А вот темных пока не было, веришь?

Забавно, но Рисон Грейви так и не нашелся с ответом. Вот и ладненько. Одно плохо – на моей шее их целых пять. А ведь это только первый учебный день… Даже думать боюсь, к чему я приду в конце курса… Радужные перспективы, ничего не скажешь!

В замочную скважину

Карнелиа Снежная

Снежа сбежала с линейки в тот самый миг, когда внимание преподавателей немного ослабло. В том, что ее заметят на общеинститутском собрании, она нисколько не сомневалась – специально перед официальной частью попалась на глаза парочке особо памятливых магистров.

Как она и думала, в библиотеке в этот час никого не оказалось – не считать же вечно сопящую в кресле престарелую ведьму. Прошмыгнув мимо смотрительницы в дипломатический сектор, в котором хранилась информация по быту и традициям всех ближайших соседей Айлетта, девушка довольно быстро отыскала необходимую ей литературу. «Нравы и законы темных эльфов», редакция первая, без сокращений – именно то, что нужно.

Почему вместо завтрака Снежа при первой же возможности сбежала в библиотеку? Темные мальчики весьма заинтересовали ее. Особенно двое из них: коротко стриженный брюнет (весьма нетипичный оттенок – интересно, что за клан?..) и голубоглазый блондинчик с косой до пояса (воины дроу – не эльроу, у них волосы такой длины не в почете).

Долго искать информацию не пришлось. Достаточно было открыть первую главу про религию и верования, чтобы все встало на свои места…

Удивленно просмотрев иллюстрации, Снежа нахмурилась. Как она и предполагала, не все так гладко с этими гостями из подземелий. Еще раз тщательно изучив раздел, девушка обреченно вздохнула. Все доказательства только косвенные – в ректорат с такими не пойдешь. Да и Лилея Грейви, судя по всему, покрывает своих и вряд ли позволит кому-либо всерьез взяться за этих «деток»…

Значит, придется идти от противного: сначала делимся сведениями с Рыжем и Савитой, а там уже подумаем, кого и в какой мере посвящать в суть дела дальше.

Приняв решение, Карнелиа Снежная прижала к груди старенький томик «Нравов и законов…» и покинула библиотеку. Смотрительница все так же безмятежно спала – как и всегда.

Глава 3

Темная половина класса

– Привет, сестренка! И как оно? Опять правила по памяти зачитывал? – Констан подошел ко мне сразу, как мы появились на пороге классной комнаты. Да, была в нашем распоряжении и такая, предназначалась она для подготовки к лекциям и лабораторным, но в нашем случае чаще всего использовалась в качестве штаба.

– Привет, Рыж, – механически откликнулась я, а потом, заметив за спиной демона его неизменного приятеля, мягко улыбнулась: – Здравствуй, Мик.

– И ты не болей, сестренка, – откликнулся нимф, правда, смотрел он все это время не на меня, а куда-то за мое плечо. Я невольно повернула голову. Рисон. Ох, и глядел он на нашего блондинчика, брезгливо кривя губы. Все тут ясненько. Не по нраву наш эльфик? Ну-ну. Это Мик стерпит подобный взгляд, а вот Свитти сразу ударит. Она у меня вспыльчивая.

Впрочем, игра в гляделки продолжалась недолго. Уже в следующий миг Рисон, довольно грубо подвинув меня, протиснулся в класс и присоединился к своим. Что ж, раз уж они все равно привлекли мое внимание, то теперь рассмотрим их со всем старанием. Итак, их пятеро, пятеро мальчишек, оказавшихся в группе пятикурсников-боевиков, в которой девушки давно привыкли лидировать. И свои позиции мы сдавать не планируем. Но это обсудим позже, а пока просто познакомимся со своим приобретеньицем.

– Крисса Мария Лиршей, – представилась я, подойдя к сбившимся в отдельную группу дроу. Те смотрели на меня как на врага народа, но у меня за спиной находились не раз проверенные боем мальчики. Куда запропастилась оставшаяся женская часть нашего курса, я старалась не думать. Снежа и Свитти могли быть где угодно и по разным причинам. – Как вы поняли из речи лорда-директора, – спокойно продолжила я, не дождавшись с их стороны какой-либо реакции, – я буду старостой нашей группы. По всем вопросам, возникающим в процессе обучения, вы можете сразу обращаться ко мне. Также у меня вы можете получить бланки заявлений на выдачу новой формы, замену мебели в комнатах общежития или на получение повышенной стипендии.

Темные молчали. Мое вдохновение тоже как-то подошло к концу, а потому я просто чуть склонила голову к плечу и устремила на них выжидающий взгляд. Рано или поздно они ответят.

– Май… то есть Майсиль Красс, – внезапно улыбнулся мне темный эльфеныш. Он даже сделал шаг вперед, но ему заступил путь другой темный.

– Иолас Гранор, – произнес вмешавшийся.

Кстати, он единственный среди них мог похвастаться темной шевелюрой, причем, в отличие от остальных, волосы у него были короткими и неровными прядями обрамляли довольно миловидное личико. Даже жаль, что к такой очаровательной мордахе прилагалась пара пронзительных серых глаз. С таким взглядом темной ночью встретишься – поседеешь.

А вот Май, напротив, был обладателем длинной лунно-белой косы, а еще он имел наивные синие глазки, опушенные белыми ресничками, и пухлые губки, как у ребенка. Не эльфеныш – картинка! Только кто это дитя выпустил на волю?! Ему бы дома сидеть и ни в коем случае не знаться со студентами из нашего института! У нас научат только плохому! Это я вам как жертва нашего магического образования говорю!

Ладно, Мая я потом выловлю и разговорю, а пока познакомлюсь с оставшейся парочкой темных. Я посмотрела на следующего парня, пытаясь найти в нем хоть что-то отличающее его от остальных. Если честно, кроме Мая, запавшего мне в душу своей невинностью, других я различала лишь по цвету глаз (ну и один был темноволосым – это существенный плюс!), а так они были для меня совершенно одинаковыми. Особенно в движении. Сходного телосложения, одетые в одинаковую школьную форму, имеющие схожие прически. Май и Иолас тут выделялись, но остальные, к моему сожалению, носили волосы по плечи и все как один были платиновыми блондинчиками.

Нет, уверена, что знающие люди легко вычленят особенности внешности каждого из этих дроу, но я-то их вижу в первый раз в жизни! Да я даже альвов путать умудряюсь, а ведь к ним уже давно успела приглядеться!

– Авьер Мрак, – представился один из оставшейся парочки.

– Дайран Крайсол, – тут же произнес другой.

Имена домов у них разные, так что родственниками они не являются. Но, чувствую, буду их путать. Может, незаметно повесить на них бирочки какие-нибудь? Ну или маячки? Надо же мне их как-то различать!

– Очень приятно, – как можно уверенней улыбнулась я, хотя как раз уверенности мне и не хватало. Надо было о чем-то разговаривать, а у меня из головы выветрились все возможные темы.

– Рисон Грейви, – коротко кивнул последний темный. И только тут я сообразила, что представлялся он не мне. Глянув через плечо на своих однокурсников, я почувствовала себя намного лучше.

– А это Констан Орше и Миклай Сияющий. Последний, кстати, не эльф. Он нимф, но это так просто, к сведению.

– А выглядит как самый настоящий деревяшник! – воскликнул Май, при этом он смотрел на Мика как на чудо света. М-дя, где ж они это дитя откопали? Называть лесного эльфа деревяшником почти столь же вредно для здоровья, как и темного именовать простым и понятным дроу. Но этому ребенку, наверно, забыли сообщить, что данное определение является ругательным. По крайней мере, по мнению ушастых блондинчиков.

– Спасибо, – важно кивнул Мик, пряча улыбку на самом дне глаз, – я слежу за собой. Верно, Рыж? – И улыбнулся Констану так, что даже этот невинный эльф покраснел до кончиков ушей.

И, кстати, они – не пара. Просто Мику удобнее, когда так думают все окружающие, ибо он боится девиц. Да-да, наш Сияющий до дрожи в коленях боится незнакомых представительниц женского пола. Он и от меня с девочками бегал до второго курса, а потом как-то сразу решил перевести нас в разряд «сестренок», а значит – неопасных. Так и живем одним большим балаганом: я, превращающая все зелья в приворотные, Снежа, наслаждающаяся своим комплексом ледяной королевы, Свит, убежденная, что истиннице семья не нужна вовсе, Рыж, не пропускающий ни одной юбки, и Мик, допускающий к себе девушек только в качестве «сестер». В общем, именно к нам и надо было отправлять дроу – хуже уж точно не будет.

– Ладно, раз все присутствующие уже перезнакомились, то я продолжу вводную лекцию директора. С официальными правилами вас еще ознакомят. По крайней мере, памятку студента в ректорате выдают каждый год исправно. Правда, еще ни один учащийся не ушел дальше третьей страницы, но в качестве снотворного во время бессонницы – самое оно. Если вдруг по ходу дела возникнут какие-то вопросы, то лучше сразу задавайте мне. Кстати, у нас в институте на каждом лежит ответственность за группу, а потому ни в какие авантюры не влезайте: даже если сами выплывете, пострадают все остальные. Что еще?.. – Я задумчиво посмотрела на потолок, пытаясь собраться с мыслями. Все-таки правил в этом учебном заведении даже больше, чем нужно.

– Ты о главном забыла, Крис, – мягко усмехнулся Рыж, приобнимая меня за плечи.

– Да? О чем? – Я вопросительно подняла глаза на него.

– О том, что из твоих рук ничего принимать нельзя! Особенно зелья и настойки! – внезапно рассмеялся он и отпрыгнул, словно ждал от меня по меньшей мере удара. Ну-ну. Вот доиграется – его напою! А потом пусть как знает, так и разбирается со своими дамами.

– Это еще почему? – Кажется, Май у дроу вроде голоса толпы. Когда самим спрашивать неудобно, его берут с собой, он же наивный – обо всем без лишних раздумий и сомнений спросит.

– Да потому что единственное, что выходит у нашей Крисси хорошо, – это привороты. Причем они у нее получаются из всего! А главное – до тех пор, пока не попробуешь, точно сказать невозможно: любовное это зелье или не очень. Так что я бы на вашем месте с ней был поосторожнее.

– Рыж! – почти прошипела я.

– А что сразу «Рыж»? Или скажешь, я неправ? Или будешь нас всех убеждать, что это не из-за тебя у нас половина женщин-преподавателей оказалась в интересном положении?

– Ну уж тут-то я точно ни при чем! Ибо это биологически невозможно! Учи матчасть, Рыж! А то только практика да практика, теория иногда тоже бывает полезной! По крайней мере, идиотом в меньшей степени выглядеть будешь.

– Крис, не порть ему настроение. Он до сих пор верит, что детей разносят феи семейного очага, – ехидно хмыкнул Мик. – И лучше ему истины не знать, а то ведь начнет своих отпрысков пересчитывать. Пожалей же Рыжа – он до стольки и считать-то не умеет.

– Сговорились, да? И кто вы после этого? – Констан вперил в нас недовольный алый взор.

– Я? – Мик манерно поправил манжеты. – Я обманутый возлюбленный, причем неоднократно и повсеместно. А вот кто Крис? Эй, сестренка, ты ведь с ним не спала, так? Или и тебя он тоже уже успе…

– Миклай! Еще раз услышу от тебя подобную гадость – женю! Вот честное слово, женю! У меня даже две подходящие вдовушки средних лет есть…

Наш блондинчик сразу сдулся. Он, конечно, очень любит подтрунивать над Рыжем, особенно на тему их нетрадиционных отношений, но его страх перед женщинами сильнее любви к сомнительным авантюрам. И слава всем богам за это! Иначе ничем хорошим наше сосуществование на одной территории точно не окончилось бы.

– А что за вдовушки?.. – Алые глаза Рыжа заинтересованно вспыхнули, но ответить я не успела…

– Крис, вы все еще здесь?! – воскликнула Свитти, врываясь в класс.

– А где мы должны были быть? – несколько удивленно посмотрела я на взмыленную подругу. По каким коридорам она носилась, не знаю, но то, что норматив на скорость она сегодня уже сдала, – это факт.

– Как где?! На паре! – И она потрясла каким-то листочком, зажатым у нее в кулаке. – Вы в своем уме?! Да у нас магистр Лимон через пять минут! Бегом, а то ведь от него до конца семестра не отделаемся! – Последнюю фразу Свитти уже прокричала в дверях.

Я говорила, что она у меня чудо? Так вот – она лучшая! Только Свитти могла настолько хорошо меня изучить, что не только предугадала мою забывчивость, но и выклянчила в диспетчерской расписание.

– Так, а теперь, братцы-кролики… – Я повернулась к немного ошарашенным дроу (бедные, они только-только начали понимать, куда попали) и, невольно имитируя интонации лорда-директора, произнесла: – Слушайте первое негласное правило института: на пары опаздывать не принято, а потому по коридорам, лестницам и паркам передвигаемся бегом. И это было командой! – бросила я, вслед за Свитти вылетая за дверь.

До лаборатории, где мы занимались теорией разрушения, было еще бежать и бежать (как назло, ее занесло в самый дальний корпус), так еще и препод – далеко не фонтан жизнерадостности и понимания. В общем, Лимон он и по прозвищу и по жизни. По крайней мере, так говорят. Сама я с ним еще не пересекалась. Ну вот и познакомимся.

Глава 4

Сдвоенная пара по теории разрушения

В лабораторию мы ввалились одновременно со звонком. Да так и замерли, удивленно уставившись на альва, развалившегося в кресле за учительским столом.

А почему мне никто не сказал, что магистр Лимон – крылатый?..

Нет, не так! Кто вообще додумался взять на работу в учебное заведение беспутного воздушника?! Это же все равно что лисицу в курятнике поселить вместо сторожевого пса!

Между тем альв заметил нас и, широко улыбнувшись, вышел из-за стола. Смотрел он при этом почему-то на меня…

– О, ты, должно быть, та самая Крисси, – воскликнул альв, в один миг оказываясь рядом со мной и хватая меня за руку. Я же была настолько удивлена подобной встречей, что просто не нашлась, что сказать или сделать, а он тем временем продолжил: – А Валь мне столько о тебе рассказывал! Ты даже представить не можешь, как я рад познакомиться с тобой… – И фирменный взгляд всех крылатых искусителей.

Даже не знаю, смеяться или плакать. Что-то в моей жизни этих беспутных да ветреных становится все больше и больше.

– Нил, – внезапно раздался резкий окрик откуда-то с задней парты, – место! Я позволил тебе присутствовать на занятии, а не срывать его!

Я невольно посмотрела в ту сторону. Возле шкафов у дальней стены на коленях стоял какой-то невзрачный мужик и что-то увлеченно искал внутри ящика.

– Злой ты, Лимон, – досадливо поморщившись, протянул альв. Потом подмигнул мне и продолжил прерванный магистром разговор как ни в чем не бывало: – Не обращай на него внимания, Крис, я сюда, собственно, только ради тебя и пришел. Как услышал, что ты так помогла Валю… Кстати, ты же сейчас свободна, так? Ни обременительных связей? Ни громких обещаний, которые невозможно сдержать, так?

– Нил, я кому сказал – место! – На этот раз магистр обернулся. Раздраженно сверкнули алмазно-серые глаза, вмиг сделав этого довольно неказистого мужчину очень даже симпатичным. – Иначе спать будешь на коврике в прихожей! И не хлопай своими длинными ресничками – не поможет.

– Лимон, а Лимон, – как-то обреченно протянул альв, незаметно косясь на своего собеседника (сейчас этот крылатый казался мне таким юным и беззащитным, что его захотелось пожалеть), – вот скажи, кто я для тебя, а? Домашняя зверюшка?

– Ты незваный гость, который явиться явился, а уйти забыл! Так еще и права качаешь! Уже почти год, как ты у меня под крышей прописался, а от тебя никакого проку, только регулярные проблемы.

Я заметила, как потухли жизнерадостные глаза альва. Не знаю, кем там считает этого воздушника магистр, но вот сам альв относится к нашему преподавателю более чем серьезно. Ох, как же тяжело с этими детьми неба, когда они все-таки решаются обрести свой дом. И как же сложно просто поверить, что свалившийся с неба альв не исчезнет снова… Даже не знаю, кому в такой ситуации труднее. Валь вырос уже с мыслью, что у него есть что любить и защищать. А этот крылатый? Сомневаюсь. Он только учится. И, к сожалению, выбрал себе далеко не самый лучший объект для этого.

– А вы что стоите? Или вам теперь нужно отдельное приглашение? – недовольно глянув на нас, поинтересовался магистр Лимон. – Быстро все по местам, и чтобы через три минуты в ваших котлах уже дымилась основа для зелья концентрации.

Мы сразу же расселись по свободным местам. Свитти, разумеется, едва услышав о том, что варить мы будем очередной эликсир, сразу же заняла самое дальнее от меня место. Впрочем, не она одна. Ребята, уже знакомые с моими талантами зельевара, предпочли сбежать за первые парты, но ни в коем случае не оказываться рядом с творящей феей любви. Ну и ладно. Зато у темных смелости (или все-таки глупости?) на это хватило!

Я приветливо улыбнулась усевшемуся рядом со мной Иолу. Тот, настороженно хмурясь, рассматривал инвентарь из-под неровной темной челки. А ведь если бы на это личико улыбку пошире да взгляд чуть попроще, то он был бы красавчиком, каких мало. Правда, я не уверена, что подобное стоит говорить воину дроу – мало ли какие у них там законы.

– Раз уж вы все заняли свои места, то, пожалуй, начнем. Во-первых, меня зовут Милионом, а не Лимоном, как бы там кому ни казалось. Если быть совсем точным, то – магистром Милионом. Я у вас читаю курс «Теория разрушения элементарных конструкций». Для непосвященных поясню: мы тут будем рассматривать способы уничтожения направленных против вас магических конструктов. К данной группе я отношу и те ваши неловкие поделки, которые на боевке вы гордо называете «почти удачной попыткой». Но прежде чем влезать в математическое моделирование и анализ действующих сил, мы сварим с вами зелье, которое удается даже первокурсникам. – В этот момент Рыж ехидно хмыкнул и через плечо посмотрел на меня. – Вы хотите что-то сказать? Может, вы не в состоянии составить даже этот элементарный эликсир? – Лимон… тьфу, прицепилось! Милион недовольно посмотрел на нашего демона. Забавно, но этого оказалось достаточно, чтобы Констан смешался и опустил взгляд в свой котел. – Нет? Вот и замечательно. Так вот. Это зелье вам точно понадобится на первых занятиях, ибо еще ни один студиоз на моей памяти не постиг теорию разрушения без стимуляции внимания. Поэтому быстро взяли ингредиенты – и за дело. Даю вам час, ибо второй мы потратим уже на саму теорию. Кто не успеет – будет заниматься, полагаясь только на собственные способности, наличие которых у вас лично у меня вызывает определенные сомнения… – Последнюю фразу он произнес, уже заняв свое место за столом и уткнувшись носом в какую-то книгу.

Вот вам и магистр Лимон… Опять! Прицепится же! Ладно, все равно его так даже преподаватели за глаза зовут, так что и мне можно.

Теперь надо сконцентрироваться на изготовлении зелья, а то как бы снова что-нибудь левое не вышло…

Ну вот и все! Я, в сотый раз удостоверившись, что зелье и по цвету и по консистенции соответствует заявленному в рецепте, удовлетворенно откинулась на спинку кресла. Конечно, немного напрягал тот факт, что мне его еще пить, но все равно сейчас оно почти совершенно. Боязно. На себе я эти свои поделки еще не испытывала – все больше на преподавателях да друзьях. Преподаватели с подобным произволом мирились, ибо им такая жертвенность по профессии положена, а вот друзья как-то сразу переходили в разряд врагов, ну или просто очень недовольных.

Хотя, если верить теории, приворотные зелья на изготовителя не действуют, но это обычные… а мои? Не знаю.

– Закончила? Можно я взгляну, а то кое-что тут не понял… – И мой сосед, не дожидаясь моего разрешения, почти сунул нос в котел с зельем… с моим зельем!

Я напряженно замерла, ожидая неминуемого эффекта. Да-да, испарения у него тоже «ядовиты»… просто форма протекания «заболевания» более легкая и кратковременная…

Но, может, пронесет, а? Темные же увлекаются только темными, так? А у нас в классе все дроу – мальчики…

Не пронесло – я это поняла сразу, как увидела мечтательный взгляд серых глаз… И устремлен он был в спину сидящего перед нами Рисона…

Мама дорогая! Куда я попала, а?!

А события тем временем окончательно вышли из-под контроля. Иол вскочил с места и прямо посреди занятия направился к своему приятелю. Знакомые с моими художествами ребята, поняв, что происходящее явно не совсем нормально, сразу же посмотрели на меня… Я лишь смущенно пожала плечами – не объяснять же, что этот недоумок практически нырнул в мое зелье.

– Как ты мог меня бросить, а?.. – почти истерично всхлипнул Иол, привлекая к себе всеобщее внимание. Даже магистр Лимон, до этого погруженный в книгу, оторвал взгляд от страниц и озадаченно посмотрел на темного, нарушившего порядок. – Я ведь люблю тебя, а ты…

Теперь лица вытянулись у всех. Даже у дроу. Кажется, темные тоже не привыкли к такой уж вопиющей откровенности.

– Как ты мог?! Это же просто… – снова всхлипнул Иол, старательно пряча серые глаза, полные слез.

Я не знала, что сказать и как успокоить – в такой бредовой ситуации я была впервые. Остальные тоже.

Положение спас магистр. Он негодующе свел брови и, опершись руками о стол, медленно поднялся:

– Что здесь происходит? Что за балаган на моем уроке?!

Иол испуганно глянул на преподавателя, а потом, словно осознав, в каком положении оказался, стремительно выбежал из класса.

– Так. Может, мне все-таки кто-нибудь объяснит, что это было? И куда посреди пары сорвался этот мальчишка? Что он вообще себе позволяет?!

– Успокойся, Мил, – задумчиво глядя на дверь, произнес альв. Такой несвойственной этой расе серьезности я еще ни у одного крылатого не видела. – Я так понял, тут случилась Крисси, а там, где она, – жди мелодраматических событий и слезных истерик. Ну или хотя бы ободранных клумб и чудных сцен.

Странно, но сейчас магистр промолчал, словно и он был не чужд жалости и понимания. А альв тем временем посмотрел на темных и негромко произнес:

– Один – на выход. Найти и успокоить. По возможности накачать успокоительным – и в кровать. Он же не пил это зелье, так? – Требовательный синий взгляд уперся в меня. Я покачала головой:

– Нет, испарений вдохнул.

– Значит, к утру все пройдет, – произнес альв (словно я подтвердила его мысли), после чего снова повернулся к дроу: – Ну и чего вы ждете? Или хотите, чтобы вашего приятеля в таком состоянии весь институт увидел? Нет? Тогда самый смелый – на выход, а остальные заканчивайте с зельями – и в учительскую. Думаю, леди Грейви с удовольствием выслушает ваш рассказ о произошедшем. Как-никак темных деток выделили лично под ее ответственность. – И чуть насмешливый взгляд в мою сторону…

Ох, чувствую, Тиа меня все-таки убьет. Если это, разумеется, прежде не сделает Мегера.

Один из темноглазых дроу, негромко бросив пару фраз соседу, выскочил из лаборатории. Второй, проводив его взглядом до дверей, принялся собирать сумки. Все три. Кажется, темные и правда сплоченны. Разве что Рисон выбивается из этой компании, но тут прежде надо разобраться в самой истории, а потом уже судить.

Я задумчиво посмотрела на дверь, за которой только что скрылись темные.

И все-таки… все-таки… что-то тут было не так. Что-то с самого начала, на что я обратила внимание, но не придала значения… Что-то из того, что в меня пыталась вбить ба, но о чем я благополучно забыла…

Задумавшись о превратностях судьбы и шутках собственной памяти, я невольно задержалась после пары чуть дольше остальных. Магистр, недовольно хмуря лоб и время от времени покусывая уголок губы, безуспешно пытался вчитаться в смысл написанного, но, судя по его виду, выходило у него это плохо. Ни на меня, ни на альва внимания он не обращал. Крылатый же…

Невольно проследив взглядом за Нилом, я заметила, как тот, словно невзначай, прошелся по рядам между парт и уже перед самым возвращением как бы случайно чуть задержался у котла, в котором остывало мое зелье. Быстрое, едва заметное глазу движение – и вот в ладони альва спрятался небольшой пузырек с эликсиром.

Зачем? Я едва не задала этот вопрос вслух, но альв, поймав мой вопросительный взгляд, лишь многозначительно улыбнулся и приложил палец к губам.

Все ясно с ними, беспокойными да шебутными.

А еще я знаю, для кого он припас этот чудодейственный эликсир… но в данном деле предпочту обойтись без подробностей. Я не ханжа, – ни в коем разе, – просто считаю, что есть кое-что, что должно касаться только двоих.

В замочную скважину

Милион Разящий

Краем глаза заметив молчаливую беседу ученицы и надоедливого альва, я невольно поморщился. К сожалению, альвов не переделать. Но и у них есть черты, которые хотелось бы сберечь…

Вы знаете, в нашем мире, где каждый день преподносит новые чудеса, уже совсем забыли о старых сказках. И о тех, кто когда-то давно приносил их на своих крыльях. Я – помню.

Кто для нас сейчас альвы? Беспутные, ветреные существа, не способные существовать в рамках общества? Гулящие девки и искушающие сладкими речами юноши? Родители, отказывающиеся от своих детей еще до их рождения?

Но разве так было всегда? Разумеется, нет. Мы сами их такими сделали. Ведь раньше, когда-то давно-давно, они свободно ступали по земле, они ходили вместе с нами по тем же тропам… и в то же время – по иным.

Они жили сказками. Странными, пугающими и волнующими сердца историями. И иногда в их речах, размеренно-тягучих, сладких, терялись целые города. Они соблазняли – это да, но не своими идеями и телами, как сейчас, а сказкой. И чудом. Истинным чудом, что чаще всего похоже на порыв весеннего ветра.

Я люблю эти истории, старые, восстановленные по крупицам библиотекарями и книжниками, – ведь сами альвы никогда не записывали свои сказки. Они вверяли их небу, ветру и людям, чтобы в следующий же миг забыть. Бесконечно свободные и столь же чудесные. Как они стали другими? Как опустились до пошлого?

Мне грустно смотреть на них сейчас. Разве можно по пустякам разменивать свой талант?! Разумеется, нет! Но почему же тогда они так бессмысленно тратят свое время?! Ведь так много историй только и ждут их, чтобы родиться! Почему они предпочитают растрачивать себя и огонь своих душ так по-глупому?

Я не мог найти ответов на эти вопросы. И каждый раз, замечая в толпе одного из них, как и другие, отводил глаза. Стыдливо. Ну и капельку разочарованно.

И конечно же мне хотелось хоть раз услышать историю в их исполнении. Любую, даже самую простую. Я знал – чувствовал, – что, кроме них, никто не сможет так передать настроение и душу самого сюжета. Ведь только им удавалось заключить чудо в слова. И даже те сказки, которые я так берегу, – не более чем тень тех, настоящих, искренних, волшебных!..

Вот только теперь альвы используют свой талант лишь на то, чтобы найти нового партнера на ночь. Печально.

Но мне, как и другим, было проще не вмешиваться. А потом случилось то, что случилось.

Тот день не предвещал мне ничего особенного. Обычный дождливый осенний день. Все буднично и серо. И даже шершавые страницы под пальцами почти не удерживали внимания. Но я все равно продолжал ласкать их, невесомо поглаживая старый пергамент и неспешно, словно нехотя, вчитываясь в одну из немногих записанных сказок.

И, если честно, в какой-то миг я даже задремал над раскрытой книгой, хоть и не часто позволяю себе такую вольность. Разбудил меня нетерпеливый стук.

Невольно подскочив, я повернулся к двери. Она была все так же чуть приоткрыта, как и всегда. И, разумеется, за ней никто и не скрывался. Я же один живу – кому тут быть. Разве что кто из института заглянет, но коллеги обычно предупреждали меня о своем визите заранее… Да и редко кому приходило в голову нарушить мое уединение – не тот я человек, чтобы кого-то заинтересовать.

Стук повторился. Еще настойчивей, еще нетерпеливей. И теперь в нем я отчетливо услышал легкий стеклянный отзвук.

Невольно затаив дыхание, я повернулся к окну. На улице с той стороны сквозь струи дождя я с трудом различил мужскую фигуру. Все бы ничего – но третий этаж, это вам не в сад выйти погулять! Неужели… альв?

Но что могло привести беспутного крылатого в мой дом? Неужели непогода заставила напроситься в гости к незнакомцу? Не может быть, они лучше вымокнут до нитки, чем сунутся к непроверенным людям.

Заметив, что привлек мое внимание, альв снова забарабанил в стекло. Нетерпеливо, почти зло. Странно, обычно они куда сдержанней в проявлении чувств. И редко навязывают свое общество, если им четко дали понять, что общение с ними нежелательно. Я, правда, и не думал его прогонять, но из-за растерянности и не сошедшей до конца дремоты немного медлил.

Подойдя к окну, я убрал задвижку и отошел, позволяя холодному воздуху и основательно вымокшему альву проникнуть в библиотеку.

– Раньше впустить не мог? – как-то обиженно выдал он вместо приветствия. С его волос и одежды даже не капало – текло. Эх, жаль, конечно, ниэйский ковер ручной работы, но паренька жальче. И то, что, вероятнее всего, этот самый паренек намного старше меня, в тот момент меня волновало мало.

– Извини, растерялся, – произнес я, пересекая библиотеку. У дальней стены стоял старый, еще дедушкин, шкаф, куда мы вечно складывали те вещи, которые были уже не нужны, а выкинуть их было жалко. Быстро отыскав старое, местами потертое полотенце, я кинул его альву. – Бери. Простудишься еще, и где я тебе лекаря найду?

– А сам на что? – лукаво улыбнулся мальчишка. Но полотенце поймал и первым делом старательно вытер обрезанные по плечи светлые волосы.

– Сам я не магичу. Я больше по теории, да и по старым книгам, – откликнулся я, возвращая назад в шкаф вещи, разворошенные в процессе поиска. В конце концов все должно быть на своих местах. Для этого и существует порядок!

– Таким, как, например, эта? – легкомысленно спросил альв, хватая мокрыми руками старую рукопись.

– Не тронь! – вырвалось у меня прежде, чем я осознал, кому и что говорю.

– А то что? – помахивая старой рукописью на манер дамского веера, уточнил альв. Синие глаза чуть насмешливо щурились, словно парень пытался получше рассмотреть меня. – Проклянешь? Сам же сказал, что больше по теории.

– Ради тебя, крылатый, я и о практике вспомню, – хмуро произнес я, мысленно уже смирившись с потерей редкой книги.

– Да? Ну это хоть что-то. А то я уж было решил, что ты остался равнодушен к моей персоне… А мне бы очень хотелось, чтобы ты меня запомнил.

Я растерялся. Этот альв что пытается сделать? Соблазнить? Меня?! Неужели настолько рисковый? Или ему уже жизнь надоела? Да нет, это же альв! Крылатые вечно всех провоцируют. Наверно, я просто его не так понял. Да, вероятнее всего.

– Не хмурься, тебе не идет, – словно уже забыв о своих последних словах, произнес мальчишка и с ногами забрался в мое кресло. Прямо в мокрой одежде. Так, значит, сумма ущерба существенно возросла. Что-то появление этого крылатого в моем доме становится слишком уж накладным.

– Хватит подводить сметы и выискивать недостатки в окружающих. А то ведь действительно поверю, что ошибся дверью, – даже не взглянув в мою сторону, произнес альв. Вот интересно, а как он догадался, о чем я думаю? – У тебя все на лице написано. И надо сказать, что десять лет назад оно у тебя было привлекательнее… А сейчас такое чувство, будто ты и правда постоянно лимон жуешь – вечно недовольный, кислый. Неудивительно, что тебя все зовут магистром Лимоном. Тебе подходит.

– Мое имя Милион. Ми-ли-он! Не думаю, что это так уж сложно запомнить. И вошел ты через окно, так что дверью ошибиться точно не мог!

– Ты скучен, Лимон. Ску-чен! Неужели совсем не тянет вырваться из этой пропахшей книжной пылью комнаты и развеяться?

– Не тянет, – довольно резко ответил я. Этот гость, такой чудесный и волшебный поначалу, стал меня порядком утомлять. И самую малость – бесить. Последнее, кстати, совсем не радовало. Я уже привык гордиться своим терпением: как-никак читаю самый скучный курс боевикам – и ничего. Да-да, эти бесшабашные студиозы меня почти не раздражают, но вот альв…

– А вот в это позволь мне не поверить, – в один миг оказавшись рядом, почти интимным шепотом произнес мой гость.

– Почему? – Чужое присутствие в моем личном пространстве жутко нервировало, но я сдержался, чтобы не ударить. Даже альв не заслужил такой смерти.

– Потому что иначе ты бы не искал нас. – И альв многозначительно покосился в сторону небрежно брошенной на кресле книги. – А раз ищешь – будь добр, умей принимать дары небес. Даже если те падают тебе в руки дождливыми осенними днями. – И непонятно: то ли он так шутит, то ли говорит всерьез.

Впрочем, годы общения со студентами сделали свое дело – и я остался спокоен, несмотря на явно провокационные речи моего гостя.

– А если мне это все не нужно? – уточнил я, мысленно уже надеясь, что сейчас этот крылатый поймет, что ошибся домом, и уйдет искать себе приключения куда-нибудь в другое место.

– Не нужно? – притворно удивившись, переспросил незваный гость. – Смотри, я ведь могу и поверить… а тогда ты потеряешь свой последний шанс. Дважды мы в одни и те же двери не стучимся.

– Шанс? На что? – совершенно искренне поинтересовался я.

А мальчишка словно только этого и добивался! Услышав мой ответ, он ослепительно улыбнулся и произнес:

– На счастье. На мечту. На личную сказку. Выбирай свой собственный вариант – и ты не прогадаешь. – И улыбка форменного искусителя. Как же они легко меняют образы и мысли. Словно и правда не живут, а лишь играют в жизнь.

– На сказку? – переспросил я, выделив из его речи всего одно слово, на мой взгляд, самое важное, волшебное.

– Ну, если таков твой выбор, то можно и на сказку. Только мои истории очень дорого стоят, магистр Лимон. И я не уверен, что вы сможете за них заплатить, – легко рассмеявшись, произнес крылатый. Он стоял совсем близко, настолько, что у меня невольно путались мысли и тяжелело где-то внутри от неприятного предчувствия. Альвам нельзя доверять – это первое, чему учат детей. Крылатые давно стали синонимом разврата и бессмысленности существования. Они никогда не приходят надолго… Они исчезают в тот самый миг, когда ты начинаешь входить в их ритм жизни…

Но почему-то мне хотелось довериться этому мальчишке, смотрящему на меня сейчас необычайно серьезными синими глазами. И он это знал. Знал – и лишь по этой причине пришел.

Альвы ведь никогда не приходят к непроверенным людям – только к тем, кто им готов открыть… окна, сердце, душу…

И, кажется, сейчас кто-то решил злоупотребить моим добрым отношением…

Глава 5

В логове Мегеры

Н-да, ну и денечек сегодня. Какие-то совсем уж странные парочки рисуются перед моим светлым взором. То пара мальчиков-дроу, то ли рассорившихся, то ли никогда и не бывших вместе. То альв, увлекшийся вечно недовольным магистром…

Нет, я ничего не имею против нестандартных пар и отношений, но лишь в одном случае – не у меня на глазах! Это на Рыжа и Мика я могу смотреть с умильной материнской улыбкой, потому что точно знаю, что сие есть фикция и обман потенциальных невесточек. А тут что происходит?

В общем, я в культурном шоке. Примерно так же я чувствовала себя на первом курсе, когда симпатичный мальчик-блондинчик, старательно избегающий всех девиц, стал оказывать определенные знаки внимания нашему красноглазому демону. Потом я, правда, притерпелась и даже смирилась, но поначалу… Н-да, кажется, я все-таки ханжа и консерватор. Даже странно, что я с таким отношением к жизни умудрилась составить столько нестандартных пар. А может, оно еще пройдет? Ну как грипп или простуда? Ведь в альвах я уже не вижу только беспутных да гулящих красоток и красавчиков, так? Вот и здесь – привыкну. В конце концов не мне, влюбившейся в крылатого, судить их, ибо еще вопрос: что страшнее и хуже.

К учительской я подползла (а кто бы стал спешить на свою казнь?!) уже с определенными выводами и решениями. Конечно, не могу сказать, что сразу за один миг переоценила всю свою жизнь, но кое-какие наметки на будущее сделала. Теперь главное, чтобы оно было, это самое будущее…

– Крис, ты долго! – воскликнула Свитти, подскочив ко мне и успокаивающе сжав мои ладони в своих. – Она уже ждет тебя. – И взгляд на дверь учительской. Вообще-то на табличке было написано «Ректорат», но кто и когда из нас называл так это вместилище деканов и кураторов? Никто! Зато в ходу были «учительская» и «логово». Последнее, правда, употреблялось рядом лишь с одним именем… И к ней-то мне и предстояло сейчас пойти. Лилея Грейви. Темная эльфийка, да еще и ответственная за наш выводок дроу… Хм, может, уже пора заказывать себе гробик. Маленький такой (все равно по частям положат), обитый темно-красным шелком (так кровь меньше заметна будет) и с памятной табличкой во всю длину: «Жертва темного произвола, погибшая за любовь».

Кажется, я заразилась от дроу их чувством юмора, чернушным и злым, а ведь даже пообщаться как следует не успела еще!

– Она сильно разозлилась? – негромко поинтересовалась я.

Свитти лишь обреченно кивнула и посмотрела на меня так, словно и правда прощалась со мной.

– Но ты не волнуйся, она там не одна, а с нашими дроу. Вряд ли те позволят свершиться непоправимому – ведь сами первыми же пострадают…

Ох, пристукнут и прикопают где-нибудь в саду! Тиа быстрее поверит в то, что я сбежала, чем в то, что меня жестоко убили. Да и не выгодна королевству сейчас война, особенно гражданская, пусть дроу и живут закрытой общиной, но все-таки на территории Айлетта… В общем, лорд-директор охотно поверит во все, что ему скажут. Разве что ба насторожится, но и она у меня политик…

Эх, кажется, даже о гробике я зря мечтала – похоронят под каким-нибудь кустом без лишних почестей и слезных прощаний.

– Ладно, пошла я… Если что, не поминай лихом, – через силу улыбнулась я и решительно шагнула в учительскую. Разумеется, оказалась я в приемной. Помещение было довольно миленьким и располагающим к отдыху, но здесь редко кто появлялся по собственной воле. Решив, что оттягивать неизбежное все равно глупо, я пересекла комнату и, остановившись перед дверью с именем Лилеи Грейви, осторожно постучала. Ответ последовал незамедлительно:

– Входи!

Ох, начали!..

Глупая улыбка клинической идиотки привычно заняла свое место. Мегеру это, разумеется, не проведет, но, может, хоть немного разжалобит. Да и на дураков дроу не обижаются – считают выше своего достоинства связываться с ними.

– Ну и что ты можешь сказать в свое оправдание? – Куратор вперила в меня раздраженный лиловый взгляд. В сочетании с темной кожей и белоснежными ресницами это выглядело почти ошеломительно. Была бы парнем – влюбилась бы, а так пришлось лишь замереть, с восхищением рассматривая темную эльфийку. А ведь раньше она так не выглядела. С чего бы это такие перемены? Короткие белые волосы уложены волосок к волоску, чуть припухшие губки едва заметно тронуты блеском, в длинных темных ушах поблескивают бриллиантовые серьги…

Мм… Не знала бы Лилею Грейви, решила бы, что она влюбилась. А так, думаю, появление на территории института сородичей заставило ее нацепить на себя маску одной из владычиц клана. А власть, она, как известно, предполагает наличие определенных требований, и к внешнему виду в том числе.

– Хватит меня пожирать глазами! Ты в состоянии ответить на мой вопрос? Или мы сразу перейдем к пункту о наказании? – ледяным тоном истинной темной леди произнесла магистр. Даже меня проняло, так что я поспешно взяла себя в руки и произнесла привычное:

– Он сам виноват!

– И почему от тебя я каждый раз слышу различные вариации именно этой фразы? Вот сколько ты находишься на моем факультете – столько и слышу.

– Но он, правда, сам! Я просто не успела помешать! – промямлила я, чувствуя себя весьма неуютно под взглядом Мегеры.

– Что именно – он сам? А то эти оболтусы даже внятно объяснить ничего не смогли! – Короткий злой взгляд куда-то за мое правое плечо.

Невольно обернувшись, я заметила вытянувшуюся в струнку перед темной леди четверку дроу. Иола не было, а потому я решила, что указания альва выполнены в полном объеме. Хоть одна хорошая новость, а то ловили бы Иола целый день – а такого надругательства над дисциплиной на первой же паре в учебном году лорд-директор точно не стерпел бы.

– Ну я так поняла, у него что-то с зельем не заладилось, или он просто сравнить захотел… В общем, прежде чем я успела его остановить, он сунул нос в мой котел – и вот результат… – обреченно вздохнула я. Ох, если меня не убьет Мегера, то это сделает Тиа, как узнает. Это надо ж было! В первый же день!.. И кто! Темный эльф! Да за дроу лорд-директор любого порвет на лоскуточки – все-таки он уже семь лет ведет переговоры о поступлении их молодняка на общих основаниях в институт, а тут я со своими способностями…

Вот вам и радужные перспективы на будущее…

– А почему ты заранее не предупредила своих новых однокурсников?! Ты обязана была…

– Вообще-то нам сказали.

Святая наивность в лице Мая. Я уже его люблю! Нет, правда, этот темный – нечто особенное! А главное, его стремление к истине меня так умиляет, что я… Ох, как же все-таки не вовремя просыпается этот мой недостаток! Но лапки так и чешутся обнять это невинное сознание, прижать его к груди и… Что следовало за «и», я так и не придумала, ибо вспомнила, что умилившее меня существо один из воинов дроу. Это во-первых. А во-вторых, он все-таки взрослое существо противоположного пола, а потому мои приставания могут быть расценены как попытка соблазнения… И вряд ли кто-то мне поверит, что в этом симпатичном пареньке я увидела лишь своеобразную замену собственному фамильяру. А что? Они правда мне кроликов напоминают. Ушастенькие такие…

Но о последнем лучше вообще не заикаться – тогда уж точно пристукнут от большой любви.

– Сказали? – Теперь Лилея Грейви вперила требовательный взгляд в своих сородичей.

– Ну да… Рыж предупредил, но… – все с той же умильной прямотой продолжил Май, но Мегера его прервала:

– Рыж?!

На мгновение мне даже показалось, что у нее случится сердечный приступ. Кажется, эта темная владычица как-то не подумала о том, что наши мальчики-зайчики могут так быстро сойтись с остальной группой. Хотя много ли надо Маю, чтобы просто поверить кому-то? Вот-вот, и что же тогда это дитя забыло на поверхности, где много злых и вредных дядей и теть?!

– Констан Орше, – смущенно пояснила я. Боевики традиционно дают друг другу короткие прозвища, и это общеизвестно, но мы редко когда посвящаем преподавателей в то, как именуем друг друга между собой.

– Ну да… Он предупредил, но мы как-то не придали значения… Думали, они шутят так…

– Хороши шутки! Половина преподавательского состава в декрете! Вторая – нервно ожидает скорого прибавления в семействе!

– А к какой ты относишь себя? – вдруг раздался насмешливый голос Рисона. – Ведь, насколько я помню, ты тоже принадлежишь к данной группе. – И бесшабашная улыбка, более свойственная альвам, но никак не юным дроу.

Мегера аж онемела от такой наглости.

Кажется, с этими мальчиками очень даже можно общаться. По крайней мере, они совсем не похожи на тот образ темных эльфов, который сложился в моем сознании.

– Да что ты себе позволяешь! Не успел из пещер выбраться, а уже насмешничать вздумал! Или забыл, кто тут за вас отвечает и кто будет отчитываться перед Великой Матерью?!

Рисон лишь усмехнулся:

– Я-то помню, а вот помнит ли леди о своем долге перед Кланом? Или она решила, что раз сбежала на поверхность, то совершенно свободна от прежних обязательств?

Ох, снова личные разборки. И почему у этих темных все не как у людей? Вот раздразнят сейчас мое любопытство, я влезу в их взаимоотношения по самые острые ушки, а с меня потом Тиа шкуру спустит за самоуправство… Но интересно же! Да и есть шанс, что лорд-директор так и останется в неведении…

– Думаю, эту тему мы обсудим после. И без свидетелей. Но сомневаюсь, что ты мне скажешь что-нибудь новое. Да и мой ответ вряд ли будет отличаться от обычного. – Лилея Грейви поставила точку в так и не начавшемся споре.

– Как пожелает темная леди. – Рисон почтительно склонил голову, словно с самого начала был образцом смирения и покорности.

– Так, вернемся к первоначальной теме нашей беседы. Значит, вам сообщили об особенностях дара леди Лиршей? В таком случае вынуждена согласиться с уже озвученным мнением леди – Иолас сам виноват.

У меня аж от сердца отлегло. Итак, я не только переживу первый учебный день, но даже останусь в институте! А то ведь сгоряча и отчислить могли!

– Но, Крис, я запрещаю тебе самостоятельно варить зелья! Запрет не действует только на те составы, которые вы будете проходить по учебной программе, но их ты должна варить в специально оборудованной лаборатории и под присмотром! Что же касается зелий, которые необходимы в процессе обучения, то их тебе будут выдавать на складе из уже произведенных и одобренных комиссией качества. Все ясно?

Я сразу же закивала. Из всего, что я успела себе нафантазировать, это наказание было самым мягким. Да и не наказание вовсе – перестраховка. В какой-то мере этот ее запрет даже облегчит мне жизнь – по крайней мере, пока остальные будут корпеть над зельями, я смогу преспокойно заниматься своими делами.

– Ну раз всем все понятно, тогда проваливайте. У вас пара через двадцать минут – не опоздайте. И чтоб до конца месяца я о вас больше не слышала! – напутствовала она. Впрочем, ее слова, как никогда, совпадали с моими желаниями: мне бы тоже совсем не хотелось снова привлечь к себе внимание Лилеи Грейви. Особенно при таких обстоятельствах.

Глава 6

Первый выходной

Странно, но до конца недели мы дожили без происшествий. Из-за чего дни сплелись в бесконечную череду скучных учебных будней. Впрочем, разгонять эту тоску мы не спешили – понимали, что после того, что устроили в первый же день занятий, нам лучше на пару недель превратиться в идеальных студентов с безукоризненным поведением и приличной успеваемостью.

Так что разрешение на выход в город на уик-энд мы получили практически без проблем. А это означало, что я наконец увижу Элю и Валя! Как же я по ним соскучилась! Я как-то не думала, что за такой короткий срок смогу привязаться к этой парочке. Причем даже затрудняюсь сказать, кого хочу увидеть больше: свою бывшую сотрудницу или альва.

– Эй, Крис, если не хочешь опоздать, то лучше шевелись! – чуть тронув меня за плечо, произнесла Свитти. Кажется, ей тоже не терпелось увидеть наших общих знакомых. – Вряд ли у них так много времени, чтобы ждать нас час! Не забывай, какое положение в обществе они занимают!

А то подобное забудешь! Конечно, альв в качестве наследника престола – это довольно смелое решение, но какой есть – такой есть. Тем более, в отличие от большинства своих собратьев, этот вроде бы постоянен. Насколько это возможно для крылатого, разумеется.

Как мы не спешили, но все-таки чуть-чуть опоздали. По крайней мере, Валь и Эля уже ждали нас в небольшой кофейне, находящейся на территории Розового парка. Погода стояла отличная, а потому расположились они на террасе, оплетенной виноградной лозой. Красота! А главное, свежий воздух, ароматы осенних цветов и фруктов…

Определенно, ранняя осень – самое чудесное время года в Тейризе. Уже истаяла летняя жара, но не начались затяжные дожди. Еще зеленеют деревья, но кое-где уже заметны золотые и алые просветы.

Эх, жаль, что это время так быстротечно. Всего через пару недель листва опадет, сорванная ветром и дождем. По утрам под ногами будет поскрипывать тонкий лед, покрывший хрустящей корочкой лужи…

Да, ранняя осень, как никакое другое время года, подходит для первых свиданий. Когда ты еще не уверен, что будет дальше, и робость мешает просто наслаждаться обществом друг друга… Прогулки по золотым аллеям, когда сверху падают листья. Легкая прохлада, такая блаженная и долгожданная. Ветер, играючи обдирающий деревья и шутливо колышущий спокойные воды озер. Шорох опавшей листвы под ногами. И кто-то близкий, но пока чужой, рядом…

Ох, что-то меня сегодня на романтику потянуло. То ли и правда погода такая, то ли мне пора как-то менять свою жизнь. Молодая красивая ведьма – и все еще одна? Непорядок. Но искать кого-то только из-за того, что так положено, лень.

– Привет, шеф! Что-то ты сегодня совсем мечтательная! Влюбилась? – Вместо приветствия Валь, как всегда, атаковал. Словами, эмоциями, своим неугасимым оптимизмом.

– Если бы, – невольно вздохнула я. – Тогда бы все было во много раз проще. А так просто разочаровалась в себе, в мире, в жизни…

– У-у-у, – протянул он, – дело серьезное. Ты стареешь! Вот уже и речи пошли многомудрые да сложные… Н-да, куда же нам, простым смертным, до таких высот…

– Валь! У меня была трудная неделя!

Альв как-то странно посмотрел на меня, а потом, словно мое состояние подтверждало какие-то его мысли, протянул:

– А-а-а… Я тут как раз слышал, что ты с моим блудным папочкой познакомилась… Значит, не соврали.

С кем? Я же с королем Акнором уже сто лет знакома. Да я его видела чаще, чем родителей, что уже показатель.

Стоп-стоп! Так он о другом родителе? Действительно, он же говорил, что альвы общаются со своими покинутыми детьми, просто не так часто, как следовало бы. Все бы ничего, но за последнюю неделю познакомилась я только с одним альвом…

– Папочкой?! – удивленно выдохнула я, даже не зная, как увязать все обуявшие меня эмоции в один узел. – Валь, а ты в курсе, с кем он живет?!

Валь на мгновение замер, словно пытаясь воссоздать в голове какую-то сложную картину, а потом как-то слишком уж понимающе улыбнулся:

– Неужели с магистром Милионом Разящим? Он на него уже лет десять заглядывается, но сближаться до сих пор не спешил.

И я сразу поняла, что он этого не знал. Догадался. Просто вспомнил, соотнес, выстроил цепочку образов и слухов… Нет, альвов мне точно не понять. Особенно их восприятие мира.

– Хм… И ты смотришь на это так спокойно? – невольно спросила я, ибо меня саму происходящее все еще немного задевало. Хоть я и знала, что все это глубоко не мое дело, но в то же время… Н-да, консерватор ты, Крисси, вот поэтому жизнь тебя и бьет.

– А что такого? – Он легкомысленно отмахнулся от моего вопроса и с удвоенной силой набросился на слоеный десерт в стаканчике. – Альвы на многое смотрят проще людей, – наконец произнес он, когда сливочно-ягодный мусс остался только на стенках посуды. – Ну, зацепил его чем-то паренек, и что такого? В любом случае тут только два варианта: либо разбегутся через месяц, либо нет.

– Хм… – снова протянула я, вспомнив о том, что говорил магистр Лимон. Нил, судя по всему, прописался у него давно, а значит, надолго… Насколько мне известно, одомашненные альвы искоренению не поддаются. Совсем.

– Подожди-подожди, что значит «смотрят проще»?! – Эля вытаращила глаза на своего жениха. Ой, даже думать боюсь, какие у нее там мысли бродят в голове… А вот Валь, видимо, об этом подумал, ибо дар речи потерял основательно, минут так на пять.

– Ты что себе нафантазировала?! Я порядочный альв!

– Вот-вот. Именно этого-то я и опасаюсь… Ладно девочки – это я еще могу понять, но чтоб и мальчики…

– Эля! Меня воспитывали как наследника престола! Не было в моей жизни никогда такого! – совершенно искренне возмутился Валь. А ведь он сейчас сам себе противоречит… Но это, правда, совсем-совсем не мое дело. Вот пусть Эля со специфичными вкусами жениха сама разбирается! Хотя и мне есть о ком подумать…

Интересно, а на полукровок сие распространяется?.. Или нет? Не то чтобы мне очень любопытно, просто… Боги! Да, мне любопытно! Даже не так – мне просто необходимо это знать!

– И у Тиа не было! – внезапно в мою сторону рявкнул раздраженный альв. – Ну что вы за леди такие? Вот куда у вас мозг повернут, а?! Нормальному человеку это даже в голову не пришло бы, а вы тут мысленно уже поимели нас, простите за искренность, самым наглым образом!

– Валь! – Эля возмутилась до глубины души. Да, прямолинейность альвов – это отдельная песня. И далеко не всегда ее можно исполнять в высшем обществе. Крылатые и правила, особенно правила приличия, – вещи параллельные и непересекающиеся, уж в этом-то можно не сомневаться.

– А что сразу «Валь»? Вы свои мысли сначала приведите в порядок, а потом в мои лезьте! А Тиа вообще воспитан как чистокровный демон, как у вас только наглости хватило!.. Да он, если хотите знать, уже лет шесть в эту неблагодарную ведьму влюблен! – И пальчиком так нагло в меня тычет. – Так что он патологически ей верен, и нечего ей над порядочным альвом так издеваться! Давно бы уже могла и определиться! А то у нее семь пятниц на неделе: то люблю, то не люблю!..

У меня как-то сразу испортилось настроение. Пить кофе с шоколадными тортиками мгновенно расхотелось, а ведь я так ждала этого похода… Определенно, альвы своей бесцеремонностью способны испортить все, что можно, а все, что нельзя, рассыпается в пыль еще до их появления.

– Эль, Свит, вы меня простите? – Мысленно порадовавшись, что официантка до сих пор не подходила, я поспешно собрала свои вещи и встала.

– Крис? – Свитти обеспокоенно посмотрела на меня, словно спрашивая, все ли у меня хорошо.

– Все замечательно. Просто надо немного проветриться. Я сейчас успокоюсь немного и вернусь, лады? – На Валя я даже не глянула, просто не нашла в себе для этого сил. И почему только эти беспутные воздушники, старательно портя жизнь себе, столь же рьяно пытаются помочь другим? Не понимаю.

Сколько времени я просто бесцельно слонялась по Розовому парку? Даже мыслей в голове никаких не было, да и злости, если на то пошло. На кого мне злиться? На Валя? Так он просто сказал мне в лицо то, о чем остальные лишь думают.

Нет, конечно, можно оскорбиться из-за его прямоты, да и кто он такой, чтобы вмешиваться в мою жизнь… но это будет совсем уж низко с моей стороны. Обвинять друзей в чем-то подобном недостойно наследницы рода Лиршей. Да и вообще…

Что там «вообще», я додумать не успела, ибо банально налетела на какого-то праздно прогуливающегося типа. О том, что сама не лучше, я в тот момент не вспомнила, а потому ответила соответствующе… Короче, выразилась я достаточно емко, чтобы окружающие могли усомниться в благородности моего происхождения.

– Мари? – последовал несколько озадаченный вопрос. Я невольно подняла глаза и сразу же покраснела до самых кончиков своих островерхих ушей. Это ж надо было так попасть! Рельм Альсар собственной демонической персоной. Вот уж правда: если не везет, то во всем. – Эй, ты чего одна в такое время по городу гуляешь?

В такое время? Я хмуро глянула на небо. День давно перевалил за середину и теперь уверенно клонился к закату. Ох, сильно меня, видать, слова Валя задели… Хотя правда, она всегда ранит больнее всего.

– Да я не одна, – невольно поморщившись, произнесла я. Мне совсем не хотелось обсуждать своих друзей и их поведение. Конечно же демон почувствовал и это.

– То есть уже успела с кем-то разругаться? Как же неосторожен твой кавалер! Такую даму ведь и увести могут. Прямо у него из-под носа. – И Рельм опять практически из воздуха достал букет и протянул его мне. Снова розы, но на этот раз чайные с едва заметной розовой каймой по краю лепестков. Божественно красивые цветы. Я невольно вдохнула в себя их дурманящий аромат.

Отчаянно захотелось почувствовать себя просто девушкой, а не леди из рода Лиршей, обремененной тысячью проблем и миллионом обязанностей.

– Спасибо, – неловко улыбнулась я, в очередной раз подпадая под обаяние этого демона. А почему, собственно, нет? Как мне тут на днях напомнил один альв: я сейчас совершенно свободна. Никаких связей и данных в ночи клятв и обещаний.

– Да не за что. Прекрасной даме положено дарить прекрасные цветы, чтобы улыбка никогда не покидала ее лица.

– Рельм… – невольно улыбнувшись, я посмотрела на демона. Мне он нравился, даже очень, но что-то все еще удерживало от опрометчивых поступков. А влюбиться сейчас и в него – опрометчиво. Конечно, демон безопаснее того же альва, но…

Он ведь только на год здесь. А дальше? Бросить все и отправиться за ним? Нет, это не для меня. Ох, и почему мне так беспросветно не везет с мужчинами, а?

– Да? – Рельм хитро прищурил изумрудные глаза.

– Будь проще! Боюсь, здешних красоток ты такими речами скорее распугаешь, чем завоюешь.

– Но тебя же не испугал. А я не поклонник множественных связей, знаешь ли, – широко улыбнулся демон, чем окончательно выбил почву у меня из-под ног. – Мари, я хотел бы провести с тобой этот вечер до конца, но уже дал обещание другу и сомневаюсь, что тот сильно обрадуется, если я изменю своим планам. – Рельм виновато развел руками.

– Жаль… – неожиданно для себя искренне вздохнула я.

– Но если у тебя нет никаких планов, то я мог бы вас познакомить. Думаю, он тебе понравится.

– Правда? – И я, чувствуя себя пятнадцатилетней влюбленной дурочкой, с надеждой посмотрела на собеседника.

– Разумеется! Он, конечно, страшный ворчун и вообще не особо приветлив с дамами, но это лишь первое время! Потом, как притерпишься, он оказывается очень даже интересным собеседником.

– Думаю, меня это не испугает! – уверила я, чувствуя какой-то странный эмоциональный подъем, почти эйфорию. Возможно, когда-нибудь я и посчитаю все случившееся величайшей глупостью, но почему бы и не составить компанию хорошему человеку. Пусть тот и демон.

А друг его мне, кстати, понравился. Конечно, он слишком серьезен, да и откровенно мрачноват, но, если отстраниться от этого, весьма ничего мальчик. Симпатичненький. Нет, до Рельма ему далеко, но не всем же быть обаятельными красавчиками. Темноволосый, с глазами глубокого синего цвета. Если бы не выражение вечной скуки на лице да челка, почти скрывающая его взгляд, назвала б его довольно красивым.

Но сам факт возникновения этой симпатии я осознала гораздо позже, а в первый момент, когда Рельм широко улыбнулся, приветствуя друга, я растерялась. Впрочем, у меня были более чем веские на то основания.

– Привет, Ви. Ладно, начнем сразу со знакомства. Мари, это Виори Кандас. Демон из клана индиго. Он так же, как и я, студент по обмену. Ви, а это Мария Лиршей. Внучка Огненной. И, смею надеяться, моя девушка.

Оп-пачки! Приплыли, называется!

Глава 7

Лекарское дело

С того дня все изменилось. Рельм постоянно оказывался рядом. Он не преследовал, нет, просто давал понять, что я могу на него положиться. И я невольно начинала ему доверять. Это немного настораживало. А еще сбивало с нужного настроя – абсолютно.

Невольно я забросила учебу, забыла обо всех обязанностях старосты и полностью ушла в эти отношения. Пока дружеские. Пока?!

Свитти лишь улыбалась и молча все брала на себя. Эля и Валь еще не знали, но что-то мне подсказывало, что именно они будут против. Причем не столько против Рельма, сколько против любого, кто не является лордом-директором.

В общем, в чувства меня пришлось приводить лично Тиа, причем в таких выражениях… Хм, начинаю думать, что и альвы умеют ревновать. Хотя, если честно, уже давно и не мной доказано, что собственнического инстинкта у них нет.

Итак, Себастиан Арвишше изволил бушевать. Долго, нудно и словоохотливо. Я не слушала. Просто стояла и смотрела, как директор мерит шагами кабинет, и время от времени кивала. Разумеется, это выходило не всегда к месту, а потому Тиа лишь сильнее хмурился и больше раздражался. Но за все время обвинительной (и капельку поучительной) речи он ни разу не сбился с дыхания. Все-таки отчитывать провинившихся студентов у него выходит уже автоматически. Почти так же, как у меня – пропускать эти его нотации. Все равно я на этом месте не в первый раз и, думаю, не в последний.

– Так что? На этот раз, я полагаю, ты все уяснила? – Тиа наконец остановился напротив меня, и я восприняла это как сигнал к тому, что пора вслушаться в его слова.

– Конечно, – с вежливой улыбкой подтвердила я.

Лорд-директор лишь обреченно вздохнул и отвернулся. Кажется, он уже давно не питает каких бы то ни было надежд на мое исправление. Вот и правильно! Все равно не изменюсь, так зачем же зря сотрясать воздух?

– Что ж, сделаем вид, что я тебе поверил. Но, Крис, больше я прошу тебя не пропускать собрания старост. И Свитти не посылай – не пущу. Кстати, с этой недели у боевиков начинается практика по построению активных заклинаний. Ведет твоя бабка. Если прогуляешь – сама с ней будешь объясняться. Надеюсь, ты все услышала и поняла.

Я молча уставилась в коротко стриженный затылок Тиа. Как и всегда, светлые волосы лежали волосок к волоску. Безупречно. Строго. Совсем не так выглядят беспутные альвы. Но почему-то это его стремление выглядеть иначе лишь подчеркивает их сходство.

– Я все поняла, – негромко произнесла я, невольно опустив взгляд. У основания шеи светлые прядки были чуть длиннее, почти незаметно, но эта деталь в его идеально строгом облике всегда заставляла меня улыбаться. Все-таки есть в нем черты, присущие всем крылатым. Как бы он ни пытался их спрятать или искоренить. – Я все поняла, – повторила я, заставляя себя вернуться к действительности. Ведь лорд-директор – это персонаж совсем иной реальности, не моей, более того – той, которая моей никогда и не станет.

Итак, вернемся к делам насущным. Раз в институт прибывает ба, то следует стать образцом всех добродетелей, а то ведь с нее станется сначала огнем швырнуть, а потом перед золой скорбно плакать да виновато заламывать руки.

– Все, свободна, – все так же не оборачиваясь, произнес Тиа. – Кстати, сейчас у твоей группы первая лекция по основам целительства. Предмет для вас новый, а потому, я смею верить, ты сейчас направишься в аудиторию на занятия, а не в ближайшее кафе.

Я механически кивнула, даже не подумав, что лорд-директор вряд ли заметит этот мой жест. Ну да ладно, и правда пора на занятия, а то потом убьюсь переписывать все те лекции, которые пропустила. Свитти мне обещала целую гору конспектов, а ночи, к сожалению, не бесконечные, да и курсовые уже задавать стали…

– И, Крис, осторожнее там с этим демоном… Он уедет, а ты-то останешься…

Это полетело мне вслед, когда я уже стояла в дверях. Раздраженно закусив губу, я аккуратно прикрыла дверь. Сделаем вид, что я ничего-ничего не слышала. Так правильнее. Так… легче?

К нужной аудитории я подошла в прескверном настроении. Свитти, заметив мое кислое выражение лица, чуть улыбнулась, пытаясь хоть немного подбодрить меня. Уж она-то знала, чего мне стоят эти встречи с нашим директором. К сожалению, остальные пониманием не отличались. Скорее уж, наоборот, были крайне бесцеремонны. По крайней мере, некоторые из них.

Рыж подскочил ко мне сразу же, как я оказалась рядом. Краем сознания я отметила, что он сегодня один. Странно, обычно Мик всегда где-то рядом отирается…

– Ну как встреча? Снова в любви признавался? Или уже сразу к неприличным предложениям перешел? Ты только скажи, сестренка, мы же за тебя любого порвем!

Я лишь раздраженно скрипнула зубами и, решительно задвинув подальше врожденную тактичность (все-таки она у меня есть, что бы там ни говорили остальные!), ответила вопросом на вопрос:

– А где ты своего кавалера потерял, а, Рыж? Или тебя уже и Мик бросил?

– Представляешь… – понизив голос до шепота, произнес Констан, глядя на меня с преувеличенной обидой во взгляде, – он мне изменяет! И с кем! С темным!

Та-ак. Кажется, я что-то тут точно пропустила. Вот так уйдешь на недельку в загул (причем ничего криминального или аморального – только хождение по окрестным кафешкам в обществе двух демонов), а потом выясняется, что без тебя все твои друзья… хм…

– С которым? – поинтересовалась я, злясь на дроу за их извечную медлительность. У аудитории их все еще не было, а потому оценить всю катастрофичность ситуации я пока не могла.

– С Иоласом. Но ты не заморачивайся, там все пучком. – И классическая улыбка демона-искусителя. Вот теперь я понимаю, что в нем находят все эти его «крошки-красотки». Когда хочет, Рыж бывает на редкость обаятельной сволочью!

Вот только это не отменяет того факта, что он отпустил Мика к темному! Особенно к этому темному!

Я уже собиралась высказаться по данному поводу, но в этот момент до аудитории добралась вторая половина нашей группы, а следом за дроу появилась и преподавательница. Эльфийка. Чистокровная. Прямиком из Великого Леса. Ох, правду говорят, чем дальше в чащу – тем веселее эльфы. По крайней мере, на ближайшие два часа веселье нам точно обеспечено.

Окинув хмурым взглядом темную половину нашей группы, девушка (а она вряд ли была намного старше нас) произнесла почти спокойно:

– Проходите, рассаживайтесь, – и, словно подавая нам пример, первой вошла в аудиторию.

Мы послушно потянулись за ней. Правда, уже на пороге мы все замешкались, с удивлением и ужасом осматривая то, что когда-то было простым классом для лекций. От былой обстановки не осталось даже стен – все покрывала зелень. Я еще раз осмотрела аудиторию. Под ногами шелестела трава. В центре зала, прямо между партами, вырос дуб шириной в два моих обхвата. По стенам вился какой-то плющ, причем так густо, что рассмотреть, в какой цвет была покрашена комната изначально, не представлялось возможным. Но добило меня не это. Белочка! Нет, вы представляете! На ветвях дуба сидела самая настоящая белочка и хмуро смотрела в нашу сторону!

– Ну чего встали как неродные? Раз сказали по местам – это значит по местам! – ворчливо произнес зверек.

Не знаю, как у дроу, а у меня сразу от сердца отлегло. Не глюк и не видение – всего лишь фамильяр. Ну и помешанная на растениях эльфийка. С кем не бывает?

– Миленько. Очень даже миленько. – Кто из темных это сказал, я не знаю, но наша преподавательница почему-то покраснела до кончиков ушей.

К моему удивлению, на этом все трения между дроу и эльфиечкой закончились. Мальчики-зайчики расселись по своим местам, даже не думая демонстрировать всем нам вселенское презрение к «проклятой деревяшнице». Кажется, озадачило это не меня одну. Наша преподавательница посмотрела на них с некоторой долей опасения. Действительно, кто знает, что там в их темных головках происходит, – может, они очередную страшную мстю всему наземному миру готовят.

– Начнем. Меня зовут Рисолея Элтори. В этом году я читаю в вашем институте основы лекарского дела. Помимо этого я слежу за всеми растениями, которые произрастают на территории, относящейся к этому учебному заведению. Так что если вам понадобятся какие-то ингредиенты для работы – обращайтесь ко мне. А теперь скажу пару слов о дисциплине. Я сама еще не так далеко ушла от вас и понимаю, что бывают очень важные звонки, но все-таки магофоны прошу отключать. Если, конечно, вы не ждете звонка от молодого-красивого-богатого, а я вам тут всю жизнь порчу своим нытьем не по делу. – Преподавательница улыбнулась уже уверенней. Поначалу она явно чувствовала себя не в своей тарелке под немигающими, безразличными взглядами пятерки дроу, но теперь уже пообвыкла немного и смогла вздохнуть чуть свободнее. – Также я надеюсь…

На что там она надеется, мы узнать не успели, потому что у меня банально замигал магофон. Причем так активно и в таком цветовом спектре, что сразу стало ясно: я нужна кому-то не просто сильно, а очень-очень сильно.

Разумеется, все взгляды тут же оказались прикованы к моей скромной особе.

– Молодой-красивый-богатый? – с легкой насмешкой поинтересовалась Рисолея.

Я, смутившись от подобного внимания, кончиком пальца коснулась объятого алыми и рыжими всполохами кристалла. Перед мысленным взором сразу же возник Валь. Как всегда, наглый и бесцеремонный.

«Ты не вовремя», – сообщила я, надеясь, что альв все поймет с первого раза, но не тут-то было!

«А что такое?» – сразу же поинтересовался он.

Пришлось передавать ему содержание последних нескольких минут лекции. Валь, ознакомившись с кусочком моих воспоминаний, тут же улыбнулся фирменной бесстыжей улыбкой:

«Так в чем же дело? Включай на полный режим – пусть полюбуется!»

Я, нервно улыбнувшись, все же развернула плетение связующего заклинания.

– Смотрите сами.

В тот же миг цветовые всполохи камня стали более плотными и как бы упорядоченными, и так продолжалось несколько секунд, пока из потоков пульсирующего света не сложилась мужская фигура в полный рост. Ох, ну и гад! Он нацепил маску наследника престола и теперь предстал в своем парадном облачении! Вот уж точно молодой-красивый-богатый. Правда, помимо всего этого он еще порядочная сволочь. И чужой жених! Но попробуй объясни это теперь…

– Крис, а ты разве не с демоном сейчас? При чем здесь наш принц?

Нет, Рыж просто не мог выбрать более неподходящего момента для своего выступления!

– С демоном? – мягко уточнил Валь, чуть приподнимая одну бровь. Его серые глаза (в шкурке наследника Валь был жгучим брюнетом с пронзительными светло-серебристыми глазками) как-то совсем уж безрадостно посмотрели на меня. – Крисса Мария Лиршей, я думаю, нам есть о чем с тобой поговорить. Немедленно. Извините, леди, – он повернулся к эльфийке, – но я вынужден похитить у вас одну из учениц. Свит, сообщи лорду-директору, что я забрал Крис, а то с него станется объявить ей выговор за прогул.

– Сделаем. Вы только там полегче, что ли…

– Не волнуйся, свою подругу получишь в целости и сохранности. К вечеру. Крис! Мне тебя долго ждать? На выход!

Я послушно подхватила так и не разобранную сумку и вышла из класса, спиной чувствуя крайне заинтересованные взгляды. Ох, кажется, я снова вляпалась в историю. Но теперь-то моей вины точно нет! Ведь нет же?..

В замочную скважину

Дайран Крайсол

Дею было скучно. Да и как тут не скучать, если на поверхности все оказалось таким же, как и в подземельях. Нет, конечно, тут куда больше красок и света, но воину не престало обращать внимание на такие мелочи, учитывать – да, но не любоваться. Да и на что тут смотреть? На зелень вокруг? Так он не какой-то там эльроу, его эти кустики-цветочки не привлекают. Деревяшников за то и прозвали так, что они и дня прожить не могут без своих травок-муравок. Может, любоваться небом? Нет, оно очаровывает, особенно в первые дни, но и к нему привыкаешь. Так что декорации хоть и сменились, а вот скука – та же.

Даже этот странный дуб, выросший прямо в аудитории, расположенной на третьем этаже, не особо трогает. Ну, дерево. Ну, говорящий грызун. Чему тут удивляться, когда в этом институте что ни день, так новые странности? Вот только и они не цепляют.

«Дей, все скучаешь?»

Голос старого друга, как всегда, весел. Все-таки телепатия хорошая штука и за пределами подземелий может быть крайне полезной.

«А что, Мрак, есть повод для развлечений?»

Дайран Крайсол, второй сын владычицы клана Крайсолов, чуть вопросительно глянул на сидящего рядом темного. Тот лишь улыбнулся.

«А ты считаешь, что в нашем классе мало поводов?»

Дей, не совсем поняв, что имел в виду его товарищ, медленно обвел взглядом аудиторию. За исключением сбежавшей с занятия Криссы, все в сборе. Даже с небольшим дополнением в лице лесной девы. Впрочем, Дей прекрасно знал, о чем говорил Мрак, а потому уделил самое пристальное внимание женской половине. Негусто, конечно, зато разнообразно. Хотя одна из девушек, на взгляд темного, была слишком уж бледненькой, почти бесцветной. А две другие настолько походили на эльроу (причем одна из них не только казалась, но и была ей по факту), что хотелось брезгливо сморщиться и отвернуться. Впрочем, вряд ли товарищ по детским проказам увидит что-то привлекательное в деревяшниках, а значит…

«Считаешь, что эта ледышка тебе дастся?» – не скрывая сомнения в голосе, поинтересовался Дей.

«Думаешь, нет? Дей, ты забыл, с кем именно сейчас разговариваешь! Да мне даже темные леди не отказывали, а уж эта куколка скоро сама за мной бегать начнет!»

Дей лишь скептично хмыкнул. Мрак, как всегда, был на редкость самоуверен. А ведь на Снеже, как здесь все зовут предмет их спора, буквально написано, что она к себе мужчин не подпускает и не собирается. Разве что для Иола сделала исключение, но как раз это ничего не значит.

«Стало быть, не веришь? Сомневаешься?» – насмешливо протянул Мрак, явно подначивая друга. Но Дей не повелся.

«Да скорее за мной эльроу бегать начнет, чем эта ледяная кукла посмотрит в твою сторону», – сухо произнес он, надеясь, что этим закроет тему. Не вышло. Мрак никогда не вслушивался в интонации, зато слова слышал всегда. Даже когда на это никто не рассчитывал.

«А поспорим?!»

«Ты сейчас о чем?»

Уже забыв о том, что произнес пару секунд назад, Дей с нескрываемым удивлением посмотрел на друга.

«Спорим, что я завоюю эту ледышку раньше, чем эта эльроу… – короткий взгляд на распинающуюся у доски девушку, – обратит на тебя внимание».

Дей, понимая еще меньше, чем миг назад, озадаченно посмотрел на преподавательницу. Нет, она, конечно, довольно симпатичная, но только для деревяшников! Ни один уважающий себя темный никогда не взглянет в сторону невзрачно-светлого создания с листвой в голове вместо мозгов!

«Шутишь?» – подозрительно поинтересовался он.

«Конечно нет! Сам вызвался, а теперь на попятный?! Спор есть спор, Дей! Или ты сразу признаешь поражение?»

И хитрый прищур карих глаз.

Дайран тяжело вздохнул. Вот всегда так: это шебутное недоразумение с шилом в одном месте втягивает его в разнообразные неприятности, а достается по традиции именно ему! И ведь не откажешься! Надо же показать, что слова – не пустой звук, и раз уж сболтнул глупость, то следует отвечать.

«Хорошо, – чуть заметно кивнул Дей. – На что?»

«Да традиционно на бутылку «Драконьей крови». Сроки оговариваем? Или до первой удачи?»

Мрак, почувствовав скорое развлечение, аж подобрался весь. Дей лишь улыбнулся, заметив реакцию друга. Кажется, не одному ему было на редкость скучно в этих стенах. И спор – это еще не самый худший способ развеять скуку и заставить кровь быстрее бежать по жилам.

«Оговариваем. Месяц. Ровно месяц, а потом, если ничего не выйдет, – отменяем. Согласен?»

«Разумеется! Куда мне против старшего лорда?..»

«Мрак, иди в рощу!»

«О нет, Дей, туда идти придется именно тебе! А я лучше женским общежитием ограничусь».

«Знаешь, я уже жалею, что в очередной раз повелся на твои провокации…»

«Но так ведь куда интересней, верно?»

Дей лишь обреченно кивнул. Конечно, интересней! Ведь не каждый день узнаешь, что тебе надо из шкуры выпрыгнуть, чтобы соблазнить деревяшницу! Так ладно бы полукровку! Но нет! Мрак выбрал самую чистокровную из всех чистокровных!

Зато о скуке точно можно забыть. По крайней мере, на ближайший месяц.

Глава 8

Тайна темной половины класса

До общежития я доползла лишь к вечеру, уставшая и крайне злая. Нет, ну надо же было Констану брякнуть о Рельме так не вовремя! Валь же помешан на своей идее женить лорда-директора, причем почему-то обязательно на мне…

В общем, выслушать от нашего принца мне пришлось немало. Благо кое-какой иммунитет я приобрела, общаясь с Тиа, но все равно устала от этих проповедей так, словно сама их читала целый день.

К сожалению, на этом сюрпризы и не думали заканчиваться. Едва приблизившись к своей комнате, я поняла, что расслабилась слишком уж рано…

– Привет, Муп, – устало поприветствовала я фамильяра своей подруги.

Тот, заметив меня, весело завилял обрубком хвоста. Вообще-то обычно эти зверьки-напарники выполняют чисто декоративную функцию (по крайней мере, так активно пропагандируют наши ученые умы, потому что выдавать потенциальным противникам свои секреты как-то уж слишком неосторожно, с какой стороны ни глянь), но Свитти каким-то образом заставила своего работать. Если честно, после ряда столкновений с Бублем, которые показали, что он невозможная лень (он даже ухом не пошевелит без серьезного повода в виде увеличения дневной порции корма или сена), я смотрела на исполнительного Муппи как на новое чудо света.

К сожалению, его появление в моей жизни отдельно от хозяйки чаще всего предвещает неприятности. Не слишком большие, средненькие такие, но сейчас у меня нет сил даже на них. Вот только моим мнением тут интересоваться не будут – такова уж плата за дружбу.

– Что-то случилось? – поинтересовалась я у подозрительно молчаливого пса. Обычно Муппи выражает свои чувства и мысли куда прямее и быстрее. Неужели я ошиблась в оценке степени серьезности возникшей проблемы?

– Пойдем, Свитти сама тебе все объяснит. – Немного покрутившись у меня под ногами, Муп бросился в сторону главной лестницы. Что мне оставалось? Только молча следовать за ним. Но что еще могло произойти за каких-то пять часов моего отсутствия?!

После того как фамильяр привел меня на этаж выше, я сразу поняла, в каком направлении мне двигаться дальше: все-таки где обитает моя любимая подруга, я прекрасно знала.

– Свит? Что-то не так? – Для приличия постучав в дверь, я сразу же сунулась внутрь. И почти в тот же миг остолбенела. Моя Свитти на диване тискала темного эльфа! Нет, ну это ни в какие ворота не лезет!

Я уже набрала в грудь побольше воздуха, чтобы высказать свое мнение по данному вопиющему факту, но в этот момент рассмотрела…

Ох, что же произошло-то? Не думаю, что дроу часто прибегают за утешением и лаской к девочкам, которые выглядят как чистокровные лесные эльфийки.

Но лучше я опишу все по порядку. Во-первых, оказалось, что Свитти не какими-то там непотребствами занимается, а всего лишь прижимает к груди зареванную мордочку Иоласа. А во-вторых… во-вторых, сейчас этот мальчик выглядел настолько несчастным и одиноким, что я сама бы его пожалела, если бы не была такой жестокой и черствой от рождения.

– Что произошло-то? – негромко спросила я, все еще не смирившись со сценой, открывшейся моему взгляду, правда теперь несколько по другому поводу. Лесная! Обнимает! Дроу! И тот жмется к ней, как к родной маме! Нет, такое расскажи кому – лишь у виска пальцем покрутят! Так почему тогда подобное случается в моей жизни, а?!

– Вернулась, стало быть, – чуть укачивая темного и успокаивающе гладя его по волосам, отметила Свитти.

Кажется, она совсем не горит желанием посвящать меня в происходящее. Но тогда зачем было звать? Я ведь к ним сюда третьей не напрашивалась! И нянька для зареванных дровят из меня фиговая выйдет.

– Вернулась. И мне очень бы хотелось узнать, что у вас тут происходит. Кажется, я очень уж много упустила за то время, пока беседовала с принцем.

– Ну… Крис, ты же понимаешь, у тебя только все стало налаживаться… мне было как-то неудобно тебя отвлекать… ну… и я…

– Хватит мямлить, Свит, говори как есть. Я сегодня уже выслушала нотации в исполнении Тиа и Валя. Если и ты будешь тут словеса развешивать по стенам, я точно кого-нибудь покусаю! – раздраженно пробурчала я, в этот момент злясь на весь белый свет.

– Хорошо, раз уж ты просишь. – Моя подруга серьезно посмотрела на меня поверх темной макушки дроу. Тот на меня глаз не поднимал, напротив, с каждым произнесенным словом лишь сильнее прижимался к Свитти. – Итак, знакомься – Йола Гранор. Прошу любить и жаловать, а еще холить, лелеять и всячески оберегать.

Кого? Иола?! Да надо не его оберегать, а от него! Слишком хорошо я помню его холодный взгляд. Не удивлюсь, если окажется, что ему и убивать уже приходилось. У дроу, говорят, с этим проблем нет – они на дуэлях до смерти дерутся, а не до первой крови, как во всех цивилизованных странах.

– Да помню я, как зовут нашего мальчика-зайчика. Переходи к делу.

– Да ничего ты не поняла! – вспылила Свитти. – Я же ясно сказала: Йола Гранор! А не Иолас!

– Не вижу принципиальной разницы, – произнесла я, начиная думать, что не только у меня, видимо, был тяжелый день.

– Не видишь?! Крис! Ну нельзя же быть настолько слепой! Снежа, например, еще в первый день все поняла и навела справки, а тебе-то с твоей ба и вовсе должно быть стыдно!

Та-ак. Я ничего не понимаю.

– Раз уж я настолько слепа – объясни. И так, чтобы даже я поняла. – С легким раздражением в голосе я потребовала ответа. Ну что за день такой, а? То одно, то другое, то третье!..

– Да девочка наш темный мальчик! Де-воч-ка! – так же утратив последние капли терпения, почти прорычала Свитти.

Я пораженно уставилась на сжавшегося… сжавшуюся… дроу. Вообще-то у эльфов до первого совершеннолетия, наступающего где-то в сто лет, сложно определить на глаз пол подростка. Ну высокие, хрупкие, ручки-веточки, глазки-звездочки, волосы до пола шелковым полотном стелются…

Стоп! Точно! Вот оно! Вот что насторожило меня еще в самом начале! У дроу женщины коротко стригутся! Они каждые три месяца обрезают волосы и жертвуют их своему божеству. Зачем богу остатки женских шевелюр? Вот и я задаюсь этим вопросом, но сами темные упрямо верят, что из этих волос их богиня ткет судьбы нашего мира, а потому исправно снабжают ее материалом.

– Та-ак. А теперь рассказывайте. Всё! И с самого начала! – Я сурово посмотрела на этих нарушительниц спокойствия.

Йола всхлипнула, яростно сверкнула серыми глазами (из-за опухшего от слез лица смотрелось это довольно странно) и начала свой рассказ. Как водится, издалека.

– Ну, понимаешь, я будущая владычица Клана. Меня с самого детства учили добиваться своего. Всегда. Любой ценой. Я и добивалась. У нас не бывает нечестных методов – все методы равны, ведь мы учимся на ошибках друг друга. А если ошибся, достоин того, чтобы тебя наказали, верно? Тогда ты серьезно подумаешь, прежде чем вновь влезать в авантюру. Меня учили видеть чужие ошибки. Вот только забыли преподать главное – как не делать своих… – Она как-то совершенно беспомощно вжалась в спинку дивана. Свитти по-прежнему сидела рядом с ней, но теперь темная отстранилась, словно вспомнив, кто она и как ей положено себя вести на поверхности. – Понимаете, Рисон… Наши матери сговорились. Им выгоден наш брак. Нас познакомили в прошлом году. Ну и я влюбилась. Почти сразу. Глупо, наверно. Я и мужчин-то толком не видела. Вы же знаете, так? До совершеннолетия девочек держат в храмах и только в случае знакомства с будущим мужем делают исключения…

Миленькие у них порядки – ничего не скажешь. Тиа и правда не мог выбрать более подходящую расу для налаживания плотных дипломатических контактов. Вот честно! Он бы к нам еще и драконов пригласил! А что? У нас людей много – уж как-нибудь прокормим. И первым делом послу рептилий скормим самого Себастиана Арвишше – в знак доброй воли и оказанной чести, так сказать! Разумеется, дракон подавится и сдохнет, зато сразу двумя проблемами в Айлетте станет меньше!

– Крис? – Это Свитти, прочитав мои далеко не гуманные мысли по лицу, хмуро напомнила, что сейчас не время и не место демонстрировать фамильный нрав.

Подругу я предпочла проигнорировать – сорвусь же из-за мелочи, а вот Йолу попросила продолжить. Та как-то вымученно улыбнулась, но кивнула:

– Так вот. Нас познакомили. Представили, как и положено, по полному церемониалу. Меня он покорил сразу. А вот Рисону я не понравилась. Не знаю, в чем уж тут дело, но… В общем, он отказался… В Клане Грейви все свободолюбивые и дерзкие. Там даже мужчины не боятся идти против воли своих владычиц. Впрочем, вы и сами должны были это уже заметить. Я имею в виду леди Лилею Грейви. Она истинная дочь своего Клана.

– Не отвлекайся. Достоинства нашего куратора обсудим после.

Йола как-то рассеянно кивнула, не то соглашаясь со мной, не то утверждаясь в каких-то своих мыслях.

– Рисон отказался от брака. Для темной леди нет большего оскорбления. Тот случай, разумеется, замяли. И все бы ничего, но я-то уже влюбилась. Это было моей ошибкой. Нам ведь не положено любить – мы просто должны служить своему роду. От нас не ждут особой преданности или почитания – лишь четкого исполнения инструкций. Вот тут-то и проявилось в полной мере мое воспитание. Как будущую владычицу меня учили любой ценой добиваться своего. Вот я и не стала отступаться. Я испробовала разные способы и махинации. Моя мать видела это, но позволяла, считая это всего лишь очередным экзаменом для проверки моих способностей. А Рисон… он все больше терял терпение. И, когда было принято решение послать группу молодежи на поверхность, он сам вызвался. Я просто не могла все оставить так, как есть! Это же целый год! Вы понимаете, целый год!..

Я обреченно вздохнула. Дальше можно и не продолжать. Я и сама с определенной долей погрешности могу просчитать ее действия.

– Ты сбежала из храма.

Йола лишь кивнула. Она не выглядела раскаявшейся или виноватой, она просто признавала факт. Все-таки темные очень рациональные. И целеустремленные – этого у них не отнять.

– Как ты оказалась в группе?

– Шантажом вынудила одного из ее членов остаться в городе и отдать мне свой пропуск. Им оказался мой кровный брат, так что подмены сразу не обнаружили, а после выхода на поверхность было поздно что-либо менять.

– То есть сейчас ребята знают, кто ты.

– Да, – не стала отрицать очевидного темная.

– Хорошо. А Лилея? – осторожно поинтересовалась я, пытаясь предугадать, чем может обернуться для Айлетта эта своевольная выходка будущей владычицы клана.

– Тоже. Мы не могли скрыть от нее этого. Да и она же не мужчина – она сразу почувствовала, что перед ней соперница.

– Соперница? – механически переспросила я.

– Да. Лилея считает институт чем-то вроде своих владений, а потому конкурентку почувствовала сразу. Это заложено в нас на уровне инстинкта. Я просто не могу объяснить… но наши мужчины этого не чувствуют, а потому их обманывать проще.

Миленькая ситуация. Даже очень. Интересно, знал ли Тиа, в какую историю втянет нас своим извечным стремлением сделать дроу гражданами королевства не только по бумагам? Вряд ли. Иначе бы сам завалил все входы-выходы в их пещеры!

– Я так понимаю, что сейчас все эти слезы и истерики вызваны очередным довольно резким отказом в исполнении Рисона? – Я требовательно посмотрела на дроу. Вот не видела я в ней темную леди! Абсолютно! Например, Лилея Грейви действительно как-то сразу ассоциируется с этой ветвью эльфийского древа, а Йола мне казалась несмышленым ребенком… Ох, а правда, сколько же ей?..

– Да, – едва слышно подтвердила она. Ожидаемо. Но я другого не понимаю: а так ли надо биться головой в запертые ворота? Не проще ли было отступить? Ведь я-то так и поступила. И не жалею! Ну, почти не жалею…

– Так. Все с вами, темными, ясно. Последний вопрос, принцесса: а сколько тебе лет? – Я серьезно посмотрела прямо в серые глаза дроу. И только из-за этого увидела, как она покраснела. О, премиленькое зрелище! Ее ушки запылали, словно раскаленные угли, да и на щеках появился легкий рыжеватый румянец. – Йола?

– Восемьдесят.

Боги, сохраните меня от идиотов и детей!

К сожалению, этот год, видимо, решил стать самым насыщенным в моей жизни…

Тринадцать! Нет, вы представляете! При пересчете на человеческий этой девочке только-только тринадцать исполнилось! И вот как такую вообще могли замуж выдавать? Хотя нет, это их внутренний вопрос. Но выпускать ребенка! Девочку!..

Ох, боюсь, если с ней что-нибудь случится на территории Айлетта – одной лишь войной мы не обойдемся.

Если бы могла – придушила бы Тиа! Это все его гениальные идеи! А страдать, как обычно, я должна?! Ну и где в этом мире справедливость, а?!

Глава 9

Магические построения с любимой ба

Вот так и повелось, что я, Свит и Снежи стали опекать это неразумное создание темной масти. Она же только казалась взрослой, а вот эмоционально – ребенок ребенком. И ведь все это приходилось делать под неусыпным надзором четырех воинов-дроу, которые прекрасно знали, что за потерю будущей владычицы с них не только кожу живьем спустят, но и поджарят в масле до тонкой хрустящей корочки. Нет, определенно, чем больше узнаю о порядках дроу, тем больше понимаю лесных эльфов! С такими сородичами только воевать и можно – по-хорошему договориться вряд ли выйдет.

В общем, можно сказать, что темные влились в наш коллектив. Вынужденно, но влились. Вернее, они последовали за женщиной своей расы, как и полагается – покорно и молча. Даже Рисон не возражал, хоть и кривился, когда видел Йолу, секретничающую со Снежей. К слову, ближе всего Йола сошлась именно со стихийницей. Хотя это не мешало нашей темной леди видеть в Свитти подушку для слез, а во мне кого-то типа верховной жрицы. То есть с Карнелией девочка делилась своими детскими тайнами и мечтаниями, а с нами – проблемами. Ну и где здесь справедливость? Вот почему Снежи все время достается самая легкая работа, а? Впрочем, почему это легкая? Нападки мальчиков-зайчиков доставались почти ей одной. Особенно в этом деле отличились темноокие «близнецы» (да-да, я их до сих пор не различаю) – вот уж кто умудрялся выводить из себя обычно спокойную Карнелию. Никогда прежде стихийница не воспламенялась так быстро, как в случае с ними. Вот вам и ледяная королева… Хотя в этом бедламе я уже всего ожидаю и ко всему готова…

Как оказалось – не ко всему. О собственной ба с этими проблемами, тайнами и делами я забыла так основательно, что вспомнила, лишь увидев ее традиционно зеленый силуэт в дверях.

Приехали, называется!

Пока я осознавала действительность (а заодно и смирялась с нею), Марьяса Огненная уверенно подошла к кафедре. Тишина стояла абсолютная. Странно, но даже обычно шумные дроу молчали: то ли знали репутацию моей ба, то ли поддались общей панике.

– О, я вижу, сегодня все в сборе! Рада-рада. Рассаживайтесь поскорее, и уже начнем, а то времени у меня сегодня не так уж и много. Расположились? Вот и замечательно. А теперь пару слов тем, с кем я еще не знакома. Зовут меня Марьясой Лиршей, но все давно называют просто Огненной. В качестве лирического отступления: нет, это не я спалила темным приграничные посты. Это была другая Огненная. Я же добрая, так что никого не трогаю. – Угу, если ее не злить – несомненно. А в противном случае: кто не спрятался – сам дурак. Но это так, к слову. – Далее, в вашей группе я буду читать «Основы магических построений». То есть на моих занятиях мы будем учиться конструировать собственные заклинания, а не разбирать на составляющие уже существующие. Очень надеюсь, что это вам по плечу. Заранее оговорюсь, обычно эту дисциплину начинают читать на шестом курсе, но в вашем случае решили сделать исключение. И дело не только в нехватке преподавателей по базовым направлениям, просто вас всех готовят к дальнейшему обучению. В последнее время крайне мало студентов после окончания шестилетки идут дальше, а это, как известно, подрывает магический потенциал королевства, поэтому было принято решение усилить интенсивность обучения на базовых курсах. Заодно и вам полегче будет, если все-таки рискнете остаться в стенах института и дальше грызть гранит науки.

А у ба, кажется, пунктик по поводу продолжения образования. Неужели настолько мало магов получают первую научную степень? Да не, вряд ли. Просто бабуля искренне считает, что все, кто осилил шесть лет учебы, должны идти дальше. В идеале до степени архимага. И то, что она сама все никак не возьмет эту последнюю вершину, лишь усугубляет ситуацию – по крайней мере, в ее глазах.

– Так, сегодня мы разберем на элементы заклинание типа «огненный шар». Как вы знаете, у этой магической конструкции наибольшее число вариаций и построений. На данный момент в архивах ассамблеи насчитывается более пятисот различных версий. Это из-за того, что само по себе заклинание довольно простое, но в то же время имеет определенный потенциал изменяемости. То есть новую функциональную модель можно построить, даже опираясь на знания, полученные после шестого курса, – продолжала вещать она, время от времени обводя учеников суровым взглядом.

А в бабуле, оказывается, погиб великий педагог. И почему она толком не преподает? Не понимаю. А ведь она и научное руководство берет далеко не всегда. Даже Тиа (а он как-никак сын предыдущего директора института) она взяла с тысячью условий, о которых никогда не забывала сама и напоминала окружающим. Мама это ее свойство называет фамильным нравом дома Лиршей. Папа обычно куда более прямолинеен, а потому в его речах это звучит примерно так: «феноменальная вневозрастная стервозность». Нет, они очень любят ба, но на расстоянии. Причем чем больше это расстояние – тем сильнее любят. И я, кажется, начинаю понимать причины подобного их отношения… Может, и мне в соседнюю державу податься? Ну там студентом по обмену? Или приглашенным специалистом по любовным зельям? Вдруг возьмут, а?..

– Большинство лордов-магов защищаются именно по данной теме, – тем временем произнесла ба. – И, надо отметить, успешно защищаются. Ладно, на этом и закончим с вводной частью, а сейчас прошу вас всех создать по огненному шару.

Нет, ну она дает! Как можно вот так с ходу вручать классу такие задания, даже не узнав о способностях учеников! Хотя она у меня всегда была бесстрашной… а я на всякий случай лучше пригнусь – под партой сейчас будет самое безопасное место…

Не обращая внимания на недоуменные взгляды дроу, костяк нашей старой группы осторожно сполз под стол, при этом мы не забыли поставить щиты помощнее… И только Снежа осталась сидеть. На ее сосредоточенном лице нельзя было прочитать ничего конкретного, кроме усиленной работы мысли, пожалуй. Вот на кончиках ее пальцев появились первые робкие огненные искры…

В тот же самый момент я зажмурилась и прикрыла голову руками.

Разумеется, взрыв не заставил себя долго ждать. А нечего снежной стихийнице давать пламя в руки! Огонь ледышкам не игрушка – а оружие массового поражения!

– Все целы? – осторожно выглядывая из-за своего укрытия, поинтересовалась я.

Первым делом я посмотрела на темных – они меньше всех были готовы к подобному, а потому и пострадать могли сильнее остальных. К счастью, обошлось. По крайней мере, травм, несовместимых с дальнейшим существованием, удалось избежать. И даже шевелюру все сохранили. Да и тонкий слой копоти на черной коже почти незаметен – разве что на светлых волосах сажа смотрится… хм, оригинально.

– Это что было? – стряхивая серый пепел с изумрудной ткани платья, поинтересовалась моя ба. Почему-то смотрела она при этом именно на меня. Интересно, а я-то тут каким боком виновата?!

Впрочем, почему бы и не ответить, раз просят?

– Это была стихийница в работе с заклинанием, противоположным ей по природе. Снежа плохо чувствует наполненность огненных конструкций силой, а потому обычно сливает в них весь доступный резерв. В общем, результат очевиден. – Я рукой показала на обугленные стены и несколько рассыпавшихся в пепел шкафов.

– А раньше сказать было никак? – недовольно нахмурилась моя ба, чуть притоптывая ножкой от раздражения.

– А ты не спрашивала, – пожала плечами я. – Да и, насколько мне известно, преподавателям дают всю необходимую для проведения занятия информацию. В том числе и по ученикам. – Если я и надеялась этим смутить Марьясу Огненную, то сильно прогадала – мою бабулю так просто сбить с толку никому не удастся. Не зря же она при дворе столько времени отирается.

– Так, все с вами ясно. Быстро покидали свои угольки по сумкам – и вон отсюда. Встретимся на следующей неделе.

Хм, а угольками она что обозвала? Наши учебные принадлежности? Я опустила взгляд на свою парту… Н-да, институтский завхоз нас убьет, а библиотекарь потом воскресит и заставит тысячу раз переписать все уничтоженные учебники, причем каллиграфическим почерком и с добавлением иллюстраций и комментариев. Кажется, остальные подумали о том же, ибо вымученный вздох вышел уж больно слаженным.

– Свободны, я сказала! И чтобы до следующей недели я ни о ком из вас не слышала!

Но сбежать мы не успели – на шум и фейерверк явился лорд-директор. Боги, да неужели у него своих дел нет? Или он так развлекается за счет студентов? Чуть что случится – он тут как тут!

– Что здесь произошло? – Хмуро обозрев результаты небольшого заклинания в исполнении нашей стихийницы, лорд-директор почему-то сурово посмотрел на меня. Боги, ну почему всегда и везде они считают, что именно я виновата! Да за все время моего обучения школьное имущество страдало лишь трижды! И то два раза я была не прямо виновата, а косвенно!

– Думаю, я сама тебе все объясню, – кивком поприветствовав Тиа, спокойно произнесла ба. – Вы свободны. Не заставляйте меня это повторять еще раз. – Быстро глянув на нас, Марьяса Огненная нервно свела брови.

Ох и правда, что-то мы тут подзадержались. А моя ба сильно не любит повторять одно и то же по нескольку раз. Уже перешагивая через порог, я запнулась за какую-то обугленную деревяшку. И пахать бы мне мрамор носом, если бы меня не поймали. Хм, а знакомые все ручки. Подняв глаза, я приветливо улыбнулась Рельму.

– Привет, – отчаянно борясь со смущением, улыбнулась я.

– Привет, все летаешь? – с наигранной серьезностью уточнил демон, хотя я прекрасно видела, что он с трудом сдерживает смех.

– Все летаю, – покладисто подтвердила я. – Спасибо, что ловишь.

– Да пожалуйста! Кстати, а что тут у вас произошло-то?

– А на что похоже? – спросила я, через плечо вновь осматривая подгоревшие руины класса.

– На то, что вы здесь драконов пытались скрестить. Огнедышащих, – произнес Рельм и наконец рассмеялся.

Хорошо ему – он-то здесь всего лишь сторонний наблюдатель, а ведь с меня потом Тиа за испорченное имущество точно спросит. Причем в полном соответствии с правилами! Это ведь моя группа – моя! А значит, старосте и отдуваться за деятельность своих соучеников… Эх, и что за судьба у меня такая? Вроде бы и столкновений лишних с директором быть у меня не должно (ведь мне запретили варить зелья самостоятельно, а значит, и шансов серьезно напакостить у меня никаких), а вот как выходит! Проклята я, что ли?

– Эй, Мариш, ты чего? – заметив мое далеко не радостное выражение лица, взволнованно спросил Рельм. – Ты не пострадала? Может, тебя задело?..

– Все нормально, Рель, честно. Просто представила, сколько мне потом объяснительных писать и всего выслушивать…

– А-а-а, – протянул он, – все ясно. Что ж, раз уж аудиторию вы разнесли и с занятия вас всех выгнали, то, может, составишь мне компанию? Я тут как раз такое симпатичное кафе присмотрел…

Нет, он точно демон. Искуситель! Мне ж надо оправдательную речь сочинять. Но ведь если я потрачу пару часиков на Рельма – это же не страшно, так? Я же совсем чуть-чуть погуляю… а к следующему занятию мы освободимся!

– Отлично! Веди! И кстати, где ты потерял своего темно-синего друга?..

Рельм лишь таинственно улыбнулся. Кажется, сообщать мне, куда запропастился Виори, мне не собираются. Ну и ладно! Сама узнаю. Я ж упертая – вся в бабулю.

Глава 10

Неудачное свидание

Как я и думала, Рельм раскололся и выдал друга еще до того, как мы достигли кафе. Причем заложил он Ви по полной, указав причины отсутствия, приведя собственные наблюдения и снабдив все это красочными подробностями. Смеялась я как ненормальная. Никогда бы не подумала, что это возможно, но наш твердокаменный Виори – влюбился. Причем не в какую-нибудь милую девочку-паиньку, а в самую что ни на есть матерую мегеру. Ту самую. Да-да, демоненок замахнулся на Лилею Грейви! Не знаю, где он столько наглости насобирал, но ему хватило. И даже с излишком – потому что нормальные здравомыслящие существа к Мегере без весомых причин не приближаются. А Виори не только рискнул сунуться в ее логово, но и сделал это с букетом цветов (как сказал Рель, именно у него друг и обзавелся растительностью) и коробкой дорогих конфет (тут уж я невольно облизнулась и завистливо вытянула все подробности о сладком подарке). Разумеется, результат сего действа оказался отрицательным. Но Ви, как истинный демон, сдаваться не собирался и вообще решил взять даму измором.

– Рель, – сквозь смех с трудом произнесла я, – а он никаких подозрительных зелий не употреблял? Что-то уж симптомы похожи.

– На что? – сразу же заинтересовался мой кавалер.

– На мои зелья. Не знаю, слышал ли ты об этом, но я тут вместо феи любви: любое мое зелье помимо заявленных в рецептуре действий может иметь и крайне любопытное побочное.

– Побочное?

– Не слышал, значит, – невольно улыбнулась я. Еще полгода назад я бы не смогла так свободно говорить о своей ущербности, а сейчас смотрю на это как на забавную изюминку, делающую мою пресную жизнь вкуснее и ярче. – Побочным действием является приворотный эффект. Не слишком сильный, длительностью всего в четырнадцать дней, но стабильный. Так что? Он никаких подозрительных смесей неясного происхождения не употреблял?

– Да нет. Не волнуйся. Для него подобное поведение естественно, особенно если он всерьез кем-то увлекается. Да и во все остальное время он абсолютно адекватен.

– Адекватен? – скептично хмыкнула я. – Я бы не назвала адекватным демона, влюбившегося в Мегеру. Она страшная женщина. И он еще не раз пожалеет, что сунулся со своими неприличными предложениями именно к ней.

– Эй, Мари! Все его предложения совершенно приличны! – искренне возмутился Рельм, вступившись за друга.

– Ну-ну. Еще скажи, что он ей руку и сердце предлагает.

– Разумеется, а как же иначе? – И прямой недоуменный взгляд, словно демон и правда не знал, что бывает по-другому.

Та-ак. Кажется, с альвами демоны пересекаются нечасто, иначе точно бы знали, как оно бывает. У нас в Айлетте крылатые – явление почти повсеместное, а потому и взгляды на отношения невольно, но становятся свободнее. Правда, не у аристократии. Хотя и там случаются исключения. Например, Рыж. В смысле его светлость граф Констан Орше обладает весьма широким взглядом на мир. По крайней мере, одновременно взирать на десяток красоток он может без особого труда. Причем не только взирать – ну, думаю, вы понимаете, о чем это я.

Тяжело вздохнув, я посмотрела на демона. Смеяться уже как-то не хотелось, напротив, мне было очень жаль бедного Ви, ввязавшегося в историю, не зная основных законов жанра. А по жанру у нас выходит совсем не комедия, а самая что ни на есть настоящая трагедия. И, боюсь, что с обязательной смертью героя в конце.

– Рель, он выбрал не ту.

– Это еще почему? – Рельм, разумеется, сразу же встал на защиту друга. Нет, честно, лучше бы он его с таким же упорством отговаривал от опрометчивого решения связаться с темной леди! – Она довольно сильная женщина. Такие редко встречаются.

– Она – дроу! Дроу не нарушают правил. Кровосмешение для них преступление. И если у них не поменялись законы (в чем лично я сомневаюсь), то наказание за подобное у них – смерть. Так что я бы на твоем месте попросила друга поменять свои предпочтения в выборе дам, пока это не обернулось катастрофой.

– А если он ее и правда любит?

Боги! Ну как дети, чес-слово! Что значит «любит»?! При таком развитии событий это лишь отягчающее обстоятельство!

– Разлюбит! – веско произнесла я. Этот спор казался мне изначально бессмысленным. Законы не нарушают. Какими бы глупыми они ни были – их необходимо выполнять. Да и лезть со своими правилами в подземелья – самоубийство. Да я лучше в драконьи горы отправлюсь и оболью себя соусом поострее (как любят эти чешуйчатые монстры), чем сообщу дроу о том, что одна из их леди увлеклась молодым человеком со стороны.

– Мари, а ты смогла бы так?.. – спустя минуту как-то задумчиво поинтересовался мой спутник, а потом, словно наконец сложил два и два, с удивлением воззрился на меня. – Или ты уже так поступила?..

Я лишь неопределенно пожала плечами. Вот только Рельм, как и все демоны, был на редкость упертым в вопросе добывания новой информации. А я, к сожалению, его действительно интересовала.

– Ты и директор… Между вами что-то было, так? Я видел, как он сегодня косился на нас… Мариш, так смотрят только на тех, кто небезразличен… все еще небезразличен. – Еще один проницательный на мою голову!

Я чуть не зарычала! Нет, ну что они все к Тиа привязались?! У меня что, нет права на ошибку?! Да, я позволила себе глупость в него влюбиться, но это когда было-то?! А ведь до сих пор вспоминают!

– Ничего между нами нет.

– Но ведь было, так? – Рельм продолжал гнуть свое.

Все-таки демоны на редкость уперты. И чаще всего тогда, когда это нужно меньше всего. Вот, спрашивается, какая ему разница, а? Я же сейчас на свиданки на сторону не бегаю, так? Не бегаю! Ну так зачем вспоминать о том, что было в седую древность еще при первых королях?!

– Не было между нами ничего. Разве что пропасть недопонимания, но сомневаюсь, что это тянет на отношения. Ах да, еще был приворот. Целых две недели я страдала от внимания Себастиана Арвишше, а весь институт потешался, наблюдая за развитием событий. Кстати, этого унижения лорд-директор мне так и не простил. Ты действительно все еще думаешь, что между нами что-то могло быть? – Я прямо посмотрела на своего собеседника. Разумеется, Рельм выдержал мой взгляд, более того, увидел в нем что-то такое, о чем я сама понятия не имела.

– Может, тогда назовешь причину? – попытавшись улыбкой сгладить мое раздражение, попросил демон.

– Причину? – в очередной раз почувствовав, как у меня от одного взгляда на этот образчик мужской породы начинают слабеть колени, озадачилась я.

– Да. Почему между вами ничего не было? Неужели не пришелся по нраву? Или ухаживал не так? – Рельм хитро посмотрел на меня, и почему-то в тот же миг вспомнились и встречи на балконе, и конфеты, украдкой поедаемые по ночам… А ведь все думали, что я их выкидывала не глядя и без раздумий. Ну-ну, одна такая коробочка идет на вес золота, а вкус!.. В общем, прежде чем демонстративно избавиться от упаковки, я всегда аккуратненько извлекала содержимое.

– Он – альв, – так, словно это объясняло абсолютно все, произнесла я. Разумеется, Рельм не понял. Ох, кажется, правду говорят, крылатые – это только наше бедствие. Наверно, в государствах, где подавляющее число жителей чистокровные, беспутным воздушникам ловить нечего. Вот и отрываются они в Айлетте да на территории людских островов.

– А разве это так важно? У вас же чистоту крови не сохраняют, так какая разница, к какой расе…

Все-таки я не сдержалась – зарычала. Рельм удивленно глянул на внезапно показавшую демонические клыки милую и добрую меня. А что такого? У меня бабуля, между прочим, настоящий демон! Конечно, я больше на среднестатистического человека похожа, но в действительности людской крови во мне всего четверть! И как там переплелись гены нимф, эльфов и демонов, только боги и знают… Словом, иногда я сама себя боюсь. Правда, нечасто, ибо вывести меня из себя сложно.

– Альвы – это стихийное бедствие. Объясняю специально для тех, кто не в курсе: во-первых, их верности едва хватает на месяц; во-вторых, своих детей они никогда не воспитывают, предпочитая сбросить всю ответственность на других; в-третьих, благовоспитанной девушке достаточно первых двух пунктов, чтобы навсегда отказаться от любых видов на представителей этого племени. Вопросы?

– А как же чувства? Мари, это все хорошо, но одной честью рода счастлив не будешь.

Интересно, а что мне будет, если я прибью студента по обмену? Сразу казнят? Или выдадут демонам для разбирательства? И можно ли считать смягчающим обстоятельством тот факт, что данный гражданин дружественной нам Димиании меня уже основательно достал? Что-то сомневаюсь. А раз погибать во цвете лет мне как-то не улыбается, то сделаем пару медитативных вдохов (все-таки боевик я или нет, нас же контролю с первого курса учат!) и спокойно-спокойно произнесем:

– Рельм, я не знаю, как у вас в этой вашей Димиании, а у нас честь рода превыше всего. Да, любовь в отношениях желательна, но она не обязательна. Во многих аристократических семьях у нас до сих пор сватают детей еще до их рождения. Правда, этим в основном люди занимаются – долгоживущие расы редко когда так спешат. Но подобные договорные браки у нас практикуются, и они законодательно одобрены. Думаю, на основании этих сведений ты можешь сделать вполне верные выводы, не муча меня при этом бесконечными «как» и «почему».

– Прости, Мари, но я не понимаю, – наконец негромко произнес демон. – Даже если это и так. Пусть. Я согласен, идти против законов и семьи – не лучшее решение, но ведь речь сейчас не о каком-то абстрактном случае. Речь о тебе. И о нашем директоре. Скажи, разве он похож на существо, способное все бросить и уйти? Лично я так не думаю. Конечно, я не так долго с ним общаюсь, как ты, но мне он показался на редкость ответственным молодым демоном. Именно демоном, Мари. Конечно, он не похож на нас внешне, но вот ведет он себя… Если честно, в столь жесткой дисциплине мы молодежь уже не воспитываем…

Молодежь?..

Стоп! Как же я раньше этого не заметила?!

Так-так-та-ак…

Сразу же вспомнились все оговорки этой парочки демонов. Виори, например, когда я поинтересовалась, почему он все время зачесывает челку на правый бок, продемонстрировал мне тонкий шрам, проходящий через бровь к уголку глаза – явный след от удара мечом. Рана явно не учебная – боевая. На показательных дуэлях и тренировках сразу оговаривается, что удары по голове запрещены. Случайно? О нет, случайно нанести такой удар невозможно. Разве что в горячке боя… А последняя война у нас закончилась… Ох, дайте боги памяти, история никогда не была моей сильной стороной… О, точно! Даже моя ба ее не застала! А значит, с тех пор прошло уже почти два столетия! А поэтому…

– Рельм, а сколько тебе лет, а?

Демон сразу же замялся. Я уже давно заметила, что мне он старался не врать. Если уж не мог сказать, то просто замалчивал, но не обманывал. Неужели решится нарушить это своеобразное правило? Не хотелось бы.

– Сто тридцать два, – наконец произнес он, при этом смотрел он куда угодно, но только не на меня.

Миленько. Он чуть младше моей ба. А если учесть, что в отличие от эльфов демоны развиваются так же, как и люди… В общем, передо мной стоит далеко не студиоз, скорее хорошо натренированный… Кто? Шпион? Все возможно. Как я говорила – с моей жизнью грех удивляться таким мелочам.

– А Ви?

Вот теперь Рельм окончательно смутился.

– Ну… он несколько старше…

– Рель, я сейчас серьезна как никогда, а потому хочу получить максимально серьезный ответ на свой вопрос.

– Ему без малого четыре века.

Ох, а вот такого я, пожалуй, все-таки не ожидала. Настолько опытные демоны у нас даже в политику стараются не вмешиваться – предпочитают сидеть у себя в имениях, полностью скинув всю ответственность за государство на детей-внуков. А тут вот так запросто…

– Зачем? – Я хмуро посмотрела на демона. Я уже привыкла к нему и давно считала другом. – Что вам нужно от нас? И не надо говорить о желании учиться!

– Мари, но мы правда учимся! Конечно, это не первое наше образование, но и у себя мы студенты! Так что ты не думай! Мы не шпионить прибыли! Нас просто попросили рассмотреть возможности для более плотного сотрудничества с вами!

Он не врал. Нет, я, конечно, не истинница, чтобы знать, когда и в чем мне лгут (для этого у меня есть Свитти), но улавливать основной фон беседы мне по плечу. Сейчас Рельм не юлил и не пытался ввести меня в заблуждение. Впрочем, и всей правды не раскрыл. Ну и ладно. И без того мне есть о чем подумать…

– Рельм, прости, но, кажется, кафе на сегодня отменяется. – Я вымучила виноватую улыбку. Почему-то смотреть в глаза демону я уже не могла.

– Обиделась? – тяжело вздохнул мой кавалер.

– Нет, запуталась. Ты тут ни при чем. То есть при чем, конечно, но я сейчас не готова это обсуждать. Давай лучше встретимся ближе к выходным – тогда и поговорим.

Рельму оставалось лишь послушно кивать, соглашаясь на все мои предложения. Вот и хорошо. А мне не помешает обо всем этом подумать, ибо, кажется, я слишком увлеклась чужими проблемами, напрочь позабыв о собственных.

Глава 11

Злые шутки

После разговора с Рельмом я почувствовала себя разбитой, причем на мелкие осколки. И я даже не знала, с какой стороны мне подойти к вопросу собственной склейки. А еще пара у магистра Лимона! Боги, вот только его мне и не хватает сейчас для полного счастья!

Но ничего не остается, кроме как смириться со своей судьбой и ползти в лекторий. Раз уж моя ба появилась в стенах института, то не стоит слишком уж часто прогуливать занятия – она у меня глазастая, а потому многое подметить может.

К моему величайшему удивлению, добравшись до лекционного зала, я застала под дверьми всю темную половину нашего класса, да еще и с довеском в лице Мика. И – что меня убило окончательно! – он премило беседовал с Йолой, периодически один из них взрывался смехом, который сразу же подхватывал второй. Остальные темные пристально следили за тем, чтобы их леди не грозила опасность, но к этой парочке не приближались.

Хм… либо я чего-то тут не понимаю, либо Мик все еще не осведомлен о том, с кем общается. То есть о том, что его новый друг на самом деле – подруга. Как там сказал Рыж? «Все у них пучком»? Миленько, конечно, но вот зря он для этой миссии выбрал дроу. Я, конечно, понимаю, что у нас в королевстве запретов на межрасовые связи нет, но вот у самих темных… Хм, дать Констану, что ль, учебник почитать? Там ведь в разделе про темных много чего интересного прочитать можно. А главное – полезного и жизненно важного!

В общем, пора этот фарс прекращать, а то воины-дроу скоро заявятся к нам в гости и сровняют с землей институт, аргументируя свои действия тем, что это «гнездо разврата и порока» не должно омрачать своим существованием полотно жизни.

– Мик, ты где Рыжа потерял? – решительно подойдя к веселящейся парочке, хмуро поинтересовалась я. Интересно, что нимф не стал играть привычную роль обманутого возлюбленного и только отмахнулся от меня:

– Он следом за тобой на свидание сбежал. Кажется, с кем-то из первогодок, – после чего снова вернулся к Йоле. Не знаю, что он там ей шептал на ушко, но наша темная леди то краснела, то бледнела, нервно закусывая уголок губы, чтобы не рассмеяться.

Вот любопытно, а она помнит, что всего пару дней назад рыдала у Свитти на груди, жалуясь на бессердечного и злого Рисона?! Не могла же она так быстро изменить своему увлечению!

Так, ладно, подойдем с другой стороны. Я обратилась к своему напарнику по административной работе:

– И ты считаешь это нормальным? – Я взглядом указала на нашу весьма странную парочку: чистокровный лесной (на вид) что-то взахлеб рассказывал темной эльфийке. Это ли не бред?

– А что не так? Кем бы дитя ни тешилось, лишь бы ко мне не лезло, – безразлично пожал плечами этот нехороший дроу.

– И что на это скажут ваши владычицы?

– Ну под венец же они пока не собираются, – все с тем же абсолютным равнодушием произнес он.

– Когда соберутся, будет поздно, – буркнула я, краем глаза наблюдая за Миком. Конечно, хорошо – ничто не препятствует ему общаться с девушкой. Но вот то, что из всех возможных вариантов ею оказалась темная…

– Да не волнуйся ты так. В крайнем случае, отговорку найти всегда сможем! – фыркнул Рисон, демонстративно отворачиваясь от увлеченной друг другом парочки.

Я недоуменно глянула на остальных дроу. Те сейчас заинтересованно смотрели в нашу сторону, но не более того. Может, я тут чего-то недопонимаю?

– А как у вас относятся к смешанным бракам? – осторожно поинтересовалась я, прикидывая, во что это все грозит вылиться. И не надо меня убеждать, что они там без задней мысли! Знаю я этих молодых да ранних! И особенно Йолу! Раз уж она из-за Рисона (который в ее сторону даже смотреть не думал) решилась нарушить все законы рода, то из-за Мика, относящегося к ней со всем вниманием… Ох, я бы на месте этого ребенка влюбилась. Вернее, когда-то давно я совершила похожую ошибку. Тиа ведь правда возился со мной. У ба времени было не так уж и много, родителей я не видела месяцами, а вот он никогда не отказывал мне в компании… В общем, в том, что Йола влюбится по уши, я уже не сомневаюсь. И вряд ли ее семья воспримет ее чувства лучше, чем когда-то это сделала моя.

– Крайне отрицательно, – понимающе усмехнулся Рисон. – Но все зависит от рода и социального положения. Если решившийся на подобную глупость относится к роду Грейви и сумеет обосновать свой выбор, то почему нет? Ну, или если это будет владычица клана… Ты же должна понимать, что именно наши владычицы прописывают законы, а потому и изменить их в угоду себе они могут. – И долгий взгляд на Йолу. О чем он думал в этот момент? Прикидывал шансы на изменение традиций?.. Стоп! Грейви?!

– А почему твой род так спокойно относится к нарушению чистоты крови?

– Ну, я бы не сказал, что спокойно! Просто мы бунтари по природе, и, если нам не давать того, чего мы хотим, это может плохо закончиться. Для всех. Были прецеденты… Короче, владычицы больше не рискуют родниться с нашим бешеным родом. И если кому-то из нас что-то взбредет в голову – с этим смирятся.

А ведь Йола о чем-то таком уже говорила… Может, зря я так разозлилась на Рельма? Возможно, у Ви с Мегерой и есть шансы… Хотя если Лилея Грейви за столько лет не обрела семейного счастья, то и в дальнейшем вряд ли решится на подобный шаг. Темные леди отличаются повышенной упертостью, они даже упрямей демонов, а это говорит о многом.

Боги, и за что мне только все это? То альвы, то эльфы… только драконов и не хватает для полного счастья!

Кстати, насчет крылатых… Почему это Нил сидит в одиночестве, да еще и спрятавшись за этот вечно гибнущий фикус? Решительно отодвинув всех остроухих на задний план, я направилась к альву. Эх, что-то мне подсказывает, что я знаю причину его совсем не радостного состояния.

– Привет, не возражаешь, если я к тебе присоединюсь?

Нил оторвался от созерцания пола и посмотрел на меня. Ох, как же я не люблю видеть вечно веселых альвов в таком состоянии! Вот же создания! Сначала насочиняют себе проблем, а потом сами же с ними и борются. Интересно, это у них такой менталитет особенный? Или я чего-то не понимаю?

– Как хочешь, – безразлично откликнулся Нил и чуть подвинулся.

Я запрыгнула на подоконник и расположилась рядом с ним. Упрямый фикус лез мне в лицо, я раздраженно отфыркивалась, но терпела. И чего это растение никак не подохнет? Вот сколько раз видела, как в горшок студенты, дежурные по этажу, выливают мыльную воду, а он все равно живет! А главное, он такой милый уголочек занимает, и ведь если бы не это вредное растение, здесь можно было бы вполне удобно расположиться!

Впрочем, это совсем не то, что должно меня сейчас волновать. Куда важнее – Нил. Хотя интересно, с каких это пор я начала в учебное время решать проблемы пролетавших мимо альвов? Эх, не доведет до добра меня моя жалостливость… Точно не доведет!

– Рассказывай, – тяжело вздохнула я, готовясь к очередной отповеди типа «я такой хороший, а меня так не любят». Но Нил лишь удивленно посмотрел на меня:

– О чем?

Что ж, раз он сам не хочет говорить, то придется это делать мне. Тем более пара любопытных предположений у меня имеется.

– О том, как ты подлил мой эликсирчик. И о том, как магистр стал клеиться к особе женского пола. Не просветишь, кого он там наметил своей главной жертвой? – И любопытно-невинный взгляд, не способный обмануть даже ребенка, зато упрямо вызывающий улыбку.

– Как ты узнала?! – Вот теперь на меня действительно смотрел альв, а не его бледная тень. И замечательно, а то я как-то не привыкла лечить чужие души. Да и неблагодарное это занятие, особенно когда своя собственная – потемки.

– Ну, – протянула я, задумчиво качая немного пожелтевшую ветку фикуса, – догадаться было не сложно. Я бы на месте магистра поступила точно так же.

– Влюбилась бы в первую встречную?! – Альв возмутился и насупился одновременно. Ребенок. Вот как есть дитя дитем. И на что, интересно, он с таким мировоззрением замахивается? На собственный дом? Да ему даже мечтать о таком пока рано! Великовозрастный младенец! Вцепился в первую понравившуюся игрушку и ничего больше не видит. Впрочем, посмотрим на все трезво: я не лучше. Хотя мои привязанности обсудим в другое время, которое, если мне наконец-таки повезет, никогда и не наступит.

– Нет, сыграла бы эту любовь. Хотя две недели трудновато. Но если подходить ко всему с умом – столько и не понадобится. Ты ведь уже о побеге подумываешь, так?

Нил непонимающе воззрился на меня. Тепло улыбнувшись ему, я пояснила:

– Не знаю, заметил ли ты, но в тот момент, когда ты самым наглым образом похищал мое зелье, магистр был в комнате.

– Он читал! А уж поверь мне, пока он читает, мир может разрушиться до основания, но Мил этого даже не заметит!

– Не стану спорить, мне тоже показалось, что он на редкость увлекающаяся натура. Особенно книгами. Но тут есть одно уточнение: на тот момент он не читал, а только пытался это делать. И не сказать что успешно.

– То есть?.. – На лице альва появилась робкая улыбка. Кажется, он понял, что я хотела ему сказать.

– То есть он прекрасно видел, что ты сделал. А выявить наличие определенного зелья, зная его тип, в собственной еде для мага его уровня особой сложности не представляет.

– Я идиот, – убито произнес Нил, улыбаясь через силу, но искренне. А ведь мне он даже нравится. Прямой, спокойный, собранный. В случае необходимости он может вести себя в соответствии с ситуацией. Но в то же время он легок. Все же альвы не так и плохи. Что бы там о них ни говорили.

– Не спорю. Твои действия особым изяществом не отличались.

– Есть предложения? – Нил заинтересованно подался ко мне. Если учесть, что и до этого мы сидели практически плечом к плечу… Хм, а тушка у него тяжелая. А на вид и не скажешь!

– Есть! – произнесла я, подныривая под его руку и тем самым перераспределяя нагрузку чуть иначе. Теперь он хотя бы меня не раздавит. Но со стороны мы, наверно, смотримся… Нет, этот фикус тут определенно к месту! Мне только слухов о моей связи с альвом на фоне прочих и не хватает! – Например, оставить все как есть. Нил, я понимаю, что ты стремишься всеми возможными способами привязать его к себе, но оно тебе надо? Нет, правда? Просто подумай, чего ты ждешь от этих отношений. И о том, что имеешь уже сейчас.

После этих слов я вывернулась из объятий крылатого и спрыгнула. Разумеется, по закону подлости я ударилась лодыжкой об кадку фикуса… Чтоб у этого растения все листья пожелтели да отвалились, а корни в узел завязались!

– Но…

Я глянула на явно растерявшегося альва. Ох, как же с ними все-таки сложно. Особенно когда они сами не знают, чего хотят.

– Он не выставит тебя за дверь – поверь мне. Если до сих пор он все еще мирится с твоим существованием на его территории, то будет так и дальше. Сильнее, чем есть, все равно не привяжешь, а вот отпугнуть можешь запросто. Но решать все равно тебе.

Несколько секунд он просто смотрел на меня, словно пытаясь что-то понять или, вернее, заглянуть в мои мысли. Ох, если бы он только знал, насколько это неблагодарное занятие – я сама там ничего путного найти не могу, что уж говорить о гостях со стороны!

– Я учту, – наконец произнес он, чуть лукаво улыбнувшись. – И все-таки ты права: решать мне и только мне. Беги уж, фея, а то на тебя друзья стали посматривать.

Я, бросив взгляд через плечо, убедилась, что Нил прав. Откуда и когда успели набежать остальные, не знаю, но группа была в полном составе.

Рыж поглядывает в мою сторону так, словно я тут им танцы с раздеваниями устроила, а не беседу со знакомым альвом. Вот же морда рыжая-бесстыжая! Ведь он мне сейчас еще и претензии предъявлять начнет! Впрочем, и мне есть что сказать нашему малышу-плохишу. Например, мне очень интересно, как он собирается объяснять, что умолчал кое-какую информацию. И ведь оправдываться ему придется не передо мной. Совсем не передо мной.

Как я и думала, стоило мне только подойти, как Констан, отложив все прочие беседы, бросился мне навстречу:

– Сестренка, новый кавалер? А не много ли их на одну тебя?..

– Мне хватает. А ты бы уж лучше за своим кавалером присматривал, а не за моими наблюдал! – сухо произнесла я.

Мик все еще общался с темной. О чем можно говорить столько времени? Особенно когда не знаешь, что рядом с тобой девушка? Вот-вот. Лично меня подобные таланты нашего Сияющего начинают смущать и беспокоить.

– Да не переживай ты за них так! Пусть хоть раз в жизни с девушкой нормально пообщается.

– А с родителями этой девушки ты сам потом объясняться будешь? – Я, саркастически усмехнувшись, посмотрела в бесстыжие глаза демона. Ему хватило ума смутиться.

– Ну, все не так уж и серьезно…

Я лишь иронично дернула бровью и взглядом указала на полностью поглощенных друг другом молодых людей.

– Крис, я же не думал…

– И что? Тебе напомнить, что сделают темные с теми, кто причинит хоть какой-то вред их леди?

– Не надо! Я все понял и проникся! Ты лучше скажи, что мы делать будем?

– Мы?! Знаешь что, Рыж, сам эту кашу заварил, сам и расхлебывай. А мне война с дроу в ближайшее столетие не нужна. Вот и вертись как хочешь. Я в тебя верю! – И, похлопав друга по плечу, я направилась к Свитти. В конце концов, могу же я хоть пару минут провести со своей подругой, не беспокоясь об эльфах, альвах и прочей магической флоре-фауне!

Глава 12

Пари с неожиданным результатом

– Ненавижу! – зло прошипела Снежа, без стука завалившись ко мне в комнату.

Я чуть удивленно глянула на нее. Обычно наша стихийница куда сдержаннее. Я всмотрелась в ее перекошенное от злости лицо… Нет, определенно она не в себе! Интересно, кто это ее так достал, что она уже почти ночью ко мне врывается?! Время, правда, еще детское, но отбой просигналили уже с полчаса как.

– Снеж, что-то случилось? – достаточно громко спросила я, чтобы привлечь к себе внимание расстроенной, а потому полностью ушедшей в себя стихийницы. Снежа сразу же взяла себя в руки и посмотрела, скорчив просительную мордочку:

– Крис, а можно я сегодня у тебя переночую, а?

Та-ак. А вот это уже интересно. И что же могло выгнать нашу ледяную королеву из ее владений? Потоп? Пожар? Частичное обрушение кровли?

– Что произошло? – спросила я, мысленно уже прикидывая, сколько придется написать объяснительных и каким образом выбивать из лорда-директора деньги на внеплановый ремонт.

Но Снежа, вместо того чтобы прямо ответить на мой вопрос, как-то подозрительно замялась. Кажется, сегодня вечер удивительных открытий. До этого момента я была уверена, что Карнелиа Снежная и смущение ходят по жизни разными дорогами.

– Да говори ты прямо, я уже ко всему готова! Потоп? Пожар? Стены-то хоть уцелели? Опять, наверное, в огненной магии тренировалась.

– И не потоп, и не пожар – нашествие дроу, – как-то вымученно улыбнулась она.

– Йола плакаться прибежала? Что ж ты ее тогда одну бросила?

– Если бы Йола… – обреченно вздохнула моя гостья. Смотрела она при этом почему-то в потолок – и это нервировало.

– А если не она, тогда кто? – Вот теперь я растерялась окончательно. Не могу сказать, что темные мальчики держатся совсем обособленно, но с нами их контакты сведены почти к минимуму. Разве что Май иногда прибивается к кому-нибудь из нас, а вот остальные… Никак не пойму: то ли они такие гордые, то ли просто на голову в детстве уроненные. Короче, их общение с нами ограничивается двумя словами: «Привет» и «Пока».

– Мрак, – тяжело вздохнула она.

Мне оставалось лишь беспомощно хлопать ресничками.

– Какой мрак? При чем здесь мрак?

– У-у-у, – Снежа посмотрела на меня как на клиническую идиотку, – оказывается, что это ты у нас – мрак. Эй, староста, ты хоть имена темных в своей группе помнишь? – насмешливо поинтересовалась она.

– Разумеется! Йола, Май, Рисон, ну и близнецы еще. – Произнося последнее, я скорчила виноватую рожицу. Ну кто же виноват, что эти два мальчика для меня оказались совершенно на одно лицо? Они же еще и вместе постоянно ходят – разве можно таких не путать?!

– Крис! Какие близнецы?! Они к разным домам относятся! И вообще совершенно непохожи! Дайран, он более серьезный, что ли! А Мрак – он мрак и есть, полный и беспросветный, а еще наглый и приставучий.

– Так-так, подожди немного. Давай все по порядку, а то я уже теряюсь. Для начала напомни мне, о ком ты говоришь, а потом уже сыпь подробностями.

Снежа снова посмотрела на меня, как на последнюю дуру, тяжело вздохнула и только после принялась за объяснения:

– Это твоих близнецов так зовут: Дайран Крайсол и Авьер Мрак. Вот второй меня и достал уже до самых печенок! Никогда не думала, что до этого дойдет, но, Крис, приюти. Ну чего тебе стоит, а? Я уже просто не могу с ним! Я даже засыпать боюсь, потому что знаю – проснуться могу не одна.

Вот в этот момент до меня и дошла вся бредовость ситуации, а потому я начала чуть подрагивать от старательно сдерживаемого смеха. Нет, мне, конечно, жаль Снежу и все такое, но я бы никогда не подумала, что наши темные мальчики-зайчики будут так стремиться к женскому теплу и ласке. Интересно, этот Авьер Мрак ничего подозрительного не пил? Может, Свитти начала презентованное мной зелье использовать? Да нет, непохоже – тогда бы этот дроу и днем к нашей ледяной красавице приставал, а на занятиях я ничего подобного не замечала.

– Снеж, я-то приючу, но ты ведь не собираешься у меня до конца года поселиться, так? – немного нервно улыбаясь, произнесла я. – Ты пробовала поговорить с Йолой? Темные обычно своих женщин слушаются беспрекословно.

– Смеешься?! Наша Йола ушла с головой в новое увлечение – ее сейчас от Мика клещами не отодрать!

Тиа меня убьет сразу, как только узнает о новом увлечении темной. И ведь не объяснишь ему, что всему виной их молодость и жажда приключений, а не одна-единственная фея любви!

– Да не волнуйся ты так о Мике! – Снежа, получив разрешение на пребывание на моей территории, тут же развалилась на единственном кресле. – Как только он поймет, что общается с девчонкой, сразу же отделается от нее. Ты же знаешь, он терпеть не может потенциальных невесточек рядом с собой.

– А о Йоле ты подумала? Она не переживет второго отказа. Она же ребенок еще, а потому и мыслит совсем другими категориями. – Я недовольно посмотрела на Снежу. Все-таки иногда она бывает крайне жестока, даже не жестока – равнодушна. Конечно, я понимаю, что это неотъемлемая часть ее дара, но все-таки она могла хотя бы чуть-чуть сглаживать впечатление! Неудивительно, что ее в институте прозвали ледышкой. Иногда даже мне начинает казаться, что она слишком мало придает значения чужим чувствам.

– Она темная леди, а не тепличный цветок! – Да, доказать что-либо Снеже невозможно, даже если она будет неправа, то все равно найдет тысячу и одно оправдание собственному безразличию.

– А ты нимфа стихии, но почему-то вместо того, чтобы отстоять свое право на нормальное существование, бежишь ко мне. Происхождение – это еще не все, Снеж. Да и Йола уже доказала, что слишком много внимания уделяет чувствам.

– И что ты предлагаешь? Постараться развести их сейчас? Все равно ничего не выйдет! Мик уже интересен ей, понимаешь? И единственное, что мы можем для нее сделать, – это молчать. Возможно, нимф настолько привыкнет к ее присутствию, что не обратит внимания на то, что она девушка.

Я лишь вздохнула, тяжело и обреченно. Их уже не переделать. И, к сожалению, за все спросят с меня. А значит, именно мне нужно разобраться со всеми их проблемами.

– Ладно, Снеж, ты пока располагайся, а я пойду к тебе. Очень уж хочется пообщаться с твоим кавалером. Не думаю, что такое поведение свойственно дроу.

– Считаешь, он что-то задумал? – Снежа сразу насторожилась.

– Считаю, что мне стоит с ним поговорить.

– Ну как хочешь. А мне и тут удобно, – равнодушно откликнулась Карделиа, рассеянно поглаживая подлокотник кресла. Потом ее взгляд остановился на лениво развалившемся на подушке Бубле. – Кстати, если увидишь там мою кошку, то пришли ее сюда. А то вечно гуляет где хочет, а потом мне еще претензии предъявляет.

Я только молча кивнула. То, что у Снежи отношения с фамильяром с самого начала не заладились, знали все. Хотя, если честно, кроме нее, так наплевательски к своему напарнику не относился никто. Но ледышка – это ледышка. Что с нее взять?

В комнату Снежи я ввалилась без стука. Как оказалось, зря.

На кровати, усыпанной лепестками роз (наверняка все ближайшие кусты ободрал!), лежал дроу, одетый лишь в эти самые лепестки. И надо же мне было так попасть! Впрочем, подумала так не только я. Едва темный рассмотрел, кого это принесло на ночь глядя, как сразу же покраснел и замотался в одеяло на манер окукливающейся гусеницы.

– Крисси, тебя стучать не учили! – совершенно искренне возмутился парень.

Судя по всему, это и есть Мрак. Что ж, теперь я хотя бы понимаю причины, побудившие Снежу искать убежище у меня.

– А тебя не учили, что лазить в таком виде по комнатам девушек несколько невоспитанно? – не скрывая нервного веселья, поинтересовалась я.

– Меня учили, что девушек надо всячески ублажать. И ты мешаешь этому процессу!

Нет, чем больше живу, тем больше нравится! Такой откровенный бред не каждому на пьяную голову придет, а мне раз за разом в реальности с ним сталкиваться приходится. Интересно, кого это прибили мои родители, что такое качественное проклятие на мою голову заработали? И не надо говорить, что это все я сама виновата! Не было такого! Вот точно не было!

– Ты что делаешь?! Я тебе как говорила себя вести?! – внезапно раздался новый голос от окна.

Я, уже ни на что не надеясь, чуть повернула голову. На подоконнике сидела ярко-рыжая кошка и недовольно смотрела на завернутого по самый подбородок в одеяло дроу. Так, а вот и блудная пропажа нашлась. Только мне почему-то кажется, что эта самая пропажа вряд ли обрадуется, если узнает, куда делась ее хозяйка.

– Огонек, ну тут же леди!

– А ты для кого раздевался?! Разумеется, ле… – Но тут кошка заметила меня и замолкла. Определенно не та леди – это неожиданность для обоих заговорщиков. И то, что фамильяр Снежи оказался на стороне темного, говорит о многом. – Крис?!

– Крис, Крис, – подтвердила я и улыбнулась, предвкушая скорое развлечение. Кажется, у нас тут имеет место быть заговор. Любопытно-любопытно. – А вы разве не меня ждали? – почти невинно поинтересовалась я, переводя взгляд с дроу на кошку и обратно.

– Разумеется, не тебя! – Кажется, Огонек решила взять все переговоры на себя.

– А кого? – полюбопытствовала я. Дразнить их было так забавно, что мне просто не хотелось переходить к серьезному разговору. К сожалению, рано или поздно, это сделать придется.

– Снежи, разумеется! А ты на нее ну нисколько не похожа! – Это уже Мрак.

Я смерила эльфика заинтересованным взглядом – от макушки до голых пяток, выглядывающих из одеяльного кокона.

– А что, так понравилась? – прямо спросила я. Действительно, зачем ходить вокруг да около, когда можно получить все интересующие меня ответы, просто задав правильные вопросы?

Эльфик снова покраснел, хотя на этот раз не так явно. Что ж, зато теперь понятно, почему фамильяр на его стороне. Наши партнеры способны решать за нас что-либо только в одном случае: когда точно знают, что так будет лучше. И, надо сказать, слово фамильяра может стать решающим даже в магическом суде. Особенно если тот подтвердит, что все совершалось из-за его попустительства и под его контролем. Вот и верь после этого уверениям магистров, что наши любимые говорящие зверушки не способны причинить нам вред! Еще как способны! Особенно если это пойдет нам на пользу!

– Ты не красней, аки девица у брачного ложа, а правду говори! – раздосадованно фыркнула кошка, смерив Мрака недовольным взглядом. – И начни лучше с того момента, как с приятелем заключили пари.

Пари? Любопытненько…

Я, чуть приподняв бровь, посмотрела на виновника этого представления. Тот счел за благо смутиться. Так, вот теперь я точно не верю. Ладно, один раз, ну пусть два, но что б больше?! Ну нет, на такие уловки я даже в начальной школе не попадалась.

– Пари, значит? Что ж, Огонек права, мне было бы крайне интересно об этом послушать. И желательно – сначала. Причем лучше тебе все выложить мне сейчас, а не то через пятнадцать минут ты будешь рассказывать эту историю лорду-директору. – Я достала из кармана магофон и демонстративно погладила гладкий бок бесцветного кристалла. – И, поверь мне, Себастиан Арвишше бывает крайне убедительным. Особенно когда желает что-то узнать.

– Да что ты привязалась к этому пари?! Подумаешь, хотели немного развлечься!.. – раздраженно выдохнул Мрак. Выглядел он при этом крайне раздосадованно. – Тем более все равно из этой затеи ничего не вышло. Дей и трех дней не продержался – вышел из игры. А я втянулся. Да и как тут не втянешься, если она действительно мне отказала! – Последняя фраза была произнесена с такими искренними удивлением и обидой, что я невольно улыбнулась.

– А чего ты еще ждал, делая неприличные предложения девушке?

Дроу посмотрел на меня как на полную идиотку и произнес почти по слогам:

– Ты не понимаешь! Она действительно отказала! – Не заметив никакой реакции с моей стороны на эти слова, Мрак как-то обреченно вздохнул и пояснил: – Она говорила именно то, что думала. Понимаешь? Мы ведь с Деем не в первый раз развлекаемся таким образом. Это уже почти своеобразный ритуал: он указывает девушку, которую, по его мнению, мне не завоевать, а я уже прикидываю свои шансы и действую по ситуации. Нет, не подумай, все в первые встречи отпираются, но внутренне они уже согласны! Это как будто часть ритуала: сразу соглашаться некрасиво, а вот через пару дней ухаживаний – вполне. Но со Снежей не вышло.

– Тебя это так удивило? – Я озадаченно уставилась на темного эльфа. Это что ж у них там за порядки, если вот так легко соглашаются на ни к чему не обязывающие романчики? Да даже альвы честнее! Пусть они редко когда могут удержать в своем сердце любовь надолго, но они действительно любят каждого, с кем сближаются.

– Да, удивило. Я ведь воспринимаю не только речь, но и колебания ауры. И, разумеется, такой категоричный отказ – отказ искренний, не имеющий ничего общего с привычным набиванием себе цены – заставил меня заинтересоваться. Да и реагирует она на меня крайне забавно. Ты бы видела, как она краснеет! Никогда не думал, что дразнить кого-то бывает настолько захватывающе, – мечтательно улыбнулся эльфик.

Огонек на это лишь фыркнула, вкладывая в этот простой звук свое отношение к подобным подвигам.

Кстати, раз уж кошечка напомнила о себе, то не мешало бы мне тут кое-что уточнить.

– А ты почему с ним? Если все дело в пари, то ты должна быть на стороне хозяйки, а не ее коварного соблазнителя. – Я сурово посмотрела на Огонек. Лично мне казалось, что этой усатой леди на всех плевать. Она сидела на подоконнике и с величием истинной королевы неторопливо вылизывала переднюю лапку. Впрочем, заметив, что все внимание устремлено на нее, она прекратила это занятие:

– Тебе же ясно сказали, что с пари ничего не получилось. Дайран вышел из игры, а пари подразумевает как минимум двух участников, иначе в нем нет никакого смысла.

Миленько. То есть это, конечно, меняет дело, но все равно нужно выяснить как можно больше подробностей.

– А почему Дайран вышел из игры? – Этот вопрос я задала уже Мраку.

– Так пари было двойным… видимо, у него там что-то не заладилось… или, напротив, слишком хорошо пошло… – Кажется, эльфик сам в первый раз задумался на эту тему, потому что вид он приобрел какой-то озадаченный и серьезный.

– Двойным? И кто же, позволь узнать, был его жертвой? – поинтересовалась я, мысленно проклиная тот день и час, когда Тиа добился своего и выклянчил у темных этот выводок проказников. Нет, правда, почему так?! Он их сюда привел, а нянчусь – я! Как будто у меня других проблем нет!

– Рисолея Элтори, – едва слышно, на выдохе, произнес он.

Я с трудом сдержала рвущиеся ругательства. Ох, и почему мне так не везет, а?! Нет, правда, почему именно я должна оказываться в центре политических межгосударственных скандалов?! Да если в Великом Лесу только заподозрят, что к их посланнице клеился дроу!..

– А кого-нибудь другого выбрать нельзя было, а? – обреченно поинтересовалась я, уже прикидывая в уме, куда бы мне эмигрировать на время расследований и разбирательств.

– Но так он же вышел из игры! Значит, не тронет он эту вашу эльроу! – Мрак сразу же встал на защиту друга.

– А ты уверен, что уже не тронул, а? Ты хоть понимаешь, что сделают эльфы, если хотя бы заподозрят подобное, а? Одной нотой протеста нам не отделаться! В Великом Лесу очень трепетно относятся к носителям дара, особенно если это женщина! Соотношение полов среди их магов – один к пяти! Удивительно, что они послали сюда эту девочку, а не какого-нибудь парня, прошедшего полную боевую подготовку.

– Подожди-подожди! А разве мы находимся в состоянии войны с деревяшниками? Я думал, что уже пару столетий боевых действий не ведется.

Угу, не ведется. Но это не мешает нашим правительствам быть готовыми к продолжению так неудачно завершившейся войны. Впрочем, не мои это проблемы, не мои. Вот и нечего у других хлеб отнимать – пусть об этом думают ба и магистры ассамблеи.

– Да не волнуйся ты так, Крис, не тронул он эльфийку. Пообщался немного и понял, что не сможет ребенка обидеть, – развеяла все мои опасения Огонек. Хотя могла бы сделать это и чуть раньше! Я ведь и правда уже начала прикидывать наши шансы в этой войне.

Ладно, со вторым дроу потом разберусь, тут прежде надо что-то решать с первым. Я задумчиво уставилась в угол. Разумеется, там никаких ответов не обнаружилось, а потому оставалось только тяжело вздыхать и маяться неопределенностью.

– И что мне с вами делать? – уже ни на что не надеясь, обреченно поинтересовалась я у угла. Как ни странно, но мне ответили:

– Поделиться зельем.

Я удивленно уставилась на Огонек. Ничего себе заявочки!

– Тебе что, жалко? Никогда бы не подумала, что фея любви окажется настолько прижимистой! – фыркнула кошка и отвернулась.

Ну и что теперь? Ведь и не откажешь! Им же, если волю дать, совсем все с ног на голову поставят. Так что при таких исходных мое зелье – меньшее из зол. Тем более у него довольно узкая зона применяемости, а вот до чего их могут довести собственные попытки наладить отношения… Снежин Огонек – дама с весьма специфичным характером и чувством меры, а уж дроу и вовсе ходячая катастрофа с их-то темными порядками!

Нет, совершенно точно, мое зелье – лучший выход: оно просто вытащит наружу чувства, если те есть. А вот на что способна эта парочка сообща – мне и не хочется знать.

– Да не жалко, – произнесла я, понимая, что влезаю в очередную авантюру с неизвестным финалом. – Вот только не уверена, что оно сейчас подействует…

– Подействует-подействует. – Огонек посмотрела на меня горящими от нетерпения желтыми глазами. – Уж я-то знаю свою хозяйку. Еще как подействует!

Боги, и куда я только влезла?! Да Тиа меня убьет, как узнает! Но не бросать же на произвол судьбы бедного дроу, сдуру увлекшегося нашей ледышкой, верно?.. Да и не выдержу я, если каждую ночь придется делить комнату со Снежей! Она же в общении иногда бывает на редкость невыносимой!

– Вот и хорошо, – окончательно решилась я, – завтра с утра все и обсудим. А я пока пойду зелье варить. Надеюсь, лаборатории еще не успели закрыть после уборки, может, и проскочу… – Негромко бурча себе под нос, я направилась к выходу. Эльфики эльфиками, но мне надо еще и поспать сегодня успеть.

В замочную скважину

Лилея Грейви

Ох, если бы ты знал, как меня достал! Эти твои бесконечные букеты! Эта учтивая улыбка и влюбленный взгляд синих глаз!

Ну вот почему ты оказался таким упертым? Нет чтобы сразу отступиться! Многие сдавались! Даже моя мать в свое время смирилась с тем, что ее старшая дочь никогда не найдет себе спутника жизни! И только сестра время от времени напоминает о мифическом долге перед Кланом. Как будто меня это волнует!

Я свободна! От и до! Абсолютно! Но разве тебе это объяснишь? Разумеется, нет!

Ты каждое утро встречаешь меня на пороге административного корпуса и всегда протягиваешь цветы. Каждый раз разные, но всегда созвучные твоему настроению. Сегодня это были розовые гвоздики. Обещание не забывать. Глупо, но ты словно знаешь все мои опасения наперед. И неплохо разбираешься в языке цветов. Или тебе кто-то подсказывает? Я не знаю. Я вообще ничего о тебе не знаю, но отчего-то мне все сильнее хочется приоткрыть эту завесу тайны. Какой ты? И что тебя могло привлечь во мне? Я ведь обычная темная леди, разве что родилась бунтаркой, но и это не моя заслуга – кровь такая.

Ну вот, ты опять мнешься за дверью. Я чувствую. Я знаю, что там именно ты, но не зову. Ты же всегда приходишь незваным, так зачем изменять традиции? Интересно, что на этот раз ты попытаешься мне всучить в качестве подарка? И когда же наконец догадаешься, что темные леди совсем не похожи на ваших. Нет, я люблю красоту цветов, а еще мне нравится с их помощью общаться, но это приобретенное. В пещерах, куда редко проникает солнечное тепло и единственным источником света являются заряженные под завязку кристаллы кварца, цветы – почти чудо. Но они есть и у нас. Жухлые кустики, блеклые, с почти прозрачными лепестками. На поверхности я их не встречала. Вот они-то в полной мере и отражают характер темных леди – стойкость и стремление выжить вопреки всему.

О, ты наконец решился постучать! Ну что ж, входи – поговорим. Ты появляешься в тот же миг, едва я разрешаю войти. И снова приветствия, изящные словесные конструкции – и вновь без толку. Я почти не слушаю. Вернее, не вслушиваюсь. Голос у тебя приятный, этого не отнять, а потому, пропуская все слова и фразы, я просто наслаждаюсь им, как музыкой. Я молчу. Да и не ждешь ты от меня ответа, а потому я привычно хмурю брови и смотрю на тебя из-под ресниц. Не знаю, чувствуешь ли ты мой взгляд, но я наблюдаю. Ты интересен. У тебя смуглая кожа, но не черная, как у меня, и не молочно-белая, как у большинства жителей этой страны. Черные волосы постоянно зачесаны на правую сторону, из-за чего я всегда вижу лишь половину твоего лица. Отчаянно хочется подойти и отвести эту прядь, вглядеться… Странное желание, но я его сдерживаю. Пока.

Наконец ты заканчиваешь свою речь. Я, как всегда, не запомнила ни слова, но так ли они нужны? Я привыкла, что в пещерах мы нечасто впустую сотрясаем воздух. Интересно, а знаешь ли ты, что все темные телепаты? Нет, я ни разу не стремилась заглянуть тебе в голову, да и не хочу. Зачем мне знать то, что ты скрываешь, когда меня все устраивает? Я от и до помню этот твой ежедневный ритуал. И все же что ты принес сегодня?

Я не спрашиваю – знаю, что ты и так скажешь, а потому по-прежнему молчу. Только смотрю. Забавно, темные многое выражают тишиной – и любопытство, и недоумение, и недовольство. А я все никак не могу выбрать линию поведения. Вначале я и правда злилась. Да и как не злиться, если ты совершенно не считался с моим мнением?! Теперь же почти смирилась. Наверно, мне даже будет недоставать этих твоих визитов, когда ты перегоришь. А ты перегоришь – все отступали. Никто не продержался больше месяца. Они считали меня слишком безразличной, а я… Нет, я не ждала от них ничего особенного. Мне было просто любопытно. Вот и с тобой это только любопытство. Да-да, только любопытство…

Но вот ты делаешь шаг к моему столу и кладешь передо мной продолговатую коробку. Опять конфеты? Вообще-то темные леди не любят сладости – мы к ним не привыкли. Или очередной вечерний туалет? Да меня в жизни никто в платье не видел! Но я принимаю все подарки, всегда и ото всех. И это не дань вежливости – мне просто интересно. Я познаю так вашу наземную психологию. И ты вряд ли отличаешься от остальн…

Изящное золотое перо, которое я крутила до этого в руках, со звоном падает на стол, оставляя на документах россыпь синих клякс. Плевать. Я смотрю только на твой дар. Нет, не дар – вызов. Не знаю, понимаешь ли ты это, но обратно уже не повернуть.

Я, невольно изменившись в лице, протягиваю руку к мечу. Простой, старый меч, я прекрасно вижу, что он не раз побывал в бою. Он сам говорит мне об этом. И я слушаю. Он говорит и говорит, а я лишь кончиками пальцев касаюсь лезвия. Он черен, как и мы. Не знаю, как кузнец, его ковавший, добился этого благородного оттенка стали, но он абсолютно, пугающе черен.

А ты все говоришь, объясняешь, что этот меч – родовое оружие. Ты предлагаешь мне его принять и войти в твою семью. Я молчу. Но решение уже принято. Ты еще не знаешь, но ты нашел единственный шанс… Даже жаль, что ты этого так и не поймешь…

– А теперь позволь сказать мне. – Я резко обрываю твою речь. Впервые соглашаясь на диалог. Ты удивленно вскидываешь на меня свои синие глаза, а потом медленно, чуть настороженно киваешь. И я продолжаю: – Подарить оружие темному эльфу – равнозначно вызову на поединок. А наши дуэли проходят не до первой крови – до смерти. Ты это понимаешь?

Ты смотришь мне в глаза. И я понимаю, что ты знал. Более того, узнал и о той глупой клятве, что я дала без малого пять веков назад. О да, я поклялась выйти за того, кто сумеет меня победить, но не слишком ли ты самоуверен? Лучшие воины из моего народа погибали от моего меча. Считаешь себя лучше? Что ж, посмотрим.

– Завтра. В обед. Я предупрежу лорда-директора об этом мероприятии. Согласен?

Ты киваешь. Кажется, теперь настал мой черед говорить, а тебе – отмалчиваться. Что ж, твое право.

Ты уходишь. Все так же не сказав ни слова. Но меч остается у меня на столе. Он шепчет еле слышно о былых боях, о победах. А я лишь сильнее хмурюсь и смотрю тебе вслед. И почему-то в голове упрямо крутится глупая, такая неуместная сейчас мысль: «А завтра?.. Интересно, что ты мне протянешь перед дуэлью? И протянешь ли вообще?..»

Протянул. Тот самый цветок, который растет лишь в наших пещерах. Обещание выстоять и победить…

Ты удивил меня, действительно удивил. Но это после, а сейчас…

К бою?..

Глава 13

Дуэль

Утро у меня началось поздно. То есть я банально проспала первую пару. Привычный крик Бубля не смог меня заставить выбраться из-под одеяла до начала следующего занятия. Даже тот факт, что я спала на неудобной кушетке вместо привычной кроватки, не помог в моей побудке.

Итак, я проспала. И ладно бы на этом все закончилось. К сожалению, тот день решил побить все рекорды по неудачливости. И, к огромному моему несчастью, – я об этом еще не знала, а потому, кряхтя и проклиная все на свете, сползла со своего ложа. Разогнуться мне удалось далеко не с первой попытки, да и глаза болели и слезились, словно в них песка насыпали. Все! Больше никаких благотворительных акций! Особенно по ночам и у котла! Достаточно того, что я из-за этих влюбленных страдаю! В собственной комнате пришлось ютиться на малюсенькой кушетке (Снежа и не подумала оставить мне хоть кусочек кровати!), да еще и полночи стоять над зельем, периодически сверяясь с рецептурой, что в темноте при тусклом свете огарка свечи окончательно доконало мои бедные глазки.

Глянув на часы, я выругалась в очередной раз за утро. Насупленный кролик недовольно посмотрел на меня, но смолчал – видать, обиделся, что я сегодня не проснулась, как полагается, а послала его спросонья в далекие дали.

Итак, судя по всему, завтрак я проспала более чем основательно. Точно так же, как и первую пару. Ну и кусочек второй… В общем, теперь имеет смысл сразу идти в сторону столовой – как раз к обеду доберусь. Заодно и места займу получше, а то обычно нам приходится ютиться почти всей группой за одним столиком, рассчитанным на шестерых, – у боевиков-пятикурсников основные пары проводятся далековато от столовой, вот и довольствуемся тем, что остается к нашему приходу.

Пока я приводила себя в порядок после активной ночной деятельности и сна в неблагоприятных условиях, прошло еще немного времени. В результате из комнаты я вышла только в двенадцатом часу, то есть буквально за полчаса до обеда. Эх, плакали мои планы по заниманию стратегически выгодных столовых мест – перваки уже наверняка начали подтягиваться, ибо их редко когда держат до конца занятия.

Ладно, хоть какой-нибудь уютный столик займу, а лучше два – нас все-таки многовато.

Вот только дойти до столовой мне было не суждено. И тому была своя причина. Недалеко от административного корпуса, в небольшой рощице, отделявшей его от столовой пристройки, я обнаружила довольно странную четверку: Мегеру, Ви с Рельмом и лорда-директора. Что могло заставить их собраться вместе? Да еще и в таком странном месте? Здесь обычно первокурсники свои праздники устраивают, а что – поляна довольно удобная, плоская, без заметных кочек, довольно плотно окружена деревьями, да еще и мало кто пользуется этим маршрутом во время праздных прогулок…

А потом Тиа протянул Лилее и Виори два меча. Не тренировочных, боевых. Ох, чувствую, здесь они не спарринг собираются устроить, а самую что ни на есть настоящую дуэль. Вот только что они могли не поделить?!

Сразу вспомнилась последняя встреча с Рельмом и наше довольно-таки не дружественное прощание, а также его причины…

Ох, только не говорите мне, что Ви все-таки доигрался и оскорбил чем-то темную леди! И почему влюбленных идиотов на моем жизненном пути встречается больше, чем нормальных и уравновешенных людей?! Вот чем я заслужила такую карму? Нет, мои родители точно упокоили кого-то не того! Просто так такие проклятия невинным младенцам (к коим я иногда отношу и себя) не достаются – только по наследству от нерадивых родственничков.

Я решительно направилась в сторону поединщиков. Конечно, мне их не остановить, но ведь можно убедить Тиа. Он же не будет просто стоять в стороне и смотреть, как один его преподаватель собирается убивать другого! Особенно если учесть тот факт, что в действительности ни Лилея, ни Виори не являются подданными Акнора Второго. А значит, дело попахивает трехсторонним военным конфликтом.

Вот только Тиа совсем не выглядел обеспокоенным. Ведь не протягивают с таким равнодушием оружие, когда желают остановить кровопролитие! Да и Рельм!.. Неужели они не понимают, чем это все закончится?!

– Тиа! – Я окликнула лорда-директора. Тот удивленно обернулся. Впрочем, не он один – остальные тоже посмотрели на меня с интересом. Ой, только не говорите мне, что я отступила от привычной безлично-вежливой манеры общения… Н-да, давненько я не называла лорда-директора по имени. И уж конечно никогда прежде не обращалась к нему так. Ведь знала, что общение с Валем ничем хорошим для меня не закончится!

– Не вмешивайся, Мари. – Рельм сделал шаг в мою сторону, но я резко мотнула головой. Не сейчас. Да и обращалась я совсем к другому участнику этого представления. Тиа же смотрел на меня так, словно я возникла из-под земли и моя голова была увенчана легендарной короной Демона-Завоевателя, того самого, который, согласно преданию, явился из Бездны и основал Димианию. Короче, он ясно мне дал понять, что меня тут не ждали. И что с того? Я уже привыкла заявляться в самые неподходящие моменты.

– Крис, отойди на пару шагов. Я сейчас тут закончу – и поговорим. – Тиа смерил меня своим фирменным взглядом а-ля «лорд-директор перед нерадивой ученицей».

Вот вам и поговорили. Всегда любила эту его манеру! Сначала сам все решит и воплотит – а потом поговорим. Как будто потом будет иметь смысл общаться! К сожалению, спорить с магистром, который на десять лет тебя старше и занимает далеко не последнее положение при дворе, довольно сложно. Особенно когда до беспамятства в него влюблена.

Хотя последнее к делу точно не относится. И вообще это неправда!

Пока я предавалась этим мыслям, Лилея и Ви заняли свои позиции и коротко кивнули, приветствуя друг друга. А затем… Думаю, это было бы даже красиво, если бы я точно не знала, что каждый удар может стать для кого-то последним.

Невольно закрыв глаза, я отвернулась. Ненавижу, когда рядом со мной умирают! Особенно если это делают знакомые мне существа!

– Не отвлекайся, Крис. Смотри внимательно. – Голос Тиа прозвучал у меня за спиной. Когда и как лорд-директор оказался там, я не знаю, но ослушаться не смогла.

Я посмотрела на поединок. Лилея, стремительная и гибкая, смертоносная, как и все темные леди. И Ви. Никогда не думала, что он настолько искусен в обращении с оружием. Нет, он заметно проигрывал в гибкости, но вот в силе и постановке ударов… Бесспорно, он далеко не вчера взял в руки меч. Вот только вряд ли его опыт сравнится с опытом леди Грейви – как-никак та уже больше пяти веков пребывает в этом мире.

– Она убьет его, – испуганно прошептала я, вновь невольно зажмуриваясь, когда Лилея едва не достала мечом неловко открывшегося демона.

– Не думаю, – спокойно ответили мне. Тиа был удивительно равнодушен. Обычно он ведет себя куда более эмоционально, особенно если дело касается его любимого детища – института.

– Но он проиграет! – сама удивившись истеричным ноткам, прозвучавшим в голосе, сказала я.

– Вряд ли, – последовал незамедлительный ответ. – Заметь, дуэль не магическая. А сейчас полдень, и место выбрано не внутри здания, а снаружи. Она изначально поставила его в лучшие условия. При таком уровне освещенности у нее уже через пять минут начнут слезиться глаза.

– Но ведь наши дроу спокойно ходят днем – и ничего. – В первый миг я растерялась, но потом что-то такое мелькнуло на грани сознания… Что-то, во что меня и правда посвящали, но что я со свойственной мне безалаберностью умудрилась забыть.

Лорд-директор никак не прокомментировал мою глупость, лишь хмыкнул как-то многозначно и очень обидно.

– Ты меня не слушала: дуэль не магическая. А наши темные гости постоянно используют заклинание для фильтрации ультрафиолетового света. И Лилея, назначая время и место, точно знала, чем это для нее обернется. Она дает своему сопернику шанс, сама не понимая, что он ему и не нужен.

– Не нужен? – удивленно переспросила я и чуть повернула голову, но Тиа чуть сжал мое плечо, не позволив мне обернуться полностью.

– Не отвлекайся, смотри. Да, не нужен. Не думаю, что Виори Кандас намного младше нашей темной леди. И в отличие от нее, у него точно больше боевого опыта. Вообще-то, насколько мне известно, он герой последней войны.

– Ох… – только и смогла сказать я. Что же произошло между этими двумя? И зачем Мегере потребовалось так откровенно поддаваться? Но откровенно ли? Понял ли сам Ви, что Лилея заранее поставила себя в проигрышные условия? Сомневаюсь. Демоны вряд ли много слышали о дроу. И уж конечно он не знает, что у них настолько чувствительные глаза (лично я об этом до сегодняшнего дня не задумывалась, а ведь должна была б – мне же целую лекцию о биологических различиях лесных и темных эльфов в свое время прочли).

– Вот именно «ох». И я не уверен, что мне хочется увидеть, чем все это закончится.

Я вновь невольно задержала дыхание. Теперь Ви теснил Лилею. Но темная леди явно не собиралась сдаваться. Напротив, она, словно собравшись с силами, решительно и четко проводила все комбинации и блоки. Смотреть на них было сплошное удовольствие. Вот бы поединок был учебным, а не настоящим!..

К сожалению, о таком приходилось лишь мечтать. Хотя я ведь шла сюда не за битвой двух военизированных идиотов понаблюдать, а чтобы поговорить с Тиа. О чем, кстати, чуть не забыла!..

– Так останови их! – бросила я, в очередной раз закрывая глаза. Чуть уловимо потянуло кровью. Демоническая часть меня сразу же насторожилась и пришла в более активное состояние. Теперь я чувствовала и бушующий адреналин в крови дуэлянтов.

Боги! Кого задело-то?! Мое внимание тут же оказалось приковано к полю битвы. Кровавая полоса украсила правую щеку Виори.

Ох…

Я невольно выдохнула, заметив, что удар леди Грейви не только прочертил линию на скуле Ви, но и существенно подправил ему прическу. Теперь всем стал виден застарелый шрам, которого так стыдился сам демон.

За моей спиной тяжело вздохнул Тиа. А ведь я почти забыла о нем, но, когда он начал говорить, едва слышно, отрывисто, вслушалась:

– Я не имею права. Да, я считаюсь на территории института чуть ли не богом, но в данном вопросе я ничего не могу сделать. Они оба давно совершеннолетние. И в законах их народов прописано право на дуэль. В общем, тут я бессилен.

Мне совсем не понравилось, как прозвучали эти слова. Для меня Тиа всегда был примером для подражания и непререкаемым авторитетом, почти таким же, как и ба. Я уже привыкла к тому, что в случае необходимости он действует, а не стоит и смотрит. И уж конечно я не думала, что он когда-либо признается хоть в какой-то слабости. Это было для него несвойственно.

И сейчас я растерялась, едва ли не впервые мне захотелось просто обернуться и обнять это странное и непоследовательное существо. Как бы он там ни старался вытравить из себя привычки и порывы альвийской половины, они проявляются. И это стремление вмешаться в нем – от крылатых. Как и неспособность смотреть со стороны за чужими страданиями или смертью. Может, они и излишне ветрены, но они – неравнодушны. Наверно, лишь за это их уже стоит любить.

– Тиа… – неловко произнесла я и все-таки обернулась. Оказалось, он стоял очень близко. Даже удивительно, что я не почувствовала никакого протеста против такого вторжения в мое личное пространство.

Но лорд-директор даже не глянул на меня, только произнес как-то обреченно:

– Вот и все.

Я сразу же посмотрела на место битвы. Лилея оказалась повержена. Но даже с мечом у горла она выглядела так, словно весь мир принадлежит ей и она всего лишь прилегла на миг отдохнуть.

Ох, интересно, а Ви в курсе, что темные не признают поражения? Что их дуэльный кодекс состоит всего из одной строчки: «Победа или смерть»?

Я напряженно всмотрелась в происходящее. Сейчас леди Грейви вполне может выхватить кинжал и вонзить его себе в горло – дроу всегда предпочитают смерть позору. А уж при таких обстоятельствах…

Вот только этот день в очередной раз удивил меня.

Вместо того чтобы произнести ритуальную фразу о чести рода и наказании смертью за поражение, она улыбнулась (боги, Лилея Грейви улыбнулась!) и протянула руку Виори (сама! первая!), проигнорировав клинок, все еще приставленный к горлу. Ви, разумеется, сразу убрал меч и помог даме подняться.

Та-ак. Я, кажется, чего-то недопонимаю. Даже интересно, что и когда я упустила.

Наблюдая за этой странной картиной, я не сразу заметила, что лорд-директор покинул поляну. Ох, не нравится мне все это. Тиа сегодня был какой-то странный. Что-то с ним явно было не так, но я не смогла понять, что именно. И это вынуждало меня волноваться о нем куда сильнее обычного. К сожалению, мы были совсем не в тех отношениях, чтобы я могла открыто выказать свое беспокойство.

Следом за Тиа удалились и бывшие дуэлянты, при этом выглядели они как лучшие друзья! Разве что пошли не в обнимку, а в некотором удалении друг от друга, словно пока не определились окончательно, чем им грозят в будущем сегодняшние фехтовальные подвиги.

– Привет, – внезапно раздалось у моего плеча. Я, на миг забыв о том, что изначально на поляне нас было пятеро, невольно вздрогнула и глянула на Рельма. – Все еще злишься? – с какой-то неловкой улыбкой поинтересовался он. Злиться на такого сил не было, да и, следует признать, кое-какие взгляды на жизнь я уже пересмотрела…

– Нет. Уже нет. Да и неправа я была, как видно. – Я взглядом указала на утоптанную площадку, где совсем недавно кружили в танце со смертью два существа.

– Да, – только и ответил он. – Ви сегодня определенно повезло. А мне? – И непонятный вопрос на дне изумрудных глаз. Что он этим пытается сказать?

Глава 14

Свидание с тяжелыми последствиями

– Ты это о чем? – невольно поинтересовалась я. То ли просто все еще не проснулась, то ли заразилась общей глупостью от своих однокурсников, но намеков я сегодня не понимала. Даже прозрачных.

– Может, поговорим? – Вместо того чтобы ответить на мой вопрос, Рельм задал встречный. Ох, и не нравится мне все это.

– Сейчас обед, – зачем-то напомнила я, но мне не удалось сбить этого демона с толку. Рельм, словно только и ждал этого моего заявления, улыбнулся и потащил меня куда-то в одному ему известном направлении. – Рельм! – Я возмущенно попыталась вырвать руку, но мой спутник был непреклонен в своем желании пообщаться в другом (более уединенном?!) месте. – Куда ты меня ведешь?

– Туда, где мы сможем спокойно поговорить. Ну и пообедать, раз уж ты вспомнила об этом.

Вот интересно, все демоны настолько самоуверенны? Или это мне попался такой экземпляр?! Нет, я понимаю, что Ви вряд ли вел себя с Мегерой лучше, но это были проблемы темной леди, а не мои. К сожалению, сейчас моя очередь стать жертвой повышенного внимания со стороны демона.

К счастью, выяснилось, что далеко меня тащить не надо. Каким-то чудом Рельм обнаружил в недрах парка старую беседку, вот в нее-то он меня и привел. Только интересно – для чего? Или эти давно не крашенные прутья, кое-как увитые диким вьюном, должны создавать соответствующую случаю романтическую атмосферу. Ну-ну. Уже прониклась. Правда, кажется, не романтикой, а чем-то более приземленным. Например, жалостью – бедное строение не заслужило участи быть вечным свидетелем чужих свиданий.

Рельм, пока я придирчиво изучала обстановку, успел юркнуть внутрь беседки и достать откуда-то большую корзину для пикника.

Ох, только не говорите, что я угадала…

Определенно сегодня точно не мой день. То ночные бдения над котлом (не забыть бы Мраку отдать зелье, а то ведь из-за этих приключений с меня станется и в кармане его проносить!), то сон на неудобной кушетке (до сих пор спина болит, а руки-ноги еле гнутся!), то пропуск пар (за это, думаю, мне еще достанется по отдельной таксе от лорда-директора), то дуэли, то… рр-романтика!

Миленький денек, однако. А главное – он только начался! Интересно, мне уже пора впадать в панику или пока можно просто тихо-мирно побиться головой о ближайшее дерево? Благо растительности вокруг сколько душе угодно, да еще на любой вкус, цвет и размер…

– Мари, да что ты там стоишь как неродная? Смотри, что у меня есть. – И с этими словами Рельм извлек из корзины до боли знакомую бутылку с белой этикеткой, украшенной схематичным изображением трех больших красных ягод. И откуда у него клюковка моей ба?! Не могли же они сговориться! – Свитти сказала, что ты любишь эту настойку. Кстати, она и достала бутылочку – думаю, это поможет тебе немного расслабиться, а то стоишь тут напряженная, суровая, словно вот-вот в бой. – И открытая улыбка идиота, абсолютно не понимающего, что его дама вообще-то против.

Боги, а ведь он действительно не понимает. Нет, мне лестно, конечно, его внимание и все такое, но… Какое «но», я обычно стараюсь не вспоминать, но раз уж начали сегодня портить мне день, то пройдемся по всем больным мозолям. А почему, собственно, нет? Все равно я уже ко всему готова!

К сожалению, как позже выяснилось, – не ко всему. Впрочем, лучше рассказать обо всем по порядку, не прыгая с пятого на десятое и обратно.

Пока Рельм разливал настойку по бокалам и доставал прихваченную с собой еду (а он неплохо подготовился!), я немного успокоилась. Да, у меня сегодня не самый удачный день, но это же не повод срываться на демоне! Ведь при других обстоятельствах я была бы крайне рада его вниманию и, вероятнее всего, смотрела бы на все совсем другими глазами.

– Мари, ну что ты? Иди сюда! – Рельм, заметив, что я так и не сошла с того места, где он меня оставил, приглашающе указал на скамейку напротив себя.

Я несмело сделала шаг вперед. Он же меня не замуж зовет, верно?..

К сожалению, я слишком хорошо помнила о том, что он мне говорил недавно, а потому была совсем не уверена, что данная беседа не закончится предложением руки и сердца…

Ох, ну что за неудачный день?! Все-таки зря я сегодня сползла с кушетки! Чес-слово, зря!

Присев на краешек скамьи, я посмотрела на демона. С одной стороны, он мне очень даже симпатичен (да что и говорить, я откровенно очарована им!), но это совсем не значит, что я уже готова выйти за него замуж! На самом деле как будущего мужа я его не воспринимаю! Ну и как после такого я могу осуждать альвов? Я ведь, если говорить откровенно, просто голову морочила этому демону. Да, он меня заинтересовал и все такое, но не как будущий муж, а как друг! Я вообще в мужчинах прежде всего вижу приятелей, а уж потом (обычно лет так через десять тесного общения…) дохожу до стадии влюбленности.

– Мари, выпей, расслабься, а то ты сидишь тут так, словно тебя к казни готовят, а я только и хочу, что поговорить. – После этих слов Рельм с широкой располагающей улыбкой протянул мне бокал. Вдохнув знакомый чуть горьковатый аромат, я сразу успокоилась. Нет, правда, не потащит же он меня сразу к алтарю, верно? Тогда чего это я так нервничаю?!

– О чем поговорить? – спросила я, чуть пригубив любимый напиток.

– Обо всем, – произнес Рельм, залпом осушая свой бокал. – А вино и правда очень даже ничего.

– Это не вино, – механически поправила я, – это клюквенная настойка. Ее моя ба очень любит. Она же ее и делает, не доверяя никому этот ответственный процесс, – невольно улыбнулась я. Все-таки бабулю я люблю. Конечно, ее сложно терпеть больше трех часов в день, но она нечто особенное!

– Да, Марьяса Огненная великая женщина. Меня удивляет, как она успевает не только приглядывать за целым королевством, но и о своих интересах не забывать!

Хм… а не слишком ли восторженно прозвучала эта фраза? Как-то иначе я представляла себе разговор о моей семье с потенциальным женихом. Я оторвала наконец взгляд от бокала и посмотрела на Рельма. Он сидел напротив меня, достаточно близко, так что при малейшем движении наши колени соприкасались, но в то же время сейчас он был далек от всего происходящего.

Ох, что-то мне совсем не нравится этот его взгляд… Такое чувство, словно вновь на опоенного моим зельем Валя смотрю – тот точно так же вздыхал и смотрел в пустоту, когда объекта его страсти не было рядом…

Боги! Только не говорите мне, что…

Я посмотрела на бокал у себя в руке, сделала уверенный глоток и чуть покатала на языке обжигающую горьковатую жидкость. Алкоголь чуть пощипывал язык, но сейчас меня волновало совсем не это. Привкус. Едва ощутимо, но тянет травами, а моя ба никогда не стала бы отступать от уже сложившегося за десятилетия рецепта. Вот только бутылка действительно из личного погребка Марьясы Лиршей, а это значит…

– Рельм… – окликнула я демона, но тот никак не отреагировал. – Рельм! – На этот раз я его чуть встряхнула. Он неспешно перевел на меня рассеянный взгляд. Миленько. Вот как поймаю этого шутника, уши ему надеру. Но прежде не мешало бы точно определиться с личностью моего неведомого «помощника» (хотя за такую помощь в личной жизни надо ей руки оторвать!). – Рельм, эту бутылку тебе Свитти дала, так?

– Что?.. – не в силах сконцентрироваться, переспросил он.

– Эту бутылку тебе дала Свитти? – переспросила я, тщательно проговаривая слова.

– Ну да… – рассеянно откликнулся демон, не совсем понимая, чего я от него хочу.

Что ж, теперь я хотя бы знаю, кого мне надо поблагодарить за влюбленно-мечтательного демона! И уж конечно я не стану молчать и покрывать эту девочку с чужим зельем и странным желанием помочь мне в личной жизни!

– Рельм, ты извини меня, я пойду.

– Да-да, конечно. Кстати, не знаешь, твоя бабушка сегодня в институте?.. – И взгляд, полный надежды. Ой, мамочки, боюсь, ба меня прибьет от счастья лицезреть очередного кавалера. А ведь Рельм еще и настойчивым будет… очень-очень настойчивым… – Мари?

– А? Нет, не знаю. Ты бы в учительской поинтересовался – там тебе точно скажут.

– Правда? Спасибо, милая Мария!

Да пожалуйста! Ты только моей ба не вздумай сказать, что я тебя направила!..

Хотя, думаю, она и так поймет… Ох, за этот невольный эксперимент над студентом по обмену из дружественной Димиании мне точно попадет. Причем не только от Тиа, но и от «осчастливленной» Марьясы Лиршей…

Интересно, а Великий Лес мне политического убежища не предоставит? Кажется, эльфы от моих талантов еще не страдали – может, примут? А то ведь бабуля от излишней любви и прибить может…

В общем, тут главное – сразу перевести стрелки на виновницу. Но прежде с этой самой виновницей стоит поговорить. Хорошенько так поговорить, чтобы в следующий раз не смела лезть туда, куда ее не просят!

В столовую я влетела с разбегу (как только никого не сбила, интересно). Впрочем, стоило мне узреть причину всех сегодняшних неприятностей (как же все-таки приятно найти козла отпущения, особенно когда тот и правда в чем-то виноват!), как я сразу забыла обо всех посторонних мыслях.

– Свитти! – Нацепив самую радушную улыбку из возможных, я посмотрела на свою любимую подругу. – Пойдем выйдем – разговор есть!

– Крис? А что ты здесь делаешь? – удивленно воззрилась на меня эта ушастая предательница. Нет, ну надо же, придумала! Опаивать моих кавалеров моим же зельем! Да чтоб я еще хоть раз ей поверила и дала что-нибудь из своих работ?! Да никогда!

– Тебя ищу, солнце ты мое ненаглядное! Пойдем выйдем, говорю, а то ведь о твоих подвигах все узнают. Поверь, мне смелости тебя заложить перед всеми хватит, но вот как ты п