/ Language: Русский / Genre:detective,

Гончаров И Империя Негодяев Часть 2

Михаил Петров


Петров Михаил

Гончаров и империя негодяев (Часть 2)

МИХАИЛ ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ И ИМПЕРИЯ НЕГОДЯЕВ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Серым промозглым днем я оставил полковника возле его "Волги" с открытой дверкой и открытым ртом. Идти мне было некуда, да и видеть никого не хотелось. Оставалось одно занятие, найти какой - нибудь кабак подешевле и попробовать там хорошенько нарезаться, а потом поехать на автостоянку и там в машине вырубиться.

Нужный мне ресторан я вскоре нашел, но все мои попытки закончились неудачей. Я выпил почти бутылку не опьянев при этом ни на грамм. Единственное чего я добился так это ещё большей головной боли. Отказавшись от этого бесперспективного и вредного занятия я вышел на серую улицу грязного города, сел на скамейку и кажется впервые задумался о своей многогрешной жизни. Все выходило криво и получалось скверно. Никакой радужной перспективы в моем ближайшем будущем не просматривалось. И что самое неприятное, так это то, что я лишен был даже ночлега.

Не оставалось ничего иного, как потревожить квартирантов моей бывшей жены. От этой мысли стало совсем тоскливо. Мне предстояло выбросить под зиму на улицу шесть человек, в том числе детей и стариков. Но что делать?

Чувствуя себя полным мерзавцем и негодяем я набрал телефон, а когда мне ответил старческий голос отца Тамары, я словно гадюку отбросил трубку на рычаг. Нет, не потому что я такой уж добрый и человеколюбивый, просто я знал, что начну сейчас нести какую - то невообразимую околесицу, совершенно не касающуюся моего вопроса, а в итоге просто напросто извинюсь. Нет, нужно звонить вечером, когда Тамара наверняка будет дома. Наверное ей я смогу обрисовать все положение вещей.

- Заяц ты, Гончаров, а вернее будет сказано, хорек. - Брезгливо подумал я возвращаясь назад на мокрую скамейку. - Так и будешь сопли жевать, хотя гораздо честнее и правильнее сразу же объявить клиентам о своем решении.

- Вот и объявляй, если ты такой смелый, а меня от этой процедуры избавь. Лучше я загодя позабочусь о своем сегодняшнем ночлеге.

- И что же ты предлагаешь?

- Естественно гостиницу.

- Разумная идея, но для этого, как минимум, нужно иметь паспорт, который находится в квартире Ефимовых. У нас пока не запад и по твоему водительскому удостоверению номер тебе никто не даст. Так что вперед, мой милый, за паспортом!

- Нет уж уволь, давай придумаем что - нибудь пооригинальней.

- Давай. У нас есть друзья, с которыми ты не встречаешся по десять лет. А может быть Макс Ухов, с его малометражкой и годовалым ребенком?

- Ну зачем же так сразу? У нас существует определенная категория женщин которые с удовольствием предоставляют одиноким мужчинам свои постели.

- Их ещё нужно найти.

- Я не тех женщин имею ввиду. Я говорю о проститутках. Найти их проще чем блоху в собачьей шкуре твоего кота. Они с радостью предоставят тебе ночлег.

- И потребуют за это пару тысяч. Благодарю покорно.

- Ну зачем тебе элитная проститутка? Можно найти в двадцать раз дешевле.

- А потом на лечение сифилиса отвалить в пять раз больше? Нет, Константин Иванович, твои предложения меня не устраивают.

- Тогда, господин Гончаров, ступайте на стоянку, забирайтесь в свою вонючую машину и отдыхайте себе на здоровье.

Именно таким образом я и поступил. Предварительно зайдя в аптеку за анальгином и валидолом, а в магазин за провиантом, в пять часов я удобно расположился в салоне. Первым делом я прогрел машину, потом проглотил три таблетки анальгина и заложив под язык валидол растянулся на заднем сиденье ожидая когда меня отпустят мои болячки.

Видимо доза в три таблетки оказалась для меня чересчур большой, потому как простулся я только утром, проспав таким образом тринадцать часов. Лекарство здорово помогло. Боль в сердце прошла, а голова стала чистой и ясной, только вот под горлом по прежнему все жгло, сосало и ныло, но против этой боли никакой панацеи пока ещё не найдено.

Выехав со стоянки я занялся ранее запрещенным, а ныне абсолютно легальным промыслом, мышеловством. Примерно через пару часов я начал постигать аэы, к обеду я вошел во вкус этого доходного, но опасного бизнеса, а к вечеру уже знал заранее кто сколько заплатит. И было совершенно неважно как одет клиент. Самодовольный господин в перстнях и при даме мог скромно ограничится десяткой, в то время как неказистый мужичонка в стоптанных ботинках и в мятой куртке, за десять километров, не глядя кидал сотенную. Это что касается мужского пола, с дамами же все было иначе. Плохо одетые женщины попросту не голосовали, терпеливо ожидая общественный транспорт, остановливали эти, деловые разряженные как глухари на току. Разговаривали они со мной как с Ванькой, но и на приборную панель кидали не меньше полтинника. Молодые же девки, как правило предлагали расплачиваться одним и тем же сомнительным товаром и вскоре я вообще перестал брать их на борт.

Вечером, вернувшись на стоянку я подсчитал свой дневной заработок и мне стало нехорошо. При том, что я сжег чуть больше пятидесяти литров бензина, на что было истрачено триста рублей, я получил больше тысячи. Это же черт знает что! Определенно овчинка стоит выделки!

На следцющий день я повторил мероприятие и с тем же успехом. Кажется это занятие начинало мне нравиться, потому как на третий день я рыскал уже алчно и упорядочено, заранее отказывая малоимущему клиенту. Неизвестно чем бы все это кончилось, не случись со мной одного маленького приключения. Произошло это в четверг под вечер, то есть на третий день моего извоза.

Я уже собирался отправлятся на стоянку, когда меня остановила "крутая" баба в норковом манто и с золотыми ушами. Неожиданно вежливо она попросила отвезти меня домой и заранее пообещала довольно крупную сумму. Жила она достаточно далеко, в новом районе города и я бы скорее всего отказался, но сам черт дернул меня посмотреть в её глаза. Это было и штормовое море и синие небо, все сразу. Это было золотое солнце и черный ураган одновременно. Я согласился с удивлением отметив, что ноющая боль, терзающая мою грудь уже несколько дней как - то притупилась. Мне стало тревожно и радостно и я понял что жизнь продолжается.

- Прошу вас, моя госпожа. - Врубая марш из "Аиды" кивнул я. - Любое ваше желание будет исполнено. Можете целиком мне довериться.

- Даже так? - Усмехнулась она легко усаживаясь рядом. - Удивительно.

- Что же тут удивительного? - Трогаясь с места спросил я.

- Неординарная музыка и не стандартный водитель. Разве это не удивительно?

- Для удивительной женщины все должно быть именно так.

- Благодарю за комплимент, но что вы нашли во мне необыкновенного?

- Все начиная от голоса и заканчивая поведением, о вашей внешности я вообще молчу. Она прекрасна и неподражаема.

- Мы с вами знакомы ровно две минуты. - Хрустально засмеялась она. - А вы успели разглядеть во мне Прекрасную Елену и наговорить кучу приятностей. Одно из двух, либо вы бабник, либо экзальтированный болван.

- Благодарю за откровенность. Наверное второе ваше определение вернее, потому как на бабника я не тяну.

- Простите если невольно вас обидела. Но это действительно так, я простая русская баба, а если сказать точнее, то хохлушка с некоторой примесью еврейской крови. Так что даже капельки Блоковской таинственной незнакомки во мне нет.

- Это уж кому как покажется, позвольте решать мне самому.

- Не запрещаю и даже облегчу вам задачу. Фамилия моя Яремчак, а тридцать лет тому назад наречена Татьяною. Живу в двухкомнатной квартире одна, потому как мужа выгнала в прошлом году за его неуемную страсть к вину и перемене женщин. Имею девятилетнюю дочь, которую в силу сложившихся обстоятельств воспитывает бабушка. Работаю я в одной из частных фирм. Ничего особенного, сбываем французскую парфюмерию. Как видите обычная женская история со всей неприменной атрибутикой. Вот и все, а теперь, уж коли я с вами так разоткровенничалась расскажите немного о себе. Это не страшно, все ваши тайны умрут здесь же, ведь наверное мы больше никогда друг с другом не встретимся.

- И это меня пугает. - Заметил я и в ожидании её реакции замолк. Но реакции не последовало. Загадочно улыбнувшись она промолчала, предоставив затянувшуюся паузу в мое полное распоряжение. И мне не оставалось ничего другого как продожать.Меня зовут Константин Иванович Гончаров. Я в полтора раза старше вас. Как видите, это большой минус с моей стороны. В отличии от вас я не имею постоянной работы, а на сегодняшний день даже жилья и это тоже не работает на мой авторитет.

- Стало быть вы бомж?

- Можно сказать так. Но уверяю вас это ненадолго. Уже через несколько недель, а может быть и раньше у меня появится собственная квартира.

- Блажен кто верует. - Всезнающе усмехнулась она. - Давно вы оказались на улице?

- Уже четвертый день.

- Значит четыре дня тому назад вас выгнала из дому жена?

- Можно сказать так.

- А вот здесь вы лжете. Вы, Константин Иванович, ушли от неё по собственному желанию, а все эти дни только и занимаетесь тем, что казните себя. Только пока не пойму почему. Мне кажется, что вы чувствуете за собой вину.

- Татьяна, не надо об этом, ладно? Все гораздо сложнее чем вы думаете. И эту проблему в состоянии решить только я сам.

- А она у вас, как вы не бьетесь, решается не хочет. Все, Константин Иванович, приехали. Вот моя деревня, вот мой дом родной.

- А можно?.. - Притормаживая начал я.

- Нельзя. - Усмехнувшись оборвала она. - В ста метрах отсюда находится автостоянка. Там поставите машину и вернетесь к этому дому. Третий подъезд и второй зтаж. Моя квартира значится под номером девяносто шесть. Это я к тому, что хоть раз в неделю даже мужику нужно немного помыться и сменить белье.

Выйдя из машины она негромко прикрыла дверцу и словно растаяла в черной кляксе городской непогоды. Несколько минут я сидел не шевелясь, заранее пугаясь окончания этого сказочного сна. И только глубоко вдохнув и уловив её запах, я бешенно погнал машину на стоянку.

- А собственно кто она такая? - Втискиваясь между автомобилями запоздало подумал я. - И почему вдруг она воспылала такой заботой и сочувствием к бездомному бродяге? Может быть моя прекрасная королева обыкновенная тривиальная блядь? Или попросту хочет меня обчистить. А может быть и того хуже готовит мне какую - нибудь пакость - подставку типа сюрприза с обезглавленным трупом поджидающим меня в той квартире? И как только я переступлю порог, следом явятся менты и с удовольствием повесят его на меня. А такие эпизоды в моей биографии уже имели место. И почему, собственно говоря, она указала мне именно это место парковки? Большой вопрос, товарищ Гончаров! Большой и актуальный. Нет, Таня, Танечка, ты уж не плачь, но вести мы себя с тобой будем осторожно и аккуратно.

Первым делом я отогнал машину на другую стоянку и почти все заработанные мною деньги рассовал по салону. Потом открыл багажник и выудил из тряпья именной револьвер Ивана Жукова, наверное последний подарок Милки.

Только после всех этих операций я бодрым шагом поскакал навстечу новым непрятностям, а может быть наоборот. Было в ней что - то такое, что заставляло идти на риск. Наверное такой же, только рангом повыше, была эта самая легендарная Елена.

Прикупив положенный к такому случаю ассортимент продовольственных товаров, я не поскупился и на букет ярко красных роз, самых красивых из предложенных.

С бьющимся сердцем вошел в указанный подьезд и поднялся на указнный этаж. Подойдя к двери я прислушался. Ничего подозрительного. Негромко работал телевизор и это было в порядке вещей. Перекрестившись я позвонил, заранее твердо зная, что я сам, без её приглашения в квартиру не зайду. Однако мои опасения оказались смешны и напрасны. Одетая в легкий халатик дверь открыла сама Таня-Танечка и вот теперь у меня появилась возможность по достоинству оценить то, что ранее было скрыто под шубой и шапкой.

Ростом она оказалась чуть ниже меня. Чуть обозначенный крепкий живот, крутая, но в то же время плавная линия бедер, красивые сильные ноги и высокая грудь говорили о том что она постоянно и неукоснительно за собой следит. Осанка и длинная шея давали основания предполагать, что она непрестанно держит себя под контролем.

Медно - рыжая шатенка с поразительно матовой кожей лица, что может быть лучше? Высокий открытый лоб, чуть вздернутый задиристый нос, волевой подбородок и в то же самое время мягкий, какой - то беззащитный, изгиб губ. Странное сочетание. Но все это было второстепенно на фоне её совершенно фантастических синих глаз. Они были даже не синие, а какие - то фиолетовые. И они излучали бешенную энергию.

- И долго мы так будем стоять? - Засмеялась она довольная произведенным эффектом. - Я знаю, что я красива, но это не дает вам повода держать меня на холоде.

- Простите, Татьяна, загляделся. - Входя в квартиру стушевался я.

- Прощаю. Только не стойте истуканом, а отдайте мне цветы, если конечно, предназначены они для меня.

- Вне всяких сомнений. - Протягивая букет и путаясь в мыслях заверил я.

- Да перестаньте же вы на меня глазеть как на доисторического монстра.

- Это неудачное сравнение. - Проблеял я все более и более становясь себе противен. - Простите, но не смотреть на это восьмое чудо света просто невозможно.

- Пусть будет так, но сначала примите ванну, а потом и глазейте себе на здоровье. Денег я с вас за это не спрошу.

- А когда я помоюсь вы меня не сразу прогоните?

- Время покажет. Куртку снимите здесь, а все остальное барахло бросьте в машинку. Пока мы будем ужинать оно постирается. Белье и халат я вам уже приготовила. Можете не сомневаться все новое. Бритвенный прибор увидите. Ступайте.

- Как скажите, моя королева. - Решительно сдернув куртку я сбросил её на пол и послушно направился в ванну.

Только окунувшись в воду я понял до какой степени я зарос грязью. Буквально на глазах первозданная голубизна воды превратилась в болотную муть. Что и говорить, тяжкое это дело-бомжевать и вдвойне трудно когда в первый раз.

В ванне я пролежал не меньше получаса, а затем столько же времени провел под душем с ожесточением сдирая с себя недельную грязь городских улиц. В конце концов побрившись и высушив голову я стал приятен самому себе.

Натянув только что постиранные трусы и майку я накинул халат и тупо остановился перед проблемой, а что мне делать с "наганом" ? Скажите на милость, куда его может приспособить голый человек? Есть только два варианта. Или засунуть в задницу или привязать к члену? Но ни тот ни другой вариант меня не устраивал. Немного подумав я решился на менее кардинальные меры. Вытащив брючный ремень я застегнул его на голом животе и заткнул за него револьвер. Вполне довольный таким решением вопроса я сияя чистотой и здоровьем наконец выполз из ванной комнаты.

- А я уж подумала, что вы там у меня утопились. - Улыбаясь встретила меня ТаняТанечка. - Идите в комнату, а я пока займусь вашей одеждой.

- Не стоит, Татьяна. Не хочу доставлять вам столько хлопот.

- Это не ваша задача, хлопот никаких не будет. Идите.

Войдя в комнату я понял, что моя королева жила совсем не плохо. Опуская дорогую мебель, только одни фарфоровые статуэтки и вазы тянули на целое состояние. А за несколько антикварных брозовых вещиц можно было приобрести дорогую иномарку.

Устыдившись своего оценочно - делового взгляда я скромно сел в кресло перед сервированным уже столиком. Поверхностно его осмотрев я был несколько озадачен отсутствием водки или заменяющим её каким - либо крепким напитком. Кроме мочегонного шампанского, да бесполезной длинной бутылки сухого вина здесь ничего не было. Это показалось мне противоестественным, ведь я сам притащил и вручил ей пакет с ликерами и коньяком.

- Наверное, Таня-Танечка, просто из щепетильности не стала его тормошить. - Решил я и немного успокоившись уставился в экран телевизора, где очередной политик жарко доказывал и втирал миллионной аудитории уши, что только его истина и есть настоящая и незыблемая истина. Если бы я был дома, то неприменно бы плюнул в его холеное и паскудное рыло.

- А вас я вижу, здорово интересуют вопросы политики? - Входя в комнату усмехнулась Яреммчак. - Глаз от экрана не оторвете.

- Политикой интересуются все, начиная от пятилетнего ребенка и кончая столетней бабкой, жрать - то хочется всем, а вот нашими политиками может заинтересоваться только криминально - ассенизационная служба.

- Смело сказано, Константин Иванович Гончаров.

- У нас свобода слова.

- Да, но только того слова, которое на данный час устраивает власть, а вообщето, давайте на эту тему не полемизировать. Не для того я вас пригласила.

- Да, Танечка, именно этот вопрос и не давал мне покоя последние полтора часа. Зачем чудовищно красивой бабе немытый бомж?

- Чтобы его отмыть.

- "Оставь, Кускова, в наши лета любить задаром смысла нету."

- Однако, хорошее же вы мнение обо мне сложили. А вашего Маяковского я не переношу с детсва. Вы обещали мною любоваться, а теперь говорите гадости.

- Нет, Таня - Танюша, меня в последнее время столько раз били, что я не верю в просто хорошие, людские отношеия и постоянно привык быть начеку. Успокойся, все нормально. Если ты пожелаешь я уйду прямо сейчас и ничего кроме спасибо тебе не скажу. Надеюсь, что твой стиральный агрегат уже высушил мои штаны и рубашку?

- Минут через двадцать все будет готово. Потом пойдете.

- До сих пор не понимаю, а зачем вам понадобилось все это?

- Я и сама не понимаю. - Как морской волной накрыла она меня своим взглядом.Наверное просто по бабьи вас пожалела, а может и нет, не знаю.

- Вот и я не понимаю. А непонимания в моей голове скопилось столько, что и без вас хватает. Пойду я. Глупо все...

- Глупо. - Согласилась она. - Давайте хоть поужинаем.

- В нашем положении это самое разумное, но почему вы не выставили на стол ликеры и коньяк?

- Не знаю, наверное я думала, что нам не стоит напиваться. Я думала...А впрочем, какая теперь разница. Ваша сумка со всем содержимым стоит на кухонном столе. Давайте напиваться, только предупреждаю сразу у меня это плохо получается.

Открыв пакет я вытащил содержимое и внимательно просмотрел бутылочные пробки. Не обнаружив ни одной подозрительной дырочки я потащил бутылку вишневого ликера в комнату, лихорадочно соображая, что все это значит. Какой - то немой, круглый и пустоый вопрос повис над нами когда я вернувшись воодрузил бутылку на стол.

Люстра палила в киловат. Кто - то кричал в экран телевизора. Бронзовый лучник целился в меня и умильно улыбались фарворовые гейши. Пришло искривление действительности. На пьяный угар можно списать многое. И быль и небыль, но мы с ней были трезвы, как её антикварная мебель. Я сел и замолчал, не решаясь даже закурить. Двухметровые часы, беспредметно начали отбиать полночь. Тоскливо.

- "Упал двенадцатй час как с плахи голова казненного." - Улыбнувшись заметила Татьяна. - Кажется это строки вашего почитаемого поэта?

- И вашего тоже. - Вздрогнув ответил я. - Уж больно хорошо вы его знаете.

- Знать не значит любить. - Веско ответила она и рассмеялась. - Почему у вас за поясницей торчит рукоятка пистолета?

- Потому что я всего боюсь.

- И меня тоже?

- Да. - Ответил с после долгой паузы.

- Я тоже всех боюсь, но вас почему - то нет.

- Наверное вы заранее знали кто я такой, потому и не боитесь. Потому и решили меня призреть и окружить заботой.

- Свои проблемы я привыкла решать сама. - Откинув сноп огненных волос заявила моя королеа, а может быть не очень чистая женщина. - Вам нет до них никакого дела машинка отключилась, ваше белье готово, уходите...

- Таня, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч. - Поднимаясь остроумно подвел я итог нашей встречи не в силах справиться с двойной болью вдруг навалившейся на мои плечи. - Спасибо тебе за помывку.

Две красивых бабы сразу, да со всеми их проблемами - это много, особенно когда собственных хватает за глаза.

- Подождите, Константин Иванович. - Ее безвольные губы теперь доминировали. - Вы ничего не поели. Останьтесь ещё немного.

- Конечно. - Согласился я по двум причинам. - Мои одежда ещё не готова, а кроме того я вообще не хочу уходить от вас, даже не смотря на тревогу поселившуюся во мне. Мы с вами не выпили не рюмки и не съели даже куринного крылышка.

- Да вы ешьте, на меня не смотрите, у меня то стресс, то диета. Зябко передедернулась она. - Вам налить ликера?

- Нет. - Почуяв поживу отказался я. - Давайте уж сухого, только вместе.

- Константин Иванович, - наливая меньше чем выплачет мой кот заявила она, - мне бы не хотелось говорить вам все это...

- Тогда и не говорите. - Цинично упредил её я. - У нас ещё будет утро.

- Да, если будете вы. - Неинтересно сказала она и выпила свои пять капель.

Я толком не знал дурит ли она меня, или просто запуталась, но глядя в моря её глаз я позабыл Милку и думал только об одном, как скорее и качественней овладеть ею. Это оказалось несложныи, но вот потом мне пришлось пыхтеть и отдуваться за мои необоснованные запросы. Это море синних глаз требовало бешенной энергии, которую я в конце отдавал ей с трудом.

А потом, как и полагается настало утро. Благодарение Богу, что я проснулся первым и посмотрел кто лежит передо мной. От одного только вида во мне вновь проснулось желанье и я со стоном припал к её телу.

Двумя вспыхнувшими синими экранами она поощрила меня и только в конце, отдавая всю себя полностью вскрикнула гортанно и признательно.

Мне бы, старому дураку, гордится над такой победой, однако приплясывая под острыми струями душа я ровно ничего не понимал. Если бы ей понадобились защитники, то она бы зы свои деньги наняла их качеством получше чем я. А есле все дело упиралось в сексуальный вопрос, то тут я вообще птенец.

- Нет, Константин Иванович, что - то тут не так. Не клеятся осколки черепка. Не могла сверхдорогая баба пригласить тебя в качестве любовника или даже охранника. Думай, Федя, думай, пока ещё не поздно. Но не принебрегай и тем обстоятельством, что и сама она чем - то напугана. А может и нет. Просто делает вид.

- Эй ты, Аника - воин. - Приоткрыла дверь Таня-Танечка, а почеу твой "Смит и Вессон" должен впиваться в мою ягодицу? Плохой из тебя охранник, если даже оружие ты оставляешь в дамской постели.

Я посмотрел на неё из под струек воды и она была все такой же недосказанной сказкой. Казалось, что ночь проведенная с ней была просто моей детской фантазией. Я мог бы поклясться на крови, что она не лжет, однако мой многовекой опыт был к тому не склонен. В полушутку я хотел заплетясь голенью о её руку выбить "Наган", но скользкая ванна сыграла со мной злую шутку.

Грохнувший всеми своими пяти пудами я ударился головой о раковину. Ну сколько можно? Плохо когда тебя бьют по голове, а особенно когда ты это делаешь сам.

- Константин Иванович, вам со мной блло плохо? - Обезоруживающе спросила она и наставила на меня ствол револьвера.

- Извини, Таня-Танечка, но я до сих пор ничего не понимаю.

- Я тоже. Ладно, иди в комнату. Мне тоже нужна ванна. - Протягивая мне револьвер решила она. - Может быть так даже лучше, когда никто ничего не понимает. Иди.

Натянув свою одежду и запахнувшись в заскорузлую куртку я тронул ручку двери.

- Подожди! - Отчаянно крикнула она и прижалась ко мне своим крепким телом. - Подожди, Константин Иванович, черт тебя воэьми, подожди.

Это очень сложно, противостоять женщине особенно когда она очень красива и делает беззащитный вид лица.

- Ну, что, Таня-Танечка, я в долгу перед тобой. Хочешь я отвезу тебя на работу? Сейчас выгоню машину со стоянки и подовезу.

- Господи, ты так, ничего и не понял! Я же сама возглавляю фирму "Эдит". Взгляни ка в окно! - За шиворот потащила она меня на кухню. - Ты видишь эту золотистую "десятку"? Она приехала за мной.

- Красивая машина. - Резюмировал я. - Мне на такую вжисть не накопить.

- Это моя машина, но я стала их боятся.

- Понимаю теперь зачем я тебе понадобился. Мушка попала в паутинку и теперь ей требуется жучок. Извини, Мальвина, но на эту роль я не гожусь.

- Я не прошу тебя ни о чем. - Вспыхнув покрывалом глаз жестко заявила она. - Уходи. Чего ты ждешь?

- Поцелуя!

- Да пошел бы ты нах драх ахун.

- Девушка, такого странного выражения я не встречал даже в словарях Даля.

- Костя, пойми, я одна и...

- Я тоже один и не надо делать из этого проблему. Королева,ты вооще мне нодоела и как говорит блатата, пора свинчивать колеса.

- Да, но думала, что ты более содержателен.

- А я до сих пор о себе так думаю, но если дама имеет личного шофера и разъежает на шикарной машине, то с такой дамой мне не по пути.

- Ладно. - Устало и беспомощно приникла она ко мне. - Иди, предупреди водителя, что я выйду через полчаса. Костя, только скажи это с некоторым подтекстом.

- Не понял. С каким ещё подтекстом?

- Господи, ну неужели ты такой болван? Дай ему понять, что отныне я не одна.

- А вот это мы могем. - Заржал я доволеным мерином. - Давай пушку!

- Костя, вечером приезжай ко мне в то же время. Мне нужно с тобой поговорить.

Мордатый холеный парень сидел за рулем и не видел во мне врага. Он вообще меня не видел. Просто сидел и жевал свою вечную жвачку. Я вежливо постучал с в стекло.

Не меня выражения своих рыбьих глаэ он открыл дверцу, выплюнл содежимое своего рта мне на ногу и принебрежительно спросил.

- Чо?

- Через плечо. - Галантно ответил я и осторожно пощупал его гортань. Пискнув мышкой он дружелюбно повис на моей руке.

- Ты что, сдурел? - Переведя дух недоуменно спросил он.

- Воспитываю хамоватых мальчиков, которые не умеют разговаривать со старшими.

- Да кто ты такой? Да что тебе от меня надо? - Полез он во внутренний карман, но стукнувшись головой о стойку, оставил эту затею.

- Кто я такой, знать тебе не надо, а нужен ты мне как моржу Сахара. Просто Танька велела тебе передать, что выйдет через полчаса. Усек?

- Какая Танька? - Ошалело захлопал глазами парень. - Татьяна Александровна?

- Вот именно. Жди, не скучай. И не груби больше старшим.

Выгнав машину, я уже по проторенной дорожке занялся своим скромным бизнесом и конце концов, прошедшая, удивительная ночь стала казаться мне просто сном. Сменялись пассажиры, менялись лица, мелькали улицы, так что бездонные глаза Тани-Танечки уходили на задний план, куда - то там за горизонт, за черту реальности.

Только вечером, часов в десять, когда я отвез последнего пассажира, я вдруг с удивлением заметил, что еду на вчерашнюю автостоянку.

Встретила она меня приветливо, но слава Богу, без щенячего восторга. Она меня ждала, потому как стол был уже накрыт, а мне был предложен новый халат и тапочки. Это обстоятельство я воспринял двояко. Стол меня обрадовал, а тапочки и новый халат, эти символы семейной жизни, немного огорчили.

- Таня - Танечка, а тебе не кажется, что ты несколько форсируешь события? - Ухмыльнувшись спросил я. - Мы с тобой ещё не прослушали марш господина Мендельсона, а ты уже готовишь мне все радости семейной жизни.

- А это на ваше усмотрение, господин Гончаров. - Внимательно посмотрев мне в глаза тихо ответила она. - Можно обойтись и без Мендельсона. Можно обойтись вообще без всего. Я никогда и накого не держала, а скорее наоборот, мужики пытались удержать меня. Впрочем это уже из другой оперы. А ты вправе решать сам. Уходи хоть сейчас. В сущности мне от тебя ничего не надо. Это я хотела предложить тебе работу. А что касается совместного проживания, то это вопрос второстепенный.

- Резкая вы дама, Татьяна Александровна. - Примеривая тапочки заметил я. - Какую же работу вы мне хотите предложить? Впрочем не утруждайте себя ответом, я знаю его наперед. Вы видите во мне своего нового шофера и оранника одновременно.

- Ты прав. Мое предложение тебе не нравиться?

- Не знаю. Я пока вообще тебя не знаю. Вчера в машине ты была одна, вечером другая. В постели третья, а сейчас я вообще тебя не узнаю. У тебя даже цвет глаз меняится, то синий, то фиолетовый, а в данный момент какой то изумрудный, словно у дикой лесной кошки.

- Это плохо? Но женщина должна всегда оставаться загадкой.

- Да, но только предсказуемой, а особенно если эта женщина твой начальник.

- И в то же время твоя любовница. - Прижавшись ко мне она запрокинула голову.Костя, ты хочешь меня?

- А кто же тебя не хочет? - Жеребцом заржал я и потащил её на кровать.

- Так что ты думаешь о моем предложении? - Оставшись мною вполне довольной уже за столом спросила она. - По моему мы с тобой чудесно сработаемся.

- Что касается постели, даже не сомневаюсь, а вот об остальном надо хорошенько подумать. - Сосредоточенно разжевывая балык ответил я. Наверное на работе ты деспотичная и злая баба. Сколько ты намерена мне платить?

- Три тысячи тебя устроит?

- Королева, да тебе надо лечиться. Эту сумму я зарабатываю извозом за три дня.

- Потому что не платишь налога, но когда-нибудь попадешься и от твоего заработка будет оставаться треть. Это в том случае, если раньше тебе не открутят голову какие - нибудь крутые пацаны.

- Мне её безуспешно пытаются открутить уже двадцать лет.

- А на двадцать первом открутят. Или же в лучшем случае просто выкинут тебя из машины и ты лишишься орудия своего труда.

- Орудие труда я всегда ношу при себе. - Гордо ответил я. - Не каркай.

- Я не каркаю, а те не переоценивай своих достоинств. Константин, ты носишься по городу больше двенадцати часов кряду неизвестно с кем и неизвестно где. Наматываешь сотни километров. Ты бьешь свою машину, которая, наверное, тебе досталась не просто так. У меня же ты будешь ездить на той золотистой "десятке", которую ты сегодны видел и твоим единственным пассажиром буду только я. Неужели ты не видишь явных преимуществ?

- Вижу, но за три тысячи я работать не буду, только за три с половиной. - Поставил я жесткий ультиматум. - А если серьезно, то мне надо подумать о твоем предложении хотя бы до понедельника. Наверное я соглашусь. Понаблюдаю за тобой, принцессой, ещё пару дней, тогда и отвечу окончательно. Это что касается второго пункта нашей программы, а что до первого, то я уже должным образом почувствовал как удобны твои тапочки.

- Ты все правильно почувствовал. - Улыбнувшись она широко распахнула александриты своих глаз. - Тогда за нашу помолвку стоит выпить. А в воскресенье вообще устроим свадьбу и я обязательно достану запись Мендельсона. Ты согласен?

- Абсолютно, но только с одним условием, чтобы на нашей помолвке никого не было. Тебе подходит такой вариант?

- Подходит. - Хохотнула Татьяна и потянулась ко мне. - Никого, кроме моей лучшей подружки Женьки Родионовой. Не пригласить её было бы просто свинством. Мой господин, не откажи своей рабе в такой ничтожной просьбе.

- Хороша. На одну подругу я согласен. но не более того.

- Я знала, что вы добры, открывайте шампанское.

- Неприменно, но сперва позволь мне задать тебе один нескромный вопрос.

- Позволяю, теперь я тебе все позволяю.

- Ответь мне, за каким чертом тебе, преуспевающей, красивой бабе, понадобился старый хрен, Константин Иванович Гончаров?

- Наверное я не смогу четко и определенно сформулировать свой ответ, но попытаюсь. Ты какой - то другой, не трафаретный что ли... не такой как окружающие меня мужики, с их псевдоамериканскими взглядами на жизнь... Не знаю, но мне кажется, что ты правдашний и мне по настоящему жаль, что наша встреча не состоялась лет десять тому назад.

- Батюшки, какие комплименты! Но я тебе не верю. Милая моя, девочка, а знаешь ли ты, что я тривиальный алкоголик, которого десять лет назад за это пристрастие к алкоголю выгнали из органов?

- Догадываюсь, я ведь не дура.

- И тем не менее ты решаешься на такой рискованный шаг.

- Да. И не будем больше об этом.

- Хорошо, но позволь я задам тебе ещё один вопрос. Ты чего - то боишься?

- Да, но чего именно, я и сама пока не знаю. Как и тебе, мне нужно пару дней, чтобы в этом разобраться. Давай оставим этот разговор до понедельника.

В воскесенье я поднялся пораньше, с тем чтобы заработать в этот день как можно больше. Не смотря на все заклинания Татьяны отложить это дурное занятие хоть на сегодня я оделся и уже стоял на пороге, когда она опустила в мой карман ключи.

- Это на тот случай, если ты приедешь до обеда. - Пояснила она. Часов до двух меня не будет дома, пройдусь по магазинам. И учти, Женька приглашена на девять часов вечера, а она никогда не опаздывает, так что в восемь постарайся быть дома, а если тебя не будет в в девять ноль ноль, то я прерываю с тобой всякие дипломатические отношения. Ты меня хорошо понял?

- Понял, моя госпожа. Обязательно буду и даже пораньше. Таня Танечка, под ванну я зашвырнул револьвер. Перепрячь, пожалуйста, его куда нибудь в более надежное место. Не скучай!

К моей великой досаде, желающих поживиться путем извоза в этот день оказалось великое множество. Так что к обеду я заработал только на бензин. Зато после двух часов ситуация круто изменилась. Клиент повалил как на буфет и от желающих перенести свои бренные тела с одного место на другое просто не было отбоя. Я с трудом выкроил время, чтобы заскочить в ювелирный и приобрести не дорогие, но вполне приемлемые сережки для Татьяны. По четырем районам города я носился как угорелый, а в шесть тридцать, когда уже хотел заканчивать работу мне попалась на удивление жирная и щедрая "мышь", которую нужно было немедленно доставить до аэропорта, где она держала свою торговлю. В общем только в восемь сорок пять я поставил машину на стоянку и подошел к сторожевой будке чтобы расплатиться.

- Вам до утра? - Выписывая квитанцию спросил меня знакомый курносый парень.

- Да, часов до десяти. - Торопливо отсчитывая деньги ответил я.

Ровно в девять я позвонил в дверь девяносто шестой квартиры, где надо думать, отныне я буду проживать. После пятого звонка, с удивлением отметив полное равнодушие к моей персоне я открыл дверь вверенными мне ключами.

- Наверное обиделась. - Разуваясь решил я и медовым голоском позвал. Таня - Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч.

Приглушенное бормотание телевизора было мне ответом. Держа на вытянутой ладони коробочку с сережками я вошел в комнату и понял, что Таня - Танечка больше никогда не заплачет и утрата мяча теперь ей до лампочки. Черная жирная точка над переносицей навсегда лишила её каких либо эмоций.

Она сидела в кресле откинув голову на высокую спинку и серыми глазами удивленно смотрела на люстру. Все пять плафонов яркими точками отражались в её зрачках. Перед смертью Татьяна успела празднично одеться и сервировать столик, перед которым сейчас и сидела. Второе кресло и пуфик, ныне свободные, очевидно предназначались для меня и подруги Евгении.

Подойдя поближе я взял её за руку и понял, что смерть наступила не более двух часов тому назад. Едва сдерживая себя, чтобы не завыть, я осторожно положил её руку на подлокотник и осмотрелся. То что я увидел на полу ног заставило меня вздрогнуть. Именной "Наган" Ивана Жукова лежал возле её правой ноги.

Отстраненно и четко сразу заработала голова. В то что она решилась на суицид я не верил с первого мгновения. Не верил и сейчас, когда увидел заботливо подброшенный револьвер. Но дело не в этом. Попробуем проанализировать действия следователей. Найдя именное оружие они уже через пару часов выйдут на его хозяина и его бабка довольно скоро расколеться и сознается, что продала его одной интересной женщине, внешность которой она в состоянии описать и как знать, вполне возможно, что через неделю, другую они выйдут на Милку. Ну а дальше все необыкновенно просто. Наверняка стрелявший или стрелявшая не оставили на рукоятке своих следов, а вот моих там предостаточно. Скорее всего убийца действовал в перчатках, либо воспользовался салфеткой. Это подтверждается тем, что на столе возле одного прибора она отсутствует. Вероятно, после убийства он отпечатал папиллярные линии Таяниной ладони на рукояти пистолета, а салфетку сунул к себе в карман.

Что же делать? И уносить орудие убийства с места преступления негоже, а оставлять тем более. А как быть? Думай, Федя, думай, времени у тебя в обрез. С минуты на минуту должна появиться Евгения Родионова и тогда у тебя будет бледный вид. И тогда доказать свою непричастность будет почти невозможно.

Подняв "Наган" и удостоверившись, что стреляли именно из него я завернул его в салфетку и сунул за пазуху. Я уже обувался, когда раздался резкий звонок в дверь и неприяный милицейский голос предложил немедленно открыть.

- Подставка сработала четко. - Подумал я метнувшись в спальню, балкон которой выходил в полутемный двор. - Если я правильно понимаю, то их машина сейчас стоит перед подъездом, так что путь через балкон это мой единственный путь.

Мои расчеты оказались верными. Довольно удачно спрыгнув на землю я тут же заскочил за угол и уже не торопясь двинулся в сторону освещенной улицы. Возле неработающего ларька я остановился и оглядевшись по сторонам сунул под него свой тяжкий груз. Потом уже более свободно вышел на освещенную часть и споро зашагал в сторону стоянки к супермаркету.

Проболтался я там добрых двадцать минут. Навязчиво вертясь перед продавцами я купил бутылку шампаского и прочей ерунды, набив в общей сложности два пакета. На выходе я долго торговался с девицей и в конце концов она уступила мне пятнадцать шикарных роз на десять процентов дешевле против назначенной цены.

Если соседи Татьяны Яремчак не очень любопытны, то действовать нужно было именно так, поскольку о моем существовании наверняка знала Евгения, а многочисленные следы моих пальчиков можно было найти на каждой дверной ручке и на любом выключателе.

Через пять минут я стоял у девяносто шестой квартиры старательно всаживая ключи в искореженные замки. Мои усилия не пропали даром. Довольно скоро на меня отреагировали. Резко распахнувшаяся дверь явила мне двух молодцев в штатском.

- А вот и гости пожаловали. - Цинично отметил невысокий плотный кореец. - Милости просим, столы давно накрыты и хозяйка ждет. Ваши цветы будут ей ко времени.

- А вы кто такие и чего тут делаете? - По хозяйски заходя в переднюю осведомился я. - Почему замки поломаны!

- Об этом чуть позже. - Гася мое негодование заявил короткостриженный верзила с топорной физиономией. - Предъявите ваши документы.

- Что здесь происходит? - Не на шутку возмутился я. - Татьяна, объясни мне, что все это значит. Кто эти люди?

- Успокойся, олух! - Внятно посоветовал мне верзила. - Ничего тебе твоя Татьяна уже не ответит. Предъяви документы.

- Нет, погодите! - Кинулся я напролом в комнату, но тут же отброшенный верзилой заскулил беспомощно и просяще. - Да скажите же вы мне толком, что случилось?

- Мертва она. - Хмуро буркнул кореец. - А ты кто такой будешь?

- Как мертва? - Тихо и недоверчиво спросил я. - Вы наверное шутите?

- Шутим, смешнее некуда.

- Пустите меня к ней.

- Сейчас нельзя. Сейчас там работают эксперты. Когда закончат тогда и посмотришь, а пока пройдемте прямо там и поговорим.

Почти насильно они впихнули меня на кухню и первым делом осмотрели карманы. Вытряхнув на стол все содержимое они первым делом занялись водительскими правами. Их вид немного успокоил корейца. Уже по человечески он пояснил.

- Вот так, мертва Татьяна Александровна Зайцева.

- А что случилось? - Бледнея и делая вид, что изо всех сил стараюсь держать себя в руках спросил я. - Утром она была совершенно здорова.

- Вот как? - Удивился верзила. - Значит вы сегодня с ней уже виделись.

- Виделся. - Вымученно признался я.

- А кем вы ей приходитесь?

- Знакомым.

- Кому предназначались сережки.

- Ей. - Опуская голову признался я.

- А вы что всем своим знакомым дарите золотые серьги?

- Нет, но Таня для меня была больше чем знакомая.

- Вот с этого и надо было начинать. - Удоволетворенно проскрипел верзила. - Гражданин Гончаров, вы женаты?

- Да, но какое это имеет отношение к случившемуся.

- Большое. Любовницы часто надоедают своими приставаниями и тогда от них пытаются отделаться разными путями, например убийством.

- Значит Таню убили? - Глухо спросил я. - Кто это сделал?!

- Я же вам говорю, что любовницы часто надоедают и...

- Она не могла мне надоесть и ваши паскудные подозрения оставьте при себе. Мы знакомы с ней всего четвертый день. Я даже не знал, что она Зайцева. Мне она представилась как Яремчак.

- Это её девичья фамилия, а по мужу она Зайцева. Вы знакомы с её мужем? Для кого предназначался третий столовый прибор?

- Для некой Евгении Родионовой, которую я не знаю. Я вообще никого из её друзей не знаю. Могу только сказать, что меня она хотела нанять личным шофером.

- Это интересно. - Ядовито эаметил верзила. - Знакомы всего три дня, а тебе уже тут и ноги врозь и служба на блюдечке. Не нравишься ты мне, Гончаров.

- А я не педераст чтобы тебе нравиться.

- А ты мне, дорогуша, не хами. - Оскалился верзила. - Вот оформлю тебя на пару месяце в СИЗО, тогда ты у меня по другому запоешь. Влад, пробей ка его адресок.Подмигнув предложил он корейцу. - Хочу я с женой его потолковать.

- Сергей Владимирович, - неожиданно засовывая свой сизый нос прохрипел врач судебной экспертизы, господин Корж. - У меня все готово. Можно девочку уносить?

- Погоди, тут её хахаль хотел бы на неё глянуть.

- Ба, Иваныч, а ты как здесь оказался? - Расплылся в улыбке он. - Я понимаю, что ты всегда там где трупы, но не до такой же степени.

- Это и есть её хахаль. - Ухмыльнулся Верзила. - Покажи ему его бабу на прощанье. Хотя сдается мне, что он уже её видел, а может и сам пристрелил.

- Да ты что, Владимирович, совсем охренел или кобыльей мочи опился? Возмутился Сизый Нос. - Ты знаешь кто он такой... Иваныч, выйди на минутку...

Уже прикрытая грязной простынью Татьяна ненужной вещью лежала на носилках посреди своей комнаты и своим присутствием только всем мешала. И опять почти забытая ноющая боль с новой силой ударила меня под ложечку. Опустившись перед ней на колени я отбросил тряпку и едва сдерживаясь чтоб не завыть поправил её роскошные волосы, любоваться и перебирать которые теперь суждено только могильным червям.

- Иваныч, - осторожно тронул меня за плечо Корж, - зайди на кухню, я мужикам о тебе все рассказал. Заочно они о тебе слышали, так что будет несложно с ними договориться. Правда побегать тебе все одно придется, но тут уж ничего не попишешь

- Захарыч, Когда её убили?

- Предварительно могу сказать, что часа два, три тому назад. Скорее всего стреляли из револьвера, потому как гильза не найдена. Стреляли не меньше чем с полутора метров. Следов пороха на лице не обнаружено. Пуля прошла череп насквозь и оставила отметину на стене на высоте одного метра десяти сантиметров из чего можно заключить, что стрелявший сидел в кресле напротив.

- Господи, я опоздал на два часа. А ведь она меня просила прийти пораньше.

- Не казни себя. Что кому суждено, то с тем и случиться.

- А почему вы опоздали? - Из - за спины вежливо спросил кореец.

- За хорошую плату я отвозил какую - то барыгу в аэропорт. Это будет нетрудно доказать, у неё там свой магазин.

- А вы не помните как её зовут и какой именно магазин она содержит?

- Мне она представилась как Маргарита Аркадьевна, а её магазинчик, обычный алюминевый модуль, расположен сразу же возле автобусной остановки. Заплатила она мне двести рублей, а назад я шел порожняком.

- Ну вы тут разбирайтесь, а мы пожалуй пойдем. - Невесело сообщил Корж и отдав санитарам команду тактично поинтересовался. - Костя, насколько я понимаю, с мужем она не жила давно, близких родных в городе нет.

- Захарыч, честное слово я не знаю. Где - то у бабушки живет её девятилетняя дочь, вот и вся моя информация.

- Кто же возьмет на себя заботы по её захоронению?

- Если не отыщутся родственники, то естественно этим займусь я. Только не звони мне домой, лучше я сам буду тревожить тебя по два раза на день.

- Договорилиь, Иваныч. Еще раз, не казни себя. Ее ты не воскресишь, а себя загложешь. Жду твоих звонков.

Он ушел, а меня ещё час занудливо и въедливо расспрашивали об очевидных вещах, причем вовсе не собираясь подловить, а просто по привычке.

- Где вы оставили машину по прибытию из аэропорта? - Занудливо спросил Влад.

- Здесь неподалеку, не более как в десяти минутах хотьбы.

- В котором часу это произошло?

- Что - то в районе девяти часов вечера, но может быть немного раньше.

- Однако здесь вы появились только в двадцать один сорок пять. Позвольте спросить, где вы находились все это время?

- Господи, ну неужели непонятно? - Устало ответил я въедливому корейцу. - Вы же видели что я принес две сумки продуктов и букет цветов. Я больше получаса болтался в ближайшем супермаркете. Может быть меня там даже запомнили.

- Константин Иванович. - Наконец закрывая папку объявил кореец. Задерживать мы вас не будем, но завтра к десяти часам ждем в сто двадцать первом кабинете. Там мы ещё раз составим протокол опроса и как знать, может быть к тому времени что - то проясниться, а возможно вы сами что - нибудь вспомните. А сейчас я прошу вас обойти квартиру и внимательно все осмотреть. Возможно вы заметите какую - то пропажу, или не на месте стоящую вещь. Впрочем вы сами все прекрасно знаете.

- Знаю, но ей богу, тут я не в силах вам ничем помочь, потому как сам ночевал в этой квартире только три ночи. Но поверьте, расположение вещей, как и сами вещи меня интересовали меньше всего. К тому же в комнатах у Тани всегда были приглушены светильники.

- Жаль, ну что же, Константин Иванович, теперь нам остается только проехать в супермаркет, да на автостоянку. И если все сказанное вами подтвердится, то мы распрощаемся до завтра.

Мое пребывание в маркете подтвердилось полностью и даже с некоторым раздражением. Причем зафиксировали его не продавщицы или кассиры, перед которыми я так старательно крутился, а служба наблюдения.

- Точно, он тут не меньше получаса терся. Где-то до половины десятого, - Понимающе ответил ушастый стражник. - Пять брикетов сыра обнюхал прежде чем купить один. А потом ещё цветочнице минут десять уши втирал. Я так и думал, сейчас, чтонибудь да стащит. - Попался значит, соколик! - Злорадно ухмыльнулся он.

- Да нет, все в порядке. Ты ему здорово помог. - Успокоил его верзила, а кореец задумчиво посмотрел на меня и потер переносицу.

Но как бы то ни было, не смотря на то, что я переусердствовал, в супер маркете все прошло гладко, а вот на автостоянке меня ждал сюрприз. Увидев милицейское удостоверение верзилы и меня стоящего рядом знакомый охранник побледнел и категорично заявил.

- Не знаю когда он ставил свою машину. Я вообще его вижу в первый раз.

- То есть как это в первый раз? - Растерянно уставился я на него. Два часа тому назад я поставил здесь свою машину и ты лично выписал мне квитанцию.

- Никакую машину ты здесь не ставил и никакой квитанции я тебе не выписывал.Уже уверенней врал парень. - Закусывать надо лучше.

- Это тебе надо лучше закусывать, идиот. Я её в третий ряд поставил.

- А если поставил, то там и смотри. Лично я ничего не знаю.

- Та-а-ак, гражданин Гончаров. - Ядовито пропел Верзила. - Не даром говорят, доверяй, да проверяй, пойдем ка посмотрим твою тачку.

- Сергей, вы идите, посмотрите, а я подожду здесь. - Вежливо улыбнулся кореец.

Мы могли бы не ходить, потому что в третьем ряду, как и вообще на стоянке моей машины не было. А там где я её оставил, между джипом и "Волгой", теперь уютно устроилась "шестерка".

- Ничего не понимаю. - Ошалело признался я. - Два часа тому назад я оставил свою машину именно здесь. Куда она делась.

- Улетела. - Саркастически прокомментировал Сергей. - Врешь ты все, Гончаров. Не даром ты мне с первого же взгляда не понравился. Прийдется тебя задерживать.

- Допустим я вру, но откуда в таком случае у меня появилась квитанция? - Подходя к сторожке резонно спросил я.

- При нынешней - то технике, не то что квитанциии, доллары печатают.

- Константин Иванович, дайте пожалуйста эту самую квитанцию. Высовываясь в окошечко попросил Влад. - И зайдите сюда сами.

- Гражданин Самохин, - после трехминутной сверки квитанций заявил кореец, - а вы ведь нам лжете. Машина Гончарова действительно принята вами на хранение, о чем свидетельствует ваша подпись и оригинал квитанции, который вы, слава Богу не успели уничтожить. Что же получается? Будем оформлять на вас протокол за соучастие в угоне автотранспорта. Сергей, вызывай ГИБДД.

- Не надо, начальник. - Расколовшись взмолился Самохин. - Ничего мы не угоняли. Он сам виноват, сказал, что заберет свою тачку только в десять утра.

- Ну и что из этого?

- Вот я и подумал... до утра она ему не нужна... Пацану одному дал покататься. Он с телками. К семи часам должен вернуться.

- А какое вы имели право?

- Никакого, простите меня. Только не заводите дела.

- Сожалею, но вероятно прийдется. Кроме того, что вы совершили угон, вы могли так подставить человека, что нам бы пришлось его задержать на неопределенное время. В котором часу он поставил свою машину на стоянку?

- Девяти ещё не было, но где - то около того. Не губите, начальник.

- Не знаю, это на усмотрение хозяина автотранспорта. Что скажите, Константин Иванович? Будем оформлять или помилуем.

- Да ну его в задницу, пусть живет, кретин.

- В общем так, гражданин Самохин, завтра в десять у нас с ним встреча и если к этому времени автомобиль не будет возвращен владельцу, то пеняйте на себя.

Выразив мне соболезнования они уехали, а я остался стоять посреди дороги лишенный своего последнего пристанища. Погода стояла мерзопакостная. Холодный ветер швырял в лицо мокрый колючий снег, а жидкая снежная каша под ногами говорила мне о том, что к утру я буду иметь очень непрезентабельный вид. Все эту гадость легко можно было бы пережить, кабы не сосущая боль в сердце и под горлом. Какой негодяй мог поднять руку на Татьяну? Отойдя от света я побрел по обочине дороги не известно куда и непонятно зачем. В конце концов наткнувшись на какую - то стену я прислонился к теневой стороне дома и заревел по бабьи тихо и горестно.

Чертова жизнь, неужели кроме злобы, жадности и жестокости на этой земле больше ничего не существует? Взбесилась земля и взбесились люди населяющие её. Как нам дальше жить в этой прогнившей вони постоянного предательства, обмана и продажности? Как изменить этот протухший, прогнивший мир?

Обхватив голову руками я сполз на решетку подвального окна и скрючившись тихо, по щенячьи заскулил.

- Мужик, эй, мужик! - Кто - то снизу ткнул меня в задницу. - Что с тобой?

- Ничего. - Не трогаясь с места глухо ответил я. - Все хорошо?

- А чего тогда ревешь как барышня? - Спросил все тот же тоненький голосок.

- А тебе - то какое дело. - Поднимаясь зло ответил я.

- Иди к нам, дядя, там же холодрыга, а здесь у нас полный кайф.

- А как к вам зайти? - Подумав спросил я.

- Вход в подвал перед первым подъездом. Спустишся, а там я тебя встречу. - Проинструктировал меня все тот же голос. - Дядя, а у тебя бабки есть?

- Есть, но мало, хотя рублей сто наберется. - Понимая куда клонит мой невидимый собеседник ответил я. - А что нужно?

- Тогда купи три бутылки водки и чего - нибудь пожрать. Распорядились снизу.

- Хорошо. - Ответил я и отойдя от дома замер, только теперь понимая куда я забрел. Не разбирая дороги ноги сами привели меня к дому Тани Танечки. Видно так было угодно судьбе, ночь после её смерти провести в подвале её дома. Чем черт не шутит, а может быть удасться что - нибудь выяснить.

В первом же круглосуточном магазинчике я купил все необходимое, а так же небольшой карманный фонарик, вещь в подвале незаменимая. Запрятав оставшиеся деньги в под стельку ботинка вернулся к пятнадцатому дому.

Дверь подвала оказалась на замке, но при детальном анализе я понял, что он выполняет чисто декоративную функцию. Легко и свободно дверь отворилась при первом же прикосновении. Включив фонарик я осветил десяток бетонных ступенек круто идущих вниз. Дом был новый и подвал загадить ещё не успели. Прикрыв дверь, с некоторой опаской я сделал первый шаг и тут же на меня зашипели.

- Ты чего это светишься? - возмущенно спросил невидимый голос. Выключи фонарик, кругом менты шастают. Загребут как котят. Водку - то купил?

- Купил. - Послушно выключая фонарь ответил я. - И закуску тоже.

- Иди, не бойся. - Цепкая ухватившая лапка уверенно повела меня по подвальному лабиринту. - А чего ты ревел - то?

- Да так, настроение осеннее.

- Врешь ты все. Ну это твое дело. Мы пришли. Врубай свой свет, здесь уже можно.

Луч фонарика нарисовал довольно странное общество обитателей моего нового пристанища. Самым старшим и видимо главарем здесь был худощавый неопрятный мужик с белесыми глазами и впалым ртом. Одет он был в какое - то допотопное пальто, но на голове его красовалась шикарная ондатровая шапка видимо недавно снятая с чьей-то непутевой головы. Сидел, а точнее полулежал он на самом удобном месте, на двойном колене теплотрассы, для пущего комфорта прикрытого дырявым матрасом.

По обе стороны от него жались и кутались в куцые пуховики две девчонки примерно тринадцати и четынадцати лет. Их немытые и плохо расчесанные волосы говорили о том, что настоящий образ жизни они ведут уже не первый день.

Примерно такой же возраст имел и пацан обнимающий одну из этих подвальных фей. Однако в отличии от остальных одет он был довольно хорошо. Что же касается моего проводника, то тут налицо было было полное обнищание и нежелание хоть как-то следить за собой. Его долговязая и необыкновенно худое тело казалось вот-вот сложится пополам. Судить о его возрасте было трудно, поскольку треугольную рожицу пацана покрывала толстая корка грязи, к которой буквально прилипла пакля рыжеватых волос, местами спускающаяся до плеч.

Подведя меня ко всей этой компании он сел на пластиковый ящик и доложил.

- Вот, привела. Он все взял.

- Малодец, Галка. - Одобрительно прохрипел старший. - Готовь стол. Ты чего, мужик расквасился - то? Или жена из дома выгнала?

- Можно сказать и так.

- Подумаешь, горе - то какое. Да нас тут по городу таких как ты знаешь сколько? Не бери в голову. Тебя как зовут?

- Константин.

- А меня Эдуард. Пацанчика Витькой кличат, а девчонок Светкой, да Валькой. Ну а тебя привела Галка. Она у нас тут за старшую. Вроде как хозяйка отеля. - Хрипло заржал он радуясь своему остроумию. - Ну а мы у неё вроде как постояльцы. Галка, что там? Стол уже сервирован?

- Сейчас все будет готово. - Кромсая грязными руками сыр заверила она. - Только консервы я открувать не умею, пусть Витька откроет.

- Чуть что, сразу Витька. - Спрыгивая со своего насеста недовольно откликнулся пацан. - У самой руки из задницы растут, коза драная.

- Заткнись, сопляк. - Парировала хозяйка. - Какого черта опять приперся? Сидел бы дома в тепле перед телеком, у мамочки на коленях, да сосал сиську, а то приклеился к нам...Чего ты сюда ходишь?

- Заткнись дылда. - Оборвала её обличительную речь одна из девчонок. Не твоего это ума дело. Чем Витек, так раньше ты сама отсюда вылетишь.

Неизвестно сколько бы времени продолжалась эта семейная перепалка, не вмешайся в это дело Эдуард.

- От винта, шалавы, кончай тарахтеть, а то вы сейчас все отсюда вылетите. Раскашлялись, блохи навозные. Валька. - Пнул он под тощий зад скандальную девчонку. - Притащи для господина Константина ящик. Совсем обнаглели, шллюхи бестыжие, гость в доме, а они собачаться. А ты, Галка, налей и подай нам по стакану водки.

- Да мне что - то не хочется? - Посмотрев на её руки промямлил я.

- А ты через не хочу. - Усмехнулся Эдуард. - Надо это тебе. Я же вижу в каком ты состоянии. Витька, ополосни стаканы водкой, а то на её руки смотреть противно. У кочегаров чище, потаскуха, сколько раз я тебе говорил, руки мой перед едой. Еще раз увижу какими руками ты накрываешь на стол, выдерну с корнем. Иди и немедленно вымой. На тебя же смотреть противно.

- Да что ты до меня докопался? - Отбрасывая нож взвизгнула Галка и послушно поплелась куда - то вглубь и темноту подвала. - Жила здесь одна и горя не знала, так нет, принесла их нелегкая...

- Держи, Константин. - Протянул мне Витька стакан. - Не бойся, я после неё продезинфицировал. А вот и вам, Эдуард Иванович.

- Ну давай, Константин, вздрогнем, и чтоб от горя твоего не осталось и следа.

- Не получится так. - Проглотив водку криво усмехнулся я. - Слишком мне больно. Вы слышали, что сегодня произошло в этом доме?

- А как же не слышать. Бабу из девяносто шестой квартиры замочили. Точно, Витькину соседку. Он и выстрел слышал.

- Для меня она была не просто баба, а лучшая подруга.

- Так вот оно в чем дело. - Понимающе протянул Эдуард Иванович. Теперь понятно почему ты такой смурной. Хорошая была баба, сам - то я её не знал, так просто, иногда видел, а вот Галка у неё частенько десяточки выпрашивала.

- Давайте выпьем за Татьяну Александровну. - Вытирая о подол руки из темноты показалась хозяйка. - Пусть земля ей будет пухом. Она и правда была доброй женщиной. Никогда и не в чем меня не попрекала. Молча вытащит десятку, сунет мне в карман, на том и весь разговор.

- А ты её давно знала?

- Как только мы вселились в этот дом. Больше года уже. Мать нашу трехкомнатную сюда поменяла с приплатой на однокомнатную, а потом и её пропила и сгинула. Черт бы её на рога поднял, старую шлюху. Мы в одном подъезде жили, только этажем выше. В прошлом году я ещё в школу ходила, в девятый класс. Вот тогда я с ней и познакомилась. Тогда она ещё с дочкой, Анюткой, жила, а потом отправила её к матери и сказала мне, что хочет наладить свою личную жизнь. У кого только рука на неё поднялась? Она была такая красивая, по телевизору таких не увидишь.

- Знать бы кто это сделал, я б своими руками его придушил. - Поддержал её Витька. - А как теперь узнаешь?

- Ну ты же слышал выстрел? - Осторожно начал я.

- Ну и что? Ну и слышал, а откуда мне было знать из какой он квартиры? Откуда мне было знать, что кого - то убили? Сегодня стреляют каждый день, да по пять раз за ночь, но это не значит, что наутро у нас горы трупов.

- Витя, а в какое время ты слышал выстрел?

- А черт его знает. Сегодня менты уже приходили, спрашивали. Мать говорит, что было около семи часов. Сама точно не знает.

- А вы ничего не слышали? - Спросил я остальных.

- Нет. - За всех ответил Эдуард Иванович. - В подвале мы с девчонками сидели, под землей, что тут услышишь, а Галка в магазин за хлебом ходила.

- А принесла не только хлеб, но и бутылку водки. - Гордо сообщила она.

- Добытчица наша. - Похвалил её Эдуард. - Из под земли пузырь найдет. Уходила с тремя рублями за половинкой хлеба, а вернулась с целой буханкой, да в придачу еше и с бутылкой водки. Талант!

- А что мне? - Расхохоталась опьяневшая Галка. - Я уже привыкла клянчить, да побираться. Выхожу из подвала и думаю, а что нам половина буханки? На один зуб не хватит. Смотрю, а этот дурак к своей машине идет, ну я ему наперерез. Стой, говорю, дядя, куда так торопишься? А он увидел меня и от испуга аж побледнел, словно смерть свою увидел. Тут я и давай его колоть. Помоги, заныла, дядя, дай пару рублей, на хлебушек не хватает. Он без разговоров вытащил бумажник, выдернул оттуда полтинничек, кинул его мне, сел в свою тачку и по газам. Только я его и видела. Чего он так меня испугался?

- Тебя, сучку, любой нормальный человек испугается! - Захрипел Эдуард. - Значит ты наврала мне, падла, сказала, что он дал тебе только четвертак.

- Так я ему сдачи дала. - Не моргнув глазом, как по маслу соврала Галка.

- Это с каких же хренов ты дала ему сдачи? - Ядовито спросил Витька.

- Я сходила, все купила, а сдачи принесла ему. - Уже неуверенно пояснила она.

- Врешь падла вшивая. - Свирепо захрюкал Эдуард. - Девчоночки мои маленькие, тряхните ка её хорошенько, чтоб навсегда забыла как ныкать общие деньги.

С видимым удовольствием две маленькие мерзавки накинулись на этот ходячий скелет и во мгновение ока Галка оказалась в одних трусиках. Прикрыв спичечными руками едва наметившиеся груди она вжалась в холодный бетон стены и беззвучно заплакала. Только два ручейка бегущие по впалым грязным щекам, да судорожное подрагивание костлявых плеч говорили о том что она ревет.

Но вмешаться, вступиться за неё я не мог, не имел права, поскольку точно знал, что потом, после моего ухода, за мое заступничество, ей достанется ещё больше.

- Вот они, Эдуард Иванович. - Выдирая откуда - то из под подкладки куртки деньги торжествующе объявила Светка. - Что, крыса, получила? Одевайся, не греми тут своими костями, смотреть на тебя противно. Вша лобковая.

- Ты, Галина, больше такого никогда не делай. - Бережно пряча деньги себе в карман прохрипел Эдуард. - Нехорошо это, от своих друзей нычку делать. В тюряге тебе за такие фокусы голову открутят.

- А я не хочу в тюрягу! - Сглатывая слезы едва слышно ответила она.

- А куда ж ты денешся? - Рассудительно спросил он, а я с горечью подумал, что в конце концов так оно и будет. Спасибо нашему родному государству, на всех парусах рвущемуся к западному "цивилизованному" берегу. Курс верный! И плевать нам на то что лишенные лекарств, пачками мрут старики, и чихать мы хотели на подвальных детей, озверевших уже в свои двенадцать лет. Верной дорогой идем, господа!

- Эдуард Иванович? - Вполне удовлетворенный состоявшимся судом спросил Витька.Вам как, наливать ещё или попозже?

- А чего ждать - то, наливай, братан.

Воспользовавшись тем, что на меня уже мало обращают внимания я предложил Галке сигарету и отошел к вентиляционному окну. Немного погодя она встала рядом.

- Галка? - Протягивая ей зажигалку спросил я. - Хочешь завтра я покатаю тебя по городу на машине? Посидим в каком - нибудь кафе.

- Не хочу. - Подумав ответила она. - Не нужно.

- Почему же? - Удивился я. - Хоть немного от всего этого отдохнешь.

- Вот из - за этого и не хочу. Потом, вечером будет совсем трудно возвращаться назад в эту вонючую яму. Нет, не нужно.

- Ладно, об этом мы ещё поговорим утром. А пока ты мне вот что скажи. На какой машине ездит твой благодетель, тот, что дал тебе пятьдесят рублей?

- Обычная красная "Нива". А зачем это вам?

- Да так, для размышлений. Ты не могла бы мне описать его внешность?

- Да вроде ничего особенного. Рост чуть ниже среднего, немного полноват. Лицо округлое, нос короткий и курносый, глаза маленькие и вообще он похож на свинку.

- А как он был одет?

- Светло коричневая замшевая куртка и такая же фуражка, а вот во что он был обут, я не помню, или просто не разглядела.

- У него на руках было что - то примечательное? Например наколки или перстень?

- Нет, ничего такого я не заметила.

- Ну ладно, Галка, ты не расстраивайся. Утром мы с тобой ещё поговорим.

- Зачем? О чем тут говорить, со мной и так все ясно.

- Не нужно раньше времени ставить на себе крест. Скажи, как так получилось, что без твоего ведома и согласия мать смогла продать вашу квартиру?

- Почти все это лето я провела у подруги на даче, а когда вернулась, то в нашей квартире уже жили другие люди. Они отдали мне мои документы, кое - какие вещи, которые им передала мать и показали на дверь. Вот и все.

- Но как же так? Ведь ты должна была подписать определенные бумаги о своем согласии на продажу квартиры.

- А я и подписала. Однажды мать приехала к нам на дачу и привезла пять бутылок водки. Мы с Нинкой напились как поросята. Вот тогда я и подписала какие - то бумаги, которые она мне подсунула. Откуда мне было знать, что я получу такой подарок от родной матери. Да что теперь об этом говорить. Я уже и в ЖЭУ и в суд ходила, да только все бесполезно. Говорят, что купля продажа совершена правильно. А мне от этого не легче. Первое время пробовала кантоваться у подружек, да только надолго терпенья ни у кого не хватало. Переночуешь ночь другую, а на третью тебе уже вежливо объяснют, что все, хватит, девочка, пора и честь знать. Мы конечно понимаем твою беду, но пойми и ты нас.

Пробовала работать проституткой, да только не получилось, телесами не вышла, а кому нужен ходячий скелет? В общем плюнула я на всех и поселилась в подвале. Вот так и жила целый месяц спокойно, бутылки сдавала, Татьяна Александровна мне подкидывала. Хорошо я жила пока черт не принес этого Витьку. Ну а за ним и все остальные притащились.

- Галка, а документы у тебя в порядке?

- Какие у меня документы? Свидетельство о рождении и аттестат об окончании девяти классов. Вот и все документы.

- А больше тебе ничего и не нужно. Ты вот что, девонька, никуда из этого подвала не сбегай, жди меня. Я обязательно приеду и мы с тобой что нибудь придумаем.

- Да ладно вам. Не обещайте, мне уже столько раз обещали, что я устала верить.

- А давай попробуем ещё раз?

- Давайте, какая мне разница, - равнодушно согласилась она, - разом больше, разом меньше. Пойдемте туда, а то они все съедят.

Всю ночь не смыкая глаз я просидел на на бутылочном ящике стараясь понять кому и зачем понадобилась смерть Татьяны Яремчак. На этот вопрос ответа найти я не мог хотя бы потому что не знал о ней ровно ничего. У меня не было никаких, самых элементарных отправных данных. Но два пункта я уяснил четко. Во - первых я понял, что убийца знал о моем приходе и как только я вошел он вызвал милицию, а во - вторых я поклялся, что за её смерть виновный должен понести наказание. Но кто мог знать о моем появлении? Кому Татьяна об этом проболталась? С уверенностью я могу назвать только одно имя. Евгения Родионова. Наверное с неё мне и следует начинать. Тем более, что из разговоров оперативников я понял, что она у Татьяны так и не появилась. И ещё мне не давал покоя Галкин меценат похожий на свинку. Отчего он был так перепуган, что не задумаваясь бросил ей первую попавшуюся купюру?

Опять множество вопросов и ни одного ответа. Нет, как не крути, а без посещения фирмы "Эдит" мне не обойтись. А где её прикажите искать? В принципе это несложно, нужно просто встретить её шофера. Кстати, понаблюдать за его реакцией тоже будет довольно интересно. Насколько я помню, он приезжает у восьми часам.

В семь тридцать утра, в подвальном лабиринте я с трудом разыскал Галку. Скрутившись калачиком и поджав колени под самый подбородок она спала на каких-то гнилых мешках набитых тряпьем. Проснулась она от одного моего прикосновения. Резко вскочила и заслонилась рукой от света словно ожидая удара.

- Тихо, Галка, все свои. - Протягивая две сотенные бумажки успокоил я её. - Держи, это тебе. Только постарайся на этот раз не проболтаться.

- Зачем столько много? - Преданно глядя на меня она неуверенно протянула руку.

- Здесь тебе должно хватить на неделя. Именно за такой срок я думаю решить твою проблему. Ты в школе - то хорошо училась?

- Да, у меня в аттестате всего три тройки.

- Ну и прекрасно. Сейчас я уезжаю, а ты эту неделю постарайся далеко отсюда не отлучаться. Можешь понадобиться в любой момент. Жди и не скучай. Да, еще, Галина, ты вчера говорила нам о том мужике, что с перепугу сунул тебе полтинник. Ты не помнишь от какого подъезда он шел?

- От середины дома. от четвертого или третьего подъезда. А что?

- Нет, ничего, все нормально, если вдруг ещё раз увидишь его машину, то запиши её госномер, только незаметно.

- Хорошо. Я вас провожу?

- Не надо, назад дорогу я и сам найду. Приведи себя в порядок.

Золотистая "десятка" подкатила без десяти восемь.

- Здорово, зема. - Неожиданно постучав в стекло испугал я водителя. Открывай.

- А это вы! - Узнал он меня, но дверку открывать не торопился, лишь на два пальца опустив стекло спросил. - Что вам опять от меня надо.

- Сказать чтобы ты ехал назад на фирму. Твоя хозяйка больше ездить не будет.

- Это почему же? - Вполне резонно поинтересовался он.

- Потому что она мертва.

- Как мертва? - Задал он совершенно дурацкий вопрос.

- Очень просто. - С раздражением ответил я. - Где находится ваша фирма "Эдит"?

- В Старом городе. На втором этаже магазина "Стиль". - Автоматически ответил он. - А что с ней случилось? Или вы шутите?

- Парень, такими вещами не шутят. Но можешь убедится сам. Квартира у неё опечатана. Ты мне скажи вот какую штуку. Из ваших сотрудников кто нибудь имеет красную или вишневую "Ниву"?

- Нет. - Наконец - то открывая дверку растерянно ответил он. - На белой ездит коммерческий, а красной нет ни у кого. А вы правду говорите?

Не удостоив его ответом я зашагал на автостоянку.

Сторож Самохин встретил меня как самого близкого и желанного друга.

- А я уже давно вас жду. Тачку вашу помыли, почистили, даже внутри все протерли. Вот она стоит, красавица. Вы уж простите меня, но я не знал, что она понадобиться вам вчера вечером.

- Да пошел бы ты куда подальше, видеть твою паскудную рожу не могу.

В сто двадцать первый кабинет я постучался ровно в десять часов.

- Входите. - Последовало дружеское приглашение, которому я и последовал.

В крохотной комнатке стояло три стола шкаф и обязательный сейф. В общем перестройка в жизнь рядового следователя не внесла никаких корректив. За центральным столом сидел кореец, а остальные два были свободны.

- Добрый день. - Тускло и безразлично поздоровался я. - Гончаров К И по вашему приказанию прибыл.

- Присаживайтесь Гончаров К И. - Чуть заметно усмехнулся Ким. - Что то ви у вас помятый. Словно вы всю ночь не спали. Машина нашлась?

- Да, я на ней и приехал. А я действительно не спал. Помятуя известное правило о том, что преступник всегда возвращается на место своего преступления, я всю ночь просидел напротив подъезда.

- Ну и что же? Он вернулся? Вы его схватили? - Откровенно засмеялся он.

- Нет еще, но обязательно схвачу.

- Я вам советую оставить все ваши, никому не нужные поползновения, и предоставить это нам. Каждый должен заниматься своим делом.

- Каждый должен заниматься тем, что он может.

- Однако вы высокого о себе мнения.

- Да не в этом дело. - Поморщился я. - Мне совершенно наплевать на амбиции. Убита женщина, которая мне была дорога. Так что сидеть сложа руки и ждать пока ваша неуклюжая машина начнет проворачивать шестерни я не вправе.

- А я не вправе позволить вам путаться у нас под ногами и мешать следствию.

- На том и порешим. - Устало согласился я. Можете считать, что никакого разговора между нами и не было. Сейчас десять часов, скажите, какие нибудь шаги по делу Яремчак - Зайцевой уже предприняты?

- Да, я доложил об этом на оперативке.

- Похвально. А сколько на вас в данное время висит дел?

- Полтора десятка, да ещё три тупиковых, но почему это вас должно волновать? Ведь убийство. Его должна затребовать прокуратура.

- Она и затребует, а работать прийдется вам.

- Наверное. Ну ладно, давайте оставим этот бессмысленный разговор, а займемся писаниной. Без неё никуда не денешся.

Через десять минут подписав протокол, я все таки не удержался и спросил.

- Владилен Николаевич, если ето не государственная тайна, то кто и как вам дал знать об убийстве Татьяны Александровны?

- Без трех минут девять в дежурную часть позвонили из автомата и женский голос сообщил, что по известному вам адресу совершено убийство. Это сообщение мы передали ППС и попросили проверить. Через пять минут они ответили, что в квартире работает телевизор, но дверь никто не открывает. Тогда мы с Ильиным выехали туда сами. Взломали замки, а вскоре появились вы. Что вас ещё интересует?

- Вам не кажется странным, что убийство было совершено часов в шесть или семь, а сообщили о нем только в девять?

- Да, определенное несоответствие тут есть.

- Мне так же кажется странным ещё и тот факт, что приглашенная Татьяной Евгения Родионова, так там и не появилась.

- Будем работать. Что я могу вам ещё сказать.

- Я хотел бы поделиться с вами той информацией, что мне удалось собрать за ночь. Возможно она к настоящему делу никакого отношения не имеет, но все же...

- Говорите, я вас слушаю.

- В семь часов вечера, то есть именно тогда, когда могло совершиться убийство, девчонка побирушка попросила три рубля у некого господина только что вышедшего из третьего подъезда. Он побледнел и от испуга выбросил ей аж целый полтинник, после чего не мешкая ни секунды сел в свою "Ниву" и ударил по газам. Интересно?

- Думаю, что очень даже интересно.

- Ну тогда я пошел. - Вставая сообщил я.

- Не торопитесь, Гончаров. - Вставая из-за стола улыбнулся он. Перестаньте шутить или мне прийдется вас задержать. Какого цвета была машина, как выглядел он сам? Во что был одет и где мне найти эту девчонку?

- Но я не хочу путаться у вас под ногами.

- Довольно дурачиться. Говорите, или для вас все это плохо кончится.

- Да я вовсе и не против, я все вам расскажу, а в обмен попрошу сущий пустяк.

- Какой именно, да говорите же вы толком, не тяните кота за хвост.

- Мне нужен домашний адрес бывшего мужа Татьяны, Зайцева, равно как и адрес её подруги Евгении Родионовой. Для вас это пара пустяков, а мне будет хлопотно.

- Ну и жук же вы, Константин Иванович.

- Оставьте, у меня нет ни малейшего желания шутить. Поймите, мне очень скверно.

- Хорошо, подождите меня пять минут.

Дабы не терять даром времени, я на бумаге подробно описал все приметы "свинки" и то в чем он был одет. Поэтому когда кореец положил передо мной адреса, я таким же образом пододвинул ему исписанный лист.

- К сожалению, на номер машины она не обратила внимания, так как была поражена щедростью этого господина Свина. Владилен Николаевич, а теперь моя личная просьба. Не трогайте девчонку. Ей и без того досталось. Поговорите с ней на месте, не тащите её сюда. Только не поручайте её Ильину. Это будет конец.

- Да что вы о ней радеете как о собственной дочери? Как мне её найти?

- Я назову её адрес только после того как вы дадите мне слово не причинять ей зла и не стараться делать добра. Она просто случайная свидетельница.

- Господи, какой вы зануда. Ну хорошо, я обещаю, что ни единый волос не упадет с её головы, я лично и на месте сниму с неё показания. Вас устраивает?

- Да, Ким, вам я верю. Ее адрес: Подвал первого подъезда, того самого пятнадцатого дома, а зовут её Галиной.

В полдень я сидел в дешевом кафе, ел хлебную котлету и делал вид, что доволен жизнью, хотя муторнее чем всю последнюю неделю мне никогда ещё не было. Что делаетсся? Видно сам черт решил крутить из меня веревки. Одна болячка ещё не зажила, как на яя место другая.

Когда он подошел, я даже не заметил. Просто его грузная туша, заскрипев стулом и захрюкав нутром, уселась напротив.

- И долго ты намерен бомжевать?

- Пока не надоест. - Тускло ответил я.

- А может быть шел бы ты, парень, домой. Не нравишся ты мне. У тебя что то ещё случилось? По глазам вижу, что вляпался опять в какую - то историю.

- Да нет, с чего вы взяли? Все нормально.

- А нормально, так садись и поехали домой.

- Нет, Алексей Николаевич, не могу и вы это сами прекрасно понимаете. - Допивая томатный сок усмехнувшись ответил я.

- Понимаю. - Просто ответил он и приказал официантке принести водки и колбасы.

- А если понимаете, то и дальнейший наш разговор на эту тему считаю полной нелепицей и бессмысленностью.

- Понимаю. - Повторил он и повысил голос. - А ещё я очень хорошо понимаю, что не пожертвуй Милка собою, то мы бы вместе с Константином Ивановичем Гончаровым уже неделю гнили бы в гробах. Я советую тебе об этом тоже не забывать.

- Не забываю. - Беспомощно ответил я наблюдая как яростно и свирепо Ефимов наполняет мятые пластиковые стаканчики. - Я знаю.

- А если знаешь, то пей водку и пошли домой.

- Алексей Николаевич, - взмолился я, - ну поймите же вы наконец, не могу я.

- А когда сможешь? - Жестко как на допросе рявкнул он.

- Не знаю, может быть позже... Время пройдет... А пока не могу.

- Ну и скотина же ты, Гончаров. - Выплюнув желчную слюну, он выпил водку, смял стаканчик и громко выматерившись спросил. - Ты хоть где ночуешь? Надеюсь ещё не спустился в подвалы?

- За это можете не переживать, все таки у меня есть собственная квартира. - Невольно усмехнулся я поражаясь точности его вопроса. - У меня квартира...

- В которой живут квартиранты! - Тут же оборвал меня тесть.

- Да, которых пустила на постой ваша дочь. Но я их уже предупредил и через неделю они обещали освободить мою жилплощадь. А пока я живу у товарища на даче.

- Не поздновато ли, для дачи - то? Снежок вот - вот выпасть должен.

- Ничего страшного, она у нас отапливается.

- Наша тоже отапливается. Может быть, пока суд да дело, на неё переберешся?

- Нет, спасибо. Мы с Толиком прекрасно уживаемся.

- Что за Толик? Ты хоть адрес скажи, вдруг экстренно понадобишься.

- Скажу, но только с условием, что там не появится ваша дочь.

- Как же ты её возненавидел! - Огорчительно воскликнул полковник.

- Нет, Алексей Николаевич, было бы неправильно так думать, тут что то совсем другое, а что именно, я и сам не пойму.

- Не пойму, не знаю. - Передразнил Ефимов. - Говори адрес.

- Дача находится за деревней Лужино. После неё проедите ещё пять километром и слевой стороны увидите небольшой массив. Второе авеню и кажется двенадцатый участок. Но соорентируетесь на месте, его домишко самый вшивый среди окружающих замков. Хозяина зовут Анатолий Васильевич Мамаев, он тоже из бывших ментов.

- Теперь понятно, ты кое - что мне рассказывал. Дело о трех сестрах.

- Именно так. А теперь, Алексей Николаевич, прошу меня извинить, я и в городто выехал на пару часов, чтоб подкупить продуктов. Наверное он меня уже ждет.

- Ну ждет, так езжай. Насильно мил не будешь. - Заключил полковник поднимаясь.Послушай, там не только Милка, там и кот твой весь извелся. Ходит по квартире и орет, словно ищет тебя. Что с ним делать?

- Кота я заберу через неделю, как только выедут квартиранты.

- Ладно, живи как знаешь, но только... - Так и не окончив фразы он вышел из кафе и неуклюже побрел по аллее.

Только теперь я заметил ожидавшую его "Волгу", возле которой стояла моя бывшая жена, Людмила Алексеевна Ефимова.

Сделалось нестерпимо больно.

Бывший муж Татьяны Яремчак, бабник и пьяница, Михаил Иванович Зайцев ныне обрел свой кров в тридцать втором доме по улице Ленина. Здесь в двадцать шестой квартире он решил заново строить свое счастье. И в эту же квартиру намеревался нагрянуть я. Постояв под дверью несколько минут, я в конце концов явственно различил два голоса, мужской и женский. Они не то что бы спорили, но разговаривали на повышенных тонах. По моему мнению мне следовало немедленно вмешаться.

- Кого там ещё черт несет? - Своеобразно отреагировал на мой звонок женский голос. - Кто там, чего вам надо?

- Я из военкомата. - Не моргнув глазом ответил я. - Откройте. Мне нужно видеть Михаила Ивановича Зайцева.

- Это зачем же он вам понадобился? - Сварливо спросила баба. - Уж не в Чечню ли вы его хотите отправить?

- В Чечню, в Чечню. - Успокоил я её. - Открывайте скорее.

- Ой, да уж скорее бы. - Открывая дверь обрадовалась миловидная пухленькая женщина лет тридцати. - Надоел он мне хуже горькой редьки. Только вот боюсь не возьмут его. Труслив он до чертиков, ну точно свою фамилию оправдывает. Эй ты, Михаил чудотворец, собирайся на войну, пришли за тобой. Ишь затих, уши прижал. Наверное в задней комнате окопался. Да вы проходите, сейчас я его вытащу.

Пройдя в комнату я уселся на краешке стула с любопытством прислушиваясь к супружеской перебранке.

- Ну зачем, зачем ты его пустила. - Плаксиво ныл Михаил Иванович. Сказала бы, что дома меня нет, или ещё что. Я не хочу, не хочу.

- Михаил будь мужиком. Постесняйся хоть посторонних. Выйди.

- Не выйду, скажи, что я очень болен и не могу подняться с постели.

- Дурак, он же все слышит. - Предостерегающе прошипела супруга.

- Нечего было его тащить в комнату. Иди и выпроводи его вместе с его военкоматом к чертовой матери. Да он и врет наверное. Ну какой из меня солдат? Я и автомата то в руках не держал. В музвзводе два года на трамбоне оттрубил.

- Ну вот иди и сам скажи ему об этом, а мне надоело с тобой нянькаться.

- И пойду и скажу. - Решительно ответил Зайцев и распахнул дверь.

То что я увидел заставило меня вздрогнуть. Но пороге стоял невысокий полноватый мужик с округлой физионамией, маленькими глазками и толстым курносым носом. Одним словом свинка.

- Гражданин, что вы от меня хотите? - Испуганно спросил он. - Зачем вы пришли.

- Затем, чтобы арестовать вас, господин Зайцев. - Вскочив я за шиворот подтащил его к радиатору отопительной батареи и через трубу защелкныл на нем наручники.

- Что вы делаете? - Заверещала толстушка. - Как вы смеете?

- Спокойно, мадам, он арестован. - С радостной злобой ответил я.

- А что он сделал? Он же муху обидеть не в состоянии. За что вы его так?

- За убийство своей первой жены Татьяны Александровны Яремчак.

- Боже мой, я так и знала. - Застонала она в отчаянии. - Это я виновата. Он постоянно твердил, что убъет её, а я только посмеивалась. Говорила, что кишка у тебя, Мишутка тонка. Господи, Миша, зачем ты это сделал?

- Да не убивал я никого. - Заскулил подонок.

- Заткнись, падла, или я мозги тебе вышибу прямо здесь. Где у вас телефон?

- В передней. - Горестно ответила баба. - Там, на тумбочке.

Набрав записанный на бумажке телефон я предложил майору Киму немедленно приехать по данному адресу.

- А я и сам собирался его навестить, с него начать. - Досадливо ответил он. - Значит вы меня опередили. А он сознался?

- Об этом я его ещё не спрашивал, но Зайцев оказался той самай свинкой, о которой мне рассказывала девчонка.

- Хорошо, я сейчас еду, а вы пока ничего там не предпринимайте.

- У вас какая машина? - Положив трубку спросил я хозяйку.

- "Нива" - Сквозь слезы ответила она.

- Я и сам знаю, что "Нива". Какого цвета я спрашиваю?

- Красная. Боже мой, да что же теперь будет? Зачем ты это сделал, Миша?

- Да не убивал я её, Люся. - В голос зарыдал Зайцев. - Честное слово не убивал.

- Да как же не убивал? - Заревела из другого угла Люся. - Ты же вчера пришел сам не свой. На тебе лица не было. Ты лучше сразу во всем признайся, меньше дадут.

- Не в чем мне, Люсенька признаваться. Я вчера к ней пришел, чтобы потребовать деньги за свою часть квартиры, а она сидит в кресле мертвая. Я как увидел, так и обалдел, да поскорее из той квартиры.

- Она сама тебе дверь открыла? - Уже понимая, что он не врет, на всякий случай спросил я. - Колись уж до конца. Жена верно говорит, меньше срок закрутят.

- Да как же она могла мне открыть, когда уже мертвая лежала. Нет, дверь была приоткрыта, это я уже сам её по запарке прихлопнул.

- Ну-ну, ври дальше. - Усмехнулся я и задал сокровенный для себя вопрос. - И что ты увидел когда вошел в квартиру Татьяны Александровны?

- Ее саму. Она сидела в кресле убитая пулей в лоб.

- А где был пистолет? Ты видел пистолет?

- Нет, пистолета я не видел, я вообще кроме неё ничего не видел. Только дырку во лбу и её открытые глаза. И ещё мне кажется, что она кого-то ждала, потому что на столе перед ней были всякие рюмки и тарелки. Но это я уже потом вспомнил, когда приехал домой, а тогда я сразу рванул к машине.

- Почему не вызвал милицию?

- Боялся. Но если бы вы не пришли, то сегодня я бы поставил вас в известность.

- Свежо предание. - Люся, откройте дверь. Это милиция.

- Господи. - Засуетилась она. - Но вы же слышали, он не виноват, я же говорила вам, что Миша и Муху обидеть не способен.

- Идите открывайте, а мы уж тут как-нибудь разберемся, кто виноват, а кто нет.

- Вот значит какой вы есть, Михаил Иванович Зайцев. - Оценивающе посмотрев на прикованного мужика протянул Ким. - А я ожидал увидеть нечто другое.

- Да не виноват он, товарищ начальник. - Захлебываясь затараторила Люся. - Он уже нам все рассказал и получается, что он не виноват. Миша просто приехал требовать у неё деньги, а она уже мертвая сидит.

- Говорите, приехал требовать деньги. - Тут же уцепился кореец, это хорошо. Теперь становится абсолютно понятно по каким мотивам он её убил. Зайцев, а она тебе была много должна?

- Наша квартира стоит триста тысяч. Нас трое, вот и разделите. Получается, что она была должна мне сто тысяч.

- А отдавать не хотела. Я правильно говорю.

- Конечно правильно. - С жаром заверил его дурак. - Я за ней полгода ходил, все клянчил, а она меня только завтраками кормила.

- Понятно, а вчера вам все это надоело, вы потеряли над собой контроль и просто напросто её пристрелили. Я правильно говорю?

- Нет, не правильно. Я её и пальцем не трогал. К моему приходу её уже убили, а я испугался и убежал.

- Ясно, начинаются песнопения соловья в саду. Ладно, будем разговаривать с вами в другом месте и в другой обстановке. Константин Иванович, расстегните наручники, мы его забираем.

Выполнив его поручение я проводил их до машины и там отозвав майора в сторону поделился своими сомнениями.

- Посмотрим. - Туманно и неопределенно сказал он. - Потрясем немного, а там видно будет. Если у вас появится что - то новое, то немедленно дайте знать. Звоните даже домой. Не стесняйтесь, мы оба в этом заинтересованы.

Они уехали оставив на моей совести горечь и досаду на самого себя. Зачем я поторопился со своим звонком. Теперь я был почти уверен, в том что Зайцев имеет к этому делу такое же отношение как я к балету.

Следующим пунктом моей программы было посещение Евгении Родионовой. Жила она неподалеку и поэтому уже в половине третьего я звонил в её дверь.

Открыл мне седой, благообразный старик и сообщив, что Женечка с минуту на минуту должна прийти пригласил в дом.

- А вы кто ей будете? - Усаживая меня за стол хитро поинтересовался он. - Ухажер или просто так, знакомый.

- Просто так, знакомый её бывшей знакомой.

- Чудно говоришь. Затейливо. - Рассмеялся старик. - Ясней выражаться надо. Старый я уже, чтоб такие оборотистые речи понимать.

- Вы Таню Яремчак знаете? - Спросил я в упор.

- А как же не знать. Подружки они неразлучные, со школы еще. Знаю Таньку. Вчерась Женечка к ней в гости наладилась, а вернулась чернее тучи.

- Что такое? - Сделал я изумленный цвет лица.

- А то что Женечка полтора часа часа марафет на себе наводила, а когда пришла к Татьяне, то ей не открыли дверь. Вот ведь как бывает?

- Кто же это ей не открыл? - Насторожился я. - Может просто дома никого не было?

- А кто его там разберет, а только Женечке обидно стало и домой она пришла чернее черной тучи. А ведь часов в пять она Таня звонила и сказала, что все в порядке и она её ждет. Так - то оно.

- Ты чего это там бубнишь, папаша? Опять нарезался? - Неслышно входя в комнату подозрительно спросила статная грудастая брюнетка, но увидев меня тут же стушевалась, покраснела и словно стала меньше в объемах. - Ой, извините меня. Я думала он опять сам с собой разговаривает. Он как выпьет так и начинает вести диспут со своим вторым я. Милее собеседника ему не найти.

- Ничего страшного. Вы, как я понимаю, Евгения Родионова.

- Да, а что?

- Я хочу с вами поговорить. Вы можете мне уделить десять минут?

- Ну конечно, пойдемте ко мне в комнату, там нам будет удобнее.

- Меня зовут Константин Иванович Гончаров. - Прикрывая за собой дверь представился я. - Вам что - нибудь говорит это имя?

- Господи, ну конечно же. Вы друг Тани Яремчак, но что случилось? Почему вы вчера мне не открыли? Это же просто некрасиво, пригласить меня на вечер и не открыть дверь. - Опрокинула она на меня целый ушат обиды. - По крайней мере можно было позвонить и поставить в известность, что мое появление не желательно.

- Значит вы ещё ничего не знаете? - Задумчиво глядя ей в глаза спросил я.

- А что я должна знать. Татьяне, после вчерашнего звонить я больше не буду.

- Тут вы абсолютно правы, звонить ей больше не стоит. Телефонную линию на тот свет ещё никто не проложил.

- Господи, о чем это вы говорите? - Широко распахнула она свои черные цыганские глаза. - Объясните немедленно, что случилось?!

- Тани больше нет. Она умерла. Точнее её убили.

- Кто убил, когда убили? Вы в своем уме?

- Ее убили в собственной квартире между шестью и семью часами вечера.

- Боже мой! - Неловко села она на диван. - Как же это случилось? Кто убил?

- К сожалению этого никто не знает. Я пришел в девять сорок пять когда там уже вовсю орудовала милиция. Из их рассказов я узнал, что убили её сидящей в кресле перед накрытым столом на три персоны. Очевидно два столовых прибора предназначались для нам с вами, а третий был её собственный. Убили её выстрелом из пистолета. Пуля попала в лоб. Стрелявший сидел напротив и очевидно был своим человеком, потому что поза Тани говорила о полном доверии. Вот и все что ине известно.

- Я знаю кто её убил. - Сверкнив уголями глаз решительно заявила Евгения. - Это сделал её бывший муж Михаил.

- Сомневаюсь. Сейчас он в милиции и я слышал его показания. Нет, это не он. В котором часу вы пришли к Татьяне?

- Без двадцати девять и пытаясь дозвониться простояла на лестнице десять минут.

- Что заставило вас пробыть там так долго?

- Мне показалось, что в квартире кто - то есть.

- Нет, это просто работал телевизор.

- Теперь я понимая, что ошиблась, но тогда мне почудился голос Тани.

- Она вам вчера звонила?

- Да, часов в пять, но меня не было дома, бегала по магазинам, а когда вернулась, в семь часов, то её телефон уже не отвечал. Но отец мне передал, что все в порядке, все без изменений и она меня ждет.

- Евгения, она в последнее время делилась с вами своими тревогами или какимито опасениями? Возможно она кого-нибудь боялась?

- Нет, мне кажется ничего такого не было. Единственное, что можно сказать, так это то, что на неё постоянно накатывал Михаил. Требовал свою долю за квартиру.

- Теперь бы я хотел задать вам вопрос весьма деликатного характера.

- Да, пожалуйста, я постараюсь на него ответить.

- Год тому назад она рассталась со своим мужем. Вы понимаете о чем я говорю?

- Нет, излагайте конкретней.

- Не может же целый год молодая красивая женщина пробыть одна. Наверняка у неё был какой - то фаворит. Вы его знали?

- Не знаю. - Немного занервничала Женечка. - Я в её личную жизнь не лезла. Были какие - то, но только особо я их не запоминала.

- Что же, она меняла их как перчатки?

- Представьте себе, да! - Зло отрезала она и сосредоточенно уставилась в орнамент ковра. - Был какой - то Славик, потом Борис, не помню. Боюсь, что в этом вопросе я вам помочь ничем не могу. О покойных говорят или только хорошее, либо вообще ничего не говорят. Мне кажется, что я вас задерживаю.

- Ничуть. - Успокоил я её. - Времени у меня предостаточно.

- Зато у меня оно ограничено. - Поднимаясь закончила она разговор.

- Что - то ты, девонька от меня скрываешь. - Подумал я садясь в машину. - Чем - то тебе поворот нашего разговора не понравился. Почему такая гладкая и душевная беседа вдруг резко оборвалась едва лишь речь зашла о бывших любовниках Татьяны Александровну? Пока не знаю, но разобраться в этом следует в первую очередь.

Однако этим мы займемся завтра, поскольку в половине четвертого в фирме "Эдит" застать нужных уже сложно. А сейчас ещё можно успеть в одно интересное место.

Сто сорок шестое ПТУ отныне носило гордое название "Химико технологический колледж", но директор его, слава Богу, оставался тот же. На двери его кабинета золотыми буквами значилась, что здесь восседает Владимир Николаевич Колобов.

- Гражданин, вы куда. - Преградила мне доступ к шефу очкастая секретарша.

- Мне туда. - Указал я на дверь. - К Владимиру Николаевичу Колобову.

- А вы кто и по какому вопросу. - Назойливо липла она.

- Скажи Гончаров и без всяких вопросов.

- Нет, так нельзя, вы представьтесь полностью. - Решительно закрывая своим тщедушным тельцем дверь потребовала она.

- Извольте. Их сиятельство, граф Константин Гончаров, имеет честь быть по делу государственной важности! Устраивает?

- Устраивает. - Фыркнула секретарка и скрылась за дверью. - Проходите. - Буквально через секунду гостепреимно распахнув дверь пригласила она.

- Батюшки, кого я вижу! Сам Гончаров почтил меня своим визитом! Усаживая меня в кресло с восторгом объявил Володя. - Как живешь?

- Чуть ниже хреновой отметки. - Кисло ответил я. - Дело у меня к тебе есть.

- Буду рад помочь, если это в моих силах. Излагай.

- Девчоночку одну надо пристроить, но с обязательным предоставлением общежития.

- Погоди, не так сразу. Что ей нужно, работа или общага?

- Ей нужно учебу, стипендию и место проживания.

- Какая учеба, о чем ты можешь говорить в ноябре месяце?

- Не знаю, Володя, это твои проблемы. Делай что хочешь, но девчонку пристрой.

- Да кто она такая, ты хоть расскажи толком.

- Она закончила девять классов с тремя тройками и вполне могла бы продолжать учебу в школе, но её мама распорядилась иначе. Тайком от дочери она продала квартиру и отбыла в неизвестном направлении. Так что когда Галина вернулась с дачи, где отдыхала все лето, в их квартире уже жили чужие люди. И вот с сентября месяца девчонка мыкается как неприкаянная. Ночует где придется, а ест, что найдется.

- Ну ты даешь, нет, Костя, мне своих проституток хватает.

- Она не проститутка, то есть она хотела бы ей быть, но не позволяют физические данные. Володя, придумай что - нибуь. Аттестат - то у неё хороший.

- Аттестат - то хороший, но зачислить я её все равно не могу.

- Жаль. - Усмехнулся я поднимаясь. - Когда ещё до перестройки я крутил твое дело, ты многое мог, а теперь, когда колода в твоих руках, ты не можешь. Прощай.

- Да подожди ты, не торопись. Какой обидчивый стал. Дай подумать.

- Думай, только побыстрее, у меня куча дел, а потом ещё ехать на дачу.

- Мы сделаем вот что. Есть у меня полторы ставки уборщицы. Это в общей сложности рублей пятьсот. Пусть пока моет полы и посещает занятия, входит в курс дела. Если к марту она сдаст экзамены, то я её зачислю. Это все что я могу для тебя сделать. Тебя такой вариант устраивает?

- Устраивает, если ко всему сказаному ты добавишь общежитие.

- Это само собой разумеется. Жду вас завтра в первой половине дня.

Толик меня не ждал, потому что он не слышал нашего разговора с тестем и попросту не был поставлен в известность по поводу моего проживания на его даче. Он не мог знать, что всю эту неделю я провел либо в машине, либо в постели у Татьяны Алексанровны,последнюю ночь вообще провел в подвале. Мысль поселиться у Мамаева возникла спонтанно и неожиданно и эту идею подал мне сам полковник.

Заехав в магазин я действительно закупил кое - каких продуктов, а когда перекладывал их из корзины в сумку, то с удивлением заметил, что по привычке приобрел пачку кошачьего корма.

Понадеявшись на русское авось, домой звонить я ему не стал, а прямым ходом направился на его дачу. В семнадцать часов с минутами я подъехал к знакомому домику и безо всякого приглашения вошел в приоткрытую калитку, но тут же с огорчением отметил запертую дверь. Постояв несколько минут я уже хотел возвращаться назад, когда услышал неясный шум в глубине двора. Ориентируясь на него я прошел мимо кроличьих ям и уперся в сарай.

Толик был дома, но ему было вовсе не до меня. Уединившись в щелястом сарайчике - лаборатории он был занят очень нужным и важным делом. Он священнодействовал. На медленном огне стояла десятилитровая прозрачная колба в которой чуть побулькивая шевелилась мутная жидкость паром входящая в замысловатый змеевик - конденсатор.

Пахан Мамай, видимо уже успев снять первую пробу, сидел в старом кресле и одобрительно кивая сизым бананом носа следил за тоненькой струйкой самогона неотвратимо наполняющей конечный сосуд. Его верный сенбернар, видимо из вежливости, положив голову на колени хозяина, так же сосредоточенно наблюдал за процессом.

- А вот и Кот Гончар приехал. - Лучезарно улыбаясь, ничуть не удивившись, констатировал Толик. - Что-то ты долго ты ко мне ехал. Сколько мы не виделись?

- Наверное год. - Виновато ответил я, в который раз уже отмечая свое скотство, мои друзья становятся мне нужны только в исключительных случаях. - Извини, Мамай.

- Да будет тебе, а я уже успел продегустировать. Отличный напиток получается. Слеза Девы Марии. Рекомедую.

- Благодарю. - Брезгливо наморщил я нос. - Закрывай ка свой спиртзавод и пойдем в дом я купил кое - что поприличней.

- А про Шарика ты не забыл? Он у меня совсем избаловался. Ты даже не представляешь, наотрез отказывается жрать крольчатину! Каково, а? Подавай ему что - нибудь пикантное и вкусненькое, а весу в нем побольше чем в тебе будет.

Послушно перекрыв все краны Мамай ведомый Шариком поплелся в дом.

- Не забыл. - Уже на кухне насыпая сенбернару элитного кошачьего корма ответил я. - Как же можно забыть про такого славного пса. - Кушай, Шарик.

Дважды лизнув, Шарик уничтожил пятидневный кошачий рацион и вопросительно уставился на меня своими скорбными крановатыми глазами.

- Послушай, Толик. - Выгружая на стол сумку виновато промямлил я. Дело у меня к тебе есть. Причем довольно щекотливое.

- А я в этом и не сомневался, Когда это Гончаров просто так приходил? Говори.

- Перекантоваться бы мне у тебя с недельку. Позволишь?

- Милости просим, крольчатины на всех хватит. А что, опять ты влип в историю и твое проживание в городе не желательно?

- Угадал. Две неприятности подряд. Разве это справедливо?

- Не справедливо. - Согласился Мамай. - Да кому она нынче нужна, наша справедливость? Только таким же дуракам как мы с тобой! А ты что, опять обложил какого-то страшного зверя?

- А, ты об этом. Обложил, и даже не одного. Их уже поместили в клетку. В даннслучае справедливость воссторжествовала.

- Тогда позволь тебя спросить, если справедливость воссторжествовала, виновные наказаны и посажены в клетку, так чего же ты боишься?

- Толик, в том деле было замешано только несколько человек из крупной преступной группировки. Остальные же как ни в чем не бывало продолжают гулять на свободе и у меня есть все основания предполагать, что они будут мстить.

- Ого, дружок, в какое дерьмо ты влез! - Затряс носом Мамай. - Я тебе не завидую. И не только тебе, но и всем твоей семье, и в первую очередь жене.

- Да нет, там все нормально. Они защищены. - Беспечно отетил я и впервые с ужасом подумал, о том Толик прав и тестю с Милкой угрожает реальная опасность.

- Ну если нормально, то все в порядке. Живи спокойно, только уговор, в город не высовывайся хотя бы пару месяцев. А машину твою мы загоним во двор. Но тебе, Кот Гончар, надо на годик лечь на дно или переехать в другой город.

- Договорились. Только завтра утром мне обязательно нужно побывать в трех местах и кое что сделать. Это важно, тем более, что я не увижу город долгое время. А кроме того предупредить об этом тестя.

- Это может оказаться твоей последней поездкой. - Хмуро задумался Мамай. - Ладно, Костя, завтра утром поедем вместе на моем драндулете.

- Спасибо тебе, Пахан Мамай. - С некоторым облегчением поблагодарил его я. - Ты настоящий друг, даже ближе Гитлера.

- Почаще бы ты вспоминал о своих друзьях и было бы совсем хорошо. Ладно, распечатывай свою барскую водку, а я спущусь в погреб за копченым кроликом.

Проболтав до десяти вечера, я подробно рассказал ему о последнем деле, ни словом не упомянув об убийстве Татьяны. Потом сославшись на недельную усталость попросил указать мое спальное место.

Засыпая я подумал, что Толик абсолютно прав и я со своей последней трагедией совсем забыл какая опасность может исходить от дружков Рустама и Алексея, бывших телохранителей кандидата Глушкова. Вне всякого сомнения нужно завтра же предупредить об этом тестя, а только после этого заниматься всеми остальными делами включая благотворительность. С этой правильной, но беспокойной мыслью я заснул.

В пять часов утра меня разбудил Толик. Судя по его побелевшему носу случилось что-то из ряда вон выходящее.

- В чем дело? - Тут же вскакивая тревожно спросил я.

- Выйди в комнату, там к тебе приехали.

- Кто? Что случилось? - Выскочив прямо в трусах я остолбенел. По комнате размеренно ходил полковник и его понурый вид не предвещал ничего хорошего.

- Костя, Милку увезли. - Глухо сообщил он.

- Кто увез? Куда увезли? - Не совсем ещё понимая, что происходит глупо спросил я. - Алексей Николаевич, объясните толком.

- А что тут объяснять. Забрали её какие - то сволочи вот и все.

- Подождите, расскажите все по порядку. Так с ума можно сойти.

- Боже мой. - Бессильно опускаясь на диван застонал он. - Ну неужели же не понятно? Похители её с целью выкупа. Теперь требуют шестьсот тысяч.

- Теперь ясно. Поехали, по дороге расскажите подробнее. Вы на машине?

- Я на хрену. Они её умыкнули вместе с "Волгой". На каком-то частнике сюда добирался, а потом ещё больше часа плутал.

- Да, Мамай, ты смотрел не в бровь, а в глаз. Суки. - Натягивая штаны выматерился я. - Козлы вонючие. Только бы мне до них добраться.

- Ну и доберешся, что толку - то, открутят и тебе головенку.

- А это мы ещё посмотрим. - Опять разразился я трехэтажным матом. Поехали, Алексей Николаевич. Теперь у нас каждая минута на счету.

- Я еду с вами. - Решительно заявил Мамаев. - Лишняя пара рук бывшего мента никогда не помешает.

- Точно. - Согласился я. - А особенно его машина.

- Песик нам тоже может пригодиться, ты не смотри, что с виду он такой добродушный. Когда надо, это настоящий зверь.

- Как это все произошло? - Выворачивая на трассу спросил я полковника.

- Банально. Вчера в полдень, после разговора с тобой, Милка забросила меня на службу, а сама поехала домой. С работы я вернулся в девятом часу и был удивлен её отсутствием. Выругавшись я занялся приготовлением ужина решив, что она зависла у своих подружек. Но шло время, а её все не было и часов в одиннадцать я начал волноваться. Телефон зазвонил в двадцать три тридцать.

- Ну сейчас она у меня получит. - Подумал я сдергивая трубку.

- Здорово, ментяра поганая! - Послышался из трубки пакостный, картавый голос.Ты наверное ждешь свою дочку шалаву? Так ты её сегодня не жди, ложись в люльку и отдыхай. Сегодня она ночевать не прийдет.

- Дайте ей трубку. - Едва себя сдерживая потребовал я.

- А ты много захотел, козел легавый. Ты её сильно любишь?

- Да, я её люблю.

- И не хочешь получить посылку с её головой? - С садистским наслаждением, похихикивая спросил он. - Или тебе такой презент будет по душе?

- Нет, такой презент мне по душе не будет. - Как можно спокойней ответил я. - Мне нужна живая дочь.

- Тогда готовь шестьсот тысяч. Да смотри у меня, держи язык в заднице, никакой милиции, а то от своей дочурки ты получишь только уши. Завтра вечером я позвоню.

- Но у меня нет таких денег. - Растерявшись ответилл я.

- А это твои проблемы, полковник. Пацанам в тюряге тоже хочется кушать. - Захихикал мерзавец. - Продай свою хибару, вот и будут бабки. Она как раз на шестьсот штук тянет, а что не сделаешь для любимой дочери! До завтра, ментяра. - Попрощался он и бросил трубку. Вот и все, Костя.

- Хреновые дела. Судя по всему это дружки Александра Ивановича Глушкова. Но мы доказать этого не можем, а если и докажем, то толку от этого никакого не будет.

- Что же нам делать?

- Во - первых сегодня же займетесь продажей квартиры.

- А где же мы будем жить?

- Я не сказал вам продавать квартиру, я предложил вам заняться её продажей, а это не одно и то же. Но в крайнем случае можно жить и в моей однокомнатной. Какнибудь поместимся. Я прямо с утра потревожу квартирантов. Но не в этом дело, сейчас у нас на первом плане одна задача, вернуть Милку живой и невредимой.

- Ты прав, Костя. Милицию я подключать боюсь.

- Ни в коем случае. Вы не хуже меня знаете, что в итоге может получиться. Однако одного мента мы все - таки подключим.

- Ты имеешь ввиду Ухова? - С полуслова понял меня Ефимов.

- Вы угадали, и именно с него мы начнем.

Макс только что вышел из ванной. Чистый как рождественский поросенок, благоухающий шампунем, мылом и одеколоном он стоял перед нами в плавках с недоумением взирая на полковника.

- Алексей Николаевич, это вы? - После минутного шока задал он ужасно умный вопрос. - Извините, я сейчас, только одену штаны. Проходите на кухню, в комнате - то у меня спит жена с ребенком. А что случилось?

- Беда, Макс, случилась. Милку выкрали. - Сообщил я садясь на табурет. - Подонки требуют сумасшедший выкуп.

- Когда это случилось и какой выкуп они требуют?

- Они запросили шестьсот тысяч, а умыкнули они её вчера вместе с машиной. Точ ного времени мы пока не знаем. Скорее всего днем и сделали это дружки известного тебе Рустама и Алексея, то есть люди из группировки Паука.

- Хреново. - Забыв про штаны он сел на напротив. - Хуже не придумаешь. Но Людмилу Алексеевну, пока она ещё жива, выручать нужно немедленно. Вам дали с ней поговорить? - Напрямую спросил он.

- Нет. - Сглотнул слюну полковник. - А ты думаешь что она уже...

- Нет, Алексей Николаевич, я пока ничего не думаю, но проверить нужно. Тем более, вы на сто процентов не уверены, что это работа пауковских шакалов. Сделаем так. Я постараюсь сегодня отвертеться от работы и кое с кем переговорить. А вы поезжайте домой и ждите меня там, если не меня самого, то моего сообщения по телефону. Это будет не позже десяти.

Хмурые и подавленные мы приехали к Ефимову когда не было ещё и семи. Таким образом нам предстояло ждать и бездействовать ещё три часа. Просто сидеть и молча наблюдать за ленивыми и равнодушными стрелками стенных часов.

- Пойду приготовлю кофе, а вы хоть видик включите, что ли. - Уже через полчаса не выдержал полковник и ушел на кухню.

Я поставил какой - то боевик и старательно пытался сосредоточить свое внимание на экране, но через пять минут понял, что это невозможно. Поднявшись, я заходил по комнате из угла в угол, размеренно наступая себе на нервы.

- Успокойся, Кот, все будет хорошо. - Оптимистично предположил Мамай. - От того что ты психуешь ничего не изменится. Лучше дай Шарику что нибудь поесть. В это время я всегда его кормлю.

Воистину счастлив тот кто в подобной ситуации занят хоть каким-то делом. С большим энтузиазмом я кинулся выполнять данное мне поручение. Наполнив миску позавчерашним борщем и подвинул её собаке и невольно подумал, что его варила ещё Милка и нет никакой гарантии, что она сварит его завтра или послезавтра, если вообще когда - нибудь сварит. От такой мысли хотелось выть и царапаться.

- Учти, Шарик, ты ешь суп той самой женщины, которую мы просто обязаны вызволить из беды. - Похлопывая по рыжему загривку внушал я ему.

Макс пришел в девять тридцать, когда мы уже не знали куда себя деть. Посмотрев на наши уставшие от ожидания физиономии он сразу начал выкладывать информацию.

- Группировка Паука насчитывает около пятидесяти членов, но это только костяк, то есть те люди, которые непосредственно составляют его окружение. Сюда входят шесть бригадиров, два помощника, личная охрана и финансово экономическая служба. Остальные тридцать человек простые исполнители или, как их называют, бойцы. Его центральная усадьба находится в селе Красный луг, расположенном отсюда за сорок километров. Вечера он проводит преимущественно в ресторане "Веселый баран", который находится в лесной зоне возле старого порта. Обычно он окружает себя свитой из шести, восьми человек. Как правило приезжают они туда к восьми часам. К сожалению это все, что мне пока удалось узнать.

- Этого достаточно. - Заскрипел зубами Ефимов. - Там мы его и накроем.

- Алексей Николаевич, это полный абсурд. - Возразил Ухов. - Во-первых мы не уверены, что Людмилу Алексеевну схватили именно его люди, а во вторых такой ход дела может стоить вашей дочери жизни.

- Так что же ты предлагаешь? Сидеть и ждать у моря погоды?

- Честно говоря я пока не знаю.

- Мне кажется, что вам, Алексей Николаевич, нужно заняться квартирой. - Вмешался я. - Наверняка они будут следить за вашими сегодняшними передвижениями и если увидят, что о продаже квартиры вы не помышляете, могут выполнить свое обещание.

- Какое ещё обещание? - Насторожился Ухов. - Вы мне про это ничего не говорили.

- Они пообещали, в случае неуплаты, послать Милкину голову по почте.

- Еще лучше! - В ярости воскликнул Макс. - Скоты вонючие. Если б наверняка знать, что она у Паука, то я сегодня же вечером поднял бы своих ребят и разнес всю его голубятню к чертовой матери, а самого утопил бы в его собственном дерьме. Но мы не можем с уверенностью сказать, что она там.

- Значит нужно узнать. - Просто и спокойно высказал свое мнение Мамай.

- Но как? - В отчаянии вскричал Ефимов.

- Нужно попробовать. - Оттачивая идею вдруг возникшую в моей голове вызвался я. Но результат мы будем знать только завтра, зато наверняка, а если все получится так как я расчитываю, то у Милки там появиться защитник.

- Говори, что делать. - С готовностью вскочил Толик.

- Расстановка сил будет такова. Мамай остается здесь на контроле. Он принимает все телефонные звонки, а если появляется такая необходимость, то и координирует наши действия. Алексей Николаевич, вы сейчас отправляетесь по риэлторским конторам и одной из них предложите свою квартиру. В общем делайте вид, что вы собираетесь её продать. Мы же с Максом исчезаем до самого позднего вечера, а возможно до полуночи. Но периодически мы будем звонить. Всем понятно.

- Но может быть ты посвятишь нас в свои планы? - С обидой спросил полковник.

- Может быть.

В семь часов вечера, в полутемный зал ресторана зашли две девицы одинакого сомнительного поведения, но совершенно различной конституции. Пышная высокая блондинка держала под руку невысокую крепкую брюнетку с чуть раскосыми глазами. Блондинка была наряжена в шикарное платье с глубоким вырезом декальте, а её подруга явилась в скромном брючном костюме. Развязной походкой они вышли в центр зала и блондинка поманила пальцем официанта.

- Здесь я. Добрый вечер. - С достоинством подходя к ним доложил он. Я слушаю вас, барышни. Какие у нас проблемы?

- Половые. - Ухмыльнулась брюнетка. - Куда прикажешь нам положить свои задницы?

- Кладите их там где свободно. - Любезно разрешил официант. - На любую лавку, но только не за тот сдвоенный стол.

- А мы хотим именно туда! А желание клиента должно быть для вас законом. - С вызовам вякнула блондинка. - Я правильно говорю, Жанна?

- Как два пальца, Элиза. - Согласилась с ней брюнетка.

- Ну и садитесь. - Радостно заржал официант. - Только через полчаса прийдет хозяин и вас отсюда вынесут вперед ногами. Усекли наконец?

- Теперь усекли. - Очаровательно улыбнувшись Элиза опуская свою задницу на ближайший стул. - А здесь можно?

- Хоть до часу ночи. Что вам принести?

- Бутылку шампанского Элизе и мне сто граммов коньяка. - Заявила Жанна. - А пожрать, это уж на твое усмотрение. Только чтоб было вкусно, а то я опрокину тарелку на твою дурную голову. Шагом марш!

- Ну и как я? - Спросила Элизабет.

- Элиза, ты как всегда прекрасна. - Ответила подруга рассеянно оглядывая зал и находившихся в нем посетителей.

На данный период времени их было не больше десятка. В углу возле эстрады примостилась юная парочка, никого и ничего вокруг себя не замечающая. Ближе к центру расположились три молодых мужика, судя по всему собравшихся здесь чтобы обсудить какой - то деловой вопрос. Недалеко от них щебетали и зыркали по сторонам три девчоночки. Глядя на их размалеванные физиономии и откровенно оголенные ляжки цель их визита не вызывала сомнений.

- Конкурентки. - Кивнув в их сторону усмехнулась азиатка.

- Шлюхи. - С удовольствием подтвердила блондинка. - Наверное ещё школьницы. Чего - то полового долго нет. Сдох он там что ли?

- Успеешь, торопиться нам некуда.

- Шампанского хочу, сил моих женских нет. - Пожаловалась она.

- Смотри у меня, не напейся. - Предупредила Жанна. - Я твою тушу не донесу.

- Прошу прощения, барышни. - Запорхал вокруг столика официант. Шампанское, коньяк, кока и фрукты. Закуски на мое усмотрение: Бутерброды с икрой, балычок, буженинка и наш фирменный салат. Что - нибудь серьезное кушать будете?

- Спасибо. - Похлопала его по руке Жанна. - Но это чуть попозже.

- Без проблем, я всегда к вашим услугам. - Заверил официант и поспешил к только что вошедшему мужику в темно сером дорогом костюме с внешностью орангутанга.

Орангунг уселся в углу при входе и громко потребовал водки и мяса. Его появление оценили по разному. Деловые мужики боязливо оглянулись и сузили круг, девченочки, не видя в нем своего клиента, покатились со смеху, бородатый мужик, в одиночестве жующий шницель неодобрительно крякнул, а парочка и две подруги оставили эту колоритную внешность без внимания.

Официант ещё не успел его обслужить, когда в зал стремительно вошли два крепкких парня в черных куртках и пятнистых комуфляжных штанах. Они придирчиво осмотрели ресторанную аудиторию и видимо, в общем - то остались довольны. Только личность орангутанга вызвала у них некоторое замешательство. Посовещавшись, они решительно подошли к нему и предложили подняться.

- А в чем дело? - Выполняя их волю глупо открыл он рот.

- Извини, старик, пощупаем мы тебя немного. - Оскалился тот что потолще и проворно обшарил его карманы. - Нет у него ничего, Серега, ни пушки, ни ножа. Что теперь с ним делать будем?

- Ничего. - Ответил его напарник. - Человек просто выпить и пожрать зашел. Пусть себе сидит и пьет на здоровье. Извини нас, мужик, но работа у нас такая. Гуляй дальше, больше не потревожим.

- А чего это вы..? - Испугано спросил он им вслед.

- Ничего, мужик, все в порядке. - Ответили парни и вышли за дверь.

- Что за заведение у тебя? - Пожаловался он подошедшему официанту. Выпить спокойно не дают. Общупали сейчас как последнюю проститутку. Никогда я больше к вам не прийду. Безобразие, а не ресторан.

- Успокойтесь, товарищ, все нормально. Извините, мне пора встречать гостей.

Четыре вольяжных мужика, в сопровождении знакомых уже парнй, по хозяйски подошли к спаренному столику и расселись согласно ранжиру. Спиной к стене и лицом к выходу, в торце стола сел невысокий худощавый парень с залысинами, тонким прямым носом и глубоко посаженными глазами. Его надменный вид и место за столом говорили о том, что он здесь старший. По правую руку от него расположился тучный сорокалетний господин с коротким ежиком седых волос и вмятиной на толстой переносице. С левой стороны уверенно уселись два ухоженных парня одетые по последнему крику элитной моды. С одинаково подстриженными затылками и розовыми крепкими щечками, они здорово походили друг на друга и наверное были братьями.

Дальше в самом конце, в пол-оборота к выходу уселся один из парней охранников. Его товарищ занял место напротив и таким образом они без труда могли контролировать весь ресторан.

- Что кушать будете, Николай Владимирович? - Подождав пока все рассядутся елейно пропел половой. - Поросеночка мы уже поставили, через час будет готов, а какие закуски подать сейчас?

- Грач, ты мне надоел, ну что ты каждый раз поешь одно и тоже. Недовольно поморщился хозяин. - Давай как всегда.

- Понял. - Услужливо выгнулся Грач и полетел на кухню.

- Нет, надо что - то делать, в конце концов он мне надоел.

- Кто? Грач что ли? - Удивленно спросил седой.

- На хрен бы мне твой Грач сдался, ещё лакеями я не занимался. Христос обнаглел. Олег расскажи все Степанычу.

- А что там рассказывать, его бойцы в воскресенье выкинули нас с нашей площадки на железном рынке. Дело чуть до стрельбы не дошло.

- Волчара! - Сквозь зубы проскрипел Степаныч. - Ведь вроде договорились.

- С ним договариваться все равно что с одесской проституткой. Говорит одно, а делает другое. Левой рукой гладит, а в провой пику держит.

- Взорвать его гадючье гнездо вместе с ним и порядок. - Предложил кардинальное решение проблемы Олег. - Тогда и вздохнем спокойно.

- Мы взорвем его, а они взорвут нас. - Задумчиво пуская кольца дыма заметил Степаныч. - Опять начнется война, а как известно война это огромные финансовые затраты. Нет, я против, нужно придумать что-то более эффективное и менее накладное.

- Пока ты будешь думать они выпрут нас отовсюду и в результате мы понесем ещё большие убытки. - Заметил шеф отпивая коньяк.

- Дай мне недельный срок на разработку плана. Если и война, то с нашей стороны потери должны быть минимальными.

- Тут я с тобой согласен. Может быть соединиться с бригадой Бочкарева?

- А потом он сядет нам на шею и свесит ножки. Он же работать не может. Просто подбирает недоеденные куски. Нет, Коля, он нам не нужен. Подожди неделю. Я обязательно, что - нибудь придумаю.

- Хорошо, и на этом мы остановимся. - Поставил точку авторитет и поднял рюмку.Выпьем за легкую смерть Христоса и да будет земля ему пухом.

- Что - то девочек сегодня недобор. - Опорожнив рюмку заметил Олег.

- Подожди, ещё порося не пробовали. - Успокоил его Степаныч. - А вон телки сидят, чем они тебе не нравяться?

- Да у них на мордах триппер написан. - Брезгливо ответил брат Олега.

- Да я не про них, Славик. Вот эти две стервочки, черная, да белая очень даже ничего. Беленькой я бы все разрешил. - Похотливо хохотнул Степаныч, с удовольствием наблюдая как к их столику подплывает румяный поросенок спрятавшийся в густых зарослях зелени. - Вай, мужики, шамовку несут. Коля, доставай свой кинжал.

- За мной дело не встанет. - Выдергивая из ножен короткий, широкий кинжал заверил хозяин. - Грач, давай его сюда.

- А куда же ему ещё бежать, Николай Владимирович? - Услужливо хихикнул официант. - Только к вам под нож.

Видимо разделка порося уже давно стало здесь чем - то вроде ритуала, потому что молитвенно сложив руки все замолчали, а хозяин развернув тушку поудобней с коротким вскриком всадил в неё кинжал.

- Вот так я и Христоса сделаю. - Довольно заржал он отрывая весь правый окорок. - Вот так и ему я ноги выдерну. Налетай, братва! - Оттолкнул он блюдо на середину. Чтоб даже косточки от него не осталось.

Вторая задняя ляжка полагалась Степанычу, но он ограничился только нижней её частью и передал блюдо братьем. Те тоже скромно отрезали себе по куску, а остальное передали охранникам.

- Ну, за победу. - Размахивая трехкилограммовой ногой провозгласил тост хозяин.

- За нашу победу. - Уточнил Степаныч и опустошив рюмку обратился к охранникам. - Тигра, а почему бы тебе не пригласить к нашему столу тех двух телочек, что скучают в одиночестве? Сделай милость, позови их сюда.

- Вадим Степанович, это мы в момент оформим. - С готовностью вскакивая заверил Тигра. - Сейчас принесу. Вам какую? Белую или черную?

- Мне белую, но черненькая тоже хороша. Тащи обеих, там разберемся.

- Милые девушки, - подходя к их столику вежливо обратился Тигра, вами заинтересовались. Вы не хотели бы пересесть за наш столик.

- Нет. - Фыркнув презрительно посмотрела на него блондинка. - Мы бы хотели, чтоб вы оставили нас в покое.

- Что такое? - Удивился он. - Я не понял. Вас приглашают.

- Кантуй отсюда вместе со своим приглашением, козел недоделанный. Грубо посоветовала ему блондинка. - Не порти нам воздух.

- Что ты сказала? - Побелел Тигра. - Я что - то плохо тебя расслышал.

- Вытащи хозяйское дерьмо из своих ушей, тогда и услышишь.

- Из твоих ушей я сейчас вытащу мозги. - Пообещал он и за волосы сдернув блондинку со стула наступил ей на горло. - Шалава дешевая!

Наверное ему этого делать не стоило, потому что её черненькая подружка пружинной вылетев из - за стола, точно расчитанным ударом ноги заехала ему в ухо. Качнвшись Тигра оставил свою жертву и по бычьи пригнушись пошел на азиатку. Крутнувшись юлой, в изящном пируэте, Жанна дублированным ударом по горлу уложила его на пол. Хрипя и извиваясь он закатился под соседний столик.

- Жанка, сзади!!! - Крикнула ей подруга.

- Вижу, не кричи. - Спокойно ответила она и через обратный кульбит замкнула ноги на шее второго охранника. На долю секунды зафиксировав это положение она оттолкнулась руками от пола и резко крутнувшись в сторону вскочила на ноги. Освобожденный охранник рухнул как подкошенный.

- Кажется нашему Пятачку писец. - Вытирая губы заметил хозяин.

- Замочить ее? - С готовностью вытаскивая пистолет предложил Олег.

- Не надо. Лучше утащите этих сосунов в машину и отвезите в овраг. А если они ещё живы, то вышвырните их где - нибудь в лесу и скажите, чтобы впредь забыли ко мне дорогу. А с девочками я поговорю сам.

- Шеф, он дышит. - Оттаскивая Пятачка к дверям сообщили братья. Что делать?

- Выбросить их на улицу, плюнуть и забыть.

- Отвезите их в больницу. - Усмехнувшись посоветовала Жанна. - Хоть и очень хотелось, но я не стала сворачивать ему шею, пожалела, кретина.

- Такое дерьмо можно было и не жалеть. Прошу вас к нашему столу.

- А вы умеете себя вести. - Поправляя прическу кокетливо спросила Элиза.

- Ну что за вопрос? - Возмутился Степаныч. - Не равняйте нас на этих скотов.

- Тогда другое дело. - Засмеялась Жанна. - Пойдем, Лизка, составим мужикам компанию. И им веселее и нам не так скучно будет.

- Пойдем, но только без глупостей.

- Ну что вы, девочки, какие глупости могут быть в нашем возрасте? Успокоил их Степаныч и широким жестом указал на свободные стулья. - Прошу. Что будем пить?

- Шампанское! - Захихикала Лизка. - Только шампанское.

- А мне немного коньяка. - Известила Жанна.

- Давайте выпьем за знакомство. - Разливая коньяк предложил хозяин. Меня зовут Николай Владимирович, а это моя правая рука по бизнесу, Вадим Степанович.

- Очень приятно. - Заверила его азиатка. - А меня зовут Жанной.

- Я Элиза. - Чокаясь со Степанычем объявила блондинка.

- Жанна, а ты где работаешь? - Разламывая шоколад спросил хозяин.

- У одного куркуля охранницей.

- И много он вам платит?

- Откуда там! Полторы тысячи с трудом выходит. Смех.

- Ты хочешь получать в пять раз больше?

- Смеетесь? - Недоверчиво посмотрела она. - Конечно хочу.

- Тогда переходи работать ко мне.

- А что у вас за фирма и в чем будет заключаться моя работа?

- Фирма у нас крутая, а заниматься будешь тем чем занималась раньше.

- То есть охраной какого - то определенного объекта.

- Да, и этим объектом буду я сам.

- Значит вы предлагаете мне работу телохранителя. Я правильно понимаю?

- Значит так. - Засмеялся хозяин. - Моих джигитов ты покалечила, теперь сама отдувайся. Оружием владеешь?

- Практически любым, как холодным, так и огнестрельным.

- Ого! И где это ты насобачилась? - С недоверием спросил Степаныч.

- Там где я насобачилась, лучше вам там не бывать. - Зло ответила она и допила коньяк. - А над вашим предложением я обязательно подумаю.

- А чего тут думать, Лучший вариант ты вряд ли найдешь.

- А я ещё и не искала. Просто не было желания. А если я соглашусь с вашим предложением, то где мне вас искать?

- А ты сразу соглашайся, тогда и искать меня не прийдется.

- Сразу только кошки женяться. - Прикуривая сигарету засмеялась она. Значит вы предлагаете мне семь с половиной тысяч в месяц. Я правильно поняла?

- Ты поняла абсолютно правильно, но плюс к этому премиальные за хорошую работу и процент от удачных операций. В общем мои пацаны на меня не жалуются. Очень часто эти премиальные в пять раз больше зарплаты.

- Все сначала так говорят, а как дело доходит до кассы, получается совсем наоборот. - Недоверчиво усмехнувшись загасила она сигарету.

- Степаныч, выдай ей первую зарплату вместе с подъемными. Ухмыльнулся хозяин. - всего пятнадцать тысяч.

- Как скажешь, начальник. - Подмигнув Элизе он вытащил бумажник и отсчитав названную сумму пододвинул деньги Жанне. - Можете проверить.

- Да вы что? - Захлопала она глазами. - Да как же так? Ведь надо сначала обо всем детально договориться, подписать контракт...

- Подпишем, успеем, какие наши годы. - Успокоил её финансист. - Бери деньги, не стесняйся, а бумаги состряпаем завтра, ты не волнуйся, меньше сказанного получать не будешь, а работа не пыльная, охраняй шефа. Водительские права у тебя есть?

- Есть. Когда я должна приступить к своим обязанностям?

- Считай, что ты уже приступила. У тебя есть семья? - Запоздало спросил шеф.

- Нет, живу в общаге, правда одна в комнате, но все равно в общаге.

- Комнату не сдавай, а в основном тебе прийдется ночевать у меня. Поехали смотреть твою новую квартиру.

- Прямо сейчас? Но как же Элиза?

- А Элизу мы возьмем с собой. Она будет нашей гостьей, поехали. Решительно поднимаясь заявил хозяин.

- Ну что, Лизка, поедешь с нами? - Хлопнув в ладоши спросила азиатка.

- А почему бы и нет? - Рассмеялась блондинка. - Дома меня ждет только холодный диван, да два дрессированных таракана. Едем, но с утра, к восьми часам мне нужно на работу.

- Доставим. - Успокоил Степаныч и подхватив её за талию со смехом похотливого кобеля потащил к выходу. - Я отвезу тебя лично.

- Ну а мы выйдем скромнее. - Улыбнулся хозяин и пропустив даму вперед двинулся следом. - У нас с вами отношения сугубо служебные.

Вылакавший полторы бутылки орангутанг мирно похрапывал положив тяжелую голову на стол. На электронных стенных часах выскочили цифры 22.45.

Николай Владимирович Кочин имел трехэтажный особняк далеко за чертой города. Он был обнесен высоким бетонным забором с колючей проволокой по верху. Два злющих волкодава и охранник стерегли ворота когда к ним подкатил джип хозяина. Засуетившись, охранник тут же нажал кнопку и тяжелые створки ворот расползлись в разные стороны. Собаки с почтительным уважением смотрели как во двор медленно заезжает хозяйская машина. Миновав аллею она остановилась впритык у парадного.

- Ничего себе! - Выскакивая из машины изумилась Элиза. - Это же целый дворец.

- Красиво жить не запретишь. - Скромно ответил Степаныч. - А особенно Николаю.

- Подходящая хибара. - Усмехнувшись оценила Жанна. - И вы один в ней обитаете?

- Нет. - Захлопывая дверцу ответил Кочин. - Со мной жена и два сына, но они занимают третий этаж и очень редко попадаются мне на глаза. Пройдем, я покажу тебе твои апартаменты. Сам я живу на втором, а твоя комната будет на первом. Там у меня живет охрана и прислуга. Андрей. - Крикнул он в домофон. - Ты что там, уснул?

- Здесь я, шеф. - Открывая дверь доложил картавый рябой детина. - В подвале был.

- Ну и как там в подвале? Она в порядке?

- Скандалит, орет. Уже больше суток не может успокоиться.

- Через полчаса приведешь её ко мне наверх. Успокой её и скажи, что завтра она сможет поговорить со своим папочкой. Кстати, как он сам. Вы должны были сегодня его отследить. Что он делал?

- Димка висел у него на хвосте до трех часов. Он на каком - то задрипанном "Москвиче" мотался по риэлторским фирмам, а в "Уюте" начал оформлять документы на продажу квартиры. Димка проверил.

- А что говорят наи дорогие менты? Он к ним, случаем, не обращался?

- Капитан говорит, что письменных заявлений не было, да и так вроде спокойно. Свой телефон на прослушивание он не поставил. Да не будет он волну поднимать, он ведь понимает, что это его последняя надежда.

- Ну и чудненько. - Одними губами улыбнулся Кочин. - Значит очень скоро его дочурка навсегда прекратит свои истерики и полетит в рай.

- Да это я хоть сейчас оформлю. - Заржал Рябой. - Надоела она нам до чертиков. Истерчка натуральная. Димка уже уши ватой заткнул. С удовольствием сломаю ей шею.

- Пока не получим бабки чтобы волос не упал с её головы. Ты меня понял?

- Понял. - Неохотно ответил он. - А где Пятачок с Тигрой?

- Волной смыло. Забудь о них. Вот познакомься, теперь это мой новый телохранитель и твой напарник.

- Веселый вы человек, Николай Владимирович, - заржал рябой. - Не соскучишся.

- А ты попробуй с ней справься?

- Вы смеетесь? - Веселился парень. - С ней только в кровати расправляться.

- Николай Владимирович, я что - то не пойму, вы взяли меня телохранителем в фирму или клоуном в цирк. - Побледнев отчеканила Жанна.

- А что, страшно стало? - Оскалился Кочин. - Понятно. Это тебе не Пятачок с Тигрой. Здесь, дорогая моя Спецназ.

- Да мне хоть спецВАЗ. Только потом не жалуйтесь. Иди сюда, писун.

- Это ты мне? - Открыл рот детинушка.

- Тебе, тебе, засранец. - Отступая она поманила его пальчиком.

Кажется рябого разозлила она всерьез. Взгляд его стал холодным и расчетливым. Груда тренированных мышц заработала согласно и слаженно, так что азиатка едва успевала уворачиваться от убийственно быстрых ударов следующих серия за серией. Она выжидала момента и вскоре он наступил. Едва успел пудовый ботинок в очередной раз пролетел над её головой, как она оседлала его плечи и рванув подбородок вверх резко крутнула голову вправо. Падал он один, потому что Жанна уже стояла возле своей подружки.

- Ты что сделала? - Закрывая глаза своего верного холуя тихо спросил Кочин.

- То что вы просили. Я вас предупреждала. Мне эти экзамены не нужны.

- Да ты же просто профессиональный убийца. - Злобно выматерился хозяин. - Ты настоящий волкодав. Это же спецназовец.

- Врал он вам все. Из него такой же спецназовец, как из меня императрица.

- Не знаю, но он уделывал всех. Что теперь? Бери машину, езжай и закапывай.

- Нет, хозяин, так мы не договаривались. Ты брал меня телохранителем, а не мастером похоронных дел и закапывать его я не буду.

- Что? - Побледнел Кочин. - Да как ты со мной разговариваешь?

- Коля, успокойся, она права. - Остановил Степаныч разбушевавшегося шефа. - Каждый должен делать то, что он может. Помогите мне погрузить его в машину. Не надо чтобы кто - то из наших знал об этом инциденте. Я сам отвезу его в овраг. Там уже снега полметра нанесло, так что и закапывать не прийдется.

Вчетвером они закинули грузное тело рябого в багажник после чего Степаныч сел за руль и пообещав вернуться через полчаса, уехал.

- Ну пойдем, что ли? - Проводив взглядом удаляющуюся машину вздохнул хозяин. - Покажу тебе твою конуру, волкодав.

- Не называйте меня так. - Двинувшись следом тихо попросила Жанна. - Я не хотела его смерти, но другого выхода у меня не было. Он озверел и хотел меня убить.

- Ладно, чего уж теперь. Бог с ним, ты одна стоишь двоих таких как он.

Пройдя через весь холл он открыл неприметную дверь и шагнул в узкий полутемный коридор. С обеих сторон в него выходили четыре двери.

- Вот здесь и живет моя личная охрана от которой по твоей милости осталось только три человека. Выбирай любую комнату, а потом поднимайся ко мне на второй этаж. Нам надо обсудить кое какие моменты.

- Понимаю. Я буду у вас через десять минут.

- Нормально. Элиза, пойдем со мной. Пусть она спокойно выберет себе жилье.

Оставшись одна, азиатка поочередно заглянула во все двери. В одной из комнат она обнаружила двух спящих парней и это открытие удовольствие ей не доставило. В конце концов Жанна остановила свой выбор на самой маленькой комнате, окном выходящий на бетонный забор. Брезгливо сбросив с дивана чью-то комуфляжную куртку она села и задумалась.

В ста метрах от ресторана "Веселый баран" я сидел в машине и напряженно ожидал развития событий. В семь часов в него вошли Джамиля со своей подругой, а двадцатью минутами позже туда же занырнул Макс. Меньше чем через полчаса у освещенного входа остановился серый джип и белая "десятка". Сомнений быть не могло, компания Паука, общим числом в шесть особей прибыла на пиршество.

Непредсказуемое начало твориться в десять с минутами. Два мужика под руки выволокли из ресторана третьего. Потому как болталась его голова я понял, что он или без сознания, или просто нарезался до чертиков. Открыв "десятку" они погрузили его на заднее сиденье и вернулись в кабак, чтобы уже через минуту вернуться с новым багажом. Этот, в отличии от первого, хоть и вяло, но все же сам перебирал ножками. Посадив его рядом с товарищем они сели в машину и уехали, предоставив мне самому решать эту дилемму, то ли это работа Джамили, то ли постарался Макс. Вмешательство Макса означало срыв всех наших планов и грозило Милке большими неприятностями, если смерть можно назвать неприятностью.

Однако потому как ресторан приутих успокоился и я, прекрасно понимая, что деятельность Макса подняла бы на уши весь кабак. И мои измышления вскоре подтвердились. В девять сорок пять из недр "Веселого барана" выкатилась веселая компания из четырех человек среди которых я без труда признал Джамилю и её подружку. Смеясь они погрузились в машину и покатили в сторону городских окраин. Кажется наш план сработал. Но почему до сих пор нет Макса?

Он появился минут через десять. Заботливо подерживаемый официантом Ухов нарисовался в ресторанных дверях и нетвердой походкой двинулся к машине.

- Ну что там. - Набросился я едва только он взгромоздился рядом.

- Все в порядке. Поехали. Наверное там нас уже заждались. Моментально трезвея сообщил он. - Водку жалко, почти целую бутылку вылил в цветы.

- Да черт с ней, с водкой, ты рассказывай как все прошло?

- Замечательно. Твоя Джамеля патентованный убийца. Один из охранников побывавший в её лапках, если и останется в живых, то до конца жизни будет ходить с кривой шеей. Она сломала ему позвонок. Ее уже собирались пристрелить и я приготовился к броску, но Пауку понравилась манера её разговора. Как мы и преполагали он предложил ей работу. Ей даже заплатили вперед за месяц. Ее подружку оседлал некий Степаныч, судя по всему начфин этой банды. Теперь нам остается только ждать от неё сообщений. Они последуют не раньше десяти утра.

- А до этого, ещё сегодня должен позвонить картавый, если уже не позвонил.

- Иваныч. - После долгого молчания заговорил Макс. - Могу сообщить тебе ещё одну любопытную деталь и дать повод для размышления.

- Сообщай. - Заворачивая во двор разрешил я.

- Между группировками Паука и Христоса намечаются разборки.

- А оно нам надо? Мы - то здесь причем? - Уже в подъезде спросил я.

- Во время их войны нам будет легче вызволить Людмилу Алексеевну, конечно если она находится в казематах Паука. Но все это начнется не раньше чем через неделю.

- Господи. Наконец - то пришли. - Бросился к нам полковник едва мы только переступили порог. - Мы уже начали сходить с ума. Ну что там рассказывайте.

- Все вопросы к Максу. Он очевидец всего произошедшего - Тут же предупредил я его. - Но раньше скажите, был ли от них звонок?

- Нет, никаких сведений нам не поступало. - Виновато ответил Мамай.

- Ясно. А сейчас почти двенадцать ночи. Из дома они звонить не будут, а к телефону - автомату в такой поздний час не поедут. Значит до утра ждать нам нечего.

- А завтра мне, кровь из носу, нужно быть на работе. - Досадливо крякнул Макс.

Пока он им рассказывал обо всем том, что произошло в ресторане, я уныло бродил по комнатам пытаясь придумать какой - то запасной вариант на тот случай если Паук к похищению Милки не имеет никакого отношения. Идея с Христосом сама по себе мне нравилась, конкретного её примениния к освобождению бывшей жены я пока не видел. К тому же их разборки должны начаться только через неделю, а к тому времени от Милки могут остаться одни воспоминания. Да и там ли она?

- Полковник, вы сегодня сделали то что я вам сказал?

- Да, Костя, я до двух часов болтался по квартирным фирмам, а в одной из них даже начал оформлять документы на продажу.

- А хвоста вы за собой, случаем, не заметили?

- Был хвост, телепалась за мной какая - то бежевая "шестерка" и даже останавливалась после меня возле тех самых фирм, где я только что побывал.

- Это уже хорошо. - Резюмировал Ухов. - Значит они убедились, что мы полностью подчинились их воле. А теперь с вашего позволения я позвоню домой и предупрежу супругу, что ночевать сегодня не прийду.

Эту ночь мы провели сидя у равнодушного идола, с надеждой глядя на серый безмолствующий телефон, к которому я ещё утром подключил диктофон.

Звонок раздался в шесть утра и я опрометью бросился в кабинет к параллельной трубке. Нахальный, уверенный голос осведомился о здоровье полковника.

- А как вам сегодня спалось? - С издевкой спросил он.

- Я не спал всю ночь. - Ответил полковник. - Ждал вашего звонка. Ведь вы обещали позвонить вчера вечером.

- Ничего не поделаешь, дорогой Алексей Николаевич, теперь тебе прийдется подстраиваться под нас. Отныне условия диктовать будем мы и если ты их выполнишь правильно и в срок, то получишь свою дочь живой. Если нет, то пеняй на себя.

- Я делаю, то что вы сказали. Вчера начал оформлять продажу квартиры.

- Это мы знаем, но этого недостаточно, вы действуете очень медленно, а деньги нам нужны уже завтра, так что времени у вас только один день. Бабки должны находится у вас в кармане уже завтра утром.

- Я постараюсь, хотя срок вы мне отпускаете очень маленький. А теперь главное. Предпринимать что либо конкретное я начну только после того как услышу голос своей дочери. Возможно она уже мертва и вы просто водите меня за нос. Но учтите,

если это так, то я лично возьму в руки автомат и перестряляю всех вас как бешенных собак. Это вы зарубите себе на носу.

- А вы знаете кто мы такие? - Вежливо, но напряженно поинтересовался голос. - Вы знаете где нас можно найти?

- Пока нет. - Сообразив, что допустил ошибку потух полковник. - Но если вы хоть мизинцем троните Людмилу я достану вас из под земли. Где она сейчас. Я хочу убедится в том что она жива и невредима.

- Я предоставляю вам такую возможность. Только не надо говорить с нами в таком тоне, а то мы люди обидчивые и можем прислать вам для холодца её ножки. Говорите. - Заржал голос довольный своей остротой.

- Здравствуй, папа. - Это я. - С трудом себя сдерживая заговорила Милка.

- Милка, все будет хорошо, я сделаю все как они хотят. Я продаю квартиру.

- Спасибо, папа, это мой единственный шанс. Только бы они нас не обманули.

- Не обманем. - Заверил голос. - Все, Алексей Николаевич, сеанс закончен. Собирайте бабки и запомните, что ваша дочь стоит ровно шестьсот тысяч плюс ваша "Волга". Завтра с утра я вам позвоню. Будьте готовы.

- Подонки! - Бросив тубку заорал Ефимов. - Их там целое гнездо. Сейчас со мной говорил совершенно другой голос. Почему молчит ваша Джамиля?!

- Еще рано. - Входя в комнату объяснил я.

- Сообщения от её подруги мы ждем позже. Часов в девять или даже в десять. - Добавил Макс, а говорил с вами финансист и правая рука Паука, Степаныч.

- А если ваш Паук здесь не причем, то что тогда?

- Утром вы пойдете в "Уют", дооформите документы и постараетесь сразу получить деньги. Другого пути я пока не вижу. Может быть кто - то иного мнения?

По тому как все опустили головы я понял, что со мною согласны все.

- Мужики, сейчас я ухожу на работу и на всякий случай подготовлю пару надежных ребят. - Поднимаясь объявил Макс. - А часам к десяти постараюсь вырваться.

Он ушел и мы окунулись в ещё большее уныние. Надоевшие до тошнотиков стенные часы скоро начали просто раздражать. Хотелось запустить в них чем-нибудь тяжелым.

С трудом дождавшись семи часов сорока пяти минут я полетел в двадцатое отделение связи, где работала подружка Джамили. Подоспев как раз к открытию я прошел в зал и сев спиной к выходу принялся заполнять какие - то бланки, левым глазам посмотривая в окно.

Бежевая "шестерка, доставившая Лизу на работу, подъехала в половине десятого. На всякий случай я записал её госномер, но личность водителя, как я не старался, разглядеть мне не удалось. По той простой причине, что он даже не вышел из машины. Лиза приехала одна и это вселяло надежду, что Джамиле удалось окопаться там всерьез. Проходя мимо она коснулась моего плеча, а на мой немой вопрос подмигнула и прошла внутрь почты. От её лукавого подмигивания стало немного легче. Копалась она там не меньше десяти минут которые показались мне вечностью.

Наконец она появилась, прошла через стойку и села напротив.

- Ну что там? Да говори же ты наконец!

- Все в порядке, Джамиля уже успела отправить на тот свет самого здорового быка из его охраны.

- Да черт бы с ним, с этим охранником. Ты мне главное скажи, Людмила там?

- Там и я даже вчера видела её своими глазами.

- Ну и как она?

- Хорошо, только плохо выглядет. - Замечательно ответила глупая баба. - Но её не били. Мне кажется она сама себя довела до такого состояния. Нервная она у вас женщина. Дерганная какая - то и...

- Где её держат? - Обрывая её пустое словоизвержение спросил я.

- В подвале. Ее там сторожит какой - то Дима.

- Что мне велела передать Джамиля?

- Она сказала что постарается сегодня позвонить. И ещё сказала, чтобы вы ни в коем случае не обращались в милицию, потому что у них там сидит свой человек.

- Кто он такой?

- Не знаю. Промеж себя они называли его капитаном. Но он в курсе всех дел, даже знает, что в милицию вы пока не заявляли и ваш телефон не прослушивается. Они так же в курсе того, что ваш тесть уже продает квартиру.

- Где расположен вход в подвал?

- Точно не знаю, но судя по тому, что вашу жену привели сухой, а на улице шел мокрый снег, вход находится где - то в доме. Вот тут на бумажке Джамиля для вас нацарапала примерный план дома, но предупредила, что он приблизительный. - Она протянула мне скомканный бумажный шарик, который я сразу убрал в нагрудный карман.

- При каких обстоятельствах ты видела мою жену?

- Когда Степаныч повез хоронить того картавого придурка, которому Джамиля сломала шею, мы втроем поднялись на второй этаж в гостинную и вызванная девушка накрыла нам не большой стол. Мы сели ужинать во второй раз и тут Николай Владимирович велел привести вашу жену. Через пять минут её связанную принес Дима. Брыкалась и материлась она как последняя проститутка, так что им пришлось привязывать её к стулу.

- Икорки хочешь? - Спросил её Николай Владимирович.

- Засунь её себе в задницу. - Ответила она и плюнула на протянутый им бутерброд.

- Как она тебе нравиться? - Спросил он тогда у Джамили.

- За что вы её связали? Что все это значит? - Спросила она.

- А это значит, что таков наш бизнес. - Расхохотался шеф. - И назад тебе дороги нет. Вздумаешь чудить, получишь пулю в лоб. Ты меня поняла?

- Поняла. - Ответила Джамиля и украдкой подмигнула вашей супруге.

- Ну вот и хорошо. И тебя, Элиза, это касается тоже. - Сказал он мне и я пожалела, что вообще впуталась в вашу историю. Вскоре Людмилу развязали, потому что она поняла кто мы такие и успокоилась. Даже попросила поесть. Потом приехал Степаныч, выпил рюмку коньяка и утащил меня в спальню.

- Сколько в доме мужиков кроме хозяина и Степаныча?

- Точно не знаю, но я вчера вечером и сегодня утром насчитала пять крепких парней. Ведь вас интересуют именно они?

- Ясно, ну что же, большое тебе спасибо, Лиза. - Протягивая ей две пятисотенные бумажки поблагодарил я. - Работай дальше.

- Да нет уж. Работать мне здесь больше не прийдется.

- Что так? - Деланно удивился я понимая причину такого заявления.

- После всего того что я видела и слышала, так просто оставить меня они не могут. Мне предложено на выбор или кладбище или работа спальной девки у Степаныча. Я выбрала второе. Если бы они слышали, что я вам здесь рассказываю, то альтернативы у меня уже бы не было. Да и черт с ним, там хоть зарплату дают хорошую. Только я вас об одном прошу, Что бы ни было, как бы не было, а мы с вами не знакомы. И вообще никогда не виделись. Иначе мне крышка.

- Хорошо, Лиза, того же самого я прошу и от тебя.

- По рукам?

- По рукам и спасибо тебе огромное.

- Да чего уж там, я все прекрасно понимаю.

- Значит прощай, Лиза.

- Прощайте, Константин Иванович.

- Ну как? - Уже с порога Мамай задал мне вопрос ставший для нас ритуальным.

- Бывает хуже. - Разуваясь ответил я. - Милка у Паука в подвале, где полковник?

- Пошел к риэлторам, как ты ему и велел. Недавно звонил Макс. Должен быть с минуты на минуту. Поделись сведениями.

- Я уже поделился. Самое главное это то, что Милка у него. Теперь мы знаем это на сто процентов, а значит отсюда и будем плясать. Давай дождемся Макса и втроем все хорошенько обмозгкуем. Возможно он подкинет нам ещё какую - то пищу для размышлений. А пока мы с тобой позавтракаем. У меня со вчерашнего утра не было во рту даже крошки. Наверное у тебя тоже.

- Нет, я завтракал. Кормил Шарика и сам перекусил. Как она там.

- Хреново, все на взводе, но Джамиля дала ей знак и она немного успокоилась.Ответил я разбивая яйца в сковороду. - А вот и Макс пришел, легок на помине, иди, открывай. - Упреждая его вопрос я тут же сообщил Ухову о том, что Милка в полноам здравии томиться в паучьем подвале, но Джамиля смогла дать ей знак, который её немного успокоил.

- Ну это уже легче. - Оскалился он. - Теперь дело техники.

- Это следует понимать как взятие Бастилии? - Усмехнулся я.

- Именно так, но сначала мы проведем артподготовку. Я тут кое что придумал.

- Если это не секрет, то будь добр, поделись.

- Разборки между Пауком и Христосом должны начаться через неделю, но такой вариант нас не устраивает. Я правильно говорю?

- Воистину правильно, но что ты предлагаешь?

- Развязать их войну уже завтра в четыре часа утра.

- Каким же образом, говори конкретней и не тяни вола за хвост.

- Сегодня ночью, часа в три мы с тобой нагрянем к нему в гости и закинем во двор парочку гранат. Большого вреда они не причинят, но это подтолкнет их к действию. Уже часов в шесть они нападут на резиденцию Христоса, где их будут ждать его вооруженные бойцы.

- Почему ты думаешь, что они будут ждать?

- Потому что мы их заранее предупредим. Да, по телефону мы донесем ему о том, что Паук точит свой тамагавк и в четыре, пять утра выходит на тропу войны. Уверяю тебя, Иваныч, сработает безотказно. Паук для охраны своего дома оставит самый минимум и тогда мы сможем совершенно спокойно туда проникнуть. Двоих надежных парней и связиста я уже подготовил.

- Зачем тебе понадобился ещё и связист.

- Затем чтобы перерезать телефон Паука и блокировать мобильную связь. Это я на тот случай, если проснутся его домочадцы и вздумают звонить в милицию.

- Это хороший план, но не переборщить бы? А ну как они первые кинуться в атаку на Паука и тогда в его усадьбе завариться такая каша, что нам там делать будет нечего. Больше того, испугавшись атакующих они могут тут же прикончить Милку.

- Вздор. Зачем им нападать и нести лишние потери при атаке, когда они могут за это время отлично окопаться и организовать ловушки - засады из которых спокойно перещелкают всю пауковскую банду.

- Наверное ты прав, каково твое мнение, Мамай?

- Крови будет много.

- Они так или иначе хотят её пролить, просто мы ускорим этот процесс. Сколько бойцов постоянно живет в доме у Паука? Что по этому поводу сообщила Лиза?

- Она насчитала пять человек, а шестому, самому ретивому она уже успела открутить головенку.

- Чертова баба. Я начинаю её бояться. Значит пять человек, ну пусть будет восем, все равно для охраны дома он оставит не больше пары бойцов. Остальных кинет на христосовскую группировку, а с двумя-то мы как-нибудь справимся. Все таки нас будет шесть человек, да плюс электронщик. Как бы предупредить твою Джамилю?

- Сегодня в течении дня она постарается с нами связаться.

- Дай - то бог. Тогда обязательно узнай есть ли у него дома обычнй телефон. Если кроме мобильного у него ничего нет, то это значительно облегчит нашу задачу. Сотовую связь Паша вырубит ка нечего делать. Кого это ещё черт несет. - Недовольно отреагировал он на открывшуюся входную дверь.

- Наверное тестя? - Предположил я и не ошибся. Ефимов пришел чернее тучи.

- Документы я оформил. - Вздохнув обронил он. - Но деньги обещают только в конце следующей недели. Что делать и как быть?

- Пойти и отказаться от сделки, только не сегодня, а завтра утром, когда Людмила Алексеевна уже будет дома. - Подмигнув посоветовал ему Макс.

- Вы что? Это серьезно? У вас есть какие - то основания так заявлять?

- Да, Милка у Паука, а это самое главное. Если все получится так как я планирую, то картина будет выглядеть так. Сегодня в двадцать три ноль ноль мы звоним Христосу и сообщаем, что из авторитетных источников нам стало известно о том что на него в шесть часов утра, силами пауковской группировки, намечается покушение. Даже если он в это не поверит, то превентивные меры предпримет обязательно. Почти с гарантией можно сказать, что в полночь у него на дворе соберется вся шайка.

Далее, в три час ночи мы с Иванычем закидываем пару гранат ему во двор и ждем реакции. Скорее всего он тут же начнет оповещать своих людей по телефону и эдесь мешать ему мы не будем. Мы дожемся того момента, когда из ворот вылетит его джип и тогда мы не теряя ни минуты пойдем на штурм. Думаю, что вся наша операция займет не больше пятнадцати минут. Как вам, Алексей Николаевич?

- Я ни черта не понял. - Признался полковник.

- Подробно вам объяснят ребята, а мне нужно бежать. Появлись после обеда.

- Погоди, Макс, остановил я его уже в дверях, я не успел сказать тебе две важные вещи. Во-первых, у Паука в милиции нашего района есть свой человек, какой-то капитан, а во вторых у меня есть план паучьего дома.

- Замечательно. Хорошенько его изучите, а своей Джамиле передай, что нападение на дом будет нами совершено как только из ворот вылетит джип. Это на тот случай если она в этот момент окажется внутри.

Битый час мы объясняли полковнику суть нашего замысла, а потом развернув бумажный шарик старательно изучали план дома.

Джамиля позвонила в двенадцать.

- Здравствуйте, Константин Иванович - Ровным голосом отчеканила она.

- Ты одна? Ты можешь говорить?

- Да, я приехала в общежитие за вещами. Перехожу на жительство в банду.

- Поздравлюя, надеюсь долго ты там не задержишься.

- Как знать. Пути господни...

- Как там Милка.

- Ее я вызволю. Вы разговаривали с Лизой? Она вам передала мой план.

- Да, Жанна, все нормально. Сегодня ночью у вас во дворе произойдет небольшой взрыв, так что носа на улицу не высовывай.

- Понятно, я хотела уточнить свой план. Дверь в подвал, где находится ваша жена расположена в конце левого коридора. Но в самом подвале постоянно дежурит человек. Я постараюсь его убрать. Воша "Волга" стоит в подземном гараже за домом. Во дворе два волкодава.

- Понятно, ответь мне на такой вопрос, есть ли у Паука в доме обычный телефон? Тот самый, что создали ещё Белл с Эдисоном?

- Нет, да и кто в эту деревню потащит провод.

- Очень хорошо. Теперь слушай меня внимательно. Сегодня ночью между группировками начнутся разборки и скорее всего в доме останется самый минимум бойцов, постарайся и ты оказаться среди них. Мы нападаем на вас сразу после того как джип хозяина выедет со двора. Ты меня поняла?

- Поняла, но боюсь, что он никуда меня от себя не отпустит. Он и сейчас приехал со мной. Сидит в машине и ждет, но может в любую минуту сюда войти.

- Тогда будь очень осторожна в деле. Там будет засада. Теперь отбой и до скорой встречи. - Положив трубку я сосредоточенно уставился в одну точку пытаясь объяснить едва уловимую перемену произошедшую в Джамиле.

- Что с тобой? - Озадаченно потряс меня Мамай. - Что - то случилось?

- Да вроде бы ничего. Так, наверное почудилось. И все таки... Будьте с Жанкой поосторожнее. В одиннадцать часов вечера, как и планировал Ухов мы из телефонной будки позвонили Христосу. Ответил веселый женский голос, не представлявший какую каверзную козу готовит им наша компания.

- Добрый вечер, девушка. - С кавказским акцентом поздоровался я. - Как мне услышать Вячеслава Ивановича Реброва?

- А кто его спрашивает? - Сразу став подозрительной поинтересовалась она.

- Доброжелатель. Пожалуйста передайте ему трубку.

- Доброжелателей у нас много. - Сурово заметила она. - Назовите свое имя.

- Скажите Вано Махнадзе звонит.

- Не знаем мы никакого Вано Махнадзе. - Отрезала она и хотела положить трубку.

- Подожди дорогая, передайте ему, что я звоню по поводу Паука.

- Сейчас он подойдет. - После долгой паузы объявила она.

- Да, я слушаю. - Наконец ответил Христос. - Кто вы такой и что вы хотели?

- Вы меня не знаете, но это невожно. Я хотел вас предупредить о том что сегодняшней ночью на ваш дом будет совершено нападение.

- Какое нападение? - Уже понимая о чем идет речь, после некоторого замешательства наивно спросил он. - Кто должен напасть?

- Наверное вы знаете сами. Враг у вас один. Николай Владимирович Кочин.

- Когда это должно произойти? - Уже тревожно задал он вопрос.

- Точно не знаю, но стрелка у них в где - то в лесу, с трех до четырех ночи. Значит гостей ждите сразу после четырех.

- Почему вы мне об этом говорите?

- Потому что семье моего друга он принес большое горе.

- Сколько бойцов он поднимает? - Прикидывая расстановку сил делово спросил он.

- Это мне неизвестно, знаю только то, что они хотят вас уничтожить. Насколько мне понятно, у него обида за "железный" рынок.

- Я понял. Подъезжайте ко мне, я должен вас отблагодарить.

- Если вы его как следует встретите, то это и будем самой лучшей для меня благодарностью. Заранее вам спасибо. Звонить я вам больше не буду.

- Ну как? - повесив трубку спросил я Макса.

- По моему то что нужно. Все по делу и ничего лишнего.

В три часа ночи на двух машинах мы выехали навстречу неизвестности. Поистине, темна вода во облацех. На небе нет даже признаков луны, а звездный калейдоскоп погашен низкими тучами. Как будто сам дьявол объявил себя хозяином этой ночи.

В головной машине Макса, сидел он сам, связист Паша и я сам, уважаемый господин Гончаров. Во второй разместился тесть, Мамай с Шариком и два дюжих омоновца, за которых Макс поклялся зубом.

Сорок километров отделявшие нас от села Красный Луг мы преодолели за полчаса. Дворец Паука стоял особняком на самом въезде. От магистрали к нему сворачивала аллея протяженностью метров в двести. На этом свертке мы и остановились.

Выйдя из машины Макс залепил номера снегом и закрепил его скотчем. То же самое проделал и полковник.

- Ну что, начинаем? - Вытирая подрагивающие руки спросил он.

- Да, Алексей Николаевич, как договаривались. Отгоняте машину в поглубже в лесок. По ту сторону дороги в ста метрах отсюда съезд. Только обязательно сползайте по льду, не топчите снег. Ждите нас там. Если после взрыва нас не будет больше пяти минут, значит нужна ваша помощь.

Натянув вязанные колпаки с прорезью для глаз мы сели в машину. Оставив включенными только подфарники мы подкрались почти вплотную к высокому забору и развернулись. Ворота находились левее метров на двадцать. Направо, вдоль забора, едва разлечима, пролегала расчищенная дорожка. Пока не всполошились собаки нужно было действовать, иначе вся наша затея могла провалиться в самом её начале.

- Ну что, с Богом? - Спросил Макс открывая дверцу.

- С Богом. - Согласился Павел. Вместе с аппаратурой он выскользнул из машины и побежал по дорожке вдоль забора. На углу он махнул и скрылся.

- Иваныч, садись за руль. - Приказал Ухов и согнувшись пополам, так чтобы быть вне поля зрения крутящейся видеокамеры подкрался к воротам.

Не ко времени, неожиданно громко гавкнула собака и её тут же поддержала её подруга. Максу не оставалось ничего иного как бросить гранату, а следом, через небольшие интервалы, три взрыв - пакета. После грохота и пламени воцарилась мертвая тишина. Заглохли собаки, то ли убитые гранатой, то ли парализованные собственным страхом. Времени у нас оставалось совсем немного, от силы через минуту начнется стрельба, а Павла все не было. Матерясь почем зря Макс кинулся к нему на помощь, но он уже и сам выскочил из-за угла.

- Быстрее, мать твою растак! - Крикнул Ухов швыряя последний взрыв пакет. - Бысрее, пока они не очухались. Иначе нам кранты. Иваныч, по газам. Павлик, ты что там копался, или роды принимал?

- У меня - то все нормально, а вот почему вы взорвали гранату раньше времени на полторы минуты? Я только успел разложиться.

- Собаки забрехали, неужели не слышал? Иваныч, сейчас крути направо, а немного погодя на на сто восемьдесят градусов и вперед. Выключи даже габариты. Через сотню метров скатишся по съезду вниз, в лес. - Распорядился Макс, стащил маску, откинулся на сиденье и с удовольствием закурил. Оттуда мы и будем наблюдать за развитием дальнейших событий.

- Макс, а ты не думаешь, что они бросяться за нами в погоню и по следу без труда нас найдут. - Озабоченно спросил я.

- Исключено. По следу они нас не найдут и в этом ты сейчас убедишься. Асфальт абсолютно чистый, а обочину и съезд пацаны накатали до зеркальной глади. Там даже трактор следа не оставит.

Он оказался прав. Доехав до места я поставил машину строго перпендикулярно дороги и то ли съехал, то ли сполз с двухметровой горушки.

- Как мы отсюда выберемся назад? - Озобоченно спросил я.

- Не волнуйся, Иваныч, все схвачено, выберемся. Какого черта?! Выругался он, когда между деревьями вспыхнул и погас свет. - Что они делают, идиоты?!

- Играют. - Лаконично заметил Павел.

- Их игрушки нам могут выйти боком.

Отлично сработано. - Похвалил нас полковник выходя навстречу. - Второй этап операции можно считать завершенным. Как бы деревня не переполошилась.

- Не переполошиться. - Хмуро буркнул Ухов. - Они этого замка и все что в нем твориться бояться как черт ладана. Да и время сейчас такое, что и соседу не всякий поможет, а участкового здесь нет. Зачем вы мигали светом. Мы прекрасно вас нашли бы без помощи этих дурацких сигналов.

- Виноват, исправлюсь. Это моя идея. О том что она глупа я понял уже после, но сделанного не воротишь. Смотрите, они едут!

А мы уже и сами видели, как в нашу сторону летят два, а потом и четыре ослепительных луча. Теперь нам оставалось только гадать в какую сторону они повернут. Если направо, в город, то наш план удался, а если налево, то нам прийдется кисло. Это будет означать то, что нас заметили. Застыв в тревожном ожидании мы напряженно смотрели как машины приближаются к магистрали и вздохнули с облегчением когда они не снижая скорости заложили правый вираж.

- По машинам. - Скомандовал Макс и сел за руль, - Держаться строго за мной. После поворота я пропускаю вас вперед.

Взревел двигатель и машина запетляла меж деревьев, но не в сторону магистрали, а параллельно ей, по едва пробитой колее. Вскоре уровень дороги сравнялся с нами и мы без труда на неё выехали недалеко от пауковской развилки. Пропустив омоновцев вперед, Макс гордо заметил.

- Я эту дорожку вчера больше часа пробивал. Ну теперь самое главное. Пристраиваясь в хвост первой машины вздохнул он. - Дай бог нам удачи.

Когда до бетонного забора оставалось не больше полусотни метров, правая дверца первой машины неожиданно открылась и из неё вывалились омоновцы. Увеличив скорость тесть тесть подогнал машину вплотную к бетонному ограждению. Через секунду и мы застыли рядом испытывая нервы невидимого охранника.

- И как долго мы здесь будем стоять? - Поинтересовался Павел.

- Пока нас не пригласят. - Оскалился Ухов. - И насколько хватит терпенья у привратного стражника, если он там есть.

Терпения у стражника хватило ровно на три минуты.

- Убирайтесь или я буду стрелять. - Истошно заорал он и в приоткрытую щель ворот просунул руку с пистолетом. - Я стреляю!

- И будешь тут же взорван. - Спокойно ответил Ухов. - Ворота заминированы, а мой палец на кнопке. Начинай братан. Ну что ты замолчал.

Парень замолчал только на секунду, а потом взвыл котом, которому невзначай прищемили дверью клипсы, потому что тяжелые бронированные ворота вкрадчиво и мягко сомкнулись на его плече, оставляя совсем маленькую щелку шириною в его кость. Из парализованной руки вывалился пистолет.

- ОМОН в действии. - Заржал Макс натягивая маску. - Пора идти и нам, видите как он ручкой нас манит. Ты, Паша, останься в машине. Если вдруг заметишь на дороге что - то подозрительное, то сразу посигналь. Вскоре я подошлю к тебе Генку. Пойдем, Иваныч вызволять супругу.

- Ну что, орел с перебитым крылом, отлетался? - Поздоровался Макс с торчащей рукой. - Теперь тебе её наверное ампутируют и Паук тебя выгонит с работы. Да перестань ты выть как целка под негром. Эй, кто там? Это ты, Девятый? Открывай, санэпидемстанция пришла. Пауков морить будем.

- Один момент, Вега, что - то в этой электроннике я плохо разбираюсь. - Посетовал Генка. - Закрыть закрыл, а открыть, хоть убей, не могу.

- Нажми ту же кнопку дважды. - На секунду прекратив вой, сквозь стиснутые зубы простонал ущемленный. - Дурак!

- Это кто дурак? Это я дурак? - спросил Девятый и по тому как взвыл стражник я понял, что ему сделали больно, а ворота тем временм поплзли в сторону и мы рванулись вперед к дому.

- Мамай, - на ходу напомнил я, - за тобой третий этаж. Успокой мх как можешь. Силу и Шарика применяй только в крайнем случае.

Ворвавшись в холл мы тут же спеленали какую - то, ничего не понимающую девицу и рассыпались по этажам. Макс с полковником бросились в подвал, Четвертый остался контролировать холл и прилегающие к нему помещения, а мы с Мамаем и Шариком поскакали наверх. На втором этаже я остановился, вытащил газовый пистолет и окрывая ногой двери, начал планомерный осмотр. Правое крыло дома, с которого я начал поиски оказалось безлюдным. В гостинной, кабинете и двух комнатах, так же как и в сортире никого не оказалось. Совсем другой результат меня ждал в левой половине. В третьей по счету комнате на широком ложе сидела Лиза, с ужасом взирая на мою черную маску и направленный на неё пистолет.

- Спокойно, девушка. Без резких движений. - Глухо предупредил я. - Где он?

- На чердаке. - Одними губами ответила она.

- Он вооружен? - Тыча ей в нос ствол потребовал я немедленного ответа.

- Да, он убежал с пистолетом. - Заикаясь чистосердечно призналась Лиза. - И ещё у него к ноге привязан большой ножик.

- Кто - то ещё на этаже есть?

- Да, в конце коридора, справа должна спать его жена.

- Сиди и не дергайся, не вздумай отсюда уходить. - Предупредил я направляясь к выходу. - Иначе можешь запросто схлопотать пулю.

Полагая, что дверь спальни заперта, я с разбегу приложился к ней ногой, но не встретив сопротивления кубарем влетел в комнату и шлепнулся на кровать, подминая под себя пронзительно заверещавшую бабу.

- Миль пардон, мадам. - Затыкая её громковоритель извинился я. Лежите спокойно и не дрыгайтесь. Ничего страшного вам не грозит. Запечатывая пластырем рот ворковал я. - К вашему великому сожалению, даже насиловать вас я не собираюсь. Только вот ручки с ножками мы вам свяжем и отдыхай себе дальше. А дрыгаться не надо, от этого могут появится синяки и ссадины. Будь умницей, лежи спокойно.

Связав эту невидимую даму, я пожелал ей приятных сновидений и поднялся на третй этаж, где хозяйничал Мамай со своим сенбернаром.

- Как у тебя? - Спросил он отсасывая кровь с внутренней стороны предплечья.

- У меня все в ажуре, а что с тобой.

- Эта сучка меня укусила. - Пожалился он и тихо выругался. - Пока я ей, змеюге, ноги связывал она изловчилась и цапнула.

- Надо было сначала заклеить ей пасть. - Нравоучительно прошипел я. А где дети?

- Там все нормально. Я включил им мультики и запер их комнате. Что теперь?

- Стой здесь и жди. Я проверю чердак. Если понадобиться твоя помощь я позову.

Прокравшись по узкой винтовой лестнице я очутился на крохотной площадке перед массивной чердачной дверью из-за которой, как я не прислушивался, не доносилось ни звука. Открывалась она во внутрь и я почти не сомневался, что с противоположенной стороны к ней приникло чуткое ухо Степаныча. Было бы просто прелестно садануть его сейчас дверью по лбу, но я не был уверен в том, что дверь не заперта с той стороны, а чтобы её высадить у меня не было места для разбега.

Делать было нечего, приходилось рисковать. Осторожно и вкадчиво я дважды остучал ему SOS и замер моля бога, чтобы он клюнул на моего червя.

- Кто? - После продолжительного молчания невнятно спросил он.

- Вадим, открой. - Так же невнятно прошипел я.

- Это ты, Лиза?

- Да.

Послышался звук отодвигаемого засова и я не мешкая ни минуты, ударив ногой по двери влетел на чердак. Не давая ему времени прийти в себя я придавил его к полу и выбил пистолет. Но дальнейшее оказалось для меня плачевным. Не смотря на свой возраст он оказался на редкость крепким и увертливым мужиком. Уже в следующее мгновения он стоял на ногах и в его правой руке зловеще блестел клинок.

- Стой, стреляю! - Направляя на него ствол, с колена предупредил я. Что произошло потом, я не пойму до сих пор. Пистолет вдруг каким - то чудом вылетел из моей руки, а сама она стукнувшись об пол повисла безжизненной плетью. Секундой позже я заметил, что из моего предплечья торчит рукоятка ножа. А он уже мчался на меня, чтобы добить ногами или придушить голыми руками. Время остановилось. Я видел как его нога плавно отодит в сторону, для решающего удара по горлу. Мне даже показалось, что я разглядел рисунок протектора на подошве ботинка. Так же медленно как летел на меня ботинок, так же медленно начал падать и я.

Вадим Степанович что-то не расчитал. Удар пришелся в воздух, но энергия на него затраченная не пропала впустую, она потащила его вперед, в открытую настеж дверь, на крохотную площадку и дальше перелетев через жидкое перильце он загрохотал по металлическим ступеням винтовой лестницы.

Подобрав свой пистолет я спустился вниз к распростертому телу с неестественно повернутой головой. Над ним уже скорбно склонились Мамай и Шарик.

- Ну что там? Жить будет? - Остроумно пошутил я.

- Будет, если ты отвезешь его какому - нибудь египетскому шаману. Ухмыльнулся Мамай. Батюшки, а что это у тебя торчит из руки? Костя, у меня такое впечатление, что это ножик. Вот это удар. Насквозь прошел. Наверное тебе немного больно.

- Хватит ослить, спустись на второй этаж, там в левом коридоре, в третьей комнате сидит Лизка. Скажи ей, чтобы собиралась и сей же час уматывала отсюда куда подальше, а я спущусь вниз. Макс мастерски делает перевязки.

К моему приходу они только что справились с поставленной задачей и под руки выводили из подвала полуобморочную Милку, с избитым окровавленным лицом. Полковничья "Волга" с открытой дверцей стояла у входа и именно в неё посадили мою жену, подойти к которой я все ещё не решался.

- Как там у вас, Иваныч? - Не замечая моей покалеченной руки спросил Макс.

- Все в норме, все связаны.

- У нас тоже полный порядок. Пора ехать. Мы здесь уже больше пятнадцати минут. Зови своего Мамая. Что это у тебя торчит? - Наконец заметил он рукоятку ножа и стекающую из рукава кровь. - Кто это тебя так?

- Степаныч, сволочь седая.

- Что ж ты раньше молчал? Где он есть? - Настрожился Ухов.

- Теперь уже у черта в преисподней. Перевяжи.

- Некогда. - Отрезав кусок вереки он туго перетянул мне руку. - Дома перевяжем, а теперь дергаем отсюда пока не поздно. Иди к машине, а я потороплю Мамая.

Выйдя во двор я вяло помахал тестю и побрел к своей машине. На полпути меня обогнала Лизка с целым чемоданом барахла. То ли своего, то ли трофейного, какое это теперь имеет значение. Возле будки у ворот её задержал Девятый.

- Отпусти её. - Она просто приглашенная дама. - Все нормально, сейчас выезжаем.

- Вы ранены? - Выпуская Лизку спросил он. - Почему не вытащили нож?

- Вытащим, какие наши годы. А где этот ущемленный?

- Кто? О ком вы говорите? Никого здесь не было. Никого я не видел. А вы?

- Ты прав, здесь никого не было. - Тихо согласился я. - Отворяй ворота, они едут.

Пропустив "Волгу" я вышел следом и дойдя до уховской машины бессильно свалился на заднее сиденье таким образом, чтобы меня перекрывал Паша с его чемоданом. Под кровоточащую руку, чтобы не пачкать салон я подложил какое-то грязное полотенце. Отправились мы через две минуты. По дороге обогнали голосующую Лизку, которую по идее, брать с собой мы не имели права и все таки Макс остановился и сдал назад.

- Будет ещё хуже если её зацапают вернувшиеся с разборки пауковцы. Пояснил он. - Прошу вас, барышня. - Распахивая дверцу галантно пригласил её Ухов.

Через пару километров мы остановились. Первым делом Макс снял с номеров скотч, а потом вызвал меня для серьезного разговора. Ничего не понимая я вылез из машини и подошел к нему.

- Ты уверен? - Глядя мне в глаза спросил он и вдуг резко выдернул нож. Я не успел даже вякнуть настолько молниеносно он это проделал.

- Теперь уверен. - Рассмеялся я невольно зажимая рану.

- Ну вот и хорошо, а теперь поехали.

- Заехав в город Макс остановился на первой остановке.

- Извините, барышня, но здесь мы должны с вами расстаться, потому как петлять по городу в нашем положении крайне опасно. Надеюсь вы понимаете, что ни вы нас ни мы вас отродясь не видели?

- Мужики, я не дура и прекрасно понимаю в какую историю я влипла. С вашей помощью, но по собственному желанию, а значит я получаюсь вашей соучастницей. Можете быть спокойны, в мои интересы, так же как и в ваши, не входит излишняя разговорчивость. Езжайте и ни о чем не беспокойтесь.

- Люблю умных женщин. - Трогаясь с места заявил Макс. - Но в наши дни это большая редкость. Паша, ты не возражаешь если я выкину тебя на следующей улице, а аппаратуру привезу на работу к семи часам?

- Конечно. Так и сделаем, я все понимаю.

- Спасибо тебе, Павел. - Засовывая в его карман деньги поблагодарил я связиста.

- Сколько ты ему дал? - Спросил Ухов когда мы остались одни.

- Пять штук.

- Обошелся бы и тремя. - Недовольно проворчал он. - Привыкнет, а потом оглоблей из него это не выбьешь. Иваныч, - вдруг вспомнил он, - а ведь все получилось!

- Получилось. - Подтвердил я. - Макс, может быть нам пора снять эти намордники?

- Ядреный корень. - Заржал он стягивая маску. - Их давно пора было снять, она-то сразу догадалась кто ты такой.

- Догадываться одно, а быть уверенной совсем другое. Макс, ты лучше расскажи, что произошло в подвале?

- Да ничего особенного. - Как-то уж совсем равнодушно ответил он. Пришли, забрали твою жену, а её стражник от отчаяния треснулся башкой о стенку, да так что мозги разлетелись. Вот и все.

- Ты врешь.

- Помилуй Бог, какой мне резон тебе врать?

- Ты врешь. Там что-то случилось. Когда мне днем звонила Джамиля, то ни о каких побоях не было и речи. А сейчас она избита до полусмерти. Причем следы побоев совсем свежие. Макс не темни, говори, что там произошло?

- Тебе лучше этого не знать. - Негромко, но внятно проговорил он.

- Ясно. - Понимающе согласился я и замолчал. Отпустив руку боль с удвоенной силой вцепилась мне под горло. Выдохнув я закрыл глаза и откинулся на подушку.

- Что ясно? Что тебе может быть ясного. - Вдруг заорал он. - Ну и скотина же ты, Иваныч. Неужели ты думаешь, что я слепой и ничего не вижу?!

- Все в порядке, Макс. - Сглотнув слюну заверил я его. - Мне и в самом деле лучше ничего не знать. Куда ты поворачиваешь?

- Клешню твою штопать будем. Не в больницу же тебя вести. У меня тут один знакомй хирург есть. На дому принимает исключительно в ночное время. Иногда мы его услугами пользуемся. Берет недорого, работает качественно. Если сухожилия не повреждены он обслужит тебя за шесть секунд.

Покуда Семен Семенович трудился над моей конечностью Макс прибрался в салоне, так что через полчаса мы сели в чистую машину и теперь нам не страшен был никакой гаишник. В пять тридцать мы подъехали к Ефимовскому дому. Таким образом на все про все, включая дорогу, у нас ушло два с половиной часа.

Моя "девятка" и полковничья "Волга" стояли возле подъезда. Чуть правее припарковался и Макс. Выложив все самое лучшее, счастливый отец потчевал дорогих гостей. Даже ничем себя не проявивший Шарик и тот получил свой презент. Устроившись на ковре он меланхолично грыз замечательную сахарную кость.

- Где вы пропадали? - Укоризненно спросил тесть. - Мы уже начали беспокоиться.

- Зашивали мне руку. - Усаживаясь за стол ответил я. - А где виновница суматохи?

- Спит. Кое как приняла душь, а потом ребята вкололи ей снотворное. Не тревожь её. Пусть отдыхает. Максимилиан, ты чего там возишся. Иди к столу. Спасибо вам, мужики. - Вдруг расчувствовался тесть и даже пустил слезу. Не знаю, что бы я без вас делал. За Милку мы уже пили, а теперь я хочу выпить за вас.

- Погодите благодарить. - Принимая рюмку мрачно обронил Макс. - Мы ещё не знаем чем кончилась их разборки. Надо быть готовыми ко всему. Лучше вам сегодня же куда-нибудь подальше отправить вашу дочь.

Через час, во главе с Максом, они уехали. Охраняемый барбосом, Мамай незаметно заснул на диване, и мы с тестем остались одни.

- Ну и что будем делать? - Раскисая спросил Ефимов.

- Макс абсолютно прав. - После минутного раздумья ответил я. - Вам нужно немедленно, пока ещё темно и они в шоке, забирать Людмилу, грузить её в машину и увозить хотя бы на полгода к своим родственникам в Крым.

- Да, другого выхода у нас нет. - Неохотно согласился со мной тесть. Но почему машина? Можно доехать поездом или долететь самолетом.

- Поймите, ваша "Волга" не должна оставаться в городе, иначе все станет понятно даже первокласнику. Не думаю, что нашу "шалость" Паук оставит без внимания. Наверняка последуют ответные репрессивные действия.

- Да, конечно, но на кого я оставлю фирму? Она уже начала полноценно функционировать и приносить нам доход.

- Попробуйте на эти полгода уговорить Анатолия Васильевича Мамаева. Лучшей кандидатуры я не вижу. Приказ можете написать здесь, а по пути заехать и шлепнуть печать. В курс дела его введет уже Ухов.

- А сам - то ты как? Тебе ведь грозит не меньшая опасность. Поехали все вместе.

- У меня тут ещё есть кое - какие дела. Но возможно через неделю я подъеду.

Мамай вначале отказался наотрез. Немного погодя он стал приводить вялые контр аргументы, а в семь часов Ефимов уже готовил приказ.

Пока я одной рукой собирал Милкин чемодан, полковник на руках отнес спящую дочь в машину и страшась оставить её одну хотя бы на минуту, охраняя сел рядом.

Проводив до городской черты мы простились с ними в семь сорок пять.

Добросив меня до пятнадцатого дома по улице Новостроевской Мамай собрался в фирму принимать дела, пообещав вечером отогнать мою машину на стоянку, поскольку управлять одной левой я ещё не научился.

- Послушай, Мамай, мне помнится ты разбераешся в финансовой документации?

- Ну и что из этого? - Не понял он.

- Ничего, сиди в ефимовском кабинете и работай. Если ты мне понадобишся, то я позвоню тебе ближе к обеду. До встречи.

Подойдя к подвальной двери я был обескуражен. Она была закрыта на большой эамок и на этот раз настоящий. Что бы это все значило? Много гадать тут не приходилось. Тут и козе понятно, чья это работа. Ну и сука же ты, Владилен Николаевич Ким. Просил ведь тебя по человечески, не трогать девчонку. Правда я и сам хорош. Мог отвезти её к Колобову ещё во вторник. Нет, не мог, не до этого мне было. Милку спасали. Это было важнее. Но что же делать, где теперь её искать? Володя долго ждать не будет. Примет на работу другую уборщицу и больше его не уговорить.

- Эй, ты, Костя! - Неожиданно окликнул меня сидящий на лавочке скукоженный мужичонко, в котором я не сразу признал Эдуарда Ивановича. Чего пришел?

- Привет бомжам перестройки. - Подходя к нему бодро поздоровался я. Скажи, где мне разыскать твою сестру по несчастью, Галину?

- В морге. - Бесцветно ответил он и его тон сразу заставил меня поверить.

- Ее убили? - Опускаясь на скамейку спросил я.

- Да что вы все, убили, да убили?! - Раздраженно бросил он. - Кому она нужна? Никто её не убивал. Сама повесилась.

- Как?

- Каком кверху. Как вешаются. Взяла веревку, привязала её к трубе и удавилась.

- Когда это произошло?

- На следущую ночь после тебя. Девки её довели. Они подсмотрели как ты ей бабки дал. С утра начали просить, потом требовать, а к вечеру избили и всю обшмонали, да только ничего не нашли. Тогда они принялись шерстить весь её закуток и в одном мешке, на котором она спала, накнокали эти бабки. А Галка как увидела, словно с ума сошла. Вырвала у них деньги и побежала из подвала. Они её на ступеньках нагнали и избили до полусмерти. Забрали бабки, а её там и бросили. Потом не знаю. Напились мы сильно на эти деньги, а утром я смотрю, онауже висит вся синяя и холодная. Вызвали мы милицию, а сами подальше убрались, чтоб чего не подумали. Они приехали и закинули её в труповозку, а потом слесарь из ЖЕУ повесил новый замок Вот и все. Помянуть бы её не мешало? Девки, сучки, её довели.

- Мразь, это ты её довел. Ты их подстрекал! - Вскочил я и наотмашь, левой рукой заехал ему в нос. - Подонок! - Пнув распростертое, грязное тело я не оборачиваясь побрел со двора.

- Гончаров, ну почему так получается? Стоит тебе до кого - то дотронуться и он уже мертвец. За две ночи два трупа из одного дома. Не много ли? Причем с обеими женщинами ты только недавно познакомился. Но самое нелепое то что твоя любовница убита из оружия, которое тебе дала жена. Ну не мистика ли все это? Тебя надо закрыть на замок и запретить впредь всякое общение с людьми.

Хмурый и убитый я добрался до дома и отрешенно открыв дверь, не снимая башмаков прошел в комнату, где на столе оставалось не убранным утреннее пиршество. Набухав пол - фужера водки и проглотил её не закусывая и только тогда понял, что в доме я не один. Вне всякого сомнения в ванне кто-то плескался. Это открытие буквально повергло меня в шок. Что это? Белая горячка? Но последние десять дней в выпивке я очень умерен. Значит меня подстерегает какая - то реальноя опасность и Милка с отцом уехали во время. Вытащив из тайника полковничий пистолет я подкрался к двери и прислушался. Двух мнений тут быть не могло. В ванне действительно кто - то купался. Но если он делает это так откровенно, то вряд ли собирается доставить мне неприятность. Опустив оружие я тупо уставился на дверь, соображая, что бы это все значило. Всего от квартиры было три комплекта ключей. У полковника, у Милки и у меня. Мои болтаются в кармане, своими Ефимов открывал дверь утром, зачит остаются Милкины ключи, которые вероятно у неё забрал Паук. Час от часу не легче и в этом положении будет самое правильное неожидан-но напасть первому. Примерившись я разбежался и плечом высадил дверь. Лучше бы я этого не делал и вообще джентльмену в таких случаях следует стучаться.

Под душем стояла Джамиля и как это подобает в таких случаях, была она абсолютно голой. На секунду замерев от ужаса она взвизгнула, суетливо пыталась прикрыть интимные участки тела, причем все сразу.

- Пардон! - Извинился я и попятившись назад прикрыл дверь. Растянувшись в кресле я не знал то ли мне смеятся, то ли плакать.

- Константин Иванович! - Минут через пять крикнула она. - Извините, вы не могли бы мне дать полотенце и какой - нибудь халат или рубашку, а то я всю свою одежду постирала. Не ругайтесь, но так получилось, что я промокла до задницы.

- Сейчас принесу. - Пообещал я вытаскивая из шифоньера свою халат и полотенце. - Где же ты так промокла? - Усмехнувшись осведомился я разглядывая её в этом нелепом наряде. Полы халата тащились по полу придавая ей сходство с японской гейшей.Как ты здесь осутилась?

- Об этом потом, скажите главное. Вам удалось освободить жену?

- Да, Жанна, и большое тебе спасибо. Сейчас она в безопасном месте.

- Ну и слава Богу. А попала я сюда очень просто. Ключи от вашей квартиры я выкрала у Паука ещё вчера вечером, когда он обдумывал план ограбления вашей квартиры. По идее это должно было произойти сегодня днем, когда ваш тесть поедет к нему на встречу для передачи денег. Вся перемазанная в глине, мокрая и страшная я подошла к вашему дому в семь с минутами. Смотрю стоит ваша машина, поднялась наверх, звоню, а у вас никто не отвечает. Мне стало тревожно. Думаю, наверное вляпались. Вот и решила проверить. Открыла дверь и увидела, что вы недавно пировали. Это меня успокоило, но уходить из тепла я уже не могла, чертовски захотелось сбросить с себя все грязное барахло и лечь в горячую ванну, мне ведь пришлось минут десять пролежать под настилом мостика в какой - то вонючей жиже. Но только это меня и спасло.

- Выпей водки. - Посоветовал я протягивая ей бокал.

- Спасибо, наверное сейчас это будет кстати. - Согласилась она и поморщившись проглотила прозрачную жидкость. - Вы меня предупреждали об ожидающей нас засаде и в принципе я была готова к тому, что может произойти у дома этого Христоса, но такого хитроумного хода и то что за ним последовало я представить себе не могла.

- Подожди. Прежде всего скажи, зачем ты вообще с ними поперлась?

- Остаться в замке не было никакой возможности. Утром я продемонстрировала ему свои таланты стрелка и после этого отвязаться от него не было никакой возможности. Убежать просто так я тоже не могла, потому что подставила бы Лизку. Кстати, как она, надеюсь с ней все в порядке?

- Да, мы увезли её оттуда и высадили в черте города. Закусывай и рассказывай, что там у вас произошло.

- Тогда с самого начала. - Набив рот ветчиной с трудом пробухтела она. - После ваших взрывов поднялся настоящий переполох. Такого никто не ожидал. Все обитатели собралились на первом этаже в холле не зная что делать. Паук сказал, что это работа Христоса и надо немедленно собирать людей. Он пытался с ними связаться по телефону, но не мог, что - то ему мешало. Потом все немного успокоились и он приказал всем мужикам и мне в том числе садиться в машины и прорываться в город. В городе мы заехали в несколько мест и собрали пять человек. Всего нас набралось десять. На трех машинах мы рванули к Христосу, чтобы по словам Паука, от его дома не осталось даже воспоминаний. Это он так хотел, а получилось по другому. Вы знаете где живет этот самый Христос?

- Не знаю и знать не хочу.

- И все таки я вам объясню. Он живет в крохотной деревушке сразу при выезде на московскую трассу. От основной дороги нужно свернуть направо и проехать около двух километров вглубь, но мы туда так и не доехали. Паук подозревал, что нас может подстерегать засада, но где - то ближе к дому.

Прямо на свертке нас притормозила ГИБДД. Паук останавливаться не хотел, потому что у нас был целый арсенал оружия. Однако их машина стояла таким образом, что объехать мы никак не могли. Проверив документы они открыли капот и долго сличали номера кузова "Нивы" и "десятки". Потом они извинились и отпустив нас пояснили, что похожие машины находится в розыске. Пока ещё ничего не подозревая мы двинулись дальше. В "Ниве" идущей первой сидело три человека, следом ехали мы. Нас было четверо. Впереди сидел водитель и Паук, а на заднем сиденье расположилась я с каким - то парнем. В арьергарде шла "десятка" и в ней находилось тоже трое.

Примерно через километр, когда мы въехали на небольшой мостик через канаву, рванула впереди идущая "Нива" и следом за ней взорвалась "десятка". Мы оказались в западне. Ни прямо, ни назад, ни вправо ни влево выехать мы не могли. Только тперь я поняла какую цель преследовали те мужики обряженные в милицейскую форму. Понимая, что сейчас должна начаться стрельба. Ткнув соседа в глаз я открыла дверцу и кыбарем скатилась под мостик в канаву. От удара тонкий лед подломился и я по грудь утонула в в вонючем дерьме. Но наверное это меня и спасло, потому что уже в следующую секунду началась пальба. Христосовцы добивали пауковцев.

Самого Паука Христос прикончил лично. Я слышала обрывки их разговора, слышала как просит пощады мой несостоявшийся хозяин, а потом раздался выстрел и его тело плюхнулось в трех метрах от меня. Потом послышался шум моторов и все стихло.

Я выбралась из ямы и начала осматривать трупы надеясь найти хоть одну сухую куртку. Какое там! Все они были в кровище. Свидетелей они не оставили. Все восемь парней были безнадежно мертвы. Мороз, хоть и пустячный вскоре сковал мою куртку, а потом и штаны. По дороге двигаться было опасно и поэтому я побрела вдоль перелеска по снегу. До рассвета, пока не видно моего безобразного существа, мне предстояло проделать расстояние в семь километров. И с этим заданием я справилась.

- Ты умница, Жанка. - Устыдившись своего вчерашнего подозрения я вытащил и протянул ей оставленные тестем пять тысяч. - Это тебе от моей жены.

- Спасибо. - Без лицемерной скромности она взяла деньги и рассмеялась. - Константин Иванович, а я неплохо заработала. Паук мне дал авансом пятнадцать тысяч рублей. Получается, что за два дня, ничего не делая я заработала двадцать тысяч.

- Я бы не сказал, что они тебе достались даром.

- Да ладно вам...Я хотела спросить...Расскажите, если можно, как там у вас все сложилось. Мне кажется, что ваша правая рука травмирована.

- Есть малость. Степаныч, гадюка, нож метнул.

- Я сразу его поняла. Он и есть главный зверь. Где он сейчас?

- Наверное уже прошел карантин и черти несут его к самому большому котлу. Шею он свернул, когда летел по лестнице пытаясь меня убить.

- А остальные?

- Женщины и девицы и вдова связаны, а дети заперты в комнате на втором этаже. - Неохотно доложил я. - Наверное все они уже освободились и пригласили милицию. Все таки у них там два трупа мужского пола.

- Почему, в доме оставалось два охранника и Степаныч.

- Потому что один из них неудачно вписался в поворот и разбил себе череп о стену, а что касается второго, то мы его и не видели. Наверное сбежал и хватит об этом. Лучше выпей ещё немного водки и ложись отдыхай. Мне сегодня ещё нужно поработать. - Поставил я точку на ненужном разговоре. - Я сейчас уйду, а ты поспи, но только дверь никому не открывай и на телефонные звонки не реагируй.

- Нет, нет, что вы такое говорите? Так нельзя! А что подумает ваша жена?

- Ничего она не подумает, потому что вернется в город очень не скоро.

Скрывшись в кабинете я первым делом позвонил в экспертизу и попросил к телефону Коржа. Не подходил он утомительно долго, а когда взял трубку, то первым делом чихнул, словно видел кто находится с ним на связи.

- Как тебе не стыдно, Захарыч? - Грустно упрекнул я его. - Некрасиво, а вдруг с тобой разговаривает министр здравоохранения.

- Да пошел он в задницу. Говори что хочешь, у меня полно работы.

- Я по вопросу захоронения Татьяны Александровны Яремчак.

- Проснулся, голубь. Ее ещё вчера закопали.

- А кто восстребовал тело? - Насторожился я.

- Мать с внучкой приехали. То ли из Краснодара, то ли из Красноярска. Они её и вчера утром и забрали, сказали, что в обед похоронят. Так что отдыхай, заботливый любовник. Пока, мне действительно некогда с тобой точить лясы.

Опустив трубку я задумался. Почему я везде опаздываю. Нет, не везде, Милку все же, мы спасли вовремя, но моей личной заслуги в этом нет. Работали в основном парни, Макс и Жанка с подружкой, а тесть им платил деньги. Мое участия тут минимально. Единственное чего я добился, так это дырки в руке. Половина банды, самый её костяк уничтожен и боятся теперь нечего, я только напрасно отправил Ефимовых в Крым. Не дай Бог, если Мамай в его фирме наломает дров. Тогда будет вообще кисло. Ну почему так? Что бы я не начинал, все получается кверху задом. И эта тенденция появилась у меня пять лет назад. Не иначе кто - то сглазил.

Ладно, Гончаров, кончай заниматься самоедством, нам нужно хоть это дело довести до конца, тем более в этом ты поклялся перед мертвой Татьяной.

Фирма "Эдит" арендовала в магазине "Стиль" весь торцевой отсек второго этажа. За прилавком суетились пять девиц, одна краше другой. В смысле накрашенней.

- Девчоночки, какие мы все красивые, аж глазам больно.

- А ты не смотри, дядя, не для тебя это, однорукого калеки. Нас ещё мять надо, а тебе нечем - Дерзко ответила стройная носатая крокодилица и плотоядно хохотнула. - Найди себе подхоящую бабушку и любуйся на неё с утра и до вечера. И глазам будет не больно и ей приятно.

- Это ты верно заметила. - Вздохнул я. - А как мне поговорить с вашим начальством? Может быть их возрастной потолок будет мне как раз?

- Это точно. - Прыснула её подружка. - вы прямо таки созданы друг для друга.

- И как же мне её найти?

- Нет ничего проще, пройдете по коридору и упретесь в её дверь.

- И как же зовут ту даму, что вы хотите мне сосватать.

- А черт её знает. - Легкомысленно ответила носатая. - Кажется Светлана Васильевна. Я правильно говорю, девочки?

- Да вроде бы так. - Неуверенно ответили они и пояснили. - Она у нас первый день.

Подойдя к фасонной двери я негромко, но настойчиво постучал.

- Войдите! - Незамедлительно последовал ответ и я пользуясь приглашением вошел в крошечный кабинет размером не больше стандартной кухни.

- Добрый день. - Поздоровался я с высокой седой дамой стоящей возле стола. На её счету было порядка пятидесяти, пятидесяти пяти лет. Держалась она прямо и осанку имела безупречную. Гордый изгиб шеи, правильный тонкий нос, а особенно глаза сразу напомнили мне Татьяну и я понял, что передо мной стоит её мать.

- Добрый день. - Ответила она грудным, резковатым голосом. - С кем имею честь?

- Гончаров Константин Иванович. - Поклонившись представился я.

- Яремчак Светлана Васильевна. Вы по какому вопросу пришли?

- Можно сказать по личному. - Лихорадочно соображая как себя вести ответил я.

- Довольно странное заявление. - Сухо заметила она. - Видите ли в чем дело, господин Гончаров, я здесь только первый день и не могу даже представить какие личные вопросы я в состоянии разрешить.

- Это касается вашей, трагически погибшей дочери, Татьяны Александровны.

- Вот как. - Жадно вцепилась она взглядом черных пронзительных глаз. Садитесь. - Указала она на стул и сдвинув груду папок сама уселась напротив. - Я слушаю.

- С Таней я познакомился за три дня до её смерти. У нас было нечто большее чем простое знакомство. И когда произошло несчастье я поклялся найти её убийцу.

- И это все? - Разочарованно произнесла она и встала давая понять, что дальнейший разговор ей неинтересен.

- Пока да, но неужели вы не хотите, чтобы её убийца был наказан?

- Конечно хочу, но какое это имеет значение. Раскрываемость преступлений у нас нынче на крайне низком уровне. Я не уверена, что убийца отыщется, хотя в прокуратуре меня заверили в обратном. Что делать, работа у них такая.

- Я иногда провожу частные расследования и случается так, что некоторые дела у меня удаются. Вот я и подумал...

- Как дорого стоют ваши услуги? - Резко спросила она.

- От вас потребуется только посильная помощь. - Сдерживая себя ровно и бесстрастно ответил я. - Очевидно дело Татьяны вы хотите взять в свои руки и как я понимаю, на этот момент просматриваете финансовую документацию. Мне было бы крайне интересно узнать кому была нужна её смерть и кто мог претендовать на место хозяина фирмы после её смерти. А так же меня интересуют её возможные должники.

- У кого из авторитетных людей этого города я могу навести о вас справки? - Прикуривая длинную тонкую сигарету конкретно спросила она.

- Думаю что начальник милиции данного района расскажет обо мне все без прикрас. Его зовут Юрий Александрович Шутов.

- Хорошо, я сегодня же с нем переговорю, а вечером вам перезвоню. Оставьте телефон. Честно говоря я и сама ещё ничего не знаю. Всего лишь два часа назад начала смотреть документы. Пока ничего подозрительного не нашла. Таня была аккуратной девочкой.

- Светлана Васильевна, последний вопрос. Вы лучше меня осведомлены о её материальных ценностях. Скажите, на ваш взгляд из дома пропали какие-нибудь ценности?

- Нет, все её украшения, по крайней мере те о которых я знала, на месте. Более того, в шифоньере, на верхней полке, там где женщины всегда устраивают тайники, я с обнаружила две тысячи долларов. Думаю, что убийство с целью ограбления можно исключить. Скорее всего ваше предположение в отношении должника будет вернее. Теперь я буду искать расписку.

- Спасибо, и простите, что оторвал вас от дела. - Вставая извинился я и положил на стол визитку. - Жду вашего звонка.

Носатая крокодилица и ещё одна продавщица в закутке прилавка пили кофий и покатывались со смеху. Очевидно разговор шел обо мне и их новой хозяйке, потому что примоем появлении они загоготали навзрыд и даже засучили ногами.

- Что, мои хорошие, никак шпанская мушка вас промеж ног укусила? Облокотившись на стекло серьезно спросил я. - Опасная это штука, взбеситься можно.

- Не взбесимся. - Смеясь заверила меня продавщица у которой на титьке висела табличка с её именем. - У нас желающих до фига, только подставляй. Это у вас проблемы. Как вы там? все получилось, или пока только договорились?

- Не волнуйся, все получилось. Ты мне вот что скажи, богиня прилавка, с кем последнее время гуляла Татьяна Алексанровна.

- Сюзанна, да это мент! - Поделилась своей догадкой Ирина и неодобрительно на на меня посмотрев фыркнула. - От вас уже приходили. Битый час мы им втолковывали, что ничего не знаем и свечку не держали, а вы опять за свое.

- Не гуляла она последнее время ни с кем. - Вмешалась носатая. - После Валентина у неё больше месяца никого не было.

- Больше месяца никого не было, а потом? - Заострил я вопрос.

- А потом за пару дней до смерти, мне показалось, что у неё кто - то появился.

- Почему это тебе показалось. - Усмехнулся я понимая, что речь идет обо мне.

- Это сразу видно. - Удивляясь моей глупости ответила девица. Донимать нас перестала. Улыбалась, шутитила. Казалась счастливой. В общем Татьяна спала не одна Нашла себе какого - то дурака, но кто он мы не знаем. Сюда он ни разу не заходил.

- Любопытные наблюдения. - Поморщившись заметил я. - А что вы можете сказать про Валентина? Кто он такой, с чем его едят и почему их любовная связь прекратилась?

- Валька у неё держался месяца три, а потом он ей надоел и она его поперла.

- Чем же он мог ей надоесть? - Продолжал допытываться я.

- Своей подозрительностью, пьянством и безденежьем. Он приходил сюда почти каждый день, канючить у неё деньги и в каждом покупателе видел её любовника. Он не то что ей, он нам - то уже надоел. Месяц назад Татьяна не выбержала и выперла его в шею при всем честном народе.

- Вы об этом говорили моим коллегам?

- Нет, а зачем? Это ведь давно было. - Поражаясь моим тупоумием снисходительно пояснила Ирина. - Целый месяц прошел.

- Девчоночки, как мне его найти? Дайте наколку? Какой он из себя? Где живет?

- Вы ещё спросите когда ходит в туалет. Откуда нам знать! А из себя парень видный, высокий усатый брюнет, не чета вам.

- Его фамилия Родионов. - Вдруг вспомнив воскликнула Сюзанна. - Точно Родионов. Он брат её подруги Евгении.

- Ну вы ж мои золотые! - Не скрывая радости вскрикнул я. - Ну конечно же Родионов, дайте я вас расцелую, красавицы вы мои бриллиантовые!

Чмокнув оторопевшую продавщицу в её роскошный нос я помчался по ступенькам вниз, на ходу соображая, где в двенадцать дня может находиться Евгения.

Как это не странно, но отыскал я её дома. На телефонный звонок ответил её голос. Боясь спугнуть Женечку раньше времени я повесил трубку, поймал такси и помчался к ней на встречу. Не скажу, чтобы мое появление её обрадовало. Открыв дверь она испытующе на меня посмотрела, совсем не торопясь приглашать внутрь.

- Что же ты, Женечка такая не гостепреимная? - Укоризненно спросил я. - На улице мороз, а ты даже в хату меня не пускаешь?

- Входите. - С явным неудовольствием она отстранилась давая мне возможность пройти. - Только не понимаю, зачем я вам понадобилась во второй раз.

- Понимаешь, Женечка. - Направляясь в её комнату заверил я. - Все-то ты прекрасно понимаешь, просто сказать не хочешь. Садись, лапушка. Развалившись в кресле я указал ей на диван.

- Не знаю о чем это вы. - Продолжая стоять простодушно ответила она.

- Ну тогда я тебе напомню. В прошлый раз я у тебя, козы нечесанной, спросил о бывших поклонниках твоей подруги Татьяны Яремчак. И что ты мне ответила? Ты ответила, что никого не знаешь и туманно намекнула на какого то Славика и Бориса, которых и в природе, наверное не существует. Так дело было?

- Допустим так, что дальше? - Раздраженно согласилась она.

- Ты мне этот тон оставь. Со старшими нужно разговаривать учтиво и куртуазно. Почему ты умолчала о своем брате, последнем любовнике Татьяны? Или может быть ты не знала, что Валентин с ней спит?

- Да, я этого не знала. - Как за соломинку ухватилась она за эту мысль. - И вооще, почемы вы считаете Валентина её любовником?

- Девочка, не пачкай мне мозги, без этого тошно. Он не слазил с не три месяца. Об этом знает весь магазин и твоя девственная неосведомленность просто смехотворна. Вы убили её вместе с братом или он орудовал один? А может это ты пристрелила её по просьбе Валентина?

- Вы сошли с ума? - Завороженно глядя на меня она непроизвольно опустилась на диван. - Как вам такое могло прийти в голову.

- Да, скорее всего это сделали вы сами. - Не обращая внимания на ужас застывший в её глазах продолжал развивать я мысль. - Вам пришлось взять эту миссию на себя, потому как Валентина она попросту не пустила бы на порог.

- Вы ненормальный. - Одними губами прошептала она.

- Ты пришла к ней не в половине девятого, как говорила три дня назад, а гораздо раньше. Часов в шесть. И бегала ты не по магазинам, как утверждала недавно, а сидела в кресле напротив Татьяны, откуда неожиданно и выстрелила ей в лоб, а только потом подобрав салфетку через которую держала револвер ты пошла по магазинам. Купила первые попавшиеся продукты и вернувшись домой начала собираться якобы в гости, хотя идти тебе было уже некуда. Однако видимость создать было необходимо, вот ты и устроила весь этот фарс на лестнице. Но это ещё не все. Вы прекрасно знали, что я должен буду появится там самое позднее в девять часов, поэтому в двадцать пятьдесят семь вы позвонили в милицию и сообщили и сообщили об убийстве, надеясь, что патруль застанет меня на месте преступления и таким образом вы расчитывали накормить волков и не потревожить овец. Чертовски умная ты баба, но немного не расчитала. Я опоздал, чего предвидеть ты не могла, Я появился когда там уже вовсю орудовали менты. Я вызываю наряд.

- Не наряд, а бригаду санитаро. - Немного оправишись от шока заявила она. - Вам давно пора в психушку. Такое сочинить может только больное воображение. Да, конечно я знала, что Валентин сожительствует с Татьяной, но не хотела об этом говорить дабы не вызвать ненужных подозрений. Да видно чему быть того не миновать. А то что вы мне тут наплели, это полная чушь. Ни у Валентина, ни у меня на Татьяну не поднялась бы рука. А если уж говорить по большому счету, то у меня есть стопроцентное алиби. Магазин где я в воскресенье покупала продукты принадлежит моему знакомому и он может подтвердить, что я полтора часа, с пяти до половины седьмого пробыла у него в подсобке.

- Интересно, а что можно делать в подсобке целых полтора часа?

- А это уже вопрос второй и позвольте мне оставить его без ответа.

- Вы хотите сказать, что вы там занимались любовью? Если так, то он ваш любовник и его показания не могут быть объективными.

- То же самое могут подтвердить и продавцы.

- Это уже лучше. Запишите мне адрес магазина, а заодно и вашего брата.

- Господи, да говорю же вам, он тут не причем.

- Почему вы так в нем уверены? Я ещё могу понять когда вы так отвечаете за себя лично, давать гарантии, за другого человека это несколько опрометчиво.

- К убийству он не имеет никакого отношения. - Побелев стояла на своем Евгения. - Я сама проверяла его алиби.

- Это уже интересно. Что подтолкнуло вас к этому?

- Не знаю...Так получилось... В общем я сама его подозревала.

- Миленькое дело! - Невольно воскликнул я. - И где же он был?

- В воскресенье с самого утра и до поздней ночи они бражничали с соседом.

- А по пьянке чего только не сделаешь. - Задумчиво и неопределенно посмотрел я ей в глаза. - Реность помноженная на водку опасней шпанской мушки.

- Какой мушки, о чем это вы?

- О своем. - Пытаясь ухватить какую - то ускользащую, но важную мысль отрешенно ответил я. - Давайте адреса, мне нужно все проверить.

Всю дорогу, вплоть до самого дома Валентина Родионова, я пытался вернуть и обострить мимолетно промелькнувшую мысль, ухватить хотя бы за кончик хвоста эту юркую серую мышь. Но чем больше я напрягал мозги, тем глубже она зарывалась в ветхих сундуках моей головы.

Валентин Радионов бражничал и сегодня. Это я понял по стойкому аромату перегара когда поднялся на последний пятый этаж, где располагалась его квартира. Одна из четырех выходящих на площадку дверей оказалась полуоткрытой. Оттуда нестерпимо несло дерьмом и можно было безошибочно сказать, что именно там проживает Женечкин братец либо его сосед собутыльник. Звонок не работал и судя по толстому слою извести на его кнопке, не работал давно. Трижды постучав и не получив ответа я шагнул в этот адовый смрад. Сначала мне показалось, что я ступил на земляной пол, настолько неровной оказалось почва под ногой и только задравшийся посредине линолиум свидетельствовал о том, что когда - то здесь было жилище человека. Тайну незапертой двери я разгадал сразу. Причина оказалась до безобразия смешной. Просто напросто она была сорвана с петель и выполняла чисто декоративную функцию. По протоптанной дорожке я прошел коридором и широкая арка открыла мне интерьер комнаты. Фронтально ко мне стояла мебельная стенка, вернее то, что от неё осталось. Разбитые стекла и оторванные её дверцы находились внутри. Покалеченный стол с тремя ногами бессильно опирался на стену. Разбитым экраном зловеще смотрел на меня громоздкий телевизор. И все это было покрыто пылью толщиною в палец.

На сломанном диване, зарывшись в тряпье, отдыхали мужчина и женщина. Их разнополовость была очевидна и не требовала доказательств. Другая пара прикрывшись старыми куртками и плащами расположилась прямо на ковре, который с трудом просматривался под слоем песка и глины.

Банкетный стол они накрыли на кухне, куда попасть можно было только имея определенный навык, потому как горы разбитой и грязной посуды были навалены прямо на полу и представляли серьезную опасность для жизни. Пустые разнокалиберные бутылки словно дрова занимали значительную часть помещения. На самом верху подвесного шкафчика, как на единственно свободной площади сидел кот и не мигающе таращил на меня глазища. Как несчастное животное могло жить в таком хаосе оставалось загадкой. Однако нужно было переходить к делу.

Подойдя к дивану я бесцеремонно пнул мужика и во избежание адекватной реакции наставил на него газовый пистолет. Словно червь из навоза высунувшись из тряпья он несколько минут тряс опухшим сизым рылом месячного запоя.

- Ты что? - Наконец уравновесив мозги и заметив пушку хриплым голосом смывного бочка спросил он. - Ты кто?

- Пенис в манто, пришел к тебе в гости играть в лото.

- Чего тебе от меня надо? - Обиженно пророкотал он.

- Вставай, гусар. Поговорить мне с тобой нужно. Одевайся и пойдем на улицу. В твоем свинарнике больше трех минут находиться не рекомендуется.

- А тебя здесь никто не держит. Проваливай, никуда я с тобой не пойду.

- Еще как пойдешь! - Отвел я курок и сжал губы показывая ему какой злой и нехороший дядя перед ним стоит. - Даю тебе пять секунд.

- Ну ладно, пойдем. - Высвобождая свой скелет согласился он. - Только не на улицу, а на балкон. Мне на улицу не в чем выйтм. Последнюю куртку вчера сперли.

- Близко ко мне не подходи, встань и стой не шевелясь. - Предупредил я когда его дьявольская образина высунулась на балкон. - Не смотри, что у меня рука на перевези. Левой я тоже неплохо стреляю.

- Да ты что, мужик, сдурел что ли? Или адресом ошибся?

- Заткнись. Валентин, сейчас ты мне подробно расскажешь как и зачем ты застрелил свою бывшую любовницу Татьяну Яремчак.

- Нет, вы все сдурели. - Стараясь унять похмельную дрожь решил он.

- Кто это все?

- Давеча Женька приходила, сеструха моя, то же самое пела.

- Она - то раскалолась. Рассказала как ты все грозился убить свою подругу. Теперь колись и ты. Все равно мы вину твою докажем. Наследил ты там здорово. Отпечатки только на потолке не оставил. Оно и понятно, по пяному делу все трын-трава. А между прочим соседи видели как ты выходишь из её квартиры после выстрела. Они могут это подтвердить. Так что тебе, алкаш - недоучка никуда не отвертеться.

- Да не был я у неё ни разу после того как она меня турнула. - Не в силах справится с бешенным тремором отрывисто протявкал он. - Обиделся я на неё жутко и запил по черному. Уже месяц пью беспробудно. Какой из меня убийца? Я не то что пистолет, я рюмку - то в руках с трудом удерживаю.

- Это пока не похмелишься, а потом герой Шипки. Отелло хренов. Презрительно сплюнул я. - Собирайся и поехали.

- Куда? - Испуганно затрясся он.

- Сам знаешь куда. - Многозначительно ответил я. - Там у меня есть один знакомый сержант, отличный парень. Одно удовольстве смотреть как он массирует печень. Тебе он тоже понравиться. Одевайся.

- Да поймите же вы наконец, не убивал я Таньку. - Дрожа всеми костями заскулил он и крупные слезы вдруг потекли по его мохнатым щекам. - У меня и свидетелей полно. Они вам расскажут, что я уже месяц вообще не выхожу на улицу. Разбудить?

- Не надо. Ладно, черт с тобой. - Опустил я пистолет. - Ступай в свой гадюшник и пей дальше, может подохнешь к Новому году.

- Не на что нам пить. - Посетовал он уползая назад в свое тряпье. Может одолжите четвертак? Я обязательно вам верну.

- Ну ты и нахалюга. - Швырнув на стол тридцать рублей я поспешил поскорее убраться из этого зловония на улицу.

В принципе уже после разговора с Евгенией и Светланой Васильевной я не очень - то верил в виновность Родионова. Не мог алкоголик принебречь деньгами лежащими на виду. Тем более, что ему как никому другому было известно место их нахождения. Однако убедиться в этом было необходимо хотя бы потому, чтобы раз и навсегда поставить на этой версии крест.

Опрос продавцов магазина, на который ссылалась Родионова, мне тоже ничего нового не принес. Все они с ухмылкой, в один голос подтверждали её пребывание здесь. от пяти и до половины седьмого.

- Ничего страшного. - Направляясь домой успокаивал я сам себя. Отсутствие результата, тоже результат. Теперь вся надежда на финансовые документы. Может быть там Светлане Васильевне удасться за что - то зацепиться.

Домой я пришел когда не было и четырех. В большой комнате, накрывшись полковничьей шинелью, на диване спала Жанна. Пройдя в кабинет я последовал её примеру.

Телефонный звонок разбудил меня через час. Резкий голос Светланы Васильевны я узнал сразу и стряхнув вместе с остатками сна головную боль спросил.

- Вам удалось что - нибудь раскопать.

- Да, и если вы всерьез хотите занятся этим делом, то приезжайте ко мне домой.

- Буду через сорок минут. - Пообещал я и положил трубку.

Джамиля все ещё спала. Нервно вскрикивая она она дергалась всем телом и что-то несвязно бормотала. Видимо сказались две бессонные, тревожные ночи. Стараясь не шуметь я выскользнул из квартиры и после многократных, неудачных попыток все таки поймал такси.

- Гончаров, вы точны как немец. - Без тени улыбки встретила меня Яремчак. - Проходите в комнату. Сейчас я сварю вам кофе?

- Не стоит беспокоится, тем более я не хочу. Давайте сразу перейдем к делу.

- Я нашла расписку, причем не одну, а целых три. Вот они, взгляните.

Три стандартных листа лежали на журнальном столике. Два из них были написаны от руки, а третий, заверенный нотариальной конторой, отпечатан на машинке. С него я и начал. Внимательно ознакомившись с содержанием я узнал, что шестого июля, некий господин Хромченко Николай Федорович, под десять процентов бвзял у Яремчак Татьяны Александровны ссуду в пять тысяч долларов и обязался их вернуть не позднее первого октября.

- А сейчас конец ноября. - Задумчиво проговорил я. - Это уже интересно.

- Да, он просрочил больше чем на семь недель. - Педантично уточнила она. - А сумма, в моем понимании весьма значительная.

- Я с вами согласен. Посмотрим кто ещё должен вашей дочери.

Во второй расписке написанной от руки сообщалось о том что взятые Бабиной И С десять тысяч рублей будут возвращены госпоже Яремчак к Новому году с учетом индексации. Третья расписка тоже была просрочена, но когда я вчитался в сумму долга, то невольно улыбнулся, а после того как разобрал фамилию должника, то с трудом сдержал смех. Полтора месяца назад господин Родионов занял у госпожи Яремчак деньги, сроком на три дня, в колиичестве ста рублей и нуля копеек.

- Да я понимаю, что это не серьезно. - Заметив мою ухмылку. Согласилась Светлана Васильевна. - Она и находилась - то не в сейфе, а просто лежала в нижнем ящике стола.Просто я взяла её на всякий случай. Может быть вас на что-то натолкнет его фамилия. Она вам о чем - нибудь говорит?

- Говорит. - Не вдаваясь в подробности ответил я. - Мы виделись с ним три часа тому назад, но уверяю вас, никакого интереса он для нас не представляет. Ни он не его расписка, как и расписка гражданки Бабиной И С. А вот договор о ссуде на на пять тысяч долларов это уже серьезно. Над ним я начну работать завтра же. Если вас не затруднит, то к десяти часам сделайте мне копию, потому как таскать с собой оригинал весьма опасно.

- Копию я сделаю, тем более, что оригинал я вам давать в руки не собираюсь.

- Благодарю за оказанное доверие. - Поклонился я. - Скажите, а кроме этих расписок, все ли в порядке в финансовых документах вашей дочери.

- Я не проверила их в полном объеме, но пока все чисто.

Дома меня поджидал неприятный сюрприз. Я не сразу понял, что твориться с Джамилей. То ли она проснулась, то ли нет. Раскинувшись, разметавшись на диване она лихорадочно блестела безумными раскосыми глазами, не узнавая меня в упор. Потрогав лоб я в ужасе отдернул руку. На нем можно было кипятить чайник. Положив на голову холодное мокрое полотенце я вызвал "скорую". Потом сел рядом, взял её руку и потрогал пульс. Он дергался как птаха запертая в клетке.

- Паук... Кругом пауки... - Вдруг забормотала она воспаленными, потрескавшимися губами. - Паутина... Я не хочу в яму... Пустите...Там кровь...Везде паутина! Я не буду. Я хочу жить...

- Воспаление легких. - Едва ли не с порога поставил диагноз пожилой, почтенный армянин. - Нужно немедленно госпитализировать. Наташа, сбей ей температуру. - Приказал он медсестре и нацарапав на бланке рецепт протянул его мне. - Отправляйтесь в аптеку, молодой человек. Мы отвезем её во Вторую больницу. Сделайте так, чтобы через час препараты были там. Вы все поняли? А теперь одевайте её.

- Но как? - Растерялся я. - У меня не работает одна рука, а кроме того, Джамиля мне не жена. Она даже не любовница. Мы просто мы хорошие друзья.

- Не морочь мне мозги, - проворчал армянин, - хорошие друзья не спят голыми, а у неё под халатом кроме волос на лобке ничего нет.

- Просто она насквозь промокла и повесила сушить свое барахло.

- Ну ладно, - кажется поверил он, - давай сюда её одежду, Наташа её оденет.

Ее белье, как и брючный костюм ещё не высохли и мне не оставалось нечего другого как залезть в Милкин шифоньер. Я понимал, что это некрасиво, но иного выхода у меня просто не было. В поисках нового белья я торопливо перевернул все полки вытряхивая содержимое прямо на кровать. Наконец необходимые предметы женского туалета были найдены и я прихватив юбку с кофтой, все зто передал медсестре.

Под руки они довели её до машины, затолкали в салон и уехали, а я не заходя домой отправился в аптеку.

Вернувшись из больницы я помог Мамаю отогнать машину, по дороге рассказав ему о всех подвигах и злоключениях киргизки. Отказавшись разделить с ним ужин на его даче я сослался на недомогание и довольно рано лег спать.

Звонок телефона поднял меня в восемь утра. Не ожидая ничего хорошего я с отвращением взял трубку. Жизнерадостный голос полковника осведомился как обстоят дела в городе и жив ли я вообще.

- Вашими молитвами. - Едва сдерживая непонятное раздражение ответил я. - Дела обстоят хорошо, Жанку вчера увезли в больницу.

- Неужели зацепили? - Искренне огорчился он.

- Нет, схватила воспаление легких когда отсиживалась в ледянной воде, а потом по морозу топала семь километров. Как вы добрались до места?

- До места мы ещё не добрались. Я звоню из Воронежа. Полетела коробка передач, но сегодня к обеду обещали сделать, тогда и двинем дальше.

- Можете возвращаться домой. Вам уже ничего не грозит и некого опасаться.

- Костя я тебя не понимаю. - После паузы заявил он.

- И это очень плохо. Кажется я говорю вам русским языком, можете смело возвращаться домой. Все они очень устали и легли спать.

- Теперь понятно. - Взбодрился полковник. - Сегодня же мы вызжаем обратно.

- Как там Милка? - Переломив себя сухо поинтересовался я.

- Похвастаться нечем. Нервы у неё на пределе. Ты хочешь с ней поговорить?

- Зачем? Самое позжнее завтра утром мы увидимся. Передавайте ей привет и скажите, что все будет хорошо. Пусть успокоиться.

- А вот за это тебе огромное спасибо. До встречи.

К моменту моего появления в фирме "Эдит", ксерокопия подозрительного договора о ссуде была уже готова. Протягивая пластиковую папку Светлана Василевна пожелала мне удачи и попросила держать её в курсе дела. Заверив, что я поступлю именно так, а не иначе, я оставил её кабинетик и помятуя о том, что голос сообщивший об убийстве был женским, подошел к продавщицам.

- Ирочка, какая ты сегодня красмвая, просто прелесть.

- А я всегда такая. - Звонко рассмеялась она. - Просто вчера вы были целиком заняты нашей новой начальницей. Как ваши успехи?

- Не на том уровне как мне бы хотелось. Ирочка, я вчера интересовался у вас по поводу Таниного фаворита, но совсем забыл спросить о её подругах.

- Одна у неё была подружка, Женька Родионова, мы же вчера об этом говорили.

- Я помню, Ирина, но мне кажется странным, что у такой общительной женщины как Таня была всего одна подружка.

- А кто вам сказал, что Татьяна Александровна была общительна? Обезоруживающе спросила она. - Иногда за весь день и слова от неё не улышишь. Нет, женщины к ней конечно ходили косяком, но как правило это были наши постоянные покупательницы. Хотя одна из них приходила почаще других и с ней Татьяна Алексанровна иногда пила чай, но кто она такая и даже как её зовут я не знаю.

- Людкой её зовут! - Всунула свой вездесущий нос Сюзанна. - А её фамилию я тоже не знаю. Как у нас дела на любовных рубежах? Скоро ли свадьба?

- Не за горами. Вы мне опишите ка эту Людку.

- Да ничего особенного. - Скривила свой шнобель Сюзанна. - Среднего возраста и средней паршивости. Мужики на таких не смотрят. Да и мы особенного внимания не обращаем. Глянем разок, поймем, что она не конкурент и на этом точка.

Да уж таким девам как вы во всем городе конкуренток не сыскать. Рассмеялся я и хотел добавить, что некоторым девушкам было бы не лишне немного подрезать нос, но в последний момент передумал, послал им воздушный поцелуй и отправился трясти господина Хромченко.

Возраст Николая Федоровича, как и его место жительства я уяснил из текста договора. А теперь стоял под его дверью не зная с чего начинать свой деликатный разговор. Он как никто другой подходил на роль убийцы. Пять тысяч долларов, который в случае смерти кредитора можно не отдавать, это отличный выход из положения и хороший повод для убийства кредитора. Наверное так оно и есть.

Вздохнув я потрогал рукоять пистолета и решительно позвонил.

- Вам кого? - Открывая дверь спросила неопрятная толстая девушка лет тридцати.

- Мне нужен Николай Федорович Хромчено. - Любезно доложил я.

- Так он на работе. - Почему - то обиженно ответила она.

- Вот незадача, а как мне его найти?

- Его мастерская в ста метрах отсюда. Прямо у магазина "Океан". А вы кто такой?

- Его коллега ответил я сбегая по ступенькам.

У магазина "Океан" я обнаружил только одну мастерскую с вывеской "Секундомер" из чего я заключил, что Николай Федорович мастер по ремонту часов.

В небольшом алюминевом модуле не было ни единого посетителя, что меня несказанно огорчило. Над стеклянными столами, не обращая на меня внимания, склонившись корпели два здоровенных мужика и это обстоятельтво ввергло меня в полное уныние. В случае чего, я и с одним бы не справился, а тут пара бугаев. Однако делать нечего, уж коли замахнулся так бей.

- Добрый день. - Откашлявшись поздоровался я. - Могу я видеть Николая Хромченко.

- Можете. - Не отрываясь от стола. - Нехотя отозвался мужик сидящий справа. - Какой у вас ко мне вопрос?

- Мне бы хотелось поговорить с вами наедине. - Подходя к стойке заявил я.

- А у меня от напарника тайн нет. - Отрываясь от работы он откинулся на высокую спинку чудного кресла. - Так что не стесняйтесь. Говорите что у вас там.

- Вам имя Яремчак что - нибудь говорит? - Наблюдая за его реакцией спросил я.

- Гена, он спрашивает знаем ли мы Татьяну Александровну! - Воскликнул он и с иронией посмотрел на меня. - Дурацкий вопрос, конечно знаем. Что дальше?

- Почему вы во время не вернули деньги взятые у неё под проценты?

- А тебе - то что до этого? - Враждебно сверкнул он черными зрачками. - Какое твое собачье дело? Дергай отсюда, мужик.

- Как хотите, я сейчас уйду, но через десять минут за вами прибудет "воронок".

- С какой стати? Чего это ты нам грозишь?

- Я вам вовсе не угрожаю, просто довожу до вашего сведения. - кивнув я взялся за дверную ручку. - До скорой встречи, Николай Хромченко.

- Подожди мужик, я ничего не понимаю. Какой "воронок"? Объясни толком. Почему он должен за нами приехать?

- Потому что вы не желая возвращать долг убили Татьяну Александровну.

На улице просигналила машина, негромко переговариваясь прошли две женщины, где - то заверещал ребенок. В воцарившейся тишине было отчетливо слышно как тикает десяток отремонтированных часов.

- Подойди ко мне, мужик. - Тихо попросил Хромченко.

Нащупав в кармане пистолет я приблизился к стеклянному столику.

- Посмотри. - Оттолкнувшись от стойки он откатился вглубь мастерской и я застыл пораженный увиденным. В кресле каталке сидело половина человека, его голова, туловище и руки. Обе ноги, ампутированные под самым животом, отсутствовали. - Генке повезло больше, одна ходуля у него осталась. Усмехнулся он заметив мою реакцию. - Крутые из нас мокрушники, не правда ли?

- Извините. - Невольно покраснел я.

- Ладно, Бог с ним. Что случилось с Татьяной Александровной?

- Ее убили. - Опускаясь на стул автоматически ответил я.

- Как и когда? - Без лишних эмоций, просто спросил он.

- Застрелили в собственной квартире в воскресенье.

- Значит уже похоронили. Жалко, она нам здорово помогла. Мы с Генкой уже начали побираться на рынке. У меня там была часовая будка. Так, одно название. Дворовый сортир лучше выглядит. Ни света, ни тепла, ни оборудования, а отсюда и ноль клиентов. Раз в неделю какой нибудь дурак притащит старый будильник, вот тебе и вся выручка. В общем пропадали мы как шведы под Полтавой. И тут сам Бог столкнул нас с Татьяной. Она возле нашей будки каблук поломала. А до сапожника ковылять, да ковылять. Свистнул я ей и говорю, мол, давай дамочка свою туфлю, поможем мы твоему горю. Она обрадовалась, запрыгнула в наш шалаш и увидела чем мы занимаемся. Пока Генка ремонтировал её туфель она предложила мне открыть дело на широкую ногу и при этом обещала помощь. Мы с Генкой весь вечер думали, а на следующий день приехали к ней в магазин. Составили договор и уже через три дня она нам купила этот павильон со всеми потрохами, инструментом и оборудованием.

Однако дела пошли не так хорошо как мы расчитывали. Задушили сумасшедшие налоги. Хотя нас как инвалидов и участников Афганской войны должны были от них освободить. Но пока Таня им это доказала пришло время отдавать ей долг, а отдаватьто было нечем. Она вошла в наше положение и предложила полугодовую отсрочку. Мы состряпали новый договор и по нему должны теперь отдать деньги первого апреля.

- Почему же вы не уничтожили старый? - Протягивая ему копию резонно спросил я.

- Потому что он был составлен как дополнение к первому.

- Покажите ка мне это самое дополнение, - попросил я Хромченко и пояснил. - Мне очень жаль. но в бумагах Татьяны оно почему - то отсутствует.

- Наверное плохо искали. - Подкатываясь к сейфу предположил он. - У меня так все на месте. Я даже снял с него пару копий. Вот взгляните. Протянул он мне листок и тревожно ожидая моей реакции закурил.

- Здесь глядеть я ничего не буду, позвольте мне взять его с собой.

- Да, но сначала представьтесь. С кем я разговариваю?

- Гончаров Константин Иванович. Меня наняла мать погибшей Татьяны. Протягивая ему визитку представился я. - Мужики, извините, что мне пришлось вас побеспокоить. Думаю все будет нормально и это недоразумение скоро уладится. До свидание.

По дороге я размножил копию, а потом заехал в больницу, где узнал, что кризис миновал и дней через десять Жанка сможет дышать полной грудью. Зато в самом себе я обнаружил некоторые признаки недомогания. То ли сказались последние дни проведенные в колоссальном напряжении, то ли я просто простудился. Отложив визит к Яремчак назавтра я приехал домой и проглотив две таблетки аспирина позвонил к ней на работу.

- Светлана Васильевна, - без лишних слов перешел я к делу, - ничего утешительного я вам сообщить не могу. Я нашел должника, но он представил мне дополнение к договору, по которому срок оплаты перенесен на первое апреля.

- Где это дополнение? - Отрывисто спросила она.

- Копия у меня на руках и я удивляюсь, почему такого же документа нет в бумагах Татьяны. Может беть вы не достаточно хорошо проверили?

- Проверила я хорошо, все таки тридцать лет работы ревизором КРУ меня чему - то научили. Приезжайте, на месте разберемся.

- Сейчас приехать к вам я не могу, потому как чувствую себя скверно. Наверное где - нибудь простудился. Но думаю, что завтра я встану на ноги.

- Где вы живете? Я сама к вам приеду немедленно.

- Милости просим. Только угощать вас я не в состоянии. - Продиктовав ей адрес я положил трубку и превозмогая слабость начал потихоньку собирать со стола. Пытаясь заставить свои кислые мозги работать.

- Собственно, господин Гончаров, почему ты так уверен в непричастности к этому делу калек "афганцев"? Я прекрасно понимаю, что у них на двоих одна нога, но это не мешает им нанять киллера и все обстряпать. А подпись Яремчак просто подделать.

- Дурак ты, Константин Иванович. Какой уважающий себя киллер пользуется чужим оружием? Того "Нагана" просто могло не не быть. Откуда он мог про него знать и вообще как он оказался в комнате? Когда я выходил, то оставил его под ванной, попросив Татьяну спрятать его понадежнее.

- Я о том же, а кроме того, незнакомого человека она просто бы не пустила на порог, не провела бы в комнату. Полная чепуха у нас с тобой получается. Яйца страуса в сладком шампанском. Ни одной зацепки и ни одной стоящей улики. Кромешная тьма при отсутствии информации.

Натыкаясь на предметы я хаотично бродил по квартире и вскоре поймал себя на мысли, что разговариваю сам с собой в полный голос. Только этого мне не хватало. Крепко стиснув зубы, я прогнал свои полубредовые мысли и закончил уборку в комнате в полном молчании и с пустой головой.

- Да вы действительно захворали. - Покачав головой отметила Яремчак. А мне показалось, что вы просто увиливаете. Извините за такие мысли.

- Ничего страшного, человеку свойственна подозрительность.

- И все же потом бывает стыдно. Где то дополнение?

- Извольте. - Протянул я ей одну из ксерокопий. - Посмотрите внимательно, её ли это подпись. Я пытался сличать, но у меня все плывет и двоиться.

- Один момент. - Из сумочки она достала большую лабораторную лупу и несколько документов с образцами подписей. - Да, это рука моей дочери. Через несколько минут объявила она. - Я ничего не понимаю, куда она могла деть свой экземпляр.

Ладно, я побежала, а вы примите таблетки и ложитесь в постель.

- Посмотрите, может быть он у неё дома. - Провожая посоветовал я.

В кабинете на диване спал мой кот и тревожить его мне не хотелось. Пошатываясь я добрел до спальни и рухнул на семейное ложе поверх Милкиного барахла. которое я так и не удосужился убрать назад в гардероб. Улетел я в тот же миг.

Навязчивые бредовые картинки сменяя друг друга замелькали в воспленном мозгу. На меня с завидным упорством кидался Степаныч, всякий раз норовя пропороть мне живот. Я неуклюже уварачивался, он пролетал мимо, но тут же возвращался и повторял попытку за попыткой, пока наконец не вонзил свой клинок мне промеж глаз по самую рукоятку. Нет, это не мне он пробил череп. Дырка во лбу у Татьяны и сделал её вовсе не Степаныч, а безногий калека. Он убил её и от радости мячиком заплясал по комнате всякий раз подпрыгивая все выше и выше стремясь заглянуть в провалы её пустых глазниц. А когда ему это удалось, он обхватил её шею и они сплетясь занялись французской любовью.

- Я Ванка Жуков. - Жонглируя оторванными головами в комнату ворвалась Джамиля.Отдайте мне Милку! Она украла мой "Наган".

- Я его не крала. - Откуда - то появилась Милка. - Ты сама мне его продала. Ты же патентованный убийца. Забери револьвер, он тебе нужнее. Застрели Костю и его женщину, я за это дам тебе пять тысяч долларов.

- Я застрелю их просто так, бесплатно. - Целясь в лоб Татьяне захохотала киргизка. - Смотри и учись, тебе скоро пригодиться. Держи двумя руками, так надежней.

Она нажимала курок, крутился барабан и беззвучные пули мягко входили в лоб Татьяны. Но это была уже не Джамиля. Обмотав рукоять салфеткой стреляла Милка.

С трудом продираясь через скользкие джунгли кошмарного сна я открыл глаза в темноту ночи. Шершавй язык и губы просили пить. Жаркий лоб обжигал даже мою собственную ладонь. Потянувшись я дернул шнурок светильника и вновь рухнул на кровать. Надо было что - то делать, вызывать скорую илиехать в больницу самому. Обдумывая эти варианты я открыл глаза и подумал, что я уже сошел с ума.

Неизвестно откуда во мне появились силы, но только уже через пять минут я ехал к дому Яремчак. Возле неработающего, заброшенного комка я остановил машину и расплатился. Подождав пока он отъедет я осмотрелся по сторонам и сунул руку в свой тайник. Револьвер завернутый в салфетку оказался на месте. Сунув его за пазуху я не мешкая вернулся назад и не разуваясь пропер в спальню. Включив полный свет я лихорадочно разровнял кровать и разгладил на ней только что принесенную салфетку. Потом из кучи сваленного белья вытащил другую и постелив её рядом замер, как молнией пораженный своим открытием. Салфетки были абсолютно идентичны. Теперь все вставало на свои места и мною овладел ужас. Теперь я знал с кем иногда пила чай Татьяна Александровна Яремчак у себя на работе и кого она называла Людкой. Становилось понятно почему она запросто открыла дверь и пригласила дорогую гостью в комнату, почему усадила в кресло напротив. Но зачем? Зачем она это сделала?

Застонав я отрешенно махнул рукой и прошел на кухню. Набухав полный стакан водки я через силу её выпил. Потом вытащил спортивную сумку и чемодан, скидал туда все свое барахло, вернулся в спальню и как подкошенный рухнув на жуткие салфетки зашелся в беспамятстве.

- Костя, очнись, что с тобой? - Тормошил меня полковник. - Ты не заболел?

- Заболел. И наверное уже никогда не вылечусь. - Хрипло ответил я. Где Людмила?

- Сидит в комнате. Боится к тебе подходить.

- Пусть войдет.

- Сейчас я ей скажу, только ты отдай мне револьвер, который ты под собой прячешь. Откуда он? Вы как будто с ума посходили.

- Револьвер я не отдам. - Освобождая барабан жестко ответил я. - А потроны можете забрать если вы так боитесь за вашу дочь.

Она пришла тихая как покойница, остановилась при входе глядя на меня ввалившимися измученными глазами, ни в силах заговорить первой.

- Зачем ты это сделала? - Равнодушно и безразлично спросил я изучая незнакомые, ставшие мне чужими, черты её лица.

- Что? - Облизав пересохшие губы застыла она мертвеющими глазами.

- Вот это. - Швырнув ей под ноги револьвер апатично пояснил я.

- Я тебя не понимаю. - С трудом выдавила она.

- А это ты узнаешь? - Поднимаясь я показал ей край салфетки. Здесь их две. Одну я взял из квартиры Татьяны Яремчак, а другую обнаружил в твоем шифоньере. Между ними нет никакой разницы, они абсолютно идентичны. Что ты на это скажешь?

- Татьяну убила я. - Качнувшись она прислонилась к стене и заслонившись от меня руками медленно сползла на банкетку.

- Это понятно. Я спрашиваю зачем ты это сделала.

- Ничего тебе не понятно. Это не я, это ты убил её моими руками. Выпрямившись Заговорила она возбужденно и гневно. - Хочешь правду? Получай ее!

Там, в доме Глушкова, я действительно легла под его охранника, мерзавца Рустама. Но легла только для того чтобы вас спасти. Мне нужно было подсыпать им снотворное, да только у меня никак не получалось. Он не отходил от меня ни на шаг. Мне нужно было не больше трех минут, но в этих трех минутах я должна был быть уверена, потому что второй попытки они бы не допустили. Мне не оставалось ничего другого как отправить его в ванну. И я решилась на этот шаг. Я была уверена, что ты никогда и ничего не узнаешь, но ты догадался и повел себя как последний мерзавец и ханжа. Ты меня бросил, бросил не смотря на то, что я спасая вас легла им под ноги половой тряпкой. Ты ушел. Но я не теряла надежды, ждала и верила, что в конце концов, ты все переосмыслишь и вернешься.

Домой к Татьяне я заехала не случайно. Она сама позвонила мне днем и попросила приехать в шесть часов, чтобы поболтать и обсудить какое - то дело. Чушь собачья, она прекрасна знала кто ты такой, знала, что я твоя жена.

Ничего не подозревая я появилась, как в половине седьмого.

- Милочка, - встречая меня радостно защебетала она, - ты совсем меня забыла.

- Комплексуешь, подруга. - Ответила я проходя в комнату и заметив накрытый стол спросила. - Да ты никак решила встретить меня по высшему классу.

- А как же, Людка! Дорогой гостье, дорогой стол! - Выкинула она лозунг и усевшись в кресло кивнула напротив. - Распологайся и рассказывай как живешь?

- Нормально. - Еще ничего не подозревая ответила я.

- Как твои семеные дела? Как здоровье отца, чем занимается Константин?

- Да все у меня в порядке. - Через силу улыбнулась я. - Лучше про себя расскажи, когда ты, наконец, устроишь свою личную жизнь.

- А я уже устроила. - С непонятным мне в тот момент подтекстом ответила она. - Я нашла себе мужичка. С улицы, можно сказать подобрала.

- На кой черт тебе сдался бомж? Одного тебе было мало, так ты решила повторить

- Не скажи. Я его отмыла, почистила, вроде ничего. Да ты его скоро увидишь. У нас сегодня что - то вроде помолвки. В девять он обязательно должен быть дома. Ты его неприменно дождись. Мужик симпатичный. Староват только. Все таки сорок пять лет отроду.

- И надо тебе это? - Удивилась я зная её бешенный темперамент. - Он же через пару лет из своего прибора сможет только писать.

- Да он и сейчас - то как следует замесить меня не может. Но я думаю, что это у него пройдет. Он пока жену свою забыть не может.

- А за что она его выгнала? - Чисто по бабаски полюбопытствовала я.

- Почему ты решила, что она его выгнала. Нет, он ушел от неё сам.

- От хороших жен не уходят. - Чисто риторически заметила я.

- Это точно. - Ухмыльнувшись она многозначительно посмотрела на меня. - Уходят в основном от алкашек, шлюх и проституток. Да, он мне так и сказал, что жена у него отъявленная б..., пробы ставить негде. От хороших баб не уходят.

- Да. - С трудом выдавила я из себя. Я вдруг явственно увидела свои задранные ноги и похотливую рожу Рустама жарко хрипящую мне в лицо. И твой последний уход из дома. Стерва расчитала точно. Она хлестала меня безжалостно и наверняка, получая при этом огромное наслаждение. Но и в тот момент я ещё ничего не знала. - А где он у тебя работает спросила я, чтобы уйти от той темы.

- Охранником на какой - то фирме. - Простодушно ответила она и выложила на стол револьвер Ивана Жукова. - Вот его орудие труда. Сегодня забыл.

Я все поняла. Покачнувшись завертелась комната, закружились предметы и только её улыбающаяся физиономия оставалась неподвижной. А потом у неё меж глаз появилась дырка и я пришла в себя и первым делом глянула на часы. Они показывали шесть сорок пять. Я вытерла револьвер салфеткой и положила её в сумочку. Потом оттиснула на рукоятке ладонь Татьяны и бросила его ей под ноги. Осмотревшись я оделась и никем не замеченная вышла из квартиры. Чтобы внести большую путанницу, дверь я оставила приоткрытой.

Дома я вытащила сафетку и хотела выбросить её в мусоропровод, но что то меня удержало. Вероятно я хотела оставить её на память. Не знаю только зачем, наверное это уже из области психитрии. В общем я её выстирала и спрятала.

Закрывшись в комнате я до мелочей, до интонаций воссоздала наш разговор и пришла к выводу, что зто была хорошо продуманная и заранее спланированная акция. Она изошренно травила и издевалась надо мной в течении пятнадцати минут. Но это было не самое страшное. Бабам свойственны такие номера. Из - за этого я бы не подняла на неё руку. Страшно было другое. Я не могла стерпеть твоего предательства. Как ты мог, после всего того что я сделала, говорить моей подруге обо мне подобные пакости? Это было выше моих сил. Без пяти девять, чтобы тебя подставить и отомстить я позвонила дежурному и сообщила об убийстве. Каково же было мое удивление, когда я узнала, что ты разгуливаешь по городу.

Вот и все, Константин Иванович Гончаров. Иди звони ментам, а я буду собираться.

- Сделай так, чтобы через три дня твоя подруга освободила мою квартиру. - Манипулируя одной рукой я через плечо перекинул сумку и подхватив чемодан вышел за дверь, на этот раз, кажется, навсегда.

КОНЕЦ

г. Тольтти

01.12.99.