/ Language: Русский / Genre:detective,

Гончаров И Смерть Репортера

Михаил Петров


Петров Михаил

Гончаров и смерть репортера

Михаил Петров.

ГОНЧАРОВ И СМЕРТЬ РЕПОРТЕРА

В субботу, девятого мая мы случайно встретились с ним в Парке Победы, в третьесортном кафе. Настроен он был празднично и радостно. Отмечая великую дату уже успел потолковать с Бахусом. Не виделись мы больше двух лет, но периодически просматривая нашу бульварную прессу я знал, что Валентин Викторович Дунаев жив здоров и более того процветает в должности главного редактора своей занюханной газетенки.

- Ба - а - а!

- Какие люди! Сам Константин Гончаров.

- Пробасил он вытаскивая из - за стола свое неуклюжее, двухметровое тело.

- Милости просим к нашему скромному столу, не побрезгуйте, отведайте малую толику пива и водянных зверей, раков. За одно и с моими познакомишься, Даня, Ваня и разлюбезная моя Маня. Прошу любить и жаловать. Пятилетние Даня и Ваня, четко встали. Немногословно, скупо по мужски протянули мне мягкие подушки ладошек. Мадам Дунаева такой чести меня не удостоила. Снисходительно пхнув мне в морду обойму наманекюренных ногтей, она указала на свободный стульчик.

- Валя,

- усажаваясь на пластмассовый табурет я критически осмотрел стол,ты же знаешь, что пива я не пью даже бесплатного, поэтому, чтобы доставить тебе удовольствие, закажи мне сто пятьдесят водки, естественно за твой счет.

- Козе понятно, за твой

- то счет не очень выпьешь. Опять, наверное без работы болтаешься? На что только пьешь?

- Добрые дяди, вроде тебя поют, только в отличии от некоторых, этим не попрекают. Какая тебе разница, работаю я или нет! А может быть ты хочешь предложить мне доходное место с минимальной ответсвенностью и максимальной оплатой труда? Тогда валяй, не стесняйся. Я с удовольствием буду протирать штаны в твоей вонючей редакции, в должности какого - нибудь зама.

- Попрошу без оскорблений. Моя газета одна из лучших в городе, и если ты немедленно извинишься, то как знать, возможно я подыщу тебе в ней место нарочного или плотника. Помнится года четыре тому назад, когда ты ещё сотрудничал в органах, то крапал неплохие заметки на криминальные темы. Правда мне постоянно приходилось их править и даже переписывать. Но ничего, ещё немного у меня подучишься, и как знать, возможно и из тебя выйдет толковый корреспондент. Подумай, у меня как раз уволилось два журналиста.

- Надо думать не от хорошей жизни они это сделали, наверное бедолаги позабыли как пахнет зарплата.

- Не скажи, сейчас нас спонсирует одна малоприметная, но жирненькая фирма. Вливание её капитала здорово разогнала нашу застоявшуюся кровь. Да почему я должен тебя уговаривать? Не хочешь, не надо. Тебе же одолжение делаю. У меня три человека в очередь на эту вакансию стоит.

- Кто тебе сказал, что я не хочу? Очень даже хочу, но сколько ты платишь в месяц? А то потом окажется, что работа в редакции труд сугубо добровольный и бескорыстный.

- Чушь гонишь. А размер оплаты зависит только от тебя самого. Сколько заработашь, столько и получишь. Тебе за строку буду платить по вышей категории. Но и ты уж постарайся, материалы от тебя должны поступать жареные. В крайнем случае как эти раки, вареные до красноты.

- За такие материалы недолго и самому подобно раку угодить в котел.

- Кто не рискует, тот не пьет шампанское. В общем на досуге хорошенько подумай над моим предложением, а после праздников, вечерком подходи ко мне домой. Мои уежают к родственникам в Орел, так что мы можем спокойно все обсудить. Есть у меня несколько зависнувших материалов, отличные очерки могут получиться. А теперь извини, нам пора. До встречи. Простившись они пошли по аллее, а я ещё долго смотрел вслед удаляющемуся семейству. В нашем городе, в наше время найти постоянную работу равносильно счастливому случаю. Похоже, что именно такой случай мне сейчас подвернулся. Последнее дело, которым я занимался касалось моей знакомой и естественно я не взял с неё ни копейки. Что же касается тощего загашника, то его я запланировал на покрытие курортных расходов Макса, до сего времени лежащего в больнице. Предложение Валентина было очень кстати. Единственное, что меня смущало, это отсуствие репортерского дара, их всегдашней готовности мертвой хваткой вцепиться в горло жареного петуха. Те материалы, что я раньше давал в газеты доставались мне легко потому, что являлись они делами уже переданными в суд, приговора которых уже вступили в силу.

- А, где наша не пропадала,

- подумал я подходя к дому,

- В конце концов ни боги горшки обжигали. На скамейке, с вызовом глядя на прохожих, три старичка откровенно и бесстрашно давили бутылочку. Сегодня был их козырный день, что подтверждалось многочисленными оденами и медалями закрывавшими их груди вплоть до живота. Поклонившись, я быстро прошмыгнул в подъезд, боясь оказаться помехой в их воспоминаниях о былых героических днях. Милка, как всегда принимала гостей, точнее своих сварливых подруг. Пожелав им как следует отпразновать славную годовщину, я улегся на диван и тут же громко захрапел, наивно полагая, что мое беспардонное поведение повергнет их в шок и заставит побыстрее убратья. Дурак! Когда я засыпал уже по настоящему они все ещё чирикали над ухом. После праздников я решил несколько изменить навязанную мне программу и официально явиться к Дунаеву в редакцию, а не на дом, как он того хотел. После доклада шустрой секретарши встретил он меня с некоторым удивлением, как человек не привыкший к неверному толкованию его распоряжений.

- Извини,

- не дав вставить ему и слова, взял я инициативу всвои руки.

- Ва

- юша, дорогой, прсти подлеца, но вечером я занят, а по сему решил немного приблизить желанное время нашей встречи. Если ты,конечно, не забыл о нашем уговоре. Ну а забыл, так ничего страшного, я все понимаю! Ты был на такой кочерге, что не мудрено и позабыть, со мной такое часто бывает...

- Виктория Яковлевна,

- отчаянно вращая глазными яблоками он обратился к старухе в синей сатиновой блузе тридцатых годов,

- зайдите попозже, сейчас мне некогда.

- Да

- да, конечно, я понимаю,

- ядовито ухмыльнувшись старуха семеня удалилась и весь начальственный гнев я принял на себя.

- Ты что, совсем идиот? Кто тебя просил говорить при ней такое? Это же Виктория! Уже через час об этом будет знать вся редакция, причем рассказ в её изложении будет отредактирован и обогащен. Каким ты придурком был, таким и остался. Тебе не газетчиком надо работать, тебя давно надо определить в дом дауна, если они смогут тебя вытерпеть больше полусуток. У меня коньяк есть! Налить тебе маленько?

- Вылей его себе на лысую голову, щелкопер несчастный! Я то думал, что мой ранний приход несказанно тебя обрадует и ты как мой давний собутыльник и кореш заплачешь скупой, мужицкой слезой. Но ты, бумагомаратель и ренегат оказался подлым трусом и мерзавцем, способным истинную дружбу поменять на сплетни метранпажихи.

- Замолчи, идиот! Последний раз спрашиваю, будешь пить коньяк?

- Конечно буду.

- То

- то!

- Подавая мне рюмку он сообщил селектору, что уехал в типографию ив ближайшие полтора часа будет отсутствовать.

- Значит решил у меня поработать. Сразу скажу, что решение твое правильно и мудро, поскольку плачу я хорошо.

- Миль пардон, а хорошо это сколько?

- Если ты качественно и в сроки напишешь четыре заказанных мной материала, четыре очерка, то заработаешь пять тысяч. Думаю, что месячного срока тебе для этого хватит с лихвой.

- Валя, не делай из меня идиота. Все зависит от содержания этих очерков. Если они на спортивную или житейскую тему, то это один расклад, а если тема криминальная, то другой. Но значит и оплата другая, А тем более если мне придется их раскапывать.

- Однако ценишь ты себя не дешево.

- Учусь, старик. Да и кто кроме себя самого меня оценит.

- Ладно, об оплате поговорим чуть позже. Теперь позволь ввести тебя в курс дела. Был у меня такой лихой корреспондент Сашка Старков. Ну не журналист, а прямо таки сорви голова. Занимался он исключительно криминальной рубрикой и надо сказать преуспевал в этом не мало.

- Я его немного знаю, но почему был? Почему преуспевал? Где он сейчас?

- Чуть больше месяца тому назад он вдруг решил поменять место жительства и теперь проживает в раю. Первого апреля во время пожара он поджарился в собственной квартире. Пожарные приехали слишком поздно и обнаружили под скелетом дивана только обгоревший кусок бифштекса. Опознанию он не подлежал.

- А зубы?

- Что зубы?

- По зубам можно опознать даже скелет.

- Ну, показывали мне его зубы, и что? Зубы как зубы. Вроде его. У молодых у всех хорошие зубы.

- Отчего возник пожар?

- По официальной версии выходит, что он находясь в состоянии алкогольного опьянения подпалил себя сам, когда неосторожно курил в постеле. Вроде звучит правдоподобно, тем более, что первым загорелся именно диван. Я бы сам охотно поверил в эту легенду, если бы не одно но...Сашка не курил и более того пил только пиво.

- Ну и жук же ты, Валек.

- Что? Какой жук.

- Майский, или вернее навозный! Теперь я понимаю полет твоей мысли. Можешь дальше не рассказывать, остальное ясно и так.

- Что? Что тебе ясно.

- Ясно то, что перед своей кончиной Старков наткнулся на какую

- то забойную информацию касающуюся тех криминальных дел, которые ты хочешь подставить под мой тощий зад. Тут же слону ясно, что журналист знал очень много, а кому

- то это не нравилось. Скажи, что я не прав и я плюну в твой глаз.

- Возможно ты видвинул правильную версию, но это только домыслы, дым и туман. А вот жалование, что ты можешь у меня получить вполне материально.

- Ладно, черт лысый, рассказывай. Какие дела крутил Старков в последнее время, за полгода до смерти? И где его материалы?

- С материалами полный швах, самые жареные он держал дома, справедливо не доверяя коллегам. Видимо они сгорели во время пожара.

- Но тебе

- то он доверял?

- Мне доверял, но тоже не очень, предпочитал, чтобы до последнего дня я знал о них только в общих чертах. Вот.

- Ты будешь говороить, или мне постоянно нужно тебя понукать?

- Десятого октября прошлого года на берегу пионерского озера был найден труп инспектора рыбнадзора с колото

- ножевыми раненями груди. Может быть ты об этом слышал.

- Слышал, но мне показалось довольно странным место его нахождения. Ведь рыбешка там водилась бросовая, ценности для браконьера не представляющая.

- Вот и я о том. Но кто

- то его убил? Следственные органы тогда на этот вопрос ответить не могли, а потихоньку упрятали дело в долгий ящик. Старков без моего согласия, сунул нос в эту историю. Каких результатов он добился мне не ведомо. Не любил он показывать половину работы. Но это не все. В деревне Гриднево, некая мадам Хвостова, бандерша по призванию, содержала маленький и уютный домик свиданья с индивидуальными кабинетами во дворе. Однажды утром, пятнадцатого февраля, в одном из них она обнаружила труп хорошо одетого мужчины, предположительно азиата, со смертельной травмой головы. У неё хватило мозгов сообщить об этом в соответствующие органы. Но увы, следствие толком так и не начавшись, вскоре заглохло вообще. Не удалось установить не только личность убийцы, но и самого убитого, поскольку карманы его были абсолютно пусты. И этим делом вплотную занимался Старков. Больше того, кажется чего

- то вынюхал, но как я не просил ввести меня в курс дела, он только посмеивался и говорил, что всему свой черед. И наконец немаловажный момент, который на мой взгляд заслуживает оабого внимания. Сашка давно занимался вопросами наркобизнеса. Но с осени прошлого года эта тема не выходила из его головы. А начиная с февраля он вдруг сделался беспредметно пуглив. Ни с того, ни с сего начинал затравленно оглядываться по сторонам, подпрыгивать на месте, Теперь

- то я могу предположить, что он зацепил крупную рыбину. Появилась боязнь за свою жизнь, но и отпускать эту рыбину с крючка он не хотел. Все искал подходящего момента чтобы её вытащить на сушу. Вот и дождался.

- Отличные у тебя работают корреспонденты. Не редакция, а прямо небольшое, домашнее НКВД. И какими делами ещё занимался твой Стаарков?

- Последний месяц он вел журналистское расследвание по поводу одной тяжбы меду соседями. Кто

- то из них соорудил свой нужник на соседской территории. Но думаю, что эта тяжба к его смерти отношения не имеет. Тем более, что материалы по этому делу сохранились и находется у меня. Если у тебя есть желание поковыряться в грязном белье, то такую возможность я тебе с радостью представлю.

- Отлично. Теперь ответь мне на такой вопрос. Где и кого Старков мог зацепить на наркоте?

- Милый мой, если бы я знал,то обошелся бы без твоей помощи.

- Конечо, кто сейчас живет в его квартире?

- Не имею понятия, наверное кто

- то из его родственников, она у него была приватезирована.

- И последний вопрос, кто делал снимки к его материалам?

- Он сам и фотографировал.

- Отлично, господи Дунаев, в таком случае кто печатал снимки?

- Ты отстал от жизни, динозавр! Нынче снимки не печатают, а сразу загоняют в память компьютера. У нас и фотолаборатории нет.

- Это же просто замечательно, значит их в любой момент можно от туда вытащить? Просто замечательное нововведение, оно здорово облегчит задачу. Я бы очень хотел эти снимки просмотреть.

- Нет проблем! Идем к весталкам, в смысле, верстальщицам. К сожалению мои надежды на скорый успех не оправдались, по той простой причине, что Старков мало пользовался услугами компьютера, а если и пользовался, то все снимки были уже отпечатаны в газете и большого интереса не представляли. Единственным полезным сведением, которое я получил от Весталки, было то, что наряду с замороченной фотокамерой Старков использовал и обычный "Зенит". По уши зарывшись в полугодовой газетной подписке, я битых два часа знакомился с творчеством покойного корреспондента. На фоне своих коллег он выглядел блистательной звездой, но это пожалуй все, что я смог выудить из целого вороха газетной белиберды. За прошедшие полгода в своих очерках и статьях особо жирных гусей Старков не дразнил. Толи временно лежал на дне, готовился к крупной предстоящей драке, толи вообще решил завязать с опасным ре

- меслом. Видя с каким сожалением я отодвинул подшивку, Дунаев протянул сигареты.

- Ну что?

- А ничего интересного. За те статейки, которые он крапал в последнее время не убивают и даже не сжигают живьем. Копать надо в другом месте, если конечно твой домысел не бред сивой кобылы.

- Обижаешь, начальник, Нюх у меня пока ещё работает.

- Допустим. Ты мне вот что скажи, Валек. Приходилось ли вашей бухгалтерии оплачивать квитанции или счета из фотоателье?

- На такой вопрос нам лучше всего ответит сама бухгалтерия, пойдем...

- Вот иди сам и спроси, а мне пока немного налей, Да побыстрее... Вернулся он скоро, по его сияющей лысине я понял, что мои предположения оправдались.

- Костя, поздравляю, ты попал не в бровь, а в глаз. Услугами фотоателье "Гелиос" регулярно, два раза в месяц пользовался Александр Старков, о чем свидетельствуют товарные чеки представленные им к оплате. Их номера, даты и суммы я выписал. Каждый месяц он грабил редакцию на полторы сотни рублей. А в год получается...

- Перестань тарахтеть. Получается замечательно, свою выписку засунь себе в зад, дай мне на пару дней настоящие квитанции и шепни мне его домашний адрес.

- А когда ты начнешь работать?

- Уже начал, можешь мне авансом выдать гонорар под будущий детективный роман с продолжением. И не забудь выписать аккредитованное удостоверение на имя раба божьего Константина. Первым делом я навестил фотоателье. И там меня ожидало очередное невезение. Рыжая, веснушчатая приемщица заказов, а она же по совместительству заведующая, с первых же слов приняла меня в штыки.

- Никаких негативов мы не храним, все возвращаем с выполненным заказом. Да и кто вы такой, чтобы требовать чужие пленки?

- А я и есть ваш бывший заказчик и негативы это мои. И ещё надо разобраться почему вы не удосужились мне их вернуть. Глядите, вот мои квитанции вырисанные вашей же рукой. Я постоянный ваш клиент, пора бы знать в лицо. Но если и дальше вы будете разговаривать со мной таким тоном, то нам очень скоро прийдется распрощаться. Рыжая дама совсем не хотела со мной расставаться, поэтому брезгливо взяв мои квитанции она углубилась в их изучение.

- А вот вы и неправы,

- после некоторого молчания, кокетлво возразила она,Я только первый день на приемке сижу, вместо приболевшей Тани, но чеки действительно наши. И поскольку вы являетесь нашим постоянным клиентом, то мы постараемся вам помочь. Пройдемте со мной.

- Буду бесконечно вам благодарен. Откинув плотную портьеру, она втолкнула меня в черную комнату.

- Господи, помоги! Темень

- то какая, прямо египетская. В такой темноте всякое может приключиться, а особенно с такой прелестной дамой как вы!

- Выдавил я незаслуженной ею комплимент.

- Хм, а Светка, между прочим, здесь по двенадцать часов вкалывает. Везет же молодым дурочкам! Им и молодость, им и приключения. Тоненькая девчонка, травившая свою юную жизнь закрепителями, проявителями и растворителями, в ответ на мою претензию, с сомнением покачала курносой головкой.

- Вы ошибаетесь, негативы мы в обязательном порядке вкладываем в конверт с фотографиями. Вероятно, вы сами куда

- нибудь их подевали. Поищите получше. Пленка должна быть у вас.

- Девонька, миленькая, я обязательно буду искать, но посмотрите и вы, может где

- то в загашниках и найдется. Вы ведь знаете характер моих снимков?!

- Если вы тот самый Старков, то да. С другими фотографами вас трудно перепутать, сплошные аварии, кровь и мертвецы. Я даже сначала отказывалась ваши материалы обрабатывать, до того жуткими они мне казались. Вы подойдите или позвоните ближе к концу работы, часов в шесть, может быть чего

- нибудь отыщу в пробах, хотя вряд ли.

- Постарайся, Света, я тебе за это принесу конфету. Объектом своего следующего посещения я избрал квартиру покойного, где сейчас, по моему предположению должны были копошиться его родственники. Дверь мне открыл здоровенный, сорокалетний детина, с бровями рыжими и густыми как шерсть на заднице мастодонта.

- Чего тебе?

- Спросил он неучтиво и дерзко.

- Может быть вы разрешите мне пройти?

- А кто ты такой?

- Я Гончаров, бывший сослуживец хозяина этой квартиры, а ты кто такой?

- Хрен морской, чего приперся?

- Поглядеть на морское чудо. Немного с ним поболтать.

- Сейчас ты у меня поболтаешь, Сейчас ты понюхаешь мое чудо. Забавно было смотреть как он на глазах наливается злобой. С удовольствием я наблюдал как его кулачище замахивается для сокрушительного удара. Пригнувшись в последнй момент я с глубоким удоволетворением заметил как кулак достиг цели, деревянного дверного косяка. После долгого, нечленораздельного воя, наконец послышался осмысленный, отборный мат. Подпрыгивая грубиян тряс окрававленной рученкой совершенно не обращая на меня внимания.

- Извини, братан, но так получилось. Не хотел я портить свою морду тебе на забаву. Теперь я могу войти?

- Входи, да закрой покрепче дверь, буду тебя калечить.

- Зря ты, парень, это придумал, у меня же черный пояс по борьбе с дураками.

- В подтвеждении своих слов я несильно ткнул его в горло и прошел в комнату. Если бы не всепроникающей запах гари, то в недавний пожар верилось бы с трудом. Кроме обоев, двери и пола, новые хозяева поменяли даже окна. Можно было представить, что здесь творилось полтора месяца назад.

- Ты что, мужик, сдурел?

- Ковыляя вслед, хныкал обиженный детина.

- Нет,

- заверил я его,

- это просто так, сугубо воспитательная профилактика перед началом задушевной беседы. Тебя как зовут?

- Колян я. Николай Григорьевич!

- А скажи

- ка мне, Николай Григорьевич, на каком основании ты находишься в квартире моего покойного приятеля?

- Живу я здесь. Чего пристал.

- И по какому же праву ты здесь живешь?

- Дык, это...Прописан я тут...Вот и живу.

- И с какого же времени ты прописан?

- Давно, годов десять как будет. Раньше

- то в деревне у одной телки жил, а как Сашка спалился переехал обратно.

- Кем ты ему приходишся?

- Дядька я его родной. Он из Азии сюда примотал, когда там война началась. А приехал, ни тебе кола, ни двора, только и было при нем, что на нем. Куда деваться, прописал я его, а сам к бабе переехал.

- Расскажи ка мне, Николай, что ты увидел когда вошел в обгоревшую квартиру. Все ли было на месте, может быть что

- то пропало?

- Ну ты даешь, какой же порядок после пожара. Все было перевернуто вверх дном. Приехал

- то я в день похорон...Мы его прям из морга похоронили...Даже гроб не велели откупоривать...А чего это я тебя не видел. С работы

- то много людей было, а тебя не приметил, ни на кладбище, ни на поминках.

- В командировке я был. Не отвлекайся, Коляша, что ты увидел когда впервые открыл квартиру?

- Ну, значит, помянули мы его крепко и вместе с соседом пошли домой. Онто мне сразу сказал, что на дверях у меня думажка наклеена, чтобы с дуру кто не открыл. А у меня свои ключи, плевать я на ту бумажку хотел. Содрал её, значит и вошел. А как вошел, так и хреново стало. Враз протрезвел. Веришь ли, будто в кочегарку попал. Мать моя женщина, это ж...

- Без эмоций, Колюня, спокойно. Расскажи мне все обстоятельно, с подробностями, но без эмоций.

- Ну это, в коридоре, да на кухне ещё ничего, тарпимо было, только занавески и польты сгорели, а в комнате все погорело. Диван на котором Сашка лежал,вообще до тла сгорел, пришлось выкидывать и покупать новый.

- Это хорошо,

- оглядывая оставшуюся, обгоревшую мебель я успокоил Коляна.

- Чего хорошего

- то?

- Хорошо, что стенка цела, надеюсь её содержимое тоже.

- Цела! Чего ты дуру гонишь? Гляди, наскрозь прогорела. Стоит только и воняет зазря. Ее тоже выкидывать надо. Только денег на новую нет. А барахло из неё я все повыкидывал.

- Ну а фотоаппарат? Куда ты дел фотоаппарат, змеюга!

- Какой фотоаппарат? Не было никакого фотоаппарата.

- А где его фотографии, пленки, блокноты,

- совершенно растерявшись, тупо спросил я.

- Где, где. На мусорке, два дня его писульки на помойку носил. Точно ты говоришь, там и пленки всякие были и фотки разные, целый мешок вытащил.

- Дурак ты, а не дядя.

- В сердцах хлопнув дверью я выскочил из подъезда. Похоже мне определенно не везет в этом деле с самого начала. В подшивке нет ничего стоящего, компьютер напичкан старой, не нужной мне информацией, фотоателье архивами не располагает, а болван Колян вообще выкинул все рабочие материалы Старкова. Кажется напрасно я взял аванс, понадеявшись на свою безмозглую голову. Время уже четыре, а у меня нет и малешего проблеска. Нехорошо, господин Гончаров быть таким самоуверенным, особенно в вашем возрасте. Третьим местом куда я направил свои уставшие стопы была городская ВПЧ

- 7 или попросту пожарка. Именно она принимала самое активное участие в тушении сторковской квартиры. Но кем мне представиться? Просто гражданином Гончаровым? Да меня за мои нескромные вопросы попросту вытолкают в шею. Два молоденьких офицера, сидя на лавочке курили и утомляли друг

- друга надоевшими рассказами. Их дуэт показался мне подходящим.

- Здорово, мужики!

- Нагло вклиниваясь в разговор начал я.

- Здровствуйте,

- вежливо ответили они. У вас какие

- то проблемы?

- Не без этого. Нужна ваша помощь.

- В чем дело?

- Сразу насторожился один.

- Что случилось?

- Спросил и другой.

- Тещу надо загасить. Я её поутру поджег, а она досих пор тлеет.

- Что

- о

- о???

- Молодой, доверчивый лейтенант позабыв закрыть рот вылупил глаза. Его успокоил товарищ постарше.

- Распустил уши, слушай ты его больше, не то наговорит. Веселый незнакомец, мы согланы помочь твоему несчастью, веди нас к своей теще, только через гастроном.

- Проблем нет,

- делово согласился я,

- можно даже вовсе обойтись без тещи и ограничеться одним гастрономом, только нам необходим четвертый.

- Это ещё зачем?

- У меня к нему будет вопрос.

- Какой? Ой не нравишься ты мне, мужичок! Канал бы ту отсюда, пока я ещё добрый. Что тебе надо? Пашка, зови пацанов.

- Стой, не надо, сейчас я вам все объясню. Предъявив документы, я в двух словах рассказал им настоящую причину своего появления.

- Бог ты мой, а нельзя ли было попроще, именно мы с Пашкой гасили ту квартиру и первыми в неё ворвались. Сам бог направил вас к нам. Попади вы к начальнику, он бы подтвердил официальную причину пожара, то есть неосторожное курение в постели. Но мы на этот счет имеем совершенно иное мнение. Сейчас мы вам все расскажем, но только с тем условием, что ни вы нас, ни мы вас никогда не видели.

- По рукам, и через гастроном.

- Да нет, что вы, мы просто шутили. У нас дежурство, а нынче за свою работу нужно держаться. Случилось это так. Сигнал в нашу часть поступил в один час тридцать пять минут местного времени. Поскольку ближайшая часть наша, мы появились первыми, то есть были на месте уже через пять минут. Комната на третьем этаже полыхала во всю. Я тогда очень этому удивился. Как за пять минут, что мы находились в дороге, она могла так разгореться. Обычно соседи нас поднимают едва почуяв запах дыма, а тут...Если бы возгорелся газ, то произошел бы взрыв, но его не было. С огнем, не смотря на его интенсивность, мы справились довольно скоро и немного погодя, когда дым рассеялся смогли спокойно проанализировать причину пожара. Первое, что бросалось в глаза, это труп хозяина. Четыри года я тушу пожары и видел не мало обгоревших тел, начиная от грудных младенцев и заканчивая дряхлыми стариками. Но подобного ещё не встречал. Это была натуральная головешка, местами обгоревшая до костей. Мне вспоминается до сих пор его напрочь выжженый живот и торчащие черные ребра. О каком, к черту, неосторожном курении тут можно говорить. И ещё диван, на котором лежал этот уголек. Диваном его назвать было нельзя, потому что от него остались одни только пружины, все деревянные части сгорели, совершенно не описуемое зрелище. А теперь о самом главном, о том о чем мой начальник предпочитает не слышать. Но для вас это будет хорошей информацией к размышлению. В комнате пол выгорел почти весь, а вот в передней, которую огонь почти не тронул, пол прогорел очень странным образом.

- Что значит странным образом?

- Подтолкнул я замолчавшнго пожарного.

- Понимаете ли, выгорел он довольно ровной дорожкой прямо по середине коридора. Тогда у меня возникло подозрение, а теперь я в этом верен, что таким образом поджигатели и запалили квартиру. То есть, вполне возможно, что в мертвое тело они закачали бензин, потом облили им всю комнату, а за тем, отходя по кориидору пролили безиновую дорожку для поджега. Повторяю, я несколько раз акцентировал на этом вниманиэ, но увы, безрезультатно. Мое рвение оказалось никому не нужным.

- Непонятноо,

- пробормотал я,

- если квартиру зажигают, то это кому

- то нужно. Спасибо вам за информацию, но позвольте ещё один вопрос. Не заметили ли вы рядом с трупом пепельницы с окурками?

- О каких окурках вы можете говорить,

- засмеявшись ответил парень,

- там же все сгорело. А вот осколки массивной хрустальной пепельницы, вместе с пустыми бутылками действительно были обнаружены подле дивана. Именно на этом основании высокое начальство вынесло свой вердикт: Пожар возник по вине гражданина Старкова находившегося в состоянии алкогольного опьянения и неосторожного курения последнего. Полный маразм.

- Я вам очень благодарен, господа брандмейстеры, вы здорово мне помогли, на сто процентов подтвердив мои, не совсем обоснованные подозрения.

- Да чего там, только помните о нашем уговоре, вы нас не знаете! Бывайте здоровы. Сухого вам рукава!

- Куда??? Заржав, они скрылись в дежурке, а я вкусив капельку горячительного напитка поплелся домой. Время близилось к шести и мне ещё предстоял звонок в ателье "Гелиос". Правда больших надежд я на него не возлагал, скорее всего меня там поджидал ноль помноженный на ноль. А вдруг? Вот из

- за этого=то вдруг, я прямо с порога кинулся к телефону, и сделал это совершенно напрасно. Куносенькая девочка, с глубоким сожалением сообщила, что ни единого негатива, равно как и фотографий, ей обнаружить не удалось.

- С кем это те там сюсюкаешь?

- По гусинному вытягивая шею, сварливо прошипела Милка.

- С фотографом,

- совершенно искренне ответил я.

- Расскажи это тете Броне, что торгует на Алайсом базаре кастрированными каплунами. С каких это пор фотографов зовут Светочками и даже миленькими?

- Да она же ещё совсем девчонка.

- Праведно возмутился я в ответ на её гнусные и необоснованные подозрения.

- Тем хуже для тебя, старый развратник! Уже и до девочек добрался! Интересно только знать где ты выкопал подобную, редкостную особь?

- Представь себе, отыскал. И она действительно фотограф.

- Ну да, конечно! В таком случае ты у неё фотомодель. Я правильно понимаю существующее положение?

- Правильно!

- В таком случае она бездарный фотограф, лишеный элементарного чувства гармонии, если, конечно, она не работает на кунсткамеру, только там твое изображение могут оценить в полной мере.

- Молчи, пьянь вокзальная, лучше на себя посмотри...Чего это ты расфуфырилась?

- Только теперь я заметил еетщательно уложенную прическу, макияж и умопомрачительное вечерние платье. А кроме того полный стол вкусной жратвы расфасованной по хрустальным вазочкам.

- Милка, да ты никак сдурела? Праздники у людей давно кончились.

- Это у людей, а у тебя праздники только начинаются.

- Какие?

- Опасаясь внеплановой гадости, осторожно спросил я.

- Я беременна!

- Ставя себе в заслугу этот малоприятный факт гордо объявила она и подумав спросила,

- ты рад?

- Конечно,

- расквасил я губы в улыбке,

- но надо бы в больничку...Это...Ну... Сама понимаешь, пока не поздно.

- Поздно!

- Злорадно торжествуя она выпятила брюхо, которого я ранее почему

- то не замечал, должно быть маскировалась, стерва. Господи, ну почему мне так не везет? Не прошло и месяца как меня дважды бросали в ямы с нечистотами, дважды пытались ухлопать, три раза вызывали к следователю, а теперь ещё и это...Нет, Гончаров, определенно ты родился под счастливой звездой в момент её затмения.

- Ну а стол

- то зачем,

- уже равнодушно спросил я,

- да ещё на шесть персон?

- На нашу помолвку к семи часам я пригласила твою мать и своего отца.

- Что? На какую, к черту помолвку?

- На нашу, естественно. Сегодня объявим о нашей свадьбе, которая состоится через неделю, в четверг.

- Ты совсем офанарела? Ну почему вы все неприменно хотите меня на себе женить? Стоит пару раз с вами переспать и вам обязательно хочется сделать мне гадость. Где вы, добрые и терпеливые Русские Женщины? Нет Русских Женщин, остались одни... Кажется я вякнул что

- то обидное, потому как в следующий момент она меня вырубила своим дурацким приемом.

- Иди помойся, переоденься и больше никогда не груби беременным женщинам.

- И не подумаю, вы гуляйте, веселитесь, а у меня полно работы, я на кухне займусь свими делами.

- Ты мало получил? Сейчас добавлю! Немедленно ползи в ванну.

- Ладно, амазонка хренова. Весь вечер я промаялся ожидая когда припозднившиеся гости начнут поглядывать на часы. Хорошо я о них думал. В одиннадцать они все ещё резвились и рассказывали друг

- другу бородатые, непристойные анекдоты. Окончательно на них обидевшись я выпил полный фужер водки и тут же, в кресле, захрапел. С утра, обозвав меня скотиной, раздраженная Милка умчалась к подругам. Наверное ей нетерпелось сообщить о своем счастье, о том какого безупречного супермужика ей удалось урвать.

Выдув больше литра крепкого чая, я насиловал себя чтением старковской подборки по делу о незаконном присвоении земельной площади. Судились две старухи. Семидесятилетняя цыганка Панченко и хохлушка Иванченко, того же года рождения. Первой иск на свою соседку подала Иванченко и заключался он в том, что ответчица, якобы незаконным путем, путем подкупа её сына

- алкоголика оттяпала у неё жирный и плодовитый кусок земли, а потом соорудила на нем гараж. Общая площадь ущерба составила десятую часть сотки. Однако из объяснений ответчицы следует, что спорный участок был выменен её по обоюдному согласию сторон на равноценный, только на задах двора, что и подтверждают прилагаемые документы. Второй иск от гражданки Иванченко поступил год назад, но опять таки не был удоволетворен. После чего от неё поступает целая серия заялений в милиции, суд и прокуратуру. Суть их сводится к тому, что гражданка Панченко подпоив своих многочисленных родственников подговаривает их убить соседку. Они(Панченко)вооружившись топорами и ломом, ночью, через подпол проникают к ней в дом и забивают её до смерти. А заранее ими подкупленный судмедэксперт выдает ей лживое заключение в котором говорится "...незначительная ссадина в области левой скулы..." К этим заявлениям аккуратныый Старков скрупулезно подклеил пару десятков всевозможных бумажек, начиная с опросов свидетелей и кончая протоколами, заключениями экспертизы, медэкспертизы и даже психушки. Далее следовало несколько встречных заявлений в милицию написанных уже гражданкой Панченко. В них цыганка в некорретных выражениях жаловалась на неприличное поведение своей соседки. И к ним педантичный Старков методично подколол копии протоколов участкового и следователей. Все, больше копаться в старческом маразме не было сил. Бедный журналист. Как у него хватало терпения купаться в этом дерьме. Их тяжба подобно вязкому болоту, даже с листа бумаги, чавкая высасывала мозги. Почувствовав головную боль я с раздражением отбросил папку и задумался. Нет, не зря я пролистал эти бумаги. Конечно же к убийце журналиста они меня не приблизили, но одно я понял абсолютно точно. Старков обладал бульдожьей хваткой и проницательным умом. И что самое главное, не лаял из подворотни по пустякам. Попавшему под его наблюдение индивидууму стоило серьезно задуматься о своем ближайшем будущем. Теперь я знал, что остальные три дела, незаконченных Старковым могут принести результат. Просто так он бы за них не взялся. Если бы знать какое из них стоило ему жизни. Какое? Убийство инспектора рыбнадзора? Труп в деревенском борделе? Наркотики? Все, пока хватит. Мозги штука тонкая, могут сгореть. Ты прав, господин Гончаров! Что ты там намекал мне насчет чуть

- чуть выпить? Ты все правильно говорил, можешь не повторяться, Мы с тобой отлично друг друга поняли. После ста граммов положена сирета, только где она, я перерыл ящик кухонного стола и даже заглянул в бар, но нигде нужного мне зелья не нашел. Наверное вчерашние гости расстарались, подумал я вытряхивая содержимое пиджачных карманов, где по моим подсчетам, что

- то должно было быть. И я оказался прав, и более того, вместе с помятой пачкой "Явы" я выудил скрепленные чеки фотоателье "Гелиос". С удовольствием закурив, я от нечего делать принялся их бессмысленно перелистывать. Затушив сигарету и отбросив ненужные мне квитанции я растянулся на диване, расчитывая ещё немного вздремнуть. Прозрачное, едва уловимое чувство беспокойства пришло не сразу, но оно пришло и избавиться от него я уже не мог. Ворочаясь с боку на бок я безуспешно пытался выяснить его природу. Только через полчаса, вдруг прозревший, я ошпаренной кошкой метнулся к столу, судорожно схватил чеки и путаясь в собственных пальцах начал их перелистывать. Этого можно было не делать. Нужный чек, вместе с квитанцией лежал на самом верху и датирован он был тридцать первым мартом сего года. Гончаров, ты же гений. ты сам этого толком не понимаешь, но ты лучший сыщик нашего подъезда. Только спокойно, как бы себя не перехвалить. Сначала маленький анализ или теоритическое воспроизведение событий полуторомесячной давности. Итак, тридцать первого марта, с утра пораньше просыпается корреспондент Старков и готовясь идти на работу осматривает оружие, в данном случае фотоаппарат "Зенит". С огорчением заметив, что пленка кончилась, он меняет кассету и по дороге на службу, забрасывает экспонированную пленку в ателье. Ему добросовестно выписывают товарный чек, который он не менее добросовестно отдает в бухгалтерию и сразу же получает маленькую денежку. Этой же ночью его кто

- то усердно зажаривает. Но лаборантка Светуля, об этом даже не догадывается и потому старательно обрабатывает негатив и шлепает покойнику уже не нужные ему снимки. На одном из которых возможно запечатлен его душегуб. Предположим, все это так, но что дальше? А дальше возможно два варианта, либо конверт с выполненным заказом и по сей час где

- нибудь в отстойнике дожидается хозяина, либо уничтожен как невостребованный и это, к сожалению, вернее всего. Отлично вы мыслите, господин Гончаров, но что из того если снимки сожгли? Положив конец пустым гаданиям, уже через полчаса, с коробкой конфет я величаво входил в пустой зал ателье. Заказы сегодня принимала другая, незнакомая мне девушка.

- Как хотите?

- Не отрывая глаз от книги, равнодушно спросила она.

- На вашем месте я бы спросил, кого хотите. Удивленная моим нестандартным ответом она отложила книгу и вопросительно на меня уставилась, не зная толи ей пора обижаться, толи смеяться, а то и вовсе гневатья.

- Не волнуйтесь, ласточка,

- поспешил я её успокоить,

- вас я не хочу. Мне нужна маленькая девочка по имени Света.

- Она занята,

- наконец найдя верный регистр, сухо ответила мымра.

- Подойдите к концу работы.

- Ну что вы, девушка, никак не можно, я ведь только что из Парижу.

- В таком случае я из Вашингтону,

- поглядев на мои спортивные, пузырявые штану в тон ответила приемщица и закрылась книгой. Неизвестно чем бы все это кончилось, не впорхни в зал моя знакомка. Увидев меня она почему

- то покраснела, наверное я в самом деле похож на супермена. Улубаясь я протянул конфеты.

- Нет, не, что вы, я же ничего для вас не сделала...Не нужно. Она покраснела ещё пуще, но теперь я с сожалением понял причину её смущения. Самоуверенны вы однако, Старый хрен! За рученку я утащил её в уголок и объяснил суть дела. Поняла она сразу.

- Ой, ну почему вы вчера об этом не сказали? Никуда мы их не выкидываем, они у нас по полгода храняться, мало ли что. заболел человек, или уехал. Погодите, сейчас отыщим.

- Татьяна Петровна, найдите, пожалуйста, оплаченный заказ за номером четырнадцать от тридцать первого марта. Заказчик объявился.

- Этот, что ли, чего ж он сразу не сказал, нес каку

- то чепуху, здесь его заказ. Подойдите, гражанин, распишитесь в получении. С замиранием сердца я шел к стойке, где должен был поставить закорючку. Я уже взял ручку, когда Татьяна Петровна неожиданно, но громко взбрыкнула.

- Стойте!

- Привстала она разглядывая черно белые снимки,

- это же фотографии Старкова.

- Конечно,

- услужливо согласился я,

- Мои снимки.

- Мужик, чего ты мне лапшу вешаешь? Уж Сашку

- то я хорошо знаю! Что

- то давно не появляется...

- А он и не появиться.

- Это почему?

- Уехал Сашка.

- Куда?

- В Горячую, очень Горячую точку и велел вам передать, чтобы вы туда не спешили. Пока мымра открыв рот соображала, что за охинею несет небритый полудурок в фирменных штанах от Диора, я ловко выхватил у неё черный конверт и дал деру. С душераздирающем воплем она выскочила из

- за стойки и кинулась следом. Прохожие вежливо освобождали нам тротуар. Я шел в отрыве и наша дистанция увеличивалась. Мой финиш, открытая троллейбусная дверь, был совсем рядом, но как всегда мне крупно повезло. Черт их принес! Неожиданно из

- за угла остановки мне наперерез выскочили три пацанчика в милицейской форме и с дубинками. Так называемый наряд батальонников бдил спокойствие города. Интересно где они ховаются по ночам, когда бьют запоздалых прохожих? Конечно, днем

- то оно сподручней. Воинственно ощерив зубы и дубинки они двинулись навстречу. Мне оставалось только одно, в арку во двор. Здесь стояли временные разборные гаражи ещё со времен Никиты Сергеевича Хрущева, дай

- то бог ему здлровья. Лавируя между этими ржавыми коробками у меня был шанс натянуть им нос, поскольку по моим расчетам они должны меня преследовать гурьбой. Однако я недооценил юношеский ум. По их восторженным крикам я понял,что группа захвата разделилась и устроила мне маленький капкан. Гаражи стояли вплотную в три ряда между которыми было несколько проходов. Как бы я не петлял, в итоге они все равно меня ущучат. И непременно изобьют. Но лучше позже чем раньше. Поиграть с ними стоит, а вдруг да повезет. Вжавшись в дверной уступ я затаился, прислушиваясь к расстановки сил и планам неприятеля.

- Ну чо, Серега?

- Звонко спрашивал голос позади меня, за гаражем.

- Да нет его тут ни...

- Хрипло ответил Серега откуда

- то слева от меня.

- Да никуда он не денется, сучара,

- успокоил их третий голос с кавказским акцентом,

- не дергайтесь, пацаны, Серега, стой на месте, Вовчик, лезь на крышу. Посмотри чо, как. Наступила пауза, а затем послышался грохот ботинок по железу, видимо Вовчик старательно выполнял приказ старшего, совсем неглупого батальонника.

- Никого не вижу.

- Прямо надо мной, раздался разочарованный голос наблюдателя,

- только два мужика в первом ряду бухают, давай хоть их зацепим.

- За ...себя зацепи!

- Посоветовал грозный начальник.

- Стой не месте и смотри, Серега, иди вдоль гаражей по первому ряду.

- А ты?

- Не твое дело, ща мы его, козла накроем! Щас мы его замесим.

- А ведь и накроот,

- грустно подумал я,

- совсем не глупый им попался начальник, даже не сообщил о своем направлении. Куда мне теперь двигаться? Наверняка Серега дойдя до конца первого ряда свернет на мою тихую аллею, которую мне в данный момент покидать никак нельзя,потому как надо мной расположилья наблюдатель. Откуда появится старший? Вообще загадка. Короче, кранты тебе, господин Гончаров. Лучше сдаться на милость победителя, может хоть дубасить не будут. Именно так я и хотел поступить, когда слева от меня послышался хруст гравия. Очень даже странно. Кто бы это мог быть? Для моих охотников слишком рано. Господи, это ещё что за образина? Прямо на меня шел крепкий бородатый мужик примерно моего возраста.

- Але, гражданин,

- послышался голос сверху,

- вам там шмырь не встречался?

- Какой ещё шмырь?

- Удивленно задрав голову прогудел бородач.

- Ну, такой, в спортивных штанах и в пиджаке.

- Не видел я никаких шмырей кроме тебя.

- Но

- но! Поосторожней, дяденька, я ведь и зацепить могу.

- Я тебе зацеплю! Я тебе так зацеплю, глядь сопливая, что и дубина твоя не поможет.

- Вел рискованный диалог бородач, открывая двери прямо у моего носа.

- Ко мне, пацаны!!!

- Истошно заревел Вован требуя немедленной подмоги!

- Да заткнись ты, пес кастрированный,

- спокойно посоветовал ему бородач.И немедленно убирайся с моей крыши. Продавишь, я твоему тяте такой счет выставлю, что тебе придется дослуживать в Таджикистане, козлик гребаный. За шиворот закинув меня в гараж бородач продолжал ссору с властями. Моментально оценив обстановку я тут же юркнул под машину, в смотровую яму, потому что более подходящего места просто не нашлось. Отсюда мне было слышно как подоспела подмога и завязалась громкая, неконструктивная беседа. Причем громче всего кричали батальонники, голос бородача по прежнему бубнил размеренно и спокойно. Ничего себе, в хорошенькую же историю я снова влип, да хоть бы один, а то ещё и постороннего человека прихватил. И опять оказался в яме. Кажется мне не терпиться оказаться под землей. Оно конечно, все мы там будем, но зачем же форсировать события.

- Эй, герой, вылазь,

- ножиданно мои философские измышления прервал голос моего спасителя.

- Да не бойся убралась эта склизь.

- А я и не боюсь,

- с гонором высовывая голову, ответил я,

- просто не хотелось руки о них пачкать.

- Ну

- ну,

- заржала борода,

- вид у тебя самый геройский. Вылезай, будем знакомиться. Меня зоут Георгием, или по просту Жорой

- Костантин. или попросту Гончаров,

- отряхнвшись, я протянул ему руку,Весьма вам благодарен за своевременную помощь, но почему вы это сделали? Или вам показалась симпатичной моя рожа?

- Рожа как рожа, у меня не лучше, просто я на дух не переношу этих козлят.

- Да, к сожалению их многие не любят.

- Не любят многие, но ненавидят единицы, хотя лично они тут не причем, во всем виноваты их сучьи родители.

- Да, конечно, только я вас не понимаю, при чем здесь пращур милиционера?

- Кажется о милиции я не говорил, а говорил я об этих сопливых негодяях, которые благодаря мамкиным деньгам, да папкиным связям пристроились служить в собственном городе. Развеселая это служба, днем отлавливать подвыпивших стариков и пьяных работяг, а по ночам околачивать яйца об жопы блядей! В то самое время когда кишки их свертников везут домой в цинковых гробах.

- Вы потеряли сына?

- Двоих. Подозрительно отвернувшись он склонился над инструментальным ящиком и громко забрякал железяками. Я потихоньку попятился к дверям.

- Погоди, давай выпьем. Ничего, я редко себе такое позволяю, только с незнакомыми. Помянем Бориса и Глеба. Мы выпили и мне очень захотелось стать его знакомым. Домой я примчался в половине четвертого и подобно голодному псу сразу же набросился на свою добычу. Из конверта я извлек десять черно

- белых фотоснимков форматом девять на четырнадцать и пластиковый пакетик с разрезанной на части пленкой. Шесть фотографий я отложил сразу, поскольку под мои версии они не подходили, а значит и интереса не представляли. На них были запечатлены две дорожно транспортные аварии с живописно искореженными машинами и окровавленными трупами, причем у меня возникло ощущение, что Старков снимал их с растояния двадцати сантиметров. Кроме слова он отлично владел фотокамерой. Оставшиеся четыре снимка были непонятными и потому представляли интерес. Я сразу же прикинул, что сделаны они были в период между пятнадцатым и тридцатым мартом так как предпоследний чек ателье был датирован четырнадцатым числом. Но как увязать эти фотографии с теми делами, которыми занимался журналист? Три темы: Наркотики, бордель и инспектор рыбнадзора. У меня перед носом четыре фотографии. Улыбающаяся кому

- то рожа мужского пола, заснятая примерно с пяти метров в полуанфас, причем в тот момент когда она об этом не подозревает. Вторая и фотография показывают одно и то же место, только проэкспонированное с различных точек. Оно мне знакомо, но в каком районе города находится этот заснеженный кусок сквера или аллеи? В центре снимка толи клумба, толи невысокий фонтан закрытый толстым слоем снега, непонятно. С правой стороны, в верхней части кадра угол какого

- то нежилого здания, слева садовая скамейка. Где, где я мог это видеть? На третьей фотографии под иным ракурсом опять по ценру все та же клумба. Нет! Теперь точно видно, что это фонтан. Слева уже не скамейка, а правый угол того же здания. В правой части снимка какой

- то магазин или аптека, или что

- то в этом духе. Где находится кусок этого архитектурного варварства? Нет, не вспомню. Четветвертое фото меня несказанно порадовало. На нем был изображен добротный деревенский дом с громадным подворьем, всяческими пристроями и свинарниками. Тут и Гончарову было понятно, что находится он ни где нибудь, а в Гридневке и именно в нем, а точнее в какой

- то пристройке веселая хозйка поутру обнаружила безыменный труп мужика. Ну что же не так уж и плохо для начала, а если учесть, что местонахождение фонтана я могу определить хоть сейчас, то совсем хорошо. Хорошо бы только знать зачем покойный запечатлил это безлюдное место? Я могу биться над этой загадкой месяц, а потом окажется, что он пейзажист. Не откладывая дела в долгий ящик я пошел по знакомым соседям тыча им в морду городской пейзаж. Удивительно, но ответ у всех был до глупости стереотипен и очень походил на мой собственный, вроде того, где

- то видел,а сечас не помню, не соседи ,а чурки с глазами. В конце концов плюнув на их ограниченный кругозор я выпил у пенсионера

- фронтовика стакан водки, пожелал ему долгие лета и поплелся спать.

- Опять мой котик нажрался, скотина!

- Услышал я свозь сон, милый моему сердцу, голос беременной невесты. И куда только подевался тот самый шарм так пленивший меня при первой нашей встрече.

- Ага.

- Согласился я блаженно зевнув.

- Завари ка милая чаю, да покрепче, мне на работу пора.

- У котика мозги потекли? Посмотри на часы!

- Восемь часов, ну и что? "Восемь часов, осторожное время, три пограничника ветер и темень..." Самое подходящее время для ищеек и воров.

- И проституток тоже.

- Пардон, мадам, не вижу связи.

- Зато я её просматриваю отлично. Что это тебя на городские виды потянуло? Или все не можешь забыть "знакомые печальные места?

- Миль пардон, мадемуазель, о чем это вы?

- О том самом и не строй из себя невинного мальчика во сне переспавшего с пионервожатой.

- А у кошечки с головой все в порядке? О чем ты шипишь?

- О Пяти фонтанах, или попросту о Блядском пятачке. Весь стол его видами завалил. Соскучился по трипперу?

- Господи, Милка,

- наконец до меня дошло,

- да ты же самая умная обитательница этой квартиры За исключением кота. Ты даже не представляешь как ты мне помогла. Это же Дворец культуры Нептун, а сзади набережная. В палату где выздоравливая лежал Ухов меня пропустили беспрепятственно по той простой причине, что дежурная медсестра куда

- то отлучилась по своим, наверное очень важным делам. Широкий, ярко освещенный коридор был абсолютно пуст. Должно быть с драками и поножевщиной сегодня была напряженка. Держась правой стороны и стараясь ступать тихо я уже миновал половину этой взлетно

- посадочной полосы когда прямо передо мной неожиданно приоткры лась дверь. Я оказался нос к носу с насмерть перепуганным рыжим старичком. Ойкнув он тутже захлопнул дверь с позолоченной табличкой "старшая медсестра". Ну и дела! Как там у поэта? "...В тесной будке с судомойкой развлекается квартальный..." Не скучают ребята даже здесь. Тихонько, чтобы не потревожить драгоценный покой лейтенанта Ухова я приоткрыл палату. Лежа на широкой кровате одним глазом Макс смотрел какой

- то увлекательный фильм, а другим зорко ощупывал ляжки медсестры оголенные до пояса. Она тоже смотрела телевизор искоса наблюдая как буквально на глазах поднимается жизненый тонус больного. Они настолько были увлечены этими процессами, что ничего постороннего вокруг не замечали. Как хотите, но курс лечения никто прерывать не вправе. Так же тио прикрыв дверь я направился в ординаторскую, где сегодня по моим сведениям должен находиться молодой хирург по имени Олег Львович, вытащивший Макса с того света. Он оказался на месте и тоже лежал на диване, но в отличии от Макса, занимался делом более полезным. Укрывшись толстым медицинским фолиантом он спал. Не желая и его беспокоить я прокрался к столу, чтобы на нем оставить то что принес, дорогие часы с гравировкой. Но оказывается сон хирурга неглубок и чуток. Едва только я успел положить свой презент на стол как он крабом вцепился мне в задницу.

- Попался, сукин сын!

- Торжествующе он заломил мне руку и резким движением дернул её вниз. Взвыв от боли я отпрыгнул в угол, ровным счетом ничего не понимая. Левая, поломанная рука болталась соплей. От боли, неожиданности и испуга я начал громко икать.

- Т

- тыы сд

- дуу

- рел, п

- паарень? Кажется парень испугался и, потому как оторопело он смотрел я понял, что он ошарашен не меньше моего.

- Вы кто??? Как вы сюда попали? Кто вы такой.

- Хрен с клюкой. Тебе что клиентуры не хватает, мудак, надо здоровых людей калечить! Я тебя сейчас так покалечу, что сам Склифосовский тебя не соберет.

- Простите, я не хотел...То есть хотел, но не вас.

- Ты меня здорово утешил, чего стоишь? Втыкай руку на место, гад ползучий.

- Да, да, конечно, я сейчас. Позвольте с вас снять одежду.

- Снимай хоть туфли, только перестань трещать, и давай скорее, больно же...

- Сейчас вам будет немного... С сухим треском сустав встал на место, а я улетел. Когда возвернулся назад, то с большим удоволетворением отметил, что мое плечо растирает сам хирург и ни чем нибудь, а настоящим ректификатом.

- Олег,

- тихо но строго начал я,

- вы глупец, и видимо не знаете, что наружное применение этого чудесного препарата дает гораздо меньший эффект нежели внутрижелудочное вливание.

- Замолчите! Лежите спокойно, сейчас я вас туго перебинтую, а потом дам немного коньяка.

- В его голосе появились металлические нотки.

- Зачем вы принесли часы?

- Да уж не для того, чтобы вы ломали мне кости.

- Еще раз прошу прощения, но честное слово вы тут не причем.

- То есть как это не причем?

- Справедливо возмутился я.

- Ломают мои кости, а я не причем, это же абсурд какой

- то.

- Простите, так получилось.

- Что значит так получилось? Меня как глупого зайца подло хватают из засады, выламывают лапы, а потом говорят, извини, брат

- Кондрат, ошибочка вышла. Как мне теперь работать? Чем я детям хлеб добывать буду?

- Вы не волнуйтесь, больничный лист я вам устрою. Все сделаем как надо. А засада не для вас предназначалась. Завелась у нас в отделении крыса, толи кто

- то из своих, толи кто из ходячих больных промышляет. Сегодня опять пропажа, у заведующей бумажник с двумя тысячами ушел, она его на ночь в кабинете в столе забыла, а закрывать дверь привычки не имеет. Позавчера тоже, у санитарки двести рублей пропало, её вообще жалко, на две ставки пашет. На кого подумать, не знаем. У нас ведь двадцать палат на этаже, одних только ходячих больных больше полусотни.

- Какова общая сумма украденного?

- Наверное тысячь пять наберется.

- И как давно это началось?

- Первая кража случилась дней десять назад. Но почему вас это заинтересовало? И вообще расскажите мне наконец кто вы такой и что вам здесь нужно? Часы какие

- то, ничего не пойму.

- Неужели вы меня не помните?

- Нет, да и с какой стати я должен всех запоминать. Передо мной каждый день мелькают десятки новых лиц, так что же по вашему я должен всех заносить в компьютер?

- Конечно же нет, но тогда я предстал перед вами в несколько своеобразном виде и со специфическим запахом, у вас на него сразу возникла аллергия.

- Теперь понятно, вспомнил. Вы тогда доставили нам тяжелораненного. Ухов его фамилия. Тогда все с вами ясно. В знак благодарности вы притащили мне этот дорогой презент.

- Совершенно верно, а вы за это сломали мне руку.

- Очень сожалею...

- Да ладно уж, чего не бывает...

- Очень сожалею, что не сломал другую, кажется ещё в первый раз я вам по русски объяснил, что в ваших деньгах я не нуждаюсь, а то что положено было передать сиделкам я передал. Ваш друг помещен в отличную палату. За неё платит ваша организация, чего вы ещё хотите?

- Я действительно как

- то хотел выразить свою признательность. Тот человек мне очень дорог.

- Послушайте, идите домой, не морочьте голову ни себе ни людям. Хотя нет, погодите, вы ведь тоже из милиции?

- Допустим,

- осторожно ответил я

- Тогда окажите нам любезность, отыщите вора.

- С удовольствием, если вы заберете часы, тем более они подписаны.

- Ну хорошо, только после того как вы выполните свое обещание.

- Тогда пойдемте со мной.

- Куда?

- Проведем совместный, вечерний обход палат.

- Но он уже проводился. А тем более многие больные уже спят.

- Не волнуйтесь, мы спящих не потревожим. Вор на то он и вор, чтобы ночью не спать. Только предупреждаю вас, чтоб без эмоций. Усе сделаем тихо. Рыжий испуганный дед находился на излечении в восьмой четырехместной палате. В момент нашего прихода он ещё не спал, но получше меня разглядев, захрапел старательно и громко. Подойдя к его изголовью тихо, но твердо, так чтобы он все слешал.

- Олег Львович, милейший этот больной стаггичок подлежит немедленному пеггеводу в двухместную палату. Забота о стаггиках и детях наша наипеггвейшая задача! Гаспогядитесь батенька, я пока с ним подежугю. Переводить старичка никуда не потребовалось, по тому как он крепко вцепился в подушку я понял где он прячет ворованное.

- Отставить, Олег Львович, обойдемся малыми затратами. Просто поменяйте ему подушку, думаю этого будет достаточно. Просто так отдавать награбленное старик не хотел. Отчаяно вчепившись в свой трофей он сражался до последнего помогая себе даже сломанной рукой. Вскрытие постельной принадлежности проводилось уже без участия хирурга. По причине колото

- резанной раны он был срочно отозван в операционную. Мне ассестировала дежурная медсестра, которая наконец

- то оказалась на месте. В качестве понятых мы пригласили четырех ходячих больных. Когда в полном составе десяти человек они пришкандыляли в ординаторскую мы начали операцию. Прошла она успешно. Инородное тело в виде полеэтиленового мешочка уже через пять минут вытащила ассистентка, а немощные понятые с удовольствием поставили свои подписи кустарным протоколом. На сей раз Макс действительно отдыхал и будить его было непростительным варварством. Оставив ему записку я прикрыл дверь.

В десять утра я стоял на взгорке перед въездом в деревню Гриднево, стараясь визуально отыскать нужный мне дом. Это оказалось несложным, потому как добротных строений, вроде дома изображенного на моей фотографии, было не более двух десятков. Нужный мне стоял на отшибе в самом конце села. До него можно было добраться двумя путями, либо прямо через деревню, либо минуя её в объед. Я выбрал второе, здраво рассудив, что клиентура мадам Хвостовой наносит ей визиты именно таким путем, через заднее крыльцо. Лихо разогнав машину я возле самых ворот резко саданул по тормозам. Бедная резина пронзительным визгом известила о моем приезде. Из салона я выходить не стал, полагая, что хлеб за брюхом не ходит и оказался абсолютно прав. Минут через пять на крыльцо выплыла дородная девушка лет сорока. Ни дать ни взять кустодиевская красавица, только чуть изможденная пороком. Она лениво потянулась, широко открыла пасть и показав золотую фиксу зевнула. Только потом соизволила спрятать полупудовую грудь под тонкий шелк халата. Очевидно решив, что утреннюю процедуру прихорашивания можно считать оконченой она улыбнулась мне совершенно детской, обезоруживающей улыбкой.

- Привет, парень, ты чо приехал? Такого начала я не ожидал никак, поэтому ответил сбивчего и невнятно.

- Да, это...Я так, мимо ехал, дай думаю загляну.

- Ну так загляни, чо в тачке то париться. Я щас чай пить буду, заходи, не стесняйся я одна. Или боязно? Рассмеявшись она ушла в дом оставив двери открытыми. Я готовился к чему угодно, только не к такой необычной, даже удивительнй встече времен прошлого века. Впрочем и сама она показалась мне необычной, какой

- то естественной и настоящей как сама земля. Может быть первое впечатление обманчиво, но не даром же, едва увидев её я вспомнил о Кустодиеве. Я бы очень хотел, чтобы впоследствии она оказалось такой на самом деле. Неизвестно чему усмехнувшись я решительно вышел из машины. Нет внутри дом не был деревенской избой, а даже наоборот представлял кофортабельное городское жилье обеспеченного человека. На зарплату милиционера такую обстановку не купишь. Особенно эти пейзажи неизвестных мне художников. Явно это не Левитан, но оригиналы малоизвестных художников тоже что

- то стоят. Значит все

- таки моя красавица продолжает делать деньги на бабских задницах.

- Ты чего головой

- то вертишь? Картины что ли не видал? Гляди если интересно. Мне

- то они и даром не нужны, все Витькина дурь. Ты как чай пить будешь? Или с молоком, или с лимоном, а может так просто. Я вот люблю так просто. Да ты садись, парень, тебя как зовут? Меня вот Марго кличут, а тебя?

- Меня попроще, Константином нарекли.

- Меня тоже проще нарекли, Марией, а только с детства все Марго зовут. Ты по какому

- нибудь делу приехал или просто отдохнуть?

- А по какому к тебе делу можно приехать? Конечно отдохнуть.

- Верно говоришь, какой из меня к черту делец, только и годна, что в баньке попариться, или попарить кого!

- Показав весь набор золотых зубов, она рассмеялась свободно и призывно.

- Это я мастерица, тут я свое дело знаю от и до.

- Любое мастерство, это искусство!

- Непроизвольно я выдал очевидню глупость, но ей она почему

- то очень понравилась. Заливаясь смехом она несколько раз её повторила.

- Мастерство, это искусство, замечательно. Костя, а ты как отдыхать

- то у меня хочешь?

- Ну, Марго, что за нескромный вопрос. Отдыхать как все у тебя отдыхают.

- А откуда ты знаешь как у меня отдыхают все?

- Ну ты даешь!

- Мне стало немного не по себе, не настолько она проста как мне показалось.

- Слухами земля полниться, прослышал о тебе.

- Понятно. Прослышал значит, конечно, обо мне разное болтают, иногда правду, иногда брешут. Ты мне пояснее скажи какой тебе отдых предпочтительней, а то я вдруг чего не так пойму.

- Ну как может одыхать мужик у которого баба уехала на месяц.

- Ну тогда и отдыхай, вот она я. Дело принимало какой

- то непредсказуемый, неконтролируемый мною оборот. Я не знал в какое русло мне повернуть засасывающюю трясину нашего диалога.

- Костя, чего ты думаешь, я готова.

- Засмеявшись низким грудным смехом она повторила,

- Я всегда готова! Она резко встала и легкий халатик словно сам по себе неслышно соскользнул к её ногам. Передо мной стояла сама мощь земли с величественно грандиозными формами сложенная абсолютно и пропорционально. И это трансцендентно

- глобальное явление увлекало меня в спальню.

- Ты приезжай завтра,

- уже провожая меня, ясно улыбнулась она,

- поговорим о твоем отдыхе всерьез, если ты не передумал.

- Завтра не обещаю ты из меня все соки выпила, а вот послезавтра обязательно, если ты не боишься.

- А чего мне бояться? Я не Красная шапочка, а ты не Серый волк.

- Конечно, но вдруг привяжусь я к тебе?

- За это не бойся. Отъехав пару километров, чтобы быть за пределами её видимости я остановился перевести дух и привести себя в порядок. Что в сущности случилось? Да ничего из ряда вон выходящего, просто меня как первокласника затащила на себя опытная баба. Вопрос только зачем. Не из спортивного же интереса. И уж точно не из

- за моего цыплячего экстерьера. Дурак ты, Гончаров и лечению уже не подлежишь, за тем она тебя трахнула, чтобы кто

- то третий мог спокойно осмотреть твою машину. Вот и весь вопрос, но зачем? Ведь ты никоем образом не высветился. Хотя бы потому что не было на это время и предпосылок. Как знать? Одно ясно, что ухо с ней держать надо востро. Баба совсем неглупая, а можно сказать, совсем наоборот. У иеня таких не было, а тем более в постеле. На таких мужики и помирают. В редакции я появился во втором часу дня. Валентин рассеяно вычитывал белки и одновременно с кем

- то ругался по телефону. Увидев меня он кивнул на кресло, а перстом на тумбочку возле стола. Нацедив двадцать граммов какого

- то коричнего дерьма я закурил и вытянулся в кресле ожидая когда он закончит свою бодягу. Из головы не выходило мое сегодняшнее приключение. Теперь оно не казалось мне таким уж безобидным. Здесь в стенах редакции мне явственно вспомнился Старков и его беспричинный страх. Чушь, беспричинных страхов не бывает, если ты конечно не шизофреник. И мое сегодняшнее приключение не может быть случайным хотя бы по той причине, что на пленке Старкова есть изображение её дома. Кажется взялся я за это дело не подумав.

- ...да пошел бы ты на...

- Закончил телефонный разговор Валентин. Бросив трубку он протер мокрый нос, лысину, а потом очки.

- Ну что там у тебя, Костя, можешь похвалиться какими

- то успехами?

- Послушай, умник, прошло только два рабочих дня, а ты уже требуешь результатов. За такой период не размножаются даже кролики.

- Замечание принято, молчу. Скажи только одно, это не пустышка? Не водил ли Старков меня за нос все это время, чтобы на дурочка получать зарплату?

- Нет, Валя, к сожалению за нос он тебя не водил, но лучше бы это было именно так. Я ещё глубоко не копал, а дерьмо кажется уже полезло. Скажу тебе абсолютно серьезно, я жалею, что взялся за это дело. Но сейчас не о том. Тебе не знаком этот человек? На стол перед Дунаевым легла фотография человека снятого Старковым незадолго до его гибели. Взглянув на нее, Валентин отрицательно покачал головой.

- Нет, Костя, не знаю...Хотя постой ка, постой. Не может такого быть. Нет, показалось. Конечно показалось.

- Валя, а что тебе показалось?

- Да нет, чушь это полная, спутал я его с одним человеком.

- С каким? Ты не играй в эти игрушки, они вредны для здоровья. Кого тебе напоминает лицо изображенное на фотографии?

- Знаешь что, Костя, сделаем так, я тут кое у кого уточню, а вечерком тебе позвоню или лучше заеду, лады?

- Лады,

- протягивая руку за снимком, согласился я.

- Нет, нет, оставь мне его до вечера, вечерком завезу сам.

- Вечерком меня не будет, жду твоего звонка в конце рабочего дня. И еще, приготовь мне фотокамеру с телевиком, только с обычной пленкой, безо всяких там компьютеров. Валька, будь осторожен, мы наткнулись на большую кучу дряни. Будь поаккуратнее.

- Я понял тебя, старик. Все будет тип

- топ. Дома, дабы смыть свой невольный грех я первым делом залез под душ и тщательно почистил перышки, потом немного полаевшись с невестой, лег на диван и приготовился думать. Этот процесс всегда вызывал во мне отврвщение, а сегодня особенно, почему

- то мои мысли, вместо того, чтобы скручивая факты вязать канву наиболее правдоподобной версии крупным планом выдавали мне мощные титьки Марго. Спасибо, от этого греховодного занятия меня оторвал телефонный звонок. Наверное разродился Валентин.

- Здорово, Иваныч,

- тихо, но жизнерадостно приветствовал меня Макс.

- Привет, Ухов, как ты там? Неужели уже встаешь?

- Пока нет, Это мне один крутой дал пейджер.

- Ты же их этих крутых на дух не переносишь.

- В больничке, Иваныч, все равны, а на том свете и подавно.

- Я гляжу ты философом становишься?

- А чем тут ещё заниматься? Видик, да философия, вот и все мои развлечения.

- Конечно,

- хохотнув согласился я,

- Вчера через щелочку я наблюдал какой ты видик смотришь.

- Да?

- Повисла напряженная пауза, видимо Макс соображал какую именно фазу этого периода мне посчастливилось засечь.

- Ты не переживай,

- успокоил я,

- твоя баба всех подробностей не узнает. А вообще я остался тобой доволен. Валяй в том же духе, это говорит о твоем успешном выздоровлении.

- Не ожидал я от тебя такой пакости, Иваныч, хоть бы покашлял. Ну ладно. Я что звоню

- то, ты все отделение на уши поставил, за пять минут нашел вора. Как это тебе удалось?

- Видишь ли, Макс, я очень талантливый сыщик, тебе ещё многому нужно у меня поучиться, выздоравливай поскорее. А теперь, о серьезном. Мне на несколько дней нужна твоя машина и человек вроде тебя.

- Насчет машины проблем нет, ключи от неё у тебя. А человека тут посложнее. Вроде меня не бывает! Но я понял, что ты хочешь. Жди в течении часа он тебе позвонит, он тебе понравится, вы немного похожи, только заплатишь ему меньше чем мне. А то будет обидно. Отбой. Утомительное это занятие

- ожидание. Особенно если тебя самого ждет неотложное дело, а времени в обрез. Первый звонок раздался только в пять часов. Незнакомый голос сперва сообщил мне, что зовут его Сергей Медов, но можно просто Мед, а потом спросил, смогу ли я через час быть в военкомате, где он будет ждать меня в дежурной части. Дав добро я ещё полчаса прождал звонка от Валентина, но безрезультатно. Оба его телефона, рабочий и домашний не отвечали. Сукин кот, не иначе как загулял, в отсутствии

- то жены и сам бог велел, но предупредить об этом меня он был обязан. Сергей Медов оказался двухметровым тридцатилетним агрегатом с тремя маленькими звездочками на плечах. Несмотря на груду мышц дефицитом интеллекта он не страдал. Но в общем перень мне понравился. Записав его координаты мы на время расстались. В ста метрах от дома Марго, через картофельное поле, начинался перелесок. Туда я и загнал уховскую машину, предварительно просмотрев возможные пути отступления. Крыльцо, вход и пристройки были у меня как на ладони. Приложив к глазам бинокль от восторга я даже засмеялся, настолько чудесно просматривалось все подворье. Кажется я мог бы рассмотреть прыщ на заднице хозяйки. Первой ласточкой, которую я засек была высокая стройная брюнетка в ярко красном жакете и черной юбке. Про себя я сразу назвал её Кармен. Приехала она на белой "девятке", которую небрежно бросила тут же у входа. Вторыми прилетели сразу две птички, удивительно похожие друг на друга девицы с фиолетовыми волосами. Это должно быть на любителя, отметил я, поскольку красотой близняшки не блистали. Время подходило к половине восьмого, когда третий экипаж высадил сразу четырех проституток под командованием пятой. Если она тоже промышляла проституцией, то её клиенту я бы не позавидовал. Итого, вместе с хозяйкой собралось девять женщин занимающихся ныне дозволенным промыслом. Очевидно рабочий день заведения мадам Хвостовой начинался. Против этого я не возражал. И если дальше все пойдет как сейчас, мне останется только выругаться и уехать. Но что

- то клиент не едет. Неужели моих девочек сегодня ждет облом? Незавидная работа, никакого тебе планирования и гарантийной зарплаты. Впрочем её сейчас нет ни у кого? Ага, кажется первый гусь на подлете, но судя по потрепанной машине, не очень жирный. Невысокий, вислозадый джентельмен, со свертком под мышкой, воровато проскользнул в дом и вскоре, в сопровождении одной из четырех только что прибывших уеденился в низком сарайчике. Итак, господин Гончаров, позвольте вас поздравить с началом спектакля. А в остатке мы имеем восемь негритят. Далее события начали развиваться более динамично. Почтенный и седовласый владелец десятой модели сразу увлек близняшек. Старый развратник! И негритят осталось только шесть. Из подъехавшего в восемь часов "Мерседеса" никто не выходил. Это было уже интересно, я невольно насторожился, но вскоре был разочарован. Оказывается большой мен ждал личного приглашения. Вышла моя Кармен и самолично пригласи

- ла гостя в хату. Не смотря на шикарный автомобиль одет высокий гость был невзрачно, мятые серые штаны дополняла такая же куртка с высоко поднятым воротником. Лица его я не разглядел по той причине, что он ни разу не повернувшись ко мне, сразу же поспешил в дом. Оказывается я очень плохо разбираюсь в конъюнктуре блядского рынка, потому как прибывший с личным шофером, представительный господин уволок в кабинет ту самую мымру на которую я бы не поставил и ломанного пятака. Теперь у меня, вместе с хозяйкой оставалось только четыре негритенка. Когда из подъехавшего джипа вышло четверо крутых, я подумал, что последние кленты прибыли и мне пора уезжать. Но вели они себя настолько своеобразно, что я решил немного обождать. Выйдя из машины, крутые преспокойно закурили, не стремясь тотчас обласкать веселых дев. Ну а дальше они повели себя совсем неординарно. Вместо того, чтобы пройти в дом и доложить хозяке о своем прибытии, они, по приглашению бритоголового, одетого в зеленый комуфляж парня прямым ходом прошли в ценральную дверь пристроя. Прямо скажем, странная компания. Джип они поставили боком, перпендикулярно моей видимости и как я не старался, ни передних, ни задних номеров разглядеть не мог. Через некоторое время были разобраны оставшиеся три жрицы любви, но меня теперь это мало интересовало. Поскольку все внимание я заострил на центральной двери пристроя. Только однажды от туда высунулся бритый качок и что

- то крикнул в сторону дома. Через пять минут собственной персоной из него нарисовалась моя утренняя любовь с дипломатом в руках. Это ещё больше заинриговало меня, покольку в моем представлении казалась она бабой гордой и независимой. В пристрое она пробылао, от силы минут пять, а когда вышла вид у неё был яростный и негодующий. Что там происходит? Я мог только гадать, но уж наверное ничего хорошего. В своих измышлениях я перебрал десяток вариантов, пока догадка, простая как полено не осенила меня. Вне всякого сомнения один из четверки крутых, скорее всего бритоголовый, был не кто иной как Витек, любитель пейзажной живописи. Толи муж, толи брат Марго. Я запустил двигатель и включил заднюю скорость собираясь выбираться из этого бардачного места. Буквально одна секунда, один взгляд решили все дело, и я вырубил зажигание. Черная тонированная "Нива", по уши в пыли резко осадила возле джипа, едва не воткнувшись ему в задницу. Пассажирская дверь, ближайшая ко мне открылась. От туда вылез парень в черных очках и черном же комуфляжном костюме. Внимательно осмотревшись кругом, он что

- то сказал второму пассажиру. Мамочка, родная! Только этого нам и не хватало. С заднего сиденья ему протянули короткий, детский автомат, который он тут же заткнул за пазуху. Следом вылез аналогичный тип с такой же игрушкой. Не разгибаясь он затаился за задним колесом держа автомат наготове, а я очень пожалел, что не взял с собой Медова. Оставшийся в кабине водитель настойчиво посигналил. Загадочная средняя дверь пристроя открылась и из неё не торопясь вышло трое. Вразвалку они подошли к воротам и что

- то спросили у приехавшего. Согласно кивнув, он остался стоять на месте. Тогда открыв калитку к нему вышел бритоголовый качек. Приехавший вытащил из машины дипломат и открыл его на капоте. Бритоголовый разодрал несколько белых пакетов и придирчиво их обнюхал. Видимо оставшись довольным, он согласно кивнул и понес один пакет на пробу друзьям. Очевидно сделка состоялась, потому что четвертый качек с дипломатом вылез из пристроя, подошел к ограде и передал кейс бритоголовому, а тот в свою очередь вручил его приезжему очкарику. Открыв дипломат он подобно покупателю разорвал несколько пачек и проверил подлинность купюр. Видимо оставшись довольными они пожали друг

- другу руки и собрались расходиться. Помешал водитель, неожиданно выйдя из машины он точно Вий показал пальцем прямо на меня, так по крайней мере мне показалось через окуляры бинокля. Это очень неприятно когда на тебя показывают пальцем вооруженные бандиты. Не долго думая я пошел задним ходом, лавируя между деревьями и моля бога, о том чтобы их джипы навсегда увязли в картофельном поле. Бог помог, но только наполовину. Миновав перелесок я выскочил на заброшенную грунтовую дорогу и повернул направо, стремясь поскорее попасть на шоссе. Проселок немного поднимался вверх и был на последней стадии паршивости. Машину трясло и швыряло как будто я ехал по свалке шифера. Когда чахлый лесочек справа закончился я с удоволетворением увидел черную "Ниву" продавцов беспомощно барахтающуюся в картошке. А вот джипа покупателей, на месте, возле дома я не обнаружил. Этот фактор неблагоприятно отразился на моей нервной системе. Громко и нецензурно выругавшись я придавил уховскую старушку тяжелой рифленой подошвой. Она конечно взревела и поначалу побежала резвее, но вскоре начала хрипеть и отхаркиваться, обещая мне в недалеком будущем умереть вообще. Куда подевался джип я примерно предполагал. Зная коварство поля после вчерашнего дождя, хозяева надеясь на свою скорость, предпочли более долгий зато надежный вариант. Хорошо зная окрестные дороги они удумали подловить меня при въезде на асфальт и если я буду по прежнему плестись у них это получится. Более того, они даже могут выехать мне навстречу, чтобы в лесочке, подальше от людских глаз спокойно со мной побеседовать. Я был категорически против подобных разговоров. Иного пути как назад у меня не было, потому как по правую руку находилось поле, а слева шел крутой спуск к реке. Только назад, но и там меня ждала неизвестность. Во первых я не знал куда я в конце концов приеду, а во вторых там меня вполне могли поджидать молодчики из черной "Нивы". Ужасно неприятная ситуация. Самое умное в моем положении, это бросить машину и налегке спуститься к реке, скоро начнет темнеть и им не отыскать меня даже с собакой, но в таком случае опять изза моей глупости пострадает Ухов. Найдя машину, нетрудно найти хозяина. Значит, господин хороший, приплыли. Нет! Можно сбросить машину с обрывистого берега и она должна взорватья, тогда они вряд ли будут меня приследовать. Опасаясь обилия подъехавших ментов они постараются вообще отсюда слинять. Но взорвется ли тачка? Тем более упав на песок? Чепуха, можно в багажнике зажечь тряпье, чтобы было наверняка. Жалко машину, черт с ней, жизнь дороже. Нужно было торопиться, потому как джип мог появиться в любой момент. Выбрав место покруче я спешно готовил уховской старушке отходную. Вытащив из багажника все нужное я зажег в нем промасленную ветошь и захлопнул крышку. Потом открутил пробку бензобака и перекрестившись столкнул бедолагу вниз. Взобравшись наверх я едва успел спрятаться. С надрывным воем снизу шла черная "Нива". Все

- таки вытащили, успел подумать я и в этот момент рвануло. Испуганно заверещав тормозами "Нива" встала в десяти шагах от меня. Трое пробками вылетлели из машины и тут же залегли ожидая повторной атаки. Прошло около минуты, когда один из них счастливо заорал.

- Мужики, отбой, ложная тревога, это тот мудак на бежевой тачке гробанулся. Вон горит как!

- Путь себе в божье царство освещает.

- Набожно пояснил главарь.

- Э

- э

- э, Не говори больше так, не надо,

- возразил водитель,

- аллах его не возьмет, вонючий сильно. Пойдем поглядим какой из этого козла получился шашлык. Они спустились вниз, а у меня от страха перед самим собой перехватило дыхание. Неужели решусь? Должно получиться. Двигатель "Нивы" работал. Думать было некогда, уже через секуеду я врубал скорость. Выстрелы я услышал когда отъехал метров на пятьдесят, только раньше в лобовом стекле диагональю появились три дырки, причем одна из них вполне могла появиться после отверстия в моем затылке. Кажется спинки сидений у них были бронированные, потому что пару раз мне показалось, как позади меня кто

- то больно пинает в спину. А вот наконец и долгожданное шоссе и конечно с левой стороны знакомый джип, и возле него все четыре качка. Словно шакалы, стоят и не знают что делать, толи спасать свои шкуры, толи толи дружно всей стаей наброситься на жертву. Теперь

- то мне хорошо был виден их номер. Проезжая мимо я не мог удержаться от гадости, да и тащить их у себя на хвосте желания не было. Поэтому чуть приоткрыв тонированное стекло я крикнул с акцентом.

- Мужики, совсем

- совсем плохо! Надо быстро

- быстро ноги делать! Круто заложив вираж я закидал их щебнем и ушел в сторону города. Не доезжая поста, убедившись, что погони за мной нет, я остановил машину и перевел дух. Похоже, что в историю я влип более серьезную, чем даже предполагал. Взглянул на часы и оторопел,стрелки показывали восемь часов двадцать пять минут. Значит на все про все не ушло и часа, а мне эти двадцать пять минут показались целой жизнью. Однако времени для размышление о её быстротечности или наоборот у меня не было, необходимо было срочно избавляться от машины. Неизвестно какими связями обладают одураченные мною бандиты и у меня нет никакой гарантии, что первый же гаишник меня остановивший, не есть их лучший друг, товарищ и брат. А черная "Нива" в наших местах явление редкое и потому запоминающееся. Осоденно если на её лобовом стекле нарисованы три пулевые дырки. Кроме того меня могут остановить в чисто профилактических целях и уховский техпаспорт на старую шестерку я вряд ли сумею привязать к новенькой "Ниве". Черт возьми, у меня ведь ещё и деньги, о которых я в этой суматошной погоней за жизнью совсем забыл. Причем деньги, судя по всему сумасшедшие. Оглянувшись назад я убедился, что кейс послушно и доверчиво возлежит на сидении, а рядом, его охраняя застыл автомат, брошенный препуганными наркодельцами. Видимо этому обстоятельству я обязан был жизнью. Окажись стрелков двое, то неизвестно в каких бы я кущах бродил сейчас. Что и говорить, груз у меня довольно необычный и линять надо немедленно! Уйдя с трассы влево я углубился в лес и долго петлял между деревьями не зажигая фары. Совершенно неожиданно я выскочил на узкую просеку параллельную магистрали. Свернув вправо, почти на ощупь я поехал по ней, все более удаляясь от города. Проехав таким образам около полукилометра я решил, что достаточно запутал свои следы и уже хотел тормозить, когда передо мной в полумраке неожиданно возникло какое

- то заброшенное строение. Видимо к нему и была когда

- то пробита просека. Бетонное сооружение показалось мне более чем странным. Около трех метров в ширину и шести в длину высотой оно было более трех метров. Но не это удивило меня. Поразило полное отсутсвие каких либо окон и дверей. Представьте себе, по всему пориметру ни единого проема. три стены падали совершенно отвесно, А одна, торцевая, примерно под тридцать градусов спускалась к земле. Возле неё и притулилось нечто похожее на курятник. Пробравшись вовнутрь я обследовал крохотный полуразвалившийся домишко и понял, что помимо меня, за последнее полугодие его посещали только птицы. Полное недоумение у меня вызвал поломанный письменный стол и куча спресованных дождем и солнцем конторских книг. На одной из них мне с трудом удалось прочесть, что в руках я держу ценный документ строгой учетности, а именно журнал приема

- сдачи дежурства по силосной траншее номер пять принадлежащий коллективному хозяйсту "Волжский рассвет". Как бы не были слабы мои познания в вопросах сельского хозяйства, но теперь и я понял, что бетонная цитадель есть не что иное как силосная яма. Отличное место, где можно припрятать стыренный автомобиль, потому как бросать его на виду не хотелось по известным причинам. А тут тебе готовый, замаскированный гараж. Проверив пандус, я понял, что кроме вездехода сюда никому не забраться, настолько крут и труден он был. Не постижимо уму как сюда забирались дряхлые колхозные самосвалы. Наступили уже плотные сумерки, если не сказать темнота. Подойдя к краю бункера я заглянул вниз и чуть было не сверзился вниз, уж больно пьянящь и силен оказался аромат шибанувший мне в нос. Процесс гниения шел давно и продуктивно. Укрепив на краю стопорного бардюра светлый платок я погнал "Ниву" в последний путь.Такими темпами я очень скоро сделаюсь заправским автомобильным палачом. Воя от возмущения, словно предчувствуя скорую гибель машина нехотя вползла на эшафот. Здесь, на относительно ровной площадке, я начал готовить её к отпеванию. Во первых освободил от тяжкого бремя денег. Во вторых, основательно попотев, подсыпал грунт под порожек безопастности, чтобы она могла спокойно и просто переступить через этот последний рубеж. Ну а потом занялся самым главным, технической частью осуществление проекта. Автомат оказывается можно использовать не только для поражения живой силы противника. Привязанный к педали сцепления, он хорошо работал как обычный дрын. Последний раз сев в обреченную машину, я подогнал её к самой кромке так, что передние колеса буквально зависли над бункером. Потом я до предела вытянул газ, врубил первую скорость и прижимая автоматом педаль сцепления начал осторожно выбираться наружу. Вероятно я плохо привязал автомат, потому что, когда я уже одной ногой стоял на земле, эта черная тварь вдруг поехала. От испуга я сильно ткнул стволом. Наверное он отвязался совсем, потому что ударив меня по спине, машина швырнула меня назад к себе на сиденье и мы вместе полетели в вонючий силос. Для Милки было большим счастьем, что при падении я не потерял сознания и траншея оказалось неглубокой. Уровень гнилого и вязкого дерьма, которым она была наполнена не доставал мне даже до рта и я мог спокойно дышать и радоваться жизни. А вот "Ниве" пришлось хуже. Упала она не так как я того хотел, мордой вперед, и её непокрытая задница до сих пор торчала наружу. По ней я и выбрался наверх, стуча зубами от холода. Кажется, господин Гончаров, в этом месяце вам уже дважды посчастливилось искупаться в дерьме. Первый раз по прихоти злых людей, что простительно, а сейчас только по своей личной инициативе. Не кажется ли вам, что вы несколько преждевременно открываете купальный сезон этого года? Если так пойдет и дальше, то недолго и простудится. Черт возьми, но что же делать? В таком виде идти на трассу просто неприлично. Даже если я и остановлю машину, то чистоплотный частник не позволит мне её пачкать. Что же помирать мне здесь. Оригинально, Это может только Гончаров, уйти от верной смерти, чтобы через час подохнуть в дерьме, в десяти километрах от города, при себе имея огромную сумму денег. Хочешь не хочешь, но в сторону моря двигаться надо, хотя бы потому что таким образом можно согреться. С отвращением выкурив подмокшую сигарету, я на ощупь пошел в сторону дороги. Это было настоящим мучением. Я спотыкался о торчащие корни, бился лбом о деревья, падал на острые сучки, думая только обм одном, как бы защитить глаза. К половине одиннадцатого избитый, окровавленный и вонючий я наконец

- то вышел на трассу. Машины шарахались от одного только моего вида. Безрезультатно проголосовав около получаса я хотел уже идти пешком. И тут

- то возле меня затормозил колесный трактор

- универсал со скребком и экскаваторным ковшем. Еще не веря своему счастью я продолжал шагать, но трактор продолжал настойчиво предлагать свои услуги.

- Отвезешь,что ли?

- Спросил я в стельку пьяного тракториста. Он радостно закивал головой и заморгал совершенно бессмысленными глазами. Господи, теперь я понял почему он молча сопровождал меня несколько десятков метров. Бедняга просто был не в состоянии изъясниться, в полном смысле этого слова, но не вязал лыка. Отодинув его вглубь кабинки, я сел за руль. Он что

- то пытался возразить, но вскоре убаюканный теплом, старательно захрапел в унисон тракторному движку, но доминируя над ним. Во двор собственного дома на тракторе я въезжал впервые, особенно в половине двенадцатого ночи. Тракторист спал как хорек. Мне не оставалось ничего иного как заглушить машину прямо возле подъезда. Но что делать с моим дорогим мужичком? Наверняка немного проспавшись он предпримет попытку езды по ночному городу и нарвется на кучу неприятностей. Кое как растормошив, я дотащил его до квартиры и открыл дверь. Слава богу Милка не проснулась. Бросив своего спасителя на кухне на диванчике, сам я заперся в ванной стараясь поскорее раздеться, чтобы смыть с себя стойкий, въевшийся запах силоса. Однако моим планам не суждено было сбыться. Истошный крик буквально выбросил меня в коридор. Бедный тракторист с окровавленным и перекошенным от ужаса лицом ползал по полу моля о пощаде, потому что в него, почти в упор целилась полуголая Милка. По тому как была напряжена её спина и шея, я понял, что она вполне может выстрелить.

- Стой, дура!

- Успел крикнуть я, влет выбивая у неё оружие.

- Со мной он, пусть поспит немного. Она сползла по стенке и усевшись прямо на пол заревела в голос. Я сышал, что это хорошо и полезно после нервного срыва громко голосить, поэтому не мешая ей я аккуратно вытащил и отбросил обойму, не забыв и про патрон в стволе. Потом только занялся не менее напуганным алкашем трактористом. Беднягу заклинило, он только беззвучно открывал рот и пучил глаза. Понадобилось полстакана водки чтобы привести его в себя.

- Где я?

- Затравленно озираясь по сторонам, задал он первый вопрос.

- Не волнуйся, на том свете. Тебя сбил КАМаЗ, когда ты выехал на встречную полосу движения.

- Да ладно тебе, мужик, я по серьезу, куда я попал?

- Говорю же тебе русским языком, в ад. Сейчас я твою печень жрать буду.

- А где трактор? Куда я трактор

- то дел? Меня ж завтра бугор убьет.

- И правильно сделает. Но это будет завтра, а сейчас ложись спать.

- Ты что, хочешь этого ханурика на ночь оставить дома?

- Вдруг перестав реветь взъярилась Людмила.

- Ни за что, пусть катится к чертовой матери, мне достаточно одного идиота.

- Успокойся, Мила, если бы не этот человек, то неизвестно где и в каком виде я был бы сейчас.

- В каком ты виде видно и здесь, похоже последнее время ты устроился подрабатывать ассенизатором. Гончаров, ты деградируешь прямо на глазах. И дружков подбираешь сообразных, убирай его отсюда или будет хуже...

- Не, мужики, в натуре, где мой трактор,

- не унимался беспокойный тракторист,

- Вы мне только скажите где мы и я сразу пойду.

- Да здесь твай трактор, кретин, у подъезда стоит, выгляни в окно и успокойся. Задолбали вы меня все. Тракторист, а потом и Милка по очереди посмотрели на трактор и оба остались довольны. Один наличием сельскохозяйственной машины, другая предстоящим расставанием.

- А где это мы, мужик? До "Волжского Рассвета" далеко?

- Двадцать километров, а находишся ты в городе.

- Да ты чо, не может быть! А как я к тебе

- то попал.

- Заткнись и ложись спать, поедешь с утра пораньше, а сейчас заглохни. Милка это касается и тебя.

- А ты мне тут не приказывай, нашелся командир вонючий. Нет правда, чем это от тебя воняет.

- Силосом, иди спать, сейчас помоюсь и все тебе расскажу. Рассказывать мне ничего никому не пришлось, потому что когда я помывшись вышел из ванны оба они крепко спали. Едва коснувшись подушки я тут же глубоко и тревожно заснул. В пять часов меня разбудил неугомонный тракторист. Поблагодарив меня за гостеприимный прием он назвался Виктором Шиловым и пригласил в это же воскресенье быть у него с супругой и детями. Тремя часами позже меня разбудил милкин крик. Сидя в центре комнаты на полу она ошарашенно взирала на открытый кейс, который я во вчерашней суматохе позабыл припрятать.

- Откуда это, Костя?

- Спросила она трагическим шепотом.

- Так, завалил вчера одного банкира, мелочь, не мешай спать и закрой чемодан. Как на дело идти так вас нет, а как капусту рубить так вы тут. Послушай, Милка,

- окончательно просыпаясь вспомнил я,

- Вчера мне должен был звонить Валентин Дунаев. Он звонил?

- Нет, тебе вчера вообще никто не звонил. Подтащив телефон я набрал его номер. Прояжный и тоскливый зуммер, это было все, что я услышал. Рабочий телефон ответил тем же.

- Если мне кто

- нибудь позвонит, скажи что буду через час,

- уже на ходу инструктировал я Милку.

- И скажи папуле, что ждем его сегодня на ужин. Дипломат спрячь и дверь никому, ни под каким предлогом не открывай, даже знакомым. На улицу не высовывай и носа, его могут оттяпать по самые плечи, Пока! Не смотря на приличые заработки Валентин занимал скромную трехкомнатную квартиру проекта великого зодчего советского периода Никиты Сергеевича Хрущева. Жил он недалеко от меня над кафе"Рассвет", теперь почему

- то переименованного в "Цыганские ночи". Последнй раз я у него был лет шесть тому назад и тогда его Маней, а тем более Ваней и Даней ещё и не пахло. Дверь двадцатой квартиры, согласно пульса времени была бронирована. Немного успокоенный я нажал звонок. Мучил я его минут пять, пока окончательно не убедился в тщетности своих потуг. Выглянувшая из соседней квартиры старуха авторитетно мне посоветовала добиваться поставленной цели.

- Ты шибче, шибче жвони, дома он, как вчерась приехал, так и не выходил по сию пору. Шпит наверное, Жвони шибче.

- Бабушка, а к нему вчера кто

- нибудь приходил?

- А как же почитай сражу к нему и пришли, наверно не ушпел и раждеться.

- А кто приходил, вы их знаете?

- К няму многие ходют, ражве вшех упомнишь, ты жвони, шпит он.

- Напоследок сказала бабка и закрылась в своей конуре. Я осторожно потянул дверь и она послушно пошла за моей рукой. Вторая, деревянная вообще была распахнута настеж. В таких случаях у меня всегда начинает ныть сердце. С этой болью я и вошел в квартиру. Валентин действительно спал, но почему

- то в передней. Сидя на полу он неловко запрокинул голову и вывернул шею. Наверное живым спать в такой нелепой позе крайне затруднительно, но Валентину было решительно на это наплевать, потому что черные запекшиеся струйки на его лысом черепе говорили о том, что его прошили по меньшей мере две пули. Осторожно прикрыв дверь я спустился на улицу к автомату. Набрав номер я долго ждал ответа. Наконец раздраженный голос Ефимова сообщил что он слушает, но нужно быть полным идиотом, чтобы в субботний день звонить в такую рань. Терпеливо выслуша всю тираду я вежливо поздоровался.

- Какого черта!

- Пуще прежнего взорвался полковник,

- сам не спишь, дурью маешся и людям спать не даешь. Что тебе надо?

- Совета.

- Тогда я посоветую тебе идти к гребаной матери, и не возвращаться от туда никогда.

- потихоньку остывая по инерции орал будущий тесть.

- Алексей Николаевич, у меня к вам очень серьезное дело.

- Ладно, сейчас умоюсь и перезвоню.

- Я не из дома.

- Куда же тебя занесло в семь часов утра? К Валентину Дунаеву, может быть слышали о таком?

- И не только слышал! Козел он вонючий с авторучкой в заднице. Можешь так ему и передать, а при личной встрече, за ту поганую статью я лично отшибу ему голову.

- Очень сожалею, товарищ полковник, но вы опоздали. За вас это сделал кто

- то другой.

- Не понял. Что ты там мелишь, дай ка ему трубку.

- Да мертв он,

- теря терпенье закричал я,

- неужели вам это непонятно!

- Вот теперь понятно. Говори его адрес и жди бригаду. Я тоже сейчас подъеду. Любопытно взглянуть на него, когда он спокоен. Ты руками

- то там ничего не лапай, а то...

- Это вы мне говорите?

- Уже не скрывая злобы язвительно спросил я.

- Нет, твоему крякнувшему дружку,

- тоже желчно ответил он и бросил трубку. Не желая оставаться в долгу, я тоже съездил ему по морде телефоной трубкой. От злости ли, а может быть от вчеранего переутомления, или от дикой валькиной смерти, но меня вдруг начало колотить в буквальнам смысле этого слова. Крупная дрожь, отбойным молотком застучала в коленках ног и кистях рук. В ближайшем задрипанном ларьке я приобрел "самопальную" и тут же не отходя от кассы выпил добрую треть. Первыми прибыли полицейские и подобно своре борзых дружно меня обложив зло и добросовестно затявкали.

На мое счастье почти следом приехал Ефимов. Хмуро отогнав от меня всю эту стаю, он поспешил наверх к месту происшествия, где нас уже поджидала шепелявая старуха. Охая и крестясь она тут же засыпала нас вопросами, ответы на которые мы не прочь получить были сами.

- Бабушка,

- чуть оглядевшись спросил полковник,

- вы не слышали когда ваш сосед пришел с работы?

- Это почему не шлышала?

- Обиделась бабуся,

- што я тебе глухая? Очень даже шлышала. Половина шештого была. Я ужинать шобиралашь, а тут и он жамком жабренькал. Я подошла к дверям пошмотреть

- один пришел, али ш кем? Меня его жена попрошила, шоб наблюдала жа нем.

- Ну и что? Он был один?

- Пришел

- то один, да только шледом два мужика ему пожвонили. Я тогда и отошла от двери

- то. Мужики не бабы, чего буду понапрашну штоять, картошка оштынет. Ну а минут череж пять они от него и ушли.

- А вы не заметили в чем они были одеты, какого роста? Тонкие или толстые?

- А на что мне их замечть? Вот ежели бы бабы были, тогда конешно, а так...

- Спасибо бабушка, а вы выстрелов не слышали?

- Нет, не было никаких выштрелов, я не глухая.

- Спасибо, бабушка, до свиданья, если понадобитесь, то потревожим вас еще. Полковник только на серунду заглянул в квартиру, оценил труп и кажется остался недоволен настоящим состоянием Дунаева. Сцапав меня за рукав, он велел своим подопечным отнестись к осмотру со всей серьезнастью, а меня потащил по лестнице вниз, на свежий воздух.

- Ну, что ты скажешь на этот раз?

- Усаживаясь на скамейку перед подъездом резко, с издевкой спросил он.

- Скажу, что неплохо было бы найти в карманах Валентина черно

- белое фото одного неизвестного типа, но скорее всего его там нет. Думаю, что и убили

- то его из

- за этого снимка.

- А ты как оказался здесь, орел стервятник?

- Я и пришел за фотографией. Она собственно моя. В поисках человека изображенного на ней я предъявил её Валентину и мне кажется он его узнал, но не захотоел говорить об этом, пообещав сначала кое что проверить.

- Боже мой, определенно ты сведешь меня на тот свет раньше положенного. Что у тебя есть еще? Какого сюрприза можно от тебя ожидать в ближайшее время?

- Еще у меня есть полный дипломат денег, который я вчера вечером пригрел у наркоторговцев. Могу поделиться. Еще в качестве сюрприза могу сообщить о том что по моему разумению два этих дела, убийство Дунаева и вчерашняя моя кража связаны между собой.

- Нет, это выше моих сил,

- засопев полковник достал сигарету,

- ты хоть понимаешь с кем ты связался на этот раз? Как ты на них вышел?

- По материалам одного неоконченного журналистского расследования. Возможно вы помните такого Старкова Александра?

- Это тот писака, который самолично поджарился у себя в квартире?

- Если вы и сейчас думаете так, то мне искренне жаль правоохранительные органы России. Старков копал наверняка и будь он немного поосторожней, подкинул бы вам крупную дичь, правда я сомневаюсь стали бы вы её кушать. Больно уж колючи те дикобразы.

- Умолкни, сыщик недоделанный, где деньги?

- У меня дома, под охраной вашей дочери.

- Умнее ты ничего придумать не мог. Как он у тебя вообще оказалсья?

- Долгая история,но чем скорее мы нагрянем в тот домик откуда его взяли, тем будет лучше. А по дороге я все вам расскажу. Необходимо только учесть, что хозяева могут быть вооружены до зубов и если есть такая возможность, то будет совсем не лишне прихватить с собой пару, тройку дельных парней. Уже через час мы стояли на том самом взгорке откуда я впервые любовался домиком Марго. Золотое было время! Теперь домика не было, а вместо него на фоне черного пепелища ярко краснела пожарная машина. Но похоже и она собиралась вскоре покинуть это печальное место. Необходимо было поторопиться, чтобы из первых уст узнать причину пожара, хотя я уже придполагал, что мы можем услышать.

- Сукин сын!

- выругался Ефимов срываясь с места.

- Ты видишь к чему приводит твоя самодеятельность? Скажи ты обо всем вчера, этого бы не случилось.

- Конечно, вообще бы ничего не случилось, они бы продолжали спокойно торговать наркотой, потому что никаких обвинений, кроме проституции, вы им предъявить не могли. Пока не поздно настоятельно вам советую пробить номера "Нивы" и джипа. И если они не фуфловые организовать их поимку. Я же тем временем мог бы очень продуктивно опросить соседей и пожарных.

- Нет уж, одного я тебя не отпущу!

- Сигналом останавливая пожарку, непреклонно заявил потенциальный тестюшка,

- это всегда плохо кончается, возьмешь с собой Рыбака, не помешает.

- Рыбака, так Рыбака, покорно согласился я, подумав, что одному часто бывает грустно и неуютно, например как вчера.

- Приветствую вас, мужики,

- выходя к остановившейся машине,

- поздоровался Ефимов,

- ну, что там у вас?

- Здравствуйте, товарищ полковник!

- Ответил чумазый капитан.

- Обычное дело, пьяная проститутка сгорела. Не быспокойтесь, ваши коллеги из нашего района уже были, никакого криминала нет. С матраца пожар начался. Курила наверное в постели, они все как нажруться, в кровать с сигаретой ложаться. Сгорела аж до костей, одна головня осталась. Полчаса как увезли.

- В кровать! С сигаретой!

- передразнил его Ефимов,

- А вы где были?

- Дак это...Нам только в пять тридцать сообщили. Телефонов

- то на все село три штуки, из них два не работает. Когда мы подскочили, было уже поздно. Мы в основном тем и занимались, что отсекали огонь от соседского двора. Да что там думать, соседи говорят, у них вчера вечером пьянка была, а утром мы видим её последствия, труп хозяйки.

- А почему вы думаете, что сгорела именно хозяйка?

- Бестактно вмешался я в разговор.

- Кто вам это сказал?

- Никто, там вообще было непонятно кто сгорел, но по логике вещей на хозяйской кровате могла отдыхать только сама хозяйка.

- Да, конечно.

- Согласился я садясь в машину Рыбака. Дом стоял особняком, подъехав к нему ближе я впервые увидел, что значает сгореть до тла. Дома, как такового не было, вместо него посередине пожарища, в центре бетонного фундамента, торчала мокрая, почерневшая печь. Из мебели в живых остался унитаз, ванна, газовая плита и кухонная мойка. Дом примыкал к соседям только огородом и по этому пожар их не коснулся. Сейчас они подобно грачам, сквозь штакетник пялились на пепелище, ожидая когда наконец им позволят спокойно и не торопясь осмотреть трофеи.

- Привет погорельцам!

- радостно начал я,

- Кто видел во сколько начался пожар, шаг вперед.

- Я видела,

- бойко ответила остроносая, худая бабенка,

- пяти ещё не было. Я сразу к Кате, соседке побежала, потом мы вместе до Нинки подались, потом...

- Понял!

- Неучтиво перебил я её,

- Когда разошлись гости?

- А кто ж их знает.

- Степенно ответил дед с костылем,

- Я в десять ложился, они все ещё гулевали. Порода видно их Хвостовская такая. Наверное и отец забулдыга и мамаша курва, и...

- Понял,

- опять перебил я деревенского моралиста,

- Скажите ка мне кем Виктор приходился Маргарите?

- Дык, хахалем, а чо ты его вспомнил?

- Удивилась полная девушка в мужском пиджаке и семечной кожурой на подбородке,

- его ещё в феврале месяце за драку посадили, а ты вспомнил!

- Понятно, а кто у неё был последнее время?

- Да разные, за всеми не уследишь,

- сожалея ответила девушка,

- вот и ты, говорят, вчера к ней заныривал.

- Кто говорит?

- Как можно строже спросил я.

- Ну я и говорю.

- Под мерзкие улыбочки односельчан не стесняясь продолжала она,

- Ты вчера поутру к ней на другой машине приезжал, а я как раз в огороде ковырялась. Помидоры высаживала. Все хорошо и видела. Как ты из машины вылез, как к тебе Машка подошла...И потом в спальне тоже видела как она тебя...

- Умная больно! Как фамилие?

- А ты меня не стращай, не пугливая. Черпакова я, Галка Черпакова, И чо дальше, кобелище?

- Девушка, успокойтесь,

- кстати вмешался Рыбак,

- подойдите к нам, нужно поговорить. Вы только не волнуйтесь.

- Я и не волнуюсь, а вот разговоры с вами, с козлами разговаривать не буду.

- Вы наверное не поняли,

- он вытащил красное удостоверение,

- мы из милиции.

- А почему сразу я,

- заметно стушевалась Черпакова,

- я ничего не знаю, нас уже спрашивали, мы все рассказали.

- Или мы с вами поговорим сейчас, или ждите повестки в милицию,

- не унимался Рыбак,

- думайте, что для вас лучше. Через минуту она сидела у нас в салоне и односложно отвечала на вопросы.

- Галина, прошу вас, вспомните такой момент. Когда я вошел в дом, подходил ли кто

- нибудь к моей машине?

- Ясное дело, подходили.

- А кто это был? Вы их знаете?

- Борька, а с ним какой

- то незнакомый мужик.

- И что они делали?

- Ну чо, чо? Пока ты там наяривал они тачку твою обшмонали. В багажнике рылись и в бардачке. Потом смеялись над тобой. Сказали, что вечером они какому

- то Гончарову отрежут яйца и заставят их съесть.

- Вот видишь, Галина, можно все по человечески рассказать. А кто такой этот Борька? Как его фамилие, чем занимается?

- Понятия не имею, знаю только, что он в последнее время сожительствовал с Машкой. Приезжал к ней часто, на ночь оставался, а кто он, откуда, не знаю и знать не хочу.

- На чем он сюда приезжал?

- Чаще всего на синей "шестерке". А так на разных машинах, но они его никогда не ждали. Высадят и назад.

- Какой он из себя, в чем был одет вчера?

- Нормальный, а в чем одет, черт его знает, кажется в зеленой куртке был. Точно, в зеленой куртке и в зеленой шапочке, ну, в такой как военные носят.

- Ладно, Галина, ответь на такой вопрос. Ты часто в этом году бывала у Марго дома? И чем она занималась?

- Нет, меня отец туда не пускал, говорил, что мне нечего делать в этом гадюшнике. За этот год была всего два раза, Один раз когда занимала деньги, а другой раз когда отдавала. У неё тогда никого не было и мы оба раза пили чай с лимоном и со сливками. А чем она занималась, вы и сами не хуже меня знаете. Поэтому у неё и занимала бабки, у других

- то в нашем селе не больно разживешся, сами на копейки прозябают.

- Кто из ваших односельчан был с ней дружен? Кто мог запросто зайти к ней в гости, на чашку чая, или просто поболтать?

- Таких не было. Кроме сестер Мухиных к ней никто из сельских не заходил, брезговали что ли, пересудов боялись.

- А как же сестры Мухины? Или им на общественное мнение было наплевать?

- То другое дело, близняшки туда на работу ходили.

- Отлично, госпожа Черпакова, а вчера они тоже трудились?

- Конечно, у них пятница, суббота и воскресенье самые доходные дни.

- А в котором часу они вчера разошлись и разъехались?

- Точно не знаю, я в уборную уже после двенадцати ходила, так там ещё музыка вовсю играла. И машины возле ворот стояли.

- Хорошо, а сколько и какие именно машины стояли?

- Танькина белая "девятка" и мерседес её хахалля. А больше там никого не было, я ещё удивилась, думаю, что

- то рано сегодня угомонились.

- А ты танькиного

- то хахаля хорошо знаешь?

- Откуда? Я и ее

- то не знаю, просто Марго мне как

- то предложила заходить к ней в гости. Обещала за это деньги. Сказала, смотри на Таню, всего

- то у меня полгода проработала, а уже на своей тачке рассекает. Ну, я отказалась...

- Умница, а на чем вчера проиезжал Борька?

- Этого я не заметила, я его вчера вечером вообще не заметила.

- Ну а когда приехал серый джип ты видела? Не было ли его среди приехавших?

- Джип я видела, только мне кажется среди ни Борьки не было.

- Почему кажется? Ты ведь находилась достаточно близко.

- Да, но я отлучалсь то в дом, то в сараюшку. Я же не знала, что наутро меня будут пытать.

- Кого из её родственников ты знаешь? Кто её Брат, кум, сват? Откуда она вообще появилась в вашем селе?

- Приехала она лет пять тому назад вместе со своим Витькой и первое время, покудова строился дом, они снимали угол у бабы Кати. Откуда она родом я не знаю, да и никто конкретно не знает. Сама она нам говорила, что беженка из Средней Азии, да только не больно она на беженку смахивала. Видела я какие от туда приезжают, по дворам милостыню собирают, а у неё самой с первых же дней мужики на водку просили.

- Ладно, Галина, последний к тебе вопрос, где проживают твои сестры Мухины?

- Прямо возле магазина, дом под желтой крышей. Они сейчас дома, в город чтото не поехали. наверное спят еще, вы погромче стучитесь, они одни живут. Через пять минут стукнув рыжего, добросовестного пса по носу дубинкой мы входили во двор греховодных сестер. Ведь кроме упомянутой Татьяны и её крутого мена, они могли быть последними кто видел Марго живой. В дверь стучать нам не пришлось, потому как собачий вопль поднял на ноги всех обитателей дома, то есть обеих сестер.

- Какого черта?

- Заорали лилововласые лахудры слаженным дуэтом.

- Садисты, кто вам дал право измываться над бедным животным.

- Он хотел нас укусить.

- Просто ответил Рыбак.

- И если бы он это сделал, то мне пришлось бы его пристрелить.

- А мы ведь к вам по делу, девочки.

- Похотливо подмигнув, игриво объявил я,

- у вас как со временем? У меня кент только что из казармы, женской ласки требует. У вас такса то прежняя?

- Чего? Алка, чо этот паразит хочет?

- Ласки и радушного приема,

- вместо похмельной сестренки ответил я,

- ещё хотелось бы знать, не поднялся ли ваш тариф, а то денег у нас в обрез, на вас двоих может и не хватить.

- Элка, по моему эти козлы над нами издеваются.

- Пораскинув кислыми мозгами выдвинула предположение Алка.

- Джульбарс, фас их! Джульбарс трусливо показал нос из

- за угла и вопросительно тявкнул. Не видя должной реакции с нашей стороны он предпочел за лучшее вовсе убраться с глаз долой. Веселые сестры тоже примолкли, очевидно соображая каким образом вести себя дальше с такими наглыми гостями как мы.

- И долго вы будете держать нас на улице,

- входя в роль бесцеремонно спросил Рыбак.

- А то ведь мы и к другим пойти можем.

- Это точно!

- подхватил я его угрозу,

- например к вашей подруге Марго. Вы ведь с ней вчера до ночи веселились.

- Испуганно переглянувшись, сестры проворно заскочили в дом и хотели захлопнуть дверь, но здесь им крупно не повезло. Мой башмак испортил все дело.

- Пустите, псы паскудные!

- Истерично визжали они в два голоса, когда мы в силовом перевесе уже входили в полутемные сени,

- мы участкового позовем. Он заберет вас, хулиганье!

- Нет в этом надобности, мы сами кого хочешь заберем. Даже вас. Кажется до них дошло, что к чему, сразу поникнув они понуро проводили нас в комнату и кивнув на кресла завыли сразу и громко.

- Поверьте, мы ни в чем не виноваты,

- голосила одна.

- Мы ничего плохого не делали,

- вторила ей другая.

- А кто тогда сделал плохое?

- последовательно спросил я.

- Не знаем, мы ничего не знаем, оставьте нас в покое, нам и без того плохо.

- Станете дальше молчать будет ещё хуже,

- оптимистично заверил их Рыбак.

- Колитесь девки до конца, если хотите сегодня спать дома, а не в казенном доме.

- Ничего мы не знаем,

- хныча продолжали упорствовать ночные жрицы любви.

- Значит вы и у Марго вчера не были?

- Конечно не были!

- Дружно, как вся пионерская дружина гаркнули они.

- И Татьяны с её мужичком там не было?

- Не было!

- Опять сгоряча отрапортовали девы.

- А откуда вам про это стало известно?

- Очень удивился Рыбак,

- ведь вас

- то там не было.

- Я...Мы, то есть... К нам приходили и сказали,

- вконец запутавшись, девки завыли с новой силой.

- В общем так, собирайтесь голубки,

- немного надавил я,

- полетим с нами.

- Куда это?

- Переглянувшись насторожились они.

- Як куда, вестимо в клетку.

- Последний гвоздь забил Рыбак. Сестры Мухины забились в падучей проклиная наших родственников вплоть до пятого колена. Мы с молчаливым интересом наблюдали чем кончиться это забавное представление. Видимо вскоре оно наскучило и самим комедианткам, потому как ещё раз протяжно взвыв, они резко замолчали.

- Ну и чио дальше?

- немного разочарованно спросил Рыбак,

- будем говорить или попрежнему квасить рожу. Когда вы ушли от Марго?

- Часов в десять.

- По какой причине? Ведь время

- то детское.

- К нам в домик неожиданно прибежала Татьяна и велела срочно сваливать и ещё она нас предупредила, чтобы о нашем вчерашнем свидании не знала ни одна живая душа. Иначе, сказала она, вы пожалеете, что родились. Мы сразу собрались и вместе с Николаем Петровичем уехали.

- Когда вы уезжали, какие машины стояли возле дома.

- Танькина "девятка" и "Мерс" её мужчины.

- Куда вы поехали?

- Никуда. Нас Николай Петрович сразу же отвез домой.

- А сам он куда поехал?

- Тоже домой, было уже поздно, а у него больная жена и калека сын.

- Где нам его найти, говорите адрес и место работы.

- Ни за что, он нам этого не простит никогда. У него престижная работа и если о нем узнают что

- то компрометирующее, он её лишиться. Выдавать мы его не имеем права. Все что хотите, только не это.

- Ладно, кто такой Борька и был ли он вчера в вашей компании?

- Борька

- то? Да он же мужчина Марго, видеть мы его не видели, потому что из будуара почти что не выходили, а вот голос его вроде бы слышали.

- Что он говорил и в котором часу?

- Ну ты мужик и даешь, откуда мы могли разобрать что он говорит? Вообще, может это не он был, у нас же вовсю играла музыка.

- Опишите его внешность. Каким вы привыкли его видеть.

- Ну, такой здоровый, невысокого роста, лет тридцати с гаком.

- И усы у него большие,

- подсказала сестрица важную деталь.

- Ага,

- вспоминая согласилась первая,

- и черные волосы как у бабы хвостом на затылке связаны.

- Где нам его можно найти?

- Без понятия, об этом даже Марго не знала.

- Хорошо, в таком случае, где живет Татьяна и её хрен на мерседесе?

- Во первых про её мужчину мы ничего не знаем, а про Таньку мы знаем только то, что живет она в городе где

- то на набережной, но если бы и знали, то ничего бы не сказали.

- Боитесь её что ли?

- Крутая телка, от неё всего можно ожидать.

- Она что же и убить может?

- Как делать не хрен.

- Почему вы так думаете? Или она уже кого

- то укокошила?

- Ничего мы не думаем,

- сразу заткнувшись залепетала одна из близняшек.

- А ты нас на понт не бери! Не надо, не маленькие.

- Поддержала её другая. В чем

- то девки прокололись, но действовать нужно наверняка, иначе они поймут, что я тычу пальцем в небо. В моем, вдруг просветлевшем мозгу явственно всплыла дата пятнадцатое февраля, именно тогда Марго Хвостова обнаружила в своем борделе труп незнакомого мужчины. И именно после того корреспондент Старков заинтересовался этим домом. Теперь этот завтрак мне необходимо подать под надлежащим соусом.

- Ой, девченочки, а мне

- то Один журналист все время доказывал, что того лопушка, в феврале месяце, Татьяна завалила, а я то дурень все не верил, думал залетный какой. Теперь ясно. Давайте, колитесь дальше, из

- за чего она его порешила? Сколько он тогда наркоты принес?

- Ничего мы не знаем, никакой наркоты, уходите отсюда.

- Дуры, вам же хуже будет, когда она узнает кто её заложил, причем дважды, вам придется несладко.

- Честное слово, мы не можем сказать на сто процентов, что это сделала она, просто на следующий день мы случайно подслушали как Марго с ней ругалась. Тогда мы и подумали, что это её работа. После этого мы стали её бояться. Где она живет мы в самом деле не знаем.

- Ладно, возможно я сегодня к вам ещё раз заеду, покажу портрет одного типа, может быть он вам кого

- нибудь напомнит. Думаю вам действительно стоит опасаться вашей подружки, как там её фамилие?

- Да не знаем мы, в компании её все больше Карменой называли.

- Очень тонко подмечено. А как обзывали вас?

- Цокотухами, ну это потому что фамилие у нас Мухины.

- Логично, будте осторожны, Мухи

- Цокотухи.

Прихватив чудом доставшиеся мне негативы я с внутренним трепетом заявился к Ефимову. Начальник смотрел на меня из

- под лобья и кажется был мне не рад.

- Скотина ты, Гончаров, а ко всему прочему ещё и трепач.

- Помилуйте, Алексей Николаевич, чем вызвана такая страшная немилость?

- Ты ещё спрашиваешь чем? Наврал мне с три короба о дипломате с деньгами. Я как старый козел немедленно за ними поехал...И что? Я тебя спрашиваю, что?

- Не могу знать, когда я уходил из дому дипломат оставался там.

- Не крути мне мозги. Тем более и номера машин ты дал липовые, один, который яробы принадлежит джипу, на самом деле номер "Запорожца" и принадлежит он пенсионеру. Другой, от"Нивы" только недавно получил счастливый владелец "Оки". Так что твоим выходкам я скоро положу конец. Единственную правду, которую я от тебя услышал за последнее полугодие это наличие трупа главного редактора, но согласись это не тянет на мое хорошее отношение к тебе. Чего ты ржешь, или совсем рехнулся?

- Никак нет, господин Генерал, просто я подумал, что если начальник милиции не может расколоть собственную дочь, то у него пропал нюх и ему пора на собираться на заслуженный отдых.

- Что за охинею ты несешь? Неужели ты думаешь, что Милка могла меня..?

- Не думаю, а знаю наверняка. Это я ей приказал никому не открывать дверь, и позабыть о существовании дипломата. Как видите она все в точности исполнила. А что касается липовых номеров, то такой вариант я предвидел. Предвидел так же, что никакрй фотографии при Дунаеве вам обнаружить не удасться, ведь это так?

- Ну так, что из этого следует?

- Из этого следует, что убили Дунаева именно из

- за нее, но они не учли одрого обстоятельства, того что у умного Гончарова есть негативы, которые нужно немедленно распечатать.

- Если ты соврешь и в этот раз, то за твою никчемную жизнь я не дам и ломанного гроша. Где негативы?

- Что говорят о наших сегодняшних трупах?

- Не слыша его вопроса поинтересовался я.

- Меня волнует не столько Дунаев, сколько Хвостова.

- Вот как? И почему?

- То что убит Валентин Викторович Дунаев я убедился лично, а про смерть Хвостовой знаю только по наслышке.

- И у тебя в этом возникли сомнения?

- Да, и я бы хотел их поскорее развеять, с вашей помощью, разумеется.

- Попробую, хотя вряд ли это сегодня получиться, суббота нерабочий день, к тому же по словам пожарных от неё осталась головешка. Посмотрим. Пока он дозванивался до экспертизы я подло проник в его подсобку и основательно продегустировал найденный там коньяк. Когда вернулся, то по огорченной физиономии начальника понял, что звонок его был беспредметен.

- Там один дежурный врач и он мне заявил, что с таким материалом может работать только палеонтолог.

- Логично. Вам никогда не встречалась проститутка по кличке Кармен? Высокая стройная брюнетка. Любит одеваться в яркие, броские одежды.

- Гончароы, это ты у нас слывешь великим потаскуном и развратником и не смей причислять меня к своему блудному клану. Кто она такая?

- Если бы я знал. Единственно, что мне известно, что зовут её Татьяна, ездит она на белой "девятке" и за несколько часов до пожара была в доме Хвостовой вместе со своим любовником. К сожалению на номер её машины я не обратил внимания поскольку посчитал её ординарной проституткой.

- А теперь ты так не считаешь? Почему?

- Не могу точно сформулировать ответ, но какое

- то верхнее чутье говорит мне что она не последняя скрипка в этом огненном концерте. Она и её крутой воздыхатель на "Мерседесе". Еше бы мне хотелось заострить внимание на сожителе Марго, некоем Борьке. По некоторым данным он шмонал мою машину в мое отсутсвие. Но не это интересно, любопытно то, что он тогда был одет в омоновскую фуражку, тогда как другие свидетели говорят, что у него были длинные волосы и роскошные усы. Согласитесь, фуражка поверх поверх длинных локонов вызывает смех и поневоле акцентирует внимание. Скажу больше, по моему предположению, основанному на личном наблюдении, этот самый Борька в момент передачи наркоты был брит наголо, как Ибрагим

- Оглы. Кому верить? На этот вопрос существует несколько вариантов ответа. Либо кто

- то из моих осведомителей лгал, либо Борька в срочном порядке побрился, либо мы говорим о разных людях. Алексей Николаевич, я не слишком вас утомил? Дальше выплывает ещё одна одиозная фигура, некий Виктор, бывший любовник Марго, приехавший с ней вместе со Средней Азии. Сейчас он отбывает срок, который схлопотал в феврале месяце за драку. Я ещё раз подчеркиваю, в феврале! Именно тогда же в борделе Хвостовой был обнаружен труп неизвестного мужчины, предположительно азиата, со смертельной травмой головы. На какие печальные мысли могут навести эти два факта, если их сопоставить? Я вас спрашиваю, мой Генерал. Постараюсь доходчиво вам объяснить. Начнем с того, что приехавший к нам труп был как и Марго с Виктором из Азии. Из этого мы можем заключить, что гость и хозяева были знакомы и возможно давно. Еще мы знаем, что проезд нынче баснословно дорог, а значит просто так, на чашечку чая труп приехать не мог. Значит его визит носил чисто деловой характер, возможно торговый. Вам, господин полковник, пока все понятно?

- Заткнись, идиот, а точнее продолжай.

- На чем этоь мы остановились...Ах, да! Визит мог носить торговый характер. Целью могла быть покупка, либо продажа. Но поскольку мы знаем, что товары народного потребления в Азиатских странах дешевле чем у нас, то можно с полной уверенностью сказать, что негоциант привез товар. Надеюсь течение моей мысли логично и последовательно. Идем дальше. Какой товар мог привезти купец? Наверное самый выгодный. Исходя из того, что последнее время покойный Старков хотел слишком много знать о наркодельцах, то нетрудно догадаться какой презент привез мертвец. А теперь стоит вернуться к Виктору, который примерно в это же время так некстати устраивает драку, за которую, надо полагать он получает минимальный срок. Не кажется ли вам, что он получает его сознательно, с тем чтобы утаить более серьезное преступление?

- Чего ты мне это разжевываешь, я давно все понял.

- Я рад, господин Ефимов, что мои мозги думают точно как ваши, правда с некоторым запозданием. Но это ещё не все. Необходимо учесть ещё один ньюанс, о котором Виктор садясь в тюрягу думал в первую очередь. Он не столько боялся правоохранительных органов, сколько ответственности перед друзьями и подельниками убитого им азиата. Не сомневаюсь, что за ними стоит какой

- то большой и сердитый дядя. А у Виктора, я полагаю, и в мыслях не было вернуть им товар или деньги. Скорее всего он, хорошенько упрятав товар, на пару лет лег в тюрягу, ожидая пока страсти вокруг него поутихнут. Как вы думаете?

- Думаю твоя версия звучит достаточно убедительно. Исходя из неё можно предположить, что дом из мести запалили обманутые им посавщики?

- Не обязательно. Если бы все было именно так, то они бы это сделали давно. Думаю тут ситуация гораздо сложнее, но пощупать этого самого Витюшу мы просто обязаны.

- Хорошо, этим я займусь в понедельник, а вот твои негативы я отдам в печать прямо сегодня, давай их сюда.

- Алексей Николаевич, лицо изображенное там видимо высокого полета. Можно ли полностью доверится вашей лаборатории?

- Что за чушь ты плетешь? Не доверять нам это значит не доверять никому.

- Вашими бы устами...

- С некоторым облегчением я передал ему негативы.

- А теперь поехали к тебе за дипломатом. Кстати, а где та черная "Нива", которую ты угнал? Она может пригодиться для следствия.

- Умерла она,

- с сожалением сообщил я.

- Приказала долго жить.

- Идиот, мне нужен номер кузова и двигателя. Где ты её разбил?

- Она совсем умерла, и номера не оставила. Сказала, что её цена вошла в содержимое дипломата. А номер обещала передать в ближайшее время. И вообще я не угонял её, просто стибрил чемоданчик и бегом домой.

- Раньше в своих желаниях ты был куда как скромнее, можно сказать бессребреником был, а теперь?

- Что поделаешь, Алексей Николаевич, генеральская дочь на сносях. Чем кормить прикажете. Да и потом рыночные отношения у нас. А насчет номеров вам неприменно сообщат по телефону не далее как в понедельник. Войдя в дом полковник первым делом накинулся на единственную дочь.

- Жучка, ты почему не отдала мне кейс?

- А он разве твой? По моему его принес Костик, а поскольку я его жена, то дипломат следует считать нашим семейным достоянием. Если мой муж находит нужным отдать тебе деньги, то я не против, пусть вручает тебе свою половину, но не более, так как вторая пренадлежит мне как жене.

- Я тебе сейчас такую половину устрою, ты у меня месяц на жопу не сядешь, мамашино отродье. Быстро бабки на стол, а сама в магазин, не могу я пить бурду твоего хахаля. Подобно коршуну полковник набросился на вожделенный дипломат. Открыв крышку, но нежелая касаться денег руками, он мучительно долго соображал сколько же там находится. Так и не справившись с этой непосильной задачей он с раздражением захлопнул крышку и выдохнул;

- Много! Дай дух переведу! Как же мне его у тебя оприходовать?

- А то не знаете! Можно сказать, что по анонимному звонку вами были предприняты соответствующие меры в результате которых была задержана черная "нива" с настоящим грузом на борту.

- Куда она в таком случае девалась? Куда девался её водитель? Кто непосредственно проводил операцию?

- Операцию мог проводить тот же Рыбак, кажется он не глупый малый, все поймет с полуслова. А машину он мог засечь где

- нибудь на стоянке, с открытой дверцей и открытым дипломатом. Деньги он забрал сразу же, но пока из своей машины вызывал подмогу, "Нива" куда

- то скрылась. Произошло это вчера поздним вечером.

- Идиот, я же сегодня запрашивал её государственный номер.

- Тем лучше, лишнее подтверждение, что вы рьяно продолжали вести поиск. Впрочем как знаете, можете сказать, что портфель вам просто подкинули. Самое главное не впутывайте в это дело меня.

- Нужен ты больно. Второй вариант, насчет того, что подбосили хорош, но он имеет недостаток. Получается, что я тут не при чем.

- Боже мой, наконец скажите, что деньги у вас оказались по наколке ваших нештатных осведомителей. В общем до понедельника у вас есть масса времени, чтобы все как следует обдумать.

- Ладно, без тебя разберусь, только смотри, чтобы эта гребанная "Нива" не вылыла с неожиданной стороны. Вечером жди звонка, а может быть завтра утром и сам появлюсь уже со снимками.

- Как знаете, вы сейчас куда?

- Домой, должен же я отдыхать хотя бы по выходным.

- Безусловно, осторожнее с дипломатом.

- Ничего, полежит у меня до понедельника, Есть у меня загашничек, туда любовниц прятать можно, хрен догадаешься.

У меня не было никакой гарантии, что перед смертью Дунаев не сообщил убийцам моей фамилии, да и Марго могла кое что обо мне рассказать. Отправляясь на вечернюю прогулку я предупредил об этом Медова. Поэтому сейчас удобно расположившись на одной из скамеек Пяти фонтанов я беззаботно потягивал тоник, наперед зная, что за моей драгоценной особой наблюдают и если того потребуют обстоятельства, немедленно вмешаються. Что и говорить, место себе проститутки выбрали живописное. Пока оно не полностью в их власти, поскольку ещё не стемнело и простодушный народ чуждый их профессии совершает свой глупый моцион. Но первые ночные мыши уже прилетели. Прямо напротив, облепив скамейку они деляться вчерашними впечатлениями, совершенно тем самым мешая двум добропорядочым алкашам. Видимо они по незнанию заняли их взлетную полосу. Радушно улыбнувшись я приглашаю их к себе, благо мою скамейку пока бог миловал, а уж в троем

- то мы сможем дать надлежащий отпор их старейшему племени. Но алкаши приняли мое приглашение превратно, как посягательство на их недопитую бутылку и настороженно озираясь вовсе исчезли в кустах. Поневоле я начинаю прислушиваться к содержательной беседе юных девушек, но даже мой привычный ко всему слух с трудом улавливает смысловую нить в крутонавороченном мате ночных прелестниц. Оставив это бесполезное занятие я начал оглядываться по сторонам и всего в пяти метрах, на соседней скамейке нашел то, что мне нужно. Пара девченок сидело молча, угрюмо и потеряно уставившись в землю. Они тоже проститутки, и тоже пришли в поисках клиента, но работали они не за деньги. Не этот вопрос волновал их в данное время. Сейчас они были запраграмированны только на одно, где достать зелья, чтобы хоть на время вновь почувствовать себя живими. Минут десять и к ним развязной походкой подошел худой, неопрятный парень. Улыбнувшись, он бъет одну из малолеток по щеке.

- Чо, овца, не по кайфу?

- Подыхаю, Серега, хоть под групешник, выручай!

- В натуре, я тащусь, под бабая пойдешь?

- Хоть под стадо.

- Ништык, ползи за мной, щас приторчишь.

- Серый, а я?

- Прижимая детские спички рук, жалобно гнусавя взмолилась подруга.

- А ты, мля, овца загребанная сиди и кочумай, на тебя даже у обезьяна не встанет. Ты когда последний раз тыкву мыла? Как от козла воняет.

- Сереженька, миленький, ну пожалуйста найди кого нибудь! Или в долг...Я все

- все отработаю, пожалей меня.

- Ха

- Ха, ты слышишь, Вика? Она отработает! Чем? Ты уже до жопы прогнила, тварюга сифонная. Ладно! Причешись хоть. Найду тебе какого

- нибудь козла на память о нашем городе.

- Спасибо тебе, но я ведь уже не заразная.

- Сиди, падла и жди. Продавец живого товара вместе с проституткой пошли в сторону на бережной, а я остался на месте, поскольку никакого интереса он для меня не представлял, хотелось ухватить свинью пожирнее. Наверняка наркоты у него не больше чем на пару дней его мерзкой работы. Мне же нужен был его снабженец. Где и когда они встречаются? Возможно даже здесь, хотя и маловероятно. Сюда им зелье может доставлять какое

- то промежуточное звено. Выйти на него уже удача. Проституток тем временем начали потихоньку разбирать. За кем

- то приезжал сам клиент, кого

- то уводили пастухи. Один из них видя мою полную индифферентность направился ко мне, но я во время успел вытащить полупустую бутылку водки и он потерял ко мне всяческий интерес. Неряшливый подонок обещавший Вики райское наслаждение все не шел за её подругой, устав ждать она сама поплелась к набережной, а возле меня, нимало не смущаясь уселась довольно миловидная женщина лет тридцати, такие на любовном рынке уже не котируются. Открыв сумочку она небрежно закурила и спросила который час. Городские часы висели в пяти метрах, но очевидно она выполняла некий, давно заведенный ритуал.

- Без десяти семь,

- машинально ответил я продолжая смотреть вслед удаляющейся жалкой фигурке сифилитички.

- Вы кого

- то ждете?

- Продолжала атаку блудница.

- Нет,

- необдуманно ответил я, но тут же поправился,

- То есть давно жду, а все безрезультатно. Не появляется моя Кармен. Вы её случайно не знаете?

- Случайно знаю, дорогая женщина, но сюда она давно позабыла дорогу. Пошла по верхам, но ничего,

- мудро усмехнулась проститутка,

- рано или поздно она сюда вернется, как вернулась я.

- И что же вас заставило?

- Нужда! Ха, да что обэтом говорить. На эту тему написана масса интересных книжек и все они правдивы. И знаете почему?

- Наверное потому что интересны?

- Нет, просто писались они хорошими авторами в наших постелях. А Кармен вы в ближайшие два

- три года не дождетесь.

- Откуда у вас такая уверенность, вы что ясновидящая?

- Нет, просто недавно её встретила, она сейчас на самой вершине своего триумфа, а теперь ей предстоит падение, но падение происходит постепенно, сначала даже незаметно для себя. Но оно присходит. Вот я и вычислила, чтобы ей опуститься до моего уровня потребуется не менее двух лет.

- Логично, но мне она нужна позарез. Где она проживает?

- Сожалею, но ничем помочь не могу. Попросту я этого не знаю и никогда не знала. Проститутки высокого уровня никогда не приглашают друг

- друга в гости.

- Но хотя бы её фамилию вы можете назвать?

- Э

- э

- э, дружок, это уж слишком, если ты не знаешь как её зовут, то представляешь опастность. Зачем она тебе? И когда ты с ней познакомился?

- Еще осенью, так же вот случайно оказались на этой самой скамейке. А зачем она мне? По моему ваш вопрос риторический. Зачем бывают нужны женщины вашей специальности? Наверное не для того, чтобы по ночам решать с ними кроссворды. Бодрая и веселая на свое место вернулась сифилитичка. Обслужить клиента за это время не смогла бы и крольчиха, значит ей удалось кольнуться в долг. Непонятно кому улыбаясь она достала косметичку и начала прихорашиваться. Весь её вид вызывал только гадливость и омерзение. Оставалось загадкой каким образом ей ещё удается заполучать клиента. Меня передернуло от одной мысли.

- А вы не боитесь?

- спросил я соседку.

- Простите, чего?

- Удивленно отозвалась она.

- Превратиться в такое же существо как эта девочка.

- В ближайшее время мне это не грозит, я пока ещё разборчива и привередлива, а что касается иглы, то бог миловал, даже не пробовала. Вот глядите. Очевидно с рекламной целью она продемонстрировала мне ещё красивые и холеные руки нетронутые шприцем. Хохотнула и придвинулась ближе.

- Я разборчива, выбираю настоящих мужиков вроде тебя. Ты сам

- то не колешся?

- Нет, предпочитаю узаконенное пойло, что нам продает государство,

- В доказательство, я хорошенько приложился к бутылке, а после, в знак особого расположения протянул её соседке.

- Спасибо, но я не пью. Надеюсь таким образом подольше продержаться на плаву.

- Похвально. Вы давно посещаете этот сквер?

- Как и вы, с осени прошлого года, а вам

- то что за интерес?

- Профессиональное любопытство журналиста, а разве вам не интересно наблюдать как протекает процесс деградации этих детей?

- Я указал на освободившуюся Вику. Подойдя к подружке сифилитичке она дрожащими руками протянула ей наполненный шприц. Потом поставила ей на колени стопу и замерла в ожидании желаемого.

- Нет мне это неинтересно и более того противно. Я бы собственными руками давила тех кто подсаживает этих малолеток на иглу.

- За чем же дело встало, вперед и с песней, благую миссию выполните, вперед!

- Где ж их найти?

- Они перед вами, например тот паршивый субъект по имени Сергей. За один укол он принуждает этих девчонок работать на него всю ночь. Ему глубоко наплевать, что уже через год из тринадцатилетней дечонки получается старуха больная сифилисом, СПИДом и прочими гадостями. Как же, бизнес есть бизнес! Обогащайся, говорит нам государство, скромно при этом умалчивая какими именно путями.

- Этот паршивый субъект, как вы его назвали, всего лишь мелкая гнида паразитирующая на более крупной погани. А вот она

- то для нас недосягаема. Пойдемте в бар. Вы не волнуйтесь, я сама за себя заплачу. Кстати давайте познакомимся, меня зовут Клара. Под зонтиком летнего кафе мы съели по две порции мороженого и стали почти друзьями. Единственное чего я боялся, так это её исповеди проститутки. Но бабой она оказалась не глупой и этого не произошло. Прощаясь она вручила мне свою визитку выдала совершенно непонятную мне фразу:

- В понедельник в десять, здесь. Это то что вам нужно. Меня вы не знаете! Только минут через пять, когда отойдя от фонтанов я поджидал Медова, до меня наконец дошел истинный смысл сказанного. Клара оказалась умнее чем я думал, только вот что она подразумевала под словами "Это то что вам нужно"? Тут возможны два варианта, либо в понедельник в кафе я увижу Кармен, либо в это время здесь происходит раздача наркоты мелким оптом. В любом случае её информация заслуживает внимания. Задумавшись, я не сразу заметил стоящую передо мной старую "Волгу" за рулем которой неподвижно сидел Сергей Медов. Проходя мимо я незаметно кивнул, а через сотню метров забрался к нему в салон. поздоровавшись он спросил о дальнейших планах.

- Планы

- то есть, да только как вы относитесь к незаконным действием, которые нам предстоит совершить?

- Кажется меня вам рекомендовал Макс? Поэтому считаю вопрос с повестки дня снятым. Куда нужно ехать?

- В колхоз Волжский Рассвет, если мы конечно на него доедем.

- А куда мы денемся, папаня на ней двадцать лет проездил, да я уже почти десять, правда от неё своего остался только кузов. Сейчас выскочим на трассу я вам её покажу. Двадцать километров до деревни мы долетели за десять минут. В центре, возле трех работающих комков остановились и я справился у пьяного сельскохозяйственного труженника как нам половчее найти господина Шилова.

- Витька что ли, да не хрена его искать, сейчас сюда привалит. Он поехал своей телогрейке бабки отдать, а зачем спрашивается? Ты сперва выпей как следует, а потом и ехай, отдавай, что останется. А то не по человечески получается, весь день мы с ним корячились, землю возили, а теперь Петруха должен его ждать, потому что все бабки при нем. Почему? Нет, вы мне ответьте, за что я должен страдать? Несправедливо, мужик, купи пузырь. Я тебе сразу отдам. Вот он сечас свой говнокопатель поставит и махом сюда и я тебе отдам. Выдав страдальцу необходимую сумму я захлопнул дверцу, чтобы больше не слышать его волжских страданий.

- Константин Иванович, хотя бы в двух словах набросайте план наших предстоящих действий.

- Все будет зависить от поведения этого самого Витька, а вот, кстати и он собственной персоной и кажется трезвый. Выйдя из машины я пошел навстречу. К моему великому удивлению он узнал меня сразу, засуетился, зашмыгал носом и нелепо размахивая руками затараторил.

- Здравствуйте, здравствуйте, а я то вас с утра ждал, все мы вас ждали, все понаготовили, как вы сами, как здоровье супруги, красивая женщина.

- Не трещи!

- Строго приказал я,

- Дело к тебе есть. Хочешь заработать пять сотен новыми? Только думай побыстрее.

- А кто ж откажется от пятисот рублей? Только дурак, что делать?

- Твой "гинеколог" на ходу?

- А как же, а как же, только что заглушил, весь день на нем пахали.

- Ну и отлично! Машину из ямы вытащить, сможешь?

- Смотря какую, машины всякие бывают. Есть к примеру...

- Короче, Шилов, вытащить нужно "Ниву", но так, чтобы ни единая душа об этом не узнала. Ты меня знаешь, шутить я не люблю, понял.

- Для пущей убедительности я ткнул ствол ему под ложечку.

- Понял, начальник, все сделаем как надо, где автомобиль?

- Всему свое время. Ты знаешь где пятая силосная траншея?

- Тю, а кто её не знает, только она уже года два не фунтициклирует.

- Вот и хорошо. Сейчас ты поедешь к этой траншее и будешь ждать меня там. Только поедешь не по трассе, а через перелесок, сможешь?

- За пятьсот колов я через минное поле проеду.

- Отлично, Витек, ты умный парень! Не забудь прихватить надежный трос и пару крепких четырехметровых досок. Надеюсь в твоем хозяйстве все это отыщется.

- Обижаешь, начальник, я не пальцем сделанный.

- Тогда вперед. Шилов побежал легкой, нервной рысцой, а я забравшись в машину, на немой вопрос старшего лейтенанта ответил:

- Сергей, пока все идет нормально, сейчас мы подождем пока проедет трактор и через пять минут двинемся следом. Наша задача на ближайший час такова. Нам необходимо аккуратно и безо всякого шума вытащить из силосной ямы почти новый автомобиль, попавший туда по неосторожности. Какие будут вопросы?

- Вопросов нет.

- Замечательно! Тогда вопрос у меня. Куда мы её денем?

- Не понимаю вас, поясните.

- Эту машину, до того как она пройдет курс лечения не должен видеть никто, кроме спецобслуги, я ясно выражаюсь?

- Достаточно, а больше и не надо, но вот куда её подевать, так сразу ответить я не могу, дайте немного подумать.

- Думайте Сергей, я не тороплю, а за одно не забывайте об опытном хирурге который бы делал операции на дому.

- Понятно, а какой сложности эта операция?

- Легкой, нужно немного подправить ей личико и поменять год рождения. Внимание,

- услышав треск работающего двигателя, предупредил я,

- кажется Витек человек дела. Проезжая мимо Шилов показал большой палец и вскоре, в неприметном переулке, повернул направо, волоча за собой три широченные плахи. Что и говорить, случай свел меня с мужиком обстоятельным и деловым. Выкурив по сигарете мы потихоньку двинулись следом. Я боялся, что где

- нибудь, посреди перелеска хваленый медовский танк засядет прочно и надолго, но мои опасения оказались напрасными. "Волга" только покачивала бедрами и недовольно фырчала в заведомо глухих месстах. Время подходило к девяти, когда мы подъехали к этой чертовой силосной яме, едва не стовшей мне могилой. Сидя на гнилом бревнышке Шилов старательно курил, но при нашем появлении почему

- то встал по стойке смирно.

- Куда дальше, начальник?

- Никуда, уже приехали.

- А где машина?

- Перед тобой, в траншее.

- Это как же так? Как она туда попала?

- Ветром задуло, чем меньше знаешь, тем спокойнее спишь, пойдем посмотрим как её сподручнее вытащить. При дневном свете яма не казалась мне такой страшной как вчерашней ночью и жижи в ней было гораздо меньше, так что захлебнуться в ней я бы никак не смог при всем моем желании. Машина только наполовину ушла в вонючий кисель, а задняя её часть торчала наружу, Бампер вообще выглядывал из

- за кромки бункера. Минут пятнадцать мы теоритически обсуждали оптимальные вариантю подъема. Выходило, что как не крути, а кому

- то окунутся в дерьмо обязательно придется. Витек был вовсе не против, но почему

- то стеснялся честно об этом сказать. Он даже длинным прутом промерил дно ямы и прикидывал как половчее завести под колеса плахи. Но вот раздеваться не торопился. (Совсем недогадливый стал Гончаров!) Сторублевая бумажка окончательно развеяла сомнения Витька. Он решительно снял пиджак наброшенный, перекрестившись снял крест и по доске как по трапу пополз вниз. Сергей тем временем пытался понадежнее закрепить трос за задний мост автомашины.

- Начальник,

- скомандовал Витек,

- давай ка, заводи плаху под левое заднее, сейчас она у нас вылетит как из пушки. Она что стоит на скорости? Погодите, сейчас вырублю. Все готово давай плаху. Призвав на помощь Сергея, вдвоем мы с трудом подвели колесо трап и до упора протолкнули его под передок. То же самое нам предстояло проделать и с правой стороной. Согнувшись над ямой мы наблюдали за работой Витька, держали на готове доску, не забывая при этом давать ему ценные указания.

- Олух, да ты под передним

- то колесом подрой ямку,

- советовал Сергей,

- да поглубже, а то будет... Что будет досказать он не успел, потому что сам полетел вниз очевидно дорывать ямку собственными руками. Я хотел заржать, но не успел по той же самой причине, что и Сергей. Земля вдруг вырвавшись из под ног опрокинула меня вниз, в грязевую ванну. И опять она показалась мне необыкновенно глубокой. Жадность фраера погубила,

- успел подумать я, когда над головой раздался неприятный, нехороший голос, и даже не голос, а визг.

- Попались, суки! Не двигаться падлы, щас всех угрохаю, козлы вонючие!

- Ты Шурик не кипятись,

- успокаивал его набожный голос главаря и хозяина "Нивы",

- попались, значит так тому и быть, отлетались пташки в небе, пора и в землю. А мы с тобой, Шурик, ещё полетаем, нам надо нервы беречь, а угроать их мы всегда угрохаем, не в этом дело, нам что надо, а? Я вас спрашиваю, черви навозные, что нам от вас надо? Молчите...

- По пуле в живот им надо, Цезарь.

- Нет, Шурка.

- вмешался голос с акцентом,

- Ты неправильно говоришь, им надо кол на попу делать, ах хорошо! Мы один раз так душмана делали, хорошо! Всю ночь как свинья резаный плакал. Только утром сдох.

- Отроки, негоже так с людской плотью поступать, не по божески, надобно с ними по хорошему, по доброму побеседовать. Они что заблудшие овцы, не ведают что творят. Рустамбек, который из них?

- А, Цезарь, вон он, ишак поганый, которого я бросал!

- Вылови ка ты его мне, хочу с ним задушевно поговорить, а остальным накинь браслеты, а будут брыкаться поступай как надо, мне они не нужны.

- Вылазь, шакал поганый, я кому тебе говорю! А ты белый свинья давай рука, будешь много базар

- колхоз, тебя Шурка будет сразу делать. Пока длилось это своеобразное совещание я лихорадочно соображал какая сволочь могла нас предать. Выходило, что никакая, потому как о нашем вояже никто кроме меня заране не знал. Выходило, что эта самая сволочь ни кто иной как я сам. Значит они вычислили меня чисто интуитивно. Скорее всего те ухари на сером джипе указали им направление в котором я отбыл. Узнав на посту ГАИ, что мимо них я не проезжал, они резко сузили круг поиска, тем более с трассы я мог уйти только направо. Но все равно им потребовалась уйма времени прежде чем они обнаружили силосную траншею, а это значит, что в городе они меня не искали и я могу быть спокоен за судьбу Милки. Второе. Убить они нас никак не могут, потому что с моей смертью у них умирает надежда заполучить деньги обратно, а без денег им невозможно вернуться в отчий дом, где их поджидает неприятная смерть, аналогичая той о коей только что поведал Шарикбек, или как там его...Выбраться отсюда наверное невозможно, если только не удасться найти в этой жиже слив, ведь когда

- никогда этот бункер должны были мыть, хотя бы теоритически... Удар нунчаками неожиданно вывел иеня из легкой задумчивости. Кажется меня очень просили подняться наверх для конструктивной беседы. Что же, послушаем проповеди наркопастыря. С помощью кровожадного басурманина я выбрался наверх и предстал пред ясны очи главаря в черном комуфляже. Дело близилось к ночи, и потому в вязких сумерках рожа святоши просматривалась с трудом. Резких движений я не делал опасаясь бесноватого Шурика и потому добровольно и радостно отдал им оружие, ненужное и даже опасное в подобной ситуации. Молил я только об одном, чтобы бог дал моему старлею хоть немного выдержки, иначе сдуру нас всех положат как куропаток.

- Сын мой,

- заговорил главарь мягко и проникновенно,

- вы весь в грязи и вам необходимо отмыться.

- Я полностью с вами солидарен, преподобный отец.

- Согласны ли вы раскаявшись, искупить вину свою?

- А як же? С превеликим нашим удовольствием!

- Согласны ли вы вернуть нам добро уворованное вами?

- Забирайте, оно перед вами, я только немного на ней проехал, а сегодня собирался вытащить и вернуть её вам.

- Вы не совсем понимаете о чем я говорю, но это поправимо, Рустамушка, сей заблудший отрок испытывает боли в перстах, помоги страждущему и воздастся тебе. Когда и как ко мне подкралась эта сука я не понял, только вдруг мезинец левой руки хрустнул и я заорал благим матом.

- Вот видите, к каким печальным результатам приводит непослушание?

- Пидераст ты македонский, а не святой отец.

- Александрушка, сын мой, этот тать ещё и кощунствует!

- Ща я его, Цезарь, по какому классу?

- Для начала думаю достаточно четвертого, ему ещё ехать. Сзади я почувствовал какое

- то движение и тут же резко отпрянул в сторону. Преподобный отец явно остался недоволен, потому что удар дубины предназначенный мне уютно втерся в его бок. Он вдруг заговорил совсем нецерковным языком и меня тут же начали бить по настоящему. В короткой паузе между ударами я успел крикнуть:"Серега, не дергайся" и потерял сознание.

- Ну что, очухался, великий воин?

- Насмешливо спросил главарь, совсем другим, жестким тоном,

- Теперь я буду разговаривать с тобой серьезно. тЫ МУЖИК НЕ ГЛУПЫЙ И ОЧЕВИДНО ВСЕ ПРОСЧИТАЛ. Расчитал и пришел к выводу, что замочить мы тебя не можем по той простой причине, что в этом случае рвется единственная нить соединяющая меня с деньгами, которые я должен вернуть хозяину. Без них мне хода домой нет. Допустим ты прав, ты будешь держать меня на коротком поводке. Но бесконечно долго это продолжаться не может. В конце концов однажды мне это надоест и я предварительно замочив тебя, уйду в бега. Но в таком случае я потеряю жену и детей. Поэтому я выбрал другой вариант. Пока ещё не поздно, пока ещё хозяин меня не ждет, я полечу домой сегодняшней ночью и забрав семью укроюсь где

- нибудь в тайге. Но это будет только после того как я замочу вас всех. Мне вилы, поэтому говорю я совершенно серьезно и даю тебе на раздумье всего десять минут. И ещё учти, что я знаю адрес твоей квартиры, а мне, сам понимаешь терять уже нечего.

- Дай глоток водки и закурить.

- Курить пожалуйста, а водки у меня нет. Все осталось в багажнике "Нивы", ты пока думай, а я принесу. Цезарь ушел, а я оглядевшись понял, что меня связали и затащили в разрушенный сарайчик, где я вчера с упоением рассматривал амбарные книги силосной траншеи номер пять. Что же делать? Главарь предельно ясно нарисовал мне обстановку и свои последующие действия. Очень похоже, что поступит он именно так как планирует и тогда мне не остается ничего иного как сдавшись на милость победителя слезно молить дорогого тестя вернуть мне деньги. Но он может отказать, сославшись на то, что уже успел их запротоколировать. Ладно, допустим я его уговорю и привезу дипломат, но ведь нет никакой гарантии, что заполучив желаемое Цезарь просто не пристрелит нас. Даже наоборот, скорее всего он именно так и сделает. Зачем ему лишние свидетели, да к тому же его обидевшие. Скверно, скверно, господин Гончаров. И усугубляется это тем, что они знают твой адрес. Но почему зная адрес они не пожаловали к тебе в гости, а предпочли сомнительную засаду? Что

- то тут не так. Что

- то ещё не досказано. Но что? Милка! Конечно Милка, боже мой, что с ней? И каким же надо быть ослом, чтобы вчера вытащить из её пистолета обойму? Господи, если с ней что

- то случится, как тогда ты будешь жить, дешевый фраер! Скотина! Доигрался, ненавижу тебя. Подонок, зарвался, позабыл что на дворе демократия. Что же делать, если на твоей совести висит жизнь трех человек? Что делать?

- Ну и что мы будем делать?

- Осветив меня зажигалкой, осведомился Цезарь.

- На, выпей, твоим товарищам тоже немного дал. Ты не ответил на мой вопрос.

- Где моя жена? Повисла тягучая пауза не предвещавшая ничего хорошего.

- Где моя жена, подонок?

- заорал я насколько позволял мне распухший язык.

- Успокойся, она здесь.

- Она жива? С ней все в порядке, ну, говори же, сволочь!

- Вот видишь как ты за неё переживаешь, теперь представь каково мне.

- Немедленно приведи её сюда, кретин недоделанный, если на ней есть хоть единая царапина, то никаких денег ты не получишь даже во сне.

- Кончай истерику, Гончаров. Царапины на ней есть, а деньги я получу, потому что она жива, а для тебя это самое главное. Не хотел тебе об этом говорить преждевременно, но уж коли зашел разговор, то изволь.

- Где она, козел, покажи мне её.

- Она спит, пришлось ей прилично вколоть, но иного выхода не было. У неё был нервный срыв с последующим выкидышем, но ты не волнуйся, я военфельдшер и сделал все как надо. Ее жизнь вне опасности, а остальное быдет зависеть только от тебя. Отдашь деньги, получишь жену и друзей. В противном случае получишь только их трупы и пулю в собственный зателок. Выбор за тобой.

- Какие ты можешь дать гарантии?

- Никаких, но их жизнь в твоих руках.

- Очень мило, я привожу тебе дипломат, ты его забираешь и даже не сказав спасибо, спокойно укладываешь нас в эту вонючую яму.

- Это был бы самый правильный ход, но тебе нужно надеяться на лучшее, на мою порядочность.

- Ладно, иного выхода у меня нет. Проводи меня к жене, я должен собственными глазами убедиться, что она жива. Свернувшись зародышем в багажнике "Волги" Милка пребывала в глубоком сне. одета она была не по домашнему и это удивило меня.

- Как вы её взяли?

- Как куропатку, на приманку. Попросили какую

- то девку ей позвонить и та за десять рублей вызвала её на улицу, а дальше было делом техники. Я с её ключами поднялся в твою квартиру, кстати забери их. Я не спеша все осмотрел, но к сожалению ничего не нашел. Вот тогда

- то мы и поехали отрабатывать второй вариант, он на наше счастье оказался более успешным.

- Кто тебе дал мой адрес?

- Ты много хочешь, командир, но тебе я сккажу. Есть такая женщина, с ней ты познакомился недавно. А вообще хватит болтать, ты принимаешь мои условия?

- Мне не остается иного выхода.

- Я тоже так считаю. Думаю трех часов тебе будет достаточно, чтобы обернуться туда и обратно. Сейчас почти десять, так что ровно в час ждем вас здесь. Но только крепко запомни, ствол моего автомата сразу же после вашего отъезда будет упираться в лоб твоей жены, и если ты вздумаешь нас натянуть, то тебе достануться только её мозги. Ты меня правильно понял.

- Понял я тебя правильно, только в этом случае, я отказываюсь сразу. Мне не уложиться в отведенный тобою срок.

- Ты начинаешь крутить вола, а мне это не нравиться. Неужели для того чтобы забрать кейс нужно много времени?

- Да, потому что твои гнилые бабки я распихал в шесть мест, чтоб они сгорели вместе с тобой. Как по твоему сколько я проезжу пока не появлюсь по всем адресам и где гарантия, что все на месте, что кто

- то не свалил на дачу? Что тогда? Тогда ты, решив что я тебя опрокинул, начнешь убивать. Кроме того мне необходимо время чтобы закодировать дипломат.

- В смысле подложить взрывное устройство? Зачем?

- А затем. Затем чтобы открывший его без моего ведома растаял бы легкой дымкой на волжском голубом небосводе. И ещё это нужно в том случае, если я приехав сюда вдруг обнаружу трупы жены и друзей. Тогда здесь будет маленькая Хиросима, уверяю тебя хватит на всех, а от твоих паскудных денег останутся одни воспоминания.

- Приятно иметь дело с умным мужиком. Ладно, Срок до шести утра тебя устроит?

- Накинь ещё час.

- Нет, в это время уже вовсю пойдет транспорт и мне будет трудно контролировать ситуацию. В шесть тридцать твоя жена будет мертва. Разговор окончен. Ты теряешь время. Садитесь в вашу "Волгу" и ни пуха вам ни пера.

- Почему вдруг вы, с каких пор ты стал таким вежливым?

- Это тебе показалось, а вы, это потому что с тобой поедет мой Шурик

- камикадзе. Учти, он сначала стреляет, а только потом говорит. Ты удивлен? Напрасно. Однажды лопухнувшись я не собираюсь делать этого во второй раз. Он тебя будет сопровождать по всем названным тобой адресам и в случае малейшего подозрения уложит тебя даже если это будет стоить ему жизни, ну а о дальнейшем я уже говорил достаточно. Если ты приедешь без него, то последствия будут самыми печальными. В добрый путь!

- Куда к черту, в таком виде меня остановит первый же постовой, надо умыться и прикид поменять.

- Мда, видик у тебя действительно загаженный. Насчет умытся не знаю, а костюм придется тебе одолжить. Конвоируемый нервным Шуриком, ровно в десять я отправился в свой, может быть конечный путь. Последний шар,что мне выкатил Цезарь, перепутал все мои планы и надо было искать новое решение выхода из создавшейся, пиковой ситуации. Больше всего я боялся Ефимова, точнее того рвения с каким он возьмется за дело узнав, что под угрозой жизнь его дочери. Наверняка он организует группу захвата и тогда я останусь вдовцом так и не успев выйти замуж, если вообще от ме ня что

- то останется. Значит лучше всего оставить полковника в полном неведении, что довольно подло с моей стороны, но другого выхода у меня нет, лучше живая дочь при подлом муже, чем порядочный муж при мертвой дочери, гениальный афоризм достойный пера самого Козьмы. Но как в таком случае я заберу деньги? Стоп, а ты совсем ещё не глуп, господин Гончаров, пока ещё не весь твой мозг поражен алкоголем. Денежки я заберу, это уж как пить дать, вопрос не в этом. Вопрос в том можно ли под честное слово бандита ставить четыре жизни? Ответ однозначен Нет! Тогда что?

- А тогда вот что.

- Вслух ответил я самому себе поворачивая к скорой помощи.

- Куда это мы?

- ткнув меня в ребро автоматной чашечкой подозрительно спросил психопат.

- Или заранее себя в больничку везешь? Не трудись больничка тебе после моей запрессовки не понадобится.

- Заткнись,

- ровно и спокойно ответил я стараясь не делать резких движений,здесь у меня хранится половина всех ваших денег.

- Ну ты, мля и даешь! Ништяк втер, я бы не вперся. Гы, бабки в больничке заныкать! Нормально. Точняк Цезарь шепнул, не лопушка везешь!

- Замолчи.

- Попросил я останавливаясь у входа.

- Ты здесь посиди...

- Хрен ты угадал, я теперь за тобой как нитка за иголкой, пойдем вместе.

- Тогда тихо, чтоб как в немом фильме.

- Это мы запросто, только сам не дергайся К нашему великому сожалению незаметно пройти нам не удалось, потому как ночная жизнь города шла своим чередом и в приемный покой "скорой" поступали первые пациенты. Глаза въедливой дежурной помогли закрыть двадцать рублей и клятвенное мое заверение, что мы пришли только на минуточку. В левом крыле, где лежал Ухов дежурная медсестра как и положено отсутствовала, господи, уж не в её ли смену я попал, если она опять занимается с Максом прелюбодеянием это сильно осложнит дело. Нарочито громко я пошел по коридору печенью чувствуя ствол автомата спрятанного у Шурика под курткой. Мои усилия не пропали даром, из ординаторской высунулась позавчерашняя медсестра и как старого знакомого пригласила на чашечку кофе. Отказавшись я справился о здоровье Макса.

- Пока ещё не встает,

- печально ответила она.

- Что не встает?

- Ваш друг не встает.

- Предпочла она не заметить моего хамства.

- Конечно не встает, рано еще. Я зайду к нему на минуточку.

- Я не знаю, он спит наверное.

- Миленькая, я только на секундочку.

- Ну ладно, только благодаря вашему исключительному детективному таланту. Вот дура

- то,

- подумал я чувствуя как напрягся Шурик. Беззаботно рассмеявшись я двинулся в сторону максовской палаты, по ходу негромко, но зло шипя.

- Идиот, кретин ненормальный, если ты и дальше будешь себя вести подобным образом, то подставишь и меня и себя, уймись паскуда.

- А ты не дергайся, сволота. Слава богу Ухов не спал. Я широко распахнул дверь палаты, так чтобы он сразу понял что я не один, что мой визит есть явление чрезвычайное и отнестись к нему надо должным образом. Это была заявка и от того поймет ли её Ухов зависели наши жизни.

- Здорово, стариканька,

- весело начал я внимательно следя за его реакцией,

- все лежмя лежишь на моих денежках, охраняешь, молоток! А за ними, брат, хозяин пришел, отдавать пора.

- Заколебал ты меня,

- включился в игру Ухов и я внутренне перекрестился.

- не успел заныкать, а уже забираешь.

- Кто ж знал, Максимушка, что они так скоро понадобятся, уж извини.

- Как знаешь, но договор есть договор, пять процентов мои. Я вопросительно взглянул на психопата. После секундного колебания он недовольно кивнул.

- Хозяин согласен, Максимушка, как мне их из под тебя достать

- то? Ведь двигаться тебе совсем нельзя. Что бы придумать?

- А что тут думать, снимайте меня на пол вместе с матрацем, только осторожно и не забудьте запереть дверь. Сразу же уяснив ситуацию я уцепился за изголовье тюфяка, Шурику не оставалось ничего другого как взяться за ноги. Это было очень опрометчиво с его стороны, потому что едва только матрас коснулся пола он тут же отлетел к стенке и ударившись затылком на секунду потерял контроль и ориентацию. Но мне этой секунды хватило вполне. Чтобы не портить ему физиономию, я крепко приложился его затылкам о пол и легендарный "камикадзе" заскучал как самый последний фраер. Не откладывая дела в долгий ящик я скрутил ему ноги и руки, а в заключение, с большим удовольствием утрамбовал его глотку куском больничного полотенца. Убрав в холодильник автомат я наконец занялся Максом, который все это время одобрительно комментировал мои действия.

- Ты уж извини, Ухов, что даже в больницу я обращаюсь за твоеей помощью.

- Это нормально, Иваныч, помоги мне подняться, сам

- то я ещё не могу. Ты сперва перетащи меня на пол, потом постели матрас на койку, а потом мы с тобой, меня положим. Я все сделал точно, а когда стелил матрац, мне стало нехорошо. На кроватных подушках уховского ложа я обнаружил десяток веселых пакетиков с презервативами.

- Что это за хрен с бугра?

- Спросил он когда с божьей помощью воодрузился на кровать.

- из

- за него у меня заболела нога.

- Макс, это долго рассказывать, а времени у меня в обрез, осталось всего семь часов, В шесть тридцать мою жену, твоего друга и ещё одного алкаша расстреляют. Поэтому самое главное. Я случайно напал на след торговцев наркотиками и по глупости увел у них полный дипломат денег. Но вскоре они меня вычислили, взяли в заложницы Милку, а нас с Медовым, как безмозглых баранов накрыли в лесу, когда мы тащили из ямы твою "Ниву".

- Какую ниву, у меня "шестерка".

- Успокойся её больше нет, но дело не в этом. Я должен вернуть им деньги, только тогда они обещают нас отпыстить живыми и здоровыми.

- Иваныч, ты старше меня на десять лет, неужели ты веришь в подобную лапшу. Они никогда не отпускают заложников. А этот мудак с тряпкой, значит из их бригады и приставлен к тебе на случай экстренной ликвидации?

- Ты правильно понял, но что делать? Обращаться к Ефимову это значит заранее распроститься с Милкой и Медовым, потому как ихнего главаря я сам подставил под нож хозяина и терять ему нечего. Я должен появиться в шесть часов утра с деньгами и с тем подонком, что скучает у двери. Кое какой план я прикинул, но осуществим ли он. И опять нужна твоя помощь

- Тогда излагай и в сжатой форме, потому что времени у тебя действительно мало, но сначала займемся твоим конвоиром, он уже шевелится, сейчас он у нас будет пай

- мальчиком. Говоришь, что тебе его нужно доставить туда живым и невредимым? Сейчас попробуем. Прибежавшая по его вызову медсестра с недоумением посмотрела на свзанное тело моего врага и боязливо подошла к Ухову, о чем они шептались я не слышал, но понимал, что девчонка в чем

- то не соглашается. Но Ухов парень настырный. В конце концов покачав головой, она вышла, Макс немного смущенно меня спросил.

- Иваныч, у тебя с собой деньги есть? Надо рублей сто. Сам понимаешь, лекарства нынче дорогие, а особенно такие как надо тебе.

- О чем речь, Ухов, только объясни, что ты задумал.

- Да ничего страшного, просто сечас сестричка сделает ему укольчик и он у тебя будет ласковый и ручной как ягненок. Потом через каждые два часа ты будешь сам делать ему инъекции, да что я говорю, сестренка сама все объяснит и покажет. Самое главное не продавай её, за такие игрушки она вылетит с работы только так. Будем считать, что одним козлом стало меньше, а сколько их всего?

- Не считая этого, двое. Но они стоят пятерых.

- Все равно, Иваныч, твой вопрос решаем, есть у меня один парень...

- Нет, Макс на этот раз парни не помогут, я уверен, что в мое отсутствие они перестрахуются ещё дважды, а мне надо действовать наверняка. Я не остановлюсь ни перед чем. Ты меня знаешь не первый год, знаешь что я всегда был противником крайних мер, но на сегодняшнюю ночь это не распространяется. Есть у меня одна задумка насчет дипломата... Неожиданно, как

- то неслышно в палату вошла максовская подруга. В кармашке халата она что

- то судорожно сжимала. Казалось там у неё зажата лимонка с выдернутой чекой. Закрыв дверь она вывалила на стол наполненный шприц и к нему целую горсть крохотных ампул. Вздохнула и вопросительно посмотрела на Ухова.

- Давай Наташка, не робей, за все отвечаю я.

- Тогда помогите мне, подержите его, кажется он пришел в себя и просто притворяеться. Точно, смотрите веки дрожат.

- Какую часть тела ему предпочтительно оголить?

- Это внутривенное. Первый укол я сделаю сама, а там смотрите сами. Прижав Шурика коленом я бесцеремонно заголил ему предплечье окрученное синими веревками вен. Он даже не пикнул когда игла воткнулась в одну из них.

- А он ведь наркоман,

- озадаченно сообщила Наташа,

- Смотрите, все вены исколоты, не знаю как на него это подействует.

- А ты,Натаха, вкати ему с двойным сиропом, чтоб наверняка.

- Мудро посоветовал Макс.

- И нам спокойней и ему уютней.

- Не знаю даже, а вдруг ему плохо станет, я же не знаю чем он колется, помрет еще, что тогда делать будем?

- Не боись, а помрет так одним дерьмом меньше станет, тебя это не коснется. Вкатив ему второй укол и заверив меня, что через пятнадцать минут клиент будет готов к транспортировке Наталия вышла, а Макс поглядев на часы заторопился

- Иваныч, время идет и твои задумки с дипломатом за шесть часов никто не воплотит в жизнь. Сделаем по другому. Тебе понравились мои башмаки, которыми я разворотил всю задницу тому подонку?

- Да но для моих оппонентов они не пройдут.

- Я это знаю, не перебивай. Вот ключи от квартиры. Сейчас ты поедешь ко мне домой, зайдешь в лоджию и во встроенном шкафу найдешь похожие сапоги, они тебе немного большеваты, но ничего, натянешь два шерстянных носка и будет в самый раз. Толко сразу их не одевай, сначала сними стельку и проверь все ли на месте... Неожиданно побледнев Ухов замолчал, а я только теперь заметил как на белой больничной простыне проступает кровавое пятно. Выскочив в коридор я позвал Наталью. Потом одной рукой прижав улыбающегося Шурика, а другой придерживая под курткой автомат, в спешном порядке покинул больницу. Слава богу Шурик вел себя на редкость смирно и молчаливо. Он безропотно уселся на переднеесиденьу продолжая улыбаться светло и радостно. Я не рассказал Максу о ещё одной проблеме, об отсутсвии у меня денег, расчитывая с его помощью обойтись без них, но теперь этот вопрос стоял остро и первостепенно. Привязав покорного Шурика к сиденью, я поднялся к себе и позвонил полковнику. Естественно, в двенадцать ночи он ответил мне отборным русским матом, но мало на это обратив внимание я начал говорить сбивчиво и взволновано.

- Алексей Николаевич, срочно приезжайте ко мне, ситуация такова, что ваше присутсвие просто необходимо.

- Пошел бы ты в...Где вы были в восемь часов, я приезжаю и как идиот кукую под закрытой дверью больше часа. Мне что по твоему нечего делать?

- Об этом потом, мне немедленно нужны вы.

- Вот сам и приезжай, а то совсем обнаглел, скоро на голову мне сядешь и ножки свесишь. И послал же мне бог зятька!

- Вы не понимаете, Алексей Николаевич насколько серьезна обстановка, но сам я приехать к вам не могу, на то существует ряд серьезных причин.

- Чтоб ты сгорел вместе со своей дурной головой и суетливыми руками, жди через полчаса буду, сделай крепкий чай. Оставив на самом видном месте записку с извинением и просьбой подождать минут пятнадцать, двадцать. Оставив дверь приоткрытой я погнал к его дому, расчитывая что уже минут через десять он предоставит свою квартиру в мое недолгосрочное пользование. Мои расчеты оказались верны, и как только он тормознув тачку уехал, я тотчас, посредством милкиного ключа, вломился в его жилище. Куда можно спрятать дипломат, а тем более женщину в обычной трехкомнатной квартире? Это может быть антресоль, чулан со второй дверью или пол, в застекленной лоджии, больше просто некуда, если конечно не долбить стену в квартиру соседа. Его тайник я обнаружил через десять минут и совсем не там где думал. Он оказался примитивнее чем я расчитывал. В сортире, открыв дверцу коммуникационного канала я дез труда обнаружил то что искал, заветный кейс с деньгами. Открыв его и убедившись, что все на месте, я принялся за изготовление бомбы. Для этой цели мне потребовался черный полиэтиленовый пакет, томик стихов Евтушенко и несколько метров клейкой ленты. Получившийся в итоге брикет я облепил денежными прессами и уложил на дно, получилось красиво и впечатляюще. Уже уходя я прихватил пейджер и позвонивши домой, учтиво извинился перед полковником за доставленное беспокойство, а когда в ответ посыпалась брань, я тут же отключился, не желая выслушивать его оскорбления в мой адрес. Что же, полдела сделано, можно хоть сейчас поехать и отдать деньги, только не будет ли это очередной моей глупостью.Скорее всего да, но выхода нет. Можно ещё проехать к Ухову домой, осмотреть его сапоги

- скороходы, правда особой надежды я на них не возлагаю, чтозначу я, даже с ножем против двух профессионалов? Ноль, а тем более когда у них под прицелом голова твоей жены. Бесполезно!

- Бесполезно, но заехать надо,

- Сообщил мне второй Гончаров и я послушно повернул машину к дому Макса. Дверь я открыл без труда, опасаясь только одного, как бы максовская супруга не вышла раньше времени из роддома. Но все обошлось, я был в квартире один и сразу же занялся делом. Нужный мне предмет оказался там где и дол лжен быть. Первым делом, как и рекомендовал Макс, я вытащил стельку, а за ней до волно странный предмет ничем не напоминающий нож. Это была прямоугольная металли ческая коробочка с четырьмя ровными отверстиями в торце, а прямо над ними торчал а какая то скоба. Я долго боролся с искушением за неё потянуть, победило благора зумие и я принялся за дальнейшее исследование. Снизу коробочки я обнаружил едва приметную щель, а затем и всю крышку. Открыв её я с удоволетворением понял, что моя догадка подтвердилась и я держу в руках миниатюрную четырехствольную "катюшу заряженную четырьмя мелкокалиберными патронами. В действие она приводилась посре дством курка

- скобы, которую я чуть было не сдернул. Механизм выстрела был до сме шного прост, а потому и гениален. Срабатывал он в полном смысле с полупинка, то есть при ударе ногой большой палец упиролся в скобу, а та в свою очередь освобож дала четыре взведенных бойка. Прямо скажем, дьявольскую штуку придумал Ухов. То же самое я обнаружил и во втором десантном ботинке. Заметно повеселев я уже в чертовой обувке сел в машину и спросил своего подопечного достаточно ли ему хорошо. В ответ он улубнулся и счастливо загукал.

- Ну вот и ладно, вот и хорошо, Шурик

- жмурик, словил значит кайф, ну и будь сча стлив! А мне надо немного отдохнуть, перед началом большого дела, как ты думаешь, имею я на это право? Правильно, ты тут маленько посиди, поторчи, а я в комочек сбегаю, глоточек сделаю. Как ты думаешь стоит или нет? Нет? ну ладно, тогда я ча сок вздремну, а чтобы ты не скучал, я тебя ещё разочек ширну, мой маленький. Дай ка дяде ручонку. Вот так, мой сладкий, сейчас мы немнаго отъедем и отдохнем, а то на глазах

- то неудобно, что люди подумают, нехорошо, скажут, один ошарабанился скажут, а другой и вовсе спит. Неприлично получиться, а чего ты все похихикиваешь, надо мной что ли, плохо это, брат Шурик смеяться над ближним. Не по божески как сказал бы твой Цезарь. Нехороший он человек, злой, но ничего, скоро мы ему сделаем атата по голой попе. Ты ведь не против? Ну и славно, мой козленок, мы с тобой им такого жару зададим, что они у нас неделю кровью ать будут. А что с тобой делать? Не знаю, мой дорогой. Это ты сейчас у меня блаженный, а недавно чуть было не снес мне черепушку, до сих пор язык с трудом ворочается. Честное слово не знаю что с тобой делать. Будем решать коллегионально. Не могу я такой грех на одного себя брать. Ну вот и приехали, отдыхай! В четыре утра, с притушенными фарами я свернул на чертову просеку и медленно, давая им время разглядеть себя, пополз к траншее. Доехав до места я остановился и врубил полный свет. Что за чертовщина? Кроме трактора никого. Но выходить наружу я не торопился, наперед зная, что какую

- нибудь пакость они мне подготовили. Не успел я подумать как получил тому подтверждение. Неожиданно вспыхнули фары трактора, совершенно меня ослепляя. Тоже самое произошло и сзади. Меня зажали с двух сторон, только зачем?

- Туши свет, Рустам,

- позади меня раздался повелительнй голос Цезаря,

- все в по рядке. Он пришел без хвоста. Слепящий свет исчез и тотже голос приказал мне с поднятыми руками выйти из машины. Подчиняясь я вышел, оставив дверцу открытой так что бы в любой момент мог выхватить приготовленный автомат.

- Почему не выходит Шурик?

- Не выходя из задней "Волги" напряженно спросил Цезарь.

- Шурик, у тебя все в порядке?

- У

- у

- у,

- согласился Шурик счастливо улыбаясь и выглядывая из машины.

- Послушай, Цезарь,

- я заговорил громко и зло,

- я считал тебя гораздо умнее. На до быть полным идиотом, чтобы послать со мной этого придурка, мы ещё не доехали до первой штаб

- квартиры, а он был уже готовый. и там при всех назвал меня ментом, ты хоть понимаешь что он наделал. Там же могли завалить и его и меня. Я был о те бе лучшего мнения, Кал Хулий Цезарь!

- Заткнись, ты привез бабки.

- Мы с тобой будем говорить на эту тему только после того как я увижу жену.

- Смотри пока не надоест, только побыстрее. В салоне он включил свет и я облегченно вздохнул увидев на переднем сиденье изможденную, отупевшую от страха, но все таки живую Милку. У её виска подонок держал автоматный ствол. Демонстрировал он её недолго. Вскоре свет погас.

- Ну что, удоволетворен, теперь отвечай, ты привез бабки?

- Да, за исключением пяти процентов которые я должен был заплатить за хранение.

- Черт с тобой, покажи их. На багажник я положил кейс и вытащив ефимовский пейджер для блезиру потыкал в него пальцем. Потом немного поколдовав с цифровыми замками осторожно, словно боясь взрыва, открыл.

- Отойди в сторону,

- приказал Цезарь по прежнему не покидая машины.

- Что то больно много их стало, блефуешь сука?

- Нет. Просто на дне, как я и обещал, находится бомба и она, как ты сам понимаешь закодирована. Ключ у меня в кармане и радиус его действия не больше пяти метров. На болЬшем расстоянии диломат превращается в обычную бомбу. К деньгам сейчас даже нельзя прикасаться, потому как некоторые пачки приклеены прямо к корпусу.

- Блефуешь, гнида, так и есть! Как же я проверю не куклу ли ты мне втираешь?

- Очень просто, укажи мне на любой пресс и я тебе его подам, можно попробовать.

- Хорошо, принеси мне вторую справа от меня во втором ряду.

- Эту?

- спросил я осторовно снимая нужный пресс и жонглируя пейджером.

- Эту, эту, давай её сюда. Просмотрев деньги и видиво оставшись не вполне удоволетворенным, он приказал то же саммое проделать Рустаму. После нескольких проверок он увлекся до такой степени, что пожелал это сделать самолично.

- Рустам, обшмонай его нет ли на нем чего, да забери автомат у этого козла.

- Нет ничего, Цезарь, он нам мозги сушит. Нет у него никокой взрыватель, это у него пейджер, забрать? Не долго думая я упал на землю закрывая голову руками.

- Кретин безмозглый!

- Истошно заорал Цезарь,

- отдай его игрушку назад и отойди подальше. Держи его бабу под прицелом, если что сразу херачь. Ну что, попробую и я,

- подходя к дипломату сообщил он и протянул руку,

- можно?

- Можно.

- разрешил я лихорадочно прикидывая с чего мне начинать когда наступит удобный момент. Перебрав несколько пачек, Цезарь остался вполне доволен качеством доставленных денег.

- Ладно, сообщай свой код

- пароль, и мы поехали, можешь свою бабу забирать.

- Не торопись, я ещё не видел своих друзей.

- Эй, вы там!

- Крикнул он по направлению ямы и ответом ему была полная тишина,Рустам, посмотри что там с ними,

- Вроде бы беззаботно приказал он, но в этой показной беззаботности мне послышалось колоссальное напряжение. Уже рассветало и мне было видно с каким трудом он старается быть спокойным.

- Цезарь! Честное слово я их не убивал.

- Удивленно развел руками водитель. Мне зтого оказалось достаточно. Цезарь как раз повернулся на восглас Рустама, когда я всей силой аккумулированной злобы двинул ему ногой по зад, почему

- то сам с оглушительным треском падая прямо на него. Наверное Рустам замешкался от неожиданности, потому что ожидаемой автоматной очереди я не услышал, зато увидел как самозабвенно тащится Шурик и возбужденно попрыгивает Милка.

- Падай на пол, стерва!

- Крикнул я закатываясь под машину с цезаревским автоматом в руках, напряженно ожидая треска рустамовского автомата. В трех шагах от меня в предсмертных судорогах корчился непобедимый Цезарь, обагряя кровью рассвет и землю.

- Все нормально, Константин Иванович, вылезайте!

- Неожиданно, как гром среди ясного неба, раздался голос Медова.

- Не может он вылезти, обгадился потому как,

- язвительно отозвалась Милка. Толком ещё ничего не понимая, я осторожно высунул голову. Наверху, на кромке бункера, болотной кикиморой, сидел Сергей Медов. Почему

- то живой и с автоматом в руках, а на пандусе мокрым псом отряхивался и отфыркивался мой добрый знакомый тракторист Витек. Но больше всего меня удивило отсутствие Рустама. Опасаясь его восточного коварства я внимательно огляделся по сторонам.

- Да вылезай же ты наконец, придурок,

- опять крикнула Милка,

- нет никого, в больницу мне срочно надо.

- Что произошло?

- То что и должно было произойти,

- неловко спрыгивая с верхотуры простужено пробасил Медов. Утопили мы азиата в родном волжском говне. Мы слышали как он пошел на нас взглянуть и на всякий случай притворились мертвыми, когда раздался выстрел он поверулся в вашу сторону, ну тут

- то я его и зацепил. Наручники я разломал почти сразу, просто ждал подходящей минуты, чтобы наверняка. Там у вас есть чего

- нибудь глотнуть. Заболеем наверное. Особенно Витьку хреново, а этого

- то, Цезаря, мать его так, кончить бы надо, чтоб не мучился, все одно он не жилец. Вы наверное максовским башмачком его.

- Вы тут без меня разберитесь, я на полчаса отлучусь, жену в больницу отвезу и назад.

- Это дело святое, езжайте скорее.Спускайся, Витек, хоть в машине погреемся. По дороге Милка связалась с отцом и сообщив ему что с нами все в порядке оборвала связь, пообещав вечером представить полный отчет. Потом она занялась мною, предельно точно объясняя кто я есть и как со мной бороться.

- Костя, хоть я тебя и люблю, но ты мудак,

- многообещающе начала она,

- подставить под такой удар беременную женщину может только подлец или дурак. Поскольку ты не подлец, остается второе, это уже радует, но не очень. Единственное правильное решение принятое тобой за последние сорок лет было похищение дипломата из отцовского тайника.

- Сейчас я верну его назад, можешь не сомневаться, и даже перед ним извинюсь.

- Если ты это сделаешь, то у меня вновь откроется кровотечение, я умру и моя смерть будет целиком на твоей совести. Мало того, что ты убил нашего ребенка, ты ещё хочешь угробить и меня. Нет, не потому, что ты изверг или садист, а потому что мудак. Рискуя жизнью жены однажды заработать мешок денег, чтобы потом добровольно отдать его государству...У меня не укладывается в голове. Много ты от него получил?

- Милка, я не хочу говорить высокопарно, но на этих деньгах горе и кровь сотен людей...

- В том числе и моя кровь и твоего ребенка, и твоих друзей, без которых нас бы уже не было на свете. Как и чем ты думаешь отплатить им за ликвидацию пос

- ледствий твоей очередной глупости?

- Но...но не этими же деньгами...

- А какими? Может у тебя в швейцарском банке открыт счет на кругленькую сумму? Тогда я молчу и преклоняю колена. Полный идиотизм! Ладно папаша, старый дурак, но ты то...Неужели не понимаешь, что так сейчас не живут!

- А как живут?

- Не строй из себя дурака и не нервируй меня, мне сейчас только зтого не хватало. В общем ты как знаешь, но за моральный и физический ущерб ты мне должен пятьдесят тысяч.

- Хорошо, я подумаю.

- Не стоит, я их уже забрала.

- Что?!

- от неожиданности я резко затормозил едва не покурочив чужую машину.

- Как забрала? Когда ты успела?

- Пока ты трусливо валялся под машиной.

- Но я же во всеуслышанье вопил о том что дипломат заминирован.

- Расскажи это своей бабушке. Я как только увидела пейджер, сразу поняла, какую лапшу ты вешаешь на уши. Кажется приехали, вали прямо к пятому корпусу и мой тебе совет, расплатись с мужиками с полна и если я что

- то понимаю, то тот придурок с которым ты ездил, не должен увидеть сегодняшнего заката.

- И в кого только ты такая?

- Уж не в папашу, это точно. Когда через час я верулся к траншее, то от святого отца не осталось даже духу. Привязанный к березе паяцем прыгал и дергался Шурик

- камикадзе, больше похожий на комика, видимо действие психотропа закончилось и теперь он вполне осознал глубину своего падения. На заднем сидении "Волги отдыхал несчастный Витек, а сидя за рулем его сон охранял старший лейтенант ОМОНа Сергей Медов.

- Ну что с ней, все в поряке?

- Спросил он, едва я сел рядом.

- Да вроде бы ничего страшного. А где тело Цезаря?

- Какого Цезаря? Какое тело, о чем вы? "Ниву" будем вытаскивать?

- Наверное теперь этого делать не стоит. И их "Волгу" тоже лучше оставить здесь, наверняка она засвечена.

- Я тоже так думаю, пусть картинка "разборок" будет полнее. А нам надо отсюда поскорее сматываться, только что вы намерены делать с тем господином, которого я был вынужден привязать, потому что с детства он не знает элементарных норм поведения. Минут через пятнадцать после вашего отъезда ему вдруг взбрела нелепая мысль пострелять птичек и мне пришлось его ударить по головке. Я думал это его немного успокоит, а получилось наоборот. Он словно взбесился, особенно когда я кончал главаря, вот и пришлось в ожидании вашего решения его привязать и выключить звук.

- А вы как думаете, что с ним делать?

- То что думаю я ни в коей мере не должно повлиять на ваше решение, но в любом случае нам немедленно надо отсюда дергать.

- Согласен, пойдемте, я вкачу ему последний укол, а потом посмотрим. Отогнав трактор к деревенской околице я пересел в машину Медова и мы всей компанией отправились на берег Волги, подальше от злосчастного места, чтобы спокойно, за бутылочкой решить судьбу блаженного Шурика и придумать мало

- маски правдоподобную легенду для ни в чем не повинного Витька.

- Значит, я так думаю,

- поставив пласмассовый стаканчик начал Медов,

- во первых вам, Виктор Иванович, нет ни какого резону говорить правду, потому как вы очень даже старательно помогали мне топить Рустама, я верно говорю?

- У

- у, я бы его, суку, ещё пять раз утопил.

- Похвально, но знаете ли вы, дорогой ВИктор Иванович, что в суде не поймут ваших благих порывов и квалифицируют ваши праведные действия как убийство?

- А как же? Так и есть, мочканули мы его.

- А знаете ли вы, что наше российское законодательство за подобные шалости предусматривает срок, причем не малый?

- Козе понятно.

- немного потускнев согласился Витек.

- Но наверное вы, как здравомыслящий человек получить его не хотите.

- Ясное дело, кто ж в зону хочет.

- Отлично, значит не в ваших интересах трезвонить по всей деревне о том, как мы сообща давили того придурка?

- Конечно, какой базар.

- Я рад, что в этом мы солидарны с вами. А теперь сообща подумаем как объяснить ваше ночное отсутствие. Константин Иванович, что вы думаете на этот счет?

- Я думаю дело было так. Ты, Витек, ещё позавчера вечером случайно обнаружил в траншее брошенную машину и естественно задумал её приватизировать этой ночью. Для этой цели ты все заранее приготовил, доски, трос,и так далее. Никто не должен был знать о твоей вылазке, вот почему ты с Петрухой не стал пить водку, а сразу же куда

- то исчез. Ты поехал к яме и принялся за дело. Подвел доски закрепил трос и тут в багажнике "Нивы" вдруг заметил пару бутылок водки. Не удержавшись перед искушением ты для почину принял стаканчик, за ним другой, за ним третий и незаметно для себя уснул в кустах. Когда проснулся было уже утро, а возле твоего трактора стояла "Волга". Испугавшись, что за "Нивой" приехали её настоящие хозяева ты затаился в кустах поджидая когда они уедут и ты сможешь забрать свой трактор. Тщетно прождав их больше часа ты отправился домой, а на околице, немного не доезжая дома допил остатки и вырубился недалеко от трактора. Правдоподобно?

- В общем да.

- Согласился Медов,

- Только почему он не занялся этим сразу же, как только прикнокал тачку?

- Выжидал, боялся, что за ней вернется хозяин, кстати, Витек, как ты объяснил жене свое позавчерашнее отсутствие?

- Сказал что ничего не помню.

- Тем лучше. Теперь ты можешь сказать, что не хотел выдавать свою маленькую тайну. Витек, сейчас я дам тебе денег больше той суммы о которой мы договаривались, но с условием, что видимся мы последний раз и о нашем сущесвовании ты вообще никогда не знал. Могу ли я надеяться на это?

- Вот те крест. Но Петруха то видел как вы приезжали, что мне ему сказать?

- Скажешь, что просили привезти на дачу навоз, да только мало пообещали.

- Заметано, начальник, а как...Ну...Что с машинами.

- Можешь потихончку их раздевать, только не тронь кузова. Щедрой рукой я незаметно вытащил грязный пресс сторублевок и вложил его в руки Витька. Ошарашено на меня глядя он недоверчиво гладил пачку, будто проверяя их подлинность.

- Вы не ошиблись? Здесь же мой годовой заработок вместе с леваком.

- Не ошибся, Витек, все правильно. А теперь прощай, смотри только, уговор дороже денег, чтобы без глупостей. Язык мой, враг мой. Ступай с богом.

- А не жирно ему будет?

- Как только шиловская спина пропала из вида спросил Медов.

- Еще на радостях

- то забухает, да пойдет по всей деревни лякать.

- Не думаю, хотя черт его знает, кто может понять душу русского мужика.

- Прокурор. Рассмеявшись мы допили водку и я подумав, что возможно Милка права, протянул ему четыре пресса горьких денег.

- Константин Иваныч, не многовато ли?

- Я сегодняшней ночью поездил на твоей "Волге" и понял, что ей пора цеплять плуг, а если она дорога тебе как память, поставь её на постамент.

- Хм, намек понял, тогда добавьте ещё пять штук, гулять так гулять. Но мы с вами не решили главного, что будем делать с нашим придурком, он опасен. Может быть отправим его своим ходом вниз по Матушке, по Волге?

- Нет, мне он может понадобиться в самое ближайшее время. У меня появилось несколко вопросов, на которые он может ответить когда придет в себя. Вопрос только в том где его хранить, чтобы не завонял.

- Вопрос действительно сложный, но разрешимый, только бы вел он себя нормально, а то когда кайф отойдет все дачи на уши поставит, верещит как голозадый павиан. Пятизвездочного отеля я не обещаю, но прохладный погребок могу ему на время сдать.

- Нет такой вариант нам не подойдет, а ну как он ночью начнет орать, разбудит соседей, те придут к нему на помощь и завариться такая каша, что расхлебать её не сможет сам господин министр. Место у меня есть более подходящее, это на Лысой горе, там зимой секс

- ведьмочки шабаш справляли, пришлось мне их разгонять. Тогда товарищ Макса погиб, поэтому

- то я не хотел бы туда возвращатвся, но видно придется, место самое подходящее. Естественная клетка камера, где я чуть было не расстался с жизнью была в полном порядке и казалось ждала свежих клиентов. Заперев в неё нового посетителя и оставив ему необходимый запас продовольствия мы вполне довольные друг другом, наконец расстались. Домой я заявился ближе к обеду. Слава богу Милка уже вернулась из больницы и теперь лежала и мрачно глядя в потолок шевелила большим палцем левой ноги.

- Костя,

- строго спросила она,

- ты принес дипломат?

- Допустим, но тебе

- то что до него, ты и так из него крысанула достаточно. Лучше расскажичто тебе сказали в больнице?

- Мне необходим полный покой и постельный режим, волноваться запрещено категорически. Из питания необходимо исключить все острое и жаренное. У меня возможно больше не будет детей и все по твоей милости. Костя, мне кажется я дура.

- Ты только не волнуйся, это не тебе одной кажется.

- Я дура по по двум пунктам, во первых потому что вышла за тебя замуж...

- Милочка, но ты же ещё не вышла и...

- Заткнись, я так и знала, кому нужна баба неспособная родить ребенка и...Она предприняла попытку зареветь, но я тут же в корне и горячо её обрубил.

- Мне! Мне ты нужна, Милка! Что тебя ещё беспокоит?

- Мало я у тебя денег свистнула, надо было бы ещё немножко.

- Что ж ты со мной делаешь, как я твоему отцу все объясню?

- А это не твоя забота.

- С загоревшимися глазами она привстала и затараторила сбивчиво и страстно.

- Костя, я с ним недавно разговаривала, он сейчас явится, ты не во что не вмешивайся, предоставь мне самой все ему объяснить. Я уже сказала, что нам были вилы и если бы ты не принес деньги, то нас бы убили. Но ведь так оно и было на самом деле, или я не права?

- Нет отчего же, права, только пожалуйста лежи и не волнуйся. Начальник милиции пришел через час и сразу же начал непристойно себя вести. Своими хулиганскими действиями он довел Милку до истерики. Потребовалось масса времени и усилий, чтобы объяснить ему, что иного выхода у нас не было. Но успокоился он только тогда, когда понял, что у его дочери случился выкидыш.

- Тебе в конце концов что дороже, собственная карьера или я,

- жалостливо посскуливала Милка, демонстративно обхватив низ живота и морщась от боли.

- Надо было меня поставить в известность, а не дурачить как пацана, Мы бы их взяли тепленькими.

- Конечно, вместе с нашими трупами.

- Огрызнулась Милка.

- А может быть ты этого и хотел, дорогой родитель, тогда ещё не поздно.

- Нет, это выше моих сил, ты хоть представляешь какие могли быть последствия если бы я вчера официально принял эти деньги? Позор! Что вы намерены делать дальше, вы не боитесь, что зная ваш адрес, они ещё не раз вас проведают?

- Они нет.

- Почему ты в этом так уверен?

- Потому что они уехали далеко и навсегда.

- Какой умный, вернуться можно даже с Северного полюса.

- С Северного полюса вернуться можно, но от туда куда уехали они никто ещё не возвращался.

- Что

- о

- о?

- Мне показалось, что ещё немного и полковника хватит удар.

- Что ты такое мелишь, или ты рехнулся, или я чего

- то недопонимаю.

- А что, папаша, по твоему лучше бы мы там остались?

- Опять визгливо вклинилась Милка,

- Скажи спасибо, что все случилось именно так, а не иначе.

- Какой ужас, моя дочь стала убийцей.

- И ты бы им стал, когда бы у твоего виска полсуток держали автомат. Уверяю тебя, очень неприятное ощущение. Что нам, рядовым гражданам остается делать, если наша доблестная милиция уже не может защитить горожан от произвола банд и гриппировок?

- Боже мой, замолчи. Костя где это произошло?

- Могу сказать, только стоит ли, чем меньше вы будете знать, тем меньше вам придется притворяться когда они найдуться. Если они вообще найдуться.

- Да, ты прав, но где в таком случае деньги, не могли же вы их закопать вместе с трупами.

- Именно так мы и сделали,

- живо и категорично вклинилась Милка,

- И пусть этот вопрос тебя больше не тревожит.

- Да, наверное так оно лучше, один черт мне уже пенсионный чемодан собирают. К середине лета думаю соберут. Да и тебе, Костя надо на этом деле ставить точку. Копать его глубоко значило бы копать себе могилу. Продадим квартиры и махнем куда

- нибудь к морю, купим небольшой домик и заживем себе на радость.

- Да, конечно, вы фотографии

- то отпечатали?

- Отпечатал, причем лично, и вместе с негативами ещё вчера положил их тебе на стол. Господи, да вот же они.

- Ефимов протянул мне три фотографии одного и того же лица.

- Я не стол печатать сельский пейзаж и прочее,отшлепал только этого мужика.

- Спаситбо, вам не приходилось его видеть раньше, где

- нибудь на светских раутах в высоких кругах?

- Нет, я впервые его вижу, кто это может быть?

- Не знаю,про себя я окрестил его Большой Мен. Но является ли он таковым пока не знаю, нужно кое что проверить.

- А может ну их всех на йех. Великое это дело, остановиться вовремя.

- Полностью с вами согласен, но Дунаев был моим хорошим знакомым и я хочу, чтобы его убийцы были найдены. В связи с этим у меня к вам будет маленькая и последняя просьба. Вы помните мы с вами говорили о некоем Викторе, бывшем сожителе сгоревшей Марго, ныне благополучно проживающем в одной из наших многочисленных зон?

- Естественно, пока я ещё не страдаю склерозом и отлично помню, что обещал о нем навести справки. Я не забыл и займусь им на этой же неделе. А теперь хватит об этом, дайте чего

- нибудь пожрать. Открытое кафе у Пяти Фонтанов начинало функционировать с десяти часов, но уже в девяь сорок пять под его зонтиком можно было заметить не совсем трезвую фигуру утреннего страдальца Константина Ивановича Гончарова, одетого весьма своеобразно. Комуфляжные штаны и десантные ботинки плохо сочетались с просторным штатским пиджаком, но сделал я это сознательно, потому чио в его карманах удобно расположились две водочные бутылки заправленные водой и газовый пистолет. Одну настоящую, ополовиненную бутылку, я запрятал под ножку стола, так чтобы её хорошо было видно всем окружающим алкашам. Первым кто попался на мою удочку была буфетчица. Открыв бронированный щиток амбразуры, и высунувшсь из неё по пояс она громко затрясла грудями и с негодованием объявила мне кто я есть.

- Алкаш несчастный, расселся здесь, быстро уматывай.

- Пардон, леди, позвольте вам заметить, что вы не правы по сути, потому как похмелившийся алкаш не может быть несчастен. В душе только что выпившего алконавта поют скрипки Моцарта и щебечет утренний соловей.

- Ты мне тут не философствуй, проваливай поскорее, здесь тебе не распивочная.

- Ах, простите, но куда же я попал, неужели опять по пьянке меня занесло в концертный зал имени Петра ИЛьича Чайковского, в таком случае сбацай ка мне, подруга, пятый концерт Баха и неприменно со скрыпочкой. Нет, лучше Шопена, сегодня в моей душе траур, а в мозгах похоронная медь. Прошу вас, маэстро.

- Ты мне тут мозги не суши, убирайся пока милицию не позвала, будет тебе Чайковский, будет тебе Жопень, не положено вам здесь квасить, иди вон в кусты и пей себе, хоть залейся.

- Простите меня сударыня, но тогда я не понимаю назначение этого заведения.

- Здесь собираются приличные люди.

- Понятно и они пьют у вас молоко.

- Ну почему же, пьют коньяк, шампанское, я и водочку им наливаю, но они то не тащат её с собой, а отовориваються в моем баре.

- А если и я отоварюсь в вашем баре, вы перестанете гнать меня как шелудивого пса, укравшего у вас кусок вашей грудинки?

- Конечно, для того и столики здесь поставлены, вы что пить будете?

- Бутылку шампанского, четвертинку водки и стакан, шампанское откройте.

- Открыть недолго, ты расплатись сперва. Недоверчиво похрустев сторублевкой она наконец протерла бутылки и стукнула ими о стойку, не забыв при этом отсыпать мне сдачу. Подхватив четвертинку я поспешно вернулсяя на место потому что к павильону козлинной походкой двигался никто иной как волосатый глист по имени Серега, друг и благодетель малолетних проституток и наркоманок.

- А чего это вы шампанское не взяли,

- совсем некстати влепилась бармеша.

- Я же просил вас открыть.

- А сам

- то что, уже не в состоянии. Ты что будешь, Сережа?

- Сразу же забыв про меня, подобострастно обратилась она к тощему подонку.

- Бутылку джина и пачку "ЛМ".Валя, а что это за синяк у тебя торчит?

- А черт его знает, с утра приперся и митингует. Допился уже до чертиков, шампанское открыть не может.

- А, ну тогда все ништяк, пускай отдыхает. Из пацанов никого не было?

- Нет, ты первый. Да и рано еще, десяти нет. С громким шлепком вылетела пробка суррогатного шампанского, а следом раздался призывный вопль.

- Эй, мужчина, заберите свою бутылку.

- Мне не надо,

- заплетающимся языком, с трудом выговорил я плеснул ещё полстакана воды.

- Зачем же заказывал, недотепа, уже лыка не вяжешь, куда я теперь его дену?

- А ты выпей его за мое горе, жена от меня ушла, хоть и баба, а все равно жалко, десять лет прожили...

- Не скули, мужик,

- подсаживаясь ко мне успокоил глист,

- хочешь я тебе козырную телку найду, хоть на час, хоть на весь день?

- Не, телок мне не надо, мне надо мою жену.

- Да чо ты, твоей

- то годов за тридцать будет, а я тебе свежатинки подкачу, прикинь, только тринадцать стукнуло.

- Да пошел ты, пес поганый,

- Едва себя сдерживая посоветовал я мерзавцу.еще одно слово и ты труп.

- Ну

- ну,

- мерзко улыбнувшись он отошел и уже от своего столика добавил,

- За пса я с тобой ещё расчитаюсь, ханурик. Откуда появился этот невзрачный мужичок в затрапезном костюме учителя пения я толком не понял. Он как

- то вдруг и сразу оказался за самым дальним столиком кафе и к нему сразу же выскочила расторопная Валя с чашечкой дымящегося кофе и слоеным пирожком. Благосклонно кивнув он милостливо принял угощение и раскрыв газету, принялся не торопясь прихлебывать его маленькими глоточками. Глист вытянул шею и выжидающе на него смотрел, кажется забыв обо все на свете. Точно так же собаки, в ожидании команды смотрят в глаза хозяину, по одному лишь его движению готовые тотчас сорваться с места и бежать на край света за мозговой косточкой. Честное слово мне казалось, что он негромко повизгивает от нетерпения. Но этот самый, нехороший хозяин кажется не обращает на него никакого внимания. Он так увлекся своей противной газетой, что у несчастного Полкана уже до колена потекла слюна. Наконец учитель пения свернул газету, вытащил пачку сигарет "ЛМ" и не торопясь закурил. Это был сигнал. Но Глист почему

- то оставался сидеть, а откудато сзади из

- за моей спины вынырнул короткостриженный парень с бутылкой пива в руках и неприкуренной сигаретой во рту.

- Папаша, у вас не найдется прикурить? Учитель молча придвинул ему зажигалку. На несколько секунд короткостриженный перекрыл собой стол и самого акта передачи мне засечь не удалось, но он состоялся, это было видно потому как они улыбнулись вполне довольные друг другом. Вторым клиентом музыканта оказалось толстая девица с вазочкой мороженного. Растянув в улыбке гиппопотамов рот она испросила позволение нарушить его одиночество. Сожрав мороженное она закурила, бросив свою пачку "ЛМ" рядом с его. Уходя она их перепутала. Третьим пошел Глист, но смотреть типовой процесс передачи у меня желания не было и потому нетвердой походкой я покинул кафе. Уже сидя в машине, с противоположенной стороны аллеи я больше часа наблюдал за музыкантом. За это время он отоварил ещё пять человек, а одному, очевидно должнику, отказал. К половине двенадцатого, закончив все операции учитель поднялся и побрел в противоположенную от меня сторону, к набережной. Обогнув сквер я выскочил к нему навстречу когда он садился в помятую красную "Оку". Не останавливаясь я проскочил мимо и на первом же перекрестке пропустил его вперед. Потом лениво сел ему на хвост сохраняя дистанцию в четыре машины. Через пятнадцать минут он притащил меня к небольшому жилому дому внутри квартала. Его первый этаж занимала ЗАО "Сокол", Что это такое я решил выяснить чуть позднее, потому что в половине первого мне нужно было кормить Милку какой

- то дерьмом, вчера вечером прописанным народным целителем толи Китая, толи Бурятии. Лишившись веселого дома две Мухи

- Цокотухи откровенно скучали, погружаясь в рутину и навоз деревенской жизни. В доме было неубрано и пахло сигаретами и коровой. Джульбарс выбивал блох прямо на ковре перед телевизором. Полностью поглощенный этими двумя занятиями он не сразу обратил внимание на меня. Впрочем как и его хозяйки возлежащие тут же на диване, пере журнальным столиком заваленным рыбной чешуей и пивными баночками.

- Простите, я не помешал,

- начал было я, но этот урод в образе пса вдруг решил выполнить свой собачий долг. Ощерив прокуренную пасть он с места кинулся на меня. Чисто рефлекторно я дрыгнул в него ногой и тут же под залп мелкокалиберных патронов шлепнулся мордой вниз. И когда я только научусь пользоваться такой замечательной штукой? Пса я убил наповал и поэтому так громко он визжать не мог. Голосили перепуганные сестрицы Алка и Элка. Визжали сначала со страха, а потом в стратегических целях, чтобы напугать меня.

- Да заткнитесь вы наконец, лахудры фиолетовые, не трону я вас.

- Ага, а Джульбарса за что застрелил, что он тебе плохого сделал?

- Ничего, случайно получилось.

- Ага, ты и нас случайно постреляешь, пропусти, я к участковому сбегаю. Элка, бери топор, вдвоем отобьемся. В завершении всей этой эпопеи мне только не хватало пасть от топора пьяной деревенской проститутки и быть погребенным на заброшенном погосте рядом с её псом провокатором. Отличная перспектива. Вытащив пистолет я угрожающе выпучил глаза и категорично скомандавал.

- Лежать! На диван и мордами вниз, мухами!

- Ой не надо, не трогайте нас, что вам нужно?

- Не убивайте, мы все вам отдадим,

- В унисон завыли сестры, прфессионально заваливаясь на диван.

- Я же вам сказал мордами вниз, а вы мне тут что устроили?

- Я хочу перед смертью видеть глаза своего убийцы,

- патетически заявила левая лахудра и гордо выгнула шею.

- Да, и чтобы он сам видел наши затухающие глаза,

- в том же тоне поддержала её сестрица, похоже они допились до того, что и в самом деле считают меня маньяком

- убийцей. Мне даже стало неловко за своих родителей.

- Девки, перестаньте маяться дурью, я к вам по делу, а вы мне тут Марию Стюарт перед казнью изображаете. А за пса я вам заплачу, или привезу нового, породистого и с родословной. У вас что

- нибудь выпить есть? Только теперь, услышав серьезный и деловой вопрос они поверили что я не душегуб и наперебой начали рассказывать какая скотина их директор магазина.

- Стерва, не дает нам больше в долг, а мы с ней, со скотиной вместе в школе учились, элка ей всегда давала списывать математику.

- Ничего, красавицы, в машине у меня найдется, только давайте сразу решим один маленький вопрос, а потом и загудим. Вот вам по фотографии, посмотрите внимательно, подумайте и скажите, вам когда

- нибудь приходилось видеть этого человека? Если да, то где и когда. Только не врите, сперва хорошенько подумайте.

- А чего тут думать, это Карменихин мужчина. Ну тот, который на Мерсе ездит. Это я тебе как на духу говорю. Слушай, а сколько стоит породистый пес с родословной?

- Ну, по разному, в среднем тысячи три,

- Бессовестно соврал я деревенской простоте, но кажется и этому они были несказанно удивлены.

- Алка, у Нинки Тайга недавно ощенилась, тоже породистая и уши торчком стоят, давай у неё кутенка купим.

- Давай.

- Согласилась сестра.

- Мужик, гони свои три тысячи, может за них она и согласиться продать нам щенка. И бутылку тащи, за упокой Джульбарса. Такого пса загубил, ему ж цены не было! Подороже твоих породистых будет.

- Конечно,

- доставая деньги одобрил я их решение,

- если стоят торчком, то тут уж ничего не попишешь, порода налицо, а как зовут этого мужчинку?

- А вот этого мы не знаем, она его Ладушкой называла, а что это за имя, бабское какое

- то, наверное кликуха у него такая, ты бутылку

- то неси.

- Пойдем к машине, я тебе её отдам, а сам домой поеду, время

- то к двум подходит. Сопьетесь вы скоро, Мухи

- Цокотухи. Выйдя на крыльцо мы сразу же обратили внимание на галдеж и столпотворение на сгорешем подворье Марго. Возбужденный народ темпераментно обсуждал какое

- то из рук вон выходящие событие.

- Андреич, чо там такое?

- Крикнула Цокотуха спешащему к месту события деду.

- Дык, у Хвостихе в уборной ишо три трупа нашли, айда глянем, може из знакомых кто, айда пошустрей, а то ужо ментов кликнули.

- ...тебе какое дело,

- подходя к толпе услушал я напористый голос своей знакомой Галки Поварешкиной,

- вот и думаю ведь доски

- то целые должны оставаться, не может такого быть, чтоб все напрочь погорело. Ну и стала уборную ворошить, смотрю, вроде бы целая доска торчит, я и потянула и потянула за нее. Гляжу, точно целая, только сбоку немного подгорела, а за ней ещё одна, я с дуру

- то и её сдернула, а как яма открылась, тут я и заорала, гляжу из говна нога торчит и голова рядом, только от другой ноги. Михалыч сразу прибежал, пошурудили мы с ним лопатай

- то и третьего, нашли, вон он, который посередке плавает, Борька это, её хахаль. Протиснувшись сквозь плотное кольцо зрителей я в среднем утопленнике сразу признал бритоголового парня из джипа. Уступив место нетерпеливой косоглазой девчонке, я незаметно выскользнул из толпы и несколько озадаченный увиденным поехал в город. По моей прикидке, до теперешней минуты, самым главным инициатором и исполнителем убийств был бритоголовый Боря, но тогда какого черта он лежит в сортире, к тому же ещё мертвый и вместе со своими дружками. Чья это работа? Неужели кровожадного Цезаря? Но тогда почему он так спокойно передвигаясь по городу искал меня. Нервы для этого нужно иметь железные. Нет, что то тут не так, ведь в таком случае они бы прикончили и Кармен с её мужчинкой, сели бы в ладушкин "Мерседес", а не в "Волгу". Но с другой стороны, шикарный Мерс машина приметная, а зачем им лишняя реклама. И куда делся джип бритоголового уж коль скоро ездить он на нем не сможет? И где, кстати сказать, находится третий Борин дружок, если его участь соизволили разделить только двое? Не его ли это рук дело? Но зачем гадать? Не проще ли об этом спросить единственного оставшегося в живых очевидца или непосредственного исполнителя Ладушку? Это неплохая мысль, но сперва нужно заехать к Максу. После моего позавчерашнего посещения, когда я чуть было не угробил его во второй раз, пускать меня категорически не хотели, так что мне пришлось ограничиться приветом и пожеланиями скорейшего выздоровления. На Лысую гору я поднялся в половине четвертого. Изможденный наркотиком и безвыходностью узник понуро сидел на ящике и вел сам с собой монотонную беседу. От былой ярости и прыти не осталось и следа. Кажется только сейчас он до конца понял как далеко он зашел в своей уверенности полной безнаказанности. На мое появление он даже не прореагировал, продолжая бурчать под нос что

- то понятное только ему самому и только когда я показал ему ампулы Его глаза заметно оживились, а тело передернула судорога.

- Здорово, Шурик!

- Пытаясь наладить контакт осторожно начал я,

- как спалось, не мучили ли кошмары, в этих гротах такое возможно, веришь ли, этой зимой я собственноручно выкуривал от сюда ведьмаков и ведьм, то

- то вою было. Я тут тебе пожрать принес, голодный наверное?

- Да пошел бы ты со своей жратвой, козел сраный, дай ширнуться.

- А я тебе и принес, да только вижу напрасно, совсем ты себя вести не умеешь.

- Кончай базар, мент поганый, дай уколоться!

- Прощай, Шурик, хотел с тобой по человечески поговорить, но вижу,бесполезно.

- Эй, ты, пес паскудный, подожди, да подожди я тебе говорю. Помираю, дай кольнуться, Христом прошу.

- Вот это уже лучше. Сейчас я тебе сам сделаю укол. но только ты мне сначала скажешь за что вы замочили бритоголового Борю с его компанией и зачем сожгли дом. Если соврешь хоть на полслова, то ни окаких уколах не мечтай.

- Ты чо, пес, совсем тронулся, крыша потекла?

- Во первых не пес, а его светлость, князь Константин, уясни себе раз и навсегда, а во вторых объясни популярней, что ты хотел сказать.

- Да нетрогали мы этого Борьку и пальцем. Когда ты угнал нашу машину мы нагрянули к ним на хату. Они обалдели, а когда поняли что к чему рассказали в каком направлении ты уехал. Мы сразу пошли по следу, но ничего не нашли, только поняли на каком участке дороги ты свернул направо. На следующий день Цезарь позвонил заказчику и сказал, что если не найдуться бабки, то мы его замочим. Он перетрухал и попросил позвонить позже.

- Как зовут заказчика и где он живет?

- Без понятия, Цезарь нас в такие вопросы не посвещал. Ну и это...Мы позвонили позже, тогда он и дал нам твой адрес. А к тому времени мы уже нашли куда ты дел машину. Я остался в засаде а они поехали за твоей бабой. Остальное ты знаешь сам А кто там кого замочил я не знаю, может Цезарь и был в курсе, потому что после звонка он нам сказал, что дело пахнет паленым, не знаю. Теперь давай ширнемся. Доверчиво подставив мне руку он ждал блаженства. Получив его он приободрился и весело спросил.

- А что вы со мной собираетесь делать?

- А ты сам

- то как думаешь?

- Думаю, что ничего хорошего мне не светит, вы ведь не поверите, что я буду нем как рыба.

- Не знаю, поживем, увидим, через кого вы наладили сбыт наркотиков?

- Был такой парнишка, Витек, он из наших краев, вот через него мы и начали, а потом, когда он присел, вместо него с нами работал Борис, сам посуди, какой нам был смысл его мочить?

- Ладно, Шурик, жратвы и воды я тебе принес достаточно, приеду через пару дней, там и решим, что с тобой делать.

- Постой, мужик, ты мне хоть пару ампул оставь.

- Зачем же пару, я тебе тут полтора десятка принес. Он все понял, криво усмехнулся и сразу осипшим голосом сказал:

- Спасибо за милосердие, можно я письмо матери напишу.

- Пиши, только так, чтобы я его мог отослать.

В пять часов я входил в полупустое осиротевшее здание редакции. На электрической плитке вахтер разогревал свой полдник и потому был далек от моих проблем. Враждебно зыркнув на меня из под кустистых рыжих бровей он рявкнул:

- Пошел вон!

- Куда?

- Немного растерявшись задал я естественный вопрос.

- Коту под туда, нету никого, и нечего значит ходить.

- А мне никто и не нужен. Я именно к вам с проверкой,

- для пущей убедительности я помахал перед его носом красной корочкой, и достав записную книжку открыл нужную страницу и зачитал,

- Во время дежурства охранник не имеет права отвлекаться от ввереного ему объекта..,

- и далее подобную чушь я нес ещё несколько минут, чем вверг несчастного старика в полный шок, особенно когда закончил свою речь словами:"...налагается единовременный штроф в размере двадцати минимальных окладов".

- Дак это...дома я не успел, вы уж простите меня окаянного, больше токого не повториться. Сейчас я вылью этот проклятый суп.

- Ладно старик, я прощаю тебя. Лопай свой борщ спокойно, пошутил я, Кто у тебя тут есть?

- Дак никого, я да Виктория Яковлевна в своем архиве торчит.

- Виктория Яковлевна это хорошо, это просто замечательно, как мне к ней пройти?

- Прямо по коридору и вниз, в подвал.

- Приятного тебе аппетита, кланяйся деткам.

- Чего?

- Не понял старик, но отвечать я не стал, потому что уже спускался в сырой и мрачный подвал. Сидя за неудбным высоким столом Виктория Яковлевна, тихонько напевая арию старой графини разбирала пожелтевшие газетные подшивки и казалась счастливой. Мне и беспокоить

- то её было неловко по такому пустячному вопросу как убийство её шефа. Тактично кашлянув, я заверил старуху, что не намерен причинять ей зла, а пришел молить её о милости одной. Рассмеявшись она позволила мне пройти в её покои, где нестерпимо пахло кошками и мышинным калом, а может быть наоборот. Поставив передо мной чашку горячего чая она первая начала разговор.

- А вы мне сразу понравились своей бескомпромиссной простотой, ещё там, в кабинете Валентина. Вы ведь ко мне пришли касательно его смерти?

- Да, но не только по этому, насколько я понял вы человек наблюдательный и можете здорово мне помочь.

- Смотря как вы используете мою помощь, если в добрых целях, то я к вашим услугам, если нет, то увольте меня.

- Валентин был моим хорошим знакомым и я ищу того кто повинен в его смерти, равно как и самого убийцу. Скажите вам случайно не знакома эта личность на фотографии?

- Я веером протянул ей снимки, но она кажется даже не взглянув на них, ответила горько и просто.

- Так я и знала, тысячу раз я его предупреждала, чтобы не связывался с подобными подонками. Так нет же, он самый умный, куда уж мне. О господи, почему вы не показали мне это фото тогда, у него в кабинете. Возможно сейчас бы он был жив. Откуда у вас эта фотография?

- Это один из последних снимков Старкова, который он так и не успел получить из ателье.

- Да Сашка что

- то раскопал и тоже не раз предупреждал Валентина, но как вы понимаете это не помогло. Валентин всегда считал себя самым умным.

- Но скажите же наконец, что за тип изображен на снимке?

- Это Владислав Иванович Сотник, владелец фирмы "Сокол" и совладелец нашей газеты. Бывает он у нас не часто, но настроение у меня от него портится как раз до следующего его появления. Точка. Круг замкнулся и все сразу встало на свои места. Сидящего в клетке тигра я ловил в лесу. Что и говорить, похвастать вам , господин Гончаров нечем. Но и сам Валентин хорош, не мог мне сразу сказать кто есть кто, поперся выяснять к этому самому Владу он это или не он, вот и выяснил на свою голову. Значит Влад и он же Лада, вот кто дал Цезарю мой адрес. Он или Марго, какая теперь разница. Сейча мне нужно узнать адрес Влада, только тогда мы будем квиты и я смогу спать спокойно. Поблагодарив хранительницу я помчался в фирму "Сокол," у дверей которой я уже сегодня терся благодаря учителю пения на мятой "Оке". Да, господин Гончаров, глупеете вы не по дням, а по часам, недаром тебе ещё в школе говорили, не кури на голодный желудок, нет ведь, не слушался двоечник. Но какая же картина у нас вырисовывается в итоге? Попробуем собрать воедино имеющиеся у нас факты и склеим их собственными соплями. Несколько лет назад Марго вместе с неким Виктором прибывают к нам и ближнего зарубежья на жительство и выбирают село Гриднево. Используя былые связи они хотят наладить поставку наркотиков в наш город, но для этого как минимум им нужен первоначальный оборотный капитал, которого у них по всей вероятности нет. Значит им приходится искать его здесь. Предположим, что они находят его в лице этого самого Лады. Пока все складывается как по нотам. Надо полагать их бизнес процветает и приносит сумасшедшие прибыли, но прибыль эту необходимо узаконить, иначе говоря отмыть грязные деньги и тогда Лада заводит знакомство с Валентином Дунаевым и предлагает ему руку помощи. Логично? Вполне. Итак, Купец привозит товар откуда

- то из Средней Азии и его на деньги Лады покупает Витек. Все верго, с одним лишь добавлением, судя по всему процесс сделки постоянно контролирует сам Влад. Как говорится, доверяй

- да проверяй. Хорошо. Далее Витек, а впослествии Борис передает наркоту Учителю, который этот товар фасует надлежащим образом и небольшим оптом отдает уличной шпане, вроде моего знакомого Глисты. Товар возвращается уже деньгами, но теперь уже к Владу Сотнику. И тепрь уже он делит полученные деньги минимум на три кучки. Одну передает Купцам, другую Борису, а третью пропускает через бухгалтерию дунаевской редакции, откуда, вероятно и получает жирные куши. Может быть так, а может немного иначе, большой разницы нет. В принципе все это старо как мир. Оказывается ЗАО "Сокол" трудится только до трех часов, а в остальное время два дюжих охранника используют офисное помещение в своих личных, интимных целях. это я понял по доносящемуся из глубин визгу довольных девок.

- Нету уже никого,

- ставя точку сказал охранник,

- иди отсюда,мужик, завтра утром придешь.

- Я вам, мля прийду, я завтра Владу все доложу, пусть он знает чем занимаются в его отсутствие, вы меня ещё вспомните, сукины дети!

- Да ты чо,

- сразу осел наглец,

- будь мужиком, ты что же не знаешь что мы до трех работаем?

- Откуда мне знать, я из Воркуты только что приехал, три года Владика не видел. где мне его найти?

- А его сегодня вообще с двенадцати часов на работе не было и телефон домашний не отвечает. Наверное куда

- нибудь уехал.

- Давай его адрес, умник, Да побыстрее, сутки уже на ногах.

- Не положено давать домашний адрес. Телефон дам. Через полчаса я уже знал, что Владислав Иванович Сотник проживает в собственном домике престижного района города, а ещё через пятнадцать минут я собственной персоной стоял перед этим маленьким двухэтажным домиком с роскошной мансардой. Во дворе стояла полная тишина и её охранял громадный пес повышенной свирепости. Договориться с ним было делом дохлым. Но опыт работы с такими невоспитанными собачками у меня солидный. Когда пес заскулил и задергался, в полнй мере оценив прелести паралитического аэрозоля, я спокойно вошел в царские палаты крутого наркодельца. Его я обнаружил в шикарном кабинете. Широко вытаращив глаза и рот в который был плотно забит кляп, он с немым ужасом наблюдал за струйкой песка неторопливо стекающую из разбитых песочных часов на аптекарские весы. От них прямо под Владислава тянулись два тоненьких проводка

- контакта, обещающие ему скорое замыкание и вечное блаженство, потому что чаша весов на которой лежала его жизнь была переполнена и вот

- вот должна была пойти вниз. Предотвратить он это не мог, поскольку был надежно привязан к массивному сейфу вероятно наполненному достаточным количеством взрывчатки. Ему ничего другого не оставалось, как следить за струйкой песка и думать о быстротечности времени. При виде меня он активно загундосил показывая головой на адскую машину. Осторожно остановив процесс, я вытащил из его пасти кляп и дружелюбно спросил.

- Как здоровье, Владислав

- Ладушка?

- Дурак, быстро развяжи меня!

- О

- ля

- ля, к чему такая спешка, мне сперва надо душевно с вами поговорить, неторопясь обсудить некоторые моменты вашей деятельности, подсчитать сколько загубленных душ на вашей совести, нам о многом надо поговорить.

- Идиот,

- чуть не плача заорал он.

- Она ведь уйдет вместе с моими деньгами.

- Кто, я не понимаю вас.

- Танька, сучка дешевая.

- Кармен, что ли? Значит она устроила вам этот маленький карнавал. Веселая девушка, как же ей удалось справиться со здоровим мужиком и куда она уйдет?

- Опоила она меня чем

- то во время обеда, а когда очнулся то был уже привязан. Под пыткой я сказал ей шифр сейфа. Потом она соорудила этот дьяволский агрегат и уехала в летный клуб на аэродром вместе со всеми моими деньгами.

- Но надо думать далеко она не уйдет...

- Кретин, она не уйдет, она улетит, у меня там стоит свой самолет, на свою голову я научил её летать.

- Все ясно, какой самолет и как давно она вас покинула?

- Минут пятнадцать назад, у меня серебристый ЯК

- 18 с голубыми крыльями, номер...

- Не надо, все и так ясно, отдыхайте пока. Вернув кляп его прежнему владельцу я позвонил Медову. Предупредил где я буду находится в ближайшие полчаса и попросил приехать по настоящему адресу, чтобы понянчиться и присмотреть за обиженным дитятей на тот случай если ему вздумается чудить. Расстояние в двадцать километров отделявших меня от аэродрома я преодолел за десять минут и ровно в половине восьмого, почти не снижая скорости вылетел прямо на взлетную полосу, куда с противоположенной стороны уже выруливал нужный мне ЯК. Начать разгон я ему не дал, осадив машину в десяти метрах от бешенно секущего воздух винта. Она сбросила обороты, Но выходить из кабины не собиралась, я тоже. Так мы и стояли в полном бездействии, пока к нам не подъехал какой

- то тип в летной форме. Он сразу же попер на меня буром.

- Вы кто такой? Немедленно покиньте полосу.

- Я то Гончаров и прислан хозяином этого самолета, Владиславом Сотником, чтобы предотвратить угон, а вот кто вы?

- С трудом перекрывая рев авиамотора, прокричал я.

- Я начальник...

- Договорить ему не пришлось, потому что он удивленно на меня взглянув вдруг тихонько завалился под машину, а на моем стекле словно осы начали появляться дырки. Бездействие было равносильно смерти. Уже откровенно выйдя на крыло она вела прицельную стрельбу. Я же ничем кроме, газовой пукалки ей ответить не мог, открыв дверцу я хотел выброситься из машины и тут краем глаза заметил как моя Кармен неуклюже цепляясь за плоскость сползает на взлетную полосу. Очевидно раз и навсегда покидая эту землю, потому что когда я к ней подбежал, то понял, что жить ей осталось не больше пяти минут.

- Спасибо, Костя!

- С наивной, детской улыбкой из проклятого джипа выходила Марго и в её руках был какой

- то чдовищный пистолет соверенно невообразимых размеров,

- Ты чего не стрелял

- то в нее?

- У меня ничего не было,

- Стараясь переварить увиденное ответил я.

- Это плохо, она бы могла тебя убить. Танька, ты ещё живая, гнида ты дешевая, хотела без меня свалить?

- Наклонившись над умирающей зло прошипела она.

- Прости!

- По одним только губам прочел я.

- Бог простит,

- прокричала Марго простреливая голову своей подруге из пистолета, который, после моей смерти она вложит в мои руки. И тогда картинка будет исчерпывающей. Я выстрелил в неё первым с расстояния трех метров и здорово обезобразил её детскую улыбку.

- Ты кого сожгла вместо себя?

- Спросил я уже связанную королеву кустодиевского типа.

- Да ты не молчи, не молчи, потому как смысла в твоем молчании нет рикакого.

- Послушай, Константин, отпусти меня,

- опять по детски заныла она.

- Отпусти, пока не поздно, пока никого нет. Я хорошо тебе заплачу, я баба добрая.

- Твою доброту уже видел,

- я кивнул на труп её подруги.

- так убивают только профессиональные убийцы.

- Но она же меня хотела обмануть. Отпусти.

- Я повторяю вопрос, кого ты сожгла вместо себя?

- А если скажу, ты меня отпустишь?

- Мы не на базаре, чтобы торговаться,

- неопределенно пожав плечами я вновь переспосил,

- кого ты оставила нам на пепелище?

- Борьку, отпусти.

- Не ври. Борьку с двумя товарищами ты утопила в сортире.

- А я не вру, у меня их два было. Господи, ну и кретин же вы, господин Гончаров, об этом давно надо было догадаться. Об этом тебе неоднократно твердили Цокотухи и Галка Поворешка. Конечно же так, и никак иначе.

- Отпусти

- и

- и,

- ныла Марго,

- я тебе все расскажу, только отпусти.

- Все я уже знаю сам. Только добавь

- кто угробил Старкова и Дунаева. Кто инициатор, ты или Сотник?

- Мы оба. По взлетной полосе к нам мчалась медовская "Волга".