/ Language: Русский / Genre:detective,

Гончаров И Труп Актера

Михаил Петров


Петров Михаил

Гончаров и труп актера

МИХАИЛ ПЕТРОВ.

ГОНЧАРОВ И ТРУП АКТЕРА

Брюзжа и жалуясь на сковородке шипело сало нехотя принимая куринные плоды битые безжалостной милкиной рукой. Ожидая первого завтрака за палачом завороженно наблюдал кот. На кухонном диванчике, в трусах и майке сидел господин полковник и курил третью сигарету. Напротив, в аналогичном наряде расположился ваш покорный слуга, Константин Иванович Гончаров.

- Прямо таки семейная идилия, - лениво думал я, отхебывая холодный кофе. - Только канаркйки не хватает. Нет, С этим определенно нужно кончать. Не пора ли побеспокоить моих жильцов и вернуться в собственную квартиру? Милка, тебе не кажется, что твои друзья несколько задержались в нашей берлоге? - Желчно спросил я хлопотавшую супругу. А может мы там уже не числимся в списках?

- А чего вам здесь не живется? - Вместо дочери отозвался Ефимов. - Или места вам мало? Три комнаты на троих, живем как баре.

- Да будет уже, вас - то стеснять, вам отдых нужен, вы теперь человек служивый.

- Да уж! - Самодовольно согласился Ефимов. - Фирма у меня получилась серьезная.Однако это не мешает нам жить всем месте, да возвращаться теперь я буду поздно,

работы предстоит непочатый край. Пока все наладится...

По моему бредовому совету и при финансовой поддержке какой-то сомнительной фирмы, неделю назад он открыл частное охранное предприятие "Сокол" и теперь ходил ужасно гордый своей значимостью. Заключал договора и укомплектовывал штат.

- Пока все наладится, все встанет на свои рельсы, - важно гудел он, пройдет не меньше недели, но мы уже приступили к непосредственной работе, взяли под охрану две фирмы и драматический театр.

- Скоренько вы однако. - Ласково и льстиво похвалил я тестя. - Время зря не теряете, только вот шею бы не сломать.

- Не сломаем, а тебе бы я посоветовал, не язвить, а идти ко мне на работу. Ходишь неприкаянным, перебиваешься случайными заработками. Вот тебе - то и в самом деле шею свернуть недолго. Дочь, я правильно говорю?

- А ему хоть кол на голове теши! - С готовностью согласилась Милка и шлепнув на стол сковородку отвесила мне подзатыльник. - Устраивайся на работу, балбес!

- Если только в театр... - Неуверенно согласился я. - Да костюмером, да в женскую гримуборную, то пожалуй я бы пошел.

- А не пошел бы ты мимо? Козел! - Взъярилась супруга.

- Вот и я о том же. А что, Алексей Николаевич, в театр охранники ещё нужны?

- Нет, Костя, там уже все укомплектовано. Но могу тебе предложить место в ТХФ, там один человек ещё требуется.

- Не надо, - окуная в желток хлеб живо отказался я, - мне аббревиатура не нравится, чем то нецензурным попахивает.

- Почему же? ТХВ, это Театрально Художественный Фонд. Кстати сказать, он расположен в здании театра, только имеет отдельный вход.

- Все равно не надо, в театр хочу.

- Смотри ка какой театрал выискался! - Желчно воскликнула Милка. Папа, замечу тебе, что на проделках Скапена, этот урод весь спектакль просидел в буфете.

- А что, буфет там хороший. - Неожиданно для дочери согласился со мной полковник. - Я там уже дважды побывал и с барменом у меня сложились приятельские отношения. Дети мои, а не пойти ли нам сегодня вечером в театр? Мне с проверкой охранников, а вам для развлечения.

- Лучше скажи, что с проверкой буфета. - Бестактно исправила Милка отца, но я горячо поддержал его доброе начинание.

- Всенепременно, Алексей Николаевич, я просто умираю от страстного желания сию же минуту вдохнуть неповторимый запах кулис.

- Запах водки ты вдохнуть желаешь. - Не унималась жена.

- Что бы вы понимали! Вы же не знаете. Как сказал великий драматург, любите ли вы театр так, как люблю его я?

- Клоун, но в театр я бы пошла с удовольствием.

- Значит наши желания совпадают. - Заключил тесть поднимаясь из - за стола.

- Да, только было бы неплохо знать какой сегодня спектакль.

- Какая разница? - Резонно спросил полковник. - Все одно ты идешь демострировать свои наряды.

Сегодня своим творчеством, а именно спектаклем "На дне" нас баловал Алексй Максимович Горький. Пьеса на мой взгляд великолепная. Милка мой восторг совсем не разделяла, потому как ожидала испанских страстей или современной политической пошлятины. Полковник держался индифферентно, недвусмысленно поглядывая на барную стойку. Едва дождавшись второго звонка мы силком затолкали нашу даму в зрительный зал и позволили себе немного расслабиться, после чего пристрастно и строго мы отправились проверять блокпосты. Их оказалось три и на каждый мы потратили не меньше десяти минут. Утомленный этой процедурой тесть предложил повторить добрый ритуал. В общем в зрительный зал нам удалось попасть только в самом конце творения великого гения.

На сцене темный и мрачный подвал ночлежки с топчанами, нарами и серыми копошащимися её обитателями. Всяк занят своим делом, кто - то пьет пиво, кто - то играет на гармошке, в кто - то стонет и плачет.

- А неплохие жилищные - коммуналные у них были условия. - Громким шепотом делиться со мной тесть, наши бомжи только позавидовать могут.

- Ни боже мой. - Отвечаю я. - Тогда они жили под царским гнетом, а теперь в свободной, правовой и демократической стране.

- Прекратите болтать - Зашипела Милка. - Итак сидеть возле вас невозможно, разит как от бочек, театралы чертовы.

- Да вывести их из зала, чтоб не мешали, алкаши проклятые. Поддержала её полная дама сидящая впереди, - не продохнуть от них.

- Татарин! - Вещал со сцены актер! Князь! За меня... помолись...

- Сам молись... - Глубокомысленно ответил татарин. Актер слезает с нар, подходит к столу, наливает дрожащей рукой стакан водки, быстро пьет и убегает со сцены.

- Простите, гражданка, мы больше не будем. - Проникновенно обещает тесть.

- Эй ты, сикамбр! Куда? - Со сцены свистит Сатин и мы углубляемся в зрелище.

- Зоб!.. Затягивай... любимую! Запою... Заплачу!.. - Обещает со сцены Бубнов и я понимаю, что спектакль заканчивается.

- Со - олнце всходит и захо - оди - ит... - Начинает Кривой Зоб.

- А-а в тюрьме моей темно - о! - Подхватывают его Бубнов и полковник.

Открывается дверь ночлежки и появившийся Барон кричит:

- Зй...вы! Иди... идите сюда! На пустыре...там... Актер... Удавился!

Все замолкают и только немного погодя Сатин вещает свою сакраментальную фразу:

- Эх... испортил песню... дур - рак!

Сверху падает тяжелый игровой занавес. Конец спектакля. В зале аплодисменты. Зритель встает в ожидании, когда актеры выйдут на поклон.

Стремительно подниматься вверх занавес, а вместе с ним только вниз по первому плану из под колосников спускается черный мешок. Прикрепленный за тонкий тросик он резко зависает с правой стороны сцены над головами уставших артистов, которые не видя его выходят на поклон. Важно раскачиваясь мешок медленно вращается вокруг своей оси, демонстрируя руки, ноги и синий язык удавленника - Актера. Видимо парень решил слово свое сдержать и повесился натурально, а может в образ вжился. Актеры они такие!

Резаной свиньей взвизгнула первая баба и в поддерку ей волчицей завыла вторая. Кажется началось! Что сейчас будет!

Наконец и актеры заметили кто висит над их головами и испуганными воробьями упрыгали за кулисы. Кто - то из персонала догадался и наконец закрыл основной занавес, лишая зрителя продолжения ужасно увлекательного спектакля.

- Вот так сикамбр! - Сразу отрезвел полковник. - Ступайте домой, а мне видно ещё предстоит поработать.

Совершенно оглушенные мы с Милкой пешком побрели домой.

- Ну что, подруга? - Желая немного разрядить атмосферу игриво спросил я. - Как тебе пиэсочка? Понравилась?

- Замолчи дурак. Никогда больше сюда не прийду.

- Напрасно, матушка, напрасно, спектакль, на мой взгляд, неординарный. Режиссер явно талантлив, он нашел удивительно смелое решение и эффектную концовку. Уверяю тебя, что уже завтра на его спектакли будет не попасть. Правда меня мучает вопрос - где он наберет столько артистов? Подумай только, на каждое представление по штуке. Кошмар!

- Да заткнешся ты или нет?! - Вспылила супруга и вырвашись вперед торопливо зацокала каблучками, презрительно виляя задницей.

До самого прихода отца мы не проронили ни слова. Трезвый и задумчивый как сом, тесть явился только во втором часу. Недовольно ворча он разулся и попросил чаю.

- Ну что там, Алексей Николаевич? - Протягивая ему чашку осведомился я. - Зачем ему понадобилось прилюдно совершать такой греховный акт?

- Да черт его знает. - Сердито прихлебывая ответил полковник.

- Неужели никто не мог его остановить?

- В том то и дело. В той кулисе где он стоял никого не было. И вообще весь этот сикамбр мне не нравиться, что - то тут не так.

- Вот оно что? - Удивился я. - А нельзя ли поподробнее? С чувством, с толком, с расстановкой. Неужто братья артисты ему помогли?

- Хрен их знает. Не похоже. Запутано все. У тебя в твоей заначке что нибудь найдется? Может голова прояснится и я что - то пойму.

- У меня всегда найдется, а уж для родного человека тем более. Вытащив эа уши поллитровую мерзавку я воодрузи её на стол. - Так я вас слушаю.

- Ты понимаешь, что ни на убийство, ни на самоубийство этот случай не похож.

- Не понимаю, но вы заинтриговали меня бесконечно. На что же он похож?

- На несчастный случай.

- Не знал что на сцене нужно соблюдать технику безопасности.

- Технику безопосности нужно соблюдать везде. - Выпивая рюмку глубокомысленно изрек Ефимов. - А уж на сцене тем более.

- А у бабы в постели и подавно.

- Напрасно шутишь. - Закусывая холодной котлеткой осадил он. - Ты когда - нибудь был за кулисами театра? Я имею ввиду инженерно - техническую часть сцены.

- Не довелось. - Честно сознался я. - А что там сложного?

- Мне тоже сегодня довелось впервые. Там до черта собачьего полно всяких люков, вращающихся кругов, опасных грузов и так далее. Но слушай.

Во - первых ответь мне на такой вопрос. Тебе бы пришло в голову повеситься или кого - то повесить на металлческом тросике?

- Нет, для этой цели как нельзя более подходит старая добрая веревка или капроновый тросик. Быстро, легко и удобно. Хотя бывает, что душат и цепокой, но это уже редкость и претензия на оригинальность.

- Вот и я говорю то же самое. Но пойдем дальше, Что должна иметь веревка для того чтобы ты мог на ней повеситься?

- Странный вопрос, наверное петлю.

- И я так думаю. Но в нашем случае петли нет. Трос его просто захлестнул и в момент спуска занавеса подбросил кверху...

- А когда занавес пошел вверх то тело естественно устремилось вниз. Окончил я мудрую мысль полковника.

- Именно такое предположение высказал эксперт. Вот и получается несчастный случай, правда это только предположение, а как оно было на самом деле я постараюсь узнать завтра к вечеру, после заключения медэксперта и результатов следственного эксперемента. Неприятно.

- Неприятно и не понятно. - Согласился я. Откуда вообще взялся этот тросик?

- Прости, забыл пояснить. Занавес крепиться к штанкету, это такая толстая труба проходящая через всю сцену. Эту трубу через блоки тащат вверх или опускают вниз пять тросиков. Так вот, крайний правый тросик лопнул в то время когда занавес шел вниз и по нашему предположению захлестнул стоящего рядом артиста.

- Рядом с которым не оказалось его коллег.

- Да, потому что, как ты и сам видел все они в этот момент находились на сцене.

- Видел, не видел, какая разница, только не кажется ли вам, что уж очень много получается у нас совпадений?

- Кажется, потому и говорю, что завтра все проясниться.

- Ну и чудесно, а теперь давайте ка выпьем и по кроваткам.

- Не возражаю. Ты знаешь, что меня беспокоит больше всего?

- Нет, - зевнув ответил я.

- То что моя охранная карьера начинается так печально.

Горестно вздохнув, Ефимов пошлепал в кабинет.

Через день поздним вечером тесть сообщил, что по мнению экспертов, такой вариант не исключен, но имеет вероятность один к ста.

- А что ваши товарищи говорят относительно троса? - Акцентируя его внимание на этом немаловажном обстоятельстве спросил я. - Мог ли он вообще лопнуть так неожиданно? Есть ли на нем следы выработки?

- В том - то и дело что есть, его не перекусили вдруг. Тросик соскочил с блока и какое то время терся об ось колеса.

- А что говорят господа зскулапы из судмедэкспертизы? - Невольно проникаясь его любопытством спросил я?

- Заключение у них однозначное - никаких следов насилия на теле не обнаружено, разумеется кроме тросика и это лишний раз подтверждает первоначальную версию.

- В таком случае мне остается вас поздравить.

- В чем же? - Самодовольно удивился полковник.

- В вашей прозорливости и умении все понимать с полуслова.

- Да, все было бы хорошо, кабы не одно обстоятельство. Костя, оно не дает мне покоя весь сегодняшний день и перечеркивает мою версию к чертовой матери.

- Вы хотите передо мной облегчиться? Не стесняйтесь, я к вашим услугам.

- Ты понимаешь, у этого Актера, фамилия его Комаров, есть жена.

- И это кажется вам странным? - Восхитился я. А по вашему мнению господа актеры не имеют права иметь жен?

- Да замолчи ты и засунь свой язык в задницу. Дай мне все рассказать по порядку. Понимаешь в чем дело... Как я узнал сегодня утром, Нина Николаевна Комарова тоже актриса. Так вот, за день до смерти мужа, во время репетиции, чуть было не убилась до смерти. Спасла её чистая случайность.

- Уже интересно, и как там оно получилось?

- По ходу пьесы она долна была выходить на помост над оркестровой ямой.

- А помост оказался заминирован?

- Да прекрати ты свои глупые замечания. Помост заминирован не был, а вот верхняя его крышка оказалась не закреплена. Иными словами говоря, Нина Николаевна могла провалится в оркестровую яму.

- И в худшем случае набить себе шишек.

- Это с трехметровой - то высоты? И если прямо под ней находился штырь? Костя, Ты меня удивляешь. Она бы накололась на него как жук на булавку.

- Но почему там оказался штырь и отчего не был закреплен помост?

- Вот в этом - то и вся загадка. Рабочие сцены клянутся и божатся, что тот щит они добросовестно закрепили. Старший машинист сцены, который в силу своих обязанностей, должен проверять работу, их слова подтверждает. Что же касается штыря, то вообще никто не знает как он туда попал.

- Прямо какие - то иезуитские ловушки. Что это за штырь?

- Это такая хреновина на колесах на которую монтируется прожектор. Только прожектора тогда не было, а торчал оголенный метровый шкворень.

- Не театр, а средневековый испанский двор. - Невольно восхитился я. И как же ей удалось избежать уготованной участи?

- По чистой случайности в оркестровой яме оказался электрик. Он - то и подхватил Нину Николаевну когда она уже падала.

- Веселые комедии ставит наш театр! Прямо описаться можно. Провинциальным его не назовешь. Она в милицию заявила?

- Нет, тогда все подумали, что это чье - то разгильдяйство. Объявили машинисту строгий выговор и на том успокоились, а на следующий день, позавчера произошел известный тебе инцидент.

- Ну так пусть немедленно, завтра же с утра заявит в милицию.

- Это я и без тебя знаю. - Засопел полковник обдумывая какую - то удачную мысль. - Костя, я вот что подумал... А не переговорить ли тебе с ней?

- С какой это радости? - Уже понимая полковничьи, далеко идущие планы, возмутился я. - У меня не сыскное бюро и даже не частное охранное предприятие. Да и в вашу компетенцию подобные вопросы не входят.

- Как знаешь. - Равнодушно согласился Ефимов. - Просто я подумал, что тебе будет интересно, а если нет, так и нет.

- Нет, мне не интересно за просто так рисковать своей башкой.

- А ты подумал, откуда у нищих артистов могут быть деньги?

- Меня это не волнует, альтруистом я перестал быть семь лет назад, когда ваш предшественник турнул меня из органов.

- Я - то здесь при чем? Сам виноват, меньше бы в рюмку заглядывал.

- Ладно, - почему - то уступил я. - Пусть завтра эта самая Нина Николаевна в двенадцать часов ждет меня у театра. Какая она из себя?

- Красивая сорокалетняя брюнетка, да ты сразу поймешь.

Однако ни завтра, ни послезавтра и вообще никогда мне с ней встретиться не довелось, потому что в это самое время красивая брюнетка уже была мертва.

Об этом мне рассказал явившийся вместо неё Ефимов.

- Как это случилось? - Невольно сожалея спросил я.

- А вот так. В то самое время когда мы с тобой трепались на кухне она возвращалась со спектакля и в подъезде дома её банально долбанули по затылку каким - то тяжелым, тупым предметом и причем дважды. Забрали пустую сумочку и золотой крестик, это все что у неё было. Не понятно на что они позарились? Она ходила в трауре и ничего ценного при ней быть не могло. Из этого можно заключить, что она стала случайной жертвой мелких грабителей. Они напали на первую попавшуюся.

- Ине так не кажется. Мелкий грабитель не бьет свою жертву дважды, он просто отбирает ценности и пускается наутек. В крайнем случае может врезать для острастки, но и только. Здесь же били дважды, наверняка, чтобы убить.

- Умный ты больно, Гончаров, хотя я думаю тоже самое.

- А тут и думать не надо, убийца исправлял накладку допущенную в театре, в оркестровой яме. Только и всего. Кто и когда её нашел?

- В ноль тридцать тело обнаружил её собственный сын.

- Вот как? Это интересно. Объясните.

- Дело в том что он студент первого курса, а по вечерам подрабатывает в том же театре в качестве рабочего сцены. После спектакля они разобрали декарацию, поставили новую и разошлись по домам.

- Откуда вам это известно? - Удивляясь такой осведомленности спросил я.

- Я говорю с его же собственных слов.

- Это он вам лично рассказывал? - Еще более заинтересованно повторил я вопрос.

- Да нет, - удивляясь моей настойчивости ответил тесть, - всему театру.

- Как его зовут и где он сейчас? - Сам не зная для чего спросил я.

- А тебе зачем? Его сейчас даже следователь не трогает. Сегодня похороны отца. Сам понимаешь... - Буйволом вздохнул полковник.

- Понимаю. Сегодня отца, а послезавтра матери.

- Такой вот сикамбр получился. Что и говорить, досталось пацану.

- Досталось. - Протянул я в раздумье. - Отец, а через пару дней мать. Отца убили на сцене, мать же не получилось. Тогда применили более действенные меры.

- Что ты хочешь этим сказать? - Заволновался Ефимов.

- Ничего, просто то, что сынишка рабочий сцены, только и всего.

- Ну даешь! Неужели ты думаешь, что это его работа?

- Кто его знает. - Уклончиво ответил я. - Чем черт не шутит когда бог спит. Согласитесь, что ему как никому другому были доступны все сценические ловушки. Тут тебе и штанкет под рукой, тут штырь от прожектора. И главное комар носа не подточит. Все тихо и естественно.

- Черт его знает, но он же ревет белухой.

- А по вашему он должен хохотать и по стук кастаньет плясать качучу?

- Ты прав. - Задумчиво массируя седловину носа отозвался тесть. - Но подожди, я не понимаю зачем он это сделал. Какие цели он преследовал? Я не вижу мотива.

- Ну за этим дело не встанет, я сейчас вам придумаю десяток. Во первых, ограничение в свободе, в средствах. Во - вторых, жесткие, непосильные требования со стороны родителей. А в третьих, возможное унижение чести и достоинства молодого человека, оскорбление, рукоприкладство и так далее.

- Ну ты, Костя, даешь! - Заржал, захрюкал Ефимов. - Если так, то каждый второй дитятя своего родителя кончал бы во младенчестве.

- Все это я сказал чисто условно, а если серьезно, то наиболее вероятной причиной убийства родителей может быть пристрастие их детей к наркотикам. Совсем недавно у меня был аналогичный случай.

- Я знаю. Над твоими словами следует серьезно подумать. - Авторитетно заявил полковник и я подумал, что на том мою миссию следует считать оконченой, но как и всегда оказался неправ. - Костя, ты должен мне помочь! - Уже через минуту с пафосом выдал он. - Я должен раскрыть это грязное преступление.

- Следствие ведут Колобки?! - Бестактно рассмеялся я. - Перестаньте ребячиться. Зачем это вам? У вас своих дел не проворот, фирму надо поднимать. А вы ерундой занимаетесь. Или старческий маразм начинается?

- Ничего ты не понимаешь, - Обиженно засопел он. - Я должен доказать!

- Кому и что? - Пытаясь выбить из него дурь ядовито спросил я.

- Хочу доказать, что я ещё на что - то гожусь. А кому? Может быть самому себе.

- Похвально, ну что ж доказывайте, а я - то причем?

- Скотина ты, Костя! А ещё зятем называешься. Ты ж понимаешь - мне не вытянуть.

- Но у вас целый штат охранников. Почему бы вам их не подключить?

- В основном я набирал бойцов, а тут их качества не понадобятся.

- Ладно, с вас причитается. К вечеру достаньте мне домашний адрес Комаровых и узнайте фамилии их бывших близких друзей. Попробуем...

Покойные супруги Комаровы близкими друзьями обзавестиь не успели, потому как приехали в наш город полгода назад. Жили они в театральном общежитии, где имели две комнаты в трехкомнатной квартире. Эти сведения, равно как ксерокопии их трудовых книжек и личных дел, мне в тот же вечер представил тесть. Он так же добавил, что похороны Виктора Комарова прошли успешно, а тело его жены, Нины Комаровой уже завтра утром будет перевезенопе из морга в театр и возле него будет неотлучно дежурить скорбящий сын.

- Ты, Костя, до похорон его лучше не трожь, а то мало ли что, вдруг мы на него напраслину возводим, потом сами от своего дерьма не отмоемся. - Как - то застенчиво и виновато в заключении прогудел тесть. - И вообще... Я подумал...Может ты был прав, незачем нам будоражить эту воду, ну их совсем...

- Э-э-э, нет, батенька, так не пойдет, уж померла так померла. Не я хотел, вы сами все это затеяли, и теперь я отступать не намерен.

- Да нет, я ничего...конечно, но все таки...Замямлил бравый полковник.

- Ну вот и отлично. Что на сей счет говорят в нашей доблестной милиции. Какие строят прогнозы, или вы не интересовались? - Дело пока находится у старшего следователя Балуева, но похоже, что он эти два убийства не связывает, по крайней мере, пока не связывает.

- А вы не пытались ему подсказать?

- Нет, я ведь хотел этим занятся сам.

- Что значит хотел? Мы и займемся этим. У нас получится отличный тандем. Даже не сомневайтесь. А пока извините, я займусь личными делами покойников. Слушайте.

- С чего начнем? Дамам преимущество. Итак, Нина Николаевна Комарова родилась в 1958 году в городе Чирчик Ташкентской области. После окончания десяти классов, в в 1975 году поступает в Ташкентский театральный институт, который благополучно заканчивает в семьдесят девятом и тогда же выходит замуж за господина Комарова В А, так же выпускника этого института и даже курса. Вот так - то, Алексей Николаевич! Можно сказать - любовь со школьной скамьи.

Теперь займемся Виктором Андреевичем Комаровый 1955 года рождения. Он, как и будующая его супруга родился в солнечном Узбекистане, но только в древнем городе Самарканде, а в институт поступил позже по той причине, что отбывал воинскую повинность. Что же дело благородное. Смотрим дальше. Сразу же после окончания кафедры актерского мастерства супруги нанимаются в Русский Драматический театр имени В Маяковского, где оба работают до восемьдесят четвертого года. А потом артист Комаров решает в корне поменять профессию и устраивается в старательскую артель "Утес"

ГОК "Лензолото". Опять золото. Алексей Николаевич, это золото скоро меня загонит в гроб. Устраивается простым рабочим. Это уже интересно! Или вы не так не считаете?

- Конечно, там и надо концы искать, а парнишка не причем.

- Все возможно, но погодите, проследим их путь до последнего дня. Итак, проработав в артели пять лет, в июне восемьдесят девятого года Виктор Андреевич Комаров из артели увольняется, забирает супругу и переехав в город Курган, вместе с женой, поступает в труппу драматического театра. Хм, папенька, не кажется ли вам это странным, бросить столичный театр под южным солнцем и тащиться черт знает куда, в обычный областной театр?

- Может их оттуда вытурили?

- В том - то и дело что нет, у них полно благодарностей, а у Нины Николаевны за эти десять лет было три повышения и в конечном итоге она стала актрисой высшей категории. Ладно, пойдем дальшн, а дальше начинается полная свистопляска! Проработав в Кургане пять лет они похоже взбесились. Начинают менять города и театры как перчатки. Смотрите; Фрунзе, Сызрань, Барнаул, Саратов, Борисоглебск и наконец мы. Это за пять - то лет пять городов.Что вы на это скажите, дорогой тестюшка?

- Похоже, что они от кого - то бегали.

- Именно, именно так и никак иначе. От кого - то бегали, но не убежали. Теперь, когда мы это знаем, нам уже легче.

- В чем? Костя, мы же не знаем от кого они бегали? А может они вообще не бегали. Может быть просто любили перемену мест. Таких людей полно.

- Довод ваш серьезен и не согласиться с ним трудно. И все таки нужно проверить кто из актеров театра раньше работал в Душанбе.

- Это я сделаю, с кадровичкой у меня сложились неплохие отношения. А чем намерен заняться ты?

- Соорудите ка мне липовое удостоверение вашей охранной фирмы. Вместо ответа попросил я. - Наверное оно мне завтра понадобиться.

А наутро я размахивая пакетом подходил к дому в одном из подъездов которого расположилась актерская братия. Дом был самый обычныый и подъезд типовой. Не больше, не меньше, так же как все исписан всякими интересными словами. Секция Комаровых находилась на первом этаже. На мой звонок отреагировали сразу. Дверь открыл высоченный и костлявый мужик с длинным носом и массивной челюстью. Поверх грязноватой голубой майки и длинных семейных трусов на нем был накинут потрепанный бухарский халат, а лысую голову украшала феска. Был он немного пьян, а потому сомнений быть не могло, я понял, что передо мной актер театра Жорж Александрович Сорокин.

- Пардон, вам кого? - С интересом глядя на меня спросил он густым, чуть хриплым басом. - Может быть вы перепутали дверь?

- Я бы хотел видеть корифея сцены, господина Сорокина. - Сразу включаясь в его игру торжествественно объявил я. - Или они ещё изволят почивать?

- Я пред вами, но только прошу, перестаньте острить. У нас траур. Проходите.

Отстранившись он пропустил меня в опрятную прихожую, а затем и в свою комнату, которую назвать опрятной можно было только с большой натяжкой. Самым непристойным местом являлся стол накрытый длинной и грязной клеенкой. На нем вперемешку с газетами и книгами стояли бутылки, стаканы, а на переполненной пепельнице скорбно сохли рыбьи хребты.

Сбросив с кресла рыжего кота, он усадил меня на самое удобное и почетное место

- С кем имею честь? - Усаживаясь на разобранный диван великопарно спросил он.

- Константин Иванович Гончаров, ваш покорный слуга, привстав представился я.

- Очень приятно. - Утвердительно кивнув заверил он. - Что же вас ко мне привело?

- Дело в том что я являюсь сотрудником фирмы охраняющей ваш театр, и трагические события последних дней так или иначе коснулись нас. В общем я бы хотел задать вам несколько вопросов относительно ваших соседей и ситуации в целом.

- Молодой человек! - Разгневался старый актер. - Вам должно быть стыдно приходить ко мне с такими грязными предложениями! Подобными инсинуациями я не занимаюсь! Будьте так добры, покиньте мой дом.

- Вопрос снимается. - Сразу пошел я на попяный. - Простите великодушно если я ненароком вас обидел. Действительно мне следовало хорошенько подумать кому и какие вопросы можно задавать. Еще раз простите, но не будет ли у вас пары чистых стаканов. Я знаете ли вчера немного перебрал, и вот. А в театре сегодня, я предпологаю, в связи с похоронами, репетиций не будет.

- Да, сегодня в два часа состоится вынос тела. А стаканы? Отчего ж им не быть? Сейчас найдем. - Все ещё серчая, он царственно подняв пару заляпанных стаканов и удалился мыть инструмент.

- А что вас собственно интересует? - Когда бутылка стала на треть пустой, подобревшим голосом спросил он. - Если я сочту ваши вопросы тактичными и не ущемляющми чье бы то ни было достоинство, то я с радостью вам отвечу.

- Во - первых что вы думаете обо всем случившемся?

- Если вы имеете ту драму, что произошла на спектакле, то отвечу вам Это рок! Да, да и не надо недооценивать фатум. Что кому суждено, то с тем и приключиться! Виктору выпало большое счастье. Он умер на сцене, причем той самой смертью, что умирает его герой. Нина была наименее удачлива, не вышло у неё умереть как рыцарю сцены, недотянула, что же можно только искренне сожалеть.

- Длинноносый дурак! И везет же мне на вас последнее время! Досадливо подумал я и улыбнувшись спросил. - А может быть кто-то ещё кроме фатума помог им? Я имею ввиду людей реальных, из костей и мяса.

- Не оскорбляйте провидение! Людская рука не могла успокоить его так изящно. Что вас ещё интересует? - С аптекарской аккуратностью наполняя стаканы любюзно поинтересовался он.

- Скажите, часто ли в доме Комаровых были скандалы?

- Это неэтичный вопрос, но я вам отвечу. Скандалы случались, но до мордобитий дело никогда не доходило. Все заканчивалось полюбовно, а потом Виктор покупал бутылку водки и приходил ко мне.

- Как на их скандалы реагировал сын Вячеслав?

- Помилуйте! Но как он мог на них реагировать если был самым деятельным участником. Вас это удивляет? Тогда вы вовсе ничего не знаете. С вашего позволения.Приподнял он стакан. - За рабов божьих Нину и Виктора! И пусть земля им будет пухом. - Как и положено, не чокаясь он влил полстакана в объемистую пасть и даже не встрепенулся. - Так о чем то бишь мы?

- О скандалисте Вячеславе. - Подсказал я торопливо, потому как кажется запахло жареным. - О том, что он являлся участником.

- Да, да, я помню. Он набрасывался на мать с отцом как скаженный.

- Какие цели он преследовал? Он что - то требовал, или они требовали от него?

- Молодой человек, не гоните гусей. Я сам вам все расскажу. По порядку и с подробностями если будет угодно. Насколько я был посвящен в тайну их семьи, то могу сказать - Вячеслав сидит на игле, и ему, сами понимаете, постоянно нужны бабки и бабки не маленькие. По крайней мере нашей нищенской зарплаты ему не хватит, но он все равно требовал и требовал. Вот почему и происходили постоянные скандалы. Он просил то, что родители ему дать не могли. Месяц назад он упер из дома серебрянные ложки, единственное ценное что у них было. Вот тогда - то и разразился самый страшный скандал в их доме. Мне даже пришлось вызывать милицию. Вы позволите? - Уже окрепшей рукой он нежно и рачительно разлил остатки и повторил заупокой. - Вот такие дела творяться в нашем королевстве.

С видимым сожалением он отставил пустой стакон и прислушался. Кого то пропуская открылась и закрылась входная дверь.

- А вот он и сам, явился не запылился. - Сварливо отметил старик и вопросительно уставившись на меня нейтрально изрек. - Что - то стали ноги зябнуть...

- А это мы их быстро согреем. - Оживился я и вытащил деньги. - Только сам я пойти не смогу, там недалеко мой шеф крутиться. Увидит - никакие памперсы не помогут

- Молодой человек, не извольте беспокоиться, все будет как в лучших домах Парижу. Пока займите себя журнальчиками. Телевизор, пардон, не работает.

- А я терпеть его не могу. Но вы поскорее, мне через час нужно быть на месте.

Только за сумашедшим стариком захлопнуться дверь, я встал прислушиваясь. Через короткое время мне показалось, что дверь соседней комнаты приоткрылась и кто - то на цыпочках приближается сюда. Не мешкая ни секунды я юркнул под низко свисающую скатерть и затаив дыханье притаился ожидая дальнейшего витка событий.

Прошло не меньше двух минут прежде чем дверь отворилась и в комнату вошли ноги обутые в белые красовки. Немного постояв у входа ноги двинулись к шифоньеру. Открылась дверца и начался банальный шмон. Больше скрываться не имело смысла. Изловчившись я протянул руку и схватив голень воришки заорал.

- Стоять! Ни с места. - Я мог этого не говорить, потому что рыжий анемичный парень в очках, без признаков жизни, послушно улегся на пол. Ну почему же мне так не везет? Сам себе нашел работу. Не имела баба хлопоты. Что теперь прикажете делать с этим обморочным ппидурком? Дождаться когда сюда явиться Сорокин и все ему рассказать? Нет, это не в моих правилах.

Взявшись за ноги я потащил пацана в его комнату и там подручными средствами, водой и пощечинами привел его в чувство. Приоткрыв мутные глаза он несколько секунд непонимающе смотрел на меня, покуда я не встряхнул его за шиворот.

- Вы кто? - Видимо все вспомнив, резко вскочив, спросил он.

- Дед Пихто. - Ухватив его за ухо представился я.

- Отпустите, бо - о - ольно. - Мышью запищал он

- А будет ещё больнее.

- Что вы тут делаете?

- Лучше скажи, что ты делал в комнате Сорокина?

- Я там не был. - Найдя нужную линию поведения танком попер он.

- Что ты говоришь, мой маленький. Не я ли на своем горбу тебя оттуда притащил?

- Ничего не знаю. Немедленно отсюда уходите.

- Сначала ответь, зачем ты рылся в шкафу у соседа?

- Я нигде не рылся.

- А вот это ты зря, я ведь тебя сфотографировал и деваться тебе некуда.

- Я ничего не помню, я лунатик.

- В этом разберуться врачи, но я не думаю чтобы твое желание совпало с их диагнозом. Попался ты парень. Лучше колись по хорошему.

- Оставьте меня в покое. У меня несчастье...Сегодня похороны.

- Ну и шкура же ты пакостная! - Отпустив пацана, уже у выхода я пообещал. - Только ты не думай, что тебе все это сойдет просто так. Еще встретимся.

Вскоре счастливый корифей сцены приволок бутылку. Но к великому его удивлению, сославшись на головную боль и неотложные дела, я откланялся и покинул этот маленький филиал сумасшедшего дома.

- Ну вот, Константин Иванович, - подумал я присаживаясь на садовую скамейку парка, - ларчик - то просто открывался, а вы говорили...

- Погодите, Господин Гончаров, все у вас вначале просто, а потом от вашей простоты ушы в трубочку заворачиваются. Подумайте, а не дурак ли вы?

- А чего тут думать - то? Ясно дело, пацан наркоман и ворюга. И знаешь ты об этом не с чьих - то слов и третьих уст, а сам был свидетелем. Неприязненное к нему отношение со стороны старого актера вполне оправдано и объяснимо. Тебе бы тоже не понравился беспардонный шмон в вашем доме, равно как и перманентные скандалы за стеной.

- Так - то оно так, я все понимаю. Воровство, уличный и квартирный грабеж, разбой наконец, но только как он мог лишить жизни своих дорогих предков?

- А то ты не знаешь как. Примеров тому предостаточно.

- Все таки не верится и прежде чем вынести окончательный вердикт вам не мешает переговорить с его преподователями, однокашниками и театральным начальством. Это тем более полезно, что попутно можно выяснить, где в момент смерти Родителей находился их сын. Такой пустячек со счетов сбрасывать не следует.

- Полностью с тобой согласен, а поскольку театральному начальству сегодня не до тебя, то начинать следует с института.

Только после обеда мне удалось отловить тройку оболтусов c физико математического факультета из группы Вячеслава. Вольготно расположившись на лужайке за стадионом светлые умы будущих инженеров принялись бессовестно дуть пиво, мало заботясь о репутации Альма - Матер. Справедливо решив, что купленных ими запасов будет недостаточно я приобрел ещё десять бутылок и ненавязчиво расположился в пяти метрах от них надеясь хоть краем уха услышать какую - либо интересную для меня иннформацию. Однако темы поднимаемые ими на протяжении получаса меня совершенно не тррогали. В основном разговор касался какого - то уж через чур ретивого преподователя мздоимца, к которому без "штуки" являться на экзамен просто бессмысленно и даже глупо.

- Санек, ты прикинь, - вдалбливал сомневающемуся студиозу его более опытный товарищ, - этот козел ещё зимой трюхал на "копейке", а теперь он на чем рссекает?

- А теперь он на новенькой "десятке" в лесу твою Вику оттягивает. Подтверждая слова собрата заключил их третий, самый опытный товарищ.

- А ты что, за ноги их держал? - Вступился за честь сомнительной подруги недоверчивый Санек. - За такие слова, Митяй, можно и в нюх получить.

- Да ради, Бога, я молчу. - Пошел на попятную Митяй. - По кайфу тебе роги носить, ну и носи на здоровье. Акоп, я не прав?

- Конечно прав, - с сожалением откидывая пустую бутылку согласился Акоп, - он с нашего курса не только Вику окучивает, он и Светку и Галку сношает.

Так плавно переведя раговор в интимную плоскость студенты прикончили пенистый нектар и досадливо глядя на издохшую тару закурили.

- Да, обнаглел, козел. - После некоторого раздумья заключил Санек. Мужики, давай его по крупному накажем.

- А как ты его накажешь? - Лениво спросил Акоп. - Он хитрый бес, знает что сало кушает, всегда на стреме держится.

- Можно тачку у него угнать и в овраг столкнуть. - Неуверенно предложил Митяй.

- Как же, угонишь ты у него тачку. Он даже во время лекций с неё глаз не спускает. - Уже делово и прагматично возразил Акоп. - Вот если запалить ее...Ты, пацаны, а что этот хмырь тут делает? - Взглянув на меня вдруг насторожился он.

- А хрен его знает, - безразлично ответил Санек, - он давно здесь торчит, пивко сосает, во проглот - то, неужели все сам вылакает?

- Нет, с вами поделюсь. - Заносчиво отреагировал я. - Для вас покупал!

- А ты нам не хами, гнилой мухомор. - Пошел в атаку Митяй. - А то сейчас лишившись пива преобретешь черепно мозговую травму. Мужики, давайте ему настучим.

- Вот, вот. - Полулежа на спине усмехнулся я. - Чуть что, сразу же мужики. Одному - то тебе не в жилу, кишка тонка и задница потеет.

- Не, пацаны, вы как хотите, а он меня достал. - вскочив с колен парень в предвкушении приятных минут с удовольствием и до хруста потянулся. - Сейчас я этому козлу роги по отшибаю. Смотрите внимательно и не говорите потом, что не видели!

- Осторожнее, Митяй, не забей его до смерти.

- А это уж как получится. - Сурово улыбнувшись и небрежно перекатывая мышцами, дурачок подошел ко мне. - Вставай, что ли, пролетариат долбанный.

- И не подумаю, интеллигент вшивый.

- Тогда я тебя так запинаю. - Парень прищурился прикидывая с какой части моего тела ему будет удобнее начинать. Когда он напрягся и для разгона немного отошел собираясь отбить мою почку, я левой ногой зацепил его пятку, а правой с удовольствием ударил по колену.

Голос у Митяя оказался громкий и визгливый. Этот вопль буквально шокировал мирную стаю ворон, что неспешно прогуливалась по футбольному полю. Внося свой протест с громким карканьем они поднялись в воздух, а меня собирались бить товарищи поверженного Митяя. Многозначительно переглядываясь они начали обходить меня с флангов, расчитывая одновременно нанести удар с двух сторон. Немного озадаченные моей полной безразличностью, согнувшись, в раскорячку они молчаливо сужали круг.

- Эй, мужик, ты чего молчишь? - Когда до меня оставалось не более полутора метров первым не выдержал Санек.

- А о чем мне с вами, идиотами говорить?

- Сейчас бошку отшибать будем. - Осторожно пообещал Акоп.

- Ну - ну, валяйте - уляжетесь рядом с дружком.

- Что, крутой, да? - Переходя на привычный жаргон запрыгал Санек.

- Как видишь, ты лучше посмотри, не сломал ли я ему сустав.

- Если сломал, то тебе, мужик, хана. - Направляясь к воющему другу пообещал Санек. - У него предок в органах трудится, он из тебя сделает творожную массу.

- Маленькие вы сучата, как шкодить - вы первые, а как ответ держать, так к папеньке бежите. Смотреть на вас тошно. Что там у него?

- Не знаю, - развел руками Акоп, - вроде ничего не видно, а орет.

- Ну и ладно, поорет, да перестанет, не обращайте внимания. Берите пиво.

- Да пошел бы ты со своим пивом. - Взвизгнул Санек. - Человека ведь покалечил.

- А вы бы хотели чтоб он покалечил меня?

- Ничего мы не хотели, мы спокойно сидели, никого не трогали, ты первый начал.

- Ну вы и наглецы каких свет не видел.

- Да ладно, хватит вам, все хороши. - Благоразумно пошел на мировую Акоп. - Забудим и похороним. Митяй, перестань пускать сопли, сустав целый и работает нормально. Сам виноват, всегда первый прыгаешь, будет тебе урок.

В два часа дня мы мы открыли по первой бутылки и выпили за дружбу, а к трем часам я уже знал многое о преподавательском составе политехнического института.

- А ты сам - то, мужик, кем будешь? - Наконец мне задали вопрос которого я давно ожидал и к которому приготовился заранее.

- А я, парни, председатель местного комите нашего театра и оказался здесь совсем не случайно. Хочу поговорить с вами относительно Славы Комарова. Вы знаете, что у него случилось большое несчастье?

- Само собой. - Утвердительно кивнул Акоп. - Папанька вздернулся, а маманю в подъезде замочили. Невезуха у пацана, это мы понимаем.

- Да, сейчас ему трудно. - Осторожно попробовал я почву. - С его - то характером.

- А что характер? - Удивился Санек. - Нормальный характер и пацан нормальный.

- А в театре он чистый скандалист. - Тоже удивившись возразил я. - И с родителями не ладил, постоянно с ними скандалил, принародно требовал деньги.

- Да, с предками у него была напряженка, мы в курсе, он нам рассказывал. - Задумчиво согласился Санек. - Так оно и есть, так и должно быть. В какой семье, где нет денег - нет скандалов. От нищеты это все. У нас тоже не очень разгуляешься, но пару червонцев батя мне на завтрак отстегивает, а у него и этого не было.

- А я вообще удивляюсь, как они его тянули? - Вмешался до этого молчавший Митяй. - Тут на одни преподавательские поборы больше штуки положи - не греши. Это неофициально и без экзаменов, а если все на круг посчитать, то всей зарплаты его предков не хватит. Где они только деньги на него брали, вроде не воровали, с лотков не торговали, не понятно.

- Да, наши препы совсем взбесились, скоро с живых с нас шкуры снимать будут.Невесело поддержал Акоп. - Соревнуются они промеж собой что ли? Михайло Ломоносов в лаптях в город пришел и выучился. Да сейчас бы его дальше сортира не пропустили. Полный беспредел.

- Ну, Слава - то у нас подрабатывает, как никак, а шесть сотен имеет. - Возвращая разговор к заинтересовавшей меня теме похвастался я.

- Ха - ха и ещё раз ха - ха, а вы знаете сколько нужно чтобы пообедать в нашей, так называемой, студенческой обжорке? - Возмутился Санек. - Так вот, без червонца там и делать нечего. А кушать - то хочется, организм наш молодой требует, чтоб он сдох, а пойдешь у него на поводу, то и все двадцать оставишь.

- Тогда откуда же вы на наркоту бабки берете? - Устав ходить вокруг да около в лоб спросил я. - Не на паперти же собираете?

- А кто вам сказал, что мы наркотой балуемся? - Сразу посуровел Санек. - Вы так никому не говорите. За такие слова можно и в лоб получить.

- Ой, парни, только не надо ля - ля, как будто я сам студентом не был. Знаю все прекрасно. Правда в наше время этим меньше баловались, но все равно бывало. Что я, по вашему не вижу, каким Славка приходит на работу?

- Ну и смотри себе на здоровье, а мы - то причем? - Сразу засобирались студенты. - У Славки и спрашивай, председатель месткома, мент недорезанный.

- Что, засуетились! - Зло рассмеялся я. - Очко не железное? Жидкий вы народ.

- Чего ты к нам докапался? - Наливаясь бессильной злобой побелел Митяй. - Сидишь себе и сиди! А если уж хочешь знать, то наркоту мы почти не употребляем, бывает, но редко, а Славка и подавно.

Не оборачиваясь они ушли оставив меня в некотором замешательстве. Кому верить? Господину Сорокину или студентам? Правильнее было бы верить Сорокину, но что - то мне подсказывало, что парни не лгут. Значит врет Жорж Александрович. Зачем? Какую цель он может преследовать? Самое большее что он может этим добиться, так это выселить пацана из квартиры. Опять таки зачем? Всю секцию ему все равно не дадут, а завтра же подселят новых соседей. Не понятно. А может он врет в силу привычки? Просто ему вести себя иначе не позволяет склочный стариковский характер.

Но с другой стороны все говорит о том, что Вячеслав постоянно нуждался в деньгах. Об этом прямо сказали его однокашники, да и неудачная его попытка сегодняшней кражи, хоть и косвенно, но говорит о том же самом. Что он за тип? Об этом так сразу не скажешь. За те несколько минут, что мне довелось с ним общаться впечатление он произвел не совсем приятное. Но это только эмоции, а на них далеко не уедешь. Нужно искать что - то посущественнее и видимо без посещения театра мне не обойтись, но сегодня идти туда не следует, отложим до завтра.

Размышляя таким образом, в пятом часу я притопал домой и был поражен сумрачным, прямо таки убитым видом тестя. Похоже у него начались крупные неприятности, уйти о от которых он надеялся при посредстве алкоголя. Причину его сплина не могла объяснить и Милка, уже час пытавшаяся разговорить удрученного папашку.

- Не знаю, Костя, пришел сам не свой, высосал бутылку коньяка, взялся за другую и все время молчит.

- Что? - Не на шутку удивился я. - Молчит и даже не матерится?

- Если бы! Как воды в рот набрал.

- Значит что - то серьезное. Сделай ему его пельмени, а я помоюсь и постараюсь его разговорить. Зачем он затеял свою фирму. Не иначе как оттуда ветер дует.

Через полчаса, когда я вышел из ванны, пельмени уже варились, а старик, похоже и с места не двинулся, только в пепельнице прибавилось окурков, да на треть поубавилось в дорогой бутылке.

- "Что товарищ ты не весел? Что дружок оторопел?" - Неуклюже пошутил я.

- Ничего, Костя, полный сикамбр. Не хрен мне было высовываться. Сидел бы себе спокойно и сопел в две дырки. Черт меня угораздил с этим охранным предприятием связаться. Точно говорят, старый, что малый.

- Объясните же толком, что случилось?

- Что случилось того уж не поправишь, давай пить! Разбираться завтра будем.

- Чтоб напиться ума много не надо. - Менторским тоном я изрек совершенно свежую для меня мысль. - Говорите, что приизошло?

- Климов исчез, я его душу мотал.

- Если вы думаете, что это имя мне что - то говорит, то уверяю вас, вы ошибаетесь. Сегодня от вас я слышу его впервые. Кто сей господин?

- Распорядитель Театрально Художественного Фонда.

- Ах вот оно что, припоминаю, вы мне о нем говорили, но чем же вам столь дорог господин Климов, что вы так о нем переживаете? Может быть он брал у вас в долг?

- Оставь свои дурацкие хохмы. Мы же подписали с ним договор по которому обязались круглосуточно его охранять. И...все...тю - тю Климова...Эх... Как это там у Горького...Запою...Заплачу!..

- Только этого нам и не хватало! - Вылавливая скользкие пельменные уши засмеялась Милка. - Ничего лучшего ты придумать не мог.

- Оставь меня в покое! Подай пельмени и иди в комнату.

- Алексей Николаевич, - прерывая их драчку вмешался я, - расскажите подробно как все получилось и в чем тут ваша вина.

- Вина моя в том, что я приставил к нему, к Климову, совершенного олуха, Димку Черепанова. Именно он являлся его шофером и охранником с восьми утра до двадцати вечера, потом его сменял Топорков, но это к делу уже не относится. А получилось все до безобразия просто. Примерно в двенадцать часов Черепанов повез Климова в Городскую администрацию, на очередную чиновничью тусовку. Не доезжая ста метров до цели Климов попросил Дмитрия тормознуть около кафе "Приют пилигрима". Сказав, что забыл сигареты, он вошел внутрь. Вот и все. Больше Дмитрий его не видел.

- Какого же черта он его не сопроводил?

- В том - то и все дело. Выбравшись из машины, Климов велел ему не беспокоится и сидеть на месте, сказав, что через пять минут обязательно вернется. Этот придурок и остался ждать, хотя по инструкции должен был сопровождать Климова вплоть до сортира. Подождав его пятнадцать минут, Дмитрий наконец забеспокоился и пошел следом, но как выяснилось, искать ветра в поле.

- А что говорит бармен, официантки и прочая челядь?

- Никто ничего не видел, никто ничего не знает, словом как всегда.

- Кто их опрашивал?

- Я сам и опрашивал. Больше - то некому, на эту тему я с тобой уже говорил.

- Не время сейчас. Опишите мне его внешний вид, во что был одет и какие курил сигареты, и если можно, то поподробнее.

- По словам Дмитрия, сегодня Евгений Николаевич был одет в светло серые брюки и голубую рубашку. Внешне его описать очень легко. Он маленький, кругленький, с бородкой, но лысый. На среднем пальце правой руки носит золотой массивный перстень. Его возраст не превышает сорока пяти лет. На левой кисти наколка "Женя".

- Отличный распорядитель Театрально Художественного Фонда!

- Сейчас сам черт не поймет кто есть кто.

- Это верно, но может быть рано впадать в транс? Может быть мужик просто решил немного вздрогнуть, а вы сразу в панику?

- Это не я, это его жена истерику мне закатила.

- Жена? Интересно, а откуда она могла узнать об исчезновении мужа?

- Так я и сказал. - Удивленно глядя на меня простодушно ответил тесть.

- Алексей Николаевич, вы неподражаемы, я преклоняюсь.

- А что ине оставалось делать? Я позвонил и спросил не появился ли Евгений Николаевич на работе или дома. Вот тогда она и начала на меня кричать.

- С вами все ясно. Ждите меня и больше не пейте ни грамма, возможно вы сегодня понадобитесь. Милка, бутылку в тайник - отца в койку.

- Час от часу не легче! - Думал я двигаясь в направлении кафе "Приют пилигрима" - Кажется с тестем и его новой работой мне скучать не придется. Не успели закончится театральные ужасы, как он подогнал мне новую работенку. Если так будет продолжаться и дальше, то нам с женой не останется ничего иного как дисквалифицировать его домашними средствами. Черт полосатый, сидел бы на своей даче, разводил георгины, гнал самогон и был бы счастлив, так нет...

В полупустом кафе за стойкой стоял белоснежный бармен и старательно протирал стаканы придирчиво проверяя их на свет. Усевшись напротив я заказал неизвестный пока коктейль "Учкудук - три колодца". Мимикой одобрив мой выбор парень соорудил сомнительную смесь и назвал сумму за которую я свободно мог купить бутылку хорошей водки. Поперхнувшись этой смесью, а скорее всего ценой я поманил бармена пальчиком и доверительно снизив голос спросил.

- К тебе сегодня Климов заходил?

- Простите, такого не знаю. - Вежливо улыбнувшись ответил он.

- Когда узнаешь, то будет поздно. - Зловеще пообещал я.

- Извините, но если вы будете плохо себя вести, то вас выставят.

- Если выставят меня, тоя выставлю тебе... зубы. Как понял, хомяк белый?

- Еще одно оскорбление или обидное слово и я...

- Больше слов не будет. - Намотав его галстук на кулак заверил я. Так был здесь сегодня Климов? Говори или удавлю.

- Был. - Прошипел бедняга. - Отпустите, мне нечем дышать.

- Покупал он у тебя сигареты?

- Покупал, отпустите, мне больно.

- Какие, говори быстро, а то удавлю.

- "Марльборо", он только их курит.

- Куда и с кем он ушел?

- Он был один, а прошел на кухню, отпустите, я все равно больше ничего не знаю. До вас уже приходил какой - то мужик...

- Не мужик, а экс - начальник милиции, полковник Ефимов, и если ты о нашем разговоре натрещишь, то будешь иметь дело с ним. А коктейль у тебя дерьмовый.

Отпустив свою жертву я прямым ходом двинулся на кухню. Опасаясь преследования я старался все делать быстро и красиво. Проходя через кухню я ненароком прихватил с собой то ли повариху, то ли раздатчицу и не снижая скорости выскочил через служебнй вход. Между выступом стены и помойным баком я встряхнув девицу и поставил на ноги.

- Тебя как зовут. - Не допуская истерики строго спросил я.

- Марина. - Пропищала она испугано. - Вы меня изнасилуете?

- Размечталась! Некогда мне. Ты Климова знаешь?

- Да, он у нас часто бывает.

- Зачем он сегодня заходил к вам на кухню?

- Не знаю, он был совсем пьяный и его тащили под руки...

- Вот он!!! - Выскакивая из - за угла торжествующе заорал дебил в комуфляже.

- Пардон, Марина, мне пора! - Толкнув ни в чем не повинную повариху на дебила я размашистой рысью поскакал прочь от мордобития и прочих неприятностей.

Оторвавшись от преследователей, в каком - то грязном дворе я присел на песочницу, чтобы перевести дух и собраться с мыслями.

Что же получается? А получается очень нехорошая картинка и вряд ли своим пересказом я смогу успокоить тестя. Дело для него оборачивается хреновой стороной. Получается, что его фирма не выполнила основной пунк договора, не обеспечила безопасность господина Климова, которого, вероятно, нахлобучив по башке, увезли в неизвестном направлении. И это в то время когда его охранник преспокойно курил. Неприятная ситуация, хоть домой не появляйся.

- К сожалению ничего утешительного я вам сказать не могу. - Глядя в вопросительные глаза Ефимова и супруги я развел руками. Похоже, что вашего Женечку Климова захватили террористы - барыги и скоро начнут требовать выкуп.

- Боже мой, это самое худшее, что я мог ожидать. - Заскрипел зубами полковник.

- Нет, Алексей Николаевич, это ещё не худшее, худшее впереди. Это тогда когда обнаружат его труп с проломленным черепом. Но до этого ещё будут телефонные звонки его жене с требованием выкупа. Наверное он мужчинка богатенький?

- Не бедный, нам не чета.

- Значит трясти будут основательно. Первых сигналов можно ожидать уже сегодня. Что и говорить, в пиковую ситуацию вы попали. Агенство ваше, скорее всего придется сворачивать, потому как при повторном казусе зарез будет полный.

- Да черт бы с ним, не жили богато, не хрен было начинать. Как бы сейчас выпутаться. Баба у него ушлая. Сама хозяйка какой - то фирмы, она так просто это дело не оставит. Через суд загнет такие моральные издержки, что все мы с вами пойдем по миру. Она уже днем мне про это намекала.

- Умная женщина, а сколько вам платил Климов за свою бесценную шкуру?

- За ближайший квартал он внес в кассу фирмы сорок тысяч.

- По тринадцать тысяч в месяц за круглосуточную охрану и плюс услуги водителя? Похоже, что наша дорогая пропажа совсем себя не ценила.

- Что делать, сколько давали на то и соглашался.

- Так вы налогов больше заплатите.

- Бухгалтер считал, говорит, по миничучу, тютелька в тютельку проходим.

- Странно это. - Ухватившись за неожиданную, но вполне жизнеспособную догадку, вслух подумал я. - Очень странно.

- А что странного, все стараются заплатить поменьше, а взять побольше.

- Вот - вот, и я о том же. Как вы думаете, какую сумму в суде вам выкатиит мадам Климова. На этот счет она что - то говорила?

- Нет, наверное хочет сделать мне неожиданный сюрприз.

- Скорее всего так оно и будет. Но я сейчас о другом. - Стараясь привести мысли в организованный строй с его логическим продолжением, я досадливо отмахнулся от Полковника. - Я о другом...

- О чем же? - Назойливо жужжал он. - Костя, ну не томи...

- Говорите, баба она битая? - Вместо ответа спросил я. - И сумму он внес минимальную? Это хорошо. Наверное и срок контракта он выбрал самый маленький. Так?

- Так, но не пойму, к чему ты клонишь?

- Это не я клоню, такой пасьянс сам по себе получается. Какого черта ему понадобилось бежать за сигаретами не доезжая ста метров до Администрации. Там что буфет сгорел? Или наши вожди курят исключительно "Приму"?

- Действительно, зачем ему понадобилась эта остановка. А ты что же, думаешь...

- Думать будем потом, а сейчас собирайтесь, едем к его жене. Посмотрим какие ъшары есть у неё в наличии.

- Уже поздно, наверное она дома. - Вяло отмахнулся Ефимов. - Да и что это даст?

- Или вы будете делать то что я скажу, или мне остается только умыть руки.

Светлана Юрьевна Дорофеева оказалась полной рыжеволосой женщиной ростом чуть более полутора метров. Но не это удивило меня. Я сразу же обратил внимание на её возраст, а он у неё был почтенный. Это несколько настораживало и заставляло задуматься. Ведь если верить ефимовским словам, то возраст Климова не превышает сорока пяти лет, а здесь налицо если не шесть десятков, то где - то очень близко. Выводы, конечно, делать рано, как говорят, любовь зла, но упускть из виду это обстоятельство не следует.

Все это я разглядел пока она провожала нас от ворот до дверей дома. Это и ещё распухшее зареванное лицо, с плохо смытой косметикой. Еще одна актриса!

- Ну что там? Что? Вы хоть что - нибудь узнали? - Меж тем теребила Ефимова безутешная женщина. - Где Жека? Ну почему вы молчите?

- Успокойтесь, Татьяна Юрьевна. - Входя в гостинную перевел я удар на себя. - В нашем положении сейчас главное не терять присутствие духа и не впадать в панику.

- Вам хорошо давать советы, а каково мне? Муж пропал! Ведь вам его жизнь доверялась, а вы как последние свиньи... - По кочкам понесла баба. Деньги взяли и на этом все. А работу пусть дядя выполняет. Успокойтесь! Посмотрела бы я на вас когда ваш муж пропадет...

- Да вы подождите, может быть просто загулял мужик. - Опрометчиво предположил я.

- Что?! - Взъярилась Дорофеева. - Да как вы смеете такое говорить! Жека меня боготворил, на руках носил! Ноги мне перед сном мыл! Стихи посвящал!

- Извините. Вы в милицию сообщили?

- Хотела, а только знающие люди отговорили. Они могут таких дров наломать, что я моего Жеку вообще никогда не увижу. А вы сами - то что делать намерены? Вот так и сидеть сложа руки, ждать у моря погоды. По вашей вине исчез человек, а вы ходите и штанами трясете. Учтите, это я так просто не оставлю. Если Жека не вернется через неделю, я подам на вас в суд. Я такую компенсацию с вас сдеру, что вам итрех жизней не хватит чтоб со мной расчитаться.

- Вот с этого и следовало начинать. - Удоволетворенно улыбнулся я. Теперь то я понимаю для чего весь сыр - бор затевался. А то вначале пела, Джек Лондон, любовь, страсть...Теперь мне ясна конечная цель вашего театрализованного исчезновения. Но мы вас опередим. Заявление в суд передадим уже завтра с утра. Однако неплохой способ добычи денег вы придумали. Только к сожалению он не нов и мы вовремя вас раскусили. Так что можете сообщить своему благоверному, что фокус не удался и он смело может выходить из подполья прямо в судебного заседания. И пусть поторопится, пока нас ещё можно уговорить. Пойдемте, товарищ полковник, не будем мешать безутешной вдове рвать от досады волосы.

- Да вы что? - Кидаясь на меня взвыла Дорофеева. - Вы что, с ума сошли? О чем вы говорите? Какое театрализованное представление? Мне нужен мой Жека, верните мне мужа и больше мне ничего от вас не нужно. Я вам ещё и сама приплачу.

- Раньше надо было думать, мадам Дорофеева, - сурово отодвинул я обалдевшую женщину, - а теперь поздно. Поезд ушел и стук колес тает в ночи. Алексей Николаевич, дайте ей наш телефон. Если одумается и расскажет правду, то пусть позвонит.

- Лихо ты её опустил. - Уже за воротами похвалил меня тесть. - А ты уверен, что все именно так как ты нарисовал?

- Нет, но это даст ей некоторую пищу для ума. А кроме всего прочего она теперь шесть раз подумает прежде чем тащить заявление в суд. Папаша, вы не желаете пропустить по сто пятьдесят граммов прежде чем нас увидит ваша сварливая дочь?

- Желаю, только не называй меня папашей.

- Отчего же? - Думая о своем автоматически спросил я.

- Какой я тебе папаша, да и вообще обидно как - то. Куда пойдем - то?

- Туда где мы сегодня уже были, я там пил коктейль "Учкудук", между прочим за мечательная гадость. Словом идем в "Приют пилигрима".

- Чего это тебя туда потянуло? - Недовольно прогудел Ефимов. - Других шинков нет что ли. Не понравилось мне там. Буфетчик плутоватый.

- А мы с ним нашли полное взаимопонимание. Отличный малый, только у него проблема. Постоянно жалуется на боли в горле.

При нашем появлении набитая рука бармена дрогнула и несколько капель драгоценного коньяка попало на светлое платье подруге крутого качка.

- Ты куда льешь, рожа немытая? - Лениво и нехотя возмутился он.

- Простите, - извиваясь угрем бармен рассыпался в извинениях. - Что то голова закружилась. Простите ради Бога.

- Тебе не в баре работать, а свиньям пойло носить. - Продолжал сердчать крутой.

- Что он в сущности и делает. - Доволно громко заметил Ефимов. - Что то быстро ты, Пончик, откинулся. Свобода не душит?

- А - а-а! Господин начальник! - Осклабился Пончик. - Какая встреча! Ну ты, пень еловый, быстро коньяк начальнику.

- Не надо, Пончик, я пока в состоянии себя прокормить и пропоить тоже.

- Я обижусь! - Бывший зек не зная как себя вести дальше сделал капризную рожу и я пришел к нему не помощь.

- Полковник коньяк не пьет, а вот от водки мы не откажемся.

- Проблем нет. - Обрадовался Пончик и сдуру заказал по двести пятьдесят. - Может сядем за столик? - Предложил он нерешительно.

- Конечно. - Упреждая ефимовский отказ согласился я. - Бармен, пойди и позови к нашему столику Марину, да не вздумай ослушаться как сегодня днем. Ты меня понял?

- Понял, извините, сейчас все сделаю.

Испуганную Марину он за руку притащил минут через пять. Девица стояла ни жива, ни мертва. Не зная чем занять руки, она старательно оглаживала рюшки передника.

- Успокойся, Марина, присаживайся к нам. - Как можно беззаботней предложил я,садись, мы ведь с тобой так и не договорили.

- Мне с вами не о чем разговаривать, а садиться за ваш столик мне нельзя. Шеф увидит - назавтра выгонит. Что вы от меня хотите?

- Скажи ка, лапа, те дяди, что уводили Климова, ты их знаешь?

- Нет, сегодня видела в первый раз. Я могу идти?

- Нет, скажи, как по твоему, Климов был пьян или просто претворялся?

- Откуда мне знать, но на ногах он не держался. Все?

- Нет, опиши мне тех людей, что его провожали как можно подробнее.

- Ну одного - то я почти и не видела, перекрывали эти двое, а тот что был ближе ко мне, того я запомнила. На вид ему лет тридцать, сухощавый, в темных очках и с большими залысинами. Роста высокого, на голову выше Климова. Одет был в голубой спортивный костюм. И ещё вспомнила, он был плохо выбрит. Рыжая щетина у него на щеках топорщилась. Все, я свободна?

- Нет, ты видела как они его скрутили?

- Нет, когда они показались на кухне, то уже вели его под руки.

- А кто - нибудь из ваших мог это видеть?

- Вряд ли, потому что в это время я была на кухне, возле выхода одна.

- И последнее, как и на чем они уехали?

- Это я видела хорошо. - Оживилась поварешка. - Даже специально вышла следом. Они запихали его в продуктовый фургон с рекламой "Белайн".

- Какой марки был фургон? - Встрепенулся я, надеясь, что хоть здесь мне повезет.

- Белая "Газель".

- Ну спасибо тебе большое, ступай и постарайся о нашем разговоре помалкивать.

Поблагодарив Пончика за угощение, в одиннадцатом часу мы покинули злосчастное кафе и пешком отправились домой.

- А что ты к той девке докапался? Что - нибудь нанюхал?

- Да нет, ничего серьезного, но кажется Евгения Климова в самом деле умыкнули, хотя черт его знает, за такие деньги я тебе так сыграю, что сам Иннокентий Смоктуновский позавидует. Вы спать хотите?

- Нет, а что ты предлагаешь?

- Надо бы в гости к одному человеку заехать и чем раньше тем лучше.

- Куда это на ночь глядя. Люди уже спать ложаться. Завтра нельзя?

- Нежелательно, ладно, вы езжайте домой, а я приеду через час.

- Поехали. - Усмехнулся я останавливая машину.

- А куда мы приехали? - Глядя на незнакомый дом, на всякий случай поинтересовался полковник. - Я ни разу здесь не был. Кто тут живет?

- Теперь спрашивать поздно. - Нажимая кнопку домофона ответил я. Открой, Юрий Александрович, это Гончаров.

- Во даешь! - Удивленно ответил он и открыл дверь.

- Ты куда меня приволок? - В ужасе зашипел Ефимов. - Ты думаешь, что ты делаешь?

- Думаю, но без его помощи нам не обойтись.

- В гробу я видал его помощь! - Пятясь назад сопротивлялся тесть. - Да я ж ему мошонку на нос натяну и заставлю сморкаться. Не пойду. Я тебя подожду здесь. - Ну и ладно, - щадя полковничье самолюбие согласился я, только ведите себя хорошо, не приставайте к девочкам.

- Чего ты там телишься? - В открытых дверях меня уже ждал Шутов. - Мог бы предупредить заранее. Что - то случилось?

- То что случилось, уже случилось, а вот то что может случиться мы должны помешать. Ты слышал об исчезновении распорядителя Театрально Художественного Фонда Евгения Климова? - Проходя на кухню спросил я.

- Нет, а куда он делся?

- Скорее всего его спрятали и в самое ближайшее время будут требовать деньги. Жена вас в иэвестность ставить не желает, хочет все решить сама. Но я думаю - это неправильно, ситуацию надо контролировать.

- Прежде всего нужно получить от неё заявление. - Остановил мой пыл Шутов.

- От неё вы ничего не получите, она боится, что террористы об этом узнают.

- Ну тогда и говорить не о чем, пусть сама спасает своего благоверного, у нас и без того дел по горло. Давай по сто пятьдесят?

- Нет, я уже итак изрядно, А на собаку её телефон можно...

- Да ты что? Первый раз замужем? Это ж все надо согласовывать, а у нас нет даже её заявления. Нет, даже не проси и не потому что не хочу, просто не могу.

- Ну на нет и суда нет, а я то хотел тебе подмогнуть в одном деле...

- В каком ещё деле? - Зевнув спросил он.

- Помнишь в театре актера захлестнуло?

- Ну и что? Захлестнуло и захлестнуло, клювом будет поменьше щелкать, да водку лакать, тогда и захлестывать не будет.

- Ты не понял, ему помогли вздернуться.

- Гончаров, тебе скоро на дне каждого стакана будет мерещится убийца. А в театре имел место несчастный случай и ничего более.

- Ага, а через день его жену убивают в подъезде и ничего более.

- Что поделаешь, город у нас такой. А домой надо возвращаться засветло.

- Это ты заводам скажи, чтоб они вторую смену часиков в восемь отпускали, и им спокойней и тебе работы поубавится.

- Да брось ты при штиле волну делать. Все нормально.

- Нормально? Может быть вы уже разыскали того подонка который убил актрису?

- Пока нет, но разыщем. - Опять зевнул Шутов. - Обязательно разыщем.

- Или прицепите паровозиком.

- Да ладно тебе, бросай ты это дело и занимайся чем - нибудь полезным. Например разводи кроликов или собирай коллекцию водочных пробок. Все какая - то польза будет. Кстати, недавно о тебе говорили в высоких кругах и скажу прямо - шеф твоей деятельностью недоволен. Так что будь осторожней, говорю по дружески.

Ни злости, ни раздражения он больше во мне не вызывал, а так - полное равнодушие. С таким же успехом вместо него в кресло начальника РОВД можно было посадить учителя рисования. Пожелав ему безоблачной службы и приятных сновидений я спустился вниз, забрал тестя и поймав такси мы покатили домой.

- Где вас черти носили? - Прямо с порога на нас обрушилась Милка. Тут весь вечер трезвонила какая - то баба. То ли Дорофеева, то ли Ерофеева. Все вас требовала, а что я могла ей сказать? Где вы были?

- По бабам ходили. - Проворчал Ефимов. - Поставь чайник и иди спать.

- А вы тут будете до утра куролесить?

- Не твоя забота, делай что говорят. Ты знаешь, что мне сегодня не до шуток.

- Ах какие мы сердитые! - Хмыкнув Милка оставила нас в покое.

- Ну что ты про все это думаешь? - Задал бессмысленный вопрос Ефимов.

- Думая что весь сегодняшний день мы подобно стаду бегемотов топчемся на месте. Что мы можем сказать наверняка, так это то, что сегодня в двенадцать часов дня, охраняемый вашей фирмой Климов зашел в кафе которое покинул в сопровождении двух человек через служебный вход. Там его погрузили в продовольственный фургон с рекламой "Белайн" и на этом его следы теряются. Пьян он был или нет, мы не знаем, по своей воле сел в фургон или насильно мы тоже не знаем, но внешне это выглядело как захват. Вы хоть знаете кто он такой?

- Откуда мне знать, но завтра можно посмотреть в его личном деле.

- Где оно храниться?

- Там же, в фонде, может быть с утра пойдем туда вместе?

- Может быть. - Уловив какую - то робкую мысль согласился я.

Фонд господина Климова располагалась в театре и занимала четыре комнаты. Весь его штат состоял из четырех человек. Бухгалтера, секретаря, координатора и его самого. К моменту нашего прихода на месте оказалась только симпатичная девчонкасекретарь Ольга. Увидев грузную, закованную в комуфляж, фигуру Ефимова, девчонка съежилась и несмело спросила.

- Алексей Николаевич, про Евгения Николаевича что - нибудь слышно?

- Пока ничего, Ольга, дай ка нам папку с его координатами, а сама иди погуляй, поешь мороженного, если кто будет тебя спрашивать скажу, что ушла по делам.

- Ладно, - вытаскивая из сейфа красный пластиковый пакет согласилась Ольга. - Вы уж постарайтесь его найти.

- Постараемся. - Неопределенно буркнул полковник. - Ступай.

Грациозно виляя попкой Оленька попрыгала за мороженым.

Вытряхнув содержимое мы принялись знакомится с поднаготной распорядителя, но к сожалению ничего что бы заслуживало внимание обнаружить нам не удалось, за исключением того факта, что Жека Климов в браке с Дорофеевой состоит меньше года.

- Вроде как медовый месяц у них получается. - Усмехнулся полковник, а молодая, как сказывали классики, уже не молода. Гляди ка Костя, она у него с сорокового года выпуска, ха, старше меня! А сам он с пятьдесят четвертого. Вот это любовь!

- За чем дело встало? Она потенциальная вдова. Не зевай, Николаич!

- Иди ты в задницу! погоди ка, погоди. Он в нашем городе тоже недавно. Приехал сюда в в девяносто седьмом году и знаешь откуда?

- Нет, не знаю, откуда же?

- Из Саратова! Тебе это ни о чем не говорит?

- Ровным счетом ничего. Не понимаю почему вы ставите на этом акцент.

- А потому что Комаровы тоже работали там, до того как уехать в Борисоглебск.

- Ну и что? Если мы начнем привязывать к Комарову всех кто когда - то жил в Саратове, а потом переехал к нкам, то мы наберем добрую сотню.

- Не когда - то, а в девяносто седьмом году. Именно в это время оттуда уехали Комаровы, а следом за ними за ними Климов.

- Это ещё ни о чем не говорит. Кем он там трудился?

- Представь себе, администратором в филармонии. Они вполне могли иметь точки соприкосновения. - Довольный своим открытием Ефимов с удовольствием закурил и выпустив мне в глаза дым продолжил. - Мы же с тобой выяснили, что после Кургана поведение Комаровых вызывает недоумение. Все выглядет так, словно они от кого - то скрываются и этот кто - то их все время настигает. Почему им не может быть Климов?

- Может, но бегать - то они начали гораздо раньше, ещё с девяносто четвертого, насколько я помню, они за это время, до переезда в Саратов сменили несколько городов; Фрунзе, Сызрань... Как эти города отразились на биографии Климова?

- В листке по учету об этом ни слова, а трудовой здесь нет. Но мы можем расспросить мадам Дорофееву, или заместителя директора театра, Клавдия Борисовича Шульгу, они с Климовым имели контакт и кажется даже были друзьями.

- Почему были? Или вы уже решили нашего Жеку похоронить?

Как я понял, Клавдий Борисович Шульга в театре был не последним человеком. Он, как и директор, и главный, имел приемную, а в ней секретарку и ещё одну, непонятного назначения девушку. Встретив нас толстый, лысый весельчак распорядился немедленно принести чай. А узнав о цели нашего прихода не задумываясь спросил:

- Вы его подозреваете в несчастном случае и убийстве Нины Николаевны?

- Пока говорить об этом рано. - Авторитетно ответил полковник. - Тут бы с ним с самим разобраться. Дома он сегодня не ночевал, такой вот сикамбр.

- Я в курсе и даже знаю, что вчера он в кафе вошел, а оттуда уже не вышел.

- Откуда? - Неприятно удивился Ефимов. - Откуда у вас такие сведения?

- Театр, Алексей Николаевич, театр! Это вам не уголовный розыск. Чай пейте. А что касается бывших мест проживания Жени Климова, то мне про то неизвестно, могу только сказать, что приехал он к нам из Саратова два года тому назад и сразу же развил здесь кипучую деятельность по созданию Театрально Художественного Фонда.

- Театру этот фонд приносит какие - нибудь блага? - Высунулся я с совершенно не корректным вопросом. - Вы стали жить лучше?

- Да, конечно! - Засмеялся Клавдий. - Не то слово. Если раньше мы пили чай, чаек и чаище, то теперь, чай, чаек, чаище и вприкуску ...ище! Климов не для того хлопотал, чтобы из его котелка кто - то кушал. Нет, видимость работы и даже какой-то помощи он создает. Конкурсы, смотры и прочая дредедень, деньги под которую он ловко выколачивает у мэрии, но столь же ловко две трети оказывается у него в кармане. Нет, он хороший парень, но на свою кухню я бы не пустил его и близко. Берите конфеты. Я понимаю - сейчас кто у кормушки тот и сыт, тащат все кому не лень, но делиться хоть чуть чуть надо. Климов это делать не привык, а может быть просто не хочет, неуемная жадность не велит. За это, наверное его и свели со двора.

- Со двора от жены. - Уточнил я. - Говорят у них любовь...

- Ой! - Как единое брюхо затрясся Клавдий. - Не смешите меня, парни. Ничего лучшего вы придумать не могли. Вы хоть видели его Джульетту?

- Имели счастье. - Оскалился Ефимов. - Чудная девушка.

- Девушка - то она может и не первой свежести, но не тем она пленила Климова. У девушки собственный цех по изготовлению мягкой мебели, который приносит твердый доход. Вот в него - то без памяти и влюблен Евгений Николаевич.

- Зачем это ему, когда у него собственный фонд есть?

- Ну во - первых, чем больше есть, тем больше хочется, а во - вторых, что такое фонд? В общем - то гроши, которые ему, если повезет, удается стащить со стола сытого дяди и за них так или иначе приходится отчитываться, пусть чисто формально, но какая - то ответственность на нем лежит. Это раздражает и нервирует. Другое дело живые деньги цеха. Тут уж за руку тебя никто не схватит. Жри до несварения, потом два пальца и опять жри. А сама Дорофеева ему нужна как зайцу триппер.

- Благодарим вас за содержательный рассказ. Уважаемый Клавдий Борисович, а что вы можете сказать о его дружбе с Комаровыми? - Наугад блефуя спросил я.

- А что тут можно сказать. Они давние знакомые. Насколько мне известно, вместе работали в Саратове или ещё где - то там...

- То есть дружеские отношения у них сохранялись до последнего дня?

- Можно сказать что так. По крайней мере Климов частенько заглядывал к ним за кулисы. Делал пустяковые презенты, иногда выручал деньгами, в долг разумеется. Не такой человек Женька, чтоб помогать бескорыстно.

- А не возникало ли промеж них каких - то разногласий?

- Если вы имеете ввиду выяснение отношений с применением физической силы, то такого не было, а вот скандальчик по поводу вовремя не отданного долга место имел. Было это с месяц назад, очень тогда Евгений Николаевич гневался.

- Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее.

- Ну в деталях я не знаю, разговор шел о какой - то крупной сумме, которую Комаровы брали у Климова ещё полгода назад, как только переехали в наш город.

- Для каких целей они занимали деньги и какую сумму?

- Точно я не знаю, кажется десять тысяч, а нужны они были для того, чтобы обустроить перевод их сына из института в институт. Брали они на полгода, а во вре мя отдать не смогли. Вот тогда - то Климов и начал метать икру. Сначала он просил просто вернуть долг, потом с учетом индексации, потом приплюсовал проценты, а в конце грозился включить "счетчик".

- Хорош друг семьи. И чем все это кончилось?

- Комаровы отдали ему деньги, причем с учетом всех его требований. Получилось что - то около двадцати тысяч.

- Еще лучше! - Удивленно воскликнул Ефимов. - Откуда ж они их взяли?

- А вот этого я вам сказать не могу, говорили, что получили наследство, но верится в это с трудом.

- Почему же? - Въедливо спросил полковник.

- Если бы они ожидали наследства, то об этом бы знал весь театр, а уж Климов и подавно. А тут вдруг сразу, сегодня нет - завтра есть.

- Интересный сикамбр получается, а, Костя? Что скажешь?

- Что тут говорить, тут думать надо. Вы говорите, Климов частенько заглядывал за кулисы? А после скандального инцидента эти посещения прекратились или нет?

- А вот тут есть довольно любопытный момент. Похоже, что после того случая Климов их зауважал бесконечно. Более того, он начал навязчиво и методично ухаживать за Ниной Николаевной, что естественно Виктору понравиться не могло.

- В чем заключались его ухаживания?

- Если Комарова была занята в спектакле одна без Виктора, то он непременно отвозил её вечером домой. Периодически дарил духи и косметику, а уж букет цветов у неё на гримерном столике стоял в обязательном порядке.

- Что скажешь, Костя? Все закручивается сложнее чем мы думали сначала.

- Поживем - увидим. Клавдий Борисович, как на все это реагировал Виктор?

- Негативно. - Захрюкал толстяк. - За глаза даже обещал набить Женьке морду.

- За чем же дело стало? Что его остановило? - Наверное не хотел откровенной конфронтации. Все таки Климов в театральном мире кое какое влияние имел. При желании мог бы здорово подпортить воздух.

- Клавдий Борисович, но вы не ответили на мой вопрос, бывал ли он за кулисами?

- Я вам только что сказал, когда играла Нина он оттуда не вылазил. В полном смысле этого слова, мешая актерам торчал в кулисах ожидая когда она уйдет со сцены, целовал ручку, дарил какую - нибудь хреновину и провожал до гримерки.

- Как она воспринимала его ухаживание?

- Баба она баба и есть, а тем более актерка, которой уже стукнуло сорок. У них же психика ненормальная. Я в свое время имел неосторожность подарить одной актрисе букет цветов после спектакля. Подарил, потому что преподнесли мне, а домой я их тащить не хотел, вот и решил сделать ей приятное. Боже мой, потом я себя проклял. Уже через неделю до меня дошло шуршание, что я сделал ей предложение. Полный абзац! Вы представляете, я, папаша троих короедов буду делать кому - то предложение. Помереть можно. Я тогда её за шиворот и в кабинет. Что ж ты, спрашиваю, делаешь, козья твоя морда, что за инсинуации и интриги плетешь? А она только зенками лупает и ни гу - гу. Такая наивная, наивная, вроде как ничего не понимает.

- Да уж. - Со знанием дела, как старый ловелас крякнул тесть. женщина - существо коварное и непредсказуемое, наперед не знаешь, что она выкинет. Ну что ж, кажется все ясно, спасибо тебе, дорогой, будем думать.

- Если можно, то ещё один вопрос. - Останавливая полковника вмешался я. - Во вторник после спектакля, когда Нина Николаевна была убита в подъезде Климов тоже её тоже подвозил?

- К сожалению я этого не знаю, а к сплетням стараюсь не прислушиваться. Но если вас это интересует, то можно спросить на вахте у вашего же охранника.

- Благодарю вас, это мы сделаем сами. В воскресенье, когда на спектакле произошел несчастный случай где был Климов? Как всегда за кулисами?

- Не имею представления.

- Что вы можете сказать о Вячеславе Кромарове, или его деятельность вам не подконтрольна.

- Как раз таки наоборот, все театральные рабочие подчиняются мне. Что я могу о нем сказать. Мы уже говорили, что он учится в институте, так что в театре он бывает ограниченное время. Утром в будние дни он не появляется совсем, что доставляет мне и старшему машенисту сцены массу неудобств. Приходит он только к началу вечерних спектаклей. Работает добросовестно, тут ничего не скажешь. Вежлив, воспитан. Когда о чем - то его попросишь, все выполняет без разговоров, а кто он, и чем дышит я просто не знаю, но о нем вам более подробно может рассазать старший машинист. Он сейчас на сцене и я могу вас проводить.

- Не откажите в такой любезности и последний вопрос, как вы намерены с ним поступить? Я имею ввиду жилье и работу.

- Вы правы, вопрос сложный. Проще всего было бы его уволить и выставить из общежития, тем более сейчас, во время торжествующего цинизма. Такие предложения уже поступали, но я пока обрубаю их на корню. Не знаю, долго ли смогу продержаться. Сегодня буду говорить на эту тему с директором. Пацану необходимо оправиться и встать на ноги. Почувствовать себя самостоятельным, а на это потребуется никак не меньше года. Такое время на придется его понянчить.

- Вы правы и дай Бог, чтоб у вас все получилось. Наверное в этом вам поможет и его сосед, господин Сорокин? Какого вы о нем мнения?

- К актерскому цеху я отношение имею косвенное, но могу сказать, что сосед он не самый лучший. Если бы не его феноменальные профессиональные качества, то мы бы давно и без сожаления с ним распрощались.

- Вот как? И почему же?

- Хм, господа, я не хотел бы затрагивать этот вопрос, но если вы настаиваете, то при условии полной конфиденциальности, я мог бы немного приоткрыть наш грех.

- Можете на нас положиться. - Поспешил заверить его Ефимов. - Я всю жизнь проработал в органах, а это о чем - то говорит.

- Несомненно. Сорокин - личность откровенно одиозная и это, к сожалению уже не подлежит сомнению.

- Однако! Резко вы... Даже как - то неловко.

- Нам по началу, во время тяжб и разбирательств тоже было неловко. Сорокин интриган, пьяница и клептоман, хотя лично я думаю, что он банальный вор.

- И весь этот букет доказан?

- Естественно, в противном случае я бы вообще избежал этой темы. В нашем театре он уже четыре года. Справедливости ради следует отметить, что ни на репетиции, ни тем более на спектакле, пьяным его никто не видел, зато все свободное время он проводит за бутылкой в обществе бомжей и прочего сомнительного элемента. Однажды я сам оказался невольным свидетелем его времяпрепровождения. Зрелище было отвратным. Представьте себе раннее утро. Птички щебечут, солнышко блестит. Я шел через парк по ценральной аллеи. Эту компанию из четырех человек я заметил сразу, но даже близко не мог предположить, что один из её членов наш артист. Чтобы следить за милицией они оккупировали скамейку на самом видном месте. Один из них, уже в ауте дрых в кустах, а трое, матерно ругаясь делили остатки водки. Больше всех мое внимание привлек одутловатый, небритый господин с совершенно чудовищными меками на фиолетовой роже. Одет он был так, словно толко что вылез из верблюжьей задницы. Он хрипло орал требуя водки и справедливости. В этот момент я как раз с ними поравнялся и заметив Сорокина невольно отшатнулся. На мою беду он тоже меня увидел и вскочив со скамейки, со стаканом наготове преградил мне дорогу. - Борисыч, не побрезгуй! - Тупо тыкая в меня стаканом заныл он. - Мужики, это мой начальник, нальем ему. Брезгливо его оттолкнув я бросился прочь.

Это только один эпизод из моих личных наблюдений. Что же касается его клептомании, то тут вообще темный лес. Через месяц после его прихода в наш театр, актерыы с удивлением начали отмечать пропажу мелких вещей. Исчезали зажигалки, солнцезащитные очки и прочие блестящие мелочи. Естественно, что особого внимания на это мы тогда не обратили, но дальше - больше, ещё через пару месяцев пропали часы, потом вторые и третьи. Мы забили тревогу, стали более внимательными, но за руку долго не могли никого поймать. А воровство тем временем продолжалось и более того, начало принимать угрожающие формы. В женской гримерно, чего раньше не случалось, пропала золотая цепочка с крестиком и только что полученная зарплата. Медлить мы больше не могли и я обратился в милицию. Ваши коллеги к нашей проблеме отнеслись понимающе и выдали нам какой - то порошок, которым самая рассеянная наша актриса в день зарплаты пометила деньги. Пометила, положила в сумочку и пошла на репетицию. Уже через пару часов вор обнаружился сам собой. Им, как вы понимаете и оказался господин Сорокин. Уволить мы его хотели в тот же день, но он тут же представил нам медицинское заключение о том что он клептоман. Вот так с тех пор мы с ним и маемся, а кроме всего прочего он жуткий интриган и сплетник, прямо таки вековой закалки. Прямо таки какой - то дон Базилио. Но как актер, конечно он бесподобен. Он это прекрасно знает и пользуется.

- Какие взаимоотношения были между ним и покойными Комаровыми?

- Трудно сказать. Жаловались друг на друга, Комаровы на него за пьянство и чрезмерное любопытство, а он на них за постоянные скондалы. Мы то конечно держали сторону Комаровых, а там...да кто их знает.

- В воскресенье он был на спектакле "На дне"?

- Он в нем не занят, а был или не был я сказать затруднюсь.

- Скажите, когда вы принимали Комаровых на работу, вас не насторожил тот факт, что долго они нигде не задерживались?

- Конечно насторожил, но за них поручился Климов и он оказался прав, артистами они оказались первоклассными.

- А вы не интересовались почему они так часто меняли театры?

- Интересовались, на что они неизменно отвечали, что обожают перемену мест.

- Почему Нину Николаевну Комарову хоронили вчера? Ведь по обычаю погребение совершается на третий день?

- Жара, морг переполнен, нам предложили её забрать, а где её держать? Не в общежитии ведь, а превращать театр в анатомический зал мы не хотели, вот и решили.

- Вы кто по специальности? - Неожиданно для себя спросил я.

- Инженер - строитель. - Опешив ответил Клавдий Борисович. - Но после окончания института я об этом как - то забыл. Уже почти тридцать лет прозябаю в культуре, а почему вы об этом спросили?

- Сам не знаю, наверное потому что заметил в вас некий синтез человека точных наук и творческого начала.

- Ничего удивительного здесь нет. Я отвечаю за всю электро механическую часть театра, начиная от обычной лампочки и кончая самой сценой. Но в чем же это просматривалось моя, если можно так выразиться, двойственность?

- Вы любите театр и прекрасный рассказчик, но в то же время на вашем столе при обилии бумаг четкий и выверенный порядок.

- Да, порядок люблю с детства.

- А тему эту я затронул неспроста. Как по вашему, то что случилось с Виктором Комаровым можно рассматривать как несчастный случай? Как это выглядит с вашей точки зрения, с точки зрения инженера - строителя?

- Хм, я и сам думал об этом не раз прогуливаясь по пустой сцене. Все прикидывал, да прибрасывал, даже кое какие примитивные расчеты делал. Теоритически такой вариант возможен. Но только теоритически. О том что такое может случится в жизни я бы не поверил.

- Но теперь - то поверили?

- Кто вам сказал? Может быть ещё чаю?

- Да нет, пожалуй мы пойдем. Большое вам спасибо и всего доброго.

- Его зовут Аркаша.

- Кого?

- Старшего машиниста сцены. Аркадий Ефимович Абрамчик.

Начальник сцены, Аркадий Ефимович Абрамчик, крохотный сорокалетний мужчина оказался занятым и нам не оставалось ничего иного как отправится на дворовой пост, где дежурил грозный ефимовский орел по имени Валентин. При нашем появлении он почтительно поздоровался и предложил Ефимову свое насиженное кресло.

- Алексей Николаевич, тут вас Черепанов ищет, что - то сказать хочет.

- Ну раз ищет - значит найдет. Во вторник вечером ты дежурил?

- Так точно, до двадцати четырех часов.

- Ты не заметил когда и с кем уехала Нина Комарова?

- А кто она такая?

- Темнота некультурная. - Сплюнул полковник и подошел к вопросу с другой стороны. - Ладно, ты знаешь на какой машине Черепанов и Мирзоев возят Климова?

- Так точно, черная "Нива".

- Слава Богу, хоть это ты знаешь. Видел ли ты здесь эту машину во вторник вечером? А если видел, то кто в ней сидел и кого она ожидала.

- Так Черепанов и сидел. Вы у него обо всем и спросите, вон он бежит.

- Черепанов!!! Чтоб твою мать! - Срывая злобу за собственную глупость на весь двор гаркнул пролковник. - Ты что, совсем уел?! По театру как по плацу бегаешь!!!

Раз твою так.

- Виноват, Алексей Николаевич. Я вас все утро ищу.

- Я не блоха чтоб меня искать. Излагай суть проблемы.

- Я хотел спросить, что мне теперь делать? Куда девать машину Евгения Николаевича и его сотовый телефон?

- Его телефон? - Насторожился я. - А каким образом он к тебе попал?

- Я тут не причем, он его в машине оставил.

- Кто ж это сотовые телефоны в машине оставляет? - Изумился я. Сотовый телефон для того и нужен, чтобы постоянно иметь его при себе. Чепуха какая - то.

- Если не верите, то я вам его сейчас принесу. - Обиделся парень и вопросительно уставился на тестя. - Как, Алексей Николаевич, принести?

- Принеси, а машину пока загони сюда во двор. - Распорядился полковник и вновь занялся Валентином. - Как прошло дежурство? Эксцесов не было?

- Да нет, все спокойно, Алексей Николаевич. Только вот не знаю, стоит ли об этом вамговорить... Пустяк наверное...

- Не жуй сопли, а излагай суть.

- Вчера вечером приходил какой - то мужик...Рыжий такой в наколках...

- Ну и что? Их рыжих, да в наколках полгорода ходят, что в нем особенного?

- Он это... Как бы вам сказать...Покойниками интересовался.

- Чичмков что ли? - Не удержался я.

- Не знаю, он фамилию свою не назвал. Только спросил, работают ли здесь супруги Комаровы. Я ему отвечаю, что работали, да только опоздал ты, мужик, ровно на пять дней. Он сильно расстроился и воскликнул, опять опоздал! Опять их, сволочей, искать надо. Тогда я засмеялся и говорю, Теперь тебе, мужик, долго их искать придется, до самого конца жизни. Он тогда аж зубами заскрипел, выматерился и говорит. - Ничего, я этих сук из под земли выцеплю, а ты браток, не знаешь куда они сдернули? Я ему отвечаю, что далеко, транзитом и без пересадки, как раз под землю, на тот свет. Он прямо остолбенел, я думал его кондрашка хватит. Тихо, словно сам себе, говорит. - Ну все! Значит опередил, козел! Обломил, паскуда. Дал я ему перевести дух и спрашиваю, - А может тебе, мужик, с их сынком поговорить? Он как - то так удивился и тут же ушел.

- Валентин, ты идиот. - Спокойно заключил Ефимов. - Ты хоть понимаешь, что натворил? Зачем ты вообще с ним откровенничал? Почему не спросил документы?

- Так ведь он стоял возле меня и в театр проходить не собирался. Смущенно переминаясь оправдывался охранник. - Да он наверное сегодня вечером прийдет опять.

- Дай - то бог, кто тебя сменяет?

- Рустам Каримов, он будет через полчаса. - С готовностью ответил лопухнувшийся Валентин. - Ему что - ни-будь передать?

- Да, скажи ему чтоб не брал с тебя пример. Теперь слушай внимательно. Сегодня ты никуда отсюда не уйдешь, будешь дежурить вместе с Рустамом и если твой вчерашний гость сегодня пожалует опять, то что вы должны сделать?

- Проверить у него документы.

- Дурак! Если он не начистит вам рожи, вы должны его задержать и тотчас поставить меня в известность. Ты меня хорошо понял?

- Все сделаем как скажите.

- Ну вот и отлично, может быть этим ты себя немного реабилитируешь. Что смотришь, открывай ворота, Череп сигналит.

Из подъехавшей черной "Нивы" выпрыгнул Черепанов и подойдя к полковнику протянул злосчастный телефон, которого в машине было быть не должно.

- Вот, Алексей Николаевич, а вы мне не верили.

- Верил - не верил, отмерил - похерил. - Проворчал Ефимов разглядывая трубку. - Ты мне вот что скажи, Черепанов, ты во вторник до какого времени катал своего хозяина, товарища Климова?

- Почти до двенадцати ночи. - Жалуясь объявил Дима. - Замучился я с ним.

- Вы одни катались, или какие - нибудь бабы были?

- Сначала одни, а потом прямо здесь посадили Нину Николаевну, ту женщину, которую убили. Мы её домой отвезли.

- И до куда вы её добросили? - Почуяв жареное заволновался полковник.

- Так прямо до подъезда и довезли. - Удивляясь ефимовской непонятливости пояснил Черепанов. - Можно сказать, до самых дверей доставили.

- А что дальше? Климов её проводил?

- Нет, только помог выйти из машины и поцеловал руку, потом сел и приказал отвезти его домой и поставить машину в гараж, что я и сделал. Откуда нам было знать, что в подъезде её уже поджидали.

- Конечно знать вы этого не могли. - Успокоил я парня. - Дима, а как себя в последнее время вел Климов? Я имею ввиду после смерти мужа Нины Николаевны?

- Как? Да по разному, при Нине Николаевне он вроде как грустил, но это он притворялся. На самом деле Евгений Николаевич был рад, что она осталась вдовой. Потому что только стоило ей выйти из машины как он тут же менялся. Начинал шутить, потирать ручки и нести всякую ерунду.

- Вот ккак? И какую же ерунду?

- Да я уж не помню, что - то вроде того, что, спи Витек, спи дорогой товарищ, и ни о чем не думай, что ты не достроил мы достроим. Охинею всякую нес.

- А как он воспринял смерть Нины Николаевны? Так же притворно?

- Нет, здесь он огорчился по настоящему и уже не хохмил, вообще стал молчаливый и сосредоточенный, словно о чем - то постоянно думал, решал какуб - то сложную задачу. Со мной почти не разговаривал и я не знаю что он там думал.

- Как его ухаживания воспринимала сама Нина Николаевна?

- До смерти мужа она с удовольствием с нами каталась, а потом стала относиться к Евгению Николаевичу хуже. Даже не хотела принимать его подарков, но он только посмеивался, говорил, что стерпится, то и слюбится.

Алексей Николаевич, Так как мне быть? Что делать с его тачкой?

- Машину пока оставишь здесь, а сам подежуришь с Рустамом и Валентином, - усмехнулся полковник, - а то не ровен час урка говорильники им повредит.

Разговор с Абрамчиком ничего нового нам не принес. Отзывался он о Вячеславе, в общем положительно, а о его пристрастии к наркотикам ничего не знал. Немного больше рассказали его коллеги. От них мы узнали, что в момент несчастного случая, гибели отца, Славик играл с товарищем в шахматы.

Основательно измотанные мы побрели обедать. В кафе "Волжанка" нам за умеренную плату дали по куринному бедру, огуречному салату и графинчик водки. Справившись с едой мы закурили и я попытался систематизировать все события последних дней с учетом полученной сегодня информации.

- Значит так, Алексей Николаевич, я буду говорить, а вы если в чем то со мной не согласны, возражайте, только аргументированно.

- Попробую, но ты излагай не торопясь.

- В прошедшее воскресенье, во время спектакля "На дне", а точнее при его завершении погиб актер Виктор Комаров. Убийство это или несчастный случай мы пока не знаем. Через день, во вторник вечером, примерно в это же время его жену убивают в подъезде. Здесь следует отметить, что ещё раньше, а именно в субботу днем она могла убиться упав в незакрепленный люк оркестровоя ямы. Что это, хитроумная ловушка или просто чье - то головотяпство мы тоже не знаем. Сами по себе эти три факта вполне могли быть случайными, но собрав их воедино мы можем с большой долей вероятности предположить, что все это хорошо задуманная акция направленная на физическое устранение супругов. Спрашивается для чего и кому это понадобилось?

Ответить на вопрос для чего и зачем мне пока не представляется возможным, хотя по идее с него и нужно начинать. Но как говориться, чем богаты - тем и рады. Попробуем ответить на вопрос второй. Кто мог быть инициатором преступлений из лиц нам знакомых. Я вижу трех или даже четырех человек. Это Вячеслав, Евгений Климов, неизвестный зек, назовем его Рыжий Х и наконец сосед Комаровых господин Сорокин. Папаша, закажите ещё водки. Попробуем разобраться с ними по порядку.

Вячеслав Климов: Два вопроса. Зачем это ему нужно? Могли он сделать это физически? Ответ: На почве нехватки денег у него с родителями постоянно шли конфликты, о чем говорят многочисленные свидетели. Какое преимущество он получает после смерти отца и матери? Свободу и независимость. Но теряет те несчастные гроши на которые они существуют, а возможно и жилье. Что и говорить, оснований для убийства своих предков у Славика было очень не много. Но он как никто другой мог этот проект выполнить. Монтируя декорации ему как никому другому были известны все хитрости и тонкости сцены. Это относительно отца, что же касается матушки, то он вполне мог ожидать её затаившись за дверью подъезда. Кстати сказать никто иной как он сам первый обнаружил её труп. Почему бы и нет? Тюкнул по головушке и закричал. Держите вора. Алексей Николаевич, что вы на это скажите?

- Водку принесли. Не верю я чтоб пацан своих родителей грохнул.

- Я тоже, но мы сейчас говорим не о своих ощущениях, а о мотивах и фактах.

- Так - то складно все получается... давай, я уже налил.

- Итак мы выяснили, что Вячеслав, хоть и с натяжкой, может быть убийцей. Далее переходим к Евгению Николаевичу Климову. Тут уже более серьезно. Нам доподлинно известно, что с Комаровыми сей господин был знаком давно, по крайней мере с Саратова и никто иной как он рекомендавал их в театр. Дальше мы узнаем интересную деталь. Почти сразу же по приезду Комаровы занимают у него довольно крупную сумму денег, которую через полгода вернуть не в состоянии. Со стороны Климова следуют угрозы и мы можем подозревать, что они не голословны. А теперь мы подошли к самому интересному месту. То ли под действием этих угроз и боязни за свое будущее, то ли по зову совести, но Комаровы каким - то чудом добывают деньги и расплачиваются с ростовщиком Климовым. Возникает вопрос и немаловажный: Где и как они могли достать эти двадцать тысяч? Заняли у друзей? Чушь, актерам таких денег никто не даст, а тем более они прожили в нашем городе только полгода.

- Но может быть они в самом деле получили наследство?

- Может быть, но маловероятно. Поехали дальше. Вскоре после возвращения долга, жутковатой смертью помирает Виктор Комаров. Сразу отмечу, что зауважавший их Климов, в последнее время постоянно крутится в кулисах и делает Нине Николаевне маленькие плезиры, что очень не нравиться Виктору. Он даже обещает набить ретивому кавалеру рожу. Мы вполне обоснованно можем предположить, что между ними, втайне от людских глаз происходят стычки, которые как известно могут перерасти невесть во что. Вы улавливаете мою мысль?

- Улавливаю, я тоже думаю, что это Климов вздернул Виктора.

- А я в этом неуверен, но оставим наши ощущения и пойдем дальше. Итак, Комаров на том свете, а Климов ужесточает осаду бедной вдовы. Опыть интересный вопрос. А зачем это ему нужно? Что он не в состоянии завести себе молоденькую любовницу?

- Ну это ты напрасно, Нина Николаевна была хороша.

- Не знаю, не видел.

- Как это не видел, она же Василису играла. Эффектная женщина.

- Возможно для вас и эффектная, но для Климова, как баба, вряд ли она представляла интерес. Нет, здесь что - то другое. Помните, что сказал Клавдий относительно его отношения к Дорофеевой?

- Ну да, - наморщив лоб напряг извилины Ефимов, - он сказал, что Климова интересуют её деньги, а сама она ему нужна как зайцу триппер.

- Именно так. Думаю, что то же самое он мог сказать и о Нине Николаевне.

- Чепуха, откуда у неё могли быть бабки?

- А вот это нам предстоит выяснить. Но поехали дальше. Во вторник поздно вечером, почти ночью убивают Комарову, что для Климова, судя по всему, является полной неожиданностью. Про что он думал, о чем размышлял, нам остается только догадываться, но вчера, в двенадцать часов его похищают. К сожалению и здесь мы не можем сказать наверняка, по чьей воле он был похищен, но это уже другой вопрос. Нас же сейчас интересует, а мог ли он убить Виктора? И здесь можно сказать, да.

- Зачем? Если Нина его не интересовала...

- Его могли интересовать её деньги.

- В таком случае его похитили натурально.

- Да и возможно, что череда этих преступлений, это звенья одной цепи.

- Ну и что тебе дали твои рассуждения? Как думали раньше так и есть. Подозреваются оба и Климов и Славик, сидишь, голову морочишь и себе и людям.

- Погоди, папаша, ещё не все. Самое вкусное я оставил на закуску. Рыжий Х, вот кто теперь вырисовывается на первом плане, вот где можно получить ответы на многие интересующие нас вопросы.

- Совсем ты, Костя, плохой стал, мелешь откровенную ерунду. Ну как этот рыжий может выйти на первый план, когда до вчерашнего вечера он даже не знал, что Комаровых уже нет в живых.

- Это не самое главное, важна его фраза, в отношении некого козла который его опередил и обломил. Вот этот самый "козел" волнует меня больше всех. Именно его я поставил бы в ряд подозреваемых под номером один. Очевидно что это троица, Комаров, Козел и господин Х когда - то давно были между собой тесно связаны и крутили какие - то лихие дела. Потом по каким то причинам Комаров своих партнеров покидает и начинает хаотично скакать по театрам нашей, Родины. Почему он так себя ведет, думаю объяснять не надо, скорее всего он второпях утащил все то, что принадлежало троим. Вам нравиться такая версия.

- Да, как будто она самая подходящая и ничему не противоречит. Значит Нину Комарову замочил Козел? Но тогда не понятно поведение Климова, а может быть он и есть тот самый Козел?

- Не исключено, но маловероятно. Однако у нас на роль лиходея есть ещё один претендент. Мы совсем забыли об интригане, алкоголике и клептомане, а это несправедливо, как актер он всегда хочет быть в центре внимания.

- Да ну его это несерьезно.

- Не скажите, иногда жизнь рисует нам удивительные картинки. А почему вы думаете, что он не мог все это сотворить? Актерский мозг изобретателен, а сдобренный акоголем он может спроектировать совершенно фантастический по своему замыслу сценарий убийства. Мне не дает покоя Славик шмонающий в его шифоньере. Что - то тут неправильно, что - то тут не так.

- Костя, ты вместо того чтоб демагогию разводить подумал бы о пацане. Кто бы не оказался убийцей, а пацану грозит беда.

- Об этом я уже думал и более того знаю как его обезопасить, но ваш адепт, товарищ Шутов не желает ничего слышать.

- Тамбовский волк для меня лучший адепт, а ты что же хочешь его прикрыть?

- Ага, во - первых в целях его собственной безопасности, а во - вторых не поднимается у меня рука снять с него подозрения. Есть в нем что - то такое, что заставляет держать с ним ухо востро. Не верю я ему.

- Может быть ты и прав, но куда - то, хоть к черту на рога его определять надо, иначе в самом ближайшем будущем мы можем заполучить его труп.

- Что - нибудь придумаем. Вы сейчас куда?

- Черт его знает, надо бы в фирму хоть на минутку заглянуть.

- Вот и загляните, а я дома все хорошенько обдумаю и к вашему приходу рожу какую - нибудь вздорную идею.

- Не возражаю, жди, я скоро буду и без меня не пей.

Через пятнадцать минут, когда я подошел к дому, коварный и буффонадный план со всеми подробностями вполне созрел в моей голове.

- Послушай, Кот, ваша Дорофеева мне уже надоела.

- Скажи это ей. - Вытаскивая ящик с инструментом посоветовал я жене.

- Что ты там опять задумал, или давно не били?

- Отстань, женщина, лучше принеси спирт.

- А может быть тебе ещё и какаву в постелю?

- Не скоморошничай, я говорю совершенно серьезно. - Рассматривая увесистый молоток строго заметил я. - Поторапливайся, мне некогда.

- Смотри - разбежалась. - Фыркнув Милка пошла выполнять поручение.

- Скоро придет отец. - Принимая у неё симпатичную реторточку предупредил я. - К его приходу ты должна подогнать к подъезду машину.

- Вам надо, вы и подгоняйте. - Подозрительно глядя на мои манипуляции отрезала она. - Что ты там делаешь?

- Нам не можно. - Игнорируя её вопрос посетовал я. - Мы выпимшие.

- Ты что сдурел? Что ты делаешь?

- А разве не видишь? Молоток мою.

- Ты рехнулся! Ректификатом мыть грязный молоток. Я сдам тебя в дурдом, а заодно и твоего тестя. Мало того что сам ненормальный, так ты и отца таким сделал.

- Милка твое брюзжание начинает меня раздражать, а это опасно, тем более когда у меня в руках молоток, Сделай милость, смойся с глаз, я лучше на стоянку за машиной. С минуты на минуту явится тесть и будет недоволен твоей нерасторопностью.

- И куда же прикажите вас везти?

- ГИБДД дорогу покажет. - Укладывая молоток в полиэтиленовый мешок оптимистично заверил я. - Твое дело подогнать машину.

Не успела за ней закрыться дверь как я прихватив пакет с молотком и реторту со спиртом уже звонил в двери нижней соседке, почтенной бабе Тане, живущей с тремя внуками на попечении сынка, уже третий год прожигающего жизнь вдали от Родины. - Костя? - Немного удивилась она увидев меня. - Вот не ждала. Ты по делу или как? Заходи, батюшка. Что это у тебя?

- Вот, баб Тань. - Протягивая ей спирт прищелкнул я языком. Давненько мы с вами не причащались, так и забыть недолго.

- Не говори, Костенька, а что это ты с молотками ходишь, уж не в Раскольникова ли поиграть решил, да меня, старую, тюкнуть?

- Скажешь тоже. Я ж из гаража топаю, а по пути решил к тебе заглянуть. - Ловко вытряхивая из мешка молоток засмеялся я. - Закусить - то что нибудь есть?

- А то! Проходи в комнату, мои куда - то подались. Весь день, черти, шлындают. А спиритус - то чистый или уже испахабить успели?

- Обижаешь, баб Тань, стал бы я к тебе с дерьмом приходить!

- И то верно. А я вчера пироги пекла с капустой, да с мясом, вот и закусим.

- Ну и отлично. Ленька давно звонил? Где он сейчас?

- С неделю как будет. А где, его и сам черт не поймет, доиграется он. Нет чтоб дома сидеть, да детей воспитывать, он со своей стервой по заграницам шастает.

- Значит натура такая. Ничего тут не поделаешь. - Размещая спирт в хрустальные бочаночки заключил я. - Ну давай, баб Тань, за Леньку!

- Давай, батюшка! - Вдохнув, в один глоток приняла в себя огонь бывшая врач онколог Татьяна Петровна Зайцева. - Хорош мерзавец! Ты пирожком его, батюшка, пирожком. Вот так. Состоялось?

- А куда он денется. - Зажмурившись ответил я. - Как в аптеке. Ну спасибо тебе...

- Погоди, куда ты? А кто допивать будет?

- Нельзя мне больше, сама на досуге допьешь, а я побежал. - Выскочив на площадку я опрометью заскочил в квартиру, вымазал руки растительным маслом и приготовился ждать. А ждать пришлось совсем недолго. Звонок в дверь раздался уже через пару минут.

- Войдите, не заперто. - Озабоченно крикнул я из кухни.

- Костя, где ты? - позвала старуха. - Что это ты, батюшка молотки - то теряешь?

- А! Совсем забыл! - Выходя в переднюю воскликнул я. - Старость не радость.

- Это точно. - Вздохнула соседка. - На, растеряха, держи свой инструмент.

- Да вы его на пол бросьте, у меня руки в масле.

- Как скажешь, батюшка. На пол так на пол. - Баба Таня педантично положила молоток и так же аккуратно удалилась, уже на лестнице столкнувшись с Ефимовым.

- Что это вы без меня гостей принимаете? - Обиженно прогудел он чуть было не наступив на обработанный отпечатками молоток.

- Стоять! Ни шагу! - Тигром бросаясь ему под ноги завопил я.

- Ты что, кобылинной мочи опился? - Замирая с поднятой ногой спросил он. - И долго я должен так стоять?

- Уже можете расслабиться. - Возвращая инструмент в мешок разрешил я.

- Спасибо, а где Милка? Может быть она мне объяснит какой белены ты объелся?

- Милка пошла за машиной, а белены я не объедался, потому что...

В двух словах я рассказал ему свой замысел. Заржав он уточнил кое какие детали и остался доволен. Неся молоток как реликт мы спустились к машине и уже через десять минут подъезжали к подъезду театрального общежития. Оставив Ефимовых в машине я со всеми предосторожностями понес свое детище к месту его будущей прописки. Когда козырек подъезда скрыл меня от лыбопытных глаз жильцов я незаметно закинул молоток в кусты и вполне довольный собой из ближайшего автомата набрал телефон Шутова. После некоторого препирательства с секретаршей я наконец связался с ним самим. Выслушав довольно длинную и гневную тираду в свой адрес я заявил.

- Мною, Гончаровым Константином Ивановичем, недалеко от места преступления, убийства Нины Комаровой, обнаружено предпологаемое орудие убийства, молоток.

- Ты что? - Спросил Шутов и надолго замолк очевидно обдумывая как половчее послать меня к чертовой матери.

- Я - то ничего. Я нашел вещественное доказательство по которому вам будет несложно найти преступника, Но если вы этого не хотите, то я звоню в УВД города.

- Не вздумай. - Обманутой проституткой заверещал Шутов. - Ты где находишься?

- Возле подъезда убитой, там где я нашел молоток.

- Стой там, сейчас к тебе подъедут. Нет, я сам подъеду.

Подскочили они на удивление быстро. Не прошло и пятнадцати минут как Шутов возбужденно тряс руку мне и Ефимову требуя немедленно показать место где находится "страшная находка".

- Там. - Небрежно кивнув на кусты я закурил. - Я к нему не прикасался, будьте и вы поаккуратнее там могут быть пальчики.

- Пальчики - мальчики, мальчики - пальчуки. - Бормоча себе под нос, парень в майке полез за вещдоком. - Есть такое дело! - Уже через мгновение воскликнул он.

- Еще бы ему не быть! - Негромко проворчал тесть. - Всей семьей старались.

- Глухов, ну что ты там застрял?! - Пританцовывая от нетерпенья крикнул Шутов.Тебе что там, сладким помазали?

- Нет, Юрий Александрович. - Выглянув из кустов растерянно ответил Глухов. - Тут такое дело...

- Какое там у тебя дело, забирай вещдок и поехали в отдел, там насмотришся.

- Тут такое дело... В общем тут два молотка.

- Вот это сикамбр! - Присвистнул Ефимов. - Запою, заплачу...

Такого пируэта с выверта я не ждал даже во сне. Кажется мы немного перестарались, но как исправить допущенную ошибку? Во все признаться? Но тогда настоящий молоток тоже будет взят под сомнение, что ещё больше запутает существо дела.Нет, надо молчать. Время все расставит на свои места, а я ненавязчиво буду их подталкивать в нужном направлении.

- Константин Иванович, - Почти официально обратился ко мне Шутов. Если по простому, то кого вы подозреваете?

- Трудный вопрос. - Отводя его в сторону взял я доверительный тон. Юрий, мне все надо хорошенько обдумать. Я позвоню тебе часов в шесть, а пока нужно немедленно закрыть Вячеслава Комарова. Только учти, что он скорее всего здесь не причем, значит и обращаться с ним нужно корректно, так чтобы его почки оставались на месте.

- Понял, а где его искать?

- Дома, либо в театре, а может быть в политехническом институте.

- Сделаем. Я жду твоего звонка, поговорим обстоятельней. Мужики, давайте быстрее. Глухов, что ты копаешься?

Парень в майке старательно упаковывал молотки. Один, с деревянной лакированной ручкой - наш, а другой, цельнометаллический с хвостиком для выдергивания гвоздей - действительное орудие убийства.

- Ну что ты на это скажешь? - Забираясь в салон озадаченно спросил Ефимов. - Недурственный получился расклад. Два шара в одну лузу. Что делать будем?

- Пока не знаю, но своего мы добились, Славика он сейчас захомутает.

- И будет совершенно прав. Ты знаешь где я видел такие молотки?

- Не знаю, наверное у сапожников.

- Не угадал. У сапожников они совершенно иные и ручки гораздо короче. Такие мъолотки я видел в театре у рабочих сцены.

- Так все таки Славик? Вы думаете...

- Костя, теперь я уже не думаю, а вижу. Все на виду.

- Вот это - то и странно. Надо быть полным идиотом, чтобы забрать с работы свой инструмент, с которым тебя неоднократно видели, совершить с его помощью преступление, а потом положить молоток возле подъезда собственного дома. Это же все равно что вручить нам визитную карточку.

- Значит кто - то хочет его подставить. - После некоторого размышления выдал полковник продукт работы своего мозга. Поехали, дочка.

- Куда? - Запуская двигатель сердито спросила Милка.

- Домой, но на секундочку заскочим в театр. - Распорядился тесть. - Я правильно говорю, Костя? Узнаем наверняка чей молоток и когда у них пропал.

- Истину говорите. - Согласился я. - Хоть что - то нам станет ясно, а то пока кроме открытых вопросов у нас ни единого ответа. Пока я буду нюхать займитесь своими орлами, возможно у них появилась свежая информация.

Аркадий Ефимович Абрамчик сидя в своей крохотной биндюжке кушал вяленую воблу обильно запивая её пивом.

- Вы уже пришли? - Спросил он как что - то само собой разумеющееся.

- Уже пришел. - Прстодушно сознался я с трудом прикрывая дверь.

- Так и хорошо. Я сразу знал, что вы ещё придете. Вам налить немножко пива?

- Благодарю вас, но пиво не пьем.

- Тогда что вы от меня хотите? - Вытерев маленькие ручки о халат недоуменно спросил Абрамчик. - Говорите скорее, мне уже некогда. Вы пришли арестовать Славика?

- Нет, я пришел выяснить одну маленькую деталь. Не пропадал ли у вас инструмент? А конкретно - молоток.

- А вы его нашли? - Оживился старший машинист. - Так давайте его сюда.

- Погодите. - Немного ошарашенный его натиском возразил я. - Вы мне не ответили.

- Что значит не ответил? Конечно пропадал. У меня всегда все пропадает.

- Когда это случилось?

- Молоток исчез в среду. - Заявил он и это для меня явилось новой загадкой.

- Вы в этом уверены? А может быть немного раньше. Например во вторник вечером?

- Купите себе петуха и эти басни расскаэывайте ему. Во вторник вечером им работал Славик, а в среду мне сказали, что молоток пропал.

- То есть его могли утащить ещё во вторник, но только поздно вечером, сразу после того как была закончена работа на сцене?

- Может и так, какая теперь разница, молоток - то уже не вернешь.

- Это вы правы. - Повеселев согласился я. - О моих вопросах лучше не распространяться, иначе вы никогда больше не сможете кушать вашу чудесную воблу.

- Все сходится, Алексей Николаевич, - забираясь на заднее сиденье сообщил я, - и более того, в непричастности Славика я начинаю сомневаться все больше и больше.

- Посмотрим , что нам покажет экспертиза, чьи пальчики они обнаружат.

- На нашем бабы Тани, это я даю рупь за сто.

- Какой бабы Тани? - Встряла Милка. - Вы что совсем рехнулись?

- Смотри за дорогой. Твое дело маленькое. Крути Гаврила.

- Я покручу, я вам так покручу, что мало не покажется. Сегодня же о ваший подтасовках расскажу Юрию Александровичу. Ничего умнее как подставить бабу Таню вы не придумали! И когда вы наконец раэберетесь с своей Дорофеевой? Еще немного и я пошлю её к чертовой матери, надоела.

Светлана Юрьевна оказалась легка на помине. Не успели мы закрыть дверь как затрещал телефон и гневно - восторженный её голос наполнил всю квартиру.

- Наконец - то! До вас дозвониться сложнее чем до Кремля! То вы уже ушли, то вы ещё не пришли! Безобразие! Мне немедленно нужно с вами поговорить!

- Так говорите. - Отстраняя трубку разрешил полковник. - Я к вашим услугам, только не кричите так громко, я вас прекрасно слышу.

- Это у меня телефон такай. Но я бы хотела встретится и поговорить в живую.

- Но мы только что зашли в дом. Очень устали.

- Неважно! Я приеду к вам сама! Никуда не уходите!

- А удобно ли вам... - Попытался остановить её тесть, но короткий зуммер оборвал его благие намерения.

- Только здесь мне её не хватает. - Прикуривая хмыкнула Милка. - Ну вы, мужики, даете! Она что, ненормальная?

- Она влюбленная, Милочка, влюбленная, тебе этого не понять. Вытягиваясь в кресле определил я состояние дорофеевской души. - Ласточка, а что бы тебе не подать нам по бокалу холодного лимонаду? С водочкой разумеется.

- Облезешь и неровно обрастешь. К вам сейчас гостья заявится, а вы как поросята будете. Что ей из под вас нужно?

- Мужа. - Лаконично ответил тесть и покосолапил на кухню откуда вскоре пришел с подносом напитков и разрезанным яблоком.

- Где ты взял водку? - Удивленно возмутилась дочь. - У меня вытащил?

- Не волнуйся, я как Костя себе тайничок определил.

- Раньше ты этого не делал.

- Учится никогда не поздно, - разливая напитки философски изрек Ефимов, - а тем более хорошему делу. Иди, открывай, кажется пришла наша чумичка.

Яростная как бешенная торпеда в комнату ворвалась Дорофеева. Мгновенно оценив обстановку она поджала ярко крашенные губы и ядовито прошипела.

- Та - аак! Водку пьянствуете?! А вы знаете, что звонил Жека?

- Не знаем. - искренне ответил тесть. - Но если так, то примите наши поздравления. Значит ваш муж нашелся? И где ж он был?

- Не был, а есть! Он в плену. Вы здесь с девками - путанками развлекаетесь, а Жека страдает. И страдает он, между прочим, по вашей вине! Вас за ваше халатное отношения к служебным обязанностям давно пора отдать под суд! И зачем только он вам доверился, наивный, доверчивый Жека!

- Вы сюда пришли чтобы оскорблять и пудрить нам мозги? - Теряя терпенье спросила Милка. - Тогда немедленно убирайтесь вон!

- Извините. - Сразу успокоилась Дорофеева. - Я к вам не для этого пришла.

- Тогда присаживайтесь и все спокойно расскажите. - Подкатывая кресло предложил полковник. - Что там у вас произошло?

- Вчера, вскоре после вашего ухода раздался телефонный звонок и грубый мужской голос спросил люблю ли я своего мужа? Я ответила, что люблю. Тогда он меня спросил хочу ли я видеть его живым?..

- На что вы ответили утвердительно. - Помогая несчастной закончил тесть.

- Нет, я сначала заплакала, а только потом сказала, что хочу...

- Вы ответили так как и подобает верной подруге. - Похвалил её Ефимов. - Что же было дальше? Какое вознаграждение он потребовал?

- Он потребовал триста тысяч, а я ему говорю, что таких денег у меня нет. Тогда он на меня закричал и сказал, что я его обманывая и что у меня есть в два раза больше.

- А у вас они есть?

- Какая разница. - Насторожилась Дорофеева. - Предположим что есть.

- Откуда же у него такая осведомленность о вашем финансовом потенциале.

- Не о потенциале, а о наличке. - Обиделась Дорофеева, потенциал у меня гораздо выше. А откуда они знают точную сумму наличности я даже не представляю.

- Вы говорили об этом своему мужу?

- Конечно, а как же, он мой муж. - Гордо ответила женщина.

- Тогда чего ж вы удивляетесь? Наверное он и сообщил похитителям о ваших возможностях. - Усмехнулся Ефимов. - Напрасно вы полностью перед ним раскрылись. Время нынче лихое. О порядочности можно только вспоминать.

- Что? Вы хотите сказать, что мой Жека непорядочный?

- Я этого не сказал. Продолжайте. Чем закончился ваш телефонный диалог?

- Когда он потребовал с меня эти триста тысяч, то я ему ответила, что продолж ать разговор мы будем только после того как я удостоверюсь, что мой Жека живой. Так меня научили мои знакомые.

- Они вас научили правильно. Как на это отреагировал террорист?

- Он с моим заявлением согласился и сегодня днем я разговаривала с Жекой. Бедненький, ему там так плохо. Когда он услышал мой голос, то даже заплакал. Глупенький, он говорит мне, Светлячок, прости если я тебя когда нибудь обижал, наверное мы с тобой больше никогда не увидимся, они за меня требуют такую сумасшедшую сумму, что лучше мне умереть. Дурачок, отвечаю я, не реви и будь мужчиной, а твоя Светка, все для тебя сделает.

- Где он находится? - С омерзением выслушав Дорофееву скривился полковник.

- Он и сам не знает, его везли с завязанными глазами и руками. Он сопротивлялся и его побили. Жека мне сказал, что его держат в какой - то сырой и темной пещере, куда не пробивается даже солнечный лучик. А кормят его, если бы вы только знали чем его кормят. Они дают ему тюремную баланду! А он так любит вкусно покушать. Он не выдержит там долго.

- Короче говоря, чем закончился разговор? К какому знаменателю вы пришли?

- Жека сказал, что во время следующего разговора они укажут мне время и место, где я должна передать деньги.

- Значит он все таки согласился ещё немного пожить? - Стараясь спрятать ухмылку заметил полковник. - По какой формуле они предлагают осуществить прием - передачу?

- Об этом мне должны сообщить особо.

- Нужно сообщить в милицию, чтоб группа захвата была наготове. Провоцируя Дорофееву предложил я.

- Ни в коем случае! - Замахала руками влюбленная миллионерша. - Жека это особенно подчеркнул, он сказал, что если этим делом займется милиция, то мне достанется только его холодеющий труп. Никаких омонов, никаких спецназов. Я почему к вам и пришла. Мне может понадобится один крепкий и сообразительный парень из вашей фирмы который бы мог толково выполнить мое поручение. Или это сделаете вы сами.

- Какое поручение?

- Передать деньги и забрать Жеку. Попробуйте хоть так искупить свою вину.

- Но вы ещё не знаете их условий. - Загасил её энергию Ефимов. Только когда вы получите полную информацию о механизме передачи выкупа мы сможем что - то решать.

- Но вы должны быть готовы в любую минуту.

- А вы не боитесь доверить целое состояние совершенно незнакомому человеку?

- Вы мне напишите расписку. - Как о давно решенном заявила мадам Дорофеева. - Мы её заверим у натариуса и тогда мне нечего будет боятся.

- А если я не соглашусь быть вашим почтальоном?

- Тогда я подам на вас в суд за соучастие в похищении Жеки.

- Круто, но почему ваш выбор пал именно на нашу фирму? Насколько я понял у вас масса знакомых, которые с удовольствием дают вам авторитетные советы.

- Во первых вы виновны во всем, что произошло, - продолжала она гнуть свою линию, - а во вторых так советует мой муж.

- А вы не допускали такой мысли, что после того как террористы получат деньги, они попросту предпочтут от вашего мужа избавится?

- Это как же так, Алексей Николаевич? - Светлячок растерянно захлопала приклеенными ресницами. - Что вы такое говорите? Как это избавится?

- А вот так. Светлана Юрьевна, подумайте сами, зачем им живой свидетель?

- Господи, но я же плачу им деньги...

- А они их заберут и на этом дело закончится. Больше вы их никогда не увидете и не услышите, как и вашего супруга. Хорошенько над этим подумайте.

- Но я для того вас и нанимаю, чтобы держать ситуацию под контролем.

- Дело это очень ответственное и прежде чем согласится, нам с Константином Ивановичем нужно серьезно подумать.

- А если они уже сегодня вечером позвонят, что тогда делать?

- Скажите, что сегодня ещё не готова, деньги будут только завтра к обеду и постарайтесь сразу же договорится о времени и месте передачи. Это очень важно. Еще поставьте условие, чтобы Климова они освободили в момент передачи денег. На это они, конечно, не согласятся, но такое заявление будет свидетельствовать о серьезности ваших намерений. А для нас это будет некоторым запасом времени.

- Это вы придумали хорошо. Так значит я могу на вас расчитывать?

- Светлана Юрьевна... - Полковник замолчал испытующе глядя на нее.

- Вы хотели мне что - то сказать? - Встревожилась Дорофеева. Говорите. - Да нет, это я так, о своем... - Промямлил он и отвлекая внимание от острия повисшего вопроса потянулся к бутылке. - Мы ждем от вас сведений и поэтому вам лучше постоянно находится на телефоне.

- Да, вы правы. Совсем я с вами заболталась, пожалуй побегу, а вы не пейте.

С невыразимым удовольствием Милка захлопнула за ней дверь и переждав несколько секунд отчетливо и сладостно сказала. - Старая сука!

- И тебе не стыдно? - Заржал Ефимов. - За что ты так бедную женщину?

- А за что она меня девкой - путанкой назвала? Пусть скажет спасибо, что я сдержалась. Меня так и подмывало разодрать её обрюзгшую рожу. Бр рр! Какая - то она вся неприятная, мерзопакостная. Мадам Грицацуева приятнее её во сто крат, хотя и была озабочена тем же вопросом. Откуда только вы её откопали?

- Места знать надо. Костя, а какими будут твои комментарии?

- Мне кажется что Жека попросту водит её за нос. Он действует по заранее отработанной схеме и конечно же по получению "выкупа" предпочтет покинуть наш город с первым дилижансом.

- Я тоже так думаю, но стопроцентной уверенности пока нет, потому я и осекся. Я чуть было не поделился с ней своими подозрениями, но представив какой вулкан могу потревожить я во время прикусил язык.

- А у меня такая уверенность есть и свой сотовый в машине он оставил не просто так. Он расчитывал, что телефон попадет к вам и тогда он при желании может с вами поговорить. Кстати сказать, где он?

- А? Так я ж в машину его закинул, там и валяется.

- Ну и черт с ним. Просчитался, значит Климов. Меня сейчас интересует другое. То что Климов жулик самого высокого класса, тут и сомнений быть не может, вопрос в ином, неужели он играет на двух или даже на трех досках?

- Ты имеешь ввиду его театральный роман с преждевременно погибшей Комаровой?

- И тут нам гадать не приходится. За его ухаживаниями наблюдал весь театр. Меня интересует его возможная причастность к их чудовищной смерти, а точнее к смерти Виктора, потому что в отношении Нины, у него, скорее всего, были другие планы и её смерть в них не значилась. Попробуем проследить течение его мысли в создавшейся ситуации. Итак, год назад наш Жека находит лакомый кусочек в лице шестидесятилетней женщины, которая жаждет любви и ради неё готова поделиться со своим юным избранником частью своего благосостояния. Он хочет того же и ради достижения своей цели даже идет на определенные жертвы, а именно заключает с гражданкой Дорофеевой законный брак. Вроде бы все нормально. Как говорится, и сыты волки и целы телки. Наверное в перспективе, года эдак через два, он планировал развод с разделом имущества, но это уже его частное дело. Так он распланировал и успокоился. Жил себе припеваючи в ожидании заветного дня, когда с деньгами под мышкой вылетит на свободу.

Неожиданно, а может быть ожидаемо в театр приезжают его старые друзья у которых как всегда в кармане вошь с тараканом. Наверное безо всякой задней мысли он занимает им деньги, а когда истекает долговой срок и Комаровы неожиданно отдают ему всю требуемую сумму он встает на уши. Откуда?! Откуда у Комаровых появились деньги?! И почему они до сих пор не в его карманах?! Бедный Климов начинает метаться между двух огней. С одной стороны это незаконченная операция с Дорофеевой, а с другой, возмжный вариант с Ниной Николаевной, правда тут есть небольшая помеха в образе её мужа. А чем черт не шутит! - Думает Климов и начинает разыгрывать вторую партию ещё не закончив первую.

Или по другому. Прозондировав финансовую твердь Комаровых и увидев, что она гораздо крепче дорофеевской он решает её партию отложить, либо сыграть вничью, а может быть просто сдаться. Все это он мыслит разыграть плавно и мягко, чтобы дать злым языкам как можно меньше пищи. И тут как гром среди ясного неба происходит трагедия. Погибает Комаров. Мы до сих пор не знаем кто исполнитель этой дьявольской задумки, но пока нам этого и не нужно. Важно то, что перед Климовым зажегся зеленый свет и он начинает интенсивную обработку Нины Николаевны.

Наверное у него все бы получилось не вмешайся в его планы досадное недоразумение - убийство Коморовой. Что делать? Жека в панике, погнался за двумя зайцами... Ни журавля в небе, ни синицы в руках. И тогда он решает играть отложенную партию приемом блицкриг. Не теряя даром время, в самый короткий срок он организует свое похищение и уже к вечеру звонит своей всепрощающей мамочке и слезно молит за определенную сумму выкупить его из варварского плена.

Я закончил, какие будут возражения или просто замечания.

- История гладкая и абсолютно правдоподобная, но ты ловко протащил Климова между двух трупов даже не запачкав его штиблет.

- В том и дело, что убийство в его планы и характер не вписываются органически.

- Но мотивы к устранению Виктора у него безусловно были и от этого ты никуда не денешься. Между прочим это не нарушет стройность твоей версии. Кого там черт принес? - Недовольно отреагировал на звонок тесть. - Дочь, открой.

Черт принес Юрия Александровича Шутова, что крайне не понравилось полковнику. Даже не удосужившись встать, свое приветствие он ограничил легким кивком.

- Простите за то, что вторгаюсь без приглашения, - проходя в комнату извинился он, - но дело закрутилось такой спиралью, что тут уже не до этикета.

- Садись, отдышись и выпей. Проблемы будешь сгружать потом.

- Не могу. Мне ещё нужно появиться на работе.

- А то там у тебя клуб трезвенников собрался! В чем дело - то?

- Во - первых куда - то запропастился Вячеслав Комаров.

- Скверно! - Привскочил я от досады. - Неужели мы опоздали? Век себе не прощу. А может быть вы плохо его искали?

- Его нет в театре, нет в институте и нет дома. Где его ещё искать?

- Возможно он запершись сидит дома. Все таки стрес. Никого не хочет видеть.

- У него на комнатных дверях замки с флажковыми ключами, мои парни открывали, нет там никого. И похоже, что прошедшей ночью он дома не ночевал. Для идентификации мужики взяли кое какие его вещи, пару видиокассет, портрет его девушки и бутылку из под воды, она стояла возле его диванчика.

- Отпечатки совпали? - Утвердительно спросил я.

- Совпали. На молотке отпечатки Вячеслава Комарова. Правда только на одном. На другом, который с деревянной ручкой отпечатки женщины, предположительно пожилой. Как он там оказался, никто понять не может.

- Неужели вам одного молотка недостаточно? Того, цельнометаллического?

- Достаточно... Нам всего достаточно... пожалуй я выпью, только немного.

- Сколько надо столько и наливай. - Проворчал тесть. - Никто здесь за тобой ухаживать не собирается.

- Да, конечно. Я что ещё хочу сказать... Бригада оперативников, которая ночью выезжала на место происшествия заявляет, что они эти кусты внимательно осматривали и ничего там тогда не было.

- То есть как? Ни одного молотка?

- Ни одного. Я думаю, что если бы они таковой обнаружили, то обязательно бы его забрали.

- Наверное не заметили. Юрий Александрович, а что говорит та самая девица чей портрет вы обнаружили в его комнате? Или установить её личность вам не удалось?

- Удалось, она с его же курса, Анна Силантьева. Только что толку? Девка ревет и причитает. Хнычет, что это рок, который неотвратно преследует всю семью Комаровых. Она затрахала весь личный состав. А результат оказался нулевым.

- Послушай, Юра, у Комаровых есть сосед, некто Жорж Александрович Сорокин. Старик сверх любопытный, может он поможет отыскать Вячеслава?

- Нет, мы его уже гнули, говорит что ничего не знает.

- Врет, не может такого быть.

- Что ж нам на дыбу его тащить? Ладно, разберемся. Тут вот что...

- Да не тяни ты кота за хвост. - Не выдержал Ефимов. - Говори все как есть, а то как голый перед прорубью, чи прыгнуть, чи не прыгнуть. Колись, раз твою так!

- Костя, ты видел только один молоток? - Вместо ответа спросил Шутов.

- Да, когда раздвинул кусты, то мне в глаза бросился один молоток. Беззастенчиво врал я. - Тот, который с деревянной ручкой, а что?

- А потом, когда мы приехали Глухов обнаружил второй, металлический. Так?

- Вроде так. - Опасаясь подвоха осторожно согласился я. - Наверное ими во вторник и порешили Нину Николаевну Комарову.

- Теоритически так и могло быть. - Задумчиво опрокинув стаканчик согласился Шутов. - Только вот в чем странность. Дело в том что ни тем, ни другим молотком никого не убивали.

- То есть как зто не убивали? - Искренне, в один голос удивились мы. Сикамбр!Добавил полковник. - А чем же её стукнули?

- А вот это я и пришел у вас спросить.

- А может быть ты ещё спросишь кто вздернул её мужа? - Язвительно осведомился я.

- Про то я не говорю, там имел место несчастный случай. Гибель Комарова произошла вследствии обрыва поврежденного троса.

- Блажен кто верует! - Вскричал Ефимов. - Неужели ты до сих пор не можешь понять, что эти две смерти взаимосвязаны? Это же понятно первокласнику.

- Может быть. Я думал над этим, но я не знаю всей подоплеки.

- Так узнавайте, кто вам мешает? - Разозлился тесть. - Или вы ждете, что информацию вам принесут на блюдечке?

- На блюдечке не принесут. - Спокойно согласился Шутов. - Поэтому за ней я пришел сам. Как я понял вы в материале и имеете кое какие сведения. Надеюсь, что вы ими поделитесь.

- Это я сделать хотел ещё вчера, но ты посоветовал мне разводить кроликов и собирать водочные пробки. Я подумал и решил неукоснительно следовать твоей рекомендации. Это я к тому, чтобы впредь ты не зарывался. А теперь серьезно: Да, кое какой информацией мы владеем, но её недостаточно даже для того чтобы выбрать одну из четырех возможных версий. И тем не меннее я готов её тебе прдоставить, но только к завтрашнему утру. И более того, возможно завтра нам понадобится ваша помощь. Такой вариант вас устраивает?

- Как нельзя лучше, если конечно до завтра ты об этом не позабудешь.

- Не смотря на коллекцию пробок, на память пока не жалуюсь.

- В чем будет заключаться наша возможная помощь?

- Вероятно понадобятся пару человек из группы захвата.

- Кого будем брать и есть ли на то основания?

- Думаю что есть, а накрыть предстоит либо террориста, либо вымогателя.

- Опять у тебя сплошная неопределенность. Думаю, вероятно, либо! А мне такое либо может выйти боком. Если террорист, то это одно дело, а если вымогатель, то совсем другое. Что мне планировать?

- Пока ничего. Точнее я могу сказать завтра, но если тебя это не устраивает...

- Устраивает, совсем ты мне голову забил. Пойду проветрюсь.

- И то дело. - Одобрил его решение тесть. - А то засиделся ты у нас.

Около получаса мы молча сидели друг против друга наблюдая за стрелкой стенных часов. Милка, которой это занятие быстро прискучило, ушла в свою комнату, а кота такая тишина вполне устраивала.

- Кажется можно. - Отметив стрелки показавшие семь часов, нарушил молчание Ефимов и подвинув телефон набрал номер. - Все в порядке. - Почти сразу сообщил он.можно начинать. Ни пуха, тебе...

- К черту. - Ответил я и подхватив заранее приготовленную сумку вышел из квартиры. Во двор театра я явился за десять минут до начала спектакля. Переодевшись в приготовленный для меня комуфляжный костюм, я внимательно просмотрел план расположения гримерных и выслушав пояснения Валентина вошел в здание театра.

С деловым видом, поигрывая рацией я дождался третьего звонка и минуя актерское фойэ прошел к гримерным комнатам. Озабоченно заходя в каждую, я с умным видом осмтривал пожарную сигнализацию. Таким образом, не найдя никаких нарушений, я проверил три комнаты, а на четвертой вляпался.

- Ой! - Только и сказала экипированная в одни трусики актриса, а немного прийдя в себе спросила. - Нахал, вы зачем ко мне пришли?

- Я не к вам, я сигнализацию проверяю. Прикройтесь. - Строго приказал я и углубился в созерцание датчиков.

- Лариса, что у тебя делает этот молодой человек? - Спросила вошедшая бабулька с париком в руках. - Он твой новый знакомый?

- Пожарный я. - Обрывая всякие кривотолки пояснил я и вышел за дверь.

Спектакль уже начался, но по коридору все ещё сновали люди. Нужная мне гримерная была по порядку шестой и слава Богу она оказалась пустой. Из двух висящих на плечиках пиджаков я сразу определил сорокинский и вытащив из его кармана ключи, отправился восвояси. Что я хотел найти в его комнате? Я и сам толком не знал. Не давал мне покоя его шифоньер, куда так неудачно пытался залезть Вячеслав Комаров. Чем больше я думал над этим вопросом, тем больше приходил к убеждению, что полез он туда не случайно. Не за драной пыжиковой шапкой или старомодными сорокинскими портками охотился он. Нет, что - то совсем другое интересовало бедного студента. Возможно это что - то и по сей час находится там. И если мне посчастливится и я обнаружу предмет вожделения молодого человека, то как знать, может быть это натолкнет на следы преступника, а может и прямо на него укажет.

Спокойно и по хозяйски, чтобы не вызвать подозрения возможных свидетелей я отомкнул дверь и не мешкая просколзнул в квартиру. Судя по мертвой тишине, Славик до сих пор домой не явился. Еще одна загадка, или разгадка. А возможно все гораздо проще чем мы себе надумали и он совершив преступление попросту пустился в бега? Да нет, уж больно большим комом сторонних случайностей обрастает смерть Комаровых. Тут тебе и вдруг воспылавший любовью Жека, тут тебе и неизвестно откуда взявшийся рыжий эек, и его загадочный Козел и наконец сам Сорокин. Так не бывает. Да и не стал бы он сам себе подбрасывать свой рабочий иолоток которым никто никого не убивал. Подставляя пацана это могли сделать Сорокин и Климов. Рыжий с его Козлом в эту обойму тоже не впихиваются.

Примерно так размышлял я методично перетряхивая сорокинское барахло и не находя ничего хоть сколько - нибудь интересного. К обьемистой шкатулке укладке на самом дне шифоньра я отнесся с особенным вниманием. Времени у меня было предостаточно, никак не меньше полутора часов и поэтому вывалив её содержимое на пол я начал тщательно перебирать бумаги, фотографии и прочие мелкие реликвии стариковской жизни. Безрезультатно просмотрев почти треть стариковского архива я наткнулся на любопытный конверт. При подсчете в нем оказалось две тысячи американских долларов. Если бы эту сумму я обнаружил где - нибудь в другом месте, то возможно бы не удивился, но откуда они могли появится у актера, да ещё пьющего горькую? Занятный старец. Возможно это и искал Славик? По крайней мере дальнейший обыск ничего нового не принес дал. И только в тумбочке под телевизором я обнаружил довольно странную штуку, пару обычных ключей. Находись они в другом, более подобающем месте, я бы не обратил на них внимание. Но хранить ключи в сапоге? Это както настораживает и заставляет призадуматься.

Тщательно расставив все по своим местам я вышел из комнаты и после некоторого колебания вогнал ключ в замок соседней комнаты. От удовольствия я даже хрюкнул. Ключ безропотно повернулся в замке гостеприимно приглашая меня посетить комаровские апартаменты.

Не квартира, а какой - то сумасшедший дом. Получается, что Славик в своих поступках не оригинален. В отсутсвии соседа он преспокойно шарится в его вещах, но и

Сорокин платит ему тем же. Оставшись в квартире один, он так же не спеша проникает в комнаты Комаровых, где педантично и придирчиво осматривает соседское добро. с той лишь разницей, что его набеги оказываются гораздо продуктивней. Косвенным доказательством тому могут служить американские доллары бережно изъятые им у лопоухих соседей и заботливо хранимые на дне укладки. Вот только каким образом эти самыю доллары могли появится у Комаровых? Сейчас попробуем узнать.

Приоткрыв послушную дверь я шагнул в прохладный сумрак чужого жилья и это был мой последний шаг перед вечностью. От мастерского удара по затылку в мозгах вессело заиграли газированные пузырики вперемешку с разноцветными звездами и алыми всполохами. Неожиданно и мягко на меня упал пол.

Очнулся я от прикосновения чего то мокрого и холодного. После некоторых умозаключений понял, что меня бесцеремонно окатили водой. В трех сантиметрах от своего носа я увидел размытый рисунок коврового линолиума. Робкая попытка повернуть голову острой болью отозвалась в затылке. Невольно я застонал.

- Очухался значит. - Констатировал резкий незнакомый голос надо мной. - Если хочешь жить - лежи и не двигайся, я говорю без дураков. Ты меня понял?

- Понял. - Сразу поверив в серьезность его заявления едва слышно пискнул я.

- Голову не поворачивай и на меня не смотри. Если увидишь мое лицо, то я тебя убью. Мне просто ничего другого не останется. Понял?

- Понял. - Опять согласился я.

- Ты кто такой? - Начал допрос невидимый мне голос.

- Гончаров Константин Иванович.

- Это я уже знаю, в твоем удостоверении это записано. Кто ты есть?

- Я охранник, там это тоже записано.

- Что ты здесь делаешь?

- Просто зашел к Сорокину, к соседу, а его дома нет, тогда я и решил заглянуть сюда. Думаю может быть он у соседа в гостях. Не успел зайти как ты меня ударил.

- А ты что парень, когда идешь в гости всегда берешь с собой ключи от квартиры хозяина? Не пудри мне мозги. Говори правду.

- Конечно, его ключи всегда при мне, как и у тебя.

- Заткнись, что тебе здесь понадобилось?

- Да так, решил посмотреть кто как живет.

- Доиграешся ты у меня, парень. Где Славка?

- А вот это мне и самому интересно. Его бы я хотел видеть больше чем тебя.

- Зачем он тебе нужен?

- Наверное затем же зачем и тебе.

- А зачем он мне? Откуда тебе знать?

- А я и не знаю.

- Тогда и не вякай. Где он может быть?

- Не имею понятия, а ты давно его ждешь?

- Не твое собачье дело. - Безо всякого предупреждения мне под ребра въехал грубый башмак. Отвечай, зачем тебе нужен Славка? Говори, падла! Жарко прошипел голос. - Или я тебя сейчас замочу!

- Я провожу неофициальное расследование смерти его родителей. Кое на что наткнулся и теперь мне понадобилось кое что выяснить и кое о чем его спросить.

- О чем ты хотел его спросить?

- Например о том каким было финансовое положение его родителей.

- А каким оно было?

- Бог мой, это то я и хотел узнать.

- Ты проводишь расследование и кое на что наткнулся. На что ты наткнулся?

- Почему это так тебя заинтересовало?

- Заткниь! Отвечай, кто мог убить Витьку?

- Никто, а точнее несчастный случай.

- Я в это не верю.

- Я тоже, а что делать? Доказать что это дело чьих - то рук у меня пока не получается. Слишком мало я собрал материала.

- Ладно, тогда кто убил Нинку?

- Подозреваемых у меня много. - Уже соображая с кем имею дело, потихоньку начал передергивать я. - Но все они особо пристального внимания не заслуживают. Все кроме одного. Вчера на моем горизонте наконец - то появилась фигура вполне реального убийцы. Сам я его к сожалению ещё не видел и знаю только по рассказам.

- Кто он такой? - Напряженно спросил голос.

- Какой - то залетный. Рыжий бугай, он вчера интересовался Комаровыми.

- Если он ими интересовался, значит не знал, что они мертвы. Почему же ты его подозреваешь? Нинку он пристукнуть не мог, это же дураку понятно.

- А я его и не подозреваю, но по рассказам моих мужиков, при расспросах он упомянул какого - то Козла, который вполне мог совершить преступление. Вот на этого - то Козла, через Рыжего я и хочу выйти.

- Анекдот! Ладно, мужик, я пойду, ты уж меня извини.

Резкая, красная боль иглой под язык пронзила голову и я вновь потерял сознание.

Очнулся я на том же месте в кромешной темноте и тишине. Голова болела до тошнотиков, не иначе как эта рыжая б проломила мне череп. Не рискуя включать свет я чиркнул зажигалкой и уяснил, что полночь миновала двадцать минут назад. Тихо постанывая и стараясь не расплескать мозги я подкрался к двери и чуть её приоткрыв прислушался. Сорокин храпел как слон и это успокаивало. Подойдя к входной двери я с большим огорчением обнаружил, что все ключи, которые только у меня были, самым загадочным образом исчезли. Не иначе как рыжий недоумок на всякий случай их прибрал. Ничего другого как лезть через окно мне не оставалось.

Охая и матерясь я перелез через подоконник и проклиная свою жизнь вялым мешком плюхнулся на асфальт. Кажется на какое - то мгновение я в третий раз потерял сознание, потому что совершенно не помню как оказался на руках полковника.

- Ну и Сикамбр! Запою, заплачу. - Причитал он укладывая меня на заднее сиденье. - Молчи пока, потом расскажешь. Поехали, Людмилка.

Лежа на диване и с удовольствием постанывая я снисходительно принимал их ухаживания. Почему - то чувствуя себя виноватыми они старались изо всех сил. Тихо переговариваясь обработали мою дурную голову, убрали кровавые сопли, прижгли ссадины и протерли изможденное тело одеколоном.

- Папа, а может его в больницу? - Сердобольно глядя на меня предложила Милка.

- Не знаю, дочка. - Оценивающе посмотрев мне в глаза ответил тесть. Мы же даже не знаем что у него там произошло, а вдруг он сам натворил там такого, что к болнице его и за версту подпускать нельзя.

- А вдруг помрет? Что я тогда делать буду?

- Да не должен... - Неуверенно возразил полковник. - Посмотрим пока...

- А потом поздно будет.

- Когда я умру, то со мною в гроб положите мою любимую трубку. Слабым голосом попросил я и бессильно откинувшись закрыл глаза.

- Какую трубку? - Встрепенулась Милка. - О чем он говорит? Нет у него никакой трубки. Нет и никогда не было. Он их не курил.

- Бредит он, - тревожно пояснил тесть, - неужели не видишь? Плохой симптом.

- Господи, надо что - то делать... Нельзя же так...

- Нельзя. - Согласился Ефимов. - Может хоть бабу Таню позвать? Все таки врач.

- И к приходу бабы Тани приготовьте неразбавленного спирта! Засмеявшись приказал я. - Разбавленный она не уважает.

- Ах ты стервец! Так ты над нами издевался. - Возмутилась Милка.

- Нет, я страдал, страдал глядя на ваши приготовления к моему погребению. Алексей Николаевич, я бы выпил немного водки, разумеется вместе с вами.

- Так я не против, но можно ли? У тебя на затылке огромная шишка и есть подозрение на сотрясение мозга. Что там у вас произошло?

- Пока не дадите глоток спиртного, ничего вам не скажу. - Капризно надув губы я натянул на себя простыню и притих.

- Идиот, ты понимаешь, что тебе нельзя? - Радея за мое здоровье возмутилась супруга. - У тебя сотресение мозга, а спиртное поднимет давление и ты умрешь.

- Ну ладно. Уговорили. - Откидывая простыню сдался я. - Алексей Николаевич, что нового произошло за период моего отсутствия?

- Ничего. Рыжий больше в театре не появлялся, а вот Дорофеева звонила дважды.

- У неё произошли какие - то подвижки?

- Нет, просто проверяла нашу готовность. Замечательно противная баба. Лучше ты расскжи что там у тебя произошло. Такое впечатление, что ты нарвался на засаду.

- Именно так оно и было. Но до этого, в квартире господина Сорокина, я обнаружил две интересные хреновины. Это деньги в сумме двух тысяч долларов и ключи от квартиры где лежали деньги.

- Деньги большие, ничего не скажешь, но может быть они были отложены им ещё до августа, тогда ничего удивительного нет. А про ключи объясни подробнее.

- На дне сорокинского шифоньра в его сапоге я нашел ключи от комнат Комарова.

- Теперь понятно. Крысятничает значит старикан. - Выходит Клавдий Шульга оценку ему дал точную. И что ты с теми ключами сделал? Небось тут же полез в комаровские комнаты?

- А как вы угадали? Да, я открыл ими дверь и тут же получил в лоб.

- Тебя за твой длинный нос точно когда - нибудь пристукнут. Торжественно пообещала Милка. - Куда ты его только не совал.

- Подожди, дочка, а кто это был? Комаров младший?

- Нет, Славик так и не появлялся и я всерьез опасаюсь за его судьбу.

- Вот как? - Присвиснул полковник. - Кто же тогда тебя разукрасил? Уж не тот ли самый подонок что прибил Нину? Ты хоть успел его разглядеть?

- Нет, под страхом смерти он запретил на себя смотреть, зато у нас состоялась содержательная, десятиминутная беседа.

- Ты можешь опознать его по голосу? Это очень важно.

- Это совсем неважно. Судя по всему, по головке меня трахнул Рыжий. Тот самый зек, что сегодня не попал в наши хитрые сети. Он как и мы горит желанием встретится со Славиком и узнать имя убийцы.

- Зачем?

- Я тоже у него это спросил, но он вместо ответа ногой потрогал мою печень напрочь отбив у меня охоту задавать дурацкие вопросы.

- Новое дело, как же нам теперь его вычислить?

- Это несложно, правда довольно хлопотно и дорого.

- Как и насколько дорого? - Сразу прицепился полковник.

- Ровно столько сколько стоит билет до Иркутска и обратно. Здесь мы его можем не вычислить. Потолкавшись у нас несколько дней и поняв, что Козел его обошел он вернется домой. А адрес этого дома мы можем узнать в артели "Утес".

- Значит ты думаешь, что ниточка тянется аж оттуда?

- По другому не получается. Я прикидывал и так и эдак. Все дороги ведут к золоту. Это как нельзя лучше объясняет наличие загадочных денег у Комаровых.

- Ты прав, Гончаров. Только так и может быть. Но где гарантия, что он покажет тебе на Козла? Мне кажется он сам предпочтет с ним разобраться.

- Нет у меня никаких гарантий, есть одна сплошная головная боль.

- Ничего, крепкий сон обязательно восстановит твои силы.

Третий раз Светлана Юревна Дорофеева позвонила рано утром когда господин Гончаров смотрел чудесный сон по мотивам толстовского шедевра "В бане". Сквозь хрустальную призму сесуальных сновидений я слышал как прямо над головой тесть поднял трубку и приглушенно ответил.

- Да, Ефимов слушает.

- Вы уже проснулись? - На весь дом задала Дорофеева очевидно идиотский вопрос.

- Почему вы звоните так рано? - Резонно спросил тесть. - Что - то случилось?

- Нет, но скоро может случиться. Они могут мне позвонить и я подумала, что вам лучше находиться около меня. Вдруг я скажу что - то не то. А кроме того нам нужно заверить расписку о том что я вам вручила триста тысяч.

- Послушайте, - Взорвался тесть, а не пойти бы вам...еще немного поспать. - Исправился он в последний момент. - Еще очень рано.

- Боже мой, о каком сне вы можете говорить? Я и глаз не сомкнула.

- Ну хорошо, через пару часов я подъеду.

- А нельзя ли поскорее? - Настойчиво спросила она.

- Нет, - отрезал полковник и бросив трубку тихо и старательно выматерился.

Голые деревенские бабы испуганные воплями Дорофеевой вместе с остатками сна спешно покинули мою голову.

- Чертова баба! - Поднимаясь с дивана выругался я. - Еще нет и семи часов. Мне кажется, что она преследует нас уже несколько лет.

- Я и сам не понимаю, почему этот Климов на нас зациклился.

- Это объяснимо. - Уже из ванны ответил я. - Понимая, что Дорофеева все равно обратиться за поддержкой и опасаясь, что в этой роли может выступить милиция, он выбрал вас как наименьшее зло. Приготовьте что нибудь позавтракать. Хочешь - не хочешь, а ехать к ней нам прийдется. Этого сучонка нам надо заарканить во что бы то ни стало. Сдается мне, что молоточек подкинул он.

Осмотрев бинокль, фотокамеру, диктофон и прочие нужные вещи, мы перекрестясь вышли из дома и разошлись в разные стороны, он в гараж, а я на стоянку.

Заверив у нотариуса расписку, в десять часов мы расположившись в удобных креслах мадам Дорофеевой приготовились к томительному ожиданию. Параллельный телефон с подключенным к нему диктофоном и добавочной трубкой был приготовлен заранее и теперь Ефимов давал Светлячку последние наставления.

- Прежде чем отвечать на их ультиматумы посмотрите на нас. Если мы киваем, значит соглашайтесь, а если отрицательно машем рукой, то отвечайте отказом.

- Как же отказываться? Тогда они сделают Жеке плохо.

- Пока они не получат денег вашему Жеке они не сделают ничего плохого.

Очевидно в нашем городе Светлана Юрьевна имела массу друзей и знакомых, потому что телефон трезвонил через каждые пятнадцать минут заставляя нас вскакивать и нервничать, но всякий раз Светлячок отрицательно мотала головой и перекинувшись парой слов закончивала разговор.

Только ближе к обеду, когда мы закончили второй завтрак, долгожданный абонент появился на связи. Это было понятно глядя на то как засуетилась Дорофеева. Переглянувшись с тестем я поднял трубку. - Ну что, старушка? Спросил нарочито хриплый голос. - Ноги по ночам не мерзнут?

- Не мерзнут. - покрываясь испариной, с дрожью в голосе ответила Светлячок.

- А между ногами? - Схамил и захохотал голос, а Дорофеева вопросительно посмотрела на нас ожидая подсказки.

- Мерзнет. - Повинуясь нашему руководству послушно согласилась она.

- Вот и я думаю, пора бы нашу старушку погреть. Ты кому нибудь о нас говорила? Жеку - то своего хочешь?

- Да, Ефимову, мне Евгений Николаевич так велел.

- Это не в счет, ты в милицию сообщала?

- Нет, что вы, Жека мне это запретил.

- Смотри у меня, если задумала каку - то бяку, то получишь от своего Жеки одни уши. Конец связи, скоро перезвоню.

- Что случилось? - Почему он положил трубку? - В нервном ознобе зашлась женщина. - Я что - то не так сказала? Я погубила Жеку!

- Все так. Успокойтесь. Ничего страшного, просто он меняет телефон автомат.

Разговор он возобновил через десять минут и точно с того места где закончил.

- Остануться от твоего Жеки одни уши и член, который мы перешлем тебе по почте.

- Не надо. - Пуще прежнего заволновалась баба. - Я сделаю все что вы скажите.

- Тогда немедленно привози деньги на Пионерские озера.

- Не могу, у меня их нет. - Переводя язык наших жестов ответила она.

- В кошки - мышки играть вздумала? - Зловеще спросил хрипатый. Доиграешься. Для начала мы отошлем тебе его ухо.

- Пожалуйста, не надо. Я вас очень прошу. - Захныкала Светлячок. Деньги у меня будут уже через полтора часа. - Пжалуйста, не трогайте Жеку.

- Пока не тронем, но смотри у меня! Без глупостей. Конец связи, жди звонка.

- Я все правильно сделала? - Вытирая холодный пот спросила Дорофеева.

- В общем да. - Подумав ответил я. - Светлана Юрьевна, пожалуйста, если вам не трудно, сварите нам по чашечке кофе.

- Ну что вы, конечно не трудно, какой может быть разговор. Сию секунду.

- Значит Пионерские озера. - Задумчиво прогудел тесть.

- Не думаю, наверняка теперь он изменит адрес. Назовет место прямо противоположенное Пионерским озерам.

- А что там у нас? Чистое поле. Рискованно.

- Зато открыто и все видно за версту, а это обзор и определенная гарантия безопасности. Но мы ещё не знаем в какой форме он предложит акт передачи денег.

- Скорее всего потребует чтобы мя оставили сумку в условном месте, а сами катились к чертовой бабушке. Они так часто поступают.

- Не уверен. Не надо забывать, что мы имеем дело с Климовым. А он, как я понял, по части захвата денег большой дока. Мышление у него неординарное и поступки могут быть самые непредсказуемые.

- Наверное ты прав, а значит заранее что - то планировать просто бессмысленно. Так же бессмысленно подключать к этому делу Шутова. Он наверняка засечет его группу и попросту не пойдет на контакт. Более того, он может надолго уползти в кусты, а нам он нужен как можно скорее.

- Алексей Николаевич, - я в состоянии взять его один, - несколько самонадеянно заявил я, - но при условии если он будет играть шаблонно.

- Если, да кабы, сам же говоришь, что он та ещё бестия, какой уж тут шаблон.Недвольно проворчал полковник. - Чует мое сердце, проведет он нас как щенят.

Позвонил он уже в пятом часу и безо всякого предисловия грубо спросил.

- Ну что, старая, наскребла бабки?

- Да, мне принесли деньги, но прежде чем вам их передать я хочу убедится, что мой муж жив и ему ничего не грозит. Я хочу его слышать.

- Это можно. На, послушай своего козленка. - Раскатисто заржал мужик и передал трубку Климову.

- Светлячок, родная моя, ты все таки решила меня спасти. - Заблеял он и от переполнявших его чувств даже всхлипнул. - Маленькая моя девочка, я даже не могу выразить как я тебе благодарен. У меня уже нет сил. Они постоянно надо мной издеваются. Сейчас, когда я говорю с тобой из автомата, к моему сердцу приставлен нож. Скорее бы все кончилось. Делай все как они прикажут, и тогда я снова буду с тобой. Они рвут у меня трубку. До встречи, милая.

- Ну что? - Насмешливо прохрипел голос. - Ты довольна? Отбой, скоро перезвоню.

- Жив твой пупсик. - Продолжил он через десять минут. - И будет жить если ты не сделаешь какой - нибудь глупости.

- Я не сделаю, не сделаю, я поступлю так как вы скажите.

- Тогда слушай, тебе все расскажет твой жирный козленок.

- Светик, значит так, - немного делово начал Климов, что нормальная баба сразу бы это отметила, но наша только засучила ножками и волнительно задышала в трубку.

- Я слушаю тебя, Жека, говори мой маленький.

- У тебя деньгу в каких купюрах?

- Сотенные, Женечка, все сотенные.

- Хорошо, разложи их по стеклянным банкам и хорошенько закрой крышками, лучше закрути ключом. Потом сложи их в мою черную сумку, которая висит на вешалке. А теперь слушай меня внимательно. Ты помнишь ту свиноферму где мы с тобой к Новому Году брали поросенка?

- Конечно помню, как я могу забыть?

- От неё к Волге идет проселочная дорога которая упирается в берег. Там ты увидишь деревянные длинные мостки над водой. Через час вместе с деньгами ты должна быть на этих мостках.

- Но они же раньше говорили про Пионерские озера?

- Милая, не нам это решать, они изменили место и нам ничего другого не остается кроме как им подчинится. Иначе ты никогда меня больше не увидишь.

- Нет, нет, пусть будет по ихнему. Волга, так Волга.

- Оставишь там сумку, а сама вернешся домой.

- Да это как же? - Растерялась Дорофеева. - Как же я вернусь без тебя?

- Меня отпустят завтра утром. Немедленно собирайся, лови тачку и приезжай.

- Но я сама не могу. - Используя запасной вариант заявила Дорофеева. Ты же мне сказал, чтобы я попросила Ефимова, я и попросила, он уже человека прислал.

- К черту твоего Ефимова, привези деньги сама.

- Жека, говорю же тебе, я не в состоянии. - Кажется начиная что - то подозревать заупрямилась Светлана Юрьевна. - Со вчерашнего дня разогнуться не могу, ты же знаешь - у меня радикулит, а ещё за тебя перенервничала. Пусть подождут, может дня через три отпустит, тогда и привезу.

- Совсем ты меня не любишь, Светлячок, - горько вздохнул Климов, - а мне без тебя так плохо. Сейчас я им скажу, что ты не можешь и меня опять начнут мучить.

- Боже мой! - Запричитала несчастная собираясь идти на уступки, но увидев Ефимовский кулак взяла себя в руки. - Боже мой, Женечка, ну потерпи несколько дней. Я постараюсь поскорее вылечиться.

- Ты жестока. - После некоторого раздумья заключил Климов. - Где там этот ефимовский гонец. Он далеко от тебя.

- Да нет же, Алексей Николаевич его ещё с утра прислал. На кухне он сидит.

- Дай ка ему трубку.

- Гончаров слушает, - чуть помедлив отозвался я, - Меня о моей предстоящей миссии Алексей Николаевич предупредил. Я готов. Жду ваших указаний.

- Господин Гончаров, вы понимаете что дело, которое вам поручили, очень тонкое и любые неосторожнве действия могут стоить мне жизни?

- Да, я это осознаю и приложу все усилия чтобы выполнить его аккуратно.

- Никаких ментов не должно быть и близко.

- Само собой разумеется.

- Если все пройдет удачно, то по возвращению я вас вознагражу по царски.

- Держи карман шире, - подумал я и спросил, - куда я должен отвезти деньги?

- Я все объяснил жене, она вам расскажет, только приезжайте один, никого с собой не берите. Оставите деньги в самом конце мостков и немедленно оттуда уберетесь. Если вы хотите устроить им западню, то меня убьют раньше чем вы успеете чихнуть. Кстати, куда сегодня бегала Светлана Юрьевна за деньгами?

- Никуда. - Отыгрывая его примитивную уловку простодушно удивился я. Она прикована к креслу. Разогнуться не может. Деньги ей принесли домой.

- Что будем делать? - Положив трубку я переключил диктофон и задал извечный вопрос. - Что делать?

- То есть как это что делать? Неужели неясно? - В очередной раз поборов сомнения возмутилась Дорофеева. - Нужно сделать так как сказал Жека.

- А если в итоге вы не получите ни денег ни Жеки?

- Я не знаю, но вы должны сделать все возможное.

- Все это слова. Если так получится, то вы начнете требовать от нас деньги. Мы отдать их не в состоянии. Извините, но мы вынуждены отказаться.

- Да что же такое получается? - Заревела она беспомощно. - Ведь договорились.

- Ориентировочно. Но он сразу же заявил, что его отпустят только завтра утром, а это вызывает большое сомнение. Брать на себя всю полноту ответственности мы не собираемся. Террористы могут забрать ваши деньги, но взамен вы не получите ничего.Вам решать, или вы, в случае неудачи, отказываетесь от своих претензий к нам, или мы говорим вам до свидания.

- Боже мой, я сойду с ума, ведь это огромная сумма, которую я могу просто так, в один день лишиться!.. Нет, я не могу так рисковать.

- Вы приняли решение и нам остается только откланяться. - Поднимаясь, выразил я сожаление. - Пойдемте, Алексей Николаевич.

- Нет, подождите... Я так не могу... Да пропади оно все пропадом. Держите вашу расписку! Быстрее поезжайте... Или нет, я тоже поеду с вами, я...

- Вы поедете со мной. - Перебил её Ефимов. - Мы обоснуемся на полуострове. Я буду фотографировать, а вы за всем происходящим наблюдать в бинокль. А теперь бысро законсервируйте деньги, как он того просил. Времени у нас в обрез.

Как ты думаешь, Костя, зачем он потребовал закрутить их в банки? подождав пока дорофеева выйдет из комнаты спросил тесть. - Скорее всего он замыслил небольшой трюк. Хочет забрать деньги со стороны Волги, причем подводным путем, и при помощи аквалангиста, но я постараюсь этого Ихтиандра подсадить на кукан. Нужно поскорее выезжать.

Пропустив полковничью "Волгу" вперед я двинулся следом. После плотины наши дороги разошлись и дальше я был предоставлен самому себе. Теперь мне надеятся было не на кого. До назначенного срока оставалось двадцать минут. Климов все выверил до минуту. К прогнившим мосткам, некогда лодочной пристани, я подъехал тютелька в тютельку. С крутого берега, где я оставил машину, вниз к широкой песчанной косе вела ветхая деревянная лестница с шаткими, перилами и ненадежными ступеньками. Соблюдая всяческие предосторожности я начал спуск, наверняка зная, что за мной уже следит полковник и наверное Климов. Песчанная коса была совершенно безлюдна, а вот на самих мостках, по середине, сидел какой - то полный мужик и преспокойно ловил рыбу.

- Что это? Случайный рыболов или Климов решил сыграть в открытую, по принципу чем проще тем непонятней. Рискованная для него может получится партия. Нет, тут что - то не так. Климов рисковать не станет, скорее всего пристань окупировал совершенно случайный пенсионер, - подумал я разглядывая стоящий по берегом зеленый "Запорожец" - И какой толко черт его принес. Может мне попутать все карты. Точно, пенсионер, да к тому же калека. Разглядывая ручное управление пришел я к окончательному выводу. - Как его отсюда выкурить? Да так, чтоб ему было не обидно. В общем это не сложно, что - нибудь придумаем, а пока пора закидывать наживку.

- Здорово дед! - Ступая на шаткий двадцатиметровый настил радостно поздоровался я. - Ловись рыбка маленькая, ловись большая! Как клев - то?

- Есть кое что. - Степенно ответил одноногий и откатившись на тележке гордо показал мне пять полудохлых карасей вяло живущих в капроновом ведерке. - А ты кто такой? Что - то раньше я тебя здесь не видел?

- Зато теперь увидел. - Доброжелательно ответил я и миновав инвалида поставил сумку в пяти метрах от него. - Будем знакомы, меня зовут Костя.

- А меня Миаил Васильевич. - Подавая мне руку перевязанную грязными, рваными бинтами представился калека. - Ты, Костя, поосторожнее, дальше не ходи, доски гнилые, ещё сковырнешся в воду, делов будет.

- Спасибо за предупреждение. - Оголяя контакты электрошока поблагодарил я деда и ради приличия поинтересовался. - Что с руками - то?

- Да обварился, туды его мать. Костя, а, у тебя сигаретки не найдется?

- Как не найтись? - Протягивая пачку промурлыкал я. - Для хорошего человека всегда будет. Ты давно здесь сидишь?

- Дык с самого утра, а ты чего не закидываешь? - Удивляясь моей нерасторопности спросил дед. - Закидывай, сейчас самый клев будет.

- Да ну его. Ты здесь никого не видел?

- А кого тут увидишь? Все суетятся, хлопочут, а своего удовольствия понимать не хотят. Спокойствия не хотят, тишины, оттого и болеют всякими раками, да спидами. Эй Костя, не ходи туда, говорю же тебе...

Что он мне говорит, я уже не слышал, потому что предпоследнее звено мостков, как - то резко и тихо вздыбилось и я благополучно полетел в воду.

- Ловушка! - было моей первой мыслью. - Скотина Климов играет по второму плану. Скорее наверх, может быть ещё не поздно. В воде мне оставаться нельзя. Если он задействовал аквалангиста, то от меня в самое ближайшее время могут остаться одни пузыри. "И никто не узнает, где могилка моя." - По гнилым сваям, матерясь и отплевываясь я выбрался наверх и был крайне удивлен тем обстоятельством, что сумка, как и дед пребывают в состоянии покоя.

- Ну что же ты так, Костя? - Укоризнено спросил Михаил Василевич. - Я ведь тебя предупреждал, а ты не послушал.

- Дураков учить - только зря время терять. Бр-рр, холодно.

- Да, погреться бы не мешало. - Многозначительно произнес дед.

- За чем же дело встало? - Видя отличный предлог удалить старика спросил я.

- А то ты не знаешь. - Хмыкнул он.

- А, так я дам. - Вытаскивая мокрые, слипшиеся деньги успокоил я инвалида. - Только сам я поехать не смогу, придется тебе слетать. У тебя и мустанг поближе.

- А чего не слетать, конечно слетаю. - Сдержано согласился дед. - Ты только мою тележку дотолкай до тачки, а там я сам заберусь.

- Михаил Васильевич, извини, но не могу. Мне ни на шаг нельзя отсюда отходить.

- Чего это? - Удивился дед. - Никак русалку ждешь?

- Нет, водяного.

- Ну жди, - рассмеялся старик, - я сам доползу. За удочками посматривай. Под вечер клев должен быть добрый.

Отталкиваясь ладонями, увязая колесами в песке он тяжело покатил к машине, а я перевел взгляд на сумку - приманку, которая пока оставалась не восстребована. Взревел, затарахтел и уехал "Запорожец". Наступила благодатная тишина, вполне насладиться которой я не имел права. В любой момент из под мостков могла появиться рука аквалангиста и попытаться утащить под воду мою приманку. Пропустить этот момент никак нельзя, когда его шибанет электрошоком, то у меня останутся считанные секунды чтобы прыгнуть за ним в воду. Иначе он просто может утонуть и хорошо если без денег, а если он потащит за собой сумку, то неприятностей не оберешся. Дорофеева хоть и вернула расписку, но это ещё ни о чем не говорит, такая сволочная баба с нас живых не слеэет. Хорошо было бы сумку привязать к настилу пристани, но это сразу бросится в глаза. Неплохо бы, также, заранее заготовить куклы и подложить их вместо денег, но, скотина Климов, и здесь предусмотрел, дал нам всего один час. Что - то медлит его водолаз, кажется обстановка спокойна, старик уехал. Неужели он не побоится моего присутствия? Извини, Жека, но иначе я не могу. По другому у нас с тобой не получится. Если хочешь хапануть деньги, то придется тебе пойти на маленькие уступки. Мы же идем тебе навстречу, подвинься и ты. Нельзя же быть таким бесконечно наглым. Ну где твой водяной? Я уже хочу содрать с него маску и увидеть под ней твою наглую рожу. Да, да, не смейся, такой вариант я не исключаю. Ты у нас, ради денег, способен спуститься не то что на дно реки, но и к черту в преисподнюю. Так действуй же. Мне порядком надоело тебя ждать, а тем более в мокрых портках. Сто граммов сейчас никак не помешают. Где старик, почему его так долго нет. Прошло двадцать минут как он уехал. За это время можно сходить пешком. Черт бы его душу драл, так можно и околеть. Околеть, не околеть, а воспаление каких - нибудь легких можно получить запросто, тем более на таком ветру. Вкупе с сотресением мозга это будет отличный шанс раньше времени посетить своих предков досрочно.

Послышался звук приближающейся машины, но это не мог быть "Запорожец". Наверх подехал какой - то автомобиль с волговским двигателем. Не спуская правого глаза со своей приманки, левым я заметил, что по лестнице ко мне спускается Ефимов.

- Не иначе как произошло что - то из ряда вон выдящее, - Подумал я, но от громких вопросов пока решил воздержаться. За меня это сделал подошедший тесть.

- Ты что здесь делаешь? - Как - то равнодушно спросил он.

- То есть как? - Удивился я и показал на сумку. - Вот, сторожу.

- Мудак! - Коротко бросил он и подняв сумку швырныл к моим ногам. Открой.

- А чего её открывать? - Все уже понимая наивно спросил я. - Там банки.

- Пустые. Пока ты купался в реке калека подменил сумки. Ты знаешь кто это был?

- Михаил Васильевич, он за пузырем поехал...

- На ... он поехал, а тебя оставил в заднице. Он такой же калека как я Наполеон. Ты беседовал с Евгением Николаевичем Климовым.

- Что? - Такого кунштюка я не ожидал. - Не может быть, он же с одной ногой.

- Дурак ты, Костя! Я с острова и то рассмотрел его тележку. У неё внизу целый ящик где он прятал левую ногу и подставную сумку.

- Какого же черта вы тотчас не приехали?

- Мы тоже не сразу поняли, а когда дошло, то кинулись сюда, да только поздно. Что теперь делать - ума не приложу. Хорошо хоть Дорофеева все видела своими глазами. Ты бы слышал как она взвыла, когда признала в старике своего козленка. Мне показалось, что её хватит удар. Бедная баба, накрылись её бабки.

- Не думаю.

- Да пошел ты в задницу, только и знаешь; не думаю, мне так не кажется. Фраер ты, Костя и уши у тебя лопухами.

- Я - то раньше его не видел, а вот ваше промедление непростительно, пошел я в нападение. - Могли бы, в конце концов, заорать.

- А мы орали, в две глотки орали, а что толку, ветер сносит. Ладно что теперь об этом гворить, поезд ушел. И ушел, собака, красиво.

- Я его из под земли достану, сучий кот. Так непринужденно и просто меня провести! - Возмущался я карабкаясь за тестем вверх по леснице. Меня, Гончарова Константина Ивановича, лучшего сыщика России. Ему это дорого обойдется.

- Пока что дорого обходится он. - Остановил мои гневные речи полковник. - Особенно Дорофеевой. Подумать только, триста тысяч псу под хвост. Она, бедная, наверное этого не переживет.

- У нас есть шанс его подловить, он невелик, но есть.

- Как же? - Уже не ставя меня в грош скептически спросил полковник.

- Вымогатели имеют тенденцию через некоторое время свои требования выставлять повторно. Если госпожа Дорофеева найдет в себе силы и на матерном языке не объявит им, что она узнала в старике своего козленка, то он, во - первых может как ни в чем не бывало к ней вернуться, а во - вторых потребовать деньги по второму кругу и тогда у нас вновь появляется возможность его прищучить.

- А ведь ты прав. - Пораженный этой мыслью остановился Ефимов. - Черт возьми, сотрясение тебе только на пользу, но сможет ли она удержать себя в руках? Попадись он ей сейчас, она б его придушила голыми руками.

- Пусть думает, что для неё важнее. Эмоциональная разрядка или триста тысяч. Пока везете её до дома, все популярно объясните.

- Эй! Ты что это хочешь удалиться по английски? А я, значит, должен отдуваться?

- Алексей Николаевич, у меня болит голова, а к тому же я насквозь промок.

- Ладно, смотай его удочки, ведерко и что там еще... Могут пригодиться.

Злой и раздраженный тесть пришел домой через полчаса после меня. Рыкнув что-то невнятное он прошел в ванну где провел не меньше сорока пяти минут, но зато вышел совершенно другим человеком с распаренной мордой и розовым настроением.

- Кажется мне удалось уговорить нашего Светлячка не поддаваться панике.

- Надо думать. Это в её интересах. - Какой умный! - Нагло выпивая мой чай разошелся он. - Тебя бы к ней на съеденье. Пока мы ехали я думал у меня уши отсохнут. Она материлась не переставая.

- У вас бы триста тысяч пропало, вы б не такое устроили.

- У меня такой суммы никогда не было и я подозреваю, что никогда не будет. Ну ладно об этом. Что ты намерен делать в ближайшее время?

- Посетить далекий и загадочный город Иркутск, потому что причины убийства Комаровых следует искать там, в далекой Сибири, а точнее в артели "Утес". Искать Рыжего здесь бесполезно. Заватра и полечу.

- Это куда ты собрался? - Неожиданно появляясь перед нами ядовито спросила Милка. - Или мало тебя по головке стукнули? Так я тебе здесь добавлю. Не надо быдет на билеты тратиться. Чего выдумал!

- Оставь его, дочка, дело серьезное и наша семья в этой поездке заинтересована.

- В таком случае я поеду с ним.

И она на своем настояла. Прицепилась как репей к собачьему хвосту. В иркутской гостинице, куда мы поселились по приезду мне с трудом удалось от неё отделаться. Клытвенно заверив, что не позже как через трое суток она будет иметь счастьы меня лицезреть, я отбыл в артель.

Прошли почти сутки, прежде чем я добрался до поселка Зверево, где когда - то базировалась артель "Утес" ныне переименованная в "Ритм". Глухой сибирский поселок оказался довольно большим, не меньше пяти тысяч жителей. С трех сторон его подпирала дремучая вековая тайга, а слева один из притоков могучей Лены.

Обустроившись в опрятной приисковой гостинице я первым делом сходил в их фирменную баню, немного отдохнул и занялся делом. После коротких расспросов мне указали на деревянный двухэтажный дом где окопалось приисковое начальство. Не зная какой пол у них заведует вопросами кадров, я на всякий случай прикупил и коньяк и шампанское. И не ошибся, потому что кадровиков оказалось два. Коротконогий, мохнобровый начальник и молоденькая облезлая девчонка, его подчиненная.

- Уважаемые дамы и господа! - Прямо с порога торжественно заявил я. За особые заслуги заслуги перед Отечеством в развитии золотой промышленности разршите мне вручить вам памятные подарки и личные поздравления президента.

- Вы кто такой? - Сумрачно разглядывая коньяк спросил мохнобровый.

- Мирянин я. Гончаров Константин сын Иванов, по важному делу прибыл.

- Что такое? - Еще больше нахмурился кадровик и на всякий случай отставил бутылку подальше. - Какое ещё важное дело?

- Не волнуйтесь, лично вас оно не касается.

- И то ладно. - Не скрывая облегчения вздохнул он. - Люська, завари хорошего чаю. Так в чем же дело, я вас слушаю.

- С восемьдесят четвертого, по восемьдесят девятый год в вашей артели работал некий Комаров Виктор Андреевич. Я бы хотел получить о нем подробную информацию.

- А с какой стати я должен вам её давать?

- Вы что прокурор или Государственный Надзор?

- Я представитель охранного предприятия контролирующего территорию на которой он работает. Грешки за ним кое какие водятся. Так работал он у вас или нет?

- Может и работал. - Согласился золотой чиновник, но я про него не знаю, потому что сам здесь только с девяносто первого года. Да и упомнишь разве всех? В артели работает почти тысяча человек. Где уж тут всех упомнить. Я вам вот что посоветую, тут недалеко проживает бывший главбух артели, Альберт Иванович Медведев. Вот он этих бичей помнит поименно. Сходите к нему, если он ещё не воткнул рога в землю. Хороший мужик, но пьет как лошадь эскимоса.

- Как мне его найти? Расскажите подробнее.

- А вас Люська проводит. Да коньяк заберите он там пригодится.

- Это вам за наколку. Пойдем, Люська!

Альберт Иванович Медведев жил в самом центре поселка в добротном доме с двумя дочерми и толстой хорошей женой по имени Надежда. Именно она встретила и проводила меня в стилизованную под русскую избу гостинную и пообещала тот час разбудить своего Медведя. А чтобы мне было не скучно ждать, велела дочерям принести мне жбан настоящего кваса.

Медведем оказался худенький, юркий мужичок, что меня много позабавило. В атласной, полосатой пижаме и босиком он припрыгал минут через пять. Несколько минут он смотрел на меня похмельными глазами, а потом признался.

- Не знаю. Может когда и встречались, но не помню.

- Не напрягайте свою память, Альберт Иванович, все равно вы меня не вспомните по той простой причине, что мы видимся впервые. Меня зовут Константин Иванович.

- Очень приятно. Вы ко мне по какому - нибудь делу, или просто так?

- По делу, Альберт Иванович, по делу.

- А тогда почему ты квас хлебаешь? - Опираясь на какую - то свою, внутреннюю логику, строго спросил он. - Всякое дело нужно сперва спрыснуть, а потом начинать.

- Вы правы. - Вытаскивая бутылку согласился я.

- Э, нет, такую гадость не употребляем. Надюша! - Требовательно крикнул он. - У нас что, погреб обвалился? Почему пустой стол?

- Ты чего раскричался? - Просовываясь в дверь сердитая Надюша погрозила ему кулоком. - Совсем терпенья нет. Погоди, сейчас пирогов напеку, тогда и подам как пологается, а вы пока о делах потолкуйте, не на пьяную же голову разговоры разговаривать. Я скоро, вы и не заметите...

- Так в чем же суть вашего дела? - Немного расстроенный нерасторопностью жены спросил Медведев.

- Как мне сказали в отделе кадров, вы в свое время работали главным бухгалтером. Так ли это? Я не ошибаюсь?

- Был такой грех. - Вытряхивая дорогую сигарету согласился Альберт. Чуть было п по миру с ними не пошел. Крепко они меня подставили. А в чем дело?

- Пришел я к вам в надежде на вашу память. В период с восемьдесят четвертого и по восемьдесят девятый год у вас работал Виктор Комаров. Вы такого помнитете?

- Отчего же его не помнить? И не я один о нем помню. А что вы хотите?

- Узнать о нем поподробнее. - На что это вам. Прошло уже больше десяти лет. Сколько Алена воды унесла, а вы вспомнили. Зачем зачем старое ворошить?

- Затем чтоб новое было светло и прекрасно.

- Да уж, прекрасней не бывает! Ну что я вам могу сказать. Ворюга он, но только это неофициально, потому как никаких доказателств ни у кого нет. Ни у кого, кроме двух человек, но они будут молчать даже под пыткой.

- Вы можете рассказать более подробно.

- Могу, дело прошлое, мхом заросло, но сперва нам надо бы встряхнуться. Надюша, кушать хочется. Ты про нас не забыла?

- Несу, Ирод Царя Небесного. - Отазвалась Надюша занося в горницу то ли миску, то ли тазик с румянными пирожками. - Кушайте на здоровье, широко улыбнулась она мне. - Вы наверное с дороги кушать хотите. Пироги в самый раз будут.

- А кто их всухомятку есть будет? - Многозначительно спросил хозяин.

- Ой, ты прям без этого не можешь. Сейчас принесу.

- Значит вот тут какое дело. Комаров и ещё четыре мужика с восемьдесят седьмого года работали съемщиками золота. Они снимали обогащенный песок с промывочных агрегатов, несли его в лабораторию и там освобождали золото от всяких тяжелых и ненужных фракций. Процесс этот именуется доводкой. Они доводили металл до нужной пробы, а затем сдавали его инкассаторам, которые отвозили уже запечатанные банки в Иркутск. Так в спокойствии и тепле проработали они почти два года, на радость Родине множа её богатства и могущество. Однако, не все золотишко попадало в закрома нашего Союза. Не забывали съемщики и о себе. Кое что откладывали на черный день. И он пришел. Однажды начальник по режиму, майор КГБ, неожиданно нас навестивший, застал двоих из них заинтересным занятием. Один съемщик стоял раком, а другой старательно пихал ему в задницу капсулу с драгметаллом. Конечно же всех пятерых тут же взяли под белы рученьки и свезли в кутузку. Запираться мужики не стали и уже через два месяца состоялся суд, который припаял четверым из них по семь лет, а пятого освободили из зала суда. Через неполные пять лет трое осужденнызх освободились, а четвертый там и загнулся. Но сейчас речь не о том. Спрашивается, почему пятый оказался невиновен, ведь они всей бригадой работали в тесной лаборатории бок о бок и наверняка действовали сообща, по взаимному сговору и согласию. Отвечаю, потому что четверо, признавшие факт хищения в один голос заявляли, что пятый к этому преступлению не имеет никакого отношения.

- Этот пятый и был Виктором Комаровым?

- Да, это нетрудно догадаться. А теперь скажите мне, почему эти четверо так заботились о Комарове?

- Видимо для того, чтобы в дальнейшем он позаботился о них.

- А иначе и быть не может. Наверняка они оставили Комарова на воле, чтобы он сторожил ранее наворованное золото. Таким образом они хотели обеспечить себе безбедное существование после того как вернутся на свободу.

- Но их чаяниям не суждено было сбыться? Я правильно понимаю.

- Да, что - то около того. Еще мотая срок, они через переписку с огорчением узнали, что Комаров вскоре после суда уволился и отбыл в неизвестном направлении. Освободившмсь, двое съемщиков первым делом явились сюда и довольно неуклюже начали интересоваться судьбой Комарова, выспрашивая где он жил раньше и где может жить сейчас, а третий на это дело махнул рукой и завел пасеку. То ли тюрьма его так научила, то ли понял, что гоняться за тенью золотого тельца занятие бесперспективное. Вот пожалуй и все что я вам могу про него рассказать.

- Спасибо, но это не все. Вы не сказали мне фамилии его обиженных товарищей.

- А вот это уже нескромно, да и не спрашивали вы про них. А вот и Надюха пришла, нам "Кедрач" принесла. Попробуете - о магазинной дряни забудете.

- Ну и хвастун же ты, Алик. Не слушайте его. - Извинилась за мужа Надежда. - Самогон он и есть самогон. А он расхваливает!

- Не просто самогон, а восьмидесятипроцентная жидкость полгода настоенная на кедровых орешках. Нашим бы водочным заводом у меня поучиться.

Настойка и в самом деле оказалась замечательной. Это я понял уже после первой рюмки, а выпив третью, Медведев сам возобновил разговор.

- Сашка - то Кошкин, который на это дело плюнул и завел пчел, он местный, может ещё и поэтому от всего отказался. Стыдно перед нами стало. А те двое, Вадим Шевченко и Сергей Лопатин, они залетные. Один помнится из Кемерово, а другой кажется из откуда - то Беларусии. Точно не помню.

- А нельзя ли узнать их адреса?

- Можно конечно, но не сегодня же.

- А что нам мешает? - Наивно спросил я.

- Да ничего. - Озадаченно ответил Альберт. - Только ведь надо в контору идти.

- Ну и сходим, а что тут такого?

- Не сходим, а схожу. Дело это такое, что афишировать его лишний раз нельзя, а вы пока или здесь посидите, или по берегу погуляйте. Места у нас замечательные. Надолго запомнятся. Только в тайгу не забредайте, неровен час заблукаете.

- Наконец - то в этой истории стали появляться ответы. Удовлетворенно думал я сидя на каменистом берегу сибирской речки. - Теперь все встает на свои места и можно с чистой совестью исключить из этого дела Климова, Сорокина и Славика. А не рано ли? Как я тогда объясню происхождение второго молотка? Не мог же старатель проникнуть на сцену и утащить молоток. Спрашивается, на кой черт это ему нужно? Вот напасть. Десять дней ходим вокруг да около, а к сути не приблизились на сантиметр. Теперь ещё придется лететь в Кемерово, а может и в Беларусию. Нужно оно мне сто лет? Пропади оно пропадом. Еще и Милка следом увяжется. Чего ей дома не сидится? Великая путешественница!

- Ну что, нравится? - Присаживаясь на корточки спросил Медведев. Такое не может не нравиться. Я здесь родился и вырос, а красоту эту до сей поры разлюбить не могу. Чудная красота! Не пойму, и как это вы в городах живете? Суетитесь, другадрружку грызете, место получше ищите, а зачем? Просто жить надо и жизни радоваться, второй - то не будет. А вы её черт знает на что тратите. У нас здесь любой заяц счастливей вас, прыгает себе, да ушами шевелит, одна забота, как бы на обед кому не попасть.

- Вот видите, и у вас друг - друга грызут. Везде одно и тоже. Так стоит ли дергаться? Как наши дела. Вам удалось узнать?..

- Да, держите. - Протянул он мне вчетверо сложенный листок. - Там оба адреса. Я вас прошу, чтобы моя фамилия в связи с этим не упоминалась.

- За это можете не беспокоиться, а вообще, большое вам спасибо, вы мне здорово помогли, я рад был с вами познакомиться.

- Что значит был рад. Мы кажется ещё не прощаемся. Мне кажется, что "Кедрач" ещё стоит на столе. Так вперед.

- Спасибо, но я наверное поеду. - Куда это на ночь глядя, а главное на чем? Не дурите, Константин Иванович, завтра утром будет вертолет, на нем и полетите, чем на машине - то трыхать.

- А вертолет будет точно?

- А куда ж он денется? Завтра среда, значит будет. Раньше он летал к нам каждый день, но перестройка посчитала это непозволительной роскошью, и теперь он совершает полеты только два раза в неделю.

- Ладно, уговорили, но будет ли удобным мое виоричное появление?

- А почему нет? Надька только с виду ворчунья, а так - то добрая баба.

В двенадцатом часу ночи, под завязку накачанный Кедрачем я оставил гостеприимный дом и с трудом ориентируясь побрел к гостинице.

Что произошло я толком так и не понял. В пяти метрах от меня неожиданно ярко вспыхнули фары. Их свет буквально парализвал и ослепил меня. Непроизвольно я прикрылся рукой и тут же получил мощнейший удар по темени.

- Добром это не кончится, - подумал я падая мордой в асфальт. - Когда - нибудь меня долбанут так, что больше я на встану.

- В отключку что ли? - Тревожно спросил писклявый мужской голос.

- Кажись. - Неуверенно ответил ему второй, диапазоном пониже.

- А не угрохал ты его? Тогда мы хрен чего получим.

- Кажись не должно. - Проблематично отозвался злодей и за волосы приподнял мою голову. - Порядок, Семен, живой, ишь зенками лупает. Можно грузить.

- Погоди, сначала свяжем ему клешни, мало ли что...

Обмотав запястье клейкой лентой, меня словно картофельный мешок меня зашвырнули в кузов тентованного УАЗика, забрались сами и велели шоферу трогаться. Послушно взревел мотор и мы покатили навстречу моим новым неприятностям, потому как ичего хорошего такое начало не предвещало.

Асфальт кончился минут через пятнадцать и меня начало отчаянно швырять и колотить о твердый пол кузова. Понемногу откатываясь назад я вскоре приблизился к заднему борту и приготовился десантироваться. Но как всегда мне не повезло. Одному из идиотов вздумалось помочиться и сделать это он решил прямо на ходу. Наступив на меня он сразу понял мое сокровенное желание и грубо оттащил на место.

- Ленчик, ты на него ногу поставь. - Посоветовал Семен. - Тогда будешь его чувствовать и никуда он не денется.

- Да тут уж немного осталось, довезем. Не обул бы он нас, а то обещать обещает, а как до расчета дело дойдет, так от него хрен чего добьешься.

- Добъемся, а нет так заложим, ему же дороже выйдет.

- Мужики, - Решил я поделится с ними неожиданно осенившей меня идеей. - Сколько он вам за меня заплатит?

- Не твоего это ума дело. - Строго ответил Ленчик. - Лежи и сопи в две дырочкми.

- Как это не мое дело. Меня продают и не говорят за сколько.

- А какая тебе разница? - Резонно спросил Семен.

- Так может я сам за себя больше заплачу.

- Хм, это идея, Ленчик обшмонай его карманы. Сколько там у него?

Послушный Ленчик проворными руками освободил меня от бремени бумажника и передал его старшему товарищу.

- Считай сам. - Чиркая зажигалкой предложил он.

- Тут почти две тысячи, а Сашка нам только одну обещал. Отпускаем что ли?

- А что скажем? - Мучаясь сомнением спросил Ленчик.

- Скажем сбежал.

- Дурак ты, Семен. Мы сделаем по другому. Заберем плату и с того и с другого. Деньги оставь, а бумажник положи на место, там документы, вдруг они ему ещё понадобятся. Да и Сашка захочет их посмотреть. От злости я выматерился и заскрипел зубами. Это же надо иметь талант, чтобы так дешево проколоться. Глупее меня может быть только страус. Придурки, вполне довольные своим решением веселились и планировали как с большим толком потратить только что заработанные деньги. Слушать это было невыносимо. При свете, да у себя дома они бы давно писали у меня кровью, а здесь, в чужом краю рисковать я не мог. Неизвестно что за типы меня захватили. Судя потому как равнодушно, болея только за деньги, Семен спросил, а жив ли я, от них можно ожидать всего. Скрутят голову и бросят в тайге волкам на съедение, а безутешная Милка будет напрасно ждать денно и нощно проливая горькие слезы.

- Далеко еще? - Отгоняя свои безрадостные думы спросил я.

- Считай уже приехали. - Делово ответил Семен.

Подпрыгнув ещё десяток раз машина остановилась. Велев Ленчику караулить Семен выпрыгнул из машины и бодро сообщил.

- Все в порядке, Сашок, привезли твоего таракана. Давай бабки.

- Кто ж ночью бабки дает, совсем тупой, завтра к обеду приходите.

- Нет, так дело не пойдет, или сейчас же отдаешь деньги или мы его увозим.

- Да ты что, парень, не веришь мне что ли? Сказал, отдам завтра.

- Михалыч, заводи, поехали. - Не веря в порядочность своего заказчика решительно распорядился Семен. - Знаем мы твои завтра.

- Ну ладно, держи. - Нехотя согласился Сашок и видимо передал деньги. - Таракана привяжите в сарае, я им по утрянке займусь, а документы заберите и принесите мне. надо глянуть на его прописку. Откуда он к нам прилетел.

- Как скажешь, шеф, в сарай так в сарай, нам без разницы, повеселевшим голосом оветил Семен и помчался выполнять приказание.

Довольно грубо меня сдернули с кузова, вновь забрали бумажник и за ноги потащили по влажной траве. Метров через двадцать они остановились, припутали мои ноги к рукам и открыв скрипучую дверь завырнули мое ракообразное тело во внутрь вонючего сарая с осклизлым полом, поверх которого было брошено немного травы.

- Отдыхай, мужик. - закрывая дверь веселился Семен. - Время у тебя мало.

- Только до утра, а летом ночь короткая. - Живо согласился с ним Ленчик и парочка подалась с толком расходовать мои деньги.

Стараясь попусту не тратить свои нервы я начал спокойно и хладнокровно вычислять куда меня привезли и кому мог понадобится в этих краях господин Гончаров.

То что меня затащили в глухую тайгу не вызывало ни малейшего сомнения. Свернув с асфальта мы полчаса тряслись по кочкам, а значит затащили меня доволно глубоко, не меньше как на пять километров, а значит бежать отсюда чистой воды безумие. Я заблужусь в этих дебрях через десять минут. Ориентироваться по солнцу тоже бессмысленно, потому как я не знаю в какой части света остался прииск. Значит мне остается только одно - сдаться на милость захватчика и уповать на его милосердие. Но кто он? Кому я оказался нужен там, где меня никто не знает и с этим прииском меня ничего не связывает. Ничего, кроме дела Комарова, - сам собой пришел ответ и от этого стало немного легче. Дальше пошло проще. О цели моего приезда здесь знали только трое. Медведев, мохнобровый кадровики его подручная Люська. Через кого то из них поступила информация обо мне и её живо подхватил хозяин сарая, Сашок. А теперь надо быть идиотом, чтобы его не сопоставить с одним из осужденных съемщиков, пасечником Сашкой Кошкиным. Но зачем я ему понадобился, если он махнул на прошлое рукой и не пожелал заниматься поисками утраченного богатства? Дурак ты, Гончаров, это он искать не пожелал, а если информация сама приехала в поселок, как тут удержаться?

Неожиданно прямо над ухом, словно проникаясь моими мыслями, кто - то горестно и тяжело вздохнул. Испугавшись спервоначала, я рассмеялся когда шершавый коровий язык начал обрабатывать мою физиономию, старательно слизывая соль. Общество коровы принесло некоторое облегчение. Подкатившись под её теплый бок я кое как пригрелся и впал в полуобморочное состояние похожее на сон.

Затемно, с первым петухом, проснулся Кошкин. Наверное он жил один, потому что звеня ведром явился самолично доить корову.

- А, проснулся что ли? - Отодвигая меня по жидкому навозу вглубь сарая спросил он. - Ну и как тебе спалось на новом месте?

- Слушай, Кошки, если не хочешь неприятностей, то немедленно отези меня в поселок. Пока я прошу тебя по хорошему.

- Во! Даже фамилию мою знаешь. Козлы, все растрепали.

- Никто ничего не трепал, я сам тебя вычислил, так что пока не поздно извинись и развяжи руки. Учти я приехал не один и рано или поздно на тебя выйдут и тогда ты по новой пойдешь топтать зону.

- Ты даже такие подробности знаешь?

- Я все знаю, отпусти если не желаешь получить новый срок.

- Чем напугал. Нам не привыкать. - Усмехнулся он и подпалив свечку похлопал белую корову по морде. - Ну что моя маленькая, дождалась. Снежинка, сечас я тебя...

- Послушай, кретин, Говорю тебе совершенно серьезно, мои мужики будут в поселке уже сегодня вечером и они сразу же вычислят тебя через твоих недоносков Ленчика и Семена, а дальше дело техники. Тебя будут бить долго и больно.

- Не будут. - Спокойно заверил он меня.

- Еще как будут, мои парни бывшие десантники.

- Не будут меня бить потому что не найдут. Семен с Ленькой по утрянке отвалят в город пропивать бабки, а кроме них про тебя никто ничего не скажет. Снежинка, моя маленькая. - Курлыкал он корове присаживаясь на скамейку перед её выменем.

- Послушай, что тебе от меня надо?

- Сейчас, сначала корову подою, а потом мы с тобой поговорим по серьезу. Если ты будешь умным, то останешься живым. - Обнадежил он и деловито взялся за титьки.

Я понимал, что его слова не более как пустая угроза, но все равно стало неуютно и на душе появился неприятный осадок. В ведро резко и звонко била упругая струйка молока, а я в очередной раз задавал себе вопрос, - в кого я уродился таким идиотом. Почему не позволил Милке сопровождать меня сюда.

Закончив дойку он унес ведра и вскоре вернулся с ножом, плетью и веревкой, что мое настроение совсем не улучшило. Перекинув её конец через конек крыши он на секунду задумался и усевшись на скамейку спросил.

- Ну что? Так будем рассказывать или с применением запрещенных приемов?

- Конечно так. Зачем же приемы? Что тебя интересует.

- Где рыжье? - Напористо и зло спросил Кошкин. - Быстро отвечай, где рыжье.

- Какое рыжье, что такое рыжье? - Наивно спросил я. - Объясни пожалйста.

- Рыжье это золото. - Теряя терпение взвизгнул он. - Где оно?

- Опять не понимаю о чем ты спрашиваешь.

- Сейчас поймешь. - Усмехнулся он и плетка обожгла мне щеку. - Ну как?

- Достаточно, какое золото тебя интересует?

- То самое которое крысанул Витька Комаров.

- Первый раз про такого слышу. - Враз онемевшими губами ответил я.

- Сейчас вспомнишь, - пообещал он и слово сдержал. На этот раз хлыст рассек мне лоб и теплая кровь тут же залила глаза. - Ну что, вспомнил?

- Вспомнил, перевяжи голову, потом скажу. - Отплевываясь от крови попросил я.

- Еще чего? И так хорошо. - Закудахтал мерзавец, но просьбу мою выполнил. Плеснув самогон на тряпку которой только сто вытерал коровье вымя он небрежно намотал её на меня. - Порядок. Говори, я слушаю.

- Я не знаю где золото Климова.

- Сейчас узнаешь. - Ловко, в мгновение ока, он набросил мне на руки веревочняй аркан и освободив ноги резко дернул меня наверх. Дикая боль в запястья заставила меня вскрикнуть и Кошкин расценил это как добрый знак, как верный путь по которому он идет. - Заквакал, сучонок, сейчас ты у меня не так заквакаешь! Говори где золото, или ты у меня будешь висеть пока не высохнешь.

- Дурак ты, Сашок, как был так и остался. - Через силу засмеялся я. Если бы я знал где золото, то какого бы черта ехал сюда?

- Ты мне тут вола не крути, мент поганый! Где Комаров?!

- Его убили. - Выбросил я поледий хилый козырь, который тут же вернулся назад.

- Значит не хочешь по хорошему? Где золото ты не знаешь, Комарова убили, а сам ты ничего не знаешь! Врешь ты все, сучара! Мент дешевый. Ты что, думаешь я не понимаю? Витьку вы захомутали и в ментовке он раскололся, но только золотишко вам не сдал, меня сдал. Жаден потому что. Шепнул мое имя, дескать ищите у Сашки Кошкина, сволота поганая! А золота у меня нет. Понял ты, козел на привязи. Нет и никогда не было. - Вдруг истерично завопил он. - Соврал он вам, все у него хранилось. - Зря ты сюда приехал, на свою голову приключений искать.

- Богатая у тебя, Кошкин, фантазия, ничего не скажешь, но только на этот раз ты ошибся. Говорил я тебе чистую правду.

- Чистую правду ты расскажешь сегодня вечером, когда вдоволь повисишь в душном вонючем коровнике. До встречи, мент занюханный. Пойдем, Снежинка.

Накинув на коровьи рога петлю он вывел её из сарая, тем самым лишая меня даже такого, пусть бессловесного, но общества. Подвесил он меня грамотно и со знанием дела, так что натянутый в струнку я носками едва касался пола. Долго в таком положения я находиться не мог, уже сейчас страшно болели суставы, а что будет через пару часов, можно было только догадываться.

Настоящие мучения начались через полчаса когда выглянуло солнце. Жирные зеленые и синие мухи привлеченные навозом и кровью яростно атаковали мое бренное тело нагло и назойливо норовя проникнуть под тюрбан повязки. Часом позже их сменили свирепые осы и теперь даже дергаться стало опасно. Мне ужасно захотелось домой или в крайнем случае в иркутскую гостиницу к Милке под бок. Прошло только двое суток, азначит волноваться она начнет только завтра утро. Еще сутки чтобы добратся сюда. Скверно! Помощи от неё ожидать можно только завтра к вечеру, а за это время Кошкин может содрать с меня шкуру. Совершеннейший идиот. И чего он так взбеленился когда вопрос коснулся золота? И почему в свое время отказался от участия в розысках Комарова? Махнул рукой?... Еще один вопрос. Но сейчас не до того. Что - то нужно предпринимать, нельзя же висеть покорным куском сырого мяса. А что тут можно предпринять когда задранные кверху руки уже ничего не чувствуют. Полный сикамбр! Скоро он явится и снова начнет меня пытать. Что бы ему такого сказать, чтоб он от меня отстал? Ему ведь что не говори, все равно не поверит. Удивительная сволочь, его дружок Рыжий, по сравнению с ним вел себя как настоящий джентельмен. Может быть наплести ему историю в отношении него. Это будет неожиданно и элемент такой внезапности может сработать. Вадим Шевченко и Сергей Лопатин, жаль что не спросил у Медведева какой из них рыжий. Ладно, попробуем обоих. Попробуем, как говорят взять на его на понт.

Кошкин навестил меня в полдень, когда нещадное солнце разогрело ветхую крышу коровника до температуры близкой к точки кипения. От боли и духоты я пребывал в полубессознательном состоянии. Соленый пот давно разъел рану и весь лоб горел адским пламенем. Зловонные выделения разогретого жарой навоза не давали никакой возможности открыть глаза, а шершавый язык рашпилем скреб пересохшее небо.

- Подыхаешь что ли? - Тускло спросил Кошкин и поставил в метре от меня полное ведро воды. Она была ледяная. По оцинкованному боку ведра стекали струйки конденсата. - Пить наверное хочешь?

- Хочу...Дай напиться...

- Сначала заслужи. Расскажи мне все как есть, а потом уж напьешся вволю. Вода у меня замечательная, родниковая. Пьешь и пить хочется.

- Ты, козел хромоногий, - с трудом ворочая языком пошел я в атаку, не хотел я тебе говорить, но ты меня вынудил. Скоро тебе будет труба. За мной по пятам идут

Вадим и Серега Лопата, они...

- Почему это идем? Мы уже пришли. - В резко открывшемся проеме стоял мощный детина и цвет его волос несомненно был рыжим. По тому как съежился Кошкин я понял, что пришло мое избавление. - Что это тут у вас происходит?

- Мать не видать, да это ж Серега! - Изображая самую неподдельную радость и щенячий восторг, Кошкин полез обниматься. - Как ты меня нашел?

- Я вас сук из под земли достану. - Грубо оттолкнул его Рыжий. - Я спрашиваю что у вас здесь происходит? Почему ты над ним издеваешься?

- Виноват я, Лопата, - запинаясь залепетал Сашок, - но я не знал, что он от тебя.

- Я тоже этого не знал. - Криво усмехнулся Лопатин. - Отвяжи его и вынеси на улицу. Здесь, в такой вони и мертвый не выдержит. Да не вздумай сбежать, Кошара!

Торопливо и подобострастно он кинулся выполнять поручение. Едва только веревка ослабла - я как подкошенный рухнул к его ногам. Ухватив поперек туловища, Кошкин вытащил меня из сарая и бережно уложил под разлапистой пихтой.

- Чего ты от него добивался? - Притянув Кошкина за волосы зло спросил Рыжий.

- Я думал... Эта... что он знает где наше рыжье.

- А ты не знаешь? - Оскалив желтые прокуренные зубы Рыжий вытащил нож. - Я тебя спрашиваю, шкура шакалья!

- Что ты, что ты, Серега. - скороговоркой затарахтел Сашек. - Откуда, откуда мне про это знать?.. Я не имею понятия...Ты же сам знаешь...

- Я - то знаю, падла...Знаю как ты жену Витькину завалил...Все знаю...

- Что ты...Сережа...Да как же можно...

- Закрой помойку. Где песок?

- Ну откуда же мне про то ведать? Не надо, Сережа.

- Сейчас я тебя кончу. - Спокойно и страшно объявил Рыжий и приставил нож точно к сердцу. - Пусть оно никому не достанется, зато буду знать что одним крысятником стало меньше. Ну!

- А-а-а! Подожди, не надо. - Понимая, что сейчас стальной клинок оборвет его жизнь по зверинному взвыл Кошкин. - Отдам, я все отдам, только не убивай, Серега.

- Вот это другое дело. - Так же невозмутимо Лопатин убрал нож в носок под штанину и подмигнул мне. - Понял где надо было искать. А мы с тобой у них по квартире шарились. А я сразу подумал, что этот козел меня опередил.

- Послушай, Серега, - немного оправившись от пережитого шока вновь заскулил Кошкин. - Я никого не опережал, я вообще отсюда уже год не выезжал.

- Правда что ли? - Наигранно удивляясь Рыжий нехорошо приближался к Сашку. - Ну тогда, братан, извини... - Короткой и резкой подсечкой он выбил из под него ноги, наступил на лицо и повернувшись ко мне спросил.

- Ты хочешь его замочить? Отомстить за то что он с тобой вытворял?

- Нет, не стоит. - Поспешно отказался я от такого почетного поручения.

- Ну тогда я сам.

- Не надо, Сергей, я же сказал, сейчас все принесу.

- Пойдем вместе. Я тебя, суку, насквозь вижу. Вижу как глазенками подстреливаешь. Учти, если вздумаешь со мной играть, то заранее копай могилку. Поднимайся.

Они зашли в дом, а я попробовал приподняться. Однако ватные, чужие руки, сделать это не позволяли. Даже ползти я не мог. Проклиная себя за слабость я кое как принял сидячее положение и привалился к пихтовому стволу.

Открывая лбом дверь из избы вылетел Кошкин и упал в пяти метрах от меня. Чуть погодя показался хохочущий Лопатин. С банкой в руках он подошел к лежащему ничком Сашку и начал глухо и методично огуливать его ногою под ребра.

- Не надо, - прохрипел я, - убьешь ведь.

- А ты заткнись, а то и тебе достанется. Его вообще убить надо.

- Остановись, он тут не причем. Не брал он вашего золота.

- А это что же? - Подкидывая тяжелую банку скривился Лопатин. - Вот он этот песочек, за который я пять годков как одну минуту хозяину подарил.

- Нет, это не тот песок, Кошкин вашего золота не брал.

- Не брал я, говорю же не брал и Витькину жену не убивал. - размазывая по морде кровавые сопли и траву заревел Сашок. - То наверное Шевченко был, а ты все на меня скидываешь, а я не виноват. Чуть совсем не убил.

- Еще не вечер, у тебя ещё все впереди. - Мрачно сострил Рыжий и с новой силой заехал ему в бок. - Значит говоришь Шевченко был? На тебе за Шевченко, получи от Вадика пламенный привет с того света, и ещё раз привет.

- Не бей, - взмолился Кошкин. - Я все отдал...За что?

- А чтоб не врал, падаль дешовая. - Белея сверепел Рыжий. - Вадик уже год как от туберкулеза помер, а ты все его склоняешь.

- Не знал я этого. Правда не знал.

- Так узнай! Откуда у тебя этот металл?

- Какая разница. - Немного воспрянув духом ответил пасечнмк. Главное, что он совсем не тот, отдай обратно.

- Обратно покойников носят и тебя понесут если будешь ещё вякать. Считай, что его у тебя не было. А ты, как тебя, Гончаров, что ли? Откуда ты мог это знать?

- Во - первых он действительно никуда отсюда не отлучался...

- Откуда тебе это известно?

- Ты посмотри на его рожу, он уже недели две не брился, а в городе с таким рылом появляться опасно, можно сразу же привлечь внимание. А потом он даже не знал где, в каком городе живет Комаров. Ему для этого потребовалось посмотреть мою прописку, сопоставить её с теми вопросами, что я задавал в отделе кадров и только тогда он вычислил город где жил Комаров. После этого он почему - то решил, что я знаю где находится ваш телец и устроил мне форменную дыбу.

- Кошара, это правда? Так оно было?

- Так. - С готовностью согласился пасечник, - а ещё я подумал, что менты загребли Витька и он показал на меня, а это чмырь прикатил меня трясти.

- Похоже что вы не врете. Только откуда появилась эта банка с золотым песком, Кошара, только не говори мне, что ты скупал его у старателей. Тебя, паскуду, туда за версту не подпустят и дела с тобой никто иметь не желает. Колись или мне все таки придется тебя пощекотать.

- Ты получил свое и оставь меня в покое. - Неожиданно твердо ответил пасечник и поднявшись с земли взошел на крыльцо. - Все, уходите отсюда.

- Что, плесень, ты ещё и покрикивать на меня будешь? Да я...

- Буду, Лопата, буду, козел! - Торжествующе наставляя на нас пару стволов захихикал Кошкин. - Козел, давай сюда банку или твои кишки я сейчас развешу по елкам.

- Проиграл, значит я, ничего не поделаешь. Держи Санек. - Протягивая банку огорченно признался Рыжий и сделал шаг навстречу. - Держи, дорогой.

- Стоять, не двигаться. Положи банку на место и без резких движений уходите в тайгу. Если что - то не так, я сразу стреляю.

- Неужели ты выстрелишь в меня? Одну зону топтали, одну баланду ели...

- Засохни, ты же поставил меня на нож, а теперь я тебя. Положи банку, Лопата, не доводи дело до греха.

- Да, ты прав. - Согласился Рыжий и осторожно опустил свою добычу. - Я ухожу, но напоследок все таки скажи, где ты взял металл?

- У вас, дураков! - Счастливо захихикал Кошкин. - Вы то все в общий котел складывали, а я оттуда потихоньку тянул, вот оно за два года и собралось, почти полтора килограмма. А теперь убирайся и чтоб ноги твоей здесь больше не было.

- Я так и думал, - Устало сказал Лопатин и не спеша двинулся на пасечника.

- Стой! - Завопил он. - Стой, кому говорят. Я стреляю.

- Стреляй, только не забудь вставить патроны, они там, в сенцах, я их под лавку зашвырнул, ну да наверное теперь уже не успеешь.

- А - а - а! - Завопил пасечник и дернул курки. С холостым щелчком бойки ударили в никуда. - Не нада, Сережа, я не хотел!!! - Это были последние слова которые мы от него слышали. Выдернув двустволку, Лопатин заехал ему в ухо прикладом, а потом в приступе ярости, в дребезги разбил ружье о лежащий возле крыльца валун. Дальше в ход пошли кулаки.

Пока продолжалось избиение, я чтобы как - то отвлечься, тщетно пытался разработать свои члены. Ноги сгибались нормально, что же касается рук, то тут дело обстояло хуже. Хоть ты лопни, но двигаться они не хотели.

- Надо в бане попарить. - Закончив свою работу подошел ко мне Рыжий. Веником отхлестать, тогда должны отойти.

- Какая ещё к черту баня? Дергать отсюда надо.

- А мы и дернем, только сперва в бане попаримся. Ты иди в избу, а я пока затоплю. Сейчас жарко, через полчаса прогреется. Попаримся и пойдем. Дорога паршивая с такими руками ты далеко не уйдешь. Гляди, они что плети болтаются.

- Иди сам, а я пережду.

- Нет, так не пойдет, я тебя одного не брошу, мы с тобой вроде братьев стали.

- Брянский волк тебе брат. - Подумал я и спросил. - сильно ты его отделал?

- Жить будет, но с недельку проваляется. Я его по мышцам стучал. Завтра к утру у него ноги как тумбы будут. Иди посмотри, я его под печкой бросил.

Связанный Кошкин лежал на спине и тихо постанывал. Рыжий врал, кроме того, что он разбил его ухо прикладом, но ещё приложился к скуле и зубам. От этого левый глаз пасечника уже сейчас был плотно прикрыт распухшей подушкой щеки. Что же касается носа, то тут вообще говорить не приходилось и надеяться на то что Кошкина когда - нибудь пригласят в Голливуд было бы, в высшей степени, безнравственно.

Баня была готова, как и обещал Рыжий, через полчаса. Затащив меня на полок, и охаживая меня веником, Лопатин разговорился.

- А пацан - то комаровский объявился?

- Нет, по крайней мере когда я улетал его ещё не было.

- Сдается мне, что уже и не будет.

- Почему ты так думаешь?

- А как иначе? Если Кошкин к этой истории не имеет отношения, кто - то же убил Нинку Комарову, а кто? Наверное кто - то из ваших. Убил Нинку, убьет и пацана. Он наверное что - то знал, потому и пропал.

- Может быть.

- Зря я не появился там неделей раньше. Ничего бы такого не было.

- Конечно, ты бы просто легонько пожурил Комарова и тут же все простил.

- Ну Комарова - то я бы не простил и простой чисткой рожи он бы у меня не отделался. Гроб по нему был заказан давно. А вот его жену я бы и пальцем не тронул. Баба - то здесь не причем, да и пацан к нашему делу не имеет никакого отношения. Золото бы конечно я у них отодрал, но Нинка с сыном остались бы живы.

- Возможно, хоть я и сомневаюсь, что ты бы ограничился легкой поркой, все - таки нагрели они вас семейно и нагрели капитально. Сколько там у вас было?

- Мы точно не знали, таскали - то маленькими партиями, но наверное килограмма три должно было набраться. Этой неучтенностью и воспользовался Кошкин, наверное он ходил следом и потихоньку отсыпал и перепрятывал, а когда откинулся, то спокойно все собрал. Он мне с самого начала не глянулся. Так оно и получилось.

- Сергей, продавать я тебя не собираюсь, - С удоволетворением замечая как в руках появляется приятное покалывание предупредия я, - расскажи мне как у вас все началось. Кто был инициатором? Как говорится, не для протокола, а исключительно ради любопытства. Наверное мы с тобой видимся последний раз, так что боятся тебе меня не приходится.

- А хоть бы и не в последний. Вряд ли ты на эту тему будешь трещать, хотя бы потому, что я не дал тебе подохнуть. Если ты мужик, конечно...

А про то время, что тут рассказывать. Ну захотелось мне денег заработать, чтоб тачку купить, а в городе разве заработаешь? Да тем более у нас в Минске. А тут через знакомого мужика узнаю, что требуются в артель "Утес" шофера белазисты. Ну на БЕЛазе - то я никогда не ездил и удостоверения такого не имел, однако простые права были, я и подумал, а чем черт не шутит, дай попробую. Наскребли мы с бабой на дорогу копеек и отправился я сюда. Ну а эдесь, конечно мне сразу от ворот поворот. Таких как я, простых шоферов, десятка два собралось, а разнорабочие вообще не нужны. Только специалистов берут, а к тому времени уже и спецов подальше посылали. Штат укомплектован и ничего тут не поделаешь. Надо не солоно хлебавши возвращаться домой. Стыдоба. Деньги у меня за эти пять дней поубавились, да так, что на обратный билет уже не хватало.

Ты руки - то поочередно, то в холодную, то в горячую воду куняй. Дай ка я тебе их как следует разотру. Хилый ты мужик.

Дал я бабе телеграмму, чтоб рублей пятьдесят прислала, а как иначе? Сижу и жду когда перевод придет. Ночую тут у бабки одной, а утром по прииску болтаюсь. На меня уже стал обращать внимание зам по сохранности. Убирайся, говорит, с терртории к чертовой матери, нельзя здесь посторонним разгуливать. Это сейчас тут посвободней стало, а раньше порядок был железный. Ну я рассказал ему как и что, документы показал, а он как уведел из какой я деревушки родом так и на ж... сел. Оказывается мы с ним какие то дальние родственники и даже фамилия у нас одна и та же; Лопатины. Вот ведь как бывает. Затащил он меня к себе домой и целую ночь мы с ним прокалякали, а наутро он мне сказал, чтоб не дергался, что он все устроит. Отослал он мои документы на проверку, а уже через месяц я начал работать пятым съемщиком.

- То есть к твоему приходу там уже работали Кошкин, Шевченко, Комаров и ...

- И Кравчук, он самый слабый был и в зоне помер.

Они с первых же минут отнеслись ко мне враждебно, я долго не понимал почему. Вроде выполнял свою работу исправно, делал все что они мне велят, а все равно ко мне отношение как к чужаку. Это было ещё и потому непонятно, что сами они начали работать вместе только три месяца назад. А вскоре я понял причину их враждебности, увидел своими глазами и хотел тут же бежать к своему земляку. У нас был тогда строгий режим, перед тем как войти в лабораторию мы раздевались до трусов, и проходили через оранника, а уже в лаборатории, в маленькой бытовке, где мы обедали, мы одевались в спецодежду. Однажды у меня поднялась температура и я с утра не мог подняться с койки. Вадим, он был у нас за старшего, сказал, чтоб я не волновался, а спокойно отлеживался, что они справятся и без меня. Однако к обеду, температура спала, я почувствовал себя хорошо и собравшись пошел на работу.

Неожиданно войдя в бытовку я застал Кошкина и Шевченко за странным занятием. Сидя за столом они вставляли презервативы один в другой.

- Что один уже не выдерживает, - пошутил я, но они вместо того чтобы рассмеяться побледнели и растерялись, а стоящий рядом Комаров, отвернулся и начал суетливо что - то прятать в тапочек.

- Вы чего всполошились? - Недоуменно спросил я и легонько шлепнул Комарова по спине. - Ни хрена себе!... - Только и мог сказать я когда из его кулака посыпался золотой песок. - Ну вы даете... - Сразу все понимая остолбенел я. - Это что же?...

- Это то, что ты видишь. - Поднимаясь из - за стола и подходя ко мне вплотную, жестко ответил Шевченко. - Не хрен тебе было соваться в нашу бригаду. Русским языком тебе говорили. А теперь решай, или ты с нами, или уже сегодня ночью, с тесаком под мышкой ты поплывешь вниз по реке.

- Ну это мы ещё посмотрим, кто из нас и когда поплывет. - Ответил я понимая, что в стенах лаборатории они сделать со мной ничего не могут. Скорее всего поплывете вы. Прямо отсюда и прямо в ментовку, Так что времени чтобы вставить мне в спину нож у вас просто не будет.

- За нас это сделают другие, - криво оскалился Комаров, - ты что же думаешь, мы одни? Нет, Лопата, ошибаешься, нас тут целая банда. Все кушать хотят и твои детки тоже, только кормильца своего им больше не видать.

Тогда я не знал, что они блефуют, на понт берут, не знал, что кроме них самих никакой банды не существует. В общем мне не оставалось ничего другого как согласиться воровать вместе с ними.

И началось мое двухгодичное путешествие по лезвию ножа. Угрызения совести, попеременно сменявшиеся то страхом, то азартом, постепенно притупились и если первое время я не мог смотреть своему земляку кэгэбэшнику в глаза, то уже осенью я нагло пил с ним коньяк втайне посмеиваясь над его глупостью.

Каждый день мы отстегивали от уже очищенного песка небольшую порцию, тарили её в презервативы и по очереди выносили в прямой кишке за пределы лаборатории. А к вечеру взяв ружье или удочку один из нас уходил в тайгу чтобы положить контейнер в один из тайников. Всего их у нас было порядка десяти, это на тот случай если кто - то случайный на него наткнеться.

- И каждый из вас знал о месторасположении этих тайников?

- Да, и мы поклялись, что никто из нас никого не обманет, не опрокинет. Кто же мог знать, что уже тогда, Кошкин решил жрать из двух тарелок. А про Комарова я вообще не говорю, его не то что убить, его надо было четвертовать.

Нет, ты представь, Гончаров! Четверо мужиков получили по семерику, а Вадик и весь червонец! Мы все подняли на себя! Этот Артист вышел чистый как из под душа. Мы сами его очистили и сказали, - Живи, Витек, радуйся жизни и спокойно сторожи наш обшак. Чтоб когда откинемся нам было чего кушать. Дождись нас, Витек, в Иркутском театре. Спокойно живи и работай, а твой срок мы поделим на четверых. Мы с ним так договорились! Он сволота. Ему же никто не запрещал тратить свою долю! Я откинулся первым. И что? В Иркутск он и носа не казал. Начал я колесить по стране. От этих театров у меня в глазах рябит. Добрался до Азии и наконец в Душанбе, напал на след, но только на след. Они оттуда уже год как уехали. Прослышали про амнистию и сачканули. Если раньше я ещё соvневался, думал, что - то случилось, то теперь понял, они просто от меня скрываются. Освободился Кошкин, а за ним и Вадик. Вадик вернулся калекой, а Кошкин от своею доли отказался, теперь то я понимаю почему. Но факт. Я остался один. Четыре года я занимаюсь только тем что рыскаю по стране. Девять месяцев я вкалываю, коплю деньги и пишу в театры письма, а оставшиеся три, летом еэжу из театра в театр успевая увидеть только кончик их хвоста. Наверное им о моих запросах сообщают в отделе кадров, куда я их направляю. Наверное я бы в конце концов на них плюнул и бросил это бесполезное занятие, но за за месяц до смерти я пообещал Шевченко, что отомщу Комарову за все наши горести и лишения, за все то, что нам пришлось пережить в зоне в то время как он, паскуда, поплевывая гулял на свободе.

Ты как? Немного отпустило? Все будет нормально. Завтра и думать забудешь.

Вот так я и окозался в вашем городе. И что же? Опять прокол, да какой! Несчастный случай! Сначала я подумал, что сам бог воздал ему по заслугаи, но потом работяги, которых я как следует напоил мне кое что рассказали...

- А что они тебе рассказали?

- Ну о том, что такой несчастный случай может быть только в сказках, а тут ещё Нинку его грохнули. Наверное она догадывалась, кто кончил её Витька, вот её и убрали. Чтоб не было лишних проблем. Я тогда и подумал, что все это неспроста и скорее всего связано с моим делом.

- Почему ты так подумал? - С удовольствием сжимая кисти в кулак спросил я.

- А кому кроме нас могут понадобиться нищие артисты? Что с них взять то? Другое дело мы. Уж мы - то знали что с них взять. Ну и вот, когда я понял, что Витька, как и Нинка уже никогда и ничего мне не отдадут, то решил сам посмотреть их берлогу, а заодно и потолковать с их сынком. Там мы с тобой встретились в первый раз и ты подтвердил мои подозрения насчет Кошкина.

- Но я так говорил с твоих же слов. Вспомни что ты сказал в театре охраннику? Ты сказал: - Значит опередил, козел. Вот за это я и зацепился. О ком ты мог так выразиться? Только о своем знакомом. - Направлясь в предбанник пояснил я.

На том наш разговор и окончился. Затушив котел, посвежевшие и бодрые мы вышли из бани и перед тем как отправиться в путь, решили запастись продуктами, а я кроме того, забрать у Кошкина свои документы.

- Эге! Ну змееныш! - Заходя в избу первым воскликнул Лопатин. - Уполз, подлюга. Живучая тварь! Теперь от него всего можно ожидать. Просто так он с золотишком не растанется. Еще хорошо, что я его ружьишко расхреначил, но все равно оставаться здесь опасно. Ищи свои документы, надо уходить. Чего ты их сразу не забрал?

- Если в голове плохо с мозгами, то это надолго. Я ж ничего толком не соображал, - перетряхивая кошкинское барахло оправдывался я.

- Ну вот, а теперь без ксивы остался. С собой наверное упер, сученок.

- Похоже что упер. - Согласился я после десятиминутных, бесплодных поисков.

- Ладно, далеко он в таком состоянии уйти не мог, попробуем его нагнать.

- Как ты его нагонишь, да ещё в тайге! Он - то здесь хозин, а мы люди пришлые.Уныло возразил я. - Не найти нам его.

- Еще как найдем, ты посмотри, за ним же кровавая полоса тянется. Отличный маячок я ему оформил. Пойдем.

След и в самом деле оставался красноречивый. На травянистой зелени он виден был отчетливо. Быстро по нему передвигаясь мы вскоре вышли на речной берег, чтобы на прощанье помахать Кошкину рукой. Сидя в уплывающей на закат лодочке он крикнул нам непристойность и сделал неприличный жест.

- Ушел падлюга! - В бессильной злобе сплюнул Лопатин. - Не иначе что то задумал.

- Куда уж ему! Я вообще удивляюсь, как он дополз?

- Живучий как кошка, недаром и фамилия такая. Пойдем ка отсюда поскорее. Не нравится мне все это. Раненный шакал опасней здорового льва.

- Куда направимся? В поселок?

- Ни в коем случае. Попробуем выйти на дорогу в город. Это около пяти верст.

Весь остаток вечера, до наступления полной темноты, которая нас накрыла неожиданно и сразу, мы топали едва заметной тропинкой, а иногда и продирались через никем не тронутые таежные заросли. В конце концов, когда не стало видно соственного носа, выйдя на рохотную прогалину, Лопатин объявил привал.

- Все, еш твою клеш, дальше не пойдем, можно заблудиться.

- Если уже не заблудились. - Расягиваясь на теплой ещё траве заметил я.

- Не должны. Я до последней минуты следил за солнцем. Надо хворосту как - то набрать, да костер запалить. Все веселее будет.

- А как его в такой темноте найдешь?

- Каком к верху. Ладно сиди уж, болезный, сам управлюсь.

Вскоре веселые и злые языки пламени выхватили из кромешной темноты рыжую образину Лопатина, его драгоценную банку и сплошную стену тайги вокруг.

- Ну, что нам Кошкин положил в дорогу? - Роясь в прозрачном пакете спросил он сам себя. - Так; картошка, сало, хлеб и десяток яиц, четыре из которых расколоты. Все это хорошо, это пойдет, но зачем я прихватил целую банку меда? Да ещё двухлетровую. На кой черт он нам сдался? Выкинуть что ли?

- Положи пригодится. - Рачительно остановил я его. - Еще неизвестно куда мы идем может быть на Север, а до моря Лаптевых мы её уговорим.

- Типун тебе на язык. - Отставляя мед захрюкал он. - Картошка и яйца сырые. Будем печь или живьем захаваем?

- Яйца можно и так, но сырую картошку жрать не буду. - Наотрез отказался я.

- Я тоже, поэтому мы кинем её в золу костра и к утру она будет готова.

Выпив яйца мыперешли к салу. Теплое ираскисшее она скользило между пальцев щедро оставляя жир на носу и губах. В другое время от такого лакомства я отказался бы не задумываясь, но сейчас оно показалось мне удивительно вкусным и запашистым. Лопатин видимо тоже был голоден. Старательно вгрызаясь в студенистую, хрустящую массу он сосредоточенно смотрел на огонь.

- А все таки кто пришил Комаровых? - Задумчиво спросил он отправляя в рот последний кусок. - Если не Кошкин, значит кто - то из ваших. Ты знаешь кто?

- Если бы знал, то не сидел бы сейчас здесь, а раскручивал это дело у себя дома. - Вытирая руки о траву ответил я. - Не знаю я этого.

- Но как же. Помнится там, в доме Комаровых ты мне говорил, что есть множество версий. Я это хорошо помню. Выкладывай, чего уж тут...

- А тебе - то какая разница? Ты свое получил. Кошкина наказал, песок у него конфисковал. До конца жизни хватит, ещё и детям останется. Что же тебе ещё нужно?

- Ясности.

- Врешь ты все, Лопатин, заронилась у тебя нечистивая мыслишка, - а почему кто - то неизвестный будет проедать капитал, за который я тюрягой заплатил сполна? Мыслишка эта, пока ещё слабая и особенно не допекает, но ты себя хорошо знаешь, знаешь что пройдет какое - то время и спасу от неё не будет. Она, полностью овладев тобою изгложет сердце и помутит разум. И ничего другого тебе не останется, как вновь заняться поисками утраченного тельца. Остановись, Лопатин. Жизнь прекрасна, даже в наше паскудное и скотское время.

- Посмотрел бы ты, философ хренов, на ту распрекрасную жизнь на зоне. Да ладно, Чего там говорить... Скажи лучше, зачем ты шмонал у Комаровского соседа? Я все слышал. Не спроста, однако. Наверное ты его подозреваешь?

- И его подозреваю и ещё одного веселого мужика. Что из того?

- А вот что, парень. Возьмешь меня в долю. - Жестко отчеканил он.

- В какую к черту долю, ты что, совсем плохой?

- Пока я с тобой хороший, но если ты не перестанешь выдрючиваться стану плохим.

- Это что же угроза?

- Я никогда не угрожаю, я просто действую, но перед этим предупреждаю.

- Благодарю за звоночек.

- Не стоит, лучше подумай хорошенько над моим предложением и сделай правильный выбор, а то ведь ты отсюда можешь и не выйти. Закон тайга медведь хозяин. Спокойной ночи. Не вздумай убегать - себе дороже встанет. А если задумаешь нехорошее, то не надо. Сон у меня чуткий, а спросонья я нервный, могу не разобравшись полоснуть ножом. Вот так, братан Гончаров. Отдыхай.

- Ну не везение ли это? - Думал я ворочаясь на ставшей вдруг жесткой траве. Из огня да в полымя! Уж лучше бы он меня не выручал. От глупого Кошкина я бы и сам избавился. А от этого так просто мне не уйти. Мужик прожженый и тертый - перетертый, его на дурака не возьмешь. И что хуже всего, это то, что он знает где меня искать. Ну почему я такой невезучий?

С утра, как ни в чем не бывало, мы позавтракали и перекурив отправились в путь. Говорили мы мало и только о самом необходимом. К обеду нам удалось выйти на безлюдное полотно асфальта соеденяющего прииск с городом. После третьей попытки нам остановила лихая амазонка сидящая за рулем бензовоза. За умеренную плату она согласилась доставить нас до города. Оттуда наутро, уже рейсовым автобусом мы доехали до Иркутска. Все дорожные издержки, ввиду моей полной неплатежеспособности, взял на себя Лопатин. На автовокзале он всучил мне банку с медом, дал денег на такси и многозначительно сказав "До свидания!" скрылся в неизвестном направлении.

- Красив! - По достоинству оценив мой разбитый лоб только и сказала Милка. - Хорошо хоть прибыл в срок, а главное живой. Откуда мед?

- Один знакомый пасечник подарил. Кошкин называется.

- Врешь ты все, наверное украл, а тебя поймали и избили. Что - нибудь узнал?

- Ага, главбух Медведев пьет горькую собственного приготовления, чудный напиток. Пасечник Кошкин сам доит корову, но молока мне не предложил.

- Хватит трепатся, я тебя серьезно спрашиваю.

- Дай хоть дух перевести, с дороги помыться. А пока я моюсь принеси из кабака что - нибудь поесть, только не жирное.

- Лопай. - Показывая пальцем на курицу приказала она, когда я вышел из под душа. - Лопай и рассказывай.

- А что тут рассказывать. Тот самый Козел на которого я грешил не имет к убийству никакого отношения. Зря только деньги прокатали, Кстати, Милочка, получилось маленькое недоразумение, меня ограбили, отняли всю наличность и удостоверение.

- Осел! Это все что я могу сказать. - Фыркнула Милка и выдернула у меня тарелку с недоеденной дичью. - Ладно, поедешь по паспорту.

- Глупая ты женщина. Паспорт они тоже отняли. Потому и били.

- Это ты глуп как мул. Потому что я сегодня улечу домой, а ты останешся здесь куковать. Умник нашелся!

- Неужели ты меня бросишь и улетишь одна?

- А что мне прикажешь делать? Ждать когда кончатся деньги и меня с тобою вместе вышвырнут на улицы незнакомого города? Благодарю покорно, но на такие подвиги я не гожусь. Послал же бог муженька!

- Ну и лети к чертовой матери, лети, а я пойду скитаться по подвалам.

- Напугал, сиди в номере и никуда не уходи. Жди меня или моего звонка. - Резко вскочив, она схватила сумочку и пулей вылетела за дверь.

- Жди меня, как я ждала! - Передразнил я и скорчив рожу плюнул на дверь. - Подумешь, испугала! Лети, счастливого пути и перо тебе в задницу! А мы пока посетим бар. Твое отсутствие нужно использовать с толком. Сколько там у нас осталось от лопатинских денег? Немного, но на стакан водки хватит, или даже на бутылку, если купить в магазине.

Выбрав второй вариант, как наиболее результативный, я приобрел зелье и расположившись перед телевизором ударился в пьянство, с чувством закусывая сибирскую водку американской курицей.

Звонок раздался резко и неожиданно. Почему - то я его вовсе не ждал.

- Костя, немедленно иди сюда. - Тоном нетерпящим возражения заявила Милка.

- Куда?

- В милицию.

- Зачем? - Предвидя её очередную глупость вскричал я. - Какого черта?

- Я договорилась. Напишешь заявление и все будет нормально.

- Какое ещё заявление? - Понимая какую дурость она совершила устало спросил я.

- Заявление о том что тебя ограбили. Только на этом основании они могут выдать нам справку и тогда мы с тобой сегодня же улетим.

- Куда идти? - Лихорадочно подыскивая выход тянул я резину.

- Да здесь же, в гостинице на первом этаже, комната номер девять.

- Идиотка! - Бурчал я себе под нос спускаясь с седьмого этажа по лестнице. - Что прикажете мне писать в заявлении? О том что паспорт у меня конфисковал господин Кошкин, за которым я охотился и который утащил целую банку государственного золота? Красивое будет заявление, только после этого нас вряд ли отсюда выпустят в ближайшие десять дней. Заставь черта богу молиться, он и лоб разобьет.

- Что ты такое мелешь? - Заходя в комнату милицейского пункта, активно накинулся я на супругу. - Пошутил я , а ты людей в заблуждение вводишь. Товарищ капитан, не слушайте вы её. Совсем баба стала плохая. Все ей мерещится, по ночам видения. Никто меня не грабил, сам я паспорт потерял.

- Где?

- Да туточки, недалеко, вчера немного перебрал и вздумалось мне погуляти. Жара неимоверная, я пиджачок снял, через ручку перекинул и значит гуляю. Вот тогда я наверное его и обронил. Простите великодушно.

- Сами виноваты. Пишите заявление об утере.

- А это мы мигом, позвольте бумажку, большое мерси. Жена, ступай в номер и нам не мешай. - Вежливо присев на краешек стула я старательно и аккуратно написал заявление, а потом торжественно зачитал его капитану.

- Зайдете через два часа и получите разрешение на приобретение авиабилета. Да смотрите больше не пейте. В дороге вообще пить нельзя.

- А в бездорожье тем более! - Подняв указательный палец я изрек очередную мудрость, после чего с достоинством удалился оставив капитана в твердой уверенности, что справка мне нужна не на самолет, а как минимум в дурдом.

- Ты что, ненормальный? - Тихо и обиженно спросила супруга когда я поднялся в номер. - Я для тебя старалась, бегала, объясняла, а ты оскорбил меня прямо на людях. Нельзя так, Костя, мне очень обидно.

- Так ведь пошутил я...извини. - Науганный её кроткостью, я был совершенно сбит с толку. - Извини, я пошутил.

- Я знаю, но все равно обидно. Шутки у тебя обидные.

- Послушай, красавица, что - то ты слезливой стала, уж не беременна ли?

- Нет. И ты знаешь, что после того случая... - Заревела она в голос.

Пора была собирать вещи которые остались в приисковой гостинице.

Вылететь нам удалось только на следующий день, о чем мы сообщили папеньки телеграммой, так что к прибытию самолета нас уже поджидала его "Волга".

- Хорош! - Аналогично дочери оценил мою рожу полковник. - Вышибут тебе, Константин, когда - нибудь мозги. Садись, поехали. - Папа, невозможно вышибить то чего нет. Он умудрился оставить там свой паспорт.

- В который уже раз! - Выруливая на магистраль проворчал тесть. Учти, больше я за тебя хлопотать не буду. Однако перейдем к делу. Что у вас?

- У нас ничего, голый номер. Единственное что мне удалось узнать, это то что Комаров работал в артели съемщиком золота и в сговоре с четырьмя другими членами бригады систематически совершал кражи золотого песка из государственной казны. Это продолжалось на протяжении двух лет, до той самой минуты пока их не их попутал зам по сохранности и режиму, мойок КГБ и земляк нашего Рыжего.

- Что он о нем говорит?

- Майор о Рыжем, сиречь Сергее Лопатине, не говорит ничего, поскольку я его не видел, а вот Рыжий называет майора не иначе как дураком.

- Что? Он уже там? Ты встречался с ним? - Резко тормознул Ефимов.

- И не только встречался, мы даже вместе провели восхитительную ночь в дремучей тайге когда бежали с пасеки Козла. И никто иной как Лопатин спас меня от неминуемой смерти в его зловещих казематах.

- Да ты, я вижу, точнехонько в их гнездо угодил!

- Да, но дело не продвинулось ни на йоту. Могу ещё добавить то, что четверо подельников из банды Климова за свои художества получили по семь лет, а он с мешком золота остался на свободе.

- Что, неужели откупился?

- Нет, тут дело другое. Его из этой проруби выпихнули сами собратья, для того чтобы после отсидки иметь крепкую материальную базу и не думать о хлебе насущном. Климова они определили на роль казначея, доверили общак и взяв всю вину на себя, освободили его от ответственности. Дали, что называется, карт - бланш. Он это принял буквально и когда прослышал про амнистию начал затравленно бегать по городам и весям, словно крыса скрываясь от своих кредиторов.

- Но они наступали ему на пятки и в конце концов один из них наступил. Так?

- Не так. Из всей их бригады, из пяти человек, вживых осталось только двое, Рыжий и Козел, Лопатин и Кошкин. То что Лопатин явился к шапошному разбору мы знаем, а то что Кошкин тоже тут не при чем, мы узнали с Лопатиным совсем недавно.

- У него, что же, стопроцентное алиби?

- Ага, весом в полтора килограмма. Как выяснилось только сейчас, он втайне от своей братвы переворовывал у них золотишко и складировал в укромной норке. Лопатин на него за это обиделся и побил.

- Ясненько. Значит ещё одного подозреваемого можно сбросить со счетов?

- Можно. - Уверенно ответил я.

- И тогда у нас остается только двое из известных нам лиц. Сорокин и Климов.

- Выходит что так. Пацан не объявился?

- Нет, этим я интересуюсь каждый день. Как сквозь землю провалился.

- Или в эту землю его закопали. Вас устраивает мой устный отчет за командировку, или мне преставить его в письменном виде?

- Устраивает, - хмыкнул полковник.

- Тогда расскажите чем занимались вы?

- Я тоже даром время не терял. Выметайся, приехали. - Остановившись у подъезда приказал тесть. - Дома расскажу. У меня событий не меньше чем у вас. Мила, отгони машину и купи хлеба, он ещё позавчера кончился.

- Начну по порядку. - Беспардонно вытаскивая из моего тайника бутылку начал он. - На следующий день после вашего отъезда, как ты и надеялся, объявился Климов. Слава Богу мадам Дорофеева, что - то поняла и вошла в разум. Она все сделала согласно инструкции и записала разговор на пленку. Копию я снял, паузы во время их перемещения от телефона к телефону убрал и ты можешь её послушать. - Щелкнув кнопками Ефимов нашел начало и подвинул ко мне диктофон.

- Кто это? - Тревожно спросила, почти закричала Дорофеева. - Говорите громче, я вас очень плохо слышу. Кто это?

- Старых друзей надо узнавать. - Крякнул знакомый хриплый голос.

- Боже мой, это вы?! Где мой муж, почему его до сих пор нет? Так не честно. Я же вам за него заплатила. Немедленно верните моего мужа!

- А очень хочется? - паскудненько поинтересовался абонент.

- Конечно, очень хочется! - Всхлипнула Дорофеева, видимо имея ввиду утраченные тысячи. - Почему вы его не отдаете, ведь я сделала так как вы сказали.

- А мы тебе неправильно сказали. Просчитались мы малость. Очень много накладных расходов получилось. Твой козленок много жрет. Отбой.

- Аппетит у твоего козленка зверский, скоро он нас совсем объест.

- Отпустите мужа, негодяи!

- А ты не хами, а то пришлем тебе, бабушке - старушки рожки да ножки. Шибко горевать будешь. Плакать и вспоминать о былом счастье.

- Что вы от меня хотите?

- Мы от тебя ничего, а ты, хочешь получить своего сладкого?

- Да вы надо мной просто издеваетесь.

- Нет, на этот раз говорю по серьезному. Гони ещё сто штук и твой козлик к тебе прискачет. Уже на следующий день он будет греть свои роги в твоей кроватке.

- Вы сошли с ума. Нет у меня таких денег. - В голос заревела Светлана Юрьевна.Я вам последнее отдала. У меня больше ничего нет.

- Врешь. Или продай свои цацки. - Заботливо посоветовал хрипатый.

- А вы опять меня обманете! - Словно борясь с сомнениями предположила Дорофеева.

- Нет, говорю же тебе, на этот раз все будет по честному, без дураков.

- Врете вы все! Наверное Жека уже мертвый.

- Сейчас убедишься. Отбой.

- Светлячок, родная моя, ты видишь как все сложилось. - Жалобно запел Климов. - Они требуют ещё денег, а денег у тебя нет. Больше мы с тобой никогда не встретимся. Это мой последний звонок. Прощай любимая.

- Прощай Жека! - Сквозь рыдания воскликнула Светлячок. - Будь мужчиной и знай, что я тебя любила больше жизни. Прощай! - Понял, что выдает? Заржал Ефимов.

- Подожди. Ты что?.. - Ошарашенный таким поворотом обалдел Климов. Они же меня убьют! Убьют твоего Жеку! Как ты сможешь жить дальше?

- Не знаю, но у меня нет денег. Давай я напишу заявление в милицию и обо всем им расскажу. Они обязательно помогут.

- Ускорить мою смерть. Светлячок, если ты меня любишь - не делай этого.

- Хорошо, мой маленький. Но как же тебе помочь? Они же опять нас обманут.

- Нет, моя золотая. Теперь все будет по правде. Сразу после того как получат деньги, они отсюда уедут. Помоги мне в последний раз, а денги я верну, ты же знаешь у меня на счету они есть.

- Но мне понадобится не меньше недели, чтобы собрать такую сумму.

- Хорошо, они через неделю тебе позвонят.

- Горе ты мое. Жду тебя не дождусь. Будь мужчиной.

- Ну, что ты скажешь? - Выключая магнитофон победно спросил Ефимов. Подменили бабу, да и только, куда девалась её влюбленность? Говорила четко, умно и по существу. Вот что значит потерять триста тысяч. Тут враз поумнеешь.

- Надо думать. - Откусывая яблоко согласился я. - А когда истекает отпущенная ей неделя? Завтра что ли?

- Именно так, завтра надо ждать его очередных указаний. Приехал ты вовремя, но если мы его опять упустим, то нам несдобровать. Деньги Дорофеева уже приготовила, но я думаю, что на этот раз мы обойдемся муляжами, их я тоже приготовил.

- Там посмотрим. Еще неизвестно какой он шар выкатит нам на этот раз. Это все ваши новости? Однако не густо.

- Много ты понимаешь. А кроме того я выяснил массу интересных вещей. Все вынюхивал самолично. Самолично отвез его рыболовные снасти к экспертам, но к сожалению его отпечатков не обнаружено.

- Их и не могло там быть. Кажется я вам говорил, что руки он перебинтовал. Откуда же взяться отпечаткам? Да и зачем они нам?

- То есть как это зачем? Чтобы доказать его виновность.

- Не представляю как. Прежде всего нам надо доказать, что калека и Климов одно и то же лицо, а сделать это будет очень сложно даже если нам удасться его заарканить. Надежды на ваши снимки невелики. Он там в гриме и при бороде. Вряд ли кто - то с уверенностью сможет их идентифицировать. По крайней мере я, находясь от него в метре не заметил, что борода у него накладная.

- А вот тут ты не прав. Доказать мы кое что можем, кое что я откопал и на этот счет. Я нашел настоящего калеку. Выпей, а то потом не сможешь.

- Какого ещё калеку? - Выполнив приказание старшего по званию спросил я.

- Александра Ивановича Глушкова, настоящего владельца инвалидного запорожца.

- Это уже кое что, - поощрительно кивнул я головой, - и как вам это удалось?

- Мне пришлось начать повальную проверку всех зеленых инвалидных запорожцев и на мое счастье четвертым по списку оказался Глушков. Мужик ом он оказался словоохотливым. Темнить не стал, да и темнить - то ему не было необходимости. Ничего криминального в его действиях я не усмотрел. В субботу с утра к нему в гараж заглянул мужик и полушутя попросил его одолжить на время "Запорожец". По описанию он очень походил на Климова. Болевший с похмелья Глушков, тоже шутя ему ответил. - Ставь пузырь и катайся хоть до вечера. К его великому удивлению, Климов тут же вытащил из сумки водку и вполне серьезно, в обмен попросил ключи. Глушков пошел на попятный, возразив что его "ласточка" стоит куда как больше. Тогда Климов вытащил десять тысяч и вручил их в качестве залога. Потом сел в машину и уехал. А вернулся он, как они и договаривались, под вечер, то есть после того как натянул тебе нос. Теперь характерные детали. Инвалидная тележка, на которой по пристани рассекал Климов является собственностью Глушкова. Он постоянно берет её на рыбалку. Рыболовные снасти и грязная одежда, которую напялил Климов, также принадлежат ему. Но самое интересное впереди, ты сейчас обхохочешься. Глушков всегда рыбалит с тех самых мостков! Каково?!

- То есть Климов не стал утруждать себя написанием нового сценария, а просто воспользовался хроникой одного дня из жизни Александра Ивановича Глушкова, причем с использованием его имущества. Ничего не скажешь, личность неординарная. Значит он подтвердит факт передачи его драндулета в руки Евгения Николаевича?

- Именно. Но это ещё не все, что мне удалось сделать. Я нашел ту самую"Газель" на которой увезли Климова от кафе "Приют пилигрима".

- Папаша, да вы же гений сыска. Как вам удалось её отыскать?

- Так же как и "Запорожец", только совсем наоборот. Я поехал в фирму "Белайн" и там узнал куда и на какие машины они цепляли свои ярлыки, а дальше был вопрос техники. Машина принадлежит экспериментальному заводу. Уже под вечер, я со своими парнями её накрыл и тепло поговорил с водителем. К сожалению на том все и закончилось. Трифонов показывает, что в тот день его остановили двое и попросили отвезти их товарища до дома. Он вроде как сильно перебрал к кафе "Приют пилигрима" и сам шагать не могет. За приличную плату парень согласился, загрузил Климова и повез всю компанию по указанному адресу. Только не проехав и половину пути они потребовали остановить машину, раслатились и вышли. Больше он ничего не знает. Похоже что парень не врет.

- Да, но нам от этого не легче. Вообще ваша информация нам ничего не дает, она только подтверждает, то о чем мы уже догадывались.

- Найди новую. - Обиделся тесть, забрал бутылку и удалился в кабинет.

Воскресенье для нас наступило в семь часов, когда возбужденная мадам Дорофеева пожелала нам доброго утра и приказала немедленно быть.

- Начинается! - Почесав мохнатую грудь, недовольно зевнул тесть. - Как пережить этот день. Что будет если он опять обведет нас вокруг палца? Даже думать страшно.

- Не обведет, я сегодня ночью ему отличный нежданчик придумал.

- Ты всегда так говоришь, а на деле вон что получается.

- Придумайте лучше. - Равнодушно ответил я и первым занял ванну.

По пути следования я заехал в общежитие к Джамиле и в двух словах обрисовав ситуацию попросил быть наготове.

На этот раз раз, хрипатый позвонил когда не было ещё девяти и немного похамив перешел к сути проблемы.

- Короче, Дорофеева, долго говорить я не буду. Ты бабки наскребла?

- Да, но сколько можно?..

- Сколько нужно, столько и можно. Сегодня никаких посыльных, привезешь деньги сама. И чтоб никаких сопровождающих с тобой не было. Поняла?

- Поняла, я приеду со своим шофером.

- Никаких шоферов, дойдешь пешком.

- Но куда? Это наверное далеко? Как же я пешком...

- Ножками, ножками. Это не дальше чем до Луны. Только смотри чтоб была одна. Я буду издали за тобой наблюдать, и если что - то заподозрю, то ты своего козла больше не увидишь, ты хорошо меня поняла?

- Хорошо - то хорошо, а вдруг вы меня опять обманите?

- Не обманем. Слушай внимательно. Через полтора часа, а значит в десять часов и тридцать минут ты должна пешком прийти к обелиску на Центральной площади. Там где кладут цветы положишь пакет с деньгами, а сверху прикроешь букетом и пешком, одна, вернешся домой.

- Нет, я так не могу, вы меня опять обманете. Давайте баш на баш. Я вам отдаю деньги, а вы мне Евгения Николаевича. По другому не будет.

- Отбой, перезвоню.

- Жулики совещаются! - Удоволетворенно отметил Ефимов. - До чего они договорятся?

- Да черт бы их знал, я вот что думаю, почему он рискует во второй раз? Или он настолько уверен в себе и в нашей глупости, что не боится прокола, или его обуял азарт напополам с жадностью? И место - то он выбрал небезопасное. Правда в воскресенье в десять тридцать там никого нет, но все таки...

- Ладно. - Чрез пять минут согласился хрипатый. - Пусть будет по твоему. Мы здорово рискуем, но и твой козленок будет идти под стволом. В куртке у меня будет пушка, а палец на спусковом крючке. Если я замечу тараканье шуршанье, то прострелю ему хребтину. А если все нормально, то я забираю твой гостинчик вместе с вами. Мы садимся в машину и выезжаем из города. Когда мы увидим, что за нами погони нет, то сразу вас высаживаем. Все, в десять тридцать ты должна быть на месте.

- Что - то не нравится мне все это. - После некоторой паузы признался я. - Он затевает какую - то игру. Причем смог перестроиться за пять минут и принять новые условие. Ну и жучара. Ладно, времени у нас мало, собирайтесь, а я должен ещё кое куда заехать.

- Подожди, мы так и не решили. Что положить в пакет, деньги или муляжи?

- Если бы я знал, что он говорит правду, то лучше было бы положить деньги, но поскольку он будет играть в темную и неизвестно какой колодой, то кладите куклы. А дальше делайте так как он сказал. Светлана Юревна пусть идет пешком. Остальное по обстоятельствам. Решать будем на месте. Своих орлов расставьте не ближе чем на сто метров. И да поможет нам Бог!

Джамиля была собрана и готова. Увидев её такой, я чуть не лишился дара речи.

- А что, разве плохо? - Явно довольная собой усмехнулась она. - Очень даже!

- Ну Жанка, ну оторва! Отлично! На Центральной площади, прямо у обелиска в десять тридцать, но ты должна быть там уже через двадцать минут. Подвозить я тебя не буду, это опасно. Добирайся сама. Пакет, за которым он прийдет будет накрыт цветами. Да ты сама увидешь, только учти, он будет вооружен.

- Не переживайте, Константин Иванович, у меня между ног тоже кое что имеется.

- Бог в помочь!

- Аллах акбар!

Мащину я загнал в жилой двор, расположенный в двухстах метрах от площади и воружившись биноклем приготовился наблюдать.

Первое действующее лицо, которое появилось у обелиска была Джамиля. Гордо выпятив свое изобретение, огромный беременный живот, она неулюже села на скамейку и вытащив клубок шерсти принялась за вязание. Изредка отвлекаясь от своей работы, она запускала руку в сумку и бросала корм голубям. Не знаю как Климову, но мне её поведение нравилось и не вызывало ни малейшего подозрения.

Через некоторое время к обелиску прихромала старушенция и я насторожился, стараясь через окуляры, в старухиных морщинах разлядеть Климова. Но нет, её впалый, беззубый рот вскоре рассеял мои подозрения. Так не загримируешся.

Ровно в десять тридцать напряженно и нервно на площадь вышла мадам Дорофеева. Деревянной походкой она пересекла гранитные плиты и возложив цветы у обелиска уселась напротив Джамили.

- Сейчас начнется! - Подумал я и на всякий случай врубил двигатель. В таком же накаленном состоянии пребывала и Дорофеева. Только Джамиля оставалась спкойной, сосредоточенно и делово она плела свои петли, да кормила птиц. Время текло и напряжение возрастало. Стрелки приближались к одиннадцати, а букет оставался нетронутым. Неожиданно перед обелиском остановился свадебный кортеж из трех машин и я понял что вновь одурачен. Молодые вшли фотографироваться, а я не знал, что делать, то ли бежать туда и все испортить, то ли ждать когда кортеж тронется дальше и я могу незаметно сесть им на хвост. Опять Климов посадил нас голой задницей в снег! сейчас он заберет паке с куклами и поймет что мы его водим. И все, больше мы не увидим его никогда. Единственная наденжда на Джамилю. Справится ли?

Каково же было мое удивление, когда отъехавшая свадьба открыла мне ничем не потревоженную картинку. Так же напряженно сидела Дорофеева, так же увлеченно вязала Джамиля и что самое поразительное, букет был не тронут. А стрелки показывали одиннадцать двадцать. Когда они подошли к двенадцати, до меня наконец дошло. Наконец - то я понял почему Климов так хотел, чтобы деньги принесла исключительно мадам Дорофеева. Громко матерясь я вылетел на площадь, прямо к обелиску и распахнув дверцу заорал.

- Садись, поехали. Дождались, мать твою так!

- Как же, вы что? - Закудахтала Дорофеева. - Они ещё не пришли.

- Они уже ушли! Садись! Какой же я осел!

- Что случилось?

- Сейчас увидим. Джамиля, быстро в машину. Скидывай живот, зря старалась обул он нас как самых дешевых фраеров! Держись, бабоньки!

Он даже не удосужился её закрыть. Дверь в квартиру Дорофеевой оказалась не заперта. С воплем "Ограбили" Светлячок влетела в свое жилище, а следом вошли и мы. Видимых следов грабежа не было. Оно и понятно, зачем Климову надрываться, тащить шестипудовый холодильник стоимостью в десять тысяч, когда маленькая шкатулка с драгоценностями стоит в десять раз больше.

- А - а - а! - Раненым зверем из спальни заорала Светлячок, а секундой позже послышался звук упавшего тела и новый ещё более дикий вопль.

Кинувшись на крик мы застали её лежащей на полу перед вскрытым миниатюрным сейфом. Вырванные клоки рыжих волос торчали у неё между пальцев.

- Все! Все унесли - и - и, сволочи - и - и, что ж мне теперь делати и - и... - Стукаясь лбом об пол отчаянно выла бедная женщина. - Все унесли, ничего не оставили, ни макового зернышка, по миру меня пустили. Голую по миру! За что ж мне такое наказание, Боженька милосердный, за что? За любовь мою бескорыстную?

- К бабкам. - Тихо и цинично уточнила Джамиля. - Что с ней делать то? Не ровен час тронется баба, слетит с катушек. Может в ванну её, под холодный душ? Остынет немного, глядишь и отпустит.

- Делай как знаешь, она у меня уже в печонках сидит. Действуй, я тебя на кухне подожду. И еще, дай ей каких - нибудь капелек. Валидола или ещё чего... К приезду Ефимова она немного пришла в себя, но все равно в глазах нет - нет, да проскакивало безумие и это было страшновато. Стараясь на неё не смотреть, я в двух словах рассказал полковнику о том что произошло.

- Сикамбр! А много денег - то унесли? - Сурово спросил он.

- Двадцать тысяч долларов, сто тысяч рублей и на столько же драгоценностей. - Ответила Дорофеева и неожиданно рассмеявшись запела.

- Двадцать тысяч рублей, ты о них не жалей, ты вина мне налей, двадцать тысяч рублей! Мальчики, пойдемте танцевать! Я танцевать хочу!

- Хана котенку! Крыша поехала. - Поставила авторитетный диагноз Джамиля. - Надо психушку вызывать.

- Да может обойдется? - С сомнением прогудел тесть. - Туда только попади, оттуда хрен выберешся. Может ей водки налить?

- Это нужно было делать с самого начала, - возразила Джамиля, - а теперь от водки пользы ей никакой не будет, может даже наоборот. Вызываем скорую.

Препоручив Светлану Юрьевну людям в белых халатах, мы заперли двери и забросив киргизку в общежитие поехали домой.

- Отойдет ли? - Уже вечером спросил полковник.

- Будем надеятся. - Сразу понимая о ком он ведет речь отозвался я.

- Мы здорово перед ней виноваты.

- Да, я это знаю. Но чем мы можем ей теперь помочь?

- Найти этого гаденыша. Это будет для неё лучшим лекарством.

- Не по зубам он нам, Алексей Николаевич, он играет точно и в то же время абстрактно, а это трудно проследить и вычислить.

- Как бы он не играл, а ошибки все равно найдутся, надо только их найти.

- Хорошо, попробуем. Будем начинать все сначала. Давайте думать. Только каждый по своему и не мешая друг другу.

В десятом часу мы разошлись по своим комнатам.

Еще не было восьми, когда утром следующего дня я шатался по гаражу Экспериментального завода. Коля Трифонов опоздал на работу и появился только в пятнадцать минут девятого. Это я отметил когда увидел как белую "Газель" открявает кудрявый плотно сбитый парень. На мое предложение отойти в сторону и поговорить он ответил своеобразно. Согласно кивнул и похватив кусок трубы вплотную пподошел ко мне.

- Что надо?

- Лимонада! - Ответил я выбивая из его рук инструмент. - Ты что, парень, свихнулся. Я пришел чтобы задать тебе пару безобидных вопросов, а ты вытворяешь черт знает что. Остынь.

- Уже остыл. - скривившись от боли заверил он. - В чем дело?

- К тебе тут недавно приходил полковник и спрашивал насчет пассажиров которых ты отвозил от кафе "Приют пилигрима", помнишь такое?

- Приходил какой - то мужик, а полковник он или генерал я не знаю.

- И не в этом суть. Она в другом. Ты почему рассказал ему неправду?

- Во! - Удивился шофер. - Чего это неправду? Как оно было так я все ему и рассказал. А какой мне смысл врать про каких - то незнакомых мышей.

- Извини, я неточно выразился, я имел ввиду что ты не все рассказал.

- Да что ты прицепился. Я ему доложил все то что знал. Что же мне, от себя ещё придумывать? Надо оно мне сто лет!

- Ты меня не понял. Полковнику ты доложил только голые факты, а рассказать про свои ощущения позабыл. Припомни как они себя вели, о чем говорили и что показалось тебе странным. Это очень важно. Они бомбанули одну бедную старушку и нам нужно во что бы то ни стало их поймать.

- Я даже не знаю...Они ни о чем не говорили, потому что молчали. Как посадили своего балденого дружка, так и замолчали, только потом этот, который меня нанимал, не доезжая до места приказал остановиться.

- Может быть они что - то случайно оставили в твоей машине? Какой нибудь пустяк, на первый взгляд незаметный, но который здорово нам может помочь.

- Нет, ничего такого они не оставляли.

- Ну что ж, извини за беспокойство. - В полном расстройстве чувств я выходил из гаража, когда он уже с машины меня окликнул.

- Вы говорили об ощущениях, так вот мне показалось, что один из них, молодой парнишка, никакой не парнишка а переодетая телка. Гуд бай!

- Вот оно что, значит девка! Искорее всего это ему не почудилось, а так оно и есть. Водитель из тех парней, которым фантазии чужды. Кем могла быть эта девица? Есть одна задумка, попробуем её отработать.

Бухгалтера Театрально Художественного Фонда, Наталию Владимировну Цай я перехватил на подходе к театру. Церемонно представившись, попросил ответить её всего на два вопроса, где в четверг, ближе к обе к обеду находилась секретарь Оленька и как обстоят финансовые дела фонда. После некоторых сомнений Цай заговорила.

- Где она была в четверг до двух часов дня я понятия не имею, но на работе Фокиной не было. А наши финансовые дела оставляют желать лучшего, доживаем последние деньки. Уже забрали машину.

- Какую машину? Кто забрал?

- "Ниву", на которой ездил Евгений Николаевич.

- Что же так просто взяли и забрали?

- Нет, не просто, на неё уже месяц назад была выдана доверенность с правом продажи на некого Семукова. Оказывается он тогда же за неё и заплатил, причем лично и налично нашему шефу, господину Климову. В кассу эти деньги он не внес.

- Вон оно что! - Сидя в машине переваривал я информацию. - Что же получается? Не отдадим врагу ни единой крошки хлеба, ни одной капли горючего? Все подскребает, сволочь. Ничего не скажешь, рачительный мужик.

Торопливо хлопоча попкой процокала каблучками Оленька Фокина, невольно заглядевшись я подумал, что только так оно и должно быть и то что мы оставили без внимания этот фланг, наша большая ошибка.

Полковник, под охраной двух знакомых орлов подошел ко мне в двенадцать. Почти следом пришла Джамиля. Услышав от меня последние новости тесть не на шутку разволновался и смешно чихнул.

- Сикамбр! А ведь точно! Надо быть полными идиотами чтобы упустить из виду его сексуальную сторону жизни. И поделом нам! А эта Ольга сейчас будет у меня искать пятый угол. Она у меня навсегда запомнит этот день.

- Не надо, лучше купите ей мороженное и непринужденно поболтайте о жизни, а ещё лучше вообще к ней не заходите, чтоб она вдруг чего не догадалась.

- И что же ты предлагаешь? Издали ей любоваться?

- А почему бы и нет? У неё классная задница и вообще есть на что посмотреть, вот и посмотрим издали куда она направится после работы и куда будет перемещаться в течении вечера. Что слышно про Дорофееву?

- Говорят отошла. Но ни с кем не разговаривает, сидит себе и плачет. Но говорят что зто тоже плохо. Определенности пока нет. Надо бы к ней заехать.

- Было бы с чем - заехать не долго, если только нас туда пустят.

- Сейчас пускают даже к буйным, главное приноси жратву.

Оленька Фокина оставила свое рабочее место вскоре после обеда. Купив в близлежащим магазинчике кое какие проукты она остановила такси и воровато обернувшись скользнула в салон. С интервалом в сто метров я двинулся следом, а уже за мной пристроилась полковничья "Волга".

Таким караваном, довольно непринужденно мы достигли частного огородного хозяйства с совершенно фантастическим самозастроем. Здесь было все, начиная от готики и кончая модерном, начиная от обычных щитовых домиков и до дворцов воздвигнутых из сплюснутых железных бочек и прочего подручного материала. Смекалки и выдумки огородным зодчим было не занимать.

В хитросплетенные улочки огородов Оленька заезжать не захотела. Такси притормозило на взорке напротив покосившихся ворот и нам не оставалось ничего другого как сделать тоже самое. Расплатившись с водителем она резво сбежала вниз и помахивая пакетом пошла вглубь участков.

- Мне идти? - Утвердительно спросила Джамиля.

- Иди, С дистанцией в тридцать метров я пойду за тобой. Будь осторожна.

Петляя кривыми переулочками огородов мы прошли почти весь массив и только здесь, у южной его границы, почти под самой стеной завода Ольга юркнула в небольшую калитку одного из участков плотно скрытого буйным кустарником.

- Переждем или сразу? - Обернувшись ко мне спросила киргизка.

- Подождем минут десять, а то черт его знает, может он где - то прячется. Если он вообще находится здесь.

- Не прохлопать бы. Наверное я зайду, если он там я дам знать. Ждите сигнала.

Свист раздался почти сразу и я распахнув калитку сломя голову кинулся к дощатому домику, который как мне показалось, стоя на месте легонько приплясывает.

В полутемной, крохотной комнатке на спине поверженного мужика сидела Джамиля и старательно выламывала ему руки. Вооруженная тяпкой Оленька примеривалась как бы половчее разможить ей голову. Отброшенная мною в угол она тихонько пискнула и послишно сползла по стенке. Понимая, что его блестящая партия проиграна руками бестолкового партнера, от отчаяния Климов застонал и обмяк.

- Он, он! - В радостном возбуждении приплясывал появившийся тесть. Наконец - то попался наш козленочек! Сейчас я из него душу вышибать буду.

- Не имеете права. - Спокойно и тускло возразил Жека. - А на вас я подам в суд. Кто вам дал право врываться в частные владения и творить здесь насилие? Немедленно меня развяжите и извинитесь.

- Напрасно пузыришься, Климов. - Веско вмешался я. - Против тебя мы собрали столько материалов, что тратиться тебе на адвоката просто бессмысленно. Лучше затухни и молча переживай конец абзаца.

- Какие ещё материалы?

- Об этом ты узнаешь на суде, а если повезет, то от следователя. Могу тебе сказать, что с Александром Ивановичем Глушковым мы уже познакомились. А твои портреты рыболова - любителя отпечатаны и разосланы по всей стране. Ну а о самой, тобою обманутой, Светлане Юрьевне и говорить не хочется. Она тебя, родимого, ждет не дождется, чтобы не торопясь и с чувством оторвать у тебя мошонку. Но это все побочно, главное то, что светит тебе, Жека, сто пятая, мокрая статья, за дьявольски разработаный план убийства Виктора Комарова. Так что твоя милая Оленька оттащив свои три годочка, вряд ли тебя дождется.

- Костя, ты что, ненормальный? - Наивно заморгал Климов. - О чем ты говоришь? И что за чушь несешь? Немедленно пришлите мне моего адвоката!

- Щас, уже летит! - Заржал Ефимов и сокровенно погрузил башмак в его ребра.

- Что вы делаете?! - Заверещал толстячок. - Вы же мне почки отобьете.

- Тебе голову отбить и то будет мало. Скольким людям ты принес несчастье!

- Не ваше дело. Я требую, чтобы со мной обращались достойно!

- Кого? Если достойно тебя, то мы так и делаем. Колись козленок, за что ты чикнул Комарова, потом его жену, а следом и сына?

- Да ты и в самом деле болван если думаешь обо мне такое.

- Я не думаю, я знаю, что это твоих рук дело. Косвенно это подтверждается твоими ухаживаниями, а напрямую показывает молоток найденный возле трупа Нины Николаевны. На нем, как ты уже догады ваешься, найдены следы твоих пальчиков.

- Идиоты, да не трогал я ее! У меня и мысли такой не было. Зачем мне её убивать? Мне она живая во сто крат нужнее была.

- Для чего же? - присев перед ним на корточки и глядя в глаза тихо спросил я.

- А это мое дело. - Заерзал Климов.

- Твои дела уже кончились. Теперь тебе остается только одно; чистосердечно во всем признаться и вернуть деньги которые ты обманным путем, путем вымогательства, шантажа и угроз получил от своей жены Светланы Юрьевны Дорофеевой.

- С женой мы сами во всем разберемся, это наше частное дело. А в остальном мне сознаваться нечего. Ничего не знаю, про ваши молотки слышу впервые.

- Алексей Николаевич, и вы Константин Иванович, - вдруг заговорила молчавшая до сих пор Джамиля, - будьте так добры, заберите с собой эту девушку и на пятнадцать минут оставьте меня с ним наедине.

- Это мы можем. - Многообещающе улыбнувшись Климову, я вывел поглупевшую Оленьку за дверь и спросил. - Что ты, крошка, приуныла? Почему поблек твой взор?

- Что мне теперь будет? Неужели меня посадят в тюрьму?

- Все зависит только от тебя.

- Я же ни в чем не виновата. Это все он, Евгений Николаевич.

- А что Евгений Николаевич? - Отмечая приглушенный стон наивно спросил я.

- Это он заставил меня, я не хотела.

- Вы Комаровых вместе убивали? Или ты просто присутствовала?

- Мы их не убивали. По крайней мере я этого не видела и даже не слышала.

- Ты давно с ним спишь, детка? - Приподняв её голову спросил я.

- Как только устроилась к нему на работу. - Жалостливо сообщила детка. - Значит уже полгода. Я этого не хотела. Евгений Николаевич старый, но он пообещал в три раза повысить зарплату и тогда я согласилась.

- Ах какие мы маленькие да наивненькие. - Сплюнул я со злостью. Прямо младшая группа детского сада. А тебе известно, что он волочился за Ниной Комаровой?

- Известно, но мне - то какая разница. Он говорил, что так нужно и что он делает это ради нас обоих. Обещал мне райскую жизнь и дом в предместьях Парижа.

- Красиво жить не запретишь, а ты знаешь, что он террорист, альфонс, вымогатель и просто подонок? Ты знаешь на чьи деньги он обещал купить тебе дом в Париже?

- Знаю. На деньги Светланы Юрьевны.

- И зная это ты бы согласилась принять у него такой подарок?

- Да. Так ей и надо. Сама старуха, а молодого мужика захотела. Терпеть не могу.

- Ты скверная и испорченная девчонка и нет никакого...

- Господа, зайдите пожалуйста. - Пригласила нас Джамиля. - Товарищ Климов очень хочет с вами поговорить. Окозывается он все вспомнил.

Жека сидел по прежнему на полу, только теперь от былого гонора не осталось даже следа. Вжавшись в угол он поскуливал и со страхом следил за Джамили.

- Уберите её от меня. - Сразу же заявил он ноту протеста. - Она палач. Эсэсовка!

- Ты на святого тоже не тянешь. - Грубо оборвал его Ефимов. - Будешь говорить, или нам опять оставить вас наедине?

- Нет, ни в кое случае, я все вам расскажу. - Торопливо заверил нас Жека. - Только не оставляйте меня с ней. Я вам все расскажу, все что знаю.

- Тогда перестань трещать и трястись. Рассказывай все с толком.

- Это...Климовых я давно знал, ще по Сызрани, довелось нам там встречаться, К нам они приехали по моему приглашению. Я за них ходатайствовал. Нинка мне давно нравилась и я всегда как мог им помогал. Помог и на этот раз, выручил крупной суммой. Конечно так просто бы я таких денег им не дал, но они так убедительно мне пообещали вовремя вернуть долг, да ещё с совершенно сумасшедшим процентом, что мое сердце не выдержало и я ссудил им деньги.

Когда пришел срок погашения, у них, что я опасался больше всего, денег не оказалось. Вы поймите меня правильно. Я их не печатаю. Я тоже, как и все, вынужден эти копейки считать. Я немного на них надавил и что вы думаете? Уже через несколько дней они со мной расплатились вполне, да ещё свеху накинули вполне приличную сумму. Конечно я, как и любой другой умный человек таким загадочным обстоятельством заинтересовался сразу. Наши отношения с Ниной всегда были более дружественными чем с Виктором, а после этого случая стали совсем близкими. Конечно не в полном смысле этого слова. Однако сколько я её не выспрашивал откуда они достали деньги, ответа на свой вопрос я получить не мог. Не хотела она говорить, хоть ты лопни. И тогда я решился на отчаянный шаг. Выждав когда Виктор уедет на трехдневные гастроли я напоил Нинку до скотского состояния и наконец все узнал.

Они продавали золото, которое Витька когда - то натырил на рудниках. Я сразу же понял какую выгоду могу извлечь. Я думал начать их шантажировать, но хорошенько все взвесив, я понял что на таком скакуне как шантаж, все золото мне не поднять. Куда как лучше женитьба, но для этого мне нужно было, во - первых развести их, а во - вторых развестись самому. Ну за себя то я не переживал, а вот над супругами предстояло поработать серьезно, чем я плотненько и занялся и даже успешно.

Нелепая смерть Виктора буквально смешала все мои карты. Мне она только навредила, потому что Нина Николаевна как - то резко и сразу ко мне охладела, но особо я на этот счет не переживал, объясняя это естественной реакцией на смерть мужа. А то что произошло во вторник стало для меня катастрофой. Убийство Нины, которую я сам привез к подъезду, убило и меня. все мои замыслы и планы полетели псу под хвост. Более того, я понял, что за золотишком кроме меня охотится кто - то ещё и этот кто - то не задумываясь может убить. Я не из трусливых, но я подумал, а стоит ли все золото мира одной моей жизни? Решив что не стоит, я махнул на это дело рукой и вплотную занялся моей старушкой. Ну а остальное вы знаете.

- Знаем все кроме одного, где деньги и ценности которые ты у неё вытряс?

- Э - э, ребятки, - хитро погрозил паьчиком Климов, - а вот это вы зря. Этот кусок я положу на блюдо Светланы Юрьевны лично. Женщина она добрая, поймет и простит. Сами понимаете как мне не хочется на нары.

- Убюлюдок. - Вскипела Джамиля. - Наверное тебе опять хочется остаться со мной. Мужики, выйдите на пару минут.

- Только не это! - Взмолился Жека. - Это форменный садизм!

- Скажи где деньги и мы будем обращаться с тобой как с английской королевой.

- Только не это! - Попыгаем заладил он. - Это настоящий грабеж!

- Это тебе не так, то тебе не эдак. - Теряя терпение передразнил я его. - Мастер, приступайте. Только не переусердствуйте, нам он ещё нужен живой.

- Остановитесь, варвары. Все деньги планеты не стоят одной моей слезы. Там, у задней стены домика...Под капроновой флягой...Все берите...

- Это ты поторопился, Николаич! - В брызгах оконного стекла но нас тупо и равнодушно уставились два глаза обрезанных стволов шестнадцатого калибра. - Зачем им деньги на том свете? - Рассудительно спросил хрипловатый голос и я понял, что мы в полном дерьме. В азарте погони напрочь забыть о том, что существует третий член бригады, с которым лично беседовал по телефону, это непростительно. И это может стоить нам жизни.

- Боря, не убивай их! - Как скаженный завопил Климов, но немного опаздал. Грохнуло так, что домик подпрыгнул, а в фанерном потолке появилась внушительная дыра. Однако никто из нас падать и умирать не торопился, а выстекленное окошко почему - то сделалось пустым. Быстрее всех в себя пришла киргизка, уже через секунды в её руках появилось оружие.

- Эй вы там? Все в порядке? - Спросил чей - то голос.

- В порядке. - Сдержанно ответил я. - Вы кто?

- Член политбюро. От меня вам подарок. - В разбитое окно влетел и шмякнулся об пол сухонький бородатый парень, а следом в дребезги разбитый обрез. - Ну что, нравится вам мой подарок?

- Спасибо, вещи хорошие, а главное вовремя. - Поблагодарил я нашего спасителя.

- То - то же. Учти, Гончаров, за тобой должок. Второй раз тебя от смерти увожу.

- Лопатин? - Ты что ли? - Наконец узнал я голос Рыжего. - Подожди!

- Опять у нас с тобой прокол получился! Но ничего, будет и на нашей улице праздник. А ждать мне некогда. До встречи. - Ответил он, и уже издали добавил. - Ваши бабки я не тронул. Они мне не нужны. Живи, не кашляй! Связав и погрузив наших пленников в машины, мы торжественно доставили их по назначению. Ничего не понимающий дежурный упорно не хотел пускать их в свои апартаменты и только после активного вмешательства экс - начальника вопрос был улажен.

- Доложите Шутову, что это от меня подарок. - Уже уходя заявил полковник.

- Вы бы хоть заявление какое написали...

- Он все знает, а если возникнут вопросы, то мы дома.

Тихая и печальная Дорофеева сидела на скамейке больничного сада пребывая в полном здравии и рассудке. Увидев нас она отвернулась, то ли стыдясь своего вчерашнего срыва, то ли не желая видеть наши физиономии.

Вежливо с ней поздоровавшись мы осведомились о здоровье и молча положили ей на колени прозрачный пакет с деньгами. Ничего умнее мы придумать не могли... Охнув она закатила глаза и мягко улеглась на скамейку. Из упавшего на землю пакета вылетело несколько пачек. Красноносый санитар - вертухай обеспокоенный её позой тут же подскочил к нам и озадаченно уставился на деньги.

- Это что? - Долго и тщательно отточив в голове фразу спросил он.

- Помоги женщине! - Негодующе воскликнул полковник.

- Спасибо, мне уже лучше. - Поднимаясь заверила нас Дорофеева. Неужели получилось? - Торопливо засовывая деньги в мешок удивилась она. - А сколько здесь?

- Ровно столько сколько вы давали.

- Потрясающе! Мальчики, я перед вами в долгу. А где Климов.

- Там где и положено быть, в милиции.

- Все таки есть на свете Бог!

- Да, и вам бы не мешало почаще к нему обращаться. До свидания!

- Ну что, Костя? - Миновав проходную диспансера крякнул Ефимов. Подозреваемый у нас остался один, Жорж Александрович Сорокин. Пора бы нам пощупать его. Наверное он уже созрел. Как ты считаешь?

- Считаю, что этого делать нельзя. Он не созрел и никогда не созреет. Не такой он человек. Это вам не покладистый Жека. Его натуру я немного понял. Старик жесткий и беспощадный, а к тому же не глупый. Просто так, на понт его не возьмешь, а у нас кроме этого ничего нет. Никаких доказательств, никаких улик. А если бы и были, то заставить его расколоться и признаться в преступлении будет сложно.

- Что же делать?

- Самым идеальным вариантом было бы застукать его с поличными. Допустим в тот момент, когда он перезахоранивает тело Славика Комарова.

- Размечтался. Едем в театр, может быть там есть какие - то подвижки.

А в театре подвижки действительно были. Дело в том что вчера был отменен вечерний спетакль. И сорван он был по вине Сорокина, который на него не явился.

- Дома его нет! - Недоумевал Клавдий Шульга. - Мы и вчера вечером и сегодня утром за ним посылали. Бесполезно. Двери никто не открывает.

- Собщите в милицию. Дело может быть серьезным. Нужно вскрыть квартиру.

- Опять скандал вокруг театра! Не хотелось бы... Может Славик появится.

- Вероятнее всего ваш Славик уже никогда не появится.

- Не скажите так, вчера его видели в автобусе. Он ехал со своей девушкой.

- Это меняет дело. - Переглянулись мы с тестем. - А милицию все равно вызовите.Ситуаци может оказаться драматичной. - Уже на ходу крикнул я.

Занятия уже закончились и выловить Аню Силантьеву нам удалось только дома. Жила она в однокомнатной квартире вместе с матерью и братом, которых на наше счассье дома не оказалось. На нашу просьбу указать адрес по которому скрывается Славик она удивленно и намвно захлопала глазами.

- Откуда я знаю? Мне вообще ничего о нем неизвестно. Может он из города уехал, а может с ним что - то случилось.

- Ты его любишь? - Меняя тактику с чувством спросил я.

- Люблю, а что я могу сделать.

- Назвать нам его адрес. Ему грозит серьезная опасность. Человек причастный к смерти его родителей неожиданно вышел из под контроля и это может стоить Славику жизни. В твоих силах предотвратить преступление.

- Не знаю кого он боится больше, того человека или ментов.

- Поясни свою мысль. - Понимая, что лед тронулся заторопил её полковник.

- А что тут пояснять? Вы же полные профаны, если подозреваете Славика в убийстве собственных родителей. Вам бы только кого - нибудь засадить. А кого, для вас это уже не важно.

- Анна, твой Славик уже давно вне подозрения. На найденных молотках нет следов рпеступления, нет крови и волос. Теперь подозреваемый номер один, это тот самый человек, который ушел из под контроля и скрылся в неизвестном направлении. Ты понимаешь чем это грозит твоему парню? Преступник жесток и беспощаден и он сделает все возможное чтобы сидетель, которым вероятно является Славик, замолчал навсегда. Неужели ты этого не понимаешь?

- Понимаю, но он не велел мне ничего говорить. - Растерянно заерзала девица.

- Ты оказываешь ему медвежью услугу. Возможно в то самое время, когда тебя гложут сомнения, безжалостная рука убийцы заносит над ним нож. Атакуя её чувства заговорил я высоким штилем. - Потом ты этого себе не простишь всю жизнь.

- Боже мой, я и сама думаю. Вы на машине? Поехали, он на Чертовой стрелке, там у него шалаш, ну давайте же скорее.

Чертова стрелка представляла собой полукилометровую песчанную косу с беспорядочно нагроможденным топляком и чахлой растительностью. Зато буйно разросшиеся плавни почти полностью срывали её берега. В этих плавнях, в самом начале стрелки, мы спряитли машину и дальше отправились пешком, стараясь обходить открытые участки песка, на которых явственно виднелись следы волочения, что меня очень встревожило. Кажется мы, как всегда, опоздали.

Среди высушенных белесых бревен комаровский шалаш был едва различим. И только подойдя к нему вплотную и услышав сдавленнный стон мы поняли что у цели и приход наш как нельзя кстати. Отшвырнув бревна на входе ч первым ворвался внутрь. На песке, связанный по рукам и ногам извивался и корчился господин Сорокин. Зафиксированный клейкой лентой, изо рта у него торчал кляп. Это было так мило и неожиданно, что на несколько секунд я остолбенел. Стоял и молча смотрел как полковник отдирает липучку.

- Спасители! Вы мои спасители! - Едва только его ротовое отверстие было разблокированно. - Воскликнул актер. - Я перед вами в неоплатном долгу. Немедленно развяжите мне руки.

- Зачем же так спешить? Сначала мы должны узнать как вы здесь оказались.

- Этот щенок, Славик, вместе со своим дружком ещё вчера притащили меня сюда. Я сам не пойму зачем они это сделали. Он обвиняет меня в убийстве его родителея и требует с меня деньги. Умоляю вас, развяжите мне ноги и руки. Мне немедленно нужно в театр. Вчера из - за меня отменили спектакль.

- Не торопитесь, вчера это было вчера и его не уже воротишь, а вот сегодня нам с вами есть о чем поговорить. Значит говорите, что он обвинил вас в убийстве родителей? И что вы на это ответили?

- Что это полный абсурд и клевета.

- А кто побросил рядом с телом Нины Николаевны рабочий молоток Вячеслава?

- Он им грохнул свою мамашу, а по запарке его забыл. Отпустите меня.

- Ни за что! - Зло рассмеялся Ефимов. - Где Комаров?

- Не знаю, куда - то ушел. - Как - то слишком равнодушно отетил Актер. - Да вы не волнуйтесь, мы с ним сами разберемся.

- Сорокин я вас не понимаю, то вы просите вас от него защитить, а то говорите, что разберетесь сами?

- Сами и разберемся, уходите отсюда. - Наставив пистолет попросил нас Вячеслав. - Вы здесь не нужны. Я должен сделать все сам.

- Славик, а как же я? - Обиделась Анна.

- И ты уходи, нечего тебе на это смотреть.

- Помогите, товарищи, он хочет меня убить! - Жалобно завыл актер.

- Засохни, старый педераст! Пристрелю прямо сейчас, а вы уходите. Или нет, мало ли что со мной может случится. Надо чтобы кто - нибудь все знал. Рассказывай, подонок, немедленно рассказывай.

- Что ты, Славик, что ты?...Я же тебе сказал где все спрятано...

- Я кому говорю, немедленно рассказывай!!! - Наставляя пистолет заорал студент. - Или ты будешь говорить или твои мозги разлетятся как труха.

- Да, хорошо, только не убивай, мы же с тобой договорились. Да, это я прикончил его родителей. Знаете, я ведь больной человек. Болезнь у меня страшнее рака. Я болен клептоманией. Однажды я случайно обнаружил в комнате у Комаровых банку с золотом и унес её к себе. Не прошло и пяти минут как за ней явился Виктор и отобрал её назад, да при этом ещё и сильно меня побил. На следующий день я ему сказал, что если он не уступит мне половину, то я сейчас же заявлю в милицию. Умный бы человек на мои услови согласился, а он опять меня избил и стал шантажировать, заявив что знает кто утащил из билетной кассы деньги. Там и было - то меньше тысячи, но неприятности могли быть большими. Такое противостояние продолжалось неделю, пока я опять не забрал у него банку. Болезнь есть болезнь и ничего тут не поделаешь. Но он этого не понимал и вместо того чтобы сочувственно ко мне отнестись, отбил мне почку, да так, что я три дня мочился кровью. И тогда я сел писать сценарий. Он ещё не закончен, но я его обязательно допишу и дам вам почитать. По этому сценарию я и повесил Комарова во время заключительной сцены спектакля "На дне". Получилось эффектно и драматично. Публика была в восторге. Я стоял за кулисами и слышал реакцию зала. Красноречивым молчанием он аплодировал моему таланту режиссера и драматурга. Я был счастлив, а через день, мне пришлось убить и вдову, но не в подъезде как вы думаете, а в её комнате. В подъезд я оттащил её уже мертвую. Она вернулась на десять минут раньше обычного и застала меня в своей комнате с золотом в руках. Она все испортила. По моему замыслу Нина тоже должна была умереть на сцене. А так убийство получилось обыденным и невыразительным. Я её ударил когда она повернулась ко мне спиной. Ударил тоже молотком, но только другим. Он лежал у них на подоконнике. Она упала, но не умерла. Она меня умоляла пощадть её. Она молила: "Дядя Жора, пощадите, не убивайте меня, Мне ещё сына воспитывать, пощадите!" Но я был неумолим как рок. Перевернув еена живот, я со всей силы ударил ей по затылку! И...

Грохнул выстрел. Дернулась голова сумасшедшего актера и сам он послушно и мягко завалился у наших ног.

- Сикамбр! - Вздрогнул полковник. - Такую песню испортил, дурак.

КОНЕЦ.

18.06.99