/ Language: Русский / Genre:detective,

Гончаров Подозревается В Убийстве

Михаил Петров


Петров Михаил

Гончаров подозревается в убийстве

Михаил ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ ПОДОЗРЕВАЕТСЯ В УБИЙСТВЕ

В повести "Гончаров подозревается в убийстве", приехав на курорт отдохнуть, сыщик вынужден работать с удвоенной силой, чтобы снять с себя подозрения в тяжком преступлении.

* * *

Температура окружающей среды поднялась явно выше допустимо нормальной. С ослиным упрямством столбик термометра крался к цифре сорок. Это в тени, а о том, что творилось на солнце, и думать не хотелось. Казалось, остатки расплавленных мозгов лениво стекают в желудок, чтобы далее естественным путем и вовсе покинуть разгоряченное тело.

- "С агрономом не гуляй. Ноги выдерну!" - предупредил я стоящую на перроне, изнемогающую от жары Милку.

- "Ты уж, Костя, там не пей, погоди до дому..." - в тон мне ответила она, тихо и беззвучно отплывая назад в прошлое или оставаясь в настоящем, в знойном большом городе с его уродливыми заводскими трубами, исторгающими вонючие промышленные экскременты.

Я же от этих прелестей цивилизации бессовестно удирал на юг к морю. Что бы там ни говорили, я это заслужил и потому сейчас со спокойной совестью входил в пятое купе поезда "Иркутск - Новороссийск", надеясь начать отдых уже через десять минут, как того требовали негласные правила отпускников. Все необходимые для этого атрибуты я вез в спортивной сумке, которую любовно упаковал накануне. Я просто был уверен, что среди моих соседей-попутчиков непременно найдется приятный сердцу собеседник и мы, разодрав дорожную курицу, серьезно вглядимся в бутылочные донышки. Но истинно сказано, что мы только предполагаем...

Этот визг я услышал еще издали, но и в мыслях не мог допустить, что он адресован мне, что судьба уготовила мне такую подлянку.

Первым делом я наступил на горшок, который, извернувшись, украсил мои новые босоножки и носки жидким детским калом, разумеется, вместе с ногой. Чисто рефлекторно я выматерился.

- А ты смотри, куда наступаешь, свинья безглазая! - осадила меня с виду утонченная блондинка, очевидно мамаша ревущего засранца.

- Но это же купе... - несколько опешив, возразил я, - туалет чуть подальше...

- Не твоего ума дело, бандюга самарская! - вступилась за блондинку полная астматичная старуха в фривольном халатике. - Сам ходи в тот сортир, а дитя будет здесь, в горшочек.

- Что-то на грудничка он мало похож, - смерив взглядом упитанного шестилетнего оболтуса, несмело возразил я.

- А это не твоя забота! - продолжала белениться мамаша. - Ходить он будет на горшочек!

- Да ради бога, - вежливо улыбнулся я. - Рекомендую и вам не утруждать себя, а испражняться тут же, не поднимаясь с полки... Счастливого пути!

В служебном купе двое молоденьких студентов, подрабатывающих летом проводниками, резались в карты и были столь поглощены увлекательным делом, что не сразу поняли суть проблемы.

- А-а-а, - наконец протянул один, - так ведь свободных мест нет, все к морю едут, ничем вам помочь не могу.

- Как же я сорок часов проведу в их вони? И вообще, почему не работает кондиционер?

- Скажите спасибо, что хоть колеса крутятся. Платите пятнадцать рублей за белье и не портите себе нервы, скоро должно освободиться одно место, тогда я вас и переселю.

Я подумал, что парень мудр, аки змий, заплатил деньги и отправился в ресторан. Здесь, в отличие от нашего вагона, стояла приятная прохлада. Запах подгоревшей и киснувшей пищи казался просто божественным по сравнению с ароматами моего купе. Заказав ординарный обед, сдобренный ста граммами, я принялся изучать посетителей. Ничего примечательного, обычные наши отпускники, весь год копившие несчастные крохи, чтобы летом в одночасье их промотать. На их фоне резко выделялись два наглых, пьяных парня, сидевшие за соседним столиком. Держались они вызывающе, свысока поглядывая на окружающих, ожидая, когда найдется тот смельчак, что сделает им замечание. Портить себе отпуск не входило в мои планы и потому, закрывшись газетой, я самоустранился.

Я уже доедал прогорклое жаркое, когда появилось это чудо в перьях.

Худенький, но высокий парень в потрепанных джинсовых шортах вышел из-за моей спины и протопал прямиком к буфету. Огромные, зеркальные очки закрывали половину сухощавого лица, но самыми запоминающимися в его облике были волосы. Каштановый "конский хвост", перехваченный на затылке, почти доставал до поясницы и, на зависть слабой человеческой половине, по всей длине перекатывался живой волной. Предчувствуя добычу, пьяные парни притихли и насторожились. Прикупив брикет мороженого, волосатик вознамерился идти восвояси.

- Чё, на сладенькое потянуло? - гаденько ухмыляясь, спросил один из наглецов. - По какому месяцу ходишь, педрило?

Пропуская оскорбление мимо ушей, не желая связываться, обладатель "хвоста" молча шел между столиками. Это еще больше разозлило моих соседей и заставило от слов перейти к делу. Подножка была подставлена неожиданно и потому сработала безупречно. Нелепо взмахнув руками, под гомерический гогот обидчиков, парень рухнул в проходе. Под тупое молчание обедающих и жизнерадостный хохот дебилов волосатик поднялся и раздавленным брикетом мороженого плотно закупорил раскрытую пасть весельчака. Второй же, наоборот, заревел бегемотом, когда на его лысоватый череп пришлась тарелка горячего борща. Желая взять реванш, он ухватил парня за волосы, и сделал это совершенно напрасно, потому что уже через секунду, откинувшись на стуле, выловленным судаком ловил воздух. Его товарищ, беспомощно барахтаясь, оказался на полу, а сам любитель мороженого, извинившись перед жующей публикой, с достоинством неспешно удалился.

Безо всякого удовольствия закончив свою трапезу, я покинул ресторан, чтобы весь оставшийся путь (студенты обещания не сдержали) наслаждаться обществом двух сварливых баб и их капризного и злого отпрыска.

В Анапу, конечный пункт моего следования, поезд приходил в полдень. Однако уже часов за шесть до прибытия предприимчивые квартирные хозяйки начали шастать по вагонам, предлагая свои пятизвездочные хоромы. Мне же на их услуги было наплевать, потому как я ехал целенаправленно, строго по конкретному адресу, к моей доброй знакомой Зое Федоровне Климовой.

Когда-то давным-давно ей выпала несказанная честь обучать Константина Ивановича Гончарова премудростям иностранного языка. И должен сказать прямо, что удалось это ей блестяще. Уже к десятому классу я в совершенстве владел некоторыми словами некогда вражеского нам языка. Я даже постиг фразу: "Видерхолен, зи битте, нох айн маль", что в переводе означает: "Повторите, пожалуйста, еще один раз". Этой фразой я ее сводил с ума совершенно. Бедная "немка" покрывалась пятнами, когда на ее вопрос, заданный на чуждом мне языке, я, подобно попугаю, твердил: "Видерхолен..."

Однако, как это ни парадоксально, если дело не касалось языка, отношения у нас были отличными, такими, что после окончания института я стал вхож к ней в дом и даже подружился с ее мужем, председателем крупной горнодобывающей артели. По тем временам он был официальным и законопослушным миллионером, имел огромную зарплату, красивую жену и шикарную черную "Волгу". Шофером на том автомобиле он держал здоровенного черного казака Валеру Климова по кличке Шмара. Надо сказать, это прозвище шло ему бесподобно.

С виду рубаха-парень, простой и открытый, на деле он оказался существом хитрым и расчетливым. Не знаю досконально, в деталях, но только он мою "немку" трахнул и даже сумел ее к себе привязать. Рано утром, доставив мужа на работу и убедившись, что тот приступил к выполнению служебных обязанностей, Валера возвращался к его жене и выполнял обязанности уже не служебные. Так продолжалось больше года, пока, наконец, обманутый супруг не застал их на месте преступления. После соответствующей бурной сцены он покинул родной дом со всем нажитым добром и подался в глухую сибирскую тайгу, где через несколько лет приказал долго жить.

Немного погодя, выйдя на пенсию, Зоя Федоровна, отписав квартиру приемной дочери и прихватив ненаглядного Валеру, укатила в Анапу, где у ее маменьки был собственный дом, построенный на деньги ее недавнего незабвенного муженька.

Через общих знакомых "немка" несколько раз приглашала меня провести лето у моря, а мне все было недосуг. Но в этом году я твердо решил навестить свою старую знакомую и, невзирая на протестующий лепет Милки, отправился в путь.

Нужный мне дом под номером 40 я нашел сразу и, возбужденный предстоящей встречей, нетерпеливо задергал калиткой. Ответом мне был глухой и раздраженный лай рыжей, изможденной суки. Ей вторил радостный визг замечательно жирного щенка. Но только и всего, никого больше мой приезд абсолютно не заинтересовал. Добрых пять минут я беспредметно пытался привлечь внимание к собственной персоне, и все, увы, попусту. Совершенно разочарованный, я уже собрался идти восвояси, когда слева из пристроя выполз пузатый, белый от муки мужичок.

- Вам кого треба? - с характерным южнорусским говорком, но не очень любезно спросил он.

- Да уж не тебя, чучело мучное, - в тон ему ответил я, - хозяйку мне треба, Зою Федоровну Климову. Знаешь такую?

- Да уж знаю, а кем ты ей будешь?

- Сыночком незаконнорожденным, только что откинулся, десять лет зону топтал. Тебя устраивает?

- Устраивает, я так и думал, что у нее кто-то есть.

- Ну вот и отлично, а теперь ответствуй, на каком основании ты поганишь мое родовое гнездо своим присутствием? Быстро, пока я тебя не пописал.

- Но-но, ты не очень тут... Квартирант я, отдыхающий, значит.

- Ты мне дуру-то не гони. Отдыхающий! Отдыхающие ходят в шортах и соломенных шляпах. На них здоровый и радостный загар, а не мучная пыль, как на тебе. Небось втайне от налоговой службы занимаешься подпольным пирожковым бизнесом, захребетник! Но ничего, недолго осталось, я тебя на чистую воду выведу. Убери собак, пончиковая душа, и колись, где Зоя Федоровна?

- На чердаке, - неохотно отгоня собак, поведал мельник, - где ж ей еще быть.

- То есть как на чердаке? Пардон, а что она там делает?

- Известно что! Спит она там.

- Оригинально! Она что, в голубку превратилась или другого места не нашла? Кажется, дом не маленький. Неужто все до последней койки сдала отдыхающим?

- Как же, держи карман шире, из-за ее Валеры кто к ней пойдет.

- Не понял. Поясни.

- А чего тут объяснять: буйный он, как напьется, а лакает он каждодневно. Она его сама боится, потому и спит на чердаке. С утра-то вместе напьются, а потом ругаться начинают, сперва только на словах, а к обеду дело до рук доходит. Вот тогда Зоя Федоровна и убегает на чердак. Заберется наверх и лестницу следом затаскивает. Валера походит вокруг, поматерится и идет спать в дом. К вечеру проспятся и айда по новой.

- А он что же, не работает? На пенсию ему вроде рановато.

- А кто его, пьянчугу, держать будет? Как в прошлом году выгнали, так и сидит на ее шее, кровопивец.

- А ты-то что здесь делаешь? Почему другую хату не снимешь?

- Удобно тут, да и подешевле. А меня он побаивается. Как однажды скалкой по лбу получил, больше не лезет. Это он с бабами смелый... Да что там говорить, если даже родная дочь - сестра, значит, твоя - с ними жить не стала, в вагончик ушла. Это с двумя-то детьми!

- Что-о? - всерьез удивился я. - Ирина здесь?

- А то нет. В доме отдыха в вагончике живет, сто метров отсюда. А ты, я вижу, с дороги. Хочешь чебурек?

- Давай!

- Три рубля.

Откушав два чебурека, я отправился на разведку, проклиная себя за этот приезд. Подворье бывшей светской львицы мадам Климовой занимало соток пятнадцать и простиралось аж до крутого обрыва. В двадцати метрах под ним шумели камышом воды лимана. Надо полагать, стоило это хозяйство прилично. Кроме полувысохшего огорода с тоскующими перцами и помидорами, здесь вольготно разгуливали пять вороватых, жирных куриц и десяток наглых цыплят. Животный мир довершала пятнистая кошка с лупоглазым черным котенком. Вполне оценив трудолюбие хозяйки на сельскохозяйственной ниве, я вошел в ее жилище. Помимо просторной веранды, дом состоял из шести довольно больших комнат, причем в одной из них я обнаружил храпящего узурпатора. Над его потным телом трудились жирные, надоедливые мухи.

Обилие дорогих ковров, хрусталя, книг и аппаратуры говорило о том, что некогда этот дом был процветающим, но без заботливой хозяйской руки он постепенно и неуклонно умирал. Ковры совершенно беспардонно жрала моль, хрусталь был засижен мухами, а на книжных стеллажах прочно обосновались мохнатые, хлопотливые пауки. Что и говорить, зрелище довольно удручающее, наверное, не о таком итоге мечтала некогда самая богатая женщина микрорайона. Прогнав с веранды любопытную курицу, я со вздохом прикрыл дверь и пошел здороваться с морем.

Песчаный берег, в отличие от центрального пляжа, здесь населен был негусто, что само по себе было отрадно. Отдав должное морской стихии, я поплелся назад, потому как твердо знал, что солнечной ванны больше пятнадцати минут даже моя дубленая шкура попросту не выдержит.

Два небольших серебристых вагончика за забором дома отдыха я заметил сразу и не задумываясь повернул к ним. Возле одного из них над натянутым транспарантом колдовал парень с кистью в руке и на мой вопрос, как найти Панаеву Ирину, ответил желчным вопросом:

- А вы кто такой?

- Братишка ее, только что откинулся, - не желая менять легенду, ответил я и впоследствии об этом горько пожалел, потому что неожиданно ударился мордой об асфальт.

- Говори, кто такой? - сидя на моей спине, вопрошал художник. - Зачем тебе нужна Ирина? Говори!

- Какая тебе разница, помазок акварельный.

- Большая разница, я ее муж, говори, старый козел.

- Очень приятно, а я Гончаров Константин Иваныч, старый знакомый их семьи, приехал к вам в гости, но, как вижу, совершенно напрасно, у вас тут не курортный городок, а какое-то логово бандитов.

- Умолкни, рожа уголовная, сейчас мы выясним, какой ты знакомый. Ирина, ходи сюда! - крикнул парень в направлении второго вагончика. - Да где ты там?

- Здесь я, - послышался знакомый, чуть хрипловатый голос. - Что случилось? Господи, кого ты там опять придушил?

- Меня, Ирка, - жалостливо простонал я. - Стоило ли ехать за тридевять земель, чтобы быть убиенным твоим мужем-разбойником?

- Господи, дядя Костя, неужели это вы? - возликовала экзальтированная особа. - Я так рада, вы себе не представляете, как я рада.

- Я тоже, но, может быть, твой суженый наконец слезет с меня?

- Ну конечно же, о чем разговор. Серега, немедленно слезь с дяди Кости! Ну и олух же ты, прости господи, вечно делаешь не то, что надо. Иди накрывай стол, а мы пока поболтаем.

- Он сам виноват, нечего было мне лапшу на уши вешать, братан, говорит, твой. - Недовольно ворча, художник освободил мои хрупкие лопатки и упрыгал в вагончик.

Отряхнувшись, помятой курицей я доковылял до скамейки.

- Где ты нашла этого душителя?

- С собой привезла.

- Добра-то, а еще художник называется.

- А вот и неправда, дядя Костя, - фыркнула Ирина, - он художник, и даже очень неплохой, таких симпатяшек рисует, обалдеть!

- Подобные шедевры тебе любой кустарь сотворит за шесть секунд. Ты давно сюда перебралась?

- Да как только бабушка померла. Продала квартиру - и к маменьке.

- А как же работа? Насколько я помню, ты актриса, а здесь театров вроде нет.

- К сожалению, работаю посудомойкой, и на том спасибо, хоть холодильник полный, а искусство подождет до лучших времен, дом в Анапе важнее. На мать надежды нет, эта ее сволочь, которую она называет мужем, вертит ею как хочет. Вы же знаете, дом построен на деньги отца, но представляете? - он уже возомнил себя полным и единовластным хозяином, только от него и слышишь: "Мой дом, мой огород". Свинья, хоть бы пальцем шевельнул для этого огорода, пьет беспробудно, и мать с ним за компанию.

- А кто инициатор? Насколько я знаю Зою Федоровну, она всегда была не прочь промочить горло.

- Вы у них уже были?

- Да, и не скрою - весьма огорчен.

- Ясно, значит, опять в полном ауте. Я не знаю, кто у них инициатор, но взялись они друг за друга крепко, того и гляди, до смертоубийства дело дойдет.

- И кто кого?

- Не знаю, мать-то смирная, если ее не трогать. Напьется и спать или в телевизор таращится. Выступать первым начинает он, материт почем свет... Все каких-то несуществующих любовников ей инкриминирует, подумать только, он даже моего Сережку к ней приревновал...

- Вы ушли от них по этой причине?

- Отчасти, я боялась, что Серега однажды не выдержит и вышибет из него дух.

- Или наоборот.

- Да что вы, Сережка три года по контракту в Афганистане пробыл, для него эта пьяная пакость проблемы не составит, его здешние хулиганы очень уважают.

- Возможно. - Я невольно передернул помятым хребтом и болевшей шеей. Ирина, но, оставив их на произвол, ты тем самым подвергаешь мать опасности.

- А что же делать? Я не могу допустить, чтобы девчонки слышали весь их мат-перемат.

- Ясно. И какой же тебе видится перспектива?

- Мрачной, и самое главное, что я не вижу света в конце туннеля. Понимаете, он ведь стал законным совладельцем дома, то есть имеет на него такие же права, как и я, и маманя. Бог с ним, я согласна отдать его долю, только пусть бы после этого катился к чертовой матери, оставил бы нас в покое. Так ведь нет. Мать по пьянке, после того как он ей хорошенько подпадает, кричит: "Развод! Чтоб завтра же твоего духу не было!" А наутро все по-другому: он извинится, поплачется, и опять она его в задницу целует. Он ведь с виду такой простачок - рабочий мужичок, а на самом деле хитрая и продувная гнида. Самое интересное - и это удивительно, - он помнит все до мелочей, что было накануне во время пьянки. А пьянки, причем прогрессирующие, происходят ежедневно.

- Так и волноваться тебе особо не стоит, при таком образе жизни он долго не протянет. Через годик, глядишь, окочурится.

- Я тоже на это надеялась, - невесело усмехнулась Ирина, - только он что, подонок, затеял... Есть у него сын, который раньше ему был абсолютно до фени, впрочем, как и наоборот, а недавно у него вдруг проснулись отцовские чувства, писать друг дружке стали. Одно письмо маманя тайком прочитала. Вы представляете, он зовет своего сыночка на постоянное местожительство. И где вы думаете? В нашем доме, причем обещая ему прописку! Ну не сволочь ли? Хочет на чужом горбу в рай попасть. А что отсюда следует?

- То, что и сынку достанется кусочек вашего дома, если, конечно, согласится мать.

- А она согласится, я не сомневаюсь, эта шкура убалтывать может. Теперь вы понимаете, в какое безвыходное положение он нас поставил? От отчаяния я думала пойти на последний шаг, даже киллера хотела нанять. Меня остановило только одно обстоятельство - мать. Она первая меня заложит и будет мстить за своего мучителя. Вот такая наша безрадостная судьба. Да что это я все о себе да о себе. Как у вас-то дела?

- А, спасибо, хорошо, положите на комод, как говорится. В гости вот приехал, да, кажется, не вовремя, у вас и без меня забот полон рот.

- Ну, это вы оставьте, для нас вы всегда гость желанный, если там не уживетесь, что-нибудь придумаем здесь. Пойдемте, Сережка уже приготовил стол.

Приготовить стол Сергею труда не составило, для этого он просто с кастрюлями сходил в столовую, выставил банку рубинового вина да открыл бутылку водки. Назвать еду изысканной можно было только с большой натяжкой, зато местное вино оказалось просто восхитительным. Терпкое, пахучее и тягучее, оно само просилось вовнутрь моей изможденной души. Сам того не замечая, я удегустировал добрый литр. Видя, что благодарный зритель созрел, Сергей принялся демонстрировать творения своих рук. Сначала меня представили двум милым девчушкам, а уж потом хозяин показал многочисленные иконы, писанные им в часы особых откровений. Мне понравилось и то и другое.

Близилось время ужина. Ирина ушла на работу мыть тарелки и скоблить столы, а я, распрощавшись с иконописцем, забрел в магазин, где накупил массу вкусных вещей, дабы мое появление в доме "немки" прошло празднично и торжественно. Хотелось надеяться, что обеденный хмель уже покинул ее голову.

Я оказался прав, в сумерках одно из окошек дома мерцало, кто-то смотрел телевизор. Изможденная сука, узнав меня, впустила молча и без эксцессов. Пирожник, теперь уже вместе с женой, замешивал тесто на утро. Кивнув мне как старому знакомому, он показал на дверь хозяев:

- Вроде проснулись, молчат, наверное, с похмелья маются.

- Ты говорил обо мне?

- Нет, чем меньше болтаешь, тем дольше проживешь. Старая истина.

- И мудрая, все бы ее придерживались.

- Хм, интересно, а как бы вы тогда работали?

- Кто?

- Ну вы, менты?

- Ас чего ты решил, что я мент?

- Я милого узнаю по походке.

- Много говоришь, куль мучной.

В состоянии крайнего раздражения я зашел на веранду. Ну почему так? Уже больше пяти лет я не работаю в органах, а какой-то мельник меня учуял сразу.

На веранде никого не оказалось, и я двинулся к комнате с работающим телевизором. Две фигуры сидели в креслах и были настолько увлечены киношной стрельбой и большущей винной бутылкой, что меня и не заметили. Протянув руку, я повернул выключатель. Пыльная хрустальная люстра осветила немую сцену. Мужчина и женщина с глубоким недоумением, приоткрыв рты и вытаращив глаза, взирали на меня как на инопланетянина.

- Гутен абенд, майн либен Зоя Федоровна! Их хабен заген... Заген... Э-э-э...

На этом мой языковый багаж был исчерпан, и я стоял полнейшим истуканом, явственно вспомнив былые мучительные уроки иностранного.

- Господи, Коська! Коська! Валерка, ты посмотри, это же Костя Гончаров! - завопила моя "немка" и, выпрыгнув из кресла, повисла на моей несчастной шее.

Только теперь я заметил, какая она маленькая - от силы полтора метра. Почему-то в школе она казалось куда как выше.

- Здорово, Константин, - сбоку на меня навалился Климов. - Вот уж не ждали. Какими судьбами? Проходи, милок, будь у меня в доме, как у себя.

С трудом стряхнув с себя экзальтированных супругов, я повалился в кресло.

- Ну, рассказывайте, как вы тут без меня живете.

- Хорошо, но об этом после, - деловито захлопотал Шмара. - Зайчик, подсуетись, собери на стол, видишь, Костя с дороги.

- Сейчас я, Лерик, дай только на него посмотрю, сто лет ведь не видела.

- Ты покушать сначала приготовь, а потом и смотри на здоровье.

- Да не беспокойтесь вы, не хлопочите, я у Ирины поужинал, а закуска в пакетах, ничего готовить не нужно.

- Как? - немного смутился Шмара. - Ты уже у нее успел побывать? Нехорошо, надо было сначала к нам, мы с зайчиком обижаемся. Нехорошо.

- Пардон, конечно же я первым делом явился сюда, но у вас был сонный час. Я оставил вещи на веранде и пошел к морю.

- Оставил вещи? - удивилась Федоровна. - Интересно. Лерик, ты видел вещи?

- Раз оставил, значит, они там, - глубокомысленно заключил Шмара, никуда они не денутся, садимся за стол.

После первой рюмки помолчали, после второй начались воспоминания и слезы о былых прошедших днях, на третьей Лерик сломался, и мы остались одни.

- Ну как вы? - задал я обязательный вопрос.

- Плохо, лиман поднялся, подвал вот затопило, воду надо откачивать, а что толку - откачаешь, а его опять зальет.

- Ну а в житейском смысле?

- Плохо, Костик, если бы ты знал, как мне плохо, - заревела наша железная леди, державшая когда-то в страхе всю школу. - Он же настоящий изверг. Как он меня мучает, как мучает, если бы ты только знал. Уже двенадцать лет...

- Не мамка велела, сама захотела, вам все ведь говорили, каков он есть.

- А я не верила, не верила, дура. Это Бог меня карает за все мои грехи.

- Какие там, к черту, грехи, мало ли баб от мужей гуляют, и ничего, живут...

- Ты не знаешь, Костик, ты ведь ничего не знаешь... Налей мне еще... Размазав под очками слезы, моя "немка" решительно выпила рюмку и повторила: - Ты ведь ничегошеньки не знаешь. Да этого и никто не знает... А Бог меня карает на старости-то лет. И поделом мне, стерве беспросветной, заслужила я... Заслужила и теперь расплачиваюсь... Не могу, налей чуть-чуть...

- Да полно вам, Зоя Федоровна, все давно прошло, и незачем сокрушаться о долгах наших. У каждого есть свой грех, о котором и самому-то вспоминать тошно, все мы люди, все человеки, успокойтесь.

- Нет, Костик, ты не знаешь... не знаешь, что я наделала... Я должна кому-нибудь об этом рассказать... И лучше тебе... Ты ведь уедешь... Так легче... Я помню, все помню, как сейчас... Зимний Томск. Я студентка второго курса... Я вот-вот должна родить... От кого? Какая разница. Он бросил меня, как только узнал, что я беременна. Куда было деваться, поехала к маме, а она... она... она меня взашей, ты понимаешь, взашей! Хотела на себя руки наложить, да только не смогла. Ночью у бабки-повитухи родила девочку, назвала Надей... Неделю я у нее прожила, все дитя свое нянчила, а потом... Потом, под утро, снесла я ее в дом ребенка... положила под дверь, позвонила и спряталась в кустах... Вот и все...

Она выдохнула, словно свалила непомерную ношу, и вновь потянулась к рюмке.

- А почему вы ее не оставили?

- Как я смогла бы ее поставить на ноги на копеечную стипендию, а если бы узнали, то, вполне вероятно, вообще бы выперли из института. Господи, да черт бы с ним, с институтом, - это я теперь так думаю. Теперь-то я понимаю, какая я дрянь. А поезд-то ушел. Я потому и Ирку удочерила, чтобы как-то очиститься, только ничего не помогает. Извини, Коська, что вылила на тебя ушат своей грязной воды. Тяжело мне, одна я осталась. Никому не верю, даже Ирке своей не верю. Трудно. Давай выпьем.

Удивительно, пила она наравне со мной, но была гораздо трезвее. Все-таки странно устроен женский организм. Меня уже клонило ко сну, я с трудом сдерживал зевоту. Видимо, она это поняла.

- Господи, совсем я заболталась, иди спать, постель я тебе приготовила, вся правая сторона с тремя комнатами в твоем распоряжении. Если проснешься ночью, вино и вода в холодильнике, ауфидерзейн, двоечник.

* * .*

Проснулся я с первыми лучами в полной уверенности, что дом еще спит, но глубоко заблуждался. Моя "немка" безо всяких признаков похмелья уже потчевала куриц зерном и арбузными корками.

- А, проснулся, великий сыщик Пуаро, как головка? Бо-бо?

- У меня голова никогда не болит, я же дятел.

- Вот и у меня тоже, а то в холодильнике есть, можно полечиться.

- Потом, сперва я совершу утренний променад на море.

- Смотри, только долго не загорай, а то обгоришь и весь отпуск испортишь.

- Вас понял, к обеду буду.

- Что приготовить? Отбивные любишь?

- Конечно, если с кровью.

Когда я уже уходил, то на веранде столкнулся с дрожащим похмельным синдромом по кличке Шмара. Когда он наливал вино в пиалу, рука его дрожала, как сердце девственницы перед первым абортом.

- Здорово, Костя, - прохрипел он немыслимым профундо. - Отличное вино, холодненькое, будешь?

- Обязательно, только после того, как вернусь с моря, ждите и не ругайтесь.

- Ну, ты что, у нас такого нет.

До пляжа было не более километра, и пока я неспешной походкой курортника туда добрался, солнце уже полностью овладело землей. Минеральная вода, лимонад и вино продавались практически в каждом дворе. Надо ли удивляться, что мое брюхо очень скоро стало смахивать на бурдюк. В нем что-то булькало, урчало и даже попискивало. Искупавшись, я в полном изнеможении свалился на песок. Наверное, я уснул, потому что вкрадчивый незнакомый голос заставил меня вздрогнуть.

- Дядя, эй, дядя, не спи, а то обгоришь, давай лучше в картишки перекинемся, - ласково предлагал мне стройный горбоносый парень с веселыми, бесноватыми глазами. В руках он мусолил новенькую, хрустящую колоду.

- Ступай отсюда, малыш, - также ласково, в тон ему ответил я. Понимаешь, я сюда приехал тратить деньги постепенно, в свое удовольствие, и это не значит, что я должен отдать их тебе сразу, за один присест.

- Да что ты, дядя, у нас все по-честному, можем один кон сыграть без денег, сам убедишься.

- Мальчик, твои хохмы мне были известны еще семьдесят лет назад, я работал тогда в ГубЧК. Дергай отсюда, малыш, пока у тебя не возникли серьезные неприятности, и по возможности не попадайся мне по утрам, когда небо голубое, солнце золотое, а в моей душе поют скрипки.

- Я тебя понял, дядя, останемся друзьями.

Шулер испарился так же незаметно, как и возник, но только я перевернулся на живот и закрыл глаза, готовясь вновь прослушать увертюру к "Севильскому цирюльнику", как мое публичное одиночество вновь было прервано. Поджарая, дочерна загоревшая девица бесцеремонно расстилала свою простыню в пяти сантиметрах от моей царственной персоны. Какая дерзость! Я не выдержал:

- Эфиебка, ты что, другого места себе не нашла? Пляж-то пустой.

- А я с тобой хочу, - категорично укладываясь на живот, заявила хищница.

- С какой это радости? - немного озадаченный ее нахальством, спросил я.

- А ты беленький, новенький, вкусненький. Зовут меня Марина, расстегни мне лифчик, белая полоска на спине тоже должна загореть.

- Это мы могем, - весело ответил я, перерезая ножом тесемки купальника.

- Ты что, ненормальный или садист? - лениво, не поднимая головы, спросила она.

- Не, я импотент.

- Врешь, подлец, меня не проведешь. Прежде чем к тебе подмоститься, я прошла и просмотрела половину пляжа. И совершенно обоснованно остановила выбор на тебе. Ты тогда лежал на спине и, наверное, смотрел эротическое кино. В общем, на импотента ты не тянешь.

- Допустим, но что тебе-то? Ты что, проститутка? Тогда не по адресу, у меня нет денег даже на кусок хлеба.

- И опять ты врешь, но дело не в этом. Никакая я не проститутка, а честная и порядочная женщина, жена обнищавшего профессора и мать семилетнего ребенка.

- Уже проходили, ври дальше.

- Я все сказала, кроме того, что моему профессору шестьдесят лет.

- Соболезную, но ничем помочь не могу.

- А я и не прошу, просто хочется полежать с мужиком.

- Это пожалуйста, за это я денег не возьму.

- А за что возьмешь?

- Не цепляйся к словам, лежи спокойно и отдыхай, если уж я тебе это позволил.

Мы замолчали, думая каждый о своем и вместе слушая волну.

- Горячие пирожочки, горячие чебуреки, обалденные сосиски в тесте! гнусаво и громко кричали пляжные доморощенные предприниматели. - Холодные напитки, мороженое, берите, налетайте, все по высшему классу.

- Профессорша, чебурек хочешь? Который по высшему классу?

- А ты что же, угощаешь?

- Сделай милость, составь компанию, я не завтракал.

- Я тоже, придется твою просьбу уважить, но как я поднимусь, ты же, подлец, мне лифчик разрезал.

- Ничего страшного, тут полно голосисьтых девок, не робей.

- Нет, я так не могу, наверное, я еще не вполне приобщилась к цивилизации.

- Врешь ты все, ну да ладно, я тебе твой купальничек завяжу веревочкой.

Терзая горячие чебуреки, мы запивали их холодным сухим вином, и постепенно я проникался симпатией к моей приблудной овце. Более того, я уже с нескрываемым интересом разглядывал ее тоненькую фигурку и симпатичную, скуластую рожицу. Заметив это, она придвинулась ближе, почти прикасаясь ко мне своим жарким телом. Стащив с меня очки, посмотрела в глаза.

- Тебя как зовут?

- Костя.

- Ты один приехал?

- Нет, - чувствуя, как поплыла моя дурная голова, неуверенно ответил я.

- Ас кем?

- Со мною Бог и двенадцать апостолов.

- Ты где остановился? В доме отдыха?

- Нет, у своей знакомой.

- А я здесь неподалеку снимаю комнату с отдельным входом. Пойдем ко мне?

Я молча натянул шорты и послушным щенком потрусил за ней, заранее проклиная себя за очередной опрометчивый шаг. Только триппера мне и не хватало. Хорошо, если дело ограничится триппером, а если... Милка будет очень недовольна. Вечно ты, Гончаров, попадешь в какое-нибудь дерьмо. Еще не поздно повернуть. Хотя никто же меня не неволит, просто зайду и посмотрю, как она живет, потом галантно раскланяюсь и поблагодарю за чудесно проведенное утро.

Комнатку моя профессорша снимала два на три. Здесь едва размещались железная кровать, телевизор и холодильник. Впрочем, все это я рассмотрел только потом, после того как, совершенно измученный и опустошенный, легкий, как пушинка, бездумно лежал под все еще неугомонной креолкой. Судя по дорожным сумкам, она если и была проституткой, то приезжей. Господи, что она опять со мной делает? Сейчас я сойду на нет и попросту улетучусь... Кажется, она решила отправить меня к праотцам... мамочки... Все, теперь хоть бей меня, хоть режь - я труп!

- Ну вот, врун, а говорил - импотент, - пропела, наконец, удовлетворенная профессорша и растянулась рядом. - Креста на тебе нет. Такую радость хотел у меня отнять. Кофе хочешь? У меня и коньяк есть.

- Кофе не пью, - слабо дрыгнув ногой, пропищал я, - а коньяк в постель обязательно, иначе не встану.

- А после коньяка встанет? - хищно ощерившись, осведомилась профессорша.

- Нет, нет, и думать забудь! - истошно заорал я, натягивая шорты.

- Все, все, больше не буду, - подвигая мне бутылку, успокоила она.

Через десять минут, вполне придя в себя, я откланялся, протянул ей пятидесятирублевую купюру и... получил пощечину.

- Хорошо же ты обо мне подумал...

- Что, неужели мало?

- Скотина ты, Костя. Я действительно та, за кого себя выдаю, и твое поведение оскорбительно. Убирайся.

Она обиделась на самом деле, вероятно, я ошибся в своей оценке, ей просто нужен был первозданный мужик с его энергичной, естественной функциональностью. Нехорошо получилось, господин, Гончаров, но еще есть возможность исправиться.

- Обижаете, госпожа профессорша, в душу плюете, это вам за причиненную порчу вашего купального костюма.

- Господи, да ничего не надо, у меня еще один есть, ты только приходи. Завтра будешь на пляже?

- Конечно, если не помру по дороге.

Удивительно, но на сей раз собаки на меня не кинулись, их вообще не было. Наверное, высунув от жары языки, лежат где-нибудь в огороде, спрятавшись в картофельную ботву. Хороши стражники, неплохо устроились. Так-то и я бы не отказался - дневальный спит, а служба идет. Как и вчера, кроме пирожника, во дворе никого не было. Занятый своим нелегким делом, меня он даже не заметил.

- Привет работникам плиты, почему в чебуреках завышен процент мясной начинки? - подходя сзади, грозно и громко спросил я.

От испуга он дернулся и уронил почти готовый пирог с горячей картошкой себе на ногу. Видимо, ему было очень больно, потому что, пытаясь его отбросить, он отчаянно задергал конечностью и перевернул ведро с уже готовой продукцией.

- ... Мать твою душу... - выплеснул он на меня полный ушат матерного гнева.

- А вот это нехорошо.

Строго посмотрев ему в глаза, я удалился в душ. Смыв морскую соль и грех прелюбодеяния, я в наилучшем расположении вошел в дом. Как и вчера, здесь царила полная тишина. Должно быть, после моего ухода действия развивались по давно известному сценарию. Похоже, они неисправимы. А еще обещали отбивную с кровью, с горечью подумал я, заглядывая в комнаты.

Нет, слово они сдержали, мясо с кровью приготовили. В дальней, изолированной комнате на кровати брюхом вверх лежал Шмара. Солнечный луч, протиснувшись через пыльное стекло, бил ему точно в глаза, но, несмотря на это, зрачки его на свет не реагировали. Они были черны и открыты, потому что Валерий Павлович Климов был безнадежно мертв. Из его обнаженной смуглой груди торчала массивная рукоять самодельного ножа, и если судить по ней, то острие клинка сейчас упиралось в лопатку. Убили его не спеша, расчетливо и со знанием дела. Должно быть, он спал, потому как никаких следов сопротивления я не замечал. Скорее всего, убийца не просто ударил, он хладнокровно выбрал точку и нужный угол, потом наставил нож и, навалившись всем телом, вогнал его по самую рукоять. Что и говорить, мясник работал знающий. Мясник? Интересно. Выйдя во двор, я подошел к пирожнику:

- Тебя как зовут, земеля?

- Да пошел бы ты...

- Похоже, идти придется тебе, причем по этапу.

Я задумчиво смотрел на его сильные волосатые руки, прикидывая, мог ли он убить. Перехватив мой взгляд, он отряхнул и проверил ладони. Забеспокоившись, спросил:

- Чего ты такое несешь? Ты что на меня так смотришь?... Ну, Валентином меня зовут, что дальше?

- Скажи, Валентин, кем ты раньше работал?

- А тебе -то какое дело? Чокнулся, что ли? Ну, шофером работал, потом механиком, и что из этого?

- Ты зачем Валеру грохнул?

- Тю-ю-ю, обалдел, что ли? Никак, молочка из-под бешеной коровки перебрал? Или головку с непривычки напекло?

- Пойдем со мной. - Болевым приемом я решительно взял его за руку и, подведя к открытой двери страшной комнаты, предупредил: - Внутрь не заходи.

- Ой, мамочка, да кто ж его угробил? Мамочка родненькая, та шо ж делать-то?

Мужик то ли притворялся, то ли действительно готовился грохнуться в обморок, не знаю, но на всякий случай я вывел его на улицу и налил полстакана водки.

- Так я ж не пью. - Слабо сопротивляясь, он выпил зелье и сполз на ступеньку. - Кто ж его так, а? Может, ты сам? А что, пришел, зарезал и ко мне. Небось хочешь все на меня списать, рожа уркаганская? Не выйдет!

- Не говори глупости, ты же видел, что кровь на груди уже запеклась, значит, убили его самое позднее полчаса назад, а то и раньше.

- Верно, но кто же тогда?

- А вот это ты мне и расскажи. Кто к нему приходил, кто уходил, с кем он ругался, в общем, расскажи все.

- В том-то и дело, что никто не приходил и никто не уходил, я с утра у плиты, мне же все видно; кроме моей Людки, никто не заявлялся. А она к ним вообще не заходит. Выходит... выходит, что... его убила Федоровна, так? А больше некому.

- Спокойно. Расскажи, что они сегодня делали после того, как я ушел?

- Что делали? Да то же, что и всегда. Сначала напились, а потом ругаться начали нецензурно, то есть матом.

- Долго ругались?

- Нет, не очень, минут двадцать. Ну а потом подрались и угомонились. Минут через десять Федоровна залезла на чердак и все вообще стихло.

- Когда это было?

- Часа два назад. Да что тут думать, это она его замочила, козе понятно.

- Козе и тебе это может быть и понятно, а вот мне нет. Скажи-ка, может ли женщина весом в сорок килограммов и с воробьиной силенкой завалить стокилограммового мужика?

- Так он, наверное, спал.

- Но ты же сам говоришь, что видел, как она поднялась на чердак.

- Так что из того, она могла спуститься и залезть в дом через окно. Да что мы гадаем, давай разбудим ее и спросим, от неожиданности она сразу расколется.

- Нет, не надо, пусть спит.

- Почему это?

- Потому. Ладно, иди зови милицию.

- А почему сразу я, у меня пирожки сгорят. Иди и зови.

- Изволь, только я подумал, что лучше это сделать тебе, и знаешь почему?

- Почему?

- В момент убийства в доме было трое. Убитый, его жена и ты. Как думаешь, кого заподозрят в первую очередь? Правильно, в первую очередь заподозрят тебя, но ты выиграешь несколько баллов, если первый заявишь об убийстве.

- Логично, будь по-твоему, я побежал, присмотри за пирожками, а то собаки сожрут.

Нелепо подкидывая задницу, он ушел, а я, тихонько поднявшись по лестнице, заглянул на чердак. Распластавшись на старом диване, моя "немка" безмятежно и счастливо посапывала, улыбаясь во сне. Примерно это я и ожидал увидеть. Нет, хоть вы меня режьте, но к убийству она не имела ровно никакого отношения. Я вполне допускаю, что в принципе убить она могла, но только не так. Доведенная до крайности, в припадке ярости, она, скорее всего, стукнула бы своего ненаглядного чугунной сковородой по головушке, но так расчетливо и хладнокровно - нет. Да и спит она как младенец. Это хорошо, пусть спит. Будить я ее не собираюсь. Мне очень важно, чтобы менты сами видели ее реакцию. Особа она экспансивная, и когда узнает, что ее ненаглядный Лерочка зарезан, как заурядный хряк, то наверняка и непритворно устроит грандиозную истерику, что в итоге сработает на нее. А пока еще не прибыла наша бравая милиция, мне неплохо бы потолковать и с живущим напротив греком. Вполне возможно, что Валентин, увлеченный своими постряпушками, не обратил внимания, когда кто-то незаметно проскользнул в дом, сделал свое грязное дело и так же незримо исчез.

Георгий Какоянис держал мелкую торговлю прямо во дворе дома; на мой вопрос, не приходил ли кто-нибудь в дом напротив в мое отсутствие, он ответил:

- Нет, кроме квартирантки Люды, я никого не заметил, а она заскочила буквально на секунду, бросила пустые корзины и, подхватив полные, тут же убежала назад. Можете мне верить, сижу я неотлучно с самого утра и прекрасно видел, когда вы уходили на пляж, но в чем дело? У вас что-нибудь украли?

- К сожалению, да, и очень много.

- Извините за нескромный вопрос, а что именно?

- Целый отпуск.

- Слава богу, а я уж думал, деньги.

Чертовщина какая-то, не могли два трезвых человека не заметить убийцу, проскользнувшего в трех метрах от их носа. Но может быть, он зашел, минуя калитку? И в этом случае его бы засек Валентин, так как дверь, ведущая в дом, у него на расстоянии плевка. Ничего не понимаю. Пардон, господин Гончаров, а почему вы думаете, что убийца вошел в дверь? Это вполне можно сделать со стороны огорода, через окно комнаты, где сегодняшней ночью вы изволили почивать. Возможно, но тогда скажите, каким образом он попал в огород? С правой и с левой стороны соседи возвели трехметровые крепостные стены, а сзади страшенный обрыв, падающий до самого лимана. Что же получается? А получается, что убийца либо Валентин, либо Зоя Федоровна больше некому. Или... или кто-то другой, кто проник в дом заранее, например сегодняшней ночью, когда мы беспробудно пьянствовали? Чепуха. Если он пришел, то как-то должен был уйти, но этого тоже никто не видел. Хотя... почему вы, господин Гончаров, думаете, что он ушел? Почему бы ему не обождать следующей ночи, например сегодняшней, когда в доме никого не будет? Он ведь наверняка рассчитал, что нас всех повяжут и никого не отпустят, пока идет следствие. Вот только меня в расчет он не принял. Почему? А потому, что, скорее всего, не знал о моем приезде.

Противно взвизгнув тормозами, у ворот резко осадил "уазик". Вслед за двумя крутыми сержантами из салона выполз чебуречный предприниматель.

- Давай, Прокопчук, кажи свой товар, - жизнерадостно приказал старший и шагнул во двор. Увидев меня, рявкнул: - Предъявите документы.

- Извольте, господин унтер, - подавая паспорт, съязвил я.

- Попрошу без оскорблений.

- Ни боже мой, у меня и в мыслях ничего такого не было, простите великодушно.

- Так. С Волги, значит, пожаловали. Цель приезда?

- В Анапу я приехал с научной целью, пишу диссертацию о влиянии Черного моря на потенцию белых медведей.

- Ученый, значит? Хорошо, в изоляторе годик посидишь - готовым доктором выйдешь. Если, конечно, докажешь, что не ты Валерку оформил. Где он, показывай.

- А что, более компетентных людей в вашем околотке не нашлось?

- Заткнись, доктор. Марсель, накинь на него наручники, чтоб не квакал. Прокопчук, показывай.

Конвоируемый Марселем, я со всеми вместе протопал в дом. Прямым ходом старший бестолково попер в комнату убитого. Несколько минут он глубокомысленно разглядывал убиенного, потом потрогал ногу покойного и глубокомысленно изрек:

- Теплая еще, совсем недавно замочили.

- Идиот, - не выдержал я, - сегодня в тени тридцать семь, его могли убить неделю тому назад, температура была бы та же.

- Попрошу без оскорблений, если бы его убили неделю тому назад, то сейчас бы он очень сильно вонял, а от него пахнет потом и кровью.

Для вящей убедительности старший нагнулся, понюхал шмаровский живот и удовлетворенно отметил:

- Свежий труп, недавно приготовленный. Ну что, брат, отгарцевал, значит, говорил я тебе: Шмара, не помрешь ты своей смертью, а ты мне не верил, ругался. Давай, Марсель, вызывай бригаду, Прокопчук не шутил.

- "Искра", "Искра", я "Восьмой", - забубнил в рацию мой конвоир, - как слышите? Как слышите, прием.

- Слышу нормально, ну что там у вас?

- Прокопчук не шутил, посылайте бригаду, ждем здесь.

- Ну что, доктор, - уже на веранде спросил старший, - ты зачем Шмару завалил?

- Да так, чтобы квалификацию не потерять. При моей профессии нужны постоянные тренировки, а кроме него, под рукой никого не оказалось.

- Шутишь, значит, ну шути, шути. А где хозяйка, кажется, ее зовут Зоя... Зоя...

- Федоровна, - вылепился Валентин, - она на чердаке отдыхает, пьяная.

- Марсель, притащи ее сюда.

- Не делайте этого, - решительно возразил я.

- Это еще почему?

- Потому, что сделать это должен следователь, я хочу, чтобы он видел ее реакцию. Для него это будет очень важно.

- Умный сильно? Иди, Марсель, буди.

- Как знаете, но на следствии я обязательно скажу, что советовал вам этого не делать.

- Ладно, садись, Марсель, может, он и прав. А откуда ты такой умный?

- Да нет, не умный я, просто кажусь таким на вашем фоне.

- Марсель, отведи его в огород, подальше, и поучи хорошим манерам.

От самосуда меня спас белый "жигуленок", остановившийся возле калитки. Из него не торопясь вышли четыре мужика в штатском. Заметив их, старший отменил наказание и поспешил навстречу.

Оставив нас на веранде под присмотром исполнительного Марселя, они прошли в дом. Через закрытую дверь, как я ни прислушивался, было не разобрать, о чем они бубнят. Наверное, совещаются, как бы половчее привязать к этой мокрухе непорочную, детскую душу господина Гончарова. Только не на того нарвались! Так просто я им не дамся, есть судмедэкспертиза, на которую я вполне полагаюсь.

Господи, что сейчас будет! В дверях, чуть пошатываясь, стояла хозяйка. Она недоуменно смотрела то на меня, на мои закованные руки, то на сержанта. Было видно, как в ее голове со скрежетом проворачиваются похмельные шестеренки, чтобы дать логичное толкование увиденному. Видимо, ничего путного не придумав, она простодушно спросила:

- Господи, что здесь происходит? Коська, ты почему в наручниках?

- Зоя Федоровна, пройдите в комнату Валеры, - ответил я и отвернулся, чтобы скрыть радость; я был прав, она к этой истории не имеет никакого отношения.

- Туда нельзя, - попытался остановить ее сержант, но опоздал, она успела прошмыгнуть, уже предчувствуя недоброе.

Крик сумасшедшей бабы раздался через секунду. Прекратился он внезапно, как будто его обрубили. Я напрягся, готовый прийти к ней на помощь, но... этого я ожидал меньше всего и потому к такому повороту дела не был готов.

Она выскочила, как черт из табакерки, и с воплем "Убью гада!" всадила в меня кухонный нож. Если бы не Марсель, который в самый последний момент стушевал удар, лежать бы мне во сырой земле рядом с казаком Шмарой. Он отвел лезвие, направленное в грудь, и нож насквозь прошил мне бицепс правого плеча. Пока они всей толпой вязали невменяемую хозяйку, я сидел и соображал, стоит мне вытаскивать торчащий из руки нож или нет. Мои сомнения разрешил так кстати прибывший медэксперт. Он туго перетянул руку, вытащил нож и занялся своим основным пациентом, а меня под конвоем моего спасителя отправили в больничку.

Через два с лишним часа, бледный и перевязанный, я был доставлен в мрачноватое здание городской милиции, где мою персону, щелкая от нетерпения зубами, уже поджидал следователь - толстый черный мужик по имени Автол Абрамович Окунь. Дружески взяв под локоть здоровой руки, он усадил меня в кресло:

- Как самочувствие?

- Прекрасно, я только для того и ехал к морю, чтобы меня здесь дырявили, зашивали и подозревали в убийстве.

- Константин Иванович, дырявили не мы, зашивали тоже, а подозревать такова специфика нашей работы, и вам это хорошо известно.

- Это почему? Что, уже успели позвонить на родину?

- Да, только что, В общем, о вас у меня заочно сложилось хорошее впечатление, но убийство есть убийство, никуда от этого не денешься. Будем работать?

- Будем, можно подумать, я могу сказать что-то иное.

- Ну вот и отлично. Кофе хотите?

- Хочу, если с коньяком. "... А штабной имел к допросу странную привычку, предлагает папиросу, зажигает спичку..."

- А, Эдуард Багрицкий, любимый поэт, вам сколько коньяку?

- Коньяку больше, чем кофе. Антон Абрамович, чтобы облегчить вашу задачу, хочу вас сразу же поставить в известность - у меня стопроцентное алиби. Дома меня не было с половины седьмого до двенадцати часов, и это могут подтвердить по крайней мере пять человек. Вам остается только подождать заключение экспертизы. Когда время его смерти вам будет известно, все вопросы отпадут сами собой.

- Алиби, алиби, - поморщился следователь. - Если я кого-то захочу убить, то запасусь кучей этих алиби, разве не так?

- Так, но только через знакомых людей. Моими же гарантами будут выступать свидетели случайные и совершенно нейтральные. Как вы отнесетесь к этому замечанию?

- Со всей серьезностью, но как, по-вашему, мы должны искать этих случайных свидетелей? Не ходить же по улице с вами на поводке?

- Хоть это и ваша прямая обязанность, но я помогу. Во-первых, нужно опросить карточного шулера, что хрустит картами на песчаном пляже. Наверняка он вам знаком - молодой симпатичный парень с горбатым носом.

- Я знаю, о ком вы говорите, дальше.

- Седой, пожилой грек, что продает чебуреки там же.

- Понятно, записал, кто еще?

- Женщина по имени Марина, с ней я пробыл на пляже до десяти часов.

- Куда же вы отправились потом?

- Хм, э-э-э, видите ли... Как вам сказать... Мы ушли вместе с ней...

- И куда же вы ушли вместе с ней?

- К ней домой, она снимает комнату рядом с пляжем.

- И конечно, уединились до двенадцати часов?

- Можно сказать и так.

- Этого я и ожидал, здесь и вылезло гнилое звено в цепи разработанной вами версии. С той женщиной вы переспали, и она таким образом из беспристрастного свидетеля превратилась в заинтересованное лицо. Ушли вы от нее не в двенадцать, а в одиннадцать, но при этом вы договорились, и теперь она будет нам односложно отвечать: "Двенадцать, двенадцать, двенадцать". Я прав?

- Вы были бы правы, если бы меня на выходе не видела ее хозяйка.

- С хозяйкой тоже можно столковаться, если уговор подкрепить некоторой суммой.

- А кроме нее, мое возвращение наблюдал Георгий Какоянис, что продает вино напротив дома. - Упорно я продолжал приводить доводы.

- Я с ним беседовал и знаю, что до приезда сержанта вы имели с ним разговор. Согласитесь, что очко не в вашу пользу.

- Господи, ну а показаниям Прокопчука вы верите?

- Я не девушка, чтобы верить или не верить. Он показывает, что не заметил, когда вы пришли, он только помнит, когда вы выбежали из дому и начали приставать к нему с дурацкими вопросами, а потом повели к трупу.

Такой подлянки я не ожидал, на мгновение у меня даже перехватило дух.

- Что? Что вы сказали? Вы не ошиблись? Этот чебурек с говном действительно так сказал? Но ведь я прошел перед его носом дважды... Вы не лжете?

- Подумайте сами, какой смысл мне лгать. На пушку я вас брать не собираюсь, вам эти хохмы известны давно...

- Я требую очной ставки. И еще, пока не поздно, проверьте, пожалуйста, такой факт. Перед тем как войти в дом, я принял душ. Когда я туда вошел, там было сухо. Мое полотенце тоже сухое. Оно розовое в красную полоску, теперь, после того как я им вытерся, оно должно быть мокрым. Пока не поздно, проверьте.

- Нет в этом нужды, вы меня убедили, хотя я с самого начала предполагал, что вы к этому делу непричастны.

- Какого же черта...

- Успокойтесь, ваших случайных свидетелей проверить все равно придется, но такова работа. Сейчас покажете мне дом вашей любовницы, а потом я вас отпущу, как только напишете подписку. И паспорт пока побудет у меня.

- Спасибо вам. Если не секрет, кого вы подозреваете?

- Пока мне ответить нечего.

- А Зою Федоровну Климову вы отпустили?

- Нет, ей, как и Прокопчуку, придется задержаться.

- Они так же виновны, как и я.

- Вы в этом уверены?

- По крайней мере в ней, а знаю я ее уже больше тридцати лет.

- Да, она что-то такое кричала. У нее алкогольный психоз.

- Возможно, но тогда она тем более не способна на столь продуманное убийство. Возьмите у нее кровь на анализ, и сразу станет ясно, что с такой степенью опьянения она не смогла бы раздавить даже таракана.

- Наверное, но отпускать ее я просто не имею права. Тем более она пыталась вас убить, и естественно, я обязан по этому факту завести уголовное дело.

- Она пыталась меня убить? Какая чушь! Первый раз об этом слышу. Кто вам сказал? Плюньте тому в глаза. Я поскользнулся и упал на нож в саду, когда пытался срезать ореховую ветку. Истину вам говорю. Я и в травмпункте сказал то же самое. А чего там кто напридумывал, я и знать не знаю.

- Я вас понял. Наверное, Марсель ошибся. Надо будет завтра еще раз его расспросить. Он был очень перепуган видом крови.

- Конечно, оно и понятно, совсем еще молодой.

- Ну да, щенок, что с него взять. Кстати о щенках, есть у меня одна задумка, о которой я не имею права вам говорить. Подумайте о ней на досуге.

Возле дома Марины я больше получаса просидел в машине, ожидая, пока Окунь закончит опрашивать ее и хозяйку. Конечно, с моей стороны было довольно-таки большим свинством ее подставлять, но другого выхода я не видел. Домой я возвратился в полном изнеможении, с противно ноющей болью в руке. Мне было нехорошо, и не только физически. Почти осязаемая тревога темной, душной волной накрыла меня, когда я вошел во двор. Несмотря на солнечную улицу и гоготанье отдыхающих, мне казалось, что вокруг стоит мертвая гнетущая тишина, которая вот-вот должна взорваться.

Я стоял столбом посреди двора, пытаясь найти объяснение этому дискомфортному состоянию. Свет и газ в пирожковом цехе пристроя были погашены, это понятно, перед отъездом Валентин все выключил, но что же еще? Что не дает мне покоя? Собаки! Конечно же собаки, точнее, их отсутствие. А ведь и впрямь, нет ни Лаймы, ни ее Бутуза. Когда я вернулся с пляжа, их тоже не было, но тогда я не очень-то обратил внимание на их отлучку, просто не придал этому никакого значения. А жаль, я уже тогда начал бы думать иначе, не выстраивая ненужных, заведомо ложных версий.

Безуспешно я обошел весь огород, заглядывая под каждый куст в надежде найти четвероногих тварей. Все было напрасно, собаки исчезли. Вконец обессиленный, я вошел в дом и, откинувшись в кресле, закрыл глаза.

Что получается? Убит Валера Климов, и вместе с этим печальным фактом исчезают две дворовые собаки. Кто мог его убить, если, по заверениям Георгия Какояниса, в дом никто не заходил? То есть посторонних можно исключить. Отбросив эмоции и личные симпатии, скажем прямо, что легче всего это было сделать двум товарищам: его жене и квартиранту. Теперь спросим, зачем это им было нужно? Зачем было пирожнику резать Шмару? Ровно никакой выгоды от этой смерти он не получит. На маньяка тоже не похож. Может быть, они поругались? Нет, не клеится. В этом случае Валентин попросту бы стукнул его скалкой по кумполу, как уже делал ранее. К тому же Шмара зарезан спящим у себя в кровати, что исключает сиюминутную вспышку злобы. Хочешь не хочешь, а от Прокопчука, увы, придется отступиться, тем более что его первоначальные показания не дают повода подозревать его в преступлении. Он абсолютно четко заявил, что никого, кто бы входил в дом, он не видел. Будь он виновен - не говорил бы так категорично. Сказал бы, например, что мылся в душе, сидел в сортире, смотрел телевизор. В общем, Валентина из числа подозреваемых вычеркиваем. Тогда кто остается? Остается его жена Люда и сама хозяйка. Люду со счетов можно сбросить сразу. Во-первых, ей, как и ее мужу, Шмарина смерть никаких благ не сулила, а во-вторых, по заверению того же Какояниса, во дворе она не провела и минуты. Значит...

Теперь мы, господин Гончаров, вернулись к тому вопросу, от которого ты так старательно уходишь уже несколько часов. Но на сей раз, к сожалению, мы подошли к нему вплотную и увильнуть от него тебе не удастся. Осталась у нас только одна подозреваемая, твоя несравненная Зоя Федоровна, чуть было тебя не угробившая. Кому, как не ей, была выгодна смерть Шмары? Хочешь знать почему? Изволь. Во-первых, она устала от ежедневных побоев. Во-вторых, ей надоело содержать своего мучителя на свою нищенскую пенсию. В-третьих, и это самое главное, она наконец-то осталась хозяйкой в собственном доме, куда он уже намылился прописать своего сыночка. И последнее: теперь ей нечего опасаться, что в любое утро из-за этого треклятого дома она может не проснуться, если Шмара захочет стать единственным владельцем недвижимости. Удовлетворен? Даже одного из перечисленных пунктов достаточно для того, чтобы она решилась на преступление. Мотивы мы выяснили, теперь перейдем к технической части.

Кто, как не она, знал распорядок и привычки Шмары? Кто, кроме нее, мог незаметно пробраться в дом мимо Прокопчука? Дождавшись, пока ты и чебуречная торговка уйдут на пляж, она организовала обильное похмелье и в очередной раз получила таску. Но наверное, сегодня ей это понравилось. Зареванная, она поднялась на чердак и дождалась, пока ее мучитель угомонится. Потом через противоположную сторону чердака спустилась в огород и влезла в окно твоей комнаты. Пройдя в коридор, она несколько минут стояла у его двери, прислушиваясь к раскатистому храпу своего изверга. Наконец, решив, что время ее настало, она тихо вошла в комнату. Солнечные лучи тогда еще не били ему в глаза. Пьяный сон крепок и безмятежен. Она долго смотрела на ненавистные черты своего деспота, на его мерно вздымающуюся грудь, на гулкие, ритмичные толчки сердца, с каждым ударом которого его жизнь становилась короче. Отсчитав сто ударов, она вытащила огромный нож, спрятанный во внутреннем кармане халата, и мысленно определила место, куда он должен войти, и угол, под которым он должен войти. Затем осторожно приблизила острие к цели и на секунду замерла, вспоминая прожитое. Всего лишь на секунду, а потом с тихим осатанелым рычанием косо всадила клинок, помогая ему всем телом, наблюдая, как широко распахнулись его глаза, ладонями чувствуя, как останавливается его сердце.

Ты можешь возразить: мол, такая маленькая женщина и такой удар несовместимы. Отвечу: доведенная до крайности кошка сильнее, чем спящий медведь.

Ты скажешь, она любила его, из-за него чуть было не порешила тебя. Отвечу: конечно любила, но сколько можно терпеть издевательства?

Картинку вы, господин Гончаров, нарисовали - просто пальчики оближешь, хоть сейчас в кино сымай, только вот по части мотивировки хоть и убедительно, но не совсем. Почему вы решили, что только "немке" хотелось Шмариной погибели? Вы что, забыли о том, что вам вчера говорила Ирина, заинтересованная в его смерти отнюдь не меньше мамани, как она разглагольствовала насчет киллера. А? Неплохое заявление! По части мотивов у нее их тоже предостаточно, как и по части злости. Четыре человека, в том числе и маленькие девочки, ютятся в железном вагончике, где зимой мороз, а летом зной, и это при том, что Валерий Павлович вкупе с маманей барствуют в шестикомнатном, шикарном доме. Как тут, братья славяне, не взяться за топоры? Сообщение о том, что отчим вознамерился прописать своего родного сынишку, тоже восхищения у нее не вызвало. Ты согласен со мной? Отлично. Значит, у нас появилась вторая подозреваемая. Но кроме нее, у меня есть еще один сюрприз, козырный, на закуску. Это ее муж, Сергей Александрович Грачев, художник-оформитель и бывший воин-контрактник. Три года Афганистана тебе о чем-нибудь говорят? Сколько душманов он отправил к шайтану? Наверное, точно не знает он сам и потому простодушно отвечает: "Много". Для него всадить нож - что тебе выпить стакан водки. Мотивы у него те же самые, что и у Ирины: очистить дом для подрастающего поколения. Вот и получается, что Шмара мешал уже троим. И каждый из них мог пойти на преступление. Но в таком случае, почему накануне преступления все трое в один голос вопили о своей ненависти к нему? И даже более того, обещали его убить. Как-то нескладно получается. Обычно вещи подобного рода не афишируются. Нет, опять что-то не клеится. Не говоря уже о том, как в этом случае быть с собаками? Зачем понадобилось их устранять, если они и без того тебя слушаются?

Нет, кажется, мне придется всерьез заниматься этим делом, то есть, пока светло, идти в огород и внимательно все просмотреть, наверняка там можно отыскать что-нибудь интересное. Чертовски болит рука. Доктор воткнул в рану кусок какой-то тряпки и велел прийти утром. Кажется, до утра я не доживу. Хорошо бы как следует обнюхать чердак, но вряд ли я туда поднимусь. Да и нужно ли? Нет, первым делом необходимо заняться Ириной и ее супругом, аккуратно выяснить, где они пребывали сегодняшним утром между девятью и двенадцатью часами, и, если того потребуют обстоятельства, начать раскрутку с них. Странно, почему они до сих пор не появились здесь. Ведь наверняка об убийстве говорит весь город. Кстати, и отсутствие пирожницы необъяснимо. Скоро зайдет солнце, а там недалеко и до темноты. Оставаться одному в большом доме, где только что произошло убийство, не очень-то и приятно, тем более с одной действующей рукой.

Неясный шорох со стороны моей комнаты заставил меня вздрогнуть. Если такая незапланированная возня начинается засветло, то что будет ночью? Великий Боже, я ведь помру со страха.

Неслышно соскользнув с кресла, я спрятался за плотной гобеленовой портьерой, сожалея, что в моих руках нет даже элементарной палки. Что за гость и с какой целью пожаловал? То, что он не вошел через калитку, я был уверен, поскольку она находилась в поле моего зрения. Возможно, сейчас мне удастся выяснить, каким образом преступник проник в дом. А он, кстати, не очень-то и таился, шуршал бумагой, что-то рвал, в общем, вел себя бесцеремонно и вызывающе.

Неожиданно громко хлопнула калитка, и кто-то, мне невидимый, протопал в дом. Не хоронясь, он прошел через веранду и, войдя в комнату, остановился в пяти шагах от меня. Сквозь плотную штору мне не было его видно. Послышался звук отодвигаемых ящиков серванта, и знакомый голос Ирины озадаченно протянул: "Странно".

Уже бесстрашно я выглянул из-за шторы и, показав на подозрительную комнату, приложил палец к губам. В сумраке комнаты было видно, как она побледнела. Понимающе кивнула и, подойдя ближе, заикаясь, прошептала:

- А кто там? Вы его видели?

- Нет, не знаю, в дверь никто не заходил, наверное, забрались через окно.

- Что будем делать? Может быть, убежим отсюда?

- Нет, пока подождем, слышишь?

- Да, что-то упало, вроде книжка. Я позову на помощь?

- Подожди, найди мне какую-нибудь палку.

- Палки нет, топорик подойдет? Сейчас принесу.

- Давай, только побыстрее.

Эта идиотка выскользнула в коридор, туда, откуда доносились непонятные звуки. Я уже собрался ринуться к ней на помощь, когда до меня донеслось ее громкое неподражаемое ржание.

- Дядя Костя, гы-гы-гы, выходите, подлый трус, я сама поймала этого ужасного злодея. Выходите, вам нечего больше бояться.

А я уже и сам вышел, вышел и без сил упал в кресло. Ирина держала за шкирку ушастого черного котенка.

- Что ж вы так, дядя Костя, а еще в милиции работали.

- Работал, только давно. Принеси из холодильника выпить, поговорить мне с тобой надо. Ты ведь все знаешь?

- Нет, только по сплетням, я для того и пришла. Подождите, я сейчас.

Почему она врет? - сразу же задал я себе вопрос. Не для того она пришла, чтобы поговорить со мной. Ей что-то срочно понадобилось в ящиках серванта. Она даже не думала меня здесь увидеть.

- Ой, дядя Костя, вы даже не представляете, что со мной было, когда я услышала, что здесь произошло, - поставив поднос с выпивкой, затараторила она. - Я конечно же первым делом бросилась сюда, но здесь никого. Я в милицию, спрашиваю у них, что да как, а они только разводят руками, козлы. Ничего, говорят, не знаем, зайдите завтра, все жильцы дома задержаны. Как же вам удалось от них удрать?

- Через подземный ход. Ирина, положение очень серьезное, твою мать могут обвинить в убийстве. Как ты думаешь, она могла на это решиться?

- Запросто, я бы всадила ему нож не задумываясь, если бы знала, что за него меня не посадят в тюрьму.

- Ты сейчас об этом не очень-то распространяйся, могут неправильно понять.

- А что тут такого, я всем своим знакомым говорю об этом давно.

- Ну а теперь не говори, хотя бы некоторое время. Как ты провела сегодняшнее утро? Чем занималась?

- Проверочка, что ли? Ну, как хотите. Сегодняшнее утро и до обеда я провела следующим образом. Проснулась я в пять часов тридцать минут местного времени и вплоть до шести занималась утренними процедурами, после чего явилась на свое рабочее место к кастрюлям и сковородкам. Каюсь, но завтракала я прямо во время работы. После окончания завтрака, в девять часов, я помыла посуду, а в десять на секундочку забежала к мамане, зарезала ее палача и вернулась в столовую, где помогала девчонкам чистить картошку. Что-нибудь еще?

- Да нет, - вздохнул я, - достаточно. Вот и сбылась твоя мечта, Валеры нет. Как теперь будете жить?

- Легко и радостно. "Долго ждал я этого часа и дождался, кажется, асса!"

- Так чего же не переселяетесь? Шмара на том свете, мать в ментовке, и неизвестно, когда выйдет, дом твой, переселяйтесь.

- Да уж нет, подождем, пока его схоронят. Поставлю за упокой его души свечку, а вторую во здравие тому человеку, кто это сделал.

- На Руси, Ирина, убийство всегда считалось страшным грехом, и не стоит устраивать из него шоу.

- Да, конечно, извините, я забылась. Вы приходите вечером к нам, нечего тут одному сидеть.

- Не знаю, может быть, загляну, если рука позволит.

- Ой, а что с ней, давно хочу спросить: неужели говорят правду, будто мать и вас пырнула?

- Что за чушь, это я сам виноват, неосторожно обращался с ножом. Но почему ты говоришь так, словно уверена в том, что Шмару убила мать?

- А кто же еще? - уже в дверях спросила она и, подумав, добавила: Больше некому. Все так говорят. А вы что, сомневаетесь?

- Я очень сомневаюсь и тебе советую того же держаться.

- Да, конечно, ну, я побегу, у меня забот полон рот, а завтра еще гость к нам приезжает, черт бы его побрал, не вовремя.

- Что еще за гость? Кто такой?

- Ленка Раковский, сводный брат Сергея. Как лето, он тут как тут. Можно подумать, мне нечего больше делать, как за ним ухаживать.

Она ушла, а у меня осталось какое-то неудовлетворение от всего нашего разговора, словно изъяснялись мы на разных языках и каждый о своем. Я пытался ей внушить одно, а она упорно старалась навязать мне свою линию. И еще мне были непонятны некоторые странности в ее поведении. Например, почему она до ужаса испугалась, когда я сообщил ей, что в доме кто-то есть, но в то же самое время первая поперлась в коридор? Или почему не спросила в подробностях, каким именно образом убит ее отчим? Как он лежал, куда был воткнут нож, где в это время находилась ее маманя. Обычно бабы очень охочи до этих маленьких щекочущих подробностей. И наконец, ее совершенно не тронуло отсутствие собак. Может быть, ей уже все рассказали, но кто? Прокопчук? Полный абсурд, он этого сделать не мог по той простой причине, что посейчас томится в остроге. Тогда кто? Любопытная актриска, ничего не скажешь. Интересно, что она искала, но не нашла в серванте? Господи, опять тебя, Гончаров, угораздило угодить в дерьмо, а ведь отдыхать приехал. А с кошкой она тебя ловко поддела, как я сам не догадался. Никогда бы не подумал, что котенок может наделать столько шуму. Да и нервы были натянуты. Огромный пустой дом, где недавно произошло убийство, и вдруг какие-то звуки. Неприятно. Тут бы сам Арнольд Шварценеггер штаны обмочил. Кстати, пока светло, совсем нелишне как следует осмотреть дом.

Крадучись, я осторожно обошел все комнаты, боязливо заглядывая в самые затаенные уголки, всякий раз готовясь получить по носу. На мое счастье, я никого и нигде не обнаружил. С ощущением честно выполненной работы я уже готовился вернуться в большую комнату, включить телевизор и допить остатки "Столичной", когда, проходя через коридор, заметил люк, ведущий в подполье. Секунду поколебавшись, я откинул тяжелую, обитую полосовым железом крышку с массивными коваными кольцами по обеим ее сторонам и заглянул вниз.

В нос тут же шибанула вонь затхлой воды и разлагающейся картошки. Абсолютная темнота не позволяла что-либо разглядеть. Наверное, где-то был выключатель, но его конкретного местонахождения я не знал. Свет от тусклой коридорной лампочки с трудом проецировал квадрат лаза на поверхность гниющей воды. Больше, кроме уходящих вниз сходней, я ничего не видел. С грехом пополам опустившись на карачки, я попытался заглянуть поглубже и тут с ужасом почувствовал, что надо мною стоит кто-то безмолвный и страшный. На мгновение я замер, соображая, как вести себя дальше. Если бы не проклятая рука, то все было бы куда как проще, но нападать первым в таком состоянии, с бездействующей правой рукой было равно самоубийству. На раздумье мне были отпущены секунды. В любой момент убийца мог всадить в меня нож, столкнуть в подполье и захлопнуть крышку. Слава богу, сейчас на нее опиралась моя здоровая рука. Подворовывая по сантиметру, я ухватился за кольцо и, резко дернув его на себя, прыгнул вниз, в смердящую жижу подполья, надежно захлопывая за собою люк. Каким образом я не потерял сознание, известно только одному Богу. В плече резануло так, что от боли меня вырвало, но левой, здоровой рукой я цепко держался за кольцо, повиснув на нем всем своим многогрешным телом.

Стрелять он не посмеет, побоится всполошить соседей, а выцарапать меня отсюда при помощи ножа ему не удастся, по крайней мере в ближайшие полчаса. А за это время может многое измениться.

- Ну и как там, Гончаров? - вступил в переговоры мерзавец. Достаточно ли вам удобно? Не замочили ли ноги?

Не дождавшись ответа, он потянул за кольцо и обеспокоенно спросил:

- Эй, отзовитесь, что вы там делаете?

- Живу я здесь, отстань, ублюдок. Убирайся. Меня тебе замочить не удастся. Я тебе не Шмара, меня так просто не завалишь.

- Так вот оно в чем дело.

Кажется, пол надо мною затрясся от неудержимого хохота. Смеялись долго, от души, навзрыд. Поневоле я насторожился, озадаченный столь неординарным поведением душегуба.

- Константин Иванович, вылезайте, все в порядке, это я, майор Окунь.

Господи, наверное, было бы лучше, чтобы наверху стоял настоящий преступник. Обкакаться так жидко, причем дважды в течение неполного часа, это многовато даже для Гончарова. Откинув люк, я нашкодившим щенком посмотрел наверх. Обтянутое легкомысленной майкой, обширное пузо следователя тряслось до сих пор.

- А я, если хотите знать, даже испугался, когда вы вдруг очумевшей лягушкой сиганули в это болото. Что вас всполошило?

- Я бы посмотрел на вас, на ваше поведение в незнакомом городе, в незнакомом пустом доме, где только что произошло убийство. Могли бы хоть постучать в дверь, просто ради приличия.

- Я почему-то был уверен, что вы подались допрашивать Ирину и ее мужа.

- Нет, она сама сюда приползла. Водки хотите?

- Водки нет, а стаканчик винца выпил бы с удовольствием. Как вам наше вино?

- Хорошее, жаловаться грех, проходите в комнату, сейчас я все устрою.

- Вот и пили бы вино, чем этот денатурат, от него только вред.

- Антон Абрамович, извините за нескромный вопрос, - вернувшись с полным подносом, спросил я следователя, - вы с Ириной уже разговаривали?

- Хм, вопрос и в самом деле нескромный, а что вы им преследуете?

- В конечном итоге познание истины.

- И кому конкретно должна помочь ваша истина?

- Истина не может помочь какому-то одному индивидууму, она нужна всем, и вам в том числе. Вы ведь, господин следователь, знаете не хуже меня, что Зоя Федоровна, как и Прокопчук, к убийству непричастны. Кстати, а где его супруга?

- Супруга его отправилась в Ростов, где их сынишка трудится на юридической ниве не то прокурором, не то адвокатом. Сильно шибко ругалась и обещала сослать меня к белым медведям. А в отношении торжества истины могу сказать, что Ирину, как и ее мужа, я еще не вызывал, причем сознательно. Оставил их на десерт, и вы знаете почему? - Он отставил стакан и пытливо посмотрел на меня. Потом, откинувшись в кресле, прикурил и, выпустив клуб дыма, заговорил о другом: - Константин Иванович, все это рассказывать вам я не должен, но я это делаю сознательно, сугубо между нами, во-первых, надеясь на вашу порядочность, а во-вторых, преследуя определенную цель. Надеюсь, вам она понятна?

- Наверное, вы хотите, чтобы я в меру своих скромных возможностей вам помог?

- Совершенно верно, и что вы на это скажете?

- Это в моих интересах, помочь "немке" я просто обязан.

- Какой еще немке, о чем вы говорите?

- Зоя Федоровна в школе учила меня немецкому языку.

- Понятно, я рад, что мы преследуем одну цель.

- Я тоже, господин следователь, и уж коль мы заключили некий альянс, то позвольте несколько вопросов?

- Задавайте, попробую ответить, если они не несут откровенно провокационного характера. Я вас слушаю.

- Уже известно, в какое время произошла смерть Валерия Климова?

- От девяти до десяти часов утра. Точнее будем знать завтра.

- Что известно об орудии убийства?

- Хороший вопрос. Он и мне не давал покоя с самого начала. По заявлению подозреваемой Климовой, нож всегда хранился в ящике кухонного стола. Когда-то, когда они держали свиней, он использовался строго по назначению, то есть им резали чушек. Ну а потом он долгое время лежал без дела, никем не востребованный. Месяц назад соседка, решившая порешить своего кабанчика, попросила его у Клиновой. Зоя Федоровна, как вы знаете, человек не жадный, открыла ящик, но ножа там не обнаружила. Вот такой получился фокус, причем говорю я это со слов той самой соседки. Пропал нож, и все тут. Возможно, его припрятал сам Климов, был у него такой бзик, частенько прятал ножи под подушку. После того как унесли тело, наш опер нашел в его постели еще один тесак и два кухонных ножа. Как предчувствовал он свою смерть, готовился дать отпор.

- Или зарезать сам, - не сдержавшись, ляпнул я.

- Кого? Что вы такое говорите?

- А то вы не знаете, у них весь сыр-бор из-за дома идет.

- Да, конечно. Вы думаете, ради этого он пошел бы на все?

- Антон Абрамович, я не видел его десять лет. Должно быть, вам лучше известны его дела и настроение в последнее время. Скажите, а как обстоят дела с отпечатками на рукоятке ножа?

- Ничего утешительного. Я бы даже сказал - отвратительно. Преступник орудовал в перчатках, так что никаких следов на карболитовой ручке ножа обнаружить не удалось.

- Вот и отлично, спасибо, вы меня порадовали.

- Не понимаю.

- Преступник работал в перчатках, убил заранее приготовленным ножом, значит, преступление планировалось давно.

- Конечно, но что нам это дает?

- По крайней мере, из списка подозреваемых мы можем исключить пирожника уже не по отсутствию мотивов, а на основании фактов: насколько я знаю, они поселились здесь сравнительно недавно. Меньше месяца тому назад.

- Это так, - согласился следователь, - но факты - вещь упрямая, и пренебрегать ими мы не имеем права. А они говорят, что посторонних в доме не было. Скажите, если исключить хозяйку и Прокопчука, то кто убийца? Хорошо бы знать.

- Неплохо, - поддержал я его. - А вы обратили внимание на отсутствие собак?

- Исчезли собаки? Но я не знал, что они были. Это же в корне меняет дело. Если собак отравили, это может означать то, что в дом забрался совершенно незнакомый человек, свой бы этого не сделал. На кой черт ему усыплять собак, если они не причиняют ему беспокойства.

- Я того же мнения, нам только остается узнать, каким способом он проник во двор и прокрался в дом, при этом сумев ликвидировать песиков. Что вы думаете на сей счет, господин следователь? Ведь если верить Прокопчуку и Какоянису, через калитку никто не входил.

- Да, это так, первым делом я подумал, что он проник в огород со стороны лимана. Я пришел сюда, чтобы проверить свое предположение, но, взглянув на крутизну и глубину обрыва, сразу от него отказался. Не может нормальный человек по нему забраться. А кроме того, я внимательно осмотрел землю по всей длине задней изгороди. Ничего, кроме следов галош, в которых разгуливала чета Климовых.

- Скверно, майор, но я это предполагал, потому и сунул нос в подполье, думал, что он там, затаившись с ночи, ждет благоприятной минуты.

- Удивительно, но ваши предположения схожи с подозрениями оперативника Петра Захарова, его тоже потянуло под землю. Он еще днем проверил подполье, но, к сожалению, ничего, кроме гнилой картошки, там не обнаружил. Ни там, ни на чердаке. Я мыслю по-другому: нужно хорошенько потрясти соседей - как хозяев, так и их квартирантов. Сегодня уже поздно, но завтра я это сделаю непременно. А теперь давайте еще по стаканчику, и я пошел в лоно своей семьи. Да, кстати, а почему вы интересовались, имел ли я разговор с Ириной? Что вас заставило об этом спросить?

- Видите ли, ее не заинтересовали некоторые моменты произошедших сегодня перемен. Как будто она все знала заранее.

- Вот оно что, интересно. А конкретно?

- Например, ее не удивила моя изувеченная рука.

- Ну, это объясняется просто. Наверняка у нее имеется несколько знакомых, работающих в нашей конторе. Что еще?

- Она не спросила, куда подевались барбосы.

- Да пропади они пропадом, сто лет они ей были не нужны, дались они вам, эти барбосы, вы, наверное, когда-то работали кинологом. Чепуха! Я тоже не придал этому никакого значения. Ну ладно, я, пожалуй, потихоньку пойду, а завтра утречком часиков в шесть мы с вами еще помозгуем. Вот мой домашний телефон, если возникнет какая-то экстраординарная ситуация - звоните. А все-таки я недаром Ирину оставил на десерт? Как вам кажется?

Он ушел, оставив меня один на один с не решенными им проблемами. Не верил я тому, что бандюга перебрался сюда с соседской территории. В курортном городе, где все друг друга знают и стараются жить в добре, мире и согласии, никто не пойдет на укрывательство, а тем более на пособничество преступнику. Вряд ли господин Окунь чего-то добьется, работая в этом направлении. Нужно искать какой-то иной ключ, иной угол зрения для решения этой задачи. В том, что преступление спланировано и досконально разработано, я уже не сомневался, но только кем? Кроме "немки", в нем заинтересованы Ирина с мужем, но у Ирины алиби, и я не сомневаюсь, что оно не поддельное. Причастна она к этому делу или нет, но алиби у нее будет железным в любом случае. Если она не причастна, оно будет естественным, если причастна, то она все расписала заранее и разыграла так, что не подкопается даже сам Порфирий Петрович классика Достоевского.

Но почему я зациклился на Ирине и ее муже? Если опираться на факты, она здесь действительно ни при чем. По крайней мере, не убивала лично, хотя с ее физданными могла бы это сделать. Кто исполнитель? Если заморский киллер, то шансы установить истину равны нулю, но вряд ли она располагает суммой, достаточной для оплаты такого заказа. Тогда кто? Неужели она эту миссию возложила на собственного мужа?

Опять и опять я перебирал возможных убийц, но все безрезультатно. Казалось, словно зашоренная лошадь я слепо топчусь по кругу, пытаясь отыскать выход там, где его нет и быть не может. От напряжения мои слабые мозги запросили пощады, и я, плюнув на варварскую головоломку, вышел во двор. Прогнав дневную, звенящую жару, южная, чернильная ночь почти полностью завладела городом. Лелея и оберегая руку, я осторожно примостился на лежаке под раскидистым орехом. Полное очарование и умиротворение! Если бы не сегодняшнее кровопролитие, я был бы вполне счастлив.

Неожиданный переполох и квохтанье со стороны курятника буквально подбросили меня на месте. Что это могло быть? Порядочные птицы, в моем понимании, уже давно угомонились и спят. Подкравшись поближе, я чиркнул зажигалкой, совершенно наплевав на свою безопасность.

Черт бы их всех побрал, так недолго стать заикой. Рыжая разгневанная наседка бесстрашно и самоотверженно атаковала злющую и наглую крысу. Цыплята, по чьи души явилась мерзавка, сбившись в кучу, орали громко и возмущенно. Перебив визитерше хребет, я вернулся в темный, пустой дом.

Нет, кажется, этому не будет конца! Хоть убейте, но я явственно расслышал, как в глубине дома кто-то хлопнул дверью. В конце концов, мне это начинало надоедать. Что может быть хуже неопределенности и невидимого врага, даже если он всего лишь крыса. Запалив все возможное освещение, с топориком в руках, я обследовал дом по второму кругу. Результат оказался прежним. Ну и отлично, значит, тревога была ложная и я понапрасну треплю себе нервы. Пора ложиться спать, только на всякий случай не вредно еще разок заглянуть в подполье.

Готовый к любой пакости, я резко рванул крышку. Взведенной пружиной мне навстречу взметнулось белое, искаженное страхом лицо. Чисто рефлекторно, но со всей силушки я долбанул по нему ногой и поспешно захлопнул лаз, добивая его уже крышкой. С глухим стоном он слетел со сходней в гниющую жижу подполья. Для меня эта секундная драчка тоже не прошла даром. От боли перед глазами заплясали оранжевые чертики и белые пятна искаженных лиц. В полном изнеможении, как Александр Матросов, я всем телом навалился на закрытый люк, не оставляя врагу ни единого шанса на спасение.

Итак, одна из моих версий подтвердилась. Прошлой ночью, когда мы, убаюканные местным вином, безмятежно спали, преступник проник в подполье и там затаился, дожидаясь благоприятного момента. Дождавшись его, он совершает преступление и вновь спускается в подполье, потому как уйти сразу ему мешает пирожник. Очевидно, он предположил дальнейшее развитие событий, а именно, что всех нас непременно заметет милиция и в доме останется он один. Тогда-то он сможет спокойно, не торопясь покинуть место преступления. Кроме того, он одним выстрелом убивал двух зайцев. Он гениально рассчитал так, что все подозрения падут на мою "немку". Задумано неплохо, Шмара на том свете, а она в тюрьме. Одного он не учел, не предусмотрел того, что майору Окуню взбредет в голову отпустить меня досрочно. Или же... или вообще присутствие моей персоны во внимание не принималось, и я оказался досадной и непредвиденной для него помехой. Да, скорее всего так. В этом случае ему не оставалось ничего иного, как ждать наступления ночи, ждать, пока господин Гончаров соизволит погрузиться в сон.

Допустим, все именно так, как я расписал, но что же мы с этого имеем? Во-первых, то, что душегуб был прекрасно осведомлен о жизни и порядках обитателей дома. Во-вторых, он знал расположение комнат. О чем это говорит? Правильно! О том, что он неоднократно здесь бывал и, возможно, был добрым приятелем убитого.

Кто он? За то короткое мгновение, что я его видел, удалось рассмотреть немногое. С гарантией можно было сказать только то, что это коротко стриженный парень, одетый в темный спортивный костюм и ранее мне не встречавшийся. Оно и немудрено, живущих здесь знакомых мне аборигенов можно пересчитать по пальцам. Зато пузатому майору сия личность наверняка знакома. Отличного тетерева я приготовил ему на завтрак. Сейчас он стонет внизу, мастерски подбитый моей рукой. Посмотреть бы на него поближе, но нет. Возможно, он хитер и коварен. Нет никакой гарантии, что он не притворяется. Ждет не дождется, когда я открою крышку, чтобы вновь вероломно на меня напасть. Будет разумно потерпеть до утра, до прихода следователя, и только потом удовлетворить свое любопытство. А пока, сидя на крышке подполья, можно немного покемарить, не опасаясь за бегство пленника.

Проспал я недолго, не больше часа, и проснулся оттого, что бормотание и стоны подо мной внезапно прекратились. Озадаченный и встревоженный, я постучал в пол и громко позвал:

- Эй, мокрушник, чего затих?

- Да пошел бы ты... - неясно и глухо пробухал мне в ответ незнакомый голос.

- Материшься? - удовлетворенно спросил я. - Значит, живой. Значит, вскорости предстанешь ты перед судом за невинно убиенного раба Божьего Шмару. Скажи-ка мне по секрету, ты за что его завалил? Чего замолчал? Или, осознав великий грех свой, смиренно каешься и уповаешь на милость Божью? Напрасно, зело велико твое злодеяние. Какую ты корысть от того имел? Ответствуй.

- Заткнись! - посоветовал мне убийца и после продолжительной паузы добавил: - Нам не о чем с тобой говорить.

- Напрасно, батенька, а мне до утра, до прихода милиции, так хочется с кем-нибудь поболтать, пообщаться. Сам понимаешь, как скучно молча сидеть на крышке твоего склепа, даже не зная твоей биографии. Будь так любезен, расскажи о себе хоть что-нибудь.

Ответом мне было полное молчание. И дальше, как я ни старался, мне больше не удалось вытянуть из него даже слова. Вконец устав от бесполезного красноречия, сидя на крышке западни, сам того не замечая, я глубоко уснул.

Под покровом черной ночи огромная рыжая крыса неслышно кралась в Шмарину спальню. Я стоял в проеме окна за плотной портьерой и боялся шевельнуться. Я прекрасно знал, что крыса явилась с единственной и конкретной целью. Сейчас она его убьет. Но предотвратить это я не мог. Как и многие другие, я молча наблюдал за происходящим, страшась даже жестом выдать свое присутствие. Крыса вошла в его комнату, и каким-то чудесным образом мы очутились там же. Нам было хорошо видно, как осторожно она его обнюхивает, прислушивается к биению его сердца. Вдруг, заметив нас и на секунду замерев, крыса с пронзительным визгом впилась ему в горло, а в моей голове разорвалась граната.

* * *

- Да ты пей, пей, только не говори мне, что ты трезвенник!

Сквозь вату забвения до меня донесся знакомый голос, и прохладно-обжигающая жидкость клокочущим потоком забурлила в моей глотке.

- Ну вот и отлично, - заурчал тот же довольный голос, - если пьешь, значит, жить будешь. Эко тебя разделали, прямо как на мясокомбинате. Удивительно, как только тыкву не раскололи, видно, в рубахе ты родился.

- Что со мной? - с трудом раздирая спекшиеся веки, спросил я у толстого мужика, легкомысленно одетого в шорты и майку. - Что со мной случилось?

- Это я у вас хотел спросить, Константин Иванович, что здесь произошло?

- Кажется, меня кто-то чем-то ударил, - неуверенно предположил я.

- Я тоже так думаю, - согласился со мной майор, - причем ударили не ранее чем час тому назад, потому что кровь уже запеклась. Сейчас пять, значит, нападение было совершено не ранее четырех... Занятно. Вы посидите спокойно, а я попробую оттереть вашу физиономию водкой, будет немного больно. Тем временем вы постарайтесь вспомнить, что тут случилось. Похоже, отпуск у вас получился и впрямь насыщенным и интересным. Кто же это вас так...

- Вай-яй! - заорал я не то от боли, не то от вспыхнувшей вдруг картинки. - Да отстаньте вы от меня, майор, честное слово, вы идиот! Подо мной, в подполье, сидит не кто иной, как убийца, а вы занимаетесь глупостями.

- Успокойтесь, если он и был, то сейчас его там нет.

- Что за чушь вы несете?

- Это не чушь, кто-то, предварительно оглушив вас, помог ему скрыться.

- Если бы он оттуда вылез, то я бы сейчас не лежал на крышке подполья, - резонно возразил я, заставляя следователя задуматься. - Меня как шибанули, так я и завалился, даже в бессознательном состоянии охраняя преступника.

- Похоже, что вы правы, кровавых следов волочения вокруг вас нет. Изумленно глядя на меня, он перешел на шепот: - Неужели вы думаете, что он и сейчас там?

- Я в этом уверен, вентиляционные окошки слишком малы, через них может пролезть только мышь, если она не беременна.

- Ясненько, сидите здесь, а я из машины вызову наряд. Не беспокойтесь, я скоро вернусь, машина у ворот.

Со зверским видом, сжимая в руках фонарик, он вернулся через пять минут. Под мышкой, поверх полосатой матросской майки, майор прицепил кобуру. Единственное, чего ему не хватало, так это кривого турецкого ятагана, зажатого в крепких, прокуренных зубах.

- Ну, как он там?

- Не знаю, молчит пока, да куда он от нас денется.

- Это точно, если только лаз не подкопает, и то не успеет, сейчас ребята подскочат, мы его быстро оформим.

Ребята подъехали минут через десять и, оттеснив меня, занялись подпольем. Как будто это не я, а дядя Степа поймал убийцу. Обидевшись на них за такое бесцеремонное обращение, я уполз в комнату, издали наблюдая за их суматохой.

Чем-то они напоминали мне героев чеховского "Налима". Проведя над лазом небольшую, но содержательную планерку, трое, играя дубинками, разошлись по углам, а четвертый, выпростав пушку, заорал громким фальцетом, заранее всего страшась:

- Вы окружены! Бросайте оружие и выходите! В случае сопротивления будем стрелять без предупреждения. Выходите немедленно, даем вам три минуты!

Словно по команде, как в микроскоп, все четверо уставились на часы. По истечении отпущенных трех минут они вопросительно вылупились на безмолвствующий, равнодушный люк, в нетерпении поглаживая резиновые палки. Однако их ожидание успехом не увенчалось. Преступник упорно не желал не только покидать своего убежища, но и вообще вступать с ними в переговоры. И тогда господин Окунь, на правах старшего, подал знак - начинать!

Приоткрыв люк, тонкоголосый сержант закинул в подвал какую-то шипящую гадость, не иначе, как слезоточивую гранату или дымовую шашку. Все замерли в ожидании крика о помощи, но его не последовало. Опять, подобно гробнице, подполье молчало. Недоуменно переглянувшись, парни развели руками, а бесстрашный сержант, откинув крышку, легкомысленно включил фонарик и заглянул внутрь. Через минуту, глядя на его слезящуюся, растерянную физиономию, я понял, что он, кроме порции слезоточивого газа, получил и большое эмоциональное потрясение.

- А это... Мужики, там ведь никого нет!

- То есть как это "никого нет"? - оборвал его возмущенный Окунь. - Что ты такое болтаешь? Смотри внимательней!

- Да нет же никого! - добросовестно окунув голову в дырку, стоял на своем сержант. - Точно никого. Сами посмотрите.

Кряхтя, майор встал на карачки и, боязливо понюхав газ, смешанный со смрадом подземелья, робко посмотрел вниз. По мере того как он опускал голову, на его заднице читалось растущее недоумение, а потом и недовольство.

- Действительно никого, только ящики и пустые винные бочки, поднимаясь с колен, подтвердил он слова сержанта. - Ребята, детальный осмотр проведем через пятнадцать минут, когда немного проветрится, а теперь ступайте на воздух, покурите. Я сам вас позову.

- Ну-с, что вы на это скажете? - едва мы остались одни, ехидно спросил майор. - Может быть, вам все приснилось или вы ба-а-аль-шой шутник?

- Конечно, с детства обожаю юмор, - зло ответил я. - И только для того, чтобы вас насмешить, я собственноручно разбил себе башку шкворнем.

- Не шкворнем, а лопатой, - автоматически возразил майор, показывая мне не замеченную ранее лопату с черным коротким черенком.

- Хорошо, значит, лопатой я крою себе череп, дабы доставить господину Окуню райское наслаждение? Так по-вашему?

- Нет, конечно, но где обещанный вами мокрушник?

- Может, он затаился где-нибудь среди ящиков и бочек?

- Сейчас ребята посмотрят, но только я почти уверен, что ничего путного они там не найдут. Разве что затонувший в грязи труп. Он ведь не реагировал на газ. Расскажите подробно, как все произошло?

- С удовольствием, и думаю, что это сделать надо было давно. После того как мы с вами расстались, я около часа пробыл в комнате, в сотый раз обдумывая произошедшее.

- И что же надумали?

- Ничего путного, только заработал головную боль. Плюнув на это неблагодарное занятие, я вышел во двор подышать. Пробыл я там не очень долго, не больше получаса, а когда вернулся в дом, то мне послышался стук, как если бы кто-то резко прикрыл дверь. Нервы мои были на пределе, но, несмотря на это, я включил весь имеющийся свет и занялся осмотром комнат. Не найдя ничего подозрительного, я подумал, что звук мне померещился, и, успокоенный, хотел ложиться спать. Наверное, я так бы и сделал, если бы черт меня не дернул заглянуть в подполье. Едва только я открыл крышку, как мне навстречу прыгнул какой-то человек.

- Как он выглядел? Опишите.

- Это был парень с короткой стрижкой, одетый в темный спортивный костюм. За тот короткий миг это все, что мне удалось заметить.

- Вы сказали, короткий миг. Он что же, сразу вас ударил?

- Не он меня, а я его. Ногой по морде, а потом крышкой по башке. Он полетел вниз, а я сверху прилег отдохнуть. Вот, собственно, и все, если не считать короткого, но емкого диалога, состоявшегося между нами.

- И о чем же вы говорили?

- Я спросил, с какой целью он завалил Шмару, а он отправил меня на три буквы.

- Значит, вы слышали его голос?

- Большое счастье! - сварливо пробурчал я. - Лучше бы мне его не слышать. Из-за него меня чуть было не укокошили, и нет никакой гарантии, что они не повторят свои опыты.

- Вы думаете, преступник не одинок?

- Я теперь в этом не сомневаюсь. У него есть подельник, кто, как не он, оставил нам свое мерзкое орудие - лопату? Кто, как не он, помог преступнику бежать? Ведь по вашим данным, в подполье никого нет. Хотя на вашем месте я бы осмотрел его еще раз и более внимательно, есть у меня некоторые сомнения. А тем более вы их подтвердили, заметив, что следов волочения на полу нет!

- Это действительно так. Расскажите, как вы сидели на полу в момент удара.

- Лицом в эту комнату, а спиной в спальню, там, где я сплю.

- Значит, левым боком ко входу?

- Так точно, и я бы непременно заметил человека, входящего через дверь.

- Если принять ваши слова за истину, то я ничего не понимаю, получается какая-то немыслимая чепуха.

- Вот-вот, и я о том же. Одна версия исключает другую и при этом рассыпается сама. Посмотрим, что даст детальный осмотр.

Повторный осмотр подполья ничего нового не дал, кроме того, что на сходнях была обнаружена свежая кровь и грязные следы от галош. Это говорило о недавнем пребывании здесь человека и подтверждало мой рассказ. Отослав парней, майор вызвал кинолога и эксперта-криминалиста, хотя, на мой взгляд, решение это было несколько запоздалым.

Я оказался прав, доставленная через полчаса псина добросовестно обнюхала лопату, коридорный пол и, покрутившись на месте, уставилась на нас с немым вопросом. В ее глазах я явственно прочел: "И какого хрена вы меня сюда позвали?"

Приезд женщины-криминалиста оказался более результативным. Засняв следы галош на сходнях и счистив кровавые пятна, она вплотную занялась лопатой. После некоторых манипуляций с порошком она громко выматерилась:

- ... Козел, жирный боров, опять вещдок лапал... чтоб у тебя твои... руки отсохли... ты, баран. Ты что, специально это делаешь?

- Что ты, Танечка, что ты, - засуетился, затряс брюхом следователь, не может такого быть, с чего ты это взяла?

- Да тут невооруженным глазом видно, а я твои поганые, жирные папилляры уже наизусть знаю, скоро они мне сниться будут. Ну чего ты, как любопытная баба, все хватаешь и в рот тянешь? Дождешься ты у меня, Окунь, накатаю на тебя рапорт.

- Прости, Танечка, бес попутал, больше такого не повторится.

- Не повторится, который раз слышу, - проворчала криминалистка, внимательно обнюхивая, просматривая и облизывая грязную лопату. - Твое счастье, жирный сазан, преступник работал в перчатках, предположительно в шерстяных, предположительно бирюзового цвета. Судя по ржавчине на штыковой части лопаты, ею давно не пользовались, а судя по въевшейся черной пыли, можно предположительно сказать, что ранее она использовалась для погрузки угля. Еще на ней обнаружено четыре седых волоса и бурые пятна, похожие на кровь. Подробнее я смогу сказать о них после анализа.

- Не надо, - мрачно вмешался я. - Это мои волосы и кровушка моя.

- Отлично, это значительно облегчит мою задачу, всего хорошего.

Выдрав из моей головы еще несколько волосинок и упаковав лопату, матерщинница уехала, оставляя меня наедине со смущенным следователем.

- Интересная манера разговора у этой дамы, - поделился я своими впечатлениями. - Наверное, у нее было трудное детство и отец не вылезал из тюрем.

- Ага, труднее некуда, - со вздохом согласился Окунь. - Папаша ее был вторым секретарем горкома, тяжело жилось, так тяжело, что я из жалости на ней женился.

- Сочувствую. У самого жена - дочь бывшего начальника милиции. Однако ваша супруга подала дельную мысль относительно лопаты. Удивляюсь, как мы сами до этого не додумались.

- За всем не уследишь, я понимаю, о чем вы говорите. Вы имеете в виду угольную пыль, въевшуюся в черенок?

- Именно так. Насколько я понимаю, господин майор, дома здесь давно отапливаются газом. Или мои наблюдения ошибочны?

- Нет, это действительно так, газовое отопление у нас уже лет десять, и мне непонятно, откуда могла выплыть лопата.

- Очевидно, ее принесли с собой.

- Не думаю. Представьте себе, Константин Иванович, вы собрались на мокруху и через весь город тащите с собой метровый шанцевый инструмент. Мне кажется это неправдоподобным.

- Полностью с вами согласен, но тогда где он мог ее взять?

- Скорее всего, здесь, правда, я не заметил ни одного угольного сарайчика.

- Может быть, раньше уголь держали в подполье? - поделился я своими соображениями, но тут же сам их отбросил: - Нет, не получается. Во-первых, вход в него перекрывал я сам, во-вторых, там болото, и в этом случае лопата была бы мокрой, и, наконец, третий аргумент: он никак не мог прежде ударить меня лопатой, за которой ему только предстояло спуститься.

- Константин Иванович, - задумчиво глядя мне в глаза, проговорил Окунь, - а ведь вы, наверное сами того не подозревая, подали мне замечательную идею! Если мы ее проработаем и она принесет нам ожидаемые результаты, то нам многое станет понятно. Вы ходить можете?

- Смотря куда - если по бабам, то с удовольствием.

- Нет, гораздо ближе, вокруг дома.

- Странный у вас маршрут для утреннего променада, но я к вашим услугам.

Начиная с фасада, мы не торопясь шли по периметру метрового фундамента. Теперь и я понимал цель нашего путешествия - майор искал сарайчик для хранения угля. И мы его нашли в задней части дома на территории курятника. Вход в него издали был незаметен, его скрывал бурно разросшийся кустарник, и, только подойдя вплотную, мы заметили небольшую, дряхлую дверцу. Возле нее виднелись четкие и свежие следы галош. Сомневаться не приходилось - недавно здесь кто-то побывал.

- Может быть, опять пригласить кинолога? - разумно предложил я.

- Не стоит, в лучшем случае собака приведет нас в дом, да и только, а это я и без нее теперь прекрасно знаю.

Осторожно, не касаясь ручки, майор открыл дверцу. Удивительно, несмотря на то что ею давно никто не пользовался, она открылась мягко и без скрипа. Это лишний раз подтверждало - убийство готовилось заранее. Сарайчик за домом оказался довольно большим, но каким-то несуразным. При десятиметровой длине он имел не больше двух метров в ширину. При свете фонарика первое, что бросилось в глаза, была куча спрессованного угля столетней давности. У ее основания лежало два собачьих трупа - недаром исчезновение барбосов не давало мне покоя целую ночь.

Странно, но ни одного окурка, ни одной конфетной обертки обнаружить нам не удалось. Зато умный следователь нашел нечто более существенное. У длинной стенки, граничащей с основным подпольем, почти вровень с полом он наткнулся на дно большого бочонка. Это обстоятельство нас крайне заинтересовало.

- Константин Иванович, вам не кажется это немного неестественным?

- Кажется, прямо как в детской загадке: "Утка в море, а хвост на заборе". Если мы видим хвост, то где же сама утка?

- Думаю, мы ее найдем, и тогда загадочка разгадается сама собой. Вы как думаете, куда это донышко открывается?

- Думаю, наружу.

- А вот и не угадали.

От майорского пинка бочоночный кругляш провернулся на вертикальной оси, открывая нам путь в подполье. Громко заржав, весьма довольные друг другом, мы покинули коварное подземелье, чтобы по стаканчику выпить за наш ум и прозорливость.

- Ну вот, теперь все встает на свои места, - кромсая персик, изрек Окунь. - Можно нарисовать подробную схему-картинку его действий. Может быть, как непосредственный участник, это сделаете вы? Тем более отныне я почти полностью вам доверяю. Вы теперь почти вне подозрений.

- Не понимаю вас, а что же, до сего момента вы меня...

- Да-да, именно так, вы были одним из основных подозреваемых, и знаете почему? Во-первых, человек вы приезжий, вполне подходите на роль наемного убийцы. Второе, вы уволены из органов за неблаговидное поведение, значит, опять-таки могли пойти на преступление. И третье, работали вы следователем, а значит, могли обстряпать дело таким образом, что у любого сыскаря были бы только битые карты. Ну и еще, на гарнир, ваша пляжная дама полностью отрицает знакомство с вами. И наконец, последнее: пирожник Прокопчук вчера вечером уже вспомнил, что видел, как вы вернулись домой в десять часов утра. Согласитесь, букет достаточный для самых серьезных подозрений.

- Ваши подозрения, уважаемый господин Окунь, я бы мог отмести за полчаса, но не хочется попусту тратить время, мы отвлеклись, а мне бы действительно хотелось воссоздать схему, по которой действовал преступник. Если вы не возражаете, я начну.

Итак, вчерашней ночью, пользуясь нашим пьяным сном, преступник травит собак и проникает в сарай, где смирно сидит всю ночь, вплоть до того, как опохмеленные хозяева, предварительно поругавшись, расползаются по своим спальным местам. Тогда он проникает в дом, вероятнее всего, через окно моей комнаты. Убедившись, что его потенциальная жертва беззаботно дрыхнет, он делает свое грязное дело и, чтобы не рисоваться, тем же путем уходит в сарай, где ему предстоит отсидеться до темноты.

- Нет, тут я могу вам возразить, уважаемый Константин Иванович, до темноты сидеть ему было никак нельзя. Он прекрасно знал, что труп Шмары будет обнаружен в самое ближайшее время и тогда начнется большой переполох, который может для него плохо кончиться. Тут что-то другое, скорее всего, ему помешало какое-то непредвиденное обстоятельство. Может быть, Прокопчук? Нет, о его постоянном присутствии он наверняка был осведомлен. А если так, то через калитку он уходить не собирался. Тогда как? Ему оставался единственный путь - через огород, через лиман.

- Простите, но вы совсем недавно говорили, что пути через тот обрыв нет.

- Говорил и говорить буду. Подняться по нему невозможно, все осыпается, но вот спуск вполне допустим. Итак, его отступлению через огород кто-то (пока это не важно) мешает, причем мешает довольно продолжительное время, вплоть до вашего прихода. Вы согласны со мной? Отлично, потом очередной помехой для него становится прибытие патруля, а в дальнейшем и оперативной группы. После их отъезда он по каким-то причинам снова не может выбраться, хотя, казалось бы, теперь это сделать проще простого, ведь Прокопчука увезли и у него открыто два пути отхода.

- Он не мог выскочить, потому что к моменту их отъезда я вернулся домой. Да, я вернулся в дом, и мне почудилось, что в нем кто-то есть. Спрятавшись за портьеру, я застыл в ожидании, потому как с одной рукой ничего другого мне не оставалось. Неизвестно, чем бы все это кончилось, если бы не появилась Ирина. Громко стукнув калиткой и входной дверью, она протопала именно в эту комнату и остановилась у моей портьеры. Выглянув, я подал ей знак молчания и шепотом объяснил причину. Она испугалась до чертиков и кинулась в коридор за топориком. Я уже хотел бежать следом, но она, безумно хохоча, явилась сама. За шиворот она держала котенка, виновника таинственных звуков, исходивших из моей комнаты. Ну а после ее ухода у меня вновь возникло неприятное ощущение.

- Какое конкретно?

- То же самое, мне показалось, что в доме я не один. Я досконально проверил каждый уголок, но ничего не обнаружил. Оставалось подполье. Когда я его открыл, появились вы, причем неожиданно и тихо, со спины, как опытный вор.

- Да, я немного вас напугал, но к делу это не относится, эпизод со мной вы можете опустить, и так понятно, что в это время он вынужден был затаиться и дышать в тряпочку. А вот после моего ухода он, очевидно, решил предпринять какие-то активные действия.

- После вашего ухода я вышел в огород и расположился на лежаке неподалеку от него. Наверное, это опять помешало ему выбраться на свободу через сарай, и тогда он предпринимает рискованный ход. Перебравшись в подполье, он пытается уйти через коридор, и опять неудача. В дом вхожу я, причем открываю крышку подполья и, более того, нокаутирую его и запираю в каменном мешке. Парень в панике, его засекли. Он понимает, что в любой момент я смогу его опознать. И тогда он решается на крайнюю меру. Выбравшись через сарай, с лопатой наготове он неслышно пролазит в окно моей комнаты, подходит ко мне со спины и, улучив момент, убирает свидетеля, то бишь плющит мой затылок. Только непонятно, почему он ударил плашмя? Ребром было бы куда как эффективней.

- Это уже детали. Мне интересно другое: если он так свободно ориентировался в доме, о чем это говорит?

- Да все о том же: убил кто-то из своих, а мы вернулись к тому, с чего начинали. Получается сказка про белого бычка. Мы тупо топчемся на месте. И ничего не знаем о делах действительно творящихся.

- Ладно, Гончаров, отдыхайте, а после обеда я к вам еще зайду, может быть, что-то прояснится.

* * *

Часов до одиннадцати я проспал как убитый, а когда проснулся, бодрый и посвежевший, уже вовсю палило солнце, обещая очередной злой и знойный день. Первым моим позывом было пойти на пляж, но, потрогав свою разбитую рожу и распухшую руку, я сразу же отказался от этой привлекательной мысли.

Я умывался, когда во дворе появился страдающий Прокопчук в окружении охающей супруги и влиятельного сыночка. Несправедливо репрессированный пирожник был несчастен и злобен. Торжествующе посмотрев на меня, он гневно изрек:

- Правда восторжествовала, и вам не удастся засудить безвинного человека, не на того нарвались, а вот вы ответите по всей строгости закона. Володенька, перед тобой сообщник следователя Окуня, это с его помощью твоему отцу хотели пришить дело. Думаю, тебе нужно заняться им всерьез. Тот еще гусь, вполне возможно, что он был в сговоре с хозяйкой, а может быть, и лично, своими руками завалил Валеру. Смотри, какая у него уголовная рожа, для него человека угробить - что тебе чебурек скушать. Недаром хозяйка заорала, что это он убил. Чего лыбишься?

- Здравствуйте, Валентин Иванович, - вежливо ответил я, - со счастливым возвращеньицем. А это кто с вами? Я так понимаю, сынишка будет. Здравствуйте, Володя, с приездом. Папашины слова не принимайте буквально. То не он - обида в нем говорит. Проходите, будьте как дома, я теперь на правах хозяина. Располагайтесь, а мне, прошу прощения, идти нужно.

- Куда, если не секрет? - подозрительно спросило юное, высокомерное создание.

- А вы кто будете, если не секрет? - в тон ему осведомился я.

- Юрист, - помявшись, неопределенно ответил он.

- Я сражен! А где практикуете?

- Частная нотариальная контора.

- Мое почтение, я пошел, ведите себя хорошо и не шмонайте по чужим буфетам.

Скука курортного городка, помноженная на полуденный зной, действовала удручающе. Полуголые отдыхающие, высунув до асфальта языки, тупо тащились с пляжа. Протиснув сквозь штакетник черную пипку носа, на них равнодушно взирал изможденный волкодав. На территории дома отдыха стояло звенящее безмолвие. Измученные курортники расползлись по палатам, надеясь в их относительной прохладе обрести покой. И только четверо парней лениво тащили лист шифера на крышу беседки. Ими вяло руководил седой толстый директор. В одном из зодчих я признал Сергея Грачева. Он тоже заметил меня и, спустившись вниз, отвел в сторону. Огляделся по сторонам, откашлялся и нерешительно начал:

- Вы это, Константин Иванович, ну, в общем, позавчера мы здесь вам наговорили черт знает что...

- Не помню. А что вы мне говорили?

- Ну, про Шмару всякие глупости. Ирина плела о том, что киллера хотела бы нанять. Еще всякую чепуху. Это она просто от отчаяния... Мы бы на такое никогда не пошли. Просто так получилось... Совпадение... Говорят, язык мой - враг мой. Понимаете меня?

- Не совсем, говори конкретней, не жуй сопли, афганец.

- А куда уж конкретней? Позавчера мы вам весь вечер талдычили, что хотим его смерти, а на следующий день в десять часов его убивают тесаком в грудь. Тут любой скажет, что это наших рук дело.

- А чьих же? Посуди сам, кому его смерть была нужнее всех? Только вам! К тому же убийца хорошо знал расположение дома.

- Но теща тоже знала планировку дома и тоже хотела его смерти.

- Неужели ты думаешь, я поверю, чтобы хрупкая женщина насквозь проткнула его тушу? Нет, Сергей, там орудовал опытный мастер своего дела. Подобное ему приходилось совершать не раз. Ты, кажется, служил в Афганистане?

- Да, по контракту, но какое это имеет значение? На что вы намекаете?

- Я не намекаю, я просто спрашиваю. Почему это тебя так взволновало?

- Потому что вижу, куда вы гнете.

- Я никуда не гну, гнуть тебя будет товарищ майор. Я просто хотел спросить, откуда тебе известно, что Шмару убили в десять часов и именно тесаком? Насколько я понимаю, тебя еще не опрашивали.

- Господи, да об этом уже вся улица трещит. О том, что вас ударили ножом, я тоже знаю. Я к вам еще вчера хотел заглянуть, да только все некогда было.

- Да что ты говоришь, а мне казалось, что мы вчера встречались, что именно со мной ты вел легкий, непринужденный диалог из подполья. Сознавайся, шалун, это ты дроболызнул меня лопатой по головке?

- Вы ненормальный, похоже, что вас стукнули на совесть. Только запомните: ни вчера, ни сегодня я не отлучался с территории дома отдыха ни на секунду. И это могут подтвердить многочисленные свидетели. Весь день, до позднего вечера, я работал на крыше, у всех на виду. А после того, как стемнело, примерно с десяти часов до трех ночи я крутил дискотеку. Вас устраивает мое объяснение?

- Может быть, меня оно и устраивает, но есть еще следователь Окунь. Как будет настроен он? Мужик неглупый, веди себя с ним поосторожнее.

- Понятно, и как мне следует понимать ваше предупреждение?

- Понимай как хочешь. Мне еще нужно поговорить с Ириной, приведи ее.

- Это невозможно, час тому назад она уехала на вокзал.

- Еще лучше! - тихо, но внятно выматерился я. - Да откуда же такие дуры берутся, она что - совсем не соображает, что сейчас ей нельзя уезжать ни при каких обстоятельствах? Она и так на карандаше, а ее отъезд только усугубит дело.

- Но... Подождите, она никуда не собирается уезжать. Она поехала встречать моего брата. Уже скоро должны прибыть. Кстати, хорошо, что напомнили, нужно его как следует принять. Вы идите к вагончику, а я отпрошусь у шефа.

Подходя к знакомому вагончику, я размышлял о том, имел ли я право своими вопросами заранее настраивать Сергея на предстоящую встречу со следователем. Вполне возможно, что я только что помог преступнику обозначить основные болевые точки, по которым будет бить Окунь. Но почему преступнику? Он заявляет, что весь вчерашний день проторчал на крыше, на глазах у всей публики. Это обстоятельство нельзя сбрасывать со счетов. Нет, я вполне допускаю, что можно незаметно ускользнуть на полчаса, даже на час, но на весь день? Тут можно не сомневаться - в подполье Сергея не было. Ирины тоже, потому что лупил-то я по морде мужика. Из этого следует, что они не виновны? И кто же виновен? Случайный прохожий? Полная чушь, господин Гончаров. Тогда объясните мне странную, заранее совершенную кражу ножа. Объясняю: он был выкраден Ириной и Сергеем. Выкраден и вложен в руку наемного убийцы с тем, чтобы подозрение пало на Зою Федоровну. Кажется, к такому выводу мы уже приходили, но что-то нам в нем не понравилось. А что? Стоп, дорогой Константин Иванович, почему мы зациклились на Шмариных родственниках и совершенно забыли о его дружках? Наверняка при его характере найдется несколько обиженных им парней. А в друзьях он не очень разборчив, и среди них вполне мог найтись один, способный взяться за нож. Хорошая идея, надо будет поделиться ею с Окунем.

В раздумье я остановился на самом солнцепеке и не сразу заметил, что за мной с любопытством наблюдает чудесное конопатое создание лет семнадцати. Примостившись на низкой скамеечке, девушка чистила картошку. Мой гамлетовский вид ее очень заинтриговал. Тонкая змейка картофельной кожуры безвольно падала к уже очищенным корнеплодам.

- Закрой рот, дитя мое, и относись к делу, возложенному на тебя, со всей серьезностью, - подходя к ней, строго посоветовал я. - В жизни так много всяческих интересных соблазнов, что и оглянуться не успеешь, как уже беременна.

- Не получится! - оскалилась конопатая. - Видали таких! А чего ты все наверх, на крышу смотришь?

- Да вот думаю, много ли времени понадобится этим олухам, чтобы прибить шесть листов шифера, как ты полагаешь?

- Думаю, долго, они еще вчера весь день корячились, смех, да и только.

- Ну, это потому, что Сереги Грачева с ними не было. Он бы их враз пришпандорил.

- Как же не было! Вместе со всеми до вечера дуру гнал.

- Так уж до вечера! И ни разу не слез?

- Нет, я и обед им туда передавала. "Олухи". Ирина, Сергеева жена, на него уже выступать начала.

- Вот как? И чего это она?

- Так уже вечер, время аппаратуру дискотечную устанавливать, а они все оттуда не слазят. Сидят как сычи.

- А где сама Ирина?

- Так у вас же за спиной, Господи, глаза-то разуйте!

Действительно, в десяти шагах за моей спиной стояла Ирина. И не одна. Ее сопровождал тонкий, изящный вьюноша мечтательной наружности. Первое, что бросалось в глаза, это его неподражаемые очечки в духе Николая Гавриловича Чернышевского. Взгромоздившись на его уныло-длинный нос, они только-только закрывали зрачки. Короткая стрижка обнажала вольготный разлет ушей. Яркий бантик губ над безвольным подбородком казался приклеенным. И все это великолепие держалось на длинной тоненькой шейке, к которой и прикоснуться-то было страшно. К груди он прижимал небольшой позолоченный томик, его длинные, нервные пальцы перебирали нефритовые четки, и потому, наверное, весь он казался каким-то святошей. Ни дать ни взять благочестивый пастор. Я бы так и подумал, если бы не его мускулистые ноги, легкомысленно торчащие из широких разноцветных шорт, и пестрая базарная сумка, которую, упарившись, тащила Ирина.

- Справедливое и разумное разделение труда, - похвалил я ее усердие. Эмансипация налицо.

- Ой, дядя Костя, здравствуйте. А что это с вашим лицом?

- Упал случайно.

Я внимательно посмотрел на нее, ожидая соответствующей реакции, но ничего интересного на ее мордашке не проявилось. Она была слишком увлечена своим благочестивым спутником.

- Знакомьтесь, это Лева, у него болит рука. Лева, это наш давний знакомый Константин Иванович Гончаров, я тебе о нем говорила. Приехал в гости...

- Да, я понял, - равнодушно и бесцветно промолвила царственная особа и, милостиво протянув руку, представилась: - Лев. - Видимо посчитав, что мне предостаточно оказано внимания, пастор воззрился на небеса и, не глядя на носилыцицу, задумчиво изрек: - Ирина, с дороги мне необходимо принять ванну, переодеться и отдохнуть. К столу я выйду где-то через час, прошу вас до этого меня не тревожить. Отведи меня в мою комнату.

- Ой, Левочка, миленький, - засуетилась Ирина, - я совсем забыла тебе сказать, что комнат в доме отдыха нет. Вернее, есть, но они теперь очень дорого стоят. Мы приготовили тебе вагончик, мастерскую Сергея. Там хорошо и рядом с нами. А ванны тоже нет, зато есть душ. Мы всегда в душе моемся.

- Простите, но я ехал к вам в гости! - не глядя на собеседницу, повысил голос пастор. - И мне непонятен такой прием.

- Видишь ли, Лева, у нас случилась маленькая неприятность, Серега скоро тебе все объяснит, а пока пойдем. Дядя Костя, милости просим.

- Идите, Ирина, я непременно буду минут через десять.

Мне нужно было остаться одному... Почему? Толком я не знал и сам... Наверное, чтобы объяснить и понять внезапно возникшее во мне чувство растерянности и оторопи... Откуда оно взялось... Сейчас... Сейчас, еще немного, и я все пойму... Но нет... Чем дальше, тем больше почва уходила из-под моих ног... Господи, о чем это я? В чем причина моей растерянности? Или в ком? Не в Ирине же. Тогда в этом псевдосвященнике? Но что я могу иметь против него? Даю голову на отсечение, что видел я его сегодня впервые. Может быть, это он трахнул меня по башке? Кто трахнул, не знаю, но из-под пола отвечал не он. Его голос намного выше. Хотя исходящий из-под земли звук всегда приглушается. Тьфу ты, черт! Совсем доигрался, впору в психушку обращаться. Как он мог, уважаемый Константин Иваныч, оказаться в подполье, если только что сошел с поезда? Совсем плохой ты стал. Скоро в телеграфном столбе будешь видеть преступника. Пока не поздно, нужно идти к столу, наверняка сто пятьдесят водки наконец-то вернут твой разум и понудят жидкие мозги работать в нужном направлении.

Несмотря на бурное застолье и непринужденные разговоры, меня не покидало чувство необъяснимого неудовлетворения и дискомфорта. Просидев около часа, я откланялся. Проводить меня вызвалась Ирина. Я этого ждал и потому не воспротивился. Возле ворот, преградив мне путь, она тревожно и многозначительно спросила:

- Ну как там?

- На вражеском фронте без перемен, - значительно подмигнул я и добавил: - Если ты имеешь в виду следственные органы.

- Ой, ну расскажите подробнее, меня почему-то не вызывают, но я должна все знать. Это очень важно.

- Что ты должна знать и почему это так важно?

- Дядя Костя, ведь вы наш друг. Расскажите, что с мамой.

- Неужели тебя это очень интересует? Встревоженной ты мне не показалась.

- Как вы можете? Что вы такое говорите! Скажите, ее отпустят?

- Сие от меня не зависит. Почему бы тебе об этом не спросить своих милицейских друзей? Ведь, кажется, ты к ним уже обращалась?

- Ну, о чем вы говорите, нужно спасать маму, а вы вместо этого в чем-то корите меня. Я не понимаю!

- Все-то ты, девочка, понимаешь, просто делаешь вид невинной овечки. Только не надо плакать, это банально и скучно.

- Да скажите же мне, что все это значит? Почему вы разговариваете со мной в таком тоне? В чем я провинилась?

- Хреновой ты была актрисой. И сейчас продолжаешь в том же духе. Играешь шаблонно, штампованно, в точности так, как положено в подобной ситуации. Я бы на твоем месте использовал какой-нибудь неожиданный, неординарный ход. Например, искренне бы радовался смерти отчима и тому, что мать наконец-то угодила в тюрягу. Следователя бы это здорово сбило с толку, и у тебя бы появилось некоторое преимущество, некоторый шанс...

- Да какой еще шанс? О чем вы талдычите?

- О чем? Все о том же. Не ты ли, моя золотая, не далее как позавчера так страстно и искренне говорила мне о своем сокровенном желании?

- О каком еще желании?

- О твоем заветном желании отправить Шмару на небеса. Вот оно и исполнилось, теперь тебе остается выпить фужер шампанского и сплясать на его могилке канкан. Ну а маменьке со слезами на глазах и душевными рыданиями носить передачки, с нетерпением ожидая, когда и ее приберет Всевышний. Ты все правильно рассчитала, только, повторяю, веди себя нестандартно.

- О боже, неужели вы так думаете?

- Конечно, и не только я, следователь тоже. И не надо мне твоих вымученных истерик. Лучше придумай, как ловчее объяснить пропажу ножа.

- Какого еще ножа?

- Того самого, что месяц назад исчез из ящика кухонного стола, а вчера оказался в груди у Валерия Павловича Климова. Да ты сама об этом знаешь.

- Господи, я сейчас сойду с ума. Да поймите же вы, это какое-то страшное совпадение. Чудовищное, необъяснимое! Да, я действительно позавчера несла всякую чушь. Я в самом деле хотела его смерти, но я не убивала!

- Разве я сказал, что убила ты? Вовсе нет, ты бы не сумела, ты просто наняла для этой цели подходящего мокрушника.

- Да не-е-ет же! - громко, в голос заверещала она. - Не убивала я а-а! Поймите же наконец! Это бред какой-то! А-а-а!

Упав на скамейку, она отчаянно задрыгала ногами. Мне не оставалось ничего иного, как идти на попятный.

- Успокойся, ради бога! Ты хорошая актриса, только не реви! Не реви, черт бы тебя побрал! Да пошутил я, успокойся. Скажи мне лучше, как ты Леву встретила?

- Ну и шуточки у вас, дядя Костя. - Швыркая носом, она размазала тушь с губной помадой и всем этим суриком разукрасила морду. - Как встретила, как встретила! Приехала и встретила. Он же телеграмму давал. Я вам говорила.

- Ну да, конечно, ладно, не реви. Иди умойся, а я пойду, что-то голова разболелась, наверное, к дождю.

* * *

Переждав, пока спадет полуденный зной, уже под вечер я поплелся на пляж. Хочешь не хочешь, но ежедневно зайти в море хотя бы по колено обязан каждый отдыхающий. Этот закон писан не мной, и нарушать его я не имею права.

Возле самой воды мне удалось оккупировать крохотное местечко под грибочком. Отсюда мне была прекрасно видна безбрежная синь мирового океана. Здесь передо мной открывалась бесконечность мироздания, и я был естественной и неотъемлемой его песчинкой вроде Аристотеля или какого-нибудь Платона. Да, господин Гончаров, говорю тебе истину, ты достойный брат великих мыслителей и философов. Не стыдись признания самого себя! Осознав, какой блестящий ум мне дарован, я даже замурлыкал от удовольствия. Неожиданно большая белая туча закрыла горизонт, помешав сполна насладиться моим величием и значимостью. И туча та была в зеленом купальнике, через края которого упругим тестом выпирала плоть. Расстелив купальную простыню, она шлепнулась прямо мне под нос. О каком смысле жизни можно размышлять, когда перед тобой лежат шесть пудов мяса? Такого хамства не потерпел бы сам Декарт.

- Девушка! - Я ущипнул ее за пятку. - Вы мне мешаете созерцать! Отползите, пожалуйста, метра на два.

- Нахал! - дрыгнула она раздраженно ногой. - Ползи сам и не приставай к замужним женщинам. Сейчас подойдет Тарас, он тебе холку-то намылит.

- О, я вижу, у вас от поклонниц нет отбоя! - пропел надо мною знакомый голос шоколадной профессорши. - Какая же я глупая, надеялась зафрахтовать вас на все время отпуска. Подлый изменщик!

- А ты вруша и лжесвидетельница. Зачем тебе понадобилось лгать следователю?

- А зачем вы скомпрометировали бедную, несчастную девушку, у которой, кроме ее добродетели, ничего нет? Вы подставили меня.

- Ты своим враньем подставила меня хуже.

- Вы мужчина и умеете преодолевать трудности.

- Да что ты его слушаешь? - вмешалась толстуха. - По нему сразу видно - козел! Козел и бабник. Заставлял меня куда-то ползти. Так я ему и дала!

- Вам слова никто не давал, - резко осадила ее Марина, - а отползти вам и в самом деле следовало бы, вы портите не только пейзаж, но и озон.

- Проститутка! - грузно поднимаясь, заревела толстуха. - Пляжная шлюха! Ты у меня еще прощение просить будешь! Сучка подзаборная! Иди отсюда на главный пляж, там клиентов больше, а здесь отдыхают честные люди. Сейчас мой Тарас тебя... Он таких, как ты, в хвост и в гриву!

- С удовольствием! Он, наверное, давно не был с женщиной.

Перевернувшись на спину, я с интересом наблюдал за инцидентом, получая истинное удовольствие. Неизвестно, чем бы кончилась перепалка, не явись вовремя легендарный, худосочный Тарас. Верно оценив обстановку, он молча и бесстрастно утащил свою разгневанную супругу. Выйдя победительницей из этого турнира, удовлетворенная Марина улеглась на завоеванное место.

- Ну и как тебе? - Она потерлась спиной о мой бок.

- Что - как? - не понял я.

- Как тебе купальник?

- Какой купальник?

- Купальник, который на мне. Купальник, который ты подарил мне взамен испорченного. Как ты считаешь, он мне идет?

- Тебе, моя эфиебочка, все к лицу, только, мне кажется, он несколько откровенен. Вся задница наружу, а ты все-таки профессорская жена.

- И любовница хулигана. Что у тебя с рукой?

- Вывихнул.

- А морду кто тебе вывихнул?

- Фонарный столб, в поворот не вписался.

- И из-за этого тебя забрали в милицию? Расскажи это той толстой бабе, может быть, она поверит. Слушай, я же все знаю.

- Вот и знай на здоровье, а меня оставь в покое. Интересно, а откуда ты все знаешь? Тебе что, участковые докладывают?

- Нет, все гораздо проще: во-первых, об этом знает почти весь город, а во-вторых, видишь ту тетку, что торгует пирожками?

- Ну и что? Тетка как тетка, ничего интересного не вижу.

- Это не простая торговка пирожками. Это торговка новостями и сплетнями. Но это еще не все. Она снимает пристрой в том же доме, где и ты. Представляешь, сколько она сегодня заработала, продавая чебуреки, начиненные страшными подробностями убийства, в которое замешан и ты.

- А почему ты думаешь, что именно я? Она что, обрисовала тебе мой подробный портрет? Или предъявила фотографию?

- Нет... Но... Я так думаю. Просто я сопоставила милицейский визит ко мне, твою раненую руку, убийство и пришла к выводу, что это звенья одной цепи.

- Похвально, и что же говорит торговка?

- Говорит, что настоящий убийца ты, а всю вину вы со следователем хотите возложить на ее мужа. И еще она сказала, что ее сын управу на вас найдет. Я, конечно, в это не верю, но ты мне должен рассказать все как есть, причем со всеми подробностями.

- Все подробности ты, вероятно, слышала от торговки, ее муж был рядом со мной, так что большего я тебе сообщить не могу.

- А о чем тебя спрашивали в милиции и почему отпустили?

- Марина, тебе не кажется, что ты проявляешь нездоровое любопытство?

- Прости, но я должна знать, иначе я буду тебя бояться.

- А ты отстань от меня, тогда и бояться не будешь.

- Ты всегда грубишь женщинам, которых завоевал?

- Я тебя не завоевывал, и перестань трещать над ухом. Голова болит.

Отвернувшись от нее, я занялся неблаговидным делом. Подглядывать за отдыхающими предосудительно и дурно, но зато интересно. Вот, к примеру, сердитая мамаша, только что выбравшаяся из морской пучины, колотит нерадивого сынишку, который за время ее отсутствия скормил собакам всю колбасу. Или вот эти две пары ног, стоящие в кабинке для переодевания. Обладателей этих ног мне не видно, но все равно очень интересно, что они там делают в такой тесноте? Можно сказать одно, они не играют в шахматы. Батюшки, а это что такое? Никак, кто-то утоп? Точно. Сначала по берегу бегало три человека, а теперь уже с десяток. А вот и спасательный катер. Вот так сервис, тони - не хочу. Интересно, найдут они утопленника или нет? Наверное, нет. Хм, гляди-ка, нашли, и даже не утопленника, а утопленницу, но, кажется, поздно и нечего понапрасну дергать ее за руки. Сейчас искусственное дыхание ей делают ангелы. Нет, ты смотри-ка, откачали! Ну и слава богу. Ага, вот и доктор с чемоданчиком идет! Вовремя, ничего не скажешь. А это что за хмырь? Знакомый как будто. Идет не идет и ног под собой не чует, парит, воздев очи Богу. Мама родная, да это же мой сегодняшний знакомый, Иркин деверь по имени Лева. Решил почтить своим присутствием пляж. Господи, почему при встрече с ним мне становится так неуютно? Неуютно и даже тревожно. В чем причина? Надо будет этим вопросом заняться всерьез. Ишь, скотина, вышагивает что тебе цапля индонезийская. Ну пошагай, пошагай, скоро дядя Костя тобой займется!

Приподнявшись, я махнул ему рукой. Никак внешне не отреагировав, он тем не менее повернул и зашагал в мою сторону. Из пластикового пакета я извлек бутылку сухого вина, два персика и стакан. Не доходя метров двух, он остановился и встал над нами столбом, действуя на нервы не только мне, но и Марине.

- Присаживайтесь, господин хороший. - Я пододвинулся, уступая ему место на простыне. - И познакомьтесь, моя пляжная подруга Марина.

- Очень рад, - не сдвинувшись ни на сантиметр, ответствовал придурок. - Меня зовут Лев. Я здесь впервые, и мне нравятся ваши места.

- Нам тоже, - усмехнулась Марина, - только, к сожалению, это места не наши. Да вы присаживайтесь, Лева, чего стоять-то.

- Благодарю, вы очень любезны.

Сломавшись пополам, Лева соизволил водрузить свой тощий зад на подстилку.

- Прошу вас, откушайте, - протянул я ему полный стакан сухача. - Как говорится, чем богаты, тем и рады, не побрезгуйте.

- Благодарю вас, но я не пью, сегодня у вас уже был случай в этом убедиться.

- Закодированный, что ли? Почему не пьете-то?

- По убеждению.

- А-а-а, баптист, значит, - не унимался я, решив идти напролом.

- Нет, я придерживаюсь иного философского учения и не хотел бы об этом говорить с вами. Давайте переменим тему.

- Извольте, у нас свобода вероисповедания, и я всегда отношусь с должным уважением к любой религии. А искупаться не хотите?

- Нет.

- Тоже по убеждению?

- Нет, просто не умею плавать.

- Понятно, а из каких мест прибыли?

- Из Средней Азии!

- Понятненько, а откуда именно?

- Я же вам сказал, из Средней Азии. Зачем вы задаете вопросы, на которые вам не хотят отвечать? Извините, я вынужден вас оставить, мне необходимо побыть одному; уверяю вас, одиночество - это не только общение с самим собой, это прежде всего общение с Богом. Но это другой разговор. Я могу побеседовать с вами о принципах нашего учения завтра перед восходом солнца.

- Я буду весьма признателен.

- Всего вам доброго. Завтра на этом самом месте.

Величественно вышагивая, парень удалился. В конце пляжа он на минуту остановился, купил мороженое и пошагал дальше. Я долго смотрел ему вслед, тщетно стараясь разбудить свою ассоциативную память.

- Занятный субъект, - задумчиво протянула Марина, - откуда ты его знаешь?

- Откуда я его знаю? Я бы сам хотел ответить на этот вопрос. Пойдем, наверное, поздно уже, да и голова опять разболелась.

- Пойдем, только через мою келью.

- Ты сошла с ума. У меня же голова разбита и рука не работает.

- На этот счет не волнуйся, работать буду я сама.

В двенадцатом часу ночи я подходил к дому и был неприятно удивлен ярко освещенными окнами. Какая еще пакость может меня поджидать? Не дом, а табакерка с сюрпризами. Осторожно отворив калитку и прокравшись через кусты, я заглянул в окно большой комнаты. Слава богу, на сей раз мои опасения оказались напрасными. В кресле перед работающим телевизором восседал сам господин - товарищ Окунь. В ожидании моего прихода он бессовестно лакал мое вино и был вполне доволен. В степени крайнего раздражения я ворвался в комнату и потребовал объяснения:

- А что, господин майор, в здешних местах так принято?

- Что принято? - спокойно и нагло вопросом на вопрос ответил он.

- Как что? Хозяина на тот свет, хозяйку в камеру, а самому в хату?

- Хозяина я на тот свет не отправлял, а сюда я пришел, чтобы покормить голодных кур. Кроме того - я уже на "ты", без церемоний, ладно? - хотел тебя дождаться. Сам-то ты явиться не соизволил, а, помнится, мы с утра с тобой договаривались.

- Да, но поскольку ничего нового не произошло, я подумал, что мой визит необязателен и более того - нежелателен. А у вас есть что мне сказать?

- У меня есть что от тебя услышать.

- То есть? Простите, не понял.

- Что за хрен в очках появился в вагончике у Грачевых?

- Сводный брат Сергея, приехал отдыхать. С виду какой-то святоша, а его подноготную я не знаю. Вежлив, неразговорчив - вот, пожалуй, и все, что я могу о нем сказать.

- Негусто, а вообще какие-нибудь соображения у тебя появились?

- Есть одна мыслишка, товарищ следователь, только, боюсь, хиленькая она.

- Говори короче.

- Я подумал, почему бы вам не проверить круг Шмариных дружков, а конкретнее - дружков с места его бывшей работы?

- Мудрая мысль, только мы там уже прощупали всех возможных кандидатов, и единственный, кому насолил Климов и кто был способен пойти на убийство, в это время отсутствовал, уезжал в Волгоград. Нет, Гончаров, нужно искать там, где мы искали, это сделал кто-то из своих.

- Понимаю, но сегодня я немного походил, поспрошал - все глухо. У Ирины и Сергея стопроцентное алиби. В интересующее нас время они как специально были на глазах.

- Я знаю, шел за вами следом. Мне понравилась твоя фраза "как специально", может быть, над ней нужно серьезно поработать?

- Может быть, но только вряд ли мы получим результат. Сами знаете, как трудно найти наемников. Скорее всего, его уже нет в городе.

- Наемников найти трудно, - согласился майор, - но мы можем предположить, кто выступал в роли заказчика, а это уже что-то.

- Тут я вам помочь ничем не могу, раскалывайте их сами, только я чую, что не их это работа. Уж больно гладко бы получилось.

- Хм, Гончаров, мы с тобой люди другого поколения, а молодежь нынче мыслит совершенно иными категориями.

- Вы правы.

Мне вспомнилась та ненависть, с какой Ирина отзывалась о Климове.

- А я, между прочим, еще кое-что раскопал. Относительно обрыва. Сегодня днем мы приехали, чтобы забрать собак на экспертизу, ну и попутно я осмотрел обрыв. Как я и предполагал, убийца отходил через лиман. Съехал на заднице до воды, а потом ушел вплавь. Отчетливо видна борозда и следы галош.

- Галоши? Это уже интересно!

- Не думаю, скорее всего, он их утопил, а далее разгуливал уже в своей обуви.

- Невелика же цена вашей находке.

- Как знать. Я вот что подумал: если он уходил через подполье, а потом через обрыв, то на кой черт ему понадобилось тебя убивать? Ведь ты ему не мешал.

- Может быть, он подумал, что я его опознаю?

- Возможно.

- А что вы думаете делать с Зоей Федоровной?

- Пока не знаю, должен же у меня в наличии быть хоть один подозреваемый?

- Очень мило. Мы здесь квасим вино, обсуждаем различные версии, а безвинная женщина гниет в камере только потому, что у него должна быть подозреваемая.

- А ты что же, полностью ее исключаешь?

- Нет, но...

- Вот то-то и оно. Она, как и ее доченька, могла кого-то нанять. Ладно, пора спать. Квартиранты съехали, так что ночевать будешь один. Доброй ночи.

Ехидно хохотнув, Окунь ушел. В тишине одиночества я услышал, как отчетливо и тревожно стучат электрические часы. Они как будто отбивали мои последние минуты перед стартом или финишем. От этой мысли стало неуютно и тоскливо. Черт его знает, что еще может произойти в этом доме. Береженого и Бог бережет. Собрав одеяло, подушку и матрац, я утащил все это в огород и там под раскидистым орехом устроил себе безопасное ложе. Заснуть я не мог долго, перед глазами неотвязно стояла долговязая фигура приехавшего родственника. Он то шел, то стоял, пронзительно глядя на меня сквозь линзы своих очечков. Только под утро я забылся то ли сном, то ли бредом, но и тогда он не покинул меня. Склонившись надо мной, он стоял немым, неразрешенным для меня вопросом. Рядом на простыне лежала Марина и монотонно спрашивала: "Откуда ты его знаешь? Откуда ты его знаешь?" Усмехнувшись, парень как будто растворился, но уже через мгновение появился вновь. Только теперь где-то вдали он что-то покупал. Что? Я приблизился к нему. В руках он держал брикет мороженого, однако почему-то мы оказались не на пляже, а в вагоне-ресторане, и у него вдруг вместо короткой стрижки появились роскошные волосы на затылке, перевязанные под "конский хвост". Что это? Сплю я или нет? Судя по тому, что глаза мои открыты, я бодрствую, но откуда такая картинка? Почему я ассоциирую его с тем парнем, что поколотил двух обормотов? Что бы это значило? Сработала подкорка? После литра выпивки она еще не так может сработать. А все-таки? Что, если тот волосатый громила и святоша одно и то же лицо?

Предположим, что он натянул парик и темные очки для маскировки. Зачем? А на всякий случай, чтобы впоследствии быть неузнанным. Хорошо мыслишь, господин Гончаров, только малость передергиваешь, потому что не было на том парне парика. Волосы, если ты помнишь, у него были свои. Туго стянутые у висков, они были перехвачены на затылке, никакой парик так не приладишь. А кроме того, тот мальчик был крепенький, а этот на вид какой-то доходяга, соплей перешибешь. Но самое-то главное, что святоша приехал только вчера, и тут уж возразить трудно. Хотя как знать, ты лично вчера его не встречал... Вполне возможно, что пару дней он где-то отсиживался. Впрочем, это нетрудно проверить. Рассвет уже полощется, и по всей вероятности, он вот-вот прошествует мимо дома на пляж, где должен обратить тебя в свою веру. Жалко, что нет карманного фонарика. Ничего, сойдет и зажигалка.

Наскоро собравшись, я притаился за воротами, ожидая, пока пройдет человек, у которого я собрался провести обыск. Минуло не более пяти минут, когда я заметил, как черный, нескладный силуэт вырисовался на фоне сереющего неба. Едва только смолкли хлопки его шлепанцев, я черной тенью затрусил в сторону дома отдыха.

Оказывается, эти идиоты имеют гнусную привычку на ночь запирать ворота на замок. Интересно, как в таком случае ночные любители пляжного секса попадают вовнутрь? Забор довольно высокий, и с моей покалеченной рукой здесь ловить нечего. И еще я не учел своих давних приятелей, цепных псов, которых, возможно, на ночь отпускают. Вот что значит затевать предприятие, заранее не продумав всех деталей. Кажется, мой визит придется отложить. Погоди, товарищ Гончаров, ты забыл о том, что святоша только что отсюда вышел. Надо полагать, он-то через забор сигать не станет, имидж не позволит.

Справа от меня в кустах что-то зашевелилось, и я отошел в тень. Женская фигура в белом платье появилась неожиданно, как привидение. "Дыша духами и туманами...", почти коснувшись меня, она заспешила в сторону моря. Ночная жизнь дома отдыха била полным ключом. И зачем только они повесили свой дурацкий замок? Естество не обманешь. Через лаз, мне указанный, я легко проник на территорию и, уклоняясь от света неоновых ламп, прокрался к вагончику пастора. Света в нем не было. Я осторожно потянул дверь. Как я и ожидал - не заперто. Перекрестившись и призвав на помощь всех апостолов, вместе взятых, я проскользнул в темное, вонючее нутро мастерской. Опасаясь вляпаться в какую-нибудь кастрюлю с краской, я чиркнул зажигалкой. С левой стороны стоял не то стол, не то верстак, обильно обляпанный белилами, а слева притулилась ржавая койка с солдатским одеялом. Между ними были втиснуты общепитовский стол и табуретка. Предмет моего вожделения - пухлый рыжий бумажник - лежал на самом виду. Он как будто ждал меня и от нетерпения готов был лопнуть. Заурчав, я схватил его, но тут погасла зажигалка, потому как в одной руке очень трудно удержать и ее, и бумажник. Я оказался перед дилеммой: или освещать бумажник, или держать его в руках. Но у меня оставался еще и третий вариант - просто включить свет; это я и сделал, разумно решив, что в такой ранний час все еще спят.

Во чреве пузатого портмоне, кроме денег, покоился паспорт. С него я и начал и выяснил, что документ принадлежит гражданину Раковскому Льву Петровичу, тысяча девятьсот шестьдесят девятого года рождения, прописанному в городе Душанбе и там же рожденному. Кроме этого, я отметил то, что мой святоша в браке не состоял. Отложив паспорт, я вытащил то, ради чего и затеял эту вылазку, - железнодорожные билеты. Один из Душанбе до Самары, его я отложил сразу, другой из Самары до Анапы. Черт, мои подозрения оказались напрасными, проездные документы оказались подлинными, в них четко значилось, что гражданин Раковский прибыл на станцию Анапа не ранее как вчера.

- Господи, а я-то думаю, кто здесь шастает? Вы что тут делаете? тревожно и требовательно вопрошала Ирина, переводя недоумевающий взгляд то на меня, то на выпотрошенный бумажник.

- Дык вот, немного твоего деверька пощипать решил, глупо ощерился я. Ты уж, Иришка, не продавай меня, грех попутал, а то, может, поделимся, а? Тут на двоих хватит, глянь, сколько капусты, жуй от пуза.

- Ну вот что, немедленно убирайтесь, и не только отсюда, но и из маманиного дома, и быстро, чтобы через час там и духу вашего не было, иначе я сообщу о вас в милицию.

- Успокойся, Ириша, успокойся, уже исчезаю.

- Нет, погодите! Теперь-то до меня дошло! Это вы, именно вы убили дядю Валеру и все подстроили так, как будто это сделали мы. Теперь мне все ясно. Ну и отлично, и слава богу, наконец-то с нас снимут позорные подозрения.

- Да погоди, скаженная, дай слово сказать.

- И не подумаю. Серега! - вдруг завопила она. - Серега, скорее на помощь! Не нужно мне ваших объяснений, в милиции все объясните. Серега, скорее!

В трусах и спросонья прискакал ничего не понимающий Серега.

- Чего орешь, с ума сошла? Всех людей сейчас разбудишь. Что случилось?

- Сергей, ты представляешь, он скоммуниздил Левкины деньги!

- Чего? Ты в своем уме?

- Да, я его застукала на месте преступления, он как раз перетряхивал его бумажник и вытаскивал деньги.

- Ирина, - резко осадил я ее, - давай придерживаться фактов: когда ты вошла, я держал в руке его железнодорожные билеты, запомни это крепко - не деньги, а билеты.

- Какая разница, деньги или билеты, все равно вы забрались в чужой дом и залезли в чужой бумажник, а это значит - вы вор и вас необходимо сдать в милицию.

- Да подожди ты, не тарахти, - остановил ее Сергей, - объясни толком, в чем дело, где Левка, почему здесь Константин Иванович?

- Я же тебе, балбесу, о том и толкую. Утром я встала, чтобы идти в столовую, смотрю, Левка на пляж уходит. Ну, поздоровались мы и разошлись каждый своей дорогой, все нормально. Только вижу, минут через десять у него свет зажегся. Мне это показалось странным, решила проверить. Захожу, а этот господин в чужом бумажнике, как в своем, роется.

- Понятно! - мрачно усмехнулся Сергей. - Хорошие у вас знакомые. Ну да ладно, пускай уматывает отсюда к чертовой бабушке, и дело с концом. У нас своих забот хватает. Слышишь, ты, крыса, дергай отсюда зайчиком, пока я добрый.

- Подожди, Сергей. - Сузив глаза, Ирина зло и всезнающе на меня посмотрела. - Не торопись, Сережа! Ты знаешь, что я подумала? Если человек способен на воровство, то и перед убийством он не остановится. Ты понимаешь, что я хочу сказать?

- Точно, Ирка, это он пришил Шмару! - радостно и азартно подхватил художник. - Беги за милицией, я его пока посторожу. Только поскорее, это дело надо решать быстро. Куй железо, пока горячо.

- Ирина, - мрачно вмешался я, - если уж вы решили доводить дело до милиции, то позвони следователю Окуню, вот его телефон...

- Никаких окуней, а получишь ты ерша в задницу, - оборвал меня патлатый маэстро. - Все знают, что вы в сговоре. Ирка, звони Мирону, он ему покажет что почем.

Она убежала, оставив меня один на один со злорадствующим супругом, который чутко следил за каждым моим движением. Он с нетерпением ждал момента, когда я сделаю неверный ход и он с чистой совестью сможет заняться отработкой на мне болевых приемов. Такой радости я дарить ему не хотел и потому сидел тихой мышкой.

Господи, ну когда это все кончится? Ну почему мне так хронически не везет? Хороший отдых у Черного моря у меня получается: сначала в меня втыкают ножик, потом подозревают в убийстве, а теперь самого будут бить за кражу. Несправедливо.

Они приехали минут через пятнадцать. Холеные и ретивые, как застоявшиеся жеребцы. Даже не пожелав доброго утра, они на счет "три" ловко закинули меня в зарешеченный кузов "уазика". А еще через полчаса в тесной одноместной камере, в ответ на мое молчание, сержант Миронов первый раз съездил мне по морде.

- Будешь говорить, сука?

- Буду, но только не с вами, дождусь майора Окуня, - мужественно ответил я.

- А со мной, значит, брезгуваешь? А н-на тебе!

Инстинктивно отклоняясь от удара, я выставил раненую руку, и удар пришелся по ней. Я взвыл от боли. Не умеет работать, пачкун. На марлевой повязке тут же появилось красное пятно. Это поубавило его пыл, и он на время оставил меня в покое.

На мое счастье, вскоре начался рабочий день и меня провели в знакомый кабинет следователя. Встретил он меня без особого энтузиазма, очевидно, его уже посвятили в суть дела.

- Что за ерунда? - тыча мне в нос Иркино заявление, спросил он. Дикость какая-то. Неужели это правда?

- Конечно дикость, - охотно согласился я, - конечно неправда.

- Тогда объясни, в чем дело. Почему ты тайно проник в вагончик и пытался похитить крупную сумму денег?

- Деньги меня не интересовали, а вот паспорт определенное любопытство вызывал.

- Зачем он тебе?

- Я хотел узнать, соответствует ли он прибывшему гостю. Или, попросту говоря, тот ли он есть, за кого себя выдает. После вашего ухода я долго не спал и меня осенила одна интересная мысль, но, к сожалению, она оказалась бредовой.

- Что за мысль?

- Я же говорю, она оказалась вздорной, так стоит ли о ней говорить?

- Стоит, Гончаров, если не хочешь, чтобы на тебя завели дело.

- Глупости, дело на меня вам все равно заводить придется, заявление у вас на столе, тут уж никак не отвертишься.

- Это как сказать, заявление написано на бумаге, а бумага имеет свойство сгорать или исчезать.

- Антон Абрамович, у меня возникла еще одна идея, и ею я могу с вами поделиться, вы разрешите?

- Попробуй.

- Насколько я понимаю, и бумажник, и паспорт пострадавшего гражданина в данное время находятся у вас в качестве вещественного доказательства?

- Допустим, и что из того?

- Нельзя ли нам незаметно сделать несколько снимков с фотографии на паспорте? Но только так, чтобы об этом не знал сержант Миронов.

- В принципе это не составит труда, но зачем?

- Для достижения нашей общей цели, поимки злодея.

- А конкретней? Ты обещал поделиться идеей.

- А я уже поделился ею, теперь мне нужно некоторое время, чтобы проработать ее в деталях. Думаю, что к обеду, когда будут готовы фотографии, я смогу говорить с вами более обстоятельно и конкретно. Ну а пока я бы хотел откланяться. Мне еще нужно попасть на перевязку. Господин Миронов, кажется, серьезно разбередил мою рану. Вам было бы нелишне провести с ним беседу. Разрешите идти?

- Какой ты шустрый, не так все просто. Сначала мы с тобой сочиним протокол, в котором зафиксируем, что ты якобы ошибся вагончиком. То есть хотел попасть к Ирине, а случайно забрел в мастерскую и ни о каком бумажнике, естественно, не знаешь и в глаза его не видел. Потом напишешь встречное заявление на Ирину о клевете. Такой вариант тебя устраивает?

- Вполне, только писать мне придется каракулями или левой рукой.

- Хоть ногой, главное, чтобы была бумага, которая, кстати сказать, тоже может исчезнуть, если ты будешь плохо себя вести.

После неприятных и болезненных процедур, которым я подвергся в милиции, а затем и в больнице, я шел в направлении пляжа и думал, почему меня так заинтересовало его преподобие, почему я упорно стараюсь его привязать к тому волосатому парню, если факты говорят, что никакой связи между ними нет и быть не может. Во-первых, Лева приехал тогда, когда Шмара уже отдыхал в морге, и это бесспорно подтверждают его проездные билеты. Во-вторых, тот парень смотрелся покрепче. Хотя это могло мне просто показаться. Сработал психологический фактор. Еще бы, за пять секунд уложить двух мордоворотов сможет не каждый. И еще волосы. Как быть с ними? То, что тот парень не был в парике, я себе уже доказал. Но в конце концов, что ему мешало сразу же по прибытии постричься? Это идея! Нет, он не похож на недавно подстриженного, а впрочем, совсем не вредно на него взглянуть именно с этой точки зрения. И вообще, придирчивее сопоставить его с тем парнем в свете моих новых предположений. Как жалко, что тогда в вагоне-ресторане я закрывался газетой. Если бы не мое равнодушие, я рассмотрел бы его гораздо тщательнее.

Примерно таким образом, бормоча себе под нос, я добрел до пляжа, а точнее, до первых торговок-разносчиц. Их дрянные пирожки почему-то показались мне верхом кулинарного совершенства, и даже прогорклый запах вызвал волчий аппетит. Исходя из этого, я заключил, что последний раз ел вчера днем.

- Девушка, мне шесть штук, пожалуйста, - подойдя к одной из них, попросил я.

- Какая я тебе девушка, - грубо и вызывающе ответила она.

- Извините, бабушка, дайте мне шесть пирожков.

- Капай отсюда, убийцам не продаю!

Гордо подхватив свои корзины, тетка засеменила прочь. Хорошенькое дело, с легкой руки Ирины уже весь пляж считает меня убийцей. Если так пойдет и дальше, они устроят мне суд Линча.

Марина лежала на нашем месте и оживленно болтала с сидящим напротив пастором. И при этом они что-то жрали. Вопиющая наглость. Положительно вам не везет, господин Гончаров, обложили со всех сторон.

- Доброе утро! - гаденько поздоровался я. - Не помешал?

- Нет, что ты? - удивилась Марина. - А почему тебя не посадили?

- А за что, смею вас спросить? - Возмущенный такой осведомленностью, я бесцеремонно уселся рядом.

- За то, что вы хотели похитить мои деньги, - флегматично ответил святоша.

- Господь с вами, какие страсти вы говорите. Не дай бог во сне такому привидеться. Кто вам такое сказал? Плюньте ему в глаза.

- Все ясно, значит, недаром говорят о вашей дружбе со следователем.

- Возможно. Кстати, Лев Петрович, довольно-таки подло с вашей стороны уводить чужую бабу в отсутствие ее кавалера.

- А с вашей стороны довольно подло шарить по чужим кошелькам.

- Опять вы за свое! - внимательно изучая его черты, плел я ахинею. Говорю же вам, ошиблась Ирина, спросонья-то всякое может померещиться. Дозвольте я откушаю у вас кусочек шашлыка? А то у меня, знаете ли, некоторые финансовые затруднения, но я обязуюсь вам все вернуть в самое ближайшее время.

- Откушайте, откушайте, - криво и всезнающе усмехнулся парень, словно видел меня насквозь. - Да вы не стесняйтесь, выбирайте пожирнее.

- Премного благодарен!

Выуживая самый большой кусок, я как будто невзначай наклонился к его голове. От него пахло солнцем и непорочностью, но не это было главное. Больше всего меня занимала его короткая стрижка. И тут меня ожидала первая победа. Подстригся он совсем недавно, о чем свидетельствовали острые кончики волос. Это вызвало у меня бурный приступ беспричинного веселья.

- "Рыжий, рыжий, конопатый убил дедушку лопатой!" - с восторгом пропел я.

- А вы, оказывается, не только на руку нечисты, но еще и на головку слабы, - холодно заметил он.

- Конечно, когда по ней колотят саперной лопатой.

- Доедайте свое мясо и уходите.

- Не, я не буду его есть, оно мне разонравилось. - Захохотав жизнерадостным дебилом, я с удовольствием смотрел, как белеют его щеки. Знаете, Раковский, я люблю бифштексы с кровью, вы, наверное, тоже?

- Нет, - ответил он, сохраняя хладнокровие. - Будьте так любезны, оставьте нас в покое, ваш черный юмор нам прискучил.

- Вот как? А почему вы отвечаете за двоих? Марина, тебе что - уже отказано в праве голоса? Или ты солидарна с этим святошей? Он же полный импотент.

- Константин Иванович, что с вами? Вы сегодня какой-то... не в своей тарелке. Вы, наверное, чересчур много выпили. Подите проспитесь, а вечером мы с вами встретимся.

- Суду все ясно, я удаляюсь! "В том мало смеха, что уходит шут! Вас тоже перемены в жизни ждут..." - поднимаясь с колен, патетически продекламировал я. А уходя, опять запел: - "А я дедушку не бил, а я дедушку любил..."

Что ж, дорогой товарищ Гончаров, кажется, тебя можно поздравить, скорее всего, на сей раз ты попал в яблочко, но пока это понятно только тебе одному и то не на сто процентов. Нужны более весомые доказательства, подтверждающие твою версию. Ну, за подтверждением дело не станет, это мы организуем прямо сейчас, а вот с доказательством посложнее. Нужно ждать тот самый поезд, который нас сюда доставил, искать проводницу его вагона, на что уйдет масса времени. Но это уже задача господина Окуня, моя же проблема состоит в том, чтобы в его лице я нашел единомышленника. Итак, пока сделаем то, что сделать можем.

Посетив с десяток пляжных шинков, я пришел к выводу, что Анапа унылый городишко трезвенников или малопьющих людей. Полуголые курортники, в основном обремененные семьями, лениво посасывали сухое вино и предавались сладкому разврату безделья. В такой обстановке ленивого умиротворения работать крайне трудно. Оказывается, отсутствие активных алкашей, целенаправленно ищущих опохмелку, вносит определенный дисбаланс даже в самое совершенное пляжное общество.

Только после получаса бесплодных поисков я наконец нашел то, что надо. В пятистах метрах от пляжа они сидели на корточках за бетонным забором и с сожалением смотрели на пустую бутылку "Столичной", уже отдавшую им свою кровь. Как и положено, их было трое и они очень походили на знаменитых героев бессмертной комедии Леонида Гайдая.

- Здорово, мужики! - бодро предложил я знакомство. - Как дела?

- Лучше всех, - мрачно ответил накачанный парень с обнаженным торсом.

- Выпить хотите? - без обиняков спросил я.

- А ты что, Санта-Клаус? - враждебно посмотрел на меня тщедушный мужичонка с экзотическими наколками по всему периметру туловища.

- Да нет, мужики, за просто так сейчас ничего не бывает. Есть работа.

- Какая? - оживился мрачный громила с выпирающими надбровными дугами.

- Может быть, сначала дернем по маленькой, для знакомства, а там и речь вести легче. Она сама что тебе соловушка польется.

- Занятный ты мужичок, - усмехнулся татуированный, - присказками говоришь. Ну что, парни, уважим мужика, выпьем по соточке за его здоровье?

- А чего не выпить, - резонно прогудел громила, - если он сам предлагает? Давай бабки, Сынок сбегает.

Сынок, накачанный парень, бегал не больше пяти минут. Он притащил две бутылки водки, длинный батон и протянул мне сдачу.

- Ну так в чем же твои проблемы? - разливая водку на правах старшего, спросил татуированный. - Ты говори, не стесняйся, здесь все свои.

- Надо одному фраеру начистить рожу. Я бы сам это сделал, да только рука не позволяет. Сами видите.

- Видим. Ну, за знакомство!

- А что за фраер? - отставив стакан, спросил громила. - Залетный или местный?

- Приезжий, из Душанбе.

- Значит, залетный, это хорошо, - удовлетворенно пробасил он. - А как товарить-то? Для больнички или для испугу? Для больнички дороже будет.

- Нет, нет, - заторопился я, - только для испуга, шлюху он у меня увел.

- Ну и на хрен она тебе нужна? - искренне удивившись, спросил татуированный. - Найди себе другую, тут вона сколько этих телок некрытых бродит, выбирай любую.

- Да не в телке дело, поймите, он обидел меня. Знает, что рука не фунтициклирует, и думает - со мной все можно.

- А, ну это дело другое, тогда понятно, тута мы тебе подмогнем. Где его можно словить? Ну так, чтоб место было тихое?

- Недалеко отсюда есть тропинка. По ней он скоро пойдет провожать ту бабу. Думаю, там вы его и уделяете. Сам я буду с вами, только схоронюсь в кустах. Оттуда и дам вам знать.

- Годится, а сам-то он как? Здоровый мужик или дохляк?

- Соплей перешибешь. Ты один справишься, но лучше втроем, чтоб наверняка.

- Нет, мне нельзя, пойдут Слон и Сынок.

- Как угодно, значит, договорились?

- Нет, не договорились, сколько ставишь?

- По пузырю на брата.

- До свидания, мужик, мы не знаем тебя, и ты не знаешь нас. За три пузырька пусть ему хрюкало чистит его телка.

- Погодите, так дела не делаются. Сколько вы хотите?

- Мы ничего не хотим. Набить ему хавальник хочешь ты, вот и вперед, куражился татуированный.

Мне было заранее жаль этих лопухов, я понимал, что попросту подставляю их, но, в конце концов, хороший урок не помешает и им. Скорчив жалобную рожу, подыгрывая им, я заканючил:

- Мужики, ну помогите, договорились ведь. Ну, сколько вам поставить?

- Ящик! - бескомпромиссно и жестко ответил главарь.

- Побойтесь Бога, полтыщи за две зуботычины. Спасибо, я найду других. - Решительно поднявшись, я сделал несколько шагов.

- Подожди, мужик, куда ты так торопишься, в общем, мы согласны на десять пузырей. Тебе подходит такой расклад?

После некоторого торга, сойдясь на семи бутылках, мы пошли к месту предполагаемой расправы. Выбрав удобную позицию, так, чтобы были видны намеченные жертвы, мы остановились. Спрятавшись в чахлой растительности, я давал своим наймитам последние указания:

- Для меня самое главное, чтобы вы выдрали клок его волос.

- А на хрена он тебе? - совершенно естественно удивился громила. Задницу, что ли, подтирать?

- Тебе этого не понять. Я хочу этот клок послать ей в конверте.

- Ну и дурак ты, мужик, как я погляжу. Совсем чокнутый.

- Не твое дело.

- Это точно, хозяин барин. За пузырь я тебе весь его скальп доставлю.

* * *

Прошло больше часа, а те мерзавцы все еще балдели в тени грибка. Похоже, профессорша решила сегодня мне изменить. Ну да бог с нею, в обиде я не буду, с моей стороны это небольшая жертва по сравнению с тем, чего я хочу добиться. Да и женщина, в конце концов, бежала от своего стариканьки не для того лишь, чтобы тешить искалеченного Гончарова. Жаль, что мне придется нарушить ее кайф, но так надо. Должен же я вызволить свою "немку". Скотина ты, Константин Иванович, хоть бы раз передал ей что-нибудь вкусненькое. Черт их побери, когда уже им надоест разговаривать разговоры? Я бы на месте этого святоши уже давно бы утащил ее у койку. Господи, какая жарища... Еще рука болит, спасибо сержанту Миронову! Когда все это кончится, надо будет не забыть набить ему морду. Наконец-то, кажется, собираются. Теперь самое главное! Возжелает ли он ее, а она его? А ну как сейчас попрощаются и разойдутся разными дорогами? Выйдет, что я остался с носом. Нет, слава богу, мои опасения оказались напрасны. Взявшись за руки, они направляются в нашу сторону. Торжествует их либидо, и торжествую я!

- Готовьтесь!

- А чего нам готовиться, сейчас мы его мигом оформим, не волнуйся, начальник!

- Бог в помощь, - внутренне усмехнулся я.

Минут через пять они поравнялись с нашей засадой, а дальше все произошло на удивление быстро. Сынок подошел к ним сзади, громила, преградивший путь влюбленным, спросил коротко и просто:

- Ну чё, парень?

- Ничего, - спокойно ответил святоша. - А в чем дело?

- Рожа мне твоя не нравится!

Пока летящий кулак громилы рассекал воздух, его ноги уже нелепо задрались над ним. Сынок, подкравшийся сзади, существенных изменений в исход битвы не внес. Едва только он вцепился пастору в волосы, как тут же оказался на песке, причем без видимых признаков жизни. Весь инцидент длился не более пяти секунд. Даже неинтересно.

- Господи, что ты с ними сделал? - испуганно взвизгнула Марина.

- То, что они заслуживают, - равнодушно ответил пастор, - пойдем отсюда.

Они поспешили удалиться, а мне за их неадекватное поведение пришлось выслушать кучу оскорблений от ошеломленных алкашей. Но несмотря на это, я был доволен, потому что Сынку удалось-таки добыть несколько коротких волосин с темечка победителя. Бережно упаковав их в сигаретную обертку, я компенсировал пострадавшим их морально-физический урон и поспешил домой.

Разыскав в ящике письменного стола геологическую лупу, теперь уже спокойно, при шестикратном увеличении рассмотрел свой трофей. Сомнений не оставалось, волосы стригли совсем недавно, а значит, я был на верном пути. Теперь мне есть что сказать гражданину следователю. Время близится к обеду, а значит, с минуты на минуту можно ждать его появления. Стук калитки подтвердил мое предположение. Встав в позу торжествующего победителя, я готовился встретить гостя соответствующим образом. Но почему-то он не прошел в большую комнату, как всегда, а протопал в мои спальные покои, где начал хлопать дверцами шифоньера. Удивительная беспардонность. Только милиция может вести себя столь бестактно. Но ведь он знал, что я буду его ожидать. Что-то тут не так. Осторожно миновав коридор, а затем и смежную комнату, я заглянул в свою спальню.

Вывалив на кровать содержимое шкафа, Ирина что-то усердно искала на его полках. Обыск проводился въедливо и добросовестно. От усердия на ее верхней губе даже выступили капельки пота. Она была настолько увлечена своим занятием, что не замечала стоящего в проеме двери Гончарова. Интересно, что можно искать с такой настырностью? Наверное, то же самое, что позавчера она искала в ящиках серванта. Что это может быть? Какие-то компрометирующие ее документы? Сберегательная книжка, с которой сегодня можно сходить в сортир? Деньги? Драгоценности? Все равно мне не догадаться.

- Что ищешь, Ириша, я могу тебе помочь? - участливо спросил я, выходя вперед.

С коротким вскриком она повалилась на кровать, широко распахнутыми глазами и ртом воспринимая меня как привидение. Вспарывая гнетущую тишину, на бреющем полете пролетела жирная муха, и это в какой-то степени вывело ее из шока.

- Как? Вы что... Как вы оказались здесь?

- Ножками, Ирочка, ножками. Хотел как можно скорее своим присутствием доставить тебе радость, но вижу - праздника не получилось, а даже наоборот...

- Перестаньте паясничать и немедленно оставьте наш дом. Вы же вор и убийца!

- Ирка, заглохни! - жестко приказал Сергей, невесть как оказавшийся за моей спиной. - Чего ты тут роешься?

- А тебе какое дело? - полностью оправившись, поперла она на мужа. Чего это ты его защищать решил? Ведь договаривались...

- Ошиблись мы, - криво усмехнулся художник, - он совершенно ни при чем, просто Константин Иванович в темноте перепутал вагончики. Он к нам шел, так что ошибочка вышла.

- Какая, к черту, ошибочка? - взбеленилась Ирина. - Объясни толком.

- Это тебе следователь Окунь объяснит, он, кстати, тебя вызывает. Ждет после обеда. Может быть, скажешь мне, что ты ищешь?

- Отстань, не твоего ума дело. Иди домой, там девчонки одни.

- А ты не боишься оказаться с ним наедине? - кивнул Сергей в мою сторону.

- Представь себе, не боюсь.

- Отчаянная ты женщина! Счастливо оставаться!

Ухмыльнувшись, он ушел. После продолжительной паузы я повторил вопрос:

- Так что ты столь целеустремленно ищешь?

- Вас это тоже не касается! Как вы мне все надоели. Когда уже меня оставят в покое? У меня нервы на пределе!

- Пойди к следователю и исповедуйся.

- А ко мне и ходить не надо, - успокоил появившийся в кухне Окунь, - я к вам сам пришел. В сутане и с требником, могу выслушать исповедь. Что у вас тут творится? Прямо еврейский погром. Чего ищем? Золото, бриллианты, валюту? Если возьмете в долю, могу помочь.

- Не надо, Антон Абрамович, она сама справится, а вот мне вы помочь можете. Пройдемте в другую комнату, там у меня все приготовлено.

- Как скажешь, начальник, хорошему человеку советская милиция помочь всегда рада. А вы, Ирина, не уходите, подождите меня, есть небольшой разговорчик.

- Что скажете, господин Гончаров? - усаживаясь в кресло, требовательно и официально спросил следователь. - Только учти, мы достаточно долго ходили вокруг да около. Мне уже порядком надоели твои эфемерные рассуждения, я хочу чего-нибудь большого и реального.

- Сходите на охоту и завалите кабана. Я, между прочим, взялся вам помогать на чисто добровольных началах, причем бескорыстно.

- Ага, и были схвачены за руку как дешевый домушник, прошу это тоже иметь в виду.

- Ладно, замнем для ясности. Вы сделали фотографии Раковского?

- Сделали, что следует дальше?

- Оставьте их мне на пять минут, а сами тем временем можете заняться Ириной.

Недовольно хмыкнув, Окунь кинул на стол три увеличенных снимка и удалился. Несколько минут я внимательно изучал портрет святоши. На нем он выглядел немного моложе, без усов и с нормальной стрижкой. Примерно таким он был и сейчас. Призвав на помощь духов всех известных мне художников, я занялся живописью. На первой фотографии черным фломастером я пририсовал ему большие темные очки и длинные хохляцкие усы, закрывающие бантик его губ и безвольный подбородок. Второй снимок мне портить не пришлось. Отстранив шедевр на расстояние вытянутой руки, я замер, пораженный своим талантом и полученным сходством. Вне всякого сомнения, передо мной был парень из ресторана. Теперь, после тройной проверки, я мог смело сказать об этом Окуню. В ожидании, когда он закончит опрос, я немного расслабился и выпил за хозяйку этого дома, страдания которой, судя по всему, очень скоро окончатся. А скоро ли? Предположим, что убийца найден, но мы не знаем, кто инициатор. Возможно, это Сергей, возможно, сама Ирина, а может быть, и... Да, такого поворота я не учел. Почему в этой роли не могла выступать Зоя Федоровна? Значит, прав следователь, что до сих пор ее подозревает. Час от часу не легче. И почему я ставлю вопрос или-или? Вполне возможно, что все трое действовали сообща.

- Ну, что там у тебя? - входя, бодро спросил Окунь. - Чем обрадуешь? Назовете букву или будете крутить барабан?

- Рискну сразу назвать убийцу.

- Смелое решение. Я весь внимание.

- Скорее всего, Шмару убил Лев Петрович Раковский.

- Ну, батенька, это ты лишканул, - разочарованно протянул майор. - Тут я прямо скажу: не тем шаром и не в ту лузу. Он-то приехал только вчера. Я лично видел его билеты, они и сейчас у меня. Ты меня огорчаешь, какой-то бред сивой кобылы.

- На вашем месте я бы тоже так подумал, но у меня перед вами есть некоторое преимущество, и довольно весомое.

- Какое же?

- Я ехал сюда в поезде вместе с Раковским Львом Петровичем.

- Что же с того? Мало ли с кем нам приходится ездить? Попутчиков не выбирают.

- Вы, наверное, меня не понимаете, я говорю - мы ехали вместе с ним.

- Что? Что ты сказал? - Наконец до майора дошел смысл моих слов. Но... Но это невозможно, ведь ты приехал еще три дня назад.

- Да, я приехал три дня назад и вместе с ним, только тогда он имел примерно такую вот внешность. - Я торжественно вручил Окуню отретушированную мною фотографию. - И еще учтите, у него были длинные волосы, которые я не дорисовал, поскольку они были собраны в пучок. Возможно, проводники его запомнили с обильными локонами, рассыпанными по плечам.

- Послушай, это какая-то чертовщина, не может этого быть! разглядывая портрет, дописанный моей рукой, категорично заявил майор. Нет, не может быть.

- Не может быть, потому что не может быть никогда, - зло передразнил я Окуня. - Что вы как попугай заладили одно и то же. Не полный же я идиот. Наверное, прежде чем сделать подобное заявление, я все тщательно сопоставил и проверил. Подойдите к столу и возьмите лупу. На листе белой бумаги лежит несколько волосинок, сегодня выдранных из его головы. Посмотрите внимательно и скажите, когда, по-вашему, он стригся последний раз?

- Да откуда же мне знать? Что я тебе, эксперт?

- Для этого не нужно быть экспертом, там и так видно, что стригся он совсем недавно. Срез острый, окончание волоса не успело утончиться.

- Слушай, Гончаров, не делай из меня дурака, говори сразу, что из этого следует? И что мы с этого будем иметь?

- Из этого следует, что волосатый парень, ехавший со мной, по прибытии в Анапу сразу же подстригся, сбрил усы, снял очки и явился к нам уже в настоящем образе Льва Петровича Раковского.

- Прости, но зачем он это сделал? Если так, то ему было бы лучше изменить внешность после совершения преступления.

- Нет, потому что он-то все распланировал гораздо умнее, и если бы не наша случайная встреча в вагоне-ресторане, то на сто процентов он был бы вне всякого подозрения, поскольку, исходя из даты, указанной на билете, он прибыл только вчера. Вам не показалось странным то обстоятельство, что у него в бумажнике два билета. Один из Душанбе до Самары, а другой из Самары до Анапы. Зачем? Можно было вполне обойтись одним, просто закомпостировать его в Самаре.

- Ну, знаешь ли, сейчас на железных дорогах такой бардак, что с этим компостированием в твоей Самаре он бы просидел до конца лета.

- Хорошо, согласен, но мне рисуется другая картина. Парень ехал, имея в кармане дубликат проездных документов, тот, что сейчас находится у вас. Фактически же он приехал по другому билету, на два дня раньше, вместе с вашим покорным слугой. Это позволяло ему два дня находиться в городе, где его вроде бы и не было. За это время он от кого-то получает инструкцию, убивает Шмару, а вчера появляется здесь уже легально.

- Интересный детектив ты мне тут рассказал, только все это слова. Где доказательства?

- Их нам предстоит добыть.

- Как?

- Наверняка проводник вагона его опознает.

- Ты в своем уме? Ждать, пока поезд сползает туда и обратно? Да и на убийцу твой Раковский не тянет, больно доходной.

- А вот тут вы ошибаетесь и можете спросить об этом двух дуболомов, кажется, их зовут Слон и Сынок. Они помогли мне заполучить его драгоценные волосы. Наверное, бедняги до сих пор отлеживаются. Он оформил их, как щенков, и сделал это за считанные секунды.

- Что-то мне не верится, чтобы Слона могли просто так уложить, его однажды трое наших ребятишек не могли повязать.

- Хреновые у вас ребятишки, ну да, видно, каков поп - таков и приход. Что будем делать? Теперь я вас спрашиваю. Нужно действовать, и я полон решимости.

- Тогда бери фотографии, и в машину.

- Куда едем? - спросил я, забираясь на переднее сиденье майорской "Нивы".

- Искать доказательства, искать свидетелей его перевоплощения. Свидетель - это такая тварь, которая есть всегда, но найти ее бывает очень трудно.

Мы объездили больше десятка парикмахерских, опросили несметное количество мастеров, тщетно тыкая им в нос фотографии Раковского, но все было напрасно. Упорно никто не хотел узнавать в нем своего клиента. Потихоньку меня начали грызть сомнения, но тут Окуню в голову пришла замечательная по своей простоте идея, которая, как мне кажется, должна была посетить его давно.

К шести часам вечера из самарского линейного отдела пришло подтверждение о том, что гражданин Раковский действительно приобретал в их кассах два билета с разными датами на свое имя.

Уж если повезет, так повезет до конца. По дороге назад мы заехали в пригородный поселок, и там в средневековой парикмахерской нас ждал сюрприз. Столетний мастер со сказочно крючковатым носом долго и проникновенно изучал предложенные фото, разглядывая их под различными углами зрения и чуть ли не принюхиваясь. Видимо оставшись довольным, он отложил снимки и гордо заявил:

- Да, это мой клиент, он посетил мой салон три дня тому назад. У него были чудесные длинные волосы, с которыми он почему-то захотел расстаться. Видит Бог, я уговаривал его не делать этого, но он был непоколебим. Я сам, своими руками отстриг ему косу и сделал короткую стрижку.

- Он был с усами, - на всякий случай подсказал я.

- Да, их он тоже пожелал сбрить.

- Его косу вы, конечно, выкинули?

- Ну что вы, молодой человек! Из его волос получится половина парика, а это деньги, а деньги я не выкидываю, в нашем роду такой привычки не водилось.

- Не одолжите ли нам несколько миллиграммов его драгоценной шерсти?

- Понимаю, так я и думал, это он убил несчастного Шмару! Подождите, я сейчас принесу все его вонючие пейсы, чтобы они не оскверняли мой дом.

Он уполз куда-то вниз, под лестницу, а я загоготал громко и от души:

- Слушайте, майор, похоже, в этом городе все, кроме нас, знают преступника в лицо.

- Ничего удивительного, здесь почти все друг друга знают, кроме приезжих, естественно, а от них-то и неприятности.

- Сделайте город закрытым и объявите суверенитет.

- А что мы будем кушать?

Ответить я не успел, поскольку из-под лестницы, кряхтя и ругаясь, выбрался мастер. В руках он держал прозрачный пакет с каштановой косой.

- Вот вам, будьте добры, заберите. Недаром он мне не понравился с первого же взгляда. У меня будут неприятности?

- Вы-то тут при чем? - успокоил старика Окунь. - Правда, можете понадобиться как свидетель, но постараюсь обращаться к вам только в случае крайней необходимости.

- Благодарю вас, господа, вы очень любезны. Если вам будет нужна модная стрижка, то не забывайте старого Арона.

- Большое вам спасибо, конечно же я вас не забуду, - пообещал Окунь.

- Что скажете? - уже в машине спросил я. - Будете задерживать?

- На каком основании? Нужна санкция, а время уже позднее. Придется потерпеть до завтра.

- А поздно не будет? До завтра многое может измениться. Тем более, что он не дурак и, наверное, уже почуял, что мы висим у него на хвосте.

- Вот и я думаю, что делать; за хулиганские действия его не заберешь, не тот человек, если только для выяснения личности, но опять-таки Ирина с Сергеем подтвердят, что он их родственник. Даже не знаю...

- Какие мы нерешительные... Как хватать на улице ни в чем не повинных людей, так вы первые, а как захомутать мокрушника, так вы становитесь вежливыми и деликатными. Прямо не легавые, а джентльмены из палаты лордов.

- А сам-то не таким был? - обозлился Окунь. - Оно конечно, брать его надо, тут двух мнений быть не может, да только как-то половчее нужно. Спровоцировать драку, что ли?

- Нет, на эту удочку он не клюнет, тем более что сегодня на него уже пытались напасть. Второе нападение ему покажется подозрительным, и он уйдет от конфликта. Погодите, а если Слон, как потерпевший, на него заявление настрочит? У вас хорошие отношения со Слоном?

- Лучше не придумаешь, сын родной, сплю и во сне его вижу. В лирических кошмарах. Но мысль твоя правильная, и такое заявление он напишет, поехали.

Всю троицу мы накрыли на подворье татуированного главаря. В сени раскидистой яблони они пропивали мои деньги. Увидев меня в сопровождении майора, они немного огорчились, но виду не подавали.

- Ба, какой высокий гость! - засуетился хозяин. - Сам гражданин начальник следователь к нам пожаловал. И не один, а с товарищем, милости просим к нашему столу. Сынок, слетай за чистыми лафитничками.

- Не суетись, Токарев, не нужно лафитничков, ты же знаешь - пить я с тобой не буду, а пришел я к вам по делу.

- Это мы знаем, майоры без дела не ходят. Только у нас-то никаких дел нет.

- Сегодня нет, завтра будут, я тебя, Токарев, насквозь вижу и прогнозирую лучше, чем собственный геморрой. Но дело не в этом. Слон, что у тебя с харей? Кто смог так качественно ее начистить?

- Да что вы, товарищ майор, никто ее не чистил, это мы так, с Сынком по пьянке побазарили промеж собой.

- Врешь ты все, не Сынок к тебе приложился, ему и самому досталось, но только не от тебя, а от очкастого хлюпика, который уделал вас на пляже как последних сосунков. Это может подтвердить гражданин, который все видел. Я правильно говорю, Константин Иванович?

- Да, мне их лица знакомы, я случайно проходил мимо и оказался невольным свидетелем того, как тот тип жестоко их избивал.

- Да это он сам нас подговорил! - не желая терять своей репутации, завопил Сынок. - Он нам за это десять бутылок водки купил!

- А вот об этом не будем, - спокойно остановил его Окунь, - а то получится сговор и умышленное покушение, об этом лучше помолчать.

- Заткнись, Сынок! - поддержал майора Слон. - Закрой крикушку, мы этого Константина Ивановича первый раз видим. Я правильно говорю, товарищ?

- Правильно, - согласился я. - Я просто шел мимо и случайно заметил, как он вас бьет. Он говорит правду, товарищ майор.

- Ну вот и замечательно, наконец-то мы разобрались. А теперь вам, мои сладкие, остается сущий пустяк - нацарапать на того очкастого хмыря заяву.

- Ничего мы писать не будем! - наотрез отказался Слон. - Подумаешь, поговорили немного. Ну, мочканул он меня, делов-то. Нет, писать ничего не будем!

- Дело ваше, - миролюбиво согласился Окунь. - А к нам недавно Екатерина Ивановна Пухова приходила, с твоей улицы. Жаловалась, что у нее бочонок вина украли. Ты не знаешь, где он может быть?

- Откуда мне знать? Конечно не знаю.

- Вот и я не знаю, придется искать. Ну ладно, мы пошли, веселитесь пока.

- Погоди, начальник, - у самых ворот остановил нас Слон. - Говори, что писать.

В самом наилучшем настроении мы доехали до милиции. В девятом часу за Раковским была послана бригада, а мы со следователем в предвкушении триумфа вкусили по сто коньяку, но, как оказалось, сделали это преждевременно, потому что наряд вернулся ни с чем. Святоши в доме отдыха не оказалось. Не появился он и на пляже. Обеспокоенные, мы поехали к Марине.

- Вы у меня спрашиваете, где Лев Раковский? - наивно захлопала она длинными ресницами. - Наверное, вам это лучше знать, поскольку, как я понимаю, его пытались избить с вашей подачи. Ничего не скажешь, хорош Отелло.

- В этом будем разбираться потом, - оборвал ее Окунь. - А теперь скажите нам, где он может быть сейчас?

- Без понятия, наверное, дома, после того инцидента мы расстались почти сразу.

- "Почти сразу" - это как?

- Ну, зашли в кафе, посидели минут десять, а потом разбежались. Он был очень расстроен. Видимо, потасовка здорово отразилась на его психике.

- Вы ушли вместе?

- Нет, я оставалась в кафе еще около часа. - Она кокетливо зыркнула в мою сторону. - Ко мне подсел один симпатичный парень.

- Куда все же пошел ваш кавалер? В какую сторону?

- При всем своем желании этого я вам сказать не могу, поскольку попросту не заметила. А что, это так важно? Что случилось?

- Ничего, отдыхайте и впредь никогда меня не обманывайте.

- А разве я вас обманывала?

- Да, в прошлую нашу встречу вы показали, что не знаете этого гражданина.

- Извините, товарищ милиционер, но я женщина, и с этим нужно считаться.

- Стервозная баба! - уже подъезжая к дому отдыха, заметил Окунь.

- А по мне, так ничего. До мужиков больно охоча. Муж у нее профессор, ему не до этого дела, вот она и отрывается на югах. Стоит ли за это упрекать бедную женщину? Плоть свое требует.

- Едут тут всякие шлюхи со всей России, всякую заразу везут...

- А вы закройте город.

- Да ну тебя к лешему, заладил. Вылазь, приехали.

В половине десятого жара уже спала и обитатели дома отдыха, разложив по скамейкам свои утомленные тела, наслаждались вечерней прохладой. На танцевальном ринге художник Грачев уже готовил аппаратуру для ночных скачек. Именно к нему мы и направили свои стопы. Нельзя сказать, чтобы наше появление его сильно обрадовало. Встретил он нас довольно нервозно:

- Ну что вы все ходите, вынюхиваете, выспрашиваете? Тещу посадили, и все вам мало. Чего вы еще хотите?

- Скажите, Сергей, - начал Окунь, - вы не могли бы нам подсказать, где сейчас находится ваш брат Лев Петрович Раковский?

- Ваши орлы меня об этом уже спрашивали, да откуда же мне знать? Что я ему, нянька, что ли? Сам большенький. Наверное, у какой-нибудь бабы завис.

- А вы его когда видели в последний раз?

- Вроде бы после обеда приходил. Точно, после обеда, переобул туфли и слинял. Да появится он, никуда не денется. А что он там натворил?

- Избил двух мужиков.

- Ну, это вы загибаете, мне кажется, он парень смирный.

- Почему кажется, вы что - плохо его знаете?

- Откуда же мне знать его хорошо? Как наша маманя спуталась с его папаней, я ушел жить к своему отцу.

- Понятно, а где он служил, что так отметелил двоих мордоворотов? Не там ли, где и вы? Уж больно профессионально он их уложил.

- Где он служил, я не знаю, для меня самого это загадка, а чтобы овладеть некоторыми приемами, не обязательно где-то служить. Говорите, положил двоих? Ну и дела, а может быть, вы что-то перепутали?

- А вы спросите мужиков, может, это они что-то перепутали.

- И что ему теперь грозит?

- Это от него зависит. Если он уговорит их не поднимать шум, то это одно, а не уговорит - тогда другое, так ему и передайте, и пусть переговорит с ними сегодня же. Они сейчас сидят у Токарева дома. Пусть идет немедленно. Завтра будет поздно. Я понятно излагаю?

- Не то слово, - улыбнулся Сергей. - Я обязательно все ему передам.

- Ну, что скажешь? - спросил меня Окунь, когда мы вышли за ворота. Как думаешь, клюнет он на мою удочку?

- Может, и клюнет, - неуверенно предположил я, - а может, и нет, умный шибко.

- Не умнее нас с тобой, мы вычислили его из ничего. Неужели теперь у меня не хватит мозгов, чтобы устроить ему подходящий капкан?

- Да уж, - восхитился я, - мозгами вы, майор, величина.

- Мне тоже так кажется. Ты ступай домой, а я в отдел, организую засаду и зайду к тебе. Спокойно посидим, подождем, покуда он не окажется в нашем капкане.

- Вы мне мою "немку" отпустили бы, трое суток уже гноите, нет такого права.

- Да, пожалуй, отпущу, баба она грамотная, еще, глядишь, на меня телегу накатит.

- И еще я бы посоветовал размножить фотографии и раздать их линейной милиции, а кроме того, блокировать основные магистрали, включая аэропорт.

- Неужели ты думаешь, что все так серьезно?

- Мне кажется, что Шмара убит, и убит не на шутку.

- Ты прав, чего-то я расслабился. До встречи. Не забудь покормить курей.

Из гудящего чрева пустого холодильника я выудил две заблудившиеся там сардельки и, наскоро проварив, с жадностью их проглотил. Как будто стало немного полегче, по крайней мере исчезла ноющая тоска, бередившая мой живот уже несколько часов. В ожидании Окуня я честно, до самого конца досмотрел телевизионную программу, а в час ночи, решив, что он уже не придет, отправился спать.

Несмотря на все перипетии сегодняшнего дня, уснуть я опять не мог. С чего бы это? Вроде все стало ясно и понятно, уравнение решено, неизвестный выявлен, правда, еще не найден, но это уже не моя проблема. Пусть посуетится Окунь. Чего же мне не спится? Хочешь вычислить инициатора и заказчика? Тут и так понятно. Либо Ирина, либо Сергей, а конкретней на него укажет сам Лев Петрович Раковский. Если его, конечно, удастся задержать. Куда это запропастился Окунь? Не иначе как возникли какие-то осложнения. Это можно было предвидеть, пастор, очевидно, смекнул, что дело пахнет керосином, да и Марина говорит, что он был очень расстроен. Немудрено расстроиться, коли понимаешь, что ты влип по самые уши. Наверное, напрасно я говорил ему двусмысленности, это его насторожило, но мне нужно было видеть его реакцию.

Интересно, где он прячется? - царапнула сознание последняя мысль перед тем, как я глубоко и озабоченно уснул.

- Вставай! Да вставай же ты, крот огородный! - Кто-то нагло и бесцеремонно выдергивал меня из сладкого моря забвения. - Просыпайся, наконец, крот тебе в рот! Последний раз прошу - слышишь? Нашли мы Раковского.

- Очень хорошо, - не открывая глаз, но уже соображая, пробормотал я, вы же умный. Где он прятался?

- В морозильнике.

- Не понял? - Сразу вскочив, я ошарашенно уставился на майора. - Не понимаю, повторите. В каком морозильнике?

- В стационарном, установленном в столовой дома отдыха - так, по крайней мере, нам объясняет Ирина, но ей особенно верить я не склонен.

- А где она сама?

- В кутузке, где ей еще быть!

- Чего ради и за что? - вконец просыпаясь, удивился я. - У вас на то есть основания? Или опять превентивные меры?

- Как тебе сказать... просто женщины, по ночам таскающие на себе трупы, у меня всегда вызывали легкое недоверие. Особенно когда эти трупы они несут топить.

- Антон Абрамович, голубчик, ничего со сна не соображаю, объясните толком.

- Для этого я и пришел, скорее собирайся, пока в нашем департаменте никого нет - допросим ее с пристрастием. Ты ее знаешь давно, а ради своей "немки" будешь крутить ее старательно и до последней капли.

По пути следования Окунь рассказал мне о странном орудии, которым был убит Раковский. А именно - тонкий, остро заточенный колышек. Его до основания воткнули святоше в сердце.

В семь часов утра в кабинет следователя Окуня ввели Ирину Грачеву. Одета она была в спортивную майку и канареечные шорты, на босых ногах болтались потрепанные шлепанцы. С убитым и растерянным видом она боязливо присела на краешек стула, готовая вскочить в любую минуту. На ее бледном, осунувшемся лице не было ни капельки косметики. Беспокойные руки то поглаживали колени, то сплетались крест-накрест на груди, а то смыкались в судорожном замке. Наконец, устав бороться, она уселась на них и так застыла.

- Доброе утро, Ирина, - буднично и спокойно поздоровался я.

- Здравствуйте, - ответила она напряженно и звонко.

- Что скажешь?

- Дайте сигарету.

- Пожалуйста, - ответил майор, протягивая пачку.

Прикурив, она жадно, до печенок затянулась и тут же раскашлялась до слез и тошнотиков. Отшвырнув сигарету, она вытерла слезы и опять застыла каменным изваянием. Наступило утро, и времени у нас оставалось в обрез.

- Рассказывай, - просто предложил я. - Если ты невиновна - мы постараемся тебе помочь, только говори правду. Если тебе трудно - я буду задавать вопросы. Ты согласна?

- Да.

- Где и когда ты встретила Льва Раковского?

- Позавчера на вокзале.

- В каком именно месте на вокзале?

- На перроне. Я подошла точно туда, куда подходит его вагон.

- Как ты узнала номер вагона?

- Он сообщил об этом в телеграмме.

- Ты видела, как он выходил из вагона?

- Конечно, и я сразу же подхватила его сумки.

- Хорошо. Что ты искала в шифоньере и в серванте?

- Домовую книгу, я боялась, что в отсутствие матери она может исчезнуть.

- Ты боялась, что ее могу похитить я?

- Нет.

- Тогда кто же? Квартиранты?

- Не знаю, просто боялась, вот и все.

- Может быть, ты хотела спрятать ее от мужа?

- Нет.

- Ты когда вчера ушла из столовой? И оставался ли кто-нибудь после тебя?

- Дядя Костя, давайте я вам все расскажу сама, без вопросов, так будет легче.

- Ну конечно же, я этого и ждал.

- Вчера я закончила уборку примерно в половине одиннадцатого. В столовой, кроме меня, никого не было. Я уходила последней. Проверила, все ли выключено, все ли погашено, и пошла домой. Дома уложила девчонок спать и перемыла посуду. Потом смотрю, а у меня холодильник пустой, мясо кончилось. Думаю, надо завтра пойти на работу пораньше, пока никого еще нет, и отрезать себе кусманчик получше. Вчера шеф как раз две говяжьи туши привез. С этой мыслью и легла спать. Время было часов двенадцать. Отключаюсь я сразу, потому что за день так намотаешься, что засыпаешь, еще не дойдя до кровати.

Будильник я поставила на пять часов, по нему и проснулась. Даже не умываясь, побежала в столовую. Взяла пилу, открываю морозилку, а там между туш сидит Левка и на меня смотрит. Я сначала даже не поняла, засмеялась и говорю ему: "Остроумный ты парень!" - а он молчит, только криво улыбается. Я тронула его, а он влажный и холодный. Тогда только до меня дошло. Я чуть было не заорала. Вовремя спохватилась. Поняла, это же конец. Я уходила последней, и все подумают на меня. Мало того, еще и отчима на меня спишут. А там иди и доказывай, что ты не верблюд. Что мне оставалось делать, у меня же две дочери. Сначала я подумала позвать Сергея, но потом решила, что чем меньше об этом будут знать, тем лучше, да и время поджимало, небо уже светлело, и Светка, моя напарница, вот-вот могла появиться. Мне нужно было протащить его метров пятьдесят, из них метров пять через освещенную аллею. На себя я его поднять не смогла, вот и пришлось тащить волоком, если бы на себе, то я бы ту аллею перебежать успела, но силенок у меня не хватало. А мне бы только допереть его до лестницы, что спускается к лиману, а там бы все было просто. Я бы положила его в лодку, оттолкнула в море метров на десять и - "до свидания", дорогой родственничек. Но поднить я его не могла и только поэтому влипла. Вот и все, что я знаю, хотите верьте, хотите не верьте.

- Хорошо, Ирина, теперь тебе нужно ответить на несколько вопросов.

- Задавайте, чего уж.

- Когда ты ложилась спать, где был Сергей?

- Вы что, на него думаете?

- Я ни на кого не думаю, мне нужно объективно взглянуть на цепочку событий. Где он был?

- Где? Конечно на дискотеке, я слышала его голос.

- Когда он пришел спать?

- Не знаю, говорю же вам, что я дрыхну как убитая.

- А утром, когда ты уходила в столовую, где он был?

- Ну как это где, в постели, храпел, как медведь, ему тоже достается за день. Он и швец, и кузнец, и на дуде игрец.

- Хорошо, теперь о столовой. Кто, кроме тебя, мог ее открыть?

- Да кто захочет. Вход на кухню у нас не закрывается.

- Ну а холодильники-то у вас закрываются?

- Нет, а зачем? Кроме нас самих, продукты никто не ворует.

- Как был убит Раковский?

- Не знаю, но на груди, на майке, у него была кровь. Наверное, ножом.

- Кто из отдыхающих заметил, как ты волочила труп?

- По-моему, орать они начали сразу все.

- Но кто-то же был первым?

- Мой придурок, Серега, вышел по нужде и меня заметил. Спрашивает: ты что это там тащишь? Что за мешок? Я ему говорю: заткнись. А он, как только рассмотрел, какой я мешок тяну, так и заорал благим матом: "Убийца! Ты убила моего брата!" Вот тогда-то и повылазили все. Ну а потом вызвали милицию, а дальше вы все знаете сами. Сказать мне больше нечего.

- Хорошо, Ирина, мы постараемся тебе помочь, если ты не водишь нас за нос.

Когда ее увели, майор, долго и испытующе на меня посмотрев, спросил:

- Ты ей веришь?

- Пока не знаю, вскрытие покажет. Кстати, расскажите подробно, что там за кол воткнули в грудь убитого. Какая-то мистика с ведьмами и вурдалаками.

- Не говори. Выражаясь твоими словами, вскрытие покажет. Колышек тот мы сами вытаскивать не стали, оставили на усмотрение медикам. Одно могу сказать: толщиной он сантиметра полтора и в сечении имеет форму неправильного квадрата. Из грудины он торчал не более чем на сантиметр и был обломан. Да что говорить, можно съездить в морг и посмотреть.

- Не надо, страсть как не люблю покойников. Однако с таким необычным орудием убийства мне еще сталкиваться не приходилось.

- Мне тоже. Это какую же надо иметь силу, чтобы вогнать этот дрын ему в грудь. Кажется, ты прав, Ирина бы с такой задачей не справилась. Разве что в состоянии сильнейшего душевного волнения, но с чего бы ей волноваться? Что будем делать, какие предпримем шаги?

- Начнем с Сергея.

- Это ты начнешь, а я сейчас пойду к начальству на татами. Чует мое сердце, сегодня задницу мне надерут по всем правилам искусства. И поделом мне, надо было давно прикрыть Ирину с Сергеем, глядишь бы, все обошлось. Ты, пожалуй, первым делом сходи в кафе, где он сидел с Мариной, может быть, к нему кто-то подходил или он с кем-нибудь разговаривал. Я тем временем дождусь результатов экспертизы, между делом оформлю протоколы. Если возникнет что-то экстренное, то я у себя, а вообще-то жди меня на пляже, на своем месте.

Кафе, где, по моим предположениям, вчера отдыхали убитый и Марина, еще не открылось, но собравшийся персонал уже колготился внутри, шумно обсуждая то ли начальство, то ли вчерашнюю выручку. С черного хода я проник на кухню, а дальше мимо кастрюль и сковородок с озабоченным и деловым видом устремился в зал. За стойкой бара красивая, стройная брюнетка перетирала фужеры. С ее величием и высокомерием ей была бы впору должность египетской царицы.

Брезгливо посмотрев на фотографию Раковского, она снизошла до ответа:

- Да, этот человек вчера здесь был. Он купил у меня два коктейля, плитку шоколада и пачку сигарет "Мальборо". Сидели они за первым столиком и мне были хорошо видны.

- Благодарю вас. Не будете ли вы столь любезны и не скажете ли, с кем он был? С мужчиной или с женщиной?

- Он был с женщиной, которая снимает неподалеку отсюда комнату. Я не знаю ее имени, но к нам она заходит часто.

- Огромное вам спасибо, простите, но еще один вопрос. За то время, что они у вас провели, кто-нибудь к ним подходил?

- На это я вам ничего ответить не могу. Все-таки я работала.

- Да, понимаю. Последнее, они ушли вместе или порознь?

- Насколько мне помнится, парень ушел первым, а девушка еще некоторое время оставалась. Да-да, конечно, к ней еще подсел Вартан, зав нашего производства. Вы поговорите с ним.

- Не стоит, он, наверное, частенько к кому-нибудь подсаживается?

- Не без этого, - очаровательно улыбнулась брюнетка. - Вам что-нибудь налить?

- С вашего позволения, сто граммов водки.

* * *

Разговор с Сергеем мне не принес ничего нового. Он односложно бубнил о том, что дискотеку вчера закончил в час ночи, разобрал аппаратуру, после чего лег спать. Во время работы никуда не отлучался. Утром проснулся, ничего не подозревая. Его слова мне подтвердили участники дискотеки. Ловить здесь было нечего. Другого я и не ожидал. Если он виновен, то ни за что не сознается. Подход к нему должен быть более пристрастным, но это уже прерогатива Окуня.

В раздумье я прошел путь от столовой до лестницы, ведущей к лиману, те пятьдесят метров, что не смогла одолеть Ирина. Стоя на самом верху, я смотрел на его зеленую воду, так и не принявшую Иринин подарок. Чем дольше я стоял, тем большее беспокойство меня охватывало. Объяснить свое состояние я не мог, но невольно оглянулся назад, словно опасаясь, что кто-то зайдет ко мне со спины. Смешно, но все события прошедших дней порядком потрепали мне нервы. Мне только не хватало чувства беспричинного страха. Но беспричинен ли он? Что меня беспокоит? Не Сергей же Грачев, который сейчас кинется на меня с осиновым колом. Полная чепуха, да и он ли убийца брата? Это еще бабушка надвое сказала. Судя по тому, что тело успело остыть, Раковского закололи днем, в крайнем случае вечером, а в это время Сергей был у всех на глазах. Тогда кто же убийца? Полное крем-брюле. Почему он всегда у всех на глазах? А что касается температуры трупа, то он мог скоренько остыть в холодильнике. Впрочем, о времени его смерти должна обстоятельно доложить экспертиза. Только не это меня сейчас волнует. Почему-то необъяснимое беспокойство вызывает сам лиман. Почему? Святошу не утопили, а прикончили вполне сухопутным способом, потом подбросили в столовую, откуда Ирина хотела утащить его и только потом утопить в лимане. Но сначала погрузить в лодку. Стоп, Гончаров, ты же просто гений, правда, с запоздалым зажиганием. Лодка! Вот что тебя беспокоило. Конечно же лодка, вернее, ее отсутствие. Помнится, в первый день приезда я смотрел на море именно с этого места и, клянусь своей прабабушкой, привязанная лодка качалась на воде. Куда же она могла подеваться? Спросить об этом Сергея я не имею права, это лишний раз его насторожит. А вот детишки, резвящиеся внизу на узкой косе, мне могут здорово помочь.

Спустившись по лестнице, я подобрал подкатившийся под ноги мячик и, бросив его в молодую мамашу, обратился с приличным разговором.

- Здравствуй, радость моя, это что же - все твои? - указал я на семерых бесившихся детей. - Продай парочку.

- Да не, - заливаясь смехом, ответила хохлушка. - Самой мало. Кто бы еще сробил.

- Ну, это дело нехитрое, и в этом я тебе порука.

- Не, ты не годишься, старый больно. С тобой только в кино ходить.

- И то дело, а ты всегда здесь загораешь?

- Ага, я да две подружки, это наши ребятишки. А чего ты хотел?

- Хотел спросить, куда делась лодка, вчера вроде стояла.

- Ага, стояла. - Она посмотрела на торчащий металлический прут, служивший местным мореманам кнехтом. - Ой, гляди-ка, нет! Я и не заметила, а вчера была, ребятишки в ней играли. Кому она понадобилась, не пойму. Все время здесь колыхалась. Никто ее не трогал. Мы уже две недели здесь отдыхаем.

- Ну спасибо, отдыхайте дальше. Я тут недалеко от тебя посижу, подумаю, не возражаешь? Ты не бойся, я же старый.

- А мне чего - сиди, думай, только меня не лапай.

- Заметано!

Заключив таким образом договор о взаимном невмешательстве, мы разошлись, полностью удовлетворенные друг другом. Усевшись прямо на песок, я соображал, куда могла подеваться проклятая посудина. Судя по всему, она исчезла ночью или рано утром. Тогда возникает вопрос, на чем Ирина хотела транспортировать мертвеца? Она или не заметила отсутствия лодки, или ее угнали позже, или она попросту врет. Опять задача, как они мне надоели.

- Здравствуйте, дядя Костя! - старательно поздоровалась со мной пухленькая девчонка в фиолетовом купальнике.

Где-то я ее уже видел. Где?

- Здравствуй, моя золотая, как дела? - задал я нейтральный вопрос в надежде, что она сама мне подскажет обстоятельства нашего знакомства.

- Плохие дела, дядя Костя, - грустно и серьезно ответила девочка.

- Что у тебя случилось, рассказывай, - поморщился я от предстоящей детской исповеди. - Только самое главное.

- У меня забрали маму и посадили в тюрьму, и теперь я осталась одна-одинешенька, потому что бабушку тоже забрали в тюрьму.

Ну и осел же ты, господин Гончаров, не мог сразу вспомнить, что с тобой поздоровалась дочка Ирины. Неприятное положение, особенно если учесть то, что в данное время ты охотишься за ее отчимом. И утешить-то я ее не могу, потому как не уверен в невиновности ее матери. Какой черт меня сюда принес? Насчет лодки мог бы пронюхать в другом месте. Осторожно и боязливо я погладил ее по волосам, но лучше бы я этого не делал. Заревев, она уткнулась мне в плечо. Мой опыт общения с детьми крайне скуден, а в такой ситуации и подавно.

- Успокойся, девочка, может быть, все еще наладится. Тебя как зовут?

- Юля, а за что они посадили мою маму в тюрьму?

- Пока не знаю. Юля, а ты бабушку любишь?

- Люблю, она мне всегда покупает мороженое.

- Ну вот и хорошо, скоро бабушка опять тебе будет покупать мороженое.

- Не обманывайте, папа сказал, что мы ее больше никогда не увидим.

- Это он тебе сказал?

- Нет, я подслушала, когда они с дядей Левой разговаривали.

- Глупости говорит твой папа, а бабушка скоро к тебе вернется.

- Вы ее сами приведете?

- Я попробую.

- Смотрите не обманите меня, я буду ждать.

Вприпрыжку она побежала к воде, а мне опять стало скверно, и не потому, что я заведомо обманывал ребенка, нет, скорее всего, моя "немка" действительно к убийству Шмары не имеет никакого отношения. Беспокоило меня что-то другое, и опять, как в прошлый раз, я не мог понять вдруг охватившую меня тревогу. Похоже, господин Гончаров, ты начал излишне доверять своим мироощущениям, скоро войдешь в первую стадию идиотизма, если не вошел уже.

- Дядя Костя, посмотрите, как я ныряю! - громко крикнула Юля, и ее попка, обтянутая фиолетовыми плавками, на мгновение блеснув на солнце, ушла под воду, а у меня закружилась голова. Господи, неужели... Нет! Такого не может быть!

- Юлька! - закричал я, едва она успела вынырнуть. - Быстро беги сюда!

- А зачем?

- Там разберемся, беги скорее! - понимая, что это непедагогично, орал я. - У меня есть для тебя сюрприз.

- Какой сюрприз? - крикнула девчонка, отфыркиваясь на бегу. - Давайте скорее.

- На, держи, купишь себе пять мороженых! - В маленькую, мокрую ладошку я вложил десятку. - Скажи мне, откуда у тебя этот купальник?

- Подарили, а что?

- Он же порванный, посмотри на спине.

Она повернулась, и последние сомнения отпали. На ней был купальник Марины, разрезанный мною в первый день нашего знакомства.

- Ага, немножко порванный, но его зашили.

- Когда его тебе подарили?

- Вчера днем, а что?

- Ничего, беги за мороженым.

Моя голова пошла кругом, такого поворота событий я не ожидал никак. Я потер виски, соображая, каким боком к этому делу могла быть причастна Марина. Марина, Марина, скверная баба, как отозвался о ней Окунь. Кто она такая? Это необходимо выяснить в самое ближайшее время.

Отряхнув песок и сделав хохлушке ручкой, я заторопился на пляж.

Она пребывала на прежнем месте, но теперь в гордом одиночестве. Не спросившись, я прилег рядом, ожидая, когда она заговорит первой. Ждать пришлось довольно долго, но все-таки я взял ее измором.

- А я думала, ты обиделся и больше не придешь.

- В моем возрасте, Марина, на женщин уже не обижаются.

- Золотые слова, а где Лев Петрович? Кажется, ты вчера его искал с милицией?

- Искали.

- Ну и как, нашли? - лениво и безразлично спросила она, но уж как-то слишком лениво и слишком безразлично.

- Нашли, кто ищет, тот всегда находит. Ищущий да обрящет.

- И где же он был?

- В холодильнике, представляешь, какой шалун, спрятался в холодильник и молчит. А ты знаешь, почему он молчал?

- Не знаю, - она вдруг беспричинно засмотрелась на море, - не знаю.

- А молчал он потому, что был мертв.

- Господи, ну что за ерунду ты несешь, - оживленно включилась она в игру. - Вчера нес всякую ахинею, и сегодня туда же. У тебя точно с головкой не все в порядке. Ты извини, но я пойду искупаюсь. И прошу, когда ты в таком настроении, больше ко мне не приставай.

Решительно поднявшись, она пошла к морю, а я беспардонно залез в карманчик ее пляжного халатика. Кроме денег и всякой ерунды, я обнаружил там ключ от ее монашеской кельи без удобств, но с отдельным входом. Предоставив ей возможность наедине подумать о своей грешной жизни, я поспешил в ее апартаменты. Слава богу, дверь у нее выходила в переулок, так что я проник в комнату незаметно. Где может женщина прятать свои деньги и документы, если в комнате у нее, кроме телевизора, холодильника и кровати, ничего нет? Правда, есть еще большая сумка, но это для дураков. Телевизор отпадает, остается кровать и холодильник. Ее паспорт, обёрнутый в пластиковый пакет, я обнаружил среди сосисок и пельменей. Когда я его открыл, мне по-настоящему стало дурно, потому что Марина Павловна носила фамилию Грачева и четыре года тому назад являлась женою Сергея и матерью симпатичной дочери Юли. Передо мною мгновенно и выпукло высветилась вся чудовищная интрига, задуманная еще четыре года назад, а сегодня подходившая к завершению. Насколько же надо быть извращенным циником, чтобы для достижения своих шакальих целей подставить под удар Ирину и родную дочь? Это кроме того, что потребовалось убить Шмару и собственного брата.

Резко распахнувшаяся дверь вырвала меня из лап оцепенения. Красная и яростная, на пороге стояла Марина. Это было бы не страшно, если бы в ее руках не блестел узкий и длинный нож, похожий на стилет. Она молча пошла на меня, видимо поставив на карту все. Если бы не больная рука, все было бы значительно проще, а теперь мне приходилось сотыми долями секунды решать и прикидывать, в какую сторону увернуться, да так, чтобы удобнее было перехватить нож левой рукой. Это удалось мне с третьей попытки, а до того она успела здорово изуродовать мне щеку. Я боялся ее, а потому церемониться не приходилось. Круто завернув руку с ножом, я выдернул ее из плечевого сустава. Резко вскрикнув, она без сознания упала на кровать. Подобрав нож, я сел рядом, ожидая, когда она придет в себя. Это случилось минут через пять, после того, как я окатил ее водой. Мучительно застонав, она открыла глаза и сразу все вспомнила, заскрипела зубами и попыталась меня укусить. Но видимо, руку я повредил ей основательно, побледнев, она бессильно откинулась на подушку.

- Не дергайся, сука, - упредил я ее вторую попытку, - зачем ты убила Шмару?

- Убирайся, евнух поганый. Ничего я говорить не буду.

- Будешь, киска, я не садист, но иначе с тобой нельзя. - Я тихонько тронул ее травмированную руку, и она глухо и утробно застонала. - Будешь говорить?

- Нет!

- Не понимаю, какой резон тебе запираться? Мы все знаем. Твой Сережа уже в кутузке, и если хочешь туда попасть невредимой - лучше все рассказать.

- Оставь меня, пес однорукий.

- Сейчас ты у меня станешь вообще безрукой.

Я опять приложился к ее больному плечу. На этот раз, взвизгнув от боли, говорить она согласилась.

- Эта идея возникла у меня, когда Сергей рассказал, что он познакомился с башлевой телкой, которая, кроме квартиры, имеет еще и дом в Анапе. Тщательно все взвесив и рассчитав, мы формально развелись, и он предложил Ирине руку и сердце. Конечно, она уцепилась за него двумя руками - еще бы, симпатичный мужик, тоже разведенный и тоже с девочкой берет в жены брошенную бабу с ребенком на руках. Две неполные семьи соединялись в одну нормальную. Все шло по плану, пока мы не узнали, что ее мамаше на старости лет взбредет в голову выйти замуж. Это меня взбесило. Я не находила себе места, а к тому же я понимала, что с каждым годом Сергей все больше привязывается к новой жене, а Юля - к чужой маме. Внеся коррективы в наш план, я и приехала сюда. А здесь меня ожидало еще одно неприятное известие. Сергей мне рассказал о том, что папаша Климов хочет прописать в наш дом своего ублюдка. Я поняла, что действовать нужно незамедлительно. Из Новороссийска я по телефону связалась с Левой и в общих чертах, иносказательно, объяснила ему суть проблемы, пообещав подробности изложить при встрече. Для подтверждения его алиби я велела взять ему два билета на разные числа. Встретила его я сама, передала план дома, который мне нарисовал Сергей, а также объяснила ему порядок и верные пути отступления. Он сходил в парикмахерскую, изменил облик и сказал, что готов приступить к делу. Если бы не твоя поганая персона, у нас бы все получилось. Но ты явился неожиданной помехой. Всю ночь и следующий день, после того как мы "познакомились", я провела в страшном напряжении. Оно немного спало только тогда, когда Ирина якобы встретила Левку. На самом деле он сел в поезд за одну станцию до Анапы, куда добрался на попутках после того, как зарезал Климова. Дело было сделано. Да, я немного успокоилась, и тут твое вчерашнее представление, которое ты нам устроил. Не будь его, Левка был бы жив. А так я смекнула, что проигрываю. Поняла, что вы не просто подозреваете Льва - вы имеете какие-то доказательства. И еще мне стало ясно, что я нахожусь вне подозрений. Тогда-то я и решилась. Затащила его к себе в постель и, когда он меньше всего этого ожидал, всадила ему в сердце кинжал. Он умер сразу, так ничего и не поняв.

- Не кинжал ты ему воткнула, а деревянный кол!

- Нет, именно нож, который ты сейчас у меня вырвал. А кол, точнее, затычку ему ночью вогнал в рану Сергей. Оставлять у него в груди фамильный кинжал было чересчур рискованно. Да и глупо.

- А как здесь появился Сергей?

- На лодочке приплыл. После убийства у меня появилась отличная мысль. Я поняла, как можно одним ударом прихлопнуть двух зайцев. Попросту говоря, я решила подставить Ирину, чтобы надолго о ней забыть. Сергей согласился с моим предложением и ночью забрал труп.

- Рано ты меня продала, шалава! - От неслышно открывшейся двери на нас шел Сергей. В руках у него ничего не было, но я понял, что со мною он справится и так. - Сейчас я вас удавлю обоих.

Последнее, что я помню, была резкая боль в руке, прострелившая мне мозг.

* * *

- Говорил я тебе, Гончаров, что она скверная баба! - склонившись надо мной, укоризненно говорил мне Антон Абрамович Окунь.