/ Language: Русский / Genre:detective,

Гончаров Попадает В Историю

Михаил Петров


Петров Михаил

Гончаров попадает в историю

МИХАИЛ ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ ПОПАДАЕТ В ИСТОРИЮ

Все события и персонажи этой повести вымышлены и возможное совпадение всего лишь случайность.

РАЗМЫШЛЕНИЯ УБИЙЦЫ (Так бы я хотел озаглавить свои записи)

- Эти мои откровения все равно попадут в ваши руки. Собственно поэтому - то я и решил вести некое подобие дневника. Товарищ, если ты первым открыл его страницы, то с самого начала тебе заявляю. - Отнесись ко мне как к равному и не делай никаких поправок в отношении моей больной психики.

Я абсолютно здоров. Я майор милиции, Евдокимов Николай Александрович и вся моя жизнь проста и понятна любому гражданину России. Где родился, где крестился, говорить не буду, потому как вы скоро узнаете сами, а лишний раз подставлять свою мать я не хочу. Ей и так предстоит пережить многое.

- Глупцы! Ненормальные люди! Они думают, что что я сумасшедший! Боже мой, какое примитивное у них мышление! Они же кроме своего узкого мирка ничего не замечают! Даже мои подопечные зеки на их фоне выглядят привлекательней.

Тяжелые слова, но мною не выдуманные. Зеки отвратительны, они благородны только тогда когда можно, как того требует ситуация, но лживы и трусливы в момент опасности. Их подлость подобна и вашей, светской дряни живущие по другую сторону колючего забора. Я далек от того чтобы вас осуждать. Я не имею на это права.

Монстр - так я назвал себя и так меня за глаза называют сотрудки даже не подозревая как они близки к настоящей истине. А что они могут знать о моей жизни?

Настоящее это и есть истина, я нисколько не ошибся, когда остро отточенным ножом перерезал ей глотку.

Следователю моя мама расскажет, что я всегда убегал, когда в нашем дворе резали скотину. Я боялся крови. Да и теперь я её боюсь. Бог тому свидетель, что виновата во всем она.

Я сижу в маленькой комнатке, которую мне сдает сослуживец и застиранные рейтузы его мамаши висят надо мной как флаги. Я ненавижу такую жизнь! Ее как подояние нам предоставил слабоумный президент и его фарисействующая компания. Если бы я мог найти к нему подход, то он и его семья были бы у меня следующими. Зло которое они причинили в миллион раз больше моего.

Но меня скоро найдут, а иначе и быть не может. Всякое зло должно быть наказано! Я смотрю на моих "клиентов" и меня разбирает смех, что они могут? Покурить травку, дать друг другу в задницу. или рассказать о том что там на воле их ждут большие дела. Я их не осуждаю, мне вообще никого нельзя осуждать, но сам я не грешен. Я молча пришел и убил.

"Не в красном был он в этот час, он кровью залит был." - Кажется так сказал великий педерст Уайльд. Смертный грех сотворил и стал великим.

Хотите зать всю правду? Ха! Ее не хочет знать никто. Вартан, мой бывший командир, говорил мне всегда "Один за всех, а за себя сам!"

Боже мой, как я её любил, наверное так можно любить только в четырнадцать лет. Я влюбился в неё с первого взгляда едва только она пересупила порог моего кабинета. Галя Заварзина. Она пришла устраиваться на работу в общий отдел, но я сразу же уговорил её остаться при мне секретарем. Она согласилась и начались безумные, ни на что не похожие дни. На работу я бежал как на праздник, а с работы уходил неохотно и понуро с нетерпением ожидая следующего дня.

Иногда она соглашалась и мы ходили с ней в ресторан и для меня это было непередаваемым счастьем. От него я дурел как трехмесячный щенок. Одного прикосновения её руки было достаточно чтобы меня полчаса била крупная, неуправляемая дрожь.

Через два месяца я набрался смелости и сделал ей предложение. Она отказалась и я был раздавлен. Мне показалось, что в мои тридцать лет жизнь кончена. А через несколько дней, в ресторане она предложила встречаться мне просто так, без регистрации. Я думал что вокруг лопнули стены, а потолок рухнул мне на голову.

Та безумноя ночь длилась целую вечность и прошла как единое мгновение. Я стал самым богатым человеком. Мне принадлежала она, а значит и весь мир принадлежал мне. Мы встречались два раза в неделю. В среду и в субботу и только в эти дни я по настоящему жил, все же остальное время я проводил в их ожидании. Она приходила ко мне сюда, в эту вонючую конуру и конура прображалась. Даже в дождливую погоду здесь вспыхивало солнце и начинал звучать Моцарт.

Эта фантасмагория продолжалась почти полгода, как вдруг я начал замечать, что она тяготиться моим обществом. Для меня это открытие был как удар бомбы. Нет, у нас все оставалось по прежнему. Она так же приходила ко мне по средам и субботам, мы так же ходили в рестораны, но появилась какя то трещенка. И чем старательней я пытался её заделать, тем шире она становилась. Чем больше я любил её, тем больше она отдалялась, а однажды, в первый раз пропустила нашу субботу! Я был в отчаянии, я не знал что мне делать. Промаявшись всю ночь, я рано утром побежал к ней в общежитие и сразу все понял. Они выходили обнявшись как только что сблизившиеся любовники. Мне показалось, что у меня лопнул череп. Я стоял, а земля вращалась вокруг меня по какой - то немыслимой, новой орбите.

Меня они даже не заметили. Смеясь прошли мимо и остановили такси.

Отгоняя фиолетовые шары вдруг закружившие у меня перед глазами я бросился следом и остановив какую - то машину, попросил следовать за белым такси.

Они двигались в сторону леса и там свернув на лунную дорогу любви остановились. Расплатившись с водителем они начали углубляться в лес. Немного переждав, я тоже расплатился и следуя на расстоянии двинулся за ними.

Они расположились на опушке. Постелили покрывало, достали вино и яблоки. Я затаившись в кустах, всего в десяти метрах от них молча за ними наблюдал, потому что ещё до сих пор не верил в её измену.

Выпив вино они стали целоваться, а потом он начал раздевать её смеющуюся и счастливую. Он раздел её донога, а она только смеялась хотя было ещё холодно. Потом он забрал её ноги вверх и снял брюки. Потом я ничего не видел. Фиолетовые шары, похожие на морских ежей запрыгали передо мно в бешенной пляске. Очнулся я когда он уже корчился и хрипел на земле с перерезанным горлом. Я поймал себя на том что продолжаю наносить ему глубокие проникающие раны на вю длину клинка.

Ее крика я не слышал. Видел только раскоряченные ноги, приоткрытое влагалище и и широко распахнутый рот. Наверное она кричала. Я ударил ножом в этот открытый рот куда - то под небо и её кровь сразу же окрасила мои руки. Потом из него начали выпрыгивать фиолетовые шары и я стал наносить беспорядочные удары.

Они были мертвы и я стал их убийцей. Ножем я вырыл для них могилу и стащив тела кое - как забросал их землей. Потом я долго бродил по лесу ничего не видя вокруг, но твердо зная, что сегодня я стал убийцей.

В этом состоянии поздно вечером я пришел домой и ужаснулся. Я был весь в крови и не понятно каким образом этого не заметила моя хозйка.

На следующий день я как ни в чем не бывало явился на службу и страшно удивился когда узнал, что Галина Заварзина не пришла на работу.

Я думал, что на этом мой безумный бред закончился. Но это оказалось не совсем так. Почти месяц я проработал нормально и стал себе внушать, что произошедшее не более чем мои больные фантазии о которых нужно поскорее забыть и жить нормальной жизнью. Наивный дурак!

Через месяц фиолетовые шары опять прилетели ко мне в гости. Они прыгали с подоконника моего кабинета и кричали, вопили и требовали, чтобы я взмахом ножа обрубид чье - то счастье. Я продержался два дня, а на третий вечер вновь пошел на "Дорогу любви" и дождавшись когда жигуленок свернет в чащу пошел по его следам. Все было как и в первый раз, я терпеливо ждал, когда они совокупяться, а потом выйдя из своего укрытия первым убил мужика. Голая девича ползала передо мной на коленях, выла и умоляла оставить её в живых. Она предлагала мне все, золотые украшения, молчание и себя в придачу. А мне было радостно и свободно. Дура, разве это мне было нужно? Я повалил её на землю и она притихла, думая, что ей удалось меня уговорить с готовностью раздвинула ноги куда я первый раз ударил ножем. Она Заорала от боли и обиды и тогда я ударил её точно в сердце. Потом закинул трупы в их же машину и немного отъехав выбросил сначала её, а метров через двести его. Так будет лучше. Теперь они не встретятся даже на том свете.

Так продолжалось до июня. Меня никто не подозревал, правда с подчиненными и особенно с женщинами я стал очень груб. Меня раздражали эти твари в юбках, я готов был растерзать их на месте. Особенно мне действовала на нервы моя новая секретарша. Она - то впоследствии и добьеться того, чтобы мне назначили психиатрическую экспертизу которую я с честью выдержал.

А в июне у меня получилась накладка, которая рано или поздно выйдет мне боком. Парень на которого я налетел оказался банальным бандитом. Долго со мной не разговаривая он вытащил из носка нож и воткнул мне в плечо. Неизвестно чем бы все это кончилось, если бы мне не удалось от него сбежать. Он преследовал меня больше километра. Меня спасла только моя отличная физическая подготовка.

Но самое страшное даже не в том, что мне пришлось месяц ходить с перебинтованным плечом и врать о ночном нападении хулиганов. Гораздо хуже то, что во время свалки с меня слезла куртка и обнажился погон. Это скверно. Теперь у них появились мои приметы и рано или поздно моя песенка будет спета.

Однако не смотря на тот казусный случай фиолетовые шары продолжают меня посещать каждый месяц и я послушнй их зову иду и убиваю, с садистским удовольствием топлю в крови чью - то радость.

Почти всегда я использую для этого нож. Только однажды, кажется это было в октябре того года мне пришлось вытащить Макарова. Но иначе было нельзя, любовники были хорошо одеты и я побоялся, что не смогу как следует пробить его меховую куртку и её шубу. Пушка сработала безотказно, но я испугавшись выстрелов вынужден был срочно оттуда бежать. По настоящему удовольствия мне их смерть не принесла.

А месяц назад, в середине мая, у меня опять получился прокол. Парень оказался не робкого десятка, да к тому же ещё и спортсменом. Пока я с ним разбирался девчонка завела машину и смылась из под самого моего носа.

Кажется петля на моей шее затягивается с каждым днем все туже и туже. По логике вещей мне нужно хотя бы на время бросить мое хобби, но проклятые фиолетовые ежи не дают мне этого сделать.

Позавчера они опять набросились на меня в своем бешенном танце и мне не оставалось ничего иного... Красный жигуленок я выследил все там же. на "Дороге Любви". Я прошел по его колее вплоть до полянки где они уже пребывали в полном экстазе. Его я ударил в сонную артерию и он сразу же успокоился, а девчонку я убивал не спеша, заведомо не точными ударами. Сколько я их нанес одному богу известно, но пищала она долго, пока попросту не истекла кровью.

Оставив её на месте, я отвез и выбросил парня у самой дороги. Вчера была жуткая жара и я снял куртку. Черт меня дернул выезжать из леса на их машине. Прямо на выезде стояли менты из ГИБДД. Они начали мне сигналить едва я вынырнул из леса. Другого выхода у меня просто не было. Утопив педаль газа я промчался мимо, а когда организованная погоня начала меня настигать, то я совсем одурел. Начал отстреливаться, что было равно самоубийству. Но они все таки отстали. Я тут же бросил машину и побежал опять в лес, где скрывался до поздней ночи. И только под покровом тьмы вернулся домой. Здесь я с ужасом понял, что свою куртку оставил в машине.

Это конец. Теперь я буду ждать их прихода каждую минуту...

16.06.99.

В самом начале июля, махнув рукой на все городские незавершенные дела, я под конвоем жены и тестя был доставлен на дачу, где с первых же минут нас поджидала маленькая и пикантная неприятность.

- Сволочи, варвары! - Растерянно оглядывая пепелище дачного сортира чуть не расплакался тесть. - Ведь я его своими руками строил! Сколько труда и души в него вложил! Каждую досточку своими руками выстругивал, каждый гвоздик самолично вколачивал. Сволочи! Что же теперь делать будем?

- Будем использовать естественный рельеф. - Кивнув вглубь поросшего лесом оврага оптимистично предложил я. - На пленэре оно и приятней, кругом птички щебечут, травка зеленеет. Милое дело.

- А как же я? - Гневно спросила супруга. - Куда мне деваться?

- Туда же, только чуть правее и ниже. - Мягко посоветовал ей отец.

- А то можно и к соседу попроситься. - Предложил я второй вариант.

- В общем выгружайся. - Подытожил полковник. - Не назад же ехать.

Выгрузив самые необходимые вещи и продукты, мы на скорую руку приготовили ужин и весь остаток вечера провели за столом. Спать разбрелись довольно рано, как только начало темнеть и как того требует дачный устав. Тесть остался внизу, а мы с Милкой поднялись в мансарду. После городского уличного шума обступившая нас тишина оказалась пугающе приятной. Пожелав супруге доброй ночи, я вскоре уснул опьяненный чистым воздухом и ароматом распустившихся лилий. Кажется я мог бы проспать и до обеда, когда бы на рассвете не был разбужен грохотом кованных сапог и грубой солдатской перебранкой прямо у себя над головой.

- Что это? - Спросил я серый сумрак мансарды. - Кто там топает?

- Сороки. - Сердито проворчала Милка. - Чуткий какой. Спи дальше.

- Так они ж не дают. Иди и прогони их оттуда.

- Умный больно. И как же по твоему я должна их прогнать?

- Метлой. Залеэь на крышу и метлой их, метлой их.

- А как я туда залезу?

- Возьми ступу. - Зло ответил я и окончательно проснулся. - Чертовы сороки, если они такое будут вытворять каждое утро, то нам придется убраться первыми.

- Ну уж нет, коль приехали так приехали, хоть неделю, но мы здесь проживем. А поскольку ты уже проснулся, то бери ведра и топай за питьевой водой.

Позвякивая ведрами и проклиная весь сорочинный род, а с ними заодно и Милку, я отправился к деревенскому колодцу системы "Журавль". Ходьбы до него было не более километра. Миновав дачный массив я оказался в полузаброшенной деревеньке, уже частично переоборудованной под дачи. На её окраине, в низине, рядом с озерком и находился колодец.

С пригорка мне было хорошо видно как возле него уже суетится полная женщина в совершенно легкомысленном купальнике. Навалившись всей тушей на шест она старательно опускала ведро ежесекундно рискуя уйти следом за ним. Слава Богу зтого не произошло. Когда до колодца мне оставалось метров пятьдесят, она уже благополучно тянула его наверх. Вскоре ведро показалось над срубом и тут произошло неожиданное. Вскрикнув толстуха отпрянула в сторону и секунду постояв мягко улеглась на мокрую траву. Равнодушный "Журавль" возвращая полное ведро назад задрал хвост к небу. Опрометью сбежав с пригорка я перевернул почтенную матрону на спину и принялся отчаяно хлестать её по щекам, что вскоре принесло результат.

- Боже мой! - Испугано дрожа булками щек прошептала она. - Вы...Вы видели?..

- Конечно видел. - Приподнимая её за плечи заверил я. - Вам стало плохо.

- Я не о том...Господи, неужели это возможно... - Лепетала она, помогая мне отклеить свое тело от земли. - Это же ужасно...Уму не постижимо...Кошмар...

- Девушка, перестаньте трястись и объясните толково, что случилось? Что вы там такого увидели? Уж не самого ли Водяного или Властелина Тьмы?

- Там голова!.. Понимаете...Там чья - то голова!.. Надо милицию...

- Ну - ну, успокойтесь. Не волнуйтксь. Все хорошо, все уже позади. Сейчас мы тихонько пойдем домой и там выпьем капелек.

- Да не делайте же из меня идиотку... Там голова...Понимаете, человеческая голова...Она почти без шеи...Молоденькая голова...

- А вы уверены, что вам это не привидилось?

- Боже мой, о чем вы говорите! Там голова, и... она смотрела на меня.

- Где? В колодце?

- Да нет же, в ведре. Отрезанная голова, понимаете, она отрезана.

- Понимаю. - Принюхиваясь к легкому перегару заверил я её. - А вы кажется вчера немного перебрали? Может быть...

- Перестаньте говорить ерунду. Надо кого - то позвать.

- Прекрасная мысль. - Все ещё не веря ей одобрил я. - Вы сходите за подмогой, а я тем временем здесь посторожу, чтоб она никуда от нас не делась.

- Хорошо, - быстро согласилась толстуха, - я быстро, только учтите я говорю чистую правду. Никого не пускайте. И сами ничего не трогайте. Мало ли что... - Строго - настрого предупредила меня дачница, после чего пыхтя и отдуваясь поползла на взгорок, оставляя меня в некотором сомнении о её оперативности.

Перегнувшись через край я заглянул в пятиметровую колодезную шахту. Однако ничего кроме черного блеска воды и тонущего в ней шеста, разглядеть не удалось.

Похоже, что ты, господин Гочаров, сам того не желая, в очередной раз вляпался в историю. Интресно, как к этому отнесется Милка? В конце концов к колодцу я поперся по её волеизволению. Впрочем, возможно все это бред сивой кобылы, то есть впечатлительной дачницы. Это легко проверить подняв наверх ведро.

Поколебавшись самую малость я взялся за шест. Лучше бы я этого не делал. К великому моему сожалению дачница оказалась права. Со дна ведра, через кристальную воду и водоросли соломенных волос на меня глядели чистые и умытые девичьи глаза. Что и говорить, зрелище было жутковатым и на месте толстухи я тоже мог упасть в обморок. Тихонько и осторожно я начал опускать её удивительный улов назад в воду.

- Мужик, тебе что, делать не хрена? - Похлопал меня по спине недовольный бас.Чего туда - сюда ведро шмыгаешь? Пусти ка я наберу, а потом играй себе.

- Не советую, дядя. - Поворачиваясь к нему я отпустил ведро. - Та вода тебе придется не по вкусу. Одно слово - "мокрая вода".

- Чего ты там такое лопочешь!? - Дыша чудесным перегаром полез он в амбицию. - А ну, прочь с дороги, не то сейчас я тебя...

- Спокойно, гражданин, нам нельзя ничего трогать. Понимаете, там труп.

- Ты у меня сейчас сам трупом станешь. - Пообещал он и недвусмысленно показал грандиозный кулак. - сейчас ты у меня сам в колодце очутишься, козел!

- Как хочешь. - Равнодушно ответил я и открывая ему доступ отошел на пару метров. - Только потом не говори, что я тебя не предупреждал.

Победно крякнув он потащил несчастную голову наверх в третий раз. Его конечная реакция оказалась адекватна нашей.

- Е мое! - Отшатнувшись вякнул он и "Журавль" вновь задрал в небо хвост. - Ну и дела! Твоя что ли работа?

- Ты мне это брось! - На корню пресекая ненужные подозрения и как следствие возможные неприятности зло оборвал я его. - Учти, ты видел только то что видел и ни на гран больше. Усек?

- Усек. - Боязливо отодвигаясь уважительно согласился он. - Я ничего такого не видел и вообще я пожалуй пойду, а то баба моя беспокоиться будет.

- Нет уж, не торопись. - Решительно забирая его бидоны я преградил ему путь.

- Да что ты в самом деле? Договорились ведь, я ничего не видел, ничего не слышал и вообще я тебя не знаю.

- Вот и познакомимся. Меня зовут Константин, а фамилия Гончаров. Дружественно я протянул ему руку от которой он шарахнулся как от чумы. Как тебя величать?

- Александр Владимирович. - Сдавленно ответил он и предпринял новую попытку к бегству. - Мне правда нужно уйти. Понимаете у меня жена на шестом месяце, ей волноваться никак нельзя.

- А моя на восьмом. - Сурово ответил я. - Ты думаешь, что меня чрезвычайно радует предстоящая встреча с ментами?

- Так давай вместе отсюда сдернем и все проблемы будут решены.

- Поздно, батенька, поздно. За ними уже побежали.

- Кто? - Удивленно и даже растерянно спросил он. - Вы же первый...

- Нет первой выудила эту рыбину одна очаровательная дачница, а вот и она, легка на помине. - Кивнул я на стаю женщин под предводительством толстухи. - И к тому же не одна, но со свитой.

Их появление как будто успокоило драчливо - трусливого Александра Владимировича и более того почувствовав в прибыших дамах благодарных слушательниц он сделался говорлив и общителен. Покуда он и толстуха вводили аудиторию в курс дела я предпочел незаметно и по английски смыться, с тайной надеждой, что увлеченные своими дебатами, обо мне они и не вспомнят.

Звеня пустыми ведрами, не солоно хлебавши, я вернулся обратно и прямо с порога был встречен замечательно изысканной руганью жены.

- Тебя где черти носят? - Подозрительно глядя мне в глаза пристукнула она голой пяткой. - Или уже нашел торговую точку? Заставь черта Богу он и лоб разобьет! Уже завтракать пора, а его все нет.

- Пришел же! Вот и будем завтракать. - Успокоил я выставляя перед ней порожние ведра. - Будем пить чай.

- А где вода? - Озадаченно спросила Милка и будто не веря глазам своим опрокинула тару. - Или пересох колодец или ты полный идиот.

- А вот и не угадала! И не то и не другое. Просто в колодце лежала очаровательная, слегка ампутированная женская головка и я подумал, что тебе будет неприятно пить эту воду. Но если ты хочешь - я схожу и принесу...

- Ты в своем репертуаре. - Сразу поверила она. - Без приключений тебе не обойтись. Там где появляется Гончаров - начинаются трупы. Даже если каким - то чудом ты оказался в раю, то и там ангелы состряпают тебе пару мертвецов.

- Это правда, Костя? - Выходя из душа и шлепая по асфальту осведомился тесть.

- Истинная правда, Алексей Николаевич, чтоб мне не сойти с этого места.

- Хорошенькое дело. Приехали отдохнуть... И черт тебя туда занес!

- Ваша дочь послала.

- Надеюсь. что хоть не ты лично её выудил и все обойдется свидетельскими показаниями? - С надеждой спросил он.

- Можно сказать и так, а можно и наоборот. Нас было двое. А потом, когда собралась приличная толпа я их покинул и поспешил к вам.

- Ментам хоть сообщили?

- А как же, всенепременно, наверное уже приехали.

Минут через десять окрестные дачи зашуршали, зашелестели. Зашебаршился любознательный люд и тоненькой струйкой потек к колодцу, где забесплатно можно поглазеть на увлекательнейшее зрелище - усеченную людскую голову. Недалеко от них ушла и супруга. Разливая по стаеанам остатки минералки, вроде равнодушно спросила:

- Голова - то мужская?

- Не угадала. Молоденькая девчонка и притом симпатичная.

- А вы её что же, выловилм случайно?

- Нет, судя по всему её специально заклинили в черпачное ведро, да так чтобы её глаза смотрели на достающего. Милка, негоже так, не по людски, надо бы выпить за помин её непорочной души.

- Непорочным головы не отрезают.

- Значит за помин её грешной души.

- Интересно кто она такая? Не дачница ли?

- Сходи да узнай если тебе так любопытно, а у нас с Алексем Николаевичем есть вопросы поважнее. Например, надо купить хлеба...

В полдень, когда мы садились обедать, явился участковый. Не иначе как по наколке Александр Владимировича. По моему мнению приперся он совсе некстати, потому что мы с тестем под сенью раскидистой яблони только только собирались отметить новоселье. Незванного гостя вышла встречать Милка и после коротких, уточняющих фраз подвела к нам сорокалетнего здоровяка одетого в спортивный костюм.

- Мир этому дому. - Жизнерадостным болваном начал он. - Как отдыхается? Доброго вам здоровья, Алексей Николаевич!

- Что? - Удивленно обернулся к нему тесть. - Никитин? Растак твою эдак! А ты как здесь очутился? При чем здесь наш РОВД?

- А не причем, я там давно не работаю. Уже три месяца в участковых хожу.

- Ну и дурак! Ты же был толковый сыскарь.

- Может и толковый, а только надоела толковому сыскарю общага. Особенно когда вчетвером ютишься в пятнадцати метрах. Пусть я теперь участковый, зато имею отличный дом, большой участок и чистый воздух. Плюс довольную жену и счастливых детей. А что человеку ещё надо?

- Наверное ты прав, Олег. - Почему - то смутившись согласился тесть. Да ты чего стоишь - то? В ногах правды нет.

- У меня теперь вся правда в ногах. - Усмехнулся Никитин и неловко, с краешка примостился на скамейке. - А я ведь к вам, Алексей Николаевич, по делу.

- Ну по делу так говори, а то вот водки выпей, за встречу то есть...

- На работе я, а вот вечером жду вас у себя, тут недалеко, километров пять, а то и того не будет, деревня Куриловка, ну а там меня спросите. Приедете?

- А чего ж не приехать, приедем.

- Ну и отлично. Мы будем по настоящему рады. А пока бы я хотел задать несколько вопросов вашему зятю. Вы позволите?

- Нонча власть переменилась. - Заржал полковник. - Теперь тут ты главный. Кстати, а где вся гоп - компания? Или ты и пекарь ты и жнец? И опер и попер?

- Да нет, сюда аж две оперативки примчались и ещё городских ждут. Дачников опрашивают. Меня послали выяснить кто есть такой Гончаров Константин. Я и выясняю.

- Валяй. Только покороче, водка стынет.

Олег Васильевич Никитин утомлял меня около часа и в конечном итоге так мне надоел, что я твердо решил его приглашением принебречь.

После обильного обеда мы с полковником лениво переставляли шахматные фигуры, а Милка убрав со стола удалилась в овраг. Ее вопль раздался не позже чем через минуту. Перевернув шахматную доску вместе со столиком мы кинулись на помощь. Однако немного опоздали, потому что бледная супруга пробкой вылетев наверх тыкала пальчиком в сторону обрыва и задыхаясь твердила.

- Там... Там... Там...

- Та-ра - рам там - там. - Передразнил я её. - Что ты хочешь сказать, что нашелся какой - то дурак, который покушался на твою честь?

- Сам дурак, а там труп.

Почти на самом дне оврага, где Милка облюбовала себе укромное место, на мощном дубовом суку спокойно висел бомжик. Мужчина он был тщедушный, не более пятидесяти килограммов и потому кусок аллюминевой проволоки в белой изоляции его вполне устраивал. Возраст и социальное положение, по понятной причине, определить было крайне сложно. Костюм он носил неброский, цвета хаки, что на окружающем землистом фоне делало его малозаметным. За неимением сорочки он довольствовался куском майки, а обувь заслуживала отдельного внимания. Дело в том что правая нога слегка покачивала рваным тапочком, в то время как левая грелась в зимнем сапоге. Явных следов насилия мы необнаружили. Впрочем и скорее всего, никакого насилия тут не было. Допекла беднягу Сука - жизнь вот и отправился искать защиты у смерти.

- А чего ты его испугалась, дуреха? - Вылезая наверх недоуменно спросил тесть.Что он тебе такого сделал? Смирный малый, висит никого не трогает. Да он скорее всего и при жизни - то мухи не обижал. Знаю я таких горемык, бессловестных в трезвости. Только по пьянке и начинают искать справедливости.

- Философ! - Фыркнула Милка. - Говорить вы все мастера, а вы возьмите и помогите таким бедолагам. Конкретно каждый хоть по чуть - чуть, если уж государство на них крест поставило.

- Государство на всех нас поставило и не только крест. Ладно, не будем витать в эмпиреях, а спустимся на землю. Хочешь не хочешь, но о твоей находки мы обязаны сообщить Никитину. Не хотели мы ехать к нему в его Косорыловку, да видно придется, никуда не денешься. Мы с Костей не могем, поскольку выпимши, так что садись, доченька, за руль и вези нам деревенскую власть.

- Ничего умнее ты придумать не мог. Одна я не поеду, садитесь пассажирами.

- А кто ж за покойничком следить будет? - Въедливо спросил полковник. - Тут надо держать ухо востро. Неровен час труп сопрут, или морадеры нагрянут. Дело серьезное. За ним глаз да глаз нужен.

- В магазин вам, паразитам, нужно! - Плюнула Милка забираясь в машину. - Чтоб до моего возвращения - ни капли!

- А что, Костя, она подсказала нам неплохую идею. У меня есть предложение её реализовать. Какие будут предложения?

- Я привык слушаться старшего по званию.

- Тогда скатертью тебе дорога, а я один остаюсь в карауле.

К приезду участкового, мы успели не только совершить грех, но и замести следы его. Когда подъехала машина мы с умным видом сидели перед шахматной доской нелепо передвигая фигуры, совершенно не заботясь об их рангах и полномочиях.

- Алексей Николаевич, - с места в карьер начал участковый, - у вас здесь не дачный массив, а прямо какое - то кладбище. Где он?

- Внизу. - Твердо сказал полковник. - Доченька, покажи его Олегу Васильевичу, у нас с Константином необыкновенно ответственный миттельуленшпигель. Вот. Да...

- Мудельшпигель! У вас уже слон буквой Z ходит! - Тихо и зловеще зашипела Милка. - Хоть бы человека постеснялись.

- Ничего страшного, Людмила Алексеевна. - Поспешил её успокоить Никитин. - Я все понимаю, люди отдыхают. Так вы проводите меня.

- С удовольствием, уж лучше находится рядом с покойником, чем в этом обществе.

- Благодарю вас, но вы забыли про меня. - Мягко напомнил участковый и галантно пропустив даму вперед зашкандыбал следом.

- Козел ты, а не сыскарь! Негромко сказал я им вслед и улегся рядом с уже похрапывающим тестем.

- Да разве их разбудишь? - Сквозь сон услышаь я безнадежный голос Милки. - Дохлый номер, вы уж извините, может быть как - нибудь в другой раз.

- Да как же так? - Растерянно вопрошал Никитин. - Ведь все готово... Моя благоверная уже стол накрыла...Что я ей скажу?..

- Даже не знаю...Папа!...Кот!...Папа!

- Что кричишь? Не глухой, все слышу. - Проворчал полковник. - В чем дело?

- Так я за вами. - Радостно обьявил Никитин. - Поехали, там моя Валюха гуся завалила. Когда я за вами поехал он уже почти готовый был. Жирный!

- Ну если жирный, то поехали, только сперва надо себя в порядок привести.

Гусь оказался не просто вкусным и жирным, но ещё и большим. Всемером мы справились с ним только к десяти часам, когда солнце уже закатилось.

- Ну и что там? - Вежливо кушая клубничное варенье осведомился полковник. - Хоть что - то прояснилось?

- А что может проясниться? Бомж он и есть бомж, сами знаете, нет ни паспорта, ни прописки, ни дома, ни семьи, ничего. Его и искать - то никто не будет. Таких как он не ищут. Кому они нужны? Он мог ещё год тому назад вздернуться. Результат был бы такой же. Весной этих бомжей по лесу, что вяленой рыбы. Зачем они вообще живут? Только другим мешают!

- А я тебя, Никитин, не про него спрашиваю. - Почему - то обозлился полковник.Что о девченке слышно?

- Пока тоже ничего. Подходящих заявлений нет. Да сами они виноваты, Алексей Ноколаевич, уж вам ли не знать? Веселой жизни хотят. Денег хотят, вот и лезут куда не поподя. В тринадцать лет вместо того чтобы таблицу умножения учить они уже мужикам ширинки расстегивают.

- Все - то у тебя просто.

- А ничего тут сложного нет. Пару недель тому назад произошел аналогичный случай, правда в тот раз все обошлось без смертоубийства, хотя вполне могло им кончится. Кстати сказать, я хочу сопоставить эти два происшествия, то и сегодняшнее и серьезно подумать.

- О чем?

- Об их схожести.

- Рассказывай.

- Как я уже сказал, это случилось две недели тому назад. В три часа ночи мне в дом постучала соседка и вызвала на улицу. Как и положено в таких случаях я вышел и что бы вы думали? Рядом с соседкой стояла девчонка, совсем ещё ребенок, тринадцать лет. Она была укутана в какое - то покрывало и сначала я ничего не понял. Спрашиваю, - В чем дело, Мария Петровна? Что случилось. А она мне, - Глянь, - говорит, - Васильич, какая синица мне ночью в окошко постучала, - И показывает на девчонку. Я пригляделся внимательней и сперва подумал, что она или пьяная или в усмерть обкуренная. До того у неё были безумные, ничего не видящие глаза. Тут Петровна, старая стерва, сдернула с неё покрывало и я вообще ахнул. То что она была абсолютно голая, этим нынче никого не удивишь. Страшно было другое, её донельзя изможденное тело, с выпирающими ребрами. Но и это не все. Жалкое тельце подростка было сплошь усеяно кровоподтеками, ссадинами и синяками.

Вдвоем с Петровной мы отвели её ко мне в участок, там кое как отмыли, одели и напоили молоком, потому что твердую пищу она не принимала. У неё начинал дергаться кадык. В ту ночь мне не удалось вытащить из неё ни единого слова. Она мычала что - то нечленораздельное и глаза у неё становились безумными. Если бы работала связь, то я неприменно, в ту же минуту отправил её в психушку, а так мне пришлось запереть её до утра.

Утром, часам к восьми она немного отошла и стала отвечать более или менее вразумительно, хотя постоянно озиралась и пугалась каждого шороха. Выяснилось, что какие - то подонки ещё месяц назад согласились отвезти её ночью домой из гостей, хотя у меня на этот счет есть свое мнение - она сама искала на задницу приключений и в итоге их получила. До дому её не довезли, а притаранили прямиком в какой - то притон. То ли дом, то ли дачу стоящую на отшибе. Кроме этих двоих там ещё кто - то был. Сначала с ней обращались хорошо, а под утро предложили совокупиться. Одному она это позволила, а другим отказала, тогда её связали и использовали кто куда придется. Так продолжалось целую неделю, а когда она им пригрозила, что заявит в милицию, то её вообще сбросили в подпол и предупредили, что живой она оттуда не выйдет. Потом её периодически, во время пьянок, из этого подполья доставали и производили групповые половые сношения, причем в развратной форме. Еду ей уже не давали, объясняя это тем, что незачем зря харч переводить, все одно скоро ей сдыхать. Вот так, а однажды вечером, то ли подпол не закрыли, то ли ещё что, я толком не понял, но в общем её удалось бежать в чем мама родила. Выбравшись на волю она пошла на ближайшие огни, да так и оказалась у меня.

- Ты накрыл этот притон?

- Если бы! Она ни черта не помнит, или боится на них показать. Я её целый день возил вокруг деревни в радиусе пяти километров, но она упорно ничего не узнавала. В конце концов я плюнул и хотел отвезти её в район.

- Что же тебе помешало? - Насмешливо спросил полковник.

- Вы не поверите, но она сбежала.

- И не оставила адреса?

- Да нет, адрес я вытянул ещё ночью, когда она находилась в шоке. Но как бы я стал объяснять своему новому начальству, что не смог укараулить тринадцатилетнюю проститутку? Да и её, судя по всему, возмездие не интересовало. Тогда я и плюнул на все это дело. Катись оно колесом. Если ей это не надо, то...

- Тебе это надо! Тебе, Никитин. Ведь ты участковый.

- Перестаньте, Алексей Николаевич, посмотрел я как мужики работают смех один.

- Но ты-то не все. Ты Никитин и должен об этом помнить, я тебя очень ценил.

- А мою квартиру отдали вновь прибывшему заму.

- Не я решал и это ты прекрасно знаешь.

- Знаю, потому и не в обиде, а что касается этой малолетки, то есть у меня мысль на днях к ней заглянуть, может быть и вспомнила что - то.

- Пока ты соберешься, за тебя это сделает Константин Иванович Гончаров. - Бесцеремонно распорядился моим временем и желанием тесть. - Я верно говорю, Костя?

- Не верно. Вы меня сюда отдыхать вывезли или вычислять малолетних проституток?

- Это и будет твоим отдыхом. - Довольный своей остротой заржал полковник. - Олег, нацарапай ка нам её адресок.

- И охота вам, Алексей Николаевич, время на это тратить?

- А чем черт не шутит, может быть это и прольет свет на отсеченную голову. Если мы через твою девицу выйдем на маньяка, это будет для меня громадным моральным удоволетворением.

Ирина Шошина, вместе с матерью проживала на третьем этаже загаженного и заплеванного общежития. Осторожно, стараясь не касаться руками поручней, а плечами стен, я поднялся наверх и поминув тихим словом тестя позвонил. После неясного бормотанья и отхаркивания дверь мне открыло совершенно уникальное существо из спутанных волос, грязного халата и смердящего зловония. Оно было женского рода. Это я установил по первичным признакам, хорошо различимым через распахнутые одежды.

- Тебе чего? - Прохрипело создание?

- Я бы хотел видеть Ирину Шошину. - Вежливо отворачиваясь ответил я.

- А ... её знает, где её носит. - Исчерпывающе ясно ответила мамаша. А ты что, клиент что ли? Я передам. Как зовут?

- Что тебе в имени моем? Мне нужна непосредственно она.

- Она тебе сильно нужна? - Разлепив землистые веки и окинув меня мутным взором о чем то своем подумала женщина. - Если край невтерпеж, то я могу...

- Не надо! - Пресек я на корню её доброе начинание. - Мне нужна только Ира и никто другой мне помочь не в силах.

- А я тебе никого другого и не предлагаю. - Надменно запахнув халат гордо ответила она. - Я к чему базарю, сейчас я тебе её найду, только бабки заплатишь мне.

- И сколько вы за неё просите? - Невольно заинтересовался я.

- Смотря на сколько берешь, если на час, то полтинник, а на весь день - сто пятдесят. Ты с ней уже пробовал?

- Нет.

- Не пожалеешь. Она у меня все умеет. Ты не подумай, что я её эксплуатирую, она эти бабки враз расшвыряет, а в дом ни копейки не принесет. Сидит на моей шее, дармоедка, все соки из меня выпила. Так ты насколько её берешь?

- На час. - С трудом провернул я языком.

- Ты где её трахать будешь?

- Это уж мое дело. Найдите её, я жду внизу в машине.

- Умный как утка. - Хрипло залилась мама. - Бабки вперед.

- Как ты можешь торговать своим ребенком? Ведь ей же тринадцать лет. Отдавая деньги я не удержался и задал этой твари совершенно бессмысленный вопрос. - Ты же её покалечила.

- Не тринадцать, а четырнадцать. - Категорично уточнила она возраст дочки. - Ирка с двенадцати лет таскается и это не я, это вы, мужики, её покалечили, а потом во всем вините мать. Ладно, хорош базарить, иди и жди, минут через пятнадцать она прийдет, только смотри, чтоб без разврата, а то я тебя запомнила и если что, то сообщу куда надо. Иди.

Ирина Шошина выглядела старше своих четырнадцати лет по крайней мере года на три. Размалеванная неумелой рукой, её мордашка являла собой типичнй портрет малолетней проститутки. Жаль, из неё могла вырасти эффектная девица, об этом свидетельствовала почти оформившаяся фигурка и смазливое личико. От синяков, ссадин и кровоподтеков, о которых говорил Никитин, не осталось и следа. Привычным жестом открыв дверку она раскованно уселась на переднее сиденье и первым делом развязно попросила сигарету.

- А у нас в колхозе сначала здороваются. - Протягивая пачку заметил я.

- Ну привет! - Снисходительно и нагловато поздоровалась она. - А ты зачем матери деньги отдал? Меня ешь, а ей отдаешь.

- Она бы иначе тебя не позвала.

- Она их через час пропьет, старая курва. Ты хоть в кабак меня своди.

- Некогда, время мало, она велела через час тебя привезти.

- Облезет и неровно обрастет. Ну поехали, где будем трахаться? Только учти, я под кодляк не пойду, сразу тебя предупреждаю.

- А мы с тобой вообще трахаться не будем.

- Чего?! А куда мы едем? - Обеспокоенная таким поворотом дела занервничала она. - Что тебе от меня надо? Учти, мама записала номер твоей машины и если что - нибудь случится, то она заявит в милицию. Куда мы едем?

- Сейчас купим всяких вкусных вещей, купим бутылку хорошего вина и отдохнем пару часов где - нибудь на природе, а потом я тебя в целости и сохранности доставлю домой. Такой вариант тебя устраивает?

- А вы не обманите? - Вдруг перейдя на вы недоверчиво спросила девчонка. - Вы не станете надо мной издеваться?

- А почему я должен тебя обманывать или тем паче над тобой издеваться?

- Ну тогда устраивает. - Впервые естественно улыбнулась она. - Только вино я люблю сладкое, а колбасу дорогую. Ты купишь?

- Куплю. - Скрепя сердце пообещал я, прикидывая во сколько мне обойдется тестюшкино моральное удоволетворение.

- А ещё я люблю щоколадные конфеты нашей фабрики и лучше в коробках. Мы купим?

- Посмотрим. - Уклончиво ответил я. - Уже проклиная всю эту затею от которой кроме убытков ничего ожидать не приходилось.

- А вас как зовут? - Выходя из магазина, вполне удоволетворенная покупками, наконец - то спросила дрянная девчонка.

- Дядя Костя. - Буркнул я уже выезжая за городскую черту.

- Дядя Костя, а где мы будем отдыхать? На каком - нибудь озере или в лесу? - Лопая сторублевые конфеты тарахтела она под ухом.

- А это мы сейчас посмотрим. - Прикидывая по какой дороге мне лучше выехать на Куриловку задумчиво ответил я. Мне во что бы то ни стало нужно провезти девчонку по местам её боевой славы. Теперь, когда страшное для неё позади, когда все забыто, теперь, в спокойной обстановке у неё может сработает шестое чувство и она неожиданно для себя вдруг вспомнит если не саму блатхату, то хотя бы окружающую местность или дорогу по которой она брела той ночью в Куриловку. Если принять во внимание, что первый дом куда она постучала был дом Марии Петровны, то получается, что она двигалась с юга.

Проделав огромный крюк я вышел на это направление и уже через полкилометра она начала вертеть своей безмозглой головенкой, а чуть попозже проявлять явные признаки беспокойства.

- Куда мы едем? - Тревожно спросила она и неожиданно вцепилась липкими пальцами мне в предплечье, да так что машину потащило на обочину.

- Куда дорога ведет туда и едем. - Как можно беспечней ответил я. - А за руль не цепляйся, так и до беды недалеко.

- Нет, я не хочу! Я не хочу туда. - Поросенком заверещала она. Остановите машину! Я туда не поеду! Я выйду!

- Что с тобой, девочка? - Притормаживая удивленно спросил я. - Уж не объелась ли ты шоколада? Или у тебя с этой дорогой связаны какие - то неприятные воспоминания?

- Нет, я не поеду дальше, остановите, или я буду прыгать на ходу.

- Зачем же прыгать? Не хочешь сюда - поедем на озеро. На озеро хочешь?

- На озеро можно. - С облегчением ответила она и обмякла.

- Ну вот и отлично. - Сворачивая на пыльный проселок одобрил я её решение. - Значит будем купаться и загорать как эскимосы.

- Будем. - Опять засмеялась она. - У меня купальник всегда с собой.

На берегу покрытого тиной пруда, над камышами, под березой мы накрыли праздничный стол. Покуда она барахталась в воде я на клочке бумаги прикинул месторасположения дач, Куриловки, дороги по которой брела Ирина и наконец колодец где вчера утром купалась такая же безмозглая голова. Получилось, что все четыре объекта располагались на участке радиусом не больше двух с половиной километров. Что мне это давало я и сам толком не знал, просто прикинул по привычке.

- Дядя Костя, а я уже искупалась. - Привычно демонстрируя ляжки радостно сообщила шлюшка. - Теперь давайте с вами пить вино!

- Вино ты будешь пить одна. Я за рулем и мне ещё предстоит доставить тебя домой. А что это у тебя все тело в синяках? - Удивленно спросил я показывая на едва заметные следы побоев. - Тебя кто - то бил?

- Да...То есть нет... Это так... За ваше здоровье! - Даже не ощутив вкуса вина она хлобыстнула полстакана и мне стало жаль выброшенных на ветер денег. С таким же успехом я мог купить ей пузырь водяры или "Агдама".

- Ирина, - начал я неприятный разговор, когда увидел, что девчонка созрела, - ты наверное понимаешь, что пригласил я тебя неспроста.

- Так я и знала. - Придвигаясь ко мне рассмеялась она. - Какой базар, дядя Костя, хоть сейчас и как хотите. Все будет по высшему классу! Вы как любите?..

- Я люблю когда молчат м внимательно слушают дядю... - Отдирая её руки от пениса категорично заявил я. - Сиди и слушай.

- Пожалуйста! - Отодвигаясь обиделась Ирина.

- Дорога по которой мы ехали тебе знакома?

- Нет, с чего вы взяли? Придумаете тоже...

- Я не придумываю я это знаю. По ней ты две недели тому назад, едва живая, голая дотащилась до Куриловки. Это ты опровергать не станешь?

- Не хочу! Отстаньте от меня! - Вдруг заревела она в голос. - Не хочу!

- Выпей еще, успокойся и слушай дальше. Вчера утром в колодце, недалеко отсюда была найдена голова. Она принадлежала девушке чуть старше тебя.

- Это они! - Широко распахнув глаза в ужасе прошептала Ирина.

- Я тоже думаю, что это сотворили те самые мерзавцы, которые целый месяц измывались над тобой и нет никакой гарантии, что они на этом успокоятся.

- Ну и что? - С надрывом, истерично закричала девчонка. - Что вы от меня хотите?

- Хочу чтобы ты вспомнила тот дом, а точнее тот притон.

- Да! Чтобы и мою голову нашли в колодце! Нет, нет, не помню я ничего и отстаньте вы от меня. Ничего такого не было.

- Подумай, к ним руки может попасться твоя подруга или просто такая же дуреха как та что лишилась головы. Тебе её не жалко?

- А меня вам не жалко, меня не жалко? Вы знаете что они там со мной вытворяли?

- Не знаю, но догадываюсь. - Честно сознался я.

- Это очень плохо, что вы только догадываетесь. Так я вам расскажу, чтобы знали. Я в тот вечер возвращалась от подруги, а время было позднее, автобусы уже не ходили, вот я и остановила жигуленка с этими двумя садистами.

- Могла бы в эту машину не садится. Видишь двое парней, остановила бы другую.

- Кто же мог знать, что они звери? Они пригласили меня на свою "фазенду", чтобы отметить какой - то праздник...

- И ты согласилась?

- А что тут особенного, если бы парни оказались нормальными, то все было бы путем. Конечно я согласилась. Они привезли меня в какую - то вонючую хибару, а там ещё трое сидели... - Опять заревела она. - Совсем старики, даже старше вас. Я выпила немного водки и дала Диману, это тот который меня туда привез. Когда Диман с меня слез, то сразу же залез его друг. Не успел он кончить, смотрю, а уже старик голый вокруг меня ходит и хочет в рот засунуть. Я тогда закричала и стала брыкаться, а они привязали меня к койке ремнями и впятером как хотели. Наверное сутки мучали, потом другие приходили и то же самое... Неделю без перерыва. Думала сдохну. Я их и добром просила и денег обещала, а потом на понт взять хотела, милицией, дура, припугнуть захотела. Так они меня связали, собачий ошейник надели и голую в подпол бросили. А там темно, холодно. Картошка проросшая с белыми как у мертвеца ростками. Прямо на ней гнилой матрас лежит и мокрое дырявое одеяло. И ещё я там нашла чей - то лифчик и тогда поняла, что я у них не первая. От этого совсем плохо стало. Однажды я спросила, чей это лифчик, а они засмеялись как - то страшно - страшно и говорят, не волнуйся скоро ты с ней встретишься. Я эти слова до смерти не забуду. Когда кто - то хотел трахаться, то вытаскивал меня за ошейник, к нему веревка была привязана. А потом опять сталкивали вниз. Совсем не кормили, а однажды избили меня сильно, это когда я у них все сало съела. Тогда Дед Иван меня вытащил, в стол локтями упер и сношает, а у меня прямо перед носом куски нарезанного сала. Я головой мотнула, волосами закрылась и все это сало сглотнула. Половину проглотила, а половину за щеками спрятала. Когда они это увидели били меня смертным боем. Думала вообще убьют. Я уж и прощения у них просила, обещала только с ними жить, а они все равно товарили. Я до сих пор кровью писаюсь. Мать говорит, что почку отбили, а так вроде не больно.

- Как тебе удалось сбежать? - Невольно заинтересовавшись её рассказом спросил я.

- Они в ту ночь перепились и забыли закрыть подпол, а я этого давно ждала и ещё раньше стащила со стола ножик. Когда поняла, что пришло время, то перерезала веревки и выбралась наверх. Они даже свет не выключили... Три деда дрыхли вповалку. Мне так хотелось их зарезать, на я не стала их убивать. Сдернула занавеску, укуталась в нее, обула чьи - то тапочки и убежала. Сколько бежала - не помню. Остановилась на этой дороге в чем мать родила. Занавеску и тапочки где - то потеряла. Да мне было все равно. Я толком - то ничего не понимала. Смотрю огоньки горят, ну я на них и пошла. Вот и все. Страшно там. Потому и не хочу вспоминать, а по ночам все равно вспоминается. Я теперь ночью дома сижу, а мать все работать заставляет, а потом мои деньги со сврими алкашами пропивает. Надоело все. Повешусь наверное, или из окна выпрыгну...

- Это ты зря, только кости переломаешь и на всю жизнь останешься калекой. - Сам того не ожидая проникая сочувствием возразил я. - Надо придумать что - то поинтересней. У тебя родственники какие - нибудь есть?

- Есть, а что толку? Кому я такая нужна, порченая вся. Я ведь даже для путаны уже не гожусь. Тетка есть, а у неё семья пять человек. И зачем только эта курва меня родила? Жизнь моя поломатая!

- Ты, Ирка, пока не вешайся, может что и придумаем.

- А что тут придумаешь? У меня даже седьмой класс не закончен.

- А мне показалось, что ты хорошо учишься. Говоришь ты почти правильно.

- Наверное потому что раньше книжки читала, а теперь и их забросила. Да не берите вы в голову. Вот еще, проблему нашли, пусть катится как катится. Поедемте, я попробую вспомнить тот дом. Я уже сейчас вспомнила, что у него зеленая, плохо выкрашенная входная двери и высокое, поломанное крыльцо. Сам дом стоит как будто оторваный от остальных. Хозяин, дед Иван, небольшого роста и отнего пахнет мышами и козлом. У него на груди выколото восходящее солнце. Только я вас очень прошу - обо мне ни слова. А то по судам затаскают. Я допью, ладно?

Стоящую особняком хибару я заметил за полкилометра и показал на неё девчонке.Это что ли? Прилично же ты в ту ночь отмахала.

- А я и не заметила. Наверное это другой домик, давайте подъедем поближе. Нужно посмотреть на дверь и крыльцо. Только я из машины выходить не буду.

Из машины выходит и не требовалось. И дверь и крыльцо оказались подходящими, а кроме того на ступеньках сидел и курил сам хозяин дядя Иван. Это я понял по тому как напряглась и ойкнула моя пассажирка.

- Ну что же, - усмехнулся я проезжая, - дядя Ваня, в твоем саду поспели вишни. В скорости жди дорогих гостей. Все, Ирина, это то что требовалось найти. Сейчас я отвезу тебя в город и сдам из рук в руки твоей мамочке. Смотри, без глупостей. Я через недельку заеду, расскажу что и как. Годится?

- Годится. - Нехотя согласилась она. - А что вы с ними сделаете?

- Их ещё с поличными накрыть надо, а там будет решать суд.

- Я не хочу в суд. Они откинутся, а потом меня достанут.

- Как скажешь, а только с твоими показаниями они побольше отхватят, подумай.

- А тут и думать нечего, боюсь я их вот и все.

- Ирина, судя по твоему рассказу обстановка в доме была убогой и затрапезной. Как по твоему, на какие деньги они гуляли?

- А тут и думать нечего, шмотки они продавали.

- Какие шмотки, - заинтересовался я, - говори понятней.

- А чего тут непонятного. Диман со своим дружком туда всякие вещи привозили, одежду, телевизоры, видики, ковры, а дед Иван с дедом Степанычем потом это все продавали. Когда у себя в деревне, а когда в город возили, по всякому.

Тесть сидел под яблоней, дул вино и жрал крохотную клубнику, которую ему заботливо подносила дочь. Не смотря на третий час обедом в доме и не пахло. Это при том, что с утра я даже не позавтракал, а помчался выполнять его поручение. Довольно таки большое свинство с их стороны.

- Ну что, Костя? - Смакуя крымский портвейн спросил тесть. - Нашел малолетку?

- Нашел. - Сдержано ответил я и демонстративно грохнул крышкой пустой кастрюли.

- Ой, Костя, - выпрямилась над грядкой супруга, - ты наверное есть хочешь?..

- Наверное. - Строго согласился я. - И тебе было бы не вредно заняться обедом вместо того чтобы стоять кверху задом и тешить ягодой своего папашу - алкоголика.

- Мы уже пообедали. - С полоборота завелась она. - И никто не виноват в том что ты шляешся по малолетним проституткам. Он нашел! Я в этом и не сомневалась. Чего хорошего ты не найдешь, а это добро тебе само в руки плывет.

- Ша, шпана, кончай базар, пахан говорить будет! - Зычно, на весь массив рявкнул полковник. - Кот, забери свои слова назад. Не слухай эту герлу, твоя пайка на тумбочке. Цепляй пузырь и тару, да подкатывай ко мне на нары.

- Начинается. - Заныла Милка. - Я надеялась, что хоть здесь вы будете вести нормальный образ жизни. Хоть здесь дадите мне отдохнуть.

- Помолчи, дитя мое, лучше собери мужу на стол. Дай ему отдохнуть от трудов праведных. Рассказывай, Костя.

В деталях и со всеми подробностями я представил ему отчет о проделанной работе.

- Ну вот! - Удоволетворенно прогудел он. - Моя интуиция меня не подвела. Теперь нам нужно установить за этим дядей Ваней круглосуточное наблюдение и когда они привезут очередную жертву спокойненько их прищемить.

- Я тоже так думаю. - Аккуратно выкладывая шпроты на хлеб согласился я.

- Не сомневаюсь.

- Более того, я даже место для наблюдения вам присмотрел.

- То есть как это для меня? Почему для меня?

- Потому что на том посту спокойнее. Да вы не волнуйтесь, вам только и придется, что сидеть с удочкой на берегу пруда, а в нужный момент, когда они привезут на блатхату "мясо" вы подадите нам знак. А дальше дело за участковым. Все просто и без хлопот. Притон вшивый, алкаши, да насильники, думаю обойдемся без стрельбы.

- Дай - то бог. А рыба в том пруду водится?

- К сожалению это мне неизвестно.

- Надо узнать, а то буду сидеть дурак дураком, лягушек ловить.

- Узнаем. Я сейчас к Никитину съезжу, введу его в курс дело, а заодно и узнаю. Только вот есть у меня некоторые сомнения...

- Говори. Обсудим, взвесим, вынесем решение. В чем же ты сомневаешься?

- Как вам сказать. В общем эта деревенская "малина" не похожа на место где отрезают головы. Да и сам хозяин на злодея не похож.

- Что же по твоему, твоя Шошина все напридумывала?

- Нет, она говорила правду.

- Значит впятером в течении месяца насиловать несовершеннолетнюю это не злодейство? Держать девку на цепи и не кормить, а потом иэбить её до полусмерти за кусок сала это добродетель? Грабить квартиры, а потом продавать ворованное это законно? Костя, ты меня удивляешь.

- Вы меня не поняли. Безусловно все это преступление, и даже ряд преступлений, но ведь нам нухно другое. Нам нужен маньяк который расчленяет тела.

- Наверняка это один из них. И очень скоро ты в этом сможешь убедиться. Кстати сказать, ты в своем гениальном плане допустил одну маленькую погрешность. А что если они привезут свою жертву ночью, как это было с Ириной? Ты что же предлагаешь мне сидеть на берегу твоей вонючей лужи круглосуточно?

- Ночью может дежурить Милка, а чтобы ей не было скушно мы подключим Никитина.

- Я не возражаю. - Ядовито прошипела она. - А что же будешь делать ты?

- Осуществлять общее руководство.

- Смотри, доруководишься. - Многообещающе посмотрела она на меня.

Однако её мечтам не суждено было сбыться. На третий день рыбалки, около восьми часов вечера, явился тесть и швырнув снасти сообщил.

- Кажется приехали. По крайней мере у них на заднем сиденье ехала баба.

Сбираться нам не было нужды, все давно было готово и обговорено. Милка тут же умчалась к участковому, а мы с полковником не спеша, прогулочным шагом направились к объекту, так чтобы подойти туда уже в темноте.

"Усадьба" деда Ивана только огородом примыкала к деревне, сам же дом далеко выходил за её пределы. Дом это слишком громкое название для той развалюхи где он свил свой гадюшник. Неизвестно по каким законам стояла эта хибара площадью не больше шестнадцати квадратных метров. Нижние венцы, как и сваи крылца давно прогнили, дверь держалась на одном навесе, а два звена изгороди давно и прочно лежали на земле. Халупа имела два окна. Одно, выходившее наружу було наполовину забрано фанерой, зато другое, смотревшее в заброшенный огород было почти цело. Сюда - то, как к экрану телевизора и устремились мы с полковником.

Стараясь не шуметь мы укрылись за ветвистой березой, но так, чтобы было хорошо видно происходящее внутри. Главным и центральным предметом мебели здесь была закопченая печь. По периметру стояли три железные кровати с ворохом барахла на них. а в ценре расположился стол и холодильник с работающим на нем телевизором. В комнате присутствовало пять человек. Молоденькая девчонка, два парня и два пожилых мужика один из которых был дядя Ваня.

Явились мы рановато, вечеринка в перспективе, а пока шли деловые переговоры.

- ...тебе все вернул. - Оправдывался дядя Ваня перед долговязым парнем.

- Короче, не будем уточнять, а с тебя ещё три штуки. - Гнул свою линию парень.Алик не даст соврать, за видики ты нам бабки не отдавал.

- Да что же, съел я их что ли? - Наигранно удивлялся хозяин. - Скажи Степаныч.

- Я в ваши дела не вмешиваюсь. - Не желая ввязываться в драчку уклонялся Степаныч. - Мое дело маленькое, дали вещь, я продал и деньги тебе отдал.

- Дима, наврное ты просто забыл. - Требуя справедливости не унимался дядя Ваня. - Я сразу же с тобой расчитался, копеечка в копеечку, мне чужого не надо.

- Короче, бабки на стол, или я тебе всю твою голубятню разворочу. Поставил жесткий ультиматум Диман. - Старый козел, ты думаешь нам легко это шмотье достается. Посмотрел бы я на тебя.

- Дима, ну поехали. - Вдруг запищала девчонка. - Поздно уже.

- А тебе, Танюша, слова никто не давал. - Спокойно зверел Дима. Нечего было голосовать. Пень, я жду бабки, или мы её отсюда увозим.

- Нечестно так, Дима. - Сокрушенно махнув рукой дядя Ваня вытащил из под клеенки заранее приготовленные деньги и протянул их долговязому. Гуляем что ли?

- Нет, сегодня нам некогда, сегодня без нас. Теперь будем чрез неделю и смотри у меня чтоб без фокусов. Кожанная куртка, два золотых кольца, цепочка и телевизор. С тебя опять три штуки. Пойдем, Алик. - Направляясь к двери бросил он своему товарищу.

- Подождите, - кинулась следом Танюша. - куда же вы? А я?

- А ты пока здесь побудешь. - Толкнув её на кровать паскудно ухмыльнулся Дима.Старичков потешишь. Да ты не бойся, они тебя только пощупают. Держите её.

Два старых потаскуна только и ждали этой команды, словно коршуны с двух сторон они накинулись на свою жертву, заломили руки, повалили на кровать и заткнули рот. Парни вышли, но надо думать уйдут они недалеко, потому что полковник, бросив мне короткое "Я сам" кинулся в обход дома.

Старцы тем временем действовали по давно проигранному сценарию. Озабоченно переговариваясь, первым делом они привязали к кровати танюшины руки, потом сдернули коротенькую юбчонку, стащили трусики и тут она каким то чудом выплюнула кляп.

- Помоги-и-ите!!! - Истошно заверещала она. - Наси-и-илуют!!! Помоги-и-ите!!!

- Подожди чуть - чуть. - Тихонько ответил я. - Еще не время. И вообще не хрен было садиться в машину с двумя незнакомыми парнями. А если бы нас здесь не оказалось, что тогда? Теперь терпи, курва.

Старые пакостники всполошились. Забегали, пытаясь найти подходящую тряпку. Вскоре им это удалось и они добросовестно исправили допущенную ранее оплошность. Девица затихла и как - то сразу обмякнув покорно позволила привязать к кроватным стойкам раскоряченные ноги. Ободренные такой победой сатиры повеселели и разлив по стаканам водку принялись тянуть на картах жребий.

- Ну уж сегодня - то, Иван, я первым мясца попробую. - Поднимая туза захихикал Степаныч и тут же начал суетливо снимать штаны.

- Давай, давай. - Ухмыльнулся дядя Ваня. - Опять у тебя не встанет.

- Да не каркай ты под руку, козел. Чтоб у тебя отсохло! - С сожалением отметив провильность прогноза товарища, чуть не заплакал Степаныч.

Кажется пришло время мне вмешаться.

- Ну что тут у тебя? - Выныривая из темноты сдержано спросил тесть.

- У меня все нормально, сейчас буду брать. Как у вас?

- Положил обоих, а ты здорово ошибался когда говорил, что они без оружия...

- Но Никитин - то с оружием.

- Никитин - то с оружием, да где он? Ни его ни Милки, ни обещанной подмоги. Ты смотри, что делают! Срам - то какой. Тьфу ты, прости господи. Страх божий. До чего докатились! Паскудники! Сейчас их старческие мошонки будут жрать собаки.

Дядя Ваня, отметив несостоятельность своего товарища поспешил на выручку. Приспустив штаны, гадко улыбаясь и потрясая естеством он пошел в атаку. Увидев такой расклад неожиданно и голосисто завыла Танюша. Напружинившись я изготовился к прыжку, но тяжелая полковничья лапа остановила меня в самый последний момент.

- Оставь, Костя, эту плесень я уберу сам. - Тяжелым ботинком он с лета высадил трухлявый переплет оконных рам и не давая старым поганцам одуматься, не сильно, но расчетливо стукнул их головами о колено. Тоненько ойкнув дядя Ваня закатился под кровать, а Степаныч молча лег посередине.

- Ну что, кукла, доигралась? - Освобождая незадачливую проститутку ехидно осведомился Ефимов. - Увлекательная у тебя получилась прогулка. Костя, пойди посмотри как там себя чувствуют её кавалеры, не сбежали бы.

В веселом хороводе кавалеры прыгали вокруг бетонной опоры электропередачи пытаясь освободится от наручников которыми были надежно прикованы друг к другу. Полковник не дал им дойти до машины каких - нибудь двадцати метров и от такой малости мерзавцы выли и досадливп повизгивали. В луче фонарика их перекошенные рожи были злобны и комичны. Особенно неистовал Дима, его свободолюбивая натура просила простора и воли.

- Дядя, отпусти нас. - То ли приказал, то ли попросил он меня. - Я денег дам.

- У меня своих куры не клюют. Просто девать некуда. - Пнув его под зад заверил я. - А отпускать вас я не имею права поскольку вы есть моральные уроды, сутенеры, насильники, воры и убийцы. По вас давно плачет тюремная камера и кислая баланда.

- Сука! Мент поганый! - Исступленно заорал он. - Попадешься ты мне!.. - Изловчившись он лягнул меня вниз живота и торжествующе засмеялся.

- Думаю, что в ближайшие десять лет это исключено. - Переведя дух и долбанув его по копчику выразил я сомнение. - Сейчас за вами приедут, отдыхайте пока. Пойду расспрошу старичков, что вы за птицы такие и много ли на вашей совести безвинно загубленных девичьих душ.

- Они же наврут тебе с три короба, только чтоб свою задницу очистить.

- Тогда ври ты первым, а я потом сопоставлю.

- А мне и врать ничего не надо. Просто ехали мимо дяди Вани и на минутку заскочили, а он попросил нас съездить в магазин и привезти пузырь. Мы оставили у него Танюшу и хотели быстро смотаться в магазин и тут этот ваш ненормальный на нас накинулся. Ни здравствуйте, ни до свидания, а сразу стал бить кулаком по голове. За что, про что, до сих пор не поймем. Учти, мы на него будем жаловаться и требовать выплаты за причиненный нам физический и моральный ущерб. Так, что я прошу тебя, пока не поздно, сними с нас наручники и разойдемся по хорошему, а то мы вам такой иск выкатим, что вы голыми по миру пойдете.

- Примем ваши слова к сведению, а теперь послушаем дядю Ваню. Не скучайте.

Связанные и присмиревшие, нагие охальнички кроткими агнцами покоились на полу и тихонько поскуливая с надеждой и страхом взирали на полковника. Одетая и оттого обнаглевшая Татьяна держала высокопарную обвинительную речь.

- ...просто остановила и попросила отвезти меня домой. Никаких других мыслей у меня не было. Водитель согласился, но только сказал, что сначала он заедет к себе на дачу. Я согласилась, откуда мне было знать, что он окажется таким подонком. Они привезли меня сюда, в этот вертеп и бросили, а эти старые похотливые животные хотели меня изнасиловать. Какой ужас! Я им не то что в дочери, я им во внучки гожусь! До какой же степени нужно потерять человеческий облик, чтобы решиться на такое! Мне страшно подумать, что бы было если бы вы не пришли ко мне на помощь. Они могли, они хотели осквернить мое тело! Я не представляю как бы я жила дальше? Я бы с собой покончила.

- Не слушайте её, начальник, - несмело восразил Степаныч, - она сама хотела.

- И поэтому вы её привязали?

- Конечно, она же мазохистка. Вы бы видели, что она тут с нами вытворяла. Нам, пожилым людям и то становилось стыдно. Ужасная развратница.

- Должен вас огорчить, почтенные старцы, - глотнув прямо из бутылки заржал полковник, - мы за вами около часа наблюдали в окно и ничего похожего на ваши слова не увидели. Все было так как говорит Татьяна. Но дело сейчас не в этом. Пять дней тому назад у вас в гостях была другая девушка, помните?

- Пять дней назад у нас никого не было. - Переглянувшись, в один голос заявили старцы. - Мы весь день провели на озере.

- Пять дней назад у вас была девушка, - повысил голос Ефимов, которую вы изнасиловали, убили и расчленили труп, а голову закинули в колодец!

- Лихо ты, начальник! Только нам ты это дело не шей. - Побледнев тихо и твердо заявил дядя Ваня. - Не пройдет у тебя этот фокус.

- Это почему же не пройдет? - Удивился тесть. - Очень даже пройдет. Костя, открой подполье, там мы наверняка увидим массу интересных вещей, в том числе и следы пребывания убитой. Что, дядя Ваня, поплохело? То ли ещё будет!

Откинув крышку я заглянул вовнутрь. Все было так как мне рассказала Ирина. На куче проросшего и гниющего картофеля лежал плесневелый матрац и ветхое одеяло, а прямо к крышке была привязана верека с собачьим ошейником на конце.

- Все сходится, Алексей Николаевич. - Многозначительно объявил я. Сомнений тут быть не может. Они действительно содержали и мучали здесь своих пленниц перед тем как убить.

- Какой кошмар! - Закатив глаза ужаснулась Танюша. - Значит подобная участь ждала и меня? И мне тоже отсекли бы голову?

- Нельзя отсечь то чего нет. - Буркнул полковник и глотнув добавил. Какая тебе разница если ты все равно хотела с собой покончить.

- Не верь, ему, девушка. - Торопливо затараторил Степеныч. Наговаривает он на нас. Мы и мухи - то обидеть не можем. Врет он все.

- Не можете? - Удивился я. - А вот Дима с Аликом говорят, что это вы предложили им убить ту девушку. Но они отказались и уехали, а вы осуществили свой замысел.

- Ты нас на понт не бери. - Что - то обдумывая мрачно ответил дядя Ваня. - Не могли они такого сказать, потому что брехня это все.

- Брехня, говоришь? А ворованные шмотки, которые они привозили тебе на реализацию, тоже значит брехня?

- Про шмотки разговор другой. - Взвешенно и раздельно ответил хозяин. - Димка их мне привозил и просил продать, а только откуда нам было знать, что они ворованные? На них же не написано. Мы думали, что это его личные вещи, вот и все. Что же касается подпола, то там я на ошейнике держал собаку, а не девку, как вы говорите. Злющая у меня была собака, никому проходу не давала, вот и приходилось держать её в подполье.

- Кого ты там держал разобраться будет несложно. - Успокоил его Ефимов. - А я бы вам посоветовал самим, пока не поздно, во всем признаться.

- Да в чем же нам признаваться? - Слезливо заныл Степаныч. - Нету за нами никаких грехов. Чистые мы, не знали, что ворованное продаем...Но если уж так получилось, то за сбыт краденного готовы ответить по всей строгости закона.

- Старые песни. - Усмехнулся полковник. - Этот ваш бизнес меня интересует меньше всего. Вам следует сознаться в ряде изнасилований, убийствах и расчленении тела. Куда вы дели остальные его части?

- Говорю тебе русским языком, не по адресу ты, дядя. - Хмуро ответил хозяин и отрешенно уставился на тусклую лампочку.

- Кажется едут. - Уловив в наступившей тишине шум двигателей объявил Ефимов. - И где их только бесы носили? Ну что же, старче, собирайтесь в казенный дом. Может быть там вы станете разговорчивей. Там у нас специалисты высокого класса.

- А я, пожалуй, пойду? - Утвердительно спросила Танюша и направилась к двери.Поздно уже, наверное дома волнуются.

- Ну ты Жучка! - Восхитился полковник её наивной находчивости. - Нет, милая, поедешь со всеми вместе. Тебе ещё предстоит куча писанины и не вздумай крутить хвостом, а то я тебе его так накручу, что ты навсегда бросишь свое ремесло.

- О чем вы? - Удивилась дева. - Что вы хотите сказать?

- То что ты поедешь и подашь заявление. Подробно и красиво расскажешь обо всем том, что здесь произошло, как ннедавно рассказала нам. У тебя это хорошо получается. И смотри у меня, без глупостей. - Погрозив волосатым кулаком Ефимов вышел встречать подъехавшие автомобили.

- Ну как тут у вас? - Первой врываясь в халупу с живейшим интересом спросила Милка. - Девочка живая? Все тип - топ?

- Все тип - топ, девочка живая, но тебя ожидаючи можно было трижды родить.

- У тебя ещё поворачивается язык? Того бензина, что ты мне оставил в баке хватило ровно на полтора километра. Я зависла на проселке посреди поля. Как пугало огородное стояла с канистрой и хоть бы один негодяй соизволил остановить. Хорошо что Олег сам, словно что - то предчувствуя выехал навстречу.

Передав инициативу в руки Никитина и какого - то важного господина в штатском, а так же клятвенно заверив, что утром будем в отделе, в двенадцатом часу мы прибыли домой.

- А что, Костя, как по твоему, мы заслужили или нет? - Переодевшись в пижаму спросил тесть. - Подумать только. Вдвоем накрыли банду из четырех человек!

- И заметьте, вооруженную банду! - Поддакнул я. - Безусловно и всенепременно мы заслужили! Как вы думаете, Людмила Алексеевна?

- А ну вас к свиньям. - Фыркнула Милка и убралась спать.

- И что ты думаешь? - Задумчиво обсасывая холодную куринную ногу спросил тесть.

- Думаю что мы взбудоражили не тот омут и вместо сома мы поймали налима.

- Есть и у меня такое подозрение, но наверняка мы об этом узнаем дня через три.

- Не думаю. Дня через три они там сознаются во всех смертных грехах.

- Ничего страшного, у них их и в самом деле предостаточно.

- Нам - то от этого не легче. Настоящий маньяк будет тем временем гулять на свободе и готовиться к повторной акции.

- Что же ты предлагаешь? Начинать все с нуля? У нас не за что даже зацепиться.

- Мне не дает покоя повесившийся бомжик. Сам не знаю почему, но я периодически примериваю его к убийству.

- Послушайте, вы дадите мне спать или нет? - Высунулась из окна мансарды Милка. - Сами не спите и людям не даете. Кстати, как выяснилось недавно голова принадлежала Веронике Савиной, семнадцатилетней девушке, учащейся одиннадцатого класса. Это мне рассказал Олег.

- Вот как? Уже Олег? А скоро будет Олежка? - Желчно уколол я. - И что же он тебе ещё рассказал? Кто она такая, где живет? Деревенская что ли?

- Нет, городская. Как рассказывает её мать, девочка ближе к вечеру поехала к своей подружке Эльвире на дачу, но та в это время, вместе с родителями, уже уехала в город и Вероника с ней не встретилась. Как рассказывают соседи, она очень расстроилась и тут же пошла на остановку. Это пока все что известно о её последних действиях.

- Не густо. Плохо твой Олежка работает.

- Да пошел ты к дьяволу! - Пожелала мне супруга и захлопнула окно.

- Пошла на остановку. - Повторил полковник. - Это уже что - то. Людмила!

- Ну что тебе? - Кукушкой вновь высовываясь из окна раздраженно отозвалась она.

- А где расположена дача этой самой Эльвиры?

- Да откуда ж я могу знать?

- Эту тайну Олежка ей пока не открыл, но почему это вас заинтересовало?

- Хочу представить себе её возможный маршрут следования.

- Узнаем завтра, а сейчас предлагаю спать.

- Золотые слова. - Каркнула супруга. - И не забудь с утра сходить за питьевой водой к дальнему колодцу.

Еще до восхода солнца с двумя капроновыми канистрами и отправился выполнять её поручение. Утренняя прохлада радовала и бодрила. Дышалось легко, хотелось жить и было искренне жаль, что эта самая Вероника Савина навсегда лишена такой замечательной возможности. Ей уже никогда не встретить рассвет, не увидеть восхода солнца, потому что какая - то мразь удовлетворив свою похоть лишила её жизни. Все-таки это не справедливо, что на земле живут такие монстры, которые ради утоления своих низменных страстей могут хладнокровно, а может быть и с удовольствием искромсать тело семнадцатилетней девушки. Единственным и справедливым наказанием для них может быть смертная казнь, которую у нас, по понятным причинам, хотят отменить. Сейчас я был почти благодарен тестю за то, что он втянул меня в эту историю и мы должны приложить все усилия, чтобы найти подонка.

Мысля такими праведными категориями, сам того не замечая я добрел до колодца и каково же было мое удивление, когда возле него заметил знакомую фигуру Толстухи. Так же как и в прошлый раз она была в легкомысленном купальнике и так же, вытаскивая ведро, рискованно наклонилась над шахтой.

- Опять голову достала! - Неслышно подкравшись сзади остроумно гаркнул я, но кажется немного перестарался, потому что испуганная дачница отшатнувшись отпустила ведро. Оно полетело вниз стремительно раскручивая ворот, рукоятка которого ударила Толстуху по затылку. Даже не вякнув, как и в прошлый раз, она шлепнулась вниз брюхом в прозрачную лужицу.

- Ну и шутки у вас, Константин Иванович, зря вы это... - Наклоняясь над ней подумал я с запоздалым сожалением. - Один вред от вас и никакой пользы.

Слава Богу, её не убило, но удар был настолько силен, что она, уже очнувшись, несколько минут непонимающе вращала мутными, бессмысленными глазами. А когда ей удалось сфокусировать зрение и она начала более или менее соображать, то спросила меня строго и внятно.

- Ты дурак?

- Ага! - Видя что все мои страхи напрасны радостно согласился я. Форменный. Вы не ушиблись? Я могу вам чем - то помочь?

- Можете, если сделаете так, чтоб я вас больше никогда не видела.

- Мадам, как истинный джентльмен я не могу оставить даму лежащюю в грязи кверху задницей. Позвольте вам помочь.

- Обойдусь без вас, джентльмен хренов. - Неожиданно для своей комплекции Толстуха проворно и легко вскочила на ноги. - А мы кажется с вами уже встречались?

- Да, мадам, и при весьма схожих обстоятельствах, это было шесть дней тому назад. Вы тогда выудили голову той несчастной девушки.

- И заставила вас её охранять, а вы трусливо сбежали.

- Я не сбежал, я просто подумал, что народа там и без меня хватает.

- Ужасная находка. Я до сих пор не могу прийти в себя. Господи, какая огромная шишка! - Пощупав затылок ужаснулась Толстуха. - Нет, определенно вы ненормальный, как вас там, кажется Константин Гончаров?

- Константин Иванович. - С достоинством уточнил я. - Если вы знаете мое имя, то как вас прикажете величать?

- Лена. Елена Григорьевна Столетова. Преподаватель русского языка и литературы в средней школе. Тридцать лет, рост сто семьдесят, вес девяносто. Соломенная вдовица. Не замужем, но имею пятилетнюю дочку. На даче живу одна, так что приходите скрасить одиночество толстой молодухи.

- Загадками говорите, но намек понял и благодарю за приглашение, я неприменно им воспользуюсь и буду до первых петухов.

- В таком случае набирайте воду и вместе двинемся в обратную дорогу, а по пути я вам покажу свою дачу.

- Уже прощаясь со своей новой знакомой я спросил, где расположен участок Эльвиры, той самой школьницы к кому приезжала Савина Вероника.

- Странно, что вы об этом спрашиваете. - Удивилась она. - Вы где работаете?

- Нигде. А что странного вы увидели в моем вопросе?

- Дело в том, что я сама об этом недавно думала.

- Вот как? - В свою очередь удивился я. - И к чему же применительно вы думали?

- Наверное к тому же, к чему и вы. - Рассмеялась Толстуха. - Приходите вечером, будем думать вместе.

В районноном отделе внутренних дел, куда мы приехали к девяти часам нас встретили как героев, что не помешало промариновать нас до обеда. Только в в два часа дня мы отправились домой.

- А ты был прав. - Садясь за руль отметил тесть. - Еще чуть - чуть и наши подопечнуе сознаются в крушениии Римской Империи. Ну и поделом им. Их настоящая вина нисколько не меньше. Какие у тебя планы?

- Хочу проверить вариант бомжа. Не дает он мне покоя. Кстати сказать я выяснил где расположена дача Эльвиры и получается, что по пути следования на автобусную остановку Вероника могла проходить мимо блатхаты дяди Вани.

- Ты думаешь все - таки...

- Думаю, хотя и не уверен. Не их это почерк, да и на маньяков они никак не тянут, так, похотливые сластолюбцы. Попробую пощупать дачных бомжей. Наверняка они располагают какой - то информацией о своем товарище самоубийце.

Переодевшись в надлежащий костюм и выбрав самую замызганую сумку в пятом часу, немного волнуясь, я отправился на охоту за бомжами.

По роду своих занятий, а особенно в последние пять лет, мне приходилось сталкиваться с ними неоднократно и казалось бы причин для беспокойства быть не должно. Но то были родные, городские клошары психологию которых я изучил достаточно глубоко. Как правило живут они в подвалах, на крышах, в полуразрушенных зданиях и даже на кладбище. У всякого своя судьба, у всякого своя тропинка и спуск приведший их на дно. Как правило, за исключением единичных случаев, это жалкие и безобидные люди волей случая и своими стараниями оказавшиеся за бортом. Забившись в свои норы живут они тихо, стараясь не попадаться на глаза не только милиции, но и добропорядочным гражданам, потому что добропорядочный гражданин может лишить бомжа его последнего жилища - подвала. Они боятся всех, а их боятся только бродячие собаки, так как рискуют угодить бомжу на ужин. Так сложилась издавна, но если раньше это были лишь единичные случаи, то горбачевская перестройка сделала это явление массовым и прогрессирующим. И даже не явление, а движение. Пройдет совсем немного времени и у нас появится новая партия. Что - то вроде РПДБ, то есть Российская партия демократических бомжей.

Но это все о городский, дачный же бомж вероятно здорово отличается от своих цивилизованных собратьев, хотя бы потому что условия проживания и ориол обитания у них разные. Скорее всего дачный бомж смекалистей и наглее, потому как в силу своей специфики он вынужден воровать поспевающие овощи и фрукты выращенные простодушными дачниками, а зимой вообще негласно квартировать в их жилище.

Размышляя таким образом я незаметно добрался до сельского магазина и пристроившись на его ступеньках, на самом солнцепеке, закурил, со вкусом демонстрируя большой палец правой ноги торчащий из драного носка. Немногочисленные покупатели и покупательницы по разному реагировали на мою персону. Большая часть проходила молча, не замечая моей рваной рубашки и грязно-всклоченных волос, как будто меня вовсе и не существовало, но были и такие, кто принимал в моей судьбе живейшее участие или просто комментировал мою деградацию.

- Смотри ка, новый появился. - Тыкая в меня пальцем поделилась с подругой своими впечатлениями злая старуха. - И когда только они передохнут?!

- Жить-то всем хочется, все божьи твари. - Возразила ей более терпимая товарка. - Пускай себе живет, молодой еще.

- Мама, можно я дяденьке нищему денежку дам? - Радостно подпрыгивая веселилась пятилетняя дитятя. - Он кушать хочет.

- Дай, деточка, - умильно прослезилась аппетитная мамаша и вручила карапузу монету, которую он доверчиво протянул мне.

- Дай тебе Бог здоровья, хороший мальчик. - Принимая подаяние пробормотал я, а когда она поравнявшись со мной взошла на крыльцо, то пользуясь своей вседозволенностью я ущипнул её за задницу и прибавил. Тебе и твоей доброй матушке.

Взвизгнув она она стукнула меня пластмассовым бидончиком и обозвала скотиной.

- Мама ты зачем бьешь нищего. - Удивилась и заплакало дитя.

- Он гадкий алкаш, пойдем отсюда быстро. - Заторопилась добродетель и затащила ревущего пацаненка в магазин.

Зевнув я закурил и подкинув на руке выручку присвистнул. Монета была пятирублевая. Если сидеть здесь пару часов, да каждый день, то и работать не нужно.

- Эй, синячина. - Окликнул меня вислопузый мужик в шортах и с бородой. - Пойдешь по второй линии до тридцатого дома, там в кустах полтора десятка пустых бутылок из по пива. Вперед, люмпен! - Заржал он от переполнявшего его остроумия и доброты.

- Да пошел ты на ...,боров кастрированный!

- Что - о-о?! - Обалдел он от такого поворота дела. - Это ты мне? Это ты мне, синячина поддзаборная, да ты знаешь кто я?!

- Жирная свинья! - Охотно ответил я и получил коленом по физиономии, но падая я все - таки ухитрился и поймав его ступню, резким поворотом положил борова рядом. Он заорал далеко и протяжно, наверное я опять переусердствовал и капитально растянул ему сухожилие или вообще вывернул сустав. Как бы то ни было, а во избежание неприятностей смыться отсюда следовало немедленно, потому что на его крик из магазина уже начали вылазить покупатели и в том числе оскорбленная мной добродетель. Толком не зная куда бежать я бросился по основной дороге, но свист раздавшийся из близлежащих кустов вовремя меня соорентировал. Резко изменив направление и головой вперед влетел в колючий кустарник и кажется попал по адресу. Сизорылый низкорослый мужик встретил меня как брата.

- Классно ты его опрокинул. - Уважительно подавая руку одобрил мои действия коротыш. - Этого козла надо было давно настукать. Меня зовут Мураш.

- Фамилия такая?

- Да нет, кликуха прицепилась, да я привык, Мураш, так Мураш, какая разница.

- Это точно. - Согласился я. - А меня зовут Кот. А что это за боров которого давно надо было настукать?

- Драновский, чтоб ему гореть вечным пламенем. Бизнесмен он какой то, но не в этом дело, будь ты хоть Папой Римским, а оставайся человеком. Он с сыном игру придумал. Свалят для приманки пустые бутылки возле дома в кустах, а сами в засаду Ну кто не знает, тот и идет их собирать, а они в это время на чердаке с воздушкой сидят. Только ты к пузырю руку протянешь, они по ней из воздушки жбац! И кто, значит больше попадет. А сразу - то человек не понимает, начинает крутиться туда - сюда, а они только успевают перезаряжать. Мы однажды его припутали и хотели убить, а он настоящую пушку вытащил и лапу Штакетнику прострелил. Но ничего, мы его один черт достанем, а по крайности хоть дачу спалим, никуда он не денется. Ты самто откуда будешь и куда бредешь?

- А я родился здесь и вырос.

- Где здесь? Что - то не знаю такого.

- На этой Земле, а куда бреду я и сам не знаю.

- С тобой все ясно. Бабки есть?

- Есть немного. - Достав три десятки я продемонстрировал ему свое состояние.

- Это мало. - Поскучнел он сизорылым лицом.

- Все относительно, Мураш. - Задумчиво отметил я. - Если на двоих то вполне хватит, а если поить шоблу, то и вагона не хватит.

- Я говорю не про шоблу, а про Иваныча, он у нас за главного будет. Тебе ночевать где - то надо? Надо! А кто тебя без Иваныча на порог пустит? Никто. Вот тото и оно. Потому и мало. Надо хотя бы на две набрать, а я пустой как барабан.

- Ну на две - то мы наберем. - Пообещал я и неразумно вытащив полтинник, чем поверг

моего товарища в легкий шок.

- Тут и на четыре хватит. - Хищно выдергивая бумажки сразу же прикинул он. - Стой здесь и никуда не уходи, я сейчас мухой слетаю, возьму и обратно.

- Только дорогу не перепутай. - Многозначительно его предупредив я сел на пенек и приготовился к долгому ожиданию, однако вопреки его он обернулся меньше чем за пять минут. Бережно прижимая к себе пластиковый пакет он велел следовать за ним.

- А кто такой этот ваш Иваныч? - Невольно сопоставляя его с дядей Ваней на всякий случай спросил я.

- Михаил Иванович он у нас старший. Если что не так, то товарит без предупреждения, у него рычаги как у бульдозера, один раз закатает, второй раз не захочешь. Мы его уважаем и всегда отдаем треть заработка. Штакетник говорит, что это справедливо, потому что другие на его месте отбирали бы половину. Клевый мужик. У него нет даже кликухи, так и зовем Иваныч, или Михаил Иванович. Он бывший летчик гражданской авиации.

- А я министр культуры и здравоохранения.

- Да нет, ты не понял, он в самом деле был летчиком, я сам видел его документы. Прикинь, у него даже документы есть. Его по состоянию здоровья списали, а пенсию начислили маленькую. Тогда его подруга с ним развелась и сразу привела в дом нового кобеля. Иваныч его избил и навсегда ушел из дому. Только предупредил чтобы они не обижали его дочку Катьку. Она иногда к нему сюда за деньгами приходит. Ох и красивая же, стерва. Вся такая расфуфыренная, я тебе доложу. Ну и стерва растет. Бабки сцапает и сразу обратно норовит. Иванычу обидно, говорит, побудь хоть немного со мной, хоть ещё пять минут, а ей сразу некогда становится. Так и убегает до следующего раза. Видите ли стыдно ей! А деньги у неработающего отца брать не стыдно! Добрая стерва получиться.

- Он наверное и сам, твой Иваныч не подарок. От хороших мужей жены не уходят.

- А это ты сейчас увидишь и заберешь свои слова обратно.

- Поживем - посмотрим. Что - то долго мы идем, скоро ли?

- Считай уже пришли. Квартира у нас замаскированная, кто не знает хрен догадается. Это для безопасности, от непрошенных гостей.

Продираясь через кустарник мы спустились на самое дно поросшего зеленью оврага и пройдя по нему метров двадцать наткнулись на ржавый остов автобуса "Кубань". В буйном море зеленой листвы он и в самом деле был незаметен. Правый бок автобуса был почти что цел и даже имел два стекла, зато левый, взамен обшивки и и стекол был добросовестно залатан досками, фанерой и прочими подручными материалами.

- Ну как? - Явно гордясь своим жилищем поспешил услышать мое мнение Мураш. - Потрясно, да? Сам Штирлиц и то не найдет.

- Колоссально. - Поспешил я заверить своего нового товарища. - Отель пять звездочек с видом на лиственный лес! Что может быть лучше?!

- Да, воэдух у нас что надо. Ты подожди здесь, а я узнаю как чо. Так положено.

- Однако порядки в вашем санатории прямо таки лагерные. - Пробурчал я вслед Мурашику. - Может быть ещё и паспорт с пропиской вам предъявить?

- Все в порядке. - Минут через десять обнадежил он меня. - Можешь заходить. Только не матерись. Михаил Иванович этого не любит.

Внутри салон был разделен на две части. В первой, куда я вошел находилось две пары кроватей установленных друг на дружке и ещё одна, пошире, стояла особняком. На ней восседала полная пожилая женщина довольно опрятного вида, в то время как остальные плацкарты были свободны и аккуратно застелены пледами. Дощатый пол покрывал цветастый палас. Но больше всего в этой обстановке меня удивили работающий телевизор и холодильник. Довольный произведенным эффектом Мураш приказал мне разуться и следовать за ним.

За перегородкой на диване сидел пятидесятилетний, здоровенный мужик в очках и спортивном костюме. Он курил и читал бальзаковские "Озорные рассказы". По правую руку от него потрепанная девица делала вид, что увлечена телевизором, но гораздо больше её внимание занимали три водочные бутылки, которые вероятно, выставил мой Мураш. Холодные и запотевшие они грели её сердце.

- Здравствуйте. - Нарочито смущаясь промямлил я и шмыгнул носом.

- Ну и что? - Отложив книгу и сняв очки спросил он. - Что ты от нас хочешь?

- Ничего. - Немного растерявшись ответил я.

- Тогда зачем пришел? Нам здесь посторонние людишки не нужны, а особенно такие, которые все вынюхивают, да выспрашивают.

- А я к вам и не собирался. Нужны вы мне сто лет. - Настраиваясь на нужный тон ответил я. - Меня ваш Мураш позвал. Говорит, что край надо какого - то затраханного Михаила Иваныча похмелить. Вот я и поперся за ним как дурак.

- Это правда, Мураш? - Недобро глянув строго спросил хозяин.

- Ну я не так говорил... - Растерянно пролепетал проданный мною Мураш.

- С тобой все ясно. Неделю посидишь на сухом пайке. Ни одной сигареты и ни капли спиртного. Замечу - вылетишь следом за Лопухом. Я ясно изложил?

- Ясно. - Вытянувшись, отрапортовал Мураш.

- Иди, ты свободен. Пошел! - Указав пальцем на дверь прикрикнул Иваныч.

- Я пожалуй тоже пойду. - На глазах у потускневшей девицы забирая бутылки объявил я. - Счастливо оставаться.

- На гостей наказание не распространяется. - Тонко улыбнувшись, про между прочим заметил он. - Давайте знакомиться. Меня зовут Михаил Иванович, а фамилия Сотов.

- А я Кот. - Мрачно буркнув я уселся на раскладной стульчик.

- Как я понял, у Кота появились некоторые проблемы с ночлегом?

- Появились, да вам - то что?

- А может быть я смогу вам помочь? Любушка, принеси ка сала и огурцов, да позови Ежиху. Тоже, поди, голова болит.

- Вы давно имеете счастье бомжевать? - Дождавшись пока Любушка выйдет тактично спросил он. - Судя по всему стаж у вас невелик.

- Да, четыре месяца. С начала весны.

- И что же вас толкнуло на этот позорный путь? - Разливая водку в хрустальные рюмки продолжил он допрос.

- Жена! - Коротко ответил я и не желая продолжать этот разговор поджал губы.

- Ох уж эти жены. - Усмехнулся Сотов и принимая у старухи сало кивнул ей на кресло. - Очевидно остались без работы, что им весьма не нравится.

- Именно так. Вы как в воду смотрите.

- Ничего сложного в этом нет. Вы один из десятков, а то и сотен тысяч бездомных. И у многих причина одна и та же. Будьте здоровы, мистер Кот!

- Будьте здоровы, господин Сотов. - В тон ему ответил я и чокнувшись с женщинами выпил зелье. - Но вы обещали помочь мне с ночлегом... Интеллигентно захрумкав огурчиком я направил разговор в нужное русло.

- Да и от своих слов я не отказываюсь, если конечно вам подходит это помещение

- Отличное помещение, но оно вероятно уже давно и прочно занято постояльцами?

- Было занято. - Мрачно усмехнулся Сотов. - Да только один недавно выписался.

- Это вероятно непослушный Лопух?

- Нет, Лопуха я выставил ещё осенью.

- Значит кто - то нашел себе более теплое местечко?

- Именно. - Вновь наполняя рюмки скривился Иваныч. - В раю. Давайте ка выпьем за грешную душу вечного страдальца Скарабея. Я даже имени его не знаю.

- А что с ним случилось? - Как можно наивней спросил я. - Заболел и умер?

- Заболел и повесился. Ежиха, пойди подмети усадьбу, а ты, Любашка, сходи мне за сигаретами и вообще можете полчаса погулять.

- Да, заболел и повесился. - Выпроводив женщин повторил Сотов.

- Подцепил дурную болезнь? - высказал я предположение.

- Душевные болезни все дурные. И у нас, бродяг, она протекает в наиболее тяжелой форме. Не помогает даже такой сильнейший препарат как спирт. Давайте ка вмажем ещё по маленькой и если оно вам любопытно, то я расскажу все что о нем знаю.

- С превеликим удовольствием, меня всегда интересовали человеческие характеры и людские судьбы.

- Полтора года тому назад Скарабей, как и его товарищ Нема, трудились инженерами на каком - то крупном заводе то ли Екатеринбурга, то ли Челябинска, не суть важно. Трудились они и как многие, благодаря режиму Ельцина, за свой труд не получали деньги, что нынче как известно, в порядке вещей. Так продолжалось какое - то время, пока они не докатились до полной нищеты, так, что в доме попросту нечего было кушать. У обоих были машины и они решили рискнуть.

Как говорится, или грудь в крестах или голова в кустах. Как это стало известно потом, с ними произошло второе, но не буду забегать вперед. Продали они по дешевке свои автомобили, накупили заказанного им по договору товара, поцеловали жен, зафрахтовали КаМАЗ и отправились в нашу губернию, в наш город, к тому самому бизнесмену, который этот товар заказывал. Долго ли, коротко ли они ехали - мы не знаем, а только прибыли точно в срок и доставили товар по адресу. А так как прибыли они поздно вечером, то попросили сторожа открыть ворота для того чтобы поставить машину до утра во дворе этой фирмы. Шофер остался ночевать в кабине, а Скарабей с Немой отправились в гостиницу и конечно же через ресторан, поскольку повод был серьезный, условия договора они выполнили, товар привезли в срок и по условленной цене.

Утром, полные радужных надежд они отправились в фирму и первое что увидели это пустой КаМАЗ и поджидающего их шофера, который потребовал немедленно расплатиться с ним, так как он работу свою выполнил и должен срочно возвращаться домой. На вопрос, куда дел груз, он с чистой совестью ответил, что сдал его из рук в руки заказчикам, которые дали ему соответсвующую бумагу.

Как вы понимаете она оказалась липовой, а та фирма, которая заказывала товар, вообще с этого адреса давно съехала и сдала территорию в субаренду похоронной конторе. Скарабей и Нема остались без гроша в кармане, но с твердым намерением отыскать ворюг. Но чем больше они их искали, тем глубже погружались в грязь. Посколку знакомых у них не было, то ночевали и жили они в этой самой конторе где их обули. Там же, потихонку, стали выполонять всякую поденную работу, начиная от мытья полов и кончая чисткой сортиров. Причем за эту работу хозяева с каждым днем платили им все меньше и меньше.

- Позвольте вас спросить, но почему они все это терпели? В конце концов можно было отбить домой телеграммы. Уж на билеты в плацкарте им бы наскребли.

- Не думаю, а терпели они вот почему: Дело в том, что начальник этой конторы, некто Ярыгин, постоянно им намекал, что товар неприменно найдется, надо только не делать волны, а немного подождать и при этом он каждый день покупал им пару бутылок водки.

- Зачем он это делал?

- Бог мой, неужели непонятно. Во - первых ему не нужен был скандал. Не хотел он раздувать историю к которой, как мне кажется, был очень даже прчастен. Ну а вовторых, кто же откажется от бесплатной рабочей силы?

Однажды они проснулись в своем сарае и обнаружили, что ограблены до основания, до нитки. Забрали не только имеевшуюся у них мелочь, но и что самое страшное, у них украли паспорта. Сторожа, молодые парни, как будто знали про это и стали обращаться с ними буквально как со скотиной. В прямом смысле этого слова, они издевались. Посадили на цепь. В собачьи миски, под хохот проституток, им кидали объедки, загадывая и споря кто же схватит первым.

Но это не самое страшное, что мне рассказал Скарабей. - Задумавшись, словно решая стоит ли говорить дальше, Сотов закурил и отвинтил пробку второй бутылки. - Я ему сначала не поверил, но он повесился... - Дрогнувшей вдруг рукой он разлил водку. - Это ужасно... Вы понимаете, Кот, они их били каждый день...

- Кто они?

- Сторожа, да, молодые сторожа били их каждую ночь. Однажды они избили Нему до такой степени, что он стал глухонемым идиотом.

- Наверное у вашего Скарабея была богатейшая фантазия.

- Кот, мне тоже сначала так показалось, но факт вещь упрямая и бескомпромиссная. Страшно, что никому, ни до кого нет дела. Такое впечатление, что нас окружают уже не люди, а кошмарные, космические звери, которым абсолютно чуждо и непонятно все земное. Беспричинная жестокость, бесстыдный цинизм, предательство и подкуп воцарились на нашей планете.

- Михаил Иванович. - Не давая ему полностью уйти в туманный мир философии я постучал рюмками. - Так о чем же таком страшном вам поведал покойный Скоробей?

- Он говорил, что сторожа заставляли их закапывать женщин, которых они убивали.

- Тю, да он точно был ненормальный. - Чувствуя, что истина где - то рядом прикинулся я дурачком. - И надо же такое выдумать.

- Он ничего не выдумывал, теперь я знаю.

- Но почему именно теперь. - Мягко дожимал я.

- Не знаю. - Пожав плечами алогигно ответил Сотов и вновь наполнил рюмки. А мне вдруг непонятно почему показалось, что маньяк где - то рядом с нами. Поборов невольную дрожь я усмехнувшись спросил.

- И сколько же баб закопал ваш квартирант, прежде чем решил себя казнить?

- А вы не смейтесь, я думаю он потому и повесился, что не мог больше носить в себе такой страшный груз. Мне он говорил, что ему пришлось зарыть трех девушек.

- Не густо, однако. А где, если не секрет он производил эти захоронения?

- Как я понял, там же, прямо на территории фирмы. Давайте же помянем их страдальные души и да будет им земля пухом, а злодеям воздастся по заслугам.

- Ничего не имею против. - Все ещё находясь в плену жутковатого наваждения согласился я и подняв рюмку вполне серьезно добавил. - Злодеям воздастся по заслугам!

- Хотелось бы, да только все это одни наши слова и пожелания. - Совсем загрустил Сотов. - Это доброту убить легко, а злоба живуча и сладить с ней не просто.

- Наверное вы правы. - С сожалением согласился я и как бы между прочим спросил. - А как называется та похоронная фирма и чем она занимается?

На этот счет он вам ничего не говорил?

- Говорил. - Усмехнувшись всепонимающе посмотрел на меня Сотов. Называется она "Черный обелиск". Вы наверное хотели бы знать где она находится, я правильно вас понимаю, мистер Кот?

- С чего вы так решили? Делать мне больше нечего как уточнять адреса злодеев по бредовым рассказам вашего Скарабея, кстати сказать, почему вы его так зовете?

- Не про покойника будет сказано, но воняло от него нестерпимо, а мыться, как я не старался, он не хотел, да и бельишко у него было годовой давности. А адресок "Черного обелиска" я вам все таки назову, хлопот будем меньше. Он расположен на территории завода железобетонных конструкций к пяти километрах отсюда, но уже в черте города. Это я так, к слову, а может и пригодится. Вы спрашивали чем они занимаются? Я вам отвечу, но опять таки со слов Скарабея. Они изготавливают и устанавливают памятники, как из цельного камня так и из мраморной крошки. Крошка, раствор, форма, заливка. Вы понимаете о чем я хочу сказать?

- Понимаю. - Вновь ощутил я легкий озноб, то ли от близости разгадки, то ли от чудовищных надгробных стел. - А Скарабей вам ничего не рассказывал насчет того, что сторожа отсекали своим жертвам головы прежде чем захоронить тело?

- Так вот вы куда примеряете платье!? - Утвердившись в своих догадках засмеялся он. - Нет, такой информацией он не делился, но он говорил, что женщины были молодыми и красивыми, а это значит, что у них как минимум были головы. Предлагаю выпить за них во второй раз.

Неожиданный стук в первой комнатке не дал нам сотворить задуманное. Пришел кто - то из своих, потому как Иваныч на это вторжение отреагировал совершенно спокойно. Даже не вставая с места он крикнул:

- Штакетник, зайди на минутку.

- Здесь я. - В приоткрывшуюся дверь просунулась унылая физиономия альбиноса, парня лет двадцати. - Что хотели, Михаил Иванович?

- Где Нема?

- В лесу остался, за птичками наблюдает наш блаженный.

- Приведи его ко мне. Да смотри, без своих идиотских шуточек.

- Сей секунд, Михаил Иванович, доставлю транзитом в целости и сохранности.

- Сейчас вы, мистер Кот, посмотрите во что они за год превратили совершенно нормального человека и тогда вы отнесетись к словам Скарабея более серьезно.

То что вошло минут через пять человеком разумным назвать было никак нельзя. Сопровождаемый Штакетником он вошел нелепо прижимая голову к плечу с совершенно пустыми глазами и блуждающей, какой - то потерянной улыбкой на изуродованных губах. Выйдя на середину он остановился, гундося что - то понятное только ему одному.

- Вы можете с ним поговорить. - Подсказал мне хозяин.

- Здравствуй. - Пользуясь советам подал я голос, но с таким же успехом я мог адресовать это куску глины. В его глазах не промелькнуло даже искры разума.

- Уведи его, Штакетник, пусть любуется своими птичками дальше. Распорядился Сотов. - Ну что скажите, мистер Кот? Хорошо жить в стране где победила демократия? Полная свобода, не правда ли? Можно человека убить, унизить или вот так как его, замучить до полного идиотизма. И главное все это безнаказанно! Все под лозунгом ненормального старца с больным самолюбием и беснующимся окружением.

- Тягостное зрелище, но как же им удалось оттуда вырваться?

- И я задал тот же самый вопрос как только впервые выслушал исповедь Скарабея. Над ними сжалилась какая - то проститутка и когда сторожа в очередной раз перепились она выкрала у них ключи и выпустила узников на свободу. По крайней мере так мне об этом рассказывал Скарабей.

- Значит добродетельная проститутка! - Думая о своем ухмыльнулся я. Что - то у меня кругом одни проститутки получаются.

- Это видно на роду у вас написано. Тут уж видно как оно есть и ничего не попишешь. Давайте выпьем за успех вашего предприятия. - пододвигая мне рюмку предложил Сотов.

- Какого ещё предприятия? О чем это вы?

- Все о том же. Наш ночлег, как я понимаю, вам уже без надобности.

- Пожалуй вы правы. Ну что ж, на посошок, да я побегу.

- Не смею задерживать, мистер Кот и надеюсь на вашу лояльность. Будет скучнозаглядывайте, только один, без свиты.

Под "Вальпургиеву ночь" Шарля Гуно Милка потчевала пельменями гостя и тем гостем был ненавистный мне Никитин. Как был, прямо в нищенском рубище и даже не умывшись, я демонстративно уселся за стол, всем своим видом показывая, что наконец - то пришел настоящий хозяин.

- Ты бы хоть руки вымыл. - Укоризненно заметила жена. - Шляешься неизвестно где и непонятно с кем.

- А чего же тут непонятного. я был у бомжиков.

- Принесешь какую - нибудь заразу...

- Не волнуйся, чумы или холеры у них нет. Правда нам на стол подавала старухасифилитичка по кличке Ежиха. Душевная женщина, но судя по всему у неё третья стадия, а она уже не заразна.

- Убирайся вон из - за стола! - Шарахнувшись от меня взвизгнула Милка. - Немедленно иди в душ и сожги свои дурацкие лохмотья.

- И в рубище почтенна добродетель. - Глубокомысленно изрек я и голой рукой стащил из блюда пельмень.

- Убирайся отсюда вон! - пинками выставляя меня за пределы веранды яростно бушевала она. - И пельмени эти поганые забирай, кто их теперь есть будет?!

- Да вы не волнуйтесь, Людмила Алексеевна, я человек не брезгливый, сам не раз в этих притонах бывал. Ничего страшного, а пельмени я съем, тут и говорить нечего. Константин Иванович, как я понимаю, вы ходили к бомжам не просто так. Удалоось узнать что - то интересующее нас?

- Вас - не знаю, а мне кое что интересное рассказали и я бы рад с вами поделиться но как видите меня от всюду гонят. Выходите в сад, там она меня не достанет.

Никитин добросовестно выслушал целый ворох чепухи, которую я самозабвенно плел прямо на его глазах. Подливая себе пиво тесть только ухмылялся и украдкой поглядывал на часы. Тут и ежу было бы понятно, что пора знать честь. Но Никитин не сдвинулся с места пока не сожрал весь причитающийся ему ужин и только потом нехотя двинулся к машине.

Проводив докучливого гостя я поведал тестю все то что мне удалось услышать от отставного летчика и содержателя полевой ночлежки, господина Сотова. Ефимов выслушал мой рассказ из третьих рук и пришел к выводу, что нужно немедленно начинать действовать, причем исключительно своими силами.

- Кажется, на сей раз мы на правильном пути. Этот завод находится на моей территории и ещё в мою бытность до меня доходила дурная слава.

- Что же вы предлагаете? Брать заступы и лопатить весь двор Черного обелиска, или вооружившись кувалдой идти ночью на кладбище и крушить все памятники изготовленные этой фирмой в надежде на то, что на сто первом мы найдем очаровательный мумифицированный труп? Нужны доказательства, а у нас их нет.

- Ты прав, но надо их добывать. Время сейчас подходящее. Пойдем хоть издали глянем, что там за сторожа такие, а потом уж решим как действовать дальше.

Завод железобетонных конструкций, ввиду снижения спроса на свою продукцию, вынужден был сдавать в аренду незадействованнюе участки. На одном из таких участков, и разместились гробовых дел мастера. Не доезжая до глухих металлических ворот десяти метров, мы остановились и нарочито громко ругаясь открыли капот. Примерно после пятнадцатиминутного представления калитка в воротах открылась и коротко стриженный качек лет двадцати пяти, в черной майке и шортах лениво выдал.

- Мыжики, кончай базар, от вас уже уши устали. Хуже ворон трещите.

- А ты не слушай, если не нравиться. - Зло посоветовал тесть.

- Я что - то не понял, дядя. Что ты там прочирикал?

- Заткни свои поганые уши прокладками "Тампакс". - Простодушно рекомендовал ему я и сделав непристойный жест вновь склонился над мотором.

- Ну Козлы. - Без особенной злости, а скорее с недоумением протянул парень. - Ну и козлы. Сейчас мы вам будем отшибать роги. Паша, поди сюда.

- А третьей прокладкой закрой свое гнилое хлебало. - Войдя во вкус заржал полковник. - И про своего Пашу не забудь.

Паша оказался легок на помине. Простой как древесина он вышел с бейсбольной битой и оценив ситуацию на всякий случай спросил.

- Какие проблемы, Рустам? Эти чмыри что - то хотят?

- Они хотят чтоб им отшибли роги.

- Ноу проблем! Крестьяне, если через три секунды вы не уберетесь сами, то за вами предет труповозка. Начинаю отсчет.

- Сначала засунь свою дубину себе в задницу, педераст вонючий. - Не на шутку разошелся Ефимов. - А если сам не можешь, то попроси товарища, ему не впервой.

Побелев и подняв над головой биту Паша молча бросился на полковника. Я стоял в двух метрах и чуть в стороне и когда он проносился мимо неожиданно упал ему под ноги. Я видел как от земли отрываются его ноги и тело принимает горизонтальное положение свободного полета. Я слышал как с хрустом он влетает в открытый двигатель ни в чем не повинного автомобиля. Я видел как на грязный асфальт бессильно сползает его тело, как из разбитой головы хлопотливым фонтанчиком выплескивается дурная кровь и как по ней катится невосстребованная, не опасная теперь бита, на глазах превращаясь из белой в празднично красную.

- Серьезное оружие! - Поднимая дубинку прогудел тесть. - Таким дрыном можно запросто убить. Как ты думаешь, Рустам, можно им убить или нет?

- Не подходите ко мне! - Завизжал отважный страж. - Не подходите! Я буду кричать!

- А это пожалуйста. Народа тут нет, да и время темное. - Поигрывая окровавленной палицей осклабился тесть и добродушно разрешил. - Кричи себе на здоровье.

- Убийцы! - Пятясь к воротам выдвинул он обвинение. - Вам это так не пройдет. Вы Пашу убили. Не подходите!!

- Ну положим Паша убил себя сам. Если вообще убил. - Отрезая ему путь к отступлению поделился своими сомнениями полковник. - С такими загривками как у него так просто не умирают. Подойди к нему и посмотри дышит он или нет.

- Я не пойду! - Вжимаясь в бетонный забор отчаянно заверещал парень. Вы и меня убьете и положите рядом, а потом скажите, что мы перебили друг друга в драке.

- Однако ум у тебя не по годам извращенный. Успокойся, мы хотим ему помочь. А если будет нужно то вызовем скорую. Посмотри что с ним.

- Все нормально, Алексей Николаевич. - Осмотрев стонущего воина успокоил я Ефимова. - Дышит и по моему даже не свернул себе шею.

- Вот и я говорю, что с таким загривком только на штурм Троянских ворот ходить. Заместо тарана. Забирай своего кента, пока он своей бешенной кровью не изошел.

- Я его один не донесу. - Понимая, что бить его в ближайшее время не будут воспрянул духом Рустам. - Помогите мне затащить его внутрь.

- Еще чего, только мешки с дерьмом мы не таскали. - Оскорбился полковник. - Пускай лежит, может к утру его бродячие псы растащат.

- Помогите мне, а я вам заплачу. - Подумав, сделал деловое предложение Рустам.

- А вот это другой разговор. - Оживился тесть. - И сколько ты кидаешь за то что мы затащим останки твоего любимого друга?

- На пузырь дам. - Просчитав в уме свои потенциальные возможности назначил цену сторож. - Тут нести - то двадцать метров.

- Ладно, открывай ворота. - Подходя к стенающему телу распорядился Ефимов. - Только смотри у меня, без сюрпризов наподобии сторожевых собак. И псов положишь и мозгов лишишься. Взяли, Константин Иванович!

Паша оказался малым тяжелым и по этой причине его провисший зад нарисовал чистую тропинку в серой дорожной пыли. Помещение куда мы внесли раненного было не большим и являло собой нечто среднее между комнатой охраны и номером сомнительной гостиницы. Видимо мы появились не во время, потому что на столе был приготовлен легкий ужин с обильной выпивкой, а на одном из диванов, наверное ожидая предстоящих сражений, восседала дама. Увидев окровавленного Пашу она открыла рот и испуганно забилась в угол.

- Иди домой, Натали, сегодня кина не будет. - Хмуро распорядился Рустам. - Когда понадобишься я тебе позвоню.

Послушно кивнув девица торопливо юркнула за дверь, а немного погодя я выскользнул следом. Чесанула она отменно и мне потребовалось некоторое время прежде чем я мог её догнать. Похлопав её по плечу я галантно осведомился.

- И куда спешит барышня?

- Домой. - Испуганно и торопливо ответила она. - Отстаньте.

- О, однако вы нелюбезны, а жаль, кавалер я важный. Нам есть о чем потолковать.

- Отстаньте, я троплюсь. Что вы от меня хотите?

- Любви. Любви доверия и полного взаимопонимания.

- Говорю же вам некогда мне, да и настроение сейчас не то. - Замедлила шаги барышня. - Может быть в другой раз.

- Другого раза не будет, а настроение я вам подниму в первом же баре. Годится?

- Ну ладно. - Чуть помявшись согласилась она. - Вы на машине?

- Да, но она нам не понадобится. Поймаем тачку.

- До тачки ещё идти и идти. - С сожалением заметила она.

Кафе в которое мы забрели называлось "Посидим - поокаем". В нем было пять столиков, полумрак и три пьяных мужика. Выбрав дешевый и крепкий коктейль для барышни, свои аппетиты я ограничил рюмкой водки. Подождав когда она дойдет до нужной кондиции, я выставил перед ней вторую ударную дозу и спросил нравлюсь ли я ей.

- Нет. - Пъяно и безапелляционно заявила она. - Ты старый и жадный, а мне нравятся крутые, которые бабки не жалеют и покупают девушкам вкусные коктейли и...

- И фильдекосовые чулки! - Заканчивая её фразу невольно заржал я.

- Какие? Какие чулки? - Услышав загадочное слово насторожилась Натали.

- Проехали. Ты мне лучше скажи, давно ли ты знакома с Рустамом и Пашей?

- Давно, а что? Зачем это вам нужно?

- Хочу знать когда и где они знакомятся с такими чудесными девушками.

- В ресторанах. - Пъяно закокетничала барышня. - Я там познакомилась с ними полгода назад и теперь они часто меня приглашают. Они крутые парни. То что надо!

- А ты чья девушка, Пашина или Рустама?

- Какая вам разница? - Интимно хихикнула шлюха и я понял, что на этот счет четких градаций у неё нет.

- Как ты думаешь, Натали, а кроме тебя у них есть девушки?

- Конечно есть. Я даже некоторых знаю, вместе оттягивались.

- А ты с ними часто видишься? Может быть вы перезваниваетесь?

- Бывает и так, а в чем дело?

- Нет, все нормально, скажи мне, Натали, а не пропадала ли кто - то из этих девушек? Ну например куда - то ушла из дому и больше не вернулась. Было такое?

- Не знаю. - Трезвея растерянно ответила Натали. - Со Светкой и Оксаной я сегодня разговаривала. С Танькой вчера виделась. Жанка замуж выходит, а вот Ольга...

- Что Ольга? - Пододвигая ей очередной стакан спросил я. - Ее нет?

- Да, я несколько раз заходила к ней в общагу и не могла застать. Не было её. Соседки говорят, что её нет уже больше месяца, а где она никто не знает. Может к матери в деревню укатила, но почему тогда ничего никому не сказала, коза драная. Но почему вы об этом спрашиваете?

- Как фамилия Ольги? - Пропуская её вопрос мимо ушей спросил я строго. - В каком общежитиие она жила и какой номер её комнаты?

- Общага сто девяностого ПТУ, комната двести двенадцать, а фамилия её Уткина.Удивленно ответила девица. - Но зачем это вам.

- Много будешь знать - скоро состаришься. - Рассмеявшись ответил я и осторожно перешел к интересующей меня теме. - А ты часто бываешь у них на работе? Наверное не раз приходилось там отдыхать?

- А то нет! Конечно приходилось. Обстановка там у них нормальная. Музыка классная, видик и все такое. Мне нравится.

- Тогда ты должно быть знаешь двух бомжей. Они там жили. Один ненормальный...

- А то нет! Ненормальный это Шарик, а второй Полкан. Так мы их называли. Это я их с цепи отпустила, только вы не говорите Рустаму.

- А зачем же ты их отпустила?

- Жалко стало, потому и отпустила, а вообще они нас классно веселили.

- Как это два оборванных бомжа могут веселить такую красивую и умную девушку?

- По воскресеньям, когда никого нет и видик смотреть надоедало, Паша выпускал их из сарая. Мы подзывали собак кидали им колбасу, а потом смотрели кто быстрее её схватит. Кайф! Мы прямо балдели.

- И кто же был победителем в этом соревновании? - Чувствую непреодолимое желание отхлестать её по роже спаросил я.

- Конечно первыми хватали собаки. Они же здоровые, у них четыре лапы. Пока Полкан с Шариком клювами щелкают, собаки уже облизываются. Обхохочешься.

- Вот что, Натали, - с трудом сдерживаясь заключил я, - время уже позднее и нам пора расходиться по домам. На прощание, в целях твоей безопасности, хочу дать тебе два дельных совета. Во - первых о нашем разговоре никто не должен знать и особенно Рустам с Пашей, а во - вторых, если ты дорожишь своим здоровьем и жизнью вообще, то прекрати с ними встречаться. Это все что я могу тебе сказать.

- Но почему? Они классные пацаны!

- Они страшные пацаны. Прощай.

В первом часу ночи я добрался до ефимовской дачи и решив его не тревожить, не раздеваясь, увалился на кухонном диванчике и моментально уснул. Рано утром, ещё до восхода солнца он разбудил меня сам и потребовал отчета. Пока я пересказывал ему все то, что удалось узнать от Натали, он курил и тихо матерился.

- Ну а сам - то ты что думаешь по этому поводу? - В конце пересказа спросил он?

- Не знаю, может быть это ложное, но меня не отпускает такое чувство, что он где - то рядом, где - то совсем близко.

- Чувство! Ощущение! - Проворчал он. - Ты как баба перед климаксом. Давай обойдемся без твоих ощущений.

- Не возражаю. Слушаю ваши директивы.

- Тогда так: Поезжай в город и опроси подруг и соседок этой твоей Ольги Уткиной, а я поеду в бывший свой РОВД и попробую склонить их устроить тотальный обыск на территории Черного обелиска. Встречаемся здесь в полдень.

Общежитие сто девяностого ПТУ было четырехэтажным, а двести двенадцатая комната, как ей и положено, находилась на втором этаже. Пройдя темным, безлюдным коридором я постучался в неплотно прикрытую дверь и не дожидаясь приглашения вошел в полутемную комнату. Окно было зашторено одеялом и я не сразу разглядел, что в ней никого нет. Три кровати были пусты, причем две из них аккуратно застелены, а третья беспорядочно разбросана. Пощупав матрас я понял, что его владелица рассталас с ним совсем недавно.

- Наверное совершает омовение и прочие утренние процедуры. - Решил я и осторожно присев на убранную койку приготовился ждать. Счастливая обладательница теплого матраса пришла минут через десять и наверное не заметив меня, первым делом сбросила легкий халатик. Не желая предстать перед ней в дурном свете и выглядеть нахалом и негромко и вежливо пошлял. Девица ойкнула и спросила.

- Ты что ли?

- Я.

- А чего как сыч в темноте сидишь. Включи свет.

- Момент. - С готовностью ответил я и щелкнул выключателем.

- Мамочки! - Негромко всполошилась пэтэушница. - Ты кто такой?

- Поручик Ржевский. Честь имею. Проездом я.

- А что вам надо? - Облизнув губы приподнялась на локте любопытная девчоночка.

- Мне бы хотелось спросить у вас кое что об Ольге Уткиной.

- И что же? - Пуще прежнего заинтересовалась проказница и приподнявшись ещё выше оголила левую титьку. - Спрашивайте, не стесняйтесь, я её хорошо знаю.

- Как по вашему, что с ней могло случиться?

- В каком смысле? - Несколько удивилась она.

- Куда она могла исчезнуть?

- А разве она куда - то исчезала?

- Но ведь её нет?

- А кто по вашему сейчас перед вами лежит? - Гордо откинув голову и показав мне второй сосок спросила она.

- Ее подруга. - Понимая каким выгляжу идиотом автоматически выдал я.

- Тут вы правы. - Засмеялась девчонка. - Сама себе я лучшая подруга. А что вы от меня хотите? И вообще представьтесь как следует.

- Гончаров я, Константин Иванович, а если вы нашлись, то теперь мне от вас уже ничего не требуется.

- Жаль. - вздохнула девица и дрыгнув ногой спросила. - Совсем, совсем ничего?

- Совсем, совсем ничего. - Вздохнул я в свою очередь. - Хотя есть у меня к вам пара вопросов, но задам я их только в том случае, если об этом никто не узнает.

- Как интересно! Обожаю такие моменты. Незнакомый, загадочный мужчина ведет со мною конфиденциальный разговор. Давайте скорее или я сейчас умру от любопытства.

- Только после того как вы мне пообещаете не разглашать нашей беседы.

- Бог мой, ну конечно же обещаю, какие тут могут быть вопросы. Говорите!

- Ваш адрес мне дала некая Натали. Вам знакомо это имя?

- У меня знакомых Натали добрый десяток. О какой вы говорите?

- Я говорю о той Натали с которой вы бывали в гостях и Паши и Рустама. Вам эти имена что - нибудь говорят, или у вас Рустамов тоже немерянно?

- Нет, к счастью он, как и Паша, был один. - Помрачнела и как - то сразу осунулась Ольга из чего я заключил, что эти имена ей в тягость.

- Что значит был, насколько мне известно он есть и сейчас.

- Для меня их больше не существует. Таких подонков как они ещё поискать надо.

- Не могли бы вы мне пояснить, на каком основании сделано ваше заявление?

- А вы кто такой, чтобы я вам объясняла и рассказывала про всякие темные стороны человеческих душ? И моей, кстати сказать, тоже.

- Видите ли, Ольга, Эти типы меня здорово обидели и теперь я ищу повод чтобы вцепиться им в глотку. Мне кажется, что вам хотелось бы того же.

- Вы правы, мне бы очень хотелось, но я этого не сделаю. Не хочу портить себе нервы и ворошить только что забытое.

- А вам делать ничего и не придется, просто расскажите мне, что это за типы и чем они вас обидели. А если помните двух бомжей, которые проживали на территории фирмы, по кличке Полкан и Шарик, то не забудьте и про них.

- С ними что - то случилось? - Как - то безразлично спросила она.

- Да, тот который Полкан - повесился, а Шарик сошел с ума и потерял дар речи.

- От их побоев Шарик наверное давно стал идиотом, - устало заметила она, - а вот что случилось с Полканом? Не иначе как довели мужика до последней грани.

- Примерно так. Они бежали и повесился он уже на воле. Здесь можно курить?

- Курите, только откройте форточку. Дайте и мне сигарету. - Попросила она когда я откинув одеяло распахнул окно. - Значит вы просите рассказать вам об этих тварях? - Глубоко затянувшись опьянела Ольга. - Мне трудно, но я постараюсь...

Познакомилась я с ними ещё весной у себя в ремеслухе на дискотеке. Первым ко мне подвалил Павел и пригласил подергаться. Пацан он видный, ну я и согласилась. Весь вечер мы провели вместе, а после дискотеки он познакомил меня с Рустамом и предложил мне взяв подругу идти к нему на работу. Мы немного выпили и я отчасти потеряла за собой контроль. Я взяла с собой подружку Зинку и в двенадцатом часу мы прикатили к ним на работу. Там ещё выпили, и в час ночи я стала женщиной. Вы наверное в это не поверите, как же пэтэушница, а ещё девственница. Не суть важно, но это так. Я говорю это к тому, чтоб вым легче было понять меня в дальнейшем.

Ну вот, стала я женщиной. В принципе ничего особенного не случилось, со всеми рано или поздно такое происходит. Но я, к своему глубокому сожалению привязалась к Павлу, может быть даже полюбила. В общем стоило ему свистнуть и я уже стояла у его ноги. Полтора месяца продолжалась эта сказка. Я была настолько одурманена, что даже не замечала его жестокости, цинизма и наглости. Полная эйфория и собачий восторг. При мне они мучали и измывались над теми несчастными бродягами, но тогда мне это казалось забавной, безобидной шалостью. Мерзавка, я сама кидала им со стола куски и от восторга хлопала в ладоши, наблюдая как потешно они прыгают вокруг злющих собак пытаясь отобрать у них добычу.

Озарение пришло значительно позже и как всегда бывает в таких случаях, пришло оно неожиданно и беспощадно. Однажды мы остались втроем, Рустам, Павел и я, чего раньше никогда не было. Выпили они в тот вечер довольно много, а ближе к полуночи Павел предложил мне заняться любовью. Не видя в этом ничего дурного я согласилась, только попросила, чтобы Рустам вышел подышать свежим воздухом. Мою просьбу он исполнил и мы остались одни. Барахтались мы около часа, а потом когда все кончилось он позвал Рустама и сказал, чтобы я переспала и с ним.

Я думала, что он шутит, но Рустам пришел уже голый и я поняла, что они договорились заранее. Я как дура, начала умолять его и упрашивать не делать этого, но он вместе с Павлом только смеялся ти теснил меня к дивану. Тогда я стала сопротивляться и ударила его по голове бутылкой. Пошла кровь и они озверели. Вдвоем они повалили меня на пол. Павел навалился мне на грудь, а Рустам начал раздвигать ноги. Я выла и держалась до поседнего. Изловчившись укусила Павла в плечо и тогда он приподнял мою голову и стукнул затылком о цементный пол... Я потеряла сознание, а когда очнулась, то дело было сделано. Удовлетворенный Рустам сидел надо мной на диване и рассказывал Павлу о своих ощущениях. А мне вдруг стало все безразлично. Жить расхотелось. Мертво и как - то не реально мигала голубоватая лампа дневного. Мне не хотелось даже подниматься с грязного пола, а надо было бы, потому что через пять минут они занялись мною уже вдвоем. Меня словно неодушевленный предмет, словно резиновую куклу поставили раком и сначала по очереди, а потом и сразу стали пытатся поиметь в оба отверстия. Я закричала, но они заткнули мне рот и добились своего. Но и этим дело не закончилось. Посадив на стул, они привязали меня к батарее и потребовали чтобы я целовала их половые органы. Сначала я наотрез отказалась, а потом сообразив, что теперь - то мне все равно, но таким образом я могу им отомстить - согласилась. К сожалению, они как будто прочли мои мысли и поставив к горлу нож предупредили, что если я сделаю что - то нехорошее, то мне не жить. Так они издевались надо мной до утра. Я уже не ревела, ничего не просила, а просто как заведенный автомат выполняла все, что мне прикажут. Я была вся изгажена их спермой. Она липла и стягивала кожу, я провоняла ей в буквальном смысле слова, насвозь.

Когда меня наконец отпустили, я первым делом отправилась в баню и больше трех часов пробыла в парилке стараясь выгнать из себя всю эту мерзость.

Теперь вам понятно почему я их возненавидела?

- Понятно. - После некоторой паузы ответил я. - Скажи, Ольга, а если бы так случилось и тебе бы удалось членовредительство, то как по твоему, могли ли они перерезать тебе горло?

- Я сама не раз об этом думала и пришла к выводу, что да. Они бы могли меня убить. В их глазах не было ничего человеческого. Только опьянение, злоба и похоть.

- Ольга, а тебе никогда не приходилось слышать о судьбе твоих предшественниц? О том, что с ними стало?

- Нет, не приходилось, мне это не нужно и вообще я стараюсь все забыть.

- Забудешь, молодая еще. А меня судьбы их мимолетных подруг очень беспокоют.

- Ничем помочь вам не могу.

- Почему же, ты уже помогла. То что ты рассказала дает мне основание заняться

этими подонками серьезнее и целенаправленней. Спасибо тебе большое. Наш уговор в силе. Ни ты ни я о нашем разговоре не распространяемся.

- О чем вы говорите! Мне ли о нем распространяться! Стыд - то какой! Я ведь никому и никогда об этом не говорила. Вам рассказала первому. Не знаю, что на меня нашло? Несвойственное мне откровение.

- Все правильно, Ольга, кому - то все равно пришлось бы рассказать. Так устроен человек. Не буду тебя больше задерживать. Отдыхай, все у тебя будет нормально.

На дачу я вернулся задолго до полудня. Тестя не было и дом казался необитаем. В жарко прогретой мансарде, откинув одеяло спала нагая Милка.

- Надо думать, что Олежка ушел совсем недавно. - Проворчал я и спустившись вниз из травы под яблоней извлек бутылку. - Что же мы имеем, господин Гочаров?

- А имеем мы, Константин Иванович, испорченный отдых плюс головную боль и между прочим по вашей вине. Нет никакой гарантии, что Паша с Рустамом имеют какое - то отношение к той голове. У них, как и у дяди Вани, метода совсем иная. Скорее всего в нашем случае орудовал любитель одиночка, до мозга костей преданный своему хобби. Какой черт принес вас в тот день к колодцу! Чай тебе подавай! Не маленький, обошелся бы минералкой.

- О чем теперь говорить. Надо изловить этого мерзавца как можно скорее и остаток отдыха провести в беззаботной неге.

- Легко сказать изловить, но как и где, а главное кого? Я не знаю ни его привычек, ни методов работы. У меня нет даже приблизительной схемы его перемещений. Дохлое это дело. Самое правильное - забыть и наплевать.

- С утра пораньше надираешся? - Высовываясь из окна полюбопытствавала супруга.И не стыдно тебе? День - то какой божественный! Хрустальный воздух, синее небо, аромат цветов, щебет птиц...

- И карканье бестыжей вороны! Накинь хоть рубашку, а то сейчас бюсты упадут.

- Ты достал! Если бы у меня была ночная ваза, то я бы с удовольствием на тебя её вылила. Надо будет обязательно приобрести. Где отец?

- Не знаю. С утра отправился копать трупы...

- Для чего?

- Спроси его, может на рыбалку собирается и ли что еще...Принеси мне огурчик.

- Скотинушка, нагнись и сорви. Грядка у тебя перед носом.

- Замечательная идея. - Похвалил я милкину смекалку. - Насколько это прекрасно, жить в деревне и закусывать огурчиком с грядки. Не ценим мы естество и первозданность. Уродуем души свои городской суетой.

Тесть заявился только в седьмом часу, уставший, но довольный. Не отвечая на мои расспросы он прямым ходом отправился в душ, где провел не менее двадцати минут, отчаянно натираясь и горланя революционную песню "Варшавянка". Когда раскрасневшийся и чистый как пень после дождя, он вошел в дом, то его уже ожидал стол заботливо накрытый беспутной дочерью.

- Ну, я вас слушаю? - Покончив с окрошкой подал он голос. - Как ваши успехи, господин хороший. Что удалось узнать про ту исчезнувшую девушку?

- Похоже, что она никуда не исчезала, потому что я говорил с ней самой.

- Какая жалость, а я то уже думал отыскать её во дворе Черного обелиска.

- Если вы не будете тянуть кота за хвост, а все по человечески расскажите, то я вам налью сто граммов водки.

- Заманчиво. Но сначала налей, чтобы моя речь полилась рекой, свободно и вольно, как амурская волна.

Если говорить все по порядку, то туркался я в отделе до одиннадцати часов и все без толку. Оно и понятно, кто ж мне даст ордер на обыск по свидетельствованию повесившегося бомжа. Надо мной, как над старым дураком только посмеялись. Но все равно время я там провел с пользой дела. Кое что мне удалось узнать. Оказывается маньяк у нас завелся давно и шустрит он уже около года. У него в активе полтора десятка загубленных душ, причем как женского, так и мужского пола. Сейчас этим делом занимается областная прокуратура, управление и ФСБ.

- Какой же это маньяк и почему вы считаете, что все преступления дело рук одного и того же человека? Скорее всего убийства совершались разными лицами, которых не удалось отыскать, вот и списали все на одного зверя.

- Нет, батенька, тут ты не прав. Почерк один и тот же, а кроме того есть показание уцелевшей женщины, некой Аллы Стешневой. С него я и начну.

В середине мая Алла решила немного развлечься и проводив мужа во вторую смену позвонила своему другу и предоставила ему карт - бланш ниже своего пояса. Но поскольку у неё в доме находилась семилетняя дочь, а у него нелюбимая и злобная жена, то заполнить эту карточку они решили на природе, где - нибудь в укромном уголке. Он приехал за ней на машине и недолго думая они отвалили за город в северозападном направлении.

- Тогда это не наш маньяк. Мы - то находимся на юго востоке.

- Согласен, но неужели ты думаешь, что в одно время, в одном городе орудуют сразу два маньяка? Полная чушь. Скорее всего он просто периодически меняет место своей работы. Наверное для того чтобы не примелькаться. Так вот, отправились они на северо - запад и в районе лесного массива свернули на просеку. Углубившись на пару километров они даже не перекрестившись занялись прелюбодейством.

Алла очень удивилась и даже испугалась когда в лобовое стекло постучал какой - то черный человек. Как выяснилось потом, он был в черной маске и в комуфляжном костюме. От испуга она закричала, а он в ответ разошелся каким - то жутким хохотом и хотел выбить стекло. Друг Аллы, всей душой болея за автомобиль, как был без штанов так и выпрыгнул из машины ему навстречу. У них завязалась жестокая драка и здесь следует отметить, что любовник был мастер спорта и обладатель какого - то там пояса. Именно по этой причине драка оказалась эатяжной и продолжительной. Это и спасло госпожу Стешневу. Когда черный человек наконец одолел её спортсмена и опрокинул его на землю, Стешнева увидела как он вытащил широкий, длинный нож и велел ему поднятся. Любовник встал и черный человек начал наносить ему беспорядочные и многочисленные удары. Хлынула кровь и уже падая любовник ей крикнул, чтобы она немедленно убегала. Цепенея от ужаса Алла запустила двигатель и буквально в последнюю секунду сорвалась с места, проскочив в миллиметре от своей смерти, оставив своего дружка благополучно помирать, что он в итоге и сделал.

- А почему бы ей не совершить наезд на убийцу?

- Умный ты очень, Гончаров, тебя там не было, супермен хренов. Она там наверное не только описалась, а что - то посерьезней. Но как бы то ни было, на первом же посту ГИДБД она заявила о случившемся, но только все напрасно. Убийца уже скрылся, оставив свою жертву на самом видном месте.

- А остальные четырнадцать случаев? Они были аналогичны?

- Не четырнадцать, а семь. Он умервщлял тех кто сношался, а в одиночку как известно никакого обстоятельного сношения не получается. Одна нервотрепка и пустая трата времени. Так же следует отметить, что не всегда он убивал ножом. В дело он мог пустить все то, что было у него было под руками. Одного мужика он удавил прямо на партнерше его же собственным галстуком, а ей прострелил череп. Расстрельных у него трое, удавленник один, а всех остальных он все таки бил ножом. Причем бил хаотично и беспорядочно, нанося до двух десятков ранений. Создавалось впечатление, что он задумал нашпиговать их чесноком. Судя по расположению ножевых каналов, в большинстве случаев, убивал он их стоящими. Как правило его жертвы были нагими либо со спущенными штанами. Все они или уже имели половой акт, или находились при исполнении, или интенсивно к нему готовились.

Ну что ты молчишь? Как тебе моя информашка?

- Хорошая, но к нам она не имеет никакого отншения.

- То есть как это не имеет. Почему ты в этом уверен?

- Потому что он не отрезал им голов.

- Некогда было, потому и не отрезал. - Недовольно проворчал тесть. - А как представилась такая возожность он и отчекрыжил.

- А куда в таком случае он дел тело? Насколько я знаю, тело до сих пор не найдено, а ваш Черный человек бросал труп там где его сделал.

- Не скажи так. В ряде случаев он развозил мертвых любовников на мх же машине в разные стороны.

- Развозил трупы в разные стороны? - Изумился я. - Это что - то новое. Чепуха какая - то. Зачем он это делал?

- А вот об этом он мне ничего не сказал. - Усмехнулся тесть. - Может быть ты сам у него спросишь? Он прямо таки горит желанием с тобой встретиться.

- Я тоже, но к нашей голове он не имет никакого отношения. Я скорее склонюсь к версии "Черный обелиск", тем более что пэтэушница Уткина отрыла мне неприглядные стороны жизнедеятельности сторожей. По её заявлению получается так, что они вполне могли пойти не только на изнасилование в извращенной форме, но и на убийство своих краткосрочных любовниц.

- Куда это ты так фраеришься? - Заметив с какой тщательностью я брею щеки подозрительно спросила Милка. - Куда это ты лыжи навострил?

- У меня деловое свидание. - Авторитетно ответил я.

- Костя, ты часикам к десяти постарайся вернуться. - Озабоченно прогудел тесть.

- Естественно, что к десяти я буду, но только зачем?

- Дело есть. - Лаконично пояснил он и я сразу понял, что его дело ничего радостного нам не сулит.

Дом Елены Григорьевны Столетовой был двухэтажным и находился в середине дачного массива. Его окружала высокая ограда с калиткой и гаражными воротами. На мой звонок охотливо и заливисто отозвались две болонки диаметрально противоположенной масти. Битых пять минут они самозабвенно материли меня на своем собачьем языке, прежде чем с высокого крыльца неспешно спустилась моя колодезная знакомка.

- А это вы! - Восторженно воскликнула она и поспешила к калитке. Жужка, Мушка, нельзя! Не надо ругаться, это хороший дядя. - Загодя она обезоружила и поставила меня в неудобные ограничительные рамки, прямо таки обязав быть порядочным. - А я вас вчера ждала, но ничего, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Проходите в дом, а то у меня во дворе живут комары и совершенно действуют мне на нервы. - Подталкивая меня в спину пухлой, но сильной рукой трещала она как сорока. - Не понимаю, и зачем только такая гадость живет на свете?

- Чтобы собою кормить птичек. - Взбираясь на крыльцо, а потом проходя на веранду тоном знатока ответил я. - А птички своим замысловатым пением и щебетом доставляют нам невыразимое наслаждение.

- Особенно по утрам, когда хочется спать! - Недовольно заметила Толсуха и протолкнула меня дальше в комнату. - Или когда идешь собирать вишню, а там торчат одни голые шпыньки и косточки. Располагайтесь и будьте как дома, а я пока организую чай. Будем пить чай с клубничным варением. Что вы так смотрите? Я что - то не так сказала? - Перехватив мой встревоженный взгляд которым я прощупывал стены всполошилась Толстуха.

- Все так, просто меня удивляет то обстоятельство, что ваш дом снаружи выглядит большим нежели изнутри. Вам так не кажется?

- Не кажется, потому что так оно и есть. - Рассмеялась Столетова. - Я же вам говорила, что со Столетовым мы разженились и этот подлый скрипач, не смотря на то, что у меня растет дочь, без суда и следствия, а токмо силою своего волевого решения все имущество поделил ровно пополам. Трехкомнатную квартиру обменял на две о днокомнатные, машину продал и деньги разделил, а дачу и участок разрезал на две равные доли. Так мы и живем, через стенку перестукиваемся и даже иногда ходим друг к другу в гости.

- Отличный выход уз создавшегося положения. - Одобрил я решение её бывшего мужа скрипача Столетова. - Это правильней чем со скандалом делить в суде шнурки, а потом бить друг другу морды. Единствнное неудобства, это близкое проживание. Наверное теперь и у него и у вас своя собственная жизнь и это может вызывать досаду бывших супругов.

- Ничуть. - Старательно конструируя стол возразила Толстуха. - В этом плане Вадим у меня прсто прелесть. Ему до моей интимной жизни нет никакого дела, впрочем как и мне до его. У нас полная гармония даже в разводе.

- Если он такой замечательный, то что же заставило вас разбежаться?

- Да так... - Неопределенно ответила Елена Григорьевна и как - то сразу посерела. - Жизнь сложная штука. Порой самую себя узнать не можешь, где уж тут разглядеть другого человека. Вы клубнички попробуйте. Клубничка у меня хорошо получается.

- В каком смысле? - Грязно ухмыльнувшись невольно спросил я.

- А в обоих смыслах. - Не растерявшись подмигнула мне она. - Я девица на все руки мастерица. В руках горит работа, а мужику опять охота.

- Не сомневаюсь. - Уважительно глянув на её холеные руки заверил я. Настоящие искусники теперь большая редкость и попасть к ним на прием, это большая удача.

- Однако перейдем к делу. - Почему - то резко сворачивая игру заявила Толстуха.Вы спрашивали где живет Эльвира?

- Совершенно верно, такой вопрос я вам задавал.

- Посмотрите в окно. Это и будет её дача. Именно сюда и приезжала её подруга Вероника, чью голову мы с вами обнаружили наутро в колодце.

- Вот оно что. А не у вас ли она справлялась о том, где сейчас её подруга, перед тем как отправиться на остановку.

- В том то и дело, что у меня. Там, в ведре я сразу её не узнала, согласитесь в той ситуации это допустимо. Потом, когда я пришла домой, меня не покидала мысль, что где - то я её уже видела. Ну а позднее я её вспомнила и начала прикидывать, где её могла поджидать смерть на этом отрезке пути, от меня и до остановки. Где мог прятаться тот негодяй, что сотворил с ней такое.

- И к какому выводу вы пришли? - Уже серьезно заинтересовался я её выкладками.Где он мог прятаться? Где он мог её убить?

- И не просто убить, но ещё изнасиловать, а потом надругаться над телом.

- Факт изнасилования пока не установлен и не будем забегать вперед.

- Как это факт не установлен? Я недавно разговаривала с нашим участковым и он под большим секретом мне сообщил, что скорее всего так оно и было. На это косвенно указывают её искусанные губы...

- Хорошо, пусть будет так. - Поспешно сдаваясь согласился я. - И где же по вашему он совершил насилие?

- Я думаю, что это место должно быть недалеко от колодца.

- Гениально. Я тоже так думаю, но что дальше?

- И ещё мне кажется, что он всю ночь её мучил, а убил только под утро.

- Откуда такое знамение? - Не удержавщись ехидно спросил я. - Вы прорицательница или всевидящая?

- Не знаю. Раньше я за собой ничего такого не замечала, но на этот раз я как в кино вижу всю картину; как он её заманивает, как заламывает руки, сдирает юбчонку и насилует, насилует... А потом связывает и начинает говорить с ней о всяком возвышенном дерьме. Потом опять вступает с ней в половой контакт и опять заводит свои паскудные разговоры, а как только начинает сереть небо он вытаскивает длинный, широкий нож с массивной ручкой и даже не убив девчонку делает ей на шее первый надрез.

- У вас богатое воображение. Вам стоит попробовать заняться сочинительством.поднимаясь со стула сделал я комплимент. - Спасибо за чай, все было очень вкусно.

- Погодите. - Резко вскочив она преградила мне дорогу. - Я вас пригласила не чаи гонять, а заняться делом.

- И каким же? - Наигранно удивился я.

- Я пригласила вас для того, чтобы вместе побродить по окрестностям. Опираясь на мою интуицию и примерно предполагаемое место преступления, возможно нам удастся натолкнуться на какие - нибудь следы.

- И что же вы расчитываете обнаружить?

- Не знаю. Наверное следы крови, возможно какую - то одежду...

- Хорошая мысль, но почему бы вам не сделать это одной?

- Мне страшно. Да, я элементарно боюсь. Я вам уже говорила, что меня не покидает чувство, что он где - то близко. Он где - то рядом.

Неожиданный стук в окно заставил меня вздрогнуть. Тяжелая штора была задернута и неизвестность немного пугала.

- Кто это? - Пытаясь скрыть растерянность нарочито грубо спросил я.

- Да Вадим это. - Насмешливо на меня посмотрев пояснила Толстуха. Испугались?

- Ничуть. А что ему от вас нужно?

- Сейчас узнаем. - Решительно отдергивая портьеру, открывая окно и обнажая интеллигентное лицо с бородкой и в очках, заверила меня Елена Григорьевна. - Столетов, ты что тут под окнами шастаешь, кавалеров мне распугиваешь?

- О, Аленушка, да у тебя мужчинка! - Кастратом пропел скрипач. Прости великодушно - не знал. Я хотел пригласить тебя на шашлычок, но раз такое дело, то не смею вам мешать. А то смотрите, можете и вместе приходить. С минуты на минуту должны появиться Борис с Лялькой и её подругой, можно отлично посидеть. Мяса я замариновал до чертовой матери, на взвод солдат хватит. Так я вас жду! - Как о решеном заявил Вадим и нырнув куда - то под подоконник исчез.

- Ну что? Пойдемте на шашлык? - Почему - то развеселилась Столетова.

- Мне кажется, что вы недавно собирались искать следы маньяка.

- Не сегодня же. Уже темнеет. В такое время я боюсь ходить даже с провожатым. Давайте займемся этим завтра с утра.

- В таком случае до завтра.

- А как же...

- Никак, предстоящей ночью мне ещё предстоят ратные подвиги, которые запланировал мой неугомонный тесть. Так что придется вам кушать шашлык без меня. Не скучайте, завтра мы с вами неприменно встретимся.

Одетый в комуфляжную форму, тесть уже ждал меня возле машины. От досады на меня и мою задержку он ходил кругами и злобно пинал скаты.

- Раньше прийти ты не мог? - Едва завидя мою персону накинулся он с упреками.

- Нет, я вообще хотел вернуться под утро, потому как не имею ни малейшего желания пускаться в вашу очередную авантюру.

- То есть как это? - Неподдельно удивился он. - Но ведь ты даже не знаешь, что я надумал и что за рей нам предстоит совершить.

- Не знаю. - Охотно согласился я. - Но наверняка ничего хорошего нам не светит.

- Костя, я решил в темноте пробраться во двор Черного обелиска и все там хорошенько осмотреть. Наверняка мы получим какой - то результат...

- В виде разбитой морды и отбитых почек. Ничего глупее придумать было нельзя. Вы поймите, как только сторожа нас заметят, то долго канителиться не станут. Они в лучшем случае просто намнут нам бока, а про худшее я и говорить не хочу. И заметьте, будут совершенно правы. Нет, от вашего предприятия я решительно отказываюсь чего вам делать не советую, а что касается обнаружения возможных улик, то это проще делать цивилизованно и при свете дня.

- С тобой все ясно, Константин Иванович. - Длинно выругавшись, он резко захлопнул дверку и высунувшись из окошка добавил. - Очко не железное! Хвост - то поджал, того и гляди сломается.

- Хвост не шея, на нем головы нет. А вы вместо того чтобы совершать глупостьлучше бы пили свой крымский портвейн.

Ответив мне нецензурной грубостью, полковник газанул и плюнув в меня выхлопом умчался в поисках приключений, а я сев на дубовый пень задумался.

- Что происходит? Такое впечатление, что вокруг нас живут одни маньяки. И даже не маньяки одиночки, как это положено по всем канонам, а маниакальные группировки. Сначала это был дядя Ваня со товарищами, потом Рустам и Паша. Правда реальных трупов ни там, ни сям не обнаружено, но это ещё ни о чем не говорит. Возможно они научились хорошо прятать тела своих жертв. Но если это и так, то к отрезанной голове они все равно вряд ли причастны. Почерк у них другой. Шумный и почти что открытый, а последнее преступление совершено тайно и как - то интимно. Может быть действительно стоит попробовать привязать сюда того типа в маске и комуфляжном костюме на счету у которого полтора десятка душ? Но опять таки он предпочитает наносить своим жертвам колотые раны, а у нас налицо резанная, да и интересуется он преимущественно парами. Нет, все это не то. Наверное стоит принять приглашение Толстухи и совершить с ней утреннею прогулку по окрестностям. Чем черт не шутит. Интуиция и предчувствие это дело такое, что сбрасывать его со счетов никогда не следует. Уж больно красочно она живописала. Кстати сказать, она в некотором роде повторила меня. Мне как и ей временами кажется, что подонок где - то совсем близко.

- Пень еловый на пне дубовом! - Кратко отредактировала свою мысль подошедшая ко мне Милка. - А почему ты с отцом не поехал?

- Я не хочу чтобы сторожевые псы оторвали мне остатки гениталий.

- А он значит хочет? - Возмущенно спросила она.

- Видимо да, если поперся. Да и зачем они ему?

Я смотрел как в воду. Несчастный и обиженный полковник, в оборванных штанах и в крови объявился через полтора часа. На его филейной части и руках присутствовали множественные собачьи укусу. Всполошившаяся Милка велела мне тотчас везти его в лазарет на предмет прививки от бешенства и столбняка.

- От столбняка конечно надо. - Недовольно собираясь согласился я, - а вот от бешенства уже поздно, прививку надо было сделать ещё год назад, тогда бы он не шастал в ночное время по чужим дворам, а смирно сидел в своей комнате, да смотрел порнуху и вспоминал молодость.

- Дочка, если твой муж сейчас не заткнется, то я вырву его поганый язык и брошу тем же собакам. - Уже в машине пообещал тесть и оправдываясь пояснил. - Не успел я достать газовый балончик. Слишком уж неожиданно и главное молча они на меня набросились.

- Как? - Восторженно удивился я. - Вам даже не удалось разрыть деичий могильник?

- Какой там могильник. Я даже как следует не встал на ноги когда они принялись меня терзать. Гнусные твари. Но одной я все таки вспорол брюхо. Этим я и спасся. Тварь завизжала и пока вся свора поджав хвосты решала, что делать дальше, я тем временем перемахнул через забор обратно.

- Вам крупно повезло.

- Оставь такое везение себе.

- Я говорю совершенно серьезно. Это просто счастье, что в потасовку не вмешались сторожа, потому как в противном случае все было бы куда печальнее.

- Много ты понимаешь. - Уже возле травмпункта проворчал тесть. - Меня не провожайте. Как - нибудь обойдусь без вас. Ждите, я скоро.

В девять часов утра, повиснув у меня на руке, Толстуха показывала возможый и последний путь следования Вероники Савиной и при этом не забывала делиться своими предчувствиями и видениями.

- Константин Иванович, она могла пойти по той широкой дороге по левую сторону озера, но тогда бы с ней ничего не случилось, потому что здесь до самой темноты всегда полно народа. А в тот день до самого заката было необыкновенно жарко, вот я и думаю, что она пошла по правому берегу озера, через лесок. Мне кажется, что там все и произошло. Давайте попробуем поискать там.

Выйдя на узкую и едва уловимую тропинку мы углубились в чащу. С перввых же шагов, госпожа Столетова принялась внимательно осматривать и обнюхивать каждый кусток настоятельно рекомендуя мне проделывать то же самое. Глядя как старательно она обследует траву, я вдруг подумал, что она знает что ищет и неприменно это найдет, потому как играет по заранее расписанному сценарию. Похоже, что, господина Гончарова, хотят в очередной раз одурачить и сделать послушным орудием в грязных руках. Интересно только зачем? Какую цель она преследует? Ведь не для того же чтоб отвести от себя подозрения? Ее никто, а тем более я, даже не думал подозревать, ведь там у колодца все произошло у меня на глазах. Занятная женщина, но действует излишне напористо и грубовато. Посмотрим, что она хочет.

Неожиданно вскрикнув, Толстуха распрямилась и стала поспешно заталкивать в свой грандиозный лиф что - то похожее на шариковую ручку.

- Что там у вас? - Спокойно и чуть насмешливо спросил я. - Никак отыскали орудие труда нашего маньячишки - мальчишки?

- Да нет, ничего, это я так просто... - Девушкой засмущалась Столетова и я понял, что она ждет повторного и более настойчивого вопроса.

- Нет, Толстуха, в поддавки с тобой играть не стану. - Подумал я и безразлично заметил. - Яго приходил и платочек обронил.

- Что? О чем вы?

- Не волнуйтесь, я все о своем. Но кажется, что мы уже вышли наоткрытый участок и здесь вести наши изыскания уже не имеет смысла? Как вы считаете?

- Да, конечно. - В раздумье согласилась она. - Вы правы, можно отправляться домой. К сожалению найти нам ничего не удалось, а значит все мои предчувствия - одна сплошная фантазия.

- Выходит что так. - Вежливо согласился я ожидая когда она подтолкнет меня к расспросам, но почему - то делать это она не спешила и мы в полном молчании проделали обратный путь.

- Мы с вами ещё увидимся? - Поравнявшись с домом спрсила Толстуха.

- Неприменно, если вы этого хотите. - Вежливо ответил я полностью передавая инициативу в её руки.

- Я пробуду здесь ещё неделю. - Открывая калитку неопределенно объявила она.

- Я тоже около того. - Нейтрально ответил я.

В фирму "Черный обелиск" я попал ближе к обеду. С самым озабоченным видом я около пятнадцати минут ходил между памятниками, обелисками и надгробиями пока не попался на глаза бригадира или кого - то в этом роде.

- Памятник подыскиваете? - Приветливо скорбя дружелюбно поинтересовался он.

- Подыскиваю. - Мрачно согласился я.

- Нужное дело. - Выбивая длинную соплю одобрил бригадир. - И какой вам глянется? Есть мрамор, есть гранит, а для элиты и лабрадорит найдется. Конечно это обойдется не дешево, но камень того стоит. Один раз помираем.

- Пусть будет лабродорит. - Равнодушно согласился я.

- И кому вы его презентуете, если не секрет?

- Себе милому, себе хорошему. А что, разве нельзя?

- Да нет, можно конечно, но только странно как - то.

- А что ж тут странного? Хочу себе памятник при жизни поставить.

- Ну что ж, идите в контору и все оформляйте, а потом найдете меня и мы с вами выберем то что надо на ваш вкус.

- Это неправильно. Мне нужно сначала посмотреть товар, выбрать его, а уж потом платить. Дело - то серьезное. Один раз живем. А ну как мне не понравится? Что тогда? Кто мне вернет мои деньги?

- Ладно. - Подумав и согласившись с моими выкладками решил мужик. Лабрадорит у нас на складе. Пойдем покажу.

Уже через десять минут мы с ним сидели на черной могильной плите, пили водку и вели неспешный разговор о быстротечности и суете земной жизни.

- Блин! - Жаловался Роман Викторович. - Тут весь день на них спину гнешь, а как приходит время получать зарплату, там хрен, да бронзовый пряник. У бригады только - только по две штуки на нос выходит. Совсем обнаглели, от жира и жадности скоро лопнут. Зарплату по отдельным ведомостям получают, а сколько гребут, про то никто не знает.

- Но, Рома, - потихоньку подталкивая его к нужной теме возразил я. - У них и ответсвенности и риска больше. Опять таки материал они достают.

- А хрен ли его доставать! - Простодушно возмутился он. - Только вовремя плати бабки и камень тут как тут. Хочешь с Урала привезут, хочешь с Армении, а хочешь так и Северного полюса доставят.

- Наверное складировать его сложно?

- А хрен ли его складировать? Складывай хоть под чистым небом, только деревянными брусьями перекладывай, чтоб не покололся. Он у тебя и год и два и три пролежит. Видел как у нас в углу разложен? Камень он и есть камень, что с ним сделается. Наливай, Костя.

- Вот тут я с тобой не согласен, Рома. - На четверть наполняя замызганный стакан возразил я. - Когда я в прошлый раз к вам приходил, то плиты лежали совсем не так и в другом месте.

- Да это когда было - то? Месяца два, а то и три назад. Мы сами тогда с мужиками удивились. Приходим с утра на работу, а сторожа все гранитные заготовки из одного угла в другой, в дальний перетащили. Блин, и не лень им было возиться. Мы тогда укатывались над ними. Предлагали им камни прямо с товарной станции на себе таскать. Дешево и сердито.

- Здоровые наверное мужики, дури - то много, вот и таскали. Ну пока, Роман, даст Бог, ещё свидимся.

- Погоди, а как же памятник? Ты же его ещё не выбрал. Пойдем, я тебе самый козырный покажу. Будешь под ним лежать, да радоваться и вспоминать добрым словом Романа Викторовича.

- Положи под него свое начальство. - Заржав посоветовал я и не здерживаясь более поспешил к выходу.

С унылой физиономией, лежа на животе, тесть вслух читал энциклопедический словарь и делился прочитанным с сидящей в ногах дочерью.

- "Признаки: судороги глотательных мышц при виде воды, припадки резкого возбуждения...". Милка, как ты думаешь, у меня ещё нет припадков резкого возбуждения?

- Нет, так будут. - Входя рассеял я его сомнения. - А судороги глотательных мышц у вас наблюдаются давно, но только при виде спиртного.

- Дочка, принеси мне "пушку", я его сейчас пристрелю.

- Что и требовалось доказать. Налицо и припадки резкого, беспричинного возбуждения. Людмила Алексеевна, мне кажется вашего отца следует немедленно госпитализировать, иначе он нас покусает.

- Хватит ослословить. Лучше расскажи, что тебе удалось выходить?

- Во - первых вам передают большой привет.

- Кто? - Любопытный тесть даже попробовал приподняться.

- Ваши вчерашние собачки. Очень им понравились ваши ягодицы. Просили не забывать и захаживать почаще. А во - вторых мне подарили лабрадоритовый памятник для элиты. Но поскольку я ещё молод и полон сил, то решил пожертвовать его вам. Будете лежать под элитной плитой и радоваться жизни.

- Скотина ты, Костя. Говори, что удалось узнать.

- Судя по всему, труп в их дворе имеет место быть.

- А что я говорил? - Торжествующе закряхтел полковник. - Но как тебе удалось это узнать и насколько верны твои сведения?

- Я не намерен делиться с вами своими профессиональными тайнами и приемами сыска, которые присущи только мне. А в отношении достоверности добытых сведений, я отвечу, что они достаточноточны точны так как получены мною от довольно авторитетного лица, бригадира гробовщиков, Романа Викторовича.

- Он что же, сам производил захоронение?

- Нет, и более того, он ничего не знает. Только ему показалось странным то обстоятелство, что однажды ночью сторожа не поленились и перетащили многотонный штабель гранитных заготовок с места на место.

- Ну и что из этого следует? Я не вижу здесь никакой связи.

- Совсем у вас, папаша, с головными мозгами худо стало. Уж насколько у вас зять тупой, а сообразил, почему сторожа устроили эти ночные работы и что может лежать под штабелем гранитных заготовок.

- Да, пожалуй, что зерно истины тут есть. - Скривившись приподнялся полковник.завтра же займусь этим делом вплотную. А что будем делать если там ничего не окажется? Ведь Шутов нас с дерьмом съест.

- Вас, Алексей Николаевич, а я тут не причем, я только указал вам возможное и наиболее вероятное место захоронения. Ваши дальнейшие действия, которые за этим последуют меня не интересуют, поскольку я уверен, что те сторожа к преступлению у колодца не имеют никакого отношения.

- Урод. Послал же мне Бог зятя! С таким не то что в разведку, на гоп стоп не пойдешь! Иди и чтоб глаза мои тебя не видели.

- С нашим привеликим удовольствием. Если я вам понадоблюсь, то можете меня найти у Милки в мансарде, но позвольте сначала задать вам вопрос. Не спрашивала ли меня в мое отсутствие хорошая, толстая женщина?

- Кому ты нужен, трусливый алкоголик!

- Мне казалось, что той женщине я очень нужен. Даже можно сказать, необходим.Взбираясь по крутой лестнице пробурчал я себе под нос. - Очень странно, что она на полпути бросила свою интригу или что она там затеяла. Хотелось бы узнать что именно, но идти к ней на встречу я не имею права. Это может её отпугнуть и вызвать определенные подозрения. И все таки, каким боком она причастна к колодезной истории? Скорее всего никаким, а просто у неё появился удобный случай кому - то серьезно насолить, бросить на кого то тень подозрения. На кого? Если рассуждать здраво и следуя логике, то таким человеком, в первую очередь может являться её бывший супруг, скрипач Вадим Столетов. Обидел ли он ее? Если говорить объективно, то скорее всего нет, а даже наоборот, все имущество разделил справедливо и поровну. Но если смотреть с субьективной точки зрения покинутой жены, то конечно же он её обидел. Прежде всего потому, что вероятнее всего, нашел себе другую бабу с которой кувыркается на даче под носом бывшей жены. Но это только один аспект. Так сказать моральный, а что же касается материального, то здесь вообще невспаханное поле. Коварная вы женщина, Елена Григорьевна! Хотите подставить ни в чем не повинного маэстро, но тут я вам не помощник, навстречу я не пойду, так что разбирайтесь без меня.

Рано утром, сосредоточенный и важный тесть, с трудом забравшись в машину укатил в город, как я полагаю, совершать очередную глупость. В самый последний момент, вспомнив о каких - то своих неотложный делах, рядом с ним прыгнула Милка и они укатили вдвоем.

- И скатертью вам дорога. - Успел я крикнуть я им вслед. - Хоть несколько часов от вас отдохну.

Весь день, до обеда я провел как настоящий, уважающий себя дачник. Первым делом надергал тощей малины и остатки клубники. Все это ассорти перемешал с сахаром и съел совершенно не думая о последствиях, которые дали себя знать уже к обеду. Неожиданно и грозно как Ташкентское землетрясение заболел живот. Проклиная себя за легкомыслие и обжорство, к несказанному удовольствию соседей, я битых два часа курсировал между сортиром и беседкой. Потом, когда кризис наконец миновал, обессиленный и прозрачный я уснул прямо под яблоней.

Только в девять часов вечера меня разбудили приехавшие папа с дочкой. Судя по тому как был возбужден тесть я догадался, что моя наколка оказалась верной. Ефммов от возбуждения и желания тотчас поделиться со мной новостями не мог найти себе места. Похохатывая он курил одну сигарету за другой ожидая когда же я начну его расспрашивать, но не на того нарвался.

- А у меня в ваше отсутствие случился сильнейший приступ диспепсии. Важно доверил я им свою интимную тайну.

- А я давно говорил, что ты засранец. - Благодушно прогудел тесть. Тебе только в уборной и место. На большее ты не годишься.

- А я вижу что у вас вода тоже в заднице не держиться, так и не терпится чтото мне рассказать. Не мучайте себя, рассказывайте. Так и быть выслушаю.

- Очень надо. - Фыркнул тесть и ласково погладил Милку по голове. Доченька, ты принеси мне бутылочку портвейна. Так и быть, поведую твоему говнюку все, что мне сегодня пришлось пережить пока он тут развлекался и сибаритствовал. Надо отдать должное, к сегодняшним событиям он тоже имеет некоторое отношение.

С утра, как ты наверное догадываешся, я первым делом поехал в городскую прокуратуру и там, предварительно все рассказав Семенову, потребовал от него немедленных и оперативных действий. И ты знаешь как он отреагировал?

- Представляю. - С удовольствием ответил я. - Он заржал и посоветовал вам коллекционировать птичьи яйца, а не приставать к нему с глупостями.

- Примерно так, но это не все. Он заявил, что наш маньяк задержан ещё вчера. Я конечно, по старой дружбе потребовал у него подробного рассказа, но он ссылаясь на нехватку времени обещал это сделать вечером. Сейчас я опять был у него, но лучше все по порядку. Из прокуратуры, откуда он меня отфутболил я поехал в родной РОВД и там, минуя Шутова договорился с двумя отличными ребятами. Состряпав какой - то фиктивный ордер, к двенадцати часам мы прибыли в "Черный обелиск".

Хозяин, Ярыгин Александр Викторович, не хотел пускать нас ни под каким предлогом. Почему он так боялся, пока мы можем только гадать. Но я подозреваю, что он был в курсе некоторых безобразий творящихся у него в фирме. В общем, только после угрозы и обещания сегодня же прекратить деятельность его фирмы он нехотя нас пустил. Тот штабель с заготовками памятника я заметил сразу. Он находился в самой глубине двора и именно туда я подвел своих ребят. Растащить эту каменную полленницу втроем мы не могли и пришлось вновь обратиться к Ярыгину. Скрипя сердце он дал автопогрузчик и двоих рабочих. Через час мы расчистили то место и приготовились снимать грунт. Однако сам Ярыгин тоже не дремал. Кажется он понял, что ордер поддельный и за это время успел позвнить в районную прокуратуру.

В обшем, когда мы начали раскапывать землю появился надзор, но они немного опаздали. Вежливо и внимательно слушая их гневные речи мы продолжали копать и вот, на полуметровой глубине, наконец появился полностью разложившийся женский труп. Вонь поднялась такая, что бедные работяги сбежали с территории. Эта находка в некотором роде потрясла не только их, но и самого господина Ярыгина. Сокрушаясь и хлопая себя по ляжкам он без устали приговаривал.

- Ну кто бы мог подумать! Какой ужас! Ну кто бы мог подумать!

- Вы должны были подумать! - Видя теперь в помпрокуроре своего единомышленника жестко ответил я. - Кому как не вам должно быть известно, что творится в вашей фирме по ночам, а если вы не знаете, то грош вам цена.

- Откуда мне знать? - Разволновался он. - Вы что же, прикажете мне ночами дежурить здесь? Или приставить сторожа к сторожам. Это их работа, вот с них и спрашивайте, а меня оставьте в покое.

- И спросим. - Пообещал я ему. - Но и вас в покое не оставим. Он вам теперь будет только сниться.

- Это что же, вы мне угрожаете? - Возмущенно закудахтал он. - Я за эти угрозы на вас в суд подам, чтоб впредь неповадно было запугивать честных людей.

- А это пожалуйста, подавай. - Вежливо отвечаю я. - Суд это дело хорошее. На суде - то мы все и узнаем. Как ты измывался над Шариком и Полканом и куда они вдруг подевались. Глядишь в суде - то один из них и появится. Поможет тебе отмерить положенный срок.

Костя, ты бы видел что с ним стало. Куда девалась прыть и наглость. Он сделался белее снега и бочком, как - то незаметно слинял. Ну тут пока туда - сюда, пока вызывали оперативников и экспертов я позвонил Семенову и рассказал о том что мы нашли. Он мне не поверил, но все же приехал, а увидев труп своими глазами только молча пожал мне руку и спросил, что делать дальше.

- Нужно перекопать весь двор. - Ответил я. - Захоронение может быть не одно.

- Понятно. - Ответил он и первым делом потребовал немедленного ареста всех сторожей. Забегая вперед скажу, что всех четверых взяли спокойно и без каких - либо инцидентов. Наши знакомые, Рустам и Паша долго не запирались. Сознались, что тело принадлежит их знакомой, студентке политехнического института, Галине Неделько, но они категорически отрицают факт насилия, а тем более убийства. Они в один голос заявляют, что Галина умерла от передозировки наркотика. Они же, увидев её мертвую, просто перепугались и толком ничего не соображая, решили вообще скрыть её ночное пребывание в фирме. Так оно или нет, покажет экспертиза. Мы же перерыли всю оставшуюся территорию, но к сожалению, или к счастью, больше ничего не нашли. Можно только сказать, что рассказ повесившегося бомжа не был чистой выдумкой, потому что в закутке между камнеобрабатывающим цехом и гаражом мы обнаружили два собачьих ошейника с цепью. На наш вопрос, что это такое? Ярыгин поспешно ответил, что здесь в дневное время они держали самых лютых и злобных кобелей.

- А почему у них был человеческий кал? - Указав на кучки засохшего дерьма спросил я, на что он мне ответил, что это работа недисциплинированных мужиков. Но опять таки экспертиза покажет.

Теперь что касается маньяка задержанного ещё вчера. Костя, им оказался, кто бы ты думал? Ни за что не угадаешь.

- А я не ясновидящий. - Ответил я и мысль о проницательной Толстухе вдруг неприятно отдалась в мозгах. - Наверное какой - нибудь учитель или поэт.

- Не угадал. Им оказался офицер, майор МВД. Ага, ни много, ни мало! Начальник особого отдела. Ничего заявочка?

- А что, по твоему майор МВД не человек?

- Ты представляешь, он занимался этим целых полтора года, но только два месяца тому назад петля вокруг него начала затягиваться.

- И коем же образом?

- Всего он убил, а точнее было обнаружено пятнадцать трупов с идентичными следами ранений. А спастись удалось не только Стешневой, о которой я тебе уже говорил. Грустной участи удалось избежать ещё двоим. Олег Сальников и Нина Кузина ушли от него ещё в августе прошлого года. Они так же как и Стешнева со своим дружком свернули на Дорогу Любви, чтобы вволю потешить свою плоть вдали от своих законных половин. Съехав с дороги они углубились в чащу и не долго думая занялись друг другом. Парочка пребывала в полном экстазе когда дверца неожиданно открылась и грубая рука бесцеремонно сдернула расположившуюся сверху даму. Такой поворот событий пришелся Сальникову не по вкусу. Нет, он не был обладателем какого - либо пояса, просто он оказался отпетым хулиганом у которого в носке всегда торчал нож. С воплем он вылетел из машины и отбил свою подругу из лап маньяка, да ещё умудрился нанести ему при этом серьезное ранение руки. Правда Нина Кузина тогда тоже пострадала. У неё оказалось проникающее ранение брюшной полости, но дело не в этом. Дело в том, что парочка заметила на нападавшем погоны. И плюс ко всему они довольно точно описали его конституцию. Так началась работа. Из слепого блуждания в потемках она стала целенаправленной. Как выяснилось позже все преступления он совершал в одной и той же местности и это могло облегчить его поиски, но майор периодически увозил свои жертвы с места преступления на их же машнах и разбрасывал по всему лесу. Почему ему так полюбилась эта местность? Это становится понятным если почитать его дневник. Здесь он впервые расправился со своей неверной любовницей и её дружком, тела которых не найдены и по сей день.

Самое интересное то, что пресечь его действия могли ещё в октябре прошлого года, когда уставшие от его злобы и беспричинной ярости сотрудницы потребовали психиатрической экспертизы.

- А что руководило его яростью? Чем она была вызвана?

- Я же говорю тебе - беспричинная. Особенно это относилась к женщинам. Он вдруг мог ни с того, ни с сего побелеть, затопать ногами и брызжа слюной заорать:" Уйди! Немедленно уйди! Я тебя убью!". Вот после множества таких категоричных и недвусмысленных заявлений, сотрудницы отдела и потребовали проведения экспертизы на его вменяемость. И что ты думаешь?

- Психиатрическая экспертиза не выявила у него каких либо отклонений.

- Именно так. Его признали совершенно здоровым и с легким сердцем проводили на прежнюю работу. Как говорят, какое - то время он держал себя в руках, но потом снова разошелся и его припадки бешенства даже усилились.

Но как бы то ни было круг все равно сужался. Ребята скрупулезно рассматривали всех майоров живущих в том районе и имеющих небольшой рост и сухое телосложение. В числе других, его уже взяли на заметку, причем как основного подозреваемого.

Пятнадцатого июня, в тот день когда он обычно совершал убийство, ребята из ГИБ ДД были особенно внимательны и они сразу же решили остановить красного жигуленка выпорхнувшего из леса. Тут самообладание ему и изменило. Он открыл беспорядочную стрельбу и все таки оторвался от преследователей. Бросив машину при въезде в город он совершил вторую, совсем непростительную ошибку, а именно оставил в машине свою куртку, что и явилось основной уликой.

- Глупость. Куртка не может являться основной уликой, даже если её узнают все соседи и друзья подозреваемого. На свете одинаковых курток больше чем тараканов.

- Я тоже так думаю, но ребята на работе выкрали у него китель и вместе с курткой представили в одорологическую экспртизу.

- Еще один абсурд. Строить обвинение на показаниях собаки! Полная чушь! Что она там вынюхает, на кого гавкнет?

- На кого надо, на того и гавкнет, кого надо того и вынюхает. И между прочим, к слову сказать, не одна собака а шесть групп по четыре собаки в каждой, плюс контрольная идентификация. Все четко, песики сработали как часы, не было никаких разногласий, ни одного сомневающегося кобелька. Все в один голос подтвердили, то что куртка как и китель принадлежат одному и тому же человеку.

- Гляди ка какой ярый собачий поклонник выискался! Позавчера вы были несколько иного мнения о наших четвероногих друзьях.

- То были недруги, а эти состоят на службе и помогают в розыске преступников. А значит это нужные и полезные животные.

- Возможно, но лично я решая судьбу человека не полагался бы на холодный собачий нос. Как майор себя держал при задержании?

- В том - то и дело, что он даже не удивился. Его взяли на работе. Когда зашли в кабинет, то он сразу все понял и молча протянул руки для наручников.

- И что же, он сразу и во всем сознался?

- Нет, но и ничего не отрицает. Говорит, что ничего не помнит и постоянно жалуется на какие - то фиолетовые шары, которые прыгают у него с подоконника. С виду они напоминают морских ежей. Короче говоря с ним все понятно, дуру гонит.

- Не знаю, не знаю. Одно мне понятно, что кроме псовой экспертизы у них ничего нет. А это, нада прямо сказать, маловато.

- Почему же ничего нет? Он так же подвергался проверки на дитекторе лжи и ему подключали датчики осциллографа.

- И что они показали?

- По отдельности ничего интересного, но вкупе они показали, что силой воли он блокирует свой мозг, не давая ему посылать сигналы.

- Мда, там собаки, здесь микротоки, а в целом на месте судьи, я бы послал вас куда подальше и этого дела слушать не стал.

- Потому - то ты не судья, а заштатный алкоголик.

- Возможно в этом вы и правы, возможно, что я алкоголик и ваш майор действительно маньяк, а только мне от этого не легче, потому что он не наш маньяк, не тот кого мне нужно разыскать. И как говорит одна моя знакомая, он где - то рядом.

- А я тебе говорю, что это одно и то же лицо. - Неуверено вякнул тесть.

- Кто? Майор или сторожа Черного обелиска? А может быть это вообще дядя Ваня?

- А ну ка тебя в задницу. Давай ужинать.

- А вот в этом вопросе вы найдете во мне единомышленника.

В шесть часов утра я проснулся с непонятной тревогой и уставившись в сереющий квадрат окна долго пытался найти тому объяснение. Опираясь на свой горький и долгий опыт я знал, что это, беспричинное с первого взгляда беспокойство и томление имеет свои определенные предпосылки. Проворочавшись до восьми часов и не найдя сколько - нибудь подходящего ответа я не придумал ничего лучшего как немного встряхнуть Толстуху на предмет её каверзной находки.

Натянув самую красивую майку с попугаем и срезав одну из микиных роз я отправился с визитом. Не смотря на позднее утро двор её дома выглядел пустым и что самое интересное дверь мне никто не отворил. Более того, за ней стояла мертвая тишина. Ни одного движения, даже самого скрытного различить я не мог. И уж совсем непонятным мне показался тот факт, что скандальные Жужка и Мушка сегодня словно воды в рот набрали.

- Наверное вместе Елена Григорьевна вместе с собачками ушла за водой. - Справедливо решил я и пристроившись на ступеньках приготовился ждать попутно соображая с какого конца мне ловчее начать разговор.

Прошло не менее получаса прежде чем я понял, что вода здесь не причем. Поднявшись на крыльцо я решительно толкнул дверь, но как и следовало ожидать она оказалась запертой. Прокравшись в сад я приступил к осмотру окон. Со стороны сада их было два, прчем одно оказалось приоткрытым. Туда то я и заглянул вскарабкавшись на завалинку.

Окно вело в спаленку, где стояла аккуратно заправленная кровать, старое трюмо, да на полу лежал куцый, но опрятный коврик. Не долго думая, подтянувшись, я перемахнул через подоконник. Пахло свежим утром, утренним садом и чуть - чуть, едва уловимо духами. Запуств руку в постель я потрогал белье и понял, что этой ночью здесь никто не спал. Из спальни дверь вела в знакомую мне комнату, но и там следов недавнего пребывания моей толстухи я не обнаружил. Несколько озадаченный, по крутой лестнице я забрался на второй этаж, а здесь вообще толстым бархатистым слоем лежала первозданная пыль.

- Что, господин Гончаров, не ожидали такого поворота? - Потыкав пальцем в грязь спросил я. - Обманула тетенька дяденьку?

- Обманула, Константин Иванович, обещала ещё недельку пробыть, а сама сразу же сбежала. Нехорошо это, мне бы хотелось задать ей пару вопросов.

- И каких же, господин Гончаров?

- Во - первых, в отношении кого она замышляла интригу, во - вторых, с какой целью, а в третьих, что за предмет похожий на шариковую ручку она заховала в своих уникальных грудях. Но к сожалению всего этого я уже не узнаю.

- Ну почему так мрачно? Если вы имете любопытство, то навестите её в городской квартире, а адрес легко узнать у её скрипача.

- Константин Иванович, я не даром вами горжусь. Вы гениальны!

Покинув толстухино жилье тем же самым путем которым проник я обошел дом и постучался в дверь Столетова. Заспанный и с бодуна, он открыл минут через пять. Тяжелый перегар, всклоченная бородка и солидные мешки под глазами говорили о том, что эта ночь была сказочна и плодотворна.

- А, это вы?! - То ли обрадовался, то ли удивился он. - Ленкин мужчинка! Кажется Константин Иванович? Отлично, заходите, будет мне с кем пропустить по стаканчику! Или вы не потребляете?

- Потребляем. - Заходя на веранду развеял я его страхи.

- Ну вот и отлично, а то одному как - то не с руки.

- А вы кажется не один! - Кивнув на белые босоножки поощрительно подмигнул я.Никак бывшая супруга на огонек залетела.

- Какая супруга? - Словно что - то вспоминая нахмурил он лоб. - Ленка что ли? Вы про что говорите? Не пойму я вас. Не было у меня Ленки.

- Ну не было так и не было. - Охотно согласился я давая ему возможность хоть немного прочистить мозги. - А что ваша дама не пьет?

- Какая дама? - Непослушными мозгами он пытался анализировать мои вопросы. - Баба которая в комнате, это наша пианистка Лялька. Она пьет только вечером, а утром, стерва, не похмеляется. Но мы с неё пример брать не будем. Я верно говорю?

- Верно, маэстро. - Принимая на четверть наполненный стакан поддержал я его. - А вы случаем не знаете, как мне найти вашу бывшую жену, Елену Григорьевну?

- А, так она через стенку живет, но погодите, сначала выпьем!

- Неприменно, но только после вас. - Ответил я, с удовольствием наблюдая с какими адовыми мучениями он загоняет зеленого змееныша в свою утробу. - Состоялось?

- Как бой Руслана с Головой. - Переводя дух в слезах ответил он.

- Ну и отлично, а Елены Григорьевны дома нет.

- А я здесь причем? Я, так сказать, экссупруг и поэтому мне глубоко наплевать с кем она сегодня трахается. - Сбергивая с шампура холодный кусок шашлыка обьявил он. - Между прочим, я думал, что с вами, но так как вы её ищете, то значит она это делает с кем - то другим. Но вы не расстраивайтесь, она у меня баба безотказная и вас тоже не обидит. Еще по маленькой?

- Нет, спасибо. А вы мне не подскажите её домашний адрес?

- Нет ничего проще, только сперваначала выпьем ещё по одной. Но перед этим нужно как следует перекурить. Вы курите?

- Да, но сейчас не хочу. Угощайтесь. - Я протянул ему пачку дорогих сигарет на что он в ужасе замахал руками.

- Немедленно уберите эту гадость. Я курю только рабоче - крестьянские.

Из ящика стола он извлек пачку Примы, размял сигаретину вставив её в длинный прозрачный мундштук с удоволствием прикурил. Видимо алкоголь в его сосудах начал свою нелегкую и хлопотливую работу.

- А чем она вам приглянулась? - Разогревая шашлык прямо над газом удивленно спросил он. - Толстая и твердая как футбольный мяч. Последнее время я не находил в ней ничего сексуального.

- Каждому свое. - Многозначительно ответил я и выпив вновь предложенную водку с удовольствием закусил шашлыком. - Аппетитная женщина и вы меня чрезвычайно обяжете когда дадите её адресок.

- Бога ради, будьте счастливы. - Подавая мне записанный адрес грязно ухмыльнулся он. - А меня что - то на худых потянуло. Заходите еще, вы приятный собутыльник и как - нибудь вы услышите мои этюды в моем исполнении. Говорят, они прекрасны.

По адресу, куда меня доставила недовольная Милка, дверь мне открыла пожилая и полная женщина очень похожая на Толстуху. На мой вопрос могу ли я видеть Елену, она ответила коротко и конкретно.

- Она на даче.

- Наверное только что уехала?

- Как же! - Злобно воскликнула старуха. - Уже три недели хвост свой на даче треплет, развратница. Дочку на меня бросила, а сама в блуд! А вы кто такой будете? Или тоже один из её котов? Хоть бы постыдились!

- Да нет, что вы, я с работы... - Нечленораздельно промямлмл я. Работаем мы с вашей дочерью вместе, понимаете?

- Знаю я вашу работу. - Гневно резюмировала старуха и захлопнула дверь.

По пути домой, я вновь навестил жилище Столетовой, но увы, с прежним результатом. Елены Григорьевны, как и её собак дома не было. Соседи на мои вопросы отвечали крайне неохотно, но все сходились в одном, что Толстуху никто не видел весь вчерашний день.

- Ну, Константин Иванович? Как тебе нравится такой вираж? Тебе не кажется, что ситуация выглядет немного загадочной и странной? Развалившись под яблоней, рядом со спящим тестем задал я себе вопрос.

- Кажется, и не только загадочной, но вдобавок ко всему ещё и какой то неприятной, какой - то мерзкой. Не знаю как у вас, но у меня это чувство появилось ещё в доме Елены, а усилилось на веранде её мужа. Почему?

- Может быть водка была плохая?

- Нет, не то. Вдруг возникла сильная тревога. Ты понимаешь как это бывает.

- Понимаю, а в какой момент конкретно она возникла?

- Затрудняюсь сказать. Попробуем по порядку. Я вошел и Столетов сразу меня узнал, но никакого дискомфорта у меня это не вызвало. Дальше я узнал, что он провел ночь в обществе своей пианистки и это тоже никак на мне не отразилось. Он предложил выпить и давясь выпил первым. Смотреть на него было неприятно, но и только. А потом выпил я сам и он начал говорить гадости о бывшей жене. Ну и что из этого? Так поступают восемьдесят процентов разведенных. Затем я попросил адрес и он мне его записал, только сначала предложил выпить и закурить. Закурить! Вот оно что! Ну и дурак же вы, господин Гончаров! Отказавшись от ваших сигарет он вытащил пачку Примы и размяв сигарету вставил её в длинный прозрачный мундштук. Ну что скажите?! Длинный прозрачный мундштук, который издали легко принять за шариковую ручку. Не его ли прятала Елена Григорьевна у себя за пазухой?

- Вполне возможно, но что из того? Ты же давно предполагал, что она хочет его подставить. Вот она и выбрала такую улику, такое вещественное доказательство.

- А может быть она вовсе не хотела никого подставлять? Может быть она искренне хотела помочь, но увидев на месте преступления мундштук бывшего мужа растерялась и начала действовать неожиданно для себя самой. Наверное прежде чем передать эту улику в компетентные органы она решила сама задать несколько вопросов скрипачу. Какова была его реакция на этот счет мы можем только догадываться.

Неужели!!! Неожиданно как молния в ночном звездном небе мне послышались слова Толстухи: "Порой самою себя узнать не можешь, где уж тут разглядеть другого человека..." и секундой позже: "...меня не покидает чувство, что он где - то близко. Он где - то рядом!"

Сорвавшись с места и ещё толком не зная, что мне следует предпринять я начал лихорадочно собираться, попутно проклиная себя за излишнююподозрительность которую я допустил в отношении Елены.

- Ты что, с гвоздя сорвался? - Приоткрыв один глаз сонно спросил тесть.

- Он где - то близко! - На бегу ответил я.

- Ненормальный! - Вслед закричала Милка. - Ты обедать будешь?

- Он где - то рядом! - уже издали крикнул я.

- А собственно говоря, зачем и куда ты бежишь? - Спросил я сам себя и невольно остановился. - Ты что, надеешься, что скрипач так просто и сразу все тебе расскажет? Этого не будет. А самое худшее, что ты сделаешь, это его спугнешь. А потом, как известно, расколоть его будет в пять раз труднее. Нет, необходим хотя бы минимум предосторожности. Уже равнодушным, прогулочным шагом я двинулся дальше и как будто случайно свернул на сотовскую линию. То что я увидел с расстояния пятидесяти метров меня немного озадачило. Из открытого гаража, в лоскуты пьяный скрипач выкатывал старенький "Москвич", видимо преобретенный им взамен проданного автомобиля. Стоящая невдалеке девица наверное была та самая пианистка Лялька про которую он говорил мне утром. Судя по её выжидательной позе она явно глтовилась сесть рядом со своим пьным коллегой. Интересно, до какого по счету поста он может доехать в таком состоянии? Как бы то ни было, но мне представляется отличный случай или провести в его квартире тотальный шмон, или отследить марщрут его перемещения, надо думать, что стараниями гибэдэдистов он будет коротким и оставшуюся часть дня Столетов проведет в дали от своей дачи. И это мне позволит ознакомится с укладом его жизни уже более подробно.

За три минуты я преодолел расстоение до нашей дачи и вытряхнув ничего не понимающего тестя из - за руля, помчался на перехват.

- Может ты все таки мне объяснишь, что все это значит? - Насмешливо и с сарказмом спросила сидящая сзади Милка, которую я по запарке даже не заметил.

- Объясню. - Хмуро пообещал я. - Только позже, а пока сиди - не скрипи и не действуй мне на нервы.

- Хорошенькое дело! - Возмутилась она. - Ты как стервятник набрасываешься на моего отца. Выволакиваешь его за шиворот, а потом просишь помолчать!

- Молчи, иначе я и тебя вытряхну. - Наконец - то заметив помятый хвост рыжего Москвича, вполне серьезно пообещал я. - У тебя какое - нибудь оружие есть?

- Мое обаяние, но это только в том случае, если ты преследуешь мужика.

- Довольно слабый калибр. - Ухмыльнулся я притормаживая за полста метров перед остановившимся "Москвичом". Выпорхнувшая из него Лялька, послав Столетову воздушный поцелуй бодро поскакала на остановку. Оказывается Вадим не такой уж и пьяный если не решился выползать на трассу. Похоже, господин Гончаров, что ваши пожелания опять разошлись с реальным положением вещей.

Развернувшийся на сто восемьдесят градусов автомобиль это подтвердил. Просто так, на всякий случай, я отправился его сопровождать и был изрядно удивлен, когда скрипач, миновав свою линию проехал скозняком на другую сторону дачного массива. Увеличив дистанцию я с удивлением отметил, как съехав с асфальта на едва заметную дорогу, он двинулся дальше вдоль редкой лесопосадки по правому борту оврага. Дорога шла с заметным подъемом, овраг сужался, но глубина его при этом увеличивалась. Вскоре мелькавшее за деревьями поля закончились, а им на смену появились гнутые и ржавые рельсы узкоколейки.

- Интересно, на кой черт они здесь нужны? - Машинально спросил я жену.

- Чтобы по ним ездили идиоты подобные тебе. - С готовностью поделилась она своими соображениями. - Может быть ты обьяснишь мне куда и зачем мы едем?

- Пока и сам не знаю. - Честно сознался я.

- И поэтому мы должны за просто так жечь бензин? У меня возникла дилемма: Или господин Калюжный твой закадычный друг, или ты полный болван.

- Одно другого не исключает. - Ответил я и свернув в лесок остановился, потому как скрипач сделал то же самое, но чуточку пораньше. Он притормозил возле массивного бетоннаго быка на самом краю бездонного теперь оврага. Его постройка здесь вначале показалась мне более чем неподходящей, но приглядешись я вскоре понял его функциональное предназначение. Дело в том, что остатки такого же быка виднелись и на другом берегу каньона, а вместе они когда - то представляли собой железнодорожный мост по которому проходила узкоколейка.

- Костя, кто он такой и что здесь делает? - С некоторой тревогой спросила Милка.

- Это скрипач, бывший муж одной моей знакомой, а вот что он здесь делает, нам предстоит узнать. Но думаю, что ничего хорошего.

Столетов тем временем открыл багажник, извлек из него небольшую, но увесистую сумку и перекинув её через плечо вскарабкался на вершину мостовой опоры.

- Он решил кончить жизнь самоубийством? - Непосредственно поинтересовалась Милка. - И ты приехал сюда чтобы ему помешать?

- Я не "Слуюба спасения" и если он так решил, то останавливать его никак нельзя, но думаю, что ты далека от истины. Оля - ля! Что я говорил?

- Что за черт?! Куда он делся? - Озадаченно воскликнула она тщетно пытаясь разглядеть на макушке быка исчезнувшую вдруг фигуру скрипача. - Он бросился вниз?

- Похоже, - пытаясь найти разгадку задумчиво ответил я, - но это ненадолго. Думаю, что минут через десять он появится вновь.

Я ошибся, потому что он появился не через десять, а только через двадцать минут, причем теперь кроме сумки через плечо, он нес в руках довольно весомый пакет.

- Костя, где он был? - Озадаченно спросила жена. - И что он тащит?

- Скоро мы это узнаем, а пока, до поры, до времени нам не следует показываться ему на глаза. - Загнав машину в плотные заросли, я подождал пока рыжий "Москвич" проедет мимо и когда шум его двигателя стих, подъехал к загадочному быку.

Вблизи этот бетонный монолит оказался ещё значительней. Крутая, густо поросшая травой насыпь поднималась метра на три и из неё этот монстр торчал как единственный больной зуб. Считая от береговой точки в глубину оврага он выступал не меньше как на десять метров и примерно столько же занимал вширь.

Строго - настрого приказав Милке сидеть и никуда из машины не выходить я отправился на штурм этого дота. Наверх по насыпи я взобрался на одном дыханье, а дальше благодаря вмурованным в отвесный бетон скобам, подъем оказался совсем простым. Вскарабкавшись на верхнюю площадку я огляделся и сразу понял причину исчезновения скрипача. Примерно на середине мостовой опоры, между двумя калеями дороги, виднелось черная, квадратная заплатка люка, которую судя по отсутсвию пыли совсем недавно откидывали. Схватившись обеими руками за приваренное пудовое кольцо я попытался открыть лаз, но с таким же успехом я мог пытаться сдвинуть Арарат или Памир. Но как мог тщедушный скрипач справиться с этой задачей, которая оказалась непосильной для нормального мужика? Оглядевшись по сторонам я увидел лом и понял в чем причина неуемном силы Столетова. Продев его в скобу и действуя как рычагом я откинул восьмидесятимиллиметровую броню и заглянул вниз. Черный могильный холод ударил в лицо, но сколько бы я не вглядывался, ничего кроме четырех лестничных перекладин разглядеть не мог.

- Ну что там, Костя? - Подпрыгивала внизу от нетерпения Милка. - Что видно?

- А ни хрена не видно. - Успокоил я её. - Темно как у меня в душе. Фонарик - то хоть в машине есть?

- Кажется есть. - Оживилась и активизировалась супруга. - Сейчас посмотрю. Точно есть! - Через некоторое мгновение радостно сообщила она.

- Так немедленно тащи его сюда.

- Но ты же говорил, чтобы я никуда от машины не отходила. - Язвительно вспомнила она и полезла наверх.

До дна колодца было не меньше десяти метров, причем на половине этого расстояния он резко расширялся так, что полностью разглядеть все дно мы никак не могли. Сплюнув и зажав фонарный шнурок зубами я полез вниз.

- Ммыы - ммыы! - Только и мог возразить я, чтобы не уронить фонарик, когда заметил, что Милка спускается следом. - Ну, чертова кукла. - злорадно решил я. - Вот сейчас спустимся и ты получишь все чего добивалась.

Однако ничего такого она не получила, потому что спустившись на дно мы в были в буквальном смысле охвачены и поражены жутким кошмаром. Когда я, наконец, смог оторвать луч фонарика от этого зрелища и перевести его на Милку, то всерьез испугался за её рассудок. Ее широко открытый, перекошенный рот едва слышно вопил от ужаса.

На разложенной вдоль стены, черной от крови клеенке, лежало два обезглавленных женских тела, причем одно из них некогда принадлежало Толстухе и было оно относительно целым, кроме головы отсутствовала только правая рука. Зато от второго, уже почерневшего тела оставалось только туловище. Кисти рук, кости ног, плечей и предплечий с остатками срезанного мяса, как и черные лоскуты кожи были беспорядочно разбросаны кругом. На кривоногом столике, где скрипач срезал мышцы жертв лежал широкий нож, а в чурку, кому - то и когда - то служившую стулом был воткнут блестящий кухонный топорик.

- Не думай ни о чем! - Быстро вылезай отсюда, дура! - Заорал я в самое ухо ничего не соображающей Милки и не долго думая потащил её к лестнице.

- Не надо, Константин Иванович! - Как гром среди ясного неба сверху рассыпался смех скрипача. - Оттуда уже никто не вылезет. Вы теперь там жить будете. Мясо у вас старое, так что в этом смысле вы для меня интереса не представляете. Живите сколько получится, я ведь просто так никого не убиваю, я не маньяк. Живите спокойно, но только в обмен на это отрежьте и отдайте мне ленкины ноги. Я здесь раз в неделю буду повляться, а потом, когда вы умрете я вас вытащу и сброшу в овраг. Там вороны живут. Они вас быстренько склюют, а кости собаки растащат.

- Послушай, Столетов, - хоть и сердце подпрыгнуло куда - то под язык, как можно спокойней начал я переговоры, - прекрати свои шуточки и пока у тебя есть возможность, немедленно сматывайся, потому как уже через час здесь будут люди.

- Га - га - га! - Зашелся он мефистофельским смехом и я понял, что он ненормальный. - Га - га - га! Какие это люди здесь будут?!

- Те кому мы доложили куда едем.

- Не смеши меня, Константин Иванович, я же прекрасно все видел. Я видел как вы рыскали за мной, сами не зная куда ехать. Ты что же думаешь, что я действительно был пьяным? Глубоко ошибаешься. Я притворялся. Я тебя ждал, потому что перед смертью Ленка, надеясь, что это меня остановит, рассказала о вашей совместной находке моего мундштука. Толстая глупая баба. Она так до конца и не поверила моим словам о том что я хочу её съесть. Кстати сказать, сегодня и ты отведал её мясца, а ещё и похвалил. Аппетитная, говоришь женщина! Я от смеха чуть не описался. Вот и на здоровье, вот и будете её доедать. Только в сыром виде. Я понимаю, что маринованная, да в шашлыке она вкуснее, но уж как есть. Не обессудьте. Я специально вытащил мундштук, ожидая твоей реакции, но ты или не обратил на это внимания или смог сдержать свои эмоции. Признаться у меня даже появились подозрения, что Ленка блефовала, но когда я увидел тебя у моего дома во второй раз, то понял, что наживку ты заглотил и пора тебя везти в мой холодильник. Как он тебе нравиться? Я его облюбовал ещё сорок лет назад, когда мой отец его строил. Их тогда под конвоем водили, а мы с мамкой иногда приходили и передавали ему хлеб. Мне было тогда пять лет и я ему сказал, чем голодать, так съели бы вы кого - нибудь, а то с хлебом трудности. Он тогда меня по лицу ударил и мамке сказал, что на радость её бабки растет ещё один вурдалак. Мать заплакала и била меня весь вечер.

- Твоя бабушка была такая же ненормальная? - Словно проснувшись спросила Милка.

- Нет, да и я совершенно нормальный человек, просто мне с детства запала в душу одна история рассказанная ей. Торопиться мне некуда, если хотите, то я вам ту историю перескажу.

- Да, хочу! - С каким - то нездоровым интересом ответила Милка.

- Моя бабушка во время войны пережила Ленинградскую блокаду. Так вот, бабушка с детства мне твердила, что все россказни про то что есть человечинку нельзя, то просто чепуха и прерассудок. Все это чушь будто бы все кто ел людишек быстро помирали. Она мне объяснила, что власти нас просто пугают, а сами каждый день обжираются людьми. потом она мне рассказывала про то как она первый раз попробовала человечинки и какая она вкусная. Она тогда жила в коммунальной квартире и кроме неё там проживало ещё четыре семьи. К зиме сорок третьго года из двадцати человек проживавших в этой квартире осталось только пятеро, в том числе и моя бабушка. Все они жили в одной самой маленькой комнате, потому что так было легче согреваться. Они даже и не жили, а лежали и готовились к смерти, уже безразличные к тому кто из них умрет первым.

Однажды один из них, профессор Станислав Юрьевич понес на рынок продавать последнюю ценную вещь, но его там то ли отобрали, то ли обманули, а может он сам её потерял. Бабушка до самой смерти не могла сказать этого точно. В общем плачущий профессор едва притащил свои ноги назад и без сил рухнув на пол сказал.

- Все. У меня больше ничего и никого нет. Теперь остается покорно лечь и помереть либо начать питаться трупами.

- Зачем же трупами? - Чуть слышно возразила молоденькая еврейка, теперь больше похожая на дряхлую старуху. - Не надо трупы. На них нет мяса. Под нами живет толстая девушка, дочь господина Берзина. Она регулярно и хорошо питается тем, что он ворует у себя на складах. Почему бы нам не съесть ее? Мы можем её убить и кушать свежее, жирное и сочное мясо целый месяц. Она весит не меньше чем семьдесят кило. Подумайте об этом, товарищи.

- А что тут думать? - Отозвалась бабушка. - Я бы рада, да только не одолеть нам её даже впятером. Она нас как дохлых мух перебьет.

- Я знаю как её убить. - Продолжала настаивать на своем еврейка. - Я крещеная и хочу чтоб мы весь грех поделили поровну.

- Как же мы можем её убить? - Уже заочно соглашаясь спросила Нюра, профессорская домработница. - А ну как сам Берзин про это узнает? Тогда всем нам крышка.

- Не узнает. - Успокоила её еврейка. - Сделаем так: Ты, Стеша, завтра утром как только Берзин уйдет на свои склады и она останется дома одна, поднимешся к ней и скажешь, что профессор уже не может ходить и хочет продать ей последнюю дорогую вещь. Она обязательно захочет её дешево купить и побежит к нам. Вот тут мы её и будем поджидать. Тут она и убъеться.

- Господи, - в отчаянии возразила бабушка, - да не сладить нам с нею.

- Нам и не надо её убивать. За нас это сделает пианино.

- Это как же? - Не понимающе спросил профессор и все посмотрели на чугунную раму со струнами, остатками от сожженного уже пианино.

- Мы повесим её над входом и укрепим так, чтобы она сорвалась вниз как только дверь пропуская девушку откроется достаточно широко.

- Но она же такая тяжелая, что мы едва ли сможем поднять и укрепить её над дверью. - Опять возразила бабушка.

- А вот этим нам надо заняться прямо сейчас. - Предложила инициатор убийства и все поползли пробовать свои силы.

Бабушка рассказывала, с каким трудом, трижды они поднимали чугунную арфу прежде чем смогли её закрепить так, чтобы падая она упала входящему точно на темя. А утром, как только Берзин ушел, она разбудила его ещё спящую дочку и передала просьбу профессора, а потом протиснулась в узкую щель над заряженной дверью и приготовилась со всеми вместе ждать.

Толстая дочка Берзина ворвалась без стука почти следом и сразу нашла свою смерть. Нет, удар не пришелся ей точно по голове. Рама сломала ей ключицу, плечо и опрокинула на пол. Но профессор и второй мужчина, имени которого бабушка не помнит, стояли с ножами на готове и быстро перерезали её горло и мучения. Потом они поднялись к ней в квартиру, взяли по два полена и в дальней комнате разожгли буржуйку. Еврейка была хоть и молоденькой, но умной. Она не давала им много мяса. Сначала совсем чуть чуть и только к концу второго дня позволила есть сколько им влезет. Бабушка рассказавала, что более вкусного мяса она никогда в жизни не едала и это острой зарубкой осталось в моей памяти. Уже тогда я решил, что неприменно, во что бы то ни стало, но съем полную девушку. Я и на Ленке - то женился из этого расчета. Планировал, что когда - нибудь оставшись одни в каком нибудь домике я обязательно её съем. Но наверное я неосторожно себя с ней вел, а может быть заранее сболтнул что - то лишнее, не знаю, но она стала меня бояться, по ночам закрываться на ключ в другой комнате, а три года назад вообще потребовала развода. Мне не оставалось ничего другого как с этим согласиться, потому как я боялся, что на суде она может поделиться своими подозрениями в отношении меня, а то и вовсе напишет заявление.

Когда позавчера, после вашей совместной прогулки, она вне себя примчалась ко мне и начала совать в нос мундштук, который я там потерял, я понял, что она сама себе подписывает приговор, а кроме того сбывается моя давнишняя мечта и я наконец - то смогу её попробовать. Сладко ей улыбаясь, с отточенным как бритва ножом я зашел к ней за спину. Чик и все готово. Ленка булькнула кровью и сразу же умерла. Не торопясь я помыл полы, а поздним вечером, когда дачники улеглись спать, отвез её сюда. Ну а остальное вы знаете сами.

- Зачем ты приехал сюда сегодня?

- Во - первых чтобы отрезать у неё голову, а во - вторых, чтобы заманить вас сюда - Предельно откровенно ответил шизофреник.

- Значит смерть Елены тобой намечалась давно?

- Выходит что так.

- Тогда объясни, зачем ты убил Савину Веронику? Если у тебя была идея фикс сожрать свою бабу, то причем здесь семнадцатилетняя школьница? Темнишь ты что - то, скрипач. Уже заранее, на всякий случай, хочешь зарекомендовать себя сумасшедшим.

- А кто вам сказал, что я сумасшедший? Я себя таковым не считаю и ни на какие снисхождения не надеюсь. Впрочем они мне и не нужны, потому, что вряд ли кто может разглядеть во мне злодея. Я интеллегентный человек и отличный музыкант. На работе заркомендовал себя только с хорошей стороны. Так что, как видете о снисхождениях говорить рано. Я вне подозрений. Никто ничего не видел, никто ничего не знает, а вы отсюда живыми никогда не выберетесь.

- Что же, хозяин барин. - Грустно согласился я. - Только мне не понятен один момент. Если сможешь, проясни его ещё до нашей смерти.

- С удовольствием.

- Если ты зациклился на канибализме, то в моем понимании, ты должен был строго придерживаться и следовать своих принципов, иначе вся твоя история про ленинградскую бабушку выглядет смешно. Я прав?

- Вы абсолютно правы, но я и придерживался принципов.

- Тогда зачем ты всю ночь насиловал Веронику, а убил только под утро Вспомнив видения Толстухи, на всякий случай спросил я.

- Откуда вам это известно? - Как - то стыдливо и застенчиво спросил он.

- Мне многое про тебя известно. - Понимая что попал, многозначительно ответил я. - Известно, что после каждого акта насилия ты втирал ей в уши всякую поэтическую чушь, а потом стал отрезать у неё голову, даже предварительно её не умертвив. Ты не маньяк - шизофреник, Столетов, ты элементарный убийца - садист. И даже в нашем псевдо - гуманном законодательстве, лично для тебя сделают исключение и назначат высшую меру как она есть, то бишь смертную казнь.

- Вы не понимаете. Да вам не понять меня никогда. Она, эта девушка, была прекрасна, и она могла принадлежать только мне. В ту ночь я понял, что она преднназначена для меня. Я был волен распоряжаться её душой, её судьбой и её телом. И я распорядился так как счел нужным. Вы ничего не понимаете. Она встретила свою смерть легко и радостно, так как было уготовано самой судьбой.

- Красиво говоришь, паскуда. - Прижимая к себе дрожжащую Милку выругался я. - Но только опять у тебя, козла, не клеется. Если рок и судьба, если знамение, зачем же тогда ты сожрал её руки и ляжки?

- Вам этого не понять... Я... Что это?...Нет, недо! - Вдруг заорал Столетов.

- Что это? - Я так и не понял, потому что стальная броня люка с грохотом поставила на нашем диалоге точку.

Вот теперь стало по настоящему темно. И если бы не слабеющий луч фонарика, то можно было подумать, что мы с Милкой провалились в тартарары. То ли от страха, то ли от холода, но её плечо упираясь мне в ребра стучали отбойным молотком.

- Прекрати вибрировать, овца! Не все ещё потеряно.

- Неужели ты ел её мясо? - Как будто теперь это что - то значило с тревогой спросила она. - Ты её ел? Нет, ты ответь, ты её ел?

- Перестань дурить. - Зло и сурово отозвался я. - Ты же знаешь, что после первой я не закусываю. У тебя что, более серьезной темы для размышлений нет?

- О каких размышлениях ты говоришь? Костя! Мы пропали? Здесь можно сойти с ума.

- Можно. Если постоянно об этом думать, а если повернуть свои мозги к более актуальному вопросу, то никакое сумасшествие нам не грозит.

Лучше соображай как нам отсюда выбраться, если глубина десять метров, а наверх ведет ненадежная ржавая лестница, которая падает отвесно и если в конце этого пути выход нам преграждает восьмидесятимиллиметровая плита, вес которой не менее двухсот килограммов.

- Я уже ничего не знаю. - Вдруг разревелась она. - Понимаешь Кот-Ничего Ты только подумай - есть человечесое мясо! Что может быть гнуснее.

- Не есть его вовсе. - Чисто автоматически ответил я чувствуя как горло подпирает тошнота. - Милка, нас обязательно отсюда вытащат, ты только не хнычь, мы с тобой ещё не в таких переделках бывали.

- Кто? Кто нас отсюда вытащит? Смотри правде в глаза!

- Вытащат. - Неуверенно ответил я и как будто в подтверждении моих слов заскрежетал люк и насмешливый голос Никитина спросил.

- Ну как вы там? Долго еше сидеть собираетесь?

- Олежка!!! - Взвыла от радости Милка.

- Ну вот, а я что говорил, уже Олежка. - Карабкаясь следом за ней ворчал я.

Прикованный к ржавому швеллеру Столетов светло и радостно смотрел в небо. Видимо он твердо решил выдавать себя за идиота. А может так оно и было на самом деле. Черт его знает. Психиатрия разберется. Никитин сидел на корточках и старательно курил. И смотрел он не на солнце, а на милкины ноги, что мне жутко не понравилось, но на этот раз я его прощал.

- И давно ты нас пасешь? - Присаживаясь рядом закурил я.

- От самой остановки. - Нехотя ответил он.

- Случайно или сознательно опасаясь за нашу жизнь?

- А Бог его знает. В отношении этого типа смутные шевеления в моей душе возникли давно, но и только. Не было никаких фактов и улик. Одно сплошное наитие. Вы мне в этом плане здорово помогли. Что у него внизу? Наверное целый мясокомбинат?

- А ты спустись да посмотри, мало не покажется. Он здорово сопротивлялся?

- Нет, не сделал даже движения. Как будто готовился к нашей встрече. Сволочь!

- Он наверное больной. Значит больная сволочь. Ну ладно, надо ехать.

КОНЕЦ

Петров М Г

г.ТОЛЬЯТТИ

июнь - июль 1999г