/ Language: Русский / Genre:detective,

Гончаров Распутывает Узел

Михаил Петров


Петров Михаил

Гончаров распутывает узел

МИХАИЛ ПЕТРОВ.

ГОНЧАРОВ РАСПУТЫВАЕТ УЗЕЛ

Приглашение я получил ещё накануне и поэтому сегодня, отставив все свои дела, явился по адресу в точно назначенное время. В доме озабоченно сновали гости и многочисленная родня семейства Алферовых. Сам хозяин суматохи, наряженный и напомаженный уже лежал в гробу, сквозь плохо прикрытые веки подозрительно наблюдая за непрошенными посетителями.

Покойного Сергея Алферова я знал давно. Лет пятнадцать тому назад мне приходилось встречаться с ним по делам службы и почти сразу наши отношения переросли в дружеские. Мы частенько встречались с ним за барной стойкой или устав от городского шума уходили на его катере вверх по Матушке. Неистощимый на выдумки бабник, он знал кучу анекдотов и скабрезных историй, которые с завидным нахальством приписывал себе. Впрочем и без прикрас этот вопрос никогда не был для него проблемным, потому что собой усопший был хорош. Рост имел немерянный, да и силушкой бог не обидел, а кроме всего прочего был приветлив, обаятелен и щедр.

Лет шесть тому назад он открыл свое дело, построил кирпичный заводик и занялся прибыльным бизнесом. Через год характер его изменился, разговоры о слабой половине человечества постепенно сменились заботой о кирпичах, появилась болезненная тяга к деньгам, страсть к наживе и наши интересы перестали совпадать. Да и времени на былые пикники и проказы у него не оставалось. Целый день допозда он пропадал на фирме, а вечером, явившись домой до глубокой ночи разбирал бумаги и проверял финансовые документы, потому как стал не в меру подозрителен и недоверчив. Насколько мне иэвестно, он за последние пять лет умудрился сменить пять бухгалтеров и трех замов. Что и говорить, тяжкое это бремя - богатство. Наверное по этой причине и повесился бедняга. Не выдержало сердце такой адовой нагрузки. А жаль, мужик он был неплохой. Но все таки странно, обычно люди с его достатком мечтают жить вечно. Однако инсценированным убийством в данном случае и не пахнет, по крайней мере так мне вчера сказала его жена Маргарита.

Тем временем подошло время выноса грешного тела. Еще раз простившись с покойником, под тоскливый вой окрестных старух, мы проворно потащили его к катафалку.

Усевшись за руль я хотел было трогаться вслед за печальной колонной, чтобы подобающим образом проводить товарища в последний путь и до новой квартиры. В последний момент, совершенно неожиданно, мне в попутчицы напросилась симпатичная девица в трауре, вероятно близкая родственница Сергея.

- Извините. - Вытирая опухшие глаза постучала она в стекло. - Вы ведь на кладбище? Пожалуйста, если не трудно, возьмите меня с собой.

- Не трудно, садитесь. Но ведь все родственники едут в отдельной машине.

- Да, но я не хочу с ними. - Усаживаясь ответила она. - А кроме того я бы хотела договориться с вами о встрече. Вы ведь Гончаров?

- Да, но кто вы и зачем вам нужен Гончаров? - Догоняя колонну осведомился я.

- Я Оксана Алферова, а хороним мы моего папу.

- Примите мои искренние соболезнования и извините что не узнал, прошло столько времени...Вы тогда были совсем дечонкой.

- Не стоит об этом. - Отмахнулась она и после долгой паузы заговорила вновь. - Я вас сразу узнала, посоветовалась с подругой и решила к вам обратиться... Вы ведь были его товарищем и я подумала, что может быть...Не знаю с чего начать...Извините, можно мне закурить?

- Курите и перестаньте волноваться. Успокойтесь и просто скажите в чем дело.

- А дело в том что я не верю в папино самоубийство.

- Вот как? - Не удивился я зная, что в подобных случаях такие заявления не редкость. - Почему же вы в это не верите?

- Потому что, когда во вторник вечером он пришел с работы, мы вместе с ним ужинали и он был в хорошем настроении. Смеялся и шутил не переставая.

- Оксана, судебная практика знает не мало историй когда люди перед тем как совершить суицид находились в болезненно приподнятом настроении.

- Нет, вы же знаете отца, он неврастеником и психопатом никогда не был.

- Согласен с вами, но желание повесится может возникнуть спонтанно и быть сиюминутным. Но этого бывает вполне достаточно чтобы накинуть на шею петлю и оттолкнуть ногою стул. Мне жаль, но...

- Не нужно продолжать, мне и так все ясно. - Сухо перебила мое многословие Оксана. - Вы как и они, не хотите ничего понять. Не знаю только, зачем это вам?

- Незачем, я высказал свои соображения, а кроме того, наверное вы ознакомлены с заключением медэкспертизы. К сожалению я с ним не знаком, но там должна быть указана причина смерти.

- Указана, ознакомлена, ну и что? Бумага все стерпит.

- Мне кажется вы девушка неглупая, наверное учитесь в институте.

- Учусь, и даже в медицинском на третьем курсе, что с того?

- Тогда вам должно быть понятно, что на шее вашего отца, скорее всего, обнаружена только одна странгуляционная линия, а в крови, наверное, некоторое количество алкоголя, что и послужило своеобразным генератором его безумства.

- Оставьте, вы сами прекрасно знаете, что отец понемногу выпивал каждый вечер, но это не давало ему повода повеситься восемь лет тому назад, когда он слонялся без денег и перебивался случайным зароботком. Зачем же ему понадобилось это теперь, теперь когда дела у него пошли блестяще, а кроме того во вторник он подписал какой - то ужасно выгодный контракт или заказ, по которому его фирма на целый год был обеспечена работой. Оттого и веселился он в тот вечер. Зачем, же скажите мне, ему понадобилось кончать жизнь самоубийством? От добра добра не ищут. А кроме всего прочего, где та самая предсмертная записка которую так любят оставлять самоубийцы? Где она? Может её мимо пролетавшая сорока унесла? Его убили.

Закончив свой гневный монолог Оксана откинулась на спинку и сурово замолчала. Повисшая вопросительная пауза продолжалось вплоть до самого клабища. Только выйдя из машины, она с надеждой посмотрев на меня, спросила. - Ну что?

- Оксана, милая, мы ещё вернемся к этому разговору, но только не здесь. - Решительно ответил я подходя к гробу. Хочешь не хочешь, а какие то сомнения она посеяла. Глядя на тело преуспевающего фабриканта и мне было трудно поверить, что он мог окончить жизнь таким нелепым образом.

Упали первые комья земли и им глухо и грозно ответила крышка гроба. Заголосили бабы и мужики взялись за лопаты, а вскоре только небольшой холм земли и временный памятник говорили о том, что жил на земле Сергей Владимирович Алферов.

Избегая повторной встречи с его дочерью я тут же сел в машину и покатил домой. Так получилось, что моя дорога проходила мимо судебно медицинской экспертиэы и уж сам не знаю почему, но я свернул и заехал во двор.

Мой разлюбезный товарищ и патологоанатом Иван Захарович Корж оказался на месте, но к моему глубокому сожалению вскрывал Алферова другой доктор Айболит.

- Да ты, Гончаров не расстраивайся. - Шумно повесив соплю на дерево успокоил он меня. - Сейчас я у неё все выясню. Ты даже сигарету выкурить не успеешь.

- Ты допроси её с пристрастием, чтоб я в её заключении был уверен на все сто.

- А то как же, теперь я стал в коллективе человек уважаемый и авторитетный. С моим мнением считается даже начальство.

- Вот видишь, Сизый Нос, как это важно во время бросить пить. Ну иди, я жду.

- Значит так. - Возвращаясь через десять минут докладывал он. - На девянасто девять процентов это суицид. Мужик явно вздернулся по собственному желанию. На шее у него присутствовал только один след от веревки. Узел пришелся сзади с небольшим отклонением вправо. Положение просто классическое. Кроме того на теле не обннаружено никаких следов указывающих на борьбу. Ни ссадин, ни синяков, ничего такого нет. Так что иди, спокойно пей свою мерзкую водку и не морочь людям мозги.

- Кстати о водке, она у него обнаружена?

- Обнаружена, но в таком смехотворном количестве, что и говорить - то стыдно. Я в свое время такой дозой и похмеляться не стал. Еще он перед смертью принял снотворное, предположительно фенобарбитал. Наверное волновался. Ну бывай, привет супруге.

- С удовольствием, она нынче тебя мне в пример ставит.

- Ну вот и все. - Думал я пропуская бесноватые иномарки. - Сомнения разрешились быстро.Теперь можно с полной уверенностью отбросить бредовую версию об убийстве. Возникает другой вопрос - зачем Сергей повесился, но зто уже из области психологии. Темные закоулки человеческих душ Константину Ивановичу Гончарову неведомы. А скорее всего, от жира он вэбесился. Может быть ревность? Но это же абсурд! Если бы я не знал Сергея, то возможно и допустил бы такой вариант, а так...Нечего голову забивать. Руки наложил он сам на себя, только вот почему не оставил предсмертной записки?

То что в доме творится что - то из ряда вон выходящее я понял ещё за дверью, а потому спешить не стал, остановился прислушиваясь. Судя по кобылинному ржанию супруги в доме был гость, но гость не опасный и тогда уже смело я вошел в кварти ру. Два чемодана у порога сразу прояснили дело. Откашлявшись я прошел в комнату и совершенно нагло заявил.

- С приездом вас, дорогой наш, Алексей Николаевич. Что - то рано вы пожаловали к нам в гости. - Нахально атаковал я обалдевшего тестя. - Мы вас только к лету ждали. Или Крым - Мрым вам не по вкусу пришелся? Что - то мало отдыхали, или вас попросили оттуда досрочно?

- Ну ты и скотина. - Только и нашелся что ответить он. - Скотина!

- Скотина натуральная. - Заступаясь за папашу рефреном закудахтала дочь. - И зачем только ты меня с ним познакомил? Я уже проклинаю тот день.

- Что?! - Задохнулся негодованием полковник. - Еще одна мерзавка! А не тебя ли я из его шифоньера вытаскивал, не тебе ли я рассказывал какой он пьяница и бабник, я просто поражаюсь вам обоим, свиньи вы неблагодарные!

- Ладно, папа, замнем для ясности. В конце концов давайте отпразднуем твой приезд. Костя немедленно извинись перед папой! Всему должен быть предел.

- Извини, папа. - Я чувственно обнял полковника и даже прослезился. Распологайся и чувствуй себя как дома. Для тебя у нас всегда найдется угол. Твой кабинет я занял, но ничего, будешь спать здесь на диванчике вместе с котом, потому что в твоей спальне уже поселилась Милка.

- Нет, дочка, он у тебя неисправим. - Заржал Ефимов и со всей моченьки долбанул меня по спине. - Ну рассказывайте, как вы тут без меня жили?

- Ой, плохо, Алексей Николаевич, Милка совсем от рук отбилась, я уж все глаза проглядел вас ожидаючи. Ваш ранний и неожиданный приезд кстати. Теперь будем воспитывать её сообща. Теперь она у нас научиться свободу любить.

- Нет, Гончаров, не для того я вернулся. - Важно и значительно объявил тесть.Мне, понимаешь ли, сделали предложение и я думаю его принять.

- Без вопросов, Алексей Николаевич, вы мужчина в самом соку. Вас поиметь - любой бабе за счастье будет. Но будьте осторожны, женщина нынче пошла алчная и коварная. Старика ей обидеть, что раз плюнуть.

- Сукин ты сын, Гончаров, без пакости так и не можешь. - Полковник сжал волосатый кулак и поднес к моему носу. - Вот сейчас как звездану один раз промеж глаз, тогда и посмотрим кто из нас старик а кто нет.

- Ну что вы, у меня и в мыслях не было вас обидеть. Просто я хотел сказать, что нашему брату в вопросах брака нужно быть осторожными.

- Какого к черту брака! Что за чушь ты несешь?

- Ну вы же сказали, что вам сделали предложение.

- Ну да, предложили вернуться в органы, в связи с тем, что у вас здесь во время пожара погибло шестьдесят сотрудников. Докатилась Матушка Русь! Отребье бесчинствует уже в открытую. Когда и где это было видано, чтобы они осмелились на такое? Позор всей стране!

- Вот оно что. - Насмешливо догадался я. - Так вас прямо в область берут? Чтобы, значит, пресечь безобразия и вернуть былой порядок? Поздравляю! Наверное вас сразу представят к генералу.

- Да перестань ты издеваться, я говорю совершенно серьезно.

- Верю, только вот место ваше уже занято и сидит в том кресле не безызвестный вам Юрочка Шутов. В гору пошел, сучонок.

- Благодаря тебе, если бы ты тогда не влез так бы и гнить ему в участковых. А теперь я вынужден идти его замом и ещё неизвестно каким.

- Кто ж вас вынуждает? Сидите спокойно, кушайте и ловите рыбку. Ведь вы об этом всю жизнь мечтали, а кроме того, я не представляю как вы с вашим характером с ним сработаетесь. Его сущность вам хорошо известна.

- Попробую. Он ведь сам мне позвонил. Не могу я, Костя, сидеть сложа руки. Ладно, о делах мы поговорим в понедельник после моей встречи с Шутовым, а сегодня будем гулять. Я привез целый чемодан настоящих крымских вин.

Весь следующий день и воскресенье в придачу мы ишачили на дачном участке, куда нас взашей загнал хозяйственный тесть.

В понедельник, едва мы успели позавтракать, позвонила Оксана и предложила встретиться. Как я не отбрехивался и какие только доводы не приводил, она настояла на своем. Чертыхаясь и прокланая все Алферовское семейство я натянул штаны и под неодобрительным милкиным взглядом вылетел из дому.

На Центральной площади у фонтана меня уже ждали. Оксана была одета в черый брючный костюм и такую же водолазку. Завидев меня она поднялась со скамейки и я в первый раз разглядел её по настоящему. Высокая броская брюнетка, ростом не меньше ста восьмидесяти сантиметров, она была поразительно, в равной степени, похожа как на мать, так и на отца. Можно было сказать, что при своем развитии она получила некое обогащение и родилась вобрав все лучшее, что было в её родителях. Разумеется это касалось её внешности, потому как её внутренний мир был для меня загадкой, которую мне, надо полагать, не разгадать никогда.

- Извините, Константин Иванович, - с места в карьер начала она, - но смерть отца не дает ине покоя и чем больше я над этим думаю, тем больше прихожу к мысли, что в данном случае имело место убийство. Давайте зайдем в кафе. Я угощаю.

- Оригинально, студентка третьего курса угощает сорокапятилетнего мужика!

- Перестаньте, вы прекрасно знаете, что угощаю вас я на деньги отца. Мы заодно

и помянем его. Ведь на поминки вы так и не пришли, а я вас ждала...

- Потому и не пришел, - послушно заходя за ней в крохотную комнату частного кафе, не очень - то любезно ответил я, - не получилось бы у нас в тот день разговора. А кроме того, перед тем как с вами встретиться я должен был кое в чем убедиться.

- Ну и как? Убедились? - Усаживаясь за столик живо спросила она. - Вы поделитесь со мной? Разумеется если это касается моего отца.

- Да, пока нас с вами больше ничего не связывает. Я разговаривал с медэкспертом и просил его более внимательно отнестись к заключению о смерти Алферова.

- Я тоже просила, но только не его, а её. Она решительно настаивает на суициде.

- А я говорил с её шефом и трес он её с пристрастием, но результат все тот же, самоубийство и я склонен в это поверить. Подумайте, на теле вашего отца не обнаружено ни одной цаврапины, ни одного синяка. Какие тут могут быть сомнения.

- Все это так, но я не верю, понимаете, не только сердцем не верю, но и голова отказывается принимать факт самоубийства.

- Хорошо, если вы так уверены в том что Сергея убили, тогда скажите, кто и зачем это сделал? - Теряя терпенье жестко спросил я. - Как вы сами понимаете, для убийства обязательно должен быть повод и мотивы. Кого вы подозреваете?

- Никого. - Беспомощно улыбнувшись ответила она. - Отец со всеми ладил.

- Сомневаюсь. За последние годы у него сильно изменился характер. Скажите, ваш призрачный убийца со стороны или это сделал кто - то из своих?

- Не знаю, но собака не лаяла...

Ну что мне было с ней делать? Обреченно выпив за упокой грешной души Алферова Сергея Владимировича, я попросил её рассказать о случившейся трагедии как можно подробнее и понятнее.

- Во вторник папа пришел как обычно в девять часов вечера. Обычно к этому времени Танька уже накрывает на стол.

- Он ужинает один или вы все ждете его прихода?

- Нет, ужин для нас это святое время когда все собираются за столом.

- Все это кто? Расскажите сначала кто постоянно проживает в вашем доме и были ли посторонние в тот вечер и если были то о них подробнее.

- Я поняла, но нет, посторонних в нашем доме, за исключением его кабинета никто не бывает давным давно, по крайней мере по вечерам.

- Вы сделали столько оговорок, что я должен попросить вас их пояснить.

- Иногда днем к нам могут зайти мои или мамины подруги, или друзья моего брата Игоря, но к приходу отца они исчезают. Так он распорядился ещё три года назад. А в отношении его кабинета я судить не берусь, потому что, во первых туда не захожу, а во вторых у него есть отдельный вход с улицы и как говорит Танька, которая подает туда кофе, иногда там бывают посетители. Но в тот вечер, по словам Сашки, у него никого не было, но Сашка мог и не заметить, он как упрется в свой комптютер, так хоть на голове у него пляши, ни черта не услышит.

Теперь о тех кто проживает в доме. Всего нас было восемь человек. Непосредственно наша семья это папа, мама, Игорешка и я. Вместе с нами живет моя тетка, тетя Инна. Она папина родная сестра и живет у нас со своим сыном Сашкой. Кроме них на первом этаже возле кухни свили свое гнездышко кухарка и шофер, год тому назад они поженились. О ней я уже говорила, а его зовут Андрей Симонов, кроме обязанностей шофера он выполнял функции охранника. Доохранялся, мерзавец.

- Кто он такой, откуда он родом, и как давно состоит у вас на службе?

- Откуда он родом я, как вы понимаете, я не знаю, а работает он у отца уже лет пять и до сего времени никаких претензий к нему не было. Папа ему всегда верил. Его возраст точно указать не могу, но думаю, что лет двадцать семь ему будет. Но почему он вас так заинтересовал?

- Оксана, если я возьмусь за это дело, то вы будете должны отвечать мне на самые несуразные вопросы не спрашивая при этом зачем и почему. Договорились?

- Да, конечно, извините, что вас ещё интересует?

- Сколько лет жене Андрея, как она у вас появилась и хороша ли собой?

- Таньке двадцать один год, это я помню точно, потому что месяц назад, в день её рождения я отдала ей кучу своего барахла. Девка смазливая, тут ничего не скажешь, хороша оторва, но и хитрющая. В дом её притащил отец, сразу же после окончания кулинарного училища пару лет назад. Освоилась в нашем шалаше она довольно быстро, не прошло и месяца как она стала командовать тетей Инной и Сашкой. Конечно я её тут же оборвала.

- Когда Маргарита Михайловна узнала о том, что ваш отец с ней живет?

- Что? Откуда вам известно об этой мерзости?

- Из ваших слов, а точнее из подтекста, но может быть я ошибаюсь? Извините.

- Нет, все правильно. Но мать не знала наверняка, просто догадывалась, а попутала их я и не далее как год назад, причем в самой экстравагантной позе исключающей всякое сомнение. Девка я здоровая, стащила её с папаши буквально за шиворот и прокатила по лестницам вплоть до первого этажа. В тот день кроме Сашки и тети Инны в доме никого не было. Не понятно откуда об этом скандале узнала мама. Тетка - женщина неглупая, вряд ли она могла что - то нашептать, значит остается только её недоразвитый сыночек, чтоб ему пусто было. Основательно отколотив Таньку, я устроила отцу грандиозный скандал с жестким ультиматумом - чтобы завтра же этой тварью дома не пахло. Но надо знать отца, он из любой, даже самой пиковой ситуации всегда найдет выход, причем совершенно непредсказуемый. Вечером того же дня во время ужина он пригласил к нашему столу Таньку с Андреем и торжественно объявил об их помолвке. Свадьба состоялась через месяц. Таким образом, успокоив меня он остался при своем интересе.

- Андрей знал о его связи с Татьяной?

- Конечно, а кто их возил по пляжам, да ночным клубам.

- Ясно, на каких правах в вашем доме живет Инна Владимировна и её сын?

- На добровольных и уже давно, как только построили дом так она к нам и перебралась. Лет пять назад ушла от пьяницы мужа и поселилась у нас вместе со своим дебильным Сашкой. Но свой хлеб она ест не задарма, на её плечах лежит уборка дома и поддержание ежедневного порядка, а дом не маленький, два этажа, да ещё кабинет отца в мансарде. С утра до вечера с тряпкой и пылесосом не расстается.

- А чем занимается мать, помниться в свое время она увлекалась живописью.

- Чем она только не увлекалась. И музыкой и поэзией и даже экономикой. Эта мансарда для неё и была построена, а только из под её кисти, кроме пары сомнительных натюрмортов, никаких шедевров не вышло, это при том что отец ей выстроил персональную студию с прозрачным потолком, на которую она заглядывала крайне редко. Именно поэтому, впоследствии, отец приспособил её под свой кабинет. Он ведь иногда по ночам работал, а уж до позднего вечера непременно.

- Он говорил мне об этом, но я не понимаю, над какими грандиозными проектами мог по ночам работать мастер кирпичных дел.

- Я тоже, но работал ведь.

- А я и не сомневаюсь, но только зачем?

- Наверное...Может быть какие нибудь новые технологии разрабатывал.

- Может быть, но не проще ли ему было нанять толкового специалиста?

- Наверное нет.

- А что из себя представляет Сашка?

- Тринадцатилетний кретин.

- Он что, в самом деле идиот?

- Нет, скорее наоборот.

- Почему же вы так его не любите?

- Не знаю, но отец в нем души не чаял.

- За что?

- Не знаю, наверное за его компьютерные таланты. Он и схемы отцу чертил и документацию печатал и расчеты проводил. В общем был у него вроде домашнего секретаря и даже больше. Без него отец как без рук. Когда Сашка болел отец себе места не находил. Пацан башковитый, тут ничего не скажешь. Тринадцкать лет, а голова как у профессора.

- Тогда мне непонятно ваше к нему отношение.

- Не знаю как вам объяснить, неприятный он какой - то, скользкий как лягуш. Руки постоянно влажные, из носа течет, а летом, когда он ходит в короткой рубашке я вообще стараюсь его избегать. Ручки тоненькие, ножки тоненькие и эта его непомерно большая, дынеобразная голова.

- Так все таки он ненормальный?

- В физическом отношенни да, чего не скажешь о его умственных способностях, он ведь, бледная поганка, может неделями в школу не появляться, а потом приходит с одними пятерками. И эти его систематические пропуски учителя прощают по понятной мне причине. Наверное им как и мне противно на него глядеть и чем меньше они его видят тем лучше себя чувствуют.

- Он мог убить Сергея?

- Да вы что, смеетесь? Он же больше десяти килограммов поднять не в состоянии, а отец весил под сто. Да и быть такого не может, потому как они друг в друге души не чаяли. Он как увидел отца в петле так буквально потерял рассудок, пришел в себя когда его уже увезли на вскрытие.

- Что вы можете сказать о своем брате?

- Да ничего особенного. - Как - то слишком безразлично отреагировала Оксана. - Он учиться в десятом классе, парень как парень, они все сейчас такие.

- Какие? Поясните если нетрудно.

- Ну такие... Без царя в голове.

- Вы видели его друзей? Что они из себя представляют?

- Боже, ну что вы все об одном и том же. - Заметно занервничала студентка. - Откуда я могу знать кто они такие. С виду пацаны как пацаны, а уж что там у них за душой я не представляю.

- Как они проводят досуг, чем занимаються, круг их интересов?

- Да что вы к этому привязались, кажется я просила вас о другом одолжении.

- Вы давно заметили, что он употребляет наркотики? - Не обращая внимание на её душевный дискомфорт гнул я свою линию. - Отец был в курсе, или ничего не знал?

- Господи, - чуть не плача взмолилась она, - давайте оставим его в покое, уверяю вас он здесь совершенно не причем. Не надо на эту тему.

- Как вам угодно. - Положив деньги я поднялся из - за стола. - Всего хорошего.

- Подождите, так нельзя. - Ухватив за рукав она довольно бесцеремонно закинула меня назад в кресло. - Неужели эту тему нельзя обойти стороной?

- Можно, что я и собирался только что сделать. Вы поймите, не имея перед глазами четкой и ясной картины всего того что происходит в вашем доме, наши шансы на успех равны нулю. Это все равно что с завязанными глазами читать китайские иероглифы. Конечно я могу сделать видимость работы, выложить какие - то бредовые версии, а потом с сожалением развести руки и сказать: "Нициво ни полюцилось".

- Вы правы, я должна вам рассказать все. Первый раз, полтора года назад, я первая обратила внимание на характерный блеск его глаз. Начала за ним наблюдать и вскоре по его поведению и венам я все поняла. Сразу же я сообщила об этом отцу и мы отвезли его в наркологический диспансер другого города. Дураки, но тогда мы ещё надеялись на выздоровление и не хотели у себя в городе портить ему репутацию. Как мы были наивны, не знали, что это уже начало конца.

- Где ваш брат берет деньги на наркотики, они, как изестно стоят не дешево.

- Раньше негласно давал папа, так что в смерти отца он был заинтересован меньше всего, равно как и его дружки. Что будет теперь я не представляю. Знаю одно, добром это не кончиться.

- Какую сумму он тратил на наркотики ежедневно?

- Не знаю, но отец каждое утро оставлял под вазочкой в гостинной сто рублей.

- Чепуха, для наркомана с полуторагодовым стажем это уже мало. Где он мог находить остальное? Ему нужно по крайней мере в три, четыре раза больше.

- Честное слово я не знаю. Несколько раз давала ему я, но немного.

- После первого неудачного лечения вы пытались его повторить?

- Да, но с таким же успехом. Если первый раз он держался около трех месяцев,то после последнего - взялся за шприц еже через неделю.

- Кто из его друзей бывает у вас дома и чем они занимаются?

- Я видела только двоих, один из его класса, а другой постарше, учиться в политехническом институте на первом курсе, а кто они такие, как их зовут я не знаю.

- Нужно будет узнать, причем не только имена, но и фамилии и желательно домашние адреса. Это касается его постоянных гостей. Хотя не исключена возможность, что кроме них в вашем доме кто - то бывает еще. Вам и это предстоит узнать. Я бы сам мог этим заняться, но не хочу пока мутить воду. У вас это должно получиться органичней и естественней.

- Хорошо, я попробую, но неужели вы думаете...

- Я пока ничего не думаю, а собираю сведения. Теперь вернемся к тому трагическому вечеру. Итак в девять часов, к началу ужина пришел отец. Кто был за столом?

- Все. Я имею ввиду, что к ужину собрались Игорь, мама, тетка, и даже Сашка.

- Он что же своим присутствием балует вас не часто?

- Да, а по какой причине вы уже знаете.

- А где едят Андрей с Татьяной?

- На кухне, но собственно говоря, они сами так захотели...

- За что вы им очень признательны.

- Можно сказать так. Вы поймите, мы же семья, а они люди далекие от нас и...

- Суду все ясно, можете не оправдываться, продолжайте.

- Пришел папа, помылся и сел к столу. Как я вам говорила раньше, он был очень доволен удачно проведенной сделкой, смеялся и шутил. Обещал мне к окончанию семестра подарить новую "десятку", а маме с теткой по бриллиантовому кольцу.

- Неплохие дивиденды приносит банальный, прямоугольный кирпич. - Не удержался я от едкой реплики. - А что он пообещал своему секретарю и сыну?

- С племянником у них особые, нам неведомые взаимоотношения и финансовые дела, а Игорь кроме денег уже давно от него ничего не ждет.

- Ясно, продожайте дальше и теперь подробнее.

- Наскоро проглотив ужин, он вместе с Сашкой полез в свой курятник, так мы между собой называем его кабинет. Таким образом за столом нас оставалось четверо, тетка, Игорь, мама и я.

- Где в зто время находились Татьяна и её муж?

- На кухне. Андрей ужинал, а Татьяна мыла посуду.

- Вы в этом уверены?

- Конечно. Нам их было хорошо видно, потому что кроме основной двери, из холла в гостинную есть выход на кухню и он в тот вечер не закрывался. Но лучше бы вам самому осмотреть дом, чем представлять его с моих слов.

- Я безусловно это сделаю, но только тогда когда там будет минимум народа.

- Тогда сейчас. Маму с Сашкой Андрей повез в фирму и пробудут они там до самого вечера. Игорь в школе или где - то болтается, но прийдет не раньше двух часов. Дома только тетка, Танька ещё вчера уехала к матери в деревню. Пойдемте?

- Не так сразу, если верить вашим словам, то времени у нас предостаточно. Скажите, зачем мать поехала на фирму?

- Очередная блажь, хочет вникнуть в суть дела и взять бразды правления в свои руки. Поехала, можно сказать, с ревизией.

- Отец был единственным хозяином фирмы или есть совладелец?

- Кажется есть, но точно я не знаю, лучше об этом спросить у мамы.

- Он оставил письменное завещание?

- Давно и нас с ним уже ознакомили. Мне он оставил половину личных сбережений, машину и половину дома, все остальное он поделил пополам между мамой и теткой.

- Начисто забыв про сына и племянника?

- О чем тут говорить, вы же знаете...Я вам рассказала...А племянник, он и есть всего лишь племянник. Да и зачем ему деньги? Он дальше компьютера ничего не видит. Мне кажется его и женщины не интересуют.

- Да, конечно, вы правы, - открывая новую страничку её жизненного кодекса, насмешливо согласился я, - а как стоит вопрос о средствах вложенных в производство? Кому отходит недвижимость фирмы? Кто в данное время может считаться хозяином?

- Наверное мама, впрочем я не знаю наверняка и лучше об этом спросить у нее.

- Спросим, а теперь поехали к вам, все остальное расскажите на месте.

Подъехав к двухэтажному, шикарному дому фабрикантов Алферовых я совсем не спешил тотчас заходить вовнутрь. Разглядывая фасад и бетонный бастион забора закурил, прикидывая каким образом можно незаметно проникнуть во двор. Задача это была трудная, потому что две бронированные двери и гаражные ворота были задраены наглухо, а гладкая стена плиты не имела выступов и шероховатостей.

- Оксана, - озадаченно глядя на два входа спросил я, - а зачем ...

- Вас интересует назначение второй калитки? Все очень просто, она открывается на лесницу ведущую в курятник, я вам уже говорила, что кроме внутреннего входа в кабинет отца можно попасть прямо с улицы, именно через этот вход. Он то меня беспокоит больше всего.

- Я не вижу замочной скважины. Как открывается дверь?

- Только изнутри. Вы нажимаете кнопку, в кабинете раздается звонок, тот кто находится там спускается вниз и открывает дверь. Разумеется если вы персона желанная. Уйти из кабинета ещё проще, замок защелкивается сам. То есть убийца мог сделать свое дело и споконо выйти наружу захлопнув дверь с этой стороны.

- На кой черт вообще был нужен этот второй вход?

- Когда мама решила заниматься изобразительным искусством она планировала, что у неё в мастерской будет собираться городская богема. Ну а чтобы нас не беспокоить, она и задумала прорубить для них специальный ход.

- И часто отец им пользовался?

- Знаю, что им пользовалась Танька, но после того как я её проучила она навсегда забыла эту дорогу. Об остальных же посетителях я не осведомлена.

- Но ведь недавно вы говорили, что Татьяна приносит в кабинет кофе для гостей?

- Это действительно так, деловых посетителей отец встречает через эту дверь, но кто они я не знаю.

- Жаль, но ладно, Оксана Сергеевна ведите в дом. - Непринужденно и по дружески я приобнял её за талию, на что она отреагировала совершенно спокойно.

- Заходите, Константин Иванович, дверь открыта.

Безо всякой задней мысли, даже не подозревая насколько эта коза может быть коварной я первым вошел во двор. Огромный черный дог с крававо красными глазами вурдалака стоял напротив и хотел сказать мне что - то важное и сокровенное, но не успел, потому что через какую - то долю секунды я в затяжном прыжке был по другую сторону границы и нас надежно разделял железный занавес.

- Не вижу тут ничего смешного. - Строго эаметил я обрывая веселье молодой дуры.

- С вашей стороны довольно таки подло устраивать подобные атракционы человеку который годиться вам в отцы.

- Что не мешает ему лапать молодых девочек. Извините, но я не даже предполагала, что вы так испугаетесь. Альманзор только с виду такой страшный, а на самом деле теленок теленком. Он же щенок еще. Хотите его погладить? - Выворачивая слюнявые собачьи бурлы радушно предложила она. Погладьте.

- Пусть его гладит Нильский крокодил, привяжи барбоса и пойдем в дом. - Почемуто в приказном порядке я перешел на ты.

Послушно выполнив мои рекомендации она ещё раз извинилась и объявила, что проход открыт и я смело могу войти внутрь. На первом этаже мне уже довелось побывать в пятницу, поэтому особенно здесь задерживаться я не стал, только убедился в том что действительно через открытую дверь гостинной кухня просматривается великолепно, а значит Андрея и Татьяну можно сразу же исключить. Разумеется если эта милая девица не водит меня за нос. Второй этаж с рядом спален, сортиров и ванн в данное время интереса у меня не представлял и мы по крутой винтовой лестнице поднялся в кабинет Сергея. Пройдя через крохотный предбанник, вероятно предназначенный под секретарскую, мы очутились в небольшой комнате служившей покойному кабинетом. Сразу же поразило обилие солнца, которое било через двускатную крышу одновременно являющуюся потолком. По его периметру проходили толстые никелированные трубы непонятного назначения. С левой стороны от входа стоял компактный набор кабинетной мебели, а справа диван и два кресла. Прямо напротив находилась дверь, которая вела то ли в чулан, то ли в комнату отдыха. Чтобы исключить свои сомнения я засунул туда нос и не увидел ни того ни другого. Передо мной открылся целый компьютерный кабинет с тремя мониторами и разной множительной техники.

- Что это, Оксана? Куда я попал, уж не в центр ли космических полетов?

- Там Сашка целыми днями пропадает. Я же говорила.

- Понятно, а где Сергей...

- Папа повесился, а точнее его повесили эдесь, прямо над письменным столом.

- За что была привязана веревка? - Пропуская её уточнение я задрал голову к верху. Уж не за эти ли никелированные трубы?

- Именно так.

- Очень удобно, - похвалил я сообразительность товарища, - а зачем они нужны?

- Это трубы отопления.

- Зачем? Неужели не хватает тех что протянуты вдоль стен?

- Не хватает. Трубы отопления проведены под потолком для того чтобы там не было снега. От жары он сразу тает и быстро стекает вниз в виде воды.

- Ну конечно же, какой я идиот, все просто, но сам бы ни за что не догадался.

- Это бывает, но не расстраивайтесь, у вас ещё все впереди.

- Благодарю вас, Оксана, а теперь мне хотелось бы услышать что произошло после того как Сергей с племянником поднялись сюда.

- Да, от нас они ушли когда не было десяти, некоторое время мы ещё сидели за столом, пили чай, разговаривали на разные малозначащие темы. Потом Андрей принес какой - то новый боевик.

- Они к тому времени уже закончили ужин?

- Нет, он пришел прямо с тарелкой и доедал в гостинной, а Танька поела раньше и помыв посуду сразу присоединилась к нам. В общем никто никуда не выходил, все шестеро смотрели этот дурацкий боевик когда отсюда раздался дикий крик Сашки.

- В какое это время случилось?

- Как мы потом выяснили Сашка закричал в четверть двенадцатого. Еще ничего не понимая мы бросились сюда наверх. Сашка орал не переставая, он стоял возле дивана, вытаращенными глазами смотрел на отца и дико выл каким - то утробным, зверинным воем. При виде всего этого мы тоже окаменели. Стояли как идиоты и не знали что делать. Первым, как зто не странно, нашелся Игорь. Он выхватил у Андрея из кармана нож, запрыгнул на стол и перерезал веревку. Отец упал с каким - то жутким стуком и этот удар мертвого тела об пол вывел нас из оцепенения. Танька сразу же позвонила в скорую помощь, а я попыталась сделать ему искусственное дыхание, потому что мне показалось, что шейные позвонки у него не нарушены. Но все было бесполезно, слишком поздно Сашка вышел из своего кабинетика. Потом приехала скорая помощь, обругала нас за напрасный вызов и позвонив в милицию, уехала, ну а как было дальше вы можете себе представить.

- Ясно, Оксана, мне нужно увидеть веревку и посмотреть как она была привязана, а если вам это трудно, то я могу спросить у Андрея?

- Не нужно. Верхний конец веревки Андрей сжег на следующий день, а петлю забрала милиция.

- Зачем она им, начальника вешать что ли?

- Нет, это я орала, что это никакое не самоубийство, а умышленное, заранее спланированное убийство.

- Ясно, а почему Андрей решил сжечь остатки?

- Его об этом попросила мама. Но я хорошо помню как она выглядела и могу воссоздать картину.

- Попробуйте, а заодно покажите на какой высоте от пола находились ноги отца.

- Примерно в тридцати сантиметрах и рабочее кресло было отброшено на метр. Веревка была перекинута через потолочную трубу отопления точно над столом и закреплена за кронштейн нижней трубы возле окна.

- Понятно, Оксана, по моему вы ищите тень человека, которого здесь не было. Не было никакого убийцы кроме самого Сергея. И пора вам с этим смириться. Если конечно его не вздернул ваш двоюродный брат Сашка, но зная какой силушкой обладал ваш батюшка в это мне не вериться.

- Это полная чушь, но может быть кто - то приходил со стороны?

- А где та дверь, что ведет наружу на лестницу?

- Она в приемной.

- Нужен ключ, откройте мне её, только осторожнее, постарайтесь не держаться за ручки. Там могут быть следы.

- Константин Иванович! Она же не заперта. - Удивленно и как - то обрадовано закричала она чуть погодя. - Ну что я вам говорила, теперь уж вам меня не переубедить, в кабинете отца был кто - то посторонний кто его и убил.

- Отойди ка отсюда. - Бесцеремонно оттолкнув её назад я вышел на крохотный мостик. Узкая ржавая лестница двумя крутыми маршами спускалась вниз и упиралась в в металлическе ворота за которыми я недавно стоял. Даже беглого взгляда было достаточно чтобы понять, что совсем недавно лестницей пользовались. По крайней мере один человек с сороковым, сорок первым размером обуви прошел по ней туда и обратно и эти следы, оставленные на ржавчине ребристого металла не мог смыть прошедший недавно дождь.

- Кто из ваших мужиков носит сороковой размер ботинок?

- Не знаю, может быть Сашка. - Растерянно ответила Оксана. - У всех остальных на два, на три порядка больше, да и зачем кому - то из наших карабкаться по ржавой железяке когда есть внутренняя удобная лестница.

- А вот это нам и предстоит узнать. Неси все башмаки которые есть у твоего кузена, и если что - то совпадет, то мы его об этом спросим. И захвати фотоаппарат, если таковой есть.

- Есть, и к тому же заряженный.

- Ну и отлично. Заснимешь всю эту музыку.

В то что Сергея удавили насильно я не верил, он бы поднял такую бучу, что его бы услышали в Австралии, а вот то что кто - то в тот вечер к нему приходил - было реальностью. Возможно этот визит и послужил причиной его самоубийства. И этого человека найти было бы совсем неплохо. Тогда я смогу с чистой совестью и легким полупоклоном небрежно удалиться оставив у женской половины Алфервского семейства легкую грусть о проницательном сыщике Гончарове. Батюшки - матушки, а это ещё что такое? Перегнувшись через поручни мостика я заметил нечто блестящее лежащее прямо под лестницей на асфальте. Похоже на брелок с ключами. Для пыльного асфальта предмет явно инородный и случайный. Бочком, чтобы не нарушить вражьи следы я спустился и в прозрачный сигаретный мешочек закатил свой трофей. Им оказался брелок часы с ключами от автомобиля. Вот это находка, это же не улика, а просто визитная карточка. Теперь остается сущий пустячок, найти хозяина. И если это ключи не самого Сергея, нам будет о чем потолковать. Но пора возвращаться наверх.

- Вот, Константин Иванович, принесла все что нашла в обувной полке подходящего. - Из пластикового пакета прямо мне под ноги она вывалила целыю гору башмаков.

- Господи, да что же он у тебя сороконожка что ли? - Увидев такое обилие обуви невольно спросил я.

- Насчет сороконожки не знаю, но на паука похож.

- Ты бы хоть по одному башмаку принесла, а то все парами. Рассматривая ботинок ворчал я. - Не лень было тащить?

- Не лень, а вдруг получится так что я не принесла нужного.

- Успокойся, здесь все ненужное, у него же тридцать восьмой размер. Тащи назад и поскорее возвращайся, мне нужно у тебя кое что узнать.

- А в чем дело? - Тотчас вернувшись спросила она.

- Тебе не знаком этот предмет? - На вытянутой ладони я показал ей брелок с ключами. - Не приходилось видеть раньше?

- Нет, а где вы его нашли?

- Под лестницей, может быть это ключи отца?

- Да нет же, это ключи от ВАЗа, а он на БМВ ездил.

- Понятно, о моей находке пока не распространяйся.

- Могли бы и не предупреждать.

- Пойдем, проводишь меня.

- Куда это ты, Костя, так торопишься? - Открывая дверь спросила свежеиспеченная вдова. - Или общество дочери тебе притнее моего?

- Ну что ты, Марго, как могла такое подумать. - Растерянно как школьник пролепетал я. - К тебе - то и стремился, да говорят ты вся в делах.

- Ой не знаю, что теперь будет. Оксана приготовь нам чай. Мы с Костей немного поболтаем, иди, милая.

- Да, мама, через пять минут все будет готово. - Подмигнув мне невидимым для матери глазом она мгновенно исчезла.

- Ну вот, Костя, осталась я вдовой.

- Не хныч, Марго, в твои - то годы... Жалко конечно Сергея, а что сделаешь. Зачем он это сделал, я до сих пор не пойму.

- А я тем более. Хоть бы записку какую оставил. - Вдруг разревелась она. - Нельзя же так, совсем меня ни во что не ставил! Повесился и ничего не сказал. Все вы мужики такие! Ой, что это я...Ты - то как живешь?

- Да обо мне ли сейчас речь? Неужели ты даже отдаленно не можешь себе представить почему Сергей так поступил?

- В том - то и дело что не могу.

- Как вы последнее время жили?

- А как живут люди прожившие вместе больше двадцати лет? Ровно, без скандалов, но и без любви, но почему ты это спрашиваешь?

- Хочу понять.

- Я тоже, а понять ничего не могу. Чай наверное готов.

- Подожди. Как дальше - то жить думаешь?

- Хочу продолжить его дело, возглавить фирму, я ведь в свое время окончила финансово - экономические курсы. Нельзя сказать, что я великий специалист, но кое как соображаю. Племянник обещает помочь войти в курс дела. Сейчас вот ездили знакомится с производством.

- Сергей был единовластным хозяином фирмы?

- Нет, у фирмы есть соучредитель, у него сорок девять процентов акций.

- Наверное смерть Сергея ему была выгодна?

- Ну что ты, Костя, позавчера он ко мне приезжал и у нас состоялся разговор как раз на эту тему. Он то мне и предложил возглавить фабрику. Между прочим я согласилась не сразу, он долго настаивал.

- А почему бы ему не занятся этим самому? Он работает на фирме?

- В том - то и дело что нет, он занят делами далекими от производства.

- Крутой рэкет что ли?

- Ну почему же сразу рэкет? Нет, Леня помощник одного из наших депутатов.

- Доволно расплывчато. И что же, он вот так вот бескорыстно и по комсомольски предложил тебе стать руководителем фирмы?

- Ну не совсем бескорыстно, нынче это не модно, в обмен он попросил передать ему два контрольных процента.

- Не дурственно. И ты конечно согласилась?

- Пока ещё нет, но думаю согласиться. Дела на фирме оказались не так хороши как нам говорил Сергей, а Леня обещает запустить новую линию по изготовлению железобетонных перекрытий, что значительно поправит наше теперешнее положение.

- А через месяц он выкинет тебя как использованный презерватив.

- Ну почему я должна думать о нем так плохо?

- На всякий случай. Имущество фирмы тоже наполовину принадлежит ему?

- Да, оборудование закупалось на равных паях.

- Хочешь моего совета?

- Попробуй.

- Постарайся как можно скорее освободиться от его партнерства.

- Зачем, если бы не он, то мы бы давно сдохли. Леня несколько раз находил нам сверхвыгодные заказы, и я не вижу причин для подобных действий.

- Когда увидишь будет уже поздно. Ладно к этому вопросу мы вернемся позже.

- Вот как? А ты что, решил взять на себя роль опекуна? - Закуривая усмехнулась Марго. - будешь милосердныи братом и утешением несчастной вдове?

- Конечно, а ты разве против?

- Вообще - то нет, но на твоем месте я бы начинала с утешений, а не с производственных вопросов. Это выглядело бы естественней и приличней.

- Всему свое время. Марго, то что твой сын сидит на игле я заметил давно, меня интересует откуда он берет деньги на наркоту?

- Зачем тебе наши проблемы?

- А ты желаешь остаться с ними в одиночестве?

- Почему в одиночестве? У меня есть дочь и золовка. Да и чем ты можешь помочь?

- Мне сложно тебе это объяснить, но ничего дурного я не замышляю. Мне кажется, что очень скоро ты можешь оказаться перед лицом ещё одной беды. Наркоман в доме это все равно что ружье, которое рано или поздно, но все равно выстрелит. И если ты назавешь мне те источники где Игорь берет деньги, то возможно я смогу предотвратить новое несчастье, пролить свет на нелепую смерть Сергея и выяснить причину его самоубийства.

- Кто тебе нажаловался? Оксанка наверное?

- Нет, я и сам догадался.

- После того как не стало Сергея деньги даю ему я. - Устало и безразлично призналась она. - А что остается делать, не толкать же его на преступление.

- На преступление он толкнул себя сам когда начал этим заниматься. Какую сумму ты ему выделяешь ежедневно?

- Сто рублей, он просит больше, но больше я дать не в состоянии.

- Понятно. Где находится его наркопритон? Или он вместе со своими дружками колется под крылом любимой матушки?

- Не знаю, но под вечер, часов в пять он, как правило, куда - то уходит и натуральным идиотом является домой только в десятом часу, а иногда и под утро.

- И так каждый день?

- Не каждый, но через день это точно.

- Когда же он делает уроки?

- Костя, похоже, что ты тоже идиот. Ну какие там к черту уроки. Я со дня на день жду когда его вышибут со школы, а ты о каких - то уроках. Я уже чего только в эту школу не таскала, что только директору не дарила, а зачем и сама не знаю.

- Прости. И последний вопрос: В тот злополучный вечер, когда Сергей вместе с племянником поднялся сюда в кабинет, где были все остальные?

- Сидели за столом, пили чай и смотрели видик, а потом раздался совершенно нечеловеческий сашин крик.

- Вот так вот дружно сидели и никто никуда не отлучался?

- Нет, почему же? Насколько я помню, Игорь с Андреем выходили на улицу покурить, а Оксанка поднималась к себе переодется. Но почему ты об этом спрашиваешь?

- Пока не знаю, они выходили все вместе?

- Да, но какое это имеет значение? Не пойму я тебя, Гончаров.

- И не надо, по крайней мере пока. Тебе, случаем, не приходилось раньше видеть этот брелок с ключами?

- Нет, вижу его впервые. - Возвращая мне прозрачный пакетик удивленно ответила она. - Это ключи от какой - то машины.

- Точно, и хорошо бы узнать от какой.

- Зачем?

- Потому что я нашел их в вашем дворе под черной лестницей.

- Вот как? Может быть спросим Андрея?

- Да, и спрошу я сам, а тебе об этом лучше пока забыть.

- Хорошо, не понимаю чего ты добиваешься, идем пить чай.

- Пойдем, - согласился я поднимаясь, - Марго, если ты заметишь в доме что то подозрительное или просто необычное, то немедленно звони мне.

Чаепитие проходило чинно и пристойно в лучших традициях наших бабушек. Относительно повешанного не было сказано ни одного слова, то ли из за постоянно снующей Татьяны, то ли из - за присутствия Инны Владимировны, строгой сорокалетней женщины выглядевшей гораздо старше нас. За столом не было ни Игоря, ни его двоюродного вундеркинда Саши, на которого мне так хотелось взглянуть.

Поблагодарив женщин за прекрасный чай я откланялся и

на секунду забежал в гараж и там под вопли какого - то ультрасовременного певца познакомился с Андреем. Разглядывая его мощную, атлетическую фигуру я невольно подумал, что он вполне бы смог приподнять тело Сергея и аккуратно заправить его шею в петлю. Узнав о причине моего прихода он долго рассматривал ключи, а возвращая с сожалением признал, что такой брелок он видит впервые.

Осторожно потрепав грозного щенка по загривку, я вышел на улицу и чуть было не попал под колеса резко затормозившей машине. Белый жигуленок седьмой модели остановился буквально в полуметре от меня.

- Козел! - Испуганно и возмущенно объявил я выскочившему водителю, невысокому, худенькому парню в снежно - белом костюме.

- За козла ответишь. - Смеясь ритуально ответил он. - Маргарита Михайловна дома?

- Дома, только для таких дураков как ты её нет.

- Да ты что, мужик, в самом деле испугался? Ну тогда извини.

- Потраченный мною адреналин на твои извинения не купишь. За моральный ущерб, который ты мне нанес нужно платить.

- И сколько же? - Закрывая машину заинтересовался воробушек. - Во сколько ты оцениваешь свою нервную систему изможденную алкоголем. - В десять тысяч. - Подумав объявил я. - Десять тысяч рублей и ни копейки меньше.

- А ты крутая синячина! - Вытаскивая бумажник опять рассмеялся парень. - Вот тебе на пузырь и вальсируй отсюда канканом.

- А зто как? Я не знаю, покажи, а. С твоими маленькими ножками у тебя и вальс и канкан должен ловко получаться. Покажи.

- Я тебе покажу, я тебе сейчас так покажу, что ты своим адреналином месяц мочиться будешь, быстро дергай отсюда! - С этими словами, видимо не желая больше связываться с чернью, парень скрылся за дверью.

Подумав, я плюнул ему вслед и совсем было собрался уходить, как вдруг меня осенила гениальная и смелая мысль. Достав найденный брелок я наобум ткнул ключом в замок его машины. Пусть теперь говорят что я не гениален! С мягким щелчком дверь открылась и я очутился в салоне. Замок зажигания тоже узнал свой ключ. На бешенных оборотах я вхолостую гонял двигатель пока из ворот не выскочил перепуганный хозяин. Полный негодования он рвал дверцы которые я предусмотрительно блокировал кнопками. Вволю потешившись над его прыжками и ужимками, я тихонко, чтобы не заапачкать его белый костюм, развернулся, показал язык и неторопливо покатил по узкой улице частного сектора. Но так чтобы он имел возможность, догоняя, изредка похлопывать по багажнику своей тачки. Когда эта игра мне прискучила, я немного вырвавшись вперед, выдернул ключи, забрал начатую бутылку газировки и помахав ему ручкой, спокойно пошел домой.

- Наверное наша следующая встреча не за горами. - Подумал я заходя в подземный гадюшник с нейтральным названием "Погребок". - И желательно явиться к этому господину в белых одеждах не одному, а имея за спиной надежное прикрытие. Наверное, если его хорошо разговорить, он может поведать массу интересных вещей. Интересно, кто он такой? Судя по его поведению, в доме Алферовых он бывает запросто и часто. Но не будем ломать понапрасну голову, завтра все выясниться, а сегодня придется довольствоваться ста граммами водки и знакомством с Игорьком. Интересно каков он из себя? Наверное такой же красавец как и его сестра. Впрочем гадать не имеет смысла. Уже через несколько часов я увижу его воочию, а пока, было бы неплохо отдохнуть и набраться сил перед вечерним концертом.

То что тесть недоволен своим утренним походом в милицию я понял сразу. Облаченный в парадный мундир с орденами и медалями он сидел на кухне, пил водку и ругался некультурным армейским матом. Видавшая виды Милка сидела в кабинете и под грохот магнитофонных динамиков ревела как пятилетняя девочка.

- И давно это он? - Успокаивая не в меру чувственную супругу поинтересовался я.

- Уже часа два. Пьет и материться, материться и пьет.

- Что там у него произошло?

- Не знаю, не говорит, а только звонил твой знакомый следователь Сергей Алексанрович и сказал, что лучше отцу куда - нибудь на время уехать.

- Час от часу не легче! - В сердцах выругался я. - Что же он там такое натворил?

- Не говорит и ехать никуда не хочет, все грозиться свернуть Юрке Шутову шею. Ты спроси у него, в чем дело, может быть он тебе расскажет.

- Попробую. Черт его дернул туда нарисоваться. Мы тоже хороши, не могли его остановить. Алексей Николаевич, - Обрывая замысловатый мат я бодро вошел на кухню. - Что за шум, а драки нет?

- Да я его ... Он у меня ... Я их всех ...

- Всенепременно, Алексей Николаевич. - Поддержал я его добрые пожелания. - С ними только так и надо. Менты они и есть менты. Чего от них хорошего ждать.

- Он мне ..., да я его ... и высушу!!! Мне, полковнику милиции!...

- А что случилось, вас что - то не устроило в их предложении!

- Пей, Костя. Я его ... видел. Я весь свой кабинет его соплями раскрасил.

- Какой кабинет? У вас нет кабинета.

- Ну бывший мой кабинет. Во, гляди, кулак! Я ему такую примочку поставил...

Глядя на волосатый ефимовский кулак я подумал, что Шутову здорово не повезло, и ему, прежде чем обижать бывшего шефа, надо было все хорошенько обдумать.

- Костя, ты знаешь какого зама он мне предложил, я его маму ...Он мне предложил должность завхоза. Я сначала подумал что он шутит, так и говорю, ты шутишь Шутов, а он мне с гаденькой улыбочкой, чего же вы хотели? Уж не начальника ли штаба? Извините, говорит, на эту должность нам нужен умный человек хорошо ориентирующийся в нынешней непростой политике. Ну тут он как стоял напротив меня через стол, так и лег на него. Все бумаги кровавыми соплями перемазал.

- Обидно конечно, но бить - то зачем?

- Для удовольствия, ты бы слышал как он завизжал, как стал звать на помощь, а я его все прессую. Тут мужики, менты знакомые набежали, оттащили меня. Вижу, что делать мне там больше нечего, ну и пошел в кафешку. Там отметился и домой.

- Алексей Николаевич, уже тепло, вам бы с недельку на дачке пожить не мешало.

- Чего? Ну уж нет, не заставите. Чтобы я испугался этого прохиндея?!

- Алексей Николаевич, наплюй и забудь, если вам так свербит, работу и так можно найти где - нибудь в охранной фирме. А то и создать новую.

- Хор-рошая мысль. - Выпив крякнул он. - Надо будет над этим подумать.

- Вот - вот, а пока, во избежание недоразуманий вам надо отсюда уматывать. Ведь сказано: В профессии вора, как и в профессии мента, главное во время смыться.

- Ни за что! Чтобы я полковник Ефимов испугался этого шута!

С большим трудом нам удалось уговорить его покинуть город хотя бы на три дня. Собрав необходимые вещи и тормозок со спиртным Милка усадила его в машину и повезла в загородную резеденцию как на блат - хату, где бы полковник мог отсидется.

Проводив террориста - тестя я занялся некоторыми приготовлениями к вечерней вылазке. Собрав все необходимое, позвонил Марго и спросил как зовут белого человечка на белой машине.

- Что ты за игру с ним устроил, он до сих пор сидит у меня и трясется от злобы. Напрасно ты так с ним играл. Это тот самый Леня Григорьев, который может сделать тебе большую неприятность.

- Передай ему, что я с нетерпением этого жду.

- За те года, что я тебя не видела, ты совсем не поумнел.

- Это же замечательно. Как мне его найти?

- Думаю что он сам тебя найдет.

- И все же скажи его рабочий адрес.

- Не скажу, мне с ним ещё предстоит работать и в твоих детских игрушках я участвовать не намерена, да и тебе советую остановиться. Знаешь, Костя, не лезь ты к нам, так будет лучше. Сергея уже не вернешь, а нам ещё жить.

- Как знаешь. Игорь пришел?

- Да, у себя в комнате охает, опять ломка.

- Ну тогда передай всем привет и до свидания.

- До свидания. - Сухо попрощавшись она положила трубку, я же этого делать не стал, чуть помедлив набрал рабочий номер лейтенанта Ухова.

- Иваныч, а я уже сам собрался тебе звонить, - едва сдерживая смех, обрадованно ответил он, - ты знаешь, что отколол твой родственик?

- Уже знаю и не стоит мне лишний раз об этом напоминать. - Досадливо ответил я, - Ты не хочешь сегодня немного прогуляться?

- Хочу, но не могу, мы под ружьем.

- Жаль, тогда до завтра узнай кто такой Леня Григорьев, а сегодня мне придется поискать себе другого партнера. - Обиделся я и положив трубку оттолкнул бессловесный аппарат. - Обойдемся своими силами.

В четыре часа дня, усадив Джамилю за руль, я по пути следования рассказал куда и зачем мы едем. Не задавая лишних вопросов она доставила меня точно по адресу. Спрятав машину между забором и кучей щебня мы приготовились к долгому ожиданию. Первой из дома Алферовых вышла Инна Владимировна. С пакетом в руках, ни на кого не обращая внимания, она вероятнее всего отправилась в магазин. Прошло не менее часа и она уже успела вернуться прежде чем из образовавшейся щели ворот выскользнул высокий нескладный чернявый парень в джинсах и легкой кожаной куртке.

- Это он. - Решил я и велел Джамиле выползать из укрытия. Дав ему возможность отойти на порядочное расстояние мы черепашьим шагом двинулись следом.

- А чего это он как краб боком загребает? - держа дистанцию спросила киргизка.

- Тебя бы весь день без наркоты продержать - вообще бы раком поползла. Ничего, скоро он у нас орлом летать будет.

На проспекте Игорь поймал такси и потащил нас на конец города к речному порту. Там возле пятиэтажного жилого дома он отпустил машину и направился к последнему подъезду. За ним по пятам уже шла Джамиля.

- Пройдет не меньше получаса прежде чем мы сможем ворваться в притон, - Подумал я и успокоенный таким обстоятельством погрузился в размышления о бренности бытия и скоротечности жизни. - Что не хватало этому пацану? Деньги, машины и девчонки, все было у него в кармане, но чаша с белой горкой героина перевесила все блага. Ради неё он потерял не только все перечисленное, но и саму жизнь.

Неожиданно рано появилась моя напарница, почти бегом кинулась к машине знаками давая мне понять, чтоб я оставался на месте

- Это не притон. - Шлепаясь рядом сообщила она. - В квартире, куда он зашел проживает одинокая тридцатилетняя женщина, Татьяна Ивановна Фитц и из этого можно заключить, что Игорь приехал сюда за наркотой. Я думаю он скоро оттуда выйдет и только потом поведет нас в притон.

- Какой номер квартиры?

- Сорок седьмая, второй этаж, двухкомнатная. Вот он! Уже отоварился.

Все ещё в раскорячку, но заметно повеселевший Игорь опять снял такси и поволок нас в противоположенном направлении откуда мы недавно приехали.

- Однако ореол его обитания довольно обширный. - Вежливо лавируя между машинами заметила Джамиля. - Скоро семь часов, а у нашего орла ни в одном глазу, ни в одной венке. Как только терпит бедняга.

- Господь терпел и нам велел. Должно быть предвкушает. Тебе его жалко?

- Конечно, несчастный убогий пацан и не его вина, что чья - то "добрая душа" в свое время показала ему "райские грезы". А вот тех кто выращивает и распространяет эту заразу по земле, я бы их казнила на месте, без суда и следствия.

- Ну и кровожадная же ты, Жанка.

- Они кровожаднее. Они идут по трупам, до последней нитки обирая не только свою жертву, но и их семьи. Они мародеры, гиены и шакалы идущие вслед за обесилившим животным.

- Никогда бы не подумал, что ты такая моралистка.

- Это не моя мораль, это закон любого нормального общества. Смотрите они останавливаються. - Чуть проехав вперед она остановилась на площади кинотеатра "Факел". - Ну я пошла. Без особой причины не дергайтесь.

Выскользнув из машины Джамиля описала небольшой круг и миновав одиноко стоящего Игоря пристроилась в очередь за мороженым. Я курил, Игорь нетерпеливо крутил головой, а очередь за мороженым таяла на глазах и вскоре Джамиля одиноко присев на скамейку развернула брикет. Откуда вынырнул вертлявый цыганенок я сразу и не понял, но сработали они молниеносно. Обменявшись кивками, пожали друг другу руки и сразу разбежались как одноименные полюса магнита. Цыганенок исчез прямо на глзазах, а Алферов подошел к ожидавшей его машине и что - то сказав водителю, забрался во внутрь.

- Что за чертовщина? - Открывая дверцу спросил я подручную. - Они что - то заподозрили? Почему вдруг кинулись в рассыпную?

- Все нормально, Константин Иванович, передачу деньги - товар, товар деньги они проделали у всех на глазах и в самом центре площади.

- Тогда за каким хреном он заходил к этой Фитц?

- Наверное там порошка не оказалось и он рванул сюда. Едем за ним дальше?

- Конечно, только подожди пока они отъедут подальше. Ты видела сам процесс передачи товара и денег?

- Да, и очень хорошо. - Трогаясь с места заверила Джамиля.

- Сколько он отдал цыганенку денег?

- Точную сумму назвать я затрудняюсь, они ведь её не пересчитывали, но судя по толщине вдвое сложенных сторублевок, денег там было много, не меньше чем две тысячи. Да и порошка он взял достаточно, четыре или пять пакетиков.

Дальше, вплоть до Центрального сквера, где остановилась преследуемая нами машина, мы ехали молча. Расплатившись с водителем, Игорь зыркнул по сторонам, обозначая таким образом, что он проверяет нет ли за ним хвоста. Вполне удоволетворенный вечерней панорамой города он устремился к трехэтажному дому сталинской постройки. Следом, уже в который раз, за ним устремилась Джамиля. Зайдя во двор они скрылись за углом, а я оставшись в одиночестве, прикидывал когда мне будет удобнее прийти к ней на подмогу.

Потекли бесконечно томительные минуты ожидания. Не выдержав и получаса я вышел из машины и прогулочным шагом пошел во двор дома, где по моим расчетам находился нгаркопритон. Солнце уже зашло, но освещенности ещё хватало чтобы убедиться, что старый двор абсолютно пуст. Даже почетные члены дворовых клубов, старики и собачники сегодня отсутствовали. Дом имел два поъезда, но где гарантия, что Игорь и Джамиля вошли именно в этот дом, во дворе их стояло четыре, а это уже восемь подъездов и поди угадай какой из них мне нужен. Но где эта чертова кукла, почему она заставляет меня нервничать.

Появившаяся во дворе девчонка быстро и как - то нервно забежала в первый подъезд сталинского дома и я положившись на свое чутье, устремился следом. Прикрыв за собой дверь, прислушался отсчитывая ступеньки которые торопливо перебирали девчонкины ноги. Миновав третий этаж шаги не стихли, но стали глуше. Кажется моя юная проводница транзитом пошла на чердак. Хорошенький сюрпиз она приготовила своим друзьям наркошам. Но где Джамиля? Вечно она пропадает в самую нужную минуту. На одном дыхании я залетел на третий этаж, а дальше осторожно ступая поднялся до чердачной двери обитой оцинкованным железом.

Особенно можно было и не прислушиваться, говорили громко, в полной уверенности что их не слышат. Судя по всему, вместе с только что прибывшей дамой, наркоманов было трое. Один голос, чем - то похожий на голос Сергея я выделил сразу и понял, что он принадлежит Игорю. Второй парень держался свысока, но в то же время чуть заискиваясь, наверное это был студент из политеха. Девчонка же просто материлась требуя немедленно вкатить ей дозу.

- А ты заслужила, овца плешивая? - Наслаждаясь неограниченной властью глумился студент. - Ты хоть раз, хоть полпайки принесла?

- Да иди ты ... Игорек, скажи ему.

- Не-е-е, Влад ништяк говорит, хилая ты телка. - Медленно, в растяжку и с удовольствием поддержал он студента.

- Игорек, ну дай пожалуйста, видишь как меня трясет.

- А ты ложись, потрясемся вместе, - довольный своей шуткой не спеша рассмеялся студент, в натуре, Игорек, пусть отрабатывает.

- Я отработаю, - поспешно пообещала девчонка, - только потом, сначала дай ширнуться. Когда я вам отказывала.

- Не-е-е, Натали, ты плохо просишь, наверное хочешь чтобы мы вместо тебя Вику трахали. - Упивался своим могуществом студент. - Ты хорошо проси, чтоб я поверил. Как я тебя позавчера учил? Ну!?

- Владик, миленький, - торопливо взмолилась девчонка, - Ты самый красивый, самый умный, самый добрый человек нашего города. Не дай умереть бедной, несчастной девушке, сжалься над её страданиями и она всю жизнь будет за тебя молиться...

- Что замолчала - то? Продолжай.

- Владик, но это потом...

- Потом и ширялово будет.

- Ладно. Не соблаговолит ли добрый барин обнажить свой пенис чтобы бедная девушка, в знак признательности, могла его облобызать?

- Соблаговоляю. - Хихикнул институтский недоумок. - Только не кусайся. Игорек, а ты чего приторчал? Пристраивайся в торец.

- Не-е-е, у меня свой кайф пошел, не мешай.

В кромешной темноте наступило молчание изредка прерываемое похихикиванием Игоря и развратного студента. Мне, сорокапятилетнему мужику, почему - то стало стыдно, но не потому что я оказался невольным свидетелем интимной сцены или был воспитан в пуританской семье, нет, наверное меня покоробило то с какой простотой и обыденностью, словно свиньи в хлеву они утоляют свою любовную жажду. Но где же, в конце - то концов Джамиля? Это уже становиться неинтересным. Тем временем Натали закончила свой труд и отплевавшись матерно потребовала плату за работу.

- Ну что, Игорь, дать ей кольнуться или пусть ещё попросит?

- Да-а-й ей, Вла-а-адик, пусть девчонка тоже оттянется, все нормально.

- Щедрый ты, Игорек, и где ты только каждый день такие бабки находишь?

- Все нормально, где беру, там и беру, не твое дело.

- Да нет, я ничего...

- Козел! - Чувствуя себя обманутой не выдержала Натали. - Дай ширялово!

- Не ори, посвети фонариком, я тебе сам вкачу.

Стараясь рассмотреть внешность Владика я чуточку увеличил щель и вдруг подхваченный неведомай силой вылетел на чердак прямо под ноги студента.

- Во, гляди, Игорек, - захихикал он. - Мужики с неба падают.

- Это я вам его подкинул. - Пояснил невидимый мне ломкий голос с хрипотцой. - Вы совсем охренели. Кто его на хвосте привел.

- Я пришла последняя, там все чисто было, да какая тебе разница Кирилл? Что он нам сделает? Не то нынче время. Отжили они свое со своими запретами и коммуняками. Теперь наше время, Давай, Владик, вена готова, скорее.

- Нет, погодите, - возразил осторожный Кирилл, - надо выяснить что это за волчара, чего ему от нас надо. Посвети на него, Владик.

Владик посветил на свою голову, потому что получив от меня ногой по уху, вместе с фонариком тут же отлетел к печной трубе и ударившись затылком, мягко осел. Кирилл оказался покрепче, но измученный наркотиком совершенно не координировал движений. Он улегся поперек смеющегося Игоря, а Натали видя такой поворот событий предпочла экстренно удалиться.

- Константин Иванович, перестаньте, не надо, вы же их убьете. Наконец - то прорезался голос Джамили. - Зачем вы вообще здесь появились? Я и без вас прекрасно держала всю ситуацию в своих руках.

- Откуда мне было знать что ты там держала в своих руках, Черт тебя возьми, да где ты там, ничего не вижу. Где - то должен быть фонарик.

- Он наверное разбился, посветите зажигалкой.

Оранжевый язычок зажигалки позволил мне найти фонарик и при его свете мы добросовестно осмотрели раны наркоманов. С Кириллом я вообще обошелся деликатно, так что за его судьбу можно было не переживать, а вот кровоточащий затылок студента вызывал некоторые опасения.

- Перевязать бы его. - Выразила свое мнение Джамиля. - Обработать рану и перевязать чистой тряпкой.

- А чем обрабатывать? Кретины, лучше бы вы водку жрали.

- Да ты чо, мужик. - Мелко рассмеялся Игорь. - Западло! Водку только совки пьют.

- Заткнись, элита вонючая. - Глубоко оскорбился я в лучших чувствах. Кирилл, хватай свою задницу по мышку и быстро делай ноги, если не хочешь ночевать сегодня в милиции. А этих прийдется грузить в и развозить по домам.

- Ты прикинь, Владик, нас повезут домой. - Не переставая веселился Игорь. - А я не хочу, мне здесь хорошо.

Не тратя время на пустые разговоры мы дотащили их до машины и втолкнув на заднее сиденье повезли по домам. Сгрузив студента и пожелали ему доброй ночи мы подождав пока он дойдет до квартиры, отправились к Алферовым.

- Ну что, Игорь, как ты себя чувствуешь?

- Обалденно, кайф выше крыши. А ты кто такой?

- Скоро узнаешь. Ты где берешь деньги на наркоту?

- Хи - хи, тоже хочешь? Не скажу-у-у.

- Ну скажи, будь другом.

- Не-е-ет, это я ни-и-ико-ому...Хи - хи - хи...

- Эй, Игорек, ну скажи.

- Не-е-е...

- Все, Константин Иванович, он уплыл и ему с нами неинтересно. Что делать - то с ним будем? Куда его девать?

- Домой, а куда же еще, но мне так хотелось с ним поговорить.

- Сегодня это исключается. Он от нас далеко.

- Черт, даже его друзья не знают где он берет деньги, тебе не кажется это странным? Влад как и я хотел бы знать источник его финансирования.

- Что ж делать, вам прийдется искать ответ где - то в другом месте.

- Гениально, если бы ты ещё сказала где именно.

- Не знаю, вы больше меня знаете о том что твориться в его семье.

В третий раз за сегодняшний день подъехав к алферовскому дому я вытащил из машины тряпичное игоревское тело и перекрестившись позвонил, надеясь на то что ворота мне откроет Андрей или его жена. Еще раз беседовать сегодня с Марго никакого желания у меня не было, но по закону всемирного свинства открыла именно она.

- Мамаша, старая сука! - На секунду вынырнув из своего рая расплылся в улыбке Игорь. - Корова безрогая.

- Великий боже, где ты его нашел? - Тут же запричитала она и вызвав на подмогу шофера решила плотно заняться мной. - Костя, я же тебя просила оставить нас в покое. Где ты его подобрал?

- В одном очень сомнительном месте и учти что в довершении ко всем вашим бедам, вы рискуете приобрести маленький домашний спид. А теперь извини - мне пора домой.

- Прощай, Гончаров, надеюсь в обозримом будующем я тебя не увижу.

- Время покажет, Маргарита Михайловна, - садясь в машину засмеялся я. - Если будет грустно и одиноко - звоните.

- Долго ждать прийдется. - В сердцах хлопнув дверью поставила она точку.

- Что за баба неблагодарная?! - Возмутилась Джамиля. - Ей сынка привезли, а она хамит. Не понимаю я таких людей, куда сейчас?

- На стоянку и по домам. Ты завтра чем занимаешься?

- С утра иду к нашему знакомому Говорову, обещал взять на работу. А что?

- Да нет, ничего. Я назавтра задумал нанести визит одному мужичку и буду весьма признателен если ты составишь мне компанию.

- Хорошо, когда я нужна?

- Пока не знаю, позвони мне часов в девять.

На том мы и расстались. Размахивая пластиковой бутылкой лимонада я подошел к дому я был неприятно удивлен стремительно подскочившими к нашему подъезду милицейскими машинами. Их было аж три штуки. УАЗик и два жигуленка, причем на одном из них не было спецполосы. Не иначе как прибыли брать крупного и опасного зверя живущего рядом с нами.

- Что случилось? - Спросил я водителя, когда шестеро вооруженных ментов скрылись в подъезде.

- Ничего, вали отсюда, мужик. - Грубо и угрожающе ответил он и тут я увидел сидящего рядом с ним Шутова с распухшим носом и подбитым глазом.

- Привет, Юрий Александрович, эко тебя разукрасили. Не ко мне ли в гости пожаловали? - Уже догадываясь в чем сыр - бор рассмеялся я. Поздновато маленько, одиннадцатый час, но ничего, заходите, милости просим дорогих гостей.

- К тебе мы в следующий раз приедем, ты у меня в конце концов доиграешься. Но пока нам нужен твой ненормальный тесть.

- Так и заходите, если он дома, то с удовольствием вас встретит, нальет рюмочку посидите, вспомните былое, как он из тебя из дерьма пытался кофетку сделать, правда у него этого не получилось.

- Что? Сука, ну ты меня достал. - Лопаясь от злости прошипел Шутов. Будешь ты у меня сегодня вместе с тестем ночевать. Сучья семейка!

- Как был ты, Шутов, Говном с большой буквы так им и остался.

- Аксенов! Ты слышал? Ты слышал, Аксенов, в машину его! Чего сидишь?

- Не могу выйти, он дверь держит.

- "Черемухой" его, "Черемухой" падлу.

Ждать пока меня спрыснут этой мерзостью я не стал. Сдернув пробку я ударил по - глазам несчасного Аксенова лимонадной струей и широким наметом пошел через двор, как музыку слушая за собой отборный мат начальника нашей районной милиции. Однако когда за спиной послышался топот преследователей мне стало совсем не до смеха. Свидание с правохранительными органами не входило в мои ближайшие планы, а тем более на их поле. Мне во что бы то ни стало этой встречи следовало избежать, так как завтра я хотел задушевно и нежно поговорить с Леней Григорьевым, но похоже, наша беседа откладывалась, потому что мне наперерез с молчаливым улюлюканьем бежали два мента. Меня они ещё не видели, но курс держали правильный, не пройдет и десяти секунд как мое несчастное тело забьеться под резиновым градом их дубинок. А потом, в шутовском кабинете, мне прийдется ещё хуже. Самое меньшее, что он потребует - зто моего публичного извинения, а в худшем случае дело дойдет и до суда. Нет, такого допустить я не мог и мусорный бак неожиданно возникший на моем пути был избавлением и разрешением всех проблем. Прямо с разбегу я воткнулся и зарылся в прелые отходы человеческой цивилизации, проклиная юркину вшивость, тестя, а заодно и себя.

Пути моих преследователей пересеклись в трех шагах от мусорного бака и озадаченные моим непонятным исчезновением они принялись бурно, но объективно обсуждать провал операции "Захват".

- Ушел, козел! Где вот теперь его искать?

- Может во двор училища сквозанул? - Высказал предположение хриплый голос.

- Может и так, а может наоборот, теперь нам его не достать. Сокрушался Аксенов. - Прощелкали клювами, что теперь шеф скажет?

- Да пошел бы он, твой шеф, на хрен. - Рационально посоветовал хриплый. - А что такого этот мужик сделал?

- Шефа говном назвал. - Почему - то принизив голос, как великую тайну поведал им Аксенов. - Наш Шут тогда и заметал икру.

- Нормально. Зачем же его догонять, пусть себе бежит...

- Ну что там? - Еще издали я узнал юркин голос. - Поймали? Где он?

- Товарищ подполковник, как сквозь землю провалился. - С сожалением ответил Аксенов. Мы по идее его должны были здесь перехватить, но не получилось.

- Обшарьте подъезды и обязательно посмотрите в мусоре, далеко он уйти не мог.

- Юрий Александрович, но не полезет же он в мусор.

- Делать что приказанно. Я его знаю, когда надо он не только в мусор, он в жопу к египетской мумии залезет, ищите.

Двое ушли проверять подъезды, а третий нехотя подойдя к мусоросборнику включил фонарик и начал тыкать в меня дубинкой недовольно приговаривая.

- Ну какой дурак полезет в эти помои. Делать ему больше нечего.

- Ты правильно говоришь, - тихо одобрил я его поведение. - С меня литр водки.

- Юрий Александрович, тут один мусор и четыре пустые бутылки.

- Больше. - Согласился я. - Целых пять и все полные.

- Ладно, Опарин, кончай там ковыряться, иди помоги мужикам.

- Обязательно, товарищ подполковник, мы его живого или мертвого найдем.

Когда их шаги стихли, я переждал ещё десять минут и с невыразимым наслаждением покинул свой приют. Вылез на воздух и подобно помойному коту брезгливо отряхнулся. Воняло от меня то ли морем, то ли тухлой рыбой. Но несмотря на это маленькое неудобство я был собой доволен.

Смердя этими чудесными запахами пучины я прокрался к чахлым кустам и произвел рекогносцировку. Площадка возле подъезда по прежнему была занята карательной техникой подполковника Шутова, но судя по всему они готовились к отправлению. Так оно и получилось, однако зная юркину свинскую натуру, опасаясь засады, сразу же бросаться в объятия любимой жены я не решился. Только в полночь, когда поднимается вся нечисть я явился домой.

- Боже мой! - Тут же застрадала Милка. - Вы точно решили раньше времени отправить меня на тот свет.

- Кто это вы? - Подозрительно спросил я, - У тебя кто - то есть кроме меня?

- Вы это мой отец и ты. Господи, где ж тебя носило? Двоих я вас не выдержу. Ты посмотри что у тебя прилипло к спине?

- Что там? - Поворачиваясь к зеркалу недовольно спросил я. - Селедка какая - то.

- Не какая - то, а гнилая.

- А я - то думаю, почему от меня тухлой рыбой воняет, вон оно что...

- И где ты лазил, позволь спросить.

- Вступаясь за честь и достоинство твоего отца я был подвергнут чудовищным репрессиям и вынужден был скрываться от властей прячась в мусорном ящике.

- Лучшего места ты не нашел. Шутов прискакал сюда злой как собака. Мало того, что отца не смог заарканить, так ещё и Гончаров ему какую - то бяку сделал. Что ты сказал этому говнюку?

- Это самое и сказал.

- Тогда я тебе все прощаю, иди мойся, а я накрою на стол, сегодня ты этого заслужил. Весь вечер звонил Макс, он просил тебя в семь тридцать быть у него в отряде. Опять ты ввязался в какую - то историю?

Максимилиан Ухов уже ожидал меня на спортивной площадке перед своей конторой. Целоваться мы не стали, хотя и не виделись больше месяца.

- Иваныч, а ты уверен, что тебе это надо? - Сразу же спросил он.

- Ты имеешь ввиду Леню Григорьева?

- Именно его.

- Боюсь что да. Видишь ли, он может пролить некоторый свет на интересующие меня детали по одному сугубо частному делу.

- Крутой он парень и честно говоря я бы с ним связываться не стал. Он не просто крутой, он ещё и гнилой, а это гораздо опаснее.

- Где мне его найти?

- Вообще - то он помощник депутата думы, но как ты сам понимаешь, большую часть времени он тратит на совсем другие дела с Думой далеко не связанные. По домашнему адресу к нему лучше не суйся. Если у него нет в подвале танка, то уж пара минометов в чулане наверняка запрятана. Один из наших недавно ушел к нему в охрану, поэтому я немного про него знаю.

- Странно, я вчера его видел и таким он мне не показался. Он был один и без всякой охраны, причем не на какой - то сумасшедшей иномарке, а на простом советском жигуленке.

- На жигуленке он ездит для того чтобы меньше бросаться в глаза. А один он был потому что пока со всеми ладит и врагов у него нет.

- Значит будут.

- Не надо, Иваныч, нам их не перебороть.

- Низы не хотят жить по старому, а верхам на это плевать. Так что ли?

- Так или не так - рассудит время, а тебе, Иваныч, я советую с ним не связываться. Себе дороже выйдет.

- Хорошо, я подумая, но места его залегания ты мне все таки дай.

- Ты его можешь найти на турбазе "Тюльпан", там в конце главной аллеи он снимает домик под номером тридцать шесть. Обычно там он бывает под вечер. Еще проверь яхтклуб, там он паркует свой катер "Черная леди" и наконец самое вероятное место где ты его можешь встретить это машиностроительная зона, улица Промышленная тридцать пять. Это в самом конце, на задах кирпичной фабрики "Алгри". Там он бывает с утра и днем. Ну вот и все что мне удалось для тебя узнать.

- Алгри, Алгри, на носу угри. - Раздраженно повторял я направляясь на автостоянку. - Алгри, Алгри, мочевые пузыри, ну и тупица же я, тут и ребенку станет ясно, что фабрика Алгри принадлежит Ал - ферову и Гри горьеву. Почему же Марго мне пела романсы, что к производству он не имеет никакого отношения. А может быть и не имеет, просто сидит себе почетым президентом и собирает прибыль.

Джамиля меня уже ждала. Без лишних вопросов она погрузилась рядом и мы тронулись в путь. Фабрика находилась на самой окраине города, так что когда мы к ней подъехали стрелки показывали четверть двенадцатого. Как нами было оговорено заранее, Джамиля осталась в машине, а я уверенным шагом напровился вглубь заводского двора, где по моим расчетам я мог найти этого страшного зверя Леню.

- Гончаров, я же запретила тебе лезть в мои дела! - Под визг тормозов слева от меня залаяла Марго. - Убирайся отсюда к чертовой матери?

- Это вы мне? - Несказанно удивился я.

- Тебе, тебе!

- Но мы с вами кажется незнакомы, - чарующе улыбнулся я, - извините, мадам, но я вас вижу впервые.

- Что? Что ты сказал? - Задохнулась она негодованием.

- Вам плохо? - Распахнул я дверцу. - Разрешите вам помочь.

- Без вас справимся. - Ответил юный очкастый урод сидящий на переднем кресле.

- Как вам будет угодно. - Захлопнув дверцу я решительно пошел дальше на дикий визг алмазной пилы, что с остервенением рвала глыбу мрамора. У стоящих поодаль мужиков я спросил как найти господина Григорьева и получив исчерпывающий ответ вошел во внутрь грязного одноэтажного строения где тоже, под истошные вопли станков, обрабатывали камень. Пройдя через весь цех я вышел наружу и уперся в небольшой аккуратный сарайчик, примыкающий левым боком к основной конторе фирмы. Это и была резиденция господина Григорьева. Дверь открылась легко и я сразу же, с порога очутился в крохотном, пустом кабинете без окон, но зато с кондиционером. Судя по степени накуренности и нависшему над столом табачному облаку, ещё совсем недавно здесь кто - то был, а брошеннй на спинку кресла белый пиджак вселял надежду, что его хозяин крутится недалеко и вернется в самое ближайшее время.

Все получилось даже быстрее чем я ожидал, но не так как я думал. Первым появился грубый молодой человек и неприятным голосом закричал:

- Не двигаться! Руки на голову!

- Я слышу, говорите тише. У меня прекрасный слух.

- Заткнись, скоро у тебя его не будет. - Дотошно меня обыскивая пообещал он.

- Вы со всеми так разговариваете?

- Нет, только с такими козлами как ты. Чего тебе надо.

- Если вы своего шефа считаете предметом неодушевленным, то я ему это обязательно передам. Возможно он подыщет себе более грамотную охрану.

- Заткнись, умник нашелся, дам в лоб - ушами замашешь.

- Благодарю вас, но лучше оставим это на потом.

- Тогда закрой матюгальник.

- Мне нужен Григорьев Леонид, когда я его смогу увидеть?

- Зачем он тебе?

- Но этот вопрос касается только нас двоих и я не вижу необходимости посвещать вас в это дело. Да и Леониду это едва ли понравиться.

- Ты кто такой? Как тебя зовут?

- Иванов сын я, а по роду занятий - безработный.

- Бабки клянчить пришел? Тогда я тебя сейчас вынесу.

- Козел, я никогда их не клянчил и клянчить не собираюсь.

- Врешь ты все, сын Иванов.

- Ты мне надоел, зови шефа иначе я за себя не ручаюсь?

- Ох, ох, ох, какие мы грозные, вы только посмотрите. А как насчет того чтобы лечь мордой в пол и перестать тарахтеть? - Неожиданной подсечкой он выбил из под меня ноги и стукнувшись головой о кресло я улегся под стол, приготовившись к продолжению этого увлекательного атракциона.

- Все, Шурик, больше не надо. - Остановил балбеса появившейся неизвестно откуда недомерок в образе Григорьева. - Теперь отдыхай, только далеко не уходи. Ну что, сын Ивана, зачем к нам пожаловал? - Не обращая внимание на мое неудобное положение спросил он.

- Поговорить я с тобой пришел, а ты меня так принимаешь. Нехорошо это Леня.

- Значит так, договоримся сразу, не ты, а вы и не Леня, а Леонид Николаевич.

- Тужур, тужур, авек плезир. - Проверяя его на вшивость согласился я.

- Ну тогда тре бьен, мы конечно гимназиев не кончали, но соображение имеем. А теперь перейдем к делу, мент непутевый, ты зачем со мной игру в салочки устроил? Заставил меня бегать и волноваться.

- Чтоб не хамил рабочему люду.

- Твои развлекушечки ободутся тебе мордобитием. Но это потом, а теперь расскажи зачем ты меня так упорно ищешь?

- Чтобы предьявить вам обвинение по статье сто пятой за умышленное убийство.

- Совсем ты, Гончаров стал плохой, наверное забыл, что обвинять может только прокурор. - Откинувшись в кресле рассмеялся Григорьев. - И что за дело ты мне шьешь? Уж не смерть ли Сергея Алферова.

- А ты сообразительный малый, Давай ка, чтобы не тратить понапрасну время, быстро колись. Ты его сначала удавил, а потом подвесил, или наоборот, сначала подвесил, а потом удавил?

- Еще чего! Стал бы я выдерживать такой долгий технологически процесс! - Веселился Григорьев. - Я его разом вздернул, он и чирикнуть не успел. И тебя сейчас за хобот подвешу, если не прекратишь молоть чепуху.

- Не вижу причин для смеха, все гораздо хуже чем ты предполагаешь. Ты можешь гарантировать свое алиби в тот вечер? Где ты находился от двадцати двух до двадцати трех пятнадцати?

- А черт его знает, да пошел бы ты слону в задницу. Несешь какой - то бред, а я слушаю. Думал у тебя какое - то серьезное ко мне дело, А так... Убирайся отсюда и чтоб я тебя больше не видел, тоже мне великий сыщик на добровольных началах. И перестань приставать к Маргарите Михайловне, а то я рога - то тебе отшибу и это я тебе говорю уже серьезно.

- А тут никто и не шутит. Где твои ключи от машины?

- Что? - Насторожился Григорьев. - А ты откуда знаешь?

- Мне по штату положено. Покажи мне ключи от машины.

- А в чем дело? Чего это ты тут раскомандовался? - В полной растерянности Леня протянул мне ключи. - Вот они, а почему ты спрашиваешь?

- Это дубликат. А почему я спрашиваю ты прекрасно знаешь сам.

- Ничего я не знаю, а ключи у меня потерялись.

- Правильно, они потерялись, а вот где? Ты случаем не помнишь?

- Нет, но какое это теперь имеет значение?

- Весьма существенное, они найдены возле трупа Алферова.

- Шантаж! Нет, козлина, ничего у тебя не получиться. - Вскипел Григорьев и вскочив во весь свой крохотный рост заорал. - Не на того нарвался. Шурик, быстро ко мне! В темную его.

Скрутил меня Шурик за шесть секунд, но я особенно и не сопротивлялся, наверняка зная, что в самое ближайшее время мы продолжим конструктивный диалог, потому как Григорьеву он нужнее чем мне. О том что в кабенет сарае есть вторая дверь я узнал только сейчас, когда открыв её, Шурик зашвырнул меня в совершенно темную и холодную комнату. Связанным лежать вообще неудобно, а на холодной метлахской плитке и подавно, можно и воспаление легких получить и общее переохлаждение организма. Головой вперед, извиваваясь червяком я пополз в поисках чего - нибудь мягкого. Выбравшись на какую - то колючую дерюгу я принял максимально удобную позу и задумался.

То что Григорьев не убивал Алферова в полном смысле этого слова, я был уверен, но то что он имел к этому отношение, теперь не вызывало у меня сомнения. Скорее всего в этой истории имело место доведение до самоубийства. Правда здесь тоже кое что не состыковывалось. Непонятным казался тот факт, что за час или полтора до самоубийства Сергей был весел и счастлив. Ведь не за пять же минут он все для себя решил и радостно прыгнул в петлю. Для принятие такого важного и ответственного решения требуются дни, а то и недели. И ещё один момент не дающий мне покоя со вчерашнего дня: Зачем было Сергею, задумавшему свой зловещий акт, тащить за собой уродливого вундеркинда? Нет, что то тут не так как я себе это представляю, нужно отойти от шаблонов и попробовать мыслить абстрактно.

Поворот ключа прервал титаническую работу моей мысли. Щелкнул выключатель и измученный неопределенностью Леня захотел продолжить беседу.

- Гончаров, - перевернув меня на спину начал он, - если ты не вешаешь мне на уши лапшу, то должен знать как выглядели мои первые ключи, опиши их.

- Бог мой, а чем же я открыл и завел твою машину?

- Я это вспомнил и поэтому пришел, но все же расскажи как выглядела связка.

- Нет ничего проще, ключи объединяло кольцо с брелком в виде механических часов марки "Победа". Могу добавить, что при падении у них вылетело стекло и они остановились, наверное сломалась ось маятника.

- О чем ты говоришь, при каком падении? Откуда?

- Перестань морочить мне голову, ты сам прекрасно знаешь, что упали они с черной лестницы алферовского кабинета. По крайней мере я нашел их там. А может ты в спешке этого и сам не заметил?

- Боже мой, неужели это правда? - Опустился на корточки постаревший Леня.

- Истинная правда, - горячо заверил я Григорьева, - но может быть ты извинишься и наконец меня развяжешь?

- Да подожди ты. Дай с мыслями собраться. Что же такое получается? Ключи у меня потерялись две недели тому назад.

- Ага, и все это время, четырнадцать дней спокойно лежали на асфальте под лестницей. Не смеши меня, Григорьев.

- Заткнись, если в действительности все так как ты говоришь, то получается, что меня кто - то подставил. Причем задумал он это давно, для этого заранее выкрал мой брелок, кстати где он, я бы хотел на него взглянуть.

- Такая возможность тебе представиться, а насчет подставки я не верю, потому что на ключах кроме твоих отпечатков, других не выявлено. - На всякий случай соврал я. - Нет там ничьих других пальчиков.

- Значит ты отдавал их на экспертизу? - Не на шутку взволновался Леня.

- Значит так. - Наслаждаясь его пришибленным видом ответил я.

- Боже мой, ну зачем, зачем ты это сделал, мог бы сразу прийти сюда, мы бы с тобой договорились. Постой, а как они их идентифицировали?

- А зачем я по твоему шнырял у тебя в машине? Зачем забрал начатую бутылку газировки? На её поверхности твои пальчики видны как на картинке.

- Это какое - то нелепое недоразумение или хорошо отработанная подставка, Ты пойми, Гончаров, я никогда той лестницей не пользовался.

- Могу тебя обрадовать, на ржавых ступеньках я обнаружил следы от обуви твоего размера. Это тоже для тебя новость.

- Теперь уже нет. Боже мой, что же происходит? - Взъерошив жесткий ежик волос, Леня нервно заходил по комнате. - Понимаешь, Гончаров, это смешно, но факт. Хочешь верь, а хочешь нет, но туфли у меня тоже пропали.

- Очень мило. И как долго ты можешь называть перечень украденных у тебя вещей? В твои байки возможно я бы и поверил, но есть одно обстоятельство которое вынуждает меня думать иначе.

- Господи, неужели что - то еще?

- Не что - то, а самое главное. Тебе, как никому другому, выгодна смерть Сергея. Только пожалуйста, не говори, что ты не хочешь прибрать к своим рукам производство, все равно я не поверю.

- Напрасно, мне эта фирма нужна только для прикрытия, неужели ты думаешь, что мне достаточно тех грошей, которые она приносит?

- Достаточно или нет я не знаю, но два контрольных процента ты у Маргариты прсил. А может она все это придумала?

- Да, это действительно так, но на её гроши я не зарюсь. Я преследую совершенно иную цель. Мне необходима полная независимость чтобы свободно манипулировать счетами и суммами поступающими на них. Именно поэтому я и просил Маргариту Михаловну о небольшой подвижке. Послушайте, а не её ли это рук дело? Ей не меньше меня была выгодна смерть Алферова, она же ненавидела его за измены и все такое.

- Сколько я его знаю он постоянно ей изменял, но тем не менее почему то прожили они в согласии и доброте больше двадцати лет. Нет, дорогой товарищ Григорьев, вы самое заинтересованное лицо, это вы подвели его к петли.

- Абсурд, и вы это прекрасно понимаете. Зачем, зачем вы сразу же не поставили меня в известность? Зачем привлекли к этому делу экспертов? Вы все испортили. Мы бы все получили свой интерес.

- Вот как? И какой же?

- Что теперь говорить, когда машина запущена. Конечно я все равно её заглушу, но это лишняя головная боль.

- Предположим, что экспертиза была неофициальной и проведена в домашних условиях, что дальше? Какой такой интерес вы можете мне предложить.

- Вы шутите? - Приостановил Леня свой бег на месте.

- Предположим, что нет. Я слушаю ваше предложение.

- Сначала я хотел бы знать чем вы распологаете? - Облегченно и делово засуетился Григорьев. - Какие карты у вас на руках?

- Я вам их уже перечислил.

- Значит следы ботинок моего размера и брелок с ключами?

- И ваша заинтересованность в смерти Алферова.

- Все это косвенно и не стоит серьезного внимания. Любой адвокатишка среднего пошиба над вашими заявлениями просто рассмеется. Другое дело, что я не хочу создавать вокруг своего имени шумиху и потому предлагаю за брелок и ваше молчание тысячу баксов. Естественно брелок вперед. Вы ко мне пришли без сопровождающих?как будто между прочим спросил он, но я насторожился.

- Заходя в клетку со львом, имей револьвер в голенище.

- Благодарю вас за такое лестное сравнение, но я его не заслужил. Так вы согласны с моими условиями?

- Может быть, но в таком случае мне нужно будет съездить за вашими ключами.

- Конечно, подождите секунду, я найду Шурика и Марека. Не одному же вам ехать на такое опасное задание.

Ухнула, заскрипела замками запираемая железная дверь и я остался один. Теперь, при свете я мог спокойно разглядеть свою камеру. Размером не больше двенадцати квадратов, была она холодной и неуютной. Неоштукатуренные кирпичные стены не имели окон, их заменяло маленькое вентиляционное отверстие под потолком. Сам потолок представлял из себя монолитную железобетонную плиту, нависшую над полом всего в двух метрах. Мебель ограничивалась шатким журнальным столиком, старым столовским креслом и покореженной железной кроватью с блинообразным тюфячком. Кроме того в углу перед дверью пылились три старых автомобильных диска, но самым странным предметом, никак не вязавшимся со всеми остальным, был пресс. Он чем - то напоминал винодельческий, но только вместо дырявой емкости, под лапой винта у него находилась гладкая металлическая плита. Для чего он здесь был нужен мне оставалось только гадать. А в целом назначение этого помещения было довольно прозрачным. Вероятно гостей подобных мне здесь побывало немало.

Скрежет замков и возбужденные голоса заставили меня вздрогнуть. В открывшуюся дверь влетело тряпичное тело Джамили и шлепнувшись о пол подкатилось мне под бок.

- Мы так не договаривались! - Возмущенно заорал я.

- А мы с тобой вообше никак не договаривались. - Рассмеялся Григорьев. - И вряд ли когда - нибудь договоримся. Лежите, отдыхайте, а я пока подумаю, что мне с вами делать. Интереса вы уже не представляете, свои ключи я забрал из твоей машины. Теперь надо подумать как лучше заставить вас молчать и что делать с машиной.

- Козел ты кастрированный. Что вы с девкой сделали?

- Ничего страшного, пшикнули паралитиком, не волнуйся скоро очухается. Не скучай, Гончаров, пойду подумаю о вашей судьбе.

- Погоди, когда я ехал к тебе на встречу, я все рассказал своим друзьям, так что учти, они в курсе, поэтому свои решения принимай осторожно.

- Не переживай за меня, Гончаров. Дядя Леня всегда осторожен.

Противно захлопнулась дверь как первый гвоздь в крышке нашего гроба. Потолкав плечом безвольное тело напарницы я понял - ещё не время и оставил её в покое. Лежа на спине я начал прорабатывать возможные варианты нашего спасения, потому как помощи со стороны ждать нам не приходилось. Ничего путного на ум не шло, всегда мешала какая - нибудь деталь или не доставало одного, самого пустячного звена. Вконец отчаявшись, я бросил было это занятие, как вдруг совершенно бредовая мысль овладела мной. Была она настолько необычна, что я сразу же поверил в возможность её осуществления.

- Джамиля, очнись! - С нетерпением потребовал я. - Хватит кайфовать, дело есть.

- Да. - Ответила она непослушными губами и попыталась приподняться. Сейчас я, сейчас поднимусь. - Пытаясь отжаться на руках она всякий раз безвольно падала назад на пол. - Сука, ну сука, так меня подловила! Матку ей наизнанку выверну.

- Кто, о ком ты говоришь?

- О вашей гребаной знакомой, о мамаше того наркомана.

- Что она сделала?

- Купила меня как последнюю овцу. Проходила мимо машины, споткнулась и упала. Лежит на грязном асфальте и дрыгает ногой. Я как дура выскочила к ней, нагнулась чтобы помочь подняться и тут она меня угостила.

- Ладно, что было - то было, а теперь нам срочно нужно отсюда выбираться, потому что дело принимает отвратный оборот. Ты можешь шевелить пальцами?

- Да, кажется получается.

- Постарайся развязать мне руки.

- Попробую. - Непослушными пальцами она утомительно долгло распутывала мои узлы, а когда ей это удалось я рассказал о своей задумке. Особого восторга мое предложение не вызвало, настолько нереальным и несбыточным казался мой план, но поскольку других идей не было, мы решили довольствоваться тем что есть.

Длина выхода прессового винта составляла порядка одного метра, примерно столько же была высота корпуса. Повалив этот стокилограммовый агрегат на пол я до отказа выкутил винт и с сожалением отметил, что мне не хватает каких - то двадцати сантиметров. Именно такой зазор оставался между станиной пресса и кирпичной стеной. Жаль, а счастье было так близко.

- Диск, Константин Иванович. - Замороженно промямлила Джамиля.

- Сама ты диск. - Еще не понимая её мысли раздраженно ответил я.

- Подложите колесо или два, с той и с другой стороны.

- Жанка, ты гений! - Наконец сообразив чего она от меня добивается, я с восторгом принялся за работу. Под рычаг винта и основание пресса я подсунул по диску и таким образом у меня появился рабочий ход околоа двадцати сантиметров. По моему мнению, этого было вполне достаточно.

- А потолок на нас не рухнет? - Прищурив раскосый глаз с сомнением спросила она.

- А бог его знает. Но другого выхода у нас нет. Начинаем что ли?

- А какая стена провалиться? Правая или левая?

- По моему тебя парализовали не газом, а пыльным мешком. Ну откуда я могу знать? Вероятно обрушиться правая стена, потому что левая капитальная принадлежит конторе. Но я вообще не уверен в том что у нас это получиться. Если кладка сделана больше чем в кирпич, то скорее всего лопнет станина или винт. Ты готова?

- Подождите, а если у нас получиться, то куда мы потом побежим?

- К черту на рога, ты меня утомила.

- Тогда вперед.

С противным свистом, с натугой пошел винт нашего импровизированного домкрата. Исчерпав свободный ход, плотно уперевшись в стены, он напрягся и застонал, всем своим существом сопротивляясь моим усилием.

- Ну как говориться, или пополам или вдребезги! - Грязно выругался я и навалился на рычаг всем телом.

Что - то где - то лопнуло, а потом пошло легко и свободно. Однако никаких трещин на обреченной стене я не увидел, а значит наша затея кисло провалилась.

- Еще, Константин Иванович, еще, совсем немного. - Приплясывая от возбуждения торопила меня Джамиля. Только теперь я обратил внимание на противоположенную конторскую стену, а точнее на ровный контур дверного квадрата вдруг на ней проявившийся. Кажется мы попали точно в яблочко. Выперли заделанный дверной проем. Хорошо бы знать куда он ведет.

- Осторожнее, Константин Иванович, оно может рухнуть на...

Закончить фразу она не успела. Нижняя часть кирпичной кладки выдавленная домкратом наружу, заставила верхнюю с грохотом рухнуть внутрь, на станину пресса. Слава Всевышнему, не причинив мне вреда.

- С нами Бог и двенадцать апостолов, - заржал я, - вперед, дочь киргизского народа! В борьбе обретем мы право свое! - С победным кличем я первым прыгнул в золотисто пыльный пролом стены.

Такого поворота я ожидал меньше всего, впрочем хозяева к нашему появлению тоже были не подготовлены. Более того, как мне показалось, они испытывали легкий шок и какое - то внутреннее неудобство. Кажется мы прервали важный, спорный разговор, потому что их позы были неудобны и напряженны. Уставившись на нас баранами они молча переваривали увиденное.

- Добрый день, дамы и господа. - Учтиво поклонился я. - Извините за неожиданное вторжение, но на наших дверях заело замки и мы решили воспользоваться запасным выходом. Вы позволите мне немного передохнуть?

- Вот она, сука! - Торжествующе завопила Джамиля и забыв все свое восточное искусство, чисто по бабьи отвесила несчастной Марго смачную пощечину. Ради справедливости и не желая оставаться в стороне, я тоже тихонечко прижал Леню.

- Кто вы такие и что здесь происходит? - Озадаченно пискнул третий член триумвирата, уродливый вундеркинд.

- Закрой анус, - настоятельно посоветовала Джамиля, - или я заткну его графином.

- Костя, немедленно прекрати это безобразие. - Пришла в себя Марго. Что за дикость? Что вы себе позволяете? - Тоже, что и вы. Кажется товарищ Григорьев хотел обойтись с нами гораздо хуже, не так ли, Ленчик? Но жизнь переменчива - постоянна лишь жажда, жажда к деньгам и власти. Пойдем, Жанна, меня что - то тошнит, наверное наглотался пыли. Наведите порядок, уберите кирпичи, а то сидите тут как в свинарнике, смотреть противно.

Презрительно и гордо мы покинули кабинет Алферовой, а выйдя из приемной, в тесном коридорчике столкнулись с беспечным Шуриком. Его реакция на наше появление была адекватна хозяйской.

- А как...

- Вот так! - В тон его вопроса ответила Джамиля и массивное его тело подпрыгнув над полом, ласточкой полетело в секретарскую и там протаранив мебель, на какое - то время успокоилось. Покинув контору через парадный вход мы очутились на противоположенной улице Песчанной. Дальнейший путь, вплоть до самой машины мы проделали споро и без всяких приключений.

- Тебя куда подвезти? - Подъезжая к центру спросил я?

- А я вам больше не нужна?

- Лапочка, ты мне нужна всегда, а что касается этой истории, то думаю, что на ней можно поставить крест.

- Тогда высадите меня где - нибудь здесь. Жалко, что нам не удалось заработать.

Твердо решив не не касаться алферовских дел ни под каким предлогом, я этим же вечером пригласил жену в театр, а пока она приходила в себя от нервного шока, я хорошенько отпробовал крымского портвейна, так что великая пьеса Мольера прошла для меня не замечена. Но это не главное, проделки бармена в буфете были не менее увлекаттельны скапеновских. Когда мы вечером возвратились домой, то были обоюдно довольны и не только собой, но и нашим драматическим театром.

В наилучшем расположении духа мы готовились отойти ко сну. Телефонный звонок, прозвучавший в половине одиннадцатого был тревожным и ничего хорошего не предвещал. Опасаясь, что Шутов не прекратил своих гнусных домогательств, к телефону подошла Милка.

- Это тебя, - протягивая трубку с некоторым облегчением объявила она.

- Гончаров слушает. - Недовольно ответил я.

- Константин Иванович, простите за поздний звонок, - Тактично и вежливо извинися Григорьев. - У меня по нашему делу появились некоторые соображения.

- Ну и соображай себе на здоровье, а мне не мешай спать. - С раэдражением я бросил трубку и забрался под одеяло, но не прошло и минуты как телефон затрещал с новой силой. - Ну какого черта тебе надо? - Проревел я вскакивая.

- Еще раз извините, - ответил он, - но мне самому хочется разобраться во всей Этой истории и вы должны помочь.

- Пусть тебе помогает твоя крыша, а я больше играть в ваши кирпичные игры не намерен, можешь это передать своей Марго.

- Вы меня не поняли, я хорошо заплачу. А от вас требуется только одно, рассказать все то чем вы распологаете и поделиться своими соображениями.

- Своими соображениями я уже делился за что ты и хотел отправить нас на небо.

- Извините, но я думал, что вы меня попросту шантажируете. Теперь же, когда я распологаю некоторыми новыми фактами, я все переосмыслил и у меня появились некоторые подозрения относительно одного конкретного лица.

- Поцелуй то лицо в его нижнюю часть. - Уже заинтересованно посоветовал я. - А сколько заплатишь?

- Сто минимальных окладов, но можно поторговаться.

- Ладно, приезжай, адрес мой наверняка известен.

- Да, конечно, но все дело в том что ваше присутствие необходимо здесь.

- Да пошел бы ты куда подальше, нашел дурака. Ехать для того чтобы твои костоправы выбили у меня последние мозги? Уволь.

- Если бы я этого хотел, то давно бы отправил их в командировку и они бы пробили ваш череп прямо на месте. Вы нужны здесь, потому что упомянутое лицо находится неподалеку. Я вас жду?

- Ладно. - Покоренный его вескими доводами и собственным любопытством согласился я. - Только учти, что за выезд плата возрастает на тридцать процентов, а так же имей ввиду - я буду не один.

Растормошив уже лежащую Милку я предложил ей совершить легкую вечернюю прогулку перед сном, мотивируя тем, что пьяный за рулем это потенциальный преступник.

- Что ты затеял? - Натягивая джинсы захныкала она. - К какому черту и на какие рога ты опять прешься? Когда вы, наконец, успокоитесь?

- Да ты не волнуйся, на этот раз, кажется, ничего страшного нам не грозит.

- Всегда у тебя ничего страшного, а потом оказывается...

- Тебе даже из машины выходить не придется. Просто посидишь, подождешь меня с полчасика пока я не вернусь.

- А если ты не вернешся?

- Если через полчаса меня не будет, то поедешь и привезешь туда Макса.

- Начинается. Всегда так, сам в дерьмо вляпаешься, а потом тебя вытаскивай.

Во двор фабрики по изготовлению кирпичей м железобетонных конструкций мы заезжать не стали, остановились за сто метров. В целях безопасности оставшийся путь я проделал пешком. Пройдя знакомой дорогой через площадку и работающий даже ночью цех я оказался перед резеденцией господина Григорьева.

Ржавый жестянной колпак времен Очакова скрипел на ветру и тускло освещал крохотный дворик перед входом. Он мотался и стонал, переодически вырывая из темноты то кирпичную стену конторы, то кучу строительного мусора поросшую робкой травой. Дверь ведущая в сарай пряталась в тени и находилась в пяти метрах передо мной. Что - то в этой декорации мне не понравилось. Собираясь с мыслями я приостановился и тут же между лопаток почувствовал омерзительный укол ствола.

- Куда прешь, муфлон вшивый? - Деликатно и доверительно спросил незнакомый голос. - Кто такой?

- ... с оторванной рукой. - Проклиная себя за доверчивочть грубо ответил я. - Так - то вы гостей принимаете!

- Защелкни клюв, как фамилия?

- Гончаров.

- Тогда другое дело. Шеф тебя ждет. Ты один?

- Нет, разве не видишь? Со мной батальон солдат.

- А ты свои посмехушечки брось. Стой здесь, я спрошу шефа.

Выполняя ответственную миссию секретаря он важно вошел в сарай. Наверное прошло не более секунды когда он пробкой вылетел назад. С выпученными глазами и открытым ртом он остановился в метре от меня собираясь что - то сказать. Но вдруг согнувшись пополам выплеснул содержимое желудка прямо мне под ноги. Наверное веселенькую картинку ему довелось увидеть только что. Брезгливо обтерев туфли о его штанину я не торопясь ступил на порог григорьевских апартаментов.

В кабинете никого не оказалось, зато в открытыю дверь моей сегодняшней темницы был отчетливо виден маленький аккуратный туфель и белая брючина товарища Григорьева. Брючина лежала на полу и это показалось мне противоестественным. Увеличивая обзор панорамы я заглянул внутрь. Что и говорить, картинка мне открылась не для слабонервных.

Леонид Николаевич Григорьев лежал на полу и судя по всему был мертв, потому что его голова, вернее то что от неё осталось, было безнадежно расплющена прессом. Все содержимое черепной коробки навсегда покинув хозяина неэстетично разлетелось вокруг. Меня, как и охранника стало подташнивать и прикрыв рот я выскочил на воздух.

- Ну как? - Отвлекая меня от процедуры задал он совершенно дурацкий вопрос.

- Впечатляет. - Переводя дыхание ответил я. - Когда это ты его успел прижучить?

- Что? - Растерялся охранник. - Ты мне это брось.

- Тогда кто же его так приголубил?

- А почем мне знать?

- Кто с ним был?

- Да никого у него не было, он сидел один.

- Откуда ты это знаешь?

- Ну, дык минут сорок тому назад он меня вызвал и сказал что вы должны к нему приехать. Сказал, чтоб я вас пропустил. Вот. Он один был, точно знаю, а я после этого отсюда никуда не отходил, вас ждал. Никто не приходил и не уходил, в натуре говорю.

- Может быть ты слышал какие - то крики из его кабинета?

- Нет, да если бы он и кричал, разве в таком шуме что услышишь.

- Ты знаешь что в стене есть пролом ведущий к Алферовой в кабинет?

- А как же, мне весь мусор пришлось вывозить, Шурик сказал, что это ваших рук дело. Ловко вы придумали.

- А ты значит Марек?

- Ну да. В милицию надо сообщить.

- Подожди, Марек, скажи мне когда Маргарита Михайловна ушла с работы?

- Наверное половина шестого было, когда её вместе с Сашкой Андрей увез домой.

- А после зтого ты их здесь не видел?

- Нет.

- Значит с пяти тридцати до настоящего времени никто к шефу не приходил?

- Да нет же, я правда ненадолго отлучался, но после этого был у него в кабинете и никого там не видел.

- Меня интересует последние сорок минут. Зто то время что я затратил на дорогу добираясь сюда. В этот период ты куда - нибудь отлучался?

- Нет, после того как Леонид Николаевич предупредил о вашем приходе, я не сходил с этого места.

- Есть ли охранник на выходе из конторы?

- А как же, обязательно, сегодня там Виктор дежурит.

- Иди и спроси у него кто в течении последних сорока минут покидал здание конторы.

- А вы в это время сквозанете, нет уж, лучше идите и спрашавайте сами, а я подежурю, можете не сомневаться, никого не впущу и никого не выпущу.

- Впускать можешь кого угодно, главное не выпускай. Я пойду, только сомневаюсь, что он станет со мной говорить.

- Я позвоню ему на вахту и предупрежу, а потом вызову милицию.

- Ладно, только пока не делай волны, не вводи его в курс дела.

По стеночке, обойдя труп я вышел в кабинет Алферовой и обнаружил там две любопытные вещи; включенную настольную лампу и синий разбитый графин осколками которого был усеян ковер. Обойдя и это припятствие я прошел в приемную, а оттуда, беспрепятсвенно проник в широкий плохо освещенный коридор в середине которого маячила поджидающая меня фигура.

- Вы Гончаров? - Заметив мою нерешительность спросил мужик.

- Да, а кто вы?

- Не бойтесь, я оранник, пройдемте ко мне. Что там у вас произошло?

- Пока неясно. - Уклончиво ответил я заходя в его будку у самой входной двери. - Виктор, за последний час кто - нибудь выходил из помещения?

- Нет, а что?

- Может быть вы в это время отлучались?

- Нет, но если бы и отлучался, проникнуть в здание извне невозможно. Поглядите сами, как можно снять скобу блокирующую дверь. А кроме того сработала бы сигнализация. Нет, никто сюда не входил и не выходил.

- Вы наверное забыли про Маргариту Михайловну. - Попытался я взять его на понт. - Она - то точно сегодня припозднилась.

С чего вы так решили? - Непонимающе посмотрел на меня Виктор. - Да, она ушла после всех, но не позже половины шестого. Я к тому времени успел проверить и закрыть все кабинеты.

- Она уехала вместе с племянником или одна?

- Их вместе с Сашкой увез Андрей. Между прочим она недавно звонила и спрашивала все ли в порядке.

- Вот как? С чего бы это? И часто она так делает?

- Каждый вечер, с того самого дня как стала шефом.

- Ясно, и как вы отрапортовали?

- Как всегда. Все нормально, только барахлит рубильник.

- Что? Объясните популярно.

- Ну вырубка света у меня сегодня была. Дважды автомат выбивало.

- Вот как? И часто такое случается?

- Да нет, сегодня впервые.

- Это интересно, а вы не помните когда это случалось?

- Последний раз недавно, прямо во время её звонка, наверное полчаса назад, а первая вырубка произошла в десять.

- Ну это уж совсем интересно, - сопоставляя время отметил я. - И как вы действовали в этой экстремальной ситуации?

- Экстремальной? Скажите тоже! Пошел и врубил автомат по - новой.

- Вы не могли бы мне показать где находится щиток?

- А чего его показывать, направо и по коридору.

Пройдя по указанному направлению я уперся в металлическую дверь про левую сторону которой располагался электрический щит доступный даже младенцу. Что мне понравилось больше всего, так это то обстоятельство, что отсюда будка охранника не просматривалась ни под каким предлогом.

- Виктор, а куда ведет эта волшебная дверца? - Пнув гулкие железа осведомился я. - Уж не в сказочную ли страну Буратино?

- Нет, это запасной выход на случай пожара. Насколько я помню он не открывался уже год. А почему это вас заинтересовало?

- А вот почему. - Мазнув по замку я сунул ему под нос промасленный палец. - Чем пахнет? Или у тебя с этим делом туго.

- Вроде не жалуюсь, а пахнет свежим машинным маслом или чем - то наподобии.

- Вот, вот, именно свежим, обрати на это внимание, а ты говорил, что её год не открывали. Как же мне тебя понимать? Или ты врешь, или не слышал как сегодня зтой дверью пользовались. У тебя что, телевизор громко орал?

- Как всегда, его тише не сделаешь, у него потенциометр поломан. Но причеи тут телевизор? Он в момент вырубки света вообще выключался, а шума и без него хватает. Слышите как визжат пилы?

- Слышу. - Согласился я с его неоспоримыми доводами. - Плохо братец, у тебя ключ от этой двери есть?

- А зачем он нужен? Замок - то отсюда руками открывается. Вот так...

- Не лезь, идиот, - оттолкнул я совершенно поглупевшего стражника, на нем могут быть отпечатки пальцев. Пойдем посмотрим ключ, да надо вызывать милицию.

- А что случилось. - Роясь в коробке с клачами в который раз спросил он. - Марек сказал, что тоже вызвал милицию. Что произошло?

- Скоро узнаешь.

- Темните вы с ним что - то. - Протягивая отыскавшийся ключ с укоризной заметил он. - Вот он, один такой хитромудрый, но я же говорил, им давно не пользовались. Что теперь?

- А теперь открой основную дверь. Пойдем посмотрим, что творится снаружи в той сказочной стране. Фонарик у тебя есть?

- Есть, но не работает, а зачем он нужен, там свет от первого цеха падает.

Дверь была пробита в торцевой части здания и выходила на крыльцо из трех ступенек. При детальном осмотре оказалось оно тщательно подметено обычным веником, который за ненадобностью сейчас плавал посередине грандиозной, никогда не просыхающей лужи. Попытки Виктора по его извлечению я пресек в самом корне. Совать в замок ключ я тоже не позволил, заверив что для зтого есть компетентные люди.

- Ну что же все таки случилось, может быть вы наконец объясните.

- Приедет милиция и ты сам все узнаешь, а я пожалуй пока пойду прогуляюсь.

- А вот это у тебя не получиться! - Грубо схватив меня за шиворот, сразу перешел он на ты. - Мне Марек велел никуда тебя не отпускать до приезда милиции.

- Как хочешь. - Покорно подчиняясь его руке я остановился ожидая когда и он ослабит хватку. - Ручонки - то убери, мне и самому милиция позарез нужна.

Тут я конечно лукавил, милиция мне сейчас нужна была как зайцу триппер, просто я хотел остановить Милку, которая выждав обусловленное время, с минуты на минуту могла проявить активность. Кроме того, эту ночь я хотел провести в своей кровати. а не в вонючей камере с сомнительными соседями. В том что завтра сия участь меня не минует я даже не сомневался, но ночь будет моя, а за это время можно многое успеть. Во первых рассортировать и привести в порядок только что полученный ворох новостей, а во вторых попытаться его привязать к самоубийству Сергея Алферова. Кроме того мне не давал покоя источник который питал наркомана Игоря.

- Гончаров, почему вы не хотите мне сказать, что случилась? Я все равно узнаю.

- А чего тут узнавать? - Равнодушно ответил я вопросом. - Тут и так все понятно. Ты посмотри повнимательнее на веник.

Поступил он опрометчиво, потому что уже через секунду, громко матерясь барахтался в грязной яме, а я легкой трусцой, каким - то непонятным проулком, взял курс на ожидавшую меня машину.

Милка сидела как на иголках, так что подоспел я вовремя, ещё пару минут и она бы отправилась выяснять отношения к уже подъехавшим ментам.

- Гони, лапушка, что есть мочи. Дай Бог я буду спать сегодня дома и обязательно выполню свой супружеский долг.

- Идиот, что там у вас произошло?

- Ничего особенного, просто типу к которому я стремился, за полчаса до нашего приезда защемили в дверях голову.

- Труп что ли? - Делово осведомилась она.

- Трупнее я не видел. Меня даже немного вырвало.

- То - то я думаю откуда воняет. А ты, конечно, засветился?

- Ты же знаешь мое везение.

- Господи, да откуда же вы на мою голову свалились?

- Кто это вы?

- Ты, да отец. Я так думаю, что и тебя к нему на дачу вести придется.

- К сожалению не поможет, не тот случай. Преступление серьезное и неординарное. Они вытащат меня из под земли.

- Что же ты предлагаешь?

- Если они не приедут за мной ночью, то завтра с утра я пойду к ним сам. Убийство действительно из ряда вон выходящее.

Домой мы заявились в половине первого. Отослав Милку спать я основательно помылся, выпил немного алкоголя и погрузился в размышления.

- Значит так, Константин Иванович, начнем плясать от печки. Сегодня примерно в двенадцать тридцать вы вместе с Джамилей покидаете озадаченного вами Григорьева. Причем оставляете его в обществе вундеркинда и безутешной вдовы Марго, надеясь больше никогда с ними не встречаться. Но уже в десять тридцать вам звонит встревоженный Ленчик и предлагает совместно разобраться во всей этой истории. При этом он сообщает, что рядом с ним находиться лицо могущее пролить некоторый свет на интересующие нас обстоятельства. Что это за лицо? Откуда и как оно появилось, если охранники клянуться и божаться, что никто в здание не заходил? Кто этот человек, садистски убивший Григорьева, пока сказать трудно, а вот как и когда он проник в здание мне уже понятно. Скорее всего дело обстояло таким образом: Предварительно смазав замок убийца открывает дверь и вырубает свет, благо электрощиток находится у него под рукой. Пользуясь темнотой и нерасторопностью Марека, он стремительно пробегает перекресток коридоров и проникает в кабинет Алферовой. Дальше уже проще. Через дверной пролом он заходит в кабинет Григорьева.

- Погодите, господин Гончаров, в ваших рассуждениях я обнаружил по крайней мере две несообразности. Во первых, объясните мне почему при его появлении не сработала сигнализация, а во вторых, как вы объясните синие осколки графина в кабинете Алферовой?

- Вопрос резонный, но объяснимый. Предположим, что сигнализация пожарного выхода не работала или попросту была заранее отключена.

- Вы думаете, что это заранее запланированное убийство? Я в этом сильно сомневаюсь. Обычно ради такого торжественного случая орудие убийства готовят загодя, а в нашем случае его тюкнули первым что попалось под руку, то есть графином.

- Вот - вот и я говорю, стукнули графином, а потом потащили под пресс.

- Но стукнули - то в кабинете Алферовой, а не в его собственном. Почему? Не знаете, тогда я вам помогу. Скорее всего они там и сидели, там и разговаривали. На какую тему, пока неясно, но Леник чувствовал себя в полной безопасности, иначе бы он позвал своего Марека.

- Согласен, Константин Иванович, но я продолжу. Итак их мирная беседа протекала меньше получаса, предположительно с двадцати двух десяти до двадцати двух тридцати, до того самого момента пока Ленчик не позвонил вам. Вероятнее всего этот разговор гостю ужасно не понравился и он решился на отчаянный шаг.

- Нет, господин Гончаров, вы забываете об одной существенной детали, о том, что после телефонного разговора с вами Ленчик предупредил о вашем приезде Марека. То есть он и тогда не думал об ожидающих его неприятностях. Ну а дальше все происходило так как вы говорите.

- Тогда объясните мне следующую несуразность. Каким образом свет мог погаснуть во второй раэ? Если в первом случае убийца находился возле возле щитка, то во втором он был от него метрах в двадцати. Как он мог его вырубить?

- Вопрос сложный.

- Может он был не один?

- Мне так не кажется. Тут что - то другое.

- Возможно он незаметно прокрался мимо охранника.

- Тогда на кой черт ему вообще понадобилось свет? Но все это второстепенно. У меня не идет из головы то странное обстоятельство, что Марго позвонила в момент второго затмения. Что это? Простая случайность или выверенная до минуту акция?

- Но недавно вы говорили, что о заранее заплнированном убийстве не может быть и речи. Как вас понимать?

- Такого я не говорил, просто считаю этот вариант маловероятным.

- Кто же по твоему убийца?

- Я бы и сам хотел это знать.

- Короче говоря ни хрена ты мне сказать не можешь.

- Как и ты мне, и поэтому давай ка лучше спать, завтра нам предстоит довольно интересный день.

В шесть часов утра мой полубредовый сон был прерван кошмарной, но своевременной мыслью. Пронизав от пяток до макушки, она буквально выбросила меня из постели. И как я об этом не подумал раньше. Дело оборачивается для меня гораздо хуже чем казалось на первый взгляд. На рукоятках прессового винта, которым был убит Григорьев, наверняка остались отпечатки моих пальцев. Теперь можно говорить все что угодно, но факт остается фактом. Наверное Марек подтвердит, что я приехал когда его шеф отдал богу душу, если конечно подтвердит. А как у него самого дела будут складываться плохо, то может и промолчать или даже дать нужные следователю показания. А следователю больше ничего и не надо. Какой ему смысл искать истинного убийцу, в то время как я подхожу для этой роли по всем статьям. Тем более, что его начальник, господин Шутов, будет искренне рад такому повороту дела.

Итак, какие улики и факты говорят не в мою пользу? Первое, мое давнее знакомство с домом Алферовых. Второе, я следил за Игорем. Третье, пытался угнать у Григорьева его автомобиль. Четвертое, обвинил его в убийстве Алферова. Пятое, приходил к нему вчера днем и проломил стену. Шестое, скрылся с места преступления. Наконец седьмое, личная ко мне неприязнь начальника милиции.

С таким букетом можно хоть сейчас надевать полосатую робу и ползти в сторону Калымы. Услуги адвоката мне вряд ли понадобятся. Что же делать? Неужели мне придется переходить на нелегальное положение? Или... Да, как это не прискорбно, но это единственный шанс, гадкий, противный, но единственный.

В семь часов, когда все нормальные люди идут на работу я понуро побрел в новое здание районной милиции на поклон к начальнику, которого ещё вчера так блестяще отматерил. Ну да ладно, возвышающий себя унижен будет, а унижающий себя возвысится, кажется так было сказано.

Дежурный по району оказался знакомым. При моем появлении капитан Щеглов отставил свой кофе и уставился молча и непонимающе.

- Здорово, Коля, - оптимистично начал я, - как служба?

- Погоди, я сейчас. - Незаметно подставив палец к губам он вылез из за стола и обойдя пост подошел ко мне. - Ты сам явился?

- А что непохоже?

- Значит с повинной?

- Коля, по моему ты не поумнеешь. Ну какая к черту повинная.

- Тсс, мне - то ты можешь сказать. За что ты ему тыкву раздавил?

- Перестань городить ерунду. Если ваши опера склонны делать такие скоропалительные выводы значит дело совсем швах.

- Причем здесь опера, это сказал охранник убитого Марсель Маратович Ибрагимов, его Мишка Логинов битых два часа тряс, а потом мы его на всякий случай прикрыли. Он нам и сказал, что это твоих рук дело.

- Где он, я набью ему морду. Отведи меня к нему.

- Ты что, с ума сошел? Значит ты здесь непричастен? Я Мишке так и сказал.

- Ну, в какой - то мере я причастен, но не в той что вам наплел этот придурок.

- А зачем же ты скрылся?

- Это я тебе потом объясню. Шутов приехал?

- Да, только что. А ты к нему?

- К нему, можно пройти?

- Костя, я тебя уважаю, но до начала рабочего дня ещё сорок минут.

- Тогда свяжись и спроси, сможет ли он меня принять? А если примет, то обязательно зафиксируй мой приход.

- Не любит он когда его раньше времени беспокоют, ну да ладно, чего только для товарища не сделаешь.

После недолгих переговоров я был допущен в палаты Владыки. Конвоируемый дежурным сержантом я вошел в кабинет и скромно потупившись попросил аудиенции.

- Уткин, выйди в приемную, но никуда не отлучайся. - Многозначительно посмотрев на меня распорядился Юрка, а когда сержант выполнил приказание, ехидно растянул губы и процедил.

- Ну что, Гончаров, кажется теперь все встало на свои места. Ты ведь давно этого хотел. А ведь я тебя предупреждал ещё четыре года тому назад, что этим все и кончится. Не понимаю только зачем ты ко мне приперся? Сто пятая тебе обеспечена, можешь даже не сомневаться, а если пришел просить меня подставить за тебя свою грудь, так об этом надо было думать раньше.

- Нет, товарищ подполковник, я пришел сюда совсем с другой задачей.

- Ну - ну, трещи дальше, только учти, у меня мало времени.

- Я не имею к этому убийству ровно никакого отношения.

- Да что ты говоришь? - Упивался он своей властью и моим унижением. Это же надо! Значит Марсель Ибрагимов все выдумал. А хочешь я зачитаю тебе его показания?

- Не сочтите за труд.

- Ты мне это амикашонство брось. Слушай, вот выдержка: "А когда я возвращался из туалета, то увидел как от Леонида Николаевича Григорьева выходит Гончаров. Я сразу же заподозрил неладное и остановил его. Но он останавливаться не хотел и тогда я вынужен был применить к нему силу. Только после этого мне удалось остановить его от побега. Я спросил его, что ты делал в кабинете шефа. Он мне ответил, что туда не заходил. Тогда я заглянул в дверь и увидел, что Леонид Николаевич уже мертвый. У него была прессом раздавлена голова. А пока я на это смотрел Гончаров уже убежал...", ни и так далее, впрочем ты сам все прекрасно знаешь.

- Полная чушь. Этот Марсель остановил меня когда я только хотел туда войти. Остановил и вошел первым. Первым и увидел что там твориться. А вот почему он дал заведомо ложные показания нужно выяснить.

- Это ты расскажешь следователю прокуратуры, видимо это дело они заберут себе.

- Да уж не тебе, самодовольному дураку и жополизу, его вести.

- Что? Что я слышу. - Ласково и страшно глядя мне в глаза улыбнулся Шутов. - Ну, Гончаров, теперь ты своего добился сполна. Уткин, отведи его в "Люкс" и пусть им займется Ширяев. Приятного вам отдыха, господин Гончаров.

- Ну и сука же ты.

Это были мои последние слова, потому как вытянутый дубинкой вдоль спины я надолго потерял красноречие.

Номер "люкс" представлял из себя совершенно глухую комнатушку без мебели и удобств, но зато с массивной железной дверью. Пока у меня выдалась относительно свободная минута, я принялся жадно поглощать дым, наперед зная, что в самое ближайшее время этой радости я буду лишен.

Прапорщик Ширяев явился налегке, но с дубинкой. Простой как булыжник, даже не спросив имени он принялся отрабатывать на мне приемы какой - то хитрой восточной борьбы и успокоился только тогда когда я потерял сознание. Трудно сказать сколько я отдыхал на холодном цементном полу. Очнулся от того, что кто - то настойчиво и нудно просит меня встать. Разлепив глаза я сфокусировал знакомую рожу капитана Щеглова.

- Какого черт, что тебе надо?

- Тебя хочет видеть начальник.

- Уже виделись. Передай ему мой земной поклон и скажи, что на том свете его ждут крупные неприятности. Ты отметил мой визит?

- Отметил, но не в этом сейчас дело. Начальник чем - то сильно напуган. Сегодня даже оперативку проводит зам. А подполковник приказал немедленно тебя к нему привести. Он тут за стенкой.

- Передай этой сволочи, что я не могу ходить.

- Тут мне в дежурку позвонил какой - то мужик. - Засопев гнул свою линию Щеглов. - Он спросил не у нас ли ты. Я ответил, что ты у начальника. Наверное это он его так напугал. Пойдем что ли?

- Пошел бы ты, Коля, вместе со своим начальником далеко - далеко.

- Ясно, Костя, я так ему и передам, а чего ты на меня - то злишься?

- Злюсь? С чего ты взял? Все нормально, как можно злиться на свинью за то что она свинья или на козла за то что он козел?

- Да ладно тебе, я то причем? - Отступая к открытой двери проскулил он. - А что за мужик тебя спрашивал?

- Это вы скоро узнаете. - Угрожающе заверил я и не смотря на боль в в боку рассмеялся. - А если твой начальник хочет меня видеть, то что же пусть приходит, я сегодня принимаю.

Как только он ушел, я начал лихорадочно соображать, что за благодетель так печется обо мне. Кто из больших дяденек мог интересоваться ничтожной персоной Гончарова, но как ни старался ничего путного в голову не приходило.

Шутов пришел бледный и нервный как девушка на смотринах. Он напряженно и вопросительно смотрел на меня ожидая первого слова. Такой поблажки дать я ему не мог. Издав мучительный стон умирающего лебедя я попробовал подняться, но тут же бессильно упал на цемент.

- Костя, что они с тобой сделали?

- А то ты не знаешь. Это не они, это ты сделал.

- Костя, ну о чем ты говоришь, разве я мог на такое пойти. - Лицемерно разохался он. - Помнишь сколько раз я тебя выручал?

- "...А помнишь во дворе мы часто голодали...", Шутов ты примитивен как старый бабушкин чулок. Страшно тебе, так и скажи и не строй свои вечные обезьяньи ужимки. Надоело.

- Нет, я в самом деле просил просто поместить тебя в одиночную камеру и не более того. Ты не подумай, виновного я обязательно накажу.

- Этим мы займемся в другой раз, а сейчас пусть меня отвезут до дома. - Пробуя насколько прочна неожиданная помощь приказал я.

- О чем разговор, тебя отвезет моя машина.

- Но сначала пусть сюда приведут зтого самого Марселя Ибрагимова.

- Да зачем это тебе? - Решив что найдено полное взаимопонимание соловьем запел он. - Поезжай себе домой и ни о чем не думай.

- Кому сказано? - Наглел я с каждой минутой. - Ты меня не понял? Сам не уходи.

Марека привели минут через пять и он мало чем отличался от меня. Что осталось от вчерашней бравой охраны. Один смех. Зашел он как - то боком, подволакивая правую ногу. Увидев меня на секунду остолбенел, а потом вопросительно глянул на подполковничьи погоны.

- Не бойся, Марек, - успокоил я его, - сейчас тебя бить не будут.

- А я и не боюсь.

- Ну вот и хорошо. Ты знаешь этого дяденьку?

- Да, это начальник милиции.

- Точно, а теперь расскажи ка ему как все было на самом деле, а то по запаркето ты написал такую чушь, что мне за тебя стало стыдно. Не томи душу. Или ты думаешь что я действительно убил Ленчика?

- Нет.

- Тогда в чем же дело? Рассказывай, товарищ Шутов внимательно тебя слушает.

- Так ведь я с самого начала рассказал следователю Логинову все как было, всю правду, но она его почему - то не устраивала. Тогда я, под его силовым воздействием, был вынужден написать то что он хотел.

- Ну что, товарищ подполковник, вы удоволетворены? - С нескрываемым удовольствием я смотрел как холеная юркина рожа меняет цвета. - Теперь нам остается узнать какими директивами руководствовался Логинов. Юрий Александрович, мы вас убедительно просим сделать это не откладывая.

- Хорошо, я сегодня же этим займусь, а пока вы свободны, напишите только расписки о невыезде. Так, для проформы. Потом вас развезут по домам.

- Не стоит себя утруждать, лично я живу рядом, так что доберусь пешком.

До чего же приятно покидать этот чертов департамент победителем, особенно когда сам начальник провожает тебя до порога и не зная как сгладить вину, несет всякую чепуху. До чего приятно, не замечая его протянутой руки, небрежно кивнув, повернуться к нему спиной и чуть прихрамывая независимо удалиться. Гончаров, тебе не кажется, что ты становишься мелочным и тщеславным? Пребывая в самом наилучшем расположении духа, навестив знакомую барменшу, я уже подходил к дому надеясь как следует выспаться и отдохнуть. Черный джип, заскочивший прямо на тротуар, преградил мне дорогу дерзко и неожиданно. Два выпрыгнувших из него мордоворота грубо предложили мне прокатиться. Вежливо поблагодарив я отказался и тогда на виду у прохожих, нисколько не заботясь о моей репутации, они закинули многострадальное гончаровское тело во внутрь и помчались неизвестно куда. Кажется, Константин Иванович, ваши приключения только начинаются. - Подумал я глядя но равнодушные затылки моих пленителей.

- Ребятки, - желая внести некоторую ясность, осмелился спросить я, - а вы уверенны, что вам нужен именно тот человек, которого вы везете?

- Уверенны. - Озадаченно переглянувшись ответили они. - Как твоя фамилия?

- Сначала вы скажите кто вам нужен, а потом я назову себя. Так будет правильней и демократичней.

- Мы тебе сейчас такую демократию устроим, что ментовская камера тебе покажется раем. - Вполне серьезно пообещали они. - Ты кто такой?

- Прежде чем красть нужно было спрашивать. - Назидательно ответил я. А вообщето фамилия моя Гончаров.

- Тогда все в порядке. Успокойся Гончаров, мы везем тебя в гости. Ничего плохого с тобой не случиться, так что можешь не беспокоиться.

Миновав зону отдыха, уже за пределами города, джип начал спускаться к Волге, а мне ужасно захотелось домой или в крайнем случае к Юрке в милицию.

Коттедж, к которому мы подъехали стоял на обрывистом берегу и был основательно защищен бетонным забором и бронированными створками ворот, которые при нашем появлении медленно разошлись в стороны. Подрулив к самому входу меня высадили и сдали с рук на руки похожему на них дуболому, который торжественно повел меня вверх по лестнице. Миновав просторный мраморный холл я был водворен в довольно большую комнату, хоть и прекрасно обставленную, но с решетками на окнах.

- Подождите здесь. - Распорядился мой сопровождающий. - Напитки в баре, все остальное в холодильнике.

- Кого я должен ждать и как долго? - Задал я вполне уместный вопрос, но не удостоив меня ответом парень молча удалился.

Ну не везенье ли это, Гончаров? Что называется из огня да в полымя и ещё неизвестно где будет лучше, на бетонном полу "люкса" или в этих шикарных покоях. Что все это значит и куда оно прийдет? Скорее всего хозяин этого дома тот самый благодетель, что вытащил меня из милиции. Только непонятно зачем и какую плату он потребует взамен. Вообще было бы нелишне знать что он за тип и на какой стезе стрижет свои купоны. Скорее всего он представитель мафиозно - криминальной структуры одной рукой опирающийся на закон. Угораздило же меня, будь оно неладно. Вот значит кого так перепугался Юрочка Шутов. Посмотрим какое впечатление он произведет на меня. А что там холуй говорил насчет бара и холодильника? Уж если попал в дерьмо, то попробуй устроиться с максимальным удобством.

Очень скромно удоволетворив свои потребности я включил телевизор и откинулся в в кресле, стараясь заранее ничего не планировать и ни о чем не думать.

То ли дала о себе знать тревожная, бессонно проведенная ночь, то ли сказались события последних двух часов, а может быть просто кресло оказалось на редкость удобным, В общем сам того не замечая я незаметно и сладко провалился в сон. Снилось мне что - то хорошее и теплое вроде пушистого сибирского кота и оттого пробуждение показалось мне серым и будничным. Напротив на диване сидел пожилой человек с благородной седой шевелюрой и испытывающе на меня смотрел.

- Наблюдать за спящим некрасиво. - Протирая глаза заметил я.

- Зато полезно. - Нисколько не смутившись парировал он и пояснил. Это дает массу преимуществ. Во - первых я могу разглядывать тебя сколько мне вздумается, а во - вторых спящий человек, сам того не зная, рассказывает о себе гораздо больше чем бодрствующий.

- Ну и что же я вам о себе рассказал? - Усмехнувшись я потянулся за сигаретами.

- Малый ты неплохой, но склонен к скоропалительным решениям и как следствие, к необдуманным поступкам. Скорее всего это результат твоей чрезмерной увлеченностью алкоголем. Ты в меру честен и в меру чистолюбив, хотя и склонен к авантюрам. Себе ты кажешься бабником и бретером, возможно это и так, но не в той степени в которой тебе бы хотелось. А вобщем ты мне понравился, Гончаров Константин Иванов сын, кажется так ты иногда представляешься?

- Мне нечего возразить, остается только спросить с кем имею честь?

- Зови меня Романыч, или просто Дед, так меня зовут окружающие меня люди.

- Челядь значит.

- Какая разница как называть, главное сущность и выполняемые функции, впрочем чтобы не ранить твоего самолюбия сразу успокою - жена тоже зовет меня Дедом.

- Дед - так Дед, и какую же функцию вы мне предопределили?

- Наш общий знакомый Леонид Николаевич Григорьев убит. Меня совершенно не интересует твое личное к нему отношение, ради бога пусть оно остается таким как есть, меня интересует нечто большее, а именно имя человека его убившего.

- Меня тоже, но к сожалению ответить на этот вопрос не представляется мне возможным по той простой причине, что я сам его не знаю.

- Так узнай. И тогда мы с тобой расстанемся добрыми друзьями и больше того, я неплохо заплачу.

- А если я откажусь?

- Твое дело, но нужно иметь совесть. Я тебя вытащил из верной тюряги.

- Это так. Я попробую выполнить ваше поручение, тем более что оно совпадает с моими намерениями, но предупреждаю сразу на скорый результат не расчитывайте.

- Ничего, я подожду, я умею ждать.

- А если наши правоохранительные органы сделают это раньше меня, что тогда?

- Ничего, расстанемся друзьями.

- Позвольте один вопрос.

- Да, я тебя слушаю.

- Откуда и когда вам стало известно о смерти Григорьева?

- Вчера вечером мне позвонил его охранник.

Со смертью Ленчика Григорьева его кабинет обрел себе новых хозяев. За письменным столом слушая жалобы Марека удобно расположился Шурик. Сам же Марек полулежал на диванчике живописно рисуя ужасную кончину их шефа. При моем появлении, они почему - то вскочили, безо всякого на то основания. Не иначе как Марек уже успел поведать своему дружку о том как почтительно со мною обращались в милиции. Что ж, это мне только на руку.

- Здорово, орлы, можете принимать первоначальное положение. - Разрешил я растягиваясь в кресле. - Марсель, если возможно, расскажи мне что здесь происходило после моего исчезновения.

- Да ничего особенного. Первым делом увезли шефа, а потом начали пытать меня, а что я им мог сказать, вы же все знаете сами. Ну ещё в цеха заходили, спрашивали у рабочих, не видели ли они посторонних. Мужики отвечали, что кроме вас никого не видели. Потом ещё походили по зданию конторы, расспросили Виктора. Он рассказал все что знал. Что еще? Составили протокол осмотра, сфотографировали, сняли с пресса пальчики и поехали в отдел, а остальное вы знаете.

- Пожарный выход открывать не пытались?

- Нет, а зачем?

- Тогда это прийдется сделать нам. - Оставив его вопрос без внимания постановил я. - Кто сегодня дежурит на основной вахте?

- Генка Торопов, а что?

- А вот что, дорогой Шурик. Ты не мог бы стащить у него ключ от той двери?

- Откуда мне знать какой он из себя? Там у него в коробке их пару десятков.

- Так придумай что - нибудь, скажи что пришел следователь и просит этот ключ, а заодно пусть и внешнюю сигнализацию включит, проверим как она работает.

- Проблем нет, ждите через полторы секунды.

Сигнализация не работала, что и следовало ожидать. Теперь мне предстояло разрешить второй вопрос, мучивший меня гораздо больше сигнализации. Каким образом могла произойти повторная вырубка света. Если мои догадки не подтвердятся, то вся моя пирамида рухнет к чертям собачьим.

Обойдя всю фабрику по периметру я вошел в кантору через главный вход и клятвенно заверив Генку Топоркова, что встреча с госпожой Алферовой у меня назначена ещё вчера, прошел в пустую приемную. Внимательно её осмотрев, я робко постучался к вдовствующей шефине и согласно полученному приглашению вошел в кабинет.

- Как?! - Округлив глаза Марго даже привстала с места. - Разве ты...

- Разве я не в следственном изоляторе? Ты это хотела спросить.

- Нет, но...

- Не волнуйся, скоро буду, зашел попрощаться.

- Да что ты такое говоришь! - Взяв себя в руки возмутилась она. Значит ты невиновен? Я очень рада.

- Виновен я или нет, решит суд. Зря ввязался в вашу историю, до сих пор жалею.

- А я тебе говорила, предупреждала, что ничего хорошего из этого не выйдет. Ты находишься под следствием?

- Да, как ты догадалась?

- Какая тут к бесу догадка, я как узнала, что ты тут ночью околачивался, так и позвонила к тебе домой. Жена рассказала, что ты в милицию направился, вот и все.

- Кто же тебе сказал, что я здесь околачивался ночью?

- Виктор, а заодно доложил как ты его в грязи искупал.

Пока все в её рассказе логично клеилось одно к одному и у меня не было оснований сомневаться в её объяснениях, тем более, что делала она это совершенно естественно и свободно. Оставалось последнее.

- Марго, ты не хочешь напоить меня чаем? Он у тебя просто чудо.

- Да ради бога, посиди чуть - чуть, я схожу за водой, секретаря - то нет.

Едва только за ней закрылась дверь ка я дотошно осмотрел все четыре, имеющихся в кабинете, электророзетки и на одной из них нашел то что хотел следы короткого замыкания.

- Что это ты вдруг повеселел? - Внося самовар подозрительно спросил Марго. - Или опять что - то вынюхал?

- Отнюхался я, Марго, а чай я пить расхотел, как - нибудь в другой раз.

- Надеюсь другого раза не будет.

- А кто его знает, жизнь длинная, когда - нибудь, да встретимся. До свидания.

Как мы и условились, Марек ждал меня у входа. Наказав ему этой же ночью поменять неисправную розетку на новую я с легким сердцем отправился домой.

От Милки я ожидал все что угодно, но только не этого. Вместо бурных объятий и слез радости на меня обрушился целый шквал упреков и ругани.

- Где тебя нелегкая носит? - Размахивая перед моим носом зажженой сигаретой она требовала ответа. - Ты знаешь сколько сейчас время?

- Два часа дня, но почему такой тон?

- А потому что из милиции ты вышел когда не было и десяти.

- Откуда такая осведомленность?

- Звонил начальник милиции и сказал, что все в порядке, что он все уладил, ты на пути к дому, а отец может выходить из подполья, он больше на него не сердится.

- Ну и сукин сын. Посмотри как они меня отходили, до сих пор все болит. - В доказательства своих слов я задрал штанину и показал голень. Вот так бы он улаживал и дальше не вмешайся в это дело один человек.

- Вот сволочь! - Сразу же принимая мою стороны пожалела меня Милка. Так что же, значит отцу теперь всю жизнь сидеть на даче?

- Нет, теперь, благодаря моим страданиям он может переходить на легальное положение. За это я тебя попрошу об одной услуге, Нужно позвонить и попросить к телефону Оксану, а дальше я сам возьму трубку.

- Да чтобы я сама звонила твоим шлюхам!? Ну уж нет, не дождешься. Ни за что.

- Постыдись, она мне годится в дочки.

- А тебе хоть во внучки, хоть в бабушки. Ну ладно, уговорил.

Набрав номер и попросив Оксану она передала мне трубку и демонстративно уселась рядом, всем видом давая понять, что растлевать мою душу она не позволит. Сухо договорившись о встрече я к великому её разочарованию положил трубку и потребовал обеда. Обидевшись на меня за сорванный спектакль она накидала мне какой - то подозрительной каши и ушла в спальню. А когда я давясь заглатывал последнюю ложку, она появилась уже намазанная, причесанная и одетая.

- Ты куда? - Ритуально спросил я. - За батькой?

- Нет, Костя, пеарогуляюсь вместе с тобой, посмотрю на твою дочку.

- Во дура - то! - От души рассмеялся я. - И не лень тебе? Лучше бы папашку привезла. Мается ведь, сердечный.

- Оттуда и проедем за отцом, если ваше дневное свидание не перейдет в ночное.

- Ну тогда иди, подгоняй машину, я выйду попозже.

- Фигу! Дешево не купишь, пойдем на стоянку вместе.

К месту встречи мы подъехали за пятнадцать минут до назначенного времени, так что Алферовой младшей ещё и не пахло. Не обращая внимание на милкино ворчание, я попытался, основываясь на вновь появившихся данных, воссоздать картину вчерашней вечерней трагедии. Хронологичечки все это могло выглядеть так:

В десять тридцать, живой и невредимый Ленчик, просит меня о встрече. Но до того у него произошел какой - то серьезный разговор с поздним визитером, который вероятно состоялся в кабинете Алферовой, потому что Марек этого мистера Х не видел. Из этого следует, что переговорив с гостем, Ленчик идет в свой кабинет и звонит мне. Все это слышит сидящий у Алферовой посититель. Наша встреча его в чемто не устраивает. Дождавшись когда Григорьев возвратиться он глушит графином и ьащит под пресс. Это может происходить от 10: 30 до 10: 50. В 10: 50 преступник устраивает короткое замыкание и пользуясь темнотой покидает место преступления. При этом следует отметить, что в здание он проник незамеченным используя тот же прием. Я подъезжаю в 11: 10, то есть через пятнадцать, двадцать минут после того как убийца уже покинул контору.

Кажется здесь все ясно. Теперь остается узнать кто был этим самям мистером Х. Во - первых зтот человек должен был иметь запасные ключи от пожарного выхода. Такая возможность есть у каждого из обитателей алферовского дома. Если исключить мою заказчицу Оксану и уехавшую Татьяну, то остается пять человек. Впрочем родную сестру покойного Алферова, как и её сына, со счетов можно сбросить тоже. Тогда реальными исполнителями видятся трое. Маргарита, Андрей и наркоман Игорь. Маргариту как женщину оставим на потом, а вот в лица Андрея и особенно наркомана Игоря следует всмотреться более пристально.

Увлеченный своими соображениями я не сразу заметил остановившийся рядом БМВ.

- Кажется появилась твоя дочка. - Больно ткнула меня локтем Милка. Если все твои дети имеют подобные лимузины, то я тоже хочу такой.

- Сварливым женам это не положено. - Выходя из машины едко ответил я. - Привет, Оксана, как настроение?

- Господи, а каким может быть настроение когда вокруг такое твориться? - Выходя навстречу усмехнулась Алферова. - Вы оказались правы, одной смертью дело не обошлось. Мама рассказала как ужасно был убит Леня. Что же это такое?

- Думаю скоро все проясниться. Вы по прежнему хотите чтобы я занимался вашим делом? Или появились другие соображения?

- Нет, почему они должны появиться? С Леней у меня были хорошие отношения. Он часто бывал в нашем доме.

- А у вашей матери?

- Тоже неплохие, но почему вы об этом спрашиваете?

- На всякий случай, она вчера вечером никуда не отлучалась?

- Нет, по крайней мере когда я в восемь часов приехала из института она была уже дома. Но что значат ваши вопросы?

- Ничего особенного, вы уверены, что от девяти тридцати и до одиннадцати часов вечера она никуда не выходила?

- Абсолютно. Именно до одиннадцати часов мы с ней сидели в гостинной и предавались воспоминаниям о папе. Несчастье нас сблизило.

- За этот период, от девяти тридцати и до одиннадцати, она с кем нибудь разговаривала по телефону? - Уже на всякий случай спросил я?

- Да, около одиннадцати она позвонила в фирму, узнала как там идут дела и вскоре пошла спать. А до этого ей звонила какая - то подруга.

- Кто кроме вас в это время был в гостинной?

- Тетя Инна.

- А остальные? Где находились они?

- Сашка как всегда, сразу после ужина уперся к своим компьютерам, Андрей возился в гараже, а Игорь приперся когда я ложилась спать. Это было в первом часу.

- Вы не заметили в его поведении ничего странного?

- Его всегдашнее поведение уже не кажется нам странным. Как обычно он пришел под дозой, срочно потребовал поесть и тут же отправился спать.

- Вы уверены в том, что Андрей все это время находился в гараже?

- Да, - уверенно ответила она, - оттуда барабанила музыка.

- Но лично вы его не видели?

- Как сказать. Примерно в половине двенадцатого я столкнулась с ним в холле.

- А до этого времени он вам на глаза не попадался?

- Почему же, в девять часов он вместе с нами поужинал, а только потом отправился к себе в гараж.

- Вспромните, Оксана, в котором часу это было?

- Сколько может продлиться ужин? Наверное не больше получаса.

- То есть с половины десятого и до половины двенадцатого вы не можете на сто процентов подтвердить его пребывание в доме. Я правильно понял?

- Если не считать доносившейся из гаража музыки, получается, что так.

- Но за этот период времени вы не можете поручиться и за вашего двоюродного брата Александра, ведь после ужина он тоже находился вне поля вашего зрения. Так?

- Так, но я опять таки слышала как у него наверху работает принтер. Он визжал до двенадцати ночи и изрядно мне надоел. Я уже собиралась подняться в курятник и нахлопать ему по ушам, но тут он замолчал и вскоре Сашка спустился в гостинную.

- То есть ситуация аналогична первой. Вы просто слышали звуки, но при этом не видели ни Андрея, ни Сашку?

- Все верно. - Ничего не понимая согласилась Оксана.

- Кроме того до двенадцати с минутами в доме не было Игоря. - Вслух подумал я.А это значит, что все трое так и остаются под подозрением. То есть я ни на грош не продвинулся к цели.

- О чем вы? - Участливо спросила она. - Под каким подозрением?

- Это я о своем. Оксана, вы действительно хотите узнать причину смерти отца.

- Да, и я вам не раз об этом говорила.

- Тогда вам придется выполнить небольшое поручение.

- Я сделаю все что вы скажите.

- Оно довольно необычно и о нем никто не должен знать.

- Об этом можно было не говорить. Я вас слушаю.

- Мне нужно ещё раз осмотреть ваш дом.

- Пожалуйста, но ведь об этом обязательно узнают.

- Сделайте так, чтобы сегодня после двенадцати ночи дверь на черную лестницу оказалась открыта, а собака была молчалива как сфинкс.

- Господи, Константин Иванович, - рассмеялась девица, - Ну зачем такой криминал? В воскресенье, под благовидным предлогом, я могу всех отправить на дачу, и тогда в спокойной обстановке, осматривайте все что душе угодно.

- Если до воскресенья не случится нового несчастья. А кроме того мне хотелось бы послушать ночную жизнь обитателей вашего дома.

- Что? Как вы сказали? - Захлопала она черными крыльями ресниц. Неужели вы могли подумать...Неужели кто - то из своих?

- Пока я сказал только то что сказал и давайте не будем гадать на кофейной гуще. Это бесполезное занятие только отвлекает от главной цели. Договорились?

- Договорились. Я оставлю дверь открытой.

- Ну вот и отлично, а теперь скажите как к нему относились три выше перечисленных товарища и наоборот как он относился к ним? Вам понятен вопрос?

- Да, Андрей подобострастно, Сашка по деловому, а Игорь в нем души не чаял. Наверное потихоньку клянчил у него деньги. Ленька к ним относился соответственно. Андрея считал холуем, Игоря безнадежно больным наркоманом. Что же касается уродца, то тут посложнее, он безусловно ценил его голову, но при этом смотрел на него брезгливо, как на раздавленныю лягушку.

- Понятно, Оксана, мне в этом деле не дает покоя один вопрос, где Игорь берет деньги? Скажите, из дома пропадало что - нибудь ценное?

- Да, один раз, год назад исчезли папины золотые часы. Но мы даже не сомневались чьих это рук дело. Игорю тогда здорово досталось и после этого кражи прекратились. По крайней мере мне об этом неизвестно.

- И последний вопрос, он наверное нескромен, но задать его я вам обязан. Могла ли ваша мать иметь с ним интимные отношения?

- Не думаю, хотя утверждать не берусь. Зачем ему сорокалетняя баба, когда у нго на подхвате всегда был десяток семнодцатилетних. Это если смотреть на вопрос с эстетической точки зрения.

- А если подойти к нему прагматично?

- Не знаю, хотя... Но давайте не будем гадать, кажется вы так советовали.

- Вы что - то не договариваете? Зто плохо. Учтите, я действую исключительно в ваших интересах.

- Да, конечно, как бы это вам сказать яснее...В общем после смерти отца мать перестала спать в спальне и переселилась в гостевую комнату, которая находится в самом начале коридора, с непосредственным выходом прямо на лестницу.

- Это уже интересно. Кстати сказать расскажите кто где спит, мне это может понадобится. Обещаю полученную информацию не разглашать.

- Боже, как серьезно, конечно я расскажу. - Ухмыльнулась Алферова, только учтите, что свою спальню я на ночь запираю. На первом этаже, возле кухни живут Татьяна с Андреем. А в комнате что примыкает к гостиной поселились тетка и Сашка. На втором этаже, в самом конце коридора, слева спальня родителей, которую мать оставила, а справа моя комната. Ближе к выходу с правой стороны комната Игоря, а напротив нечто вроде будуара. Ну и последнее, как я уже вам сказала, в самом начале небольшая комната для гостей. Напротив нее, через площадку находятся ванная комната и сортир. Такая информация вас устраивает?

- Вполне.

- Из троих подозреваемых больше всего на роль убийцы тянет Игорь. Введя Джамилю в курс дела, я поделился с ней своими соображениями.

- А мне так не кажется, - посмела возразить мне она, - я думаю что все они здесь не причем. Какой им был смысл рубить сук на котором они сидели?

- Я про то и говорю, ни у Андрея, ни у вундеркинда смысла не было. А вот наркоман Игорь, при очередной ломке, в поисках денег способен на все. Предположим, что дома в деньгах ему отказали и тогда он одержимый единственной страстью, едет к Григорьеву. Там, в обмен на некоторые интересующие Леню факты, он просит денег. Получив отказ или испугавшись моего скорого приезда он решается на убийство.

- Насчет вашего приезда мне нравится, а все остальное неправильно, во - первых, мы уже знаем, что деньги он брал где - то вне дома. Во - вторых, он бы прошел через главный ход, а не действовал по заранее продуманному плану. И наконец третье, он бы не поднял руку на своего отца.

- Плохо же ты их знаешь. Кажется я тебе говорил, как он вел себя возле висящего тела отца. Когда все разинули рты и не знали что делать, он нашелся первым и перерезал веревку. О чем это может говорить?

- О разном, например о том, что он недавно ширнулся и смотрел на происходящее другими глазами.

- Умная больно. - Недовольно, но удоволетворенный подтверждением своих домыслов, проворчал я. - Давай на старое место.

Согласно кивнув киргизка загнала машину между забором и кучей щебня, напротив дома Алферовых. Миновал пятый час и я всерьез опасался, что мы уже опоздали. Но оказывается сегодня Игорек припозднился сам. Он вышел в половине шестого и как в прошлый раз привел нас к речноу порту, к пятиэтажному дому где на втором этаже в сорок седьмой квартире проживала Татьяна Ивановна Фитц.

- Кажется он не балует нас разнообразием. - Заметила Джамиля. - Мне идти следом?

- Какой смысл, подождем куда он двинет свои стопы дальше.

А дальше все повторилось. Игорь, как и в прошлый раз, обменялся с цыганом мимолетным рукопажатьем, сел в машину и привел нас к дому сталинской постройке, на чердаке которого наркоманы облюбовали себе процедурный кабинет.

- Что все это значит? - Озадаченно спросила Джамиля. - Зачем он всякий раз заезжает в речной порт? Ведь у продавцов наркота появляется по графику. Неужели его не предупредили об этом позавчера.

- Он туда заезжает не за наркотой. - Глубокомысленно изрек я. - Он туда является за деньгами, только вот под какие проценты и гарантии ему дают такие суммы? Что он обещает и на что расчитывает? Ты не знаешь?

- Наверное из дома тащит какие - нибудь ценные вещи?

- Ты банальна и мыслишь трафаретно. Я тоже так думал, но нет, из дома ничего не пропадает уже год. Придумай что - нибуь другое.

- Я не знаю.

- Жалко, я тоже, но мне кажется, что здесь - то вся собака и зарыта. Нам многое станет понятным, если мы узнаем за какие такие заслуги госпожа Фитц ссуживает нашему Игорьку деньги. Ты её видела воочию?

- Конечно нет, расспросила о ней соседок.

- И что же они о ней рассказали?

- Ничего особенного. Женщина тридцати лет. Два года назад развелась с мужем. В данное время занимается мелкой торговлей. Ходит по предприятиям и предлагает разную фиговину с хреновиной. От себя могу добавить, что дверь её квартиры металлическая и очень дорогая.

- Нужно попробовать вступить с ней в контакт.

- По словам соседей она необщительна.

- И все же попробовать надо.

- Хорошо, как скажите. Поехали прямо сейчас или во второй раз навестим притон?

- Ничего нового мы там не увидим, гораздо интересней взять за грудь и пощупать баронессу Фитц.

К великому сожалению наши интересы не совпали. Татьяна Ивановна на контакт идти не захотела и даже не открыла свою знаменитую дверь. Ограничившись наблюдением наших спин через глазок она пообещала вызвать милицию. Разочарованные таким приемом мы вернулись к машине и устроили военный совет.

- Может быть завтра с утра, когда она подет на работу попробовать перехватить её на улице? - Предложила идею Джамиля.

- Мне не столько нужна она сама, сколько взглянуть на её жилище, а точнее на ценности которые там находятся.

- Тогда попробуем открыть двери отмычкой.

- Полный идиотизм. Ее замки не вскроет даже опытный медвежатник. Уныло парировал я. - К тому же у меня нет никакого желания связываться с милицией.

- Тогда я не знаю. - Пожав плечами она сосредоточенно задумалась.

- Сделаем так, нагни ка ушко, я что - то тебе шепну.

- Ну вы даете, я тащусь! - Через минуту откинувшись на спинку заливалась она,Полный отпад. Это же надо до такого додуматься.

- Учись пока я жив, учись дитя мое.

- Ну так я пойду звонить?

- Иди и Бог тебе в помощь, только смотри ничего не перепутай. Говори жестко и кратко, как я тебя научил. И главное ни одного лишнего слова.

- Обижаете, Константин Иванович, ждите, все сделаю в точности.

Она подошла к атомату, а я потихоньку заехав во двор встал в полусотне метрах, напротив подъезда Татьяны Ивановны Фитц.

- Позвонила! - Шлепаясь рядом возбужденно сообщила Джамиля.

- Ну тогда будем ждать, думаю, что недолго.

Они подъехали минут через двадцать, хотя Джамиля отпустила им на все про все целых полтора часа. Прибыли: Автобус с батальонниками, два милицейских УАЗика, военная машина с саперами и несколько карет скорой помощи. Совсем недешево стоят идеи Константина Ивановича Гончарова. Оцепив дом двадцатиметровым радиусом они сразу же приступили к эвакуации жильцов.

Смешавшись с первой же группой мы принялись пристрастно расспрашивать испуганный народ о преподобной мадам Фитц. В суматохе и сумятице на нас мало кто обращал внимание. Спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Народ покидал свои квартиры по разному. Первыми в панике выскакивали кто в чем был и с пустыми руками, потом пошли люди более рациональные. Они выходили со скатками одеял и необходимым запасом продовольствия. В кконце появились куркули. Эти с трудом выползали под завязку нагруженные нажитым барахлом. Причем сделав одну ходку они пытались прорвать милицейский кордон и повторить свою вылазку за оставленным добром.

Татьяна Ивановна была в их числе. Напористая и сбитая, оставив уже спасенные, пузатые сумки на сохранение пожилой соседке, она отвалом грудей наступала на двух хлипких молодых солдатиков требуя свободы и независимости.

- Пустите, я вам говорю! Не имеете права!

- Не имеем права! - Взявшись за руки саглашались служивые. - Вы можете погибнуть.

- Не твоя забота. - Наседая визжала женщина. - Пустите, Христом и Богом прошу.

- Не положено. - Прогибаясь, изо всех сил защищались солдаты.

- Ну пустите, родненькие. - На ходу меняя тактику взмолилась собственница. - Мне на одну минутку, только сервиз и товар забрать. Мне же за него в жизнь не расплатиться. Пустите, я вам денег дам.

- Нельзя, гражданка. - Переглянувшись отвернулись батальонники.

Моментально оценив ситуацию, госпожа Фитц проворной мышью проскользнула в образовавшуюся брешь и расталкивая саперов скрылась в подъезде.

- Во баба, - восхитилась Джамиля, - такая на скаку не то что коня, слона остановит. Что же у неё за товар за такой, что в жизнь не расплатиться?

- Скоро узнаем. Действуем четко и по плану.

- Само собой, Константин Иванович, смотрите бежит.

Сгибаясь под тяжестью двух спортиных сумок бедная женщина на ходу отблагодарив парнишек потащила свое добро к ожидающей соседке.

- Татьяна Ивановна, что случилось? - Выходя навстречу наивно спросила Джамиля.

- Какая - то сволочь бомбу в дом подложила, тьфу, чуть не сдохла.

- Вам помочь? - Джамиля протянула руку к сумкам.

- Не надо! - Резко отстранилась энергичная торговка. - А ты кто такая?

- Так ведь я у вас косметику в прошлом месяце покупала. - Хлопая раскосами глаз простодушно ответила Джамиля. - Пойдемте мы на машине.

- Не надо мне никакой машины. - Что - то прикинув резко ответила она отстраняясь назад. - Без вас справлюсь.

Кажется наша, так блестяще задуманная операция провалилась в самый ответственный момент. Красный жигуленок, невесть откуда взявшийся остановился в метре.

- Таня! - Высунувшийся из окна водитель позвал нашу подопечную. Садись быстро.

- Не сяду! - В полной растерянности она переводила взгляд то на Джамилю, то на бородатого водителя. Наконец, видимо выбрав наименее опасный вариант кивнула Джамиле. - Где ваша машина, поехали!

А дальше произошло неожиданное. Выпрыгнувший из задней дверцы верзила буквально за считанные секунды закинул нашу добычу на заднее сиденье вместе с её роскошными бюстами и тяжелыми сумками. Я не успел и моргнуть, как жигуленок исчез так же внезапно как и появился.

- Господи, да что ж это твориться? - Заохала хранительница торговкиных сумок.Да кто ж это такие?

- Мафия бессмертна. - Сурово пояснил я. - Вы хоть знаете что она передала вам на хранение? Джамиля, быстро зови сюда милицию.

- Господь с вами, какая милиция. - Закудахтала перепуганная женщина. Я знать не знаю, что там у неё в сумках и чемоданчике.

- Незнание закона не избавляет вас от наказания! - Пошел я буром на посеревшую старуху. Вы взяли на сохранение её вещи, а значит невольно стали соучастницей её преступления предусмотренного статьей двести двадцать четыре уголовного кодекса Российской Федерации. Первый пункт этой статьи гласит следующее. - Накалял я монолог. - Незаконное приобретение, перевозка или хранение с целью сбыта наркотических веществ наказывается лишением свободы на срок до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

- Да ты что миленький, откуда ж мне было знать , что там у неё наркотики?

- Те же действия совершенные по сговору, - вгонял я последний гвоздь в слабую бабкину психику, - наказывается лишением свободы на срок до пятнадцати лет. Джамиля, пригласите милицию.

- Да что вы ко мне привязались? Знать я ничего не знаю. - Заявила старуха и пятясь вскоре затерялась среди толпы.

- Быстро в машину! - Скомандовал я, причем совершенно напрасно, потому что Джамиля уже тащила наши трофеи.

- Константин Иванович, ну это же воровство! - Садясь за руль заявила киргизка.

- Тебе ли, участнице чеченской войны читать морали.

- А я думала вы об этом забыли. - Нахмурилась напарница выворачивая на трассу.Или это на всю жизнь?

- Милая, мы собрались здесь не для душеспасительных бесед. - Грубо оборвал я.Об этом поговорим в другой раз, а сейчас курс Норд - Вест, держим путь на дачу моего несравненного тестя. Думаю, что там его уже нет и мы сможем спокойно и методично осмотреть содержимое наших сумок.

Когда мы добрались до места солнце уже зашло и моими молитвами Милка успела забрать своего досточтимого папеньку домой. О его пребывании здесь можно было только догадываться по пустым бутылкам, да грязным стаканам, причем некоторые были со следами губной помады. Не иначе как старик пошел вразнос и назло врагам нашел себе подходящую дачницу. Перед тем как приступить к осмотру изъятых нами вещей я открыл банку лосося и прдложил моей напарнице скромную трапезу.

Первая сумка оказалась набита фирменной французской косметикой, вторая - дорогими меховыми изделиями, видимо принадлежавшими самой хозяйке. Все это, после короткого совещания, было решено бескорыстно вернуть обманутой женщине. Дипломат, оставленный на закуску, поверг нас в легкий шок. Помимо золотых украшений мадам Фитц, здесь мы обнаружили доллары и рубли, причем суммы были весьма внушительны. Количество рублей определить было несложно, купюры крупного достоинства запрессованные в пачки говорили о том, что Татьяна Ивановна владеет капиталом в двести тысяч рублей, а вот с валютой дело обстояло сложнее. Разнокалиберная зелень низкого достоинства была кое как стасованна в колоды и перетянута резинками.

- На паперти она их собирала что ли? - Тыча пальцем недоуменно спросила Джамиля.

- Не похоже. - Возразил я ощупывая долларовую бумажку. - Не похоже, они же новенькие, как будто их только что отпечатали?

- Точно. - Согласилась она. - Послушайте, Константин Иванович, а они не...

- Вот и я думаю. Везет же нам с тобой на фальшивую зелень.

- В гробу я видала такое везение. Что делать - то будем?

- Ждать. Ждать когда гражданка Фитц появится на горизонте.

- Если она вообще появится.

- И это верно, мужички её прищучили крутые и явно знающие, что она распологает некоторым количеством излишних денег.

- И прокололись. Самое ценное она вынесла раньше.

- Не уверен. С какой бы ей стати понадобился второй заход. Ладно, немного подождем, а пока я проверю доллар на вшивость.

- Как я понимаю наше сегодняшнее хулиганство не приблизило вас к цели?

- К сожалению это так.

Чтобы наше награбленное добро не досталось крысам и вольным бомжам я рассовал его в молочные бидоны, присыпал сверху проросшей прошлогодней картошкой и сбросил в погреб. Если дачные воры позарятся на бидоны их ждет приятный сюрприз.

До полуночи оставалось ещё три часа. Доставив Джамилю в общежитие я не спеша отправился домой.

Тесть сидел в Красном углу благообразный и тихий, похожий на Святого Николая. Видимо дни изгнания и постоянная беседа с бутылкой сильно сказались на его психике. Послушная и кроткая дочь заботливо подливала ему чай, каторым он отпивался вероятно уже давно.

- Спасибо тебе, Костя. - Сокровенно вымолвил он при моем появлении. Мила мне все рассказала. Спасибо, не дал меня в обиду, поставил мерзавца на место.

- Да, конечно. - Не совсем ещё понимая ход его мысли, на всякий случай согласился я. - Какие могут быть разговоры, чай не чужие. А в чем дело?

- Звонил Шутов и извинялся перед отцом. - Скорчив ужасную рожу пояснила Милка.

- За это дело не грех и выпить. - Робко глядя на дочь предложил Ефимов.

- Я тебе выпью, я тебе так выпью, что навсегда забудешь как это делается! - Энергично пообещала дочь и щекотливый вопрос, не получив развития, был уничтожен в самом зародыше. - Пей чай и наслаждайся жизнью.

- И как ты её, Костя, только терпишь? Удивительно сварливая женщина.

- Не говорите, я порой сам себе удивляюсь. Алексей Николаевич, а у меня к вам будет небольшая просьба.

- Для тебя все что хочешь, если уж родную дочь не пожалел, то какие могут быть разговоры. Я тебя внимательно слушаю.

- Нет ли среди ваших старых знакомых хорошего эксперта - криминалиста, но такого кто мог бы в неофициальном порядке дать мне некоторую консультацию и при этом держать язык за зубами?

- А ты я вижу так и не бросил своего опасного хобби? В чем дело - то?

- Пустяки, нужно установить подлинность одной купюры и при возможности снять с неё пальчики. Дело как видите не стоит и выеденного яйца, но для меня оно достаточно важно. Разумеется я заплачу.

- Это ты брось. А человек такой есть и ты его должен знать.

- Я многих там знаю, но когда это было, а потом одно дело я и совсем другое вы.

- Не кидай мне леща. - Довольно ухмыльнулся полковник. - Назарову я позвоню хоть сейчас. Какое время тебя устроит?

- Это зависит от него, но мне было бы удобно с утра, часов с десяти.

- Так и будет, можешь спать спокойно.

Спокойно спать мне не пришлось, потому как с половины двенадцатого я выступил на ночную вахту возле дома Алферовых, когда свет в мансарде ещё горел. - Трудолюбивый малый этот самый вундеркинд. - Думал я тихонько матерясь в рукав. И какого черта ему не спится? Какая может быть работа если хозяин давно мертв, а внизу ждет его бывший приятель и хочет отыскать улики против его сына наркомана. А может быть и против тебя, кретина полосатого!

Свет погас только в двенадцать с минутами. Переждав ещё полчаса я пошел на приступ. Несколько раз пройдя вплотную к дверям и убедившись, что Трезор - Альманзор на меня никак не реагирует я решительно толкнул дверь. Она оказалась открыта.

- Начало неплохое. - Подумал я неслышно проскальэывая внутрь.

Стараясь не касаться поручней я на цыпочках поднялся до уровня третьего этажа и тут меня ждал сюрприз. Дверь оказалась безнадежно заперта.

- Чертова кукла. - Выругался я вполголоса. - Нужно быть безнадежно тупой, чтобы оставив первую дверь открытой забыть про вторую. А может быть не такая она и тупая, а просто играет свою игру? - Молнией пронзила меня догадка. - Нет, господин Гончаров, как родился ты болваном, так болваном и помрешь. Немедленно, пока не поздно, беги отсюда, иначе всех собак повесят на твою тощую шею.

Уже безо всяких предосторожностей, уцепившись за перила я начал скоростной спуск. Где - то на уровне второго этажа моя рука натолкнулась на препятствие. Сначала не обратив на это никакого внимания я продолжал свой стремительный бег, пока догадка, острая как игла не заставила меня вернуться назад.

Пределу людской глупости нет конца, а гончаровской тем более. Видимо решив подстраховаться Оксана прилепила ключ к поручням и если бы поднимаясь я за них держался, то сейчас не выглядел бы таким идиотом. Отлепив клейкую ленту и немного успокоившись я внов поднялся к двери, которую теперь без труда открыл.

Кабинет и весь дом Сергея Алферова встретил меня напряженной, выжидающей тишиной. Небесный свет сквозь прозрачную крышу слабо рисовал контуры предметов. Переводя дух я присел на диван и вытащил фонарик.

С чего начинать свои поиски я решил давно. Во - первых меня интересовал кроншеейн нижней трубы отопления за который была привязана удавка. Не знаю, но почемуто этот момент казался мне важным, то ли оттого, что Марго приказала сжечь этот конец веревки, то ли оттого, что Игорь, вдруг быстро соорентировавшись в обстановке, делово её перерезал. В общем я замыслил снять возможные волокна удавки.

Кронштейн представлял из себя идеальный никелированный треугольник катетом вмонтированный в стену. На его острой вершине крепилось кольцо, которое и поддерживало трубу.

Усевшись перед ним прямо на пол я достал лупу, пинцет и полиэтиленовый пакет. Вплотную приблизив фонарик я обнаружил то что хотел. На острых ребрах пластины этого добра собрался целый клок. Клок пакли от самой примитивной веревки. Бедный Серега, даже на капроновый шнур у тебя не хватило денег. Аккуратно сняв половину и упаковав её в мешок, я хотел было сворачивать свои изыскательские работы, но тут взгляд мой наткнулся на нечто такое, что я должен был заметить сразу.

На девственном никеле ясно виднелись следы недавних повреждений, как будто бы он соприкасался с другим металлом. Но и не это было главным. Чешуйки красной краски - вот что удивило меня больше всего. Обстоятельство это показалось мне настолько загадочным, что я соскреб немного краски в пакет. Как она здесь оказалась?

- Наверное не могли развязать узел и пользовались каким - то инструментом. - Вслух предположил я и отправился в царство вундеркинда.

Все эти компьютеры для меня, что телефон для папуаса. Включать и рыться в них я не собирался. Зашел чисто импульсивно, то ли в надежде обнаружить что - то необычное, то ли проникнуться атмосферой пацана сидящего здесь круглые сутки.

Поворачивая луч фонаря то влево, то вправо, то вверх, то вниз я не обнаружил ничего интересного. На длинном как верстак столе - экраны мониторов, принтеров и прочей чепухи. Над ними полочка с дискетами, а рядом на маленьком столике электрочайник и корзинка с конфетами. В углу свалено несколько коробок от компьютеров. Вот и вся мебелировка.

На всякий случай, чтоб мое появление здесь было не совсем бесполезным я открыл несколько коробок и был несказанно удивлен, когда в нижней обнаружил ручную лебедку. По моему мнению она здесь была нужна как шуба в Африке. Вместе с лебедкой в коробке лежала пачка какой - то бумаги и три дискеты. Такое соседство тоже показалось мне странным. Повинуясь скорее инстикту чем разуму я упаковал лебедку и одну дискету в пластиковый пакет. Немного подумав туда же положил лист бумаги и ещё раз осмотревшись вышел. Похоже Николай Назарович Назаров экспертизой одной купюры сегодня не отделается.

Уже собираясь выйти на лестницу я на секунду приостановился. Мне явственно послышался приглушенный голос, который раздавался из глубины дома. Дверь на внутр еннюю лестницу была открыта и спустившись пониже я стал свидетелем интересного диалога между Марго и вундеркиндом.

- ...у меня под дверью? Подслушиваешь, мерзавец!

- Маргарита Михайловна, но вы же мне обещали, а сами...

- Скверный мальчишка, сказала, значит дам.

- Вы каждый день так говорите.

- Убирайся вон.

- Смотрите, с огнем играете, я ведь могу рассердится, а тогда...

- Заткнись, выблядок, прийдешь завтра в это же время, а теперь убирайся!

О - ля - ля, господин Гончаров, как прикажете все это понимать? Такого финта вы не ожидали. Не правда ли? Умненький мальчик шантажирует сорокалетнюю бабу и проситься к ней в постель, которая на данный период времени занята кем - то другим. Вопрос первый: На чем он её половил, какой компромат собрал? Вопрос второй. Кем занята постель неутешной вдовы? Тут ответ может быть только один, если посторонних в доме нет, то Марго делит ложе со своим водителем. А вообще дело набирает стремительный темп и теперь самое главное их не спугнуть. А спугнуть я их могу тем что забрал дискету и ручную лебедку. Положить на место? Нет, так можно много потерять. У меня появилась кое какая мысль и эти вещи просто необходимо представить Назарову. Но и рисковать я не имею права, остается одно.

Сняв туфли, в одних носках, я прокрался к спальне Оксаны и вкрадчиво отстучал "Яблочко". Прошло не меньше минуты прежде чем дверь открылась и заспанная Алферова пропустила меня в комнату.

- Оксана, я на секунду. - Предупредил я. - Чисто деловой вопрос.

- Было бы нелепо думать что - то другое.

- Оксана, ты оказалась права, скорее всего твоего отца убили.

- Вы что - то нашли? - Стряхивая остатки сна требовательно спросила она.

- Да, и опять мне необходима твоя помощь.

- Что вы обнаружили?

- Кое какие предметы и пока не совсем понятные следы в кабинете Сергея. Найденные мной вещи необходимо сдать на экспертизу, но их отсутствие могут обнаружить и предпринять ответные шаги. Как ты сама понимаешь, нежелательные для нас. Потому я тебя прошу сделать так, чтобы сегодня в кабинет отца никто не заходил.

- Но я сегодня иду в институт.

- Тогда я не знаю, все наработанное мной может полететь к чертям собачьим.

- Хорошо, я что - нибудь придумаю. Скажите мне, кто убийца?

- Пока я сам этого не знаю. На этот вопрос я смогу ответить сегодня вечером.

- Неужели это кто - то из своих?

- Вероятнее всего это именно так, поэтому будьте предельно осторожны, если возможно, то пригласите домой своих подруг. Устройте какой - нибудь девичник у отца в кабинете и никого из своих туда не пускайте.

- Но мама, Игорь...Это же абсурд...

- Насчет мамы не знаю, вероятнее всего она замешана в другом, а от Игоря держитесь подальше. Кстати, скажите, он часто бывает в кабинете?

- Не знаю что вы называете частым, но пару раз на день он туда поднимается.

- В отсутсвие Александра?

- Не знаю, я никогда не вдавалась в такие тонкости, но неужели Игорь мог...

- Этого я вам не сказал и лучше бы не говорил ничего. Если вы хотите чтоб убица был найден, то никто из окружающих не должен догадываться, что вы что - то известно. Вы понимаете насколько это серьезно?

- Понимаю, когда ждать от вас известий?

- Ждите телефонного звонка. У вас много параллелей?

- Три, но два телефона я отключу сегодня же утром.

- Вот и хорошо. Буду звонить, а прийду скорее всего ночью, как сейчас, имейте это ввиду и подготовьтесь. Сегодня вы сделали это блестяще. Собака даже не тявкнула, куда вы её определили?

- С вечера накачала фенобарбиталом.

- Чем, чем? - Мне невольно вспомнились слова медэксперта Коржа. - Как вы сказали?

- Фенобарбитал, попросту говоря люминал.

- Интересно, а ваш покойный батюшка часто им баловался?

- Да, он часто страдал бессоницей и у него в крови его обнаружили, я знаю.

- Ничего то ты, девочка, не знаешь, - подумал я и спросил, - а где вы его держите, этот самый люминал?

- Внизу, в ванной комнате, в аптечке, но у отца всегда была своя упаковка.

- То есть воспользоваться им мог всяк кому не лень?

- Конечно, что тут такого?

Остаток ночи я провел без сна. Сидя на кухне пытался понять что же произошло в семействе Алферова. Кто послужил причиной его смерти и кто был исполнителем. Разложив на столе свои находки я попытался как-то связать их друг с другом. Ничего простого и стройного на ум не шло. В голову лезли какие - то обрывки и фрагменты разговоров с Марго, Григорьевым и Оксаной. Вылепить из этого мусора что - то стоящее не получалось. Пришлось лезть в тайник и вытаскивать неприкосновенный запас. После ста пятидесяти мысли взбодрились и понесли тачанку моихй фантазий куда как резвей и главное направленней.

На какой крючок Уродец подцепил Марго, что та согласна с ним переспать? Неужели он был свидетелем убийства Сергея, которое замышляла Марго находясь с кем - то в сговоре? Допустим, но с кем? Григорев исключено. Тогда на эту роль остаются два претендента, её любовник Андрей и сын Игорь. Наркомана я хоть сейчас бы записал в убийцы, уж больно основание у него веское, но с его дистрофией с папашей ему бы не совладать. Тогда остается Андрей. В физическом отношении здесь все нормально и даже мотивчик вроде бы имеется. Месть за поруганную честь жены! Но что - то мало мне в это вериться, не то нынче время. Игорь в этой роли выглядет куда убедительней, а что мало силенок, так это дело пятое, на то и научно технический прогресс. Например эта лебедка...

Мне показалось что реальные мураши, и даже не мураши, а целые термиты поползли у меня по спине. Остекленевшими глазами я рассматривал лежащий передо мной нехитрый механизм, а в голове бухало и стучало. Лебедка была новая, с желтым корпусом и двумя красными крюками. Одному было положено тащить груз, а другому цепляться за что - то неподвижное. Именно этот крюк и заставил меня вздрогнуть. На его внутренней части красная краска была сильно повреждена и именно такую же краску я недавно соскреб с кронштейна куда крепилась веревка повешанного. Вот оно что! Значит хилый наркоман вполне мог вздернуть своего строптивого папу, который допустим отказал ему в деньгах на наркоту равно как и в наследстве в целом. Тогда какую роль во всем этом могут играть Сашка и Марго? А очень даже прямую. Допустим уродец стал свидетелем убийства и этим принуждал любящую мамашу к сожительству? Вполне возможно что это именно так. И даже вероятнее всего.

Все это хорошо, господин Гончаров, но тогда объясните мне почему Оксана уверяет, что в тот вечер, после того как Сергей вместе с племянником поднялся наверх, из гостинной никто не выходил, тогда как Марго показывает, что выходило трое. А именно Андрей с Игорем выходили курить, а Оксана ненадолго поднималась к себе наверх? Кому верить? Проще всего поверить Марго и тогда отсутствие Игоря становится понятным, но в этом случае получается, что Оксана мне попросту лгала. Спрашивается, для чего? Может быть у неё есть на то серьезные основания и я слишком ей доверился? Что если девка водит меня за хобот? Тогда все нужно переворачивать вниз головой и рассматривать с иной точки зрения.

Ладно, давайте по другому, предположим, что она говорила абсолютную правду и те несколько минут она просто не принимает во внимание. Это вполне допустимо и тогда ваша версия, товарищ Гончаров имеет право на жизнь и мне даже нравится. Но как сюда привязать зверское убийство Ленчика?

Ожидая меня Коля Назаров стоял на ступеньках перед входом в свое серьезное заведение и курил трубку. Он был очень недоволен, потому что после прошедшего суматошного и бессонного дежурства, ему до самого вечера предстояло вкалывать.

- А ты чего же, Кот, уже без папенькиного протеже не можешь? Почесывая густую но неряшливую бороду ухмыляясь спросил он. - Или ты думаешь, что после звонка экс - начальника я буду к тебе благосклонней настроен?

- Конечно, по крайней мере сначала выслушаешь, а только потом вытолкаешь взашей. Бородатые они все такие, с виду добродушные, а на самом деле те ещё жуки.

- Ну что там у тебя? Принес отпечатки с жениной задницы? Так ты бы лучше принес её вживую.

- Не хами, козел, а то последствия будут необратимы. Но давай ближе к делу.

- А я не знаю чего ты тут "...сопли жмешь в кулак, видно делать ему боль...

- Все, Коля, все. - Резко успокоил я страстного поклонника Есенина, потому как ситуация могла выйти из под контроля и вместо нужной мне информации я мог битый час прослушать вирши главного хулигана. - Вот, Коленька, видишь эти вещички? - Предмет за предметом я доставал из сумки свои находки и вертел у его носа. - Смотри как аккуратно я их тебе завернул, все в мешочках, все завязано и подписано комар носа не подточит.

- Научился, наконец, мент позорный. Ну и что же ты хочешь?

- Во первых со всего этого добра нада сделать пальчики, а потом их идентифицировать. Если схожести между ними не будет, то тоже не страшно, ты не расстраивайся. Второе, сравни, пожалуйста краску крюка с краской в мешочке и третье, определи достоверность доллара и ответь что это за лист бумаги. Ну и конечно посмотри что запечатлено на дискете.

- Насчет доллара я тебе скажу хоть сейчас. Зелень фальшивая и возможно изготовлена из подобной бумаги, а за остальным явишься сегодня вечером.

- Коля, не делай бабушке больно, она так тебя любит, а ты к ней по свински. Ты не подумай, я в состоянии заплатить.

- Да пошел бы ты на деревню девушек ловить. Короче, Кот, придешь через два часа с литром водки. Я все сказал, иди - не кашляй.

Прогулочным шагом я добрел до первого автомата и через справочную узнал номер телефона Татьяны Ивановны Фитц. Как и следовало ожидать трубку снимать никто не хотел. Скверно, разговор с ней, путем взаимных уступок, мог подтвердить мои предположения и заявление Назарова. Неужели её крутые друзья могли пойти на последний шаг? Жаль, это здорово усложнит процедуру доказательства, но ещё не вечер, может быть объявится позже.

- Итак, Константин Иванович, во всей этой истории полно вопросов и нет ни хрена четких ответов. Может быть вы слишком увлеклись Игорем и забыли про остальных?

- Нет, Гончаров, не забыл, но Игорь мне нравится ещё и тем, что дает органичный переход к зверскому убийству Григорьева, подчеркиваю, зверскому. А кто как не наркоман одурманенный своим зельем способен на это? А кому как не Игорю всегда нужны деньги для поддержания своего статус - кво? С кем как не с Игорем мог спокойно говорить Григорьев прежде чем позвонить мне? Кто мог ловчее стянуть у него брелок с ключами и подбросить под лестницу?

- О - ля - ля, Константин Иванович, вот тут - то вы прокололись. Все то же самое мог закрутить и уродец. Как правило уродцы злы и мстительны. Не слышу возражений?

- Я бы с этим согласился если бы не одно но, а именно: чем в таком случае уродец шантажирует Маргариту? Тем что он убил Алферова и Григорьева? Но это полный абсурд, согласитесь.

- Пожалуй ты прав, но нам пора в магазин и далее к Коленьке у которого вероятно уже началось слюноотделение.

Назаров стоял на том же самом месте, в той же позе что и два часа тому назад. Успытующе на меня посмотрев он пыхнул трубкой и равнодушно спросил.

- Костя, а где ты взял эту дискету?

- А что понравилось, могу подтащить, там осталось ещё несколько штук. А вообще - то твои вопросы кажутся мне не тактичными? Или ты уже успел свистануть наверх?

- Пойдем ка со мной, полюбуешся сам, что за козу ты мне приволок.

- А я имею шанс потом от тебя выйти?

- Если принес обещанный литр, а вообще - то дело серьезное.

Пройдя череду уже забытых мною коридоров мы оказались в крохотном бесхозном кабинетике неопределенного назначения. Закрыв дверь на ключ Николай сел в кресло и вытащив из - за пазухи мою дискету и вставил её в компьютер. Замигал экран и вскоре передо мною во всей красе предстал его величество доллар.

- Ну как? Ты ожидал увидеть подобное?

- Только подсознательно. - Мгновенно просчитывая варианты ответил я. Ты хочешь сказать, что из этого эфемерного изображения можно сделать осязаемый бакс?

- Как два пальца. Но мы во избежание всяких недоразумений этого делать не будем. Просто я хотел тебе показать, что за бомбу ты носишь в своей сумке. А теперь пойдем на воздух и я отвечу тебе на все поставленные вопросы. Ты закусить взял?

- Обижаешь, начальник. Весь джентельменский набор томится в сумке. Но как на это посмотрит твое начальство?

- Плохо, но мы ему ничего не расскажем.

В открытом кафе, где дети пьют соки, а дамы кушают мороженное мы с Коленькой удумали пить водку. И делали мы это обстоятельно и по хозяйски. К сожалению на этот раз я выполнял роль пассивного наблюдателя чем поверг Назарова в глубокое изумление и печаль.

- Так вот, - приняв порцию начал он, - доллар сделан из той же самой бумаги, что ты мне приволок. На нем видны отпечатки пальцев идентичные отпечаткам имеющимся на дискете и корпусе лебедки. Краска собранная тобой в пакет соответствует краске покрывающей крюк лебедки. Что еще?

- Есть ли на этих предметах другие отпечатки?

- Начнем плясать от печки. На дискете мною обнаружены следы только одного человека, что же касается купюры, то её держал ещё как минимум один человек, а в отношении лебедки вообще мрак. Ее лапала вся Одесса, но последним её держал человек, чьи следы обнаружены на дискете. Это все чем я могу быть тебе полезен. Тебе это помогло?

- Да подтвердило кое какие догадки, хотя я до сих пор не уверен кто пресупник.

- Почему ты не принес мне личные отпечатки подозреваемых?

- Для этого нужно иметь мозги, а с ними у меня напряженно. Но думаю, что скоро вы получите эти отпечатки официально. Коля мне надо бежать, извини.

- Ну и свинья же ты, в кои - то века встретились и на тебе, даже бутылку не распили. Куда теперь все это? Не выбрасывать же.

- Я тоже так думаю.

Оксана ответила сразу. Стараясь говорить тихо она как будто кричала в трубку.

- Константин Иванович, уже половина второго. Почему вы не звоните?

- А что я по твоему делаю? - Грубо загасил я начинающуюся истерику. Как там в Датском королевстве? Ты можешь говорить?

- Да, все телефоны кроме этого я оборвала. - Нервным смешком ответила она.

- А подсоединить их не смогут?

- Нет, аппараты я забрала с собой в мансарду.

- Умничка, надеюсь ты не одна?

- Со мною две подруги. Пытаемся веселится, но это плохо у нас получается. Над домом нависла какая - то жуткая тишина ожидания.

- Кто сейчас находится в доме и как себя ведут?

- Мать вместе с Андреем уехали ещё в девять часов, а остальные все дома. Игорь вместе с Сашкой уже несколько раз пытались проникнуть к нам в курятник, обещая задержаться не более десяти минут, но мы мужественно держим осаду. Что - то страшно. На нервы больше всех действует тетка. С самого утра она ходит и бурчит про то что ночью в доме был посторонний. Она тоже требует открыть дверь, чтобы заняться утренней уборкой. Может открыть ей?

- А что она каждый день там прибирала?

- В том - то и дело что нет, от силы раз в неделю сюда заглядывала.

- Тогда не открывайте, скажите, что уберетесь сами без её помощи. А как Татьяна, она уже вернулась из деревни?

- Нет, и я подозреваю, что не вернется никогда? Мне кажется мать её выгнала.

- Новое дело, а как на это отреагировал Андрей?

- Да никак, с утра ходил и посмеивался, думаю, что ваши подозрения насчет матери верны. Вам удалось что - нибудь выяснить?

- Да и очень многое, но я до сих пор не могу с уверенностью назвать имя убийцы

- Боже мой, от этого можно сойти с ума. Когда вы приедите?

- Я ещё позвоню, но уже через час за вашим домом и в частности за мансардой будут незаметно наблюдать. Пока. Не вешай носа.

Не кладя трубку я набрал телефон мадам Фитц. На этот раз, к великой моей радости, Татьяна Ивановна на звонок откликнулась.

- Вас беспокоит человек который знает кто унес ваши сумки. - Не тратя время на долгие переговоры заявил я и подумав спросил. - Вы хотите знать кто он?

- Да. - После мучительно долгой паузы ответила она. - Кто он?

- Это я.

- Не вешайте трубку. - Закудахтала торговка и я увидел как на том конце провода заволновались её груди. - Пожалуйста не вешайте трубку.

- А я не для того звонил чтобы её вешать.

- Вы кто? - Задала она совершенно дурацкий вопрос. - Вы видели содержимое сумок?

- И не только сумок, но и дипломата, поэтому и звоню.

- А зачем? - Тяжело дыша в трубку баба решала как себя вести. - Что вы хотите?

- Встретиться с вами наедине и как следует обсудить вашу проблему.

- Я боюсь.

- Я тоже, но от этого вопрос не разрешится сам собой.

- Хорошо, - Видимо придумав хитрый ход опять заволновалась она. Приезжайте ко мне домой, вы ведь знаете где я живу. Я одна, так что бояться вам нечего. Я вас жду. Только приезжайте один.

- Буду через час. Приготовьте Шведский стол. - Хмыкнул я в трубку. Учтите, что любое насилие примененное к моей особе больно отзовется на вашей судьбе. Не советую расставлять ловушек, потому как они сработают против вас. Ждите.

Денек предстоял хлопотный, поэтому забрав со стоянки машину я заехал за Джамилей, а только потом, под её прикрытием отправился в речной порт.

Татьяна Ивановна жила не бедно. Это я отметил сразу едва только переступил порог её двухкомнатной квартиры, которая волей хозяйки была трансформирована в однокомнатную. В уютном гнездышке тридцатилетней бизнесменши меня уже поджидали два орла. Видимо они прилетели по спецвызову и довольно давно, потому что на журнальном столике перед ними стояла почти пустая бутылка. Их холеные, но свирепые рожи ничего хорошего не сулили. Молча и выжидающе они смотрели то на меня, то на меня, то на свою заказчицу.

- Шестой Американский флот приветствует коренных жителей Чукотки! Развязно плюхаясь в кресло поздоровался я. - Татьяна Ивановна, я польщен, но право моя скромная персона не заслуживает такой торжественной встречи. Я ведь к вам явился с неофициальным визитом. Так сказать, для встречи без галстуков. Если вы хотите чтобы наш разговор состоялся, то будьте так добры, прикажите своим псам убраться вон. Они просто действуют мне на нервы.

- Сука! - Не выдержав расправил крылья орел помоложе. - За пса...

- Сиди, Мишель. - Понимая, что просто так не блефуют остановил его мудрый товарищ. - Не горячись, он ещё не все сказал, а пощекотать мы его всегда успеем. Чего ты хочешь, мужик?

- Прежде всего чтобы вы вышли вон. Я пришел говорить не с вами, а с гражданкой Фитц. Татьяна Ивановна, у меня мало времени и если вы к конструктивному разговору не расположены, то мне остается только откланяться.

- Отсюда ты не выйдешь! - Застращал Мишель. - Отсюда тебя вынесут.

- У какие мы страшные. - Рассмеялся я. - Тогда слушай сюда, молодой бычок. Если через пятнадцать минут я не дам условную отмашку, то мои ребята из ОМОНа сначала выбьют ваши хваленые железные двери, а потом разобьют ваши черепа. Что же касается вас, очаровательная мадам Фитц, то вас ждет интересное путешествие сначала в КПЗ, потом к следователю, а потом в суд, где за сбыт фальшивой валюты вы получите приличный срок. Так как будем играть, по вашим правилам или по моим? - Конечно по вашим. - Наконец - то заговорила Татьяна. - Я не знаю чего он тут расквакался. Мишка, уходи, нам поговорить надо.

- То же самое касается и второго джентельмена. - Напомнил я заметив что он собирается остаться. - Разговор у нас будет хоть и деловой, но интимный, лишние уши нам только помеха. До свидания, господа, надеюсь, что больше мы не встретимся.

Проводив своих незадачливых защитников, Фитц молча уселась напротив в тревожном ожидании грандиозной пакости с моей стороны. - Татьяна Ивановна, - прищурив глаз начал я, - вы понимаете что попали в цейтнот?

- Поясните пожалуйста. - Нервно передернув плечами скривилась она.

- Все очень просто, ваши сумки, как и дипломат с денгами и драгоценностями сейчас находятся у меня, а от меня до кабинета следователя подать рукой. Дальнейшая ваша судьба рисуется мне безрадостно.

- Полная чушь, никокого дипломата и никаких сумок я нигде не оставляла.

- Что же, в таком случае извините, нам с вами говорить не о чем, значит будем разговаривать с вашей соседкой, той самой бабулей, которую вы попросили за ними присмотреть. Уверяю вас, память у неё прекрасная и она окажется гораздо разговорчивей вас. К тому же не забывайте, что все вещи и деньги заляпаны вашими пальцами и доказать, что вы явлеетесь их хозяйкой не представит труда.

- Простите, погорячилась, но до сих пор не могу понять чего вы хотите. Если бы вам нужны были деньги, то вы попросту бы их забрали.

- Верно, мне нужны не деньги. И более того, я отдам вам все до копеечки, но в обмен на некоторую услугу.

- Как, неужели все вернете?

- До последнего колечка и вы это знаете.

- Похоже что так, и что вы от меня хотите?

- Мне нужно, чтобы в суде вы четко показали на того человека который снабжал вас фальшивой валютой.

- Если вы хотите довести дело до суда, то какой мне смысл...

- Я имею ввиду суд над ним.

- Но я не могу, он же мне...

- Не волнуйтесь, его имя Игорь, а фамилия Алферов.

- Так что же вы от меня хотите?

- Чтобы вы не отказались от своих теперешних показаний.

- Но в этом случае мне тоже влепят срок.

- Минимальный, и скорее всего условный, или я просто передаю все ваше барахло в соответствующие органы. Подумайте, у вас там двести тысяч и на столько же вещей. Я все отдам сразу же после суда.

- О чем тут думать если вы приперли меня к стене как девочку? Я согласна. Что я должна сделать?

- Да вы не волнуйтесь, когда будет нужно я вам позвоню.

Теперь оставалось последнее и немаловажное. Романыч конечно мужик хороший, душевный мужик, но кто знает чем дышит его левое легкое. Старик он тертый, ему такого дурака как я посадить на кукан, что сигарету выкурить. Может получится, что красиво выстроенный финал превратиться для меня в похоронный марш. Тут и думать нечего. Подстраховка мне необходима, тем более я не один. За собой прицепом можно утащить и Джамилю.

- Ласточка, скажи своему шефу, что его хочет видеть господин Гончаров. - Приказал я рыженькой юркиной секретарке.

- У него люди, но я сейчас спрошу, вы присаживайтесь. - Уважительно глядя на меня предложила она и скрылась за дверью.

Люди покинули его кабинет в течении пяти минут, а сам он радушно улыбаясь вышел мне навстречу и чувственно пожав руку удостоил аудиенции.

- Я рад, что ты забыл о том недорозумении и забежал. Как идут дела, как политико - моральное настроение? У тебя появились какие - то проблемы?

- Нет, я думаю помочь решить твои.

- Мои? - Крутая шутовская бровь удивленно поползла вверх. - Что ты имеешь ввиду?

- Мне кажется ты заинтересован в скорейшем завершении того дела со зверским убийством на кирпичном заводе. Или я ошибаюсь.

- Оно же в прокуратуре, а что, у тебя есть какие - то новости?

- А ты бы хотел их получить?

- Что за вопрос. А ты готов бескорыстно мне их представить?

- Да, если соизволишь сегодняшней ночью прогуляться вместе со мной.

- Сколько человек я должен взять с собой и насколько серьезно твое заявление?

- О том насколько оно серьезно тебе предстоит убедиться самому. Что же касается группы захвата, то думаю нам вполне хватит одного человека.

- Опять ты какую - то фигню лепишь.

- Как знаешь, обойдусь и без тебя. Нам с напарником слава и почести не нужны. Вот я и подумал задарить их тебе, но раз не хочешь...

- Кто тебе сказал, что не хочу? Результат ты гарантируешь?

- Горантирует только Геращенко и Федоров, а я предлагаю тебе прогулку.

- И мы возьмем преступника?

- Вероятно да, и даже не одного.

- А говоришь группа захвата не нужна.

- С теми преступниками ты один справишься левой пяткой. Бери пару человек, но не больше, не надо устраивать из этого крупномасштабной операции. Будет смешно.

- Когда начало и где встречаемся?

- В двадцать три ноль ноль здесь в твоем кабинете. Но до этого я бы тебя попросил об одной любезности.

- Ну вот. - Понимающе скривился начальник. - Вот и все твое бескорыстие.

- Заткнись. Это касается нашего же дела. Брать мы их будем ночью, но чтобы до этого они не расползлись как тараканы, ненавязчиво поставь возле дома людей.

- Возле какого дома? - Живо заинтересовался он. - А может быть мыих сразу и повяжем, чего ночи - то ждать? Ночью все кошки серые, перепутать можно.

- Если ты это сделаешь, то все испортишь и ответ тебе держать перед Романычем.

- Я понял, никакой самодеятельностим не будет, а парней я пошлю прямо сейчас. Говори адрес, я записываю.

- Здесь недалеко, это дом Алферова.

- Который вздернулся? - Бодро уточнил начальник.

- Он не вздернулся, его повесили.

- Ты шутишь? - От удивления красивые очки Шутова сами собой поехали вниз.

- Это я тебе сегодня докажу. Так вот, поставь там своих людей, но так чтоб не очень бросались в глаза. Это на тот случай если внутри дома вдруг начнет происходить что - то неординарное. На этом все, до вечера.

Уже из дома я позвонил Оксане и упреждая истерику сообщил, что дом под наблюдением и моего появления нужно ждать в двенадцать с минутами.

Когда мы прибыли на место дом уже спал. Сделав знак следовать за мной я проскользнул в незапертую дверь и уже знакомым маршрутом пошел наверх, попутно ощупывая поручни. Ключа на месте не оказалось и это обстоятельтво меня встревожило. Неужели случилось что - то из ряда вон выходящее, но тогда бы шутовские парни поставили нас в известность. Если произошло несчастье, то головы мне не сносить. Тут уж Шутов расстарается, подставит меня так, что я буду долго помнить эту ночь. С такими вот невеселыми мыслями и испариной на лбу я толкнул дверь и на мое счастье она беззвучно открылась. Хотя радоваться было рано, ещё неизвестно что нас ждет внутри. Темнота собачья, хоть глаз коли, но фонарик включать ещё рано.

- Константин Иванович, это вы? - Обрадовал меня шепот Оксаны. - Вы не один?

- Успокойся, детка, все свои. Домашние спят?

- Кажется угомонились, нам тут такую осаду пришлось выдержать, что и вспоминать не хочется. - Нащупав в темноте мою руку она крепко её сдавила.

- А ты не одна?

- Нет, с подружками.

- Чего ж вы без света сидите? - Включая фонарик удивился я.

- Так вас ждали. - С удивительной логикой ответила она и зажгла свет.

На диване, перед журнальным столиком сидели две перепуганные девчонки и нервно пили лимонад, хотя на столе стояла бутылка шампанского.

- А со светом меня ждать нельзя? - Садясь в сергеево кресло ухмыльнулся я. Все дома или кто - то отсутствует.

- Кажется все на месте. Они тут час тому назад целый митинг у дверей устроили, все нас выкурить пытались, а мы притворились пьяными и давай песняка давить. Ленка особенно старалась. Самим страшно, хоть волками вой, а песни орем. Они притихли, шепчутся, щуршат как змеи, а мы песни поем.

- Шуршат говоришь? Это хорошо. Умнички - девочки, а теперь вы разговаривайте между собой, а мы с Юрием Александровичем полчаса помолчим, не надо чтоб нас слышали. А вы веселитесь, пейте и пойте, можете даже устроить легкие пляски.

В час ночи, приказав девицам угомониться мы с Юркой вышли на площадку внутренней лестницы. Слабый свет из холла едва проникал на второй этаж и площадка перед дверью Марго оставалась в вязком полумраке. Тишина стояла полная и было слышно как где - то в глубине дома размеренно идут часы. Время текло, но ничего не происходило. этого тодько не хватало, неужели заподозрив неладное уродец не явиться на ночное рандеву? В конечном счете я все равно его расколю, но на это потребуется время и пропадет эффектный элемент внезапности.

Бесшумно и неожиданно открылась дверь Марго и я различил тень Андрея скользнувшую на первый этаж. Кажется начались некоторые подвижки. Я не ошибся, буквально через пять минут другая тень, но уже вундеркинда поднялась из холла. На цыпочках подойдя к двери он несмело заскребся, поскуливая и жалуясь.

- Как ты мне надоел! - Вылетая наружу прошипела Марго.

- Уговор дороже денег. - Несмело наглел змееныш.

- А если я тебе не дам, что тогда?

- Что тогда?! - Врубая фонарь громко повторил я вопрос. - Ну говори, что тогда?Спускаясь к окаменевшему ансамблю въедливо допытывал я. - Говори Александр, хоть я и так уже все знаю, но хотелось бы все это выслушать из твоих уст. Как ты знаешь, добровольное признание смягчает вину. Юрий Александрович, позовите пожалуйста Оксану, пусть даст полный свет и приведет сюда Игоря.

- Да как ты смеешь, мерзавец! - Вышла из комы Алферова. - Как ты смеешь так себя вести? Милицию, немедленно милицию!

- А я здесь. - Принимая мою игру Шутов вышел вперед. - Что вы хотели?

- Кто вы такой?

- Милиция, даже больше, начальник милиции.

- Немедленно арестуйте этого негодяя. - Тыча в меня длинным черным когтем потребовала Марго. - Он залез в дом.

- О-ля-ля, это ты брат зря придумал, - уже на лестнице настигая пацанчика пожурил я. - Нехорошо от старших бегать.

Вспыхнул свет и Марго кутаясь во фривольный пеньюарчик стыдливо заскочила в комнату. К этому времени к нам присоеденились два сотрудника и Джамиля, а чуть позже Оксана притащила пластилинового Игоря и спустилась за Теткой и Андреем. Вскоре собрались все обитатели Алферовского дома и это чем - то напомнило мне детективы уважаемой Агаты Кристи.

Прошу всех подняться в кабинет покойного. - Театрально пригласил я и замыкая шествие вошел последним.

- А что случилось? - Строго спросила меня тетя Инна. - Уже ночь, а вы шумите.

- Уважаемые дамы и господа, я собрал вас здесь не ради своей прихоти, но только для торжества истины. Дело в том что недавно в зтом доме случилось несчастье. Как вы знаете Сергей Владимирович повесился. Так вначале думал и я, но благодаря Оксане и тщательно проведенному расследованию я пришел к выводу, что он не повесился а был повешан.

- Господи, да ты сошел с ума! - Закричала Марго. - Что за ересь ты несешь?

- Повторяю, не повесился, а был умело повешан, причем человеком который сейчас находится среди нас. - Отвернувшись я смотрел в зеркало и видел недоуменные лица.

- Он находится здесь и может быть он сам откроет нам свое имя или он поручает сделать это мне? - Повернувшись я внимательно оглядел каждого. - Я вижу, что он не горит желанием чистосердечно признаться в двух убийствах.

- Уже в двух! - Истерично захохотала Морго. - Кто же второй?

- Не безызвестный вам Леня Григорьев. Но об этом позже, а сейчас по порядку. Итак, некий молодой человек, в силу вредных привычек, постоянно нуждается в деньгах, причем в денгах больших, которые честным трудом не заработать. Тогда он подключает к своей проблеме другого молодого человека хорошо знающего компьютер. Как известно ум хорош, а два лучше. В результате этого симбиоза кофейника и вилки на свет начали вылупляться маленькие зелененькие баксы. Они быстро плодились и сплавлялись по разным каналам, один из которых я могу назвать. Это некая Татьяна Ивановна. Я правильно говорю? - Глядя на улыбающегося Игоря спросил я и не получив ответа продолжал дальше. - Но как говориться, сколь веревочке не вейся... Однажды наших героев за их занятием попутал Сергей Алферов. - Глядя в зеркало я заметил как облегченно вздохнула Марго и понял, что нахожусь на неверном пути, но тем не менее решил пробить эту версию до конца. - Итак, на черный бизнес наложено жесткое вето, но пагубная страсть требует денег, а тут ещё он узнает, что лишен наследства. Решение возникло не сразу, вероятно оно зрело и культивировалось не один день, но в конце концов план был готов, оставалось претворить его в жизнь. И вот однажды вечером, когда Сергей ужинает ему в рюмку вина незаметно пдсыпают фенобарбитал. Ничего не подозревая он выпивает и поднимается сюда.

Переждав некоторое время молодой человек под предлогом перекура поднимается следом. На свои силы он не расчитывает, так как физически давно деградировал. Поэтому у него в руках заранее приготовленный механизм ручная лебедка. Увидев, что сидя за столом Сергей спит он проворно перекидывает веревку через верхнюю отопительную трубу и один конец, через лебедку закрепляет к кронштейну нижней трубы, а второй, суть петлю, набрасывает на шею спящего. Убрав лишние сантиметры начинает бешенно крутить ручку и поднимает хрипящее тело под самый потолок. Затем фиксирует свободный конец за кронштейн и дождавшись пока тело перестанет дергаться опускает Алферова пониже, освобождает лебедку и...( Этого я не ожидал. Меня буквально озарило и я наконец все понял сам. Не подавая виду исправился и продолжил) и уносит её в свой кабинетик. Затем он сбрасывает под черную лесницу брелок с ключами которые заранее, вместе с обувью, выкрал у Григорьева. Натягивает его башмаки и совершает провакационную прогулку оставляя четкие следы подошвы.

Через некоторое время, якобы закончив работу на компьютере он выходит в кабинет шефа, где начинает кричать и звать на помощь.

Далее, он внушает его матери, что убийца не кто иной как её сын и зтим шантажируя, требует вступить с ним в половую связь, грозя, что в противном случае он все обнародует.

- Господи. Да ты в самом деле сошел с ума. - Тихо и убедительно воскликнула Маргарита. - Как ты мог такое подумать.

- Но он же у тебя требовал, а ты отвечала то дам, то не дам, Фиглярствовал я бешенно прокручивая вдруг блеснувшую мысль, такую простую и понятную.

- Господи, он же у меня пятнадцать процентов фирменных акций требовал, а шантажировал тем, что покойный Сергей иногда сам пользовался его фальшивкой.

- Да чо ты, мам, его слушаешь, крыша у него потекла. - Веселился Игорь повинный только в сбыте валюты и употреблении наркотиков.

- Спокойно, я ещё не закончил, - выбираясь из собственного дерьма продолжал я.Думаю, что по первому вопросу вам все понятно, все улики мною собраны, так что тут не может быть никаких сомнений. Теперь займемся Григорьевым. Как известно у Леонида с Алферовой были деловые партнерские отношения. Но вот появилась маленькая трещинка. Ленчик стал требовать контрольный процент, в противном случае обещая немедленно забрать свои деньги из фирмы, а это означало её немедленный крах.

И Маргарита Михайловна решается. Назначает ему позднее свидание, на которое вместо себя посылает уже известного вам человека. Однако пользоваться официальным входом он не желает. Лишняя встреча с охраной не входит в планы Маргариты. Для этого у него есть ключ от двери пожарного хода возле которого находится электрощит. - Теперь - то я бил в точку, даже через зеркало было видно как помертвела Марго. - Обесточив помещение и пользуясь темнотой, молодой человек незаметно для охраны проникает в кабинет Григорьева и заявляет, что он собственными глазами видел как тот убивал Алферова, подкрепляя свои слова тем, что на асфальте под лестницей лежит его брелок с ключами от машины. Но будет молчать если Григорьев не станет требовать у Маргариты контрольных процентов.

Смекнув в чем дело и сопоставив фрагменты Григорьев все понимает и звонит мне. Но он не знает, что наш разговор слышит его шантажист, которому такой поворот означает конец. И тогда дождавшись когда голова Ленчика покажется в проеме он что есть силы бьет по ней графином. Но Григорьев не умер, он только потерял сознание. И тогда змееныш проводит свою страшную казнь. Он подтаскивает беспомощное тело Ленчика к прессу и плющит его голову. Смерть.

Теперь нужно так же незаметно как вошел выйти, но как? Электрощит на другом конце коридора, а посредине оранник. Змееныш умен и изворотлив. Он звонит Маргарите и обрисовывает ситуацию, а может и нет, сейчас это для нас неважно, главное он просит её ровно через пять минут позвонить на пульт охраннику. За это время он находит необходимое ему приспособление и в назначенное время делает короткое замыкание. Потом пользуясь темнотой и тем, что охранник занят разговором с Алферовой стремительно покидает контору.

Уважаемые товарищи и дамы, вот и все что я хотел вам рассказать. Все вещественные доказательства и прочие улики имеются, отпечатки сличины и не вызывают сомнения. Прошу простить если долго задерживал ваше внимание.

- Константин Иванович, - блеснул окулярами Юрка, - но я так и не понял кто из них двоих и зачем удавил Алферова.

- Я и сам это понял недавно. Лебедку в компьютерный кабинет Игорь незаметно притащить не мог, потому как там работал змееныш! А зачем он это сделал? Думаю, что Инна Владимировна сможет вам ответить лучше чем я.

24.05.99 г. Тольятти