/ Language: Русский / Genre:adventure, / Series: Охотники за растениями

Ползуны По Скалам

Майн Рид


adventure Мйн Рид Ползуны по склм ru en Бируков Бобырь Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-01-23 http://citycat.ru/litlib/cbibl.html OCR, редктировние, спелл-чекинг: Б.А. Бердичевский 07022EF1-B704-4982-971F-D06CAEC47B87 1.0

Мйн Рид

Ползуны по склм

Глв I. ГИМАЛАИ

Кто не слыхл о Гимлях — об этих гигнтских горных мссивх, вствших между знойными рвнинми Индии и холодным плоскогорьем Тибет, — об этой мощной прегрде между двумя величйшими империями в мире: Великих Моголов и Небесной? Смый невежественный в геогрфии новичок и тот скжет вм, что это высочйшие н земле горы, что не менее шести их вершин поднимется нд уровнем моря н высоту больше пяти миль; что более тридцти вершин достигет высоты свыше двдцти тысяч футов и мкушки этих гор одеты вечными снегми. Более опытный геогрф или геолог рсскжет сотни других любопытных фктов, относящихся к этим величественным горм. Интереснейшими сведениями об их фуне, лесх и флоре можно было бы зполнить толстые том. Но в рмкх этой повести, мой юный читтель, мы сможем нбрость лишь несколько ниболее хрктерных черт; они ддут тебе предствление о титническом величии этих мощных, увенчнных снегми горных мссивов, которые высоко вздымются, то хмурясь, то сияя улыбкой, нд великим королевством Индии.

В литертуре Гимли нзывют обычно «горной цепью». Испнские геогрфы именуют их «сьерр» (пил) — термин, который они применяют к мерикнским Андм. Но ни то, ни другое нзвние не подходит для Гимлев, тк кк огромное прострнство, ими знимемое — свыше двухсот тысяч квдртных миль — и втрое превосходящее площдь Великобритнии, никк нельзя срвнить по форме с цепью. Длин Гимлев всего в шесть — семь рз больше их ширины; они тянутся почти н тысячу миль, в то время кк их ширин охвтывет чуть ли не дв грдус геогрфической широты.

Кроме того, н всем своем протяжении от зпдных отрогов, в Кбуле, до восточных, у берегов Брмпутры, они несколько рз прерывются, не опрвдывя нзвния «горня цепь». Между этими двумя точкми они прорезны огромными долинми, которые обрзовны руслми больших рек; эти реки, вместо того чтобы течь н восток и зпд, кк тянутся сми горы, текут в поперечном нпрвлении, нередко прямо н север или н юг.

Првд, путешественнику, нпрвляющемуся к Гимлям из любой чсти Великой Индийской рвнины, эти горы предствляются одним непрерывным рядом, тянущимся вдоль горизонт с восток н зпд. Однко это лишь оптический обмн. Гимли следует считть не одним горным кряжем, целым пучком горных цепей, покрывющих прострнство в двести тысяч квдртных миль, причем эти цепи идут в стольких же нпрвлениях, сколько румбов н компсе.

В пределх этой обширной горной стрны климт, почв и рстительность сильно меняются. В рйоне невысоких холмов, примыкющих к Индийской рвнине, и в некоторых глубоких долинх центрльной чсти Гимлев флор носит тропический или субтропический хрктер. Здесь в изобилии рстут пльмы, древовидный ппоротник и бмбук. Выше появляется рстительность умеренной зоны, предствлення лесми гигнтских дубов рзличных пород, смоковницми, соснми, орехми и кштнми. Еще выше рстут рододендроны, березы и вереск, з которыми простирется облсть трвянистой рстительности — склоны и плоскогорья, покрытые густой трвой. Еще выше, вплоть до линии вечных снегов, встречются тйнобрчные — лиши и мхи льпийского тип, ккие рстут з пределми Полярного круг. Тким обрзом, путешественник, нчинющий восхождение из ккого-нибудь пункт Индийской рвнины к высоким гребням Гимлев или поднимющийся из глубокой долины к снежной вершине, з несколько дней пути испытет смену всех климтов и будет нблюдть предствителей всех видов рстительности, ккие только известны н земле.

Гимли нельзя считть необитемыми. Нпротив, в их пределх нходятся одно крупное королевство (Непл) и множество мелких госудрств, кковы Бутн, Сикким, Гурвл, Кумон и знменитый Кшмир; некоторые из них облдют известной политической незвисимостью, но большинство нходится под протектортом либо Англо-Индийской империи (н юге), либо Китя (н севере). Жители этих госудрств приндлежт к смешнным рсм и сильно отличются от нродов Индостн. К востоку — в Бутне и Сиккиме — живут глвным обрзом монгольские племен, одеждой и обычями нпоминющие тибетцев и, подобно им, исповедующие буддистскую религию. В Зпдных Гимлях смешивются горцы-гурки, индусы, пришедшие с юг, сикхи — из Лгор и мгометне — из древней империи Моголов. И здесь можно встретить в полном рсцвете все три великие зитские религии: мгометнскую, буддистскую и брмнистскую.

Однко нселение весьм немногочисленно по срвнению с прострнством, по которому оно рссеяно: в некоторых облстях Гимлев н прострнстве тысячи квдртных миль не живет ни одно человеческое существо, не дымится ни один очг. Встречются ткже, особенно среди высоких, покрытых снегми гор, огромные долины и ущелья, которые либо никогд не были исследовны, либо исследовны лишь случйно, кким-нибудь отвжным охотником. Есть мест совершенно недоступные. А высочйшие пики — Чомо-лри, Кинчинджунг, Дулгири и другие им подобные — нходятся высоко з пределми досягемости дже для смых отвжных льпинистов. Кжется, еще никто никогд не поднимлся н высоту пяти миль нд уровнем моря, и еще вопрос, может ли человек существовть н ткой высоте. Вероятно, н тком уровне всякя жизнь прекрщется вследствие крйнего холод или рзреженности тмосферы.

Хотя Гимли известны были еще н зре истории (древние пистели нзывют их «Имус» или «Эмодус»), но в Европе только в XIX веке стли получть сколько-нибудь точные сведения об этих горх. Португльцы и голлндцы — первые европейские колонисты в Индии — упоминют о них лишь изредк, и дже нгло-индийские пистели долго не зтргивли этой интересной темы. Преувеличенные рсскзы о врждебности и жестокости гимлйских горцев — точнее нзывемых гуркми — удерживли чстных лиц от исследовний. О Гимлях было нписно всего кких-нибудь пять-шесть книг, в которых глвным обрзом говорилось о зпдной чсти этих гор и которые предствляли лишь небольшую нучную ценность, тк кк вторы их не облдли достточными познниями. Тким обрзом, эт обширня облсть оствлсь до нших дней очень мло известной.

Однко в последнее время мы глубже ознкомились с этой интересной стрной. Ботники, привлеченные богтой флорой Гимлев, открыли нм целый новый мир рстительности, Ройлу и Гукеру удлось дополнить эти открытия.

Зоологи, которых привлекло сюд рзнообрзие фуны, познкомили нс с новыми формми жизни животных. Мы ткже многим обязны спортсменм и охотникм Мркхему, Днлопу и Уилсону-«горцу».

Но кроме имен исследовтелей, которые прослвились, опубликовв отчеты о своих рботх, есть и другие имен, никому не известные. Охотник з рстениями — этот скромный, но полезный служитель предприимчивого влдельц питомник — продолжил свой путь в Гимли; он проник в смые отдленные ущелья, крбклся н крутые утесы, бродил у грниц вечных снегов. В поискх новых форм лист и цветк он переходил вброд мутные реки, отвжно пересекл вплвь бурные потоки, боролся с сокрушительной лвиной и перепрвлялся через глубокие трещины в ослепительно сверкющих ледникх; и хотя в печти не встретилось отчетов о его отвжных подвигх, он знчительно помог нм ознкомиться с этим обширным горным миром. О его достижениях можно прочесть в цветнике — по цветм пурпурной мгнолии, деодру, рододендрону. Их можно встретить в теплице — в обрзе причудливых орхидей и стрнной, зкрученной винтом сосны; в сду—в виде ценных кореньев и плодов, двно уже ствших ншим любимым десертом. Нм предстоит рсскзть историю одной скромной экспедиции ткого род — повесть о приключениях молодого охотник з рстениями, который состоял н службе у предприимчивого, небезызвестного в Лондоне семеновод.

Глв II. ВИД С ЧОМО-ЛАРИ

Место действия — смое сердце Гимлев, облсть, нименее исследовння нглийскими путешественникми, хотя и не слишком удлення от нгло-индийской столицы — Клькутты. Интересующя нс точк нходится к северу от этого город — в той чсти Гимлев, которую охвтывет большя излучин Брмпутры.

Это место действительно можно нзвть точкой по срвнению с окружющим его обширным, пустынным прострнством, беспредельной пустыней, пересеченной кменистыми гребнями, где сверкют ледники и снежные вершины вздымются одн нд другой или нгромождены беспорядочно, кк тучи в небесх.

Посреди этого хос кмней, льдов и снегов поднимет свое величвое чело Чомо-лри в белых ризх и белом венце, кк и подобет священной горе. Вокруг нее толпятся другие вершины — ее спутники и свит, — уступющие ей высотою, но все же могучие горы, подобно ей облченные в одеяния, сверкющие вечной белизной.

Если бы вы стояли н вершине Чомо-лри, то внизу под вми, н глубине нескольких тысяч футов, окзлось бы место действия ншей повести — рен, где рзыгрывлись рзличные ее эпизоды. Место это нпоминет мфитетр, отличясь от него лишь млым количеством действующих лиц и полным отсутствием зрителей.

Глядя вниз с Чомо-лри, вы увидели бы среди скл, у подножия этой величвой горы, долину необычйного вид, до того необычйного, что он срзу же привлекл бы вше внимние. Вы зметили бы, что он првильной овльной формы и не окружен поктыми склонми, но, по-видимому, со всех сторон обнесен почти отвесными утесми. Эти темные грнитные утесы круто встют н высоту нескольких сот футов прямо со дн долины. Нд зубцми этих утесов поднимется темный склон соседней горы; он увенчн пиком и гребнями, которые, нходясь выше снеговой линии, вечно покрыты чистой, белой мнтией, упвшей н них с небес.

Все эти подробности вы зметили бы с первого взгляд. Зтем вш взгляд вновь устремился бы н долину, лежщую внизу, и остновился бы тм, привлеченный необычностью кртины, зчровнный ее мягкой прелестью, резко отличющейся от суровых окрестностей, н которые вы до сих пор смотрели.

Форм долины внушет мысль, что это огромный эллиптический кртер ккого-нибудь двно погсшего вулкн. Но вместо черных сернистых шлков, которые тм можно было ожидть, вы увидите прелестный зеленый пейзж, где лужйки перемежются с рощми и группми деревьев, кк в прке, тм и сям виднеются груды скл, словно нгроможденные искусственно, для укршения. Вдоль утесов тянется темно-зеленый пояс лесов, в центре долины лежит прозрчное озеро, н серебристой поверхности которого в известный чс дня отржется увенчння снегми вершин, где вы стоите, — конус Чомо-лри.

С помощью хорошей подзорной трубы вм удстся увидеть животных рзличных пород, псущихся н зеленых лугх; птиц всевозможных видов, летющих нд долиной или отдыхющих н воде озер.

Вм приятно было бы увидеть среди этих крсот природы ккой-нибудь прекрсный змок. Но нпрсно вы будете обводить взглядом долину в ндежде зметить нд деревьями бшни и трубы.

Првд, в одном месте, у подножия утес, вы увидите белые пры, клубящиеся нд землей. Но не подумйте, что это дым, — это всего лишь пр, поднимющийся нд горячим источником, который вытекет, кипя, из скл и обрзует мленький, похожий н серебряную ниточку ручеек, впдющий в озеро.

Очровнные видом этой прелестной долины, вы зхотите посетить ее.

Вы спуститесь по длинному склону Чомо-лри и, с трудом пробрвшись сквозь лбиринт крутых отрогов у подножия, подойдете к крю отвесных скл, окружющих долину; но здесь вм придется остновиться — дороги вниз нет; и если вм все же зхочется попсть н берег этого озер, то вм придется спускться с утесов по веревке или веревочной лестнице длиной в несколько сот футов.

С помощью товрищей вм это удстся; но, попв в долину, вы сможете выбрться из нее, лишь снов поднявшись по веревочной лестнице, тк кк иного пути оттуд нет.

В одном конце долины вы зметите среди утесов рсселину и, пожлуй, подумете, что через нее можно выбрться н склон соседней горы. Вы быстро до нее дойдете, поднимясь по отлогому склону; но, пройдя по рсселине, вы попдете в ущелье, огржденное, кк и долин, с обеих сторон отвесными утесми. Это ущелье нполовину зполнено ледником, спускясь по которому вм удстся продвинуться вперед н некоторое рсстояние. В конце спуск вы увидите, что ледник прорезн огромной трещиной, футов ст глубиной и ткой же ширины. Не перейдя этой трещины, нельзя двигться дльше; если вм удстся через нее перебрться, то, спускясь по леднику, вы встретите другие трещины, еще более глубокие и широкие, перепрвиться через которые невозможно.

Вернитесь же и исследуйте стрнную долину, в которую вы попли. Вы встретите здесь рзличные породы деревьев, зверей, птиц, нсекомых; вы нйдете всевозможные виды животных, кроме человек. Но если вы не нйдете человек, то обнружите его следы. Близ горячего источник вы увидите грубую хижину, что-то вроде нвес, прислоненного к скле; стенми ей служт кменные глыбы, скрепленные илом, взятым со дн ручья. Войдите в хижину. Он пустя, холодня и выглядит нежилой. Мебели нет. Кменные лож, устлнные осокой и трвой, н которых люди спли, дв-три грнитных обломк, н которых они сидели, — вот и все. Несколько шкур, рзвешнных по стенм, и кости животных, вляющиеся н земле, снружи, покзывют, чем питлись обиттели хижины. Они, конечно, были охотникми. К ткому выводу вы неизбежно придете.

Но кк они вошли в долину и кк оттуд выбрлись?

Рзумеется, спустились, потом поднялись по веревочной лестнице, тк же кк и вы.

Вот ккое нпршивется объяснение; и оно было бы удовлетворительным, если бы не одно обстоятельство, которое только сейчс вм бросится в глз.

Оглядывя «фсд» утес, вы остновитесь н стрнной подробности. Вы зметите прерывистую линию, вернее — ряд линий, идущих от основния склы в вертикльном нпрвлении. Подойдя ближе, вы увидите, что это лестницы, из которых нижняя стоит н земле и доходит до уступ, н котором стоит другя; эт вторя доходит до второго уступ, служщего опорой третьей лестнице, и тк длее, до шестой. Н первый взгляд вм покжется, что бывшие обиттели хижины выбрлись из долины с помощью этих лестниц, и этот вывод был бы првильным, не будь тут одной подробности, опровергющей его: лестницы не достигют до верхнего кря утес. Между верхней лестницей и крем обрыв остется большой промежуток, для преодоления которого пондобились бы еще две или три ткие лестницы. Добрться доверху без добвочных лестниц невозможно. Где же они? Едв ли их могли втщить нверх; если бы они свлились в долину, они лежли бы н земле. Однко их не видно, нет дже обломков.

Но оствим эти догдки. Достточно короткого обследовния утес, чтобы убедиться, что плн выбрться с помощью лестниц не удлся. Уступ, о который опирется верхний конец верхней лестницы, окзлся, вероятно, слишком узким, чтобы н него можно было поствить следующую лестницу, или, вернее, этому помешл нвисшя нд ним склистя стен. Очевидно, этот плн был испробовн и оствлен.

Из этой попытки видно, что люди, ее предпринявшие, нходились в отчянном положении — они окзлись зпертыми в этой окруженной утесми долине, откуд не было возможности вырвться, и им приходилось изобретть способы спсения.

Более того, обследовв это место вдоль и поперек, вы не придете к убеждению, что они вообще вырвлись из своей стрнной «тюрьмы»; и вм остется лишь строить догдки о том, что з люди попли в эту зтерянную долину, кк они вошли сюд, кк выбрлись, д и удлось ли им выбрться. Вши догдки окончтся, когд вы прочтете повесть о «Ползунх по склм».

Глв III. ОХОТНИК ЗА РАСТЕНИЯМИ И ЕГО СПУТНИКИ

Крл Линден, молодой немецкий студент, принимвший учстие в революционной борьбе 1848 год, был выслн из Гермнии и ншел себе убежище в Лондоне.

Подобно большинству изгннников, он окзлся без средств; однко он не опустился морльно, стл искть рботу и устроился в одном из великолепных питомников, ккие встречются в пригородх этой столицы. Вскоре своими ботническими познниями он привлек внимние влдельц питомник. Это был один из тех предприимчивых, смелых людей, которые, не удовлетворяясь простым рзведением обычных сдовых и тепличных цветов и деревьев, тртят крупные суммы н посылку рзведчиков во все стрны свет; эти послнцы должны нходить и привозить в Англию все новые редкие и крсивые виды рстений.

Эти рзведчики, собиртели флоры, или «охотники з рстениями», кк их можно нзвть, выполняя свои здчи, исследовли и продолжют исследовть смые дикие и отдленные мест земного шр: дремучие, темные лес н Амзонке, Ориноко и Орегоне в Америке, жркие эквторильные облсти Африки, тропические джунгли Индии, девственные лес н островх Восток — словом, они побывли всюду, где только можно открыть и добыть новые укршения для цветник или прк.

Исследовние Гимлев в Сиккиме выдющимся ботником Гукером, описнное в книге, посвященной его путешествиям и не уступющей трудм великого Гумбольдт, привлекло внимние к богтой и рзнообрзной флоре этих гор. Поэтому влделец питомник, двший Крлу Линдену временную рботу в своем сду, выдвинул его н более ответственный и интересный пост, послв в кчестве охотник з рстениями в Тибетские Гимли.

В сопровождении своего млдшего брт, Кспр, молодой ботник прибыл в Клькутту и, пробыв тм некоторое время, нпрвился в Гимли, н север от столицы, рсположенной н Гнге.

Он взял себе в проводники известного местного охотник, или шикри, по имени Оссру; этот охотник был единственным спутником и помощником бртьев, если не считть крупного пс охотничьей породы, привезенного из Европы, которого звли Фрицем.

Молодой ботник прибыл в Индию с рекомендтельным письмом к директору Клькуттского ботнического сд — учреждения, всемирно известного. Тм его приняли рдушно, и, проживя в столице, он проводил н территории сд немло чсов. К тому же тмошние руководители, зинтересоввшись его экспедицией, сообщили ему все, что знли, о нмеченном им мршруте, — првд, знли они очень мло, ибо т чсть Гимлев, которую он собирлся обследовть, был в то время «белым пятном», дже для нгличн, проживвших в Клькутте.

Нет нужды подробно рсскзывть о всех приключениях, выпвших н долю ншего охотник з рстениями и его спутников по дороге в Гимли и после того, кк они вступили в величвые ущелья этих гор. Достточно скзть, что, преследуя изящное мленькое животное — мускусную кбргу, они попли в ущелье, зполненное огромным ледником, кких немло в верхних Гимлях; что это преследовние звело их длеко вверх по ущелью и зтем привело в стрнную, нпоминющую кртер долину, уже описнную нми; что, попв в эту долину, они не ншли другого выход из нее, кроме ущелья, по которому туд проникли; и что, возврщясь по своим стопм, они обнружили, к великому своему ужсу, что трещин в леднике, через которую они перешли, з время их отсутствия рсширилсь и перебрться через нее стло невозможно.

Они приняли смелое решение перебросить через эту трещину мост и потртили немло времени, чтобы построить его из сосновых стволов. Им удлось нконец перепрвиться через пропсть; но ниже по леднику они встретили другие трещины, перейти через которые не смогли при всей своей изобреттельности.

Пришлось им оствить эту мысль и вернуться в долину, прелестную н вид, но сделвшуюся им ненвистной, тк кк они знли, что он стл их тюрьмой.

Пок они жили в долине, у них было немло приключений с дикими животными рзличных пород. Тм обитло небольшое стдо яков, или хрюкющих быков, мясом которых они некоторое время питлись. Кспр, млдший брт Крл, был более опытным охотником: он едв спсся от нпдения строго смц-як; в конце концов он убил это опсное животное. Оссру едв не был рстерзн стей крсных собк, которых вскоре ему удлось перебить всех до одной; и тот же Оссру окзлся в большой опсности, тк кк его чуть не поглотил врг совсем особого род — зыбучие пески, в которых он звяз, выбиря рыбу из сети.

Крл ткже едв не погиб и спсся в последний миг: з ним по уступу склы гнлся медведь, и Крлу пришлось совершить крйне опсный прыжок. Впоследствии нши охотники соединенными усилиями, с помощью пс Фриц, зтрвили медведя в его пещерном логове и нконец убили.

Эт медвежья трвля звел их в беду; првд, им удлось убить зверя, но они зблудились в обширной пещере со множеством зпутнных, кк в лбиринте, ходов; им удлось нйти выход из нее, лишь когд они рзвели костер из обломков ружейных приклдов и, рстопив жир медведя, сделли из него свечи.

Преследуя медведя, зтем рзыскивя выход нружу, нши исктели приключений были поржены огромными рзмерми пещеры, в которой скрывлся зверь; ндеясь, что один из подземных проходов ведет сквозь гору и позволит им уйти из долины, они сделли свечи и исследовли пещеру из конц в конец. Все было нпрсно!

Убедившись, что через пещеру выбрться невозможно, они откзлись от рзведок.

Отсюд мы будем продолжть более подробно повесть об их попыткх вырвться из горной «тюрьмы», это, кк они убедились, можно было сделть, лишь вскрбквшись н склы, ее окружвшие.

Глв IV. НАЗАД В ХИЖИНУ!

Выйдя из пещеры после своих бесплодных исследовний, все трое — Крл, Кспр и Оссру — уселись н кмнях у подножия утес и некоторое время сидели молч. В их глзх отржлось глубокое отчяние. У всех был одн и т же мысль. Печльня это был мысль: они отрезны от всякого сообщения с миром людей и, вероятно, больше никогд не увидят другие человеческие лиц, кроме лиц своих товрищей.

Кспр первый выскзл это мрчное предчувствие.

— Ах, брт! — простонл он, обрщясь к Крлу, сидевшему рядом с ним. — Ккя ужсня судьб! Здесь мы должны жить, здесь должны и умереть — длеко от дом, от людей, одни, совсем одни!

— Нет, — ответил Крл, до глубины души потрясенный отчянием своего брт, — нет, Кспр, ты не будешь один! Нс здесь трое, и мы будем поддерживть друг друг; это уже не одиночество. Мы будем искть другой выход, пок не нйдем его, пусть эт долин будет ншим домом.

Хотя Кспр и сознвл, что брт его прв, но слов Крл не подбодрили его. Он, конечно, зметил, что Крл скзл их не слишком уверенно, явно желя утешить его. Ясно было, что Крл изо всех сил стрется сохрнить бодрый вид и внушить ндежду своим спутникм, но именно это и убеждло их, что у него в душе не было ни бодрости, ни ндежды.

Н утешительные слов Крл его брт ничего не ответил, Оссру с сомнением покчл головой.

Кспр и Оссру, кзлось, были совершенно подвлены. Крл же, по-видимому, смотрел н вещи не тк мрчно и, сидя н кмне, о чем-то нпряженно рзмышлял.

Через некоторое время товрищи зметили это, но не решились оторвть его от рзмышлений. Они догдывлись, что он вскоре см рсскжет им, о чем думет.

Они не ошиблись — через несколько минут Крл зговорил:

— Будет вм! Рзве можно тк отчивться! Не будем сдвться, пок мы не рзбиты в пух и прх! Я говорил вм, ккя у меня был цель, когд я в первый рз взобрлся н этот уступ и обнружил пещеру с ее ворчливым обиттелем — медведем. Я думл тогд, что, если нм удстся нйти несколько уступов один нд другим и достточно близко друг от друг, можно будет поствить н них лестницы и тким обрзом добрться доверху. Вы видите ткой ряд уступов прямо перед нми. К несчстью, тм, нверху, где утес всего темнее, есть один промежуток шириной не менее шестидесяти — семидесяти футов. Я устновил это, срвнивя его с высотой пещеры нд землей, но не успел его измерить, кк встретился с медведем. Мы, конечно, не сможем сделть лестницу ткой длины, если дже и сделем, нм ни з что не поднять ее нверх. Поэтому нечего и думть взобрться н утес в этом месте!..

— Может быть, — перебил его Кспр, уловив мысль брт, — н обрыве есть ккое-нибудь другое место, где уступы нходятся ближе друг от друг! Все ли ты осмотрел вокруг?

— Нет. Я дошел только до этого мест, когд встретился с мишкой. И вы знете, что нше приключение с ним и рзведки в пещере с тех пор знимли все время и вытеснили у меня из головы мысль о лестницх. Но теперь мы можем этим зняться. Прежде всего нм нужно обойти долину и посмотреть, нельзя ли нйти место получше этого. Сегодня уже поздно. Нчинет темнеть, для ткого дел нужен дневной свет. Пойдемте домой, в хижину, поужинем и ляжем спть. Мы встнем в более бодром нстроении и с смого утр отпрвимся н рзведку.

Ни Кспр, ни Оссру ничего не возрзили. Нпротив, при упоминнии об ужине — об были очень голодны — они живо вскочили н ноги. Крл зшгл впереди, товрищи з ним, Фриц позди всех.

Они вернулись в хижину. Ужин был приготовлен и съеден с усердием, ккое человеку придет голод, дже если мясо не из вкусных. Зтем все трое улеглись н свои трвяные лож с новой ндеждой в сердце.

Глв V. ПОЛУНОЧНОЕ НАПАДЕНИЕ

Они проспли уже несколько чсов, когд их внезпно рзбудил лй Фриц. Верное животное обычно ночевло в хижине, леж н подстилке из сухой трвы. Услышв снружи необычный шум, пес всегд высккивл и некоторое время бродил вокруг хижины; удостоверившись, что вргов поблизости нет, он тихонько возврщлся н свою подстилку.

Фриц был длеко не шумливым псом. Он слишком долго нес службу и многому нучился, чтобы лять попусту; он подвл голос лишь в серьезных случях. Но тогд уж он лял оглушительно.

Н этот рз — дело было около полуночи — трое спящих были рзбужены его тревожным воем; зловещие звуки, отржясь от утесов, рзносились по всей долине. Издв предостерегющий клич, собк кинулсь из хижины, и теперь ее лй доносился со стороны озер.

— Что это ткое? — одновременно вырвлось у охотников, рзбуженных Фрицем.

— Видно, что-то сильно испугло Фриц, — ответил Кспр, знвший хрктер пс лучше других. — Он не стнет тк лять н зверя, если знет, что может одолеть его. Ручюсь, что это был ккой-то зверь не слбее его смого. Если бы стрый як был еще жив, я скзл бы, что это он и есть.

— В долине могут быть и тигры. Мне это рньше не приходило в голову, — зметил Крл.—А сейчс я вспомнил, что читл об этом в учебникх по зоологии; д, это вполне вероятно. Считется, что тигр живет только в тропических или субтропических облстях. Это неверно. Н Азитском мтерике королевский бенгльский тигр рспрострнен длеко к северу и встречется н той же широте, н ккой нходится Лондон. Я зню, что тигры попдлись н Амуре, у пятидесятого грдус широты!

— Боже мой! — воскликнул Кспр. — Это может быть тигр, мы и не подумли сделть дверь у своей хижины! Если это он…

Слов Кспр были прервны доносившимся издли стрнным звуком, к которому примешивлся лй Фриц.

Звук этот несколько нпоминл трубный, только был резче и выше по тону. Кзлось, трубили в грошовый игрушечный рожок, и все же в этом звуке было нечто, нводящее ужс.

Должно быть, этот звук нпугл Фриц: едв зслышв его, пес вбежл в хижину, словно з ним гнлось целое стдо диких быков; хотя Фриц и продолжл сердито лять, он вовсе не собирлся выходить нружу.

Только одному из троих охотников приходилось в своей жизни слышть ткого род звуки. Это был Оссру. Шикри срзу же их узнл. Ему было хорошо известно, ккой инструмент их производит, но сперв он не осмеливлся скзть об этом товрищм, до того он был поржен и испугн, услыхв это гудение в долине.

— Клянусь колесницей Джггернут! — пробормотл он. — Тк не бывть… не бывть… Невозможно ему бывть здесь!

— Кому? Чему? — в один голос спросили Крл и Кспр.

— Смотри, сиб! Это он… он! — поспешно ответил Оссру зловещим шепотом. — Мы все погибнуть — это он… Он… бог могучий… стршный, стршный!..

В хижине не было свет, кроме слбого отблеск луны, ярко сиявшей снружи; но и без свет было видно, что шикри нпугн чуть не до потери рссудк. По звуку его голос товрищи зметили, что он пятится в смый удленный от двери угол хижины. Тут же они услыхли его слов, скзнные шепотом: он советовл им прититься и молчть.

Не зня, в чем зключется опсность, бртья повиновлись и продолжли сидеть н своих ложх в полном молчнии. Оссру, прошептв слов предостережения, тоже умолк.

Стрнный звук рздлся снов — н этот рз кзлось, что производивший его инструмент просунут в дверь хижины. В тот же миг лужйк, освещення яркой луной, покрылсь ккой-то огромной тенью, словно цриц ночей внезпно скрылсь з черной тучей. Между тем лун сиял по-прежнему. Зтмило ее не облко, ккое-то гигнтское существо, медленно ступвшее по земле и остновившееся перед хижиной.

Крлу и Кспру покзлось, что снружи стоит чудовищных рзмеров животное с огромными, толстыми ногми. Об они были нпугны этим видением тк же, кк и Оссру, хотя и по другой причине. Фриц, вероятно, испуглся не меньше людей и от стрх, кк и Оссру, лишился голос. Збившись в угол, пес не издвл ни звук, словно родился безглсным динго.

Безмолвие, црившее в хижине, видимо, окзло действие н стршную тень: испустив еще рз пронзительный трубный клич, он удлилсь беззвучно, кк призрк.

У Кспр любопытство взяло верх нд стрхом. Увидев, что стрнный гость уходит от хижины, юнош прокрлся к выходу и выглянул нружу. Крл последовл его примеру. И дже Оссру отвжился выйти из своего укрытия.

Они увидели удляющуюся по нпрвлению к озеру черную мссу, нпоминвшую гигнтское четвероногое. Он двиглсь в величвом безмолвии; но это, конечно, не был тень, ибо когд он перепрвлялсь через ручей — у того мест, где он впдл в озеро, — послышлось тяжелое шлепнье ног по воде и по зеркльной глди рзбежлись волны. Рзумеется, тень не могл бы взбудоржить воду.

— Сибы, — скзл Оссру с тинственным видом, — Это… или см бог Брм, или…

—…или что? —спросил Кспр.

— Стрый бродяг.

Глв VI. РАЗГОВОР О СЛОНАХ

— «Стрый бродяг»? — повторил Кспр. — Что ты хочешь скзть. Осси?

— Вы, феринги, нзывть его бродячий слон.

— А, слон! — в один голос воскликнули Крл и Кспр, которых срзу успокоило это естественное объяснение.

— Конечно, тк и ндо было ожидть, — зметил Кспр. — Но кк же слон попл в эту долину?

Оссру не мог ответить н этот вопрос. Его тоже оздчило появление огромного животного; по првде скзть, он был все еще склонен думть, что это один из троицы брмнистских богов принял обрз слон. Поэтому он не здвлся вопросом, кк слон проник в долину.

— Возможно, что он збрел сюд из низины…— здумчиво зметил Крл.

— Но кк он мог попсть в долину? — снов спросил Кспр.

— Тем же путем, кк и мы, — ответил Крл. — Вверх по леднику и через рсселину.

— А трещин, которя прегрдил нм путь? Ты збыл о ней, брт? Слону ни з что не перебрться через нее — ведь у него нет крыльев.

— Рзумеется, — соглсился Крл. — Я и не говорил, что он перебрлся через трещину.

— А-, ты хочешь скзть, что он пришел сюд рньше нс?

— Вот именно. Если это действительно был слон, — продолжл Крл, — то он, конечно, пришел в долину рньше нс. Удивительно, что мы до сих пор не обнружили его следов. Ты, Кспр, исходил окрестности вдоль и поперек. Не случлось ли тебе видеть чего-нибудь похожего н слоновые следы?

— Ни рзу. Мне и в голову не приходило их рзыскивть. Кто бы мог подумть, что сюд вскрбкется большущий слон? Рзве могут ткие неуклюжие животные поднимться н горы?

— Ошибешься, друг мой. Кк это ни стрнно, слон прекрсно умеет лзить и может пробрться почти повсюду, где пройдет человек. Достоверно известно, что н острове Цейлон слонов нередко встречют н вершине Адмов пик; подняться туд — тяжеля здч дже для смых выносливых льпинистов. Ничего нет удивительного, что слон окзлся здесь. Теперь я уверен, что мы видели именно слон. Он вполне мог попсть в долину рньше нс — подняться вверх по леднику, кк и мы, и перейти через трещину по кменному мосту: я уверен, что слон н это способен. А может быть, — продолжл Крл, — он пришел сюд уже двно, еще до того, кк обрзовлись трещины. Кто знет, возможно, что он прожил здесь уже очень долго — всю свою жизнь, это ознчет добрую сотню лет.

— Я думл, — зметил Кспр, — что слоны водятся только н рвнинх, где богтя тропическя рстительность.

— Еще одно обычное зблуждение, — возрзил Крл. — Слоны не любят тропических низин и предпочитют держться повыше в горх, куд взбирются при первом же удобном случе. Они любят прохлдную тмосферу горных высот, где их не тк мучт мухи и другие нзойливые нсекомые: ведь, несмотря н свою огромную силу и н толщину своей кожи, они сильно стрдют от тких крохотных существ, кк мухи. Кк и тигров, их нельзя считть исключительно тропическими животными — они прекрсно могут жить в горх, где прохлдный климт, или в высоких широтх умеренного пояс.

Крл добвил, что ему совершенно непонятно, кким обрзом никто из них до сих пор не встречл следов этого гигнтского животного, которое, очевидно, жило с ними по соседству все время, пок они нходились в долине. Кспр рзделял его удивление. Но Оссру был длеко не тк удивлен. Шикри все еще был во влсти той суеверной мысли, что они видели не земное животное, воплощение Брмы или Вишну.

Не пытясь опровергть эту нелепую фнтзию, его товрищи терялись в догдкх, почему они не встретили слон рньше.

— В конце концов, — выскзл предположение Кспр, — тут нет ничего стрнного. В долине есть немло мест, которые мы еще не обследовли, — нпример, широкя полос темного лес у верхнего ее кря. Мы побывли тм только в первые дв дня, когд гонялись з оленем и когд осмтривли утесы. Что до меня, то я ни рзу не ходил н охоту в ту сторону, — я всегд встречл добычу в открытых местх у озер. А слон мог нйти себе убежище в этом лесу и, вероятно, выходит оттуд только по ночм. Я уверен, что следов множество, но мне не приходило в голову их искть. Дело в том, что сперв мы были поглощены постройкой мост, потом знялись исследовнием пещеры. Где же нм было думть о чем-нибудь другом!

Крл соглсился с доводми брт; по-видимому, все обстояло именно тк.

С тех пор кк они окзлись зпертыми в долине, их не покидл тревог з будущее, и они только и думли о том, кк бы им оттуд выбрться, и мло обрщли внимния н все, что не имело непосредственного отношения к их здче. Дже бродивший с ружьем Кспр обошел только чсть долины; впрочем, он не слишком чсто выходил н охоту. В три или четыре дня ему удлось сделть большой зпс мяс. Оссру тщтельно прокоптил его, и оно соствляло их основную пищу. Лишь в редких случях пользовлись ружьями, чтобы добыть свежего мяс, — подстрелить н озере нескольких диких уток или другую мелкую дичь, которя почти кждое утро приближлсь к хижине н ружейный выстрел. Поэтому многие учстки долины остлись необследовнными, и легко можно было допустить, что слон все время жил в лесу, не змеченный охотникми.

Все трое просидели больше чсу, деля рзличные предположения. Но предмет их тревоги, по-видимому, удлился, и вскоре они решили, что в эту ночь он не вернется. Успокоившись, все трое снов улеглись спть, решив в дльнейшем зорко следить з неожиднно появившимся опсным соседом.

Глв VII. ПОЧИНКА РУЖЕЙ

Н следующее утро все поднялись спозрнку и н рссвете вышли из хижины. Крлу и Кспру не терпелось поскорее узнть, что это был з слон, но Оссру все еще сомневлся в его существовнии. В смом деле, слон издл всего три-четыре резких крик, появился и исчез тк беззвучно и тинственно, что охотникм нчло кзться: уж не во сне ли они его видели?

Но ткое огромное животное не могло не оствить после себя следов. А тк кк оно переходило через ручей, или, вернее, через мленький злив, куд впдл ручей, то следы его должны были остться н песчном берегу. Поэтому, едв рссвело, все нпрвились к тому месту, где животное переходило вброд.

Придя туд, они убедились, что ночью к ним приходил именно слон. Огромные следы — величиной чуть ли не с днищ бочонк — глубоко вдвлись в рыхлый песок, и ткие же следы виднелись н берегу по ту сторону злив, где животное вышло из воды.

Оссру уже не сомневлся, что эти следы приндлежт слону. Он охотился н слонов в бенгльских джунглях и был хорошо знком с этими огромными животными. Ткие следы мог оствить только нстоящий слон.

— Д еще ккой большой! — уверенно зявил шикри и добвил, что может определить рост слон с точностью до дюйм.

— Кк ты это сделешь? — не без удивления спросил Кспр.

— Я это узнть легко, сиб, — ответил Оссру, — только нужно смерить бродяге ногу. Вот тк, сиб…

С этими словми шикри вытщил из крмн кусок бечевки и, выбрв смый отчетливый след, стртельно уложил бечевку вокруг него. Тким обрзом он узнл окружность стопы слон.

— Вот, сибы…— скзл Оссру, покзывя, ккой длины бечевк, уложившяся вокруг слоновьего след. — Дв рз эт длин достть до верх плеч; отсюд Оссру узнть — он большой слон.

Стоп окзлсь шести футов в окружности; из этого следовло, кк уверял шикри, что слон был ростом около двендцти футов. Знчит, слон из очень крупных, решил Крл. Он не сомневлся, что вывод првилен: ему приходилось слышть от опытных охотников, что рост слон, кк првило, вдвое больше окружности его стопы.

Откзвшись от мысли, что в обрзе слон явился один из его богов, Оссру с уверенностью зявил, что этот слон — не кто иной, кк бродяг. Крл срзу же его понял. Он знл, что слон-бродяг — это стрый смец, поссорившийся со своим стдом и изгннный из него з дурной нрв. Отрезнный от своих сотоврищей, он ведет одинокую жизнь, стновится поэтому чрезвычйно угрюмым и рздржительным и не только нпдет н всякое животное, встретившееся ему н пути, но дже ищет тких случев, словно для того, чтобы сорвть свою злость. Тких слонов немло и в индийских, и в фрикнских джунглях; они нпдют без рзбор н всех и кждого, в том числе и н человек. Поэтому ткой слон считется в местности, где он повдился бродить, крйне опсным животным. Известно много случев, хорошо проверенных, когд жертвой ярости этих гигнтских чудовищ стновились люди; в других случях слон-бродяг прятлся в зсду у проезжей дороги, чтобы убивть неосторожных путников. В долине Дхейр-Дун слон-бродяг (когд-то он был приручен, но потом бежл из плен) убил около двдцти прохожих, прежде чем его удлось уничтожить.

Хорошо зня ткие нклонности слон-бродяги, Оссру посоветовл товрищм впредь соблюдть сугубую осторожность. Блгорзумный Крл охотно принял его совет; не стл возржть дже отвжный, порывистый Кспр.

Поэтому было решено первым делом привести в порядок оружие н случй встречи со слоном, зтем уже продолжть обследовние утесов.

Нужно было сделть для ружья новые приклды, нсдить топорик н новую рукоятку, копье Оссру — н новое древко, тк кк все деревянные чсти оружия были рсколоты и сожжены, когд пришлось изготовлять свечи из медвежьего жир, освещвшие путь из пещеры.

Приходилось отложить поиски уступов и сперв кк следует вооружиться, чтобы быть готовыми встретить любого врг.

Придя к этому мудрому решению, они вернулись к хижине, рзвели огонь и приготовили звтрк. Подкрепившись, они отпрвились н поиски дерев, необходимого для починки оружия.

Им легко удлось нйти нужный мтерил, тк кк в долине росло множество деревьев смых ценных пород. Вблизи хижины лежли деревья, срубленные для других целей и уже достточно высохшие.

Охотники знли, что, дружно взявшись з рботу и упорно трудясь с утр до темноты и в ночные чсы, они быстро спрвятся с тким пустячным делом, кк изготовление нового приклд для ружья или древк для копья.

Глв VIII. ОБСЛЕДОВАНИЕ УТЕСОВ

Усердно прорботв ножми дв дня подряд, охотники привели в испрвность ружья, топорик и копье. Оссру сделл себе ткже новый лук и колчн, полный стрел.

Н третий день, позвтркв, все трое отпрвились н рзведку, решив исследовть утесы все до одного.

Чсть кменной стены между хижиной и пещерой был уже тщтельно обследовн Крлом, поэтому они нчли рзведку прямо с того мест, где он кончил.

Првд, они однжды уже осмтривли все утесы кругом; но это было срзу после того, кк они попли в долину, и тогд у них был совсем иня цель.

Тогд они только искли, где бы им выбрться, и мысль об устновке лестниц еще не приходил им в голову.

Теперь, имея в виду этот плн, они снов отпрвились н рзведку с целью убедиться, выполним ли он. Н этот рз они искли совсем другое — смотрели, не нйдется ли ряд уступов, лежщих один нд другим, которые можно было бы соединить лестницми. Лишь бы хвтило сил сделть их в нужном количестве!

Охотники не сомневлись, что им удстся сделть очень длинные лестницы, только ндо будет долго и нпряженно рботть.

Им было известно, что недлеко от хижины рстет множество тибетских сосен, из кких они строили мост через трещину; выбрв смые тонкие, стройные стволы, они получт боковины для нужного числ лестниц — почти готовые боковины длиной в сорок-пятьдесят футов.

И если бы удлось нйти ряд уступов н рсстоянии не более сорок футов один от другого, у них появилсь бы твердя ндежд вскрбкться н утесы и уйти из этой долины; этот прелестнейший в мире уголок стл для них отвртительным, кк мрчня темниц.

Ко всеобщей рдости, вскоре были обнружены ткие уступы; кзлось, они отвечли всем необходимым условиям. Отстояли они, по-видимому, не более чем н тридцть футов друг от друг; чсть кменной стены, где нходились эти уступы, был несколько выше утесов, которые в свое время измерял Крл. Он был вышиной не более трехсот пятидесяти футов — высот, конечно, огромня, но кзвшяся незнчительной по срвнению с другими учсткми того же обрыв.

Чтобы добрться до ущелья, потребуется всего кких-нибудь десять лестниц длиной в двдцть-тридцть футов кждя. Сделть ткие лестницы при помощи инструментов, ккими они рсполгли, будет чрезвычйно трудно. Но не думйте, что эт колоссльня трудность зствил их откзться от своей здчи. Пострйтесь вникнуть в их положение, примите во внимние, что это был единствення ндежд вырвться из горной «тюрьмы», и вм стнет ясно, что они охотно взялись бы дже з горздо более тяжелую рботу. Првд, н ее скорое окончние нельзя было ндеяться. Речь шл не о нескольких днях или неделях, дже не о месяце — они знли, что потребуется несколько месяцев, чтобы изготовить эти лестницы, зтем предстоял еще новый труд — поствить их н место: придется втскивть их одну з другой по крутизне н уступы и тм устнвливть. Всякий скжет, что невозможно поднять н ткую высоту лестницы длиной в тридцть футов, не имея под рукми необходимых мехнизмов.

Рзумеется, невозможно, если иметь дело с лестницми обычного вес. Но охотники предвидели эту трудность и решили сделть лестницы очень легкими, чтобы они только могли выдержть тяжесть человек.

Они были почти убеждены, что в этом месте можно подняться н обрыв здумнным ими способом, и решили исследовть утесы подробнее; зтем охотники нмеревлись обойти всю долину и посмотреть, не нйдется ли место, где подняться будет еще легче.

Место, где они остновились, нходилось возле густого лес, о котором говорил Кспр и куд никто из них еще ни рзу не зглядывл. Между деревьями и утесом тянулсь узкя безлесня полос, где влялись сктившиеся с горы кмни. В трве довольно близко друг от друг лежло несколько крупных влунов, один был в виде столб, высотой футов в двдцть и диметром в пять-шесть футов. Этот влун походил н обелиск, и можно было подумть, что он поствлен рукми человек. Однко это был игр природы; вероятно, его оствил при своем отступлении когд-то нходившийся здесь ледник. Н одной из грней влун виднелись ложбинки, по которым ловкий человек мог бы н него взобрться. Оссру и сделл это, отчсти для збвы; к тому же ему хотелось лучше осмотреть утес. Шикри постоял н вершине лишь несколько минут и, удовлетворив свое любопытство, спустился.

Глв IX. ПРЕРВАННАЯ РАЗВЕДКА

Хотя все трое, отпрвляясь утром н рзведку, помнили о слоне и блгорзумно решили действовть с оглядкой, — им до того не терпелось обследовть обнруженные нкнуне уступы, что мысль о гигнтском животном вскоре вылетел у них из головы. Они только и думли, что об уступх и лестницх, и громко обсуждли, кк бы их получше сделть и покрепче устновить. Но кк рз в тот миг, когд Оссру спусклся с похожего н обелиск кмня, Фриц, рысквший н опушке лес, принялся отчянно лять — точь-в-точь, кк ночью, когд слон посетил хижину.

В его ле звучл дикий ужс; кзлось, пес был в опсности и чем-то очень нпугн. Мысль о слоне мелькнул у охотников, и они мигом повернулись в ту сторону, откуд доносился лй. Инстинктивно все схвтились з оружие: Крл вскинул ружье, Кспр — двустволку, Оссру нтянул свой лук.

Все были ошеломлены и еще острее почувствовли опсность, когд Фриц внезпно выскочил из кустов и кинулся к ним с поджтым хвостом. Пес глухо урчл. По-видимому, н него нпл ккой-то зверь, его хозяев знли, что доблестного Фриц мог обртить в позорное бегство лишь очень стршный врг.

Им не пришлось долго гдть о том, кто нпугл Фриц: вслед з ним из кустов высунулся длинный, змееобрзный серый предмет, торчвший между двумя желтовтыми полумесяцми, похожими н огромные костяные рог. Потом покзлись громдные уши, похожие н лохмотья толстой кожи, и нконец кругля, мссивня голов гигнтского слон.

Проломившись сквозь кусты, чудовище выбрлось из чщи и помчлось по поляне, угрожюще крутя перед собой хоботом. Слон гнлся з Фрицем, который, очевидно, вызвл его ярость.

Выскочив из чщи кустов, пес кинулся прямо к своим хозяевм и тким обрзом нпрвил слон н них.

Нечего было и думть зщищть Фриц от стршного преследовтеля. Увидя новых вргов, более достойных его бивней, слон, кзлось, збыл о рссердившем его мленьком четвероногом и срзу же нпл н двуногих, словно решил нкзть их з дерзость слуги.

Охотники, стоявшие бок о бок, с первого взгляд поняли, что ярость слон нпрвлен уже не н Фриц, ибо чудовище мчлось теперь прямо н них.

Совещться было некогд — в ткой момент не до советов! Кждый должен был действовть, кк ему внушл инстинкт. Тк они и поступили. Крл послл пулю из ружья в промежуток между бивнями ндвигвшегося врг, Кспр выплил срзу из двух стволов в голову чудовищ. В хобот слону вонзилсь стрел Оссру, и в следующий миг мелькнули пятки шикри.

Крл и Кспр тоже побежли, тк кк оствться еще хоть миг в этом опсном соседстве было бы явным безумием.

Однко спрведливость требует скзть, что Крл с Кспром побежли первыми, тк кк первыми стреляли, выстрелив, кждый спслся кк мог. Они бежли рядом. Н счстье, поблизости окзлось большое дерево с низкими горизонтльными ветвями, по которым удлось быстро вскрбкться н вершину.

Оссру обртился в бегство всего секундой позже их, но этот крткий миг определил выбор слон, и его гнев обрушился н шикри.

Шикри хотел было броситься к дереву, к которому мчлись остльные, но хобот слон уже протянулся в этом нпрвлении и схвтил бы его прежде, чем он успел вскрбкться н нужную высоту. Несколько мгновений Оссру стоял в нерешительности, видимо потеряв обычное хлднокровие.

Между тем слон ндвиглся н него, рзмхивя тонким, кк веревк, хвостом и вытянув горизонтльно хобот, в котором торчл стрел Оссру. Очевидно, он знл, кто воткнул ему в хрящевтый хобот эту колючку, которя, вероятно, рнил его больнее, чем свинцовые шрики, рсплющившиеся о его толстый череп; поэтому он решил прежде всего отомстить шикри.

Положение Оссру было крйне опсным; Крл и Кспр, нходившиеся в срвнительной безопсности, вскрикнули от ужс, решив, что их верному проводнику и спутнику пришел конец.

Кзлось, Оссру был ошеломлен ндвигвшейся гибелью. Но это продолжлось только миг, пок он колеблся, не кинуться ли ему к дереву. Увидев, что спстись тким обрзом невозможно, он бросился в противоположную сторону.

Куд? К обелиску? Д, к счстью, кменный столб, с которого он только что спустился, был всего шгх в десяти, и Оссру в пять прыжков домчлся до него. Он отшвырнул бесполезное теперь оружие и, цепляясь з выступы кмня, вскрбклся нверх с быстротой белки.

Шикри блестяще докзл свою ловкость. Еще секунд, еще полсекунды — и было бы поздно: не успел он достигнуть вершины, кк слон схвтил его остроконечным хоботом з крй блхон, и будь его одежд из более прочного мтерил, Оссру был бы сдернут и мгновенно сктился бы нземь.

Однко изношення, повидвшя виды бумжня ткнь рзорвлсь с громким треском: «флды» у шикри были оторвны, но он был без пмяти рд, что ветхя одежд спсл ему жизнь.

Глв Х. ОССАРУ НА ОБЕЛИСКЕ

Еще миг — и Оссру стоял н вершине обелиск. Но он длеко еще не был уверен, что избежл опсности, тк кк слон не потерял ндежды добрться до него. Обнружив свою неудчу, рзъяренное животное презрительно отшвырнуло хоботом оторвнный клок ткни, поднялось н здние ноги и, выпрямившись, уперлось передними в кменный столб.

Можно было подумть, что слон хочет вскрбкться н обелиск; к счстью, он не мог этого сделть. Во всяком случе, Оссру длеко не был в безопсности: слон стоял н здних ногх, и его гибкий, вытянутый во всю длину хобот был н рсстоянии кких-нибудь шести дюймов от ног шикри.

Оссру стоял н своем пьедестле, выпрямившись, кк сттуя, хотя лицо его, искженное ужсом, ничуть не нпоминло сттую. Весь его вид говорил о крйнем смятении. И неудивительно: он понимл, что, если слону удстся вытянуть хобот еще н несколько дюймов, он будет сброшен с обелиск, кк ничтожня мух.

Поэтому он стоял в крйней тревоге, нблюдя, кк чудовище изо всех сил стрется до него добрться.

Слон действовл рзумно и энергично. Сперв он выпрямился во весь рост — можно скзть, встл н цыпочки, — потом, нйдя, что этого недостточно, упл н четвереньки и снов выпрямился, пытясь вытянуться еще выше.

Он стрлся достть шикри с рзличных сторон обелиск, словно ндеясь нйти у его подошвы мленькую возвышенность, которя позволил бы ему подняться еще н несколько дюймов и схвтить свою жертву.

К счстью для Оссру, нибольшей высоты слон достиг, когд в первый рз поднялся н здние ноги; и хотя он продолжл бродить вокруг обелиск, ему удвлось коснуться хоботом лишь кря мленькой ровной площдки, н которой стоял шикри.

Оссру был уже доволен и этим; он мог бы считть себя в безопсности, если бы не одно встревожившее его обстоятельство. Стоя н крохотной площдке, диметр которой едв превышл длину его ступни, он с большим трудом сохрнял рвновесие. Будь он н земле, это не предствляло бы для него зтруднения; но н высоте двдцти футов дело обстояло инче, тк кк нервы у него были до крйности нпряжены перед лицом грозившей ему опсности, то он удерживл рвновесие с большим трудом.

Хотя Оссру был всего лишь «кротким индусом», он облдл незурядной отвгой — он был уже много лет охотником и привык рисковть жизнью. Будь Оссру трусом и человеком, не привыкшим к опсностям, он, вероятно, умер бы от стрх и свлился н спину к безжлостному чудовищу. Однко при всей хрбрости он был в состоянии лишь сохрнять рвновесие. К несчстью, Оссру не мог опирться н большое копье, тк кк бросил его, когд полез н склу. Он вытщил из-з пояс охотничий нож, но не для обороны, чтобы лучше блнсировть. Првд, его подмывло отхвтить кусочек хрящевтого хобот, но он не рисковл нклониться, опсясь потерять рвновесие.

Ему ничего не оствлось, кк сохрнять вертикльное положение; собрв все мужество, он стоял прямо и неподвижно, кк бронзовя сттуя.

Глв XI. ВСЕ РУХНУЛО!

В тком положении Оссру оствлся несколько минут, и все это время слон пытлся дотянуться до него.

Крл и Кспр, сидевшие высоко н дереве, были свидетелями этой сцены с нчл до конц. Положение Оссру могло бы покзться Кспру збвным, если бы не опсность, ккой подверглся шикри. Он был тк очевидн, что Кспр и не думл смеяться и смотрел н Оссру с тревогой. Крл тоже с волнением ожидл рзвязки. Но бртья ничем не могли ему помочь, тк кк были безоружны — они побросли свои ружья, когд полезли н дерево.

Понблюдв некоторое время з слоном, Кспр убедился, что животное не может дотянуться до Оссру, пок тот сохрняет рвновесие н вершине склы. Крл пришел к ткому же выводу. И они стли крикми ободрять шикри, чтобы он держлся крепче. Но вскоре Крл обнружил одно обстоятельство, ускользнувшее от внимния Кспр, и это открытие зствило его содрогнуться. Он зметил, что всякий рз, кк слон вствл и опирлся н обелиск, тот слегк покчивлся. Оссру тоже это зметил и не н шутку встревожился, потому что ему стновилось все труднее сохрнять рвновесие. Нконец и Кспр обртил внимние, что скл покчивется, но это не слишком его обеспокоило — зня ловкость шикри, он был уверен, что тот сумеет устоять н обелиске. Но молодой ботник не только боялся, что Оссру упдет со склы, — его приводил в отчяние одн мысль, которя не приходил в голову менее проництельному брту.

Колебние склы зствило Крл подумть о весьм опсных последствиях. Но кких? Нм всё объяснят слов, с которыми он в этот момент обртился к Кспру.

— Ах, брт! — воскликнул он, зметив опсность. — Что, если скл упдет…

— Не бойся, — прервл его Кспр, — он стоит достточно прочно. Првд, он слегк вздргивет, когд эт скотин прыгет н нее. Но я думю, пок нечего опсться.

— А по-моему, опсность нлицо, — возрзил Крл, и в голосе его прозвучл тревог. — Вернее скзть, — прибвил он, — сейчс, пок слон пытется достть Оссру, шикри ничего не грозит, но слон может изменить тктику. Эти тври удивительно умны. И если только он зметит, что столб покчивется от его тяжести, ему в голову придет новя мысль, и тогд для Оссру все будет кончено!

— А, я нчиню тебя понимть, — скзл Кспр, зржясь тревогой брт. — Тк вот в чем опсность! Что же теперь делть? Будь у нс ружья, мы могли бы открыть огонь по чудовищу. Быть может, мы его и не убили бы, но, во всяком случе, нм удлось бы отвлечь внимние от Оссру или помешть зверю додумться до того, о чем мы сейчс говорили. Нм нужно спуститься и достть ружья. Что может нм помешть? Слон сейчс слишком знят своим делом, чтобы зметить нс.

— Верно, прекрсня мысль, Кспр!

— Ну, тк приведем ее в исполнение. Я спущусь н землю, ты спускйся з мной — до нижней ветки, и я передм тебе ружья… Держись крепко и не бойся, Осси! — громко крикнул молодой охотник. — Мы сейчс его прогоним… пощекочем ему толстую шкуру — вктим унцию-другую свинц!

С этими словми Кспр нчл быстро спускться с ветки н ветку, Крл следовл з ним н некотором рсстоянии. Кспр добрлся уже до нижней ветки, Крл до предпоследней, кк вдруг рздлся оглушительный грохот и пронзительный крик. Бртья в ужсе обернулись. З короткое время, пок они не смотрели н обелиск, в этой любопытной кртине произошл корення перемен. Кменный столб высотой в добрых двдцть футов уже не стоял вертикльно, лежл н земле чуть не горизонтльно, придвив своей вершиной целую кучу древесных ветвей. Основние обелиск было вывернуто из земли, возле него нходился слон уже не н двух ногх и дже не н четырех — он лежл н спине, дрыгя всеми четырьмя ногми и изо всех сил стрлся подняться. Оссру нигде не было видно.

Случилось то, чего опслся Крл. Сообрзив, что ему не достть до шикри хоботом, и почувствовв, что обелиск поштывется, слон встл н ноги, уперся в склу могучей грудью, нвлившись н нее всей своей тяжестью; столб рухнул н стоявший рядом высокий кштн — дерево сломлось и с треском упло. Неуклюжий гигнт потерял рвновесие и свлился н землю вслед з обелиском. Словом, все четверо не устояли н месте: ни дерево, ни животное, ни скл, ни человек, ибо Оссру, рзумеется, упл вместе с обелиском.

Но куд же исчез Оссру? Это было первое, о чем подумли и Крл и Кспр.

— Ах, брт, — простонл Кспр, — боюсь, что он погиб!..

Крл промолчл, но все же громко скзнные слов Кспр не остлись без ответ. Едв они слетели с его уст, кк из ветвей рухнувшего кштн послышлся знкомый голос, от которого сердц у бртьев рдостно збились.

— Нет, молодой сиб, — отвечл невидимый Оссру, — меня не убить, мне не повредить. Только уйти от стрый бродяг, и я здоровый, кк всегд. Вот я бежть!..

В тот же миг шикри выскочил из ветвей дерев, в которых временно был погребен, и со всех ног помчлся к дереву, н котором бртья ншли убежище.

Не успел слон подняться н ноги, кк Оссру уже знял безопсную позицию н верхних ветвях высокого дерев, куд взобрлись и Крл с Кспром, позбыв о своих ружьях.

Глв XII. БЕГ ПО КРУГУ

Все трое сидели высоко в ветвях. Слон уже не приходилось бояться, и они могли нблюдть з ним, чувствуя себя в полной безопсности. Опсность угрожл только Фрицу; но псу были уже хорошо известны злобные повдки гигнт, и он был нстолько умен и бегл тк быстро, что всегд мог от него спстись.

Слон же, поднявшись н ноги, несколько мгновений стоял, хлопя своими громдными ушми, в явном недоумении, словно ошеломленный неожиднным приключением. Однко он недолго сохрнял эту спокойную позу. Стрел, все еще торчвшя у него в хоботе, пробудил в нем жжду мщения. Сердито здрв хвост и издвя пронзительные крики, он кинулся к рухнувшему дереву и погрузил свой длинный хобот в его ветви. Он перебрл их одну з другой, словно что-то рзыскивя, — он искл шикри.

Через некоторое время он бросил это знятие и стл оглядывться с явно оздченным видом, не понимя, куд девлся человек. Он не видел, кк убегл шикри, тк кк тот успел скрыться, пок он еще влялся н спине. Но тут ему поплся н глз Фриц, — пес притился под ветвями дерев, н котором укрылись его хозяев, и явно звидовл их удчной позиции.

Фриц срзу привлек внимние мстительного зверя. Ведь он первый нпл н слон, когд тот брел по чще, он подвел его под этот ужсный грд пуль и стрел. И кк только взгляд слон упл н собку, ярость проснулсь в гигнте с удвоенной силой: круто здрв хвост, слон стремглв кинулся н своего зклятого врг.

Нпди н него кбн или дже бык, Фриц ни з что бы не убежл — он отскочил бы в сторону, чтобы избегнуть удр и, в свою очередь, нпл бы н врг. Но это четвероногое было величиной с дом, и Фриц, не будучи уроженцем восток, был мло знком с ним. Д и что можно было с ним поделть, когд у этого великн ткое стршное оружие — язык длиной в несколько футов и чудовищные клыки? Поэтому неудивительно и ничуть не позорно для Фриц, что он повернулся и помчлся прочь. Бежл он тк быстро, что уже через полминуты не только его хозяев, сидевшие н дереве, но и гнвшийся з ним слон потеряли его из виду. Пробежв з ним несколько десятков футов, животное сообрзило, что гонится впустую, и откзлось от дльнейшей погони.

Когд слон погнлся з псом, у охотников появилсь ндежд, что погоня звлечет опсного зверя подльше и они успеют спуститься н землю и убежть.

Однко их постигло рзочровние, тк кк, откзвшись преследовть пс, толстокожий гигнт вернулся нзд, снов перешрил хоботом сломнные ветви кштн и принялся бродить вокруг поверженного обелиск, причем все время описывл првильные круги, словно готовясь исполнить ккой-то цирковой номер. Больше чс продолжл слон эту круговую прогулку, изредк остнвливясь и издвя пронзительный вопль, но почти все время он двиглся в угрюмом молчнии. Порой он устремлял взгляд и дже протягивл хобот к ветвям упвшего дерев, словно все еще подозревя, что тм прячется тот, кто пустил ему в хобот стрелу. Действительно, глядя н его движения, можно было подумть, что он сторожит это место, чтобы врг не убежл. Он двно уже вытщил из хобот стрелу, нступив н нее ногой и вздернув голову.

Между тем Фриц прокрлся к опушке лес и злег в кустх, припв к земле, тк что слону не было его видно.

Охотники, зсевшие н дереве, были сильно рздосдовны, что их плен тк зтянулся, и нчли подумывть, кк бы им вырвться отсюд. Было предложено сделть вылзку и подобрть ружья, но Крлу это покзлось слишком опсным. От дерев до рухнувшего обелиск было не более двдцти ярдов, слон, внимтельно оглядыввший все вокруг, конечно, зметит, кк они будут спускться с дерев. Хотя это грузное животное обычно выступет неспешным, плвным шгом, но оно может бежть почти со скоростью лошди, несущейся глопом, и если срзу их приметит, то они едв ли избегнут его цепкого хобот.

Кроме того, если дже им удстся вернуться н дерево, при виде их слон снов рзъярится и тогд уж не уйдет отсюд.

Было и еще одно сообржение, зствившее их терпеливо сидеть н дереве. Охотники зхвтили с собой порох и пули лишь в огрниченном количестве, зряды подходили к концу, и блгорзумие требовло их экономить. У Крл остлось всего две пули и пороху ровно н дв выстрел, д и у Кспр в пороховнице и в сумке было не гуще. Они рискуют истртить весь зпс свинц и все-тки не убить животное, которое может преспокойно ходить с двумя десяткми пуль в толстой коже. Эти выстрелы могут только рзозлить его, и оно ни з что не уйдет.

Это был нстоящий «бродяг», кк нзвл его Оссру, д к тому же стрый клыкч — поэтому он был крйне опсен. И хотя они знли, что не будут в безопсности в этой долине, пок не убьют его, все соглсились, что рзумнее будет оствить его в покое, пок не предствится более удобный случй покончить с ним.

Взвесив все эти обстоятельств, они решили смирно сидеть н дереве и терпеливо ожидть окончния стрнного бег по кругу, который все еще выполнял стрый клыкч.

Глв XIII. СТРАННОЕ ЯВЛЕНИЕ

Добрый чс терпение охотников, угнездившихся н дереве, подверглось жестокому испытнию. Бродяг по-прежнему рсхживл вокруг склы, пок не вытоптл дорожку, похожую н цирковую рену после вечернего предствления.

Рзумеется, для зрителей время тянулось очень медленно, не говоря уже о Фрице, который, конечно, удовлетворился бы куд более короткой прогрммой.

Что ксется людей, то им пришлось бы пережить весьм неприятный чс, если бы это скучное предствление не было прервно интермедией, весьм их зинтересоввшей, — особенно же нтурлист Крл. Увлекшись ею, они дже позбыли о близости свирепого врг и о том, что нходятся в осде.

Сидя не дереве, они случйно стли свидетелями любопытной сцены, ккую можно подсмотреть лишь в смом уединенном уголке девственного лес.

Невдлеке от дерев, н котором они сидели, стояло другое тких же рзмеров, но иной породы. Дже Кспр, совершенный профн в ботнике, срзу определил, что это з дерево. Оно облдло глдкой корой и широко рскинутыми ветвями: это был смоковниц, ничем не отличющяся от своего европейского родич.

Это крсивое дерево с годми стновится дуплистым. Большие дупл обрзуются не только у корня, но встречются в стволе н знчительной высоте и дже в толстых ветвях.

Смоковниц стоял в нескольких ярдх от дерев, н котором сидели Крл, Кспр и Оссру. Он нходилсь прямо перед ними, и порой, когд им ндоедло следить з однообрзными движениями слон, они бросли взгляд н смоковницу. Сквозь редкую листву виднелся ствол и отходившие от него в рзные стороны толстые ветви.

Чуть ли не с первого взгляд Кспр обнружил н дереве что-то стрнное. У этого юноши был зоркий взгляд и остря нблюдтельность. Н глвном стволе смоковницы, футх в шести нд первым рзветвлением, он приметил нечто, срзу же привлекшее его внимние: это было что-то вроде большого козьего рог; вернее, это можно было срвнить с изогнутым рогом носорог или с клыком очень молодого слон; рог этот ничуть не походил н сук.

Рз или дв Кспру покзлось, что этот предмет движется, но он еще не был в этом уверен и ничего не скзл товрищм, боясь, что его поднимут н смех. Крл нередко посмеивлся нд бртом, уличя его в невежестве.

Стрнное явление, змеченное Кспром, зинтересовло его, и он нчл укрдкой следить з ним. Вскоре он зметил вокруг изогнутого рог что-то похожее н диск дюймов восьмидесяти в диметре и горздо темнее коры смоковницы. Срзу же было видно, что этот диск — не из дерев: он резко выделялся н фоне ствол, кк и торчвший из него костяной изогнутый предмет. Если бы Кспр спросили, что ему нпоминет вещество этого диск, он ответил бы: оно удивительно похоже н грязь, из которой лсточки лепят свои гнезд.

Кспр продолжл нблюдть об эти любопытных предмет: рогообрзный нрост и темный круг, из которого он торчл; и, только убедившись, что первый приндлежит живому существу, решил сообщить об этом своим товрищм. Он пришел к ткому выводу, увидев, что рог внезпно исчез, словно втянутый внутрь дерев, и н его месте остлось лишь круглое темное отверстие. Потом желтовтый рог снов появился в отверстии и высунулся нружу, зполняя его целиком.

Кспр был слишком поржен, чтобы хрнить про себя ткой секрет, и немедленно рсскзл о своем открытии Крлу и Оссру.

Об одновременно взглянули в укзнном нпрвлении. Крл был оздчен этим явлением тк же, кк и Кспр.

Но не Оссру. Едв увидев изогнутый костяной рог и темный круг, он скзл рвнодушным тоном, кким говорят о смых обычных предметх:

— Носорог-птиц н гнезде.

Глв XIV. ЛЮБОПЫТНОЕ ГНЕЗДО

В этот момент изогнутый нрост исчез в дупле, и остлось лишь темное отверстие. Крл смотрел в полном недоумении, кк и Кспр з минуту перед тем.

— Гнездо? — повторил Кспр, удивленный словми шикри. — Птичье гнездо? Ты говоришь о птичьем гнезде, Осси?

— Д, сиб. Гнездо большой-большой птиц. Феринги нзывть ее носорог.

— Д, — скзл Кспр, который немногое понял из объяснений шикри, — это очень любопытно. Мы видели кое-что вроде рог, торчвшего из дерев, хотя это больше похоже н кость, чем н рог. Может быть, это птичий клюв. Но скжи, пожлуйст, где же см птиц и ее гнездо?

Оссру ответил, что гнездо нходится в дупле, птиц н гнезде, где ей и полгется быть, и они видели только ее клюв.

— Кк! Птиц сидит в той дыре, откуд торчит эт беля штук? Д ведь рог зполняет целиком всю дыру, и если птиц действительно тм, если этот предмет — ее клюв, то я могу скзть, что клюв у нее, должно быть, величиной со все ее тело. Инче, кк же он пройдет в ткую мленькую дыру? Другого отверстия, кроме этого, нет. А может быть, эт птиц — тукн? Я слыхл, что тукн пройдет везде, куд просунется его клюв… Не тукн ли это, Оссру?

Оссру не мог скзть, тукн это или нет, тк кк никогд не слыхл о ткой птице. Его орнитологические познния не шли дльше птиц Бенглии, тукн живет в Америке. Он повторил, что эту птицу феринги нзывют «носорог» или «птиц-носорог». Оссру добвил, что он величиной с гуся и что туловище у нее в несколько рз толще клюв, хотя клюв кжется очень толстым.

— И ты говоришь, что гнездо у нее тм, в дупле? — спршивл Кспр, укзывя н мленькое круглое отверстие, едв ли больше трех дюймов в поперечнике.

— Ну д, молодой сиб, — был ответ Оссру.

— Рзумеется, тм должно нходиться ккое-то живое существо, рз мы видели, что этот рог двигется; если эт птиц величиной с гуся, то не объяснишь ли ты нм, кк он входит в дупло и выходит оттуд? Вероятно, с другой стороны ствол есть второе отверстие, побольше?

— Нет, сиб! — твердо возрзил Оссру. — То, что вы видть перед собой, — один вход в гнездо носорог.

— Вот это здорово, Осси! Ты хочешь скзть, что птиц величиной с гуся может входить и выходить через эту дыру? Д в нее воробей с трудом протиснется!

— Птиц-носорог не входить, не выходить. Он остться тм, пок птенцы готовы уйти из гнездо.

— Будет тебе, Осси! — нсмешливо скзл Кспр. — Эт скзк хорош для мленьких детей. Неужели ты думешь, что мы этому поверим? Рзве птиц может оствться в гнезде, пок птенцы не вырстут? А тогд что? Рзве птенцы помогут мтери выбрться оттуд? И кк они выберутся сми? Ведь я полгю, они не уйдут из гнезд, пок не вырстут… Слушй, добрый шикри, довольно с нс згдок, и рсскжи нм все кк есть!

Тут шикри рсскзл все, что знл об этой удивительной птице. Готовясь выводить птенцов, скзл он, птиц-носорог выбирет в дереве дупло кк рз ткого рзмер, чтобы тм могли поместиться он см и гнездо, которое он строит. Когд гнездо построено и яйц снесены, смк сдится н них и остется в дупле не только до тех пор, пок выведутся птенцы, но и долгое время спустя — пок птенцы не оперятся и не смогут жить смостоятельно. Чтобы зщитить ее н это время от нпдения куниц-лкти, мнгуст и прочей «нечисти», смец, едв только смк сядет н яйц, принимется з рботу кменщик. Пользуясь своим большим клювом сперв кк ведерком, потом кк лопткой, он змуровывет вход в гнездо, оствляя лишь небольшое отверстие, которое целиком зполняет клюв смки. Мтерилом служит ему глин, добывемя из ближйшего ручья или болот и нпоминющя тот мтерил, из ккого сооружет свое удивительное гнездо обыкновення лсточк. Высохнув, глин стновится ткой твердой, что может выдержть нпдение любой птицы или зверя. А когд огромный клюв смки торчит нружу, целиком зполняя отверстие, в дупло не может пробрться дже скользкя древесня змея. Нходясь тким обрзом в полной безопсности, смк спокойно высиживет птенцов.

Тут Кспр прервл Оссру вопросом.

— Кк? — скзл он. — Он просиживет н гнезде целые недели, ни рзу не выходя нружу? Чем же он кормится?

Не успел Оссру ответить н этот вопрос, кк они услыхли стршный шум, доносившийся сверху, словно с неб. Этот шум мог бы испугть человек, слышщего его в первый рз и не знющего, в чем дело. Это был ккой-то хлопющий, щелкющий звук, вернее — ряд звуков, похожих н лесной шум во время бури.

Оссру срзу же узнл этот звук. Не отвечя н вопрос Кспр, он скзл:

— Погоди, сиб. Стрый носорог приходить. Он покзть, кк кормить смку.

Не успел он договорить, кк его товрищи поняли, что вызвло стрнный шум. Это был большя птиц, которя, сильно хлопя крыльями, пролетел мимо дерев, где они сидели, к тому, где нходилось гнездо.

Через миг они обнружили, что птиц сидит н остром суку, непосредственно под дуплом, и Оссру мог уже не объяснять товрищм, что это смец птицы-носорог. Большой клюв с отростком, похожим н рог, кк и у того клюв, что высовывлся из отверстия, был увенчн чем-то вроде огромного шлем, поднимвшегося нд головой и прикрыввшего клюв сверху, тк что его можно было принять з второй клюв; ткой стрнный «головной убор» мог приндлежть только смцу птицы-носорог.

Глв XV. ПТИЦА-НОСОРОГ

Првд, Крлу еще не приходилось видеть живых птиц-носорогов, но он видел их чучел в музее, и ему нетрудно было узнть птицу. Он дже мог определить, к ккому виду он приндлежит, тк кк существует несколько рзновидностей носорогов. Перед ними сейчс нходился топу, или рогтя индийскя ворон, ибо по внешности и по повдкм он нпоминет эту примельквшуюся нм птицу.

Оссру не преувеличил рзмер этой птицы, срвнив ее с гусем. Нпротив — он скорее приуменьшил, тк кк смец был горздо крупнее гуся. Он был более трех футов длиной, считя от кончик хвост до конц изогнутого клюв, который см был почти в фут длиной. Оперение у смц было сверху черное, брюшко бледно-желтое; н хвосте перья ярко-белые, пересеченные посередине черной полосой. Клюв, кк и у смки, был бледно-желтый, крсновтый у основния, «шлем» — пестрый, черный с белым.

Оссру пришлось рсскзть все, что он знл об этой любопытной птице. Првд, в Индии живет несколько рзновидностей птицы-носорог, но встречются они тм не тк чсто.

Крл знл горздо больше шикри об этой породе птиц, о ее хрктерных особенностях и повдкх, и, конечно, рсскзл бы товрищм, не будь они поглощены другим. В смом деле, рзъяренный слон держл их в осде, они лишь нендолго отвлеклись, нблюдя з птицей, и у Крл не было никкой охоты читть лекцию по орнитологии. Он мог бы рсскзть, кк долго спорили орнитологи относительно клссификции птицы-носорог: одни причисляли его к тукнм, другие полгли, что его нужно отнести к семейству ворон. Его сближет с тукном не только огромный клюв. Кк и тукн, он подбрсывет добычу кверху, подхвтывя и проглтывя ее н лету. Но, в противоположность тукну, эт птиц не может лзить по деревьям, тк что ее нельзя отнести к лзющим. Ее считют всеядной, но, кк мы уже скзли, есть немло рзновидностей птицы-носорог, и большинство второв, вероятно, смешивют повдки рзличных видов, сильно отличющихся друг от друг. Существуют фрикнские виды, индийские и индонезийские, один или дв своеобрзных вид можно встретить н Новой Гвинее. Все эти виды рзличются между собой не только по рзмерм, цвету, форме клюв и нрост нд ним, но и по употребляемой ими пище. Нпример, фрикнскя птиц-носорог и некоторые зитские виды являются плотоядными, иные дже питются пдлью. Это отвртительные птицы, у которых мясо и оперение издют резкую вонь, кк у коршунов. С другой стороны, в Индонезии, особенно н Молуккских островх, обитет рзновидность, питющяся только мусктными орехми, блгодря чему ее мясо отличется восхитительным вкусом и ромтом и высоко ценится восточными гстрономми. Н клюве у этих птиц в известном возрсте появляются желобки, или бороздки. Нблюдются эти бороздки только у стрых птиц, и голлндские колонисты, живущие н Молуккских островх, пытются определять по ним возрст птицы, считя, что кждя бороздк соответствует одному году. Поэтому носорог получил у них нзвние «годовя птиц».

Кк мы уже скзли, Крлу были хорошо известны все эти рзновидности птицы-носорог. Но в днный момент он и не думл делиться своими знниями с товрищми, тк кк все трое пристльно следили з смцом. Несомненно эт птиц приндлежит к плотоядным, тк кк, когд смец спусклся, видно было, что у него из клюв свешивется что-то длинное, похожее н кусок веревки; они рзглядели, что это кусок змеи — голов и чсть туловищ. Очевидно, и смк не привыкл к рстительной пище, тк кк по движениям смц нблюдтели поняли, что змея преднзнчется ей. Без сомнения, это был ее обед, тк кк время близилось к полудню.

Ей не пришлось долго ждть.

Опустившись н длинный сук, ее кормилец движением головы подбросил кусок змеи в воздух и поймл его н лету — не для того, чтобы проглотить, чтобы схвтить поудобнее и половчее всунуть в клюв смки, торчвший из отверстия и рскрытый в ожиднии еды.

Еще миг — и лкомый кусочек перешел из клюв смц в клюв смки; могучие щипцы, словно сделнные из слоновой кости, крепко зжли змею и мгновенно скрылись в дупле.

Смец ни н минуту не здержлся н дереве. Он принес смке обед и, вероятно, должен был принести десерт. Он тут же взлетел, громко хлопя крыльями, причем его роговые челюсти щелкли, кк кстньеты, и этот необычный звук мог бы нпугть человек, незнкомого с подобными птицми.

Глв XVI. ЧЕТВЕРОНОГИЙ БАНДИТ

Когд улетел птиц, о которой молодые исктели приключений узнли столько интересного, слон снов знял их внимние. Не потому, что он изменил свою тктику — он по-прежнему описывл круги, — но охотники знли, что, пок он здесь, им нельзя спуститься с дерев; и они обернулись к слону — посмотреть, не собирется ли он уходить.

Но, увы! Слон не обнруживл нмерения покинуть это место.

Нблюдя з своим вргом, они отвернулись от смоковницы и, вероятно, не скоро бы н нее взглянули, если бы не услышли звук, доносившийся со стороны гнезд птицы-носорог. Это был тихий, довольно жлобный звук, не похожий н крик птицы, д и вообще его не могл издвть птиц. Кзлось, это крик животного или дже человек — отчетливо рздвлось: «в-в-в».

Но это не был человек. Оссру с первого звук догдлся, кто это; бртья тоже быстро поняли, в чем дело. Повернувшись к смоковнице, они увидели н длинном суку, где недвно сидел смец-носорог, существо совсем другого род — предствителя четвероногих.

У него было мссивное округлое туловище и очень толстый пушистый полостый хвост; морд у зверьк был короткя и кругля, вроде кошчьей, глдкий, блестящий мех одевл его с головы до пят пушистой шубкой. У него был темно-рыжя, с золотистым отливом спин, глянцевитый черный живот, белые щеки и желтя полоск н морде. Кспр должен был признться, что ему редко приходилось видеть ткое крсивое создние.

В ответ н восторженное восклицние, вырввшееся у брт, Крл скзл, что известный нтурлист Кювье еще здолго до Кспр оценил крсоту этого животного.

Оссру знл, что его нзывют «в» (звукоподржтельное нзвние), иногд «читв» или «пнд».

Услыхв это нзвние от Оссру (д и см зверь «нзвл» себя), Крл срзу же понял, с кем имеет дело.

Увидев зверьк н высоком суку, Крл и Кспр с первого же взгляд убедились в его ловкости, в следующий миг убедились, что он не прочь полкомиться птичьими яйцми. Не прошло и минуты, кк они сообрзили, что он охотится з яйцми птицы-носорог, может быть, собирется отведть мяс смой птицы.

Стоя н суку, он поднялся н свои мссивные здние лпы, кк мленький медведь, и нчл црпть передними длинную стенку, н возведение которой смец зтртил столько времени и труд. Быть может, если бы зверьку никто не препятствовл, ему и удлось бы проникнуть в гнездо; во всяком случе, у него было ткое нмерение. Однко ему помешли. Првд, смк, нходившяся в дупле, не очень-то могл обороняться, хотя все время то высовывл, то втягивл обртно клюв, и ее сердитое шипение докзывло, что он понимет грозящую ей опсность и знет, ккой врг ткует ее крепость.

Зверек изо всех сил црпл стенку, и возможно, что он рзвлилсь бы под удрми его когтей, но вдруг нд деревьями рздлось громкое хлопнье, щелкнье и стук; через миг широкие, рскидистые крылья строго смц зсвистели нд головой четвероногого рзбойник и длинный, острый, подобный кинжлу, клюв мигом прервл его злодейские труды.

Зхвченный врсплох, пнд струсил, ибо стрый смец, подобно всякому глве семейств, который, возврщясь домой, нходит тм грбителя, нлетел н него с бешеной яростью.

Однко рзбойник, видимо, привыкший к ткого род отпору, вскоре овлдел собой: вместо того чтобы убежть, он плотнее укрепился н суку и, повернувшись к своему пернтому противнику, приготовился к битве.

И битв нчлсь: птиц то и дело нлетл н врг, бил его своими мощными крыльями и клевл огромным клювом, зверь бешено отбивлся зубми и лпми, иной рз вырывя пучки перьев из груди своего крылтого противник.

Глв XVII. ФРИЦ ВМЕШИВАЕТСЯ

Чем окончилось бы единоборство пнды и птицы-носорог, об этом можно лишь догдывться. По всей вероятности, четвероногое одержло бы победу нд двуногим, стенк гнезд был бы взломн, смк сброшен с гнезд, скорее всего, убит и съеден, вслед з нею были бы истреблены и яйц.

Но, видно, в книге судеб был преднчертн иня рзвязк этой мленькой дрмы, тк кк внезпно произошло нечто, изменившее хрктер борьбы, и после ряд инцидентов битв окончилсь совершенно неожиднным обрзом кк для ее учстников, тк и для нблюдтелей.

Первый инцидент, резко изменивший положение дел, был весьм збвного свойств и рссмешил зрителей, сидевших н дереве.

В пылу борьбы стоящий н здних лпх пнд отвернулся от мленького отверстия, предствлявшего вход в гнездо. Не помышляя об опсности с этой стороны, грбитель стрлся уберечь свои глз от смц, нпдвшего сверху. Но смк в гнезде, которой было довольно хорошо видно все происходящее снружи, и не думл оствться пссивной зрительницей; улучив момент, когд врг окзлся совсем близко от дупл, он тихонько высунул свой длинный, твердый, кк слоновя кость, клюв и изо всех сил удрил пнду в глз; острие клюв, словно кирк, вонзилось до смой кости.

Ошеломленный этим неожиднным нпдением, зверек испустил от боли резкий крик и мигом сктился с дерев; кзлось, он думл только о бегстве. Это ему, несомненно, удлось бы, несмотря н потерю глз; но з ним следил еще один врг, с которым ему предстояло схвтиться. Привлеченный шумом стычки, Фриц выглянул из кустов, окружвших дерево, и, подойдя поближе, следил з сржением. Честный Фриц не мог не сочувствовть безвинной птице, н которую нпл подлый врг; и едв пнд появился внизу, кк пес бросился н него и нчл трепть, словно этот зверек был его двнишним, зклятым вргом.

Положение пнды было отчянным, но рзъяренный зверек не хотел сдвться без борьбы. И хотя нпвший н него пес был горздо сильнее его, он все же хотел оствить вргу н пмять одну-две црпины, следы которых тот носил бы до могилы.

Но в этот миг Фрицу грозил куд более серьезня опсность, чем удры когтей пнды. Если бы в пылу битвы он не взглянул случйно в сторону обелиск, то окзлся бы во влсти противник, который проявил бы к нему не больше милосердия, чем он см к злополучному пнде.

Но случй ему помог: бросив взгляд н своего преследовтеля, он увидел, что слон нпрвляется прямо н него; в глзх его сверкл ярость и хобот был угрожюще вытянут вперед. Фриц мгновенно решил, кк ему поступить. Бросив пнду, словно почуяв, что мясо его ядовито, он метнулся прочь от слон и через несколько мгновений скрылся в зрослях.

Из всех принимвших учстие в этой необычной схвтке больше всего пострдл злополучный пнд, тк кк вместе с этой дрмой окончилсь и его жизнь. Н него нпдли все новые врги, под конец он повстречлся с смым ужсным вргом, который вскоре с ним покончил. Это был слон. Он собирлся уничтожить Фриц, но, увидев, что тот убежл, решил не упустить подвернувшуюся ему жертву. Итк, он не стл преследовть Фриц в чще, и его ярость обрушилсь н пнду. Гигнт понимл, что зверьку не уйти от него: нполовину ослепленный клювом птицы, полуздушенный Фрицем, он не зметил приближения слон. Быть может, он и увидел опсность, но было уже поздно: слон стоял нд ним — и ему нельзя было убежть.

Не успел пнд опомниться, кк слон обвил его цепким хоботом и поднял кверху, будто перышко. Потом безжлостное чудовище сделло несколько шгов к поверженному обелиску и, словно выбрв подходящее место, опустило брхтющегося пнду нземь, нступило н него огромными передними ногми и принялось его топтть, пок от рздвленного зверьк не остлся лишь бесформенный комок кроввого мяс и клочки шерсти.

Для сидевших н дереве зрителей это было неприятное зрелище; но з ним последовло другое, доствившее им рдость: слон повернул в сторону лес и стл удляться, видимо решив совсем уйти отсюд.

Удовлетворил ли он жжду мести, убив пнду, или отпрвился н поиски Фриц — этого никто не мог бы скзть; во всяком случе, он уходил — что-то зствило его снять осду, которя порядком уже ндоел охотникм.

Глв XVIII. «СМЕРТЬ БРОДЯГЕ!»

Когд слон скрылся из виду, осжденные нчли совещться: можно ли им сойти н землю? Они очень устли сидеть н дереве все в той же позе. Првд, ничего не стоит просидеть несколько минут верхом н ветке, но если ткое сидение зтягивется, оно стновится мучительным, почти невыносимым. Кспр больше всех стрдл от вынужденного бездействия и был очень зол н бродягу. Несколько рз он собирлся покинуть свой нсест и прокрсться з ружьем, но Крл догдывлся о его нмерениях и убеждл брт, что блгорзумие требует подождть.

Всем троим не терпелось сойти с дерев, и они спустились бы н землю, кк только исчез стршный врг, если бы были уверены, что он больше не вернется. Но они подозревли, что он ушел только н время, — быть может, бродяг пустился н эту уловку, чтобы вымнить их из убежищ: ведь известно, что слоны-бродяги умеют хитрить не хуже двуногих бродяг.

Они не могли срзу решить, кк лучше поступить, но тут Оссру положил конец их колебниям, предложив спуститься первым. Он решил прокрсться по следм слон, чтобы удостовериться, действительно ли тот ушел отсюд или стоит в зсде н опушке лес.

Шикри умел скользить в кустх бесшумно, кк змея, и бртья знли, что он не будет подвергться чрезмерной опсности, если только не зберется слишком длеко. Он, конечно, своевременно зметит слон, в случе, если тот вернется и погонится з ним, сможет снов нйти убежище н дереве.

Не успели товрищи дть соглсие, кк Оссру нчл спускться по ветвям, очутившись н земле, быстро и бесшумно зшгл в том нпрвлении, в кком скрылся слон.

Крл и Кспр оствлись н дереве еще минут пять; но тк кк шикри все не возврщлся, они потеряли терпение и тоже спустились н землю.

Первым делом они рзыскли ружья и перезрядили их; потом встли около дерев, чтобы в случе внезпного нпдения можно было снов взобрться н ветви, и нчли поджидть Оссру.

Прошло довольно много времени, от шикри не было ни слуху ни духу. Не слышно было вообще ничего: црило глубокое молчние, лишь изредк нрушемое хлопньем крыльев птицы-носорог. Смец все еще держлся близ гнезд, видимо оздченный тинственным стечением обстоятельств, тк внезпно избвившим его от четвероногого врг.

Но птиц больше не интересовл ни Крл, ни Кспр, которых беспокоило долгое отсутствие Оссру.

Вскоре, однко, они с рдостью увидели, что шикри вынырнул из зрослей и быстро к ним приближется. Их обрдовло ткже, что по пятм з Оссру следовл Фриц. Оссру встретил пс н опушке, где тот спрятлся от рзъяренного слон.

Когд Оссру подошел ближе. Крл и Кспр зметили по выржению его лиц и поспешности, с ккой он шгл, что тот хочет сообщить им нечто вжное.

— Ну, Осси, — спросил Кспр, — что нового? Видел ты бродягу?

— Ах, он бродяг, это верно, — ответил Оссру, и в его голосе послышлся зтенный стрх. — Вы верно говорить, сиб, он бродяг, если не хуже.

— Что случилось? Ты видел что-нибудь?

— Видел, сиб! Вы думть, куд он пойти?

— Куд же?

— К хижине.

— К хижине?..

— Прямо. Ах, сибы, — продолжл шикри, понижя голос, и н лице его отрзился суеверный ужс, — он уж слишком умный для зверя, слишком много знть! Боюсь, он не слон совсем, злой дух принять вид слон. Зчем он пойти туд?

— Д, зчем, интересно знть? — повторил Кспр. — Ты думешь, он хочет подстеречь нс возле хижины? Если тк, — продолжл он, не дожидясь ответ, — то нм не будет покоя, пок он жив. Одно из двух: либо мы должны его убить, либо он нс.

— Сиб, — зметил шикри, многознчительно покчв головой, — мы не убить его: слон не умирть никогд.

— Что з ерунд, Осси! — возрзил Кспр, которому был смешон суеверный стрх шикри. — Впрочем, думй кк хочешь, но я-то не сомневюсь, что мы сможем его убить, кк только он подвернется под хороший выстрел. Честное слово, чем скорее мы это сделем, тем лучше! Он недром пошел в ншу хижину — ясно, что у него ккое-то скверное нмерение. Может быть, он вспомнил, что Фриц тм в первый рз нпл н него, и тк кк он думет, что пес ушел туд, то и отпрвился его искть… Э, Фриц, стрин, тебе нечего бояться! Ты можешь ускользнуть от него в любой миг. Твоим хозяевм хуже приходится, чем тебе, дружище.

— А ты уверен, Оссру…— спросил Крл после минутного рздумья, — ты уверен, что он пошел к хижине?

Оссру, конечно, не мог утверждть, что слон нпрвился именно туд, где стоял хижин; но он прошел по следм слон по густому лесу, потом, взобрвшись н дерево, видел, что гигнт двинулся в сторону хижины. Оссру почти не сомневлся, что слон пошел именно туд, но он был тк нпугн, что ничего не сообржл и дже не пытлся догдться о нмерениях слон.

— Ясно одно, — снов зговорил Крл, порзмыслив некоторое время: — бесполезно продолжть здумнную нми рзведку, пок мы не избвимся от слон. Ты верно скзл, Кспр! Теперь он выследил нс, и к тому же он рзъярен рнми, которые мы ему ннесли, и едв ли збудет об этом приключении. У нс не будет ни минуты покоя, и нечего думть о безопсности, пок не удстся уничтожить его. Почему бы нм не зняться этим делом сейчс же? Речь идет о ншей жизни, и нд нми будет висеть угроз, пок мы с ним не рспрвимся.

— Идемте же! — вскричл Кспр. — И пусть ншим девизом будет: «Смерть бродяге!»

Глв XIX. ХИЖИНА В РАЗВАЛИНАХ

Нши охотники немедленно нпрвились к хижине: именно туд пошел слон, кк можно было судить по его следм, которые уже обнружил зоркий шикри и н которые по дороге укзл своим спутникм. Тм и сям н мягкой почве виднелись огромные отпечтки, где их не было, путь бродяги обознчлся сбитыми н землю листьями и поломнными сучьями, ткже крупными ветвями, влявшимися в трве; видно было, что слон волок их некоторое время, потом бросил.

Шикри не рз приходилось выслеживть диких слонов в джунглях Бенглии, и он был знком с их повдкми. Он сообщил товрищм, что бродяг и не думл пстись, тк кк н сучьях и листьях не видно было следов зубов; слон шел довольно быстро и, кзлось, с определенным нмерением. Влявшиеся н земле ветки были сломны, вероятно, с досды — он просто срывл н них свою злобу.

Оссру не приходилось нпоминть товрищм об осторожности. Они знли не хуже его, что с рзъяренным слоном, будь то бродяг или обыкновенный слон, лучше не встречться; этот бродяг был до крйности рзъярен — в этом они убедились и сми, и со слов шикри.

Поэтому они продвиглись крйне осторожно, осмтривясь по сторонм и чутко прислушивясь, шли они в полном молчнии, лишь изредк перешептывясь.

Они возврщлись домой не тем путем, кким шли н рзведку. Обследовние утесов звело их довольно длеко, и теперь они шли по следм слон, которые вели, кк и предполгл Оссру, прямо к хижине.

Приближясь к своему примитивному жилищу, они догдлись по некоторым признкм, что врг где-то совсем близко. Зня, что вблизи горячего источник, у которого стоял хижин, нет ни крупных деревьев, ни других безопсных мест, куд можно было бы укрыться в случе нпдения, они удвоили осторожность. Они могли увидеть хижину лишь с довольно близкого рсстояния, подойдя к ней ярдов н двести. Сперв ндо было пройти полосу невысоких зрослей, зкрыввших ее.

Охотники углубились в эти зросли и вскоре с тревогой обнружили свежие следы слон. Не оствлось сомнений, что он недвно прошел здесь, нпрвляясь прямо к хижине.

Что ему тм было нужно? Этот вопрос, конечно, пришел в голову всем троим. Прво, было похоже, что слон их тм рзыскивл! Вероятно, потеряв их из виду, он подумл, что они вернулись домой, и решил ннести им визит.

После того, что им пришлось увидеть, невольно являлсь мысль, что это гигнтское животное нделено кким-то сверхъестественным умом. Рзумеется, они гнли эту нелепую мысль, но все же в душе оствлсь стрння, гнетущя тревог. То, что они обнружили, выйдя из чщи, усилило эту тревогу; более того — привело их в ужс.

Хижины больше не существовло. Виднелись лишь ее рзвлины. Крупные влуны, из которых были сложены стены, блки и нстил, соствлявшие крышу, трвяные постели, примитивня посуд и другя утврь, — все это было рзбросно по земле. Никто бы не догдлся, что н этом месте недвно нходилось человеческое жилье. Д, охотники ншли одни руины — не остлось и кмня н кмне.

Они смотрели н это рзрушение с невольным ужсом. Теперь они уже не решились бы обвинить в суеверии язычник, поклонявшегося Брме или Вишну. Его молодые спутники-христине, кзлось, готовы были ткже поверить в чудесное. Им было ясно, кто рзрушил хижину. Хотя смого злодея нигде не было видно, но они знли, что это был слон. Другого объяснения не оствлось; и пугл их не см фкт, мысль о том, что это животное облдло прямо-тки человеческим, вернее — дьявольским, рзумом, который толкнул его н ткое мщение; знчит, можно было ожидть чего-нибудь еще более ужсного.

Хотя хижин был рзрушен всего з несколько минут до их приход, слон, по-видимому, уже ушел отсюд. По крйней мере, поблизости его нигде не было видно, хотя они тщтельно рзыскивли его. Опсясь с ним повстречться, охотники держлись под прикрытием кустов и лишь издли смотрели н рзвлины. Прошло немло времени, пок нконец они решились выйти из зрослей и приблизиться к месту ктстрофы.

Подойдя, они убедились, что хижин совсем рзрушен.

Охотники остлись без кров. Но еще больше их огорчл потеря нходившегося в хижине небольшого зпс зрядов — порох, который они тк стртельно сберегли, был рссыпн среди мусор и безвозвртно потерян. Они хрнили его в большой тыквенной фляге, сделнной специльно для этой цели, он вместе с остльной утврью погибл под ногми слон. Зпсы провизии были вытщены из клдовой и втоптны в землю. Но это еще не ткя бед. Провизию можно снов зготовить, хотя это будет и не тк легко сделть. Но кк восстновить порох?

Глв XX. СНОВА НА ДЕРЕВЕ

Охотники еще долго бы стояли н месте рзрушения, оплкивя свою безвозвртную потерю, если бы не боялись, что слон вернется. Куд он ушел? Они спршивли об этом друг друг, тревожно озирясь по сторонм.

Бродяг ушел, должно быть, всего несколько минут нзд: рздвлення его тяжелыми стопми трв был еще влжн, выпущенный ею сок не успел высохнуть. И все же вокруг, н рсстоянии доброй четверти мили, слон нигде не было видно. Вблизи хижины не было зрослей, где могло бы скрыться ткое крупное животное, кк слон.

Тк думли Крл и Кспр, но Оссру был другого мнения. Он зявил, что слон вполне может укрыться в полосе зрослей, из которых они недвно вышли. Ему было известно н основнии охотничьего опыт, что слон, дже очень крупный, умеет ловко спрятться в смом незнчительном укрытии, выбрв подходящее место, хотя бы и ткое, где ему не повернуться; он зчстую ухитряется, стоя совершенно неподвижно, обмнывть смого опытного охотник. Крл с Кспром не слишком-то ему верили, но Оссру был убежден, что слон спрятлся в неширокой полосе джунглей совсем близко от них.

К несчстью, мнение Оссру очень скоро подтвердилось.

Пок они стояли, зорко оглядывя джунгли и нпряженно прислушивясь, чтобы уловить млейший звук, доносящийся оттуд, вершины высоких молодых деревьев, поднимвшихся нд зрослями, вдруг зкчлись. Еще миг — и оттуд вылетели, шумя крыльями, дв великолепных ргус; они издвли громкие, тревожные крики.

Птицы пролетели нд головой нших исктелей приключений и тк громко кричли, что Фриц злился продолжительным лем.

Выжидл ли врг в зсде удобного случя нпсть или лй собки, уже знкомый ему и ненвистный, донесся до него и снов рзжег в нем ярость, но не успели охотники перекинуться словом, кк из редких кустов появились длинный хобот и толстые, мссивные ноги, и они увидели, что чудовище идет прямо н них. Кзлось, слон приближлся неспешной трусцой, но н смом деле он мчлся с быстротой лошди, несущейся глопом.

Еще мгновение охотники стояли неподвижно — не потому, что ожидли нпдения и хотели его отрзить, просто потому, что не знли, куд бежть.

Нпдение слон их ошеломило тк, что в первый момент им дже не приходил в голову никкой плн спсения.

Инстинктивно, почти втомтически. Крл и Кспр прицелились, хотя у них было мло ндежды, что пули, пущенные из их млоклиберных ружей, остновят ткую стршную тку.

Об выстрелили одновременно, зтем Кспр выпустил второй зряд, но, кк они и ожидли, слон продолжл нступление.

К счстью, шикри не воспользовлся своим луком. Он знл по опыту, что в тких обстоятельствх стрел — бесполезное оружие. С тким же успехом он мог бы лягнуть слон или воткнуть ему в хобот булвку — это знчило бы только еще пуще его рзозлить.

Итк, шикри и не думл обороняться; он поспешно осмтривлся по сторонм, сообржя, куд бы укрыться.

По првде скзть, окружющя их местность не обещл ничего хорошего.

Н склх не видно было уступов, где можно было бы спстись от бродяги; првд, чщ могл временно их приютить, но смышленый зверь быстро бы их тм рзглядел. К тому же слон нходился кк рз между ними и джунглями, и отступть в эту сторону — знчило бежть нвстречу вргу.

Что делть? Н что решиться? Но вот взгляд шикри упл н одинокое дерево, стоявшее неподлеку. Это дерево однжды уже спсло ему жизнь. Оно росло н смом берегу злив, где Оссру ствил свои сети, и, сидя н его ветвях, Кспр вытщил шикри из зыбучих песков.

Дерево было очень высокое; оно стояло н открытом месте, и его ветви широко рскинулись во все стороны, нвися нд зливом.

Оссру не стл терять дргоценные мгновения н пустые рздумья: криком и жестом прикзв молодым сибм следовть его примеру, он кинулся к дереву со всей быстротой, н ккую был способен, и, только взобрвшись н третий или четвертый ярус ветвей, оглянулся, ищ глзми товрищей.

Бртья сломя голову бросились вслед з шикри и вскоре очутились н дереве.

Глв XXI. ЯРОСТНАЯ ОСАДА

Фриц добежл вместе со своими хозяевми до подножия дерев, но, рзумеется не мог н него взобрться вслед з ними. Однко он не собирлся оствться под деревом, тк кк это ознчло бы верную гибель; не медля ни минуты, он кинулся в воду и поплыл через злив.

Выбрвшись н берег, он нырнул в зросли кмыш и притился тм.

Н этот рз слон не обртил н него внимния. Взгляд его был устремлен н охотников, и н них был обрщен вся его ярость. Он гнлся з ними по пятм, когд они бежли по открытому месту, и видел, что они взобрлись н дерево. Он был тк близко, что Крлу и Кспру пришлось снов бросить ружья, чтобы удобнее было крбкться.

Млейшя здержк могл бы окзться для них роковой.

Крл крбклся вслед з бртом и едв успел перебрться с одной ветки н следующую, повыше, кк бродяг обвил ветку хоботом и сломл ее пополм, точно хворостинку.

Но Крл нходился уже в безопсности, и все трое пордовлись своему спсению.

Слон был до крйности рзъярен. Врги снов от него ускользнули, и вдобвок он получил три свежие рны; првд, пули только оцрпли его толстую шкуру, но все же причинили немлую боль. Испустив резкий, трубный клич, он высоко взметнул хобот и стл хвтть ветку з веткой и отлмывть их от ствол, кк тонкие прутики.

Ветви были густые и нчинлись близко от земли. Вскоре все они были обломны до высоты примерно двдцти футов, земля вокруг дерев усеян сучьями и листьями; чудовище в ярости топтло обломнные ветви своими широкими, грузными стопми, смешивя их с землей.

Но этого было ему мло — стрый клыкч обвил хоботом ствол и нчл тянуть изо всех сил, словно ндеясь вырвть дерево с корнем.

Убедившись, что ткой подвиг ему не под силу, он переменил тктику и принялся толкть дерево грудью.

Првд, дерево содроглось от его толчков, но вскоре он увидел, что оно стоит слишком прочно, и бросил эти попытки.

Однко он стоял под деревом и вовсе не собирлся уходить, видимо здумв новую кверзу.

Хотя охотники знли, что в нстоящий момент им нечего бояться, но им было не до веселья, тк кк они понимли, что лишь н время укрылись от врг и, если он в конце концов уйдет и они смогут спуститься, угроз остнется и н будущее. У них было мло ндежды убить этого могучего противник, тк кк оствлся всего один зряд. Им кзлось, что слон умышленно рссыпл порох, с целью поствить их в беспомощное положение.

Ккой бы охотники ни построили себе дом, они будут в нем не в большей безопсности, чем н открытом месте, тк кк бродяг уже докзл, что способен рзрушить смые крепкие стены; итк, придется спсться от него н вершине дерев, им вовсе не улыблось вести жизнь обезьян или белок.

Тут Кспру пришл в голову счстливя мысль. Он вспомнил о пещере, где они убили медведя. Туд можно добрться только по лестнице и пещер недоступн для слон, кк только окончится осд, можно будет искть убежищ в пещере.

Глв XXII. ДОСТАЛИ ВОДУ!

Мысль о пещере обрдовл и несколько успокоил охотников. Но он не вполне их удовлетворял; првд, слон туд не проберется, но они не смогут тм делть все, что зхотят. Отсутствие свет не позволит им сооружть лестницы, когд они будут зняты рубкой деревьев и рботой нд лестницми, то в любой миг могут подвергнуться нпдению беспощдного врг.

Перспектив был довольно мрчной, хотя пещер являлсь бы ндежным убежищем, куд можно скрыться в случе нпдения.

Некоторое время слон стоял срвнительно спокойно, и охотники могли обдумть плны н будущее. Чувствуя себя в днный момент в безопсности, они дже збыли о своем тяжелом положении.

Но вскоре к ним снов вернулсь тревог. Они здли себе вопрос: сколько времени придется еще просидеть н дереве?

Хотя никто не мог ответить н этот вопрос, всем было понятно, что осд обещет зтянуться, быть может, он продлится горздо дольше той, ккую пришлось недвно испытть: бродяг был крйне озлоблен и жждл мести, его мрчный вид докзывл, что он не скоро отсюд уйдет. Охотники снов встревожились. Их положение было не из приятных: приходилось сидеть верхом н тонких ветвях. Мло того, в случе если осд зтянется, им, кк и большинству осжденных, будет угрожть голодня смерть. Еще выходя из дому, они были голодны, кк волки. Они лишь нспех позвтркли и с тех пор ничего больше не ели, тк кк некогд было приготовить обед. Было уже длеко з полдень, и, если врг остнется здесь н всю ночь, им придется лечь спть без ужин. Лечь спть? Не тут-то было! Видно, в эту ночь нельзя будет ни лежть, ни спть. Рзве уснешь н этих жестких веткх! Если они хоть н миг потеряют сознние, то свлятся прямо н своего безжлостного врг. Дже если они привяжут себя к дереву, все рвно н тком ложе не уснуть.

Итк, в тот вечер не приходилось думть ни об ужине, ни о сне. Но вскоре они подверглись новому испытнию, еще более мучительному, чем голод или дремот. Это был жжд.

Весь день, с смого утр, они были в непрестнном движении: крбклись по деревьям, пробирлись в густой чще, несколько рз нходились н волосок от смерти; естественно, что у них двно пересохло в горле и они нчли изнемогть от жжды. Вдобвок совсем близко внизу блестел вод, и от этого жжд усиливлсь, стновясь нестерпимой.

Довольно долго терпели они эту муку без всякой ндежды н избвление. Глядя, кк сверкет н солнце озеро и кк струится течение в зливе, они переживли поистине тнтловы муки. Не видно было конц этим мучениям. Но вдруг у Кспр вырвлось восклицние:

— Гром и молния! О чем мы думем? Мы сидим н дереве и умирем от жжды, между тем вод у нс под рукми!

— «Под рукми»? Хотел бы я, Кспр, чтобы это было тк, — возрзил Крл довольно безндежным тоном.

— Ну конечно, под рукми. Смотри!

С этими словми Кспр достл свою медную пороховницу, которя был почти пуст. Крл все еще не понимл, в чем дело.

— Что мешет нм, — спросил Кспр, — спустить ее, зчерпнуть воды и снов поднять?.. Есть у тебя веревочк, Осси?

— Д, сиб, — живо ответил шикри, вытскивя из-з пзухи моток пеньковой бечевки и подвя молодому охотнику.

— Он достточно длинн, — зметил Кспр и обвязл ее вокруг горлышк пороховницы.

Высыпв порох в мешочек для пуль, он стл спускть пороховницу, пок он не погрузилсь в воду. Подождв, пок он нполнилсь, он поднял ее и с рдостным возглсом подл Крлу, посоветовв ему пить в свое удовольствие. Крл охотно исполнил совет.

Пороховниц быстро опустел. Ее опять спустили в воду, нполнили и снов опустошили; тк проделывли они несколько рз, пок все не нпились. Тким обрзом сидевшие н дереве охотники избвились от жжды.

Глв XXIII. ГИГАНТСКИЙ ШЛАНГ

Доств блгодря изобреттельности Кспр нужное количество воды, осжденные подбодрились и нбрлись сил. Призвв н помощь философию, они готовы были потерпеть еще некоторое время, кк вдруг, к их великому изумлению, н них обрушились целые потоки воды, причем смым неожиднным обрзом.

Трудно скзть, догдлся ли слон, увидя пороховницу, погружвшуюся в воду, или эт мысль пришл ему в голову без всякой подскзки, но в тот момент, когд «фляжк» в последний рз был поднят нверх — не успели еще рзбежться круги по воде, — бродяг кинулся в озеро и глубоко погрузил в воду хобот, словно нмеревясь пить.

Некоторое время он оствлся неподвижным, очевидно нполняя водой свой объемистый желудок.

Рзумеется, он должен был испытывть не меньшую жжду, чем сидевшие н дереве люди, и они сперв подумли, что огромный зверь пошел нпиться.

Однко он слишком долго оствлся в воде, кк-то по-особому ее втягивл, и, кзлось, у него был другя цель; в этом охотники скоро убедились, когд он нчл действовть. При других обстоятельствх выходк слон могл бы покзться збвной. Но в днном случе зрители сми стли жертвми шутки —если это можно было нзвть шуткой, — и, пок он продолжлсь, ни у одного из них не было ни млейшей охоты смеяться. Вот кк поступил слон: нполнив хобот водой, он высоко его поднял; зтем повернулся к дереву и, нцелившись тк же спокойно и точно, кк строном нводит свой телескоп, выпустил воду обильной струей прямо в лицо осжденным. Сидевшие рядом охотники были окчены с головы до ног и в несколько мгновений промокли до нитки; одежд их пропитлсь водой, словно они провели несколько чсов под проливным дождем.

Но слон не огрничился одним душем. Кк только зпс воды у него иссяк, он снов погрузил хобот в озеро, нбрл воды, прицелился и опять выпустил ее им в лицо.

Он продолжл тким обрзом нбирть воду и выбрсывть ее своим мускулистым хоботом; рз двендцть подряд октил он охотников.

Положение их было крйне незвидным, тк кк водяня струя, пущення с огромной силой, словно из брндспойт, могл их смыть с нендежного нсест, не говоря уже о том, что ткой душ был весьм неприятен.

Трудно скзть, ккя цель был у слон. Может быть, у него появилсь ндежд прогнть их с дерев или сбросить с его ветвей, может быть, просто хотелось досдить им и хоть немного удовлетворить свою злобу.

Трудно было ткже скзть, долго ли будет продолжться эт збв — быть может, много чсов, тк кк зпс воды был неисчерпем… Но внезпно ей пришел конец, совершенно неожиднный и для смого слон, и для его жертв.

Глв XXIV. ПРОВАЛИЛСЯ!

Збв был в рзгре: слон усердно рботл своим нсосом, явно злордствуя. Но вдруг он остновился, и его большое тело стло рскчивться из стороны в сторону: он поднимл то одну, то другую ногу, длинный хобот описывл в воздухе круги; животное издвло резкие крики, говорившие о боли или о стрхе.

Что это ознчло? Слон был, очевидно, чем-то сильно испугн. Но что же могло тк его нпугть? Мысленно здвли себе этот вопрос Крл и Кспр. И не успели они выскзть свое недоумение, кк шикри уже ответил им.

— Го-го! — зкричл он. — Здорово, очень здорово! Слв богм великого Гнг! Смотри, сибы! Бродяг пойдет вниз — он тонуть в песке, который чуть не глотил Оссру! Го-го! Тонуть… он тонуть!…

Крл с Кспром быстро поняли смысл восторженной речи Оссру. Следя з движениями животного, они убедились, что шикри прв: слон явно погружлся в зыбучие пески.

Они зметили, что, когд он вошел в воду, он был ему немного выше колен. Теперь он омывл его бок и медленно, неуклонно поднимлсь все выше. Отчянные попытки, ккие делл слон, вздергивя плечи и голову, издвя яростные крики; хобот, лихордочно метвшийся из стороны в сторону, словно в поискх опоры, — всё подтверждло слов Оссру: бродяг погружлся в песок. И он погружлся быстро. Не прошло и пяти минут, кк вод плесклсь уже почти н уровне спины слон и все поднимлсь, дюйм з дюймом, фут з футом, пок не покрыл его круглую спину, и нд поверхностью оствлсь только голов с длинным хоботом.

Вскоре спин перестл двигться, и огромное тело медленно погрузилось в пески.

Хобот был все еще в движении, то яростно взбивя пену н воде, то слегк шевелясь и непрестнно издвя отчянные вопли.

Нконец поднятя кверху голов и глдкие длинные клыки исчезли под водой и остлся только хобот, торчвший, кк огромня болонскя колбс. Резкие трубные звуки прекртились, слышлось лишь тяжелое дыхние, иногд прерывемое булькньем.

Крл с Кспром оствлись н дереве, с невольным ужсом нблюдя эту сцену. Не тк поступил шикри: его уже не было н дереве. Увидев, что слон цепко схвчен смертельными объятиями зыбучего песк, который не тк двно едв не поглотил его смого, Оссру ловко спустился с ветвей.

Некоторое время он стоял н берегу, следя з тщетными усилиями, которые делл слон, чтобы освободиться, и все время говорил со своим вргом, осыпя его язвительными нсмешкми; особенно был возмущен шикри ущербом, ннесенным его блхону. Когд нд водой оствлся только конец хобот, шикри больше не мог удержться. Выхвтив свой длинный нож, он бросился в воду и одним удром отсек кончик хобот, кк срезют серпом сочные побеги трвы.

Отрезнный конец хобот упл в воду и пошел ко дну; несколько крсных пузырьков поднялось н поверхность, свидетельствуя о том, что гигнтский слон окончтельно исчез с лиц земли. Он погрузился в глубокие пески, где ему суждено было окменеть, возможно, для того, чтобы через много веков быть откопнным лоптой ккого-нибудь изумленного землекоп.

Тким обрзом, необычйный случй избвил охотников от неприятного сосед, вернее — от опсного врг, с которым им было бы чрезвычйно трудно спрвиться. Ведь нечего было и думть его зстрелить. Дргоценный порох был весь рссыпн, трех оствшихся у них зрядов было бы недостточно, чтобы его прикончить из тких мелкоклиберных ружей.

Без сомнения, со временем ткие отвжные охотники, кк Кспр и Оссру, и ткой остроумный изобреттель, кк Крл, придумли бы способ окружить бродягу и покончить с ним; но все же они были очень рды, что стрнное обстоятельство избвило их от этого труд, и поздрвляли друг друг со счстливым исходом дел.

Услышв голос хозяев и увидев, что они спустились с дерев, Фриц, скрыввшийся неподлеку, выскочил из своего укрытия и кинулся к ним. Переплывя злив, Фриц едв ли подозревл, что огромное животное, преследоввшее его, нходится в этот момент очень близко и что его лпы, рссекющие воду, только н дюйм не достют до стршного хобот, от которого оствлся лишь обрубок.

И хотя Фриц ничего не знл об удивительном происшествии, случившемся в его отсутствие, и, быть может, недоумевл, куд скрылся врг, но, когд он переплывл злив, крсный цвет воды в одном месте, или, вернее, зпх крови, скзл ему, что здесь произошл ккя-то кроввя сцен, и, легко рссекя грудью волны, он рзрзился возбужденным лем.

Фриц явился получить поздрвления. Хотя верное животное убегло всякий рз, кк подверглось нпдению, этим оно не зпятнло собчьей чести. Пес обнружил рзумную осторожность, тк кк рзве у него были шнсы устоять перед тким грозным противником? Поэтому он првильно поступл, обрщясь в бегство; глупо было бы оствться н месте: тогд он был бы убит при первой же встрече у обелиск, слон, вероятно, был бы жив и все еще осждл их н дереве. К тому же Фриц первый подл сигнл тревоги и тким обрзом дл людям время приготовиться к встрече с вргом.

Охотники считли, что Фриц достоин нгрды, и Оссру решил угостить пс куском слонового хобот. Но, снов войдя в ручей, шикри, к своей досде, увидел, что доблестный пес остнется без нгрды: кусок, тк ловко отсеченный им, рзделил судьбу слоновой туши и нходился теперь глубоко в песке.

Оссру не пытлся его откпывть. Предтельский грунт внушл ему стрх; осторожно ступя, он тотчс же вернулся н берег и последовл з сибми, которые уже нпрвлялись к рзрушенной хижине.

Глв XXV. ДЕОДАР

Теперь охотники откзлись от мысли поселиться в пещере. Эт мысль был внушен опсным соседством слон, но его больше не существовло. Трудно было допустить, чтобы в долине нходился другой бродяг. Оссру быстро успокоил товрищей н этот счет, зверив их, что в одном и том же рйоне он никогд не встречл двух подобных животных, ибо дв существ с тким злобным хрктером нверняк не могли бы ужиться вместе.

Возможно, что по соседству обитли и другие звери, не менее опсные, чем слон. Могли встретиться пнтеры, леопрды и тигры или дже еще один медведь; но пещер не был бы ндежным убежищем от этих вргов; от нее было бы не больше толку, чем от их прежней хижины. Придется построить новую, еще прочнее строй, и нвесить крепкую дверь, чтобы обезопсить себя от ночных посещений. З это дело они принялись, кк только пообедли и высушили свою одежду, нсквозь промокшую после чудовищного душ, кким угостил их слон нездолго до своей гибели.

Несколько дней ушло н постройку хижины, — это было горздо более совершенное жилище. Зимняя погод почти устновилсь, и необходим был теплый очг; поэтому охотники тщтельно змзли все щели глиной, соорудили очг с трубой и сделли крепкую дверь.

Они знли, что им пондобится немло времени, чтобы изготовить лестницы — более дюжины длинных лестниц, кждя из которых должн быть легкой, кк тростинк и прямой, кк стрел.

В более теплые зимние дни они смогут рботть н воздухе; вообще большую чсть рботы придется производить вне хижины. Но все же им необходимо жилище, не только н ночь, но и н время бурь и холодов.

Итк, они проявили предусмотрительность и приняли все меры предосторожности, прежде, чем думть о сооружении лестниц, ткже сделли свое жилище уютным и удобным.

Теперь им не стршны были зимние холод — у них имелось жилье; к тому же уцелело несколько шкур, содрнных с яков, пригодился и мех зверей, которых подстрелил из двустволки Кспр. Тким обрзом охотники были обеспечены теплой одеждой для дневной рботы, и им было чем укрыться во время сн.

Их горздо больше беспокоило то, чем они будут питться зимой. Слон не только уничтожил все средств для добывния пищи, но испортил уже имевшиеся зпсы, втоптв их в грязь. Уцелевшие куски сушеной оленины и мяс яков были собрны и спрятны в ндежное место; возможно, что охотникм больше не удстся рздобыть мяс, поэтому решено было рстянуть мясные зпсы н все время, ккое придется пробыть в этой склистой тюрьме. Првд, порох больше не было, но они не теряли ндежды увеличить свои зпсы продовольствия. У Оссру были стрелы, кпкнми и ловушкми можно будет поймть немло диких животных, которые, подобно им, збрели в эту своеобрзную, отрезнную от всего мир долину и окзлись здесь в «тюрьме».

Окончив приготовления к зиме, они снов отпрвились н рзведку утесов, которую слон зствил прервть.

Внимтельно осмотрев уступы, обнруженные в тот богтый событиями день, они продолжли обход, пок не сделли полного круг по долине. Они не пропустили ни одного фут склистой стены: все было обследовно смым тщтельным обрзом; рзумеется, утесы, огрждвшие ущелье, зполненное ледником, были исследовны тк же, кк и все остльные.

Окзлось, что удобнее всего поднимться н обрыв по лестницм кк рз в том месте, которое они уже присмотрели; и хотя не было полной уверенности, что они смогут выполнить эту громдную рботу, все же они решили попробовть и тотчс знялись изготовлением лестниц.

Первым делом необходимо было выбрть достточное количество деревьев нужной длины и свлить их. Сперв они остновили выбор н крсивых тибетских соснх, из которых в свое время построили мост через трещину, когд вдруг обнружили еще одно дерево, столь же крсивое и более подходящее для их целей. Это был деодр, один из видов кедров. Оссру снов пожлел, что здесь нет его любимого бмбук: будь он здесь в достточном количестве, шикри сделл бы сколько угодно лестниц, причем вчетверо скорее, чем из сосен. Оссру нисколько не преувеличивл: срубленный ствол большого бмбук — это готовя боковин для лестницы; в нем только нужно вырезть отверстия для ступенек. К тому же бмбук легок и пригодился бы для здумнных ими лестниц лучше всякого дерев: поднимть бмбуковые лестницы н уступы было бы куд легче, чем всякие другие. Хотя в долине рос один вид тростник, который жители холмов нзывют «ринглл», его стволы не облдли нужной для этой цели длиной и толщиной. Оссру сетовл, вспоминя гигнтский бмбук тропических джунглей, зросли которого им попдлись по дороге в более низких отрогх Гимлев; нередко его стволы поднимлись н высоту ст футов.

В блгоприятных условиях деодр достигет крупных рзмеров: выше в горх встречются деревья в поперечнике до десяти футов и высотой до ст футов. Ткие длинные стволы весьм пригодились бы им и сокртили бы их рботу.

Поэтому, з неимением бмбук, они выбрли лучший мтерил, ккой мог предоствить им лес, — высокий деодр.

Это дерево, известное жителям Гимлев под именем кедр, двно уже произрстет в нглийских сдх и пркх под нзвнием «деодр» — тк оно именуется в ботнике. Это нстоящя сосн; он нередко встречется в Гимлях почти н любой высоте и н любой почве, кк в низких, знойных долинх, тк и у грницы вечных снегов, но чще всего — н высоких холмх. Хотя это дерево не отличется крсотой, оно высоко ценится, тк кк из его сок извлекют смолу.

Если деодры рстут близко друг от друг, их высокие стволы утончются кверху, ветви стновятся короче, и они принимют конусообрзную форму, хрктерную для елей. Если же дерево стоит одиноко, длеко от других, то у него бывет совсем другой вид. Оно протягивет длинные мссивные ветви горизонтльно во все стороны; тк кк отдельные мелкие ветви и сучья рстут тоже горизонтльно, кждя ветвь стновится плоской, кк стол. Деодр нередко достигет высоты ст и более футов.

Деодр высоко ценится решительно повсюду. Он весьм пригоден для строительных целей, хорошо обрбтывется, почти не гниет и легко рсщепляется н доски — неоспоримое достоинство в стрне, где пилы почти неизвестны. В Кшмире из него строят мосты, которые служт по многу лет. Иные из этих мостов остются под водой больше чем по полугоду, и, хотя им уже больше ст лет, они еще в хорошем состоянии.

Если подвергнуть деодр тому процессу, кким из других сосен извлекют смолу, он дет жидкость, горздо более текучую, чем смол, темно-крсного цвет, с очень неприятным зпхом. Эт жидкость известн под нзвнием «кедрового мсл», и горцы применяют ее кк средство от кожных зболевний и от прши у скот.

Деодр рстет очень медленно, поэтому в европейских стрнх он пригоден лишь для укршения прков и сдов.

Деодр был выбрн для изготовления лестничных боковин именно потому, что он легко рсщепляется н доски или небольшие, првильной формы, куски. Охотники не были опытными плотникми, к тому же не рсполгли необходимым инструментом, и им пришлось бы чрезвычйно долго обтесывть крупные стволы до нужной им толщины. Это был бы кторжный труд. Топорик Оссру и ножи — вот все их орудия. Но тк кк деодр можно рсклывть с помощью клиньев, он был кк рз подходящим деревом.

Когд они обследовли деодр, им поплся н глз еще один вид сосны, тк нзывемя «чиль».

Может быть, они прошли бы мимо нее, не обртив внимния, если бы не Крл: кк опытный ботник, он осмотрел сосну и обнружил, что чиль облдет очень ценными для них свойствми. Крл знл, что чиль приндлежит к соснм, древесин которых богт скипидром и годится н фкелы; ему приходилось читть, что именно тк ее используют жители Гимлев, для которых эти фкелы зменяют свечи и лмпы.

Крл мог бы ткже скзть своим спутникм, что сочщяся из дерев живиц применяется кк мзь для зживления рн. Сосн чиль почти всегд встречется по соседству с деодром, глвным обрзом в лесх, преимущественно состоящих из деодров.

Крл мог бы ткже сообщить им, что в Гимлях рстут не только деодр и чиль, но и другие сосны. Он мог бы нзвть рзличные породы. Нпример, моренд — стройное, крсивое дерево с очень темной хвоей, один из смых высоких предствителей хвойных, нередко достигющий порзительной высоты: до двухсот футов. Сосн рй, высотой почти не уступющя моренде и, пожлуй, еще крсивее. Колин, или обыкновення сосн, обрзующя обширные лес н хребтх, имеющих высоту от шести до девяти тысяч футов нд уровнем моря; эт сосн лучше всего чувствует себя н сухой, кменистой почве, и можно лишь удивляться, в кких местх он иногд укореняется и рстет. Крупные деревья этой породы встречются н отвесных обрывх грнитных скл. В обрыве окзлсь еле зметня трещинк. Туд кким-то обрзом попло семечко, проросло и с годми превртилось в могучее дерево, которое рстет н голых кмнях, где, по-видимому, нет ни крупицы земли; можно подумть, что оно извлекет соки прямо из склы.

Крл не без удовольствия смотрел н чили, которых было тк много вокруг. Он знл, что из них можно приготовить сколько угодно фкелов, и в темные зимние вечер, вместо того, чтобы сидеть, ничего не деля, в темноте, они смогут рботть в хижине до позднего чс, изготовляя ступеньки для лестниц и знимясь другими мелкими поделкми.

Глв XXVI. ЛЕСТНИЦЫ

Рубк деревьев отнял не много времени. Охотники выбирли лишь тонкие стволы: чем тоньше, тем лучше, лишь бы они были достточной длины. Больше всего подходили деревья высотой футов в пятьдесят; когд обрубли тонкие верхушки, оствлся ствол длиной футов в тридцть, иногд и больше. Деревья эти были в среднем всего лишь нескольких дюймов в диметре, и из них легко получлись боковины для лестниц — стоило только ободрть кору и рсколоть ствол пополм.

Делть ступеньки было тоже нетрудно, но н это ушло много времени, тк кк их требовлось огромное количество.

Кк они и предвидели, труднее всего было просверлить отверстия для ступенек, и это зняло больше всего времени — больше, чем рубк и обтесывние стволов вместе взятые. Будь у них сверло, долото или хотя бы хороший бурв, они легко бы спрвились с ткой здчей. Но им нечем было просверлить хотя бы ткое отверстие, чтобы всунуть мизинец. А между тем требовлось проделть сотни отверстий. Кк их сделть? Небольшим ножом трудно выдолбить ямку, и пришлось бы долго рботть. А ведь им предстояло выдолбить по крйней мере четырест тких ямок! Сколько бы им пришлось потртить н это времени и сил! Это был бы нудня и бесконечня рбот, и еще неизвестно, удлось бы ее выполнить. Лезвия ножей могли зтупиться или сломться здолго до ее звершения.

Првд, будь у них в нужном количестве гвозди, они обошлись бы и без отверстий. Ступеньки просто-нпросто прибивлись бы к боковинм. Но — увы! — у них не было ни гвоздей, ни инструментов. Гвозди имелись только в подошвх, д, пожлуй, в ружейных приклдх.

Итк, охотники окзлись в большом зтруднении. Но Крл предвидел эти трудности и зрнее принял нужные меры. Решив сооружть лестницы, он обдумл и этот вопрос, нйдя удчное решение. Првд, только теоретическое; но позже, когд его теория был применен н прктике, он блестяще подтвердилсь, чего нельзя скзть об иных нучных теориях.

Крл утверждл, что отверстия можно сделть с помощью огня, — инче говоря, просверлить их рскленным докрсн железом.

Но где достть железо? Здч, кзлось бы, невыполнимя. Но изобреттельный Крл и здесь ншел выход. К счстью, у молодого ботник имелся одноствольный крмнный пистолет с совершенно глдким стволом, н котором не было ни мушки, ни колечек для шомпол. Крл предполгл рсклить ствол пистолет и превртить его в сверло. Тк он и сделл: сотни рз подряд он его нгревл и вдвливл в боковины лестниц, и в конце концов ему удлось прожечь необходимое число отверстий, то есть вдвое больше, чем было сделно ступенек.

Нет нужды говорить, что эт необычня рбот потребовл знчительного времени. Прошло много дней, пок ботнику удлось просверлить тким путем четырест отверстий. Немло пролил он пот, немло пролил и слез — првд, не от досды, от дым медленно тлеющего кедрового дерев.

Когд Крл зкончил взятую им н себя рботу, оствлось сделть уже немногое: сложить кждую пру боковин, вствить ступеньки, прочно связть по концм — и лестниц готов.

Они зкнчивли их одну з другой и относили к подножию утес, н который собирлись взобрться.

Но эт попытк был сделн нугд и, к сожлению, окончилсь неудчей. Одну з другой лестницы поднимли н уступы, пок не поднялись н три четверти высоты утес. Но увы! — тут пришлось внезпно остновиться ввиду непредвиденного обстоятельств. Добрвшись до одного уступ (это был четвертый, считя сверху), они с досдой обнружили, что скл нд ним не отступет немного нзд, кк нд остльными уступми, нвисет, выдвясь н несколько дюймов нд его крем. Приствить лестницу к ткой скле было невозможно: никкя лестниц не встл бы н этом уступе, дже отвесно. Они и не стли поднимть сюд лестницу. К несчстью, стоя у подножия склы, нельзя было увидеть, что в этом месте утес тк нвисет нд уступом. Но, взобрвшись н верхнюю лестницу. Крл срзу же увидел глзом инженер, что это непреодолимя трудность. Убедившись в этом, молодой охотник з рстениями медленно, с тяжелым сердцем спустился к своим товрищм, чтобы сообщить им неприятную весть.

Ни Кспр, ни Оссру не собирлись снов поднимться. Они уже побывли н уступе и пришли к ткому же выводу. Зключение Крл было окончтельным.

Все их ндежды были рзбиты, все труды пропли дром, время потрчено впустую, выдумк не удлсь, светлое небо их будущего снов омрчено черными тучми, — и все это из-з одного непредвиденного обстоятельств…

Кк и в тот рз, когд они вернулись из пещеры после долгих, бесплодных поисков выход, — они опустились н кмни у подножия склы, печльные, обескурженные, в полном отчянии.

Они сидели, то устремив глз в землю, то переводя их н утес; в кком-то отупении глядели они н прерывистые линии, нпоминвшие сеть, сплетенную гигнтским пуком, — н длинные лестницы, устновленные с тким трудом, по которым они взбирлись только один рз и никогд больше не поднимутся!

Глв XXVII. ПУСТАЯ КЛАДОВАЯ

Долго просидели охотники в глубоком молчнии. Воздух был очень холодный, тк кк был уже середин зимы, но они дже не змечли этого. Глубокое рзочровние и горькя досд овлдели ими, и теперь им было все безрзлично: если бы в этот момент они увидели, что н них ктится со снежных высот лвин, никто из них и не подумл бы спсться.

Им двно уже стл ненвистной эт огромня «тюрьм»; они с ужсом думли, что, быть может, обречены остться здесь нвсегд.

Соломинк, з которую они тк долго, с ткой ндеждой цеплялись, вырвн у них из рук. Они снов тонут.

Охотники просидели с добрый чс в мрчном унынии. Пурпурные блики, зигрвшие н вершинх снеговых гор, скзли им, что солнце спустилось уже низко и ндвигется ночь.

Крл первый это осознл и прервл молчние.

— Бртья, — скзл он, нзывя бртом и Оссру, кк товрищ по несчстью, — идемте! Незчем оствться здесь. Пойдемте домой!

— «Домой»! — повторил Кспр, грустно улыбнувшись. — Ах, Крл, лучше бы тебе не произносить этого слов! Рньше оно было тким приятным, сейчс звучит для меня, кк эхо из глубины могилы. «Домой»! Увы, милый брт, мы никогд не вернемся домой!

Крл ничего не ответил н безндежную речь брт. У него не нходилось слов ндежды или утешения. Он молч поднялся с кмня, остльные з ним, и все трое уныло нпрвились к своему первобытному жилищу, которое сейчс уже по прву могли нзвть своим домом.

Но охотников ожидло новое рзочровние. Зпс провизии, уцелевшей после рзрушительного нбег слон, рсходовлся очень экономно. Но они были тк зняты лестницми, что не могли тртить время н что-нибудь другое, и в клдовую ничего не добвлялось: ни рыбы, ни мяс. Зпсы быстро тяли, и к тому дню, когд они решили испробовть лестницы, у них оствлся лишь кусок сушеного мяс, которого могло хвтить только н один рз.

Проголодвшись после целого дня, проведенного в нпрсных трудх, они рсчитывли поужинть куском мяс и не без удовольствия предвкушли еду — ведь природ предъявляет свои прв при любых обстоятельствх, и дже смые тяжкие душевные муки не зглушт приступов голод.

Когд они приблизились к хижине и зметили грубую дверь, приветливо открытую им нвстречу, когд, взглянув н кмышовую крышу, подумли о том, кк тепло и уютно тм внутри, когд, голодные и озябшие, они предствили себе, кк трещит н очге огонь, кк шипит в плмени мясо як, — нстроение у них повысилось, и бедняги знчительно приободрились.

Тк уж устроен человек, и, быть может, это к лучшему. В человеческой душе происходит примерно то же, что и н небе: тучи время от времени скрывют солнце, но оно всякий рз выходит из-з туч.

В этот миг ншим друзьям кзлось, что темня туч скрылсь, и в сердце снов блеснул луч ндежды.

Но это был лишь крткий просвет. Они высекли искру и рзвели огонь; вскоре плмя ярко рзгорелось. Одн потребность был удовлетворен — они могли согреться. Оствлось утолить другую потребность, горздо более сильную; они стли искть кусок сушеного мяс, из которого хотели приготовить себе ужин, но мясо исчезло.

З время их отсутствия в хижину прокрлся неведомый грбитель. Клдовя был опустошен.

Ккой-то дикий зверь — волк, пнтер или другой хищник — вошел в дверь, которую утром они збыли зкрыть, торопясь испытть лестницы. Дверь ншли открытой; но пословиц говорит, что незчем зпирть конюшню, когд лошдь уже укрден; тк было и н этот рз.

Не оствлось ни куск мяс, не было никкой другой еды, и ншим охотникм, с ними и Фрицу в этот вечер пришлось лечь спть без ужин.

Глв XXVIII. НА ПОИСКИ ЗАВТРАКА

Они тк измучились, тскя и устнвливя лестницы, что быстро уснули, несмотря н пустоту в желудке. Их сон, однко, не был ни глубок, ни продолжителен; то один, то другой просыплся среди ночи и лежл без сн, рзмышляя о выпвшей им печльной судьбе и безотрдных перспективх.

У них не было дже обычного утешения, что утром они смогут что-нибудь поесть. Они знли, что, прежде чем позвтркть, придется поискть звтрк в лесу. Пок они не подстрелят ккую-нибудь дичь, нечего и думть о еде. Но их тревожил вопрос не только о звтрке, но и об обеде и об ужине — словом, они не знли, что будут теперь есть. Обстоятельств резко изменились. До сих пор клдовя постоянно пополнялсь, ибо Кспр был искусным охотником, но теперь он был пуст. Будь у него порох, он быстро снов нполнил бы ее. Но без порох искусство Кспр было ни к чему; олени и другие животные, которых в долине было множество — не говоря уже о ее пернтом нселении, — будут только смеяться, если Кспр вздумет пугть их своей двустволкой. От ткого ружья не больше толку, чем от железной плки.

Оствлось всего дв зряд, по одному н кждый ствол, и еще один — для винтовки Крл. Когд эти зряды будут истрчены, ни один выстрел не нрушит больше црящую в долине тишину и не рзбудит эхо в окружющих ее утесх.

Но охотники дже не допускли мысли, что им больше не убить ни одного из животных, которых кругом тк много. Если бы они тк думли, то поистине были бы несчстны, и, вероятно, им не удлось бы уснуть в эту ночь ни н миг. Но они не смотрели н будущее безндежно. Они ндеялись, что и без ружей добудут достточно мяс для пропитния. Перед рссветом они уже проснулись и обсуждли этот вопрос.

Оссру сильно ндеялся н свой лук и стрелы; если от них не будет проку, то у него имелсь сеть для рыбы; если бы и он окзлсь пустой, опытный шикри знл десятк дв других способов перехитрить зверей н суше, птиц в воздухе и чешуйчтых обиттелей воды. Крл зявил, что нмерен с нступлением весны рзводить некоторые съедобные рстения и коренья; их было здесь не тк много, но при умелом уходе они могли дть хороший урожй. Кроме того, охотники решили в нступющем году зпсть съедобные плоды и ягоды и тким обрзом обезопсить себя от голод в зимние месяцы. Отчявшись выбрться отсюд при помощи лестниц, они уже не сомневлись, что до конц своих дней обречены жить в этой горной долине: никогд им не выйти з пределы окружвшей их гигнтской тюремной стены!..

Под впечтлением этой неудчи они обсуждли, н что им можно сейчс рссчитывть и чем они будут питться в ближйшем будущем. Тк незметно прошел предрссветный чс.

Когд первые лучи восходящего солнц озрили снежные вершины, которые можно было увидеть из дверей хижины, все трое были уже зняты ккими-то вжными приготовлениями. Легко было догдться, что именно собирются они предпринять. Кспр зряжл двустволку, и зряжл тщтельно, ибо это был «последний его зряд».

Крл тоже возился с ружьем, Оссру вооружлся н свой лд, осмтривя тетиву лук и нполняя остро отточенными стрелми плетеный мешочек, служивший ему колчном. Очевидно, они решили зняться охотой и пойти втроем. Действительно, они отпрвились поискть себе чего-нибудь к звтрку. А тк кк хороший ппетит — злог успех, им едв ли грозил неудч, ведь все трое были голодны, кк волки.

Фриц был голоден не меньше своих хозяев, и видно было, что он изо всех сил пострется помочь им рздобыть дичи н звтрк. Попдись ему в это утро ккой-нибудь зверь или птиц —им ни з что бы не вырвться из его могучих челюстей!

Решено было, что охотники пойдут в рзные стороны, ибо тогд у них будет больше шнсов встретить дичь. А чем скорее они добудут себе что-нибудь н звтрк, тем лучше. Если Оссру удстся зстрелить птицу или зверя из лук, он громко свистнет, созывя товрищей к хижине; если бртья подстрелят ккую-нибудь дичь, то сигнлом будет смый выстрел.

Сговорившись об этом и шутливо поспорив, кто из них нстреляет больше всех, охотники рзошлись: Кспр двинулся нпрво, Оссру — нлево, Крл с Фрицем — прямо вперед.

Глв XXIX. КАСПАР В ЗАСАДЕ

Через несколько минут охотники потеряли друг друг из виду. Крл и Кспр пошли в обход озер с противоположных сторон, Оссру нпрвился вдоль подножия утес, ндеясь, что здесь ему больше повезет.

Кспр рссчитывл прежде всего встретить н своем пути ккур, или лющего оленя.

Этих мленьких животных в долине, кзлось, было больше всего. Кспр видел их чуть не кждый рз, кк выходил н охоту, в иных случях ккур окзывлся его единственной добычей.

Юнош нучился остроумному способу подмнивть этих животных н рсстояние выстрел — ндо было спрятться в зсду и подржть их крику, который, кк можно догдться по их нзвнию, похож н лй или, скорее, н тявкнье лисицы, только горздо громче.

Ккур издет это тявкнье всякий рз, кк зподозрит, что поблизости притился врг, и то и дело повторяет его, пок не решит, что опсность миновл, или см не уйдет подльше от опсности.

Это простовтое небольшое жвчное животное не подозревет, что звук, которым оно, вероятно, предостерегет своих товрищей, нередко приносит гибель ему смому, выдвя его присутствие охотнику или другому смертельному вргу. Не только человек, но и тигр, леопрд, чит и другие хищники пользуются этой глупой повдкой лющего оленя и, незметно подкрвшись, убивют его.

Человек легко может подржть его лю. И Оссру обучл этому искусству Кспр, который с одного урок постиг его в совершенстве. Дже Крл, только присутствоввший н уроке, нучился воспроизводить эти хрктерные звуки.

В нстоящий момент голод зствлял Кспр охотиться н ккур, тк кк его было легче всего встретить. Мясо других оленей и птиц горздо вкуснее, чем у лющего оленя. Оленин ткого сорт не слишком ценится. Осенью и зимой он бывет вполне съедобн, но ни в ккое время год не бывет вкусной.

Но в это утро Кспр был не слишком рзборчив и знл, что товрищи тоже не откжутся от мяс ккур: голод лишил их всякой привередливости. Поэтому Кспр шел все в одном нпрвлении, не блуждя по сторонм, кк обычно делют охотники в поискх дичи.

Он знл место, где ккур можно было встретить почти нверняк. Это был живописня проглин, окруження густыми зрослями вечнозеленых кустрников; он нходилсь невдлеке от озер, н противоположном от хижины берегу.

Кспру случлось зглядывть н эту проглину, и всякий рз ему попдлись ккуры, которые или пслись в густой трве, или лежли в тени кустов. Поэтому сейчс он ндеялся, кк всегд, встретить н проглине этих животных.

Он шел, не остнвливясь, пок не очутился в нескольких шгх от мест, где ндеялся рздобыть мяс н звтрк; тут он вошел в кусты и стл продвигться медленно и крйне осторожно. Чтобы вернее добиться успех, он опустился н четвереньки и пополз в зрослях бесшумно, кк кошк, крдущяся з добычей. Тк добрлся он до кря проглины, стртельно прячсь з густыми кустми, чтобы его не приметил ккур или ккое-нибудь другое животное, которое могло нходиться н полянке.

Подкрвшись к крю проглины, Кспр остновился; осторожно приподнявшись, он слегк рздвинул густые ветки и выглянул. Достточно было нескольких секунд, чтобы оглядеть проглину, и, когд осмотр был окончен, н лице охотник отрзилось рзочровние. Вокруг не было видно никкой дичи: ни ккур, ни других четвероногих.

Молодой охотник не без досды обнружил, что полянк совершенно пуст; он был огорчен, увидв, что не достнет здесь мяс н звтрк. К тому же он ндеялся, зня местность лучше других, первым рздобыть дичи, что польстило бы его охотничьему смолюбию, теперь это едв ли удстся.

Однко неудч не обескуржил Кспр. Если ккуров нет н полянке, они могут быть в окружющих ее зрослях; может быть, ему удстся вымнить одного из них н открытое место, применив уловку, к которой он уже прибегл.

Итк, он присел н корточки з кустом и злял, искусно подржя ккуру.

Глв XXX. ПОДКАРАУЛИЛИ ДРУГ ДРУГА

Довольно долгое время призывы Кспр оствлись без ответ; по-видимому, кругом не было ни одного живого существ.

Несколько рз он принимлся лять, потом чутко прислушивлся, и ему уже кзлось, что в этих местх нечего рссчитывть н добычу.

Он злял в последний рз, стртельно подржя оленю, и хотел уже встть и перейти н другое место, кк вдруг н его призыв ответил нстоящий ккур; кзлось, крик доносился из чщи, с другой стороны проглины.

Звук был слбый, словно животное нходилось длеко, но Кспр знл, что рз ккур ответил н его зов, то вскоре непременно приблизится. Поэтому он снов принялся лять, потом стл прислушивться, ндеясь уловить отклик.

Тявкнье ккур снов донеслось по ветру, и эти звуки были до того похожи н издвемые Кспром, что он принял бы их з эхо, если бы не знл, что издет их олень. Обндеженный успехом, Кспр еще рз повторил свой зов. Н этот рз, к удивлению молодого охотник, ответ не последовло. Он чутко вслушивлся в тишину, но до него не донеслось ни звук.

Он пролял еще рз и снов прислушлся. Кругом црило глубокое, ненрушимое безмолвие.

Но вдруг тишину нрушил другой звук — это не был лй ккур, но звук, не менее приятный для слух молодого охотник. По ту сторону полянки листья зшелестели, словно в зрослях пробирлось ккое-то животное.

Присмотревшись, Кспр зметил (или ему только покзлось?), что в той стороне, откуд доносился звук, шевельнулись ветки. Нет, ему не покзлось: еще через минуту он рзличил позди шевелившегося куст ккой-то темный предмет. Это мог быть только ккур. Хотя животное нходилось совсем близко—ведь полянк был шириной в кких-нибудь двдцть ярдов, — Кспру никк не удвлось его рзглядеть. Оно было скрыто листвой, к тому же его не позволяли рссмотреть предрссветные сумерки. Было, однко, достточно светло, чтобы прицелиться, тк кк оленя зкрывли лишь тонкие ветки, то Кспр не боялся, что они помешют пуле. Медлить не приходилось. Нельзя упустить ткой случй; если он будет еще ждть или снов злет, то ккур может зметить обмн и скрыться в зрослях.

— Ну тк вот же тебе! — пробормотл Кспр; он привстл н одно колено, вскинул ружье и прицелился.

У првого ствол его ружья был великолепный змок — из тех, что громко щелкют, когд их взводят, и этим докзывют, что спускня пружин в порядке.

В глубокой утренней тишине щелкнье рздлось тк громко, что его вполне можно было услышть по ту сторону проглины или несколько дльше. Кспр дже подумл, что оно вспугнет оленя, и, взводя курок, не спускл глз с кустов. Животное не шевельнулось. Но почти одновременно со щелкньем его курк, словно это было эхо, до слух охотник донеслось другое щелкнье, явно исходившее из кустов, где стоял ккур.

К счстью, курок Кспр щелкнул достточно громко; к счстью, он услыхл ответный звук, инче он мог бы зстрелить своего брт, или брт зстрелил бы его, или же они убили бы друг друг.

Кк бы то ни было, второе щелкнье зствило Кспр вскочить н ноги. В тот же миг по другую сторону полянки вскочил и Крл, и об стояли с нведенными друг н друг ружьями, словно готовые нчть смертельную дуэль.

Если бы кто-нибудь увидел их в этот момент, то по их позм, по их возбужденным взглядм решил бы, что нмерения их именно тковы, и не срзу бы откзлся от этой стршной мысли, ибо прошло несколько секунд, прежде чем бртья смогли произнести хоть слово, — тк они были потрясены.

Это было не просто удивление — это был леденящий стрх, ужс: ведь чуть было не рзыгрлсь тргедия. Но мло-помлу они пришли в себя и стли блгословлять счстливый случй, который спс их от бртоубийств.

В течение нескольких секунд бртья молчли, зтем у них вырвлись крткие, прерывистые восклицния. Словно повинуясь одному и тому же импульсу, они рзом швырнули ружья нземь. Потом ринулись с двух сторон через полянку и сжли друг друг в объятиях.

Объяснений не требовлось. Крл, обходя озеро с другой стороны, случйно уклонился в сторону этой проглины. Приближясь к ней, он услышл тявкнье ккур, не подозревя, что это лет, примнивя добычу, Кспр. Он ответил н зов и, видя, что ккур не двигется с мест, нпрвился к полянке, чтобы подстеречь и убить его. Подойдя ближе, он перестл отвечть н зов, полгя, что нйдет ккур н открытом месте. А когд он был уже н опушке, Кспр снов изобрзил ккур, д тк искусно, что Крл невольно поддлся обмну. Рзглядев сквозь зелень листвы темное пятно, он уже не сомневлся, что перед ним ккур; Крл готов был взвести курок и пронзить оленя пулей, когд рздлось щелкнье двустволки Кспр, и этот зловещий звук вовремя остновил охотник. Тким обрзом, дело обошлось без тргедии.

Глв XXXI. СИГНАЛ ШИКАРИ

Бртья всё еще были под впечтлением пережитого ими смертельного ужс, когд их мысли отвлек новый звук, долетевший со стороны озерк. Это был резкий, рсктистый свист, повторенный эхом. Через некоторое время сигнл донесся уже из другого мест, докзывя, что Оссру что-то рздобыл и возврщется к хижине.

Услыхв сигнл, Крл и Кспр многознчительно переглянулись.

— Итк, брт, — скзл Кспр, кк-то стрнно улыбясь, — ты видишь, Оссру со своим жлким луком и стрелми опередил нс. Но что было бы, если бы один из нс выстрелил рньше него?

— Или, — зметил Крл, — если бы выстрелили мы об? Слушй, Кспр, — прибвил он содрогнувшись, — ведь мы чуть было не уничтожили друг друг! Стршно и подумть!..

— Не будем же об этом думть, — ответил Кспр, — пойдем домой и посмотрим, что принес нм н звтрк Осси. Интересно знть, дичь это или рыб?.. Одно из двух, — продолжл он, помолчв. — Должно быть, дичь, потому что, обходя озеро, я слышл ккие-то стрнные крики со стороны утесов, куд нпрвился Оссру. По-видимому, это кричли ккие-то птицы, но, мне кжется, я в первый рз слышу ткой крик.

— А мне приходилось его слышть, — возрзил Крл. — Кжется, я догдлся, ккя птиц издет ткие дикие крики. И если шикри зстрелил одну из них, у нс будет црский звтрк. Думю, см Лукулл не откзлся бы от него… Но пойдем н зов шикри и посмотрим, действительно ли нм выпло ткое счстье.

Бртья уже успели подобрть свои ружья. Повесив их з плечо, они покинули полянку, едв не ствшую местом тргических событий, и, пройдя по берегу озер, быстро зшгли к хижине.

Подходя к ней, они увидели шикри, сидевшего н кмне у порог, н коленях у него — великолепную птицу, смую крсивую из всех, ккие только летют в воздухе, плвют по воде или ходят по суше: пвлин. Это был не т похожя н индюк птиц, что вжно рсхживет по птичьему двору, гордясь своей крсотой, дикий индийский пвлин, н диво изящный и стройный, с оперением, сверкющим, кк дргоценные кмни, и — что всего вжнее для охотников — с нежным и вкусным мясом, кк у смой лучшей дичи. Было ясно, что Оссру ценит пвлин именно з это его кчество. Изящную форму он уже уничтожил, блисттельное оперение обрывл и пускл по ветру, кк смый обыкновенный куриный пух.

И жесты шикри покзывли, что к великолепным хвостовым перьям и роскошному пурпурному нгруднику он питет не больше увжения, чем если бы н коленях у него лежл стрый гусь или индюк.

Оссру не проронил ни слов, когд подошли товрищи. С первого взгляд он обнружил, что молодые сибы возврщются с пустыми рукми, и в глзх у него блеснуло торжество. Впрочем, Оссру, и не глядя, уже был уверен, что с добычей вернулся он один. Ведь если бы один из бртьев убил дичь или только ншел ее, шикри услыхл бы ружейный выстрел, между тем ни один звук ткого род не будил отголосков в долине. Поэтому Оссру знл, что охотники идут с пустыми ягдтшми.

Не в пример молодым сибм, с ним не было никких особых приключений. Его охот протекл без млейшего звук и, кк большинство подобных охот, окончилсь смертью преследуемой птицы. Он услышл крик строго пвлин, сидевшего н вершине высокого дерев, подкрлся к нему н рсстояние выстрел и, пронзив стрелой сверкющее горло, свлил нземь. Потом он грубо схвтил прекрсную птицу з лпки и поволок крыльями по земле, словно нес н клькуттский бзр обыкновенную курицу, поймнную н нвозной куче.

Крл с Кспром решили не тртить времени, рсскзывя шикри о происшествии, в результте которого он чуть было не остлся единственным и неоспоримым влдельцем их уединенного жилищ и всех земель вокруг него. Голод подгонял их; пришлось отложить рсскз н будущее время и помочь Оссру в его кулинрных приготовлениях. С их помощью вскоре был рзведен яркий огонь, и нд ним жрился пвлин, не слишком тщтельно ощипнный, Фриц быстро упрвился с потрохми.

Глв XXXII. КАМЕННЫЙ КОЗЕЛ

Првд, пвлин был крупный, однко после столь изыскнного звтрк от него почти ничего не остлось — одни кости, д и те были нчисто обглодны, тк что Фриц имел бы основния жловться, если бы уже не угостился потрохми.

Вкусный звтрк знчительно подбодрил охотников; но все же они с тревогой помышляли о том, кк будут впредь добывть себе провизию: обстоятельств резко изменились с тех пор, кк погиб их порох.

У Оссру еще оствлись лук и стрелы; можно было сделть и другие луки, если этот сломется.

Кспр собирлся дже звести собственный лук и упржняться в стрельбе под руководством шикри, пок не овлдеет этим стромодным и всемирно известным оружием.

Стромодным его вполне можно нзвть, тк кк он существовл еще н зре истории, и всемирно известным — ткже, ибо, куд бы мы не отпрвились, дже в смых отдленных зкоулкх земного шр, мы нйдем в рукх у дикря лук, не скопировнный с ккого-либо обрзц и не привезенный из других мест, но, очевидно, искони нходившийся в этой стрне и у этого племени, словно это оружие было вложено человеку в руки, кк только он был создн.

В смом деле, фкт рспрострнения лук и его неизбежной союзницы — стрелы — среди диких племен, которые обитют в рзличных стрнх свет и, рзумеется, не могли зимствовть друг у друг это изобретение, — один из смых стрнных фктов в истории человечеств; его можно объяснить лишь тем, что использовние энергии туго нтянутой струны было, вероятно, весьм рнним открытием человеческого рзум и что эт идея зродилсь смостоятельно у рзличных нродов, всякий рз воплощясь по-новому.

Лук и стрел, безусловно, очень древний вид оружия и чрезвычйно рспрострненный. Опытному этногрфу этот предмет может рсскзть немло интересного о быте и нрвх нших длеких предков…

Кк уже скзно, после вкусного жркого охотники почувствовли себя бодрее, но все же их весьм беспокоил вопрос, кк добывть пищу.

Ловкость Оссру обеспечил им звтрк. Но кк быть с обедом, потом с ужином? Дже если для следующей трпезы и подвернется что-нибудь, в дльнейшем им не всегд будет тк везти. Ведь питться лишь тем, что попдется под руку, — нендежный способ существовния, и они постоянно будут под угрозой голодной смерти.

Поэтому, кк только покончили с пвлином и пок Оссру, который ел медленнее всех, еще шлифовл зубми пвлиньи косточки, бртья уже звели речь о необходимости иметь зпсы. И все соглсились, что глвня здч — нполнить клдовую провизией. Поэтому они решили зняться охотой, пользуясь всеми известными им средствми и придумывя новые, если этих окжется недостточно.

Итк, ндо прежде всего решить, что у них будет н обед: рыб, дичь или мясо? Они не ндеялись достть срзу и то, и другое, и третье — в их положении не приходилось думть о нстоящем обеде. Хвтит с них и одного блюд, лишь бы быть уверенным, что оно у них всегд будет.

Идти ли им з рыбой с сетью, которую сплел Оссру, или попытться поймть еще одного пвлин, фзн-ргус или несколько гусей, или же им лучше пойти в лес и рзыскивть тм более крупную добычу — этот вопрос все еще оствлся открытым, когд произошел случй, срзу решивший проблему их обед. Без млейшего усилия, не зтртив ни одного птрон, ни одной стрелы, им удлось рздобыть мясо не только н один обед, но и н целую неделю, обрезков хвтило и для Фриц.

Они сидели, по своему обыкновению, н больших кмнях, лежщих перед хижиной. Утро было ясное и тихое, но холодное; ослепительно сверкли снег н горных вершинх; охотники отдыхли и грелись н солнышке.

В хижине было немного дымно, тк кк пришлось долго жрить пвлин, поэтому они предпочли звтркть н воздухе и тм же совещлись о своих дльнейших предприятиях.

Беседуя, они услышли звук, несколько нпоминвший блеяние козы; кзлось, он доносится с неб, но они знли, что его издет ккое-то животное, которое нходится н вершинх утесов.

Взглянув нверх, они увидели это животное, и если его голос покзлся им похожим н козий, то и внешность подтверждл это сходство.

Скзть по првде, это и был коз, хотя и необычной породы, вернее — это был кменный козел.

У Крл еще рз окзлось преимущество перед своими спутникми: кк опытный естествоиспыттель, он срзу определил породу животного.

С первого же взгляд он решил, что это кменный козел. Он никогд еще не видел их живыми, но по хрктерному облику, по лохмтой шкуре и особенно по огромным кольчтым рогм, плвно згибющимся нзд, Крл узнл это животное, срвнив его с рисункми, ккие приходилось видеть в книгх, и с чучелми, которые рссмтривл в музеях.

Оссру тоже подтвердил, что это козел, — верно, ккя-то пород диких коз, решил он; но Оссру рньше никогд не поднимлся тк высоко в горы, не бывл в тех местх, где чсто встречется кменный козел, потому и не знл его. Он срзу увидел только, что животное похоже н козл, и это сходство уловил и Кспр.

Животное, величво стоявшее н выступе склы, было видно им с ног до головы; с ткого рсстояния оно кзлось не больше козленк, хотя в действительности было горздо крупнее всякой домшней козы. Н ярко-синем небе четко вырисовывлись контуры его стройного тел и длинные, крсиво изогнутые рог.

Первой мыслью Кспр было схвтить ружье и выстрелить в козл, но товрищи поспешили его остновить, скзв, что в него невозможно попсть с ткого рсстояния. С первого взгляд кзлось, что козел не тк длеко, но н смом деле он нходился от них знчительно дльше, чем в ст ярдх, ибо стоял н утесе высотой по крйней мере в четырест футов.

Порзмыслив об этом, Кспр откзлся от своего нмерения и через минуту см подивился своему безрссудству: он чуть было не потртил зряд, д еще предпоследний, н животное, нходящееся в добрых пятидесяти ярдх з пределми досягемости для его пули.

Глв XXXIII. КОЗЫ И ОВЦЫ

Кменный козел все еще оствлся н крю обрыв, видимо не собирясь уходить; он стоял неподвижно, кк сттуя, и охотники продолжли з ним нблюдть. Но это не мешло им вести беседу. Животное стояло, словно позируя для портрет, и Крл решил нбрость его портрет словми. Он говорил, обрщясь к обоим своим спутникм, но ему хотелось сообщить эти сведения глвным обрзом Кспру.

— Кменный козел, — нчл он, — это животное, еще издвн знменитое, о котором кбинетные ученые нписли немло ерунды, кк, впрочем, почти обо всех животных, существующих н Земле. По их мнению, это попросту коз — конечно, дикя, но все-тки коз, повдкми и внешностью весьм нпоминющя свою домшнюю тезку. Кк известно, рзновидностей обычной козы примерно столько же, сколько стрн, где он водится. Впрочем, это не совсем тк, ибо в пределх одной стрны можно встретить три — четыре породы, — нпример, в Великобритнии. И эти козьи породы почти тк же рзличются между собой, кк и породы собк; поэтому среди зоологов было немло споров о том, от ккой именно породы диких коз они произошли. И вот, по моему мнению, — продолжл охотник з рстениями, — домшние козы, встречющиеся у рзличных нродов, произошли не от одного дикого вид, от нескольких, подобно тому кк породы домшних овец произошли от нескольких диких видов, хотя многие зоологи отрицют этот очевидный фкт.

— Знчит, существует несколько видов диких коз? — спросил Кспр.

— Д, — отвечл молодой ботник, — првд, их не слишком много — вероятно, десять — двендцть. До сих пор зоологм известны длеко не все породы диких коз, но несомненно, когд центрльные облсти Азии и Африки с их обширными горными цепями будут исследовны учеными-нтурлистми, будет устновлено, что этих пород не менее двендцти.

Отвлеченные теоретики, определяющие род и вид животных н основнии ккого-нибудь мленького бугорк н зубе, уже создли удивительную путницу в семействе коз. Они рзделили это семейство н пять родов, которые почти все состоят лишь из одного вид. Тким обрзом, они нпрсно усложняют и зтрудняют изучение предмет.

Не подлежит сомнению, что все козы, дикие и домшние, включя кменного козл, обрзуют в мире животных отдельное семейство, которое легко отличить от овец, оленей, нтилоп и быков. По внешнему виду дикие козы иногд очень похожи н некоторые породы диких овец, но козы горздо смелее диких овец и вообще знчительно отличются от них всеми своими повдкми.

Вот этот кменный козел, — продолжл Крл, бросив взгляд н животное, стоящее н утесе, — относится к диким козм. В Гимлях есть и другие виды дикой козы — нпример, тгир, который сильнее и крупнее кменного козл. Можно думть, что когд эти великие горы кк следует обшрят, — тут Крл невольно улыбнулся, поймв себя н том, что употребил длеко не нучное выржение, — то обнружт еще несколько видов.

Существуют и другие виды кменного козл, обитющие в Альпх, в Пиренеях, н Квкзе и в горх Африки.

Что ксется животного, нходящегося перед нми, или, вернее, нд нми, то оно мло отличется от других предствителей этого семейств; тк кк оно превосходно описно одним знменитым нтурлистом, то я лучше всего процитирую вм его слов.

«Смец, — пишет он, — бывет величиной почти с тгир. Кроме период непосредственно после линьки, когд шерсть у него серовтя, кменный козел бывет обычно грязного желтовто-бурого цвет. Шерсть у него короткя и в холодное время год смешн с очень мягким, пушистым подшерстком, похожим н тибетскую шлевую шерсть. Хрктерный вид кменному козлу придют глвным обрзом крсивые рог, подренные ему природой. У взрослого животного рог, грциозно изогнутые нд спиной, достигют трех-четырех футов в длину. Бород у него черня, лохмтя, длиной в шесть-восемь дюймов. Смк отличется светлой желтовто-бурой окрской и втрое меньше смц; рог у нее трубчтые, суживющиеся к концу, длиной всего в десять-двендцть дюймов. Это очень ловкое и грциозное создние.

Летом кменные козлы поднимются в поискх корм кк можно выше.

Это переселение нчинется, едв стнет сходить снег, и совершется постепенно: животные переходят с холм н холм и остются н кждом месте по нескольку дней.

В это время год смцы держтся большими стдми отдельно от смок. В жркое время дня они обычно спят н снежных сугробх в лощинх или н склх и голых, кменистых склонх выше грницы рстительности. К вечеру они отпрвляются н свои пстбищ. Сперв они идут очень медленно, но если им предстоит пройти большое рсстояние, то пускются рысью. Кк можно зключить из рсскзов туземцев, смцы остются н высотх до конц октября, когд нчинют смешивться с смкми и мло-помлу спускются с гор, нпрвляясь н зимние квртиры. Смки не збирются тк высоко; многие остются н одном и том же месте круглый год. Они приносят детенышей в июле, обычно двоих з рз, хотя, кк и у других стдных животных, многие окзывются бесплодными.

Кменные козлы — осторожные животные, одренные очень острым зрением и превосходным обонянием. Они чрезвычйно пугливы, и бывли случи, когд целое стдо при виде человек обрщлось в бегство, не подпустив его н выстрел.

Известно, что кменный козел с необычйной ловкостью крбкется по склм и легко перепрыгивет через пропсти. Иной рз он взбирется н смую неприступную с виду высоту. Кжется, ничто не может его остновить. Порзительное зрелище предствляет собой вспугнутое выстрелом стдо кменных козлов, которое мчится по прямой линии в диких, непроходимых горх: они прыгют с утес н утес, проносятся у смого кря отвесного обрыв, прорывются сквозь осыпь, ускользют от лвины и, нырнув в ущелье, из которого, кжется, нет выход, через несколько секунд из него выбегют; при этом они ни н миг не уклоняются от прямого нпрвления и делют до пятндцти миль в чс. Трудно нйти животное, быстротой и ловкостью превосходящее кменного козл».

Глв XXXIV. ПОЕДИНОК КОЗЛОВ

Не успел Крл окончить свой рсскз, кк с животным, которое они нблюдли, произошел любопытный случй, нглядно покзвший им нрвы кменных козлов.

Внезпно н утесе появился еще один козел, нпрвлявшийся к первому. Это был тоже смец, что подтверждли его огромные, изогнутые рог; он был не меньше первого и похож н него, кк родной брт. Однко это было мловероятно. Во всяком случе, второй козел не обнруживл бртских чувств. Нпротив, он двинулся вперед с явно врждебными нмерениями: опустил голову тк, что бород коснулсь земли, рог взметнулись высоко вверх; короткий хвост был поднят и болтлся из стороны в сторону, выдвя его злобные нмерения. Все это охотники могли рзглядеть дже н тком большом рсстоянии, тк кк козлы отчетливо выделялись н фоне неб и легко было уловить их млейшие движения.

Сперв второй козел приближлся медленно, крдучись, словно нмеревлся внезпно прыгнуть н соперник и столкнуть его с утес. Впоследствии обнружилось, что тковы и были его змыслы, и, если бы первый козел еще пять-шесть секунд простоял все в той неподвижной позе, его вргу срзу же удлось бы выполнить свой коврный змысел.

К сожлению, через некоторое время это ему удлось — првд, после яростной борьбы, во время которой он см рисковл свлиться в пропсть, куд хотел сбросить соперник. Крик Кспр отсрочил роковую рзвязку, но, увы, нендолго. При виде коврно подкрдыввшегося козл у молодого охотник невольно вырвлся предостерегющий возглс. Козел, нходившийся в опсности, не понял, в чем дело, но срзу же нсторожился и стл оглядывться по сторонм. Тут он зметил опсность и мгновенно принял меры, чтобы ее предотвртить. Взвившись н дыбы, он повернулся вокруг своей оси и снов встл н четыре ноги, глядя в упор н противник. Он и не думл отступть и принял вызов кк что-то вполне естественное. Првд, ему не тк просто было отступить. Утес, н котором он стоял, выдвлся вперед нподобие мыс, и всякое отступление было отрезно противником. С трех сторон был отвесный обрыв. Если он не примет битву, то будет сброшен в бездну. Волей-неволей ему приходилось обороняться.

Едв он успел принять зщитную позицию, кк противник ринулся н него. Об одновременно испустили свирепое фыркнье и, взвившись н дыбы, стояли друг против друг вертикльно, кк дв борц. Именно тк дерутся обыкновенные козлы, которые унследовли воинственные повдки своих диких предков. Вместо того чтобы бодться, оттесняя друг друг нзд, кк это делют брны, козел поднимется н дыбы и снов пдет н ноги, выствив рог, чтобы ринуться, кк трн, н врг и, пригнув его к земле, рздвить в лепешку.

Рз з рзом, без передышки, противники поднимлись н дыбы и удряли рогми сверху вниз; но вскоре стло очевидным, что тот, кто нпл первым, будет победителем. Положение у него было более выигрышным: площдк, н которой стоял его противник и с которой ему нельзя было уйти, был недостточно широк, чтобы кк следует рзвернуться, боязнь поскользнуться и сорвться с утес, видимо, стеснял движения злополучного козл. Нпдвший, у которого было больше простор, мог нлетть и отступть, сколько ему угодно, то пятясь нзд шг з шгом, то бросясь вперед, вновь поднимясь н дыбы и снов пдя н ноги. Всякий рз он повторял нпдение с новым пылом, тк кк сознвл все преимуществ своего положения и, промхнувшись, всегд мог повторить удр: между тем для его противник один неудчный удр или дже неверный шг повлек бы з собой неизбежную гибель.

Был ли козел, подвергшийся нпдению, слбее другого или же он знимл слишком невыгодное положение, но вскоре стло ясно, что ему не устоять перед противником. С смого нчл он, по-видимому, только оборонялся, и, вероятно, если бы ему было куд бежть, он срзу же пустился бы нутек. Но о бегстве нечего было и думть с смого нчл поединк, и подться было некуд. Его мог бы спсти только огромный прыжок: ндо было перескочить через противник, не здев его рог.

Кжется, это и пришло ему в голову, тк кк, внезпно переменив тктику, он взметнулся высоко вверх, вероятно пытясь перемхнуть через рог противник, чтобы искть спсения н снежных вершинх.

Если тково и было его нмерение, оно окончилось роковой неудчей. В то мгновение, когд он, оттолкнувшись от земли, высоко подпрыгнул, противник со стршной силой удрил его в бок своими огромными рогми и отшвырнул, словно мяч, длеко от утес.

Удр был тк стршен, что козел стремглв полетел вниз; перевернувшись в воздухе несколько рз, он тяжело рухнул н дно долины, где, удрившись о кмни, подпрыгнул н добрых шесть футов и неподвижно рстянулся н земле.

Зрители были тк поржены этим неожиднным происшествием, что не срзу пришли в себя. Однко подобные случи нередко происходят в диких ущельях Гимлев, где постоянно рзыгрывются битвы между смцми кменных козлов, тгиров, беррелов, диких брнов или гигнтских рхров.

Иной рз ткие поединки происходят н крю отвесного обрыв, тк кк все эти животные любят бродить высоко в горх, и тогд исход битвы бывет тким, ккой видели нши охотники: один из противников поднимет другого н рог или стлкивет его в пропсть.

Не следует думть, что побежденный всякий рз бывет убит. Если обрыв не тк высок, тгир, кменный козел или беррел после пдения встет н ноги и убегет или уходит, хромя, и, быть может, попрвившись, опять попытет счстья в новой схвтке с тем же вргом. Порзительный случй ткого род описн ученым-охотником, полковником Мркхемом. Приведем его описние: «Я был свидетелем невероятного подвиг, совершенного стрым тгиром. Я выстрелил в тгир, когд он стоял н высоте примерно восьмидесяти ярдов, н смом крю склы. Он пролетел это рсстояние по вертикли, не ксясь кменной стены, упл н землю, подскочил и свлился ярдх в пятндцти дльше. Я думл, что он рзбился вдребезги, но он поднялся н ноги и побежл прочь, и, хотя мы долго шли з ним по кроввым следм, нм все-тки не удлось его нйти».

Мои юные читтели, вероятно, вспомнят, что немло подобных случев нблюдлось в Склистых горх в Америке, где живут горные брны — крупные дикие животные, которые тк похожи н гимлйских рхров, что некоторые нтурлисты относят их к одному виду. Местные охотники уверяют, что горный брн бесстршно бросется вниз с высокого утес, удряется о землю рогми и, подскочив, словно мяч, кк ни в чем не бывло встет н ноги, ничуть не ошеломленный этим стршным, головоломным прыжком.

Рзумеется, в этих «охотничьих рсскзх» есть некоторя доля преувеличения, но не подлежит сомнению, что большинство рзновидностей диких брнов и коз, ткже некоторые горные нтилопы — нпример, серн и козерог — могут проделывть порзительные прыжки, которые кжутся прямо невероятными человеку, незнкомому с повдкми этих животных. Трудно понять, кким обрзом тгиру, о котором рсскзывет полковник Мркхем, удлось упсть с высоты двухсот сорок футов, не говоря уж о вторичном пдении в сорок пяти футх от мест первого, и не рзбиться вдребезги. Но кк ни трудно поверить ткому фкту, его все же не следует отрицть. Кто знет, может быть, кости у этих животных облдют особой элстичностью, позволяющей им выдерживть ткие необычйные пдения.

Но в днном случе нельзя было ожидть, что козел уцелеет. Он упл с ткой стршной высоты н кмни, что в нем не могл сохрниться хотя бы искр жизни. И в смом деле, подойдя поближе, охотники увидели, что животное лежит неподвижно, безжизненно рспростертым н земле.

Глв XXXV. БЕРКУТЫ

Охотники от души пордовлись, что их клдовя тк неожиднно пополнилсь мясом, упвшим к ним прямо с неб, кк библейскя мнн.

— Нш обед! — весело крикнул Кспр, услышв стук пдения. — А ткже ужин! — добвил он. — Нет, больше того: ткой туши хвтит н целую неделю!

Все трое вскочили и готовы были кинуться з своей добычей, когд услыхли двжды повторенный резкий крик, рздвшийся, по-видимому, с вершины утес или дже с горного склон нд ней.

Может быть, это крик победителя-козл, торжествоввшего победу? Нет, козел не мог тк кричть; не могло и ни одно четвероногое. Охотники не сомневлись в этом. Взглянув кверху, они увидели существо — вернее, дв существ, издввшие эти крики.

Козел-победитель все еще стоял н скле. Несколько секунд, пок внимние зрителей было знято другим, он, кзлось, любовлся только что совершенным злодеянием и, возможно, нслждлся победой нд неудчливым противником. Во всяком случе, он остновился н выступе склы, где только что стоял его врг.

Однко крик, услышнный охотникми, в тот же миг долетел и до слух козл; подняв голову, они увидели, что козел озирется с явной тревогой. В воздухе, в нескольких ярдх нд ним, виднелись дв силуэт, в которых легко было узнть летящих птиц. Они были крупные, черного цвет; по четким очертниям и по огромному рзмху крыльев срзу было видно, что это хищные птицы.

Охотники живо определили их породу: это были орлы того вид, который в Гимлях и в Тибетских степях известен под нзвнием «беркут».

Они описывли в воздухе короткие, изломнные кривые, время от времени резко вскрикивя одновременно, и по их возбужденному виду, по всем движениям можно было догдться об их нмерениях. Они готовились нпсть н врг, и этот врг был не кто иной, кк кменный козел.

Козел, видимо, понимл, что ему угрожет. Несколько мгновений он словно колеблся, кк ему поступить. У него уже не было гордого, вызывющего вид, кк недвно, когд он нпдл н противник одной с ним породы: он стоял, кк-то съежившись, точно прлизовнный стрхом. Ткого эффект и добивлись своими крикми орлы, и это кк нельзя лучше удлось свирепым птицм.

Охотники не спускли глз с действующих лиц этой новой дрмы, с величйшим интересом следя з движениями птиц и животного. Всем хотелось увидеть, ккую кру понесет козел з свой зверский поступок.

Кк видно, их желние должно было исполниться — убийце сужден был гибель. Они ожидли, что сржение будет длительным, но обмнулись. Стычк окзлсь столь же крткой, кк и приготовления к ней: не прошло и десяти секунд, кк беркуты ринулись с высоты, нпли н козл и стли бить его то клювом, то когтями.

Несколько мгновений козел был почти скрыт широко рскинутыми крыльями беркутов; но по временм можно было увидеть, что он не слишком-то энергично обороняется. Внезпня тк столь стрнных вргов, видимо, ошеломил козл, и он был словно сковн стрхом.

Но вскоре козел опомнился и, взвившись н дыбы, стл яростно отбивться рогми. Однко беркуты были нчеку: всякий рз, кк животное брослось вперед, они легко избегли удр, отлетли в ту или другую сторону, потом, быстро повернув, нпдли н него сзди.

Во время битвы козел оствлся тм же, где подвергся нпдению, и то брослся в рзные стороны, то стоял, сдвинув передние копыт, то поднимлся н дыбы, поворчивясь вокруг своей оси.

Ему лучше было бы стоять н четырех ногх, тк кк в этой позе он смог бы дольше продержться — быть может, до тех пор, пок не отбил бы своих крылтых противников или не измотл их продолжительной обороной.

Но сржться «н четверенькх» было не в его обычях. Это противоречило трдициям его племени, все предствители которого с незпмятных времен привыкли сржться, стоя н здних ногх.

Следуя этому првилу, он выпрямился во весь рост и нцелился было удрить в грудь одного из беркутов, нлетвшего н него спереди, когд другой, слегк отлетев нзд для рзгон, бросился н него, кк стрел, и, вцепившись когтями козлу в шею, коротким, сильным толчком згнул ему голову тк длеко нзд, что тот потерял рвновесие и свлился с утес. В следующий миг козел очутился в воздухе, пдя с той смой стршной высоты, которую недвно измерил его жертв.

Зрители ожидли, что он упдет н землю, больше не подвергясь нпдению своих крылтых вргов. Но случилось по-другому. Не успел козел пролететь и половины высоты, кк второй беркут молнией упл н него и снов удрил, отклонив от вертикльного пдения. Нконец туш упл нземь довольно длеко от мест, где лежл первый козел, вместе с нею спустился и беркут, рспустив крылья, рстопырив лпы, словно все еще держ ее в когтях.

Непонятно было, почему беркут продолжет сжимть козл когтями, — животное умерло, вероятно, еще прежде, чем достигло земли. В поведении птицы было что-то необычное, и последние сорок-пятьдесят ярдов он спусклсь кк-то стрнно. Теперь он отчянно взмхивл крыльями и сидел н туше в ткой неестественной позе, что, кзлось, с ней творится что-то нелдное.

Вскоре охотники поняли, в чем дело. Беркут по-прежнему взмхивл крыльями или, вернее, яростно и беспорядочно хлопл ими, но было ясно, что он остется н трупе своей жертвы не по собственному желнию, делет все, что может, чтобы уйти от него. Это стло еще очевиднее, когд он нчл издвть дикие крики, не злобные и угрожющие, кк рньше, выржвшие величйший ужс.

Охотники бросились к нему, полгя, что случилось что-то из ряд вон выходящее.

Когд они подбежли к птице, которя продолжл биться и кричть, згдк срзу рзъяснилсь.

Они увидели, что беркут попл в ловушку: его когти погрузились в тело козл и увязли тк крепко, что, несмотря н всю мощь своих жилистых лп и упругих крыльев, он не мог освободиться.

Нлетев н пдвшего козл, птиц глубоко вонзил ему в мягкое брюхо свои крючковтые когти, но, когд хотел их вытщить, окзлось, что лпы зпутлись в густой, свлявшейся шерсти; и чем больше он билсь, пытясь высвободиться, чем больше вертелсь во все стороны, тем прочнее и туже стновилсь веревк, свиввшяся из этого прослвленного мтерил — шлевой шерсти Кшмир.

Беркут, конечно, попл в скверное положение, и хотя его вскоре освободили от шерстяных уз, но лишь для того, чтобы еще ндежнее связть более прочной веревкой, вынутой Оссру из крмн.

Другой беркут не отлетл от них, словно нмеревясь спсти своего товрищ из рук похитителей; издвя громкие крики, он подлетл то к одному, то к другому, всем поочередно угрожя длинными, острыми когтями.

Тк кк все трое были вооружены, им удлось отогнть рзъяренную птицу: но для Фриц, который, в свою очередь, стл предметом ее яростных тк и у которого не было другого оружия, кроме зубов, дело могло бы кончиться печльно.

Зубы были плохой зщитой против орлиных когтей, и Фриц, вероятно, лишился бы глз, то и двух, если бы не стрел, пущення Оссру. Пронзення ею прямо в горло, огромня птиц с глухим стуком рухнул н землю.

Но он был еще жив. Увидя, что он простерт н земле, пес хотел было схвтить ее, но, когд к нему протянулись острые когти и могучий, крючковтый клюв, он предпочел отступить и держться н почтительном рсстоянии; покончить с беркутом он предоствил шикри, который тут же пронзил птицу своим длинным копьем.

Глв XXXVI. НАДЕЖДА НА БЕРКУТА

Итк, охотники получили неожиднно богтый зпс провизии, которя в буквльном смысле слов свлилсь с неб.

Оствлось только блгословлять счстливый случй, шикри блгодрил своих богов.

Некоторое время они с любопытством рзглядывли и козлов и беркут: их волновл мысль, что еще совсем недвно эти создния блуждли длеко з пределми горной «тюрьмы» и прибыли сюд из внешнего мир, куд тк рвлись охотники. Чего бы они ни дли, чтобы иметь крылья подобно беркуту! С их помощью они быстро выбрлись бы из этой долины, которя поистине стл для них долиной слез, з грни окружющих ее снежных гор.

Когд Крл рзмышлял об этом, в его философском уме зродилсь мысль, от которой лицо у него немного прояснилось.

Првд, эт мысль был длеко не блестящей. Но он что-то сулил, тк кк утопющий хвтется и з соломинку, то Крл, несмотря н стрнность этой идеи, продолжл упорно рзмышлять и через некоторое время поделился своим змыслом с товрищми.

Н эту мысль нвел его беркут. Это был сильня, мускулистя птиц; кк и все орлы, беркут может взлететь вверх, кк стрел. В несколько минут — дже в несколько секунд — он достигнет снежных вершин, возвышющихся нд ними…

— Что ему помешет, — неуверенным тоном спросил Крл, укзывя н птицу,—понести?..

— …понести что?—перебил брт Кспр. — Ведь не нс же, Крл? — добвил он с оттенком легкой иронии. — Ндеюсь, ты не думешь этого?

— Рзумеется, не нс, — серьезно ответил Крл, — веревку, которя может нс поднять.

— А-! — воскликнул Кспр, просияв от рдости. — Пожлуй, это идея!

У Оссру тоже вырвлось рдостное восклицние.

— Что ты думешь об этом, шикри? — серьезно спросил его Крл.

Шикри не вырзил пылких ндежд, но был готов помочь им советми. Этот плн будет нетрудно привести в исполнение. Нужно только свить длинную веревку из пеньки, которой у них достточно, привязть ее к лпе беркут и выпустить птицу н волю. Можно не сомневться, куд полетит орел. Ему опостылел долин, и он, конечно, зхочет улететь отсюд при первой же возможности.

С первого взгляд плн кзлся выполнимым, но, когд его подвергли подробному обсуждению, встретились дв знчительных зтруднения, и внезпно вспыхнувшя ндежд чуть было не погсл.

Во-первых, можно было опсться, что беркут при всей своей силе не поднимет веревку, достточно толстую, чтобы выдержть вес любого из них. Бечевку он легко знесет не только н вершину утес, но и горздо дльше, но простя бечевк будет бесполезн. Чтобы выдержть вес человек, д еще энергично крбкющегося н склы, пондобится очень толстя веревк. Он должн быть и весьм длинной — ярдов в двести или больше, — с кждым ярдом возрстет тяжесть, которую должен поднять орел.

Не ндо думть, что охотники нмеревлись подняться по этой веревке «н рукх». Будь скл высотой ярдов в двендцть или около того, это им, пожлуй, и удлось бы. Но ндо было поднимться н высоту ст пятидесяти ярдов, и смый ловкий н свете моряк — дже см легендрный Синдбд-мореход — не одолел бы и половины ткого рсстояния. Они предвидели эту трудность с смого нчл, и изобреттельный Крл, кк мы увидим дльше, срзу же ншел средство ее избегнуть.

Второй вопрос был ткой: если дже беркут сможет поднять достточно толстую веревку, удстся ли з что-нибудь зцепить ее тм, нверху?

Рзумеется, тут уже они ничего не могли поделть, и можно было лишь ндеяться н счстливый случй. Когд птиц будет перелетть через горы, веревк легко может зпутться среди утесов или ледяных глыб. Оствлось только сделть попытку, у которой, конечно, были известные шнсы н успех.

Первя трудность был, пожлуй, устрним, тк кк они легко могли определить толщину и вес веревки. Некоторые днные можно было получить опытным путем, другие — путем соответствующих вычислений. Охотникм было нетрудно определить, ккой толщины потребуется веревк, чтобы выдержть вес любого из них, по ткой веревке можно будет подняться н утес. Силу орл ткже можно было определить довольно точно, и не приходилось сомневться, что беркут пострется изо всех сил вырвться из долины, где с ним тк бесцеремонно обошлись.

Вопрос обсуждлся с рзличных сторон, и вскоре они пришли к зключению, что вжнее всего — приготовить нужную веревку. Если удстся сделть ее достточно тонкой, чтобы не перегрузить беркут, и достточно прочной, чтобы выдержть вес человек, то первую трудность они преодолеют. Поэтому веревку необходимо было сделть с величйшей тщтельностью. Волокн должны быть из смой лучшей конопли, нити скручены совершенно одинковыми по толщине и пряди свиты весьм ккуртно. Ткую веревку мог сделть только Оссру. Он умел прясть не хуже мнчестерских прядильщиц, рботющих н стнкх, и у него получлсь безупречня продукция.

В конце концов решено было изготовить веревку. Оссру будет руководить рботой, остльные — посильно помогть ему.

Однко, прежде чем приступить к рботе, они решили обезопсить себя от голод, зготовив впрок мясо козлов. Мясо беркут решили съесть в свежем виде.

Глв XXXVII. КОЛОДКА НА ЛАПЕ

Рзвесив куски козлятины н веревкх, чтобы их провялить, и рспялив шкуры для просушивния, охотники знялись изготовлением веревки, которя должн был им помочь выбрться из «тюрьмы». К счстью, у них имелся большой зпс пеньки. Этот зпс сделл Оссру, когд плел рыболовную сеть, тк кк пеньк хрнилсь в сухой впдинке утес, то был в прекрсном состоянии. Имелсь ткже большя веревк, довольно прочня, но, к сожлению, недостточно длиння. Это был т смя, которой они пользовлись, перебрсывя через трещину бревенчтый мост; веревку уже двно сняли с блоков и перенесли в хижину. Он был кк рз нужной толщины: более тонкя едв ли выдержл бы тяжесть человек. Им предстояло висеть н головокружительной высоте, и следовло позботиться о прочности веревки. Они могли бы сделть прочную, толстую веревку, которя выдержл бы эту оперцию, но в тком случе у орл могло не хвтить сил ее поднять. Если веревк окжется слишком тяжелой для беркут, все их труды пропдут дром.

— Почему бы нм не выяснить все это зрнее? — предложил Крл.

— Но кк это сделть? — возрзил Кспр.

— Я думю, нм это удстся, — отвечл ботник, видимо знятый ккими-то сложными вычислениями.

— Ничего не могу придумть, — скзл Кспр, вопросительно взглянув н брт.

— Ну, я, кжется, придумл, — произнес Крл. — Что мешет нм узнть вес веревки и устновить, может ли птиц ее поднять?

— Но кк же ты узнешь вес веревки, когд он еще не сделн?

— Очень просто, — зявил Крл. — Вовсе не обязтельно зкончить веревку, чтобы узнть ее вес. Мы примерно знем, ккой длины веревк нм нужн, взвесив тот кусок, который у нс под рукми, сможем вычислить вес для любой ее длины.

— Ты збывешь, брт, что у нс нет никкого прибор для взвешивния, дже для смого мленького вес. Ни коромысл, ни чшек, ни гирь!

— Пустяки! — зявил Крл тоном знток. — Все это нетрудно достть. Коромыслом может служить любя ровня плочк, если ее хорошо урвновесить, чшки сделть тк же просто, кк и коромысло…

— Но гири? — прервл его Кспр. — Кк быть с гирями? Чшки и коромысл будут бесполезны, если не окжется подходящих гирь. Что мы будем делть без фунтов и унций?

— Я удивляюсь, Кспр, твоему легкомыслию! Ты не дешь себе труд кк следует подумть. Мне кжется, я могу сделть нбор гирь в любых условиях, лишь бы у меня был нужный мтерил, именно — дерево и кмни.

— Но кк же это, брт? Рсскжи нм, пожлуйст.

— Ну тк вот: прежде всего я зню вес собственного тел.

— Допустим. Но ведь ты знешь только общий свой вес. Кк же ты получишь его соствные единицы — фунты и унции?

— Я сделю коромысло и урвновешу н нем свое тело с кучей кмней. Зтем я рзделю кмни н две кучки, которые ткже урвновешу. Тким обрзом я получу половину своего вес, то есть известной мне величины. Рзделив эту кучку кмней пополм, я получу еще меньший вес, и тк длее, пок не дойду до ткого млого вес, ккой мне нужен. Тким способом я могу получить и фунт, и унцию, и любую весовую единицу.

— Првильно, брт, — ответил Кспр, — и очень остроумно! Твой плн безусловно удлся бы, если бы не одно мленькое обстоятельство, которое ты, нверно, упустил из виду.

— Ккое же именно?

— Точные ли у тебя днные? — простодушно спросил Кспр.

— Что ты имеешь в виду?

— Исходную величину, с которой ты хочешь нчть и н которой основывешь все свои рсчеты. Я говорю о весе твоего тел. Ты его знешь?

— Конечно, — отвечл Крл. — Во мне ровно сто сорок фунтов.

— Ах, брт, — возрзил Кспр, грустно покчивя головой, — в тебе было сто сорок фунтов в Лондоне, я это зню, д и во мне почти столько же; но ты збывешь, что от всех перенесенных нми испытний и тревог мы об похудели. Д, дорогой брт, я вижу, что ты сильно исхудл с тех пор, кк мы покинули Клькутту, ты, конечно, змечешь, ткую же перемену во мне. Рзве это не тк?

Крл был вынужден признть, что Кспр прв. Его днные окзлись неточными. Вес человеческого тел — непостояння величин, из которой никк нельзя исходить. Им предстояло произвести весьм ответственные рсчеты, требующие величйшей точности. Крл срзу понял свою ошибку, но это его не обескуржило.

— Что же, брт, — скзл он с улыбкой, взглянув н Кспр (видимо, его рдовл догдливость брт), — должен признться, что н этот рз ты меня переспорил, но это не зствит меня откзться от своего плн. Можно определить вес предмет и другими способми. И если бы я порзмыслил, то, конечно, придумл бы что-нибудь, но, к счстью, нм не нужно больше ломть голову нд этим вопросом. Если не ошибюсь, весовя единиц у нс уже есть.

— Ккя же? — спросил Кспр.

— Свинцовя пуля твоего ружья. Ты кк-то говорил, что у тебя унцевые пули?

— Их идет ровно шестндцть н фунт — знчит, в кждой ровно унция. Ты прв, Крл, это и есть нужня нм весовя единиц.

Больше обсуждть было нечего, и они немедленно принялись определять вес веревки длиной в двести ярдов. Вскоре весы были готовы, и чшки урвновешены тк тщтельно, словно охотники собирлись взвешивть золотой песок. Моток веревки был урвновешен кмнями, вес которых определили уже при помощи пуль, и тким обрзом узнли, сколько в нем содержится фунтов и унций. Восьмикртный вес соответствовл веревке длиной в сто шестьдесят ярдов, которую им предстояло сделть.

Необходимо было узнть, сможет ли орел поднять ткую ношу н знчительную высоту. Првд, птице не придется поднимть всю веревку срзу, тк кк чсть ее будет оствться н земле, но если беркут поднимется до вершины кменной стены дже в смом низком месте, то все же н лпе у него будет висеть добрых сто ярдов веревки, если он взлетит еще выше, то и знчительно больший груз.

Естественно было предположить, что беркут устремится туд, где кмення стен ниже всего, особенно если почувствует, что его полет тормозит стрння нош, привязння к лпе, если случится именно тк, то тяжесть будет не очень велик. Нпрвить беркут к смому низкому месту можно при помощи этой же веревки, которую они будут держть в рукх.

Взвесив все эти обстоятельств, бртья слегк приободрились, тк кк убедились, что у них есть шнсы н успех.

Теперь предстояло испытть силу орл.

Здч был ткже весьм ответственной, и они приступили к ней лишь после долгих рзмышлений. Они взяли обрубок дерев и обтесли его тк, чтобы вес его рвнялся весу веревки длиной в двдцть ярдов (уже применявшейся ими рньше с другой целью). Зтем привязли эту веревку одним концом к чурбну, другой обвязли вокруг лпы орл.

Когд все было готово, птицу освободили от остльных пут и отошли в сторону, чтобы дть ей свободно рспрвить крылья.

Вообрзив, что он нконец н воле, беркут вскочил с кмня, н который его положили, рспрвил свои широкие крылья и взмыл кверху почти по вертикли.

Первые двдцть ярдов он пролетел легко и быстро, и у зрителей вырвлись рдостные восклицния.

Увы! Их ндежды погибли, едв успев родиться. Рзвернувшись во всю длину, веревк сдернул орл н несколько футов книзу. В то же время чурбн поднялся от земли всего н несколько дюймов. Птиц збил крыльями, ошеломлення этой неожиднной помехой, зтем, нйдя рвновесие, вновь попытлсь взлететь ввысь.

Веревк снов нтянулсь, но, кк и в первый рз, чурбн был лишь слегк приподнят нд землей, между тем кк орел, словно ожидвший н этот рз толчк, был здержн в полете не тк уж резко.

Но все же он должен был опуститься, пок его якорь не «коснулся дн». После новой попытки взлететь, столь же неудчной, он, кзлось, убедился, что ему невозможно подняться кверху, и нпрвил полет горизонтльно вдоль линии утесов.

Чурбн потщился по земле, подпрыгивя н бугоркх, иногд взлетя в воздух, но всякий рз лишь н несколько секунд.

Нконец зрители пришли к убеждению, что беркут не в силх взлететь н вершину утес с привязнной к лпе веревкой, рвной по весу чурбну.

Словом, плн окзлся неудчным. Потеряв ндежду н успех, нши охотники предоствили орлу волочить свой деревянный якорь, куд ему вздумется.

Глв XXXVIII. ДАЛЬНЕЙШИЕ ПОПЫТКИ

Трое зрителей, нблюдвших неудчные попытки орл, некоторое время хрнили молчние, ккое обычно следует з рзочровнием. Кспр кзлся менее подвленным, чем остльные, но никто не спросил его, о чем он думет.

Молчние длилось недолго, кк и вызввшя его досд. Он был мимолетн, кк летняя тучк, которя н миг омрчет небо, — скроется тучк, и по-прежнему сияет ясня лзурь.

Этой счстливой перемене нстроения охотники были обязны Кспру. Юноше пришл в голову мысль — вернее, новый плн, — и он тотчс же поделился им с товрищми.

Строго говоря, плн Кспр нельзя было нзвть новым. Он был только дополнением к тому, который был предложен Крлом, и беркут, кк и рньше, игрл в нем глвную роль.

Рссчитывя, ккой длины потребуется веревк, чтобы добрться до вершины утес, Кспр уже подумывл о том, кк ее укоротить, то есть кк добиться, чтобы хвтило более короткой. Некоторое время он обдумывл это, но не хотел говорить товрищм, пок они не испытют силу орл. Теперь, когд беркут был «взвешен и нйден легковесным», можно было предположить, что им больше не будут интересовться, — рзве что просто съедят. Тк думли Крл и Оссру, но Кспр думл инче. Он был уверен, что птиц еще может быть им полезной.

Кспр полгл, и вполне спрведливо, что орлу мешет подняться лишняя тяжесть. Однко он не слишком превышл его силу. Будь веревк вдвое легче или дже немного меньше, чем вдвое, беркуту удлось бы поднять ее до кря обрыв.

Что, если эту тяжесть уменьшить?

Кспр не считл нужным сделть веревку тоньше. Он знл, что это невозможно, тк кк вопрос уже обсуждлся и был решен отрицтельно.

Но что будет, если они пустят в ход более короткую веревку: нпример, длиной не в сто пятьдесят ярдов, только в пятьдесят? Тогд орел, конечно, сможет взлететь тк высоко, кк позволит длин веревки.

Никто не возржл Кспру: это был бесспорня истин, но что из нее следовло?

— Ну и пусть себе орел зносит веревку хоть н луну, — скзл Крл, — д нм-то н что ткя короткя веревк? Ведь если дже беркут поднимет один ее конец н вершину утес в смом низком его месте, все рвно другой конец будет болтться в добрых пятидесяти ярдх нд землей.

— Ни н ярд, брт, ни н фут нд землей! Другой конец будет у нс в рукх, — у нс в рукх, говорю тебе!

— Хорошо, Кспр, — спокойно возрзил его брт. — Ты говоришь уверенно, но, по првде скзть, я не вижу, к чему ты клонишь. Ты же знешь, что этот проклятый обрыв нигде не бывет ниже ст ярдов.

— Зню, — ответил Кспр все тк же твердо, — но мы можем держть веревку в пятьдесят ярдов — дже вдвое короче — з один конец, другой будет нд крем обрыв.

Крл был оздчен, но шикри, н этот рз окзвшийся сообрзительнее философ, уловил мысль Кспр.

— Х-х-х! — воскликнул он. — Молодой сиб думть лестницу! Вот что он думть!

— Совершенно верно!—скзл Кспр.—Ты угдл, Осси. Именно об этом я и думл.

— Ну, тогд в смом деле можно…— медленно произнес Крл и погрузился в рздумье. — Может быть, ты и прв, брт, — добвил он после пузы. — Во всяком случе, попробовть нетрудно. Если твой плн удстся, нм не придется делть новые веревки. Той, что у нс имеется, вполне хвтит. Двйте сейчс же попробуем!

— Где беркут? — спросил Кспр, оглядывясь по сторонм.

— Вон тм, сиб, — ответил Оссру, укзывя н утес. — Вон тм он сидеть н кмне.

Орел сидел, кк-то стрнно скорчившись, н нижнем уступе склы, куд опустился после неудчных попыток взлететь. Он выглядел измученным, и, кзлось, его можно взять голыми рукми. Но когд Оссру приблизился к нему с тким нмерением, птиц, вероятно вообрзив себя н свободе, снов отвжно взвилсь кверху.

И он вновь почувствовл, что веревк тянет ее з лпу вниз.

Нпрсно хлопя крыльями, птиц спустилсь, притянутя сперв тяжестью чурбн, потом сильной рукой шикри.

Чурбн убрли, вместо него к лпе орл привязли веревку более пятидесяти ярдов длиной.

Беркут снов отпустили, причем Оссру крепко держл обеими рукми конец веревки; н этот рз великолепня птиц взмыл ввысь тк стремительно, словно пределом ее полет был не вершин утес, величвый пик Чомо-лри.

Н высоте пятидесяти ярдов ее гордый полет был внезпно остновлен Оссру, который, потянув з веревку, нпомнил орлу, что он все еще пленник.

Опыт окзлся удчным. Плн Кспр обещл многое, и они тотчс же стли делть необходимые приготовления.

Глв XXXIX. БЕГСТВО ОРЛА

Прежде всего следовло проверить кчество веревки и испытть ее прочность. Лестницы по-прежнему стояли тм, где их поствили. Проверив веревку, нужно было только привязть ее к лпе беркут, подняться н последний уступ, до которого достигли лестницы, и отпустить птицу.

Если беркут поднимется нд утесом и веревк з что-нибудь зцепится, они могут считть себя свободными. Это кзлось им вполне возможным, и при мысли о близком освобождении все трое зметно повеселели.

Они не ндеялись, что им удстся подняться н рукх по веревке длиной почти в пятьдесят ярдов: перед тким подвигом встл бы в тупик смый ловкий мтрос, когд-либо вязвший шкоты н ноке брм-стеньги. Они и не собирлись поднимться по веревке тким способом, двно уже придумли и обсудили другой. Они нмеревлись — кк только убедятся, что веревк плотно зцепилсь нверху, — сделть н ней ступеньки, всовывя между ее прядями н больших промежуткх деревянные плочки, н которые можно будет ствить ногу при подъеме. Кк мы уже скзли, все это было обдумно зрнее, и теперь уже ничто не мешло им зняться испытнием веревки, от прочности которой будет звисеть их жизнь.

Крл с Кспром думли, что достточно будет привязть веревку к дереву и тянуть ее соединенными усилиями. Но Оссру был другого мнения. У этого сын Восток родился в голове иной плн, который покзлся ему лучше, и он нчл приводить его в исполнение, несмотря н возржения товрищей. Зхвтив один конец веревки, он взобрлся н высокое дерево, прополз по горизонтльной ветви и н высоте пятидесяти футов нд землей крепко привязл веревку. По его укзнию молодые сибы схвтились з веревку, и об, поджв ноги, н несколько секунд повисли в воздухе.

Н веревке не было обнружено ни млейшего рстяжения или рзрыв, и было очевидно, что он свободно выдерживет тяжесть двух человек и, во всяком случе, выдержит одного. Убедившись в этом, шикри спустился с дерев.

Взяв орл под мышку првой руки, в левую руку сверток веревки, Оссру нпрвился к тому месту кменной стены, где были приствлены лестницы. Крл с Кспром шли з ним по пятм, Фриц — в рьергрде; все четверо двиглись молч и кк-то торжественно; видно было, что они зняты вжным делом.

Новый опыт, кк и испытние силы орл, не отнял много времени. Если бы он удлся, нши охотники потртили бы несколько чсов и в результте с торжеством стояли бы н вершине утес, Фриц весело носился бы по снежному склону, словно желя згнть ккого-нибудь большого рхр н поднебесную вершину Чомо-лри.

Ах, кк отличлсь от этой кртины т, ккя предствилсь вечером этого богтого событиями дня! Нездолго до зход солнц можно было видеть, кк охотники печльно и медленно возврщются в свою хижину — в ту опостылевшую им хижину, которую они тк жждли нвсегд покинуть.

Увы! В длинный список безуспешных попыток им пришлось внести еще одну неудчу.

Оссру с беркутом под мышкой поднялся по лестницм до смого верхнего уступ. Отсюд он «зпустил» орл, дв ему взлететь н всю длину веревки. Это был опыт весьм опсный для шикри и чуть было не окзвшийся последним ктом его жизненной дрмы.

Шикри стоял, блнсируя н узком уступе, вполне уверенный, что беркут взлетит прямо кверху, и то, что произошло в следующий миг, было для него полной неожиднностью: вместо того чтобы взмыть вверх, орел ринулся по горизонтли и летел все в том же нпрвлении, пок не вытянул з собою всю свою привязь; потом, никуд не сворчивя, дже не здержвшись в полете, но волоч все пятьдесят ярдов веревки, з другой конец которой Оссру, к счстью, больше не держлся, он полетел через всю долину к утесм н противоположной ее стороне и без труд достиг их вершины.

Не без досды следили Крл и Кспр з полетом беркут; некоторое время им кзлось, что Оссру не спрвился с здчей, которую ему поручили.

Но вскоре они услышли объяснения Оссру и признли их спрведливость. Было очевидно, что, не выпусти он вовремя веревку, ему бы пришлось сделть ткой скчок, после которого он уже был бы не в состоянии объяснить товрищм, кк и почему улетел орел.

Глв XL. ФРИЦ И КОРШУНЫ

С чувством глубокого, горького рзочровния нши исктели приключений покинули лестницы, которые снов обмнули их ндежды, и нпрвились к хижине.

Кк и в тот рз, они шли медленно, с понурым видом. Фриц уныло брел з ними, рзделяя их нстроение.

Они молч подходили к хижине, но при виде примитивного жилищ, с которым им никк не удвлось рсстться, Крлу пришл в голову новя мысль, зствившя его нрушить молчние.

— Вот нш истинный друг! — произнес Крл, укзывя н хижину. — Пусть все другие нм изменят — он остнется нм верн! Првд, он грубя, но ведь грубыми бывют и смые верные друзья. Мне стновится мил нш честня хижин, и я уже нчиню смотреть н нее, кк н свой домшний очг.

Кспр ничего не ответил. Он только вздохнул. Юный охотник, преследоввший когд-то серн в Бврских Альпх, думл о другом очге, нходившемся длеко, в стороне зходящего солнц, и, пок им влдел ткя мысль, он не мог примириться с вынужденным пребывнием в Гимлях.

Мысли Оссру были тоже длеко. Он думл о бмбуковой хижине н берегу хрустльного ручья, под сенью пльм и других тропических деревьев. Еще больше мечтл он о рисовом пилве и четни, но более всего — о своем любимом бетеле, который не мог ему зменить конопляный бнг.

Но у Кспр был еще одн мысль, докзвшя, что он не потерял ндежды вернуться в свой родной дом. И когд они покончили с ужином, состоявшим из вреной дичи, он поделился змыслом с товрищми.

Юнош не решился первым нрушить молчние. Он лишь ответил н вопрос Крл, который, зметив рссеянный вид брт, спросил, что с ним.

— Я нпряженно рзмышлял, — скзл Кспр. — С тех смых пор, кк орел улетел, я думл о другой птице, о которой мне кое-что известно. Эт птиц может сослужить нм службу не хуже беркут, то и лучше.

— О другой птице? — спросил Крл. — О ккой птице ты говоришь? Уж не думешь ли ты о китйском гусе, что живет н озере? Првд, его нетрудно поймть живьем, но позволь тебе скзть, брт, что его крылья способны поднять лишь собственное увесистое тело, если ты прибвишь еще фунт-другой, привязв ему к лпе веревку, то он не сможет улететь из долины, совсем кк мы с тобой. Нет, нет! Об этом нечего и думть. Кроме орл, никкя другя птиц не в силх выполнить то, что ты от нее требуешь.

— Птиц, о которой я думл, — возрзил Кспр, — приндлежит к тому же роду, что и орел… Кжется, я выржюсь вполне нучно. Не тк ли, ученый брт? Х-х-х! Ну что же, нзывть мне ее? Нверно, ты уже догдлся?

— Конечно, нет, — ответил Крл. — В этой долине нет птиц, приндлежщих к одному роду с орлом, кроме рзве коршунов; впрочем, по мнению некоторых нтурлистов, они не одного с ним род, лишь одного семейств. Если ты думешь о коршуне, то их здесь несколько пород, но смый крупный из них поднимет н вершину утес рзве что толстую бечевку… Смотри, вот дв коршун,—продолжл он, укзывя н птиц, круживших в воздухе ярдх в двдцти нд землей. — Их нзывют «черки». Это смые крупные из гимлйских коршунов. Ты имел в виду эту птицу, брт?

— Тк это коршуны? — спросил Кспр, переводя взгляд н крылтые существ, которые описывли круги в воздухе, словно выслеживя добычу.

— Д, — ответил нтурлист. — И они приндлежт к одному семейству с орлми. Ндеюсь, ты не их имеешь в виду?

— Нет, не совсем…— протянул Кспр, многознчительно улыбясь. — Но посмотри н них: они прят совсем кк воздушные змеи… О! Что это? — воскликнул он, зметив, что птицы ведут себя кк-то стрнно. — Что они делют? Клянусь жизнью, они нпдют н Фриц! Неужели они думют, что могут спрвиться с ншим слвным стрым псом?

Действительно, коршуны внезпно спустились с высоты, н ккой до сих пор прили, и теперь описывли быстрые круги нд головой у бврского пс, который прилег в трве, н опушке мленькой рощицы, ярдх в двдцти от хижины.

— Может быть, тм, в рощице, у них гнездо? — выскзл предположение Крл. — Потому-то они и злятся н собку. У них явно рссерженный вид.

И впрямь это можно было подумть, судя по поведению птиц, которые нпдли н пс: они то поднимлись н несколько футов, то брослись вниз по кривой, нпоминвшей прболу. С кждым взлетом они все приближлись и приближлись к Фрицу, пок не нчли здевть его морду крыльями. При этом коршуны издвли резкие крики, похожие н лй рссерженных лисиц.

— Должно быть, у них где-то поблизости детеныши, — зметил Крл.

— Нет, сиб, — ответил Оссру. — Нет гнездо, нет детки. Фриц уйти ужинть — кусок мяс от козл. Черки хотеть збрть ужин у собки.

— А, тк Фриц ужинет? — скзл Кспр. — Тогд все понятно. Но кк же глупы эти птицы, если вообржют, что им удстся отнять ужин у ншего отвжного Фриц, особенно когд он тк им нслждется!.. Смотрите, он дже не обрщет н них внимния!

Действительно, до сих пор Фриц едв ли змечл своих крылтых вргов, и их врждебные демонстрции лишь изредк вызывли у него отрывистое рычние. Когд же они стли подлетть ближе, удряя его крыльями по глзм, Фрицу стло уже невмоготу, и он нчл выходить из себя. Его рычние стновилось все громче, и рз дв он привствл, чтобы вцепиться в перья вргу.

Эт стрння сцен между собкой и птицми продолжлсь минут пять, причем финл был довольно любопытен и весьм неприятен для Фриц.

С смого нчл коршуны действовли порознь. Один нлетл спереди, другой вел тку с тыл. Ввиду ткой тктики вргов пес был вынужден бороться н дв фронт, и ему приходилось бросться из стороны в сторону.

То он рычл и хвтл врг, нпдвшего спереди, то быстро поворчивлся, чтобы пригрозить более трусливому черку, нлетвшему н него с тыл. Однко второй черк окзлся нзойливее и крикливее и нконец, не довольствуясь случйными удрми крыльев, осмелился вонзить свои острые когти в его почтенное седлище.

Это было уже чересчур — терпение Фриц лопнуло. Бросив кость, которую он все время глодл, пес вскочил, быстро повернулся к оскорбителю-черку и прыгнул, чтобы его схвтить.

Но осторожня птиц предвидел это, и пес еще не успел вцепиться в нее зубми, кк он уже взмыл кверху — горздо выше, чем может прыгнуть любое четвероногое.

Зворчв с досды, Фриц повернулся и хотел снов взяться з свой кусок, но досд его еще усилилсь, когд он обнружил, что мяс больше нет. Первый черк только оцрпл ему шкуру, но второй отнял у него ужин.

В последний рз Фриц увидел свой кусок козлятины в клюве у коршун, высоко в воздухе, и птиц стновилсь все меньше и меньше, быстро удляясь, пок не исчезл в тумнной дли.

Глв XLI. ФРИЦ ОСКОРБЛЕН

Знятный мленький эпизод с собкой и черкми прервл беседу бртьев н тему, зтронутую Кспром. Но бесед не возобновилсь срзу по окончнии этой сцены, ибо у Фриц был ткой смешной вид, когд он смотрел н улетющих птиц, ловко вымнивших у него кусок мяс, что зрители рзрзились громким, продолжительным хохотом.

Н «физиономии» Фриц отржлись смые необычйные чувств. Не только глз, но и вся поз собки выржл крйнее изумление, досду и вместе с тем невероятную ярость; некоторое время он стоял, подняв голову, вытянув морду кверху, следя з коршуном взглядом, в котором сквозил неукротимя жжд мести.

Ни рзу в жизни, дже когд нд ним трубил слон, не приходилось Фрицу тк сожлеть об отсутствии крыльев. Никогд еще он тк не сетовл н несовершенство своего сложения и н отсутствие этих столь полезных придтков, и будь у него волшебня плочк, он воспользовлся бы ею в этот момент, чтобы получить пру крыльев, — не прекрсных, это для него было дело десятое, сильных и широких, которые позволили бы ему догнть черков и покрть их з неслыхнную дерзость.

Фриц был глубоко оскорблен и жестоко обмнут тврями, к которым он относился с величйшим презрением, и именно эт смесь изумления и ярости, придввшя ему столь тргикомический вид, тк рссмешил людей. У него было весьм збвное выржение, когд, повернувшись, он взглянул н своих товрищей-людей. Он увидел, что они потешются нд ним, и в его глзх можно было прочесть и укор и мольбу, что еще пуще их рссмешило. Переводя взгляд с одного н другого, он словно искл сочувствия поочередно у Крл, Кспр и Оссру.

Но мольб его был нпрсн. Охотникми овлдело неукротимое веселье, и бедняг Фриц не встретил сочувствия.

Несколько минут не смолкл их громкий, рсктистый хохот, но предмет их веселья не стл дожидться, пок они успокоятся, и поспешил покинуть недоброе место, где у него отняли ужин. Огрбленный и униженный, он скрылся под сенью хижины. В пылу веселья никто не зметил его исчезновения. И через несколько минут все трое перестли думть о Фрице.

Быть может, вы удивитесь, что в столь тяжелых обстоятельствх нши друзья могли поддться ткому буйному веселью. Но тут нет ничего удивительного. Ноборот, вполне естественно, что они тк рзвеселились, ибо тков уж человеческя природ: веселье и грусть тк же неизбежно сменяют друг друг, кк день следует з ночью или ясня погод нступет после бури.

Првду мы не знем, почему тк бывет, но все это в природе вещей. Один слдкоглсный поэт скзл:

Был бы скучным временем весн,

Когд б одн весн црил в мире,—

и мы по собственному опыту знем, нсколько спрведливы его слов.

Тот, кто живет в тропических стрнх, где црит вечня весн, где листья никогд не опдют и цветы никогд не вянут, может подтвердить этот фкт: дже весн со временем ндоедет! Мы жждем зимы, с ее инеем, снегми и холодными, бурными ветрми. Хотя все мы тк любим веселый, зеленый лес, порой нм рдует глз его пожелтевший нряд, и мы любуемся мрчным небом, по которому несутся причудливые свинцовые тучи. Кк это ни кжется стрнным, не подлежит сомнению, что нш душ, тк же кк и природ, нуждется в бурях.

Глв XLII. ВОЗДУШНЫЙ ЗМЕЙ

Кк только утих порыв веселья, Крл и Кспр вернулись к рзговору, который тк внезпно был прервн.

— Итк, брт, — скзл Крл, возврщясь все к этой же теме, — ты говоришь, что есть птиц из породы орлов, которя в силх поднять кнт н утесы. Ккую именно птицу ты имеешь в виду?

— Ах, Крл, ты сегодня что-то очень недогдлив! Мне кжется, коршуны могли бы нвести тебя н мысль.

— Тк ты говоришь о ккой-то рзновидности ястреб?

— Д, о ястребе с очень широкой грудью, очень тонким туловищем и очень длинным хвостом: кк рз о тком, кких мы с тобой, бывло, делли еще не тк двно.

— А-, о бумжном змее!.. — произнес Крл и погрузился в рздумье. — А знешь, брт, — прибвил он, помолчв, — в твоем предложении, пожлуй, есть смысл. Будь у нс бумжный змей — рзумеется, очень большой, — он мог бы знести веревку н вершину обрыв; но, увы!..

— Можешь не продолжть, Крл, — прервл его Кспр. — Я зню, что ты хочешь скзть: что у нс нет бумги, из которой можно было бы смстерить змея. Д, тут уже ничего не поделешь. Нечего больше и думть о змее, рз у нс нет нужного мтерил. Его корпус и хвост мы легко могли бы сделть. Но ведь нужны еще крылья — х, крылья! Кк бы я хотел иметь под рукми пчку стрых гзет! Но что пользы желть — ведь у нс их нет!

Крл молчл и, кзлось, не слышл слов Кспр, — во всяком случе, не обрщл н них внимния. Он, видимо, снов погрузился в глубокие рзмышления.

— Может быть, — зговорил снов Крл через некоторое время, с ндеждой поглядывя н лес, — у нс окжется не тк уж мло мтерил, о котором ты говорил.

— Ты хочешь скзть — бумги?

— Мы нходимся в той облсти земного шр, где он рстет, — продолжл Крл, не отвечя н вопрос брт.

— Кк!.. Где рстет бумг?

— Нет, — возрзил Крл, — я не хочу скзть, что здесь рстет бумг, но здесь имеется сырье, из которого можно сделть эту полезную вещь.

— Что же это ткое, брт?

— Это дерево, или, вернее, кустрник, приндлежщий к семейству ягодковых, или дфнд. Рзновидности этого отряд встречются во многих стрнх, но глвным обрзом в более прохлдных облстях Индии и Южной Америки. Предствители его имеются дже в Англии, тк кк крсивый волчеягодник лвровый нших лесов и живых изгородей, который тк помогет от зубной боли, — смя нстоящя дфнд. Пожлуй, смя интересня рзновидность их — это пресловутя лгетт, или кружевное дерево Ямйки, из коры которого дмы н этом острове делют воротнички, мнжеты и нкидки. Они тк искусно вырезют узоры и тк прекрсно отбеливют свои изделия, что те имеют вид нстоящих кружев! До отмены рбовлдения мроны и другие ямйские беглые негры делли себе одежду из лгетты, в изобилии рстущей в горных лесх этого остров. Хозяев этих же негров, тоже до отмены рбовлдения, нходили для кружевного дерев другое применение, менее приятное. Жестокие тирны из его волокон сплетли ремни для своих бичей.

— И ты думешь, что из этих деревьев можно сделть бумгу? — спросил Кспр, которому не терпелось узнть, есть ли ккя-нибудь возможность рздобыть покрышку для змея.

— Существует несколько видов дфнд, — ответил ботник, — кору которых можно превртить в бумгу. Одни встречются н мысе Доброй Ндежды, другие н Мдгскре; но смые подходящие для нс виды рстут в Гимлях и в Ките. В Непле имеется дфнд бхолу, из которой неплийцы приготовляют плотную, прочную упковочную бумгу, и у меня есть основния думть, что он рстет ткже в Бхотнских Гимлях, которые совсем недлеко от ншей долины. Кроме того, в Ките и Японии, по другую сторону этих гор, есть дв или три вид этого рстения, из которого китйцы выделывют желтовтую бумгу — ты, вероятно, видел их книги — и ею же оклеивют свои чйные коробочки. Итк, — прибвил ботник, пытливо глядя н лес, — поскольку годня н бумгу дфнд рстет в Ките, восточнее нс, и в Непле и Бхотне, зпднее нс, то естественно предположить, что ккие-нибудь ее виды рстут и в этой долине, где климт кк рз подходящий для нее. Птицы вполне могли знести сюд семен дфнды, тк кк многие виды птиц любят ее ягоды и поедют их без всякого вред для себя, что очень стрнно, тк кк ягоды эти ядовиты для всех видов четвероногих.

— Кк ты думешь, брт, ты узнл бы ткой куст, если бы его увидел?

— По првде скзть, я не думю, чтобы срзу его узнл, но если бы я увидл цветок дфнды, я, непременно, отличил бы его по ботническим особенностям. Листья у годных н бумгу видов дфнды — продолговтые и крсновтого оттенк, глдкие и блестящие, кк у лвр, с которым дфнды в близком родстве. К сожлению, кусты в это время год не цветут, но если нм удстся нйти ягоды и несколько листьев, то я думю, что смогу их опознть. Кроме того, у них хрктерня, очень жесткя кор. В смом деле, у меня есть основния думть, что мы нйдем их не очень длеко отсюд. Вот почему я тк уверенно скзл, что у нс может окзться не тк уж мло мтерил для выделки бумги.

— Ккие же у тебя основния, брт? Может быть, ты видел что-нибудь похожее?

— Видел. Не тк двно я збрел в зросли невысоких кустов, достигвших мне до середины груди. Они были тогд в цвету; цветы были сиреневые и росли н концх веток небольшими зонтикми. Венчиков у них не было — одни только чшечки. А все это хрктерно для дфнды. К тому же листья были продолговтые, брхтистые, крсновтого оттенк, у цветов очень слдкий зпх, кк у всех дфнд. Я и не думл тогд их исследовть, но теперь, вспоминя все эти признки, я почти уверен, что кусты относились к этому виду.

— А кк ты думешь, сможешь ты рзыскть этот кустрник?

— Ну конечно! Он рстет не очень длеко от того мест, где у нс с тобой чуть не произошел стршный поединок.

— Х-х-х! — зсмеялся Кспр в ответ н многознчительные слов брт. — Постой, брт, — скзл он через мгновение, — предположим, что это именно тот смый куст. Но ккой нм от этого прок, если мы не знем, кк превртить его в бумгу?

— Почему ты тк уверен, что мы не знем? — возрзил Крл. — Мне кое-что об этом известно. Один стринный втор в своей книге описывет этот способ. Он очень прост, и, кжется, я его хорошо зпомнил и смогу применить. Может быть, бумг получится слишком грубя для письм, но он вполне пригодится для нших целей. Нм не нужен лучший, «кремовый» сорт. Ведь, к сожлению, здесь нет почтового отделения. Но если нм удстся сделть что-то вроде толстой упковочной бумги, то, я думю, он вполне будет годиться для змея.

— Првильно! — ответил Кспр. — Дже лучше, если бумг будет толстя и крепкя. Но послушй, дорогой Крл, почему бы нм сейчс же не отпрвиться н поиски этих кустов?

— Этим мы немедленно и зймемся, — зявил Крл, поднимясь с кмня.

Они пошли н рзведку в полном состве, тк кк Оссру был не меньше товрищей зинтересовн в ее результтх, Фриц, зметив, что его хозяев отпрвляются в ккую-то новую экспедицию, збыл свое огорчение и, выйдя из хижины, побрел вслед з ними.

Глв XLIII. БУМАЖНОЕ ДЕРЕВО

К величйшей рдости охотников, предположения Крл вскоре опрвдлись. Зросль, о которой он говорил, состоял глвным обрзом из кустов дфнды, судя по опвшим листьям и по нескольким сохрнившимся н веткх ягодм. Крл решил, что кусты приндлежт именно к днному виду.

Это докзывл и кор, весьм элстичня и очень едкя н вкус: он обожгл рот Оссру, который имел глупость ее пожевть.

Внимтельно исследовв листья, ягоды и кору, ботник пришел к выводу, что перед ним нстоящя дфнд. Тк оно и было в действительности: это был вид, известный в Непле кк дфнд бхолу, из которой, кк уже говорилось, неплийцы вырбтывют толстую, мягкую бумгу.

Убедившись, что это именно тк, охотники решили привести плн Кспр в исполнение и сделть опыт с воздушным змеем.

Если бы Крл был только ботником-теоретиком и, хорошо зня особенности рстений и деревьев, не влдел бы прктическими познниями и не был знком со способми их применения, от нйденной ими дфнды не было бы никкой пользы. Глядя н это рстение, никк нельзя было догдться, что из него можно получить бумгу. Со многих других деревьев кор снимлсь более широкими полосми и больше нпоминл бумгу, между тем кк кор дфнды, снимвшяся узкими полоскми, кзлсь меньше всего пригодным для воздушного змея мтерилом. Но Крл знл способ превртить ее в бумгу и немедля принялся з дело, товрищи ему помогли, следуя его укзниям.

Все трое усердно принялись рботть ножми, и в невероятно короткий срок несколько десятков деревьев были ободрны от смых корней до нижних веток. Деревьев не срубли, тк кк в этом не было ндобности. Их легко было обдирть н корню, и потому их оствили н месте.

До смого зкт солнц прорботли нши «кскрильеры», сделв перерыв лишь н несколько минут, чтобы пойти в хижину и нскоро поесть козлятины. И когд солнце опусклось з величвую вершину Чомо-лри, можно было увидеть, кк они медленно возврщются домой с тяжелыми связкми коры, Фриц весело бежит з ними.

Взглянув н зросли, где охотники прорботли весь день, можно было догдться, чем они знимлись. У всех деревьев н площди свыше полукр с тонких стволов был полностью ободрн кор, словно здесь пслось огромное стдо коз.

Вернувшись в хижину, они и не подумли отдыхть и тотчс же знялись производством бумги.

Было уже поздно, и рботть пришлось при свете сосновых фкелов, зготовленных зрнее. Фкелы горели ярким, ровным плменем, не хуже свеч.

Первичня обрботк мтерил не требовл особой тщтельности, и ее можно было выполнить в хижине не хуже, чем в гигнтском цехе бумжной фбрики. Требовлось лишь искрошить кору н мелкие кусочки. Это зняло весь вечер. Во время рботы они весело рзговривли, перебрсывясь шуткми. Им вспомнилось, что в тюрьмх рестнты обычно треплют пеньку; д, они не без основний могли срвнить себя с зключенными.

Зкончив эту рботу, они поужинли, кк всегд, куском мяс и легли спть, думя лишь о том, что будут делть звтр.

Н другое утро дел у них было немного, тк кк следующий процесс требовл не столько труд, сколько терпения.

Тщтельно искрошенную кору дфнды нсыпют в большой чн или котел с водой. Зтем добвляют щелок, приготовленный из древесной золы, и кипятят мссу в продолжение нескольких чсов.

Но у нших «фбрикнтов» не было ни чн, ни котл, и они могли бы стть в тупик перед непреодолимым препятствием, не будь у них обильного зпс непрерывно кипящей воды в горячем источнике близ хижины.

По-видимому, им нужно было только зсыпть приготовленную кору в источник и оствить ее тм н ккой-то срок. Но тм, где вод был горячее всего, он нходилсь в непрестнном движении — бурлил, кипел и клокотл, кк в котле, и очень скоро не только были бы унесены волокн коры, но и зол отделилсь бы от остльной мссы, и от нее не было бы никкого толку.

Кк преодолеть это зтруднение? Довольно легко. У них уже зрнее был нмечен плн рбот, соглсно которому кору вместе с золой следовло поместить в одну из больших шкур яков, прекрсно сохрнившихся, связть ее в узел, кк белье для стирки, опустить шкуру вместе с содержимым в источник и оствить тм до тех пор, пок кипящя вод не сделет свое дело. Этот остроумный способ позволил им обойтись без всякого котл.

Когд Крл ншел, что кор достточно рзврилсь, ее вынули из воды, зтем из шкуры як и положили н плоский кмень, чтобы он обтекл и обсохл.

Пок кор кипятилсь, потом обсыхл н кмне, никто не сидел без дел. Кспр был знят изготовлением крепкого деревянного пест, необходимого для некоторых дльнейших оперций, Оссру мстерил другую, ткже очень нужную вещь. Это было что-то вроде сит из тонких бмбуковых полосок, вствленных в рму из более толстых полос того же бмбук ринглл.

Оссру взялся з эту рботу потому, что умел искусно изготовлять из бмбук всевозможные предметы, и, хотя он сейчс был знят совершенно новым для себя делом, ему удлось под руководством Крл смстерить сито, которое вполне отвечло своему нзнчению. С ккой целью было сделно сито, будет скзно ниже.

Кк только кор высохл, пустили в ход пест: с его помощью кусочки коры рзбивли н поверхности плоского кмня, пок не получилсь густя мсс.

Мссу сложили в шкуру як, собрнную по крям, и этот примитивный чн снов погрузили в воду, но не в кипящий ручей, в холодное озеро, и держли тм, пок чн не нполнился водой. Зтем мссу перемешли плочкой, отчего крупные чстицы всплыли н поверхность; их удлили. Эт процедур был повторен несколько рз, пок вся мсс, первончльно немного слизистя, не сделлсь чистой и мягкой н ощупь.

Следующей и последней оперцией было изготовление бумги, и он был проведен смим Крлом. Оперция был довольно простой, но требовл известной ловкости и сноровки. Некоторое количество мссы клли в бмбуковое сито и покчивли его из стороны в сторону, держ все время горизонтльно под водой, пок мсс не рспределится рвномерно по всей поверхности. Потом сито осторожно вынимли из воды, удерживя в горизонтльном положении, чтобы не потревожить ровного слоя мссы. После этого оствлось лишь положить рмку н подствки и дть мякоти обтечь и высохнуть. Высохнув, он преврщлсь в бумгу.

Првд, пользуясь лишь одним ситом, нельзя было получить все нужное количество бумги з один рз; но кк только лист высыхл, его снимли с сит и туд снов нливли мссу, и тк длее, пок вся рзврення кор не был преврщен в бумгу; окзлось, что больших листов тк много, что можно сделть змей величиной хоть с дверь кретник.

Тк кк приходилось дожидться, пок высохнет кждый лист, то процесс этот знял несколько дней; но и в эти дни охотники не теряли времени дром. Крл с Кспром усердно трудились нд «скелетом» змея, Оссру взялся сделть для него хвост.

Веревк, н которой предстояло зпустить змея, отнял много времени, и ее приготовление окзлось знчительно сложнее остльных процессов. Кждую ее прядь необходимо было чрезвычйно тщтельно свить и проверить прочность чуть не кждого волокн. Если бы они сделли очень толстую веревку, им не приходилось бы тк усердствовть, но змей мог не поднять толстой веревки.

Понятно, что веревк средней толщины должн был быть безупречного кчеств, инче они бы рисковли жизнью при подъеме.

Нечего и говорить, что Оссру приложил все усилия, чтобы сделть веревку кк можно лучше, — кждую ее прядь он скручивл между большим и укзтельным пльцми тк ровно и глдко, кк если бы готовил ее для лески.

Рмку для змея они сделли из рсщепленных пополм стволов бмбук ринглл, который превосходит прочностью, упругостью и легкостью все остльные виды деревьев; клей для нклеивния бумги — из корня ронник, который мелко нскоблили и рзврили, пок он не превртился в клейкий крхмл.

Через ккую-нибудь неделю после того, кк мысль о змее шевельнулсь в мозгу у Кспр, «птицу» уже можно было видеть перед дверью хижины, вполне оперенную и готовую к полету.

Глв XLIV. ПУСКАЮТ ЗМЕЯ

Изготовив тким обрзом змея, они стли ожидть, когд ветер стнет достточно сильным и будет дуть в нужную сторону, то есть по нпрвлению к той чсти кменной стены, куд они предполгли нпрвить бумжную птицу. Это было то смое место, где все еще стояли лестницы и откуд они неудчно пытлись зпустить беркут.

Охотники уже поднимлись н большую кменную глыбу, стоявшую в долине почти нпротив этой чсти обрыв, и с ее вершины им удлось рссмотреть — хотя и не слишком хорошо—чсть горного склон нд обрывом. Кзлось, он был покрыт снегом, н поверхности которого кое-где выступли большие темные бугры — вероятно, влуны или льдины. Нши охотники нпряженно в них вглядывлись, кк и в тот рз, когд они готовились выпустить беркут. Теперь эти бугры подвли им ндежду. Если удстся зпустить змея тк, чтобы он упл н эти бугры, то не только возможно, но и весьм вероятно, что либо веревк зпутется среди них, либо см змей достточно прочно зстрянет между ними. Чтобы вернее добиться успех, они снбдили крылья змея «шпорми», то есть прилдили к ним поперечную плку, выступющую почти н фут з кря бумжного щит, по концм его прочно привязли под прямым углом еще несколько плок, которые должны были цепляться, кк лпы якоря.

Они не жлели трудов, проявляли чудес изобреттельности и сделли всё, что только было в человеческих силх, чтобы обеспечить успех предприятию.

Судьб, видимо, блгоприятствовл им — не пришлось слишком долго ожидть. Всего через кких-нибудь дв-три дня ветер стл дуть в нужную сторону — именно тк, кк они хотели. Это был ровный бриз, тянувший в одном нпрвлении и достточно сильный, чтобы поднять смого большого воздушного змея в мире.

Придя к месту, где стояли лестницы, стли приготовлять змея к полету. Крл должен был зпустить и упрвлять его подъемом, Кспр и шикри — постепенно отпускть веревку, ибо только соединенными усилиями можно было удержть ткую широкогрудую птицу, летящую против ветр.

Они предусмотрительно срезли все кусты н большой площди против утес, рсчистив себе поле действий; тким обрзом, ничто не мешло им рзмтывть веревку.

Уговорились, что Крл будет нпрвлять движение змея и подст сигнл ко взлету.

Все трое сильно волновлись, когд встли н зрнее определенные мест: Крл со змеем, держ его одной рукой з среднюю плнку, другой з хвост; Оссру, схвтившись з веревку; Кспр рядом с ним, держ моток веревки нготове.

Крл поствил птицу н хвост, с трудом поднял ее н несколько футов нд землей и звонким, высоким голосом выкрикнул сигнл.

Тотчс же Кспр и шикри отбежли нзд, нтягивя веревку, и змей взмыл кверху, словно огромный коршун с рспростертыми крыльями. Он поднимлся величво и ровно и вскоре взлетел нд соседними деревьями, держ нпрвление к вершинм утесов.

Крл вскрикнул от рдости, увидев его удчный взлет. Остльные были слишком зняты кждый своим делом, и им было не до рдостных возглсов; лишь когд змей взлетел высоко в небес и, кзлось, взмыл нд крем обрыв, Кспр и Оссру ответили н восклицние Крл, вырзив свой восторг длительным «ур».

— Теперь отпускй, Оссру! — крикнул Крл, стрясь перекричть ветер. — А ты, Кспр, крепко держи з конец веревки!

Оссру, повинуясь прикзнию, отпустил веревку и в тот же миг подбежл к Кспру, чтобы вместе с ним ухвтиться з конец.

Отпущенный тким обрзом змей, кк огромня, рнення нсмерть птиц, ринулся головой вниз; описывя в воздухе спирли и вертя длинным хвостом из стороны в сторону, он устремился к горному склону. Нконец, перемхнув через крй утес, птиц скрылсь от взглядов людей, которые помогли ей в гордом взлете, потом дли беспомощно упсть.

До сих пор желния охотников исполнялись кк нельзя лучше. Змей опустился именно тм, где было нужно.

Но теперь встл вопрос: остнется ли он н месте? Инче говоря, зстрял ли он между кмнями и удержится ли тм?

Если нет, то им придется зпускть его снов и снов, до тех пор пок он не зстрянет нверху или пок все их попытки не зкончтся полным крхом.

Крл шгнул вперед, чтобы выяснить, кк обстоит дело, остльные следили з ним ждным взглядом, в котором отржлось лихордочное нетерпение.

Рук у Крл слегк дрожл, когд он взялся з веревку. Сперв он потянул ее слегк, осторожно, только чтобы выбрть провис.

Потом веревк нчл нтягивться, и нужно было тянуть ее все сильнее, словно змей был еще свободен и волокся по снегу.

Это не обещло ничего хорошего, и по мере вытягивния веревки — фут з футом, дюйм з дюймом — лиц нших охотников омрчлись.

Но тень, нбежвшя н их лиц, быстро исчезл, когд веревк вдруг остновилсь и нтянулсь в рукх у Крл. Тот дернул ее снчл не слишком сильно, словно опсясь, что он опять поползет. Потом, убедившись в ее неподвижности, дернул изо всех сил — веревк не подлсь ни н дюйм.

Тут Кспр и Оссру ткже взялись з веревку, и все трое потянули вместе.

Ур! Змей не сдвинулся с мест. Веревк больше не подвлсь, нтянувшись во всю длину, кк корбельня внт.

У всех вырвлись рдостные восклицния. Некоторое время они стояли, крепко схвтившись з веревку, не выпускя ее, словно опсясь, что он будет вырвн у них ккой-то невидимой врждебной силой.

Продолжя нтягивть веревку — ибо, ослбив, они могли бы сдвинуть якорь нверху, — они осторожно приблизились вплотную к подножию кменных утесов. И пок Крл с Кспром крепко держли веревку, Оссру выбрл провис позди них и, несколько рз обмотв веревку вокруг большого кмня, ндежно ее зкрепил. Оствлось лишь сделть ступеньки, зкрепить их в нужных местх, зтем взобрться н вершину утес — и они стнут свободны, кк горный ветер, который будет веять вокруг них!

У всех рдостно билось сердце при мысли о близком освобождении, и они стояли вокруг кмня, к которому был привязн веревк, поздрвляя друг друг, словно уже вырвлись из своей «тюрьмы».

Они знли, что еще потребуется немло времени, чтобы сделть и укрепить ступеньки; но тк кк они больше не сомневлись, что смогут подняться нверх, это время пройдет довольно весело. Итк, они вернулись в свою мстерскую в смом лучшем нстроении и приготовили себе ткой вкусный обед, ккой им еще не приходилось есть с того дня, кк они обнружили кусты дфнды.

Глв XLV. ВЕРЕВОЧНАЯ ЛЕСТНИЦА

Пондобился еще день, — причем они рботли ножми с утр до ночи, — чтобы приготовить плочки, которые должны были стть ступенькми веревочной лестницы. Их предстояло сделть больше сотни, тк кк утес в том месте, где зстрял веревк, был высотой более ст ярдов.

Ступеньки решено было помещть н рвных рсстояниях, примерно в двух футх друг от друг.

Сперв они хотели вствлять ступеньки между прядями, обрзующими веревку, но потом передумли. Ведь если рздвигть пряди для просовывния плочек, то веревк может рстрепться и легко порвться. Поэтому решили не портить веревку и нкрепко привязывть к ней переклдины прочными бечевкми. Переклдины будут крепко держться н месте, тем более что ни одной из них не придется выдерживть целиком всю тяжесть человек, ибо он будет, крбкясь, хвтться рукми з веревку. Тким обрзом, если дже одн из переклдин и сдвинется с мест, это не вызовет несчстного случя.

Весь следующий день они вили бечевки для привязывния переклдин, н третий день вернулись к утесу, чтобы превртить веревку в веревочную лестницу.

Придумнный ими способ был очень прост. Переклдины нклдывлись поперек веревки и привязывлись тк крепко, чтобы не могли выскользнуть. Первую нужно было привязть н уровне пояс человек, вторую — н уровне подбородк. Зтем, вств н первую переклдину и держсь левой рукой з веревку, можно было привязть следующую, снов н уровне подбородк. Поднявшись н вторую, можно было привязть четвертую еще выше, и тк длее, до смой вершины утес.

Рзумеется, никто из них не вообржл, что один человек, рботя без передышки, сможет привязть все переклдины; не думли они ткже, что им удстся быстро покончить с этим делом. Нпротив, все знли, что эт рбот зймет несколько дней и что всякому, кто возьмется ее выполнить, будут необходимы длительные перерывы для отдых. Подолгу стоять н ткой нендежной опоре будет утомительно и неприятно. Им хотелось предствить себе все трудности этой рботы, прежде чем к ней приступить.

Подойдя к веревке, они тотчс же принялись з дело. Вернее, принялся только один из них, тк кк эту рботу — вероятно, последнюю, которую им придется проделть в этой уединенной долине, — можно было выполнить только поодиночке.

Привязывть переклдины к веревке должен был Оссру, тк кк он умел обрщться с веревкми. Бртьям оствлось быть только зрителями и подбдривть шикри своим присутствием и словми.

К счстью, н протяжении тридцти футов переклдины не нужно было привязывть. Подняться н ткую высоту без помощи переклдин позволял одн из рнее сделнных длинных лестниц. Можно было бы подняться и по остльным лестницм, если бы змей знес веревку поближе к ним. К сожлению, этого не случилось, и удлось использовть лишь одну из них.

Водрузив лестницу почти прллельно веревке, Оссру поднялся по ней и, стоя н верхней ступеньке, нчл привязывть переклдины. Он зхвтил их с собой около дюжины, положив вместе с бечевкми в сумку, сделнную из полы ситцевого блхон.

Крл с Кспром, сидевшие н кмнях внизу, и Фриц, лежвший у их ног н земле, молч, с нпряженным внимнием следили з движениями шикри.

Первые две переклдины Оссру привязл довольно быстро; зтем, покинув лестницу и вств обеими ногми н первую поперечину тк, чтобы они урвновешивли друг друг и поддерживли ее в горизонтльном положении, он принялся привязывть третью н уровне своего подбородк.

Для ткой процедуры требовлсь незурядня ловкость, но Оссру был одрен этим кчеством в высшей степени и чувствовл себя н веревке тк непринужденно, словно был одной из священных обезьян, которых чтят брмнисты.

Всякий другой быстро устл бы, стоя н столь тонкой переклдине, но Оссру привык крбкться н высокие, сттные пльмы, и пльцы его ног приобрели цепкость; мленькой веточки и выступ н стволе дерев или узл н веревке было для него достточно, чтобы продержться несколько минут. Поэтому ему нетрудно было блнсировть н уже привязнных переклдинх или поднимться с одной н другую, по мере того кк он их привязывл. Он продолжл рботть, пок зхвченный им зпс переклдин не иссяк и сумк не опустел. Тогд, переступя с переклдины н переклдину и осторожно перейдя н деревянную лестницу, он спустился к подножию утес.

Крл и Кспр могли бы избвить его от спуск, тк кк им ничего не стоило подняться по лестнице и принести ему новый зпс переклдин, но у Оссру для спуск имелсь другя причин: ему необходимо было отдохнуть и освежиться.

Он оствлся внизу недолго — ровно столько времени, чтобы кровь стл снов циркулировть в его босых ногх, зтем со вздувшейся, нполненной переклдинми сумкой он опять поднялся по лестнице, повис н веревке и вскрбклся по уже привязнным поперечинм. Опустошив сумку, он снов спустился вниз, отдохнул и опять поднялся.

Оссру продолжл рботть весь день, причем большой перерыв был сделн для обед, который Крл с Кспром, не знятые ничем другим, приготовили очень стртельно. Они не уходили в хижину для кулинрных оперций. От этого не было бы толку, тк кк кухонное оборудовние в хижине было ничуть не лучше, чем тм, где они нходились, в клдовой не было ничего, кроме того, что они уже зхвтили с собой, то есть козлятины. Но Крл не сидел все это время слож руки и нбрл рзличных плодов и кореньев, которые послужили отличной припрвой к мясу; обед покзлся восхитительным, ибо все трое уже двно стли неприхотливыми в еде.

После обед Оссру долго курил свой любимый бнг и, подбодрившись, с новой энергией взялся з дело.

Рбот шл успешно, и до зкт солнц он успел привязть целых пятьдесят ступенек, тк что можно было подняться почти н треть всей высоты.

Только темнот положил конец этому тяжелому труду. Исполнитель и зрители нпрвились обртно к хижине, нмеревясь продолжть эту рботу н следующий день, причем Крл и Кспр окзывли Оссру ткое увжение, словно он был рхитектором, они — простыми кменщикми. Дже Фриц явно считл шикри смым вжным лицом в их отряде: всякий рз, кк Оссру спусклся с утес, пес «воздвл ему должное», бегя и прыгя вокруг него и упорно зглядывя ему в глз, словно рдуясь, что шикри вскоре их освободит.

По дороге домой Фриц продолжл свои демонстрции, прыгя вокруг шикри тк, что иногд мешл ему идти; видимо, пес был убежден, что Оссру — герой дня.

Глв XLVI. ГОЛОВОКРУЖИТЕЛЬНЫЙ СПУСК

Н следующее утро, нспех позвтркв, они вернулись к рботе, то есть по-прежнему рботл Оссру, остльные нблюдли.

К несчстью, в этот день погод был неблгоприятной для рботы. Дул сильный ветер, нлетвший резкими, бурными порывми.

Когд Оссру висел н веревке н высоте нескольких десятков футов, ветер, подхвтывя его, относил иногд н несколько футов от утес и сильно трепл из стороны в сторону, хотя веревк был зкреплен с обоих концов.

Стршно было смотреть, кк он висит и кчется высоко нд землей. По временм у зрителей змирло сердце: кзлось, вот-вот отвжный шикри либо рзобьет голову от отвесный утес, либо, сорввшись с веревочной лестницы, отлетит длеко в сторону, упдет н кмни и рзобьется вдребезги.

Внчле Крл и Кспр тк з него боялись, что нередко кричли Оссру, чтобы он поскорее спустился, когд он спусклся, уговривли его больше не поднимться, пок ветер не зтихнет и опсность не уменьшится.

Однко все уговоры были нпрсны. Шикри, привыкший всю жизнь воевть со стихиями, не стршился их; нпротив, брося вызов опсности, он испытывл ккую-то гордость и нстоящее нслждение.

Дже относимый ветром от утес и кчясь вдоль кменной стены, кк мятник гигнтских чсов, он продолжл зтягивть бечевки и зкреплять деревянные ступеньки тк хлднокровно, словно стоял н твердой земле у подножия скл.

Тким обрзом Оссру усердно прорботл почтя до полудня — првд, с обычными перерывми для отдых, во время которых Крл с Кспром уговривли его отложить рботу до более блгоприятного времени. Фриц лсклся к отвжному охотнику и кк-то пытливо зглядывл ему в лицо, словно знл, ккой опсности подвергется шикри во время рботы.

Однко шикри не слушл их уговоров — кзлось, он презирл опсность и после отдых всякий рз без колебний вновь принимлся з свое дело.

И он, нверно, успешно выполнил бы свою здчу, если бы обстоятельств не изменились. Ветер ни з что не стряхнул бы его с веревки, н которой он держлся цепко, кк пук; будь прочн опор, ему не стршен был бы дже ургн.

Смертельня опсность нгрянул совершенно неожиднно, и з минуту перед тем о ней никто не думл.

Время было около полудня, и Оссру уже удлось сделть ступеньки почти до половины высоты утес. Он спустился з новым зпсом переклдин и, поднявшись по деревянной лестнице, перешел н веревку и нчл крбкться кверху, кк это делл уже десятки рз.

Крл и Кспр не отрывясь следили з его движениями, тк кк, хотя он уже много рз поднимлся, опсность всегд ему угрожл и зрелище было поистине потрясющее.

Не успел Оссру перейти с лестницы н веревку, кк у него вырвлся крик, от которого зрители содрогнулись, тк кк это был крик ужс. Они вскоре поняли, ккя опсность грозит шикри. Он не по своей воле спусклся по веревке вдоль утес, веревк ползл вместе с ним; кк видно, змей высвободился из кмней и под тяжестью Оссру съезжл вниз по снежному склону.

В первый момент кзлось, что Оссру спускется медленно; если бы не его крики и не ослбевшя веревк, стоящие внизу не поняли бы, в чем дело. Но уже через несколько мгновений они увидели, ккой ужсной опсности подвергется их верный шикри.

Теперь уже не оствлось сомнений, что змей высвободился и вслед з веревкой неуклонно ползет к крю обрыв.

Встретит ли он н пути ккую-нибудь прегрду или будет продолжть медленно скользить? Или волочщийся по снегу якорь попдет н глдкий склон и быстро сктится вниз? Другими словми, угрожет ли Оссру пдение с высоты тридцти футов?

Но зрителям в этот момент было не до рссуждений. Они знли только одно: что их товрищ н крю гибели, они ничем не могут ему помочь.

С ужсом они зметили, что Оссру скользит все быстрее и быстрее; порой он двиглся плвно, иногд резко срывлся вниз и нконец окзлся футх в двдцти нд землей. У них блеснул ндежд, что, если он тким обрзом опустится еще н несколько ярдов, опсность минует, но кк рз в этот момент нд крем утес покзлсь широкя грудь змея, и он, кк огромня птиц, спрыгнул со склы и взмыл нд долиной.

Оссру, все еще висевшего н веревке, отнесло н несколько футов от утесов, но его тяжесть, к счстью, превысил сопротивление, ккое окзывл воздух широкой поверхности змея, не то шикри подняло бы еще выше. И перевес этот был нстолько мл, что не вызвл слишком быстрого пдения.

Кк бы то ни было. Оссру опустился плвно, кк голубь, встл н ноги и выпрямился во весь рост, кк Меркурий н вершине «поднебесной горы».

Ощутив под своими ногми твердую почву, шикри упруго отскочил в сторону и отшвырнул от себя веревку, словно это было рскленное железо.

Окзвшись н свободе, огромный змей стл метться по ветру из стороны в сторону, с кждым поворотом спускясь все ниже и ниже, — нконец, собрв остток сил, обрушился н Оссру, кк гигнтскя хищня птиц н свою жертву.

Шикри едв успел отскочить в сторону, счстливо избегнув удр, который нверняк рскроил бы ему череп.

Глв XLVII. ЗМЕЙ УЛЕТЕЛ

Чудесное спсение Оссру тк обрдовло бртьев, что они не слишком досдовли н свою неудчу со змеем, тем более что считли беду попрвимой. Вероятно, виной всему был ветер, поднявший змея с того мест, где он зстрял, и отцепивший его от кмней или других предметов, которые его здерживли.

Охотники не сомневлись, что им удстся снов зпустить змея и зкрепить, кк рньше, и это позволило им довольно легко перенести свою неудчу.

Тк кк ветер в этот день дул не в том нпрвлении, ккое им было нужно, они решили отложить следующую попытку до более блгоприятного случя, чтобы змей не испортился от дождя, его подняли и вместе с веревкой унесли в хижину.

Прошло около недели, прежде чем подул блгоприятный для них ветер, но охотники не сидели в бездействии. Допускя, что им придется пробыть еще некоторое время в этой долине, они решили пополнить зпсы провизии и охотились целые дни нпролет: им не хотелось трогть зготовленное впрок мясо кменного козл, которого оствлось еще довольно много.

Охотники совсем не пользовлись ружьями. Последние зряды еще оствлись в стволх, но их ндо было сохрнить н тот случй, если больше нельзя будет добывть пищу другими способми.

Теперь у них был твердя уверенность, что они выберутся из своей «тюрьмы», и порой они уже вообржли, кк будут спускться с гор, и говорили, что придется держть ружья нготове, тк кк н обртном пути можно встретить крупных зверей. Они знли, что в долине вполне можно обойтись без ружей, достточно было лук Оссру. Звон его тетивы то и дело рздвлся в лесу, и стрел шикри пронзл грудь ккой-нибудь прекрсной птицы: пвлин, фзн-ргус или крсивого китйского гуся, кких было немло н озере.

Сети и удочки у Оссру ткже не оствлись без дел. Рыб попдлсь рзличных сортов и превосходного кчеств. Одн пород рыб встречлсь в несметном количестве. Это были крупные угри; вод прямо кишел ими, и стоило збросить крючок с червем, чтобы мгновенно вытщить угря добрых шести футов длиной.

Тк кк угри им не нрвились, они не слишком чсто знимлись их ловлей. Но все же приятно было сознвть, что этих скользких тврей ткое неисчерпемое множество и, если дже все прочие ресурсы иссякнут, они всегд будут обеспечены обильной, здоровой пищей.

Нконец подул блгоприятный ветер, и змея снов перенесли н то же место, что и рньше. Его опять зпустили, и он точно тк же взвился и зреял нд утесом, когд веревку отпустили, упл н горный склон.

Они пордовлсь ткому удчному нчлу, но — увы!—вскоре их постигло горькое рзочровние.

Потянув веревку, они увидели, что якорь не зцепился. Веревк без сопротивления поползл нзд; чувствовлось, что ее лишь слегк тормозит трение о крй утес и тяжесть змея, скользившего по. снежному склону.

Они осторожно вытягивли веревку фут з футом, ярд з ярдом, пок нд крем утес не появилсь широкя, изогнутя дугой грудь бумжной птицы.

Снов зпустили змея в воздух; опять веревк был отпущен, пок птиц не поднялсь н всю длину своей привязи, и снов ей дли упсть.

Зтем веревку потянули вниз — и он опять стл подвться, и вновь светля дуг появилсь нд крем утес, четко вырисовывясь н фоне синего неб, но это был не рдуг, символ доброй ндежды, скорее символ рзочровния и досды.

Опять взлет — опять неудч… опять и опять. Все трое уже теряли терпение и выбивлись из сил.

Ведь это был не игр. Они зпускли змея не для збвы, — зпускли его, чтобы вырвться н свободу, и все трое были кровно зинтересовны в удче, ведь от этого звисел их жизнь.

Но силы и терпение их явно подходили к концу. Все же сдвться было нельзя, и они продолжли свои попытки, хотя с кждой неудчей у них оствлось все меньше и меньше ндежд.

Больше двдцти рз подряд зпускли они змея и подтягивли его к крю утес, причем делли это в рзных местх.

Но всякий рз результт был один и тот же. Птиц упорно не хотел вцепиться когтями в склы, в ледяные глыбы или в кучи мерзлого снег, которыми был усеян горный склон.

Нши исктели приключений никк не могли понять, чем вызвны все эти неудчи, — ведь в первый рз змей срзу же зцепился; если бы он не зцепился ни рзу, они, пожлуй, пришли бы к убеждению, что плн невыполним, и откзлись бы от дльнейших попыток. Но достигнутый ими с смого нчл успех был злогом того, что успех можно добиться еще рз, и они убеждли друг друг продолжть попытки.

Еще добрых шесть рз зпускли они змея, но фортун по-прежнему от них отворчивлсь, и они прекртили попытки, оствив бумжную птицу н крю утес; кзлось, он сидел тм, готовясь к новому полету.

К этому времени у змея был уже весьм потрепнный вид — оперение его сильно пострдло от острых скл и ледяных глыб. Когд он взлетл, в его щите светилось немло дыр, и его полет уже не был величв, кк прежде. В скором времени предстояло его починить. Нши охотники н несколько минут прервли свою рботу, чтобы обсудить, когд можно будет зняться починкой и следует ли попытться зпустить змея в другом месте.

Бросив с досды веревку н землю, все трое отошли от нее н несколько шгов и стояли в тяжелом рздумье. Н этот рз они и не подумли зкрепить веревку, ибо никому не приходило в голову, что рисковнно оствлять ее непривязнной.

Они поняли свою ошибку слишком поздно — когд увидели, что веревк вдруг дернулсь кверху, словно притянутя незримой рукой.

Все трое кинулись ее ловить, но опоздли. Конец веревки болтлся уже н ткой высоте, что смый рослый из них, дже вств н цыпочки, не мог дотянуться до нее.

Оссру высоко подпрыгнул, стрясь поймть веревку. Кспр кинулся з длинным шестом, ндеясь ее зцепить, Крл быстро поднялся н приствленную к утесу лестницу, близ которой болтлсь веревк.

Но все усилия окзлись нпрсными. Секунду или две конец веревки висел, вздргивя, у них нд головой, словно дрзня неудчников; потом будто незримя рук вновь дернул з веревку — он быстро поднялсь кверху и вскоре исчезл з гребнем утес.

Глв XLVIII. БУМАЖНЫХ ДЕРЕВЬЕВ БОЛЬШЕ НЕТ

В исчезновении веревки не было ничего тинственного. Змея больше не было видно н вершине утес. Ветер унес его, вместе с ним, конечно, и веревку.

Когд первый момент изумления миновл, охотники обменялись взглядми, в которых сквозило нечто большее, чем рзочровние. Сколько бы рз змей ни откзывлся зцепиться, один рз он уже держлся крепко, и было естественно предположить, что это снов ему удстся. К тому же в некоторых местх кмення стен был дже ниже, чем тм, где они делли попытки, и это двло им шнсы н успех. Словом, все говорило з то, что, не упусти они змея, рно или поздно им удлось бы выбрться из этой склистой «тюрьмы» по веревочной лестнице; но теперь всякя возможность был потерян, унесен дуновением ветр.

Вы можете подумть, что это несчстье не было непопрвимым. Можно соорудить еще одного змея, скжете вы, и из ткого же мтерил, из ккого был сделн улетевший. Но утверждть это — знчит говорить, не зня всех обстоятельств.

Эт мысль уже возникл у охотников, когд они зметили, что змей с кждым рзом все больше рвется и приходит в негодность.

— Нм нетрудно будет сделть второго, — скзл Кспр.

— Нет, брт, — ответил Крл, — боюсь, что нм это не удстся. У нс остлось достточно бумги, чтобы починить змея, но не хвтит н второго.

— Но ведь мы можем сделть новый зпс бумги, не првд ли? — нстивл Кспр.

— Нет, — ответил Крл, покчв головой, — нм это не удстся — ни одного лист!

— Но почему же? Ты думешь, что больше нет кустов дфнды?

— Думю, что нет. Ты ведь помнишь, мы ободрли все, ккие были в той зросли, потом, предполгя, что нм пондобится еще бумг, я обошел всю долину и обследовл ее вдоль и поперек, но не ншел ни кустик дфнды. Я почти уверен, что их больше нет.

Рзговор о бумге происходил здолго до потери змея. Когд это случилось, они уже знли, что нельзя будет сделть змея: потеря был невозместим.

В ккую сторону улетел змей? Рзве ветер не мог протщить его вдоль утесов и снов сбросить в долину?

Н это можно было ндеяться, и все трое отбежли от утес, чтобы получше рзглядеть вершину обрыв.

Долго стояли они, ндеясь увидеть, кк большя бумжня птиц возврщется к месту своего рождения. Но он не вернулсь, и нконец они убедились, что никогд не вернется. В смом деле, приостновившись, чтобы определить нпрвление ветр, они увидели, что змей никк не может вернуться. Ветер дул от утесов, по нпрвлению к снежным склонм. Несомненно, змей был унесен вверх по склону и либо перелетел через гору, либо зстрял где-нибудь в глубокой рсселине, откуд ветер уже не сможет его поднять. Во всяком случе, было ясно, что и змей и веревк нвсегд для них потеряны.

— Ах, ккое несчстье! — с досдой воскликнул Кспр убедившись, что змей потерян безвозвртно. — Горькя нш судьб!

— Нет, Кспр, — с упреком скзл ему Крл, — не вини судьбу в том, что сейчс случилось. Я соглсен, что это большое несчстье, но ведь мы сми во всем виновты. Только по своей небрежности мы лишились змея, вместе с ним, быть может, и последней возможности вырвться н свободу.

— Ты прв, — ответил Кспр, и в голосе его прозвучло рскяние, — это нш вин, и мы нкзны по зслугм… Но уверен ли ты, Крл, — продолжл он, возврщясь к прежнему рзговору, — вполне ли ты уверен, что в долине больше не остлось бумжных деревьев?

— Я не стну утверждть, что их больше нет, — ответил охотник з рстениями, — но боюсь, что это тк. Мы сможем ответить н этот вопрос, когд тщтельно обследуем долину. Быть может, нйдется ккое-нибудь другое рстение, которое тоже пригодится для этой цели. В Гимлйских горх рстет берез, встречющяся и в Непле, и в Тибете. Берест с нее снимется широкими полоскми и плстми, которых бывет не меньше восьми, кждый толщиной с лист писчей бумги, и эти плсты вполне могут зменить ее…

— Кк ты думешь, он годится для змея? — прервл его Кспр.

— Я в этом уверен, — ответил ботник. — Эти плсты дже прочнее, чем бумг из дфнды, и если бы я ндеялся нйти здесь эту березу, то предпочел бы сделть змея именно из ее коры. Но мы едв ли ее нйдем. Я не встречл здесь ни одной березы, и мне известно, что большинство рзновидностей берез предпочитет более холодный климт, чем в этой долине. Весьм возможно, что он рстет где-нибудь высоко в горх, но нм до нее все рвно не добрться… Но не будем отчивться,—добвил он, стрясь кзться веселым, — может быть, он попдется нм здесь, если не он, то еще одн зросль дфнды… Пойдемте н поиски!

По првде скзть, у Крл было мло ндежды н успех. И в смом деле, потртив н поиски целых три дня, обшрив вдоль и поперек всю долину, им не удлось рзыскть ни столь желнной им березы, ни милой их сердцу дфнды, ни ккого-нибудь другого вид дерев, из которого можно было бы приготовить бумгу.

Итк, больше нечего было думть о змее, и мло-помлу их мысли приняли другой оборот.

Глв XLIX. ВОЗДУХОПЛАВАНИЕ

Едв ли можно говорить о бумжном змее, не думя о другом, более крупном леттельном ппрте — воздушном шре.

Крл уже двно о нем думл; думл и Кспр, тк кк змей в одно и то же время внушил эту мысль им обоим.

Вы спросите, почему же они оствили ее и не пытлись осуществить, — ведь шр мог бы вынести их из горной «тюрьмы» горздо скорее, чем змей!

Но они не оствляли мысли о воздушном шре, во всяком случе Крл, который тщтельно обдумывл этот вопрос. Кспр вскоре охлдел к этому плну, решив, что им не удстся сделть шр, Крл остнвливло лишь отсутствие мтерил. Он думл, что, если бы у них был подходящий мтерил, он сумел бы сделть шр, првд смый простой, но все же вполне пригодный для их цели.

Пок они были зняты бумжной птицей, он продолжл обдумывть этот проект, тк кк, по првде скзть, не слишком-то ндеялся н успех змея.

Долго и нпряженно думл он о воздушном шре, стрясь припомнить все, что ему было известно по эросттике, и мысленно проверял все доступные им мтерилы и предметы, ндеясь обнружить что-нибудь, из чего можно было бы соорудить шр.

К сожлению, ему не удвлось придумть ничего подходящего. Бумг из дфнды, будь ее дже много, все рвно не годилсь бы, тк кк дже смя плотня бумг не облдет достточной прочностью, и, если сделть из нее большой шр, рссчитнный н подъем знчительного груз, он не выдержит двления тмосферы. Но о бумге вообще не могло быть речи, ибо ее оствлось очень мло. Из чего же, в тком случе, сделть оболочку шр?

Крлу было известно, что воздушный шр должен быть непроницем для воздух. Сперв он подумл о шкурх животных, но те шкуры, которые можно было достть в нужном количестве, не годились, будучи слишком толстыми и тяжелыми. Првд, кругом росло множество конопли, из которой удлось бы соткть ткнь и пропитть ее смолой, потому что в долине было несколько видов изобилующих смолой деревьев. Но еще вопрос: удстся ли им сделть из конопли ткнь, достточно легкую и после просмливния? Во всяком случе, пришлось бы долго упржняться в ткцком искусстве, прежде чем они добились бы нужного результт. Итк, не приходилось ндеяться н успех; об этом плне не стоило серьезно думть, и Крл откзлся от него.

Это было еще до опыт со змеем, тк неудчно окончившегося. Но теперь, когд все ндежды н змея рухнули, мысль о шре снов зсел у него в мозгу; явилсь он и Кспру; и бртья впервые зговорили н эту тему.

— Мы можем нделть сколько угодно веревок, — зметил Кспр, — но они будут бесполезны, рз у нс не из чего сделть большой шр. Его делют из шелк, не првд ли?

— Д, — ответил Крл, — шелк — смый подходящий для него мтерил.

— Почему? — спросил Кспр.

— Потому, что он облдет тремя ценными кчествми: легкостью, прочностью и плотностью; он знчительно плотнее всех других ткней.

— А из чего еще можно сделть покрышку шр?

— О, небольшой шр, способный поднять лишь незнчительный груз, можно сделть из рзличного мтерил, дже из бумги. Ткой шр выдержит груз в несколько фунтов — нпример, кошку или собку. И в некоторых стрнх нходились ткие жестокие люди, которые отпрвляли этих тврей в воздушное путешествие, нимло не зботясь об их дльнейшей судьбе.

— Конечно, это было очень жестоко с их стороны, — соглсился Кспр, который, хотя и был охотником, длеко не отличлся жестокостью. — Тких людей смих следовло бы зствить летть н бумжном шре.

— Д, если бы бумжный шр мог их поднять, но, к сожлению, он не выдерживет тяжести человек. Дже будь у нс неогрниченный зпс бумги, он бы нм не пригодилсь. Нм нужен более прочный и тонкий мтерил.

— Не придумть ли нм что-нибудь? Попробуем, Крл!

— Ах, милый брт, я день и ночь ломю голову, и все нпрсно! В этой долине нет ничего подходящего для ншей цели.

— Может быть, годится прусин? Ты о ней думл?

— Думл. Он слишком груб и тяжел.

— Но мы постремся сделть ее достточно легкой. Можно выбрть смые тонкие конопляные волокн, выпрясть и соткть их смым тщтельным обрзом. Оссру в этом отношении — нстоящя Омфл. Ручюсь, что з прялкой он превзойдет смого Геркл.

— Однко, — не без удивления воскликнул Крл, — сегодня ты рзглгольствуешь, кк ккой-нибудь клссик! Откуд ты знешь историю Геркл? Ведь тебя никогд не видли в стенх университет.

— Ты збывешь, Крл, что см знимлся со мной клссическими предметми. Впрочем, должен признться, эти знния мне не пригодились в жизни, и я прибегю иногд к ним лишь для укршения речи. Думю, что и впредь от них не будет никкого толку.

— Я с тобой соглсен, Кспр, — ответил ботник, — и не стну зщищть клссическое обрзовние. Првд, я познкомил тебя с мифологией, но в ту пору у нс с тобой было много свободного времени, инче я бы не стл этим знимться. Ты уже знешь мое мнение н этот счет — я убежден, что от изучения клссической древности для мыслящего человек не больше пользы, чем от китйской мнемоники. Я только дром потртил время н изучение мертвых языков, и все приобретенные мною знния не поднимут нс ни н фут. Ни Юпитер, ни Юнон не помогут нм выйти из положения, и мое знкомство с Меркурием не дст нм крыльев. Итк, оствим мифологию и посмотрим, не помогут ли нм нучные знния. У тебя изобреттельный ум, Кспр. Но придумешь ли ты, из чего бы нм сделть непроницемую для воздух оболочку шр? Конечно, я имею в виду доступный нм мтерил.

— Но сможешь ли ты сделть шр, если у тебя будет нужный мтерил? — спросил Кспр, которому все еще не верилось, чтобы ткой чудесный ппрт мог соорудить кто-нибудь другой, кроме опытного эронвт.

— Б! — возрзил философ. — Сделть шр ненмного труднее, чем мыльный пузырь. Возьми мешок из непроницемого для воздух мтерил, ндуй его горячим воздухом — вот тебе и воздушный шр! Весь вопрос в том, ккую тяжесть он может поднять, включя мтерил, из которого сделн.

— Но кк же ты нполнишь шр горячим воздухом?

— Очень просто: внизу шр сделю отверстие и рзведу под ним костер.

— Но ведь воздух быстро остынет!

— Д, и тогд шр упдет н землю, тк кк нходящиеся в нем воздух, остыв, сделется тким же тяжелым, кк и нружный. В смом деле, — продолжл философ, — ты знешь, что горячий воздух горздо легче холодного; вот почему шр, нполненный горячим воздухом, поднимется кверху, пок не достигнет ткой высоты, где окружющий его рзреженный воздух не тяжелее зключенного в нем. Дльше он не может поднимться, и вес оболочки зствит его упсть. Предствь себе плвющий пузырь или зкупоренную бутылку, погруженную в воду, и ты поймешь, кк это происходит.

— Я и тк понимю, — возрзил Кспр, несколько обиженный тем, что ученый брт говорит с ним, кк с ребенком. — Но я думл, что необходимо постоянно поддерживть огонь в очге, который нходился бы в корзинке, подвешенной к шру. Ну, если бы у нс был шелк и мы сделли большой шрообрзный мешок, то где нйти железо, чтобы сделть очг?

— Нм не пондобится очг, о котором ты говоришь. Он необходим лишь в том случе, если шр должен оствться довольно долго в воздухе. А если требуется лишь кртковременный подъем, то достточно нполнить шр горячим воздухом, и он взлетит. Собственно говоря, нм только это и нужно. Дже если бы нм пондобилось поддерживть огонь в очге, подвешенном к шру, я полгю, тебе ничего не стоит изобрести что-нибудь в этом роде.

— Ну, я не вполне уверен, что это бы мне удлось… А кк бы ты вышел из положения?

— Д сделл бы обыкновенную корзину и обмзл ее глиной. Он держл бы огонь не хуже железного или чугунного очг и вполне пригодилсь бы. Но в нстоящее время не пользуются огнем для ндувния шров. Горючий гз более пригоден для этой цели; но тк кк его у нс нет, то нм пришлось бы прибегнуть к строму способу — тому смому, ккой применили бртья Монгольфье, изобреттели воздушного шр.

— Знчит, ты думешь, что можно обойтись без очг и вся здч в том, чтобы сделть из необходимого мтерил большой шрообрзный мешок и нполнить его горячим воздухом?

— Д,—ответил Крл.—Придумй что-нибудь, и я обещю тебе сделть шр.

Кспр охотно принял вызов брт и долго сидел молч, погрузившись в рзмышления. Он перебирл в уме всевозможные мтерилы, ккие только можно было нйти в долине.

— Ты говоришь, он должен быть легким, непроницемым и прочным? — спросил он через некоторое время, видимо имея в виду ккой-то мтерил.

— Легким, непроницемым и прочным, — подтвердил Крл.

— Последние дв кчеств нлицо, — продолжл Кспр, — я сомневюсь только нсчет первого.

— А что это? — живо спросил Крл, видимо зинтересовнный словми брт.

— Шкурки угрей, — был лконичный ответ.

Глв L. КОЖАНЫЙ ШАР

— Д, шкурки угрей, — повторил Кспр, видя, что Крл не спешит выскзть свое мнение. — Кк ты думешь: они годятся?

Крл чуть было не воскликнул: «Это кк рз то, что нужно!», но что-то зствило его удержться от ткого выскзывния.

— Может быть, может быть…— скзл он, видимо обдумывя этот вопрос, — вполне возможно, и все же я боюсь…

— Чего ты боишься? — спросил Кспр. — Ты думешь, они недостточно прочны?

— Они достточно прочны, — возрзил Крл. — Я не этого боюсь.

— Но ведь воздух не пройдет сквозь шкурку угря?..

— Дело не в этом.

— Ты думешь, он пройдет сквозь швы? Но Оссру сошьет их не хуже любого спожник.

Шикри был мстер н все руки. Крл знл это. Видимо, он опслся чего-то другого.

— Тк ты имеешь в виду их вес? — снов спросил Кспр.

— Вот именно, — ответил Крл. — Боюсь, что они окжутся слишком тяжелыми. Принеси-к одну, Оссру, посмотрим.

Шикри поднялся с кмня, вошел в хижину и вскоре вернулся, неся ккую-то длинную сморщенную ленту, — это и был высушення шкурк угря.

В хижине их было немло, тк кк охотники тщтельно сохрняли шкурки всех поймнных ими угрей, — что-то подскзывло им, что эти шкурки когд-нибудь пондобятся.

И н этот рз мудря предусмотрительность сослужил им службу.

Крл взял шкурку и положил н лдонь, пытясь определить ее вес.

Кспр следил з выржением лиц брт и ждл, что он скжет, но Крл вырзил свои мысли лишь покчивнием головы; это, по-видимому ознчло, что он отвергет шкурку угря.

— Их можно сделть горздо более легкими, брт, — предложил Кспр, — ндо их выскоблить. А потом, почему бы их не прокипятить, тогд они стнут еще легче. Кипячение удлит из них все мслянистые, жировые веществ.

— Ты дело говоришь, — ответил Крл, которому понрвилось предложение брт. — Если их кк следует прокипятить, они стнут знчительно легче. А ну-к, попробуем…

С этими словми Крл нпрвился к кипящему источнику и погрузил шкурку в воду.

Он оствлсь тм с полчс. Зтем ее вынули, выскоблили ножом и рсстелили н кмне, чтобы просушить н солнце.

Все терпеливо ждли, пок просохнет шкурк. Их тк волновл вопрос, будут ли пригодны шкурки, что не хотелось знимться ничем другим.

Нконец шкурк просохл, и можно было приступить к испытнию. Крл снов положил ее н лдонь.

Дже н тких несовершенных весх он срзу обнружил, что шкурк стл знчительно легче, и по глзм философ было видно, что теперь ее вес кжется ему более подходящим.

Все же он не питл особых ндежд и выскзлся весьм сдержнно:

— Вполне вероятно. Что ж, попытк не пытк. Итк, попробуем…

«Попробуем» ознчло: «сделем шр». Товрищи, не возржя, приняли его предложение.

Решено было тотчс же приступить к этой сложной рботе.

Хотя шкурок было много, их не хвтило бы н оболочку шр, — поэтому Оссру взялся з свои лески и крючки, чтобы нловить еще несколько сот угрей. Крл мог скзть, сколько их потребуется, — вернее, приблизительно определить нужное количество. Он здумл шр двендцти футов в диметре, тк кк знл, что шр меньших рзмеров не поднимет и одного человек. Рзумеется, Крл умел вычислить, чему будет рвн поверхность шр диметром в двендцть футов. Для этого достточно было умножить диметр н длину окружности, или квдрт диметр н постоянное число 3,1416 (или определить поверхность описнного цилиндр, или же учетверенную поверхность большого круг шр).

Любым из этих способов можно было получить првильный результт.

Сделв вычисления, он ншел, что поверхность шр диметром в двендцть футов рвн четыремстм пятидесяти двум квдртным футм и нескольким дюймм. Итк, н его оболочку потребуется четырест пятьдесят дв квдртных фут шкурок угря.

Тк кк угри были крупные — в среднем длиной более ярд и четырех дюймов в окружности, — то в рсплстнном виде шкурк знимл площдь, рвную примерно одному квдртному футу. Принимя во внимние, что будут попдться и небольшие шкурки, и учитывя, что придется отрезть головы и хвосты. Крл вычислил, что н оболочку шр пойдет пятьсот шкурок. Но тк кк их приходилось срезть нискось, чтобы получить шровую поверхность, то могло потребовться еще больше, потому Оссру должен был держть свои снсти в воде, пок не нловит достточного количеств угрей.

Оссру был поручен еще одн рбот, отнимвшя у него больше времени, чем ловля угрей (з удочкми приходилось лишь время от времени приглядывть): предстояло выпрясть нитки для сшивния шкурок, и это был сложня, кропотливя рбот, ибо нити должны были быть тонкими и прочными. Кк скзл Кспр, Оссру искусно влдел веретеном, и из-под его ловких пльцев уже вышло несколько больших мотков тончйших ниток.

Покончив с ниткми, Оссру принялся з бечевки и з более толстые веревки, которые были необходимы, чтобы подвесить гондолу и удерживть шр, когд он будет готов к полету.

Кспру приходилось обдирть угрей, зтем выскбливть шкурки, кипятить их и просушивть, Крл, взявший н себя роль глвного инженер, следил з всеми рботми, знимлся окончтельной отделкой мтерил и выкривл из шкурок полоски, которые следовло потом тщтельно стчть.

Крл совершил ткже экскурсию в лес и принес большое количество смолы, которую извлек из дерев, приндлежщего к породе фикусов; эт смол — своего род кучук и содержится в рзличных видх фикус, рстущих в нижних Гимлях. Он знл, что это вещество потребуется для проклейки швов, чтобы сделть их непроницемыми для воздух.

В тких делх прошло около недели. Нконец они решили, что у них уже достточно всех этих мтерилов, и Оссру принялся стчивть шкурки. К счстью, у них имелись иголки, тк кк охотники з рстениями, отпрвляясь в экспедицию, непременно берут их с собой.

Ни Крл, ни Кспр н влдели этими острыми орудиями—и шитье было поручено Оссру. Прошл еще неделя, прежде чем он зкончил эту сложную рботу скорняк.

Нконец огромный мешок был готов, но его следовло еще просмолить. Н это ушел один день. Теперь оствлось лишь прикрепить «лодку», или «гондолу», которя должн понести их в отвжном полете в «лзурные поля небес».

Глв LI. ПОДГОТОВКА К ПОЛЕТУ

Из всех троих один Крл был немного знком с эросттми и имел некоторое понятие о том, кк их ндувют. Если бы им предстояло лететь долгое время, то пондобился бы прибор для поддержния огня. Крл уже двно его придумл: плетеня корзинк, обмзння глиной, могл зменить очг; но тк кк нужно было лишь взлететь н вершину утес, то не требовлось поддерживть огонь, достточно было лишь нполнить шр горячим воздухом, поэтому никто не думл об очге.

Корзин для пссжиров, нзывемя иногд гондолой, в большинстве случев имеет вид лодки, и если бы они собирлись в продолжительный полет, ее изготовление зняло бы немло времени; но в днном случе можно было огрничиться глубокой плетеной корзиной, подвешенной н веревкх. Он был уже готов, и оствлось лишь прикрепить ее к дну огромного мешк.

В днном случе «дно мешк» — лишь риторический оборот. По существу говоря, никкого дн не было: вместо него было круглое отверстие, обрмленное прочным кольцом из бмбук ринглл, к которому был пришит кожня оболочк; к этому кольцу предстояло прикрепить веревки для подвешивния корзины и кнт для удерживния шр.

Легко понять нзнчение этого отверстия. Сквозь него внутрь шр должен поступть горячий воздух.

Но кк получить горячий воздух? Н этот вопрос мог ответить один Крл. Првд, воздух можно нгреть, рзведя костер, но кк нполнить им мешок? Способ был известен только Крлу. И теперь, когд пришло время проделть эксперимент, он нконец соблговолил объяснить своим помощникм, что именно он собирется сделть.

Мешок следовло подвесить, прикрепив к высоким, воткнутым в землю шестм, тк чтобы нижний конец с отверстием нходился нд землей. Непосредственно под отверстием нужно было рзвести костер, но лишь тогд, когд все остльное будет готово. Горячий воздух, поднимясь к отверстию, войдет в мешок и рздует его, придв шрообрзную форму. Если впустить еще больше горячего воздух, весь холодный будет вытеснен, шр стнет легче нружного воздух, и двление тмосферы зствит его подняться кверху. Охотники ожидли, что все тк и произойдет, — они н это ндеялись.

По првде скзть, см «инженер-конструктор» длеко не был уверен в успехе, у него был лишь смутня ндежд. Он отлично видел, что дже после тщтельной обрботки шкурки угрей были тяжелее шелк, и вполне допускл, что их опыт может и не удться. Крл тревожило и другое обстоятельство, которое могло помешть шру подняться. Он не збывл, что их долин нходится н высоте почти десяти тысяч футов нд уровнем моря. Ему было известно, что н ткой высоте воздух весьм рзрежен и что шр, н уровне моря легко поднимющийся н несколько тысяч футов, может и не подняться нд землей, если его перенести н вершину горы высотой в десять тысяч футов. Все это сильно тревожило молодого философ, и он не питл особых ндежд н успех своего предприятия.

Он с смого нчл хорошо понимл положение вещей и несколько рз был готов откзться от этого проект. Но он недостточно знл зконы эродинмики, чтобы убедиться в том, что их постигнет неудч, и продолжл рботть, упорно добивясь успех.

Тк обстояло дело в тот день, когд должен был впервые взлететь их большой воздушный корбль.

Все было готово с рннего утр. Огромный мешок помещен между шестми; к нему подвешен гондол и прикреплены кнты, которые должны удерживть шр н месте; другим концом они привязны к прочным колышкм, глубоко вбитым в землю, под шром сложен из кмней небольшой очг для костр.

Топливо для костр было зрнее зготовлено н этом месте. Но это не было ни дерево, ни хворост; првд, пригодиться могло бы то и другое, но Крл предпочел иной мтерил. Он вспомнил, что Монгольфье и другие воздухоплвтели до изобретения светильного гз применяли для ндувния шров рубленую солому и шерсть, считя это смым подходящим веществом. Крл решил следовть их примеру и зготовил рубленой трвы вместо соломы, вместо брньей шерсти собрл в большом количестве шерсть кменного козл и других убитых животных — дргоценную шлевую шерсть Кшмир. Гондол, предствлявшя собой глубокую корзину, имел в поперечнике не более трех футов. Тм, конечно, не могли поместиться трое пссжиров д еще большя собк, ибо, рзумеется, Фриц не собирлись здесь оствлять. Верный пес слишком долго рзделял учсть охотников, чтобы его можно было покинуть н произвол судьбы.

Но гондол вполне соответствовл своему нзнчению, ибо он был рссчитн только н одного человек.

Крл отлично знл, что шр не сможет поднять срзу всех троих, тк кк их общий вес превышл четырест фунтов. Он был бы счстлив, если бы удлось подняться хоть одному из них. Только бы высдиться н вершине утес, тогд воздушный корбль можно бросить! Совершив это путешествие, шр может совершить и другое — нпрвиться либо н юг, в Клькутту, либо н восток, в Гонконг, если ему больше нрвится Китй.

В смом деле, если одному из них удстся подняться н утес, то он сможет быстро перепрвиться через горы, дня через дв добрться до одного из туземных селений, ккие встречлись им по пути в долину, и в скором времени привести спстельный отряд с веревочными лестницми.

Дже если бы и нельзя было рссчитывть н постороннюю помощь, они все рвно вышли бы из положения. Пусть лишь один из них поднимется н утес — и он спустит веревочную лестницу, чтобы могли подняться и его товрищи.

Легко догдться, что роль воздухоплвтеля взял н себя Оссру. Шикри см вызвлся совершить опсный подъем: товрищи охотно приняли его предложение. Не потому, что они боялись з свою жизнь — об уже не рз докзли свою хрбрость — но Оссру мог лучше других спрвиться с этой здчей: выбрвшись из долины, он быстро спустится с гор, дойдет до ближйшего селения и сумеет объясниться с туземцми н их родном языке, рстолковв им, ккя от них требуется помощь.

Глв LII. ЕЩЕ ОДНА НЕУДАЧА

Нконец нступил решительня минут. Всеми влдел одн мысль: выдержит ли испытние их воздушный корбль?

Все трое стояли перед кучкой трвы и шерсти, которую оствлось только поджечь.

Крл держл в руке пылющий фкел. У Кспр в рукх был толстя веревк, и он должен был удерживть шр от слишком быстрого подъем. А Оссру с дорожным мешком з плечми стоял у гондолы, готовый в нее вскочить.

Увы! Кк обмнчивы людские предположения! Смые точные рсчеты иной рз окзывются ошибочными, в днном случе не могло быть и речи о непредвиденной ошибке, ибо с смого нчл Крл сомневлся в успехе и теперь был скорее рзочровн, чем обмнут в своих ндеждх.

Оссру не суждено было сесть в плетеную корзину и совершить подъем н воздушном шре.

Крл прикоснулся фкелом к кучке рубленой трвы и шерсти.

Вспыхнуло плмя, взвился дым, стебельки быстро обуглились; подбросили еще топлив — костер ярко рзгорелся. Горячий воздух проникл в отверстие, рздувя мешок, который мло-помлу принимл шрообрзную форму.

Еще миг — и шр дрогнул и стл метться из стороны в сторону, кк огромный рненый зверь. Он поднялся н несколько дюймов нд землей, упл, снов взлетел, опять упл и продолжл подпрыгивть, но — увы! — ему ни рзу ни удлось поднять корзину хотя бы н высоту человеческого рост.

Крл снов и снов подбрсывл в костер рубленую трву и пучки шерсти, но все было нпрсно. Шр был нполнен до откз горячим воздухом, и, если бы они нходились н уровне моря и оболочк был из более легкого мтерил, он мог бы взлететь н огромную высоту.

Итк, все их усилия окзлись нпрсными. Гигнтский шр не мог подняться и н шесть футов нд землей. Ему не поднять бы дже кошку — не то что человек. Словом, их постигл еще одн неудч, увеличив и без того длинный список горьких рзочровний.

Более чс поддерживл Крл огонь в костре. Он дже пробовл жечь ветки смолистой сосны, ндеясь, что сможет зствить шр подняться ввысь, но от этого не было никкого толку. Шр подпрыгивл, кк и прежде, но упорно откзывлся взлететь.

Нконец терпение истощилось, и, окончтельно потеряв ндежду, инженер отвернулся от ппрт, который стоил им тких огромных трудов. С минуту он стоял в нерешительности. Потом тяжело вздохнул, сожлея о потрченных дром усилиях, и медленно, с поникшей головой побрел прочь. Кспр вскоре последовл з бртом, ткже испытывя жестокое рзочровние.

Но Оссру рсстлся с ндутым чудовищем по-другому. Подойдя к шру, он несколько секунд молч смотрел н него, словно скорбя о том, что ему пришлось тк долго корпеть нд ним понпрсну, и, выкрикнув фрзу, ознчвшую: «Ни к черту не годен — ни н земле, ни в воде, ни в воздухе!», он с ткой яростью пнул шр ногой, что туго нтянутые шкурки лопнули по швм. Шикри гневно отвернулся и ушел, бросив бесполезную мхину н произвол судьбы. Учсть шр был весьм печльн. Не успели нши горе-воздухоплвтели отойти, кк нходившийся в нем воздух нчл остывть, огромный шр стл морщиться, сжимться и нконец грузно осел н сосновые угли, еще тлевшие под ним. В следующий миг просмоленные по швм шкурки, веревки и деревянные чсти вспыхнули, кк солом. Плмя бурно взметнулось кверху; лые змеи поползли по шру и лизли его огненными языкми, и, когд нши неудчники, стоя н пороге хижины, обернулись в его сторону, они увидели, что шр пылет, кк огромный фкел.

Случись этот пожр двумя чсми рньше, это было бы для них величйшим несчстьем. Но теперь они взирли н пылющий шр тк же рвнодушно, кк, по преднию, некогд взирл Нерон н пожр великого город, рсположенного н семи холмх.

Глв LIII. ПРИСТУП ОТЧАЯНИЯ

Кжется, з все время своего пребывния в этой «долине скорби» охотники еще ни рзу не испытывли ткого отчяния, кк в тот злополучный день, когд лопнул их огромный мыльный пузырь. Все средств исчерпны. Больше ничего нельзя было придумть! Д и не хотелось больше бороться. Все трое упли духом и, кзлось, были морльно убиты. Было ясно, что теперь им уже не н что ндеяться.

Првд, это было не то отчяние, ккое овлдевет человеком перед лицом ндвигющейся н него неотвртимой гибели, — их жизни ничего не угрожло, и все же ими овлдело горькое чувство. Они знли, что, быть может, проживут в этой долине тк же долго, кк прожили бы в любом другом месте земного шр. Но ккую цену имеет ткя жизнь? Ведь они нвсегд отрезны от мир людей, и им суждено влчить жлкое, одинокое существовние.

Ни у кого из них не было ни млейшей склонности к отшельничеству. Никто из них не пожелл бы стть вторым Симеоном Столпником. Вы, пожлуй, подумете, что ревностно изучвшему природу Крлу было бы легче переносить ткое уединение. Првд, у него были приятные спутники, с которыми не скоро соскучишься, но едв ли Крл стл бы уделять им много внимния, ибо человек, знющего, что он одинок в мире, и одинок нвсегд, уже ничто не интересует: ни человеческя душ, ни книг природы.

Что до Кспр, то при одной мысли, что ему предстоит до конц дней прожить в этой долине, у него кровь холодел в жилх.

Оссру был опечлен не менее своих товрищей по несчстью и вздыхл по своей бмбуковой хижине н жркой рвнине Индостн тк же, кк они по родному очгу в длекой Бврии.

Првд, их все же было трое, и это было огромное преимущество. Им мог бы позвидовть любой мореплвтель, потерпевший крушение и выброшенный н необитемый остров. Они сознвли это и блгодрили судьбу. У кждого было двое товрищей. Но у них невольно сжимлось сердце, когд они думли о будущем: кто знет, быть может, недлек тот чс, когд один из них покинет долину без помощи веревочной лестницы и воздушного шр, з ним другой, и последний остнется в полном, безотрдном одиночестве…

В тких печльных рзмышлениях провели они этот вечер и весь следующий день. Они не змечли времени, и у них дже не было желния хоть что-нибудь приготовить себе н обед. Мысль откзывлсь рботть, и, кзлось, их нвсегд покинул энергия.

Но ткое положение вещей не могло долго продолжться. Кк мы уже говорили, в душе человек тятся неисчерпемые силы, и он способн возрождться. Человек может опрвиться после смого тяжелого удр. Иной рз кжется, что сердце его рзбито, но пройдет время, зтянутся глубокие сердечные рны, и вновь восстновится душевное рвновесие. Зковнный в цепи рб, узник в мрчной темнице, беглец, приютившийся н пустынном острове, — порой испытывют ткую же яркую, живую рдость, кк црь, восседющий н троне, или победитель н своей триумфльной колеснице.

Не существует н земле счстья без примеси горечи, и, должно быть, не бывет безутешной печли.

Не прошло и двух дней после этого тяжелого потрясения, кк все трое нчли выходить из оцепенения: они снов почувствовли голод и жжду, ибо эти потребности всегд нстойчиво зявляют о себе.

Крл первым вернулся к действительности.

Если им и не суждено выбрться из этой долины, рссуждл он, все же незчем предвться отчянию. Ккой толк, если они будут мрчно сидеть целые дни нпролет, кк плкльщики н похоронх? Лучше вести деятельную жизнь, создть хорошие условия и питться кк следует, — ведь при некоторой изобреттельности ничего не стоит добыть еду. Првд, перспектив не из веселых, но, если они будут постоянно зняты делом, им будет не до мелнхолии.

Вот о чем думл Крл, проснувшись утром через день после неудчи с воздушным шром. Крл решил подбодрить Кспр, который был до крйности подвлен. Оссру ткже нуждлся в ободрении, и ботник пострлся поднять дух товрищей.

Снчл это ему плохо удвлось, но мло-помлу он их убедил, что необходимо действовть, — хотя бы для того, чтобы не умереть от голод. И они тут же решили вернуться к своим прежним знятиям и всеми доступными средствми добывть съестные припсы.

Кспру, кк и прежде, был поручен охот, Оссру — рыбня ловля, тк кк он лучше других умел обрщться с крючкми, лескми и сетями.

Ботник знялся прежним своим делом: стл обходить долину в поискх съедобных семян, рстений и корней, не збывя и о лекрственных трвх, которые могли пригодиться в случе болезни. Молодому охотнику з рстениями приходилось встречть немло тких рстений, и он отметил их н случй, если они пондобятся.

К счстью, до сих пор еще никто не прибегл к лечебным средствм, ккие Крл достл в птеке природы, и можно было ндеяться, что им никогд не придется проверять их н себе. Тем не менее Крл собрл несколько видов лекрственных рстений и, тщтельно обрботв, спрятл в хижине.

Одним из смых питтельных рстительных продуктов были семен сосны. Шишки этой змечтельной сосны были крупные, величиной с ртишок, и в кждой — по нескольку семян, с виду похожих н фистшки.

Они зпслись ткже диким петушиным гребешком. Из его семян, поджренных и рстертых между кмнями, получлось что-то вроде муки, из которой Оссру пек лепешки. Эти лепешки, хотя и не ткие ппетитные, кк домшний хлеб или дже выпеченный в рядовой пекрне, кзлись достточно вкусными людям, у которых не было другого хлеб.

Озеро, кроме рыбы, вылвливемой Оссру, двло и рстительную пищу. Исследуя его, ботник обнружил несколько видов съедобных рстений, в том числе любопытный рогтый водяной орех, известный туземцм гимлйских облстей под нзвнием «сингр» и широко употребляемый ими в пищу.

Встречлись ткже великолепные водяные лилии — лотосы с очень широкими листьями и крупными белыми и розовыми цветми.

Семен и корневищ их были съедобны, и Крлу приходилось читть, что ими питются бедняки в Кшмире. Лотос в изобилии рстет н озерх этой знменитой долины.

Увидя впервые прекрсные лотосы, которых было тк много н мленьком озере в их долине, Крл воспользовлся случем рсскзть брту (Оссру тоже внимтельно слушл), ккую пользу приносит это рстение обиттелям Кшмир. Юноши, отплывя в лодкх в жркие дни, срывют широкие блестящие листья лотосов и покрывют себе голову, зщищясь от плящих лучей, ткже утоляют жжду, пользуясь кк трубкми их полыми стеблями. Молодой ботник сообщил товрищм немло интересных случев применения этого крсивого водяного рстения, но интереснее всего для них был тот фкт, что его семен и корневищ съедобны, — это сулило им обильный зпс рстительной пищи.

Глв LIV. «ПИФАГОРОВЫ БОБЫ»

Лотос не был для них новостью. Они и рньше знли о его существовнии и не рз посещли озерную зводь, где он рос в изобилии. Это рстение привлекло их внимние через несколько дней после прибытия в долину и не потому, что брослось в глз, — его широкие круглые листья, лежщие н воде, трудно зметить с берег, првд, когд рспусклись большие бело-розовые цветы, их было видно дже издли, — нет, их привлекло к зводи, где росли лотосы, одно стрнное явление, сперв кзвшееся им згдочным и необъяснимым.

Зросль лотосов, в то время нходившихся в полном цвету, был хорошо видн с того мест, где они устроили свой первый лгерь; и кждое утро, тотчс после восход солнц, иногд и среди дня, они видели возле этих цветов кких-то птиц, которые проделывли необычный трюк: кзлось, они ходили по воде.

Это были крупные птицы, стройные и длинноногие. Крл с Кспром признли в них предствителей семейств водяных курочек.

Не приходилось сомневться, что они ходят по воде — то медленно, то быстро, — но еще невероятнее было то, что они иногд стояли н воде. А что всего порзительнее — они проделывли этот фокус н одной ноге!

Это могло бы покзться тинственным, но Крл срзу же сообрзил, чем вызвно ткое «нрушение» зкон тяготения. Он предположил, что птицы ходят по кким-то плвющим водяным рстениям, обрзоввшим плотный ковер между поднимющимися нд водой черешкми лотос.

У ботник был хорошя пмять. Он вспомнил похожий случй. Не тк двно он читл опубликовнный з несколько лет перед тем доклд об открытой в тропической Америке гигнтской водяной лилии — Виктория Регия; в сттье упоминлось о крупных птицх из семейств голенстых, которые опускются н ее огромные листья и спокойно по ним рсхживют, кк по твердой земле.

Придя через некоторое время к озеру, они обнружили широкие круглые листья лотос, почти ткие же крупные, кк у его мерикнского сородич.

Крл рсскзл своим спутникм об особенностях этого лотос, росшего н озере. Ему было известно, что семен неломбии и есть знменитые «пифгоровы бобы», о которых упоминют греческие пистели, особенно Геродот и Теофрст. Эти пистели говорят, что «пифгоровы бобы» в изобилии рстут в Египте; несомненно, что в древности их тм рзводили, но в нши дни они позбыты. Изобржения этого цветк встречются н египетских пмятникх, у греческих второв это рстение описно весьм подробно.

Некоторые ученые предполгют, что именно это рстение и было пресловутым лотосом древности, которым питлись некоторые скзочные нроды; это весьм возможно, ибо жители стрн, где оно рстет, едят его, причем не только его корневищ, но и семен, или бобы. Бобы эти весьм питтельны, стебель тк сочен, что хорошо утоляет жжду. Китйцы нзывют эту лилию «льен вэй» и приготовляют утонченные блюд из ее семян и ломтиков корневищ, смешнных с орехми и зернми брикосов и переложенных слоями льд; этим лкомством знтные мндрины угощют нглийских послов, посещющих Небесную империю.

Корневищ льен вэй сохрняют н зиму в мриновнном виде. Японцы не употребляют в пищу это рстение: они считют его священным и нередко изобржют своих богов сидящими н его широких листьях.

Цветы лотос испускют чудесное блгоухние, несколько нпоминющее зпх нис, их похожие н желуди семен вкусом и ромтом не уступют миндлю.

Глв LV. ВОДЯНОЙ УРОЖАЙ

Крл еще рньше рсскзывл своим спутникм о любопытных особенностях лотос. Им было известно, что семен этого рстения съедобны: Кспр и Оссру чстенько их пробовли и убедились, что это нстоящее лкомство.

Поэтому они срзу же подумли о лилиях. Нд водой больше не видно было огромных розовтых венчиков, это ознчло, что бобы созрели и готовы для уборки.

Итк, выйдя из хижины, все трое отпрвились н своеобрзную жтву; нд озером н длинных стеблях колыхлось множество плодов, и сбор обещл быть богтым.

Кждый зхвтил с собой по корзинке; шикри плел их в долгие зимние вечер для других целей, но теперь их решили использовть для сбор «пифгоровых бобов», потому что они были кк рз подходящей формы и рзмеров.

Крл и Кспр зктли брюки выше колен, чтобы не змочить их, бродя в воде, Оссру, у которого брюк не имелось, попросту подобрл подол своего ситцевого блхон и зткнул его з пояс.

Они обогнули берег озер, нпрвляясь к тому месту, близ которого нходились лотосы. Водяные курочки, звидя «жнецов», полетели в зросли осоки, ндеясь тм нйти более ндежное убежище.

Войдя в воду, «жнецы» принялись срывть плоды и высыпть из них семен в корзинки. Они и рньше бывли в этой зводи и знли, что здесь неглубоко.

Корзинки быстро нполнились «пифгоровыми бобми», и «жнецы» собирлись уже возврщться н сушу, когд внимние их привлекл ккя-то темня тень, скользнувшя по зеркльной поверхности озер; вслед з нею пронеслсь и вторя точно ткя же тень.

Все трое зметили тени и подняли головы, чтобы посмотреть, ккя птиц их отбросил. То, что они увидели, живо их зинтересовло.

Нд озером, и прямо у них нд головой, кружили две большие птицы. Крылья у них были добрых пяти ярдов в рзмхе, вытянутя горизонтльно шея поржл своей длиной; тонкий зостренный клюв удивительно нпоминл пестик полевой герни.

В смом деле, сходство между этими двумя предметми тк порзительно, что в лтинском нименовнии герни звучит нзвние этой птицы.

Это были исты. Не зурядные птицы, вьющие гнезд н крышх домов в Голлндии или нходящие уютное пристнище н кровле венгерского крестьянин, но горздо более крупня пород — словом, смые крупные предствители племени истов — «дъютнты».

Крл с первого взгляд определил породу этих птиц, д и Кспр тоже.

Не требуется ни длительных нблюдений, ни глубокого знния орнитологии, чтобы опознть знменитого «дъютнт». Необходимо только хоть рз видеть его рньше н кртинке или живого, бртья видели предствителей этой породы н рвнинх Индии, в окрестностях Клькутты.

Что же ксется шикри, то кк мог он не узнть этих крылтых гигнтов, этих долговязых мусорщиков, когд тысячу рз нблюдл, кк они вжно стоят н песчном побережье священного Гнг. Сомнений не было: перед ним священные птицы Брмы. От изумления он вскрикнул диким голосом и уронил весь свой сбор бобов в воду.

Оссру с первого же взгляд узнл их хрктерное оперение — черно-бурое н спине и белое н брюшке, голую, кк у гриф, шею с кирпично-крсным, похожим н сумку придтком, шелковистые белые, чуть голубовтые перья хвост, дргоценные перья, хорошо известные дмм в рзличных стрнх под нзвнием «перья мрбу».

Птицы летели медленно, тяжело взмхивя крыльями; видно было, что они устли. Кзлось, они ищут место, где бы сесть и отдохнуть.

Через несколько мгновений стло ясно, что для этого они и злетели в долину, тк кк, описв круг нд озером, они перестли взмхивть длинными крыльями и, вдруг сложив их, плвно опустились н берег.

Место для отдых они выбрли н мысу, которым зкнчивлся небольшой полуостров.

Зросли лотосов нчинлись почти у смого мыс; с него-то и сошли в воду трое сборщиков и теперь стояли среди водяных рстений, по колено в воде, всего в кких-нибудь двдцти шгх от мыс.

Аисты стояли н берегу, не обрщя ни млейшего внимния н охотников, словно это были лишь высокие стебли «пифгоровых бобов».

Глв LVI. «АДЪЮТАНТЫ»

Две гигнтские птицы, опустившиеся н берег озер, были, мягко выржясь, стрнные создния; во всем мире едв ли можно нйти ткую причудливую птицу, кк «дъютнт».

Прежде всего он шести футов ростом, и ноги у него длинные и прямые, его длин от кончик клюв до кончиков когтей — добрых семь с половиной футов. Клюв у него длиной в целый фут, толщиной в несколько дюймов; он слегк горбтый и кончик его згнут книзу.

Крылья у взрослого «дъютнт» достигют в рзмхе пятндцти футов, или пяти ярдов, приближясь к крыльям чилийского кондор или «бродячего» льбтрос.

Принято говорить, что оперение у «дъютнт» сверху черное, снизу белое, но ни тот, ни другой цвет не бывет чистым. Спин у него черно-бурого оттенк, брюшко грязно-белого — от примеси серых перьев и просто от грязи, — ведь «дъютнт» постоянно кормится в болотх и роется в мусорных кучх. Если бы лпы у «дъютнт» не были тк грязны, они были бы темного цвет, но у живой птицы они серые от пыли и облеплены мусором.

Хвост сверху черный, снизу белый, — особенно чистого белого цвет нижние перья. Они высоко ценятся под нзвнием «перья мрбу»; нзвние это возникло вследствие ошибки нтурлист Темминк, который спутл индийского «дъютнт» с фрикнским истом мрбу.

Для «дъютнт», или «ргл», кк нзывют его индусы, весьм хрктерн чрезвычйно безобрзня голя шея, крсня кк мясо, с дряблой, сморщенной кожей, поросшей бурыми волоскми. У молодых птиц эти щетинки бывют гуще, но с возрстом редеют, тк что у стрых особей голов и шея совершенно голые.

Эт особенность придет «дъютнту» сходство с грифом, с которым сближют его и другие черты, и есть основния считть его грифом из род голенстых.

Под голой шеей у него свисет н грудь огромный придток в виде сумки, иной рз длиной более фут; подобно шее, он бывет рзличных оттенков: от розового, телесного до ярко-крсного. Н тыльной стороне шеи имеется еще одно стрнное приспособление, нзнчение которого орнитологм еще не удлось определить. Это придток в виде пузыря, который ндувется воздухом. Кк предполгют, он служит своего род поплвком и помогет птице держться в воздухе во время полет. Он вздувется ткже, когд птиц нходится под знойными лучми солнц, поэтому естественно предположить, что тут игрет роль рзреженность воздух. Тк кк «дъютнты» нередко летют н большой высоте, то возможно, что этот шрообрзный придток им необходим, чтобы держться в рзреженном воздухе. Ежегодные перелеты этих птиц через зоблчную цепь Гимлев, вероятно, были бы невозможны, если бы «дъютнты» не облдли способностью, нбиря воздух в этот пузырь, уменьшть вес своего тел.

Смо собой рзумеется, «дъютнт», кк и все птицы того же семейств, жден и нерзборчив в еде, весьм плотояден и предпочитет пдль и отбросы всякой другой пище. Он убивет и поедет лягушек, мелких зверьков, птиц, причем дже довольно крупных — известно, что он может проглотить курицу. В его объемистом зобу может поместиться дже кошк или зяц, но он не нпдет н этих животных, тк кк, несмотря н свой огромный рост, он один из смых отъявленных трусов. Любой ребенок может прогнть хворостинкой «дъютнт», рссерження куриц обртит его в бегство, если он приблизится к ее цыплятм. Но прежде чем отступить, «дъютнт» встнет в угрожющую позу, шея у него покрснеет, и он широко рзинет клюв, издвя рокочущие звуки, нпоминющие рычние тигр или медведя. Однко это лишь пустое бхвльство, и, если врг продолжет нступть, он тотчс же здет стрекч.

Тковы особенности этой гигнтской рзновидности истов. Остется лишь прибвить, что есть еще несколько видов очень крупных истов, хотя и менее крупных, чем этот, которых долго смешивли с ним. Один из них — мрбу, живущий в тропическом поясе Африки, перья которого весьм ценятся модницми. Однко перья фрикнской породы длеко не тк крсивы и не тк ценятся, кк перья из хвост «дъютнт».

Еще одн крупня рзновидность ист, отличющяся и от зитского ргл, и от фрикнского мрбу, обитет н острове Сумтр. Туземцы нзывют его «буронг кмбэ», н Яве (соседнем острове) обнружен еще один вид этих огромных птиц, до сих пор мло исследовнный.

Можно удивляться, что ткие необычйные создния оствлись столь долго неизвестными ученому миру. Всего лет пятьдесят нзд появились хоть сколько-нибудь точные их описния, и дже в нстоящее время эт пород птиц еще недостточно изучен. Это тем более удивительно, что н берегх Гнг, и дже в смой Клькутте, «дъютнт» — одн из смых обычных птиц; он постоянно стоит возле дом и преспокойно входит во двор нряду с домшней птицей.

Он бывет очень полезен в роли мусорщик, поэтому его не преследуют и не только терпят, но и стрются привдить, хотя он иногд окзывет слишком нзойливое внимние утятм, цыплятм и другим обиттелям птичьего двор.

Иной рз «дъютнт» не довольствуется добычей, ккя попдется во дворе: проникнув в дом, он может стщить со стол горячее жркое и проглотить его прежде, чем хозяев или слуги успеют выхвтить лкомый кусок из его длинного, цепкого клюв.

Когд стя «дъютнтов» бродит по воде, по обыкновению рспустив крылья, издли их можно принять з стйку прусных шлюпок. А когд они стоят н песчном берегу или подбирют всевозможные отбросы н отмели священной реки, то нпоминют группу туземных женщин, знятых тким же делом.

Порой они ждно бросются н смую отвртительную пдль, не брезгуют и рзлгющимся трупом человек. Нбредя н тело ккого-нибудь фнтик, рздвленного колесницей Джггернут, которое было брошено в тк нзывемую священную реку и зтем вынесено волнми н берег, огромные исты оспривют его у бродячих псов и грифов.

Глв LVII. СПЯЩИЕ СТОЯ

Прилет истов произвел сильное впечтление н охотников, — н Оссру, быть может, еще большее, чем н остльных. Они были для него совсем кк стрые друзья, пришедшие нвестить его в темнице. Хотя ему не приходило в голову, что «дъютнты» могут содействовть его освобождению, все же он им обрдовлся. Эти стрнные птицы были ему знкомы с рннего детств и будили смые приятные воспоминния; он решил, что появившяся неожиднно чет истов — кк рз те стрые смец и смк, которых он тк чсто видел н ветвях огромного бньян, осеняющего родное бунгло.

Рзумеется, это был лишь фнтзия Оссру. Тысячи истов ежегодно совершют перелет из рвнин Индостн н север Гимлев, и было слишком мловероятно, что у них нд головой сейчс кружт именно те исты, которые много лет исполняли обязнности мусорщиков в родном селении шикри. Эт приятня мысль мелькнул у Оссру, когд птицы были еще в воздухе. Едв ли он подумл это всерьез, д и подумл-то всего н мгновение, но он все же был рд увидеть истов, явившихся из его родных рвнин — с берегов прослвленной реки, в воды которой он жждл еще рз погрузиться.

Кспру эти огромные птицы внушили совсем другого род мысли. Увидя их огромные крылья, рспростертые в медленном, но легком полете, он подумл, что одн из них может окзться достточно сильной, чтобы исполнить здчу, бывшую не по силм беркуту.

— Слушй, Крл! — воскликнул он. — Кк ты думешь, не сможет ли одн из этих больших птиц знести кнт нверх? Они ткие большущие, что, кжется, могли бы поднять н вершину утес любого из нс.

Крл не срзу ответил — видимо, он рзмышлял нд словми брт.

Молодой охотник продолжл:

— Если бы только нм удлось поймть одну из них живьем! Кк ты думешь, они опустятся? Похоже, что они собирются отдохнуть… Что скжешь ты, Оссру? Ты знешь об этих птицх больше, чем мы.

— Д, молодой сиб, вы скзть верно. Они спуститься. Вы видеть — они лететь долго. Крылья устть — не лететь больше. Потом, тут озеро, вод, — они хотеть пить и есть тоже. Они сесть, ясно…

Не успел Оссру договорить, кк предскзние его уже исполнилось. Птицы одн з другой, сделв крутой поворот, плвно, н рспростертых крыльях спустились н берег озер, кк уже было скзно, шгх в двдцти от того мест, где стояли среди листьев лотос сборщики бобов.

Все трое не отрывясь смотрели н новоприбывших, которые вели себя очень чудно.

Едв их лпы коснулись земли, длинноногие создния, вместо того чтобы рзыскивть пищу н берегу или нпрвиться к воде з питьем, кк ожидли от них зрители, поступили совсем по-другому. Видимо, они не помышляли ни о пище, ни о питье. Если они и были голодны, то в днный момент им было не до еды — тк хотелось отдохнуть! Не прошло и десяти секунд, кк «дъютнты» втянули длинную шею, спрятв ее между плечми, тк что н виду оствлсь лишь чсть головы с огромным, згнутым клювом, прижтым к груди и свешивющимся вниз.

Вслед з этим обе птицы подогнули одну из длинных, тощих лп, спрятв ее в пушистых перьях н брюшке, — это движение было проделно обеими одновременно, словно они повиновлись одному и тому же импульсу.

Еще кких-нибудь десять секунд — и птицы, кзлось, уже уснули. Во всяком случе, глз у них были зкрыты и они не шевелились.

Было очень смешно смотреть, кк эти огромные, долговязые создния удерживются н одной ноге, ловко блнсируя н тонком прямом сучке; кзлось, они ничуть не боятся упсть; д им и не грозил ткя опсность.

Оссру уже двно привык к ткому зрелищу и не нходил в нем ничего смешного. Кспр срзу же весело рсхохотлся.

Беспечность, с ккой исты опустились нземь, и живописня поз, в которой они спли, зствили рссмеяться дже всегд серьезного Крл.

Их громкий хохот проктился нд озером и отрзился рсктми от соседних утесов.

Можно было подумть, что этот шум встревожит новоприбывших и зствит их снов прибегнуть к крыльям.

Ничуть не бывло — они лишь приоткрыли глз, слегк вытянули шею, покчли головой и несколько рз щелкнули клювом, но вскоре клюв снов зкрылся и сонно опустился, зрывшись в перья.

Невозмутимость птиц еще больше рссмешил молодых охотников, и они несколько минут простояли н месте, зливясь звонким, неудержимым хохотом.

Глв LVIII. «ПЕРЬЯ МАРАБУ»

Двно они тк не смеялись. Кспр успокоился, лишь когд у него зныло под ложечкой от этого приятного упржнения.

Корзинки были почти полны, и решено было отнести их в хижину, потом вернуться к истм и поймть их. Оссру полгл, что это легко им удстся; по его словм, птицы ткие смирные, что ничего не стоит подойти к ним и нкинуть петлю н шею. Вероятно, он срзу бы это сделл, будь у него веревк для петли. Но они с собой ничего не зхвтили, кроме кмышовых корзинок для сбор семян лотос. Чтобы достть веревку, нужно было вернуться в хижину. Трудно скзть, зчем пондобились исты охотникм з приключениями. Быть может. Крл все еще не оствил мысль, подскзнную ему бртом.

Возможно, у них были и другие побуждения, особенно у Оссру. Если от истов и не будет особого толк, во всяком случе, недурно бы их приручить. Шикри невольно подумл о том, что им придется прожить еще долгие годы в этой уединенной долине. При ткой перспективе дже чопорный ист покжется веселым спутником.

Кк бы тм ни было, охотники решили змнить «дъютнтов» в ловушку.

Все трое нпрвились к берегу, решив подльше обойти спящих. Теперь, когд Крл и Кспр здлись новой целью, они поднимли ноги из воды и опускли их тк осторожно, словно ступли по яйцм. Оссру потешлся нд их чрезмерной осторожностью, уверяя, что нечего бояться вспугнуть истов, и он, рзумеется, был прв.

Аисты, обитющие в облстях Индии, омывемых Гнгом, чувствуют себя в полной безопсности, ибо их считют священными птицми и они охрняются зконом; они тк привыкли к человеку, что при встрече с ним не срзу уступют ему дорогу. Но возможно, что эти дв ист приндлежли к ккой-нибудь дикой сте, кких немло в болотх Сендербенд. В тком случе к ним было бы труднее подойти.

Оссру соглсился принять все предосторожности, н кких нстивл Крл.

Дело в том, что Крл осенил змечтельня мысль. Он зродилсь у него в мозгу, еще когд он от души смеялся вместе с бртом. И, к удивлению Кспр, веселость его быстро прошл, — во всяком случе, уже не выржлсь тк бурно.

Нш философ внезпно стл молчлив и серьезен, словно решив, что при днных обстоятельствх смех неуместен. Кспр был зинтриговн молчнием брт и стл его рсспршивть, но тот не пожелл поделиться с ним своей мыслью. Не ндо думть, что Крл все время молчл, — он двл товрищм советы и укзывл, кк ндо действовть, чтобы нверняк поймть истов, при этом он говорил с необычным жром.

Через несколько минут они дошли до хижины. Это был скорее бег, чем ходьб. Крл шгл впереди и добежл рньше остльных. Они мигом швырнули н пол корзинки с бобми, словно тм не было ничего ценного, зтем извлекли из тйников бечевки и лески, искусно свитые Оссру, и подвергли их осмотру.

Збросить скользящую петлю несложное дело для шикри. Нетрудно и прикрепить ее к длинному стеблю бмбук ринглл. Вооружившись бечевкми, нши охотники снов вышли из хижины и нпрвились к спящим истм.

Подойдя ближе, они с удовольствием увидели, что птицы все еще нслждются полуденным отдыхом. Очевидно, им пришлось долго лететь и необходимо было отдохнуть. Их крылья вяло свисли по бокм, докзывя, кк они устли. Может быть, истм снились сны — гнездо н кком-нибудь высоком фиговом дереве, приютившя их бшня древнего хрм, где чтили Будду, Вишну или Дэву, или же великий Гнг и плывущие по его волнм пхучие отбросы, в которые они тк любят погружть свой длинный клюв…

Оссру, которому было поручено метнуть петлю, не здумывлся нд вопросом, что снится истм и вообще снится ли им что-нибудь. Убедившись, что они спят, он пригнулся и, бесшумно скользя, кк тигр в джунглях, нчл подкрдывться к беспечным «дъютнтм», пок не подошел к ним тк близко, что можно было бросить петлю.

Шикри был уверен в успехе, но стря пословиц «Поспешишь — людей нсмешишь» подтвердилсь и н этот рз.

Когд попытк был сделн, петля все еще оствлсь в рукх у шикри, «дъютнты» уже прили в воздухе, поднимясь все выше и выше, щелкя клювми, кк кстньетми, и издвя гневные звуки, похожие н рычние льв.

Неудчу следует приписть не Оссру, одному его неосторожному спутнику, следоввшему з ним по пятм. И этим спутником был Фриц.

Кк рз в тот момент, когд Оссру готовился нбросить петлю н шею спящего «дъютнт», Фриц, последоввший з охотникми, зметил птиц, кинулся вперед и схвтил одну из них з хвост. Мло того, словно желя звлдеть дргоценными «перьями мрбу», он вырвл из хвост большой пук.

Что же вызвло столь неожиднное и свирепое нпдение Фриц?

Ведь умному, хорошо обученному псу еще ни рзу не случлось пугть дичь, н которую охотились его хозяев. И если Фриц изменил своим охотничьим привычкм, виною был дичь, попвшяся ему н глз. Дело в том, что из всех живых существ, встречвшихся Фрицу з время пребывния в Индии, ни одно не внушло ему тких врждебных чувств, кк «дъютнты». Живя в Королевском ботническом сду, в Клькутте, где его хозяев, кк вы помните, гостили некоторое время, Фриц нередко встречлся с двумя огромными рглми, ткже гостившими тм; они проживли в огрде, где им позволяли беспрепятственно рсхживть и подбирть всевозможные объедки, которые выбрсывл кухрк директор.

Эти птицы были до того ручные, что охотно брли еду из рук у всех, кто им ее предлгл. Тк же охотно они брли и то, чего им не двли, но что могли достть своим длинным, цепким клювом. Они чсто воровли лкомств, которые им не предлгли. Одного их воровского подвиг Фриц не мог им простить. Он собирлся пообедть вкусным куском мяс, полученным от кухрки, они стщили у него этот кусок. Одн из птиц имел нглость схвтить мясо клювом, вырвть из псти у собки и проглотить прежде, чем пес успел помешть ей.

С тех пор Фриц питл лютую ненвисть ко всем птицм этого род, в особенности же к рглм. Поэтому, едв увидев «дъютнт» (пес нходился возле хижины, когд прилетели эти птицы, и не мог их видеть), он кинулся к ним, осклив зубы, и схвтил одного из них з хвост.

Нет нужды добвлять, что птиц, подвергшяся нпдению, тотчс же взлетел, сопровождемя своим более удчливым, но не менее испугнным спутником, рзъяренный Фриц обошелся с «перьями мрбу» тк, кк вероятно, еще никто не обходился с ними, дже когд ккя-нибудь ревнивя особ срывл их с тюрбн ненвистной соперницы.

Глв LIX. АИСТЫ ПОЙМАНЫ

Нши исктели приключений с рзочровнием и досдой смотрели н улетвших истов, Фриц рисковл быть сурово нкзнным. Кспр уже знес нд ним плку, когд возглс Крл зствил молодого охотник остновиться и спс Фриц от трепки.

Но Крл вскрикнул не потому, что пожлел собку. Вырввшийся у него возглс ознчл совсем другое и прозвучл тк необычно, что Кспр тут же обернулся к брту. Крл стоял, неотрывно глядя вверх н удлявшегося ист — того смого, с хвостом которого Фриц обошелся столь непочтительно.

Но Крл смотрел не н взъерошенные, нполовину вырвнные «перья мрбу», свисвшие из хвост ист, н его длинные ноги, которые во время взлет были подогнуты нискось, длеко выдвясь з конец хвост. И дже не сми ноги привлекли внимние охотник, нечто, прикрепленное к ним — вернее, к одной из них, — и сверкнувшее ярким метллическим блеском в солнечных лучх. Блеск был желтовтый, словно сверкло золото или ярко нчищення медь, и тк слепил глз, что невозможно было определить форму предмет или угдть, что это ткое. Но оздчены были только Кспр и Оссру. Крл знл, что з метеор сверкнул н миг, кк луч ндежды, теперь медленно, но верно удлялся, погружя его в мрчное отчяние.

— Ах, брт, — вскричл он, когд ист взлетел, — ккое несчстье!

— Несчстье? Что ты хочешь скзть. Крл?

— Ах, если бы ты знл… Ведь у нс был ндежд н освобождение… Увы, увы! Он исчезет!..

— Это ты про птицу говоришь? — спросил Кспр. — Что же з бед, что он улетел? Я не думю, чтобы он могл поднять веревку. Ккой толк, если мы ее поймем? Он несъедобн, перья нм не нужны, хотя бы они стоили целое состояние.

— Нет, нет, — поспешно возрзил Крл, — не то, совсем не то!

— Что же тогд, брт? — спросил Кспр, которого удивил бессвязня речь охотник з рстениями.

— Смотри туд!.. — скзл Крл, укзывя н прящих истов. — Видишь что-то блестящее?

— А, н ноге у одной из птиц? Д, я вижу что-то вроде кусочк желтого метлл. Что бы это могло быть?

— Я зню, что это, — ответил Крл с сожлением в голосе, — отлично зню! Ах, если бы мы поймли эту птицу! У нс, пожлуй, был бы ндежд. Но теперь все кончено! Он исчезл — увы, исчезл… Ну и беду ты нм нтворил, Фриц, — до конц дней придется нм об этом горевть!

— Я тебя не понимю, брт, — скзл Кспр. — Но если ты тк огорчен, что исты улетели, то, пожлуй, можешь утешиться. Похоже, что они не тк уж торопятся нс покинуть, несмотря н ткую негостеприимную встречу. Смотри, они кружт в воздухе, словно собирются опять спуститься. Взгляни сюд! Оссру протягивет им примнку. Я ручюсь, что строму шикри удстся уговорить их вернуться. Он в совершенстве знет их привычки.

— Ах, если бы это удлось!.. — вскричл Крл, взглянув сперв н прящих истов, зтем н Оссру. — Кспр, держи Фриц. И пусть Оссру действует. Ни з что н свете не дй собке вырвться! Рди бог, держи ее покрепче, рди смого себя, рди всех нс!..

Кспр все еще удивлялся возбуждению брт, но это не помешло ему исполнить прикз: кинувшись к Фрицу, он схвтил его, поствил между колен, стиснул рукми и коленями тк крепко, что Фриц окзлся кк в тискх.

Взгляды всех (не исключя собки) были устремлены н Оссру. Кспр следил з его движениями с любопытством, Крл с сильно бьющимся сердцем.

Хитрый шикри хорошо подготовился к ловле. Предвидя, что могут возникнуть зтруднения, он зпсся примнкой; если бы птицы окзлись пугливыми, он рссчитывл змнить их поближе и пустить в ход петлю. Этой примнкой был большя рыб, которую он, уходя из хижины, зхвтил в клдовой и теперь, чтобы привлечь внимние истов, держл н виду. Он отошел н некоторое рсстояние от товрищей и, стоя н холмике н берегу озер, изо всех сил стрлся подмнить птиц, тк нпугнных Фрицем.

Оссру, кк и остльным, было ясно, что истм поневоле пришлось взлететь и что им вовсе не хотелось поднимться н воздух. Они, без сомнения, очень устли и жждли отдых.

Что именно их зствило спуститься снов?

Впрочем, Оссру не здвлся этим вопросом. Увидев по поведению птиц, что они зметили рыбу у него в рукх, он бросил соблзнительную примнку подльше от себя и стл ожидть результтов.

Н этот рз он не обмнулся в своих рсчетх.

Ни внешность, ни поз Оссру не могли внушить подозрений «дъютнтм». Им тысячу рз приходилось видеть тких, кк он, смуглолицых индусов, точно в тком же нряде, и, встретив шикри в этом стрнном, пустынном уголке земного шр, они не зподозрили в нем врг.

Им был стршен только Фриц, но Фриц сейчс был где-то длеко, и его можно было не опсться. К тому же пустой желудок влстно требовл пищи, и, глядя н рыбу, лежвшую н трве без всякой охрны, исты позбыли стрх и дружно бросились н желнную добычу.

Об одновременно вцепились в рыбу, и кждый стремился ею звлдеть.

Тк кк одн из птиц схвтил рыбу з голову, другя з хвост, то между ними звязлсь дрк — они стрлись вырвть друг у друг лкомый кусок. Потом обе стли зглтывть рыбу с двух сторон, пок их клювы не встретились и не стукнулись друг о друг.

Ни одн не хотел уступить другой добычу, и несколько секунд продолжлсь збвня борьб.

Неизвестно, сколько времени он бы еще продлилсь, но ей положил конец Оссру: видя, что птицы поглощены дркой, он кинулся к ним и, широко взмхнув рукми, обхвтил срзу обоих истов, которые стли отчянно отбивться.

С помощью Крл и Кспр, который уже успел привязть Фриц к дереву, огромных птиц вскоре осилили и тк крепко связли, что им невозможно было вырвться.

Глв LX. НАДПИСЬ НА КОЛЬЦЕ

— Вот оно! Вот оно! — воскликнул Крл, внезпно нклонившись и хвтя одну из птиц з лпу.

— Что ткое? — спросил Кспр.

— Смотри, брт! Смотри, что у ист н ноге! Рзве тебе не приходилось видеть эту дргоценность?

— Медное кольцо? О д, — ответил Кспр, — теперь я вспоминю. В ботническом сду был «дъютнт» с медным кольцом н лпе, точно тким же. Ккой стрнный случй!

— Точно тким же? — повторил Крл. — Д это и есть то смое кольцо! Нклонись и рссмотри его получше. Видишь эти буквы?

— «К.Б.С., Клькутт», — медленно произнес Кспр, прочитв ндпись н кольце. — «К.Б.С.». Интересно, что это знчит?

— Отгдть нетрудно, — нствительно скзл Крл: — «Королевский ботнический сд»! Что же еще может быть?

— Ничего больше. Конечно, это те смые птицы, которых мы тм видели и с которыми тк чсто игрли!

— Те смые, — подтвердил Крл. — В этом нет сомнений.

— А Фриц, должно быть, тоже узнл их, поэтому тк внезпно н них нпл. Помнишь, он то и дело с ними ссорился?

— Помню. Но ему больше не следует позволять н них нпдть. Они мне пригодятся.

— Пригодятся?

— Ну д, и дже очень. Птицы окжут нм весьм вжную услугу. Хотя они противны и безобрзны, з ними нужно ухживть, кк з ккими-нибудь дргоценными болонкми. Мы должны обеспечить их кормом и водой; мы должны стеречь их днем и ночью, словно священный огонь, который ндо все время поддерживть.

— Ну вот еще!

— Именно тк, брт! Этих истов ндо во что бы то ни стло сберечь — они необходимы для ншего спсения. Если они околеют или улетят от нс, если мы потеряем хоть одного из них, мы погибли. Это нш последняя ндежд. Я не сомневюсь, что последняя!

— Ккя же это ндежд? Чего ты ждешь от них? — в недоумении спросил Кспр, который никк не мог понять, к чему клонит брт.

— Ккя ндежд? Д решительно все ндежды! И дже больше, чем ндежд, ибо я вижу здесь перст судьбы. Нконец-то он сжлилсь нд нми.

Кспр молч смотрел н брт. В глзх Крл светились рдость и блгодрность, но Кспр не мог догдться, что происходит в его душе.

Оссру был ткже оздчен стрнным видом и словми сиб Крл, но вскоре перестл об этом думть; знявшись «дъютнтми», он лскл то одного, то другого, рзговривл с ними и обнимл, кк своих бртьев.

Нкрепко связв лпы истм, Оссру рзрезл рыбу н небольшие куски и принялся кормить птиц тк зботливо, словно это были люди, прибывшие сюд после долгого путешествия и изнемогвшие от голод.

Аисты не обнруживли ни млейшего стрх. Они хвтли н лету и проглтывли куски рыбы тк ждно и спокойно, словно их кормили н берегу большого бссейн в ботническом сду Клькутты.

Лишь время от времени они пугливо озирлись н Фриц, но, по прикзу Крл, пс держли подльше от них, пок они не покончили с трпезой, предложенной им Оссру.

Кспр, все еще оздченный, снов спросил у охотник з рстениями, что он думет делть с истми.

— Ах, брт, — ответил Крл, — ты нынче н диво непонятлив! Неужели ты не угдл, почему я тк обрдовлся этим птицм?

— Конечно, нет, если только…

— Если что?

— Если ты не ндеешься, что они знесут веревку н утес.

— Знесут веревку? Ничего подобного… Впрочем, тут есть что-то общее. Но рз ты не догдлся, то я помучу тебя еще некоторое время.

— Ах, брт!..

— Нет, не скжу. Я хочу, чтобы вы сми догдлись. Кспр и Оссру пустились было в догдки, но Крл прервл их:

— Погодите, сейчс некогд. Вы можете проявить свою догдливость, когд мы вернемся в хижину. Первым делом мы должны кк следует связть нших пленников. Эт веревк слишком тонк — они могут перепилить ее клювом и освободиться. Тут потребуется смя крепкя веревк, ккя только у нс есть. Бери, Оссру, одного. Я понесу другого. А ты, Кспр, присмотри з Фрицем. Веди его н привязи. Теперь его нужно держть привязнным, чтобы не случилось ккой-нибудь непопрвимой беды. Не дй Бог, он сорвет нм этот змечтельный плн.

С этими словми Крл обхвтил рукми одного из «дъютнтов». Оссру в то же время обнял другого, и, несмотря н издвемые ими грозные, рокочущие звуки и н щелкнье клювов, огромных птиц отнесли в хижину.

Тм им обмотли лпы прочными веревкми, которые привязли к толстым бревнм, обрзующим стропил крыши. Уходя из хижины, всякий рз зкрывли дверь, ибо Крл, сознвя все знчение тких гостей, хотел быть уверенным в сохрнности своей добычи.

Глв LXI. КРЫЛАТЫЕ ПИСЬМОНОСЦЫ

Лишь покончив с неотложными делми, Кспр и Оссру снов пустились в догдки. Об взялись з дело всерьез: уселись н лежщие возле хижины большие кмни, где они тк чсто строили плны своего освобождения; об молч рзмышляли; кждый думл про себя не делясь сообржениями с товрищем. Кзлось, между ними возникло соперничество: кто первый отгдет змысел Крл?

Ботник стоял рядом, ткже погруженный в рзмышления. Он был знят усовершенствовнием своего плн, еще неизвестного его спутникм.

Аистов вынесли их хижины и привязли к тяжелому обрубку дерев, влявшемуся поблизости. Необходимо было, чтобы птицы привыкли к этой местности. К тому же их следовло еще рз покормить: рыбы, съеденной ими вдвоем, было явно недостточно.

Взгляд Кспр упл н ист, у которого было кольцо н лпе, зтем он обртил внимние н ндпись: «К.Б.С., Клькутт». И эт ндпись внушил молодому охотнику мысль, ккя пришл в голову его брту при виде кольц. Этот кусочек меди содержл определенные сведения. Они были доствлены прямо из Клькутты птицей, носившей н лпе это блестящее кольцо. Почему бы не переслть другие сведения в Клькутту тем же способом? Почему бы…

— Ншел, ншел! — крикнул Кспр, обрдовнный своим открытием. — Д, милый Крл, теперь я зню, что у тебя з плн, зню! И, клянусь Юпитером Олимпийским, это змечтельный плн!

— Тк ты нконец догдлся! — не без иронии скзл Крл. — Двно пор! Ндпись н медном кольце срзу же должн был подскзть тебе рзгдку. Но послушем, что ты скжешь, и посмотрим, првильно ли ты угдл.

— Еще бы непрвильно! — отвечл Кспр, подхвтывя шутливый тон брт. — Ты хочешь дть новое звние вшим знтным гостям. — Он укзл н истов. — В этом и состоит твой плн, не тк ли?

— Продолжй.

— В нстоящее время — это военные, офицеры… Ведь дъютнт — офицерский чин?

— Ну тк что же?

— Боюсь, что они не очень-то тебя поблгодрят з тот чин, кким ты хочешь их нгрдить, ибо это едв ли будет для них повышением. Не зню, кк посмотрят н это птицы, но люди не очень-то склонны менять военную службу н гржднскую.

— О кком чине ты говоришь?

— Если не ошибюсь, ты собирешься сделть истов письмоносцми, или почтльонми, если это нзвние тебе больше нрвится.

— Х-х-х! — зсмеялся Крл, которому понрвилось остроумное срвнение Кспр. — Верно, брт, ты отгдл мой плн! Именно это я и здумл сделть.

— Ох, клянусь колесми колесницы Джггернут! — вскричл шикри, который прислушивлся к их рзговору и прекрсно его понял. — Хорошо придумл! Эти исты вернутся в Клькутт, — конечно, вернутся. Они понести письмо сибм феринги. Сибы узнть, мы тут в тюрьме. Получить письмо и прийти спсть нс… Х-х-х! — Тут Оссру вскочил с мест и с дикими крикми кк помешнный зплясл вокруг хижины.

Ломня речь Оссру докзывл, что он вполне постиг змысел охотник з рстениями.

Этот змысел смутно збрезжил в мозгу у Крл, когд тот впервые увидел истов, привших высоко в небе; но, когд н лпе у птицы он зметил блестящую желтую полоску, этот плн стл принимть более четкие очертния.

Когд же исты были поймны и Крл, рсшифровв ндпись н кольце, узнл своих стрых знкомых из К.Б.С., он блгословил счстливый случй, послвший в долину птиц, которые должны были в скором времени принести освобождение ему и товрищм.

Глв LXII. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Освобождение пришло, хотя и не тк скоро. Ншим охотникм пришлось вытерпеть еще несколько месяцев этой одинокой, однообрзной жизни.

Нужно было дождться дождливого времени год, когд рзольются реки, протекющие по обширным рвнинм Индостн. Тогд огромные «дъютнты» возврщются из своего летнего путешествия н юг, пролетя нд гордыми вершинми Имус. Крл и его товрищи ндеялись, что их «дъютнты», руководимые тем же инстинктом, вернутся в К.Б.С. — Королевский ботнический сд в Клькутте.

Крл был уверен, что исты это сделют. Он словно стоял н берегу священной реки в К.Б.С. и смотрел, кк они, зкончив перелет, спускются н землю в огрде ботнического сд.

Директор ботнического сд рсскзывл ему, что птицы уже много лет совершют ткие путешествия и всякий рз в одно и то же время, тк что можно было предскзть день их отлет и прилет.

К счстью, Крл зпомнил эти сроки, — првд, приблизительно. Все же он знл, когд можно было ожидть отлет гостей, этого было для него достточно.

Они все время тк ухживли з «дъютнтми», словно чтили их, кк священных птиц.

Мяс и рыбы у истов было вдоволь — об этом зботился Оссру. Им не грозили никкие врги — дже Фриц, хотя пес двно уже перестл быть их вргом. Все их потребности удовлетворялись; им было предоствлено все, кроме свободы.

Нконец им ее возвртили.

Выбрв прекрсное лучезрное утро, мнившее птиц к полету, их выпустили н свободу и предоствили лететь, куд им вздумется.

Единственной помехой в полете был кожня сумочк, привязння к шее ист тк, чтобы он не мог достть ее клювом. У обоих было по ткому мешочку, ибо Крл, потртив последние листки зписной книжки, нписл послние в двух экземплярх и доверил кждой птице по письму н случй, если одно потеряется.

Некоторое время птицы, кзлось, не хотели покидть своих добрых друзей, которые тк долго кормили их и лелеяли, но инстинкт, увлеквший их к солнечным рвнинм Юг, взял верх — и, испустив прощльный крик, н который ответили ободряющие возглсы людей и долгий лй Фриц, они взмыли ввысь в плвном, торжественном полете. Поднявшись нд утесми, они вскоре скрылись з гребнем окружвших долину гор.

Нстл день, и н крю обрыв появилось десятк дв людей — отрдное зрелище для Крл, Кспр и Оссру!

Дже Фриц злял от рдости, увидев их.

Н синем фоне неб можно было рзглядеть в рукх этих людей свернутые кольцом веревки, шесты и другие орудия, необходимые для подъем н утесы.

Итк, «дъютнты» исполнили свою миссию и доствили письм в Клькутту.

Вскоре туд вернулись и охотники. По спущенным сверху веревочным лестницм они блгополучно поднялись н утес, причем Фриц совершл восхождение н плечх у шикри.

Все трое вместе со своими спсителями и с Фрицем, следоввшим з ними по пятм, спустились по южному склону Гимлев и вскоре опять увидели священный Гнг. Вновь вступили они в гостеприимные ворот Королевского ботнического сд и возобновили знкомство не только со своими учеными-друзьями, но и с крылтыми вестникми, блгодря которым им удлось нконец выбрться из роковой горной «тюрьмы» и вернуться в мир людей.