/ Language: Русский / Genre:detective / Series: Русский бестселлер

Магнолия в снегу

Марина Серова

Евгения Охотникова, профессиональный телохранитель, в кои-то веки задумалась о возможности связать себя узами брака. И надо же такому случиться, что мужчина, которому удалось растопить ее ледяное сердце, оказался очередным работодателем Глебом Полянским! А по совместительству – аферистом, обманом втянувшим Евгению в круговорот весьма опасных для жизни событий… Убийство, погони и знакомство с криминальными авторитетами совершенно отбивают у Жени всякую охоту выходить замуж!

Литагент «Эксмо»334eb225-f845-102a-9d2a-1f07c3bd69d8 Магнолия в снегу : роман / Марина Серова Эксмо Москва 2013 978-5-699-64452-0

Марина Серова

Магнолия в снегу

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2013

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Пролог

Обычно у меня прямой взгляд. Если вру – честный. Если оправдываюсь – игривый. А иногда взгляд у меня кокетливый, и тогда я увожу чужих мужей… Именно последняя мысль никак не давала мне покоя. И теперь, сидя в многолюдном придорожном кафе, глотая остывший кофе и докуривая третью сигарету подряд, я отчетливо осознавала – нервы сдают.

Я уже в который раз взглянула на часы – было начало шестого. «Скорее бы… Скорее бы все началось. Скорее бы уже ОН пришел…» – промелькнуло у меня в голове. Но время тянулось медленно, словно под водой. Я заказала еще одну чашку кофе, за соседний столик села очередная компания молодых парней, а на улице начался дождь. Мелкие, холодные капли ударили о подоконник, а потом на город обрушился шквал воды. В считаные минуты по тротуарам растеклись грязные лужи, а водители авто включили дальний свет фар. В кафе хлынул новый поток посетителей, испуганных разгулявшейся стихией.

«Что за чертовщина в середине октября?! А впрочем… Оно и к лучшему. В такой суматохе точно никто ничего не заметит… Хотя плевать на погоду! Главное, чтобы он не заметил, не понял и никогда не догадался, почему я на все это согласилась…» Я пониже опустила козырек бейсболки, оглядела посетителей забегаловки и потянулась за очередной сигаретой. Ненавижу ждать!

Когда стрелка на часах остановилась на отметке семь, а я уже потеряла всякое терпение, входная дверь распахнулась, и в кафе вошла пара – мужчина в драповом пальто и молодая девушка, одетая совсем не по погоде – в легкий плащик и открытые туфли – и уж совсем некстати нацепившая на нос большие солнцезащитные очки.

«А вот и ОН», – мысленно отметила я, искоса наблюдая за тем, как вошедшие проследовали в противоположный от меня конец зала и заняли самый дальний столик. Я проглотила остатки кофе и от нечего делать уставилась в окно. И снова потянулись томительные минуты ожидания. Интересующая меня парочка сделала заказ и теперь что-то оживленно обсуждала. Я украдкой наблюдала за мужчиной и боялась, что он обернется, ловила каждое движение его молодой спутницы: вот она жеманно поправила воротник плаща, пожала плечами, манерно придвинула бокал вина – странный выбор в такую рань… Я снова отвернулась, машинально схватилась за пачку сигарет, но тут же положила ее обратно. Боковым зрением я заметила, как девушка залпом опрокинула в себя содержимое бокала, что-то сказала своему спутнику и решительно поднялась. Она быстро прошла между столиками к двери с табличкой «WC», чуть помедлила и шагнула за порог.

Я проводила ее взглядом, выждала несколько минут. «Пожалуй, пора…» Поднялась из-за столика, расплатилась за кофе и проследовала к той же самой двери. Она оказалась не заперта, достаточно было лишь повернуть ручку. Я бросила беглый взгляд налево, направо, толкнула дверь и тут же оказалась в крошечной комнатенке с одним-единственным рукомойником и низкой дверью, ведущей в санузел. Девушка стояла ко мне спиной. Она не испугалась, не обернулась, только коротко сказала:

– Закрой дверь на замок, чтобы сюда никто не вошел…

Я послушно повернула щеколду и облокотилась на плотно запертую дверь.

Девушка помедлила, потом развернулась.

– У нас мало времени. Думаю, за нами следят.

– В кафе точно все чисто.

– Значит, ждут на улице! Давай начнем. Незачем привлекать к себе лишнее внимание.

Она сняла очки, и я увидела ее уставшие, воспаленные глаза. Я поспешила отвести взгляд, кивнула и стала стягивать с плеч куртку. Девушка тоже не теряла времени даром. Ловко расстегнула плащик и, только когда стала его снимать, схватилась за плечо и болезненно поморщилась.

– Болит?

– Ничего страшного, – отмахнулась она.

Я больше не стала ни о чем спрашивать. Даже когда увидела, что ее рука туго перевязана бинтами, – приставать не стала, молча взяла у нее блузку и стала одеваться. Так же быстро мы поменялись всем остальным – мне пришлось надеть узкую юбку, накинуть на плечи шарф и смириться с тем, что придется носить туфли на высоченных каблуках. Моя же напарница оказалась в моем спортивном костюме и ветровке, пригодилась и бейсболка – она спрятала под нее волосы и низко надвинула на глаза.

– Я выйду первая, – произнесла она, когда все было готово, – у входа меня уже ждет машина… А тебе – удачи…

Я криво улыбнулась:

– Спасибо.

– Да, и вот еще… Возьми… – Она сунула мне в руки конверт. – Там билет до Павловска и водительские права, – произнесла она, прежде чем я успела что-либо возразить, – на мое имя. Пусть будет у тебя. Спасибо тебе… Уверена, у тебя все получится.

– Я тоже на это надеюсь…

Она даже не дослушала – быстро отвернулась от меня, открыла замок и юркнула за дверь. Я осталась одна. Мысли в голове путались, нужно было взять себя в руки, встряхнуться. Но я стояла в центре кафельной комнаты, смотрела на свое отражение, и губы невольно растягивались в предательской улыбке. «Ну что ж, ОН в моих руках… А вернуть его или нет – я еще подумаю!» Я поспешила спрятать глаза за темными очками и манерным движением (точь-в-точь как она) поправила воротник плаща. В сумочке у меня лежал билет на новое имя, а в зале придорожного кафе меня ждал чужой муж. И ни одно из этих обстоятельств на сегодняшний день меня ни капельки не смущало.

Глава 1

А начиналось все со скандала накануне утром.

– Женя, одумайся наконец-то! Бросай свою работу! Она до добра не доведет! Неужели самой не надоело?! – тщетно взывала к моему разуму тетушка Мила.

– Не надоело, – пыталась отговориться я.

– А вот и зря! Посмотри на себя!

– Что опять не так?

– Ну в кого ты превратилась? – возмущалась тетя. – Носишь исключительно брюки, не красишься, в сумочке таскаешь пистолет, я уже не говорю о твоей привычке – постоянно курить! А всему виной твоя работа! Разве так можно? Тебе пора задуматься не только о службе! Замуж тебе пора!

Я сидела в кресле, барабанила пальцами по подлокотнику и старалась не сорваться. На самом деле, подобный разбор полетов происходит в нашей семье регулярно – моя работа частного охранника и неустроенная личная жизнь никак не дают покоя тетушке Миле. Вот и сегодня, вместо того чтобы паковать чемоданы и предвкушать все блага предстоящего отдыха в Карловых Варах, она решила попенять мне, но в своем старании вразумить бестолковую племянницу явно дала маху.

– Не нужно вмешиваться в мою личную жизнь! – все же вышла я из себя.

– Было бы во что вмешиваться! – фыркнула тетя, доставая из шкафа стопку вещей, и принялась одну за другой складывать их в чемодан. – Ты же ничего не замечаешь, кроме своей работы! День-деньской мотаешься по каким-то делам! Хотя бы о себе подумала! Ведь на такой службе, как у тебя, всю жизнь не проработаешь… И что будет потом? А? Останешься совсем одна?!

– Это не так! – больше прежнего разозлилась я.

– Что не так? – вопросительно уставилась на меня тетя Мила.

Ответить я так и не успела – на столе тоненько заверещал сотовый. Тихо радуясь тому, что дурацкий разговор прерван, я схватила трубку, даже не посмотрев на номер звонившего.

– Женяша! – услышала я знакомый голос своего закадычного приятеля Андрея Старшова. – Женька, у меня для тебя работа!

Я мельком взглянула на тетю. Похоже, она без лишних слов поняла, о чем сейчас пойдет речь, и лишь сокрушенно покачала головой. Я поспешно поднялась с кресла и ужом выскользнула за дверь.

– …одна моя знакомая, – оживленно вещал между тем приятель, – Алиса Полянская, ищет телохранителя. У нее с мужем свой бизнес. Вот видишь ли, не поделили что-то с конкурентами, а они и пригрозили ей, что наймут киллера… Ну, в общем, сама понимаешь…

Вслушиваясь в непрерывную болтовню Андрея, я прошла на кухню, по привычке присела на подоконник и вытащила из кармана пачку сигарет.

– …а теперь ей нужно ехать на заключение сделки в Павловск. Представь, каково бедняжке будет в чужом городе, да еще с постоянными мыслями, что ее в любой момент могут убить.

– Не сладко, – оценила я масштаб проблемы, щелкая зажигалкой и прикуривая сигарету.

– То-то и оно! – заключил приятель. – Так что, Женя, вся надежда только на тебя! Выручай!

На самом деле никакого рабочего настроя у меня не было и в помине, тем более – я посмотрела за окно – на улице уже который день подряд моросит дождь. Но как раз сейчас тетя Мила в соседней комнате собирает вещи, чтобы сегодня же отправиться в санаторий, а это значит, что ближайшую неделю мне предстояло коротать осенние вечера в пустой квартире в гордом одиночестве или…

– Я согласна поработать! – приняла я решение.

– Вот и отлично! – обрадовался Андрей. – Тогда встречаемся сегодня в семь в ресторане «Альянс». Там намечается небольшая вечеринка в честь юбилея моей фирмы. Но это только повод. На самом деле скоро выборы, и я собираюсь баллотироваться, вот и нужно наладить более тесный контакт с некоторыми людьми. В общем, тусовка для своих, так сказать! Алиса будет в числе приглашенных. Надеюсь и тебя видеть среди званых гостей!

– Мне кажется, будет лучше побеседовать где-нибудь на нейтральной территории…

– Да брось ты, – пресек на корню все мои возражения приятель, – твое имя уже значится в списках приглашенных! Хоть немного отвлечешься и развеешься перед работой… К тому же у Алисы на почве этих угроз началась самая настоящая паранойя – встретиться тет-а-тет ни за что не согласится, только в людном месте. Так что жду! До встречи!

Я отключила противно пищащий телефон, докурила сигарету. «А в чем-то тетя все-таки права…» – с досадой подумала я и зло раздавила окурок в пепельнице.

К тетушке в комнату я больше не заходила, дабы не нарваться на очередной разгон. Впрочем, моя дорогая родственница тоже предпочла хранить молчание. Даже по дороге на вокзал она не проронила ни слова, всем своим видом давая понять, что обижена. Я тоже молча рулила вниз по улице, смотрела только вперед и ни за что не хотела себе признаваться в том, что меня мучает совесть – ну зачем было ругаться?

Лишь на перроне, пока проводница проверяла документы, тетя Мила все же обратилась ко мне:

– Я бы на твоем месте прислушалась ко всему, о чем я тебе говорила, – дала она мне напоследок дельный совет.

Я промолчала, а она подхватила чемодан и поднялась в вагон. Толпа провожающих оттеснила меня назад, я так и не успела ничего сказать тете на прощание.

А уже через десять минут я спешила на другую сторону вокзала к автостоянке, где бросила свой «Фольксваген». Реденький осенний дождь снова зарядил по тротуарам и навесным крышам привокзальных кафе, но прохожие не замечали его – они спешили по своим делам с чемоданами и пестрыми сумками наперевес. И я спешила – хмурая, обозленная – домой, в пустую квартиру, где меня никто не ждал…

Но вконец испорченное настроение не давало мне покоя и дома, я никак не могла найти себе места, без толку слонялась из угла в угол, то забиралась в кресло, то снова принималась мерить комнату шагами.

– И что с того, что я курю? – бормотала я себе под нос, припоминая недавние упреки тети Милы в свой адрес и в очередной раз щелкая зажигалкой. – Моя работа здесь абсолютно ни при чем! А не крашусь… – Я схватила с прикроватного столика зеркало и внимательно посмотрела на свое отражение. – А не крашусь потому, что и так очень даже ничего.

Я выдохнула сигаретный дым на стекло. Отражение затуманилось, я недовольно поморщилась и поставила зеркало обратно.

– А брюки предпочитаю платьям только потому, что это удобно! – завершила я свой монолог, затушила недокуренную сигарету в пепельнице и решительно поднялась с дивана. – Пожалуй, пора собираться!

Без малейших колебаний я достала из шкафа брючный костюм, надела удобные туфли, кинула в сумку пачку «Парламента» и, прихватив пальто и зонтик, покинула свою квартиру.

От моего дома, расположенного в одном из стареньких кварталов, до пафосного заведения, где устраивал корпоратив Андрюшка, ехать от силы минут пятнадцать. Но сейчас как раз час пик, и машины плотным потоком выстроились на дороге. Пристроив свой «фольк» в самом конце вереницы, я поползла вперед – авто то дергалось, продвигаясь вперед на пару метров, то снова замирало. Я то и дело включала «дворники», которые монотонно собирали капли дождя с лобового стекла, тихо злилась, курила и бормотала себе под нос:

– Ну, Старшов, ну, дружище… Заставил тащиться на работу в самое паршивое время…

На самом деле я никогда не жалуюсь на свою работу. Но сегодня то ли настроение с утра было паршивое, то ли мерзкая погода была всему виной, но я разбрюзжалась. «Хотя, если по правде сказать, – роились мысли у меня в голове, – иногда хочется послать все к черту!» В самом деле, может быть, тетя Мила права, и стоит заканчивать с этой службой? Рискованно, опасно, да и вообще не женское это дело – мотаться с пистолетом за поясом и отстреливать недругов своих нанимателей. Может, пора уже остепениться, взяться за ум и, как советуют знающие в этом толк люди, выйти замуж? «А что, если и правда пора?!» – засомневалась я теперь ни с того ни с сего.

Из раздумий меня вывел недовольный гудок. Я тряхнула головой и сообразила, что на светофоре уже давно горит зеленый свет и стоявшие впереди авто уехали, а я все никак не двигаюсь. Поспешно выжав сцепление, я тронулась с места.

Бр-р-р… Ну и ерунда же мне иногда лезет в голову! Нет чтобы поторопиться, так я тут расфилософствовалась. Хороша, однако, охрана – опаздывает на встречу со своим нанимателем. Все же девиз «Лучше поздно, чем никогда» не имеет к моей профессии никакого отношения!

Крайне недовольная собой и злая на неразумную организацию движения транспорта, я наконец-то подрулила к элитному заведению, у дверей которого маячил мощный охранник. Мест на парковке, естественно, не нашлось: все «кармашки» были заняты, а в единственное свободное пространство между новеньким «Фиатом» и красной «Маздой» не могла протиснуться даже моя малогабаритная машинка. Пришлось ехать чуть ниже по улице и парковаться на обочине.

«Вот уж верно говорят, если день с утра не задался…» – только и успела подумать я, как тут же сзади послышалось характерное «хрясть» и машину чуть толкнуло вперед, под колесами что-то жалобно звякнуло.

– Вот черт! – выругалась я и выскочила из машины прямо под моросящий дождь.

– Черт! Черт! – топнула я ногой, когда увидела масштабы бедствия – мало того, что аккурат в багажник моей разнесчастной машины впечатался «БМВ», так, на беду, передние колеса протараненного «фолька» наехали на битое стекло, и теперь шины медленно, с пузырями выпускали воздух в дождевую лужу. – Только этого мне еще не хватало! И откуда ты только взялся?! Идиот! – последние слова относились к хозяину иномарки, который тоже выбрался из салона своего дорогого авто и теперь бестолково переминался с ноги на ногу рядом со мной.

– И как меня угораздило? – разводил он руками.

Я обежала вокруг сцепившихся машин и разозлилась еще больше.

– Где твои глаза были? На дорогу надо было смотреть! Неужели не видел, что я остановилась?!

– Видел…

– Так чего не затормозил?! – вышла я из себя.

– Сам не знаю, как это получилось… Так спешил и вот… Я все оплачу… Я знаю очень хороших мастеров…

– Лучше б ты знал, как водить машину!

– Я возьму все расходы на себя…

– И как мне теперь домой добираться?! – не унималась я.

– Хотите, я вам вызову такси? – миролюбиво предложил дядька.

Я обернулась и только теперь заметила, что передо мной стоит вполне симпатичный молодой мужчина в дорогом костюме, в фирменном пальто нараспашку. Он топтался на месте, виновато улыбался и заглядывал мне в глаза. Меня взяла еще большая злоба – на этот раз на себя.

– Не нужно вызывать такси. Если понадобится, сама поймаю попутку.

– Так не годится, давайте вызовем ГАИ, – настаивал законопослушный мужик.

– Говорю же, ничего не нужно. Сама со всем разберусь.

– Но как же?..

Я выхватила из салона свою сумочку, захлопнула дверцу и снова обернулась к горе-водителю.

– Некогда мне! – рявкнула я.

– Тогда давайте я оставлю свой номер факса, а вы просто вышлете мне квитанцию по расходу на ремонт.

– Сказала же, сама справлюсь.

– Постойте… – кажется, все доводы иссякли, но мой случайный знакомый не растерялся и предложил: – Может, чтобы хоть как-то загладить свою вину, я приглашу вас поужинать?

Я во все глаза глянула на мужика. Он что, пытается со мной познакомиться? Крайне опрометчиво, особенно если учесть, что пару минут назад он разбил мою машину, а я сгоряча назвала его идиотом.

– Вы, кажется, опаздывали на важную встречу, – напомнила я.

– Да и черт с ней, – махнул он рукой и улыбнулся. – Так пойдемте? Здесь недалеко есть отличное кафе.

– Спасибо за предложение. Но если вы можете послать свои дела к черту, то я, увы, не могу. – Выговорив последнюю фразу, я развернулась и, звонко цокая каблучками, заспешила в сторону ресторана. «Ну что за невезение?!» – пришло мне в голову. И хотя машину мне было, безусловно, жаль, еще большая досада брала за саму себя. Ну какая же я все-таки неудачница! В кои-то веки мужчина зазывает меня на ужин, а я…

А я, не оборачиваясь, шагала вперед. Для того чтобы миновать сурового охранника, достаточно было лишь назвать свое имя. А за стеклянной вертушкой, заменяющей дверь на входе в «Альянс», меня уже встречал администратор.

– Вам на второй этаж, – дежурно улыбнулся он.

Я благодарно кивнула и, сдав гардеробщику свое пальто, поднялась по витой лестнице наверх.

– Женька! – налетел на меня Андрей, едва я успела переступить порог зала. – Женяша, ты чего так долго?

– Машина сломалась… – буркнула я.

– Все уже давно собрались! – пропустив мимо ушей мой ответ, трещал приятель. – Идем скорее! Некоторых ты знаешь, с остальными я тебя познакомлю!

С этими словами он ухватил меня за руку и потащил за собой в самый эпицентр тусовки.

Надо сказать, то, что Андрюшка во время нашего телефонного разговора назвал «скромной вечеринкой», на деле оказалось масштабным мероприятием: в просторном зале, погруженном в легкий полумрак, было полно гостей, между тесно сдвинутыми фуршетными столиками сновали официанты. Ох, и не люблю я подобные сборища, но деваться было некуда, тем более что Андрюшка уже на все лады представлял мне своих многочисленных приятелей.

– Мой заместитель – Анатолий Саповский… Компаньон – Лев Полунин… Ну, с Натальей ты знакома…

Я кивала, улыбалась, говорила полагающееся «приятно познакомиться», снова улыбалась.

– А Женечка – моя давняя приятельница! – на одном дыхании вещал Старшов. – Знакомы с ней со школьной скамьи; правда, потом наши пути разошлись, и встретились мы абсолютно случайно лишь пару лет назад. Помнишь, Женька?

– Андрей, мне бы поговорить с Алисой Полянской… – прошипела я приятелю на ухо.

– У меня тогда машина сломалась прямо на трассе, а Женька остановилась, чтобы помочь… А? Что? Да, сейчас! – наконец отреагировал Андрей на мои тычки, но тут его взгляд скользнул куда-то за мое плечо, – О, Генка! – заприметил он нового гостя. – Я сейчас вернусь!

С этими словами Андрей схватил со стола очередной бокал шампанского, залпом опрокинул его в себя и решительно двинулся в сторону вновь прибывшего Геннадия.

Я осталась в малознакомой компании. Похоже, деваться некуда – придется мило улыбаться, интересоваться чужими делами и делать вид, что мне все это нравится… Я очень старалась убрать кислое выражение лица, но при виде лебезившего Саповского и многозначительно поглядывающего на меня Полунина невольно начинала печалиться. «По-хорошему, нужно сматывать удочки, улова здесь не будет…»

– Не знал, что у Андрея есть такая очаровательная подруга, – подался ко мне поближе тот, кого Андрей представил своим заместителем.

Я деликатно улыбнулась и отодвинулась.

– Жаль, что нас не познакомили раньше, – потянул меня к себе компаньон Старшова. Я отошла в другую сторону.

– Хотите выпить?

«На работе не пью», – чуть было не сболтнула я, но тут же спохватилась.

– Женечка, а вы здесь одна? – продолжал мести хвостом Саповский.

– Нет! – слишком быстро ответила я. – Жду знакомую! Кстати, Андрюшка должен знать, скоро ли она приедет. Пойду уточню…

И, не дожидаясь, пока меня остановят, поспешила ретироваться, искренне надеясь, что на этом мое общение с приятелями Старшова завершилось.

А сам Андрюшка обнаружился у одного из дальних столиков в окружении молодых дам. «Секретарша… Офис-менеджер… Внештатный финансист…» – попыталась угадать я. Приятель без зазрения совести наливался коньяком, хохмил и думать не думал о тоскующей Женяше, явившейся на тусовку исключительно в поисках материальной выгоды.

– Андрей! – зло рявкнула я, но, нарвавшись на хищные взгляды мелкоофисных девиц, тут же расплылась в слащавой улыбке. – Простите, отниму его у вас всего на пару минуточек… – и потянула приятеля в сторону.

– Ну ты чего, Жень? – оглядываясь на покинутый цветник, забубнил Старшов.

– Это ты чего?! – зашипела я. – Позвал меня сюда для знакомства с Алисой Полянской… А сам что? Где твоя жертва местной коррупции?

– А-а-а… Так она… Она скоро будет! Звонила мне пару минут назад, сказала, что пришлось задержаться на работе, но она уже в дороге. Через полчаса будет. Ты развлекайся пока, Жень! А Алиска как приедет, я сразу тебе дам знать! – пообещал дружок.

Мне оставалось только вздохнуть.

– Ладно, возвращайся к своим дамочкам…

Андрюшку тут же как ветром сдуло. Я еще раз вздохнула, от нечего делать прошлась по залу: участвовать в светских беседах не хотелось, веселиться не было настроения и потихонечку улизнуть никак нельзя – нужно встретиться с Алисой Полянской. Но неизвестная мне особа прибудет не раньше чем через полчаса. И как прикажете коротать вечерок? А впрочем… Я на ходу выцепила одного из официантов:

– Где здесь можно покурить в тишине?

– Вон та дверь… (мой информатор махнул рукой в дальний конец зала) ведет в мансарду.

– Спасибо.

Крайне довольная своей задумкой провести время в укромном уголке, я прихватила со стола бокал вина и, стараясь особо не привлекать к себе внимания, заскользила между столиками. Благополучно миновала компанию во главе с Полуниным, тенью прошмыгнула мимо Саповского и толкнула стеклянную дверь. Ноги тут же утонули в мягком ковре; увязая каблуками в ворсе, я миновала коридор, поднялась на несколько ступенек вверх, распахнула очередную дверную створку и сделала шаг вперед.

На меня дохнуло ночной прохладой, сырой ветер моментально пробрался под полы короткого пиджака, и я замерзла, но возвращаться за пальто не было никакого желания. «Обойдусь как-нибудь», – решила я, прошла на широкий балкон и выглянула через парапет. Где-то далеко внизу ветер гонял опавшую листву. Мелкий моросящий дождь давно перестал, и лишь в лужах плавали мутные отсветы фонарей. На серых промозглых улицах не было видно ни одного прохожего…

Я достала из кармана пачку сигарет и с наслаждением закурила.

– Вижу, не мне одному надоела шумная компания, – раздался за спиной приятный мужской баритон.

Я резко обернулась и ахнула:

– Вы?!

Передо мной действительно стоял мой недавний знакомый – горе-водитель, умудрившийся разбить зад моего «Фольксвагена».

– Вот уж не ожидала вас здесь увидеть! – совершенно искренне удивилась я.

– Похоже, что мы с вами спешили на одну и ту же встречу… – Мужчина сделал шаг вперед и оказался в луче неонового прожектора. Я уже в который раз отметила его холеную породистую внешность.

– Похоже, – неожиданно подобрела я.

– Меня зовут Глеб.

– Женя. А вы работаете с Андреем? – проявила я интерес, щелкнула ногтем по кончику сигареты и внимательнее присмотрелась к моему новому знакомому.

– Не совсем… У меня свой бизнес – занимаюсь поставкой стройматериалов. Андрюшка просто помог мне в свое время наладить это дело. Так что знакомы с ним не первый год. Странно, что нам не доводилось встречаться раньше, – продолжал улыбаться он.

– А я не работаю с Андреем, здесь оказалась только потому… – я запнулась. О, черт! Что за невезение! Прямо передо мной – красавец мужчина, солидный, деловой (я бросила взгляд на безымянный палец его правой руки) и, о чудо, неженатый. – …Только потому, что мы с Андреем давние приятели, вот он и пригласил меня по старой дружбе отметить свой успех, – сам собой сболтнул язык.

Врать, конечно, нехорошо, но и вещать о подробностях своей специальности сейчас точно не стоит…

– А давайте выпьем за наше знакомство, – предложил Глеб, – я как раз прихватил с собой бутылку вина.

И снова я сделала то, что не входит в мои правила.

– А давайте! – решила я выпить в компании совершенно чужого мужика.

Потом мы выпили за нашу случайную встречу, потом за меня. Потом мой новоявленный знакомый облокотился на перила и, заговорщически глядя мне в глаза, произнес:

– Женя, а хотите, я вам кое в чем признаюсь?

Я вопросительно вскинула брови.

– Я до ужаса не люблю подобных сборищ. Совсем не хотелось сюда ехать, а потом еще и этот инцидент на дороге. Я, когда въехал в вашу машину, решил, что никакого веселья все равно не будет и стоит отправиться домой.

– Да? И отчего же потом передумали? – теперь и я хитро глядела на мужчину.

– Потому, что на той злосчастной машине ехали именно вы. Знаете, я ведь хотел вас догнать, но потом увидел, что вы зашли в «Альянс»…

– Вот оно что! Значит, вы за мной следили?! – притворно возмутилась я.

– Ну, можно и так сказать, – засмеялся Глеб. – Тем более что я видел и то, как вы поднялись в мансарду.

– Даже так! Значит, вино вы прихватили совсем не случайно… – догадалась я.

– Не случайно, – покаялся мужик. – Только когда я сюда шел, то совершенно не представлял, как заговорить с вами.

– Почему же?

– Подумал, вы так на меня разозлились, что просто не захотите разговаривать. Ну, признайтесь, вы же действительно жутко разозлились, когда я въехал в ваш автомобиль?..

– Еще как! – засмеялась я. И что самое главное, мне действительно было весело и отчего-то ничуть не жаль испорченной машины. – Даже не представляете, как я разозлилась! Назвала вас идиотом!

– Было дело!

– Ой, извините… – спохватилась я.

– Может, перейдем на «ты»…

Я искоса глянула на Глеба и согласно кивнула.

– Между прочим, я тоже терпеть не могу все эти тусовки, – решила признаться я. – Если обстоятельства вынуждают прийти, то стараюсь отыскать укромный уголок и просто покурить в тишине.

– А я обычно с трудом выдерживаю положенные для приличия полчаса, а потом уезжаю.

– Правда?

– Жень, а давай сбежим отсюда прямо сейчас! – ни с того ни с сего предложил Глеб. – Пойдем гулять по ночному городу, заглянем в какой-нибудь ресторанчик…

– А давай, – махнула я рукой.

– Думаю, Андрей на нас не обидится…

– Андрей! – спохватилась я. – Совсем про него забыла! Извини, но мне срочно нужно идти! Должна была… Должна была с ним кое-что обсудить! Я скоро вернусь!..

Я метнулась к двери, а потом, перелетев лестничный пролет, оказалась в зале. «Надо же было так заболтаться!» – мысленно ругала я себя, быстро проходя между столиками и тщетно пытаясь отыскать Андрея.

– Жень, – налетел на меня приятель, – я тебя искал, а ты как сквозь землю провалилась.

– Все время была здесь. Никуда не уходила, – не моргнув глазом, соврала я.

– Женя, на Алису напали!

– ???

– Сам толком не знаю, что там произошло, но Алиса мне позвонила вся в слезах. Я так понял, что машину, в которой она ехала, обстреляли. Сейчас она у своей сестры. Просила извинить ее и перенести встречу на завтра.

– Да, конечно, – кивнула я, слегка ошарашенная такими известиями.

– К себе домой она теперь ехать боится, и мы договорились встретиться у меня. Тебе не трудно будет завтра подъехать к десяти?

– Хорошо, – машинально сказала я.

– Правда, Жень, извини. Все так неожиданно произошло… Только ты побудь хоть немного еще, а то знаю я тебя – небось уже домой собралась сбежать…

Но как раз домой я сейчас и не собиралась.

Договорившись с Андреем о завтрашней встрече, я быстро поднялась в мансарду, где меня должен был дожидаться столь спешно покинутый друг. Но просторный балкон был пуст.

«Дура ты, Женя! Дура и неудачница!» – с горечью подумала я и спустилась вниз. Задерживаться в «Альянсе» никакого желания у меня не было; стараясь особо не привлекать к себе внимания, я выскользнула за дверь, прошла по лестнице, молча взяла у гардеробщика свое пальто. Н-да, похоже, что этот день закончится так же паршиво, как и начался.

Я вышла на улицу. Прохладный осенний вечер превратился в промозглую ночь – темную и дождливую. Я подняла воротник пальто, спустилась с крыльца. «Жаль, зонт остался в машине, – подумала я и вспомнила: – А машина сломалась. И теперь еще нужно ловить такси!» – совсем раскисла я.

– Я так и знал, что рано или поздно ты сбежишь оттуда!

У меня над головой неожиданно появился зонт, а мне на плечо легла чья-то тяжелая рука.

– Глеб?!

– Извини, что напугал. Просто решил дождаться тебя на улице. Так что, осуществим нашу задумку?

– Какую? – не сразу поняла я.

– Сбежим!?

Я стояла посреди улицы под одним зонтом с малознакомым мужчиной. Хотя плевать на то, что малознакомый. И на то, что на улице льет как из ведра – тоже плевать. Я с недоверием заглядывала ему в глаза и думала: «Ну, в конце-то концов, а что, если… Ну, вот вдруг… Ну, на самом деле, а если тетя Мила права?..» Я задавалась этими же вопросами и потом, когда мы ехали в машине, а Глеб рассказывал мне о какой-то ерунде. Я продолжала сомневаться и тогда, когда мы пошли гулять пешком по ночным улицам, пить вино из пластиковых стаканчиков – и плевать, что завтра рано просыпаться на работу!

О том, что пора домой, мы вспомнили, когда на часах было уже далеко за полночь. Пришлось возвращаться к машине, ехать по пустым дорогам.

– Ну вот, доставил до дома, как и обещал, – улыбнулся Глеб, когда авто остановилось у дверей моего подъезда.

Я посмотрела на темные окна многоэтажки, вспомнила, что дома меня никто не ждет, и неожиданно для самой себя сказала:

– Может, зайдешь? На чашечку чая.

О том, чем заканчивается чаепитие с мужчиной после полуночи, я была, разумеется, в курсе…

Будильник тихонько пиликал на прикроватном столике. Не открывая глаз, я попыталась нащупать верещащий механизм, свалила стопку журналов, чертыхнулась и села на кровати. Тусклый свет нехотя просачивался через занавески. На улице опять было пасмурно. До чего же надоел этот сезон дождей! Мало того, что приходится кутаться в теплое пальто, а под ногами постоянная слякоть, так еще от непогоды постоянно болит голова. Вот и теперь в виски ввинчивается тупая боль.

Я лениво потянулась, спустила ноги с кровати и уже хотела пойти на кухню, чтобы немедленно выпить таблетку анальгина, но тут до меня дошло, что непогода к моей мигрени не имеет ни-ка-ко-го отношения. Всему виной явный перебор с алкоголем и бессонная ночь. Я резко обернулась назад – так и есть, красавец-брюнет по имени Глеб мирно спит в моей кровати. Вот черт! Вернее, ну я и отличилась…

Старательно закутавшись в плед, я выбралась из постели и босиком прошлепала на кухню. Машинально зажгла газ, насыпала в джезву кофе и, пока зерна заваривались в кипятке, закурила сигарету. «Н-да, удался, однако, вчерашний вечер… Я явно перебрала со спиртным, а иначе как объяснить все произошедшее?»

– Кофе уже давно переварился, – раздался за спиной приятный баритон.

Я обернулась. Глеб стоял в дверях кухни, застегивал рукава рубашки и, хитро прищурившись, смотрел на меня. И я вдруг отчетливо поняла, что спиртное тут, увы, ни при чем…

– Ну да, – спохватилась я, – совсем забыла.

Быстро затушила недокуренную сигарету и схватила джезву. Глеб присел к столу.

– Женя, я завтра должен буду уехать в командировку. Хочу открыть сеть своих магазинов в другом городе, вот и нужно будет все обсудить с компаньонами.

– Хорошо, – кивнула я, ставя на стол две чашки с горячим кофе.

– Надеюсь, что смогу вернуться дня через три. По крайней мере, я постараюсь… Очень хотел бы взять тебя с собой, но боюсь, что придется двадцать четыре часа в сутки заниматься только работой.

– В таком случае думаю, что я лучше останусь в Тарасове, – улыбнулась я, а про себя добавила: «Тем более что и у меня имеется кое-какая работа…» Кстати о работе! Я бегло глянула на часы, потом на Глеба, который, не торопясь, распивал кофе и принялся болтать о всякой ерунде, и пригорюнилась. Слов нет, вчера все было просто отлично, но на десять у меня назначена встреча. И как объяснить моему новоявленному любовнику, что время тет-а-тет истекло и ему пора восвояси?..

Впрочем, как оказалось, Глеб был из редкой породы крайне тактичных мужчин. Выпив кофе и помурлыкав еще с полчаса о моей несравненной красоте, он засобирался: «Перед отъездом нужно подготовить все документы…»

Я понимающе закивала, посочувствовала, пожалела, совершенно искренне огорчилась, что увидеться нам придется не так скоро, как хотелось бы, и на этом простилась со своим героем.

Как только за Глебом закрылась дверь, я метнулась в комнату. На то, чтобы собраться, у меня было ровно десять минут. Еще столько же времени я потратила на то, чтобы вспомнить про разбитый «фольк», топнуть ногой, послать проклятия в адрес недоумка, по вине которого я лишилась колес, вспомнить, что минувшую ночь провела именно с ним, прикусить язык и вызвать такси. А еще через пятнадцать минут белая «Волга» доставила меня к элитной новостройке в самом центре города, куда не так давно переехал Андрюшка. В общем, вопреки всему, я явилась на встречу вовремя.

– Проходи, Женечка! – раскудахтался Старшов, услужливо пропуская меня в квартиру и помогая снять куртку. – По коридору направо. Хочешь кофе? Чай?

– Нет, спасибо.

– Алиса будет с минуты на минуту.

– Точно? – обернулась я. – Ничего похожего на вчерашний инцидент не произойдет? Кстати, что там было вчера, ты так толком и не объяснил…

– Алиса сама тебе все расскажет. Не волнуйся, она уже едет, я отправил за ней своего водителя. Только она не одна, – без умолку болтал Андрюшка, провожая меня в глубь квартиры. – Вернее, он уже приехал, – на этой фразе он открыл дверь и отступил в сторону, пропуская меня вперед.

– Кто он? – не поняла я, шагнула за порог и тут же остановилась.

В просторной комнате, оборудованной под рабочий кабинет, у незанавешенного окна стоял мужчина. Он обернулся. Наши взгляды безошибочно встретились.

– Женечка, знакомься: это Глеб Полянский!

– Как… – мысли заметались, словно испуганные тараканы.

Я окончательно выжила из ума? Это дурной сон? Чья-то злая шутка?

– Евгения – отличный специалист, – несся дальше приятель, не замечая моего замешательства. – С ней можно не опасаться за свою жизнь!

– Андрей действительно много о вас рассказывал, – кивнул Глеб. Глеб! Тот самый Глеб, с которым я рассталась полчаса назад!

– Да ты проходи, Жень, – суетился Андрей, – присаживайся. Может, все же будешь кофе?

Я тяжело опустилась в первое попавшееся кресло и во все глаза уставилась на Глеба.

– Кстати, Глеб тоже был на вчерашней вечеринке. Жаль, я не успел вас познакомить… Но это все только из-за Глеба. Знаю его не первый год, прекрасно выучил его привычку покидать тусовку раньше всех!

– Андрей неверно объяснил, – попытался вклиниться в Андрюшкину болтовню Глеб, – я искал телохранителя, но… вовсе не для себя.

«Меня что, угораздило связаться со своим нанимателем?!» – начала доходить до меня суть происходящего. Вот так незадача!!! Можно хуже – да некуда… Ну все, с завтрашнего дня не пью, не курю и ни под каким предлогом не приглашаю малознакомых мужчин к себе на ночь!

– Ну да, верно, не для себя, а для своей жены Алисы! – выдал Андрей.

Час от часу не легче!

– …я так Жене по телефону и объяснил, мол, Алисе Полянской требуется телохранитель! Видишь ли, в чем дело… – тараторил приятель, не замечая ничего вокруг, – Глеб и Алиса – не просто муж и жена, они компаньоны по бизнесу. И сейчас у них намечается выгодное дело в Павловске. Вот только есть какие-то неизвестные конкуренты, готовые на все – лишь бы сорвать сделку! – заключил Андрей, и в этот момент в дверь позвонили.

– Должно быть, Алиса! – взвился с места приятель. – Пойду открою.

Он скрылся за дверью. Мы остались с Глебом одни.

Должно быть, сейчас нужно было что-то сказать, что-то сделать… Но в голове не было ни единой мысли. Хотя нет, одна все же была – ну и дура же ты, Женяша!

– Женя, это какой-то абсурд, – первым выдохнул Глеб. – Женя, я… Я даже подумать не мог…

– Что я могу быть телохранителем? – с горькой усмешкой закончила я за него. – Да уж, трудно себе представить…

В коридоре послышались голоса, звонкое цоканье каблучков, дверь снова распахнулась.

– Я же говорил, что Алиса не задержится! – болтал Андрей. – Женя, знакомься…

Алиса, она же госпожа Полянская, она же законная супруга того, с кем меня угораздило так некстати связаться, оказалась эффектной шатенкой в деловом костюме. Немного заплаканная, слегка расстроенная, она все равно производила вполне конкретное впечатление – а дамочка не промах!

– Евгения Максимовна, Андрей обещал, что под вашей охраной мне точно ничего не угрожает, – с места в карьер пустилась она. – Вы просто идеально подходите нам! Не хотелось бы видеть рядом с собой здоровенных амбалов, которые обычно работают в охране…

– На самом деле Андрей все немного преувеличил. В нашем городе найдутся куда более профессиональные телохранители, – пошла я на попятную.

– Бросьте! Как только Андрей узнал о наших неприятностях, то сразу же посоветовал обратиться именно к вам.

«Вот так свинью подложил мне добрый дружок Андрейка…» – покосилась я на своего приятеля.

– А после вчерашнего… Когда мою машину обстреляли… – Глаза бизнес-леди наполнились слезами. – Теперь я точно знаю – эти люди так просто не оставят нас в покое… Сначала они звонили нам домой и требовали, чтобы мы отказались от контракта с павловскими предпринимателями, а теперь перешли от слов к делу…

– Вы знаете этих людей? – решила я поддержать диалог.

– Если бы… – совсем раскисла Алиса. – Даже в мыслях нет – кто это может быть. Ясно одно – они пойдут до конца. Уже завтра нам ехать в Павловск, а я из дома боюсь выйти…

– Насколько я понимаю, – взяла я инициативу в свои руки, – охрана потребуется не только вам, но и вашему мужу, – я выдержала паузу. – Поэтому мой вам совет: обратитесь в специализированное агентство, где вам предоставят хотя бы двоих охранников и водителя, чтобы они сопровождали вас в Павловск. А я, увы, работаю одна, – выговорив последнюю фразу, я решительно подхватила свою сумку. Все, с меня хватит! Рыдающую Алису, конечно, жаль, но себя еще жальче!

– Женя, вы что, отказываетесь?! – сорвалась с места Алиса.

– Я же все объяснила. Если уж на вас открыли охоту, не стоит экономить на охране и лучше нанять двух телохранителей. Если хотите – могу поделиться парой телефончиков…

– Не хотим! – тряхнула головой жена бизнесмена.

– Женя, – сделал шаг в мою сторону Глеб, но тут же остановился. – Нам не нужна до зубов вооруженная охрана, – быстро заговорил он, – мне и так с большим трудом удалось договориться о сотрудничестве в Павловске: коммерсанты из этого города – крайне осторожные личности, с непроверенными людьми дел предпочитают не иметь и уж точно не будут связываться с теми, кто хоть как-то замешан в криминальных делах. А теперь представьте, какое впечатление произведет наша делегация – тарасовские предприниматели в окружении кучи телохранителей. Согласитесь, наводит на странные мысли… Да и к тому же… – Глеб помедлил, а потом произнес: – За себя я не боюсь, а вот Алиса…

– Женя, вы даже не представляете, в каком страхе я живу последнее время. Эти звонки, угрозы!

– Боюсь, это не в моей компетенции. Извините, – отчеканила я и направилась к двери.

– Женя, мы готовы увеличить ваш гонорар вдвое! – ухватила меня за руку Алиса.

Я резко обернулась назад. В окне что-то блеснуло. Я тряхнула головой и в упор уставилась на бледную растрепанную девушку. Ну как мне ей объяснить?! Какими словами сказать, что материальная сторона вопроса меня сейчас волнует меньше всего?.. А все дело в ее неразумном муженьке – я сверкнула глазами в сторону Глеба.

– Женя, вы должны нам помочь!

– Послушайте… – снова что-то блеснуло в окне, заставляя меня сощуриться. – Послушайте, Алиса…

– Женя, вы просто идеально нам подходите. Ни у кого и мысли не возникнет, что вы – телохранитель…

Алиса говорила что-то еще, но я уже перестала ее слушать. В глаза в очередной раз сверкнул блик, и на этот раз я внимательнее всмотрелась в окно, за которым расстилались кровли соседних пятиэтажек. Но я упорно смотрела в одну-единственную точку – чердак соседней крыши. Я всматривалась до тех пор, пока что-то снова не сверкнуло из его черного нутра. И уже в следующую секунду, делая шаг навстречу Алисе, я не сомневалась в правильности своего решения.

Дальнейшее произошло в считаные секунды. Я только успела схватить Алису за руку и рвануть в сторону. Почти тут же стекло за ее спиной взорвалось, и на подоконник посыпалось стеклянное крошево. Вместе с пулей в комнату ворвался холодный промозглый ветер. Я упала на пол, увлекая за собой Алису.

– Алиса! – позвала я, но девушка только сдавленно хрипела. Она судорожно хваталась за плечо, а под пальцами растекалось алое пятно.

Алиса была жива, но шальная пуля все же зацепила ее.

– Быстрее! Звоните в «Скорую»! – крикнула я, и в комнате тут же началась суматоха. Глеб бросился к жене. Андрей схватился за телефон и начал тыкать в кнопки, бестолково повторяя: «Нужно вызвать врача! Врача…» Я метнулась к разбитой раме, пробежала глазами по окнам соседних домов и тут же скомандовала:

– Выйдите все из этой комнаты! Немедленно! Они могут стрелять вновь! Андрей, звони сразу и в милицию! – Я схватила с кресла свою куртку. – А я сейчас вернусь!

Из квартиры Андрея я выскочила как гончая и, забыв про лифт, понеслась вниз, перескакивая через две ступеньки и съезжая по перилам. Шансы поймать киллера были близки к нулю, но чем черт не шутит… По крайней мере, я точно знаю, откуда он стрелял. На то, чтобы забрать гильзы, кинуть в сумку автомат и спуститься вниз, у убийцы должно уйти минут пять. Ровно столько времени мне хватит, чтобы добежать до соседнего двора и, если повезет, встретить киллера прямо у дверей.

Но, очевидно, какой-то промах в моих расчетах все же имелся: соседский двор был абсолютно пуст – ни людей, ни машин. Никого не оказалось и в темном чердачном убежище, куда я поднялась по шатким деревянным ступенькам. Только сбитый кем-то замок да две доски, уложенные в виде скамейки, напоминали о том, что именно здесь и выжидал подходящего момента меткий стрелок. Я топнула ногой и чертыхнулась – не успела!

В квартиру Старшова я возвращалась взвинченная и обозленная. Дверь мне открыл сам Андрей. Тоскливо глянул на меня и сказал:

– С Алисой врач. Пошли в кухню.

В пищеблоке, куда провел меня Андрей, было жутко накурено. Глеб сидел за столом, обхватив голову руками. Перед ним лежала пачка сигарет, стояла пустая рюмка и бутылка коньяка. Мужик явно решил заливать свое горе спиртными напитками.

– Вы милицию вызвали? – с ходу спросила я.

Глеб обернулся на мой голос, глянул мутным взглядом, налил в рюмку коньяк и залпом опрокинул в себя.

– Жень, какая милиция?! – шикнул Андрей, втолкнул меня в кухню и плотно закрыл за нами дверь. – Ты что, ничего не понимаешь?

– Нельзя вызывать ментов, – подал голос Глеб. – Нам завтра в Павловск ехать… Какие менты?..

– Да вы что?! – взвилась я. – В Алису стреляли!!!

– Нет, ментов вызывать нельзя, – твердил свое Глеб.

У мужика от пережитого явно поехала крыша. Я обернулась к Андрею.

– Но хоть ты-то понимаешь, что это абсурд?!

– Женя, послушай, – начал Андрей, – не стоит впутывать милицию в это дело. Понимаешь, мы с Глебом знакомы не первый год. Я все его дела знаю, как свои собственные. Так вот, поверь, от этой поездки в Павловск очень многое зависит. Если сделка сорвется, Глеб останется на мели. А она обязательно сорвется, если обратиться к ментам. Это дойдет до компаньонов из Павловска, а конкуренты только этого и ждут… Это – бизнес, а в бизнесе свои законы! Понимаешь, Жень? Я даже в «Скорую» звонить не стал. Вызвал своего знакомого врача, чтобы никто ничего не болтал лишний раз…

В этот момент в дверь поскреблись, и на кухню бочком просочился мужчина в белом халате.

– Марк, ну что? – тут же вскочил с места Андрей.

– Я обработал рану и вколол ей успокоительное. Сейчас она спит.

– Это серьезно? – нервно спросил Глеб.

– Все могло быть намного хуже. Но пуля попала в плечо. Ранение не тяжелое, и все же более или менее оправится она только через неделю. В идеале ей нужно находиться под постоянным медицинским наблюдением.

– Мы должны были завтра ехать в другой город. Билеты уже куплены… – заволновался Глеб.

– Ни о какой поездке не может идти и речи, – покачал головой эскулап. – Боюсь, придется сдать билеты.

– Этого не может быть… Этого просто не может быть… – растерянно забубнил Глеб, как только Андрей вышел из кухни, чтобы проводить врача. – Как же так?!

– Глеб, мне очень жаль… – Я запнулась, не зная, что сказать.

То ли от вонючих сигарет, которые, не переставая, курил Глеб, то ли просто от всего пережитого у меня вдруг безумно разболелась голова. Захотелось просто оказаться дома и забыть всю эту нелепую историю.

На кухню вернулся Андрей. Молча сел за стол. Кажется, он тоже не знал, что делать, что говорить, и наконец произнес:

– Глеб, ты за Алису можешь не переживать. Я знаю одну закрытую частную клинику. Могу устроить так, что твою жену перевезут туда.

– Андрей прав, – закивала я. – С Алисой все будет в порядке. Она будет в больнице, а ты поедешь в Павловск и решишь там все дела.

– Я не могу ехать без Алисы, – глухо произнес Глеб.

– Ну, Андрей же обещал о ней позаботиться.

– Ты не понимаешь. Я должен быть в Павловске завтра, – чуть ли не по слогам произнес он. – Обязательно завтра. И обязательно с Алисой. Если ее не будет – сделка не состоится. – Глеб схватился за голову. – Черт! Черт! Я ждал этого контракта два года… Я заложил фирму здесь, в Тарасове… Я так надеялся…

Андрей глянул на меня, потом на Глеба, потом спросил:

– Скажи, Алиса подписывает какие-нибудь документы? – Он закурил, отодвинулся от стола и начал мерить комнату шагами.

– Нет. Юридически фирма давно оформлена на меня. Но она вела дела. Все знали, что компания Полянских – это совместное предприятие, мое и жены. Алиса всегда присутствовала на всех сделках, должна была быть и в Павловске. Если там заподозрят, что наша семья замешана в криминале, – сделки не будет!

– А эти компаньоны из Павловска лично знакомы с Алисой? – Андрей остановился посреди комнаты и вопросительно уставился на Глеба.

– Нет. До сих пор все дела мы решали по телефону.

– Значит, Алиса ничего не подписывает. Так? И в Павловске никто не знает, как она выглядит. Верно? – допытывался Андрей. – Но там непременно ждут тебя и Алису, иначе сделка отменяется. Точно?

– Ну да, – кивнул вконец растерянный Глеб.

– И это при том, что конкуренты не оставят вас в покое – ни тебя, ни Алису. Логично? Они же хотят сорвать вашу сделку, обстряпать все так, чтобы вы выбыли из игры – по-хорошему или по-плохому…

– Ты к чему это?

– К тому, что кто-то должен заменить Алису. На время поездки в Павловск, – объявил Андрей и почему-то выразительно уставился на меня.

– В смысле? – насторожилась я.

– Да все очень просто! Женя, ты должна была ехать с Глебом и Алисой в качестве телохранителя, – жестикулировал приятель, явно воодушевленный своей задумкой, – Алиса не может ехать, но ты-то можешь!

– Не поняла… – уже занервничала я.

– Ты поедешь с Глебом не только как телохранитель, а еще и в качестве его жены.

– Какой такой жены? – вконец обалдела я.

– Самой настоящей! – Андрей раздавил в пепельнице окурок и сел напротив меня. – Для павловских компаньонов ты будешь госпожой Полянской, а для тех, кто ведет охоту на Глеба, – телохранителем. По-моему, все просто! – хлопнул он в ладоши. – Как говорится – и волки сыты, и овцы целы!

На пару минут в кухне воцарилась полная тишина.

– А что… – въехал наконец Глеб. – Это действительно вариант…

– Да вы что?! – вскочила я с места. – Совсем умом тронулись???

– Жень, не будь так категорична, – не понял моего возмущения Андрей.

– Женя, это отличный вариант! – схватился за меня Глеб и умоляюще заглянул в глаза. Но на этот раз его ангельские очи не произвели на меня никакого впечатления, я решительно вырвала у него свою руку и отрезала:

– Я в этом участвовать не собираюсь! Это глупый фарс! Все! Точка! Вы оба просто спятили! Извините, но я пойду!

И не дожидаясь, пока меня кто-то остановит, выскочила из кухни. Во мне кипела бешеная злоба, хотелось как следует встряхнуть неразумного Андрейку, надавать оплеух чертову Глебу – да как они могут? Ладно еще Андрей – никогда умом не отличался. Но как Глеб смеет в это меня впутывать?! «Если я ничем не швырнула в него в тот момент, когда узнала о наличии у него жены, то это еще не значит, что теперь у меня рука не поднимется». Но я уходила, так и не воплотив мечту о расчете с лживым мужиком.

– Женя! – перехватил меня уже на лестничной клетке Андрей. – Женяша!

Я нервно жала на кнопку лифта и даже не хотела смотреть на приятеля.

– И слушать не буду, – фыркнула я, упорно глядя на электронное табло: десять, девять… Лифт медленно полз с верхних этажей.

– Женя, – Андрей привалился к стене и тихо-тихо заговорил: – Для меня это очень важно. Выслушай меня. Ты должна мне помочь.

– Тебе-то чем помогать? – как змея шипела я.

– Женя, я люблю Алису.

– Не поняла! – Я наконец-то взглянула на Андрея.

– Я люблю Алису. Думаешь, я ради Глеба стараюсь? Думаешь, ради него стал искать телохранителя, ему помогаю? Больше всего я боюсь за нее. Она обещала, что как только вся эта эпопея с Павловском закончится, она уйдет от Глеба. Фактически они уже давно не вместе. Последнее время даже жили порознь. Женя, пойми, даже если Глеб уедет один – они все равно будут искать ее. Если бы сегодня тебя не оказалось рядом, они убили бы Алису!!! Женя… – чуть не плача тянул меня за рукав куртки приятель. – Женя, никогда тебя ни о чем не просил. А теперь вот прошу… Ты поможешь мне?

В голове пронеслось сразу все – упреки тети Милы, случайное знакомство с Глебом, сегодняшний бесконечный день буквально по минутам, и сверх всего – признание Андрея.

– Женя, помоги мне, прошу тебя. Ты не представляешь, как это важно для меня, – бормотал он шепотом.

На мигающем экране наконец-то загорелась цифра «пять», мудреный механизм звякнул, и передо мной расползлись двери лифта. Но я не спешила шагать внутрь, упорно смотря под ноги, потом обернулась к Андрею.

– Жень… – просто произнес он.

Лифт с лязгом закрылся за моей спиной.

– Я согласна.

Глава 2

Считается, что время от времени женщине нужно что-то менять в своей жизни – гардероб, работу, мужчину… Вечером следующего дня, оказавшись в зале придорожного кафе, в легком плащике и неудобных туфлях на каблуках, я подумала о том, что первый шаг к заветным переменам уже сделан. По крайней мере, превращение заурядной Женечки Охотниковой в бизнес-леди Алису Полянскую с успехом началось, и за одним из столиков меня уже дожидался МОЙ МУЖ!

Последняя мысль придала мне уверенности. Тряхнув волосами и поправив кисточки палантина, я решительно двинулась к Глебу.

– Ну что, пойдем? А то опоздаем на поезд… – как можно более небрежно произнесла я.

Глеб обернулся и глянул на меня снизу вверх, его взгляд проследовал от моего лица до кончиков туфель, и он одобрительно улыбнулся.

– Пойдем!

Он расплатился за кофе, поднялся с места и как ни в чем не бывало – будто бы пару минут назад за одним с ним столиком действительно сидела я, а не другая девушка – подхватил меня под руку.

– Погода совсем испортилась, а ты так легко одета. Я же тебя предупреждал, что стоит взять с собой побольше теплых вещей, – между делом говорил он. Так же непринужденно он толкнул передо мной дверь, пропуская вперед, на улице снова ухватил меня за локоть.

Я, стараясь не отвлекаться, украдкой бросала косые взгляды по сторонам (не следит ли за нами кто?..) и пыталась не обращать внимания на объятия Глеба – это всего лишь обязательное условие нашего сотрудничества. Но, вопреки всем мысленным уговорам спуститься с небес на землю, я была счастлива…

– В этой одежде ты потрясающе похожа на Алису, – сказал Глеб, когда наше авто уже мчалось вниз по улице.

– На это и рассчитывали, – сдержанно улыбнулась я, достала пачку сигарет и пощелкала зажигалкой.

– Жень, ты должна кое-что знать про Алису – мелочи, конечно, но, как правило, на всякой ерунде и прокалываются.

– Что? – на свою беду, спросила я.

– Алиса не курит, – произнес Глеб.

Я поперхнулась сигаретным дымом.

– Она ярко красится, – зашел он с другой стороны.

– Но…

– Она никогда не носит брюк.

– Э-э-э… – хотела сказать я слово в свою защиту, но никаких веских доводов для возражений у меня не было.

– И еще. – Не переставая следить за дорогой, он взял меня за руку. – Жень, спасибо, что согласилась во всем этом участвовать. Если бы не ты – сделка бы сорвалась.

– Рано благодарить.

– Но ты могла бы отказаться, тем более что…

– Глеб, – перебила я его. – Если бы не просьба Андрея – меня бы здесь не было.

Врать, конечно, нехорошо, но, думается мне, Глебу вовсе не обязательно знать, что на сомнительное мероприятие я подписалась исключительно ради собственной выгоды. Просто не в моих правилах мешать работу и личную жизнь. И поэтому до поры до времени я предпочту быть для него не больше чем телохранителем. А чтобы Глебу совсем жизнь не казалась медом, добавила:

– И кстати…

Я отняла свою руку и быстро произнесла:

– Давай сразу договоримся – между нами ничего нет. Исключительно деловые отношения. Даже если я брошу курить, начну краситься и буду носить только платья, я все равно буду оставаться твоим телохранителем, и только. Ясно?

– Ясно, – покладисто кивнул он.

Я украдкой глянула на Глеба. Он внимательно смотрел на меня и криво улыбался. О черт, кому я вру?!

Но вопреки моим сомнениям и уверенности Глеба до вокзала мы добрались, соблюдая субординацию. Только оказавшись в зале ожидания, Глеб рискнул снова взять меня за руку:

– Жень, посадку на поезд уже объявили.

Я молча кивнула, подхватила свою сумку и пошла вперед.

Скорый поезд Тарасов – Павловск действительно уже стоял на перроне.

– Наш седьмой вагон, – потянул меня в нужную сторону Глеб.

Пожилая проводница, зябко ежась под моросящим дождем, проверяла билеты. Пассажиры по очереди закрывали зонтики и поднимались в вагон.

– Все будет хорошо, – шепнул мне на ухо Глеб, когда стоящая перед нами тетка стала затаскивать чемодан в вагон.

Я кивнула и протянула проводнице билет и паспорт на чужое имя. Она раскрыла корочки, полистала страницы.

– Проходите, – даже не взглянув на меня, коротко бросила она.

Я захлопнула зонтик и скользнула в темное нутро вагона. Секундой позже за мной поднялся Глеб. Пока мы искали свои места, поезд дернулся, скрипнул и медленно пополз вперед.

Девушка по имени Алиса Полянская и ее супруг с успехом отбыли из Тарасова.

– Жень, извини, но поменять билеты на СВ я не успел, – виновато пожал плечами Глеб, когда мы втиснулись в узкое пространство своего купе. – Ведь до последнего думал, что поедем втроем. Правда, вчера просил свою секретаршу уладить этот вопрос, но билетов уже не было, так что придется ехать с соседями…

– Ерунда, – отмахнулась я, присела к окну и первым делом расстегнула ремешки неудобной обуви. Все же в том, чтобы быть Женечкой Охотниковой, имелись кое-какие преимущества – ей не нужно носить туфли на высоченных каблуках! Но на данный момент (я покосилась на Глеба) я была готова мириться с этим неудобством.

– Если поезд будет идти без опозданий, то уже завтра к утру мы будем в Павловске.

– Отлично, – отозвалась я, разуваясь.

– Жень, мы можем пойти в ресторан. Проводница сказала, что он в соседнем вагоне, – старался угодить мне Глеб.

– Что-то не хочется.

– Жень, ты все еще злишься на меня из-за того, что я не рассказал тебе про Алису? – осторожно спросил мужик.

– С чего бы? – фыркнула я.

– На самом деле мы уже давно не живем вместе. Просто общий бизнес остался, вот и не получалось как-то оформить наш развод. Но после поездки в Павловск все изменится. Правда, Жень.

– Меня это не касается, – решила я держать установленную дистанцию. Благо ему было невдомек, что Андрейка уже давно сдал с потрохами всю подноготную его семейной жизни. – Я переоденусь и вернусь, – поднялась я с места, давая тем самым понять, что разговор закончен.

Впрочем, мне действительно не хотелось обсуждать личную жизнь Глеба Полянского. Поэтому, вернувшись через пару минут в купе и обнаружив там двоих попутчиков, я была только рада.

– Знакомьтесь, это моя жена…

«Женя», – чуть было не ляпнула я.

– Алиса, – опередил мою глупость Глеб.

– Влад, – представился высокий.

– Дима, – отрекомендовался тот, что пониже.

Я без особого интереса скользнула взглядом по лицам наших попутчиков, обменялась с ними парой дежурных фраз и улеглась на свое место. Отвернувшись к стенке, я прикрыла глаза. Терпеть не могу долгих переездов!

Глеб присел рядом со мной и принялся листать какие-то бумаги. Наши попутчики, изредка переговариваясь, разбирали вещи. Пару раз к нам заглядывала проводница, спрашивала – не нужно ли чего-нибудь.

– А вы надолго в Павловск? – спросил то ли Влад, то ли Дима.

– Думаю, на пару дней, – отозвался Глеб. – Едем туда исключительно по работе.

– И у нас командировка. Кстати, а вы где решили остановиться?..

Я перестала прислушиваться к их разговору и задумалась о своем. Правильно ли я сделала, что согласилась во всем этом участвовать? Стоит ли оно того? Ведь если с узкими юбками и туфлями на каблуках еще можно было как-то мириться, то вот вредная привычка Женечки Охотниковой курить доставляла массу проблем Алисе Полянской… Это что же получается – на ближайшие несколько дней мне стоит забыть о моем пристрастии к сигаретам?! Так дело точно не пойдет! Нужно что-то придумать…

– Алис. Алиса!

Я не сразу поняла, что обращаются ко мне.

– Пойдем, поужинаем, – говорил мне Глеб.

– Идемте, Алиса. Заодно составите нам компанию, – предложил Дмитрий.

На самом деле никакого аппетита у меня не было. Но коль скоро я нахожусь здесь на правах телохранителя, то должна всюду сопровождать своего клиента. И неважно, что этот клиент называет меня своей женой, а я в глубине души питаю искреннюю надежду, что фиктивный брак обернется настоящим супружеством!

– Пойдемте! – кивнула я.

В вагоне-ресторане оказалось на удивление людно. Мы заняли один из столиков и сделали заказ.

– А может, выпьем за знакомство? – внес конструктивное предложение Влад.

– Я пас, – покачал головой Дима.

– Коньячку, – дал добро Глеб.

На правах жены я, конечно, могла возразить, но привычки незамужней Женечки Охотниковой давали о себе знать, и я промолчала. Впрочем, Глебка оказался добропорядочным супругом, и после пары рюмок, выпитых за нашу столь удачную встречу, замотал головой:

– Завтра встреча с деловым партнером.

– Зря-я-я… – вздохнул Влад, опрокинул в себя очередную стопку коньяка и поднялся с места. – Выйду покурю.

Дима проводил его взглядом, а потом обернулся к нам.

– И у нас уже завтра назначено деловое совещание. Если Влад сейчас напьется… Да он просто-напросто сорвет нам все! Было уже такое пару лет назад. Я тогда еле выкрутился – врал, что ему стало плохо в поезде. Хотя, по-хорошему, его за это еще тогда стоило бы уволить, а я все покрываю его любовь к рюмке.

Дима поймал мой недоуменный взгляд и тут же добавил:

– Влад – мой брат. И как тут быть? Пойду, напомню ему, что мы едем в Павловск не отдыхать. – Дима решительно поднялся из-за стола. – Извините, оставлю вас на пару минут.

– Жень, давай обсудим наши планы, – предложил Глеб, когда мы остались одни.

– Слушаю.

– Алиса, конечно, давно не интересуется делами фирмы, но все же… – начал вводить меня в курс дела Глеб. – Завтра мы с тобой встретимся с неким Борисом Авериным – нашим компаньоном. Он – владелец крупной строительной компании. Если мне удастся его убедить, то мы будем их главным поставщиком.

– Ок! Что требуется от меня?

– Да, в общем-то, ничего… Тебе просто нужно будет присутствовать на всех переговорах. Если что-то спросят, отвечай: все вопросы решает муж. Все просто!

– Договорились.

Я почувствовала, что голова начинает болеть – не мешало бы выйти покурить. Я обежала цепким взглядом засидевшихся посетителей вагона-ресторана – пожилые дамы дожидаются заказанного ужина; веселится шумная компания молодых людей; у дальнего окошка воркует молодая парочка – вряд ли кого-то из них можно заподозрить в слежке за четой Полянских.

– Я отлучусь на пару минут…

– Ок!

Я быстро вышла из ресторана, миновала грохочущий тамбур и шмыгнула в тесную кабинку туалета. Сейчас покурю в тишине, вдалеке от любопытных глаз – размечталась я, но не тут-то было. От некурящей Алисы Полянской были одни проблемы – зажигалки в кармане не оказалось. Я топнула ногой, чертыхнулась сквозь зубы, но делать нечего – придется тащиться в купе…

Я вышла в дребезжащий тамбур. В вагоне уже погасили верхний свет, пассажиры разбрелись по своим купе. Я шла по мягкому ковру мимо запертых дверей. Только одна дверь была не закрыта. Она хлопала где-то в конце вагона каждый раз, когда поезд клонился в сторону. «Что за раззявы!» – подумала я и тут же сообразила, что это дверь нашего купе…

Я ускорила шаг. Неужели Влад настолько напился, что забыл запереть дверь?! Но тогда куда делся Дима? Я сделала шаг вперед и хотела взяться за дверную ручку.

– …с девкой я справлюсь, – услышала я обрывок фразы и тут же замерла как вкопанная. – Подумаешь, выпил?! И что с того?

– А то, что мы здесь для того, чтобы отработать бабки. А не жрать коньяк!

Говорили двое. И в том, что это были Влад и Дима, не было никаких сомнений.

– Если мы из-за тебя провалим это дело…

Поезд тряхнуло, и дверь снова брякнула о щеколду.

– Да брось! Делаем все, как и договаривались. Главное, чтобы кто-то из них первым вышел из ресторана.

– Я задержу его.

Я стояла на месте, боясь пошевелиться. Так, значит, за нами следили! Следили с самого начала! Черт! Вот черт! И как же я сразу об этом не догадалась! Все было слишком гладко! Слишком…

Оставаться дольше в вагоне было опасно – Влад и Дима могли в любую секунду выйти в коридор. Бесшумной тенью я попятилась назад, выскользнула в тамбур и прислонилась спиной к двери. Нужно предупредить проводницу. Наверняка в поезде на такой случай предусмотрена система связи с полицией. Но если в это дело вмешаются менты, то… «То первым делом они узнают, что я катаюсь на железнодорожном транспорте по поддельным документам, – лихорадочно соображала я, – к тому же сделка в Павловске, о которой так грезит Глеб, наверняка будет сорвана. Значит, придется справляться собственными силами!» Но что придумать, если двое этих горилл вертятся под боком, а мой верный пистолет Макарова остался в купе – ведь я, черт возьми, Алиса Полянская, а не Женечка Охотникова!

Из купе проводников вышла заспанная тетка в форменной одежде работников железной дороги.

– Извините, а сколько еще часов до Павловска? – остановила я ее.

– Десять. К утру будем в городе, – нелюбезно буркнула она.

– А скоро ближайшая остановка?

– Через полчаса – Котово. Стоянка всего пять минут. Выходить не советую, – проворчала она и, громко хлопнув дверью, ушла в соседний вагон.

Я посмотрела ей вслед, потом перевела взгляд на полуприкрытую дверь в купе проводников. Ворох белья на спальном месте и грязная посуда в раковине говорили о неряшливости хозяйки. А вот ключик от туалетов свидетельствовал о забывчивости здешней обитательницы, что, впрочем, было мне только на руку…

На все про все мне хватило доли секунды – я юркнула в купе, схватила ключ и была такова.

В вагон-ресторан я вернулась, стараясь сохранить на своем лице полное спокойствие. По крайней мере, в запасе у меня было ровно тридцать минут, чтобы решить все неприятности.

– Так кем там работает Дима? – спросила я.

– Жень, ты чего? – опешил Глеб.

– Да ничего, просто… – в вагон-ресторан вошли Дима и Влад, и мне пришлось прикусить язык.

«Ладно, – успокоила я себя. – Может, оно и к лучшему, что Глеб ничего не будет знать…»

– А вы надолго задержитесь в Павловске? – впервые за весь вечер проявила я интерес к нашим попутчикам, когда они присели за столик.

– Едем на пару дней.

– Где остановитесь? – любопытничала я.

– Выбирать не приходилось, места нам забронировали. Кажется, гостиница «Бавария», – ответил Влад.

– Кстати, с этими гостиницами всегда такая морока. Вот в прошлую командировку… – технично перевел разговор более сообразительный Дима. Глеб поддержал пустой разговор.

Я украдкой глянула на часы. До станции оставалось двадцать минут. Пора бы уже…

– Я, пожалуй, пойду спать. Уже поздно, – начала я.

– Я тебя провожу, – тут же отреагировал Глеб.

– Не стоит, дорогой, – елейным голоском запела я, глядя на него в упор. – Всем спокойной ночи.

Я поднялась из-за столика и зашагала из вагона-ресторана. У дверей меня догнал Влад.

– Душно тут, – пояснил он, направляясь за мной. – Покурю пойду.

– Ага.

Я кивнула и шагнула в дребезжащий тамбур. Шаткий пол стучал и колыхался под ногами.

– Жаль, до Павловска нет прямых авиарейсов из Тарасова, – говорил Влад, – терпеть не могу поезда.

Он шел за мной по пятам, след в след. Впереди еще один тамбур, а дальше небольшой пролет, где находится туалет. Главное, чтобы там никого не было… Я опустила руку в карман – ключик был на месте.

– Сигареты закончились, – произнес Влад. – В купе должна быть новая пачка.

Я снова кивнула, открыла дверь и бросила взгляд на закрытую дверь туалета. Лампочка над ней не мигала. «Значит, там никого нет…» Я двинулась вперед, Влад за мной, но я не дала ему ступить и шагу – резко толкнула тяжелую дверь назад. Металлическое ребро угодило точно Владу по носу. Он взвыл и шарахнулся в сторону. Не давая ему оправиться, я ударила его под дых, втолкнула скулящего мужика в узкую каморку, а затем – в туалет и еще одним ударом окончательно вырубила его. Дядька тяжелым кулем рухнул на пол.

– Отлично! – одобрила я саму себя.

Если навыки боевого искусства меня не подвели, то мужик очухается только минут через десять. Ровно столько мне и было нужно!

Я закрыла дверь туалета, заперла ее на ключ и вошла в вагон. Купе проводников было по-прежнему открыто. Нерадивая работница железной дороги моталась где-то по своим делам. Я положила ключик обратно на стол, пулей метнулась в свое купе и быстренько порылась в сумке. Верный пистолет Макарова оказался на самом дне. Припрятав его за пояс джинсов, я выскользнула обратно и вернулась в ресторан.

Дима и Глеб сидели за столиком и что-то оживленно обсуждали. «Сейчас и до тебя очередь дойдет», – кровожадно подумала я, бесшумно приблизилась и позвала:

– Дим.

Мужик вздрогнул, обернулся и осоловело на меня уставился. «Не ожидал? – мысленно ухмыльнулась я. – А сейчас удивишься и того больше!»

– Дима, с Владом что-то не то, – изобразив на своем лице полнейшее замешательство, зашептала я.

– Что? – вскочил с места ошарашенный мужик.

– Не знаю, может, выпил лишнего… Идем, он в купе, – потянула я Диму за собой.

Чуть не опрокинув чашку, Дима вскочил с места.

– Что случилось? – недоумевал Глеб.

– Останься здесь! А я скоро вернусь, – без лишних разговоров шикнула я и бросилась вдогонку за Димой.

Наш попутчик первым оказался у незапертой двери купе, с грохотом распахнул створку и ввалился внутрь.

– Где Влад? – обернулся он назад.

В моих руках уже был пистолет. Взведенный курок тихонько щелкнул. Я довольно хмыкнула, сделала шаг вперед.

– Если будешь звать на помощь – я выстрелю, – предупредила я.

– Ты че, спятила? – вмиг растерял весь свой такт Димка.

– Живо отвечай – на кого ты работаешь?!

– Убери пистолет!

– Как бы не так. Сначала ты мне все расскажешь… – шипела я.

– Брось пистолет, хуже будет, – попытался пригрозить мне Дима.

– На кого ты работаешь?

– Говорю тебе, отдай пушку!

Я сделала шаг вперед, Димка попятился и шлепнулся на неразобранную спальную полку.

– Кто прислал тебя и твоего дружка? – стояла я на своем. – Кто???

– Совсем дурная? – бормотал мужик, отползая в самый угол полки.

Я тоже отодвинулась к окну, подальше от Димы – не ровен час, эта хитрая крыса бросится на меня.

– Ты че с Владом сделала, чокнутая? Пистолет убери, – Дима начал медленно подниматься.

– Сядь на место и отвечай на мои вопросы.

Но мужик уже поднялся и стоял точно напротив открытой двери купе.

– Без шуток, – пригрозила я, – выстрелю, если…

Договорить я не успела. Послышалось характерное «дзиньк», Дима ойкнул и как подкошенный рухнул к моим ногам. В дверном проеме стоял Глеб с разбитой бутылкой в руках.

– Жень, это они, да? – спросил он.

– Какого черта?! – не сдержалась я.

– Жень, они нас нашли? Я понял, что что-то не то, когда ты вернулась за Димой…

– Зачем ты сюда пришел? Он бы во всем сознался!

Но поверженный враг с разбитой головой лежал у моих ног, и на продолжение диалога с ним не стоило и рассчитывать. Я еще раз мысленно обругала Глеба. Однако сделанного было уже не исправить, а времени оставалось в обрез.

– Собирай свои вещи, мы сейчас выходим, – попыталась я взять ситуацию под контроль.

– В смысле?

Поезд уже начал замедлять ход. За окном потянулось полотно станционной платформы.

– В прямом смысле! – вышла я из себя. – Не знаю, как тебе, но мне такое соседство не очень пришлось по душе!

Дальнейших разъяснений не потребовалось. Глеб кинулся собирать вещи. Я же присела на корточки перед Димой и пошарила по его карманам. Никаких документов при нем не было.

– Вот черт! Где его сумка… – бормотала я, рыская по полкам в поисках хоть какого-нибудь саквояжа.

Поезд между тем скрипнул, качнулся вперед и замер.

– Жень, идем! – торопил меня Глеб.

– Стой… Подожди…

Но в спортивной сумке, которая обнаружилась под спальным местом, не было ничего, кроме пары сменных костюмов и блока сигарет.

– Да пошли уже, Жень!

Я отшвырнула бестолковую находку в сторону, вздохнула: здесь ловить больше нечего.

– Идем.

Мы выскочили из купе, бегом пронеслись через весь вагон. Когда мы вывалились в тамбур, проводница уже поднимала лестницу.

– Стойте! – оттолкнул ее в сторону Глеб.

– Эй! Вы чего?!

Поезд тяжело заскрипел своим металлическим нутром, качнулся на рельсах. Глеб только успел выкинуть сумку и соскочить вниз. Я спрыгивала на перрон, когда поезд уже тронулся. Проводница что-то прокричала вслед, но нам было наплевать.

– Успели! – выдохнул Глебка и обнял меня за плечи. Я обернулась к нему, пытаясь рассмотреть в темноте его лицо. Кажется, в этот момент я была действительно счастлива.

– И куда теперь? – спросил Глеб, когда первая эйфория прошла.

Я огляделась по сторонам.

Непроглядная ночь, пустынная платформа, и только вдалеке можно было различить огни населенного пункта. До Павловска еще часов десять езды, а мы в какой-то глухомани!

– Нам бы дождаться ближайшего поезда до Павловска, – неуверенно предложила я.

– А когда он будет?

Хороший вопрос.

Я пожала плечами, бестолково покружила на месте.

«Как там называется эта остановка?» – попыталась припомнить я свой диалог с проводницей. Котово? Насколько мне знакома география Тарасовской области, Котово – типичный городской поселок. И, естественно, ни о каком вокзале здесь и речи нет. Но хотя бы железнодорожная касса должна быть!!!

Я повертела головой и наконец-то заметила крошечное темное строение на другом конце платформы.

– Нам туда.

Я решительно зашагала в сторону обветшалой сторожки стрелочника. Глеб подхватил сумку и последовал за мной.

В деревянном домишке с просевшим крыльцом света не было ни в одном окне. Должно быть, смотритель железных дорог спал беспробудным сном. Без малейших колебаний я поднялась по шатким ступенькам и несколько раз ударила в деревянную дверь, подождала пару минут, снова постучала. На третьей попытке нам открыли. В дверном проеме показалась заспанная физиономия дедка.

– Ночь-полночь – они стучат… Чего надо? – буркнул он.

– Извините, а вы не подскажете, когда будет ближайший поезд до Павловска? – как можно более дружелюбно спросила я.

– Так только что проходил. Вы опоздали.

– Да вы что? – вроде как огорчилась я.

– А следующий когда будет? – вклинился в наш разговор Глеб.

– Так завтра.

Мы переглянулись.

– А раньше? – с надеждой спросила я. – Может быть, на каком-нибудь проходящем поезде можно добраться?

– А проходящие поезда здесь не останавливаются, – пожал плечами наш информатор, – только электрички. Но они идут до следующего поселка. Да и самая ранняя будет только завтра в два.

Дальнейший разговор смысла не имел. Несолоно хлебавши мы вернулись на платформу. Я опустилась на ближайшую скамейку, обхватила голову руками и задумалась.

– Жень, я завтра должен быть в Павловске… Меня ждут компаньоны. Это что же получается? Сделка в итоге срывается?..

Как оказаться в Павловске завтра к обеду – я не имела ни малейшего представления. Но я была телохранителем и, значит, должна была решать проблемы своего клиента.

– Сейчас все улажу, – пообещала я и снова направилась к сторожке.

На этот раз мне открыли почти сразу.

– Чего еще? – бурчал дед. – Переночевать не пущу! Топайте в поселок и там ищите ночлежку!

– Скажите, а в городе есть автопарк?

– Так есть!

Я едва сдержалась, чтобы не захлопать в ладоши.

– Как до него добраться?

Дед крякнул, выбрался на крылечко и принялся объяснять.

– Вам надо идти вон по той трассе. Перейдете через мост, там будет здание вокзала, а прямо за ним – таксопарк. Там и машину можно взять напрокат. Сегодня мой племянник Мишка дежурит, с ним и сговоритесь.

– Где бы мы еще попали в такой переплет, а, Жень? – веселился Глебка.

Я тоже не унывала – где бы я еще прогулялась с мужчиной своей мечты?..

Наш информатор не подвел, и через полчаса мы уже обзавелись машиной. Старенькая, битая, она долго фырчала и дзинькала, прежде чем тронуться с места.

– Крайне ненадежное транспортное средство… – оценила я.

– Авось доберемся! – успокоил меня Глеб.

В расчете на сомнительное русское «авось» мы и покатили в Павловск.

– А лихо мы все-таки сбежали от этих типов! – заговорил Глеб, когда творение отечественного автопрома, по дикой случайности оказавшееся в нашем распоряжении, уже мчалось вперед по автостраде. – Ты когда за Димой вернулась, я так и подумал – что-то неладное. Схватил первое, что попалось под руку, и пошел за вами.

– Н-да, думаю, мало ему не показалось…

– У меня на всякий случай и оружие есть. Надо будет держать его где-нибудь поблизости. Эти ребята явно взялись за нас серьезно!

– На всякий случай, у тебя есть телохранитель, – напомнила я.

Глеб обернулся ко мне, улыбнулся краешком губ и хотел было коснуться моей руки, но я решительно отстранилась. Долю секунды он колебался, а потом положил ладонь на рычаг переключателя скоростей.

– Жень, а как ты поняла, что они за нами следят? – вернулся он к прежней теме.

– Пошла в купе за зажигалкой и случайно услышала их разговор, – проболталась я.

– Ты курила? – ахнул он. – Мы же договаривались, что Алиса не курит!

– Если я Алиса, тогда нечего каждые пять минут называть меня Женей! – огрызнулась я.

– Не обижайся, Жень… Просто даже мысль боюсь допустить, что нас разоблачат.

– Если за нами прислали этих верзил, значит, до разоблачения еще далеко, – утешила я Глеба.

– Жень, думаешь, они и в Павловске от нас не отстанут?

Тут и думать было нечего…

– Поживем – увидим, – отговорилась я и отвернулась к окну.

Незнакомые улицы чужого города сменяли одна другую. Сначала я всматривалась в мелькающие мимо дома и дворы, потом глаза начали слипаться, и я провалилась в тяжелый сон.

Проснулась я оттого, что машина остановилась. Я тряхнула головой, похлопала глазами.

– Сержант Савельев. Документы предъявите!

– А в чем дело?

– Это дежурная проверка. Ваши документы…

Я обернулась. На улице уже светало. Наша машина стояла у обочины недалеко от поста ГАИ, а в приспущенное окошко заглядывал суровый блюститель окрестного порядка.

– Сейчас-сейчас… – Я видела, как Глеб нервно ворошит содержимое бардачка.

– Что в багажнике? – допытывалась суровая ищейка.

– Ничего. Машину мы взяли напрокат…

Глеб наконец нашел свои корочки и выбрался из машины. Я распахнула дверцу и высунулась наружу.

– Дорогой, что случилось? – нарочито громко спросила я.

– Ничего, все в порядке. – Он улыбнулся, но я видела, как затравленно бегают его глаза. Оно и понятно…

Высовывать свой нос дальше я не рисковала. Как-никак, а в сумочке у меня лежат чужие документы. Так что дальнейшая сцена разыгрывалась вне поля моего зрения.

– Где взяли машину?

– В Котове. Вот свидетельство.

– Надолго в Павловск?

– На пару дней. Рабочий визит.

– Можете проезжать.

Глеб вернулся в машину и завел мотор. Выглядел он растрепанно.

– И надо же было так попасться! – пробормотал он, когда пост ГАИ остался позади.

– Так все обошлось.

Глеб искоса глянул на меня.

– Ну да, обошлось…

– Хорошо, что ты вел машину.

Глеб ничего не ответил. Всю оставшуюся часть пути мы провели молча. Только когда наше авто остановилось напротив пятиэтажного строения с вывеской «Гостиница «Жемчужина», мой попутчик немного повеселел.

– Кажется, нам сюда!

Место на парковке обнаружилось сразу.

Я выбралась из машины, хлопнула дверцей, по привычке скомандовала: «Пошли!» и, не дожидаясь ответа, шагнула на ступеньки.

– Жень! – Глеб успел схватить меня за руку.

Я глянула на него с недоумением. Что еще не так?

– Ты забыла.

– ???

– Сейчас ты моя жена, а не телохранитель.

Он взял у меня сумку, подхватил под руку.

– Теперь идем, – улыбнулся он.

Мы поднялись на гостиничное крыльцо.

– И перестань откликаться на имя Женя, – близко склонившись ко мне, сказал он, когда мы уже входили в просторный холл гостиницы.

– А ты перестань меня так называть, – понизив голос, огрызнулась я.

Должно быть, со стороны мы сейчас действительно казались благополучной семейной парой. И только очень внимательный человек мог заметить, как напряженно держался рядом со мной Глеб и как неуверенно чувствовала себя я в чужом плаще и туфлях, с документами на имя другой девушки.

Но здесь, как и на вокзале, никто не стал придираться к моему паспорту. Улыбчивая девушка за стойкой администратора только переписала мою фамилию и тут же вернула документ назад. Так что уже через десять минут мы благополучно располагались в нашем номере на самом верхнем этаже.

Багаж Алисы я распаковывать не стала, разложила на полке только несколько своих вещей и, присев на кровать, занялась укомплектовкой сумочки истинной бизнес-леди. Блокнот, помада, телефон – вполне могли бы понадобиться госпоже Полянской, а вот пистолет Макарова, припрятанный на самое дно ридикюля, сгодится для Женечки Охотниковой.

– Жень, а почему ты сразу не рассказала мне, что работаешь телохранителем? – неожиданно спросил Глеб.

– Повода не было, – буркнула я. – Не люблю обсуждать свою работу.

– Когда Андрей сказал, что у него есть знакомая, которая работает телохранителем, я и подумать не мог, что это будет такая девушка, как ты.

– Со мной что-то не так?

– Нет, просто… – Глеб присел рядом со мной, – просто ты не похожа на бодигарда.

– А на кого я похожа? – Эта тема меня порядком раздражала, но Глеб словно ничего не замечал.

– Ну, например… – Он заглянул мне в глаза. Я все еще злилась. – Например, из тебя бы получилась настоящая госпожа Полянская.

– Не ври! Настоящая госпожа Полянская не курит, ярко красится и носит исключительно платья, – съязвила я, – а это, как ты успел заметить, не про меня!

– Дело не в платьях… И я тебе не вру.

Врал Глеб или нет, я не могла знать. Но то, что я верила, да еще с большой охотой, было фактом.

– Кстати, встреча с Авериным у нас в три. Придется ехать в центр города. Там как раз идет строительство торгового комплекса. И контракт обсудим, и новые площади под магазин посмотрим.

– В три так в три, – пожала я плечами.

– Аверин не должен догадаться, что ты мой телохранитель.

– Не волнуйся.

– Для него ты – моя жена.

– Я помню.

– И знаешь…

– Что?

– Жень, для меня ты тоже не просто телохранитель.

Ну наконец-то! И на моей улице настал праздник!

Я постаралась ничем не выдать себя.

– Мы же договаривались, – сухо напомнила я. – Между нами только деловые отношения. Я не привыкла иметь ничего общего со своими клиентами, во-первых, и с женатыми мужчинами, во-вторых.

– Так ты еще злишься из-за Алисы?

Я не злилась. Но старательно делала вид. Правда, недолго… Ровно до тех пор, пока Глеб не оказался рядом со мной. «Жень, это такие пустяки», – убежденно сказал он. Что самое интересное, я думала точно так же. И вопреки всем обещаниям держаться от этого мужчины подальше хотя бы на время нашей поездки, я сдалась…

Как оказалось, быть бизнес-леди и телохранителем одновременно – крайне непростая задача: мешали туфли на высоченных каблуках, я неуютно чувствовала себя в узкой юбке, а пистолет Макарова теперь приходилось таскать исключительно в дамской сумочке. Но Глеб уверял меня, что я потрясающе похожа на настоящую Алису Полянскую.

– Только не задавай никаких вопросов, и все будет ок! – давал он мне последние инструкции, когда мы подъезжали к строящемуся зданию в самом центре города, где и должен был дожидаться нас некто Борис Аверин.

– Хорошо.

– Я постараюсь сделать так, чтобы тебе вообще не пришлось участвовать в разговоре.

– Договорились.

Глеб заглушил мотор, выбрался из машины, обежал ее со стороны капота и распахнул передо мной дверцу.

– Нас уже ждут, – незаметно шепнул он.

Я кивнула – делегацию из трех мужчин я заметила издалека. Они стояли у шлагбаума, за которым начиналась стройка. Один из них просматривал какие-то бумаги, двое других что-то оживленно ему говорили. То, что мужчина с кипой документов в руках и есть Борис Аверин, я поняла как-то сразу. Дорогой костюм и хозяйские повадки выдавали в нем человека, играющего далеко не последние роли.

Я хлопнула дверцей, обернулась к Глебу и незаметно склонила голову, мол, все ок! Решительным шагом, бок о бок, мы зашагали в сторону ожидающих нас мужчин.

Тяжелые полы плаща распахивались при каждом шаге, непослушные пряди волос то и дело падали на лоб, а осеннее солнце ярко светило в глаза, заставляя щуриться. И все же на какой-то миг, идя по узкому тротуару и звонко цокая каблуками, я действительно ощутила себя настоящей женой бизнесмена.

– Добрый день, Борис, – сухим тоном отчеканил Глеб. – Знакомьтесь: моя жена Алиса Полянская, она же мой компаньон.

– Приятно познакомиться, – Аверин изучал меня цепким взглядом.

– Взаимно, – дежурно улыбнулась я.

– Хорошо, что вы оказались столь обязательны. У меня были мысли, что вы не приедете, – говорил он Глебу, продолжая смотреть на меня.

– Мы все заинтересованы в этой встрече.

– Рад, что вы это понимаете… Спасибо за отчет. Рассчитываю, что объект будет сдан вовремя, – последняя фраза Аверина относилась к его коллегам.

Слова босса явно были сигналом, чтобы ретироваться, и сообразительные сотрудники тут же испарились.

– Я специально назначил встречу именно здесь, – продолжил Борис, когда мы остались одни, – дело действительно серьезное, надеюсь, вы это понимаете.

– Можете не беспокоиться. Мы с Алисой занимаемся подобными делами не первый год. Как правило, на ней лежит вся техническая сторона вопроса. И она справляется с этим блестяще!

Борис снова глянул на меня с нескрываемым любопытством. Я сделала вид, что понимаю, о чем идет речь, и многозначительно улыбнулась.

– Давайте пройдемся немного, – предложил наш компаньон.

– Я уже навел кое-какие справки, – говорил Глеб, пока мы проходили на территорию стройки, – так что примерный план действий у меня уже есть.

Мы двинулись вдоль бетонной стены по пыльным деревянным перекрытиям. Где-то высоко над нашими головами грохотал работающий кран.

– Нам остается лишь обсудить детали и приступить к работе.

– Отлично. Сколько времени вам понадобится?

– Если все пойдет по плану… Алиса, ты успеешь за пару дней? – обернулся ко мне Глеб.

Я не знала точно, какого ответа от меня ждут, но на всякий случай кивнула.

– Разумеется. Со своей задачей я справлюсь.

– Мне нужно, чтобы до конца недели все было решено.

– Думаю, мы укладываемся в эти сроки.

Глеб еще пару раз обращался ко мне с какими-то вопросами. Я отвечала лаконичное «да», «конечно», «сделаю все от меня зависящее». Потом мы поднялись по бетонным балкам на второй этаж. Я отстала от мужчин на пару шагов, потом еще чуть задержалась на ступеньках. Когда Глеб с Борисом остановились посреди строительной площадки, я уже потеряла к их компании всякий интерес. Предоставив им возможность обсуждать все тонкости финансовых операций, в которых лично я абсолютно ничего не смыслила, я стала медленно прогуливаться между бетонными перекрытиями, останавливаясь у каждого незастекленного оконного проема и внимательно осматриваясь.

Привычка сыщика и воспоминания о вчерашнем инциденте в поезде заставляли держать ухо востро – не ровен час, Влад и Дима или кто-то другой из этой шайки-лейки сейчас следит за нами. Внизу, перекрикивая гул работающего подъемника, разговаривали рабочие. В радиусе нескольких десятков метров не было ни одного высотного жилого массива. Надежное деревянное ограждение отделяло строительную площадку от жилых домов окрестных улиц.

– Алиса, Алиса! – Я сообразила, что Глеб уже не первый раз зовет меня.

Вот черт! И когда я только привыкну откликаться на чужое имя?..

Я резко обернулась на каблуках.

– Основные вопросы мы обговорили. Свяжемся с Борисом, как только у нас будет что-то конкретное.

– Надеюсь, это будет уже скоро, – отозвался Аверин.

– Сегодня же приступим к работе, – заверил его Глеб. – Провожать нас не надо. До скорой встречи.

– До свидания, – Борис получил еще одну дежурную улыбку от меня.

– Было приятно познакомиться. – Его пронзительный взгляд снова скользнул по мне. «Странный тип», – подумала я, но Глеб, крепко держа за руку, увлекал меня за собой вниз по ступенькам, и я думать забыла о нашем компаньоне.

– Ну что? Все прошло нормально? – спросила я, когда мы оказались в машине.

– Более чем! Ты просто находка, Жень! – Кажется, Глеб действительно был доволен итогами нашего рандеву. – Аверин ничего не заподозрил!

– Куда сейчас?

– Поехали в гостиницу, поужинаем. А вечером у нас будет встреча с одним типом.

– Что за тип? – насторожилась я.

– Видишь ли, Жень, бизнес такое дело… В общем, прежде чем подписать с человеком контракт, нужно быть уверенным в нем на сто процентов. Мне обещали раздобыть финансовую отчетность Аверина. Если в ней все совпадает с тем, что говорит сам Борис, то считай – дело у нас в кармане. Завтра же мы подписываем все договора и выезжаем обратно в Тарасов.

Значит, через пару дней мы возвращаемся, и тогда…

Я отвернулась к окну. Чисто машинально я следила за потоком машин – не висит ли у нас на хвосте какое-нибудь подозрительное авто, но думала совершенно о другом.

Мой спутник между тем пребывал в отличном расположении духа: болтал о всякой ерунде, шутил, а когда мы прибыли в гостиницу, объявил, что сегодня у нас будет праздничный вечер в честь моего дебюта в роли Алисы Полянской. По этому случаю ужин был заказан в номер. Не знаю, о каком избраннике для меня мечтала тетушка Мила. Но лично я пребывала в полной уверенности, что лучше мужчины, чем тот, кто сейчас рядом со мной, и не найти…

Когда Глеб ушел вниз, чтобы договориться об аренде нового автомобиля, я забралась на подоконник, открыла форточку и украдкой закурила. «А с завтрашнего дня обязательно брошу эту привычку!» – подумала я, старательно разгоняя сигаретный дым.

С принципиальной и категоричной Женечкой Охотниковой происходили невиданные метаморфозы.

Глава 3

– Насчет машины я договорился, – сообщил Глеб.

К моменту его возвращения в номер я успела докурить сигарету, разогнать едкий дым и теперь как ни в чем не бывало сидела в кресле, подобрав под себя ноги, и листала журнал.

– Новый «Форд» ждет нас внизу. Может, поедем куда-нибудь?

– Думаю, не стоит… – неуверенно протянула я.

– Почему?

– Наши друзья из поезда давно прибыли в город. Хочешь проверить, насколько быстро они нас найдут?

– И что ж нам теперь – не выходить из гостиницы?

– Нам теперь лишний раз не надо нарываться на неприятности. Только и всего!

– Женечка, – присел передо мной Глебка и взял за руку, – приглашаю тебя немного проехаться по городу и развеяться…

Я отложила журнал и хитро глянула на Глеба.

Такая постановка вопроса на корню рубила все сомнения Женечки-телохранителя. Но, соглашаясь на экскурсию по Павловску, я никак не ожидала, что в конечном итоге мы окажемся в ночном клубе.

– Глеб, в нашей ситуации желательно избегать подобных заведений, – напомнила я ему, когда наш «Форд» остановился напротив увеселительного заведения, над входом которого ярко светились неоновые буквы: «Мигрель».

– Жень, на сегодня мы заслужили отдых! – Выговорив эту фразу, Глеб распахнул дверцу и вышел.

Кому отдых, а кому работа… Все-таки я здесь нахожусь в качестве телохранителя и, несмотря на панибратство с Глебом, об этом забывать не стоит! Недовольно ворча, я стала выбираться из авто.

– Можно было бы выбрать и более спокойное место, – упрекала я своего спутника.

Но где там – Глеба было уже не остановить! Не замечая моего недовольного тона, он схватил меня за руку и решительно зашагал вперед.

К сожалению, ни один из охранников не преградил нам дорогу, мы благополучно миновали стеклянные двери и оказались в ночном клубе.

Плотная толпа танцующих, клубы сигаретного дыма в воздухе и децибелы музыки. В зале царил такой полумрак, что можно было только догадываться о том, сколько людей собралось здесь этим вечером.

– Алиса любит такие тусовки! – оценил Глеб.

Алиса может быть. Но я была Женей, и мне здесь не нравилось!

Но Глеб снова схватил меня за руку и потянул вперед.

– Пошли, найдем столик!

Кляня все на свете, я поспешила за ним.

Свободное местечко обнаружилось в самом дальнем конце зала. Пара свободных кресел ядовито-красного цвета и крошечный столик были никем не заняты. По соседству потягивал коктейль тучный дядька. Судя по унылому выражению лица, происходящее его никак не воодушевляло. Ровно так же, как и меня.

Пока я оглядывалась по сторонам, расторопный Глебка успел заказать виски.

– Алисонька, что будешь? – обнял он меня.

– Глеб, ты забыл, что у нас еще дела?

– Встреча через час, – отмахнулся Глебка, решивший во что бы то ни стало отдохнуть этим вечером. – Можешь ни о чем не волноваться!

– Забыл, что я на работе?

– Забыла, что ты моя жена? – в тон мне спросил Глеб и сделал еще один глоток виски. – Ты Алиса Полянская! – повысил он голос. – А Алиса Полянская может себе позволить гулять хоть всю ночь напролет!

Тучный мужчина оглянулся на нас.

– Говори тише! – шикнула я.

– Алиса, дело с Авериным почти у нас в кармане! Это стоит отметить! – не унимался Глеб. – К тому же от одного бокала виски ничего не будет.

Но одним бокалом он не ограничился. Опрокинув в себя еще горячительного, Глеб потянул меня на танцпол.

– Телохранители не танцуют, – шипела я.

– Но ты же не просто телохранитель.

Мужчина за соседним столиком снова взглянул на нас. Судя по его заинтересованному виду, наши семейные разборки порядком его забавляли. Мне стало неловко.

– Если хочешь – можешь идти один. Только будь поблизости. – Я поняла, что от упрямого Глеба просто так не отделаться, и решила пойти на уступки. «Хочет развлекаться – пусть развлекается. Главное, чтобы никуда не девался из поля моего зрения».

– Будете еще что-нибудь заказывать? – материализовалась рядом со мной девушка в открытой маечке и узких джинсах – сомнительное подобие официантки в заведениях подобного толка.

– Нет, – довольно резко ответила я и отвернулась в сторону танцпола, где вовсю веселился мой «муж». Я так увлеклась слежкой за неверным мужиком, что пропустила момент, когда ко мне за столик подсел какой-то тип.

– Почему такая девушка грустит одна?

Я вздрогнула и обернулась. Напротив меня сидел симпатичный молодой человек и дружелюбно улыбался.

– Извините, что вот так взял и подсел к вам. Просто не мог остаться равнодушным к такой девушке. К тому же одинокой.

– Я не одна.

– А мне показалось, что ваш спутник вас покинул.

Я бегло глянула в сторону танцпола. А, ну да… Кажется, я погорячилась насчет того, что я не одна: Глебка танцевал с незнакомой особой и даже не смотрел в мою сторону.

– Не представляю, как можно было оставить такую девушку. Кстати, меня зовут Макс.

– Алиса, – не стала я нарушать легенду.

– А вы, должно быть, здесь впервые? Я сюда частенько заглядываю. Наверняка бы заметил вас раньше…

– Я вообще впервые в этом городе.

– Вы не из Павловска?

– Нет.

Я бросила косой взгляд в сторону Глеба и его новоявленной знакомой. Они танцевали, смеялись. На какой-то миг Глеб повернулся ко мне. Я моментально перевела взгляд на Макса. Ну, Глеб, сам виноват! Отплачу тебе той же монетой!

– Нет. Я не из Павловска. Приехала сюда по делам, – зачирикала я, искренне веря, что сейчас предатель-Глеб смотрит на меня. – Буквально на пару дней. Просто этот клуб недалеко от нашей гостиницы, вот и решили немного развеяться…

– И как вам наш город?

– Приехала только утром, еще нигде не была.

– А хотите, завтра пойдем прогуляемся по Павловску?

Краешком глаза я заметила, что Глеб оставил свою новую знакомую и направляется в нашу сторону. «То-то же! – самодовольно подумала я. – Будешь знать, как оставлять меня одну!»

Глеб поравнялся с нашим столиком. Я подняла на него глаза. Признаться, я ждала всего чего угодно, но только не того, что произошло.

– Извините, мешать не буду, только заберу пиджак. Алис, Ната говорит, что на втором ярусе есть казино. Я загляну туда, – он подхватил с кресла пиджак и накинул на плечи, – ты же здесь будешь? Я тебя найду!

Он развернулся и спокойно направился в сторону лестницы, ведущей на балконный ярус.

– Друг? – спросил Макс.

– Муж, – ответила я.

На лице моего нового знакомого отразилось недоумение. Но выяснять, что он думает по поводу моих взаимоотношений с супругом, я не стала. Схватила сумку, отчеканила: «Боюсь, завтра не получится встретиться» и, как гончая, метнулась в самую толпу танцующих вслед за Глебом.

Неверного «мужа» я догнала, когда он уже был на втором этаже.

– Мне кажется, нам пора! – прорычала я.

– Алис…

– Пошли отсюда!

– Но у нас еще есть время…

Больше всего на свете мне сейчас хотелось треснуть бестолкового мужика по физиономии, но скандалы, да еще на публике, были не по моей части. А в том, что зрителей наберется предостаточно, я даже не сомневалась. Один из бугаев в форме охранника уже косо поглядывал в нашу сторону. Я решила сбавить обороты.

– Глеб, ты что творишь?

– А в чем дело?

– Какое еще, к черту, казино?

– Да я только загляну, Алис.

– Что за девицу ты подцепил?

– Так и ты не одна.

– Глеб!

– Алиса?..

Я поняла, что разговор не имеет смысла. Больше чем телохранитель, но все же не законная супруга, я не имела никакого права что-то предъявлять Глебу Полянскому.

– Хорошо, пусть будет по-твоему, – сквозь зубы процедила я.

Но злиться на мужчину мечты было просто невозможно…

Чтобы попасть в казино, нужно было пройти через небольшой зал мимо барной стойки и заглянуть за тяжелый полог занавески – за ней-то и было крошечное помещение с парой рулеток, вокруг которых кучковался народ. Потирая руки, Глеб втиснулся в круг любителей азартных игр. Минут пять я бестолково топталась за его спиной, потом мне это надоело, разболелась голова, ноги разнылись от неудобных туфель.

Я огляделась по сторонам в надежде отыскать мини-бар или хотя бы местечко, где можно было присесть. Но ни того, ни другого не обнаружилось.

– Скучно? – заметил мое настроение Глеб. – Может, ты в баре побудешь? Закажешь себе коктейль…

На самом деле, это была отличная идея! Окинув внимательным взглядом тех, кто собрался у рулеток попытать свое счастье, и не найдя ни одной подозрительной личности, я согласно кивнула: «Если что – я рядом» и вышла в соседний зал.

Барная стойка была аккурат напротив казино. Забравшись на высокий стул, я могла отлично видеть всех входивших и выходивших из игорного зала.

– Апельсиновый сок, пожалуйста, – сделала я заказ и, уставившись на плотно задвинутые портьеры, безнадежно загрустила. Женечка Охотникова сейчас бы обязательно закурила. «Но я Алиса Полянская!» – одергивала я саму себя.

– Алиса! – окликнули меня.

На чужое имя я уже научилась отзываться и обернулась почти машинально, не думая ни о чем плохом. А зря…

Передо мной стоял Борис Аверин.

Вот уж кого-кого, а его я хотела бы видеть сейчас меньше всего.

– Не ожидал вас здесь встретить, – улыбался он мне.

– Действительно, неожиданная встреча. – Я растянула губы в принужденной улыбке. – Не могла предположить, что вы любите такие заведения.

– Ничего странного – я хозяин этого клуба.

«Черт», – скисла я. И что теперь делать? Как объяснять этому солидному мужчине, что бизнес-леди забыла в злачном заведении чужого города?

Я попыталась сделать хорошую мину при плохой игре.

– Решили немного развеяться.

– Вы с мужем? – Я уловила в голосе Бориса легкое разочарование.

– Разумеется.

– Очевидно, он играет в казино… – проявил чудеса смекалки Аверин. – Разрешите, я присяду с вами?

Разумеется, мне хотелось отказать, но правила приличия заставили покривить душой:

– Ну разумеется! Буду только рада!

– Знаете, Алиса, я ведь много про вас слышал…

– Да? – Я сделала удивленное лицо, а сама не забывала поглядывать на шторы, за которыми было казино. Только что за полог шмыгнул молодой парнишка, потом вышла молодая девушка с мужчиной, зашли еще молодые люди.

– От самых разных людей, – продолжал Борис. – Те, кто хорошо знаком с Глебом, в курсе, что он один не работает.

– На самом деле все основные вопросы давно решает только муж, – осторожно подбирая слова, произнесла я.

– И все же вы с ним работаете, – внимательно глядя на меня, произнес Борис. – Вы удивительная девушка. Вы ведь совсем не похожи на напарницу Глеба. Глядя на вас, никогда не подумаешь, что вы проворачиваете такие сделки… Извините, что я все это говорю вам, – спохватился он.

– Ничего страшного.

– Просто я не знал, что у Глеба такая жена…

Я с недоумением глянула на Бориса – на что это он намекает???

– Скажите, а вам в самом деле нравится ваша работа?

– Почему бы нет? – Я старалась держаться уверенно. – По-вашему, женщины в таких вопросах ничего не смыслят?

– Да нет. Просто я немного иначе себе вас представлял, – Борис смотрел на меня с нескрываемым интересом. – Глеб сказал, что новости для меня у него будут, возможно, уже завтра.

– Ну да…

Я почувствовала, что еще немного – и меня загонят в угол. Борис не дурак. Ему не составит особого труда раскусить дилетантку Женечку. Но сегодня этому не суждено было сбыться. На мое счастье, к нам приблизился здоровенный мужчина в форме секьюрити:

– Борис Аркадьевич, у нас проблемы…

– Алиса, извините, вынужден вас оставить.

Я постаралась сделать вид, что мне очень жаль.

– Вы ведь еще не уходите?

Я неопределенно пожала плечами.

– Если вы будете в клубе, я вас обязательно найду.

Невинное обещание из уст Аверина для меня звучало как угроза. И как только Борис в сопровождении охранника скрылся из виду, я поспешила в игорный зал – нужно немедленно уводить отсюда Глеба, второго тет-а-тета с Борькой я не выдержу!

Я юркнула за полог занавески и остановилась как вкопанная. Глеба у рулеток не было.

Я метнулась в одну сторону, в другую.

Что за бред? Куда он делся? В казино вела одна-единственная дверь, и Глеб из нее не выходил! Однако и в казино его больше не было…

Я выбежала в зал, бестолково кружилась среди столиков, лихорадочно ища взглядом знакомое лицо. Среди шумных людей, собравшихся на втором этаже, не было никого похожего на Глеба. Не было его и внизу. Я тщетно рыскала в толпе танцующих людей.

Совсем отчаявшись, я выбежала на улицу. На крыльце курили двое охранников.

– Скажите, из клуба не выходил мужчина? Такой высокий… в бежевом пиджаке… – Но и это не имело смысла. Здоровенные бугаи только пожимали плечами. – А здесь есть другой выход?

– Служебка. Со стороны двора.

Без верхней одежды, по лужам я побежала на задворки ночного клуба. В голове вертелись ужасные мысли. Влад и Дима все-таки нас нашли? Они похитили Глеба?! Убили его???

Но в темной подворотне не было ни души. Только на ветру раскачивалась тусклая лампочка, да среди мусорных бачков надрывно мяукала кошка. Я прислонилась спиной к стене и схватилась за голову. Что теперь было делать – я просто не представляла.

Не знаю точно, сколько прошло времени, но в себя я пришла оттого, что кто-то тихонечко ко мне обращался.

– Вы Алиса Полянская?

Я подняла голову. В паре метров от меня стоял какой-то человек. В любое другое время я бы выхватила пистолет и наставила на незнакомого типа, но сейчас я была в каком-то ступоре.

– Вы Алиса Полянская? Верно? – повторил незнакомец свой вопрос.

Он приблизился на пару шагов, и я поняла, что напротив меня стоит тот самый человек, который сидел за соседним столиком в клубе. Низкого роста, явно страдающий излишним весом, он никак не походил на криминальную личность.

Но какого черта ему от меня надо?!

– Я слышал, что вас так называл ваш друг… – шепотом продолжал он странный монолог, – но в клубе я подойти не решился… Сами понимаете…

Я не понимала. Я совсем ничего не понимала.

– Я все принес… Все, как договаривались…

У меня в руках оказался какой-то плоский предмет.

– Там все… Абсолютно все… – продолжал толстяк нести какую-то ахинею. – Вы ведь мне поможете?.. Рассчитываю на вас, Алиса…

Он отступил на шаг.

– Буду ждать от вас звонка…

Сделал еще шаг в сторону и скрылся за углом. Я только слышала, как тяжело шлепают по грязи его ботинки – он спешил уйти.

Я посмотрела на то, что было у меня в руках. Диск. Что за бред? Кто этот тип? Хотя… Глеб говорил, что какие-то люди обещали собрать для него информацию про Аверина. Возможно, это кто-то из них? Впрочем, сейчас это совсем не важно.

Я сунула диск в сумочку, постояла немного в темноте, собираясь с мыслями. Нужно было немедленно что-то делать! Но что?

Ноги сами собой понесли меня обратно в клуб. После уличной прохлады и тишины здесь оказалось как-то особенно неуютно – шумно, душно, да и народу, кажется, прибавилось. Я решительно направилась к лестнице, ведущий на второй ярус, схватилась за перила, поднялась на одну ступеньку и нос к носу столкнулась с… Глебом!

– Жень, ты где была??? Нам уже пора уходить, а я тебя найти никак не могу! – напал он на меня.

– Это ты где был?! Я тебя обыскалась! Все обегала! Глеб! – Я захлебнулась словами. – Глеб! Разве так можно?

– Жень, какая-то нелепость получилась. Я спустился вниз на пару минут, а когда вернулся, тебя в баре уже не было. Видно, где-то мы разминулись.

Разминулись??? Да я чуть с ума не сошла от мысли, что с ним что-то случилось!

– Ты даже не представляешь, как я за тебя перепугалась!

– Со мной все в порядке, Жень.

Я была безумно зла на него, но еще больше – на себя. Все-таки брать на себя обязанности «больше чем телохранителя» было крайне опрометчивой затеей. Отношения, выходящие за рамки рабочих, в моей профессии были неприемлемы!

Именно поэтому я больше не позволила Глебу взять себя за руку или обнять, а когда мы оказались на улице, ледяным тоном заявила:

– Машину поведу я.

Без единого возражения Глеб отдал мне ключи и сел на пассажирское сиденье. Зло посмотрев на него, я тоже села в авто и завела мотор.

– Куда ехать? – спросила я.

– Вниз по улице. На третьем перекрестке повернуть направо.

Я выжала сцепление, машина тронулась с места, послушно развернулась и быстренько покатила по пустынным ночным улицам.

– Женя, я не хотел, чтобы все так получилось… – попытался завести разговор Глеб.

– Кажется, ты чего-то не понимаешь, – перебила я его, – я – твой телохранитель! И я постоянно должна быть рядом. Если с тобой что-то случится, это будет полностью моя вина.

– Женя…

– И не говори, что я для тебя больше чем телохранитель!

– Но это так! Ты даже не представляешь, как я был зол на тебя!

– ??? – Я развернулась к нему вполоборота. Что за новости?

– Ты болтала с каким-то типом…

Я не поверила своим ушам. Так вот в чем дело. Значит, в чужом глазу соринку видим, а в своем… Дальнейший разговор не имел смысла, и я решила сменить тему.

– Я виделась с Авериным.

– С кем??? – подпрыгнул на месте Глеб.

Я, конечно, предполагала, что мое рандеву с Авериным будет воспринято в штыки, но не до такой же степени…

– С Авериным. Оказывается, он хозяин ночного клуба, – ровным тоном пояснила я. – Ты знал?

– О чем вы с ним говорили? – Глеб пропустил мимо ушей мой вопрос.

– Не переживай, я не сказала ничего лишнего.

– А он? Что он тебе говорил?

Я не очень понимала причин такой паники. Я, конечно, не Алиса Полянская, но и не идиотка, чтобы выдать себя при первом же тат-а-тете.

– Ничего особенного. Мы перекинулись буквально парой слов, потом его куда-то позвали.

– Он что-нибудь у тебя спрашивал?

– Ничего особенного.

– Он говорил про меня?

– Нет. Говорю же, мы перекинулись парой фраз.

Глеб отвернулся к окну. Я сосредоточилась на дороге и попыталась сообразить, куда мы едем. Неоновые вывески и витрины магазинов давно закончились, мимо мелькали однотипные пятиэтажки. Кажется, мы въехали в спальный район Павловска.

– Где именно у тебя назначена встреча? – спросила я.

– Нигде. Он просто назвал улицу и номер дома, у которого будет меня ждать… За тем перекрестком нужно повернуть направо… Потом налево…

Я послушно крутила руль. Машина сворачивала в незнакомые мне улочки и подворотни.

– Уже почти приехали. Это должно быть где-то здесь… Он будет ждать нас в черной «Ауди». Стоп!

Я резко вдавила педаль тормоза. Шины пронзительно взвизгнули, и машина замерла на месте.

Мудреные конспираторы – Глеб и его тайный информатор – выбрали странное место для встречи. Наш «Форд» оказался на неосвещенной улочке, где с трудом могли разъехаться две машины. С одной стороны дома, с другой – гаражи, а впереди, преграждая нам дорогу, стояла тонированная «Ауди». Когда наше авто остановилось, водитель иномарки помигал фарами.

– Это он, – произнес Глеб и обернулся ко мне, – Жень…

– Что?

– Только этот человек не хотел, чтобы его кто-то видел.

– Без проблем. Буду держаться в стороне.

Глеб кивнул и выбрался из авто. Я тоже вышла, но, как и договаривались, приближаться не стала. Облокотилась на распахнутую дверцу и стала издали наблюдать за происходящим.

Глеб прошел немного вперед и остановился на середине дороги. Прошло минут пять, прежде чем распахнулась дверца иномарки. Из машины вылез высокий мужчина. Он кутался в длинное драповое пальто, старательно поднимая воротник и пряча в него лицо, помедлил немного, а затем двинулся навстречу Глебу.

Я не слышала, о чем говорили мужчины. Только видела, как незнакомец передал Глебу какую-то папку, они перекинулись парой фраз и разошлись.

– Поехали! – дал отмашку Глеб и уселся в машину.

Я тут же юркнула следом. Пока я поворачивала ключ зажигания и маневрировала, черная «Ауди» взвизгнула шинами и умчалась в темноту.

– Ну что там? – спросила я Глеба. Как-никак, а от финансовых записулек Аверина зависело и мое личное счастье.

– Сейчас глянем…

Глебка раскрыл папку и принялся перебирать листки.

– Так, это баланс за прошлый месяц, это за квартал… А где годовой отчет?.. – бормотал он. – Кстати, Жень, нам надо заскочить в банкомат, снять деньги. Я, кажется, видел по пути…

– Хорошо, – согласилась я, выжала педаль газа до конца и погнала машину вперед.

– Ты знаешь, думаю, уже завтра я свяжусь с Авериным, – Глеб перебирал содержимое папки. – Вот только… Когда ты встретилась с ним в клубе, то говорила, что не одна?

– Да он сам понял, что мы вместе.

– Жаль. Очень жаль, – пробормотал Глеб.

Выяснять, что именно так опечалило моего спутника, я не стала. Кажется, у нас намечались более серьезные проблемы – за нами по пятам ехал «Мерседес». Он вывернул откуда-то из подворотни и уже минут пять неотрывно следовал за нашим «Фордом».

Я бросила взгляд в зеркало заднего вида раз, другой, третий – машина не отставала. Я прибавила скорость, водитель «Мерседеса» тоже надавил на газ. Наш «Форд» замедлился, иномарка пристроилась в хвосте на той же скорости.

– Боюсь, что в банкомат заскочить не получится.

– Почему?

– За нами следят, – предупредила я Глеба.

– Что? – начал оглядываться по сторонам мужик.

– На нас снова вышли.

– Влад и Дима?

Я в очередной раз сбросила скорость, подпуская «Мерседес» настолько близко, что стало возможным различить человека, сидевшего за рулем. Иномарку вел Димка, на соседнем сиденье был Влад. Хотя кто бы сомневался? Наши попутчики из поезда Тарасов – Павловск каким-то непостижимым образом вышли на нас.

– Слушай, а когда ты знакомился с ними в поезде, случайно не проболтался, в какой гостинице мы останавливаемся?

– Нет. Точно нет, – мотнул головой Глеб.

– Будем надеяться, что они действительно не в курсе этого, и попробуем оторваться.

«Впрочем, знай Влад и Дима, где мы остановились, скорее всего, предпочли бы устроить нам сюрприз в номере и не стали бы затевать гонки на пустой трассе», – размышляла я, включая четвертую скорость и оглядываясь на «Мерседес». Заморское авто почти поравнялось с «Фордом».

– Жень, мы точно сможем от них уйти? – запаниковал Глеб.

– Обещать не буду, но постараюсь. – Я резко крутанула руль вправо, шины пронзительно взвизгнули, авто занесло чуть в сторону, но я вписалась в поворот. Водитель «мерса» лихо повторил мой трюк. Я бросила взгляд в зеркало заднего вида, чертыхнулась и снова повернула в какую-то подворотню. Иномарка не отставала.

– Жень, мы попались, да? – нервничал Глеб.

Мне, конечно, не хотелось его расстраивать, но мощному «Мерседесу» не составит особого труда догнать нашу легковушку на следующем перекрестке… Странно то, что этого не произошло раньше.

– Жень, что делать, а?

Как телохранитель я должна была знать ответ на этот вопрос, поэтому прикинула все возможные варианты.

– Поедем в какую-нибудь гостиницу.

– В какую???

– В любую! Но не в ту, в которой мы живем.

– Зачем?

– Там видно будет. Главное – найти гостиницу…

Впрочем, отыскать ночлежку было полдела. Двухэтажное строение с вывеской «Гостиница Околица» было буквально на соседней улице. Главное – успеть добежать до крыльца.

– Теперь все будет зависеть от нашего везения, – произнесла я.

В следующую секунду я резко нажала педаль тормоза. Пока машина по инерции ехала вперед, я уже открывала дверцу. Глеб действовал, не отставая. Авто мы бросили, даже не закрыв, но на это было сейчас плевать. В два прыжка я оказалась у дверей гостиницы. В тот момент, когда я распахивала дверь, пропуская Глеба вперед, «Мерседес» тормознул за нашим «Фордом». Наблюдать за тем, что наши преследователи предпримут дальше, я не стала.

– Нам нужен двухместный номер на первом этаже, – выдохнула я, наваливаясь грудью на администраторский стол. – И чтобы окна выходили на другую сторону улицы.

Миловидная блондинка с недоумением посмотрела на нас. Должно быть, сейчас мы с Глебом производили более чем странное впечатление – нервно озиравшаяся на дверь мадам и всклокоченный мужик.

– На первом этаже у нас расположен ресторан. Могу предложить отличный номер на втором.

– Пойдет! – не дослушала я и снова обернулась на дверь. Мой расчет оказался верным – затевать перепалку на людях Влад и Дима не собирались.

– Как надолго?

– Неважно! – брякнула я, но тут же поправилась: – На два дня.

– Хорошо. Ваши паспорта.

На этот раз чужой паспорт я отдавала как свой собственный, даже не вспомнив, что по документам я теперь Алиса Полянская. И уже через минуту мы получили ключики от своего нового номера.

Когда за нами приехал лифт, я еще раз оглянулась – Влад и Дима так и не рискнули сунуть нос в гостиницу.

– Думаю, они будут дожидаться нас внизу. Или попробуют проникнуть в гостиницу чуть позже, – сделала я предположение.

– А нам теперь что делать? – спросил Глеб. – Останемся здесь?

Я распахнула дверь нашего номера, включила свет и прошла внутрь.

– Наши преследователи в полной уверенности, что мы здесь живем. А мы… – я остановилась у окна, раздернула шторы и посмотрела вниз. – А мы вернемся в свою гостиницу!

План был прост как дважды два – всего-то и нужно было, что спрыгнуть из окна, поймать попутку и, оставив Влада и Диму караулить пустую мышеловку, отправиться домой. Но Глебу идея пришлась не по душе.

– Может, лучше останемся здесь, – он взглянул вниз и поморщился, – вряд ли они рискнут сунуться в номер.

Я обернулась от окна.

– Ну да, на то, чтобы прокатиться с ними в поезде, мы тоже не рассчитывали.

Больше возражать мужик не стал. И моими стараниями мы благополучно добрались до гостиницы «Бавария».

В свой номер мы вошли, когда на часах было уже далеко за полночь. Я скинула неудобные туфли, стянула с плеч надоевший плащ и забралась под одеяло.

– Женька…

– Что?

– Хорошо, что ты согласилась поехать со мной. Аверин не сомневается, что ты Алиса. Владу и Диме еще ни разу не удалось нас поймать. Все идет по плану!

У меня тоже были свои планы на Глеба и совместное с ним будущее. Но я до поры до времени решила не раскрывать карты. Проворчав что-то в ответ, я закуталась в одеяло и сразу же уснула.

Глава 4

Я открыла глаза, когда на улице начинало светать. Прикроватные часы показывали половину седьмого. Несусветная рань!

Я повернулась на другой бок, зажмурилась, но сна как не бывало. От нечего делать я решила разбудить Глеба. Но затея не увенчалась успехом. Он пробормотал: «Женяша, еще полчасика…» и снова заснул. Я вздохнула, поднялась с кровати и подошла к окну.

Осеннее ненастье сегодня сменилось солнечным деньком. Первые блеклые лучи расползались по пустынным, промозглым улицам.

И что делать ни свет ни заря? Рассчитывать на завтрак в гостиничном ресторане раньше восьми и нечего. Глеба не добудиться. Самое лучшее, что сейчас можно было придумать, – утреннюю пробежку. Может, это и не в правилах Алисы Полянской, зато именно так обычно начинается день Жени Охотниковой.

Воодушевленная своей задумкой, я быстро переоделась в спортивный костюм, собрала волосы в хвост, надела привычные кроссовки и бесшумно выскользнула за дверь.

В коридоре гостиницы никого не было, ни единой души не встретила я и выйдя на улицу. Только дворник гонял веником опавшую листву на другой стороне улицы.

Я застегнула куртку под самое горло, спустилась с крыльца и побежала по тротуару, потом повернула на соседнюю улицу. На дороге начали появляться редкие машины. Мне попались несколько прохожих, спешивших к автобусным остановкам. Я еще раз свернула в проулок. Следом за мной на улочку зарулила «Газель», обогнала меня и тормознула у самого тротуара. Задние двери распахнулись, и на асфальт выпрыгнули двое здоровенных детин.

То, что они по мою душу, – я поняла сразу. Поэтому успела отреагировать, и первому из верзил, кинувшемуся мне наперерез, нанесла удар под ребра. Второй успел схватить меня за руку. Но, чтобы поймать меня, нужно было очень постараться. Я ловко перехватила своего противника за запястье и опрокинула на землю.

Теперь нужно было уносить отсюда ноги. Но этого я сделать не успела. Чьи-то сильные руки схватили меня сзади, к лицу прижали тряпку. В нос ударил резкий запах какого-то лекарства. «Эфир?..» – промелькнула мысль у меня в голове, и я провалилась в пустоту.

– Всю ночь ждали их около гостиницы…

– И ведь, главное, еще думали, что с девкой будет проще договориться.

– С такой договоришься… Я думал, она мне нос сломала…

Голоса где-то рядом. Сначала я не понимала, о чем говорят, потом сознание начало медленно ко мне возвращаться. Я открыла глаза.

– О, очухалась!

Передо мной тут же оказалась абсолютно незнакомая небритая физиономия с лысым черепом.

– Привет, Алиска в стране чудес! – чему-то радовался лысый верзила. – Лихо ты моих ребят раскидала!

Что за бред? Я еще раз зажмурилась, потрясла головой.

– Ты только резких движений-то не делай, – посоветовал лысый, когда я снова открыла глаза, и уже в следующую секунду в его руках оказался пистолет.

Я шарахнулась в другую сторону и налетела на бугая, напавшего на меня на улице. И тут только до меня дошло, что я сижу на заднем сиденье машины между двумя гориллообразными, которые с любопытством на меня пялятся, а у одного из них в руках еще и пистолет. На водительском сиденье лихо выкручивала руль еще одна обезьяна. Она поглядывала на меня в зеркало заднего вида и довольно лыбилась.

Я смотрела то на одного верзилу, то на другого, то на третьего.

Это как же меня так угораздило? Куда меня везут? Зачем? И кто эти люди?

Очевидно, мой затравленный взгляд выдавал все мысли, бродившие у меня в голове.

– Мы тебе ничего плохого не сделаем, – обнадежил меня лысый. Очевидно, он был здесь главным. – Я только потолковать с тобой кое о чем хотел. Ребят своих отправил, чтобы они тебя привезли ко мне. А ты вон какой трюк выкинула! Мишке чуть нос не сломала, Толяна покалечила…

Ну ничего себе! На меня напали посреди улицы, а я должна была робко интересоваться целью данного мероприятия?! Чуден мир – еще чуднее люди!

– Хорошо, я следом ехал… – закончил лысый и снова оскалился. Теперь хотя бы ясно, кто напал на меня со спины. Неясно другое – зачем?

Я посмотрела в окно. Мы мчались во втором ряду на бешеной скорости. Судя по жилым строениям и рекламным щитам вдоль дороги, территорию города мы не покинули. Но как знать – хорошо это или плохо?..

– Куда вы меня везете?

– Поговорим и вернем тебя обратно в гостиницу. Идет?

Я покосилась на пистолет в руках бритоголового бандюги. Попробуй тут не согласись…

– Идет, – решила я лишний раз не нарываться на неприятности.

– Меня зовут Роман. Проскуров. Знакома такая фамилия?

Горилла был явно высокого мнения о себе – я слыхом не слыхивала ни о каком Романе Проскурове.

– Короче, дело у меня к тебе есть, – посерьезнел мужик.

– Какое? – решила я проникнуться заботами бритоголового. Глядишь – и правда отпустят меня живой и здоровой.

– Работа для тебя и твоего мужика, – с ходу ошарашил он меня.

– Что?

– Нарыть надо что-нибудь на одного типа, и срочно.

– Что сделать? – Я окончательно потеряла нить разговора.

– В общем, дело обстоит так. У меня в Павловске есть несколько своих заправочных. Бизнес это выгодный, вот только раскрутиться как следует надо да от конкурентов избавиться. Есть один, особенно прыткий… Я бы его живо пристрелил, вот только для всех будет очевидно, чьих это рук дело. А надо сделать так, чтобы и конкурента не было, и я вроде как не при делах был. Усекла?

– Усекла, – покладисто кивнула я. – Только я здесь при чем?

Проскуров недобро взглянул на меня. Ссориться с такими серьезными людьми мне не хотелось, но и взять в толк, что именно от меня требуется, я никак не могла.

– Конкурента надо уничтожить!

– Простите, как?.. – поперхнулась я.

– Так, как ты и твой дружок это умеете делать.

А-а-а… Все ясно. Меня с кем-то перепутали.

– Извините, должно быть, ошибочка вышла. Я не та, за кого вы меня принимаете, – попыталась объяснить я.

Но у Проскурова и его команды на этот счет было явно иное мнение.

– Ты Алиса?

– Да.

– Полянская?

– Верно.

– Твоего мужика Глебом зовут?

– Точно.

– Тогда хорош придуриваться! – гаркнул Роман. – Имя того, с кем вам придется работать, – Саша Золотов. Плачу нормальные деньги. Но чтобы через месяц о нем ни слуху ни духу не было!

Я упорно не понимала, о чем говорит мне мой новый знакомый примат, но то, что я влипла в серьезные неприятности, было делом ясным. Меня не пугало то, что я сижу в машине с какими-то головорезами. И то, что они увозят меня в неизвестном направлении, было тоже сущим пустяком. С ними еще можно было договориться. Но вот во что втянул меня Глеб?..

– То есть я и мой муж Глеб должны вам помочь избавиться от конкурента? – на всякий случай уточнила я.

Дикая, нелепая и не укладывающаяся в голове правда постепенно начала до меня доходить.

– Хорошо, думаю, мы вполне можем вам помочь. Саша Золотов вас больше не побеспокоит. Как именно вы хотите, чтобы мы от него избавились?

– Найдите на него компромат и пустите в дело!

Я откинулась на спинку сиденья. Машина быстро неслась вперед. Бритоголовый и его дружки внимательно на меня смотрели, ожидая ответа. В голове у меня мешалось и путалось с десяток разных мыслей. Меня подставили! Глеб подло врал мне все это время. Врал без зазрения совести. Нет у него никакого крупного бизнеса, только мелкие криминальные делишки, в которые он меня впутал!

– Ну что, договорились? – торопил меня Роман.

Отказывать мужику с заряженным пистолетом было делом рискованным. Будет возможность – поквитаюсь с бандюгами. А пока буду делать вид, что служу им верой и правдой. Все равно объяснять этим типам, что я не имею к сомнительным делам Полянских никакого отношения, не стоит. И уж точно не имеет смысла говорить, что я не Алиса. А вот что касается Глеба, то с ним у меня будет отдельный разговор.

– По рукам, – кивнула я.

Подписываясь на сомнительную аферу, я не знала, чем это может для меня обернуться. Главное сейчас было – отвязаться от Проскурова. И кажется, мне это удалось. По крайней мере, он велел разворачивать машину и ехать обратно к гостинице.

– Отлично, что мы с тобой так быстро договорились, Алиска.

– Неплохо, – изобразила я на своем лице признаки радости.

– Мне этот Золотов поперек горла стоит!

– Проблема решаемая! – вошла я в роль аферистки.

– Уже не раз с ним конфликтовали. Я даже подозревал, что он пытался организовать на меня покушение.

– Неужели?

– Ну да! Было дело, – разоткровенничался Проскуров. – Я отгонял машину в автосервис, уж не знаю, что они там сделали, но на обратном пути у нее отказали тормоза. Я чудом остался жив. И, конечно, отправил своих людей разобраться с умельцами из мастерской. Так оказалось, что автослесарь, который чинил мою машину, в тот же день задохнулся от угарного газа в гараже… Странное совпадение – не так ли? Если кому-то и была выгодна моя смерть, то только Золотову. Теперь ты понимаешь, почему мне так нужны ваши услуги?

– Понимаю. У каждого человека есть скелеты в шкафу. И на вашего «золотого» что-нибудь найдется.

– Понравилась ты мне, Алиска, если что – обращайся за помощью, – неожиданно выдал Роман.

– Непременно!

– Просто позвони и спроси между делом – как дела у зайцев.

Я удивленно глянула на Проскурова.

– Пароль у нас такой! – хохотнул он. – Если кто из наших попал в беду, достаточно позвонить и сказать что-нибудь про ушастого.

С криминальным королем автозаправок мы расставались лучшими друзьями.

– И обязательно свяжись со мной, как только найдется хотя бы малейшая зацепка против Золотова, – произнес он напоследок.

Я была согласна на все. Дав обещание позвонить в ближайшие дни, я выбралась из машины. Как только дверца за мной захлопнулась, иномарка сорвалась с места и умчалась вниз по улице. Я осталась стоять у тротуара одна – ошарашенная, подавленная, растерянная. Мимо проходили люди. Кто-то случайно задел меня локтем и обернулся, чтобы извиниться. Я даже не заметила. Я просто отказывалась верить в то, что только что узнала – мужчина моей мечты оказался обманщиком и аферистом.

Но первый шок быстро прошел и сменился лютой злобой, так что в гостиницу я ворвалась, как фурия, позабыв про лифт, метнулась вверх по лестнице, пронеслась по коридору и толкнула дверь в номер.

Подлец еще спал сном праведника. На секунду я замерла на пороге, с ненавистью глядя на предмет недавнего обожания, а потом ринулась вперед. Подлетела к кровати, вырвала у него из-под головы подушку, огрела его и скомандовала:

– Живо отвечай, что за дела ты проворачивал с Алисой!

– Жень, ты чего? – спросонок запротестовал Глеб.

– Немедленно отвечай – во что ты меня втянул?!

Мужик сел на кровати, осоловело похлопал глазами.

– Жень, в чем дело?

– В чем дело???

Я схватила другую подушку и швырнула в наглого мужика.

– Это я у тебя спрашиваю – в чем дело? Что за бизнес у вас с Алисой??? За каким чертом ты морочил мне голову все это время?!

– Что за бес в тебя вселился? Я же тебе сказал – у меня сеть супермаркетов в Тарасове… – бубнил Глеб заученные фразы.

– На меня вышел человек по имени Роман Проскуров. У него заказ для Алисы и Глеба Полянских. Нужно собрать компромат на конкурента. Господин Проскуров уверяет, что у нас это отлично получается. Ему нас рекомендовали! – отчеканила я.

Я видела, как менялось лицо Глеба, пока я говорила. Он бледнел, краснел, зеленел, снова бледнел… И я поняла: все, что я узнала сегодня утром, – абсолютная правда. Когда я замолчала, Глеб немного помолчал, тупо глядя перед собой, потом с тяжелым вздохом грохнулся на колени.

– Женя, прости! Это все Аверин! Это он! Он меня заставил!

Я думала, что уже не смогу удивиться. Но снова оказалась в непонятках.

– Что заставил?

– Женя, я тебе все-все расскажу… – зачастил он. – Всю правду. Понимаешь, я проиграл. Много проиграл… И он заставил меня отрабатывать… У меня просто не было другого варианта! Женя…

Я не поняла ни слова. Но кипевшая во мне злоба улеглась, а вид Глеба отрезвил окончательно. Как минимум я была готова выслушать его оправдания. Я толкнула его на стул, села напротив и велела:

– Рассказывай все по порядку!

– Я не врал тебе, когда говорил, что в Тарасове у меня есть свой бизнес. Но это крошечный магазинчик. Дела шли не особо, и я нашел выгодного компаньона. Он был готов перекупить у меня дело. Чтобы обсудить с ним все подробности сделки, я и приехал в первый раз в Павловск. Ехал только на день, но обстоятельства сложились так, что мне пришлось остаться на ночь. С этого все и началось! Компаньон, к которому я приехал, позвал меня в клуб… Там-то я и познакомился с Борисом Авериным. Не помню как, но мы оказались с ним за одним карточным столом. Удача была явно не на моей стороне. Я проиграл Борису в карты. Бас-но-слов-ную сумму!!! – Глеб схватился за голову и с минуту сидел молча, а потом продолжил: – Борис мне дал срок – две недели. Но за это время я не смог собрать и половины суммы. Время шло, проценты росли, а Аверин начал угрожать. Он знал… отлично знал, что мне с ним не расплатиться. И тогда он предложил мне вариант. Он был готов простить мне долг за одну услугу…

Глеб поднял голову и посмотрел на меня в упор.

– Я должен был собрать компромат на одного из его конкурентов. Именно для этого я и приехал снова в Павловск. Человек, с которым я виделся вчера ночью, передал мне кое-какие бумаги, касающиеся этого дела.

– Так вот почему ты так не хотел, чтобы я участвовала в ваших диалогах. Вы обсуждали вовсе не бизнес…

– Да, Женя. Да, все так, – каялся Глеб.

– Но постой! – насторожилась я. – Тогда что за люди преследуют тебя? Кто такие Влад и Дима? Кто их нанял?

– Их прислал Николай Молчанов – человек, на которого я собираю компромат. Я сумел выкрасть у него документы по черной бухгалтерии, но засветился… Мне на хвост села его охрана. Они выследили меня еще в Тарасове и притащились за мной сюда. Сейчас все документы против Молчанова собраны, и я должен буду передать их Аверину. Тогда, как мы и договаривались, он простит мне долг. Но этому гаду, очевидно, все мало! – Глеб стукнул кулаком. – Теперь он растрепал своим дружкам о том, что я работаю на него. Вот они и налетели в надежде, что я и дальше буду копаться в их грязных делишках. Но нет! С меня довольно! Отдаю Борису документы на Молчанова и сразу же уезжаю из Павловска!

– Алиса обо всем знала?

– Знала с самого начала. Она ведь давно хотела со мной развестись. Мы уже год жили порознь. Но в последнее время у нее явно кто-то появился, она стала настаивать на официальном разводе. На этом я и сыграл… Когда началась вся эта заварушка с Авериным, я сразу ей позвонил и все рассказал. Надеялся, что она мне поможет, одолжит часть денег. Но Алиса была категорична. Заявила, что не даст мне ни копейки. И тогда я предъявил ей ультиматум: сказал, что не дам развод, если она не поможет мне. И она согласилась. Это благодаря ей мне удалось выкрасть черную бухгалтерию, это она договорилась со вчерашним типом, и он согласился передать нам кое-какие бумаги, подтверждающие, что Молчанов отмывает деньги. Теперь ты понимаешь, почему я не мог рассказать тебе всей правды? Ты бы просто не согласилась во всем этом участвовать.

– И тогда вы решили меня обмануть.

– Женя, прости… Я случайно сболтнул Аверину про Алису. Сказал, что это она главная по добыче компроматов. Вот и получалось, что она обязательно должна прибыть со мной в Павловск…

– Но Алиса ехать не могла. И тогда вы решили подставить меня.

– Тебя никто не подставлял!

– А как это называется? Я в чужом городе. У меня в сумочке лежат документы на имя другой девушки. Все принимают меня за Алису Полянскую…

– Я не знал, что так получится. Думал, мы просто передадим Борису компромат на Молчанова и сразу вернемся в Тарасов…

Глеб замолчал. Я тоже ничего не говорила. Только нервно барабанила пальцами по подлокотнику кресла.

По большому счету Глеб заслуживал того, чтобы я послала его куда подальше, собрала свои вещи и, громко хлопнув дверью, ушла. Но мне отчего-то было жаль его. Ссутулившись, он сидел в кресле и смотрел на меня как побитая собака.

– Ладно, – хлопнула я себя по коленям. – Беда невелика. Компромат ты собрал?

– Собрал, – покладисто кивнул Глеб.

– Сегодня же отвезем его Аверину. Ведь именно это от тебя требовалось взамен прощенного карточного долга.

– Ну да.

– Тогда можно считать, что дело сделано! После того как эти бумаги попадут в руки к Аверину, Молчанов даст отбой своим людям, у него будут проблемы посерьезнее.

– Думаешь? А как же Проскуров? Он хочет, чтобы мы работали на него…

– Не мы, – поправила я, – а ты и Алиса Полянская. Но тут есть один нюанс – договаривался-то он со мной. А уж я как-нибудь смогу с ним разобраться! А теперь собирайся – мы немедленно едем к Аверину!

Я решительно поднялась с кресла.

– Женя…

– Что еще?

Глеб затравленно смотрел на меня.

– Только не говори Аверину, что ты не Алиса.

Я хмыкнула и покачала головой. Конечно, меня постигло жестокое разочарование – мужчина моей мечты оказался карточным игроком и лгуном, но я была профессионалом своего дела и привыкла доводить начатое до конца.

– Звони Аверину и назначай встречу. Для него я по-прежнему буду Алисой Полянской.

Вмиг ставший шелковым Глебка тут же схватился за телефонный аппарат, а уже через десять минут мы мчались по улицам Павловска в сторону загородного поселка, где в своем частном доме ждал нас Борис Аверин.

Я молча гнала авто вперед. Разговаривать с обманщиком Глебом мне больше не хотелось. Равно как и не хотелось быть госпожой Полянской. То, о чем я так беззаветно мечтала еще вчера, теперь казалось мне настоящим кошмаром. «Ну и дурой же ты была, Женяша!» – думалось мне всякий раз, когда я случайно пересекалась взглядом с Глебом.

Очевидно, Глеб догадывался о том, какие мысли бродят у меня в голове, но заговорить со мной так и не решился. И даже когда мы въехали в коттеджный поселок, не проронил ни слова.

Я сбавила скорость и поехала вдоль заборов. Через высокие изгороди, сквозь голые макушки деревьев можно было различить новомодные строения с огромными окнами и просторными мансардами. Местные обитатели жили на широкую ногу. Интересно, когда Глеб садился играть в карты с Авериным, он догадывался о том, насколько хорошо устроился в жизни этот человек?

Я обернулась на притихшего спутника и решила, что не стоит травить ему душу такими вопросами. Тем более что наше авто поравнялось с воротами, на которых значилась нужная цифра. Я нажала на тормоз и посигналила.

Почти сразу открылась дверь, и из нее высунулся детина под два метра ростом.

– Что надо? – недобро пробасил он.

– Меня зовут Алиса Полянская. Мы договаривались о встрече с Авериным, – представилась я.

– Борис Аркадьевич вас ждет.

Сторожила не обманул. Аверин действительно ждал, причем с таким нетерпением, что даже вышел на веранду, чтобы встретить гостей.

– Глеб, Алиса. Не ожидал, что так скоро снова встретимся. – Он пожал руку Глебу, взглянул на меня. – Идемте в мой кабинет. Я так понял, у вас для меня готов полный отчет?

Он проводил нас в свой дом. Мы прошли через просторную гостиную, по коридору, до самой дальней двери.

– Прошу.

В комнате, оборудованной под рабочий кабинет, царил образцовый порядок. На полках ровными рядами стояли книги, на письменном столе – ни одной лишней бумажки. Я опустилась в одно из кожаных кресел и закинула ногу на ногу. Борис проследил за моим движением и сел напротив. Потрясающе, но он и при Глебе не переставал нагло на меня пялиться.

– Чай, кофе?

– Давайте перейдем к делу, – решила я обойтись без лишних церемоний.

– Ок! У вас есть все, что касается дела Молчанова?

– Здесь все бумаги, – Глеб протянул Аверину папку с документами.

– Признаться, не ожидал, что у вас получится так быстро провернуть это дело.

– Каждый из нас знает свою работу – я ищу информацию, Алиса ее добывает.

– Алиса, вы просто мастер своего дела! – обратился ко мне Аверин.

Я вдруг отчетливо поняла, что это имя меня бесит. Я Женя! Женя Охотникова, а не Алиса Полянская! И Женя Охотникова за словом в карман не полезет.

– Старалась, как могла, – парировала я.

Глеб затравленно зыркнул на меня. Борька тоже вроде как не ожидал такой прыти и даже не сдержал ухмылки.

Впрочем, мне было плевать, что каждый из них думает про меня. Уж больно надоели недвусмысленные взгляды Аверина. Но куда больше злило меня то, как этот наглый тип поступил с Глебом. Обыграл в карты, поставил на счетчик, угрожал, а теперь, не скрывая, заигрывает с его женой, то бишь со мной!

– В этой папке все, как мы и договаривались, – продолжала я. – Информации достаточно, чтобы вы смогли свести свои счеты с Молчановым. И на этом дело можно считать закрытым.

– Думаю, так и будет, – согласился Аверин. – Надеюсь, информации здесь действительно много.

– На ваш век хватит, – съязвила я.

Глебка вжал голову в плечи. Аверин вроде как не заметил моей колкости и продолжил:

– Вы меня не подвели. Было приятно с вами сотрудничать.

– Это было и в наших интересах тоже, – попытался компенсировать мой недружелюбный настрой Глеб.

Впервые за время нашего знакомства я взглянула на него с пренебрежением. И вот ради этого подлого труса я собиралась бросить курить, соглашалась носить ненавистные туфли на шпильках и вообще ввязалась во всю эту аферу?!

– Вы собираетесь возвращаться в Тарасов? – обратился ко мне Борис.

– Скорее всего. Наша миссия в Павловске выполнена. – Я первая поднялась с места. Аверин проследил за мной взглядом и тоже поднялся с кресла.

– Было приятно с вами познакомиться, – он взял меня за руку и поцеловал.

При этом Борису было абсолютно плевать на присутствие Глеба.

– Надеюсь, еще встретимся, – снова его взгляд скользнул по мне.

Я отняла у него свою руку.

– Прощайте. Провожать нас не надо.

Звонко цокая каблуками, я зашагала к двери. За мной плелся притихший Глебка. Толька за воротами он меня догнал.

– Жень, зачем ты так?

– Что тебе не нравится?

– С Авериным лучше не конфликтовать.

– С Авериным лучше не играть в карты! – отбрила я, села в машину и хлопнула дверцей.

Глеб кулем свалился на соседнее с водительским сиденье. Выглядел он неважно. Хотя именно сейчас ему следовало бы ликовать – с долгом покончено.

– Просто он мог что-нибудь заподозрить…

– С чего бы? – Я повернула ключ в замке зажигания. Машина зафырчала и нехотя поползла вперед.

– Алиса так бы не стала разговаривать.

– Зато Женя Охотникова – запросто! Все, хватит с меня! Больше не хочу участвовать в этом фарсе! Немедленно поедем на вокзал и купим билеты на ближайший поезд. Я свою работу выполнила – ты передал компромат Аверину, и люди Молчанова не смогли тебе в этом помешать. Нет смысла дольше задерживаться в этом чертовом городе!

Глеб, разумеется, промолчал. Такой же угрюмый он был, когда мы приехали на вокзал, даже отказался идти к кассам. Мне одной пришлось рыскать по привокзальной площади, дабы раздобыть нам обратные билеты.

– Ближайший поезд только завтра! – прокаркала тетка за стеклянным окошком.

– А раньше? Может, проходящий? – с надеждой спросила я.

– Только завтра!

– Давайте на завтра, – вздохнула я.

Обзаведясь заветными билетиками, я заспешила обратно.

Погода снова испортилась. Я запрокинула голову – небо затянула плотная пелена облаков: скорее всего, к вечеру снова пойдет дождь. Я ускорила шаг, перебежала через дорогу. Машина стояла на прежнем месте, и Глебка послушно дожидался меня в салоне. Все такой же хмурый и озабоченный, он с кем-то говорил по телефону. Заприметив меня, он сказал что-то в трубку и отключился.

Я села в авто.

– Билеты только на завтра. Кто тебе звонил?

– Это я звонил. Алисе. Сказал, что компромат мы передали.

– Как она себя чувствует?

– Лучше. Намного лучше, – ответил Глеб и снова замолчал, а я больше ни о чем не стала спрашивать, завела мотор и погнала машину в сторону нашей гостиницы.

К тому моменту, как мы добрались до «Баварии», на улице начался дождь. Реденький и по-осеннему холодный, он вмиг распугал с улицы всех прохожих. Кто-то решил переждать его в ближайшем магазине, кто-то укрылся под навесами остановок. И только у нас не было варианта. Пришлось выбираться из машины и спешно перебегать дорогу под дождем, прямо по лужам.

– Может, заглянем в ресторан? – предложила я, когда мы вошли в холл гостиницы.

– Что-то аппетита нет, – буркнул Глеб.

– Хочешь – закажем обед в номер.

И на это предложение он недовольно поморщился.

– Не стоит. Ты иди перекуси, а я лучше поднимусь в номер.

И, не дожидаясь моего ответа, Глебка зашагал в сторону лифта. Мне оставалось только пожать плечами. В конце концов, все, что могла, я для него сделала. Моя работа в качестве телохранителя закончилась ровно в тот момент, когда Аверин получил компромат. Так что теперь каждый из нас волен делать то, что считает нужным. И если Полянский хотел сидеть в номере, то мне было жизненно необходимо выпить чашку крепкого кофе. Круто развернувшись на каблуках, я направилась в противоположную сторону.

– Алиса Владиславовна!

По дурацкой привычке, приобретенной за пару дней, я сразу же отреагировала на чужое имя.

– Алиса Владиславовна! – Ко мне обращалась улыбчивая девушка за администраторской стойкой, та самая, что встречала нас в первый день заселения в гостиницу. – Вам просили передать…

Она улыбнулась еще шире и протянула мне огромный букет роз.

– Мне? – засомневалась я.

– Именно вам. Курьер доставил буквально десять минут назад, на карточке значилось ваше имя.

Я взяла букет, покрутила в руках фирменную визитку. И впрямь – в строке получателя значилось имя Алисы Полянской, то бишь меня.

– А от кого, не сказали?

– Нет.

Я пожала плечами:

– Что ж, спасибо!

И хотя имя моего новоявленного поклонника оставалось загадкой, в глубине души я была польщена, и в ресторан вошла в наипрекраснейшем настроении.

Мне повезло – зал был практически пуст. Я заняла столик у окна, сделала заказ, почти машинально достала пачку сигарет и закурила. «А все же, как ни крути, Евгенией Охотниковой быть намного приятнее», – думала я, с наслаждением затягиваясь сигаретой. «А если быть совсем честной, то еще приятнее быть незамужней! Ох и дурака же я сваляла, когда согласилась участвовать во всем этом брачном недоразумении. Хорошо, что все закончилось и завтра мы возвращаемся в Тарасов».

Рядом с моим столиком снова материализовался официант и принялся аккуратно расставлять заказанный мной обед – тарелка рагу, чашка кофе, бутылка вина.

– Простите, вино я не заказывала, – заметила я.

– Вино прислал для вас мужчина, сидящий вон за тем столиком.

Первой мыслью было, что это презент от Глеба, дабы искупить грехи. Ан нет! Обернувшись назад, я встретилась взглядом с парнем, с которым познакомилась минувшей ночью в ночном клубе. Как его там звали? Кажется, Макс? Так вот от кого я получила букет роз!

Молодой человек сидел за соседним со мной столиком и потягивал вино. Когда я обернулась, он тут же поднялся с места и подошел ко мне.

– Здравствуйте, Алиса. Разрешите, я присяду?

Конечно, я могла дать от ворот поворот малознакомому типу. Но неписаное правило одиноких девиц во все времена гласит одно и то же: если с мужчиной вашей мечты отношения не заладились, то не стоит терять времени даром! К тому же подкупали шикарные цветы.

– Конечно, – выдала я свою самую обворожительную улыбку.

Максим присел напротив меня.

– Выпьем за знакомство?

Он налил мне вина. Мы чокнулись.

– Я видел, как вы вернулись с мужем в гостиницу. Должно быть, вы меня не заметили, но я сидел в холле.

– Нет, не заметила, – призналась я.

– Я ждал вас почти с самого утра.

Я удивленно вскинула брови, сделала еще один глоток вина.

– А как вы вообще меня нашли?

– Это было очень просто, – улыбался Макс. – Вы же сами сказали, что остановились в гостинице недалеко от клуба «Мигрель». А такая здесь всего одна.

– Ах, вот оно что!

– Я так боялся, что вы пойдете обедать с мужем… – признался Максим.

– Неужели?..

– Уже начал строить планы, как бы выманить вас из номера, чтобы увидеться с глазу на глаз.

– Ну и как? Много было вариантов? – засмеялась я и снова взялась за вино.

– Вы даже не представляете! – поддержал мой шутливый тон Макс. – Ради того, чтобы встретиться с понравившейся мне девушкой, я готов на многое!

– И вас даже не смущает наличие мужа?

– Нисколько!

Я весело засмеялась.

– Алиса, вы говорили, что приехали в Павловск по работе?

– Командировка, – неохотно пояснила я, поморщилась и отставила бокал. То ли от выпитого, то ли от всего пережитого за сегодняшний день, но у меня как-то резко заболела голова.

– И надолго?

– Завтра уезжаем.

Я откинулась на спинку стула. Голова кружилась. В ушах зашумело, а перед глазами поплыли круги.

– Так скоро! Я надеялся, что мы с вами сможем прогуляться по Павловску. Вам действительно так срочно нужно возвращаться? Может, задержитесь? У нас в городе есть отличные места…

Дальше я не слушала. Мне стало совсем плохо – сначала жарко, потом душно. Я расстегнула верхнюю пуговицу блузки, потянулась за кофе. Кажется, я опрокинула чашку…

– Алиса, вам плохо???

Макс вскочил с места и успел подхватить меня под руки. Все дальнейшее происходило как в тумане.

К нашему столику подбежал официант.

Кто-то открыл окно.

Мне принесли воды.

– Нужно немедленно вызвать «Скорую»!

Я видела, как Макс схватился за телефон.

«Нет, не нужно!» – хотела было запротестовать я, но язык не слушался. А уже через минуту около меня были люди в белах халатах. «Как быстро они приехали!» – пронеслась мысль в моем меркнущем сознании.

Последнее, что я видела, прежде чем провалилась в темноту, это склонившегося надо мной Макса.

– Ну что, попалась, крыса? – скалился он.

Должно быть, я была в бреду.

…Я очнулась оттого, что кто-то сильно тряс меня за плечи.

– Женя… Женечка. Женяша!

Я открыла глаза.

– Женька!!!

Теперь меня с силой сжимали в объятиях.

– Женька, как хорошо, что ты очнулась! А я уже думал… А я боялся, что ты…

Я сделала над собой усилие и приподнялась. Голова по-прежнему нестерпимо болела, по телу разливалась свинцовая тяжесть. Но все это показалось мне сущими пустяками, как только я огляделась по сторонам.

Вместо потолка – бетонная плита, стены – голый кирпич, где-то сбоку горит тусклая лампочка. И только плотно запертая металлическая дверь – единственное средство связи с реальным миром. Что за каменная кладовка?!

В комнатенке размером метр на два не было ни единого предмета мебели. Я сидела на холодном каменном полу, а рядом со мной поскуливал и тормошил меня Глебка.

Что за бред?

– Женя, Женечка… Они схватили меня… Везли в машине с завязанными глазами… Я не знал, куда… Думал, что все… – причитал он.

Я потрясла головой.

Похоже, что это никакой не дурной сон, а жестокая реальность.

– Что произошло?

– Я поднялся в номер. А там… Они… Женя…

Я не понимала ни слова из того, что пытался рассказать мне Глеб. Ясно было только одно – мы влипли в серьезные неприятности.

– Давай по порядку. Кто они?

– Не знаю. В номере меня ждали трое неизвестных. Они угрожали мне пистолетом. Сказали, что я должен буду выйти с ними из гостиницы, а если я попытаюсь бежать или позову на помощь – меня убьют… Мне пришлось делать то, что они говорили.

– И что потом?

– Меня посадили в машину, завязали глаза и привезли сюда! Просто втолкнули в эту камеру и заперли. А через полчаса эти же самые типы привезли сюда и тебя! Женя, что теперь будет?.. Кто эти люди? Что им от нас надо???

В глазах Глеба плескался неподдельный ужас. Он явно был не в себе. Но и мне пришлось не сладко. Кое-как я поднялась на ноги и обошла по периметру нашу ловушку. Со всех сторон кирпичная стена. И еще неизвестно, что за ней. Возможно, это подвал и мы находимся на несколько метров под землей… В любом случае – надо быть реалистами – нам отсюда не сбежать. Но попытаться стоило. Я подошла к двери, подергала ручку, потом присела на корточки. Скорее всего, эта кладовка запиралась с другой стороны на засов, по крайней мере, никаких признаков замка я не обнаружила. Пару раз я ударила в дверь – безрезультатно.

– Нас заперли здесь, как подопытных крыс! – продолжал убиваться Глеб.

– Крыс, – повторила я. – Как крыс…

– Что? – не понял Глеб.

Я беспомощно опустилась на землю.

Так вот оно что! Слова Макса про крысу не бредом были! Мне это вовсе не приснилось. Что он там говорил? «Попалась, крыса!» Так, значит, все, что происходило со мной, было чьим-то четко спланированным сценарием. Абсолютно все – знакомство с Максом в ночном клубе, его появление в гостинице и предложение выпить вина. Должно быть, в алкоголь добавили снотворное или что-то в этом роде. И потом – приезд врачей. Мне ведь показалось, что они приехали очень быстро. Конечно, это были никакие не врачи! Этим типам просто нужно было любой ценой вытащить меня из гостиницы. Глеба вывели под конвоем из нашего номера. А меня увезли на машине «Скорой помощи». Никому из гостиничного персонала и в голову не придет, что постояльцев похитили.

Ох, что-то в последнее время распитие спиртных напитков с малознакомыми мужчинами до добра меня не доводит. Сначала завязала роман с Глебом, а теперь и вовсе ввязалась в какую-то сомнительную историю…

– Женя, как ты думаешь, что им от нас надо?

– Возможно, все организовал Молчанов… – предположила я.

– Нет! Точно нет!

– Ну да, вряд ли это его рук дело. Ведь на Молчанова работают Влад и Дима.

Глеб согласно затряс головой.

– Да, Жень. Тогда кто?

Лично я считала, что Глебу виднее, но он отчего-то вопросительно пялился на меня.

– Ты, кроме Аверина, в карты больше ни с кем не играл? – на всякий случай спросила я.

– Нет, Женя! Женя, а если нас убьют???

– Если бы в планах у этих людей было нас убить, то они не стали бы так тщательно организовывать похищение. – Манера Глеба задавать идиотские вопросы по поводу дня своей кончины меня порядком злила. И без него было тошно!.. Я подтянула к себе ноги и уткнулась лбом в колени. Похоже, единственное, что нам остается делать, это ждать.

Не знаю, сколько точно прошло времени, прежде чем с той стороны двери загромыхал засов и металлическая створка со скрипом распахнулась. За нами пришли. Я подняла голову – в дверях стоял шкафообразный мужик.

– Выходите, с вами хотят поговорить.

Мы с Глебом переглянулись.

– Живее! – скомандовал верзила.

Делать нечего, пришлось подниматься на ноги и по одному выходить из каморки. Снаружи нас ждали еще двое громил. Они заковали нас в наручники и повели куда-то в глубь длинного обшарпанного коридора, вдоль которого находилось множество дверей. Очевидно, я была права: нас заперли в подвале. И действительно, в конце коридора мы поднялись по каменным ступенькам вверх и оказались на свежем воздухе.

После мрака подземелья на улице, несмотря на пасмурную погоду, оказалось непривычно светло. На долю секунды я зажмурилась, а потом распахнула глаза и начала озираться по сторонам.

Покосившиеся изгороди, низенькие домишки, месиво грязи вместо проселочной дороги и дальше – насколько хватал глаз – поля. Куда же нас занесло?

– Иди, что встала?! – тут же последовал тычок мне в спину.

Я зло глянула через плечо на своего конвоира (будет возможность – отомщу!) и поплелась вперед.

То, что поселок заброшен, было видно сразу. Ни занавесок на окнах домов, ни живности в огороде. Везде царило абсолютное запустение. И только за воротами одной из избенок я заметила несколько тонированных иномарок. К калитке этого дома и вели нас конвоиры, втолкнули на приусадебный участок и по вязкой грязи заставили топать до деревянного строения – не то жилого дома, не то сарая. Один из сопроводителей открыл дверь, и мы вошли внутрь. Никаких излишеств: деревянные стены, единственное засаленное окно и деревянная мебель. В кресле сидел незнакомый седой мужик, за его спиной маячил Макс…

– Садись! – Меня толкнули на диван, для Глеба нашелся колченогий стул. Наша стража выстроилась чуть в стороне: у каждого на поясе была кобура, каждый смотрел на нас немигающим взглядом. Было и без слов ясно, что попытка к бегству каралась здесь по всей строгости.

– Очень рад вас видеть, – оскалился в недоброй улыбке седой. – Знаменитая пара аферистов… Давно мечтал с вами встретиться с глазу на глаз! А вы, должно быть, не узнаете меня? – Он выдержал паузу. – Не понимаете, зачем вас сюда привезли?

– Зачем? – решила я проявить вполне здоровый интерес.

Седой хохотнул, поднялся с места и подошел ко мне.

– Дело давнее. Может, вы и знали меня, да забыли. А вот я вас помню. Никогда не забуду! Меня зовут Алексей Зорин. Не припоминаете такого?

Седой обращался ко мне, и лично я его видела первый раз в жизни. Но чует мое сердце – Глеб в курсе, что это за мужик…

– А имя Павел Зорин вам о чем-нибудь говорит?

Мне нечего было ответить. А упрямый Глеб молчал как рыба. Тогда заговорил сам седой.

– Ровно год назад вы занимались делом Павла Зорина. Он был успешным бизнесменом, владельцем десятка фирм, акционером нескольких предприятий. Был. Ровно до тех пор, пока вы не состряпали на него фальшивый компромат. Вы подделали чьи-то подписи, исправили цифры в отчетах и выставили все так, как будто он занимался отмыванием денег. Тогда это дело дало страшную огласку – на него накинулась свора журналистов, его посадили в тюрьму. Через месяц такого давления Паша не выдержал. Мой брат повесился в камере! И в этом виноваты вы!

На меня словно вылили ушат ледяной воды. Вот, значит, как, Глеб мне снова наврал.

– Это по вашей вине мой брат решил покончить жизнь самоубийством! – бушевал между тем Зорин. – И теперь я хочу, чтобы вы ответили за это!!!

– Послушайте, вы просто не знаете всей правды… – попыталась возразить я.

– Молчи! С той тварью, которая вас наняла, я уже поквитался. Его пристрелили, как бешеную собаку. Но для вас этого мало! Я хочу, чтобы вы весь остаток жизни провели за решеткой! Я сдам вас ментам!

Я не на шутку перепугалась. Иметь дело с правоохранительными органами в чужом городе, когда у тебя в сумочке паспорт на чужое имя, лучше не стоит.

– Не надо ментов, – слабо запротестовала я.

– Что, страшно? Думала, никогда тебя за хвост не поймают? Когда мой брат умер, я поклялся, что найду тех, по чьей вине это произошло. И я сдержал слово!

Я совсем растерялась. Вруну Глебу так и надо, но я-то – молодая да красивая – сейчас ведь ни за что пропаду! И как тут прикажете быть? Наручники не снять, за спиной охрана. А спасаться от мстительного Зорина как-то надо было. А впрочем…

– Я здесь ни при чем! Это все он! – начала я нести первое, что пришло в голову. – Он впутывал меня в свои аферы, заставлял работать с ним заодно. Я давно хотела уйти, бросить эти грязные дела, но… – Я запнулась на секунду, а потом выдала: – Но не могла, потому что у него и на меня имелся компромат! Если бы я отказалась помогать Глебу, он попросту сдал бы меня ментам. А теперь и вы с теми же самыми угрозами. – Я до того вошла в роль, что на глаза сами собой навернулись слезы. А я, оказывается, актриса… Главное, чтобы недоумок Глеб не ляпнул ничего лишнего. Но мой лжемуженек слушал меня, открыв рот, впрочем, и Зорин не перебивал. Видно, моя плаксивая байка проняла и его.

– Но с меня довольно! – неслась я дальше. – Я не хочу иметь никакого отношения к его делам! Я даже могу доказать, что не вру!

Выговорив последнюю фразу, я поняла, что дала маху, но было уже поздно.

– И чем докажешь? – хмыкнул Зорин.

– Мы с Глебом были только исполнителями, а все заказы стекались абсолютно к другому человеку. Это к нему обращались те, кто хотел устроить черный пиар для своих недругов, это он разрабатывал все планы по добыче информации. Он занимался и делом вашего брата. Мы лишь собрали необходимые для работы документы…

– И что же это за человек?

– Я назову его имя! Я сделаю так, чтобы он сам приехал к вам! Только обещайте, что отпустите меня!

Зорин смотрел на меня с недоверием. Было видно, что он колеблется.

– Я не вру, – убежденно говорила я. Главное, что в этот момент я действительно ни капельки не врала. – Я не имею к этим делам никакого отношения. Я даже готова назвать вам имя организатора всех афер! Неужели вам этого мало? Вы хотели найти человека, который на самом деле виновен в смерти вашего брата? Я могу вам в этом помочь!

– Говоришь, что готова назвать имя? – переспросил Зорин.

Кажется, лед тронулся. Теперь главное, чтобы и Глеб не подвел. Годами оттачивающий мастерство лихого лгуна, он, кажется, отлично понимал мою игру. По крайней мере, смотрел он на меня уже более осознанным взглядом.

– Да-да, готова, – энергично закивала я. – Только отпустите меня… Я здесь совершенно ни при чем…

– Она говорит правду? – обернулся Зорин к Глебу.

Мужик скривился, пренебрежительно глянул в мою сторону.

– Тварь, – с чувством произнес он.

Конечно, он понимал, что свободная Женяша будет куда более полезной в деле спасения его шкуры, и тоже старался, как мог:

– Крыса! И всегда такой была! Надо было сдать тебя ментам, как я и хотел сделать.

Алексей прошелся по комнате, остановился рядом с Максом. Они перекинулись парой фраз, Зорин обернулся.

– Уведите его! – кивнул он в сторону Глеба.

Рычащего и отбивающегося Глеба подняли со стула и выволокли из комнаты.

– Ничего у вас против меня нет! Ничего! Мало ли, что она вам рассказала! У вас нет никаких доказательств! – подливал он масла в огонь. Ай да Глеб, ай да молодец!

Когда вопли моего горе-напарника стихли, Алексей взял стул, поставил его напротив меня и сел верхом.

– Послушай меня внимательно и хорошенько подумай, – начал он, – я не жалел ни сил, ни денег на поиски. Я хочу, чтобы тот, кто имеет отношение к смерти моего брата, оказался за решеткой на долгие-долгие годы. И если то, что ты рассказала, – правда, я хочу, чтобы виновный поплатился за все сполна. Я даже готов отпустить тебя, если ты приведешь нас к нему. Но если ты меня обманула…

И без лишних слов было ясно, что мне небо с овчинку покажется. И кто тянул меня за язык? Но отступать было поздно.

– Кто этот человек?

У меня в мыслях было связаться с кем-то из тарасовских знакомых, но, загнанная в угол, я ляпнула такое, чего и сама от себя не ожидала:

– Роман Проскуров.

– Ты можешь сделать так, чтобы он сам приехал сюда?

Я сдавленно кивнула:

– Конечно. У него было для нас задание. Я могу связаться с ним и сказать, что мы нашли кое-какие важные документы и необходимо, чтобы он на них взглянул.

– Действуй! Место встречи – десятый километр по Рижской трассе, третий дом от дороги, – отдал приказ Зорин, встал со стула и отошел к окну.

Один из стражей за моей спиной зашевелился:

– Диктуй номер, – пробасил он.

– Не помню наизусть, – пискнула я, – он записан у меня на листочке. Где-то в сумке.

Верзила быстро распотрошил мой ридикюль, отыскал клочок бумаги и потыкал в кнопки телефона.

– Только без глупостей, – предупредил он, достал из-за пояса пистолет и взвел курок.

У меня по спине пробежал холодок. «Я пропала!» – подумала я.

Мне к уху приложили мобильный, к виску приставили дуло пистолета. Я слушала, как в трубке тянутся гудки, и молилась, чтобы Проскуров ответил. Что делать, если он не ответит – было непонятно.

Но когда я уже потеряла всякую надежду, что-то щелкнуло, и я услышала далекий-далекий голос:

– Слушаю!

– Привет, Роман. Это Алиса. Есть новости по делу Золотова и зайцев…

– Угу, – абсолютно безэмоционально отреагировал Проскуров.

– Можешь подъехать на десятый километр по Рижской трассе?

– Запросто.

– Третий дом от дороги, – стараясь сдержать дрожь в голосе, продолжила я.

– Постараюсь скоро быть, – коротко ответил Роман и отсоединился.

У меня тут же отняли аппарат. Детина с пистолетом шлепнулся на рассохшийся диван рядом со мной. Макс присел на стол и закурил. Зорин остался стоять у окна. Все ждали дальнейшего развития событий. И я ждала с замиранием сердца, ведь в случае чего именно мне предстояло жестоко поплатиться за свой длинный язык.

Наручные часы у меня сломались, видимо, еще тогда, когда меня везли в это логово, так что я не имела ни малейшего представления о том, сколько прошло времени. Но, судя по тому, что за окнами начало смеркаться, уже вечерело. Мне в голову полезли дурацкие мысли: «А что, если Роман ничего не понял?», «Или, говоря про кодовое слово, он просто шутил?», «Или просто решил не приезжать – с чего бы ему спасать малознакомую аферистку?»

– Через сколько он обещал быть? – обернулся ко мне Зорин.

Я похолодела.

– Обещал скоро приехать…

– Макс, иди, осмотрись там.

Максим затушил о стол недокуренную сигарету, поднялся и вышел за дверь.

Мы остались втроем – я, седой и его охранник с пистолетом. Двое других верзил, очевидно, остались сторожить Глеба.

– Может, снимете наручники, у меня уже руки занемели, – пожаловалась я.

Детина с пистолетом зло глянул на меня. Я затихла и отодвинулась подальше от него. Чтобы не сойти с ума от ожидания, я начала считать про себя минуты. Где-то на двадцать пятой сбилась со счета и бросила эту затею. Макса все не было…

Зорин отвернулся от окна.

– Что-то мне это начинает не нравиться…

В следующую секунду кто-то с такой силой ударил в дверь, что она слетела с петель. В дом ворвались люди. Зорина опрокинули на пол. У моего охранника из рук выбили пистолет и скрутили его. Кто-то выстрелил в потолок. От греха подальше я забилась в угол дивана.

– Скорая ты на неприятности, Алиска! – гоготнул кто-то у меня над ухом.

Я подскочила на месте, обернулась и выдохнула с облегчением – это был Проскуров.

Что дальше происходило в доме – я не видела. Роман помог мне подняться и вывел во двор. Один из его качков освободил меня от наручников. Еще несколько громил тащили к дому Макса и двоих охранников Зорина. Среди них шел и благополучно спасенный Глеб. Увидев меня, он бросился мне на шею.

– Женька, сработало! Наш план сработал! Мы обманули Зорина! Мы спаслись! Женька!

– Банда в сборе?! – хмыкнул Роман, глядя на нас с Глебом.

К нам приблизился один боец из свиты Проскурова:

– Больше никого в периметре нет. Только те пятеро. Что с ними делать?

– Ничего не делать! – успела я опередить негуманные предложения Романа. – Свяжите и оставьте в доме.

Бритоголовый вопросительно глянул на своего босса.

– Делайте, что она говорит, – дал добро Роман.

На то, чтобы выполнить мое пожелание, у бравых ребят ушло минуты две, после чего мы расселись по машинам. Три новеньких джипа один за другим помчались в сторону города. По чистой случайности или нет, но я оказалась в одном авто с Проскуровым.

– За что вас поймали? – спросил Роман.

– Старые счеты, – отмахнулась я, вдаваться в подробности злоключения мне не хотелось. – Роман, скажите, а кто вам рассказал про меня и Глеба? Ну, как вы узнали, что есть такие люди, которые за деньги готовы нарыть на вашего недруга компромат?

– Так Мишка Сафронов рассказал, – бесхитростно выдал Проскуров. – Вы полгода назад для него отличную работенку сварганили! Тогда как раз выборы были. Так вы на его главного конкурента такое досье нарыли, мол, он – хозяин притона!

Так я и знала. Глеб в очередной раз меня подло обманул. Аверин вовсе не принуждал его искать компромат на своих недругов – отнюдь. Это было привычным занятием моего якобы мужа. Но на всякий случай я спросила:

– А Бориса Аверина ты случайно не знаешь?

– В первый раз о таком слышу!

Наше авто стрелой пронеслось мимо последней отметки пригородной трассы и оказалось в черте города.

– Роман, спасибо, что пришел нам на помощь.

– Не за что! Я своих в беде не бросаю. Ты обещала помочь мне – я помогаю тебе! Все честно! – подытожил Проскуров.

Я покосилась на Романа, но ничего не сказала.

– Кстати, как ты думаешь, в какие сроки вы уложитесь, чтобы решить мою проблему?

– А в чем дело?

– Да понимаешь, Алис, мне кажется, за мной следят.

– Следят?

– Ну да. Помнишь, я рассказывал тебе, что одно покушение на меня уже было, только доказать ничего не удалось – мастер, который ремонтировал мою машину, умер от удушья… Мне кажется, Сашка Золотов снова взялся за старое. Надоело мне жить с оглядкой. Ты уж со своим напарником подсуетись…

Я снова глянула на Проскурова, встретилась с ним взглядом и тут же отвернулась.

– Например, сегодня какие-то подозрительные типы вертелись около моего дома. Может, мне это только кажется… Но ты постарайся, Алис.

Я почувствовала первый укол совести. А к тому моменту, как тройка тонированных иномарок тормознула у крыльца нашей гостиницы, меня раздирали сомнения – признаться или промолчать?

Роман первым вышел из машины и подал мне руку. Из другого авто выбрался Глеб.

– Подожди меня в холле, – бросила я ему.

Он пожал плечами, перекинулся с Проскуровым парой фраз из серии «привет-пока» и зашагал к крыльцу. Я дождалась, чтобы он скрылся за стеклянными дверями, и обернулась к Роману.

– Спасибо тебе еще раз.

– Сочтемся, – махнул рукой Проскуров.

Я напряженно сглотнула.

Сказать? Не сказать? А-а-а… Была не была!

– Роман, боюсь, что я не смогу тебе помочь.

– ??? – Я не поняла, чего больше было в его голосе – злобы или недоумения.

Я смотрела на джипы с головорезами Проскурова. Одно слово босса – и они пристрелят меня прямо здесь. Возможно, надо было бежать в свой номер, потирая руки и посмеиваясь над одураченным Романом, но я не могла не признаться.

– Я не Алиса.

Проскуров вытаращился на меня.

– Да ладно…

– Я приехала сюда в качестве телохранителя Глеба Полянского, а чтобы никто ничего не заподозрил, представлялась всем его женой.

– Ты? Телохранитель???

– Да. – Я снова обернулась на джипы. – Меня зовут Женя Охотникова. И я не имею никакого отношения к тем делам, которые проворачивали Полянские.

Проскуров смотрел на меня во все глаза.

– Ты что, меня кинуть решила? – В его голосе зазвучали недобрые нотки.

– Я говорю правду. Я действительно телохранитель. Я могла бы сейчас уйти и ничего не сказать, но подумала, что ты должен знать.

– Да ты знаешь, что я с тобой сделаю за такую подставу? – пошел на меня Проскуров. Я попятилась назад. – Ты хоть представляешь, кого ты кинуть решила???

Разъяренный Роман наступал на меня.

На перекрестке скрипнули шины какого-то авто, и я машинально обернулась. Как раз в этот момент из-за угла вывернул «Форд». По мере того как он приближался, опускалось боковое стекло.

– Да я тебя… – продолжал напирать Проскуров.

Я снова глянула на приближающееся авто. На заднем сиденье сидел один человек. Я успела увидеть одно-единственное движение – он вскинул руку… Какое-то седьмое чувство подсказало мне, что сейчас должно произойти.

– Ложись, – успела крикнуть я, с силой оттолкнула от себя Проскурова, мы оба потеряли равновесие и упали на землю. В следующую секунду бампер джипа прошила автоматная очередь. «Форд» пронесся в паре метров от нас, но я успела отреагировать – выхватила из-за пояса Романа пистолет и, не прицеливаясь, выстрелила по колесам иномарки – раз, другой, третий.

Машина была уже на следующем перекрестке, когда пуля пробила шину. «Форд» повело в сторону, вынесло на тротуар, и машина со всего размаха ударилась о столб. Раздался металлический хруст, вой сигнализации, братки Проскурова повыскакивали из джипов и бежали к разбитому «Форду».

Я выдохнула, повернулась к Роману, который продолжал сидеть на асфальте, отдала ему пистолет и вкрадчиво спросила:

– Теперь ты веришь, что я не врала, когда говорила, что работаю телохранителем?

Затем поднялась на ноги, отряхнулась и добавила:

– Вызывай полицию. Те, кто следил за тобой, пойманы! Только одна просьба – не говори, что это я стреляла в «Форд». Мне незачем светиться перед ментами. Если что – я буду в холле гостиницы.

Подхватив с земли свою сумку, я перекинула ее через плечо и поспешила в сторону отеля. У самых ступенек я оглянулась назад.

Толпа зевак уже начала стекаться к месту аварии. Проскуровские ребята окружили «Форд». Водитель пытался выбраться из разбитой машины, но ему не позволили. Где-то уже слышался вой сирен. Я не стала дожидаться, когда полицейские машины запрудят улицу, и быстро юркнула в гостиницу.

У стойки администратора меня дожидался Глеб.

– Что там произошло?

– Авария, – безразлично пояснила я. – Иди в номер, я поднимусь чуть позже.

Глеб не стал спорить, и хотя было видно, что его разбирает любопытство, послушно поплелся в сторону лифта. Я не стала терять времени – нашла телефонный аппарат и набрала номер полиции:

– Рижская трасса, заброшенный поселок на десятом километре, дом номер три. Срочно вышлите туда наряд полиции, – проговорила я.

– Кто вы? Что произошло? – занервничал голос на том конце провода, но я не стала слушать и, сочтя, что моя миссия по спасению мстительного господина Зорина и его команды выполнена, повесила трубку. «Хорошо, что завтра мы уезжаем, – подумала я, – а иначе пришлось бы искать новое жилье, вряд ли Зорин так просто успокоится…»

Я опустилась на диван в холле и стала ждать. В гостиницу входили незнакомые люди, приехали новые постояльцы – шумная семейка иностранцев. Кто-то, наоборот, покидал сию ночлежку. Я безучастно ждала. Прошло около получаса, прежде чем в дверях гостиницы появился Проскуров. Мужчина осмотрелся и решительно направился ко мне.

– Ну что? – спросила я, когда он молча сел рядом.

– Это были люди Золотова. Теперь ему не отвертеться… По крайней мере, на него заведут уголовное дело.

– Я рада. Значит, твоя проблема решена?

– Ну да.

– Можно считать, что мы в расчете? – уточнила я.

Роман молча кивнул.

– Тогда пока.

Я поднялась с дивана и уже хотела уйти.

– Женя, – неожиданно окликнул он меня моим настоящим именем.

Я обернулась и удивленно взглянула на него.

– Знаешь, может, ты и не мошенница, а самый обычный телохранитель. Но сегодня ты сумела организовать самый настоящий черный пиар для Александра Золотова. И всегда помни: если попадешь в беду – звони. Пароль – «Как дела у зайцев?»

Я улыбнулась, подмигнула Роману и, цокая каблучками, зашагала к лифту.

Глеб сгорал от нетерпения в номере. Стоило открыть дверь, он тут же метнулся ко мне.

– Женя, что произошло?

– Все в порядке. Считай, что с Проскуровым мы в расчете.

Я скинула туфли, прошла в комнату и бессильно опустилась в кресло, только сейчас поняв, как вымоталась за этот день.

Глеб бесшумно приблизился ко мне, сел на корточки и осторожно взял за руку.

– Женя, ты сердишься на меня?

– За что? – вскинула я брови. – За то, что ты в очередной раз меня обманул? Выставил себя жертвой, лишь бы я пожалела тебя и ничего не рассказала Аверину?

– Жень…

Я махнула рукой, не дав ему договорить.

– Мне плевать, – сказала я и вдруг поняла, что это действительно так – меня абсолютно не задевает то, что Глеб опять наврал мне. Меня это не расстраивает, не огорчает и даже не злит. – Завтра мы возвращаемся в Тарасов, и я забуду эту историю как страшный сон.

– И все же я хочу, чтобы ты знала правду. Я тебя обманул. Я просто струсил. Мы с Алисой на самом деле промышляли тем, что собирали компромат на заказ, устраивали черный пиар… Но мы решили завязать. Правда. Честно. Поняли, что пора заканчивать с такими делами – у Алисы намечались серьезные отношения с каким-то ухажером, дело шло к свадьбе, и она боялась, что вскроется ее криминальное прошлое. А мне просто надоело. Наверное, все было бы так, как мы и планировали, – мы бы развелись, забыли о прошлых делах, каждый начал бы новую жизнь. Но… Но я проиграл в карты Аверину. Он знал, чем я зарабатываю на жизнь, знал он и о том, что у меня есть верная помощница Алиса… Ну, остальное ты знаешь…

– А Андрей был в курсе этих дел? – только и спросила я.

– Андрей ничего не знал, – покачал головой Глеб. – Женя, ты веришь мне?

Я не успела ответить, в кармане у Глеба тоненько запиликал телефон. Он прижал к уху трубку:

– Слушаю!

Радуясь, что неприятный разговор прерван, я поднялась с кресла и прошла в ванную комнату, включила воду и критически глянула на свое отражение в зеркале. Бледная, растрепанная, с уставшим взглядом – я провела рукой по щекам, недовольно поморщилась. Не знаю, кому как, но мне семейная жизнь точно не идет на пользу! В данном случае исправить положение мог крепкий сон.

Я обернулась и сдернула с крючка полотенце.

В дверях ванной стоял Глеб.

– Жень… – начал он, и я сразу поняла, что выспаться мне сегодня не удастся.

– Что еще произошло?

– Звонил Аверин. Он говорит, что тех документов, которые я для него нашел, мало…

– Что? – вмиг рассвирепела я.

– И как теперь быть? – по обыкновению был в непонятках он.

– Не знаю, как тебя, но меня этот Аверин уже порядком бесит! – Я отшвырнула в сторону полотенце. – Собирайся! Сейчас же поедем к нему и расставим все точки над i.

– Ты о чем, Жень? – закудахтал мужик. – Ты хочешь рассказать ему всю правду? Про то, что ты не Алиса??? Женя! – Он повис у меня на руке. – Аверин меня убьет, если узнает правду!!!

«И поделом тебе!» – подумала я, но как-никак, а Глеб все еще был моим клиентом, и, соблюдая профессиональную этику, я успокоила его:

– И в мыслях не было рассказывать ему про Алису. Просто хочу объяснить непонятливому мужику, что карточный долг, конечно, дело святое, но и наглеть не стоит! Мало, видите ли, ему показалось документов!

– Жень, а может, не стоит так резко…

– Если хочешь отвязаться от этого дела, то советую немедленно ехать к Аверину! Или предпочитаешь и дальше куковать в Павловске, отрабатывая долги? – Я обернулась в дверях. – Предупреждаю сразу – лично я завтра собираюсь в Тарасов.

Глеб вздохнул, взял куртку и поплелся в коридор. Я хлопнула дверью и поспешила за ним.

Дорога до загородного дома Аверина мне была уже известна, так что нам не пришлось плутать и путаться среди развилок и перекрестков незнакомого города. И ровно через двадцать минут наше транспортное средство вкатилось в элитный поселок Павловска.

Нужный дом нашелся легко. Я остановила машину напротив знакомых ворот и посигналила, но никто не спешил нам открывать. Я еще раз нажала на гудок. И снова тишина.

– Что за черт! – обозлилась я, распахнула дверцу и выбралась из салона. Меня накрыло ночной прохладой, я плотнее запахнула куртку и осторожно шагнула вперед. Очевидно, за городом прошел сильный дождь, потому что я сразу же наступила в лужу, снова выругалась и дальше старалась идти по освещенному месту. Впрочем, Аверин явно экономил на электричестве – у дома не горело ни одного фонаря. И если бы я не оставила включенными фары нашего авто, то пришлось бы добираться на ощупь.

Я пошарила по металлической обшивке ворот в поисках звонка. Сделала шаг в сторону, споткнулась обо что-то и чуть не упала.

– Ну что еще за такое? – недовольно пробормотала я, машинально опустила глаза вниз и едва сдержалась, чтобы не заорать во весь голос.

Я споткнулась о чьи-то ноги.

В кустах у забора лежала женщина, обутая в туфли на длинной шпильке. Мутные отсветы горящих фар жутковато поблескивали на лакированной обуви. Плащ был перепачкан в грязи, а длинные темные волосы безнадежно спутаны.

Зажав рот рукой, я попятилась назад и тут же налетела на Глеба. Он успел выбраться из машины и теперь стоял за моей спиной.

– Ты чего, Жень?

Он проследил за моим взглядом и как-то странно ойкнул.

– Она мертва?

Я присела на корточки возле тела женщины, коснулась ее руки. Запястье было холодным. На автомате я дотянулась до шеи и попыталась нащупать пульс. Хотела дотронуться до лба, на котором еще кровоточила разбитая рана, но тут же отшатнулась в ужасе.

На меня немигающим взглядом смотрела Алиса Полянская.

Глава 5

В абсолютной тишине отчетливо звякнул металлический замок – нам открывали ворота.

Я обернулась на Глеба, наши взгляды встретились на долю секунды, а большего и не требовалось. Не сговариваясь, мы метнулись к машине. В тот момент, когда я поворачивала в замке ключ зажигания, за ворота выглянул один из охранников Аверина. Если бы мы замешкались еще на мгновение – нам было бы уже не убежать. Но я выжала сцепление, резко крутанула руль вправо и нажала на газ. Машина со всего разгона влетела в лужу, из-под колес взметнулся веер брызг, и мы помчались вперед, оставив позади негодующего стража.

Сердце бешено колотилось в груди. Я крепко сжимала руль и смотрела только вперед, на расстилающееся полотно дороги, мокрое от недавнего дождя. Главное сейчас было выехать на трассу. Но когда показалось, что мы сбежали и до выезда из поселка оставались считаные метры, в зеркале заднего вида мелькнули огни фар. За нами по пятам мчалась погоня…

– Глеб, нам не уйти, – покачала я головой.

Мужик не произнес ни слова – то ли был в шоке, то ли не до конца понимал, чем нам грозит встреча с охранниками Аверина. Он только цеплялся за ручку всякий раз, когда машину заносило на повороте, и упорно молчал.

Наше авто стрелой вылетело на неасфальтированную трассу. Во все стороны полетели комки грязи. Машину тряхнуло так, что что-то жалобно задребезжало. Но я и думать не хотела, что нас догонят. Просто жала в пол педаль газа и изредка оглядывалась назад.

Я так увлеклась погоней, что не заметила, как закончилось бездорожье и машина выскочила на асфальтированную трассу. Не сразу услышала я и монотонное дзиньканье. Что к чему, до меня дошло, только когда раздался гудок поезда, а впереди замигал семафор. Дорогу нам преграждал шлагбаум.

– Женька! Тормози!!! – заорал Глеб.

Я мельком глянула назад. Отправленное за нами в погоню авто на полной скорости мчалось позади, справа несся товарняк.

– Стой!!! – выл мужик рядом со мной.

Но на тормоз я нажать так и не успела.

Ба-бах! Шлагбаум разлетелся в щепки. Машина проскочила переезд, и сразу же за нами застучали по рельсам колеса поезда. Мы успели… Преследующая нас машина осталась по ту сторону железнодорожного полотна.

Но я еще долго не сбрасывала скорость и мчалась вперед, нарушая все правила движения. И часто оглядывалась назад, замирая от мысли, что снова увижу слепящий свет дальних фар и тонированную иномарку, нагоняющую нас. Но мои худшие опасения не сбылись, и мы благополучно въехали в Павловск.

Только когда машина запетляла по узким улицам ночного города, я немного успокоилась. Навстречу ехали редкие машины, или нас обгонял какой-нибудь лихой водила, но не было никого мало-мальски похожего на наших преследователей. Еще немного поюлив между жилых домов и убедившись, что за нами никто не охотится, я дорулила до последней постройки, проехала по бетонным плитам и остановилась у кромки воды. Бегство и петляние по улицам привели нас в конечном итоге к набережной.

Я заглушила мотор, вылезла из машины и спустилась к речке. Резкий ветер трепал расстегнутую куртку, путал кисточки шарфа и пробирался под свитер. Должно быть, здесь было особенно холодно. Но я не чувствовала этого, у меня по спине бежал пот. Я присела на корточки, зачерпнула в ладони ледяной воды и ополоснула лицо. Но щеки продолжали гореть, а в голове никак не укладывалась одна-единственная мысль – Алиса Полянская убита.

Хотя нет. Ведь это я Алиса Полянская! У меня в сумочке лежат документы на имя Алисы, меня все принимают за Алису. Я – Алиса!!!

Полный бред…

Я схватилась за голову, взъерошила волосы и так и осталась сидеть на корточках у воды, раскачиваясь из стороны в сторону.

В себя я пришла, только когда рядом со мной присел Глеб. Он тоже зачерпнул воды и плеснул на себя. Я повернулась к нему и очень тихо и абсолютно спокойно произнесла:

– А вот сейчас ты точно расскажешь мне всю правду. Что Алиса делала в Павловске?

– Я не знаю…

– Но ты созванивался с ней сегодня днем, – напомнила я.

– Да.

– Она говорила, что приехала в город?

– Нет.

– Она была знакома с Авериным?

– Нет! Иначе как бы я мог представить тебя Алисой???

– Но Алиса помогала тебе искать информацию для Аверина?

– Верно.

– Она знала, где Аверин живет?

– Нет!!!

– Возможно, у них были какие-то свои личные счеты?

– Не знаю!

– Или у Алисы был какой-то повод приехать в Павловск?

– Без понятия!

– У нее были враги?

– Не знаю, мы уже давно не жили вместе… Я не знаю. Не знаю! Не знаю!!!

Это был тупик.

– Да ты хоть понимаешь, что твою жену убили??? – сорвалась я. – Ее труп сейчас лежит у ворот дома Аверина!!! Ты это понимаешь?!

Глеб прерывисто выдохнул и закрыл лицо руками. Требовать от него каких-то объяснений было бессмысленно. Хотя, возможно, он ничего и не знал.

Но так или иначе, ясно было одно – госпожа Полянская прибыла в Павловск сегодня или накануне днем, а фактически – в один день с нами. И это Алиса, которая была ранена и которой врач строго-настрого запретил какие-либо переезды! Зачем она сюда приехала, несмотря на такие жесткие ограничения? Что за дела привели ее к дому Аверина? И кто убил несчастную девушку? Аверин? Его охранники? Очень сомнительно. Едва ли мастер криминальных игр Борис Аркадьевич допустит, чтобы труп убитой им девушки был небрежно оставлен у ворот его же собственного дома. Но тогда как она там оказалась? Что за странные события происходили в элитном загородном поселке этой ночью?..

– Послушай, Глеб, хочешь ты или нет, но мы сейчас же поедем в полицию и все им расскажем.

– Женя, но как же?.. – слабо запротестовал мужик.

– Твоя жена убита, а ты собираешься сидеть сложа руки?

– Но я…

– Знаю, ты мошенник и аферист, и меньше всего на свете тебе хочется переступать порог уголовки, но сейчас не это главное!

Почти силой я заставила Глеба подняться на ноги, дотолкала до машины, распахнула дверцу и заставила сесть в салон. Потом обежала авто со стороны капота и села за руль.

Как добраться до местного отделения полиции, я знала. Пятиэтажное строение с массивным крыльцом и вывеской «Министерство внутренних дел» мы не раз проезжали, возвращаясь в гостиницу.

Моя память меня не подвела, и через пять минут я припарковала машину у нужного нам здания. Глеб совсем осунулся и приуныл. На него было жалко смотреть. Но я, не сдаваясь, настаивала на своем.

– Идем!

– Женя, мне кажется, это не очень хорошая идея.

– А как ты хочешь поступить?

– Давай не сейчас.

– А когда? – У него от пережитого явно поехала крыша. – Мы должны подать заявление в полицию. Сейчас. Идем.

– Я не могу… – ныл он.

– Но ведь ты был ее мужем!

Глеб хотел что-то сказать, но потом махнул рукой.

Кое-как – моими стараниями и уговорами – он все же выбрался из машины и, шаркая, поплелся за мной. Словно из-под палки он поднялся по ступенькам, шагнул за порог. Я вошла следом.

За стеклянным окошком дежурного сидел сухонький мужичонка в форме. Четыре звездочки на погонах, неприветливая гримаса, безразличный взгляд – бегло оценила я. И поскольку ошалевший Глеб продолжал молчать, пришлось мне начинать.

– Мы хотим написать заявление.

– В чем дело? – трубным голосом спросил капитан.

Я обернулась к Глебу.

– Его жену убили сегодня ночью.

Во взгляде нашего собеседника промелькнула заинтересованность.

– Вы хотите сознаться? Убийство на бытовой почве?

– Нет. Нет, – замахала я руками, и только тут поняла, что не представляю, как объяснить всю абсурдность произошедшей ситуации. – Мы нашли ее случайно. Без понятия, кто это мог сделать. Она вообще не должна была быть в городе.

– Ваши документы предъявите.

То ли я действительно несла полный бред, то ли что еще, но капитан порыскал в бумагах у себя на столе и встрепенулся.

– Меня зовут Евгения Максимовна Охотникова. Личный телохранитель из Тарасова. Можете позвонить в тарасовское управление, вам все подтвердят.

– Ваши документы, – настаивал капитан.

– В загородном поселке на пятом километре у дома номер семнадцать лежит труп девушки. Возможно, ее убил человек, который проживает в этом самом доме! Немедленно высылайте туда патрульную машину!

– Женя, – дергал меня за рукав Глеб.

– У вас есть с собой паспорт? – настаивал на своем дежурный.

Меня окончательно разозлила его настырность.

– У вас есть шанс раскрыть это дело по горячим следам! Так не теряйте времени даром!

– Жень, – настойчиво позвал меня Глеб. – Нам лучше уйти… – шепнул он.

– Что?

На этот раз я обернулась. Глеб осторожно кивнул куда-то в сторону. Я проследила взглядом в том направлении, куда он указывал, и похолодела.

На доске уголовного розыска висели фотороботы мужчины и женщины – точные копии нас с Глебом, а ниже подпись: «Разыскиваются особо опасные преступники. Были замечены на трассе Тарасов – Павловск утром седьмого октября. Всех, что-либо знающих об этих людях, просьба обращаться по телефону…»

Когда же нас засекли? На въезде в Павловск, когда патрульная служба тормознула нас? «Так вот отчего так нервничал Глеб, передавая свои документы сержанту… – сообразила я. – Этот аферист успел засветиться. Мало того – он и меня прославил. Да так, что одним «спасибо» теперь не обойтись…»

Я попятилась от окошка. Капитан поднялся из-за стола.

– Сейчас вышлем наряд. Только сначала уточним ваши личности. Леха, оформляй! – крикнул он.

Из-за стенки выглянул усатый мужчина в форме.

Я метнула взгляд на него, потом на капитана.

– Бежим, – одними губами произнесла я.

Глебу только дай команду. Уж в чем, а в мастерстве сбегать от ментов ему не было равных. Схватив меня за руку, он дал такого деру, что бравые архаровцы и глазом моргнуть не успели.

А дальше все как по плану – в считаные секунды мы оказались у машины, Глеб запрыгнул на пассажирское сиденье, я за руль. И снова понесло нас по дорогам ночного города. Но на этот раз обошлось без погони, и через пару кварталов я сбросила скорость.

– А ты, я смотрю, пользуешься популярностью… – съязвила я. – Только вот мне ни за что досталось.

– Менты давно охотились за нами. И надо же было так глупо проколоться! Нас просто остановили на въезде в город, и мне пришлось предъявить документы! Черт! Я так и знал! – бесновался Глеб.

А что было делать мне? Кусать локти из-за того, что угораздило связаться с таким типом, как Полянский? Ругать себя за то, что оставила документы дома? Ведь теперь я для всех – Алиса, наглая мошенница, лихо подделывающая документы, аферистка, собирающая компромат на заказ, и просто преступница, за которой охотится павловская полиция. Я слишком жестоко расплачивалась за свой роман с Глебом.

– Странно, что в полиции до сих пор не догадались проверить все гостиницы. Очевидно, они просто не предполагают, что преступники, находящиеся в розыске, будут так нагло селиться в центральной гостинице города, да еще под своими настоящими именами.

– Женя, и как теперь быть? – вопрошал Глеб. – Как будто мало было проблем с Авериным. Так теперь еще менты на хвост сели. И Алиса… Как же так?

Проблемы клиента всегда должны быть и моими проблемами тоже. Но в случае с Глебом все было как никогда ранее паршиво. И теперь выпутаться из создавшейся ситуации было в моих личных интересах тоже.

– Ладно, – приняла я решение, – если менты не хотят заниматься этим делом, я сама во всем разберусь.

Я схватила телефон и по памяти набрала нужный номер.

Сначала в трубке тянулись длинные гудки, а потом заспанный Андрюшкин голос ответил:

– Слушаю.

– Андрей! Где Алиса?

– В санатории. А что? – без колебаний ответил приятель.

Я опешила.

– В каком еще санатории?

– В Тарасовском загородном санатории. Марк порекомендовал это место.

– И ты ее туда отвез?

– Ну да.

– Когда?

– Сразу после того, как вы расстались в кафе, я повез ее в санаторий.

– И она там осталась?

– Ну да. Жень, а что случилось? Что за вопросы? И почему звонишь так поздно?

– А ты был у Алисы после того, как проводил ее в санаторий?

– Я приезжал один раз, но врачи меня не пустили. Сказали, что ее сейчас лучше не беспокоить, она перенесла стресс и ей лучше ничем не напоминать о случившемся. Но я разговаривал с ней по телефону…

– Когда?

– Последний раз она звонила мне сегодня утром. Говорила, что все в полном порядке. Я собирался к ней поехать завтра.

– Звонила, говоришь… – протянула я.

– Ну да. Жень, а в чем дело-то?

– Андрей, у меня к тебе будет одна просьба.

– Какая?

– Срочно приезжай в Павловск. И прихвати мои документы. У нас проблемы.

– Аверин вас расколол? Понял, что ты не Алиса?

– Нет. Все намного хуже. Приезжай. Это не телефонный разговор. Завтра же иди на вокзал и покупай билеты на ближайший поезд. До встречи. Я с тобой еще свяжусь, – и, пока Андрей не начал приставать с расспросами, я отключилась.

– Похоже, Алиса обманула всех, – констатировала я.

– В смысле?

– Я не сомневалась, что ей нельзя выезжать из города. Ты был уверен, что жена тяжело ранена. Андрея убедили, что Алисе необходимо побыть несколько дней в санатории, и отказывали во встречах с ней. А на самом деле госпожа Полянская тайком прибыла в Павловск по каким-то своим нуждам. Вот только закончилась поездка плачевно…

– Женя, как ты думаешь, это Аверин ее убил? – тихо-тихо спросил Глеб.

– Сомневаюсь. Но то, что ее труп оказался у ворот дома Бориса, наводит на определенные мысли. Что-то их все-таки связывало.

– Но если не Аверин, то кто???

Я даже представить не могла. Называя себя Алисой Полянской, я знала наверняка только то, что она не курит, носит туфли на высоких каблуках и строгие платья. Больше об этой женщине я не знала ничего.

– Жень, ты только не бросай меня, – попросил Глеб. – Вдруг те, кто убил Алису, доберутся и до меня.

Я не исключала такой вариант развития событий, но, глядя на вконец перепуганного мужика, предпочла держать подобные мысли при себе.

– Пока я твой телохранитель, с тобой ничего не случится. Только, чтобы разобраться во всей этой истории, мне не мешало бы получить свои настоящие документы. Как только Андрей передаст мне мой паспорт, я смогу найти тех, кто убил Алису Полянскую.

«А там, глядишь, и Андрей расскажет мне что-нибудь про свою любовницу», – подумала я, но вслух ничего не сказала.

– Женя, помоги мне. Я не знаю, что теперь делать. Как быть? Я просто не представляю!

Я покосилась в сторону Глеба и удрученно покачала головой. Моими клиентами бывали самые разные люди, и далеко не все они могли похвастаться незапятнанной репутацией. Глеб же побил все рекорды аморальности. Но, несмотря на все более усугубляющие подробности, я продолжала считать себя его телохранителем. «Ведь я профессионал своего дела и не имею права бросать клиента в беде. Даже такого, как Глеб», – думала неразумная я.

С мыслями о собственном долге и высоком предназначении я и подрулила к гостиничному комплексу «Бавария». На часах было три тридцать ночи. Мы бросили машину у обочины и поднялись на крыльцо. В холле, разумеется, никого не было, так что парочка криминальных подельников – я и Глеб – спокойно прокрались в свой номер.

– На самом деле нам бы не мешало переехать, – поделилась я с Глебом соображениями, пока зеркальная кабина лифта ползла на третий этаж.

– А куда, Жень? В любой гостинице у нас потребуют документы. А знакомых в Павловске лично у меня нет.

Двери лифта расползлись в разные стороны, и мы вышли в коридор.

– И все же оставаться здесь опасно. Нас могут в любой момент арестовать. Ты – отъявленный негодяй и преступник. У меня паспорт на чужое имя. Да мы просто находка для местных правоохранительных органов!

Мы остановились у своего номера, я перерыла содержимое сумки в поисках ключа.

– Может, хотя бы до утра останемся здесь? – предложил Глеб.

На то, чтобы искать новую ночлежку, сил не было и у меня.

– Но завтра с утра съезжаем. А иначе… – на этих словах я распахнула дверь в номер, щелкнула выключателем и остолбенела.

По комнате словно пронесся ураган: с кровати содраны покрывала, прикроватный столик выпотрошен, шкаф распахнут настежь и на полу в беспорядке валяются наши вещи – одежда, обувь, косметика.

Кошмар продолжался.

– Ну ничего себе! – присвистнула я, проходя внутрь.

Глеб шагнул следом и плотно захлопнул дверь.

– Здесь что-то искали…

– Похоже на то. – Я бестолково кружила на одном месте, оглядывая царивший вокруг бедлам. – Но кому и что могло от нас понадобиться? – недоумевала я. Впрочем, зная Глеба, ничему не стоило удивляться. Но он только хлопал глазами и разводил руками.

– Может, менты… – строил он догадки.

– Вряд ли. Тогда нас бы уже арестовали.

– Аверин?

– Думаю, этот дождался бы нашего возвращения. Вот на недруга Аверина – Молчанова – это похоже…

Глеб перестал собирать вещи и встревоженно уставился на меня.

– Не-ет, этого не может быть.

– Ну да, – согласилась я, – до сих пор он предпочитал присылать к нам своих доверенных лиц – Влада и Диму. Скорее всего, эти ребята тоже не упустили бы шанса встретиться с нами с глазу на глаз.

– Но тогда кто?

Я не знала, кто затеял обыск у нас в номере, но вся эта истории нравилась мне все меньше и меньше…

– Три самых очевидных варианта отпали – ни менты, ни Аверин, ни Молчанов. Возможно, Зорин, но этому тоже нужны МЫ. А ведь те, кто орудовал в нашем номере, специально выбрали момент, когда нас не было на месте… Значит, есть кто-то еще, – сделала я самый логичный вывод. – Эх, знать бы, что искали в нашем номере… Многое бы встало на свои места. Глеб, может, ты собирал компромат на очередного несчастного?

– Нет, – замотал головой мужик. – Говорил же тебе – с Алисой мы расстались, а в одиночку такие дела трудно проворачивать. Я уже не брал никакой работы, дело Аверина было у меня последним.

Я с подозрением уставилась на Глеба. Этот прохвост не раз меня обманывал. Возможно, и теперь – врет. Протащил потихоньку документики на какого-нибудь горе-бизнесмена, а тот и устроил облаву на наш номер, дабы восстановить справедливость и вернуть себе нарытый мошенником компромат.

Но Глеб смотрел на меня совершенно невинными, ясными глазами.

– Женечка, – прошептал он, – а что, если это сделали те самые люди, которые убили Алису?..

Я перестала собирать вещи и повернулась к Глебу. Ни жив ни мертв, он сидел на краешке кровати, клацая зубами и нервно перебирая в руках только что подобранный с пола пиджак.

– Сначала они убили Алису, а потом пришли сюда?.. – бормотал он.

В эту минуту Глеб точно не играл.

– Мы немедленно выезжаем из этой гостиницы! – приняла я решение. – Даже если те, кто убил Алису, не охотятся за тобой, – оставаться здесь просто опасно!

И, не теряя времени даром, я принялась за сборы.

Через десять минут все вещи были упакованы в чемоданы, номер приведен в надлежащий порядок, и мы покинули апартаменты.

– Куда поедем? – спросил Глеб в лифте.

Я нажала на кнопку первого этажа, прислонилась к стене и мысленно прикинула. У меня в планах было дождаться приезда Андрея. Желательно – в безлюдном и уединенном месте.

– Может, за город? – предложила я. – В нашем положении лучше особо не мелькать.

Кабинка лифта дернулась, замерла, дверцы расползлись в разные стороны. Я поудобнее перехватила сумку, сделала шаг вперед…

Троих мужчин в форме я заметила сразу. Они стояли у стойки администратора и о чем-то разговаривали с управляющим. В одном из них я безошибочно узнала капитана полиции, с которым мне довелось пообщаться полчаса назад.

На автомате я развернулась назад, втолкнула Глеба в еще не закрывшуюся кабину лифта и шагнула следом.

– Ты чего, Женя? – возмутился он.

Я наугад нажала на кнопку, лифт пополз вверх.

– На нас вышли.

– Кто?

– Менты.

Опрометчивый визит в местное отделение полиции не прошел бесследно.

– Женя, я не хочу в тюрьму, – застучал зубами Глеб.

Я тоже не об этом грезила, собираясь в Павловск с мужчиной своей мечты, но действовать приходилось по обстоятельствам. А они складывались отнюдь не в нашу пользу.

– Не паникуй! Попробуем уйти!

Несколько дней успешной практики по уходу от погонь не прошли для нас с Глебом даром. Мы действовали как одна команда. Когда лифт остановился на третьем этаже, сначала я, потом Глеб выскочили из кабины. Мой спутник предусмотрительно успел нажать на кнопку, и мудреный механизм, сдвинув створки, поехал дальше. На табло стали отсчитываться этажи – четвертый, пятый, шестой… Остается надеяться, что прибывшие за нами стражи порядка окажутся типичными представителями своей профессии и им будет лень идти пешком. А значит, у нас будет лишняя пара минут, чтобы унести отсюда ноги.

Мы с Глебом ударили по рукам.

– А теперь попробуем уйти по лестнице, – дала я команду, и мы побежали по длинному коридору.

– Женя, поторопись! – тянул меня вперед Глеб.

Но я все же выкроила секунду и задержалась у одного из окон, выходивших точно на крыльцо гостиницы, перегнулась через подоконник и посмотрела вниз. На улице горели фонари, и в мутных отсветах я различила припаркованный прямо у крыльца джип, а чуть в стороне, у обочины стояла ментовская машина. За рулем, откинувшись на спинку, дремал водила. Если это вся охрана – то у нас есть шанс сбежать из этой ловушки.

– Женька, идем! – схватил меня за руку Глеб и потащил вперед.

Лишь добежав до центральной лестницы, мы остановились. Шутка ли: если хотя бы один из милиционеров решит подняться пешком – мы попались!

– Пошли! – подмигнула я ему, но, надо признать, мне сейчас было паршиво…

Совсем не по себе мне сделалось, когда мы стали спускаться по главной гостиничной лестнице. Но ни на втором, ни на первом этажах нам никто не встретился. Готовые к самому худшему исходу, мы высунулись в холл. Перед дверями никого не было, а у стойки администратора дежурил один из ментов – очевидно, его дружки уже поднялись наверх. Здесь же нервно переминался управляющий.

– Надеюсь, вы не потревожите никого из постояльцев… Очень бы не хотелось… – причитал он.

– Здесь нам не пройти! – заскулил у меня за спиной Глеб.

– Т-с-с… – шикнула я на него.

– Нас поймают!

Я и сама это понимала. Даже если мы успеем выбежать из гостиницы, добраться до машины нам не суметь. Но попробовать стоило!

– Жди здесь, – предупредила я.

– Женька, ты чего! – хотел было остановить меня Глеб, но я уже вышла из своего укрытия и, звонко цокая каблуками по паркетному полу, зашагала к стойке администратора, думая при этом, что сейчас отлично пригодятся манеры и шмотки Алисы Полянской. Расчет был сделан верно! Мужчины караулили двоих преступников, а им навстречу шла чертовски красивая девушка. И ни один из них ни в чем меня не заподозрил.

– Доброе утро, – выдала я свою самую обворожительную улыбку. – Хотела сдать ключи. А у нас что-то произошло? – Я распахнула глаза и растерянно похлопала ресницами.

Судя по тому, как плотоядно он смотрел на меня, я произвела должное впечатление.

– Нет, нет, – замельтешил управляющий, – всё в полном порядке. Из какого вы номера?

– Сейчас-сейчас… – я открыла сумочку, виновато улыбнулась и стала перебирать ее содержимое, – куда-то кинула ключ…

Управляющий терпеливо ждал, мужик в форме продолжал меня разглядывать. Я скосила глаза в его сторону, чуть приблизилась к нему, кокетливо улыбнулась, но в голове у меня бродили самые темные мысли.

– Я такая растеряша… – бормотала между тем я, – все время что-то теряю…

Договорив, я выхватила из сумочки пистолет и наотмашь ударила недогадливого мента по физиономии. Рукоятка Макарова разбила ему нос. Мужчина взвыл. А я нанесла еще один удар. Дядька рухнул к моим ногам. Я довольно хмыкнула и перевела взгляд на управляющего.

– Не надо! – затрясся он. – Я никому ничего не скажу.

Я наставила на него пистолет. Управляющий впал в предобморочное состояние.

– Только не стреляйте…

Продолжая держать мужика под прицелом, я положила перед ним ключ от номера и попятилась назад. У дверей меня уже ждал Глебка.

– Женька, идем быстрее!

Не опуская пистолета, я стала пятиться к двери. Дальше мы действовали как по нотам – вывалились на улицу, пулей слетели с крыльца и, скорее всего, не останавливаясь, помчались бы дальше, но нам наперерез метнулась какая-то тень.

– Вот мы и встретились. – Прямо напротив нас стоял Борис. – Есть разговор!

Бежать от господина Аверина было практически рефлексом. Но он успел нас предупредить.

– Только не пытайтесь скрыться! На той стороне улицы стоит машина с моими людьми. Они будут стрелять на поражение, если один из вас сдвинется с места!

Мы стояли в паре шагов друг от друга: непривычно нервозный Аверин, готовый сорваться в любую секунду Глеб и я, которая старалась из последних сил держать себя в руках. На автомате я бросила беглый взгляд по сторонам – чуть поодаль от нас, у обочины, была припаркована тонированная иномарка. Аверин не врал – братки верно стерегут своего босса и чуть что – откроют стрельбу. Посреди пустынной улицы мы с Глебом были отличной мишенью для этих бравых ребят. Неплохой добычей были мы и для ментов, которые с минуты на минуту должны были появиться на крыльце гостиницы. Вот уж поистине – из огня да в полымя.

– Вы ведь знаете, что произошло этой ночью? – продолжал Аверин.

Ни я, ни Глеб не произнесли ни слова.

– Предлагаю проехаться на мою дачу и все обсудить. К сожалению, к себе домой пригласить не могу. Причину, думаю, сами понимаете…

Считается, что из двух зол принято выбирать наименьшее. Между встречей с павловскими правоохранительными органами и более тесным знакомством с Борисом Аркадьевичем я предпочитала второй вариант. Я взглянула на Глеба и едва заметно кивнула головой, что означало только одно – едем!

Этот знак верно истолковал и Борис – тут же выхватил из кармана пальто сотовый и коротко рявкнул:

– Две машины для моих друзей.

Не прошло и минуты, как перед нами тормознули иномарки. Борис распахнул дверцу одной из машин и жестом предложил мне сесть. Глеба усадили в другое авто. А сам Борис перебежал дорогу и запрыгнул в машину, которая стояла на другой стороне улицы. Все дверцы захлопнулись, и наш странный кортеж тронулся с места.

Обернувшись назад, через стекло отъезжающей машины я увидела, как распахнулись двери гостиницы и на крыльцо выбежали двое мужчин в форме. Наше авто свернуло за угол, и милая сердцу картина – оставленные с носом менты – осталась позади. Я выдохнула и откинулась на спинку сиденья.

Хотя радоваться было еще рано, ведь меня увозили в неизвестном направлении скорые на расправу люди Аверина. Глаза открылись сами собой, и я стала озираться по сторонам. Не знаю точно, в какой компании ехал Глеб, но мне выпала честь совершить экскурсию со шкафообразным детиной, занимавшим заднее сиденье рядом со мной. Такой же великан сидел за рулем, я поймала в зеркале заднего вида его заинтересованный взгляд.

– Ехать не очень далеко, не волнуйся, – предупредил меня он.

Я поспешила отвернуться и больше в зеркало не пялилась. Все равно, даже если повезет и удастся бежать от этих головорезов, то мой злосчастный клиент Глебка останется в кровожадных лапах Аверина и его дружков. «Уж пропадать, так вместе! Хуже, чем в тюрьме, все равно не будет!» – подумала я. Эта мысль меня воодушевила. Я снова откинулась назад и прикрыла глаза, только сейчас поняв, насколько устала. Безумный, нескончаемый, сумасшедший день: сначала знакомство с Романом Проскуровым, потом рандеву с Алексеем Зориным, страшная находка у ворот дома Аверина, гонки с его людьми, а потом – паническое бегство от ментов. И если учесть, что павловские правоохранительные органы так просто от нас не отстанут, то поездку за город под покровом тайны и с бдительной охраной Бориса Аркадьевича и вовсе стоило рассматривать как подарок судьбы. По крайней мере, я верила, что Аверин свою добычу (меня и Глеба) ментам так просто не отдаст, а предпочтет разобраться с нами лично.

Я успокоилась окончательно, прислонилась лбом к стеклу и незаметно для себя задремала…

Проснулась я оттого, что машина резко остановилась. Открыла глаза и не сразу сообразила, где я нахожусь. Пейзаж за окном сменился: вместо многоэтажек – низкие домишки, асфальтированная трасса перешла в бездорожье. Вокруг были уже не промозглые городские улицы, а окраина какого-то дачного поселка. Наша машина стояла у самого последнего домика, дальше начиналась лесополоса.

– Приехали! – сообщил мой нелюдимый водила.

Передо мной распахнули дверцу, Аверин протянул мне руку и помог выбраться.

– Отчаянная вы девушка, Алиса! – то ли с восхищением, то ли с недоумением произнес он, – вас на допрос везут бог знает куда, а вы даже сна не лишились!

Несмотря на статус пленницы и подозреваемой номер раз я продолжала пользоваться вниманием Бориса Аркадьевича. И это тоже внушало слабую, но все же надежду, и я окончательно уверилась, что пока стоит повременить с побегом. Тем более что у нас есть реальный шанс узнать хоть что-то о смерти Алисы Полянской.

Позеленевшего, не на шутку перепуганного Глеба тоже вывели из машины. Он поднял голову и так жалобно на меня глянул… Не знай я наверняка, о чем тоскует его подлая душонка, скорее всего, растрогалась бы.

– Отведите их в дом, – приказал Аверин.

За моей спиной оказался тот же конвоир, что и по дороге сюда. Я не стала дожидаться, пока он подтолкнет меня вперед, плотнее запахнула куртку и зашагала в сторону дома. Допрос – так допрос! Главное, чтобы в полицию не сдавали, а все остальное я как-нибудь переживу!

Но, судя по всему, Борис был настроен на мирный диалог. По крайней мере, нас провели не в подсобку или гараж, а в одну из комнат. Просторная и светлая, с удобными креслами, сдвинутыми в углу, она явно служила гостиной. Я опустилась на диван. Глебка шлепнулся неподалеку. Судя по несчастной гримасе, его все происходящее воодушевляло мало. Оно и понятно – он до смерти боялся, что я проговорюсь о том, кто такая на самом деле Алиса Полянская.

– Думаю, здесь мы сможем все спокойно обсудить. – В дверях появился Борис. Он проследовал к окну, остановился напротив меня – один короткий оценивающий взгляд – и снова прошелся по комнате. – Если напугал вас своим обращением, то прошу прощения, но иного варианта у меня не было. Я был вынужден так поступить. Видите ли, в чем дело: я попал в не очень хорошую ситуацию. У ворот моего дома найден труп девушки.

Аверин сделал паузу. Но Глеб сидел как истукан и боялся проронить хотя бы слово. Молчала и я.

– Ее убили, – продолжил Борис, – забрали все документы. Сейчас в поселке жуткая шумиха, понаехала куча ментов.

Он говорил, продолжая ходить из угла в угол.

– Я не имею к ее смерти никакого отношения, но тем не менее менты теперь будут землю носом рыть вокруг меня… Они давно подбирались, да все повода не было сунуть нос в мои дела. А теперь – все козыри у них в руках. Мне нужно срочно отмежеваться от всей этой истории. Самый лучший способ – разобраться в обстоятельствах смерти девушки, найденной у моего дома. Кто она такая? Кто ее убил? И случайно ли труп оказался у моего дома? Я очень надеюсь, что именно вы поможете мне ответить на все эти вопросы. – Он резко развернулся и спросил в упор: – Что вы делали этой ночью у моего дома?

Я быстро взглянула на Глеба, потом – снова на Аверина. Значит, он не знает Алису. Или врет, что не знает? Но если врет, тогда зачем ему нужны мы с Глебом? А если не врет, то почему труп несчастной девушки оказался у ворот его дома?

– Так что вас привело к моему дому? – повторил Аверин свой вопрос.

– Это была случайность, – осторожно проговорила я. Вдаваться в подробности того, в какое бешенство меня привел звонок уважаемого Бориса Аркадьевича, я не стала. – Вы позвонили Глебу и сказали, что недовольны добытым компроматом. Мы лишь хотели обсудить с вами эту ситуацию.

Аверин кивнул.

– Что было дальше?

– Мы подъехали к вашему дому, – покладисто начала излагать я суть событий, – я посигналила, но нам никто не открыл. Тогда я вышла из машины, чтобы позвонить, и натолкнулась на труп девушки.

– Она была уже мертва?

– Абсолютно, – убежденно кивнула я.

– И рядом с ней никого не было?

– Нет.

– Может, когда вы ехали в поселок, вам кто-то встретился?

– Никого.

– Какая-то машина выезжала из поселка?

– При нас нет.

– Значит, вы нашли девушку уже мертвой у моего дома?

– Именно так.

– Вы знаете, кто она?

На пару секунд повисла пауза. Я подняла голову, посмотрела прямо на Аверина. Сознаться в том, что все это время мы морочили ему голову, значило подписать себе смертный приговор.

– Нет. Никогда не встречали ее раньше и не имеем представления, кем она могла бы быть.

С этой минуты для Бориса Аверина я окончательно и бесповоротно стала Алисой Полянской.

Борис опустился в одно из кресел, вытащил из кармана пальто сигареты и закурил.

– Я рассчитывал, что вы хоть что-то видели или знаете…

Он выдыхал сигаретный дым, щурился и смотрел то на меня, то на Глеба. Не верил? Сомневался? Подозревал? Плевать! Никаких доказательств у него нет.

– Откуда нам что-то может быть известно? – спросила я.

Борис закинул ногу на ногу, затянулся сигаретой.

– Вы так спешили убежать от моего дома…

– А что нам было делать? О чем мы могли подумать, приехав к вам и найдя у ворот труп девушки?! – Я начинала терять терпение. – Первая мысль была, что это вы ее убили! Или кто-то по вашему приказу! Мы получались лишними и никому не нужными свидетелями!

– И по этой же причине вы хотели сбежать из города?

– ???

– У вас в сумке билеты на ближайший рейс до Тарасова! Билеты на имя Глеба и Алисы Полянских! Вы хотели сбежать из города!

– А как бы вы поступили, если бы вас разыскивала павловская полиция??? – неожиданно заорал Глеб.

«И за какие грехи этот идиот свалился на мою голову?!» – опешила я.

Какое-то время все молчали, а потом Борис на удивление спокойно переспросил:

– Вы в розыске?

– Да! – не сбавляя тона, орал Глеб. – Если не веришь, можешь зайти в любое отделение полиции. На доске объявлений будут висеть наши фото! Мы купили билеты, но лишь затем, чтобы пустить ментов по ложному следу!

Я еще раз удивилась и взяла свои слова про идиота обратно. А Глеб действительно мошенник. Но, черт возьми, талантливый!

– Нам надо было съехать из гостиницы, иначе нас бы попросту поймали! А труп девушки у твоего дома – это не наша забота! Нам эти проблемы не нужны! Своих хватает! Менты на хвосте, жить негде, да еще карточный долг надо отрабатывать!

– Значит, вот оно как… – В голове Бориса явно роились какие-то сомнительные мысли. – Вы в розыске… На самом деле именно сейчас, когда мое имя будет мелькать на всех газетных полосах в связи с убийством в поселке, мне как никогда нужен компромат на Молчанова. Причем срочно! Глеб, Алиса, даю вам пять дней срока.

Я ничего не смыслила в аферах четы Полянских, но, судя по бледной физиономии Глеба, нас поставили в жесткие рамки.

– Пока можете жить здесь. Дача зарегистрирована на одного из моих сотрудников, так что менты сюда точно не явятся.

– Мы согласны! – одним махом решил наши жилищные проблемы Глеб.

На этом мы и сговорились. Аверин отдал приказ перенести наши вещи в помещение, обещал, что будет приезжать сам и присылать сюда своих ребят – «для контроля», уточнил он и предоставил нам возможность осмотреть дом. На столь удачный исход сегодняшнего дня я не могла и рассчитывать. «А уже завтра приедет Андрейка с моими документами, и тогда я наведу порядок во всей этой запутанной истории с компроматами, убийствами и сомнительными махинациями…» – думала я, поднимаясь на второй этаж дачного домика.

– А повезло нам все-таки, Женька! – радовался Глеб, заглядывая в одну из гостевых комнат.

Я вошла следом, осмотрелась и одобрительно кивнула.

– Да, повезло…

Стоило признать – идея пожить на даче Аверина была неплохим решением нашего сложного жилищного вопроса. По крайней мере, в нашем распоряжении оказались просторная гостиная с кухней на первом этаже и три комнаты на втором. Глебка сразу же облюбовал себе самую просторную комнату. На правах нового хозяина он прошел внутрь, выглянул в окно, заглянул в платяной шкаф и, всем довольный, развалился на кровати.

– Если бы все мои клиенты предоставляли жилье и покрывали от ментов – я бы еще долго не бросил свою работу, – выдал он.

– Я бы на твоем месте так не полагалась на Аверина, – охладила я его.

– Пока ему будет нужен компромат на Молчанова – нам с тобой не о чем беспокоиться.

– А может, все дело не в компромате, а в убийстве Алисы?

Глеб тут же подскочил на месте.

– Ты все же его подозреваешь?

– Нет. Просто я не верю в такие совпадения…

– Но он даже не знал Алису!

– Зато она знала Бориса, а еще с ним был явно знаком тот, кто убил несчастную. Значит, убийцу следует искать в окружении Аверина.

– Получается, что так.

– Аверин дал тебе пять дней, чтобы собрать компромат? – рассуждала я. – Думаю, этого времени хватит и мне.

– Для чего?

– Чтобы вычислить убийцу. Живя в доме Аверина и постоянно общаясь с кем-то из его людей, это будет не так уж и сложно сделать.

– Женя, только не говори ему, что ты не Алиса, – завел старую пластинку Глеб. Мысль о разоблачении вгоняла мужика в состояние панического ужаса. И даже после убийства жены этот страх продолжал оставаться главным в его жизни. Хотя я бы на его месте страдала совсем от другого.

– Возможно, чтобы докопаться до истины, нам придется рассказать Аверину всю правду.

– Правду? Аверину??? – Глеба как ужалили. – Кажется, ты рассуждала о правде, когда собиралась идти в полицию! И что из этого получилось? Нас чуть не засадили в тюрьму! Думаешь, Аверин нас пожалеет, когда узнает, как ловко мы водили его за нос все это время?!

Меня передернуло. Терпеть не могу, когда меня попрекают. И раз уж Глеб опустился до пакостных упреков, я тоже не осталась в долгу.

– Рано или поздно он все равно все узнает!

Оставаться дольше в одной комнате с Глебом у меня не было никакого желания. Возможно, перед Борисом мы и должны были изображать счастливую семейную пару, но тет-а-тет терпеть мужика, у которого от страха клинило мозги, я не собиралась.

– Пойду выпью кофе, – коротко бросила я и вышла из комнаты.

Спускаясь по лестнице, я заметила в окно, что одна из машин, доставивших нас в этот захолустный поселок, продолжает стоять во дворе, а на кухне горит свет. Очевидно, у ребят Аверина имелись здесь какие-то дела. Как оказалось – не только у ребят…

На кухне у стола сидел Борис и пил виски. Он обернулся, когда я остановилась в дверях.

– Извини, Алиса, задержался… – виновато улыбнулся он. – Надеюсь, я тебя не напугал.

– Не больше, чем когда угрожал, что мы под прицелом у твоей охраны, – беззлобно ответила я.

Борис хохотнул.

– Потрясающая ты девушка, Алиса! Не перестаю тебе удивляться! Может, составишь мне компанию? – Он поднял бокал виски.

Разговаривать с Авериным лучше всего было на трезвую голову.

– Нет, спасибо. Лучше сварю себе кофе.

Я прошла внутрь и заглянула в шкафчик с утварью.

– А мне, знаешь ли, совсем не хочется возвращаться домой, – признался Борис. – Вот и тяну время. Менты, скорее всего, уже уехали, но… Осадок-то остался.

Я включила чайник, присела напротив Аверина и внимательно на него посмотрела. Уставший, немного захмелевший мужчина был отличным объектом для расспросов. Я проследила за тем, как он опрокидывает в себя очередную порцию горячительного. «Когда еще будет такой шанс?» – подумала я и поближе придвинулась к столу.

– Борис, ты действительно не знаешь, кто та девушка? – начала я издалека.

– Не представляю. Мне сказали, что ее застрелили. Но когда? Когда это произошло? Охраны на въезде в поселок нет, и кто угодно может зайти на территорию. Что делала там эта девушка – я не знаю. Но в полиции сейчас будут проверять абсолютно всех жителей поселка. Возможно, кто-то и окажется причастен к ее смерти. Но то, что труп оказался именно у ворот моего дома, – какая-то дикая случайность!

Это не было случайностью. Я знала об этом как никто другой.

– Может быть. А ты не думал, что это все кто-то подстроил?

– Кто? – Аверин, как булавками, зацепился за меня взглядом.

– У тебя нет врагов? – решила издалека зайти я.

– Есть! – хохотнул Борис. – Куда без них! Я владелец крупной строительной компании – это раз. На носу выборы, и я собираюсь в них участвовать, правда, не здесь, а в Тарасове – это два. Так что сама понимаешь…

– Просто это могут быть чьи-то происки… Не думал?

Электрический чайник тихонько щелкнул. Я вздрогнула и быстро поднялась с места, чтобы налить себе кофе.

– Чьи это могут быть происки, Алиса? – повторил свой вопрос Аверин.

– Например, Молчанова, – высказала я свою главную догадку. – Ты заказал на него компромат, а он тоже решил не остаться в долгу.

– Хочешь сказать, что Молчанов специально убил абсолютно незнакомую мне девушку у моего дома? Это полный бред.

Я медленно размешивала кофе и смотрела на Аверина. Если бы он знал, что у его дома убили Алису Полянскую, не считал бы мои слова бредом.

– Хотя… Есть один момент…

– Что?

– Возможно, в твоих словах и есть доля правды.

Я навострила уши, присела к столу и вся обратилась в слух.

– Пару дней назад кто-то выкрал черную бухгалтерию из моего офиса…

Я разочарованно выдохнула.

– Выкрал?

– У меня были мысли, что это дело рук Молчанова. Но если бы такие бумаги оказались у него, он давно бы их пустил в дело. А пока ничего не произошло…

Я снова насторожилась.

– Думаешь, что украденные документы и убийство как-то связаны между собой?

– Не знаю. Но все это дело мне совсем не нравится. И пока не поздно, я хочу, чтобы вы с Глебом нарыли что-нибудь на Молчанова. Вы же мастера по добыче компромата! Нет компромата – сделайте фикцию!

– Скажи, а чем тебе так не угодил Молчанов? Зачем нужен компромат на него?

– Понимаешь, Алиса, я владелец строительной компании, и большая часть развлекательных центров Павловска находится под моим контролем. А то, что не принадлежит мне, является собственностью Молчанова. Через два месяца будет разыгрываться патент на строительство нового торгового центра, и Молчанов – мой главный конкурент. Если до учредителей дойдут сведения о каких-нибудь его махинациях – в патенте будет автоматически отказано.

– Вот оно как…

– Банальная конкуренция, – развел руками Аверин.

Я отвернулась к окну и задумалась: мог ли неизвестный мне Молчанов быть убийцей Алисы? Что делала девушка поздно ночью у дома Аверина? Что вообще привело ее в Павловск? И связана ли смерть Алисы с украденной у Аверина черной бухгалтерией?

– Алиса, тебе не стоит думать про это убийство. Я подключу своих людей, чтобы они во всем разобрались. Я рассчитывал, что вы с Глебом поможете мне пролить хоть толику света на эту историю…

Я пила кофе и молчала.

– …потому и караулил тебя около гостиницы.

– Кстати, а как вы нас вычислили? – встрепенулась я. – Как узнали, в какой гостинице мы с Глебом остановились? Ведь он ничего не говорил вам об этом.

Борис прищурился и хитро глянул на меня.

– На самом деле знал с самого начала.

– Ты следил? – не поняла я.

Еще один хитрый взгляд искоса и такая же хитрая улыбка.

– Исключительно за тобой.

– ???

Борис залпом опрокинул в себя виски и выдал:

– А я-то думал, что ты поймешь, что за тайный поклонник оставил для тебя розы в гостинице. Обычно я знаю все о девушке, которой удалось меня заинтересовать…

– Так это ты прислал те цветы? – ахнула я.

– А ты думала, что кто-то другой?

Я прикусила язык.

Аверин отодвинул от себя бокал и поднялся с места.

– Думаю, мне пора ехать. Я буду заезжать сюда каждый день или присылать кого-то из своих людей. Если вам что-то понадобится – сразу же сообщайте.

Я кивнула.

– Да, кстати, я оставлю одну из своих машин. Думаю, про ваше авто пока стоит забыть – оно осталось у гостиницы и наверняка менты уже установили у него засаду. Ключи я оставлю в холле. До свидания, Алиса.

Еще долю секунды он гипнотизировал меня, а потом резко развернулся и вышел из комнаты. Я осталась сидеть в гостиной одна, прислушиваясь к удаляющимся шагам. Затем на улице хлопнула дверца; должно быть, Борис сел в салон; заурчал мотор, забуксовали в грязи колеса. Какое-то время машина никак не могла выехать на дорогу, потом водила попал в нужную колею, авто фыркнуло и умчалось.

Когда на улице наступила тишина, я придвинула к себе пустой бокал, налила в него виски и тут же опрокинула в себя. Это было против правил работы частного детектива, но вся моя служба в этом чертовом городишке была против всех правил и за гранью добра и зла.

На ватных ногах я дошла до комнаты, которую облюбовал Глеб, заглянула внутрь. Подлый мужик уже спал, довольный мирным исходом конфликта с Авериным, не опасающийся за свою жизнь и уверенный, что глупая Женя и дальше будет сторожить его продажную шкуру.

Я тихо вошла в комнату, взяла с кресла плед и прилегла на краешек кровати. Несмотря на целые сутки, проведенные без сна, и ударную дозу спиртного, я еще долго не могла уснуть. Ворочалась с боку на бок, перебирала в голове всякие мысли и, только когда за окном совсем рассвело, провалилась в тяжелый сон.

Глава 6

Я проснулась несчастной. Хотелось послать все к черту, собрать свои вещи и уехать в Тарасов. Сил хватило только на то, чтобы дотащиться до кухни и сварить кофе.

Пока напиток кипел в металлической джезве, я набрала номер Андрея.

– Да, – почти сразу откликнулся приятель.

– Привет! Андрюша, ты уже едешь в Павловск?

– Женька, объясни мне, в конце концов, что у вас там произошло? – надрывно зазвенел в трубке голос Андрея. – Я с самого утра пытался тебе дозвониться! Почему трубку не брала?

– Извини, не слышала, – машинально ответила я. – Так ты в поезде?

– Нет! Билетов не было! Попробую выехать завтра!

– Черт! – не сдержалась я.

– Женя, что там произошло? Где вы?

– В гостинице. Все в порядке. Просто… – сказать приятелю, что его любимая женщина убита, у меня не поворачивался язык, и я спросила: – Ты больше не звонил в больницу, где лежит Алиса?

– Звонил. Мне говорят то же самое – она перенесла нервное потрясение, ее нельзя беспокоить. Так что у вас? Зачем тебе так срочно понадобились документы?

– Небольшие проблемы с полицией. Ты приезжай как можно быстрее. Буду ждать. Пока, – я нажала на кнопку отбоя и со злостью отшвырнула телефон. И сколько же мне еще быть Алисой Полянской?!

Нервы меня подводили. Я пошарила по карманам, отыскала пачку сигарет и закурила. Чашка крепкого кофе и тонкий «Парламент» – единственное, что могло сейчас вернуть меня в рабочую форму. А работы было полно! То, что Андрей не привез мне паспорт, еще не отменяло главной задачи – найти убийцу Алисы Полянской и разоблачить тех, кто никак не давал покоя моему клиенту Глебу.

– Алиса не курит!

В дверях кухни стоял недовольный Глеб и размахивал перед лицом рукой, разгоняя сигаретный дым.

– Мы же договаривались с тобой, что Алиса не курит! – нравоучительно повторил он.

– А я не Алиса. Я Женя. Нравится тебе это или нет, – отчеканила я, демонстративно закинула ногу на ногу и с наслаждением затянулась сигаретой.

Он поджал губы, но смолчал.

«Пусть знает!» – думала я, наблюдая за тем, как он греет кофе и рыскает по шкафам в поисках съестного. «Алиса не курит. Алиса ярко красится. Алиса носит туфли на шпильках… Алиса убита – вот и весь расклад!»

– Я созвонился с одним своим знакомым. Нам обещали подкинуть кое-какую информацию на Молчанова.

– Хорошо.

– Поедем, заберем документы. Встреча в час дня.

Я взглянула на часы. Стрелка только-только подползала к отметке «двенадцать».

– Ок, – снова кивнула я, затушила в пепельнице недокуренную сигарету и поднялась со стула. – Глеб, а что за люди снабжают тебя информацией? Я думала, что вы с Алисой работали вдвоем. И сами собирали весь компромат.

Мужчина стоял спиной ко мне и размешивал кофе, но я видела, как замерла на долю секунды его рука, а потом он резко обернулся.

– Так и есть. Просто у нас все было четко разграничено – я ищу информацию, откапываю скелеты в шкафу, а вот Алиса эти самые скелеты вытаскивает наружу. Она была мастером проворачивать подобные делишки. Могла добыть любые документы! Только скажи, где находятся нужные бумаги, и уже завтра Алиса тебе их предоставит. Алиса была моей правой рукой – безусловно! Но и кроме нее у меня имелось несколько полезных людей…

– И какой же скелет оказался в шкафу у Молчанова? – пытала я в нужном мне направлении.

Глеб сделал глоток, поморщился и отставил чашку с кофе в сторону.

– На самом деле есть у меня кое-что на Молчанова. То, что я отдал Аверину в прошлый раз, действительно было мелким уловом. Ну ничего, я все исправлю. Я выложу все, что знаю об этом типе. Он является хозяином нескольких клубов в Павловске, но это так, для отвода глаз. На самом же деле он распространяет наркотики, и ночные заведения только для этого ему и нужны. Теперь вот только нужно подобраться к нему… – строил планы хитрый добытчик компроматов.

– Глеб, я хочу познакомиться с этим человеком, – уверенно произнесла я. – Ты же знаешь, где его искать. Подскажи. Обещаю, что и словом не обмолвлюсь о знакомстве с тобой.

– Зачем?

– Я думаю, что он причастен к смерти Алисы.

Глеб как-то странно на меня глянул.

– Молчанов думает, что Алиса – это ты!

– Откуда такая уверенность? – вскинула я брови.

– За нами все время следили его люди – Влад и Дима.

– Может, они следили только за тобой? Может, знали, что я не Алиса?!

– Женя, это бред!

Я смотрела на Глеба в упор, но и он не терялся – ни разу не отвел взгляда. Ясно, он просто хотел, чтобы я молча охраняла его и никуда не совала свой нос. Не на ту напал! Я разберусь во всей этой истории – с помощью Глеба или без его участия, но я найду убийцу Алисы Полянской. И у меня даже есть план, как это можно сделать…

– Ладно, допивай кофе, и поедем. Кстати, Аверин оставил для нас машину.

Я встала из-за стола, не оглядываясь, вышла из кухни, поднялась на второй этаж. В комнате, отведенной под нашу с Глебом спальню, я первым делом прошла в ванную комнату, приняла душ и схватилась за свою дорожную сумку. Замок вжикнул, кофр тут же раскрылся. Сверху лежали вещи Алисы: несколько платьев, черная узкая юбка, пара блузок. Меня передернуло. «Пора заканчивать этот маскарад!»

Как никогда решительная и уверенная, через десять минут я уже спустилась вниз в своих старых джинсах, короткой курточке, за поясом верный «макаров», а в сумке – пачка сигарет. И никаких шпилек!

Глеб критично на меня глянул, покачал головой. Но утренняя перебранка научила его держать язык за зубами, и он промолчал.

Я подхватила со стола ключи от машины, подкинула их на ладони и, глядя Глебу прямо в глаза, нагло подмигнула:

– Поехали, а то опоздаем!

Встреча с таинственным информатором Глеба должна была происходить, как и в прошлый раз, в окружении строжайшей тайны. По крайней мере, наше авто въехало в спальный район Павловска и заюлило по узким улицам между однотипными панельными домами и неприглядными полуподвальными магазинчиками.

– Налево… Направо… В поворот и опять прямо… Приехали.

Я резко вдавила педаль тормоза. Авто послушно замерло напротив двухэтажного домишки. С облупившимися стенами, без подъездных дверей и с мусорными баками прямо во дворе, оно являло собой странную разновидность человеческого жилища. Но, судя по засаленным занавескам на окнах, кто-то здесь еще жил. А впрочем, убогость местной постройки меня интересовала меньше всего. Натасканным взглядом я сразу заприметила черную «Ауди» – нерадивый хозяин бросил ее прямо за мусорными баками. «Или не бросил, а специально там оставил. Подальше от посторонних глаз», – подумала я. Ведь на этой самой машине приезжал информатор Глеба в прошлый раз. Очевидно, он решил не изменять первому правилу конспирации…

– Твой информатор живет здесь? – спросила я.

– Здесь назначена встреча, – неопределенно ответил Глеб. – Ты подожди меня в машине, хорошо? А я скоро вернусь. Он просто передаст мне документы.

Я не стала вдаваться в подробности или спорить. Просто позволила Глебу спокойно выбраться из машины, хлопнуть дверцей. Я наблюдала за тем, как он шел к одному из подъездов неприглядного дома, чуть задержался у дверного проема, а потом шагнул за порог.

Секундой позже я тоже выскочила из машины и метнулась в сторону черной «Ауди», на ходу набирая номер одного из своих тарасовских приятелей, верой и правдой служившего в правоохранительных органах.

– Ну же, Митенька, ответь… – приговаривала я, подпрыгивая на одном месте от нетерпения.

Впрочем, если не ответит Митя Круглов – майор оперативно-разыскного отдела МВД и по совместительству мой хороший друг, – у меня имелась еще парочка номеров на случай «SOS».

– Слушаю! – гаркнули в трубку на том конце провода.

– Привет, Митенька! – обрадовалась я. – Это Женя Охотникова!

– Ах, Женяша… – Из голоса тут же исчезли металлические нотки. Митька дружил со мной без малого лет десять и не раз выручал свою богатую на неприятности подругу, то бишь меня. – Как дела? Куда пропала? Небось работаешь?..

– Митенька, я по делу, – тут же затараторила я. – Можешь пробить по базе данных один номерок? Вот только авто павловское…

– Ну, тебя и занесло! – отреагировал приятель.

– Очень надо… – заныла я. – И срочно…

– Организую! Говори номер!

Я чуть не захлопала в ладоши – вот за что я люблю Митяню, так это за его безотказность!

Я быстро продиктовала цифры госномера черной «Ауди», поблагодарила всегда готового помочь приятеля и отсоединилась. «Что ж, Глебка, думал, что если отказался устроить мне очную ставку с Молчановым, то я на этом успокоюсь? Не тут-то было! Я выйду на убийцу Алисы через человека, который собирает на него компромат… Уж он-то наверняка в курсе, где найти хозяина павловских притонов».

Довольно потирая руки, я поспешила к машине, распахнула дверцу и уже хотела было сесть в салон, как откуда-то из недр полуразвалившегося дома отчетливо прогремел выстрел. На секунду я замерла – ведь это мне не показалось? – а потом, как гончая по следу, поспешила в подъезд. В два прыжка я преодолела лестничный пролет, на секунду замерла у ступенек, прислушиваясь, – на втором этаже раздавались крики и шум борьбы. Я пулей взвилась наверх.

Мужчины сцепились прямо на лестничной клетке – Глеб и небезызвестный мне информатор на черной «Ауди». Они барахтались на полу, тщетно пытаясь отнять друг у друга боевой «ТТ». Кто из них стрелял первым, было уже не разобрать, но дрались они не на жизнь, а на смерть. По крайней мере, придушенный Глеб уже мог только сипло хрипеть:

– Колька, ты что, умом тронулся?..

– Где компромат?! – скрипел зубами второй мужик, сдавливая горло своего противника. – Отдай мне его! Отдай по-хорошему!!!

– Говорю тебе, у меня ничего нет… Клянусь – нет…

– Врешь!

Я мигом оценила ситуацию. Выбила пистолет, схватила за шкирку водителя «Ауди». Тот перестал понимать, что происходит, – он размахивал руками и вопил одну и ту же фразу «Где компромат?!» до тех пор, пока я не хлестанула его по физиономии. Он тряхнул головой, глянул затуманенным взглядом на меня, потом – на обессиленного Глеба, неспособного даже подняться на ноги.

– Где компромат??? Я знаю, что он у вас! Знаю наверняка! – заорал он. – Отдайте мне его!

Глеб с трудом сел, прислонился к стене, стер кровь с разбитой руки и по слогам выговорил:

– У ме-ня ни-че-го нет…

– Врешь!!! Все врешь! Он у тебя! И только у тебя! Потому что у Алисы его нет!

Имя, на которое я отзывалась все эти дни, сразу резануло слух.

– …и Алисы тоже больше нет, – неожиданно здравым тоном закончил Колька, глядя в упор на Глеба, – Алиса мертва.

Я резко развернулась к нему, схватила за шиворот и приперла к стене:

– Откуда ты знаешь???

Его злые ненормальные глаза впиявились в меня, но я не отпустила, только крепче вцепилась в воротник куртки.

В следующую секунду одна из дверей, ведущих на лестничную клетку, распахнулась, и из нее выглянула толстая бабища в засаленном халате.

– Опять пьянь тут шатается?! – трубно забасила она. – А ну пошли вон! Достали околачиваться по подъездам!!!

Короткого замешательства хватило на то, чтобы Николай оттолкнул меня, вскочил на подоконник.

– Ты мне еще за это ответишь! – оскалился он в сторону Глеба, ударил по стеклу рукой и спрыгнул вниз. Следом за ним на асфальт посыпалось стеклянное крошево.

Я тут же метнулась к разбитому окну. Но внизу уже никого не было… Только ветер гонял опавшую листву от одной скамейки к другой.

– Дебоширы!!! – тут же заголосила сварливая баба. – Еще и окна бьют! Я сейчас полицию вызову!

– Вот черт! – выругалась я и схватила Глеба за шкирку. – Уходим отсюда.

Давно ставшая ключевой фраза «уносим ноги» на Глеба всегда действовала безотказно. Вот и теперь, изрядно помотанный, избитый, он все же не отставал от меня ни на шаг, и, как и требовалось, мы в два счета оказались на первом этаже.

– Вы у меня будете знать, как окна в чужих домах бить!!! – неслись нам вслед проклятия.

На улице я первым делом посмотрела в сторону мусорных баков, за которыми стояла черная «Ауди». Никакой машины, разумеется, уже не было, мастер конспирации и угроз давно скрылся. «Не беда, – подумала я. – Еще встретимся!»

Я села за руль и повернула ключ в замке зажигания. Глеб шлепнулся на соседнее сиденье. Я до конца надавила педаль газа, и наша машина сорвалась с места.

– Глеб, что у вас произошло? – спросила я, когда мы уже отъехали на несколько кварталов от злосчастного дома.

Неразговорчивый и угрюмый Глеб, все это время просидевший молча, уткнувшись носом в окно, обернулся ко мне.

– Ничего особенного. Рабочий момент.

– Ничего особенного??? Он тебя чуть не пристрелил! И ты называешь это рабочим моментом?! А если бы я не успела прийти тебе на помощь?

На это у мужика не было ответа.

– Что за компромат он от тебя требовал? Ты же говорил, что он – твой информатор.

– У нас с ним был бартер – я сливаю информацию ему, он – мне, – нехотя пояснил он.

– Ты не захотел с ним делиться информацией? – догадалась я.

Глеб отрицательно мотнул головой.

– Почему?

– Были причины.

– Ладно, – терпеливо выдохнула я. – А откуда он знает про смерть Алисы?

– Не знаю…

– Получается, что он знал и о том, что все это время она была в городе.

– Возможно.

– Он знал, а ты – нет?!

– А я – нет!

Глеба явно злил весь этот разговор, но я не отставала.

– Глеб, но ведь это значит, что он знал, кто настоящая Алиса!

– Знал! И что с того??? – неожиданно окрысился мужик.

– Он мог проболтаться об этом кому угодно. Ты понимаешь? Это могло дойти и до Молчанова!

– Он бы никому и никогда не стал об этом рассказывать.

– Но ведь он знал, что Алису убили! Откуда???

– Он бы никогда и никому ничего не рассказал про Алису, – твердил свое Глеб.

– Откуда такая уверенность?

– Женя, он был ее любовником!

«А как же Андрей?!» – чуть было не ляпнула я, но вовремя прикусила язык. Видно, Алиса была девушкой, гораздой на интрижки… Многого же я не знала о той, чьим именем называла себя все эти дни.

– Женя, давай заедем в какое-нибудь кафе, – предложил Глеб. То ли хотел сменить тему разговора, то ли действительно нуждался в подпитке.

В любом случае я от своего отступать не собиралась и, как только мы расположились в одной из придорожных забегаловок, снова принялась за расспросы.

– Что это был за человек? – напустилась я на Глеба.

– Он должен был передать мне компромат на Аверина…

– Это я уже слышала. Кто он?

– Информатор. Просто один из информаторов.

Глеб упорно не хотел посвящать меня в свои дела. И даже сейчас отказывался назвать имя того, кто чуть было его не пристрелил…

– Глеб, мы должны с тобой найти этого человека.

– Зачем?

– Он явно знает ответ на главный вопрос – что делала Алиса в Павловске?!

– Не факт.

– Но ты же сам сказал, он был ее любовником…

– Ну и что? Знаешь, сколько таких, как он, было у Алисы в Павловске? А в других городах?! Всех и не счесть!

Нам принесли заказ. Я дождалась, пока официантка поставит перед нами кофе, и только потом продолжила:

– И ты так спокойно относился ко всем ее романам?

– Женя, когда я говорил, что меня с Алисой ничего не связывает, то я тебе не врал.

Еще пару дней назад эта фраза привела бы меня в несказанный восторг. Сейчас я только пожала плечами:

– Бывает…

Глеб попробовал кофе, сморщился и произнес:

– Я отлучусь на пару минут. Не волнуйся! – сделал он останавливающий жест рукой, – со мной ничего не произойдет!

Я проводила его взглядом до самых дверей с табличкой WC.

«Что же получается? Разгадка смерти Алисы не так уж и сложна. Всего-то и нужно встретиться с ее павловским любовником… Один он был в числе поклонников госпожи Полянской, или имелось еще с десяток – это было делом не первым. Главное, что этот тип точно знал про смерть Алисы».

От мыслей меня отвлек тоненький звонок телефона. Я выхватила из сумки «раскладушку». На дисплее был междугородный номер. Скорее всего, это Митька раздобыл для меня нужную информацию. Отлично! Я буквально в полушаге от разгадки смерти Алисы Полянской!

– Слушаю! – крикнула я в трубку.

– Женяша, – я не ошиблась, на том конце провода был мой приятель из Тарасова. – Танцуй! Тебе весточка!

– Ну же, не томи! – поторопила я.

– По чистой случайности у меня оказался знакомый в павловском РОВД. Так что получай информацию!

– Давай! – Я навострила уши.

– Человека, который тебя интересует, зовут Николай Андреевич Молчанов.

– Как??? – поперхнулась я.

– Николай Андреевич Молчанов. Именно на него зарегистрирована «Ауди». Надеюсь, что это тебе поможет. Если что еще будет надо – обращайся! Пока, дорогая!

«Пи-пи-пи…» – понеслось из трубки.

Я расстегнула несколько верхних пуговиц рубашки и глотнула воздух.

Как так? Быть этого не может?! Как Молчанов мог оказаться информатором Глеба??? Должно быть, это какая-то ошибка. Нелепость. Абсурд! Митька явно что-то напутал. Нужно немедленно ему перезвонить и попросить все еще раз уточнить.

– Кто-то звонил?

Я не заметила, как вернулся Глеб. Просто сообразила, что продолжаю сидеть, сжимая в руках пищащую трубку.

– Звонили, – кивнула я.

– Кто? – Глеб принялся дожевывать свой обед.

Я смотрела на то, как ловко он орудует вилкой, как прихлебывает кофе, и мне враз припомнилось все: тщательная конспирация, упорное нежелание знакомить меня с информатором, их стычка и слова Глеба: «Колька, ты что, умом тронулся?..» Нет сомнений, речь идет об одном и том же человеке. Информатор Глеба и есть Николай Молчанов. Вот только что за абсурд – давать компромат на самого себя??? Ведь в первую встречу Молчанов точно передал папку с документами в руки Глеба – я это видела. Позже Глеб на моих же глазах отдавал ее в руки Аверина…

Должно быть, сейчас был тот самый момент, когда стоило за шиворот вытащить Глеба из-за стола, надавать оплеух и заставить наконец-таки во всем сознаться. Но я взяла в руки свою чашку кофе, сделала глоток обжигающего напитка и совершенно ровным тоном ответила:

– Звонила моя тетя. Предупреждала, что на днях вернется из санатория.

– Ага, надеюсь, что мы тоже скоро сможем вернуться в Тарасов, – закивал Глеб.

Я делала вид, что ничего не произошло, но в голове у меня ворочались нехорошие мысли…

Так что же получается: Глеб все это время был заодно с Молчановым? Вот почему всякий раз, когда я говорила, что он может быть убийцей, Глеб так старательно выгораживал своего дружка. А что, если…

Я внимательно посмотрела на мужика. Он перехватил мой взгляд, отставил в сторону чашку и взял меня за руку.

– Женя, спасибо, что сегодня выручила меня. Если бы ты не успела…

– Это моя работа… – машинально ответила я. Мне до зубного скрежета хотелось убрать свою руку, но я сидела на месте, не шевелясь.

– Он не дал мне никаких бумаг против Молчанова. Так что теперь мне придется решать этот вопрос самому. Я что-нибудь обязательно придумаю, Жень. И мы вернемся в Тарасов.

– Хорошо.

Глеб отпустил мою руку.

– Все это скоро закончится, Жень. Мне нужно только раздобыть парочку документов…

Я перестала его слушать, глотала кофе, смотрела в окно и думала о своем.

Складывается отчетливое впечатление, что между моим клиентом, Молчановым, Авериным и Алисой была какая-то запутанная связь, далеко выходившая за рамки банального «сбора компромата».

Я покосилась на Глеба, безмятежно жевавшего отбивную.

Возможно, у меня начиналась паранойя, но с этой минуты я подозревала всех! Аверина. Глеба. И человека по фамилии Молчанов я тоже подозревала. У каждого из них были свои интересы в этой запутанной истории. И только я оказалась неразумной пешкой, которую, по законам жанра, обязательно должны были подставить.

Но я буду не я, если не разберусь в этой истории. И сдавать Глеба ментам я не буду. И требовать от него признания тоже не стану. Как показала практика, это бесполезное занятие. Даже под страхом смерти этот глупый мужик ни за что не хотел говорить правды. Так что я сама разберусь в этом деле!

Я снова бросила взгляд в сторону ничего не подозревающего Глеба. В начале истории – мужчина моей мечты, потом просто клиент, теперь он был для меня одним из главных подозреваемых.

Пока мы сидели в кафе, на улице начался дождь – сначала мелкие капли, а уже через десять минут – настоящий ливень. Ни погоды, ни настроения!

– Переждем здесь? – спросил Глеб.

– Поедем домой, – предложила я.

Не знаю, как у него, а у меня на сегодня еще имелись кое-какие дела.

Благо машину я оставила почти у самого входа, достаточно было только перейти через улицу и запрыгнуть в салон.

– Бр-р-р, ну и погодка… – поежился Глеб.

Я молча завела мотор, включила «дворники». Машина плавно тронулась с места и пристроилась в самый конец вереницы других авто. Несмотря на мерзкую погоду, поток машин не уменьшался, нам пришлось отстоять во всех полагающихся пробках. Только выехав из центрального района, я смогла прибавить скорость, достала из кармана сигареты, закурила, откинулась на спинку сиденья. Хоть на минутку почувствую себя той, кто я есть на самом деле!

Глеб морщился, кривился, но молчал. А я назло ему дымила в салоне. «Ты еще пожалеешь, что рискнул связаться со мной! У меня не только куча вредных привычек и противный характер. Я еще и крайне злопамятная и мстительная особа. Берегись, Глебка! Жизнь медом не покажется!» – мечтала я.

Я приоткрыла окно, чтобы выкинуть окурок, и чертыхнулась – за нами неслась серебристая иномарка. Я присмотрелась повнимательнее.

– Эти недоумки опять сели нам на хвост…

– Кто??? – завертел головой Глеб.

– Влад и Дима.

Я поудобнее перехватила руль и до конца выжала педаль газа.

– На кого там они работают? – спросила я.

– На Молчанова, – пискнул Глеб.

Я не знаю, зачем продолжает врать мне Глеб про разборки с Молчановым. Но, думаю, именно сейчас у меня есть отличный шанс, чтобы его проучить.

Машина стрелой неслась вперед, рассекая сплошные потоки дождя, лихо петляя между встречными авто. Я старательно уходила от погони, но все в любую секунду могло измениться.

– Я знаю, что ты мне врешь, – не глядя на Глеба, произнесла я.

– ???

– Ты мне врал. Все это время. Влад и Дима не работают на Молчанова.

– С чего ты взяла? – спросил мой неразумный клиент.

– Потому что Молчанов и есть тот самый человек, который сливает тебе информацию. Так что или ты сейчас же мне рассказываешь, кто нанял этих людей, или я торможу машину и все выясняю с ними сама. Выбирай!

– Женя… – затрясся Глеб.

– Быстро!

– Женечка…

– Я сейчас же остановлю машину!

И надо заметить, говоря это, я ни капельки не шутила. Мне осточертело бесконечное вранье Глеба. Или он сознается, или…

Я резко крутанула руль вправо, шины завизжали по скользкой дороге, но машина не потеряла равновесия и послушно оказалась в крайнем ряду.

– Ты будешь отвечать?!

– Женя… Женя, прости! Это я их нанял!!!

– Что???

От неожиданности я потеряла управление, и машину занесло в сторону.

– Что ты сказал? – Я пыталась выровнять авто, но мысли были заняты совсем другим.

Или он держит меня за идиотку, или сам обделен мозгами. Одно из двух! Иначе что за бред он сейчас несет?!

– Это я нанял Влада и Диму! Да! Это абсолютная правда!

– Ты спятил???

– Женя, это все было подстроено! Все эти нападения, погони. И мое знакомство с тобой! И даже покушение на Алису, когда мы были дома у Андрея, тоже было инсценировкой! Все! Все! Все! Если бы я только знал, что все так обернется… Я даже предположить не мог, что Алису убьют, а Молчанов откажется давать информацию для Аверина! Женечка, помоги мне!!! Только ты можешь это сделать!

Возможно, кто-то накинулся бы на Глеба с кулаками – и правильно бы сделал, кто-то послал бы к черту – и тоже не прогадал. Я задала один-единственный вопрос.

– Зачем это было нужно?

– Чтобы ты согласилась играть роль Алисы! Нам не нужен был телохранитель, нам нужен был двойник Алисы Полянской! Но чтобы у тебя не возникло никаких сомнений и подозрений, мы придумали всю эту историю с покушениями, с погонями… Кто же знал, что все так получится…

– Зачем вам был нужен двойник Алисы?

– Понимаешь, мы с Алиской на самом деле решили бросить это занятие, к тому же у Алисы появилась выгодная партия. Но потом я проиграл в карты Аверину…

– Я это уже сто раз слышала!

– Ну да, верно… Но ты главного не знаешь. Человек, на которого Аверин заказал компромат, и был любовником Алисы!

– Молчанов? – не поняла я.

– Он самый. Алиса так давно мечтала выйти замуж за какого-нибудь богатого Буратино. А тут такая ситуация! Она не могла допустить, чтобы Молчанов остался у разбитого корыта, – от этого ведь зависело и ее благосостояние тоже. Но и карточный долг Аверин бы просто так мне не простил… Как тут быть??? И тогда Алиса придумала план. Она должна была нарыть информацию против Аверина, а я в то же время должен был делать вид, что сотрудничаю с Борисом Аркадьевичем. Молчанов был, разумеется, в курсе всего. Он даже согласился подкинуть парочку левых документов по делам своей фирмы, лишь бы Аверин думал, что мы на него работаем. Ты понимаешь?

– Вы хотели провести Аверина? Делать вид, что работаете на него, а на самом деле делать все, чтобы именно он пошел ко дну? – начал доходить до меня смысл слов Глеба.

– Ну да! Совершенно верно! Вот только Аверин знал наверняка, что я работаю в паре с Алисой. И чтобы у него совсем уж не было никаких сомнений, нам и нужна была девушка, которая бы согласилась исполнить роль Алисы Полянской.

Я отказывалась верить в то, что говорит Глеб. Но, оборачиваясь и видя его перекошенное от отчаяния и ужаса лицо, я понимала – это правда.

– И тогда мы придумали весь этот фарс с тобой… Наша встреча у ресторана была не случайной, я специально ждал именно тебя. Думал, что если смогу заинтересовать тебя, то ты точно не откажешься ехать со мной в Павловск, – продолжал Глеб. – Мы тщательно продумали и следующий день, когда ты должна была приехать на квартиру к Андрею. У тебя не должно было возникнуть ни толики сомнения в том, что на чету Полянских открыта охота.

– И Андрей тоже был в курсе дела?

– Андрей знал. Это Алиса уговорила его нам помочь, рассказала свой план, а он предложил нам обратиться к тебе.

Я крепко вцепилась в руль и держалась из последних сил, чтобы не пристрелить поганого мужика.

– Женя, я не вру тебе! Может быть, впервые за все время, не вру! – отчаянно убеждал меня Глеб. – Ты можешь прямо сейчас остановить машину и обо всем спросить у Влада и Димы! Они подтвердят! Они скажут, что это я нанял их! Это я купил билеты, чтобы они ехали с нами в одном купе, я говорил им, по каким улицам мы будем проезжать, чтобы они устраивали погоню! Это все делал я!

В какой-то момент я сообразила, что гоню машину на бешеной скорости по совершенно пустой автостраде под проливным дождем.

– Я понимаю, что в это трудно поверить, но все именно так, – захлебывался словами Глеб. – Ты можешь спросить сама Влада и Диму…

Слушать его больше не было сил. Я резко ударила по тормозам.

Никого и ни о чем я спрашивать не собиралась.

– Можешь идти к своим дружкам, – выговорила я.

– Женя, а как же…

– Пошел вон, – сквозь зубы процедила я.

– Женя…

– Я не хочу тебя больше видеть. Ищи другую идиотку! Я в эти игры больше не играю! – отчеканила я.

– Женька, прости. У нас просто не было другого варианта. Нам нужен был двойник Алисы… Женечка!

Я распахнула дверцу с его стороны.

– Ничего больше не хочу слышать!

– Женяша, ну прости…

– Вали отсюда!!! – сорвалась я на крик.

Еще секунду Глеб сидел неподвижно, потом поднял воротник плаща и шагнул из салона.

Первая пуля ударила в боковое стекло. В салон посыпалось мелкое крошево. Глеб метнулся назад с отборной бранью.

– Что за…

Я крутанулась назад. «Ниссан» стоял в пяти метрах от нас, стекло со стороны водителя было приспущено, и меткий стрелок Владик прицеливался во второй раз.

– Кажется, твои дружки вошли в роль, – съязвила я.

Вторая пуля просвистела точно у меня над головой и снесла боковое зеркало.

– Что за чертовщина??? – взвился Глеб. Уже без прежнего пафоса он выскочил из машины и замахал руками:

– Эй! Прекращайте! Цирк закончен! Отбой! Она все знает… – закончить он не успел, очередная пуля пробила ему ногу. Он взвыл. Разбираться, что к чему, не было времени. Я только успела схватить Глеба за полу пальто и втащить в салон. Ему вслед полетели пули, но они ударились уже о захлопнувшуюся дверь.

Не знаю, какой бес вселился в этих двоих, но отсюда надо было срочно уносить ноги. Я резко повернула ключ в замке зажигания, до конца выжала сцепление.

– Женя, я не понимаю…

– А что тут понимать? Порешить тебя решили твои подельнички. И меня заодно. Уносим ноги, пока живы!

Машина стартанула с места, я покосилась на скулящего рядом со мной Глеба. Похоже, что мне не удастся избавиться от него так скоро, как хотелось бы… И за что все это на мою несчастную голову?

– Рана серьезная? – спросила я, переключая скорость и поглядывая в зеркало заднего вида, где снова маячил серебристый капот чертова «Ниссана».

– Слегка задело, – отмахнулся Глебка. – Заживет!

– В больницу надо?

Он только махнул рукой – «какой там…».

– Я не понимаю, что на них нашло… Ведь мы договаривались…

– Видно, произошло недопонимание…

Я тормознула у очередного поворота, машину занесло в сторону. Мы пронеслись в считаных сантиметрах от фонарного столба.

На бешеной скорости я гнала машину вперед, мы пулей пронеслись через спальные кварталы Павловска, миновали дачный поселок, выскочили на пригородную трассу… Наш маневренный «мерс» обязательно оторвался бы от громоздкого «Ниссана» преследователей, но судьба решила сыграть с нами злую шутку – стрелка датчика топлива начала катастрофически опускаться вниз.

– Бензин заканчивается… – тихо-тихо произнесла я.

– Что делать-то, Женька?

«Дворники» монотонно сбивали капли дождя с лобового стекла. В зеркало заднего вида я угрюмо следила за тем, как нагоняет нас вражеская машина. А впереди расстилалась пустая автострада…

Я снова бросила беглый взгляд в зеркало, потом по сторонам: слева – пустошь, справа – откос, за ним – заброшенная стройка, а дальше – высокий забор какого-то завода. Была не была! Я крутанула руль вправо, наш «мерс» снес ограждение и днищем по кочкам скатился вниз. Машина ткнулась носом в кучу кирпича и замерла на месте.

– Бежим туда! – махнула я рукой в сторону недостроенного здания.

Под проливным дождем через месиво грязи и строительных отходов мы ломанулись за кирпичные стены – хромающий Глеб и я, тянущая его за собой. Назад я даже не оборачивалась, о том, что погоня у нас на хвосте, догадывалась только по тому, как свистели вокруг пули. Последний залп гулко ударился о панельное перекрытие, за которым мы успели укрыться. Тяжело дыша, Глеб привалился к стене и сполз по ней вниз. На то, чтобы приводить в себя раненого мужчину, у меня не было времени. Выхватив из-за пояса пистолет, я выглянула из-за угла и несколько раз выстрелила в воздух.

Пусть эти недоумки знают, что и у нас есть чем ответить! По крайней мере, за кирпичное ограждение, где мы с Глебом спрятались, ни Влад, ни Дима сунуться не рисковали.

– Мы можем договориться мирно! – прокричал один из этих бандитов.

– О чем нам с вами договариваться? Вы что, с ума сошли?! Что вы такое творите? – отозвался Глеб. – У нас же был договор, что вы просто разыгрываете нападения!

– С розыгрышами мы закончили уже давно! Теперь все серьезно!

– Что вам надо? Еще денег?!

– Нам не нужны деньги!

– Тогда что?!

– Отдайте компромат!

Мы с Глебом одновременно переглянулись.

– Какой еще компромат? – подала голос я.

– Компромат на Аверина!

Глеб схватился за голову, потом поднял на меня глаза:

– Женя, я тебе клянусь, у меня нет никакого компромата на Аверина… – шепотом произнес он. – И я не знаю, зачем он понадобился этим людям.

– Так где документы? – крикнул то ли Влад, то ли Дима.

Я прижималась боком к ледяной бетонной стене, держа наготове пистолет, по лицу за шиворот стекал дождь, и я проклинала тот день и час, когда связалась с Глебом.

– У нас ничего нет! – Я старалась перекричать шум дождя.

– Ложь!

И снова в воздухе прогрохотали выстрелы. Одна пуля отрикошетила в нашу сторону, я едва успела увернуться.

– Вы нам отдадите его – по-хорошему или по-плохому!

– У нас нет никакого компромата!

– У вас еще есть шанс разойтись с нами мирно…

– У нас ничего нет!

То, что произошло в следующий момент, делалось быстро и называлось просто – «загнать в угол». С противоположной стороны как черт из табакерки выскочил Влад.

– Привет! – гоготнул он и наставил на меня пистолет.

Я только успела развернуться в его сторону, как за моей спиной уже был Дима. В мою сторону было направлено еще одно дуло пистолета:

– Я же предлагал по-хорошему…

Я только успела отскочить и теперь переводила пистолет с одного бандита на другого. Но двое на одну – было не в мою пользу.

– Ну что, попались? – сделал шаг вперед Влад. – Бросай пистолет! Он тебе все равно не пригодится!

Я не шелохнулась.

– Делай, что тебе говорят, а то так же подстрелю, как твоего дружка!

Очевидно, верзилы уже списали Глеба со счетов и решили учинить разборки только со мной.

– Бросай оружие! – Я явно испытывала терпение своих противников.

Очень медленно я подняла руки вверх, затем стала опускаться на корточки, чтобы положить пистолет на землю. Вот черт! Ну и влипли же мы, а все из-за недоумка Глеба! Я зло глянула на мужика. Кажется, он только этого и ждал: взглядом он указал мне на Диму. Я даже не успела понять, что именно он хотел мне сказать этим едва заметным кивком, а потом все произошло само собой. Он выхватил откуда-то из кармана нож и на раз-два метнул его в сторону Влада. Острие вонзилось точно в руку, в которой тот сжимал пистолет. Бедолага взвыл, оружие выпало у него из рук.

Этого мгновения хватило и мне, чтобы наставить пистолет на Диму.

– Ну что, теперь все честно – один на один? – широко улыбнулась я, но весело мне в этот момент не было.

– Чертова крыса… – прошипел Дима. Осторожно, шаг за шагом он оказался около своего раненого приятеля, который скулил и матерился у дальней стены.

– Ты за это ответишь! – покачал головой Дима.

– Нам лучше разойтись, – отозвалась я.

Мы смотрели друг на друга – бешеные, готовые в любую секунду спустить курок.

– Мы еще встретимся, – прошипел он сквозь зубы.

– Не сомневаюсь, – зло улыбнулась я в ответ.

Не выпуская меня из-под прицела, Дима помог Владу подняться и попятился назад. Я тоже не опускала руки с пистолетом. И до последнего, пока бандиты не оказались около своей машины, была готова выстрелить.

Дима послал какие-то проклятья в наш адрес, распахнул дверцу и запрыгнул в салон. Иномарка сорвалась с места, нарушив все правила, развернулась через двойную сплошную и понеслась в направлении города.

Я опустила пистолет и выдохнула. Эта схватка была выиграна.

Уже не замечая дождя и наплевав на жидкую грязь под ногами, я присела прямо на кучу битых кирпичей и достала из кармана пачку сигарет. На этот раз Глеб не бросил в мою сторону ни одного косого взгляда, только тихо попросил:

– Дай мне тоже сигарету.

Я с удивлением на него посмотрела и молча протянула пачку. Сегодня точно день «Икс»! Придирчивый и несносный Глеб Полянский сидел рядом со мной и курил едкий «Парламент» с ментолом.

– Откуда у тебя нож? – спросила я.

– В моей работе такая вещь никогда не будет лишней, – просто ответил он и затянулся сигаретой. Я только усмехнулась.

– Ты сейчас куда? – спросил Глеб, глядя на тлеющую в руках сигарету.

– Не знаю. – Я смотрела куда-то в сторону. – Дождусь где-нибудь Андрея – он должен привезти мне документы – и уж тогда поеду в Тарасов. А ты что?

– Вернусь на дачу Аверина. В запасе у меня еще есть четыре дня, чтобы найти для него компромат на Молчанова.

Мне долго казалось, что этот мужчина мне действительно нужен, потом я была на него безумно зла, в какой-то момент мне стало совершенно плевать на его дикие выходки. И вот теперь мы сидели плечом к плечу, курили и разговаривали по душам. И отчего-то упорно оттягивали минуту, когда нужно будет встать и разойтись в разные стороны – медлил Глеб, не уходила я.

– А как же Молчанов? Ведь вы договаривались вести игру против Бориса.

– Какие уж тут игры?! – выдохнул Глеб. – Это Алисе было выгодно потопить Аверина. Но сейчас ее нет, и все изменилось. Перед Молчановым у меня нет никаких обязательств, а вот Аверину я должен. Ты прости меня, Жень, что так получилось. Деньги за работу уже перечислены на твой счет, по сути, ты свою работу выполнила – охраняла меня все это время, играла роль Алисы. Ты извини, что я тебя в это впутал, врал, юлил до последнего, все пытался рассчитать так, чтобы не остаться в проигрыше. И вот – получил…

– А что будешь делать с Владом и Димой?

– Не знаю. Без понятия, на чью сторону они перешли. Возможно, просто решили заработать побольше денег – шантажировать Аверина компроматом…

– Но ведь компромат есть? – спросила я, чтобы не молчать. Сигарета дотлела, и нужно было идти.

– Нет.

– Как нет?

– Алиса занималась сбором компромата на Аверина. На самом деле она отбыла из Тарасова в тот день, когда мы инсценировали покушение в квартире у Андрея. У нее уже имелись планы относительно того, где и как раздобыть нужную информацию против Бориса. Какой-то тип согласился сдать ей Аверина со всеми потрохами. Она должна была встретиться с ним в тот вечер, когда мы были в ночном клубе. Помнишь? Я специально повел тебя туда. У меня была назначена встреча с Алисой. Она попросила подстраховать ее – тот тип, что обещал ей чернуху на Аверина, уж больно странно себя вел. Обычно люди за такую информацию требуют немерено денег, а этот был готов отдать все просто так. Это было слишком странно. Мы думали, что, возможно, это какая-то ловушка…

Что-то щелкнуло у меня в голове. Я обернулась к Глебу и во все глаза на него уставилась.

– Но этот человек не явился на встречу… Алиса была безумно зла. Это значило, что ей заново нужно было искать людей, нарывать информацию. Но она так и не успела ничего сделать. В тот вечер я видел ее в последний раз. На следующий день ее убили у дома Аверина. Не знаю, как Молчанов об этом узнал. Возможно, он имеет какое-то отношение к убийству. Быть может, Алиса хотела проникнуть в дом Аверина, и ее убили его люди. Не знаю… Да и вряд ли это когда-нибудь удастся выяснить. Женя, клянусь тебе, у меня нет никакого компромата на Аверина! Ты мне веришь, Женя?..

Я верила. Совершенно искренне, серьезно и безоговорочно. У Глеба нет и не могло быть компромата на Аверина. Потому что он был у меня. В ту ночь в клубе произошла роковая ошибка – человек, который должен был встретиться с Алисой Полянской, чуть раньше натолкнулся на меня. Совершенно случайно мы сели за соседний с ним столик, нечаянно он услышал, как называет меня Глеб, и именно мне он отдал диск – теперь-то я не сомневалась – с компроматом на Аверина. Вот только я напрочь позабыла об этой странной встрече на задворках ночного клуба, слишком много всего потом навалилось на меня, и, если бы не разговор сейчас, то, скорее всего, предмет нешуточного дележа так и затерялся бы в моем ридикюле.

– Для меня сейчас главное – найти компромат на Молчанова, – продолжал монотонно рассуждать Глеб. – Он был любовником Алисы и рассказывал ей о кое-каких своих делах. Например, я точно знаю про наркобизнес… Но, думаю, это лишь малая часть из того, что он рассказывал Алисе и что она передала мне. Я постараюсь найти материалы, подтверждающие его причастность к криминальному бизнесу, и на этом моя миссия перед Авериным будет закончена. А ты прости меня, Женя. Я не хотел тебя обидеть. Ты, конечно, правильно сделала, что послала меня ко всем чертям, и я не осуждаю тебя за то, что ты сейчас уйдешь. Но я хочу, чтобы ты знала… Когда я говорил, что ты для меня больше чем телохранитель, я не врал.

Я хотела было перебить Глеба, но он не дал мне этого сделать.

– И еще. Ты должна это знать. Алиса не была моей женой. Она была моей сестрой. Я не знаю, кто ее убил, – люди Аверина, Молчанов или кто-то другой. Но я постараюсь найти этого человека. А тебе спасибо за все! Ты действительно была настоящей госпожой Полянской!

Я затушила сигарету, поднялась на ноги. Дождь уже заканчивался, по автостраде проносились машины. Мне только нужно было выбраться на дорогу, поймать попутку. Где-нибудь по пути я бы выкинула диск с компроматом, вернулась в Тарасов и забыла всю эту историю как дурной сон. Так бы сделал любой на моем месте.

Я обернулась на Глеба, который продолжал сидеть на месте и даже не пытался меня остановить. Да, на моем счету уже лежат деньги от Полянских. Но это деньги – за работу телохранителя. Моя главная задача – охранять и спасать людей. И сейчас именно в моих руках был главный козырь, способный выручить Глеба из переплета с Авериным и разом лишить всех проблем. А это значило, что ставить точку в истории Алисы Полянской было еще рано.

– Звони Аверину, – приняла я решение.

– Зачем, Жень? – опешил Глеб.

– Наша машина разбита, бензина нет. А нам, черт возьми, нужно как-то выбираться из этой глухомани!

По воле злого рока или самой судьбы, но мне предстояло довести до финала роль злосчастной госпожи Полянской.

Подмога прибыла прочти сразу. И даже Борис, бросив все дела, примчался со своей бритоголовой свитой, чтобы узнать, что у нас произошло.

Он обошел вокруг разбитой в пух и прах машины и спросил:

– От кого убегали на этот раз? Надеюсь, не от ментов?

– У нас и кроме ментов проблем хоть отбавляй, – беззаботно отозвалась я.

– Ну да… – вроде как вспомнил, с кем имеет дело, Борька, потом посмотрел на Глеба, задержался взглядом на его окровавленной брючине. – Может, стоит в больницу? – спросил он.

Но статус Глеба «вне закона» не предусматривал посещение государственных лечебных заведений.

– Врача можно вызвать и на дом, – нашел решение проблемы Аверин. – А сейчас давайте по машинам, отвезу вас на дачу.

Глеб тяжело поднялся с кирпичной насыпи и, прихрамывая, поплелся в сторону припаркованных у обочины машин. За ним последовал и Борис. Я тоже хотела последовать за ними, но зацепилась взглядом за крошечный блестящий предмет прямо у себя под ногами. Я присела на корточки, откинула в сторону несколько осколков кирпичей и подняла с земли гильзу. Номера, конечно, были перебиты, и только последнюю цифру все же можно было различить – это была пятерка. Я огляделась по сторонам, в паре шагов блестел еще один металлический осколок – большего калибра, с абсолютно затертым серийным номером. Эти пули были выпущены из оружия Влада и Димы. Интересно, а из какого пистолета застрелили госпожу Полянскую?

– Алиса, ты идешь? – окликнул меня Борис.

Я вздрогнула, сжала в кулак свою находку и быстро выпрямилась.

– Иду-иду!

Глеба уже усадили в первую машину, мне выпала честь ехать с самим Борисом Аркадьевичем.

– Алиса, возможно, вам нужна моя помощь? – спросил Аверин, когда машина уже неслась по пригородной автостраде.

– Странный вопрос для человека, который нанял нас, чтобы собрать компромат на своего недруга, – прокомментировала я.

– А вы все в своем репертуаре? – Моя колкость повеселила всемогущего босса.

– Как идут дела с раскрытием убийства девушки? – решила я уйти подальше от щекотливой темы моей саркастичной натуры.

– Менты топчутся на месте. Но я уже подключил своих людей. Не бери в голову, с этой проблемой я разберусь как-нибудь сам.

Это-то меня больше всего и пугало. Но я и виду не подала.

– Алиса, а ты никогда не думала бросить эту работу?

Я не знаю, что ответила бы на моем месте Алиса, но я сочла нужным небрежно пожать плечами и сухо заметить:

– Нет, а зачем?

– Не знаю, что сегодня произошло на стройке, но, судя по тому, во что превратилась машина и как выглядит Глеб, остается лишь удивляться тому, что ты жива и здорова.

– Это еще пустяки! – совершенно искренне отозвалась я.

– Алиса, ты сегодня не такая, как всегда… – вдруг произнес Аверин.

Я обернулась к нему. Мужчина внимательно на меня смотрел, то ли в чем-то подозревал, то ли что-то недоговаривал, так сразу и не понять.

– Намекаешь на случившееся на стройке? Так я и сама догадываюсь, как сейчас выгляжу! – мгновенно отреагировала я.

– Да нет… Я не о том. Ты… Ты сегодня как-то особенно не похожа на замужнюю даму…

Я обворожительно улыбнулась, а про себя поставила галочку – с этим типом надо быть поосторожнее!

Но в данный момент тараканы в голове Аверина были для меня далеко не главной заботой. Куда больше я хотела ознакомиться с содержанием диска, который достался мне по чистой случайности от тайного информатора Алисы. И пока у Глеба был врач, а Борис занимался какими-то делами в гостиной, я потихоньку прокралась в одну из комнат второго этажа, в которой давно заприметила компьютер. Присела к столу и, воровато поглядывая на дверь, включила его. Я нервно кусала губы и барабанила пальцами по столешнице, пока на экране бежали поисковые строчки, потом вставила диск в драйвер и запустила нужную программу.

Я даже не сомневалась в том, что моя догадка верна. И когда на экране замелькали документы бухгалтерской отчетности, я удовлетворенно откинулась на спинку кресла – так и есть.

Что же получается, заветные документы, за которыми охотилось столько людей, все это время были у меня?! Ведь только ради этих данных Глеб и Алиса придумали всю аферу с двойником, из-за них Молчанов чуть было не убил самого Глеба, из-за никчемной бухгалтерии мы попали в жуткий переплет с Владом и Димой. И Алису, скорее всего, тоже убили из-за них. Я почему-то была в этом абсолютно уверена. И Борис наверняка дорого бы дал, чтобы получить назад судьбоносные документы.

«А они были все это время у меня! – Я невольно усмехнулась абсурдности всей ситуации. – А ведь Аверин еще вчера мне рассказывал про украденную черную бухгалтерию. Уважаемый Борис Аркадьевич, сам того не зная, пригрел на груди змею… то есть меня».

Но сидеть и предаваться размышлениям у меня не было времени. В любую минуту в комнату могли зайти. Хороша, однако, окажется любезная гостья Женя, застуканная с компроматом!

Я быстро спрятала диск обратно в футляр, выключила компьютер и потихоньку выскользнула из помещения.

Наша с Глебом комната была заперта, а это значило, что врач еще не ушел. Я потопталась в нерешительности у порога и спустилась вниз. В гостиной сидели головорезы Аверина, сам хозяин дома разговаривал с кем-то по телефону. Я тенью прошмыгнула мимо открытых дверей комнаты и юркнула в кухню – не очень хотелось пересекаться с Борисом.

Я поставила кофе вариться, а сама присела на подоконник и закурила. Стряхивая пепел с тонкого «Парламента», выдыхала сигаретный дым в открытую форточку и думала о том, что быть незамужней Женечкой Охотниковой мне очень даже нравится! А ведь не закрадись в мою голову треклятая мысль о супружестве – могла бы избежать многих неприятностей…

Такую – задумчивую, курящую и совершенно незамужнюю – меня и застал Борис.

– Не возражаешь, если выпью с тобой чашечку кофе? – спросил он.

Я спохватилась, затушила сигарету и спрыгнула с подоконника.

– Извини… Просто переживаю за Глеба… – промямлила я.

Борис поставил на стол две чашки, разлил ароматный напиток.

– Алиса, у меня еще много дел, и сейчас мне придется уехать. Скорее всего, я вернусь поздно ночью. – «И ты не поедешь к себе домой?!» Я постаралась, чтобы мои мысли никак не отразились на лице. – Если тебе или Глебу что-то понадобится – сразу звони.

Я присела к столу, взяла в руки горячую чашку и сделала глоток.

– Думаю, на сегодня наш лимит неприятностей исчерпан, – ответила я.

– На всякий случай в доме останутся несколько человек из моей охраны. Это для вашего же спокойствия. Так что можете ни о чем не думать. Здесь вам точно ничего не угрожает. Алиса…

– Что?

– То, что произошло сегодня с Глебом, не отменяет моего поручения касаемо Молчанова. Мне нужен компромат на этого человека!

– Я помню.

– У вас осталось четыре дня.

Я кивнула.

– У меня сейчас и так слишком много неприятностей. Труп у ворот моего дома, украденная бухгалтерия…

– Вы уже нашли человека, который это сделал?

– Нет. Но обязательно найду, и тогда этому типу мало не покажется! Я умею квитаться с предателями.

Я косо глянула на Аверина. Знал бы он, на чей крючок попался… «А что, если это не он у меня на крючке, а мы с Глебом уже давно в мышеловке?» – вдруг подумала я. Аверин говорил мне что-то еще, но я не слушала его. Меня одолевали сомнения…

Врач от Глеба ушел только через полчаса, почти следом за ним уехал и Борис. Я выкурила еще одну сигарету, допила остывший кофе и вышла из кухни. Один из охранников Аверина как сторожевой пес сидел в холле и пялился в телевизор. Стоило мне только высунуться из кухни, как он повернул голову в мою сторону и уставился немигающими глазками-бусинками.

– Привет, – решила я наладить диалог со стражником. – Это тебя Борис оставил в качестве охраны?

Молчание.

– Не в курсе, как надолго уехал Борис Аркадьевич?

Сидеть остаток вечера дома я не планировала, имелись у меня еще кое-какие дела, и я рассчитывала их обстряпать до возвращения Аверина.

Но человекообразный примат тупо смотрел на меня и не произносил ни слова.

– Не знаешь, когда вернется Борис? – не теряла я надежды разжиться информацией.

Ответ тот же.

– Он сказал, что я могу взять ключи от машины, – я скосила глаза на журнальный столик, где был брошен брелок от «Форда». – Я возьму.

Ни один мускул не дрогнул на лице моего молчаливого знакомого.

– Ты что, глухой?! – разозлилась я. Горилла слышала меня, я это точно знала, просто не хотела разговаривать. – Ну и черт с тобой!

Я демонстративно подкинула ключи на ладони, уронила их в карман и круто развернулась на каблуках. Я шагала вверх по лестнице и спиной чувствовала – охранник провожал меня тяжелым взглядом. На самой последней ступеньке я не сдержалась, обернулась и состроила ему рожу. Если учесть ограниченный словарный запас этой безмозглой особи, то вряд ли до Бориса Аркадьевича дойдет слух о моей маленькой шалости.

В нашу с Глебом комнату я влетела как никогда злая.

– Аверин настолько печется о нашей судьбе, что оставил в доме охрану, – сообщила я.

– Может, он опасается, что с его домом произойдет то же самое, что и с машиной?

И то верно! Мы с Глебом отчаянная парочка – всякое может случиться…

– Как себя чувствуешь? – Я присела на край кровати.

– Пару дней буду хромать, а потом все пройдет! Думаю, если выпью крепкого кофе, то мы сможем продолжить работу!

– Какую еще работу?!

– Женя, мне надо искать компромат на Молчанова.

– Мне кажется, на сегодня с тебя хватит, – укоризненно покачала я головой.

– И как теперь подобраться к Молчанову? Наверняка после случившегося он будет начеку!

– Весь парадокс в том, что он тоже спит и видит, как подобраться к тебе. Глеб… – я внимательно посмотрела на него, – откуда Молчанов мог узнать про убийство Алисы?

Глеб разом посерьезнел.

– Не знаю… – покачал он головой. – Но в последний раз, когда я видел сестру в ночном клубе, она говорила, что Молчанов снял для нее квартиру где-то недалеко от центра города.

– То есть Молчанов точно знал, где она живет? – оживилась я.

– Женя, я понимаю, куда ты клонишь. Но я не верю в то, что Молчанов мог убить Алису. Да и никакого мотива у него не было, – рассуждал Глеб. – Посуди сама: она собиралась выйти за него замуж, всеми силами старалась наладить его финансовые дела – искала компромат на Аверина.

– Ну да, да, ты прав. Молчанов был заинтересован в том, чтобы Алиса была жива и здорова. А как насчет Влада и Димы? Откуда вообще они взялись?

– Их нашла Алиса и обо всем с ними договорилась. Не могу взять в толк одного – зачем она посвятила их во все? Иначе с чего бы им пришла в голову идея требовать от меня компромат?!

– А может, это не Алиса рассказала им?

– А кто?

– Может, их кто-то еще переманил на свою сторону? – предположила я.

Глеб задумался:

– Да нет… Кто бы мог их переманить?

– Возможно, тот же, кто убил Алису? Сегодня мы на собственной шкуре убедились в том, что эти ребята способны на многое…

– Влад и Дима? – засомневался Глеб. – Это кажется полным абсурдом. Но других вариантов просто нет…

На самом деле был у меня еще один кандидат на роль убийцы Алисы Полянской. Но я не хотела прежде времени запугивать Глеба. Как-никак, а мы жили в доме этого человека…

– Для того чтобы искать крайнего в этой истории, нужно узнать все подробности убийства Алисы, – произнесла я.

– Ну да. Но как это узнать?

Я отвернулась от Глеба, задумалась на пару минут, а потом произнесла:

– Есть у меня один вариант.

Ровно в одиннадцать я бросила машину на стоянке, щелкнула брелоком сигнализации и быстро зашагала в сторону ярких неоновых вывесок. Ночные клубы, людные бары, рестораны – я была в самом центре Павловска.

– Евгения Максимовна? – подскочил ко мне прыткий официант, стоило мне только перешагнуть порог одного из самых дорогих местных ресторанов.

– Верно, – расплылась я в улыбке. До чего же приятно слышать свое настоящее имя!

– Вас уже ждут. Самый дальний столик у окна.

И действительно: человек, ради которого я целый час гнала машину по пригородной трассе, боясь опоздать, уже был на месте.

– Привет, Роман!

Мужчина обернулся.

– Привет, Женя!

Криминальный авторитет Роман Проскуров помнил свое обещание прийти на помощь по первому зову.

– Надеюсь, я тебя не очень обременила своей просьбой.

– Женечка, для тебя – все что угодно. Присаживайся! Я рискнул и сделал заказ для нас двоих.

Когда все церемонии были соблюдены и нам принесли ужин, я наклонилась вперед и спросила, понизив голос:

– Ты что-нибудь узнал?

– Обижаешь… – разулыбался Проскуров. – У меня связи есть везде!

Я в нетерпении потерла руки.

– В общем, слушай! – начал вводить меня в курс дела Роман. Сначала ничего нового для себя я не услышала. – В ночь с семнадцатого на восемнадцатое в загородном поселке был обнаружен труп девушки, документов при ней не было, личность установить не удалось, смерть наступила от пулевого ранения, место преступления также не найдено…

– Постой, – перебила я Романа, – как – не найдено?!

– А вот так! Тело переносили. Ее убили вовсе не у ворот дома Аверина.

– Вот оно как… – протянула я.

– Скорее всего, убийцы заметали следы. Поэтому у девушки не было при себе никаких документов.

Я поджала губы: документов при ней не было только потому, что я таскаюсь с ними и везде представляюсь чужим именем.

– Возможно… Значит, никаких гильз нет и быть не могло… – вслух произнесла я то, что уже полдня вертелось в голове.

– Гильз, конечно, нет, – согласился Роман и добавил: – Бери больше – девушке стреляли точно в голову, и пуля застряла в черепе.

– Да ты что?! – подскочила я на месте.

– Ну да. Оружие зарегистрировано на некоего Вячеслава Пескова. Вот только толку от этой информации – ноль…

– Почему?

– Три года назад Песков заявил о пропаже оружия, и до сегодняшнего дня оно числится в розыске.

– Но ведь можно покопать вокруг этого Пескова?! Возможно, вор и убийца кто-то из его окружения?!

– Уже ничего нельзя сделать.

– ???

– Этой зимой он умер от инфаркта.

Я с горечью ударила кулаком по столешнице. Единственная ниточка в моих руках оборвалась…

– Жень, а ты знаешь, что это за девушка? – спросил Проскуров.

– Ну да, – машинально кивнула я. – Это та, которую ты искал.

– Что? – чуть не подавился мужик.

– Я говорю, это Алиса Полянская!

Всю обратную дорогу я вновь прокручивала в голове все, что мне удалось узнать.

Получалась странная картина: Молчанову не была выгодна смерть Алисы, Влад и Дима тоже вроде как были непричастны. Уже в который раз я достала из кармана гильзы – госпожа Полянская была убита из другого оружия. А это значило, что круг подозреваемых сужался до одного человека. И им был Борис Аркадьевич Аверин. Все сходится. Скорее всего, Алиса пробралась в его дом тайком или прибыла по доброй воле в качестве гостьи. Там-то девушку и убили, а потом перенесли за ворота. Возможно, убийца хотел выгнать машину из гаража, положить туда труп и увезти от греха подальше. Но, на его беду, как раз в это время в поселок явились мы с Глебом!

Ведя машину одной рукой, я вытащила из кармана пачку сигарет и закурила.

Но если Аверин был убийцей Алисы, то это значило только одно – он все знает. И, зазывая нас к себе, разрешая жить на своей даче, изображая нешуточную симпатию ко мне – он просто играл.

«Ты сегодня как-то особенно не похожа на замужнюю даму…» – зазвенел у меня в ушах его голос. А что, если это были не случайно сказанные слова? Он просто знал. Знал точно и наверняка.

«На всякий случай в доме останутся несколько человек из моей охраны». Зачем? Уж не для того ли, чтобы следить за нами?

«Я умею квитаться с предателями», – припомнила я его фразу, сказанную сегодня вскользь на кухне.

Да что там сегодня, ведь он давно намекал. В самый первый день, когда мы остались на его даче, я пила с ним кофе, и уже тогда, признаваясь, что это он оставил для меня цветы в гостинице, Борис нечаянно обронил: «Обычно я знаю все о девушке, которой удалось меня заинтересовать…»

Меня передернуло. И как я сразу не обратила на это внимания? Не заметила?! Не услышала?! Не придала значения?!

Я выжала сцепление и, уже не разбирая мелькающих вдоль дороги знаков, погнала машину. Впереди стелилась бесконечная дорога. А мне нужно было успеть обо всем предупредить Глеба!

В дачный поселок я вернулась до полуночи. Бросила машину за углом дома и тихонько прокралась в дом. Как ни странно, но в холле никого не было, молчаливый сторож куда-то делся, и только из гостиной доносились мужские голоса. Я прошмыгнула в холл и притаилась на секунду у дверей гостиной.

– Борис Аркадьевич приедет и сам все решит.

– Он не предупреждал, когда будет?

– У него дела в Тарасове – вряд ли успеет вернуться раньше утра…

Говорили охранники Аверина. Я заглянула в гостиную – трое, и среди них мой необщительный знакомый. «Значит, пока меня не было, к молчуну прибыло подкрепление», – отметила я.

Я потихонечку положила ключики от машины на стол, на цыпочках проскользнула дальше в глубь холла и поднялась по лестнице. Но стоило шагнуть на второй этаж, как мне наперерез тут же метнулся Глеб, схватил за руку и силой втолкнул в комнату.

– Ты чего? – возмутилась я.

– Наконец-то ты пришла! – выдохнул он.

Мужик стоял напротив меня – бледный, как полотно, с какими-то ненормальными глазами и трясущимися руками.

– Глеб, мне нужно с тобой серьезно поговорить… – попыталась я вразумить мужика.

– Женька, мы пропали! – перебил он меня. – Люди Аверина поймали Молчанова. Теперь он нас точно сдаст!

Глава 7

Чего боялся Глеб – я прекрасно понимала. Но, что самое интересное, я запаниковала еще больше. В голове отчетливо пронеслась мысль: я была права, Аверин все знает и теперь решил устроить нам очную ставку.

– Женя, нужно сделать так, чтобы Борис не смог поговорить с Молчановым! – что есть силы тормошил меня Глеб. – Что, если он все расскажет – про Алису, про нас, про компромат?! Женя!!!

– Где Молчанов? – попыталась я взять ситуацию под контроль.

– Час назад его привезли, я видел… – начал захлебываться словами Глеб.

– Объясни толком – что произошло?

Глеб наконец перестал меня трясти, отпустил и принялся ковылять по комнате из угла в угол, сбивчиво объясняя мне, что произошло, пока я ездила в город.

– Когда ты уехала, я решил спуститься на кухню. Поставил чайник, подошел к окну и увидел, как к дому подъехала «Газель». Охранники Аверина вытащили из нее какого-то мужика – руки связаны за спиной, во рту кляп. Когда он повернулся ко мне лицом, я сразу его узнал. Это был Молчанов!!! Его силой довели до дома. Я не выходил из кухни, но отлично слышал, как его тащили по коридору, а потом заперли в кладовой на первом этаже… Женя, зачем они его сюда привезли? Ведь Аверин не хотел разбираться с Молчановым силой?! Специально нас нанял, чтобы мы компромат нарыли!!! – запаниковал Глеб.

Пару минут я молча сидела на диване, кусала губы и соображала – как быть? Что делать?

– Мы должны сделать все, чтобы освободить Молчанова, – приняла я решение.

– Как?

– Где, ты говоришь, его заперли?

– В кладовой, на первом этаже.

– Сколько охранников в доме?

– Кажется, трое…

– Жди здесь, – скомандовала я и быстро вышла из комнаты, прошла по коридору и замерла на ступеньках, прислушиваясь: что происходит внизу?

Но с первого этажа не доносилось ни звука. Я тише мышки соскользнула вниз, беспрепятственно миновала холл, прошла по коридору и наткнулась на угрюмого типа, общение с которым у меня уже – было дело – не задалось. Он сидел у дверей кладовой, сложа на груди руки, и верой и правдой выполнял данную команду – «Стеречь!». При виде меня и без того неразговорчивый мужик насупился еще больше. Видно, моя маленькая шутка не стерлась из его памяти. «Вряд ли получится договориться…» – подумала я, но все же постаралась сделать вид, что рада его видеть.

– Привет, – старательно улыбалась я.

Мужик глядел на меня исподлобья, сопел, но молчал.

– А Борис Аркадьевич так и не приехал?

Ноль эмоций. Здоровенный шкаф сидел на одном месте и даже не шевелился. Я окинула его цепким взглядом. Во что бы то ни стало мне нужно было сделать так, чтобы этот амбал оставил свой пост!

– Я брала машину Бориса Аркадьевича, – не теряла я надежды завязать диалог, но все было тщетно. – Так вот: с ней что-то не то. Можешь посмотреть? А то мне завтра ехать в город, не хочу, чтобы она сломалась по пути.

Упрямый мужик молчал. И по его виду было понятно – он отсюда не сдвинется! И что мне так сделать, чтобы и в кладовую попасть, и с ребятами не конфликтовать?

– Ладно, – я сделала вид, что мне ничего не надо. – Если приедет Борис Аркадьевич, скажи ему, что мы с Глебом наверху.

Я развернулась и потопала обратно в комнату, где меня в нетерпении ждал Глеб.

– Ну что?

– А ничего! В кладовую просто так не попасть. Надо что-то придумать…

Сейчас меня успокаивало только одно: из случайно подслушанного разговора охранников я точно знала – Борис вернется только к утру. А чтобы расшатанные нервы совсем пришли в норму, я подошла к окну, открыла форточку и закурила. На улице была непроглядная темень: на небе – ни звездочки. И только лившийся из окон первого этажа свет клочками рассеивал черноту возле дома. Я смотрела на эти ртутно-желтые островки света и медленно соображала. «А ведь во всех комнатах первого этажа есть окна! Значит, и в кладовой тоже должно быть!» – вдруг осенило меня.

Я вышвырнула недокуренную сигарету в форточку, открыла шторы и настежь распахнула окно. В комнату тут же ворвалась ночная зябкая прохлада.

– Женька, ты что делаешь? – занервничал Глеб, видя, как я ловко забралась на подоконник. Но я не обращала на него никакого внимания. В уме я прикинула, где находится кладовая. Получалось, что слева – гостиная, под нашей комнатой – кухня, а следом за ней и должна была быть злосчастная каморка. Я наклонилась вниз и присмотрелась. Скорее всего, так и есть – из первых двух комнат на улицу падает свет, и только у дальнего угла кромешная темень – там-то и заперт Молчанов!

– Придется спускаться вниз, – поставила я Глеба перед фактом.

Но нам не впервой! И даже простреленная нога Глеба не могла помешать осуществить задуманное. План по освобождению Молчанова начал приводиться в исполнение.

Я спустилась первая; как заправская акробатка балансировала на подоконнике, цеплялась за выступы в стене. «Вдруг кто-то из головорезов сидит на кухне – вот им будет забава наблюдать за мной!» – опасалась я. Но оказавшись на земле и украдкой заглянув через окно в кухню, я поняла, что боялась напрасно – в пищеблоке никого не было. Я запрокинула голову вверх и дала Глебу отмашку. Мужик тут же кивнул, сел на подоконник и спрыгнул вниз.

Без единого слова, в абсолютной тишине мы прокрались вдоль стены к тому месту, где, по моим расчетам, находилась кладовая. Внизу у самой земли действительно было крошечное окошко, забранное решеткой. «Не зря…» – пронеслось у меня в голове. Я знала, что и Глеб сейчас думает о том же.

Я опустилась на корточки и заглянула в темное окно. Ничего не различить…

На свой страх и риск я стукнула пару раз по стеклу, напряженно всматриваясь в черноту за окном. Тишина. Неужели я ошиблась и это не та комната?

– Эй! Коля! Николай! – позвала я.

В углу коморки зашевелился какой-то сгусток тени, поднялся, приблизился и приобрел человеческие очертания.

– Это мы, Колька! Глеб и Женя! – зашептал Глеб за моей спиной.

За толщей стекла я различала знакомые черты лица. По ту сторону стены действительно был Молчанов. С заклеенным ртом, он отчаянно тряс головой и, видимо, пытался нам что-то сказать.

– Т-с-с, – зашипела я. – Мы вытащим тебя.

Но сказать было проще, чем сделать. Как сломать стальную решетку из толстых прутьев, я не знала… Я поднялась на ноги, огляделась по сторонам и сделала несколько шагов вдоль стены. Если мне не изменяет память, то в дальнем углу участка должен быть сарай. Может, там есть что-нибудь пригодное? Я прошла в нужном направлении. Ни одного фонаря у старенькой сараюшки не было, пришлось на ощупь перебирать какие-то доски, сваленные у стены. Среди кучи ненужного хлама мне попался лом. Отлично! Это то, что нужно! Я схватила металлическую палку и снова вернулась к окну.

– Ну что? Попробуем?

Я поддела ломом один угол решетки и налегла на него всем телом. Прутья скрипнули, но не поддались. Было больше шума, чем толку. На пару минут мы с Глебом притаились в ожидании – не услышал ли кто? А потом снова взялись за дело. Сначала тщетно пыталась я, потом лом взял в руки Глеб. Он засунул инструмент под решетку и навалился. Погнутые прутья затрещали, решетка хрустнула и отошла в сторону.

– Отлично! – оценила я старания Глеба.

Он поддел второй край и снова подналег на лом. Общими усилиями мы сняли решетку. После такой задачки выставить окно было парой пустяков. И уже через десять минут мы выволокли бледного, чуть живого Молчанова на улицу. Я вытащила у него изо рта кляп, Глеб развязал руки.

– Откуда вы здесь взялись??? – тут же выдохнул Николай.

– Тише, – зашипела я.

– Что вы здесь делаете?

– Считай, что тебе повезло.

– Они вас тоже похитили?!

Рассказывать Молчанову о том, что мы находились в этом доме по доброй воле, а не по принуждению, я не стала.

– Т-с-с…

– Что происходит? Я возвращался домой, когда на трассе меня подрезала «Газель». Из нее выскочили несколько громил, скрутили меня, силой затолкали в машину и привезли сюда! Что все это значит?!

– Мы спасаем тебя, дурень! Не ори!

– Те, кто меня похитил, сейчас в доме?! Нам надо отсюда бежать!

– Да!

От греха подальше я схватила болтливого Молчанова за руку и потащила в сторону забора.

– Перелезть сможешь? – спросила я.

Насмерть перепуганный Колька в два счета оказался на заборе. Я обернулась к Глебу. Тот молча кивнул и полез вверх, я следом. На землю я спрыгнула первая, выпрямилась, отряхнулась. Молчанов терпеливо нас ждал.

– Вы знаете, кто меня похитил? – не удержался он от вопроса.

– Люди Аверина.

– ???

– Это действительно так.

– Зачем? – поинтересовался Николай.

– Тебе этого лучше не знать.

– Он понял, что компромат на меня не получит, и решил убить?!

Не зря говорят – у страха глаза велики. Хотя кто знает, какой план был в голове у Аверина, когда он посылал своих людей, чтобы они тайно привезли его злейшего противника на дачный участок за несколько километров от города.

Рядом с нами хрустнули сухие ветки – Глеб спрыгнул с забора.

– Черт! – взвыл он.

Мы с Колькой одновременно обернулись. Мужик сидел на земле, схватившись за ногу, скрипел зубами и тихо матерился. Я тут же кинулась к нему.

– Что такое?

– Ногу подвернул, – сквозь поток брани выговорил Глеб.

– Идти сможешь? – Я все же рассчитывала на побег.

Глеб попробовал встать, но при первом же движении сморщился и шлепнулся на землю.

– Нет, – отрицательно замотал он головой.

Теперь был мой черед нецензурно выругаться, но я сдержалась.

– Точно подвернул? Даже до машины не дойдешь? Я бы попробовала достать ключи…

– Зачем нам идти, Женя? Колю мы освободили. Можно вернуться назад.

Я убрала свою руку от Глеба и поднялась на ноги.

– Глеб, это Аверин убил Алису… Он все знает и просто играл с нами в кошки-мышки! Нам надо уходить отсюда, пока не поздно! Ключи от машины остались в комнате, я заберу их, и мы уедем!

– Аверин все знал? Он убил Алису??? – подал голос Николай.

– Да! И мы должны спасаться, пока не поздно! Машина стоит за углом. Я только вернусь за ключами. Ждите меня здесь!

Так же ловко я перебралась обратно через забор. Перебежками, пригибаясь низко к земле, я добралась до дома и остановилась под окнами нашей с Глебом комнаты. На первом этаже горел свет, я украдкой заглянула в помещение и выругалась сквозь зубы. На этот раз в кухне был один из охранников Аверина, он стоял у стола и размешивал что-то в огромной кружке. Пробраться мимо него на второй этаж не получится, как ни крути!

Ай-ай-ай, Женечка, и как можно было быть такой дурехой – взять и выложить ключи от машины?

Но горевать некогда, нужно было действовать. И немедленно! За забором меня ждали Глеб и Николай, и если пропажа последнего вдруг обнаружится, то на уши будет поставлена вся округа.

Кое-как, в надежде на собственную ловкость и сказочное везение, я добралась до входа, приоткрыла дверь… Заглянула внутрь – никого. Присмотрелась – заветные ключи лежали точно на том месте, где я их оставила.

Как шпион во вражеском стане, я прокралась в холл, ужом проскользнула мимо распахнутых дверей гостиной. Я только успела протянуть руку к брелоку, как слегка прикрытая мной дверь распахнулась настежь. Я машинально обернулась – в дверях стоял Аверин.

– Привет, Алиса! – как закадычной приятельнице улыбался мне мужик. – Был на полпути в Тарасов, но вернулся, – он прошел в холл, на ходу снимая пальто. – Для меня, кажется, есть хорошая новость. Думаю, что и для вас тоже.

Я была в таком замешательстве, что не могла произнести ни слова. А вот Аверин был явно в хорошем расположении духа.

– Миша! – Борис заглянул в гостиную.

Из комнаты тут же высунулся амбал.

– Здравствуйте, Борис Аркадьевич.

– Мне сказали, что здесь меня ждет сюрприз?

Я так хорошо себе представляла, о каком сюрпризе сейчас ведут речь, что сердце мое стало биться чаще.

– Все верно, Борис Аркадьевич. Мы его нашли. – Гора мышц по имени Михаил изобразила на лице что-то типа улыбки. – Заперли его в кладовой, Гошка сторожит, – информировал он босса.

– Отлично! Просто отлично!

Я похолодела. Интересно, а Полянский с Молчановым сбежали? Хотя о чем это я? Конечно, они видели, что Борис вернулся домой, и уже наверняка мчатся со всех ног подальше от этой треклятой дачки! Ведь это аферист Глеб и под стать ему Молчанов! И этим все сказано! Чует мое сердце, что сейчас мне одной придется отвечать за всех. «Черт с ним!» – старалась я себя успокоить. Если Аверин начнет угрожать – у меня есть чем ему ответить: скажу, что копия компромата находится в руках у надежных людей, и если со мной что-то случится, то они тут же пустят его в дело. Думаю, это остепенит кровожадную натуру Бориса Аркадьевича. По крайней мере, до поры до времени…

Аверин обернулся ко мне и, как он это часто делал, окинул одним взглядом с ног до головы.

– Алиса, а ты куда-то собралась? – Наконец он обратил внимание на мой укомплектованный по всем правилам побега вид – куртка, застегнутая на все заклепки, джинсы, на ногах кроссовки. Я понимала, что любые оправдания сейчас прозвучат абсурдно.

Но мне и не пришлось ничего говорить…

– У меня разболелась нога, и я попросил Алису отвезти меня в ближайшую больницу, – на пороге стоял Глеб и улыбался как ни в чем не бывало.

– Я же тебе говорил – если что, сразу звони! – укоризненно покачал головой Борис.

Глеб похромал в глубь холла:

– Алис, я замерз тебя ждать на улице!

– Да-да, я только вернулась за ключами. Забыла случайно…

– В какую вам сейчас больницу? Вас же сразу арестуют! – привел самый веский довод Аверин. – Миша, позвони моему личному врачу, пусть немедленно приедет сюда.

– Да не стоит… – начала было я, но заметила, как едва заметно Глеб склонил голову набок, и тут же замолчала. На этот раз я все поняла без слов – Молчанов ушел. А Глеб вернулся. За мной.

– Мой доктор никогда меня не подводит. Он будет здесь буквально через полчаса. Я пришлю его к вам в комнату. А сейчас, извините, у меня есть очень важное дело. – Аверин обернулся к своему охраннику. – Ты звони врачу! А я пойду гляну на сюрприз!

Я стояла ни жива ни мертва, смотрела, как Борис бодрым шагом направляется через холл в коридор. За моей спиной, напряженно сопя, тыкал в кнопки телефона двухметровый головорез. И бежать некуда, и пожить еще хочется…

Не прошло и минуты, как в холл выскочил тот самый верзила, которого я так тщетно старалась разговорить.

– Он сбежал! – выпучив глаза, рыкнул он в сторону Миши. И это были первые слова, которые я услышала от молчуна. А дальше началась суматоха. Оба амбала как по команде вывалилась на улицу. По прихожей только пролетел сквозняк от хлопнувшей двери. Секундой позже за ними выскочил и третий головорез. И только нам с Глебом бежать было уже некуда.

– Он успеет? – коротко спросила я.

– Да, – кивнул он.

И мы, не сговариваясь, метнулись к кладовой, где среди пустых стен бесновался Аверин.

– Как так? Что за чертовщина??? Ведь он был у меня в руках?!

Я остановилась в дверях крошечной комнатенки, прислонившись боком к дверному косяку. Из последних сил я старалась держать себя в руках. Но нервы сдавали. А как иначе, ведь час «Икс» настал.

– Что случилось? – Голос даже не дрогнул, когда я задавала этот вопрос.

За моей спиной, как из-под земли, возникли три гориллы из свиты Аверина.

– Машину угнали! – с ходу выдохнул один из них. – Он выломал решетку на окне и угнал машину!

Я обернулась и удивленно посмотрела на Глеба. Он вернулся из-за меня… Мог сесть в одну машину с Молчановым – и ищи-свищи приятеля Глебку. Но он предпочел остаться. Аферист и мошенник Полянский меня несказанно удивлял!

– Скорее всего, ему кто-то помогал. Ведь мы связали его по рукам и ногам, – выдал свою версию произошедшего тот из горилл, которого звали Мишей.

Я была уверена, что сейчас нас припрут к стене и заставят во всем сознаться. Но гориллы явно туго соображали, а Борис даже не посмотрел в нашу с Глебом сторону, только выругался и со всего размаха ударил кулаком по стене.

– Вот черт!

Пару минут его лицо искажала гримаса ярости, но потом он взял себя в руки, обернулся.

Я стояла на том же месте, смотрела прямо на него и ждала ответа.

– Так что случилось?

Борис наконец-то обратил внимание на меня – поднял голову, посмотрел.

– Никакого компромата на Молчанова от вас мне уже не нужно, – четко произнес он.

– Нет? – ровным тоном переспросила я, только делая вид, что спокойна, а в мыслях царил такой кавардак!

– Нет, – повторил Аверин. – Мои люди раскопали историю с девушкой, которую убили у ворот моего дома.

– Неужели? – Я вскинула брови. – И вы, должно быть, знаете, кто она?

Я точно нарывалась, но по-другому уже просто не могла.

– Нет, – неожиданно выдал Борис Аркадьевич. – Зато я точно знаю, кто ее убил.

– И кто же?

– Молчанов.

– Что??? – вырвалось у меня. – Я разом растеряла все свое хладнокровие и спокойствие: – Как Молчанов?!

– А вот так! Его тайком привезли сюда сегодня ночью. Прежде чем сдавать его в полицию, я хотел лично поговорить с этим типом. Но вот чертовщина – он сбежал!!! Что стоите, остолопы, – в погоню за ним! Приведите мне его! – Последние слова были адресованы тупоголовой охране.

Парней как ветром сдуло.

– И как эти идиоты могли его упустить?! – не унимался Борис.

Я смотрела на него и постепенно приходила в себя. Так нас никто не собирается допрашивать? Не будет припирать к стене и требовать рассказать правду про подставу с Алисой Полянской? Более того, Аверин послал своих охранников в погоню за Молчановым, и мы остались в доме совершенно одни – только я, Глеб и сам Борис…

Произошла какая-то дикая, нелепая ошибка. Аверин ничего не знает про историю с Алисой Полянской, я напрасно подозревала его в двойной игре, зря думала, что он хочет заманить нас в ловушку и жестоко поквитаться. Я ошибалась, назвав его убийцей Алисы. И сегодня мы с Глебом, сами того не зная, отпустили истинного преступника.

– Борис, а как ты узнал, что именно Молчанов убийца? – осторожно спросила я.

Аверин сел на корточки у стены, взъерошил волосы:

– Менты с этой историей возиться не хотели, у убитой не было при себе никаких документов, и было очевидно, что через пару недель они просто спишут это дело в архив. И тогда я подключил своих людей. Найти убийцу было для меня делом принципа. Газетчики уже начали полоскать мое имя, и пока этим не успели воспользоваться мои конкуренты, нужно было действовать… На самом деле вычислить, что убийцей был Молчанов, оказалось плевым делом. В самом первом доме у въезда в поселок живет один тип, который над своей жизнью трясется, как Кощей Бессмертный. Мало того, что по всему периметру дома полно охраны, так с недавних пор на заборе он еще и скрытые камеры установил. Они-то и зафиксировали, что в ту ночь в поселок приезжали только две посторонние машины: одна была вашей, а за полчаса до вас в поселок приезжал Молчанов. Машина въехала в двадцать три тридцать и выехала обратно в двадцать три сорок пять. Он приезжал ровно на пятнадцать минут. Столько времени ему потребовалось, чтобы оставить труп девушки у ворот моего дома.

– Почему этой информации не было у полиции?

– Этот предусмотрительный сосед с полицией дел предпочитает не иметь… Иначе за решеткой окажется. Он криминальный авторитет. Информацию выдал только мне, и то потому, что было время – я его сильно выручил…

– Пленка у тебя? – спросила я.

– Конечно!

– Можно взглянуть?

Я до последнего не верила и ждала какого-то подвоха, но когда мы перешли на кухню, Борис принес ноутбук и включил диск с записью, стало понятно – это полное фиаско…

На темном экране монитора сквозь рябь и помехи появилась знакомая мне дорога вдоль высоких заборов.

– Сейчас поставлю на ускоренный режим, – Борис щелкнул по клавиатуре.

Рябь запрыгала на экране быстрее, счетчик лихорадочно показывал время.

– Вот, – Борис всей пятерней ударил по клавиатуре, и картинка замерла. На том же фоне заборов была машина. Я присмотрелась – сомнений нет, это была черная «Ауди».

– Естественно, лица водителя не видно, – говорил Борис, набирая новую комбинацию на клавиатуре, – но номера вполне можно разобрать.

Борис щелкал по кнопкам, картинка приближалась, приближалась… Наконец, на экране нечетко высветился бампер со знакомыми номерами. Накануне я звонила своему приятелю в Тарасов и диктовала эти самые цифры, чтобы узнать имя того, на кого зарегистрирован автомобиль. Сомнений нет, это машина Молчанова!

Оставшуюся часть пленки мы смотрели снова в ускоренном режиме. Ровно в двадцать три сорок пять черная «Ауди» выехала из поселка. А в ноль пятнадцать появилась машина, некогда принадлежавшая нам с Глебом.

Я откинулась на спинку стула и тяжело вздохнула – Аверин не врал.

– Быть этого не может, – протянул Глеб.

Мы еще долго сидели втроем, пили кофе, обсуждали странное убийство, поражались поступкам Молчанова. От крепкой арабики мы постепенно перешли к спиртному. Борис с горя, Глеб от отчаяния, я за компанию – мы распили виски на троих.

Ближе к утру я проводила захмелевшего Глеба наверх, а сама снова спустилась вниз, осторожно зашла на кухню. Аверин сидел за столом. Я опустилась напротив него, сложила руки домиком и подперла ими подбородок.

– Борис, а твои люди выяснили, почему Молчанов убил девушку?

– Это-то я и рассчитывал узнать у него самого. И зачем убил, и зачем привез труп к моему дому!

– Хотел подставить? – предположила я.

– Это полный бред! Я не знаю убитую!

Я только вздохнула: очевидно, у Молчанова было иное мнение на этот счет…

– На самом деле я уже начал подозревать, что и украденная черная бухгалтерия – дело рук Молчанова!

Я отвела глаза в сторону.

– О многом, очень многом я хотел с ним поговорить… Теперь остается надеяться только на то, что этот тип не успел далеко уйти.

Но Молчанова теперь только и поминай как звали… Бравые ребята господина Аверина вернулись ни с чем.

Взбешенный Борис снова заметался по дому, начал звонить каким-то людям, о чем-то договариваться. Нагоняй и задания от босса получили все! Сидя на кухне и глотая остывший кофе, я наблюдала за тем, как Аверин отчитывает очередного охранника, и на душе у меня скребли кошки. Ведь это моими стараниями сбежал Молчанов. Это я, потирая руки и похихикивая, припрятала у себя компромат на Бориса Аркадьевича. А он… Он безоговорочно, на все сто процентов доверяет мне, и даже теперь, когда у него есть все улики против Молчанова и наша с Глебом помощь совершенно не нужна, он не торопится выставить нас за дверь.

– Алиса, даже и не думай! – возмущался Борис, когда я заикнулась о том, что нам с Глебом надо бы уехать. – Куда вы сейчас пойдете? Вас ищут менты, Глеб ранен… К тому же и мне так надежнее будет – как-никак, а за Глебом должок. Ведь компромат на Молчанова нашел вовсе не он…

Кутерьма, связанная с побегом Молчанова, улеглась только к утру, когда за окном начало светать, а по земле поползли клочья тумана. С неба снова посыпались какие-то осадки. То ли от бессонной ночи, то ли от нескольких чашек крепкого кофе моя голова разболелась не на шутку.

Убедившись, что грозовая туча пронеслась мимо и разборки с Авериным откладываются на неопределенный срок, я поднялась наверх и потихоньку вошла в спальню. Глеб спал, подмяв под себя все подушки и закутавшись в плед. Осторожно, чтобы его не разбудить, я прилегла на краешек кровати. Но еще долго лежала с открытыми глазами, смотрела, как по стеклу струится дождь, и думала про странную историю убийства девушки, именем которой я рискнула себя называть.

Когда я проснулась, дождя уже не было. За окном серел осенний день. Мерзкая погода! Я приподнялась, посмотрела на часы и сморщилась. Надо же – еще только начало девятого. Я спала всего пару часов, голова была просто чугунная – и не выспалась, и уже не усну.

Я села на кровати, потянулась.

– Глеб! – попробовала я разбудить спящего рядом, но он только отмахнулся от меня. Я прихватила свою куртку и, зябко ежась, спустилась вниз.

Борис был уже в гостиной – бодрый, одетый в деловой костюм, при галстуке. Как будто и не было этой кошмарной ночи без сна!

– Доброе утро, Алиса! Как спалось?

Вопрос был чисто риторическим. А то по мне не видно – как спалось?! Я недовольно поморщилась.

– Ничего, – промямлила я, думая о том, что Борис по обыкновению сверлит меня своим взглядом, а я – невыспавшаяся, загнанная, злая… – Как обстоят дела с поимкой Молчанова?

– Никак. Он будто сквозь землю провалился. Оно и понятно! Так что пока буду решать другие проблемы.

– Какие? – на автомате спросила.

– Сейчас ко мне должен приехать мой заместитель. Нужно как-то подстраховаться – черная бухгалтерия пропала, и неизвестно, у Молчанова она или нет, но ясно одно: рано или поздно эти сведения всплывут! Со дня на день выборы, и это крайне опасная ситуация…

Уже в который раз с языка были готовы сорваться слова признания… Но как раз в этот момент в дверь позвонили.

– Должно быть, мой зам уже приехал.

Борис прошел к двери, щелкнул замком.

Я разочарованно вздохнула.

– Привет, Игорь! Проходи! – говорил между тем Аверин своему гостю.

В темный холл втиснулся низенький дядечка. Я скользнула по нему взглядом. «Вроде видела его где-то», – пронеслось в голове, но я не придала этому значения.

– Знакомься, это моя гостья – Алиса. Алисонька, мой помощник – Илья Уфимцев, – представил нас Борис.

– Очень приятно, – дежурно улыбнулась я. – Не буду вам мешать. Выйду на улицу, подышу свежим воздухом.

И я покинула мужчин. Вышла на крыльцо, спустилась на пару ступенек. На улице все такая же сырость и слякоть. Ненавижу осень!

Я достала из кармана пачку сигарет и закурила – может, хоть это приведет меня в рабочее состояние! Ведь мне еще Глебку надо выручать, и если уж я решила довести это дело до конца, то надо немедленно приниматься за поиски Молчанова. У меня, как и у Бориса, тоже имелось несколько вопросов к этому человеку…

Я стояла под навесом, курила и думала. Что-то в этом запутанном деле все никак не сходились концы с концами. Зачем Николаю Молчанову понадобилось убивать Алису? Ведь, по логике вещей, связь с этой девушкой была выгодна ему как никому другому! Так для чего было ее убивать? Зачем так рисковать и везти труп через весь город в поселок, где живет Аверин? Полный бред и никакого объяснения!

В дверях послышался какой-то шорох. Я обернулась и увидела низкорослого типа, который явился к Аверину.

– Алиса, – позвал он меня.

Я обернулась. Что еще за дела? Что ему от меня нужно?

– Алиса, не ожидал вас здесь встретить… Когда вы дадите ход делу?

Он сделал шаг мне навстречу. Я попятилась и впечаталась в стену.

– Какому?

– Я же передал вам компромат на этого старого лиса! Вы обещали, что на следующий день Аверина арестуют. А он до сих пор на свободе! Когда же вы используете компромат?!

Черт, да ведь это тот самый тип из ночного клуба, который тайком, на задворках передавал мне компромат на Аверина!

– Я звонил вам, но телефон был все время выключен… – тихо говорил он.

– Э-э-э… Да. Были небольшие трудности… – отреагировала я.

– Так дело движется? Долго еще ждать? – требовал от меня ответа заместитель Аверина.

– Уже скоро. – Я попыталась дать вразумительный ответ. – Пара дней – и дело в шляпе!

– Отлично! Просто отлично! – Масленые глазки Уфимцева забегали из стороны в сторону. – Не могу дольше здесь оставаться! – шептал он. – Я сказал Аверину, что забыл бумаги в машине, лишь бы поговорить с вами! Пойду, пока старый лис чего не просек…

Мужчина ужом выскользнул за дверь, как будто его тут и не было. А я осталась стоять на месте – сбитая с толку, ошарашенная. Так вот кто украл черную бухгалтерию у многоуважаемого господина Аверина. Его собственный заместитель оказался подлой вороватой крысой!

Первым моим порывом было немедленно пойти к Борису и разоблачить Уфимцева. Но потом включился здравый смысл, и я решила попридержать коней, докурила сигарету, постояла еще немного на крылечке и зашла в дом. Но подниматься наверх не торопилась, потопталась у дверей гостиной, где заперлись Аверин со своим замом, потом прошла на кухню, вскипятила чайник, плеснула в кружку заварки.

– Это ты отпустила Молчанова… – отчетливо произнесли у меня за спиной.

Я так и подпрыгнула на месте, чуть не выронив чашку.

На пороге стоял охранник Гоша – молчун и тихушник, он бесшумно подкрался ко мне и напугал до смерти.

– С ума сошел, что ли?! – выдохнула я. – Зачем так пугать?

– Это ты отпустила Молчанова… – упрямо повторил он.

– С чего ты взял? – внутри все похолодело, но я попыталась сделать хорошую мину при плохой игре.

– Ты хотела меня выманить из дома, чтобы отпустить его. А когда не получилось – решила действовать по-другому…

Спасовать перед этим амбалом значило признать его правоту. Я задрала нос и нагло на него уставилась.

– Что за бред ты несешь?

– Это не бред, – стоял на своем Гоша. – Из-за тебя меня чуть не уволили…

«Лучше б уволили», – подумала я. Ведь если эта безмозглая горилла поделится своими соображениями с боссом – нам с Глебом несдобровать…

– Я это докажу, – монотонно бубнил верзила.

– Попробуй! – бросила я.

– Что здесь происходит? – в кухню заглянул Аверин.

Только этого сейчас и не хватало!

Гоша сверлил меня взглядом и молчал. По тупой физиономии этого человекообразного и не понять, что у него на уме.

– Гоша, что ты здесь делаешь? Я же просил тебя ждать в машине.

– Уже иду, – покладисто ответила махина, оторвала от меня взгляд и потопала в коридор. Мне оставалось только догадываться, чем руководствовался этот примат – ни ума, ни хитрости, одна тупость в голове. Самый опасный вид мужчины!

– Хочешь кофе? – Я сумела взять себя в руки.

– Мне нужно ехать на совещание, но от чашечки арабики не откажусь, – улыбнулся Борис.

– Твой помощник уехал?

– Да.

Я достала из шкафа банку с кофе, поставила джезву на плиту.

– Давно работаете с ним? – между делом поинтересовалась я, отмеряя нужное количество зерен.

– Уже десять лет, – бесхитростно сообщил Борис. – С самого основания фирмы. Илюшка мне как родной брат.

– Вот оно как. – Я слушала и мотала на ус.

– Я ему доверяю, как самому себе. За все время работы он ни разу меня не подводил!

«Всегда бывает первый раз», – невесело подумала я, но вслух ничего не сказала.

– Таких, как Илья, мало!

– И все это время он работал на тебя?

– Да.

Я решила зайти с другой стороны:

– Борис, а что теперь будет с долгом Глеба? Улики против Молчанова он так и не собрал. Да они и не нужны теперь.

Я поставила перед Борисом чашку кофе и села напротив.

– За Глебом карточный долг, – твердо произнес Аверин, – и если он не смог его отработать, то пусть отдает наличными.

– И ты не простишь ему долг?

– Алиса, речь идет о нешуточной сумме. Так что долг есть долг.

Я поджала губы. «Сдать продажного Илюшку всегда успею!» – рассудила я и решила до поры до времени держать язык за зубами.

Продолжать разговор я не стала, молча допила кофе, проводила Бориса и поднялась наверх.

Глеба я застала за сборами. Он сидел на кровати и застегивал рукава рубашки.

– Ты куда это? – захлопотала я около мужика сварливой сорокой.

– Женя, ты что, не понимаешь, что произошло? Мы отпустили убийцу Алисы!

– Да уж в курсе, – съязвила я.

– Надо срочно его найти!

– Аверин отправил за ним людей, – попыталась я охладить пыл Глебки.

– И что? Они его нашли?

– Еще нет.

– И не найдут! – категорически заявил Полянский.

– Глеб, остановись!

– Я представляю, где он может быть. Алиса много мне про него рассказывала. Я знаю место, где он, вероятно, отсиживается… Я найду его!

– Глеб, ты не можешь никуда ехать!

– Я поеду! – упрямился мужик.

– Ты должен сидеть здесь! Хочешь, я найду его сама?

– Бред! – отверг все мои возражения Глеб. – Да и как ты собралась искать Молчанова?! Адреса, где он может быть, знаю только я…

– Шантажист… – покачала я головой.

– Просто мы с тобой вместе впутались в это дело. Так до конца и будем вдвоем! Я и так перед тобой виноват, Женя… Так что теперь не думай, что я оставлю тебя…

Будь я понаивнее – растаяла бы, как сахар, от слов своего сероглазого клиента. Но я не из числа любительниц аттракциона «те же грабли» и слащавые речи Полянского пропустила мимо ушей, хотя такой Глеб нравился мне гораздо больше, и я без опасений взяла его в компанию по поискам Молчанова.

– Поехали, – махнула я рукой.

Уж где только наша с Глебом не пропадала! Видно, быть нам вместе и в еще одной заварушке.

Уже через пару минут мы дружно спустились вниз и вышли за ворота. Я распахнула дверцу и уже хотела сесть в салон, когда почувствовала, что на меня кто-то смотрит. Я подняла голову. Из окна кухни пялился Гоша. На какую-то секунду наши взгляды встретились. «Этот тип так просто не отстанет…» – подумала я.

Но на то, чтобы решать проблемы с охранником Аверина, у меня не было времени.

– Гони до самого центра! – дал установку Глеб и, ничего не замечая, запрыгнул в салон. Я последовала его примеру, повернула ключ в замке зажигания. Наше авто стартануло с места.

– Женя, и как мы просчитались, – рассуждал Глеб, пока наша машина мчалась по пригородной трассе, – чего такого могли не знать? За что Молчанов убил Алису?!

– Думаю, мы узнаем это, когда его найдем. Ты точно знаешь, где он может быть?

– Есть парочка вариантов.

– А если его там не будет? – Я прикидывала все варианты нашей поисковой кампании.

– Женя, мы должны его найти. Аверин не простит мне долг просто так, а если я найду Молчанова…

Я ничего не стала говорить Глебу. Ищем Молчанова – значит, ищем Молчанова!

Впрочем, неожиданно оживший в сумке телефон избавил меня от необходимости продолжать разговор на скользкую тему карточного долга. Я выхватила «раскладушку» и, не глядя на номер звонившего, выдохнула в рубку:

– Слушаю!

– Женяша, привет. Я в городе. Все привез!

Голова в этот момент была занята другим, а голос я не узнала:

– В каком городе? Что привез? Кто это?

– Это Андрей! Ты же сама просила меня привезти тебе документы. Уже не нужно?

– Нужно, Андрюша! Еще как нужно!

Я так обрадовалась, что получу наконец-то свои документы, что даже забыла озлобиться на приятеля за то, что он подставил меня со всей этой историей.

– Я сейчас немного занята… Ты в какой гостинице остановился?

– Давай не в гостинице.

– Хорошо, где? – Я крутила руль одной рукой и болтала по телефону.

– А ты сама где сейчас?

– Андрей, у меня срочное дело! Скажи, где ты, я, как освобожусь, – приеду!

– Я не в гостинице…

Бестолковость Андрюшки начала меня злить.

– Говори, куда приехать, и я буду через час! – рявкнула я.

– Я в поселке Сверль у приятеля. Сможешь приехать?

– Диктуй адрес!

– Это в двух километрах от города, – тут же затараторил приятель, – по Задольской трассе. Дом тридцать два.

– Ок! Жди! Скоро буду! – и я отключилась.

– Кто это? – подал голос Глеб.

– Андрей.

– Он в городе???

– Да, я просила его привезти мои документы, – коротко ответила я.

Очевидно, это была тема из разряда «скользких» для Глеба, потому что больше он ни о чем не спрашивал, и остаток пути мы провели молча.

Глава 8

Уже через час мы были в Павловске, на одной из его тесных центральных улочек – двухэтажки, трехэтажки, совсем низенькие домишки…

– Глеб, нам точно сюда? – засомневалась я.

– Именно! Я как-то привозил сюда Алису. У Молчанова тогда были серьезные проблемы с налоговой, и он прятался. Она рассказывала мне, что здесь раньше жили его родители. После их смерти жилплощадь использовалась как место тайных встреч с коллегами, информаторами, женщинами… Или как место, где можно отсидеться… Уверен, что эта хитрая шельма сейчас спряталась именно здесь! Тормози вон у того дома!

– Глеб, так ты только подвозил Алису? Получается, ты знаешь дом, ну подъезд. А как мы найдем квартиру???

Но Глеб на раз-два решил эту проблему: одно слово – аферист! Он просто позвонил в первую попавшуюся квартиру и выдал плаксивую историю про родственничка из деревни, который ищет своего брата Николая Молчанова. Нужную информацию мы получили с пятой попытки.

– Я же тебе говорил! – самонадеянно хмыкнул Глеб, когда сердобольная старушка наконец-то поведала нам номер квартиры господина Молчанова. – Идем! – Он схватил меня за руку и потянул вверх по ступенькам.

Как оказалось, квартира, служащая укрытием для Молчанова, находилась под самой крышей. Мы с Глебом остановились перед металлической дверью и переглянулись: если нам не захотят открывать по-хорошему, то шансы попасть в квартиру равны нулю.

Я нажала на звонок, прислушалась, но из-за дверной обшивки не доносилось ни звука. Я подождала пару минут, потом позвонила еще раз – та же тишина.

– Может, ты ошибся, – Молчанова там нет? Откуда вообще такая уверенность, что он обязательно придет на эту квартиру?

– Он не раз тут отсиживался – Алиса мне рассказывала.

Уже ни на что не надеясь, я снова вдавила кнопку звонка, и почти в ту же секунду металлическая створка распахнулась настежь. В дверном проеме шатался бледный и какой-то потерянный Молчанов. То, что он абсолютно пьян, я поняла не сразу. Будь он трезв, скорее всего, и не подошел бы к двери.

– Вы??? – раскинул он руки.

– Мы-мы, – кивнула я.

– Отойди-ка, – Глеб подвинул меня в сторону и, прежде чем я успела что-либо предпринять, со всего размаха ударил Молчанова в челюсть. Мужик отлетел в глубь коридора и, судя по глухому звуку, грохнулся на пол.

Не на шутку разошедшийся Глеб метнулся следом. С воплем: «Глеб! Остановись!» – последовала и я. Но тот уже вошел в раж, схватил пьяного Молчанова за грудки и тряс из последних сил:

– Ты убил Алису?!

– Ты… Ты чего? – прошамкал Молчанов разбитыми губами.

– Убийца!!! Ты мне за это ответишь! – Глеб с такой силой тряхнул Николая, что у того щелкнули зубы.

– Я ни-никого не убивал… – тряс головой Молчанов.

– А кто тогда это сделал?

– Это Аверин! Все он! Он Алиску убил! И решил свалить на меня!

Молчанов начал отчаянно отбиваться. Но, видно, доза спиртного была для него убойной – он бестолково размахивал кулаками, ни разу не задев Глеба.

– Пусти его… – вступилась я за пьяницу.

Кое-как мне удалось растащить мужиков в разные стороны. Молчанов остался сидеть на полу и вытирать рукавом разбитый нос. Глеб фыркал в другом углу.

– Я сама с ним поговорю, – пыталась я вразумить его, подошла к Молчанову, присела на корточки.

– За что ты убил Алису? – вкрадчиво спросила я.

– Эт-то не я, – абсолютно внятно произнес Николай. Кажется, его затуманенный спиртным мозг начал проясняться. Не без Глебкиных стараний, разумеется…

– А кто?

– Аверин… Сама сказала об этом. Или не помнишь уже?

– Это не Аверин, – терпеливо растолковывала я. – Попробуй-ка еще раз. Кто убил Алису Полянскую?

– Аверин!

Я поднялась на ноги. Теперь и у меня появилось желание врезать по физиономии подлого обманщика. Но я решила обойтись без рукоприкладства, молча вытащила из сумки пистолет, взвела курок и наставила на Молчанова. В глазах мужика заплескался неподдельный ужас. А я и не сомневалась, что заряженный «макаров» отрезвит кого угодно, а еще запугает, вразумит и разговорит.

– Спрашиваю последний раз – за что ты убил Алису Полянскую?

– Я все расскажу! – взмолился Николай.

– Говори! – велела я.

– Это Аверин, Аверин убил Алису! Точно вам говорю! Все он! А решил свалить вину на меня!

– Еще раз скажешь, что Аверин убийца, и я пристрелю тебя! – пригрозила я. – Есть запись, на которой отчетливо видно, как твоя машина въезжала в поселок поздно ночью. Ты привез труп девушки к дому Аверина!!! Ты ее убил!!!

Пару минут Молчанов просто на меня смотрел, а потом еле слышно зашептал:

– Какая еще запись?

– Ты напрасно думал, что нет никаких свидетельств! На одном из домов в поселке, где живет Аверин, установлены камеры. Они-то и засняли, как ты въезжал на территорию поздно ночью, а уже через пятнадцать минут возвращался обратно, – чеканила я. – Что можно сделать за такое время? А?

Мужик хлопал глазами и молчал.

– Кому как, а тебе этих минут хватило на то, чтобы оставить труп Алисы Полянской у ворот дома Аверина!

– Нет! – взвизгнул Николай. – Я не убивал Алису. Когда я ее нашел, она была уже мертва.

– Женя, он пьян! – снова зарычал Глеб у меня за спиной.

Я подняла руку вверх, давая ему знак, чтобы он оставался на месте. Снова присела на корточки, заглянула Молчанову в глаза.

– Как ты говоришь? Она была уже мертва?

– Д-да… – надрывался он. – Я пришел домой, а она лежала в комнате на полу с простреленной головой. Ее кто-то убил. Аверин! Наверняка он! Больше некому! Алиса ведь собирала на него компромат!

– Сейчас же объясни, как все было! – рявкнула я.

Николай перестал голосить, стер с лица кровь, покосился на пистолет и стиснул зубы. Алкогольная лихорадка и приступ истерики у него прошли, теперь мужик решил молчать до последнего.

– Послушай, запись с доказательством того, что ты убил Алису, находится у Аверина. Он не сомневается, что ты просто решил свалить всю вину на него… Сейчас по твоему следу мчится свора людей Бориса, чтобы найти и прижучить! Тебе повезло, что мы вышли на тебя первыми. Если сюда придут люди Аверина, то разговор будет коротким! Так что не будем терять времени даром – ты рассказываешь, как все было, и мы отпускаем тебя.

Пару минут Молчанов думал.

– Хорошо, я все… Все расскажу, – обреченно закивал он головой. – Алиса должна была приехать в один день с вами. Я заранее снял для нее квартиру. Мы решили, что так будет безопаснее. Она же должна была искать компромат на моего конкурента… Впрочем, Алиса уверяла, что все с этим делом решено, якобы она нашла человека, который был готов ей слить нужную информацию…

«Есть такой. Игорь Уфимцев», – машинально отметила я.

– … она должна была встретиться с этим человеком на следующий день. Алиса мне ничего толком не говорила, но я понял, что у него действительно было что-то сенсационное. Они договорились встретиться в ночном клубе, но этот тип не пришел! В ту ночь Алиса вернулась ни с чем. Тогда она решила, что сама достанет документы, без чьей-либо помощи. Не знаю точно, какой у нее был план, – пробраться в дом Аверина, проникнуть в его офис или что-то другое. Мы не говорили об этом. Мы расстались утром, и Алиса собиралась куда-то идти. Она даже отказалась от того, чтобы я ее подвез. Это был последний раз, когда я видел Алису живой… Вернувшись вечером на съемную квартиру, я нашел ее мертвой. Входная дверь была не заперта, в комнате все перевернуто вверх дном. Первое, что я подумал, – это дело рук Аверина. Он вычислил Алису и убил ее, а потом искал документы, которые могли быть компроматом на него. Я был в панике, в ужасе. Я уже собрался вызывать полицию, но в последний момент бросил трубку. Я испугался, что арестуют меня… Ведь квартира, в которой произошло убийство, была снята на мое имя, Алиса была моей любовницей. Как я смогу доказать, что Аверин имеет к ее смерти какое-то отношение?.. И тогда… Тогда я решил, что отвезу труп к его дому, а потом вызову полицию! Я надеялся, что так Аверин уж точно не сможет отвертеться! Ведь убийца либо он, либо кто-то из его людей! Но получилось все не так, как я планировал… То, что я рассказал, правда! Я не убивал Алису!!! Зачем мне было это делать??? Подумайте сами!

Как это ни странно, но слова Молчанова были похожи на правду. Убеждал и еще один веский довод: признание под дулом пистолета, как показывает практика, самое правдивое!

Я устало выдохнула, опустила пистолет и обернулась к Глебу. Получалось, что мы уже который раз идем по замкнутому кругу – Аверин, Молчанов и снова Аверин…

– Отпустите меня, я сказал все, что знал… – подал голос Николай.

– Женя, а если он врет?! – Глеб безошибочно угадал, о чем я сейчас думала. – Какие у него есть доказательства? Ты ему веришь?

– Пошли отсюда.

– Женя!

Я, не оборачиваясь, вышла в общий коридор и стала спускаться по лестнице. Глеб догнал меня на третьем этаже, схватил за руку и заставил остановиться.

– Женька, ты веришь ему?!

– Глеб, у него действительно не было никакого мотива.

– То есть убийца Алисы – Аверин???

– Не знаю, – вздохнула я.

Я освободила свое запястье из цепких рук Глеба и стала спускаться дальше. Я уже ничего точно не знала, не понимала и никак не могла взять в толк – где конец у этой истории? Кто именно стал жертвой случайных обстоятельств – Алиса, Молчанов? Или все-таки я? И кто же настоящий убийца – такой расчетливый и неуловимый?..

Я очнулась от холода и сообразила, что уже вышла на улицу и стою посреди двора.

– И что теперь будем делать, Жень? – спросил Глеб.

Я щелкнула по брелоку сигнализации, распахнула дверцу авто.

– Надо поговорить с Авериным, – приняла я решение.

Глеб открыл было дверцу, но тут же замер:

– О чем??? Даже если он убийца – думаешь, Борис такой дурак, что сознается во всем?!

Не обращая никакого внимания на слова Глеба, я села за руль.

– Так это все же Аверин? – не отставал он с вопросами.

– И тут что-то не сходится… – покачала я головой. – Если Аверин убил Алису, значит, он все знает. А если это так, тогда почему мы все еще живы, здоровы и разгуливаем на свободе? У него была сотня возможностей, чтобы поквитаться с нами. Но он до сих пор этого не сделал.

– Получается, что убийца не Аверин, но и не Молчанов. Тогда кто???

Я уверенно вела авто вперед, смотрела на расстилавшуюся впереди дорогу и думала о том, что есть только один способ поставить точку в этой истории – начистоту поговорить с Борисом. Ведь у меня есть веский довод, который должен развязать язык господину Аверину.

– Женя, – отвлек меня от размышлений Глеб.

– Что?

Он сидел испуганный, бледный.

– Женя, кажется, за нами погоня…

Я обернулась и выругалась. У нас на хвосте были Влад и Дима.

– Что будем делать? – занервничал Глеб.

– Без паники, – скомандовала я. – Думаю, я знаю, как разобраться с этой парочкой!

Продолжая вести машину, я достала из сумочки телефон и нажала кнопку последнего вызова. На том конце сразу же сняли трубку.

– Андрюшка! – прокричала я. – Мы уже едем к тебе… Только есть одна маленькая проблема… За нами увязались какие-то типы… Будь другом, встреть нас как надо…

– Жень, ты что делаешь? – не унимался паникер Глебка.

– Ничего особенного. Поедем к Андрею. Загоним наших дружков в мышеловку! И выясним, кто есть кто во всей этой истории…

Я крутанула руль вправо и направилась в сторону Задольской трассы.

С разрывом в считаные метры обе машины пронеслись через весь город, выскочили на автостраду и помчались в сторону поселка, который я могла найти, исключительно следуя указателям. Черный «Ниссан» с Димой за рулем не отстал от нас ни на одном светофоре…

Хотя о местоположении поселка, где ждал нас Андрей, я могла только догадываться, мы ни разу не сбились с пути и на пятом километре миновали указатель «Сверль», свернули с асфальтированной трассы, проскочили мимо железнодорожной платформы и понеслись вдоль улицы с деревянными домами.

– Нам нужен тридцать два, – предупредила я Глеба.

Андрюшку я увидела издалека. В легкой куртке, накинутой на плечи, он стоял у одной из калиток и дожидался нас.

– Надеюсь, Андрей все правильно понял… – произнесла я, до конца вдавила педаль тормоза и одновременно открыла дверцу салона, чтобы выпрыгнуть наружу.

– Андрюшка!!! Тут такое произошло! Нас преследуют! – успела прокричать я приятелю. Но сейчас было не до подробностей, я выхватила из-за пояса пистолет и наставила его на остановившуюся позади нас иномарку.

– Выходите по одному! – крикнула я Владу и Диме.

Как это ни странно, но дверцы авто распахнулись. Мужики выбрались на улицу – у одного в руках был боевой «ТТ», у другого – «беретта».

– Бросай оружие! – крикнул им Андрей.

Мужики нагло пялились на меня и ухмылялись. Ни один из них даже не подумал опустить пистолет.

– Всё, какое есть! – добавил приятель.

Я мельком обернулась. В руках у Андрея тоже было оружие со взведенным курком.

– Живо! Что стоишь!

Я не сразу сообразила, что Андрей не только смотрит на меня, но и дуло его пистолета направлено точно в мою сторону.

– Андрюшка, ты чего? – опешила я.

– Не дергайся… – оскалился он. – Подними руки вверх и положи оружие на землю.

Все происходящее казалось мне дурным сном. С одной стороны – Влад и Дима, с другой – Андрей.

– Андрей, что это значит? Это шутка?

– Какие уж тут могут быть шутки, Женечка? – недобро улыбнулся приятель. – Делай, что тебе говорят. И поживее. А то пристрелю тебя ненароком. Поселок все равно заброшенный. Никто ничего не узнает…

Я подняла руки вверх, уронив свой «макаров» на землю.

– Отведи его в дом! – скомандовал Андрей.

Я видела, как на Глеба надели наручники, толкнули в спину и повели в деревянный сарай за забором.

– Теперь ты! – Взгляд Андрея уперся в меня. Я была под прицелом его оружия. Ни огрызнуться, ни сбежать… Я молча следила за тем, как ко мне подошел Дима.

– Попалась, – хмыкнул он, и на запястьях щелкнули наручники.

Я отказывалась верить в происходящее!

И только когда меня вслед за Глебом повели в сарай, до меня дошла вся абсурдность ситуации: я хотела загнать Влада и Диму в ловушку, а попалась сама…

Нас втолкнули в какую-то сырую комнатенку. На окнах потрепанные занавески, из мебели – колченогая кровать да пара стульев. Очевидно, когда-то эта заброшенная халупа была дачей. Глеба толкнули в спину, и он кулем свалился в пустой угол. Мне достался шаткий табурет. Андрей уселся верхом на стуле. Двое его напарников стояли в дверях, готовые в любую минуту расправиться с пленниками.

– Андрей, что все это значит???

– А то ты не догадываешься?! – хохотнул приятель. – И ты не в курсе? – обернулся он к Глебу.

Как никогда наглый, ехидный, со злобным прищуром и ухмылкой – Андрей то ли издевался в данный момент, то ли всегда таким был, просто я не замечала…

– Мне нужен компромат на Аверина, – Андрей стукнул кулаком по столу. – Он у вас. Я точно знаю!

– С чего ты взял??? – не сдержался Глеб.

– Потому что у Алисы его не было. Эта дура несла мне какой-то бред про то, что ей не передали документы. Врала! И жестоко поплатилась за это….

– Так это ты ее убил??? – У меня по спине пробежал холодок. Передо мной сидел Андрейка, мой закадычный приятель, друг, не раз выручавший меня из беды, и он же убийца. – Но как??? Зачем???

– А разве тебе Глебка ничего не рассказал? – Андрей наигранно-удивленно вскинул брови. – Я-то думал, он уже выболтал тебе все секреты… Видно, про этот забыл. Верно, Глебушка? Забыл рассказать Женечке, что когда-то давно я работал вместе с вами. Как и вы, крысятничал, вынюхивал, раскапывал, одним словом – искал компромат на заказ. Мы ведь все вместе, втроем, вели эти дела – я, Глеб и Алиса. Ты помнишь? – Андрей снова обернулся к Глебу. – Помнишь? Сначала мы вместе учились, потом работали в редакции. Но труд журналиста, знаешь ли, неблагодарное занятие, Женя, много денег не заработаешь. Вот и решили открыть свое маленькое дело – устраивать черный пиар… Только я это бросил, решил стать нормальным человеком – устроился на работу в обычную фирму, потом открыл свой бизнес. Я вылез из того болота, в котором прозябал! Я всего добился сам! Мою кандидатуру выдвинули в депутаты… Все было просто отлично, пока не появился этот чертов Аверин!

– Что он тебе сделал? – В моей голове не укладывалось, как Андрей может быть связан с Авериным.

– Что сделал??? – зарычал Андрей. – Что он мне сделал??? Оказывается, десять лет назад, когда я еще промышлял в компании с Глебом и Алисой, мы выполняли для него заказ! И он вспомнил меня! Понимаешь?! Он меня вспомнил! Мы пересеклись на очередном брифинге, посвященном предстоящим выборам. И он меня узнал, подошел ко мне и припомнил давнюю историю, когда я согласился раздобыть для него компромат!!! Теперь ты понимаешь, что Аверин мне сделал? Он пригрозил, что расскажет всем о моем прошлом, и тогда на депутатской карьере можно будет поставить крест. Да что там, вообще все было бы перечеркнуто, все, чего я добился за эти годы!!!

– Вот оно в чем дело… – протянула я.

– Да. Все именно так и было. Я не знал, что мне делать. Я был в панике. И вот тогда-то ко мне и пришла Алиса… Она рассказала мне о своем романе с неким Молчановым, о карточном долге Глеба, о том, кому именно он проиграл и как этот человек заставляет его расплачиваться… Представляешь, какая ирония судьбы???

– И тогда ты согласился им помочь, – продолжила я за него. – Ты придумал всю эту заварушку с двойником Алисы, с лже-компроматом на Молчанова, лишь бы самому получить документы против Аверина???

– Соображаешь, когда надо, – похвалил Андрей. – Жалко, что поздно… Это я придумал всю эту аферу. Алиса была согласна на все, лишь бы спасти своего возлюбленного, Глебу вообще терять было нечего, а ты растеряла остатки мозгов после первой же встречи с мужиком! И ни один из вас ни разу ни в чем меня не заподозрил!!! А ведь я уехал из Тарасова в тот же день, что и Алиса. Эта тупая курица проболталась мне, что уже нашла человека, который готов был сдать ей Аверина со всеми потрохами. Она даже проговорилась мне про то, когда и где должна с ним встретиться! Мне вообще ничего не надо было делать! Вычислить, где остановилась Алиса, было плевым делом. Я следил за каждым ее шагом, знал, что с информатором она встречалась в ночном клубе, видел там и вас с Глебом. Вот только затевать разборки в людном месте я не стал. Решил, что поговорю с Алисой с глазу на глаз. Весь остаток ночи караулил у дома, дождался, пока ее хахаль уедет на работу, и только потом поднялся к ней. Вот только эта идиотка отказалась давать мне компромат! На самом деле я не собирался ее убивать. Думал, что получится договориться миром, просто пригрожу ей, и все. Но Алиска, дура, начала орать… Мне просто пришлось ее застрелить. Потом я стал сам искать компромат, перевернул вверх дном всю квартиру, но не нашел ни-че-го… Тогда-то я и понял, что неспроста в ночном клубе были вы с Глебом. Скорее всего, Алиса зачем-то передала бумаги вам…

– И тогда ты начал охотиться за нами, – продолжила я за него. – Это ты пробрался к нам в гостиницу и переворошил все в номере, ты дал команду Владу и Диме загнать нас в угол – не в шутку, а всерьез…

– Именно так все и было. – На лице Андрея не было ни капельки сожаления.

– Так ты впутал меня в это дело, обманывал, подставил – и все только ради собственной выгоды?! Лишь бы получить этот чертов компромат на Аверина?! Ради этих чертовых бумажек ты даже убил человека??? Ну ты и тварь…

– Ты поосторожнее, – Андрей кинулся на меня с пистолетом. – Я ведь и тебя пристрелю – не пожалею. Или ты еще не поняла, что шутить я не намерен?

Как раз это я отлично понимала…

– Где компромат??? – напирал на меня Андрей.

– Андрей, у нас ничего нет! – взвился Глеб. – Женя вообще ни при чем! Отпусти ее!

– Вон оно как?! – отреагировал бывший приятель. – С каких это пор тебя волнует что-то большее, чем твоя шкура???

– Отпусти ее, Андрей! – не унимался Глеб. Зря он так делал… Я, как могла, подавала ему знаки, но Глебку было уже не остановить. – Говорю же тебе, она ничего не знала! Я рассказал ей всю правду, только когда Влад и Дима загнали нас в угол! Она ничего, ничего не знала до этого! У нее нет и не может быть компромата!

– У нее не может, зато у тебя – запросто… – подытожил Андрей, развернул меня к себе спиной и приставил к виску пистолет.

– Сейчас проверим, насколько она тебе дорога… – погано ухмылялся он. – Если не скажешь, где компромат на Аверина, я ее пристрелю.

Я стиснула зубы и зажмурилась, чтобы не смотреть на Глеба. Он сидел в углу, закованный в наручники, смотрел на меня и молчал. И я знала – знала, как никто другой, – что он и дальше будет молчать, просто потому, что ничего не знает про компромат…

– Считаю до трех, – поставил условие Андрей.

В висках забилось: «Сказать? Не говорить? Сказать?»

– Раз…

Не сказать?

– Два…

Сказать?

Я так и не решила, что делать, когда прогремел выстрел. Сначала я почувствовала, что руки, сжимавшие меня стальным кольцом, разжимаются, потом от виска исчезло холодное дуло. Андрей как подкошенный рухнул за моей спиной. Я резко обернулась назад. Но что происходит вокруг, было не разобрать. В сараюшку ввалилась куча людей – здоровые мужчины с автоматами наперевес. Среди них были люди в камуфляже.

– Уведите их отсюда! – крикнул кто-то.

Сначала Глеба, потом меня вывели на улицу. Еще пустой час назад двор теперь был полон машин – полицейские машины с мигалками, «Скорая помощь»… Я озиралась по сторонам и не могла понять, что происходит. И даже когда с меня сняли наручники и до меня дошло – жить буду, взять в толк, откуда здесь взялись все эти люди, я никак не могла.

– Алиса! – окликнул меня кто-то знакомым голосом.

Я обернулась. К нам от машины размашисто шагал Борис Аркадьевич Аверин.

– С вами все в порядке?

– Откуда здесь ты? Откуда милиция??? Борис! Как? Как ты узнал?

– Скажите спасибо ему, – Борис кивнул куда-то в сторону.

Я обернулась.

У открытой дверцы джипа, из которого только что выбрался Аверин, стоял охранник Гоша.

– Но как???

– Он решил, что это вы отпустили Молчанова. Захотел вывести вас на чистую воду, подловить, вот и решил проследить…

– Борис… Нам, – я выразительно посмотрела на Глеба, – нам надо тебе кое-что рассказать…

И уже не обращая внимания на бледного, трясущегося Глеба, я выложила как на духу всю правду: про двойную игру, которая велась против Бориса, про то, как на него хотели собрать компромат, про роковую ошибку Игоря Уфимцева и убийство Алисы Полянской, про то, как я подозревала всех – Молчанова, Глеба и самого Бориса – в этом преступлении. Сказала и про настоящего убийцу – как Андрей застрелил Алису из-за компромата, а Николай Молчанов отвез труп к дому Аверина. Я призналась в том, что была всего лишь двойником Алисы Полянской… Все карты были раскрыты – будь что будет!

Борис ничего не успел ответить на мои слова, к нам подошел один из мужчин в форме.

– Все арестованы, – отчитался он перед Авериным. – Нам только нужно составить протокол. Вы можете прямо сейчас проехать с нами в участок? – обернулся он к нам с Глебом.

– Думаю, это можно отложить до завтра, – неожиданно вступился Борис, – Евгения Максимовна и ее брат – мои гости. Просто свяжитесь со мной, когда вам понадобятся их показания.

Такого благородного жеста я от Аверина не ожидала… Ему ничего не стоило прямо сейчас сдать Глеба в полицию, организовать нешуточные неприятности и для меня в том числе, но он предпочел иной вариант.

На приусадебном участке еще продолжали рыскать люди в форме, но мы не стали больше здесь задерживаться, расселись по машинам и поехали в дом к Аверину. Я по привычке оказалась в одном авто с Борисом. Откинулась на спинку сиденья, устало закрыла глаза и задумалась.

А ведь всей этой истории могло и не быть. Если бы в клубе Илья Уфимцев случайно не перепутал бы меня с Алисой Полянской, то все было бы совсем по-другому… Алиса осталась бы жива, Молчанов получил заветный компромат на Аверина, Борис Аркадьевич был бы арестован, а я так никогда бы и не узнала всей правды про коварный замысел Глеба и его сестры…

– Женя, – отвлек меня от раздумий Борис, – Женя, а ведь я догадывался…

– Что? – не сразу поняла я.

– Я догадывался, что ты не Алиса…

– Откуда? – опешила я.

– Ты просто не могла ею быть…

Эпилог

…Короткая куртка, удобные джинсы, на ногах кроссовки, в кармане пачка сигарет, в сумке паспорт на имя Евгении Максимовны Охотниковой, а в голове ветер – я была самой собой.

С того злосчастного дня в поселке Сверль прошла неделя. За это время успело произойти многое: история со смертью Алисы дала жуткую огласку в прессе, Молчанова отстранили от участия в патенте на строительство, Андрея арестовали, и он давал показания, сидя в СИЗО, его дружки Влад и Дима шли по этому делу как соучастники. За это время в доме Аверина, где мы жили с Глебом, не раз раздавались звонки и нас просили явиться для дачи показаний. Но Борис постоянно улаживал этот вопрос, и в конце концов звонки прекратились.

И вот теперь я стояла на перроне под электронным табло и смотрела на часы. До посадки на поезд было еще полчаса, но у меня имелась куча дел. И для начала нужно было проводить Глеба.

– И куда едешь? – спросила я своего «чуть больше чем клиента».

– Пока в Зеленоградск. А там видно будет.

– И чем займешься?

– Ну, с криминальным прошлым покончено! Ведь Глеба Полянского больше нет! Вуаля!

Он выхватил из кармана документ и помахал им у меня перед носом.

– Я теперь Сергей Михайлович Трутнев.

– Вот оно как? Борис сделал тебе новый паспорт? Как обещал?

– Ага! – бесхитростно радовался Глеб.

Над вокзалом пронесся электронный голос, сообщавший, что поезд Павловск – Зеленоградск отправляется с пятой платформы…

– Тебе пора.

– Да, – кивнул Глеб, но уходить не спешил. – Женя, спасибо тебе за все…

– Не за что. Иди! – толкнула я его в плечо. – Не люблю прощаться!

– Да… Да… Пока, Жень, может, увидимся еще…

– Может, – согласилась я. «Не дай бог!» – пронеслось в мыслях.

Глеб отвернулся, зашагал было в сторону, но потом остановился.

– Женя!

– Что?

– Женя, а как ты уговорила Бориса все это сделать – простить мне долг, сделать паспорт… Как?

– Пусть это останется тайной… – загадочно улыбнулась я и поспешила отвернуться. Я ни разу не посмотрела вслед Глебу Полянскому, но точно знала, что он идет по перрону и через каждые пару шагов оборачивается назад.

Я тряхнула головой, поправила выбившуюся из прически прядь, подхватила свой чемодан и решительно зашагала в противоположную сторону. Мы разъезжались в разные города.

Посадка в поезд, следующий до Тарасова, уже началась. Бойкая проводница сверяла документы, но я не спешила заходить в вагон, смотрела на часы, оглядывалась по сторонам. Я знала – ОН обязательно придет, и ждала.

– Женя, извини, что задержался… – ухватил меня кто-то за локоть. Передо мной был Борис Аверин.

– Ничего страшного… Я только что проводила Глеба.

– Все нормально?