/ Language: Русский / Genre:humor_prose,

Как распознать идиота во время дискуссии

Максим Шапиро


Шапиро Максим

Как распознать идиота во время дискуссии

Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой ум

Ларошфуко

Как распознать идиота во время дискуссии

Прежде всего, автор хотел бы выразить признательность многочисленным собеседникам, как в реале, так и на интернетфорумах, без чьей помощи эта статья никогда не увидела бы свет.

Вовремя выявить идиота во время дискуссии крайне важно, так как это позволит вам сэкономить значительные усилия. Конечно, иногда можно изменить мнение идиота не опираясь на факты и не пользуясь логическими доводами, но в данной статье предполагается, что дискуссия ведется для обмена логически непротиворечивыми мнениями и получения новой информации друг от друга, а не для вербовки в ряды сторонников своей идеи идиотов. Если вы ставите перед собой именно такую цель, то вам лучше обратиться к другой моей статье, а именно «Как создать свою секту». Прежде чем приступить к разбору признаков, с помощью которых вы сможете определить, что данный человек участвующий в дискуссии является идиотом, мы поясним, что в данном случае имеется в виду под термином идиот. Естественно в данном случае понятие «идиот» является не медицинским термином, а скорее характеризует интеллектуальные способности человека. Более подробно ознакомиться с тем смыслом, который вкладывается в этот термин можно в моей статье «Интеллектуалы, эрудиты и идиоты».

Теперь приступим к рассмотрению признаков того, что вы дискутируете с идиотом.

— 1) Грубость и/или отсутсвие каких-либо обоснований фактических или логических при даче ответа или утверждении чего-либо

Примеры: Все, что ты говоришь фигня! Ерунда! Земля плоская и стоит на трех китах и не смей утверждать обратное! И т. д.

Пояснения. Если собеседник не в состоянии привести какие-либо логические или фактические доводы в поддержку своего мнения, то ему ничего не остается, как грубить и безапелляционно и бездоказательно твердить свое. Неспособность же обосновать свое мнение говорит о том, что дискутирующий с вами идиот с достаточно высокой вероятностью.

Надежность признака: не очень высокая.

Пример поясняющий причины возможной ненадежности: Допустим, в дискуссию двух интеллектуальных и эрудированных собеседников обсуждающих Наполеона, его политику и т. д. вмешивается еще один человек. «А Наполеон, между прочим, еврей и агент Моссада и его задачей было установить мировое господство масонов» — заявляет он. Течение дискуссии в дальнейшем зависит от крепости нервов и педагогических склонностей первых двух ее участников. Если нервы у них крепкие и они не чужды педагогического таланта, то они могут попробовать просветить нового участника дискуссии о исторических реалиях наполеоновского времени. Получится у них это или нет сказать заранее нельзя, но можно предположить, что вероятность этого относительно низкая. Так как, если человек и правда интересуется вопросом и способен к обучению, то он уж смог бы вероятно найти какую-нибудь более менее приемлемую литературу об этом периоде и не нес бы подобной ахинеи. Следовательно, если два первых участника дискуссии не слишком выдержаны, не склонны бесплатно заниматься обучением вклинившегося в дискуссию, то очень может быть, что один из них или они оба скажут новому собеседнику нечто вроде — «Иди отсюда! Дебил!» никак не аргументируя свой ответ. И это их высказывание вполне подпадает под приведенный выше признак идиотизма, но, как вполне очевидно из приведенного примера, в данном конкретном случае этот признак срабатывает неправильно, поскольку сделавшие это высказывание идиотами отнюдь не являются. Так что его желательно применять только в совокупности с другими признаками.

— 2) Попытка убеждения оппонента не логическими доводами и фактами, а через повторение бездоказательного утверждения

Пример: Рассмотрим все тех же упомянутых нами выше собеседников дискутирующих о наполеоновских временах. Предположим, что после того, как встрявший в дискуссию заявил им — «А Наполеон, между прочим, еврей и агент Моссада и его задачей было установить мировое господство масонов», они не послали его сразу куда подальше, а обстоятельно и с доказательствами из авторитетных источников принялись ему объяснять, что Наполеон не мог быть агентом Моссада хотя бы потому, что на тот момент Израиля как государства еще не существовало и уж тем более не существовало такой спецслужбы как Моссад. И Наполеон не был евреем, а был корсиканцем. После чего выступивший с подобными утверждениями некоторое время выжидает, а потом снова появляется с теми же утверждениями, которые были опровергнуты его собеседниками. Дальнейшие действия дискутирующих с подобным персонажем зависят от их терпения, а с его стороны выдача подобных многократно опровергнутых утверждений приобретает циклический характер.

Примечание: Из примера очевидно, что ведущий себя подобным образом либо не в состоянии удержать в голове приведенные против его утверждений доводы более чем в течение некоего относительно кратковременного периода, или же он считает, что многократное повторение какого-то утверждения несмотря на то, что оно было логически или фактически опровергнуто, тем не менее постепенно делает его истинным либо вообще либо в глазах собеседников

Надежность признака: весьма высокая

— 3) Необоснованные обобщения и экстраполяция

Пример: Когда некто утверждает, например, что все финны из музыки слушают только Фрэнка Синатру на том основании, что ему были знакомы всего два финна, и они ничего кроме песен Фрэнка Синатры не слушали или что все французы носят треугольные шляпы и мечтают завоевать Россию, так как он прочитал где-нибудь о Наполеоне и экстраполировал эту информацию на всех французов.

Или же приведем еще один из примеров ошибочной экстраполяции автором которого является Бобби Хендерс (подробнее об этом в статье Википедии Летающий Макаронный Монстр)

Пираты и глобальное потепление

Влияние количества пиратов на глобальное потепление как иллюстрация к тому, что взаимосвязь не равна причинности (лат. um hoc ergo propter hoc — после этого, значит, вследствие этого). В этом письме Хендерсон развивает аргумент, что «глобальное потепление, землетрясения, ураганы и другие природные катастрофы — прямое следствие сокращения количества пиратов с 1800 г.». График, приложенный к письму, показывает, что с сокращением количества пиратов глобальная температура повышается, тем самым иллюстрируя, что статистически связанные вещи, тем не менее, не обязательно взаимосвязаны.

Пояснения: Из приведенных выше утверждений или им подобных можно вполне четко констатировать, что делающий их понятия не имеет о том, что представляет собой репрезентативная выборка и что далеко не любая экстраполяция имеет смысл сама по себе.

Надежность признака: весьма высокая

— 4) Попытка опровержения статистических данных единичными примерами.

Пример: Когда некто в ответ на статистическое исследование, которое показывает, что средний уровень жизни в США выше, чем, например, в Белоруссии заявляет — «Вранье! Я в США был и там у меня бомж деньги на еду клянчил! Разве это высокий уровень жизни?! А вот в Белоруссии у меня брат живет и у него своя вилла, машина «Ягуар» и вообще он чуть ли не миллионер! Так что врет все ваша статистика про то, что в Белоруссии уровень жизни ниже, чем в США!»

Пояснения: В принципе пояснения в данном случае излишни.

Надежность признака: очень высокая

— 5) Попытка привлечения аргументов (для опровержения или подтверждения утверждений) из области, не являющейся предметом дискуссии (линчеванные негры и т. д.)

Пример: Некто скажем в дискуссии о том в какой стране средний уровень жизни вышезаявляет «Вот Вы утверждаете, что в США уровень жизни выше, чем в Сомали. А США, между прочим, ядерную бомбу сбросили на Хиросиму и Нагасаки! Там куча людей погибла!» и т. д.

Пояснения: В данном случае человек не понимает, что т. к. предметом дискуссии является сравнительный уровень жизни по странам, а не то какой имидж имеет страна, какими методами был достигнут в ней высокий уровень жизни и т. д. Поэтому, хотя его утверждение абсолютно правдиво, в рамках приведенной выше дискуссии оно абсолютно бессмысленно, т. к. никоим образом не опровергает и не подтверждает то, что в США средний уровень жизни выше или ниже, чем в Сомали.

Надежность признака: не очень высокая

Пример поясняющий причины возможной ненадежности: Если предмет дискуссии не оговорен четко, а это не такой уж редкий случай, то один из собеседников просто может решить расширить сферу дискуссии, приведя аргументы из смежных и взаимозависимых с темой дискуссии других областей. В подобном случае такой оппонент отнюдь не будет являться идиотом. Идиотом он будет являться только в том случае, если тема дискуссии была оговорена достаточно четко, а он вопреки этому будет пытаться протащить в дискуссию аргументы под эту тему не подпадающие.

— 6) Избирательное применение данных и логических рассуждений

Пример: Если какой-либо монгол всем доказывает, приводя множество исторических сведений, что Чака (основатель государства зулусов в Южной Африке) был кровожадным дикарем и агрессором, но жутко оскорбляется и отказывается на основании не меньшего количества данных и руководствуясь той же логикой, признать таким же дикарем Чингисхана, демонстрируя тем самым избирательное применение логики и стремление игнорировать те данные, которые не вписываются в его идеи.

Пояснения: Собственно пояснения в данном случае излишни

Надежность признака: очень высокая

— 7) Непонимание неравной ценности различных источников информации

Пример: Если человек не понимает, что статья в области физики, опубликованная в журнале СПИД-Инфо, имеет гораздо меньший вес чем статья на ту же тему опубликованная, например, в таких научных журналах как «Nature» или «Physical Review Letters» или что при прочих равных условиях информация, сообщенная новостным агентством «Рейтерс», пользуется большим доверием, чем информация из такого источника, как все тот же СПИД-Инфо, то это само по себе очень показательно.

Пояснения: Область оценки авторитетности тех или иных источников информации еще достаточно мало формализована, что не отменяет, тем не менее, возможности градации этих источников по степени надежности эмпирическим путем. В таких же областях как наука уже разрабатываются вполне работоспособные методики оценки авторитетности научных статей наподобие индекса цитируемости

Надежность признака: достаточно высокая

Пример поясняющий причины возможной ненадежности: Несмотря на сказанное выше, тем не менее, следует отметить, что известны случаи, когда серьезная и заслуживающая доверия информация перекочевывала в авторитетные издания именно со страниц желтой прессы, а в науке некоторые теории, впоследствии признанные правильными не могли пробиться на страницы серьезных научных журналов. Хотя следует отметить, что в настоящее время подобные случаи являются скорее редкими исключениями.

— 8) Неспособность к логическим рассуждениям, а также понимаю и исправлению логических ошибок в своих доводах, даже если на них прямо указывается оппонентами

Пример:

Некто проводит эксперимент на дрессированной собаке. По его команде «Ко мне!» она подбегает к экспериментатору. Затем он ампутирует ей ноги и снова командует «Ко мне!» собака остается неподвижной и на этом основании экспериментатор делает вывод, что органы слуха у собаки находятся на ногах и если ей ампутировать ноги, то собака глохнет.

Или же приведем пример из книги Ивина «Искусство правильно мыслить»

Обычно мы применяем логические законы, не задумываясь о них, нередко не подозревая о самом их существовании. Но бывает, что использование даже простой схемы сталкивается с известными трудностями.

Эксперименты, проводившиеся психологами с целью сопоставления мышления людей разных культур, наглядно показывают, что чаще всего причина трудностей в том, что схема рассуждения, его форма не выделяется в чистом виде. Для решения вопроса о правильности рассуждения вместо этого привлекаются какие-то не относящиеся к делу содержательные соображения. Обычно они связаны с конкретной ситуацией, описываемой в рассуждении.

Вот как описывают ход одного из экспериментов, проводившихся в Африке, М.Коул и С.Скрибнер в книге «Культура и мышление».

Экспериментатор.

Однажды паук пошел на праздничный обед. Но ему сказали, что прежде чем приступить к еде, он должен ответить на один вопрос. Вопрос такой: «Паук и черный олень всегда вместе едят. Паук ест. Ест ли олень?»

Испытуемый. Они были в лесу?

Экспериментатор. Да.

Испытуемый. Они вместе ели?

Экспериментатор. Паук и олень всегда вместе едят. Паук ест. Ест ли олень?

Испытуемый. Но меня там не было. Как я могу ответить на такой вопрос?

Экспериментатор. Не можете ответить? Даже если вас там не было, вы можете ответить на этот вопрос. (Повторяет вопрос.)

Испытуемый. Да, да, черный олень ест.

Экспериментатор. Почему вы говорите. что черный олень ест?

Испытуемый. Потому что черный олень всегда весь день ходит по лесу и ест зеленые листья. Потом он немного отдыхает и снова встает, чтобы поесть.

Здесь очевидная ошибка. У испытуемого нет общего представления о логической правильности вывода. Чтобы дать ответ, он стремится опереться на какие-то факты, а когда экспериментатор отказывается помочь ему в поисках таких фактов, он сам придумывает их.

Еще пример из этого же исследования.

Экспериментатор. Если Флюмо или Йакпало пьют сок тростника, староста деревни сердится. Флюмо не пьет сока тростника. Йакпало пьет сок тростника. Сердится ли староста деревни?

Испытуемый. Люди не сердятся на других людей.

Экспериментатор повторяет задачу.

Испытуемый. Староста деревни в тот день не сердился.

Экспериментатор. Староста деревни не сердился? Почему?

Испытуемый. Потому что он не любит Флюмо.

Экспериментатор. Он не любит Флюмо? Скажи почему?

Испытуемый. Потому что когда Флюмо пьет сок тростника, это плохо. Поэтому староста деревни сердится, когда Флюмо так делает. А когда Йакпало иногда пьет сок тростника, он ничего плохого не делает людям. Он идет и ложится спать. Поэтому люди на него не сердятся. Но тех, кто напьется сока тростника и начинает драться, — староста не может терпеть их в деревне».

Испытуемый имеет в виду скорее всего каких-то конкретных людей или просто выдумал их. Первую посылку задачи он отбросил и заменил ее другим утверждением: люди не сердятся на других людей. Затем он ввел в задачу новые данные, касающиеся поведения Флюмо и Йакпало. Ответ испытуемого на экспериментальную задачу был неправилен. Но он был результатом вполне логичных рассуждений на основе новых посылок.

Для анализа задачи, поставленной в первом эксперименте, переформулируем ее так, чтобы были выявлены логические связи утверждений: «Если ест паук, то ест также олень; если ест олень, то ест и паук; паук ест; следовательно, олень тоже ест». Здесь три посылки. Вытекает ли из двух из них: «Если ест паук, олень также ест» и «Паук ест» заключение «Олень ест»? Конечно. Рассуждение идет по упоминавшейся уже схеме: «если есть первое, то есть второе; есть первое; значит, есть второе». Она представляет собой логический закон. Правильность этого рассуждения не зависит, разумеется, от того, происходит ли все в лесу, присутствовал ли при этом испытуемый и т. п.

Несколько сложнее схема, по которой идет рассуждение во второй задаче: «Если Флюмо или Йакпало пьют сок тростника, староста деревни сердится. Флюмо не пьет сок тростника. Йакпало пьет сок тростника. Сердится ли староста деревни?» Отвлекаясь от конкретного содержания, выявляем схему рассуждения: «если есть первое или второе, то есть третье; первого нет, но есть второе; следовательно, есть третье». Эта схема является логическим законом, н, значит, рассуждение правильно. Схема близка указанной ранее схеме «если есть первое, то есть второе; есть первое; следовательно, есть второе». Различие только в том, что в качестве «первого» в более сложном рассуждении указываются две альтернативы, одна из которых тут же исключается»

Пояснения: Собственно этот признак является совокупным и фактически включает в себя все остальные признаки, упомянутые выше (они были рассмотрены отдельно лишь для большей ясности), а потому является наиболее надежным. Все множество логических ошибок, которые можно совершить рассмотреть невозможно, поскольку они, как и глупость человеческая, безграничны и потому выше приводится всего несколько примеров подобных ошибок. В остальном же применяя этот признак нужно просто проверять ход рассуждений дискутирующего на соответствие логике.

Надежность признака: крайне высокая

Что еще следует помнить, дискутируя с идиотом.

Как правило, идиот считает, что победил в дискуссии, если вы первым перестаете с ним дискутировать, т. е. отвечать на его идиотские высказывания и опровергать их. А вы таки с большой вероятностью перестанете делать это первым в силу закона Шапиро, скромно названного мной в честь меня. И закон этот гласит, что «высказывание идиотского утверждения требует на порядок меньше усилий, чем его последовательное и обоснованное опровержение и более того, иногда это опровержение вообще невозможно». Чтобы понять, почему это так следует обратиться к знаменитому «Чайнику Рассела». В 1952 году Рассел писал:

«Если я предположу, что между Землёй и Марсом вокруг Солнца по эллиптической орбите летает фарфоровый чайник, никто не сможет опровергнуть моё утверждение, особенно если я аккуратно добавлю, что чайник настолько мал, что не виден даже самыми мощнейшими телескопами»

Вы представляете, каких усилий потребует опровержение подобного утверждения и что на современном уровне технического развития данное опровержение вообще невозможно осуществить? И даже в тех случаях, когда опровержение возможно, оно требует несопоставимо чудовищных усилий по сравнению с усилиями требующимися для осуществления идиотского высказывания, которое требуется опровергнуть. Поэтому вариант, что вы просто физически не сможете опровергнуть высказывание своего оппонента-идиота и вынуждены будете прекратить дискуссию очень даже возможен. И вам абсолютно не поможет, если вы решите потребовать от оппонента-идиота, чтобы он сам доказал истинность своего бредового утверждения т. к. он элементарно в доказательство своего бредового утверждения приведет столь же бредовые рассуждения и доказательства, а это в свою очередь означает, что вам придется опровергать и их. И это уже не говоря о том, что идиот с легкостью может воспользоваться методом, упомянутым мной во втором признаке идиотизма т. е. постоянным повторением (иногда слегка видоизмененным) своих уже опровергнутых утверждений. Исходя из этого, идиот согласно своим критериям победы всегда одержит над вами верх в дискуссии. А потому не лучше ли выявив идиота с помощью приведенных мной выше признаков сразу же послать его куда подальше? Так вы сэкономите очень много времени и сил.

Интеллектуалы, эрудиты и идиоты

Практически каждый человек имеет свое представление о том, что такое человеческий ум и что такое человеческая глупость. Представления эти зачастую, увы, расплывчаты, что впрочем, неудивительно, так как и человеческий ум и человеческая глупость весьма многогранны и многолики. Со своей стороны хотел бы предложить читателю свою классификацию умных и глупых людей, которая достаточно условна (как, в общем-то, говоря и большинство классификаций вообще), но в достаточной мере отражает мои представления о предмете. Итак, в этой области я делю людей на интеллектуалов, эрудитов и идиотов (следует отметить, что лексические значения названий подгрупп в моей классификации не совпадают стопроцентно с их общепринятыми значениями и то, что я под этими словами понимаю, будет разъяснено ниже). Рассмотрим их подробнее.

Интеллектуалы. Интеллектуалами я называю людей, обладающих способностями к аналитическому мышлению, а также умением в объеме информации выявлять определенные закономерности и на основании этих закономерностей делать верные выводы в той или иной области. Причем эти выводы до этого не содержались явно в полученной этими людьми информации. Т. к. способности к аналитическому мышлению в значительной мере определяются IQ, а IQ в свою очередь обусловлен в высокой степени наследственностью, то можно с большой долей вероятности утверждать, что при прочих равных условиях интеллектуальность человека в моем понимании сильно зависит от его генома. С другой стороны IQ это всего на всего способность, которая должна правильно применяться, чтобы уровень интеллектуальности человека возрос. Т. е. кроме IQ человек должен уметь пользоваться логикой. Иначе говоря, кроме врожденной способности к аналитическому мышлению человек, чтобы повысить свой уровень интеллектуальности должен стремиться в умственной деятельности к научному подходу (см. также в Википедии фальсифицируемость, бритва Оккама, и т. д.). Идеальным примером же научного подхода может являться «Двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое испытание».

Эрудиты. В моей трактовке — люди, обладающие обширными энциклопедическими познаниями в какой-либо области/областях. Причем сами по себе эти познания не гарантируют того, что человек ими обладающий в состоянии правильно проанализировать эти данные и на основании этих самых данных и анализа прийти к верным выводам. Таким образом, эрудиция обуславливается с одной стороны хорошей памятью человека (что естественно т. к. иначе он просто физически не смог бы обладать обширными познаниями в какой-либо области/областях), а с другой полученным в свое время доступом к тем или иным знаниям по какому-либо вопросу. Вместе с тем, как было уже упомянуто выше, эрудиция в этом смысле отнюдь не гарантирует, что человек, обладая обширными познаниями в какой-либо области, сможет использовать их для того, чтобы на их базе получить самостоятельно какие-либо новые знания т. к. данная способность зависит от интеллектуальности в упомянутом мной выше смысле. Таким образом, эрудиты, не обладающие интеллектуальностью, представляют собой всего на всего лишь ходячие справочники к тому же заметно потерявшие свою важность в связи с относительной общедоступностью множества справочников и литературы, а также усовершенствованием методов поиска необходимой информации в настоящее время.

Идиоты. Идиоты в моей классификации являются антиподами интеллектуалов. Т. е. идиоты это люди не способные к аналитическому мышлению (что в значительной мере зависит от их IQ). Т. е. чем ниже способность людей к аналитическому мышлению и чем меньше они используют научный подход в своем мышлении при разрешении каких-то проблем, тем большими идиотами они являются. Для иллюстрации приведем отрывок из книги Ивина А. А. «Искусство правильно мыслить»:

«Обычно мы применяем логические законы, не задумываясь о них, нередко не подозревая о самом их существовании. Но бывает, что использование даже простой схемы сталкивается с известными трудностями.

Эксперименты, проводившиеся психологами с целью сопоставления мышления людей разных культур, наглядно показывают, что чаще всего причина трудностей в том, что схема рассуждения, его форма не выделяется в чистом виде. Для решения вопроса о правильности рассуждения вместо этого привлекаются какие-то не относящиеся к делу содержательные соображения. Обычно они связаны с конкретной ситуацией, описываемой в рассуждении.

Вот как описывают ход одного из экспериментов, проводившихся в Африке, М.Коул и С.Скрибнер в книге «Культура и мышление».

Экспериментатор.

Однажды паук пошел на праздничный обед. Но ему сказали, что прежде чем приступить к еде, он должен ответить на один вопрос. Вопрос такой: «Паук и черный олень всегда вместе едят. Паук ест. Ест ли олень?»

Испытуемый. Они были в лесу?

Экспериментатор. Да.

Испытуемый. Они вместе ели?

Экспериментатор. Паук и олень всегда вместе едят. Паук ест. Ест ли олень?

Испытуемый. Но меня там не было. Как я могу ответить на такой вопрос?

Экспериментатор. Не можете ответить? Даже если вас там не было, вы можете ответить на этот вопрос. (Повторяет вопрос.)

Испытуемый. Да, да, черный олень ест.

Экспериментатор. Почему вы говорите. что черный олень ест?

Испытуемый. Потому что черный олень всегда весь день ходит по лесу и ест зеленые листья. Потом он немного отдыхает и снова встает, чтобы поесть.

Здесь очевидная ошибка. У испытуемого нет общего представления о логической правильности вывода. Чтобы дать ответ, он стремится опереться на какие-то факты, а когда экспериментатор отказывается помочь ему в поисках таких фактов, он сам придумывает их.

Еще пример из этого же исследования.

Экспериментатор. Если Флюмо или Йакпало пьют сок тростника, староста деревни сердится. Флюмо не пьет сока тростника. Йакпало пьет сок тростника. Сердится ли староста деревни?

Испытуемый. Люди не сердятся на других людей.

Экспериментатор повторяет задачу.

Испытуемый. Староста деревни в тот день не сердился.

Экспериментатор. Староста деревни не сердился? Почему?

Испытуемый. Потому что он не любит Флюмо.

Экспериментатор. Он не любит Флюмо? Скажи почему?

Испытуемый. Потому что когда Флюмо пьет сок тростника, это плохо. Поэтому староста деревни сердится, когда Флюмо так делает. А когда Йакпало иногда пьет сок тростника, он ничего плохого не делает людям. Он идет и ложится спать. Поэтому люди на него не сердятся. Но тех, кто напьется сока тростника и начинает драться, — староста не может терпеть их в деревне».

Испытуемый имеет в виду скорее всего каких-то конкретных людей или просто выдумал их. Первую посылку задачи он отбросил и заменил ее другим утверждением: люди не сердятся на других людей. Затем он ввел в задачу новые данные, касающиеся поведения Флюмо и Йакпало. Ответ испытуемого на экспериментальную задачу был неправилен. Но он был результатом вполне логичных рассуждений на основе новых посылок.

Для анализа задачи, поставленной в первом эксперименте, переформулируем ее так, чтобы были выявлены логические связи утверждений: «Если ест паук, то ест также олень; если ест олень, то ест и паук; паук ест; следовательно, олень тоже ест». Здесь три посылки. Вытекает ли из двух из них: «Если ест паук, олень также ест» и «Паук ест» заключение «Олень ест»? Конечно. Рассуждение идет по упоминавшейся уже схеме: «если есть первое, то есть второе; есть первое; значит, есть второе». Она представляет собой логический закон. Правильность этого рассуждения не зависит, разумеется, от того, происходит ли все в лесу, присутствовал ли при этом испытуемый и т. п.

Несколько сложнее схема, по которой идет рассуждение во второй задаче: «Если Флюмо или Йакпало пьют сок тростника, староста деревни сердится. Флюмо не пьет сок тростника. Йакпало пьет сок тростника. Сердится ли староста деревни?» Отвлекаясь от конкретного содержания, выявляем схему рассуждения: «если есть первое или второе, то есть третье; первого нет, но есть второе; следовательно, есть третье». Эта схема является логическим законом, н, значит, рассуждение правильно. Схема близка указанной ранее схеме «если есть первое, то есть второе; есть первое; следовательно, есть второе». Различие только в том, что в качестве «первого» в более сложном рассуждении указываются две альтернативы, одна из которых тут же исключается»

Еще одним примером неспособности к аналитическому мышлению может являться непонимание того, что «Post hoc non est propter hoc» , что означает «ПОСЛЕНЕ ЗНАЧИТ ВСЛЕДСТВИЕ». Пример:

«Некто заметил, что после того, как он постирал белье на улице пошел дождь и на основании этого заявил, что для того чтобы вызвать дождь необходимо стирать белье»

Можно было бы привести еще множество других примеров глупости, но поскольку, глупость весьма многогранна, то описание всех ее граней занятие весьма трудоемкое, если вообще в принципе возможное. А посему перейдем лучше к следствиям из приведенной мной выше классификации:

— Интеллектуалы не могут быть идиотами (Примечание: имеется в виду одна и та же область знаний, для различных областей может быть неверно, подробнее см. ниже)

— Идиоты могут быть эрудитами и наоборот

— Эрудиты совсем не обязательно являются интеллектуалами

— Интеллектуалы вполне могут быть также и эрудитами, но могут ими и не быть

— Интеллектуалам требуется какой-то минимальный багаж знаний, чтобы проявить свою интеллектуальность т. к. как для печи требуется топливо, так и для аналитического мышления требуются данные, чтобы было что собственно анализировать. Вместе с тем этот багаж знаний может быть значительно меньше, чем у эрудитов т. к. интеллектуалы вполне могут позволить себе обращаться к справочникам и информации по мере надобности, а не держать ее в голове.

Исходя из всего вышесказанного следует, что при прочих равных условиях интеллектуалы в настоящее время при прочих равных условиях представляют для общества гораздо большую ценность, чем эрудиты.

Также необходимо отметить, что люди вполне могут являться интеллектуалами в одной области и идиотами в другой. Это всего лишь означает, что люди обладая способностью к аналитическому мышлению (и иногда на очень высоком уровне) тем не менее, ограничивают его в какой-либо области (например из эмоциональных, моральных, религиозных и т. д. соображений). Из этого следует, что чистый идиотизм (т. е. во всех областях) для отдельного человека по видимому также редок как и чистая интеллектуальность (т. е. способность мыслить аналитически независимо от предмета анализа во всех областях).

Как создать свою секту

(краткий курс)

К сожалению этот бизнес еще мало известен в предпринимательских кругах и это несмотря на многократно доказанную им свою эффективность и рентабельность. Поэтому эта работа призвана обратить внимание бизнесменов на эту сравнительно неосвоенную область, а также дать некоторые практические советы, облегчающие создание своей секты.

Книга. При основании секты можно, но не обязательно, использовать Книгу (всегда пишется с большой буквы!). Такой подход имеет как свои плюсы, так и свои минусы, которые будут рассмотрены позднее. При выборе Книги для своей секты следует руководствоваться следующими критериями:

а) Книга должна быть непонятной! Это самое важное требование, так как если смысл книги понятен, то вы оказываетесь лишним — и без вас разберутся. Во-вторых если книга непонятна и запутанна, это создает впечатление, что в книге зашифрована некая великая истина. Если же в некоторых частях Книги, несмотря на все старания автора, все-таки прослеживается некий смысл, необходимо чтобы все эти части противоречили друг другу. Иначе говоря, в Книге не должно быть ни малейшего намека на логику, иначе все пропало.

б) Все утверждения в Книге не должны ни в коем случае обосновываться. Отсутствие каких-либо обоснований гарантирует, что утверждения, приведенные в книге, не будут опровергнуты каким-нибудь ретивым критиком. Действительно, ведь практически невозможно опровергнуть утверждение, которое никак не обосновывается. Если же автор все-таки не удержался от объяснений, то оно должно быть как можно более бессмысленным и непонятным. Это подчеркивает мудрость Книги. Пример: «Звезды зажигаются ночью, потому что душа это зеркало бога» и т. д.

Примеры подходящих книг: «Полное собрание сочинений Ленина», рассказы Ричарда Баха, интервью с Черномырдиным, книги Карлоса Кастанеды, сценарий мультфильма «Ежик в тумане»…

Применение Книги. Необходимо заявить, что именно вы и только вы поняли великую истину, хранящуюся в Книге и готовы открыть ее своим последователям, если они будут следовать вашим поучениям. Параллельно рекомендуется объявить себя пророком, воплощением какого либо бога или не мелочиться и объявить богом себя самого. Для борьбы со скептиками, задающими каверзные вопросы по содержанию Книги, а также для ответа на любые вопросы вообще существует две методики:

1) Ничего не отвечаете, мудро улыбаетесь и смотрите с брезгливой жалостью на задавшего вопрос. Весь ваш вид должен выражать удивление тем, что спрашивающий не понимает таких элементарных вещей.

2) На любой вопрос отвечаете цитатой из Книги. При выборе цитаты лучше всего руководствоваться методом случайных чисел.

Эти два способа можно для усиления эффекта чередовать. Если вы проявите необходимое упорство, то через некоторое время у вас появятся последователи, и можно будет переходить непосредственно ко второй фазе — изыманию денег сектантов, и использованию сектантов для упрочения своего влияния. Но об этом позже. А пока рассмотрим негативные стороны использования Книги.

— Как видно из этой работы вы будете далеко не первым, кто додумался до подобного использования Книги. А это означает, что все подходящие Книги уже разобраны и вам придется при основании секты вступить в острую конкурентную борьбу с руководителями других сект уже использующих выбранную вами Книгу, с вытекающими отсюда «разборками».

— Как это ни печально, но вам придется выучить Книгу наизусть иначе, если вы хоть раз ошибетесь при цитировании, вашей репутации знатока сокрытой в Книге мудрости может быть нанесен непоправимый ущерб.

Безусловным же плюсом использования книги является то, что вы всегда можете опереться на ее авторитет, а также вам не придется самому придумывать притчи (см. ниже) для ответов на вопросы учеников и критиков, поскольку вы можете ограничиться цитированием Книги.

Притчи. К сожалению, молчать все время, загадочно и мудро улыбаясь невозможно. Иногда придется отвечать на вопросы последователей, а также критику непосвященных. Если вы отказались от использования книги, то у вас остается единственный способ ответа — притчи. Притчи должны сочиняться вами на тех же принципах, что и Книга (см. выше), но так как притчи рассказываются устно, то они должны быть короче.

Методика рассказывания притчи. При рассказывании притчи ни в коем случае не смотрите на собеседников, иначе вы можете не выдержать и рассмеяться (прецеденты уже были). Взгляд должен быть устремлен вдаль. В него можно добавить каплю вселенской скорби. Лицо должно быть бесстрастным (неопытные пророки часто пытаются во время рассказа притчи улыбаться мудрой всепрощающей улыбкой, не понимая, как сложно улыбка сочетается с устной речью, это доступно только настоящим профессионалам, так что лучше не рисковать).

Примеры коротких притч:

— «время — слеза, текущая из глаза бесконечности» (с)

— «Однажды Бао пришел к Шао и спросил: «Видел ли ты мертвую мудрость?». «Нет»- ответил Шао. «Так смотри!» — воскликнул Бао и умер.» (с)

— «Однажды любимая собака пастуха сломала ногу. Он убил ее, зажарил и съел. Вот так и мы должны научиться извлекать радость из своих горестей» (с)

Обряды. Очень важны для успешного управления сектой. Обряды должны быть физически тяжелы, отупляющи, вредны для здоровья и, разумеется, бессмысленны. Это необходимо чтобы вымотать ваших последователей до такой степени, чтобы у них просто не оставалось сил на сомнение в вашей правоте и задавание вам всяких провокационных вопросов. К тому же приучив ваших учеников выполнять всякие идиотские требования, вы добьетесь того, что в последствии они будут выполнять ваши приказы не раздумывая. Следует также обратить внимание на то, чтобы некоторые из обрядов были почти невыполнимы, в этом случае любые свои неудачи вы можете обосновать нерадивым выполнением обрядов вашей паствой. Можно также использовать при обрядах методики по внушению и зомбированию для полного подавления воли (НЛП и т. д.).

Примеры рекомендуемых обрядов:

— не есть мяса, рыбы, яиц… в общем, ничего не есть кроме петрушки и укропа

— каждый день скакать не менее пяти километров на правой ноге, плюя на каждый седьмой скачок через левое плечо не менее трех раз

— ежедневно встав на четвереньки повторять 12000 раз «шавкалось хливкие шорьки пырялись по наве и хрюкотали зелюки как мюмзики в мове»

— носить только набедренную повязку в любое время года

— волосы сбрить. Везде!

— Отрезать правую мочку уха

— Не танцевать!

Вербовка сторонников. На начальных этапах формирования секты вы должны воздержаться от привлечения психически здоровых, образованных людей, склонных к аналитическому мышлению. Так как они, не утратив способности к логическим рассуждениям, скорее всего, назовут все ваши великие откровения полной чушью и будут, увы, недалеки от истины. Такой их скептический настрой крайне негативно влияет на духовную атмосферу молодой неокрепшей секты. Вы, конечно, можете спросить — где же взять столько психов для создания секты?! Не стоит беспокоиться. Как показывают новейшие исследования, количество психически неуравновешенных людей в нашем обществе стремительно растет. Так что психов хватит на всех. К тому же вам отнюдь не обязательно искать настоящих сумасшедших. Подойдут и люди с просто нестабильной психикой (алкоголики, наркоманы, испытывающие тяжелую депрессию и т. д.), а до нужной кондиции вы сможете их довести с помощью обрядов (см. выше). Когда число ваших сторонников станет значительным, можно уже привлекать в секту и нормальных людей, которые с коммерческой точки зрения представляют больший интерес. Влиять на них вам поможет так называемый психологический коллективный резонанс и все те же обряды. Действие психологического коллективного резонанса можно объяснить на таком примере — если нормальный человек определенное время находится среди психически нездоровых людей, в его психике также начинают развиваться отклонения. Именно этот прием используется для вовлечения в секту множества последователей на поздних этапах ее развития.

О чем следует помнить. Вы обязательно должны верить в то, что говорите своим сектантам, так как большинство людей очень чутко чувствуют ложь. Конечно, возникает вопрос как в этом случае не только не свихнуться самому (риск чего очень велик), но и с выгодой использовать свое положение главы секты. В принципе в этом нет ничего сложного. Умудряетесь же вы наутро после каждой пьянки с полной верой заявлять, что больше — никогда! Хотя прекрасно понимаете всю неосуществимость этого заявления. Тот же подход следует использовать и в секте. То есть вера верой, а выгода выгодой.

Так, применяя все перечисленные выше приемы, вы сможете создать свою секту. Все остальное зависит уже от вас. Возможно, вы добьетесь таких же успехов как такие широко известные компании: «Белое братство», «Сайентологи», «Аум-сенрике» и другие.

А может вам удастся шагнуть еще дальше… Впрочем, это уже выходит за рамки нашего курса.

Удачи!

Полевое исследование проявлений идиотизма на форуме Экслера

Где-то к моему совершеннолетию, а может быть и раньше (я не помню точно), мной было совершено ужасное открытие. Обнаружилось, что среди нас живут идиоты. И их много. Очень много. Вполне может быть, что даже большинство. Так как мне тогда казалось, что мир, в котором большинство составляют идиоты, обречен, то я со страхом стал ждать надвигающегося апокалипсиса, выискивая его признаки во всем происходящем вне стен моего дома. Но, несмотря на все неприятности, преследующие те или иные страны, глобальный апокалипсис и полное торжество идиотизма все не наступали. Следовательно, в чем-то я очень сильно ошибался. В чем? В количестве идиотов? Осмотр по сторонам показал, что число их огромно. Но тут же была мной замечена еще одна закономерность — стопроцентный идиотизм (т. е. идиотизм во всех сферах человеческой жизни) такая же редкость, как и стопроцентная гениальность. Люди, как правило, несут полную чушь лишь в некоторых областях, а в остальном ведут себя вполне рационально. Более того, наиболее рационально они ведут себя обычно именно в тех областях, с которыми связана их профессиональная деятельность. Что, в общем-то, по здравом размышлении достаточно очевидно. Какой-нибудь программист может сколько угодно на досуге толковать о происхождении санскрита от древнеславянского по абсолютно шизоидной теории Задорнова, но для программирования он таки обычно использует слава богу знания почерпнутые из учебника по С++, а не псевдолингвистические измышления сатирика. И это логично т. к. в противном случае вряд ли бы его программы действовали и соответственно, подобный программист моментально вылетел бы с работы. Таким образом, мы имеем человека со склонностью к идиотизму в малозначительной области и вполне рационального программиста по месту его работы. С другой стороны какой-нибудь лингвист может нести какую-нибудь ересь в области психологии, но быть очень хорошим специалистом собственно в лингвистике. Ну и наконец, какой-нибудь высококвалифицированный психолог может периодически бредить восстанием компьютеров, порабощающих человечество. Все — круг замкнулся. Вот собственно и весь секрет того, почему, несмотря на кажущееся преобладание идиотов, повсеместная победа идиотизма с последующим крахом цивилизации так и не наступает. Идиотизм почти каждого человека в какой-либо области, не являющейся его основной деятельностью, компенсируется с лихвой, как правило, профессионализмом другого человека работающего в этой самой области. И при этом, т. к. обычно профессионалы, работающие в той или иной области, имеют в ней большее влияние, чем те, кто об этой области рассуждает на досуге, тот факт, что море идиотизма все еще не затопило нас, уже не столь удивителен. Следствием упомянутого выше обретенного знания, в конце концов, стало создание статьи «Интеллектуалы, эрудиты и идиоты». Но червь сомнения продолжал грызть меня. То, что идиоты бывают идиотами вещь вполне очевидная, но вот утверждение, что вполне разумные на вид люди могут оказаться неспособными в определенной области рассуждать логично уже не столь бесспорна и потому требует доказательства. Чтобы далеко не ходить, я в первую очередь поискал признаки идиотского поведения у себя и, конечно же, нашел несколько областей, в которых логика мне отказывает. Вот пример одной из них.

В настоящее время я живу в стране, где большинство конфликтов принято решать в судебном порядке или обращаясь в правоохранительные органы. Превышение же пределов самообороны в этой стране жестко преследуется, и поэтому в случае отсутствия прямой физической угрозы применять силу в ответ скажем на словесное оскорбление нелогично и чревато. Однако прекрасно это сознавая, я в определенных случаях с высокой степенью вероятности прореагирую на оскорбления, скажем моих близких, именно таким нелогичным образом, рискуя навлечь на себя большие неприятности за причинение тяжких телесных, вместо того, чтобы решить этот вопрос в юридической плоскости. Слишком уж сильно во мне укоренились паттерны поведения, приобретенные в другой гораздо менее законопослушной стране.

Проблема состоит однако в том, что это всего лишь единичный пример, да еще и основанный на субъективном личном опыте. К тому же факт идиотизма мной в данном случае не отрицается, а с точки зрения исследования гораздо больший интерес представляют не только относительно разумные люди, несущие какой-нибудь бред, но и упрямо отказывающиеся признать свой бред бредом. Следовательно было явно необходимо провести исследование на более широкой выборке разумных людей, чтобы доказать, что они вполне способны нести какую-нибудь чушь и вести себя по идиотски. Но где взять более-менее разумных людей в интернете? В первую очередь я подумал о форумах, где люди общаются на узкопрофессиональные темы. На подобных форумах идиоту, не разбирающемуся в вопросе, достаточно тяжело закрепиться. Однако потом я понял, что подобные форумы не подходят именно потому, что согласно вышесказанному в своей профессиональной области и идиоты могут вести себя вполне разумно. Следовательно, мне был необходим форум, где люди в основном обсуждают темы не связанные прямо с их профессиональной деятельностью и при этом, чтобы средний интеллектуальный уровень посетителей форума был достаточно высок. Но как его найти? Поразмыслив, я решил, что этот форум должен отличаться крайне строгой модераторской политикой в области вежливости. Конечно не всякий склонный к грубости идиот (например, грубить может человек, которого вывели из себя как раз идиоты), но человек имеющий проблемы с логикой и обоснованием своих утверждений, как правило, более к этому склонен, т. к. не имея возможности противопоставить что-либо оппоненту в интеллектуальном плане, идиот обычно просто вынужден переходить на его личность. Конечно строгий подход к вежливости на форуме не панацея, т. к. подобный неспособный обосновать свое мнение человек кроме грубости может также прибегнуть к демагогии и софистике, но следует отметить, что уже и использование подобных приемов требует какого никакого, а ума. В конце концов, исходя из приведенных выше критериев, я остановил свой выбор на форуме Экслера. Я уже достаточно давно был зарегистрирован на этом форуме и по моим прикидкам он вполне подходил. Частично проблема состояла, однако в том, что правила форума, в том числе гласили:

Форум — не место для чьей-то рекламы (коммерческой или некоммерческой — все равно), а также не место для «исследований» всяких доморощенных или каких-то иных психологов, социологов и прочих — ологов. Поэтому не удивляйтесь, если вас сразу забанят за подобные треды — безо всяких предупредительных выстрелов.

Т.е. мне вполне мог угрожать окончательный бан (и я его таки, в конце концов, получил), но наука, увы, требует жертв. Пока я размышлял о том, какой же мне открыть тред, чтобы в нем наиболее выпукло мог проявиться идиотизм разумных людей, случай сделал все за меня. В результате кроме всего прочего вышла еще и очень поучительная и забавная история. Однако по порядку.

На форуме Экслера был один весьма популярный юзер. И неожиданно именно с этим юзером я схлестнулся по животрепещущему вопросу «пахнут ли деньги». Суть собственно такова — в одном треде (я, увы, так и не смог найти его в архивах форума) шло обсуждение фильма «Ворошиловский стрелок». Если кто не смотрел сей фильм, то суть его вкратце такова. У одного деда изнасиловали внучку представители золотой молодежи и в том числе прокуроский сынок. Прокурор предложил деду бабки, тот их не взял, но дело все равно замяли. Тогда дед купил винтовку и пострелял эту золотую молодежь самолично. Поступок вполне похвальный, но деда чуть не схватили, а кроме него у внучки практически никого и не было. Вот я собственно и выразил предположение, что разумнее было деньги взять, если уж посадить уродов не удалось, а потом уже на эти самые деньги или винтовку купить, или киллера нанять, или уж внучке их оставить, если все-таки поймают деда и придется ему остаток жизни в зоне коротать. Чтобы еще более конкретизировать, что я имею в виду, я кинул ссылку на свой рассказ «Деньги не пахнут». И тут в тред влетел на коне и весь в белом вышеупомянутый юзер и заклеймил меня в готовности продавать близких за деньги и даже поинтересовался, за сколько я был бы готов продать свою гипотетическую дочь? Так как мне стало очевидно, что дискуссия с человеком, не понимающим разницы в получении денег от насильника в корыстных целях или же с целью усыпить бдительность насильника, а потом его за эти же деньги закатать в асфальт бессмысленна, то я просто в вежливой форме посоветовал оппоненту отправиться в пешее эротическое путешествие и прекратил дискуссию. Однако нельзя не отметить, что я был очень впечатлен количеством народа, которое бросилось защищать достаточно странные, на мой взгляд, утверждения этого юзера. Мне это показалось подходящим поводом, чтобы провести эксперимент. И поэтому мной был открыт следующий опрос. Особое внимание следует обратить на то, что опрос не зря был назван именно «Абстрактная моральная проблема», поскольку именно с этой абстрактностью и Аристотелевой логикой и возникли у некоторых опрашиваемых наибольшие трудности. В чем именно они выражались можно увидеть, сходив по ссылке и прочитав ход дискуссии. Собственно неспособность некоторых людей к абстрактному мышлению уже давно занимала умы исследователей и классическим примером в данном случае являются уже многократно цитированные мной из книги Ивина «Искусство правильно мыслить» исследования способности к логике и абстрактному мышлению, проведенные в одном из африканских племен.

Вот как описывают ход одного из экспериментов, проводившихся в Африке, М.Коул и С.Скрибнер в книге «Культура и мышление».

Экспериментатор.

Однажды паук пошел на праздничный обед. Но ему сказали, что прежде чем приступить к еде, он должен ответить на один вопрос. Вопрос такой: «Паук и черный олень всегда вместе едят. Паук ест. Ест ли олень?»

Испытуемый. Они были в лесу?

Экспериментатор. Да.

Испытуемый. Они вместе ели?

Экспериментатор. Паук и олень всегда вместе едят. Паук ест. Ест ли олень?

Испытуемый. Но меня там не было. Как я могу ответить на такой вопрос?

Экспериментатор. Не можете ответить? Даже если вас там не было, вы можете ответить на этот вопрос. (Повторяет вопрос.)

Испытуемый. Да, да, черный олень ест.

Экспериментатор. Почему вы говорите. что черный олень ест?

Испытуемый. Потому что черный олень всегда весь день ходит по лесу и ест зеленые листья. Потом он немного отдыхает и снова встает, чтобы поесть.

Здесь очевидная ошибка. У испытуемого нет общего представления о логической правильности вывода. Чтобы дать ответ, он стремится опереться на какие-то факты, а когда экспериментатор отказывается помочь ему в поисках таких фактов, он сам придумывает их.

Еще пример из этого же исследования.

Экспериментатор. Если Флюмо или Йакпало пьют сок тростника, староста деревни сердится. Флюмо не пьет сока тростника. Йакпало пьет сок тростника. Сердится ли староста деревни?

Испытуемый. Люди не сердятся на других людей.

Экспериментатор повторяет задачу.

Испытуемый. Староста деревни в тот день не сердился.

Экспериментатор. Староста деревни не сердился? Почему?

Испытуемый. Потому что он не любит Флюмо.

Экспериментатор. Он не любит Флюмо? Скажи почему?

Испытуемый. Потому что когда Флюмо пьет сок тростника, это плохо. Поэтому староста деревни сердится, когда Флюмо так делает. А когда Йакпало иногда пьет сок тростника, он ничего плохого не делает людям. Он идет и ложится спать. Поэтому люди на него не сердятся. Но тех, кто напьется сока тростника и начинает драться, — староста не может терпеть их в деревне».

Испытуемый имеет в виду скорее всего каких-то конкретных людей или просто выдумал их. Первую посылку задачи он отбросил и заменил ее другим утверждением: люди не сердятся на других людей. Затем он ввел в задачу новые данные, касающиеся поведения Флюмо и Йакпало. Ответ испытуемого на экспериментальную задачу был неправилен. Но он был результатом вполне логичных рассуждений на основе новых посылок.

Для анализа задачи, поставленной в первом эксперименте, переформулируем ее так, чтобы были выявлены логические связи утверждений: «Если ест паук, то ест также олень; если ест олень, то ест и паук; паук ест; следовательно, олень тоже ест». Здесь три посылки. Вытекает ли из двух из них: «Если ест паук, олень также ест» и «Паук ест» заключение «Олень ест»? Конечно. Рассуждение идет по упоминавшейся уже схеме: «если есть первое, то есть второе; есть первое; значит, есть второе». Она представляет собой логический закон. Правильность этого рассуждения не зависит, разумеется, от того, происходит ли все в лесу, присутствовал ли при этом испытуемый и т. п.

Несколько сложнее схема, по которой идет рассуждение во второй задаче: «Если Флюмо или Йакпало пьют сок тростника, староста деревни сердится. Флюмо не пьет сок тростника. Йакпало пьет сок тростника. Сердится ли староста деревни?» Отвлекаясь от конкретного содержания, выявляем схему рассуждения: «если есть первое или второе, то есть третье; первого нет, но есть второе; следовательно, есть третье». Эта схема является логическим законом, н, значит, рассуждение правильно. Схема близка указанной ранее схеме «если есть первое, то есть второе; есть первое; следовательно, есть второе». Различие только в том, что в качестве «первого» в более сложном рассуждении указываются две альтернативы, одна из которых тут же исключается»

Параллели с тредом, на который я ссылался выше, напрашиваются сами собой. Я также прямо в треде несколько раз подчеркивал абстрактный характер задачи, но это не возымело никаких результатов. Следует также отметить, что неспособность к абстрактному мышлению присуща не только африканцам и обусловлена, как правило, культурными особенностями. Наиболее выпукло данный вопрос был исследован знаменитым нейрофизиологом и нейропсихологом А.Р. Лурия в статье «Культурные различия и интеллектуальная деятельность». Однако следует обратить внимание на то, что целевая группа, которую исследовал Лурия разительно отличается по социальному статусу от исследуемой группы на форуме Экслера. Так Лурия специально подчеркивал, что никто из наблюдаемых им людей не получил высшего образования и более того их грамотность была на крайне низком уровне, что собственно вполне объясняет полученные им результаты.

Следующая серия наших опытов была посвящена классификации предметов. В отличие от набора различно окрашенных мотков шерсти или изображений геометрических фигур предметы, окружающие нас в повседневной жизни, трудно разделить на категории на основе какой-то общей физической черты. Их можно классифицировать на категории многими способами, и нас интересовала сущность этой категоризации.

Исследуя динамику развития ребенка, Л. С. Выготский установил различные типы категорий, используемые детьми разного возраста. На ранних этапах развития ребенка слова не являются организующим фактором в том, как ребенок категоризирует свой опыт. На следующем этапе категоризации ребенок начинает сравнивать предметы по одному их физическому свойству, например по цвету, форме или размеру. Но во время сравнения ребенок быстро забывает о свойстве, которое он первоначально избрал как основу классификации, и переключается на другое свойство. В результате он часто собирает группу предметов, не обладающих только одним общим признаком. Логическая основа таких группировок часто представляет собой целый комплекс признаков, объединенных общей ситуацией. Предметы объединены общей ситуацией, в которой каждый из них участвует индивидуально. Примером подобной группировки может быть категория «еда», куда ребенок включает «стул», чтобы сидеть за столом, «скатерть», чтобы покрыть стол, «нож», чтобы резать хлеб, «тарелку», чтобы положить хлеб, и т. д.

Детерминирующим фактором классификации предметов в ситуационные комплексы этого рода является не определенное понятие, выраженное в слове, а, скорее, функционально-образное восприятие объектов и их взаимоотношений, наблюдаемое в реальной жизни. Л. С. Выготский установил, что группирование предметов по ситуационному принципу типично для дошкольников и младших школьников.

Дети старшего и особенно юношеского возраста перестают обобщать объекты на основе непосредственных впечатлений. Основой классификации становятся тогда некоторые очевидные свойства предметов. Каждый предмет включается в определенную категорию. Создаются системы объектов, объединенных в разные категории; развивается иерархическая понятийная схема, выражающая различную «степень общности» объектов. Например, роза — цветок, цветок — растение, растение — часть органического мира. Когда человек переходит к такому способу мышления, он прежде всего сосредоточивается на «категориальных» взаимоотношениях между объектами, а не на конкретных способах, которыми они взаимодействуют в реальных ситуациях.

Легко понять, что психологические закономерности, управляющие таким понятийным мышлением резко отличаются от закономерностей построения обобщений на базе конкретного опыта. Категориальное мышление является не просто отражением личного опыта, оно отражает общественный опыт, выраженный посредством речевой системы. Таким образом, по мере овладения языком, грамотой функционально-образные операции мышления заменяются семантическими и логическими операциями, в которых слова становятся основным средством абстрагирования и обобщения.

Мы полагали, что поскольку отвлеченное мышление является продуктом теоретической деятельности, которой обучают в школе, сложные формы абстракции и обобщения будут обнаружены только у тех испытуемых, которые получили какое-то формальное образование. Однако большинство наших испытуемых получили лишь начальное o6?aзование или совсем не посещали школу, и нас интересовали принципы, которыми они будут руководствоваться при группировании предметов, встречающихся им в повседневной жизни.

Почти все испытуемые внимательно выслушивали инструкции и охотно принимались за работу. Однако обычно вместо попыток подобрать «сходные предметы» они принимались отбирать предметы, «подходящие для определенной цели». Другими словами, они заменяли теоретическую задачу практической.(выделение мое. Шапиро М.А.)Эта тенденция стала очевидной с самого начала нашей экспериментальной работы, когда испытуемые начали отбирать изолированные предметы и называть их индивидуальные функции. Например, «этот предмет» был необходим, чтобы выполнить одну работу, а «тот» — для другой работы. Они не видели никакой необходимости сравнивать и группировать все предметы и разносить их по особым категориям. Позднее, в результате обсуждений и различных наводящих вопросов, многие из испытуемых преодолели эту тенденцию. Однако даже тогда они были склонны рассматривать задачу, как практическую, группируя предметы согласно их роли в определенной ситуации, вместо того чтобы совершать теоретическую операцию, располагая их по категориям согласно их общему признаку. В результате каждый испытуемый группировал предметы идиосинкразическим путем, в зависимости от той образной ситуации, которую он себе представлял. Конкретные группы, создававшиеся нашими испытуемыми на базе этого «ситуационного» мышления, были очень стабильны. Когда мы пытались предложить испытуемым другой способ классификации предметов, основанный на абстрактных принципах, они обычно отвергали его на том основании, что такой подход не отражает присущие предметам связи и что человек, занимающийся подобной группировкой, просто «глуп». Лишь в редких случаях они признавали возможность применения такого способа классификации, но тогда они действовали очень неохотно, уверенные, что подобная группировка не имеет большого значения. Имеющей важное значение была для них лишь классификация, основанная на практическом опыте.

Следующий пример иллюстрирует тип рассуждений, с которыми нам пришлось встретиться.

Рахмату, неграмотному крестьянину тридцати одного года из отдаленного района, показали рисунок молотка, пилы, полена и топора. «Какие предметы похожи? И что лишнее?» — спросили его. «Они все похожи, — сказал он. — Я думаю, что все они нужны. Смотрите, если Вам нужно разрубить что-нибудь, Вам нужен топор. Так что все они нужны».

Мы попытались объяснить задачу, говоря: «Послушай, вот трое взрослых и один ребенок. Конечно, ребенок не принадлежит к этой группе».

Рахмат отвечал: «Нет, мальчик должен остаться с другими!» «Видишь ли, все трое работают, и если им придется бегать за разными вещами, они никогда не закончат работу, а мальчик может бегать за них. Мальчик научится, и это будет лучше — они смогут вместе хорошо работать».

Затем мы сказали:

«Вот у тебя три колеса и клещи. Конечно, клещи и колеса совсем не похожи друг на друга, правда?»

«Нет, все они подходят друг к другу. Я знаю, что клещи не похожи на колеса, но они понадобятся, если надо закрепить что-то в колесе».

«Но ведь то, что в колесе, того нет в клещах, не правда ли?»

«Да, я это знаю, но нужно иметь и колеса, и клещи. Клещами можно работать с железом, а это трудно, знаешь ли».

«Все же, разве неправда, что нельзя употреблять одно и то же слово для колес и для клещей?»

«Конечно, нельзя».

Мы вернулись к первоначальной группе предметов, включающей молоток, пилу, полено и топор.

«Какие из этих предметов можно назвать одним словом?»

«Как это? Если мы назовем все три вещи «топор» — это будет неверно».

«Но один человек выбрал три предмета — молоток, пилу и топор и сказал, что они схожи».

«Пила, молоток и топор все должны работать вместе, но полено тоже должно быть вместе с ними!»

«Как ты думаешь, почему он выбрал эти три вещи, а не полено?»

«Может быть у него много дров, но если он останется без дров, он ничего не сможет делать».

«Правильно, но ведь молоток, пила и топор — орудия».

«Да, но даже если у нас есть орудия, все же нам нужно и дерево. Иначе мы ничего не сможем построить».

Затем испытуемому показали рисунки птицы, ружье, кинжала и пули. Он сказал: «Ласточка сюда не подходит, нет, а ружье, оно заряжено пулей и убивает ласточку. Зато нужно разрезать птицу кинжалом — по-другому это сделать нельзя. То, что я сначала сказал про ласточку, — неверно. Все эти вещи подходят друг к другу».

«Но ведь это — оружие. А как же насчет ласточки?»

«Нет, она не оружие».

«Так это означает, что эти три предмета похожи друг на друга, а ласточка к ним не подходит?»

«Нет, птица тоже должна быть с ними. Иначе нечего будет стрелять».

Затем ему показали рисунки стакана, сковородки, очков и бутылки. Он заметил: «Эти три подходят, но я не знаю, зачем ты сюда положил очки. Нет, пожалуй, они тоже подходят. Если человек плохо видит, ему приходится надевать очки, чтобы пообедать».

«Но один человек сказал мне, что одна из этих вещей не подходит к группе».

«Может быть, это у него в роду — думать таким образом. А я скажу, что все они подходят. В стакане нельзя варить пищу — в него можно наливать что-нибудь. Для готовки нужна сковорода, а чтобы лучше видеть — нужны очки. Нам нужны все эти четыре вещи — вот почему их положили вместе».

Эта тенденция опираться на практическую деятельность, встречающуюся в жизни, преобладала у необразованных и неграмотных испытуемых. Испытуемые, которые уже получили основы школьного образования или посещали краткосрочные курсы, давали смесь практических и теоретических методов обобщения. Категориальную классификацию в качестве основного метода группировки предметов применяла наиболее образованная группа испытуемых. Такие испытуемые на вопрос, какие три из следующих предметов — стакан, сковородка, очки и бутылка — имеют общую черту, немедленно отвечали: «Стакан, очки и бутылка. Они сделаны из стекла, а сковорода — металлическая»; или при предъявлении серии «верблюд, овца, лошадь, повозка» говорили: «Повозка сюда не подходит. Все остальное — животные». Эти и многие другие примеры доказывают, что испытуемые выделяли общие признаки объектов, чтобы делать обобщения (например, «стекло»), и могли отнести разные предметы к общей категории (например, «животные»). (выделение мое. Шапиро М.А.)

Вместе с тем, очевидно, что на форуме Экслера преобладают гораздо более образованные и грамотные люди и то, что образ их мышления очень напоминает процитированное выше просто поразительно. Также поразительно и то, что на данном форуме посетители умудрялись делать и логические ошибки характерные только для обитателей самых отсталых регионов.

В этой работе мы предлагали испытуемым силлогизмы со знакомым содержанием. Содержание силлогизмов первого типа бралось из практического опыта испытуемого, например:

Хлопок растет там, где жарко и сухо.

В Англии холодно и сыро.

Может там расти хлопок или нет?

Силлогизмы второго типа включали материалы, незнакомые испытуемым, и выводы из них должны были быть чисто теоретическими, например:

На Дальнем севере, где снег, все медведи белые.

Новая Земля — на Дальнем севере.

Какого цвета там медведи?

Испытуемые, живущие в наиболее отсталых районах, отказывались делать какие-либо выводы даже из первого типа силлогизмов.(выделение мое. Шапиро М.А) Они заявляли, что никогда не бывали в этом незнакомом месте и не знают, растет там хлопок или нет. Только после длительных разъяснений их убеждали отвечать на основе самих слов, и они неохотно соглашались сделать вывод: «Из твоих слов понятно, что хлопок там не может расти, если там холодно и сыро. Когда холодно и сыро, хлопок растет плохо».

Такие испытуемые наотрез отказывались делать выводы из силлогизмов второго типа. Как правило, они отказывались даже принять большую посылку, заявляя: «Я никогда не был на севере и никогда не видел медведей». Один из наших испытуемых сказал: «Если Вы хотите, чтобы Вам ответили на этот вопрос, спросите людей, которые там побывали и видели их». Зачастую они игнорировали посылку и заменяли ее собственными сведениями, говоря, например: «Разные бывают медведи. Если родился красным, таким он и останется». Короче говоря, они пытались избежать решения задачи.

Можно проиллюстрировать эти трудности следующими протоколами беседы с 37-летним жителем кишлака. Мы предъявили силлогизм: «Хлопок может расти только там, где жарко и сухо. В Англии холодно и сыро. Может ли там расти хлопок?»

«Я не знаю».

«Подумай об этом».

«Я был только в Кашгаре. Ничего больше я не знаю».

«Но на основании того, что я сказал, может ли хлопок там расти?»

«Если земля хорошая, хлопок будет там расти, но если там сыро и земля плохая, он расти не будет. Если там похоже на Кашгар, он там тоже будет расти. Конечно, если почва там рыхлая, он тоже будет там расти».

Затем силлогизм был повторен.

«Что ты можешь заключить из моих слов?»

«Если там холодно, он не будет расти. Если почва хорошая и рыхлая — будет».

«Но на какую мысль наводят мои слова?»

«Знаешь, мы — мусульмане, мы — кашгарцы. Мы никогда нигде не бывали и не знаем, жарко там или холодно».

Был предъявлен другой силлогизм.

«На Дальнем Севере, где снег, все медведи белые. Новая Земля — на Дальнем севере. Какого цвета там медведи?»

«Медведи бывают разные».

Силлогизм повторяется.

«Я не знаю. Я видел черного медведя. Других я никогда не видел. В каждой местности свои животные — если она белая, они будут белые, если желтая — они будут желтые».

«Но какие медведи водятся на Новой Земле?» «Мы всегда говорим только о том, что мы видим. Мы не говорим о том, чего мы не видели».

«Но на какую мысль наводят мои слова?»

Силлогизм снова повторяется.

«Ну, это вот на что похоже: наш царь не похож на вашего, а ваш не похож на нашего. На твои слова может ответить только кто-то, кто там был, а если человек там не был, он ничего не может сказать на твои слова».

«Но на основе моих слов: «На севере, где всегда снег, медведи — белые», — можешь ты догадаться, какие медведи водятся на Новой Земле?»

«Если человеку шестьдесят или восемьдесят лет и он видел белого медведя и рассказал об этом — ему можно верить, но я никогда его не видел, и потому не могу сказать. Это мое последнее слово. Те, кто видел, могут сказать, а те, кто не видел, ничего сказать не могут».

В этот момент в разговор вступил молодой узбек: «Из ваших слов понятно, что медведи там белые».

«Ну, кто же из вас прав?»

Первый испытуемый отвечал; «Что петух умеет делать, он и делает. Что я знаю, я говорю, и ничего кроме этого».

Результаты этой и многих других бесед показывают, что в решении логических задач у испытуемых преобладают процессы аргументации и дедукции, связанные с непосредственным практическим опытом. Эти люди высказывали совершенно верные суждения о фактах, о которых они знали из своего непосредственного опыта; в этих случаях они могли делать выводы согласно законам логики и облекать свои мысли в слова. Однако при отсутствии опоры на свой опыт и обращении к системе теоретического мышления три фактора резко ограничивали их возможности. Первый — это недоверие к первоначальным посылкам, которые не основывались на их личном опыте, что делало для них невозможным использование этих посылок. Второй — это то, что такие посылки не были для них универсальными; они воспринимались испытуемыми как частное утверждение, отражающее лишь единичный частный случай. Третий фактор — это то, что в итоге силлогизмы распадались у испытуемых на три изолированных высказывания, не объединенных единой логикой. В результате испытуемые решали задачу путем догадки или обращаясь к личному опыту. Неграмотные крестьяне могли объективно использовать логические связи, лишь опираясь на личный опыт, однако они не воспринимали силлогизм как прием, помогающий сделать логический вывод.

Сравните это с некоторыми ответами на абстрактную задачу, поставленную в треде. Забавно. Не так ли?

Так как Лурия в своей работе с одной стороны вполне наглядно доказывает, что образованные люди при прочих равных должны быть более или менее способны к абстрактному мышлению, а приведенный выше тред также наглядно демонстрирует явную неспособность к абстракции у некоторых его участников при явном наличии образования, то возникает резонный вопрос «Каково же объяснение данного феномена?».

Для того чтобы сохранить интригу я приведу ответ только в конце статьи уже после того как читатель ознакомиться со всеми перипетиями исследования.

Но вернемся к форуму Экслера. Спустя некоторое время на форуме всплыла интересная информация о том форумчанине, с которым мы яро дискутировали по поводу того, приемлемо ли в особых условиях брать деньги у негодяя и на чьей стороне выступило заметное число посетителей форума. Не могу удержаться от иронии и не отметить, что если высокие моральные принципы данного форумчанина и не позволяли ему в любых условиях брать деньги у негодяев, то в том, что касается людей приличных он оказался гораздо менее щепетилен. Когда тайное стало явным, то вся эта история наделала на форуме изрядный шум и вызвала множество пересуд и обсуждений. Поскольку она явно была сильно эмоционально окрашена, то я решил воспользоваться ей, чтобы проверить одну гипотезу объясняющую, по какой причине образованные люди умудряются терять способность к абстрактному мышлению и логике. С этой целью мной был создан следующий тред. В нем плюс ко всему было явно указано на логические противоречия в высказываниях некоторых форумчан с целью определить, готовы ли они будут признать свои ошибки и восстановить свою способность к логическому мышлению. Этого не произошло. Что в свою очередь позволяет утверждать, что в определенных ситуациях вполне образованные люди теряют не только способность мыслить логически, но и способность осознавать или признавать свои логические ошибки, даже если на них будет прямо и недвусмысленно указано. При этом в области дискуссии их интеллектуальные способности будут откатываться к самому низкому уровню, свойственному для наиболее отсталых районов.

Почему? Ответ на это дает теория когнитивного диссонанса. Собственно все вышеописанные действия, выражающиеся в отказе от логики, являются всего лишь способом ослабления когнитивного диссонанса.

Цитата

Ослабление диссонанса

Понятно, что существование диссонанса, независимо от степени его силы, принуждает человека избавиться от него полностью, а если по каким-то причинам это сделать пока невозможно, то значительно уменьшить его. Чтобы уменьшить диссонанс, человек может прибегнуть к трем способам:

изменить свое поведение;

изменить «когницию», то есть убедить себя в обратном;

фильтровать поступающую информацию относительно данного вопроса или проблемы.

Поясним это на конкретном примере. Например, человек — заядлый курильщик. Он получает информацию о вреде курения — от врача, знакомого, из газеты или из другого источника. В соответствии с полученной информацией он либо изменит свое поведение — то есть бросит курить, потому что убедится, что это слишком вредно для его здоровья. Либо он может отрицать, что курение наносит вред его организму, попытаться, например, найти какую-нибудь информацию о том, что курение может быть в некоторой степени «полезно» (например, пока он курит, он не наберет лишний вес, как это бывает, когда человек бросает курить), и тем самым снизить важность отрицательной информации. Это уменьшает диссонанс между его знаниями и поступками. В третьем же случае он будет стараться избегать всякой информации, подчеркивающей вред курения.

Очень напоминает поведение участников дискуссии по ссылкам, не так ли? Но почему у этих людей возникает когнитивный диссонанс? В объяснении этой загадки нам поможет этология. Человек, как известно, относится к отряду приматов, а у приматов как социальных животных крайне сильны инстинкты, связанные с иерархией доминирования. Поэтому те из посетителей форума у кого эти инстинкты наиболее сильны (согласно терминологии Протопопова это уровень примативности) и также сильна неуверенность в своем статусе просто физически не в состоянии признать свою неправоту т. к. их подсознательно пугает, что тем самым они могут потерять свой статус. Также это наглядно объясняет, почему явно ошибочное с точки зрения логики утверждение может поддерживать заметное число вроде бы разумных людей. Прекрасной иллюстрацией подобного поведения является эксперимент Эша.

Таким образом, выдвинутое в начале статьи утверждение о том, что и разумные люди в определенных ситуациях вполне ведут себя по идиотски и теряют способность не только к логическому и абстрактному мышлению, но и даже способность осознать эту потерю, когда на их логические ошибки прямо будет указано, можно считать доказанным.

Примечание.

Термин идиот (2. Дурак, глупый человек, тупица словарь Ушакова) был выбран мной несколько спонтанно и возможно необдуманно, т. к. я в силу каких-то не совсем ясных мне причин, испытываю сильнейшее раздражение и даже агрессию, если кто-то в дискуссиях со мной демонстрирует явную неспособность к логическому мышлению. Вместе с тем неспособность к логическому мышлению в определенных ситуациях ни в коем случае сама по себе не означает, что этот человек плох. Она всего на всего означает, что он идиот. Причем возможно только именно в данной конкретной ситуации. Об этом следует помнить.