/ Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Врата смерти

Драконье Крыло

Маргарет Уэйс

По воле могучих магов сартанов единый мир, существовавший в древности, был разделен на четыре, а противники сартанов – не менее могущественные маги патрины – заточены в колдовскую тюрьму Лабиринт. Прошли многие века, и патринам наконец удалось выбраться из Лабиринта. Их повелитель стремится завоевать и объединить под своей властью созданные сартанами миры. Он отправляет одного из патринов, Эпло, сеять хаос в первый из миров – мир Неба, населенный людьми, эльфами и гномами...

Dragon wing ru en А. Хромова Roland ronaton@gmail.com FB Tools 2005-08-20 F1DBEBFE-831A-45CD-8B7A-AA47139B46C0 1.0 Драконье крыло Эксмо-пресс Москва 1999 5-04-002852-0

Маргарет Уэйс и Трэйси Хикмэн

Драконье крыло

Единственная темница, в которой можно заточить душу человека, – это его «я».

Генри Ван-Дайк

ПРОЛОГ

– Проходи, Эпло, располагайся. Будь как дома. Присаживайся. Оставь, к чему нам эти церемонии!

Дай я налью тебе вина. Выпьем «на посошок», как говорили в старину. Путь тебе предстоит долгий. Ты портвейн любишь? Да, я многое умею – тебе это известно лучше, чем кому-либо еще, – но, на мой взгляд, настоящий портвейн никакой магией не создашь. Здесь нужно время и терпение. По крайней мере, так написано в старых книгах. И, я полагаю, на этот счет наши предки были правы – хотя в другом они могли и ошибаться. В моем вине чего-то не хватает

– некой теплоты, мягкости, которая появляется только со временем. Этот портвейн чересчур крепкий, злой какой-то. Это отличное свойство для человека, Эпло, – но не для вина.

Ты уже собрался в путь? Не нужно ли тебе чего-нибудь? Только скажи, и все, что у меня есть, – в твоем распоряжении. Ничего?

Ты знаешь, я тебе завидую. Мысленно я все время буду рядом с тобой, днем и ночью, наяву и во сне. Выпьем еще, Эпло. За тебя. За моего посланца в мир, который ничего не знает о том, что его ждет.

И пусть не знает, Эпло. Они не должны ни о чем догадаться. Я знаю, я уже говорил об этом, но повторяю снова. Опасность очень велика. Если наши древние враги заподозрят, что мы вырвались из построенной ими тюрьмы, они разнесут все – земли, моря, солнце, небеса, – лишь бы загнать нас обратно. Ведь они уже сделали это однажды. Ищи их, Эпло. Вынюхивай, как этот твой пес вынюхивает крысу, но не дай им учуять себя.

Дай я налью тебе еще. Выпьем, Эпло! Выпьем за сартанов. Что такое? Ты не хочешь пить? Ничего. Пей, Эпло. Пей, говорю! Твоя ненависть – это твоя сила. Воспользуйся ею – и ты горы свернешь. А потому… За сартанов! Это они сделали нас тем, что мы есть!

Сколько тебе лет, Эпло? Не знаешь?

Ну да, в Лабиринте нет времени. Дай подумать… Когда я впервые увидел тебя, тебе было на вид лет двадцать пять. Немало для того, кто живет в Лабиринте. Обычно там умирают раньше. И ты был близок к смерти…

Я очень хорошо помню, как это было. Пять лет тому назад… Я собирался снова войти в Лабиринт, как вдруг появился ты. Ты истекал кровью, едва держался на ногах. Ты умирал. Но какое лицо было у тебя, когда ты посмотрел на меня! Никогда не забуду… Ты торжествовал! Тебе удалось бежать! Ты победил их! Я видел торжество в твоих глазах, в твоей дерзкой улыбке. А потом ты без чувств рухнул к моим ногам.

Вот за это я и привязался к тебе, мой мальчик. Я сам испытывал те же чувства много лет назад, когда вырвался из этого ада. Я был первым – первым из тех, кто вышел оттуда живым.

Много веков назад сартаны думали сломить нашу гордость, разделив мир, по праву принадлежавший нам, и бросив нас в созданную ими тюрьму. Тебе ли не знать, как мучителен и долог путь, ведущий из Лабиринта на свободу! У нас ушли века на то, чтобы распутать эту головоломку. В старых книгах говорится, что сартаны создали его, надеясь, что «время и страдания смягчат наше ненасытное честолюбие и наши жестокие, себялюбивые натуры».

Не забывай об этом, Эпло! Это придаст тебе сил, которые понадобятся для того, чтобы исполнить мой план. Сартаны посмели вообразить, будто к тому времени, как мы выйдем из Лабиринта, мы будем достойны занять место в любом из четырех миров, какой придется нам по нраву.

Но что-то случилось. Быть может, ты узнаешь, что произошло, когда пройдешь через Врата Смерти. Судя по тому, что мне удалось разобрать в старых книгах, сартаны собирались следить за Лабиринтом и управлять им. Но, по злому ли намерению или по какой иной причине, они перестали наблюдать за Лабиринтом и бросили нас на произвол судьбы. И Лабиринт обрел свою собственную жизнь, жизнь, у которой была лишь одна цель – выжить. А нас, своих пленников, Лабиринт воспринимал как угрозу. И после того как сартаны бросили нас, Лабиринт, движимый страхом и ненавистью к нам, превратился из тюрьмы в камеру смертников.

Когда я наконец нашел выход из Лабиринта, я очутился здесь, в Нексусе, в прекрасном мире, который сартаны создали специально для нас. И здесь я нашел книги. Поначалу я не мог прочесть их. Мне пришлось немало потрудиться, но в конце концов я научился их языку, и вскоре их тайны открылись мне. Я читал о том, как сартаны надеялись на то, что мы «исправимся», и хохотал – первый и последний раз в своей жизни. Ты понимаешь меня, Эпло. В Лабиринте нет места радости и смеху.

Но я посмеюсь снова, когда мои замыслы исполнятся. Когда четыре разделенных мира – миры Огня, Воды, Камня и Неба – снова станут единым целым. Тогда я буду смеяться, долго и громко.

Да. Тебе пора. Довольно тебе слушать старческую болтовню своего повелителя. Выпьем еще. За тебя, Эпло!

Я был первым, кто вышел из Лабиринта и попал в Нексус. Ты же будешь первым, кто пройдет Врата Смерти и увидит лежащие за ними миры.

Первый мир – Мир Неба. Изучи его внимательно. Познакомься с его народом. Узнай, в чем их сила и слабость. Делай все возможное, чтобы сеять хаос в этом мире. Но будь осторожен! Держи свою силу втайне! И в первую очередь не делай ничего, что может привлечь внимание сартанов. Если они обнаружат нас прежде, чем я успею приготовиться, мы погибли.

Умри, но не выдавай нас. У тебя хватит на это выдержки и мужества. И, к счастью, у тебя достаточно ума и ловкости, чтобы в этом не возникло необходимости. Потому-то я и избрал для этого поручения именно тебя.

И еще одна просьба. Привези мне оттуда кого-нибудь, кто сможет стать моим учеником. Кого-то, кто понесет мое слово жителям того мира. Это может быть Элер, человек, гном – кто угодно. Но позаботься, чтобы он – или она – был умен, честолюбив и… послушен.

Знаешь, я нашел в одном древнем тексте подходящее к случаю изречение. Ты, Эпло, будешь гласом вопиющего в пустыне.

И последний тост. Выпьем стоя!

За Врата Смерти. «Приготовьте путь…»

Глава 1. ТЮРЬМА ИРЕНИ, ДАНДРАК, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Неуклюжая телега тряслась и подпрыгивала на жесткой коралитовой дороге – если это можно назвать дорогой: железные колеса не пропускали ни единой колдобины. Телегу тащил тир; дыхание птицы вздымалось клубами в холодном воздухе. Один человек управлял этой упрямой и взбалмошной тварью, а четверо других толкали телегу. Вокруг телеги собралась небольшая толпа крестьян с окрестных хуторов – они сбежались к тюрьме и теперь сопровождали позорную телегу с ее пассажиром к стенам города Ке-лит. Там их давно поджидала другая, куда большая толпа.

Темнело. Блеск тверди угасал: Владыки Ночи медленно укрывали своими плащами дневные звезды. Да, ночной мрак больше подобает такому шествию.

Крестьяне по большей части старались держаться подальше от телеги. Не столько из-за того, что боялись тира – хотя эти огромные птицы отличаются скверным характером и часто бросаются на тех, кто приближается к ним сзади, – сколько из страха перед тем, кого везли на телеге.

Узник был привязан за руки к бортам телеги крепкими кожаными ремнями, а на ногах у него были тяжелые цепи. За телегой шли несколько метких стрелков, держа луки наготове, чтобы пристрелить негодяя При первом же подозрительном движении. Но даже такие предосторожности, казалось, не могли успокоить зевак. Они с подозрением и страхом следили за узником, держались на почтительном расстоянии и отшатывались назад, стоило узнику повернуть голову. Наверное, будь на его месте демон из Хереки, они и то боялись бы меньше.

Впрочем, внешность у этого человека и впрямь была впечатляющая. Определить его возраст было нелегко – он принадлежал к тем, кого жизнь старит до срока. Черные волосы без единой седой пряди были отброшены назад с высокого покатого лба и заплетены в косу. Длинный крючковатый нос, похожий на клюв ястреба, темные лохматые брови. Черная борода разделена и заплетена, под мощным подбородком две тонких косицы. Черных глаз над высокими скулами было почти не видно в тени нависающих бровей. Почти – но не совсем: казалось, нет в мире такого мрака, который мог бы угасить пламя, горящее в глубине этих темных зрачков.

Узник был среднего роста. Его тело, обнаженное до пояса, было покрыто синяками и ранами: он отчаянно сопротивлялся при аресте. Трое самых отважных людей шерифа отлеживались после этой потасовки – он вывел их из строя по меньшей мере на неделю. Тощий, жилистый – даже теперь было заметно, что он привык двигаться быстро, легко и бесшумно. Глядя на него, всякий сказал бы, что этот человек рожден быть спутником Ночи.

Узник явно развлекался, видя, как шарахаются крестьяне, стоит ему обернуться к ним. Поэтому он то и дело оборачивался, сильно нервируя этим лучников, которые каждый раз лихорадочно вскидывали луки и оглядывались на своего предводителя – юного шерифа, усердно изображавшего суровость. Был холодный осенний вечер, но шериф весь вспотел, так что его взор заметно просветлел, когда впереди показались коралитовые стены Ке-лита.

Ке-лит был невелик по сравнению с двумя другими городами острова Дандрак. Неухоженные лавки и дома-развалюхи занимали не больше квадратной менка. В центре города возвышалась древняя крепость, высоте башни которой еще отражали последние лучи солнца. Крепость была сложена из редкостного и дорогого камня – гранита. Никто уже не помнил, кем и как была построена эта крепость. Былая ее история затмилась нынешней: теми войнами, которые велись за эту крепость.

Стражники распахнули ворота и стали толкать телегу внутрь. Но, к несчастью, тир испугался криков, которыми было встречено прибытие телеги, и встал как вкопанный. Возчику пришлось долго уговаривать и пинать упрямую птицу, пока тир наконец не соизволил двинуться дальше. Телега въехала в ворота и покатила по ровной улице, вымощенной тем же коралитом и известной под гордым названием Королевский проспект, хотя ни один король по ней отродясь не ездил.

На улице собралась большая толпа, поглазеть на узника. Шериф сорванным голосом отдал приказ, и лучники стянули ряды ближе к телеге, хотя те, что шли впереди, рисковали получить тумака от пугливого тира.

Зеваки, обнаружив, что их много, расхрабрились и принялись выкрикивать проклятия и потрясать кулаками. Узник нагло ухмылялся им в лицо – эти угрозы скорее забавляли его, – но тут острый камень ударил его прямо в лоб.

Насмешливая улыбка исчезла. Окровавленное лицо исказилось от гнева. Узник стиснул кулаки и рванулся к шалопаям, которые набрались храбрости в винной лавке. Кожаные ремни натянулись струной, борта телеги затрещали, зазвенели цепи на ногах. Шериф завопил фальцетом, и лучники вскинули оружие, хотя явно не знали, в кого целиться: то ли в преступника, то ли в тех, кто швырял в него камнями.

Но телега была крепкая, ремни прочные, так что узник при всем желании не смог бы вырваться. Он понял это и мрачно уставился на обнаглевшего щенка сквозь кровь, заливавшую ему глаза.

– Ты не посмел бы сделать это, будь у меня руки развязаны.

– Еще как посмел бы! – крикнул юнец, раскрасневшийся от выпивки.

– Не посмел бы! – холодно ответил узник. Он уставился на парня, и такая ненависть горела в этих угольно-черных глазах, что тот побелел и заткнулся. Но его приятели, которые подзуживали его, а сами держались позади, оскорбились и перешли в наступление.

Узник мрачно озирался. Еще один камень попал ему в руку, за ним последовали гнилые помидоры и тухлое яйцо. Яйцо попало не в преступника, а прямо в физиономию шерифа.

Лучникам, которые готовились убить узника при первой попытке к бегству, теперь пришлось защищать его от толпы. Но лучников было всего шестеро, а зевак – едва ли не сотня, так что похоже было, что и узнику и страже придется худо. Но тут над головой раздался пронзительный вой и хлопанье крыльев, и большая часть зевак разбежалась.

Над толпой на бреющем полете пронеслись два дракона. На спинах у них сидели воины в шлемах и доспехах. Народ кинулся врассыпную. По приказу начальника, который кружил высоко в небе, драконы снова выровняли строй. Начальник спустился, и его воины последовали за ним. Драконы едва не задевали крыльями стены домов. Они сложили крылья и приземлились у телеги, сердито размахивая хвостами.

Их капитан, толстячок средних лет с огненно-рыжей бородой, подъехал на своем драконе поближе к телеге. Тир, перепуганный видом и запахом дракона, заметался и заверещал, так что возчик с трудом удерживал его.

– Заткни ты эту тварь! – гаркнул капитан. Возчику наконец удалось повернуть голову птицы к себе. Он впился взглядом в глаза тира. Тиры – твари глупые, чего они не видят – того как бы и нет, так что, пока возчик глядел ему в глаза, тир забыл про дракона и успокоился .

Капитан, не обращая внимания на встрепанного, перепуганного шерифа, который вцепился в стремя капитана, как дите в мамкину юбку, сурово уставился на узника, вымазанного кровью и помидорным соком.

– Похоже, я явился как раз вовремя, чтобы спасти твою жалкую жизнь, Хуго Длань!

– Подумаешь, одолжение! – мрачно процедил узник и звякнул кандалами. – Вели освободить меня, Гарет! Я готов сразиться со всеми твоими людьми и с этой сворой в придачу!

Он кивнул на остатки зевак, которые осторожно выглядывали из разных закоулков.

– Еще бы! – проворчал капитан. – Охотно верю! Такая смерть куда лучше, чем та, что ждет тебя сейчас – в обнимку с плахой. Да, куда лучше – и слишком хороша для тебя, Хуго Длань. Нож в спину в темном углу – вот все, чего ты заслуживаешь, подонок!

Хуго оскалился – белые зубы блеснули под густыми черными усами, и даже в темноте их было очень хорошо видно.

– Ну да, тебе-то мое ремесло хорошо знакомо, Гарет!

– Я знаю одно: ты – наемный убийца, и мой господин погиб от твоей руки! – отрезал рыцарь. – И сейчас я спас тебя лишь затем, чтобы иметь удовольствие положить твою башку к ногам моего покойного лорда. Кстати, ты знаешь, что палача зовут Ник Три Удара? Не было еще случая, чтобы он отрубил кому-то голову с первого раза.

Хуго пристально посмотрел на капитана, потом спокойно сказал:

– Клянусь всем, что мне дорого: я не убивал твоего лорда.

– Врешь! Лучший из тех, кому мне доводилось служить, убит – убит за несколько бочек! Сколько этот эльф заплатил тебе, а, Хуго? И сколько ты возьмешь за то, чтобы вернуть мне моего господина?

Капитан рванул поводья, смахнув набежавшие слезы, и развернул дракона. Он двинул тварь пятками под бока, позади крыльев, и поднял его в воздух. Дракон завис над повозкой, взглядом горящих глаз откучивая любого, кто рискнул бы перебежать дорогу перед ней. Прочие всадники также взмыли в воздух. Возчик наконец позволил себе проморгаться – глаза его слезились. Тир уныло затрусил дальше, и телега покатилась по улице.

***

Когда телега и сопровождавшие ее драконы достигли наконец крепости, жилища лорда Ке-лита, была уже ночь. Сам лорд лежал посреди двора на пышно украшенных носилках. Его тело было обложено связками хрустального угля, пропитанного ароматным маслом. На груди у лорда лежал его щит. Одна холодная, окоченевшая рука сжимала рукоять меча, в другой была роза, которую вложила туда рыдающая супруга лорда. Леди не было среди тех, кто стоял над телом: у нее сделалась истерика, и пришлось напоить ее маковым отваром и увести в дом. Боялись, что она бросится в костер. Такое было в обычае на Дандраке, но сейчас этого допустить было нельзя: супруга лорда Рогара лишь недавно разрешилась его единственным сыном и наследником. Неподалеку, горделиво потряхивая шипастой гривой, стоял любимый дракон лорда. Рядом с ним стоял главный драконюх с огромным мясницким ножом в руке. По лицу драконюха катились слезы. Он плакал не о лорде. В тот миг, когда пламя охватит тело лорда, драконюху придется своими руками убить дракона, которого он выращивал от яйца, чтобы дракон отправился вслед за своим хозяином, служить ему после смерти.

Все было готово. Все, кто стоял у носилок, держали наготове пылающие факелы. Ждали лишь одного: головы убийцы, которую следовало положить к ногам лорда.

Несмотря на мирное время, крепость была оцеплена рыцарями, чтобы зеваки не пробрались внутрь. Рыцари расступились перед телегой, телега въехала в ворота, и ряды снова сомкнулись. Когда телега показалась в арке ворот, во дворе послышались радостные возгласы. Рыцари, сопровождавшие телегу, спешились, и их оруженосцы подбежали, чтобы отвести драконов в стойло. Дракон лорда затрубил, приветствуя товарищей – а может быть, прощаясь с ними.

Тира распрягли и увели. Возчика и тех четверых, что толкали повозку, увели на кухню, накормили и налили по кружке лучшего пива из погреба лорда. Сэр Гарет взобрался на телегу, не снимая руки с рукояти меча и следя за каждым движением узника. Он достал кинжал и принялся разрезать кожаные ремни.

– Мы поймали эльфийского лорда, Хуго, – сказал он вполголоса. – Мы взяли его живьем. Мы догнали его, когда он возвращался в Трибус на своем драконьем корабле. Мы допросили его, и перед смертью он признался, что заплатил тебе.

– Знаю я, как вы допрашиваете, – сказал Хуго, разминая затекшую руку. – Насмотрелся. Если бы вы потребовали от этого ублюдка признаться, что он человек, он и в этом бы признался!

– Да, но лорд был убит твоим кинжалом! Костяная рукоять со странными письменами – я его сразу признал!

– Еще бы тебе его не признать, черт побери! – Теперь обе руки Хуго были свободны. Он с неожиданным проворством вцепился в рукава Гаретовой кольчуги с такой силой, что кольца вдавились в тело Гарета. – А помнишь, когда и почему ты его видел?

Гарет аж задохнулся и чуть не всадил кинжал Хуго в бок, но взял себя в руки и вовремя остановил удар.

– Назад! – рявкнул он на своих подчиненных – те, видя, что преступник напал на капитана, обнажили мечи и готовы были броситься ему на помощь.

– Убери руки, Хуго, – процедил он сквозь зубы. Лицо его посерело и покрылось бисеринками пота. – Не выйдет. Не будет тебе легкой смерти от моей руки.

Хуго пожал плечами, насмешливо ухмыльнулся и отпустил рыцаря. Гарет грубо заломил ему руки за спину и крепко связал обрывком ремня.

– Я тебе хорошо заплатил, – пробормотал рыцарь. – И ничем тебе не обязан.

– А как насчет твоей дочери, за смерть которой я отомстил?

Гарет схватил Хуго за плечо, развернул к себе и двинул его в челюсть кулаком в кольчужной перчатке. Наемник проломил деревянный борт повозки и рухнул навзничь в дворовую грязь. Гарет спрыгнул с повозки, подошел к преступнику, смерил его холодным взглядом.

– Ты сдохнешь на плахе, ублюдок! Взять его! – приказал он двоим своим людям и пнул Хуго в пах. Тот скорчился от боли. Гарет удовлетворенно кивнул и добавил:

– И заткните ему пасть.

Глава 2. КРЕПОСТЬ КЕ-ЛИТ, ДАНДРАК, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

– Вот убийца, ваше магичество, – сказал Гарет, указывая на связанного узника с кляпом во рту.

– Он, верно, доставил вам много хлопот? – спросил красивый холеный человек циклов сорока, который взирал на Хуго с таким скорбным видом, словно не мог поверить, что на свете бывают подобные злодеи.

– Ничего, ваше магичество, мы управились, – ответил Гарет, явно смущенный присутствием домашнего мага.

Маг кивнул и, вспомнив о том, что на него смотрит большая толпа, выпрямился и церемонно скрестил руки на груди. На нем было коричневое бархатное одеяние: он был главным местным магом и носил одежды соответствующего цвета. Но не было на нем мантии королевского мага – говорили, что он давно мечтает получить этот титул, но лорд Рогар почему-то отказывает ему.

Народ, толпившийся во дворе, увидел, что преступника повели к магу, который теперь, после гибели лорда, был первым человеком в Ке-лите, и подтянулся поближе – послушать, что он скажет. Пламя факелов металось на холодном вечернем ветру. Дракон лорда, решив, что сейчас будет битва, громко затрубил, требуя, чтобы его выпустили на врага. Драконюх успокаивающе погладил зверя. Скоро он отправится на битву с Врагом, от которого не уйти ни человеку, ни даже долгоживущему дракону.

– Выньте у него кляп изо рта, – приказал маг. Гарет кашлянул, прочистил глотку, косо посмотрел на Хуго. Потом склонился к магу и шепнул ему на ухо:

– Ваше магичество, от него, кроме лжи, ничего не услышишь. Он такого наболтает…

– Я сказал, выньте кляп! – прервал его магикус таким повелительным тоном, что все тотчас поняли, кто теперь хозяин в Ке-литской крепости.

Гарет угрюмо повиновался и так грубо выдернул тряпку изо рта у Хуго, что чуть не свернул ему шею. На щеке Хуго остался уродливый рубец.

– Каждый человек, сколь бы ужасно ни было его преступление, имеет право исповедаться и очистить свою душу. Как твое имя? – надменно спросил маг.

Хуго не ответил. Он смотрел куда-то вдаль, поверх головы мага. Гарет ткнул его в спину.

– Он известен как Хуго Длань, ваше магичество.

– Это прозвище?

Хуго сплюнул кровью. Маг нахмурился:

– Послушай, это не может быть твоим настоящим именем! Твоя речь, твои манеры – все выдает в тебе человека высокородного! Конечно, ты незаконнорожденный. Но все же назови нам имена своих предков, чтобы мы могли препоручить им твою недостойную душу! Молчишь?

Волшебник протянул руку, взял Хуго за подбородок и заставил его поднять голову.

– Лицо правильное. Нос аристократический. Глаза очень красивые, хотя в глубоких складках кожи и чувственных губах заметно что-то крестьянское. И все же в твоих жилах, очевидно, течет благородная кровь. Жаль, что ты ее позоришь. Ну же, сэр, откройте нам свое истинное происхождение и признайтесь в убийстве лорда Рогара. Это признание очистит вашу душу.

Распухшие губы преступника раздвинулись в улыбке. В глубоких темных глазах вспыхнуло пламя.

– Мой отец там, куда вскорости отправится его сын, – ответил он. – А что до убийства – я не убивал вашего лорда, и тебе это известно лучше, чем кому-либо из присутствующих.

Гарет замахнулся, собираясь дать ему оплеуху за дерзость. Но взглянул на волшебника – и опустил руку.

Лоб магикуса тотчас разгладился, и лицо его стало спокойным и ясным, как весеннее солнышко. Однако зоркий капитан успел заметить, как маг вздрогнул, услышав слова Хуго.

– Какая наглость! – холодно произнес маг. – Ты держишься чересчур дерзко для приговоренного к смертной казни. Впрочем, скоро ты будешь плакать и молить о пощаде.

– Лучше бы ты заткнул мне рот, да побыстрее, – ответил Хуго, облизывая потрескавшиеся, окровавленные губы. – А то еще вспомнят люди, что теперь ты остался правителем при маленьком лорде. Так ведь, магикус? А это значит, что ты здесь будешь главным, пока мальчишке не исполнится… сколько там? Восемнадцать? А может, и дольше – если тебе удастся достаточно крепко опутать его своей сетью. А что до скорбящей вдовы – ее ты утешишь! Какую мантию наденешь ты сегодня? Пурпурную мантию королевского мага? И не странно ли, что мой кинжал вдруг исчез так внезапно – словно по волшебству…

Волшебник вскинул руки.

– Сама земля содрогается от слов этого богохульника! – возопил он. И в самом деле, земля во дворе задрожала. Гранитные башни пошатнулись. Люди завопили от страха и сбились в кучу. Иные попадали на колени, прямо в грязь, умоляя мага смягчить свой гнев.

Магикус свысока поглядел на капитана. Гарет ткнул Хуго в поясницу. Казалось, он сделал это нехотя. Тем не менее Хуго охнул от боли и с трудом перевел дыхание. Но взгляд его остался ясным. Он по-прежнему смотрел в лицо волшебнику. Тот побледнел от злости.

– Я терпел долго, – проговорил магикус, отдуваясь, – но вижу, что на такую дрянь не стоит тратить времени. Прошу вас простить меня, капитан, – продолжал маг, возвысив голос, чтобы перекричать грохот землетрясения и вопли толпы. – Вы были правы. Он готов сказать что угодно – лишь бы спасти свою жалкую жизнь.

Гарет что-то проворчал себе под нос, но вслух ничего не сказал. Магикус успокаивающе воздел руки, и земля постепенно перестала дрожать. Люди облегченно вздыхали и поднимались на ноги. Рыцарь украдкой взглянул на Хуго и встретился с пристальным, пронзительным взглядом убийцы. Гарет нахмурился и перевел глаза на волшебника. Во взгляде у него появилась задумчивость.

Магикус не заметил этого – он беседовал с толпой.

– Мне искренне жаль, что этот человек должен умереть с такой черной совестью, – говорил волшебник опечаленным и набожным тоном, – но он сам захотел этого. Я дал ему возможность исповедаться, вы все тому свидетели!

Толпа сочувственно и почтительно загудела.

– Принесите плаху!

Народ загомонил еще громче, предвкушая редкое зрелище, и подвинулся поближе, чтобы лучше видеть. Из маленькой дверцы, ведущей в подвал крепостной башни, появились двое крепких стражников – самых сильных в крепости. Стражники волокли огромный камень. Это не был легкий пористый коралит , из которого был построен весь город, кроме самой крепости. Магикус, которому полагалось уметь распознавать все виды и породы камня, знал, что это мрамор. Он не был найден ни на этом острове, ни на соседнем большом континенте Улиндии – там такого камня не водилось. Стало быть, мрамор привезли с другого континента – Аристагона. Из вражеских земель.

То ли это был очень древний камень и попал он на Дандрак законным путем, во время одного из немногочисленных и кратких перемирий между людьми и эльфами империи Трибус, – это волшебник считал маловероятным, то ли Ник Три Удара раздобыл его контрабандой – магикус считал, что это вполне возможно.

Впрочем, это неважно. Среди друзей, родичей и вассалов покойного лорда было, конечно, немало твердолобых националистов, но, по мнению волшебника, никто из них не стал бы возражать против того, чтобы такому подонку, как Хуго Длань, отрубили башку на вражеском камне. И все же они были народ горячий, так что волшебник про себя радовался, что камень так вымазан запекшейся кровью, что мало кто из родичей Рогара смог бы определить, что это мрамор. Так что никто не спросит, откуда взялся этот камень.

Камень был огромный, четыре на четыре фута, и в нем была прорублена выемка по размеру человеческой шеи. Стражники, пошатываясь под тяжестью камня, выволокли его во двор и установили перед магикусом. В это время из двери вынырнул палач, Ник Три Удара, и толпа возбужденно зашумела.

Ник был огромного роста, и ни одна живая душа на всем Дандраке не знала, кто он такой и как он выглядит. Во время казни он всегда надевал черную одежду и черный колпак, чтобы люди не сторонились от него в обычное время. К несчастью, в результате народ сторонился любого человека ростом выше семи футов, предполагая, что, быть может, это и есть палач.

Но когда дело доходило до казни, Ник сразу оказывался самым популярным палачом на Дандраке. То ли он и впрямь был таким растяпой, то ли, наоборот, талантливым артистом, но Ник Три Удара умел поразвлечь публику. Его жертвы никогда не умирали сразу – они подолгу кричали и извивались в агонии, пока Ник кромсал их своим мечом, не менее тупым, чем его башка.

Увидев Ника, все тут же обернулись к черноволосому узнику. Тот, надо признаться, успел произвести на всех впечатление своим хладнокровием. Но все, кто был в ту ночь во дворе, любили своего покойного лорда и скорбели о нем, и оттого с радостью предвкушали ужасную смерть его убийцы. Поэтому зрители с удовольствием отметили, что при виде палача и заржавевшего от крови меча у него в руке лицо Хуго окаменело и дыхание участилось, хотя держался он хорошо и изо всех сил старался сохранить спокойствие.

Гарет схватил Хуго за руки и оттащил на несколько шагов в сторону, чтобы волшебник не мог слышать их.

– Ты сказал, что магикус… – прошептал Гарет и осекся на полуслове, видимо почувствовав, что волшебник смотрит ему в спину. Но в глазах его стоял вопрос.

Хуго посмотрел ему в лицо. Глаза убийцы казались черными дырами во мраке двора, освещенного лишь неровным светом факелов.

– Не спускай с него глаз! – сказал он. Гарет кивнул. Глаза у него покраснели и опухли, щеки заросли щетиной. Он не спал две ночи – со дня гибели лорда. Он стер пот с верхней губы, затем опустил руку на пояс. В свете пламени блеснул острый клинок.

– Я не могу тебя спасти, Хуго, – тихо сказал Гарет. – Они нас обоих растерзают. Но я могу сделать так, чтобы ты умер быстро. Скорее всего это будет стоить мне чина капитана, – рыцарь мрачно оглянулся на волшебника, – но, судя по всему, мне его и так больше не видать. Ты был прав. Я должен сделать ради нее хотя бы это.

Капитан подтолкнул убийцу к плахе. Палач торжественно снял с себя свое черное одеяние – он не любил пачкать его кровью. Он передал одежду мальчишке, который стоял рядом с плахой. Мальчишка, польщенный, показал язык своему менее удачливому приятелю, который отирался рядом, надеясь, что палач отдаст одежду ему.

Ник взялся за меч, помахал им в воздухе, разминая руки, потом кивнул, показывая, что он готов.

Гарет поставил Хуго на колени перед плахой и отступил – но недалеко, на пару шагов. Рыцарь стиснул рукоять кинжала, спрятанного в складках плаща. Он лихорадочно сочинял себе оправдания. «Когда меч опустился на шею Хуго, злодей завопил, что лорда убил ты, магикус. Я это хорошо слышал. А ведь говорят, что перед смертью люди не лгут. Я-то, конечно, знаю, что мерзавец солгал, но крестьяне – народ суеверный, они могли и поверить. Так что я счел нужным оборвать его жалкую жизнь». Магикус, конечно, не поверит. Он все равно все узнает. Ну и что? Ему, Гарету, все равно не так уж долго осталось жить.

Палач схватил Хуго за волосы, чтобы положить его голову на плаху. Но магикус, как видно, почувствовал в толпе беспокойство, которого не могло унять даже предвкушение зрелища, и поднял руку.

– Стойте! – воскликнул он. Порыв ветра взметнул одежды мага. Он подошел к плахе.

– Хуго Длань, – громко и сурово произнес он. – Я даю тебе еще один шанс. Скажи нам – теперь, когда ты стоишь на пороге Царства Смерти, – есть ли тебе в чем покаяться?

Хуго поднял голову. Должно быть, ужас перед приближающимся небытием наконец одолел его.

– Да, – сказал он. – Мне есть в чем покаяться.

– Я рад, что мы поняли друг друга, – мягко сказал магикус. На его сухом тонком лице появилась торжествующая улыбка. Это не ускользнуло от наблюдательного Гарета. – О чем же ты сожалеешь, покидая сей мир, сын мой?

Распухшие губы Хуго скривились. Он расправил плечи, посмотрел магикусу в лицо и сказал:

– О том, что я ни разу не убил ни одного из ваших, колдун.

Толпа ахнула – не без удовольствия. Ник Три Удара хихикнул. Чем дольше будет умирать этот преступник, тем щедрее заплатит волшебник за казнь.

Магикус улыбнулся с холодной жалостью.

– Так пусть душа твоя сгниет, как и твое тело, – процедил он.

Бросив Нику взгляд, явно приглашавший палача позабавиться, волшебник отошел на прежнее место, чтобы кровь не забрызгала его парадного одеяния.

Палач достал черный платок и принялся завязывать Хуго глаза.

– Нет! – хрипло сказал Хуго. – Я хочу запомнить его лицо!

– Кончай с ним! – На губах волшебника выступила пена.

Ник схватил Хуго за волосы, но тот стряхнул руку палача и сам положил голову на окровавленный камень. Глаза его были открыты. Он смотрел в лицо магикусу. Палач откинул в сторону косицу Хуго: он любил, чтобы шея была видна целиком, иначе работать неудобно.

Три Удара вскинул меч. Хуго вздохнул и стиснул зубы, не сводя глаз с волшебника. Гарет посмотрел туда же. Магикус побледнел, сглотнул. Глаза у него забегали, словно он искал, куда бы спрятаться.

– Сколь велика злоба этого человека! – воскликнул волшебник. – Скорей же! Это невыносимо!

Гарет еще сильнее стиснул рукоять. Ник напрягся, готовясь опустить меч. Женщины закрывали глаза руками, глядя на казнь сквозь пальцы, мужчины вставали на цыпочки, детей поднимали повыше, чтобы им было виднее.

И тут у ворот послышался лязг оружия.

Глава 3. КРЕПОСТЬ КЕ-ЛИТ, ДАНДРАК, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Над башнями крепости появилась огромная тень, черная, чернее ночи. В темноте было плохо видно, но все отчетливо услышали хлопанье огромных крыльев. Стражники у ворот застучали мечами о щиты, подняв тревогу, и все, кто был во дворе, тотчас забыли о казни, обратившись лицом к грозящей им опасности. Рыцари хватались за мечи и подзывали своих верховых драконов. Набеги пиратов из Трибуса были обычным делом, и все ждали, что эльфы захотят отомстить за пленение и убийство эльфийского лорда, который, как предполагалось, нанял Хуго Длань.

– В чем дело? – крикнул Гарет, тщетно пытаясь разглядеть, что происходит. Он не мог оставить свой пост рядом с плахой, но во время нападения ему полагалось находиться у ворот.

– Не обращайте внимания! Продолжить казнь! – вопил магикус.

Но Ник Три Удара любил работать на публику, а зрителям сейчас было не до него. Половина толпы бросилась к воротам, другая половина смотрела туда же. Ник опустил меч с видом уязвленной гордости и теперь дожидался, пока уляжется весь этот переполох.

– Это настоящий дракон, дураки! – кричал Гарет. – Это не эльфийский корабль, это наши! Наши! Вы, двое, следить за преступником!

И Гарет бросился к воротам успокаивать поднявшуюся панику.

Боевой дракон кружил над замком. С его спины по сброшенным вниз канатам во двор быстро спустились солдаты. На их доспехах горели серебряные знаки королевских гвардейцев. Толпа загудела.

Солдаты быстро расчистили место посреди двора и взяли его в кольцо. Они стояли лицом к толпе, держа в правой руке копья, а в левой щиты, не глядя никому в глаза и не отвечая на вопросы.

В небе показался одинокий всадник на драконе. Небольшой быстрокрылый дракон пронесся над воротами и завис над приготовленной для него площадкой, выбирая, где приземлиться. Изысканная одежда его всадника в свете факелов отливала алым и золотым. Все тотчас узнали эту форму. Люди затаили дыхание и принялись переглядываться.

Верховой дракон опустился на землю, трепеща крыльями, бока его тяжело раздувались и опадали. Из клыкастого рта текли струйки слюны. Всадник спрыгнул с седла и огляделся. На нем был короткий плащ с золотой оторочкой и красная куртка – форма королевского курьера. Народ замер, ожидая известий.

Почти все думали, что он объявит о войне с эльфами Трибуса. Иные рыцари уже озирались в поисках своих оруженосцев, чтобы приказать им готовиться к выступлению. Поэтому все очень удивились, когда курьер поднял руку в перчатке из тончайшей и мягчайшей кожи и указал на плаху:

– Вы собираетесь казнить Хуго Длань, не так ли? Голос у курьера был таким же мягким и нежным, как его перчатки.

Волшебник пересек двор. Гвардейцы расступились и пропустили его в круг, где стоял курьер.

– А в чем дело? – уклончиво спросил магикус.

– Если это действительно Хуго Длань, именем короля приказываю отдать его мне – живым, – ответил курьер.

Волшебник мрачно уставился на курьера. Рыцари Ке-лита смотрели на волшебника, ожидая его приказаний.

До недавних пор на Волькаранах не было никакого короля. В начале мира Волькаранские острова служили колонией для преступников, сосланных с главного континента – Улиндии. Воры и убийцы содержались в знаменитой тюрьме Ирени, а ссыльных, шлюх и прочую мелкую шушеру просто высаживали на близлежащие острова: остров Провидения, Питринову Ссылку и три острова Джерн. Жизнь на внешних островах была тяжелая, и за несколько веков здесь сложился крепкий и суровый народ. На каждом острове правил свой клан. Кланы занимались тем, что либо отбивались от соседей, либо сами нападали на соседние острова и даже на Улиндию.

Враждующие кланы людей были легкой добычей для более могущественной и богатой нации – эльфов Трибуса. Эльфы захватили разрозненные людские владения и почти сорок циклов правили Улиндией и Волькаранскими островами. Их владычеству над людьми пришел конец двадцать циклов назад, когда вождь могущественнейшего клана на Волькаранах женился на предводительнице могущественнейшего клана Улиндии. Стефан с Питриновой Ссылки и Анна из Виншера собрали свой народ и создали армию, которая наголову разбила эльфов и вышвырнула их с острова. Некоторых вышвырнули в буквальном смысле слова.

Когда Улиндия и Волькараны освободились от захватчиков, Стефан и Анна объявили себя королем и королевой, уничтожили наиболее опасных соперников и по сей день оставались главной и самой опасной силой в королевстве, хотя ходили слухи, что они плетут интриги друг против друга. В былые времена магикус попросту не обратил бы внимания на приказ, приказал продолжить казнь и разделался бы и с самим курьером, если бы тот оказался чересчур настойчив. Но теперь, да еще в кольце солдат, под крыльями боевого дракона, волшебнику пришлось вилять.

– Хуго Длань убил нашего лорда, Рогара Ке-литского, и нам следует казнить его – по королевскому же закону!

– Его величество вполне одобряет и приветствует ваше усердие в исполнении правосудия в согласии с королевскими законами, – ответил курьер, отвесив изящный поклон. – Он весьма сожалеет, что приходится вмешиваться, но у меня здесь предписание на арест человека по имени Хуго Длань, подписанное рукой короля. Его требуется допросить по делу, связанному с заговором против государства, а такие дела имеют преимущество над всеми местными процессами. Ведь всем известно, – добавил курьер, глядя в глаза магикусу, – что этот убийца якшался с эльфийскими лордами Трибуса.

Волшебник, разумеется, отлично знал, что Хуго вовсе не якшался ни с какими эльфийскими лордами Теперь он понял, что и курьер знает это не хуже его самого. А если курьер знает это, то он наверняка знает и многое другое – например, истинные обстоятельства смерти Рогара Ке-литского. Магикус попал в свои собственные сети и теперь трепыхался и барахтался, не зная, как выбраться.

– Покажите предписание! – потребовал он. Королевский курьер сунул руку в кожаную сумку, что висела у седла, достал оттуда футляр, вынул из футляра свиток и протянул его магикусу с таким видом, словно это доставляло ему величайшее удовольствие. Магикус сделал вид, что внимательно его изучает. На самом деле он и так знал, что предписание окажется в полном порядке. Стефан не из тех людей, которые совершают подобные ошибки. В предписании стояло имя

– Хуго Длань, внизу красовалась печать – Крылатое Око, герб Стефана. Магикус закусил губу до крови, но сделать ничего не мог. Он лишь бросил страдальческий взгляд на своих людей, всем своим видом показывая, что сделал все от него зависящее, но здесь замешаны слишком могущественные силы. Потом приложил руку к сердцу и молча, холодно поклонился.

– Его величество благодарит вас, – улыбнулся курьер. – Эй, капитан!

Гарет подошел к курьеру. Лицо у него было каменное, хотя он не хуже магикуса понял то, что осталось недосказанным.

– Приведите преступника. Да, и еще мне нужен свежий дракон на обратную дорогу. Именем короля! – добавил он.

«Именем короля» могли потребовать все, что угодно: от крепости до кружки вина, от жареного кабана до военного отряда. И горе тому, кто откажет! Гарет посмотрел на магикуса. Тот аж затрясся от злости, но ничего не сказал – только коротко кивнул. Рыцарь отправился исполнять приказ.

Курьер ловко отобрал пергамент у волшебника, свернул его, сунул обратно в футляр. Дожидаясь, пока Гарет приведет преступника, он лениво озирался по сторонам. Внезапно взгляд его упал на носилки. На лице курьера тотчас появилось выражение глубокой печали.

– Их величества выражают свои соболезнования леди Рогар. Передайте леди, что, если они могут чем-нибудь помочь, ей стоит только попросить…

– Ее светлость весьма обязана их величествам, – кисло пробурчал магикус.

Курьер снова улыбнулся и принялся нетерпеливо похлопывать себя перчатками по бедру. Гарет уже вел к нему преступника, но свежего дракона нигде не было.

– Так как насчет дракона? – поинтересовался курьер.

– Возьмите этого, милорд! – с готовностью предложил старый драконюх, протягивая королевскому посланцу поводья лордова дракона.

– А можно? – удивился курьер, взглянув на волшебника. Он отлично знал об обычае убивать над погребальным костром дракона, хотя бы и очень ценного.

Магикус злобно фыркнул и махнул рукой:

– Да что уж там! Пожалуйста, забирайте и убийцу моего лорда, и его любимого дракона! Ведь это все именем короля!

– Да, именно так, – сказал курьер. – Именем короля.

Гвардейцы резко развернулись. Строй ощетинился копьями, и внутри круга образовалась стальная стена из щитов.

– Возможно, вы пожелаете обсудить это с его величеством? Наш всемилостивейший монарх с радостью распорядится управлением этой провинции в ваше отсутствие, уважаемый магикус.

Двор снова накрыла тень крыльев боевого дракона.

– Нет-нет! – поспешно возразил волшебник. – Я самый преданный из подданных короля Стефана! Можете ему так и передать!

Курьер поклонился и одарил магикуса еще одной ослепительной улыбкой. Солдаты по-прежнему оставались настороже.

В это время в стальной круг вступил Гарет. Капитан весь вспотел под своим кожаным шлемом. Он знал. что ему вот-вот могут приказать драться с королевскими гвардейцами, и ему заранее было не по себе.

– Вот ваш преступник, – ворчливо сказал он и вытолкнул Хуго вперед.

Курьер быстро окинул убийцу взглядом, тотчас подметив следы от бича на спине, синяки и ссадины на лице, распухшие губы. Темные глаза Хуго совсем исчезли под кустистыми бровями, но он исподтишка наблюдал за курьером с безразличным любопытством. Он уже ни на что не надеялся и ждал лишь новых мучений.

– Развяжите ему руки и снимите кандалы.

– Милорд, он опасен…

– Он не может лететь верхом в кандалах и со связанными руками, а у меня мало времени. Не беспокойтесь, – курьер небрежно махнул рукой, – никуда он не денется. Вряд ли он посмеет спрыгнуть с летящего дракона – разве что у него крылья отрастут.

Гарет вынул кинжал и рассек ремни, стягивавшие руки Хуго. Драконюх крикнул своих помощников, торопливо вошел в стальной круг, снял седло с усталого курьерского дракона и надел его на дракона лорда Рогара. Потом похлопал дракона по шее и с радостью передал курьеру поводья. Старик знал, что никогда больше не увидит своего дракона – что попало в руки Стефану, назад не вернется. Но это все же лучше, чем своими руками перерезать глотку зверю, который тебя любит и верит тебе, а потом смотреть, как он умирает ради мертвеца, которому уже ничего не нужно.

Курьер взобрался в седло. Потом протянул руку Хуго. Убийца, казалось, лишь теперь понял, что руки у него не связаны, голова на плечах, а не на плахе, и над нею не висит меч палача. Болезненно морщась, он неуклюже шагнул вперед, взял курьера за руку, и тот втащил его на дракона.

– Он замерзнет. Дайте ему плащ, – распорядился курьер. Ему протянули несколько плащей. Курьер выбрал один из них, подбитый густым мехом, и протянул его Хуго. Убийца закутался в плащ и крепко ухватился за луку седла. Курьер отдал приказ, и дракон, радостно затрубив, расправил крылья и взмыл в небо.

Начальник гвардейцев оглушительно свистнул. Дракон опустился пониже, так что солдаты могли схватиться за веревки, свисавшие с его спины. Они быстро взобрались наверх и расселись по местам на огромной плоской спине дракона. Дракон взмахнул крыльями, и через несколько мгновений тень исчезла, небо осталось чистым, вокруг снова был ночной серый сумрак.

Магикус, бледный как мел, поплелся в крепость.

Гарет подождал, пока волшебник скроется за дверью, потом приказал своим людям поджечь носилки. Пламя затрещало и взметнулось ввысь. Люди собрались вокруг и запели, провожая душу лорда к его предкам. Капитан рыцарей тоже отпевал своего любимого лорда, которому он верно служил целых тридцать циклов. Кончив песнь, он долго стоял, глядя на пламя, танцующее над телом.

«Говоришь, ни разу не убивал волшебника? Ничего, друг мой Хуго, может, еще придется… Если увидимся. Именем короля! – хмыкнул Гарет. – Ну а если ты не появишься… Что ж, я человек старый, мне терять нечего». Он посмотрел в сторону покоев магикуса. У окна виднелась фигура в длинном одеянии. Капитан направился к воротам – надо было проверить посты.

Забытый всеми Ник Три Удара мрачно сидел на плахе. Надо же, не дали показать свое искусство!

Глава 4. ГДЕ-ТО НАД ВОЛЬКАРАНСКИМИ ОСТРОВАМИ, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Курьер все время придерживал своего дракона, иначе бы тот оставил тяжелого боевого дракона далеко позади. А лететь без сопровождения курьер боялся. В тучах могли прятаться эльфийские пираты, подстерегающие одиноких всадников. Поэтому летели они довольно медленно. Но наконец огни Ке-лита исчезли вдали. Столб дыма, вздымающийся над носилками покойного лорда провинции, заслонили зубчатые пики Витерила.

Курьер летел в хвосте ночерра – боевого дракона. Тот узкой черной стрелой рассекал мутные ночные сумерки. Королевские гвардейцы, пристегнувшиеся к седлам, казались зубцами на хребте ночерра.

Драконы пролетели над деревушкой Хинокс – приземистые квадратные дома еле виднелись на фоне ровной земли. Потом они оставили позади берега Дандрака и очутились в открытом небе. Курьер вертел головой во все стороны, словно впервые летел на драконе – странно для королевского курьера. Ему показалось, что он видит вдалеке Блуждающие острова – во всяком случае, Ханастай и Биндистай он различал довольно хорошо. Даже здесь, в открытом небе, настоящей темноты не было – легенды гласят, что в древнем мире, до Разделения, ночь была куда темнее.

Эльфийские астрономы говорят, что существует трое Владык Ночи. Невежды утверждают, что это великаны, которые укрывают Арианус своими плащами, чтобы мир мог отдохнуть. Но люди образованные знают, что Владыки Ночи – это коралитовые острова, которые летают очень высоко в небе, и их орбиты расположены так, что каждые двенадцать часов Владыки Ночи заслоняют солнце.

Ниже этих островов лежит Верхнее царство. Предполагается, что там обитают мистериархи, могущественные волшебники из рода людей, которые удалились туда в добровольное изгнание. Под Верхним царством расположена твердь – «дневные звезды». Что это такое – никому не известно. Многие – и не только невежды – полагают, что это россыпь летающих алмазов и прочих самоцветов. Отсюда идут всяческие легенды о сказочных богатствах мистериархов. Многие эльфы и люди пытались долететь до тверди и посмотреть, что же там на самом деле, но никто из них не вернулся. Говорили, что воздух там такой холодный, что кровь замерзает в жилах.

Во время полета курьер несколько раз оборачивался, чтобы посмотреть на своего спутника, – ему было любопытно, как выглядит человек, которого сняли с плахи. Но если курьер думал увидеть на лице Хуго восторг, триумф или хотя бы облегчение, он сильно ошибался. Лицо убийцы было мрачным и бесстрастным и не выдавало его мыслей. Видно было, что для него убить человека – все равно что пообедать. К тому же он смотрел в сторону. Хуго явно запоминал дорогу. Курьеру это очень не понравилось. Хуго, видимо, почувствовал его беспокойство. Он поднял голову и пристально посмотрел на курьера.

Курьер долго смотрел на Хуго, но так ничего и не высмотрел. А вот Хуго, похоже, увидел в курьере куда больше, чем курьер в нем. Эти прищуренные глаза, казалось, видели его насквозь и вот-вот могли прочесть все тайны, что хранились в голове у курьера, если бы молодой человек не отвернулся. Он больше не оглядывался в сторону Хуго.

Возможно, это было простым совпадением, но, как только курьер заметил, что Хуго пытается запомнить дорогу, земля под ними внезапно окуталась туманом. Они летели высоко и быстро, и в тени Владык Ночи можно было разглядеть немного. Но коралит светится слабым бледно-голубоватым светом, и на фоне серебристого сияния земли темными пятнами выделяются леса. Так что сверху земля видна как на карте. Замки и крепости, выстроенные из коралита, мягко светятся – разве что их покрыть специальной массой из толченого гранита. Города с блестящими лентами коралитовых улиц видны как на ладони.

Во время войны, когда в небесах летали эльфийские мародеры, люди застилали улицы соломой и камышом. Но сейчас на Волькаранских островах был мир. Большинство населения было уверено, что мир держится на их собственной отваге, на ужасе, который они внушают эльфийским владыкам.

При этой мысли курьер насмешливо покачал головой. Немногие знали, как все обстоит на самом деле, – но король Стефан и королева Анна знали. Эльфы с Аристагона не обращали внимания на Волькараны и Улиндию, потому что у них были проблемы поважнее – мятеж среди их собственного народа.

А когда этот мятеж будет наконец подавлен, беспощадно и окончательно, тогда эльфы возьмутся за людей – неразумных, диких тварей, из-за которых, собственно, и началось это восстание. Стефан знал и то, что теперь эльфы не ограничатся завоеванием и захватом земель. Они захотят очистить мир от людей – раз и навсегда. А потому Стефан быстро и втихомолку расставлял свои фигуры на огромной шахматной доске, готовясь к последнему жестокому сражению.

И человек, сидящий позади курьера, был одной из таких фигур. Но он не знал этого.

***

Когда вокруг начал сгущаться туман, убийца незаметно пожал плечами и перестал присматриваться к местности. Он сам был капитаном корабля и знал почти все воздушные линии на островах и за пределами. Они летели по встречному ридаю , по орбите Куринандистая. А потом все затянуло облаками, и земли не стало видно.

Хуго понял, что облака появились не сами по себе. Это лишь подтверждало его подозрения: этот молодой «курьер» отнюдь не простой гонец. Хуго расслабился и погрузился в туман. Что гадать? Намного хуже, чем теперь, не будет. Лучше – тоже вряд ли. Хуго сделал все возможное, чтобы приготовиться к тому, что его ждет: за поясом у него был его собственный рунный кинжал с костяной рукоятью (Гарет сунул его Хуго в последний момент). Хуго передернул плечами, плотнее закутался в теплый меховой плащ. Пока что главное – не замерзнуть.

Он не без удовольствия заметил, что курьеру туман тоже мешал. Приходилось лететь медленнее и то и дело спускаться вниз, в разрывы облаков, чтобы определить, где они находятся. Один раз показалось даже, что они заблудились. Курьер заставил дракона зависнуть в воздухе и принялся лихорадочно разглядывать то, что лежало под ними. Хуго чувствовал, как он напрягся. Судя по тому, что курьер бормотал себе под нос, им давно уже пора было свернуть. Наконец курьер развернул дракона, и они снова полетели сквозь облака. Курьер сердито оглянулся на Хуго, словно это он был во всем виноват.

Еще в ранней юности, борясь за то, чтобы выжить, Хуго научился следить за всем, что происходит вокруг. Теперь, к сороковому циклу, эта привычка сделалась почти инстинктивной, своего рода шестым чувством. Он мгновенно чувствовал, как меняется ветер, как теплеет или голодает. У него не было прибора для измерения времени, но он с точностью до минуты мог сказать, который сейчас час. У него был острый слух и еще более острое зрение. Направление он угадывал безошибочно. Мало нашлось бы мест на Волькаранах и в Улиндии, где ему не случалось бывать. А разные (и не всегда приятные) события его юности заносили его и в более отдаленные части Ариануса. Хуго никогда не хвастался своими способностями – зачем попусту сотрясать воздух? Только тот, кто не способен преодолеть свои слабости, вынужден утверждать, будто у него их нет. Но тем не менее он был уверен, что стоит ему очутиться в любом месте Ариануса, и он в несколько минут сумеет определить, где именно он находится.

Но когда дракон, повинуясь негромкой команде всадника, спустился наконец на землю и Хуго смог оглядеться, он вынужден был признать, что заблудился – впервые в своей жизни. Это место было ему незнакомо.

Королевский гонец спрыгнул наземь и достал из кожаного мешочка светильный камень. Оказавшись на воздухе, камень тотчас засиял ровным ярким светом. Светильный камень не только светит, но и греет, причем довольно сильно, так что в руке его не удержишь. Курьер уверенно направился в угол полуразвалившейся коралитовой стены, которая окружала место, где они приземлились, и положил камень в грубую железную лампу.

Ничего больше вокруг не было. Двор был совершенно пуст. То ли лампу приготовили к прибытию курьера, то ли он сам поставил ее сюда перед тем, как улететь. Должно быть, последнее вернее – поблизости явно никого не было. Даже ночерр отстал. Отсюда следует, что курьер отправился в путь именно отсюда и собирался вернуться. Это может оказаться важным. А может и нет. Хуго соскользнул со спины дракона.

Курьер поднял железную лампу, вернулся к дракону, погладил его по шее и пробормотал что-то успокаивающее. Дракон улегся наземь, сложил крылья, обвил лапы хвостом, уронил голову на грудь и уснул. А ведь спящего дракона разбудить нелегко – и небезопасно. Во сне заклятие, наложенное на дракона и заставляющее его подчиняться, может ослабеть и даже вовсе исчезнуть. И тогда всаднику придется иметь дело с бестолковой, вспыльчивой и ужасно шумной скотиной. Поэтому опытный всадник никогда не позволит своему дракону заснуть. Разве что он сам – искусный волшебник. Это Хуго тоже отметил.

Курьер подошел к Хуго, поднял фонарь и испытующе посмотрел ему в лицо, ожидая, что Длань что-нибудь скажет или спросит. Но Хуго не видел нужды задавать вопросы, на которые ему все равно не ответят, поэтому промолчал.

Курьер смутился, открыл было рот, чтобы что-то сказать, потом передумал. Он резко повернулся на каблуках, махнув убийце, чтобы тот шел за ним. Он повел Хуго в здание, которое убийца скоро узнал по мрачным воспоминаниям своего детства. Монастырь кирских монахов.

Монастырь был старый и, по всей видимости, давно заброшенный. Плиты двора потрескались, а кое-где их и вовсе уже не было. Большая часть стены здания, построенного из ценного гранита, который предпочитали кирские монахи, заросла коралитом. Ветер гулял по пустым комнатам и коридорам, где, должно быть, уже несколько веков не разводили огня. Скрипели голые деревья, под сапогами Хуго шуршали опавшие листья.

Хуго был воспитан суровым и строгим орденом кирских монахов и знал каждый монастырь на Волькаранских островах. Но ему ни разу не доводилось слышать о таком заброшенном монастыре. Дело выглядело все более и более таинственным.

Курьер привел его к двери из обожженной глины, которая вела в высокую башню, и отпер замок железным ключом. Хуго задрал голову – ни в одном из окон света не было. Дверь распахнулась бесшумно – значит, кто-то здесь бывает, и довольно часто, раз петли смазаны. Курьер проскользнул в дверь и сделал знак Хуго следовать за ним. Когда оба оказались в холодном здании, полном сквозняков, курьер запер дверь и сунул ключ за пазуху.

– Нам сюда, – сказал он безо всякой необходимости: путь был только один – наверх. В башню вела винтовая лестница. Хуго насчитал три этажа, на каждый из которых вела глиняная дверь. По дороге Хуго потихоньку пробовал двери – все они оказались заперты.

Они поднялись на четвертый этаж, к очередной глиняной двери. Курьер снова достал ключ. За дверью обнаружился узкий длинный коридор, темнее, чем Владыки Ночи, и прямой как стрела. Шаги курьера, обутого в тяжелые сапоги, отдавались гулким эхом. Хуго, привыкший двигаться беззвучно, в своих сапогах на тонкой подошве производил не больше шума, чем тень курьера.

Хуго насчитал шесть дверей – три справа, три слева. Перед седьмой курьер поднял руку, остановился и опять вытащил ключ. Скрипнул замок, дверь отворилась.

– Входи, – сказал курьер, отступив в сторону.

Хуго повиновался. Он не удивился, услышав, как дверь за ним закрылась. Однако запирать его не стали. Комната была освещена лишь мягким свечением коралита, но острым глазам Хуго этого было довольно. Он постоял, приглядываясь, изучая обстановку. И сразу понял, что он здесь не один.

Хуго не испугался. Правда, его пальцы стиснули рукоять скрытого под плащом кинжала, но это было всего лишь разумной предосторожностью в подобной ситуации. Хуго был человек деловой и знал, как обставляются деловые встречи. Это была именно деловая встреча.

Тот, другой, явно умел прятаться. Он стоял в тени и не производил ни малейшего шума. Хуго не видел и не слышал его, но чуял – чуял всей своей шкурой, побитой и потертой за сорок циклов, что здесь кто-то есть. Убийца принюхался.

– Ты что, зверь, что ли? Как это ты меня почуял? Унюхал, что ли? – спросил мужской голос, низкий и звучный.

– Может, и зверь, – коротко ответил Хуго.

– А что, если бы я напал на тебя? – Мужчина подошел к окну. Его фигура выделялась темным силуэтом на фоне светящихся стен. Мужчина был высокого роста, в длинном плаще – край плаща шуршал, волочась по полу. Голова и лицо мужчины были закрыты кольчужным капюшоном – виднелись одни только глаза. Но Хуго понял, что угадал верно. Теперь он знал, кто его собеседник. Он обнажил кинжал.

– Получили бы пядь стали в сердце, ваше величество.

– На мне кольчуга, – сказал Стефан, король Волькаранских островов и всея Улиндии. Он, похоже, ничуть не удивился тому, что Хуго признал его.

Убийца слегка усмехнулся.

– Кольчуга не прикрывает подмышек, ваше величество. Поднимите руку… – Он шагнул вперед и ткнул тонким длинным пальцем в отверстие под рукавом кольчуги. – Один удар кинжала в это место – и все.

– Надо будет сказать моему оружейнику, – сказал Стефан. Он даже не шелохнулся от прикосновения Хуго.

Хуго покачал головой:

– Делайте что хотите, ваше величество, но, если кто-то решится убить вас, он вас убьет. Если вы велели привести меня сюда лишь за этим, я могу посоветовать только одно: о похоронах лучше распорядиться заранее.

– Сразу видно опытного человека. – Стефан усмехнулся. Хуго не видел его усмешки, но понял это по голосу.

– Я полагаю, ваше величество нуждается в опытном человеке, раз из-за меня было устроено столько шуму.

Король отвернулся к окну. Он прожил почти пятьдесят циклов, но был еще крепок и силен и мог противостоять любым невзгодам и тяготам. Поговаривали, что он спит в кольчуге, чтобы тело не слабело. К тому же, если то, что говорили о нраве его супруги, было правдой, кольчуга ему была совсем не лишней.

– Да, ты человек опытный. Говорят, лучший во всем королевстве.

Стефан умолк. Хуго умел понимать мысли без слов – по поведению людей. Быть может, король думал, что очень хорошо прячет свои мысли, – но Хуго приметил, как тот стиснул кулак, и услышал серебристый звон кольчуги – король содрогнулся.

Так часто бывает с людьми, которые решаются на убийство.

– У тебя необычная репутация, Хуго Длань, – продолжал король, нарушив затянувшееся молчание. – Говорят, ты называешь себя Дланью Справедливости, или Дланью Возмездия. Ты убиваешь лишь тех, кто причинил зло другим, тех, кто, как ты полагаешь, неподвластен закону и моему суду.

В голосе короля звучал гнев и вызов. Стефан явно Чувствовал себя оскорбленным, но Хуго-то знал, что враждующие кланы Волькарана и Улиндии связывает лишь взаимный страх и алчность. Зачем тратить время и говорить королю то, что он и так знает не хуже самого Хуго?

– Зачем тебе это? – спросил Стефан. – Ради славы?

– Славы? Ваше величество, вы рассуждаете как эльфийский лорд! Славой сыт не будешь.

– Ради денег?

– Ради денег. Обычного убийцу, который пырнет из-за угла ножом в спину, можно нанять за кусок хлеба. Но это лишь для тех, кто просто хочет кого-то убрать. Но те, кого оскорбили, кому причинили страдания, – они хотят, чтобы их обидчик страдал не меньше их самих. Они хотят, чтобы он знал, по чьей воле он гибнет. Они хотят, чтобы он сам пережил боль и ужас своей жертвы. И за это они готовы заплатить, и заплатить немало.

– Я слышал, что ты идешь на немалый риск – случалось, ты даже вызывал свои жертвы на поединок.

– Если клиент этого требовал.

– И мог заплатить.

Хуго пожал плечами. Это же само собой, о чем тут рассуждать? И весь этот разговор был ни к чему. Убийца знал свою репутацию и знал себе цену. Он не нуждался в том, чтобы ему об этом рассказывали. Но он привык к этому. Это тоже часть сделки. Стефан, как и любой другой клиент, уговаривал сам себя решиться на то, что он собирался сделать. Смешно – в таком положении король ведет себя ничуть не лучше последнего из своих подданных.

Стефан смотрел в окно, опираясь на подоконник рукой, затянутой в перчатку.

– Не понимаю. Зачем твоим «клиентам» давать жертве шанс отстоять свою жизнь?

– Это же двойная месть, ваше величество. Ведь тогда не моя рука убивает убийцу, но руки его предков, которые отказываются защищать его.

– Ты в это веришь? – Стефан обернулся к нему. Лунный свет блеснул на кольчуге.

Хуго поднял бровь и задумчиво погладил длинные шелковистые пряди бороды. Да, об этом его еще ни разу не спрашивали. Должно быть, короли все же отличаются от своих подданных – по крайней мере, этот точно отличается. Хуго подошел к окну, встал рядом с королем и выглянул во двор. Небольшой дворик, вымощенный коралитом, слабо светился, и в этом свете Хуго увидел посреди двора человека в черном колпаке. В руке у него был меч. Рядом с ним стояла каменная плаха. Хуго улыбнулся, покручивая кончики бороды.

– Я, ваше величество, верю только в свой ум и в свое мастерство. А выбора у меня, похоже, нет. Я либо соглашусь, либо..?

– У тебя есть выбор. Я скажу тебе, что нужно делать, а ты либо согласишься, либо откажешься…

– И тогда я распрощаюсь с головой.

– Этот человек – королевский палач. Он свое дело знает. Ты умрешь легко и быстро. Это куда лучше, чем та смерть, что ждала тебя в Ке-лите. Это будет своего рода вознаграждение за потраченное время. – Стефан смотрел в лицо Хуго. Его глаза в тени капюшона были пусты и темны. – Я не могу рисковать. Мне придется тебе все рассказать, прежде чем ты примешь решение, но, когда ты все узнаешь, я окажусь в твоих руках. Я не смогу оставить тебя в живых.

– Если я откажусь, меня тихо уберут – ночью, без свидетелей. Если я соглашусь, я попаду в тот же переплет, что и ваше величество.

– А ты чего ждал? Ты ведь всего лишь наемный убийца! – холодно произнес Стефан.

– А вы, ваше величество, всего лишь человек, который хочет нанять убийцу.

– Хуго насмешливо поклонился и развернулся, чтобы уйти.

– Ты куда? – спросил Стефан.

– С вашего разрешения, я малость задержался. Мне уже час как надлежит быть в аду.

И Хуго решительно направился к двери.

– Черт возьми! Я тебе жизнь предлагаю! Хуго даже не обернулся.

– Маловато будет. Моя жизнь ничего не стоит. Я ею не дорожу. А вы за это хотите подсунуть мне работу, настолько опасную, что вам пришлось расставить мне ловушку, чтобы заставить меня взяться за нее? Знаете, ваше величество, я предпочитаю сдохнуть как угодно мне, а не вам.

И Хуго распахнул дверь. На пороге, преграждая ему выход, стоял королевский курьер. У ног его стояла лампа, и в ее свете лицо курьера выглядело тонким, почти призрачным – и сказочно прекрасным.

«И это курьер? Ну, тогда я сартан!» – подумал Хуго.

– Десять тысяч бочек! – сказал молодой человек. Хуго остановился и снова принялся задумчиво теребить свою бороду. Потом оглянулся на Стефана. Тот стоял у него за спиной.

– Убери ты этот свет, Триан! – раздраженно приказал король. – Ты уверен, что без этого не обойтись?

– Ваше величество, – начал Триан (он говорил почтительно, но держался скорее как человек, дающий совет своему другу, а не как слуга, говорящий с господином), – лучше этого человека вы никого не найдете. Он – единственный, кому можно доверить это дело. Нам стоило больших трудов раздобыть его. Мы не можем позволить себе потерять его. Если вашему величеству будет угодно вспомнить, я предупреждал вас…

– Помню, помню! – перебил его Стефан. Помолчал, пытаясь утихомирить свой гнев. Он с явным удовольствием повелел бы своему «курьеру» отвести убийцу на плаху. Более того, он с удовольствием отрубил бы убийце голову собственноручно. Курьер закрыл лампу железной заслонкой, и комната снова погрузилась во тьму.

– Ладно! – рявкнул наконец король.

– Десять тысяч бочек? – Хуго не верил собственным ушам.

– Да, – ответил Триан. – Когда работа будет выполнена.

– Половину вперед. Половину потом.

– Вперед – твою голову, а потом уже бочки! – прошипел Стефан, стиснув зубы. Хуго шагнул к двери.

– Хорошо, половину вперед! – с трудом выдавил Стефан.

Хуго поклонился в знак согласия.

– Кого надо убить?

Стефан набрал воздуха и издал какой-то звук, отдаленно напоминающий предсмертный хрип.

– Моего сына, – сказал он.

Глава 5. КИРСКИЙ МОНАСТЫРЬ, ВОЛЬКАРАНСКИЕ ОСТРОВА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Хуго не особенно удивился. Само собой, это должен был быть кто-то довольно близкий королю, иначе зачем такая таинственность? Хуго знал, что у Стефана есть наследник. Больше он не знал ничего. Судя по возрасту короля, принцу должно быть циклов восемнадцать-двадцать. Этого довольно, чтобы впутаться в серьезную заварушку.

– Принц здесь, в монастыре. Мы… – Стефан судорожно сглотнул. – Мы сказали ему, что его жизнь в опасности. Он будет считать вас переодетым дворянином, которого наняли, чтобы отвезти его в безопасное место.

У Стефана снова сорвался голос. Он сердито прокашлялся и закончил:

– Принц не будет сопротивляться. Он знает, что это может быть правдой. Его жизни действительно грозит опасность…

– Ну, еще бы! – сказал Хуго. Король напрягся, кольчуга зазвенела, он схватился за меч. Курьер поспешно заслонил собой Хуго.

– Спокойнее, ваше величество! – шепнул он. – Не забывайте, с кем говорите, сэр! – упрекнул он Хуго.

Хуго и ухом не повел.

– Куда я должен отвезти принца, ваше величество? И что с ним сделать?

– Детали вам сообщу я, – ответил Триан. Стефан явно был на пределе – вот-вот сорвется. Он направился к двери, развернувшись боком, чтобы не коснуться убийцы. Вероятно, он сделал это бессознательно, но Хуго угадал его отвращение, мрачно усмехнулся и нанес последний удар.

– И еще одна услуга, которую я предлагаю всем своим клиентам, ваше величество.

Стефан остановился, взявшись за дверную ручку.

– Какая? – спросил он, не оборачиваясь.

– Сообщить жертве, кто поручил мне убить его и почему. Должен ли я сообщить это вашему сыну, ваше величество?

Кольчуга тихонько зазвенела – король снова содрогнулся.

– Мой сын сам все поймет, когда придет время, – сказал он.

Король расправил плечи и вышел в коридор. Его шаги затихли в отдалении. Курьер подошел к Хуго, но молчал, пока не услышал, как где-то вдалеке хлопнула дверь.

– Зря ты это сказал, – тихо заметил Триан. – Ты его сильно задел.

– А что это за курьер такой, – поинтересовался Хуго, – который распоряжается королевскими сокровищами, как своими карманными деньгами, и заботится о том, как бы кто не обидел короля?

– Ты прав, я не курьер. – Молодой человек обернулся к окну, и Хуго увидел, что он улыбается. – Я королевский маг.

Хуго вскинул брови:

– Что-то молод ты для магикуса!

– Я старше, чем кажется, – небрежно ответил Триан. – Войны и власть старят людей, а магия нет. А теперь, если тебе будет угодно последовать за мной, я провожу тебя туда, где приготовлена одежда и все, что понадобится тебе в дороге. Там же я сообщу тебе все, что необходимо знать. Сюда.

Волшебник отступил в сторону, пропустив Хуго вперед. Он держался весьма любезно, но Хуго отметил, что волшебник ловко преградил ему путь к королевским покоям. Хуго направился туда, куда было указано. Триан задержался, чтобы взять лампу, открыл заслонку и пошел вслед за Хуго, держась рядом с ним, чуть позади.

– Тебе придется изображать знатного человека, поэтому мы приготовили тебе соответствующий костюм. На самом деле мы выбрали тебя еще и потому, что ты знатного происхождения, хотя и незаконнорожденный. В тебе есть врожденный аристократизм. Принц очень умный мальчик, его не обманешь простим маскарадом.

Они прошли шагов десять, и волшебник остановился перед одной из многочисленных дверей. Триан отпер дверь все тем же железным ключом. За дверью оказался коридор, перпендикулярный первому. Он выглядел значительно более заброшенным, чем главный. Стены крошились, пол был неровный, так что приходилось ступать с оглядкой. Они свернули налево, в другой коридор, потом еще раз налево, в третий. Каждый следующий коридор был короче предыдущего. Хуго понял, что они уходят в глубь здания. Дальше начались бесчисленные повороты – казалось, они просто кружат по коридорам без всякой цели. Триан всю дорогу говорил не умолкая.

– Мы постарались узнать о тебе все, что можно. Мы знаем, что ты незаконный сын, родившийся от связи твоего отца со служанкой, и что твой благородный отец – чье имя, кстати сказать, мне так и не удалось узнать – выбросил твою мать на улицу. Она погибла во время нападения эльфов на Первопад, а тебя приютили и воспитали кирские монахи. – Триан содрогнулся. – Невеселая это жизнь, однако, – сказал он, понизив голос и кивнув на холодные стены.

Хуго не видел нужды отвечать, поэтому промолчал. Если волшебник думает смутить или отвлечь его этой болтовней и блужданием по коридорам, то он просчитался. Кирские монастыри строятся примерно по одному плану: квадратный двор, окруженный с двух сторон монашескими кельями. С третьей стороны располагались каморки для тех, кто прислуживал монахам, и для сирот, которых орден взял на воспитание, – таких, как Хуго. Там же были кухни, скриптории и больница…

***

Мальчик, лежавший на полу на соломенном тюфяке, закашлялся и пошевелился. В темной нетопленой комнате было ужасно холодно, но мальчик весь горел. Метаясь в бреду, он сбросил с себя тонкое одеяло. В комнату вошел другой мальчик, на несколько циклов старше больного – тому было циклов девять. Старший мальчик с жалостью смотрел на своего друга. Он принес чашку воды. Бережно поставив ее на пол, он встал на колени рядом с больным, опустил пальцы в воду и смочил пересохшие губы малыша.

Тому сразу стало легче. Он перестал метаться и открыл глаза, ища того, кто заботится о нем. Слабая улыбка появилась на тонких бледных губах. Старший мальчик улыбнулся в ответ, оторвал кусок ткани от своей изорванной одежды и намочил в чашке. Отжал, стараясь не пролить ни капля драгоценной воды, и вытер пылающий лоб мальчика.

– Все будет хорошо… – начал он, но тут над ним выросла черная тень, и холодная костлявая рука сдавила его запястье.

– Хуго! Ты что делаешь, а? – голос был ледяным, промозглым и мрачным, под стать этой комнате.

– Я… я хочу помочь Рольфу, брат. У него жар, и Гран-Мауде сказал, что, если жар не спадет, он умрет…

– Умрет? – прогремел монах, так что стены содрогнулись. – Конечно, он умрет! Ему дарована благодать умереть невинным младенцем и избежать зла, присущего всему роду человеческому! Зла, с которым нам приходится бороться ежедневно и ежеминутно! – Монах заставил Хуго вновь опуститься на колени. – Молись, Хуго! Молись, чтобы тебе простился грех, который ты совершил, пытаясь исцелить этого мальчика, нарушив тем самым волю предка! Молись о смерти…

Больной мальчик всхлипнул – он смотрел на монаха, и в глазах у него стоял ужас. Хуго стряхнул с плеча руку монаха и встал.

– Я буду молиться о смерти, – тихо сказал он. – О твоей!

Монах с размаху огрел его посохом. Хуго пошатнулся. Второй удар сбил его с ног. Монах колотил его, пока не выдохся. Потом удалился. Чашка с водой разбилась. Хуго с трудом поднялся с пола и нащупал в темноте мокрую тряпку – от воды или от его собственной крови, было не разглядеть, но тряпка была влажная и прохладная. Хуго бережно положил ее на лоб своему другу. Потом взял малыша на руки, прижал к себе и принялся неуклюже укачивать его. Он держал его на руках, пока мальчик не перестал метаться и дергаться. Маленькое тело застыло и похолодело…

***

– В шестнадцать циклов, – продолжал Триан, – ты бежал из монастыря. Монах, которого я расспрашивал, сказал мне, что перед тем ты пробрался в летописную комнату и узнал имя своего отца. Ты нашел его?

– Нашел, – ответил Хуго, а про себя подумал, что Триану и в самом деле пришлось немало потрудиться. Он побывал у кирских монахов, расспрашивал их – и, похоже, весьма подробно. А это значит… Ну да, конечно. Интересно, очень интересно. Кто из них больше узнает о собеседнике, пока они таскаются по коридорам?

– Он дворянин? – деликатно осведомился Триан.

– По крайней мере, он так себя называл. На самом деле – просто расфуфыренный чурбан.

– Ты говоришь в прошедшем времени. Твой отец умер?

– Я его убил.

Триан остановился как вкопанный и уставился на Хуго.

– Что ты за человек! Просто кровь стынет. Говорить об этом так равнодушно…

– А чего мне беспокоиться? – Хуго шагал дальше не останавливаясь, и Триану пришлось прибавить шагу, чтобы догнать его. – Когда этот ублюдок узнал, что я его сын, он полез на меня с мечом. Я был безоружен. Кончилось тем, что я воткнул этот меч ему в брюхо. Я присягнул, что это вышло случайно, и шериф мне поверил. Я ведь был еще мальчишкой, а мой папаша славился своим распутством: девочки, мальчики – ему было без разницы. Я никому не сказал, кто я такой, но дал понять, что папаша на меня покушался. Кирские монахи дали мне неплохое воспитание, так что я могу изобразить знатную персону. Шериф решил, что я сын какого-то дворянина, а папаша похитил меня, чтобы утолить свою похоть. Шериф был только рад замять это дело. О каком-то там возмездии и речи не было.

– Но это не было случайностью?

Триан оступился и инстинктивно схватился за Хуго. Тот поддержал волшебника под локоть, не дав ему упасть. Они спускались все ниже и ниже, углубляясь в недра монастыря.

– Не было. Я вырвал у него меч – это оказалось нетрудно, он был пьян. Я назвал имя моей матери, сказал ему, где ее похоронили, и воткнул меч ему в живот. Он умер слишком быстро. Но это я понял только потом.

Триан заметно побледнел. Он поднял лампу повыше, осветив ею мрачное лицо Хуго.

– Принц не должен страдать! – сказал он.

– Вот именно, поговорим о деле, – улыбнулся Хуго. – Славно мы поболтали, не правда ли? Интересно, что вы пытались разузнать? Что я лучше, чем моя репутация? Или наоборот, что я еще хуже?

Но Триана было не так-то просто сбить с толку. Он взял Хуго за руку, наклонился к нему и заговорил шепотом, хотя, насколько видел Хуго, никто, кроме летучих мышей, их подслушать не мог.

– Он должен умереть легко и быстро. И внезапно. Без страха. Может быть, во сне. Знаете, есть такие яды… Хуго вырвал руку:

– Я свое дело знаю. Хотите так – сделаю так. Вы заказчик. Точнее, насколько я понимаю, вы говорите от имени заказчика.

– Он хочет именно этого.

Триан явно успокоился и вздохнул с облегчением. Они прошли еще немного и остановились перед очередной запертой дверью. Триан не стал отпирать ее – он поставил лампу на пол и сделал Хуго знак заглянуть в замочную скважину. Хуго пригнулся и заглянул в комнату.

Хуго не был человеком чувствительным и тем более не имел привычки проявлять свои чувства. Но, увидев свою будущую жертву, он нахмурился. Он ожидал увидеть честолюбивого юнца циклов восемнадцати. А в комнате спал на соломенном тюфяке белокурый мальчик с задумчивым лицом, всего циклов десяти от роду.

Хуго медленно выпрямился. Волшебник поднял лампу повыше и заглянул ему в лицо. Убийца был мрачен. Триан снова вздохнул и озабоченно наморщил свой гладкий лоб. Прижав палец к губам, он отвел Хуго в соседнюю комнату, через две двери от первой. Волшебник отпер ее все тем же ключом, пропустил Хуго внутрь и осторожно прикрыл за собой дверь.

– Все не так просто, не правда ли? – спросил он, понизив голос.

Хуго огляделся, потом обернулся к обеспокоенному магу.

– Курить охота. А трубку у меня в тюрьме отобрали. У вас не найдется лишней трубки?

Глава 6. КИРСКИЙ МОНАСТЫРЬ, ВОЛЬКАРАНСКИЕ ОСТРОВА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

– Но вы нахмурились, помрачнели… Я подумал…

– Что у меня рука не поднимется убить ребенка? «Ему даровано право умереть невинным младенцем и избежать зла, присущего всему роду человеческому!» – вспомнилось Хуго. Эта темная и холодная комната пробудила в нем мрачные воспоминания. Хуго отмахнулся от них. Напрасно он позволил себе расчувствоваться. В очаге пылал огонь. Он достал щипцами уголек и поднес его к трубке, которую маг достал из мешка, лежащего на полу. Стефан, похоже, позаботился обо всем.

Хуго затянулся. Стрего разгорелся, и старые воспоминания ушли.

– Да нет, хмурился я по другому поводу. На себя сердился. Я… я просчитался. Подобные промахи могут дорого обойтись. Но все же интересно, почему такого ребенка хотят убить. Что он сделал? Чем провинился?

– Он… он виноват в том, что родился, – пробормотал Триан. Он явно сказал это не подумав и покосился на Хуго, надеясь, что тот не слышал.

Но убийца ничего не упускал. Он попыхивал трубочкой и вопросительно смотрел на волшебника.

Триан покраснел.

– Вам заплатили достаточно, чтобы не задавать вопросов, – отрезал он. – Кстати, вот ваши деньги.

Он порылся в кошельке, висевшем у него на поясе, достал пригоршню монет и отсчитал пятьдесят по сто бочек.

– Я думаю, королевского клейма будет довольно? Хуго поднял бровь, бросил уголек обратно в очаг.

– Если это не фальшивка…

Попыхивая трубкой, чтобы она не погасла, Хуго взял деньги и принялся внимательно рассматривать их. Это были настоящие, полновесные монеты. На одной стороне был выбит бочонок, на другой – портрет Стефана (не слишком похожий). В королевстве, где не столько торгуют, сколько обмениваются либо грабят (король и сам был известным пиратом – собственно, именно нападения на эльфийские корабли помогли ему завоевать трон), «двойной бочонок» увидишь нечасто, и немногим доводилось держать его в руках. Его стоимость обеспечивалась главной драгоценностью – водой.

Воды в Срединном царстве было очень мало. Дожди выпадали нечасто, и вся вода немедленно уходила в пористый коралит. На коралитовых островах не было ни рек, ни ручьев. Вода собиралась только в растениях. Выращивание хрустальных деревьев и чашелистников – дело сложное и трудоемкое, но это был основной способ добывания драгоценной жидкости для людей Срединного царства (другим способом было нападение на эльфийские корабли) . Так что эта работа должна была обеспечить Хуго на всю оставшуюся жизнь. Можно вообще удалиться от дел. И все это – за то, чтобы убить какого-то мальчишку?

Чушь какая-то. Хуго взвесил монеты в руке и снова посмотрел на волшебника.

– Ладно, – неохотно согласился Триан, – наверно, придется тебе кое-что объяснить. Ты ведь знаешь, что сейчас происходит на Волькаранах и в Улиндии?

– Понятия не имею.

На столике стоял кувшин, таз и кружка. Убийца взял кувшин и налил воды в кружку. Попробовал.

– М-м! Из Нижнего царства! Неплохо.

– Пей и умывайся, – приказал Триан. – Ты ведь должен сойти за благородного человека. И не только по виду, но и по запаху. Ты хочешь сказать, что не разбираешься в политике?

Хуго сбросил плащ, наклонился над тазом и принялся умываться. Он плеснул водой себе на плечи, взял кусок простого мыла и принялся намыливать лицо, грудь и спину, слегка морщась, когда мыло попадало на свежие ссадины.

– Надо же, всего два дня просидел в тюрьме, а как провонял! А что касается политики… Мне до нее нет дела. Разве что пара лишних заказчиков… Я даже не знал наверняка, есть ли у Стефана сын.

– Есть, – холодно сказал волшебник. – И еще у него есть жена. Всем известно, что их брак был чисто политическим – они заключили его ради того, чтобы объединить два могущественных народа и помешать им перерезать друг друга, оставив людей на милость эльфов. Однако королева предпочла бы, чтобы вся власть была сосредоточена в ее руках. Но корона Волькаранских островов передается только по мужской линии. Поэтому Анна могла захватить власть только через своего сына. Заговор был раскрыт лишь недавно. Король едва сумел спастись. Но мы опасаемся, что в следующий раз он может погибнуть.

– Так что вы решили избавиться от мальчишки. Насколько я понимаю, это решает проблему, но зато король остается без наследника.

Хуго, зажав трубку в зубах, стянул штаны и плеснул на себя водой. Триан отвернулся – то ли из стыдливости, то ли ему просто было неприятно смотреть на многочисленные шрамы – иные совсем свежие, – которыми было покрыто тело Хуго.

– Стефан не так глуп. Мы подумали об этом. Мы объявим войну Аристагону, и все люди, включая народ королевы, должны будут объединиться. Во время войны Стефан разведется с Анной и женится на какой-нибудь волькаранке. К счастью, его величество еще в том возрасте, когда мужчина может иметь детей – много детей. Во время войны будет не до раскола. А к тому времени, как настанет мир – если он настанет, – Улиндия слишком ослабеет, чтобы отколоться.

– Да, хитро задумано, – согласился Хуго. Он отбросил полотенце, выпил две кружки прохладной вкусной воды из Нижнего царства, потом достал из угла горшок и облегчился. Управившись со всеми этими делами, он принялся перебирать разные одеяния, разложенные на кровати. – А с чего это эльфы станут воевать с нами? У них своих проблем хватает.

– А я-то думал, ты не разбираешься в политике, – едко заметил Триан. – Поводом для войны послужит смерть принца.

– А-а! – Хуго надел нижнее белье и натягивал плотные шерстяные штаны. – Чистенько сработано. Так вот почему вы решили поручить это мне, вместо того чтобы убрать мальчишку с помощью нехитрой магии!

– Да… – У Триана сорвался голос, он словно подавился этим словом. Хуго, надевавший через голову рубашку, остановился и пристально посмотрел на мага. Но тот отвернулся. Хуго прищурился, отложил трубку и продолжал одеваться, но медленнее, внимательно следя за каждым словом и жестом волшебника.

– Надо устроить так, чтобы наши люди нашли тело мальчика на Аристагоне. Это сделать нетрудно. Распустим слух, что принц похищен эльфами, и разошлем людей на поиски. Я дам вам список возможных мест. Насколько я понимаю, у вас есть драккор…

– Построенный эльфами. Очень кстати, не правда ли? – заметил Хуго. – Надо же, как вы все продумали. Даже ухитрились повесить на меня убийство лорда Рогара…

Хуго облачился в бархатный камзол – черный, с золотым галуном. На кровати лежал меч. Хуго взял его, внимательно осмотрел, пару раз махнул им в воздухе для пробы, кивнул, сунул меч обратно в ножны и пристегнул его к поясу. Кинжал он сунул в сапог.

– Небось сами же его и прикончили…

– Нет! – Триан резко повернулся к нему. – Лорда убил его домашний маг – насколько я понимаю, об этом ты и сам догадался. Мы просто воспользовались удобным случаем. «Позаимствовали» твой кинжал, оставили его в трупе и шепнули твоему другу-рыцарю, что тебя недавно видели поблизости.

– Ну да, конечно. Уложили меня на плаху, натравили этого психа с тупым мечом, а потом спасли мне жизнь и решили, что с перепугу я соглашусь на все, что угодно.

– Любой другой согласился бы. Насчет тебя я уверен не был. И оказался прав. Впрочем, я уже говорил это Стефану – ты при этом был.

– Значит, нужно отвезти мальчишку на Аристагон, убить его, оставить труп, который потом привезут безутешному отцу, безутешный отец будет рвать на себе волосы и поклянется отомстить эльфам, и весь род человеческий двинется на войну. А вы не подумали, что эльфы не такие дураки? Им сейчас война – как собаке пятая нога. У них там мятеж, а это штука серьезная.

– Похоже, ты знаешь об эльфах больше, чем о собственном народе! Между прочим, кое-кто мог бы счесть это странным.

– Между прочим, корабль время от времени нужно чинить и восстанавливать магию. А это можно сделать только у эльфов.

– Значит, ты якшаешься с врагами… Хуго пожал плечами:

– При таком деле, как мое, враги повсюду. Триан облизнул губы. Беседа явно была ему не по вкусу. «Вот тебе и придворная жизнь», – подумал Хуго.

– Как известно, эльфы время от времени похищают людей и бросают изуродованные тела так, чтобы люди их нашли – для устрашения, – сказал Триан, понизив голос. – Устрой так, чтобы можно было подумать…

– Я все устрою. – Хуго положил руку на плечо волшебнику и с удовольствием отметил, что молодой человек содрогнулся. – Я свое дело знаю.

Он собрал монеты, снова осмотрел их, опустил две из них во внутренний кармашек камзола. Остальные уложил в кошель и убрал на дно мешка.

– Кстати, о деле. Как мне получить остальную плату и каковы гарантии, что я не получу вместо платы стрелу в бок?

– Мы даем слово. Слово короля. Что касается стрелы, – насмешливо заметил Триан, – ты, надеюсь, сам сумеешь позаботиться о себе.

– Сумею, – кивнул Хуго. – И не забывайте об этом.

– Угрожаете? – усмехнулся Триан.

– Обещаю, – холодно ответил Хуго. – А теперь нам пора. Путешествовать лучше ночью.

– Дракон доставит тебя к вашему кораблю…

– …А потом вернется и укажет вам дорогу к нему? Ну уж нет.

– Мы даем тебе слово… Хуго ухмыльнулся:

– Слово человека, который нанял меня, чтобы убить собственного сына!

– Не смей! – вспыхнул молодой волшебник. – Тебе не понять… – Он осекся на полуслове. Хуго бросил на него пронизывающий взгляд.

– Чего мне не понять?

– Ничего. Ты ведь сам говорил, что не интересуешься политикой. – Триан сглотнул. – Думай что хочешь. Это не имеет значения.

Хуго задумчиво посмотрел на волшебника и понял, что больше из него ничего не вытянешь.

– Скажите, где мы находимся, и я сам найду дорогу.

– Это невозможно. Это тайное убежище. О нем никто не должен знать!

– Но я даю слово! – насмешливо сказал Хуго. – Так что мы на равных.

Триан покраснел еще сильнее и так закусил губу, что, когда волшебник снова заговорил, Хуго увидел у него на губе белые следы от зубов.

– Зачем это нужно? Ты укажешь мне примерное направление – хотя бы название острова. Я велю дракону отнести вас с принцем к ближайшему городу и оставить там. Это все, что я могу сделать для тебя.

Хуго подумал, потом кивнул. Выбил пепел из трубки, сунул ее в мешок и принялся исследовать его содержимое. Очевидно, содержимое мешка его устроило, потому что он снова кивнул и завязал мешок.

– У принца тоже есть мешок с едой и одеждой. Этого должно хватить… должно хватить на месяц.

– Я думаю, что управлюсь быстрее, – спокойно заметил Хуго, набросив на плечи шерстяной плащ. – Все зависит от того, далеко ли от того города, куда мы прилетим, до корабля. Можно нанять дракона…

– Смотри, чтобы принца не заметили! Правда, за пределами двора немногие знают его в лицо, но если кто-то его узнает…

– Не дергайтесь. Я знаю, что делаю.

Хуго говорил тихо, но в глазах у него вспыхнул предостерегающий огонек, и волшебник счел за лучшее не накалять обстановку.

Хуго взвалил мешок на плечи и двинулся к двери. Но тут заметил боковым зрением какое-то движение. Он обернулся и увидел, как королевский палач поклонился и, очевидно, повинуясь какому-то приказу, неслышному для Хуго, ушел со своего поста. Во дворе осталась только плаха. Она была такой белой и чистой, сулила такое быстрое и легкое избавление… Хуго остановился. Он вдруг почувствовал, как незримая нить Судьбы обвилась вокруг его шеи и куда-то тащит, затягивая в ту же сеть, где уже запутались Триан с королем.

Один-единственный удар меча – и свободен.

Удар меча – против десяти тысяч бочек.

– А какой знак я должен привезти? – спросил Хуго у Триана, накручивая на палец прядь бороды.

– Что за знак? – удивился Триан.

– Ну, в доказательство того, что я сделал свое дело. Ухо? Палец? Или что другое?

– Избави предки! – Волшебник стал белее мела. Он пошатнулся, ему пришлось прислониться к стене, чтобы не упасть. Поэтому он не видел, как губы убийцы растянулись в мрачной улыбке, как он слегка кивнул, словно получил ответ на какой-то важный вопрос.

– П-прости… за невольную слабость, – пробормотал Триан, вытирая трясущейся рукой вспотевший лоб. – Я несколько ночей не спал, а потом, этот полет оказался чересчур быстрым для меня. Да, конечно, нам нужно доказательство. Принц… – Триан сглотнул, потом, видимо, взял себя в руки.

– Принц носит на шее амулет, ястребиное перо. Этот амулет принес ему мистериарх из Верхнего царства, когда принц был еще младенцем. Амулет защищен магией, и его нельзя снять, пока принц жив.

Триан судорожно вздохнул.

– Привези этот амулет, и мы будем знать, что принц… – Голос у него сорвался.

– Какой магией? – недоверчиво спросил Хуго. Но волшебник, бледный как смерть, молчал как убитый. Он покачал головой – то ли не хотел отвечать, то ли просто не мог говорить, Хуго так и не понял. Во всяком случае, было ясно, что больше никаких сведений ни о принце, ни об амулете от него не добьешься.

Да, наверно, и не стоит. Такие волшебные штучки давали чуть ли не каждому младенцу – они защищали от поноса, или от крыс, или от падения в огонь. Большинство амулетов, продаваемых бродячими шарлатанами, обладало не большей магической силой, чем булыжник на дороге. Конечно, у королевского сына амулет должен быть настоящим, но Хуго еще не видел ни одного амулета, который мог бы защитить человека от хорошего удара ножом. Правда, говорят, давным-давно были на свете волшебники, которые обладали подобной силой, но это было очень давно. Все они уже много циклов назад оставили Срединное царство и поселились в Верхнем. И вот теперь один из них спустился сюда, чтобы одарить младенца перышком?

«Этот Триан держит меня за круглого идиота», – подумал Хуго.

– Приди в себя, волшебник! – сурово сказал он. – А не то принц обо всем догадается.

Триан кивнул и с радостью принял кружку воды, которую протянул ему Хуго. Он прикрыл глаза, отхлебнул воды, сосредоточился и через несколько мгновений спокойно улыбнулся. Лицо его снова приобрело нормальный цвет.

– Я готов, – объявил Триан и повел Хуго в ту комнату, где спал принц.

Волшебник вложил ключ в замочную скважину, отпер дверь и отступил в сторону.

– А вы не собираетесь представить меня? Объяснить, в чем дело?

Триан покачал головой.

– Нет, – сказал он тихо. Хуго заметил, что волшебник старается смотреть прямо перед собой и не заглядывать в комнату. – Теперь все в твоих руках. Я оставлю тебе лампу.

Он повернулся и быстро пошел – почти побежал – прочь. Скоро он скрылся в темноте. Острый слух Хуго уловил щелчок замка. По коридору пронесся сквозняк, и тут же прекратился. Волшебник ушел.

Хуго пожал плечами, пощупал монеты в кармане камзола, взялся на всякий случай за меч, поднял лампу, вошел в комнату и принялся разглядывать мальчика.

Нельзя сказать, чтобы Хуго любил детей. Он их почти и не видел. Своего детства он не помнил – это и неудивительно, оно было слишком коротким. Кирские монахи не поощряли веселой, беспечной детской невинности. И потому каждый ребенок в монастыре сразу сталкивался лицом к лицу с суровой реальностью. В этом мире, где не было богов, кирские монахи поклонялись единственному, что было определенно и неизбежно, – смерти. Жизнь дается людям случайно, без толка и смысла. Никто не волен выбирать, когда ему родиться. Грешно радоваться столь сомнительному и неверному дару. Смерть же приходит к каждому в назначенный час. Смерть – это радостное освобождение.

Оттого-то кирские монахи брали на себя обязанности, которых большинство людей страшится и сторонится. Их называли Братьями Смерти.

Они не ведали жалости к живым. Все их помыслы были лишь о смерти. Кирские монахи не занимались целительством. Но когда трупы умерших от чумы валялись на улицах, именно Кир подбирали их, совершали торжественные обряды и сжигали их. Нищих, . которые не могли найти себе убежища в кирских монастырях, пока были живы, радушно принимали там после смерти. Самоубийц – проклятых предками, позор семьи – Кир встречали с почетом и хоронили, как героев. Кирские монахи заботились о телах убийц, воров, проституток. И именно они после битвы подбирали тела тех, кто поплатился жизнью в очередной сваре.

Единственные живые существа, о которых Кир хоть как-то заботились, были сироты мужеска пола, у которых не оставалось никаких родичей. Кир брали их к себе и воспитывали. Куда бы ни отправлялись монахи – а по зову своей веры им приходилось присутствовать при множестве жутких и кровавых событий, – они брали детей с собой, заставляли их помогать и в то же время приучали к мысли о том, что жизнь жестока и что единственное убежище – смерть. Именно эти мальчики, выросшие в монастырях и с детства проникшиеся темными верованиями Кир, пополняли собой ряды ордена. Кое-кто убегал подобно Хуго, но и Хуго всю жизнь чувствовал над собой тень черных капюшонов вырастивших его монахов.

Поэтому, глядя на спящего ребенка, Хуго не испытывал ни жалости, ни угрызений совести. Просто новая работа – и, похоже, весьма трудная и опасная. Хуго чувствовал, что волшебник ему солгал. Осталось понять, в чем именно.

Убийца бросил мешок на пол и потыкал мальчика ногой:

– Эй, парень, вставай!

Мальчик вздрогнул, глаза его распахнулись, и он сел, еще не вполне проснувшись.

– Что случилось? – спросил он, глядя на незнакомца сквозь копну золотистых кудряшек, падавших ему на глаза. – Кто вы?

– Меня зовут Хуго – сэр Хуго Ке-литский, ваше высочество, – поправился Хуго, вовремя вспомнив, что ему положено изображать знатного человека, и назвав первое место, пришедшее ему на ум. – Вам грозит опасность. Ваш отец нанял меня, чтобы отвезти вас в надежное место. Вставайте, у нас мало времени. Нам надо вылететь до рассвета.

Разглядев бесстрастное лицо с высокими скулами, ястребиный нос и черную бороду, заплетенную в косицы, мальчик отшатнулся.

– Уходи! Ты мне не нравишься! Где Триан? Я хочу Триана.

– Да, конечно, я не такой красавчик, как ваш волшебник. Но ваш отец нанял меня не за красоту. Если уж вы испугались меня, подумайте, как испугаются ваши враги!

Хуго сказал это просто так, лишь бы что-нибудь сказать. Он уже собирался подхватить мальчишку и уволочь его отсюда. Поэтому он слегка удивился, обнаружив, что мальчик принялся обдумывать этот аргумент с серьезным и умным видом.

– Вы правы, сэр Хуго, – сказал он наконец и встал. – Я полечу с вами. Возьмите мои вещи. – Он махнул рукой в сторону небольшого мешка, что валялся на полу рядом с тюфяком.

Хуго собрался было ответить, что свои вещи он сам и понесет, но вовремя опомнился.

– Хорошо, ваше высочество, – ответил он с поклоном.

И внимательнее присмотрелся к мальчику. Принц был маловат для своих лет. У него были большие голубые глаза, нежный рот и фарфорово-бледное лицо – сразу видно, что его держат взаперти. В свете лампы блеснуло ястребиное перо на серебряной цепочке.

– Раз мы путешествуем вместе, вы можете звать меня по имени, – застенчиво сказал мальчик.

– А как вас зовут, ваше высочество? – спросил Хуго, взяв в руки мешок.

Мальчик изумленно уставился на него.

– Я много циклов провел за пределами королевства, ваше высочество, – торопливо пояснил Хуго.

– Бэйн, – сказал мальчик. – Меня зовут принц Бэйн.

Хуго застыл на месте. Бэйн… Ведь «Бэйн» значит «погибель»! Нет, он не был суеверным человеком, но кто и почему мог дать ребенку такое зловещее имя? И убийца вновь ощутил, как незримая нить Судьбы затягивается у него на шее. Он снова представил себе плаху – холодную, спокойную… Он потряс головой, злясь на самого себя. Ощущение удушья исчезло вместе с образом собственной смерти. Хуго вскинул на плечи оба мешка – свой и принца.

– Идемте, ваше высочество, – сказал он, кивнув на дверь.

Бэйн поднял с пола свой плащ и неуклюже накинул его себе на плечи, путаясь в завязочках. Наконец Хуго не выдержал, нетерпеливо швырнул мешки на пол, встал на колени и завязал плащ.

К его изумлению, мальчик обвил руками его шею.

– Как хорошо, что вы будете моим телохранителем! – воскликнул он, прижавшись своей нежной щекой к щеке Хуго.

Хуго остолбенел. Бэйн отступил назад.

– Я готов! – весело сообщил он. – Мы полетим на драконе, да? Я сегодня в первый раз летал на драконе! Хорошо бы мы все время на них летали!

– Да, – выдавил наконец Хуго. – Дракон ждет во дворе.

Он поднял мешки и лампу.

– Если вашему высочеству будет угодно…

– Я знаю дорогу! – сказал принц, выбежав из комнаты.

Хуго пошел следом, все еще ощущая прикосновение мягких и теплых рук ребенка.

Глава 7. КИРСКИЙ МОНАСТЫРЬ, ВОЛЬКАРАНСКИЕ ОСТРОВА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

В комнате на одном из верхних этажей монастыря собрались трое. Комната эта раньше была монашеской кельей – холодной, суровой, маленькой и без окон. Трое людей – двое мужчин и женщина – стояли посреди комнаты. Один из мужчин обнимал женщину за плечи; она обнимала его за талию – они поддерживали друг друга, иначе бы оба могли рухнуть на пол. Третий стоял перед ними.

– Они сейчас улетят, – сказал волшебник, склонив голову набок, хотя вряд ли он мог слышать сквозь толстые монастырские стены шум крыльев дракона.

– Уже! – воскликнула женщина, метнувшись вперед. – Мой мальчик! Я хочу еще раз увидеть моего сына! Только один раз!

– Нет, Анна! – Триан сурово стиснул ее руку. – Я потратил много месяцев на то, чтобы разрушить чары. Так будет легче! Возьми себя в руки!

– Я боюсь, что мы совершили ошибку! – всхлипнула женщина, уткнувшись в плечо мужа.

– В самом деле, Триан, давайте оставим эту затею, – скачал Стефан. Голос его звучал довольно грубо, но жену он обнимал очень нежно. – Еще не поздно.

– Нет, ваше величество. Мы ведь все обсудили и обдумали. Так надо. Мы должны следовать разработанному плану и молить предков, чтобы они не оставили нас и помогли нам в этом деле.

– Вы предупредили этого, как его… Хуго?

– Он бы не поверил. Так что проку от этого было бы мало, а вот вред мог бы быть. Этот человек – лучший, кого можно найти. Холодный, бессердечный тип. Нам придется положиться на его искусство и его жестокость.

– А если он не выдержит?

– Тогда, ваше величество, – вздохнул Триан, – следует готовиться к самому худшему.

Глава 8. ХЕТ, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

В тот самый час, когда Хуго положил голову на плаху, в нескольких тысячах менка ниже, на острове Древлин, происходила другая казнь – казнь пресловутого Лимбека Болтокрут. На первый взгляд может показаться, что эти два события не имели ровно ничего общего, разве что совпадают по времени. Бессмертная паучиха, имя которой – Судьба, уже связала незримыми нитями души столь несхожих созданий и медленно, но верно притягивала их друг к другу.

В ночь, когда погиб лорд Рогар Ке-литский, Лимбек Болтокрут сидел в своем неопрятном, но уютном жилище в Хете – древнейшем городе Древлина – и сочинял речь.

Сородичи Лимбека называли себя гегами. На всех прочих языках Ариануса, как и в древнем мире, существовавшем до Разделения, они назывались гномами. Лимбек был роста немалого – четыре фута без каблуков. Добродушное, открытое лицо было украшено густой, окладистой бородой. У него начинал расти животик, что вообще-то несвойственно молодым работящим гегам; но Лимбек вел сидячий образ жизни. Глаза у Лимбека были ясные, любопытные и ужасно близорукие.

Он жил в маленькой пещерке – одной из сотен других пещер, которыми был источен большой коралитовый утес на окраине Хета. Пещера Лимбека была несколько необычной, но в этом нет ничего удивительного – ведь Лимбек и сам был необычным гегом. Потолок в его пещере был повыше, чем в прочих, – почти в два гегских роста. Специальное возвышение, сколоченное из досок, позволяло Лимбеку взбираться под потолок и пользоваться еще одной особенностью его пещеры – окнами.

Большинство гегов прекрасно обходятся без окон: на острове постоянно бушуют бури, и оттого окна практически бесполезны. К тому же геги куда больше интересуются тем, что происходит внутри, а не снаружи. Однако в части наиболее древних зданий – тех, что давным-давно выстроили чтимые и боготворимые гегами Менежоры, – окна были. Толстые мутные стекла прятались глубоко в толще стен. Такие окна идеально подходили для местного неласкового климата. Лимбек утащил несколько рам со стеклами из заброшенного здания в центре города. Провернул дыры позаимствованным коловоротом – и окна готовы: два внизу, еще четыре – на втором этаже.

Именно этим отличался Лимбек от большинства своих соплеменников. Те предпочитали смотреть внутрь. А Лимбеку было интересно, что там снаружи – даже если там всего-навсего хлестал ливень с градом и сверкали молнии или, в редкие минуты затишья, открывался вид на цистерны, рычаги и ослепительные вспыхалки Кикси-винси.

Еще одна особенность жилища Лимбека делала его поистине уникальным. На входной двери, что выходила на улицу, внутрь утеса, крупными красными буквами было написано: «СОПП».

Во всем остальном это было обычное гегское жилище: обстановка простая, изготовленная из подручного материала, без всяких там завитушек и финтифлюшек. И все постоянно подпрыгивало. Стены, пол, потолок уютной пещерки – все непрерывно тряслось и дрожало от грохота, гула, стука, лязга, визга, треска и скрежета Кикси-винси – центра всей жизни Древлина.

Лимбек, почтенный лидер СОППа, против шума ничего не имел. Наоборот, шум его успокаивал. Он привык к нему еще во чреве матери – хотя там он звучал несколько приглушенно. Геги чтили шум, как и саму Кикси-винси. Они знали, что, когда шум прекратится. наступит конец их мира. Смерть они называли Великим Безмолвием.

Итак, Лимбек внимал приятному грохоту и скрежету и боролся с речью. Найти слова было не так уж трудно. А вот записать их… Фразы, которые казались величественными, благородными и изящными, пока он произносил их вслух, на бумаге выглядели плоскими и напыщенными. По крайней мере, так казалось Лимбеку. Джарре всегда говорила, что он чересчур строг к себе, что его речи на бумаге выглядят ничуть не хуже, чем на слух. Но Лимбек каждый раз отвечал, что Джарре не может судить беспристрастно, и подтверждал это нежным поцелуем в щечку.

Перед тем как записать очередную фразу, Лимбек произносил ее вслух. Он был ужасно близорук, но вблизи в очках видел плохо, а потому всегда снимал их, когда что-то писал. Поэтому он водил носом вслед за пером, и на носу и бороде у него оставалось не меньше чернил, чем на бумаге.

«Поэтому цель нашего союза „Служителей, Объединившихся ради Прогресса и Процветания“ состоит в том, чтобы обеспечить нашему народу счастливую жизнь сейчас, а не когда-то в отдаленном будущем, которое, быть может, никогда не наступит!» Лимбек увлекся, стукнул кулаком по столу, и чернила выплеснулись из чернильницы. Тонкий синий ручеек пополз к бумаге, грозя затопить всю речь. Лимбек преградил ему путь собственным рукавом Потрепанная туника впитала чернила, как промокашка. Она давно уже утратила всякий цвет, и потому фиолетовое пятно на рукаве внесло приятное разнообразие в общую картину.

«Много веков наши вожди говорили нам, что нас поселили в этом царстве Бурь и Хаоса оттого, что сочли недостойными жить наверху, вместе с ельфами. Мы, сделанные из плоти, крови и костей, не могли уповать на то, чтобы поселиться в земле бессмертных. Но, говорят они, когда мы сделаемся достойны, ельфы спустятся с Небес, и будут судить нас, и возьмут с собой в Небеса. А до тех пор нам надлежит служить Кикси-винси и ожидать велиюго дня. А я говорю вам, – Лимбек воздел над головой стиснутый кулак, – я говорю вам, что этот день никогда не наступит!

Я утверждаю, что нам лгали! Наши вожди заблуждаются! Верховному головарю и гегам из его списка легко говорить, что надо ждать перемен и Судного дня. Они не нуждаются в лучшей жизни. Они-то получают награду от богов. Но разве они делят ее поровну между нами? Нет! Они заставляют нас платить, и платить втридорога, за то, что мы уже заработали в поте лице своего!» («Здесь надо сделать паузу для аплодисментов», – решил Лимбек и в знак этого посадил большую кляксу – вместо звездочки.) «Пора нам восстать и…» Тут Лимбек умолк: ему послышался странный шум. Для ельфов, ежемесячно спускавшихся сюда за водой, оставалось загадкой, как здесь вообще можно слышать что-нибудь, кроме грохота Кикси-винси и рева бурь, которые проносились над Древлином по несколько раз в день. Но геги привыкли к оглушительному шуму и обращали на него внимания не больше, чем какой-нибудь ельф из Трибуса – на шорох ветра в листве. Гег может крепко спать под оглушительные раскаты грома и вскочить от шороха мыши в кладовке.

Внимание Лимбека привлекли отдаленные крики. В нем внезапно пробудилась совесть, и гег поспешно бросился к прибору для измерения времени (его собственному изобретению), стоявшему в нише. Сложное сооружение из кучи кружилок, крутилок и колесиков каждый час роняло в стоящую внизу чашку один боб. Каждое утро Лимбек ссыпал бобы в желобок наверху, и отсчет времени начинался сначала.

Лимбек пригнулся к самой чашке и торопливо пересчитал бобы. Он застонал. Опоздал! Он схватил куртку и устремился к двери, но тут ему на ум пришла следующая строка его речи. Лимбек уселся обратно за стол, чтобы записать ее, – он решил, что это не займет много времени. И, разумеется, тут же забыл обо всем на свете. Перемазанный чернилами, счастливый, он вновь предался своему красноречию.

«Мы, „Служители, Объединившиеся ради Прогресса и Процветания“, выдвигаем три требования. Первое: все обделения должны собраться и сообщить все, что они знают о Кикси-винси и его работе, чтобы мы могли стать хозяевами Кикси-винси, а не его рабами. (Клякса – алодисменты.) Второе: вместо того чтобы ждать Судного дня, служители должны начать заботиться о том, чтобы улучшить свою собственную жизнь. (Еще клякса.) Третье: служителям следует отправиться к верховному головарю и потребовать справедливого распределения того, что привозят ельфы!» (Две кляксы и прочерк.) На этом месте Лимбек вздохнул. Он знал по опыту, что третье требование вызовет наибольший энтузиазм у молодых гегов, которые работают целыми днями за ничтожную плату. Но Лимбек-то знал, что оно наименее важное из трех!

– Если бы они только видели то, что видел я! – грустно сказал Лимбек. – Если бы они знали! Если бы я мог рассказать им!

Тут течение его мыслей снова было прервано криками. Лимбек поднял голову и гордо улыбнулся. Ну да, речь Джарре произвела обычный эффект. «Она и без меня обойдется», – подумал Лимбек. Его это вовсе не огорчало, напротив – то была радость учителя, который любуется успехами любимого ученика. «Она прекрасно обходится без меня. Я выйду только под конец», – решил он.

В течение следующего часа Лимбек, весь в чернилах и вдохновении, был так занят своей речью, что на крики уже не обращал внимания и потому не заметил, что из приветственных они обратились в угрожающие. Единственным звуком, который в конце концов привлек его внимание, был грохот захлопнувшейся двери. Дверь находилась в трех футах от Лимбека, и поэтому он вздрогнул.

– Это ты, дорогая? – спросил он, глядя на темное расплывчатое пятно, которое не могло быть никем иным, как Джарре.

Джарре задыхалась, словно загнанная. Лимбек полез в карман за очками, не нашел их и принялся шарить по столу.

– Я слышал крики… Я так понимаю, что твоя речь была удачной. Извини, что я не пришел, как обещал, но я был занят… – Он указал на свое творение.

Джарре бросилась к нему. Геги – народ невысокий, но коренастый, у них большие сильные руки, квадратные плечи, квадратные челюсти, и все они какие-то квадратные. Женщины гегов почти не уступают по силе мужчинам. И те и другие служат Кикси-винси до брачного возраста – кругов до сорока, а потом оставляют работу, сидят дома и растят детей – новое поколение служителей Кикси-винси. Джарре была даже сильнее большинства молодых женщин, поскольку служила Кикси-винси с двенадцати кругов. А Лимбек никогда не служил ему и был довольно слабым. Поэтому, когда Джарре на него налетела, она чуть не опрокинула его вместе со стулом.

– Дорогая, в чем дело? – удивился Лимбек, близоруко щурясь. Он только теперь заподозрил, что, должно быть, не все так гладко, как ему казалось. – Разве твоя речь не имела успеха?

– Имела, имела! Сногсшибательный! – Джарре ухватила его за тунику и пыталась заставить встать. – Идем скорее! Тебе надо убираться отсюда!

– Как, прямо сейчас? А как же речь?..

– Да, кстати! Вовремя ты мне напомнил. Ее нельзя оставлять здесь, это лишняя улика.

Она выпустила Лимбека, сгребла со стола листки бумаги (побочный продукт деятельности Кикси-винси, хотя, зачем он их делал, никому не известно) и запихнула за пазуху.

– Бежим! У нас мало времени! – Она огляделась. – Что еще надо забрать?

– Улика? – переспросил очумевший Лимбек, лихорадочно разыскивавший свои очки. – Какая улика?

– Деятельности нашего союза, – объяснила Джарре. Она насторожилась, прислушалась, подбежала к окну и выглянула наружу.

– Но, дорогая, это же штаб-квартира… – начал было Лимбек, но тут Джарре зажала ему рот.

– Тс-с! Слышишь? Они идут сюда! Она схватила очки и поспешно надела их на нос Лимбеку.

– Я вижу их фонари. Это копари! Нет, не сюда! Пошли через заднюю дверь, туда, откуда пришла я. И она потащила Лимбека к черному ходу. Но Лимбек встал как вкопанный. А если уж гном встал как вкопанный, сдвинуть его с места ой как непросто!

– Дорогая, – заявил он, – я никуда не пойду, пока ты не объяснишь мне, в чем, собственно, дело.

И спокойно поправил очки.

Джарре заломила руки. Но она хорошо знала своего любимого. В Лимбеке было столько упрямства, что, если уж он упрется, вся Кикси-винси его не перетянет. Она знала, что бороться с этим можно только одним способом: действовать быстро, не давая ему времени опомниться, но на этот раз эта тактика не сработала.

– Ну ладно, – вздохнула она и принялась объяснять, то и дело оглядываясь на входную дверь:

– Народу было очень много. Больше, чем мы думали.

– Так это же чудесно!..

– Не перебивай. Некогда. Они меня слушали – ах, Лимбек, это было так здорово! – Джарре забыла, что им надо торопиться, глаза у нее загорелись. – Все равно что поджечь селитру. Они вспыхнули – и взорвались!

– Взорвались? – обеспокоился Лимбек. – Дорогая, мы же вовсе не хотели, чтобы они взрывались!

– Это ты не хотел! – фыркнула Джарре. – Но теперь уже поздно. Пламя разгорелось, и мы должны управлять им, а не тушить его.

Она стиснула кулак и выпятила подбородок.

– Мы напали на Кикси-винси!

– Как?! – возопил Лимбек. И рухнул на стул, подавленный и потрясенный этой вестью.

– Да, мы напали на нее и сломали. И, по-моему, насовсем. – Джарре тряхнула гривой коротко подстриженных кудрявых волос. – Копари и кое-кто из жирцов хотели схватить нас, но все наши разбежались. Поэтому сейчас копари придут сюда за тобой. И я пришла, чтобы увести тебя. Слышишь?

За дверью послышались хриплые крики, в дверь застучали.

– Они уже здесь! Скорее! Они, наверно, не знают о задней двери!

– Они пришли, чтобы отвести меня в темницу? – задумчиво спросил Лимбек.

Джарре не понравилось выражение его лица. Она попыталась поднять его на ноги.

– Да-да. Идем же!

– Меня будут допрашивать? – рассуждал Лимбек. – Может быть, даже перед самим верховным головарем…

– Лимбек, о чем ты?

Впрочем, спрашивать было незачем. Джарре и так прекрасно знала, о чем он думает.

– За нанесение ущерба Кикси-винси полагается смерть!

Лимбек отмел этот довод в сторону как возражение незначащее. Крики за дверью стали громче и настойчивей. Кто-то требовал принести рубилку.

– Дорогая, – сказал Лимбек, и лицо его озарилось почти божественным сиянием, – я наконец-то смогу предстать перед аудиторией, внимания которой я добивался всю свою жизнь! Какая блестящая возможность! Ты только подумай, я смогу изложить наши требования верховному головарю и всему Совету кланов! Сотни слушателей! Новопевцы, говорильник…

Деревянная дверь треснула под ударом рубилки. Джарре побледнела.

– Лимбек! Сейчас нет времени разыгрывать мученика! Идем, пожалуйста!

Рубилку подергали, вытащили из щели и снова рубанули.

– Нет, дорогая, – сказал Лимбек, целуя ее в лоб. – Иди одна. Я остаюсь. Я так решил.

– Ну, тогда и я останусь! – отчаянно выпалила Джарре, обвив руками его шею.

Рубилка проломила дверь, и по комнате разлетелись щепки.

– Нет-нет! – замотал головой Лимбек. – Ты должна продолжать наше дело, когда меня не станет! Когда мои слова и мой пример воспламенят служителей, ты должна быть здесь, чтобы стать вождем восстания!

Джарре заколебалась:

– Лимбек, ты уверен?

– Да, дорогая.

– Хорошо, я уйду. Но мы спасем тебя! – Она бросилась к черному ходу, но не удержалась и оглянулась в последний раз. – Будь осторожен! – сказала она умоляюще.

– Хорошо, дорогая. А теперь беги! Кыш! – И Лимбек махнул рукой.

Джарре послала ему воздушный поцелуй и выбежала через черный ход как раз в ту минуту, когда копари наконец прорубили входную дверь.

– Мы ищем некоего Лимбека Болтокрута, – сказал копарь, чей важный вид был слегка подпорчен тем, что борода у него была полна щепок.

– Вы его нашли! – с достоинством ответствовал Лимбек. Он протянул руки и продолжал:

– Я борюсь за счастье своего народа и готов вынести ради него любые муки и унижения! Ведите меня в вашу грязную, вонючую, кровавую темницу, кишащую крысами!

– Вонючую? Сам ты вонючий! – обиделся копарь. – Да будет тебе известно, что мы там каждый день убираемся! И крыс там нет уже кругов двадцать, верно, Фред? – обратился он к своему товарищу, который, пыхтя, протискивался через щель в двери. – С тех пор, как мы завели кошку. Крови там, конечно, было: вчера вечером Дуркин Гайкокрут явился с разбитой губой, повздоривши с супругой. Но мы все отмыли! Так что нечего оскорблять нашу темницу!

– Я… я ужасно извиняюсь, – пробормотал Лимбек, смущенный донельзя. – Я не знал…

– Ладно, пошли, – сказал копарь. – Да чего ты мне все руки в лицо тычешь!

– Я думал, вы меня закуете в кандалы… Свяжете по рукам и ногам…

– Да? А как ты тогда пойдешь? Что, тащить тебя прикажешь? – фыркнул копарь. – Вот было бы зрелище! А ведь ты, голубчик, не перышко! Убери руки. Есть у нас одна пара наручников, кругов тридцать назад завели, но мы их с собой не взяли. Мы иногда надеваем их на юнцов, которые шибко разбушуются. А то еще, бывает, родители их одалживают, чтобы припугнуть своих сорванцов.

Лимбеку самому неоднократно угрожали этими наручниками в дни его беспокойной юности. Он окончательно пал духом.

– Вот и еще одна юношеская иллюзия развеялась, как сон, – грустно сказал он себе, направляясь в прозаическую тюрьму, охраняемую бдительной кошкой.

Начало карьеры мученика вышло не очень удачным.

Глава 9. ОТ ХЕТА КО ВНУТРУ, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Лимбек знал, что во Внутро, столицу Древлина, его повезут скоролетом. Раньше он ни разу не ездил в скоролете. Никто в его обделении не ездил. Когда его вели к скоролету, в толпе, собравшейся поглазеть на него, слышалось немало возмущенных реплик о том, что вот, мол, возят всяких там преступников, а честному гегу не сунуться.

Лимбек, слегка задетый тем, что его причисляют ко «всяким преступникам», поднялся по ступенькам и залез в блестящий медный ящик с окошками, поставленный на множество металлических колесиков, которые катились по металлическим рельсам. Лимбек достал из кармана очки, зацепил за уши тоненькие проволочные дужки и принялся разглядывать толпу. Джарре он увидел сразу, хотя она была закутана в широкий плащ с капюшоном. Обмениваться знаками было бы сейчас опасно, но Лимбек решил, что ей не повредит, если он незаметно пошлет ей воздушный поцелуй.

В конце платформы стояли двое. Лимбек с изумлением признал в них своих родителей. Поначалу он растрогался, решив, что они пришли проводить его. Однако, увидев радостную улыбку на лице своего отца, закутавшегося в огромный шарф, чтобы никто его не узнал, Лимбек понял, что его родители пришли сюда вовсе не из любви к своему детищу, а лишь затем, чтобы удостовериться, что в последний раз видят своего непутевого сынка, который всю жизнь доставлял им одно сплошное беспокойство и неприятности. Лимбек вздохнул и снова сел на деревянное сиденье.

***

Водитель скоролета, обычно именуемый «скоростник», мрачно оглянулся на пассажиров: Лимбека и копаря, который сопровождал его. Остановка в Хете была неурочной, скоростник выбился из графика и не хотел терять времени. Увидев, что Лимбек снова встает – ему показалось, что в толпе мелькнул его старый школьный учитель, – скоростник забросил свою бороду, аккуратно расчесанную надвое, на плечи и потянул одну из множества торчавших перед ним металлических рукояток. Металлические руки, торчащие из потолка вагончика, потянулись вверх и вцепились в кабель, висящий над вагоном. Полыхнула бело-голубая вспышка, пронзительно загудела гуделка, и скоролет рванулся вперед в треске электрических разрядов. Медный ящик грохотал и раскачивался, металлические руки, сжимавшие кабель, угрожающе трещали, но скоростник не обращал на это внимания. Он передвинул еще один рычаг, и машина набрала скорость. Лимбек за всю свою жизнь не испытывал ничего подобного.

Скоролет был создан давным-давно. Его устроили Менежоры для блага Кикси-винси. Менежоры исчезли неведомо куда, но скоролет продолжал работать

– Кикси-винси поддерживала его на ходу, как и самого себя. А геги жили затем, чтобы служить им обоим.

Каждый гег был членом обделения – клана, живущего в одном городе и услуживающего одной из частей Кикси-винси с тех пор, как Менежоры привели гегов на этот остров. Каждый гег делал то же, что делал его отец, и отец его отца, и отец отца его отца.

Геги работали хорошо. Они народ искусный, ловкий и добросовестный. Но с воображением у них туговато. Каждый из гегов умел служить только своей части Кикси-винси и совершенно не интересовался тем, как у работают остальные части. И никто из них не спрашивал, зачем они делают то или это. Обычному гегу никогда не приходило в голову поинтересоваться, зачем крутить крутилку, почему черная стрелка на гуделке никогда не должна заходить за красную отметку, почему дергалку надо дергать, толкалку толкать, а загогулину двигать взад-вперед. Но Лимбек был необычный гег. Задавать вопросы о делах и целях великой Кикси-винси считалось богохульством и могло вызвать гнев жирцов – местных священнослужителей. Исполнять свои обязанности так, как учили тому учителя, и исполнять их хорошо, – вот что было высшей целью для большинства гегов. Они надеялись, что за это их (или, по крайней мере, их детей) примут в царства небесные. Но Лимбеку этого было мало.

Когда первый восторг от того, что они мчатся с такой бешеной скоростью, улегся, Лимбек задумался, и постепенно эта поездка стала производить на него угнетающее впечатление. В окна хлестал дождь. Из клубящихся туч вырывались молнии – настоящие молнии, не голубые вспышки Кикси-винси. Временами они ударяли совсем рядом, заставляя медный ящик трястись и подпрыгивать. По крыше стучал град. Скоролет мчался сквозь огромные сооружения Кикси-винси и, как казалось Лимбеку, предоставлял наглядный обзор угнетенного положения гегов.

Вечный сумрак подземелий рассеивали лишь огни гигантских печей. И Лимбек видел свой народ – темные приземистые фигурки на фоне алого зарева. Все они работали на Кикси-винси. Это зрелище пробудило в душе Лимбека священный гнев. Лимбек лишь теперь осознал, что, пока он был занят делами СОППа, этот гнев почти угас. Он ощутил угрызения совести.

И теперь он был счастлив, что этот гнев снова разгорается в нем. Гнев придавал ему сил. Лимбек уже начал обдумывать, как можно использовать это в своей речи, когда голос его спутника прервал его размышления.

– Что вы говорите? – переспросил Лимбек.

– Я говорю, красота какая, верно? – повторил копарь. Он взирал на Кикси-винси с нескрываемым восхищением.

«Ну вот! – подумал взбешенный Лимбек. – Нет, когда я окажусь перед верховным головарем, я им все расскажу!..» ***

– …Вон отсюда! – вскричал учитель. Борода у него встала дыбом – так он рассердился. – Убирайся отсюда. Лимбек Болтокрут, и чтобы я больше не видел твоих очков в этом классе!

– Не понимаю, чего вы так сердитесь, – пожал плечами юный Лимбек, вставая с места.

– Во-он! – заорал старый гег.

– Я же только спросил…

Но тут наставник ринулся на него, размахивая гаечным ключом, и ученику пришлось обратиться в позорное бегство. Четырнадцатилетний Лимбек покинул школу столь поспешно, что не успел даже нацепить очки, и потому у красного рычага свернул не в ту сторону. Он открыл дверь, за которой, как он думал, должен оказаться коридор, ведущий на рыночную площадь, но в лицо ему ударил порыв ветра, и Лимбек понял, что эта дверь ведет в Снаружу.

Юный гег ни разу не бывал в Снаруже. Над Древлином каждый час проносятся ужасные бури, поэтому геги предпочитают не покидать своего подземного города и Кикси-винси. Весь остров был изрыт тоннелями и застроен крытыми коридорами, так что можно было обойти весь Древлин, ни разу не высунув носа в Снаружу. Те, кому надо было быстро добраться из одного города в другой, пользовались скоролетом или гегавейторами. Так что очень немногие геги появлялись в Снаруже.

Лимбек нерешительно постоял на пороге. Перед ним расстилался унылый пейзаж, выметенный ветрами и щедро политый дождями. Ветер и сейчас был сильный, но буря на время улеглась, и сквозь вечные тучи сочился слабый серенький свет – все, что доставалось Древлину от Соляруса. Так что мрачный ландшафт Древлина сейчас выглядел довольно приятным. Вокруг крутились, вращались, ходили взад-вперед колеса, рычаги и лапы Кикси-винси. Облака пара поднимались вверх, к тем облакам, что клубились в небе. Так что Лимбеку жутковатый и унылый пейзаж Древлина, изрытого ямами и канавами и засыпанного отвалами, показался весьма заманчивым (тем более что без очков он видел лишь занятные расплывчатые пятна грязноватого цвета).

Лимбек знал, что ему туда не надо. Он знал, что надо вернуться. Но ему некуда было идти, кроме как домой, а Лимбек знал, что как раз сейчас его родители, должно быть, уже узнали, что их сына выперли из школы. Лучше уж встретиться с ужасами, поджидающими его в Снаруже, чем с разъяренным папашей! И Лимбек, недолго думая, вышел в Снаружу, и дверь за ним захлопнулась.

Он тотчас же обнаружил, что ходить по грязи – само по себе целое искусство. Сделав три шага, он поскользнулся и упал. Поднявшись, он почувствовал, что левый башмак увяз. Пришлось приложить немало усилий, чтобы вытащить его из грязи. Лимбек огляделся, щурясь изо всех сил, и решил, что по отвалам идти будет легче. Шлепая по грязи, он кое-как добрался до куч коралита, выброшенных могучими руками Кикси-винси. Взобравшись на холмик, Лимбек с радостью обнаружил, что был прав: идти здесь оказалось куда легче, чем по грязи.

Он решил, что туг, должно быть, есть на что посмотреть. Достал очки, нацепил их на нос и огляделся.

Повсюду, куда ни бросишь взгляд, простирались плоские равнины Древлина, над которыми возвышались трубы, цистерны, громоотводы и огромные вращающиеся колеса Кикси-винси. Многие трубы уходили так высоко в небо, что их вершины скрывались в облаках. Лимбек взирал на Кикси-винси с восхищением. Служа лишь одной из множества частей этого гигантского сооружения, легко было забыть о целом. Лимбеку вспомнилась старая поговорка насчет того гега, который «за спицами колеса не видит».

– Зачем? – спросил он вслух (кстати, именно за этот вопрос его и выгнали из класса). – Зачем нужна Кикси-винси? Зачем Менежоры построили ее, а потом ушли? Почему бессмертные ельфы прилетают каждый месяц, но так и не исполнили своего обещания взять нас с собой, в сияющие царства небесные? Почему? Зачем? Отчего?

В голове у Лимбека крутились десятки вопросов. В конце концов у него закружилась голова – то ли от всех этих «почему», то ли от воя ветра, то ли от мельтешения колес Кикси-винси, то ли от всего сразу. Он встряхнул головой, снял очки и протер глаза. Тучи снова сгущались, но Лимбек решил, что у него еще есть время до следующей бури. А вот если он вернется домой прямо сейчас, ему на голову обрушится такой ураган… Нет, лучше уж побродить пока здесь.

Лимбек боялся упасть и разбить свои драгоценные очки. Поэтому он сунул их в карман рубашки и принялся осторожно пробираться по отвалу. Геги – народ невысокий, крепкий и ловкий, и на ногах они держатся очень хорошо. Они запросто бегают по узеньким мосткам в нескольких сотнях футов над землей. А если им надо перебраться с одного уровня на другой, они садятся на зубец большого колеса и едут себе как ни в чем не бывало. Так что Лимбек, хоть и был без очков, быстро приноровился передвигаться по грудам камней.

Но стоило ему почувствовать себя совсем уверенно, как один из камней повернулся у него под ногой, и Лимбек упал. После этого Лимбек сосредоточил все внимание на том, куда наступить. Видимо, оттого он и забыл поглядывать на небо. Только когда порыв ветра едва не сбил его с ног и капли дождя хлестнули его по лицу, гег вспомнил о надвигающейся буре.

Он поспешно достал очки, огляделся и обнаружил, что, сам того не замечая, забрел довольно далеко. Над головой угрожающе нависали тучи, Кикси-винси была далеко – до грозы не добежишь, и спрятаться совершенно негде. А ведь бури на Древлине ужасны! Повсюду виднелись черные ямы. выжженные в коралите Ударами молний. А если его не убьет молнией, то пришибет градом – градины здесь были гигантские, настоящие булыжники. Юный гег уже начал думать, что ему, видимо, не придется встретиться со своим разъяренным папашей, но тут, обернувшись, он увидел позади себя, на фоне темнеющего горизонта, огромное Нечто.

Что именно это было, Лимбеку разглядеть не удалось: очки у него были забрызганы. Но, может быть, там можно укрыться от бури? Придерживая очки (снимать их Лимбек не стал, иначе не нашел бы той штуковины), он поспешно заковылял по отвалу в ту сторону.

Дождь хлынул как из ведра, и Лимбек понял, что без очков видно лучше, поэтому снял их. Теперь Нечто было всего лишь расплывчатым пятном, но пятно это быстро росло – стало быть, он приближался к нему. Без очков Лимбек не мог разглядеть, что это такое, пока не подошел вплотную.

– Ельфский корабль! – ахнул он.

Гег ни разу не видел ельфских кораблей, но сразу узнал его по описаниям тех, кто видел. Деревянный корабль, обтянутый драконьей кожей, с огромными крыльями, которые поддерживали его в воздухе, был чудовищен и по облику, и по размеру. Магия ельфов поддерживала его в воздухе, когда он летел с небес в низменное царство гегов.

Но этот корабль никуда не летел. Он просто лежал на земле, и Лимбек мог бы поклясться, что он разбит – если только корабль бессмертных ельфов может разбиться. Острые обломки бревен торчали во все стороны. Драконья кожа была изорвана, и в обшивке зияли дыры.

Молния ударила в землю совсем рядом, и гег вспомнил о грозящей ему опасности. Он поспешно нырнул в одну из дыр в боку корабля.

В нос Лимбеку ударила тошнотворная вонь, так что его чуть не вырвало.

– Ф-фу! – Он поспешно зажал себе нос. – Ну и вонища! Прямо как дома, когда в каминной трубе сдохла крыса! Интересно знать, откуда здесь такое?

Буря разыгралась в полную силу. В корабле было темно, хоть глаз выколи. Однако то и дело вспыхивали молнии, на мгновение озарявшие все вокруг ослепительным светом, и за это время можно было оглядеться. А потом корабль снова погружался во тьму.

Однако Лимбеку было мало толку от света. И от очков тоже. Все здесь было таким странным и необычным, что Лимбек просто не мог понять, что к чему. Где тут верх? Где низ? Где пол? Где стены? Вокруг валялись всякие вещи, но вещи были непонятные. Лимбек не знал, зачем они нужны, и трогать их ему отчего-то не хотелось. Он боялся, втайне от самого себя, что, если он до чего-нибудь дотронется, эта махина может взлететь и унести его неизвестно куда. Это, конечно, было бы здорово, но Лимбек знал, что папа и так уже злится на него, а если еще узнает, что его сынок угнал ельфский корабль…

Лимбек решил держаться поближе к выходу, пока не кончится гроза, а потом вернуться в Хет. Но бесконечные «почему», «зачем» и «отчего», которые навлекли на него столько неприятностей в школе, снова не давали ему покоя.

– Интересно, что это там такое? – сказал он себе, разглядывая заманчивые штуки, валявшиеся на полу всего в нескольких футах от него. Наконец он решился подобраться поближе. В этих штуках не было ничего угрожающего. На самом деле они больше всего были похожи на… Ну конечно!

– Это же книги! – воскликнул Лимбек. – Совсем как те, по которым наш старый жирец учил меня читать!

Он не успел подумать о последствиях – неутолимое любопытство гнало его вперед.

Теперь Лимбек был совсем рядом с этими штуками и видел, что это и в самом деле книги, – но тут он обо что-то споткнулся. Лимбек наклонился и, задыхаясь от вони, стал ждать очередной молнии, чтобы разглядеть, что это такое.

И, когда молния вспыхнула, он с ужасом увидел раздувшийся, гниющий труп.

***

– Эй, очнись! – встряхнул его копарь. – Следующая остановка – Внутро!

Глава 10. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Обычные дела на Древлине разбирались местным головарем. Мелкое воровство, пьяные дебоши, уличные драки – все это подлежало суду главы обделения. к которому принадлежал провинившийся. Но преступление против Кикси-винси – это дело серьезное, и потому обвиняемый должен был предстать перед верховным головарем Верховный головарь был главой самого главного обделения Древлина – по крайней мере, его клан считал себя таковым – и полагал, что прочие геги должны придерживаться того же мнения На их обделение была возложена забота о Ладони – священном алтаре, куда раз в месяц спускались с небес ельфы на своих крылатых кораблях-драконах, чтобы принять подношение – священную воду. В уплату ельфы оставляли гегам «дары небес».

Внутро, столица Древлина, был городом довольно новым – по сравнению с прочими городами Древлина Лишь немногие из сооружений, созданных Менежорами, остались нетронутыми. Кикси-винси надо было расширяться, поэтому она все время что-то сносила и достраивала, разрушая при этом массу жилищ гегов. Но геги не особенно расстраивались. Они просто переселялись в помещения, которые Кикси-винси почему-то решила оставить. Жить в Кикси-винси было очень модно. Сам верховный головарь жил в бывшей цистерне.

Совет верховного головаря собирался в здании, именуемом Хвабрикой. Хвабрика, огромное здание, одно из самых больших на Древлине, была выстроена из железа и рифленой стали. По преданию, именно здесь родилась Кикси-винси. Она давно уже была заброшена и частично разрушена – Кикси-винси, как некий паразит, питалась тем, что дало ей жизнь. Но кое-где, безмолвные и призрачные в странном свете сверкламп, виднелись бессильно замершие стальные рычаги.

Для гегов Хвабрика была святым местом. Мало того, что здесь родилась Кикси-винси, – в Хвабрике стоял самый почитаемый образ Древлина – медная статуя Менежора. Статуя изображала фигуру в плаще с капюшоном. Фигура была выше любого гега и значительно уже в плечах. Лица было не видно под капюшоном. Виднелись только нос, очертания губ, высокие скулы. В одной руке Менежор держал огромный глаз с большим зрачком. Другая рука сгибалась в локте – там был шарнир – и держалась в согнутом положении.

На возвышении рядом со статуей Менежора стояло высокое мягкое кресло. Оно явно было рассчитано на существо с иными пропорциями, чем у гегов: сиденье было высотой в три гегских фута, спинка – почти вровень с головой Менежора, но при этом кресло было ужасно узкое. Это кресло было почетным сиденьем верховного головаря, и в торжественных случаях головарю приходилось втискиваться в него. Правда, подлокотники трещали, а ноги головаря болтались в воздухе, но все это никоим образом не умаляло его достоинства.

Прочие присутствующие сидели, скрестив ноги. на бетонном полу перед возвышением, или садились на брошенные детали Кикси-винси, или стояли на балконах, шедших вдоль стен. В тот день в Хвабрику набилась порядочная толпа

– всем хотелось своими глазами увидеть, как будут судить известного нарушителя спокойствия, вожака бунтовщиков, которые дошли до того, что осмелились посягнуть на Кикси-винси. Здесь собралась большая часть ночных обделений из каждого сектора, а также гномы старше сорока, которые уже не работали на Кикси-винси, а сидели дома с детьми. Так что Хвабрика была набита под завязку, и тем, кто не сумел пробраться внутрь, приходилось стоять снаружи и слушать все, что происходит внутри, по говорильнику – священному и таинственному средству связи, созданному Менежорами.

Гуделка прогудела три раза, после чего воцарилась тишина – относительная, конечно. То есть геги умолкли, а Кикси-винси – отнюдь. Со всех сторон слышался грохот, лязг, свист, гудение, да еще временами в Снаруже доносились раскаты грома и завывание бури. Но геги привыкли к этим звукам, так что им казалось. что наступила полная тишина, подобающая церемонии Справосудия.

Из-за статуи Менежора выступили два гега, которые уже давно стояли там, ожидая сигнала. Оба они были бритые, у одного лицо было выкрашено в белый, у другого – в черный цвет. Они держали в руках большой железный лист. Сурово оглядев толпу и убедившись, что все в порядке, геги принялись трясти лист, изображая гром.

Настоящий гром геги слышали каждый день, и он не производил на них ни малейшего впечатления. Но этот искусственный гром, усиленный говорильником и разносившийся по всей Хвабрике, казался им дивным и ужасным, так что геги ахали в священном ужасе. Когда последние раскаты грома затихли, на возвышении появился верховный головарь.

Это был почтенный гег кругов шестидесяти. Он происходил из самого богатого и могущественного клана Древлина – Грузчиков. Титул верховного головаря принадлежал гегам его семьи уже несколько поколений, несмотря на то что Докеры все время пытались отбить его у Грузчиков. Даррал Грузчик отслужил положенные годы Кикси-винси, а потом, после кончины своего отца, принял на себя обязанности верховного головаря. Даррал был себе на уме и никогда не стал бы плясать под чужую дудку. А если он обогащал свой клан за счет других – что ж, он всего лишь следовал давней, освященной временем традиции.

Верховный головарь Даррал был одет в обычную рабочую одежду – мешковатые брюки, тяжелые неуклюжие башмаки и блузу с высоким воротником, которая довольно туго обтягивала почтенный животик верховного головаря. Его голову венчала чугунная корона – дар Кикси-винси. В сочетании с простецкой одеждой она смотрелась довольно нелепо. Но головарь очень гордился ею, несмотря на то что через четверть часа после того, как он надевал ее, у него начиналась дикая головная боль. На плечах у него был плащ из больших и некрасивых птичьих перьев – собственно, это были перья тира. Перья были даром ельфов. Плащ символизировал стремление гегов к небесам. Этот плащ надевался только на церемонии Справосудия. Вдобавок головарь раскрасил себе лицо в серый цвет. Это было символическое смешение двух цветов, черного и белого, в которые были выкрашены лица стражников, стоявших по обе стороны почетного кресла, и обозначало оно, что головарь обязуется быть беспристрастным.

В руке головарь держал длинный жезл, за которым волочился длинный хвост с рогулькой на конце. По приказу Даррала один из стражников взял этот хвост и, вознеся молитву Менежору, воткнул рогульку в гнездо у основания статуи. Стеклянный шарик, привинченный к верхушке жезла, угрожающе зашипел, мигнул, а потом засветился мрачноватым бело-голубым светом. Геги закивали, заулыбались. Многие родители поднимали детей и показывали им на жезл головаря и на такие же сверклампы, которые висели под потолком, словно летучие мыши.

Пришлось подождать, когда уляжется говор, потом – когда кончится особенно оглушительный грохот, устроенный Кикси-винси; и, наконец, верховный головарь начал речь.

Прежде всего он обернулся к статуе Менежора и воздел свой сверкжезл.

– Я взываю к Менежорам, да спустятся они к нам из своего небесного царства, дабы в мудрости своей руководить нашим судом.

Нечего и говорить, что Менежоры не откликнулись на призыв верховного головаря. Геги не особенно удивились – они удивились бы, если бы кто-нибудь откликнулся. Верховный головарь сообщил, что, за неимением Менежоров, руководить судом придется ему, и уселся в кресло, с помощью двух стражников и скамеечки.

Втиснувшись в неудобное кресло, головарь подал знак привести обвиняемого, надеясь в душе, что разбирательство выйдет коротким – уж больно тесно было в этом кресле, да и голова уже начинала побаливать.

Молодой гег кругов двадцати пяти, с толстенными очками на носу и толстенной пачкой бумаги в руках, почтительно приблизился к верховному головарю. Даррал прищурился и уставился на очки – эта вещь была ему незнакома. Он уже собирался спросить, что это еще за хрень такая, но подумал, что верховному головарю полагается знать все. Он рассердился и излил свое раздражение на стражников.

– В чем дело? Где обвиняемый?

– Прошу прощения, но обвиняемый – это я, – сообщил Лимбек, зардевшись от смущения.

– Ты? – нахмурился головарь. – А где твой Голос?

– С вашего разрешения, я сам буду своим Голосом, вашество, – скромно ответствовал Лимбек.

– Но ведь это же против правил! Не так ли? – спросил Даррал у стражников. Те ужасно удивились, что к ним обратились с подобным вопросом, и ничего не ответили – только плечами пожали. От этого вид у них сделался совершенно дурацкий. Головарь фыркнул и обратился к другой стороне:

– А где Голос Обвинения?

– Обвинительный Голос – это я, вашество, – ответила женщина средних лет. Ее пронзительный голос легко перекрывал грохот и гудение Кикси-винси.

– Скажите, разве это… – Головарь не смог подобрать нужного слова и махнул рукой в сторону Лимбека:

– Разве это дозволено?

– Вообще-то это не положено, вашество, – ответила дама, выйдя вперед и с отвращением глядя на Лимбека, – но придется с этим примириться. Честно говоря, вашество, мы просто не могли найти никого, кто согласился бы защищать обвиняемого.

– Ах вот как? – Лицо головаря просветлело. Видимо, разбирательство будет очень коротким. – Ну что ж, тогда продолжим.

Дама поклонилась, вернулась на место и уселась за стол, сделанный из

проржавевшего железного барабана. На ней были длинная юбка и блуза, аккуратно заправленная за пояс. Ее седеющие волосы были связаны в тугой узел на затылке. Прическа была сколота несколькими длинными булавками угрожающего вида. Она была вся какая-то замороженная и, к вящему ужасу Лимбека, напомнила ему его матушку.

Усевшись на свое место за другим железным барабаном, Лимбек почувствовал, что его начинает грызть совесть. Он внезапно заметил, что ужасно наследил на полу.

Голос Обвинения обратила внимание верховного головаря на гега, сидевшего рядом с ней.

– Главный жирец вызвался представлять в этом деле церковь, вашество, – сообщила обвинительница.

Главный жирец носил потрепанную белую рубашку с крахмальным воротничком, с чересчур длинными рукавами, короткие штаны, подвязанные у колен порыжевшими лентами, длинные чулки и легкие туфли. Он поднялся и с достоинством поклонился.

Верховный головарь кивнул и поерзал в своем кресле. Не так уж часто случалось, чтобы церковь присутствовала на суде, а тем более вызывалась поддерживать обвинение. Хотя ему следовало бы знать, что его шурин-святоша ввяжется в это дело: ведь нападение на Кикси-винси – это святотатство! Верховный головарь недолюбливал жирцов вообще, а своего шурина-в особенности. Он прекрасно знал, что его шурин полагает, будто справился бы с должностью верховного головаря куда лучше Даррала. Ну ничего, сегодня-то он, Даррал, не даст им случая убедиться в этом! Верховный головарь бросил ледяной взгляд на Лимбека, потом улыбнулся обвинению:

– Изложите суть дела!

Обвинительница сообщила, что «Служители, Объединившиеся ради Прогресса и Процветания» (она произнесла это название с нескрываемым отвращением) уже несколько лет мутят воду в небольших городах среди северных и восточных списков.

– Их предводитель, Лимбек Болтокрут, – известный смутьян. Он с детства доставлял своим родителям лишь горе и разочарование. Так, например, он научился читать и писать с помощью сбившегося с пути старого жирца.

Головарь не упустил случая бросить укоризненный взгляд в сторону главного жирца.

– Научил читать! Жирец! – возмущенно воскликнул Даррал. Читать и писать учились только жирцы – затем, чтобы нести народу Слово Менежоров, изложенное в Руководстве по Иксплутации. Предполагалось, что прочим гегам некогда заниматься всей этой ерундой. В зале суда послышался возмущенный ропот. Родители указывали детям на злосчастного Лимбека, предостерегая их от того, чтобы следовать по его тернистому пути.

Главный жирец покраснел и изъявил глубокую скорбь по поводу греха, совершенного его коллегой. Даррал улыбнулся, несмотря на то что голова у него трещала, и попытался сесть поудобнее. Это ему не удалось, но тем не менее ему все же стало легче при мысли о том, что он сумел отыграть одно очко в соревновании с шурином.

Лимбек слегка улыбнулся, словно ему доставляло удовольствие вспоминать детство.

– Его следующий поступок разбил сердце его родителей, – сурово продолжала обвинительница. – Он был зачислен в школу подмастерьев Болтокрутов, и в один прекрасный день во время занятия обвиняемый Лимбек. – она указала на него дрожащим пальцем, – встал и объявил, что хочет знать почему!

Левая нога Даррала затекла. Он как раз пытался размять ее, шевеля пальцами, когда громовое «почему!» вернуло его к действительности.

– Что «почему»? – испуганно спросил верховный головарь.

Обвинительница, которая была уверена, что изложила все достаточно ясно, запнулась, не зная, как продолжать. Главный жирец встал. На губах у него играла снисходительная усмешка, которая показывала, что счет между церковью и государством сравнялся.

– Просто «почему», вашество. Слово, подвергающее сомнению все, что мы чтим и во что мы верим. Это опасное слово, коварное слово, слово, которое может привести к падению государства, разрушению общества и, очень возможно, к разрушению всей нашей жизни вообще.

– Ах, это «почему»! – сказал головарь с умным видом и нахмурился в сторону Лимбека, проклиная его за то, что он дал главному жирцу случай отыграться.

– Обвиняемый был изгнан из стен школы. Затем он взбудоражил весь Хет, исчезнув на целый день неизвестно куда. Пришлось отправлять спасательные партии, что повлекло за собой большие расходы! Можно представить себе горе его родителей! – Это было сказано с большим чувством. – Его нигде не могли найти и решили, что он упал в Кикси-винси. Тогда многие говорили, что Кикси-винси разгневалась на это «почему» и решила сама покарать нечестивца. И вот, когда все уже решили, что он погиб, и собирались устроить поминки, обвиняемый имел дерзость явиться живым и невредимым!

Лимбек протестующе улыбнулся и хотел что-то сказать. Головарь прервал его негодующим фырканьем и снова обратил свое внимание к Обвинению.

– Он утверждал, что побывал в Снаруже! – сообщила обвинительница шепотом, исполненным священного ужаса. Этот шепот очень хорошо звучал в говорильнике.

Собрание ахнуло – Я не собирался уходить так далеко! – вставил Лимбек. – Я просто заблудился!

– Молчать! – гаркнул Даррал и тут же горько пожалел об этом. Головная боль мгновенно усилилась. Он ткнул жезлом в сторону Лимбека, едва не ослепив того светом сверклампы – Вам, юноша, еще предоставят слово. А до тех пор сидите тихо, а не то мне придется удалить вас из зала. Ясно?

– Да, сэр. То есть вашество, – кротко ответил Лимбек и сел на место.

– Что-нибудь еще? – брюзгливо спросил головарь у Обвинения. Его левая нога окончательно утратила чувствительность, а правая начала как-то странно гудеть.

– Вернувшись, обвиняемый создал вышеупомянутую организацию, известную как СОПП. Этот так называемый союз требует, в числе прочего, следующего. свободного и равного распределения даров ельфов; чтобы все служители собрали вместе все, что они знают о Кикси-винси, и поняли «как» и «почему»…

– Святотатство! – возопил главный жирец замогильным голосом, содрогнувшись от возмущения.

– И чтобы все геги прекратили ждать Судного дня и занялись улучшением собственной жизни…

– Вашество! – вскочил главный жирец. – Я требую, чтобы из зала удалили детей! Нельзя допустить, чтобы юные, впечатлительные умы набирались столь нечестивых и опасных мыслей.

– Чего же в этом опасного? – возразил Лимбек – Молчать!

Головарь нахмурился и принялся размышлять. Ему, конечно, не хотелось вновь уступать своему шурину, но зато это был удобный случай на время избавиться от кресла. Наконец он объявил:

– Перерыв! Просим всех удалиться из зала! Детей моложе восемнадцати кругов обратно пускать не будут! Мы пообедаем и возобновим заседание через час.

С помощью стражников головарь кое-как выбрался из кресла (стражникам пришлось буквально выдергивать его оттуда). Он снял с головы чугунную корону, растер свой измученный зад, размял ноги – и вздохнул с облегчением.

Глава 11. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Зал снова наполнился Не было только детей и родителей, которым пришлось отвести их домой. Верховный головарь с видом мученика надел корону и снова втиснулся в проклятое кресло. Привели обвиняемого, и Голос Обвинения принялся излагать завершающую часть своей речи.

– Эти опасные идеи, столь соблазнительные для незрелых умов, оказали влияние на группу молодых гегов, столь же буйных и необузданных, как обвиняемый. Местный головарь и жирцы, зная, что молодежь по натуре взбалмошна, и надеясь, что со временем это пройдет…

– Как прыщи, что ли? – перебил верховный головарь. Это вызвало желаемый смех в толпе, хотя геги стеснялись смеяться, видя, как нахмурился главный жирец, так что смех их перешел в нервное покашливанье.

– Э-э… ну да, вашество, – кисло ответила обвинительница. Главный жирец улыбнулся со страдальческим видом, показывая, как тяжело терпеть присутствие тупицы. Верховному головарю ужасно захотелось его придушить, и, борясь с этим желанием, он пропустил немалую часть речи Обвинения.

– …И устроил бунт, в ходе которого сектору У-362 Кикси-винси были нанесены повреждения. По счастью, повреждения оказались незначительными, а Кикси-винси умеет исцелять себя сама, так что большого вреда это не нанесло. По крайней мере, это не нанесло вреда нашему обожаемому божеству! – Голос обвинительницы перешел в визг. – Но кто может сказать, какой вред это нанесло душам тех, кто осмелился совершить такое? И потому мы требуем, чтобы обвиняемый, Лимбек Болтокрут, был удален из общества и не мог больше толкать нашу молодежь на путь, который ведет лишь к гибели и разрушению!

Окончив речь, обвинительница снова уселась за свой барабан. Хвабрика содрогнулась от грома аплодисментов. Однако кое-где раздались свист и улюлюканье. Верховный головарь нахмурился. Главный жирец вскочил.

– Вашество! Эти неуместные выходки показывают, что яд распространяется! Мы можем сделать лишь одно, чтобы предотвратить это, – уничтожить источник заразы! – Он ткнул пальцем в Лимбека. – Я боюсь, что, если мы не сделаем этого. Судный день, которого многие из нас ждут со дня на день, может отодвинуться надолго, если не навсегда! Я требую, вашество, чтобы обвиняемому запретили выступать публично!

– Тоже мне, выходки! Подумаешь, кто-то свистнул сдуру! – раздражительно ответил Даррал. – Обвиняемый, можете выступить в свою защиту. Но имейте в виду, что я не потерплю нечестивых разглагольствований в зале суда!

Лимбек медленно поднялся на ноги. Он помолчал, как бы обдумывая свою речь, и наконец положил на железный барабан свои бумаги и снял очки.

– Вашество, – начал он почтительно, – все, о чем я прошу, – это дозволить мне рассказать о том, что произошло со мной в тот день, когда я заблудился. Это очень важно, поверьте мне, и я надеюсь, что этот рассказ объяснит вам, почему я счел нужным сделать то, что сделал. Раньше я этого не рассказывал никому, – торжественно добавил он, – ни родителям, ни даже той, кого люблю больше всего на свете.

– А это долго? – спросил головарь, облокотившись на ручки кресла и пытаясь найти более удобное положение.

– Нет, вашество, – ответил Лимбек.

– Ну, тогда можете начинать.

– Благодарю вас, вашество. Это было в тот день, когда меня выгнали из школы. Я хотел уйти куда-нибудь подальше – мне нужно было подумать. Видите ли, я не понимал (и теперь не понимаю), чего такого нечестивого и опасного было в моем «почему». Я вовсе не питаю вражды к Кикси-винси. Напротив, я чту ее и уважаю! Она такая прекрасная, такая большая, такая могучая! – Лимбек раскинул руки, его лицо озарилось каким-то нездешним сиянием. – Она получает энергию от ветров! Она умеет добывать железную руду на Нижних Копях, и превращать руду в сталь, и выплавлять из стали всякие нужные ей детали. Она умеет исцелять себя, когда повреждена. Но она с радостью принимает нашу помощь. Мы – руки, ноги, глаза. Мы лезем туда, куда она сама добраться не может, помогаем. когда она нуждается в помощи. Если ковш застревает на Нижних Копях, нам приходится спускаться вниз и освобождать его. Мы толкаем толкалки, вертим колеса, поднимаем подъемники, опускаем опускальники, и все идет как по маслу. Или, по крайней мере, так оно кажется. И все же, – тихо сказал Лимбек, – я не могу не задавать себе вопроса – почему?

Главный жирец нахмурился и вскочил, но верховный головарь, радуясь случаю насолить церкви, воззрился на него сурово.

– Я разрешил этому юноше высказаться. Я полагаю, что наш народ достаточно силен, чтобы не бояться, что он утратит веру от речей какого-то юнца. Не так ли? Или церковь пренебрегает своими обязанностями?

Главный жирец закусил губу и сел на место, злобно уставившись на верховного головаря. Тот самодовольно усмехнулся.

– Обвиняемый может продолжать.

– Спасибо, вашество. Видите ли, я всегда удивлялся. почему некоторые части Кикси-винси не работают. Отдельные сектора стоят без дела и потихоньку ржавеют или зарастают коралитом. Некоторые из них бездействуют веками. Но ведь Менежоры создали их не просто так! А зачем? Зачем они были созданы и почему они не делают то, что им положено? И мне пришло в голову, что, если бы мы знали, почему работающие части Кикси-винси работают и как они работают, мы могли бы понять, как работает вся Кикси-винси и зачем она! И это одна из причин, по которым я считаю необходимым, чтобы все обделения собрались и передали друг другу все…

– Это все относится к делу? – перебил его Даррал. У него уже голова шла кругом от боли.

– Э-э… да, конечно. – Лимбек торопливо нацепил очки. – Я думал обо всем этом и размышлял, как мне заставить гегов понять это, поэтому не замечал, куда я иду. А когда я наконец огляделся, я обнаружил, что незаметно вышел за пределы Хета. Это вышло случайно, уверяю вас! В тот момент как раз наступило затишье, и я решил прогуляться, чтобы немного развеяться. Идти было трудно, и я, по-видимому, был слишком занят тем, что смотрел себе под ноги, потому что не заметил, как налетела буря. Мне нужно было укрыться от нее. Я увидел большой предмет, лежавший на земле, и бросился к нему. Можете себе представить, вашество, как я удивился, когда обнаружил, что это не что иное, как ельфский корабль-дракон!

Слова Лимбека, усиленные говорильником, разносились по всей Хвабрике. Геги зашевелились и принялись перешептываться.

– На земле? Быть того не может! Ельфы никогда не спускаются на Древлин! – воскликнул главный жирец. Вид у него был ханически-чопорный и самодовольный. Верховный головарь забеспокоился, но понял по шуму толпы, что дело зашло чересчур далеко и остановить Лимбека сейчас будет уже неудобно.

– Они не спустились, – объяснил Лимбек. – Корабль разбился.

Геги зашумели. Главный жирец вскочил на ноги. Одни кричали: «Заткните ему глотку!», другие – «Сами заткнитесь! Пусть говорит!» Головарь махнул стражникам, те устроили «гром», и постепенно порядок восстановился.

– Я требую пресечь это издевательство над Справосудием! – прогремел главный жирец.

Верховный головарь, собственно, именно это и собирался сделать. Окончание заседания избавило бы его сразу от трех неприятностей: от этого сумасшедшего гега, от головной боли и от проклятого кресла. Однако, с другой стороны, его сторонники могли бы подумать, будто он отступил перед церковью. И шурин все время будет тыкать этим в нос. Нет уж, пусть этот Лимбек выскажется до конца. Хотя этот тип и так уже надел себе петлю на шею.

– Здесь распоряжаюсь я! – громогласно объявил Даррал. – Заседание продолжается! Говорите! – приказал он Лимбеку.

– Надо признаться, я не могу быть абсолютно уверен, что тот корабль разбился, – сказал Лимбек, – но мне так показалось, потому что он лежал на боку и был разломан. Буря надвигалась, а укрыться мне было негде, кроме как в корабле. В обшивке была большая дыра, и я пробрался через нее внутрь.

– Если то, что ты говоришь, правда, тебе очень повезло, что ельфы не убили тебя на месте за дерзость! – воскликнул главный жирец.

– Ельфы не могли убить меня на месте, – ответил Лимбек. – Эти ельфы, бессмертные, как вы их называете, – они были мертвы!

Хвабрика взорвалсь воплями возмущения и ужаса, среди которых слышались отдельные одобрительные восклицания. Главный жирец рухнул на свое место, словно громом пораженный. Обвинительница обмахивала его платочком и громко требовала принести воды. Верховный головарь от изумления подался вперед и безнадежно застрял в своем кресле. Он пытался встать на ноги, но вместо этого только дергался, пыхтел и размахивал своим сверкжезлом, мешая стражникам, которые пытались вытащить его из кресла.

– Слушайте все! – воскликнул Лимбек голосом, способным воспламенять тысячи гегов. Во всем СОППе не было другого оратора, равного Лимбеку. Когда он был в ударе, даже Джарре не могла сравниться с ним. Он дал себя арестовать ради того, чтобы произнести эту речь. Возможно, это был последний случай донести свои идеи до масс. И Лимбек собирался использовать его до конца.

Он вскочил на свой барабан, отбросил бумажки и замахал руками, чтобы привлечь внимание толпы.

– Эти ельфы из небесных царств – вовсе не боги, как нас уверяют! Они не бессмертны! Они сделаны из плоти и крови, так же как и мы сами! Я это знаю – я своими глазами видел, как гниет эта плоть! Я видел их трупы в разбитом корабле! И я видел их мир! Я видел эти «сияющие небеса»! Они привезли с собой книги, и я заглянул в некоторые из них. Их мир – это и в самом деле рай небесный! Он богат и прекрасен – так прекрасен, что нам и во сне не снилось! Там легко жить – но эта жизнь оплачена нашим потом, нашими трудами! И знайте, что они вовсе не собираются «забрать нас к себе на небо, если мы будем достойны», как учат нас жирцы! Зачем им это надо? Ведь мы для них – добровольные рабы! Мы прозябаем в грязи и нищете и служим Кикси-винси, чтобы снабжать их водой, без которой они бы не выжили. Мы сражаемся с бурями всю свою жалкую жизнь ради того, чтобы они могли жить в роскоши, вдали от наших слез и невзгод! И потому я говорю вам, – кричал он, перекрывая нарастающий шум, – что нам следует узнать все о Кикси-винси, научиться управлять ею и заставить этих ельфов, которые не имеют ничего общего с богами, но смертны так же, как и мы, отдать нам то, что принадлежит нам по праву!

Вокруг бушевала буря. Геги орали, визжали, размахивали кулаками. Головарь, в ужасе перед джинном, которого сам же выпустил из бутылки, топал ногами и стучал жезлом по полу с такой силой, что вырвал хвост из подножия статуи и лампа погасла.

– Очистить помещение! Очистить помещение! Копари принялись разгонять народ, но прошло немало времени, прежде чем взбудораженных гегов удалось заставить покинуть Хвабрику. После этого они еще некоторое время толпились в коридорах, но, по счастью, прогудела гуделка, возвещавшая начало новой смены, и толпа рассеялась – одни отправились служить Кикси-винси, другие пошли по домам.

В зале остались только верховный головарь, главный жирец, Голос Обвинения, Лимбек и двое стражников с размазавшейся по лицу краской.

– Вы очень опасный тип, – сказал головарь. – Разумеется, этим выдумкам…

– Это не выдумки! Это все правда! Я клянусь…

– Разумеется, этим выдумкам никто не поверит, но они ведут к раздорам и беспорядкам, в чем мы имели случай убедиться сегодня. Вы сами вынесли себе приговор. Мы предаем вашу судьбу в руки Менежора. Взять его! – приказал головарь стражникам. Те схватили Лимбека, хотя и не очень охотно, словно боялись заразиться.

Главный жирец уже достаточно пришел в себя после обморока, чтобы снова принять благочестивый и самодовольный вид, сохраняя при этом выражение благородного негодования и уверенности в том, что грешник должен быть наказан и осталось только подобрать наказание.

Верховный головарь приблизился к статуе Менежора – слегка пошатываясь, поскольку кровообращение у него в ногах еще не восстановилось. Лимбека тоже подвели поближе к статуе. Несмотря на грозящую ему опасность, он не мог преодолеть своего неуемного любопытства. Его куда больше интересовала статуя, чем ожидавший его приговор. Главный жирец и обвинительницатоже подошли, чтобы лучше видеть.

Верховный головарь, кланяясь, расшаркиваясь и бормоча молитвы, которые повторял за ним главный жирец, взялся за левую руку Менежора и потянул ее вниз.

Глаз, который Менежор держал в правой руке, внезапно моргнул и ожил. Внутри него зажегся свет и стали появляться какие-то картинки. Верховный головарь бросил торжествующий взгляд на жирца и обвинительницу. Лимбек был просто зачарован.

– Менежор говорит с нами! – провозгласил главный жирец, пав на колени.

– Волшебный фонарь! – вскричал Лимбек, вглядываясь в картинки. – Только он на самом деле не волшебный, в нем нет такой магии, как у ельфов. Это механическая магия! Я нашел один такой в другом месте и разобрал. Эти картинки, которые как будто движутся, на самом деле нарисованы на рамках, которые вставлены внутрь и вращаются так быстро, что кажется…

– Умолкни, еретик! – прогремел верховный головарь. – Слушайте приговор! Менежоры повелевают, чтобы ты был предан в их руки!

– По-моему, они ничего такого не повелевают, вашество, – возразил Лимбек.

– По-моему, они вообще ничего не говорят. Я не понимаю, почему…

– Опять «почему»? – взревел Даррал. – У тебя будет достаточно времени задавать вопросы, когда тебя понесет в самое сердце бури!

Но Лимбек плохо расслышал то, что сказал ему верховный головарь, – он вглядывался в картинки в волшебном фонаре.

– Простите, вашество, вы сказали «бури»? – переспросил он. Толстые очки делали его похожим на клопа и внушали Дарралу крайнее отвращение.

– Да, бури! Так повелели Менежоры. Верховный головарь выпустил руку статуи, и глаз мигнул и погас.

– Как? Через эти картинки? Но там же не было ничего такого, вашество! – возмутился Лимбек. – Я знаю, как работает эта штука, и если вы дадите мне время изучить ее…

– Завтра утром, – перебил его головарь, – ты спустишься по Ступеням Нижних Копей. И пусть Менежоры помилуют твою душу!

И Даррал Грузчик, прихрамывая, потирая одной рукой онемевший бок, а другой – раскалывающуюся голову, покинул Хвабрику.

Глава 12. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

– К вам пришли, – сказал тюремщик сквозь решетку.

– Чего? – Лимбек сел на койке.

– Пришли к вам. Сестра ваша. Выходите. Послышался звон ключей. Замок щелкнул, и дверь распахнулась. Лимбек был весьма удивлен, но послушно встал и последовал за тюремщиком в цистерну для свиданий. До сих пор Лимбек не подозревал, что у него есть сестра. Хотя, конечно, он уже много лег не бывал дома и не очень разбирался в детях, но все же смутно понимал, что ребенку нужно довольно много времени, чтобы родиться и научиться ходить настолько хорошо, чтобы иметь возможность навещать братьев в тюрьме.

Лимбек как раз производил в уме необходимые подсчеты, когда они вошли в цистерну для свиданий. Молодая женщина бросилась к нему столь порывисто, что едва не сбила его с ног.

– Здравствуй, братец! – воскликнула она, обвив его шею руками и чмокнув его в щеку с отнюдь не сестринским пылом – У вас есть время до следующего гудка на пересменку, – проворчал тюремщик и захлопнул дверь цистерны.

– Джарре? – спросил Лимбек, близоруко вглядываясь в нее – очки он оставил в камере.

– Да, конечно! – ответила она, хлопая его по спине. – А ты думал кто?

– Я… я не знаю, – промямлил Лимбек. Он, разумеется, был ужасно рад видеть Джарре, но все же не мог не испытывать легкого разочарования, обнаружив, что у него нет никакой сестры. Все же семья могла бы поддержать его в такой трудный час… – А как ты сюда попала?

– Шурин Одвина Винтокрута работает на скоролете. Он меня и довез. Послушай, какой ужас! Как порабощен наш народ! Не правда ли?

– Да, это ужасно, – согласился Лимбек. Он ничуть не удивился тому, что Джарре пришли в голову те же самые мысли, что терзали его во время поездки в скоролете. С ними это бывало часто.

Джарре отвернулась и принялась медленно разматывать толстый шарф, бывший у нее на голове. Лимбек не мог видеть ее лица без очков, но чувствовал, что она чем-то расстроена. Возможно, это из-за того, что его приговорили к смертной казни, но вряд ли. Джарре к таким вещам относилась спокойно. Тут было что-то поважнее.

– Как дела в нашем Союзе? – спросил Лимбек. Джарре только вздохнула. «Ну, вот, – подумал Лимбек, – так я и думал».

– Ах, Лимбек, – сказала Джарре с упреком и сожалением, – ну зачем тебе взбрело в голову рассказывать все эти байки?

– Байки? – Лимбек вскинул брови чуть не к потолку. – Какие такие байки?

– Ну, эти – про мертвых ельфов, про разбитый корабль, про книжки с картинками, где нарисовано небо…

– Так что, новопевцы поют об этом? – просиял Лимбек.

– Поют! – Джарре заломила руки. – Они кричат об этом в каждую пересменку! Только и слышишь, что эти байки…

– Но отчего ты называешь их байками? – спросил Лимбек и только тут понял, в чем дело. – Так ты что, не веришь? Джарре, все, что я говорил на суде, было правдой! Я клянусь…

– Не надо, не клянись, – холодно перебила его Джарре. – Ты что, забыл, что мы не верим в богов?

– Я клянусь моей любовью к тебе, дорогая, – продолжал Лимбек, – что все, что я говорил, – чистая правда. Это все было, было на самом деле! Именно то, что я увидел тогда и понял, что ельфы не боги, а смертные, как и мы сами, – именно это заставило меня создать наш союз. Именно воспоминание об этом дает мне мужество встретить лицом к лицу все, что меня ожидает, – сказал он со спокойным достоинством, которое растрогало Джарре до слез. Она разрыдалась и опять прижалась к Лимбеку.

Лимбек успокаивающе погладил ее по широкой спине и тихо спросил:

– Джарре, то, что я сказал, очень повредило нашему делу?

– Н-нет, – всхлипнула Джарре, уткнувшись носом в тунику Лимбека, теперь еще и вымоченную слезами. – На самом деле мы… э-э… Видишь ли, дорогой, мы… э-э… сочли нужным распустить слух, что мучения, которые тебе пришлось перенести в лапах жестоких империалистов…

– Да что ты, дорогая! Никто меня не мучил. На самом деле здесь все так добры…

– Ах, Лимбек! – воскликнула Джарре в отчаянии, отодвинувшись от него. – Ты безнадежен!

– Извини… – растерянно сказал Лимбек.

– Так, слушай, – сказала Джарре, поспешно вытерев глаза. – У нас мало времени. Сейчас самое главное – твоя предстоящая казнь. Так что не вздумай ничего портить! Не надо рассказывать больше всякие истории про мертвых ельфов и прочую ерунду… Лимбек вздохнул.

– Ладно, – покорно сказал он. – Не буду.

– Ты – мученик идеи. Не забывай этого. И, ради нашего дела, постарайся выглядеть соответственно! – Она неодобрительно оглядела его плотную фигурку.

– По-моему, ты даже растолстел!

– Да, кормят тут неплохо…

– В такое время, Лимбек, ты мог бы думать не только о себе! – возмутилась Джарре. – У тебя всего одна ночь. Похудеть ты, конечно, не успеешь, но постарайся сделать все, что можно. Ты не мог бы набить себе парочку синяков на видном месте?

– Боюсь, что нет… – трусливо промямлил Лимбек – он прекрасно знал, что на такое не способен.

– Ну что ж, придется обойтись без этого, – вздохнула Джарре. – Но, по крайней мере, постарайся выглядеть настоящим мучеником.

– А как это?

– Ну, знаешь, таким – мужество, достоинство, вызов, прощение…

– Что, все сразу?

– Да, обязательно. Очень важно показать, что ты их прощаешь. Можешь даже сказать что-нибудь на эту тему, когда тебя будут привязывать к птице.

– Прощение… – пробормотал Лимбек, запоминая наставления.

– А когда тебя будут сталкивать с обрыва, надо крикнуть что-нибудь вызывающее. Что-нибудь вроде: «СОПП жив! Им не сломить нас!» И что ты еще вернешься.

– Вызов… СОПП жив… Я вернусь… Как «вернусь»? – Лимбек вскинул голову и близоруко уставился на Джарре.

– Конечно, вернешься! Я же говорила, что мы тебя вытащим, и мы тебя вытащим. А что ты думаешь, мы так и дадим им казнить тебя? Еще чего!

– Ну, я…

– Ну трус же ты! – сказала Джарре, взъерошив ему волосы. – Так вот, ты знаешь, как устроена эта птица?

Над городом разнесся вой гуделки. В решетчатом окошке в двери показалась толстая физиономия тюремщика.

– Время! – крикнул он и зазвенел ключами. Джарре подбежала к двери.

– Еще три слова, ну пожалуйста! Тюремщик нахмурился. Джарре показала ему увесистый кулак:

– Не забудь, что я отсюда выйду! Тюремщик пробормотал что-то невнятное и удалился.

– Так вот, – обернулась Джарре, – о чем это я? Ах да. О птице. Лоф Елекстрик…

– А это кто такой? – ревниво перебил ее Лимбек.

– Он из обделения Елекстриков, – торжественно объявила Джарре. – С помощью этих громовых птиц они собирают лепестричество для Кикси-винси. Лоф говорит, что тебя привяжут к двум огромным деревянным крыльям с перьями тира и на большом канате. Потом тебя столкнут вниз, к Ступеням Нижних Копей. Тебя понесет ветром, будет хлестать дождем и градом…

– И молниями? – опасливо спросил Лимбек.

– Нет, молний не будет, – успокоила его Джарре.

– А почему тогда эта штука называется громовой птицей?

– Просто называется, и все.

– Но ведь я же тяжелый? А вдруг я не полечу, а упаду вниз?

– Конечно, упадешь! Слушай, не перебивай меня!

– Хорошо, – покорно сказал Лимбек.

– Эта штука будет падать. Канат порвется. Птица в конце концов упадет на один из островов Нижних Копей.

– Да? – Лимбек побледнел.

– Не беспокойся. Лоф говорит, что рама почти наверняка должна выдержать. Она очень прочная. Деревянные рейки, которые делает Кикси-винси…

– Интересно, а зачем? – задумчиво спросил Лимбек. – Зачем Кикси-винси делать деревянные рейки?

– Откуда я знаю! – воскликнула Джарре. – Это сейчас не важно! Лимбек, слушай! – Она ухватила его за бороду и дернула так, что у него слезы выступили на глазах. Джарре по опыту знала, что это единственный способ отвлечь его от очередного философского вопроса. – Ты упадешь на один из островов Нижних Копей. На этих островах Кикси-винси добывает руду. Когда копальные ковши спустятся вниз, ты должен пометить один из них. Наши ребята будут следить за ковшами, мы увидим твою пометку и узнаем, на каком ты острове.

– Замечательный план, дорогая! – Лимбек смотрел на нее с восхищением.

– Спасибо. – Джарре зарделась от удовольствия. – Самое главное – держись подальше от ковшей, чтобы тебя не задавило.

– Ладно.

– В следующий раз, как ковши пойдут вниз, мы спустим «руку помощи», – продолжала Джарре и, видя недоумевающее выражение на лице Лимбека, пояснила:

– Это такой ковш с кабинкой, в нем спускают гегов на остров, чтобы отцепить застрявший ковш.

– Ах, так вот как это делается! – восхитился Лимбек. Джарре снова дернула его за бороду.

– Как жаль, что ты никогда не служил Кикси-винси! Ладно, извини. Я не это хотела сказать. Она поцеловала его и погладила по щеке.

– Все будет в порядке. И помни: когда ты вернешься, мы объявим, что тебя осудили без вины и что Менежоры поддерживают тебя и наше дело. Все геги сбегутся к нам! И настанет день, когда революция совершится!

Глаза у Джарре сияли.

– Да, это чудесно! – Лимбек тоже был захвачен ее энтузиазмом.

Тюремщик сунул нос в решетку и многозначительно покашлял.

– Иду, иду! – Джарре снова закуталась в шарф. Потом в последний раз поцеловала Лимбека, хотя шарф ей мешал. После этого во рту у Лимбека осталась шерсть от шарфа. Тюремщик отворил дверь.

– Помни, – сказала Джарре заговорщицким шепотом, – ты – мученик!

– Мученик, мученик! – весело согласился Лимбек.

– И никаких сказок о мертвых богах! – сказала она напоследок, когда тюремщик уже вел ее к двери.

– Это не сказки… – начал Лимбек, но было уже поздно – Джарре исчезла за дверью.

Глава 13. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Геги, народ добрый и мягкосердечный, за всю свою историю не знали войн (по крайней мере, насколько они помнили). Чтобы гег лишил жизни другого гега? Невиданно! Неслыханно! Невозможно! Убить гега могла только Кикси-винси, да и то случайно. В законах гегов предусматривалась смертная казнь за разные тяжкие преступления, но они не могли собственноручно казнить одного из своих товарищей. Поэтому они поручали это Менежорам. Менежоров поблизости не было, поэтому никто не знал, что они об этом думают, но предполагалось, что они не возражают. Так что, если Менежоры считали нужным, чтобы осужденный остался в живых, им следовало самим позаботиться о том, чтобы он выжил. А нет – значит, нет.

«Спуститься по Ступеням Нижних Копей» – это принятый у гегов способ избавляться от лишних членов общества. Нижние Копи – это скопление мелких островков, что летают ниже Древлина, уходя вниз по бесконечной спирали. Они опускаются все ниже и ниже, пока не исчезают в клубящихся облаках Вечной Тьмы. Говорят, в древности, сразу после Разделения, эти острова были так близко к Древлину, что по ним действительно можно было ходить, как по ступенькам, перепрыгивая с одного на другой. Видимо, в древности преступников заставляли делать именно это.

Однако с течением веков острова все глубже и глубже уходили в Мальстрим, так что теперь они лишь смутно виднелись внизу во время затишья. И, как заметил один из самых мудрых верховных головарей, теперь гегу пришлось бы отрастить крылья, чтобы спуститься по этим Ступеням. Сказано – сделано. Геги стали снабжать осужденных крыльями. Так и возникла та «громовая птица», которую описывала Джарре.

Официальное ее название было «Крылья Справосудия». Она была сделана из тонких, хорошо оструганных деревянных реек, которые делала Кикси-винси для елекстриков.

Это была деревянная рама шириной в четыре фута и длиной футов в четырнадцать. Она была обтянута тканью (еще одним продуктом деятельности Кикси-винси) и украшена перьями, прилепленными к ткани липкой массой из муки и воды. Обычно такие сооружения привязывали к канату, запускали в грозовую тучу и собирали молнии. Но с тяжеленным гномом в качестве груза такая птица могла только падать, хоть и не очень быстро.

Приговоренного выводили на край Древлина во время затишья и привязывали к Крыльям Справосудия: запястья прикручивали к раме, а ноги свободно болтались снизу. Потом шесть жирцов поднимали птицу и, по знаку верховного головаря, разгонялись и сбрасывали ее с обрыва.

При казни могли присутствовать лишь верховный головарь, главный жирец и шесть младших жирцов, которые должны были отправлять в полет Крылья Справосудия. Когда-то, давным-давно, на казнях могли присутствовать все геги, не занятые на работе. Но потом произошла эта история с печально известным Дирком Шурупом. Дирк напился, уснул на рабочем месте и не увидел, что стрелка на гуделке, привинченной к кипятилке, давно уже зашла за красную черту. В результате котел взорвался, несколько гномов обварились насмерть и, что еще хуже, Кикси-винси была серьезно повреждена – ей пришлось остановиться почти на полтора дня, чтобы исправить повреждения.

Дирк и сам обварился при взрыве. Но тем не менее он остался в живых, и его приговорили к Ступеням. Толпы гегов собрались посмотреть на казнь. Те, кто стоял сзади, начали проталкиваться вперед, чтобы лучше видеть, и в результате многие из тех, кто стоял на самом краю острова, «спустились по Ступеням» безо всякого решения суда. После этого верховный головарь запретил публичные казни.

В данном случае публика потеряла немного. Лимбек был так зачарован приготовлениями к казни, что совершенно забыл о том, что ему надлежит выглядеть мучеником, и до смерти замучил жирцов, которые привязывали его к раме, бесконечными вопросами.

– А на чем перья держатся? А из чего эта паста? А чем скреплена рама? А много ткани пошло на крылья? Да, так много? В самом деле? А интересно, зачем Кикси-винси делает ткань?

Кончилось тем, что главный жирец, под предлогом защиты невинных душ от ереси, велел заткнуть Лимбеку рот. Рот ему заткнули, и верховный головарь распорядился сбросить Крылья Справосудия в пропасть без особых церемоний (он опять надел свою корону, у него жутко трещала голова, так что он не получал ни малейшего удовольствия от этой процедуры).

Шестеро крепких жирцов подняли Крылья за середину. Главный жирец махнул рукой, и они побежали к краю острова. Но внезапно налетел ветер, подхватил Крылья, вырвал их из рук жирцов, поднял в воздух, покрутил и уронил наземь.

– Что вы делаете, идиоты! – завопил головарь. – Что там делают эти идиоты? – крикнул он своему шурину. Тот бросился к обрыву выяснять, в чем дело.

Жирцы вытащили Лимбека из-под обломков птицы и привели обратно на помост. Принесли другие Крылья Справосудия (головарь кипел и ярился), Лимбека снова привязали, главный жирец прочел наставление своим подчиненным, и те снова подняли раму и побежали к обрыву.

На этот раз ветер подхватил Крылья как раз в нужный момент, и Лимбек красиво взмыл в небо. Канат оборвался. Младшие жирцы, главный жирец и верховный головарь стояли на краю обрыва и смотрели, как птица медленно уходит вдаль и вглубь.

Видимо, Лимбеку все же удалось выплюнуть кляп, потому что Даррал Грузчик позднее клялся, что из пропасти донеслось последнее «почему-у-у?». Головарь снял чугунную корону, с трудом поборол желание швырнуть ее в Мальстрим, вздохнул с облегчением и отправился к себе домой, в свою цистерну.

***

Лимбек плыл в воздушных потоках, мягко спускаясь вниз по спирали, и вертел головой, пытаясь разглядеть, как выглядит Древлин снизу. Он долго наслаждался ощущением полета и созерцал нагромождения коралита, которые отсюда, снизу, выглядели совсем не так, как наверху. Очков на Лимбеке не было (он завернул их в платок и спрятал в карман), но его подхватило восходящим потоком, и он проплывал под самым дном острова. Вид отсюда был великолепный.

Внутрь острова уходили тысячи и миллионы отверстий. Некоторые были очень большие – Лимбек легко мог бы залететь в одно из них, если бы имел возможность управлять крыльями. Он увидел, что из этих отверстий вырываются какие-то пузырьки. Оказавшись на воздухе, они тотчас же лопались. Лимбек понял, что сделал важное открытие.

«Наверное, в коралите есть какой-то газ, который легче воздуха. Оттого-то остров и летает. – Лимбек вспомнил картинку, которую он видел в Глазе. – Интересно, а отчего одни острова летают выше других? Вот, например, почему тот остров, на котором живут ельфы, выше нашего? Наверно, их остров меньше весит. А отчего? А, ну да, конечно, – Лимбек не замечал, что его птица спускается вниз по такой головокружительной спирали, что он непременно испугался бы, если бы у него было время это заметить. – Наверно, все дело в породах. Ведь разные породы весят по-разному. Наверно, у нас тут больше всяких руд – железа и прочего, – чем наверху, у ельфов. Наверно, Менежоры потому и построили Кикси-винси здесь, а не там, наверху. И все же это не объясняет, зачем они его построили».

Лимбеку захотелось записать последнюю мысль, он шевельнул рукой и обнаружил, что рука к чему-то привязана. Он поднял глаза, чтобы выяснить, в чем дело, и вспомнил о своем интересном, хотя и довольно отчаянном, положении. Вокруг быстро темнело. Древлина больше не было видно. Ветер усилился и понес его по кругу. Птицу начало трясти и швырять из стороны в сторону, вверх, вниз, вперед, назад, вправо, влево… Пошел дождь, и Лимбек сделал еще одно открытие, не столь блестящее, как первое, но значительно более важное для самого Лимбека.

Клейкая масса, на которой держались перья, размокала в воде! Лимбек в тревоге наблюдал, как перья отваливаются с материи, сперва по одному, а потом целыми пучками. Лимбек невольно попытался освободить руки, хотя вряд ли он смог что-нибудь сделать, даже если бы руки у него были свободны. Он дернул правой рукой. Эффект вышел сильный – и совершенно непредусмотренный: птица перевернулась вверх ногами. Лимбек повис на руках под крыльями, на которых становилось все меньше перьев. А под ногами у него была пустота. Сперва Лимбека охватила паника, но потом он осознал, что никуда не падает, напротив – его положение улучшилось: материя, на которой почти не осталось перьев, вздулась и замедлила падение. Правда, его по-прежнему швыряло из стороны в сторону, но все же движение стало более ровным.

Неуемный ум Лимбека уже начал выстраивать законы аэродинамики, но тут Лимбек заметил внизу, в облаках, темное пятно. Прищурившись, Лимбек понял, что это не что иное, как один из островов Нижних Копей. Пока он парил в облаках, ему казалось, что он спускается очень медленно. Теперь же он с изумлением увидел, что остров несется ему навстречу с огромной скоростью. Лимбек тотчас открыл еще два новых закона – теорию относительности и закон гравитации.

Но, к несчастью, оба эти открытия вылетели у него из головы в тот момент, когда птица рухнула на землю.

Глава 14. ГДЕ-ТО НАД АРХИПЕЛАГОМ УЛИНДИЯ, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

В то утро, когда Лимбек летел вниз, к островам Нижних Копей, Хуго и принц летели на драконе вслед уходящей ночи где-то над Улиндией. Лететь было холодно и скучно. Триан дал дракону все нужные указания. так что Хуго оставалось лишь сидеть в седле и размышлять. Он не мог даже следить за дорогой – их сопровождало магическое облако.

Временами дракон спускался вниз, к земле, чтобы взглянуть на местность, и тогда Хуго пытался определить, где они находятся. Он был уверен, что дракон путает следы. Он отдал бы половину денег, что были у него в кошельке, чтобы узнать, где находится укрытие Стефана. Однако вскоре он понял, что это дело безнадежное, и сдался.

– Я есть хочу! – сказал Бэйн. Его мальчишеский голос громко прозвенел в ночной тишине.

– Цыц! – оборвал его Хуго. – Попридержи язык! Он услышал, как мальчишка всхлипнул. Обернувшись, он увидел, что глаза у принца расширились и блестят от слез. Небось на него за всю жизнь никто ни разу не прикрикнул…

– Ваше высочество, – мягко сказал Хуго, – в ночном воздухе звук разносится очень далеко. Возможно, за нами кто-то гонится. Не стоит облегчать ему поиски.

– А что, за нами действительно кто-то гонится? – Бэйн побледнел, но ничем не выдал своего страха. Смотри-ка, а парень не из трусливых!

– Скорее всего да, ваше высочество. Но вы не бойтесь.

Мальчик закусил губу и робко обнял Хуго за пояс.

– Вам ведь это не мешает?

Теплое тельце прижалось к Хуго, детская головка привалилась к его могучей спине.

– Я не боюсь, – сказал Бэйн, – просто мне так лучше.

Убийцу охватило странное чувство. Хуго внезапно почувствовал себя последним подонком. Он скрипнул зубами – ему захотелось отпихнуть мальчишку, но он устоял, сосредочившись на грозящей им опасности.

За ними действительно кто-то гнался. И кто бы это ни был, он знал толк в этим деле. Хуго обернулся, надеясь, что преследователь, боясь потерять их в облаках, утратит осторожность и покажется ему. Не тут-то было! Хуго даже не знал, почему он так уверен, что они не одни. Он просто чуял это – спиной, нюхом, каким-то шестым чувством. Ладно, гонятся так гонятся, тут уж ничего не поделаешь. Интересно бы знать, кто и зачем.

Триан? Может быть, но вряд ли. Волшебник знает, куда они направляются, лучше самого Хуго. Может, он преследует их, чтобы проверить, не вздумает ли Хуго подчинить себе дракона и удрать вместе с ним? Ну, уж это было бы верхом глупости! Хуго не волшебник и не такой дурак, чтобы пытаться разрушить чье-то заклятие, тем более заклятие, наложенное на дракона. Когда драконы во власти чар, они послушны и ими легко управлять. Но стоит разрушить заклятие – и они тотчас обретают свой природный ум и сообразительность, становятся своевольны и совершенно непредсказуемы. Такой дракон может тебя послушаться, а может подзакусить тобой.

Но если не Триан, тогда кто же?

Несомненно, кто-то из людей королевы. Хуго тихо, но выразительно обругал волшебника и короля. Эти идиоты не сумели сохранить в тайне свои планы! А теперь придется разбираться с каким-нибудь графом или бароном, который собирается спасти принца. Придется избавиться от него. А это значит – подстеречь, перерезать глотку, спрятать труп. Мальчишка может увидеть этого человека, узнать в нем друга. У него появятся подозрения. Хуго придется убеждать принца, что его друг был его врагом, а его враг на самом деле – его друг. Столько возни – и все из-за того, что этот Триан и его совестливый король не умеют держать язык за зубами!

«Ну ничего, – подумал Хуго, – они мне и за это заплатят!» Дракон пошел вниз, хотя Хуго ему этого не приказывал. Хуго решил, что они прибыли на место. Волшебное облако исчезло, и Хуго увидел внизу рощу, черную на фоне голубоватого коралита, а затем расчищенное место и прямоугольные образования, которые могли быть созданы лишь человеческими руками.

Это была маленькая деревушка, лежавшая в коралитовой долине и окруженная густыми лесами. Хуго знал множество таких поселений, прячущихся в горах и лесах от нападений эльфов. Правда, они лежали в стороне от основных воздушных линий, но, когда дело доходит до выбора между жизнью и благосостоянием, многие охотно соглашаются жить в нищете.

Хуго знал цену жизни. Поэтому предпочитал благосостояние.

Дракон кружил над спящей деревней. Увидев в лесу прогалину, Хуго направил дракона в ту сторону. Сбрасывая на землю мешки, Хуго мельком подумал, куда же девался их преследователь. Но долго размышлять над этим не стал. Он уже расставил ловушку. Оставалось ждать, когда добыча клюнет.

Дракон улетел сразу же, как только его разгрузили. Взмыл в воздух и исчез за деревьями. Хуго неторопливо взвалил мешки на плечи, махнул принцу, чтобы тот следовал за ним, и направился в лес. И тут его потянули за рукав.

– В чем дело, ваше высочество?

– А теперь можно говорить вслух? Хуго кивнул.

– Я могу сам нести свой мешок. Я сильнее, чем кажется. Папа говорит, когда-нибудь я вырасту таким же высоким и сильным, как он.

«Вот как? Стефан говорил это мальчишке, зная, что он никогда не вырастет? Ох, с каким удовольствием я свернул бы шею этому ублюдку!» Хуго молча отдал Бэйну мешок. Они вошли в лес и исчезли в тени харгастовых деревьев. И никто их не увидит и не услышит – толстый ковер мелких кристаллов скрадывал звуки шагов. Хуго снова потянули за рукав.

– Сэр Хуго, а кто это? – спросил Бэйн, указывая куда-то за плечо Хуго.

Хуго испуганно огляделся.

– Здесь никого нет, ваше высочество.

– Нет, есть! – сказал мальчик. – Кирский монах. Разве вы его не видите?

Хуго остановился и уставился на мальчика.

– А, вы его и в самом деле не видите! – сказал Бэйн, поправив мешок. – Я часто вижу то, чего другие не видят. Но я никогда не видел, чтобы кого-то сопровождал кирский монах. Откуда это?

– Давайте я понесу, ваше высочество. Хуго взял у принца его мешок, пустил мальчика вперед, и они двинулись дальше.

Чертов Триан! Должно быть, сболтнул что-нибудь при мальчишке! Парень намотал это на ус, и теперь у него разыгралось воображение и он видит всякую чертовщину. Еще, чего доброго, догадается обо всем. Ну что ж, с этим теперь ничего не поделаешь. Это только усложнит его работу – и, соответственно, увеличит счет.

***

Остаток ночи они провели в хижине сборщика воды . Небо светлело – Хуго видел слабый блеск тверди, предвещающий рассвет. Края Владык Ночи загорелись алым. Теперь Хуго мог определить, откуда они прилетели, и вообще сориентироваться. Перед тем как улететь из монастыря, он порылся в мешке и убедился, что его снабдили всеми нужными навигационными инструментами – его собственные отобрали у него в тюрьме Ирени. Теперь он достал из мешка небольшую книжечку в кожаном переплете и серебряную палочку с хрустальным шариком на конце. На другом конце палочки было острие, которое Хуго воткнул в землю.

Такие секстанты умели делать только эльфы – люди не владели механической магией. Этот был практически новый – должно быть, военный трофей. Хуго щелкнул по палочке, и шарик поднялся в воздух, к великой радости Бэйна, который следил за действиями Хуго, затаив дыхание.

– А зачем это? – спросил он.

– Загляните в шарик, – предложил Хуго. Принц робко придвинулся к шарику.

– Цифры какие-то… – разочарованно протянул он.

– Они-то мне и нужны.

Хуго запомнил первую цифру, повернул колечко на палочке, запомнил вторую, потом третью. Потом принялся листать книжечку.

– А что вы ищете? – Бэйн присел на корточки и тоже заглянул в книжку.

– Те цифры, которые вы видели, указывают расположение Владык Ночи, пяти Владычиц Света и Соляруса по отношению друг к другу. Я нахожу эти цифры в книжке, смотрю, какой остров находится в этой точке в это время года, и узнаю, где мы находимся, с точностью до нескольких менка.

– Ой, какие странные буквы! – Бэйн едва не свернул себе шею, пытаясь разглядеть обложку. – Это что такое?

– Это эльфийские письмена. Это их лоцманы придумали все эти обозначения и изобрели прибор, который их определяет.

Мальчик нахмурился – А почему мы не пользовались такой штукой, когда летели на драконе?

– Потому что драконы умеют определять, где они находятся. Как – никто не знает. Они используют все свои чувства – зрение, слух, обоняние и осязание – и еще что-то, чего мы не знаем. А эльфийская магия на драконов не действует, поэтому эльфам приходится строить драккоры и делать такие штуки, как эта, чтобы определять, где они находятся. Вот почему эльфы считают нас варварами, – усмехнулся Хуго.

– И где же мы теперь? Вы определили?

– Определил. А теперь, ваше высочество, надо поспать.

Они были на Питриновой Ссылке, примерно в ста двадцати трех менка позади Виншера . Узнав это, Хуго немного успокоился. Не очень-то приятно – не знать, где право, где лево, если можно так выразиться. А теперь можно и отдохнуть. До утра еще добрых три часа.

Протирая глаза, позевывая, потягиваясь, как человек, который смертельно устал в дороге, Хуго встал и, волоча ноги, поплелся в хижину. Входя, он прикрыл за собой дверь. Она закрылась неплотно, но, видимо, у него уже не было сил закрыть ее как следует.

Бэйн достал из своего мешка одеяло, постелил его и улегся на пол. Хуго сделал то же самое и закрыл глаза. Услышав ровное дыхание мальчика, он извернулся по-кошачьи, поднялся на ноги и бесшумно подошел к принцу.

Мальчик крепко спал. Хуго пригляделся внимательнее – не притворяется ли? Нет, точно спит. Он лежал на одеяле, свернувшись в комочек. Замерзнет еще!

Хуго достал из мешка еще одно одеяло, накрыл мальчика, потом так же бесшумно отошел к двери. Снял с себя свои высокие сапоги и уложил их на пол, набок, один поверх другого. Приволок свой мешок, уложил повыше сапог. Снял с себя меховой плащ, скатал в комок, положил повыше мешка. Потом накрыл все это одеялом, так что наружу торчали только подошвы сапог. Любой, кто заглянет в хижину, примет это за спящего человека, закутавшегося в одеяло.

Полюбовавшись на свою работу, Хуго достал кинжал и присел на корточки в темном углу хижины. И принялся ждать.

***

Прошло полчаса. Видимо, преследователь выжидал, когда Хуго уснет. Убийца терпеливо ждал. Теперь уже скоро. На улице было совсем светло. Сияло солнце. Тот человек не может больше ждать – они ведь могут проснуться! Убийца смотрел на узкую полоску света, падавшую на пол из приоткрытой двери. Полоска начала расширяться. Хуго стиснул рукоять кинжала. Дверь открылась медленно и бесшумно. Кто-то заглянул внутрь. Человек внимательно всмотрелся в чучело, лежащее на полу под одеялом, потом так же внимательно всмотрелся в мальчика. Хуго затаил дыхание. Человек, по-видимому удовлетворившись осмотром, вошел в хижину.

Хуго думал, что тот придет с оружием и тотчас набросится на чучело. Но с удивлением увидел, что этот человек безоружен. Вошедший подкрался к мальчику. Значит, он хочет только спасти принца.

Хуго метнулся к нему – захват за шею, кинжал к горлу:

– Кто тебя послал? Скажи правду, и тогда я убью тебя быстро!

Тело вдруг обмякло в руках Хуго, и убийца с изумлением увидел, что пришелец потерял сознание.

Глава 15. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, ВОЛЬКАРАНСКИЕ ОСТРОВА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

– Лично я не послал бы такого человека спасать моего сына от рук наемного убийцы. Нашел бы кого получше, – пробормотал Хуго, опустив бесчувственное тело на пол. – Хотя, возможно, у королевы сейчас туго с отважными рыцарями. А может, он притворяется?

Возраст незнакомца определить было трудно. Лицо изможденное, на макушке – лысина, а по вискам свисают жидкие седые пряди. Но при этом щеки гладкие, а складки у губ – явно от забот, а не от старости. Высокий неуклюжий незнакомец, казалось, был собран из запасных частей, предназначенных для совершенно разных людей. Руки и ноги – чересчур большие, а голова, с тонкими одухотворенными чертами лица, казалась, наоборот, чересчур маленькой.

Хуго опустился на колени рядом с незнакомцем, взял его за палец и отогнул назад, к самому запястью. Это ужасно больно, и если бы пришелец притворялся, он непременно выдал бы себя. Но незнакомец даже не шелохнулся.

Хуго отвесил ему здоровую оплеуху, чтобы привести его в чувство, и собирался отвесить вторую, когда услышал шаги принца.

– Это тот самый, который гнался за нами? – спросил принц, подойдя к Хуго и с любопытством уставившись на пришельца. – Ой, да это же Альфред! – Мальчик схватил его за ворот и сильно встряхнул. – Альфред! Альфред! Очнитесь!

Голова человека стукнулась об пол. Принц встряхнул его еще раз. Голова пришельца снова со стуком ударилась об пол. Хуго успокоился и отступил в сторону.

– Ox! Ox! Ox! – стонал Альфред всякий раз, как его голова ударялась об пол. Наконец он открыл глаза, уставился на принца мутным взором и попытался отцепить руки мальчика от своего воротника.

– Ваше высочество… пожалуйста… я уже пришел в себя… Ох! Благодарю вас, ваше высочество, но в этом не было необх…

– Альфред! – Принц бросился ему на шею и обнял так крепко, что едва не придушил. – А мы думали, что это убийца! Ты тоже решил путешествовать с нами?

Альфред сел и боязливо покосился на Хуго, а особенно на его кинжал.

– Видите ли, ваше высочество, путешествовать с вами…

– Кто вы такой? – перебил его Хуго.

– Сэр, меня зовут… – начал человек, потирая затылок.

– Это же Альфред! – перебил его Бэйн, словно это все объясняло. Поняв по мрачному выражению лица Хуго, что ему ничего не понятно, мальчик добавил:

– Он распоряжается всеми моими слугами, подбирает мне наставников, проверяет, не слишком ли горячая вода у меня в ванне…

– Меня зовут Альфред Монбанк, сэр, – закончил наконец сам Альфред.

– Вы – слуга Бэйна?

– Точнее, камергер, сэр, – сказал Альфред, покраснев. – И не забывайте, что вы говорите о своем принце!

– Да нет, Альфред, все в порядке, – сказал Бэйн, снова усевшись на корточки. Он рассеянно теребил перо, которое он носил как амулет. – Я разрешил сэру Хуго звать меня по имени, потому что мы путешествуем вместе. Это ведь гораздо проще, чем каждый раз говорить «ваше высочество».

– Это вы гнались за нами всю дорогу? – спросил Хуго.

– Мой долг – быть рядом с его высочеством, сэр.

Хуго вскинул бровь.

– По-видимому, кто-то был иного мнения.

– Меня по ошибке забыли во дворце, сэр. – Альфред опустил глаза. – Его величество король покинул его столь поспешно, что, по всей видимости, забыл обо мне.

– А вы, значит, отправились вслед за ним – и за мальчиком.

– Да, сэр. Я едва не опоздал. Мне пришлось захватить кое-какие вещи, которые могли понадобиться принцу, – а Триан их забыл. Мне пришлось самому седлать своего дракона и еще спорить со стражниками – они не хотели выпускать меня из дворца. К тому времени, как я выбрался за ворота, короля и принца уже не было видно. Я понятия не имел, куда лететь, но дракон, по-видимому, знал дорогу, так что…

– Ну да, он летел за своими соседями по стойлу. Давайте дальше.

– Мы их нашли. То есть дракон их нашел. Но я решил не навязывать им своего общества и держался на почтительном расстоянии. В конце концов мы прилетели в то жуткое место…

– Кирский монастырь.

– Да-да. И я…

– Вы могли бы найти туда дорогу при необходимости?

Хуго задал этот вопрос небрежно, как бы мимоходом. Альфред, не подозревая, что от этого зависит его жизнь, беспечно ответил:

– Да, сэр, наверное, смогу. Я неплохо знаю те места, особенно окрестности замка. – Он поднял глаза и посмотрел в лицо Хуго. – А почему вы спрашиваете?

Убийца спрятал кинжал.

– Потому что вы обнаружили тайное убежище Стефана. Стражники донесут ему, что вы отправились вслед за ним. Он поймет, что вы нашли монастырь. А ваше исчезновение делает это совсем подозрительным. Я не дал бы и капли воды за то, что вы доживете до старости, если вернетесь ко двору.

– Сартаны милосердные! – Лицо Альфреда сделалось землисто-серым. – Я не знал! Клянусь вам, благородный сэр, я не знал этого!

Он умоляюще схватил Хуго за руку:

– Я обещаю забыть туда дорогу…

– Я вовсе не хочу, чтобы вы ее забывали. Кто знает, вдруг это пригодится в один прекрасный день…

– Да, сэр… – Альфред запнулся.

– Это сэр Хуго, – представил его Бэйн. – За ним следует черный монах, Альфред.

Хуго молча посмотрел на мальчика. Лицо его оставалось бесстрастным, лишь темные глаза слегка сузились.

Альфред густо покраснел и погладил Бэйна по голове.

– Я же предупреждал вас, ваше высочество, – сказал он с мягким упреком. – Нельзя говорить вслух о чужих тайнах. Это невежливо.

Он виновато посмотрел на Хуго.

– Не сердитесь, сэр Хуго. Его высочество – ясновидящий, но плохо владеет своим даром.

Хуго фыркнул, встал и принялся сворачивать свое одеяло.

– Пожалуйста, сэр Хуго, позвольте мне! – Альфред вскочил, собираясь взять одеяло у Хуго. Одна нога камергера послушалась его. Но у второй, видимо, были другие планы, потому что она отправилась в противоположном направлении. Альфред пошатнулся и упал бы прямо на Хуго, если бы убийца не подхватил его под локоть.

– Спасибо, сэр. К сожалению, я ужасно неловок. Давайте сюда ваше одеяло.

И Альфред принялся сражаться с одеялом, которое, казалось, внезапно ожило и обрело весьма дурной и своевольный характер. Альфред пытался сложить его, но углы вырывались у него из рук. Наконец он сложил один конец, но второй тут же развернулся. Вдруг, неизвестно откуда, на одеяле появилась уйма складок и комков. Трудно было сказать, кто выйдет победителем в этой неравной схватке.

– Это правда, сэр, – продолжал Альфред, – насчет его высочества. Наше прошлое цепляется к нам, особенно люди, которые сильно повлияли на нашу судьбу. И его высочество их видит.

Хуго подошел, распутал одеяло и выручил Альфреда, который уселся на пол, отдуваясь и вытирая лоб.

– А гадать по винной гуще он, случаем, не умеет? – поинтересовался Хуго шепотом, так чтобы мальчик не слышал. – Откуда это у него такие таланты? Волшебники рождаются только от волшебников. Разве что Стефан ему не отец?

Хуго сказал это походя, не имея в виду ничего особенного. Но, видимо, стрела попала в цель. Альфред позеленел, глаза у него расширились, он шевельнул губами, словно хотел что-то сказать, но не смог выдавить ни звука и молча смотрел на Хуго.

«А-а, – подумал Хуго, – ну, тогда понятно. По крайней мере, это объясняет, откуда у мальчика такое странное имя». Он обернулся. Бэйн рылся в мешке Альфреда.

– Ты привез мои леденцы? Привез! – Он радостно вытащил коробочку с конфетами. – Я знал, что ты их непременно захватишь!

– Собирайте вещи, ваше высочество, – приказал Хуго, надев плащ и вскинув мешок на плечи.

– Давайте я все соберу, ваше высочество! Альфред явно обрадовался, что можно чем-то заняться, отвлечься от неприятных мыслей и не смотреть в лицо Хуго. От того места, где сидел Альфред, до постели Бэйна было ровно три шага. Два шага он прошел нормально, на третьем споткнулся и упал на колени, но ему все равно пришлось бы встать на колени, так что можно сказать, что он добрался удачно. Он добросовестно принялся бороться с одеялом.

– Альфред, вы видели, куда мы летим. Можете вы сказать, где мы находимся?

– Да, сэр Хуго, – ответил камергер, не отрывая глаз от коварного одеяла.

– Насколько я знаю, эта деревня называется Водолейка.

– Водолейка… – задумчиво повторил Хуго. – Не уходите далеко, ваше высочество! – сказал он принцу, видя, что тот направился к двери. Мальчик обернулся.

– Я только посмотрю, что там снаружи. Я не пойду далеко. Я буду осторожен.

Камергер наконец сдался. Он отчаялся сложить одеяло и запихал его в мешок несложенным. Когда мальчик скрылся за дверью, Альфред обернулся к Хуго:

– Вы позволите мне отправиться с вами, не правда ли, сэр? Я не буду вам обузой, клянусь! Хуго внимательно посмотрел на него:

– Вы понимаете, что не можете теперь вернуться во дворец?

– Да, сэр. Я, как говорится, сжег мосты.

– Вы их не просто сожгли, но обрубили и обрушили в пропасть.

Альфред провел дрожащей рукой по своей блестящей лысине и снова уставился в пол.

– Я беру вас с собой, чтобы вы присматривали за ребенком. Видите ли, он тоже больше не вернется во дворец. Предупреждаю, я очень хорошо умею выслеживать. Не вздумайте выкинуть какой-нибудь глупости, вроде того, чтобы попытаться сбежать вместе с ним.

– Да, сэр. Я понимаю. – Альфред поднял голову и посмотрел в глаза Хуго. – Видите ли, сэр, я знаю, зачем король вас нанял.

Хуго выглянул наружу. Бэйн весело швырял камни в дерево. Руки у него были тоненькие, попадал он плохо, но не бросал этого занятия.

– Вы знаете о том, что принца решено убить? – небрежно спросил Хуго, незаметно взявшись за меч, скрытый под плащом.

– Я знаю, зачем король нанял вас, – повторил Альфред. – Именно поэтому я здесь. Я не помешаю вам, сэр. Я обещаю.

Хуго смутился. Он-то думал, что узел наконец распутан, а он оказался еще более запутанным, чем раньше! Этот человек говорит так, словно он знает настоящую причину! Во всяком случае, он знает правду об этом мальчишке. Так зачем же он сюда явился? Помочь или помешать? Ну, помощник из него никакой. Этот камергер небось и одеться-то не может без посторонней помощи! Однако Хуго тут же напомнил себе, что этому человеку удалось выследить их – а это очень трудное дело, тем более ночью, да еще в волшебном тумане. А в кирском монастыре он ухитрился не попасться на глаза никому, даже волшебнику. И при этом упал в обморок, почувствовав прикосновение ножа.

Нет, этот Альфред действительно слуга, это несомненно. Принц его явно знает и обращается с ним как со слугой. Но кому он служит? Этого Хуго не знал и очень хотел узнать. А пока, независимо от того, действительно этот Альфред такой пентюх или очень ловкий притворщик, он может пригодиться Хуго. По крайней мере, он будет присматривать за его высочеством.

– Ладно. Пошли. Деревню мы обойдем и выберемся на дорогу милях в пяти за ней. Вряд ли здесь кто-то знает принца в лицо, но все же лучше избегать лишних вопросов У мальчика есть капюшон? Пусть он его наденет. И скажите, чтоб не снимал.

Он покосился на костюм Альфреда: атласный камзол, штаны до колен, перевязанные лентами, шелковые чулки…

– А от вас за милю разит придворной роскошью. Ну, тут уж ничего не поделаешь. Авось примут вас за бродячего шарлатана. А при первом удобном случае куплю вам у мужиков чего-нибудь попроще.

– Хорошо, сэр Хуго, – промямлил Альфред. Хуго вышел из хижины.

– Ваше высочество, мы уходим!

Бэйн весело подбежал к Хуго и уцепился за его руку:

– Я готов! А мы будем завтракать в трактире? Матушка говорила, что мы будем завтракать в трактире! Мне раньше никогда не разрешали…

Его прервал треск и сдавленный стон. Это Альфред повстречался с косяком. Хуго стряхнул с себя руку мальчика. Его прикосновение причиняло убийце почти физическую боль.

– Боюсь, что нет, ваше высочество. Наоборот, я хочу миновать эту деревню пораньше, пока народ не зашевелился.

Бэйн разочарованно надул губы.

– Это было бы небезопасно, ваше высочество. – Альфред наконец-то нашел выход. На лбу у него красовалась большая свежая шишка. – Тем более что, возможно, есть люди, желающие… мнэ-э… причинить вам вред. – При этих словах он покосился на Хуго, и убийца снова подумал, что Альфред не так прост, как кажется.

– Да, наверно, вы правы, – вздохнул принц. Мальчик явно уже знал, как иногда неудобно быть знаменитым.

– Но мы устроим пикник в лесу, – добавил камергер.

– Мы будем завтракать, сидя на земле? – обрадовался Бэйн, но тут же снова сник. – Нет… Я и забыл – матушка ведь не разрешает мне сидеть на траве. Она говорит, что я могу простудиться или испачкаться…

– Я думаю, на этот раз она не будет возражать, – ответил Альфред с серьезным видом.

– Вы уверены? – Принц склонил голову набок.

– Уверен.

– Ур-ра! – вскричал Бэйн и вприпрыжку пустился по дороге. Альфред подхватил мешок принца и заковылял за ним. Глядя ему вслед, Хуго подумал, что Альфреду путешествовалось бы куда лучше, если бы он сумел убедить свои ноги двигаться в том же направлении, что и все тело.

Сам Хуго шел позади, чтобы не спускать глаз с них обоих. Руку он держал на рукояти меча. Если только Альфред попытается хотя бы шепнуть что-то на ухо мальчишке…

Они прошли первую милю. Альфред, похоже, был целиком поглощен тем, чтобы устоять на ногах, и Хуго расслабился, поддавшись убаюкивающему ритму неспешной ходьбы. Он продолжал следить за Альфредом и мальчиком, но мысли его витали уже далеко отсюда. Он видел на дороге другого мальчика. Этот мальчик не был таким беззаботным, как принц. На лице у него был вызов, на теле – синяки и ссадины – следы наказания за вызывающее поведение. Рядом с ним шли черные монахи…

***

– …Ступай, отрок. Господин аббат хочет видеть тебя.

В кирском монастыре было холодно. За стенами мир плавился и потел от летней жары. А здесь смертный холод блуждал по пустынным коридорам.

Мальчик – уже не мальчик, но юноша – оставил работу и последовал за монахом. В коридорах не было ни души. Эльфы разграбили маленькую деревушку неподалеку от монастыря. Много народу погибло, и почти все братья отправились туда, чтобы сжечь тела и почтить тех, кто покинул тюрьму своей плоти.

Хуго полагалось отправиться с ними. Он, как и другие мальчики, должен был собирать хрустальный хворост и складывать костры. Братья вытаскивали тела из-под развалин, вправляли изломанные члены, закрывали распахнутые глаза и укладывали трупы на связки хвороста, пропитанного маслом. Живым они не говорили ни слова. Они общались лишь с мертвыми, и их мрачный напев звучал повсюду. Вся Улиндия, все Волькараны содрогались при звуках этой песни. Несколько монахов заводили песню:

С каждым новым рожденьем

Умираем мы в сердце своем,

Ибо истина черна:

Смерть всегда возвращается…

Прочие тянули одно и то же слово: «с каждым», «с каждым», «с каждым». Они вставляли его после слова «возвращается», и песня начиналась сначала.

Хуго сопровождал монахов с шести лет, но на этот раз ему было велено остаться и закончить свою утреннюю работу. Он подчинился, не задавая вопросов – иначе бы его отколотили, безо всякой злобы и гнева, исключительно для блага его души. Раньше он часто молился про себя, чтобы его оставили, но на этот раз он молился, чтобы его взяли.

Ворота захлопнулись со зловещим грохотом. Тишина и пустота камнем давили на сердце. Хуго уже неделю как задумал сбежать. Он никому не говорил об этом: единственный друг, который был у него здесь, умер, и Хуго больше не заводил себе друзей. Однако его не покидало неприятное впечатление, что его тайные замыслы написаны у него на лбу: казалось, все, кому он попадался на глаза, смотрели на него с куда большим интересом, чем прежде.

И вот теперь его оставили, когда остальные ушли. И сам господин аббат зовет его к себе. Аббата Хуго видел только на службах, но ни разу не говорил с ним.

Войдя в каменную келью, где солнечный свет казался чем-то неприличным и бесполезным, Хуго встал у двери и принялся ждать. Ждать пришлось долго – впрочем, терпения Хуго было не занимать, его вколотили в него с раннего детства. Человек, сидевший за столом, казалось, не только не замечал его присутствия, но даже не подозревал о его существовании. Пока Хуго ждал, страх, в котором он жил всю неделю с тех пор, как задумал побег, застыл, высох, испарился. Холод, царивший в келье, казалось, заморозил в нем все человеческие чувства. Он вдруг осознал, что отныне ему не суждено знать ни любви, ни жалости, ни сострадания. Ни даже страха.

Наконец аббат поднял голову. Его темные глаза заглянули в самую душу Хуго.

– Мы приняли тебя к себе, когда тебе было шесть циклов. Из летописей я узнал, что с тех пор прошло еще десять циклов. – Аббат не называл Хуго по имени. Скорее всего он его и не знал. – Тебе уже шестнадцать лет. Пора тебе приготовиться к принесению обетов и вступлению в наше братство.

Хуго был застигнут врасплох. К тому же он счел унизительным врать. Он промолчал. Его молчание выдало правду.

– Ты всегда был дерзок и непослушен. Но ты хорошо работал и никогда не жаловался. Ты терпишь наказание без слез и криков. И ты принял наше учение – я вижу это. Отчего же ты стремишься оставить нас?

Хуго много раз задавал себе этот вопрос бессонными ночами, и ответ у него был готов:

– Я не буду служить никому. На лице аббата, суровом и бесстрастном, как каменная стена, не отразилось ни гнева, ни удивления.

– Ты наш. Ты один из нас. Волей или неволей, но ты всегда будешь служить

– если не нам, то нашему делу. Ты будешь служить смерти.

После этого аббат отослал его. Хуго жестоко избили, но побои были уже не в силах сломать ледяной панцирь, одевший душу мальчика. В ту же ночь он сбежал. Но перед тем он пробрался в комнату, где монахи хранили свои летописи, и нашел книгу, где записывались имена приемышей. При свете украденного свечного огарка Хуго нашел в этой книге свое имя.

«Хуго Блэкторн. Мать – Люси, фамилия неизвестна. Отец – согласно предсмертным словам матери, сэр Персиваль Блэкторн из Блэкторн-холла, Джерн Херева». Следующая запись, сделанная неделей позже, гласила: «Сэр Персиваль отказался признать ребенка и разрешил нам „делать с этим ублюдком все, что угодно“.

Хуго выдрал эту страницу из книги, сунул ее в свою драную котомку, задул свечу и скрылся в ночи. Оглянувшись назад, на мрачные стены, которые давно заставили его забыть о любви и радости, которые он знал в детстве, Хуго молча возразил аббату:

«Это смерть будет служить мне!»

Глава 16. СТУПЕНИ НИЖНИХ КОПЕЙ, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Лимбек пришел в себя и обнаружил, что положение его улучшилось: раньше оно было безнадежным, а теперь стало всего лишь опасным. Правда, в голове у него все так перепуталось, что ему потребовалось довольно много времени, чтобы вспомнить, в чем, собственно. дело и где он находится. Поразмыслив, Лимбек пришел к выводу, что он висит. Он опустил голову, кряхтя от боли, пригляделся и понял, что провалился в огромную яму, очевидно вырытую ковшом Кикси-винси.

Дальнейшие наблюдения показали, что он, собственно, не провалился в яму, а висит над ней. Огромные крылья застряли в яме. Судя по боли в голове, во время падения его приложило рамой.

Лимбек как раз принялся обдумывать, как ему выбраться из этого неуютного положения, когда ответ пришел сам. Ответ был довольно неприятный – громкий треск. Рама вот-вот готова была сломаться под тяжестью гега. Лимбек опустился примерно на фут. Потом падение прекратилось. Душа же у Лимбека упала куда глубже – в яме было темно, и он понятия не имел, как далеко ему падать. Он принялся лихорадочно обдумывать, как ему выбраться отсюда. Наверху хлестал дождь, по стенкам ямы струилась вода, отчего стенки сделались ужасно скользкими, а тут еще снова раздался треск, и Лимбек опустился еще на фут.

Лимбек ахнул и зажмурился. Падение снова остановилось, но ненадолго. Лимбек почувствовал, что снова скользит вниз. У него был только один шанс. Если ему удастся освободить руку и схватиться за одно из отверстий в стене… Он изо всех сил рванул правую руку…

…И крылья сломались.

Лимбек едва успел испугаться, как полет закончился: он тяжело рухнул на дно ямы, а сверху на него свалились крылья. Сперва Лимбек просто сидел и дрожал. Потом решил, что дрожью дела не поправишь, выбрался из-под обломков и задрал голову. Яма была не такая уж глубокая, футов семь-восемь, и Лимбек прикинул, что выбраться из нее будет довольно просто. В яму все время текла вода, но, поскольку вокруг был сплошной коралит, вода тут же уходила и в яме было сравнительно сухо. Лимбек решил, что ему повезло. Яма защищает от бури. Ему ничто не угрожает…

…До тех пор, пока сюда не спустятся ковши.

Лимбек уже уютно устроился под обрывком ткани с крыла, когда ему в голову пришла ужасная мысль о ковшах. Он поспешно вскочил на ноги и задрал голову. Но ничего не увидел, кроме какого-то темного пятна – должно быть, грозовой тучи – и вспышек молний. Лимбек никогда не служил Кикси-винси и не знал, работают ли ковши во время бури. С одной стороны, почему бы им и не работать, а с другой – зачем? Но во всех этих размышлениях было мало толку.

Лимбек снова сел – предварительно убрав несколько острых щепок – и принялся соображать, насколько позволяла головная боль. Яма, по крайней мере, защищает от бури. А ковши – штуки массивные и медлительные, так что в случае чего он всегда успеет убежать.

Так оно, собственно, и вышло.

Лимбек просидел в яме минут тридцать. Буря и не думала утихать. Лимбек уже начал жалеть, что не догадался сунуть в карман пару лепешек, но тут раздался грохот, и стенки ямы задрожали.

«Ковши!» – подумал Лимбек и поспешно, полез наверх. Лезть было нетрудно: в коралите было множество дырок, так что через несколько секунд Лимбек оказался наверху. Надевать очки было бесполезно: дождь хлестал так, что очки бы тут же залило. Да, собственно, и незачем. Ковш, блестящий в свете молний, был в нескольких шагах от него.

Задрав голову, Лимбек увидел другие ковши, спускающиеся с Кикси-винси на длинных канатах. Зрелище было потрясающее, так что гег глазел на них разинув рот и даже про головную боль позабыл.

Ковши, сделанные из блестящего металла и украшенные богатой резьбой, были похожи на когти огромной птицы. Они врезались в коралит своими острыми зубцами, отрывали кусок скалы и уносили вверх, как коршун уносит в когтях добычу. Вернувшись на Древлин, ковши сбрасывали куски породы в огромные бункера, где геги сортировали породу и выбирали драгоценную серую руду, которой питалась Кикси-винси. Легенды гласили, что без нее она может умереть с голоду.

Лимбек, словно завороженный, смотрел, как ковши с грохотом опускаются на землю, вгрызаются в коралит, зарываются в него. Гег был так захвачен этим зрелищем – он ни разу в жизни не видел ничего подобного, – что чуть не забыл, что нужно еще пометить один из ковшей. Вспомнил он об этом лишь тогда, когда почти все ковши уже набрали коралита и начали подниматься.

Нарисовать знак можно было куском коралита. Лимбек подобрал обломок, выпавший из ковша, и бросился бежать, под дождем, спотыкаясь на неровной земле, к ковшу, который спустился одним из последних и только-только начал погружаться в коралит. Но, добравшись до него, Лимбек испугался. Ковш был такой огромный! В его когтях свободно могло поместиться полсотни таких Лимбеков. Он трясся, гремел, взрывал коралит, во все стороны летели острые осколки камня. Казалось, подойти к нему просто невозможно.

Но у Лимбека не было другого выбора. Он должен был подойти к ковшу. Собрав все свое мужество, он собрался было подойти вплотную, когда молния ударила прямо в ковш. Раздавшийся раскат грома сбил Лимбека с ног. Ошалевший и перепуганный, гег уже собирался бежать обратно к яме и провести там остаток своей жалкой жизни, но тут ковш внезапно вздрогнул и замер. И все прочие ковши тоже замерли: одни – зарывшись в землю, другие – в воздухе, третьи – над самой землей, с раскрытыми когтями, собирающимися вонзиться в землю.

Может быть, молния повредила механизм. А может, началась пересменка. А может, наверху что-то случилось. Лимбек этого не знал – да это и неважно. Верь он в богов – он горячо поблагодарил бы их. Но, поскольку в богов он не верил, он просто взобрался на скалу, сжимая в руке кусок коралита, и осторожно приблизился к ближайшему ковшу.

Там, где ковш уходил в коралит, металл был весь исцарапан. Лимбек понял, что, если оставить знак здесь, его никто не заметит. Значит, надо оставить знак на верхней части ковша. А это значит, что надо найти ковш, который совсем зарылся в землю. А это значит, что этот ковш в любой момент может пойти наверх и обрушить на голову Лимбеку тонны камней.

Наконец Лимбек робко подобрался к подходящему ковшу. Рука у него тряслась так, что кусок коралита стучал по ковшу, издавая мелодичный звон. Следов он не оставил. Лимбек стиснул зубы. Отчаяние придало ему сил. Он нажал сильнее. Раздался душераздирающий скрип. Но зато на блестящей поверхности появилась длинная царапина.

Однако одной царапины мало. Наверху могут решить, что это случайность. Лимбек провел еще одну черту, под углом к первой. Тут ковш дернулся и затрясся. Лимбек в испуге выронил камень и бросился назад. Ковши снова пришли в движение. Лимбек обернулся, чтобы полюбоваться своей работой.

На одном из ковшей, уходящих в высоту, гордо красовалась большая буква «Л».

Лимбек поспешно вернулся в свою яму. Похоже, никакой ковш на нее пока не нацеливался, по крайней мере в этот раз. Он снова спустился вниз, устроился поудобнее, закутался в ткань и постарался не думать о еде.

Глава 17. СТУПЕНИ НИЖНИХ КОПЕЙ, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Ковши со своей добычей ушли обратно в тучи, к Древлину. Лимбек, глядя им вслед, прикидывал, сколько времени понадобится им на то, чтобы разгрузиться и снова спуститься вниз. И когда еще наверху заметят его знак? А вдруг его вообще не заметят? А потом, кто его заметит, кто-нибудь из своих или жирец? А если его заметит жирец, что он тогда сделает? А если кто-нибудь из своих, скоро ли они спустят «руку помощи»?

Успеют ли они спустить ее прежде, чем он замерзнет насмерть или умрет от голода?

Вот такие мрачные вопросы вертелись теперь в голове Лимбека. Хотя вообще-то ему это было несвойственно – он был гег беззаботный, оптимист по натуре, всегда надеялся на лучшее, видел в окружающих только хорошее и не особенно сердился на тех, кто привязал его к Крыльям Справосудия и сбросил сюда, на верную смерть. Ведь верховный головарь и главный жирец в самом деле хотели добра своему народу. Они же не виноваты, что верят в тех, кто лживо называет себя богами. Неудивительно, что они не поверили истории Лимбека – вон, Джарре и та ему не верит.

Возможно, именно мысль о Джарре заставила Лимбека почувствовать себя таким несчастным. Он ведь был твердо уверен, что уж она-то сразу поверит ему, поверит в то, что ельфы – не боги. И теперь, скорчившись на дне ямы, он никак не мог смириться с мыслью, что она ему не поверила. Теперь, когда первоначальное возбуждение улеглось и ему не оставалось ничего, кроме как сидеть, ждать и надеяться, что все произойдет так, как нужно, и не вспоминать, что многое может произойти совсем не так, как нужно, Лимбек принялся всерьез размышлять о том, что будет, когда (не «если», а именно «когда»!) его вытащат отсюда.

– Как же они могут продолжать считать меня своим вождем, если они думают, что я лгу? – вопрошал Лимбек потоки воды, льющиеся сверху. – Зачем я вообще им нужен? Ведь мы с Джарре всегда говорили, что важнее всего – истина и наша высшая цель – именно поиски истины. А теперь она думает, что я солгал, и тем не менее продолжает считать меня главой Союза!

«И что же будет, когда я вернусь? – И Лимбек увидел все это перед собой, словно наяву. – Она будет смеяться надо мной. Все они будут смеяться. Нет, я останусь главой Союза – ведь будет считаться, что Менежоры судили меня и сочли невиновным. Но они-то будут знать, что все это обман! И, самое главное, это буду знать я. Менежоры тут совершенно ни при чем. Это Джарре хитростью вытащит меня отсюда, и мы оба всегда будем помнить об этом. Ложь! Ложь! Зачем все это?» Лимбек все больше заводился.

– Нет, конечно, у нас сразу появится множество новых членов. Но ведь они станут приходить в Союз потому, что не будут знать правды! Разве можно устраивать революцию на лжи? Нет! – Гег стиснул свой здоровенный мокрый кулак. – Это все равно что ставить дом на песке! Рано или поздно, но он непременно обрушится! Может, мне лучше остаться здесь? Да, да! Я не вернусь!

– Но ведь это ничего не докажет, – возразил он сам себе. – Они просто решат, что Менежоры признали меня виновным. Этим делу не поможешь… А, знаю! Я напишу им записку и пошлю вместо себя в «руке помощи». Тут полным-полно перьев тира, писать можно ими. – Он вскочил. – А грязь вполне сойдет за чернила. «Я остаюсь здесь и, возможно, умру здесь», – да, это звучит неплохо, – надеясь доказать этим, что все, что я говорил о ельфах, – правда. Я не могу быть вождем тех, кто считает меня лжецом, кто утратил веру в меня». Да, убедительно вышло.

Лимбек старался не падать духом, но даже удовольствие от хорошо составленной записки быстро улетучилось. Ему хотелось есть, ему было холодно, сыро – и страшно. Буря кончилась, и наступила жуткая тишина. Эта тишина была похожа на загробную – на Великое Безмолвие. Это напомнило ему, что он и в самом деле близок к Великому Безмолвию, и Лимбек осознал, что смерть, о которой он рассуждает с такой легкостью, скорее всего будет очень неприятной.

А тут еще ему представилось, как Джарре получит эту записку и станет читать, поджав губы и наморщив нос, – она всегда морщится, когда сердится. Ему даже не придется надевать очки, чтобы прочесть то, что она напишет в ответ. Он и так слышал, как наяву:

«Лимбек! Немедленно прекрати молоть ерунду и поднимайся наверх!» – Ах, Джарре! – печально вздохнул он. – Если бы только ты могла поверить мне! На других-то мне…

И тут раздался оглушительный, зубодробительный, ушераздирающий грохот, который прервал мысли Лимбека и сбил его с ног.

Он упал на спину. «Что такое? – удивился он. – Неужто ковши уже вернулись? Так скоро? Я ведь еще не написал записку!» Лимбек, пошатываясь, встал на ноги и посмотрел наверх. Гроза кончилась. Моросил мелкий дождик, и все было затянуло туманом, но не было ни молний, ни грома, ни града. Ковшей не было видно. Правда, Лимбек был без очков… Он порылся в кармане, надел очки и снова посмотрел на небо.

Он прищурился. Ему показалось, что он видит в облаках множество расплывчатых пятен. Но даже если это ковши, они все равно еще не скоро пойдут вниз – разве что один из них пришел раньше или сорвался – но это маловероятно, Кикси-винси редко допускала подобные аварии. Значит, это не ковш. Тогда что же?

Лимбек торопливо полез наверх. Настроение у него сразу улучшилось. Здесь какая-то тайна! Надо ее раскрыть!

Добравшись до края ямы, он осторожно выглянул наверх. Сперва он ничего не увидел, но это оттого, что он смотрел не в ту сторону. А потом он обернулся – и ахнул.

Из огромной ямы футах в тридцати от Лимбека струился яркий свет, переливающийся таким множеством красок, которых Лимбек никогда не видел в своем сером, унылом мире. Лимбеку, конечно, и в голову не пришло, что этот свет может быть опасен, что та штука, которая устроила этот грохот, тоже может оказаться опасной, что ковши вот-вот спустятся и надо следить, чтобы не попасть под один из них. Он поспешно выбрался из ямы и бросился к источнику света так быстро, как только позволяли его коротенькие ноги.

Дорогу преграждало множество препятствий: вся поверхность острова была изрыта ямами от ковшей. Ему пришлось обогнуть пару таких ям и несколько куч коралита, который осыпался с ковшей, когда они поднимались наверх. Это потребовало немало времени и сил. К тому времени, как Лимбек добрался до источника света, он совсем запыхался, отчасти от спешки, отчасти от возбуждения. Подойдя ближе, он увидел, что цветные полосы сплетаются в какие-то рисунки.

Лимбек так старался разглядеть поближе эти чудные картины, что совсем забыл о том, что стоит на краю ямы, и, если бы он не споткнулся о кусок коралита и не растянулся на краю ямы, он, наверно, в конце концов свалился бы туда. Он поднялся с земли и прежде всего схватился за карман – целы ли очки? Очков в кармане не было. Лимбек пережил приступ безумной паники, прежде чем вспомнил, что они у него на носу. Тогда он подполз к краю ямы и вгляделся.

Поначалу он не видел ничего, кроме яркого, разноцветного, переливающегося сияния. Потом в сияющем облаке возникли образы и фигуры. Эти картины оказались и впрямь необыкновенно захватывающими, и Лимбек взирал на них с восхищением и восторгом. Правда, трезвомыслящая часть его ума, которая вечно прерывала важные и интересные размышления нудными замечаниями типа: «Смотри не наткнись на стену!», «Котелок горячий!» – или чем-нибудь в этом роде, напомнила ему, что ковши уже спускаются. Но Лимбек ей не внял.

Он понял, что перед ним – мир. Не его мир, а какой-то другой. Этот мир был невероятно прекрасен. Он был чем-то похож на картинки, которые Лимбек видел в книгах ельфов. Небо было ярко-голубым – а не серым, – высоким и ясным, и по нему плыло всего несколько белых облачков. Пышная зелень была повсюду, а не только в горшке на кухне. Лимбек видел великолепные здания невообразимых очертаний, широкие улицы и аллеи, видел существ, похожих на гегов, только высоких и стройных, изящно сложенных…

Нет, уже не видел. Образы начали таять и распадаться. А ему так хотелось посмотреть на этот странный народ! Ни одно существо из тех, кого ему доводилось видеть – даже ельфы, – не было похоже на тех, кого он увидел в последний миг перед тем, как поблек свет. Потом свет снова вспыхнул – но картина была уже другой.

Лимбек вглядывался в эти образы до рези в глазах. Пытаясь понять, что они означают, он придвинулся ближе к краю ямы и увидел источник света. Свет исходил от непонятного предмета на дне ямы.

– Наверно, эта штука и устроила тот грохот, – сказал себе Лимбек, заслонив глаза рукой и пристально вглядываясь в этот предмет. – Наверно, она упала с неба. Интересно, это часть Кикси-винси? А если так, то почему она упала? И почему она показывает эти картинки?

Почему, почему, почему? Вопросы не давали Лимбеку покоя. Не думая о том, что это может быть опасно, он перевалился через край ямы и сполз по стенке. Чем ближе был тот предмет, тем легче было смотреть на него. Льющийся из него свет уходил вверх, и здесь, внизу, был не таким ослепительным.

Поначалу гег был разочарован.

– Да это же просто кусок коралита! – сказал он, потыкав ногой обломки. – Правда, самый здоровый кусок коралита, какой мне доводилось видеть. И еще я никогда не слыхал, чтобы коралит падал с неба.

Лимбек подобрался поближе – и затаил дыхание. Внутренний голос снова напомнил ему о ковшах, но Лимбек заставил его заткнуться. Какие там ковши! Коралит был лишь скорлупой, внешней оболочкой. Эта оболочка треснула – вероятно, во время падения, – и Лимбеку было видно все, что находилось внутри. Поначалу он подумал, что это часть Кикси-винси, но тут же понял, что нет. Оно было сделано из металла, как и Кикси-винси, но металлическое тело Кикси-винси было гладким и блестящим, а этот металл был покрыт странными и непонятными узорами и письменами. Яркий свет струился из трещин в этом металле. Лимбек решил, что целой картины он не видит из-за того, что щели очень узкие.

– Надо попробовать расширить щели – может, тогда я увижу больше? Вот было бы здорово!

Лимбек спустился на дно воронки и подбежал к металлическому предмету. Предмет был в четыре раза выше Лимбека, величиной с его дом. Лимбек робко протянул руку и постучал по металлу кончиками пальцев. Лимбек боялся, что он горячий, раз от него идет такой яркий свет, но металл оказался прохладным. Лимбек коснулся его уже смелее и провел пальцем вдоль узора, начерченного на поверхности.

Сверху донесся зловещий скрип, и противный внутренний голос снова принялся вякать насчет ковшей, которые уже совсем рядом. Лимбек снова послал его подальше. Коснувшись трещины, он заметил, что все трещины идут вдоль знаков, не нарушая рисунка. Лимбек подавил на край трещины, пытаясь расширить ее.

Руки почему-то отказывались ему повиноваться, и внезапно Лимбек понял почему. Он вдруг вспомнил разбитый ельфский корабль.

– Гниющие трупы… Но это открыло мне истину! Эта мысль заставила его решиться. Он изо всех сил рванул металлический край.

Трещина расширилась, и вся металлическая конструкция задрожала. Лимбек отдернул руку и отскочил назад. Но эта штука, по-видимому, просто уходила глубже в грунт, потому что вскоре она снова застыла. Лимбек осторожно приблизился и на этот раз услышал какой-то звук, похожий на стон.

Лимбек прижался ухом к трещине, проклиная скрип ковшей, мешавший ему слышать лучше, и вслушался снова. Стон послышался опять, и Лимбеку стало ясно, что внутри есть что-то живое и что оно ранено.

У гегов, даже сравнительно слабых, очень сильные руки и плечи. Лимбек уперся руками в края трещины и толкнул изо всех сил. Края впились ему в руки, но зато трещина разошлась настолько, что гег сумел протиснуться внутрь.

Если свет, лившийся наружу, был очень ярким, то здесь он был попросту ослепительным, и Лимбек поначалу испугался, что ничего не увидит. Потом он обнаружил источник света. Он струился из центра помещения, которое Лимбек про себя по старой памяти окрестил кораблем. А стон доносился откуда-то справа. Лимбек прикрыл глаза рукой и принялся разыскивать существо, которое стонало.

Найдя его, он ахнул.

– Ельф! – воскликнул он. – Живой ельф!

Он присел на корточки рядом с раненым и увидел у него под головой лужу крови. На теле крови не было. Еще он увидел – к великому своему разочарованию, – что это не ельф. Лимбек однажды видел человека – на картинке в книге ельфов. Так вот, это создание было похоже на человека, хотя и не совсем. Но одно было ясно – это высокое и тонкое создание было одним из так называемых «богов».

В этот момент внутренний голос завопил так отчаянно, что Лимбек был вынужден наконец прислушаться к нему.

Он выглянул через трещину наружу и увидел, что над ним нависла разверстая пасть ковша. Впрочем, ковш был еще довольно высоко, и, если поторопиться, можно было успеть выбраться из корабля, прежде чем ковш сграбастает его.

Бог, который не бог, снова застонал.

– Придется вытащить вас отсюда! – сказал ему Лимбек.

Геги – народ добросердечный, и Лимбек, несомненно, был движим самыми бескорыстными побуждениями. Но следует признаться, что он подумал также и о том, что, если он притащит обратно живого бога, который не бог, Джарре поневоле придется поверить ему.

Лимбек схватил бога за руки и поволок его наружу. И тут он почувствовал, что руки бога сжались. Он вздрогнул и посмотрел на бога. Глаза, залитые запекшейся кровью, открылись и смотрели на него. Губы шевелились.

– Чего? – переспросил Лимбек. Из-за скрипа ковша ничего не было слышно. – Некогда, некогда!

Лицо бога исказилось от боли – Лимбек видел, что тот прилагает огромные усилия, чтобы не потерять сознание. Он, похоже, знал о грозящей им опасности, но не это тревожило его. Он так сдавил руку Лимбека, что на запястьях у того остались синяки.

– Моя… моя собака!

Лимбек изумленно уставился на бога. Уж не ослышался ли он? Гег обернулся и внезапно увидел у ног бога собаку, придавленную к полу какой-то сломанной железякой. Лимбек удивился, как это он не заметил ее раньше. Собака задыхалась и скулила. Она вроде бы не была ранена, но выбраться не могла. Она явно рвалась к хозяину, не обращая внимания на Лимбека.

Гег поднял голову. Ковш опускался на них очень быстро – куда быстрее, чем в прошлый раз. Лимбек опустил глаза, посмотрел на бога, на собаку…

– Извините, – сказал он. – Я просто не успею. Бог рванулся, пытаясь освободить руки. Но это усилие, по-видимому, исчерпало остаток его сил. Руки бога внезапно обмякли, и голова запрокинулась. Пес заскулил и удвоил усилия, пытаясь выбраться.

– Извини, – сказал Лимбек собаке. Та не обратила на него ни малейшего внимания. Скрип ковша раздавался все ближе и ближе. Гег стиснул зубы и потащил бога по полу, засыпанному обломками. Пес принялся отчаянно рваться, скулил, лаял – увидел, что хозяина уносят.

В горле у Лимбека встал ком – отчасти от жалости к попавшей в беду собаке, отчасти от страха за себя. Он сделал еще один отчаянный рывок – и добрался до трещины. Вытащив бога наружу, он положил обмякшее тело на дно воронки и плюхнулся рядом сам. В этот момент ковш опустился на металлический корабль.

Раздался оглушительный взрыв. Лимбека приподняло взрывной волной и снова швырнуло оземь. Вокруг дождем посыпались острые осколки коралита. Потом все утихло.

Наконец Лимбек осмелился поднять голову. Ковш висел неподвижно – видимо, его повредило взрывом. Гег огляделся в поисках корабля, ожидая увидеть кучу искореженного металла.

Но корабля не было. Взрыв уничтожил его. Не просто разрушил, а именно уничтожил: не осталось ни единого обломка! Корабль пропал, как и не бывало!

Лимбек мог бы подумать, что сошел с ума и ему это все привиделось. Но рядом лежал бог. Бог шевельнулся и открыл глаза. Охнул от боли, приподнял голову, огляделся.

– Пес! – окликнул он. – Пес! Сюда, малыш! Лимбек отвернулся и покачал головой. Он чувствовал себя ужасно виноватым, но знал, что никак не мог спасти и собаку, и ее хозяина.

– Пес! – снова позвал бог, и в голосе его звучал такой надрыв, что у Лимбека сердце перевернулось. Он протянул руку, чтобы успокоить бога, – он боялся, как бы тот не причинил себе вреда.

– Ах, вот ты где! – бог вздохнул с облегчением, глядя на то место, где только что был корабль. – Ну, иди сюда. Иди сюда, песик. Ну и прогулочка! Верно, малыш?

Лимбек обернулся. Собака была здесь! Она выбралась из-под кучи камней и захромала на трех лапах к своему хозяину. Глаза у нее блестели, на морде была довольная ухмылка. Она лизнула руку хозяина. Бог, который не бог, снова потерял сознание. Пес вздохнул, свернулся рядом с хозяином, положил морду на лапы и уставился на Лимбека своими умными глазами.

Глава 18. СТУПЕНИ. НИЖНИХ КОПЕЙ, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

– Так. С этим я управился. И что же теперь делать? Лимбек вытер вспотевший лоб, поправил очки, которые все норовили сползти с носа. Богу было очень плохо – по крайней мере, Лимбеку так казалось, хотя он не был осведомлен о телесных свойствах богов. Глубокая рана у него на голове для гега могла оказаться смертельной, и Лимбеку ничего не оставалось, как предположить, что она может оказаться смертельной и для бога.

– «Рука помощи»!

Лимбек вскочил, взглянул еще раз на бога, лежащего без сознания, и его удивительную собаку и полез наверх. Добравшись до края воронки, он увидел, что работа ковшей в самом разгаре. Шум стоял оглушительный – грохот, лязг, скрип, скрежет, – настоящая музыка для ушей гега. Лимбек задрал голову, удостоверился, что новых ковшей наверху нет, вылез из воронки и побежал к своей яме.

Логичнее всего было предположить, что гег из СОППа, который обнаружит на ковше букву «Л», спустит «руку помощи» в том же месте или, по крайней мере, где-то рядом. Конечно, могло случиться и так, что эту букву никто не заметил, или они не успели Приготовить «руку помощи», или что-нибудь еще. Поэтому на бегу Лимбек готовился к тому, что «руки помощи» там не будет.

Но она была там.

Увидев «руку помощи» рядом со своей ямой, Лимбек испытал невыразимое облегчение. У него ослабли колени, закружилась голова, и ему пришлось ненадолго остановиться, чтобы прийти в себя.

Сперва он подумал, что надо спешить, потому что ковши вот-вот начнут подниматься. Он бросился было обратно к воронке. Но тут его ноги недвусмысленно уведомили его, что они отказываются столько бегать по пересеченной местности. Лимбеку пришлось остановиться. И тут он сообразил, что, вероятно, спешить ему незачем. Не станут же они поднимать «руку помощи», не удостоверившись, что он там.

Ноги перестали болеть, но ходить по-прежнему отказывались. Казалось, они стали в шесть раз тяжелее обычного, и у Лимбека было такое чувство, что не они его несут, а он их тащит. Наконец он кое-как доплелся до воронки и неохотно стал спускаться – ему почему-то казалось, что за то время, пока его не было, бог, который не бог, непременно должен был умереть.

Однако бог еще дышал. Пес лежал, тесно прижавшись к хозяину, положив голову на грудь бога и внимательно глядя в бледное лицо, залитое кровью.

При мысли, что придется волочить тяжелого бога наверх, а потом через все эти колдобины и кучи камней, Лимбек окончательно пал духом.

– Не могу! – простонал он, рухнув на землю рядом с богом и уронив голову на колени. – Я и сам-то обратно не доберусь!

Очки у него запотели – так он взмок от всей этой беготни. Теперь ему стало холодно во влажной одежде. В довершение всего прогремел раскат грома, возвещая, что надвигается новая буря. Лимбеку было все равно. Лишь бы не вставать!

– Но ведь этот бог, который не бог, докажет, что ты был прав! – напомнил ему внутренний голос. – По крайней мере, ты сможешь убедить гегов, что их обманули, использовали как рабов! Это будет началом новых дней для вашего народа! Началом революции!

Революция! Лимбек вскинул голову. Он ничего не видел, оттого что очки запотели, но это было неважно. Он все равно видел не то, что было вокруг него, – он видел дальше! Вот он на Древлине, и геги приветствуют его. Более того, они следуют его советам!

Они задают вопросы!

Что было потом, Лимбек помнил смутно. Он помнил, что порвал свою рубашку, чтобы перевязать богу голову. Он помнил, что все косился на собаку, не зная, что будет делать пес, когда его хозяина куда-то поволокут. Пес лизнул ему руку, умоляюще посмотрел на него своими влажными глазами и отошел в сторону, с беспокойством следя за тем, как гег приподнял бесчувственное тело бога и поволок его наверх. После этого Лимбек помнил только, что все тело у него болело, что он, задыхаясь, продвигался на несколько футов и падал на землю, потом поднимался, тащился дальше, снова падал, снова вставал…

Ковши ушли в небо, но гег не заметил этого. Начиналась буря. Лимбек перепугался еще больше – он знал, что на открытом месте им не выжить. Очки пришлось снять – их все равно заливало, дождь хлестал в глаза, небо потемнело, и Лимбек уже не видел «руку помощи». Оставалось только надеяться, что они движутся в нужную сторону.

Лимбеку несколько раз казалось, что бог умер – под дождем его тело остыло, губы посинели, кожа сделалась серой. Дождь смыл кровь, и стала видна страшная рана на голове, из которой сочилась кровь. Но он все еще дышал.

«Может, он и в самом деле бессмертный?» – устало думал Лимбек.

Теперь гег был уверен, что заблудился. Он уже прошел половину этого проклятого острова! Наверно, он пошел не в ту сторону. А может, «рука помощи» не дождалась их и ушла наверх. Буря усиливалась. Вокруг сверкали молнии, выжигая дыры в коралите и оглушая Лимбека раскатами грома. Ветер сбивал с ног, а гег и так с трудом стоял на ногах. Он был готов заползти в яму, чтобы переждать бурю (а если повезет, то и сдохнуть там), как вдруг он осознал, что это та самая яма! Вон и крылья! А вот и «рука помощи»!

Надежда придала гегу сил. Он встал на ноги и, борясь с ветром, доволок-таки бога до кабинки. Там Лимбек опустил его на пол, открыл дверцу и с любопытством заглянул внутрь.

«Рука помощи» была устроена затем, чтобы при необходимости спускать гегов вниз, к ковшам. Временами ковши застревали, или ломались, или разлаживались. Когда такое случалось, кто-нибудь из гегов садился в «руку помощи», спускался на острова и устранял неисправность.

«Рука помощи» в самом деле была похожа на гигантскую металлическую кисть руки, отрубленную в запястье. Сверху к ней был привязан канат, на котором ее и спускали. Рука была сложена горстью; металлические пальцы сжимали стеклянную кабинку, в которой помещались геги-ремонтники. Влезали в кабинку через дверцу, а вдоль каната шла медная трубка, кончавшаяся рожком, через которую те, кто в кабине, могли разговаривать с теми, кто остался наверху.

В кабинке свободно помещались два крепких гега. Но бог был очень высокий, так что засунуть его в кабинку было не так-то просто. Лимбек подтащил бога к кабинке и сунул внутрь. Ноги бога свисали наружу. Гег сложил руки бога на груди, подогнул колени к подбородку, и так ему наконец удалось затолкать бога в кабинку целиком. После этого Лимбек устало забрался туда сам, а пес запрыгнул следом. Втроем там было тесновато, но Лимбек не собирался снова бросать собаку одну. Снова увидеть, как она воскреснет из мертвых? Нет уж, спасибо!

Пес прижался к своему хозяину. Лимбек перегнулся через бесчувственное тело бога и стал бороться с ветром, тщетно пытаясь закрыть стеклянную дверцу. Но тут ветер налетел с другой стороны, и дверца захлопнулась сама, отшвырнув Лимбека назад. Он так и остался лежать там, пыхтя и отдуваясь.

Лимбек чувствовал, как «рука» дрожит и раскачивается под порывами ветра. Он испугался, что она вот-вот оборвется, и ему захотелось только одного – выбраться отсюда как можно скорее. Лимбеку потребовалось неимоверное усилие воли для того, чтобы сдвинуться с места, но в конце концов ему все же удалось добраться до рожка.

– Наверх! – пропыхтел он.

Никто не ответил. Лимбек понял, что его не слышат.

Он набрал полную грудь воздуха, закрыл глаза и собрал все оставшиеся силы.

– Наверх! – завопил он так громко, что пес вскочил, а бог зашевелился и застонал.

– Тебя поднять? – донеслось сверху – слова гремели в трубе, как горсть щебня.

– Навеерх! – отчаянно взвыл Лимбек – он был уже в панике.

«Рука помощи» рванулась наверх с такой силой, что если бы гном стоял на ногах, он бы непременно упал. Но он не стоял, а сидел, забившись в угол, чтобы дать место богу. Медленно, с жутким скрипом, раскачиваясь под порывами ветра, «рука» поползла наверх.

Лимбеку не хотелось думать, что будет, если канат оборвется сейчас, поэтому он прислонился к стенке и закрыл глаза.

Увы – с закрытыми глазами голова кружилась еще больше. Он почувствовал, что снова несется по спирали, падая в черную пропасть.

– Нет, так не годится, – сказал Лимбек слабым голосом. – Этак я сейчас отрублюсь. А мне ведь надо объяснить нашим, что случилось.

Гег открыл глаза и, чтобы не смотреть наружу, принялся разглядывать бога. У него с самого начала сложилось впечатление, что это существо мужского пола. По крайней мере, оно было больше похоже на гега-мужчину, чем на гега-женщину, а больше Лимбеку было не на что опереться. У бога были резкие черты: квадратный, немного раздвоенный подбородок, заросший колючей щетинистой бородкой, твердые, плотно сжатые губы, казалось, упрямо хранят тайны, которые он готов унести с собой в могилу. У глаз виднелись тонкие морщинки – по-видимому, бог был не так уж молод, хотя и не стар. Волосы тоже придавали ему пожилой вид: хотя они были мокрые и вымазаны кровью, Лимбек все же разглядел, что они белые как снег. Тело бога состояло, казалось, лишь из костей, мускулов и жил – он был худ, по меркам гегов, – даже чересчур.

– Наверно, потому-то на нем столько всего и надето, – сказал себе Лимбек, стараясь не смотреть по сторонам. За стенами полыхали молнии, делавшие бурную ночь светлее любого дня, какой доводилось видеть гегам.

На боге была туника из толстой кожи и рубаха с затягивающимся воротом. Вокруг шеи у него был обмотан кусок ткани. Концы куска были завязаны спереди и убраны под тунику. Длинные широкие рукава рубахи Доходили до запястий и тоже завязывались. Штаны из мягкой кожи были заправлены в высокие, до колен, сапоги. Сапоги застегивались по бокам на пуговицы из рога какого-то животного. Поверх туники бог носил еще длинную одежду без ворота с широкими рукавами До локтей. Одежда неяркая – туника и штаны коричневые, рубаха белая, сапоги светло-серые, верхнее одеяние – черное, и поношенная ткань кое-где протерлась по шву. Туника, штаны и сапоги прилегали к телу, словно вторая кожа.

Удивительнее всего было то, что руки у бога были обмотаны тряпками. Заметив это, Лимбек удивился, как же он не увидел этого раньше, и пригляделся внимательней. Тряпки были намотаны очень аккуратно. Они полностью закрывали кисть, оставляя пальцы свободными.

– Интересно, почему? – спросил Лимбек и протянул руку, чтобы снять тряпки.

Пес зарычал – так угрожающе, что у Лимбека волосы встали дыбом. Зверюга вскочила и уставилась на Лимбека. Взгляд ее, казалось, отчетливо говорил: «Будь я на твоем месте, я оставил бы моего хозяина в покое!» – Ладно, ладно! – поспешно сказал Лимбек и снова прижался к стенке.

Пес поглядел на него одобрительно. Улегся поудобнее и даже закрыл глаза, как бы говоря: «Я знаю, что ты будешь вести себя как следует, так что, с твоего разрешения, я немного вздремну».

Пес был прав. Лимбек вел себя как следует. Он сидел тихо как мышь, боясь шевельнуться.

Геги – народ практичный. Они держат кошек. Кошки полезные, они мышей ловят и к тому же сами о себе заботятся. И Кикси-винси любит кошек – во всяком случае, так предполагалось, поскольку Менежоры, создатели Кикси-винси, привезли гегам из царств небесных именно кошек. Однако было на Древлине и несколько собак. Держали их в основном зажиточные геги – к примеру, верховный головарь и члены его клана. Собак держали не для забавы, а затем, чтобы сторожить добро. Гег нипочем не убьет другого гега, но всегда найдется негодяй, которому не совестно стянуть чужое имущество.

Но этот пес был совсем не похож на собак гегов. Те обычно напоминали своих хозяев – такие же коротконогие, широкогрудые, широкомордые… и к тому же злые и глупые. А у этой собаки была длинная шелковистая шерсть и узкое тело. Морда длинная и необыкновенно умная. Глаза большие, прозрачно-карие. Масть – черная-черная, только кончики ушей и брови белые. Наверно, именно из-за бровей ее морда и казалась такой выразительной.

Лимбек успел изучить бога и его собаку во всех подробностях, потому что поднимались они очень долго. И всю дорогу он не переставал спрашивать себя: «Как? Почему?»

Глава 19. ЛЕК, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Кикси-винси медленно и неторопливо наматывала на вал канат, к которому была привязана «рука помощи». Джарре стояла рядом, приплясывая от нетерпения. Если мимо кто-то проходил, она прятала лицо в шарф и замирала, уставившись в большой круглый стеклянный ящик, в котором жила черная стрелка. Эта стрелка всю жизнь только и делала, что прыгала по черным линиям с какими-то непонятными знаками. Геги знали об этой стрелке (именуемой в обиходе «указалкой») только одно: если она зайдет туда, где черные линии превращаются в красные, тогда – спасайся кто может!

Но в ту ночь указалка вела себя хорошо, не собираясь испускать клубы огненного пара, готовые обварить любого, кто случится поблизости. Сегодня все шло просто чудесно. Колеса крутились, рычаги ворочались, шестеренки шестерили. Канаты ползли вверх и вниз. Ковши опорожнялись в вагонетки, которые толкали геги, а те опорожняли вагонетки в огромную пасть Кикси-винси, которая пережевывала руду, выплевывая лишнее и переваривая остальное.

Большая часть работавших сегодня гегов принадлежала к СОППу. Днем один из них заметил на ковше отметину Лимбека. Так удачно вышло, что этот ковш находился довольно близко от столицы, Внутра. И Джарре, с помощью членов СОППа, которые подвезли ее на скоролете, явилась как раз вовремя, чтобы встретить своего друга и вождя.

Все ковши уже поднялись наверх, кроме одного – тот, по-видимому, сломался там, внизу. Джарре оставила свое предполагаемое рабочее место и присоединилась к прочим гегам, с беспокойством заглядывавшим в яму – большую шахту, прорытую сквозь весь остров и выходящую в открытое небо внизу. Временами Джарре беспокойно озиралась по сторонам: ей полагалось быть на рабочем месте, и если бы ее застали тут, пришлось бы выдержать весьма неприятное объяснение. По счастью, геги редко заходили туда, где находились «руки помощи», – разве что какой из ковшей зацепится. Джарре нервно поглядывала на вагонетки, катящиеся по рельсам у нее над головой.

– Ты не бойся, – сказал Лоф. – Если кто и заглянет сюда, то решит, что мы помогаем чинить ковш.

Лоф был молодой гег приятной наружности. Он просто обожал Джарре и не очень огорчился, узнав о казни Лимбека. Лоф сжал руку Джарре и явно не собирался отпускать ее, но Джарре решила, что рука нужна ей самой, и отняла ее.

– Вот! Вот она! – вскричала вдруг Джарре, указывая вниз.

– Та штука, в которую сейчас ударило молнией? – спросил Лоф с надеждой.

– Нет! То есть да, но в нее не попало. Теперь все увидели «руку», которая поднималась сквозь шахту, сжимая свой пузырь. Джарре впервые в жизни казалось, что Кикси-винси чересчур медленно работает. Несколько раз она думала, что машина сломалась, и поднимала голову, чтобы убедиться, что вал все еще вращается.

Наконец «рука помощи» вползла в Кикси-винси. Вал замер, шахта закрылась – стальные пластины перекрыли ее.

– Это он! Лимбек! – взвизгнула Джарре, увидев расплывчатое пятно сквозь мокрое стекло, залитое потоками дождя.

– Ты уверена? – спросил Лоф, цепляясь за остатки надежды. – Разве у Лимбека есть хвост?

Но Джарре не слышала его. Она бросилась к кабинке, хотя пол еще не совсем закрылся. Прочие геги поспешили за ней. Добежав до дверцы, она принялась нетерпеливо дергать ее.

– Не открывается! – в панике вскричала она. Подоспевший Лоф вздохнул и повернул рукоятку.

– Лимбек! – воскликнула Джарре и сунулась было внутрь, но тут же вылетела оттуда. Изнутри донесся громкий и весьма недоброжелательный лай.

Прочие геги, видя, как побледнела Джарре, поспешно отступили назад.

– Что там такое? – спросил один из них.

– По-моему, с-собака, – выдавила Джарре.

– Значит, Лимбека там нет? – с надеждой спросил Лоф.

– Тут я, тут! – послышался слабый голос. – Собака – это ничего. Ты ее просто напугала, вот и все. Дайте мне кто-нибудь руку, а то тут слишком тесно.

Из двери показалась рука. Геги переглянулись и, как по команде, сделали шаг назад.

Джарре посмотрела на каждого по очереди. Все, на кого она смотрела, тотчас отводили взгляд – никому не хотелось приближаться к этой лающей кабинке.

– Да помогите же мне выбраться из этой штуки! – взывал Лимбек.

Джарре поджала губы – знак, не суливший ничего хорошего тем, кто попадется ей под руку, подошла к кабинке и внимательно осмотрела руку. Рука вроде и в самом деле Лимбекова – в чернилах, и все как положено. Она боязливо взялась за эту руку и потянула. Лоф увидел, что все его надежды рухнули окончательно: из кабинки и в самом деле вылез Лимбек, вспотевший и отдувающийся.

– Здравствуй, дорогая, – сказал Лимбек, пожав руку Джарре. Она подставила губы, чтобы он поцеловал ее, но Лимбек по рассеянности не заметил этого. Выбравшись из кабинки, он немедленно повернулся, словно собирался залезть обратно.

– Помогите-ка мне вытащить его отсюда! – сказал он.

– Кого это «его»? – спросила Джарре. – Пса, что ли? Он что, сам вылезти не может?

Лимбек обернулся к ним и одарил их сияющей улыбкой.

– Не пса, а бога! – торжествующе сообщил он. – Я привез с собой бога!

Геги уставились на него с подозрением. Джарре была первой, кто обрел дар речи.

– Лимбек, – сурово спросила она, – ты уверен, что это было необходимо?

– Э-э… Ну конечно! – ответил он, несколько ошарашенный. – Вы ведь мне не верили. Да помогите же вытащить его отсюда! Он ранен!

– Ранен? – переспросил Лоф, снова оживляясь. – Как это бог может быть ранен?

– Ага! – воскликнул Лимбек, и это «ага» прозвучало столь мощно и внушительно, что бедняга Лоф сошел с дистанции раз и навсегда. – Я же говорил!

И он снова исчез в кабинке.

Тут возникла проблема с собакой. Пес стоял, загородив собой хозяина, и рычал. Лимбеку это очень не понравилось. За время путешествия в кабинке им с собакой удалось договориться. Но только на том условии, что Лимбек будет смирно сидеть у себя в уголке. А теперь надо было уговорить пса позволить вытащить его хозяина из кабинки. Заискивающие «славный песик!» и «хороший мальчик!» ни к чему не привели. Лимбек отчаялся. Он боялся, что его бог вот-вот умрет, и решился убедить собаку.

– Послушай, – сказал он, – мы же не сделаем ему ничего плохого. Мы просто хотим ему помочь! А для того чтобы помочь, надо вытащить его из этой штуки. Мы будем хорошо ухаживать за ним, честное слово!

Пес перестал рычать. Он склонил голову набок, насторожил уши и слушал гега, причем очень внимательно.

– Ты можешь пойти с ним, – продолжал Лимбек. – Если что не так, можешь перегрызть мне глотку, я разрешаю!

Пес сурово посмотрел на него.

«Хорошо, я уступаю. Но имейте в виду, что мои зубы при мне!» – Разрешил! – весело сообщил Лимбек.

– Кто разрешил? – спросила Джарре, но тут пес выпрыгнул из кабины к ногам Лимбека.

Геги тут же разбежались и попрятались. Одна лишь Джарре осталась на месте – она ни за что не бросила бы своего любимого. Но пес и внимания не обратил на трепещущих гегов. Он смотрел только на хозяина.

– Идите сюда! – пропыхтел Лимбек, ухватив бога за ноги. – Давай, Джарре, берись за этот конец, а я возьмусь за голову. Так, осторожней… Осторожненько… Вот так…

После того как Джарре преодолела страх перед псом, она была готова на все

– даже таскать бога за ноги. Она бросила испепеляющий взгляд на своих малодушных соратников, ухватилась за кожаные сапоги бога и потянула. Лимбек поддерживал бесчувственное тело и подхватил его за плечи. После этого они вместе опустили бога на пол.

– Ох ты! – сказала Джарре, забыв страх от жалости. Она осторожно потрогала рану на голове и испачкала пальцы кровью. – Какой ужас! Он ранен очень тяжело!

– Я знаю, – ответил Лимбек с беспокойством. – А я еще довольно грубо с ним обошелся – мне пришлось вытащить его из его корабля, а то бы ковш раздавил нас.

– Ой, какой он холодный! И губы синие… Будь он гегом, я сказала бы, что он умирает. Но, может, боги все такие?

– Нет, не думаю. Когда я его нашел, он такой не был. Ох, Джарре, неужто он умрет? Это невозможно!

Пес, услышав сострадание в голосе Джарре и увидев, как она бережно прикоснулась к его хозяину, лизнул ее руку и умоляюще уставился на нее.

Джарре сперва вздрогнула, потом успокоилась, видя, что пес не собирается нападать на нее.

– Ничего, не беспокойся. Все будет в порядке, – мягко сказала она и робко погладила пса по голове. Пес позволил ей погладить себя и даже слегка махнул хвостом.

– Ты думаешь? – озабоченно спросил Лимбек.

– Конечно! Смотри, вон, у него веки дрогнули! Джарре обернулась к прочим гегам и принялась отдавать приказания.

– Во-первых, надо отнести его в теплое спокойное место, где можно будет перевязать его и позаботиться о нем. Скоро уже пересменка. Нельзя, чтобы его увидели…

– Почему? – перебил ее Лимбек.

– Потому! Сперва нужно, чтобы он пришел в себя, а мы обдумали, как отвечать на вопросы. Это должен быть величайший миг в истории нашего народа! Мы не имеем права испортить его. Принесите носилки…

– На носилках он не поместится, – заметил надувшийся Лоф. – Ноги будут свисать и волочиться по полу.

– Да, в самом деле. – Джарре не привыкла иметь дела с такими длинными и тощими существами. Она задумалась, и тут вдруг раздался звонкий удар гонга.

– А это что такое?

– Сейчас пол раздвинут! – ахнул Лоф.

– Какой пол? – с любопытством спросил Лимбек.

– Этот! На котором стоим! – И Лоф ткнул пальцем в металлические пластины у них под ногами.

– Зачем? А, понятно! – кивнул Лимбек, увидев спускающиеся ковши – они уже опорожнились и собирались снова вернуться на острова.

– Бежим отсюда! – сказал Лоф. Потом оттащил Джарре в сторону и зашептал ей на ухо:

– Давай оставим бога тут! Когда пол откроется, он упадет обратно, в воздух, из которого он явился. И собака его тоже.

Но Джарре его не слушала. Она смотрела наверх, на вагонетки.

– Лоф! – воскликнула она, дернув его за бороду (она приобрела эту привычку за время общения с Лимбеком). – Вагонетки! В вагонетке бог поместится! Давай скорей! Скорей!

Пол у них под ногами угрожающе задрожал, к тому же Джарре едва не выдрала Лофу полбороды, так что он почел за лучшее сделать, что ему сказано. Геги бросились за вагонеткой.

Джарре тепло укутала бога своим плащом. Они с Лимбеком оттащили бога к краю пола, как можно дальше от центра. Тут явились Лоф и компания и прикатили вагонетку по крутому скату, который вел на нижний уровень. Гонг прозвенел еще раз. Пес заскулил и залаял. То ли ему не нравился звук гонга, то ли он почуял опасность и подгонял гегов. Лоф настаивал на первом. Лимбек склонялся ко второму. Джарре приказала обоим заткнуться и заняться делом.

Наконец гегам удалось уложить бога в вагонетку. Джарре закутала раненую голову бога плащом Лофа. Лоф попытался возражать, но поимел увесистую оплеуху: Джарре была не в духе. Гонг прозвенел в третий раз. Послышался скрип канатов – ковши спускались. Пол загрохотал и начал расходиться. Геги выстроились на краю разверзающейся пропасти и принялись толкать тележку что было сил. Тележка тронулась и поползла вверх. Геги пыхтели и потели, а пес бегал вокруг и хватал их за ноги.

Геги – народ сильный, но вагонетка была железная и весьма тяжелая, не говоря уже о том, что в ней лежал бог. Она не была рассчитана на то, чтобы катать ее вверх по скату, и все время норовила скатиться вниз.

Лимбек обратил на это внимание, и в голове у него забрезжили представления о весе, инерции и гравитации. Он, несомненно, открыл бы еще какой-нибудь закон физики, если бы не смертельная опасность. Пол внизу окончательно исчез, ковши с грохотом уходили вниз, в пустоту, вагонетка была ужасно тяжелая, и в какой-то момент показалось, что геги не выдержат и вагонетка сейчас полетит вниз и унесет с собой и гегов, и бога, и собаку, и все на свете.

– Ну, еще раз, взяли! – выдавила Джарре. Она уперлась в вагонетку своим могучим плечом. Лицо у нее было свекольно-красным от напряжения. От Лимбека толку было мало: он и так был не особенно силен, а после пережитых им сегодня невзгод и вовсе ослабел. Но он трудился изо всех сил и делал все, что мог.

– Лоф, – пыхтя, скомандовала Джарре, – если эта штука покатится вниз, сунь ногу под колесо!

Этот приказ Лофу ужасно не понравился. Он и так страдал плоскостопием и не видел нужды доводить это до крайности. Поэтому он поднатужился, уперся плечом, скрипнул зубами, зажмурился и пихнул изо всех сил. Вагонетка так резво рванулась вперед, что Лимбек упал и даже немного съехал вниз по скату. А вагонетка тотчас оказалась на ровном месте. Геги, отдуваясь, поплюхались на пол. Собака лизнула Лофа в нос – не сказать, чтобы гегу это понравилось. Лимбек выполз наверх на четвереньках и тут же свалился без чувств.

– Только этого мне не хватало! – пробормотала Джарре.

– Его я не потащу! – отчаянно заявил Лоф. Он начинал думать, что его папа был прав: не следовало ему соваться в политику!

Джарре сильно дернула Лимбека за бороду и хлопнула по щеке. Это отчасти привело его в сознание. Он забормотал что-то насчет наклонных плоскостей, но Джарре велела ему заткнуться, взять собаку и спрятать ее в вагонетке, вместе с хозяином.

– И скажи ему, чтоб помалкивал! У Лимбека глаза на лоб полезли.

– Я? Эту… этого…

Но пес, видимо, все понял и решил проблему сам: он запрыгнул в вагонетку и свернулся у ног хозяина.

Джарре посмотрела на бога, сообщила, что он все еще жив и даже выглядит немного получше теперь, когда его укутали. Геги завалили его мелкими кусками коралита и всякой дрянью, которую время от времени выдавала на-гора Кикси-винси, прикрыли собаку мешком и покатили вагонетку к ближайшему выходу. Никто не остановил их. Никто не поинтересовался, что это они там везут в вагонетке для руды. Никто не захотел узнать, куда они идут и что они собираются там делать. Лимбек качал головой и скорбел о недостатке любопытства у своего народа. Джарре устало улыбнулась и сказала, что это и к лучшему.

Глава 20. ЛЕК, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

В Лабиринте каждый инстинкт должен быть отточен, как бритва, ибо инстинкты – это тоже оружие, которое может спасти тебе жизнь, и иногда они выручают там, где не выручит сталь. Эпло уже почти пришел в сознание, но инстинктивно остерегался показывать это. До тех пор, пока все его способности не вернутся к нему, надо лежать тихо, не стонать, не двигаться и ни в коем случае не открывать глаз.

Притворись мертвым – и, может быть, враг оставит тебя в покое.

Голоса появлялись и исчезали. Он пытался понять, о чем они говорят, но это было все равно что ловить рыбу голыми руками: голоса выскальзывали из пальцев, он прикасался к ним, но смысла не улавливал. Голоса были низкие и звучные и отчетливо различались в шуме и грохоте, от которого дрожало все вокруг и даже его собственное тело. Голоса звучали где-то в отдалении. Похоже, они спорили, но не ссорились. Эпло понял, что ему ничто не угрожает, и расслабился. «Это, наверно, Оседлые…»

***

– …Мальчик жив. Рана на голове довольно серьезная, но скорее всего он оправится.

– А эти двое? Родители, должно быть…

– Убиты. Судя по всему, это Бегущие. Убили их сноги. А мальчика, видимо, сочли слишком маленьким, чтобы с ним возиться.

– Ну нет. Сногам все равно, кого убивать. Скорее всего они его просто не заметили. Его хорошо спрятали в кустах. Если бы он не застонал, мы бы его так и не нашли. На этот раз это спасло ему жизнь, но вообще-то стонать – дурная привычка. Надо из него это выбить. Я так понимаю, родители знали, что им грозит. Стукнули мальчишку по голове, чтобы не дергался, и спрятали в кустах, а сами попытались увести сногов подальше.

– Мальчишке повезло, что это были сноги, а не драконы. Драконы бы его учуяли.

– Как его имя?

Мальчик почувствовал, как чьи-то руки коснулись его тела, – он был обнажен, только на бедрах была узкая повязка из мягкой кожи. Пальцы скользили вдоль вытатуированных знаков, что начинались у сердца и расходились по груди, по животу, по ногам (но подошвы оставались чистыми), по рукам (кроме пальцев и ладоней) и по шее (на лице и голове рун тоже не было).

– Эпло, – сказал человек, прочтя руну над сердцем. – Он родился, когда пали Седьмые Ворота. Значит, теперь ему около девяти.

– Надо же, как долго прожил! И как это Бегущим удается таскать с собой детей? Ладно, идем отсюда. А то скоро драконы кровь почуют. Эй, парень, вставай! Очнись! Пойдешь сам. Мы тебя нести не можем. Очнулся? Ну, вот и хорошо.

Человек взял Эпло за плечо и показал ему изрубленные, истерзанные тела его родителей.

– Смотри! Запомни это. И запомни еще одно. Твоих родителей убили не сноги, а те, кто загнал нас в эту тюрьму и бросил здесь умирать. Ты знаешь, кто это? – Пальцы впились в плечо Эпло.

– Сартаны, – ответил Эпло сдавленным голосом.

– Повтори!

– Сартаны! – громко сказал Эпло.

– Верно. Не забывай этого, мальчик. Никогда не забывай…

***

Эпло снова выплыл из глубин забытья. Вокруг снова все гудело и стонало, но голоса были слышны отчетливо – те самые голоса, которые он слышал в прошлый раз. Только теперь их, кажется, было меньше. Эпло попытался разобрать слова, но у него ничего не вышло. Невыносимая головная боль подавляла сознание. Надо было избавиться от нее.

Эпло осторожно приоткрыл глаза и посмотрел сквозь ресницы. Единственная свеча, стоявшая у него над головой, почти не давала света. Эпло не мог понять, где он находится, но чувствовал, что рядом никого нет.

Эпло медленно поднял левую руку и поднес ее к голове, к повязке. В темной пропасти боли забрезжил слабый луч воспоминания.

Тем больше причин побыстрее заживить рану.

Эпло стиснул зубы и, стараясь не производить ни малейшего шума, стянул с левой руки закрывавшую ее повязку. Он не стал снимать ее совсем, только сдвинул так, чтобы открыть тыльную сторону кисти.

Рука была покрыта татуировкой. По коже были разбросаны прихотливые линии, завитки и изгибы, нарисованные синей и красной краской. На первый взгляд в них не было никакого порядка и смысла. Однако у каждого знака было свое значение и назначение. Эти знаки были как слова, и, соединяясь с другими, соседними знаками, они составляли фразы1. Эпло, готовый застыть при малейшем намеке на то, что за ним кто-то следит, поднял руку и прижал тыльную сторону кисти к ране на лбу.

Круг замкнулся. Из руки через голову, потом через плечо и снова в руку заструилось тепло. Теперь он уснет и, пока тело отдыхает, боль уйдет, рана затянется, внутренние повреждения исцелятся, к нему вернется память… Уже теряя силы, Эпло успел поправить повязку. Рука упала, ударившись обо что-то твердое. В руку ткнулся холодный нос… мягкая морда потерлась о пальцы…

***

…Эпло стоял с копьем в руке лицом к лицу с двумя хаодинами. Он не чувствовал ничего, кроме гнева – огненной, бешеной ярости, которая начисто выжгла страх. На горизонте виднелись Последние Врата. Его отделял от них только большой луг. Когда Эпло вышел на него, луг казался пустым. И с чего он взял, что Лабиринт его отпустит? Уж напоследок-то он непременно должен обрушить на него всю свою мощь. Но Лабиринт был хитер. Он тысячу лет сражался с патринами и держал их в плену, прежде чем самые искусные нашли выход. Эпло прошел двадцать пять врат , и все лишь затем, чтобы погибнуть у Последних. Спасения не было. Лабиринт выпустил его на равнину, где не было ни дерева, ни камня, к которым можно было бы хотя бы прислониться спиной. И выставил против него двоих хаодинов.

Хаодины – страшные враги. Они сотворены безумной магией Лабиринта. Это разумные создания, напоминающие гигантских насекомых. Они искусно владеют любым оружием (эти были с палашами). Хаодины ростом с человека, закованы в прочный черный хитиновый панцирь. У них выпуклые глаза, четыре руки и две мощных ноги. Хаодина тоже можно убить – как и любую другую тварь Лабиринта. Но для этого надо попасть ему прямо в сердце, так чтобы он умер мгновенно. Потому что, если он проживет хотя бы секунду, из пролитой им крови появится еще один такой же, и оба чудовища, живые и невредимые, снова вступят в бой.

Перед Эпло стояло два таких чудища, а у него было только копье, исписанное рунами, и охотничий кинжал. Если он промахнется и ранит противников, ему придется иметь дело уже с четырьми хаодинами. Еще раз промахнется – их станет уже восемь. Нет, ему не уйти.

Хаодины принялись обходить Эпло, один справа, другой слева. Когда он бросится на одного, другой нападет на него сзади. Единственный выход – убить одного копьем, а потом драться с другим.

Приняв решение, Эпло начал отступать, делая вид, что хочет броситься то на одного, то на другого, вынуждая их держаться на расстоянии. Они следовали за ним, играя с ним, зная, что ему не уйти. Хаодины редко убивают сразу – они любят позабавиться.

Эпло разъярился до потери рассудка. Он уже не думал о спасении. Он хотел лишь одного: уничтожить этих тварей, а вместе с ними – весь Лабиринт. Он вспомнил свою страшную жизнь и вложил в бросок всю боль и ярость, что накопились у него в душе. И еще он выкрикнул вслед копью руну, что должна была направить его полет в сердце врагу. И копье попало в цель. Оно пробило черный панцирь насекомого, и тварь рухнула навзничь, испустив дух еще до того, как коснулась земли.

И тут Эпло обожгло болью. Он ахнул, отпрянул и развернулся лицом ко второму врагу. Он чувствовал, как по спине струится горячая кровь из раны. Хаодины не владеют магией рун, но так давно сражаются с патринами, что знают, в каких местах уязвимо их тело. Лучше всего бить в голову. Однако хаодин пырнул его в спину. Видимо, он еще не собирался убивать его.

Копья у Эпло больше не было. Он остался с кинжалом против палаша. Надо было либо проскользнуть под палашом и подойти вплотную, либо рискнуть и метнуть кинжал. Но это был всего лишь охотничий нож – Эпло снимал им шкуры и резал мясо, – и на нем не было рун полета. А если Эпло промахнется, он останется безоружным лицом к лицу с двумя врагами. Но бой нужно было завершить как можно быстрее. Эпло терял кровь. Хоть бы щит был, что ли!

Хаодин, видимо, догадался о колебаниях Эпло и взмахнул палашом. Он целился в левую руку, чтобы не убивать сразу, но обезвредить. Эпло заметил удар, но успел только развернуться. Удар пришелся в плечо. Меч разрубил кость. От боли Эпло едва не потерял сознание. Он больше не чувствовал левой руки и тем более не мог владеть ею.

Хаодин отступил назад, занося меч для нового удара. Эпло стиснул кинжал, пытаясь разглядеть врага через красный туман, застлавший ему глаза. Он уже не заботился о своей жизни. Им овладела ненависть. Он был готов к смерти, и единственное, чего он хотел, – это забрать врага с собой.

Хаодин взмахнул мечом, готовясь нанести еще один удар беспомощной жертве. Эпло ждал удара со спокойствием отчаяния, в оцепенении – отчасти неподдельном. У него возник новый замысел. Правда, в результате он погибнет – но и врагу его не жить. И тут, когда меч уже опускался на Эпло, на хаодина откуда-то сбоку метнулась черная тень.

Хаодин, обескураженный этой непредвиденной атакой, изменил направление удара, целясь в нового противника. Эпло услышал визг, скулеж и смутно увидел, как что-то лохматое рухнуло наземь. Но Эпло было не до этого. Хаодин повернулся к нему боком и открыл грудь. И Эпло ударил.

Хаодин заметил опасность и попытался увернуться, но Эпло успел подойти вплотную. Палаш вонзился Эпло в бок, ломая ребра. Но Эпло даже не почувствовал этого. Он вонзил кинжал в грудь хаодина с такой силой, что они оба упали на землю.

Эпло сполз с трупа врага. Встать он даже не пытался. Хаодин был мертв. Теперь и сам Эпло мог спокойно умереть, как и многие другие до него. Лабиринт победил, и все же Эпло боролся с ним! Боролся до конца.

Эпло лежал, чувствуя, как жизнь постепенно покидает его тело. Можно было попробовать исцелить себя, но ведь для этого надо сделать усилие, шевельнуться, а двигаться – больно… Он не хотел шевелиться. Он не хотел больше испытывать боли. Он зевнул – ему хотелось спать. Как хорошо – лежать и знать, что тебе уже никогда больше не придется сражаться!

Тихое поскуливание заставило его открыть глаза. Эпло не столько испугался, сколько рассердился: ну почему ему не дают умереть спокойно? Он слегка повернул голову и увидел собаку. А, так вот что за мохнатая тварь бросилась на хаодина! Откуда же она взялась? Должно быть, бегала по лугу, охотилась и примчалась к нему на помощь.

Собака лежала на брюхе, уронив голову на лапы. Увидев, что Эпло смотрит на нее, она снова заскулила и подползла поближе, чтобы лизнуть ему руку. Эпло только теперь увидел, что она ранена.

Из глубокой раны на спине собаки струилась кровь. Эпло припомнил, что слышал, как она взвыла, когда хаодин рубанул ее мечом. Собака смотрела на него с надеждой, ожидая, что человек сделает что-нибудь с этой жуткой болью.

– Извини, – сонно пробормотал Эпло, – ничем помочь не могу. Я сам умираю.

Собака, услышав его голос, слабо вильнула хвостом и продолжала смотреть на него все с такой же преданностью и доверчивостью.

– Иди умирать в другое место! – сказал Эпло и нетерпеливо махнул рукой. Боль пронзила его тело. Он вскрикнул. Пес гавкнул и ткнулся носом в его руку.

Эпло открыл глаза и увидел, что раненая собака пытается встать. Наконец ей это удалось. Она еще раз лизнула руку Эпло и, прихрамывая, потащилась в сторону леса.

Она неправильно поняла жест Эпло. Она решила, что он просит привести помощь.

Далеко она не ушла. Сделала несколько шагов и упала. Полежала, чтобы отдохнуть, и снова попыталась встать.

– Не надо! – выдавил Эпло. – Не надо! Не стоит!

Пес не понял его. Он обернулся, как бы говоря:

«Потерпи. Я не могу идти быстрее, но я тебя не брошу».

Самоотверженность, сострадание, жалость не считаются добродетелями у патринов. Это все недостатки, присущие низшим расам, которые прикрывают свои слабости, превознося их. А Эпло был безупречен. Жестокий, дерзкий, исполненный ненависти, он в одиночку прокладывал себе путь через Лабиринт. Он никогда не просил помощи и сам никому не помогал. И ему удавалось выжить там, где гибли другие. До сих пор удавалось.

– Ты трус! – сказал он себе. – Этому глупому животному и то хватает мужества бороться за жизнь, а ты сдался! И ты собрался умереть должником! Ведь этот пес спас тебе жизнь!

Нет, не доброта и жалость, а лишь стыд и гордость заставили Эпло поднять правую руку и взяться за левую, утратившую чувствительность.

– Иди сюда! – приказал он псу.

Пес был слишком слаб, чтобы идти. Он подполз на брюхе, оставляя на траве кровавый след.

Стиснув зубы, задыхаясь, едва не плача от боли, Эпло приложил знак на тыльной стороне кисти к разрубленному боку пса. А правую руку Эпло положил псу на голову. И целительный круг замкнулся: уже теряя сознание, Эпло увидел, как рана стала затягиваться…

***

– Если он придет в себя, мы отведем его к верховному головарю и докажем, что я говорил правду! Мы докажем ему и всему нашему народу, что ельфы не боги! Пусть геги видят, что им лгали все эти годы!

– Да, если он действительно придет в себя, – ответил более мягкий женский голос. – Рана на голове действительно очень серьезная. А может, у него есть и другие раны. Я хотела осмотреть его, но пес меня не подпустил. Да это и неважно. Такие раны на голове, как у него, обычно бывают смертельными. Помнишь, когда Хэл Гвоздодер оступился на кувыркалке и упал…

– Помню, помню, – мрачно ответил мужской голос. – Ах, Джарре! Он просто не может умереть! Я хочу, чтобы он сам рассказал тебе о своем мире. Там так красиво! Я видел на картинках. Небо синее-синее, свет яркий-яркий! И дивные здания, огромные, как Кикси-винси…

– Лимбек, – сурово произнес женский голос, – ты сам, случаем, не ушибся?

– Нет, моя дорогая! Я видел их! Правда видел! Так же, как и мертвых богов. Я ведь доказал, Джарре! Почему ты мне не веришь?

– Ах, Лимбек! Я уж и не знаю, чему верить. Раньше все было так просто и понятно: вот черное, вот белое, вот правое, вот левое. Я точно знала, что нужно нашему народу: хорошая жизнь, равная доля в дарах ельфов… И все. Устроить небольшую заварушку, прижать верховного головаря – и он сдастся. А теперь все как-то перепуталось – ни черного, ни белого, все кругом серое. Ты говоришь о революции, Лимбек! Ты разрушил все, во что мы верили веками! А что ты дашь взамен?

– Истину, Джарре.

Эпло улыбнулся. Он очнулся довольно давно и уже час лежал, слушая эту беседу. Язык он понимал, хотя и с трудом: эти существа называли себя «гегами», но в Древнем Мире этот язык назывался гномьим. Но многого Эпло не понимал. Например, кто такая эта Кикси-винси, которую они так чтут? Собственно, за этим его сюда и послали. Узнавать. Смотреть, слушать, молчать и не вмешиваться.

Эпло опустил руку и почесал за ухом пса, лежащего на полу рядом с кроватью. Путешествие через Врата Смерти прошло не совсем так, как предполагалось. Повелитель в чем-то просчитался, и руны оказались начерчены неверно. А Эпло слишком поздно обнаружил ошибку. Он пытался предотвратить крушение, но не сумел. Корабль разбился.

Теперь Эпло не мог выбраться из этого мира. Но это его не особенно беспокоило. Если уж он сумел выбраться из Лабиринта… В таком мире, как этот, он будет непобедим. Ему нужно лишь делать свое дело. А когда он завершит то, зачем прибыл сюда, он уж как-нибудь найдет способ попасть обратно.

– По-моему, я слышала какой-то шум… В комнату вошла Джарре со свечой. Эпло прищурился от яркого света. Пес заворчал и хотел вскочить, но по знаку хозяина улегся обратно.

– Лимбек! – вскрикнула Джарре.

– Что, неужели умер? – В комнату вбежал коренастый гег.

– Нет… – Джарре опустилась на пол у кровати, указывая дрожащей рукой на лоб Эпло. – Ты глянь! Рана зажила! Совсем! Даже шрама не осталось! Лимбек… А может, ты ошибся? Может, это в самом деле бог?

– Нет, – ответил Эпло. Он приподнялся, опершись на локоть, и устремил взгляд на изумленных гегов. – Я был рабом, – он говорил медленно, с трудом выговаривая неуклюжие гномьи слова, – таким же, как вы. Но мой народ одолел своих господ, и я пришел, чтобы помочь вам сделать то же.

Глава 21. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Путешествие по Питриновой Ссылке оказалось куда легче, чем ожидал Хуго. Бэйн был весел и беспечен, а когда уставал, очень старался не показывать этого. Альфред внимательно следил за мальчиком, и когда принц начинал прихрамывать, камергер тут же объявлял, что на ногах не держится, и просил устроить привал. Альфреду путешествие и вправду давалось куда труднее, чем его юному подопечному. Его ноги, казалось, обладали собственной волей и постоянно норовили улизнуть куда-то в сторону, проваливались в какие-то невидимые дыры и спотыкались о несуществующие корни и ветки.

Поэтому шли они не очень быстро. Хуго не торопил их и сам не торопился. До леса на краю острова, где Хуго прятал свой корабль, было не так уж далеко, а ему почему-то не хотелось туда, хотя он сам злился на себя за это.

А идти было хорошо. По крайней мере, Бэйну и Хуго. Стояла поздняя осень, было довольно прохладно, но солнце припекало, так что дни стали теплые. Дул легкий ветер. Путников на дороге встречалось больше, чем обычно: все, кому надо было куда-то ехать, спешили воспользоваться хорошей погодой, чтобы не пришлось путешествовать в холод и распутицу. Пиратским налетам такая погода тоже благоприятствует, и Хуго заметил, что народ с беспокойством поглядывает на небо.

Они видели три эльфийских корабля с широкими парусами-крыльями и драконьими головами на носу, но корабли пролетели далеко от них, направляясь куда-то в глубь арихипелага. В тот же день прямо над ними пролетел отряд в пятьдесят драконов. Они видели всадников в блестящих шлемах и доспехах, вооруженных луками и дротиками. В центре отряда летела волшебница. В руках у нее не было оружия – ей достаточно было и магии. Драконы летели в ту же сторону, что и эльфийские корабли. Видимо, не одни эльфы спешили воспользоваться хорошей погодой.

Бэйн смотрел на эльфийские корабли разинув рот, с чисто мальчишеским любопытством. Он никогда их раньше не видел и ужасно жалел, что они не подлетели поближе. Его высочество даже попытался сорвать капюшон и помахать эльфам. Возмущенный Альфред с трудом удержал его. Прочие путники вряд ли обрадовались бы эльфам. Крестьяне, едва завидев корабли, тут же разбежались и попрятались. Хуго проводил их мрачным, насмешливым взглядом.

В тот же вечер, управившись со скромным ужином, они сидели у костра. Бэйн, вместо того чтобы, как обычно, сесть рядом с Альфредом, подвинулся к Хуго.

– Сэр Хуго! Расскажите, пожалуйста, об эльфах.

– А откуда вы знаете, что мне есть что рассказать о них? – спросил Хуго, доставая из мешка трубку и кисет со стрего. Он прислонился к дереву, вытянул ноги к огню и набил трубку сушеным грибом.

Бэйн смотрел в сторону убийцы, но не на него самого, а куда-то за правое плечо незрячими голубыми глазами. Хуго сунул в костер веточку и раскурил трубку. Затянувшись, он выпустил клуб дыма и посмотрел на мальчика с легким любопытством.

– Я вижу большую битву, – как во сне сказал Бэйн. – Эльфы и люди сражаются и гибнут. Я вижу отчаяние и поражение, а потом люди поют, и я вижу радость.

Хуго застыл. Его трубка погасла. Альфред неловко заерзал и попал рукой на горячий уголь. Он вскрикнул от боли и замахал обожженной рукой.

– Ва-аше высочество, – простонал он, – я же вас предупреждал…

– Да нет, ничего. – Хуго небрежно выбил пепел из трубки, снова набил и раскурил ее. Он неторопливо попыхивал ею, внимательно глядя на мальчика.

– Вы описываете Битву Семи Полей…

– Вы там были, – сказал Бэйн. Хуго выпустил тонкую струйку дыма.

– Ну да, был. Как и большинство других мужчин моего возраста. В том числе ваш отец, король. – Хуго затянулся еще раз. – Знаете, Альфред, если вы это называете ясновидением, то и получше в паршивых забегаловках я видывал представления. Парень небось эту историю от отца сто раз слышал.

Лицо Бэйна мгновенно изменилось – на нем вспыхнула такая горькая обида… Мальчик закусил губу, опустил голову и отвернулся.

Альфред посмотрел на Хуго странным, почти умоляющим взглядом.

– Уверяю вас, сэр Хуго, его высочество действительно одарен способностью к ясновидению. Над этим не следует смеяться. Не обижайтесь, ваше высочество. Сэр Хуго просто не разбирается в магии, вот и все. Он извинится. Пойдите возьмите конфетку из мешка.

Бэйн встал и пошел рыться в мешке. Альфред понизил голос, так, чтобы его слышал только Хуго.

– Видите ли… Понимаете, сэр, на самом деле король очень редко говорил с мальчиком. Он всегда чувствовал себя с ним… э-э… несколько неловко.

«Ну да, конечно, – подумал Хуго. – Стефану было неприятно видеть свидетельство своего позора. Возможно, в лице мальчика он узнавал черты человека, которого он знал слишком хорошо – и его королева тоже».

Трубка погасла. Хуго выбил пепел, подобрал прутик, расщепил его кинжалом и принялся прочищать мундштук. Он посмотрел в сторону мальчика – тот все еще рылся в мешке.

– Вы что, всерьез верите, что мальчишка видит эти… картинки?

– Видит, видит! – заверил его Альфред. – Тут не может быть никаких сомнений. Я много раз был тому свидетелем. И вам тоже лучше поверить в это, а не то…

Хуго поднял голову.

– Что – «а не то»? Это похоже на угрозу! Альфред опустил глаза и принялся нервно мять листья чашелистника, которые он приложил к обожженной руке.

– Простите… Я не хотел… Я не то имел в виду…

– То самое! – Хуго выбил трубку о камень. – Это как-то связано с тем пером, которое он носит? Которое ему будто бы дал один из мистериархов?

Альфред так побледнел, что Хуго испугался, как бы он опять не грохнулся в обморок. Камергер буквально сделался прозрачным. Он несколько раз судорожно сглотнул.

– Я… Я не…

Его прервал звук хрустнувшей ветки. Бэйн возвращался к костру. Хуго заметил, что Альфред взглянул на мальчика с благодарностью, словно утопающий, которому бросили веревку.

Принц ничего не заметил. Он был слишком занят конфетой. Он уселся на землю перед костром и, подобрав палочку, принялся ворошить огонь.

– Так вы хотели послушать о Битве Семи Полей, ваше высочество? – спокойно спросил Хуго.

Принц вскинул голову. Глаза у него заблестели:

– Вы, наверно, сражались как герой! Да, сэр Хуго?

– Простите, – робко перебил Альфред, – но мне показалось, что вы не такой уж патриот. Как же вышло, что вы сражались за свободу нашей родины?

Хуго собирался ответить, но тут камергер дернулся и вскочил. Пошарив на земле, он обнаружил на том самом месте, где сидел, острый-преострый кусок коралита. Хорошо еще, что на нем были прочные кожаные штаны, купленные у сапожника…

– Да, политика меня мало волнует. – Хуго выпустил тонкую струйку дыма. – Скажем так: я там был по делу…

***

…Человек вошел в трактир и остановился на пороге, вглядываясь в полумрак. Было раннее утро, и общая зала была пуста – только сонная служанка скребла пол да в углу за столом сидел одинокий постоялец.

– Это вы Хуго по прозвищу Длань? – спросил вошедший.

– Я.

– Я пришел предложить вам работу, – сказал вошедший и опустил на стол перед Хуго увесистый мешок. Развязав его, Хуго увидел монеты, украшения и даже несколько серебряных ложек. Он взял в руки женское обручальное кольцо, повертел его и вопросительно посмотрел на незнакомца.

– Мы нанимаем вас в складчину – мы люди небогатые и не можем расплатиться с вами в одиночку. Мы отдали все ценное, что у нас было.

– Кого надо убить?

– Одного капитана. Он нанимается в свиту к разным дворянам и набирает себе пеших солдат. Этот капитан – трус и хвастун. Он отправляет людей на смерть. а сам сидит в обозе и получает плату. Вы найдете его в войске короля Стефана, в отряде Куринандистая. Я слышал, что армия отправилась на континент, в место, которое называется Семь Полей.

– И чего вы хотите? – спросил Хуго. – Вы – и все прочие? – Он похлопал по мешку.

– Мы – это родичи и вдовы тех, кого он нанял в последний раз, сэр, – ответил человек, и глаза у него блеснули. – Мы хотим, чтобы он был убит так, чтобы всем было ясно, что он умер не от руки врага; чтобы он знал, кто заплатил за его смерть, и чтобы на его теле было оставлено вот это. – И человек бережно передал Хуго небольшой свиток.

***

– Рассказывайте, сэр Хуго! – нетерпеливо окликнул его Бэйн.

– Это было в те времена, когда нами правили эльфы, – начал Хуго, глядя на струящийся вверх дымок. – С течением времени эльфы утратили бдительность. Они ведь думают, что люди немногим лучше животных. Поэтому они нас недооценивают. Разумеется, во многом они правы, и не стоит удивляться, что они все время повторяют одну и ту же ошибку. В то время, когда они правили архипелагом Улиндия, он был раздроблен на множество мелких владений. Официально каждым владением правил лорд-человек, а на самом деле над каждым таким правителем стоял эльфийский наместник. Эльфам не приходилось поддерживать вражду кланов – люди прекрасно обходились без них.

– Я часто удивлялся, почему эльфы не отобрали у нас оружие, – вставил Альфред. – Ведь в былые времена они так и делали…

Хуго ухмыльнулся, попыхивая трубочкой.

– А зачем? Им было выгодней, чтобы у нас было чем драться. Дрались-то мы друг с другом. Тем проще жилось эльфам. Кончилось тем, что эльфы понастроили себе замков, затворились в них и даже не давали себе труда открыть окно и посмотреть, что происходит снаружи. Я-то знаю. Я слышал их разговоры.

– Да? – загорелся Бэйн. – А как? Как вам вообще удалось узнать так много об эльфах?

Пепел в трубке зарделся, потом потускнел и погас. Хуго словно не слышал вопроса.

– Когда Стефану и Анне удалось объединить кланы, эльфам наконец пришлось открыть окна. В окна полетели копья и стрелы, а на стены полезли люди с мечами. Восстание вспыхнуло внезапно и было хорошо продумано. К тому времени, как весть о нем дошла до империи Трибус, большинство эльфийских наместников были уже убиты или изгнаны. Но эльфы нанесли ответный удар. Они собрали свой флот – величайший из тех, что когда-либо видели в этом мире, – и отправились на Улиндию. Сотни тысяч опытных эльфийских воинов и магов обрушились на несколько тысяч людей. А магов у нас считай что не было, ибо мистериархи давным-давно сбежали. У нас не было никаких шансов. Сотни людей погибли. Еще больше попало в плен. Короля Стефана взяли живым…

– Против его воли! – воскликнул Альфред, уловив ядовитую нотку в голосе Хуго.

Хуго ничего не ответил. Альфред был вынужден продолжать, хотя и не собирался говорить:

– Эльфийский принц Ришан выследил Стефана и велел своим воинам взять короля живым и невредимым. Все лорды Стефана пали рядом с ним, защищая своего короля. И он продолжал сражаться, даже оставшись один. Говорят, вокруг него была гора трупов, ибо эльфы не смели ослушаться своего командира, а всякий, кто приближался к нему, падал мертвым. В конце концов они навалились на него скопом, сбили с ног и обезоружили. Стефан сражался отважно, не хуже любого из них.

– Этого я не знал, – сказал Хуго. – Все, что я знаю, – это то, что наша армия сдалась…

– Ты что-то путаешь, Хуго! – перебил его изумленный Бэйн. – Ведь мы выиграли Битву Семи Полей!

– Выиграть-то мы выиграли, – ответил Хуго, – но только не с помощью армии. Эльфов победила одна-единственная женщина: менестрель Равенларк по прозвищу Черный Жаворонок. Ее звали так оттого, что волосы у нее были черные, как вороново крыло, а пела она звонче жаворонка на заре. Ее лорд привез ее на битву, чтобы она воспела его победу. Боюсь, ей пришлось спеть ему погребальную песнь. Ее, как и прочих людей, взяли в плен. Пленных собрали на дороге, которая идет через Семь Полей. В тот день эта дорога была завалена трупами убитых и дымилась от крови. Пленные рыдали, зная, что им суждена жалкая участь рабов. Они завидовали мертвым.

И тут эта женщина запела. Она пела старую песню, из тех, которые любой знает с детства.

– Я тоже ее знаю! – вскричал Бэйн. – Я слышал эту историю!

– Ну так спой ее! – сказал Альфред, улыбнувшись мальчику. Он был рад, что принц снова повеселел.

– Она называется «Пламенная рука». – И мальчик запел, пронзительно и слегка не в лад, но с большим воодушевлением:

?ука поддерживает Мост, Aедущий через Пламя, E Пламя Сердца нас влечет Aысокими путями.

Iламя Сердца Волей правит, Aоля все преграды плавит, E в Руке Огонь пылает Iутеводною звездой…

– Меня ей нянька научила, когда я еще маленький был. Но она не объяснила, о чем эта песня. А вы знаете, сэр Хуго?

– По-моему, теперь этого никто не знает. Но напев этот будоражит сердца. Равенларк запела ее, и скоро пленники вскинули головы и расправили плечи. Они построились в ряды и готовились отправиться в плен или на смерть с достоинством.

– Я слышал, что эту песню сложили эльфы, – заметил Альфред. – Давным-давно, еще до Разделения. Хуго пожал плечами – ему было все равно.

– Кто его знает? Главное, что на эльфов она действует – да еще как! Едва заслышав первые строки, эльфы замерли, как околдованные. У них был такой вид, словно они спят и грезят, разве что глаза были открыты. Кое-кто утверждает, будто им «являлись видения».

Бэйн покраснел и стиснул в руке перо.

– Пленники, заметив это, продолжали петь. Равенларк знала ее до конца. Большинство же пленников сбились после первого же куплета, но продолжали тянуть мелодию без слов. Эльфы выронили оружие. Принц Ришан упал на колени и заплакал. И тогда, по приказу Стефана, пленники развернулись и быстро ушли.

– Очень благородно со стороны его величества, что он не отдал приказа перебить беспомощных врагов, – вставил Альфред. Хуго фыркнул.

– Любому известно, что нет лучшего средства от заклятия, чем меч в брюхе. Наши были разбиты наголову и хотели только одного – побыстрее убраться оттуда. Мне говорили, что король хотел отойти к одному из ближайших замков, укрепиться там и нанести новый удар. Но это не понадобилось. Королевские шпионы донесли, что, когда эльфы пришли в себя, они были похожи на тех, кто пробудился после прекрасного сна и жаждет заснуть снова. Они побросали свое оружие и своих убитых, вернулись на корабли, освободили людей-рабов и поползли домой.

– И это было началом восстания.

– Да, похоже. – Хуго задумчиво потягивал трубочку. – Король эльфов объявил своего сына, принца Ришана, вне закона и отправил его в изгнание. И теперь Ришан мутит воду по всему Аристагону. Король несколько раз пытался взять его в плен, но принц каждый раз уходил у него меж пальцев.

– А еще говорят, – тихо добавил Альфред, – что та женщина повсюду следует за ним, ибо она была так тронута печалью принца, что решила связать свою судьбу с ним. И они вместе поют эту песню, и повсюду, где они появляются, они находят новых последователей.

Он откинулся назад, но забыл, что сзади него дерево, и пребольно треснулся затылком.

Бэйн хихикнул, но тут же испуганно зажал рот ладонью.

– Извините, Альфред, – сказал он виновато. – Я не хотел смеяться. Вам больно?

– Нет, ваше высочество, – вздохнул Альфред. – Спасибо, что спросили. А теперь вашему высочеству пора спать. Завтра нам предстоит долгий и тяжелый день.

– Хорошо, Альфред, – и Бэйн побежал к своему мешку за одеялом. – А можно, я сегодня лягу здесь? – робко спросил он, расстилая одеяло рядом с постелью Хуго.

Хуго вскочил и подошел к костру. Выбил трубку о ладонь и рассеял пепел по ветру.

– Восстание… – Он смотрел в огонь, так чтобы не видеть мальчика. – Прошло уже десять лет, а империя Трибус сильна по-прежнему. А принц живет как загнанный волк, прячась в пещерах на Внешних землях Кирикая.

– Однако восстание помешало им раздавить нас, – сказал Альфред, кутаясь в одеяла. – Ваше высочество, не стоит ли вам лечь поближе к огню?

– Нет! – ответил мальчик. – Мне здесь лучше. Я хочу быть рядом с сэром Хуго!

Он сидел, обняв колени, и смотрел на Хуго сияющими глазами.

– А что вы делали во время той битвы?

***

– …Куда же вы, капитан? По-моему, битва идет во-он там!

– А? – Капитан выхватил меч и испуганно обернулся на голос, вглядываясь в кусты: он-то думал, что поблизости никого нет!

Хуго вышел из-за дерева, держа в руке свой меч. Клинок убийцы был красен от эльфийской крови; Хуго и сам получил несколько ран. Но он ни на миг не упускал из виду свою жертву.

Капитан увидел, что это человек, а не эльф, и успокоился. Он с ухмылкой опустил свой меч, чистенький и блестящий.

– Я оставил там своих парней. – Он указал большим пальцем через плечо. – Они и без меня разберутся с этими ублюдками.

Хуго нехорошо прищурился:

– Твоих «парней» сейчас рубят в капусту.

Капитан пожал плечами и повернулся, чтобы уйти. Хуго поймал его за правую руку, вырвал меч и развернул лицом к себе. Ошарашенный капитан выругался и ударил Хуго мясистым кулаком. Но тут Хуго приставил ему к горлу кинжал, и капитан притих. Он тут же вспотел, глаза у него вылезли на лоб.

– А в… в чем дело? – промямлил он.

– Мое имя – Хуго Длань. А это, – он показал капитану кинжал, – от Тома Хэйлса, от Генри Гудфеллоу, от Неда Карпентера, от вдовы Таннер, от вдовы Джилс…

В дерево, совсем рядом, вонзилась эльфийская стрела. Хуго не дрогнул. Не дрогнул и кинжал в его руке.

Капитан скулил, вопил, звал на помощь. Но в тот день слишком многие звали на помощь, так что никто не отозвался. Его предсмертный вопль был не единственным.

Управившись с делом, Хуго ушел. Он слышал позади поющие голоса, но не обратил на это внимания. Он представлял себе, как удивятся кирские монахи, обнаружив труп капитана вдали от поля боя, с кинжалом в груди, а в руке – записку: «Я больше не буду посылать отважных людей на смерть…»

***

– Сэр Хуго! – мальчик дергал его за рукав. – А что вы делали во время той битвы?

– Меня отослали с поручением.

Глава 22. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Поначалу они шли по широкой, нахоженной дороге. Навстречу им попадалось множество путников: центр острова был густо населен. Но по мере приближения к берегу дорога становилась все более заброшенной и неухоженной. Она была изрыта колдобинами, завалена камнями и сучьями. Харгастовые деревья, которые называют еще хрустальными, в этих местах разрослись и одичали и были совсем не похожи на ухоженные «культурные» деревья, которые выращивают на харгастовых фермах.

Сад харгастовых деревьев – это просто сказка. Серебряная кора блестит на солнце, аккуратно подстриженные ветви звенят на ветру. Фермеры пестуют их, подстригают, следят, чтобы они не вырастали до гигантских размеров – это делает их бесполезными в хозяйстве. Харгастовое дерево способно запасать воду и даже производить ее, хотя и в ограниченных количествах. Если не давать деревьям вырастать выше шести-семи футов, они не могут полностью использовать воду, которую они производят, и ее можно собирать, проделывая небольшие отверстия в коре. Большое харгастовое дерево, достигающее сотни футов в высоту, использует воду для себя. И кора у него становится слишком толстая, чтобы ее пробить. К тому же в природе ветви харгастовых деревьев достигают огромных размеров. Иногда они обламываются под собственной тяжестью, падают вниз и разбиваются, оставляя осколки хрустальной коры, острые как бритва. Так что путешествовать по харгастовому лесу очень и очень небезопасно. Поэтому Хуго и его спутники встречали на дороге все меньше и меньше народу.

Ветер был сильный, как всегда бывает на побережье: потоки воздуха, дующие снизу, закручиваются у берега. Порывы ветра едва не сбивали путников с ног, деревья скрипели и дрожали, и время от времени слышался звон и треск падающей ветви. Альфред ужасно нервничал и озирался по сторонам: в небе ему мерещились эльфийские корабли, в лесу – засады эльфов, хотя Хуго насмешливо заверил его, что этот заброшенный кусок Питриновой Ссылки не нужен даже эльфам.

Место было дикое и пустынное. В небо вздымались коралитовые утесы. Высокие харгастовые деревья подходили к самой дороге, загораживая солнце своими длинными тонкими кожистыми побегами. Это были остатки листвы, которая висит на деревьях всю зиму, а весной опадает, уступая место новым побегам, которые впитывают влагу из воздуха. Ближе к полудню Хуго, внимательно осматривавший каждый ствол у дороги, внезапно остановился.

– Эй! – окликнул он Альфреда и принца, которые устало плелись впереди. – Сюда!

Бэйн обернулся и вопросительно посмотрел на него. Альфред тоже повернулся

– по крайней мере, его верхняя половина. Вторая решила продолжать путь. К тому времени, как она сообразила, что ей тоже стоит послушаться, Альфред уже лежал на дороге.

Хуго терпеливо подождал, пока камергер поднимется на ноги.

– Здесь надо сойти с дороги, – сказал убийца, указав в сторону леса.

– Как? Туда? – Альфред испуганно воззрился на густой подлесок и могучие стволы харгастовых деревьев, ветви которых раскачивались высоко вверху со зловещим звоном.

– Ничего, Альфред, я вас поведу! – сказал Бэйн, взяв камергера за руку. – Вы не бойтесь. Я же не боюсь, видите?

– Спасибо, ваше высочество, – ответил Альфред с серьезным видом. – С вами мне куда спокойнее. Однако, сэр Хуго, нельзя ли спросить, так ли необходимо нам идти в этот лес?

– Там спрятан мой воздушный корабль. Бэйн открыл рот от изумления:

– Эльфийский воздушный корабль?

– Нам сюда, – махнул рукой Хуго. – И давайте побыстрее, – он оглядел дорогу – она была пуста, – пока кто-нибудь нас не увидел.

– Скорей, Альфред! – Принц потянул камергера за руку.

– Да-да, ваше высочество, – уныло сказал Альфред. Он шагнул вперед и наступил на кучу прошлогодних побегов у дороги. В подлеске что-то зашуршало. Альфред так и подскочил.

– Что… что это там? – спросил он, вытянув трясущийся палец.

– Вперед! – рявкнул Хуго и подтолкнул его в спину.

Камергер поскользнулся и споткнулся, но все же удержался на ногах – не столько благодаря собственной ловкости, сколько оттого, что панически боялся упасть на какую-нибудь неведомую тварь. Принц скользнул следом, пугая несчастного камергера змеями, которых он обнаруживал под каждым кустом. Хуго подождал, пока они не скрылись за деревьями. Потом наклонился, поднял с дороги камень, достал из-под него щепку и снова воткнул ее в зарубку на стволе.

Догнать принца и Альфреда не составило труда: дикий вепрь, ломящийся сквозь заросли, и то производит меньше шума. Хуго двигался бесшумно, как всегда, и возник рядом с ними прежде, чем они заметили его. Хуго предостерегающе кашлянул – он боялся, что, если он появится без предупреждения, камергер умрет на месте от страха. У Альфреда и так душа ушла в пятки от неожиданного шума. Когда камергер увидел, что это всего лишь Хуго, он чуть не разрыдался от радости.

– А как… то есть куда нам идти, сэр?

– Прямо. Футов через двадцать начнется хорошая тропа.

– Двадцать футов! – ужаснулся Альфред. Он уже завяз в густом кустарнике.

– Да мы их и за час не пройдем!

– Ага, если нас кто-нибудь не съест! – хихикнул Бэйн, сверкая глазами.

– Очень смешно, ваше высочество!

– Вперед, вперед! – приказал Хуго. – Мы еще слишком близко к дороге.

– Да, сэр, – послушно ответил камергер. До тропы они, конечно, добирались меньше часа, но идти действительно было тяжело. Голые, безжизненные кусты цеплялись за них, как руки мертвецов из могилы, раздирая одежду и тело. Здесь, в лесу, еще отчетливей слышался слабый скрип хрустальных ветвей. Звук был такой, словно кто-то водит мокрым пальцем по стакану.

– Ни один человек в здравом уме не полезет в это проклятое место, – ворчал Альфред, с дрожью поглядывая на деревья.

– Вот именно, – отвечал Хуго, продолжая прокладывать путь сквозь кустарник.

Альфред шел впереди принца и отодвигал колючие ветки, чтобы его высочество мог пройти. Однако веток было так много, что отвести все было просто невозможно. Но Бэйн терпел царапины и молча зализывал ссадины на руках.

Как-то он встретит свою смерть?

Хуго задал себе этот вопрос нечаянно, но все же заставил себя ответить на него. Не хуже других детей, которых он видел. Кирские монахи утверждают, что умирать лучше в детстве. И вообще, почему это жизнь ребенка ценнее жизни взрослого? Логичнее было бы наоборот: ведь взрослый полезен обществу, а ребенок ничего не делает. «Это все инстинкт, – подумал Хуго. – Как у животных. Стремление к продолжению рода. Но для меня это просто еще один заказ. То, что он ребенок, не может, не должно иметь значения!»

***

Наконец заросли ежевики кончились, причем так неожиданно, что Альфред явно оказался не готов к этому. Когда Хуго догнал их, камергер лежал, растянувшись на узкой полоске расчищенной земли.

– Нам куда? Вон туда, да? – крикнул Бэйн, приплясывая от нетерпения. Собственно, спрашивать было незачем. Тропа шла только в одном направлении. Поэтому принц, не дождавшись ответа, бросился бежать по ней.

Хуго хотел было приказать ему вернуться, но передумал.

– Может быть, нам все же следует остановить его, сэр? – озабоченно спросил Альфред, вставая на ноги.

Налетел порыв ветра, хлестнув их по лицу острыми осколками коралита и харгастовой коры. Опавшие листья взметнулись в воздух, хрустальные ветки наверху зазвенели, раскачиваясь. Хуго посмотрел вслед мальчику:

– Ничего, не заблудится. Корабль здесь неподалеку.

– А вдруг какой-нибудь убийца?.. «Мальчишка убегает от единственной грозящей ему опасности, – подумал Хуго. – Пусть себе бежит!» – В лесу никого нет. А то бы я заметил.

– Видите ли, сэр, я все же отвечаю за его высочество! Я попробую догнать его… – И Альфред заторопился вслед принцу.

– Ну попробуйте! – Хуго махнул рукой.

Альфред улыбнулся, подобострастно кивнул и пустился бегом. Хуго думал, что он тут же свернет себе шею, но на этот раз Альфреду как-то удавалось держаться на ногах и направлять их именно в ту сторону, куда ему было надо. Он трусил вслед за принцем, бестолково размахивая длинными руками.

Хуго отстал, нарочно замедлив шаг, словно ожидая чего-то. У него бывало такое же ощущение перед бурей – какое-то напряжение и мурашки по спине. Однако дождем и не пахло, молний видно не было. А ветер – что ж, на побережье всегда ветер…

И тут раздался грохот – такой громкий, что Хуго сперва подумал, что что-то взорвалось, потом – что эльфы нашли его корабль. Но последовавший за этим треск падающей ветви и пронзительный, внезапно оборвавшийся вопль объяснили Хуго, что произошло на самом деле.

Он испытал огромное облегчение.

– Сэр Хуго, на помощь! На помощь! – донесся до него крик Альфреда, заглушаемый свистом ветра. – Дерево! Дерево… упало… Мой принц!

«Да нет, не дерево, – подумал Хуго. – Всего лишь сук. Но здоровый, судя по звуку». Сук обломило ветром, и он упал на тропу. Он такое много раз видел, однажды его самого чуть не задело.

Он не бросился бежать. Как будто черный монах, стоящий у него за плечом, коснулся его руки и шепнул: «Куда тебе спешить?» Осколки харгастовой коры остры, как стрелы. Даже если Бэйн еще жив, он проживет недолго. А в лесу много трав, которые снимут боль, усыпят мальчика и дадут ему легкую смерть. Последнего Хуго, впрочем, Альфреду не скажет.

Хуго неторопливо продолжал путь. Альфред больше не кричал. Наверно, понял, что все бесполезно. Быть может, обнаружил, что принц уже мертв. Они отвезут тело на Аристагон и оставят там, как просил Стефан. Тело действительно будет выглядеть так, словно эльфы долго мучили мальчика, прежде чем убить его. Это воспламенит людей. И король Стефан получит то, чего добивался. Добра ему полные руки.

Но Хуго это уже не касается. Он возьмет в оборот этого бестолкового Альфреда и вытянет из него, что там задумал король. А потом выйдет через него на короля, потребует увеличить плату вдвое…

Обогнув поворот тропы, Хуго увидел, что Альфред не слишком ошибся, когда утверждал, что упало дерево. Огромный сук, сам величиной с хорошее дерево, не просто обломился, а расколол надвое ствол старого харгаста. Должно быть, дерево прогнило насквозь. Подойдя ближе, Хуго увидел, что изнутри оно все было источено ходами древоточцев. Они-то его и погубили.

Хотя дерево и рухнуло на землю, отдельные ветви все еще возвышались над Хуго. Те ветви, что упали наземь, разнесли все вокруг. Тропа была буквально усыпана осколками. В воздухе все еще висела поднявшаяся пыль. Хуго осмотрелся, ища тело мальчика, но ничего не нашел. Он перелез через ствол – и застыл в изумлении.

Мальчик, которому полагалось лежать мертвым, сидел на земле живехонький, растерянно потирая голову. Одежда на нем была рваная и грязная, но она уже была рваная и грязная к тому времени, как они вошли в лес. В волосах у него не было ни побегов, ни кусков коры. На груди и изорванной рубашке виднелись следы крови, но других ран не было видно. Хуго посмотрел на расщепленный ствол, на тропу… Бэйн сидел на том самом месте, куда должна была упасть одна из веток. И вокруг него валялись длинные острые осколки.

Но он был жив.

– Альфред! – окликнул Хуго.

И тут он увидел камергера. Тот стоял на коленях рядом с мальчиком, спиной к убийце, и был чем-то очень занят. Услышав голос Хуго, Альфред дернулся и вскочил – словно кто-то резко поднял его за шиворот. Теперь Хуго увидел, что делал камергер. Он перевязывал царапину у себя на руке.

– О сэр! Как хорошо, что вы здесь…

– Что произошло? – спросил Хуго.

– Принцу Бэйну невероятно повезло, сэр. Могла произойти ужасная трагедия, но этого не случилось. Дерево упало совсем рядом, но его высочество отделался легким испугом.

Хуго, внимательно следивший за Бэйном, увидел, что мальчик изумленно уставился на камергера. Альфред ничего не заметил – он был слишком занят своей пораненной рукой. Он пытался замотать царапину тряпкой – но без особого успеха.

– Я слышал, как принц кричал, – сказал Хуго.

– Он испугался, сэр, – объяснил Альфред. – Я бежал…

– Он ранен? – Хуго указал на кровь на груди у мальчика.

Бэйн посмотрел на себя.

– Нет. Я…

– Это моя кровь, сэр, – перебил его Альфред. – Я торопился на помощь его высочеству, упал и порезал руку.

Альфред показал свою рану. Порез был глубокий. Кровь текла на обломки дерева. Хуго следил за мальчиком, чтобы проверить, как он среагирует на слова Альфреда, и увидел, что тот, нахмурившись, внимательно разглядывает пятно у себя на груди. Хуго пригляделся, но увидел только размазанное пятно крови.

Или не просто пятно? Хуго наклонился поближе, но тут Альфред застонал и рухнул наземь. Хуго потыкал камергера носком сапога, но тот не откликался. Альфред снова упал в обморок.

Подняв глаза, Хуго увидел, что Бэйн стирает кровь подолом рубашки. Ладно, что бы там ни было, теперь этого уже нет. Хуго, не обращая внимания на Альфреда, лежащего без сознания, внимательно посмотрел на принца.

– Так что же все-таки произошло, ваше высочество? Бэйн растерянно смотрел на него:

– Не знаю, сэр Хуго. Я помню только треск, и… и все. – Он пожал плечами.

– Ветка упала прямо на вас?

– Не помню. Честно.

Бэйн поднялся на ноги, отряхнулся и, осторожно ступая между острых осколков, подошел к Альфреду и принялся приводить его в чувство.

Хуго оттащил камергера с тропы и усадил его, прислонив к дереву. После нескольких пощечин камергер начал приходить в себя.

– Я… я ужасно извиняюсь, сэр, – промямлил Альфред, попытавшись встать и снова свалившись мешком. – Это все кровь. Я не выношу вида крови.

– Так не смотрите! – рявкнул Хуго, видя, что Альфред уставился на свою руку и снова закатывает глаза.

– Хорошо, сэр. Не буду, сэр. – Камергер плотно зажмурился.

Хуго встал на колени и перевязал рану, а заодно и осмотрел ее.

– Чем это вы порезались?

– Наверное, куском коры, сэр. Черта с два! Тогда бы рана была рваная. А это сделано ножом…

Снова послышался треск.

– Благие сартаны! Что это? – Альфред открыл глаза и так затрясся, что Хуго пришлось изо всех сил удерживать его руку, чтобы закончить перевязку.

– Ничего! – отрезал Хуго. Он совершенно ничего не понимал, и ему это очень не нравилось. А еще ему очень не нравилось облегчение, которое он испытал, увидев, что принц жив. И вообще ему не нравилась вся эта история. Дерево упало прямо на Бэйна, это так же верно, как то, что дождь падает с неба. Тогда почему он жив? Что происходит, в конце концов?

Хуго затянул узел. Чем быстрее он избавится от мальчишки, тем лучше. Он уже не испытывал отвращения при мысли о том, что придется убить ребенка.

– Ох! – вскрикнул Альфред. – Спасибо, сэр, – вежливо добавил он.

– Вперед, к кораблю! – приказал в ответ Хуго. И они продолжали путь, молча, не глядя друг на друга.

Глава 23. ПИТРИНОВА ССЫЛКА, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

– Это он? – спросил принц, схватив Хуго за руку и указывая на драконью голову, видневшуюся над деревьями. Сам корабль был скрыт окружавшими его харгастами.

– Он, – ответил Хуго.

Мальчик так и застыл. Хуго пришлось подтолкнуть его, чтобы заставить идти дальше.

Голова была не настоящая – просто вырезанное из дерева и раскрашенное изображение. Но эльфийские художники искусны в своем ремесле, и голова выглядела более настоящей и страшной, чем многие живые драконы, летающие по небу. Величиной она была с голову настоящего дракона – корабль у Хуго был небольшой, на одного человека. Носовые украшения с больших боевых кораблей были такие огромные, что высокий человек мог бы войти в пасть такой головы, не пригибаясь.

Драконья голова была выкрашена в черный цвет, с огненно-красными глазами и белыми зубами, обнаженными в грозном рыке. Она возвышалась над ними, устремив вдаль злобный взгляд, и казалась столь угрожающей, что Альфред и Бэйн не могли оторвать от нее взгляда. Когда Альфред в третий раз оступился и упал. Хуго обернулся и велел ему глядеть себе под ноги.

Тропинка вывела их к естественной расщелине в скале. Пройдя через нее, они очутились над небольшой впадиной. Ветра здесь почти не было: крутые стены ущелья хорошо защищали от него. Над ущельем парил драккор. Голова и хвост вздымались над стенами. Его удерживало на месте множество веревок, привязанных к деревьям на склонах. Бэйн ахнул от восхищения, а Альфред выронил из рук мешок принца.

Драконья шея, тонкая и изящная, была украшена шипастой гривой. Впрочем, грива была не просто украшением. Она шла вниз до самого корпуса корабля. который тоже был сделан в виде тела дракона. Вечернее солнце блестело на черных чешуйках и отражалось в красных глазах.

– Прямо как настоящий! – воскликнул Бэйн. – Только внушительнее.

– Так и должно быть, ваше высочество, – сказал Альфред наставительным тоном. – Он ведь сделан из настоящей драконьей кожи, и эти крылья – крылья настоящих драконов, убитых эльфами.

– Крылья? Где крылья? – Бэйн так задрал голову, что едва не упал.

– Их сейчас не видно. Они сложены вдоль корпуса корабля, – объяснил Хуго.

– Вы увидите их, когда мы взлетим. Пошли скорее. Я хочу улететь вечером, а до того еще многое нужно сделать.

– А почему же он летает, если крылья сложены? – спросил Бэйн.

– Магия, – коротко ответил Хуго. – Идем! Принц бросился к кораблю. Остановился, подпрыгнул, пытаясь ухватиться за одну из веревок, но не достал. Тогда он спустился вниз, встал под днищем корабля, задрал голову и разглядывал его, пока голова не закружилась.

– Так вот откуда вы так много знаете об эльфах, сэр, – тихо сказал Альфред.

Хуго бросил взгляд в его сторону, но лицо у камергера не выражало ничего особенного, кроме разве легкого волнения.

– Ну да, – пожал плечами убийца. – Магию корабля надо возобновлять каждый цикл, а потом его время от времени нужно чинить. То крыло порвется, то кожа сползет с рамы…

– А где вы научились управлять таким кораблем? Я слышал, что для этого требуется немалое искусство…

– Я три года был рабом на водяном корабле.

– Благие сартаны! – Альфред остановился и изумленно уставился на него. Хуго нахмурился, и камергер, опомнившись, заковылял дальше.

– Три года! Я слышал, что там дольше года никто не выживает. И после этого вы еще можете иметь дело с эльфами? Я думаю, вы должны ненавидеть их всей душой!

– Что толку в ненависти? Эльфы делают то, что приходится. И я тоже. Я научился управлять кораблем. Я научился бегло говорить на их языке. К тому же, насколько я знаю, ненависть обычно обходится человеку дороже, чем он может заплатить.

– А любовь? – тихо спросил Альфред. Хуго не дал себе труда ответить.

– А зачем вам корабль? – Камергер счел нужным переменить тему. – Ведь это же опасно. Волькаранцы растерзают вас, если обнаружат его. Не проще ли было бы обойтись обычным живым драконом?

– Дракон может устать. Дракона надо где-то держать, чем-то кормить. Их могут ранить, они могут заболеть, умереть. К тому же заклятие может в любой момент разрушиться, и тогда придется либо сражаться с драконом, либо спорить с ним, либо успокаивать его. А тут все известно заранее. Магии хватает на один цикл. Если что-то сломается, я починю. Корабль мне всегда подчиняется.

– А это главное, не так ли? – сказал Альфред, но сказал он это почти неслышно.

Впрочем, он зря беспокоился. Хуго был слишком занят своим кораблем, чтобы обращать внимание на дурацкие замечания. Он залез под днище и принялся внимательно осматривать каждую пядь обшивки от носа до хвоста (то есть до кормы). Бэйн хвостил за ним и забрасывал вопросами:

– А эта веревка зачем? А почему? А как она движется? А долго мы еще здесь будем? А когда мы полетим? А что вы делаете?

– Осматриваю корабль, ваше высочество, – ответил Хуго. – Если мы обнаружим, что что-то сломалось, уже там, наверху, то чинить будет уже бесполезно.

– Почему?

– Потому что мы разобьемся. Бэйн ненадолго отвязался, потом снова пристал к Хуго:

– А как он называется? Не могу разобрать буквы. «Дра… Дракон…» – «Драконье крыло».

– А какого он размера?

– Пятьдесят футов. – Хуго осматривал драконью шкуру, которой был обтянут корпус. Иссиня-черная чешуя отливала всеми цветами радуги. Хуго еще раз прошелся вдоль корабля и убедился, что все чешуйки на месте.

Хуго подошел к носу (Бэйн буквально наступал ему на пятки). Убийца осмотрел большие хрустальные пластины, вделанные в грудь «дракона». Издали они были похожи на нагрудные пластины драконьего панциря, а на самом деле это были окна. Хуго увидел, что одно из них поцарапано, и нахмурился. Должно быть, его задело упавшей веткой.

– А что там? – спросил Бэйн, заметив, что Хуго внимательно изучает окна.

– Рулевая рубка. Там сидит пилот.

– Ой, а можно мне туда зайти? А вы меня научите управлять кораблем?

– На это нужно много месяцев, ваше высочество, – сказал Альфред, видя, что Хуго слишком занят, чтобы ответить. – К тому же пилоту нужно быть очень сильным, чтобы управлять крыльями.

– Много месяцев? – Бэйн приуныл. – А чего тут учиться-то? Залезай и лети!

– Он помахал руками.

– Сначала надо знать, как долететь туда, куда вам нужно, ваше высочество,

– объяснил камергер. – Ведь в открытом небе нет ничего, и ориентироваться очень трудно. Иногда верх от низа и то не отличишь. Нужно знать, как пользоваться навигационными приборами, выучить наизусть все воздушные пути…

– Вообще-то это нетрудно, – сказал Хуго, заметив, как вытянулось лицо мальчика. – Я вас научу.

Бэйн просиял. Он следовал за Хуго, теребя свое перо-амулет. Хуго проверял

швы в тех местах, где металл и кость соприкасались с эпсоловым килем . Все было цело. Да и странно было бы, если бы что-нибудь сломалось. Хуго был пилот искусный и осторожный. Ему случалось видеть, что бывает с теми, кто не заботится о своих кораблях.

Хуго подошел к корме. Корпус изящно выгибался вверх, образуя заднюю палубу. С кормы свисало драконье крыло, служившее кораблю рулем. Канаты, управляющие рулем, раскачивались на ветру. Хуго схватился за веревку, уперся ногами в руль и полез наверх, подтягиваясь на канате.

– Ой, можно я тоже? Ну пожалуйста! – Бэйн подпрыгивал, пытаясь уцепиться за веревку, и размахивал руками так, словно собирался взлететь без всякого корабля.

– Нет-нет, ваше высочество! – сказал побледневший Альфред, схватив принца за плечо. – Нам все равно скоро придется туда лезть. Не мешайте сэру Хуго.

– Ну ладно, – покладисто согласился Бэйн. – Тогда, может, пойдем поищем ягод, а, Альфред?

– Ягод, ваше высочество? – опешил Альфред. – Каких ягод?

– Ну… просто ягод. На ужин. Я знаю, что в таком лесу должны быть ягоды. Дроггл говорил. – Голубые глаза мальчика были широко распахнуты, как всегда, когда он что-нибудь предлагал. Он небрежно теребил амулет.

– Пастушонок – плохая компания для вашего высочества, – с упреком заметил Альфред. Он посмотрел на соблазнительные канаты, привязанные к деревьям невысоко над землей, словно специально для того, чтобы принц мог по ним полазить. – Ну хорошо, ваше высочество. Идемте искать ягоды.

– Далеко не уходите! – крикнул сверху Хуго.

– Не беспокойтесь, сэр, – ответил Альфред. И оба скрылись в лесу: камергер спотыкался о каждую рытвину и налетал на стволы, мальчик весело шнырял по кустам, теряясь в подлеске.

– Ягоды… – проворчал Хуго.

Он вздохнул с облегчением и всецело занялся кораблем. Подтянувшись на перилах, он залез на верхнюю палубу. Пол на ней был решетчатый: одна доска на три фута, так что ходить было можно, но сложно. Впрочем, Хуго было не привыкать. Он ступал не глядя и думал про себя, что неуклюжего Альфреда сюда пускать не стоит. Под досками шли рулевые канаты. На взгляд домоседа, отродясь не летавшего на таких кораблях, это была сплошная путаница толстых веревок. Хуго лег на доски и принялся смотреть, не потерлись ли канаты.

Он не спешил. Если проверять канаты наспех, какой-нибудь из них может лопнуть прямо в воздухе. А это означает потерю управления кораблем. Вскоре после того, как Хуго управился с этим, вернулись Бэйн с Альфредом. Судя по возбужденной болтовне мальчика, поиски ягод оказались удачными.

– Можно теперь подняться? – крикнул Бэйн. Хуго пнул моток веревки, лежавший на палубе. Моток полетел вниз, развернулся и оказался веревочной лестницей, доставшей почти до земли. Мальчишка тут же полез наверх. Альфред воззрился на нее с ужасом и изъявил желание остаться на земле караулить мешки.

– Здорово! – сказал Бэйн, перелезая через перила. И тут же едва не провалился между досками. Хуго едва успел подхватить его.

– Стойте и не двигайтесь, – приказал Хуго, прислонив принца к фальшборту. Бэйн тут же свесился вниз, разглядывая корабль.

– А зачем тут это длинное бревно? А! Знаю! Это и есть крылья, да?

– Это мачта, – ответил Хуго, оглядывая ее критическим взором. – Их две. Они прикреплены к грот-мачте и полубаку.

– Они тоже машут, да? Как крылья дракона?

– Нет, ваше высочество. Они больше похожи на крылья летучей мыши. Корабль держится в воздухе с помощью магии. Постойте здесь еще немного. Я сейчас отпущу мачту, и вы сами увидите.

Мачта отошла в сторону, распуская крыло. Хуго придержал канат, не давая крылу раскрыться слишком сильно – иначе магия пришла бы в действие и корабль мог бы взлететь раньше времени. Он отпустил другую мачту, убедился, что средняя мачта, лежащая вдоль корабля в специальном гнезде, свободно ходит вверх и вниз и что все действует как следует. Потом перегнулся через борт:

– Альфред! Я сейчас спущу веревку. Привяжите к ней мешки – да покрепче! Потом отвяжите причальные канаты. Корабль немного поднимется, но вы не беспокойтесь, он никуда не улетит, пока я не распущу крылья. Когда отвяжете все канаты, можете лезть наверх.

– Лезть по этой лестнице?! – возопил Альфред, в ужасе уставясь на веревочную лестницу, которая раскачивалась на ветру.

– Хотите – влетайте на борт, – сказал Хуго и сбросил вниз канат.

Камергер привязал к нему мешки и дернул, показывая, что все готово. Хуго вытянул вещи на палубу, отдал один мешок Бэйну и, шагая с доски на доску, отправился на корму. Открыв люк, он спустился вниз по грубо сколоченной деревянной лестнице. Бэйн весело ссыпался следом.

Они оказались в узком коридорчике, который шел под верхней палубой. Он вел от рулевой рубки к каютам пассажиров, расположенным на корме. После ясного солнечного дня в коридоре было темно. Оба остановились, чтобы дать глазам привыкнуть к полумраку.

Хуго почувствовал, как детская ручонка ухватилась за его руку.

– Неужели я полечу на эльфийском корабле? Просто поверить не могу! Знаете, сэр Хуго, – добавил Бэйн весело и в то же время задумчиво, – после того как я полетаю на драккоре, я буду считать, что сделал в жизни почти все, что хотел. Так что, наверно, после этого я смогу умереть спокойно.

Хуго перехватило горло. В глазах потемнело, и не оттого, что в коридоре было так уж темно. «Это все от страха, – сказал он себе. – Я боюсь, что мальчишка обо всем догадается». Он встряхнул головой, чтобы прогнать тень, внезапно окутавшую его, и сурово взглянул на мальчика.

Но в глазах мальчика не было ни капли притворства. Бэйн смотрел на него с простодушной преданностью. Хуго вырвал руку.

– Вот в этой каюте будете спать вы с Альфредом, – сказал он. – Оставьте здесь свой мешок. Сверху донесся грохот и сдавленный стон.

– Альфред? Спускайтесь сюда и займитесь его высочеством. У меня много дел.

– Да, сэр, – ответил дрожащий голос, и по лестнице скатился Альфред – скатился в прямом смысле слова и рухнул мешком на палубу.

Хуго развернулся и молча ушел в рулевую рубку.

– Сартаны милосердные! – сказал камергер, отшатнувшись к стене (Хуго едва не наступил на него). – Чем вы так рассердили его, ваше высочество?

– Да что вы, Альфред! Я ничего такого не делал, – сказал мальчик. Он протянул руку и помог камергеру встать. – А куда вы положили ягоды?

***

– Можно войти?

– Нет. Стойте в проходе, – приказал Хуго. Бэйн заглянул в рубку. Глаза его расширились от удивления. Потом он хихикнул.

– Вы прямо как паук в паутине! А зачем все эти веревки? И зачем на вас эта сбруя?

«Сбруя», которую натянул на себя Хуго, была похожа на кожаный доспех, только к ней еще было привязано множество канатов. Канаты уходили под потолок, к сложной системе блоков.

– Никогда в жизни не видел столько дерева! – послышался из коридора голос Альфреда. – Даже в королевском дворце. Тут одного только дерева на несколько тысяч бочек! Осторожнее, ваше высочество! Не трогайте этих веревок.

– Ну можно я в окно посмотрю? Пожалуйста, Альфред! Я не буду мешать!

– Нет, ваше высочество, – ответил Хуго. – Если какой-нибудь из этих канатов зацепит вашу шею, он вам голову оторвет.

– Отсюда тоже неплохо видно, – сказал Альфред. – Вполне достаточно.

Ему и впрямь было достаточно – он сделался бледно-зеленым. Земля была далеко внизу. Виднелись только вершины деревьев и коралитовые утесы.

Застегнув упряжь, Хуго уселся в кресло с высокой деревянной спинкой, стоящее в центре рубки. Кресло вращалось, что облегчало пилоту проведение маневров. Перед креслом в полу торчал большой металлический рычаг.

– А зачем вам эта штука? – спросил Бэйн, указывая на упряжь.

– Чтобы канаты не путались и было легко достать каждый из них, а я всегда знал, какой куда идет.

Хуго пнул рычаг. Корабль содрогнулся от множества толчков. Канаты натянулись, как струны. Хуго потянул несколько канатов, привязанных к его груди. Послышался скрип, корабль дернулся и приподнялся.

– Крылья раскрываются, – объяснил Хуго. – Магия начинает действовать.

Хрустальный шарик-секстант, висевший над головой у пилота, засветился мягким голубоватым светом. Внутри него загорелись цифры. Хуго потянул сильнее, и внезапно вершины деревьев и утесы ушли вниз. Корабль поднимался.

Альфред ахнул. Он потерял равновесие, отшатнулся и вцепился в стенку. Бэйн прыгал и хлопал в ладоши. Утесы и деревья исчезли, и впереди осталось лишь ясное голубое небо.

– Сэр Хуго! Можно я выйду на верхнюю палубу? Я хочу посмотреть, где мы летим!

– Ни в коем случае… – начал было Альфред.

– Ступайте, ступайте, – перебил его Хуго. – Возьмите ту лестницу, по которой мы спустились сюда. Держитесь за перила, чтобы вас не сдуло.

Бэйн умчался, и через несколько секунд его башмаки застучали по палубе.

– Его же сдует! – заволновался Альфред. – Это опасно!

– Не сдует его. Корабль защищен магическим пологом. Он даже нарочно спрыгнуть не сможет. Пока крылья раскрыты и магия действует, с ним ничего не случится. Но если вы так беспокоитесь, – Хуго бросил насмешливый взгляд на Альфреда, – можете пойти наверх и присмотреть за ним.

– Да, сэр, – сказал камергер, судорожно сглотнув. – Я… я сейчас.

И не двинулся с места. Он стоял, судорожно вцепившись в стену, и лицо у него было белое, как облачка на небе.

– Альфред! – окликнул его Хуго, натягивая один из канатов.

Корабль наклонился влево, и в окне на миг показалась верхушка дерева.

– Сейчас, сэр. Я иду, сэр. Сию минуту, – сказал камергер, не двигаясь с места.

Наверху, на палубе, Бэйн свесился над перилами, захваченный открывшимся внизу зрелищем. Питринова Ссылка уходила назад. Впереди и внизу расстилалось голубое небо с белыми облаками, над головой сверкала твердь. Справа и слева от корабля распростерлись драконьи крылья, трепещущие на ветру. Центральное крыло стояло вертикально, слегка раскачиваясь взад-вперед.

Мальчик держал в руке перо и рассеянно водил им по подбородку.

– Корабль управляется этой упряжью. Магия держит его в воздухе. Крылья похожи на крылья летучей мыши. Кристалл, вделанный в потолок, сообщает, где находится корабль.

Он встал на цыпочки и заглянул вниз, пытаясь разглядеть внизу Мальстрим.

– Все довольно просто, – сказал он, теребя перо.

Глава 24. ОТКРЫТОЕ НЕБО, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Драккор бесшумно скользил сквозь перламутровый туман, несомый магией и воздушными потоками, которые восходили вверх с летающего острова Джерн Херева. Хуго, оплетенный своей упряжью, раскурил трубку, откинулся на спинку кресла и расслабился, предоставив кораблю лететь самому по себе. Легкого прикосновения к канатам было достаточно, чтобы изменить положение крыльев и направление полета. И корабль легко скользил по небу, от одного воздушного потока к другому, направляясь вперед, к Аристагону.

Хуго одним глазом поглядывал, нет ли поблизости других кораблей или живых драконов. В эльфийском корабле ему угрожала опасность в основном со стороны своих сородичей: люди непременно приняли бы его за эльфа, и скорее всего – шпиона. Но Хуго не особенно беспокоился: он знал пути, по которым обычно летают люди, направляясь в набег на Аристагон, или эльфийские корабли, и старательно избегал их. Так что вряд ли его кто-то потревожит. Ну а если наткнемся на патруль, всегда можно уйти в облака.

Погода была ясная, полет спокойный, и у Хуго было время подумать. Именно тогда он и решил не убивать мальчика. Он давно уже чувствовал необходимость принять решение, но откладывал до тех пор, пока не останется один и не сможет свободно пораскинуть мозгами. Ему никогда прежде не случалось нарушать сделку, и теперь нужно было убедиться, что это решение разумно и принято на трезвую голову, а не под влиянием чувствительности.

Хм. Чувствительности. Нет, конечно, у Хуго были причины сочувствовать Бэйну, чье детство было таким же холодным и одиноким, как его собственное, но он так зачерствел, что давно утратил способность ощущать даже свою боль – что уж говорить о чужой! Если он оставит мальчишку в живых, то лишь потому, что так выгоднее.

Хуго еще не успел выработать подробного плана. Ему нужно было подумать, выведать правду у Альфреда, раскрыть тайну, окутывавшую принца. У Хуго было укрытие на Аристагоне, которым он пользовался, когда прилетал чинить корабль. Он отправится туда и все разузнает, а потом либо вернется и будет шантажировать Стефана, требуя денег за молчание, либо свяжется с королевой и выяснит, сколько она готова заплатить за то, чтобы ей вернули ее сына. В любом случае его будущее обеспечено.

Он уже вошел в ритм управления кораблем и теперь мог делать это, почти не отвлекаясь от собственных мыслей, но тут тот, о ком он думал, просунул в люк свою взлохмаченную голову.

– Альфред прислал вам поесть. Мальчик с любопытством разглядывал рубку и канаты, привязанные к упряжи.

– Заходите, – сказал Хуго. – Только осторожно. Смотрите под ноги. И держитесь подальше от веревок.

Бэйн так и сделал. Он залез в люк, держа на весу миску. В миске было мясо с овощами. Мясо было холодное: Альфред приготовил его еще на Питриновой Ссылке и убрал, чтобы съесть потом. Но для человека, привыкшего питаться хлебом и сыром или ужинать в паршивых трактирах, это было роскошное кушанье.

– Давайте сюда. – Хуго выбил трубку в треснутую кружку, которую он держал в рубке вместо пепельницы, и взял у Бэйна миску.

– Но ведь вам надо вести корабль! – напомнил Бэйн.

– Ничего, он и сам может лететь, – ответил Хуго, принимаясь за еду.

– А мы не упадем? – спросил Бэйн, выглянув в окно.

– Нас поддерживает магия. Но даже если бы ее и не было, в такую спокойную погоду корабль мог бы просто парить на крыльях. Надо только следить, чтобы они оставались расправлены. Вот если их сложить, тогда мы начнем падать.

Бэйн задумчиво кивнул, потом снова поднял свои голубые глаза на Хуго:

– А какие канаты нужно потянуть, чтобы сложить крылья?

– Вот эти. – Хуго указал на два толстенных каната, привязанных у плеч. – Если потянуть их вот так, перед собой, крылья сложатся. А эти канаты позволяют мне управлять кораблем, поднимая и опуская крылья. Этот управляет главной мачтой, а этот идет к хвосту. Перемещая его вправо и влево, я могу задавать направление.

– И долго мы можем так лететь? Хуго пожал плечами:

– Сколько угодно. Или, по крайней мере, до тех пор, пока не приблизимся к острову. Там воздушные потоки могут подхватить корабль и ударить об утес или втянуть под остров и прижать к коралиту.

Бэйн кивнул с серьезным видом:

– Наверно, я тоже смогу управлять этим кораблем. Хуго был в хорошем настроении, поэтому позволил себе снисходительно улыбнуться.

– Не сможете. Силы не хватит. Мальчик жадно смотрел на упряжь.

– Можете попробовать, если хотите, – предложил Хуго. – Вот, станьте рядом со мной.

Бэйн подошел к Хуго, старательно избегая веревок. Он встал перед Хуго, взялся за канат, поднимающий крыло, и потянул. Канат чуть шевельнулся, крыло дрогнуло – и все.

Бэйн не привык, чтобы что-то противилось его воле. Он стиснул зубы, ухватился за веревку обеими руками и потянул изо всех сил. Деревянная рама скрипнула, крыло поднялось где-то на дюйм. Бэйн торжествующе улыбнулся, уперся ногами в палубу и потянул еще сильнее. Но тут налетел порыв ветра и ударил в крыло. Канат вырвался из рук принца. Бэйн вскрикнул от боли и изумленно уставился на свои ободранные ладони.

– Ну как, все еще хотите управлять кораблем? – холодно спросил Хуго.

– Нет, сэр Хуго, – пробормотал Бэйн с безутешным видом, едва сдерживая слезы. Он сжал в пораненной руке свой амулет, словно ища утешения. И, похоже, это помогло. Он сглотнул и поднял на Хуго глаза, в которых все еще блестели слезы.

– Спасибо, что дали попробовать.

– Вообще-то вы действовали неплохо, ваше высочество, – сказал Xyro. – Я видел взрослых людей, которым это удавалось куда хуже.

– Правда? – Слезы мгновенно высохли. Хуго теперь был богат. Он мог позволить себе солгать.

– Правда. А теперь ступайте вниз и посмотрите, не нужно ли чем помочь Альфреду.

– Я вернусь забрать миску! – сказал Бэйн и нырнул в люк. Хуго слышал, как он тараторит, рассказывая Альфреду, как он управлял кораблем.

Хуго ел и лениво смотрел на небо. Он решил, что первое, что он сделает на Аристагоне, – отнесет это перышко к Кев-ам, эльфийской волшебнице. Пусть-ка она на него посмотрит. С ним тоже надо разобраться, хоть это и не самое важное.

По крайней мере, так он думал в то время.

***

Прошло три дня. Они летели по ночам, а днем прятались на маленьких островках, не отмеченных на карте. Хуго сказал, что до Аристагона неделя пути.

Бэйн каждую ночь приходил к Хуго и смотрел, как он управляет кораблем, задавал вопросы. Он иногда отвечал, иногда нет, в зависимости от настроения. Хуго был слишком занят полетом и собственными планами и обращал мало внимания на мальчика. Привязанности в этом мире обходятся чересчур дорого и не приносят ничего, кроме боли и скорби. Мальчик – это деньги. И все.

Однако Хуго удивляло поведение Альфреда. Камергер следил за принцем с беспокойством. Возможно, это из-за того дерева? Но непохоже было, чтобы Альфред беспокоился за принца. Хуго вспоминал, как однажды эльфийский набег застал его в каком-то замке и к ним через стену перебросили эльфийский огненный ящик. Черная металлическая коробочка с виду была совершенно безобидной. Но все знали, что она в любой момент может взорваться. Так вот, Альфред смотрел на Бэйна точно так же, как они тогда смотрели на ту коробочку.

Заметив беспокойство Альфреда, Хуго не впервые задумался о том, что же камергер может знать такого, чего он, Хуго, не знает. Убийца стал внимательней следить за мальчиком на стоянках, предполагая, что он может попытаться сбежать. Но Бэйн послушно повиновался приказу Хуго не отходить от стоянки иначе как в сопровождении Альфреда. Собственно, и уходил-то он только затем, чтобы собирать ягоды. Ему очень нравилось это занятие.

Хуго с ними никогда не ходил, считая подобное времяпрепровождение бессмысленным. Сам он мог питаться чем угодно – лишь бы не быть голодным. Однако Альфред настаивал на том, чтобы его высочеству разрешали делать то, что он хочет. И вот каждый день неуклюжий Альфред отправлялся в лес бороться со стволами, ветками, лозами и кустами. Хуго же оставался в лагере, подремывал, отдыхая, и в то же время прислушивался к каждому шороху.

На четвертую ночь Бэйн пришел в рубку и стал смотреть в окно на великолепные облака и пустынное небо внизу.

– Альфред говорит, ужин скоро будет готов. Хуго, не выпуская из зубов трубки, что-то неразборчиво промычал в ответ.

– А что это за черная тень вон там, большая такая? – спросил Бэйн.

– Аристагон.

– Как? Уже?

– Нет. Он дальше, чем кажется. До него еще дня два пути.

– А где же мы тогда будем останавливаться? Я не вижу никаких островов.

– Да нет, есть тут несколько. Только их за облаками не видно. Это небольшие острова, на которых небольшие корабли, вроде нашего, останавливаются на ночь.

Бэйн встал на цыпочки и посмотрел вниз.

– А вон там, внизу, кружатся огромные облака. Это Мальстрим, да?

Хуго ничего не ответил. Зачем говорить о том, что и так ясно? Бэйн вгляделся внимательней.

– А что это за штуки там, внизу? Похожи на драконов, но куда больше любого дракона, какого мне доводилось видеть Хуго привстал с кресла и выглянул в окно.

– Эльфийские пираты. Или водяные суда.

– Эльфы! – воскликнул мальчик. Рука его потянулась к перу. Когда он заговорил снова, голос у него был нарочито спокойный. – А почему мы от них не спасаемся?

– Они далеко. Возможно, они нас даже не видят А если они нас увидят, то подумают, что это свои К тому же у них, похоже, идет своя разборка.

Принц снова выглянул наружу, но увидел только два корабля и больше ничего. Однако Хуго сразу понял, что там происходит.

– Это мятежники, которые пытаются уйти от имперского боевого корабля.

Бэйн снова взглянул вниз, но без особого интереса.

– Кажется, Альфред зовет. Наверно, пора ужинать А Хуго продолжал с интересом наблюдать за боем. Боевой корабль взял мятежников на абордаж. С борта имперского корабля на палубу корабля мятежников было сброшено множество крючьев. Вот такая же атака – только нападавшие были людьми – спасла Хуго из рабства.

Несколько мятежников, пытаясь усилить магию и избежать плена, совершали опасный маневр, который называется «ходить по драконьему крылу». Хуго видел как они выбежали на мачты, неся с собой амулеты, которые дал им корабельный маг Нужно было прикоснуться ими к мачте.

Это была действительно безумная затея. Магический полог не доставал до конца крыльев и не мог защитить их. Порыв ветра или вражеский выстрел мог сбить их с крыла в Мальстрим – что, собственно, и случилось с одним из эльфов.

«Пройти по драконьему крылу», – говорят эльфы обо всяком рискованном, но стоящем предприятии. Хуго всегда казалось, что эта поговорка вполне приложима ко всей его жизни. Потому он и назвал свой корабль «Драконьим крылом».

Вернулся Бэйн с миской.

– А где эльфы? – спросил он, отдавая Хуго еду. – Сзади остались. Мы их обогнали. – Хуго положил кусок в рот, разжевал, поперхнулся и выплюнул его обратно в миску. – Черт! Что, Альфред с ума сошел? Разве можно сыпать столько перца?

– Я ему говорил, что он переперчил. Но я вина принес, запить.

И принц протянул Хуго мех с вином. Хуго напился, раздал мех обратно. Отпихнул ногой миску с нетронутым ужином.

– Скажи Альфреду – пусть сам ест эту дрянь.

Бэйн взял миску, но не тронулся с места. Он стоял, теребя перо, и смотрел на Хуго, словно чего-то ждал.

– В чем дело? – рявкнул Хуго.

И тут он понял в чем.

Он не почувствовал вкуса яда – перец перебил его. Но теперь он ощущал его действие. Живот свело судорогой и жгло как огнем, язык, казалось, распух. Перед глазами все поплыло, вытянулось, потом, наоборот, сплюснулось. Мальчик сделался огромным и с очаровательной улыбкой навис над ним, по-прежнему играя перышком.

Хуго охватила ярость, но яд действовал быстрее.

Оседая на пол, Хуго увидел перо и услышал, словно издалека, почтительный голос мальчика:

– Подействовало, отец! Он умирает!

Хуго дернулся, пытаясь придушить своего убийцу, но не смог поднять руку – она казалась слишком тяжелой. А потом мальчик исчез, и на его месте оказался черный монах с протянутой к нему рукой.

– Ну, и кто же победил? – спросил он.

Глава 25. ОТКРЫТОЕ НЕБО, СРЕДИННОЕ ЦАРСТВО

Хуго рухнул на палубу. Канаты, привязанные к упряжи, перепутались. Корабль резко дернулся, так что Бэйн отлетел и ударился о переборку. Миска с едой упала и покатилась по полу. Из нижней каюты тоже донесся грохот, сопровождаемый вскриком и стоном.

Принц с трудом поднялся на ноги, держась за стенку, и огляделся. Палуба угрожающе накренилась. Хуго лежал на спине, опутанный канатами. Бэйн выглянул наружу, увидел, что нос дракона направлен вниз, и понял, в чем дело. Падая, Хуго заставил крылья сложиться, магия исчезла, и теперь они падали с громадной высоты в Мальстрим.

Бэйн не подумал о том, что такое может случиться. И его отец, по-видимому, тоже. Это и неудивительно. Мистериарх Седьмого Дома, живущий высоко в небесах, вне бурь и тревог прочего мира, плохо разбирался в технике. Вряд ли Синистрад хоть раз в жизни видел эльфийский драккор. А Хуго ведь говорил мальчику, что корабль может лететь сам по себе.

Бэйн принялся разбирать веревки. Найдя нужные канаты, он принялся тянуть их изо всех сил. Но сделать ничего не мог. Крылья не раскрывались.

– Альфред! – крикнул Бэйн. – Альфред, сюда! Скорей!

Внизу снова раздался грохот, потом послышалось пыхтение, и в люке появилось смертельно бледное лицо Альфреда.

– Сэр Хуго, что происходит? Мы что, падаем?.. – И тут он увидел тело Хуго, распростертое на полу. – Благие сартаны!

Альфред с несвойственной ему быстротой и ловкостью забрался в люк, пролез между веревками и встал на колени рядом с Хуго.

– Да бросьте вы его! – воскликнул принц. – Он мертвый!

Видя, что Альфред не обращает на него внимания, принц схватил его за плечи и развернул к окну.

– Смотрите! Мы падаем! Остановите корабль! Снимите с него упряжь, наденьте на себя и управляйте!

– Ваше высочество! – Альфред был бледен как мел. – Я же не умею управлять кораблем! Этому нужно учиться, учиться годами!

Тут он прищурился:

– А почему это вы думаете, что он мертв? Принц с вызовом поглядел на него, но тут же опустил глаза. Альфред больше не казался тем смешным растяпой, каким привык видеть его принц; взгляд у него внезапно сделался очень внимательным, и мальчик почувствовал себя ужасно неуютно.

– Он получил то, чего заслуживал, – угрюмо ответил Бэйн. – Это был убийца. Король Стефан нанял его, чтобы убить меня. А я убил его самого. Вот и все.

– Вы? Или ваш отец? – спросил Альфред, бросив взгляд на перо.

Бэйн смутился, открыл было рот, потом опять закрыл. Он стиснул амулет, словно пытаясь спрятать его, и промямлил нечто неразборчивое.

– Вам незачем лгать, – вздохнул Альфред. – Я это давно знал. Я узнал об этом раньше ваших родителей – приемных родителей, сказал бы я, но это предполагает выбор, а им не было дано выбора. Каким ядом вы его опоили?

– Его? Да какое вам дело до него? Мы сейчас разобьемся! – завопил принц.

– Кроме него, нас никто не спасет. Что вы ему дали? – спросил Альфред, протянув руку, собираясь схватить мальчишку за шиворот и хорошенько встряхнуть для вразумления.

Принц шарахнулся назад, оступился и скатился к переборке. Повернувшись, чтобы встать, он оказался перед окном.

– Ой! Эльфийские корабли! Мы падаем прямо на них! И не нужен нам этот вонючий убийца. Эльфы нас спасут.

– Нет! Бэйн! Подожди! Это ягоды, да? Но мальчик уже бежал по коридору. Альфред кричал что-то насчет того, что эльфы опасны, но Бэйн не слушал его.

«Я – принц Улиндии! – говорил он себе, карабкаясь по лестнице. Выбравшись на верхнюю палубу, он вцепился в перила и обвил их ногами, чтобы не упасть.

– Они не посмеют причинить мне вред! Мое заклятие действует. Триан думает, что разрушил его, но это только оттого, что я так хотел! Отец говорит, что рисковать нельзя, поэтому мне пришлось отравить этого убийцу, чтобы захватить корабль. Но заклятие осталось при мне! Теперь у меня есть эльфийский корабль Я заставлю эльфов отвезти меня к отцу, и мы с ним будем править ими. Мы будем править всеми!» – Э-гей! – крикнул Бэйн. Он помахал эльфам рукой. – Эй! Помогите! Помогите!

Но эльфы были внизу, слишком далеко, чтобы услышать крик мальчика. К тому же у них сейчас были дела поважнее. Они сражались не на жизнь, а на смерть. Бэйну с его насеста было видно, что имперский боевой корабль и корабль мятежников сцепились, и он не мог понять, что происходит. Отсюда ему не было видно крови, льющейся на палубу, не было слышно воплей канатчиков, запутавшихся в своей упряжи, и пения эльфов-повстанцев, которые пытались, защищаясь, в то же время склонить нападающих на свою сторону.

Расписные драконьи крылья судорожно трепыхались в воздухе или беспомощно свисали на оборванных канатах. Абордажные крючья на длинных веревках намертво связали оба корабля. Эльфийские воины съезжали по веревкам или просто спрыгивали на палубу вражеского корабля. Далеко внизу кипел и вращался Мальстрим, и молнии то и дело озаряли фиолетовым светом его черные тучи с белой каймой.

Бэйн жадно смотрел на эльфов. Он не чувствовал страха – только сумасшедшую радость от ветра, бьющего в лицо, от нового приключения и от того, что замыслы его отца близки к исполнению. Падение корабля несколько замедлилось. Альфреду удалось немного раздвинуть крылья, так что магия начала действовать Но корабль по-прежнему был неуправляем и продолжал спускаться по широкой спирали.

Снизу послышался голос Альфреда. Бэйн не мог разобрать слов, но что-то в их ритме напомнило ему то, что произошло, когда на него упало дерево. Впрочем, Бэйн не обратил на это внимания. Эльфы были уже близко, они приближались к ним с каждой минутой! Бэйн уже видел их лица, запрокинутые навстречу кораблю. Он снова принялся кричать, но тут вдруг корабли расцепились и начали разваливаться прямо на глазах!

Хрупкие фигурки посыпались вниз, в пустоту. Бэйн был уже достаточно близко, чтобы расслышать вопли ужаса падающих в Мальстрим. Тут и там носились обломки корабля, поддерживаемые на лету собственной магией, и за них цеплялись эльфы. Кое-где, на обломках покрупнее, все еще сражались.

И маленький корабль Бэйна несся прямо в середину этого хаоса.

***

Кирские монахи никогда не смеются. Они не видят в жизни ничего смешного и любят подчеркивать, что люди часто смеются оттого, что кому-то другому плохо Однако в кирских монастырях не запрещено смеяться. Там просто никто не смеется, и все. Дети, впервые попавшие к черным монахам, иногда продолжают смеяться первые два-три дня (что тоже бывает нечасто, принимая во внимание, каким путем они туда попадают), но потом отвыкают.

И черный монах, что держал Хуго за руку, не улыбался, но Хуго видел смех в его глазах. Хуго, разъяренный, принялся отбиваться. Он дрался отчаянней, чем когда-либо в своей жизни. Но противник его был не из плоти и крови. Его нельзя было ни ранить, ни убить. Его нельзя было остановить. Он был вечен, и Хуго не мог вырваться из его рук.

– Ты ненавидел нас, – сказал черный монах, беззвучно смеясь, – ненавидел и все же служил нам. Всю свою жизнь ты служил нам.

– Я никому не служу! – крикнул Хуго. Но он уже устал бороться. Ему хотелось отдохнуть. Только стыд и гнев мешали ему впасть в желанное забытье. Ему было стыдно оттого, что он знал, что монах прав. А гнев охватил его оттого, что он так долго был игрушкой в их руках.

Отчаявшись, он призвал на помощь все свои тающие силы и ударил в последний раз, пытаясь освободиться. Это был жалкий, беспомощный тычок, который не испугал бы и ребенка. Однако монах вдруг выпустил его.

Хуго был застигнут врасплох и упал, лишившись поддержки. Но ему не было страшно: у него было странное ощущение, что падает он не вниз, а вверх. Он не погружался во тьму, а взлетал к свету.

***

– Сэр Хуго! – В тумане показалось испуганное и озабоченное лицо Альфреда.

– Сэр Хуго! Ох, слава сартанам, вы очнулись. Как вы себя чувствуете?

С помощью Альфреда Хуго удалось сесть. Он огляделся, ища монаха. Но его нигде не было. В рубке оказался только камергер да еще упряжь в куче перепутанных канатов.

– Что случилось? – Хуго потряс головой. Он не чувствовал боли – только нечто вроде легкого похмелья. Голова пухла изнутри, язык не помещался во рту. Ему случалось просыпаться в таком состоянии в трактире, рядом с пустым винным мехом.

– Мальчик вас чем-то опоил. Но это уже проходит. Я знаю, что вам сейчас плохо, сэр Хуго, но у нас неприятности. Корабль падает…

– Опоил? – перебил его Хуго. Лицо Альфреда расплывалось в каком-то тумане. – Он не просто опоил меня! Это был яд! Я умирал! – Его глаза сузились.

– Нет-нет, сэр Хуго. Я знаю, вам могло так показаться, но…

Хуго наклонился вперед, схватил Альфреда за шиворот, притянул к себе и заглянул в бледно-голубые глаза так пристально, словно пытался влезть камергеру в душу.

– Я умер!!! – Он стиснул руку еще сильнее. – Это ты меня оживил!

Альфред спокойно смотрел в глаза Хуго. Он улыбнулся, немного печально, и покачал головой:

– Вы ошибаетесь. Это был сонный напиток. Я ничего не делал…

Как мог этот слизняк врать так, чтобы Хуго ни о чем не догадался? И тем более как мог он спасти жизнь ему, Хуго? Его лицо было совершенно безмятежным, в глазах виделись лишь печаль и жалость, ничего более. Казалось, Альфред абсолютно неспособен что-либо скрыть. Кто-нибудь другой, может, и поверил бы ему – но только не Хуго!

Убийца знал этот яд. Он и сам не раз подливал его другим. Он видел, как они умирали – в точности так же, как он. И ни один из них не пришел в себя.

– Сэр Хуго, корабль! – настаивал Альфред. – Мы падаем! Крылья… они втянулись! Я пытался их вытащить, но у меня ничего не вышло.

Хуго только теперь обратил внимание на то, что корабль раскачивало. Он пристально посмотрел на Альфреда и отпустил его. Это еще одна тайна. Но если они сейчас рухнут в Мальстрим, он ее никогда не раскроет. Хуго тяжело поднялся на ноги, стиснул руками гудящую голову. Она была ужасно тяжелой. Хуго казалось, что, если он выпустит ее из рук, череп просто расколется и свалится с плеч.

Посмотрев в окно, Хуго убедился, что упадут они еще не скоро. Альфреду удалось замедлить падение, и Хуго легко мог наладить управление, несмотря на то что некоторые канаты порвались.

– Сейчас падение в Мальстрим – не главная опасность.

– Что вы хотите сказать, сэр? – Альфред подобрался к нему и тоже выглянул в окно.

Прямо на них смотрели три эльфийских воина Они были так близко, что можно было различить каждую деталь изорванной и окровавленной одежды.

– Эй, бросайте их сюда! – донесся с верхней палубы голос Бэйна. – Я их поймаю! Альфред ахнул.

– Его высочество говорил что-то насчет помощи эльфов…

– Помощи! – Хуго криво усмехнулся. Похоже, он ожил лишь затем, чтобы снова умереть.

Веревки с крюками взвились в воздух. Хуго услышал, как они ударились о палубу, заскрипели по дереву. Потом веревки натянулись. От толчка Хуго упал

– он все еще плохо стоял на ногах. Крюки зацепились Хуго схватился за меч. Меча не было.

– А где?..

Альфред понял его жест и поспешно заковылял по шатающейся палубе.

– Вот он, сэр. Мне пришлось воспользоваться им, чтобы вытащить вас из канатов.

Хуго схватил меч – и едва не выронил его. Руки так ослабели, что Хуго показалось, будто Альфред дал ему не меч, а наковальню. Корабль снова дернулся – эльфы карабкались по веревкам на борт. Сверху, с палубы, доносилось возбужденное щебетанье Бэйна.

Хуго стиснул меч, выбрался из рубки, прокрался коридором и встал под люком. Альфред топал за ним – Хуго съежился от шума, который он устроил. Он злобно посмотрел на камергера, знаком призывая его к тишине. Потом достал из сапога кинжал и протянул его Альфреду.

Альфред побледнел, замотал головой и спрятал руки за спину.

– Нет! – прошептал он дрожащими губами. – Я не сумею! Я не смогу… не смогу убить!

Хуго посмотрел наверх. На палубе раздавались тяжелые шаги.

– Даже затем, чтобы спасти собственную жизнь? – прошипел он.

Альфред опустил глаза.

– Я сожалею…

– Скоро тебе придется пожалеть об этом еще сильнее, – проворчал Хуго.

Глава 26. ОТКРЫТОЕ НЕБО, ПАДЕНИЕ

Бэйн смотрел, как трое эльфов легко взбираются по канату. Под ними была лишь пустота и, далеко внизу, темный и страшный, вечно клубящийся вихрь. Но эльфы были опытными летчиками и не тратили времени на то, чтобы смотреть вниз. Добравшись до корабля, они легко спрыгнули на палубу.

Принц никогда прежде не видел эльфов и теперь разглядывал их так же упорно, как они упорно его не замечали. Эльфы были такого же роста, как и люди, но более тонкое и хрупкое сложение заставляло их казаться выше. Лица у них были тонкие, но холодные и суровые, точно выточенные из мрамора. Стройные, легкие, мускулистые, они двигались удивительно грациозно даже на раскачивающейся палубе. Кожа у них была смуглая, как лесной орех, а волосы и брови – светлые, с серебристым отливом. Одевались они в куртки и короткие юбочки, расшитые причудливыми узорами – птицами, цветами, зверями. Люди часто смеялись над яркими нарядами эльфов – до тех пор, пока не обнаруживали, что это не только наряд, но и доспехи. Эльфийские волшебники умеют с помощью магии придавать обычной шелковой нити крепость и прочность стали.

Эльф, казавшийся предводителем, махнул двум остальным, чтобы те осмотрели корабль. Один побежал на корму, выглянул за борт, осмотрел крылья – вероятно, пытался понять, отчего корабль вдруг потерял управление. Другой бросился на нос. Все эльфы были вооружены, но не обнажали оружия. В конце концов, они ведь находились на эльфийском корабле!

Видя, что его воины занялись делом, эльфийский капитан наконец снизошел до того, чтобы обратить внимание на мальчика.

– Что делает человечье отродье на корабле, принадлежащем моему народу? – поинтересовался он. – И где капитан этого судна?

Он хорошо говорил по-людски, но кривил при этом рот, словно человеческие слова были неприятны на вкус и он не произносит, а выплевывает их. Голос у него был звонкий и мелодичный, тон – надменный и снисходительный. Бэйн рассердился, но умело скрыл это.

– Я – принц и наследник Волькаран и Улиндии. Король Стефан – мой отец.

Бэйн счел уместным начать беседу с этого, чтобы эльфы сразу поняли, что имеют дело с важной персоной. А правду он им расскажет потом. Ведь на самом-то деле он куда более знатного происхождения – такого знатного, что им и не снилось!

Эльфийский капитан наблюдал за своими воинами, не проявляя к Бэйну особого интереса.

– Значит, мои сородичи захватили в плен людского короленыша? Интересно, зачем ты им понадобился?

– Меня похитил дурной человек, – ответил Бэйн со слезами. – Он собирался убить меня. Но вы меня спасли! Вы герои. Отвезите меня к вашему королю, чтобы я мог поблагодарить его. Это будет началом мира между нашими народами.

Эльф, проверявший крылья, вернулся к капитану с докладом. Услышав слова мальчика, он посмотрел на капитана, капитан на него, и оба в один голос расхохотались.

Бэйн стиснул зубы. Над ним никогда в жизни никто не смеялся! Что происходит? Почему не действует заклятие? Он был уверен, что Триану не удалось уничтожить его! Но почему же оно не действует на эльфов?

И тут Бэйн увидел амулеты. Эльфийские воины носили на шее амулеты, которые должны были защищать их от боевой магии людей. Бэйн этого не знал, но понял, что это защитные талисманы и что они-то, должно быть, и мешают действию заклятия.

Он не успел ничего сделать – капитан сгреб его за пояс и подбросил в воздух, словно мешок с мусором. Другой эльф, чья хрупкость оказалась обманчивой, поймал мальчика на лету. Капитан небрежно отдал какой-то приказ, и эльф, держа мальчика за шиворот, как нашкодившего щенка, направился к борту. Бэйн не знал эльфийского, но понял жест, сопровождавший приказ капитана.

Его приказали выбросить за борт.

Бэйн пытался закричать, но от ужаса потерял голос.

Он принялся отчаянно брыкаться. Но эльф держал его крепко и только посмеивался. Бэйн обладал магическим даром, но не был обучен – ведь он воспитывался не в отцовском доме. Он чувствовал, как магия бурлит во всем его теле, но не знал, как воспользоваться ею.

Однако отец может ему помочь!

Бэйн схватился за перо.

– Отец!

– Он тебе не поможет! – усмехнулся эльф.

– Отец! – снова крикнул Бэйн.

– Я был прав, – сказал капитан своим товарищам. – Здесь есть еще люди – в том числе отец этого крысеныша. Ищи их, – сказал он третьему эльфу, вернувшемуся с носа – Ну же, выкинь этого ублюдка! – приказал он другому.

Эльф, который держал Бэйна, выставил руку за борт и выпустил мальчика.

Бэйн камнем полетел вниз. Он уже набрал было воздуху, чтобы заорать от ужаса, но тут властный голос приказал ему молчать. Это был тот самый голос, который говорил с ним с детства, произнося слова, слышные одному лишь Бэйну.

– Ты можешь спасти себя, Бэйн. Но прежде ты должен победить страх.

Бэйн стремительно падал. Внизу плавали обломки эльфийских кораблей, еще ниже кружились черные тучи Мальстрима. Мальчик окаменел от ужаса.

– Не могу, отец! – проскулил он.

– Не сможешь – погибнешь. Оно и к лучшему. Мне не нужен сын-трус!

Всю свою короткую жизнь Бэйн стремился лишь к одному – угодить человеку, который говорил с ним через амулет, человеку, который был его настоящим отцом Больше всего на свете он хотел заслужить одобрение могущественного волшебника.

– Закрой глаза! – приказал Синистрад. Бэйн послушался.

– Теперь займемся магией. Представь себе, что ты легче воздуха. Твое тело

– не из тяжелой плоти, а воздушное, словно пушинка. Кости у тебя легкие и полые, как у птицы.

Принц чуть было не рассмеялся, но что-то подсказало ему, что, если он засмеется, он не сумеет поверить в это, упадет и разобьется насмерть. Он подавил нервный, истерический смешок и попытался сделать то, что приказывал отец Это казалось нелепой игрой Бэйн невольно открывал глаза, ища какого-нибудь обломка, за который можно ухватиться. Но глаза слезились от ветра, и Бэйн ничего не видел. Ему захотелось разрыдаться.

– Бэйн! – Голос отца хлестнул его, как бичом.

Бэйн сглотнул, крепко зажмурился и попытался представить себя птицей.

Поначалу это казалось очень трудным, невыполнимым. Но поколения давно умерших волшебников и собственные врожденные способности пришли ему на помощь. Все дело было в том, чтобы забыть о реальности, убедить себя, что тело весит не восемьдесят фунтов, а вообще невесомо. Большинство молодых магов учатся этому искусству годами. Бэйну пришлось овладеть им за несколько секунд. Птицы учат птенцов летать, выбрасывая их из гнезда. Бэйн учился магии по тому же принципу. Потрясение и страх пробудили его врожденный талант.

«Мое тело – из облаков. Моя кровь – прозрачный туман. Мои кости пусты и наполнены воздухом».

Принц ощутил легкое покалывание во всем теле. Казалось, магия и впрямь обратила его в облако – он почувствовал себя легким и воздушным. По мере того как это ощущение усиливалось, росла и уверенность Бэйна в иллюзии, которую он сотворил, а от этого магия, в свой черед, усиливалась. Открыв глаза, Бэйн с радостью убедился, что он больше не падает. Он парил в небе.

– Получилось! Получилось! – завопил он, размахивая руками, как птица.

– Не отвлекайся! – перебил его Синистрад. – Это не игра! Если ты будешь отвлекаться, ты потеряешь силу!

Бэйн тут же опомнился. На него подействовали даже не столько слова отца, сколько вновь возникшее ощущение тяжести. И он снова сосредоточился на том, чтобы удерживать свое тело.

– А что мне теперь делать, отец? – спросил он.

– Пока что оставайся там, где ты есть. Эльфы тебя спасут.

– Но ведь они хотели убить меня!

– Да. Но теперь, когда они увидят, что ты обладаешь силой, они захотят отвезти тебя к своим волшебникам. Так ты попадешь ко двору. Тебе стоит провести там некоторое время, прежде чем ты вернешься ко мне. Ты сможешь узнать там много полезного.

Бэйн поднял голову, пытаясь разглядеть, что происходит на корабле. Отсюда были видны только днище корабля и полураскрытые крылья. Однако Бэйн видел, что корабль продолжает падать.

Бэйн расслабился, паря в воздухе и ожидая, пока корабль поравняется с ним.

Глава 27. ОТКРЫТОЕ НЕБО, ПАДЕНИЕ

Хуго с Альфредом притаились у подножия лестницы. Они слышали, как эльфы обыскивали корабль; они слышали разговор эльфийского капитана с Бэйном.

– Ублюдок! – пробормотал Хуго сквозь зубы. Потом они услышали вопль Бэйна. Альфред побелел.

– Если хочешь, чтобы этот пащенок остался жив, помоги его выручить! – сказал Хуго камергеру. – Держись за мной!

Хуго взобрался по лестнице, открыл люк и выскочил на палубу. Альфред бежал за ним. Первое, что они увидели, был эльф, швыряющий Бэйна за борт. Альфред вскрикнул от ужаса.

– Плюнь! – крикнул Хуго, озираясь в поисках чего-нибудь, что могло бы послужить оружием. – Прикрой мне спину… Нет! Ах, чтоб твоих предков!..

Альфред закатил глаза, лицо его посерело, он пошатнулся… Хуго схватил его за ворот и встряхнул, но было уже поздно. Камергер потерял сознание и мешком рухнул на палубу.

– Ч-черт! – прошипел Хуго сквозь зубы.

Эльфы устали после битвы с повстанцами. К тому же они не ожидали найти людей на борту корабля-дракона и растерялись. Один из эльфов потянулся было за багром, но Хуго опередил его, с размаху ударив эльфа по лицу. Тот упал, врезавшись головой в крышку люка, и, по всей видимости, на время вышел из строя. Хуго не решился его добить: к нему уже приближались двое других.

Эльфы не очень хорошо фехтуют. Они предпочитают стрельбу из лука, требующую умения и точности, а не только грубой силы, как бой на мечах (по крайней мере, они так считают). Эльфы носят только короткие мечи, которые используются лишь для ближнего боя или для добивания того, кто уже ранен стрелой.

Зная нелюбовь эльфов к мечу, Хуго бешено размахивал клинком, не давая им подойти вплотную. Он отступал, перепрыгивая с доски на доску, пока эльфы не прижали его к борту. Однако ближе подойти они не решались. Пока. Недостаток искусства эльфы восполняют терпением и хитростью. Силы Хуго были уже на исходе, он с трудом удерживал меч в руке. Эльфы видели, что он слаб и болен. Они изматывали его финтами и ложными выпадами, выжидая, пока усталость заставит его утратить бдительность.

Руки у Хуго болели, голова гудела. Он знал, что долго не продержится. Так или иначе, конец был близок. И тут он заметил, что Альфред пошевелился. Это натолкнуло его на мысль.

– Альфред! – завопил он. – Давай, заходи сзади!

Уловка была такая старая, что ни один мало-мальски стоящий человек на нее не попался бы. Эльфийский капитан тоже не поймался, но второй воин не удержался и обернулся. Увидел он не грозного воина, подкрадывающегося сзади, а всего-навсего Альфреда, который сидел у люка и моргал.

Хуго ринулся на эльфа, выбил у него меч и ударил в лицо кулаком. Правда, при этом он открылся капитану, но пришлось рискнуть. Капитан сделал выпад, целясь в сердце Хуго, но оступился на накренившейся палубе и попал в правую руку. Хуго развернулся и с размаху ударил капитана рукоятью меча. Тот выронил меч и растянулся на палубе.

Хуго рухнул на колени, борясь с головокружением и тошнотой.

– Сэр Хуго! Вы ранены! Давайте я помогу! – Альфред коснулся его плеча, но Хуго отдернул руку.

– Со мной все в порядке! – отрезал он. С трудом поднявшись на ноги, он грозно посмотрел на камергера. Тот покраснел и опустил голову.

– Я… Я прошу прощения, – промямлил он. – Мне так неловко, что я вас бросил… Я просто не знаю, что на меня такое находит…

– Выкиньте-ка этих сволочей за борт, пока они не очухались, – перебил его Хуго, указывая на эльфов.

Альфред так побледнел, что Хуго испугался, как бы он снова не упал в обморок.

– Я… я не могу, сэр! Выбросить за борт беспомощных людей… то есть эльфов… но…

– Твоего-то мальчишку они выкинули! Ладно, придется управиться с ними самому. – Хуго поднял меч и уже собрался перерезать горло беззащитному эльфу, но что-то остановило его. Из жуткой черной пропасти до него донесся голос: «Всю свою жизнь ты служил нам!» – Сэр, прошу вас! – Альфред схватил его за рукав. – Посмотрите, их корабль все еще привязан к нашему! – Он указал на останки эльфийского корабля, висевшие на веревках рядом с кораблем Хуго. – Я могу переправить их обратно. По крайней мере, у них будет хоть какой-то шанс спастись!

– Ну ладно, – нехотя согласился Хуго – он слишком устал, чтобы спорить. – Делайте что хотите. Только избавьтесь от них. И какое вам дело до этих эльфов? Они ведь убили вашего драгоценного принца!

– Всякая жизнь священна, – тихо ответил Альфред, поднимая за плечи лежащего без чувств эльфийского капитана. – Мы узнали это. Но слишком поздно. Слишком поздно… – сказал он.

По крайней мере, Хуго показалось, что он это сказал. Но, может, и в самом деле показалось. В снастях свистел ветер, Хуго было плохо и больно, и вообще – какая разница?

Альфред взялся за дело со свойственной ему неуклюжестью: спотыкался обо все доски, ронял тела, один раз чуть не удавился, запутавшись в корабельном канате. Но в конце концов ему все же удалось подтащить эльфов к фальшборту, и он перебросил их на другой корабль с такой силой, какой Хуго и не подозревал в этом длинном рохле.

Хотя в Альфреде было много непонятного. Неужели Альфред и впрямь воскресил его после того, как он умер? А если да, то как? Воскрешать мертвых не умеют даже мистериархи…

«Всякая жизнь священна… Слишком поздно… Слишком поздно…» Хуго потряс головой и тут же пожалел об этом. У него глаза на лоб полезли от боли.

Вернувшись, Альфред обнаружил, что Хуго пытается одной рукой сделать себе перевязку.

– Сэр Хуго… – робко начал Альфред. Хуго не поднял головы. Камергер вежливо отвел его руку и взялся за перевязку сам – довольно ловко, надо заметить.

– Мне хотелось бы показать вам одну вещь, сэр…

– Да знаю, знаю. Мы все еще падаем. Это ничего, я успею выправить корабль. До Мальстрима далеко еще?

– Не в этом дело, сэр. Принц… Он жив!

– Жив? – Хуго уставился на Альфреда. Что он, спятил, что ли?

– Да, сэр. Это очень странно, сэр. Хотя, с другой стороны, не так уж и странно, если принять во внимание, кто он и кто его отец…

«Так кто же он такой, черт побери?» – спросил было Хуго. Но сейчас было не до того. Он заковылял по палубе, пошатываясь от боли. Корабль все больше мотало – ветер усиливался по мере того, как они приближались к Мальстриму. Он посмотрел вниз и тихонько присвистнул.

– Его отец – мистериарх из Верхнего царства, – объяснил Альфред. – Наверно, это он научил мальчика летать.

– Они разговаривают с помощью амулета? – предположил Хуго, вспомнив, как мальчик сжимал в руке свое перо.

– Да.

Хуго видел запрокинутое лицо мальчика. Он с торжеством смотрел на них, явно весьма довольный собой.

– И вы думаете, я стану его вытаскивать? Мальчишку, который хотел меня отравить? Который устроил крушение моему кораблю? Который пытался продать нас эльфам?

– В конце концов, сэр, – ответил Альфред, глядя в глаза Хуго, – вы ведь согласились убить его – за деньги.

Хуго снова посмотрел на Бэйна. Они приближались к Мальстриму. Хуго уже ясно различал клубящиеся над ним облака пыли и обломков и слышал глухие раскаты грома. Руль громко хлопал под порывами холодного влажного ветра. Хуго сейчас заняться бы порванными канатами, распутать их, расправить крылья и набрать высоту, пока корабль не затянуло в Мальстрим. А тут еще и голова трещала от боли.

Хуго развернулся и отошел от борта.

– Я вас не виню, – сказал Альфред. – Это трудный ребенок…

– Трудный! – Хуго расхохотался, но тут же умолк, прикрыв глаза, – палуба внезапно ушла у него из-под ног. Придя в себя, он с трудом перевел дыхание.

– Возьмите вон тот багор и попробуйте достать его. Я постараюсь подогнать корабль поближе. Но имейте в виду, при этом мы сами рискуем жизнью! Нас может подхватить ветром и затянуть в шторм.

– Хорошо, сэр Хуго. – И Альфред кинулся за багром. Как ни странно, на этот раз его ноги двигались в нужном направлении.

Хуго вернулся в рулевую рубку и остановился, глядя на спутанные веревки. «Зачем мне все это?» – спросил он себя. Тут же последовал ответ: «Все просто. Есть один отец, который готов заплатить за то, чтобы его сын не вернулся, и другой, который заплатит за то, чтобы получить мальчишку».

«Да, это разумно. Но все это, конечно, при условии, что мы не свалимся в Мальстрим». Выглянув в окно, Хуго увидел мальчика, парящего среди облаков. Корабль падал, приближаясь к нему, но должен был пройти мимо, на расстоянии крыла, если Хуго не изменит курса.

Хуго мрачно осмотрел клубок изрезанных веревок, пытаясь определить, какая куда идет. Наконец он нашел те, что были ему нужны, распутал и разложил, так чтобы они легко двигались в клюзах. Он отрезал их мечом от упряжи и намотал на руки. Правда, ему случалось видеть, как люди ломали себе руки таким образом: выйдя из-под контроля, тяжелое крыло могло рвануть веревку и сломать кость, как прутик. Но сейчас было не до предосторожностей.

Хуго сел в кресло, уперся ногами в палубу и принялся медленно травить канат. Одна из веревок пошла в клюз легко и свободно. Крыло раскрылось, и магия начала действовать. Но канат на правой руке Хуго безжизненно повис. Хуго вытер вспотевший лоб. Крыло застряло!

Хуго дернул канат изо всех сил, надеясь освободить его. Не помогло. Хуго понял, что порвался один из наружных канатов, привязанных к крылу. Хуго выругался сквозь зубы, бросил правый канат и попытался лететь на одном крыле.

– Ближе! – крикнул сверху Альфред. – Чуть левее – на штирборт, да? Никак не могу запомнить! Сейчас… Сейчас… Поймал! Держитесь крепче, ваше высочество!

Потом послышался пронзительный голосок принца, который возбужденно о чем-то рассказывал, топот маленьких ног по палубе.

Потом раздался тихий голос Альфреда. Альфред, видимо, укорял Бэйна, Бэйн оправдывался.

Хуго потянул канат, крыло поднялось, корабль пошел наверх. Внизу клубились облака Мальстрима – они, казалось, злились, что добыча ускользает. Хуго затаил дыхание, сосредоточившись на том, чтобы удерживать крыло в одном положении.

И вдруг – словно огромная рука прихлопнула их, как назойливого комара. Корабль стремительно ухнул вниз. Хуго услышал испуганный вопль, тяжелый удар и понял, что кто-то упал. Оставалось только надеяться, что Альфред и принц нашли, за что ухватиться.

Он упрямо тянул канаты, стараясь удержать крыло и замедлить падение. Но внезапно послышался зловещий треск и характерный свист, от которого у любого пилота душа уходит в пятки. Крыло порвалось, и ветер свистел в дыре. Теперь на нем уже нельзя лететь, но магия поможет смягчить падение – если, конечно, там, внизу, есть куда падать и если Мальстрим не разнесет их до того в клочья.

Хуго размотал веревку с руки и бросил ее на палубу. Они еще не достигли Мальстрима, но ветер уже швырял корабль из стороны в сторону. Хуго не мог стоять на ногах – ему пришлось ползти по полу, цепляясь за веревки. Он выбрался в коридор, взобрался по лестнице и выглянул наружу. Альфред с Бэйном лежали, распластавшись на досках, Альфред прикрывал мальчика своим телом.

– Сюда! – крикнул Хуго, перекрывая шум ветра. – Крыло порвалось! Мы падаем!

Альфред пополз к люку, таща за собой Бэйна. Хуго с некоторым удовольствием отметил, что мальчишка еле жив от ужаса. Добравшись до люка, Альфред пропихнул принца вперед. Хуго бесцеремонно затащил мальчишку внутрь и швырнул на палубу.

Бэйн взвыл от боли, но его вопль тут же оборвался: корабль швырнуло в сторону, принц налетел на переборку, и у него перехватило дыхание. Альфред провалился в люк вниз головой, сбил Хуго с ног, и оба тяжело рухнули на палубу.

Хуго, пошатываясь, поднялся на ноги и снова полез наверх – а может, и вниз, не понять было. Корабль мотало так, что Хуго потерял всякое чувство направления. Он нащупал крышку люка. На корабль обрушился дождь; вода хлестнула в люк, как сотня эльфийских копий. Разветвленная молния вспыхнула так близко, что Хуго сморщился от запаха озона; раскат грома едва не оглушил его. Хуго с трудом удержал крышку люка (она сразу сделалась скользкой от воды), но ему все же удалось захлопнуть ее. Хуго устало сполз по лестнице и мешком осел на палубу.

– Вы… вы живы! – изумленно уставился на него Бэйн. Потом на его лице появилась радость. Мальчик бросился к Хуго и крепко обнял его. – Как я рад, сэр Хуго! Я так боялся! Вы спасли мне жизнь!

Хуго расцепил объятия мальчика и отодвинул его на расстояние вытянутой руки. В лице и голосе принца не было ни капли притворства! Голубые глаза смотрели на него чистым, открытым взором. Хуго почти готов был поверить, что все случившееся было дурным сном.

Почти – но не совсем.

Этот Бэйн (право, не зря ему дали такое имя!) пытался отравить его! Хуго протянул руку к тонкой шее мальчика. Как было бы просто избавиться от него! Разок сдавить – и контракт выполнен.

Корабль швыряло, как щепку. Корпус скрипел и стонал, словно готов был развалиться в любой момент. Вокруг сверкали молнии, грохотал гром.

«Всю свою жизнь ты служил нам».

Хуго сдавил горло мальчика сильнее. Бэйн смотрел ему в глаза все так же доверчиво, застенчиво улыбаясь. Можно было подумать, что убийца ласково гладит его по головке.

Хуго сердито отшвырнул мальчишку к Альфреду. Тот машинально поймал его.

Хуго, держась за стенки, потащился в рубку. На полдороге он упал на четвереньки, и его вывернуло.

Глава 28. ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Бэйн пришел в себя первым. Открыв глаза, он огляделся. За стеной корабля по-прежнему слышались раскаты грома. Поначалу его охватил ужас; но вскоре он понял, что гроза далеко. Выглянув из люка, Бэйн обнаружил, что снаружи тихо и идет мелкий дождь. Корабль был неподвижен.

Хуго лежал на палубе, на куче канатов, закрыв глаза. На голове и руке у него была кровь. Он вцепился в один из канатов – видимо, до последнего момента пытался что-то сделать. Альфред лежал на спине. Он вроде бы не был ранен. Бэйн мало что помнил о том, как они летели через тучи, но вроде бы в какой-то момент Альфред потерял сознание.

Бэйну тоже было страшно – куда страшнее, чем когда эльфийский капитан выбросил его за борт. Это случилось очень быстро, и Бэйн не успел испугаться как следует. А это падение тянулось, казалось, целую вечность, и ужас рос с каждой секундой. Бэйн был уверен, что сейчас просто умрет от страха. Но потом он услышал голос отца, шепчущий какие-то непонятные слова, и погрузился в сон.

Принц попытался сесть. Он почувствовал себя очень странно – не то чтобы ему было больно, но именно странно. Тело казалось чересчур тяжелым, словно на него давила сверху огромная тяжесть. Однако наверху ничего не было. Бэйн всхлипнул – ему стало страшно, к тому же он вдруг почувствовал себя таким одиноким… Эта странная тяжесть не понравилась ему. Он пополз к Альфреду, чтобы привести его в чувство. Но тут он увидел валявшийся на полу меч Хуго, и это внушило ему новую мысль.

– Я могу убить их обоих, отец, – сказал он, стиснув в руке перо. – Мы можем избавиться от них прямо сейчас!

– Нет! – резко ответил голос. Бэйн удивился.

– А почему?

– Потому что тебе понадобится их помощь, чтобы выбраться отсюда и попасть ко мне. Но сперва ты должен выполнить одно дело. Ты упал на остров Древлин в Нижнем царстве. В этой земле обитает народ, именуемый гегами. На самом деле я доволен, что случайность привела тебя сюда. Я собирался сам отправиться туда, когда добуду корабль.

На этом острове есть огромная машина, которая меня очень интересует. Ее построили сартаны много лет назад, но зачем – никому не известно. Я хочу, чтобы ты изучил ее, пока будешь находиться на острове. И разузнай все, что можно, об этих гегах. Я сомневаюсь, что они пригодятся мне при завоевании мира, но все же я нахожу разумным узнать как можно больше о тех, кого я собираюсь завоевать. Возможно, я все же найду им применение. Подумай над этим, сын мой.

Голос исчез. Бэйн нахмурился. «Ну почему отец всегда говорит: „Я завоюю, я буду править“? Не „я“, а „мы“!» Бэйн давно так решил.

«Это, наверно, оттого, что отец мало меня знает. Вот он и не включает меня в свои планы. Но когда мы встретимся, он поймет, какой я на самом деле! Он будет гордиться мной. Он с радостью разделит со мной свою власть. Он научит меня магии, всему, что знает сам. Мы всегда будем вместе. Я больше не буду один…» Хуго застонал и пошевелился. Бэйн торопливо улегся на палубу и закрыл глаза.

Хуго с трудом приподнялся, опираясь на руки и стиснув зубы от боли. Он ужасно удивился тому, что все еще жив. Потом подумал, что тому эльфийскому волшебнику, который налагал заклятие на этот корабль, стоило бы заплатить вдвое, и того было бы мало. Потом вспомнил о своей трубке. Сунув руку за пазуху грязной и мокрой бархатной туники, Хуго обнаружил, что трубка на месте, цела и невредима.

Потом он посмотрел на своих спутников. Альфред, естественно, был в обмороке. Где это видано, чтобы взрослый мужик вырубался просто от страха? Замечательный спутник для опасного путешествия! Мальчик тоже лежал без сознания, но дыхание у него было ровное, цвет лица – нормальный. Он явно не был ранен. Будущее состояние Хуго было живо и здорово.

– Но сначала, – проворчал Хуго, подкрадываясь к мальчику, – надо избавиться от папеньки, кто бы он там ни был.

Осторожно, стараясь не разбудить принца, Хуго взялся за серебряную цепочку, на которой висело перо, и попытался снять ее с шеи мальчика.

Цепочка прошла сквозь пальцы.

Хуго уставился на нее, не веря своим глазам. Цепочка не выскользнула из рук – она на самом деле прошла сквозь пальцы! Хуго видел, как цепочка прошла прямо сквозь мясо и кость так свободно, словно то была рука призрака.

– Мерещится! Башкой стукнулся, что ли? – сказал он и снова рванул цепочку.

В руке была пустота.

Тут Хуго заметил, что Бэйн открыл глаза и смотрит на него – без злости и удивления, а как-то печально.

– Не снимется, – сказал он. – Я пробовал. Принц сел.

– Что случилось? Где мы?

– Мы в безопасности, – сказал Хуго, сев на пятки и достав трубку. Стрего у него давно весь вышел, да и разжечь трубку было бы нечем, даже если бы было курево, поэтому он просто принялся посасывать пустую трубку.

– Вы нас спасли! – сказал Бэйн. – А я хотел вас убить… Простите меня! Пожалуйста! – прозрачные голубые глаза заглянули в лицо Хуго. – Это только оттого, что я вас боялся…

Хуго ничего не ответил.

– У меня такое странное ощущение, – продолжал принц непринужденным тоном, так, словно только что он говорил о мелком недоразумении и все уже улажено,

– словно я слишком тяжелый.

– Это давление воздуха. Ничего, скоро привыкнешь. Просто посиди смирно.

Бэйн сел, но на месте ему не сиделось. Он все время ерзал. Потом взглянул на меч Хуго.

– Вы – воин. Вы можете защищаться честно, ведь так, да? Но я-то слабый! Что же мне оставалось делать? Вы ведь убийца, да? Вас на самом деле наняли, чтобы убить меня?

– А ты – не сын королю Стефану, – ответил Хуго.

– Это так, сэр, – ответил голос Альфреда. Камергер сидел, растерянно озираясь.

– Где мы?

– Я так понимаю, что в Нижнем царстве. Если нам очень повезло, мы попали на Древлин.

– А почему «повезло»?

– Потому что живут здесь только на Древлине. Геги нам помогут – если мы сумеем добраться до них. В Нижнем царстве постоянно бушуют жуткие бури, – пояснил Хуго, – и если одна из них застигнет нас на открытом месте… – Он не закончил и пожал плечами.

Альфред побледнел и озабоченно выглянул наружу. Бэйн тоже обернулся посмотреть.

– Бури вроде нет. Может, прямо сейчас и пойдем?

– Подождите, пока тело привыкнет к изменению давления. Когда мы выберемся наружу, нам нужно будет идти быстро.

– А мы на Древлине, как вы думаете? – спросил Альфред.

– Судя по всему, да. Нас, конечно, кружило ветром, но Древлин большой, промахнуться трудно. Если бы нас отнесло слишком далеко в сторону, мы бы вообще никуда не попали.

– Вы здесь уже бывали, да? – спросил Бэйн.

– Да.

– А как он выглядит, этот Древлин?

Хуго ответил не сразу. Сперва он посмотрел на Альфреда. Но тот поднял руку и разглядывал ее с таким видом, словно не мог понять, его это рука или чья-то чужая.

– Выйдите наружу и посмотрите сами, ваше высочество.

– Ой, мне можно выйти? – Бэйн встал, хотя и с трудом. – В самом деле?

– Да. И посмотрите, нет ли поблизости какого-нибудь поселения гегов. На этом острове есть огромная машина. Если вы ее увидите, значит, неподалеку должны жить геги. Только не уходите далеко. Если буря застигнет вас на открытом месте, вам конец.

– Разумно ли это, сэр? – спросил Альфред, с беспокойством глядя вслед мальчику, который протискивался сквозь дыру в обшивке.

– Он не уйдет далеко. Он устанет скорее, чем ему кажется. А теперь, когда он ушел, расскажите мне всю правду.

Альфред побелел, как стенка, заерзал на месте, опустил глаза и уставился на свои несоразмерно большие руки.

– Хорошо, сэр. Я расскажу вам все, что знаю, – по крайней мере, то, что нам доподлинно известно, хотя у Триана есть много гипотез на этот счет. Правда, они не объясняют всех обстоятельств… – Но тут Альфред увидел, что Хуго нахмурился и нетерпеливо сдвинул брови, и перешел к существу дела.

– Десять циклов назад у Стефана и Анны родился сын. Очаровательный мальчик, черноволосый, как отец, и сероглазый, как мать. Ушки у него тоже были как у матери. Я не зря упоминаю об этом – впоследствии это оказалось важным. Дело в том, что у Анны на левом ухе отметинка, вроде зарубки, – вот тут, на раковине, снаружи. Это их семейная черта. Говорят, что много веков назад, когда в этом мире еще жили сартаны, предок Анны спас одного из них, отразив брошенное в него копье. Копье оторвало тому человеку кусочек левого уха. И с тех пор все дети этой семьи рождаются с такой отметинкой – в память о подвиге их предка. И у ребенка Анны она тоже была. Я сам видел ее, когда ребенка показывали придворным. А на следующий день, – тут Альфред понизил голос, – в колыбельке нашли младенца без отметинки.

– Подменыш, – спокойно заметил Xyro. – Родители, конечно, догадались, что ребенка подменили?

– Догадались. И не только родители. Мы все это знали. Ребенок был того же возраста, что и принц, – дней двух от роду. Но этот мальчик был белокурый, с голубыми глазами – не молочно-голубыми, как обычно у новорожденных, а ярко-голубыми. И ушки у него были ровненькие. Допросили всю прислугу во дворце, но никто ничего не знал. Стражники клялись, что мимо них никто не проходил. Стражники были люди надежные, Стефан не сомневался, что они говорят правду. Нянька всю ночь спала в комнате принца и вставала, чтобы отнести его к кормилице. Кормилица говорила, что мальчик был черноволосый. По этому и по другим признакам Триан понял, что ребенка подменили с помощью магии.

– И по каким же таким признакам?

Альфред вздохнул и выглянул наружу. Бэйн стоял на скале, вглядываясь в даль. На горизонте снова собирались грозовые тучи, пронизанные молниями. Поднимался ветер.

– На мальчика было наложено мощное заклятие. Каждый, кто видел его, немедленно начинал любить его. Ну, не то чтобы любить, а как бы это сказать… заботиться о нем… трястись над ним… Ну, в общем, это было что-то вроде одержимости. Мы просто не могли видеть его несчастным. Стоило ему заплакать – и нам становилось плохо. Мы скорей расстались бы с жизнью, чем с этим ребенком…

Альфред умолк и провел рукой по своей лысине.

– Стефан и Анна знали, что оставлять этого ребенка у себя опасно, но они

– и все мы – ничего не могли поделать с собой. Потому-то они и назвали мальчика Бэйн, «погибель».

– А что в этом было опасного?

– Через год, в тот день, когда Анна родила своего ребенка, к нам явился мистериарх из Верхнего царства. Поначалу мы сочли это за честь – ведь такого не случалось уже много лет: чтобы один из могущественных магов Седьмого Дома снизошел до того, чтобы оставить свой блистающий мир и спуститься к нам, простым смертным. Но наша радость и гордость быстро угасли. Ибо Синистрад был злым волшебником. И он позаботился о том, чтобы мы сразу поняли это и боялись его. Он сказал, что явился оказать честь маленькому принцу и принес с собой дар. Когда Синистрад взял младенца на руки, все сразу поняли, кто настоящий отец Бэйна. Но мы ничего не могли поделать – что сделаешь с могущественным волшебником из Седьмого Дома? Триан – один из искуснейших магов во всем королевстве, но он принадлежит всего лишь к Третьему Дому. И нам пришлось с улыбкой смотреть, как мистериарх надел на ребенка это перо. Потом Синистрад поздравил Стефана с наследником и удалился. То, как он произнес слово «наследник», заставило нас всех похолодеть. Но Стефан ничего не мог поделать. Наоборот, он стал еще больше заботиться о мальчике, хотя сам вид ребенка сделался ему противен.

Хуго, нахмурившись, потянул себя за бороду.

– Но что может понадобиться волшебнику из Верхнего царства у нас, в Срединном царстве? Они ведь удалились туда много лет назад, по собственной воле. И их земля так богата, что нам и во сне не приснится – по крайней мере, так говорят.

– Я же сказал, что это неизвестно. У Триана были свои теории – самое очевидное, разумеется, что они хотят нас завоевать. Но если бы они хотели править нами, они могли бы явиться сюда целой армией и в два счета разбить все наши войска. Нет, это бессмысленно. Стефан знал, что Синистрад общается с сыном. А Бэйн искусный шпион. Мальчик знал все тайны королевства и передавал их своему отцу. Это мы знаем точно. Но это не страшно. За эти десять лет наша мощь намного выросла. Так что если мистериархи хотели завоевать нас, им проще было сделать это раньше, чем теперь. Но в последнее время произошло нечто, что заставило Стефана избавиться от подменыша.

Альфред выглянул наружу – мальчик был на прежнем месте, видимо рассматривая город, хотя явно устал и уже не стоял, а сидел на камне. Камергер придвинулся к Хуго и шепнул ему на ухо:

– Анна беременна!

– А-а! – Хуго понимающе кивнул. – Стало быть, на подходе новый наследник, и они решили избавиться от прежнего. А как же заклятие?

– Триан разрушил его. Ему потребовалось для этого десять лет непрестанных трудов, но наконец он добился успеха. И Стефан наконец смог… хм… – Альфред замялся.

– …Нанять убийцу, чтобы убрать принца. А вы давно об этом знали?

– С самого начала. – Альфред покраснел. – Потому-то я и последовал за вами.

– И вы хотели мне помешать?

– Я… – Альфред нахмурился и растерянно покачал головой. – Не знаю. Не уверен.

Темное семя запало в душу Хуго и пустило корни. Оно быстро разрослось, расцвело и принесло ядовитые плоды. «Я нарушил контракт. Но почему? Потому, что мальчишка живой стоит дороже, чем мертвый? Но ведь не он один. То же самое можно было сказать о многих людях, которых я подряжался убить. Но раньше я никогда не изменял своему слову, не нарушал контракта, хотя мог бы получить в десять раз больше, чем мне заплатили. Почему же я сделал это теперь? Я рисковал жизнью, чтобы спасти этого ублюдка! Я не смог убить его после того, как он пытался убить меня!

А что, если заклятие вовсе не разрушено? Что, если Бэйн до сих пор вертит всеми нами, начиная с короля?» Хуго внимательно посмотрел на Альфреда:

– А кто такой вы сами, а, камергер?

– Но вы же видите, сэр, – развел руками Альфред. – Я всю жизнь провел на службе. Я жил в семье ее королевского высочества в Улиндии. Когда ее величество вышла замуж, она была так любезна, что взяла меня с собой.

Альфред покраснел, уставился в палубу и принялся нервно теребить свой камзол.

«Этот человек совершенно не умеет врать. В отличие от мальчишки», – подумал Хуго. И, однако, Альфред, как и Бэйн, явно всю жизнь прожил во лжи.

Ладно, это потом. Убийца прикрыл глаза. Плечо болело, Хуго тошнило, глаза слипались. Это все от яда и от давления. Хуго горько улыбнулся. Подумать только, его, чьи руки обагрены кровью десятков людей, его, который никогда никому не служил, – его заставил служить себе какой-то сопливый мальчишка!

Принц сунул голову в дыру.

– Я, кажется, видел! Большая-пребольшая машина! Довольно далеко, вон в той стороне. Сейчас ее не видно, потому что облака. Но дорогу я помню. Идемте прямо сейчас, а? Чего тут опасного? Ну дождь и дождь…

Молния расколола небо пополам и прожгла дыру в коралите. Удар грома едва не сбил Бэйна с ног. – Дождь разный бывает, – сказал Хуго.

Молния ударила еще раз, ближе. Бэйн нырнул в корабль и прижался к Альфреду. По корпусу корабля хлестал дождь с градом. Скоро сквозь щели начала сочиться вода. Глаза Бэйна расширились от страха, но он молчал. Заметив, что у него дрожат руки, он стиснул их, чтобы было не так заметно. Хуго увидел в нем себя самого, каким он был много лет назад. Он тоже боролся со страхом с помощью единственного своего оружия – гордости.

Но ему тут же пришло в голову, что, возможно, Бэйн нарочно хочет показаться ему именно таким.

Убийца нащупал рукоять меча. Всего несколько секунд – и все будет кончено! И пусть магия остановит его, если ей это удастся.

Хотя, быть может, ей это уже удалось…

Хуго снял руку с меча, достал трубку – и встретился глазами с принцем. Бэйн дружески улыбнулся ему.

Глава 29. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Для верховного головаря наступили тяжелые времена. Боги валились на него один за другим – они именно валились, прямо с неба, и все на его бедную голову. Все шло не так, как положено. В его государстве, некогда столь мирном и спокойном, все встало с ног на голову.

Он уныло плелся по камням. За ним неохотно тащился отряд копарей. Рядом с достоинством вышагивал главный жирец. Головарь размышлял о том, зачем ему боги, и пришел к выводу, что они ему совершенно ни к чему. Сперва они, вместо того чтобы избавить его от сумасшедшего Лимбека, вернули этого Лимбека обратно. И мало того – они сами явились с ним! Ну, по крайней мере, один из них – Эпло этот самый. Правда, до ушей верховного головаря доходили смутные слухи, что этот бог говорит, что он вовсе не бог, но Даррал Грузчик им ни на грош не верил.

К тому же этот Эпло, бог он там или нет, мутил воду повсюду, куда ни являлся. А шлялся он везде. Вот сейчас, например, он обосновался в столице, Внутре. Сумасшедший Лимбек и его дикие сопповцы таскали своего бога по всей стране и повсюду толкали речи и рассказывали гегам, что их унижают, обманывают, держат в рабстве и Менежоры знают что еще. Конечно, Сумасшедший Лимбек давно кричал об этом, но раньше было другое дело, а теперь, когда его поддерживал бог, геги начали его слушать!

Мало того, половина жирцов перешла на его сторону! Главный жирец, напуганный расколом церкви, требовал, чтобы верховный головарь что-нибудь предпринял.

– Сделайте же что-нибудь! – вопил он.

– А что мне делать? – кисло вопрошал Даррал. – Арестовать этого Эпло, бога, который говорит, что он не бог? А что толку? Это только убедит тех, кто ему верит, что он прав, и заставит перейти на его сторону остальных!

– Чушь! – фыркнул жирец. Он не понял ни слова из того, что сказал головарь, понял только, что Даррал с ним не согласен.

– «Чушь, чушь»! Вы так говорите оттого, что вам больше нечего сказать! А ведь это все ваших рук дело! – завопил верховный головарь, разозлившись. – «Пусть, мол, о Сумасшедшем Лимбеке позаботятся Менежоры!» Вот они и позаботились. Прислали его обратно, на нашу голову!

Главный жирец вылетел из комнаты, как ошпаренный кот. Но тотчас явился, когда стало известно про корабль.

Корабль-дракон камнем свалился с неба, где ему совершенно нечего было делать, потому что до ежемесячного сошествия ельфов было еще далеко, и приземлился в Снаруже на некотором расстоянии от внешнего сектора Внутра, именуемого Жалудком. Верховный головарь видел это из окна своей спальни, и сердце у него упало. Еще боги – только этого ему и не хватало!

Поначалу Даррал надеялся, что он был единственным, кто это видел, так что можно будет сделать вид, что он вовсе ничего не видел. Увы! Корабль попался на глаза многим гегам, включая самого главного жирца. Хуже того: один из остроглазых, но безмозглых копарей углядел, что из корабля выбралось Что-то Живое! В наказание этого копаря взяли в разведку, и теперь он уныло ковылял вслед за головарем и главным жирцом.

– Надеюсь, это даст тебе хороший урок! – обернулся Даррал к несчастному копарю. – Это из-за тебя нам пришлось тащиться сюда! Что бы тебе держать язык за зубами! Но нет! Надо ж тебе было их увидеть! И ладно бы только увидеть – еще и разболтал это на пол-Древлина!

– Я сказал только главному жирцу! – оправдывался копарь.

– Это одно и то же, – проворчал Даррал.

– Но, господин верховный, по-моему, только справедливо, чтобы у нас тоже был свой собственный бог! – настаивал копарь. – А то что это такое – у этих дубин в Хете есть свой бог, а у нас нету!

Главный жирец вскинул брови. Забыв о гневе, он подошел к верховному головарю.

– А ведь он прав, – шепнул жирец на ухо Дарралу. – Если у нас будет свой собственный бог, мы сможем противопоставить его богу Лимбека!

Верховный головарь вынужден был признать – конечно, про себя, – что его любезный шурин в кои-то веки сказал нечто разумное. «Свой собственный бог, – размышлял Даррал Грузчик, шлепая по лужам, направляясь к кораблю-дракону. – Хм. Это в самом деле может оказаться полезным».

Тем временем они подошли почти вплотную к разбитому кораблю, и верховный замедлил шаг и поднял руку, чтобы остановить тех, кто шел за ним. Хотя в этом не было никакой необходимости. Копари уже и так остановились как вкопанные в десяти шагах позади своего предводителя.

Верховный головарь сердито оглянулся на своих подчиненных и уже собрался было обозвать их всех трусами, но, поразмыслив, решил, что оно и к лучшему. Если он отправится к богам один, это будет выглядеть куда внушительней. Даррал покосился на главного жирца.

– Вам, наверное, лучше остаться здесь, – сказал он. – Это может оказаться опасным.

Поскольку Даррал Грузчик никогда в жизни не заботился о его здоровье и благополучии, главный жирец заподозрил – вполне справедливо, – что раз головарь сделался вдруг таким внимательным, то это неспроста, и отказался наотрез.

– Я бы сказал, что этих бессмертных существ подобает встречать именно главе церкви, – надменно заявил он. – Более того, я хотел бы просить, чтобы вы предоставили вести беседу именно мне.

Буря улеглась, но надвигалась новая (как же на Древлине, и без бури!), так что у Даррала не было времени спорить. Головарь ограничился тем, что проворчал себе под нос что-то насчет пустой вагонетки, которая гремит громче. И вот верховный головарь со спутником направились к разбитому корпусу корабля. Позднее их отвага была воспета в многочисленных песнях и преданиях. (Хотя надо заметить, что особой отваги им не потребовалось: копарь донес, что существо, которое он видел, было маленьким и довольно хрупким на вид. Но вскоре им понадобилось настоящее мужество.) Оказавшись у корабля, верховный головарь на секунду растерялся. Ему раньше никогда не приходилось говорить с богом. На ежемесячные церемонии сошествия ельфы являлись в огромных крылатых кораблях, забирали воду, сбрасывали свои дары и улетали обратно. «Неплохой способ вести дела», – печально подумал головарь. Он уже открыл было рот, чтобы объявить маленькому и хрупкому богу, что его слуги явились к нему, когда из корабля вылез бог, которого никак нельзя было назвать ни маленьким, ни хрупким.

Бог был высокий, с черной бородой, расчесанной надвое, и длинными черными волосами, падавшими ему на плечи. Лицо у него было суровое, глаза жесткие и холодные, как коралит под ногами. В руке у бога было оружие из блестящей стали.

Узрев это ужасное существо, главный жирец начисто забыл о том, что он глава церкви, и бросился бежать сломя голову. Большинство копарей, видя, что церковь покидает их, решили, что наступил конец света, и последовали примеру жирца. На то, чтобы остаться на месте, хватило духа лишь одному – тому самому, который увидел маленького бога. Хотя, возможно, он просто решил, что ему терять нечего.

– Ну и хрен с ними, – проворчал Даррал. Потом поклонился богу – так низко, что его длинная борода коснулась земли.

– Вашество, – почтительно сказал верховный головарь, – мы приветствуем вас в нашем королевстве. Вы пришли судить нас?

Бог посмотрел на него, потом обернулся к другому богу (головарь про себя застонал – сколько ж их там еще?) и что-то сказал ему. Но в словах бога не было смысла – сплошное бормотание. Второй бог – лысый, дряблый и неуклюжий, по крайней мере на взгляд Даррала Грузчика, – покачал головой.

И верховный головарь догадался, что боги не поняли ни слова из того, что он сказал.

В этот миг Даррал Грузчик осознал, что Сумасшедший Лимбек – вовсе не сумасшедший. Потому что это – не боги. Боги его поняли бы. А это смертные, такие же, как и он сам. Они прилетели на корабле-драконе. А это значит, что ельфы, которые каждый месяц спускаются к ним на таких же кораблях, скорее всего тоже смертные. Если бы Кикси-винси вдруг перестала работать, если бы каждая крутилка перестала крутиться, каждый рычаг перестал двигаться, каждая гуделка перестала завывать, верховный головарь и то не был бы потрясен больше, чем теперь. Сумасшедший Лимбек прав! Судного дня не будет! Они никогда не попадут в царства небесные! Рассматривая богов и их разбитый корабль, Даррал понял, что боги и сами не могут выбраться с Древлина!

И тут отдаленный раскат грома напомнил головарю, что у него нет времени стоять и пялиться на этих «богов». Разочарованный, рассерженный, головарь пввернулся к «богам» спиной и зашагал обратно к городу.

– Подождите! – раздалось позади. – Куда же вы? Даррал вздрогнул и обернулся. Из корабля появился третий бог. Это, должно быть, был тот самый, которого видел копарь: этот бог и в самом деле был маленький и хрупкий. Это был ребенок! Неужели это он обратился к Дарралу с понятными словами? Или ему только показалось?

– Приветствую вас. Я – принц Бэйн, – сказал ребенок. Он говорил на языке гегов очень чисто, хотя и с запинкой, так, словно ему кто-то подсказывал. Одной рукой он сжимал перо, висевшее у него на шее. Другую руку вытянул вперед ладонью в традиционном жесте приветствия, принятом у гегов. – Мой отец – Синистрад, мистериарх Седьмого Дома, правитель Верхнего царства.

У Даррала Грузчика дух захватило. Он никогда в жизни не видел столь прекрасного существа. У мальчика были золотые волосы, ярко-голубые глаза, и весь он сиял, словно полированные детали Кикси-винси.

«А может, я ошибся? Может, Сумасшедший Лимбек все-таки не прав? Это существо не может быть смертным!» И откуда-то из глубины веков, прошедших со времен Разделения, явилась к Дарралу забытая фраза: «И маленький ребенок поведет их за собой».

– Приветствую вас, принц Б-бэйн, – ответил головарь, запнувшись на имени, которое в его языке не имело значения. – Вы пришли судить нас?

Мальчик моргнул, потом холодно ответил:

– Да, я пришел судить вас. Где ваш король?

– Я, вашество, верховный головарь, правитель моего народа. Вы, вашество, окажете нам большую честь, если соизволите посетить наш город.

Верховный головарь нервничал – надвигалась буря. Боги, наверно, не боятся молний и града, и Дарралу было как-то неловко сообщать им, что верховные головари боятся. Однако мальчик вроде бы вошел в положение Даррала и сжалился над ним. Он бросил взгляд на своих спутников – Даррал решил, что это, должно быть, слуги или телохранители бога, – потом кивнул, показывая, что он готов, и оглянулся по сторонам, как бы ища, на чем они поедут.

– Я прошу прощения, вашество, – промямлил верховный головарь, густо покраснев, – но нам придется… мнэ-э… идти пешком.

– Пешком так пешком! – согласился бог и весело зашлепал по лужам.

Глава 30. ВНУТРО, ДРЕВЛИН, НИЖНЕЕ ЦАРСТВО

Лимбек сидел в холодной штаб-квартире СОППа и писал речь, которую собирался произнести сегодня вечером на митинге. Он сдвинул очки на лоб и писал, писал, писал, заливая чернилами все вокруг и совершенно не обращая внимания на созданный им хаос. Эпло сидел рядом, а пес лежал у его ног.

Патрин был человек спокойный, молчаливый, ненавязчивый. Временами казалось, что его просто нет в комнате. Он сидел, развалившись в низеньком креслице, вытянув длинные ноги, и лениво созерцал царящий вокруг деловой беспорядок. Его забинтованная рука машинально почесывала пса за ухом.

Штаб-квартира СОППа во Внутре, столице гегов, была расположена в дыре. Это была самая обыкновенная дыра в стене. Кикси-винси однажды решила, что ей нужно расшириться в этом направлении, и пробила дыру в стене жилища гегов, а потом отчего-то передумала. Однако дыра в стене осталась, и жившие в доме геги – семей двадцать – переехали, поскольку боялись, что Кикси-винси передумает обратно.

Это место идеально подходило для штаб-квартиры – ну, конечно, не считая мелких неудобств, вроде того, что из дыры вечно дуло. Раньше в столице Древлина не было штаб-квартиры СОППа. Слишком велико было здесь влияние верховного головаря и церкви. Но после того как Лимбек торжественно воскрес из мертвых, да еще привел с собой бога, который утверждал, что он вовсе не бог, и эта весть разнеслась по Древлину через новопевцев, гегам захотелось побольше узнать о СОППе и его лидере. Джарре лично отправилась во Внутро, организовала там ячейку, произнесла несколько зажигательных речей и нашла удобное помещение, пригодное и для работы, и для жилья. Однако главной ее задачей, которую Джарре хранила в тайне, было выяснить, не собирается ли верховный головарь или церковь им помешать.

Джарре надеялась, что они собираются. Она представляла себе, как новопевцы распевают на улицах:

«Копари крушат обращенных!» Однако ничего такого не случилось (к великому разочарованию Джарре). Лимбек с Эпло (и собака тоже) были встречены ликующими толпами. Джарре намекнула было, что это все тонкие происки верховного головаря, который только и думает, как бы заманить их всех в ловушку, но Лимбек ответил, что это доказывает всего лишь, что Даррал Грузчик – гег честный и прямодушный.

Теперь сотни гегов толпились у дыры в стене и вытягивали шеи, надеясь разглядеть знаменитого Лимбека и бога, который не бог. Члены СОППа с важным видом сновали туда-сюда, принося послания от Джарре. Джарре была так занята делами, что ей уже некогда было произносить речи.

Джарре была в своей стихии. Она управляла СОППом твердой рукой. Благодаря своим организаторским способностям, знанию психологии гегов и умению управлять Лимбеком ей удалось разжечь в гегах гнев и революционный пыл. Она воспитывала Лимбека, заставляя его держаться с подобающим вождю достоинством, выпихивала его вперед, чтобы он произносил свои гениальные речи, и вовремя останавливала, когда это было необходимо. Ее почтение к Эпло скоро улетучилось, и она стала обращаться с ним так же, как с Лимбеком, командуя, что и когда ему говорить.

Эпло подчинялся ей во всем, спокойно и непринужденно. Джарре скоро обнаружила, что он говорит немного, но зато его слова проникают в самое сердце и оставляют неизгладимый след, который горит долго после того, как железо остыло.

– Эпло, вы приготовили свою сегодняшнюю речь? – спросила Джарре, оторвавшись от сочинения ответа на выпад церкви. Выпад, впрочем, был такой бестолковый, что Джарре считала ниже своего достоинства отвечать на него всерьез.

– Я скажу то, что говорю всегда, сударыня, если это, конечно, вас устроит, – ответил Эпло спокойно и любезно – он всегда разговаривал с гегами именно так.

– Да, – сказала Джарре, потирая подбородок кончиком пера. – Пожалуй, так будет лучше всего. Вы же знаете, сегодня мы скорее всего соберем огромную аудиторию. Говорят, кое-какие обделения даже подумывают уйти с работы – а это дело неслыханное!

Лимбек, встревоженный ее тоном, оторвал нос от бумаги и близоруко уставился в ее сторону. Джарре он видел смутно: что-то большое и квадратное, и сверху круглая шишка – голова, значит. Ее глаз он, естественно, не видел, но знал, что они сейчас блестят от радостного возбуждения. – Разумно ли это, дорогая? – спросил он, приподняв перо над бумагой и нечаянно поставив большую кляксу посредине уже написанной страницы. – Это рассердит верховного головаря и жирцов…

– Еще бы! – радостно согласилась Джарре. Лимбек совсем расстроился и поставил локоть на кляксу.

– Хорошо бы они еще прислали копарей, чтобы разогнать митинг! – продолжала Джарре. – Тогда у нас появятся сотни новых последователей!

Лимбек пришел в ужас:

– Но ведь от этого могут начаться беспорядки! А вдруг кто-нибудь пострадает?

– Ради нашего дела… – Джарре пожала плечами и вернулась к работе.

Лимбек поставил вторую кляксу.

– Дело надо решать миром! Я никогда не хотел, чтобы ради нашего дела страдали геги!

Джарре подошла к Лимбеку и кивнула в сторону Эпло, напоминая, что бог, который не бог, тоже их слушает. Лимбек покраснел и закусил губу, но все же упрямо покачал головой. Джарре вздохнула, взяла тряпку и вытерла особенно большое чернильное пятно у него на носу.

– Дорогой, – сказала она, – ты ведь всегда твердил, что мы нуждаемся в переменах. А перемены происходят не всегда гладко. Чего же ты хотел?

– Я хотел, чтобы все происходило постепенно, – ответил Лимбек. – Медленно, без спешки, так, чтобы у всех было время привыкнуть к этому и понять, что перемены эти – к лучшему.

– Как это похоже на тебя! – вздохнула Джарре. Один из сопповцев просунул голову в дыру и кашлянул, пытаясь привлечь внимание Джарре. Джарре сурово нахмурилась. Гег слегка оробел, но не ушел. Джарре повернулась к нему спиной и провела по нахмуренному лбу Лимбека своей мозолистой, загрубевшей от работы рукой.

– Ты хочешь, чтобы перемены произошли легко. Ты хочешь, чтобы это вышло само собой, чтобы однажды наш народ проснулся и увидел, что жизнь стала счастливее, так, да? Лимбек промолчал.

– Да, именно так. – Джарре сама ответила на свой вопрос. – Все это, конечно, прекрасно и благородно, но при этом ужасно наивно и ужасно глупо. – Она наклонилась и поцеловала его в макушку, чтобы смягчить впечатление от своих обидных слов. – Именно за это я тебя и люблю. Но разве ты не слышал, что говорил Эпло? Эпло, повторите часть того, что вы говорите обычно!

Сопповец, который ждал у дыры, обернулся к толпе и крикнул:

– Сейчас Эпло скажет речь!

Геги, стоящие на улице, разразились приветственными криками и сдвинулись поближе к дыре. Пес встревожился и вскочил. Эпло успокоил собаку и принялся говорить как можно громче, так, чтобы перекрыть шум Кикси-винси.

– Геги! Вы знаете свою историю. Вас привели сюда те, кого вы зовете Менежорами. В моем мире их называют сартанами. Они и с нами обошлись так же, как с вами. Вас они поработили, заставили служить этому сооружению, которое вы зовете Кикси-винси. Вы считаете его чем-то вроде живого существа, но я говорю вам, что это машина, машина – и ничего больше! Машина, которая работает благодаря вам – вашим рукам, вашему поту, вашей крови!

А где же сами сартаны? Где эти так называемые «боги»? Они утверждали, что привели вас сюда, чтобы защитить от ельфов. Но это ложь! Они привели вас сюда потому, что знали, что могут воспользоваться вами!

Где эти сартаны? Где Менежоры? Вот вопрос, которым нам следует задаться. Но это никому не известно. Они были здесь, а потом ушли и оставили вас во власти своих любимчиков – ельфов, которых вас приучили считать богами! Но они не более боги, чем я, – с той разницей, что живут они действительно как боги. Но это оттого, что вы служите им, словно рабы! И ельфы считают вас своими рабами.

Так восстаньте же! Порвите свои цепи и возьмите то, что принадлежит вам по праву! Возьмите то, в чем вам отказывали на протяжении многих веков!

Бурные аплодисменты помешали ему закончить. Джарре стояла, сверкая глазами, стиснув кулаки, и беззвучно шевелила губами, повторяя слова Эпло. Лимбек слушал, опустив глаза, со смущенным видом. Он тоже не раз слышал речь Эпло, но теперь ему казалось, словно он слушает ее в первый раз. Слова «кровь», «восстаньте», «возьмите» резали ему уши. Он уже слышал их и сам не раз их произносил, но тогда это были всего лишь слова. А теперь Лимбек видел камни, палки, дубины, видел гегов – убитых, сидящих в тюрьме, спускающихся по Ступеням Нижних Копей…

– Я не хотел этого! – воскликнул он. – Я ничего этого не хотел!

Джарре, поджав губы, подошла и задернула одеяло, которым они занавешивали дыру в стене. В толпе раздался разочарованный ропот – им теперь не было видно, что происходит внутри.

– Хочешь ты этого или нет, дело зашло уже слишком далеко, чтобы его остановить! – отрезала она. Но, увидев ошеломленное лицо своего любимого, Джарре смягчилась:

– Дорогой мой, всякое рождение – это кровь, боль и слезы. Ребенок всегда плачет, покидая свою уютную, тихую тюрьму, но, если бы он остался во чреве матери, он никогда бы не вырос, никогда не повзрослел. Он остался бы паразитом, питаясь от чужого тела. Так же и мы! Нас