/ / Language: Русский / Genre:sf_fantasy, / Series: Мэлис Крэш

Мэлис Крэш и орден Феникс

MaliceCrash


МЭЛИС КРЭШ И ОРДЕН ФЕНИКС

Чистая правда, несмотря на издевательскую окраску

Сила снова изменила тьме,

Выбирая новую личину.

Звезды просто так не зажигают.

И, тем более, не гасят без причины…

Тайлла Даан, попытка идентификации

ЧАСТЬ 1. КТО УКРАЛ ТВОЮ ЗВЕЗДУ?

–Доброе утро, народ! Начинаем комплекс особо садистских упражнений под названием «зарядка»! – и одним будильником в этой реальности становится меньше. Простите великодушно, но это было радио. И не мое для полного счастья. Значит, сейчас кое-кто получит по розовой голове.

–Талька, сто раз просили отрубать этот агрегат! – я открываю глаза и с доступной мне силой убеждения начинаю внушать нашему воплощению Зла номер один простой мысль на тему: «Мы спать хотим!». Опять прошу прощения, в единственном числе. Ангмарская принцесса как спала, так и спит, и чихать хотела на все достижения науки и техники. Вот который раз хочется дать себе в бубен за то, что, имея возможность повлиять на себя в прошлом, я этот шанец бездарно упустила[ 1 ]. А могла бы сделать так, чтобы у меня такой же мертвый сон был, как и у Сулмор. Да многое можно было сделать с собой, вот только не обломилось. Во-первых, подумать об этом не получилось. А во-вторых, парадоксы – вещь все-таки серьезная. Вот как у товарища Джентри написано в его великих мемуарах, каковым четырехтомником так хорошо закидывать лезущих по ночам в окна парней… Нет, это я в сторону немножко отъехала. А товарищ, который третий муж шефини по совместительству, изъявлял желание набить себе в прошлом морду, чтобы в будущем не связывался с первыми, и не стыдился этого[ 2 ]! Другое дело, что фиг бы кто ему рассказал, как это делается, до подробной лекции о том, что за последствия может вызвать один представитель рода демонического, влезший в линейную историю Департамента. А то, что история эта прямая, как извилина идиота, знают даже личности типа Стана, у которых такие аномалии в строении мозга – норма. Спросонья я плохо помню, что он на самом деле притворяется дебилом, и вообще – иногда я в его притворстве все же сомневаюсь. Есть причины. Почти что каждый день новые появляются...

–Мэл, а кто вчера сказал, что без нас отказывается отрываться от коллектива? – Тайлла параллельно с ответом собирает запчасти от прибора по всему полу. – Практика, если не ясно с утра пораньше…

Я обхватила голову руками и застонала. Как говорится, кто-то спер мою счастливую звезду с небосклона и перелил кристалки с примесью «Джин-тоника» и еще десятка контрабандой припертых в корпус ингредиентов в мой же стакан. Только у меня хватило мозгов отказаться от освобождения, честно полученного за заслуги перед отечеством, и добровольно согласиться на работу по разбору архива[ 3 ], которую нам навесила Перли[ 4 ]. Этот худший вид практики достался моим лучшим подругам потому, что они узнали о необходимость проходить оную только в конце каникул. И мне предстоит разделить ад с ними. Конечно, это я преувеличиваю. Не ад, но пыльный помещений, забитый всякой ерундой. Цитирую кого-то из великих, думаете? Нет, мое! «И встретил за порогом бедных детей, что избраны толпой…» Дальше пока не придумала, но после активного процесса получения новых впечатлений продолжение не заставит себя ожидать. Про пыль во всех пособиях по истории Департамента, касающихся темы архива, написано... Но нигде ранее не значилось, что она, пыль, вдохновение воскрешает. Что ж, все когда-то бывает в первый раз, вредное действие кристалки тоже не сразу выяснилось.

–Раскаиваемся? – ехидно заметила Тайлла, формируя из кусочков приемника, Контер знает каким образом ловившего нашу любительскую радиостанцию, примитивный электрошокер малой мощности. А я и забыла, что этим методом можно разбудить Сулмор. Наверное, слишком глубоко в мозгах засел стереотип... Интересно, откуда это сама Тайли узнала? Не от своей ли теперешней жертвы?

–Я о нашей практике собиралась эпическую поэму написать, а ты думаешь, что я лишусь такой возможности? – я искала взглядом тапочки, используя также рентгеновский диапазон. Левый, как и положено, украшает люстру, а вот правый как испарился. Творить с утра так лениво, вы не знаете… Вспомнила! Вчера в комнату пытались проникнуть особо наглые личности, которым четырех ударов по роже оказалось мало… В ход пошло все подручное оружие. Наверное, ребята мой тапок себе забрали, в качестве сувенира. Или так и оставили валяться под окном, но это уже не с моим везением. Эти товарищи меня саму готовы разобрать на сувениры, расческу и то сама не чищу (сколько ни старалась, все равно часть при расчесывании вылезает, так что я на это факт уже чихаю), занимается этим один товарищ, убедивший всю школу, что мои волосы удачу приносят. Представляю, что им принесет тапочек… Точно на алтарь поставят. Это не шутка, отдельные личности уже не первый год собирают подписи на мое введение в ранг синтегистских аватаров. Одна радость – мне не придется ничего доказывать. Мои мучения в честь великой цели могут засекречивать хоть до бесконечности – все равно вся школа в курсе дела. И это притом, что мы как можем сокращаем все описания событий. Совсем ничего не говорить – нереально, понимаете. Такие слухи пойдут, что проще сказать правду. Если ее интерпретируют, это не так уж страшно, как если бы от начала придумывали. Да и моральное право набить лицо тому, кто неизвестно что утверждает про Мэлис Крэш Джайнис, меня то есть, в случае чего имеется у большой кучи народа.

Итак, на сегодняшний день положение дел таково: нам предстоит веселая неделя в архиве (веселая – потому что более взрывоопасного коктейля туда не посылали со времен Феникс), отмазываться уже поздно, осталось только сделать все, чтобы нас оттуда вежливо погнали в первый день. В смысле, сегодня же... Все остальные дела, входившие в план практики помимо помощи, почему-то запрошенной архивистами, уже переделаны, так что нас просто освободят. Если не узнают заранее о моем плане...

Воздух сотрясло содержание полного словаря хейтерской лексики. Я не стала поддерживать Ангмарскую – сама виновата. Во-первых, в том, что мы раньше времени вернулись с каникул (если бы наша сладкая хейтерская парочка не переругалась в хлам, мы прибыли бы впритык ко дню начала занятий, и получили бы легкий втык, а не неделю «пыльного помещения»). Во-вторых, в том, что Талька вообще живет с нами... Кто с приставленной ко мне шпионкой-телохранительницей подружился до неприличной степени? Кто на поводу у моей второй личности бегал? Эх, да что теперь вспоминать – о Мире можно только хорошо или ничего (лучше ничего, а то вдруг опять приснится), а я и сама испортила все, что можно было и чего нельзя... Но признаваться в этом не собираюсь.

Когда буря угомонилась (я подчеркнуто не вмешивалась, и даже не смотрела – не мои проблемы), Сулмор почти спокойным тоном уточнила, сколько осталось времени до выхода. Оказалось – вполне хватает на еще один скандал. Но принцесса его устраивать почему-то не стала – предполагаю, что слова закончились... Поэтому хейтерша, бурча под нос что-то касательно персонализации вселенской несправедливости, поползла по комнате. По направлению к моему стулу, на котором возвышался небоскреб из одежды. Преимущественно чужой. Как выяснилось в процессе нашего тройного совместного проживания в одной комнате, Тайли на порядок смотрит так же, как и я – а именно, как на главное препятствие в нормальной жизни. И границ измерений, делающих из нашей комнаты психоделичную фантазию, не видит в упор. Сулмор заразилась этой же слепотой в первый же месяц после переезда к нам Совершенного Зла (дипломная работа Кирстенских воспитанниц, получившая право на нормальную жизнь милостью лично Вечной). Так что мы уже давно живем в таком бардаке, что вроде бы и мне впору завопить: «Я за Хаос, но не за такой!», но я этого не делаю, потому что мне, как ни странно, так больше нравится.

Ангмарская прошла мимо меня, отчетливо матеря неведомых гадов, как специально подгадавших к нашему возвращению Контерову практику, на обратном пути, адресуясь к майке, обозвала все происходящее натуральным заговором и вдруг замолчала.

–Действительно, какой-то заговор, – выдержав двухсекундную паузу, повернулась ко мне хейтерша. – Зачем вообще архивистам наша помощь?

–В смысле, от нашей школы? – я видела этот исторический документ, просьбу направить несколько учеников для «оказания помощи»... На документе красовалась подпись Вечной и резолюция «удовлетворить». Тогда я не обсмеяла заявленьице только потому, что меня придавило нечестным решением тварищей из администрации – направить на подмогу тех, кто так вовремя вернулся, за исключением лично меня. – А Контер их знает... Может, после того, что там натворили принудительные добровольцы по приказу Феникс, до сих пор разобраться не могут... А от Феникс из помогающих организаций только наша школа и осталась... Типа наследники.

–Мэлис, я тебя не юмор в духе комедийных клубов прошу выдавать, – угрюмо отреагировала Сулмор, одергивая майку, которую надевала под аккомпанемент моих рассуждений. – Серьезно, чего им там от нас понадобилось? Папки перетаскивать некому?

–Может, слишком качественно порядок навели, требуется восстановление изначального Хаоса, – я упорно не понимала, что так беспокоит принцессу. Странное назначение не будило мою правоверную паранойю. У меня уже все было спланировано и готово, осталось девчонкам намекнуть... Там, где не подслушают и не заподозрят ничего, если отгородиться от прослушки... А мысленно договариваться – неудобно все-таки... Тем более что о прослушке ментального пространства у нас тоже поговаривают. Шепотом. Но народ начал защищаться, и на мои непробиваемые системы есть спрос.

–Или воспитательный процесс такой, типа посылают посмотреть, что не так страшен архив, как, – Талька, непонятно почему взявшая мою сторону, осеклась. Да уж, перспектива определенно не радужная, если устами дипломной работы «Цветов зла» глаголала истина, а не поимел место быть заскок от незнания.

–Если это надо понимать как намек, – медленно, со значением произнесла я, – то у нас могут быть проблемы. Или у тех, кто намекает...

Мы синхронно замолчали, не желая давать гипотетическим прослушивающим личностям лишнюю информацию. Потом посмотрели на часы и поняли, что сейчас опоздаем. Несколько минут сборов в дикой спешке – и в коридор вывалила дикая троица. Представляю, на что мы были похожи со стороны... Ангмарская принцесса во все же моей майке с групповым портретом пятого состава «Non-standard», изумительно сочетавшейся с черными брюками (мое личное мнение: то, что Сулмор перестала носить платья, ей пошло на пользу), Тайлла Даан в любимой черно-кожаной с заклепками форме и с розовым ирокезом на голове, и самый нормальный представитель компании – лично я, как всегда напоминающая полосатую швабру[ 5 ] (это не самокритика, а здравая оценка внешнего вида), каким-то хохмачом обряженную в фирменные шмотки от Айлана...

Нас ждали внизу. Ждал лично Змей, смурной, как Мелькор после эльфийской казни. Конечно, ждет, что я ему прикажу зачесть эту практику противозаконным методом...

–Веди нас, проводник невольный, – я не улыбнулась, хоть и хотелось, – ты адрес знаешь, так веди!

–Malicious, ты издеваешься? – на всякий случай уточнил Змей.

–Нет, – все-таки я не сдержалась и фыркнула. – Я все понимаю. Тащи нас куда сказано, на месте уже разберемся, что им там отпрактиковать надо...

Змеюк облегченно вздохнул и, обхватив нас силовыми связями, перетащил в один из типовых департаментских коридоров, явно отличавшийся только пустотой и малым количеством дверей. Дверь, по сути, была только одна – шагах в пяти от нас, обитая бордовым дерматином и относительно украшенная декоративными гвоздями. Не дерматине были вырезаны две оскорбительные руны, без указания, к чему они относятся.

Я почему-то вспомнила, что неписаный департаментский кодекс содержал прямой запрет на мгновенные перемещения ближе, чем в трех метрах от дверей архива. Вообще-то смысла в этом запрете не было, но исполняли его все. Нарушить, что ли... Ну, это на обратном пути...

–Снимайте координаты, я не уверен, что смогу прийти забрать, – Змей подчеркнуто смотрел на стену. Я подумала, что причина такого поведения мне в общем ясна...

Даже пресмыкающимся не чужды чувства. Зря их обзывают холоднокровными. Им только дай впутаться в историю – сто очков вперед дадут нормальным демонам. Наш змеюк, родившийся в форме гигантской гадины, в свое время ютился в непредельской реальности – ползал по подземным тоннелям, шугая народ, пока не попался моему папочке. И не попробовал папочку на зуб. В результате змей обрел силу демона, а папочка спрятал в теле обращенного существа разработку непредельщиков, предназначенную для того, чтобы я жила, как нормальный демон, не обогащая участок энергоматрицы, ответственный за внешний вид оболочки по умолчанию, лишними декоративными шрамами. Диверсия прошла на ура – повторить гениальное достижение непредельщики не смогли. Зато теперь я могу им спокойно пользоваться – что выяснилось после того, как дала найденному в тоннеле змеюку разум и внешность демона... Естественно, я не могла оставить облагодетельствованного товарища на непредельщиков, поэтому пристроила его в нашу любимую школу. Теперь у меня под рукой болтается неиссякаемый источник целительных слез, информации и мелких ценных услуг.

Но к теме это имеет не очень много отношения. Дело в том, что Змей умудрился попасться на глаза одной из своих коллег – известной у нас под ласковой кличкой Кобра Рогатая воспитательнице, озабоченной, как и все работающие у нас девушки, вопросом поиска второй половинки, – и, к счастью, испытал ответное чувство самостоятельно, не дожидаясь испытаний последних достижений приворотной техники. Двух лет не прошло... Я за него рада, в общем... Несмотря на то, что ценность змеюка после этого немного упала, так как часть свободного времени несчастный (счастливый?) товарищ начал посвящать рогатой пресмыкающейся коллеге.

Итак, змеюк умотал, предоставив нас самим себе. Насколько я представляю змейскую логику, товарищ решил, что мы не сбежим от неприятного времяпрепровождения, так как не хотим его подставить... А если подставим все-таки, то у него будет оправдание наготове. Все равно Змею ровным счетом ничего не грозит...

Размышляя о логике пресмыкающихся, я дошла до двери и пару раз стукнула по жесткому косяку. Молчание было ответом.

–Мэл, они нас по идее должны ждать, – Талька отодвинула меня от испохабленных архивных врат и нажала ручку. Дверь была не заперта. Из щели пахнуло ароматом лежалой бумаги, некачественного пластика и чего-то еще, тоже относящегося к общему понятию «запах информации».

Мы вошли, не дожидаясь приглашающего зова, и обнаружили полное отсутствие в обозримом пространстве тех, кто мог бы нас пригласить. Материальные следы пребывания архивисток на рабочем месте, впрочем, имелись – слева и справа от двери стояли столы, ломящиеся под весом нагромождения преимущественно работающей техники, на чистом пятачке стояла кружка с чем-то черным, стулья был отодвинуты так, будто сидевшие на них отошли ненадолго. Я заглянула в основные экраны – на одном красовалась заставка с остовом корабля, вокруг которого плавали акулы, второй был отключен.

–Да уж, веселенькая картинка получается, – вполголоса, на всякий случай – вдруг народ отошел недалеко, – прокомментировала я. – Мы пришли, а нас даже не встречают...

–Обидимся и уйдем? – предложила Ангмарская, причем по ее притворно веселому тону было ясно: ничего хорошего хейтерша от практики не ждет. Кроме плохого, то есть – какого-нибудь подвоха.

–Ну, не так сразу, – я заглянула в промежутки между стеллажами (к слову говоря, на стеллажах пыли было море, а вот на полу лежало пылеотталкивающее заклятие, так что определить, куда двинулись архивистки, было проблематично). Ряды стеллажей уходили в бесконечность, и ничего похожего на демонов в просветах не наблюдалось. Я рискнула проверить пространство за одним из столов – оказалось, что стенки, зрительно продолжающие коридорные, – всего лишь перегородки, предназначенные для образования удобных углов, чтобы было куда мебель ставить... За перегородками имели место быть не менее бесконечные стеллажи. – Может, они недалеко ушли, – уже громче сказала я.

–Я никого не чувствую, – я немедленно проверила слова Тальки, протестировав пространство на наличие жизненных форм. За исключением нас троих, в пределах действия демонических органов чувств не было ничего живого или думающего. Я максимально расширила границы восприятия, рискуя захватить пол-этажа, но почувствовала только слабую мыслительную деятельность, крайне медленную и страшно удаленную. Возможно, архивистки банально спали на работе, забравшись подальше от глаз входящих... Но ведь Контера с два докажешь в случае чего! Надо удостовериться.

–Я чувствую, – поделилась я результатами проверки с девчонками. Сулмор промолчала, а Тайлла сказала, что эти показатели действительно похожи на типичные для спящего демона. И с моей идеей насчет того, что это где-то устроились отдохнуть архивистки, наша цветничковая дипломная работа тоже в общем была согласна.

–Подождем, пока не проснутся, – предложило Совершенное Зло, – предъявим рекламации и получим зачет по практике... Без шума и пыли, – в предложении был определенный резон, если не предположить, что кому-то хочется шляться, рискуя заблудиться, между стеллажей, имея в качестве ориентиров исключительно собственную память и встроенный сканер... Как говорится, избавьте нас от этого идиотизма...

–Подождем, – эхом отозвалась хейтерша и плюхнулась на один из свободных стульев. Я немедленно заняла второй и по примеру принцессы пошарила взглядом по столу, ища что-нибудь занятное. Талька, оставшаяся без готового посадочного места, не сильно огорчилась и решила исследовать ближайший стеллаж. Мы с Сулмор немедленно отвлеклись от покрывавших столы носителей информации и принялись наблюдать, как пыль отскакивает от пола... Накладывавший заклятие был юморным демоном – вместо обычного поля с заданными свойствами получилось нечто, работающее со спецэффектами в виде голубоватых искр... Искры подлетали минимум на полметра от пола и, оседая на стеллажах, постепенно гасли, возвращаясь в обычный пылевой вид. Тайлла Даан не обращала на происходящее особого внимания, продолжая копаться на самой удобной для этого полке.

–Прикольный фейерверк, – заметила я вслух. – Могли и на полки наложить, заодно и освещение бы оригинальное получилось...

Архив освещался прикрепленными на низкий потолок «вечными» лампами условно дневного света. Лампы явно были сотворены «простым» способом... В смысле, кто-то взял реальный внешний вид и требуемую функцию, потратил энное количество энергии и получил постоянное, хоть и не слишком презентабельное, освещение... Вообще-то менее оригинален в данном смысле только светящийся туман (обычно зеленоватый), хорошо еще, что его здесь не развесили по потолку... хотя для этого понадобилось бы поднять этот потолок где-то на метр. Кому-то определенно было лениво извращаться с пространством и измерениями.

–Кстати да, – Талька глянула вниз, на бешено танцевавшую пыль. – Мэл, Ангмарская... Подползите сюда, я тут что-то ценное отрыла...

Долго просить нас было незачем, тем более что ничего подходящего даже под понятие «интересно» на столах не обнаружилось. Возможно, валявшиеся в беспорядке неподписанные диски и кассеты несли на себе ценную информацию, но для проверки этого предположения их требовалось просмотреть. Техника настойчиво требовала взлома пароля, перестраиваться на восприятие данных с носителей было пока что лениво... А отрытая Совершенным Злом ценность представляла собой папку с бумагой и какими-то фотографиями.

На первом, лежавшем сверху, снимке красовалась, похоже, шефиня собственной персоной. В пользу того, что это была именно Крэш Вечная, а не одна из ее многочисленных копий, свидетельствовало присутствие на снимке ее печально известного папочки. Того самого истинного Рейвена, который еще в молодости круто отжег в реальности огней с компанией из трех девушек[ 6 ], а потом не менее круто прокололся с последствиями... Конечно, открытие реальности, населенной демонами (и, к счастью, естественно ограниченной от расщепления), объявили огромной заслугой. Вернее, заслуга состояла в открытии редких разновидностей кристаллического энергата, которые больше нигде не встречаются... Все участники получили по званию (кроме Контрелла, который поспешил от славы отмазаться)... А еще стали родителями, потому что отрывались по полной. От второй «заслуги» рыжий гад Контер тоже отмазался, свалив все на Рейвена. На момент событий рыжей морде было всего пятнадцать миллионов лет, что тогда считалось откровенно детским возрастом[ 7 ]... Впрочем, все пятеро отлично знали, откуда берутся дети, но слишком перебрали кристалки...

Рейвена же отсутствие сего эликсира вседозволенности никогда не останавливало, а уроки впрок не шли. Этот озабоченный демон шлялся по реальностям, пачками соблазнял (и почти сразу бросал) демонесс и представительниц реальностных рас, никогда не выполнял родительских обязанностей и по возможности отмазывался от «последствий», атаковавших гадского папу (все его знакомые долгом своим считали натравить встреченных деток на причину их появления) пачками. Даже шефское кресло на неуемного товарища далеко не сразу подействовало – был плейбоем, плейбоем и остался. Историк наш краснел, расписывая деяния данной личности, а мы, помню, поражались, как ему на все сил хватало...

Итак, если я еще не растеряла память, Рейвен не собирался обходиться подчиненными демонессами, поэтому время от времени уматывал в реальности. Чтобы не бросать кресло на произвол судьбы, товарищ пользовался простой временной техникой, отсутствуя по времени Департамента всего лишь несколько часов. Большинство отлучек проходило незаметно. Все-таки шеф на самом деле нужен не так уж часто, как кажется и считается. Главное, механизм работы наладить, а Рейвену достался отлаженный лично Контером... Убрав наиболее жуткую лажу и ослабив слишком туго закрученные гайки, двадцать третий шеф получил вполне приличные результаты. И решил капитально расслабиться.

В одной из реальностей товарищ закрутил роман с местной жительницей, оказавшейся демоном-полукровкой. В нарушение инструкций Рейвен не просветил девушку касательно действительного положения дел, притворился человеком и весьма некрасиво обставил свой уход из ее реальности. Несчастная слегка тронулась умом, но истинного демона это не волновало – он был уверен, что понятие «любовь» его никогда не коснется. Все так думают, пока лбом не ударятся в это самое слово... Конечно, таких тормозов, как исторически заслуженный отец всея Департамента (ну, процентов десяти – точно. Если не отец, так предок), в пространстве и времени маловато. Удар настиг его спустя приличное время и не совсем стандартным образом...

–Это где они, получается? – Талька вытащила остальные фотографии и раздала нам. Я попробовала вычислить хотя бы реальность и время съемки. Реальность, похоже, была одна и та же... или похожие разновидности. Обстановка не повторялась, но на всех снимках с элементами природы чистое небо было примерно одинаковым по тону, и растительность тоже не сильно отличалась. Поскольку третий муж Вечной и ее ППД Квентин[ 8 ] на фото отсутствовали, временной промежуток определению не поддавался.

–Нормальные демоны на фоне памятников архитектуры фотографируются, – буркнула Ангмарская, рассматривая доставшуюся часть фоток. – До и после выполнения сценария... А тут природа сплошная, лес какой-то, на парк похожий...

–Ты про эти три мэллорна? – я покосилась на снимок, где на заднем плане и правда фигурировали деревья. В количестве, с трудом позволявшем характеризовать их как часть массива.

–Да хоть три сосны, все равно природа, – с этим утверждением трудно было поспорить. Природа – она природа и есть... Правда, если бы это и впрямь были мэллорны, а не незаслуженно обиженные мной клены, можно было бы классифицировать реальность. – Мэл, у тебя тоже сплошь пейзажи?

–Вообще-то нет, – я вытащила из своей стопки фото со стеной. Стена была деревянная, но определенно не живая. Может, вообще не стена, а забор. Даже общеупотребительных слов, написанных либо вырезанных, не наблюдалось. Обычные доски. На этом несимпатичном фоне стояли те же два демона. – Блин, такое впечатление, что их просто на разные бэкграунды вклеивали...

–Не вклеивали, – авторитетно заявила Талька. – Если это подделка, то слишком хорошая... А цель неясна.

–Ладно, давай что-нибудь еще посмотрим, – мне совсем не хотелось маяться дурью. Время можно гробить и менее тупыми действиями. Интуиция молчала в тряпочку, не собираясь подсказывать ничего касательно исторической важности документов, отрытых в пыльной папке. – Или хоть почитай, что там приложено... Может, там отчет об оценке, их иногда с юмором писали...

–Правильно, иначе бы на шаговой доступности от входа не лежало, – поддержала меня Сулмор, возвращая совсем не интересные на поверку фотки первооткрывательнице папки. Тайлла не глядя сунула снимки под листы и принялась читать, только почему-то не вслух. Я попыталась заглянуть в читаемое, сместив точку зрения, но никакого юмора не обнаружила. Сухие строчки расчета основного параметра оценки, того самого «процента Хаоса», который на самом деле определяет и устойчивость реальности, и тенденции к развитию или загибанию... В конце страницы этот процент был выведен длинным числом с десятком знаков после запятой. Число совпадало со средним значением, означавшим, что реальность стабильно развивается, хоть всем населяющим ее личностям и кажется, что скоро всем наступит что-то неприличное. В смысле, состоится пришествие маленькой лисички с белой шкурой. На демонов такое положение дел тоже действует, как правило, двояко – среднехаосные миры бесят и восхищают одновременно.

–Неправильная у нас логика, – заключила Тайли, пролистывая остальные документы – тоже стандартные до безобразия. – Наверное, эта хрень здесь случайно оказалась. Права ты, Мэл, насчет того, что здесь бардак абсолютный...

–Допустим, не бардак, а Хаос, – произнес резкий женский голос со стороны дверей. Мы синхронно подпрыгнули, возмутив напольное магическое покрытие. – Это что, наша демонитарная помощь? Слишком на гуманитарную смахивает...

Я развернулась к сквернословящей личности, думая, что та возьмет свои грязные инсинуации обратно. Если кто в нашем меридиане и не похож на людей, так это мы втроем... Талька тоже развернулась, забыв сунуть на место папку, хотя можно было успеть. Только хейтерша не стала удостаивать вошедших возможностью увидеть Ангмарскую принцессу в гневе.

Личность стояла у косяка, не полностью закрывая его собой. Вообще-то этой самой личности не составило бы труда спрятаться и за леску. Дистрофия последней степени, скорее всего – рассчитанная основная деталь внешности...

–Вот так и выглядят жители одномерных реальностей, – лекторским тоном выдала Тайли. Вероятно, от неожиданности... Или просто сработала старая установка – хамить с порога.

–Норн, ты смотри внимательно, кого нам прислали, прежде чем замечания делать, – вальяжно произнесла просочившаяся в дверь демонесса номер два. На голову ниже, а в остальном – практически нормальная фигура... Кстати, могу еще добавить, что у новоприбывшей были роскошные волосы светлого каштанового оттенка, а голова стоявшей на фоне косяка заканчивалась отросшим соломенным ежиком. – Две Величайшие и одна Великая, последний раз у нас такой состав сколько лет назад документы разгребал?

–Во-первых, такого состава у нас не было, были просто три Великие, – хмыкнула блондинистая тростинка. – Во-вторых, пользы с них было, как от мужиков, и даже меньше... В-третьих, если ты намекаешь на те звания, которые они потом получили...

–Не философствуй, – оборвала Норн вторая архивистка. – Мелочь, вас в натуре сюда прислали? Или вы так зашли?

–Мы практику проходить прибыли, – ответила я за всех. – Вы же помощь просили?

Я выступила вперед, чтобы прикрыть Тальку, понадеявшись, что она хоть сейчас папку спрячет.

–Ну, вас мы не ждали, – по интонации я поняла, что архивная крыса номер два (ее имя где-то значилось в исторической литературе, но я его запамятовала) удивлена не меньше, чем мы сами. – У нас проблемы с переводом материалов в электронный вид, с чем по сути кто угодно справится, просто нужны руки и время... А мы и так в завале, после того, как все тунеядцы сбежали...

–Добровольцы, – пояснила блондинка, наконец отходя от косяка и направляясь к монитору с акулами. – За что Феникс спасибо, так только за этих сосланных... Не все саботажем занимались...

–Ладно, раз уж вышло такое недоразумение, – на блондинку внимательно посмотрели, пригасив излияния благодарности в адрес врагини народа. – Величайшие, Великая – пошли со мной, покажу, где у нас основной фронт...

Кстати, про папочку не было сказано ни слова, хотя архивистки явно заметили наше хамское поведение. То ли так здесь и положено, то ли и впрямь ничего топнуто-секретного в бесцеремонно просмотренных нами документах не было...

Нас провели по закоулистой дороге между стеллажей, объяснили, как в случае чего выйти обратно, и оставили наедине с техникой и «фронтом» – в качестве неприятеля имелись сложенные стопками папки, кассеты и даже катушки ментолент. Все это богатство требовалось переписывать на жесткие диски, перегоняя в наиболее удобные для хранения формат.

По сути, участие разумной личности в процессе было минимальным – но необходимым. В целях ускорения процесса техники было установлено много, причем вполне приемлемого качества и работоспособности, хотя по сравнению с уймищей информации даже это оборудование выглядело жалко. Я прикинула, нельзя ли на участке смухлевать, поиграв с вероятностями[ 9 ], но здесь сплетение было еще более тугим, чем в среднем по Департаменту... Да и перепроверка заняла бы еще больше времени, чем работа.

В общем, едва приступив к труду, мы поняли, что Феникс действительно была права, когда присылала сюда «добровольцев» из числа излишне свободных демонов...

–Тут надо было хейтеров в кучу собрать – и запрячь в работу, – дискуссия о Феникс велась в качестве звукового сопровождения к действию. – Не смотри так, Ангмарская, я про ваших ортодоксов. Кому отношение к миру корректировать надо...

–Мэл, правильно говоришь, – отозвалась Талька со стороны сканера. – Послали бы свою заяву в «Путь», получили бы целый отряд правовредных хейтеров...

–Вот это правда, насчет «Пути», – частично согласилась Сулмор. – Ортодоксальных там хоть лопатой греби... Только они ж заинтересованы, чтобы продлить мучения...

Я хмыкнула, стараясь, чтобы подруга меня не услышала. Кое-кто несколько минут назад, не участвуя в разговоре, пытался упростить процесс перенесения информации, используя в качестве сканера собственные органы зрения. К сожалению, технике демон в этом вопросе, как выяснилось, таки проигрывает. И если можно воспользоваться пластмассовым посредником, лучше сделать именно это, а не засорять голову ненужной информацией. Технику для того и изобрели, чтобы дурью не маяться... Это вот для тех самых «правовредных» дурь – самое правильное занятие, что и естественно, в общем. Они ведь из кожи вон лезут, чтобы мир ненавидеть так же, как и он их терпеть не может... Шокеры, типа Ангмарской, баланс держать обычно не стараются. Мир они ненавидят, как правило, изначально, им важнее миру доказать, что он их тоже имеет полное право не любить...

–Здесь и ортодоксальный до ручки дойдет, – возразила Тайли. – Причем очень быстро... Нет, все-таки зря Феникс хейтеров не запрягла...

–Как народ обожает рассуждать о том, чего не понимает, – вздохнула принцесса. – Ты историю хейтеров знаешь хоть?

–Нет, нам это позже будут давать, – конечно, по истории здесь только я впереди всего народа. Придется объяснять...

–Талька, дело в том, что во времена Феникс хейтеры были кучкой неудовлетворенных жизнью личностей, – пока Феникс им реальность не отписала... И то не сразу положение изменилось. – Работать они не хотели, смысла в жизни не видели...

–Обычно так было – демон походит несколько лет в хейтерах и потом передумывает, – подхватила исторический экскурс специалистка... В смысле, хейтерша. – Так что вообще считалось, что нас как бы и нет... Просто, мол, некоторые товарищи бесятся от жизненной пустоты. Но были и те, кто нашим путем шел до конца... Они и кодекс наш составили, и сделали из разрозненных хейтеров организацию...

–Если это можно так назвать, – не смогла удержаться я. Все-таки я хейтеров видела... Демонов вообще очень сложно организовать, а уж ненавидящих... Только направить их ненависть в одно русло, что, кстати говоря, представляет собой страшный и тяжелый труд. Ненависть – растворитель абсолютный, ей берега не писаны... Даже в кодексе не сделано попытки...

–И не называют, – сквозь зубы согласилась Сулмор. – Мэлис, я рассказываю, кажется... В общем, путь хейтеров – достаточно сложное дело, есть такое мнение, что мы миру нужны как факт. Всей демонической общественности, так сказать...

–Ладно, верю, – Тайли закрылась пустой папкой, содержимое которой раскладывала по сканерам. – Мало ли что общественности надо...

–Я серьезно, – в черных глазах Ангмарской сверкнули синеватые молнии. Странно, обычно бывают красные, ну лиловые на крайняк... В любом случае, смотрится интересно (если учесть, что у нашей принцессы глазки не просто черные, а сплошные зрачки – белка и радужки не видно), хоть и страшновато. – Хейтеры ближе всех к Хаосу, так что мы в любом случае правее. И естественнее.

–И кто спорит? – вообще-то вопрос еще тот... Еще при первых спорили, что должны делать демоны Хаоса... Еще до того, как нас демонами назвали в первый раз. Пока первые не получили прозрение на сей счет и не проложили курс на миллиарды лет вперед. Сколько на этом курсе было копий сломано, образно выражаясь... Инструкции первых можно было понимать по-разному, ведь они, как любые уважающие себя предсказатели, навели целые океаны мути... И сами не старались расшифровывать свои откровения.

–Как же я ненавижу синтегистов[ 10 ]! – с чувством высказалась Сулмор. На этом месте разговор временно затих. Так и не дойдя до расшифровки ответа на главный вопрос, поставленный Тайллой. В принципе, до меня дошло и так – Феникс, товарищи, не была дурой и отлично знала, что хейтеров хрен перевоспитаешь. Ортодоксов, не брезгующих грязной работой, тогда наблюдалось исчезающе малое количество, а всех остальных проще было спихнуть в отдельную реальность и не мучиться, что Феникс отлично понимала. В идеале, хейтеров можно (и нужно) было отдать как материал для опытов непредельщикам... Но благодарность к последним личностям, подсадившим Феникс на шефское место, у двадцать шестой шефини отсохла напрочь, так что нелимитированные получили большой кукиш под нос и подлянку в форме сохранивших практически все права хейтеров, с коими пришлось делить реальность...

Как номинальная (да и практически действительная) глава непредельщиков, я Феникс за эту подлость не должна уважать... А вот как подруга Ангмарской, да еще и фиктивная «хейтерша Мэлис» – уважаю и ненавижу в очень малой степени. То, как на вопрос Феникс смотрит лучшая ученица «Врат истинной тьмы», достойно целого эссе, в крайнем случае реферата... причем реферат этот я уже сдала и забыла. Тема пройдена...

В реферате, если постараться и припомнить, излагалась официальная точка зрения, согласно которой Феникс была жертвой обстоятельств, комплекса психологических проблем (в традиции ментальской школы психологии кратко обозванного комплексом Сейбра) и кучки заговорщиков, которым нужно было срочно найти личность, настолько лишенную совести, чтобы с ходу согласиться стать подделкой под Крэш Вечную, и обладающую определенными данными, чтобы удержаться в этой роли столько, сколько понадобится.

И личность нашлась... А вот в том, что такая личность имела место быть, виноват был опять-таки Рейвен со своим нетрадиционным ушибом от любви. История не скрывает, что дочка, которую он сделал той несчастной полукровке, так ничего и не узнавшей, потихоньку росла, считая себя человеком. И закончиться все могло бы традиционно – скандалом через энное количество лет, если бы не вмешался случай. С большой свитой из совпадений и невероятностей.

Совпадение первое заключалось в том, что у полукровки, жертвы коварного соблазнителя, была замужняя сестра, и у этой сестры родилась тройня в тот же день, который был отмечен появлением на свет очередного Рейвеновского чада. Старшее дитя из трех родившихся получило впоследствии веселенькое имечко Крэш Джет. Что за самолет имел несчастье ляпнуться в тот знаменательный день[ 11 ] и оказаться увековеченным, неизвестно, но факт остается фактом. К слову говоря, чадо Рейвена получило также двойное имя, но вполне обычное, – Кэтрин Джейн. Девчонки, что уже можно назвать вторым совпадением, страшно походили друг на друга[ 12 ] и беззастенчиво этим пользовались. Пока не произошло трагедийное по сути событие, в результате которого одна из девочек погибла, а вторая две недели пролежала в коме.

Демоны, считающие себя людьми, уязвимы, это нам еще на первом курсе втолковали. Конечно, не смертельные повреждения у них все же регенерируются, но смерть оболочки запускает процесс отделения сознания. Для взрослого демона это заканчивается нашим возвратником и автоматической выдачей энергетической оболочки. Но вот с детьми механизм вылова часто дает сбои. Короче говоря, потеряв тело, сознание Си-Джей Рейвеновны рванулось в самую подходящее вместилище, благо оно находилось рядом. В голове, изначально не приспособленной для содержания двух личностей, произошла нехилая драчка за право жить. Все те две недели и пошли на бой... Что лишний раз доказывает: дружба, основанная на личной обоюдной выгоде, заканчивается с выгодой вместе...

Кто из двоих сражавшихся за тело победил, покрыто мраком неизвестности. На стороне Кэтрин была сила полукровки-«четверки[ 13 ]», на стороне «нулевки» Крэш – дополнительные модификации организма, отразившиеся на энергоматрице... И обе участницы сражения не до конца понимали, что происходит. В любом случае результат получился несколько ненормальным, донельзя неуравновешенным и двойным[ 14 ]...

Впрочем, двойственность личности, как выяснилось в процессе исследования феномена, можно приобрести и иным путем, так что неясно, обладала ли Вечная ранее такой интересной характеристикой. Возможно, и до восьми лет (когда поимела место быть трагедия) это было нечто вроде меня... История, говоря об этом периоде, даже не умалчивает, но постоянно замалчивает и обходит все, что только можно замолчать и обойти при передаче информации.

Далее требуется совершить небольшой экскурс в биологию демонов Хаоса, раздел «размножение»... Как существа энергетические, мы изначально зарождаемся в виде структурно-матричного энергетического конгломерата с чистым сознанием. Так в учебнике написано, и другого определения здесь не подберешь. Образование нового демона – факт принципиально неотменимый[ 15 ]. Далее выбор за матерью – как правило, энергетическая структура автоматически совмещается с зарождающейся внутри тела оболочкой, но можно перенести ее и в экзогенное вместилище, кроме того – отдельные личности предпочитают некоторое время удерживать ребенка в собственном теле, не разрывая контакт сознаний. Считается, что последнее позже приводит к более полному пониманию между родителем и ребенком...

Так вот, если в теле демона сосуществуют две раздельные личности, есть вероятность, что один родится от другого... Это встречается, конечно, редко, но ничего невозможного нет. Особенно когда речь заходит о нас, демонах Хаоса...

Именно такое редкое совпадение номер не помню какой и поимело место быть в случае с Рейвеновой дочкой. Жизнь Крэш с самого начала напоминала мыльную оперу, сценарист которой на половине работы стал наркоманом, причем параллельно перейдя в синтегизм первой линии, так что, наверное, иначе все случиться и не могло...

Совершенно естественно, что у Крэш Джет Джонсон, на то время нормальной (если вообще можно так выразиться) замужней женщины, на какой-то там год брачной жизни родились собственные дети. Наследственность сработала так, что на свет появились близнецы. Идентичные девочки. Старшую обозвали именем матери, прицепив ярлычок «джуниор[ 16 ]», младшей досталось имя Джулия Хелен (взятое Контер знает откуда)...

Далее опять стоит вопрос ребром – в которую из двух оболочек переселилась лишняя личность? Крэш Джет Младшая, в настоящее время занимающая шефский кабинет (а на самом деле торчит неизвестно где, через Райю[ 17 ] тоже не достать, а Райя ее от меня прятать вроде не должна), уверена, что в нее... Вечная Сила отлично помнит, что стряслось до ее второго рождения, только вот других доказательств, кроме нечеткой памяти миллионолетней давности, в общем-то нет... И быть не может.

Реальность, в которой проживала в высшей степени неординарная семейка (я упомянула далеко не всех ее составляющих, но это не мое дело – полные генеалогические древа чертить), в результате некоторых трагических событий пошла вразнос. Случилось это на десятом году отдельной жизни (номер два) нашей Вечной. Не станем обвинять кучку демонов-полукровок в том, что они решили сбежать, то есть по-семейному эвакуироваться. Они вряд ли знали, как удержать реальность от разрушения, тем более что отдельные личности, посещавшие тот мир ранее, о границах возможностей демонов молчали в холст. Эвакуация прошла весьма оригинально – по самому неприемлемому для нормальных демонов сценарию... но что брать с личностей, которые умели только ходить через межреальность? Кроме анализов, нечего...

Как этернистка, я очень подробно изучила нашу священную историю. И, как синтегистка, отношусь ко всему «священному» с определенной иронией. В конце концов, это же наше неписаное правило (или все-таки писаное?) – «смейся над тем, чему поклоняешься, поклоняйся тому, над чем смеешься»... Если над аватаром (воплощением, целью всех добрых чувств синтегиста) нельзя иногда посмеяться, то кому он такой нужен? Над историей Крэш Вечной ржет не первое поколение демонов, и нужна она, Вечная, очень и очень многим. Не зря в сто сорок восьмой линии синтегистов отмечается постоянный приток членов... Число собственно этернистов, они же – крэшнаиты недобитые (отмечаю, что мои коллеги по вероисповеданию такое наименование заслужили на триста процентов, за все время видела только одного почти нормального этерниста – и то в зеркале), тоже растет – за счет тех, кто хочет и шефине попоклоняться, и терпимости синтегийской не научиться...

Итак, вернемся к нашей эвакуированной семейке... Ее представители умудрились так растеряться в процессе переезда в новую реальность, что это можно объяснить только высшим провидением. Ну не бывает такого разгильдяйства на базе склероза, не бывает... К тому же, без высшей воли Хаоса отставшие от родни дважды рожденная и ее мать по второму рождению Контера с два бы набрели на Департамент, да еще и в тот момент, когда в окружавшей оный пустоте межреальности проветривался Рейвен...

Момент оказался поистине знаменательным. Именно тогда и поимел место факт удара головой в некое отвлеченное понятие... Даже в два, что вполне возможно. Совесть иногда просыпается и в таких демонах, как двадцать третий шеф... И тогда кусает очень больно.

Такой встречи с потомком от очередного загула у Рейвена еще не было. Выяснив от старшей из путешественниц отдельные последствия своих действий, товарищ схватился за голову (правда, не за ту, которой думал раньше) и решил раз в жизни повести себя как нормальный отец (на «нормального мужа» его все равно не хватило бы). Стыдясь отдельных обстоятельств, Рейвен решил заблокировать дочери память и выдать Крэш за очередную истинную. Благо рисунок структуры у нее был весьма впечатляющим...

Ходит непроверенная легенда о том, что на решение товарища повлияла Кэрин, кое-что запомнившая из работ сбежавшего мужа. Конечно, «Книгу Молнии» уничтожили задолго до этих событий, но вполне вероятно, что у жены ясновидца-систематизатора копия осталась. Хотя бы в голове. К сожалению, у меня нет памяти самой Кэрин, и поэтому я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть легендарное предположение...

В книге, написанной Лайтином по мотивам двадцатитомника первых[ 18 ], упоминалось о Вечной Силе, дважды рожденной – «от истинного совершенства и безумия, от безумия и первой веры грядущего», я цитирую дословно... Рейвен вполне мог понять, о ком идет речь – двойное рождение и сейчас страшная редкость, а в те времена оно вообще считалось чистой теорией. Итак, Крэш стала официальной воспитанницей своего отца, получила нормальное для того времени образование – даже одно реальностное[ 19 ], – восьмой уровень (чуть позже) и право на работу универсала. Право будущая Вечная юзала на полную катушку. Ни в одной команде «ценная сотрудница» не задерживалась надолго, оставляла за собой как друзей, так и врагов – но не слишком серьезных, так, завистников... Мало кто позволит себе стать настоящим врагом шефской воспитанницы, о которой ходят определенные слухи. Для такого идиотизма надо стоять одной ногой на пятисотом. А второй – в выбранной реальности...

Многие вещи, имеющие отношение к жизни демонов, Крэш понимала до невозможности превратно, и в этом была доля заслуги Рейвена. Он следил за тем, чтобы дочка не заводила слишком неподходящих знакомств, оберегая ее в основном от старой Департаментской гвардии. Зато сходиться с молодыми и незнающими демонами Крэш не запрещалось... Так прошел насыщенный мелкими событиями неполный миллион лет. У Рейвена тем временем кончился запас Контеровских нововведений, которые можно было бы торжественно отменять, а заодно и терпение. Количество тех самых «молодых и незнающих» росло в геометрической прогрессии, а качество работы падало ниже даже не плинтуса, а фундамента Департамента. Тогда-то и родилось знаменитое изречение о «работниках, стоящих трех диверсантов каждый», в полном объеме отражающее среднее положение дел. Напомним, что в самом начале периода из свежеоткрытых Мейплифов начали завозить новое на то время изобретение, «Огненный сон», что послужило причиной для ограниченного разрешения на кристалку... Старая гвардия взвыла от радости и хором кинулась вспоминать времена Омеги. Департамент погрузился в анархию и разгильдяйство, почти узаконенное... Ибо «за» было большинство, а против – один несчастный шеф, которому собственное кресло уже натерло мозоль на интересном месте.

Рейвен не мог просто так уйти. Он боялся, что на смену ему решат рвануть первые, давно высматривавшие для себя удобный момент и не раз поднимавшие хаи. Двадцать третий шеф решил вспомнить уроки двадцать второго и ударился в реформы...

Первым ударом по шайке раздолбаев стало решение Рейвена о высылке особо мерзко проявивших себя личностей в реальности – в человеческих телах. К слову говоря, зверское деяние – на перестройку тела под сложную оболочку уходит приличное количество времени, и все это время несчастные демоны были вынуждены мучаться... Шеф знал, что его поступки недемонически жестоки, но времена требовали жестких мер, и Департамент услышал вторую знаменитую фразу – «Я не зверь. Я – хуже!»...

К сожалению, первый удар оказался одновременно и последним. Потому как зацепил нескольких знакомых Крэш из разряда «друзей»... Обиженная в лучших чувствах демонесса нахамила отцу по полной программе и ушла ко всем Контерам. То есть, собирать высланных под свою защиту... Высланные собрались с радостью... и Рейвен проклял день, когда решил выбрать именно такую разновидность наказания. К счастью, параллельно с чисткой Департамента от негодных представителей рода демонического проходил поиск годных... в том числе и для замены шефа. Самым годным оказался серьезный молодой демон по имени Чао, сынок Омеги. Потенциально – считалось, что от самого Рейвена, но позже выяснилось, что от Контера... Правда, на тот момент второе еще не портило чистую биографию демона. Чао с дотошностью, присущей большинству бывших миротворцов (в свое время товарищ серьезно занимался этим интересным делом, но моделировал не самоцельно, а для доказательства определенных теорий, причем под руководством того же Рейвена), принялся за разработку плана спасения. Эх, тогда уже можно было понять, в кого это он удался... Но использование смягченной версии программы Контера казалось оправданным. Ситуация близкая, и все такое... Договорившись с Рейвеном, Чао отправился к «Вольным демонам» и выяснил, что никто из них не горит желанием замещать шефа – только очистить кресло для кого-то более нормального. Контеров сын предложил себя. Операция по смене ориентации Департамента прошла успешно. Лишь через пару лет народ понял, что поменял мыло на шило (и где это шило оказалось!), но было уже поздно. Никто не хотел в шефское кресло, все трезво оценивали ситуацию (а баллотироваться в состоянии опьянения давно запретили).

Дальнейшее знают все (кроме, может быть, Стана, но и он точно что-то слышал) – новейшую историю стыдно не учить. Первые в очередной раз решили нанести удар, недовольные наладившейся работой Департамента, Вечная в точном соответствии с пророчеством отправила девяносто пять процентов первых мыслей Хаоса туда, откуда они появились... И в процессе снятия сливок с победы умудрилась влюбить в себя последнего шефа. Не в характере Крэш было заводить долгие романы, но на путешествие в реальность с иным течением времени она согласилась. Тем более что ей очень хотелось проверить одно предположение из области демонической психологии... а может, просто голова закружилась от воздействия сына Контера. Чао наверняка был демонически обаятельным...

Как бы то ни было, но короткое второе замужество Вечной закончилось, принеся два червивых плода (не преувеличиваю, подобрать другое название для раздолбая Золтара и кристалломанки Селайт сложно). Из реальности, где они с Чао проводили время, Крэш вернулась в гордом одиночестве. Чтобы наконец-то встретиться лицом к лицу со своим, как она считала, страшнейшим врагом – подлинным чувством...

По прошествии некоторого времени, после очередной мыльной разборки, без которой жизнь не обходится (у «подлинного чувства» тоже, как оказалось, было то еще стадо скелетов в шкафу), Крэш решила, что цель ее жизни достигнута. А значит, можно от результатов этого достижения отдохнуть... Я уже говорила, что у Вечной была странная логика? Без предупреждения, но и не отписываясь на пятисотом, Крэш рванула прочь от Департамента, двух последних мужей, детей и не упомянутой ранее оравы родственников[ 20 ]... У меня, к сожалению, нет куска памяти Вечной, посвященного тем дням, так что я не скажу точно, какого рожна демонессу понесло подальше от жизни, которая ее в принципе удовлетворяла... Может, причина и была. Контер ее знает...

Чао этот демарш, кстати говоря, перенес плохо[ 21 ]. Шеф был согласен делить Крэш с кем угодно, но именно делить, а не отдавать навсегда. Во второй раз скинув дела на заместителя Рассела (Рейвеновича, кстати), но теперь отдав тому все полномочия (что, между прочим, сделало этого товарища полноправным номерным шефом), Чао рванул в реальности. Третий муж Вечной, Джентри, подумал головой и решил, что бесплодные поиски лучше, чем медленное схождение с ума в не желавшей расползаться компании тунеядцев, повязанных родственными узами... Шеф поневоле Рассел во всеуслышание объявил, что ждет того, кто занял бы его место законно, путем голосования...

Ситуация идеально подходила для захвата власти. Но общеизвестно, что демонов, переживших правление Контера и Рейвена, силой не запугать. Как говорится: «нашу волю не сломить – пили, пьем и...» Простите, и это тоже, конечно, но определенный уровень разгильдяйства поддерживается вне зависимости от кристалки. На тот момент народ принял бы только известную и любимую кандидатуру. В смысле, любимую и уважаемую принародно, причем заслуженно.

Такая кандидатура появилась. Поисковая партия в составе двух обиженных мужей очень вовремя напоролась на искомую жену, не особо старавшуюся скрываться. Найденная заявила, что хочет вернуться домой... а вернувшись, немедленно ввязалась в выборы. Никто не сомневался, что Крэш Вечная победит. Даже клинические кретины.

Народ пребывал в понятной эйфории. А тут еще новоизбранная подала большую и красивую идею – Департамент не резиновый, все имеют право на достойную жизнь, а повторяющихся реальностей до Контера и больше. Почему бы не адаптировать их под жилье?

Радостный вой достиг последнего этажа (где, как известно, до сих пор считают, что правят первые). Народ кинулся на предложенное великое свершение, как чокам бросается на кусок энергата. Открылся центр, где население реальностей перебирали и распределяли... Несогласных с режимом было мало, и отказавшимся от выезда на адаптации демонам подобрали другой фронт работ – сослали сюда, в архив... Помогать с документальной стороной дела. С выбором реальностей и оформлением адаптированных... Ну, и с приведением в относительно контролируемый хаос уже имевшейся документации... Кто ж знал, что на этот фронт прорвутся Хэзер и Вайолет, знаменитые авторы запрещенной литературы?

Позже к двум личностям, кое-что знающим и много что подозревающим, добавились Райан с неопровержимыми доказательствами неладности происходящего и выцепленная в качестве доказательства Эрессея Стайн, с даром поиска нужной информации. Эти демонессы прямо на месте работы нашли кое-что ценное, касавшееся личности, захватившей власть под именем Крэш Вечной...

Личность эта носила претенциозную рабочую кличку Темный Феникс, хоть на самом деле «фениксом[ 22 ]» не была. А настоящее имя двадцать шестой шефини звучало как Джулия Хелен Джонсон, и была она близнецом Вечной по второму рождению.

Демоны, обучавшиеся психологии в реальности менталов, называют нередкое соперничество родных сестер и братьев (как правило, именно близнецов) комплексом Сейбра... И в этой паре сестричек вышеупомянутый комплекс разгулялся во всей красе. Известно, что Джулия Хелен ненавидела Крэш с детства, как более умную и несправедливо успешную личность (все-таки сознание на несколько лет старше). Когда же сестричка потерялась меж миров, Джули попыталась вырваться из ее тени, но ничего не вышло. Выяснив чуть позднее, куда на самом деле девалась Крэш, обиженная младшая сбежала из собственной реальности и спустя некоторое время смогла самостоятельно выйти на демонов Хаоса. К сожалению – на непредельщиков.

Неизвестно, сразу ли они вычислили потенциальную ценность Джулии. Да, с ней работала сама Сильвер Дэз, но я эту демонессу видела достаточно близко, чтобы не называть ее гениальной и прозорливой... С другой стороны, среди непредельщиков в то время попадались вполне понимающие личности. Образованные. Знающие наизусть многие пророчества...

Иначе становится очень сложно объяснить, почему Джулия Хелен узнала о том, кем стала ее сестра, только тогда, когда это стало действительно выгодным. И узнала – от Кирстен Файрблад, особо нелюбимого двойника нашего гения, Кирстен Сайрелл... От личности, в команду с которой объединилась якобы случайно... но таких совпадений просто не бывает.

Представляю (хоть и с трудом) ощущения Темного Феникса... Конечно, умысла она не подозревала – ведь достоверные сведения о личности воспитанницы Рейвена расползались по Департаменту как раз тогда, после победы над первыми. И расползались они именно среди родни Рейвена – остальным было неинтересно, дочка она ему или кто, все равно солнце (то есть Вечную) не заплюешь, а лишний темный штрих к образу Рейвена добавить было не менее проблематично... Файрблад, о чем наверняка отлично знали непредельщики, как раз на то время замутила романчик с Аланом, одним из последних сыновей Рейвена, и пребывала в курсе дела.

Естественно, что Феникс обозлилась. Столько лет гоняться за призраком, параллельно пытаясь этот призрак превзойти хотя бы в своих глазах, и тут такой облом... Да и сестричка сбежала, так что поговорить как следует не получится... Но умные личности из непредельского разряда предложили несчастной девушке выход (или то, что выход напоминало). Они доказали Джулии, что та всю жизнь мечтала стать на место своей сестры, а тут как раз подворачивается случай... Феникс получила от щедрот товарищей советников блоки памяти Крэш (благо большая часть оной ходила в свободном доступе, а все остальное любезно предоставили личности, вращавшиеся до побега в окружении Вечной, в том числе, как я подозреваю, Селайт[ 23 ]). Структура и матрица у этой парочки совпадала до черточки... Подмена прошла с блеском, даже мужья Вечной ничего не заподозрили, что уж говорить о Департаменте в целом...

Полет Феникса чуть не оборвался прямо на взлете, где-то спустя полгода с начала правления. Вечная, шлявшаяся по реальностям, встретила кого-то из Скитальцев и выяснила, что произошло в ее родном доме за время отсутствия. Скитальцы, в отличие от обитателей последнего этажа, все узнают довольно-таки быстро, хоть и по слухам... Я полагаю, что им нужно постоянно знать, куда, образно выражаясь, дует ветер... хотя бы для того, чтобы понять, стоит возвращаться или нет.

Крэш решила разобраться в возникшей проблеме тихо, по-семейному... Что ее и подвело по полной программе. Феникс отправила сестренку в Дельту, спрятала тело – практически на виду, в собственном кабинете, – и ежедневно докладывалась этому телу о наиболее мерзких своих достижениях. Так гласит все та же история, обожающая громко высказываться по мало кого волнующим поводам.

Естественно, что лафа при таком положении дел должна была завершиться, и очень скоро. Феникс об этом не думала, а вот непредельщики, между прочим, знали... С точностью до дня. Но ничего менять не стали, предпочитая сохранить в неприкосновенности линейное будущее, которое сулило им исполнение их заветной мечты – то есть, мое рождение. Я придавила бабулю к стенке, образно выражаясь, и получила исчерпывающую информацию насчет того, какого Контера мне нужно было появиться на свет в реальности с искаженным течением времени. Идея принадлежала всему коллективу моих сотворцов, и изначально подала ее, если бабуля не ошибается, моя родная мамочка. Которой очень уж хотелось приложить тело и сознание к рождению настоящей повелительницы непредельщиков... Выбранный для реализации плана день должен был дать мне могущество Второй Силы – по предсказаниям, которые у нас являются лучшим руководством к действию, Сила номер два должна была превзойти Вечную во всем. Вот я и превосхожу... Только мать не в курсе.

Все-таки непредельщики умеют иногда поступать разумно и с выгодой. Пока Феникс не скинули, этот народ успел отхватить себе реальность (хоть и с хейтерами) и кучу материала (совершенно законно, все было проведено через первый центр), а также выполнить задачу-максимум всего своего существования. Я опять о себе. Только вот непонятно, что они теперь делать будут, когда приобрели на свою голову меня в качестве законной власти... Ладно, пока что я еще школу не закончила, и бабуля с Нейрией, мои замы, кое-как управляются... А что, если народ захочет-таки перемен? Я стараюсь на эту тему не думать, причем принципиально, но когда демон занят тупой механической работой[ 24 ], которую нельзя спихнуть на кого-то еще, в голову к этому демону забирается Контер знает что. Новейшая история – это еще нормально, а вот моя собственная жизнь с комментариями ни в какие ворота не лезет...

Если бы народ хоть немного болтал на заднем плане, можно было бы выцарапаться из исторических хитросплетений чуть раньше. Но Талька и Сулмор молча занимались выполнением ответственного задания и не делали попыток отвлечься. Я попыталась хотя бы ради прикола заглянуть в сканируемый документ, но ровным счетом ничего интересного в нем не обнаружила. Не доверяли нам, что ли, тех вещей, которыми славится архив[ 25 ]? Или все интересное давно перевели в электронный вид, но просто нормально выложить в омнисеть не могут? Насколько я помню, половина открытого в омнисети «архива» с неизвестно какого времени находится в состоянии «under construction[ 26 ], понимаешь»... Даже больше половины...

Я прорентгенила ожидающую обработки кучу взглядом. Да уж, все в том же стиле, что и нарытая Тайли папочка, только не с такими знаменитыми личностями... Неудивительно, что народ здесь спит на рабочем месте...

Спит? А ведь то, что спало где-то в глубине архива, и не собиралось просыпаться! Я быстренько пересканировала окружающее, пользуясь перерывом между кучами, и получила те же данные – если не считать болтающихся у входа архивисток и нашего местоположения, ничего не изменилось...

Я задумалась на новую, кстати всплывшую тему (а то, насколько я себя знаю, следующим актом на сцену сознания выползло бы либо мое недавнее, богатое на различные нехорошие и великие события прошлое, либо что-нибудь из серии «правление Вечной, оценка от недоброжелательного критика»). Конечно, никто не мешал отложить работу и пойти спросить у архивисток, кто там дрыхнет... Если они сами не в курсе, так могли бы даже поблагодарить – за заботу о сохранности ценных веников (а также папок, кассет и прочих носителей)...

А может, там еще во времена Феникс кто-нибудь приблудился? Какой-нибудь несчастный, не желавший участвовать в экспроприации реальностей даже левым боком и решивший в знак протеста улечься в спячку? Знак не хуже того, что выдают мои одношкольники[ 27 ]...

–Мэлис, в чем дело? – Ангмарская заметила, что я ничего не делаю... Кстати, фронт работ нам очертили, а вот конкретно ограничения на день не поставили... Может, зря торопимся?

–Да так, думаю, – тут вскинулся и розовый «ирокез» на голове Тайллы Даан, – о том, кто там отдыхает, пока мы работаем...

–Отдыхаешь ты, – немедленно высказалось Совершенное Зло. – И здесь...

–Не только, – возразила я. – Тот сновидец, которого мы засекли, до сих пор на месте...

–Интересное кино, – Сулмор вырулила из-за обработанной кучи, – архивистки, значит, тут где-то своего кавалера прячут...

–Кто о чем, а хейтер о, – Тайли запнулась на полуслове. Вообще-то я ее понимала – у Ангмарской есть Рингил, у меня – Стан, а Талька пока что без кавалера ходит. С Фини ее познакомить, что ли? Или с Айланом? Кто там у нас еще из симпатичных личностей ведет асоциально одинокий образ жизни?.. Надо подумать.

–О чем? – так, до хейтерши не дошло...

–О нормальных междемонических отношениях, – встряла я, пока в эфир не вышло чего лишнего. – Может, никого они не прячут, а просто не сказали нам, что есть еще кто-то...

–Вечно ты весь интерес убираешь, – проворчала Сулмор. – Стоило прикольную идею придумать...

–Не вижу ничего прикольного, – у кого-то логика явно пострадала после общения с одним конкретным преподом... Общую магию в группе Ангмарской ведет личность с огромным пристрастием к скандальным версиям общеизвестных событий. Личность эта не оставляет попыток взять дополнительные часы по истории, но наш историк не дает никому влиять на мировоззрение его учеников, для чего безжалостно кроит расписание под себя. За это ему, в общем, благодарность надо объявить... Есть за что. Например, одна из бредовых идей второго мага, которому не терпится стать вторым историком, касалась Вечной и Феникс. И гласила, что Вечная нарочно пошла на все возможные жертвы, чтобы повысить свой рейтинг... Идиотизм же страшный! К счастью, подругу, введенную в заблуждение преподом, я в тот раз быстро разубедила. Сугубо мирными методами.

–Ладно, как скажешь, – хейтерша фыркнула. Я уловила краем сознания мысль на тему моего замедленного развития и немедленно громко подумала в ответ, что не надо путать развитие с опошлением. – Попошлить не дают...

–Народ, может, все-таки работать будем? – Тайлла грохнула об стол древней папкой. По закону подлости, правящему нашей жизнью, папка немедленно впала в инвалидность тяжелой степени, утратив все клапаны. Содержимое поперло наружу, Совершенное Зло негромко пискнуло, хоть наверняка собиралось весомо продолжить фразу.

–Лови документ, – я успела зацепить полем почти все внутренности папки, но какой-то верткий заламинированный лист улетел под аппаратуру. Впрочем, не моя проблема – разлетающиеся листики ловить... Тем более, не из своей стопки.

Блестящий от пленки беглец был очень быстро водворен обратно на стол, а Талька принялась сгребать в кучу его соседей по заточению, так не вовремя завершившемуся. Я из чистого любопытства и нежелания возвращаться к практическому идиотизму глянула на неудачливых беглецов.

Похоже, стоило просмотреть рентгеновским зрением и чужие фронта... Теория вероятности иногда побеждает закон подлости, и результат надо просто заметить вовремя...

–Мэл, что там интересного? – мой взгляд был правильно понят. Очень правильно, я бы сказала... Причем – Ангмарской, которая только что собиралась демонстративно повернуться к нам спиной. Занятая Тайли не сразу заметила, что, собственно, сгребает...

–У нас тут, похоже, нечто остро нуждающееся в копировании, – я по-вампирски улыбнулась – от полноты чувств.

Нам попалась вещь, способная остановить даже общешкольный хай. Отчет какой-то команды с тысяча сто пятнадцатого... И даже не «какой-то», а местами известного мне «Черного легиона». Той самой команды, которая в свое время очень сильно хотела заграбастать Лоста в свой состав. К сожалению, всего лишь для повышения собственного престижа, что для такого демона, как Марр Лиетта, по-моему – оскорбление. В чем он со мной был солидарен... Чуть позже выяснилось, что у замши командира «Легиона» на Лоста были еще кое-какие планы... История длинная и смешная (если вам несчастного «истинного» моей милостью[ 28 ] не жалко), но к папке отношения не имеющая. Я доставшиеся нам на обозрение документы скопировала бы для личного пользования, даже если команда, выполнившая задание, оказалась бы теми самыми «Киурями» или «Куири» (не помню точно название), которые испоганили жизнь брату моего единоверца[ 29 ]. Главное в таких вещах – автор сценария стабилизации...

–А что, Ивл официально все еще пишет? Она же Скиталец, – недоуменно поинтересовалась Тайлла Даан, разглядев выпавшее нам на разграбление сокровище.

–Хорошие сценаристы в межреальности не валяются, – авторитетно заключила я. – Насколько я знаю от Дагмы, у нее вообще чуть ли не реальность личная... С кем хочет, с теми и сотрудничает.

–Везуха сценаристам, – я с удивлением посмотрела на высказывающую подобные идеи Сулмор. – Сидят, схемы составляют, все их уважают и никто ни к чему не припахивает насильно...

–Зато воплощают их идеи в жизнь другие, и вообще – большая часть сценаристов работает в аналитичке! – кажется, я поняла, к чему клонит Ангмарская, и решила срочно развеять ненужную иллюзию. – Принцесса, эта работа вам не подходит!

–Никто и не говорит, что подходит, – буркнула хейтерша, изгоняя из головы мысль о лопнувшем мыльном пузыре мечты (мысль увидеть было несложно). – Сидеть, складывать характеры и реальную историю в правильный узор – это талант надо иметь. А у меня его нет...

–Ладно, хватит о талантах, – а то тут еще дискуссия на полчаса развернется, на тему достижений в различных областях искусства... А Сулмор терпеть не может, когда ее хвалят, даже мысленно. Поэтому все свои творения (эта хейтерша прекрасно рисует) они выдает за мои. Я соглашаюсь... Но Контер знает, понимает ли Тайли тонкую хейтерскую сущность. Вряд ли дипломному проекту «Цветов зла» преподавали эту вычурную антипсихологию... Я хоть кодекс наизусть знаю, было дело, пришлось выучить...

–Хватит так хватит, – Ангмарская взяла из папки лист – лежавший сверху, со справочными данными. – Контер ее... об Дельтийский барьер!

–Что такое? – я дернулась. Если Сулмор высказывает такое противоестественное пожелание, значит – тому есть причина. И серьезная. – Кто там у них в команде засветился?

В ответ послышалась добрая дюжина оскорблений женского рода единственного числа, очень знакомых и меня не касавшихся. Я заглянула в лист, сместив точку зрения. Там шло банальное перечисление участвовавших в стабилизации членов команды. С фотографиями микроскопического размера. Первым, как положено, шел командир – по имени Саэр, симпатичный рыжий демон, не следующий современной моде на слишком юную внешность. Чем-то он смахивал на молодую версию Контера... К сожалению, не очень сильно – так бумажный самолетик смахивает на истребитель... Вряд ли именно эта личность (хоть меня и не оставляло чувство, что где-то я его видела) вызвала недовольство хейтерши... Хотя личность интересная, даже если оставить в стороне контероподобие. С тринадцатым уровнем – и в песочнице... Идейный, что ли? Или просто псих?

Следующим пунктом значилась Ломеан, которую я помнила по имени и званию. Заместитель по внешним проблемам. Истинная. Первого типа. А также секондалистка, от которой едва отбился наш несчастный поддельный «последний истинный». Личико ничего так, модное. Возраст, ясен пень, не указан. Так и не указывают обычно...

Она, значит? Я пробежалась по листку и обнаружила еще две женские мордочки, одна из которых оказалась на самом деле мужской. Для очистки совести (и так бедняжка в коме, жалко пачкать) я просмотрела данные и на вторую даму. Звали ее Рейл, и, судя по лицу (а также ушам), – орки в ее родословной не просто потоптались...

–Ангмарская, в чем дело? – влезла с вопросом, пользуясь паузой в матюках, Тайли. – Мы все поймем, ты только объясни!

–М-мать, – наконец выдавила хейтерша. До нас не сразу дошло, что это уже не ругательство.

–Ничего себе! – я вспомнила то, что знала о родительнице Сулмор. Истинная демонесса, неизвестно для чего заимевшая ребенка от человека, – чтобы практически сразу же отказаться от дочери в пользу «Врат»... Я даже имени ее не узнавала, чтобы не расстраивать подругу... Ангмарская не могла жить у отца, потому что тот был своего рода человеком, но навещала его на каждых каникулах, а о матери даже слышать не хотела. Ну вот, теперь это имя стало мне известно... Ломеан, значит...

–Да пошло оно все, – Сулмор с размаху села на один из стульев, поставленных для нашего удобства, и закрыла лицо руками. Эмпатом быть не надо, чтобы понять – приступ ярости, ничего особенного... И ничего хорошего.

Успокаивать хейтера противопоказано всем, кто хочет сохранить свои мозги в черепе. Так что я тихо собрала отчет в папку и протянула Тальке – с невысказанной, но понятной просьбой сховать подальше.

Почти сразу я обернулась на шорох – почти неслышный звук, издаваемый воздухом, который разрезают ножом... то есть, очень худым телом архивистки.

–Вы уже столько сделали?! – в ее глазах ясно читалось желание спросить, не перепутала ли она кучу обработанного материала с кучей необработанного. – Молодцы... А что с девчонкой?

–Вам хочется в это лезть? – я не была уверена, что Ангмарская не отреагирует. – Нашла кое-что неприятное... Мы уже можем идти?

–Конечно, мы уже заполнили вам этот день... Простите, если я что не так сказала, – неожиданная вежливость со стороны блондинки меня насторожила. – И... мы серьезно не хотели именно вас на эту работу...

–Какая теперь разница? – резко ответила я. Можно было даже не смотреть, чтобы понять: хейтершу нужно немедленно выводить из помещения. Во избежание.

Надо сказать, что это нам с Тайли удалось. Сулмор было все равно, что происходит с ней и вокруг нее – думаю, ее и появление первых не вывело бы из колеи. По дороге к выходу мы прихватили бумажки, на которых синели доказательства завершения первого дня рабства, но на большее времени не осталось. Впрочем, я понимала, что мы сюда еще вернемся и для вопросов момент подвернется. Главное – не забыть те вопросы, которые следует задать...

Мы прошли по коридору где-то около десяти средних шагов, когда Ангмарская соизволила отстранить нас от перемещения своей персоны и заговорить.

–Мэл, Тайли, – голос хейтерши прозвучал грубовато, как будто она кричала или плакала больше часа. Я подумала, что это от подавленной ярости. – Если еще увидите это где-нибудь... мне не показывайте, ладно?

–Как скажешь, – я поспешно кивнула, рядом качнулся розовый «ирокез».

–Все, теперь – домой, – и мы переместились в нашу искривленную трехстороннюю комнату. Моя работа... Правда, дополнительная третья часть делалась не для Тайллы, а для другого демона... Но лучше не вспоминать мертвых.

Почему-то мертвые лезли мне в мысли именно сейчас. Мертвая Эмэлинн, которую я убила своей силой, хотя могла всего лишь отправить в Хаос. И исчезнувшая Мира, замкнувшаяся на мне, растворившаяся в пространстве – все равно что мертвая...

Если бы Хаос отозвался на мой зов там, в Мейплиф, я не совершила бы того, в чем стоит раскаиваться. Для большинства демонов нет иного исчезновения, иной конечной смерти – но из Хаоса все-таки можно вернуться, где бы он не находился. Он – последний островок Хаоса Изначального, из которого родилось все временно упорядоченное – все реальности, да и мы тоже... Мы, демоны, – живые воплощения его мыслей... Контер, как же извращенно все-таки думает Хаос...

–Мэл? – Ангмарская позвала меня, явно поняв, что со мной что-то не так. С просьбой отправить по адресу бумажки обращаются не таким тоном.

–Одиннадцать лет уже, как Мэл, – если точнее, как «Мэлис Крэш»... И официально – чуть больше восьми... Помнится, Майк говорил что-то о моем подлинном имени... Что его у меня нет. А потом согласился именно на эту урезанную версию моего первого имени... Сходить к нему надо, к Пророку, а то все времени не было как-то. Сходить и прижать нехорошего демона к стенке. Пусть объяснит популярно, почему ему линейное течение времени дороже постоянного клиента... конечно, я понимаю, что так оно и есть, и даже понимаю, за что ясновидящие обожают историческую «линейку» без разветвлений. Ее предсказывать проще, а возможные развилки не сильно влияют на узловые точки. Развилка в узловой точке, особенно множественная, что возможно в любой реальности, для ясновидца представляет собой нечто вроде разделения пальцев до локтя... Только не в границах тела, а вовне. Я – странный ясновидец, и не всегда чувствую подобные вещи – наверное, тогда, когда не хочу. Есть такая заморочка. А Сулмор, например, этим не управляет... Может, и Майк так же. Но его это не оправдывает!

–Я серьезно, – а хейтеры всегда серьезны, когда не стебутся... Только вот сначала не отличишь ни за что...

–Вспомнила кое-кого, – даже понимая, что это неправильно, я не удержалась от ответного наезда. – А что, кроме тебя это никому не позволено?

–Да не расстраивайтесь вы так! – влезла миротворцем Тайлла Даан. На Совершенное Зло (кто ж конкретно ей именно такой ярлык подвесил, интересно?) уставились две пары ненавидящих глаз. Надо бы этот цветничковый диплом посвятить в пару идей моей синтегии, в порядке общего ознакомления. Например, в ту, которая гласит: «Блаженны миротворцы, ибо им всегда достается от обеих сторон»... В смысле, примирители, а не творцы миров, конечно. Этим последним достается в основном от коллег (критикой) и от одушевленной части шедевров (смотря по обстоятельствам).

До планомерного избиения зла руками хейтерши и синтегистки не дошло. Все же мы цивилизованные демоны и можем обойтись словами даже в деликатном деле накручивания ушей. Спустя полчаса в помещении повисла тяжелая тишина, а пол прогнулся под весом высказанных фраз.

–В общем, Талька, тебе этого не понять, – подвела цензурную черту под монологом Ангмарская. – У тебя вместо родителей – выпускная группа «Цветов зла», лица без определенных прав и обязанностей... А у меня вместо матери – непечатное слово...

Я накрыла голову подушкой, ожидая второго раунда переговоров. Меня тут уже успели забыть, что не может не радовать. Можно вспоминать кого угодно, плакать и даже прыгать из окна без защиты. О чем думала Вечная, сватая мне сие произведение очумелых ручек, и в какой части ее сознания происходил сей мыслительный процесс, боюсь даже представлять. Конечно, с Сулмор они идеально сработались... если бы цель состояла в выработке эргов ненависти на квадратный метр в мирное время. Не знаю, как в этой компании смотрелась Мира, а я себя чувствую третьим лишним компонентом системы.

К моему удивлению, взрыва не последовало. Тайли всего лишь изобразила моргающий соляной столб, и, простояв так минуты три, рванулась к своему компьютеру, попутно опуская над своей частью комнаты непроницаемое поле.

–Что, пошла искать значение слова «родители»? – я не удержалась от цинизма, но прозвучало это высказывание скорее удивленно, чем злорадно.

–Наверное, – хейтерша слезла с кровати, на которой для удобства сидела в процессе дискуссии, и стукнула в поле. По темной поверхности пробежали радужные блики. – Двустороннее... Не слышит. Мэлис, ты не в курсе, почему у нас здесь все время или гулянка, или дурдом на колесиках?

–Колесиков не вижу, – я начала с серьезным видом обводить глазами пол. – Но насчет остального согласна. Так это нормально. Ты просто за прошлый год отвыкла...

–Еще слово про Эмили, – Сулмор осеклась. Я пожала плечами и бросила подушку на законное место.

–Ты мне ее все время запрещаешь вспоминать, – а я им запрещаю поминать Миру, но это уже их проблемы. – Но поимей логику, Ангмарская. Два мега-хаотика плюс хейтер – это всегда сумасшедший дом на каникулах. И если вспомнить кодекс, тебя такое положение дел нервировать не должно...

–Мэл, почему, когда тебе нечего сказать, ты все время хватаешься за наш кодекс? – хейтерша демонстративно отвернулась и принялась выстукивать на поле какой-то знакомый ритм. Из прошлогоднего достижения «Эпидемии наук», в коем имел место быть большой вклад Ангмарской. – Я и не говорю, что мне не нравится. Просто противно, что ты невесть кого идеализируешь...

–Кого и за что идеализировать – мое личное дело, – синтегистка я или кто? Пора бы уже знать, что у нас свою точку зрения отстаивать разрешается при наездах, а считать или не считать ситуацию соответствующей этому определению – право синтегиста. – Я тоже не радуюсь по поводу того, что мы вечно цапаемся. Только вот сложить все шишки на мою голову я даже тебе не позволю...

–Мэлис, – на зов я не отреагировала. В конце концов, она ко мне спиной – и я к ней тем же местом... Сделали из меня официального аватара какого-то, причем страдающего и извиняющегося... Я подошла к подоконнику и развернула лепестки цветка-зарядника, подарка Стана. Венчик был пуст. Оскорбив свой склероз, я запустила сканирующее заклинание на свою треть комнаты. Кристалл как сквозь пол провалился... Ну что за день такой?

–Слушай, у меня, похоже, кристалл сперли. Наверное, вчера, – один плюс – тема сменится... Но плюс маленький, практически микроскопический на фоне минуса. Сулмор немедленно отвлеклась от простукивания поля и занялась осмотром своей части комнаты. Я, напротив, двинулась к защите с ясным желанием – пробить и посмотреть на той стороне. Вещи у нас кочуют совершенно непостижимым образом по всему пространству, включая подкроватные измерения, так что я уже научилась сначала проверять всю площадь комнаты, и только потом бегать с заявлениями к дежурному воспитателю. Один раз уже была ложная тревога, еще до того, как третий жилец сменился... Повторять как-то не хочется. Не сильно...

–Может, и в натуре сперли, – Ангмарская закончила поиски. – Нигде не видно... Крикни Тальке, чтобы поле сняла, все-таки личная территория...

–Ладно, – я забросила за темную стенку информационный импульс. Стенка почти немедленно треснула. Тайли отодвинулась от компьютера, сохраняя непроницаемое выражение лица, столь же малоинформативное, как и выключенный монитор.

Поиски и здесь успехом не увенчались, несмотря на активное участие Тайллы. Похоже, смысл понятия «подарок от любимого демона» ей был ясен.

–Мэл, наверное, когда вчера эти уроды в окно лезли, кто-то из них прихватил... Сходи объясни ситуацию, вдруг сами отдадут, – как наш цветок еще оторван от реальной жизни...

–Талька, эти, – я показала на пацанский корпус, – не отдадут. А искать у них – замаешься. Все стенки в полях, да и наверняка народ все в другую реальность вывез... Ну все, капец пришел... Здравствуй, капец...

–Это в каком смысле? – послышалось со стороны дверей. Мы синхронно обернулись. На пороге стоял Змей с блаженной улыбкой. – Я за документами, или вы их не взяли?

–Взяли, – я окинула взглядом разгром, учиненный в процессе поисков (одними заклинаниями и рентгеновским зрением не обошлось). – Сейчас найдем...

Листки нашлись быстро. Змеюк сгреб их, немного помяв, прошипел нечто вроде «she is splendid[ 30 ]» и покинул комнату.

–Он про Кобру? – вопрос, риторический по сути, все же не удержался за зубами. Змей ответить уже не мог по причине отсутствия, зато ответила Ангмарская – немного истерическим смехом. Сулмор присутствовала на том концерте, когда исполненная мной песня учинила в зале настоящую бурю эмоций. И потом хейтерша же и настучала мне по голове за этот успех. Заслуженно, в общем и целом... Но все равно было обидно, ведь и я немного пострадала – морально... Не меньше, чем те, кто лицезрел Змея с Коброй, нашедших друг друга... А я виновата, что они тогда рядом сели?

Конечно, Рогатой Кобре комплименты типа змейских шли меньше, чем ее собственная прическа, повинная в прилагательной части клички. Но, вероятно, что-то под ее очками товарищу пресмыкающемуся удалось рассмотреть... Или придумать, если вы совсем не верите в возможность наличия под парой черных стекол прекрасных глаз...

–Ну, посмеялись и хватит, – сказала хейтерша, как только ей удалось справиться с приступом. Мы на эту тему уже какой-то иммунитет выработали – слабый, но ржач слегка ограничивающий. Есть пары и посмешнее – например, можно подумать хотя бы о том товарище, который в свое время покусился на неземную красоту и тонкую натуру Перли... Наша замша директрисы вряд ли партеногенетична, так что какой-то товарищ должен был быть... несчастный и вроде бы истинный, что оставляет определенную надежду на отсутствие новых сдвигов в его психике по окончании отношений. Истинные по идее обладают более крепкими нервами.

–Хватит так хватит, – Тайли провела рукой по гребню волос. – Мэл, сходи к ним со скандалом. Может, испугаются...

–Контера они испугаются, а не меня! – соблазнительная мысль по приводу Контера в пацанское общежитие испарилась самостоятельно, не дожидаясь критического анализа. – Это же они на мое обожествление подписи собирают... Кто ж боится собственного аватара?

–Да уж, дилемма та еще, – Сулмор, нахмурившись, присела на подоконник рядом с пустым цветком-зарядником. – Мэл, надо было его при себе держать...

–Не учите меня обращаться с моими вещами, – а если я еще сейчас припомню, кому вчера было жарко и кто настоял на открытии окна, не удовлетворившись воздушной магией? Мысль Ангмарская уловила, поэтому больше идей на тему хранения кристалла не выдвигала. – И насчет возвращения тоже не извращайтесь в остроумии. Я сама разберусь, пси за то, что пытались искать...

За окном плавилось от солнца летнее небо, отражаясь в нагретом воздухе над черными дорожками и цветастыми клумбами. Цветы в невытоптанном большинстве своем сильно подсохли, за исключением участка, где кто-то посадил хищные лианы... и я даже знала, кто приложил к сему шедевру руку. Обе руки и лопату. Лианы не страдали от жары, а сердобольная малышня, которой еще нечего было делать, нашла в их лице благодарного потребителя экспериментальных кулинарных изделий, трансфигурированных из песка. Лианам было все равно, что есть, лишь бы это напоминало белок. По строению. Впрочем, конкретно белок как раз растениеподобным зверюгам не доставалось – не водились хвостатые создания в окрестностях нашего учебного заведения...

Лианы змеились по стене пацанского корпуса, оплетая водосточную трубу, которую я когда-то почтила, использовав по непрямому назначению – очень уж удобно она располагалась, прямо возле окна комнаты, где когда-то жили Лост и Айлан, а теперь заслуженный майкопроизводитель терпит общество Люка Айдахо. Неистребимое хулиганье, сын нашей преподши по техноартефактам, вопреки ожиданиям народа не собирался бросать учебу. Или по крайней мере самоубиваться от позора. А народ так ждал зрелища, особенно после того, как отрицательный символ номер один (по хронологии) Ник Лара спокойно перешел на следующий курс, не обрадовав своим возвращением Дельту Смерти...

Нет, прошлый год оказался кошмаром в кубе, не дай Хаос повториться такому еще раз... Вообще-то по логике должна быть передышка, но Контер его знает, сколько раз наша знаменитая линейная история смачно плевала на логику, устойчивые тенденции и вообще все законы, кроме закона подлости. Линейность у нее, сволочи, избирательная – все относительно свободны, кроме основных исторических личностей... Да и те, если сохранить крупицы честности, могут выбирать, только вот им не дадут выбрать неверно.

Интересно, а что было бы, если бы историю перемкнуло? Кроме головной боли у ясновидцев и мелких политических проблем? В целом что-нибудь изменилось бы или все-таки нет? Не дадут поэкспериментировать, конечно. Это в реальностях можно сколько угодно прикалываться – возьмем, выдернем одну ключевую личность и сохраним эту развилку – что будет? Говорят, в аналитичке обожают листать отчеты из различающихся на вот такой личностный микрон реальностях – почти как картинка «найди 100 отличий»...

Вот чего никогда не пойму, так это тех, кто находит прелесть в вещах типа отчетов. Я понимаю, если там написано художественно и с юмором, или с привлечением местных специалистов по летописям – это ж зачитаться можно! Или если сценарий приложен, особенно тщательно расписанный... Хотя в реале, конечно, не всегда точно получается воплотить, все равно где-нибудь именно так и выходит. Закон разнообразия, так сказать. Но видеть события, да еще и полной картиной, за строчками с перечислением сухих фактов и описаниями процедур – для этого нужно быть кем-то особенным...

Из одного из окон вылетел цилиндрический предмет, смахивающий на кусок колбасы, который на полдороги немедленно был пойман и сожран верхним зубастым цветком. Все-таки интересно эта кусачая красота (а что? Зеленое, привлекательное, да и пахнет от этих цветочков вполне неплохо... И чавкают негромко, все-таки воспитание возымело верх над происхождением) растет... Семена у Ангмарской под кроватью год пролежали без движения, потом вдруг наклюнулись, когда я готовилась к соревнованиям по спектральной магии, так что пришлось сажать их куда попало... Там, куда попало (под вышеупомянутой трубой) они тихо-смирно пролежали еще с недельку, и рванули в рост после дождя, который поимел место быть после нашего отъезда. Скандал, конечно, был, но мелочь не дала выкопать моментально записанных в любимцы хищниц.

Все-таки слабо помогает взгляд из окна на наш дворовой беспредел, – как ни старайся отогнать мрачные мысли, все равно прорежутся. А тут еще внизу народ столпился, и, кажется, из вчерашних... Может, и впрямь обругать их по-черному или второй тапок предложить в обмен на спертый ценный кристалл? Раз так нарываются?

Я толкнула оконные створки, что вызвало внизу спазматический выдох на грани восторженного воя. Любят они меня все-таки. Преклоняются. И жутко Стану завидуют, когда мы с ним над корпусами пролетаем (несмотря на все запреты)...

–Народ! – демократично начала я, запоздало надеясь, что устраняющие в данный момент последствия поисков демонессы не решат подключиться. Надо было их предупредить, а не поддаваться импульсу... впрочем, первая мысль не всегда неверна. – Вы же меня любите?

Согласный рев был ответом. Я, пока фанаты были заняты, навесила на себя небольшую возрастную иллюзию – в целях усиления эффекта от обращения.

–Тогда верните то, что вчера сперли! – унылый вздох. – Тапочек можете оставить, а книги откопировать! – оживление. – Главное, кристалл верните, он мне нужен! Могу обменять на второй тапок, чтобы не обидно было...

А далее последовала предсказанная мной реакция... Надо все же верить в предчувствия. Народ немедленно принялся обмениваться вопросительными взглядами и тычками, кое-где обходясь словами, но в грубых формах. И почти сразу же до нашего этажа донесся хоровой ответ со смыслом «ничего не брали, ничего не знаем, а если кто и взял, так сегодня его среди нас нет!», чуть разбавленный обещаниями поймать загадочного вора и вернуть пропажу за вознаграждение. Кое-кто из разряда непонимающих не сориентировался, о каких кристаллах идет речь, и начал было дискуссию не в той степи, но его быстро оборвали.

Я едва сдержалась, так велико было желание плюнуть вниз, имея в виду не скопившихся там целей, а предвиденный облом... Действительно, что я Стану скажу теперь? Конечно, ментал, при всем своем показном идиотизме, появится не раньше последнего дня каникул. Неважно, сколько у него на самом деле извилин и какой они формы – здесь достаточно интеллекта амебы...

–Народ, слушайте сюда! – оборвала я клятвы и отпирательства. – Даю сроку три дня. Расскажите всем, кто в это окно с вами ночью лазил, что убивать я никого не буду, а того, кто мне вернет кристалл, вознагражу по полной. Если же не вернет – начну зверствовать... Вам это надо?

–Нет! – хором заорали снизу.

–Ну вот, сами понимаете, – я помахала рукой фанатской массе и закрыла окно. Затем немедленно развернулась лицом к комнате, ожидая комментариев от народа. Странно, но Сулмор и Тайли демонстративно продолжили заниматься тем, что делали до этого – сортировкой имущества. Дело для нашего маленького общества бесполезное, все равно все перемешается в подобие первичного Хаоса... Значит – народ выбрал себе показное занятие...

–Ну? – спросила я, переводя взгляд с темноволосой головы на розовый гребень (народ сидел, пряча лица).

–Гитарки гну, – отозвалась Ангмарская, швыряя на пол то, что держала в руках – вообще-то джинсы, а не гитару. Ее басуха как до этого висела на стенке, так и продолжала делать то же самое...

–Хоть бы за идею поблагодарила, – вполголоса укорила меня Талька. Я подумала, что сейчас с ума сойду, и, все-таки плюнув на какой-то старый учебник (за неимением чистого пола), быстрым шагом направилась к выходу. За пределами комнаты была целая реальность, в конце концов, и так называемых «друзей» можно было пока что оставить в игноре. Вот же блин... Ведь я до сих пор уважаю принцессу и за многое ей благодарна... и раньше меня ее паскудный характер так не волновал! Она ведь не предавала меня, когда сошлась с Мирой – или думала, что не предает? Она пыталась обо мне заботиться, пусть и немного навязчиво... Эх, жизнь моя, цветной металлолом... Все моими руками сломано...

Я посмотрела на кольцо, прикрывавшее шрам на правой руке. Вот с этого ожога, кольцом и оставленного, все и началось... Или даже чуть раньше – когда мне досталась чужая память, всученная Лосту каким-то Галиаром... Контерово прошлое, от последствий которого мне не суждено отделаться, наверное, никогда. А ведь этот шрам из них – самое нормальное, мать Контера за ногу!

Проходя мимо комнаты с вырезанной в двери дырой, я привычно отшатнулась к противоположной стене, и только потом вспомнила, что Джордан мы уже проводили во взрослую жизнь, а новых волновичек пока не появилось – в расчете на них комната и оставалась пустой.

Я двинула вниз по лестнице, мимо плохо закрашенных надписей, – можно было, конечно, просто переместиться, но я надеялась, что затраченного впустую времени хватит, чтобы подоконный фан-клуб расползся по местам привычной дислокации. Думать на подброшенную тему.

Есть две вероятности. Либо они кристалл из другой реальности достанут, либо ни черта (двадцать второй шеф тут совсем не при чем) не найдут и вымолят, гадости, прощение. Потому что я демон мягкий и управляемый страшно... Есть такой дефект натуры – не могу отказать тем, кто меня любит. Даже если они притворяются... Даже если доводят меня до белого каления... Наверное, пожизненный дефицит любви сказывается.

В вестибюле было тихо и пустынно. Оно и понятно – умные демоны в такое время здесь и не торчат... На доске объявлений болталось криво прилепленное объявление с надписью от руки «Приглашаем творцов на встречу». Встреча состоялась два дня назад, я, к счастью, опоздала... Что мне теперь делать в творцах – мой мир уже существует! И официально он мой, а то, что соавтором была легендарная Эмэлинн, никого не должно касаться... Я оборвала объявление и, скомкав, швырнула в угол, благо некому было заметить мое хулиганство. Затем я вышла на простор двора, почти сразу прижалась к стене и взглянула на вытоптанную клумбу под своим окном. Там никого не было.

Облегченно выдохнув, я побежала по горячему асфальту – бегать мне нравилось, даже, наверное, больше, чем летать... Хотя – когда как. И вообще, чем сильнее оболочка связана с сознанием, тем больше она на него влияет по жизни... а у кого связь сильнее, чем у смертного демона? Тем более – моего возраста?

У торца пацанского корпуса в тени сидела небольшая ржущая компания. Вроде бы моих самых рьяных почитателей среди них не было, так что я решила не пролетать мимо, а спокойно пройти и послушать, над чем народ смеется.

–«И явился Прекрасный, Пожиратель Смерти, чтобы обглодать кости мира», – пафосно зачитал из тетрадки Эриан, один из моих старых знакомых. Остальной народ немедленно укатился, держась за животы.

–Не поняла юмор, объясни, – обратилась я к чтецу. Эриан вздрогнул.

–А, это ты, Мэлис, – наигранно ровным тоном произнес он. – Да так, сочинение Сериами на тему «Как я провел лето», старое...

–Что, классикой уже стало? – как наш символ пацанской красоты (абсолютный после того, как Лост выпустился) проводит каникулы, знает вся школа, но о том, что он это еще и описывает, я слышала впервые...

–Да он мне эту тетрадку в карты проиграл! – Эриан потряс упомянутым предметом и снова развернул на том месте, откуда зачитывал. – Не пропадать же добру, тем более что вещь прикольная. Народу нравится. Тебе копию снять?

–Сама потом сниму, – надо будет, определенно... А то и впрямь может классикой стать, как и все отчеты о преступлениях. Все-таки то, что у нас народ в реальностях учиняет, именно под эту характеристику и подходит... Большей частью. А меньшей – под категорию «сюжет исторического романа». Ибо истории получаются те еще...

На заднем плане продолжали обсмеивать каждую строчку пафосно-псевдолегендарного труда Сериами, но очень скоро я отошла на такое расстояние, что смех слышаться перестал. Интересно, неужели в пацанском корпусе до сих пор играют в карты, даже в таком возрасте? Или это, так сказать, состязание умов и ментальных сил? Надо выяснить, чисто для интереса – вдруг можно будет затесаться в компанию особо рисковых товарищей из числа старшекурсников... Обычно именно у этой последней категории прорезается нехилое чувство собственного превосходства, за которым они не видят окружающих и тем более не могут их оценить по достоинству. Особенно если остальные еще не по всем курсам рассчитались с родными «Вратами»...

Решено, надо будет попробовать. По крайней мере, Сериами из этого выпуска я знаю. Хоть как-то развеюсь, честное слово, а то уже все достало, начиная с утра...

Я обернулась взглянуть на корпуса. Их было видно откровенно плохо, ввиду расстояния и рельефа местности. Вместо речки я пошла в совершенно другом направлении, в коем находился, если я правильно помню географию школьной реальности, лишенный достопримечательностей неровный луг. Одним концом примыкающий к той самой речке, а вторым – к небольшому лесу в форме подковы. Трава здесь тоже была несколько суховатой, но для грамотного демона это вообще проблемой не является. Пара простых заклинаний – и от меня в стороны начало распространяться зеленое пятно (так бы это выглядело с высокой точки зрения). Одновременно на небольшом радиусе все насекомые почувствовали себя плохо и рванули подальше от желающего отдохнуть демона. Я плюхнулась в мягкую траву и уставилась в небо – чистое и жаркое, как пламя газовой горелки.

Тишина стояла невообразимая – как раз то, что прописывают от нервов в целях полного исцеления. И еще сразу захотелось спать – то ли от раннего подъема, то ли от вчерашнего, то ли просто от усталости, полученной в процессе монотонной работы...

Конечно, без подлянок в моей жизни такие моменты не обходятся. Иногда я даже думаю, что лучше бы меня всегда сразу похищали во время вот таких прогулочек – как правило, в экстремальной ситуации я быстро прихожу в себя и начинаю действовать, а не рефлексировать и думать Контер знает о чем. Так вот, на такое подтверждение своей неправоты в деле избавления от паранойи я согласна. Но не на сны, которые потом приходится рассказывать отдельным хейтерам, которые высшее удовольствие получают, с пакостной улыбкой излагая, что меня теперь ждет...

Особенно если это сны с полным символьным рядом, которые можно нормально расшифровать только тогда, когда делать это уже поздно и бесполезно.

Мне снилось, что я все-таки нашла этот долбаный кристалл и даже успела обрадоваться. Причем нашла я его в странном месте – там было темно и психоделично, какая-то круглая комната, в центре стол со свечой, на котором и лежала зеленая звездочка (или стилизованная бабочка) кристалла, а стенка, пол и купол потолка все были изрисованы кислотными розово-зелеными узорами по черному фону. Я только успела схватить свое имущество со стола, как свеча немедленно сдохла, зато появился новый источник света – огромная горящая птица, вокруг которой вились черные, похожие на воронов. Одна из черных птиц вырвала кристалл из моей руки, и я увидела, что огненная птица сидит в клетке, которую ничто не держит.

Вороноподобное существо каркнуло, но вполне понятно – мол, если я открою клетку, то оно вернет кристалл... Я протянула руку к замку на решетчатой дверце и сразу же проснулась.

Сон определенно был вещим, можно даже камушки не вызывать. Только вот пока определиться получится, к чему, первые вернуться успеют. Нет, к первым тут точно ничего не относится. Даже левым боком. Может быть, это просто намек на то, где можно найти мою потерю... или на то, что Контера с два я свой кристалл обратно получу. Или меня заставят в обмен на личную вещь... допустим, за кого-нибудь вступиться. Ладно, на восстановление справедливости у меня и так расценки льготные.

Я посмотрела на облака, из которых кто-то опять собрал неприличную надпись на полнеба (от нечего делать – ясен дуб), и подумала, что мне уже физически невозможно стало жить нормально. Только обрадуюсь на этот счет – сразу на пути препятствие из числа не сносимых грубой силой. То есть, конечно, для всемогущего демона это вроде бы и не препятствие вовсе, но есть на этот счет одно хорошее изречение... Нет безвыходных ситуаций, есть ситуации, все выходы из которых неприемлемы... И вот я все время сижу в таких ситуациях. То по-крупному, то по мелочи... Противно. Неудобно. Надоело... И страшно...

Ага, особенно если вспомнить, что начнется, если меня действительно довести до точки, ручки и белого каления. Тогда у любого подвернувшегося под горячую ногу мира есть реальный шанс получить несовместимые с нормальным существованием травмы. Но все равно – злят... Даже те, кто в курсе... Даже те, кто хоть что-то должен подозревать...

Я задумалась. Действительно, ситуация вырисовывалась несколько туповатая. Если даже пока что отложить в сторону упертый кристалл (девяносто девять из ста, что его все-таки взяли мои фанаты, с целью или без оной, и на остаток – все остальные возможные варианты) и взяться только за архив, то есть практику, то получится задачка с минимумом неизвестных и вероятных решений. Решение первое – поимела место быть, как я и подумала, обычная ошибка системы. Поздно пришел запрос, кому-то не хватило логики понять, что освобождение от практики касается всех Величайших и Великих... Директриса, напомним, в отпуске, все административные вопросы лежат на Перли, а ей лично я бы ничего не доверила, если среди обязанностей руководителя значится приложение мозга к работе. Но, к сожалению, я к Вечной этот вопрос решать не пойду (в смысле съема замши с места за профнепригодность). Почему-то не тянет. А надо бы... Как только шефиня объявится хотя бы в относительно свободном доступе.

Ибо именно из факта наличия Перли проистекает второе решение. Замша подозревает, что я приложила обе руки к делу освобождения Лоста от участи неизбежного превращения в ее «потерянную» доченьку. На самом деле наш потерянный стал истинным по имени Марр Лиетта именно с моей подачи, но ведь Контера с два это докажешь... Перли с высоты своего положения пытается мне гадить (и не только мне, но и моим знакомым), так что пройти мимо такого случая не могла... Да, это очень смахивает на тонкий (как реальность) намек в стиле «Ваше место – в архиве», и мозгов на реализацию план у замши бы хватило. Все-таки не созидательная деятельность, не разумное поведение и не логичное решение проблемы, а всего лишь мелкая пакость в рамках мести.

Значит, права и Сулмор, почуявшая тень заговора – оставим в стороне то, что заговор был осуществлен одним демоном, которого человеком назвать язык не поворачивается – люди оскорбятся. Вряд ли архивистки в той же упряжке – им просто требовалась неквалифицированная помощь, и не хватило ума обратиться в «Путь»... или просто без настолько неквалифицированной помощи лучше было обойтись? Иногда мне кажется, что «Путь истинного Света», конкурирующее с нами учебное заведение для светлых демонов, работает в лучших традициях последних лет правления Рейвена. То, что там готовят, в среднем выглядит так, будто вполне может и по реальности промахнуться, и кристалл энергата сломать... В общем, как и полагает общественное мнение, – гладкомозговые белоручки и полные дегенераты... немного разбавленные хейтерами, рано созревшими святыми и теми, кого из «Врат» выкинули за совершенно запредельные по мерзости поступки. Смесь гремучая. Так сказать, современный образ светлого героя, собирательный причем... То еще пугало. Понятно, почему архив обратился к нам...

Матюки расплылись, превратившись в совершенно нечитабельное выражение, а я пришла к мысли о том, что все-таки у вселенской несправедливости есть конкретная морда, и в эту морду лица надо было бы дать... только аккуратно, не поднимая лишний шум, интеллигентно, мирно и внешне тихо. Так, чтобы даже Контер концов не нашел, буде ему в голову стукнет заняться расследованием этого случая.

Например, можно организовать очередной хай. После того, как Перли облажалась, причислив меня в прошлом году к главным хулиганам, вряд ли рискнет вторично обвинять. А я все могу сделать через Морвен... Так сказать, в память Лоста. Хорошая идея. Вот Морвен вернется – и надо подкинуть будет... Когда там годовщина того достопамятного дня, в который Ник Лара преподнес Лосту шкатулочку с абсолютным оружием, и в результате оба огребли за срыв некромантии? Можно будет приурочить... Повод хороший.

Я села, скрестив ноги, и в этот момент в мою голову стукнула простая по сути идея. Можно было вызвать камни и с их помощью просканировать любой по объему кусок пространства на предмет поиска кристалла. Не думаю, что найти настроенный на меня предмет сложнее, чем конкретного демона... Я уже приготовилась подать импульс призыва, как мне помешала чья-то просьба о выходе на связь. Я подумала, что использовать камни можно когда угодно – не горит! – и ответила.

«Мэлис, где ты шляешься? – мысли Сулмор звучали разгневанно до предела. – Мы уже замонались тебя искать...»

«Сейчас приду», – отозвалась я и полетела к корпусам. На высоте где-то десяти метров, для удобства...

Я хотела, чтобы девчонки немного подождали меня. Конечно, можно было спокойно переместиться к ним, но в этом случае оставалась большая вероятность того, что на меня разозлятся еще сильнее.

Ангмарская и Тайлла стояли посреди двора, который выглядел чуть иначе, чем когда я уходила. Похоже, сюда тоже докатилось мое заклинание... Да уж, правду кое-кто говорил насчет того, что из меня хорошее воплощение жизни получается... и смерти, Контер побери, тоже. Усилием воли я прогнала мысли об Эмили и прыжком приземлилась рядом с девчонками, завершив треугольник.

–Мэл, я тебя очень прошу больше так не делать, – Тайли заметно нервничала. – Я понимаю, ты считаешь, что тебе больше ничего не угрожает...

–Никто на тебя шефине стучать не собирается, – отмахнулась я. – И со мной уже физически ничего случиться не сможет. Так что расслабься, блин, займись своей личной жизнью и...

На меня укоризненно посмотрели черные глаза Сулмор и обиженно – неоново-зеленые очи Тальки.

–Девчонки, – я произнесла это сквозь зубы, – я вам доказать могу, что все будет в порядке! У нас в комнате валяется Книга Молнии, и в ней ни слова о том...

«Лайтин – лжец и пройдоха, – неожиданно всплыло откуда-то из мертвой части сознания. – Он продался линейной истории и направлял очень многих демонов на рискованные действия, а некоторых – и на смерть. Да, он лжец, но не бери с него пример – ты не читала этот год в его описании...»

–В общем, если вы там найдете хоть какое-то указание на грозящую мне опасность, можете меня и дальше охранять, – закруглилась я. Возможно, немного неловко – но голос Миры я слышу не так часто, чтобы к нему привыкнуть (хоть и чаще, чем хотелось бы... а хотелось бы вообще не слышать). – А также ограничивать мою личную свободу... Есть возражения или вы Лайтину не верите?

–Верим, – буркнула хейтерша. – Время есть, пошли смотреть...

Я действительно не читала Книгу Молнии, хоть и считается, что восстановила ее именно я. На самом деле это заслуга Миры, а в моей голове сей ценный и правдивый труд, богатый иносказаниями в той же мере, что и мои сны, лежит мертвым непросмотренным грузом. Конечно, я не думала, что девчонки поверят мне на слово... Они-то в курсе, что я в творении Лайтина разбираюсь, как аналитик в оперативной работе. По сравнению с этим уровнем некомпетентности одни известные во многих реальностях животные покажутся экспертами в области цитрусовых...

Тетрадка нашлась, как ни странно, на книжной полке возле алтарного шкафа. Там, куда мы ее положили, выкопав при разборе вещей Эмили. Я схватила Книгу Молнии быстрее всех и, заняв стратегическую позицию на стуле, принялась листать исписанные зеленой ручкой страницы.

–Все, нашла, – народ замер вокруг меня: Сулмор справа, Тайли слева. – Я же говорю, что была права! «Покой и тишина должны воцариться после рождения Второй Силы, и большинство первых соглашались с этим утверждением. Но в книгах Альтера[ 31 ] и Эйнара[ 32 ] я нашел...»

–Дай сюда, – Ангмарская выдрала тетрадку из моих рук. – «...нашел почти одинаковые строки, касающиеся седьмого круга. На одиннадцатом его году произойдет то, что будет скрыто от глаз демонов, как и все великие события этого времени. По словам Эйнара, двери Хаоса приоткроются, и сделает это названная Второй Силой, во имя спасения своей любви. Альтер идет дальше – он утверждает, что Хаос в тот день выпустит на свободу заключенного в нем Феникса...» И это ты называешь – «ничего не может случиться»?

–Ну, вообще-то, – ну не ё ж мое, а?

–Или ты Лайтину не веришь? – ехидно вопросило Совершенное Зло. Нет, все-таки за дело ей этот титул присвоили, ничего святого и никакой совести...

–Все, верю, – я послушно склонила голову. – Хоть и чушь Контерова. Кто ж это Стана в Хаос запрет, когда это только мы с Вечной можем... И я не дура, чтобы Феникс выпускать или там первых...

–Вообще-то да, – Ангмарская при моем первом подвиге по вызову и изгнанию первых не присутствовала, но зато видела все в моей памяти. – Если случайно и выпустишь, так потом все равно обратно засунешь, никто даже не заметит...

–Именно что, – я почувствовала, как что-то снова лезет наружу со своим мнением. – Никто не заметит... а если бы мы тогда Вечную не звали, все осталось бы в секрете...

–Мэл, ты о чем? – Тайли испуганно моргнула. Я тряхнула головой, но все равно не смогла сдержать следующую фразу:

–Если Вечная что-нибудь... против меня... с ним... тогда и Феникс не жалко...

Голову по окружности опоясало болью – как от ожога, только изнутри. Я еще запомнила, что со стула мне свалиться позволили, и я за это поставила птичку напротив пункта «вломить обеим косоруким»... Дальше пришла черная тишина.

Когда-то мы с Мирой встречались именно так, в темноте с двумя светлыми пятнами, только во сне. Сейчас я пребывала в более глубокой отключке, но сознание услужливо воспроизвело старый дизайн обстановки. Теперь Мира стояла на коленях в середине второго круга, спиной ко мне.

–Не надо пробовать быть мной, – негромко произнесла она, не оборачиваясь. – Меня это убило.

–Как, к Контеру, убило, если ты все равно являешься? – я попыталась выбежать за пределы своего светового пятна, но не вышло. – Приходишь, думаешь, говоришь... Блин, да я тебя выскребу из памяти...

–Не получится, – голос звучал не совсем естественно – как будто кто-то склеил речь из записей. – Ты теперь – я, а меня совсем не осталось. И ты это знаешь. Но тебе хочется, чтобы я была, поэтому ты строишь меня заново. Строишь из себя, из тех частей, которые не понимаешь. И боишься, что я вернусь, поэтому делаешь меня нежизнеспособной.

Фигура повернула голову, и мне срочно захотелось сесть. Вместо лица у нее было разбитое зеркало, многие кусочки отвалились, а оставшиеся ничего не отражали.

–Меня не осталось, – повторила Мира... а вернее, маленький кассетный магнитофон, который она держала в скрученной из проволоки руке. – И не надо превращаться в то, чего нет. Просто живи...

Последние слова были сказаны другим голосом, тоже знакомым мне... Это был мой собственный голос до того, как его скорректировало...

Фигура с разбитым зеркальным лицом и магнитофоном рассыпалась на детали, световые круги расширились, покраснели... и превратились в отраженные лучи закатного солнца, бьющие сквозь ресницы.

Голова больше не болела, зато на лбу лежало что-то маленькое и холодное. По ощущениям – кристалл обычного энергата, типа дельтийского. Я подняла руку – снять и переложить на грудь, куда положено класть нормализаторы. Хуже от этого стать не должно было...

–Мэлис! – от радостного вопля мне чуть не поплохело. Вопила хейтерша. Я открыла глаза и села, придерживая кристалл. Интересно, откуда его принесли? Может, у народа знакомые серферы есть? Блин, могли нормальную помощь использовать, воспитатели в корпусе на что?

–Ангмарская, – отозвалась я, находя глазами быстро несущийся ко мне объект. Как я и думала – взрослых не звали, сами обошлись... Тайли, сжав руки, стоит неподалеку рядом с Морвен...

–Мэл, что это было? – вопрос резонный... Еще бы ответить!

–Напоминание, – я вздохнула. – О том, что нечего из себя других строить. Для здоровья вредно... Морвен, забери кристалл, – я швырнула подтаявший огрызок не глядя, но в сторону активной представительницы пассива. Та поймала. – Держи благодарность за помощь и... выйди, в общем.

–Есть! – мне отсалютовали и немедленно хлопнули дверью. Послушный народ, ничего не скажешь...

–Ангмарская, – параллельно с произнесением обращения я переставила защиту от звука, – похоже, у меня все-таки проблемы...

–Это любому эльфу понятно, – фыркнула хейтерша. – Проблемы у тебя с головой и очень давно...

–Конечно, ты в курсе – еще бы, полгода за этой проблемой хвостом бегала, – я почти испугалась, увидев, как на лице Сулмор проступают вены. Злобный хейтер – явление страшное, но, Контер побери, не для меня. И я не боюсь ее злить, не волнуюсь... Не за что волноваться, блин! – Она мне умудрилась всю жизнь испортить на десятки лет вперед! Если бы...

–Прекрати истерику, – ровным тоном оборвала меня Ангмарская. – Конечно, удобно все зло в своей жизни на кого-то свалить... Кто на Контера валит, кто на Вечную, а Мэлис – на Миру!

–Мира так и сказала, – надо немножко правды подбросить – для шокирования... Шокер второй ступени здесь не я, а Сулмор, так что не знаю, как получится. – Что я делаю ее заново из себя. И делаю мертвой, чтобы не вернуть на самом деле. Потому что мне нужна не она, а здоровая голова, чтобы было куда проблемы сваливать...

–Ну вот, – принцесса развела руками. – Подожди, а как это «сказала»?

–Смотреть надо было, пока я в отрубе валялась, – хотя щиты у меня в любом состоянии работают. – Что-то во мне от нее осталось – то, как я ее представляла, то, что при замыкании выжило, память – крошки, в общем, личность не слепишь, но жизнь все-таки портит. До состояния противостояния. Так что я на нее правильно валю... Ты мне лучше скажи, причем тут Вечная, и кто что на нее валит.

–Не знаю, вырвалось, – хейтерша ненатурально потупилась. А из недавней памяти выплыли слова, сказанные мной лично перед отбытием в обморок.

Я заподозрила Вечную в том, что она может устроить мне подлость, используя дорогого мне демона. Вообще-то логично, если не считать того, что Крэш во мне нуждается на будущее и вроде бы прямо сейчас о любой услуге может просто попросить. То есть, шантажировать не обязательно и даже бесполезно – потому как я девочка простая, возьму и вытащу тех же первых (хотя нет – слишком опасно... лучше все-таки Феникс, под моим началом сидит без дела работавшая с ней команда), или просто объявлю непредельщикам, что пора бы нам прийти к власти, посажу на шефское кресло, допустим, бабулю... И трындец всей линейной истории, причем полный, а Вечной – еще и жирный. Закон справедливого возмездия. Я создание не то чтобы злопамятное – в смысле, могу забыть, что отомстила, и отомстить еще раз, но мстить буду в любом случае. За любое посягательство на мою бесценную личную жизнь. Ибо в этом я – правоверная синтегистка.

Конечно, у меня нет иллюзий на тему того, что Крэш меня обожает, готова на руках носить и пылинки сдувать. Просто разумное поведение по отношению к сверхсекретной Второй Силе, которая в свое время должна сыграть за всех демонов с неизвестно кем за жизнь и свободу для своего народа. Разумное, потому как крыша шефини в настоящий момент привинчена, прибита и приклеена намертво. Кажется...

То, что шефиня пока что вне доступа, кстати, само по себе подозрительно, но... должен же демон когда-нибудь отдыхать! Тем более, к руководству приспособленный так слабо, как Крэш. Помнится, история на этот счет однозначно гласит, что она от почетной обязанности увиливала на предельной скорости, и если бы не Феникс, Контера с два согласилась бы. Те участки памяти, которые я просматривала, с теорией согласуются полностью, так что все успехи Вечной на боевом посту нужно сваливать на Райю и того, кто для Феникс планы реформ разрабатывал. А это, кажется, Дэз, она же Сильвер... Вот же, блин, символ прогресса Департамента, причем непечатный... Ладно, это отсунем в сторону, моя идейная создательница (номер в десятке) в настоящий момент безопасна, как зараженный файл на карантине.

А вот Вечная... Не сказала бы, что ей совсем не может стукнуть в голову что-нибудь нелогичное. Опять же история подсказывает, что неважно – на чем держится крыша, если сама эта крыша изготовлена из чего-то сравнимого с бумагой не самого высокого качества... Другое дело, что это по сути маловероятно, но чем Хаос не шутит... По ходу, серьезность ему вообще не присуща как факт. Для понимания этого достаточно взглянуть на любого демона – все ж мы его, Хаоса, мысли...

А мысли касательно Вечной принадлежат, надо быть честной, не совсем мне, а все-таки Мирской памяти. Мира имела резон опасаться Крэш, беспокоиться за свою жизнь и жизнь своего, так сказать, парня... Так на чем же основать внутренний компромисс? На предположении, что я Вечной слишком нужна или на том, что у нее крыша непрочная? Может, и вправду не стоит корчить из себя Миру со всеми вытекающими... Или все же вспомнить о положенной для моей ветки паранойе?

–Не надо притворяться, – мягко возразила я. Мягко по возможности, чтобы не вызвать ненужной реакции. – Я уже вспомнила...

Дальше последовала долгая, не совсем печатная, начатая с изгнания Тальки из помещения – на всякий пожарный, все-таки она на Вечную работает официально, – дискуссия. Собственно, зачем вообще завязанная... Я подумала, что голова – хорошо, а с мозгами – лучше, и решила переложить решение проблемы на Ангмарскую. Поступок, не скрою собственного отношения к нему, подлый. Отношение Сулмор к Вечной мне известно, отношение к необходимости повседневного параноидального настроения – тоже... Да и если не забывать, кто в прошлом году с Мирочкой плотно общался, получается вообще кошмар. То есть, практически идентичная моей ситуация. Так что пусть думают общепризнанные «мозги»[ 33 ]...

Мозги без головы думать отказались, поэтому мыслили вслух и все время требовали моего подтверждения. Я подтверждать не отказывалась. Да, Вечную я уважаю... Да, понимаю, что она здесь может быть не при чем... Да, хочу, чтобы кое-кто вспомнил, у кого в руках ключ к Хаосу...

–Мэлис, слушай сюда, – хейтерша наконец что-то скомпилировала. – Давай сделаем так... Вечную постараемся исключить из твоей жизни, для страховки. Все равно она тебе жизненно обычно не нужна, только когда серьезное что-нибудь происходит...

–Хорошо, – все-таки правильный у Сулмор взгляд на ситуацию, не жалею, что я ее подключила к проблеме...

–И насчет Стана... Ты действительно считаешь, что его безопасность под угрозой? – Ангмарская закусила губу. Я прикинула, кого еще можно на данный момент назвать моей любовью. С учетом того, что точка зрения большинства пророчеств, как правило, сторонняя и формальная... Да больше, по сути, и некого... Не Рианона же вспоминать, не глянувшегося мне товарища из реальности (на глаза вовремя попался рисунок Сулмор) вытаскивать, не демонический вариант какого-нибудь аватара подставлять (не поведусь ибо) – в общем, вариантов нет.

–Да, считаю, – а он, кстати вспоминается, жутко этого дела не любит... В смысле, быть чьим-то рычагом для воздействия и вообще кем-то, кого надо спасать. Потому как принадлежит к редкому, практически вымершему подвиду слабого мужского пола. Подвиду мнящих себя сильными, если конкретнее.

–Может, вам тогда надо для вида разругаться? – от такого предложения я чуть было не выпала в осадок на месте. – Ну, на время, пока год не кончится...

–Блин, твои идеи, – кажется, я поторопилась... В смысле, поторопилась признать качество решений Ангмарской. – Логично, конечно, но...

–Ты яснее возражай, если можешь, – Контер, Контер и еще раз Контер! Ну как я могу яснее?

–Возражаю, – я все же смастрячила понятное объяснение. – Во-первых, то, что мы разошлись для вида, будет слишком очевидно. Во-вторых, эта информация может до... моих врагов вообще не дойти, и тогда получается просто двойная опасность. Я Стана в случае чего защитить не смогу...

–Мэл, а ты с ним этот вопрос обговори, – туше. Причем чистое и прицельное.

–Обговорю, когда вернется, – мне снова захотелось чем-нибудь прикрыть голову и так сидеть, пока мимо не пройдет все перенасыщенное событиями время, причем желательно – быстро и без последствий. – Пси за помощь. Пси большое...

–Всегда пожалуйста, – хейтерша улыбнулась и пошла запускать в комнату Тайли. А я продолжила обдумывать предложение, с ужасом понимая: ничего особо страшного в нем нет. Наоборот, Стан действительно окажется в относительной безопасности, мне незачем будет лезть в Хаос и большинство первых, проигнорировавших этот год, окажется право. Но все равно лучше, чтобы он от меня далеко не отходил...

Дальше я не додумала – вместе с Талькой в дверь просочилась Морвен. Кажется, я ее уже благодарила... а впрочем, она мне немножко была нужна.

–Морвен! – позвала я. Предводительница актива рванула ко мне на предельной скорости. – Что у нас намечено на начало этого года? Идеи есть?

Идеи были. И было их много, некоторые даже оказались вполне оригинальными. Я даже поинтересовалась авторством (уж очень мне понравилась мысля насчет нестандартного применения взрывчатых веществ). Мысль подал некий товарищ по партийной кличке Лэптоп (не из-за пристрастия к портативным компьютерам, а, как мне пояснили, по второму сокращению от имени). Преподы и знакомые его сокращали как Ньярли, а те, кто хотел обидеть, обзывали почему-то Ползучим Хаосом... Но к делу это определенно не относилось. А вот то, что он в этом году намеревался разделаться с техноартефактами – вопроса касалось, и сильно. Вопроса компетенции, естественно.

–Да он лучший на своем курсе, зуб даю! – Морвен прижала кулак к груди. – Правда, больше увлекается оружием массового поражения, и по магии опережает, но это только плюс...

–Ладно, даю целевую установку, – интересно, у нас есть еще такие фанатики на том же курсе или будем прикрывать исполнителя по схеме «это мое, но у меня это сперли!»? Вообще-то Лескей уже год всех к идеям коммунизма приучает, лично видела, как он собирает все, что плохо прикручено, хотя увидеть товарища в работе не так уж и просто... Глядя на него, народ тоже проникся идеей экспроприации экспроприированного. Так что вышеуказанная схема в последнее время стала рабочей как никогда... Впрочем, это мелкий организационный вопрос, который можно спокойно повесить на актив. – Подрывать будем администрацию, конкретно – Перли... Она, кажется, всегда примерно на одном месте стоит...

–Можно сделать блуждающую бомбу с дистанционным управлением, – со знанием дела предложила активная пассивистка. – Я тоже на своем курсе не последняя, все-таки в жизни пригодится, – чуть смущенно пояснила она.

–В общем, решайте сами, – я вспомнила все свои проспанные уроки и решила завершить фразу более оптимистично, – я вам доверяю. Полностью.

Морвен всплеснула руками и вылетела из комнаты, явно собираясь донести одобренную идею до будущих счастливых исполнителей. Я злорадно вспомнила, что обычно сюрпризы в рамках подрывной работы против администраторов готовились в последнюю минуту и выходили почти всегда слишком невинными... Пришло время заложить новую традицию. Да и направить разрушительную деятельность на конкретную личность... Довела ибо. До белого каления... И не только меня, если придерживаться честного взгляда на вещи.

В общем, проведем сотворенный беспредел по ведомости как восстановление справедливости и на этом успокоимся. Одной проблемой меньше...

–И правильно, так давно надо было, – поддержали меня Тайли и Сулмор. Хором. Да уж, интересно, это как надо понимать – что я верно чую настроение народа или что поступаю, как последняя хейтерша (или Совершенное Зло, а это ничем не лучше...)?

–Когда тебе в руки попадает оружие такой мощи, как наш преданный Лосту актив, – к счастью, антизвуковое поле стояло на месте... Конечно, не то чтобы это меня вообще волновало как факт, но циником лучше быть наедине с проверенными демонами, а не там, где это могут подслушать герои твоих высказываний, – и такого же плана, его надо использовать не отходя от кассы и на полную катушку. А то мало ли что случиться может. Вдруг светлый образ нашего истинного в их памяти потускнеет, или учиться народ захочет качественнее, чем может, отвлекаясь на великую войну...

–Мэлис, помедленнее, я записываю, – похоже, надо мной таки издевались... Я возмущенно промолчала, затем многозначительно взглянула на часы и громко подумала, что мы сегодня из-за вчерашнего не выспались...

Действительно, было поздно. Не для нас, конечно, но и мы в это время суток обычно начинали думать: начинать что-нибудь или отрабатывать скопившийся недосып. Ко мне примерно в эти ж часы имеет обыкновение заглядывать особо наглое вдохновение, и я редко жалею, если решаю его встретить и использовать.

Но в этот раз я решила не дополнять начатое эпически-пророческое (пыль была? Была. Ерунда была? Была...) стихотворение (не хватит меня на поэму), лишь записала в память приблудившуюся строчку без окончания – «А рядом все же отдыхали...» – и действительно принялась готовиться ко сну. Демонстративно. Чтобы у тоже недоспавших, да еще и получивших непредусмотренную дозу адреналинового эквивалента девчонок не возникло желания еще всяких гадостей наговорить. Разрядки для и самоуспокоения ради...

Странно, но народ в последнем на день начинании мне возражать не стал. Все-таки действительно устали – архив разгребали, в комнате чуть уборку не сделали, меня искали, а потом, в чем я уверена, бегали за Морвен и кристаллом...

Несмотря на две отключки, поимевшие место быть за день, я не заработала ничего похожего на бессонницу. Повезло – так как при помощи этих отключек я выбрала лимит пророческих видений и прочей дряни на день. Ночь я провела в привычной и нормальной для синтегистки компании любимого аватара номер один.

Утро для разнообразия выдалось дождливым. Зря я вчера старалась с травой... И так бы все расцвело и запахло... хм, почему-то гнилью. Аромат определенно доносился со стороны открытого окна.

–Солнце встало за туманом, в щель забились пауки, грациозные, как лани, двор копали зомбяки, – в рифму заключила я, рассмотрев, что творится во дворе. Несвежие покойники ковырялись на клумбах, параллельно размокая под содержимым разверзнувшихся небесных хлябей. Если честно, я немного удивилась, все-таки обычно в таких ракообразных позах на этих же местах можно наблюдать моих одношкольников...

–Что там у тебя? – заинтересованно спросила, подойдя сзади, Тайли. – Да уж, зрелище поганое... Это кто ж так приколоться у вас мог?

–Ну, если подумать, – все-таки я здесь уже столько лет учусь, в этом году седьмой пойдет – по идее, должна знать... Так, кто там у нас приколист по части некромантии главный, после Лоста? Ник дома, тот гений из параллельной группы – не знаю где... Я призвала на помощь логику и интуицию, в результате получив наиболее вероятное решение задачи с неизвестным числом неизвестных в рекордный срок. – Наверное, Сериами опять в карты продулся...

Мне пришлось рассказать выловленную вчера в народе историю о катастрофическом невезении, присущем нашему Прекрасному, и где-то на середине приложений к оной истории (все-таки за год учебы со всеми нашими известными личностями не перезнакомишься) число слушателей удвоилось. Я, не заметив, что моим словам внимают еще на одном направлении, легкомысленно обозвала Сериами секс-символом всех курсов и сообщила, что хроническое невезение в азартных играх вполне может значить, что сей символ наконец-то намерен найти себе любовь всей жизни. Для разнообразия, а то постоянной девушки у него, как известно, не наблюдается.

Только на этом месте рассказа я заметила стоящую рядом Ангмарскую, смутилась и неловко завершила изложение фактов. Я помнила, что Сулмор этот парень нравился очень давно, так сказать, издалека... И вроде бы чувство к Рингилу на возникшее ранее отношение к Сериами не влияло...

–Говоришь, в карты играют? – только и переспросила хейтерша. – Надо будет полюбопытствовать... У кого собираются?

–Не знаю, надо будет у Эриана спросить, – вот и благовидный предлог появился... Несмотря на то, что у меня есть опыт походов в пацанский корпус, качество этого опыта оставляет желать лучшего. Ну, репетировали мы там, в комнате Лоста-Айлана... Там, где теперь стоит кровать Айдахо, возможно, когда-нибудь валялась я...

Я решительно вытрясла из головы отрицательных символических личностей (лезут с утра, понимаешь!), подумала, что надо будет еще у нашего второгодника взять образцы новых маек. Не то чтобы их мало было (я окинула комнату, заваленную одеждой, оценивающим взглядом), но на тождественную линейку в начале года надо все-таки идти в новой. Хотя бы для прикола. Или для страховки – старые мне жалко, а никто не гарантирует, что мы в резалте весь корпус не подорвем...

–Мэл, что у тебя такое лицо мечтательное? – блин, неужели? Я поспешно закрыла окно и уставилась в пыльное стекло, выясняя, правду ли мне сказали. Оказалось – не соврала принцесса. Действительно, мечтательное, хоть картины пиши...

–Представила, как Перли вверх тормашками полетит, – нашлось хорошее объяснение, и никто не возразит, что именно хорошее...

–Да, это вы вчера с Морвен правильно решили, – Сулмор явно поверила. А впрочем, почему бы и не поверить? Больше не с чего было растекаться мечтами по стеклам...

В дверь немедленно постучали. Я подумала, что неплохо было бы вывести формулу корреляции между упоминанием имени демона и его появлением...

–Открыто, – я сбросила удерживавшую дверь силовую полосу.

–Девчонки, вы сейчас офигеете! – с порога начала Морвен и только теперь заметила, что мы стоим у окна. – Блин, вы уже видели?

–Видели, – и нюхали... Если это действительно Сериами, надо ему в глаз дать для профилактики. Мог бы и днем приколоться... Хотя...

Я представила, как бы воняло на дворе, если бы день выдался солнечный, и поняла, что все было продумано заранее. И вообще, как говорится, некроманта каждый может обидеть...

–А как Люк бегает вокруг корпусов и орет, что кладбище материала разупокаивать не просил, не видели! – заключила Морвен, проинспектировав обозримое из нашего окна пространство. – Мэл, этот идиот не нашел ничего лучшего пожелать, чем привести в порядок двор!

–Да уж, – подозрение логично оправдалось на сто процентов. Действительно, у нас народ обладает изумительной коллективной способностью – выполнять то, что требует конкретного результата, вычурными и индивидуальными методами. Я бы обошлась в вышеописанной ситуации парочкой чуть более действенных заклятий из области зеленой магии, а товарищ, которому устроить автовандализм на кладбище проще, чем два байта переслать, поступил естественно для себя... Так что думать надо было желающему! Хотя... чем ему это делать, собственно?

–Оно и видно – учительский сынок, – предводительница актива вздохнула, – диагноз, блин...

–Причем пожизненный, – я невольно вспомнила Лоста, выгнала его из головы и решила ненавязчиво перейти к интересующей меня теме: – Морвен, ты не в курсе, по каким правилам у нас парни в карты режутся?

–По обычным... Кого первого на мухлеже поймали, тот и проиграл, – на лицо активистки снова начала наползать тень разочарования. Как будто Морвен решила к нам зайти рассказать новый увлекательный анекдот, а мы ее еще и поправили... Впрочем, здесь можно и отбросить «как будто»...

–А девчонок принимают? – наверное, в мой тон закралось слишком много надежды.

–Только в качестве экспертов, – развеяла мои чаяния активная личность. – И они по ночам этим маются, кстати... Нет, если ты хочешь, я тебя к ним проведу как-нибудь...

–Договорились, – только и успела сказать я, как в поле моего зрения попали часы. – Девчонки, мы сейчас опоздаем нафиг!

Конечно, я преувеличивала. Змейс, готовый к нашей транспортировке, мыкался внизу всего каких-то минут пять на момент нашего хорового скатывания по лестнице. С точностью до секунды не скажу, но по змеюковскому лицу можно было прочесть, что ждет он нас недолго.

Насчет зомби-команды на цветочном фронте воспитатель также промолчал, из чего я заключила, что сквозь пелену дождя гниющие на работе фигуры из вестибюля просто не было видно. Да и вообще – Змей рта практически не раскрывал. То ли у него с Коброй на тот момент разногласия пошли, то ли еще чем-то голова была забита...

Доставив нас к архиву, змеюк испарился, даже не думая прощаться. Я обратила внимание, что на бледном фэйсе Сулмор уже застыла решимость встретиться с остальными упоминаниями о ненавистной кровной родственнице, и мысленно предложила Тальке заняться предварительным пересмотром материалов, чисто во избежание повторения вчерашнего.

Архивисток снова не было на месте, так что мы прилепили на монитор с акулами записку, указав время прихода, и направились на рабочее место.

В процессе прихода туда выяснилось, что из нас троих кто-то определенно страдает топографическим кретинизмом. И этот кто-то увел нас в сторону, хотя мы вначале шли точно по дороге, которую запомнили вчера...

–От синей папки с содранной наклейкой – направо, – бубнила под ухом принцесса. Я тоже помнила, что направо – выходя обратно, мы поворачивали налево... На этом дорога должна была упереться во вчерашний тупичок, но либо стеллажи переставили, либо кто-то злостно над нами прикололся...

Кретина вычислить так и не удалось – мы втроем запомнили дорогу совершенно одинаково. Дальше нам определенно стукнула в голову идея, подброшенная неким врагом рода демонического. Даже новорожденные демоны знают, что разделяться вредно для здоровья, но именно это мы и сделали. Точнее, я решила проверить один нечетко запомненный поворот, а девчонки не обратили на это внимания, поглощенные спором о другом повороте...

Заметив все-таки, что мной только что был повторен по отношению к себе подвиг одного известного своими топографическими заблуждениями человека, я остановилась в окружении пыльных папок и попыталась вспомнить, как в это место попала. Обычно память меня не подводит, но тут спасовала и она. Тогда я решила поступить проще – вычислить местонахождение девчонок и идти к ним...

Оказалось, что девчонки от меня не так уж и далеко, но кое-кто – еще ближе. А именно – тот самый загадочный спящий, которого мы пытались определить вчера, да так и отложили это дело. Я подумала, что за взгляд в морду не дадут, особенно если не будить, и двинула во втором направлении.

Чем ближе я подходила к спящему демону, тем сильнее мне казалось, что спит там не одна личность. То ли кто-то с коммуналкой в мозгах, то ли просто в измененном состоянии сознания... От этого становилось только любопытнее...

Стеллажи неожиданно закончились, но коридор остался той же ширины – теперь меня обступали пыльные стены с неизменными лампами. Один поворот – и я почти уткнулась носом в очень знакомую дверь. С ляповато выведенной трафаретом надписью «Выхода нет». За исцарапанным стеклом дрожало что-то серо-многоцветное, родное, напоминающее огромный спящий вихрь Хаоса, заполнивший собой пространство.

Я с трудом заставила себя дышать. Что-то тянуло мою левую руку к дверям – взглянув на ладонь, я увидела, что держу слабо поблескивающий ключ – похожий на гаечный, но с треугольным вырезом... Ключ определенно был предметом энергетической природы, но выглядел как обычный кусок металла, обработанный для того, чтобы открывать определенный замок. И дверь была обычной дверью, а не видением, простой стальной рамой с куском стекла и странным замком в виде выступа – треугольной призмы...

Именно эта вещественность окружающего интерьера была самым ужасающим компонентом происходящего. Если бы все выглядело обычным видением, я бы так не отреагировала – мало ли с чего может привидеться уже открывавшаяся моими руками дверь в Хаос, может, я головой стеллаж задела или на каких-то папках пыль содержит глюкогены...

Но дверь была настоящей, ее можно было трогать руками, и замок пока что пребывал в запертом состоянии. Ключ чуть холодил ладонь, едва заметно пульсируя от желания быть примененным на практике...

Серый туман пришел в движение, очень медленное, я бы не сказала, что мне удалось его разбудить – так, внести разнообразие в сон... В бесцветной глубине начали появляться лица, исчезавшие до того, как проявятся окончательно, какие-то цветные жгуты, похожие на событийные проекции, разрезанные на фрагменты... Затем движение прекратилось так же внезапно, как и началось. Хаос уснул глубже, чем спал до моего появления.

Я сделала несколько шагов прочь от двери – попятилась от страха, если честно. Все-таки Хаос – вещь несколько пугающая, если вот так напороться на него... Ключ начал таять, впитываясь в кожу, как только я миновала первую лампу, уверенно освещающую коридор. Так, будто ничего и не думало происходить... Впрочем, что неодушевленному осветительному прибору до чьих-то сомнений и мыслей...

Металл окончательно втянулся в ладонь, когда дверь исчезла из виду. Но коридор остался на месте, и я поняла, что он действительно был здесь всегда. Может быть, это и была центральная часть Департамента, место, где событийная проекция перегибалась, становясь вещественной. И с этим местом я была связана по праву Второй Силы – как и первые... Почему-то стало абсолютно ясно, почему они не боялись ждать в Хаосе столько, сколько понадобится – для них это было сном, не более того. Вернее, все растворенные в Хаосе становились его вечными снами, которым ничто не угрожало – породившая нас стихия даже мыслит лишь во сне... Мысли его – мы, демоны, – живут и бодрствуют за пределами его границ, за своего создателя...

«Интересно, в какой степени это засекречено? – внезапно подумала я. – Может, и Дельта имеет где-то вещественный вход... Нет, я не могу просто так растрепать эту тайну кому попало...»

В эту категорию я, не колеблясь, занесла собственную подругу и телохранителя. Вполне возможно, что секрет местонахождения входа в Хаос – вещь, за знание которой могут влупить посерьезней, чем за доказательства подлинного происхождения Дестры. В любом случае, до тех пор, пока секрет остается секретом, не переходя даже в разряд несерьезной сплетни, носителям знания ничего не угрожает... Я тщательно заблокировала последние воспоминания и рванула к подругам, которые в данный момент, похоже, искали меня.

Сначала я напоролась на Сулмор, выслушала кое-что нелицеприятное в свой адрес[ 34 ], потом мы обе искали Тальку, потом случайно вышли на образованный стеллажами пятачок с техникой, перенесенный в совсем другое место... На пятачке стояли обе архивистки и определенно ожидали нас. По поводу наших блужданий не было сказано ни слова, нам просто объяснили новую дорогу обратно, показали на кучу папок и сказали, что скоро придут с проверкой.

На сей раз «Черный легион» никому не попадался, все отчеты относились к временам правления Контера, так что от их содержания могло просто свести зубы. Все самое интересное из этих времен уже давно перегнали в компы... Осталась добросовестно вымученная чушь. Скучная, как жизнь аналитика... И такая же правдивая.

–Сколько же тогда жило честных идиотов! – воскликнула Ангмарская, добросовестно пересканивая (посмотрев внимательнее, я поняла, что сканит она все-таки вверх ногами) очередной список проведенных номерных процедур, слишком плохо получившийся в первый раз. – А, Мэл?

–В райские времена за такие отчеты матами крыли, – поддакнула я. – Интересно, где сейчас эти демоны сидят? В аналитичке, наверное, парятся...

–Там тоже нужна фантазия, – мы удивленно посмотрели на Тальку и дуэтом прыснули в папки, которые держали в руках. При этом из моей папки вылетела какая-то мелкая зеленая бумажка. Бумажку поймала Тайли, которой не помешало обиженное состояние. – «Для М-тройки, фальш-1», – на автомате зачло Совершенное Зло с листка. – Мэл, как думаешь, это важно?

–Это пометка для служебного пользования, – я отобрала листок (бывшую самоклейку) и отметила, что почерк серьезно отличается от виденных мной автографов архивисток на наших бумагах. Оно и правильно – во время Контера здесь ошивались совсем другие личности... И для отдельных нечестных, но умных демонов строчили неплохие фальшивки, качеством, кстати, местами превосходящие предполагаемые оригиналы отчетов. У кого-то из тогдашних архивисток было неплохое ясновидение – ни одну из фальшивок так и не удалось распознать, процент погрешности оценки в отчетах оставался одинаковым... Да и параметры при выборочной проверке совпадали с тем же минимальным расхождением. Конечно, у компиляторщиц под руками была большая уйма настоящих отчетов о близких реальностях, но все равно – даже в целях опозорить Контера работа должна была быть адской. Если не принимать во внимание моей идеи. А она, идея, не только моя...

В папке, явно случайно затесавшейся среди куч скучной информации, оказался первый вариант той самой фальшивки, которая некогда была отослана на стол Контеру и оказалась одной из соломинок, существенно повредивших позвоночник данной горбатой фигуры, образно выражаясь. Историю с этой подделкой теперь знают все. Речь в отчете-базисе шла, кстати говоря, о реальности, заселенной демонами-полукровками. О реальности менталов, если точнее. Менталов первого типа, менталов-прародителей, владык звездной империи со всеми вытекающими...

Менталы, полукровки с сильно разведенной кровью, порядком уступавшие средним демонам во многом, за исключением развития технологий и телепатии, на первый взгляд не казались серьезными противниками для Департамента. Да, они открыли методику путешествия между реальностями на чистой технологии – но переходники были и у нас, пусть и на другой концептуальной схеме. Да, они могли спокойно читать мысли под некоторыми защитами – но уже третий уровень был им не по мозгам. Менталы не разбирались ни в понятии энергоструктуры, ни в строении энергоматрицы, с трудом понимали принцип раздельности оболочки и сознания, из технологий коррекции личности пользовались только видоизмененной импульсной... Менталов было немного. Относительно. Они осознавали собственное бессмертие, хоть и не выводили из этого факта отсутствие необходимости в ресурсах. Менталы первого типа предпочитали оставаться полузамкнутой правящей кастой. Они тихо сидели в своем мире и готовились к новой экспансии... Мы, как всегда, свалились очень вовремя, чтобы испортить все планы.

Мы – в смысле, демоны того времени. О проведенной операции повествуют художественно изложенные отчеты, которые я читала, готовясь к истории Департамента. Но это случилось немного позже... А на момент создания фальшивки отчет-базис, как уверяет история и подтверждает моя заимствованная память, валялся в архиве с клеймом «вранье беспардонное», хоть и был насквозь настоящим, а также честным. Архивисткам такое положение дел не понравилось. И, когда к ним подошла Райан, дочь небезызвестной Мэлис Великой, с нормальной просьбой насчет создания фальшивого документа о положении дел в некой реальности (код прилагался), девушки взглянули на код, потом друг на друга... И создали отчет о второй реальности, населенной полукровками. Райан, на которую параллельно свалилось чудо внеформатное (парень из неизвестной реальности, знавший язык мыслеобразов, который и в пределах Департамента уже начали забывать), подмахнула отчет не глядя, справедливо полагая, что полной хухни архивистки не напишут, и сдала их произведение Контеру. Шеф, увидев второй документ, схватился за голову. А, возможно, и за что-то еще – никто из моих доноров памяти при этом не присутствовал, а легенды в конкретных деталях расходятся.

Дело в том, что просто заклеймить отчет, написанный какой-то заштатной командой, собранной невесть из кого, и сослать шутников на более подходящую работу. И уже куда сложнее не доверять произведению, по идее принадлежащему дочерям демонов, провозглашенных Великими за открытие огней. Две большие разницы, так сказать. Тем более что Райан, занятая своим чудом, и Хэзер с Вайолет, как раз засевшие за «Историю Будущего», на запросы шефа о подлинности отчета хором ответили: «Конечно!»...

Контеру стало еще хуже, что закономерно. Казалось естественным, что эти конкретные личности имели право легко относиться к «собственному открытию». И тогда рыжая шефская лапочка веским приказом направила команду на проверку обоих реальностей. Ту самую, которая сдала второй отчет. Ежу ясно, что только этого девушкам и не хватало...

Райан, единственная серьезная личность из троицы, наступила на горло собственной личной жизни и сподобилась прочитать копию архивного произведения. Выкроила, так сказать, время... Не скажу, что на несчастную истинную это подействовало хуже, чем на Контера, но некоторый шок имел место случиться. Райан решила не пугать сестер и поделилась опасениями исключительно с тем самым чудом, которое в команду зачислила автоматом, под собственное покровительство, – так уж вышло, что в те времена полукровок не особо жаловали и привечали, хоть до откровенных репрессий еще не дошло, только начал действовать сакраментальный указ о назначении истинных руководителями. Чудо побледнело до ультрафиолета и призналось, что само происходит из этой реальности. Причем не из первой, о коей подробно рассказали несправедливо обиженные честные демоны, а из второй. Населенной огромным количеством тех же менталов... причем смертных. До этой степени они дошли сами. В смысле, позволяли своим оболочкам стареть и умирать... Кстати говоря, религия менталов запрещала им после смерти вспоминать о прожитой жизни, была такая заморочка... просто чудо в известность никто поставить не удосужился. А заморочка вряд ли помешала бы народу вспомнить все и подняться, буде возникла бы такая необходимость. Ведь открыть эту реальность могли и раньше...

В общем, короче говоря, выяснилось, что Департамент не то чтобы укомплектован одними менталами, но этой нечисти второго типа оказалось порядочно по многим командам. Не на руководящих постах, благодаря работе Контеровских реформ[ 35 ], только вот процент получился внушительный. И это были уже не те изначальные менталы, слабые и ни к чему не пригодные за пределами реальности – но демоны, подготовленные силами самого Департамента, готовые в любой момент припомнить прошлую жизнь и долг перед родиной – со всеми вытекающими...

Оценив ситуацию, Райан пошла к Контеру лично. С докладом о вычисленном положении дел. Шеф струхнул, но сделал вид, что знает, как поступить. Он провел небольшую рокировку – послал команду дочек Великой на первую реальность, а во вторую отрядил наиболее мощный и проверенный конгломерат демонов. Собственную жену и Дестру, составлявших одну из тайных «двоек» – нечто вроде современного отдела внутренних расследований. Дальше было весело – потому как и при Контере естественное разгильдяйство демонов оставалось могучей проблемой. Конечно, шеф подозревал ментальский саботаж, но расследование показало, что менталы к переходнику близко не подходили. За исключением чуда из команды Райан, которое вместе с ней усвистало в первую реальность. Во вторую влетели Хэзер и Вайолет, и на этом переходник в очередной раз накрылся неприличным местом. Дальше было много событий, в конечном итоге переговоры со вторым типом пришлось проводить все-таки Дестре, причем успешно (носительница восемнадцатого уровня без проблем запугала целую цивилизацию, благо опыт такой работы у нее был), так как авторы «Истории Будущего» на задание дуэтом наплевали и занялись самообразованием... Больше всего проблем было с извлечением Райан и ее протеже из первой ментальской реальности. Именно эта парочка, кроме того, сдала первой реальности тайну о наличии второй, причем неумышленно... Контер, налюбовавшись результатами и неоправдавшимися перспективами, послал всех четверых портачей в отпуск. Хэзер и Вайолет, благодарные, взялись за работу над книгой, а остаток команды рванул в медовый период...

Но это уже к делу относится левым боком, конечно, а вот отчетик в моих руках просто-таки имел все шансы лечь в завязку вышеповеданной истории. Чистовик наверняка лег. А почему эта папка так и осталась первым вариантом, можно было спокойно выяснить.

–Мы, девчонки, лицезреем исторический документ, – начала я (на всякий случай снимая с исторической папки зеркальную полную копию – на случай внезапного явления архивисток).

–Лицезрим, – поправила Ангмарская. Я кивнула, не желая ругаться в такой момент.

–В общем, кто за то, чтобы его сейчас просмотреть? – вверх немедленно взвилось две руки – с черными ногтями и с ярко-зелеными, подстриженными углом. – Единогласно. Двигайте стулья.

Дело в том, что известность определенной истории не всегда означает, что полный текст связанных с ней документов можно нарыть в открытой сети. Цитаты – пожалуйста, сколько угодно, а вот полный документ... Тем более, черновик...

Мы склонились над начальной таблицей-разверткой, в которой через код и некоторые параметры выводились первые намеки на наличие демонической жизни (слабые и неуверенные). Почти сразу мое внимание обратилось на одну конкретную цифру, кем-то решительно переправленную.

–Ангмарская, поправь отличника-заучку, – с надеждой начала я, – коэффициент среднего давления разума на единицу можно через код вычислить?

–Нет, он по ноосферическому напряжению считается, – не обрадовала меня хейтерша. – А что такое?

–Или у кого-то стопроцентное ясновидение было, или данные замеров, – я не давала перелистнуть страницу, все еще беспомощно думая, что ошиблась со временем поправки. Нет, судя по всему, перечеркнули цифры не позже чем через час после того, как страница была распечатана. О подделке можно было даже не думать – собственно, подделывать такую документацию было бы бесполезным делом. – Ангмарская, смотри – тут же все совпадает с официальными данными, которые потом снимали...

–Не забудь, что я по истории от тебя отстаю, – Сулмор нахмурилась. – Немного... А ведь ты права... Я эту страницу в твоем учебнике видела. Архивистки, значит, все-таки ясновидящими были. На что мы спорили?

–Ни на что, а надо было, – я хлопнула себя по коленке, решив, что не стану развивать пришедшую мне в голову идею. Идея, собственно, была простой. И связывала влияние близко расположенного Хаоса с усилением способностей. Например, я сюда вчера сходила, и у меня Мира прорезалась... А имена предыдущей архивной команды никто не помнит – хотя, будь они действительно стопроцентными пророчицами, наверняка засветились бы в этом качестве. Плох тот ясновидец, который не мечтает оставить после себя что-то в стиле двадцатитомника первых.

А мне сюда, блин горелый с саксофоном, еще несколько дней шляться... Во что я к концу этого дня превращусь, интересно? А к концу практики? Надо было срочно проверить теорию, чтобы знать, по крайней мере, чего ждать...

–Давай дальше, – пока я думала, Тайли перехватила инициативу и перелистала еще несколько переправленных страниц. – Ну да, совпадает... Так мы ради этого так закопошились?

С учетом того, что я не так давно думала о личностях, находящих удовольствие в бумагокопании и чернушной бюрократической археологии, смешно, конечно... Не рассказывать же народу о грозящей им опасности! Тем более что им, личностям все же обычным, Хаос ничем грозить не может. Вчера же не пострадали...

–Это – серьезный исторический вопрос, а я в дискуссионном клубе, – выкрутилась я. – Историю Контеровщины мы еще будет углубленно прорабатывать. Если вам неинтересно...

–Почему неинтересно? – хейтерша моргнула. – Меня это давно прикалывало – народ фальшивки сдавал, а от настоящих отчетов ничем отличить было нельзя... Мэлис, помнишь, как на этот счет историк высказывался?

–Говорил, что «Контеровские отчеты об оценках» ему сдавать не надо, – был у нас такой эпизод... Впрочем, когда мы наловчились компилировать и перефразировать чужие работы, выражение препод забыл. Когда девяносто процентов сданного за вычетом моей работы (моя больше по объему) – недоказуемая фальшивка, содранная с одних и тех же источников, уже не так просто хлопнуть явной подделкой по столу и заорать, что нечего путать честного историка с Контером. Особенно после того, как в качестве реакции на этот воспитательный прием встает с места Стан и адекватно по уровню громкости возражает, что работу он писал по воспоминаниям собственных родителей, а когда Хаос создавал историка, точно думал о чем-то нелицеприятном...

На каком же курсе это было? И до сих пор помню, потому как программа у нас чьей-то левой ногой написана, историю Департамента несколько раз проходим... На реальности времени не особенно хватает, поэтому их рассматриваем сразу. Но в дискоклубе (он же «Дискуссионный клуб по историческим проблемам»), куда меня запихнули еще на четвертом курсе, в основном треплют не реальности, а конкретный Департамент. Именно поэтому время от времени в моей голове всплывают огромные исторические периоды... а в последнее время еще и интерес к этому предмету проснулся. Что разумно – если уж обстоятельства вынуждают заниматься нелюбимым делом, лучше всего просто это дело полюбить. Хотя бы для прикола.

–Почему не работаем? – в поле зрения ввинтилась худая архивистка. Воздух, рассекаемый ее телом, отчаянно стонал, протестуя против жестокого обращения. – А, вы уже все сделали...

Все не все, но куча материала, загнанного куда надо, взгляд поражала – если рассматривать отдельно от общей массы фронта. На папку в наших руках не обратили ровным счетом никакого внимания – похоже, мы могли вообще вынести с собой половину архива при желании... Эх, попади сюда народ с большим стремлением к истории (не буду показывать пальцем на одного товарища, который у нас тот самый клуб возглавляет), остались бы чистые полки...

–Подпишете? – я попробовала ковать железо, не отходя от кассы. Получилось – Норн кивнула и повела нас за собой. Папку я, подумал полсекунды, оставила в куче. Доказательства у меня и так есть, с историческими фанатами раньше начала «бешеного периода[ 36 ]» встретиться не получится... то есть не захочется.

Спустя несколько минут мы уже стояли за пределами архива, в коридоре. С подписанными бумажками в руках. И тут я решила провести отложенный вчера эксперимент... С другой целью, конечно, что и понятно – в свете случайно выясненного заколосился новый вопрос. А именно – собьет ли мои настройки перемещения Хаос...

–Идите, я хочу похамить, – сообщила я обогнавшим меня девчонкам, когда они обернулись и остановились, не понимая моей задержки. – Предрассудки надо искоренять...

–Вместе с традициями, – поддержала меня Сулмор, но они с Талькой ушли с безопасного расстояния. А я нагло стартовала в шаге от дверей.

Я почувствовала сопротивление – но такое слабое по сути! По-моему, на правило трех метров можно было плевать уже пятиуровневым демонам. Со своими собственными отвлекающими мыслями справиться куда сложнее...

А то, что в итоге я приземлилась на шею Ангмарской – совершенно ничего не означало. В таких мелочах я просчитываюсь регулярно. Главное, реальностью не промахнулась, как персонаж одной страшилки про пресловутые метры.

–Хамить вы умеете, – вылезшая из-под меня Сулмор доброжелательностью не светилась...

–Да ладно, не бери в голову, – я встала и осмотрелась. Народ почему-то решил переместиться в вестибюль, вероятно, в надежде встретить там Змея. Змейс на рабочем месте отсутствовал.

–Я в голову и не беру, – хейтерша потерла затылок. – Наличием совести вы и раньше не страдали...

Извиняться я не стала. Принципиально. А возможно – просто потому, что вовремя отвлекли. В углу вестибюля нарисовалась Кимера, от которой мне по хорошему хотелось бы слинять, и подальше. Ну получился же в жизни период творческой (миротворческой) работы, топором не вырубить... Приходится благодарно принимать последствия.

–Мэл, куда ж ты пропала? – на шею мне не вешались, но волной эмоций могло натурально сдуть. – Ты знаешь, что Мэг на административном корпусе повеситься хотел? Разве можно скрывать такие вещи?

–Ты о чем? – я неумело прикинулась шлангом. Девчонки фыркнули и оставили меня наедине с Ким – вероятно, решили, что я должна разбираться самостоятельно. С точки зрения Ангмарской виновата была исключительно я – ниспровержение традиций не должно задевать чужие шеи. А Талька наверняка сочла зеленоволосое создание из клуба творцов безопасным для моего состояния. С физической точки зрения она была права. А вот с моральной...

–Об этом! – мне в лицо ткнули распечаткой официального извещения о создании нового мира. Творцом значилась однозначно и единолично Мэлис Крэш Джайнис, я то есть. Блин, глупо было думать, что наш клуб не узнает о моем достижении. Надо было прийти и рассказать...

Или надо было Вечной сказать, чтобы засекретили все нафиг. Но я не хотела, чтобы Крэш знала о том, как я исполнила последнюю волю Эмэлинн.

–Ах, об этом, – я тянула время, бессовестно и беспардонно, но делать было нечего. Не говорить же правду... Если учесть, что исчезновение Эмили так и не прокомментировали официально... Большинству народа было пофиг. А что мне теперь соврать творцам?

–Мэлис! Я понимаю, что ты – безоговорочный гений, но можно же проявить хоть немного уважения к собственному творению! – Кимми всплеснула руками. – Твой мир признан идеальным, а ты себя ведешь так, будто выпустила некачественную модификацию чьей-то топорной работы!

–Я из-за этого идеального мира подругу потеряла, – ложь нужно приправлять правдой, чтобы ее спокойно съели... Только не переборщить. – И вообще думаю уйти из творцов... Повторить достижение мне не удастся все равно.

–Ты про Эмили? – Кимера нахмурилась. – Вы спорили на мир?

–Не совсем, – я поблагодарила Хаос за то, что он иногда подбрасывает идеи своим мыслям. – Мы соревновались. Я успела сделать свою модель, она – нет. По-моему, я ее обидела... Тогда она объединила наши миры и потребовала, чтобы я сделала реализацию под своим именем. Мол, ей на этом поле ловить теперь нечего...

–Мэл, извини, я не представляла, – а если бы ты представила, как это было на самом деле? Нет, такие демоны, как Ким, живут своей мечтой, и не более того. Кимера определенно относилась к разряду личностей, не верящих в само понятие смертности демонов Хаоса. К большинству, если говорить короче. Неосведомленному и непонимающему.

–Теперь ты видишь, – я грустно улыбнулась, зная, что в принципе лгу. Не было такой цели – разъяснить...

Не дожидаясь церемонии прощания, я направилась к лестнице. Потом передумала и мгновенно переместилась к двери собственной комнаты – все-таки догонять меня никто не стал. Если бы я шла пешком, мой вид мог бы навести на мысли...

Тот мир, который столько лет творила Эмэлинн – проигрывая вариации, тщательно отшлифовывая все стыки модели, подбирая сознания, – теперь он считался моим произведением. Только я знала, что на самом деле в последний день победы над Феникс исполнилась мечта, о которой рассказывали легенды. Мечта Эмэлинн переплюнуть Хаос...

Если бы Эмили мечтала только об этом... Но ей хотелось еще и вернуть первых, и встретить вновь Коллда, которого я отправила в Хаос, и сделать меня своей верной дочерью-оружием...

Я могла бы исполнить еще одно желание Эмэлинн. Могла бы подарить ей Хаос, как ее старым друзьям. Но он не отозвался, когда я призывала его тогда, в городе кленов...

Положив ладонь на ручку двери, я внезапно осознала, что завтра снова пойду к той двери. Пойду – просто потому, что мне хочется задать один вопрос. Или не один... И никакой гарантии на то, что я получу ответы. Хаос спит, и спать он будет, возможно, вечно. Ни в одной легенде не было сказано, что он бодрствовал, когда породил время или нас...

Он дал нам ключи к себе. Один получили первые – но в конечном итоге он оказался в руке Вечной Силы. Так было предначертано.

Второй получила я – рожденная силой номер два. Именно ключ, а не отмычка, как мне казалось раньше. Ключ, которым можно не просто открыть путь в Хаос, но и закрыть – чтобы он не пришел за тем, кому надо позволить покинуть нашу прекрасную традиционную тюрьму. Кажется, история заботится о том, чтобы осталось только одна бесповоротность. Чтобы все ключи и все пути сосредоточились в моих руках. Зачем? Против чего мне придется выйти в конце концов?

Я знала, что спрашивать рано. Даже у собственного ясновидения. Даже у камней, которые некогда советовали Аккарти. Даже у Хаоса – никто не сможет ответить.

Я переступила порог комнаты, которую коротко называла домом. И заметила деталь, которая несколько не вписывалась в окружающий меня бардак.

Деталь сидела на моем стуле и накручивала на палец наполовину светлую прядку волос (похоже, отдельным личностям эльфийской национальности было лень вернуть естественный цвет наголовной растительности, или просто нравилось ходить с отросшими корнями).

–Привет, Фини, и что это ты тут делаешь? – без пауз произнесла я, закрывая дверь. Вряд ли Финве, мой старый, так сказать, друг и обладатель худшего мужского голоса во «Вратах», решил завалить к нам просто так. У этого товарища есть свой дом, в конце концов...

–Он ко мне зашел, – немедленно ответила за эльфа Ангмарская. Я сделала круглые глаза и тихо отошла к окну. Мир, кажется, медленно сползал с катушек. Надо было срочно решать – присоединяться или нет...

За стеклом простирался аж до пацанского корпуса благоустроенный и ухоженный кое-чьими руками двор. Часть ответственных за достижение в области упорядочивания территории рук валялась, правда, возле стены, на которой сыто висели лианы. Всеядные товарищи, и не подавились даже...

Двор был пуст, как голова одной известной мне личности. Нет, не Стана – есть среди знакомых мне демонов одна любительница заливать горючими (в прямом смысле) слезами что попало... Так вот, у нее в голове точно такой же вакуум низкой плотности. Лишнее доказательство теоремы о том, что личности с фиолетовыми волосами тупее, чем личности со светлыми... То есть, обладают интеллектом уровня зомбей. Объективно выражаясь.

Итак, на доведенной до омерзительнейшего порядка территории царила пустота. Зато из окон, видимых мне, выглядывали лица, на коих ясно читалось желание что-то сделать с этой красотой. На активные действия пока никто не шел по нескольким очевидным причинам. Во-первых, было относительно светло. Во-вторых, народу не хватало смелости. В-третьих, тогда пропала бы классная идея на последний день каникул – я была уверена, что просто грустить и отпевать свободу всем надоело. Это первые лет пять не приедается, а потом уже хочется сделать что-то более масштабное.

–Мэлис, тебя можно отвлечь? – голос Ангмарской перебил мои несущественные мысли, как кувалда – стаканы.

–Без вопросов, – отозвалась я, слезая с подоконника. – Благословить по синтегийскому обычаю[ 37 ]?

–Мэл, я тебя прибью, – Сулмор и Финве отозвались в один голос. Я фыркнула.

–Серьезно, что требуется? Я и так в шоке, – хотелось развить тему, начать объяснять, что из-за одного скандала еще не стоит бросать целого Рингила, а особенно заменять его на давно знакомого эльфа с голосом, которому по пакостности не уступает только характер... Хотелось, но чувствовалось – перебор будет. Небольшой переборчик...

–Да ничего особенного, Фини тут бредит, – хейтерша отодвинула представителя гордой нации на полметра от себя. – Насчет того твоего кристалла...

–Ангмарская, ты хоть объяснила, что это разбалтывать нельзя? – сорвалось с языка... Сулмор состроила гаденькую улыбочку и ехидно сообщила, что разболтали все мои фанаты, которые бегают по корпусам и гостям... В общем, не в курсе только Стан, его навещать никому в голову не пришло, а вот к Финве в дом вломились чуть ли не на рассвете – кому-то стукнуло в голову, что в ту памятную ночь он тоже лез в окно...

–Так вот, Мэл, я тебе хотел по-дружески кое-что посоветовать, вот у принцессы спросил даже сначала, надо ли... Короче, – Фини заправил за острое ухо двухцветную прядь, – они собираются начать шмонать менталов. Твой кристалл не уникальный, фразу парольную народ знает... В общем, если притащат подделку, не спеши радоваться.

–Спасибо за информацию, – а об этом я не подумала... В общем, даже можно не спрашивать, откуда у эльфа сведения. Третий уровень – не хухры-мухры, если меня ни свет ни заря поднять, я тоже от злости могу всего гада пересканировать... Просто потому, что делать больше нечего, а по морде можно и промахнуться.

–Всегда пожалуйста, – остроухий развел руками. – Кстати о птичках, с какого перепугу ты на практике? Я и то отмазку нашел...

–Ангмарская, объясни товарищу, – меня снова заинтересовало заоконное пространство. Крайне заинтересовало. До степени «зю»...

О чем тут можно говорить? Я повелась на подставу, и за это скоро ответит лично виновная демонесса, а я сама поимела с этой подставы несколько интересных гипотез и одно безоговорочно секретное данное – в единственном числе, но очень большом. Данное практически не слишком полезное – Хаос я могла вызывать и раньше, в чем нет ровным счетом ничего сложного, а осечка в Мейплиф... иногда бывают просто осечки, наверное. Потому что ключ при мне, и неважно, материален он или нет. Действует эта зараза одинаково.

Интересно, а как выглядит на материальном плане ключ шефини? Вряд ли шефиня заходила в тот коридорчик, наверное, и сама не знает... Может, порыться в памяти первых? Там-то наверняка должна содержаться интересующая меня информация...

Только вот ровным счетом никакой уверенности в том, что обращение к чужой памяти не выйдет мне левым боком. Особенно сейчас... Ладно, у меня, в принципе, целая организация непредельщиков в подчинении, могу подкинуть в народ еще одну идею в рамках проекта «Идеал»... Пусть проверят, чем для меня чревато пребывание вблизи первозданного Хаоса. Да и тайну своим я могу слить без вопросов, наверное, – в мир не выйдет. Решено, отдамся в умелые ручки бабушки и прочих подчиненных – все-таки им я доверяю... Несмотря на все усилия отдельных хейтеров испортить наши внутрисемейные и внутриорганизационные отношения.

–И вот Мэл, как обычно, наквасилась и начала толкать речь, – так, пора отвлечься и вмешаться, а то мне репутацию слишком сильно изгадят...

–Просьба излагать без инсинуаций, – громко и четко начала я. – Во-первых, требую упомянуть тех, кто мне наливал и плакался в два голоса...

–Мэлис, ты жестокая личность, – Сулмор закатила глаза. – Жестокая и злая...

–И вот такие комплименты мне отвешивают хейтеры, – я обращалась к незаинтересованной аудитории в лице Финве. – Скоро начну себя вести в полном соответствии с общественным мнением. Общество переживет?

–Нет, – ответила на риторический вопрос Тайли. Я поморщилась, но останавливаться не стала:

–Так вот, когда я стану хейтером, тогда, Ангмарская, будешь из меня посмешище делать, если желание останется. А пока что большая просьба заняться более полезным делом... Ясновидение хоть потренируй. Буду знать, что доверять тебе должность пресс-секретаря нельзя, – я поставила на этом почти видимую точку. Сулмор, похоже, обиделась, но не всерьез. Действительно, кое-кому пора прекратить меня подкалывать всей своей второй ступенью шокинга... А то разозлюсь и начну активно забывать все доброе.

–Мэлис, слушай, – Фини встал и шагнул ко мне, – я, может, малость некстати... Ты в этом году некромантию тоже автоматом будешь или поможешь народу?

Тайлла на заднем плане фыркнула. Явно неодобрительно. Что и понятно – я положила кучу сил для того, чтобы объяснить новенькой по сути ученице правила поведения в учебном заведении. Например, безоговорочный запрет на упоминание занятий и планов на будущий учебный год до завершения каникул. Именно будущий. Нарушать правило допускалось в очень редких случаях – если вся компания была настроена на обсуждение этой темы... Соревнования и неформальная активность, а также смешные случаи и достижения прошлого под запрет не попадали – только если не было объявлено положение «свободы»... Ну, есть у нас такие заморочки, в общем. И сейчас кое-кто повел себя крайне бестактно.

–Решу на месте, – честно ответила я. Все-таки, если подумать на эту неприятную мне тему, можно было с уверенностью сказать, что я не знаю ровным счетом ничего. Ни того, какому преподу меня втюхают (за промежуток между учебными годами некроманты могли как появиться, так и уволиться нафиг, все-таки нервная профессия), ни того, что из этого сможет проистечь при возможности.

–Мэл, как демона прошу – поимей совесть, – я задумалась. Неужели народ скопом подал заявления на перевод? Ничего подобного я не слышала, хоть и не прислушивалась к слухам – в конце года у меня были свои проблемы.

–Некрофилией не страдаю, – стереотипно ответила я, не думая, что получается несколько двусмысленно. До народа оба смысла дошли одновременно, так что даже Ангмарская заржала. – Я в любом случае в другой группе буду, какая тебе разница? Ты бы еще с историей попросил помочь...

Запрет был нарушен и низведен до уровня моральных руин. В комнате немедленно поднялся спор на четыре голоса, имевший одну общую тематику: методы использования Мэлис Крэш на занятиях в целях всеобщего блага. Я участвовала чисто номинально, опровергая только откровенно нелогичные предложения. Все равно, никакой надежды на то, что удастся отмахаться от общественной нагрузки, возможной в принципе, не наблюдалось. И наблюдаться не могло. Я даже задумалась, не проконсультироваться ли мне с конкурентом Майка, товарищем с пятого курса, промышляющим разновидностью астрологии[ 38 ]... Может, и впрямь моя счастливая звезда оказалась всего лишь сверхновой, давно отгоревшей...

–Все, и только попробуй опять увильнуть! – подвел черту Финве.

–Не делай добра – не ударят в спину, – на одном из эльфийских наречий выдохнула я, надеясь слегка пристыдить остроухую заразу. Нет у меня никаких обязательств перед народом! Это народ придумал...

–Что-что ты там сказала? – поинтересовалась хейтерша. Нет, ну никаких нервов на них не хватит...

–Что на моей шее сидеть неудобно! – Величайшая я или кто? Если сейчас не потрепыхаться, кончится все весьма невесело... Конечно, помочь друзьям, или там поработать единственной мыслящей частью коллективного мозга – это я запросто... Но отказываться от возможности лишний раз прыгнуть через курс – простите, я не дура! Хоть и знаю, что иногда похожа. – Все отсидите к Контеру... Или ненароком... упадете и больно ударитесь...

–Мэл, ну, не будь человеком, – ага, да я с вашими требованиями скоро не только человеком – святой стану! Противоестественной помесью эльфа с ангелом...

–Я буду демоном, – я демонстративно размяла руки, негромко хрустнув суставами. – И отказываться от автоматов не буду. Я вам кто – Ник Лара? Что-то больше ни у кого таких заморочек не было...

–Нет, пол не тот, – резюмировала после секунды молчания Ангмарская. – Ладно, договорились... Хоть по воздействиям поможешь, а?

–По пыткам? Хорошо, согласна, – я подумала, что это мне помощь понадобится... Если я не приведу мозги и нервы в достойное демона состояние. Но не подколоть провокатора я не могла. – И лабораторки вместе делать будем. А то вдруг материала не хватит...

Фини ощутимо позеленел. Да, кое у кого с нервной системой тоже нелады... Вероятно, про содержание отдельных лабораторных догадывается. Миранда в свое время не стеснялась в красках, описывая свои мучения по сдаче внезапно выросшего хвоста. Но ей материала хватило (фотографии материала до и после работы полагалось приложить к лабораторной, а дубликаты охотно расползлись по корпусам)... А если нам действительно не хватит? Конечно, любой нормальный демон внутренне уверен в том, что преподы до такого не дойдут, но обратных примеров (биолог и кошмарник) перед глазами наблюдается известное количество... И если биолог возьмет-таки пример с кошмарника, получится весело...

–Нет, лабораторки без меня, – пролепетало недавно гордое создание, обретая все больше сходства с увековеченными в моей религии маленькими зелеными человечками... точнее, уже серыми. В крапинку. – Я освобождение почти сделал...

–Ну, это на случай, если не сделаешь, – добила собеседника я, многозначительно подмигивая живой копии одной из религиозно-символьных конструкций. – Все, народ, я совесть поимела, теперь ваша очередь...

–Однако, групповое изнасилование, – подала голос внимательно слушавшая Талька. Я оглянулась и осознала, что часть мысли до девушки не дошла.

–Мы – группа потерпевших, – пояснила я для отдельных непонимающих. – Финве, ты еще что-нибудь сказать хочешь?

–Мне плохо, – выдавил из себя эльф и бросился к выходу. Хорошо еще, что не в окно – мало ли что там у нас теперь под стенкой... Краем глаза я увидела, как Сулмор прячет за спину достопамятные фотографии авторства Миранды. Да, хоть какая-то память осталась...

–Извини, – почти побуквенно произнесла хейтерша. – Действительно, палку перегнули... Но не могу ж я при посторонних...

–Ты права, – я не слишком картинным жестом обхватила руками голову. – Народ, ну как вы без меня жить будете?

–Мэл, а ты догадайся, почему мы тебя из всякого такого вытаскиваем, – принцесса явно вспомнила о своей второй ступени. – Не можем, и все тут...

–Все во имя демонов, все на благо демонов, и мы даже знаем их поименно, – вспомнила я афоризм из некогда любимой книжки-цитатника.

–Кстати да, великая сила налагает великую ответственность, – попыталась парировать Талька. Интересно, она в «цветнике» это изречение подцепила? Когда создатели за работой анекдоты травили?

–Снимает ответственность, а не налагает, – не удержалась и подправила я. – Если сила беспредельна... Понимаешь, Тайли, отдельные правила для нас не писаны... И вообще – кто мы такие, чтобы с такими возможностями, да отвечать перед собой?

–Темные, – ответ какой-то аналитический. В смысле, верный, но бесполезный.

–Темные, это да... Но у меня пока должность не соответствует уровню силы. Думаешь, Дестра, когда была ученицей, за себя отвечала? – на все возражения у меня есть неплохой козырь в черепной коробке... Сведения насчет Дестры в примерно моем возрасте.

–Контер ее знает! – искренне выругалась Тайлла Даан. Она же Зло Совершенное.

–Самый дорогим клянусь, – плакатом с Вечной, который хрен отколупаешь от потолка, – что не отвечала. И нам отвечать рано. Вот и все...

–Мэлис права в корне, – комментирует Сулмор, на что я незамедлительно реагирую:

–А ветки еще не выросли. И вообще, поздно уже для философских разговоров... В такое время, – я не забыла ткнуть пальцем в часы, – только учиться не поздно, то есть не рано.

На это у народа слов не нашлось. Действительно, за спорами пролетел день и вечер... Даже за окном уже стемнело. Снизу послышались чьи-то оправдывающиеся вопли – похоже, зеленый эльф напоролся на бдительную воспитательницу с определенным клином в мозгах... Блин, забыла я финика навести на мысль о том, что Тальку можно не только в качестве сторонника при спорах использовать... Ну и ладно, у него вообще с девчонками как-то не очень клеится, вдруг бы обиделся... Да и время на такие планы еще будет. В процессе учебы.

А завтра снова на практику. И послезавтра... Интересно, до чего я допрыгаюсь, строго соблюдая секретность? Девчонки, и так вижу, в полной норме. А вот я... Контер меня знает. С женой вместе. Впрочем, это все, как говорится, дело ближайшего будущего. Придет – разберемся. Не придет – объявим благодарность. Себе. За предотвращение... Приятных снов...

ЧАСТЬ 2. ОСЕННИЕ РЕЦИДИВЫ

Вместе со мной (в который раз совпадаем, товарищи!) проснулось желание пообрывать уши и прочие выступающие части тела тем личностям неустановленного пола, которые у нас любят с погодной магией играться. Им весело, а кое-кто мою кровать под окно переставил! И закрыть его забыл... Конечно, снега в начале учебного года даже у специалистов не допросишься, а вот дождик – запросто...

Выкручивая волосы, я вполголоса ругалась по нескольким направлениям. Последовательно, в обратном хронологическом порядке – то есть вначале в адрес негодников-погодников, синоптиков недоделанных, затем в сторону Ангмарской и Тайллы – инициаторов и идеологов позавчерашней перестановки, из-за которой у нас в комнате полетело очень многое, а удовольствие получила только хейтерша...

Я кровать и прочую мебель, кстати говоря, таскать отказалась. Сказала, что это вообще заговор против меня лично, и пусть они лучше пространственно стенки переставят, если кому-то не хочется жить в проходной части комнаты... В общем говоря, позавчера наша комната напоминала собой то ли руины, то ли натуральное изображение декораций к фильму-катастрофе. Посреди бардака сидела я на столе (или иногда на шкафу) и смотрела, как девчонки руководят халявной рабсилой. В качестве рабсилы выступали те из моих фанатов, кто безнадежно опоздал с подделкой...

Кстати говоря, оригинал так и не обнаружился. Даже при перестановке... Первый находчивый товарищ получил-таки ценный тапок в качестве награды, всех остальных оказалось столько, что у девчонок не выдержали нервы. И орда моих поклонников была задействована в строго разрушительных целях... Но с идеей созидания.

Идея принадлежала, кстати, все-таки Тальке. А жалоба на «проходность» трети комнаты – Сулмор. Я в демонократическом голосовании пролетела, как лист ДСП с крыши, поэтому плюнула на все, заняла стратегически высокую позицию и уже с этой точки (точнее, точек – время от времени меня сгоняли, а еще чаще – переставляли вместе с мебелью) наблюдала за разгромом. Не имея даже совещательного голоса...

Но сокрушающий удар по некрасивому поведению соседок и подруг я все же нанесла. Под конец. Развернув потолок так, чтобы плакат остался на месте... Затем я нагло перевесила все свои достижения в области лозунговышивания и работы Элки, а под конец поставила алтарный шкаф впритык к излому измерений – там, где получилась неаккуратная ступенька. Теперь у меня была перегородка... А вообще моя часть комнаты изменилась не сильно – отхряпанный сопредельным Ангмаром кусок пространства я восполнила за счет еще одного наезда на измерения. Теперь мы жили в сущем кошмаре архитектора, который нам с Сулмор, если честно, напоминал о первых годах во «Вратах», когда мы еще не учились, а просто числились на балансе... Все-таки изначально наше учебное заведение выглядело немного иначе – здание было одно, построенное в стиле «цитадель зла, тьмы и прочей бяки», потом креативно мыслящие ученики повели борьбу за преобразование окружающей среды, и в результате долгих трансформаций получилось то, что имело место сейчас – незыблемые на вид три корпуса (две общаги и административный) и один сарай, он же склад материала. Мораль сей истории проста, как валенок – сознание определяет бытие. А если сознание не хочет быть в традиционно решенных стенах, то оно из этих стен сделает то, что захочет. Так, что останется только художественная роспись...

Я встряхнула головой, прогоняя просочившийся из памяти Миры обрывок воспоминаний. Разлетелись брызги. Все-таки я временами сплю, как бревно – меня минут двадцать минимум поливало...

Чужие воспоминания после работы в архиве приводили к нехорошим последствиям от одного прикосновения. Я все-таки добралась до бабули, чтобы точно выяснить, сколько мне еще страдать... Ответ ожидался сегодня, примерно после занятий...

Да, сегодня должен был поиметь место день проведения тождественной линейки, после коей старшекурсникам предстояло помучиться над доблестным стартом... Надкусывание очередной глыбы гранита, помеченной знаком следующего курса – дело серьезное. И народ отнесся к проблеме соответственно – вчера корпуса гудели по полной программе. Такое впечатление, что хоронили не каникулы, а Вечную лично...

А вот мы малость оторвались от коллектива. В смысле, поставили печальную музыку, открыли окно (еще бы вспомнить, кто это сделал...) и скромно выпили за все, что было. В первую очередь – за окончание практики. Благо это отметить стоило – мы все же смогли вынести из архива кое-что ценное, пригодное для обмена на информацию и интересные артефакты. Плюс к тому – получили официальную благодарность за прекрасно сделанную работу, над которой ржали полчаса, немного нарушая настрой похоронного дня.

Вообще девчонкам в архиве понравилось, особенно Тальке, которую мы с Ангмарской на пару пристрастили к историческим извращениям... Сулмор этим нетрадиционным увлечением заразилась от своего общего мага, и на нее временами так накатывает, что я отдыхаю... В сторонке.

Короче говоря, пострадала только я... Мира ко мне больше не приходила, но выяснилось, что бывают вещи похуже. Например – тяжелые сны о реальных событиях. Причем событиях прошлого, а не будущего, что мне обычно снилось. Прошлое это принадлежало то первым, то временам правления различных шефов, один раз мне вообще снилась постройка Департамента... Проснувшись, я не могла выбросить из головы давным-давно рассказанный анекдот о толковых призванных, понадобившихся для перестановки реальности. Их действительно двигали – событийное пространство не было изначально таким уж безразмерным, а смешивать будущий Департамент с еще не начавшими нормально развиваться реальностями первые не хотели. Сон приснился мне, думаю, потому, что я лазила в память для проверки каких-то данных из бесценной старой папки. Иногда настойчивость не лучшим образом сказывается на здоровье...

Я взглянула на часы. Было очень рано – пара часов до линейки... Если бы не дождь, я провела бы их во сне – в нормальном сне, конечно... Вот сволочи... Я задумалась над тем, как отомстить отдельным личностям, но способы мести что-то не придумывались. Кажется, мое сердце срочно нуждается в отвердении, выражаясь поэтически... Мои подруги мне подлянку могут подстроить без нравственных и моральных проблем, а я...

К счастью, мне не нужно было сейчас согласовывать с Морвен детали торжественного взрыва, который планировался на ближайшее время. Все получилось обговорить в подробностях еще до перестановки – в узком круг неограниченных лиц, состоящем из меня, Морвен, Стере (эта личность собиралась стать козой отпущения, благо набрала достаточно заслуг. Я не возражала – главное, не на меня все свалят, а остальное несущественно) и великолепного Лэптопа. Специалист, поминутно приглаживая свободной рукой темно-фиолетовый хайр, объяснил нам все на уровне первого курса, так что поняли даже обе активные. Впрочем, та же Стере – не до такой степени, чтобы оказаться на дознании доказанным инициатором.

Взрывное устройство, которое мы хотели использовать, представляло собой интересный сплав магии и высокой технологии. Обнаружить его до взрыва было нельзя, и достаточно было просто указать на пульте координаты, чтобы аккуратная бомбочка просочилась куда надо – сквозь любую материальную или энергетическую преграду. Пульт торжественно вручили Стере, дублирующие разобрали Морвен и Ньярли, последний взяла я. Дубли были нужны на всякий случай – вдруг актив седьмого курса забудет или передумает... Наши пульты исчезли бы после взрыва, об этом позаботился тот же Лэптоп, благо головастым парень был не в меру. Я даже решила, что ошиблась насчет фиолетовых волос... Хотя это, конечно же, в любом случае суеверие. Как и то, что темноволосых считают энергичными мрачными личностями, а рыжих – вспыльчивыми и шкодливыми... Я – живое опровержение, так как жизнерадостна, ленива, доброжелательна... И в плену у собственной совести, коматозницы со стажем, равным моей продолжительности жизни.

Я встала и подошла к стулу, оказавшемуся на аннексированной Ангмарской территории. Несмотря на территориальную принадлежность, занят он был преимущественно моей одеждой... По крайней мере, лежавшая сверху самая новая майка работы Айлана (с жизнеутверждающей фразой «Black candles burning announce my come back[ 39 ]», взятой из текста одной песни, прозвучавшей во время прошлоучебногоднего выступления) принадлежала мне... И мало ли кто ее там два раза надевал! Надо делиться, это даже амебы знают...

Кстати об амебах и близких им интеллектуально (по всеобщему мнению) личностях. Сегодня я должна была увидеть Стана... На мой взгляд, оставленный мной поддельный кристалл ничем не отличался от настоящего – проблем с обращением у меня не возникало, подзаряжающее растение не протестовало, – но я не знала, как может отреагировать сам ментал, если все-таки поймет, что случилось.

В конце концов, он подарил мне кристалл в качестве символа особого отношения... И в конце прошлого года я наконец-то признала, что Стан достоин места в непосредственной близости от меня лично. Признала – потому что ментал мне немножко нравился, нужно было отделаться от Ника, и вообще – неприлично общаться с одними девчонками. Мне уже одиннадцать лет...

Не то чтобы я до того не влюблялась – такие события синтегистов стороной не обходят. Во-первых, я люблю своих аватаров, каждого в отдельности и всех вместе, но у меня пока что нет места, где я могла бы поселить их вещественные реальностные воплощения. Да и не приемлют аватары такого обращения, говорят...

Те демоны, которые не понимают сути нашей религии (наиболее распространенной), не считают любовь к аватару настоящей. Типа, не мешает она находить себе близких – так она и не должна! Если объект поклонения требует обожать и почитать его не наравне с реальными знакомыми, друзьями и прочими ближними, а сильнее – значит, что-то не так или с объектом, или с поклоняющимся. Это вторая и более весомая причина того, что встречаться с реальными аватарами, лелея понятные цели, не рекомендуется. Хотя бы потому, что реальный аватар сильно уступает своему собирательно-идеальному образу (правда, аватары не идеальны сами по себе). Так что, короче говоря, я в этом вопросе стою на твердой позиции – аватара любят издалека. Даже если этот аватар – не собирательный образ, а реальный демон...

Я вспомнила, конечно же, о Рианоне. В старшего брата своего единоверца Энвина я влюбилась по собственной дурости, но успела справиться с этой проблемой, переведя товарища в ранг собственного аватара. К счастью, Ри не втрескался в меня – у него была на примете девушка, и, вероятно, никуда не делся строгий моральный облик. Ведь Рианон видел меня в возрастной иллюзии без рассеивающего щита, а еще – попал под действие моего голоса...

Впрочем, что вспоминать о демоне, который мне обязан не только святостью, но и репутацией? А также, к слову говоря, возможностью вести нормальную жизнь – насколько я знаю, Рианон сейчас работает в какой-то нормальной универсальной команде, живет с Величайшей Ресс Стайн... Мечта, особенно для недавней жертвы интриг, перед которой два года назад стояла лишь перспектива застрять в песочнице, если вообще не уйти в аналитичку...

А если не касаться этого парня, то кто еще остается? Нагло клеившийся ко мне Рингил (на самом деле не очень и нагло для себя... но этот естественно полигамный демон и впрямь не нашел иной цели для применения своих внезапно прорезавшихся Контеровых способностей, пришлось долго разбираться и расставлять акценты – это было прошлым, то есть позапрошлым летом, когда мы тоже торчали в реальности хейтеров... Но в тот раз меня лично Ангмарская подбила на то, чтобы присоединиться к ненавидящим, кстати, в этом году я поступила умнее... И о проделках Рингила Сулмор от меня не узнала, а больше узнавать было не от кого. Гарем «знаменателей» идейного самоубийцы распался с моей посильной помощью, а сам пострадавший всего лишь решил взять с меня клятву не умирать – и то не вышло... Я вежливо отказалась) или Ник Лара, не к ночи будь помянут? Впрочем, если к Рингилу у меня почти прорезалось ответное чувство (грубо прибитое уважением к подруге), то Ник – целиком и полностью на совести Миры. В хронологическом порядке, конечно, он стоит раньше, но я – не в той степени своя вторая личность, чтобы наследовать ее движимое имущество. Особенно если это имущество – мой смертельный враг (обвинивший меня в своем уходе в Дельту) и просто редкая сволочь.

Еще, конечно, был Контер, вероятный предок и не меньшая сволочь в историческом масштабе... Его я, к стыду своему, вполне могла полюбить по-настоящему, да еще и не нашла лучшего способа борьбы с неродственным отношением, кроме установки на сознании... Так что косвенная причина моих чувств к Рианону, как и Мириных – к Нику, – именно рыжая зараза. Рингил, затесавшийся в установку, мое сердце так до конца и не покорил – несмотря на то, что два лета назад еще не успел стать личностью, минимально ненавидимой Сулмор.

А больше никого и не было... Но для одиннадцати лет вполне достаточно и этого, чтобы не считать себя отсталой... И можно не вспоминать реальностников (пока что в единственном числе, один увековечен со мной на одном полотне и вообще с натяжкой относится к сомнительному пантеону десятой ветки), а также Марра Лиетту, он же Лост, он же в высшей степени привлекательная личность... К сожалению, мне совершено не пара. Даже когда я стану взрослой. Не стоит мечтать о золотых мальчиках на черных единорогах... Или об искусственных истинных, которые для любви еще не созрели... а если кого и любят, так исключительно Вечную. Платонически и издалека.

Кстати о любви к Вечной, каковая у нас равноценна любви к Родине... Я все-таки этернистка, а от Миры мне в наследство досталась параноидальная подозрительность к шефине. Вопрос этот я мусолила пару дней, и пришла к выводу, что шефиню мне подозревать конкретно не в чем... но рекомендации, составленные на пару с Сулмор, выполнять надо. И этернизм пока что отложить в сторону. Равно как и сто сорок восьмую ветвь синтегизма. Вряд ли кому-то может помочь вера в того, кому этот кто-то, я то есть, не доверяет. Отдача получится нулевая, если не отрицательная.

Так что с религиозными проблемами я, можно считать, разобралась. Теперь осталось только разгрести личные... Контер его знает, как Стан отреагирует на мое предложение инсценировать размолвку... Ментал всегда любил подчеркивать, что хочет быть защитником, а не объектом защиты – может, надавить на эту точку? Если после линейки пересечься еще получится, а то нас любят с разбегу макать в бурную учебную и общественную жизнь...

Кстати про общественное... Стан в этом году не вернулся заранее, чтобы зарегистрировать группу – наверное, решил, что одного успеха достаточно. И так их запомнили по полной программе... Морвен же подумала и решила повторить достижение, а Ангмарская не отказалась – ей явно понравилось народное внимание... Я всегда знала, что хейтерша она нетипичная. Правда, после того, как принцесса согласилась, она долго инструктировала Тальку насчет присмотра за беспокойной мной...

Ну, да ладно. С телохранителями мне нужно смиряться, как с неизбежным злом. Совершенным для разнообразия, но это ничего не значит. Тем более что Тайлла мне предана куда сильнее, чем Вечной... а перед Крэш не отчитывается вовсе. За исключением экстремальных моментов, но когда речь идет об остоконтеревшем мне экстриме, мне лично все равно, кто там на моей стороне, а кто – нет. Чаще всего получается неоднозначно, и плюсы с минусами, расставленные срочно и для удобства, потом весьма красноречиво отваливаются как с тел поверженных, так и с идеалов, за кои велась борьба...

Проклятые обтекаемые формулировочки первых, не менее обтекаемо переведенные сволочью Лайтином! Что, если речь шла о чем-то другом? Да, конечно, о том, что я надоевшего ухажера в Хаос отправлю, а потом по коллективной просьбе его семьи буду выуживать оттуда... Или что я с той же вероятностью пошлю в секретное отделение архива Ника Лару – а потом меня замучает кошмарами Мира! Над последним предположением я рассмеялась – толика правды в нем была, навряд ли первые нас с ней разделяли, но до такой степени раздражения эта зараза меня еще не доводила. Проще натолкнуть гада на мысль об очередном самоубийстве – почему-то он до сих пор не решился – и дождаться, пока вместе с ним на неопределенный срок упокоятся в фанерном гробу мои неприязненные чувства. Демоническое милосердие высокого ранга, так сказать...

Одернув майку, я покинула здание родной общаги при помощи банальной телепортации. Не хотелось тащиться до административного корпуса под щитом-зонтиком, напарываться на лишних знакомых и решать сваливающиеся на голову проблемы – там их и так целый Департамент по высоте набрался, если прикинуть...

В зале было совершенно пустынно. Кажется, впервые я оказалась на этой территории в единственном числе... Оно и понятно – если так рано приходить, иного и не будет... На всякий случай я наложила на без того различимую только мной бомбу еще один щит (не нужно недооценивать отдельных Кобр, которые на километр в землю видят). Подняла с пола забытую кем-то фишку с голубовато-зеленым драконом. Восстановила полустертую надпись на стене, оказавшуюся хитро завернутым многокомпонентным то ли ругательством, то ли заклинанием – во всяком случае, я могла бы подобрать ему теоретически возможный результат...

–Мэлис, – голос прозвучал из-за ближайшей колонны. А затем показался и его владелец – слегка улыбающийся ментал... Как большинство своих соотечественников – стройный до хрупкости, зеленоглазый, темноволосый и крайне привлекательный в сумме. Вероятно, линейки ради Стан нарядился в национальный костюм – белые джинсы и белый пиджак с красной окантовкой. Во всяком случае, я менталов в таких костюмах видела только в учебных фильмах. Обычно они носили то же, что и остальные демоны...

–Привет, Стан, – я постаралась не выдать голосом ничего лишнего. Не с ходу же начинать разговор... Хоть здесь сейчас и нет свидетелей, да и вряд ли скоро появятся... Нет, все равно рано. – Почему вчера не пришел на проводы? Я ждала...

–Мэл, не надо врать, – ментал вздохнул. – Не ждала, а просто пережила бы, если бы я пришел. Это немного разные вещи.

–Как знаешь, – я уставилась на покрывавшие правую руку белые шрамы. Наверное, стоило искупать кожу в вихре Хаоса, стереть «украшение» – которое напоминало отнюдь не о героизме, но о том, как меня подловили...

–Мэл, а зачем ты сегодня в таком? – Стан указал на майку. Я пожала плечами:

–Тождественное мероприятие, грех не выпендриться... Вот и ты тоже...

–Я не выпендриваюсь, – ментал посмотрел на себя в колонное зеркало и фыркнул. – Просто все остальное сестра во дворе закопала... Осталось только это и вот майка еще, – Стан распахнул пиджак и продемонстрировал майку с эквалайзером. С работающим...

–А сотворить лениво было? – я подумала, как встроенное украшение отреагирует на речь директрисы... А уж на взрыв...

–Времени не было... Блин, она еще и часы переставила! – похоже, до моего недалекого защитника дошло, что явился он сильно заранее...

–Понимаю, трехлетний демоненок – это стихийное бедствие в миниатюре, – цитата, если честно, принадлежала моим воспитателям... И было у цитаты продолжение, «...что на масштабе результата не отражается»... Но Эвил, младшая сестренка Стана, была настроена с малых лет догонять и перегонять лидеров. Пока что страдали от избиения их рекордов лидеры в области разрушений, западлостроения, а также раннего развития... За время тесного общения с менталом я узнала о мелком вредителе достаточно, чтобы в будущем повременить с заведением детей. В конце концов, дурно воспитанные чокамы – и то подобного не творят...

–Мэл, только ты меня и понимаешь... У большинства если и есть братья-сестры, так исключительно старшие, – есть такое бедствие... Большинству еще не исполнилось пятнадцати, так что их родители еще думают насчет продления периода отдыха... Говорят, в «Пути» ситуация обратная, так светлые давно пытаются хоть в области демографии революцию сделать... а получается, как всегда, через пень-колоду.

–У меня вообще родственников нет, – а вот у Ангмарской вполне могло завестись что-то младшее, если бы я не успела помочь Лосту... Но к делу это не относится. – И не надо, если Хаос позволит. Ладно, Стан, ты так и останешься или тебе что-нибудь сотворить на скорую руку?

–Обойдусь... Для линейки сойдет, – ментал нахмурился. – И не надо обо мне заботиться. Я и сам могу за себя все сделать...

Только вот делать будешь на реверсе, чтобы получилось сильнее, и получишь икс знает что... Конечно, я не позволила себе произнести крамолу вслух, но под защитой мысленного щита думать правду никто не запрещает. Стан, как и большинство менталов, потенциально способен на немногое. В основном на действия, требующие много энергии, то есть самые простые... Все технологии, направленные на энергосбережение, долгое время ему не поддавались, пока наконец товарищ не открыл для себя могущество реверса. Делать нечто прямо противоположное необходимому и однозначному ритуалу, направляя силу в обратном же направлении, на самом деле очень сложно, и вначале результаты работы Стана отличались редкой непредсказуемостью и катастрофичностью. Вследствие чего к менталу прилипла характеристика «непрошибаемый идиот с умственными способностями амебы» (у характеристики были и другие причины – например, предметами чисто интеллектуальными Стан откровенно манкировал, приводя учителей в шок... и пренебрежение это так никуда и не делось). С однокурсниками ментал своими теориями не делился, даже когда начал все же успевать по программе и даже был пару раз послан на соревнования – светлых пугать. По сути, раскрывался Стан только передо мной... Но и я не полностью понимала, зачем до такой степени пренебрегать некоторыми очевидными общественными установками – например, Стан одно время не скрывал своей симпатии к делу жизни Ника Лары, хоть защитником прав людей так и не стал... Я решила, что это из-за нелюбви к историку (взаимной), истинному шовинисту и практически расисту недоделанному, но настоящая причина могла оказаться совсем другой. Ментал был весьма загадочной личностью, с моей точки зрения... Остальные же считали, что с таинственностью он явно переборщил. В настоящее время никого просто уже не интересовало, что на самом деле представляет из себя и собой Стан Картер, всем хватало его краткого нелестного описания...

В прошлом году ментал неожиданно вырвался в звезды, и надо сказать, что реакцию «этот кретин еще и поет!» произошедшее вызвало не у всех. Были те, кто за нас порадовался – причем искренне... Но авторов выражения «Наша звездная пара», украсившего наш парный портрет, мы так и не нашли – вероятно, связанный с вопросом народ скрывался потому, что их искала еще и разъяренная Рейзо... За подпись к скромной фотографии себя с «Золотым гремлином» в руках («Приз слева, призер справа[ 40 ]»). Я в принципе подозревала, что стихийная стенгазета – дело лапок активного пассива, но своих без причины не подставляют... Поэтому тайна осталась тайной.

Звездность ко мне приклеилась за дело – все-таки после Миранды ярлык этот никто сильнее не заслужил... Да и Стан себя показал наилучшим образом. И, короче говоря, на правду грех обижаться, особенно на лестную. Парой мы действительно были... Хоть и нетипичной.

–Извини, я никак не могу привыкнуть, – нетипичность заключалась в том, что представитель слабого от природы пола, то есть Стан, не поддерживал общепринятую традицию, требовавшую от парней подчиниться своей природе и не лезть в доминирующие особи. Вообще-то мне это в нем нравилось, или, точнее говоря, привлекало – как привлекает любая редкость. Но иногда ментал перегибал палку. – Кстати, тебе идет и так...

–Правда? – недоверчиво уточнил Стан. Я кивнула. – Тебе, вообще-то, тоже идет... Но ты в типаж не совсем вписываешься.

На меня немедленно вывалили описание героини, к которой относились украшавшие майку слова. Героиню в представлении играла Ангмарская, и я бы сказала, что играть ей все же пришлось. Сулмор – не настолько злобно-извращенное существо, как рожденная фантазией оригинального автора личность (кстати о птичках, где-то ведь такие есть, ведь все реально)...

–Ну почему не вписываюсь? – я решила немного возразить. – Если бы мне такая роль в будущем на задании досталась, я бы сыграла...

Только мне пришлось бы для этого дошлифовать установку насчет возможности причинения беспричинного вреда... А то, сколько ни пытаюсь сделать себя равнодушной к чужим страданиям, все равно получается через пень-колоду. Надеюсь, что с возрастом вспышки милосердия к кому попало пройдут, а то когда-нибудь засекут меня за благодеяниями не в тот адрес...

–Думаю, тьма моя, ты права, – я почувствовала, что у меня краснеют уши. Таким образом Стан меня называл нечасто, но искренне. А я ему тем же ответить не могла, язык не поворачивался...

Ответить я не успела – нагревшиеся слуховые органы уловили какой-то шелест. Я резко обернулась и увидела демона, которого хотела лицезреть исключительно в посмертной таре из фанеры и в белых тапочках...

Ник Лара даже не пытался закрыться полем невидимости. Он просто стоял и изображал аллегорическое воплощение мировой скорби. Если бы борец за чужие права был человеком, я бы его пожалела, наверное... Или если бы он не был моим личным отрицательным символом...

Я возмущенно фыркнула и повернулась к Стану:

–По-моему, здесь мы наедине больше не останемся... Какого Контера эта дрянь опять за нами таскается?

Я искренне надеялась, что у Лары хватит мозгов не нести чушь. В смысле, не распространяться о своей любви к Мире, которую эта зараза перенесла на меня (но я ни в чем не виновата, я просто исполняла кое-чью посмертную волю!)...

Ник уже раз пробовал влезть между мной и менталом (чисто поговорить), но в тот раз нашлась некая тривиальная причина, позволившая Стану послать это явление, не выслушав. Не то чтобы я считала, что хоть кто-то в здравом уме поверит Нику Ларе... Но рисковать не стоило, наверное.

–Не знаю, но я бы за такую назойливость убил для профилактики, – в серо-зеленых глазах ментала сверкнули красные искры. – Мэл, позволишь?

–Поздно, – со вздохом заключила я. Ник успел куда-то перенестись. Может, он ничего и не собирался говорить, просто занимался самоистязанием... Мазохизм – благородное дело...

Только не надо думать, что мы остались наедине. В зал горохом посыпался мелкий народ, в смысле младшекурсники. По углам и подоконникам немедленно рассредоточились товарищи с фишками и картами, намеренные поддержать свою личную традицию...

Курсы старше пятого проявились чуть позже, в похмельной толпе мы выделялись не меньше, чем в гуще малявок... Но все равно разница была. Мы со Станом заняли место, определенное для семикурсников. Рядом со мной довольно-таки быстро нарисовались Ангмарская и Тайлла. Проснулись все же...

–Мэлис, ты считаешь, что тебе идет эта майка? – немедленно наехала на меня Сулмор. И напоролась на неожиданное противодействие.

–Так я считаю, – твердо сообщил хейтерше ментал. – Правда, Мэл?

–Правда, – реакция Ангмарской меня удивила. Принцесса отвернулась. Молча. Вероятно, хотела спровоцировать меня на продолжение банкета, но меня отвлекли.

–Удачно стали, – возбужденно зашептала мне в ухо незаметно подкравшаяся Стере. – Ну все, она у нас попрыгает...

Мне хотелось уточнить, что с такой конструкцией и взрывной силой речь будет идти скорее о полете, или вообще вертикальном старте... С выходом на орбиту. Ньярли постарался на славу...

А мы действительно всем курсом встали удачно – ближе нас к стартовой площадке никого не будет, не считая администрации. Ну, это если Перли не решит встать на другое место, но я не уверена, что у этой личности есть зачатки ясновидения. Правда, у ее сына этот дар был, хоть и не слишком развитый... Наверное, от отца передалось.

Я осмотрелась, чтобы оценить, сколько народа уже собралось. И увидела в задних рядах семи- и восьмикурсников двух гадин, которых с радостью запустила бы вместе с Перли поближе к луне. В смысле, Ника и Люка... К сожалению, сейчас эти уроды имели полное право стоять среди своих однокурсников, хоть народ от них и сторонился. Все-таки хорошо ученики «Врат истинной Тьмы» разбираются в демонах...

В центре сектора восьмого курса победно цвело нечто синее. Кто посоветовал Рейзо соорудить такую прическу, я даже не пробовала догадаться. Но напоминала менталка теперь жертву моих экспериментов с зеленой магией. Не спорю, засыпанный блестками цветок выглядел оригинально и броско, только вот у нас все-таки сейчас не времена Омеги...

Я поспешно запаковала хвост чужих воспоминаний поглубже. Мне сейчас только осложнений не хватало... с моей-то привычкой спать на занятиях...

Так, у меня в глазах двоится или просто глюки пришли поздороваться? К счастью, на самом деле имело место нечто третье. В смысле, второй блестящий «цветок» (только черной окраски) произрастал на голове Дагмы. Восьмой курс стоял на пороге эпидемии... Интересно, из какой реальности к нам занесли эту ненормальную моду? Не дай Хаос, расползется по учебному заведению, придется и мне с тигровой лилией вместо привычной швабры на голове ходить...

Для успокоения нервной системы я решила посмотреть на младшие курсы, уже начавшие группироваться в кучки, но на пути взгляда попалось нечто совершенно потрясающее. Рогатая Кобра все же решила отделаться от первой части клички... А наша школа все-таки скоро рискует превратиться в заповедник парикмахерской флористики, если наша злобная воспитательница вытащила идею из того журнала, который был ее неизменным советчиком в области стиля. «Дарк Имидж» у нас читают не только преподаватели и прочая администрация, но и старшие курсы...

Может, и мне уже пора начать следить за собой, все-таки седьмой курс, а не первый... Да нет, рановато. Хотя мне всегда будет рановато, абсолютная привлекательность скоро должна прорезаться на полную катушку, а этот ореол будет посильней любых ухищрений.

Кобра поправила занявший место привычных рогов полураспустившийся бутон шоколадного цвета, скользнула взглядом по полу (я вздрогнула, хоть и знала, что мое защитное поле она не увидит) и заняла свое место среди воспитателей. Из воздуха вывинтился Змей, отодвигая слишком близко придвинувшихся к обновленной змейше коллег.

На самом деле появлялся народ очень быстро, и поговорить толком не получилось бы – так, анекдот рассказать, разве что. И появление будущей звезды линейки я в общем копошении вполне могла проморгать, если бы меня не схватила за руку Стере.

–Слава Хаосу, идет куда надо, – радостно выдохнула активистка. – Двигать не понадобится...

Перли развернулась лицом к шепчущейся аудитории, одернула пиджак и протянула микрофон директрисе. Ну, это вообще можно было атомной бомбой подрывать, при желании, только желания пока что нет. Изо всех бесконечно сволочных личностей наша кошмарная сеятельница разумного и вечного – самая безобидная. И справедливая по большей части. Если ее не вводят в заблуждение. Ну, понадеемся, что она хорошо отдохнула...

Директриса взяла орудие словесного труда с некоторой опаской. Я заметила на хвосте колпачок защитного поля... Да, администрация у нас вообще пуганая, а уж в последние годы...

Воздух рядом со мной чуть дрогнул. Обладатели дара ясновидения уже выяснили о взрыве и решили прикрыть оболочки, а умные товарищи быстро взяли с них пример. Я подумала, что народ дергается зря. Все-таки мы рассчитали силу и направление до десятого знака после запятой – даже до первого ряда ничего круче незначительной тепловой волны и вспышки не дойдет. Лэптоп зуб давал за результат...

Директриса скороговоркой, по прошлогодней привычке оглядываясь на колонки, донесла до наших ушей имена будущих выпускников, среди которых мне было знакомо лишь имя Сериами. Неужели он уже все предметы успел пройти? Гений, однозначный гений, хотя у нас пока что рекорд – пятнадцать лет... Непревзойденный рекорд, если точнее. И недоступный для превосхождения. Ни один демон не сможет быстрее овладеть даже минимальным набором наук, предлагаемых для изучения во «Вратах», если только не изменит собственную натуру до неузнаваемости. Но мухлеж не считается.

За перечислением покидающих нас личностей последовало поздравление с началом учебного года. Рука Стере на моем запястье сжалась, и в тот же момент я нажала кнопку пульта, немедленно испарившегося в моих руках. Ну, если это не отучит администрацию поздравлять с тем, с чем нормальные демоны соболезнуют, я даже не знаю, что поможет...

Додумать я не успела. Появилась совершенно другая тема для мыслей – а именно, сколько зубов выбить у Ньярли, Хаоса Ползучего? Только сначала надо бы встать с пола, скинув лежащий на мне груз в сторону...

Груз оказался ценным и официально любимым. В смысле, Стан рискнул здоровьем, хотя мог обойтись полем... да нет, правильно, что не поставил защиту. От его произведений добра ждать наивно и глупо. Защитное поле работы Стана может не только ласково придушить, но и по ближайшей плоскости размазать...

–Благодарю, – сообщила я в ухо менталу, благо оно, ухо, находилось в паре сантиметров от моих губ. Ну вот, и выпала демону возможность защитить лично меня... Теперь будет долго ходить и гордиться собой...

–Да не стоит, – Стан немедленно сполз с меня и помог мне подняться на ноги. Да уж, красиво вышло, ничего не скажешь... Какие-то миллиметры фундамента мы не так рассчитали – в результате зал завален осколками полового покрытия, на потолке появилось произведение искусства в виде интересной дыры, в точности повторяющей очертания директорской замши... Старт все же состоялся, за это можно выносить благодарность, а пенделя в качестве ответной реакции заслуживает образовавшийся у меня на затылке синяк. То есть, автор этого повреждения. Похоже, кто-то слишком рьяно меня спасал, а я не сразу почувствовала...

–Действительно не стоит, – я демонстративно почесала образованную шишку. – Ты меня так угробишь когда-нибудь...

То, что взрыв организовала я сама, к ситуации не имело ни малейшего отношения. А мне, похоже, стоило перестать отсыпаться на техноартефактах. На будущее. Ибо не хочется, чтобы в графе «причина смерти», введенной специально для меня в отчетных документах, когда-нибудь написали «просчеты в расчетах»...

Шок с народа слетел быстрее, чем с администрации. Директрисина третья челюсть все еще лежала на осколках напольного мрамора, а озаботившийся прикрыться щитами народ уже забухтел на тему того, что пора бы отпустить всех на занятия. Потому как катаклизмы катаклизмами, а время никто не замедлял...

Я взглянула на ментала, чтобы оценить его отношение к моим словам, и увидела, что его костюм проще выбросить, чем восстанавливать. Особенно майку... Хотя ладно, с такой авангардной кляксой она еще смотрится, а вот то, что выше... Заглянув за спину спасителя, я окончательно в этом удостоверилась.

–У тебя сзади проблемы, – сообщила я молчащему менталу. Ответа не последовало. Похоже, товарищ все-таки немного обиделся или смутился... Скорее второе, если я правильно оцениваю чужие чувства. – Тебе только одежду повредило или оболочку тоже?

–Да сейчас все пройдет, – Стан тряхнул головой, расправляя восстановившиеся волосы. Похоже, толика обеспокоенности в голосе сработала. – Я регенерацию... ускорил...

Ментал зашипел, вероятно, на своем теле он тоже предпочитал экспериментировать, и сейчас эксперимент заключался в том, чтобы выяснить – обязательно ли отключать ощущения при регенерации...

Не знаю, какой от этого опыта был положительный эффект, а отрицательный проявился сразу же. Стана шатнуло, он немедленно оперся на меня, и я полностью растерялась. Конечно, можно было помочь, я даже знала, как, только вот не было уверенности, что меня правильно поймут. Да еще и зрителей полный зал, включая отходящую администрацию...

Директриса плюнула кислотой в кратер, оставшийся после взрыва, и просипела на весь зал:

–Это ужшшше ссссслишшшшком! – после чего хлестнула хвостом по выщербленным, но остававшимся (до выражения эмоций) относительно целыми плитам. – Поссстрадавшшие, получшшите оссвобожшшдение...

Насколько я поняла, последнее относилось ко мне и Стану. Пользуясь хорошим полубессознательным прикрытием, я фыркнула в плечо ментала и быстренько навела на лицо зеленую бледность. Похоже, администрация начала впадать в новую крайность – в качестве компенсации за прошлогодний беспредел, что ли? Народ, пользовавшийся щитами, а также личности, стоявшие слишком далеко для попадания в радиус поражения, начали хором сожалеть о своей везучести...

Ангмарская попробовала напроситься в провожатые, но раненых «жертв школьного террора» собиралась куда-то отконвоировать лично директриса. Кстати, ей очень повезло – я не заметила, чтобы у нее появилась хоть одна царапина, а она стояла к цели ближе меня...

Я подумала, что не все так просто и легко, как кажется с первого взгляда, когда директриса переместилась с нами в незнакомую лично мне часть здания. Напоминала она те очаги полусвернутого пространства, которые попадались на третьем этаже... Рудименты первоначальных «Врат»...

Членистый хвост повернул ручку бело-синеватой двери, завершив движение пригласительным жестом. Я зашла внутрь, практически волоча на себе Стана. Да, уж кого нужно было освободить на сегодня от нагрузок, так это его – или просто не позволять самостоятельно оказывать себе первую помощь. А то после данного действия товарищ сам превратился в сплошную нагрузку...

За дверью оказалось белое помещение, сразу напомнившее мне о непредельщиках. Помещение было скупо обставлено – сливающийся со стеной шкаф, прозрачный параллелепипед, на который вполне можно было лечь и взрослому, пластиковый стол и в общем все. Ах да, в одной из боковых стен наблюдалась дверь. Из тех, которые отъезжают в сторону при открывании.

Моя интуиция, как ни странно, молчала в холст. Но у нее есть проверенная временем мерзкая привычка не высказываться на тему грозящей мне опасности, поэтому я, плюнув на возможные последствия, вызвала камушки. Все-таки они как-то надежнее в вопросах анализа будущего...

Камни не замедлили с появлением. Но орать о моей безалаберности в вопросах самосохранения не стали. Левый, наоборот, задал риторический вопрос о целесообразности вызова. Я мысленно вздохнула с облегчением.

Директриса посоветовала мне сгрузить Стана на прозрачную мебель, сообщив с долей жалости в голосе, что я на ногах еле стою. Стояла я вполне твердо, но возражать не стала. Еще признают симулянткой, а оно мне надо?

Дальше, если выбросить лишнее шипение, пошла речь на такую тему, что я искренне обрадовалась. Тому факту, что рядом с бесчувственной оболочкой деятельного ментала осталось место для сидения. Директриса сказала мне, что за меня отвечает лично перед Вечной, и не хочет, чтобы я пострадала. Мол, сегодня бомбу на линейке взорвали, а завтра идеальный пространственный карман или иное искривление организуют, и поимеет место быть мое выпадении из жизни на некоторое время...

К счастью, о моей смертности речь не зашла – думаю, такое директрисе не рассказывали. Речь забегала (в смысле, скорость шипения существенно повысилась) об ужасающей плотности Величайших в отдельно взятом учебном заведении. А также о зависти, о моих матричных дефектах, в чем я совсем не одинока – в обеих областях, – и о том, что кабинет, в котором мы находимся, открывают впервые за многие годы. Первый раз здесь оказывали чисто психологическую помощь жертвам одного нехорошего события (без конкретики, но я подумала, что директриса говорит о втором выпуске), и потом место не использовалось вовсе, кстати говоря, о существовании помещения мало кто знает...

Директриса, исполняя роль не взятого в штат сотрудника (кстати, я процитировала ее выступление и комментарии к действиям почти дословно, только убрав лишние согласные), открыла шкаф, вытащила оттуда маленькую пластиковую коробочку и вручила мне. В неоригинальной таре лежал прозрачный бесцветный кристаллик, в глубине которого золотисто отсвечивала схема из металлических нитей.

–Концептуально, – интересно, кто делал именно такие нормализаторы? Обычно для занесения программы в эти приборчики используется их внутренняя структура, без лишних деталей...

–Продукцссссия цсссентра, – оправдывающимся тоном ответила директриса. Центр без номера – значит, первый... Тот, которым рулила Сильвер Дэз. Конечно, нормализаторами там пользовались, как и везде, где экспериментируют на демонах...

–Я без предрассудков, – немедленно заверила я директрису. Блин, кое-чья забота о здоровье может немного выводить из себя, но, в конце концов, демон действительно отвечает перед Вечной. И если крыша Вечной съедет в сторону моей сверхценности для Департамента, получат все. И за мою перегрузку, и за отсылку в архив, и за все хорошее. Так что директриса вовремя сообразила начать подлизываться, только вот делает это, как всегда, неловко и правоверно... А чего ждать от этернистки, подчиненной объекту восхищения? И лично ответственной перед Крэш за Вторую Силу? Ни Контера при этом не зная о том, за что вынуждена отвечать...

Мне немедленно посоветовали надеть нормализатор, хоть со стандартной программой, а то, мол, я на фоне стены не видна... Я подумала, что бледность все-таки уже перестала быть маскировкой, но сказала, что стандартная программа мне только повредит. Возьму вот где следует персональную...

«Где следует» значило – у бабушки, но я не думала, что директриса знает о существовании моих родственников. Вернее, моих родителей она могла видеть, а вот бабушку – вряд ли... Находящейся вне всех официальных списков непредельщице доступ в эту реальность наверняка закрыт... В общем, я рассчитывала, что меня поймут неправильно, а переспрашивать не станут. Есть фразы, которые не уточняют. Из чистого самосохранения.

В общем, нормализатор я взяла, но надевать не стала, зато искренне пообещала «помнить, что у меня замедленная регенерация, и носить защиту». Я это только директрисе не обещала, кажется... Главное лицо «Врат» недоверчиво вытянулось, обнажив вторую челюсть, но промолчало. Программа для менталов в помещении все же нашлась, Стан очнулся почти сразу, как только второй нормализатор коснулся его тела. Плюнув на директрису (образно выражаясь), я решительно поцеловала ментала в щеку и назвала героем. Своим причем.

Директриса сказала, что эта фраза обязательно выйдет в народ, и вообще – таких смелых мальчиков она никогда не видела... Стана припечатали сравнением с Вечной (огромной лестью с директорской точки зрения) и разрешили нам отдыхать до завтра.

Из кабинета мы вышли вдвоем. Дверь немедленно исчезла за изгибом свернувшегося пространства. Осталась стена с настоящим окном – у нас в административном корпусе настоящих мало, в основном фальшивые... Судя по виду из окна, находились мы на четвертом этаже, а не на третьем.

–Неужели я до такой степени на Крэш похож? – ментал присел на подоконник и покрутил свободной рукой нормализатор. – Не первый раз сравнивают...

–Да это она тебе комплимент сделала, – даже если не брать в расчет пол, разницу найти можно... У Стана стандартно-ментальские глаза, изумруд с серебром, и черты лица не такие резкие, хотя Контер его знает, что в результате вырастет...

–Как будто у нас нет парней, с которыми меня можно было бы сравнить, – ну конечно, попали в больное место...

–Можно огорчить? – я постаралась, чтобы это прозвучало необидно. – Таких нет. Сколько ни учу историю, но что-то до сих пор не попадались любители рисковать собой ради...

–Прекрасных дам, – закончил Стан. – Ладно, раз таких нет, я буду первым...

–Уже, – подвиг видели все, и что-то мне подсказывает: обсуждать будут. Вернее, не что-то, а вполне конкретные камушки...

«Между прочим, тут совет назрел», – шепнули в левое ухо. Ну да, конечно, столько времени молча провисели, пользуясь тем, что я их не сразу послала на место хранения...

«Ты правильно делаешь, что беспокоишься за этого «героя», – прокомментировали справа. – Он – твое слабое место... Или делай, что собиралась, или готовься к худшему...»

«Прямо сейчас? – подумала я. – Блин, понимаю, за что вас первые не любили...»

Камушки синхронно послали импульс, по настрою примерно соответствующий ехидному подмигиванию. Я искренне посочувствовала Аккарти – жить с такими антисоветчиками на ушах было наверняка несладко.

Стан разливался на тему того, что парни в последнее время вообще разучились быть нормальными демонами, и вообще – это на них, наверное, малочисленность действует...

–Знаешь, мне, наверное, извиниться надо, – я перебила ментала на взлете мысли. Стан замолк и внимательно посмотрел мне в глаза. – Насчет взрыва, – я внимательно огляделась. Затем на всякий случай поставила экран от подслушивания.

–Мэл, а то я не знал, что ты в курсе, – ментал тепло улыбнулся. – Я могу не знать, кто там побывал в шефской кровати, но то, что ты у нас теперь главная... Ну, не рассчитал исполнитель, и что – мне на тебя обижаться?

–Ну, мало ли, – Стан, значит, в своем репертуаре... Не предскажешь, что ляпнет в следующий момент...

«Ты говорить будешь или он тебе настолько надоел? – едко плеснуло в слуховой орган. Синхронно в оба: – Советуем, просто советуем...»

–Да не беспокойся, – ментал повернулся к своему отражению, изучая неаккуратно сросшуюся одежду. С регенерацией у пиджака было даже больше проблем, чем у владельца. – Пока я рядом, можешь вообще ни о чем не волноваться...

«Если бы, – это была моя мысль, не порождение советчиков. – Если бы действительно можно было не сходить с ума... Если бы можно было перекладывать свои ошибки на других, делая их исправимыми... Пока что можно только следовать или не следовать чьим-то советам, и посылать подальше демона, который мог бы стать для меня чем-то большим, чем друг – в будущем, конечно, а может, и в этом году...»

–Дело в том, что повод для тревоги все равно есть, – так, решение принято. И все равно, по чьему совету – принято оно мной. И даже я себя уже не отговорю. – Нас никто не слушает, поэтому я скажу прямо...

–Мэл, мир опять без тебя обойтись не может? – я рассказывала Стану далеко не все, и до сих пор не была уверена, правильно ли он воспринимает неотъемлемую часть моего прошлого. – Ну что, шефине делать больше нечего, что ли? Посылать некого бреши затыкать? Герои хреновы, сами уже ничего не могут, приходится детей гонять на амбразуры... Мэлис, ты прости, что я так резко, просто...

–Да ладно, тут все равно не в шефине дело, – а скорее в том, что я – Вторая Сила, а не просто ребенок. Это касательно прошлого, конечно. Будущее не только по этому пройдется. – Кого ругать надо, так это поганых предсказателей с их видением мира. Врисовали меня в середину истории...

–Мэл, а вырваться разве нельзя? Вот ты же мне посоветовала, как обойтись без промывки мозгов, – конечно, кое-кто разницы не видит... Вырваться я, кстати, могу. Другое дело, что найдутся те, кто только этого и ждет... Когда мне надоест идти по дороге и я начну ее менять. А я не до такой степени сволочь. И поменяю все, что надо, тогда, когда эта перемена будет нужна. Например, сделаю так, чтобы первые никогда не вернулись. Вообще-то это просто – сделать так, чтобы десятого круга не было... Но так можно будет сделать только тогда, когда закончится седьмой круг, а я не хочу, чтобы Вечная уходила с поста. Несмотря на то, что один факт ее пребывания на оном вводит Департамент в состояние перманентной революционной лихорадки. Болезнь сия все равно касается только недовольных, которых становится намного проще ловить, а все остальные демоны, сохранившие голову на плечах и мозги в черепной коробке, не говоря уж о связи сознания со структурой, радуются жизни... Ровной, красивой и налаженной, причем впервые – не от слова «лажа».

–К сожалению, нельзя, – я решила ответить честно. – Такие связи рвать нельзя, можно только потащить все за собой... Ну, некому на моем месте стоять...

–Я бы тех, кто историю линеит, в Хаос отправил, – и меня в том числе, полагаю... Я оттуда здоровой истинной вернусь, кстати. А мир занесет туда, где и Контер уже не предскажет ничего...

–Потому что они на меня не давят? – почему у меня сорвалась именно такая формулировка, я не поняла. Именно сторонники линейного течения истории на меня и давили – пророчествами, авторитетом, скорбными взглядами и взыванием к совести. Те, кто мечтал о переписывании предписаний, моего согласия не требовали. В смысле, осознанного согласия и полного принятия их курса. Ни Дэз, ни те, кто мечтал о возвращении первых, ни конкретно Эмэлинн... Их устроило бы, пойми я смысл стремления позже... В идеале – чтобы я просто сделала, что требуется, и не мешала проводить в жизнь чужие давние желания.

Все это время я была ключом в замке. Ключом, на который с одной стороны надавили, чтобы не поворачивался, а с другой – пытаются повернуть, чтобы открыть дверь... И непонятно, что правильно – торчать ржавым клином в сувальдах, мешая использовать отмычку, или повернуться...

–Так, давай честно, как ты хотела, – Стан снова посмотрел в мои глаза. – Ты думаешь, что тебя не оставили в покое? Уже были явные знаки?

–Если верить Лайтину, – кроме него, больше источников не было... Если не включать в их число интуицию Сулмор. – А Лайтин говорит, что из-за меня пострадает кто-то, кого я люблю...

–Мэлис, я был бы рад, если бы вот так пострадал... Прости, – зеленоватые искры погасли быстрее, чем их удалось с уверенностью заметить. – Я не хотел сказать, что твои чувства нуждаются в такой проверке...

–Дело не в моих чувствах, дело в тебе, – блин, теперь все упирается в формулировки, а у меня с языка все более корявые конструкции слетают... И проблема не столько в нежелании говорить, сколько в обиде на правду. Ну да, у нас со Станом еще даже не синтегийская любовь, с моей стороны, во всяком случае, но это же вопрос времени... И время будет! – Я не хочу, чтобы ты страдал. Даже если это наконец убедит тебя в том, что ты мне нужен...

–Мэл, как знаешь, – опять взгляд в сторону. – Что, разбегаться будем?

Кое-что отдельные менталы понимают без лишних слов. Даже не влезая в чужую голову. Есть такая вещь – эмпатия...

–Не совсем... Я хочу, чтобы ты...

–Болтался поблизости, – конечно, звучит не так претенциозно, как «был рядом»... А смысл тот же, и даже ближе...

–Да, – не разводить же дискуссию о смысловой нагрузке слов. – Не знаю, как сказать, в общем...

–Поближе в территориальном плане, подальше – в эмоциональном, – иногда меня поражают такие сложные фразы в исполнении отдельных менталов... Даже больше, чем их понимание ситуации...

Я просто кивнула. Может, он еще и до того, что сейчас пришло мне в голову с подачи камней, сам додумается? Это же не факты из департаментской истории, которые память Стана удержать не в состоянии... Это – намек на то, как он может в самом деле оказаться ближе и дальше... И неплохо, что Тальку я так ни с кем и не удосужилась познакомить. Потому что сейчас можно сыграть именно на этом. Ангмарская, естественно, занята, больше использовать некого... Только у меня язык может не повернуться на эту тему. Или лучше Тайли не использовать? Нет, она мне в общем предана, и хочет, чтобы я была ей чем-то большим. Чем просто соседка по комнате и объект присмотра... Значит, Стан должен сделать вид, что увлекся моей подружкой...

–Мэлис, я слышу, – от желания донести мысль, блин, начинаю громко думать... Не спорю, желаемое действие при этом выполняется отлично, но от высказывания вслух это не сильно отличается. Поэтому я краснею ушами. Немножко. – Думаешь, что она согласится?

–А на что телохранители нужны? – не выдержала я без цинизма. – Пойми, то, что ты в безопасности, мне важнее, чем то, в чем окажусь я! Ты что думаешь – меня без заложника можно принудить к чему-то?..

Кстати, вот это – чистая правда... Невозможно. Ну, если не объяснить, что от меня зависит высшее благо демонов... Физические методы воздействия легко исключить – я ж себя и убить могу... При желании. А кому это надо? Вроде пока не требовалось... Окончательно и бесповоротно вычеркнуть из активов этого мира единственную деятельную силу – няма дурных[ 41 ], как сказали бы мои будущие работодатели из веселой команды вампирского направления. Наверное, я с ними все же не совсем прогадала, подписав контракт на конкретное время... Даже если я выйду из школы чуть раньше, чем можно предполагать с моей скоростью сдачи учебного максимума, даже с учетом обучения у Кирстен (в «Цветы зла» я пойду обязательно, все-таки авторитет учебного заведения среди народа на высоте) – все равно останется свободный период. А насчет времени, которое я потрачу в песочнице... Я думаю, что Вечная все же не такая сволочь, чтобы отказать мне в обещанном назначении. Если ничего не изменится, конечно...

–Нельзя, – Стан слегка закусил губу. Я перестала думать о будущем и планомерно принялась заканчивать начатое в настоящем.

–Ты же не хочешь быть таким заложником, – правильно, занятие не для «сильного мужчины», думаю, что ментал поймет... Или еще объяснить? – И вообще, не мы виноваты в том, что сейчас меня иначе защитить нельзя...

А если ты, зараза почти любимая, согласишься сыграть роль внезапно влюбившегося в мою телохранительницу, сам окажешься под защитой, причем неплохой...

–Хорошо, Мэл, – на лице Стана, впрочем, ясно читалось «ничего хорошего». – Кстати, твои враги за тобой где наблюдают?

–Если бы я знала, – в памяти Миры были какие-то намеки насчет того, что у нас в школе учатся агенты под прикрытием... Но без подробного рассмотрения я не смогу сказать, касалось ли это замечание кого-то еще, кроме раскрывшегося Яллена и лично Тайллы Даан...

Преподы точно кому-то стучат, взять того же Кэйли, двойного агента... Кстати, мнение Миры насчет его работы в ОВР я пробила где надо – в списках товарищ действительно числится, но Контер ногу сломит, пытаясь разобраться в том, кто, кому и что через этот канал сливает. Может, Мира и разобралась, но по такой мелкой надобности я в ее память не полезу. Без кошмаров жить как-то проще, не говоря уж о головной боли и прочих радостях жизни.

Но сегодня у меня есть все шансы не пересечься ни с кем из этих наблюдателей. Блин, раз в жизни понадобилось, чтобы кто-то за мной пошпионил – и никакой уверенности, что такие найдутся! Мне даже подумалось, что операцию можно спокойно отложить и на завтра, но почему-то воспротивились камни. Аргументы были такие, что я сочла за лучший выход – поверить. Хоть сережки и не высказывали прямо, что Стана могут спереть из-под моего носа прямо завтра, зато были абсолютно уверены – Мэлис Крэш Джайнис, мне то есть, нельзя давать времени, за которое я могу передумать. Ибо передумаю же обязательно, а тогда уже может сотвориться не поймешь что...

–Тогда можно зайти в буфет на тысяча сто пятнадцатом... Мэл, не возражай, пожалуйста!

–Я не возражаю, – из этого центра событий новости расползаются со скоростью взбесившихся наскипидаренных тараканов... Если там хоть одна личность обратит внимание на громкую ссору двух детей, завтра об этом будет знать весь Департамент, а послезавтра – последний этаж... Тальку же я уговорю для верности дезинформировать шефиню. К слову говоря, у меня даже мысли не появилось о том, что Совершенное Зло может отказаться. Даже если элементарно сравнить – с кем безопаснее испортить отношения, со мной или с Вечной, – ответ сразу же формулируется сам. Да, Крэш – шефиня... Но я-то – Вторая Сила!

Роли мы обговорили довольно-таки быстро – моих познаний в психологии междемонических отношений и собственных идей Стана хватило. Так что расплевку мы разыграли как по нотам, с малой долей импровизации. Ошивавшаяся в пределах кафешки мелюзга (недавно я начала завидовать младшекурсникам, но за лишний свободный день, которого у меня больше нет, можно не только завистью страдать...) попала на незабываемое зрелище. Вообще-то я на эту аудиторию рассчитывала в первую очередь, когда ментал вспомнил кафешку...

Итак, начали мы с того, что забили столик. Стан заказал какую-то навороченную воду (из названия я поняла только слово «вода»), я – «божественную кровь». Она в меню, вообще-то, есть всегда, только разная... В зависимости от того, кто в этот день из вампиров дежурит. С дежурным сотворителем мне повезло – товарищ явно в свое время обескровил кого-то темного до мозга костей, и состав напитка запомнил хорошо. Чаще вместо настоящей сильной крови используют суррогат, для крепости добавляя кристалку... Но доставшаяся мне порция на вкус и ощущение была настолько хороша, что я даже заподозрила ее в подлинности. И на всякий случай постаралась точно запомнить характеристики – вдруг опять кровные пять процентов[ 42 ] взыграют от желания закосить под гурмана? Кстати, кровь богов – напиток полезный, а для частичных вампиров – еще и вкусный...

В общем, к выпивке Стан и придрался для начала. Взяв при этом тон «мне все обязаны, а отдельные спасенные – в первую очередь». Я популярно объяснила, что, во-первых, кровь своих богов, то есть аватаров, не пью (еще не пробовала, как-то в меню не попадалось), а во-вторых – отдельные спасенные ни о чем не просили, и вообще – все долги закончились, когда я отдельных спасателей на своем горбу доперла в медпункт. Потому как отдельные спасатели, лица, совести лишенные по определению, обожают не просто лезть не в свое дело, но и еще хвастаться тем, как на этом самом деле надорвались. Еще я добавила заранее заготовленную фразу о том, что мне только врожденная скромность мешает вспомнить о демонах, разгребавших последствия деятельности энтуазистов[ 43 ], и правильно оценить в процентах общий вклад... Причем (это я тоже заготовила заранее) кое-чья лепта определенно оказалась бы отрицательной...

Стан вспылил. Почти естественно... Я, правда, посчитала, что кто-нибудь может заметить наигранность, и решила добавить немножко отсебятины. На фразу о представителях слабого пола, имеющих наглость предполагать, что они сохранили хоть номинальное количество силы, ментал отреагировал, как на взорвавшуюся под стулом бомбу. В смысле, взвился и заорал, что в гробу он видел отдельных всесильных девушек, которые хорошего отношения не ценят, от скромности никогда не умрут и вообще – о смысле слова «благодарность» не догадаются, даже если выучат наизусть соответствующий том толкового словаря. Причем гроб будет хреновый, потому что хорошего такие девушки никогда не заслужат...

К концу расплевки зрители уже болели за меня совершенно неприкрыто. У Стана оказалось маловато единомышленников... Даже среди взрослых, коих в кафешке было предостаточно... Но я бы не сказала, что ментал выступал за престиж мужского рода совсем в одиночестве. Нечто высокое, рыже-длинноволосое и слегка костлявое все же выразило поддержку. Я узнала этого товарища почти сразу – Саэр, руководитель той самой команды, в которой членствует мать Сулмор... Что-то часто он мне попадается...

Когда я, наконец, решила встать и уйти, полагая свою роль завершенной, то краем глаза заметила (с полдороги до дверей), что рыжий руководитель «Черного легиона» полез к Стану с утешениями. Я чуть не решила вернуться обратно (очевидных причин такого интереса могло быть две – неприличная и желание завербовать будущего выпускника в свою команду), но все же не стала выбиваться из роли. Стан – не ребенок, сам отобьется и от первого, и от второго предложения. Суть-то он поймет... Хотя на участие в команде может и согласиться – если до этих кретинов не дошли слухи о кое-чьих особенностях действий... В этом случае они окажутся очень несчастными придурками – демон, постоянно работающий на реверсе, для работы по сценарию пригоден примерно с той же степенью вероятности, что и сумасшедший. А обвинять команде будет некого... Кроме самих себя. Хуже не бывает.

В общем, я покинула кафешку и перенеслась в свою комнату. Вообще-то логичнее было бы влезть в административный корпус, но я не хотела попадаться на глаза лишним свидетелям. Связаться с Талькой можно было бы и отсюда...

«Тайли, не отвлекаю? – я постаралась не перестараться с громкостью связи. Вдруг демон на уроке сидит... Конечно, не «вдруг», а «скорее всего». – Тут у меня к тебе разговор будет на личную тему. То есть, на тему безопасности...»

В голове Тайллы я лично ставила качественный блок. Наш разговор не подслушал бы никто...

«Не особенно, у нас артефакты, – Совершенное Зло пребывало в расслабленном состоянии. – Что у тебя с личной безопасностью? Какие-то проблемы?»

Я заверила «телохранительницу», что проблем уже практически нет, а затем изложила, почему. В эфире воцарилось молчание. Я уточнила, не заключается ли проблема в том, что Тайли не хочет общаться со Станом. Потому что если моя подруга настолько сильно против, я могу поискать альтернативное решение... или очень-очень сильно попросить...

Наверное, нестандартным мышлением я все-таки заразилась от одного знакомого ментала. Раньше я начала бы с Тальки... Теперь все делаю наоборот. Вообще-то моя уверенность в том, что телохранительница сама согласится, таяла с каждой секундой молчания.

«Мэлис, я согласна, – наконец пришел ответ. – Конечно, можно было бы и раньше спросить, а не ставить перед фактом...»

«В следующий раз спрошу, – легко пообещала я. Уверенность уже вернулась на законное место, где и разложила свое фигуральное объемное тело. – Постарайся там не слишком сильно переигрывать, все-таки мы собираемся врагов в заблуждение вводить...»

«Не волнуйся, я – введу все куда надо! – на том конце связи мысленно рассмеялись. – Кстати да, ты сама-то сцены ревности не устраивай... А то неправдоподобно получится...»

«Не учи актрису играть, у меня ж опыта больше, – я не злилась. Ну, совсем не злилась... В конце концов, это ведь на время, понарошку, и иначе нельзя... То есть в общем можно, но я же фиг придумаю, как... Или придумаю, но антисоветчики не одобрят... Кстати, прочь с ушей моих! – Талька, я рада, что тебя с него не воротит. Все-таки целый год... В случае чего все шишки на Лайтина, я честно пыталась решить иначе...»

«Не оправдывайся... Ладно, все, меня тут спрашивают», – связь оборвалась. Я наподдала ногой неповинному стулу и поняла, что чувствую себя так, будто расплевались мы со Станом на самом деле... И Тайли его забрала тоже на самом деле... Противное чувство. Фанера так себя чувствует, пролетающая... Если я правильно понимаю чувства стройматериалов.

И правда – из-за чего, собственно, расстраиваюсь? Тайлле вряд ли стукнет в голову идея захапать ментала себе. Даже если сейчас и стучится, в чем я сомневаюсь, то после года общения перестанет. Я его и то долго выносить привыкала... Боюсь, с рекламациями побегут все же ко мне, а послать к Лайтину еще раз у меня духу не хватит... А тем более – отыскать этого ясновидца и предоставить всем желающим возможность кидаться в него претензиями.

Тем более что Лайтина собственная жена с дочерью до сих пор ищут и найти не могут. Зачем же на этом поле деятельности надрываться еще и нам, Величайшим?.. Нам-то уже все равно ничем большим не стать...

Спохватившись, я послала Тальке конкретный приказ. Вечной правды не говорить... Правда, немного облагородила причину – пояснила, что Крэш отдельные вещи знать не стоит, а то еще кто-нибудь докопается. Все-таки Вечная о своей безопасности и о сохранности своих мыслей думает еще меньше меня. В это моя телохранительница должна была поверить быстрее и качественнее... И вернее. Конечно, я могла бы и надавить, причем очень успешно, но иногда мне не дают покоя желания улаживать дела без лишней силы...

И далеко не всегда я посылаю эти желания лесом. Хотя, наверное, стоит...

К счастью, камушки с ушей все же умотали, не дожидаясь повторения приказа. И комментариев на тему своего поведения я не дождалась. Хотя в любом случае не стала бы слушать – не люблю...

Я решила выбросить из головы все лишнее и вспомнить о том, что может неплохо отнимать время. В виду я имела, конечно же, не компьютер, но и он мог кое в чем помочь. Например, с его помощью можно было просмотреть полный список учебников и заказать все нужные копии... Да, я собиралась планомерно заняться учебой, и если кто-то подумал на другую тему – этот товарищ крупно ошибся. Раз уж личная жизнь на целый год выпадает из списка доступных видов времяпрепровождения... приходится вспоминать другой, более традиционный.

Спустя несколько минут мой стол, кровать Ангмарской и часть пола покрывали тяжелые плитки гранита науки. В основном история, некромантия, мой будущий ненавидимый предмет... Это не про некромантию, это у меня предчувствие насчет теории пыток... То есть, теории и практики – с седьмого курса уже требуется полное восприятие учебного курса. Это вам не пятый...

Я задумчиво перелистала несколько страниц томика в коричневой кожаной обложке. Гадость внутри была изображена редкостная... Под моим взглядом условное изображение «жертвы» на одной из иллюстраций приняло обличие Ника Лары. Теперь на картинку смотреть было приятнее. Хоть и все равно было немного не по себе. На соседней странице было нечто более интересное... Туда я без колебаний подрисовала характерные черты Люка Айдахо. Все-таки делать из меня без спросу знамя хая – преступление куда более крупное, чем проиграть в поединке, натравить соратников по идейной борьбе, испортить настроение на неделю... Впрочем, Люк еще приравнял меня к Рейзо и подставил на линейке. Да, все совершенно правильно – если бы я их приговаривала, именно этими иллюстрациями бы все и кончилось...

Похоже, моя давняя установка, поставленная специально для таких случаев, начала восстанавливаться на прежнем месте... Или нет? Я быстренько проинспектировала сознание, но ничего сильно укоренившегося не нашла. А ведь в этом году точно понадобится...

Проблема была решена быстро и просто – все установки, авторство которых было определенно моим, немедленно стали на сознание. Я проверила связи – ничего опасного, вредного или перспективно нехорошего не получилось. Конечно, надо бы еще и на ассоциации проверить, но... Да зачем, собственно? Все вредное проявилось бы сразу. Я захлопнула кожаный томик с криво вытатуированным названием (иллюстрации успели принять первоначальный вид) и отложила его в сторону. Нужно было проверить более противные книги...

К концу просмотра (занявшего примерно час) я совершенно точно выяснила несколько вещей. Первое – то, что установка отлично укоренилась и иллюстрациями меня теперь не запугать, равно как и фотографиями. Осталось проверить на живом материале... Но должно пройти и на таком уровне, все-таки я – демон, а не последний мягкосердечный светлый человек... Впрочем, такое отношение у меня появилось только к той проблеме, которую установка затрагивала напрямую. Мне по-прежнему не мешало ни то, что мои аватары – большей частью люди, ни то, что меня в повседневной жизни эксплуатируют, как конченую святую. Другие, более жесткие установки, могли бы затронуть и эти аспекты существования, что меня, как синтегистку, не устраивало. Лучше уж быть жестокой строго один учебный час в день и плюнуть на противоречия в собственной натуре. Она, натура, и так вся наперекось, так что перекосом больше, перекосом меньше – роли не играет. Даже интереснее.

Некоторые, например, специально себя перекашивают. Слушают что попало, крыши под разное восприятие двигают, выбирают максимально несовместимые хобби... Мне и стараться не надо, все само выходит. И в плане несовместимости все ассоциативные синтегисты могут сразу сходить с дистанции. Не сравнятся...

Следующим номером на глаза попалась «некромантия для решительно продолжающих». Да, в прошлом году я немного лоханулась. Надо было сдавать сразу несколько лет... И не торопиться с заявлением, которое мне так искренне советовали писать... Интересно, кто меня взял на этот раз? По ходу, это должен быть препод второй группы, индивидуальные занятия у нас предусмотрены для других случаев. Я снова влезла в комп, чтобы посмотреть имя этого несчастного учителя. Конечно, несчастным он будет считать себя сам – я не намерена его терроризировать, наоборот, в моих интересах быстро убедить его в том, что я – лучшая ученица, которая когда-либо появлялась у него в группе. И вполне заслуживаю ускоренного обучения. Очень ускоренного.

Взгляд в расписание убедил меня в том, что из черной полосы я так до сих пор и не вышла. Топчусь на одном месте... Леди Атли среди действующих некромантов не значилась, и меня впихнули в общую группу. Зато та же леди Аданель предсказуемо оказалась преподом по «воздействиям», которые не зря так уклончиво обозваны в расписании. В конце концов, не на ту страничку может зайти младшекурсник, ужаснуться и рвануть к светлым, в очередной раз подвигнув несчастного Дагора на обгрызание локтей. Впрочем, Дагор заслужил. За то, что мне заявил на втором курсе... Это ведь ему принадлежала гениальная фраза насчет того, что «Мэлис против демонов выпускать нельзя – они потом долго не живут!» Если кому-то интересно, касалось сие высказывание моего памятного боя с Ником Ларой, за коим последовало не менее памятное самоубийство...

Кажется, давно уже закончились и косые взгляды, и необходимость в доказательствах паскудной природы отдельных непрошеных защитников чужих прав, и сами эти защитники сидят тихо, как мыши под шапкой, изредка попадаясь мне на глаза с далеко не блаженным выражением на морде лица... Конечно, я понимаю, что после ликвидации Миры как факта и класса кое у кого не жизнь, а сплошной страдательный залог... Но есть хорошая фраза. Звучит как «заслужил – носи!». Не думаю, что насчет «заслужил» будут хотя бы элементарные споры. Если уж по дурости влез в бой с второкурсницей, которой и продул, несмотря на всю свою семикурсную звездатость, то нефиг впадать в депру... и уж тем более нефиг мстить честно выигравшей демонессе, разводя обратный расизм худшей пробы. Не говорю уже о том, что противодействие в данной ситуации совершенно закономерно. И в бой, несомненно, обязаны были пойти все силы... Включая срочное использование бывшего друга заслужившей личности, обладателя немного более высокого звездного статуса, включая раскопки в грязном белье и эксгумацию шкафных скелетов... С посильной помощью того же бывшего друга.

Кстати да, если цитировать Лоста (который и был тем самым «другом»), у меня же раньше было в голове что-то, переключающее внимание с Ника Лары на более приятные объекты. Хорошая такая замена. Правда, с последствиями, но все эти последствия, помнится, достались Мире...

Я срочно проверила сознание на предмет остатков хорошей замены. Аккуратно отцепила все связи с Контером (прапрадед не заслужил такой компании, а если честнее – опасно его на замены ставить, еще повлияет не в ту сторону), оставив только костяк – Рианона (который мне давно аватар, и лишний раз его вспомнить – не грех) и заменяемую личность. Мелькнула мысль – спросить камни на тему того, не вредно ли раскладывать по местам давно убранные грабли, но немедленно унеслась обратно. Антисоветчики и так сегодня надо мной поиздевались, если еще и по этому решению пройдутся, я их куда-нибудь кому-нибудь засуну...

Замену я сделала автоматической. Говорят, конечно, что такие разновидности чаще всего заедают, но не все, что ходит в форме слуха, имеет отношение ко мне. Помнится, в прошлый раз замены склеились в установку после того, как я последовательно напоролась на Контера, чуть не покончила с собой и получила неквалифицированную помощь. В гости к дальнему родственнику я не собираюсь, умирать тоже как-то не намерена... Да и недоучек с большим энтузиазмом и обратно пропорциональным опытом к себе подпускать не собираюсь. Пусть на материале тренируются, если понадобится. А уж Нейрию-то вообще из разумных существ можно подпускать только к компьютерам. С ними у нее отличное взаимопонимание.

Для проверки я попробовала подумать о личном отрицательном символе. О том, как он нагло вел себя перед линейкой. Мысли немедленно плавно, через ассоциации, свернули в сторону последнего (по номерному списку, а не по хронологии) аватара, который вполне мог бы помочь мне в жизни. Косвенно. А вот последний по хронологии мог бы в учебе помочь... Есть у него такое задокументированное свойство. Широко используемое народом. Собственно, в десятую ветку именно поэтому столько лиц шкодного возраста и входит... А вот среди светлых их намного меньше, и результаты видны невооруженным глазом. Особенно если не брать в расчет то, что путейцы изначально к процессу обучения относятся не лучшим образом. И мозги у них не слишком хорошего сорта, иначе они в «Путь» не пошли бы...

Я вспомнила свою бывшую подругу, в прошлом учебном году начавшую заниматься в «Пути истинного Света». Флейм пыталась доказать то ли мне, то ли себе, что поступила правильно... Но доказала только одно. То, что светлые не умеют отвечать за свои дела, предпочитая прикрываться идеалами, целями и прочими высокими словами, из которых так удобно возводить защитные укрытия для своей больной совести. Мы, темные, все же честнее, – нам проще сразу признать, что наша совесть в любом случае чиста. Мы ей не пользуемся. И отвечаем только перед собой.

Из нижнего ящика стола послышалось зудение. Похожа, бабушка звонит... Я вытащила свой уникальный прибор связи, работающий между реальностями, и засекла время. Долго им пользоваться было нельзя – слишком сильное напряжение требовалось.

–Ты уже освободилась? – бабушка спрашивала не просто для порядка. У нас серьезно расходилось течение времени – разные места близких реальностей, как-никак. – Хорошо...

–Хорошо то, что я на связи или есть еще неплохие новости? – я надеялась, что они хотя бы не очень жуткие...

–Все хорошо, – бабуля темнить бы не стала. С моей отсутствующей души свалился метафорический, но тяжелый камень. – Через неделю, не больше, побочные эффекты перестанут тебя беспокоить. В теории должны перестать, но вероятность больше девяноста...

–А меньше десяти за что? – мало ли... Может быть, со мной и бессознательно происходит самое невероятное... Даже если я не против события с большей долей возможности!

–Ну, есть мнение, что эффект продлится чуть дольше или будет проявляться при долгих обращениях к памяти, – нехотя ответила Эанис. – Так что просто будь осторожней. Со временем это точно должно пройти. У тебя есть хороший артефакт, пользуйся пока его услугами.

Это бабушка про сережки-антисоветчики говорит, конечно... Вообще-то они свое дело знают и даже если влезут в мою память с целью поискать ценные сведения, ничего не нарушат. И найдут то, что надо, а не вытащат цепь неконтролируемых ассоциаций... Если забыть об их пристрастии к несению чуши и выдаче советов, можно сильно не огорчаться. Только я такие вещи не забываю, поэтому перспективка меня не сильно радует.

Я ведь именно поэтому обратилась со своим вопросом к бабуле, а не к камням. Побоялась, что придется долго с ними общаться... Наговорят чего не следует... В смысле, то, что с их точки зрения я знать должна. И делать должна. Или не должна... Не люблю я это слово... Но в мыслях вынужденно повторяю чаще, чем хотелось бы.

–Ладно, только я не хочу все время перестраховываться, – если только для учебы применять – еще ладно, сойдет... Ненадолго. – Баб, я через десять дней подвалю к вам провериться. Примете?

–Нашла что спрашивать, – шутку оценили... Конечно, только главе непредельской организации и задавать подобные вопросы! – Конечно, хорошо, что тебя волнует твое здоровье... Только не становись слишком мнительной... Это вреднее, чем любая беспечность.

–Не волнуйся, бабуль, я за собой слежу, – кстати да, надо бы слезы Змея принять. А то голова немного ноет. То ли от свидания с полом, то ли от поддерживания связи...

–Я рада. Ну, потом позвонишь...

Я оборвала связь. Затем взглянула на себя в зеркало. Глаза покраснели незначительно, можно было не дергаться. Я вытащила из кармана джинсов флакончик со слезами, чиркнула ногтем по пальцу, до крови, и уронила в ранку каплю. Ну все, теперь некоторое время моя замедленная регенерация не будет сверхзамедленной...

А ведь скоро народ освободится. Надо будет поймать Ньярли и объяснить некоторые постулаты математики на практике... И выяснить, были ли разборки, а также – чем они закончились. Такие вещи нужно обязательно контролировать, раз уж на меня возложена антиобщественная деятельность.

Из коридора донесся какой-то шорох. Если бы наличествовал обычный полурассеянный шумовой фон, я ничего бы и не расслышала, но народ еще не вернулся по домам – даже те, у кого сегодня было меньше занятий, предпочли присоединиться к младшекурсникам в отмечалове... Так что тишина царила идеальная. И шелест, напоминающий о прикосновении чего-то растительного к половому покрытию, был явственно слышен.

Просвечивать дверь, которую лично я защищала от таких наездов, конечно, можно (только мне), но быстрей все же ее открыть. Что я и сделала. И сразу пожалела, что не взяла с собой стул.

Предположение о растительном происхождении шума оказалось верным. Пол коридора, никем не очищенный после вчерашних проводов каникул, усыпали сотни и тысячи розовых бутонов. Излюбленного цвета Вечной (да и моего, что греха таить) – черного. Бутоны, большей частью полураскрытые, лежали плотным слоем, образуя сплошной ковер. Часть ковра я случайно сдвинула в сторону, открыв свою дверь.

Что-то мне эта красота напомнила... Я не смогла удержаться от легкого скольжения в чужую память. Результатом стала немедленно активизировавшаяся боль в затылке, зато я вспомнила известный любому этернисту факт – именно таким ковриком в свое время воспользовался некий Дж. Семпер, как элементом в программе соблазнения Крэш Джет (тогда еще не старшей, а единственной). Правда, далеко не каждый этернист имеет в памяти кадр, зафиксированный глазами самой Си-Джей, но это уже частности...

Я быстро просканировала цветы на предмет отравленности, магической настройки и прочих неприятностей. Ввиду того, что демонов сильнее меня в натуре не существует, я могла утверждать с большой долей уверенности, что нехороших сюрпризов цветочки не содержат. Обычные черные розы, просто лишенные стеблей. Скорее всего, импортированы из какой-то реальности, где встречаются часто, сотворены или накопированы... Нет, для просто накопированных зеркалом они слишком разные. Скорее всего, неведомый почитатель Вечной поставил на молекулярное зеркало какое-то мелкое отклонение. У многих получается... В смысле, без явных мутантов получается...

А ведь интересное дело получается... Розы рассыпаны, начиная от моей двери, и продолжается сия красота до лестницы. Может, и дальше... Меня, выходит, кто-то соблазнить решил по древнему рецепту этернистов...

Похоже, слухи о нашей ссоре со Станом просочились в народ. И на роль второй звезды (на худой конец отражателя) решил предъявить претензии кто-то из отпущенных раньше...

Сходить, что ли, разочаровать демона? Наверняка это кто-то с младшего курса. Или из незагруженных наших. Неудачник, короче говоря. Больше ни на кого моя фантазия не срабатывала, поэтому я ступила на розы любимой босоножкой (на пятисантиметровой платформе) и бодро зашагала навстречу товарищу, решившему, что может вот так на меня посягать.

Примерно на пятой ступеньке я ощутимо поскользнулась на мокрой розе и зацепилась майкой за гвоздь, торчавший из перил (след давней борьбы с теми, кто по этим перилам катался. Народ на гвозди плевал, некоторое время катался назло всему, потом надоело). Заделывая дыру временным вихрем, я со злобой подумала, что отдельных романтиков с этернистским уклоном надо убивать для профилактики. Чтобы на будущее думали, а не списывали у великих и известных. Розы «с росой» надо укладывать в стороне от пути, на солнечных пятнах... А не в темном месте на лестнице!

Ниже я спускалась, уже придерживаясь за усеянную гвоздями деревянную доску, служившую здесь перилами с тех знаменательных дней, когда прежние перила отодрали, дабы использовать в качестве тарана. Ну, народу понадобилось, младший шкодный возраст – такой период, когда желания исполняют, а не обосновывают... Кстати, тогда дверь все равно выбить не удалось – оказалось, что ее зачаровали на непробиваемость от всего, за исключением чего-то безобидного... По-моему, ту комнату обездверили в результате при помощи насекомых. Дай Хаос памяти, чтобы вспомнить автора задумки... Да нет, я и смысл вторжения уже не припомню. Мне тогда года три было, максимум четыре...

В общем, мысли у меня к завершению лестницы были неромантичными. Совсем. А черная лента роз, огибая пустую конторку дежурного воспитателя, ясным намеком подходила к дверям. Ну конечно, цветов у товарища было много... Если меня в конце этой дорожки ждет черный байк и гордый своей придумкой романтик, я не знаю, что сделаю... Уж точно не похвалю за традиционность мышления. Что он там о себе думает, этот демон? Раз я этернистка, хотя бы фактически, то меня уже можно ловить на такую примитивную блесну? Что мы, люди какие-то?

Нет, народ, к такой точке зрения можно относиться только по-выкиндштейновски. В смысле, избавиться от нее до того, как начнет влиять на мышление...

Черная лента, уже слегка разворошенная ветром, заворачивала за девчачий корпус. И там, у стены, умело разрисованной какими-то вампирофилами[ 44 ], на черной от мудрых мыслей скамейке, поставив ноги на сиденье, сидел... Нет, не ожидаемый обычный романтичный неудачник, а большая сволочь, которую я еле вышвырнула из собственной головы! То бишь, Ник Лара собственной поганой персоной!

Я лишилась дара речи. Язык отнялся напрочь, и это хорошо, потому как на него просилось что-то типа вопроса «Где гроб?» и предложения «Сам закапываться будешь?». Наглость у отдельных личностей бывает просто непередаваемой...

Лара грустно улыбнулся и уставился на одну из закрепленных рядом с собой черных свеч. Та ровно горела. Я сразу поняла намек... Майку я так и не сменила...

–Ты с ума сошел, – наконец выдавила я несколько цензурных слов. – Или тебе надо в простых человеческих словах объяснять? Так я могу...

–Мэлис, я все понимаю, – а я не понимаю, как можно бессовестно нести чушь, смотря в глаза... Да он не сможет даже робота понять, имея в распоряжении полную программу! – Тебе сейчас сложно...

–Мне не сложно, – если думать о том, что отдельные личности считаются сложностями... Мне, если честно, сейчас мешает жить одна конкретная проблема, и эта проблема сидит налево от свеч, которых не стоит даже близко...

Так что я стою и думаю о том, почему вообще заговорила с ним, а не сразу вспомнила свойство, коим обладаю по милости непредельщиков... Ведь оно, кажется, позволяет мне стирать подобные вопросы с лица пространства, времени и прочих измерений...

–Согласен, неудачно слово подобрал, – склонил голову «проблем сидячий». – Я ведь слышал, что ты можешь убивать... Мэлис, это меня не пугает, я уже раз умирал и дважды собирался...

–Это – другая смерть, – и все же, с какой стати я что-то разъясняю? Почему не могу просто развернуться и уйти, бросив пару издевательских слов на тему необходимости уборки? Ведь имею же полное право...

–Мы же говорили с тобой, – с Мирой он говорил... Правда, говорил... О том, что хочет уйти туда, откуда нельзя вернуться... Что уходить туда, где будешь чувствовать себя хорошо – неправильно...

–Ник, не дави на меня, – на самом деле прессует мое сознание сейчас нечто иное. Но этому вслух претензий не выскажешь.

–Мэлис, я подумал, что уже можно... Ты ведь больше не заменяешь меня...

–А вот это тебя совершенно не касается! – я наконец вспылила. И смогла сбросить наваждение, идущее из чужой памяти. – Я могу быть с кем угодно или чем угодно, но лучше останусь одна, чем приду к тебе!

–Я не заставляю тебя возвращаться, – пси большое, конечно, что не заставляешь...

–Мне не к чему возвращаться! – проймет его или нет? – Ты ничего для меня не значишь! Я все еще ненавижу тебя... За все!

–Мэлис, прошу тебя, пойми, что я изменился...

–Не изменился ты! Нисколько не изменился! – я раздраженно взмахнула рукой. Черные розы взлетели в воздух, закружившись вокруг нас смерчем. – Я из-за этого и ушла! Тебя ни Дельта, ни Хаос не исправят! Ты только притворяться научился! И то хреново! Ясно тебе?

–Мэлис, пожалуйста, – Ник бросился ко мне, но напоролся на стену лепестков и отлетел обратно на скамейку, к своей задутой свече.

–Я же сказала, что неправильно сделала установку! То, что ты остался той же сволочью, которую я знала, очень мне помогло, – и никто под руку больше не лезет... Спасибочки моим создателям, за то, что привили возможность использовать собственное бешенство! – Если бы ты действительно хоть в мелочи исправился, я бы осталась... Просто не смогла бы уйти...

–Мэлис, что я тебе сделал? – да я и сама не знаю, как бы ответить побольнее... Придется пользоваться запрещенными приемами.

–Подумай немножко... Вспомнишь, может быть, – по крайней мере, некоторое время будет занят... Вот же, блин, нашелся маньяк-рецидивист на мою голову, которая и так загружена до предела!

–Мэлис, – так, в глаза не смотреть... Разворачиваюсь... Сильно предполагаю, что там сейчас будет вариация на тему «взгляд побитой скотины»...

–Пока не поймешь – чтоб близко ко мне не подходил! – вряд ли Нику хватит ума уразуметь, какой ответ меня устроит...

Розы я одним мысленным движением направила в сторону пацанского корпуса. Тем товарищам, которые не закрыли окна, по возвращении в родные пенаты будет очень весело... Давно у нас во дворе никого не линчевали! И, честное слово, больше я казни срывать не буду!

Смерчик мне удался. Вымело даже те цветочки, которые остались в здании... Конечно, кое-где лепестки валялись, но конкретно на мою дверь они больше не указывали. Я ввинтилась в собственную комнату, хлопнула дверью, словно спасаясь от чего-то малополезного для физического здоровья, и увидела, что нахожусь не в одиночестве. На своей кровати, покачивая ногой, уложенной на согнутое колено, валялась Ангмарская. Сулмор была практически одета, за минусом обуви, и для того, чтобы посмотреть на меня, ей пришлось отвести от лица красочный черно-фиолетовый журнал. Новый номер «Дарк Имидж», будь он неладен... Обложка радовала глаз прикладной парикмахерской флористикой, мельком попавший в поле зрения разворот – тоже...

–Мэлис, за право увидеть на твоем лице такую рожу любой хейтер отдал бы что угодно, – принцесса прыснула в журнал. – Да не собираюсь я таким идиотизмом маяться, это чисто для тебя представление было...

–Пси большое, – я села на ближайший стул и вытерла лоб. – Знаешь, у меня нервы на такой темп жизни все же не рассчитаны...

–Мэл, плюнь и забудь, – Ангмарская отшвырнула журнал и приподнялась на локтях, – если я правильно угадала. Талька мне уже рассказала. Что тебе в голову ударило?

–Молния, – и два камня тоже мимо не пролетели...

–Оно и видно, – Сулмор вскочила и зашарила ногой под кроватью. – Где эти Контеровы тапочки... В общем, ты, конечно, умно поступила... Только я не ждала, что ты сможешь вот так, походя...

–Он сам предложил! – мой голос чуть было не вернулся к старому, проверенному диапазону. – В смысле, согласился... И насчет Тайли был не против...

–Ты была права, – да уж, когда хейтеры начинают с тобой соглашаться, это тревожный симптом. Означает, что из собственноручно вырытой моральной ямы больше не получится выпрыгнуть... Проще уже докопаться до другой стороны планеты, фигурально выражаясь.

–Ангмарская, скажи честно, – прозвучавшее «честно» я проигнорировала, – если бы Рингилу что-то грозило из-за общения с тобой, ты его смогла бы передать на сохранение... допустим, мне? Чтобы видеть и присматривать... Честное дестрийское, мне он не нужен, просто как условие...

Сулмор разжала кулак, в котором мятой тряпочкой болталась бывшая тапочка.

–Нет, – негромко сказала хейтерша. – Я, знаешь ли, страшная эгоистка. Просто отказаться – куда ни шло, а передать лучшей подруге...

–Мой альтруизм меня погубит, – я покинула стул и направилась в свою часть комнаты. – Кстати, ты в окно не смотрела?

–Нет, а что там? – прежде чем ответить, я проверила зрелище.

–Уже ничего. Но был кошмар...

Я смахнула с подоконника пару вездесущих лепестков. Романтика, блин... Худшего пошиба, с моей точки зрения...

–В смысле? – принцесса немедленно ткнулась в стекло. – Мэл, ну давай без недоговорок...

–Завтра узнаешь, – если парням не хватит ума молчать... А всем точно не хватит. – Кстати, что сегодня было на занятиях?

–Из новенького – новый некромант и новая зажигалка у Аданели, – Ангмарская присела рядом с моим цветком. – Но второе прожило недолго, думаю, что Лес сейчас ломает голову над тем, где нашел очередную бесполезную штучку, – Сулмор улыбнулась, – а насчет первого все правда. У нас это чудо еще не преподавало. Симпатичный парень, хоть и с закидонами. Имечко у него, правда – язык сломаешь. Я его случайно папиным назвала, так отозвался...

Я вздохнула, стараясь делать это не слишком явно. Вздох относился вовсе не к мнению отдельных личностей касательно новых преподов.

–Да, Мэл, в этом году ты нам будешь помогать, – меня услышали. Что неудивительно. – Можешь это в свой эпик вставить... Ты его еще пишешь?

–Пишу, – правда, от случая к случаю, но на дневник поэма уже начала смахивать. Похоже, идеи Рингила в некоторой степени заразны...

–Дай почитать... Я сегодня хотела припомнить, но твои стихи совсем в памяти не оседают, – ага, если демонстративно прижимать к ушам наушники... Ежу ясно, что в таком случае запомнится...

–Я сама почитаю, – есть объективная причина! – Ты же мой почерк не разберешь...

–А, точно, – Ангмарская села поглубже, прижавшись спиной к стеклу. – Давай...

–«...Оставив пыль и древний хаос дремать спокойно за спиной, мы вышли в мир, где все приказы не остановят новый бой», – я перевернула лист, чтобы прочесть несколько начерканных вчера строчек, – «А проиграть войну нам можно, да только будет слишком в лом... Не сможем плюнуть в осторожность, пусть даже тихо за углом. Закрыты двери, хаос новый построен точно и всерьез... И все же хочется простого, но будет сложность выше звезд». Все. Пока ничего более свежего не родилось.

–И правда – эпической силы произведение, – прилагательное было намеренно произнесено с удвоенным «п». Сулмор этим словом пользуется как эвфемизмом, подмечено мной и неоднократно...

–Что есть, то есть... В любом случае, я просто по вероятности что-то такое, эпическое, должна наклепать...

–Это отсылка к обстрелу клавы из детского пистолета? – есть такое мнение, что при должной плотности обстрела и прочности клавиатуры получится нечто экстраординарное. Услышав на первом курсе эту гипотезу, мы решили ее проверить. Наверное, пробовали мы слишком недолго, или не те параметры выбрали, но получилась обычная фигня и три значимых слова. Причем Ангмарская сказала, что это я влияла на результат – трясла событийные линии. Я ничего не делала, и несправедливое отношение меня обидело. Кажется, мы тогда впервые крупно разругались... Или не впервые.

–Это – отсылка к теории, – конечно, теперь эта ссора вспоминается совершенно безболезненно. – Попробуй сама посчитать. Моя одаренность, помножить на время за писаниной, поделить на среднее потолочное... Я могу вообще компом не пользоваться, просто жалею тех, кому придется в моих архивах копаться...

–Точно, – Сулмор фыркнула. – Дай тебе волю, ты бы триста таких коробок накатала и оставила потомкам...

–Если я оставлю хоть одну, и то от икоты не избавлюсь, – почерк с годами у меня становится все хуже... Вещи с первого-второго курса еще вполне читабельны, а остальные без помощи сакраментальной Контеровой матери не разберешь. Даже без учета потертости бумаги. Проще уже послойно стол сосканировать, там неплохие черновики...

Эх, дали бы мне волю... Смешное слово – «воля». Свобода... Каждый демон свободен – в пределах своей фантазии и своей же совести. Как говорится – если стена отодвинута за горизонт, какая разница – есть она или нет? Если до нее никогда не получится дойти? Если попадаются только мелкие, несущественные, обходимые преграды?

Кто-то перепутал, говоря, что для меня нет пределов. Пределы есть. Даже в мелочах. И я чувствую себя свободной, пока не начинаю желать странного. Нормального для остальных – странного для себя...

Может быть, мне со временем станет все равно. Может, я перестану ставить себе преграды. Может, и впрямь пойму, что у меня даже горизонта нет – никакого ограничения! Так предустановлено. Так положено – чтобы был один демон без помех...

Вторая Сила. Ребенок с большими, но все же нормальными для окружающего мира планами на будущее. Демон, способный перерубить ход времени, даже опосредованно – но раз за разом не позволяющий миру покинуть пределы линейки.

Вторая – а может быть, просто последняя... Если я умру, не оставив после себя ничего – прикажу стереть архивы, убью тех, кто что-то знает, тогда я, может быть, стану последней. Но впереди вечность, и рождение сил, возможно, просто заложено в той истории, которую не дописали первые...

Смысл моей жизни – не ошибаться, идти по одной определенной дороге... Или я все же дам себе волю свернуть? Дорогая это, наверное, вещь – моя свобода... Даже в мелочах.

Значит, если я просто захочу почувствовать себя свободной, я перестану желать. И этого хватит.

–Мэл, о чем думаем? – черные, звериные глаза не могут отражать сочувствие. Даже если очень постараться. Облик Сулмор создан для хейтеризма, а не для жизни нестандартно демоничной... Хотя мысли создателя этого демона я пока не имела возможности прочесть.

–О том, что нафиг мне сдалось это, – я сунула поэму «эпической силы» в коробку с остальным литературным наследием. – Мне надо чем-то крупным заниматься...

–Мэлис, а какая разница? – вот непонимание на этом лице с грехом пополам получается. – Ты уже Величайшая, и, думаю, еще не раз подтвердишься...

–Не каркай! – я взвилась. В буквально смысле – под потолок. – Ты что, думаешь – мне это нравится?

–Так, объясни мне популярно, – Ангмарская демонстративно почесала лоб облезшими ногтями. Вообще-то черное эмалевое покрытие на коготках время от времени возобновляется, и до следующего обновления явно осталось немного... Впрочем, это просто я отвлекаюсь. – Ерундой в кавычках мы заниматься не хотим. Великими делами – нам не нравится. Мэл, ты определись, что ли... Ты ж не долбанная супергероиня среди людей, ежесекундно твои способности никому не нужны...

–Ага, не чаще раза в году, – в худшем случае трижды, в среднем – действительно около раза.

–Ну вот, а я о чем! – Сулмор состроила ехидную улыбочку. Ближайшее зеркало, имевшее несчастье висеть в поле зрения, треснуло. – Раз в год не напряжно, об этом все психологи в один голос распространяются. Полезный для организма стресс, так сказать. А все остальное время ты можешь заниматься чем угодно, известность не мешает...

Действительно, не мешает... Даже с учетом скорости расползания по народу слухов о вещах секретных, даже после того, как мои друзья усиленно чесали языками где попало, все равно положение дел таково: на вопрос о том, кем является Мэлис Крэш Джайнис, большинство знающих меня по «Вратам» личностей ответит (в зависимости от личности спрашивающего и вопрошаемого) предсказуемо. Если спросить преподавателя – воспоет дифирамбы моим достижениям или, наоборот, заскрипит зубами. Ученик «Врат» вспомнит мое выступление в позапрошлом году, конфронтацию с Ларой или достижения на соревнованиях, а в том случае, если будет уверен в вашей злонадежности – упомянет безвозмездную передачу кровавого кристалла, доведение администрации до розовых ежиков и мой жуткий репутационный ореол. Если же вас угораздит попасть на творца миров – вас просто похоронят под горой сведений о самом молодом из успешных членов сией организации, повышенной гордости за этого члена, меня то есть, присущей всем представителям клуба «Огненосных творцов», а также двумя кучами технических терминов. И даже я не рискну взяться за ваше спасение...

Кроме того, по народу активно ползают слухи, которые никто не проверяет, пока не получит в пятую точку предупреждающий клевок от жареного неприличного пернатого. Слухи эти относятся к моим льготным расценкам на спасения всего и вся, важным связям и невероятным способностям. Пока что клевало исключительно моих близких друзей и их родственников. Обоим пострадавшим, в смысле Лосту и брату моего единоверца, я помогла в меру сил. Не жаловались. Остальные, полагаю, еще не набрались достаточной наглости, или не понимают, что меня на самом деле очень просто уговорить.

В конечном итоге, Ангмарская определенно права. Я зажралась. И так положение дел в среднем прекрасное, если не брать в расчет отказ от Стана на год... А нервы – нервы надо приводить в соответствие с общественным мнением об их отсутствии.

–Да уж, чем угодно, – все же пробурчала я, на что последовала гневная отповедь. Из слов Сулмор я узнала следующее, по пунктам: а) я – непредельская сволочь, потому что одно мелкое ограничение уже превращаю в трагедию; б) я – создание, не умеющее нести вес собственных ошибок и поэтому мечтающее все спихнуть на несчастных бессловесных хейтеров, и в) я в своей правоте никогда не смогу убедить одного конкретного хейтера, который вопреки собственной религии за меня просто беспокоится и отвечать за последствия чужого перестарательства не собирается. Меня особенно поразило не первое утверждение, имевшее под собой изрядную долю правды, а второе и третье... Я принцессу ни в чем не обвиняла, кажется, хоть и хотелось... Ведь и правда – заботится. А за содержание писаний Лайтина, оформленных Мириным почерком, и не может отвечать...

На секунду даже мелькнула мысль – не подстроила ли Мира мне подлянку? Потом я решила, что до такой стадии паранойи доходить не стоит. Не думала она о том, что будет в этом году...

–Ангмарская, ты зря считаешь себя виноватой, – гневный вопль «Не считаю!» я пропустила мимо ушей. – У меня совсем по другому поводу бзики, глюки и завихрения...

В конце концов я смогла привести ситуацию к хрупкому консенсусу. Для чего пришлось рассказать о ненормальном поведении Лары (Сулмор смеялась долго. Дослушивала, уже согнувшись в дугу) и подвести теоретическую базу под мое существование. Второе мы сделали уже вместе, и хейтерские советы мне очень понравились. Насчет того, что не нужно заморачиваться вопросами «подобает-не подобает» – особенно... А еще мне весьма польстил каким-то образом получившийся у принцессы комплимент. В коем содержалось предположение о том, что большой кристалл лишняя грань не испортит.

–А вообще ты, наверное, из-за того психуешь, что сегодня рядом с эпицентром подлянки оказалась, – продолжала развивать тему хейтерша, которой следовало бы стать психологом. – Думаю, ты вспомнила, что ты – смертная, вынуждена ходить в защите и маскировать это от окружающих, и это на тебя давит...

–Я не ношу защиту, – «а это я специально наступил, чтобы поиздеваться над вашей дедукцией!» Нет, конечно, я не против некоторых предположений... Но иногда их нужно обрывать на взлете. Конкретными честными словами. – Это не маскировка, на мне действительно ничего нет.

Естественно, разговор сразу свернул на, как сказали бы мои будущие работодатели, «прачуханку[ 45 ]». Меня пробрали за безответственность, ненормальное поведение и склонность к суициду, и пробирали бы еще долго, если бы отдельная хейтерша не заметила, как я улыбаюсь. Ну, люблю я слушать такие слова, хоть и поступаю, как правило, наоборот. Потому что, если я нужна одной конкретной хейтерше – значит, есть еще смысл в жизни. Не тот, надуманный, подсказанный камнями и подтвержденный Майком. Миру я нужна из-за силы, представляющей мир шефине – по той же причине, бабушке, наверное, по праву родства, остальным непредельщикам – по праву причастности к созданию, а вот Сулмор – вопреки всему. Просто потому, что ей хорошо, когда в мире есть такая Мэлис Крэш Джайнис. Минимально ненавидимое существо, причем я даже не уверена, что после Рингила...

–А Рингилу ты так же выговариваешь? – вдруг сорвалось с языка. Ангмарская оторопела.

–Он не знает, что я знаю, – забормотала принцесса, пытаясь что-то объяснить. Да, хейтерская парочка еще на каникулах успела крепко поругаться, но из-за чего конкретно – я не выясняла. Подозрения падали как раз на чрезмерную заботливость.

Мы стояли, как обычно, на пороге взаимных обвинений в бестактности и прочих смертных грехах, когда от вежливого толчка ногой открылась дверь и вошла неприлично счастливая Талька. «Ирокез» только что не светился (а нехилая была бы розовая звезда), в прозрачно-зеленых глазах прыгали неоновые чертики, а молнии и клепки на кожаном костюме вызванивали что-то тяжелое, но энергично-бодрое.

–Мэлис, я не понимаю, как ты могла, – едва дождавшись хлопка двери, начала Тайли, – отказаться от такого потрясающего парня! Блин, да все бы отдала, если бы он не играл, а по-настоящему...

–Радуйся, что он играет, – хмуро ответила я, впрочем, на радиоактивном свечении в трети комнаты это не сказалось. Счастливые не наблюдают не только часов, но и мнений окружающих. – Как прошло-то?

–Так, что офигеть на месте можно, – Тайлла повесила на ближайший стул куртку и подошла к нам ближе, чтобы не орать через метры. – Он столько интересного знает! Вещи, которые из учебников не выкопаешь...

–Потому что учебники он не читает, – пояснила я, зная, что меня не слышат. Все сведения, застрявшие в голове Стана, относятся к разряду бесполезных и подразделяются на несколько разделов. Во-первых, этот товарищ ищет везде данные о реверс-технологиях, и кое-что даже находит, потому что катастроф в его исполнении выходит все меньше и меньше. Во-вторых, Стан интересуется гиблым вопросом... То есть не совсем проблемой защиты прав полукровок, а примыкающим к этой проблеме делом на грани расизма. Выясняет, есть ли глобальная разница в силах, и пытается вывести зависимость средних возможностей демона от процента истинной крови. Причем хочет этим заниматься он самостоятельно, я помощь предлагала (непредельщики эту зависимость давно просчитали, можно было взять данные и успокоиться) и получила категорический отказ.

Третье увлечение моего переданного подруге ментала, оставляющее позади музыку и собственную культуру, меня вообще слегка шокировало. Стана интересуют «белые пятна истории и натяжки в аксиомах», а основная проблема в том, что никто больше этих пятен не видит и ложные по предпосылкам теоремы за аксиомы не принимает. Ментал же с историей не на ножах, а на мечах и копьях, поэтому официальные и альтернативные версии не приемлет. Даже завиральщина, выдаваемая за правду и собственный опыт вторым общим магом, для Стана слишком нормальна. Поэтому мне он на свои идеи только негромко намекал, стараясь не довести до нервной истерики.

Нет, найдите мне еще одного товарища, который сможет поверить... Ну, допустим, в то, что первый Мейплиф основал Лайтин. Я ради интереса проверила – не было в биографии Молнии такого эпизода! Конечно, больше никто точно установить неправду не сможет, но гипотетический никто и проверять бы не стал. Или еще была одна завиральная идейка – эта уже касалась моих дальних родственников, поэтому я отнеслась с серьезностью... Вообще-то Стан там попал близко. Он предположил, что мой знаменитый прадед (не тот, который мейплифский вампир, а второй, Римэр) – сын кого-то из первых, и в качестве «кого-то» была избрана многострадальная Аккарти. Я специально раздобыла у кого-то из огней кристалл для пробуждения генетической памяти... Оказалось – не Аккарти, а Омелин. Было даже не смешно...

И я еще не вспомнила об идее мужского превосходства... В общем, Стан Картер – далеко не подарок. Конечно, на общем фоне... или с голодухи, как вот у Тальки, вполне смотрится. На первый-второй раз. Может, это я недостатки преувеличиваю, чтобы не так обидно было, но их и так без микроскопа видно.

–Учебники устарели и не отвечают основной идее современного общества, – такой ереси мы еще не слышали. Я царапнула залежи мусора на полу нижней челюстью, а глаза Ангмарской увеличились по радиусу процентов на двести.

–Это какой идее? – кое-как совладала я с речевым органом.

–Идее разнообразия миров! – мне на этих словах ощутимо поплохело. Идея-то она, конечно, руководящая и направляющая... Но причем тут история? И прочие науки в том числе? Чтобы знать, как сделать что-то новое, надо вначале выучить, как делали раньше, чтобы не повторить случайно. Логично... На одном наитии далеко не упрыгаешь.

Я махнула рукой. Пусть демоны думают, что хотят... Бороться с чужими осколками мировосприятия бесполезно – только сам порежешься. Фигурально выражаясь.

Хейтерша оказалась не настолько уступчивой, и за моей спиной (я отступила по направлению к своей части комнаты) закипел спор. Попытки вовлечения в дискуссию лично меня я постановила игнорировать, и так наговорилась на весь день.

Воспользовавшись компом для выхода на места виртуального тусовища народа, я почерпнула для себя некоторое количество ценной информации, легко отвлекшей меня от фонового шума. Оказывается, обозленная пропажей зажигалки леди Атли решила подстроить народу подлянку на следующем занятии. Наша группа должна была прийти неподготовленной в полном составе... Но для чего придумали омнисеть? Правильно, для своевременного распространения анонимной информации!

Я закинула новость всюду, куда точно дотягивались глаза и ручки наших однокурсников, решив про себя, что отдельные глюки на этот раз тоже заслужили пощаду. На одной из точек я выцепила Ньярли и качественно пробрала его за все просчеты в расчетах. Демон вину отрицать не стал, свалив все на свою любовь к зрелищности. И в качестве оправдания сообщил, что у Перли до сих пор нервы не на месте – ходит, внимательно глядя под ноги. К обсуждению проблемы подтянулись Стере и Морвен – коза отпущения радостно сообщила, что по отношению к ней все обошлось, а активистка номер два предложила подстроить мерзкому административному работнику еще одну гадость. Сверху, откуда пока что ничего не ожидается. Я дала добро и вышла из общалки.

Рядом (в параметрах информационного пространства) обсуждали тему с лепестками. Парни, пострадавшие от моей несдержанности и кое-чьей романтичности, пока что не подобрались даже близко к обеим причинам. Пока что в качестве рабочей версии муссировалась одна, затрагивающая некий интересный погодный ритуал. Я влезла с вопросом и получила рабочую ссылку. Оказалось, ритуал такой есть на самом деле, им пользуются, чтобы привязать к себе «души» воздушной и водяной стихий. Стихиям в процессе привязки положено приносить оригинальные жертвы, в числе которых значатся и цветочные лепестки.

Конечно, эта реальность мне и так подчиняется. Кристалл управления я с шеи не снимаю, хоть и пользуюсь им редко... Но ритуал я на всякий случай запомнила – во-первых, на все реальности звездных кристаллов не напасешься, а ободрать несколько цветочков просто. Во-вторых, эрудицией блестеть мне по долгу перед обществом положено. А второй ритуал, при помощи которого можно безо всякого кристалла завязать реальность на себя, дюже неприличен... И мало где значится.

Так и не подсказав народу правильное направление поисков, я переползла в другое информативное место. Там обсуждали нового некроманта. Не все попавшие под его крылышко учащиеся разделяли мнение Сулмор насчет лапочкастости препода, большинство предпочитало не спешить с выводами. Кто-то знающий сообщил, что вообще-то непроизносимо поименованный товарищ – настоящий зверь, и лучше уж с Аданелью сражаться, чем ему сдавать...

Далее шло высказывание демона, известного многим, как курсовой курьез. В магию это создание не верило принципиально, зато результаты демонстрировало такие, что преподы только охали, ахали и издавали прочие экспрессивные звуки. Гений скромно принимал очередную отличную оценку и немедленно начинал приставать к преподавателю со своей идеей касательно функционирования системы сдвига событийных линий. Вообще-то я знаю, что через линии можно сделать многое, но это же, простите, как провода коротить, когда ключ есть. Или когда знаешь, какую последовательность кнопок нужно нажать... Я понимаю, есть реальности с высоким магическим сопротивлением, там, конечно, только за хвосты событийных линий дергать остается, если хочешь сделать что-то глобальное...

А иногда бывает так, что «кнопка» есть, а «проводов», во всяком случае видимых, нет. Тогда получаются теории с натяжками и спонтанные событийные переходы... И это, в общем, правильно, потому что тогда повышается процент хаотизации среды. Но курсовой курьез, думаю, не читал ничего из небольшого списка литературы, посвященной смыслу существования Департамента. Или читал, но ничего не понял.

–Мэлис! – меня выдрали из сети и собственных размышлений воплем из-за плеча. Вопила Ангмарская, судя по интонации – проигравшая в споре. Я сочла за лучшее отреагировать быстро – иначе могла просто пролиться кровь. Не только в фигуральном смысле...

–Что там у вас? – я развернулась на стуле, постаравшись не зацепить Сулмор. Направление разворота я угадала, но хейтерша все равно отпрыгнула назад.

–Она на Вечную наговаривает! – мне вначале показалось, что я ослышалась. Но секунду спустя стало ясно: все я услышала правильно. И личность, обязанная Вечной как реальности Департаменту, действительно несет нечто такое, в содержании чего заметна неприкрытая крамола.

Еще сильнее меня поразил тот факт, что идеи Тайли приписала Стану... Хоть я и не припомню сходу, у которого общего мага занимается мой временно отложенный ментал, но раньше я таких идей даже от некогда верившей своему преподу Ангмарской не слышала. А это было давно и неправда...

Ладно еще, когда в эфир выходит предположение насчет того, что Феникс на шефское кресло смогла влезть из-за нежелания Крэш работать. Можно выдержать и в том случае, если кто-то начинает подтачивать лясы на тему причастности Вечной ко всей задумке непредельщиков, связанной с Феникс...

Но когда говорят открытым текстом, что лучше бы у нас вообще шефы не менялись... Что чуть больше десяти лет назад отдельные демоны совершили ошибку с благородными целями...

Информацию вытряхнуть удалось довольно-таки легко и быстро. Оказывается, к Стану прилипла очередная идея на полчаса, которую он наверняка уже забыл, а с навязанной на шею девочкой поделился просто от нечего говорить. Тайлла же мысль приняла и поняла... Ибо, в сущности, Вечная ей исключительно работодатель, а благодетель – только по факту. Ведь, сиди Феникс на шефском кресле, таким, как Тайли, жить было бы проще – потому как было бы их больше. Намного. На три-четыре порядка.

–Ну, в этом ты, может, и права, – вынужденно согласилась я, косясь на разъяренно молчащую Ангмарскую. – Феникс эксперименты не запрещала. Только, помнится, ее законы результаты этих экспериментов к народу по правам не приравнивали...

Тайли начала было протестовать, но тоже затихла. Похоже, дошло до сознания...

–Я никого не обвиняю и никого не защищаю, – продолжила я в полной тишине и атмосфере, полной стравливаемого пара. – Вечная – демон неоднозначный. Феникс вообще царствовала, но не правила – ее реформы в лучшем случае гордятся коллективным авторством, а в худшем – подсказаны Сильвер Дэз лично, а я эту личность видела...

Я сделала паузу. В ненавидящей тишине вдруг послышался треск сдавливаемых костей, словно меня снова схватили за запястья тонкой, изящной рукой с перламутрово-серебристыми ногтями. И, словно продолжение галлюцинации, на моем левом запястье сомкнулись пальцы – только другие. Уголки ногтей несильно впились в кожу.

–Мэл, я знаю, – отчетливо произнесла Тайлла Даан. – Это ты не все понимаешь... Но постоянно делаешь вид, что все, везде и всегда. А меня сделали из сознаний постарше твоего, у меня кое-что осталось от тех, кем я была, кое-что, которое опытом называют... Вырастешь – поймешь. Если сможешь вырасти, а с твоим идеализмом, кстати да, это проблематично...

Выражение Лоста, снова проскочившее в речи Тальки, меня зацепило – не по-доброму.

–Может, я и идеалистка, – сказала я зло. – Но в жизни разбираюсь не хуже личностей, которых из людей компилировали...

Вообще-то я редко ругаюсь людьми. Все-таки два с половиной процента никто не вытравил, да и аватары у меня того же происхождения, большей частью... Но в данном конкретном случае я именно ругнулась. Потому что мне надоело это проявление возрастного превосходства, не имеющего под собой фактического фундамента. Я, значит, притворяюсь понимающей личностью, ничего себе заявочки!

Если честно, я была готова взять и нагло вытащить Феникс – прямо сейчас, просто разозлиться и организовать в комнате крупномасштабный вихрь Хаоса, преобразовав его в дверь. Пусть Талька ей доказывает, лучше кого разбирается в жизни... Но обуздать дикое желание все же удалось без особых расходов энергии.

Тайли, к сожалению, не обиделась. Маловато у демона опыта, конечно...

–Зря ты так думаешь, – только и сказала она. На чем разговор оборвался. Было уже поздно для того, чтобы разводить продолжение беседы, да и вообще – все уже было сказано, а противники остались при своем мнении.

–Мэл, ну что мне с ней делать? – подлезла с вопросом Сулмор. Я выдохнула: «Возненавидеть!» и пошла спать. Болталась на краю сознания слабая надежда на то, что конфликт рассосется сам собой. Ну, там совесть у Тайллы проснется или здравый смысл... Был ведь, наверное, по умолчанию. Хотя бы у одной трети.

На крайняк можно просто сунуть Совершенному Злу под нос что-нибудь жизнеутверждающее из разряда исповедей работников центров – где-то у меня завалялись кусочки памяти... Правда, агента четвертого центра, но можно поискать кого-нибудь еще из тех, кто собирает – вдруг найдутся и те, кто собрал впечатления из самого первого...

Тем, кто легко поддается чужому влиянию, иногда полезно посмотреть на оборотную сторону жизни. Конечно, если пялиться только туда, в конечном итоге решишь, что в нашем времени тоже нет ничего хорошего. Как говорится, пессимисты – это хорошо информированные оптимисты. Но, по крайней мере, в наше время масштаб неприглядных экспериментов не выходит за разумные рамки, а неизбежность жертв хоть как-то компенсируется...

Я внезапно вспомнила то, что видела в четвертом центре – по ассоциации, конечно, так я не думала о том помещении, заполненном стационарными нормализаторами... Но сейчас картинка-воспоминание выбрала момент для возвращения. Удачный.

В тот раз меня больше волновало то, как бы доставить в целости и сохранности ценного свидетеля. А сейчас я собиралась спать, прочие мысли куда-то испарились, включая страдающий собственнический инстинкт... Идеальный момент для нападения конкретной мысли.

Я вспомнила, сколько там, в том зале, было программируемых гробиков. И вспомнила, что так ничего конкретного и не выяснила... А у Тальки спрашивать, как много у нее друзей по несчастью, сейчас будет не слишком корректно. Да и вряд ли она сама знает. Проще спокойно подвалить в четвертый – например, с очередной экскурсией. Опознаватель на ручке той двери настроен на меня, помнится...

Пообещав себе обязательно сделать то, что потребуется для раскрытия отложенной тайны, я растворилась во сне. Сон был не слишком приятный – приснился мне архив. Я бродила между полок, не направляясь никуда конкретно. Тихий зов Хаоса то слабел, то усиливался, но в целом не мешал. Я шла, время от времени поворачивая в перпендикулярные ответвления, но все время выходила на широкий проход между полками. Возможно – проходы были разными...

Полки внезапно начали шататься. Так, словно их кто-то раскачивал. И с одной из полок на мою многострадальную голову приземлилась папка, которую я узнала сразу. Это было то самое произведение команды, в коей числилась мать Сулмор. Я собиралась было сунуть папку обратно, но та с силой раскрылась. На свободу вырвались огромные фотографии командных составляющих. Я схватила одну из улетавших к потолку (тот вдруг превратился в серое марево) фоток и взглянула на нее. Снимок вырывался, и лицо на нем кривили непредусмотренные гримасы.

На меня смотрело очень знакомое лицо, которого среди мелких изображений членов команды определенно не было. Лицо, изображенное в учебнике рядом с формулами расчета магсопротивления.

Лицо Вейрела. Оригинальное. Узнаваемое.

Я открыла глаза и вытащила руки из-под одеяла, рассчитывая увидеть в них вытащенную из сна фотографию. Но руки оказались пустыми, значит – погружение в сон было неполным.

После того, что поимело место быть в прошлом году, я стараюсь доверять снам – ну, в какой-то степени. Если их, сны в смысле, нельзя запихнуть в классификационную ячейку или быстро истолковать, от вызываемого ими беспокойства лучше не отмахиваться. Ну, в теории…

А фотография известного истинного, пропавшего Хаос знает сколько времени назад, причем явно не без участия Дестры, меня взволновала. Любое дело, очевидно воняющее первым кошмаром Департамента, не может не влиять на психику.

Я теоретически могу справиться с Дестрой, если той вздумается превратить меня во что-нибудь нефункционирующее. Но на практике... На ее стороне будет сорок с лишним миллионов лет опыта и восемнадцатый уровень. На моей же – непредельская гарантия и заимствованная память.

Не люблю ввязываться в схватки с неясным исходом. Ввязываюсь регулярно, но не люблю! К тому же, от Дестры меня и Вечная в случае чего не прикроет. Есть у нас личности, на любой закон плюющие прицельно... Большая сила, так сказать, снимает любую ответственность. К сожалению, Дестра совершала свое восхождение к вершинам сволочизма не тогда, когда от одной личности что-то зависело. В годы правления первых на власть никто даже не думал посягать, а на все остальное представителям власти было либо начхать, как Райе, либо у них просто руки опускались, как у Максера, и исчезновение демонов их совершенно не касалось. Тем более что о привлечении Дестры хотя бы к выяснению обстоятельств чьего-либо ухода (как правило, с надлежащей надписью на пятисотом) или самоубийства никто в здравом уме и подумать не мог.

Когда в Департаменте появилось хоть какое-то подобие порядка, инородного вкрапления, насажденного Контером, Дестра была назначена в числе сильнейших демонов на довольно-таки почетное место. В команду-«двойку», вместе с Дэз. Официально эти малокомплектные команды занимались проверкой деятельности других сотрудников, сбором данных, а также непредвиденными случаями. Эффективность объединявшего малокомплектки подразделения была доказана в случае с менталами, который я уже вспоминала. Правда, Контера от усталости и ухода с поста даже преданные сотрудники не спасли... А Дестра продолжила работу, ее подписи находят на многих архивных документах, отчетах различных команд, в количестве, достаточном для того, чтобы посчитать данную сотрудницу в числе лучших универсалов. Естественно, время от времени она отдыхала – и после каждого отдыха рождались очередные легенды жуткой степени...

В общем, несмотря на то, что у меня есть память Дестры, и эта память содержит немного меньше ужасных событий, чем приписывает первому кошмару общественное мнение, я все равно побаиваюсь. Потому как выходить против первых и их призванных любимчиков – это одно, а вот против Дестры...

Вейрел, помнится, исчез давно, официально значится в списке Скитальцев и новостей о нем, даже на уровне сплетен, в последнее время не всплывало. Да и, в самом деле, кто он такой, чтобы о нем знали все? Кроме известной формулы, его связывают только с «Учением Тьмы», а великих и запоминающихся дел за ним не значилось...

Конечно, судя по фото в учебнике, этот парень был чуть ли не ранней версией Контера (с той оговоркой, что Контер все-таки на фотографиях не в полном объеме пригожести получается, и вообще общего между ними с точки зрения внешности мало – просто прекрасны одинаково), но тогда таких красавчиков было много. Благо обвинений в эльфийской принадлежности истинному бояться нечего... Хотя, если подумать, сейчас такой красоты не меньше, даже с учетом моды на дефолтную внешность. Поставить с этим Вейрелом рядом Лоста – так еще неизвестно, кто больше голосов сгребет...

Я, не отрывая глаз от темного потолка (все еще продолжалась ночь, о чем красноцифренно сообщали часы), вызвала в памяти изображения чернолегионников. Полный список, который рассмотрела мельком, и те снимки, которые во сне успели раствориться на потолке. Среди улетевших точно были Саэр, мать Ангмарской, Рейл и тот парень, который очень смахивал на девушку...

Может ли официальный Скиталец находиться в Департаменте, да еще и скрываться на тысяча сто пятнадцатом этаже под видом члена второразрядной команды? Даже если допустить, что он изменил внешность, все равно сохраняется проблема с оставленной подписью... Хотя, если подпись не входит в официальные списки, ее могли просто стереть – прошло бы незамеченным, особенно если возвращение поимело место быть в суматохе последней волны. Конечно, я этот механизм специально не изучала, но думаю, что махинаций вокруг него можно накрутить немеряно.

Очевидно, что даже Дестра могла остаться не в курсе касательно возвращения демона, который ее знает... Вряд ли она бегает по пятисотому, ежедневно проверяя оставленные старыми знакомыми автографы. Как-то с образом не вяжется.

Итак, если мой сон относился к реальному положению дел, мы имеем... А имеем мы максимум возможность наезда первого кошмара на команду, которая лично мне индифферентна. Сулмор все равно, если ее так называемая мать пострадает в процессе, я так думаю. Лост, то есть Марр Лиетта, в число чернолегионников пока, кажется, входить не собирался, хоть те его и звали.

То есть – в любом случае мне в это дело лезть необязательно, равно как и встречаться с Дестрой. Я обрадовано выдохнула и закрыла глаза.

Второй сон напал на меня практически сразу. В нем фигурировала та самая птица, похожая на сгусток огня, которую я в давнем дневном видении чуть не выпустила из клетки. Птица эта творила вещи, которые лично я классифицировала бы, как добро. Например, она прикрыла крыльями от разрушающего импульса какую-то реальность, вытащила из пропасти человекообразную фигурку – буквально поймала в метре от дна...

А под конец птица превратилась в сияющую, пламенную женскую фигуру. И я увидела то, что произойти не могло в принципе. Нигде и никогда.

Дестра, словно сошедшая с плаката, протянула руку к мужчине, стоявшему за спиной огненной женщины. Но огонь не стал отодвигаться в сторону. Медно-алая, словно вылепленная из плазмы, рука оборвала на середине собственнический жест.

Я ни разу не видела, чтобы Дестра уходила, не получив желаемого. Никогда – в ее памяти. Тем более никогда – в распространенных слухах.

Но этой пламенной демонессе первый кошмар уступил. В огне мне почудились черты Вечной – только вот это не могла быть Вечная...

Женщина вновь превратилась в птицу и села на плечо рыжеволосого парня, который подвел к спасенному группу демонов. Свет, исходивший от огненных крыльев, менял лица, но разглядеть их можно было – особенно с учетом того, что они были мне знакомы.

Полный состав «Черного легиона». И последний, тот, кого огонь спас от Дестры. Вейрел.

Один взмах крыла – и его оболочка изменилась, превратившись в одну из тех, которые я видела в изображении – в достопамятной папке. Просыпаясь, я искренне порадовалась, что не стала стирать из памяти матрицу отчета – иначе фотографии запомнились бы не так хорошо...

Но все-таки – на Контера мне это показали? И что это за огненный символ такой – летающий и благотворящий? Ненавижу вещие сны с частично символьным рядом...

За окном все еще было темно. Талька и Ангмарская, дубу ясно, спали и знать не хотели, что мне к ним присоединиться все никак не удается. Правда, я не чувствовала себя сонной – не так, как после первого видения, когда удалось за каких-то полчаса успокоиться.

Приведя в порядок сознание, я встала, не утруждаясь поиском тапочек, и подошла к окну. За стеклом было темно – пацанский корпус тоже спал без задних ног. Оглянувшись на всякий пожарный в сторону Ангмарской, я сконцентрировалась и создала полную простую копию той самой папки. До утра ее, в смысле папку, можно было просматривать, но потом куда-то стоило бы деть. Поэтому я сделала копию временной.

К счастью, слезы Змея все еще действовали, так что даже в царившей вокруг темноте я могла рассмотреть созданное. Папка была толстой, но содержание стабилизации, проведенной по сценарию Ивл, меня не интересовало... Хотя... Я вспомнила, что Ивл, кажется, тоже имеет какое-то отношение к Дестре. Можно было бы уточнить в памяти, но я не хотела рисковать. Вот пройдет немного времени – и тогда покопаюсь вволю. Может, даже в Мириной – если получится.

Я открыла страницу с фотографиями. Да, все точно, как во сне – только Ломеан там не было... Все остальные совпадали. Тот парень, в которого превратился Вейрел, улыбался со снимка рядом с кратким пояснением «Эрендир, истинный, девятый уровень»...

Странно, что я этого раньше не заметила. Действительно, уровня не было только у одного чернолегионника – парня, похожего на девушку, судя по отсутствию пометки – полукровки. Остальные, включая мать Сулмор, могли похвастаться минимум четвертым. Команда с таким составом, особенно учитывая высокий уровень командира, могла бы работать на любом этаже, а не прозябать в песочнице, да еще и среди не лучших...

Я полистала все же художественную часть отчета. Там тоже нашлось несколько изображений – на сей раз групповых и во весь рост. Ничего нового на них, впрочем, не обнаружилось – если не считать того, что на одной из фотографий командир стоял в полуобнаженном виде и светил наплечной татуировкой. Кстати, татуировка была очень знакомая – одна из вариаций си-джеек... Как положено правоверной этернистке, я изучала их модификации, прежде чем приняться за вышивание ритуальной салфетки, и кое-что запомнила. Начертание со смещением, при котором «джей» похоже на зеркально повернутую «си», а рисунок в целом – на курсивный «икс», – вещь весьма специфическая. В свое время это был знак тех самых «вольных демонов», которые свергали Рейвена. Причем далеко не все его использовали...

«Назвать «вольных» поименно» – такой вопрос даже наш историк и даже мне не задаст. История их имен не сохранила, равно как и примененных к ним репрессий...

Я с усилием заблокировала приоткрывшуюся память. Я ж так никогда не вылечусь... Но откуда вообще эти репрессии вылезли? Нет у нас такого в истории, кажется... Хотя Чао, конечно, мог малость подгадить тем, кто его посадил на шефское кресло. Если бы захотел... Но скрывать бы, думаю, не стал – атмосфера террора бы только выиграла... Блин, блин и еще раз шестая нота! Вспомнила! Это из диалога Тальки и Сулмор проскочило! В числе прочей чуши... Мол, Вечная так и не отменила репрессивных мер, примененных к ее бывшим друзьям, и вообще на них наплевала с высоты своего положения...

Если и это Тайли наплел Стан, то я, кажется, понимаю, где он этого нахватался. Доказательство валяется на поверхности. В весьма неприглядном виде. Чувствую, придется мне все-таки зондировать почву – например, подвалить в эту команду с благопристойным предлогом наперевес. Мол, исследую... На предмет будущего присоединения.

Неважно, что меня уже много где ждут и в планы вписали. Изучать рынок с учетом меняющегося общественного положения различных команд никто не запрещал.

И все-таки, думаю, мне будет стыдно. Потому как на Вечную я, возможно, гнала зря... Хотя чего стыдиться? Мира в голове, даже в виде осколков, это практически болезнь. Больные демоны сами себя извинять право имеют, причем полное. Вот и все, и нечего разводить морализаторство...

Я захлопнула папку и отменила ее существование – следя, чтобы ничего не высыпалось на пол. Ангмарская обидится, если найдет у меня что-нибудь связанное с ее матерью.

А завтра первый урок – история, мать ее три раза об Дельтийский барьер... Вернее, уже сегодня. Интересно, я выспаться-то смогу? Как назло, спать хочется...

Итоги сумасшедшей ночи мне пришлось расхлебывать после того, как меня вытащил из послерассветной дремы вопль Талькиного радиоприемника. Таки восстановила, на наши головы... Интересно, это в порядке личной мести за вчерашнюю перепалку? Контер его знает, но голова у меня с утра гудела так, будто вчера гудела я. Причем усиленно. Ошарашив себя комплексом освежающих процедур (лед на голову и полстакана обезвреженной кристалки внутрь), я пришла в себя достаточно, чтобы облачиться в валявшиеся поблизости манатки, подогнать их по своей фигуре и даже пройтись по волосам расческой. Подумав, я перевязала непослушную гриву собственноручно вышитым шнурком. Получился неаккуратный хвост, немного напоминавший, с одной стороны, изгаженную малярную кисть – ветерана труда, а с другой – оригинально мутировавшее растение. В пользу второго говорили свисавшие концы черно-зеленого шнурка.

Выбранные мной для явления народу вещи принадлежали изначально Тальке. Так что теперь я напоминала помесь склада металлолома и олицетворения тьмы в одном флаконе. Второе просматривалось там, где между заклепками проглядывала интенсивно черная кожа. Свистнутые у Ангмарской тяжелые ботинки, обычно носимые хейтершей под платьем, мне подошли без подгонки. В зеркале, от удивления забывшем треснуть, я увидела нечто коренным образом отличающееся от прежней себя. И меня этот образ, Контер подери, устраивал.

Пусть только кто-нибудь заикнется о том, что я копирую Вечную времен вольных демонов! Да, мне эта мысль в голову пришла, но потом, значит – не копирую. Случайное совпадение, с кем не бывает... И вообще – Крэш тогда была ощутимо старше моих одиннадцати с неполной половиной лет, да и внешность моя без активации абсолютной привлекательности проигрывает на два-три порядка. Включиться, что ли? Нет, не стоит... Еще пересекусь где-нибудь с Ларой, а оно мне, простите, надо? И так у отрицательного символа в голове шиза полномасштабная, размером с Департамент...

Я перешагнула порог аудитории, твердо намереваясь вытрясти из препода, сколько лет мне еще страдать ерундой... то есть, простите, благороднейшей и полезнейшей наукой. Препода, впрочем, пока что не было, а превосходившие меня по возрасту, но не по развитию личности, подвалившие пораньше, занимались древним, как идея обучения демонов, взаимообменом. Среди народа я увидела знакомую фиолетовую прическу Ньярли. Но подходить к нему я и не собиралась – уже разобрались... К тому же, это мог оказаться вообще не Ползучий Хаос, а Аметис – существо туповатое, но историка невыясненным образом уломавшее. На приличные оценки. Очень даже порядочные... а в конце года даже ходил по народу слушок на эту тему, глубоко непристойный.

–Мэл, имею честь предложить, – я обернулась на голос и увидела личность, смутно знакомую по клубу творцов. – Кристаллы-душеловки, свеженькие, только от цветничка...

–Не интересуюсь, – отрезала я и села на парту, отодвинув развернутый заранее черный платок с прикрепленными к нему крупными драгоценностями. В каждой из них дремала чья-то жизнь, но меня это чужое посмертное существование не интересовало. Интересно только, как конкретно их собирают... Но это, наверное, преподавать будут уже в цветничке, только бы оказаться среди воспитанниц Кирстен Сайрелл...

Платок с парты немедленно исчез, вместе с владельцем. Вероятно, пошел предлагать обменный фонд действующим творцам... Правильно, им личностные компоненты нужнее. Пусть гонят не бесхарактерную халтуру, а прекрасные миры, достойные своего существования...

Я подогнула одну ногу под себя, получилось неожиданно легко, несмотря на заклепки и малую растяжимость кожи, и уставилась на свое отражение в металлическом наколеннике. Да, меня нужно на листовках рисовать, – несмотря на всю помойку в голове, я всегда выгляжу, как некий символ, и остается лишь добавить пару черточек для достоверности. На задний план, допустим... Причем символом я выгляжу вполне печатным.

–Это стол, на нем сидят, – долетел до меня комментарий из района доски. Историк уже появился на своем посту. – Мэлис Крэш, вы таким образом напоминаете мне, что вам осталось учиться у меня всего два года?

–Нет, – я не стала извращаться. – Всего два?

От вопроса я уже не смогла удержаться. Мне казалось, что осталось больше... Я ведь только на седьмом курсе... Хотя – всего по двум предметам. С тех пор, как история стала на одно из первых мест в моем форсированном списке, я больше не отсчитываю время по ней... Блин, вот так исполняются желания...

–Да, считая этот, если не сбрасывать темп. Подойдите сюда, если вы не заняты...

Два года. Считая этот... Я слезла с парты и подошла к преподавателю, умом понимая, что мне сейчас выдадут очередную тонну книг. Но мое сознание было парализовано одной ясной и четкой мыслью.

Я все ближе подхожу к той жизни, которую запланировала для себя. Вне зависимости от того, чем я буду заниматься в ближайшие дни, недели и годы – время будет идти. Я закончу «Врата», поступлю в цветник Кирстен, я отработаю положенную практику на тысяча сто пятнадцатом, я приму из рук Вечной то, что она найдет для меня... Я получу то, что получают лучшие из демонов. Заслуженно получу...

Но почему меня это пугает? В ощущениях нет ни капли от ясновидения, я не вижу ничего страшного – даже не чувствую эманаций. Все, что меня ждет, – терпимо и в пределах возможного. Во всяком случае, так чувствую я...

И все равно – страх распространяется по структуре вместе с нормальным течением энергии. По оболочке – с течением крови... Тело спокойно перемещает большую часть учебников на координаты комнаты, затем собирает остальные и идет к парте...

Я боюсь известного будущего. Известного до боли, расписанного только что не по дням... Я не опасаюсь за свою жизнь, не думаю, что сделаю что-то такое, о чем буду жалеть...

Я боюсь жить. Видеть, как течет время. Боюсь существовать – словно мое существование не просто обходит законы Хаоса, а прямо нарушает их...

Хотя – чего стоит Хаос, если он соблюдает свои законы?

Я так и не задала вопроса всецветной дымке. Потому что одна мысль Хаоса – это живое существо... И один ответ на мой вопрос – это я...

Ужас отступил. Коротко пискнули часы, отмечая начало занятия. Народ разлетелся по местам. Историк объявил тему...

Я механически перевела цифры в понятный образ. Ничего особенного – одна из наиболее распространенных разновидностей сцепок... Встречается часто – если миры связаны между собой настолько тесно, что даже расщепляются совместно... Их и обозначают поэтому одним числом кода, для экономии... Если кодовые параметры разнятся для разных реальностей – то центральным, основным...

–Данная сцепка реальностей долгое время существовала в стандартном виде, который в некоторых источниках называется еще... Мэлис Крэш?

–Называется космическим, – хорошо, что я уже в состоянии проявлять требуемую эрудицию. – Сцепки реальностей космического типа часто путают с многоцентровыми реальностями, основное различие заключается в наличии внутренних связей между центрами, что для вторых, как правило, нехарактерно.

–Почему? – историк обвел глазами класс. Великовозрастные демоны в лучшем случае слушали вполуха.

–Внутренние связи в сцепках, как правило, построены на магической основе, а в многоцентровых реальностях – на технологической. Технологическая связь возможна в том случае, если ее позволяют внутренние физические законы реальности, магическая – при низком коэффициенте магсопротивления или наличии, – я уставилась в потолок. Шпор там, конечно, не было – вернее, пара штук была, но не на эту тему, – большого количества энергии. Также между реальностями сцепки может существовать иррациональная событийная связь, вызванная переплетением событийных линий периферии либо центра. Для ее создания не требуется приложения конкретных сил, иррациональная связь имеет ту же природу, что и хаотизирующие спонтанные события...

–Мэлис Крэш, демон может проложить иррациональную связь? – блин, прописные истины уже спрашивают. Хотя это для меня они прописные. Вон Аметис смотрит, будто Контера увидела...

–Демон может сделать это даже без энергетических потерь, – я развела руками. – Принцип иррациональной связи используют переходники, для компенсации временных и пространственных потерь используется энергия энтропии...

Историк негромко хлопнул ладонью по столу.

–Мэлис Крэш, благодарю за рассказ о связях, но я все же хочу спросить о другом. Можно ли только по типу связей точно определить, что мы видим – сцепку или многоцентровую реальность?

–Нет, нельзя... Но если смотреть в событийной проекции, различия заметны визуально, – кажется... Хотя похожи эти вещи страшно... А нет, есть верный способ! – Чтобы сказать точно, нужно подождать одно событийное мгновение. Многоцентровая реальность расщепится на количество вариантов, соответствующее общему числу возможных событий. А сцепка совершит расщепление несколько иначе...

–Да. Правильно. В результате получится количество реальностей, серьезно отличающееся от расчетного для многоцентровой. Если не ошибаюсь, для расчета количества новых сцепок его возводят в степень, равную числу реальностей в сцепке. И, о чем не было упомянуто – каждое событийное мгновение сцепка рассыпается. То есть, в межпространстве появляется некоторое количество отдельных реальностей, – историк потянулся. – Считая Мэлис, на меня смотрят максимум три глаза... Так вот, на определенном этапе развития сцепка, по которой я завтра вас обязательно спрошу, прошла сквозь стадию полной угрозы. Полная угроза имела магическую причину, что для реальностей с таким низким коэффициентом сопротивления означало не просто уничтожение, но стерилизацию в целом. На всем протяжении временной оси, а ось была единой. Все осознали? Хаос, зачем ты придумал меня с совестью...

–А как реальность стабилизировали? Повысили магсопротивление? – это отреагировал «один глаз», то есть Ньярли.

–Нет, перестроили связи между мирами так, чтобы получить многоцентровую реальность, – историк встал со стула и направился к передним партам. – Кстати, в этой стабилизации мы участия не принимали.

–Неужели люди – сами? – ахнул кто-то в середине ряда. Вероятно – человеческого происхождения...

–Нет, конечно, – препод презрительно усмехнулся. – Во-первых, мы не стали бы снижать разнообразие таким образом. Во-вторых, как правило, у людей на такое не хватает силы. Они, что общеизвестно, раса слабая и их единственное преимущество заключается в сознании исчезающе малого процента представителей. Эти личности в некоторых случаях могут мыслить, отбросив жесткие рамки, в которых у всех остальных чахнет фантазия. И реальность, о которой я начал говорит, была создана именно таким образом – человек поделился своей идеей с богом своего мира. Мэлис Крэш, кто такие боги?

–Как правило, это сущности, обладающие определенной силой, – блин, больше спрашивать некого, что ли? – Причем иногда они обладают этой силой исключительно в воображении почитающих их реальностников, и часто существуют лишь в виде информационных конструктов. Отмечались случаи, когда конструкты воплощались в реальности...

–Правильно, именно так и появился на свет тот бог, который перестроил реальность, – оборвал меня историк. – Поскольку сырьем для воплощения послужила излишняя магия, бог обладал определенной силой, – я не понимаю, чем преподу понравилась эта фраза, взятая мной из обычного терминологического словаря в конце учебника, но повторил историк ее с каким-то садистским удовлетворением. – Ограниченной, но силой. По сути, этому богу было плевать на все, но у него оставался долг перед своим создателем. Тем самым человеком, который его вылепил из ожиданий и сырой магии. Естественно, акт боготворения был спонтанным и непродуманным...

Пошла тянучка... Интересно, что должен сделать человек на глазах нашего историка, чтобы тот сменил мнение? Да нет, даже если такое невероятное событие и поимеет место, в лучшем случае препод хмыкнет и заговорит об «исчезающе малом проценте». Да и то, полагаю, будет элементарным кривлянием отсутствующей душой. Историк редко говорит о том, что думает про людей только потому, что учитель не должен крыть кого-то матом каждые две секунды.

Меня вызывали для разъяснения прописных истин еще пару раз, и раз пять спрашивали о вещах, которые я вообще знать не должна была бы в принципе. По той простой причине, что теория стабилизаций – это специальный предмет, изучаемый на практике... Под руководством опытных инструкторов. Но историк уверен, что «Врата» держат планку только благодаря его наездам на детей. И, вероятно, все же прав – стали бы за нашими выпускниками иначе гоняться в песочнице? Думаю, нет...

–И, кстати, я не говорил, что на грань уничтожения свой мир поставили опять же люди? – препод вернулся на тему из терминологических зарослей. – Как, впрочем, случается в девяноста девяти и девяти в периоде случаях... Мэлис Крэш, благодарю за помощь в проведении урока. Все остальные отлично знают, где я их видел. Можете идти...

Небо падает на землю... Историк меня поблагодарил, и язык у него не отвалился... Наверное, понял товарищ препод, что вот уйду я с его уроков, и останутся ему на растерзание невкусные дубоподобные личности, которые с полуслова понимать не научатся, даже если пройдет еще двадцать пять миллиардов лет...

Что ж, страдание укрепляет сознание, товарищ историк, привыкайте к мысли о том, что приходит время в лучшем случае эрудированных демагогов. Учитесь взаимодействовать с ними, товарищ учитель... Им-то все равно, где вы их видели, вы же не Безумный Пророк!

Следующим номером в программе значились кошмары. К сожалению, вчера их не ставили... Иначе мне сегодня ночью светила бы прогонка материала, а не видения про Вейрела.

Моя группа представляла из себя сборную солянку из личностей, чей средний возраст определить было сложно, и с прошлого года мало что изменилось. Элка, правда, уже меня обогнала – но оно и ясно, с такой-то фантазией... Зато по всем остальным предметам она на своем уровне...

На первой центральной парте уже расселся какой-то смутно знакомый мне парень. Рисковый товарищ, похоже – и точно в нашей группе раньше не появлялся. Значит, перешел в конце прошлого года...

Парень поднял голову и убрал за уши роскошную каштановую шевелюру. Получилось некорректно – ушей для удержания волос не хватало. Я немедленно вспомнила, с какой стороны мне знакома эта личность... Тот самый предсказатель с пятого курса, Райт! А выглядит старше, хоть это и не одобряется...

–Можно вопрос? – я приземлилась на соседнее место, благо там было свободно.

–К звездам? – без тени улыбки уточнил Райт. Кстати, предсказатель был внешне довольно-таки привлекательным – а голубоватые белки глаз смотрелись всего лишь экзотично. – Звезды знают все, их надо только правильно спрашивать...

–И будущее они тоже знают? – вот понимаю, что звучит идея со звездами туповато и отдает чем-то левым... Но мне все равно интересно.

–Конечно, – с видом «излагаю общеизвестное» ответил Райт. – Расположение звезд этой реальности слабо отличается от того, которое можно наблюдать в родных реальностях большинства моих соучеников. А все потому, что реальности эти – шаблонные...

–Ты это так сказал, будто сам сделал бы лучше, – а ведь и правда... Мне вспомнились практически идентичные созвездия, украшавшие небо реальности Сулмор – и реальности хейтеров...

–Лучше – возможно, – Райт раскрыл тетрадку с какими-то чертежами. – Но я не хочу. Меня такая ерунда не занимает... Извини, забыл, с кем говорю...

–Не извиню, – привычно отреагировала я. Ибо нефиг такие вещи говорить...

–И не обязательно. Меня такие мелочи тоже не волнуют. Так что ты спрашивала? – прозрачно-синие глаза снова посмотрели на меня.

–Слушай, с тобой совершенно невозможно разговаривать, – ноль эмоций. Теперь ясно, почему Райт не теряет популярности – оригинальничает... Вообще-то так далеко не каждый может – не замечать половину слов собеседника, вычленяя только интересное для себя. – Если я родилась в Мейплиф, на меня тоже звезды влияют?

–Нет, – бесстрастно ответил Райт. – На тебя влияют события... Стихии. Возможно, общий эмоциональный фон... Но звезды рожденных в Мейплиф не касаются...

–Все-таки ты шарлатан, – из чистой злости сказала я. Райт промолчал – то ли его это не волновало, то ли потому, что в аудиторию вошел препод.

Ужас и кошмар с большой буквы на сей раз был в своем обычном прикиде, за исключением шляпы. И я без посредничества звезд могла предсказать, что сейчас будет сказано...

–Этот Контеров седьмой курс! – препод ударил когтями в стену так, что образовалась одна дырка, а не пять. – Ничего нельзя оставить без присмотра! Второй раз на моей памяти во сне шляпу сперли! Ну, если они думают, что я после этого перестану приходить к прогульщикам...

–Радуйтесь, что только шляпу, – прокомментировал кто-то из угла. Глаза учителя немедленно метнули туда хищный взгляд.

–Кто-то по мне соскучился? Детки мои, я могу и к неуспевающим являться, от меня не убудет... А вот перед вами, лучший мой класс, я бы хотел поставить один вопрос. Можно ли напугать во сне существо, генетически не запрограммированное на страх?

Народ немедленно включился в дискуссию, я в том числе. Что-то я помнила из истории на эту тему, поэтому вылезла с идеей высокой плотности и достоверности видений. Та самая личность из угла, чем-то смахивающая на Атру (в основном белыми волосами и кожей, остальное нужно было рассматривать ближе), сообщила, что без влияния на сознание ни Контера не получится. Мол, иллюзии, они же кошмары, дают такую возможность, и ее надо реализовывать на все двести...

–Эльмас, я не спорю, что логика и мировосприятие спящего отличаются от обычных параметров, – препод задумался. – Но когда речь идет о демоне, это правило дает невероятное количество исключений. И уж ты об этом помнить должен... А тут еще недемонический компонент наследственности специфический...

–А вы хотите его напугать? Или прибить для профилактики? – беловолосый вскочил с места и в эмоциональном порыве перевесился через парту. – Можно, я вам помогу?

–Личные отношения в работу вмешивать можно, но не рекомендуется, – препод взмахнул рукой, отбрасывая энтузиаста обратно на стул. Учительские когти лязгнули. – Детки мои, вы же понимаете, что я смогу подобрать к проблеме ключ, не прибегая к лому. Разве я вас учу не этому же? Если правильно выбрать стратегию, результат не заставит себя ждать...

–И цель можно будет брать голыми руками, – пробубнил обиженный Эльмас. Райт повернул голову в мою сторону и вполголоса сообщил:

–Этот ваш парень у него девчонку увел. Из-за такой мелочи разоряться...

–Для тебя что, все меньше учетной единицы[ 46 ] – мелочь? – окрысилась я. У меня была причина, чтобы раздражаться – во-первых, я приняла слова Райта за намек на мое положение в личной жизни, и, во-вторых – я подумала, не являются ли мои сны наведенными иллюзиями. Не только препод так развлекается, между прочим. И не нужно обладать большой силой, чтобы влезть в чужой сон, если только спящий не защищается специально...

Что, если Вейрела мне сватает в качестве проблемы Майк или еще какая-нибудь ясновидящая сволочь? Неужели нельзя просто прийти и предложить заняться вопросом – я, может, и согласилась бы... Это же не Феникс из Хаоса вытаскивать! И тем более не первых...

–Да, – спокойно ответил Райт и снова отвернулся. Препод нашего разговора не заметил – как раз встряли со своими идеями еще несколько демонов. Мне показалось, что учитель внимательно выслушивает их и делает, так сказать, зарубки на память. На ближайшей парте.

Сейчас, со стороны, было понятно, что преподавателя уязвила неудача. И что желание отомстить он обязательно исполнит – в свойственной себе элегантной и слегка кровавой манере. Так про кошмарника говорил Стан, описывая то, что тот преподавал во сне хроническому прогульщику...

Я с усилием запретила себе думать о Стане. Для меня он должен стать никем, или я просто сойду с ума, вспоминая и идеализируя... Сейчас ментал сидит рядом с Талькой, изображая Контер знает что, и...

–Если бы тобой управляли звезды, сейчас небо взорвалось бы...

Райт по-прежнему смотрел куда-то в сторону доски, но я почувствовала себя так, будто холодные синие глаза рассматривают мое сердце. Ощущение – как от пучка направленного излучения, пробивающего кожу.

–Меня можно считать кем угодно, – добавил Райт, чуть помедлив. – Но есть вещи, которые просто очевидны.

–Так ты все же можешь предсказать судьбу тем, кто родился в Мейплиф, – все же вступила в разговор я. Препод сейчас спорил с Эльмасом, уже плюнувшим на обиду и готовым на все, лишь бы попасть в план мести. Бывают же такие демоны...

–У вас нет судьбы, – Райт чуть заметно улыбнулся. – Вы не связаны ни с чем, кроме того, что я перечислил. А все эти факторы слабее собственной воли демона в разы. Ясновидцы видят только самое вероятное, я вычисляю и могу нарисовать все разветвление... Они не любят рожденных в Мейплиф, потому что больше никто не умеет так путать любую картину предсказания...

Я внезапно поняла, что этот пятикурсник, надевший личину демона постарше, не несет высокую чушь, как это иногда делает, например, Рингил. Райт – не хейтер, наслаждающийся реакцией окружающих на несомую муть. Он говорит вещи, которые чувствует и которыми живет.

–Ты, Мэлис, свободна, – улыбка продолжала кривить губы, влияя на речь. – И можешь считать меня лгуном, шарлатаном... Кем хочешь. Только не принимай больше как руководство к действию чьи-то видения.

–Антиреклама, – выдохнула я. Может, вот так Райт и отрывает клиентов от Майка?

–Мэлис, я повторяю – меня не интересует твое мнение, – улыбка куда-то исчезла, когда наши взгляды снова встретились. И мне показалось, что я вижу нечто странное – огромное поле полыни, раскинувшееся среди протуберанцев. Серебристая зелень росла прямо из океана пламени, я почти почувствовала ее приятный аромат...

Райт замолчал, на сей раз до конца занятия. Я не рискнула снова обращаться к нему. Все-таки осень, мало ли народа с ума сходит... Но искра мысли, до боли правильной, в словах Райта блестела. Я действительно свободна – не знаю, как это относится к рожденным в Мейплиф, но я – свободна. С линейной историей меня связывает только мой долг. Вряд ли Райт подозревает о том, каковы мои обязанности перед миром демонов, но кое-что он видит не хуже Майка...

Похоже, во «Вратах» появился второй курьез – ясновидящий, не верящий во всеобщую судьбу и неизбежность линейной истории. Но это и правильно – ученики приходят и уходят, а говорить о чем-то надо. И смеяться над чем-то тоже обязательно. Как же иначе?

Препод и Эльмас таки решили действовать совместно. Я мысленно пожалела Лескея – у меня-то это создание еще ничего не спионерило... Кристалл – точно не его работа, по этому вопросу у товарища алиби...

На спектральную магию я шла уже в совершенно растерянном виде – может, из-за слов Райта, может – из-за своих мыслей. А тут еще начали долбиться в голову строчки очередного стиха – по ощущениям, неплохого и заслуживающего воплощения. Разнообразия ради – на том самом языке, которым я писала свою поэмку-дневник. Так что я села куда-то в середину ряда и воспользовалась сотворенным листком бумаги.

Управляются нитками куклы,

Управляются с легкостью люди,

Все без мыслей блуждают по кругу,

Принимая сплетение судеб.

Воздух пахнет сгоревшей полынью,

Время гаснет... А робкие звезды

Принимают правление – или

Мы вручаем себя без вопросов.

Пусть бывает понятие – выбор,

Пусть не каждый отбросит свободу,

Мы не видим единственный выход,

Он пугает – и мы не уходим.

Можно тронуть нелепые звезды,

Мы пытались – и не обжигались...

Осторожность? К чему осторожность –

Разлетается время спиралью!

О, как просто касаться с улыбкой

Обжимающих прошлое линий!

Руки пахнут горчащей полынью,

Успокоит – и сразу покинет...

Резкий запах – привычный, понятный,

Разрешение верить в себя же...

Управление? Что вы, навряд ли!

Вы же знаете – нам не накажут!

Почему-то под строчками мне захотелось написать что-то еще, хоть стих и был логически завершен. Но я так и не придумала ничего, кроме «То, что называют звездами, чему позволяют править, чего хотят коснуться – представляет собой невероятную горечь». На эанитском это было бы еще одним четверостишием на тот же ритм. Получилось, конечно, нечто не связанное с синтегией, но никому, кажется, не запрещается писать тексты, просто пришедшие в голову.

Препод у нас не сменился, равно как и стиль проведения уроков, так что минут через десять я уже заскучала. Диана Эйлин, конечно, не Алия в плане занудства, но по-настоящему заинтересовать может только на практических занятиях. Я в таком случае обычно быстро справляюсь с поставленной задачей и перехожу к пассивному отдыху. А когда излагают теорию, причем строго по учебнику (кстати говоря, Алия хоть отсебятины в текст добавляет, благо отношение к преподаваемому предмету у нее восторженное, а не формальное), хочется повысить степень отдыха до уровня сна. К счастью, несмотря на плохую ночь, спать мне не хотелось – подсознание твердо понимало, что при всей своей терпеливости и любви к формализму преподша не поймет, если я вскочу посреди урока и заору, например, о том, что хочу накостылять Дестре за все хорошее...

А мысли мои сейчас занимала именно эта личность. Точнее – я размышляла на тему того, имеет ли смысл вообще думать о Дестре, если еще лет пятнадцать как минимум ее духу в Департаменте не будет наблюдаться... Ведь в прошлом году, в памятный день Феникс по народу прокатилась новость о появлении на свет очередного отпрыска первого кошмара, и вряд ли сейчас Дестру занимают вопросы прошлого. Могли, конечно, занимать в прошлом, не спорю. Могут занять в будущем. Но до будущего еще дожить надо...

Так что вопрос, с учетом припомненных обстоятельств, свелся к одной точке. Точка эта по-вейреловски подмигивала, копируя ту самую фотографию в учебнике, и содержала в себе намек на ценность информации. Конечно, информация, полученная во сне, требовала проверки. И еще нужно было найти того, кто согласится обменять нечто ценное на тайну местонахождения бывшего одноклассника Дестры. Но потенциально мне открылась интересная вещь, и это отрицать было нельзя. Еще бы разобраться с частичным символом...

Пользуясь тем, что мое присутствие на занятии требовалось чисто номинально, я осторожно воспользовалась доступом в омнисеть и, проигнорировав сразу же вылезшее приглашение зайти на один форум, дабы обсудить новую сетевую хохму (рассказ о том, как Элиен влез в сеть одной из реальностей, пользуясь стихийным подключением, я видела вчера, и он моего внимания не привлек), направилась по одному известному мне адресу. Там располагался архивчик сновидцев, оснащенный поисковиком. Пользование данным сайтом было анонимным, что мне лично нравилось. К сожалению, эту самую анонимность туда добавили сравнительно недавно, по горячим просьбам народа... Раньше было совершенно невозможно заходить – стоял автоопределитель, причем практически непобедимый. Теперь там здорово увеличилась посещаемость, и в гостевой книге значилось не менее пятисот мыслей на тему того, как хорошо без этой шпионской программы. Мыслей о том, как следовало бы называть ее авторов, и параноидальных возгласов «Народ, вас дурят, как людей – определитель на месте!» было в разы больше. Архивчиком пользовалась большая куча народа...

Поисковик был выполнен очень оригинально и образно. В смысле, понимая, что большинство народа не в состоянии твердо облечь в слова увиденное под покровом ночи, авторы сайта сделали возможным закачку ощущений в поле вопроса. Похожее я видела в одной библиотеке – там тоже кому-то надоело, что народ уходит неудовлетворенным, потому как не может вспомнить фамилию автора и название (или читал версию из другой реальности).

Но речь сейчас не о складах отсканированной документалистики, а о снах... Вейрела и прочие понятные составляющие сновидения я решила не трогать. Можно было обойтись одним конкретным неясным символом – той самой хорошей птичкой. По реакции поисковика на образ я поняла, что в архивчике он есть... А когда перед моими глазами возникла полная раскладка понятий и связей, я подумала, что лучше бы я выбрала сон на занятии...

Меня сбило с толку именно то, что огненное существо причиняло исключительно добро. Все-таки в нашей истории Феникс с этой стороны не рассматривалась никогда... Но с точки зрения символистики огненные птицы чаще представляли нечто хорошее. Символистика сна как наука зародилась в реальностях, где порядок почему-то связывают с добром. А феникс, кроме возрождения, символизировал также и противное Хаосу положение вещей.

Именно поэтому наши «фениксы» любили подчеркивать свою темность и извращенность. Чтобы, не дай Хаос, никто не подумал чего-нибудь нехорошего. Впрочем, то, что сделала своим появлением Феникс, надолго очистило само это слово от налета света и добра, не говоря уже о порядке. Чего-чего, а этого фальшивая Вечная не творила никогда. Если не считать архива, правление Джулии принесло только умножение Хаоса... да и в архиве, в конечном итоге, ничего не изменилось. И что там могло измениться-то, когда рядом был настоящий островок первобытного Хаоса?

Хаос – состояние природное, именно поэтому к нему стремится любая искусственная система... Если бы в реальностях существовал только один, раз и навсегда заведенный порядок, не было бы ни развития, ни эволюции, ни разнообразия...

Слова преподши совпали с моими мыслями совершенно случайно, я к этому моменту уже практически потеряла контакт с реальностью. С той реальностью, в которой располагалась наша школа, и только с точки зрения сознания. По сути, я могла бы сделать это на самом деле – только вот освобождение, без вопросов гарантируемое управляющим кристаллом, для меня было сопряжено с вещами неприемлемыми. Например, с возможностью приступа ясновидения.

А сейчас я все понимала и без пробуждения чего-то дополнительного. Но это понимание только еще больше все запутывало. Я вышла из сети и задумалась, насильно удерживая сознание на неприятной теме.

Феникс не могла противостоять Дестре. Даже с поддержкой изо всех непредельщиков разом. Возможно, они могли бы победить... Но Дестра сохраняла с ними связь, близкую к дружеской, вплоть до разборок в третьем центре. Не уничтожила в порядке мести... Даже если предположить, что к тому времени у непредельщиков было их убивающее оружие (а его не было, ведь я на тот момент еще не была даже проверена), то запугивать им Дестру никто не стал бы. Кого-кого, а ее тогда было не запугать. Может, сейчас еще можно что-то сделать, раз у нее появились дети... Блин, ну не могу я думать о том, как бороться с Дестрой! Не потому, что для меня это в целом реально, с точки зрения теории, и не потому, что меня с ней сравнивают к месту и не к месту... Есть такое понятие – инерция мышления. Вещь вредная. Но по отношению к Дестре она накапливалась поколениями.

Феникс могла уберечь от разрушения какую-нибудь реальность. Вряд ли из этого сделали бы пиар-акцию, конечно нет – но даже официальная история подтверждает, что несколько адаптаций было отменено. В основном потому, что избранная реальность оказывалась родной или дорогой какому-то конкретному демону. Любому демону – в этом вопросе Феникс стояла твердо.

Только вот – откуда я это знала?

«Демоны помнят далеко не все, – прокомментировали в левое ухо. – В первую очередь – они не помнят добра. Большинство не помнит...»

«Но это и правильно, – правый камень (проклятье, когда они успели появиться?) был настроен более цинично. – Потому что, когда идиоты начинают помнить, получается еще хуже, чем если бы они забыли...»

«Потому что благодарный идиот – это даже хуже, чем неблагодарный гад, – поддержал все же левый антисоветчик, хоть и с некоторым сомнением. – Отсюда мораль – добра делать не стоит. Умные о нем забывают...»

«А про остальных мы уже говорили, – в голосе правого камня слышалась улыбка. – Ум, честь и совесть никогда не сочетаются в одной личности. Ты не исключение... У тебя просто две личности».

«И нечего удивляться, что тебя сравнивают с Дестрой, – подняли новую тему слева. – Мы же советовали – сделай горизонтальные полоски на волосах...»

Это меня уже доконало. Я резким жестом сдернула с ушей подсказчики и уставилась на них с ненавистью. В ладони они выглядели безвредными и безопасными, невинными клипсами с оригинальным цветовым решением...

С жутко некрасивым цветовым решением. А еще рекомендации дают... Словно услышав меня, серо-зеленые камни нагрелись и слегка засветились. Они молчали – наверняка первые вложили в них по крайней мере это ограничение...

Не было ни вспышек, ни нежелательных эффектов. Преподша, продолжавшая зачитывать введение к очередному учебнику, вообще ничего не заметила. Но в моей ладони теперь лежали другие клипсы. Похожие на нормализаторы, которые используют в четвертом центре – темно-зеленые, с искристыми полосками. Изменился не только цвет – теперь они были более вытянутыми, с четкими гранями... Я неуверенно надела левый – впрочем, они были одинаковыми...

«Мы умеем слушать чужие мнения, – ехидно сообщил камень. – Может, ты не заметила... но мы хотим стать твоими. Мы всегда этого хотели...»

«Ты – действительно ответ Хаоса на все вопросы, – все же надетый второй советчик начал с банальной лести. – Может быть, когда Хаос впервые начал думать, он хотел придумать именно тебя...»

«Мне не лжем, – левое ухо отозвалось на слова, вспыхнув. Да, я еще умею краснеть... Но только ушами! – Мы были рядом с первой мыслью Хаоса, но мы оставили ее, когда пришло время... Мы выбрали тебя...»

«Потому что иначе я не исполню свое предназначение? – вступила в диалог я. – Потому что меня нужно вести за ручку, то есть за уши?»

«Кто сказал, что у тебя есть предназначение? – хихикнули в правое ухо. – У Хаоса свое мнение на этот счет...»

«И что, вы – канал связи с Хаосом? – зачем-то спросила я. – Излагаете его волю его же созданиям?»

«Не придумывай ерунды, – укоризненно сказали слева. – Воля Хаоса, желания Хаоса, идеи Хаоса – все они вокруг тебя. Да, Хаос может думать чушь, он вообще все может... Только исчезнуть не в состоянии, потому что без него все остановится. Он передал своим созданиям неразрушимость и стремление к разрушению... Поэтому мы и говорим, что ты – его самая дорогая мечта... Его ответ на вечное желание собственных мыслей. Как мы были ответом на стремление первых мыслей – знать...»

«И, когда они узнали все и поняли, что больше ничего изменить не смогут, потому что идея стала законом, а высота стен по краям дороги превзошла ее длину, они поставили точки в своих книгах и практически отказались от нас, – сообщил правый камень. – Но мы сохранили в себе их новую мечту и их знание...»

«Иногда их устраивала избранная дорога, иногда – нет... Они колебались все эти годы, заключая союзы и браки, ругаясь, меняя точки зрения, взывая к Хаосу – а тот лишь делился с ними своими мыслями, но понимать эти ответы первые не хотели. Они не хотели знать, что среди их противоречивых желаний было одно, которое Ему понравилось, – мне снова послышалась веселость в голосе камня. – Хаос по натуре разрушитель. Но, чтобы было что ломать, он постоянно творит... В том числе – орудия разрушения... И идея создать ломателя путей привела его в восторг. Тогда появилась на свет его последняя мысль...»

«Конечно, последняя лишь в смысле хронологии, – подхватил эстафету у левого второй советчик. – Хаос может увлечься чем угодно. Но сейчас он думает о тебе... В основном».

«Ты никогда не догадывалась, почему одна Сила получила имя Вечной, а ты – лишь Второй? Потому что ты – вторая не по отношению к Вечной, – опять этот смешок. – Ты – Вторая по отношению к самому Хаосу. Не по могуществу – по хронологии... Ты, дитя его последней мысли, несешь в себе даже не его силу – ты сама рождена быть Силой! Силой, способной исправить все то, что предопределено Хаосом...»

«Я знаю», – подумала я и снова сняла камни. Они сказали достаточно, повторив то, что говорили мне раньше – но добавив то, о чем обычный демон-предсказатель не сможет даже подумать.

Могла ли я верить этим кускам камня, которые были на самом деле подарком Хаоса своим первенцам? Наверное, только им доверять и можно... Если они – ответ на стремление знать правду...

Они – создание Хаоса, и они пытаются исправить то, косвенной причиной для чего стали. Я предназначена для совершения этой миссии... Но, как любое творение Хаоса, я имею полную свободу воли. Я могу просто ничего не делать, могу выполнить свою цель, могу сделать это так, как захочу – результат никого не интересует. Хаос никогда ничего не требует и даже не просит – он предлагает, не превращая свое предложение во что-то уникальное. Просто в жизни столько свободы, что реально захлебнуться и уйти вниз в поисках дна. Чтобы или никогда не найти – или послушать, как снизу постучат. Предложение Хаоса – лишь отправная или опорная точка, в крайнем случае – вектор направления. Больше ждать нечего – нам без того дано всесилие, чтобы действовать, и мозги, чтобы думать.

А конкретно мне сейчас было выдано конкретное подтверждение моей великой миссии. Так сказать, официальное сообщение: уважаемая Мэлис Крэш Джайнис, ваше создание было осуществлено по желанию самого Хаоса, так что можете более не волноваться на счет своей неестественности и внезаконности... А равно – считать отныне законными и правильными все свои поступки, направленные на коррекцию линейной истории. У меня немедленно вылетело из головы все, в основном Вейрел, Дестра и Феникс, которых я так и не смогла как-то конкретно связать в один узел по причине невероятности необходимых связей, а также все размышления о неблагодарности... Вернее, про неблагодарность я все еще думала, но уже с другой точки зрения. Урок все-таки завершился, и в планах дня неотвратимо замаячила некромантия. В расшифровке – знакомство с тем самым товарищем, так восхитившим Сулмор, утрясение планов на тему моей посильной помощи населению и попытка все-таки подбить препода на форсирование программы. Потому как я в коллективе работать могу, но не хочу. И чем быстрее я уйду в направлении старших курсов, тем меньше лишней нагрузки уляжется на моих широких, но не безразмерных плечах. И, соответственно, рассядется на шее.

Коллектив, конечно, может меня осудить, но я имею конкретную цель в жизни, и эта цель включает в себя возможно более быстрый побег из учебного заведения с дипломом под мышкой. Диплом желателен с особым отличием, плюс грамоты за участие в соревнованиях... Конечно, рекорд Лоста я не побью, мне это и не надо... Но повторить-то никто не мешает?

А неблагодарность и непонимание коллектива могут сопровождать этот самый коллектив в походе лесом по подземному переходу. Или в пешем неприличном туре. Это уже зависит от того, куда я их пошлю в чувствах. В конце концов, я тоже демон, и вообще любимое создание Хаоса... который обо мне, судя по всему, думает так часто, что непонятно, почему я не икаю без остановки.

–Мэл, можно тебя на два слова? – я не успела даже пересечь порог аудитории, как на меня налетел Энвин. Единоверец был взволнован, словно держал в себе какую-то важную новость, а телепатию со вчерашнего дня отменили, как и возможность зайти в нашу общагу.

–Их уже шесть, – машинально отреагировала я.

–Не надо извращаться, – обиделся Энвин. Я посмотрела на него с некоторым вниманием – на вид с единоверцем все было в порядке, исключая выражение лица.

–Не надо начинать с длинного предисловия, – спокойно поправила я. – Говори свои два слова...

–Мэл, тебе мой брат не звонил? – я сразу вспомнила, что не обращала внимания на статус автоответчика, хотя у меня было на это время...

–Вроде нет... А должен был? – Рианон, звонящий мне... Блин, да совсем недавно, а если точнее, в позапрошлом году, меня свела бы с ума сама эта мысль... Но и сейчас я была немного взволнована... Пока не сориентировалась в вопросе. – Вы его что, потеряли?

–Дома его точно нет, – Энвин нахмурился. – Мы всю территорию просканировали. И он не в команде...

–Последнее, что я слышала о твоем брате, причем от тебя, – припомнила я, – это то, что он связал свою жизнь с Ресс Стайн, Величайшей, которая до сих пор работает в ОВР. Ну, и еще то, что из песочницы его выпустили, но это я уже не от тебя...

–Последняя команда, которая его брала как специалиста на две стабилизации, не знает, куда он делся, – Энвин подвел меня к средней парте в переднем ряду – самое удобное место, чтобы поговорить без лишних ушей, потому что сесть в середине мало кто рискует. Наша гоп-компания – не в счет. На втором ряду уже сидели Сулмор и Финве. Но они под определение чужаков не подходили. – Правда, с Ресс мои родители тоже связаться не могут... В Департаменте ее нет.

–Блин, да оставьте вы в покое взрослого демона, – подключилась к разговору Сулмор. – Может, они с понятной целью умотали...

–Я дядей становиться не хочу, – замотал головой мой единоверец и немедленно зацепился волосами за одну из деталей моего костюма. Я тут же осознала, в чем хожу, и огляделась в поисках Тайллы. Ничего розового рядом не наблюдалось.

–Ты бы лучше не хотел лысым стать, – я помогла Энвину отпутаться от меня, но несколько русых волосинок на заклепках осталось. – Что тут такого страшного? Может, действительно из-за этого и рванули куда-нибудь, а теперь возвращаться одна не может, второй не хочет...

–Мэл, имей совесть, – единоверец сел на первую парту и обхватил голову руками. – Блин, у нас дома кошмар будет...

–Да в чем дело-то? – вмешался Фини. – Ну, завел твой брат нормальную семью... У меня сестра тоже... прямо эпидемия какая-то...

–Хорошо, что у меня родственников нет, – протянула я. И немедленно стало ясно, чего, собственно, боится народ. Народ пребывал в страхе перед а) неизвестностью и б) возникновением вероятного центра внимания. От новорожденного демона можно ждать чего угодно, насмотревшийся на чуть более старшие образцы народ примерно себе это представлял... Малявки здесь были, конечно, смирными и протемненными, да и конфликтовать с ними старшие товарищи не пробовали, благо об этом наша администрация хорошо подумала. Но дома, где есть все шансы пересечься с малышней или даже огрести от родителей просьбу присмотреть за мелочью... О, там мелкое и вредное создание превращается в масштабное стихийное бедствие. Особенно если один из его родителей – твой старший брат или сестра, которым очень не терпится отомстить за то, что их заставляли присматривать за тобой...

–Ну вот, теперь ты понимаешь, – развел руками Энвин и чуть не потерял равновесие. Впрочем, столкновение с полом не свершилось... Сулмор вовремя подставила руку. – Честное слово, плохо так говорить, но лучше бы он пропал куда-нибудь! С женой вместе...

–Фини, а за кого твоя змея собирается? – заинтересовалась я, пытаясь отвлечь себя от скользкого вопроса с женитьбой Рианона. Может, он и в самом деле уже официально, это у нас быстро, особенно среди синтегистов...

–Сестра, в смысле? – зачем-то уточнил Финве, отлично понимавший, что я его родственницу назвала все-таки по имени, а не по характеристике... Ибо зовут эту личность Локиэ, что именно в пресмыкающемся стиле и переводится. Но характер – драконы (причем не наши тупари, а действительно гордые и великие в своей злобе личности) скромно уходят покурить в сторонке. Поставить младшему брату уровень, хотя бы и всего лишь третий, от нечего делать – это, знаете ли, о чем-то говорит...

–А у тебя дома еще есть кто-то? Ну, тогда ты в террариуме живешь! – Ангмарская отпустила Энвина и пихнула локтем сына гордой эльфийской нации. Фини страдальчески поморщился.

–За соседа... Ну, помнишь, Мэл, за того, который с подзорной трубой... Конечно, сила у него нулевая, тупость безграничная, зато обещал до второго пришествия первых на руках носить и все такое...

–Какие тупые девушки пошли, – заметила Сулмор. – Вот я бы на ее месте...

–А еще она Золтара послала, – уже громко, на весь класс сообщил Финве. К нам обернулись девяносто процентов голов. Остальные были повернуты и так...

–И вот это – как раз правильно, – прокомментировала принцесса. – Он, конечно, шефский сын... Но с другой стороны... придурок и раздолбай, каких поискать...

–Благодарю, – уголком рта сообщила я. Хорошо, что про «Контерового внука» не вспомнила... Через это мы с шефиней родственники... И еще через мейплифского прадеда, но там уже совсем отдаленная связь...

Связи, конечно, эти давно прописаны лично Лайтином в своих пророчествах. Но вряд ли он мог знать, что предсказывает, когда выводил свое бессмертное «из семьи Вечной, но не родная по крови»... Может, думал о своей ненаглядной дочери... Лоренс Ридл, тогда еще не ставший Молнией, гром от коей до сих пор звучит в ушах народа, в Дестру верил, как я не знаю во что... А она предпочла борьбе за права полукровок добровольное лишение себя любимой этого неутешительного статуса. Я как наяву увидела стройную блондинку, опирающуюся на гладкий ствол березы-ровесницы и красивым голосом изрекающую: «У меня свой путь, папочка... И этот путь уведет меня от тебя, я знаю, потому что унаследовала твое зрение... И знаю, что я тоже буду нужна, потому что потребность в привлекательном, ужасающем и хорошо продумывающем ходы зле вечна... Черные звезды устарели, как и прочие символы, и первые это знают, но никак не поймут, что до конца остался один цикл, понимаешь, только один, и будет новое время... Папа, то, за что ты борешься – это чушь и чепуха, я вижу время, которое обязательно придет, когда станет все равно, кем были твои родители, и будет невероятно важно, чего стоишь ты сам! Ради этого допустимы любые жертвы и, папа, я буду среди тех, кто помогает их приносить! Я покажу этому миру, что такое безразличие, и начну с себя... Прости, ты меня уже не сможешь отговорить... Но за подарок – благодарю».

Шлюз памяти захлопнулся с таким треском, что мне показалось – слышали все. Но все обсуждали проблемы вуайеризма, матримониальные планы старших родственников и вообще Контер знает что, поэтому я могла спокойно взрываться – никто бы и бровью не повел.

Я знала, откуда почерпнула этот кусочек памяти – это был последний раз, когда Лайтин видел свою дочь, перед тем, как она исчезла, чтобы уничтожить тех, кто ее помнил и не понимал, почему должен молчать. Информация у нас всегда имела цену... Восемнадцатый уровень Лайтин своей дочери именно подарил, и только потом предложил присоединиться – и всего лишь потому, что без Дестры его затея была обречена на провал. И провалилась – чтобы победить через несколько миллионов лет, когда Департамент захлебнулся в полукровках, и полукровка стала шефом... Интересно, неужели все могло произойти раньше, если бы Дестра потратила себя и свою репутацию на дело отца, а не на великую цель – возвеличение себя любимой? То есть, конечно, она это ради примера делала...

Я проверила себя. Несмотря на глубинную экскурсию в область памяти, ничего в принципе не произошло. Я рискнула и сняла ограничители, оставив лишь те, которые удерживали кусочки Миры. Ничего не случилось. Но рисковать и экспериментировать с Мирой я не стала. И так уже хорошо, что прогноз оправдался...

А ведь и правда – когда Дестра была маленькой, никаких полосок у нее не было... это потом, когда она решила идти между тьмой и светом, взяв худшее и лучшее, перекрасилась – символистика проклятая, чистой воды символистика... Как и ее костюмец, как и ее ненормальная философия – всегда держать слово, потому что демон отвечает только перед собой... Ультрарадикальный эгоизм, радики-синтегисты до этого не все доходят, а она вот дошла... «Нет ни черного, ни белого, любой символ – это лишь пояснение, превращающее гениальную картину в кадр комикса, и демоны пользуются символами лишь там, где этого требует сознание зрителей. Демон отвечает только перед собой, и зависит только от себя, и решает только сам – неважно, что и кем тебе дано, главное – как и зачем ты этим пользуешься. И если для того, чтобы объяснить это всем, нужно красить зло в белый цвет и выполнять необдуманные обещания – я пойду на это. Если нужны жертвы – я помогу их приносить. Но все в итоге свершится, и количество перейдет в качество, а страх у нас всегда был ступенькой к уважению, причем последней...» Слова Дестры, которые, возможно, слышали только ее будущие жертвы... Ну, и она сама, естественно – как правило, личность слышит то, что произносит. Вслушивается не всегда, конечно, да и извлечь из памяти свои собственные слова не так уж и просто... если не повторял их кучу раз. А Дестра заботилась о том, чтобы ее коронные фразочки дошли до сознания тех, кому уже больше ничего не светило по жизни.

Если посмотреть на ситуацию с точки зрения пошловатого и никого не уважающего синтегиста, можно вывести ясную и некрасивую причину такого поведения. Я, как незаконный носитель памяти Дестры, могла посмотреть на всю ее жизнь в целом. И я все-таки была синтегисткой, достаточно пошлой и гадкой, чтобы, к примеру, сваять один веселый клипец на базе священного и связанного видеоматериала из разных реальностей... В качестве саундтрека к этому произведению стебного искусства была использована такая песенка, что за сей клип мне в конце прошлого года чуть на собрании втык не сделали, но вовремя спохватились. Ведь, если не считать отдельных элементов из связанных фильмов (а каких трудов стоило найти реальность, где эти фильмы вообще связаны через актера!), иллюстрирующих припев, все остальное было взято в последовательности, исключающей ложную трактовку. Из биографии аватара никто не вычеркивал ни двойного пребывания в дурдоме, ни бесполезности сиих госпитализаций, ни великой платонической любви, ни удара табуреткой по многострадальной голове, хоть последний факт и пришлось брать из какого-то апокрифа. Тем более аватар не отвечает за то, какие еще роли решает сыграть актер, воплощавший его образ в священных фильмах... Но, раз рука на святое у меня поднялась без вопросов (после того, как мне принесли очередную слезную просьбу «отвлечься на что-нибудь, от чего крыши с корпусов не слетают», очень вовремя испортилась погода, а мне под курсор подвернулась веселая компиляционная программа), то Дестра тем более не обойдется без веского синтегийского мнения, которое никогда не узнает.

А смысл моей пошловатой идеи был просто, как все гениальное. Несчастной Дестре Ридл по жизни не попалось ни одного приемлемого демона, чтобы споткнуться об него и сойти с трассы, так сказать... В «Учении Тьмы» положение с парнями было не лучше, чем у нас, но ученики через одного были влюблены в науку, поэтому тратили юные годы на все подряд, кроме того, что сейчас полагают смыслом жизни.

И вообще – о чем они могли думать, раз выросли в обществе, где считалось приличным дождаться по крайней мере шестнадцатимиллионолетнего юбилея, прежде чем погружаться с головой во взрослую свободу? На Кэрин, успевшую всего лишь разменять второй миллион, смотрели даже не косо, а откровенно криво – типа, как можно в таком юном возрасте заводить семью? Да, то были райские времена, совсем недолго до перелома общественного мнения, но это было очень весомое «недолго»...

Так что неудивительно, что Дестре понадобилось несколько миллионов лет, чтобы расстаться с идеей, которая так жутко казалась революционной, что продолжила это делать после всех потрясений, поимевших общество. Как правило, это свойственно всем в корне неверным идеям, и долгожителей среди них до Контера. Особенно если в качестве носителя идея выбирает неглупого, но очень необласканного жизнью демона. Не говоря уже о демоне огромной силы, которому нет нужды задумываться, на чей алтарь в результате ложатся жертвы, ведь ближняя цель, связанная с завоеванием репутации, выполняется в срок и так, как надо... А времена меняются, и если раньше можно было спокойно строить планы на пятьдесят миллионов лет вперед, то теперь становится очевидным одно обескураживающее обстоятельство. Те, кто планов не строил и брал только то, что падало к ним в руки, несмотря на все судорожные движения, связанные с обороной от избранности, успевают изменить мир раньше и кардинальнее, чем рабы собственных идей и построений. Да, уважение и ужас окружающие испытывают. Да, твое мнение звучит весомо, да, на тебя оглядываются... Да, твоего слова достаточно, чтобы властители дрогнули...

Только говорить не о чем. Мир и так устраивает тебя сильнее, чем это можно было представить давным-давно, в начале пути. И поэтому ты понимаешь, что добилась только одного – своей значимости и независимости. Потому что от тебя не зависит ничего, а твой общественный вес слишком велик для любой чашки весов...

Ты можешь все. Но ты по-прежнему никто и ничто для проклятой линейной истории... И однажды приходит в голову замечательная идея – плюнуть на все, как плевали до тебя и до эпохи перемен, и заняться наконец своей личной жизнью...

Я могу не помнить, когда и как пришло это решение к Дестре. Могу, потому что эта часть памяти немного повреждена... Но я совершенно уверена, что хорошую мысль ей подсказали...

И если бы в класс не ввалился счастливый Стан, обнимающий Тальку и орущий, что препод сегодня не появится, поэтому всем можно валить по домам, я даже вспомнила бы, кто. Или хотя бы свела воедино факты. Или – по крайней мере – не забыла бы напрочь всю ассоциативную цепочку...

Но меня подхватило и вытащило из класса немного раньше. А все ресурсы мозга потребовались для решения совершенно другой задачи. Я разрывалась между присмотром за Станом и наглядной демонстрацией того, что он мне больше не нужен... Что было проблематично, так как занесло нас в кафешку «песочницы», где к шестидесяти процентам нашей группы немедленно приклеилось энное количество народа, тоже получившего свободу, но по менее случайной причине. У них просто было меньше часов занятий...

И среди народа, забивавшего соседние столики, я заметила то, что мне видеть совсем не хотелось... Бывают же такие настырные личности...

Я решительно отвернулась от Ника Лары, подвинув стул, и сотворила пакет семечек, который немедленно разделила с Энвином. Единоверец все еще опрашивал всех окружающих на предмет того, пропадали ли у них старшие родственники и чем это может грозить в перспективе. Девятый и десятый курсы были настроены очень пессимистично. Оказалось, примерно треть народа знала, о чем идет речь... Приколоться над младшим товарищем сам Хаос велел, конечно же... Мелочь в тему входила глубже, но далеко не вся. В основном младшекурсники выражали сочувствие – на всякий случай...

Народ говорил и на другие темы. Кто-то жаловался, что никак не может втянуться в учебу, кто-то рассказывал смешные истории из каникулярной и прошлоучебногодней жизни, кто-то вдохновенно расписывал очередной результат игры в пацанском корпусе. На сей раз капитально продулся заглянувший на огонек Айлан, и ему пришлось послать на три буквы препода прямо посреди занятия. Посылаемого разрешили выбрать. Айлан, подумав, что второй год ему светит в любом случае, выбрал биолога...

–И, короче, встает Майка с места, идет к доске и громко, на весь класс, прямо посередине лекции... Мы под парты укатились, даже учебное пособие уржалось! – с каким-то особенным восторгом добавил рассказчик, принадлежавший к шестому или пятому курсу, судя по пересечению с Айланом. Маечного бизнесмена походя травили до сих пор, так что, я думаю, ему просто очень хотелось раз в жизни сделать нечто в этом роде... Интересно, если к ним на урок уже пособия приносят, то на каком курсе теперь зависла жертва несхождения характеров родителя и директрисы (а точнее – близкого схождения ноги родителя с директорским хвостом, что бы это ни значило на самом деле)?

Забивая голову несущественной мелочью и ненужными вычислениями, я украдкой посматривала на Стана. Ментал прекрасно исполнял роль – он шептал что-то на ухо Тайли и... проклятие, на это было невозможно смотреть, можно было подумать, что никакого притворства нет. Противное ощущение – как будто кто-то играет на твоем компьютере, с твоего же разрешения, не делая ничего страшного... но видеть это не хочется.

В поле зрения снова попался Ник Лара. Пересел он, что ли? Я снова раздраженно отвернулась, стараясь, чтобы по прямой от моей линии взгляда не оказалось ничего, кроме нормальных демонов.

К сожалению, попадались сплошь ненормальные. Раздвигая скопившихся вокруг столов малявок и старшекурсников, ко мне шествовал Лост. Он же истинный по имени Марр Лиетта.

–Привет, – он сел на ближайший ко мне стул, демонстративно не заметив, что на этом месте только что сидел другой демон. – Что празднуете?

–Мое освобождение, – хмуро сообщила я. Лост мог раньше значиться в списках посвященных, но сейчас он ушел слишком далеко, чтобы слышать от меня о пророчествах и необходимом зле, которое я себе причинила. К тому же, вокруг было много народа. – То есть, всеобщее освобождение... До завтрашнего дня.

–А мы горюем, – Марр показал сквозь толпу учеников «Врат» на какой-то столик, который и впрямь был укутан мрачной аурой неудачности. – Гений все-таки облажался... Решил еще раз опустить «Черный легион», а получился реванш.

–И как реальность? – не то чтобы меня это интересовало... Но Лост неплохо заслонял собой любую проблему. Размер и сияние позволяли.

–Реальность в норме, но мы пролетели по всем статьям... Сценариста убить мало, слишком мало вариантов оставил, а мы, в конце концов, разорваться не можем, – Марр сделал неопределенный жест. В сочетании с интонацией стал ясен подтекст. Мол, если бы все в команде были такими, как он, ничего страшного не смогло бы случиться...

Самоуверенность, присущая истинным и так им идущая. Как свет, которого на самом деле нет... Просто все лучи в помещении стягиваются к точке, которая становится светлым истинным. Конечно, они не все такие, только молодежь, может быть...

Память не возражала. И Лост не казался чем-то уникальным.

–Сочувствую, – коротко отреагировала я. – Когда-нибудь вы их уделаете...

–Мэл, кстати да, можно у тебя один вопрос спросить? – я согласно кивнула. – Ты как на жертвенность смотришь?

–Положительно, – ответила я, не успев даже подумать. В словах мог оказаться совершенно другой смысл, но я в данный момент понимала это слово с дестрийской точки зрения. Ну и в целом мне на это было немного положить...

–Благодарю за информацию, – Лост встал и направился обратно к своим. Я заметила, что Стана больше нет на месте, и дернула за мысль Сулмор: «Куда они делись? И когда?» Тальки тоже не было.

«Еще до того, как Лост подвалил – встали и куда-то смотались... Да не волнуйся, Тайлла за ним присмотрит... Или ты ревнуешь? – в мысленном голосе Ангмарской проскочило злорадство. Хейтерское. – Мэл, ты бы видела, как он на тебя смотрит...»

«Маскировку нарушает?» – холоднее, чем нужно, осведомилась я.

«Нет. Но смотрит, – параллельно с мыслепередачей Сулмор значимо улыбнулась. – Кинься ты, как говорили умные демоны... Не мучайся больше, чем нужно».

Конечно, лучше не мучаться... Один день прошел, а сколько всего случилось... Нет, полтора дня, в день столько не уместится...

–Ангмарская, – вслух обратилась я, – у нас ведь завтра Адская Нелли?

–Да, – хейтерша кивнула. – Я уже подготовилась...

–А я – нет, – спокойно сообщила я и перенеслась прямо в родную комнату, игнорируя как правила приличия, так и реакцию почти прорвавшегося к нам Ника Лары. Не знаю, на что рассчитывала сия Хаосу противная личность, но в лучшем случае ему светило физическое воздействие. А может, и смерть для профилактики, если в толпе народа окажутся пострадавшие после вчерашнего.

Привычная обстановка меня несколько успокоила. Да и готовиться, в самом деле, было нужно... Я вытащила учебник, пролистала первую главу, поблагодарила себя за сделанную установку, благодаря которой смотрела на иллюстрации всего лишь с некоторым любопытством, температура коего не превышала абсолютного нуля. Ник Лара из головы вылетел моментально, на его место немедленно прописался Рианон. Конечно, надо бы заочно пожелать аватару счастья... И воспользоваться тем, что он счастлив, чтобы получить помощь. Потому что подготовка подготовкой, а вера никогда не помешает, особенно если препод к тебе объективно не отнесется ни за что на свете.

В результате я в третий раз в жизни заснула на учебнике, но, к счастью, приснившееся мне содержание было изложено с нужной стороны. То есть, жертвой я во сне не была, что уже – немалое везение... И ничего вещего с виду не снилось, так что наутро пришла мысль на тему: иногда бывают сбои, никто не застрахован... Особенно ясновидцы – от приема чужой волны. К тому же, плотность событий, требующих реакции на месте, после успешно выдержанной атаки преподши только увеличилась... На посторонние мысли времени не осталось. И я даже начала думать о том, что была права насчет Стана. Ибо личная жизнь медленно, но верно сползала в область постороннего, причем у всех демонов, занимающихся учебой, одинаково. А ведь учебный год только начался...

ЧАСТЬ 3. ВСЕ МЕНЯЕТ ВРЕМЯ

–Ангмарская! Тебе когда-нибудь удастся закончить работу правильно? – несмотря на всю злобу, леди Аданель обращалась к хейтерше с подчеркнутой вежливости. Впрочем, Атли ко всем обращалась, используя буквы, значащиеся в журнале. А Сулмор уже два года там вписана титулом... К сожалению, так повезло не всем. – Айдахо, я непонятно выражаюсь? Чем вы там с Картером маетесь? Мне жаль вашего некроманта... Лескей, положил инструмент на место! Он все равно привязан к столу, только карман порвешь... Сумасшедшие дети! – вот и до меня дошли... Я аккуратно вытираю руки, моя работа по сути сделана нормально, но свинья везде найдет грязь, хейтер – повод для ненависти, а леди Аданель – неточность. – Мэлис, опять пятый пункт с шестым спутали?

–Никак нет, – ответила я, на всякий случай указывая пальцем на след от «шестого пункта», явственно перечеркивающий ожог от пятого. Руку пришлось вытирать заново, зато кривая рожа преподши отчетливо продемонстрировала – оценку мне все-таки поставят. И отличную... Я на Атли уже одну жалобу подавала, в прошлом учебном году, и совсем недавно удалось подслушать разговор в курилке, посвященный этому вопросу. Оказывается, я в школе на особом счету, среди заслуженных лиц, плюс к директрисе дошли насчет меня какие-то распоряжения от Вечной. Совершенно секретные, конечно, но через Перли в педсостав рекомендации просочились вместе с причинами. Так что меня надо беречь, любить и по возможности срочно выпереть из рядов учащихся, пока все не охренели хором от необходимости содействовать.

Конечно, большинство преподавателей с Адской Нелли (пошел-таки термин в народ) не согласилось. В качестве гласа народа выступил Кэйли, которого администрация подозревает в связях с ОВР (он там действительно время от времени работает, я узнавала специально – не полагаться же на слова Миры! – но Контер его знает, до какой степени это доходит. Может, действительно следит негласно, может, на преподов стучит... На всякий случай я все-таки порадовалась, что больше не занимаюсь общей магией – а то пришлось бы переходить в другую группу). И сказало это чудо, чуть не забракованное ввиду того, что мне уже не преподает: такие кадры, как я, раз в минуту не рождаются. И если отдельные преподы пришли работать во «Врата» потому, что их выперли из аналитического отдела или из Хранителей, а в «Путь» не взяли из-за жестокости, то нечего свою жизненную нереализованность трансформировать в зависть. Потому как дети сейчас требуют определенного к себе отношения, а скорость стука, если кто не помнит, превышает скорость звука...

В общем, я была вынуждена, конечно, свалить чуть раньше официального завершения беседы, но понять принятое решение удалось. Право придираться без повода преподаватели потеряли. Особенно ко мне... Просто цепляться к реальным ошибкам не воспрещалось, прикрывая сие заботой о моей ускоренной и усиленной программе. Но я уже давно не ошибаюсь...

–Леди Атли, вы мне аномала[ 47 ] подсунули, – сообщила от своего стола Сулмор. – И вы хотите, чтобы результат был строго по учебнику?

–Ангмарская, если вам на задании попадется аномал, вы тоже будете списывать провал на учебник? – Аданель насмешливо-пренебрежительно посмотрела на хейтершу. – Или на преподавателя, который вам не показал, как надо действовать? Или все-таки на отсутствие у себя фантазии и элементарного умения рассчитывать воздействие? Честнее с собой быть надо... Нет, я могу ткнуть пальцем...

–Сейчас все сделаю, – буркнула принцесса и погрузилась в расчеты. Я удостоверилась, что моя оценка занесена в память компьютера, и позволила себе встрять:

–Кажется, разбазаривание ценных фондов запрещено Вечной... Если даже нам по ошибке прислали аномала...

–Так я не имею права воспользоваться шансом и продемонстрировать ученикам нюансы работы с этой категорией? – Атли развернулась и уставилась на меня с некоторым бешенством. Я поймала на себе два восхищенных взгляда – Стана и Тальки...

–Не имеете, – я пожала плечами. – Согласно последней директиве, аномалы не должны использоваться в экспериментах, ставящих под угрозу их жизнь, а также проводимых неспециалистами. Сетью пользоваться надо...

Когда-то меня поддели именно так... Моя злопамятность не знает границ. Я в курсе.

–Отставить, – выдохнула леди Аданель. – Как я от вас устала...

–Показатели падают, – отстраненно сообщила Ангмарская. – Если он сейчас помрет – вам будет легче?

–Ага, мы ведь можем промолчать, – с упором на последнее слово произнесла я. Народ подобрался. Даже не осознавшие до конца личности почувствовали общее настроение.

Или преподша найдет выход – или мы, ознакомленные с законом детки, получим красивый и изящный рычаг давления. В комплекте с точкой опоры.

Выход она, конечно же, нашла. Конечно, самый привлекательный для себя. Чтобы одновременно ткнуть в неуязвимую для банальных наездов личность.

–Мэлис, совершите обращение. Я санкционирую, – и красивый жест... Кажется, на этой руке были часы... Ах да, леди Аданель проходила мимо Лескея...

–Почему я? – не удержалась я от вопроса, но уже начала движение. Заодно захватила чистый скальпель.

–А кто его защитил в конечном итоге? – похоже, у кого-то появились подозрения... Нет, мне не надо их подпитывать, совсем не надо... Обойдусь. Конечно, дело прошлое, но...

–Побойтесь Контера, леди, с чего бы это мне людей защищать? – удивленно спросила я. – У меня мозги на месте... Хотя здесь так пахнет кровью, что еще немного – и с ума сойду...

Пахло действительно сильно, несмотря на вентиляцию и принятые меры. Играя в вампира со сдвинутой крышей, я наклонилась над проблемным объектом, доставшимся Сулмор, чиркнула его скальпелем по целому участку кожи и припала губами к ранке. Ненадолго. Все-таки действительно показатели падали... С демонстративным сожалением я кольнула палец, чтобы смешать свою кровь с человеческой.

Аномалы, при всех своих различиях, четко заметных при просмотре структуры (определено лично Кирстен, и, кстати, у одного из десяти аномалов этой четкости не наблюдается. Их вычисляют иначе. Ангмарской попался именно такой...), все же обычные люди. Или представители других рас – я слышала, что попадаются такие, особенно в тех реальностях, где люди – исключение... Но этот конкретный представитель рода жертвенного до обращения был стопроцентным человеком... С аномалией, позволявшей ему легко принять любую силу и любую боль.

–Ангмарская – пересдадите на следующем занятии, – леди Аданель поставила в журнале птичку. – Мэлис, благодарю за информирование... своевременное.

–Это – долг любого демона, – я облизнула губы. Показной жест, конечно. Но зато подозрения у леди Атли пропали напрочь. Подслушав ее мысли, я, правда, с удивлением обнаружила там новую идею – насчет того, что отдельные вампиры схомякали партию материала... Да, зацепил ее тот случай, ничего не скажешь... Даже если бы мы собрались всем обществом, и то максимум штук пять получилось бы употребить. Конечно, оборотни тоже согласились бы принять участие... Я погрузилась в вычисления и не сразу заметила, что обращенный пытается уцепиться за мою руку.

–Шустрый, – прокомментировала Сулмор. Хейтерше на ком-то хотелось сорваться, и от этого ее удерживало только наличие большого общества и лично леди преподши. Поэтому слова принцессы просто сочились ядом.

–Чего тебе? – чуть более доброжелательно поинтересовалась я у новообращенного. С моей точки зрения, он тоже оклемался быстровато, даже для аномала. – Тебя уже спасли, можешь не беспокоиться...

Бывший человек взглянул на меня, потом на подошедшую с целью полюбопытствовать Тальку. Тайлла Даан поступила умнее, чем мы – направила сонный импульс.

–Пусть отдохнет, потом проще будет, – спокойно сказала она. – Мэлис, ты не читала о том, как их возвращают в родные реальности?

–Нет, – честно призналась я, так как действительно пропустила эту часть новости. О возвращениях я слышала и раньше... На одном даже присутствовала – но там возвращали людей. Обращенных, по моему пониманию, должны были оставлять и впрягать в работу.

–Вот и я не знаю, – с подчеркивающей что-то интонацией сообщила Тайли, после чего вернулась на место, что-то подсказать Стану. Ментал работал в паре с Айдахо, и получалось у них действительно плохо. Поэтому им, собственно, и дали только одно учебное пособие – экономия все еще свирепствовала, поставки от Кирстен то и дело срывались. Директриса скребла челюстями по всем попадающимся на глаза поверхностям, преподы нервничали...

Учебный год пребывал в разгаре, упорно двигался к переломной середине, до соревнований пока что было далеко, но недостаточно, чтобы минимум раз в неделю преподы по соответствующим дисциплинам не поминали светлых в сравнительных оборотах. В музыке образовалась пауза, но, судя по итогам двух друг за другом прогремевших туров «Гремлина, скрещенного с ангелом», побеждали наши... В смысле, группа Морвен и Сулмор, зарегистрированная под интригующим названием «Квинтэссенция зла[ 48 ]».

Рейзятник набрал оборот и, если положиться на слухи, снова шантажировал Лару. Но результаты получились нулевыми, и синим свинюкам пришлось обходиться своими силами. Мышиная номинация бралась, хоть и с трудом (мешали светлые, в этот раз выпустившие нечто совершенно невообразимое на оба фронта), а ангельская даже не думала поддаваться. Я тихо злорадствовала... На это были причины...

В конце концов, радости в жизни было мало, если не зачислять в этот разряд давно и определенно прекратившиеся сны. Я практически перестала размышлять на тему Вейрела, Дестры и уж тем более Феникс, хоть для очистки совести и перебрала один-два информационных архива, где помимо прочего нарыла совершенно точные сведения о реальностях, в которых адаптация не была проведена. Их автоматически закрепили за демонами, притащившими свои возражения шефине. Иногда даже с приданием конкретному демону статуса Хранителя...

Реальностей таких было море и маленький бассейн, грубо говоря. Море, конечно, мелкое, а бассейн – размером с ванну, но факт остается фактом. Три десятка одних задокументированных. И неизвестное количество – вычисленных на стадии отбора. Свидетельства оставались, как правило, после того, как сворачивали уже начатую адаптацию. С другой стороны – не было в этом пресловутом факте ничего особенного. Размах реформ Феникс был огромен, и множество назначенных на обработку типовых реальностей не могло не пересечься с множеством миров, давших рождение нечистокровным демонам или просто дорогих кому-то как память. Часто адаптационные команды напарывались на Скитальцев, и тогда дело решалось мирно и тихо... А нам никто и не говорил, что во время Феникс царил мрак на пару с жестокостью. Все было корректно и почти по учебнику – Дэз не зря столько времени потратила на свои планы... Повторимся – практически никто ничего не подозревал. Включая ближайших родственников, хотя эти демоны просто к закидонам Крэш привыкли. Никто не искал нестыковки в пророчествах, кроме авторов «Истории Будущего». Феникс не была вторым Контером, вторым Рейвеном или даже второй Омегой – хотя ближе всего, конечно, к последнему варианту. Феникс была собой – и эта ее самость идеально подходила к ожиданиям народа.

Правда, народ не любит, когда его обманывают, и замена гордой птички на вечную катастрофу была закономерной – голосовали-то за Крэш, а не за Джули... Но, не явись Хэзер с Вайолет со своими измышлениями, Департамент продолжил бы и дальше существовать, думаю. И думать имею право – потому что есть вещи неизменные...

А то, что я по сути этернистка, мне совершенно не мешает. Хотя, конечно, все чаще и чаще приходит мысля о том, что демоны умные Вечную уважают по-другому... С другой стороны, некоторые неофициальные этернисты себя так ведут, что начинает казаться: не в названии суть, но в предмете обожания.

Последнее соображение ко мне пришло не далее как вчера, в процессе приготовления уроков, который я решила разнообразить сеансом связи со старым другом. Ну вот, вспомнился – очень кстати... По старому адресу я Лоста, конечно, не обнаружила. Зато обогатила свой лексикон одним хитрозавернутым и почти цензурным эльфийским выражением. Остальные изречения, высказанные последней порубежницей, я знала раньше, а последнее, про удар в спину, слышала в другом переводе... Но не в этом суть, а в том, что устроил истинный моей милостью, Марр Лиетта. Товарищ обратил свое внимание на то, что срок пребывания в команде определенно подошел к концу, и вынес предложение (в решимости вынесения, чувствую, оказалась и доля моей вины... Чувствую, но никто мне это не докажет!) использовать себя любимого и ценного в качестве искупительной жертвы. «Легион» согласился – обмен сотрудника на мухлеж в документации состоялся. Причем состоялся давно, и поначалу «Рубеж» пребывал в радости и довольстве. Но потом...

То ли у легионеров Лосту понравилось, то ли развернуться там было проще, но с девятого от конца места в рейтинге команд сектора вся гоп-компания рванула, как Перли после взрыва на линейке. Конечно, до потолка еще не долетели, но из отстоища выбрались. А для темных команд осуществлять такие рывки в песочнице намного сложнее... тем более на одном двигателе, пусть он даже и наш бывший лучший ученик.

В общем, после занятий я была намерена добраться до Марра – любой ценой, но скрытожаберно от Ангмарской. И лишние задержки мне даром не требовались.

–Знает, не знает – все равно не на нас это повесят, – пробурчала Сулмор. – Это ж не спасение мира, тут взрослая квалификация нужна...

–Ага, и два диплома, – не выдержала я. Благо леди Атли находилась на другом конце класса, с кем-то из средне понимающих проблему учеников.

–В любом случае, я этим заниматься не буду, – принцесса уставилась на «это». В смысле – свежеобращенного. – И ты, надеюсь, тоже...

–А аномал-то тебе необнаружимый попался, – заметила я, для времяубийства оценивая материал, переходящий (то есть, уже перешедший) в разряд демонов. – Оно и правильно – обязательный тест по Кирстен, а он дырявый...

–Десять процентов, не такой уж и дырявый, – показала осведомленность в вопросе хейтерша. – И все равно они выявляются, если присмотреться...

–Так, прекратить полемику, – нас оттеснила от тела освободившаяся преподша. – Остальных отвлекаете. А до конца занятия...

Взгляд на часы не удался за отсутствием таковых. Далее последовали громы, молнии и прочие показатели преподской ярости. Лескея никто не сдал, конечно же, а поисковое заклятие у леди Аданель не удалось в той же степени, что и последние стихи (позавчера кто-то случайно подслушал в учительской курилке жалобы творческой личности на жизнь и отсутствие вдохновения)... В общем, только прорезавший густопсеющий мат писк часов спас нас от гнева Адской Нелли. Получив формальное право покинуть помещение, мы это сделали. А те, кому пришло в голову остаться (чтобы закончить задание хотя бы на приемлемую оценку или потому, что Атли заорала: «Звонок для учителя!»), позавидовали материалу...

У меня это занятие было последним, у Сулмор – тоже. Но, к счастью, Ангмарская намеревалась пойти на репетицию – пауза паузой, а расслабляться вредно. Особенно в финале. Так что, в целом, время у меня на мою идею было...

Да, проблему Дестры, Вейрела и Феникс я все это время держала даже не в уме, а неизвестно где. Но «Легион» был мне интересен не только с этой точки зрения. После того, что с этой командой произошло за последние месяцы, она как-то плавно выплыла в категорию уважаемых – а точнее, вероятных кандидатов на осчастливливание рядов еще одной персоной, выпущенной из «Врат истинной Тьмы»... возможно, даже мной.

Время имеет свойство изменять многое – конечно, если находятся те, кто им пользуется для движения и действий. В крайнем случае, мыслей – тогда меняются мировоззрения. Перестает казаться трагедией то, что совсем недавно мешало даже смотреть по сторонам. И, когда позволяешь себе вслушиваться в речи на ранее причинявшие боль темы, слышишь, что твои прогнозы оправдываются.

Тайлла все чаще вместо восторженных рассказов о нетипичном поведении Стана выдавала сухие доклады. Понятное дело, достал немного... Ментал играл так, будто весь учебный год решил провести на сцене, и ко мне уже подваливали с утешениями. Не только романтик-рецидивист Ник Лара, но и те свободные личности, которые его не побаивались...

Да, из образа презираемой скотины, приравненной к материалу, товарищ человекозащитник каким-то образом начал выползать. Немного постучал головой о гранит науки, который не выдержал (что и неудивительно), немного попользовался крохами приобретенной известности, попробовал проползти в списки соревнующихся – вроде бы даже удачно, но их еще не публиковали... Своими достижениями Лара тряс передо мной при каждом рецидиве, с определенного расстояния, но я стереотипно отвечала, что в целом он, зараза такая, не меняется. А когда изменится – я замечу... После этого Ник перешел на отпугивание от меня «кавалеров». Сила его никуда не делась – возможно, даже увеличилась... Притворялся, скотина... Доказательства в памяти Миры искать я не стала – эта часть памяти оставалась под слоем мысленного «цемента». Мне они, доказательства, не были нужны. Хватало очевидного.

Вообще-то меня эти личности, лезущие на место Стана, волновали меньше, чем пыль в архиве. То, что в их ряды поначалу затесался Люк Айдахо, вызывало у меня нервный смех, причем до сих пор, но не более того. Кстати, за данное учительское отродье кое-кого можно было бы и поблагодарить, но только в теории. Я же могла сама с ним разобраться... Зрелищнее и не в пример кровавее. У меня ж опыта больше...

Да, конечно, претендентов на чистое место рядом со мной оказалось не так уж и много, если трезво посмотреть... Помимо неугомонного глюка и Ника ко мне попытался пристыковаться мрачный товарищ с восьмого курса, с которым мы не сошлись интересами (в остальном Некрос был не так уж плох, чтобы сразу его посылать), еще один восьмикурсник, редкая дрянь из команды Рейзо (злопамятная я с порога процитировала ему его собственные слова, сказанные шестью годами ранее), плюс пара товарищей из творцового разряда, парой лет старше меня. Остальные размечтавшиеся происходили, как и глюк, с моего курса, но далеко не все – из моей группы... Мелочь я вообще не считаю – они и раньше за мной фан-клубом ходили. На что имеют полное право, если не рискнут подходить ближе.

И если моим друзьям хватило легкого намека, а у старших товарищей в основном было достаточно мозгов, чтобы понять с третьего-четвертого раза, то с остальными соучениками получалось хуже. Они осаждали меня на каждой некромантии и даже под взглядом леди Аданели умудрялись подбрасывать записочки и призывать к мысленному контакту. Конечно, вначале было немного весело, да и потом отвлекающие моменты помогали расслабиться, но время от времени я просто срывалась – чаще всего на Нике. Айдахо хватило парочки профилактических смертей от ручек борца за чужие права. А выдержавшие несколько подобных акций лица не заслужили, чтобы их совсем уж нагло отгонять, или тем более больно бить. В моих глазах – не заслужили.

В последнее время, впрочем, романтикам немного мешало усилившееся давление преподов. Так что, переместившись в свою комнату, я с облегчением обнаружила отсутствие как затаившихся под дверью с букетом (как вариант – редким артефактом или бутылкой светлой дряни) поклонников, так и отдельных подарков. Конечно, на втором можно было делать бизнес, но я предпочитала обойтись без лишних поводов поразмыслить, что с этими поводами делать, – и так куча хлама набралась, уже кровать осторожно обходить приходится... Не все влезает в пространственные искривления, особенно после перестановки... Что-то я там все же нарушила. Теперь из-под кровати может в любой момент вылететь что угодно...

Итак, до цели я добралась. Цель, в смысле связное средство, стояла на столе, намертво приклеенная к оному – дабы не возникало более намерений дать попользоваться соседям. Пресечение, так сказать, в зародыше... Пыли на средстве теоретически не должно было быть, но немного набралось. Магическая магнетизация, притягивает...

Позывные «Черного легиона», у которого был общественный командный палантир, я вытащила из доступной базы данных по песочнице – не пришлось даже ничего ломать. Соединение получилось установить сразу, но подходить с той стороны не торопились. Наконец «трубку» сняли.

–Алё? – небрежным тоном бросил кто-то неясный. Обычно по такой связи можно даже детали структуры рассмотреть, но то ли мой собеседник слишком закрывался, то ли с контактом были проблемы. Непонятно было даже, мужчина с той стороны говорит или женщина. – Вы позвонили в «Черный легион», в перспективе самую крутую команду нашей песочницы, но с вами говорит не автоответчик. По какому вопросу проблемы?

–Можно Марра позвать? – вклинилась я в паузу после вопроса.

–Нельзя, он на задании, – на той стороне хихикнули. – И вся команда на задании...

Наконец-то я что-то уловила. Мой собеседник был безнадежно пьян или одурманен чем-то экзотическим. И сам не сильно понимал, кем является, где находится и с кем говорит.

–Когда вернутся? – поинтересовалась я.

–А Вечная их знает...

Снова раздался смех, но появилось ощущение, что слова содержали какой-то скрытый смысл. Слабое такое... Несущественное. Я уже готова была прервать контакт и заняться заданными уроками, как вдруг связь перехватили. Просто кто-то другой взял шарик в свои руки.

–Кто на линии? – резко спросил меня рыжий рельс. Сейчас, когда контакт держал демон трезвый, все чувствовалось четко – вплоть до тринадцатого уровня нового собеседника.

–Мэлис Крэш Джайнис Величайшая! – на хамство у меня реакция мгновенная. – Марра Лиетту позвать можете?

–Он сейчас подойдет, – в силу той же привычки я чуть глубже прощупала Саэра (имя всплыло из памяти быстро, что в целом для меня нетипично). И подумала, что все же зря полагаюсь на данные межреальностной связи. Хотя... Нет, случаи падения установленного уровня – не редкость...

Я не успела рассмотреть, действительно ли у нового начальника Лоста раньше был пятнадцатый уровень или мне показалось. Могло, конечно... Не походил этот ощутимо жесткий демон на бывшего кристалломана, которые вообще бывшими не бывают...

–Мэл? – сквозь открытый канал на меня хлынуло удивление. – У вас что, опять хай и ты справиться не можешь?

–А просто так я не могу тебя искать? – обиделась я. – Не оставил координат, о смене команды мне самой узнавать приходится...

–Мэлис, я здесь все равно долго не задержусь, – хорошо, что такую беседу сложно подслушать... хотя, думаю, Лосту было начхать на последствия. Взятый с первого слова фразы вальяжный тон однозначно указывал на это. Так разговаривают очень важные персоны, с которых пылинки сдувают. Специально приобретенным опахалом. По графику. – А свободного времени у меня сейчас мало...

–Получил, что хотел, трудоголик? – резче, чем хотелось бы, спросила я. – Ну, успехов тебе...

–Мэл, ты чего такая злая, ты же сама советовала...

Я сняла руки с пылесборника, обрывая связь, и вытерла их об майку. Хотелось ведь поговорить – хорошо, обстоятельно, аккуратно прощупать все вопросы... Но отношение бывшего друга ко мне так меня разозлило, что планы сорвались немедленно.

Наверное, срыв был закономерным. Атли, хамство Лостовых сослуживцев, а потом и это предположение... Я не святая и не бесчувственная, в конце концов! Ну, ляпнула тогда про жертвенность, но я же не это имела в виду!

Взросление, особенно чужое, сложно не воспринимать как оскорбление. Всю вот эту занятость, беспардонность, самодовольство – они, видите ли, делом занимаются, а я еще учусь... А почему они тогда меня слушают? Конечно, я сама себя накручивала, но в тот момент меня несло слишком быстро, чтобы остановиться. Чтобы снова подхватить контакт и извиниться, например.

Мне даже не казалось, что я неправа. Что совершаю очередную ошибку из числа непоправимых... Я злилась на весь мир, на то, в какое положение он меня ставит, даже на то, что в целом уже приняла как должное. А подмигивавший вызовом палантир вызывал лишь желание расколотить его к Контеру. Я встала и вышла из комнаты, хлопнув дверью, словно кто-то мог меня слышать. В дверь что-то ударило изнутри.

Время меняет многое. Но все может повернуться в другую сторону – в любой момент.

Наверное, мое желание на ком-то сорваться уловила болтавшаяся на шее звездочка – и событийные линии должным образом искривились, приводя на мой путь правозащитника и романтичного рецидивиста с не до конца реализованным суицидальным стремлением. В него я просто врезалась, выходя из корпуса.

–Поджидал? – выкрикнула я, даже не собираясь ничего выслушивать. – Когда ты меня в покое оставишь?

–Мэлис, тебя кто-то обидел? – восстановивший равновесие Ник Лара не торопился демонстрировать присущие себе отрицательные качества.

–Какая тебе разница? – я бросила короткий взгляд на свою ладонь. Поверх искаженного кольца легли тонкие музыкальные пальцы, красивые, несмотря на то, на чьей оболочке росли. Прикосновение было слишком неожиданным, и я не успела придумать соответствующего материального ответа, лишь добавила: – Руку убери.

–Уберу, – прикосновение прервалось. Словно слетела с пальца тяжелая бабочка. – Мэл, только не надо убегать или убивать меня, я просто поговорить хочу...

–О чем? – вторая ладонь сжалась в кулак. Рефлекторно. – Кому-то срочно нужны мои советы на тему копченого мухлежа? Раньше ты без них как-то обходился, сам решения принимал...

Под тяжестью воспоминаний, сдерживавшихся все эти месяцы, хрустнула и проломилась твердая ментальная оболочка. Я вновь обрела доступ в архивы Миры – доступ, который мне нужен не был. Даже на халяву.

–Мэл, послушай, я не хочу навязываться...

–Ты что, в хейтеры подался, раз делаешь то, чего не хочешь? – я сказала эти слова очень спокойно. Эмоциональная температура заколебалась в районе абсолютного нуля.

Я не восстановила бы впоследствии точные цепочки ассоциаций, подвигнувших меня на этот подвиг самоконтроля. Может, хотелось хоть кому-то пожаловаться, может – припомнилось, что в свое время Ник был куда круче Лоста по вполне объективному параметру... Может, просто захотелось сделать повзрослевшему Марру заочную гадость.

А может, Мира соскучилась по свободе, и сочла возможным предосудительное использование меня в качестве живого носителя.

Мало ли что может напридумывать демон, оправдывая свои действия, совершенные в неадекватном состоянии. Не все мы – загадочные зверьки, способные своей непредсказуемостью нагло гордиться.

Тем более что в данном конкретном случае надо было бы вначале подумать или хотя бы выбрать другое место для реализации неустановленных желаний. То есть для беседы.

–Нет, до такой степени я не изменюсь, – Ник жестковато улыбнулся. – Хоть и уважаю хейтеров. Слышал, ты тоже...

–Неофициально, – не стала отпираться я. Это не легенда, хоть и имеет статус непроверенного слуха. Я в самом деле продолжаю оставаться владельцем двух квадратных метров пола в склепе идейных хейтеров-самоубийц. И не стесняюсь этого факта. Просто в анкетах как-то с трудом умещаются уже две религиозные позиции, а вписывать туда еще и третью, тем более моим почерком – изощренный садизм. – Ник, кажется, я просила тебя ко мне не приближаться...

–Я к тебе и не подходил, – последовал ответ с упором на первое слово. – Мэлис, пожалуйста, не надо устраивать здесь...

–Цирк, бойню или выяснение отношений? – закончила я. – Говори, чего ты там хотел, и иди лесом. Или куда ты там шел. Мне сегодня достаточно потрепали остатки нервов, на тебя их просто не хватит... Ты что, думаешь: я типа директрисы – многожильный агрегат для постоянной эксплуатации?

–Мэл, я не об этом звере, а о тебе, – конечно, вот прямо отсюда видно, как растет привитая на сознание идея... Чьего отца коллеги в позапрошлом году огребли за попытку учинить расистский по сути переворот? Хотя преподы у нас почти все – звери, и к происхождению это отношения не имеет. Взять того же кошмарника, который до сих пор пытается изыскать способ напугать Леса. Несмотря на посильную помощь заинтересованного лица (а еще я слышала, что препод наш для командной работы, особенно с младшими, не создан, так что, возможно, не «несмотря», а «благодаря»), результат до сих пор не виден, а Стан и прочие прогульщики по ночам теперь отдыхают.

–И что ты обо мне имеешь сказать? – кулак пришлось расслабить – уж слишком глубоко в ладонь впились ногти. Не до крови, но прилично.

–Что ты запуталась, – правду сказал, сволочь, и крыть нечем... потерялась я совсем в этом положении дел, так и в архиве не заблудишься. – Мэл, просто ответь на пару вопросов. Вопрос первый – кто?

–Лост, – почему-то честно ответила я. Хотя зашевелившиеся обрывки памяти и удалось уже придавить еще несколькими килограммами сознательного мусора.

–Что? – похоже, у кого-то будет дико болеть челюсть, если ее удастся найти и поставить на место. Мой ответ поверг Лару в шок, глубина коего определенно соперничала с Департаментскими лифтовыми шахтами. – Эта скотина? Мэлис, с ним-то ты зачем связалась?

–Сама не понимаю, – ну, хотелось кое-что спросить про настроение новой команды, выяснить, почему мне про них такие сны снились... Попала я, судя по всему, на очередное отмечалово, услышанное мне не понравилось... Но не выкладывать же вот эти результаты понимания на обозрение Нику Ларе! – Он уже не из нашей команды...

«Нашей»? Да что это у меня с языком? Ник, конечно, понял по-своему, стоит мрачный, как мать Лоста после возвращения из стратосферы... Хорошо еще, не обрадовался моей оговорке...

–Мэлис, не волнуйся, я разберусь, – уж конечно, разберется он... нет, хуже простого идиота может быть только услужливый и влюбленный... За что мне это наказание досталось, интересно? И ведь сознание не повернется убить, даже не потому, что мне это морально сложно. Даже не из-за того, что тогда совесть воскреснет, обретет облик Миры и загрызет меня насмерть. Даже не знаю, почему – и знать не хочу, если честно.

–Попробуй, – я развернулась и пошла вдоль стены общаги, медленно, хоть и не терпелось перейти на бег.

Внутри у меня все переворачивалось от совершенной глупости. Но при этом откуда-то просачивалась уверенность в том, что поступила я правильно. Теперь информация до меня доберется – окольным путем, через пятую точку по имени Ник Лара, но я наконец-то точно узнаю, что там творится в этом «Черном легионе»...

Нельзя забывать, что пару лет назад именно Ник где-то выкопал информацию по желанию отдельных истинных завершить круг, посадив возвращенную из Хаоса Аккарти на шефское кресло. Если ему повезло с данными тогда, повезти может и еще раз. Сама я даже не разберусь, где и что нужно искать – знаю, пробовала. Информация на легионеров имелась, конечно – только дублированная и пустая. Уровни, классификация, происхождение, выбывшие члены команды... Да и поиски требовалось вести осторожно, чтобы Ангмарская не заметила. В конце концов мне надоело рыться в файлах... Как раз на том архиве с оборванными адаптациями энтузиазм и закончился, тем более что на следующий день моя шея затрещала под весом научного гранита, вместе с грызущими его халявщиками... Неудобный был архив, неполный и неаккуратно отсканированный. А просмотренный чуть раньше содержал только список номеров реальностей. По общей классификации, где четырнадцать цифр и учетная единица вариантов.

Естественно, что по таким данным определить, кто в «Легионе» является личностью, благодарной Феникс за своевременное спасение собственного мира, сложно. Проще было заняться вычеркиванием и подбором... Но на это не нашлось уже ни сил, ни тем более времени.

Вопрос с Вейрелом так и вообще остался открытым. Идеи, которая объяснила бы все, я так и не нашла, да и поиски все никак не организовывались. Образование – худшее зло, ничто так качественно не может помешать раскопкам в памяти и информационных развалах. В смысле, раскопки-то продолжать ничто не мешает, а вот цель оных категорически замещается на требуемую в данный момент.

Конечно, если бы мне продолжали являться во сне члены «Черного легиона», с Феникс за компанию и Дестрой для остроты ощущений, я бы не оставила идею так быстро. Но, к моей радости, эта компания нашла себе другое сознание для тусовок. Или вообще решила никого не доставать – хотя я не думаю, что такой приступ милосердия им грозил.

Я остановилась возле надписи «Шизуха косит наши ряды!!!!!», у полустертого пятого восклицательного знака. Надпись осталась после одного из хаев, учиненного по случаю уплотнения учебного расписания. Какая-то теоретическая зараза из преподов обнаружила, что у нее, заразы, хватает времени на подсчет учебных часов. А, значит, у учеников свободы даже слишком много. Своим выводом преподская сволочь, пожелавшая остаться анонимной из стремления к безопасности, поделилась с директрисой, и та отдала приказ о пересмотре расписаний. Тем, кто уже разделался с частью предметов, и за счет этого пользовался некоторой возможностью для расслабухи, добавили часов. Поскольку в этот разряд попала и я, хай прошел в лучших традициях «Врат» и очень продуктивно. Навешенные часы ограничили, так что отдышаться удалось. Правда, ограничение получилось все равно корявое, и минимум четыре занятия в день мы огребли с гарантией. Это уже в плюсы не записывалось при всем желании. Особенно если учесть, из каких предметов комплектовалась учебная программа...

Поблажек в вопросах образования больше не допускалось. И, по правде говоря, большинству народа отдельные аспекты нового курса даже нравились. Тот же Эриан, например, определенно наслаждался предоставляющимися возможностями. Я относилась к происходящему ровно, но спокойствие мое оставалось искусственным. Без самовнушения я не могла бы выполнить ни одного задания, полученного от преподавателя. Но с рабочей установкой я превращалась в тот самый всплывший в разговоре многожильный агрегат, способный не только тащить нагрузку программы, но и помогать окружающим.

Конечно, это было потерей себя – в некотором смысле, да и пользы от такой работы было немного, но я не могла действовать иначе, ведь любое действие вызвало бы подозрения... Любое. От пропуска занятий до неофициальной поддержки хилой группировки Лары (больше никого судьба материала не волновала). Даже если бы администрация приняла решение спустить мое поведение на тормозах, а для этого был весомый повод... Я все равно знала бы, что сломалась, проявила слабость, которой даже светлые не подвержены...

А моя самооценка и так уже получила много ударов в эту точку. Я пыталась убедить себя в том, что могу проявлять симпатию к людям и при этом оставаться полноценным демоном, но убеждение это действовало недолго... Возможно, дело было в моем непонимании некоторых вещей, которые я должна была в теории ощущать подсознательно. Возможно, этот дефект моей натуры был на совести того же товарища, который привил мне совесть и сострадание, тем самым заставив вначале действовать, а потом искать выгоду в совершенном.

Возможно, никакого абстрактного товарища и не было, а специально в меня встроили лишь неуравновешенность. Все остальное было лишь побочным эффектом. Когда в личность вносят изменения на стадии формирования, и не такое случается.

И может, конечно же, может существовать еще одна версия. Ведь к моему творению приложил мысль сам Хаос, а для него естественно сочетать несочетаемое и запихивать в один флакон незапихуемые компоненты. В таком случае энтропия, внесенная в меня давними заговорщиками, пошла ему только впрок.

Но, в любом случае, даже с официальным, камнями подтвержденным карт-бланшем на любые действия, я оставалась демоном среди демонов. И демон, отказывающийся работать с материалом, – это ненормально. Нечем оправдываться. Ну, сегодня попался аномал...

Попался. Второй раз уже на глаза попадается. Я уставилась на тело, транспортируемое к складу, и так удивилась, что не сразу накрылась полем невидимости. К счастью, меня не заметили.

Двор не был пуст, но никого не интересовало происходящее рядом со складом. Притом, что происходило следующее: наша преподша по нехорошему предмету, удерживая рядом с собой прикрытое легкой маскировкой обращенное тело, шла к расписанному нецензурщиной зданию. Для наблюдателя менее близкого или менее зоркого все выглядело возвращением некондиционного или отработанного материала, особенно если учесть посверкивающий рядом вход в переполненный пространственный карман. Тело демона без его желания в такой не спрячешь... Но все равно с виду в ситуации не было ничего подозрительного. Для кого угодно, за исключением меня.

Я сразу забыла и о Нике, и о своей аморальной неполноценности. Появилось занятие, глушившее все посторонние мысли... Надежно укрытая полем и дополнительно защищенная звездным кристаллом, я подобралась так близко, что могла бы просто дотронуться до второго в моей жизни собственноручно обращенного демона.

Леди Аданель вела себя так, будто и правда ничего не замышляла, а всего лишь прихватила тело с собой, не найдя времени сдать его куда положено и не желая бросать без присмотра практически беспомощного демона. Двери склада распахнулись перед преподшей сами, значит – ее действительно ждали с материалом. Войдя за леди Атли, я пристроилась между кипами барахла у входа. Из полутемной глубины помещения выползла складская смотрительница – существо странное, полагавшее свое занятие очень серьезным. За порученным ее присмотру имуществом эта личность следила крайне внимательно, доходя до паранойи, и доставала всех, кто, с ее точки зрения, был намерен нарушить правила хранения. Такие попытки цербер называл хамством и пытался соответственно карать.

Впрочем, с леди Аданелью личность вела себя вежливо, молча подсчитывая сдаваемый материал... Птички в бумажном списке удостоилось и последнее тело – я чуть было не пропустила это...

Невозможно. Сдать обращенного демона на склад материала, словно отработанный мусор – да это любая проверка раскроет моментально! Сейчас этот гибрид сторожа и завхоза посмотрит на результат повнимательнее...

–Как договаривались, – произнесла внезапно леди Аданель. – Желаю удачи... Еще аномалов нам пришлют?

–Да, я договорюсь, – отрешенным тоном, непохожим на обычный официальный, отозвалась смотрительница. – В следующей партии...

–Я скажу, куда его направить, – я еле сдержалась, чтобы не хлопнуть себя по лбу. Атли и ее собеседница общались мысленно, я рефлекторно подслушала середину их разговора. Вслух же по-прежнему звучали официальные формулы сдачи-приемки, которые я почти перестала воспринимать.

Полезное умение, но уж слишком часто активируется без моего участия. Что, в принципе, и неплохо – сама я в ситуациях, требующих действия, иногда торможу.

–Вовремя издали этот указ, – все с той же интонацией произнесла смотрительница. Конечно, про себя, но, когда подслушиваешь мысленный разговор, тон слов все равно чувствуется. Мысли сторожа-завхоза определенно были нацелены на что-то более важное с ее точки зрения.

–Об этой директиве уже знают даже дети, – Аданель слегка поморщилась. – Но «неопределимым» аномалам еще можно найти применение... Еще можно. Денни, больше не делай заказов, пока все не прояснится, хорошо?

–Как скажете, леди, – похоже, процент задействованных для беседы элементов сознания чуть увеличился. «Денни» установила на не свое место (в небольшую ячейку с остановленным временем, одну из многих, предназначенных для материала) обращенного. Теперь все выглядело шито-крыто, если, конечно, не обратить внимания на то, что среди людей затесался демон. А обратить бы вряд ли у кого получилось – в склад все заходят лишь по делу, по сторонам не смотрят... Я запомнила расположение ячейки, на всякий случай. В моей голове уже начал вызревать план. – Вы выполнили мое желание... Мой долг перед вами огромен...

Леди Атли лишь улыбнулась и двинулась на выход. Я проводила ее взглядом. Примерная суть творимой аферы была мне ясна. Аданель хотела подставить Сулмор, используя тот самый новый указ, который я применила для спасения несчастного аномала. Известная «дырка» в тесте Кирстен приводит к тому, что к нам могут попадать неопределимые представители этого отряда... В смысле, по Сайрелл неопределимые, а пара простых и неприятных тестов вкупе с подробным изучением структуры дают более четкий результат. Если, конечно, усовершенствованную проверку кто-то находит нужным провести. За счет собственного времени. И при этом скрыть результаты...

–Долг, – насмешливо прошипела за моей спиной «Денни». – Да если бы мы с сестрой не хотели... Ха!

Смотрительница просунула руку в ячейку, вокруг пальцев засветилось призрачным фиолетом антиполе. Я видела, как сияющая ладонь касается лица обращенного, и ощутила нечто вроде ревности. В конце концов, мы в ответе за тех, кого обратили... И если я оставлю все на самотеке, у Атли, когда все всплывет своим ходом, может хватить наглости заявить, что в проблеме есть и моя вина. Других свидетелей-то не будет, а моя сила общеизвестна... Конечно, никто не рискнет на этом основании обвинять меня в подделке памяти. Но тень бросить можно, и нехилую...

Света в помещении было мало. Но близость неверных лучей, побочного эффекта соприкосновения и аннигиляции полей, позволила мне наконец-то увидеть вблизи грубоватые, в целом правильные, но очень характерные черты лица. «Денни», бессменная и незаметная стражница склада, невероятно походила на Перли. Только коротко стриженную и выбравшую более юный облик. И без следов от вертикальных взлетов и прицельных падений различных предметов, кои (следы) жертва наших наездов не всегда убирает. И так народ долгом своим считает вспомнить при виде аккуратной прически, что давно не вносил лепту в исправление сего мелкого преступления против хаоса... Впрочем, не в этом суть.

Я вспомнила, какая врожденная способность отмечала недемоническую родню замши. Даже не способность, а что-то типа личного креста – менять пол при определенных потрясениях... И немедленно связала это с тем, что пол складской охраны народ обычно определял неточно. В отличие от Перли, «Денни» обет безбрачия явно на себя не накладывала.

Да, они могли быть сестрами... Но тогда речь идет о том, что в школе зреет какой-то очередной заговор... Возможно, против нас, учеников, – тогда надо вмешаться. А возможно – и внутренние преподские разборки, тогда имеем полное право не волноваться. Хотя и в первом случае можно не дергаться. Проверено неоднократно, что Перли для нас на любом посту – никто и звать никак. Опустили, так сказать, общественное мнение далеко за нижний предел уровня моря... Даже первый курс перестал бояться...

Я снова вернула себя в режим взлома чужих мозгов. Быстрая проверка мыслей «Денни» показала, что, во-первых, она действительно рада факту наличия в своих руках беспомощного демона. И намерения по отношению к этому демону у нее совсем не зверские, просто у девушки (в настоящее время) понятные сложности в личной жизни. Во-вторых, план, который созрел у них с Перли, касался каких-то кадровых перестановок. И мстительность Аданель была сестричкам на руку, так как подставить она собиралась кого-то из намеченных учителей. В случае раскрытия махинации все собирались свалить именно на Атли. На этом месте я подумала, что надо бы дождаться каких-то последствий, а то никакого удовлетворения не получится. А мне так нужны положительные эмоции...

Но, конечно, обращенного следовало спасти. Лично? Но его, наверное, положено вернуть туда, где взяли... Или как это делается? Не факт, что он – не из старых запасов, это на материале не пишут. Хотя специалисты могут подобрать точно такую же реальность, перебрав память на предмет конкретных ориентиров...

Это если его вообще захотят возвращать. Но сама я не могу заменить целый коллектив считающих параметры и вычисляющих код демонов, банально информации не хватит. Меня, несмотря на всю мою силу, хватит только на одно логичное действие – притащить парня в Мейплиф, в любой – эти города оборудованы своим расчетным центром, могут воссоединиться на краткое время с любой реальностью, где для них есть место, и выпустить того, кто вошел, обратно в родной мир. Но для правильной работы этой функции нужно войти из той, родной реальности... И миров, связанных с этим городом – лишь один вид... Да, круг замкнулся. В моей памяти ответов нет. Значит... Значит, придется пользоваться чьей-то помощью. Как говорила Мира – «слить информацию в нужный канал»...

Меня передернуло. Не от того, что на заднем плане происходило странное непотребство – что естественно, то не безобразно, а если кому-то нравится заниматься чем попало сквозь тонкую пленку иного времени, то пусть целуются. Да хоть сливаются. Я вот недавно еще большее извращение выкопала, тот самый дюже неприличный ритуал подчинения реальности – на том же построен, что и наше слияние. Правда, в статье не говорилось, бывают ли дети от целых миров – а мне именно это и хотелось выяснить... Ну, спор возник с народом. Один товарищ доказывал, что у него в родословной что-то такое значилось, дитя изнасилованной души реальности – так он выразился. Большинство заржало, мол, реальность с душой еще найти надо, это ж отдельный тип... Творцы влезли со своими пояснениями, мол, это такая популярная легенда для созданных богов. Естественно, найдите мне нормальный коллектив демонов, который после сотворения реальности надолго задержится... Разве что делом займутся любящие играть дети, но и для них годы творения – предел. Слишком быстро сейчас начало течь время, слишком быстро вырастают демоны – а некоторые даже взрослеют.

Вот Мира – та, что сейчас пытается вновь влезть в память, – успела. Точно знаю, равное мне по развитию существо таким врагом в ощущениях быть не может. Только превзошедшее... Хотя это как посмотреть – взросление может быть самой обыкновенной деградацией сознания, уставшего радоваться жизни, воспринимать все в полном объеме, уставшего жить на полную катушку и решившего начать процесс доживания. Для смертных это нормально – естественный механизм. Полжизни выживаешь, полжизни доживаешь... Уходить, опять же, не так больно – покидаешь не то, что жаль оставить, а то, от чего тебя давно тошнит. Не знаю, кто еще так смотрит на взросление, но полагаю, что больше половины Департамента. Иначе не было бы в народе так распространено извращение с возрастным циклом. Зачем уставать от жизни тем, кому здесь пребывать вечно? О том, чтобы было чем и кем заняться, мы законно заботимся. Ни один бессмертный не останется без занятия – лозунг, возникший в эпоху шефов-первых, когда демонов уже набралось на департамент... С тех времен многие до сих пор остались, только не отличить двадцатимиллиардолетнего демона от двадцатимиллионолетнего, если объем памяти не сравнивать. Кто-то ушел, не без этого, кто-то даже не в Скитальцы, а в отключку[ 49 ] – и не нашлось воскресителей... Не забудем и спящих в Хаосе. Остальные не выросли до сих пор, и не захотят, думаю, даже если над мирозданием пронесется еще двадцать пять миллиардов лет. Число, кстати, приблизительное, и хорошо – а то праздновали бы юбилеи. Счет времени пошел из реальностей, из самого первого мира, где зародилась разумная жизнь. И пошел – от пробуждения Аккарти.

Кстати, первые, наверное, тоже не выросли. Дети их, призванные – попробовали, а у создателей у самих не вышло. «Нам нужен мир – желательно, весь!» – это ведь не взрослый лозунг, совсем не зрелый, это мысль подростка, который за свое держится крепко, а чужое хочет еще сильнее, которого тянет поуправлять, погонять, который кайф от этого ловит! От власти.

Эх, Мира, и что ты в мои мысли лезешь, спрашивается, со своими, взрослыми и зрелыми? Надломала барьер, хоть тебя и нет вовсе... Да ты бы и из Хаоса сама вышла, если бы захотела только... Не писаны для тебя законы, потому что тебя создала я. Частично, конечно, но руку приложила, а это уже VIP-путевка, как ни крути. Вот и лезешь в мысли даже тогда, когда для этого ну совсем времени нет... То есть – не время.

Мира, я правильно тебя назвала – ты была зеркалом, так и отражала лишь внешнее... А что отражение себя считает глубже оригинала – так это нормально. Зеркало любую пропасть отразит так, что она бездной покажется. Любую игру – так же, как и правду.

Ну, что скажешь, персонализация совести, молчащий советчик, вечный немой укор с магнитофонным голосом? Что зря я играю в игрушки, когда могу эпохами ворочать? Что зря иду самой длинной дорогой, а не трясу направо, налево и на все четырнадцать сторон разрешением Хаоса на исторические сбои? Да пошло бы оно все лесом к Контеровой матери, если честно, я бы с радостью обошлась только вот этими мелкими проблемками, чтобы страшнее всего был экзамен-стабилизация в конце последнего курса... Но не пошлют, а жаль. Пошлют на соревнования, последний раз выпендриться, а это уже освобождение. И особое отличие в дипломе. Эх, еще ж думать, как прогреметь в конце, чтоб всех обставить... Что, Мира, думаешь, – красивой куколки ребенку не хватает? А я, может, и хотела бы – в куклы играть, потому что к живым меня пускать вредно. Для живых. Но – вышла вот на новый уровень, назад не вернуться, приходится осваивать то, что дано. И ошибаться – а мои ошибочки уже никто не исправит, даже я сама, все жить набело придется...

А раз ошибаться меня что-то не тянет, поступлю-ка я просто и честно. По твоим лекалам, конечно, но... Да, по твоим. И твоих друзей привлеку, раз уж моими им стать как-то не удалось... Утрирую, конечно, Ангмарская тут не при чем, только вот Талька... Да, Тайли подойдет.

Я выскользнула из склада, поставив на бесчувственное тело метку – на всякий пожарный, вдруг передвинут куда. Потом ищи доказательства, а оно мне надо? Невидимость я сняла – незачем напрягаться...

Церберша меня определенно не заметила, что с натягом можно было считать плюсом. Плюс номер два заключался в том, что Тайлла обнаружилась в пределах реальности. В известном своей экстремальной романтичностью месте... Со Станом вместе. Ну, оно и правильно – не на репетицию же к Ангмарской ей тащиться... Хотя там тоже хватает как романтичности – в текстах песен, – так и экстремальности, в любом случае ментал туда не пойдет. Насмотрелся за прошлый год...

Итак, Талька была в пределах досягаемости. И мой зов до нее дошел полностью. Вероятно, Совершенное Зло серьезно пропиталось идеями, которые разделял Стан... На мое изложение информации последовал не слишком адекватный ответ – выкрасть обращенного и вместе с ним рвануть к Вечной, разбираться...

«А просто так настучать кому надо нельзя? – поинтересовалась я, вкладывая в мысль немного сарказма. – Обязательно врываться, устраивать Контер знает что среди материала... Нас же потом и обвинят!»

«Мэлис, ты еще предложи подождать, пока он сам во всем разберется, – впала в крайность Тайли. – Или что ты имеешь в виду?»

«Что-то меня не тянет лично буксировать этого товарища к Вечной, – пояснила я. – А ты ей можешь тихо слить – мол, непорядок обнаружен... Пусть сама решает, что с этим делать... Нам что, лишний хай срочно требуется? В конце концов, для чего взрослые нужны?»

Кстати, вот вам и вопрос, который обосновывает различие между выросшими и не успевшими сделать это демонами. Старшие предназначены для того, чтобы сваливать на них проблемы, требующие законного решения. Если они проблем не решают – зачем они еще могут быть нужны, собственно? Основной решатель проблем – естественно, шеф. Отвечает он при этом перед собой, Хаосом и общественностью, что само по себе сложно. Я вот имею полное право отвечать только перед собой, и то считаю, что это дикая ответственность. Естественно, что надолго на главном посту у нас задерживаются немногие. При всем моем неоднозначном отношении к Вечной, я сказала бы, что она к этим немногим не относится. О чем можно, с одной стороны, сожалеть – все-таки время сейчас неплохое, что является главной заслугой Крэш (с точки зрения общественности), а с другой – радоваться. Поскольку отсутствие у Вечной желания растягивать свое правление на миллиарды лет точно показывает, какой она все-таки потрясающий демон.

«В смысле лишний? – за мысль цеплялось отчетливое недоумение. – Разве эту Денни не нужно наказать? Кстати, и как она вообще уговорила Аданель ей помочь?»

«Об косяк, – мне не очень хотелось раскрывать весь заговор. Вдруг выигрыш от махинаций Адской Нелли и Перли превысит возможный проигрыш? Конечно, надо выкроить секундочку и просветить будущее, но плохих предчувствий пока что не фиксируется. – За что наказать, за небрежение к законам и нежелание лично обращать будущего партнера? У демона непростая личная жизнь, наверное... И большое самомнение...»

«Вот за самомнение ее и повесят», – с некоторым злорадством заключила Талька.

Ага. Или его. В какой фазе поймают, в той и повесят...

«Тайли, взываю к твоему разуму, к трем сразу, – мое отношение к ситуации успело немного измениться. Я вспомнила, что рядом с Талькой сидит Стан со своими своеобразными идеями касательно положения мужчин в обществе, и наверняка слушает. А может, и подсказывает. – Я понимаю, мне веревочка к складу без надобности, но кто знает, что может в жизни пригодиться? Предлагаю компромисс – парня освобождаем и сдаем куда следует, а сторожихе открытым текстом намекаем, что можем сдать туда же и ее саму. Ну?»

«Рискованно», – односложно ответила Тайлла Даан. Ну конечно, рискованней некуда... А ведь я еще не сдала родственные связи сторожихи в общую информационную копилку... Первый курс не боится, а у моей телохранительницы обострение паранойи.

Нет, методами Миры я работать не умею. Что лишний раз доказывает, как сильно мы отличаемся друг от друга. В смысле, отличались, потому что я жива, а она не существует, в чем пытается меня убедить.

А раз не умею, то какого Контера пытаюсь? Интереса ради? Может, пора перестать маяться неизвестно чем, не слишком похожим на умную вещь, и вспомнить свои методы?

«Ладно, как знаешь, – Перли я решила все же не выдавать. И так мать Лоста достаточно получила, чтобы еще отвечать за действия Аданели. – Тогда ты идешь к Вечной, а я – вытаскиваю этого товарища, пока он в разряд пострадавших не переполз. Согласна?»

«Тут тебе помочь рвутся», – угадайте с трех нот, кто... Вообще-то я обрадовалась. Тому, что за все эти месяцы порознь кое-кто все еще меня не забыл. Настолько не забыл, что даже готов нарушить конспирацию... Нет, ну как это называется? Я мучаюсь, гоняю поклонников, терплю Тальку, хоть и уверена, что та иногда забывала о своем чисто телохранительном назначении... Мучаюсь всего лишь из-за подозрения, высказанного в книге Лайтина, а до него – двумя первыми! И меня обвиняют в излишней рискованности – а потом предлагают мне же подставить под удар того, кого я так стараюсь поберечь!

«Я и одна справлюсь», – я оборвала связь. Пусть Тайли поступает по инструкции и сообщает Вечной – благо Даан неофициально работает на эту наивысшую инстанцию...

Хоть я могу и сама (в теории) войти в кабинет Крэш, причем вне очереди, и выложить карты на стол, но делать этого я не стану. Мне иногда кажется, что любая наша встреча может стать поворотной точкой в отношениях. Не знаю, может, это чисто Мирина паранойя, подпортившая мне жизнь, но не могу я больше относиться к Вечной так, как относилась раньше. Не могу считать ее существом, на что-то не способным... Потому что способна Крэш на все, в чем ненамного уступает мне... Я как-то не успела снять камни, и те выдали мне сравнительные параметры... Вечная Сила – это воплощение самого Хаоса, так сказать, рожденное с его знаком. Даже дважды рожденное. А Хаос – он не добр и не жесток, он не пользуется логикой чаще, чем требуется, и никогда не пытается быть предсказуемым. С этой точки зрения становятся понятными все поступки Крэш, которые нельзя объяснить иначе, ее постоянные попытки сбежать от предназначения...

Потому что свое предназначение у нее есть. Исторически обоснованное. У каждого шефа после первых оно было, наверное... Даже у Феникс было, ведь ее приход предсказали...

Предсказали. Но так туманно... В принципе, здесь препод по магии, извращающий мозги второй группы своими инсинуациями, частично прав. Если бы Лайтин не довел до ума предсказания первых, дополнив их своими видениями, то и полностью бы был... Потому как из слов первых не следовало, что к власти не придет сразу Крэш – и не провалится с неумелыми реформами. Не следовало, что седьмой круг начнет именно Вечная Сила – нет этого в оригиналах, и все тут! Хотя найти и можно...

Первые вообще были очень скромны в своих оценках будущего, когда не предсказывали свое возвращение. Вписывали разночтения, возможные мелкие развилочки – особенно под конец, когда уже начали предчувствовать, как лопухнулись. И когда товарищ Лайтин до этих мелочей дорвался, то поступил, гад, как и положено проверяющему ясновидцу. Впился зубами в волну и понесся. Свел все в четчайшую линейку, регламентировал чуть ли не каждый вздох, вычеркнул все «если» и вставил вместо них «когда»... Ну, и сам испугался. Что естественно. Кому не станет противно жить в расписанном по минутам мире? А именно в этот мир ведет дорога, вымощенная условно благим намерением – знать будущее. Вот Лоренс-Молния и сдернул с мероприятия, которое сам подготовил... Потому что себя он в свой мир врисовывать не стал, не взял дурной пример с первых. Но они в принципе историю мира только с собой и связывали, не зря в мыслеобразном языке обучение начинается с образа себя. И кляксочка, долженствующая обозначать «автора записываемого текста», в словарях идет сразу после титульного листа, возле самой первой ленты...

Так вот, в «ячестве», точнее – «мычестве», первые удержу не знали, зато все остальное описали легкими мазками по контуру. Но пришел Лайтин и довел картину до фотореализма. Те, кого это должно было обрадовать, обрадоваться успели, а осознать реальную угрозу «Книги Молнии», с ее оптимистичным посылом на последней странице[ 50 ], – уже нет. Все искатели истины взвыли от счастья – вот она, в чистом виде, понятным языком и еще запрещенная для полного удовлетворения!

Потому что правившая тогда Райя, при всем своем пофигизме, который по качеству превосходил присущий большинству хейтеров соответствующей разновидности, такое мимо ушей пропустить не могла. Первые не были слишком умными, размер их опыта ограничивался кругозором (за мнение отвечаю – хрен бы я их так легко победила, если бы они попробовали мозгами пошевелить), но на то, чтобы изъять и уничтожить книгу, их хватило. Осталось лишь несколько листков, которые принялись множиться и расползаться по рукам. Сами по себе они, цементирующие мелкие кусочки будущего, были слишком разрозненными, чтобы сложиться в схему. Но то, что вывел при медитации над страницами один посредственный пророк, можно вывести и еще раз...

И семь из двадцати книг были уничтожены их собственными авторами. Теми, кто видел историю лучше и подробнее. Но попытку восстановить фотореализм будущего предприняли Хэзер и Вайолет – излишне напоминать, что из этого вышло. Здесь уже за запретом ничего не последовало – поздно было спохватываться... Хотя я так думаю, что первые, в отличие от Контера, ничего запрещать бы не стали – по реалистичности «История Будущего» творению Лайтина проигрывала. И действия Контера, проистекавшие из посеянной кем-то паники, только способствовали успеху литературно не слишком качественной вещи. Хотя, не спорю, испытание обязательностью (после снятия всех ограничений книга, дополненная перечнем реальных событий, в точности соответствовавшим пророчествам, вошла в учебную программу) томик выдержал. Но главного урока из него так никто и не успевает выжать. А он прост как все гениальное – предсказания имеют свойство сбываться.

Мне положено интересоваться истиной... Поэтому книгу Лайтина, восстановленную своими руками, я продолжаю распространять, хоть и отлично понимаю, почему ее не все читают. Вот, например, я от чтения уже пострадала...

–Мэл, и как там ситуация на горизонте? – у меня очень крепкие нервы, особенно с учетом установок...

–Стан, я справлюсь сама, – повторила я. Конечно, справлюсь – а стою здесь и рассуждаю на абстрактные темы, потому что не хочу отвлекать сторожиху. Вот уйдет она, допустим, курить – и тут я совершу свое противоправное деяние, то есть наоборот... Тырить бывший материал из-под носа или там глушить из собственной КСки личность со сложностями в моральном плане – ну, во-первых, просто некрасиво. Как говорится, неэстетично – зато быстро, надежно и практично... Только, во-вторых, у меня есть время – не так уж и много уроков на шее висит... И практичнее будет сунуть безмозглого репликанта в останавливающее временное поле. А также безопаснее...

–Послушай, я просто помочь хочу, – «я так долго с тобой не разговаривал...». – Ничего больше...

–Пошел бы с Талькой, на Вечную посмотрел, – «и не надо думать, что мне легче! Не надо! Я тоже хочу, чтобы этот фарс закончился, но не хочу тебя подставлять...»

–Я на Крэш могу и дома посмотреть, у меня мать от нее слабо отличается, – «ну сейчас-то нас кто слушать может? Нет же никого...»

И правда, на первый взгляд вокруг никого не было. Двор как стадо коров облизало... Или крупный вихрь Хаоса прошелся. Ясен пень: Мэлис Крэш скрытно подбиралась к складу, и посмотреть на это сбежалась вся школа... Ну, не совсем вся, а только те, кому больше заняться нечем. Мысленно указав наивному менталу на места дислокации прикрытого невидимостью народа и извинившись заранее, я перешла к вербальному общению. К общению, скажем прямо, на очень повышенных тонах. В конце концов мне удалось достоверно прогнать Стана – и он испарился, не объяснив, куда направляется... Конспектировавшие невидимки – кстати, под качественными полями, но я все равно их просвечивала, – интереса все равно не потеряли. Нет бы помочь... Хотя тогда я бы их просто послала в том же направлении, что и Стана. Пусть думают, как глупо выглядят, и не лезут... Впрочем...

Я коснулась нижнего конца звездочки, позволявшей мне управлять реальностью, и повысила магсопротивление возле наблюдателей. Ясно проявилось несколько членов моего фан-клуба и парочка просто любопытствовавших личностей.

Намек народ понял очень быстро. Искажение еще не успело исправиться, когда все вспомнили, что у них есть дела поважнее, чем вести летопись моих героических деяний. Тем более что последним можно заниматься и глядя из окна. Или вообще придумывая подробности – могут ведь и совпасть... Ясновидящих у нас до Контера и дальше...

Сторожиха выползла на свежий воздух минуты через две. Я уже была готова к тому, чтобы незаметно проникнуть в склад, пока атмосфера будет загаживаться дымом ее (она все еще была женщиной – значит, поле не снято) косяка.

Дальше все было делом техники, а не разума – вытащить тело, не нарушая поля, создать репликанта – безмозглого, конечно, но полноценных клонов я создавать никогда не умела, а сейчас это и не нужно, – и засунуть его на место обращенного. Энергоматрица репликанта была, разумеется, полупустой, но вряд ли сторожиха это быстро заметит. Что-то мне не показалось, что ей нужен живой и думающий партнер...

В общем, рассказ о моих действиях занял больше времени, чем они сами – Денни не докурила и до половины, а я уже буксировала тело демона к углу корпуса. Лишних глаз, если не считать окна, вроде не было, но сквозь мою невидимость они и не пробились бы.

Зафиксировав обращенного в полуметре над землей, я смела с него остатки временного поля и сняла наведенный сон. Подтверждая гипотезу о шустрости аномалов, обращенный немедленно зашевелился и попробовал сесть.

–Тихо, ты уже вне опасности, – я воспользовалась телепатией, но продублировала фразу вслух. Чтобы не испугать еще сильнее и без того страдающего от стресса бывшего человека.

–Не думаю, – ответил обращенный и попытался прикрыться. Да, я совсем упустила из виду, что спасенная мной личность обнажена... А чего, собственно, удивляться? Мои замороченные установками мозги еще меньше приспособлены для понимания человеческих условностей, чем мозги в нормальном состоянии, для которых это, кстати, – серьезная проблема. А обращенный пару часов назад аномал должен был находиться во власти предрассудков, свойственных его народу...

Кстати, говорил он на знакомом мне языке. Но это мало что значило – им во многих реальностях пользуются, иначе он не стал бы одним из самых распространенных в Департаменте.

–Держи, – я сотворила кусок темной ткани. – Если ты считаешь, что тебе нужно...

–А нормальную одежду ты тоже можешь так сделать? – похоже, обращенный не сразу поверил, что мое действие не было обычным фокусом. Но на мне была майка с коротким рукавом, не слишком соответствующая погодным условиям... Прятать что-то было просто негде – с человеческой точки зрения.

–Могу, но тебе она не понадобится, – я присела на воздух, чтобы лишний раз продемонстрировать свою нечеловечность. Обращенный наверняка уже понял, что я не намерена делать ничего опасного для него.

Я придала прикрывавшему нас полю еще одно свойство. Теперь вокруг нас было теплее – я прикинула температуру по своему вкусу, вернув своей оболочке свойство ее воспринимать.

–Послушай, что это все значит? – обращенный сделал раздраженный жест рукой. – Это сон, или...

–Или, – коротко ответила я. – Тебе не повезло, причем крупно, и ты попал в нашу школу в качестве учебного пособия... Но ты – носитель одного качества, которое делает такое использование тебя незаконным. Понятно?

–Что за качество? – взгляд аномала встретился с моим. До сих пор он рассматривал окружающий пейзаж.

–Чтобы понять мои объяснения, надо минимум год отучиться здесь, – или потратить время на усвоение понятий энергетической структуры и матрицы, аномалий их строения и так далее... Если учесть, что это до сих пор еще изучается, и выявленные закономерности все время опровергаются, можно понять, почему я сразу определила срок. – Но это тебе не грозит.

–Уже радуюсь, – обращенный, похоже, только сейчас осознал, что сидит, как и я, на воздухе. В голове это факт у парня явно не укладывался. – Может быть, мне это снится?

–К сожалению для тебя, нет, – я отключила ненужную (до следующего тематического урока) установку, надеясь, что это поможет мне понять бывшего человека. Стало ненамного яснее. Я подключила эмпатию, ощутив растерянность, страх и редуцированное почти до нуля любопытство собеседника. Больше всего он действительно хотел проснуться. Несмотря на относительно юный возраст, товарищ уже успел основательно пропитаться неверием в сверхъестественное (с его точки зрения) и подозревал в происходящем правительственный заговор, пока не дошло до разговора со мной. На такое правительство, опять же с точки зрения обращенного, способно не было. Я искренне порадовалась за себя. А потом – за правительство родной реальности обращенного. – Домой хочешь?

–Как ты догадалась? – съязвил парень. И тут же сменил тон на пол-оборота. – А можно?

«Ну там – память промыть и возле города выкинуть... Или как это у вас делается? Или чтоб я просто проснулся в своей кровати...»

Мысли обращенного были путаными, испуганными и несли на себе глубокую печать нежелания знать лишних для нормальной жизни вещей. К тому же, парню было сложно разговаривать со мной ввиду моего возраста. В этом аспекте я могла его понять, уже сталкивалась с трудностями... Ведь мне официально еще и двенадцати нет, а время, потраченное на тренировках в СВЗ, обычно не учитывают... То есть, фактически, лишний месяц определенно набегает каждый год, но в документах это не отражают, а по морде лица тем более не заметить.

Кстати о морде. Я могла бы при желании овзрослиться, но ведь сразу же выплывет наружу привитая мне абсолютная привлекательность. Еще и этот грех на отсутствующей душе мне без надобности, обойдется товарищ без памяти о мимолетном видении гениальной красоты в моем лице.

–Можно. Начальству о тебе уже заявили, скоро ответ получим... Думаю, тебя будут уговаривать остаться, но запретить вернуться не смогут. Не имеют законных оснований. Запомни...

Ага. Есть такая формулировка в законе о вынужденном или насильственном обращении... Закон этот – один из существенных плюсов правления Крэш. Кому-нибудь из предыдущих шефов эта формулировка даже спьяну привидеться не могла. Но Вечная, успевшая осознать свою полукровную сущность, смогла проявить некоторое понимание... Наверняка третий муж помог. Или светлый образ первого...

–Законных? – похоже, факт наличия у нас регламентирующих документов был для обращенного (кстати, я так и не сказала ему, что он качественно изменился – все-таки я не психолог и к такой новости подготовить не смогу) чуть ли не шоком.

–Именно. Если ты хочешь домой, то можешь туда валить. Даже координаты дадут. И легенду подберут. Обязаны, – вообще-то это я так думаю, что обязаны, но вроде бы изъянов в логике пока не отмечала... Так что вполне могу быть права. – И, главное, с порога скажешь, что подробностей знать не хочешь.

Времени на то, чтобы передумать, будет предостаточно. Благо вечная жизнь теперь у парня в кармане (ввиду отсутствия карманов могу подобрать другое место, но нелитературно получится). И подробности со временем проявятся – в смысле, способности проснутся. Даже если ничего не предпринимать для их развития. Желания начнут исполняться, особенно подсознательные, – это года через два, в крайнем случае – лет через пять. Демон может сколько угодно не верить в то, кем является. Может об этом даже не знать – что, в целом, безопасней. Активно неверующий демон может забить в себе все проявления силы, намеренно лишая себя части существования. Сила прорвется тогда, когда ослабнет неверие, – после серьезного воздействия, например... Из разряда тех, которым нас вот уже год учат... Они, воздействия, многофункциональны по природе своей – и для лепки личностей пригодны, и для антуражной работы... Меня слегка передернуло, я постаралась, чтобы собеседник не заметил.

Любопытство в нем так и не взяло верх над страхом. Даже не спросил, почему сидит на воздухе, хоть уже замонал меня своим незаметным ощупыванием окружающей среды. Просто-таки на лбу написано – жертва человеческой образовательной системы и родительской заботы...

–Забыть бы, – не собирался униматься обращенный. Может, он это и не сказал, а лишь громко подумал, но бывают дни, когда я прицельно поплевываю на условности.

–Забудешь, – отмахнулась я. – Сам захочешь, сам и забудешь. Нам ты теперь зачем, редкость охраняемая? Вычислим место-время отлова и выкинем прицельно, окружающие свидетели моргнуть не успеют...

Если парень не попал к нам из партии консервов, конечно. Потому что вероятность хоть и исчезающе мала, но существует – на зыбкой грани статистической погрешности.

Обычная, банальнейшая арифметика. Количество реальностей, адаптированных в период правления Феникс, помножить на среднее число жителей оных реальностей, вычесть неизвестное – в смысле, процент израсходованного материала, о котором лучше не думать, потому как сон нарушить может, придется под установкой дрыхнуть...

Страшная арифметика. Числа, приближающиеся к учетным единицам. И неизвестность, пугающая при попытках ее вычислить. Часть реалистов определенно ушла к непредельщикам, часть погибла при адаптациях или на выбраковке – было такое, было, не врут официальные документы, просто недоговаривают. Часть, таких счастливчиков много, обрела силу. Часть – расползлась по личным коллекциям. О центрах-преемниках даже не говорю. Кирстен поминать не хочется, но она не только была в свое время крупнейшим потребителем, но и прозорливо пробила себе лицензию на отщепы. И вот сейчас вовсю монополизирует на нас, поставляя материал, на котором, народ, не написано, из старых ли он закромов или же из гуманно отщепленных вариаций...

Милосердие демонов, о котором я задумываюсь только без соответствующей установки. Разнообразие не страдает. Берется мир, от него откалывается кусочек по неестественной вероятности (демону достаточно войти, можно даже ноги не вытирать). И из кусочка изымается нужное количество материала. Там, в законе, регламентирующем это занятие, даже дозволенные объемы указаны. Количество же отщепов не ограничено, их просто надо регистрировать, но никто реально не занимается проверкой...

Так что Кирстен, возможно, щепает миры только в случае крайней необходимости, а на самом деле отмывает ранее прихватизированное.

И пусть мне среднее ухо прожужжат тем, что Сайрелл известна своим уважением к легитимной власти. Да, известна. Да, уважает. Но, заметьте, именно тех, кто у власти в данный конкретный момент. Кто бы там ни сидел в неуютном кресле, значился в документах и так далее.

А материал Кирстен достался в период правления Феникс. И именно уважением с Сайрелловской точки зрения является то, что она этим фактом не размахивает. Может, гению нашему признанному проще поврать, поприкидываться, а не признаваться честно – да, не девались никуда те объемы, которые удалось нахапать на энном количестве адаптаций...

Не могли деваться. Арифметика и статистика не дадут соврать. Нет демона, способного извести столько материала. В население одной-двух реальностей, пострадавшее в процессе экспериментов, я еще поверю. Но не в те объемы, которые можно найти в сетях. Там нули в экран не влезают... А я смотрела только объемы до открытия «цветника».

На материале реальность происхождения не написана. Не входит это в стандартную маркировку, если речь не идет об особой категории для особых же опытов. И, в конце концов, не сдавать же излишки, отягощая оными некрепкие плечи команды из аналитического отдела, которая свои грехи искупает на ниве восстановления справедливости. По той причине, что больше ничего таким товарищам не поручишь, но это уже частности и мелочи. Контролируют их – будь здоров, напортачить не дадут... Даже мое незащищенное в данный момент сознание соглашается...

И если парень таки из консервов, реальность подберут по типу и параметру. Найдут обязательно существующий мир, где прототип жертвы махинаций исчез, допустим... И молча скинут. Как я и говорила – с легендой.

Конечно, обращенных стараются не возвращать. Но демонов в мирах столько, что одним больше, одним меньше – ну, слишком несущественное воздействие. Опять же, демон в реальности – залог того, что разлетится она только по его личному желанию.

Неконтролируемого размножения никто не допустит – в смысле, мир защитят от отщепов, но заводить наследников не запретят. Какая, повторюсь, разница? Мейплиф, реальность огней, реальность менталов, Сенгарийская империя... А число демонов растет естественным путем куда быстрее, чем за счет этих реальностей. Там проживает, между прочим, от силы процентов пятнадцать наших. В сумме. И то – если вместе со Скитальцами считать. Конечно, есть и другое, более весомое число. Но под скромным понятием «демоны, живущие в реальностях» там понимается и население, адаптировавшее под себя захваченные в период правления Феникс миры. Поэтому и получается сорок процентов... Но статистика тут уж совсем не при чем. Трясти ей совсем не обязательно, и так все обойдется, без шаманизма.

–Спасибо, – благодарный попался... Как там мне камушки талдычили на эту тему? А, признательный – не страшно, главное – чтоб не дурак... А личности неумные, но желающие как-то отблагодарить, – это кошмар. Надо сразу объяснить, что ничего я не потребую...

–Да всегда пожалуйста. Профессия у меня такая – спасать на халяву... Всех, кто под руку попадается, – я мягко улыбнулась, подумав, что товарищу до возвращения надо все же организовать парочку приятных впечатлений. Чтобы забытое не лезло из головы кошмарами. – Как тебя зовут-то хоть, жертва беспредела?

–Даниель, – представился собеседник. Да, прикольно получилось – фактически, тезка Перлиной сестрички... Хотя «Денни» может и иначе расшифровываться.

–Мэлис, – я протянула руку. – Ну, вот и познакомились...

Ничего, характер у него со временем выправится... Молодой еще, да и мной обращенный... Отпечаток это вполне может наложить. Собранные данные свидетельствуют, что от демона-донора что-то вместе с кровью передается. Например, демон, созданный известным разгильдяем, имеет все шансы переплюнуть «родителя»...

С другой стороны, собирались данные в те времена, когда обращатели за обращенных отвечали перед своей совестью и уму-маразму (в зависимости от своего интеллектуального состояния) учили сами. Так что, если прикинуть честно, можно и не верить...

Руку парень пожимать не торопился. Косился на мое кольцо (ну да, я его все еще ношу... Во-первых, шрам идеально закрывает. В-вторых, оригинально смотрится. В-третьих и главных – у Ника при одном взгляде на эту красоту такие виноватые глаза делаются, что отсутствующая душа радуется). А ждал – то ли того, что оно отравленным окажется, то ли не знаю чего...

–Для тормозов повторяю – никто тебя убивать не собирается. Особенно я, – а больше ни у кого и не выйдет... Блин, куда Талька подевалась, неужели в очереди стоит? Великая ведь уже... Или у Вечной именно сегодня завихрение на крыше? Вряд ли снова отдыхать рванула...

Люблю я версии строить. Полезное дело. Время занимает, которое и без того приходится тратить на ожидание. И увеличивает радость от появления долгожданной личности...

«Мэлис, ты где? – щелкнул по сознанию мысленный зов Тальки. – Неважно... Скидываю координаты...»

–Я здесь, – ответила я, переместившись в указанную точку и сбросив невидимость. Талька стояла под очень знакомым мне деревом – знакомство было, говоря объективно, давним. Где-то в этом районе располагался блуждающий проход в реальность хейтеров – стационарный и запароленный... Секретный. Не думаю, правда, что Тайли об этом догадывалась – к хейтерам мы ее не так таскали.

Гордое одиночество Тайллы Даан никем не нарушалось – я на всякий пожарный проверила окружающую местность на предмет лишних глаз и перенесенных точек зрения. Кроме нас двоих и моего «прицепа», в обозримом пространстве никого не наблюдалось. Вообще-то можно было и не перестраховываться – здесь народ почти не бродит, но мало ли... Вдруг обнаружится залетный хейтер, которому надо срочно мотануться домой?

–Вижу, – Тайли уставилась на слегка ошалевшего обращенного. – Мэл, я правильно поняла – ты его протемнять[ 51 ] и не собираешься?

–Сам отказался, – я демонстративно пожала плечами. – Требует возвращения к нормальной жизни. А что Вечная? Ты попала?

–Нет, тут и райской бумажки достаточно, – на тускнеющий свет (солнце уже закатывалось за горизонт, здесь оформленный деревьями) явилось нечто покрытое печатями. – Официальная регистрация, осталось только имя и реальность вписать... Кстати да, Мэл...

–Чего? – чуть грубее необходимого переспросила я. Все никак не удавалось выкроить время и объяснить, чем меня задевает это выражение. Историю с Лостом Талька могла вообще не знать... Не слишком мы ее пичкали сведениями из нашей прошлой жизнью. В смысле, за себя я отвечаю, а за хейтершу – не очень. Сулмор могла бы понарассказывать, только о себе, обо мне у нее как-то нет привычки языком чесать.

–Я не вписала твое имя на сама знаешь какое место, – нарушая законы аэродинамики, документ просвистел сквозь пространство и лег в мою руку. – Хочешь – заноси сама...

Имя обратившего. Необязательный пункт. Да и документ, несмотря на свою внушительность, совершенно необязателен – это всего лишь официальный запрос в тот самый отдел, где вычисляют реальность желающего вернуться. Запрос за подписью Райи. Такими запросами кормят шредер ради развлечения... Собственно, поэтому документы и не пересылают просто по сети.

Первый обращенный мной демон домой не торопился. Нашел себе место в жизни – совершенно конкретное, в свите Хранителя... В смысле, Велки. Императрицы Веледы Сенгарри... Ну, не понравилась товарищу реальность хейтеров, не захотелось становиться полноценным демоном, вот и выбрал что попроще. Остался в мире, где по способностям превосходит каждого первого, исключая Хранительницу. Ну, и вообще – польстило товарищу, что в той реальности его имя расшифровывается как «Разум»... Мое, кстати, как какая-то там сила, то ли тьмы, то ли любви, но это вообще отношения к делу не имеет. Сенгарийские традиции имянаречения в целом опираются на значимость, как и демонические...

А еще был товарищ, не захотевший возвращаться именно домой, но и среди демонов оставаться не мечтавший. Был да сплыл... Может, уже и нашел дом по себе – кто его знает? А может, ищет до сих пор.

–Обойдутся, – я сложила листок пополам. – Талька, я в принципе что-то не хочу свое имя к этому вопросу приматывать... Ну, подумай, – если я туда ломанусь, даже полные кретины поймут, что...

–Ничего не поймут, – Тайли нахмурилась. – Наоборот...

И тут в поле нашего зрения попало нечто левое, прервав как предсказуемые рассуждения о народной нелюбви к простым логичным выводам, так и мои возращения о том, что недоверчивых демонов совсем не сто процентов... И именно среди туповатых попадаются личности, больше одного вывода не делающие. А народу пофиг, кто пустил слух...

Но сиим соображениям не было суждено прозвучать. Ибо фигура, намеревавшаяся к нам приблизиться, оказалась тем самым предателем-преподавателем... В смысле, Кэйли. Истинный препод номер два, общий маг номер один, предмет мечтаний старшеклассниц номер... в общем, в десятку входит. Стабильно. Так как на Контера похож. И не занят. Вот не интересуется никем – и все тут. Но может и заинтересоваться... Возраст все-таки для истинного смешной – двадцать тысяч лет... До аферы, которую провели мы с Лостом, Кэйли носил ничего не дающий титул «последнего истинного», за потерю коего определенно должен быть Лосту благодарен... Есть причина. Много причин...

А вот для нахождения препода в окрестностях школы очевидного повода не было. Как-то не рискует у нас администрация гулять за пределами зданий. Здесь же мы водимся... А нас им и на уроках хватает по уши.

Правда, конкретно меня и конкретно на уроках этого преподавателя, как было замечено выше, не бывает. Уже расплевалась. Осталось только за финал выступить... Года через три. Но к одному большому финальному выступлению на соревнованиях со светлыми ученики, отобранные для этого, готовятся самостоятельно. Это тех, кто иначе сдает, преподы натаскивают...

Так что я с Кэйли совершенно не собиралась встречаться. И отсутствие такой необходимости меня страшно устраивало. Что бы там ни менялось со временем, а есть вещи неизменные. Например, то, что я не люблю прощать даже мелкие предательства. Пусть даже по неведению совершенные[ 52 ]... Пусть даже автор попросил прощения...

Аватары прощают. И то далеко не все. А я еще не аватар, хоть подписи и собираются.

–Здрасте, профессор[ 53 ], – произнесла я, когда поняла, что нас необратимо заметили. Впрочем, предатель выглядел еще не самым худшим вариантом. Прошлое прошлым, а относится он ко мне не худшим образом. Не рискует усугублять... Так что прощать я его не собираюсь, но и врагом не считаю...

–Мэлис, я, наверное, не вовремя, – не знаю, чего он там подумал... Но на полуприкрытого Даниеля посмотрел очень внимательно. А уж на наши с Талькой почти одинаковые костюмы... За вычетом куртки, без которой я решила обойтись... Ну, и еще узора клепок, наверное. Майки у нас, правда, одного размера, цвета и оформления. Айлан в нагрузку всучил, у него «Кадавер Трепанатор» всегда плохо расходился... Особенно с копией обложки первого альбома.

–Профессор, у вас какие-то вопросы ко мне или к ней? – я махнула рукой на Тальку, к которой у Кэйли могли быть вполне логичные вопросы. Все-таки еще обучает...

–К вам обеим. Что вы здесь делаете? – препод снова уставился на бывшего человека. На сей раз – просвечивая. – Кажется...

–Перекреститесь, – оборвала я Кэйли. – Или вы не этернист[ 54 ]? В любом случае, ваше вмешательство здесь...

–Только приветствуется, – вклинилась в разговор Талька. Я ошарашено замолчала, не понимая, что собирается делать это создание. – Нам нужно отправить этого парня в родную реальность, но мы никак не можем договориться, кто будет это делать... Мэлис считает, что это не ее дело, а у меня, простите, своих проблем...

–Документы? – Кэйли протянул руку за заполненным мной листом. Громко сказано – я лишь проставила забытую галочку в графе о модификации памяти. Остальное было и так отмечено. На бумаге должна была появиться еще парочка реквизитов – номер реальности, когда его вычислят, и пометка об отправлении. На этом жизнь документа завершается...

Но пока что листок лег в руки истинного. Кэйли глянул лишь в то место, где переливались красно-зеленым координаты отдела – вероятно, туда он еще не заглядывал...

–Кстати, а кто вам это поручил? – походя спросил препод.

–Леди Аданель, – немедленно ответила Талька. Да, о таком я и не думала... В смысле, вообще никого не подставлять – просто сделать вид, что все идет как следует. Преподша занята, мы – лучшие и надежные ученики...

А как потом всех заинтересованных лиц можно качественно пошантажировать... При желании. Сами они и пикнуть не рискнут. Напротив – будут руками, ногами и прочими органами махать, утверждая, что все было именно так, как мы сказали...

–Да уж, – неодобрительно бросил сквозь зубы Кэйли. – Тайлла Даан, подождите меня здесь, я сейчас вернусь...

Но все-таки подозрительно. Так сказать, червячок сомнения образовался. В подсознании, где не только червяки завестись могут, ибо помойка страшная...

–Тайли, он тебе что, подчиняется? – спросила я, дождавшись исчезновения впавшей в полную апатию жертвы чужих интриг и предателя профессорской наружности.

–Не совсем, – Талька поморщилась. – Но Крэш сказала, что я на него могу что угодно сваливать. Он типа на испытательном сроке...

–Ясненько, – а яснее и знать не хочу. Скорее всего, выяснится что-нибудь левое. Например, то, что я и так думаю – о Кэйли и его стукаческой роли. Присматривать за мной он раньше вполне мог – но я полагаю, что смотрит он тут за общей атмосферой. Иначе его назначили бы другим преподом. Более часто со мной контактирующим.

Но Вечная, что уж говорить, существо разумное. И понимает, что за мной должны смотреть личности, которых я не ненавижу... Которым немного доверяю. А то, что эти демоны не станут стучать подробно – кажется, очевидно.

Вот Ангмарскую Крэш не пробовала убедить в том, что за мной присмотр нужен. В смысле, Сулмор это и так знает. И реализует. Но отчитывается только перед собой, вот в чем прикол. И при всем своем уважении к Вечной – ее ставить в известность не станет. Наверное.

–Мэл, тебе совсем нечего делать? – мне параллельно мысленно намекнули на уроки, совесть и что-то еще менее имеющее отношение к реальности. Я покопалась в памяти. В принципе, можно было бы кое-что подучить... Не ждать же здесь появления Кэйли?

Я перенеслась в свою комнату. На окне, рядом с цветочком-подзарядником, стоял букет в хрустальной рюмке. Мелкие фиалки – они уже давно отгуляли свой срок, но заставить их снова распуститься несложно.

Если ты, конечно, не полный ноль в магии. Даже не ноль, а минус бесконечность. И работаешь только на реверсе...

Я сжала ладони в кулаки, до боли – но не до крови, я контролирую себя. Из алтарного шкафа, с верхней полки, где у меня посторонние материалы, рванулась в видик кассета. Историческое пособие. Давно пройденный этап обучения.

Учебный фильм о реальности менталов.

С подоконника печально глядели ярко-оранжевыми «глазками» перенасыщенные магией темно-лиловые цветы.

С неба сыпало снегом. К стеклу липли крупные хлопья, запоздавшие с появлением больше чем на месяц – что, в принципе, уже не впервые происходит. Наверняка получится существенный сдвиг, и наступление весны придется форсировать магически. Займется этим все равно кто-нибудь другой. Маются метеомагией у нас те, кому очень уж обрыдло заоконное пространство... Остальные, в том числе я, предпочитают потерпеть. Нам все равно – демону везде комфортно, причем при желании – одинаково... Конечно, речь идет о погоде, а не о психологическом климате...

Итак, если отвлечься от поэтики жизни, переключившись на прозу, – за окном шел снег, а в кабинете – урок иллюзий, они же кошмары обыкновенные. Ночные и дневные. Основной кошмар прогуливался вдоль доски, время от времени проводя по ней когтями. Народ морщился, ронял ручки, но продолжал писать контрольную работу. В целом препод был прав – сосредоточиться на связи с соседями в такой обстановке совершенно невозможно, приходится полагаться на свои знания, – но эта группа и так не злоупотребляет командным трудом. Что меня, кстати, устраивает полностью. С таким двинутым контингентом не поработаешь... Но препод где-то подхватил вирусную паранойю...

–Подозрительно тихо себя ведете, – очередной шкряб по доске. Несколько учеников синхронно сунули пальцы свободных рук в уши. – Вот когда я работал в старшей школе Спрингвуда...

–Кочегаром или водителем автобуса? – выкрикнул с заднего ряда какой-то обнаглевший демон. Я непроизвольно оглянулась, но засечь источник не успела.

–Вообще-то я заменял преподавательницу физики, – моментально сменившие привычный голубой цвет на красно-коричневый глаза учителя принялись сканировать помещение. Затем когтистая рука, удлинившись, выдернула из работающей массы самого остроумного товарища, который немедленно был уронен на стул возле преподского стола. Стул, к слову говоря, был металлическим и раскаленным, но кого это, в принципе, волнует? Смельчак оказался, кстати, не слишком хорошо знакомой мне личностью. Но с тех пор, как у препода появились более важные дела, чем являться прогульщикам, таковые начали появляться даже в нашей продвинутой группе...

Нет, нельзя сказать, что школа совсем разбалтывается. Наоборот – нас сильнее прижали, поэтому народ начал глотать свободу там, где раньше терпел некоторое принуждение. Виновата, как обычно, опять я... Но я молчу во все тряпочки, которые можно найти. Потому что интуиция. И подсказывает она мне, образуя неплохое трио с камнями, что все просто отлично...

Так высоко антисоветчики оценивали то, что я не сдала махинации Перли по надлежащему адресу. А то, что вторая авантюра все-таки увенчалась успехом... Ну, тут уже моей заслуги не имелось. На всех уроках я не бываю, это физически невозможно. Какой-то аномал все-таки погиб – на занятии по биологии у младших классов. И «очень вовремя» на то же занятие заглянула леди Перли... А скорость стука при желании стучащего превышает не только скорость звука, но и скорость света. Разборки же, последовавшие за «разбазариванием ценностей», прогремели весьма круто – у нас даже свободные дни образовались. Ну, почти свободные – не все преподы поотменяли занятия на время комиссии, которая ничего особенного не вскрыла... Но осадок-то остался!

В общем – теперь у нас директриса опять гуляет, восстанавливая порванные нервы. В стиле – «дорогие учшшшеники, я усссссссстала...». Нет, конечно, она не уволилась, просто затребовала время для отдыха. А Перли ее, что естественно, замещает. В целом – разницы особой нет. Конечно, сейчас из школы особо не вырвешься, такие щиты наложили, что я две минуты пробиваю... И неплохо на этом зарабатываю. Наверное, Перли боится, что ее таки сдадут. Ну и ошибается – мне-то она совершенно не мешает! Нет, я серьезно. Ни мне, ни моим друзьям никаких неприятностей не обломилось. Как учились, так и учимся. Атли вообще присмирела, вероятно, ее неплохо натыкали мордой лица в мизерность сыгранной роли... Биолога, правда, заменили – теперь на его месте у нас отрывается Денни. В зависимости от состояния личной жизни – Дэн или Даниэла. А личная жизнь у этого демона, кстати о птичках, в гору пошла. Строевым шагом. Стоило сменить поле деятельности на чуть более популярное... Препод, конечно, получился не очень качественный, зато двойную проверку материала (якобы отвергнутое большинством учителей предложение) проводит быстро и тщательно. Параллельно с занятием. В чем не сомневаюсь – так это в том, что у нас все ученики запомнят, каким местом структуры аномал от неаномала отличается... Мне новый препод не мстит – хотя могло бы, могло бы... Может, слишком хороший репликант получился? Я старалась...

И вообще – старый биолог у нас тоже по учебнику работал, просто иногда провоцировал народ на поделиться знаниями. Денни же такой дурью не мается, своим опытом не трясет, хотя изредка проговаривается... Впрочем, только при взрослых. Минимум с шестого курса начиная. А мы и так все знаем. Про птичек, пчелок, демонов и прочих разумных существ. Чего тут непонятного, собственно? Куда непонятнее то, каким макаром наш кошмарник дочкой обзавелся...

«Ввиду того, что в рамках контролируемого лично сна каждый всесилен», – вывела я на листке и хихикнула. Фраза эта, содержащая лишь чистую правду, начала меня смешить давно. В конце концов, предполагается, что это будет не мой кошмар... А мое всесилие меня пугает больше всего. Исключая разве что последствия, которые могут огрести мои знакомые... И последствия, которые могу огрести я – от своих знакомых...

Всесилие, ограниченное только собственной совестью – архипоганая вещь. Говорю со знанием дела. Потому что именно моя совесть, персонализировавшаяся не выходя из комы, и мешает мне устранить из жизненного процесса разный хлам. Например, Ника Лару... Потеряв возможность вырваться за пределы реальности (да, народу, привыкшему жить дома, не повезло. Кто хорошо подумал – обратился ко мне, и спокойно шляется куда надо по персональным каналам. Кто подумал плохо... и родился Ником Ларой, вынужден был переселиться в пацанскую общагу с вещами), он потерял и возможность принести мне какую-нибудь пользу. Нет, конечно, где-то он сейчас копается в поисках инфы, но ничего нового найти не сможет. Так как Перли четко запретила мотаться туда-сюда и безобразие нарушать. И.о. директора в целом права – кроме как безобразием ее приказ не назовешь. Поэтому я, кстати, и молчу – а то еще скажут, что мы в доле.

Я в принципе могла бы и помочь старому врагу, влюбленному в меня романтику-рецидивисту, но... не так поймут. По народу ползают непристойные слухи, из-за которых у меня несколько уменьшилось количество почитателей. Я имела несчастье попасться на глаза демонам, когда почти спокойно говорила с Ником – и в тот же день меня видели ругающейс