/ Language: Русский / Genre:humor,

Как Я Стала Писательницей

Н Тэффи


Тэффи Н А

Кк я стл пистельницей

Тэффи

Кк я стл пистельницей

Кк я нчл свою литертурную деятельность? Чтобы ответить н этот вопрос, ндо "зрыться в глубь веков". В ншей семье все дети писли стихи. Писли втйне друг от друг стихи лирические, сочиняли вместе стихи юмористические, иногд экспромтные.

Помню кк сейчс: входит смя стршя сестр в ншу клссную комнту и говорит:

- Зуб зострился, режет язык.

Другя сестр уловил в этой фрзе стихотворный рзмер, подхвтывет:

- К эткой боли я не привык.

Тотчс все нстривются, оживляются.

- Можно бы воском его злечить,

Но кк же я буду горячее пить? 

спршивет чей-то голос.

- И кк же я буду говядину жрть? - рздется из другого угл.

- Ведь не обязны все меня ждть! - зкнчивет тоненький голосок млдшей сестры.

Стихи сочиняли мы все. Конечно, и я.

Но в первый рз увидел я свое произведение в печти, когд мне было лет триндцть.

Это был од, нписння мною н юбилей гимнзии, в которой я в то время училсь.

Од был чрезвычйно пышня. Зкнчивлсь он словми:

И пусть грядущим поколеньям,

Кк нм, сияет првды свет,

Здесь, в этом хрме просвещенья,

Еще н много, много лет.

Вот этим смым "хрмом просвещенья" дом донимл меня сестр.

- Ндя! Лентяйк! Что же ты не идешь в свой хрм просвещенья? Тм сияет првды свет, ты сидишь дом! Очень некрсиво с твоей стороны.

Допекли долго.

Тков был мой смый первый шг н литертурном поприще.

Второй шг был тков: сочинили мы с сестрой пресмешную песенку о Фульском короле, продию н песню Мргриты из "Фуст".

Решили ее нпечтть.

Совсем сейчс не помню, что это был з редкция, куд мы пошли. Помню только, что нд головой редктор висело н стене птичье чучело.

Это, порзившее нше вообржение обстоятельство, отрзилось в стихх:

Нд редктором висело

Птичье чучело,

Н редктор глядело,

Глз пучило.

Стихотворения ншего редктор не принял и все спршивл: "Кто вс послл?" А потом скзл: "Передйте, что не годится". Очевидно, не верил, что две испугнные девчонки, которых ждл в передней стря нянюшк, и есть вторы.

Тков был мой второй шг.

Третий и окончтельный шг был сделн, собственно говоря, не мной смой, если тк можно вырзиться, з меня шгнули.

Взяли мое стихотворение и отнесли его в иллюстрировнный журнл, не говоря мне об этом ни слов. А потом принесли номер журнл, где стихотворение нпечтно, что очень меня рссердило. Я тогд печтться не хотел, потому что одн из моих стрших сестер, Мирр Лохвицкя, уже двно и с успехом печтл свои стихи. Мне кзлось чем-то смешным, если все мы полезем в литертуру. Между прочим, тк оно и вышло. Кроме Мирры (Мрии), другя моя сестр, Врвр, под псевдонимом Мюргит, помещл свои очерки в "Новом времени", пьесы ее шли в "Кривом Зеркле", смя млдшя, Елен, тоже окзлсь втором нескольких тлнтливых пьес, шедших в рзных тетрх.

Итк - я был недовольн. Но когд мне прислли из редкции гонорр это произвело н меня смое отрдное впечтление. Впечтление это я пожелл повторить и нписл целый фельетон в стихх, в котором с веселой беззстенчивостью молодого язык хвтл зубми з смые торжественные ноги, шествующие по устлнному вянущими лврми пути.

О фельетоне зговорили. Кто смеялся, кто возмущлся, кто ликовл. Был "бум". Редкция попросил продолжть. Большя гзет приглсил сотрудничть. Остльное ясно.