/ Language: Русский / Genre:humor,

Женский Вопрос

Н Тэффи


Тэффи Н А

Женский вопрос

Тэффи

Женский вопрос

Фантастическая штука в 1-м действии

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

О Т Е Ц. В первой и третьей картинах в обыкновенном платье; во второй в длинном цветном клетчатом сюртуке, широком отложном воротнике и в пышном шарфе, завязанном бантом под подбородком.

М А Т Ь. В первой картине в домашнем платье. Во второй картине в узкой юбке, сюртуке, жилете, крахмальном белье.

К А Т Я. Причесана по-дамски. 18 лет. Одета во второй картине приблизительно как мать.

В А Н Я. 17 лет.

К О Л Я. 16 лет. В первой картине Ваня в пиджаке. Коля в велосипедном костюме. Во второй картине - оба в длинных цветных сюртуках, один в розовом, другой в голубом, с большими цветными шарфами и мягкими кружевными воротниками.

их дети.

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Одет в том же роде. Шляпа с вуалью. В руках муфта.

Т Е Т Я  М А Ш А. Толстая. Мундир до колен, высокие сапоги, густые эполеты, ордена. Прическа дамская.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Фрак, узкая юбка, крахмальное белье, пенсне. Худая, плешивая, сзади волосы заплетены в крысиный хвостик с голубым бантиком.

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч, ее муж. Широкий сюртук. Кружевной шарф, лорнет, сбоку у пояса веер.

Д Е Н Щ И Х А. Толстая баба, волосы масленые, закручены на затылке; мундир.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. Военный мундир. Сильно подмазанная. Пышная прическа, сбоку на волосах эгретка.

С Т Е П К А. Черные панталоны, розовая куртка, передник с кружевами, на голове чепчик, на шее бантик. Очень некрасив.

И З В О З Ч И Ц А. В повойнике, сверху шляпа извозчичья. Армяк. Кнут.

Г Л А Ш А. Горничная.

Гостиная. У стены большой старинный диван. Вечер. Горят лампы. Через открытую дверь виден накрытый стол; м а т ь вытирает чайные чашки. В а н я у стола читает. К о л я в велосипедной шапке лежит на качалке. К а т я ходит

по комнате.

К А Т Я (волнуясь). Возмутительно! Прямо возмутительно! Точно женщина не такой же человек.

К О Л Я. Значит, не такой.

К А Т Я. Однако во многих странах существует женское равноправие, и никто не говорит, что дело от этого пошло хуже. Почему же у нас этого нельзя?

К О Л Я. Значит, нельзя.

К А Т Я. Да почему же нельзя?

К О Л Я. Да вот так, нельзя, и баста.

К А Т Я. Баста потому, что ты дурак.

М А Т Ь (из столовой). Опять ссориться? Перестаньте. Как не стыдно...

К А Т Я. Он меня нарочно дразнит. Знает, что мне тяжело... что я всю жизнь посвятила... (Плачет.)

К О Л Я. Ха, ха! (Поет.) Жизнь посвятила и жертвою пала. И жертвою пала.

Слышится звонок.

М А Т Ь. Перестаньте, вы там. Кто-то звонит.

Входит о т е ц.

О Т Е Ц. Ну-с; вот и я. Что у вас тут такое? Чего она ревет?

К О Л Я. Она жизнь посвятила и жертвою пала.

М А Т Ь. Ах, замолчите, ради Бога. Отец усталый пришел... Вместо того чтобы...

О Т Е Ц (хмурится). Действительно, черт возьми. Отец целый день служит, как бешеная собака, придет домой, и тут покоя нет. И сама, матушка, виновата. Сама распустила. Катерина целые дни по митингам рыскает, этот болван только ногами дрыгает. Сними шапку! Ты не в конюшне! Отец целый день, как лошадь, над бумагами корпит, а они вместо того, чтобы...

М А Т Ь. Пойди, Шурочка, попей чайку.

О Т Е Ц. Иду, Шурочка. Я только один стаканчик. Опять бежать нужно.

М А Т Ь (передавая ему стакан, который он выливает стоя). Бежать?

О Т Е Ц (раздраженно). Ну да, очень просто. Что это, первый раз, что ли? Верчусь, как белка в колесе. Для вас же. У нас сегодня вечернее заседание. Ах да - совсем и забыл. Я ведь для того и зашел. Позвольте вас поздравить, душа моя. Дядя Петя произведен в генералы. Нужно будет устроить для него завтра обед. Ты распорядись. Вино я сам куплю.

М А Т Ь. Ты сегодня поздно вернешься?

О Т Е Ц. Вот женская логика. Ну разумеется, поздно. (Берет портфель не за тот конец. Из него вываливаются бумаги и длинная розовая лента.)

К О Л Я. Папочка... лента.

О Т Е Ц (быстро сует ленту в портфель). Ну да... ну да, разумеется. Деловая лента... Ну, до свиданья, Шурочка. (Треплет ее по щеке.) Спи, мамочка, спокойно. (Уходит.)

М А Т Ь (вздыхая). Бедный труженик!

К О Л Я. Гм! гм! Деловая лента.

М А Т Ь. Что?

К А Т Я. Вот тоска! Я прямо с ума сойду.

М А Т Ь. Это от безделья, душа моя. Поработала бы, пошила бы, почитала бы, помогла бы матери по хозяйству, вот и тоски бы не было. (Уходит.)

К О Л Я. Пойду, помогу матери по хозяйству. (Уходит в столовую. Видно, как берет ложку и ест варенье прямо из вазочки.)

К А Т Я. Не желаю. Я не кухарка. Я, может быть, тоже желаю служить в департаменте. Да-с. И на вечерние заседания ходить желаю. (Коля громко хохочет, вскакивает и грозит кулаком.) Как я вас всех ненавижу. Теперь я равноправия не хочу. Этого с меня мало! Нет! Вот пусть они посидят в нашей шкуре, а мы, женщины, повертим ими, как они нами вертят. Вот тогда посмотрим, что они запоют.

В А Н Я. Ты думаешь, лучше будет?

К А Т Я. Лучше? Да, мы весь мир перевернем, мы, женщины...

В А Н Я. Э, полно! Новой жизни жди от нового человечества, а пока люди те же, все останется по-старому.

К А Т Я. Неправда! Ты все врешь. Ты все нарочно. И во всяком случае, передай твоему Андрею Николаевичу, что я за него замуж не пойду. Не намерена! Повенчаемся, а он у меня на другой день спросит, что у нас на обед. Ни за что! Лучше пулю в лоб.

В А Н Я. Да ты совсем с ума сошла!

К А Т Я. Кончу курсы, буду доктором, тогда сама на нем женюсь. Только чтобы он ничего не смел делать. Так только по хозяйству. Не беспокойтесь, могу прокормить.

В А Н Я. Да не все ли равно.

К А Т Я. Нет-с, не все равно. Совсем другая жизнь будет. Не ваша, не дурацкая, потому что женщина не такое существо, как вы, а совсем наоборот.

В А Н Я. То есть что наоборот?

К А Т Я. Да все наоборот. А вы все выродились. От продолжительной власти совсем одурели. Твой же Андрей Николаевич умиляется над профессором Петуховым: ах, ученый! ах, милая рассеяность! чудак, не от мира сего... Просто старая калоша, и не моется никогда. Все вы друг перед другом умиляетесь. Жен обманываете, в карты дуетесь, и все у вас очень мило выходит. Разве женщина могла бы себя так вести?

Г О Л О С  М А Т Е Р И. Катя! Я прилягу. Если услышите папочкин звонок, разбудите Глашу - она так крепко спит.

К А Т Я. Хорошо! Я все равно всю ночь не засну.

Ваня уходит и запирает свою дверь.

К А Т Я (стучит в его дверь кулаком). Так и скажи ему, что не пойду! Слышишь? Не выйду! (Сидит на диване и плачет.)

Бедный Андрюша... И я бедная!.. Что же, будем ждать, пока все станет навыворот... Буду доктором... Андрюша... (ложится на диван) верю, что все сбудется... Вот счастье-то было бы. (Зевает.) Уж я бы их.. (Засыпает.)

Сцепа мало-помалу темнеет. Несколько мгновений совсем темно. Затем сразу вспыхивает дневной свет. К а т я сидит за столом и разбирает бумаги. На

диване К о л я вышивает туфли. В столовой отец моет чашки.

К О Л Я (хнычет). Опять распарывать. Опять крестик пропустил!

К А Т Я. Тише, ты мне мешаешь!

В А Н Я (выходит оживленный, бросает шапку на стул). Как сегодня было интересно! Я прямо из парламента. Сидел на хорах. Духота страшная. Говорила депутатка Овчина о мужском вопросе. Чудно говорила! Мужчины, говорит, такие же люди. И мозг мужской, несмотря на свою тяжеловесность и излишнее количество извилин, все же человеческий мозг и кое-что воспринимать может. Ссылалась на историю. В былые времена допускались же мужчины даже на весьма ответственные должности...

О Т Е Ц. Ну, ладно. Помоги-ка мне лучше убрать посуду.

В А Н Я. Приводила примеры из новых опытов. Ведь служат же мужчины и в кухарках и в няньках, так почему же...

К А Т Я. Перестань, Ваня, ты мне мешаешь.

Звонок.

Вот, верно, мама звонит.

О Т Е Ц (суетясь). Ах ты, Боже мой! Опять он не слышит. Отворю сам. (Убегает.)

М А Т Ь (возвращаясь с отцом). Напрасно, напрасно, дитя мое. Открывать двери - дело прислуги. Слушайте, детки. Интересная новость. Тетю Машу произвели в генералы.

О Т Е Ц. Достойная женщина.

К А Т Я. Всю жизнь полковой овес воровала.

О Т Е Ц. Как тебе не стыдно.

К А Т Я. За галстук заливает и ни одного смазливого белошвея не пропустит.

О Т Е Ц. Коля, выйди из комнаты. Говоришь при мальчике такие вещи.

М А Т Ь (отцу). Ну-с, Шурочка, не ударь лицом в грязь. Нужно сегодня устроить для тети Маши обед. Вино я сама куплю. А ты распорядись. Коля, Ваня, помогите отцу.

О Т Е Ц (робко). Может быть, можно отложить обед на завтра? Сегодня немножко поздно...

М А Т Ь. Вот мужская логика! Я гостей созвала на сегодня, а он обед подаст завтра. (Уходит.)

В А Н Я. Ах, как чудно говорила Овчина! Вы должны давать мужчинам тоже образование и не делать из них рабов, позорящих имя человека. Мы требуем мужского равноправия.

К О Л Я. А, в самом деле, папаша, отчего это так несправедливо? Женщинам все, а нам ничего?

О Т Е Ц. Да, дитя мое, когда-то было иначе. Мужчины были у власти. Женщины добивались прав и наконец восстали. После кровопролитной женской войны мужчины сдались, были засажены в терема и в гаремы, а теперь понемногу освобождаются от рабства. В Америке мужчины уже допущены на медицинские курсы.

В А Н Я. Ха-ха. Мужчина - докторша! Как это оригинально.

К О Л Я. А что, в те времена мужчины в парламенте сидели?

О Т Е Ц. Ну конечно.

К О Л Я. И председательница была мужчина?

О Т Е Ц. Разумеется.

К О Л Я. Ха! Ха! Председательница в панталонах! Ха! Ха! Вот картина! Председательница в панталонах парламент открывает. Ха! Ха! Ха!

В А Н Я. Ох! Перестань! Ха! Ха! Не смеши! Ха! Ха!

О Т Е Ц. Да перестань же.

М А Т Ь (входит сердитая). Где же Степка? Звоню, звоню. В умывальнике воды нет. Что за безобразие! Жена целый день, как бык, в канцелярии сидит, а он не может даже за прислугой приглядеть.

О Т Е Ц (испуганно). Сейчас, Шурочка, сейчас. (Кричит в дверь.) Степка!

Входит м о л о д о й  л а к е й в чепчике и в переднике.

М А Т Ь. Ты чего не идешь, когда звонят?

С Т Е П К А. Виноват, не слышно-с.

М А Т Ь. Не слышно-с. Вечно у вас на кухне какая-нибудь пожарная баба сидит, оттого и не слышно.

С Т Е П К А. Это не у меня-с, а у Федора.

М А Т Ь. Принеси воды в умывальник.

Степка уходит.

О Т Е Ц. Шурочка, не сердись. Все равно Федора сейчас прогнать нельзя. Кто же будет готовить? Да и вообще он хороший повар за кухарку; это так трудно найти, а нанимать настоящую кухарку нам не по средствам.

К О Л Я (входит). Мамочка, там от тети Маши денщиха пришла.

М А Т Ь. Пусть войдет.

Входит б а б а в короткой юбке, сапогах, мундире и фуражке.

Д Е Н Щ И Х А. Точно так, ваше бродив.

М А Т Ь. В чем дело?

Д Е Н Щ И Х А. Так что их превосходительство велели мне приказать вам, что сейчас они к вам придут.

О Т Е Ц. Ах, батюшки! Коля! Ваня! Идите скорей, помогите распорядиться.

М А Т Ь. На вот тебе, сестрица, на водку.

Д Е Н Щ И Х А. Рада стараться, ваше бродие. (Делает поворот налево кругом и уходит.)

К А Т Я. А не пойти ли мне в офицеры.

М А Т Ь. Что же, теперь протекция у тебя хорошая. Тетка тебя выдвинет. Да ты у меня и так не пропадешь. А вот мальчики меня беспокоят. Засидятся в старых холостяках. Нынче без приданого не очень-то берут...

К А Т Я. Ну, Коля хорошенький.

К О Л Я (высовывает голову в дверь). Еще бы не хорошенький! Подожди, я еще подцеплю какую-нибудь толстую советницу или градоначальницу. (Скрывается.)

Звонок. Катя берет свои бумаги и уходит. Мать идет за нею. Входит т е т я 

М а ш а. На пей юбка и мундир, шапка, густые эполеты.

Т Е Т Я  М А Ш А. Ба! все скрылись. (Вынимает портсигар.) Степка, дай мне спичку.

Входит С т е п к а.

Ах ты, розан! Все хорошеешь. В брак вступить не собираешься?

С Т Е П К А. Куда уж нам, ваше превосходительство. Мы люди бедные, скромные, кому мы нужны.

Т Е Т Я  М А Ш А. А за тобой, говорят, моя адъютантша приударяет?

С Т Е П К А (закрывает лицо передником). И что вы, барыня, мужчинским сплетням верите! Я себя соблюдаю.

Т Е Т Я  М А Ш А. Принеси-ка мне, голубчик, содовой. Голова трещит со вчерашнего.

С Т Е П К А. Сию минуту-с!

Степка уходит. Тетя Маша сидит, заложа ногу па ногу, барабанит по столу и

поет военные сигналы.

Т Е Т Я  М А Ш А.

Рассыпься, молодцы,

За камни, за кусты

По два в ряд.

Ту-ту, ру-ру!

О Т Е Ц (входит). Здравствуйте. Поздравляю вас от души...

Т Е Т Я  М А Ш А (целует отцу руку). Мерси, мерси, дружок. Ну, как поживаешь? Все хлопочешь по хозяйству? Что же поделаешь. Удел мужчин таков. Сама природа создала его семьянином. Это уже у вас инстинкт такой плодиться и размножаться и нянчиться, хе... хе... А мы, бедные женщины, несем за это все тягости жизни, служба, заботы о семье. Вы себе порхаете, как бабочки, как хе... хе... папильончики, а мы иной раз до рассвета... А где же детишки?

Входит С т е п к а с содовой водой, ставит на стол и уходит.

О Т Е Ц. Коля! Ваня! Идите же скорей! Тетя Маша пришла.

Входит К о л я, за ним м а т ь.

М А Т Ь. А! Ваше превосходительство! Поздравляю!

Звонок.

Т Е Т Я  М А Ш А. Спасибо, дружище! Только лучше не поздравляй. У нас в полку ходил по этому поводу анекдот. Была у нас, видишь ли, правофланговая рядовая. Софья Совиха...

Входит п р о ф е с с о р ш а с мужем.

О Т Е Ц. Ах! Глубокоуважаемая профессорша! Здравствуйте, Петр Николаевич.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Пришла поздравить себя, то есть вас, с днем поздравления.

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч (шепчет). Лили! Лили! Праздника. А не поздравления!

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (продолжает здороваться). Мерси. Благодарю вас, господа, что почтили скромную труженицу... Этот день никогда не изгладится...

Т Е Т Я  М А Ш А (сердито). То есть почему же скромную? Н-не понимаю... При чем здесь моя скромность...

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч. Ах, Боже мой! Лили! Ты опять все путаешь. Это ты ее, а не она тебя.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Ах да, виновата, я спутала. Это я ее, то есть вас, а не она меня. (Садится мимо стула, все бросаются ее подымать.)

О Т Е Ц. Вы не расшиблись? Ах, Боже мой!

М А Т Ь. Лучше на диван.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Ах, пустяки! Наоборот, очень приятно.

Т Е Т Я  М А Ш А. Хе! Хе! У нас в полку по этому поводу циркулировал анекдот и, знаете, препикантный. Если мужчины разрешат, я расскажу... Подрались у нас, видите ли, две поручицы из-за рогов...

О Т Е Ц (перебивая). Finissez devant les garcons 1.

Т Е Т Я  М А Ш А. А наша Марья Николаевна совсем, брат, закружилась. Целые дни у них дым коромыслом. И катанья, и гулянья, и ужины, и все это с разными падшими мужчинами...

С Т Е П К А (входит). Кушать подано.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (быстро вскакивает). Пожалуйте, господа, милости просим! Откушайте, чем Бог послал.

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч. Лили! Лили! Ты у них, а не они у тебя! Ах, Боже мой, эта рассеянность! (Берет ее под руку.)

М А Т Ь. Хе! Хе! Ох, уж эти ученые. Беда с ними.

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч. Все великие люди были рассеяны. И все такие чудаки. Я читал...

Т Е Т Я  М А Ш А. У нас в полку рассказывают по этому поводу анекдот. У одной генеральши был молоденький муж, этакий, знаете, бутончик...

Уходит в столовую, через, дверь видно, как усаживаются за стол. Звонок.

Степка бежит открывать. Возвращается вместе с адъютанткой.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. Так как же ты сюда попал?

С Т Е П К А. Я теперь тут служу в горничных девушках. Мелкая стирка. Отсыпное, горячее.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А (треплет его по щеке). А что, барыня-то небось ухаживает за тобой?

С Т Е П К А. И вовсе даже нет. Мужчинские сплетни.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. Ну, ладно, ладно! Толкуй! Ишь, кокет, никак, бороду отпускаешь... Ну, поцелуй же меня, мордаска! Да ну же скорей, мне идти нужно! Ишь, бесенок!

С Т Е П К А (вырываясь). Пустите! Грешно вам. Я честный мужчина, а вам бы только поиграть да бросить.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. Вот дурачок! Я же тебя люблю, хоть и рожа ты изрядная.

С Т Е П К А. Не верю я вам... Все вы так (плачет), а потом бросите с ребенком... Надругаетесь над красотой моей непорочной. (Ревет.)

К А Т Я (входит). Что здесь такое?

Степка убегает.

Марья Николаевна, как вам не стыдно! Идите обедать.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. Тра-ля-ля! Тра-ля-ля! Что же не заходите? У нас вчера было превесело. Ужинали со всеми онерами. Коко, Ванька Сверчок, Антипка, знаете, этот бывший полотер - словом, целый цветник, Все - падшие, но милые создания. (Уходит.)

Громкий звонок несколько раз. Степка открывает. Вламывается извозчица. На

ней армяк, бабий повойник, сверху извозчичья шапка, в руках кнут.

И З В О З Ч И Ц А. Неча! Неча! Сюда и вошла, потому ей и некуда. А я за свои деньги оченно даже вправе. Мне и старшая дворничиха говорит: лови ее, шило-хвостку, а то черным ходом утекнет. (Хочет идти в гостиную.)

С Т Е П К А (загораживая дорогу). Куда прешь! Толком говори, кого надо...

И З В О З Ч И Ц А. А того надо, кто денег не платит. Она меня с Васильевского за шесть гривен рядила, дешево рядила, да и на дешевом надула.

С Т Е П К А. Да какая она из себя-то?

И З В О З Ч И Ц А. А, известно дело, гунявая.

С Т Е П К А. Ишь... Профессорша, верно.

И З В О З Ч И Ц А. Да уж не без того. И старшая дворничиха говорит: лови, говорит, ее, шилохвостку... она, говорит.,.

С Т Е П К А. Постой. Я сейчас доложу. (Входит в столовую и выходит оттуда с профессоршей.)

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (протягивая руку извозчице). Здравствуйте, здравствуйте... Впрочем, с кем имею честь?

И З В О З Ч И Ц А. А вот чести-то и не имеешь, коли человека надуваешь...

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (Степке). Я их не понимаю... Чего мне... Может быть, через ваше посредство, так сказать...

С Т Е П К А. Это извозчица. Шесть гривен им нужно-с.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Да? Шесть гривен? Какая странная потребность... (Дает деньги.) Извольте... виновата... Ничего, что медными?..

И З В О З Ч И Ц А (взглядывая на нее). Ч-черт! Никак, ошиблась. (Чешет голову пятерней.)

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Ошиблась я в вас или вы во мне?

И З В О З Ч И Ц А. Сразу-то оно и не разберешь. Потому как та была гунявая, а и ваша милость... не в обиду будь... да и дворничиха говорит, лови ее, шилохвостку, это вашу, значит, милость, не вашу, то есть, а, к примеру сказать, ежели... на чаек бы, потому как здесь ошибка, так мне с вас гривенничек за бесчестье.

С Т Е П К А. Пошла ты вон, пьяница. Вот кликну швейцариху. Она те в три шеи. (Выталкивает извозчицу из двери.)

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (присматриваясь к Степке). Какой вы... хи, хи. Бантик у вас на шейке, хи... хи... малявацька вы холосенькая, тю-тю-тю...

С Т Е П К А (в страхе подгибает колени). Госпожа профессорша... Чего-с... Сию минуту-с... О Господи, наваждение египетское...

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (семенит ногами к Степке и берет его за подбородок). Тю-тю-тю...

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч (вбегая). Лили! Лили! Что здесь такое? Зачем тебя вызывали?

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Чего ты суетишься, Петруша. Я деньги платила извозчице.

П Е Т Р Н И К О Л А Е В И Ч. Какой извозчице?

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Гм... трудно определить... Кажется, пьяной.

С Т Е П К А. Это они извозчице платили, которая вас, значит, сюда привезла...

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч. Как сюда привезла? Ведь мы же на своих приехали, в коляске!

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Ну да, ну да... Она и сама говорила, что ошиблась. Не суетись, Петруша, все в порядке...

П Е Т Р Н И К О Л А Е В И Ч. А зачем ты сейчас этого горничного за шею держала?..

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Я... я... я думала, что это ты... Он так справа зашел, понимаешь? И ты часто справа стоишь, и... и здесь получилась иллюзия ... рефлекторный обман правой половины левого мозгового полушария... Явление, которое нужно будет еще разработать...

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч. Ах нет, не нужно, не нужно! Ты не разрабатывай, пусть лучше кто-нибудь из ассистенток...

Уходят в столовую. Степка в другую дверь. Через минуту из той же двери

входит д е н щ и х а.

Д Е Н Щ И X А. Ишь... не в те двери попала. (Заглядывает.) Столовая там. Господа питаются... Генеральша-то моя чвакает - аж сюда слышно.

С Т Е П К А (входит с блюдом). Ай!..

Д Е Н Щ И Х А. Степану Ильичу, наше вам. Глаза нале-во! Куды вы эдак рысью марш направляетесь?

С Т Е П К А (отмахиваясь блюдом и роняя котлеты) . А ну вас! Как сюда попали?

Д Е Н Щ И Х А. Перекусила малость и запила малость перекусочку-то. Федорушка поднес. Хорош Федорушка-то, а ты, Ильич, еще лучше (убежденно), ты, Ильич, - ягода. И я всегда согласна тебя осчастливить. Ты мое честное имя трепать не будешь, поведение твое самое выдающееся. А я всегда за себя постою. Слыхал нашу солдатскую песню? (Поет и приплясывает.)

Их, солдатка рядовая,

Сама себе голова я,

Как уеду я подальше

От своей от генеральши.

А вашу мужчинскую скромность ценю. И за вас грудью всегда пойду па всякого супостата. Грудью! Так точно-с! А вы меня за то всегда можете угостить-с. (Поднимает с пола котлету, вытирает обшлагом и ест.) Потому, как поется у нас в песне: "И за любовь мою в награду ты мне слезку подари!.."

С Т Е П К А (подбирая котлеты на блюдо, денщиха помогает, вытирает котлетки рукавом). О Господи, Соломонида Фоминишна! Да ведь мы к вам завсегда... Ой, Господи, никак, идут. (Бежит с блюдом в столовую.)

Денщиха уходит. Из столовой быстро выходит о т е ц. За ним т е т я  М а ш а,

за ней гурьбой остальные.

Т Е Т Я  М А Ш А (с бутылкой шампанского в руках). Нет, Шурочка, ты должен покориться. Это старинный польский обычай. Когда мы стояли в Польше, у нас ни один обед без этого не обходился. Всегда перед пирожным кто-нибудь предлагал выпить из сапожка хозяина дома.

О Т Е Ц. Но ведь мы не в Польше... Мне так неловко.

В С Е. Пустяки! Нужно! Что за глупости! Это так весело! Оригинально! Обычай!

М А Т Ь. Ну, полно кривляться! Сам радешенек. Снимай сапог! Чего ломаешься?

Отец садится и медленно стягивает с ноги высокий сапог.

Т Е Т Я  М А Ш А. Ну, вот и отлично! Давай сюда! Вот так. (Выливает бутылку в сапог.) Степочка! Тащи, дружок, еще бутылочку! Еще две! Две тащи! Постой, тебе самому не откупорить - Катя, помоги ему.

Выливает еще две бутылки. Сапог растягивается в вышину.

Давай еще две.

М А Т Ь (тревожно). Может быть, одной довольно? Эдакая прорва... Ну и размер...

Т Е Т Я  М А Ш А. Лей еще! Вот так, за здоровье прекрасных мужчин! Ура! Пью первая!

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Я! Я первая. Я не могу пить после вас! У вас во рту, наверное, всякие молекулы... Мне не поднять... Помогите... Подоприте снизу...

Тетя Маша поднимает сапог за каблук, вино выливается па профессоршу.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (захлебываясь). Ай, тону! Тону! У меня очки всплыли! Спасите! Я жить хочу!

Петр Николаевич рыдает у нее па плече.

М А Т Ь (Маше). Что ты наделала?

О Т Е Ц. Ужасно! Ужасно! Такую массу вина вылить...

Т Е Т Я  М А Ш А. Виновата, виновата. Я ведь по вашему же указанию желала услужить, хе, хе. Расскажу вам по этому поводу одну историйку. Факт, но верно. Была, видите ли, одна бригадная генеральша, страшнейшая ругательница; так она, знаете ли, ругалась до такой степени...

О Т Е Ц. Мари, ле-з-анфан!..

Т Е Т Я  М А Ш А. Ах, виновата, виновата, не буду!

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч (вытирает жену носовым платком). Едем домой, дружок, ты отдохнешь, просохнешь.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А (трет глаза и хнычет). Все равно! Очки уплыли... И главное, так вредно после обеда это холодное обливание. Если бы перед обедом, я бы даже была благодарна. И в платье тоже нехорошо. Зачем было делать в платье? Надо было раздеться...

Т Е Т Я  М А Ш А. Хе! хе! хе! А у нас в полковой конюшне...

О Т Е Ц. Да вы присядьте, вот сюда, к печке - мигом обсохнете.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Ах нет... Лучше велите полить меня эфиром, чтобы ускорить испарение. Что? Нет? Так я пойду лягу. Простите, господа, я вас не задерживаю ввиду инцидента.

П Е Т Р  Н И К О Л А Е В И Ч. Лили! Лили! Мы у них, а не они у нас.

П Р О Ф Е С С О Р Ш А. Ах да, совершенно верно, друг мой. Во всяком случае, благодарю вас, господа, за оказанную мне честь и надеюсь, что и впредь не забудете своим посещением... Чего тебе, Петруша?.. Посещением. Простите за скромную трапезу, но поверьте, что я от души, от души старалась обставить все поприличней, и если не удалось, то прошу прощения. Что, Петруша? Да, да! Мы у них, как говорит мой муж, то есть мы у вас в свою очередь тоже непременно побываем. До свиданья! (Делает эффектный поклон и направляется в Ванину спальню.)

В А Н Я. Ай, ой! Не туда! Не туда!

К О Л Я. Госпожа профессорша, там Ванина спальня.

Петр Николаевич и Степка подхватывают профессоршу под руки и уводят.

М А Т Ь. Эдакий ум!

О Т Е Ц. Гениальная женщина!

К А Т Я. Но до чего рассеянна!

Т Е Т Я  М А Ш А. Гм... да. Припомнился мне по этому поводу...

М А Т Ь. Ну, детки, вы теперь пойдите, а мы здесь посидим в своей компании, покурим. Шурочка, приготовь нам кофе.

Отец, Ваня и Коля уходят.

Ну, теперь можно сан фасон. (Закуривают сигары.)

Т Е Т Я  М А Ш А. Что это у тебя Ваня какой-то хмурый стал?

К А Т Я. Это он все с Андреем Николаевичем своим мужским вопросом занимаются.

Т Е Т Я  М А Ш А. Это насчет мужского равноправия, что ли?

М А Т Ь. Ну да. Совсем с ума спятили. На курсы идут, волосы отпускают; Андрей, дурак, ерунды начитался и моего Ваньку сбивает. Выдать бы их поскорей за хороших жен...

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. Я бы никогда не взяла такого молодого человека, который катается верхом, и отпускает волосы, и на курсы бегает. Это так нескромно, так немужественно. Впрочем, Екатерина Александровна, вам, кажется, нравится Андрей Николаевич?

К А Т Я. Гм... да. И рассчитываю, что его можно будет перевоспитать. Он еще молод. Наконец, хозяйство, дети, все это повлияет на его натуру.

Т Е Т Я  М А Ш А. Дураки! Хотят быть женщинами. Чего им нужно? Мы их обожаем и уважаем, кормим и обуваем... И физически невозможно. Даже ученые признают, что у мужчины и мозг тяжеловеснее, и извилины какие-то в мозгу в этом самом. Не в парламент же их сажать с извилинами-то... Ха! ха! Я бы за Ваньку Сверчка голос подала! Почему же не подать? Ха-ха! Равноправие так равноправие.

М А Т Ь. А детей кто нянчить будет?

Т Е Т Я  М А Ш А. Видно уж, нам с тобой, ха-ха-ха, видно уж, нам с тобой придется. Что ж, повешу саблю на гвоздь, денщиха будет в барабан бить, чтобы дети не плакали, ха-ха! ха! А уж вечерние-то заседания тю-тю, Шурочка. А? Ха-ха-ха!

М А Т Ь. Пошли теперь все эти новшества. Мужчины докторшами будут. Ну, посуди сама, позовешь ли ты к себе молодого человека, когда заболеешь?

Т Е Т Я  М А Ш А. Ха! ха! У нас в полку...

М А Т Ь. Подожди. Ведь не позовешь? Значит, все это одни пустяки. Теперь в конторы тоже стали принимать мальчишек. Есть и женатые. Дети дома брошены на произвол судьбы... И цены сбивают на женский труд.

А Д Ъ Ю Т А Н Т К А. А главное, совершенно теряют грацию, мужественность.

О Т Е Ц (из двери). Кофе готов.

М А Т Ь. Пойдемте, господа.

Уходят. Слышится звонок. Входят А н д р е й  Н и к о л а е в и ч и

 С т е п к а.

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Нет, Степка, я не сниму пальто. Я только на минутку. У вас гости? Ах, как это неприятно. Так Ваничка дома... Гм... Подожди, Степа, одну минутку... Вот что, голубчик, не можешь ли ты вызвать ко мне на одну секундочку Катерину Александровну? Подожди, подожди! Только у меня секрет... Нужно так, чтоб никто не видал... Потихоньку вызови.

С Т Е П К А. Да уж ладно, барин, мы сами с усами, комар носу не подточит. (Подходит к двери и кричит.) Барышня! Вас тут спра... пожалте-с на секрет.

К А Т Я (выбегает). Чего ты? Одурел? Ах, это вы? Пожалуйста! Что же вы не разденетесь.

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Нет. Мерси. Я на одну минутку. Я только хотел узнать, здоров ли Ваня... Папа послал за узорами...

К А Т Я. Вы напрасно выходите один так поздно вечером. Могут пристать какие-нибудь нахалки.

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Я должен... мне нужно... два слова...

К А Т Я. Степка, пошел в кухню.

Степка уходит.

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Я пришел... вернуть вам ваше слово... Я не могу...

К А Т Я. Так вы не любите меня! Боже мой, Боже мой! Говорите же, говорите! Я с ума сойду!

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч (плачет). Я не могу... Мы повенчаемся, а вы на другой день спросите: "Андрюша, что сегодня на обед?" Не могу! Лучше пулю в лоб... Рабство...

К А Т Я. Не любишь! Не любишь!

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Мы сговорились с Ваней... Будем учиться... Я буду доктором... сам прокормлю, а ты по хозяйству...

К А Т Я. Ты с ума сходишь? Я, женщина, на твой счет?

А Н Д Р Е Й  Н И К О Л А Е В И Ч. Да!.. Да!.. Я так люблю тебя, а иначе не могу. Женщины от власти одурели... Будем ждать... пока я сам прокормлю... Я тебя так люблю, так люблю... по хозяйству... (Обнимает Катю и прижимается к ней.)

Раздается громкий звонок. Сцена темнеет совершенно. Затем сразу освещается.

На столе горит лампа. Катя спит на диване. Снова громкий звонок. Катя вскакивает. Через комнату бежит полуодетая г о р н и ч н а я и отворяет

входную дверь. Входит о т е ц.

К А Т Я (вскакивая). Ай! (Протирает глаза.) Папа? Ты? Ха-ха! Вот радость! Папа, милый, ты знаешь, ведь и мы тоже дряни! Мы, мы, женщины, и я, тетя Маша, все мы такие же. Ах, как я рада! Как я рада!

О Т Е Ц. Да ты с ума сошла! Кто дряни? Что дряни?

К А Т Я. Ах, ты ничего не понимаешь! Я за Андрея Николаевича замуж выхожу. Мы ведь все одинаковые все равно. Ваня! (Стучит кулаком в дверь.) Ваня! Вставай! Я за Андрюшу замуж выйду. Такая радость! Все одинаковые. Папочка, милый. Ха-ха! Тетя Маша генерала получила и такая же стала, как дядя Петя. Подождем нового человечества. (Стучит в дверь.) Ваня, вставай!

О Т Е Ц (патетически). Черт знает что такое! Отец всю ночь как свинья, не разгибая спины... а они... имейте же хоть уважение. (Срывает шляпу, бросает ее на землю. Вместе с платком вынимает из кармана длинную дамскую перчатку и вытирает лоб.)

ЗАНАВЕС

----------------------------------------------------------------------

1 Перестаньте при юношах. (фр.)