/ / Language: Русский / Genre:religion_esoterics,sci_philosophy,

Огненный Подвиг. часть I

Николай Уранов

Книга духовно-философских очерков и эссе Н.Уранова (1914–1981) на темы Учения "Живой Этики". В них нашел отражение опыт духовного восхождения автора. Дается разъяснение и углубление многих положений "Живой Этики". В первую часть вошли сборники: "Огонь у порога", "Вершины", Огненный подвиг"; во вторую часть — сборники "Знаки", "Нити связи", "Сферы человеческие", а также очень важная работа Уранова "Тайны Любви Начал", раскрывающая Космический Закон взаимодействия Начал и его проявление на Земле. Книга будет полезна тем, кто приступает к изучению "Живой Этики", и всем интересующимся духовными проблемами…

Уранов Николай

ОГНЕННЫЙ ПОДВИГ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мы живем в суровое и грозное время — на рубеже двух важнейших эпох эволюции нашей планеты. Наступает Эра Огня, когда тонкие, "огненные" энергии изливаются на Землю из Космоса. Время, о котором предупреждали Пророки, Философы и Учителя человечества. Наступает Эра сотрудничества с Дальними Мирами.

Волны Огня, достигающие Землю, могут быть как созидательными, так и разрушительными. Все зависит от того, как люди их используют. Человечество, как Высший Принцип планеты, должно выполнять определенные космические функции, оно должно воспринимать энергии высших миров и отдавать свои энергии мирам нижележащим. В этом космическом метаболизме должно участвовать все человечество. Но пока он доступен только немногим избранным — тем, кто благодаря напряженной, самоотверженной духовной работе сумел возжечь свои высшие огненные центры. Эти светочи духа под руководством Великих Учителей ежедневно и ежечасно творят огненный подвиг служения человечеству.

"Огненный подвиг" — так называется книга философских очерков и эссе Николая Уранова. Кто он такой? Николай Уранов — литературный псевдоним Николая Александровича Зубчинского, принадлежащего к дальневосточной или азиатской когорте учеников и последователей Н.К.Рериха. В небольшой заметке "Жизнь — подвиг", написанной на смерть Николая Александровича Уранова, один из ближайших учеников Н.К.Рериха — А.П.Хейдок писал:

"В 1981 году, 6 июня <…> великий дух, известный в то время под именем Николая Александровича Зубчинского — завершил свой земной подвиг и ушел в сферы надземные. <…> Скажут — не знаем такого, не слыхали — и будут правы, ибо подвиг его творился в молчании, и это подвиг такого рода, что только великое сознание способно его оценить. При нашем последнем свидании с Николаем Александровичем, который был мне Другом и Братом, я сказал ему: — Ты Прометей, приносящий огонь с Неба на Землю! И это не было ни метафорой, ни преувеличением. <…> Для будущего, для человечества Нового Мира работал Николай Александрович, для того человечества, которое грядет — способное вместить и претворить в жизнь это Великое Учение <Агни Йогу>. Поэтому он не стремился к известности, к рекламе, а, наоборот, всеми мерами уклонялся от них, стремился к уединению, видя свое назначение в том, чтобы больше небесного огня (мудрости) принести на Землю. Тем не менее, о нем узнавали, и потянулись к нему ищущие Истину, со всех концов засыпали письмами, просили разрешения приехать. <…> Хочется отметить его высокую одаренность: он написал несколько прекрасных музыкальных пьес, которые сам же исполнял на пианино, живописал, сочинял стихи, проявлял большие астрологические познания, давал глубоко философски обоснованные советы многочисленным вопрошателям…

На его долю выпало немало жизненных испытаний, которые он переносил с твердостью и мужеством. Истинно, о нем можно сказать, что он прошел жизнь, как по струне бездну — красиво, бережно и стремительно."

Учитель творит через своих учеников. Много замечательных людей, откликнувшись на зов сердца, сплотились вокруг Великой Семьи Рерихов, продолжая и развивая начатое им дело обновления человечества. Настало время рассказать об этих людях, познакомиться с их творчеством.

Николай Александрович Уранов родился в 1914 году на станции Вэйшахе, близ Харбина (в Манчжурии). В юные годы, когда перед человеком со всей остротой встает вопрос о смысле жизни, он встретился с Борисом Николаевичем Абрамовым. В этот период в Харбин приезжает Николай Константинович Рерих, и Борис Николаевич Абрамов становится его Учеником. По поручению Н.К.Рериха, он создал и возглавил группу последователей Учения "Живой этики". В эту группу он привлек и Н.Уранова, став его Наставником. Современному читателю Борис Николаевич Абрамов хорошо известен как автор многотомного труда "Грани Агни-Йоги".

Во время пребывания Николая Константиновича Рериха в Харбине Уранов был совсем еще молодым человеком. Он присутствовал на публичных выступлениях Николая Константиновича, но природная скромность не позволила ему подойти и представиться Великому Мастеру. Однако неизгладимое впечатление этих встреч Николай Александрович сохранил на всю жизнь.

Окончив юридический факультет, Николай Александрович, в поисках заработка, вынужден был перепробовать разные работы. Но чем бы он ни занимался, главным делом его жизни всегда оставалось изучение и следование Учению Живой Этики, претворение Учения в жизни каждого дня. Напряженная внутренняя духовная работа продолжалась изо дня в день, каковы бы ни были внешние обстоятельства жизни. Этот опыт, очень ценный для начинающих, нашел отражение в ранних очерках Н.Уранова и в его работе "О качествах и свойствах" (человека).

"Около каждого качества, — писал он в этой работе, — есть его майя, которая часто принимается за качество. Так, например, — осторожность и боязливость, сострадание и жаление. При недостаточном опыте работы над собой можно майю принять За действительность. Можно трусить и оправдываться осторожностью; можно скупиться и оправдываться бережливостью; можно раздражаться и оправдываться возмущением духа. Без способности четко разбираться в своих побуждениях можно полететь в бездну, считая себя восходящим."

Родившись за пределами России, Николай Александрович всегда ощущал духовную связь со всей исторической Родиной — Новой Страной Учения. Он остро переживал драматические, а порою трагические моменты ее истории. Когда начиналась Великая Отечественная Война, он пишет стихи, полные непоколебимой веры в победу советского народа, в славное будущее нашей Родины (стихотворение так и называется "Родина"):

Чуя зодчества рок небывалый,
Из времен поднимался народ,
Поднимался, как новые скалы
На поверхность бушующих вод.
Но идущий в пучины забвенья,
Старый мир не однажды хотел
Отобрать его знамя спасенья,
Погубить его славный удел…
…………………………..
И теперь мы увидим воочию,
Как дерзнувший ступить на Восток,
Разлетится разорванный в клочья
Растоптавший Европу сапог!
Обожженная огненной лавой,
Обагренная кровью святой,
Ты пойдешь, озаренная славой,
И народы пойдут за тобой.
22 июня 1941 года

В 1944 году произошла встреча Николая Александровича Зубчинского с Лидией Ивановной Прокофьевой, их жизненный пути пересеклись и слились в один. В марте 1945 года они поженились. Николаю Александровичу был в ту пору 31 год, и он уже давно шел по пути Учения, а Лидии Ивановне не исполнилось еще двадцати, и она была начинающей ученицей. Их познакомил Борис Николаевич Абрамов, и он же благословил их брак.

Когда двое гармоничных духовно устремленных людей вступают в брак, это всегда большое счастье и большое эволюционное достижение. Ибо создается и начинает действовать творческая батарея из двух Начал. Плоды такого духовного творчества обычно значительны.

Лидия Ивановна и Николай Александрович прошли по жизни осененные Любовью, помогая и поддерживая друг друга. Мне не приходилось слышать от Николая Александровича слова, вроде "я думаю", "я считаю"; обычно он говорил: мы считаем. И в этом сказывалось глубокое понимание и уважение Закона Сотрудничества Начал.

Счастливые дни после женитьбы были прерваны самым неожиданным и грубым образом: 2 сентября 1945 года (ровно через полгода после свадьбы!) Николай Александрович, по ложному доносу, был арестован, осужден на 15 лет и сослан в сибирские лагеря. Он провел там 11 лет, был освобожден в 1956 году и полностью реабилитирован. Это было время не просто тяжких испытаний, сама жизнь Николая Александровна подвергалась опасности, не один раз стоял он на грани жизни и смерти, и всякий раз чудесным образом приходило спасение.

Но даже в тех условиях не прекращалась работа над Учением. Я видел записную книжку Н.А., куда он делал записи из книги "Сердце". На титульном листе надпись: Сердце, книга по восточной медицине и философии. В то время Николай Александрович работал при лагерной больнице, и видимо, лагерную цензуру такая запись вполне устраивала: заниматься медициной, даже восточной, в больнице не возбранялось. Удивительно содержание записной книжки. Это очень поучительный образец того, как надо работать над Учением. Каждая фраза, каждое слово подвергалось глубочайшему осмыслению.

Первое время после освобождения Николай Александрович и приехавшая к нему Лидия Ивановна продолжали жить в поселке Вихоревка Иркутской области. В 1971 г. они переехали в г. Усть-Каменогорск, осуществив свою давнишнюю мечту быть поближе к Алтаю. Здесь, на берегу реки Ульбы, в Рудном Алтае, они проводили летние месяцы в красивой горной местности, в маленьком домике, принимая приезжавших к ним друзей.

Мне посчастливилось познакомиться с Николаем Александровичем примерно за год до его Ухода. В течение этого времени я несколько раз приезжал и гостил у него и Лидии Ивановны. И теперь, спустя более 12 лет после этих встреч, я храню незабываемое ощущение соприкосновения с человеком большой светлой души. Никакой напыщенности самоявленных "адептов". Простой, очень сердечный, немного суровый человек. Он любил шутку и обладал тонким чувством юмора. Беседы с ним были весьма поучительны, а значение их часто раскрывалось спустя многое время. И конечно неоценимы были и остаются его письма.

Николай Александрович переписывался со многими людьми, отвечая на их вопросы и обращения. Вот как отзывается о его письмах один из старейших московских литераторов, поэт и пифагореец, большой знаток эзотерической философии Юлиан Иосифович Долгин:

"Его Письма, необычайно поучительные для меня, читались и перечитывались мною многократно… Не во всех случаях я до конца понимал их. Некоторые фразы ставили меня в тупик. С иными мыслями я сначала не соглашался и спешил, в меру умения корректно, возразить ему.

Высокий друг, как я позволил себе называть его, легко парировал мои контраргументы и наставлял на путь истинный с присущей ему повелительно — мягкой интонацией, различимой даже в письменной речи.

Я всегда относился к нему, как к Старшему по гностическому Знанию; в идеале он представлялся мне (когда-нибудь при его санкции на это) моим земным Учителем. Поэтому я с равной признательностью принимал и поощрения его и замечания.

Николай Александрович был мудр, добр, справедлив, проницателен и взыскателен. Глубина его суждений убеждала и восхищала меня, но благожелательная тональность писем, в некоторых случаях, внезапно взрываемая сарказмами, ошеломляла порой.

Конечно, мне было не просто приноровиться к неординарно-сложной натуре Высокого Друга и постичь Индивидуальность, сочетающую мощь Мыслителя и остроту Сатирика… Впрочем, и тогда, когда его стрелы задевали меня, я, преодолевая минутное огорчение, понимал: они мне на пользу! Достоинство настоящего Учителя — нелицеприятность. И этим достоинством, наряду с другими педагогическими талантами, Высокий Друг обладал в полной мере.

Я бесконечно благодарен ему за то заочное общение между нами, которое продолжалось вплоть до его ухода в лучший мир, неописуемой красоты и неугасимого света.

Для меня несомненно: Высокий Друг был и есть Выдающийся служитель Света, Воин Света — здесь и там, где он теперь находится."

Когда я думаю о Николае Александровиче Уранове, я вспоминаю стихи, которые нашел в его записях:

Орлы летают высоко.
Но не завидуйте орлам.
Им в небе тоже нелегко,
Как нелегко на скалах вам.

В упомянутой заметке "Жизнь — подвиг" А.П.Хейдок писал: "Результаты <его работы> огромны и не поддаются земному учету. Имя Н.А.Зубчинского станет бессмертным в веках, когда достойнейшие представители человечества в достаточной степени ознакомятся с его литературным наследием."

Наследие Николая Александровича включает несколько сборников небольших очерков на духовно-философские темы, капитальный труд "Размышляя над «Беспредельностью»", который насчитывает более 1000 страниц машинописного текста (напечатанного через 1 интервал), а также некоторые другие работы и многочисленные письма. Поражает широкий диапазон, глубина проникновения в Учение "Живой Этики", кристальная ясность изложения.

Особое место среди этих произведений занимает "Жемчуг исканий". Это книга записей, которые Николай Александрович называл ментограммами. Елена Ивановна Рерих своим подвигом заложила новую ступень эволюции человечества и открыла тем, кто последует за ней, путь восхождения. Н.А.Уранов — один из тех, кто прошел по этому пути. В книге "Жемчуг исканий" дается разъяснение и дальнейшее развитие Живой Этики.

В настоящей публикации впервые издаются сборники философских очерков и эссе Николая Уранова на темы Учения Живой Этики: "Огонь у порога", "Вершины", "Огненный подвиг", "Знаки", "Нити связи", "Сферы человеческие". В этих очерках отражен его опыт духовного восхождения. Думается, этот опыт будет очень полезен тем, кто приступает к изучению Живой Этики, а также всем интересующимся духовными проблемами. В книгу включена также очень важная работа Уранова "Тайны Любви Начал".

Если мужчина является творцом, то женщина будет его вдохновительницей. Без взаимодействия Начал никакое творчество, и, прежде всего, творчество духовное невозможно. Человек не есть "атом" человечества, но лишь часть "половина" атома. Только сочетание Начал образует истинную целостность, истинный "атом" человечества. Вот почему гармоничная супружеская пара, представляющая творческую батарею Начал, станет основной ячейкой общества в наступающем Новом Мире. Творческой силой, творческой энергией этой Батареи является возвышенная Любовь. "Начала не могут относиться друг к другу, как соревнующиеся, только объединение сил обоих Начал строит жизнь." — говорится в книге "Беспредельность"(§ 201). Очень важно осознать этот Космический Закон Взаимодействия Начал, особенно сейчас, когда продолжается унижение Женского Начала, и когда ведется беспрецедентная разнузданная компания по осквернению священных отношений между Началами. Здесь необходима особая ответственность, и она ложится на каждого из нас. Работа "Тайны Любви Начал" Николая Уранова помогает разобраться в этих проблемах.

Николай Александрович Уранов успел подготовить для будущей (в то время об этом нельзя было и думать!) публикации только два первых сборника. Все остальные его труды были собраны и подготовлены к изданию Л.И.Урановой (Зубчинской) уже после его ухода.

Следует сделать одно замечание технического характера. Приводя выдержки из учения "Живой Этики", Н.А.Уранов часто снабжает их поясняющими замечаниями в скобках и выделяет отдельные слова. Поскольку в текстах книг "Живой Этики" скобки и выделения не используются, нет необходимости каждый раз особо оговаривать, что эти замечания принадлежат автору. Читатель должен иметь в виду данное обстоятельство. Добавления, сделанные при составлении и редактировании рукописей, отмечены квадратными скобками.

Л.М.Гиндилис

Чл. — корр. Академии космонавтики им. К.Э.Циолковского

ноябрь 1994, Москва

ОГОНЬ У ПОРОГА

ОГОНЬ У ПОРОГА!

За много сотен лет человечество предупреждалось о том грозном времени, когда волны огня хлынут на Землю. Пророки, Учителя, ясновидящие, Посвященные в сокровенное Знание, во всех народах, в разные времена, на разных континентах — дружно говорили о наступлении Эпохи Огня. Так же дружно они говорили о необходимости приготовить себя к этому роковому периоду; ибо для сердца подготовленного (зажженного светильника, по Евангелию) огонь есть великое подспорье в усовершенствовании; для сердца неподготовленного — сила страшная, разрушительная.

Ныне Эпоха Огня наступила. Двинулось сознание народов, и недра Земли, содрогая земную кору, пришли в движение. Мир должен обновиться или погибнуть.

Стремительные волны огня воздействуют на недра Земли, на человеческое сознание, на человеческую мысль и действия, на физические тела людей. Хаос событий: все эти землетрясения, наводнения, ураганы, засухи, изменения климата, эпидемии известные и неизвестные, революции, войны, движения народов — не есть хаос для знающих о волнах огня, но лишь знаки неудержимо наступающей эпохи.

Конечно, не только знаки разрушения сопровождают этот переходный период, но также и знаки созидательные. Но для современного сознания, без проникновения в смысл Будущего, эти знаки не заметны и не понятны.

Так можно наблюдать, как огненные волны становятся из отвлеченного насущно реальными. Они отражаются не только на делах народов, но и на самых мелких, повседневных явлениях жизни почти каждого отдельного человека. Можно ничего не знать об этих волнах, но невозможно не чувствовать их и не наблюдать многие следствия их в ежедневной жизни. Вот, например, сотрудники какого-нибудь учреждения, собираясь на работе, расскажут друг другу о вчерашнем дне: у одного вчера вечером внезапно разболелось сердце, у другого стало неладно с легкими, у третьего наблюдалась какая-то "беспричинная" подавленность и так далее. Конечно, обсудив все эти нелады, вряд ли сделают какие-нибудь выводы и меньше всего отметят какую-то аналогию в своих чувствованиях. Между тем, если настроение и состояние сотрудников одного учреждения сравнить с другим, если прислушаться к дневным пересудам обывателей, если захватить радиусом наблюдения возможно больший круг, то будет интересно отметить, как замеченные проявления удивительно совпадут во времени.

Конечно, по своей внутренней структуре ни один человек не похож на другого, поэтому и звучание организмов на огненные волны в те ритмические промежутки, когда они докатываются до Земли, будут индивидуальным. Если один почувствует безысходную тоску, то другой ощутит их чисто физической сердечной болью. Кто испытает гнетущую подавленность, а кто изойдет от "беспричинного" раздражения.

Так, вместо прекрасной встречи, когда огонь сердца и огонь пространства могли бы как родные братья броситься друг другу в объятья, — пламя разложения отравленных сердец не сочетается с чистым огнем и вызывает взрывы при приближении последнего. Те же, в ком горит этот чистый огонь, испытывают чудовищное напряжение из-за нагрузки, вызванной неравномерным распределением того количества, которое, предназначаясь для всех, вследствие порчи большинства приемников ложится лишь на немногих, сохранивших свои светильники.

Шумят волны событий, и этот грозный гул звучит последним предупреждением Стражей человечества: "Огонь у порога"!

Недалеко то время, когда, испытав свои негодные средства, люди в смятении, гонимые волнами, захотят изучить то, от чего будут погибать толпы, и неминуемо обратятся к Откровению Огненной Йоги. Здесь сущность Великого Учения заключается в Указах и Советах, поясняющих способы усвоения и ассимиляции пространственного огня.

Но счастливы те, кто по зову своего сердца успели примкнуть к Учению задолго до последних сроков. Радостной, трепетной торжественностью звучат для них слова — "Огонь у порога".

30 марта 1938 г.

КОСМИЧЕСКИЕ ЛУЧИ

Среди невообразимого хаоса, охватившего народы за последние годы, среди массового одичания и животных страстей, среди разнузданного бессмыслия нельзя не заметить, как вспыхивают огни новых, замечательных достижений человеческой мысли. Наука о космических лучах, рожденная и получившая официальные права гражданства еще совсем недавно, уже теперь готова приобщить человечество к величайшим тайнам Природы и открыть новое понимание происходящего. Конечно, знание космических лучей не могло не быть достоянием человечества, не могло не посещать его прежде на протяжении многих сотен тысячелетий его существования. В лучшие минуты мира не один раз вспыхивали эти огни прозрения в людском сознании, так же как не один раз эти знания предавались забвению, искажались, делались предметом глумления и насмешек невежд. Запрятавшись в труднодоступные символы, эти знания древности дошли и до наших дней, и, поистине, можно порадоваться последним достижениям астрофизики, астрохимии, которые помогут раскрыть сокровища и пугало непонятных символов ввести в обиход жизни для достижения новых ступеней развития. Еще недавно думали, что астрономия опровергнет астрологию в ее чистом, не искаженном смысле, но теперь видим, как астрономия лишь утверждает древнюю науку, расширяя понимание, и как наука о космических лучах делает изучение астрологии настоятельной необходимостью. Если астрономия имела дело лишь со светом, то в космических лучах звездной физики и химии обнаружена могучая энергия.

Космические лучи фотографируются, изучаются, связываются с жизнью и эволюцией. Послушаем, что говорят ученые. Их слова громадны по своему значению. Ученые говорят, что исследование космических лучей является самым жизненным вопросом для человечества, что эти лучи имели большое влияние на эволюцию живых существ на Земле. Слишком сильный поток лучей мог быть причиной неожиданных скачков в эволюции и вызывал на Земле появление совершенно новых видов растений, насекомых и даже животных. Возможно, что изменение интенсивности лучей может произвести новый вид человечества, дать новые виды жизни.

Поистине, такое открытие и такие смелые прогнозы весьма своевременны теперь, когда меняющиеся свойства космических лучей делают невозможной жизнь в прежних формах, и космические катастрофы земной коры, страшные эпидемии и смятение человеческого мышления, а вместе с ним и всей жизни заставят, если не по собственному желанию, то по необходимости влить жизнь в новые формы, т. е. ввести в обиход новые энергии, более гармоничные с новыми свойствами космических лучей. Именно дисгармоничность вызывает катастрофические последствия для мира. Теперь, когда фотографируются не только космические лучи, но и мысль человеческая, будет возможным доказать тесную связь двух родственных творческих энергий: человеческой мысли и энергии, заключенной в космических лучах.

Вероятно, астрономия позволит найти причину изменения свойств этих лучей и вычислить ритм и законы этих перемен. Тогда произойдет великое торжество, когда пламя нового мышления, новых открытий оживит уснувшие символы, и все науки о звездах сольются в одну великую науку, которая поведет человеческую мысль за пределы земли и тем восстановит утраченное равновесие мира.

11 июня 1939 г.

СКОРЕЙ

Деятельность подземного огня тесно связана с действиями огня надземного, поэтому показания сейсмических станций весьма интересны как отображение событий, происходящих в пространстве. Мы знаем из Учения, что движение токов надземных и подземных обуславливает все события, происходящие на земной коре. Бури магнитные и политические, сдвиги земной коры и сдвиги сознания человечества имеют в основании один закон; так в движении подземного огня можно видеть характерные указания на различные обстоятельства событий и черпать прогноз на будущее. Центры Космоса (12 знаков Зодиака), центры Земли и центры человека могут дать тождественные показания, которые заставят признать неотделимость человеческой жизни от жизни Космоса. Не будем говорить о чрезвычайном значении утверждения этой тождественности, но показания чуткого организма, движение подземного огня, связанного с движением центров планеты, и движение надземных токов лучей светил лягут в основание великой науки будущего. Недалеко то время, когда сейсмограф сделается более необходим, чем барометр, но пока мы вынуждены довольствоваться скуднейшими сведениями о важнейших событиях, появляющихся изредка на страницах газет, заваленных всякой чушью и ложью. Учение говорит:

"Продвижение магнитных токов над поверхностью земли являет линии атмосферических изменений. Продвижение магнитных токов под землею являет круг землетрясений. Конечно, станции наблюдений должны быть во многих местах, и сотрудничество должно быть самое тесное и точное. Правильно сказали, что беда в том, что нет синтеза достижений и много теряется энергии и много ценных наблюдений. Потому организация истинного сотрудничества на земле так необходима". (Беспр., § 834).

Напрасно ученые стараются объяснить пертурбации земные геологически. Сама очевидность, сами события заставят признать магнитные токи лучей надземных и магнитные токи подземного огня. Ученые, взоры которых обращены в надземные сферы, заняты тем, что измеряют ширину планетных тел и расстояния. Учение говорит, что не ширина небесных тел важна, но мощь энергий, заключенных в магнитноогненных лучах светил. Особенно важно осознать это сейчас, когда из Беспредельности к Земле приближается светило невиданной мощи. Его могучие лучи вызывают необычайный рост того, что в сущности своей содержит тождественные ему энергии. Его лучи разят все то, что не в состоянии явить тождественность.

"Могущественный магнит действует на планету, — говорит Учение (Беспр., § 489), — потому токи особенно напряжены сейчас. Явление это повлечет сильный рост, но многое слабое перегорит. Сильный магнит утвердит будущее".

"Магнитные токи являют действие на больших расстояниях, нежели явления электрические <…> Сила действия даже малого магнита велика…" (Беспр., § 832); что же можно сказать про воздействие идущего магнита. Учение напоминает простой закон: "Силы, действующие против друг друга, взаимно уничтожаются", и, конечно, темная часть человечества обратит новые силы на уничтожение, но лишь до того момента, пока, тем самым, не уничтожит себя. "Силы, действующие параллельно, в том же направлении, являют сумму этих энергий, и силы, действующие врозь, теряют в зависимости от угла расхождения", — так Земле и людям предстоит вступить в сотрудничество с дальними мирами или погибнуть под натиском могучего магнита. Можно предполагать, что люди будут применять неслыханное "откровение", чтобы укрыться от сотрудничества, но когда это не поможет, но лишь ухудшит положение тогда лучшая часть человечества бросится искать принципы сотрудничества, но найти истину будет не так легко. Тогда книги, в которых изложены основные законы этого сотрудничества — законы кооперации сфер — явятся единственным спасением. Еще в 1930 году Учение говорило:

"Когда воздействие сил увеличится, тогда человечество явит панический испуг и хаотичность действий. Увеличится явление тяжких заболеваний" (Беспр., § 491). Теперь мы можем наблюдать, как действие людей и государств становятся все хаотичнее и хаотичнее, уже сейчас начинают возрастать явления неизлечимых заболеваний. Можно представить панику, когда катаклизмы начнут погружать части материков и переворачивать земную кору. Как грозные набаты гудят взрывы вулканических сил. Земная кора трепещет, но никто не обращает внимания на угрожающие признаки близких катастроф. Когда дрогнула четверть земного шара в тридцать седьмом году, тогда полушутливо газеты написали, что придись-де эпицентр на пункты населенные <…>, то самые большие столицы мира были бы сравнены с землей. Поразительное легкомыслие! Кто же сказал, что этого не случится завтра на самом деле? Мало кто запомнил ужасы катастрофического землетрясения в Японии в двадцать третьем году. Мало кто отметил чрезвычайное усиление подземных толчков с того времени. Так же скользят мимо грозные сообщения последнего года. Люди предпочитают, как собаки грызться на тонущем корабле лишь потому, что волны еще не захлестнули их оскаленные пасти.

Землетрясения торопят с установлением тождественности. Если люди не пропустят пространственный огонь к подземному, то подземный огонь сам прорвется к своему небесному собрату. Сейчас он бушует и угрожает взрывом земной коры.

Настоящая земная кора начинается там, где она кончается геологически. Эта кора состоит из кристаллов человеческого мышления и эманации человеческих действий. Эта кора представляет собой сферу более твердую, чем кремень, и являет сильное сопротивление космическим лучам. Эта куча нагромождений темного мышления людей может быть расплавлена при неустанном устремлении мысли, и в открывшиеся отдушины ринутся лучи, которые могут уравновесить подземный огонь и создать на Земле при этой кооперации сфер с помощью Иерархии и психической энергии человечества царство, равное сферам высших миров. Не следует надеяться, что кто-то за кого-то постарается разрядить сферу нагромождений. В силу закона небесной справедливости, в силу космического магнетизма лишь тот, кто разрядит сферу своим устремлением, останется на Земле.

Вот почему Владыка говорит о том, "что нужно спешно приготовить путников к пониманию Учения. Каждый потерянный час затрудняет и ухудшает положение, каждый потерянный час может, для кого-то, стоить спасения. И грозно гудят подземные набаты одним могучим призывом — "скорей".

9 марта 1939 г.

НАСТУПАЕТ…

В Лондоне состоялся конгресс, посвященный борьбе с раком. Потрясающие факты, заслушанные на конгрессе, заставили, наконец, и медлительных ученых признать то, о чем говорило Учение Огня еще десять лет назад, — рак принял эпидемические размеры. Подлинное бедствие человечества отнюдь не имеет тенденции к затиханию, но, напротив, разрастается со стихийной быстротой. Из десяти умирающих один умирает от рака. Эти данные официальной статистики отнюдь не претендуют на точность, ибо, если принять во внимание, что огромная часть населения мира не поддается учету статистики, если принять во внимание, что не все болезни, имеющие раковое происхождение, относятся под категорию раковых, то число, приведенное статистикой, может быть смело увеличено в несколько раз.

Конечно, не один рак, но и туберкулез и многие другие огненные болезни принимают эпидемические размеры. И человечество бьется в тщетных попытках — объяснить грозное явление. Много высказано гипотез, некоторые из них просто смешны. Так, например, нашлись ученые, которые эпидемии рака легких пытаются объяснить… асфальтовыми мостовыми. Мы знаем, что люди будут еще применять неслыханные "откровения", пытаясь спастись от огненных волн. Мы знаем, что эти отчаянные попытки не увенчаются успехом, и тогда наступит величайший момент в истории планеты. Люди бросятся к незамечаемым дотоле книгам Учения, содержащим бесценное сокровище подлинных мыслей Великого Учителя. Можно было бы Новое откровение дать как когда-то на Синайской горе — в громе и дымном облаке, но Учение бы не достигло цели. Человечеству нужны катастрофические потрясения для рождения в сердце того ключа, без которого немыслимо чтение Нового Завета. "Пусть книга идет путем обычного издания", — говорит Учитель, но за этими словами встают страшные и благостные волны Огня; в грозе и молнии, в смятении и буре навстречу прекрасной стихии из недр земли, из глубины человеческого сознания поднимутся родственные огни, и тогда запылают сердца тем пламенем, которое позволит людям слиться с морем огня Великих мыслей Учения. Но до тех пор лишь немногие почувствуют значение Книг, а большинство поймет сказанное как бессмысленные метафоры, к тому же не отвечающие стилю современности.

Наступает время столь грозное, что даже лучшие книги, данные когда-то на развитие мира, уже не спасут людей, и в этом смысл рождения Учения Света.

"Человечество так нарушило магнит Бытия, что нужно установить строительство новой жизни. Только этим способом можно устранить нарождение токов, которые сейчас так поглощают человечество".

"Мы, Братья человечества, боремся за магнит космический и принцип жизни. Сложное время, но великое время. В напряжении, среди чудовищного непонимания человечеством принципов Бытия, Мы даем Новый Завет. К этому Завету Мы зовем человечество, в этом великом Завете лежит принцип Бытия" — для тех, кто может понять, приведенная выдержка из Книги Учения достаточна.

Итак, лондонский конгресс; состоявшийся в прошлом году конгресс по борьбе и изучению стихийных бедствий, тревожные сообщения сейсмических станций, несущих дозор земных глубин, сообщения астрономов о катаклизмах на планетах солнечной системы — это уже не отвлеченные признаки, это уже не проповедь о падении нравов, но грозный набат, оповещающий мир о том, что роковой момент в истории Земли — наступает.

8 января 1939 г.

НАКАНУНЕ

"Какое счастье, — говорит Вл., — ходить по коре планеты, насыщая ее сознанием духа". ("Озарение").

В этой короткой фразе выражено все величие человеческой миссии на Земле. Ведь человек есть связь между мирами. Огнями своих центров он притягивает из пространства огненные энергии, которыми насыщается земля; именно это насыщение ведет к утончению земли, именно огнями своих центров человек трансмутирует энергии земли, насыщая ими пространство. В этой великой работе главнейшим центром является сердце, которое как бы расположено на грани Земли и Высших Миров. Ритм сердца есть притяжение и отдача. Там, где свободная воля нарушила этот ритм, т. е. там, где воцарилась самость со всем своим сонмом темных сотрудников в виде невежества самомнения, раздражения и т. д., — там начинается разложение сердца, и великий аппарат становится неспособным к предназначенной работе. В наше время, в зените темного века, когда самость достигла небывалого размера, огромное большинство людей охвачено процессом разложения и не представляет собою связи между мирами. Таким образом, та энергия, которая должна была бы равномерно распределяться на всех, в результате трансмутируется лишь немногими сердцами, и, конечно, вся тягость такого неестественного давления распространяется лишь на них.

Конечно, напряжение прямо пропорционально размерам сердечного огня. Чем сильнее огонь, тем большее напряжение тем большая ответственность повисает на плечах поднявшего ношу земли. Потому не будем удивляться, если духовно развитый человек будет изнемогать под тяжестью напряженных токов в то самое время, когда другой будет предаваться веселью.

Однако такая беспечность и то безумие, которым охвачено человечество старого мира, не может продолжаться долго. Безнаказанности сторонников регресса наступают последние сроки, ибо земля все более и более наполняется новыми энергиями, которые приходят к ней впервые с момента ее сотворения, и уходящие, смещаемые низшие энергии, которые уступают свое место высшим, увлекают за собой своих выразителей или носителей — назовите как угодно тех, кто, насыщаясь этими энергиями, создает неразрывное с ними притяжение и, не имея возможности или не желая зажечь в себе огни высшего устремления, не может войти в сферу новых энергий и уходит с Земли в процессе смещения.

Тот же, кто не является даже носителем низших энергий, но просто разлагается, не имея возможности прекратить это разложение, — уходит в хаос, ужас чего можно только почувствовать развитым сознанием.

Каждое мгновение человек излучает или свет или тьму, каждое мгновение человек притягивает к земле то, сумма чего в конце концов решит участь Земли, каждое мгновение человек решает и свою судьбу, создавая магнетизм, который повлечет его в решительный час разделения или в воронку старого мира или на высоты Новой Эпохи, новых достижений.

Каждое мгновение человеку дана возможность преображать качества своего магнетизма думая, делая, говоря о том, что может найти бытие в будущем. Но оглянитесь кругом, и вы увидите, чем занято человечество на краю зияющей пропасти: тут заняты обсуждением фасона платья, там ругаются из-за разбитой чашки, кто погружен в свадебные перспективы, кто-то накопляет деньги. Нужно ли перечислять подробности того, что, несмотря на свою смехотворность, влечет нас с неудержимой силой в воронку тонущего корабля. Посмотрите, что делается в мире, вникните хотя бы немного в происходящее, и вы увидите, какие чрезвычайные обстоятельства складываются во всех сферах нашего бытия. Грозные события нарастают с неудержимой поспешностью, пронизывая любую сферу человеческой деятельности, но чем занято человечество?!

Когда на горизонте громыхают орудия наступающего врага, разве будем думать о шорохе крыс в подвале; когда погибает ближний человек, разве подумаем о царапине на ноге; когда пылает здание, разве будем тревожиться о разбитом стакане? Смешно, но именно среди самых невероятных условий люди погружены в рутину обыденщины.

Итак, если большой враг и силен, то он не так страшен, ибо каждый выпад его можно предотвратить, как страшны малые черви, незримо подтачивающие основы. Не будем отвлеченными, но взвесим на весах нашего сердца качество нашего магнетизма и поспешим к Учителю, где решение всего.

"Держитесь за меня крепче, держитесь каждую минуту во всех шагах" — не умилительные слова Вл., но грозное предупреждение для немедленного исполнения.

2 августа 1938 г.

СРЕДИ АРМАГЕДДОНА

Много столетий назад вставшая перед духовным взором Иоанна великая битва, грозная одним звучанием своего названия — Армагеддон, — битва небывалая по своему напряжению и значению, все еще кажется кому-то чем-то отвлеченным. Но Великая Битва не отвлеченность, но явление каждого дня и каждой ночи. Напрасно кто-то надеется, что незнание избавит его от участия в сражении. Порожденная человечеством битва за существование Земли и торжество Света касается каждого достойного называться человеком независимо от того, осознал ли он свое участие в битве или действует бессознательно.

"Так можете быть готовы к великим битвам, ибо лишь ничтожные к Битве не призваны" — так свидетельствует Сам Вл. Каждый имеет врага, равного по силе и оружию, видимого или невидимого, и каждый сражается в плане своего сознания. Если один встречается в тонком теле лицом к лицу с черным Иерофантом, то другой покинет светлый стан, не распознав обещающую улыбку красавицы… Истинно, нет такого земного состояния, в которое бы не ворвались грозные события Армагеддона.

Сейчас не может быть середины в выборе, не может быть половинчатых путей, тем самым каждый выбирает или Свет или тьму. "Космический магнит привлекает все смещаемые энергии к новому центру, таким образом, все отживающие энергии смещаются, уступая место новым. Потому при смене сил все двойственные силы теряются в космическом процессе. Только Свет и тьма являются противоположением и напрягаются в космической битве…" (Иер., § 134), Избравшие один из двух путей уже не могут думать об отступлении, но только о твердом, непоколебимом устремлении к победе. "Когда напряжены все космические силы, то не может быть отступления без разрушения. Когда вокруг Света группируются светлые и вокруг тьмы черные, то нет отступления. Потому, когда работники желают победить, то должны как сила мощная собраться вокруг фокуса. Да, да, да…"

Как из глубин земли выползают чудовища зла, призванные к уничтожению, так же из глубины человеческой души выявляются все его отрицательные стороны, с которыми он должен вступить в решительную борьбу, ибо только ничтожество может сдаться без боя, и только победивший, очищенный и просветленный, войти в Новый Мир. Потому можно ожидать, что каждый будет поставлен перед лицом самых тяжелых испытаний, и для встречи всех тягостей и страданий, которые будут неминуемыми спутниками изживания своих несовершенств, Владыка заповедует мужество. Вл. говорит:

"Среди понятий мужества самое непобедимое — мужество пылающего сердца, когда со всею решимостью, при полном сознании подвига, явленный воин знает лишь путь наступления. С этим подвигом мужества может сравниться лишь крайняя степень мужества отчаяния. Отчаяние с той же поспешностью стремится от прошлого, как мужество пылающего сердца одолевает будущее. Итак, где нет мужества пылающего сердца, там пусть будет мужество отчаяния! Лишь так могут воины одержать победу, когда натиск велик. Не имеют значения все прочие виды мужества, ибо в них будет половинчатость; ибо нужно избежать это свойство, соседнее с трусостью и предательством" (Иер., § 314).

Но одного мужества недостаточно, чтобы победить врага. Темные слишком хитры. На примерах падения многих видим, что роковой поворот от Света к тьме НЕ БЫЛ ДАЖЕ ЗАМЕЧЕН падающими. Они все еще продолжали думать, что служат Свету, в то самое время, когда с огромной пользой они уже служили тьме.

Вспомним Ш., Б. и многих других — сколько их поскользнулось на невинном, на первый взгляд, самомнении. Именно, выбрав этот недостаток целью атаки и развив это чувство до возможного предела, ТЕМНЫЕ ЗАСЛОНИЛИ ВОЗМОЖНОСТЬ ОТКРЫТЬ ОШИБКУ ТЕМ ЖЕ САМОМНЕНИЕМ — "могу ли я, столько достигший, ошибаться?" И сколько последователей увлекали эти падающие гиганты в пропасти за собой. Искусны ходы темных. Именно, казалось бы, никчемные мелочи используются ими как мощное оружие, и как трудно в обстановке современного хаоса отличить истинную опасность от ложной. Только ЗОРКОСТЬ, только бдительный дозор, о котором предупредил Вл., помогут избежать падения в ту страшную пропасть, по краю которой человечество ходит ежесекундно.

Но ни мужество, ни зоркость, ни то и другое вместе не могут помочь — ибо где же справиться слабым силам человеческим, если отсутствует преданность Вл.

"Можете спросить Меня, что Мне нужно сейчас от вас? Нужна преданность, такая преданность, чтобы она очистилась от всех придатков" (Серд., § 146). Так говорит Вл. Только преданность поможет мужественно встретить и пройти все ужасы очистительного пути и укрепиться на сознании Указа — "Утвердитесь на мысли о желании Моем дать вам лучший путь", — иначе может подняться ропот и саможаление.

Только безусловная преданность поможет вовремя оказать поддержку и протянуть руку помощи, только преданность Вл. и Его посланцам поможет дойти до конца битвы — победителями. Недаром самое страшное — предательство — противопоставляется безусловной преданности. Преданность — это та же вера, вершащая чудеса, это канал, по которому льется энергия Учителя к ученику, и все старания темных вселить гибельное сомнение разобьется о единственный щит — щит преданности.

Мужество, зоркость и преданность скрепят три угла треугольника, которым можно прободать темные ряды в тяжелые дни Армагеддона.

Если каждый воин, ежедневно вставая от сна помолится о поддержании в нем этих качеств, если, ежедневно отходя ко сну, он честно подумает, которое из этих качеств и где пострадало за прошедший день, — он обретет качество, которое гарантирует победу — качество неуязвимости.

Пусть никто не забывает, что имеет врага, который никогда не дремлет.

23 ноября 1937 г.

СОТРУДНИЧЕСТВО С ОГНЕМ

Много зла в незнании еще и потому, что незнающий от ответственности не избавлен.

Люди полагали, что можно безнаказанно мыслить лишь о себе, желать и действовать лишь для себя. Но вот наступает предел эгоистическому мышлению. Мысли самости в силу непреложного закона сконцентрировались вокруг Земли, создавая как бы сплошную стену. "Беспредельность" говорит:

"Там, где для геологов кончается земная кора, так для Нас она начинается. Напитанная эманация ваших действий и насыщенная кристаллами мрака мышления человечества, эта кора представляет сопротивление тверже кремня…"

Можно представить себе, как люди старательно замазывают цементом комнату изнутри, не зная о том, что через несколько часов они, лишенные притока воздуха, задохнутся. Картина эта будет весьма похожа на действия людей, которые с таким упорством заняты самоуничтожением.

Как воздух не проникает в комнату без помощи самих людей, так и пространственный огонь, которым живет и движется, которым дышит Земля, не проникает через темную преграду человеческих порождений.

Так мышление лишь о себе — самость, или, как многие называют ее, личный эгоизм, кажущийся многим таким невинным и таким обычным, — привел планету к грозным рубежам, и человечество, предупрежденное о часе последнем и причинах, его породивших, не может уже отговариваться незнанием.

Мысль об Общем Благе родственна огню пространства. Но мысль о других и действия для других понимаются многими как служение эгоистическим стремлениям ближних. Служение другим понимается, как стремление устроить благополучие других, дать им сытую, блестящую жизнь, дать им возможность веселиться и т. д. Легко видеть, что такое добровольное рабство не только бессмысленно, но и разрушительно. Неудивительно, что оно и прельщает немногих. Все же существуют эти жертвы; часто, движимые лучшими порывами, они претерпевают жестокое разочарование и впадают в ожесточенную самость. Преступление прогнать голодного, если есть возможность накормить; безобразно оттолкнуть там, где идет вопрос о существовании, но кто же сказал, что должно предоставлять ближнему богатое существование? Но и помощь болящему или голодному, хотя и хороша, но по существу ничтожна. Представление о помощи ближнему так ограниченно, ибо никто не сказал людям о всеначальной энергии. И бедность, и болезни, и прочие земные бедствия рождаются из тупости сознания, из той же самости и невежества. Расширяя сознание человека, развивая его духовность, мы не только оказываем самую существенную помощь, но и устраняем все побочные несчастья единовременно.

Те, кто помогают духовно, знают цену всеначальной энергии. Они знают, каким потом и кровью, какими страданиями она была приобретена. Они знают, что за все золото мира не купить и капли благодати, и все-таки отдают…

Только думая об истинном счастье друга, мы молимся и почитаем Бога. И как далека такая молитва от страшного кощунства, когда перед образом ставится большая свеча и "молящийся" просит об умножении барышей, зная, что последнее возможно лишь с разорением других. Как далека эта черная молитва об отмщении личных обид от молитвы — действия.

И каждая сердечная мысль, направленная к другим, каждое помышление, взыскующее о благе мира, незримо и неслышно, уже расправляет темную кору и пробивает щель, в которую стремительно влетает спасительный огонь.

Можно понять Шамбалу как единственную отдушину. Только притяжением этой точки Земля еще удерживается от падения в бездну. Поэтому можно представить, какая чудовищная тяжесть лежит на Братьях Человечества.

Перед Их Изображениями курится ладан, пылают свечи, и священнослужители молятся об успокоении со Святыми, но не лучше ли устремиться на помощь туда, где в невероятном напряжении Силы Света спасают планету. Если это понято, если это осознано, то как же можно не помочь. Поспешим принести и мы свой труд, свое умение и желание. Не будем рассуждать о ничтожности нашей помощи, ибо не побуждением рассудка, но сердечным огнем решится судьба планеты.

7 апреля 1938 г.

ПОД ЗНАМЕНЕМ ВЕДУЩЕГО

"Держитесь за Меня крепче, держитесь каждую минуту, во всех шагах".

Полузрячие, полусознательные, еще не зная всей красоты и величия, еще не понимая исключительного значения принятого решения, но послушные голосу, звучащему из глубины сердец, мы вступаем на путь Великого Служения.

Много носителей Истины, подвижников и светоносцев, прошло этим сверкающим путем. Победители грозных препятствий, разрушители темных оков, они оставили для человечества огненные вехи пройденного пути. По этим вехам пройдут искатели, но, устремляясь вперед, они столкнутся и со страшными картинами тех, кто пал, не дойдя до заветной черты. Много этих остерегающих знаков рассыпано на Великом Пути, ибо тяжек путь завершения, тяжек путь последнего отрыва от Земли.

И Учение не закрывает глаза на те трудности, которые встают перед восходящим:

"Главное, не говорите вновь приходящим, что Учение А.Й. легкое. Никого не следует совращать легкостью и сладостью, не приближайте малосильных: они не удержат сокровище". Не годны для Великого Пути те, кто устрашается трудностей, ибо они — говорит Учитель — все равно бы не дошли. Но, всматриваясь в причины падений, разбирая качества, допущенный рост которых привел к гибели идущих, почти во всех случаях мы видим, что нарушена была главная основа Великого Пути, допущена была самая непоправимая ошибка — была нарушена связь с Иерархией. Любовь к Ведущему Иерарху, которую мы знаем как преданность, всегда являлась главным двигателем устремления. Много ошибок прощается преданность и устремление сохранившим. Учение свидетельствует, что преданностью можно достичь всех врат. Так преданность наполняет сердце Владыкой, так преданность приводит к завершению и победе.

Отвечая на вопрос о том, как обозначается вступление на путь Служения и перечисляя семь основных качеств, Владыка говорит:

"Вторым признаком будет осознание в сердце Учителя, не потому что так нужно, но ИБО ИНАЧЕ НЕВОЗМОЖНО".

Первоначально у идущего пробуждаются все скрытые в нем положительные стороны. Он чувствует необыкновенный подъем и избыток устремления, но уже в дальнейшем от него требуется избрание определенного пути. Потому не будем ожидать указаний, что из лучшего нам выбрать, но будем знать, что каждое малейшее устремление будет замечено и поддержано. Так наше дальнейшее продвижение обуславливается лишь самодеятельностью центров. Так Учитель разовьет каждое благое начинание. Мы можем сознательно способствовать Ему, направляя огонь заложенных идей в пламя Его Луча. "То, что устремляете ко Мне, растет, как сад прекрасный". И в наших начинаниях Владыка заповедует дерзание. Он говорит: "Всей силою духа идите смелее. Узы Земли не помешают. Удача поведет отважных. Так самому смелому начинанию будет способствовать и наибольшая удача".

И когда поднимутся трудности и препятствия, когда возникнет положение, которое покажется нам отчаянным и безвыходным, мы опять вспомним спокойные слова: "Не огорчайтесь, ибо все обращу на пользу". Так каждое затруднение может оказаться полезным, если Владыка не будет забыт.

Когда яростные враги преградят наш путь, когда взметнутся вихри черных посылок, опять припомним Его слова: "Пошлю всю защиту, пошлю все возможности, но держите провод крепко… В случае опасности вы должны опоясать себя сознанием личной неуязвимости и затем посылать сознание навстречу Моему Лучу" — и вооруженный Владыкою будет неуязвим. Многие в минуту опасности забывают главное, забывают о той защите, против которой бессилен и сам князь мира сего.

Когда наступит неизбежное, когда наступит грозный и ответственный момент,"… когда темные окружат вас и замкнут круг свой, предупреждает Учение, — останется лишь путь кверху, к Владыке. Тогда почуете, что Владыка не где-то далеко, но нить серебряная над вами…". "Многие ли поверят, если Скажу — Я всегда с вами?" — говорит Владыка и указует: "Будьте уверены в Моей близости". Луч Его всегда рядом, всегда готов на помощь, и один искренний порыв, одна устремленная мысль уже соединит сознание ученика с Его неуязвимой броней.

Когда течение изживаемой кармы приблизит неизбежные страдания, Владыка, сделавший все возможное для ее облегчения, посылает предоставленному уже только своим силам последователю вдохновенное напутствие: "Когда встанете у стены плача, помните — радость идет". Может быть, это не уменьшит положенные страдания, но даст прилив силы преодолевающей — наполнит священным терпением.

Что же, как не связь с Владыкой, должно быть наиболее охраняемо, и, если замечено неладное, если дозор принес тревожную весть то Учение советует помнить, что "никто, кроме Учителя, не поможет."

Можно много говорить о любви и уверять в преданности при полном отсутствии последних. Эти бездушные твержения могут продолжать литься из ума и уст тогда, когда и серебряной нити уже не будет существовать. Учение советует показывать любовь лишь в действии. Учение советует упразднить уверение в преданности, говоря, что она является лишь в действии. Так можно заботиться об охране священной связи, кроме которой не существует ничего: она источник жизни, возможностей и красоты. Владыка говорит:

"Умейте хранить нить с Учителем и наполнять сердце Владыкой. Нельзя забыть, что составляет сущность нерушимого восхождения. Ни дела, ни обстоятельства, ни характер, ни причины всякие не могут полагать преграды между Учеником и Учителем…".

Уже занимается заря эпохи небывалой, и войны поспешают Великим Путем. А там, на горних высях, стоит Принявший ответственность за Землю, Принявший все тяготы Земли и Поручившийся за светлое строительство Нового Храма Человечества. И реют внизу знамена, устремленные к победе благословением Великого Вождя.

И в самые трудные минуты, в самый разгар тяжелых битв, забудем ли, что над нами колышется победное Знамя М…

20 августа 1938 г.

МАНВАНТАРА СЕРДЦА

Человек бессмертен. Но скажите эту истину нескольким, и каждый поймет ее по-своему: федорианец — как бессмертие тела плотного, церковник — как бессмертие души. Но мы знаем, что и тело и душа церковника преходящи — они истлеют как сношенная одежда. Искра, вечно живучая жизнью огня, заложена в человеке. Конечно, для того, чтобы существовать на Северном Полюсе, нужна специальная одежда. Но будем ли, отправляясь на юг, плакать по снимаемой шубе?

Не будет ли такое представление о сущности человека отвлеченным, ибо огонь еще так мало понят людьми? Но, даже начиная от физического тела, мы можем отвлеченность претворить в действительность.

Представим тело как совокупность органов, размещенных на твердом основании скелета, защищенных в своей тонкой деятельности от влияния внешнего мира кожаной одеждой. Однако и органы будут лишь выражением нервных центров, как бы проводниками последних. Даже такой сложный орган, как мозговое вещество, будет лишь рычагом центра. Не мозговое вещество мыслит, не нога двигается, не желудок варит, но работает соответственный центр. В основе всякой деятельности заложена мысль, в основе всякого действия лежит работа центра. Именно центры есть горнило мысли, психической энергии, огня — первопричины жизни.

Одни полагали, что искра бессмертия заложена в определенном центре, другие считали ее помещенной в другом. Каждый из них был прав по-своему: в каждом центре имеется такая искра, но по условиям времени, т. е. в зависимости от изменения космических токов или сочетания лучей, идущих от творческих светил, все центры, за исключением сердца и "чаши", могут изменить свое назначение. Конечно, нелегко понять эту подвижную целесообразность центров и гланд. Но как же тогда быть, например, с центром пищеварения? Неужели по мере минования надобности в приеме пищи этот центр должен отмереть? Возможно ли это, если в каждом центре, а, следовательно, и в нем, живет та же искра бессмертия? Конечно, назначение центра изменится.

Может быть и так, что деятельность какого-нибудь центра совсем прекратится на малый или долгий срок. Такая пралайя центра отнюдь не означает смерть его, ибо в этот момент, подобно спящему человеку, он будет обновляться в общении с Высшим Миром. Так, все центры не могут звучать сразу, и смена деятельности их несет лишь преуспеяние. При огненности сознания пралайя центра не может быть продолжительной, ибо огненность ускоряет ритм.

Мы часто слышали о том, что при наступлении Эпохи Майтрейи многие сердца начнут пробуждаться. Именно наступает огненная Манвантара сердца. Значение сердца не могло измениться, как не может измениться значение синтеза, но возможности этого центра спали у человечества. Сейчас начинается время, когда лепестки бутонов начинают бурно расцветать. Бурно расцветают возможности сердца, которое введет человечество в явленную цепь Иерархии Беспредельности, и Вл. говорит:

"Спросят — какой центр особенно важен сейчас? Теперь время синтеза" — сущности лучей Таинственной Звезды — "потому начнем все от самого сердца. И именно поверх всего стоит сердце. Так пусть и гортань, и "чаша", и солнечное сплетение не отделяются от водительства сердца. Гортань есть инструмент синтеза, но трансмутация и применение его происходит в сердце".

Сердце, "чаша" и лотос. Мир земной, мир Тонкий и Огненный, как три знака на Знамени Владык.

Самая толстая Книга Учения дана человечеству для сознательной помощи великому пробуждению сердца. Не советы посторонних, но сама жизнь сделает эту книгу настольной. Будет советовать эту книгу там, где сердце болит, где сердце тоскует — где сердце пробуждается.

10 июля 1938 г.

ДВИГАТЕЛЬ

"Величайшая мощь лежит в магните сердца. Им мы ищем, им мы творим, им мы находим, им мы притягиваем. Так запомним. Так утверждаю".

Беспред., § 558

От рождения тела стучит физическое сердце, и тело живет лишь постольку, поскольку сердце не перестанет стучать. Можно поразить какой-нибудь орган, но тело будет жить, если сердце справится с потерей; но замолкло сердце — и жизнь покинула вместилище, и форма разрушается. Так нетрудно убедиться, что сердце есть средоточие жизни.

На самых простых примерах можно видеть, насколько сердце реагирует на малейшее изменение в жизни нашего организма. То оно бьется в чудовищном напряжении — и это напряжение вполне соответствует напряжению данного момента, то, во время высоких переживаний, оно бьется легко и утонченно, то оно в тяжелых конвульсиях потрясает организм, отравленный ядом наркотиков или злобы.

Но если сердце отражает малейшее волнение нашей обыденной жизни, если всякий малейший наркотик, направленный против жизни, прежде всего направляется на сердце, если земная жизнь немыслима без биения сердца, то, наверное, немногим известно, что сердце есть также средоточие психо-духовной жизни человека. Не будет удивительным, если сказанное вызовет насмешки. Они будут исходить оттуда, где жизнь на земле как великая возможность совершенствования никогда не была признана.

Мы знаем, что жить — значит двигаться. Никто не может оставаться на месте, и жизнь знает лишь два пути: или вверх, или вниз. Нужно ли спрашивать устремленного ввысь — хочет ли он дойти? Такой вопрос, казалось бы, по существу нелеп, но когда сердце названо двигателем, когда сама возможность достижения заложена в сердце, ответившему "хочу" можно сказать — "тогда береги и совершенствуй сердце".

Отношение людей к сердцу — ужасно. Но если это следствие невежества, то что же можно сказать про тех, кто, устремляясь ввысь не заботится об охранении и воспитании сердца?

Потому для восходящего, для идущего путем возрастающего напряжения из всех великих понятий сердце одно будет наиболее близким; если кому-то будет трудно понять сердце как микрокосм, то кто же из участников современной жизни не поймет сердце как двигатель.

"Можно думать мозгом или сердцем. Может быть, было время, когда люди забывали о работе сердца, но сейчас время сердца, и мы должны сосредоточить наши стремления по этому направлению. Так, не освобождая мозг от труда, мы готовы признать сердце двигателем" — так сказано в книге "Сердце".

Грозное время надвигается, и путники поспешают достичь безопасного убежища, но только сердце — мощный двигатель — может довести. Поистине, можно понять все безумие мира, если этот единственный двигатель самым старательным образом разрушается. Загляните в рассадники империла, посмотрите в притоны наркоманов, зайдите в рестораны и ночные клубы, посмотрите — под всеми смрадными одеждами вы увидите одно: разрушение сердца. К чему направлены пороки и страсти, к чему направлены все ухищрения врагов — сказать не трудно, ибо сердце названо "родителем света", ибо сердце указано как "средство связи с Иерархией".

14 сентября 1938 г.

ДВЕНАДЦАТЬ СТУПЕНЕЙ

Всякое познание имело свои градации, и древние и современные школы имели различные степени посвящения. Однако далеко не всегда степень внутреннего достижения соответствовала степени священства, различные условия наделяли людей той властью, которой они фактически не располагали. Необходимость поддержания авторитета заставляла гордецов прибегать к методам далеко не всегда чистым; одним словом, происходило то, что происходит всегда там, где внешность разобщается с внутренним смыслом: наступало изуверство, которое мы наблюдаем на месте церковных иерархий и в некоторых мистических обществах. Гордость, или вернее тщеславие, неотъемлемо несет за собой борьбу за власть и с нею опасение потерять ее. Мнимые иерархи всегда подавляли все, что могло бы нести опасность их положению и отсюда не терпели всех истинно духовных. Это было одной из главнейших причин распадения церквей и духовных обществ.

Между тем, переход в новую степень посвящения мог сопровождаться лишь соответственным раскрытием центров. Для учеников Агни Йоги не существует внешних градаций, однако существуют степени внутреннего достижения, и каждый приобщившийся к Учению, конечно, с интересом спросит, в какой же степени пребывает он.

Всего степеней двенадцать: в А.Й. приводятся выражения, характеризующие состояние находящегося в каждой степени:

1. Встревоженный.

2. Озирающийся.

3. Стучащийся.

4. Внемлющий.

5. Припоминающий.

6. Претворящий.

7. Меченосец.

8. Мощный.

9. Лампада Пустыни.

10. Пустынный Лев.

11. Сотрудник Начал.

12. Создатель.

Каждая степень имеет три подстепени. Порядок степеней проходится постепенно, по мере развития центров; и не грамоты и самые пышные посвящения, но качество огня является отличительным признаком. Учение вдохновляет, говоря, что устремленный может скоро овладеть, но отступник низвергает себя навсегда или на многие, многие годы.

Первая степень — как бы пробуждение от сна. Вспомним, как мы пробуждались. Каждый спал, мечтая об удобствах жизни, о тленном — о земном. Но вот что-то новое поразило сознание. Но вот нечто вспыхнуло внутри, что-то непонятное и еще неосознанное — мы ВСТРЕВОЖЕНЫ.

Мы начинаем искать причину и ОЗИРАТЬСЯ, точно кто-то позвал нас, но кто, почему, откуда — мы не знаем.

Но вот найдено направление зова, и может быть осознан позвавший. И мы начинаем СТУЧАТЬСЯ к НЕМУ.

Стучащему отверзается, и вот ВНИМАЕМ словам поучения.

Но не просто позвали и пробудили нас — ведь для этого должен быть какой-то потенциал, ведь для этого должно было быть накоплено горючее для центров; конечно, у нас уже есть прошлое, и мы начинаем ПРИПОМНИТЬ.

Наступает перелом — начинаем ПРЕТВОРЯТЬ услышанное в жизни. Мы закаляемся во встреченной борьбе и выковываем себе меч подвига, меч духа — мы становимся МЕЧЕНОСЦАМИ. Мы — грозные поражатели тьмы, идущие из боя в бой, умножая свои силы; мы становимся МОЩНЫМИ, и тогда наступает степень "ЛАМПАДА ПУСТЫНИ".

О последних ступенях в Учении можно найти довольно много. Так А.Й. говорит о степени, где самодеятельность центров достигает уже огромной высоты:

"Состояние открытых центров приносит качество погашения окружающего несовершенства. Не только развитие чувствительности, но принесение своих сил для улучшения окружающего. Так можно заметить, что уявление сил как бы поглощается пространством. Эта степень открытия центров называется "Лампада Пустыни"". После она переходит в степень "Пустынного Льва", о которой в Учении сказано больше всего.

Невероятное напряжение сопровождает расцветание центров.

Для многих сказанное уже не звучит отвлеченно. Ученики ведутся стезею битвы, и каждая большая победа в духе может сделать доступной следующую ступень. Так мы восходим качеством своего внутреннего огня.

9 августа 1938 г.

ВРАТА

"Решивший познать Агни Йогу должен преобразить Ею всю жизнь". Если познание законов математики возможно без преобразования жизни, то невозможно проникнуть в сферы Огня, не омыв своей внутренней сущности. Где возможно, законы поставят преграду дальнейшему продвижению и оберегут тем самым неосторожных; но горе тем, кто коснется Огня загрязненными руками — губительный взрыв как результат несоответствия грязи с Чистотой будет следствием такого касания.

Некоторые думают, что, избавившись от двух-трех недостатков, они могут рассчитывать на продвижение, сохраняя десятки оставшихся несовершенств. Учитель решительно восстает против такой половинчатости. Именно ВСЯ жизнь должна быть преображена, иначе как же избежать крушения, к которому приводит половинчатость.

Преображение жизни возможно лишь при внутреннем стремлении, при искреннем желании наполнить существование полезными делами и изгнать из жизни все мешающее, все препятствующее продвижению. Большая ошибка и неудача ожидает насильников над собой. И если Йога накладывает обязательства построения всей жизни в соответственной данному сознанию незаметно-внешней дисциплине, то эта дисциплина не должна быть бременем и тяжестью. Учение говорит: "Если эта незаменимая дисциплина может не быть цепями, но претворится в радость ответственности, то можно считать ПЕРВЫЕ врата — открытыми".

По всем Книгам Учения мы наталкиваемся на термин "Врата" Многие обойдут его непониманием или равнодушием, но символ "Врат" тесно связан с путем восхождения. Эти этапы посвящения, как вехи, свидетельствуют о приближении Огненного Мира, где дошедшие приобщатся к Лотосу Великого Учителя. Можно встретить название "Вторых" и "Третьих", "Великих", "Огненных" Врат, и собравший все о "Вратах", подумавший, приведший материал в известную систему, к единому синтезу, увидит перед собой четкий путь и сможет приступить к ответственной, но зато несравнимо приближающей последовательности.

Так для желающего познать Агни Йогу открываются "Вторые Врата", когда осознано сотрудничество с Дальними Мирами.

"Когда же будут понятны основы эволюции, тогда упадет затвор Третьих Врат".

"Наконец, когда будет понято преимущество уплотненного астрала, тогда затвор Четвертых Врат упадет".

Дисциплина духа, Дальние Миры, эволюция, уплотненный астрал — четыре основы познания встают перед неофитом Йоги, и он делает первые робкие шаги, за которыми наблюдает тот, Кто видит его среди дня и ночи, Тот, Кто видит каждый хороший и каждый плохой его жест, Который поймет, поддержит и все огорчения обратит на пользу идущего путем Учения Огня.

21 июня 1938 г.

У ОГНЕННЫХ ВРАТ

Если Огненный Мир достигался лишь отдельными, выдающимися единицами человечества, то теперь мир подвижников и святых открывает свои врата широким массам человечества.

Причина будет в тех космических лучах, которые, пронзая человечество, дают возможность не отдельным единицам, но широким массам развить в себе дремавшие в потенциале качества человеческого духа, которые на основании непреложного закона соответствия позволяют людям приобщиться к сверкающему неизреченной красотой Миру Огня. Как весенние лучи солнца, пришедшие на смену зимы, вызывают из земли бурный рост трав, так и новые космические энергии будят скрытые силы человека, которые будут направлены к завоеванию сфер высших напряжений.

Срок воскресения духа наступил, и уже пришел Тот, Кто должен исполнить волю этого срока, под Чьим руководством человечество перейдет порог своей многомиллионной истории.

Агни Йога дана как краткие, необходимые советы к принятию и использованию новых лучей — этих могучих энергий, этих стремительных волн огня, так интенсивно преображающих Землю.

Всматриваясь в мозаику Книг Великого Учения, мы замечаем, что Учитель, давший этот Новейший Завет, говорит о целом ряде качеств, которые необходимо развить, и о целом ряде свойств, которые необходимо предать сожжению для достижения соответствия, для ассимиляции с Миром Огня. При всем их обилии невольно возникает желание как-то синтезировать громадный материал и построить какую-то систему, прежде всего основываясь на законе антитезы. Если Свет имеет свою антитезу — Тьму, то и каждое качество имеет свою противоположность: любовь — ненависть, мужество — страх, преданность — предательство.

Другим обстоятельством, облегчающим построение скалы, является закон причинности. Возьмем, например, любовь. Она является причиной самоотверженности и преданности так же, как ненависть будет причиной жестокости и предательства. Тот же закон укажет, что является следствием чего. Таким образом, каждое качество и свойство найдут свое место на предполагаемой скале.

Сознательное внедрение качеств и изживание свойств продвинет нас по пути самоусовершенствования. Помощь, оказываемая в этом менее опытным, даст возможность развить основное качество (как говорит "Беспредельность") — самоотверженность. Конечно, не только отдельные люди, но и все положительные, коллективные образования могут быть затронуты этим процессом. Жизнь наполнится высоким смыслом и приобретет великую цель. Вслед за первыми успехами начнутся проявления Огненного Мира здесь, на Земле, что наполнит жизнь красотою и радостью. Излишне говорить, что путь этот открыт лучшей части человечества и не доступен худшей. Поэтому лишь при соответствии сознания возможна эта радость совершенствования, которая иначе превратится в плач и сетования у неготовых.

Может возникнуть вопрос — с чего начать? Агни Йога говорит:

"Очисти мышление, и после познай три наихудших свойства твои и предай их сожжению в огненном устремлении. И тогда избери Учителя на Земле и, познавая Учение, укрепи тело данными лекарствами и пранаямой. Увидишь звезды духа, увидишь огни очищения центров, услышишь голос Учителя Незримого и вступишь в прочие тончайшие понимания, преображающие жизнь" (§ 185).

Конечно, никто не скажет, что изживание своих отрицательных свойств будет делом простым и легким. Недаром сказано, что самый сильный тот, кто победил себя. При борьбе со своими отрицательными свойствами важно будет запомнить, что "ЗЛО ЕСТЬ ОТСУТСТВИЕ ДОБРА", т. е. отрицательные свойства есть отсутствие положительных качеств, им противоположных, Так, страх будет, например, отсутствием мужества. Потому развитие мужества будет наиболее действенной борьбой со страхом. В этом случае в поисках антитезы весьма пригодится шкала.

С другой стороны, важно запомнить, что попытка подавить порок усилием воли, без замены его противоположностью, не только может не дать результатов, но и создать опасное положение. Как пружина, загибаемая внутрь сознания, отрицательное свойство не исчезнет, но лишь запрячется внутрь, чтобы в один прекрасный момент, когда исчерпаются сдерживающие силы, а силы подавляющие возрастут, с небывалой силой развернуться и ударить насильника. Именно поэтому невозможно строить искусственные плотины, ибо прибывающие воды разрушат когда-то преграды и устроят наводнение.

Впрочем, как всякая борьба, борьба с отрицательными свойствами вызовет к проявлению всю силу врага, и чем ближе будет победа, тем яростнее будут атаки и сопротивление, пока таившиеся в недрах сознания темные силы не будут исчерпаны. Борьба может затихать и затем разгораться с новой силой, вызывая к жизни бдительный дозор. "Нужно наблюдать за собой и помнить, что никто, кроме Учителя, не поможет" — говорит Учение. Так указывается основной принцип совершенствования: помощь Учителя и умение ее просить и получать. Возможна ли без нее борьба?

"Как уродлива шелуха мелких похотей, от которой так легко освободиться, лишь думая об Иерархии Света" — говорится в книге "Сердце" (§ 274).

Обращение за помощью может выражаться кратко:

"Овладение собой пошли, Властитель" — указывает "Зов".

1 февраля 1938 г.

ПРИМЕНЕНИЕ УЧЕНИЯ

Когда применять Учение? Наверное, не ошибемся, если скажем, что большинство для применения Учения ожидает каких-то чрезвычайных обстоятельств, каких-то особенных условий места и труда. Большинство, умиляясь слезно, мечтательно говорит — вот когда настанет то-то и то-то, вот когда я буду там-то и там-то, вот тогда… и т. д. Можно спросить, если это "когда" наступит, будут ли они готовы так, как это указует Учение? Или, может быть, обнаружится нехватка сил? И придется пожалеть, что умилительное "когда" может превратиться в страшное "никогда".

Между тем, от момента пробуждения до отхода ко сну в жизни каждого человека, не только в самой серенькой и убогой жизни, но, главным образом, именно в этой жизни, каждому предоставляется применить Учение десятки и сотни раз.

Совершенствование начинается обычно с изживания в себе отрицательных свойств, с устранения из действий тех ошибок, которые вредят как самому человеку, так и окружающим и пространственно. Затем, когда эти ошибки постепенно упраздняются хотя бы в главном, мы начинаем утверждать в себе, в наших действиях и помыслах, начиная от самого малого, те качества и поступки, которые, как крылья, несут нас в духовный мир, которые оздоровляют жизнь, наполняя ее разумностью и красотою, дыхание которой для духа, как для тела воздух.

И вот, пробуждаясь от сна, неужели мы сразу же не вспомним о молитве, о чтении Учения, об утренних посылках друзьям, о необходимости подумать о том, что предстоит сделать за сегодняшний день, от чего воздержаться и, наконец, принять решение о том, что именно сегодня не будет допущено и что будет утверждаться в течение дня. Конечно, этим не будет исчерпан момент пробуждения — индивидуальность найдет еще много необходимых мероприятий.

"И возьмите за обычай утром, начиная день, спросить себя, что можете прибавить к работе порученной" советует "Зов" для немедленного принятия к делу.

"Утром, твердя семисловие, скажите — помоги нам не пройти мимо труда Твоего". Много стоит еще не примененных мыслей Учения, связанных лишь с одним моментом пробуждения, когда человеческая душа, как арфа ожидает настройки, чтобы зазвучать соответственно в течение дня. А дальше — с первых же шагов на улице или дома — нас уже ожидает несовершенство мира; сколько представится случаев воздержаться от раздражения, на которое нас будут усиленно вызывать, вспомним слова Учения о недовольстве, обиде и о десятках других, быть может, и мелких, но самых действительных и самых страшных пожирателях психической энергии. Темные теперь будут действовать от малого — говорит Учение. И действительно, нетрудно наблюсти, как именно не чрезвычайные дела, но мелочи обессиливают нас. И так можем смело утверждать, что почти каждый шаг, каждое наше действие, может напомнить нам о том, что Учение дано не только для каких-то особых случаев, но для каждого движения, каждого дня. Но кто-то считает, что можно допускать и обидчивость, и раздражение, и недовольство, и сомнение и самомнение, сколько угодно, до наступления какого-то чрезвычайного случая, который может благодаря такой ошибке и не наступить вообще или грянуть тогда, когда незакаленное сознание, безумно растратившее свои силы в каждодневной рутине, будет бессильно противостать или совершить нечто необычайное.

Не в каких-то "эмпиреях", но на службе, у домашнего очага, у рабочего стола или в дымных улицах города творится наше сознание. Не в каких-то адских пещерах, но в тех же конторах, на тех же улицах ползают страшные драконы и летают вампиры.

"Не нужно думать, — говорит Вл., — что едем в мягком поезде, едем по доске над пропастью… Каждое разбитое стекло гремит не сразу, но когда достигнет низших ущелий, тогда осколки скрежещут. Остальное поймите сами. Самые большие силы в бою за спасение человечества".

Ощущали ли вы тяготение в страшную воронку хаоса? Ведь дыхание хаоса не где-то в звездных провалах, но в допущенном среди дня раздражении, но в обиде растущей недели, в невозможности преодолеть лень, в трудности несения Учения среди летящих в бездну контор и домашних дел. И когда мы поддались соблазну или допустили зверя, можем спросить себя — не гибель ли это, не конец ли пути — ведь идем по струне над бездной, и страшная битва вздымает смерчи вокруг. Благо тем, что кто чувствует безопасность, благо тем, что чувствует над собою Щит. Но испытания происходят тогда, когда испытуемый и не подозревает об этом. Так же не будет подозревать он, что путь его кверху уже закончен, и только годы донесут из пропасти дребезжание разбитого стекла. Мы знаем много примеров, когда годы почитающие себя на ниве Света уже горели красным пламенем Сатаны.

С чудовищною быстротою пролетает время, так же быстро летят возможности, неужели успокоимся лишь на созерцании сверкающих искр? "Знающие Меня, — говорит Владыка, — понимают значение немедленности, но новые должны запомнить этот закон, если хотят приблизиться. Истинно говорю — коротко время".

"Вот еще был час, чтобы укрепиться, но призрак заслонил действительность и возможность ушла. Где же, на какой дороге встретите вестника? Сколько морей переплывете, чтобы дополнить одно недослышанное слово".

"Каждое устремление будет замечено и поддержано" и "Все, что может быть ускорено без гибели, будет ускорено".

"Считайте часы, ибо теперь нельзя считать по дням".

20 ноября 1938 г.

ПОСТРОЕНИЕ ОБЩИНЫ

Услышавшие Зов и испытавшие Озарение вступают на путь неуклонного движения вперед.

Но нельзя ни дойти, ни преуспеть в одиночестве. Среди напряжения битвы можно победить лишь объединенными усилиями. Так озаренные непременно соберутся вместе и разделят трудности общего пути. Так община будет третьей ступенью, с которой начинается истинное постижение Великого Учения.

Но "не просто земное единение", и построение общины с первых же шагов встретит неизбежные трудности. История знает о возникновении самых прекрасных единений, но сколько из них устояло под давлением разлагателей? Не много таких примеров, но они сияют как жемчужины истинного подвига, героизма и самоотверженности.

Может быть, примеры истории и настоящего времени, когда всякая мысль о единении будет встречена или подозрительностью, или насмешкой, помогут оценить неоценимую сокровищницу Книги "Община". Ведь если сотрудники будут искренне руководствоваться указаниями этой книги, то во всяких случаях община будет сохранена и участники совместного шествия придут к великому завершению.

Внимание сотрудников не может не задержаться на третьем напутствии перед отходом в длинный и трудный путь, в сад прекрасный — к Учителю. Оно может зазвучать ко времени, и это не будет случайным, ибо тем, кто хочет идти вместе, необходимо изучать Общину, которая разрешит все споры, все проблемы, возникшие на почве сотрудничества, которая охранит от всех разъединительных внушений, которая сделает стремление к единению сознательным. Есть ЗАКОНЫ, которые осознаются в процессе эволюции, есть УКАЗЫ, которые направляют еще неосознанный путь, и есть СОВЕТЫ, которые облегчают карму. Закон общины прост — "От сердца к сердцу", но не просто единение, потому Указы направляют путь и советы остерегут там, где прошлое подстерегает общинников.

"Община", не говоря уже об отношениях между сотрудниками, чрезвычайно ценна для руководителей, ибо предусматривает все для ведения, охранения и сохранения группы.

Название показывает, что каждый из 275 параграфов имеет отношение к понятию Общины.

Иногда это проглядывает явно. Например, параграф такой-то говорит о равенстве, другой — о зависти, третий — о собственности. В этих случаях не может быть места недоумению. Но иногда попадаются понятия, которые вызывают вопрос — какое же это может иметь отношение к общине? Конечно, подумавший так еще не может вместить всю широту понятия. Но если вопрос появился, то полезно приветствовать его явление — ибо это даст возможность расширить свой кругозор.

Но могут встретиться и такие вещи, которые будут просты и общеизвестны — почему же говорится о них? Во-первых, самые простые и самые известные вещи оказываются непримененными к жизни и о них необходимо соответственно напомнить. Во-вторых, вокруг понятий, особенно определительных, накопилось столько лжи, что ханжество, например, принимается за духовность, а духовность — как разрушение семейных устоев, поэтому абсолютный Авторитет, каким может быть только Давший "Общину", — необходим.

Отправляясь в путь, неужели не приведем корабль в порядок, неужели не оснастим его лучшими снастями, если хотим доплыть…

ДАЛЬНИЕ МИРЫ

Не много людей, ценящих простор мысли. Не много людей, облетающих мыслью мир. Даже те, кто уже принимает значение мысли, даже те, кто уже понимает, что только мысль принесет сокровища, не всегда отваживаются метнуть стрелку за пределы окружающего. Именно рутина окружающего, как воронка, поглощает огромное количество великой энергии. Ближайшие люди, ближайшие вещи, всевозможные обстоятельства, мелочные и недостойные, как тяжелые цепи, сковывают мощную завоевательницу — мысль. Как узник, гниет человеческая мысль в подвалах сознания, а люди жалуются на убожество жизни. Но кто же приковал внимание к водоворотам обыденщины, кто же ограничил неограниченное воображение. Как свиньи, зарылись люди в навоз и не желают поднять свой взор на небо — туда, где в неограниченном пространстве пламенеет свободная мысль.

Можно ли ограничить мысль лишь явлением видимости окружающего? Представим себе узника, с малых лет брошенного в темницу: узкое оконце у потолка, каменные стены, десяток предметов и тюремщики. Мы ужаснемся, вообразив себя на месте такого узника, но если взглянуть чуть шире, то поймем, что часто мы бываем такими же узниками с той лишь разницей, что заключаем себя добровольно. Представим себе, что мы поднялись к оконцу. Как расширился наш кругозор! Сколько наблюдений дает небо и тюремный двор! Явлений и предметов уже не десятки, но сотни. Вот мы на тюремном дворе. Вот мы за стеной и видим город с улицами и домами. Вот мы поднялись на высокую башню и видим множество улиц и множество домов. Мы видим кипящую жизнь, трамваи, автомобили. Вот мы поднимаемся выше. Город остается лишь пятном. Мы видим поля и леса, и реки. Еще выше мы видим города и села, горы и берега морей. По мере движения ввысь стираются детали, — мы видим территории государств части света, огромные океаны. А потом гигантский шар Земли быстро уменьшается и превращается в пылающую звезду. А потом меркнет свет Земли, вот она уже маленькая звездочка, а перед нами возрастает громада Юпитера, в тысячи раз большего, чем Земля. А вот мы уже за пределами солнечной системы, и само Солнце становится маленькой звездочкой в необозримом пространстве. Начинает светать. Громадная звезда на нашем пути и уже превращается в пылающий шар. Это сердце созвездия Скорпион, гигантский Антарес, в два с половиной раза больший земной орбиты. В миллионы раз больший, чем Солнце нашей системы. Вокруг него несутся солнечные системы со своими планетами и планеты со своими спутниками. И каждое из солнц, каждая планета, каждый спутник выполняют величайшую, непостижимую в своем величии задачу в пространстве, каждое светило горит своим светом, звучит своей нотой, и на светилах бушует жизнь, отличная от жизни на Земле, но наполненная несказуемое красотой и величием.

Зачем же думать о Дальних Мирах, зачем расстраивать себя мечтой о несбыточном? Так скажет обыватель, так скажет тот, кто добровольно заточает и ограничивает себя. Кто же сказал, что Дальние Миры отделены от нас, если каждый момент существо наше пьет сущность их творческих лучей. Если наше настроение даже может зависеть от скрестившихся токов.

"Некоторые отрицают все невидимое — говорится в Книге "Сердце". — И не только дикари, но и многие грамотеи не желают даже подумать о звездах. Учения намекают о бесчисленных жилищах небесных, но, вероятно, люди не желают ускорить путь свой. То же самое, когда в театре люди рыдают, но через минуту готовы злобствовать и давить других" (§ 251).

"Сердечное томление о Дальних Мирах составляет особый вид тоски. Не могут вместиться в земную, урочную ауру сердца, много испытавшие. И опыт их подтверждает, насколько Учение зовет к расширению понимания. Но ничто не истребит память о Дальних Мирах у тех, кто приближался к ним в огненном теле. Как счет звезд необъятен, так и воспоминания о Дальних Мирах невместимо в словах". (Серд.,§ 252).

СОТРУДНИЧЕСТВО С ДАЛЬНИМИ МИРАМИ

Никто не пойдет в ливень принимать солнечные ванны, никто не будет сеять зерно в снег, но зато каждый поймет, что ветер ускорит движение, если распустить парус, что выпавший снег сделает дороги пригодными для саней. Так люди научились приспособляться и выгодно использовать различные обстоятельства внешнего мира. Люди научились приспособляться к различным временем года, меняющимся в порядке годового цикла в зависимости от изменения углов падения тепловых лучей солнца. Необходимость научила людей считаться с грубейшими условиями пространства, проходимого Землей, но еще мало внимания уделено иным, более тонким условиям проходимых сфер. А ведь они имеют огромное значение, несравнимо большее влияние, чем все остальные. Они захватывают в сферу своего влияния не только нервную систему человека, но также и, главным образом, его эмоции и мышление, которое складывает жизнь.

Эти условия, их последовательность и свойства могут быть научно исследованы и использованы с великою пользой. Ведь до сих пор большинство людей уподоблялось сеятелям на снегу и, как первобытный человек не подозревал об использовании паруса и ветра, не подозревает, какие величайшие возможности таят в себе токи пространства.

Правда, сейчас ученые говорят очень скупо о влиянии космических лучей на человеческую психику, о действии химических лучей солнца на мозг, о значении токов луны в процессе болезни и роста растений, о солнечных пятнах и их связи с землетрясениями и народными потрясениями, — но все это собранное вместе звучит уже внушительной и радостной вестью о том, что час сотрудничества с пространством, насыщенным химизмом дальних миров — пробил; все это говорит за то, что великое время обретения новых возможностей — приблизилось. Как когда-то был поднят первый парус и завертелись первые крылья мельниц, — сейчас уже делаются первые робкие шаги к использованию сил пространства. Ведь так же, как совсем недавно люди не подозревали о существовании этой возможности, так же когда-то ветер, гнувший и сокрушавший лесных великанов, не подозревался таящим в себе силы, которые покорили человечеству широчайшие просторы океанов.

Конечно, от сотворения Земли существовали пространственные токи, от сотворения Земли лучи солнца и планет творили эпохи, поднимая и низвергая народы, но теперь пробил час, когда человек уже не будет бессознательно следовать их страшному давлению, но использует это давление для сознательного прогресса.

Невозможно представить, насколько ценным будет сознательное сотрудничество с Дальними Мирами при совершенствовании. Зная о качествах и свойствах той среды, в которую погружается Земля, зная качества и свойства тех магнитов, которые насыщают своими энергиями проходимые в данный момент сферы, зная о том, что и его внутренние энергии откликаются на малейшие изменения в пространстве, действуя на основах созвучия и соответствия, человек будет идти по дороге жизни не слепцом, но зорким обозревателем далекого пространства впереди. Он будет знать, когда уместно применить какие силы своей сущности, он не потратит напрасно драгоценное время и энергию там, где явное неблагоприятствие; жизненные испытания не застанут его врасплох — он всегда, предвидя их, успеет подготовиться и, ощутив прилив вдохновения, он поймет, что это не случайно, что незримый луч светила пронзил его естество и зажег силы соответственные, он примет этот луч в себя и умножит его своим творчеством, сотрудничая с ним в насыщении пространства. И дающий будет получать.

19 февраля 1940 г.

СТРАДАНИЯ

"Из страданий рождаются драгоценные камни".

Невозможно спрятаться от страданий. На каждом шагу они подстерегают каждого из нас, но тем не менее редко можно наблюдать к ним сознательное отношение. Страдания обычно застают врасплох, никто к ним обычно не подготовлен, точно самое распространенное явление жизни дотоле не существовало. Почему считается, что во время радости непристойно думать о страданиях; как же иначе вооружиться к встрече, как же иначе привыкнуть к ритму жизни, где за радостью непременно придет страдание и наоборот. Только несознательное отношение к страданиям может породить такое заблуждение. Учение советует, говоря, что "в самый счастливый час надо помнить о несчастье не уменьшая радости" (Общ., § 163). Но сказанное трудно понять, не осознавав сущность страданий.

Если кто-нибудь замечал свое состояние в период страданий, он мог заметить, что это есть ничто иное, как страшное напряжение души. Это чрезвычайное нагнетение, очень болезненное, когда-то проходит, если не усугубляется неправильным отношением, и человек, испытавший его, становится особенным, что-то осознавшим, чутким, устремленным к каким-то новым нахождениями. Период после страданий можно характеризовать чувством, точно мы от чего-то избавились и в то же время что-то приобрели.

Мы знаем, что наряду с положительными качествами в нас имеется много отрицательных. Эти отрицательные энергии были накоплены нами в результате отрицательных действий, в процессе совершенствования они должны уменьшаться и постепенно исчезать. Но куда же денутся они, кто возьмет ответственность за чужие действия, кроме нас самих? Куда же денутся эти отрицательные энергии, если они не уничтожаемы в своей сущности? Конечно, единственной возможностью избавиться от наших отрицательных качеств будет трансмутация их в положительные энергии. Этот процесс трансмутации, неразрывно связанный с кармой, требует исключительного нагнетения внутреннего огня, которое воспринимается нами как страдание. Представим себе неразумного человека, который не знает, зачем ему сверлят зуб, и человека, который терпеливо сидит в кресле дантиста, зная, что он избавиться от бессонных ночей и тысячи других неприятностей связанных с зубной болью. Мы может придти к выводу, что и наше отношение к моменту трансмутации энергий может быть совершенно особенным, нежели у тех, кто не допускает ее в своем сознании.

Чрезвычайно важно установить к этому моменту особенное отношение, ибо момент чрезвычайно опасен. Именно в этот момент так легко безнадежно повредить и не только себе, но и окружающим, переживающим его. Мы замечали, что люди страдающие особенно легко подвержены раздражению, недовольству или каким-нибудь другим вредным воздействиям, которые в обстановке чрезвычайного напряжения могут быть запальным шнуром. Процесс, для которого накапливались силы веками, может быть навсегда испорченным, закончившись безобразным взрывом. Но люди обычно бережны только к тем страданиям, которые им понятны, и забывают, что переживаемое или трансмутируемое близким в настоящий момент будет для него важнейшим. Особенно страшен в моменты таких страданий ропот на Высшие Силы, ибо Учитель следит помогая процессу и облегчая его, но каждый ропот немедленно пресекает возможность помощи.

Итак, осознав страдания еще глубже, мы можем достичь того состояния, когда само слово мы заменим словом "испытание" и начнем радоваться каждому испытанию, зная, что испытания лежат как пороги врат прекрасных.

Иногда, чтобы заработать получше, люди готовы много претерпеть, но за все золото мира не купить драгоценных энергий, рожденных в страданиях трансмутации, за все золото мира не купить право взойти на следующую ступень совершенствования.

Чем больше скорбь, тем ближе Бог.

11 декабря 1938 г.

ВСТРЕЧИ

Вот идут они по дороге жизни — иногда близко, иногда в далеких странах, иногда в разных одеждах разных племен; идут, не зная друг друга, не ведая о грядущем, но вот наступает час предназначенный, и совершается встреча…

Много уже состоялось встреч. Уже много старых спутников собралось продолжить совместный путь, но сколько встреч еще впереди, сколько друзей уже спешит, уже идет на сближение, заканчивая старые счета. Сколько странных обстоятельств должно оформиться, чтобы состоялась какая-то самая необыкновенная встреча временно разъединенных друзей. Сколько непредвиденных случайностей как бы подтолкнет спешащих путников друг к другу, чтобы соединить их вновь. Не всегда друзья, узнают друг друга сразу. Иногда требуется как бы устранение чего-то мешающего, но часто бывает и так, что друзья с первого же взгляда, с первых же слов чувствуют трудно уловимую нить, связавшую их в веках. С первых же встреч такой человек входит в жизнь как старый знакомый, а иногда как близкий и родной. Эти встречи, как факелы, озаряют и наполняют жизнь новой энергией, новыми силами бороться и побеждать.

И среди таких встреч есть немало знаменательных, повернувших жизнь к новому пути, внесших нечто совершенно новое в дотоле серую в своей повседневности жизнь. Но есть, конечно, встречи единственные, и каждому суждена такая встреча — как молния на пути. Иные еще и не думали о ней, но другие уже знают, знают и обстоятельства мешающие и в напряженном трепете действий ждут этот великий час. И когда-то он настает.

Уже одна мысль о прекрасных встречах, предстоящих в будущем далеком, а, может быть, и близком, близком как завтрашний день, должна наполнить сердца стремящихся радостью и спасти от губительного уныния на пути, но трудно мечтать о будущем, зарывшись в лохмотья настоящего. А ведь среди таких лохмотьев сужденная встреча может и не состояться, может безмерно отсрочиться.

Конечно, придут не только друзья, придут и кредиторы, придут и те, кому надлежит заплатить старый должок. Не всегда бывает радостной неведомая сила, влекущая к такому сближению, но всегда приходится признать ее непреодолимую мощь. Напрасно друзья и близкие будут чинить препятствия, — от них, точно безумец, человек полезет на рожон с еще большим упорством, отвергнув все доводы разума. Тяжкими бывают такие встречи, но зато как радостно ликует сердце, уплатившее старый долг, точно скинуло тяжкий, мешающий груз. Да, так оно и есть. Но, обогащая наше сознание, мы можем без страха касаться этих осмоленных узлов судьбы, зная, что мы достаточно богаты, чтобы расплатиться, но там, где средств еще недостаточно — там необходима сугубая осторожность.

Вот стоят они, поджидающие путника с протянутой рукой, как камни, заслонившие тропу. Неужели, путник, ты не пройдешь, если знаешь, к кому идешь; неужели не пройдешь, если ты уже удостоился прекрасной встречи, тем более зная направление пути?

Да, много сокровищ уготовано на пути беспредельного восхождения, и встречи среди них сияют, как драгоценные алмазы. Подумаем, где они сейчас, которые разделяют трудности пути и сядут у одного костра, какая одежда и цвет кожи скрывает старых друзей, а, может быть, они где-то здесь рядом и, как и мы, ждут, когда пробьет предназначенный час…

17 декабря 1939 г.

ГОНЕНИЯ

Нетрудно заметить, как люди относятся к новым принципам жизни. Лучше других это подтвердят те, кто сами лишь недавно подумали об обновлении основ существования. По неопытности они готовы рассказать о том, что стало им понятно и близко, каждому встреченному, каждому пересекшему их путь. В огромном большинстве случаев им отвечают злобным рычанием, и, как редкость, как исключительный случай, будут проявления сочувствия и понимания. Но не нужно времени, чтобы убедиться, как поредеют ряды последних, когда будет предложено красивые слова о новых основах применять в жизнь. Не успеет неосторожный пролить наружу лишь малый луч света, озарившего его сознание, как к нему уже бежит целая свора злобных тушителей, и целые тучи непонимания, ненависти и поношений повисают над его головой. И темная свора гонителей с этих пор уже не отстанет.

В космосе существует незыблемый закон, который гласит: "Все отживающее подлежит закону замены. Все непрогрессирующее подлежит закону замены". (Беспр., § 439). Все формы жизни, уже не способные к дальнейшему росту, разлагаются, уступая место тому, что способно жить и развиваться. Там, где разложение уже достигло известной стадии, там неизбежно появляется новый росток, новое проявление жизни. Проявление нового — вне измерений старого, потому новое будет необычным. Появление нового и необычного уже означает то, что часы старого сочтены, и в предчувствии гибели напрягаются силы разложения. Отжившие формы жизни поднимаются против сил созидающих, новые и носители противоположных сил вступают в решительный бой. В этом бою созидающие силы должны доказать свою пригодность для будущего, а силам, отстаивающим старое, предоставляется возможность доказать, что они еще на что-то способны, что они не исчерпали себя. Так битва смещения утверждает эволюционную справедливость. Но новые пользуются силами [возрастающими], в то время как старые пользуются энергией разложения. Так любовь противополагается злобе. Любовь, приведенная в действие, возрастает, злоба — иссякает. И свет всегда побеждает тьму.

Вот почему все новое, все необычное и эволюционное, всегда встречается злобой и ненавистью масс. Вот почему носители нового преследовались прежде и преследуются сейчас. Вспомним, как преследовались первые христиане и буддисты, вспомним, кто восстал против Новых Заветов, вспомним, кто требовал казни Христа. Конечно, и теперь, когда наступает Новая Эпоха, поднимаются те же любители мертвечины. Они живут за счет разложения старых форм и встретят злобой все, что потревожит "прелести" их стоячего болота.

Картина разрухи и разложения старого мира грандиозна, миллионы втянуты в воронку разложения. Сторонников призрачной собственности, чувственности и бессмысленных удовольствий — миллионы. Не менее многочисленны сторонники кощунства, но как отдельные единицы пробиваются стебли новых ростков. Но чем больше тьма, чем тяжелее условия проявления, тем лучше качество новоявленных огней. Они не погасли при первых натисках, и теперь усиление тьмы лишь напрягает их внутренний свет. Много врагов, мало друзей, мало понимающих, но гонители многочисленны. Это естественно. Так было всегда. Вспомним, когда пришел Христос, многие ли почувствовали Владыку. Двенадцать учеников и редкие друзья ответили на зов к Новому. А толпы бесновались и давили друг друга лишь бы протиснуться к Осужденному — ударить или плюнуть в Лицо Великого Пророка. Когда Он был распят, то маловерные решили, что Старый мир победил. Но учение Христа залило мир и подняло народы, миллионы миллионов на новую ступень.

Ученые говорит: не преследующие страшны, но последователи. Светлые Силы творят под натиском темных сил. И темный натиск лишь умножает свет. Но последователи, приноравливая Учение к удобствам жизни, искажают его, извращают истину и символы. Но искаженные действия приносят и искаженные следствия. Получается кощунство, непонимание и потери связи с Источником. Преследователи же покажут уловки тьмы и помогут хранить Учение в чистоте. И еще есть благо в преследовании, когда настойчивый преследователь втягивается в путь преследуемого, не замечая того, что он уже следует новым путем. Закон гласит, что "враг должен стать подражателем или погибнуть". Преследователи воспитают бдительность, утвердят зоркость и постоянный дозор.

Не убоимся преследований, и, когда напряжение возрастает, то вспомним, что при возрастании сил явление это неизбежно. Но вспомним и указание, направленное туда, где огонь озарения еще нуждается в укреплении:

"Уведите врагов, — говорит Учитель, — новым они опасны". Придет время, когда откроются призывными факелами сердца, пылающие Учением Майтрейи, и тогда устремятся и друзья и тушители. Но сигнал этот получит каждый, когда время придет.

Внутренний огонь не требует внешнего проявления для привлечения друзей, ибо он обладает магнитом, притягивающим и питающим устремление.

Не нужно слов там, где действует притяжение, "не делайте врагов" — это завет Владыки, но там, где утверждается преследование, там утверждается признание темными, там устремление уже достигло светоносности, которая становится нестерпимой для врагов, и преследование становится законным благословением — не следствием ошибки, но проявлением такой мощи, которую не устрашить ничем.

13 марта 1939 г.

"РАДУЙТЕСЬ, ДЕТИ"

Разве можно прожить без радости? Спросите самоубийцу — почему хочет он уйти от жизни, спросите несчастного — почему складка печати на лице его, спросите плачущего о причине, — и все они, может быть, различными словами ответят одно и тоже: все они скажут о том, что их покинула радость. Кто же в радости захочет отторгнуть жизнь, у кого же радость вместо светлой улыбки вызовет гримасу, кто же найдет сходство между слезами скорби и радости?

Как целебна радость, оживляющая умирающих, исцеляющая недужных духовно и телесно, разглаживающая морщины скорби, наполняющая все наше существо желанием жить, бороться, побеждать и славить имя Творца. Но кто же закрыл нам врата к этой могучей энергии, что же мешает в трудную минуту сознательно призвать целительную утешительницу и вдохновительницу — радость? Ведь есть же люди — носители ее. Никогда не иссякнет в них эта мощь и всегда находит доступ туда, где нужно поднять поникшую мысль человечества. Как могучие факелы приходят такие люди — сжигатели темноты. И вокруг них расцветают поникшие цветы, сверкают улыбки, и все становятся певчими в могущественном хоре вселенной. Все та же самость мешает и нам стать такими же. О какой же радости говорится там, где под этим великим понятием понимается самоуслаждение? Как острый наркотик действует этот психический яд. И испытавшему временное удовольствие предстоит с еще большим ужасом возвратиться в темноту или потребовать увеличения дозы наркотика. Но скверно будущее самоусладителей: когда-то наступит предел, когда-то доза станет смертельной, и не выдержавший организм ввергнет несчастного в холодный ужас беспросветного хаоса. Нет. Только в безумии может быть понята радость как самоуслаждение. Не однажды Учение напоминает, что радость есть особая мудрость. Именно эта великая мудрость, проникнутая знанием будущего, не может быть задержана никакими обстоятельствами. Среди самых чудовищных условий она не замедлит посетить своего избранника. Среди самых неприглядных обстоятельств она вдохновляет его на подвиг, и он, познавший ее, перенесет все, чтобы еще раз удостоиться посещения этой драгоценности.

Как философ, проданный в рабство, попавший в несчастье, воскликнет благодарение — ибо может теперь заплатить свои долги. Даже по-человечески разве не радостно честному человеку получить возможность уплатить долг? Разве не обрадуется ученик, атакованный темными, когда посреди трудностей он почувствует силу признания? Разве не обрадуется потерявший, зная что пришло время получить новую вещь? Разве не забьется радостно одинокое, окруженное врагами, теснимое сердце, когда оно знает, куда теснят его враги?

Зачем же мы забываем о радости в трудный час, если именно в такой час она нам ближе всего.

Но не только в несчастье возможна радость — она возможна всегда. Но домом радости все же останется будущее, потому научиться жить в будущем, трудиться ради будущего, засыпать и просыпаться ради будущего — это значит сделать радость не редкой гостьей, но постоянной спутницей восхождения, когда радость, как лебединые крылья, бросит дух в неиссякаемую Беспредельность.

"Радуйтесь, дети". (Зов).

10 декабря 1939 г.

БЕРЕЖНОСТЬ К ДРУЗЬЯМ

Бережное отношение к друзьям не может утвердиться там, где царствует самость. Но друзья, сходящиеся во имя Общего Блага, знают, что бережное отношение друг к другу есть та ступень единения, за которой находятся лучшие возможности.

Каждый имеет темную сторону, каждый имеет несовершенные качества. Этот факт уже утвержден в сознании, но увы, обычно лишь в тех случаях, когда именно этот недостаток имеется и в нас самих. Если же этого недостатка в нас нет и, особенно, если он уже изжит нами и празднуется победа, то, как правило, мы не терпим его в других. Между тем, казалось бы, должно быть как раз наоборот. Испытав борьбу, мы могли бы запомнить, что эта борьба была нелегкой и потребовала немалого напряжения. Кроме того, забывается ценнейшее указание, что "самое трудное для одного будет самым легким для другого" и наоборот. Можно ли допустить такую узость, которая заставляет смотреть на тяжелые и сложные переживания друга как на нечто ничтожное только лишь потому, что я, дескать, этого никогда бы так не переживал. Не лучше ли обратиться на себя и посмотреть, нет ли во мне того, что друг мой давно изжил. Обычно беспристрастный глаз легко обнаружит этот живой укор. Переживания друга, как бы ничтожны они ни были на наш взгляд, пусть встретят с нашей стороны заботливость и бережность. Всякое жаление недопустимо, но бережность нужна. Нельзя не считаться с реальным процессом трансмутации. Если в лучших качествах мы соединились близко, то неизбежная близость к процессу трансмутации худших обязывает к пониманию. Сколько раз именно друзья утяжеляли и без того нелегкий процесс нежеланием считаться с реальным положением друга.

Не может быть другом тот, кто готов разделить лишь радость.

Учение говорит: "Не нарушайте энтузиазма, откуда бы он ни шел". То же можно сказать и про восторг и радость. Но и тут от друзей требуется бережность. Кто-то сумел прикоснуться к тому, что друг еще не успел испытать, не успел почувствовать. Кого-то поразило то, что в сознании друга еще не имеет созвучия. Но с кем же поделиться восторгом, кому передать радость достигнутую?

Можно себе представить разрушение, когда в ответ на сияние глаз следует плоская шутка. Нет желания понять то, что глаза сияют неспроста, нет желания, преодолев вежливость равнодушия, проявить бережность, которая не замедлит создать созвучие, и сознание друга будет обогащено разделенным энтузиазмом.

И еще бережность нарушается там, где существует навязывание. Чаще, чем это принято думать, друзья готовы навязывать друг другу то, что по их мнению является или важным, или необходимым, или просто то, что их занимает в данный момент.

Обычно таким объектом бывает действительно нужное для навязывающего, но отнюдь не необходимое другу, быть может, и без того обремененному. В самих предложениях должна, казалось бы, быть бережность, но чаще они делаются так, что за отказом уже предусматривается обида, получается тягость, которая так вредить единению. Можно много говорить о том, что нарушает бережность, но если сердце уже готово, то достаточно только напомнить ему об этом тончайшем цементе единения.

КАРТИНЫ БУДУЩЕГО

Помнится особо насыщенная атмосфера, которая создавалась при рассказах друзей о замечательных снах. Еще никто не пытался найти объяснений, еще никто не оценил значение, но все почувствовали, что эти сны — особенные, что эти сны — частицы того будущего, ради которого живем, трудимся и страдаем. Не столько слова, которые были бы слишком бедны, но сияние глаз и проникновенность мысли говорили о том, что рассказчик прикоснулся сознанием действительно к чему-то необыкновенному, чудесному. Можно ли удивляться тому, что каждый из удостоенных этих касаний всеми силами своей души жаждал скорейшего претворения в жизни увиденного "там".

Некоторые из друзей имели возможность проникнуть в будущее, пользуясь способностью прозрения других; и сверкание грядущего, щедро дарившего искры всем, наполняло сердце радостным трепетом ожидания. В этот момент многие решили, что будущее закреплено и остается лишь терпеливое ожидание. Так ли это? Неужели Рука Ведущая приоткрывала завесу будущего лишь для рождения ожидания? Учение говорит:

"Трудно людям понять разницу между "может" или "будет". Кажется им, если может быть, то и будет. Но где же подвиг и желание пройти все стены?" (Оз.).

Если бы мы припомнили то состояние, которое предшествовало или сопровождало эти чудесные знаки, мы должны были бы признать, что наше внутреннее состояние своею насыщенностью гармонировало с увиденным.

"Как в карточной игре, — говорит Учитель, — можете получить лучшие карты, но от вас зависит сделать из них лучшее применение. Говорю о картинах будущего — в соответствии с качеством аур эти картины реальны и существуют по известному направлению. Конечно, злая воля может толкнуть путника по иному направлению, и тогда он увидит знаки другого свойства". (Оз.).

И, действительно, многие бы могли припомнить, что в тяжелые часы смятения духа, иные воспоминания уносили мы из мира снов. Страшные кошмары, преследования, смрад и слизь низших слоев заставляли содрогаться поникшие сердца.

"Потому, получая картины будущего, — продолжает Учитель, — важно помнить, при каком состоянии духа они даны".

Увидевший прекрасную картину может быть уверенным, что возможность достигнуть ему дана, но также дана свободная воля, которая может увести к пропасти, и тогда темные сны встанут грозным остережением.

"Эти… видения… верны лишь от данного момента и поскольку дух человека, связанный с этим прогнозом, тверд и непоколебим в своем устремлении. Если же он шаток, то и зеркало будущего будет меняться соответственно этим шатаниям духа. Вот почему во всех учениях заповедуется такая непоколебимость и твердость духа". (Из писем Е.Р.).

Знаки ведущие заботливо окружают нас, знаки даются каждый день. Чаще всего мы их не замечаем, но даже заметив, отдаем ли мы им Должное внимание, отдаем ли должное тому, где каждая непонятная деталь содержит в себе целое направление и может устранить тяжкие и ненужные задержки. Не забудем, что "знаки всегда нуждаются в толковании", и картины будущего и возможности, к ним приложенные, даются не для нетерпеливого ожидания, но для немедленного напряжения сил в указанном направлении. Так мы опять возвращаемся к той же необходимости с максимальной напряженностью принять Учение в жизни каждого дня. Разве есть еще иные пути? Если нет, то кто же сказал, что можно отложить совершенствование.

4 декабря 1938 г.

КРАСОТА

"Красота спасет мир."

Совершенствование есть сущность эволюции и смысл жизни. Великий закон совершенствования движет беспредельной Вселенной, человечеством и всем окружающим. Там, где этот закон нарушается там немедленно начинается процесс разрушения. Но и само разрушение служит тому же созидательному принципу эволюции: разрушается форма, не способная к дальнейшему развитию, но сущность ее остается и строит себе новую ладью, более пригодную в беспредельный путь.

Люди впадают в ужас при разрушении любимых форм, но в сознании этого явления должна заключаться большая радость. Ведь в перспективе беспредельной жизни все может быть беспредельно усовершенствовано, ведь даже самое прекрасное может быть прекраснее в тысячу, миллион — бесконечное число раз. И чем совершенней будет форма вещи или отношений, тем она будет прекрасней, и высшее совершенство приведет нас к беспредельному понятию Красоты.

Две тысячи лет назад, когда состояние мира угрожало прогрессу, Христос принес человечеству великое понятие Любви. Теперь, когда сроки поставили планету перед грозной проблемой — быть или не быть — человечеству снова дается еще более высокое понятие — понятие Красоты. Если человечество воспримет эту истину, то мир будет спасен.

Красота — это могучая сила, это радость и счастье человечества, это то, чем движется ввысь, чем живет и дышит сердце человека. Если любовь есть притяжение, устремленное к слиянию, то Красота есть тот Магнит, который порождает это притяжение.

"Любовь — это основной фактор Бытия и развития жизни, вызывается, по преимуществу, красотою, ибо любви как самостоятельного явления без причины, ее вызывающей, не существует. Любовь и красота неразрывно связаны между собой, и красота есть причина появления и возникновения любви", — говорит А.И. Клизовский.

В сердце человека, если его еще не коснулось разложение, заложено постоянное стремление к Красоте и отвращение к безобразию, но представление о Красоте зависит от широты сознания. Красота ожерелья, быть может, удовлетворит сознание дикаря, но какой-нибудь сапожник уже будет мечтать о "красоте" придворной жизни. Может быть, красота женщины станет для кого-то источником всех побуждений, но кто-то найдет счастье свое в искусстве, и, может быть, красота самоотверженности поведет кого-то через всю жизнь.

Наблюдая самые великие и самые мелкие дела человеческие, мы найдем в них одно устремление — к Красоте. Вот чье-то сознание поразила красота предмета или состояния, и человек полюбил его, человек устремился к нему мыслью и получил то, к чему стремился, в обладание. Но вот приходит время, достигнутое изнашивается — разлагается, — и "красота" превращается в безобразие. Человек устремляется на новые поиски, он не может жить без красоты, он впадает в уныние, говорит — для чего жить. Но вот опять приходит нечто еще прекраснее, и процесс познания повторяется снова, снова и снова.

Как мираж пустыни встает перед путником Красота и исчезает при приближении, появляясь вдали. Она манит его к себе и незаметно ведет вперед. Влекомый этой игрой Матери Мира, он идет, продвигаясь все дальше и выше, пока не осознает путем личного опыта, что истинная Красота есть то, что не проходит, то, что не гниет и не разрушается, но сияет вечно. Так человек постигает Красоту Беспредельности.

9 января 1938 г.

СВЯЩЕННОЕ ЗВУЧАНИЕ

Напряженность Армагеддона становится с каждым днем сильнее, и вместе с ним растет смятение мира. Невозможно представить, чем наполнен воздух вокруг земли. Мыслеобразы служителей тьмы, как когти бесчисленны, как тучи, они носятся в пространстве, и только мощь звучания Аум может принести гармонию среди расстроенных вибраций. Самое свирепое нападение разбивается о скалу непобедимого духа. Мощное Аум покроет самое безумное ярое нападение. Нападение мыслей и темных сущностей надо встречать Аум.

К чему говорить "Аум", если можно сказать "молитва"? В сущности, это то же самое, только по древности и уточнению созвучие Аум будет сильнее по вибрации. Напрасно кто-то будет пытаться порыв, взметнувшийся, как пламенный вихрь, уложить в слова, напрасно кто-то будет думать, что Высший Мир нуждается в словах. И часто в поисках последних лишь ослабляется священный взлет. Но по-человечески нельзя не придать ему какую-то форму, и тогда на помощь придет Священное звучание.

Что значит созвучие? Люди представляют его как громкое звучание, но звучание может быть неслышимо как сердечное напряжение. Ведь сердце звучит и поет, оно звучит и наполняет весь организм особой энергией. Само моление Аум может быть и в сердце, но будет рождать те же излучения, как и громкое звучание.

Именно только мощь звучания принесет следствие, но мощь, заключенная не в силе голоса, но в сердечном огне. Для этого нужно полюбить красоту звучания. Конечно, человеческий голос есть уже чудо. Можно видеть, как воздействует голос даже без слов, но — все же мощь не в голосе. Если голос груб или неподходящ по другим причинам, то звучание камертона может придти на помощь человеческой немощи. Прислушавшись к чистому звуку камертона, мы услышим то же звучание Ом. Звучание может быть понято правильно и все же не дать следствий. Потому не забудем сердечную энергию, которая должна сопровождать звучание. Звук пустой — как медь звенящая. Слышали о том, как по вибрации разбивались стеклянные сосуды. Но даже такая вибрация должна сопровождаться мыслью. Даже волна посторонней мысли может усилить воздействие.

Для того, чтобы начать целесообразно звучание Аум, нужно проникнуться уважением к величию творчества. Ибо только так можно привести свою мысль в соответствие с мыслью пространства — с резервуаром космической благодати. Лучше не начинать звучание, если мышление низко: "… зов утвержден, как великий магнит. Основано на мудрости поверие, что зов Оума творит, когда призван духом сознательно. Но дух, призванный неответственным духом (т. е. тем, кто не может отвечать на созвучие просто — Н.У.), может только разить" (Беспр., § 55).

Лекарства воздействуют совершенно разно на людей. Некоторые превосходные жизнедеятельные средства будут лишь половым возбудителем для определенных людей. Низшая порода извлекает из вещества только низшее. Но каждая сила, приобщенная к высшему, почерпнет только высшее. Если земные вещества так различно действуют на людей, то насколько же различно на них воздействие высших энергий. Для правильного восприятия этих лучей Владыки послали на землю силу священного воззвания Ом.

С древних времен в час смятения предлагалось твердить краткое воззвание и ударами повторений отражать волну воздействий. Затем это средство превратилось в бессмысленное бормотание религиозных слов. В лучшие времена жречества были избраны слова — Адонай, Истар, Аллилуйя, Оум. Теперь — синтез всех звуковых устремлений — Священное звучание Оум — дается для применения всему человечеству.

И Книга Новейшего Завета "Аум" учит, как сделать это звучание мощью несокрушимой. В тридцать шестом году навстречу огненным волнам поднялось Священное знамя Ом, как "Сим победиши".

Каждая эпоха имеет свое слово. Это слово, как ключ к запорам.

31 мая 1938 г.

"НЕИЗБЕЖНОЕ"

В этом мире жизнь человека недолга. В лучшем случае — это 70 лет, за которыми или скорый конец, или, что еще хуже, разложение заживо изношенного тела.

Но перед нашими глазами тысячи примеров преждевременной смерти, когда уходят с Земли в расцвете сил, когда кончают свой путь еще не начавшие жить. Будем ли закрывать глаза на то, что каждого из нас каждое мгновение, на каждом шагу, может подстерегать неизбежное, ибо не знаем ни дня, ни часа.

Есть люди, которые вообще не думают о смерти, для других она далека и отвлечена, но третьи помнят непрестанно, и ужас складывает на лицах их гримасу ожидания. Если иллюзия первых безумна, как обычно безумны и дела, то не лучше положение третьих, ибо то же неведение порождает еще более безобразное мышление.

Так могут относиться к смене бытия только те, для кого за гранью смерти лишь мрак незнания. Для тех, кто принял сердцем или понял среди этой жизни незыблемую основу земного бытия — существование Тонкого Мира — для тех не существует понятия смерти вообще. Человек с таким сознанием будет знать, что каждое мгновенье он может перейти в мир другой. Но нельзя сказать, что такое знание заставит его, подобно недопускающим смерти, предаться веселым и беззаботным развлечениям, которыми так изобилует земля. Не беспечность, но еще более пламенный труд и творчество окружают познавшего Тонкий Мир, ибо он знает, что Тонкий Мир есть поле жатвы того, что посеяно на земле. Каждое наше действие, каждая наша мысль и желание, порожденные на земле, дадут полные всходы там — в мире следствий, и каждый соберет ту жатву, которую посеял на Земле.

Знающий о Тонком Мире знает и то, что не жалкие десятки, но сотни лет пройдут там, в той сфере, которую каждый создал себе пребыванием на земле.

Если цель пребывания на земле есть совершенствование, то оно немыслимо без творчества, и только светлое и обильное творчество позволит человеку с полным спокойствием за свою судьбу без сожаления покинуть этот мир.

Ведь ужас смерти — это отчаянный крик сердца, которое знает, как мало было брошено зерен на поле земли, это крик сердца, сожалеющего о том, что этой спасительной возможности уже не будет до следующего воплощения, и чаша добрых посевов уже не перетянет чашу с посевом зла, искупление которой уже неминуемо.

Нельзя поверить, если праздношатающийся скажет смерти, что он готов, ибо готовности будет сопутствовать лишь творчество напряженное, творчество в полном осознании Мира Тонкого, где все посеянное расцветет. Если мы не будем томиться предположениями и разгадкой сроков, но будем помнить, что это возможно каждое мгновенье — мы будем всегда готовы, мы будем всегда в труде.

СПАСЕТ ЛИ ОТРИЦАНИЕ?

"Кто хочет быть с Нами, тот должен отрицание забыть".

(Агни Йога).

Однажды, в пылу горячей полемики на тему — существует ли потусторонний мир, один из наших друзей, возмущенный тупым и злобным отрицанием со стороны барышни Г., сказал ей с сердцем, что придет время, когда она, несмотря на отрицание, столкнется с жителем Тонкого Мира и увидит "привидение". После того бесплодного спора барышни Г. пришлось возвращаться домой по темной улице в свою квартиру, где в эту ночь никто, кроме нее, не ночевал. Впоследствии барышня призналась:

— Во время спора я искренне была уверена в том, что потусторонний мир есть невежественный вымысел. Но не успела я пройти и половину улицы, как на меня стал находить животный страх; то, что я несколько минут назад с таким упорством отрицала, вдруг показалось мне вполне вероятным. Каждую секунду я ждала, что из-за темной ограды выплывет страшный призрак, и сердце мое сжималось от ужаса. Уже подходя к двери своего дома, я почувствовала, что страх не уменьшился, но продолжал возрастать. Собрав все мужество, я открыла дверь и зажгла поспешно свет, только тогда страх начал ослабевать, но все же, приготовившись спать, я не потушила свет.

Много можно было бы привести аналогичных рассказов, которые подтвердили бы, что самые злейшие отрицатели отрицают потусторонний мир не потому, что они не верят в его существование, но потому, что они боятся верить в него, допустить такую мысль. Где-то в глубине их сердца все-таки живет знание о существовании Тонкого Мира. Но это сердце подсказывает им, что признание потустороннего мира накладывает решительные обязательства, накладывает суровую необходимость преобразить земную жизнь. Но каждое преображение жизни уже будет не легким подвигом, но решительной борьбой. Вот этой-то борьбы и пытаются избежать отрицатели. Среди них будет большинство поклонников различных земных удовольствий и самых разнообразных пороков. Что пришлось бы сделать Скупому рыцарю, если бы Тонкий Мир стал для него существующим? Пришлось бы отказаться от трудов всей жизни, пришлось бы отказаться от накопленных сокровищ или признать себя рабом последнего раба. Это сознание рабства невыносимо для каждого человека. Это сознание рабства рано или поздно вызовет восстание против своего господина или безумие как результат одержания. Это сознательное рабство, как страшное удушье, против которого единственный путь, единственное решение — решительная борьба. Любовь к тому, что завтра сгинет, что завтра придется покинуть, притяжение к проходящему, а не к вечной сущности человека, перед которой открыто вечное восхождение к возрастающей красоте, — есть нарушение величайшего принципа мироздания, нарушение Иерархии. Тяжелыми страданиями человечество искупает это заблуждение, но страдания утончают нервную систему, страдания утончают наше физическое естество, грубость которого препятствует нам видеть потусторонний мир. Так можно предупредить невежд о страданиях, которые порождает грубое отрицание, о тех страданиях, которых можно избежать.

Можно ли, не теряя человеческого достоинства, подобно страусу спрятав голову в траве, считать себя в безопасности?

В этом отношении случай с барышней Г. очень характерен.

Страшная преграда — отрицание.

18 сентября 1938 г.

ЦЕНТР ЛЕГКИХ

В области лопаток находятся два центра, области которых окружают легкие. Эти центры контролируют прану.

Осознание красоты и силы Космоса во всем размере раскрывает центры легких, иначе говоря, дает возможность наблюдающему Иерарху послать лучи, пробуждающие эти центры.

Огонь легочных центров самый чувствительный. Он сочетается с самыми тонкими энергиями, обращая их на творчество новых явлений; он притягивает чистый Огонь из пространства. Огонь легочных центров может быть соединен с огнем пространства при помощи лучей "агни инвизибле", которые посылаются в нужных случаях Иерархией.

Контроль над центрами легких дает возможность не чувствовать физической боли. Все боли мучеников исчезали контролированием этого центра под Лучом Иерархии.

При возгорании центра легких возможны все так называемые "чудеса" — хождение по воде и полеты в воздухе, т. к. огонь этого центра, преодолевая стихии воды и воздуха, делает удельный вес относительным.

Можно пользоваться пранаямой для возгорания этого центра и, в случае благополучного избежания пожара, это может дать возможность летать и ходить по воде. Однако, как всякое искусственное возгорание, эта способность в лучшем случае может продлиться лишь в течение настоящей жизни. Миссия центра легких гораздо выше: "центр легких при своем психическом развитии становится радиатором психической энергии в окружающую среду. От потенциала этого центра зависит тот круг, который он охватывает своим влиянием".

Имеется звук, который может особенно влиять на легочный центр. Этому звуку может соответствовать нота или звучание определенной буквы.

Центр легких тесно связан с центром в затылке, что легко проверить, когда при отравлении легких, например, никотином в форме табачного дыма, начинается затылочная головная боль. Наркотики останавливают движение центров, поэтому табак и кокаин особенно убийственны для эволюции легочного центра. Центр легких можно назвать огнем трансмутирующим, ибо он все может трансмутировать по желанию.

27 июня 1938 г.

ЕСТЕСТВЕННЫЙ ПУТЬ

Мы любим поговорить о своих возможностях. Чтение и посылка мыслей, хождение по воде, левитация, прозрение будущего, смертоносный глаз — многие из этих понятий не только не отрицаются, но уже служат предметом живейшего обсуждения. А сколько поступает сведений, подтверждающих, что для кого-то незримый мир при каких-то условиях может быть и зримым и ощущаемым со всею реальностью. Конечно, согласно строению своего мышления люди начнут искать какие-то внешние формулы к раскрытию своих возможностей. Очень часто некоторые из этих формул и открываются пытливым искателям, но увы, несмотря на точное и упорное применение, не дают никаких результатов. Нужно ли говорить, что первоначальный интерес заменяется разочарованием, за которым следует отрицание (между прочим, решительно пресекающее всякие возможности). Но иногда особенно настойчивые искатели после громадных усилий и нечеловеческого упорства чего-то достигают, обычно настолько ничтожного и "мало практичного", что разочарование, неминуемое и здесь, сменяется равнодушием и прежним отупением.

Между тем, универсальная формула, открывающая все возможности, возможности гораздо большие, чем это можно даже предполагать, — существует. Об этом узнать будет радостью для всех искателей. Но многим придется разочароваться: эта формула стара и общеизвестна, эта формула проста и несложна, эта формула самая трудная и не всем доступная, но только ею можно достичь. Эта формула заключена в понятие самосовершенствования. Напрасно кто-то думает преуспеть, отсчитывая пранаяму, напрасно кто-то пытается действовать магическими взываниями, минуя это священное понятие. Напрасны усилия тех, кто, увешанный грузом звериных привычек, стучится в сокровенные области высоких сфер. На законе соответствия держится Вселенная, и только высшее сознание может обладать высшими возможностями, иначе чтение мыслей употребят для шпионажа, левитацию — для нападения с воздуха, а смертоносный глаз для своекорыстных убийств.

Но мы отнюдь не хотим нарушить устремление в Сферы Высшие, ибо стремление это драгоценно и загасить малейшую искру его — равносильно тягчайшему преступлению, потому и стремление к овладению тонкими энергиями как действие приближающее — драгоценно. Мы только хотим еще раз напомнить о пути кратчайшем, проверенном многими тысячелетиями, о пути единственном, чтобы спасти от тяжких последствий, разочарований и опасных ожогов, которые неминуемы при извращении пути, ибо сферы высших энергий есть сферы Огненные.

Конечно, немногие изберут трудности самосовершенствования, немногие захотят овладеть тонкими энергиями, чтобы помочь миростроению. Но тот, кто отойдет при упоминании о самосовершенствовании, наверное, мечтал в тайниках души применить смертный глаз или чтение мыслей для цирковых представлений или для умножения богатств через убийства и шпионаж. Не захочет своекорыстный умник отторгнуться от себя и взяв крест жизни — последовать за Христом. Именно — свобода выбора во всем. Ибо только добровольный подвиг отвечает основам эволюции.

Но если каждый волен выбирать, то это не значит, что он должен решить свою судьбу во мраке неведения: долг каждого знающего бережно осветить сознание брата и затем лишь предоставить своему решению. Учение Живой Этики говорит:

"Свобода выбора, просвещение, самоусовершенствование есть путь Огня. Только огненные существа могут самостоятельно почувствовать эти устои восхождения. Но всех нужно вести этими вратами, иначе откуда же разрушительные смятения, которые вместе с хаосом стихий заставляют трепетать планету?…" (Мир Огненный, ч. 1, 269).

И так после просвещения и выбора остается самосовершенствование. И когда в процессе долгого, упорного, ничем не ограниченного улучшения себя придут и раскроются высшие возможности — они останутся с нами навсегда. Это будет законное приобретение, которое может быть использовано практично и широко на всех путях Великого Служения.

28 мая 1939 г.

ОЩУЩЕНИЯ

Многие из нас уже научились разбираться в качестве своих ощущений, но не все еще пользуются этой способностью. Между тем, используя ее, можно облегчить битву и преуспеть на стезе восхождения.

Если бы мы понаблюдали за собой в моменты приступа подавленности и смятения, то могли бы заметить, что именно в эти моменты в нас вспыхивают отрицательные свойства с пропорциональной силой. И как часто, не отдавая себе ясного отчета в происходящем, мы легко поддаемся их воздействиям, оправдываясь… той же подавленностью. С другой стороны, испытывая приступы восторга, приподнятого настроения, когда особенно усиливаются наши светлые качества, опять-таки не отдавая себе отчета в происходящем, мы неумно растрачиваем этот прилив сил в козлиных прыжках и никому не нужных, необузданных действиях. Между тем Учение говорит: "Часто люди ощущают необъяснимое восторженное или подавленное состояние. Они скорее отнесут это к своему желудку, нежели сообразят, что это приближение добрых или темных сил". (М.О., ч. 1, 418).

Итак, вместо того, чтобы оказать надлежащее сопротивление, вместо того, чтобы всей силой сердца обратиться за помощью, мы или заливаемся слезами уныния, представляя собою незавидное зрелище обиженных овечек, или поддаемся воздействию наших отрицательных свойств, которые подобно зверям рвутся из клетей к взволновавшему их магниту. Но какой же воин уронит свое достоинство, если он будет иметь в сознании ясное представление о причинах своих ощущений? На то и дана настороженная чуткость сердца, чтобы вовремя распознать приближение врага и сверкнуть острием меча сознательной встречи.

Так же мы можем понять, что приближение светлых сил может стать и частым и углубленным, если мы отнесемся к радостным ощущениям сознательно.

Все сказанное в одинаковой мере может быть отнесено к явлениям невидимым и видимым. Так один из наших друзей, не зная, в обществе кого он находится, чувствовал особо возвышенное состояние, которое поразило его самого. А другой, очутившись в комнате, наполненной незнакомыми людьми, чувствовал сильное беспокойство и подавленность. Как оказалось впоследствии, среди присутствующих находились предатели. Если в последнем случае легко представить необходимый образ действий, то в отношении сил невидимых помогут многие указания Учения, среди которых не будут забыты и такие средства как мята, эвкалипт и чистый труд в тех случаях, когда высшие средства не достигают надлежащей сердечности.

Очень часто после нового знакомства, которому суждено продолжиться, и в мыслях, еще не распознав человека, мы испытываем различные ощущения, при которых мелькает это лицо. То же может быть, когда мы вспоминаем о нем. По качеству этих ощущений можно догадываться о намерениях и сущности приблизившегося.

У некоторых людей упоминаемые ощущения часто сопровождаются цветными звездами — черными или светлыми, дополняющими эти ощущения сердца, внимательное отношение к которым не только облегчит битву, но и послужит развитию могучего оружия Новой Эры — чувствознанию, перед которыми знания магии — ничто.

17 декабря 1939 г.

СУД СЕРДЦА

Иногда при разрешении жизненных проблем нам кажется, что мы поступаем правильно. Решение всесторонне обдумано, все взвешено, но увы, — нам не становится легче. И уже в начале проведения решения в жизнь возникают тягостные переживания, не приносящие поддерживающих сил. Известно, что тягость может быть и от бесполезной потери энергии и от благого напряжения, которое несет в себе умножение сил, ибо по закону каждая разумно потраченная энергия восполняется с избытком. Если припомним, что многие лучшие вещи создавались творцами в минуты глубочайших страданий, и если сравним напряжение отравленного организма, то можно ясно представить приведенный закон. Напряжение, вызванное бесполезной утечкой сил, будет прямым следствием проведения в жизнь неправильного решения.

С другой стороны, иногда нам кажется, что мы не должны так поступать: мы идем против своего достоинства, мы оставляем глупцов без наказания, мы позволяем глумиться и так далее, но следствие оказывается весьма хорошим.

Каждому из нас очень часто приходится принимать различные решения, и подчас с каким затруднением сопряжено решение даже пустякового вопроса. Колебания, неуверенность, смятение несказанно усложняют положение и особенно тогда, когда решение требуется в кратчайший срок, не говоря уже о немедленности. Конечно, все это есть результат невоспитанности сердца или преступного к нему пренебрежения.

Учение советует положить мысль на сердце. И сердце, как лучший судия, безошибочно определит качество решения: или оно содрогнется тоскливо от низких вибраций, или застучит тревожным набатом, или же, наоборот, наполнит решение исполнительной силой, перед которой расступятся препятствия. Ведь это не отвлеченность. Ведь сердце так часто подает сигналы, но пренебрежительное отношение к этим знакам не раз заставляло впоследствии восклицать: "Ведь не лежало у меня сердце к этому, зачем я это сделал!" Люди предпочитают доводы рассудка, к тому же часто весьма ограниченного. Мы готовы всячески заглушить в себе голос сердца, ибо он редко соглашается с рассудком, ибо в нем звучит живучая в сердце правда, а рассудок всегда готов угодливо польстить самости.

О совести говорят лицемерно и отвлеченно, забывая, что совесть есть реакция мощного, тончайшего химизма. О голосе сердца думают лишь в какие-то ответственные и чрезвычайные моменты, когда решаются вопросы жизни и смерти, забывая, что упражняться в положении решения на сердце можно среди повседневной жизни и тем избавиться от опасности отрицательного напряжения и сохранить немалое количество нужной энергии, которая неправильными решениями тратится в повседневной жизни гораздо больше, нежели при чрезвычайных обстоятельствах. Мы мечтаем о выгодах, полагаясь на рассудок, но куда практичнее положиться на сердце, которое утвердит самое тяжелое решение и даст энтузиазм — подобный мученикам, избравшим жребий костра, или наполнит сознание радостью, стойкостью и несломимой уверенностью в своей правоте.

2 мая 1939 г.

ЕЩЕ О МОЛИТВЕ

Обычно молитва рождает голубое или фиолетовое излучение, молитва может быть серебряной, но существует молитва — черная и алая.

О молитве составилось превратное понятие; мы можем наблюдать целую группу молящихся одинаково усердно, но открытый глаз может найти самые неожиданные противоречия, между тем будет очевидно, что молятся все. Кто-то считает, что молитва есть необходимое правило твердить непонятные слова, не вникая в их смысл, другой думает, что молитва заключается в обращении к неведомым силам с требованием "дай мне" и часто — "дай мне побольше заработать или обмануть". Третьи считают молитву крайним средством помощи, когда исчерпаны все остальные. Найдутся и такие ужасные воззрения на молитву — как на источник заработка. Одним словом, понятие молитвы настолько искажено, что часто под ней подразумевается и мерзкое кощунство и самое возвышенное звучание сердца.

Учение просто разрешает нагромождения. "Молитва есть провод к потоку Благодати" — говорится в книге "Аум".

Чтобы создать провод к потоку Психической Энергии, чтобы получить всеначальную силу, необходимо соблюсти не какие-то внешние правила, но какие-то условия психической энергии. Не потому ли так трудно большинству молиться, не потому ли от молитвы не получается никакого следствия, не потому ли следствия молитвы могут быть даже обратны ожиданиям, что молящиеся не знают свойств всеначальной энергии?

Например, будет ли целесообразно тушить огонь спиртом или смазывать колесо песком? И в книге "Аум" говорится:

"Как может о себе молиться человек? Точно Высшая Мудрость не знает, что человеку нужно". А между тем легко ли встретить молитву не о себе? Кто-то скажет — да разве существует иная молитва? Да разве можно тогда молиться? Но как же иначе найти созвучие с силой, направленной на общее благо? Чем же установить тогда провод магнитной связи? Можно ли полагать, что Великий Резервуар бесконечной силы существует лишь для одной личности? Конечно, он существует для каждого, но лишь в синтезе общего блага."

"Ни одно моление о прощении не имеет смысла, если не сопровождается исправлением жизни" — так читаем дальше.

Стройные и незаметные вехи ведут читателя к овладению Великой Силой. Они указывают кратчайший и безопаснейший путь. Огненная сила идет разрушить или возродить мир — все зависит от того, какой молитвой она будет встречена. Благо путникам, пришедшим на путь "Аума": они не обессилят в делании и Огненное Крещение примут как величайшую возможность совершить небывалый духовный взлет.

7 июня 1938 г.

ПЕВЕЦ ВЫСШЕЙ ЖИЗНИ

"Чистая мысль, напитанная Красотою, указывает путь к Истине".

Общ., 27

Художник показывал этюды, написанные им в горной стране. Этюды были прекрасны. Самая сущность — красота величественных видов — была тонко замечена художником и правильно изображена. И те, кому не чуждо было понятие красоты, смотря на эти рисунки, почувствовали сильное желание побывать там. У многих это желание, подкрепленное дальнейшим созерцанием, стало настолько сильным, что они стали делать необходимые приготовления к поездке, а имеющие свободное время и не знающие куда им отправиться на отдых, посмотрев картины художника, без колебаний решили посетить прекрасную страну. Другие, насмотревшись невиданных пейзажей, только теперь поняли, какая серость и убожество окружает их: грязные улицы, закопченные дома, серое от дыма небо. И как же у них не могло после этого родиться стремление бросить это прокопченное место и отправиться в прекрасную страну!

Каждый руководитель — это тот же художник. Он рисует мысленные картины тех сфер, где ему удалось побывать, и последователи, сердцу которых не чужда красота высшей жизни, в сознании которых запечатлевается красота мысленных картин руководителя, влекутся в эти сферы; и чем прекраснее будут картины, тем мощнее будет стремление. Но не только художником будет руководитель, он будет и поэтом и композитором. В мыслях его будет звучать и прекрасный ритм величественных слов, воспевающих неведомую страну, и тонкая музыка высших сфер, услышав которую раз, музыкальное сердце уже не захочет слушать другую и отдаст все, чтобы слушать ее вечно.

Так каждый руководитель творчеством прекрасного питает устремление последователей. Красота его мысли ведет, вдохновляя на подвиг.

Не пойдет за таким руководителем тот, кому чуждо понятие красоты Высшей жизни. Он любит дым своих очагов и, глядя на снега высочайших гор, лишь болезненно съежится и воскликнет — о, там, должно быть, очень холодно! — и еще ближе прижмется к дымному очагу. Откуда он возьмет теплоту красоты, которая согреет на самом трудном подвиге, без которой все герои заледенели бы среди неслыханных снежных бурь…

Никто не взойдет на Высшую сферу, не будучи готовым к ней. Чем же пойдет он, какой силой повлечет его эта сфера, если в нем не найдется соответствия, рождающего притяжение, — всепобеждающую любовь. Пламя очага останется для него единственной реальностью, а столбы Огня Высших Сфер, пламенные сияния в картинах руководителя не тронут его закопченного сердца.

У каждого человека своя мера Красоты притягивающей. Мы знаем насколько разно реагируют люди на различную земную музыку. В то время, когда у одного слезы восторга на глазах, у других — томящая скука непонимания. Но можно разбить сколько угодно горшков о голову непонимающего, от этого слух его не утончится. Так каждый руководитель прежде всего испытывает степень сознания красоты (что же иное может зажечь устремление?) и начинает терпеливо утончать это лучшее качество, зная, что все остальное приложится, и в то время, когда враг будет бросать в идущего ввысь образы безобразия, шевелящие хаос в сознании ученика, руководитель поставит перед ним самый прекрасный образ, и ученик сам решит свою судьбу.

Тяжко бывает художнику, когда плод его вдохновения бывает осмеян или терпит грубую и невежественную критику, но зато как умножается радость, когда найдется разделивший восторг. Насколько острее чувства зовущего мыслями красоты в Мир Высшей жизни.

1 октября 1939 г.

ПОЗНАЙ САМОГО СЕБЯ

1.

Мы уже знаем, что психическая энергия существует. Мы уже чувствует, что в овладении этой энергией все наше счастье и будущее. Мы часто говорим о психической энергии; она уже вошла в обиход нашей жизни. Мы уже знаем, когда ее много или мало в нас. Мы даже посылаем психическую энергию на близкие и далекие расстояния. Но кто может ответить на вопрос — что такое психическая энергия?

Однажды такой вопрос был задан, и каждый ответил, но именно по ответам, несмотря на то, что все ответы были правильны, было видно, что Всеначальная энергия еще далеко не осознана. Ибо нельзя осмыслить психическую энергию оторванной от жизни. В жизни каждого дня она наполняет наше существование, она в каждой мысли, каждом желании и действии. Проявления ее окружают и сопутствуют нам постоянно. Истинно, осознание психической энергии должно изгнать каждый намек на отвлеченность.

Учение говорит:

"Не опоздайте с изучением психической энергии. Не опоздайте с применением ее". (Общ., 249).

Конечно, каждый идет своим путем, но принципы пути остаются общими для всех. Эти принципы, как вехи, могут привести к осознанию всепокряющей мощи, которую каждый носит в себе, не подозревая о ее близком существовании. Здесь мы хотим намекнуть на эти вехи, общие для многих путей.

Наблюдая окружающие нас явления, вещи, существа и самих себя, мы заметим, что все и все имеет в себе светлые и темные стороны. Поскольку мы не касаемся абсолютного, мы можем сказать, что нет "худа без добра", но даже явление очень доброе все же имеет в себе какой-то минус. Возьмем любую вещь и так же без труда отыщем ее хорошие и плохие качества, пусть это будет полено или телескоп, или картина. То же мы можем заметить в животных и окружающих нас людях, то же будет замечено, если мы заглянем в самих себя.

Чтобы получить о чем бы или о ком бы то ни было наиболее верное представление, мы должны узнать все или наибольшее количество светлых и темных качеств этой вещи, явления или лица. Так, например, желая узнать, что представляет собой г-н Б., мы возьмем сложенный пополам листок бумаги и, базируясь на своих наблюдениях, свидетельствах других или произведенных испытаниях, начнем разносить направо его светлые качества или свойства, налево — темные. Но тут мы столкнемся с огромным препятствием — кто может гарантировать, что наши представления о светлом и темном, о добре и зле, будут безошибочны? Кто может поручиться, что налево не попадет то, что на самом деле должно было угодить направо? За примером не надо идти далеко: часто мы слышим фразу:

— Какой он хороший.

— Почему?

— Он такой добрый.

Между тем, Учение говорит: "Нужно забыть о доброте, ибо доброта не есть благо. Доброта есть суррогат справедливости". (Община, 67).

С другой стороны, у г-на Б. могут оказаться те чудесные качества или свойства, о существовании которых мы вообще не имеем никакого представления. Но если даже кто-то откроет их нам, то как же мы будем знать, куда их отнести, если сами не испытывали следствия их проявления. Кто-то может сказать, что они хороши; но кто же может быть уверен, насколько далеко простираются его исследования, если, например, этот человек ничего не знает о мире Тонком, где многие вещи, привлекательные на Земле, выглядят отвратительно.

Очевидно, нужен какой-то Высочайший Авторитет, который бы видел все следствия проявляемого качества или свойства от начала до конца. Таким авторитетом может быть лишь Высший на Земле, принявший представление об истине от еще более Высоких, Идущих в Бесконечную Высь по Иерархической Лестнице. Закон чистого сердца может открывать, откуда веет дыхание Истины. Чистое сердце по закону магнита минует лже-учения. Одно условие неотъемлемо — чистота сердца.

Откровение Новой Эры дает идеал Агни Йога — духа шестой расы. По всей мозаике Книг Учения Владыка говорит о целом ряде положительных качеств, которые необходимо в себе утвердить, развить и закрепить, и о целом ряде свойств, которые необходимо изжить, привести к окончательному уничтожению — к окончательной трансмутации, — о свойствах отрицательных.

Каждый, кто, перегнувши пополам листок бумаги, из всего Учения выберет светлые и темные качества, указанные Учителем к утверждению и изживанию, может получить представление о сущности идеального духа Шестой — предпоследней — ступени человеческого совершенствования в этом круге на Земле.

Если мы сделаем подробную шкалу настоящего состояния нашей сущности, то желающему войти в Новый Мир станет ясно, чего в нем нет, что он должен развить в себе и что предать сожжению.

Составить шкалу своей сущности гораздо труднее, чем это кажется на первый взгляд. Конечно, мы можем немедленно, разделив пополам листок, написать направо и налево немало наших свойств, но картина будет далеко не полной. Только если в жизни каждого дня, обострив наблюдательность до крайнего предела, мы начнем следить за собой, то в течение известного и немалого промежутка времени мы сможем, подвергнув испытанию каждое открытое качество сказать с большей или меньшей уверенностью, что мы знаем свои светлые и темные свойства. Кроме того, едва ли кто избавлен от неосторожности видеть в глазу брата сучок, не замечая в своем бревна. В этом смысле может пригодиться и шепот осуждения за спиной и чистосердечное указание друга, ибо все-таки "со стороны виднее". Кроме того, обычно то, что мы замечаем в других, содержится и в нас самих. Таким образом, при искреннем старании можно составить шкалу своей сущности — это будет первая ступень познания самого себя.

Если мы каждый день будем бороться с тем или иным нашим отрицательным свойством или утверждать то или иное положительно качество, то мы начнем тем самым изучать в лаборатории жизни свойства нашей сущности. Только таким образом можно получить правильное представление о том, что представляют собой наши светлые и темные свойства — их размеры, их силу и особенности. Только в жизни каждого дня мы научимся побеждать наши несовершенства и взращивать цветы блага.

Приступив к исследованию наших светлых свойств или качеств, мы неизбежно придем к заключению, что каждое положительное свойство представляет собой мощную силу. Возьмем для примера мужество. Мужество одного человека спасло страну от гибели, мужество полководца бросает десятки тысяч к победе, мужество матери спасает детей от самых страшных опасностей. Мужество покоряет стихии, мужество созидает. Мужество преодолевает самые невероятные сопротивления. Мужество — это огромная сила: обладающий им, от грубого солдата до уточненного подвижника, завоевывает возможности. Кто же будет отрицать мужество как силу? Но оно невидимо — скажете вы. Да, но если невидимое электричество мгновенно убивает прикоснувшегося к проводам, то энергия мужества несравненно мощнее, хотя и родственна электричеству.

Когда же проявляется мужество? Обычно тогда, когда внешние силы воздействуют на носителя этой тонкой энергии. Например, когда на вас направлен ток любви, мужество молчит, но когда кто-то нападает на вас, мужество тотчас поднимается и действует до победы или истощения. Что же будет, если внешние силы, вызывающие мужество, направлены на человека, у которого нет мужества? Что тогда они вызовут в человеке? Ответ ясен — человек проявит нечто противоположное мужеству — страх. Таким образом, страх будет отсутствием мужества, трусость будет нехваткой тонкой энергии мужества. Так мы можем понять, что темные свойства наши есть ни что иное, как отсутствие светлых, им противоположных качеств и что "зло есть отсутствие добра".

Таким образом, можно придти к выводу, что мы являемся носителями тончайших энергий, мощь которых огромна, что мощь эта может покорять все грубые физические и стихийные силы, коль скоро будет осознано соотношение, и что наличие в нас светлой силы означает отсутствие противной — темной и наоборот. Это также может помочь при составлении шкалы.

Вырабатывание иммунитета против всякой инфекции является свойством человеческого организма. Болезнь может вторгаться однажды; это означает, что перенесший ее человек уже выработал защитный иммунитет. Болезнь может вторгаться несколько, много раз. Но переносящий ее организм будет непрестанно работать над выработкой сил сопротивления, и даже если тело сгорит в процессе борьбы, то с новым телом процесс будет продолжаться. Аналогия во всем. Внешние силы постоянно будут вторгаться в нас, пока не будет выработана защитная энергия, и когда-то страх будет заменен мужеством. То же можно сказать про все остальные отрицательные свойства. Болезни обычно сопровождаются жаром и воспалением, т. е. действием огня, так же и все прочие процессы души и духа будут сопровождаться действием огня. Болящий испытывает страдания тела, но страдания духа куда сильнее. Так мы можем подойти к образованию в нас тонких энергий и к процессу их трансмутации.

Теперь, если мы обратимся к понятию синтеза, если все свои тонкие энергии мы сложим в их сокровенной сущности, мы подойдем вплотную к раскрытию в себе своей психической энергии.

Зная, что каждое действие есть воплощение мысли, мы можем утверждать, что наши качества и свойства есть ни что иное, как качества и свойства нашего мышления. Например, мужество: есть мысли мужества, и трус, например, не может мужественно мыслить. Значит, если мы мыслим каждое мгновение, то каждое мгновение мы проявляем те или иные качества и свойства. И если к указанному еще прибавить, что каждая мысль отлагает в нас соответствующую энергию, которая согласно магнитному притяжению поступает в хранилища этой энергии — различные центры, — что каждая мысль усиляет в нас то или иное качество-свойство, мы можем наметить конкретные пути овладения всеначальной энергией: шкала качества, дисциплина мышления, каждодневная наблюдательность — эти вехи общие для всех, но дальше пути расходятся, и каждый движется сам. В заключение можно сказать:

Вы хотите обладать яснослышанием или ясновидением, посмотрите в шкалу вашей сущности. Учение говорит: "Ясновидение и яснослышание развивается без трех врагов: страха, предрассудков, лицемерия." (А.И., 354).

Вы хотите приобрести озарение Архата и сделаться владыкой своей кармы? Послушайте, что говорит Учение:

"Отрешившийся от себя, устремленный к Общему Благу, преданный в битве, радостный в труде — приобретает на мгновение озарение Архата, делающее его владыкой своей кармы". (А.Й., 127).

Вы хотите приблизиться к Учителю, вы хотите скорее услышать Его Голос и получить поручение? Прочтите, что говорит Учение: "Открытый, готовый отряхнуть лохмотья ветхого мира, устремленный к новому сознанию, желающий познания, неустрашимый, правдивый, преданный, зоркий на дозоре, трудящихся, целесообразный, чуткий приближается ученик к Учителю". (А.Й.,125).

Итак, видим, что нет других путей в Мир Огненный, требующий соответствия качеств сознания; потому не забудем, что год — это 365 ступеней по лестнице, уводящей в Мир Огня, где царствует то, что временно названо Психической Энергией.

2.

Паспорт нашей сущности, или "шкала качеств", не может быть постоянной величиной там, где существует устремление к совершенствованию. Во-первых, устремление знаменует рост не только светлых сил, но также и темных. Мы знаем, что не только уже известные нам враги преградят стремление к Свету, но из неведомых глубин нашей сущности начнут подниматься, быть может, веками спавшие накопления, начнут пробуждаться и развертываться целые армии как противных, так и дружественных сил. "Шкала" будет меняться в зависимости от различных этапов и моментов все возрастающей духовной битвы. Можно с уверенностью сказать, что движение различных энергий и битва, явленная их взаимодействием, не будет носить хаотический характер, но будет обладать известной закономерностью. Если бы мы не успокоились на составлении лишь одной "шкалы", но приступили бы к исследованию и наблюдению открытых уже в нас сил, то можно было бы найти интересное обстоятельство: оказывается, все наши положительные и отрицательные энергии в различных точках годового круга имеют свои высшие и низшие точки напряжений. Конечно, только ежедневными и соответственными записями можно было бы найти эти точки. Но зато, если бы они были найдены, то обнаруженная закономерность принесла бы чрезвычайное облегчение в духовной битве, потребовалось бы только ежедневное фиксирование наплыва различного свойства энергий и интенсивность их. Нужно ли говорить, что зная о том, в чем мы сильны или слабы в данный момент, мы были бы подобны лучшему кормчему, максимально облегчая движение своей ладьи. Конечно, годовым циклом закономерность отнюдь не исчерпывается, и если бы, например, взять за основной цикл земную жизнь, то можно также утверждать, что в различных точках и этого круга нас ждут и друзья и враги. Можно заметить, что как физическое тело, так и тонкое и огненное имеют свои круги развития. Если круг физического тела завершается в точке, называемой "смертью", то круг тонкого тела простирается дальше, что же касается огненного тела, то о нем говорить пока преждевременно.

"Шкала" качеств, взятая из Книг Учения, поможет установить еще одну закономерность: энергии как цвета спектра — строго чередуются в своих проявлениях. Зная, что после зеленого цвета не может быть сразу фиолетовый, мы можем заключить, что после проявления какого-нибудь одного качества следует ожидать проявления другого — следующего за ним. Так, например, Учение говорит: "После каменной тягости тупоумия они еще переживут ядовитую слизь сомнения и ужас самомнения". (А.Й., 26).

Итак, наблюдая движение "шкалы" и ее различных частей, можно не только преуспеть в движении, но и обогатиться знаниями, ни одна частица которых не будет оторванной от жизни. Так можно утвердиться на мысли, что наша жизнь неотъемлема от общего развития, так можно войти в ритм эволюции. Учение говорит: "Осознать психическую энергию, иначе говоря войти в ритм эволюции" (Община,253).

Если Учение поможет определить какое свойство — благо и какое — вред, то еще может быть не учтенным одно обстоятельство: многие качества будут приняты вовсе не за то, что они есть на самом деле. Так читаем в "Общине":

"Сентиментальность часто принимается за сострадание, гнев — за возмущение и самосохранение — за мужество". (Общ.,229). Можно себе представить, что получится, если кто-то, приняв сентиментальность за сострадание, начнет развивать в себе это качество. Вот почему было бы недальновидно ограничиться лишь записыванием своих свойств, вот почему было бы ценно всесторонне исследовать и проверить свою "шкалу", проверить неоднократно на самых различных примерах жизни. Для этого понадобилось бы немного подумать над причиной возникающих чувств, подумать над их следствием и разобраться в своих побуждениях: не утаился ли где червячок самости — первопричина наших темных свойств. Умение обнаружить этого червячка будет залогом того, что указанная опасность при составлении "шкалы" может быть избегнута. Вл. говорит: "Честность признания есть явление, которое каждый дух должен в себе развить". (А.Й. 661).

Все трудное — трудно лишь в начале. Поэтому самое трудное — начать. На первых шагах убийственно действует ничтожность достигнутого и подавляюще — перспективы трудностей впереди.

Поэтому как зовущую формулу устремления хорошо постоянно иметь перед своим сознанием следующую мысль Учения:

"Начиная дела, умейте радоваться началу. Обычно люди хотят видеть цветы и плоды, но испытатели радуются первому ростку, ибо это есть пробуждение жизни". Трудно идти без этой формулы. Но зато как радостно сознавать, что каждый день может положить начало чему-то прекрасному. Как часто приходит желание начать, но и зато как часто мы скорбно вздыхаем — что было бы теперь, если бы пришедший тогда импульс был утвержден.

3.

"Как начать Агни Йогу? Прежде всего, следует осознать присутствие психической энергии, затем нужно осознать, что огонь составляет сущность духа…"

(А.Й., 323).

Когда "шкала" качеств будет составлена и продумана, когда энергии качеств начнут познаваться в процессе жизни, — тогда можно утвердить приближение к осознанию психической энергии.

Учение говорит, что психическая энергия есть основная энергия сознания. Но что же такое сознание? Если трудно было понять всеначальную мощь, то последний вопрос так же застанет многих врасплох. В самом деле — без сознания мы не сделаем и шага, а тем не менее не составили о нем еще никакого представления. Обратимся к нашей "шкале". Налево мы видим отрицательные качества направо — положительные. Совокупность этих качеств и свойств и будет нашим сознанием. Конечно, не следует считать приведенное определение исчерпывающим, но зато оно будет наиболее легко ощутимо и близко к жизни.

Конечно, перед нами сразу же встанет вопрос, что же будет тем центром, вокруг которого эти энергии собираются, накапливаются, утончаются и т. д. Учение говорит: "… зерно духа есть частица стихийного огня, а накопленная вокруг него энергия есть сознание". (А.Й., 275).

"Огненное зерно духа остается в стихийной цельности, ибо значение стихий неизменяемо, но эманация зерна изменяется в зависимости от роста сознания". (А. Й., 275).

Итак, вернемся к упомянутому положению: мы непрерывно мыслим и днем и ночью. Мы непрерывно излучаем мысль. Причем наше мышление может проявиться лишь в пределах нашей "шкалы качеств". Ибо, например, человек, не обладающий мужеством, не сможет мужественно мыслить и т. д. Так видим, что огненное зерно духа непрестанно излучает свет. Этот свет ни плох, ни хорош. Для ясности представим себе его как луч. Если этот луч направлен через положительное качество — он рождает положительное мышление, если он направлен через отрицательное свойство, то рождается отрицательное мышление. Так можем себе представить грубую схему луча, эманирующегося огненным зерном духа.

                         

3 — зерно духа, ЗК — ни хорошая, ни плохая линия луча, К — точка прохождения через призму качества, КМ — мысль.

Эта эманация до встречи ее с качеством, если можно так выразиться, и может представлять собою то, что называется психической энергией. Она лежит в основе каждой энергии качества, она, проходя через качество, облекается в его одежды и называется мыслью.

Как великий артист, она надевает разные одежды и грим и играет разных людей, но творчество остается ее постоянной сущностью. Как Великий Дух, она воплощается то в правителя, покрытого золотом, то в мудрого царя, то в подвижника, то в полководца, — оставаясь неизменной в своей сущности.

Еще раз повторим, что в наши планы не входит исчерпывающее объяснение, но только расстановка вех. Перечислим их:

1. Все несовершенное имеет светлую и темную сторону.

2. Светлая половина состоит из светлых качеств.

3. Каждое качество есть энергия.

4. Энергии качеств составляют сознание.

5. Мы мыслим непрерывно в пределах наших качеств.

6. В нашей сущности заложено зерно огня со всеми его возможностями.

7. Выясняя взаимодействие качеств, мышления и зерна духа, мы приблизимся вплотную к психической энергии.

На первый взгляд может показаться непонятным, — каким образом происходит процесс совершенствования, каким образом мы должны действовать, чтобы расширить и утончить наше сознание. Ведь каждый трус мечтает о мужестве и из этой мечты рождается частица мужества, но как нарастить эту частицу, как расширить ее до такого предела, когда она заполнит все обиталище страха. Наконец, как утончить мужество грубого воина и довести качество его до мужества подвижника. Как продвинуть мышление вперед. "Беспредельность" отвечает просто: Сознание расширяется познаванием причин и утончается познанием качества. (§ 918)

Это и будет формулой сознательного совершенствования, которая поможет подойти к утверждению и изживанию качеств — сознательно.

Закончим советом Вл.: "Проще думайте о психической энергии".

4.

 "Сознание творится притяжением к огненному источнику".

(Беспред., § 635).

До сих пор мы говорили об энергиях человеческой сущности, не затрагивая понятия Учителя. Теперь остановимся на этом основном стимуле совершенствования духа.

"Учитель является с момента зажжения духа. С тех пор Учитель неразрывен с учеником" — так утверждает Учение (Общ., 60). Значит в тот момент, когда человек сознательно двинулся по пути совершенствования, появляется и невидимый Руководитель. Каждое, даже самое малейшее устремление, будет замечено и поддержано — утверждает Давший Учение. Очень часто устремившийся и не подозревает, что Кто-то охраняет и поддерживает каждый его шаг, но по мере движения вперед он начинает замечать целый ряд обстоятельств, возникающих, по-нашему, как счастливые случайности. Неисповедимыми путями приходят книги, происходят нужные знакомства, в тяжелые минуты нисходит чудесная помощь, и устремившийся начинает понимать, что Кто-то Неведомый заботится о нем; тогда ощущение руководства начинает возрастать все больше и больше, таинственные импульсы, зарождающиеся внутри, приобретают значение указаний Свыше, и, когда наконец степень совершенствования допускает, происходит знаменательная встреча ученика со своим Учителем.

Учитель есть Магнит, таящий в себе те энергии, которые находятся в нашей гамме достоинств. На основании этого родства происходит притяжение, устремление к слиянию с энергиями Учителя. Чем лучше становимся мы, чем более совершенствуется качество наших положительных энергий, чем быстрее и успешнее завершается трансмутация наших темных свойств, чем больше наше мышление отвечает качеству мышления Учителя, тем ближе приближаемся мы к Источнику наших светлых сил. Так в основе совершенствования лежит приближение к Учителю. Если мы говорили прежде, что совершенствование есть цель и смысл жизни, то теперь мы может уточнить это представление понятием Учителя.

Мы знаем, что магнитное притяжение создает канал, по которому силы Ведущего Магнита передаются сущности ученика, питая устремление и трансмутируя отрицательные свойства. Напрячь это устремление сознательно — это значит сотрудничать с Магнитом, это значит облегчить ток, это значит развернуть возможности своих светлых энергий — предельно.

Мы знаем, что в основании тонких энергий лежит самоотверженность и созидательное творчество. Направляя самоотверженно гамму достоинств на созидание, мы утверждаем тождественность с действиями Учителя, которая вызывает усиленный приток сил и с ним усиленное притяжение. Взаимоотношение ученика и Учителя напоминает паровую машину — получение и отдача. Там, где нет отдачи, там не может быть получения; там, где нет отдачи, там нет продвижения вперед, там нет продвижения к Учителю. Представим энергию мужества: насколько оно будет возрастать отдачей; но вот по самости мужество направлено на помощь "оскорбленному самолюбию" — можно ли ожидать дальнейший приток?

Вместившие понятие Учителя горят желанием скорейшей встречи, но эта встреча зависит от возрастания наших светлых сил, а возрастание светлых сил зависит от правильной отдачи. Если этот принцип соблюден, то движение к Учителю скорейшее.

Мы уже убедились, как возрастание наших светлых свойств вызывает одновременное напряжение темных, когда темные свойства, движимые вперед, выявляются для трансмутации. Естественно, что усиление отрицательных магнитов, вызывая усиленный магнетизм, привлекает и токи отрицательных энергий. Так не только Учитель является устремившемуся, но и враг. Об этом исчерпывающе говорится в книге "Иерархия" (§ 47):

"Помните закон тяготения и противодействия. Стойкость проистекает из тяготения и напряженность — из противодействия. Тяготение по линии Иерархии ко Мне и противодействие от врага к прославлению. Так Учитель и враг суть камни краеугольные.

Укротитель зверей сперва являет ярость их, чтобы знаменовать укрощение. Не может произойти движения без напряжения, и потому каждое поступательное Учение нуждается во врагах и в Учителе, Нужно помнить о законе физическом, чтобы понять непреложность закона духа. Указую, чтобы понять значение Учителя и нужность врагов. Конечно, только Учитель доведет врага до безумия. Нужно явить меру зла, чтобы выйти обновленным из пламени злобы. Нельзя миновать узлы пути, но знайте, что никакое нагнетение не пройдет без пользы. Может быть, оно служит целым народам!

Если пустынник может мыслью сокрушать твердыню зла, то нагнетение, допущенное Высшими Силами, будет тараном против сил неприятельских".

26 марта 1939 г.

НАБЛЮДЕНИЯ ЖИЗНИ

Жизнь окружающих нас людей дает возможность произвести многие полезные наблюдения. Рассматривая явления через призму Учения, можно несказанно обогащать сознание и черпать силы для духовного совершенствования. Иногда чрезмерное углубление в личные переживания мешает усмотреть поучительные примеры и наглядные иллюстрации непреложного действия космических законов. Иногда требуется свершение чего-то из ряда вон выходящего, чтобы отвлечь внимание, прикованное к личным радостям и горестям, но нельзя отрицать того, что вокруг нас множество явлений может послужить объектом для нужных, полезных размышлений.

Однажды в морозный вечер наше внимание привлекла жалкая скрюченная фигура старика у входа в большой магазин. Видно было, как недостаточная одежда плохо спасала старое тело от декабрьского мороза. Голосом, ослабевшим от голода и усталости, он тщетно предлагал купить какие-то билетики. Точно пугаясь вида этой потрясающей нужды, публика спешила проскочить поскорее мимо. Но наше внимание привлекла не только вопиющая картина последней попытки "честно" бороться за существование, но и интеллигентный облик старика. Мы не ошиблись в заключении, что он знавал когда-то и лучшие времена. История этого человека в последние годы была полна нужды и неудач. Вопреки многим людям, впавшим в нужду, он честно боролся за кусок хлеба, но какие-то фатальные неудачи преследовали каждую попытку вырваться из тисков нужды. Какой-то непреложный рок тяготел над ним. И сейчас было видно, как эта безнадежная торговля билетиками обречена на провал. Так и случилось. Около месяца спустя, на одной из темных улиц города, мы встретили его с нерешительно протянутой рукой.

Мы спешили в театр, одетые тепло и с роскошью, дожевывая шоколад, оставшийся от вкусного чая, и эта встреча с голодным, продрогшим человеком, скрывавшим в темноте улицы едкое чувство позора, точно холодный душ отрезвления, тяжко подействовала на нас. Стало стыдно за свое сытое довольство, за роскошь наряда, за позорное самоуслаждение в театре, за стенами которого будут стоять еще такие же голодные и холодные, и немногие уделят им даже сотую долю потраченного на удовольствия. Да, сегодня во всех странах мира тысячи, миллионы сделают то же самое. Среди нас будут мудрые государственные мужи, и социалисты, и рабочие. Сегодня сотни тысяч сделают еще худшее.

Один из нас сказал:

— Я буду стремиться пробиться в правительство, чтобы положить конец этому вопиющему эгоизму. Вся эта частная благотворительность не принесет следствий; ведь если бы правительство хотя бы часть средств и времени уделило из крикливой пропаганды для того, чтобы использовать и оплатить труд нуждающихся, то многие страны избежали бы позорнейшего явления. Другой сказал содрогнувшись:

— Мне стала ненавистна кощунственная роскошь и пресыщенное довольство, окружающее меня. Как близко моему сердцу простое рубище Христа.

Третий ответил:

— Я напрягу все свои силы в труде, только тогда я смогу пройти мимо ужасов мира, чувствуя, что я что-то сделал для того, чтобы их не было. Довольно всяких самоуслаждений…

Четвертый сказал:

— Каждый из вас прав, и намерения каждого хороши, но явление, потрясшее вас, не может быть изжито в корне, если причина, породившая его, не будет выявлена. А причиной его является глубокое заблуждение человеческого сознания. Вы знаете, что каждое явление имеет причину и следствие. Причем следствие соответствует причине, его породившей. Вас поразила тяжелая картина безнадежной нужды, — причиной ее является чувство собственности. Когда-то, не зная, что он себе готовит, этот человек посеял дела или мысли, содержащие в себе энергию собственности. Может быть, он кого-то ограбил, может быть, как скупой рыцарь, сидел у сундука с бессмысленно накопленным золотом, может быть, из жадности он не помог умирающим от голода, может быть, личные вещи преградили ему путь к высшему миру, может быть, жалкие серебреники, которые не сберечь дальше могилы, заставили его совершить предательство; одним словом, корысть, проявленная когда-то им, дала теперь свои следствия, дала всходы посева. Не допуская в сознании высших миров, этот человек, проявляя чувство собственности, не знал, не чувствовал, что оно представляет. Но теперь, пожиная следствие, он поймет и познает безобразие причины. Не беда, если в своем земном сознании он еще не понял происходящего, — дух его видит и страдает за неправильные действия. Но теперь он уже будет мудрым и не допустит зарождения новых бедствий. Мне было тяжко от вида человеческих страданий, но в глубине души я порадовался об этом человеке — ведь освобождение его близко, ведь он выучил трудный и тяжкий урок, и мне хотелось сказать ему: "Мужайся, друг последняя степень нужды показывает, что ты уже близок к освобождению. Скоро уйдешь ты, сбросив тяжелую ношу, и когда снова придешь сюда, то будешь трудиться уже в иных условиях".

Скажите, друзьям, где можно, — берегитесь дракона собственности; сколько возможностей отнимает он, сколько ненужных тяжестей создает на пути, как ограничивает он носителя духа. Сколько страданий исчезнет с лица Земли, когда исчезнет этот призрак из человеческого сознания. Когда не во внешних делах, но в мыслях люди перестанут быть собственниками, когда владеть будут те, кто может лучше распорядиться.

Мы привели один, случайный пример, но сколько примеров, еще более значительных вокруг. Поистине, много элементов жизни в сочетании с Учением готовы расширить сознание и привести к мудрой радости о том, что все совершается законно.

НАБЛЮДЕНИЕ ЗА СОБОЙ

"Советую наблюдать за собой и помнить, что никто, кроме Учителя, не поможет".

(А.Й.).

Зоркое и глубокое наблюдение за собой неотъемлемо от самосовершенствования. Без самомнения и самоуничижения, без самооправдания и самоутешения, одним словом, честное наблюдение за собой будет мощным стимулом преуспеяния.

Каждый, отходя ко сну, за книгой ли записей или без таковой, может подумать о том — как был проведен день? Как беспристрастный судья, каждый может положить на одну чашу все достойное, на другую — все недостойное, что было совершено за день, и взвесить. Колебание чаш укажет, был ли день потерян напрасно и укажет необходимое решение. При этом придется задуматься над каждым действием, чтобы не положить на чашу добра внешне безупречный поступок, содеянный под недобрым побуждением. Добиться такого каждодневного наблюдения было бы большим достижением. Но еще лучше было бы установить наблюдение над потоком своей мысли, бьющей из нас непрестанно, в течение всего дня. Если контролирование его не легко, то наблюдение за ним не так уж трудно. Так можно замечать, что этот луч притягивается в различные сферы жизни. Иногда это лишь легкое скольжение, быстро перескакивающее с одного предмета на другой, но иногда можно заметить, как луч настойчиво возвращается к одному и тому же объекту, как возрастает интенсивность его струй, настолько завладевая сознанием, что теряются даже ощущения внешнего мира, и задумавшийся не замечает как летит время, не слышит окликающих его голосов, не видит угрожающих ему явлений. Можно так же без особого труда замечать в своем луче различные энергии: вот он насыщен любовью и готов обласкать каждого, попадающего в его поле, вот он насыщен раздражением и готов нести вражду каждому, пересекшему его. Вот он бродит в далеких странах, вот он поднимается в надземные области, вот обращен на себя, вот он скачет, как сорвавшаяся с привязи лошадь, и тащит нас за собой в своих хаотических прыжках; но вот мы сознательно берем его в руки и направляем в нужную нам сторону. Много можно производить наблюдений над своим лучом, не отрываясь от совершаемых занятий. Но польза от такого наблюдения скажется незамедлительно. Появится желание, а за ним и его осуществление — овладеть лучом, направлять его лишь на достойные объекты, сосредоточивать его, не допуская хаотических прыжков, очищать от вредных энергий. Ведь этот луч и есть тот меч светлого воина, о котором сказано так много.

Это наблюдение за собой приведет к тому, что мы сможем ощущать и луч другого человека. По самым незначительным внешним признакам мы сможем судить широко о состоянии наблюдаемого.

Мы наблюдали, как мышление некоторых людей, зарывшись в низкие слои жизни, было поднимаемо оттуда внешними потрясениями; также было замечено, что внешние потрясения могут внезапно менять направление и интенсивность луча, но в те минуты, когда мы ловим себя на том, что наш луч направлен с быстротой, которую почти невозможно уловить, мы опять обнаруживаем себя углубленными в то, откуда только что сделали попытку выбраться. В этих случаях было замечено, что луч теряет притяжение тогда, когда мы начинаем мыслить о предмете, привлекшем нас с точки зрения Учения. И поворот луча совершается медленно, но уже более прочно. Направление же луча в сторону Учителя открывает тайну наиболее успешного овладения мыслью.

Так можно понять, что наблюдение за собой есть, в сущности, наблюдение за своим мышлением.

4 февраля 1940 г.

ИСКУШЕНИЯ

Многие удивляются — почему перед эпохой такого небывалого расцвета культуры в мире так много зла. Как будто бы именно сейчас все темное особенно неистовствует. Так оно и есть, — темные силы земли выявлены наружу для уничтожения, для окончательного изгнания с планеты. Как зверь, вызванный из убежища, неистовствует злоба.

Не только планета, страны, но и каждый отдельный человек переживает то же явление. Сейчас все скрытые и дремлющие силы вызваны в нем к проявлению, и каждый должен или победить зверя, или погибнуть в его когтях.

Для людей, стремительно восходящих, мучительные и особенно яростные атаки отрицательных свойств — явление неизбежное. Однако, не знающие этого закона с трепетом замечают, что не успели они еще сделать и первого шага, как в них начали просыпаться и бурлить многие отрицательные свойства. Для слабых это пробуждение темных влечений являет страх перед стремлением улучшиться, и находятся даже такие безумцы, которые начинают оглядываться назад, забыв о том, что приведенные в движение отрицательные свойства уже не остановятся. Устремившимся серьезно уже не вернуться к утраченному покою, и остается только два выхода: победить или принять рабство побежденного.

Перед решительным боем вокруг Светлых Сил объединяются сотрудники, и вокруг темного фокуса группируются темные. И если светлые напрягают светлые силы, то и темные до возможного предела напрягают свои отрицательные свойства и стремятся заразить и наполнить этими свойствами и других людей. Таких добровольных искусителей сейчас чрезвычайно много. Они могут быть не только сознательными, но и бессознательными, не только плотными, но и тонкими, но цель у них будет одна — распространение зла.

Давно уже были известны случаи, когда больные скверными болезнями, поняв, что возврата к нормальной жизни нет, пытались всеми мерами распространить заразу. Что же, кроме злобы, кроме ненависти, могло заставить этих людей ухищряться в распространении заразы, плевать на ручки дверей общественных учреждений? На наших глазах, чуть ли не в пределах ежедневного наблюдения, проскальзывают многочисленные примеры, когда люди, предавшиеся пусть даже незначительным порокам, стремятся наделить этими склонностями и других. Кто-то будет издеваться над робкой попыткой сердца отказаться от кровавой пищи, будучи сам не в силах отказаться от наркотика крови. Кто-то будет уговаривать закурить или пригубить вино, кто-то "увлекательно" будет поучать разврату, кто-то постарается затащить в темную компанию или навязать свою ненависть к какому-нибудь лицу или народу. Много таких примеров сознательной и бессознательной работы темных приходится наблюдать сейчас — когда бушует Армагеддон. Но если это так мелко и маловажно, то сколь же страшнее зараза психическая, зараза мысленная. Страсть и золото — болезнь мира, говорил еще Рамакришна, но сколько у этих идолов ревнивых служителей, готовых из всех сил работать для своих повелителей. Можно наблюдать, как одержимые Какой-нибудь бредовой идеей анархизма или какой-нибудь иной политической мыслью готовы пожертвовать даже своей жизнью ради распространения этой заразы.

В книге "Мир Огненный" говорится:

"Некоторые насекомые и пресмыкающиеся предпочитают погибнуть, лишь бы укусить и выпустить яд. Так же точно служители тьмы готовы на самые неприятные последствия, только бы сотворить ядовитое зло. Нужно твердо запомнить этих творителей зла, которые иногда не щадят сами себя для злодейства. Можно уявить много примеров, когда задуманное зло не могло быть полезно самому злодею, но тем не менее он под внушением темных то являл." (М.О., ч. 2, 69).

Можно наблюдать, как целые объединения, начиная с семей и кончая политическими партиями, выпускают в мир страшные чудовища-мысли. И эти мысли, действуя среди людей, наносят им страшные язвы и раны. Ни с того ни с сего человек, который никогда ничем, кроме своего огорода, не интересовался, вдруг всей силой своего невежества ополчается против чего-то светлого, точно укушенный какой-то мухой. Не случайно употребляется это выражение: ядовитые мысли могут быть не только мухами, но и страшными драконами. Пусть это не покажется кому-то символикой. Многие видели этих чудовищ и подвергались жутким нападениям. Не забудем, что в Тонком мире мысль видима и ощущаема во много раз эффективнее, чем какой-либо предмет или существо. Если здесь будет существо, то там будет сущность. Может быть, кто-то, ложась спать, отошел в Тонкий Мир милым и хорошим, но вернулся уже зараженный бешенством. Недаром говорится отходящими ко сну — "Благослови, Владыко, на сон грядущий". Именно не к блаженному покою отходит человек, но к страшным опасностям, и пока тело физическое будет наслаждаться отдыхом и покоем, тонкое тело будет бороться в смертельном поединке.

Но будем помнить, что никакое искушение не страшно там, где нет благоприятной почвы для посева зла. Вспомним, как сам Сатана шел ко Христу, и смиренный Владыка сказал: "Вот приближается князь мира сего, но не имеет во Мне ничего" — так заранее была провозглашена победа над Сатаной. Если же нам грозят искушения, если в нас есть еще созвучные ему отрицательные свойства, то будем приветствовать искусителей, ибо, значит, приходит решительное время последней битвы, за которой сияет освобождение.

Этим искусителям мы противопоставим все силы нашего духа, все силы наших светлых свойств и будем помнить, что за нами стоит весь могучий резервуар космических сил, вся беспредельная мощь Иерархии Света, и помощь никогда не Дремлющего на Дозоре — поспешает.

16 февраля 1938 г.

ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ МОЩЬ

Если мы хотим дать представление о предмете, мы перечисляем его свойства. Говорим, например, что он тверд, ломок, тяжел и т. д. Если мы хотим дать представление о сущности человека, то мы также указываем ее отличительные свойства. Мы говорим, что Иван Петрович человек скромный, трудолюбивый, добрый, но любит выпить и страшно обидчив. В зависимости от свойств характера, под которым подразумевают характер сущности, мы решаемся на знакомство, на дружбу или брак, — одним словом, на какие-то отношения с человеком, свойства которого приемлемы для нас.

Так, сами того не подозревая, люди строят свои отношения в строгой зависимости от силы или слабостей друг друга. Действительно, если разобраться в перечисленных свойствах Ивана Петровича, то можно без труда согласиться, что, например, трудолюбие является реальной силой, против которой окажутся бессильны даже мощные силы стихий, но в то же время будет отмечен особый характер этой силы или энергии, в результате чего придется признать, что трудолюбие есть проявление могучей, высокой, тонкой энергии, носителем которой является человек. Эта энергия не видима и не ощутима, но направляет всю жизнь. От количества ее в людях может зависеть не только состояние народа или страны, но и состояние всей планеты.

То же можно сказать и о других силах или энергиях человеческой сущности. До сих пор их считали какими-то отвлеченными "нравственными" силами, которые по счастливой случайности оказывались при рождении в одном человеке и отсутствовали в другом. По каким-то неведомым причинам один рождался мужественным, другой без этой силы, т. е. трусливым. Но мы знаем, что мужество, с одной стороны, есть энергия, которая медленно и трудно накапливалась нами в течение многих жизней, с другой стороны, мужество есть ни что иное, как мысль, ибо каждое действие или поступок есть результат или следствие мысли, и мы знаем, насколько мысль не является отвлеченной, если она участвует в химических реакциях тела, если в основе самих физически ощутимых энергий лежит та же мысль.

Мы коснулись лишь сил человека, упуская слабости. Но если представить себе слабости как отсутствие силы, то легко понять, что слабость проявляется тогда, когда сущность человека подвергается напору каких-то сил извне. Например, трусость проявляется тогда, когда, например, на человека направлена злоба, и у него нет мужества, которое бы он мог противопоставить этой злобе. С другой стороны, трусость или страх так же будут ничем иным, как мыслями страха и их следствием. И если мысли мужества, встречаясь с воздействием извне, лишь умножают силы, то отсутствие в мышлении мужества, т. е. страх, разлагает энергию человека. В обоих случаях в центрах или колодцах человеческой энергии остаются кристаллы энергии мужества и яд страха, которые, будучи мощными магнитами, привлекают к себе из пространства однородные энергии или яды. Яд слабостей, как сыворотка в физическом теле, вызывает в психическом организме человека иммунитет, т. е. рождает отсутствовавшее до сих пор в сущности мужество.

Так мы можем заметить, что в человеке существует непрестанно действующая сила, проявляющаяся как мысль. Проявляясь во внешнем мире, эта сила, естественно, взаимодействует с силами пространства, с силами окружающей среды. Состав сил этой среды, воздействуя на эту силу человека, или умножает ее энергии или производит действие, напоминающее введение сыворотки. Причем характер этой сыворотки зависит от характера сил в среде.

Представим себе описанный процесс с другой точки зрения. Огонь, заложенный в сущности человека, излучает непрестанно свет — психическую энергию. Огненная звездочка попадает, скажем, в условия Сатурна, где, защищенная от всех посторонних влияний аурой этой планеты, она подвергается воздействию определенной силы, характеризующей Сатурн. Сатурн делает прививку, и зерно духа вырабатывает иммунитет; в безличном огне рождается качество, которое умножается дальнейшим воздействием Сатурна. Наконец оно доходит до такого предела, когда притяжение Сатурна уже переработано огненным ядром духа и больше не действует, тогда новый характер магнетизма огня притягивается по линии нового притяжения и попадает в новые условия, на другую планету, где процесс повторяется.

Конечно, если исходить из этого, то и Земля развивает в человеке какое-то качество, и Земля развивает вокруг огненного ядра какую-то энергию сознания. Свойства этой энергии мы можем понять если захотим узнать, что надо сделать для отрыва от Земли. Учение указывает это прямо.

Человеческую конституцию можно представить схематично так: — огненное ядро (ядро духа), излучающее свет (психическую энергию), те формы, которые приобретают лучи этого света, соприкасаясь с силами внешнего мира, будет то, что известно как мысль. Энергии, рожденные в сотрудничестве с пространством и собранные вокруг ауры духа, представляют сознание. Огненная сущность человека чиста и хороша, но она обнаруживает недостаток той или иной энергии, когда новые силы воздействуют на нее. Однако, вслед за воздействием следует приобретение недостающей энергии и в дальнейшем — очищение и улучшение ее качества-количества.

Процесс жизни можно понять как непрестанное и бесконечное улучшение того, в чем бы жизнь ни проявлялась. Значит, цель каждой жизни; а также и человеческой, есть совершенствование, которое есть утверждение в себе "нравственных" сил, т. е. тех энергий, из которых состоит сознание. С утверждением новых сил сознание расширяется с отработкой их качества — сознание утончается.

Насколько мало одно сознание. Но все люди разные, и различные сознания, собранные в спаянный круг, дают лучшие возможности совершенствования, обогащая друг друга своими особыми энергиями.

22 января 1939 г.

ДОВОЛЬСТВО ИМЕЮЩИМСЯ

Явление недовольства и жалобы на свою судьбу можно услышать в местах самых неожиданных. Напрасно кто-то думает, что эти жалобы — привилегия обездоленных. Ничего подобного: гораздо чаще эти голоса недовольства раздаются там, где еще очень далеко от материальной катастрофы. Всем известен случай, когда проигравшийся на бирже миллионер не вынес "ужаса разорения", т. к. у него осталось на текущем счету всего "лишь несколько сот тысяч", и покончил жизнь самоубийством. В посмертном письме он назвал себя "нищим". Нам также была известна дама, несмотря на приличное существование постоянно жалующаяся на свою "тяжелую" судьбу. Однажды на эти скорбные причитания присутствовавший при этом член благотворительного общества предложил недовольной даме проехать с ним по домам бедных семей, положение которых ему было поручено обследовать. Дама согласилась. Говорят, что после увиденных ужасов настоящей нужды, поразившись той безропотности, с которой эти голодные, мучимые холодом люди переносили несчастье, дама перестала жаловаться на "тяжелую" жизнь и даже нашла возможность ежемесячно уделять часть своих средств на дела благотворительности. Таких примеров много. Вероятно, каждый без труда расскажет несколько случаев подобного характера из окружающей жизни, а многие, может быть, найдут некоторые черты сходства между собой и "нищим" миллионером.

Одно печально: уж очень широко раскинулось недовольство своею жизнью и уж очень громки эти вопли на свою "несчастную" судьбу. Конечно, не действительная нужда, в большинстве случаев, порождает их, но то же дикое, жадное стремление самости к накоплению и использованию в целях самоуслаждения материальных благ. Этот рев самости нередко вызывается завистью: почему имеет он, а не я? В этих жалостливых причитаниях виден угрожающий изгиб человеческого мышления, устремленного не в сторону эволюции. И еще печальнее слышать эти жалобы от людей, которые уже не слепыши посреди океана жизни.

Прежде всего, не принимается во внимание карма. А заслужил ли ты лучшую жизнь? А, может быть, платишь старые долги? В этих случаях всякое недовольство и ропот лишь напрасное усложнение положения. Также редко кто признает в сердце своем, что духовное восхождение не должно, да и не может зависеть от материальных благ. Духовное восхождение возможно всегда, при любых внешних обстоятельствах, и если они для кого-то тяжелы, то пусть пеняет на себя, создавшего их прошлым мышлением. Напротив — чем больше страдает благополучие, тем успешнее совершается продвижение. Учение говорит:

"Мы очень расположены к словам, где входит понятие блага. Но одно из них совершенно противоречит Нашим обычаям — это благополучие. Действительно, исследуйте историю человечества и убедитесь, что никогда ничто великое не создавалось среди благополучия". (Иерархия, 185).

Да и странным кажется, чтобы человек, погруженный в завоевание духовных высот, уделял чрезмерное внимание материальным устремлениям. Всем, вероятно, приходилось наблюдать человека, погруженного в успешное решение какой-то важной задачи; разве в этот момент его можно было бы оторвать от занятий предложением пойти в театр, разве будет он разбираться во вкусе пищи, когда, наконец, почувствует голод, разве будет он долго спать? Истинно, в такие минуты он просто забывает обо всяких материальных благах, и только крайний голод и бессонница заставляет его вспомнить о долге перед физическим своим естеством. Также вспоминается рассказ о ламе, посаженном в тюрьму: оказалось, что тишина помещения настолько способствовала духовным занятиям ламы, что он даже не хотел уходить из этого места, в то время как взыскующие плотных благ и подумать без ужаса не могли о нем.

Никто не хочет садиться между двух стульев, но губительное раздвоение мышления, так называемая половинчатость, как-то допускается и, как кто-то думает, может существовать при духовном восхождении.

"Или — или": или завоевание благ материальных или полное устремление в духовные сферы и забвение ради них всего. Не может быть третьего решения. Если земные блага прилагаются и сопутствуют духовному устремлению, то нет надобности отстранять их, ибо при духовном устремлении при мысленном отрешении от собственности — и они послужат благу. Но если их нет, то это еще лучше — легче, свободнее. Если же кто-то лишен необходимого, то что же еще можно сделать, как не запастись терпением и смирением, заплатить свой долг до конца.

В древней мудрости говорится:

— Кто самый богатый?

— Тот, кто довольствуется тем, что имеет.

Значит, дело не во внешнем мире, но в нас самих — в том чувстве, которое порождает недовольство. Поверьте, можно дойти до миллионов, но это чувство все же не покинет, а в результате — несчастный самоубийца, "нищий" с сотнями тысяч в кармане.

Грозные события разрушают человеческое благополучие. Небывалые бедствия окончат его совсем. Войны, землетрясения, наводнения, эпидемии бороздят земную кору, но все еще не желающие отказаться от старых мер хватаются за обломки гибнущего корабля.

Ведь там, где не мешает карма, по счетам которой платить все равно неизбежно, за благополучием духовным следует и материальные возможности, достаточные для того, чтобы жить, творить благо и совершенствоваться.

10 января 1940 г.

САМОМНЕНИЕ

"После каменной тягости тупоумия они еще переживут ядовитую слизь сомнения и ужас самомнения".

(А.Й., 26)

Как бы ни был одарен человек, каких бы высот ни достиг он в своем развитии, все же он будет лишь ступенькой на беспредельной лестнице, бесконечной и вверх и вниз. Он будет бесконечно выше ползающих внизу и так же бесконечно ниже парящих вверху. Радость сознания, что ты преуспел по сравнению с ниже стоящими, казалось бы, должна уравновешиваться сознанием того, как далеко еще до стоящих выше. Однако не всегда это бывает так. Нередко люди, расположенные к заразе самомнения, опьяненные своими успехами, теряют это чувство меры и равновесия. Они слишком много уделяют внимания своим успехам и слишком мало — предстоящим трудностям. Конечно, было бы однобоко занять мышление всецело лишь трудностями: ведь воспоминания о своих прошлых победах могут дать импульс к преодолению новых преград. Но между этим чувством торжества и предстоящими напряжениями должно быть соблюдаемо равновесие. Нарушение этого равновесия дает благоприятную почву для развития самомнения.

Взгляд вниз, в лучшем случае, должен вызвать желание помочь ниже стоящим достичь высшего уровня, но как часто этот взгляд вызывает лишь самодовольное восхищение собой, переходящее в гордость самомнения. Если бы появление самомнения как результата такого восхищения своими достижениями можно было бы считать естественным, то становится непонятным: откуда берется самомнение у людей ничтожных, не сделавших ничего особенного. Разгадка будет, вероятно, в прошлых жизнях.

Итак, успех опьяняет. В этом опьянении теряется упомянутое равновесие. Не касаясь космогонических причин происхождения самомнения, запомнить это будет достаточно для начала борьбы с этим великим злом.

Вот наиболее заметные синонимы, братья и сестры, дети самомнения:

ГОРДОСТЬ САМОСТИ — восхищение собой. "Я замечателен" — думает гордец. Рожденное каким-то успехом, это чувство поглощает чувство своего несовершенства, которое все же будет велико при любом достижении. Заражая самодовольством, это чувство останавливает движение вперед, а т. к. движение может быть или вперед или назад, то остановка первого немедленно вызывает второе, и пока гордец восхищается, все его достижения могут быть сведены на нет.

ТЩЕСЛАВИЕ — магнит, вызывающий стремление к преходящей иллюзорной славе, о которой давно сказано "sic transit gloria mundi"; тщеславный жаждет восторгов толпы, чтобы нарядиться в них, упиться их сомнительной "сладостью". Карма его тяжка: чем выше взобрался он по лестнице иллюзии, тем большим будет падение, которое он рано или поздно, но неизбежно испытает.

ЛЕСТЕЛЮБИЕ — особенно мелкое тщеславие, покоящееся на желании упиться почтением окружающих. Это желание часто закрывает глаза на то, что похвала имеет ложное, корыстное основание. Добровольный слепец, упившись недоброкачественным вином, спешит оплатить поданный счет. Как правило, говорящий лесть вскоре же требует какой-то оплаты. Похвала истинного восхищения не только бескорыстна, но, напротив, часто жертвенна.

ХВАСТОВСТВО, САМОРЕКЛАМА. Желая восхищения других и не будучи в состоянии вызвать это восхищение своими данными, хвастун прибегает ко лжи. Он уверяет других в своих никогда не бывших деяниях, или в бывших, но разукрашенных до неузнаваемости. Легковерные (а таких много) восхищаются. Хвастун доволен.

Самореклама имеет некоторый своеобразный оттенок: не прибегая ко лжи, человек рекламирует свои качества, вызывая внимание к ним. Добродетель требует самостоятельного и добровольного признания со стороны других. Если ее не видят, то это значит, что добродетель недостаточно сильна или же не может быть оценена этим кругом людей. Таким образом, цель саморекламы, за редчайшим исключением, покоится на той же жажде почитания, на тщеславии, в усилении восхищения собой — восхищением других, то есть [состоит] в самомнении.

САМОРИСОВАНИЕ из этой же семьи. То же желание обратить на себя внимание, вызвать восторг и упиться им.

САМОЛЮБОВАНИЕ — процесс восхищения собою. Свойство, на первый взгляд, как будто бы не нуждающееся в человеческой среде для своего проявления: человек любуется собой наедине, но это любование есть ни что иное, как предвосхищение восторга других, который "несомненно вызовет" воображаемая или действительно существующая красота.

САМОСТЬ ПРЕВОСХОДСТВА. Равенства не существует. Есть равенство потенциалов духа, но нет двух равных сознаний. Одно будет выше, другое ниже. Таким образом, превосходство существует. При отсутствии самомнения превосходство является обязанностью принять ответственность в помощи ниже стоящим. Но при наличии самомнения превосходство принимает уродливые формы надменности, напыщенности, презрительной пренебрежительности, чванства, заносчивости.

НАДМЕННОСТЬ — гордость самости, показывающая полное презрение к врагам и опасностям. Оно покоится на САМОНАДЕЯННОСТИ. Часто надменность — это только маска, которой прикрывается страх для того, чтобы не потерять достоинство в лице наблюдающих, и для того, чтобы продемонстрировать врагу готовность сразиться с ним, и наличие для этого достаточных сил. "Не подходи ко мне, презренный" — написано на лице, искаженной гримасой надменности.

НАПЫЩЕННОСТЬ прекрасно олицетворяется индюком, распустившим перья. Ведь ВАЖНЫЙ вид есть то, что внушает почтение со стороны малых сознаний. А это-то почтение, как пьянице алкоголь, нужно гордецу.

ПРЕЗРЕНИЕ. "Что вы стоите по сравнению со мной, паршивые букашки, — думает гордец, охваченный презрением, — какие вы жалкие и ничтожные, возиться с вами — это только пачкаться". Вместо помощи несчастным, вместо участия к их судьбе, вместо сострадания — презирающий чувствует лишь отвращение к нижестоящим, забывая, что в этот момент мерзостного самомнения он внушает такое же отвращение, если еще не хуже, стоящим над ним.

ПРЕНЕБРЕЖИТЕЛЬНОСТЬ — легкомысленное отношение к врагам и опасностям из-за большой самонадеянности. "Что могут сделать МНЕ какие-то вши" — пренебрежительно морщится гордец, не подозревая, что приговор его уже подписан. Здесь есть и элемент хвастовства — желание показать себя смельчаком, презирающим всякие опасности вследствие изобилия сил. Чаще всего пренебрежительность бывает такой напускной, словесной…

В этих же кустах обитает и ЗАНОСЧИВОСТЬ. "Как может кто-то задеть такую замечательную персону", — думает заносчивый человек, я тебе покажу, как надо относиться ко мне с почтением". Это свойство особенно опасно в отношении Иерархии, т. к. самомнение, очень мешающее правильным взаимоотношениям с Руководителем, может быть легко задето в силу естественного расположения Руководителя над учеником. Задетое таким образом, оно посылает стрелу заносчивости. Человек забывает, что без Иерархии он ничто, и что всем преуспеванием своим он обязан Иерархии.

НЕТЕРПИМОСТЬ. "Если я забрался так высоко, то мне и виднее, — думает нетерпимый, самовольно определяя свою высоту, — а эти ползающие подо мной думают, что их мнение правильно". Конечно, в 999 случаях [из 1000] самым высоким должен оказаться гордец. Он не желает даже слушать, что кто-то не соглашается с ним. Ведь это кощунство против самости, которой он служит. Это надо пресечь в корне и немедленно подавить.

ВЛАСТОЛЮБИЕ — стремление к тем преимуществам, которые предоставляют малому сознанию власть. Для сознания просвещенного власть над людьми — это тяжелое бремя ответственности за их духовное процветание и благополучие. Для человека самомнительного — это наслаждение почетом, уважением, почтением и другими атрибутами преклонения, а в этих-то эманациях преклонения и нуждается гордец. Как и в прочих случаях, самость хочет не только служения себе и восхищения собой своего носителя, но и возможно большего числа других.

ЧЕСТОЛЮБИЕ — стремление к прославлению своей самости. Цель та же: собрать пищу для самомнения. В отличии от тщеславия честолюбивые замыслы бывают широки и грандиозны.

КАРЬЕРИЗМ — свойство, благодаря условию времени очень распространенное сейчас; это стремление подняться выше по лестнице служебной иерархии для увеличения материальных возможностей (элемент корысти) и увеличение тех же почестей.

САМОУНИЧИЖЕНИЕ. Как бы ни был ослеплен гордец, иногда он все-таки прозревает и видит, что все его честолюбивые старания не приносят желаемых результатов. Реакцией этого открытия бывает самоуничижение — ярость самомнения на отсутствие потребного количества пищи. Так самоуничижение также порождается самомнением. Когда оно бывает внешним, оно вызывается желанием вызвать похвалу от других: ''ты, мол, не так уж плох". Это ободрение, звучащее похвалой, дает нужную пищу самомнению.

Самоуничижение будет ложным смирением, и в этом оно близко стоит к ЛОЖНОЙ СКРОМНОСТИ. Последняя вызывается опасением, что проявление какого-то качества разочарует свидетелей этого проявления. "Лучше, мол, удержаться от выступления, тогда другие будут воображать обо мне много, чем выступить и опозориться".

ЗАВИСТЬ. Слава других не дает спать завистникам: "ведь, значит я не самый высший, если кто-то еще собирает вокруг себя поклонение. Все должны поклоняться только мне". Так самомнение не терпит конкуренции. Здесь есть также элемент корысти: у самомнения кто-то отнимает пищу, на которую оно рассчитывает само. Любопытно отметить, что часто самомнение проявляется лишь в одной какой-нибудь отрасли, — именно в той, в которой гордец считает себя сильным.

ОСКОРБЛЕННОЕ САМОЛЮБИЕ — ОБИДЧИВОСТЬ. Самомнительный человек считает себя на очень высоком месте по лестнице своей иерархии, естественно требует и обращения соответственного. Но так как высота другими не признается или уменьшается, то и обращение соответственно ухудшается. Почет не соответствует тому, которого требует гордец, и он чувствует себя обиженным и оскорбленным.

Самые большие люди спотыкались на самомнении. Одно это уже достаточно характеризует силу этого отрицательного свойства.

Когда ученик проходит пороги невежества и сомнения, он встречается с драконом самомнения — гордостью; он подходит к тому порогу, через который немногие перешагнули благополучно.

Очень глубоко и широко проникло самомнение в человечество, но по существу свойство это не человеческое, ибо и животные заражены также им. Понаблюдайте поведение собак и вы увидите немало атрибутов гордости не только в их взаимоотношениях между собой, но даже в отношении людей.

Как часто гордо задранные носы, надутость и важный вид человека делают его ужасно похожим на четвероногого друга с задранным хвостом, поднятой шерстью и такою же важный походкой.

Конечно, самомнение может быть очень смешным, но оно может быть и изысканно-утонченным. Которое хуже — догадаться не трудно. Нужно обладать исключительной зоркостью, чтобы вылавливать его из потока каждодневного мышления. Именно в глубинах сознания шевелится этот дракон, в самых скрытых рычагах побуждений он действует, прикрытый розовыми одеждами самооправдания, когда человек уверенный, что он действует под импульсом смирения, на самом деле в побуждении имеет противоположность — самомнение.

Именно утонченное самомнение легко допускает самооправдание эту губительную помеху при контроле мышления. Иногда, разбираясь в импульсах побуждающих, бывает лучше сразу спросить себя — а нет ли в них самомнения. Нередко лишь после больших усилий разыскивается этот червь.

Одной из причин трудности борьбы с самомнением будет то обстоятельство, что самомнение ослепляет, лишает зоркости. В иллюминациях восхищения самим собой меркнут остерегающие огни, и человек отрезвляется лишь тогда, когда налетает на камни или садится на мель.

Самомнение — как и каждое отрицательное свойство — есть отсутствие своего противоположного, положительного начала — отсутствие смирения. Потому наиболее верной борьбой с гордостью будет развитие смирения.

Среди учеников Рамакришны были люди, имевшие "светское" положение, были образованные интеллигенты. Но когда Учитель замечал в них проявление самомнения — он посылал их просить подаяние, дабы они восстановили теряемое равновесие.

Контроль над мышлением, как всегда, необходим; чем больше синонимов, братьев и сестер самомнения, будет изучено, тем легче будет осуществлять этот контроль.

Как всегда, необходим четкий анализ побуждений. Если человек будет чаще заглядывать в глубину своего сознания, где формируются побуждения, если при каждом малейшем знаке сердца он спросит себя — не проявляется ли мною самооправдание или самоутешение? — он может значительно помочь процессу самосовершенствования, ускорить его и миновать тысячи ненужных осложнений и опасностей.

15 февраля 1940 г.

ДНЕВНИКИ

"Я предлагаю ввести в группы дневники, чтобы отмечать в них все хорошее, что было сделано за день, и все ошибки, которые были допущены. При ежемесячной проверке записей можно будет усмотреть, в чем преуспели или погрешили. При этом, начиная новый день, пусть каждый принимает решение не допускать в течение всего дня какого-нибудь определенного проступка, например, раздражения, грубости, лжи и т. д., а затем можно начать утверждать особую воздержанность, внимательность, вежливость, бережность к окружающим и т. д. Мне кажется, что ведение такого дневника во всех группах с целью самоанализа и усовершенствования поможет искоренению нежелательных привычек и замене их новыми и полезными качествами". (Из писем Е.Р.).

Этот совет был приложен к жизни и дал быстрые и ощутительные результаты. Он ввел в процесс совершенствования ценнейшие элементы: внимательность, планомерную сознательность и познавание сокровенных рычагов жизни. Каждый вечер, прежде чем отойти ко сну, несмотря на поздний час и усталость, мы доставали наши дневники и подводили итоги дня. И сразу же резко бросалось в глаза наше внутреннее состояние. В эти моменты, точно полководец, наша светлая сущность обозревала фронт. Иногда мы фиксировали успешное наступление. Иногда мы убеждались, что фронт прорван во многих местах, и тут же принимали решения. Мы часто видели, как отдельный участок требовал напряжения всех сил, и понимали значение этих решительных битв. Мы радовались, видя, как возрастает битва, и печалились затуханию огня, зная, что сопротивление слабело из-за ослабления устремленности.

Одно трудно передать — это напряженность битвы. Что может сравниться с ураганами темных атак и яростью разбуженных стихий? Никто из тех, кто сам еще не испытал духовную битву, не поймет эти приступы смертельной тоски и тяжесть подавленности и удушья, эти моменты отчаяния и смятения, когда только бледность и воспаленные глаза заставляли окружающих спрашивать о здоровье. Но зато и радость победы не знают не ведающие духовных битв! Мы знаем, насколько серьезна и ответственна эта нескончаемая битва и как много зависит от нее не только для нас самих, но и для многих и для мира, если самая страшная и кровопролитная война есть лишь отражение побед и поражений, есть лишь следствие битвы в могучем океане мира причин.

Можно представить себе, каким ценным пособием будут такие дневники, которые приведут к истинному знанию, не отделенному от жизни, не отвлеченному, но такому же насущному, как знание приемов боя и умение стрелять для воинов земных.

Вместо того, чтобы развивать и совершенствовать земные армии, каждый человек мог бы обладать более целесообразными и могучими армиями в себе самом и направлять эти силы на водворение великой жизни на Земле, если бы он осознавал хотя бы частично психическую энергию — высшую из человеческих сил. Но дневники очень помогут в этом, если будет нужное чтение Книг и если сознание будет соответствовать качеству записей, нужному для продвижения.

Было замечено, что желая в какой-нибудь день не допускать определенного проступка, мы в суматохе дня забывали о нашем решении. При первых шагах такая слабость легко возможна. Поэтому можно выбрать семь своих наихудших свойств и в течение продолжительного времени каждому из них уделять определенный день недели. Например:

воскресенье — раздражение,

понедельник — обидчивость,

вторник — грубость,

среда — осуждение,

четверг — недовольство,

пятница — страх,

суббота — самомнение.

Было замечено, что очень скоро такое распределение крепко врезалось в сознание, и пробуждаясь утром, например, в воскресенье, мы уже готовы к встрече с врагом — с раздражением. Интересно заметить, что в будущем каждое воскресенье приобретает колорит нераздражения, и сознание в эти дни будет действовать как автомат, постоянно напоминая о принятом решении. Еще интереснее то, что перечисленные семь свойств со временем не допускаются сознанием уже в каждом дне, и тогда можно начать думать о качестве каждого свойства в отведенные ему дни недели.

То же можно сказать и об утверждении добродетельных свойств. Но, конечно, предлагается строго продумать, прежде чем избрать и распределить свойства. Здесь не излишним будет не только знание своей шкалы, но и знание светил.

Фиксируя ошибки и добрые дела, мы в конце концов заметим, что причина их лежит в нескольких отрицательных свойствах и нескольких основных добродетелях. Из них-то мы и можем избрать по семь, и когда настанет время позаботиться об улучшении качества, то от этих свойств мы затронем разветвления как вниз, так и вверх, не забыв об их родителях, сестрах, братьях и детях. Может быть, таким путем мы когда-нибудь придем к несению в каждом дне какого-то одного качества, которое включит в себя все, и, что самое главное, это качество будет полным и действительным аккордом, но не жалкой попыткой, когда сразу применяющий это единое качество и считающий, что он делает это блестяще, не применяет его и на тысячную часть, ибо он еще не познал практически всей широты и всего объема этой великой силы.

Говоря о семи днях недели, семи отрицательных свойствах и семи качествах, мы имеем в виду семь основных центров нашей конституции и сердце как синтез синтезов. Но о дальнейшем пусть каждый подумает сам.

Учение говорит: "Разве не увлекательно, если опытным порядком можно установить шкалу качеств?". Уже теперь мы видим, насколько это интересно и насколько при действительном совершенствовании шкала качеств становится необходимой.

2 апреля 1939 г.

СОМНЕНИЕ

"Пусть только сомнения не заслонят свет нахождений."

(Аум, 599).

Вера творила чудеса; вера спасала; вера вела к победе и рождала героизм. Даже в малых делах, даже в обыденной жизни мы не раз убеждались — насколько успешнее было то, что сопровождалось верой в успех, в себя, в помощь Высших Сил. Но так ли бывало там, где допускалось сомнение? Вело ли сомнение к спасению, к победе, к успеху и героизму? Каждый скажет — никогда; напротив: там, где появлялось сомнение, вместе с ним всегда приходили разрушение и гибель. Особенно там, где борьба требовала длительного напряжения, где уже истощались последние силы и терпение, в час, когда уже был предрешен успех и до полной победы оставался какой-нибудь миг, если появлялось сомнение — страшные силы хаоса врывались в эту брешь, и прекрасное строение рушилось накануне завершения. Этот момент последнего напряжения особенно излюблен темными для нанесения решительного удара, для посылки смертельных стрел сомнения. А ведь сказано: "Мы много скорбим, когда видим малодушные уклонения или нежелание поставить себя на край пропасти. Но чем можно нагнести энергию, как не крайним положением?…" (Сердце, 30).

Представим человека, который может пройти по узкому бревну через пропасть. Он может сделать это легко, просто и прекрасно. Но в безобразные конвульсии превратятся его движения, если хотя бы на миг он допустит сомнение. Можем представить, во что обратился бы труднейший акробатический трюк, если бы акробаты усомнились в своих способностях? — Вместо восхищения зрители почувствовали бы страх и жалость к трагически-неуверенным исполнителям. Конечно, появление сомнения не всегда означает полную неудачу, но качество достигнутого страдает всегда. Как часто вместо прекрасной победы, которая была так возможна, благодаря сомнению выявились жалкие и уродливые результаты. Представим, как кто-то, полный лучших чувств, понес своему другу дар, полный великого значения. Представим его священное состояние в этот момент и те прекрасные мысли, которые должны окружать такое деяние. Как безобразно было бы следствие, если бы тот, кому предназначен дар, усомнился бы вдруг в доброкачественности намерений дарителя и обвинил бы его в нечестных побуждениях.

Но если в обычной жизни сомнение так разрушительно, то сколько же вредно оно там, где непосредственно состязаются силы духа и разрушения. Учение говорит, что сердце может жить, лишь питаясь связью с Миром Высшим, что лишенное этой связи сердце начинает разлагаться. Сколь же чудовищно сомнение, если оно способно обрезать эту серебряную нить совсем или исказить общение!

Вспомним глубоко символичное повествование о сомнении Евангелия: "… лодка была уже на середине моря и ее било волнами, потому что ветер был противный. В четвертую же стражу ночи пошел к ним Иисус, идя по морю. И ученики, увидевши Его идущим по морю, встревожились и говорили: это призрак; и от страха вскричали. Но Иисус тот же час заговорил с ними и сказал: ободритесь это Я, не бойтесь. Петр сказал Ему в ответ: Господи, если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде. Он же сказал: иди. И вышел из лодки, Петр пошел по воде, чтобы подойти к Иисусу; но видя сильный ветер испугался и, начав тонуть, закричал: Господи! Спаси меня. Иисус тотчас простер руку, поддержал его и говорит ему: маловерный! зачем ты усомнился?" (От Матфея, гл. 14, ст. 24–31).

Как прекрасна была вера Петра в своего Учителя. Как вспыхнули центры, нейтрализовавшие вес при виде Владыки, идущего по водам, и вдруг легкая тень сомнения — и ученик стал утопать. Хорошо, что он еще не усомнился в силе Учителя и позвал на помощь. Истинно, только верой в своего Гуру человек может идти к нему верхним — единственным — путем, и когда, настойчиво атакованный стрелами сомнения, он позволит удержаться в сознании хоть одной из них, то разверзается черная бездна вод, и на поверхности высшей сферы не остается даже следа его.

Так в самых высоких и самых обычных примерах можно проследить убийственный вред сомнения. Недаром вера противополагается сомнению — этому чудовищному пожирателю психической энергии, которой мы поднимаемся в Огненный Мир. Как можно идти, если мы не верим в Учителя, как можно двигаться, если мы не верим в наш путь, как можно сражаться, если мы усомнились в могуществе данного оружия?

Подошедший к Учению, подходит к развитию своего шестого принципа — интуиции, поэтому не удивительно, что уже развитый пятый принцип — интеллект, некогда признанный господин, не может отдать свою власть без боя. Нет такой власти, которая сдалась бы без сопротивления, значит, нет такой власти, которая бы водворилась не путем битвы и победы. Как ветхий мир восстает против Нового, так же неизбежно восстание интеллекта. И сколько духов пало у заповеданной ступени. Вот почему сомнение так сильно своей логичностью. Но логика интеллекта — это ограниченная логика очевидности. Действительность познается лишь высшей логикой — чистотою сердца.

Нет такой ступени, которую бы не стерег недремлющий враг — испытание, и не каждый готов к любому испытанию. Но есть ступень, которую должен пройти каждый, решивший приобщиться от великой чаши Учения. Эту ступень стережет сомнение. Оно придет рано или поздно, придет неизбежно, чтобы встретить путника, дерзающего о высотах. Будем готовы встретить его преданностью и верой, ибо оно страшно тем, что приходит под личиной ложной добродетели, и распознавать его нелегко. Так не выдержавший испытание может никогда и не узнать того, кто приходил к нему. Оно придет в скромной одежде жалости или в розовом платье добродетели, оно не побрезгает пышным хитоном мнимого великодушия или фарисейской шапочкой религиозности. Оно придет "раскрашенное и завитое", но чуткий сердцем, зоркий глазом, судящий лишь по следствиям скажет — вон. И тогда упадут розовые одежды, скрывающие струпья разложения, и Учитель улыбнется путнику, взошедшему на новую ступень.

Сочельник, 1938 г.

"ГЛОРИЯ МУНДИ"

"Не вызывайте к себе внимание — это поражает заградительную сеть".

Многие стремятся к известности и популярности, но немногие знают о той опасности, которую таит в себе мировая слава. Жажда известности поистине является эпидемией нашего времени, и причины, ее вызвавшие, отнюдь не светлые. Какая честь попасть в многотиражную газету и знать, что тысячи прочтут твое имя или тысячи будут любоваться твоим портретом. О тебе будут не только читать, но тебя запомнят, о тебе будут думать и разговаривать. Да, о тебе будут думать, и стрелы мысли будут лететь по назначению. И чем больше будет тираж, чем больше будут созвучать массам сообщения, тем большие тучи мыслей, как грозные клубы мощной энергии, полетят к ауре человека. Они вступят во взаимодействие с излучениями и могут повлиять не только на настроение, но на всю жизнь и даже физическое состояние. Если это были мысли восторга, почитания или радости, они вызовут и соответственную реакцию. Под таким воздействиями человек становится способным на великие деяния. Трус может стать храбрецом, скряга — благотворителем, и даже голос посредственности может оказать известный прогресс под влиянием получаемых энергий.

Но другая картина получается там, где в душу человека вонзятся отрицательные мысли зависти, осуждения, ненависти или тяжести. Если одно ничтожество вырастает за счет любви, то другая посредственность может сломиться или совсем погибнуть под натиском разрушительных энергий, посылаемых массами. Ибо нужно быть истинным великаном, чтобы противостоять натиску толп. Немногие посланные были выставляемы под этот ураган, порождаемый темными противниками. Свою известность они несли, как крест, и всегда отличались от мирских знаменитостей тем, что возвышали толпы, но не возвышались последними.

Редко бывало так, чтобы известность пользовалась исключительно благоприятными посылками. Слава и головокружительный успех рождают много завистников, и когда скоропроходящий восторг толпы, требующей все нового и нового, пресыщается своим кумиром и ослабевает, скопленная энергия ненависти обрушивается мощной волной, привлекая все новых и новых сторонников. Отсюда спившиеся знаменитости, великие артисты, погибающие под забором, самоубийства или мука потерянной популярности — голод, вызванный прекращением посылок, — униженное самолюбие, ревность к соперникам и т. д. Некогда великие кумиры становятся жалкими и ничтожными, становятся тем, что они есть и были на самом деле, и даже смерть не всегда избавит от соприкасания с мыслями людей.

Многие подвижники уходили в леса и пустыни — не случайно. Многие выдавали себя за умерших — не случайно, ибо среди людей много энергии уходило на нейтрализацию следствий несовершенного мышления толп.

Человек, живущий в городе, часто ежесекундно привлекает к себе внимание. О нем думают пассажиры трамвая, в котором он едет, о нем думают сидящие у окна, когда он проходит по улице, о нем думают, любуясь его платьем или наружностью, о нем думают проходящие мимо мужчины и женщины. Не удивительно, что утонченный горожанин, вырываясь на лоно природы, чувствует себя так хорошо и отдыхает душой.

Город иногда дает хорошие возможности совершенствоваться, но это никогда не погасит стремления к природе, стремления туда, где Божественное ощущается так близко, где

В тихом таинстве степных раздолий,

В дикой прелести лесной глуши,

Ничего нет трудного для воли

И мучительного для души.

Но когда необходимость вынуждает к пребыванию в скопищах людей, избегание внимания толпы является необходимым гигиеническим условием каждого труженика на благо эволюции.

17 августа 1937 —10 мая 1938

САМООТВЕРЖЕННОСТЬ

"Самоотверженность — основное качество".

(Беспредельность).

Что хвалят и почитают люди? Будь это проявление примерной честности или героический поступок, — в основе всех подобных действий будет найдено нечто, совершенное во имя общего блага, нечто самоотверженное.

Что порицают и осуждают люди? Будь это проявление трусости или предательства, — в основе побудивших к таким действиям причин будет найдена самость — грубый и жестокий эгоизм.

Мнение большинства людей будет за самоотверженность во имя общего блага.

В той или иной степени качество самоотверженности свойственно большинству людей, но все различие заключается в длине того радиуса, который захватывает тот или иной круг людей. Повсеместно можно наблюдать примеры самоотверженности в кругу семьи и особенно там, где упоминается "мать". Также нередки случаи ее проявления в каких-нибудь небольших обществах, идейно сплоченных. Особенно воспетое и наиболее близко понимание проявления самоотверженности происходит в кругу государства. Но очень редко встречаются люди, захватывающие своим радиусом всечеловеческий круг.

Люди обычно плохо разбираются в качестве самоотверженности. Так, например, наивысшей самоотверженностью считается пожертвование своего тела — своей жизни. Нисколько не умаляя величия такой жертвы, нельзя все же согласиться, что эта жертва наивысшая. Нам известно о полагающих "души своя" за ближних — не будет ли такая самоотверженность выше?

Если бы мы перечислили все положительные качества, то убедились бы при анализе их, что в своем основании они имеют самоотверженность. При таком же анализе отрицательных свойств в основании их будет найдена самость — эгоизм.

Не будучи в состоянии совершить героический поступок, люди хорошие, тем не менее, восхищаются теми, кто совершает его. Об этом поступке говорят широко, о нем поют последующие поколения. Но, восхищаясь поступками других, переживая сильные и возвышенные эмоции, сами восхищающиеся не только не могут совершить нечто подобное, но при попытке совершить такой же поступок в большинстве случаев не переживают этих эмоций, но чувствуют тяжесть: им жалко и себя, и своих потерь, и отсутствия понимания окружающих. Это значит, что такие люди еще не выросли. Ибо наивысшее восхищение из всех существующих доставляет и может доставить только самоотверженное творчество. Именно в порыве самоотверженности люди испытывают экстаз и приближаются к Нездешней Красоте, путь к которой лежит через истинную самоотверженность. Самоотверженность и радость неразлучны. Там, где нет радости, там, где жертва приносится с охами — вздохами, там самоотверженность лишь внешняя, т. е. ложная.

Высшая Красота, Высшая Радость и Высшая Любовь постигаются лишь на пути самоотверженности. Ибо отказавшийся от себя, тем самым, сливается с Богом, и приносящий себе, тем самым, отдаляется от Него.

17 октября 1940 г.

САМОУБИЙСТВО

Число самоубийств прогрессивно возрастает. Современный человек, привыкший к разнообразным ужасам, невольно содрогнется при цифрах статистики самоубийств. Чем же объясняется это обилие пытающихся уклониться от долга? Можно подумать, что тяжелые условия современности, невыносимые страдания заставляют людей накладывать на себя руки. Но проникая за цифры статистики в подробности ежедневных происшествий, мы с невольным удивлением будем констатировать тот факт, что причины, толкнувшие на роковой шаг, были, в большинстве случаев, пустяковые. Хочется спросить, в чем же дело? Или это узость мировоззрения китайского кредитора, повесившегося на воротах должника из-за того, что тот не отдал ему 20 долларов к Новому Году; мировоззрение, заставляющее при невозможности удовлетворить страсть к любимому человеку бросаться под колеса поезда, или это та распущенность, которая при самом проходящем испытании стремится избавиться от страданий?

Во всяком случае, жалко несчастных самоубийц. Они не осознали, что пришли на землю не случайно и не помимо своего желания, и не знают, каким страданиям обрекают себя в результате своего решения.

Ведь каждый человек, приходя на землю, получает определенный запас энергии, предназначенный для жизни на физическом плане. Энергия эта тяготеет в силу своего свойства к земле. Нет точного срока продолжительности жизни, но он зависит от того, как скоро будет растрачена эта жизненная энергия. А если принять во внимание, что этот запас может быть и увеличен соответствующими действиями, то вопрос приобретает еще большую сложность. Но неопределенность продолжительности срока еще не значит, что самого срока не существует. Нет, он есть, и самоубийцы, решившие его сократить, не могут однако сократить наличного запаса энергии, и, потеряв физическое тело, они в силу тяготения своей энергии остаются в пределах, ближайших к земле (почти материальных), лишенные возможности ее использовать.

Энергия в силу своего свойства устремляет самоубийцу к физической жизни, но он уже лишен возможности соприкоснуться с физическим планом, ибо потерял свой проводник — физическое тело. Отсюда в результате бунта энергии, требующей проявления, возникают страшные мучения — нет пищи, которая может утолить голод голодного, и воды, которая может его напоить.

Самоубийца стремится завладеть чужим телом, через которое он мог бы обменять "земные" энергии на необходимые ему "небесные", и отсюда возникает обилие одержимых.

Нет такого земного воображения, которое могло бы помочь представить весь ужас бытия самоубийцы "по ту сторону смерти". Самоубийство есть преступление против Закона Космоса. Восставший против мудрейшего закона, вне зависимости того, понимает он его или нет, уподобляется человеку, который хочет направить поезд в противоположном направлении и хватает поэтому рукой колесо паровоза. Кто виновник его безумия, обрекшего его на страдания оторванной руки?

Самоубийцы не понимают того, что те страдания, которые они терпят, изживают энергии, накопленные в результате прошлых ошибок, и, избавляясь от жизни до окончания трансмутации, они лишаются возможности избавиться от страданий в кратчайший срок и принимают их бешенство в более трудных условиях, в течение очень продолжительного времени.

Возьмем пример: насколько легко пережить приступ неудовлетворенной страсти, ведь на это уйдет ну месяц, ну год, а тут предстоит перспектива длительных — длительных мучений.

25 ноября 1937 г.

ТОРЖЕСТВЕННОСТЬ

"Торжественность, как ключ от затвора".

(М.О., ч. 1, 10).

Торжественность всегда была непременным условием при начале наиболее важных дел, во время совершения наиболее важных актов в жизни людей. Очевидно, не случайно, неспроста это условие требовалось на протяжении всей истории человечества. Участники истинно торжественных заседаний и процессий, наверное, помнят, как на них находило какое-то особенное состояние, когда сущность совершаемого приобретала особенное значение. Это чувство, трудно выразимое словами, наполняло сердца участников каким-то особым величием, когда все стороннее и малое отходило на задний план. В этой торжественности рождались лучшие решения и возникали импульсы для прекрасных подвигов и самоотверженных деяний. Даже лица участников преображались и трепет пробегал по телу.

И теперь, когда обращенное на служение самости все выродилось и приобрело уродливые формы, даже теперь не забывается торжественность во всех важных случаях как в семьях, так и в государствах.

Не есть ли торжественность то условие, которое ставит человечество в наибольшую близость с Иерархией Высших Сил, не есть ли она условие, наиболее созвучное всеначальной энергии, не есть ли это отличительное свойство Огненного Мира?

Люди понимают, что даже для королевского приема надо выучить некоторые правила этикета, но поймут ли, если сказать, что торжественность царствует в Мире Огня, поймут ли, что без воспитания в себе этого качества не приблизиться к Чертогам Света.

"Для многих торжественность есть праздничное безделие, есть безответственное хождение и произнесение отживших слов. На самом деле торжественность есть возвышенное приношение всех лучших чувств, есть напряжение всех превосходных энергий, прикосновение к следующим вратам".

"Не покой, не удовлетворение, не конец, но именно начало, именно решимость и шествие по пути Света".

"Не случайно твержу о торжественности: ведь это пища сердца".

Потому: "К мирам высшим поведет любовь торжественная, прочие виды любви не найдут пути в Огненном Мире. Но торжественность, к которой пытаюсь приучить вас, ведет в самые пылающие волны достижений. Не проста благодать, являющаяся среди торжественной преданности, но прекрасен доспех торжественности".

"Среди тления и разрушения какая торжественность? Но для торжественного сознания разрушения не существует. Оно немедленно покрывается куполом воссоздания во всей прекрасной утонченности. Так отражение торжественности недаром считается лучезарным". "Не осуждением, не раздражением, но торжественностью мы готовимся к великому шествию".

"Люди не понимают, что они представляют собой конденсатор и трансмутатор энергии. Так, при порче множества подобных аппаратов это распределение энергии расстраивается, и немногие тонкие сердца несут давление, которое должно было бы распределяться по всему миру. Солнечные натуры несут на себе упор огненной энергии и должны отвечать за миллион трутней".

"Перед сроками космическими могут быть нагнетения и даже болезненные ощущения, потому мы советуем торжественность".

Она "собирает в себе и восторг, и восхождение, и защиту от зла, и обращение к Иерархии. Так спасительна торжественность".

"Утверждаю великое время, которое может соответствовать лишь торжественности".

"Мы требуем, чтобы хотя теперь это время было признано особенным, иначе вместо блестящей победы можно ввергнуться в разорение. Мы ведем вас к победе, и никто не имеет права мешать нам. Сейчас темные силы будут действовать ничтожными мелочами; но именно на них легко закалить торжественность".

"Мы лишь начали стезю торжественности. Если удастся ее продолжить — увидите чудеса".

"Вы должны преуспевать в усвоении торжественности. У вас должна создаться заботливость не оскорбить торжественность чем-то мелким, несоизмеримым".

Спасительна торжественность, но ее нужно воспринять и удержать. Это чувство не допускает маленьких и ничтожных раздражений и разложений.

Что особенно ценно помнить, зная о приемах темных:

"Удесятерите торжественность. Умножьте ее, как умножают лампады молитву".

Ибо: "Поверх всех сердечных достижений светит торжественность".

"Потому не только советуйте торжественность, но требуйте ее как спасение".

7 марта 1938 г.

ДВИГАТЕЛИ

Две силы продвигают нас к достижению цели: влечение, основанное на любви-желании, и необходимость.

Не только руководителю полезно разобраться в этих рычагах движения на Высоты, но и каждому, сознательно восходящему, будет не лишним так же основательно изучить процесс нарастания и уменьшения этих сил.

Влечение порождается красотою цели, красота прекрасного поднимает завесу по мере познания ее. Конечно, необходимо соответствие сознания. Лишь то, что красиво для данного человека, повлечет его к себе. Поэтому, поощряя устремление к Высшему Миру, необходимо открыть человеку ту часть его, стремление к которой уже заложено в глубине сердца. Так пережившему остро несправедливость можно указать, что Высший Мир содержит в себе абсолютную справедливость. Эту небесную справедливость можно нарисовать во всей ее красоте, и возжаждавшее сердце немедленно откликнется на зов влаги, в которой оно нуждается. Людям, стремящимся к подвигу, можно сказать, что высший подвиг живет в том мире, в котором живет вообще все высшее и прекрасное. Ведь каждый человек в глубине души мечтает о чем-то высшем. Быть может, эти мечтания еще не оформились, быть может, они еще не ясны самому мечтателю, но его всегда можно заинтересовать, указав на возможность осуществления его самых смелых мечтаний. Только очень неопытные полагают, что стремление к чему-то можно насадить извне. Можно только разбудить это стремление, извлечь его из глубин сознания на поверхность, вырастить его, разжечь, да и то только в том случае, если пробил срок его пробуждения. Вот почему бесполезно повторять зов там, где на него не ответили немедленно. Лишь переждав значительный промежуток времени можно повторить зов.

Если любовь-желание покоятся в сердце, то никакие силы не могут подавить их, ибо все препятствия лишь разжигают и увеличивают эти силы. Так, с одной стороны влечение красоты, а с другой — силы сопротивления растят устремление. Лишь любовь и желание, которые покоились в рассудке и еще недостаточно окрепли, без особого труда подавляются препятствиями. Здесь есть аналогия с физическим огнем: если легкий ветерок легко задует пламя спички, то никакой ветер уже не загасит костер. С ростом сознания растет представление о прекрасном, а, следовательно, и увеличивается сила влечения к нему и отвращение к безобразию. Сознание растет знанием, расширение знания-опыта усиливает устремление.

Другой двигатель — необходимость — вызывается стечением внешним обстоятельств жизни. Если вода будет наступать, то люди будут вынуждены подниматься в гору, — так состоится восхождение путем необходимости. Конечно, худшим видом необходимости будет принуждение. Этим элементом пользуются, главным образом, темные, что указывает на их близорукость, с одной стороны, и на наличие страха у притесняемых, с другой стороны. Ибо необходимость повиноваться принуждениям, в сущности говоря, не есть необходимость там, где отсутствует страх последствий неповиновения. Кроме того, принуждение — внешне, оно только потенцирует силы внутренние, и светлыми может быть использовано лишь как крайнее средство, когда надо охранить общее благо.

Так лучшим двигателем будет — любовь.

31 октября 1940 г.

ЗАПИСИ

"Записи имеют огромное значение".

(Аум, 314)

"Беспредельность" говорит, что каждая ступень эволюции имеет свою энергию, и психическая энергия есть та энергия, которая поднимет человечество на величайшую ступень в истории Земли. Невозможно себе представить те возможности, которые даст человечеству психическая энергия, если даже неограниченное и грозное понятие Беспредельности будет утверждено. Страшный Суд, возвещенный Заветами, есть приход психической энергии, ибо, непринятая, она будет пламенем пожирающим, но принятая сознанием — окрылит, откроет спавшие центры для полета в запланетную даль. Так в овладении огненной энергией сложится все будущее и решится участь Земли. И если это так, то как же должны стремиться мы к осознанию ее, помня, как ценно время, помня, что "осознание есть уже почти овладение". "Но прежде осознания — говорит Учение — нужно научиться внимательности". "Поэтому — говорится дальше — очень полезны ЕЖЕДНЕВНЫЕ записи". Даже спящая внимательность пробуждается ежедневными наблюдениями.

"Записывайте все особенные случаи. Только запись сохранит многие замечательные явления, они иначе тонут в сумерках безразличия… не стыдитесь записывать хотя бы кратко, что вам кажется особенным. Не взвешивайте, мало или велико, но считайте по необычности…". Многие скажут, что необычайное случается слишком редко, что же будем записывать каждый день? Но Учение отвечает:

"Каждый день нечто необычайное происходит. Не нужно считать, что имеют значение лишь какие-то потрясающие явления, иногда уловление мысли или нахождение нужных страниц может дать очень показательный пример работы психической энергии". "Ужас в том, что лучшие проявления энергии не вызывают внимания. Можно припомнить, когда люди видели и слышали очень замечательное, но закопали среди отбросов"."… известно, что открыть закрывшийся сосуд можно, или разбив его, или найдя тончайший ритм. Так и в прочих проявлениях… нужно привыкать не ждать явлений со слоновой поступью, но знать лет бабочки". Многие мечтают об огненных видениях, тогда как от появления намека на призрак слабое сердце уже готово расколоться. Конечно, большие явления могут открыть сосуд возможностей, но это будет слишком рисковано для жизни, и большинству остается вспомнить тончайший ритм.

Но Владыка говорит: "Почему настаиваю, чтобы записи велись ежедневно? Чтобы ритм не нарушался"; так, сопоставляя две приведенных цитаты, мы открываем глубокий смысл ежедневных записей. Но кто-то все-таки будет упрямствовать, самоуничижаясь. Приведем ему следующие слова Учения, уже отрезающие всякое отступление: "КАЖДЫЙ может наблюдать явления психической энергии в ЛЮБОМ месте и в ЛЮБОЕ время. Нужно сосредоточить внимание и хотя бы кратко отмечать замеченное проявление. Наверное, среди таких заметок будут и ненужные, но этим не следует смущаться".

"Записи, — говорит Владыка, — имеют огромное значение, ибо проявления психической энергии необычайно быстро забываются".

Исследуя Учение и указания с Гор, мы можем прийти к выводу о необходимости разбить записи на девять основных групп, ибо это может помочь углублению наблюдений, с одной стороны, и даст новоначинающим ясное представление о том, что может быть занесено в книгу записей с наибольшей пользой. Эти девять групп следующие:

1. Проявления чувствознания. Пример: сегодня, идя по улице, внезапно вспомнил Г., о котором, не видя его уже три года, совсем забыл. Не пройдя и двух кварталов, столкнулся лицом к лицу с г-ном Г., появившимся из-за угла. Или: отправляясь в деревню Н., чувствовал тоску и нежелание ехать, похожее на предчувствие. Приехав в Н., подвергся нападению засевшей в деревне засады и едва спас жизнь. Или: во время рукопожатия с новопредставленным г-ном Б. почувствовал скользкое отвращение; через три недели записано, что Б, оказался предателем. Или: слушая объяснения секретаря, смотрел ему в глаза и почувствовал, что он лжет. Проверил и обнаружил. Эти три дня чувствовал, что что-то надвигается, и, действительно, через три дня наступило тяжелое жизненное испытание. Можно много привести примеров, когда сердце, наполняясь психической энергией, уже не смущаясь сроками, проникает в будущее своими излучениями и несет предвестие наступающего, когда сердце, не смущаясь расстояниями и материальными преградами, своими излучениями соприкасаясь с сущностью людей, мест или кармического узла, телеграфирует, как верный разведчик. От таких случаев недалеко и до тех моментов, когда сердце, соприкасаясь с высшими сферами, принесет и высшее сверхзнание.

2. Проявление огня, когда мы видим, слышим, осязаем и т. д. огонь. Эти проявления Огненного Мира могут быть чрезвычайно разнообразны. В Учении упоминаются следующие: самозажженный и не жгучий огонь, звезды и искры цветные, вспышки пламени. При этом Учитель советует замечать, в каком состоянии находились испытавшие явление, какие были окружающие условия, при каких мыслях появляются, например, звезды, их окраска и величина. Эти наблюдения не будут носить только зрительный характер, но, как говорит Владыка, даже искры "начнут скоро сливаться в пламя нового понимания основ", т. е. переродят мировоззрение и понимание основных истин. Также различные звучания могут быть очень значительны. Например, струна в воздухе, звон колокола без колокольни, различные шумы и звоны в глубине слухового аппарата без внешних причин. Будет важно отметить, когда и при каких условиях, которые могут быть чрезвычайно индивидуальны, все упомянутое происходило. Конечно, не менее значительны и запахи, которые могут раскрыть сущность тонкого окружения. Можно иногда ощутить во рту вкус металла и т. д.[2]

3. Проявления Тонкого Мира, сливающиеся с последними из приведенных явлений Огненного Мира, но весьма различные в зрительном отношении. Соприкосновение с жителями Тонкого Мира и многие другие "сверхъестественные" явления, а также все, связанное с выходом, полным или частичным, тонкого тела. Но эта область не требует примеров, ибо проявления ее всегда производят резкое впечатление и вряд ли пройдут незамеченными, чего нельзя сказать про явления огня, где быстро находят подходящее объяснение и так же быстро забывают.

4. Замечательные сны. Это целая обширная область записей, могущих приобрести исключительно важное значение, коль скоро осознано приобщение во время сна к Тонкому Миру. Во сне можно видеть прошлое и будущее. Во сне можно получать предупреждения и указания. Во сне можно участвовать в делах Тонкого Мира — сражаться и побеждать земных врагов и получать различное знание. Та же мерка — необычайность — подскажет, какой сон надо записать. Во сне возможно многое невозможное сейчас на земле — даже с Иерархами возможно встретиться во сне, сохранив реальность ощущений.

5. Замечаемые знаки. "Каждому из позванных буду давать знаки, — говорит Владыка, — но надо принять их". Трудно заметить эти вехи, часто посылаемые для облегчения кармы. Они могут быть и во сне и в повседневной жизни. Они могут быть как случайное сочетание обстоятельств и как одно слово или одна буква. "Иногда — говорит Учение — вызывает удивление, почему знаки из Тонкого Мира так странны и нуждаются в размышлении и толковании. Причина этого — закон кармы. Именно размышление и толкование уже возбуждают самодеятельность и таким образом облегчают и даже не зарождают карму… Высокие Существа и хотят намекнуть о многом, но рассеянность людей мешает дойти таким ценным советам. Не только из Тонкого Мира, но и в земном существовании применялись притчи как средство косвенного указания. Но история отмечает много случаев неприятия самых спешных советов"… Каждый из нас может посетовать на свою внимательность, прочтя следующие строки "Озарения": "Даю знаки каждый день…" "Пусть сотрудники поймут, — читаем в Мире Огненном — что каждый знак имеет назначение…" "Можно привыкать, что каждая весть от Нас есть нечто нужное. Пусть это будет одно слово или одна буква, но если она послана, значит это нужно". Но, говорит Учение, "немногие понимают значение бдительности, для остальных руководство требуется в резких и повторных наставлениях, которые не могут не затронуть кармы. Но только огненное сердце поймет скрытое значение тонких знаков", потому хватит о знаках, ежедневные записи помогут и тут, они помогут также не забыть предупреждение, но только воля и энергия, только удесятеренная зоркость помогут отклонить надвигающийся рок.

6. Явления организма, связанные с пробуждением центров и космическими явлениями. Особенно замечательны эти записи бывают при сопоставлении с записями других. Различные боли и чувствования в один и тот же момент дадут яркое доказательство влияния космических токов на чуткие организмы. Различные боли могут предшествовать космическим катастрофам, а также предшествовать раскрытию центров, что будет очень важно для других в то время, когда начнется пробуждение центров у многих.

7. Чувствования и пробуждения духа. Эти порывы беспричинной тоски или радости, припадки подавленности или сияющей легкости могут предшествовать тем земным событиям, выявление которых не замедлит последовать. Эти чувствования могут отразить и состояние Тонкого Мира и Земли. Эти чувствования духа Владыка называет очень важным показателем. Эти записи могут показать, насколько астрология или, вернее, астрохимия близки к нашей жизни и насколько близки мы к участию в жизни дальних миров.

8. Мысли, носящие характер идей или откровений. Эти мысли, как бы приходящие извне, могут стать не только нашим сокровищем, но и сокровищем всего человечества, если мы утвердим себя смелыми приемниками. Сколько сокровищ скользит мимо предубежденных умов, привыкших к формам лишь дедушкиных туфель, но невероятная мысль уже будет необычна.

9. Утверждаемые и изживаемые качества. Каждый день, просыпаясь утром, мы записываем в дневник какое-нибудь качество, которое решаем не допускать или утверждать в течение всего дня, например, раздражение, грубость, ложь, выдержанность, внимательность и т. д. Это очень поможет искоренению нежелательных привычек и заменит их новыми и полезными качествами. Для этого мы можем завести листок, разделенный пополам. Направо мы занесем наши положительные качества, налево — отрицательные. Различные поступки будут открывать нам наличие тех или иных качеств, не замечаемых прежде, и так мы будем обогащать наш листок — своеобразный аттестат сущности. Мы сможем прислушиваться к мнениям других — ибо говорят, что со стороны виднее. Так мы можем ежедневными ударами выковывать из себя тех, кто действительно может назваться воином Владыки. Записи помогут и здесь.

Теперь остается только воскликнуть — когда же все это можно успеть? Но это только кажется, ибо записи не потребуют много времени, и если полчаса будут вырваны из суеты дня, то можно быть уверенным, что они окупятся во сто крат.

30 октября 1938 г.

ЕЩЕ О ЗАПИСЯХ

"…от первой искры до пространственного Огня".

Приближение и приобщение к стихии огня не может быть чрезмерно резким. Самое постепенное овладение будет наиболее отвечать усвоению этой опаснейшей и великой стихии. Между тем, среди стремящихся стезею огненной Йоги находится немало тех, кто, ожидая чудесных проявлений огня, пропускает мимо многие замечательные и тончайшие знаки. Бывает и так, что эти как бы мимолетные касания очень скоро и крепко забываются, в результате чего нечто действительно существовавшее перестает быть существующим в данный момент, тем самым затрудняя дальнейшее продвижение, ибо эти знаки огня бывают неповторяемы или, по крайней мере, не повторяются бесконечно там, где зоркость не утверждена. Бывает и так, что замеченным знаком намеренно пренебрегают как слишком "малым и незначительным". Как будто малая звездочка не будет таким же доказательством, как пламя величиной с кулак. Но бывает и так, что не вызывают внимания лучшие проявления огня. Учение говорит:

"Ужас в том, что лучшие проявления энергий не вызывают внимания. Можно припомнить, когда люди и видели и слышали очень замечательное, но закопали среди отбросов. Какие преображения нужны для глаза человеческого?"

"Когда он видит и ощущает самозажженный и не жгучий огонь, он решает — электричество. Когда он слышит струну в воздухе и звон колокола без колокольни, он решает нечто смутное о звуковой волне."

"Когда он видит цветные звезды около себя, конечно, он собирается к окулисту. Когда он видит образование в пространстве, он думает о метеорной пыли. Когда он ПОЛУЧАЕТ ИЗ ПРОСТРАНСТВА ПРЕДМЕТЫ, он только заподозревает соседа, дальше этого его воображение не работает. Но почти никогда он не обращает внимания на явления своего организма. Между тем из этих маленьких наблюдений слагается великий опыт."

"Заключение не должно быть подсказано приказом, но должно пройти каналы психической энергии. Будем присматриваться". — Так заканчивает Вл. главу 378 "Агни Йоги".

Друзья, какое же заключение ждет Владыка от нашей чуткости?

О записях, о записях важных, необходимых, о записях самых простых говорят все книги Огненного Учения. То там, то тут мы читаем настойчивый совет — "записывайте, записывайте просто и коротко — кладите камни в фундамент постройки, из которой вырастет незыблемое здание Будущего".

18 октября 1938 г.

БИТВА ШУМИТ

"Битва преобразится в нагнетание энергий".

(Иерархия)

Опять битва принимает угрожающий характер. Опять друзья, сбитые с прежних позиций, не хотят рассмотреть причины поражений, не хотят признать своих промахов, но предаются разлагающему унынию и обвиняют других в том, в чем они виноваты сами.

Конечно, если бы каждый из нас взглянул на свое положение со стороны, то картина разгрома представилась бы куда полнее и убедительнее, но беда в том, что самость мешает рассмотреть положение в истинном свете. Как редко мы сознаем, что находимся на краю пропасти и продолжаем неосмысленно махать руками там, где от малейшей неосторожности может зависеть наша дальнейшая судьба. Но все же в редких случаях возмутившаяся мысль может взметнуться вверх и обозреть сражение. В этих случаях можно понять, насколько недопустимо дальнейшее отступление, и вспомнить слова Учителя:

"Непростительно уходить в низкое состояние, когда открываются отверстые очи. Попомним, каким трудом пробивается физическая оболочка, какие меры применяются, чтобы сдвинуть сознание после напряжения! Можно ли обращаться вспять?!" (Сердце, 76).

И когда понимание случившегося блеснет в затуманенном сознании, то каждый из нас уже твердо знает, что в основе всех наших неудач кроется причина лишь одна — ослабление связи с Иерархией. Если бы серебряная нить не была загрязнена, если бы не было предательского неверия и преступного малодушия, то разве возможным было бы отступление. Обычно друзья понимают, что сказанное — незыблемая Истина. Но редко кто отдает себе отчет в том, что именно полагает преграду для соединения с Иерархией. Присущее свойство самооправдания мешает усмотреть главные ошибки и зачастую видит их там, где их нет, для того, чтобы не признать за ошибку то, к чему стремится, чего желает наша несовершенная половина. Такая попытка обмануть самого себя среди битвы рождает ужасные последствия. Конечно, те, кто играет с понятием битвы, могут надеть на себя картонный доспех, но если неприятельский меч вонзится в его тело, то пусть он не говорит, что смертельная рана нанесена не по ходу действия.

"Просветленное сознание не скрывает от себя битву и, приготовленное Учением, способно преломить любую злую стрелу о щит озарения. Даже слышен треск разрушенного неприятельского удара". (Иер., 261).

"Многие удары готовятся, — говорит Учитель, — нужно притянуться к Иерархии из всех сил! Нужно напрячь все внимание к советам Нашим! Говорю не отвлеченно, но к приложению". (Иер., 262). "Каждый совет Наш уже дается много раз, но жизнь людей не изменяется" (Иер., 263).

"Вот говорим о прямом устремлении к Нам. Говорим о пользе и удаче, истекающих из такого обращения. Казалось бы, заманчиво испытать это средство, но многие ли пытаются идти этим путем? Между тем, каждый испытавший Нашу панацею скажет, что совет Наш добропорядочен. Подтвердит везде и всегда, что когда мысли его пребывали с Нами, он был успешен. Каждая неудача происходила вследствие замарания серебряной нити. Как могло быть прекрасно, если бы, оканчивая день, каждый спросил себя о качестве мышления своего за эти часы. Как мощен стал бы он сознанием, что мысли его укрепили нить связующую. Появление мыслей недостойных могло бы немедленно искорениться. Но дело с людьми обстоит так, что слушают не слыша и читают не дальше глаз.

Так советую еще раз обратить Учение в потребность каждого дня. Советую наблюдать, насколько успешно будет окружающее…" (Сердце, 16).

Итак, не лучше ли вместо уныния и недостойного осуждения признать, что битва не отвлеченность и что мы находимся посередине ее. Представим ее просто. Мы устремлены, мы пылаем мыслями Великого Учения. И на огонь уже бегут ненавистники Света — тушители, и вот в яркое пламя летит предательская стрела. В это время мы сидели и читали Учение. Вдруг легкое сомнение, короткая борьба, и темная посылка отброшена знанием или преданностью. Темная стрела возвращается к пославшему. А вот задуман план разъединения, худшие свойства друзей с большим старанием выявлены темными работниками и направлены друг против друга. Но просветленное сознание раскрывает план и решительно пресекает раздражение — попытка провалилась. Даже сами того не подозревая, они служат тушителям, раздувающим их отрицательный магнетизм с тем, чтобы вызвать из нашей сущности и использовать наши отрицательные свойства. Но если мы знаем о битве, то разве позволим приблизиться? Много примеров, которые убедительно говорят за то, как ценно ввести в сознание понятие битвы, принять ее широко и стать на дозор, от зоркости которого не уйдет ничто, если он будет соединен с Иерархом.

"При Армагеддоне нужно отрешиться от условных мер" (С., 493). "Сейчас темные силы будут действовать ничтожными мелочами…" (С., 494). "Беспорядочные мысли, как вши и блохи, они поражают тонкое вещество. Они приносят часто смертельный яд. Именно малейшие мысли безумны… Как уговорить друзей, чтобы они не медля приняли к исполнению сказанное о малых мыслях! Ведь это требует лишь малого внимания и сознания ответственности". (С., 495).

"Понять нужно, что есть мысль малая. Она, как насекомое, подсекает все самые сильные побуждения. Нрав, самый настойчивый расшатывается уколами малых мыслей. Казалось бы, это повторено и уже надоело, но, когда приходит время действия, люди забрасывают себя облаком осколков малых мыслей. Самые благородные решения стираются под слоем постыдных мыслей" (С., 523)."… люди любят сказать — дайте мне сразиться с великаном, но избавьте от ловли блох. Но великаны редки, тогда как блохи бесчисленны. Нужно пройти через эти темные полчища. Нужно охранить от них дом. Яд, принесенный великаном, меньше яда блошиного. Появление великана вызовет и необычное мужество, но против мух и блох тоже нужно мужество, и обычно люди страдают от мух, но не от великанов" (С., 497).

Сказанное не отвлеченность. Один из друзей, медленно погружаясь в рутину, искал причину и долго не мог найти. И вот однажды, лежа утром в постели, увидел себя усыпанным мелкой мошкарой и малюсенькими черными червячками, ползавшими по телу. Наш друг в ужасе и омерзении принялся уничтожать насекомых, и тогда все исчезло, и он с облегчением вздохнул: мерзкий кошмар прошел. Тут же он понял, что нельзя больше давать гнездиться в ауре мелким мыслям. После чего погружение в рутину было остановлено.

Невозможно себе представить какое громадное количество сил тратится нами в мелочах повседневного бытия. Учение говорит:

"Ошибка людей в том, что они обычно предполагают энергию в крупных действиях, забывая, что по малым действиям трата гораздо больше…" (С., 37). Мы можем растратить мысль в одно и то же время совершенно различно. Можем произвести на свет малых червячков и мух в то время, когда могли наполнить пространство сверкающими искрами. Поэтому когда, обессиленные, мы делаемся легкой добычей темных, почему же виним в своем растерзанном состоянии других? Если кто-то вызвал из нас темные или красные мысли, то даже не он, но сами мы виновны в том, что позволили им проявиться. Откуда же появится радость и бодрость, если силы безумно растрачены?

Армагеддон требует максимальной экономии сил. Правильная трата в ближайшее время пополняется. Не может быть иначе, когда нить связи чиста, но запомним непременное условие помощи, запомним, что даже Владыка вынужден просить — "Помогите ясной аурой добраться до вас".

7 мая 1939 г.

ТВОРЧЕСТВО ДОБРОГО ГЛАЗА

Во всем несовершенном можно найти и светлое и темное, пусть это будет отдельный человек или общежитие, пусть это будет вещь или явление — решительно во всем найдется что-то заслуживающее похвалы и что-то достойное порицания. В самом заскорузлом разбойнике может светиться маленькая искра добра, и даже в большом человеке можно отыскать какую-то несовершенную черту. Часто нужна обостренная зоркость, чтобы заметить эти малые искры добра и зла, но любящий человек может явить прекрасный пример, как легко отыскивает он что-то светлое, неведомое другим в любимом, а самозваный судья, горящий жаждой осуждения, найдет и в чистоте, для него самого недосягаемой, какой-то отрицательный штрих. Недаром говорят, что добрый видит доброе, а злой — злое.

Так видим, что все несовершенное будет в какой-то степени и добрым и плохим и может встретить с нашей стороны различное отношение. Просто. Но в этом простом положении для носителей психической энергии открывается огромная область мысленного творчества, и все, скорбящие о несовершенстве мира, имеют прекрасную возможность приложить свои силы к улучшению окружающего.

Если мы будем думать о каком-то отрицательном свойстве знакомого, то тем самым мы вызовем это свойство к проявлению, которое, по закону, направится прежде всего против нас. Можно долгое время жить с человеком, общаясь исключительно с его отрицательной стороной, и иметь о нем самое превратное понятие только потому, что мы сами не позаботились коснуться мыслью его положительных качеств. Народ отметил этот закон и формулировал его кратко: как аукнется, так и откликнется. Так, очень часто причина недовольства окружающим и окружающими заключается в нас самих.

Говоря о взаимодействии отрицательных мыслей с отрицательными сторонами существующего, мы приходим к заключению, что эти мысли не полезны и там, куда они направлены, и нам самим; можно думать, что простая целесообразность может заставить воздержаться или, по крайней мере, стать на путь воздержания от подобного мышления. Но беря тот же закон в его положительном аспекте, мы видим, что он открывает нам особую область мысленного творчества. Это творчество не только не будет чем-то отвлеченным и далеким, но может сделаться неотъемлемой частью жизни каждого дня. Вот, например, занемог один из друзей. Это замечено и требуется помощь. Чего проще — вместо вредных и обычно безрезультатных пересудов подумать, поговорить о положительных качествах нашего друга. Поговорить с сердечной теплотой, зная, что мысли помчаться к занемогшему, вызывая к действию его психическую энергию.

Вот, например, нас пригласили на собрание какого-то полезного общества, где много несовершенного, и доброе семя еще в зачатке. Что будет, если мы злобно раскритикуем? Разрушение, вызванное проявлением хаотических частиц, — неминуемо. Но вот мы не нашли времени для осуждения. Мы заметили много полезного, утвердили его и пожелали произрастанию со всей сердечной теплотой и получили противоположный результат. А вещи… сколько друзей придет на помощь вместо ненужных врагов.

Окружающие удивлялись поступкам Светлого Художника — почему он пишет и говорит о многих "недостойных" да еще и находит столько хороших слов? Забыли, что врач нужен не здоровым, но больным.

Так, прибегая к мыслительной энергии, мы можем творить произрастание светлых зерен повсюду и в этом творчестве приближаться к Магниту нашей Вселенной — Разумному Солнцу.

Пусть глаз наш не замечает зло там, где можно заметить добро.

1938 г.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ВРЕМЕНИ

"Сердце может почуять стыд недостойной траты времени".

(А.Й., 538)

Прежде чем оценить время, нужно осознать значение мысли и понять, что наша жизнь создается нашим мышлением. Посмотрите на несчастных калек, посмотрите на великих мастеров искусства — не слепая судьба, но качество прошлых отложений мышления создали им соответствующие условия существования.

Каждая мысль отлагает в нашей сущности энергию, соответствующую своему качеству. Самая добрая мысль отложит в нас каплю полезной энергии; самая малая темная мысль отложит в нас каплю яда, которая когда-то отравит наше существование. Эти капли, превращаясь в целые потоки мысленных отложений, соединяясь, постепенно образуют мощный магнит, который притягивает нас в сферы своего проявления. Энергии, живущие в нас, стремятся к проявлению в соответствующих им сферах и создают условия нашего существования. Будучи проявлены, они утончаются, трансмутируются, изживаются.

Этот процесс известен многим, но самое явное обстоятельство обычно упускается: ведь мы мыслим непрестанно. Значит, каждое мгновение мы отлагаем в себе какую-то энергию и намечаем этим условия своей дальнейшей жизни. Почему-то думают, что карма накапливается какими-то исключительными поступками. Ведь часто мысль, заложенная в самом ярком поступке, даст отложения, которые будут ничто по сравнению с теми запасами, которые отлагались по малым каплям каждое мгновение в течение нескольких дней.

Теперь возьмем простой пример: вам представляется две возможности — пойти на пошлое собрание или провести это же время в духовном собеседовании. Три часа, проведенные различно, дадут совершенно разные накопления. Вот вам представляется возможность посудачить с "кумушками" в течение часа или прочесть за это время ценную статью. Вот нелепая церемония или рубка дров взамен. Вот скука околачивается из угла в угол, серые мелочи или изучение иностранного языка. Скажите, если вы осознали описанный процесс накопления, если вы думаете о будущем, если вы недовольны настоящим, если вы ужасаетесь прошлому, неужели же вы в этих повседневных делах, где выбор так легок, но следствия столь значительны, — вы не выберете лучшее? Ведь этими мелочами заполнена вся жизнь, ведь в этих мелочах расходуются огромные запасы мыслительных сил, ведь эти мелочи могут сложить тяжкую или прекрасную карму так же, как большие поступки.

Мы не говорим о каких-то трудностях, ибо каждый легко может найти замену темных дел чем-то светлым, полезным и приятным; скверно то, что несмотря на нетрудность этого, редко кто прибегает к нему. Почему-то считается вполне естественным допускать преступную легкомысленность. Если следствие такой дисциплины не громыхает громом, то все-таки оно огромно. Настолько огромно, что смело можно, не боясь потерь, выгнать кудахчущих кумушек, отменить самый шикарный "прием" или отказаться от приглашения на пошлый бал. "Мы имеем несчетное время для всяких подлых занятий, но не находим часа для наиболее важного". (А.Й., 451).

Конечно, дело не в балах и приемах, если нужное качество мышления может быть сохранено. Можно и на пошлом банкете мыслить об основах жизни. Но вся беда в том, что наше мышление еще в значительной степени зависит от того, что мы делаем — во-первых, и мысленная атмосфера различных мест и собраний еще слишком явно воздействует на нас — во-вторых.

Каждый из нас может назвать десятки занятий, которые он любит, которые полезны. Среди них могут быть и музыка, и пение, и чтение, и высшее творчество, и, наконец, физический труд — одним словом, все то, что в той или иной степени наполняет нас всеначальной энергией. С другой стороны, много мы делаем в силу каких-то, невесть кем установленных, этикетов, дряхлых привычек и, что еще чаще, в силу того, что мы еще не задумались над ценностью времени и не сумели правильно организовать распределение его. Бесполезно или с вредом тратить время, это значит бесполезно расходовать энергию мысли, это значить играть с огнем, это значит бесцельно расточать самое ценное свое сокровище, это значит навлекать на себя тяжкую карму.

Сейчас время необычное, грозное и ответственное. Сейчас время особенно ценно, ибо столетие прошлого оценивается в пять лет Армагеддона. Наступает предсказанный срок, который, как гигантский меч разделения, упадет на предначертанную черту. Эта черта отделит Мир Новый от старого, и тот, кто во время не успеет добежать до нее, уйдет туда, откуда когда-то с таким трудом, так бесконечно долго брел он, превозмогая невероятные трудности, к этой заветной черте.

26 февраля 1939 г.

АНТОНИЙ ВЕЛИКИЙ

"Как прекрасны поучения Великого Антония!"

(Письма Е.И.Р., т.1, стр. 490)

В 251-м году по Р.Х. пришел в этот мир Св. Антоний. В богатой, но благочестивой семье, на земле, где вновь загорелся возрожденный дух, где приняли плоть столько великих подвижников, где жил и учил Ориген, — в Египте — родился с детства отмеченный знаками Великого Служения. Теперь, когда дело, заложенное Антонием, предано поруганию и искажено до неузнаваемости, трудно даже представить себе, какое значение имело основание монашества в последнюю эпоху темного века. Сколько сердец было извлечено магнитом, заложенным Святителем, из слизистой массы человечества, чтобы запылать мощными лампадами в пустынях, горах и лесах, чтобы вдали от ужаса человеческих несовершенств своею чистою мыслью поддерживать равновесие Земли.

Св. Афанасий, жизнеописатель Антония, замечает, что призвание к подвигу обнаружилось в последнем весьма рано. Детские развлечения и игры сотоварищей не прельщали его. Склонность к уединению и стремление к чистой жизни были замечены и поддержаны родителями, бывшими его заботливыми наставниками. Однако, когда после их смерти Антонию пришлось возложить на себя тягость управления домашними делами и воспитание сестры, в нем родилось сильное желание оставить все и жить только для Бога. Так он и поступил. Так начался первый период его подвига — послушничество.

"Без поверки своей жизни жизнью других, — пишет Афанасий, — и без стороннего руководства никто не достигал высших ступеней подвижнической жизни. Примерами означенных старцев Св. Антоний поверял свою жизнь и их руководством был неуклонно направляем по пути к совершенству. Так продолжалось 15 лет. Все это время он делил между рукоделием, молитвой и размышлением об истинах учения. И однажды, когда его томил дух уныния, явившийся Ангел Божий утвердил его в этих занятиях. Питался Св. Антоний хлебом, который обменивал на рукоделие, водой и солью. Ел только раз в день, на закате солнца, нередко, впрочем, оставаясь без пищи по два, по три дня и более. Спал на голой земле, обычно очень мало, бодрствуя целые ночи и засыпая лишь на минуту. Лености терпеть не мог. И работа не выходила у него из рук почти целый день.

"Таким трудным путем шел Св. Антоний. Но, как известно, — пишет Св. Афанасий, — такая жизнь без борьбы не проходит, как не бывает света без тени. Не будь в нас греха и не имей мы врага, в нас раскрывалось бы и росло беспрепятственно одно добро. Но тот и другой есть, и никто не обходится без борьбы с ними. Надо обессилить и победить их, чтобы свободно идти далее. Без этого они будут путать руки и ноги хотящего идти праведно. Вот почему Божья Благодать, созидавшая в духе Св. Антония, вводила его в брань, чтобы, искусив его, как золото в горниле, укрепить его и дать простор их действию. Врагу был дан доступ, а подвижника поддерживала сокровенная мощь. Вражеские стрелы, говорит Афанасий, были очень чувствительны, но мужественный борец отражал их, нимало не колеблясь".

Сначала враг пытался поколебать его сожалением прошлого. Знатность, богатство, кровное родство, будто бы без причины оставленные, а, с другой стороны, трудность избранной жизни не раз вызывали в нем бурю помыслов. Но эти внушения врага были отражены. "Тогда, говорится в "Добротолюбии", враг нападет на юного борца с другой стороны, с которой он уже привык низлагать юность, и он пытается остановить Антония, вызывая в нем плотскую похоть. Борьба была столь ожесточенна и длительна, что не утаилась даже от посторонних. Враг не гнушался никакими средствами. Нечистые помыслы, раздражения тела, обольстительные образы упорно, с невероятным терпением отражал подвижник, противопоставляя им молитву, пост, бдение и утруждая тело различными занятиями. А когда враг являлся ночью, принимая обольстительные образы, Св. Антоний восторгался Горой и созерцал тамошние красоты. Наконец, испытания достигли такого предела, когда Подвижник воспылал неудержимым отвращением к насылаемым мерзостям и прозрел в обольстительной плоти червей копошащихся в зловонии разложения. Этим возмущением духа враг был опален и низложен.

"Но не все стрелы истощились у человеконенавистника. Видя покров Божий над юным борцом и зная, что этот покров осеняет только смиренных, замышляет [враг] лишить его этого покрова и насылает высокоумие и самомнение. Он явился ему в виде малого черного отрока и с притворным унижением говорил ему: "Победил ты меня", — полагая, что Антоний победу отнесет к себе, возомнит и тем отвратится от Учителя. Но подвижник спросил его: "Ты кто такой?" "Я дух блуда, — ответил отрок. — На мне лежит возбуждать похоть и ввергать в плотский грех. Многих давших обет целомудрия обольстил я, многих довел до падения, но тобою все мои стрелы поломаны и сети порваны". Тогда Св. Антоний в порыве благодарности к Учителю воскликнул: "Господь мне помощник, — и аз воззрю на враги моя". После чего безбоязненно воззрев на отрока, он сказал: "Черным попустил Бог явиться тебе ко мне в показание черноты твоих злоумышлении и отроком в обличение твоего бессилия, и достоин ты всякого презрения"; от этих слов, точно огнем палимый, бежал темный и уже больше не приближался к Святителю.

Темные, лишившись возможности действовать на очищенное сознание через помыслы, начинают действовать на него извне, и Учитель попускает это в целях преуспеяния подвижника, открывая ему восхождение на следующую ступень. Так последнее испытание Св. Антония было "страхованиями"[3]. Это была одна из самых тяжелых ступеней, когда Святитель несколько раз был в весьма трудном положении. Но та же несломимая стойкость и непоколебимая преданность Учителю пронесла над ним и эти грозовые тучи. После чего удалился Св. Антоний в пустыню, где пробыл в неизвестности продолжительное время. Никто не знает об этом сокровенном периоде его жизни. Но как из гусеницы, когда она заворачивается в куколку, под действием невидимых сил природы однажды вылетает прекрасный разноцветный мотылек, так Св. Антоний появился из пустыни для служения среди людей, облеченный мощью приказа Высшего. Он вышел, обладая даром творить чудеса, повелевать темными, прозревать мысли, властвовать над силами природы. Он имел дар видения происходящего вдали, дар откровений и видений, и слово его звучало необычайной мощью. Св. Афанасий пишет, что слово Антония проникало до сокровенных глубин сердечных. Многие вельможи и богачи бросали достояние свое, забывали знатность рода и следовали за ним. И кто, приходя к нему печальным, не получал утешения, кто, приходя гневным, не сменял гнева на кротость, кто, впавши в нерадение, не делался снова ревностным и стойким? А сколько юношей отреклись от утех и полюбили целомудрие, сколько дев, уже имевших женихов, только издали повидав Антония, уходили в монахини.

Так продолжалось служение Антония Великого, и кто сосчитает благо, принесенное им. В столетнем возрасте ушел он из этого мира олицетворение стойкого восхождения, утвердив путь, по которому прошли тысячи. Теперь, когда наступает эпоха Майтрейи, уже не нужно уходить в пустыни, уже не нужны монастыри, и перед жаждущими совершенства простирается еще более трудный, зато более сияющий путь ИНОЧЕСТВА В МИРУ.

ВЕРШИНЫ

ВЕРШИНЫ

"Истинно, нужно принять символ Вершины как восхождение духа"

(М.О., ч. III, § 22)

Как радостно взойти на вершину горы. Окончен трудный подъем, достигнута высшая точка, и чувство радостного удовлетворения охватывает человека. И неважно, какая это вершина; будет ли это небольшая возвышенность или величественные снежные высоты — чувство радости неизменно пробудится в сердце человека. Ну, а если достигнута высокая ступень в знании, в искусстве, как много переживаний тогда. Путник определяет правильность, своего пути по какой-нибудь высшей точке и к ней устремляет свой путь; достигнув ее, он опять выбирает себе, как цель, какую-то вершину и так все дальше и дальше. Много вершин на жизненном пути человека, на пути самосовершенствования можно достигать какой-то вершины каждое мгновение. Сегодня достигнутый маленький холмик, завтра — немного больший, а там смотришь — взята приступом и гора, и так все выше и выше можно идти от вершины к вершине по пути к ведущему символу — к далеким сияющим Вершинам Шамбалы. Туда, к этим Священным Вершинам, тянутся мысли последователей Великого Учения, к этим Вершинам стремятся ищущие Истину.

Читаем напутствие, явленное Учителем для восхождения.

"Как на Вершине мало места для всех, кто взойдет, так нужно понять, что восхождение не может происходить с тяжелым грузом, и нет места на Вершине всему ненужному. И дух восходящий должен постоянно помнить об отрыве от явлений привязанности к жизни будней. Склоны отвесны, и нужно помнить, что лишь подножие Вершины широко. У подножия есть место всему житейскому, но Вершина остра и мала для всех житейских принадлежностей. Виднее с Вершины явления житейские; так нужно запомнить всем о явлении Вершины и покатом склоне. При восхождении, при мужестве, при твердости, при творчестве нужно вспомнить, что узка явленная Вершина, но необъятен горизонт". (М.О., ч. III, § 19)

"Каждый ученик должен помнить, что уклонение от Вершины уводит путника от пути. Каждый лишний груз не поможет путнику. Явление Вершины остро, и каждая лишняя привязанность к Миру земному останавливает путника. Но трудно остановиться на склоне, потому будем помнить о Вершине восхождения. Трудно достичь Вершины, если дух не понимает основ Иерархии". (М.О., ч. III, § 22)

В памятные дни Великой Жертвы Христа невольно подумалось о вершинах. Разбойник на кресте достиг в одно мгновение вершины раскаяния, уверовал и был допущен в Царство Небесное. А Христос? Им была достигнута величайшая вершина жертвенной любви ко всему человечеству и указан кратчайший путь восхождения к Вершинам Духа.

11 апреля 1939 г.

НЕ МИР, НО МЕЧ И РАЗДЕЛЕНИЕ

Когда однажды Учителю сообщили о том, что где-то собралась во имя Учения группа из семидесяти учеников, Он удивился и сказал, что если из этого числа два или три ученика удержатся на стезе Учения — достижение будет велико. Не всегда вступающие на стезю Учения предупреждаются о трудности предстоящего пути. Между тем, Учение говорит:

"Главное, не говорите вновь приходящим, что Учение Агни Йоги легкое. Никого не следует совращать легкостью и сладостью… Не приближайте малосильных, они не удержат сокровище".

Так, лишь тот, кто любит трудности, кто знает, что самое ценное дается дороже всего, кто ручается за твердость воли своей — лишь тот может подойти к Учению. Что же сказать об испугавшихся трудностей еще до столкновения с ними? Конечно, они никогда не дойдут, и зная как опасно, а подчас и ужасно сворачивать со стези Учения, лучше таким повернуть от ворот, не прикоснувшись к Заветному Ключу. Истинно, лишь тот, кто пойдет к Владыке, несмотря ни на что, пойдет лишь потому, что не может не идти, как солнцу не может не петь певчая птица, пойдет, несмотря на то, что гибель будет стеречь его каждый шаг! Но много ли таких? Из всего человечества, быть может, пальцев на одной руке не хватит, чтоб сосчитать, сколько сот таких устремленных пойдет вперед и сокрушит все препятствия, как слоны сокрушают кустарники и деревья, проходя через лес.

Невозможно думать об успешности пути, если нами еще не принято твердое решение пройти через все препятствия без всяких условий и оговорок. Что бы или кто бы ни был, если он становится поперек духовного пути — он должен быть пройден. Любая преграда должна быть атакована и побеждена — тогда лишь откроется путь свободный, полный труда и достижений. Всякий подходящий к Учению и думающий, что существует какая-то преграда, которую он не сможет преодолеть, — уже предопределяет свою судьбу, уже может знать, что он лишь временный путник на стезе.

Нет непреодолимых преград! Только страх и слабость и, конечно, недоверие к Иерархии — могут шептать о непреодолимости препятствий. От нас нужна лишь твердая решимость: бороться с врагом до конца, и к энергии такой решимости Учитель приложит необходимые силы! Нет непреодолимых преград!

Наши преграды — это наши отрицательные свойства. Люди и внешние обстоятельства есть только поле проявления этих отрицательных свойств. Если кто-то не может расстаться с человеком, с которым его связывает лишь "любовь земная", он будет остановлен его собственной чувственностью; если кто-то зароется в торговые дела — он будет остановлен своим собственным своекорыстием; если кого-то задержит сын — он будет остановлен чувством кровного родства. С другой стороны, ничто, кроме отрицательных чувств, не может препятствовать продвижению по стезе Учения. Но что значит продвижение по стезе Учения, как не изжитие, трансмутация отрицательных свойств нашего сознания?

"Не мир принес Я, но меч и разделение". Каждый вступающий на духовную тропу тем самым отрекается от всех своих отрицательных свойств и объявляет им беспощадную войну. В этой войне он может быть временами неуспешным — такой период, в большинстве случаев, даже неизбежен, — но борьба не прекращается ни на минуту.

"Сегодня или завтра ты будешь гнать меня и наносить удары, но будет день, когда ты все-таки будешь уничтожен, и этот день победы будет днем раскрытия новых врат ла пути к Учителю" — так скажет своему врагу, своей отрицательной стороне, претерпевающий временное поражение, зная, что поражения не могут продолжаться бесконечно. Сердце должно подсказать, когда дальнейшее отступление становится недопустимым.

Если подходящий к Учению может поручиться, что нет ничего и никого, перед кем или перед чем бы он опустил свой меч духа, Стезя Учения будет для него стезею битвы, стезею вечных и неотъемлемых завоеваний, возносящих сознание в Мир Красоты — Мир Огненный!

8 февраля 1943 г.

ЧТО ТОРМОЗИТ ПОЗНАНИЕ

Знание есть величайшая сила, и именно поэтому развитие знания не может быть оторвано от развития нравственности. Всем понятно — в какой бы хаос обратили мир аморальные люди, вооруженные огромным знанием! Существует закон, направленный Иерархией Света, нормирующий соотношение знания и человеческой морали: лишь прогрессируя этически, мы насыщаемся знанием, и, будучи задержаны в первом, мы неминуемо задерживаемся и во втором.

Те, кто говорят о своем желании познавать дальше и выражают недовольство тем, что знание ему не дается, пусть обратят внимание на свое моральное состояние, пусть сделают дальнейшие шаги на пути самосовершенствования и тогда — знание придет.

Могут возразить, что именно знание просвещает сознание и трансмутирует отрицательные свойства. Безусловно, это так. Но, не закончив трансмутацию одного, нельзя приниматься за другое. Каждый получает знание достаточное для какой-то трансмутации, но если последняя не закончена, то бесполезно давать знание, пригодное лишь для следующей ступени. Следует помнить, что трансмутация идет в определенной последовательности, и лишь проходя одну спираль, мы вступаем на следующую — перепрыгнуть невозможно!

Кроме того, мало лишь получить готовую формулу, получить знание и усвоить его, но необходимо проработать его, расширить, испытать, и потому не правы те, кто торопятся и, не усвоив одного, уже требуют другого.

Если знание ведет к овладению собой, то оно также, следовательно, приводит к возможности владеть и другими. В этом кроется опасность для властолюбивых людей. Конечно, некоторые люди имеют право власти над другими, ибо власть есть утверждение силы, заработанной трудом и страданиями, поэтому приложившие меньше труда и усилий справедливо подчиняются преуспевшим. В этом залог и их успешного развития. Но всякое эгоистическое использование власти лишает последней своего носителя и может даже поставить его под власть подчиненного. Для осознавшего этот закон единственным правильным взглядом на власть будет взгляд на нее как на ответственность за низших перед стоящими выше.

Падение царей, падение главенствующих народов есть следствие того же самого закона.

Мы получаем знание не только для себя, но также и для того, чтобы отдавать его другим разумно и правильно. Уча других, мы учимся сами. Поэтому взыскующий знания и недовольный неполучением его пусть посмотрит еще на одно обстоятельство: а поделился ли он с другими полученным ранее, а правильно ли роздал его, если это и делалось?!

Итак, осмотрим сосуд свой, если знание прекратилось, и когда он будет исправлен, потоки знания наполнят его снова.

Неуместны жалобы и недовольство. Как бывает в большинстве случаев — причина их кроется в нас самих.

17 сентября 1941 г.

ПСИХО-МАГНИТНЫЕ УЗЫ

Мы знаем, насколько реальна мощь, связующая двух или нескольких людей. Ни страдания, ни расстояния, ни даже сама смерть не могли, не могут разорвать незримые нити, связующие людей. Если самые страшные обстоятельства не всегда могут порвать эти нити, то еще реже сам человек, часто даже очень желая этого, не в состоянии разрушить их, по крайней мере, в короткий срок. Действительно, вещество, из которого сотканы эти нити, весьма прочно. Быть может, из земных вещей лишь нить нерва может уподобиться ниточкам связи: так же медленно должна она отмирать, так же болезненно она обрывается, так же должна быть питаема.

Если вы спросите человека, страданием сжигающего соединительную нить, что надо сделать для того, чтобы порвать ее окончательно и получить облегчение, — он скажет: надо не думать об этом человеке. Но если вы спросите, легко ли это сделать, — он ответит, что это почти невозможно. Действительно, какое длительное время требуется для того, чтобы перестать думать о человеке, о котором вы привыкли думать каждый день и помногу.

Все это указывает на то, что созданные мыслью психо-магнитные каналы, соединяющие людей, отнюдь не являются чем-то отвлеченным, но могут и должны быть исследованы.

Мы можем проследить нарождение их с момента первой, полетевшей к другому человеку мысли, через весь процесс взаимного нарастания и переплетения их до переломного падения интенсивности, до последней вспышки сгоревшего провода.

Мы даже сможем классифицировать качества этих проводов, от серебряной нити духа, связывающей Учителя с учеником, до красных нитей страсти и черной нити ненависти. Не только из мыслей любви, симпатии или ласки ткется связующий провод; нет, враги, ненавидящие друг друга, связываются подчас еще крепче, чем друзья или любовники.

Есть нити, которые зарождаются и умирают в течение месяцев или лет, но есть и такие, которые не кончаются и за пределами смерти и в последующих долгих жизнях. Это — или спасительный провод, тянущей вверх, или же тяжкие цепи, отягощающие жизнь, называемые иногда кармической связью.

Жизненность этих психо-магнитных каналов подчинена известному ритму, то оживляясь временами, то затухая совсем, Не будет удивительным, если этот ритм может быть связан с астрологическими обстоятельствами.

Все эти исследования приведут нас к тому, что мы сможем сознательно отнестись к нитям, связующим нас с другими людьми; что мы будем следить за их состоянием, укреплять их полезным цементом или, наоборот, омертвлять беспристрастным размышлением о непригодном для нас качестве этих связей. Мы не только не сможем сознательно печься о качестве и чистоте каналов, но, прежде всего, внимательно отнесемся к зарождению новых проводов и изживанию отрицательных кармических связей.

Улавливая приходящие извне мысли, чувства и настроения, можно добиться такой четкой распознаваемости, чтоб знать наперед, по какому каналу пришла радостная или печальная весть, и энергия наша не замедлит помчаться в нужном направлении, действуя как автомат.

Вначале человек может связаться лишь одним из своих качеств с родственным качеством другого, но затем неизбежно касание с другими качествами и свойствами. Среди последних могут оказаться не только чуждые, но и противные. В этом случае нередко происходит мучительная борьба, которая должна кончиться или разрушением канала связавшего, или рабством у притянувшего магнита.

Наша задача — направлять лучшие мысли и чувства на укрепление нити, связующей с Учителем. Только достаточно прочной нитью можно сейчас удержаться среди будущего хаоса.

1 ноября 1941 г.

ПСИХИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ

Психическое взаимодействие людей может быть проверено очень легко. Вероятно, все знают, что в то время, когда встреча с одним человеком обессиливает, встреча с другим наполняет энергией. В то время, когда один пробуждает в нас самые светлые свойства, другой вызывает самые отрицательные. Конечно, для этого не надо ни слов, ни действий, достаточно одно лишь психическое сближение, чтобы немедленно установить качество психического воздействия.

Достаточно чуткий наблюдатель, пользуясь этим обстоятельством, может определять сущность приблизившихся к нему людей. Это объясняется следующим образом: аура человека является одним из самых мощных магнитов. Насыщенная какой-то энергией, приблизившись к нам, она вытягивает из нашего сознания какие-то родственные ей энергии, стремящиеся к слиянию, или, напротив, она вызывает отталкивание противоположных ей сил. Кроме того от нас самих зависит, отдать ли нуждающейся в силах чужой сущности запас своих сил или воздержаться от этого. Отдавая свои запасы всеначальной энергии, мы обессиливаем и чувствуем упадок. Очень многие люди являются подлинными вампирами, и лишь немногие отдают свою энергию.

Принимая во внимание то обстоятельство, что нас окружает постоянно целый сонм тонких сущностей, и углубившись в свои чувствования, мы можем замечать приближение и невидимых сущностей, вызывающих в нас соответственные ощущения. Так, светлые сущности вызывают приятное, радостное чувство, в то время как темные причиняют даже ощущение холода, страха, омерзения, гадливости и т. д.

Так же, как некоторых людей душит зловоние кухни, а других, напротив, привлекает, так же различные ароматы и испарения привлекают к себе сущностей родственных энергий. Не следует забывать, что мысль может быть питаема запахом. Тонкая мысль требует и тонкого аромата, грубая и скверная мысль питается зловонием, а качество мышления выражает нашу сущность.

Приближение особо мощной ауры может вызывать в нас к действию силы, о существовании которых прежде мы даже и не подозревали. Они спали, находясь в состоянии потенции, а аура уже зажженная этими свойствами, своим притяжением вызвала их воспламенение. Много существует людей, которые "губят" жизни, запаливая отрицательные свойства, но есть и Светлые Факелы, зажегшие нас лучшими устремлениями. Конечно, притяжение и тех и других обусловлено кармическими причинами. Очень часто приближение ауры вызывает не только мгновенное притяжение, но и длительное слияние, пока это притяжение не будет исчерпано. Эти кармические встречи обычно с первого же момента устанавливают канал притяжения. Это не что иное, как мысленный канал, когда мы, несмотря на желание не думать, постоянно

думаем о данном человеке в соответствующем аспекте. Разрушение кармического канала — вещь необычайно трудная: этот поток мыслей взад и вперед и есть те цепи, которые тяготят многих. Мы должны быть очень осмотрительны, устанавливая каналы.

19 апреля 1941 г.

ЭКОНОМИЯ СИЛ

В условиях битвы вопрос о сохранении энергии приобретает чрезвычайное значение. Тот, кто хотя бы однажды оценил свое духовное, творческое состояние, — будет всегда заботиться о максимальной бережливости, зная, что духовно-творческое состояние нуждается в запасе и нагнетении сил.

Почему-то думают, что энергия растрачивается в каких-то чрезвычайных действиях; между тем трата энергии по мелочам — гораздо значительнее. Иногда даже наоборот: чрезвычайные обстоятельства нагнетают энергию, в то время как расход по мелочам не восполняется, но, вследствие непрерывной утечки, в конце дня обнаруживает сильный перерасход.

Трата энергии может быть не только нецелесообразной, но и вредной. Человек, имеющий дурные привычки, напоминает дырявый сосуд. Если для одних дыры дурных привычек не так страшны ввиду огромного прихода сил, то для других эта постоянная утечка может быть роковой.

От раздражения, пожирающего силы, до неосмысленных маханий руками и ненужной болтливости — в течение дня тратится чуть ли не большая половина сил, которая, будучи сохраненной, могла бы зажечь радостное творчество и просветить сознание духовностью, способствовать отражению хаоса и натиска врагов, уводить выше — по ступеням духовного совершенствования.

Полезно учесть то обстоятельство, что очень часто энергия расходится от соприкосновения с различными людьми и атмосферой различных мест.

Отдача энергии людям также должна быть подчинена принципу целесообразности. Вопрос этот принадлежит к тем деликатным вопросам, которые разрешаются только сердцем. Но можно видеть, что насыщение вампиров — ни к чему хорошему не приводит. Также нет надобности заливать энергией там, где вполне достаточна небольшая посылка. Иногда даже наоборот: дать слишком много — значит вызвать нежелательные и вредные последствия.

Конечно, многие согласятся с вышесказанным и экономию энергии начнут именно за счет выдачи другим, а борьбу с разбазариванием энергии в напрасных мелочах оставят на второй план.

Посещение мест, окруженных отравленной, зловонной или дымной атмосферой, без крайней нужды — поистине преступно. Между тем, как часто это делается по недостаточной сознательности и легкомыслию. Мы даже не всегда заботимся о чистоте воздуха в тех помещениях, где проводим большую часть жизни, хотя отлично знаем, как пагубно отражается на состоянии мышления, здоровья, жизнерадостности скверный воздух домов. С другой стороны, имея возможность побывать на лоне природы, в саду — одним словом, имея возможность подышать чистым и полезным воздухом, мы не только не пользуемся этой возможностью, но часто, наоборот, меняем ее на посещение отравленных мест.

Конечно, хаос часто вырывает из нас драгоценную энергию и распыляет (заработанное таким трудом!) ценное вещество. Многое теряется в минуты постыдной слабости, но в эти минуты полезно помнить, что мы расходуем не только свои силы, но и силы Иерархии. Стыдно отяготить еще больше Тех, Кто и без того испытывает страшное напряжение. Кроме того, получается скверное сотрудничество, а кто же ценит скверных сотрудников!?

Раздражение, обида, недовольство, уныние, грубость, пошлость, болтливость, безделие, обжорство, курение, неосмысленная трата мускульной энергии — можно назвать десятки ненужных и вредных явлений, обуздывать которые не представляет значительного труда. Зато даже небольшой контроль в этом направлении дает силы, зажигающие прекрасное творчество, устремляющие в сверкающие области духа.

Воплощаясь на земле, мы имеем определенный запас энергии, которую должны или трансмутировать или напрасно сжечь. Когда эта энергия, если не было несчастного случая или самоубийства, израсходована, наступает "смерть", и ничто уже больше не удержит нас на этом плане. Однако, творческая трансмутация удлиняет, а хаотическое сжигание укорачивает жизнь.

Люди, укоротившие жизнь прожиганием своей энергии, кроме возможных осложнений и здесь, на земле, в виде одержания, сумасшествия, болезней и т. д., еще испытывают много неприятного и тяжелого после смерти из-за печального состояния своего тонкого тела, обезображенного и ущемленного последствиями "прожигания жизни". Что касается "умноживших талант" — посмертное состояние их прекрасно и радостно!

Человек всегда будет оповещен об истощении сил тревожным сигналом, и благо будет ему, если вовремя он позаботится об их умножении, сохранении и экономии.

Многие неприятные и даже роковые осложнения возникают на пути тех, кто не в пользу блага нарушает равновесие между целесообразным и вредным расходом своих сил.

10 сентября 1941 г.

КАК БОРОТЬСЯ СО СВОИМ НЕСОВЕРШЕНСТВОМ

"Самый сильный тот, кто победил себя".

Как бороться со своими отрицательными свойствами? Не один раз этот вопрос встает мучительной проблемой для каждого, вступившего на путь сознательного самосовершенствования. Не однажды с таким вопросом обратятся молодые к более опытным. Поэтому каждый не только должен сознавать эту проблему, но и достаточно ясно формулировать ее в своем сознании.

Все люди, на что-то годные, так или иначе борются с тем или иным недостатком своей природы. Но в огромном большинстве случаев это делается совершенно бессознательно. Среди таких бессознательных и малосознательных борений виднейшее место занимает способ насильственного погашения отрицательных свойств волею рассудка. Не раз уже приходилось говорить, что этот способ отнюдь не избавляет нас от зла, но наоборот, лишь потенцирует силу отрицательных свойств. Приказ себе не делать чего-то мгновенно усиливает в нас желание сделать запрещенное; недаром существует пословица: "запретный плод сладок". Усиление желания требует усиления воли. Обычно борьба между желанием и волей рассудка кончается тем, что ограниченная (у большинства людей) воля исчерпывается, а желание, скопленное за искусственной плотиной, прорывается и затопляет сознание злом. Невозможно, запруживая реку, возводить плотину бесконечно; рано или поздно воды прольются, и в долине, казалось бы осушенной, разразится небывалое наводнение: так внешне исправившийся человек вдруг становится во много раз худшим.

Итак, мы не можем запереть в своем сознании бьющий из него поток энергии, но мы можем сделать так, что вместо разрушения, направленный в ином направлении, он даст прекрасные, плодотворные следствия.

Всякое психическое движение рождается двумя импульсами: притяжением и отталкиванием. Для того, чтобы двинуться по лестнице самосовершенствования, необходимо или полюбить прекрасное, или почувствовать отвращение ко злу. Кто-то жалуется, что, поняв всю непристойность тяготения к чему-то отрицательному, он все же не может оторваться от слияния с этим злом. На это ему возражают: "Значит, вы недостаточно осознали, что поведение ваше непристойно". Именно осознание зла дает отталкивающий от него импульс. Именно только сам, глубоко ощутивший безобразие зла, почувствует к нему отвращение."Это плохо", — сказал кто-то, являющийся авторитетом. Вам стало неприятно и стыдно за то, что вы делаете плохо. Вы чувствуете желание не делать так, но именно в этот момент вы также чувствуете как бы невозможность оторваться от слияния с "плохим". Но почему? Потому что вы САМИ еще не осознали, что это действительно плохо. Пока вы не ощутите зловоние вещи своим собственным носом, гримаса отвращения не появится на вашем лице. Но, чтобы получить эту гримасу, нужно взять и понюхать. Так мы должны изучить оборотную сторону медали прельщающего нас зла, мы должны изучить рычаги, устремляющие нас к нему, причины и следствия наших отрицательных свойств.

Зла нет, есть только отсутствие добра. Ведь этот человек — трус лишь потому, что в нем отсутствует мужество. Тот человек ненавидит всех лишь потому, что он никого не любит. Но много примеров, утверждающих сильную связанность двух противоположений. Любовь переходит в ненависть, и "от ненависти до любви — один шаг". Эти противоположности являются лишь полюсами одного и того же. Таким образом, увеличивая добрую часть, мы тем самым уменьшаем злую. Значит, у каждого нашего отрицательного свойства необходимо найти его положительную противоположность и развивать это доброе качество, не обращая внимания на временное сопротивление отрицательного свойства[4]. Конечно, этот процесс будет нелегок: он потребует громадного напряжения, но другого способа превратить злое в доброе не было и нет.

Таким образом, утверждая доброе и познавая злое, мы получаем два импульса, двигающие нас по одному направлению — к Учителю.

11 апреля 1941 г.

НЕ ИЗВРАТИМ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ

"Тонка граница между самосовершенствованием и угождением себе"

Можно говорить, писать и думать о самосовершенствовании, можно не только убедить других, но даже самого себя, что наши действия совершаются во имя этого высокого понятия, и все же все это, похожее лишь внешне на самосовершенствование, будет ничем иным, как ханжеством или самоуслаждением.

Приступая к сознательному самосовершенствованию, мы тем самым должны стремиться не к формальному выполнению предписанных правил, но к четкому, доскональному умению разобраться в качестве тех побуждений, которые толкают нас к выполнению того или иного мероприятия.

Действительно ли за нашими действиями кроется искреннее желание улучшить себя? Быть может нам просто лестно заслужить похвалу и восхищение других; быть может, это просто попытка взобраться наверх, чтобы с тем большим презрением взглянуть на "стоящих ниже". Среди последних могут оказаться ненавистные люди, от которых зависим мы в повседневной жизни. В этом действии гордецы, поставленные обстоятельствами в зависимость от низших сознаний, могут находить своеобразное утешение.

Нередко бывает, что свое устремление к "румяной добродетели" люди считают действительным самосовершенствованием. Они увлекаются легко достижимыми "елейными благостями", позволяя гнездиться в своем сознании злобности, гордости и т. д. Всякое нарушение этих мелких "благостей" почитается ими как ужасное преступление, которое они не прочь наказать с примерной жестокостью. Злобное осуждение нарушивших румяную добродетель не покидает их уст. Ослепленные, они не видят, что очень часто эти нарушители несравненно выше их, ибо обладают внутренними качествами любви, не доступной "елейным фарисеям".

Надо сказать, что совершенствующийся человек, познавая свои отрицательные свойства, естественно, тем самым глубже познает человеческую природу и легко замечает эти отрицательные свойства в других. Но будет ли он на правильном пути, если все это приведет его к ненависти, отвращению и осуждению тех людей, темные стороны которых ему приходится наблюдать? Не должно ли познание своих несчастий привести к пониманию и вмещению несчастий других, не должно ли это вызывать вместо осуждения — сострадание? Не покажет ли это осуждение, что человек вместо совершенствования впадает в самое убогое и отвратительное изуверство?!

Очищая свое сознание от отрицательных свойств, утверждая свои качества, мы тем самым приближаемся к Учителю, мы тем самым поднимаем других, способствуя возвышению всечеловеческого уровня. Чем более совершенно наше сознание, тем плодотворнее можем трудиться мы для Общего Блага, тем большие и ответственные задачи могут быть поручены нам Зодчими Миростроения. Конечно, самосовершенствование самое выгодное занятие, но думают ли о выгоде понявшие в сердце своем, что "нет выше любви, творимой ради самой любви".

8 октября 1941 г.

ВОЗМОЖНОСТИ И ПРЕПЯТСТВИЯ

"Очень много говорят о препятствиях и очень мало пользуются ими. Понимание приложений препятствий дает радость работе. Но как только показывается препятствие, люди начинают думать о своих ощущениях, забывая, какое преимущество сложилось для них"

(Агни Йога, § 262)

Может быть, кто-нибудь скажет, что рассуждение о своих возможностях не будет добродетельным. Может быть, кто-нибудь скажет, что в них найдется что-то и от тщеславия и даже от корыстного расчета. Но духовные возможности не боятся и таких подходов. Напротив, не говоря о дерзновенных, — всякие рассуждения о высших возможностях уже будут полезны. Помните легенду о разбойнике, который из корыстных расчетов стал подражать святому и через некоторое время, действительно, стал святым. Кроме того, никто не пройдет к возможному завершению, миновав его неизбежных стражей — препятствий.

Как полезно вспомнить об уготовленном венце, когда майя затемняет взор. Часто одно лишь такое размышление уже отбросит иллюзию и избавит от сокрушенных сетований впоследствии.

Как же узнать о своих возможностях?

Прежде всего, нет ничего невозможного. Возможности каждого беспредельны. Это то, что известно многим, но, к сожалению, и то, что не многих вдохновит. Каждый захочет знать о возможностях ближайших. Но и их не трудно определить: ведь степень ближайших возможностей определяется теми препятствиями, которые видит восходящий. Ведь видеть препятствия — это значит иметь возможность их преодолеть, а за преодолением стоит достижение. Ведь это не отвлеченность: указ, прочитанный тремя, вызовет три различных переживания: один забудет его через минуту, другой через два дня отложит его применение, третий почувствует всю его неотложность и значение. Он не удержится передать его другим и будет строг в выполнении.

Можно найти и таких, которые не видят вообще перед собой никаких препятствий, почитая, что все идет гладко. Но значит ли это продвижение? Даже темные не признают их пригодность на что-то.

Итак, с возрастанием препятствий не впадайте в отчаяние, но радуйтесь возрастающим возможностям. Учитель говорит:

"Зачем — если скажу — все хорошо, будет неправда. Если скажу — все плохо, будет неправда. Не лучше ли сказать — битва и победа. Но как мне научить радости битвы".

Борьба с препятствиями может явить целую стратегию. Не умно, например, было бы бросаться очертя голову на несокрушимую твердыню, не озаботившись предварительно накоплением сил. Бесполезная потеря энергии могла бы оказаться роковой. Не проще ли было бы накопить предварительно силы, преодолевая более легкие сопротивления, т. е., окрепнув в борьбе с мелочами, нанести удар и большому врагу. Так с помощью одного врага можно победить другого, так одно препятствие помогает преодолеть другое. Даже временное поражение способствует правильному нагнетению и уравновешиванию сил.

Достичь — это значит применить Учение в жизнь, это значит встретиться с бездной препятствий, это значит получить бездну возможностей. Как просто. Но читающие Учение, сколько вынесли оттуда неотложных указов? Кто-то вступил в борьбу с раздражением и уже не раскрывал книг. Кто-то, читая утром и вечером, умиляется красивым словам, не понимая всю неотложность их применения. Действительно: всем дана бездна, но каждый отмерит себе сам.

Акбар Великий в особую книгу заносил имена врагов и радовался каждому большему. Действительно, хорошо по препятствиям узнавать себя, если трудно определить свои размеры по жертве, принятой добровольно. Если трудно самому, то укажет враг. Хорошо сегодня же записать имена врагов и подумать, кого атаковать разумнее. Учение и голос сердца всегда укажут важнейшего.

"Мы следим за такими светоносцами, которые преодолевают самые невероятные трудности". — Так свидетельствует Учение Живой Этики.

17 февраля 1937 г.

ИСПЫТАНИЯ

"…Испытание есть улучшение качества"

(Община,263)

Нельзя и не следует избегать испытаний. Они необходимы не столько руководителю, сколько испытуемому. Ничто так не поможет самоопределению, как испытание. Ничто не закалит так клинок оружия, не убережет от ужаса самомнения, как испытание под руководством Учителя, который пристально следит за испытуемым и, если замечает опасное положение, то поспешит на помощь и направит на нужный путь.

Испытания могут быть непрестанными, ибо как сказано — все миры постоянно находятся на испытании. "Старинный способ испытаний принят у Нас. Испытание продолжительно и неожиданно…" "Полезно углублять сознание о постоянной испытуемости, ибо народ еще не умеет работать при сознании испытания. Между тем все вещество мира взаимно испытывается. Только нужно под испытанием понимать улучшение". Так сказано в "Общине" (§ 179 и § 87)

Руководитель Благой, конечно, всегда знает, когда ученика можно оставить в одиночестве, предоставив собственным силам. Потому при возникновении трудностей, иначе говоря — испытаний, так неуместен страх или отчаяние. Надо твердо знать, что в самонужнейший, самый благоприятный момент помощь должна придти. Страх же или отчаяние по своей природе могут только создать такие условия, которые затруднят помощь, сделав ее менее эффективной или даже совсем не допустят ее.

Испытания можно подразделить на самовозникающие и устраиваемые специально. Что касается последних, то их непременным условием является то, что ученик не должен знать, что он находится на испытании. О самовозникающих испытаниях следует сказать особо.

Рождение каких либо возможностей по закону вызывает напряжение сил противоположного характера, стремящихся нейтрализовать антагонистические энергии. И если время борьбы в данном направлении настало, то ученик, оказывая сопротивление этим противодействующим силам, тем самым увеличивает в борьбе свои возможности. Взаимно растущие силы являют вечную борьбу, но лишь вначале, когда силы слабы, существует опасность поражения, в дальнейшем силы противодействия хаосу, силы растущих возможностей ученика доходят до такого предела, когда всякая противодействующая ему сила становится только топливом двигателя. Вот почему по законам Космоса в конечном итоге Свет всегда побеждает тьму. Так же как при разжигании костра. Вначале чуть вспыхнувший огонек легко гаснет, но если костер разгорелся, то каждое новое полено или щепка лишь увеличит его, а ветер, способный загасить малый огонек, лишь раздует костер в еще более мощное пламя.

Идя по пути овладения тонкими энергиями, ученик непременно должен доказать свое право на овладение каждым достижением, ибо они могут оказаться не орудием блага, но [орудием] разрушения в недостойных руках, способными погубить и самого носителя. Например, как можно допустить эгоиста к овладению тончайшими энергиями, прежде чем он трансмутирует свою самость в самоотверженность. Ведь иначе он начнет употреблять тонкие энергии с эгоистическими целями и обратит стихии против себя, нарушив закон отдачи. Когда испытание покажет, что человек свободен от самости, тогда, значит, пришло время доверить ему обращение с тонкими энергиями. Как можно, например, неосвободившемуся от страха перед "привидениями" способствовать в опытах выделения тонкого тела?

Итак, невозможно избежать испытаний в целях блага самого ученика. Будем радоваться испытаниям, ибо испытания лежат, как пороги Врат Прекрасных!

20 января 1937 г.

СВОЙСТВА И БОЛЕЗНИ ТЕЛА

Отрицательные свойства являются главной причиной большинства болезней человечества. Все меры, принимаемые для восстановления равновесия поврежденных органов, в большинстве случаев направлены на ликвидацию внешних проявлений, но не на внутреннюю причину, их вызвавшую. Все эти меры хороши лишь в их вспомогательном значении, но польза их кратковременна или безрезультатна без установления причин.

Многие отрицательные свойства при своем проявлении разрушают определенные органы, другие действуют через нервную систему на весь организм, поражая наиболее слабые и уязвимые части.

Обидчивость, например, вызывая яд огорчения, воздействует, главным образом, на печень, но также может отражаться и на сердце.

Не бациллы являются причинами болезней, но разложение вещества органов предоставляет бациллам удобное поле для развития. Борьба с бациллами не приведет к окончательной победе до тех пор, пока не будет остановлено разложение нервного вещества. Могут быть лекарства, облегчающие восстановление этого вещества, но они не могут состязаться с теми разрушениями, которые причиняются ему на нервных перифериях отрицательными свойствами.

Отрицательные свойства человека (например, раздражение, обидчивость, осуждение и т. д.) являются ничем иным, как отрицательными свойствами его мышления. Поэтому больному прежде всего рекомендуется следить за своим мышлением, не допуская губительных отклонений.

Затем врач должен знать, что неправильности в функционировании мышления зависят от состояния сознания. Именно язвы в сознании должны быть изжиты прежде всего. Мало воздерживаться и пресекать отрицательное мышление, необходимо устранить причины, его вызывающие. Конечно, есть люди с закоренелыми, хроническими язвами сознания, лечить которые чрезвычайно затруднительно, но все же это возможно.

История знает много примеров, когда нервные потрясения излечивали застарелые параличи, те же потрясения могут выпускать гной из сознания. Также расширение знания в нужном направлении может принести облегчение и "излечение болезней чисто физических".

7 ноября 1940 г.

ПРОБНЫЙ КАМЕНЬ ДОБРА

Именно крайнее положение и есть тот момент, когда происходит решительное испытание. Именно в этот момент свободная воля решает — оставаться ли ей с Добром до конца или уступить соблазну. Неудивительно, когда кто-то среди всяких благополучии хвастается победой над соблазнами; неудивительно, когда состоятельный человек отказывается от взятки, когда имеющий сто лошадей отказывается присвоить сто первую, когда богач жертвует от избытка на благотворительность. Все это легко и отнюдь не доказывает крепкое прилежание Добру. Но поставьте людей, совершающих такие поступки, на край пропасти: пусть отказавшийся от взятки откажется от нее тогда, когда дети его сносят последнюю пару обуви; пусть поймавший чужую лошадь откажется присвоить ее тогда, когда в разгар пахоты пала его единственная лошадь; пусть желающий свидетельствовать о страдании отдаст свое дневное пропитание не евшему несколько дней. Лишь тогда будет убедительно действительное прилежание к Добру. Истинные сторонники Добра никогда, ни при каких обстоятельствах не теряют своего достоинства. В тяжелых обстоятельствах они могут попросить, но никогда не будут попрошайками и вымогателями. Никогда не станут они, подобно профессионалам нищим, демонстрировать язвы и строить гримасы боли, чтобы воздействовать на сострадание или, вернее всего, на жаление, за которым упадет и медная монета.

Также не унизится сторонник добра до разбазаривания святынь, предметов, связанных с возвышенными действиями, чтобы покушать сытнее или поставить заплатку на подошве.

Многие поступки совершаются под давлением "тяжелых обстоятельств", но пусть своекорыстники разберутся, действительно ли эти обстоятельства были настолько тяжелы. Действительно ли крайняя степень страданий и лишений толкнула к совершению преступления. Обычно отсутствие смирения и терпения и тот же звериный эгоизм заставляют твердить о "крайних" обстоятельствах. Кто может знать, была ли эта крайность действительной, но Небо знает, и претерпевшим до конца — помощь всегда готова, но помощь эта приходит всегда в последний, действительно последний момент.

Да и кто же из совершивших проступок может доказать, что он исчерпал все положительные возможности, чтобы избежать, обычно в таких случаях любезно предложенного, соблазна и тем самым углубления в сторону зла. Нет. Конечно, такие своекорыстники не станут особенно утруждать себя, — они предпочтут взять там, где легче, а совершение зла оправдать или "тяжелыми обстоятельствами" или еще более тонким самооправданием, которое весьма изобретательно.

А ведь это нелепо! Нелепо потому, что злая карма таким действием не только не исчерпывается, но усугубляется еще больше, и еще большие страдания нависают над легкомысленным.

Людской закон принимает во внимание нечто, "заслуживающее снисхождения", но Божественная Справедливость сформулирована строго и безапелляционно: посеявший пожнет то, что посеял и — никто и ничто, кроме самого человека не сможет изменить качество следствий уже посеянных причин. Лишь возвышенное мышление (в основе своей содержащее самоотверженность) и твердая воля помогут выдержать испытание до конца и тем самым получить двойную награду: исчерпанность какой-то кармы и помощь, неизбежную при этом.

Но и твердая воля и возвышенное мышление постигаются чистым общением с Носителем Света — с тем Учителем, который ближе по сердцу.

6 августа 1942 г.

САМООПРАВДАНИЕ

Честность с самим собой является первым, необходимейшим условием самосовершенствования. Даже очень неплохие люди страдают ужасной болезнью — самооправданием. Нелегко признаться в своей слабости и своих ошибках. Не правда ли: гораздо легче поискать оправдывающий мотив, который принесет утешительное самоуспокоение, гораздо легче найти виновников неприятных обстоятельств, нежели честно принять ответственность на себя. Мы очень боимся признать свою слабость, хотя, даже если это сделано ошибочно, все же это будет выгоднее для нас же самих! Одним признанием своей слабости мы становимся сильнее, если это сделано сознательно. Это гораздо лучше самоуверенности, построенной на песке. Если в нас горит несломимая устремленность, если мы решили бороться во что бы то ни стало — такое признание не вызовет нерешительности, но призовет лишь к скорейшему пополнению сил.

Многие качества походят на отрицательные свойства в своем внешнем проявлении. Например: осторожность и трусость, раздражение и возмущение духа, сострадание и жаление, бережливость и скупость — почти каждое качество имеет похожую на него иллюзию, но как различны следствия этих явлений! Но как часто мы забываем о следствиях, оправдывая скупость бережливостью, жаление — состраданием, раздражение — возмущением духа и т. д. Подобного рода самосовершенствование вырождается в гнусное ханжество и изуверство.

Гораздо выгоднее не оправдывать допущенную слабость, но предотвратить ее проявление честным анализом тех побуждений, которые толкают нас к совершению, быть может, внешне прекрасных и необходимых действий, продиктованных самыми отрицательными внутренними мотивами.

Учение говорит: "Мы судим по следствиям": если следствие хорошо, значит и побуждение было прекрасным, значит и проявлено оно было умело и мудро. Но если следствие было безобразным, не лучше ли тотчас признать свою ошибку, проанализировать ее причину и, найдя подчас очень глубоко и искусно скрытого червя самости, обогатиться опытом и в будущем уже больше не допускать его в рычаги наших действий.

Каждая ошибка помогает обнаружить какую-то слабость, но если эта слабость обнаружена, то потворство ей уже ничем не может быть оправдано. Слабость может быть настолько сильной, что неуспешная борьба с нею породит пессимизм, который приведет в один прекрасный момент к желанию "плыть по течению". Если мы не допустим этого унылого пессимизма, если временные поражения приведут нас лишь к новым атакам, приведут лишь к укреплению желания победить — то это значит, что мы не слабы, что конечная победа будет за нами. Именно, не поражения, но уныние будет слабостью! Мы очень озабочены, чтобы честность признания не была бы принята за унылую сдачу. Настоящее признание не есть сложение оружия, но лишь укрепление боевого духа.

Если несовершенство окружающих еще как-то может оправдать наше желание скрыть свою слабость от них, то что же может оправдать желание скрыть свою слабость от самого себя? Что же может привести к глупейшему желанию солгать самому себе? Конечно, это все то же губительное самомнение, на чадном огне которого было сожжено столько крыльев, готовых поднять своих носителей к сияющим сферам совершенного мира, к престолам Великих Водителей человечества.

Если на первых же шагах самосовершенствования мы убережемся от лжи самооправдания — наш путь будет прямым и кратким.

12 августа 1941 г.

НАСМЕШКА

Насмешка есть орудие темных. Много разрушений поселено маленькой, злой насмешкой. Как часто эта ничтожная песчинка останавливала великие колеса. Мы зовем не бояться насмешек. От утонченной насмешки до грубого, сатанинского издевательства, до глумления злобы, ничто не должно отразиться на прямолинейности светлого пути.

Каждая насмешка есть вызов на поединок. (Не случайно многие насмешки кончались поединками.) Вначале это состязание в злобной изобретательности и находчивости, но коль скоро чья-то находчивость исчерпывается — он прибегает к открытым ударам, побуждаемый чувством мести.

В повседневной жизни можно наблюдать, как легко задеть человека насмешкой. Мирный и спокойный обыватель становится невозможным зверем и надолго омрачается злобой. Чем удачнее будет сформулирована злоба насмешкой, тем сильнее ранит она незащищенное сознание. Против этой болезни должен быть выработан мощный иммунитет, иначе движение к свету будет затруднено применением темными заградителями излюбленного и легкого оружия.

Мы должны научиться соблюдать хладнокровие, зная цели сознательной или бессознательной насмешки. Мы должны научиться принимать в свой щит все стрелы, и только, когда целесообразность делает невозможным присутствие врага, — послать в него лишь одну смертельную стрелу, первую и последнюю.

Еще надо упомянуть "добродушную" насмешку. Часто (под личиной добра) это "добродушие" является лишь маской, для прикрытия самой обыкновенной, обывательской злобы.

Жертва этой "добродушной" насмешки вынуждена деланно улыбаться. В обществе иногда, быть может, действительно добродушная шутка подхватывается отнюдь не добродушно настроенными людьми. Несчастный окружается злобным хором. Чем мощнее будет этот хор, тем ему будет тяжелее. Нередко "меткая" насмешка становится неотступным спутником человека на всю его жизнь.

В малосовершенном обществе насмешка должна быть избегаема, ибо в большинстве случаев порождает лишь грязь, злорадство и затаенную злобу.

20 августа 1941 г.

БОЛТЛИВОСТЬ

Установим окончательное отношение к болтливости. Но прежде поймем, что такое болтливость.

Народная мудрость говорит: слово — серебро, молчание — золото.

Действительно, нетрудно и в повседневной жизни и на исторических примерах убедиться, сколько неисчислимых бедствий приносит неосторожно сказанное слово. Как много дали бы тысячи людей, чтобы вернуть это шальное слово, которое разрушало их счастье, ввергало в неисчислимые бедствия не только их самих, но и близких и далеких.

Только грубое неуважение к великому дару речи может рождать такое легкомысленное отношение к словам. Именно легкомыслие тесно граничит с предательством. Напрасно будут оправдываться болтуны, что невинные, де, побуждения заставили их выболтать какое-то важное обстоятельство — нет, именно в этом легкомысленном побуждении при ближайшем исследовании будет обнаружена все та же самость, все тот же источник зол — невежество. Именно в припадке, злобы, тщеславия или зависти срывается с языка огонь, поджигающий губительные пожары. Недаром подвиг отшельников-молчальников расценивался так высоко. Не были ли такие подвиги результатом осознания великого значения слова и совершенного против него когда-то преступления.

Мы знаем, что слово рознится от слова. Слова, содержащие в себе рутинные понятия, конечно, несоизмеримы с теми, которые содержат в себе понятия духовные. Такие слова, как драгоценные сосуды с огнем, должны быть несомы с большою бережностью и осторожностью. Страшно разлить всесжигающий огонь, страшно не только разлить, но даже расплескать его, зная, что пламя не замедлит обратиться против неосторожного.

Легкомысленная болтовня о духовном указывает лишь на то, как мало духовен такой легкомысленный болтун. Он готов разбрасывать священные знаки и перед свиньями и перед псами. Он готов кощунственно пользоваться драгоценными понятиями для самоукрашения — для удовлетворения своих тщеславных или корыстных побуждений.

Каждое духовное слово может облегчить скорбь, может изменить существование, может спасти, — а что готов сделать болтун из этих слов?!

Многие люди могли бы уже получить большие знания, могли бы сделаться хранителями важных тайн, могли бы занять в жизни ответственные позиции, но им мешает неизжитая болтливость.

Правда, за болтливостью скрывается часто недурное побуждение кого-то просветить, кому-то дать. Но кто же указал на безумное отдавание… Ведь это безумное отдавание и рождает-то лишь безумие. Нигде не требуется такая мудрость, как при желании дать, ибо немудрое даяние рождает подчас ужасные преступления.

У людей существует странный и невежественный обычай — говорить при встрече как можно больше. Момент молчания считается чем-то недопустимым и стыдным. Считается обязательным "занимать" гостей и собеседников пустыми и ненужными разговорами. Между тем в молчании родится нередко самое ценное.

Ужасно, когда человек болтает лишь из желания болтать. Этот порок должен быть причислен к самым вредоносным страстям.

Слово есть величайшая сила, если соблюдается гигиена речи. Но нельзя ждать мощного воздействия от слов человека, который способен, как трещотка, лепетать от пробуждения до сна. В такой болтовне опошляется самый смысл священного дара. Слова должны произноситься лишь в случае действительной необходимости, и мерилом этой необходимости будет все то же сердце и только оно.

Нельзя ожидать от грубого сердца достаточной чуткости, но грубое сердце и не приблизится к вершинам духа.

Борьба с болтливостью нелегка, как нелегка борьба со страстями. Если не так трудно удерживаться от мерзости сквернословия, то обуздать потребность говорить о духовном без веских оснований — уже немалый подвиг, уже обуздание хаоса, уже достижение, достойное истинного йога.

Речь его всегда проста, кратка и содержательна. Она всегда понятна и близка сознанию того, к кому обращена. Она никогда не заботится ни о каких украшениях и лишена всякого краснобайства. Зато она доходчива до сердца собеседника, ибо эта доходчивость и является ее целью и красотой.

20 декабря 1941 г.

ДАЯНИЕ

"Правильная мера даяния есть мера любви и ответственности"

(Сердце, § 573)

Великое единство наполняет Космос. Но вездесущность Бога все же остается для большинства понятием метафизическим. Стремление сделать обиталищем Бога самую большую планету уводит людей от действительности. Как же уразуметь, что не на какой-то большой звезде, но во всем живущем обитает Бог. Перед Вечностью миллиарды лет — как одно мгновение. И в это одно мгновение большая планета может рассыпаться, а крохотное существо сесть одесную Отца.

Можно ли полагать, что дружба, связавшая Преподобного и медведя, порвалась в последующих столетиях? Может быть, верный конь индийского полководца уже не первый раз служил своему хозяину, и кто укажет начало и предел преданности, водимой незримыми касаниями в веках?

И спрашивали Христа, кто же пойдет за ним, если люди не пойдут. Владыка указал на камни и недоуменно переглянулись книжники.

Не может форма ограничить понятие вездесущности. Напротив — каждая сознательная мысль о форме заставит особо внимательно отнестись к человечеству, когда любовь к Богу, как таковая, становится всечеловеческой любовью. Может быть, тогда и появится желание помочь людям как высшему выражению на планете, может быть, тогда же блеснет понимание групповой кармы планетного Духа.

Но всякая действенная помощь не будет истинной помощью там, где не осознано понятие ответственности. Не всякое желание помочь в действительности приносит помощь. Не всегда действие гармонировало со следствиями. Эта гармония, которая не может родиться без большого сердечного пламени, будет первой трудностью желающего помочь. Можно ли приступить к ней без терпения, терпимости и вмещения? Пусть попробует пренебрегший и убедится в уродливых следствиях.

Часто в минуту радостного порыва человек решается делать нечто, что помогло бы расширить или утончить сознание ближнего. Но и этот прекрасный жест уже таит большие трудности как для дающего, так и для получающего. Ведь следствие такого, казалось бы прекрасного даяния может быть самое ужасное. И книга "Сердце" говорит:

"Мало дать — будет против любви, но не лучше дать слишком много. Недостойна скупость, но нецелесообразно даяние, ведущее к предательству. Как недостаточная пища ведет к голоду, так чрезмерная приведет к отравлению. Без преувеличения можно утверждать, что число предательств возросло от чрезмерного даяния".

Так, "правильная мера даяния есть мера любви и ответственности".

"Множество условий должен принять во внимание Учитель, дающий и доверяющий. Он должен сообразовываться не только с личными достоинствами получающего, но и со свойствами его близких, и кармическими, и астрологическими обстоятельствами. Сердце утонченное подскажет, как разобраться в этом сложном течении условий. Потому мы так ценим эту меру сердца. Путь Бодхисаттвы заключает в себе эту сущность меры. Никакое рассуждение не убережет дающего от чрезмерности, но сердце знает эти весы небесные". (Сердце, § 573)

Прошлый раз мы упомянули о служении человечеству, теперь видим, что самые первые шаги в этом направлении уже чреваты чрезвычайными трудностями, непреодолимыми для рассудка, но легко побеждаемые сердечным огнем чувствознания.

Кто подумал о служении, тот озаботится о сердечном огне, в котором все возможности помочь.

26 апреля 1938 г.

НАУКА О ПОМОЩИ

"Помогайте, где может рука проникнуть, где может мысль пролететь".

Стремление бескорыстно помочь — прекрасно. Каждый приверженец Света должен поощрить и утвердить это лучшее стремление человеческого сердца. Но там, где это стремление уже окрепло, там следует задуматься над проблемой помощи.

Ведь иногда прекрасное желание помочь приносит не только уродливые, но подчас обратные, губительные следствия; ведь очень часто помощь, не доведенная до конца, наносит непоправимый вред. Значит, желающий помочь должен прежде всего заботится о том, чтобы его желание было во что бы то ни стало проведено в жизнь. Возьмем пример: вы решили спасти человека от грозящей ему опасности, но спасаемый сильно задел ваше самомнение, и желание помочь растворилось в обиде. "Ну и пусть погибает" — решает незадачливый спаситель, у которого желание помочь оказалось много слабее низкого свойства. Значит, помогающий должен идти прямо, не обращая внимания ни на какие обстоятельства, отвлекающие его от цели. Ведь у помогающего должно быть много врагов, и они всегда постараются воспрепятствовать его добрым намерениям.

С другой стороны, каждая помощь должна быть оказана умело, чтобы помогающий не уподобился медведю, убившему пустынника, желая охранить его сон от мухи. Помощь должна быть соразмерна, иначе говоря соизмерима. Также и способы оказания помощи должны быть внимательно обдуманы и взвешены для отобрания наилучшего. Время помощи должно быть подходящим. Обстоятельства, затрудняющие оказание и принятие помощи, должны быть изучены. Преступно покинуть человека, не доведя помощи до конца. Ведь ведомый вами по неизвестной ему тропе и покинутый на полпути окажется в еще худшем положении, чем прежде.

Очень часто случается, что помогающий выбирает способ помощи, который был бы очень хорош для него самого, но не принимает во внимание, что этот способ абсолютно не подходящ для другого. Ведь очень часто самое легкое для одного, будет самым трудным для другого, и наоборот. Сознание находящегося в состоянии, требующем помощи, принимается во внимание в первую очередь. Плох был бы художник, желающий отвлечь музыканта от опасного дела, если бы он попытался заинтересовать его картинами, исходя от себя.

Нет несчастий вне заслуженной кармической компенсации; следовательно, желающий предотвратить несчастье принимает какую-то частицу кармы ближнего на себя. Таким образом, каждый оказывающий помощь, является искупителем, и если он испытывает какие-то страдания при оказании помощи, то это только естественно. Он должен быть готовым к ним при первом же действии помощи. Но он также знает, что если помогает он, то помогают и ему; если он принял с кого-то часть груза, то с него также будет снять какое-то бремя, еще более тяжкое. Желая избавиться от кармического груза, мы должны как можно больше нагружать себя кармическим грузом других. Когда-то будет создана наука о помощи, и от своих адептов она потребует много знаний, но это будет поистине величайшая наука, и появление ее на свет покажет, что наступают светлейшие дни человечества.

12 апреля 1941 г.

ЗНАНИЕ И ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Было бы ужасно, если бы Книга Учения раскрывалась для всех одинаково. Тогда бы мощные возможности, заключающиеся в сокровенных символах, аллегориях и намеках, могли бы сделаться достоянием отрицательных людей, могли бы быть использованы во зло. Тогда бы и для нас, еще погрязающих в самости, была бы большая опасность — использовать эгоистически возможности указаний, ибо кто же может похвастаться в неусыпном дозоре за своими побуждениями, мыслями, желаниями и действиями? Вот почему, подходя к сокровищам Учения, полезно помнить указание "Беспредельности": ключ от Учения каждый должен найти в сердце своем"; вот почему самой первой и неотложной задачей является очищение, укрепление и воспитание сердца, иначе говоря — духовное самосовершенствование. Чем чище и нравственнее будем мы, чем больше в нас будет желания послужить Иерархии, человечеству, ближним, — тем шире раскроется для нас Учение Жизни.

Однако всем, обогатившим сознание Учением, грозит серьезная опасность, если они не осознают в полной мере ответственности за приобретенное знание. Каждая новооткрывшаяся истина наполняет нас радостью и желанием поделиться этой радостью с другими, и как часто, именно в эти прекрасные моменты, происходили губительные и преступные нарушения других сознаний. Уродливые следствия опустошенного восторга сразу же подсказывали, что произошло что-то нехорошее, но такое осознание бывает слишком запоздалым. Как часто человек, настроенный на иной лад, быть может, пришедший за неотложной помощью, становится неоправданной жертвой того, что нас самих интересует в данный момент; в результате пришедший за помощью в разрешении какой — то важной проблемы вынужден с почтительной улыбкой выслушивать наши космогонические открытия, которые могут быть поистине замечательны сами по себе, для нас, но только не для него — в данный период времени. Другой, недопустимой крайностью будет хранение приобретенных знаний при себе и только для себя. Учение указывает на необходимость делиться знанием, но делать это с чуткостью, соизмеримостью и даже со скупостью, ибо невозможно давать исчерпывающий ответ на вопрос — этим можно остановить процесс развития мышления. Мы можем расставлять вехи, давать наводящие намеки, но дать исчерпывающую формулу было бы просто преступно. Кроме того, такие ничем не заслуженные пояснения часто являются источником сознательных и бессознательных предательств. Печально было видеть, как какой-то "друг", поддавшись на грошовую приманку темных, задавших ему несколько хитреньких вопросов на страницах грязного листка "Огонь", выступил с исчерпывающим ответом на то, чему развитое сердце должно было подсказать самое бережное хранение. Неважно, под каким побуждением он действовал, но следствием было предательство, и ответственность лежит на том, кто так легкомысленно передал эти незаслуженные знания предателю. Учение говорит, что мы не должны оставлять вопрос без ответа, но этот ответ должен быть весьма продуман: не есть ли это темная уловка? Не самомнение ли устремляет человека к развитию каких-то знаний? Но даже и в том случае, если это чистое побуждение, ответ должен быть лишь осторожной вехой, направляющей течение мысли в правильном направлении, но отнюдь не исчерпывающей формулой.

Мы не должны полагаться на чьи бы то ни было пояснения или толкования: своим трудом, своими усилиями, своей любознательностью (но не любопытством) должна быть пополнена сокровищница нашего знания, и если что-то еще недоступно нам, то это значит, что необходимо поработать над очищением сердца и тогда недоступное станет доступным.

Нередко люди стремятся к знанию лишь для того, чтобы превосходить в нем других. Такое побуждение отвратительно, и таким людям мудрость недоступна. Они могут развивать за счет сердца свой интеллект, напускать индюшечью напыщенность, заниматься краснобайством и подавлять своим величием невежд — это и будет их достижением, с которым трудно поздравить, ибо это достижение будет то же невежество и глупость.

6 февраля 1943 г.

КАРМА И ЭНЕРГИЯ СОЗНАНИЯ

Единый элемент раздваивается на дух и материю. Материя и силы порождают жизнь, движение — жизнь и смерть; так движение знает лишь созидание и разрушение, цветение и гниение. Каждое настоящее состояние чего угодно есть результат движения, как рост и разрушение. Каждое постижение есть результат созидательного движения — жизни, каждое претерпевание поражения есть результат разрушительного движения — смерти.

Сказанное применимо решительно ко всему, так же как и к затронутой теме. Добрая судьба человека есть результат движения, роста его созидательных качеств, а злая судьба есть результат предшествовавшего движения отрицательных свойств его сознания.

Здесь уместно вспомнить суждение о зле. Зла не существует как такового: есть только отсутствие добра. Зло в одних обстоятельствах будет добром в других. Все это в полной мере применимо к вышесказанному.

Каждое качество и свойство человеческого сознания есть магнит, тяготеющий к соответствующему ему магниту, заключен ли он в другом человеке, в нескольких или во множестве. Именно магниты энергий сознания творят коллективы.

Жизнь сознания есть процесс, в результате которого, как и во всех жизненных процессах Космоса, какая-то определенная энергия в какой-то определенный период созревает к занятию первенствующего положения, давая общее направление сознанию; тогда человек тяготеет к той среде, где эта энергия имеет возможность проявления. Инспирируемый именно этим тяготением, желающий воплощения, ищет себе родителей, а родившись — друзей, занятий и т. д. Так жизнь в ее понимании кармы есть результат тяготения энергий сознания к взаимодействию со средою своего проявления.

23 сентября 1942 г.

ПОРЫВ И ДЕРЗНОВЕНИЕ

Никто, отправляясь на опасную охоту, не возьмет с собою ружьё, которое стреляет лишь по вдохновению; так и друзья, выбирая сотрудников и давая им поручения, не могут полагаться на качества, проявленные лишь один или несколько раз. Многие люди способны на возвышенные порывы, но полагаться на них было бы близоруко. Много счастливых обстоятельств могут скреститься и дать вспышку прекрасного чувства в еще не установившемся сознании, но кто же может надеяться, что эта случайная вспышка проявится в нужный момент? Лишь качество, проявление которого можно ожидать при любых, а, следовательно, и при несчастливых обстоятельствах, заслуживает доверия и признания.

Все мы знаем, как решение, принятое в порыве искреннего чувства, становится тяжким ярмом в дальнейшем, и как то, что было столь легким вначале, в дальнейшем ложится на плечи воли и оставляется тогда, когда рассудочная воля, лишенная поддержки чувства, в конце концов иссякает.

Сколько обломков неосуществленных до конца решений тяжким грузом разочарования ложится на душу, благодаря тому, что эти решения были приняты в случайном порыве прекрасного чувства.

Тем более, осуществляя План Общего Блага, мы должны быть осмотрительнее с решениями молодых, еще не утвердившихся сознаний. Порывистые люди склонны к разочарованию, при котором возможны большие потери и многие непоправимые ошибки.

Люди легко путают случайные порывы с дерзновением, так же, как сентиментальность с состраданием и браваду с мужеством, а потому, предостерегая от необдуманных решений, нужно проявить мудрое распознавание, чтобы не задушить проснувшуюся песнь дерзновения. Как и во всех подобных случаях, мудрость распознавания будет покоиться в сердце, иначе говоря, в чувствознание

Обладающие слабыми качествами, но утвердившиеся в постоянстве их, будут гораздо более ценными сотрудниками, чем те, кто достигает в случайном порыве больших высот, но затем падает и погружается в разочарование. Трудные обстоятельства будут прекрасным полем для развития малого качества в большое, но они непременно станут кладбищем кратковременного порыва, ибо физический закон роста сопротивления с ростом массы и скорости применим также и в сферах духовности.

Не следует доверять порывам, но каждое дерзновение будет утверждено и поддержано.

5 октября 1942 г.

НЕ САМОУСЛАЖДЕНИЕ, НЕ САМОУТЕШЕНИЕ, НО ТРУД

Когда люди теряют представление о смысле жизни, тогда смысл жизни находится в удовольствиях, в самоуслаждении. Мало хорошего можно ожидать от жизни, где самоуслаждение становится целью. К сожалению, даже люди, созревшие для восхищения Учением, нередко поддаются заразе самоуслаждения. В этом они рознятся от обывателей, устремленных в поисках удовольствий, лишь тем, что их удовольствия имеют более высокий и утонченный характер.

Никто не говорит, что размышление об Истине — для истинного мыслителя — прекрасное, заслуженное наслаждение, но лишь до тех пор, пока оно не становится целью. Непоправимое зло может быть причинено сознанию, забывшему о труде созидательном, во имя самоуслаждающих восхищений. Пусть восхищение, восторг и радость сопровождают созидательный труд. Да и может ли труд без радости быть созидательным, а радость без труда — действительной? Конечно, радость есть особая мудрость. Она заработана трудом, но самоуслаждение содержит в себе иллюзию радости, ибо в нем есть самость.

Учение может и должно дать радость, успокоение от всевозможных житейских бед, но ограничить свое устремление лишь этими пределами было бы недостойно. Именно на них нужно смотреть как на естественное приложение к труду, высокому созидательному труду, к которому призывает весь смысл Учения.

Могут возразить, что наполнение и очищение пространства восхищением, зажженным Учением, есть также высокий и благородный труд. Да, конечно, это так. Но пусть избравший такой труд напряжет всю честность свою и спросит себя: действительно ли в его побуждении лежит желание очистить и наполнить атмосферу? Действительно ли этот благородный рычаг вызывает стремление к восторгу? Ведь если вместо этого благородного побуждения является самость самоуслаждения и самоуспокоения, то как и все, пропущенное через самость, — мысли Учения будут искажены, и пространство отравлено зловредными энергиями.

Тонка граница между самоуслаждением и самоотверженным насыщением и очищением пространства, но, как всегда, по следствиям можно определить и качество причины. Что дало такое насыщение и очищение? Создало ли оно, например, магнит, притягивающий в свою сферу идущих духов, способствовало ли оно улучшению окружающей обстановки и т. д.?

Приходится наблюдать людей, которые под ударами судьбы задумаются над законом кармы. Нередко большое понимание озаряет сознание: человек начинает догадываться, что он страдает не случайно, что страдание неизбежно; он успокаивается, проникается стойкостью, но ничего не делает и тем самым по-прежнему остается полным рабом слепой судьбы. Или вот, кто-то изучал Тонкий Мир и воплощения, избавился от страха перед смертью, от убийственных страданий при потере близких и… успокоился. Такое частичное овладение большими проблемами приводит лишь к приятному самоутешению.

Но сознания, проснувшиеся для устремления к Миру Огненному, не могут успокоиться на таких ничтожных, личных достижениях. Они знают, что высшие достижения — в непрерывном, самоотверженном труде, когда приложится все — и радость, и спокойствие, но они будут уже не от самости, но от Прекрасной Мудрости.

24 июля 1942 г.

БУДУЩЕЕ НАУКИ

Разностороннее изучение качеств и свойств человеческого сознания откроет новые возможности совершенствования; на помощь этике придут новые достижения науки. И медицина, и химия, и наука о космических лучах, и целый ряд других областей знания докажут, что самосовершенствование есть единый путь созидания и гармонии — единственная профилактика от ненужных и преждевременных разрушений.

Если когда-то говорили о раздражении и страхе как о каких-то "психологических" явлениях, то теперь наступает время, когда медицина докажет, что эти свойства не только вносят разрушение в окружающую человека ситуацию, но вредят и телу — разрушая его, распространяя заразу на окружающих, создают благоприятную почву для рассады всевозможных бацилл. Если всякое разложение есть рассадник болезней, то разложение психической энергии, в результате страха и раздражения, являет наигрознейшую опасность, будучи на редкость трудно удаляемо. Удивительно, что зная о параличах, болезнях и даже смерти, наступающей в результате сильных проявлений страха и раздражения, люди до сих пор не понимали, что и в малом количестве эти свойства также разрушают тело и вызывает многие хронические и неизлечимые болезни, будучи часто проявляемы.

Также хорошо известно целебное свойство многих чувств, многих качеств человеческого сознания. Если не будет больших препон к открытию ядов, отлагаемых в организме отрицательными свойствами, то значительно труднее будет обнаружить целебное вещество, наполняющее наше тело в результате проявления положительных качеств, благодаря тонкости этих субстанций. Но и эти задачи будут разрешены самоотверженными тружениками науки.

Конечно, разрушение тела — прежде всего даст импульс к пресечению отрицательных чувств. Так большая забота о своем теле, по существу, превышая границы необходимости, и тем, в сущности говоря, являясь нежелательной, может быть использована чрезвычайно благоприятно, ибо уменьшение отрицательных проявлений даст замечательные следствия далеко за пределы благополучия телесного. Может быть, теперь еще рано говорить широко о влиянии человеческих свойств и качеств на погоду, урожайность, на благополучие планеты, на улучшение жизни отдельных личностей, стран и всего человечества, но наступает время, когда об этом скажет не отвлеченная этика, но химия, геология и десятки других наук. Это будет временем великого синтеза, когда сольются все отрасли науки и не будет разделения знания на гуманитарное и позитивное. Даже больше того, наступит долгожданный момент слияния прогрессивной науки и очищенной от мертвенности и предрассудков религии и философии.

Человеческие свойства будут исследованы на цвет, звук и аромат. Будут найдены кристаллы этих энергий, будут измеряться волны, порождаемые ими, частота их колебаний и длина. Будет найдена зависимость таких мощных энергий, как электричество, от тончайших, но более мощных воздействий психической энергии. Субстанции чувств наполнят пробирки научных лабораторий.

Если теперь изучение человеческих излучений находится лишь в зачаточной стадии, то недалеко то время, когда эти излучения будут измеряться и фотографироваться. Тогда будет установлено, что дурные свойства таких "отвлеченных" понятий, как жадность, тщеславие или себялюбие — окрашивает наши ауры в грозные, отрицательные цвета, порождают зловоние, индуктируют родственные токи в тех сознаниях, к которым они направлены.

Тогда же будет установлено, что приближение некоторых планет будет приближением мощных магнитов, вызывающих сильную индукцию человеческого сознания — при наличии соответствия энергий — и поляризующих отрицательные свойства — без наличия этих соответствий.

Отложения проявленных чувств будут находимы на самых различных предметах обихода, мало испарившиеся за многие тысячелетия. Тогда многие предметы придется уничтожить или дезинфицировать, а другие, как величайшие ценности, сделать достоянием государства. Вероятно, именно тогда придется произвести правильную оценку предметов искусства, густо насыщенных драгоценными субстанциями возвышенных чувств, способных поднимать и облагораживать человеческие сознания.

Мало признать чувство энергией, надо еще признать, что эти энергии обладают огромным могуществом, что энергии эти строят жизнь или разрушают ее, что они неотъемлемы от мышления.

Когда-то будет признано, что кристаллы этих накоплений бессмертны, что они составляют единственную неотъемлемую собственность человека, что они неуничтожаемы и могут лишь трансмутироваться из низших в более благородные.

Ведь накопления этих энергий и их трансмутация складывают условия жизни и называются "кармой", ибо эти энергии, созревая для трансмутации, в силу магнитного тяготения устремляются в те же сферы, в которых могут проявиться для умножения качества и количества.

Атланты знали о психической энергии, но пользовались ею своекорыстно; теперь будет понятно всем, дошедшим до порога Новой Эпохи, что гораздо выгоднее, гораздо целесообразнее устремиться к накоплению чистых кристаллов высшего огня, чем растрачивать психическую энергию своекорыстно и тем ставить себя под разрушение обратного удара.

Никто никогда не пожалеет о том, что он тратил время в проявлении высших, прекрасных и благородных чувств, ибо судьба его будет прекрасной. Она будет еще прекраснее, если он станет будить это чувство в других — там, где это только возможно.

Волны мощных энергий, волны огня пространства устремлены к Земле, и они должны быть трансформированы в прекрасное чувство, и тогда небывалый расцвет посетит планету; но низкие чувства будут порождать только взрывы, губительные пожары и бедствия. Однако и эти обстоятельства вызовут настойчивую необходимость изучения психической энергии, единой и для светил и для человека.

Народные движения, войны и революции, многочисленные и страшные эпидемии (физические и психические), космические катаклизмы, движения подземных и надземных токов, при изучении их причин — приведут к психической энергии и необходимости самосовершенствования.

14 мая 1942 г.

ДУХ, ТЕЛО И ЗЕМЛЯ

Для достижения известной стадии совершенствования человечество проходит через семь планет. Каждая планета является полем, на котором происходит развитие одного из семи принципов человеческого духа. Погружаясь в энергии данной планеты, дух человека, вбирая их в себя, насыщается лишь до определенного момента; лишь до определенного момента дух подчиняется силам планеты, — наступает поворотная точка в эволюции человечества на данном поле, когда он вступает в борьбу с силами притяжения, ради движения вверх. В этой борьбе он трансмутирует впитанные духом энергии, подчиняет их последнему, становится господином сил планеты. Преодоление притяжения позволяет ему оторваться от данной планеты и устремиться к следующей, совершив обоюдно полезную работу как для себя, так и для планеты, трансмутировав какую-то часть ее энергий.

В настоящий момент человечество овладевает энергиями Земли. Каким образом это происходит? Приходя на новую планету, человеческий дух строит себе или получает уже готовое тело, сотканное из материи и энергий данной планеты. Таким образом, наше тело является Землей в миниатюре, проводником всего резервуара ее энергий. Овладев своим телом, человек тем самым овладевает энергиями Земли. Победив свое тело, человек тем самым побеждает Землю. Таким образом, усовершенствование себя и трансмутация своих отрицательных свойств есть цель нашего пребывания на планете. А так как человечество является Единым Целым, то помощь в этом труде, оказываемая ближнему, дополняет цель нашего существования.

Для жизни тела необходимо несколько условий. Человек должен: дышать (1), спать(2), есть (3), пить(4), одеваться (5), ютиться (6), совокупляться(7).

Различный климат исключает некоторые условия: одежда и кров не являются стопроцентной необходимостью на всем протяжении планеты, т. к. имеются страны достаточно теплые, чтобы обойтись без них, прибегая в случае необходимости где-то приютиться к естественному прикрытию. Впрочем, известны люди, победившие холод способностью согревать себя. Мы знаем отшельников, обитающих в пещерах Тибета, которые, несмотря на суровый климат, не носят одежды и не заботятся о крове с отоплением. Также поступление в некоторые монастыри Тибета требует наличия этой способности, когда желающего вступить в число братии подвергают своеобразному экзамену: в одной мокрой рубашке он садится в снег, где должен не только согреть себя, но и высушить рубашку. Широко известны люди, которые могут вести нормальное существование, отдаваясь сну весьма незначительное время. Говорят, что во Франции был какой-то человек, который вследствие ранения на войне — не спал несколько лет. Известны люди, которые могут обходиться очень незначительным количеством пищи и воды, сводя их к ничтожному минимуму. Даже дыхание, без которого нормальный человек не может прожить и трех минут, известными опытами йогов может быть прекращаемо на очень продолжительное время. Все эти примеры указывают лишь на то, что овладение своим телом может достигать невероятной силы. Широко известны опыты лежания и хождения по воде, левитация. Все знают, что многие люди могли стоять долгие годы на ногах, а христианский йог Симеон столпник простоял последние десятилетия своего стояния на одной ноге. Даже сейчас еще, во дни страшного духовного оскудения и распущенности тела, можно встретить при некоторых храмах Индии йогов, стоящих годами на камнях, в самых трудных положениях тела, с поднятою, например, рукой. Также существует много более чем полноценных людей, не имеющих половых потребностей. О последних надо сказать, что дух человека не имеет пола и что было время, когда размножение людей происходило иным, не половым путем. Это время наступит и в будущем.

Надо думать, что немного найдется таких людей, которые одобрят то, к чему ведут наши рассуждения, но среди этих недоброжелателей большинство будет рабами тела. Всякий властитель по существу своему опасается покушения на свою власть, а потому рабы тела неминуемо испытают недовольство и раздражение; и не для них мы хотим сказать, что отнюдь не призываем к столпничеству и самоистязанию, даже наоборот: мы против таких методов обуздания тела, но никто не сказал, что рабство духа у тела может продолжаться долго. Именно теперь, в наше время, когда совершается величайший поворот эволюции, тело должно быть окончательно подчинено интересам духа, иначе непокорные тела сгорят в огне — тех новых энергий, за счет которых совершается поворот. Сердечные болезни и параличи сердца, чахотка, рак и много других эпидемий в значительной степени обязаны господствующему сейчас преобладанию тела.

Однако, физическое тело человека не есть полное тело: человек обладает еще и тонким телом, которое также отображает тонкое тело Земли. Обычно овладение своим тонким телом приводит к победе над физическим естеством. Именно в своем тонком теле человек преодолевает самые непокорные силы Земли. Все человеческие страсти — низшее мышление — заключено именно в тонком теле. Оформление своего мысленного тела является величайшим фазисом эволюции данного момента. Утончение и просветление человеческого мышления приводит к полной и решительной победе над Землей. Полное подчинение мышления духу освобождает человека от плана Земли. Исследование человеческой мысли есть зов настоящего момента эволюции. Это исследование должно привести человечество к овладению тончайшей энергией, которая принесет овладение всеми упомянутыми возможностями.

Итак, мы бросили беглый взгляд на семь потребностей тела: дыхание, сон, еду, питье, одежду, кров и половую потребность. Каждый должен иметь твердое суждение об этих семи вещах. Их количество и качество должно быть обдумано так, чтобы не утруждать заботами о них духовное устремление. Конечно, говоря о количестве, нельзя не упомянуть о том, что оно не может быть постоянной величиной. Так, например, Учение говорит, что с уменьшением потребности еды уменьшается надобность сна, количество пищи потребуется различное среди различных условий и т. д.

Количество и качество пищи, одежды и крова должны быть согласованы с целесообразностью, иначе говоря, с необходимостью. Границы этой необходимости, обычно у разных людей различные, должны быть внимательно определены.

Агни йог должен заботиться о чистоте воздуха, которым дышит. От качества воздуха зависит качество сущностей, наполняющих его. Зловонный воздух может содержать чрезвычайно опасных сущностей, которые могут не только отягощать ауру, но и быть причиной болезни. Наоборот, наличие праны не только возвышает мышление, но и укрепляет здоровье тела. Лучший воздух на высотах, где снега, где хвойный лес и худший — в скоплениях толп, в коробках маленьких домиков с непроветриваемой атмосферой. Живя в городах, приходится прибегать к очистительным ароматам. Дым, перегар, испарения гнилых веществ и жидкостей — опасны. Также опасны и некоторые благовонные яды, содержащиеся в современных духах. Конечно, нет надобности упоминать о табаке и прочих наркотиках, убивающих интеллект и разрушающих тончайшие нервы. Среди таких веществ необходимо упомянуть эфир, который редко считается вредным. Дым ладана — полезен. Особенно следует заботиться о чистоте воздуха в тех помещениях, где мы отходим ко сну, ибо тело, покинутое астралом, остается без защиты, а воздух — проводник сущностей.

Сон должен быть достаточным. В отравленных условиях города — семь-восемь часов. На высотах сон сокращается без ущерба для здоровья. Как и во всем, излишество во сне вредно. Недостаток сна, при надлежащей чистоте мышления, восполняется мускусом, однако при отсутствии эротических мыслей и мыслей раздражения. При духовном развитии надобность в сне сокращается, но было бы ошибкой делать это насильно.

Чистая сырая вода, очищенная квасцами или через пемзу (в случае опасности) и молоко — питье вполне достаточное. Кипяченая вода допускается лишь в очень горячем состоянии. Остывшая кипяченая вода разлагается очень быстро, что делает ее опасной. Организму она сообщает вялость. Спирт, коньяк, вино — допускается лишь как лекарство, в лекарственном количестве. Ежедневно утром ученик пьет стакан горячего молока с содой, а на закате — стакан валерианового чая.

Еда два раза в день — достаточна. Немного мучного, молоко и фрукты. Хлеб лучше пресный. Коровье и растительное масло. Мясо избегается, лишь в крайнем случае допускается копченое. Лучше не доесть, чем переесть. Советуется поменьше думать о еде. Ибо плох постник, ласкающий мысль о пище.

Ученик одевается так же, как все. Конечно, отрешенный от роскоши, он избегает ее и в одежде. Ему важно быть чистым и не отягощаться излишним вниманием к своей одежде. Так же, как и о пище за чертой необходимости, мысли об одежде не достойны ученика. Старая одежда сжигается во избежание смешения аур.

Ученик не имеет дома. Для него дом — это то место, где он находится. Он имеет место пребывания, но не местожительство. Но вопрос о местопребывании довольно сложен. Конечно, в городе приходится выбирать лучшее из худшего. Чем новее дом, тем лучше, ибо наслоения энергии предыдущих обитателей играет роль в духовном благополучии. Не годятся места, пользующиеся дурной славой. Но, как всегда при выборе местопребывания, ученик должен последовать совету сердца. Вне города место, где вереск и дуб, кедры и т. п.

Защищающее от холода и непогоды помещение достаточно, если оно дает возможность заниматься тем, что полезно для вашего духовного состояния. Но здесь должна быть принята во внимание карма, когда тяжелые условия жилища приходится терпеть, но никто не может запретить думать о лучшем. Эти мысли по истечении и завершении кармы дадут соответственные возможности. Комната или угол в комнате делается неприкосновенным и предназначается Иерархии. С той же целью у окна ставится стул или кресло. В помещение не допускаются лица, могущие приносить на своей ауре нежелательных "гостей". Ученик постоянно заботится о чистоте воздуха в помещении. Раздражающие звуки и краски также могут быть приняты во внимание. В помещении не должно быть лишних вещей, но лишь те, наличие которых оправдано действительной необходимостью. Среди таких вещей, конечно, могут быть, например, картины, статуэтки и т. д., одним словом, все то, что способствует духовному возвышению, что создает настроение, гармонирующее с высокими энергиями, но отнюдь не то, что может обременять излишней заботой. Помещение обычно отражает сознание жильца, если ничто не препятствовало ему обставить его по своему желанию.

Что касается седьмого условия, то самые высокие Ученики могут иметь семьи, и, конечно, их семьи были образцовыми камнями в здании государства. Но Учение говорит, что "дать жизнь это не значит выбросить весь запас жизненной субстанции", заповедуя половое воздержание. Высокое мышление, полезная деятельность — лучшие умерители неестественных потребностей. Взаимное духовное устремление и стихийное родство — обеспечивают в браке успех духовного самосовершенствования, но без этих условий брак превращается в тормоз и может быть роковым.

28 ноября 1941 г.

ВЛАСТЬ ЖЕНЩИНЫ

"Матерь Мира есть Женское Начало"

(Учение Живой Этики)

Женщине дана власть, — и кто знает пределы этой власти? Женщине даны большие возможности, и кто может указать их границы? И когда женщина поймет то, чем она владеет, и свою роль и значение в жизни, границы этих возможностей расширятся беспредельно. В осознании — великая сила. Недаром сказано, что сознание победит мир. И теперь настает время, когда женщина властно и решительно пойдет к реализации того, что ей принадлежит по праву. Но прежде всего женщине важно осознать и понять свою мощь и значение, и лишь тогда ее кажущееся бессилие заменится знанием непреложности своей миссии, своих возможностей и своего светлого, радостного и великого будущего.

Чтобы сделать прыжок в это великое будущее и убедиться, что эти утверждения отнюдь не являются пустыми и красивыми фразами, обратимся к прошлому.

Позвольте спросить: кто дал миру великих героев, подвижников, художников, ученых, поэтов и мучеников. Кто воспитал те великие души, которые мощно двигали духовную жизнь всего человечества. Кто проводил бессонные ночи над их детскими изголовьями и с чьим молоком восприняли эти молодые души с первых, трепетных, на всю жизнь запечатлевающихся дней, сущность того, что оформляло их последующую жизнь. Все эти великие души и двигатели человечества даны были миру матерью. Как же велико значение ее и как велика ее ответственность, если сила, формующая сознание будущего деятеля в любой области жизни, находится в ее нежных руках. И те идеалы, те стремления, которые матерью сознательно закладываются в душу ребенка, становятся двигательными силами и импульсами позднейшей жизни людей. Все современное человечество, все эти бывшие дети, неизгладимо несут в своем сознании то, что было вложено в них матерью. Несут на всю жизнь. И если бы матери поняли, какая мощь в их руках, то жизнь земную, человеческую, они могли бы создать светлой, радостной и прекрасной. Но сначала самой матери нужно создать этот идеал и понять, что только добром, только дружелюбием, только служением духу и культуре может быть это достигнуто. Нужно самой женщине осознать, какая страшная власть и ответственность за весь мир и мир всего мира покоится в ее руках. И, подняв и расширив свой ум и свое сознание и зная свою цель и возможности, будет в состоянии она выполнить эту великую задачу.

А разве сферой женщины-матери ограничивается проявление ее силы? Снова вернемся к прошлому. Во имя кого совершались рыцарские подвиги? Кто вдохновлял людей презирать смерть и страдания? Разве не женщина вписала в историю то, что было лучшего и прекраснейшего в рыцарстве и певцах и поэтах прошлых веков?

А кто вдохновлял Микеланджело? Чьей силой на века запечатлел он свои несравненные полотна? А Гете и многие, многие другие поэты, художники, музыканты — откуда черпали они огонь своего творчества? Кто станет отрицать, что именно прекрасный, вдохновляющий образ женщины зажигал их сознание, наполняя сердце огнем жизни и давая импульс творить.

Если все это не убедительно, то посмотрите, что может женщина, употребившая свою власть во зло. Сколько исковерканных, искалеченных жизней, сколько роковых женщин, сколько разбитых карьер, разрушенных очагов, семей. Сколько погубленных жизней и душ, сколько ужасов и преступлений.

И теперь женщине пришло время понять, что если во внешней, физической, сфере мужчина — отец и строитель, то интеллектуально, вернее психически, положение меняется, и в этой области уже женщина дает начало и импульс тому, что имеет место в душе ее победителя, совершенно безразлично, сознает он это или нет.

Говоря иначе, если в физической плоскости жизни мужчина является активным, дающим началом, то в области душевной жизни и психических явлений роли меняются на обратное, предоставляя женщине руководящую роль вдохновительницы.

В своей сфере мужчина творит, господствует и мыслит, но импульс и вдохновение к этому получает от женщины. Платон утверждал, что идеи управляют миром. Но идея без эмоции и огня сердца лишена творящей силы. Вот этот-то огонь и желание творить и строить дается именно женщиной. И много вещей в мире творится во имя женщины и ее силой. Да, да, во имя женщины и ее потомства. Все дело в том, чтобы женщина имела перед собой свой яркий, творческий идеал жизни в самом широком смысле этого слова. Идеал героизма и созидания, любви и самоотверженности, ума и трудолюбия. И если этот идеал будет осознан женщиной, то сильная половина рода человеческого не замедлит проявить его в жизни.

Трагедия ожидает женщину, если в этот грозный час мировых испытаний не поймет она свою высокую миссию. Фокстротные идеалы "модной линии" и коктейлей и вся мишура современной, пошлой, изолгавшейся и пустой жизни, воспринятые женщиной, приведут мужчину и его вдохновительницу к бездне. И разве не чувствуется ужасный оскал этой бездны в безумных глазах наркомана, в зловонии гнойных вертепов, в посиневшем трупе самоубийцы и безнадежных минутах безмыслия и гнетущей тоски, сменяющих часы развлечений и пьяной одури.

Ясная цель и яркий, светлый идеал даст женщине новую власть над сердцем человечества, ибо бессознательно рвется бедное сердце людское ко всему чистому и прекрасному. И сила женского сердца умножается там безмерно. Да и так она не мала. И особенно в сфере сверхчувственной. Как часто чувствует женщина человека насквозь, его мысли и настроения. Часто женщина безошибочно определяет людей. Дар предвидения, предчувствия и пророчества — ее сфера. Если в области интеллекта мужчина завоевал свое место, которое, кстати сказать, сильно теперь колеблется, то в области тончайших впечатлений, оттенков и чувств — этой высшей октавы жизни души — женщина может царить по праву, ибо стоит ближе к границам сверхчувственного и прекрасного. Как силен был Рим первых царей силой и душевной красотой женщины. Как сильна была Спарта. Какой жизненный порыв, какой огонь был возжжен Жанной д'Арк в сердце Франции. Какой великий подвиг совершила она — простая неизвестная девушка. Ведь свой подвиг она совершила по указанию Сил Высших, Светлого Надземного Мира. А Св. Тереза и многие сотни и тысячи других незаметных подвижниц жизни во всех уголках мира несущих и посейчас свой крест во имя любви к обнищавшему, исстрадавшемуся человечеству. Какие мощные твердыни Духа созданы руками слабой женщины, бесконечно сильной в своей слабости и безграничном героизме и жертвенности.

И если бы женщина поняла свою силу и назначение, если бы весь огонь своего сердца ринула она на познавание новой задачи и создание могучего ведущего идеала, то ее задача была бы решена. И пусть зовущей мощью этого идеала будет:

Красота Духа,

Красота Любви,

Красота Подвига.

МАГНИТОМ СЕРДЦА

Не рассудок, но только сердце, в котором живет чувствознание, может определить истинную сущность и духовную силу человека. Агни Йога говорит о Великом Познавшем, к которому пришел желающий получить руководство. Не почувствовав, однако, сущности Учителя, он потребовал, для доказательства, чуда. Великий Познавший показал ему это чудо, тогда желающий руководства с восторгом предложил себя в ученики. Но Учитель печально улыбнулся и, показав ему на дверь, сказал: "Теперь ты мне больше не нужен!"

Действительно, может ли быть учеником тот, кто сердцем не почувствовал Учителя? Может ли птица летать без крыльев или колесница двигаться без колес?

Великий двигатель — сердце — еще не понят и не изучен. Ведь Сердце — это мощный психо-духовный магнит, предназначенный вечно притягиваться и притягивать к себе. Только притянутый магнитом своего сердца к сердцу Учителя, ученик может являть творческий обмен энергий по каналу магнитного притяжения — по чудесной серебряной нити высшей духовной любви. Можно ли двигаться путем восхождения без чувствознания, живущего в сердце. Ведь чувствознание есть реакция, приносимая в мощную лабораторию сердца с периферии действия этого тончайшего аппарата, с окончаний психо-духовных излучений.

Почему же среди людей, среди всех, имеющих сердца, так немного найдется тех, кто правильно отметит приближение Магнита Высшего. Ответ ясен: потому что слишком мало таких излучений сердца, которые могли бы качеством своим соответствовать качеству Высшего Магнита. Ведь психо-духовное притяжение может быть явлено лишь в том случае, когда налицо соответствие магнитов. Ведь любовь есть тяготение к прекрасному, но разве представление о прекрасном живет во всех сердцах?

Теперь многие сердца отравлены злобой, наркотиками, эгоизмом. Тонкие, мощные аппараты, предназначенные сохранить равновесие человечества и планеты, в большинстве случаев, испорчены или повреждены совсем. Равновесие человечества нарушено и именно поэтому сейчас так много непоправимых кощунств, так много духовных предательств. Если в короткие десятилетия нужное количество сердец не будет очищено, если не произойдет воскрешение духа, грозные события покончат с планетой и с существованием на ней землян.

То же бывало, правда, при меньшей опасности и в меньших масштабах, уже не раз. Недалеко ходить за примером: все знают пример Христа. Много лет Великий Учитель жил среди людей, учил и творил чудеса, но кто почувствовал в Нем Его истинную сущность?! Даже среди двенадцати, среди ближайших двенадцати, были и сомнения, и умаления, и предательство. Ничтожно мало было число последователей и друзей, зато как много врагов и ненавистников. Теперь, когда течение тысячелетий наслоило на память о Великом Пришествии славу и величие, теперь даже трудно вообразить отношение к Христу Его современников. Конечно, при одной мысли об этом мы готовы негодовать и порицать миллионы ротозеев, прозевавших приход Великого Пророка! Но не будем поспешны. Ведь Христос внешне немногим отличался от среднего обывателя того времени. Если кто-то мог заметить неземное выражение Его Лица, необычную силу взгляда, если кто-то разглядел в Его обличий сверхчеловеческое, то тем самым он уже не был рядовым обывателем того времени, для которых скромный, худощавый и загорелый Сын плотника — был таким же, как и все.

Одет Он был всегда скромно и бедно и, если бы мы захотели перенести события того времени в нашу эпоху, то мы должны были бы представить Христа в простом костюме нашего горожанина, в ботинках и, вероятно, при галстуке. Конечно, рассудок заподозрил бы в Нем скорее какого-нибудь авантюриста и мошенника. Ведь этой кличкой наделяют всех, кто делает что-то или стремится к чему-то поверх обывательского представления о "добропорядочной" жизни. Не нужно говорить, из каких элементов складывается это представление, но сущность его сводится к копанию в своих мелких эгоистических и зловонных страстях. Конечно, как и в то время, немногие чистые сердца рванулись бы к Нему в безудержном устремлении.

Властители мира — гордые римляне — мало интересовались Им. Какой-то Еврейский Проповедник, будораживший народ на площадях, иногда привлекал внимание римской полиции на месте и даже, по дошедшим до нас документам, был удостоен чести попасть в доклад наместника, отправленного в Рим. Но, не найдя в Нем ничего опасного и вызывающего беспокойство, римская власть продолжала заниматься разрешением важных политических проблем, ведением войн и т. д.

Несмотря на совершение самых потрясающих чудес и оказание "сверхъестественной" помощи (во что, должно быть верили далеко не все, ибо не все видели своими глазами и щупали своими руками, а рассказы считали пропагандой фанатичных последователей), обыватели в большей и худшей массе побаивались Христа и относились враждебно из-за разрушения Им религиозных предрассудков, обличения почитаемых священнослужителей и попытки внести что-то в "незыблемую" веру отцов — в содержание официальной религии. Немало было тех, кто слушал и сочувствовал. Было гораздо больше желающих видеть в Нем народного и политического вождя — царя гордого и земного.

Ни кристальной чистоты, ни чудес не было достаточно для утверждения Великой Силы. А как издевались над Ним, как плевали в Него и били по лицу озверелые, бессердечные двуногие, те, которых много и сейчас, которые с таким же злорадством и сейчас готовы оплевать, растерзать и попрать ногами все светлое и высшее, все то, что светлее и выше их грязных представлений.

Когда исчерпано старое, тогда, в процессе бесконечного совершенствования, приходит Новое. Когда старый мир исчерпывает свои возможности, тогда наступает эпоха строительства Нового Мира. Великая битва[5] — битва между старым и Новым миром — бушует сейчас на всех планах Земли. В этой битве старое и новое напрягут свои силы до предельной возможности: в этой битве старый мир докажет свою неспособность, а Новый — свою жизнеспособность, свое превосходство над старым. Никто не может избежать участия в великом сражении. Тем самым человечество делится на два лагеря. Многочисленны сторонники старого, но немногочисленность воинов Рассвета компенсируется их качественным превосходством. Эти большие и чистые сердца являются зодчими Нового Мира. Очищая наше сердце, возвышаясь мысленно, мы можем быть притянуты в орбиту одного из этих сердец и тем самым избежать участи быть уничтоженными вместе с обломками старого мира.

Итак, очищение сердца даст тот магнит, который приведет нас к Учителю. Именно он, а не рассудок, украшенный в своем убожестве рогами сомнений и неверия.

13 марта 1942 г.

ФУНДАМЕНТ САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ (СЕРДЦЕ)

Если сознательное самосовершенствование разобщается с сердцем, оно становится рассудочным, вырождаясь в ханжество и изуверство. Но не всем будет достаточно ясно, в чем именно выражается это разобщение с сердцем, иначе говоря, с чувством совести, с сознанием долга.

Перед нами два человека. Для одного ничего не стоит убить невинного ребенка, другой скорее погибнет сам, но не сделает этого преступления: совесть, живущая в его сердце, не позволит ему совершить это злодеяние. Еще одна пара: один крадет легко, другой, находящийся в более бедственных условиях, заплатит за это дорогою ценой — мученьями, приобретенными в результате прорыва огня сердца, в результате ожогов, полученных от тончайшего пламени, именуемого совестью.

Много раз в течение дня мы вступаем в "компромисс" со своею совестью. В большинстве случаев эти угрызения из-за своей незначительности — забываются быстро. Иногда они преследуют нас в течение дня, редко больше. Но все мы знаем и о более длительных переживаниях. При этом отметим важную деталь: один и тот же проступок одному доставит радость, для другого не будет иметь никаких последствий, для третьего — огорчение в малой степени и для четвертого — настоящее горе. Другой поступок для первого будет весьма мучительным, для второго — слегка неприятным, для третьего — безразличным и для четвертого — радостным. Этот пример показывает, что пламя совести качественно не одинаково. В нем могут быть родственные элементы, когда два человека реагируют на один и тот же проступок. При этом, если степень развития этих секторов сознания различна, то и степень переживаний также не одинакова. Может быть, элемент, наличный в сердце одного, будет отсутствовать в сердце другого; тогда один будет реагировать на проступок, а другой останется равнодушным, и, наконец, третий печальный случай: когда сознание посещает разложение злобы, — оно может реагировать радостью, вернее, злорадством на соответственно разлагающее действие.

Здесь кроется одна из причин, почему мы видим сучок в глазу брата и не видим бревна в своем. Именно потому, что мы чувствуем проступок брата и не чувствуем свой, уже имея в своем сознании иммунитет против одного зла и не имея еще против другого. Кармические переживания вырабатывают этот иммунитет, и именно из страданий рождаются драгоценные камни, излучающие лучи совести.

Теперь применим сказанное к нашему сознательному самосовершенствованию. При нем необходимо в какие-то сроки отдавать себе отчет не только в качестве поступков, но и мышления. Лучше всего это делать не только тогда, когда к этому понуждает совесть (которая несознательных людей заставляет искать "забвения"), а ежедневно, перед отходом ко сну. Для чего, как мощное материальное подспорье, будет дневник, в который вписывается все хорошее, что было сделано за день, и все плохое. Итак, перед отходом ко сну мы можем напрячь свою память и припомнить, что именно нам стыдно вспомнить. Может быть, в сущности такого поступка или мысли будет страх — трусость, раздражение, самость, предательство и т. д. Таким образом, мы можем обнаружить в себе то отрицательное свойство, которое и не подозревали до тех пор. Но если наша совесть — пламя нашего сердца — реагировало на него, значит, в нас уже есть по крайней мере зачаток иммунитета, и от сего же дня мы сможем вниманием и утверждением приступить к его сознательному развитию.

Также проявление сердечной, духовной радости при совершении чего-то должно быть отмечено, так как это даст нам направление к умножению этой радости, к накоплению высшего духовного сокровища совершением подобных же поступков в максимальном количестве; не навязывая этого направления другим, идущим иными путями.

При каких-то делах мы можем испытывать не радость, но удовлетворение, как, например, при проявлении воли, пресекшей влекущее нас, но вредное устремление. Если же пресечение подобного устремления не дает ни радости, ни удовлетворения — то, значит, сердце не приняло участия в этом процессе и, поддержанный только рассудком, он в конечном итоге обречен на провал, ибо возможности и силы сердца безграничны, рассудок же конечен. Рассудочно многие вещи могут казаться нам хорошими или плохими, но если сердечное пламя на них никак не реагирует, самосовершенствование может выродиться в гнусное ханжество и изуверство.

Итак, будем строить наше самосовершенствование на фундаменте сердца и тем убережемся от лжи лицемерного фарисейства и пр. "елейных добродетелей".

14 ноября 1942 г.

СЕРДЕЧНОЕ ЕДИНЕНИЕ

"Слияние живет во всем Космосе и отражается во всем пространстве, являясь тем высшим отражением Космического Разума"

(Беспредельность, 123)

Единение предполагает наличие чего-то объединяющего. Именно это что-то должно роднить, создавая родственные узы взаимного притяжения. Значит, это "что-то" обладает магнитными свойствами. Обладая магнитными свойствами, оно должно быть чем-то намагничено. Сердечное единение людей намагничивается любовью. Можно утверждать, что любовь между двумя возникает вследствие любви к чему-то третьему. Любовь к Учителю объединяет учеников, любовь к прекрасному объединяет служителей искусства, любовь к Родине объединяет людей в политические организации, любовь к деньгам объединяет промышленников в концерны. На какой бы почве не произошло сближение — пусть это будут сплетни, охота, фотография, искусство, служение высшему, — почва эта насыщена магнетизмом любви. Не следует удивляться контрастам: космический магнетизм отражается во всем.

Всякое единение фиктивно, если оно не построено на «лечении сердца, ибо в сердце заложен тот психический магнит, который обуславливает это влечение. Как бы многогранен не был человек, как бы различно не проявлялась его сущность, как бы не удивлялись люди, видя проявление прекрасных поступков наряду с отрицательными, — все цвета, все грани сливаются в синтезирующем пламени сердца. Часто недоумевают: что объединяют этих людей? Нелегко во внешних проявлениях найти причину, но если можно было бы однажды увидеть цвет их огня сердечного, констатировать чистоту пламени, то понять было бы не трудно. Если среди струнных инструментов зазвучит нота "до", то все струны, настроенные в унисон, откликнутся; так же сердечное пламя может быть созвучным. "Унисон ведет к высшему сгармонизированию" (Беспредельность, § 130), и сердца объединяются единой, живой вибрацией.

По каналу магнитного притяжения сердец переливается психическая энергия, и как в двух сообщающихся сосудах уравновешивается и качество и количество жидкости, так же и неизбежный закон приведет одного к принятию агни (огня), а другого — к выпиванию яда. Люди постоянно облегчают или отягощают друг друга, конечно, и тогда, когда единение бывает самым сердечным. Яркость такого объединения находится в зависимости от ширины канала и может быть ощутима даже физически. Люди, сами того не подозревая, бессознательно просят агни, и другие бессознательно или сознательно дают или отказывают. Отдача, созвучная с Общим Благом, мгновенно пополняется и усиливается.

Даже доброе сердце, несмотря на всю свою жертвенность, все же иногда закрывает канал общения при переполнении ядом или чрезмерной отдаче. Скажем: терпит человек, потом возмущается, чаще раздражается, и рвет с другим. Редко кто принимает при этом в соображение сердечное взаимоотношение. Но сознательность возможна и тут. И тут, ради целости общего дела, ради общего блага, ради священного единения, можно молча, не как обычные люди, выпить яд и отдать последнее. Только при такой сознательности нельзя забывать Иерархию и надо хранить провод устремления чистым от личных помыслов. Израсходованная энергия восполнится во сто крат.

Когда торжествует самость, единение превращается в порабощение. Никто из простых смертных не может похвастаться изжитием самости. Но каждое продвижение уже крепит единение.

Соединение слов дает фразу, соединение красок и мысли рождает картину, соединение кирпичей — здание. Скажите, какое творчество возможно без единения?! Единение сердец есть величайшее творчество Космоса. Дух, устремленный к единению, движимый любовью, движимый космическим магнитом — "приобщается к великому действу, сооружающему явленную, утвержденную Вселенную" (Беспредельность, § 130). Можно сказать — все будущее в единении.

Да! Единение… Кто-то подумает при этом о скучной необходимости изжить самость, кто-то ужаснется непосильной жертвенности, кто-то усмехнется несбыточности крылатой мечты, такой далекой от жизни. Но дальние миры содрогаются, и пространство гремит от работы мощной лаборатории, вырабатывающей мощную энергию единения. Великий, невидимый процесс проникает все сущее, и как радостно иметь возможность сознательно подойти к нему. Недаром перед этими вратами так стараются темные, недаром темные так страшатся всякого светлого единения, недаром подкидываются в творчество созидающее скользкие ехидны предательства, раздражения и обиды.

Но напрасно кто-то думает, что можно дойти без единения. Путь к Свету лишь через эти врата…

"Единение есть легкокрылая мечта человечества. Когда же мечта приближается к намерениям, уже немного остается последователей. Претворение намерения в действие уводит большинство. Так утверждение единения есть стремление высшего закона, который с трудом вмещается человечеством в его современном состоянии. Но каждый, кто хочет служить Братству, не боится даже самых не принятых большинством понятий. Пусть стремление к единению найдется лишь в исключительных сознаниях. Каждое здоровое место должно быть охранено. Так начнет нарождаться здоровая оболочка планеты. Сейчас она весьма отравлена".

"Спросят — чем можно служить сейчас на земле с наибольшей пользой. Нужно оздоравливать землю…" (М.О., ч.1, § 630)

26 апреля 1937 г.

СОДРУЖЕСТВО

Существует один закон: когда несколько человек собираются вместе во имя одной цели, то сила, направленная к достижению, увеличивается, представляя собой не сумму отдельных усилий, но большую величину.

Пояснить можно следующим примером. Ночью потерпевшие крушение хотят привлечь на помощь проходящий вдали корабль. Если каждый из потерпевших зажжет по факелу, то хотя и получится несколько огоньков, но все они будут видимы с такого же расстояния, как и каждый из них в отдельности. Если факелы соединятся вместе, то огонь будет видим с гораздо большего расстояния. Причем соединенные факелы будут пылать не яркостью суммы отдельных факелов, но ярче.

Как на небе, так и на земле. Тот же принцип применим и к огню сердца: пламя соединенных сердец будет мощнее простой суммы. Таким образом, когда собравшиеся разойдутся, то каждый унесет больше, чем он принес. Конечно, следует оговориться, что тот, который принес больше других, уйдет, уравняв сосуды с меньшим, чем он принес. Но если бы он отдавал свое сокровище каждому в отдельности, то потеря энергии была бы большая.

Особенно ценно собираться, когда огоньки еще не очень сильны. Указанный пример пояснит почему. Потерпевшие крушение хотят спастись, но если каждый из них зажжет по отдельному факелу, то корабль может пройти мимо. Положение человечества сейчас не лучше потерпевших крушение, поэтому объединение сердец весьма своевременно. Все знают, что в единении сила, но (и это особенно важно) в применении к жаждущим совершенства.

Пламя соединенных сердец будет магнитом, притяжение которого будет проникать в сферы более отдаленные, более высокие, чем те, которые можно достичь одиноким сердцем. Так Учитель всегда будет ближе к собравшимся вместе и объединившимся последователям.

Магнит соединенных сердец легче воспримет благую посылку. Потому единение сердец так важно, так необходимо, так неотложно.

Содружество должно быть именно таким местом воссоединения сердец. Чем сильнее устремление каждого к цели, тем теснее сойдутся друзья, но чтобы достичь полного единения сердец, много условий надо соблюсти. О разъединяющих ехиднах и их разнообразных названиях знают все, но как часто допускаются эти твари в содружество…

Собираясь вместе и соединяясь сердцами, друзья создают ядро, которое может послужить началом великого образования в будущем. Продолжая собираться в течение долгого времени, друзья все более и более усиляют ядро, все прочнее и прочнее связывают себя друг с другом через него. Таким образом, творится то нечто, которое служит и кассой взаимопомощи, и защитой, и средством связи с тем высшим, которого не достичь никому, если он один. Это "нечто" в зависимости от силы может существовать века. Ни смерть, ни новые воплощения не лишают счастья работать вместе. Это "нечто" в свою очередь притягивается к другим, таким же родственным образованиям. Накоплением, собиранием и соединением частиц строится Космос. Так создается единый поток магнетизма, единая аура, в которой творят индивидуальности, сливаясь с космическим магнитом.

Идея содружества космична!

4 февраля 1937 г.

ГАРМОНИЗАЦИЯ СЕРДЕЦ

Все, кто рассчитывает на приближение к Свету — будут подвергнуты испытанию. Мало того: испытание это будет постоянным. Кому-то покажется такое состояние невероятным, однако испытание редко замечается самим испытуемым и является мудрейшим законом, нормирующим восхождение.

Отношения между друзьями также подвергаются испытаниям. Сходясь на платформе Учения, друзья, естественно, прежде всего соприкасаются своими положительными качествами. Отсюда рождаются чистые и красивые отношения. Однако, по мере сближения, в эти отношения начинают просачиваться и проявления отрицательных свойств. Никто не может похвастаться, что он совершенен. В этом случае он был бы уже не среди людей, но среди святых. Значит, все мы имеем какие-то отрицательные свойства. Обычно, сроднившаяся с нашим сознанием — наша "язва", почти всегда кажется нам более терпимой, чем "язва" друга, ибо в человеческих обычаях преуменьшать свои недостатки самооправданием и увеличивать недостатки других осуждением. Эта несправедливость может быть объяснена тем, что, не имея в себе недостатка, ярко цветущего в сознании друга, мы чувствуем себя выше, — но почему-то мы всегда закрываем глаза на обратное: что какой-то наш недостаток, наше "бревно", отсутствует в сознании друга.

После лучших проявлений сознания внезапные отрицательные поступки врываются, как невыносимый диссонанс, и могут произвести большие разрушения. Между тем такие поступки, поскольку мы еще так мало совершенны, должны быть предусмотрены и восприняты сознанием правильно, без всяких разрушительных обид и осуждений. Для каждого должно быть ясно, что, по мере более тесного сближения с другом, в секторе пересечения двух орбит будут появляться все чаще и чаще отрицательные свойства, или наблюдаемые со стороны или направленные друг против друга.

В этом случае Учение дает точную формулу, нормирующую отношения, и говорит: "Не откидывайте, пока не пройдена черта предательства". Значит, только предательство кладет конец отношениям, значит, все остальные проявления должны быть встречены со всей терпимостью и выдержкой, с искренним и волевым желанием всеми мерами уменьшить вредные последствия отрицательного диссонанса. Это с одной стороны. С другой, мы можем твердо запомнить, что с нами — лишь сильные духом. Такие люди бывают сильны во всех своих проявлениях, значит, и в плохом они могут быть также сильны; значит, и отдельные проявления отрицательных свойств могут достигать значительной силы. Но во имя их чистых достоинств, зная, что в процессе самоусовершенствования отрицательные свойства трансмутируются в положительные качества; зная, что когда-то наступит такой момент, когда возмутившее нас свойство будет уничтожено, мы должны пресечь распространение разрушения, допущенного другом, помня, что это действие будет и прекрасным упражнением нашего смирения и терпимости. Конечно, оно может быть активным. Мы можем всегда что-то сделать осторожно и незаметно для того, чтобы обратить внимание на недопустимые изъяны в броне, покрывающей нашего сотрудника.

Только при сознательном отношении возможно и тяжкое испытание принять безболезненно. Если что-то уже допущено, то друзья могут состязаться в достойном отношении к случившемуся — в выявлении благородства и вмещении.

При возможности друзьям лучше избегать соприкосновения отрицательных свойств, лучше удерживать отношения в плоскости духовности, но, с другой стороны, они никогда не должны закрывать глаза на возможность проявления другими известных и неизвестных отрицательных свойств.

После домашних — в отношении с друзьями будет, прежде всего, испытана степень самосовершенствования.

18 ноября 1941 г.

ВОЗЖЖЕНИЕ ОГНЯ

"Там, где двое или трое соберутся во Имя Мое, — там и Я среди них".

(Евангелие)

Каждая встреча двух или нескольких друзей, озаренная чувством духовности, есть возжжение спасительного огня!

Отвернувшееся от духа человечество наполнило атмосферу Земли удушающими газами несовершенных, эгоистических чувств. Окутавшие густым покровом нашу планету, эти эманации изолировали ее от пространственного огня. Как и человеку, лишенному притока воздуха, грозит смерть, так и Земле, лишенной пространственного огня, угрожает катастрофа. Страшная гибель нашего мира свершилась бы уже давно, если бы на земле не находились мощные Разрядители Сфер. Высокие Иерархии, обитающие в Шамбале, и Их ученики, являющиеся факелами самоотверженного, духовного мышления, притягивают к Своим Аурам пространственный огонь, разряжая им газы разложения, накопление которых грозит нашей планете гигантским взрывом. Эта самоотверженная работа, о страшном напряжении которой люди даже не могут составить себе представления, не может однако продолжаться долго: пришедшие на Землю ради развития человечества Великие Иерархии не могут нарушить свободной воли человечества и поддерживать в нем жизнь тогда, когда последнее решило умереть. Это было бы насилием, абсолютно неприемлемым для Светлых Сил. Они лишь до определенного срока будут поддерживать жизнеспособность Земли, пробуждая духовность в сознании человечества, которая будет проводником для пространственного огня и разрядит пространственные нагромождения, порожденные им же самим.

Низкое мышление и страсти необычайно уплотнили астральное тело человека, лежащее между его духовной и физической природой, и тем самым физическое естество оказалось изолированным от духовного. Отмирание духа и торжество эгоизма вызвало страшные события на Земле. Эти события ввергнут человечество в огненные страдания. Страдания "очищают душу" — именно страдания дадут тот огонь, который разрядит астральную оболочку и воссоединит человечество с духом. Это воссоединение озарит ауры духовностью, сливающейся с пространственным огнем. Мы, знающие о происходящем, не можем не стремиться к возжжению в себе духовности. Но все мы знаем, как трудно поддерживать в себе это чувство наедине. Зато каждая встреча, при сознательном отношении, при желании хоть как-то помочь Иерархии, может возжечь спасительный, очищающий и разряжающий огонь.

Каждый, конечно, знает, как приходит это чувство и что надо сделать для этого, но далеко не всегда и не каждый склонен преодолеть хаос. Как часто при встречах друзья тратят драгоценное время на бессмысленные, рутинные разговоры и расходятся в унынии и опустошении. А бывает и так, что друзья заряжаются, но не духовностью, а… страстями и злобой. Можно ли допускать такое безумие при том знании, которое имеется в нас?!

Каждая встреча должна быть сознательным возжжением огня. Пусть соберутся лишь двое, но сердечная беседа, растворяющая кристаллы идей Учения, сердечный контакт с Иерархией — будет одной из основных мер, потребных для спасения планеты. Она и облегчит и вдохновит на дальнейший труд, но нужно, чтобы участники ее знали о ценности и значительности возжженного огня, чтобы из самомнения не говорили: "что значит для мира такая ничтожная искра". Если бы мы могли наблюдать такие встречи из Тонкого Мира, мы бы не сказали так, ибо реальная, зримая картина утвердила бы нас в значимости и важности совершаемого и наполнила бы чувством торжественности. Но и без Тонкого Мира мы знаем, когда огонь был возжжен при встрече и когда этого возжжения не состоялось.

Конечно, не всегда возможно возжжение огня. Иногда мы бываем настолько опустошенными, что не в состоянии выдавить из себя ни искры. Но такие случаи не так уж часты. И они могут быть во много раз уменьшены при сознательном отношении. Конечно, как всегда, — не количество, но качество.

Не надо напыщенности, не надо искусственности, не надо фальши, красивых слов и пафоса. Простота, искренность, самоотверженность и преданность Иерархии дадут лучшие следствия, и никто не пожалеет, что вместо бессмысленного щебетанья он стремился к возжжению огня спасения. Даже и в том случае, если это возвышенное и героическое намерение постигла временная неудача.

4 декабря 1942 г.

ЗНАНИЕ СЕРДЦА И РАССУДКА

Существует два рода знания: знание рассудочное и знание сердечное. Люди редко делают между ними различие, но существующая разница огромна. Она сказывается в напряженный и ответственный момент испытания, когда рассудочное знание, прежде такое гордое и самоуверенное, не может помочь достаточно своему носителю, в то время когда, казалось бы, скромное и мало дававшее себя знать прежде — знание сердца выступает как могучий фактор, решающий все.

Итак, одно и то же знание может быть и в рассудке и в сердце. В первом случае оно — как бы нанесенное извне, как бы не являющееся неотъемлемой частью; во втором — оно вросло в вас, оно неотъемлемо от вас — оно часть вашего сознания.

Само название CO-ЗНАНИЕ показывает на то, что последнее представляет из себя ничто иное, как знание, знание опытное — собранное воедино. Конечно, знание рассудка может быть полезным для формирования сознания, но забывать о разнице знания сердечного и рассудочного было бы, иногда, опасно.

На чистое сердце опереться всегда можно. Можно всегда рассчитывать на него, но рассудок, мятущийся, не знающий высших миров, вечно впадающий в сомнение, — опора не всегда надежная.

Каждому приходится сталкиваться с людьми, которые сегодня с исключительным жаром говорили о том, от чего завтра отрекались с неменьшим пылом. Вы тогда им поверили, вы не заметили, что утверждение идет не из сердца, но из рассудка, и теперь должны будете заплатить за ошибку.

Обычно рассудочное знание не идет дальше слов, правда, часто красивых и громких. Но сердечное знание не передается в изысканных словах, а подтверждается жизнью. Носители сердечного знания не могут поступать не согласно с последним, но поступки рассудочников часто не согласуются с теми идеями, которые они, якобы, исповедуют.

Сердечное познавание неразрывно с жизнью.

9 февраля 1940 г.

СЛОИ МЫШЛЕНИЯ

Так же, как Солнце излучает свой свет непрестанно, так же человек непрестанно излучает мысль — свет своего разума. Каждое мгновение, озаряя пространство, он светит во время земного воплощения, светит в момент и после так называемой "смерти", светит в мирах надземных и, не прекращая потока мысли, возвращается вновь на Землю гореть огнем своей индивидуальной жизни.

Конечно, факел человеческого духа светит не всегда и не везде одинаково: во-первых, интенсивность его света может меняться, то уменьшаясь, то увеличиваясь вновь, то озаряя прекрасным и ровным светом Пространство, то мигая и чадя, подобно испорченной лампе; изменяется цвет и качество — во-вторых. Естественно, что пребывание духа в физической оболочке чрезвычайно меняет мышление, астральная оболочка преломит свет Разума через свою призму, и временный манас даст свой глиф и на мышление через астрал и через физический проводник. Мало того: мышление будет зависеть не только от той оболочки, в которой пребывает источник света — человеческий дух, но, конечно, и от качества этой оболочки в отдельности и от качества всей совокупности тел — вообще. Нет надобности говорить, что мышление во всех слоях Пространства будет в значительной степени зависеть от тех условий, в которых пребывает дух.

Однако, во всем этом разнообразии существует незыблемое постоянство: на целую Манвантару луч человеческой мысли будет гореть одним постоянным светом. Этот луч в различных оболочках и в различных обстоятельствах будет претерпевать различные изменения, временами меняясь до неузнаваемости, как, например, синий луч, преломившись через красное стекло, становится фиолетовым, но внутри, в зерне своего духа, являясь частью пламени одного светила, частью Сущности планетного Духа — он сохранит в неприкосновенности свою индивидуальность, и вся его эволюция, на протяжении всей его Манвантары, пройдет под знаком именно этого определенного качества. Может быть, на земном языке не найдется подходящих слов, чтобы выразить это качество, но оно существует и влияет на каждый этап нашего эволюционного процесса.

Можно различать качество мышления данного воплощения, основных периодов внутренней жизни, более мелких периодов, на которые подразделяются большие, года, месяцы, дни и секунды, — когда с быстротой молнии вспыхивает сознание радостью или пронзается стрелою гнева.

Представим себе качество мышления данного воплощения как синий луч; этот синий луч будет излучаться человеком в течение данного воплощения непрерывно, он будет сущностью мышления, это будет самый глубокий внутренний слой. Второй слой будет уже дифференцированным. Предположим, что от восхода до зенита он будет желтым стеклом, а от зенита до захода — красным. Синий луч преломится в течение первой половины жизни через желтое стекло и даст зеленый цвет, преломившись через красное стекло, он даст фиолетовый цвет. Теперь мы можем представить себе третий слой мышления как состоящий из еще большего количества цветных стекол и вывести заключение, что зеленый и фиолетовый луч, преломившись в стеклах третьего слоя, дадут целый ряд новых цветов. Размышляя в том же порядке и приняв во внимание, что каждый слой, лежащий ближе к поверхности, будет все более и более дифференцироваться, Мы получим картину луча, проходящего через последний поверхностный слой, где цвета будут сменяться очень быстро, но от этого основной луч не претерпит никаких изменений, и самый нижний слой мышления сохранит свою постоянную окраску.

Конечно, лишь до известной степени этот грубый и примитивный пример может пояснить, что мы подразумеваем под слоями мышления. Для того, чтобы составить себе более ясное представление, попробуем обратиться к еще одному примеру: представим себе человека, родившегося с основным качеством героизма. В различные периоды жизни, как то: детство, юность, зрелость, старость — это качество будет проявляться особо. Телесное, душевное и ментальное развитие будет подобно цветным стеклам второго слоя. Кроме этих обстоятельств времени, различные обстоятельства места, как то: школа, армия и иные места деятельности — будут подобны стеклам третьего слоя. Когда, наконец, основная энергия сознания встретится с мельчайшими обстоятельствами ежедневной жизни, мы получим картину последнего слоя мышления.

Принадлежность мысли к тому или иному слою определяется, прежде всего, количеством возвращений к ней и величиной промежутка времени, на который острие сознания задерживается на ней, а также той силой, с которой это острие внимания притягивается к ней.

Возьмем для примера научного работника, занятого изучением какой-то научной проблемы. Мышление его сконцентрировано, он "всецело" ушел в работу. Он не замечает красивого пейзажа, раскинувшегося за окном, не чувствует холода, не видит, что стрелки часов уже давно прошли обеденное время. Многие обстоятельства и окружающее без такого углубления, несомненно, оказали бы влияние на его физическое, психическое и ментальное состояние. Он почувствовал бы и холод, и голод, а красивый пейзаж потянул бы погулять. Но вот в комнату вбегает его дочь и зовет обедать. На мгновение сознание прорезает мысль о еде и необходимости обедать. "Сейчас", — машет он рукой, мельком взглянув на дочь. Вдруг сознание загорается ярко и тревожно: на лице дочери он видит ранку и кровь. Мысль о проблеме выключена целиком. Он приближает дочь и смотрит на ее лицо. Вскоре ученый успокаивается — ранка не опасна и скоро заживет. Он целует девочку и оборачивается к работе, чтобы довести ее до точки. Ярко вспыхнувшая мысль-забота о ребенке погасла, и вновь загорелась мысль, силящаяся разрешить научную проблему. Вот обед. Ученый оживлен, он с жаром что-то доказывает. Кто-то сообщает новости, острие внимания быстро меняет направление, чиркая по различным предметам, и все же в промежутки оно вновь возвращается к тому же. Так, несмотря на мгновенные, секундные, минутные мысли, — большая мысль о научной проблеме горит непрестанно. Но вот несколько недель работы и проблема решена. Острие сознания направлено к новым достижениям.

Есть мысли, мелькающие мгновенно с тем, чтобы не возвратиться вновь. Большая часть таких мыслей вызвана к жизни причинами, имеющими бытие во внешнем мире, при соприкосновении его с нашим сознанием. С устранением этих причин погасают и мысли, вызванные ими. Этот слой мышления неглубокий, находящийся на периферии сознания, постоянно волнуется, постоянно в движении и переменах. За ним следуют уже более стойкие слои, упрочаясь с глубиной. Есть проблемы, занимающие мышление недели, месяцы. Есть проблемы, занимающие мышление годы, целые периоды жизни; есть проблемы, занимающие всю жизнь. Через эту призму проходит вся жизнь человека, и она является той причиной, которая вызывает к жизни данную личность, во имя которой совершается данное воплощение Эго.

Чем глубже и ниже слой — тем более постоянно (неподвижно) в своем слое мышление. Это самое большое колесо в часах, если сравнить организм с часовым механизмом; далее идут меньшие, с более мелкими зубцами и т. д.

Что же влияет на изменение качества мышления? Прежде всего внешние магниты (будь то космические магниты светил, магниты людей и обстоятельств, которые тоже являются в своей сущности магнитами): приближение магнита внешнего пробуждает к действию внутренний магнетизм. Соответственно силе и расстоянию магниты тянутся друг к другу, создавая в процессе притяжения мыслеобразы, которые изображают различные моменты цели притяжения — слияние. Это и есть одна из причин данного направления мышления.

Чем мельче такие магниты, тем менее проникает их влияние в глубину мышления, задевая лишь поверхностные слои, которые подобны наиболее колеблющимся поверхностям вод. Такими магнитами могут быть различные места, географические или общественные[6]; а также различные обстоятельства: нападение, защита, голод, запахи, известия, мысли других людей и прочее и прочее. Но как росток дерева восходит, питаемый изнутри, несмотря на день или ночь, ветер или дождь — так и мышление изменяется в результате процесса, происходящего внутри. Этот внутренний процесс мышления производит изменения в самых глубоких слоях, куда даже знаки Зодиака достигают не всегда. Учитель действует на развитие ученика через его внутреннее, центральное "я", благодаря близости и родству внутренних Эго.

Так же можно действовать на мышление извне, но какой метод более основателен, сказать не трудно, хотя многие люди слепо придерживаются второго метода.

В плане образов мышление идет в причинном порядке и от стакана может быстро перейти к Спинозе, но могут быть и обрывы, вызываемые внешними обстоятельствами, сменой качества или свойства, а еще чаще мысленной посылкой. Так, проследив причинность, проанализировав внешние обстоятельства и не найдя соответствия, можно различить мысленную посылку.

Знание слоев и умение различать скоропреходящие волнения внешних слоев помогут самообузданию и росту внутренних качеств. Это знание поможет охранить росток от случайных влияний внешнего мира, если, конечно, эти внешние обстоятельства не являются кармическими. Но и в последнем случае такое знание поможет преодолеть эти обстоятельства с гораздо большим успехом.

17 августа 1945 г.

ОГНЕННЫЙ ПОДВИГ

РАЗДРАЖЕНИЕ

Чтобы лучше понять природу раздражения, полезно обратиться к медицине: вторжение болезнетворных факторов обусловлено, в большинстве случаев, раздражением ткани. Раздражение кожи, мышц, нервов, слизистой оболочки является, в большинстве случаев, причиной возникновения множества болезней, от легких, быстропроходящих, до таких неизлечимых как саркома, рак. Там, где имеется множество разрушительных микроорганизмов заболевание не возникает до тех пор, пока не появится участок раздражения. Именно, раздражение открывает ворота врагам, постоянно осаждающим наш организм. Это очень ярко иллюстрирует разрушительную сущность раздражения.

Может быть раздражение отдельных участков кожи или слизистой, может быть раздражение определенной группы клеток, может быть раздражение какого-либо органа и может быть, наконец, раздражение всей нервной системы, являющейся фундаментом здоровья. Но если медицина хорошо изучила природу телесного раздражения, то она, почему-то, чрезвычайно мало внимания уделяет раздражению, как психическому фактору. А между тем природа раздражения всюду одинакова. Раздражение психическое является причиной множества душевных заболеваний и так как психическая природа человека и его физический организм являются неразрывно-целым явлением, психическое раздражение порождает множество физических болезней.

Всякое вещество рассчитано на определенную силу напряжения, как только эта граница переходится, начинается разрушение вещества. Иначе говоря, разрушение, вызываемое перенапряжением, и называется раздражением. Возьмем для примера кирпич — он может выдержать лишь определенное давление, определенную нагрузку, дальше он дает трещины и начинает превращаться в пыль. Лук может быть растянут лишь до определенного предела, за которым он треснет и переломится.

Каждая вещь, каждый организм и каждая сущность имеет свой собственный предел напряжения, и имеются силы и факторы, которые могут значительно уменьшать и увеличивать этот предел сопротивления. В человеческом сознании такой силой является терпение. От количества и качества терпения зависит способность психики и нервной системы выдерживать го или иное напряжение.

Количество терпения, так же как и его качество зависят от многих привходящих обстоятельств; например — физическое утомление, плохой сон, длительность напряжения — все это может уменьшить силу сопротивления, так же как подъем духа, иеро-вдохновение, поддержка коллектива и многие факторы могут беспредельно питать и пополнять терпение.

При этом не следует путать терпение с тупой покорностью. Эти, внешне схожие, явления — противоположны по своей сущности. Терпеливый человек никогда не покоряется: он внутренне борется постоянно, накапливает силы; он живет предвкушением победы и знает, что терпение идет ему на пользу. В то время как тупая покорность есть просто капитуляция.

При раздражении на стенках нервных каналов отлагается мощный, тонкий яд, который кристаллизуется, накапливается в различных нервных сплетениях и вызывает тяжкие нервные явления. Избавиться от него чрезвычайно трудно. Часто лишь сильное нервное потрясение способно вытолкнуть кристаллы империла. Кроме непосредственного болезнетворного воздействия на организм, империл легко сочетается с ядом пространственного раздражения — аэроперилом; это обстоятельство вызывает или гибель, или дальнейшие губительные осложнения.

Империл, выведенный из организма, не рассеивается немедленно. Стойкость этого яда исключительна. Он может годами, а иногда веками оставаться в помещениях и причинять ущерб его обитателям. Кроме того, попадая в течение атмосферы и накапливаясь, он приносит неисчислимые беды населению планеты, во много раз превышая вредное воздействие радиоактивных частиц.

Каждый миг раздражения, выраженного открыто или непроявленного, не обходится без последствия для породившего этот яд. Тяжелая участь ожидает болеющего раздражением. Кроме близких физических страданий, он имеет еще перспективу значительно больших последствий для своего духовного состояния. Кроме одержания, может быть и полная духовная гибель. Судьба невладеющего раздражением, чревата всевозможными осложнениями. Сколько преступников томится годами в тюрьмах из-за одной лишь мгновенной вспышки раздражения.

Никакие духовные опыты невозможны без предварительного длительного очищения от раздражения. Одно это обстоятельство показывает, что человек, болеющий раздражением создает вокруг себя сферу, непроницаемую для высших, тонких энергий.

Следует отличать эгоистическое, слабое раздражение от возмущения духа — мощного, благородного негодования. Оно благодетельно, но все же сильно изнашивает организм.

Из медикаментозных лечений раздражения может быть указан настой валерианы, длительно, ежедневно без пропусков принимаемый в виде так называемого валерианового чая. Чайная ложка корня или корневища заваривается в стакане крутого кипятка. Сосуд хорошо закрывается. Через шесть — десять часов настой готов. Пьется раз или два в сутки, лучше на ночь.

Конечно, действие лекарства эффективно, как дополнение к лечению путем укрепления терпения. Именно воспитание в себе терпения и всех ингредиентов любви, мудрости, воли делает человека неуязвимым для одного из самых страшных разрушителей — раздражения.

24.04.60

ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРАХА БУДУЩЕГО

Член-корреспондент Академии Наук СССР С.В.Кравков говорит: "Участие мышления в работе органов чувств во всех наших восприятиях, являющихся в обычных условиях верным источником нашего сознания, особенно хорошо выявляются в случае ошибочных, иллюзорных восприятий. Известна, например, иллюзия, состоящая в том, что при взвешивании на руке двух сделанных из одинакового дерева различных по высоте цилиндров, но обладающих одинаковым весом благодаря тому, что внутрь меньшего цилиндра влит свинец, меньший всегда кажется нам тяжелее большего. Иллюзия эта с чрезвычайным постоянством повторяется при оценке веса цилиндров всеми нормальными людьми. Происходит это вследствие того, что все нормальные люди, готовясь поднять меньший цилиндр, естественно, рассчитывают, что он должен быть легче (ибо внешне оба цилиндра сделаны из одного материала). На самом же деле он более легким не оказывается. Отсюда В СИЛУ КОНТРАСТА С ОЖИДАЕМЫМ и возникает иллюзия большей тяжести."

Интересно, конечно, то обстоятельство, что мысль может изменять характер восприятия наших органов чувств. Факт этот весьма многозначителен. Из него может быть сделано множество полезных заключений и может быть приведено множество (подобных приведенной) иллюстраций. Но в данном случае не это обращает на себя внимание; может быть совсем того не желая, академик дает разрешение большой философско-этической проблемы: оказывается, если мы ожидаем что-либо как легкопереносимое, а оно оказывается, против нашего ожидания, тяжелее, то мы преувеличиваем тяжесть и грешим против действительности. Интуитивно очень многие люди знают этот закон и пользуются им очень широко. Рисуя в мрачных красках какую-то проблему будущего, люди надеются, что в действительности "страшнее самого страшного — ничего не будет", и они смогут легче перенести это несчастье. Так же они значительно умаляют грядущую радость, чтобы застраховать себя от могущего произойти разочарования, надеясь, что если радость окажется больше ожидаемой, быть еще более счастливым.

В этом, на первый взгляд как будто бы разумном способе увеличить свою радость или уменьшить свое страдание, имеется одно неприятное обстоятельство: очень часто в этих ухищрениях кроется самый обыкновенный страх страданий и разочарований — страх будущего.

Опасаясь будущего и рисуя его в мрачных красках с целью уменьшить ожидаемые страдания в будущем, люди приближают эти страдания, способствуют их реализации, привлекая их даже в том случае, когда они совсем не собирались становиться непреложными.

Чем же облегчить положение страдающего страхом будущего?

Прежде всего, ему следует разъяснить, что страх привлекает и усиливает опасность. Очень часто опасность бывает воображаемой, мнимой — в этом случае страх делает ее реальной, действительной. Все мы хорошо знаем, что вне кармы ничего быть больше не может, и что плата по кармическим счетам неизбежна. Расплата может быть облегчена, если волна кармы встречается пониманием и во всеоружии достоинства, т. е. при максимальном напряжении мужества. Страх ВСЕГДА усугубляет кармические переживания. Следовательно, всегда готовые, встретить с мужеством любое испытание, всегда готовые с максимальной подвижностью перестроить жизнь в соответствии с новыми обстоятельствами, всегда готовые проявить мужество, т. е. бороться за лучшее будущее, верить в него, отражая натиск врагов — мы можем смело идти в будущее, не боясь его, но радостно приветствуя как новые возможности, так и новые препятствия и неприятности, ибо они являются теми факторами, которые рождают возможности.

Мужественно произнесем зовущее слово ВПЕРЕД и, выше подняв щит своих достоинств, устремимся в прекрасное будущее. Нет прошлого, нет и настоящего, есть только БУДУЩЕЕ, и никто и ничто не отнимет его у нас, если мы только сами захотим видеть его прекрасным.

10.02.61

ПОЛЮБИМ БОРЬБУ

Как только вспыхивает свет, немедленно появляются тени. Пока пылает свет — тени следуют неотступно. Свет и тень — противоположные начала. Когда загорается огонь сердца, тогда появляется враг — неотступная тень сердечного огня. Чем ярче пылает сердце — тем яростнее атакует враг. Невнимание со стороны врагов — плохой признак; это значит, что пламя сердца настолько угасло, что даже не привлекает внимания со стороны противоположного начала.

Можно ли назвать хотя бы одного выдающегося светлого человека, воспоминания о котором хранит веками благодарное человечество, который бы не был преследуем врагами, который бы не был оклеветан, не подвергался бы всяким злоумышлениям и козням? Нет! Такого имени назвать нельзя: все выдающиеся борцы за Общее Благо всегда имели своих врагов и предателей. Истинно, всякий приносивший свет отмечался нападками тьмы, и всякий носитель истинного знания всегда преследовался невеждами; каждый носитель любви, всегда окружался ненавистью; каждый служитель Правды и Истины всегда был распинаем ложью и клеветой. Так было, так будет еще много веков.

Каждая вспышка творящего света устремляет на себя силы хаоса в силу конкретного космического закона, совершенно аналогичного простому земному закону: каждый поднявший какое-то тело, будет испытывать давление его тяжести равной его весу.

Есть Свет и служители Света; есть тьма и есть служители тьмы; есть хаос и есть предавшиеся хаосу, разложению. Эти служители и носители хаоса очень мало чем внешне отличаются от других людей; ведь все люди в той или иной степени предаются временами хаосу. Они даже могут быть очень красивы, умны и даже, на первый взгляд, как бы добродетельны. Очень часто не обладающие сердечными огнями, а следовательно, не обладающие чувствознанием, качеством распознавания, принимают служителей тьмы за служителей Света и, наоборот — служителей Света за служителей тьмы. И таких слепышей — множество. Они почти всегда составляют большинство. За классическим примером не надо ходить далеко: достаточно вспомнить ТОЛПЫ, которые требовали позорной казни для Христа, в полной уверенности, что они совершают богоугодное дело. "О, Saneta simplicita!", — воскликнул Иоанн Гус, увидя, как старая женщина, желая угодить Богу тащила, изнывая под их тяжестью, дрова, чтобы усилить пламя костра, на котором сжигали "еретика". Гус был слишком мягкосердечен, называя святой простотой отсутствие сердца. Вероятно, и представители "святой" церкви, во главе с кардиналом Беллярмином, сжигавшие Джордано Бруно, и Тегелин, кидавший зверям первых христиан, и Мария Медичи, обрекшая на кровавую расправу тысячи гугенотов, и многие современные деятели, воображая, что они служат Богу, Свету, народу, прогрессу и знанию — на самом деле служили все той же многоликой, вернее много-личинной тьме.

Только огонь сердца безошибочно определял своих врагов — носителей и служителей тьмы, но немногие могли похвастаться наличием такого огня.

Итак, кто решился на возжение сердечного огня, должен знать, что он подвергнется нападению темных, что он будет преследуем постоянно, что его существование будет сопровождаться постоянной тяжелой битвой. Но пусть он не впадает в уныние! Борьба и только борьба — рождает новые силы и возможности. Пусть он полюбит борьбу и оценит те преимущества, которые она приносит. На пути совершенствования враги есть лучшие помощники; лучше, чем друзья они определяют степень светоносности и никогда не ошибаются. Враг есть тень, и чем больше тень, тем больше тот, кто ее отбрасывает.

"Современному Цицерону, восклицающему: "О, Катилина, когда ты кончишь нас преследовать?!" Авторитет отвечает: "Надеюсь, что никогда, ибо конец преследования означал бы начало разложения. Существует закон, по которому с того момента, как прекращается преследование и достигается всеобщее признание, начинается разложение. БОРЬБА ЕСТЬ ОСНОВА СУЩЕСТВОВАНИЯ И ПРОДВИЖЕНИЯ. Человек без борьбы обращается в ничтожество и произвол. Полюбите борьбу."

Полюбим борьбу и врагов. Именно в этом смысле любить врагов советовал и Христос, но последователи, утратив смысл, сделали из этой воинственной формулы елейную мерзость непротивления злу. Вредно пылать злобой, даже и против врагов; бесполезно сопротивляться злой карме ("Не противьтесь злому"), но от этой борьбы, от врагов — никуда не уйти. Меч и разделение — светлого от темного — заповедано всеми Учителями Жизни.

22.11.60

ЧЕСТНОСТЬ

Без честности нет пути.

Нечестность при внутренней, духовной работе — явление нелепое до чрезвычайности. Оно показывает полное непонимание сущности духовной работы. Можно ли обмануть Учителя? Если можно, то что стоит такой учитель?! Если же это истинный Учитель, то его обмануть нельзя. Это во-первых; во-вторых — такая попытка, как грязное прикосновение, может вызвать страшную молнию обратного удара. Тем не менее, находятся "ученики", с поразительной наивностью пытающиеся надуть Учителя. Но что же это за ученики? Бессознательные слепыши, совершенно не понимающие к чему они подошли и куда думают идти! По сути дела они ни к чему еще не подошли и никуда не подойдут. Какая разница между ними, например, и торгашом, который, награбив сто тысяч, ставит в воскресный день перед образом трехрублевую свечу, истово крестится и уходит из храма весьма удовлетворенный степенью достигнутой святости.

Каждая попытка обмануть Иерархию, помимо своей бесполезности есть еще и величайшая подлость, от которой совсем недалеко находится и предательство, т. е. самое страшное, что может быть.

Нелепость нечестности при внутренней работе заключается в том, что это есть попытка обмануть самого себя. Что же может быть нелепее подобной попытки? Попробуйте вдуматься и вы увидите, что это есть ничто иное как безумие, или, как это принято называть — сумасшествие. Если продолжить движение в этом же направлении, то право на сумасшедший дом у такого "труженика" можно считать обеспеченным.

Однако, есть третья причина нечестности при работе над собой: при разглашении ложных данных о своих духовных достижениях — это желание обмануть, ввести в заблуждение друзей, и здесь надо поставить вопрос ребром: для чего? Если для того, чтобы напитать свое тщеславие восхищением, то эта жалкая цель еще не так печальна — гораздо хуже, если за этим обманом кроется какая-то своекорыстная задача. Ужасное несоответствие между своекорыстием и духовностью — это уже не смешное, но жалкое обстоятельство, — это грозное и опасное по своим следствиям явление. По невежеству некоторые полагают, что они безответственны за эту худшую черную магию; но саморазрушение, как следствие такого проступка, никогда не замедлит. Оно будет поражать слабые места, будь то кишечник или зубы; общественная карьера или жизнь. Все, что достигнуто ложью, все приобретенное через ложь, рано или поздно будет отнято с разрушением и позором.

Лжецы за момент иллюзорного блаженства будут платить несчастьем, унижением. Кто же это те, которые идут на такую заведомо невыгодную сделку? Это люди из той же категории докторов Фаустов, которые продают свою душу дьяволу за миг сомнительного, иллюзорного, бесчестного наслаждения, чтобы при вспышке этого фейерверка кричать: "Остановись, мгновение!", заведомо зная, что ничто не может остановиться.

Прекрасно и выгодно заработать духовное достояние честным трудом и терпением. Ведь это достояние не потухнет подобно фейерверку, но будет вечным, неотъемлемым достоянием.

Никто не войдет в область духа обманом. Можно идти этим путем, но он заведет только во тьму.

30.11.60

УГРОЗА ИЗ ТЕМНОТЫ

Допущение существования так называемого "потустороннего" или Тонкого мира считается проявлением самого грубого невежества, преступлением против прогресса человечества и оскорблением науки. Так полагает большинство, — длинный хвост, идущий за ядром интеллектуально сильных отрицателей. Если им указать, что многие прославленные ученые и мыслители — двигатели прогресса и науки, приведшие ее на нынешнюю высоту, допускали существование Невидимого Мира и даже изучали его, они, ссылаясь на неполные, искаженные биографии обвинят вас во лжи, или скажут, что эти "слабости" великих умов были вызваны "страхом смерти". Великий ученый Менделеев, при ближайшем участии прославленного химика Бутлерова, редактировал спиритический журнал; великий французский астроном Фламмарион написал знаменитый труд "Неизвестное", в котором приводится 2000 случаев проявления Тонкого Мира, отобранные из 5000, собранных ученым на ограниченном пространстве в довольно короткий срок. Академик Рерих имел богатое собрание фотографий гостей из Тонкого Мира. Не будем перечислять всех ученых, допускавших и утверждавших существование этого огромного, ближайшего к нашему плану бытия, мира. Пусть этот вопрос исследует молодой, непредубежденный ученый, пусть он поразит результатами такого исследования отрицателей. Пусть кто-то призадумается над тем, что самые честные, самые правдивые из лучших представителей моральной стороны человечества — ее великие Учителя, наставники, философы, святые, подвижники, во всех веках и народах всегда свидетельствовали о существовании не только этого Мира, но и других Миров, еще более Тонких, уходящих в огненные глубины бесконечно возрастающего напряжения Пространства Материи.

Что делать, если "люди легче верят каждой непроверенной лжи, если она напечатана в газете или книге", чем этим идеалам Правды, этим сияющим примерам безупречной честности? Если не верить их свидетельствам, то кому же тогда можно поверить? Конечно, они были теми пионерами человечества, которые не только исследовали Невидимые Миры, но и далеко проникли за их ближайшие границы. Они опередили массы на много веков и тысячелетий. Они знали способы и пути достижения. Эти способы сводились к очищению психической энергии в такой степени, которая была не под силу рядовому человеку, неспособному победить даже самую ничтожную привычку, самую малую страсть, приковывающую его к плотным слоям материи. Немногие знают, что подозреваемые и многие не подозреваемые нравственные уродства, существование которых считается вполне естественным, являются непреодолимым препятствием для возможности проникновения в миры высоких напряжений. Честный, непредубежденный ум, давший себе труд исследовать оставленные свидетельства исследователей Космической Глубины, не мог бы пройти мимо бесчисленных фактов, утверждающих бытие Тонкого Мира на протяжении многих тысячелетий.

Не только эти Светочи Истины, но и бесчисленные рядовые люди, случайно (хотя ничего не бывает случайного) достигшие условий видения невидимого человеческому глазу, свидетельствовали и свидетельствуют о бытии Невидимого Мира. Как было сказано, на путях своих исследований К. Фламмарион в течение немногих лет собрал только вокруг себя 5000 таких свидетельств. Из них было отобрано 2000 рассказов людей, которых окружающее общество считало безупречно честными. А что было бы, если каждый интересующийся произвел бы работу, подобную Фламмариону, и если бы действия таких исследователей были бы синтезированы?!

Существует много случайных фотографий обитателей Невидимых Миров. Но те, кто не видели их сами, не видели или в силу своей нравственной слабости, или по недостатку желания преодолеть препятствия на пути к достаточному очищению своей психической энергии до состояния, которое открывает центр "третьего" глаза, или шишковидной железы, возбуждением в ней молекулярного движения, — именно в силу своего нравственного убожества, никогда не поверят этим свидетельствам и, мало того, они не только будут отрицать, но даже загорятся приступом злобы против всякого свидетельства и свидетелей. Эти свидетели, если они будут учеными — будут изгнаны из научных учреждений с позором и срамом; е